Кот Учёный: другие произведения.

Незримого Начала Тень. Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 8.16*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга Первая. Мистико-исторический детектив. Что таит дар предвидения смерти?
    Возможно, завистники назовут вас безумцем, но истинный сыщик никогда не станет пренебрегать деталями, и ваши слова помогут ему раскрыть преступление.
    Конечно, сюжет не обходится без приключений: странствий по опасным горным тропам и перестрелок с горцами.
    Тема Смерти и мистики на грани с реальностью. Время зарождения века криминалистики и тайного сыска, мода на мистические явления, покорение Кавказа. Вышел в издательстве "Вече".
    Купить: OZON, Labirint


      Книгу можно заказать в интернет-магазинах OZON, Labirint

      Продолжение приключений героев в следующем романе "Печальный Демон"


      В названии глав использованы фразы из поэмы Перси Биши Шелли (перевод В.В. Рогова)



Елена Руденко

НЕЗРИМОГО НАЧАЛА ТЕНЬ

Сквозь мир плывет, внушая трепет нам..."

Перси Биши Шелли

(перевод В.В. Рогова)

      Идея написать этот цикл возникла в новый 2007 год, который я с друзьями отмечала в Кисловодске. Сначала были рассказы, потом решила дописать в романы.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПЕРВЫЙ ЛУЧ СОЛНЦА

     

"Друзья! Теперь виденья в моде*..."

ПРОЛОГ

     
      Весна, 1832 год, окрестности реки Сунжи**
     
      Из журнала Константина Вербина
     
      В то утро я и мой сослуживец князь Вышегородцев продолжили путь. Несмотря на тяготы подобной дорожной жизни, мы ни разу не пожалели, что вызвались "охотниками***" провести разведку окрестностей, дабы изучить местность и узнать о живущих здесь народах, об их нравах и обычаях.
      Ночёвку в ущельях, скудное дорожное пропитание, длинные переходы по узким горным тропам, даже наш облик - уже за два дня пути мы стали похожи на бродяг - всё бремя странствия мы находили весьма интересным и забавным. Черкесские костюмы, в которые мы облачились по надобности, поначалу забавляли нас, но вскоре мы оценили удобство этих одеяний для подобных путешествий. Нам очень повезло с проводником, который легко находил самые короткие дороги, и про каждый холм мог рассказать красочную легенду.
      Свернув на тропинку, проходившую сквозь пролесок, мы увидели лежащего на дороге мальчика лет десяти. Изорванная одежда и многочисленные царапины говорили о том, что паренёк проделал дальний путь. Князь нащупал едва ощутимый пульс - мальчик был жив. Хотя до ближайшего аула было более суток пути, мы не могли бросить ребёнка умирать. Весь путь мальчик не приходил в сознание. Укладываясь на ночлег, мы опасались, что он не доживёт до утра...
     
      ______________________
      *Куплеты, сочиненные на день рождения княгини З.Н. Волконской поэтами Вяземским, Баратынским, Шевченко, Павловым, Киреевским.
      **Сунжа (чеченск. Соьлжа) -- река в восточной части Северного Кавказа, правый приток Терека. На Сунже расположены города Назрань и Грозный. В русских летописях река упоминается под именем Севенц.
      *** "Охотник" -- так называли добровольцев на Кавказе.
     
     

Глава 1

Лучами твердь озарена

     
      Весна, 1839 год, Кисловодск
     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Этой весной по казённой надобности случилось обосноваться в Кисловодске, где отныне и должна была продолжиться моя служба в Третьем отделении* собственной Его Императорского Величества канцелярии. Из-за перенесённого тяжёлого ранения пришлось оставить военное дело в чине капитана, и моя служба Отечеству продолжилась в конторе Бенкендорфа, где меня определили во вторую экспедицию, вверив дела по следствию государственных преступлений. Для одних служба на Кавказе - ссылка, для других - удача дослужиться до высокого звания и чина. Я отношусь ко вторым, и несказанно обрадовался, получив приказ о своем переводе в Кавказский округ. Мне, как и в Петербурге, вверили следствия преступлений на Кислых Водах, которые не под силу жандармам губернских властей.
     


Константин Вербин,(моя генерация в Фотошоп)

      _________________________
      * В 1839 году третье отделение включало в себя четыре экспедиции (подразделения), II экспедиция ведала делами по сектантам, фальшивомонетчикам, уголовными убийствам; местами заключения.
      Любопытно, что не находя информации о деятельности Третьего Отделения некоторые "историки" заявляют о ее примитивности, как и об отсутствии "тайных агентов" поскольку не сумели отыскать их фамилии. Прошу читателя не делать столь поспешных выводов. Возможно, отсутствие информации как раз и говорит о качественной секретной работе.
      См. также историческую справку: http://www.hrono.info/organ/3otdelenie.html
     
     
      Утро сего дня -- начало нашего второго дня в Кисловодске -- обещало стать весьма приятным, ибо мне дали неделю отдыха перед тем, как я должен приступить к делам на новом служебном месте. Я тогда еще не подозревал, что мечты об отдыхе вскорости будут разрушены, уступив место служебным размышлениям. Мы с супругой сидели на террасе, наслаждаясь утренним кофе. Открывающийся нашему взору ландшафт дарил чувство сладкого умиротворения, навевая мысли о рае на земле.
      -- Нам удалось поселиться в райском уголке! -- супруга не переставала восхищаться нашим новым пристанищем.
      -- Моя милая Ольга, я рад, что тебе пришлось по нраву наше изгнание, -- ответил я.
      Супруга улыбнулась, склонив голову к плечу. Ольга -- удивительное создание. В ней чудесным образом сочетаются непринуждённая светскость и мудрость. Она уверенно держится в любом обществе и может поддержать всякую беседу с таким видимым воодушевлением, что никому не придет мысли заподозрить удивительную актерскую игру, скрывающую непреодолимую скуку.
      -- Надеюсь, Аликс понравится жизнь на Кислых Водах, -- сказала Ольга, посерьёзнев. -- Возможно, ей удастся обрести друзей...
      -- Моя дорогая, вряд ли Аликс обнаружит отличие между водяным обществом и светом Петербурга, -- ответил я. -- А местные помещики тоже не составят ей подходящую компанию...
      -- Не будь занудой! -- обиженно перебила Ольга. - На водах собираются люди со всех уголков Империи... Вспомни, на немецком курорте у Аликс появились ухажеры и подруги.
      Супруга давно безуспешно пыталась привлечь свою сестру к светской жизни, которая не вызывает у Аликс ни малейшего интереса. Наша барышня никак не умеет принять участие в салонной беседе -- либо задумчиво молчит, либо вставляет слова невпопад. Александра удивительно привлекает к себе всё светское злословие. Разумеется, в нашем с Ольгой присутствие никто не смеет нападать на Аликс, но стоит нам лишь на миг отвлечься, как дамы наперебой засыпают её колкостями. Мне никогда не понять, почему некоторым особам столь отрадно мучить других - тех, кто не может дать им достойный ответ.
      Поспешу заметить, что болтовня о том, что Александра либо слабоумная, либо полоумная -- очередное светское злословие.
      Отзывы о её слабоумии вызывают у меня растерянность. Аликс восхитительно играет в шахматы, и выиграть у нашей барышни мне удается весьма редко. Супруга рассказывала мне, как в юности ей наняли учителя математики. Ольга любила играть с младшенькой Аликс в учителя и ученика, объясняя ей свои задачи. Так вот, Александра с успехом решала головоломки, которые изучала её старшая сестра. Не спорю, что Ольга может великолепно объяснить даже математические задачи, но не каждый ребенок сумеет их решить. Мне кажется, что сплетня о слабоумии Алички вызвана её неумением вести светскую беседу, о чём я только что упомянул. А ведь на самом деле все совсем иначе, уважаемые светские особы. Выходит, ваши беседы просто недостаточно увлекательны. Впрочем, светские темы болтовни меня тоже никогда не занимали, из-за чего я быстро снискал славу нелюдимого человека.
      Аликс полоумна? Беда в том, что люди, дабы унять свой страх пред неизведанным, пытаются найти простые объяснения любым, пугающим их явлениям. Виной всему удивительный дар Алички. Она может предчувствовать смерть... Девочка будто находится между нашими миром и миром усопших... Не скрою, я сам поначалу не поверил словам Ольги, пока лично не убедился в талантах её сестры. Многих пугает дар Александры. Одни называют Аликс ведьмой и осеняют себя крестным знаменем при её появлении, что вызывает у меня только горькую усмешку. Другие не верят, вернее, делают вид, что не верят, объясняя всё безумием, тем самым, как я уже говорил, пытаясь скрыть свой страх от себя самих.
      Любопытно, сейчас видения в моде, и люди бросаются к первому встречному жулику, заявившему о своих необычных способностях, но тут же сторонятся того, чьи таланты не являются вымыслом. Ольга мечтает, что однажды у Аликс появится возможность проявить себя, заставив замолчать всех злобных болтунов. Думаю, замолчать они не сумеют, но обвинения в слабоумии, наверняка, оставят.
      Вскоре к нашему утреннему кофе присоединилась Александра. Она выглядела очень взволнованной и немного усталой.
      -- Простите, я дурно спала, -- немного рассеянно произнесла Аликс.
      -- Ты дурно спала? - весело переспросила её Ольга. - В чём причина? А, может, в ком?
      -- Да, помнишь... поручик Кравцов, с которым вчера на балу беседовал Константин, -- задумчиво ответила сестра.
      -- Разумеется, ты танцевала с ним! Похоже, он выделил тебя среди других барышень, жаль, что так рано покинул бал! -- весело произнесла Ольга.
      Я поймал взгляд Аликс, полный горя и отчаянья перед неизбежным. Ольга, будучи всегда наблюдательна к настроению сестры, тоже посерьезнела.
      -- Кравцов должен умереть, -- прошептала она, -- эти чувства охватили меня, когда мы собрались ехать домой с бала ...
      -- Умереть? Когда? Где? Что ты видела? - я не смог сдержать чувств.
      Поймав строгий взгляд Ольги, я замолчал. Подобные видения вызывали у неё беспокойство за сестру.
      -- Я вижу раннее утро... Первый луч солнца упал на капли крови, блеснувшие на влажной после ночного дождя траве... и тень облака на бледно-голубом утреннем небе укрыла мёртвое тело... Он уже мёртв, я это чувствую!
      Александра поставила локти на стол, обхватив голову руками. Её плечи тряслись. Сестра сразу же поспешила к ней.
      -- Успокойся, милая, успокойся, -- ласково шептала Ольга, обнимая Аликс.
      -- Возможно, его убили ночью, -- сказала Александра, пытаясь казаться спокойной.
      Я замер подобно парковой статуе: видения и предчувствие никогда не обманывали Александру. Смерть поручика Кравцова станет делом государственной важности... Я был одним из немногих, кто знал о секретной службе поручика в Третьем отделении... Такие люди быстро наживают множество врагов, которые сводят отнюдь не личные счёты...
      Задумавшись, не слышал, как лакей сообщил мне о визите посыльного. При виде бледного от волнения юнкера, выражение лица которого подтверждало мои худшие опасения, почувствовал, как у меня немеют ладони. С волнением выслушал приветствие посыльного; мне казалось, что юнкер едва мямлит, хотя на самом деле он быстро и чётко отрапортовал нужные фразы.
      -- Поручик Кравцов убит, -- наконец, услышал я новость, которая стала мне известна минуту назад. -- Вам велено немедленно отправиться со мной, генерал-майор Апраксин ждёт вас!
      Не говоря ни слова, я по мере своих сил после пережитого волнения поспешил за юнкером. Мы уселись в бричку и понеслись по узкой дорожке.
     
      Из журнала Александры Каховской
     
      Не ожидала, что моё первое приятное знакомство на новом месте омрачится трагедией. Не скрою, мне пришелся по нраву поручик Кравцов, он смел и умён - обладатели подобных качеств вызывают у меня симпатию и желание продолжать дальнейшее общение. Нет, я не успела его полюбить, но могла бы... Не сумею описать ту боль, которую ощутила, почувствовав скорую погибель человека, который мог бы стать моим возлюбленным... Множество раз пред моим взором мелькали видения грядущих смертей, обычно вызывавшие лишь безразличие перед неизбежностью, а если смерть грозила врагам - чувство тихого злорадства, что высшие силы отомстили за мои страдания. Сие чувство жестоко, знаю, но ничего не могу с собою поделать. Какая сладкая отрада видеть труп блестящей дамы, выставлявшей меня на всеобщее посмешище...
      Как печально... Я ещё не успела полюбить Кравцова, а уже столь тяжело переживаю его смерть... Могу представить, как больно терять того, кого любишь... Легче, наверно, умереть самому, чем терпеть подобную пытку.
     

* * *

      Мы с Ольгой отправились к колодцу: я -- дабы выпить очередную порцию ужасной воды, Ольга -- побеседовать со своими новыми знакомыми. По правде сказать, они не произвели на неё приятного впечатления, но Ольга не хотела показаться невежливой.
      При виде нас скучающее водяное общество оживилось. Я отчётливо слышала перешёптывания за моей спиной, о том, что Кравцов погиб из-за того, что полюбил меня. Дамы шептались о проклятии, которое падет на голову любого, кто полюбит "эту ведьму".
      Столь бесцеремонная болтовня за спиной унижала меня, но не тронула моё сердце. Откуда можно знать, полюбил ли меня поручик Кравцов? Как хочется людям придумать интересную для них историю. Я уже привыкла к подобным сплетням, и они вызывают только непреодолимую скуку. Неужели никто не может придумать нечто поинтереснее? Похоже, людская фантазия не столь безгранична, как утверждают философы.
      Пока сестра беседовала с приятельницами, я вернулась к колодцу, чтобы в очередной раз зачерпнуть кружку неприятной целебной воды. Меня окликнула Нина Реброва, прогуливавшаяся с компаньонкой неподалёку. За недолгое время пребывания на водах она стала единственной особой, вызывавшей у меня симпатию. Её отец, хозяин богатого имения на Кавказе, построил усадьбу в Кисловодске, куда часто приезжает Нина. Алексей Федорович Ребров очень уважаемый человек, благодаря именно его стараниям мы получили очаровательный курорт у Нарзана.
      Оставив сопровождающую компаньонку на скамейке в тени деревьев, Нина подошла ко мне.


Александра, (моя генерация в Фотошоп)


      -- Мне очень жаль, что так случилось, -- печально произнесла она, набирая воду из колодца. - Поручик Кравцов полюбил вас... Простите, если эти слова расстроят вас... я, право, не хотела...
      Нина смутилась своей невольной откровенностью, поразившей меня, и я не сумела скрыть удивления.
      -- Почему вы решили, что Кравцов испытывал ко мне какие-то чувства? - спросила я. - Он видел меня впервые!
      -- Я прожила на водах несколько лет, -- ответила Нина с улыбкой. - И уже с первого взгляда вижу, кто в кого влюбился всерьёз, кто кем увлёкся, а кто просто ищет приключений и морочит головы. За годы научилась безошибочно угадывать, какой роман закончится, так и не начавшись, а какой ждёт брачный союз. Уверяю вас, все эти встречи, ухаживая, взгляды - так похожи друг на друга. Если бы заключала пари, то стала бы богаче родного отца, но считаю это дело низким и недостойным, нехорошо делать ставки на чувства других...
      После этих слов Нина Реброва вызвала у меня ещё большую симпатию.
      -- Взгляните, -- Нина кивнула в сторону молодой дамы и офицера, мило беседовавших на скамье. -- Как вы думаете, чем закончится их роман?
      -- Увы, не могу знать, -- честно призналась я.
      -- Они всерьёз увлечены друг другом, но дама слишком любит, чтобы её развлекали, а офицер слишком прямой и немного несдержанный человек. Через пару дней они возненавидят друг друга. Довольно частая ситуация на водах.
      Нина прикрыла рот рукой, скрывая зевоту.
      -- Поразительно, вы определили их характер! -- я восхищалась.
      -- Все характеры представителей водяного общества одинаковы... Не придавайте моим наблюдениям большого значения... Ведь вы обладаете мистическим даром, - заметила моя новая знакомая.
      -- Пока, если судить по нашему разговору, мистический дар присущ вам, -- улыбнулась я. -- Поверьте, для меня эти томные парочки все одинаковы, а определить по взглядам и жестам, насколько кавалер увлечён дамой, - удивительный талант! Вы предсказываете судьбу без всякой мистики, а мне не дано подобного таланта.
      -- Скукотища, уверяю вас! - воскликнула Реброва. - Когда вы поживёте на Кислых Водах чуть больше года, вы сами начнёте предсказывать романтическую судьбу курортников...
      Я с улыбкой пожала плечами.
      -- Вы прекрасно разбираетесь в людях, -- ответила я.
      -- Увы, представители водяного общества и окрестных поместий настолько скучны, что их поступки предсказуемы, -- повторила Нина. -- Без лести замечу, что вы и ваша сестра самые интересные особы на водах из всех присутствующих дам.
      -- Благодарю... Думаю, вы заметили, что меня не очень жалует светское общество, -- заметила я. - Поэтому ваша похвала мне особенно отрадна...
      На балу я обратила внимание, что Нина всегда была окружена компаниями молодёжи. Похоже, на моём лице и голосе отразились мои мысли, что немного обидело Нину.
      -- Только благодаря славе папеньки я никогда не остаюсь в одиночестве на балах, -- ответила Нина. -- На самом же деле представители водяного общества считают меня очень скучной и чрезмерно добродетельной. Милая Аликс, от вас меня отличает лишь умение отвечать на злословие.
      Оставалось лишь сконфуженно извиниться.
      -- Не стоит, -- весело произнесла Нина, -- вы в этих местах как глоток свежего воздуха, и мы станем добрыми друзьями... Но спешу вас предупредить, вскорости вы превратитесь в местную достопримечательность, о вас уже слагают небылицы...
      -- Не впервой, я привыкла, -- ответила я, -- шёпот за спиной совсем не задевает меня, а вот злословие, брошенное в лицо, заставляет замереть. Я чувствую, что расплачусь, если произнесу хоть слово... Только прошу вас, не надо меня выручать, от этого мне будет больнее...
      Нина быстро отвела в сторону взгляд, в котором я уловила сочувствие, ей не хотелось меня обидеть.
      Мимо нас медленно прошла девушка в чёрном платье, ее гладко уложенные волосы украшала маленькая шляпка с чёрной прозрачной вуалью. Не только одежда, но и весь облик барышни выражали скорбь и траур. Не сразу в ней удалось узнать надменную племянницу генерала Северина, вежливо презиравшую меня. Помню, позавчера, когда мы ехали в открытой коляске, она обогнала нас верхом, подарив мне сочувственно-надменный взгляд. Я раньше встречала её в Петербурге. Кира Северина никогда не участвовала в нападках на меня, но и никогда не проявляла добродушия, относясь как к убогой слабоумной. Впрочем, мне совершенно безразлично ее отношение.
      -- Барышня Северина в трауре? - удивилась я. - Вчера на балу на ней было розовое платье...
      -- Вы многого не знаете, Аликс, -- сказала Нина, видя моё замешательство. -- Барышня безумно и безответно влюбилась в Кравцова, она весьма навязчиво преследовала его и даже приезжала к нему на квартиру. Северина донимала беднягу всю неделю, как только появилась на Кислых Водах...
      Я не ожидала, что подобная особа способна на столь безумные чувства.
      -- Несмотря на траур Северина не отказалась от развлечений, но совсем не щадит чувства других! -- укоризненно продолжала Нина. -- Она явилась в усадьбу госпожи К* на празднование ее именин в черном платье, чем едва не довела именинницу до обморока, а сама даже не сподобилась понять, почему ее появлению не рады!
      Понимая, насколько люди боятся всего, что связано со смертью, я разделила негодование моей собеседницы. В свете многие считают дурной приметой, если кто-то явится на радостный семейный праздник: именины или крестины в одежде черного цвета - олицетворения траура. "Жди беды" - начнут шептать.
      Помню, однажды Ольга, по обыкновению отправившись делать визиты, заехала к одной из своих многочисленных приятельниц. Моя сестра тогда надела свое изумительное платье из черного бархата с белыми атласными манжетами. Встретивший ее лакей предупредил о начале празднования именин малолетней племянницы хозяйки. Ольга поторопилась вернуться, попросив лакея не докладывать о ее прерванном визите, дабы не вызвать вопросов о причине столь спешного возвращения. Зачем понапрасну пугать людей недобрыми приметами?
      Не думаю, что Северина задумалась о других, барышни подобного склада, считающие себя центром мирозданья, никогда ни о ком не беспокоятся.
      Признаюсь, я ужасно завидую дамам, одетым на балах в роскошные черные платья, которые придают им таинственный облик. Однажды я увидела госпожу Смирнову-Россет в черном платье. Насколько прекрасно ей подходит сей цвет! Смирнова часто надевает черное на вечера в своих салонах. Но Ольга и слышать ничего не желает о черном платье для меня, называя подобный наряд дурным тоном для юной барышни.
      -- Не удивлюсь, если Северина убила Кравцова, -- предположила Нина. -- Она сумела упросить его совершить с нею прощальную ночную прогулку... Кстати, барышня нередко хвасталась, что прекрасно стреляет и фехтует... Хотя кого сейчас этим удивишь? Многие барышни берут уроки стрельбы и фехтования, полагая тем самым выделиться среди нас -- неженок. Пару раз взмахнули рапирой и вообразили себя Надеждой Дуровой, -- Реброва усмехнулась, -- Ладно, не стоит уподобляться светским сплетникам... Взгляните, как оживились компании на скамейках при появлении мадемуазель Киры...
      Действительно, за время нашей с Ниной беседы водяному обществу наскучило обсуждать мою персону, и они сидели весьма вялые, но стоило появиться племяннице генерала, как их лица снова засияли, а разговор оживился.
      Вскоре Нина оставила меня, поспешив к семейному обеду. Оставшись одна, я задумалась, чем заняться, дабы не стоять подобно статуе: побродить по парку или выпить еще одну кружку из колодца. Последнее было для меня самым неприятным.
      -- Я наблюдал за вами, -- голос доктора Майера вывел меня из раздумья. -- Вы впили всего лишь две кружки! Это ничтожно мало!
      В его голосе звучал нешуточный укор. Я молча послушно зачерпнула очередную кружку зловонной воды.
      -- Не стоит делать столь страдальческого лица, будто вас желают отравить, -- весело заметил он.
Ольга
Рис. Richard Johnson
      За время знакомства с Майером я успела привыкнуть к его несколько циничным шуткам. Он был давним приятелем Константина. Мы с Ольгой познакомились с ним два года назад, когда приезжали на воды. Кстати, именно он познакомил Ольгу с Константином. Так что к нам доктор относился, как к старым приятелям.
      Майер вызвал мою симпатию благодаря своему серьезному отношению к мистике. Несмотря на пристрастие к цинизму, доктор имеет нешуточную склонность к сверхъестественному. Худощавый, невысокий с внимательным взором он многим напоминает алхимика со старинных гравюр.
      -- Ваши успехи невероятны! -- воскликнул он. -- Готов держать пари, ваш талант поможет Константину разоблачить убийцу Кравцова! Вы ведь предвидели его гибель, не так ли?
      Я смущенно улыбнулась.
      -- Простите, но почему вы решили, что я смогла предвидеть смерть Кравцова? -- поинтересовалась я.
      -- Иначе быть не могло! -- ответил доктор уверенно. -- Поверьте, вам не должно стыдиться своего дара! Это как зрячему стыдиться своих глаз в кругу слепых! Вы можете оказать неоценимую услугу, в ваших руках судьба злодея, а, значит, торжество справедливости.
      -- Возможно, вы правы, -- задумалась я.
      -- Даже болван Юрьев не сможет вам помешать! -- добавил он сердито.
      -- Простите, не имею чести знать...
      -- Вы не обязаны знать каждого жандармского болвана! -- категорично заметил доктор. -- Он занят лишь разоблачением мнимых заговоров и не видит дальше своего носа!
      Только теперь я вспомнила одну из бесед Константина и Майера. Доктор рассказывал, как однажды по хлопотам Юрьева его арестовали по обвинению в заговоре. С тех пор их отношения стали более чем прохладными. Я решила не уточнять, как Юрьев может помешать моим видениям помочь Константину. Майер вздрагивал при любом упоминании имени давнего недоброжелателя, и на его лице мелькала гримаса возмущения.
      -- Знайте, я на вашей стороне! -- произнес доктор серьезно. -- Беда в том, что вы не умеете доказывать наши доводы, но я всегда готов придти на помощь! Поверьте, я умею убеждать...
      В его голосе звучала суровость, адресованная ко всем, кто "не видит дальше своего носа". Я не смогла сдержать улыбку.
      Доктор со вздохом взглянул на часы.
      -- Мне пора к одной почтенной графине, -- произнес он, разочарованный тем, что вынужден прервать нашу беседу, -- у нее...
      Он задумчиво пробормотал что-то по латыни. Разумеется, я не стала просить перевода очередной редкой болезни, которые обожают находить у себя многие дамы и хвастать друг перед другом. Нередко доводилось слышать разговоры "у меня такая-то болезнь..." - название по латыни, "ой, помилуй Боже! А у меня такая болезнь!" - тоже название по латыни. Ольга вообще считает подобные беседы недостойными для дамы, не впавшей в старческое слабоумие.
      Майер удалился, и я вновь осталась в одиночестве.
     
     

Глава 2

Предвестник чувств

     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Меня проводили на квартиру, где остановился граф Апраксин. Офицер расхаживал по гостиной, его лицо было бледным и осунувшимся. В стороне у окна стоял мой старый знакомый Юрьев, ставший подполковником Шестого округа Корпуса Жандармов*.
     
Рис. STEPHANIE HENDERSON
      ________________
      * Империя была разделена на несколько жандармских округов. В 1837 г. был образован жандармский округ на Кавказе, получивший наименование 6-го округа.
См. также историческую справку http://www.agentura.ru/culture007/history/jandarm/
     
     
      -- Вы недавно приехали и не знаете о важном деле, которое под нашим началом собирался выполнить поручик Кравцов, -- произнёс граф устало, опускаясь в кресло. - Для этого я и подполковник Юрьев прибыли в Кисловодск. Он должен был договориться с турецким князем Селимом ад-Хамидом, дабы тот отменил своё решение о помощи черкесам.
      Мы с подполковником опустились в кресла напротив друг друга. Хоть я и привык к вечно озадаченному лицу Юрьева, но сейчас мой приятель выглядел особенно задумчивым и потерянным. Мне знакома подобная растерянность, когда приходится оказаться в водовороте непривычных событий, и вдобавок должно принять спешное решение или немедля найти разгадку сложной задачи, запутанное условие которой написала жизнь.
      -- Подполковник Юрьев сообщит вам подробности, -- продолжал Апраксин суровым тоном. - Случай очень щепетильный, если убийца не будет найден в ближайшие сроки, нам всем не поздоровится. Возможно, нам вменят то, что мы сорвали дело государственной важности... Разумеется, все подозрения пока падают на турка, но у нас нет никаких доказательств, чтобы предъявить ему обвинение, а бездоказательные выводы могут быть расценены как клевета и повлекут усложнение отношений с Османским государством, а они и без того неважные. Даже если мы раздобудем доказательства, политического скандала не избежать.
      -- Осмелюсь заметить, -- произнёс я осторожно, -- убийство может быть не связано с происками врагов Империи. У меня было одно дело в Петербурге, когда одного из лучших чиновников канцелярии убила ревнивая жена...
      На мгновение лицо графа прояснилось.
      -- Дай Бог, чтобы ваше предположение оказалось верно, -- произнёс он устало. -- Но для того, чтобы выяснить мотив преступления, надобно сначала найти самого убийцу. Должно поторопиться, как вы понимаете, дело не терпит задержки!
      Я отрапортовал, что рад приступить сегодня же.
      Пожалуй, я бы не согласился с утверждением графа Апраксина, будто сначала следует схватить убийцу, а потом уже подумать о мотиве. Жизненный опыт заставил меня убедиться в обратном, нередко именно верно вычисленный мотив, помогает разоблачить хитроумного преступника. Не бывает убийств без мотива... Хотя, поговаривают, что в Англии появился безумец, убивающий людей ради забавы весьма изуверскими способами. Мне с трудом вериться, что на свете встречаются подобные мерзости, даже черкесские "хищники" не замечены в подобных злодействах.
      -- Не беспокойтесь, старина, -- сказал мне Юрьев, когда мы покинули генерала. - Вы не были причастны к нашему делу, с вас спроса не будет.
      -- Мой друг, -- улыnbsp;бнулся я, -- мне ещё рано хоронить себя в маленькой провинциальной усадьбе, что ждёт меня, если я не найду убийцу в течение недели и зарекомендую себя как непригодный.
      Подполковник кивнул.
      -- Тело нашли на рассвете, -- сказал Юрьев. -- Меня не отпускает мысль, что это дело рук наёмных убийц турецкого князя, -- он взглянул на часы. -- Нам уже назначено время для встречи с ад-Хамидом. Думаю, будет разумнее начать именно с этой беседы...
     

* * *

      Селим ад-Хамид, гладко выбритый, одетый по последней европейской моде черноглазый мужчина среднего возраста, поприветствовал нас в изысканной восточной манере. Как оказалось, он весьма недурно говорит по-русски, лишь изредка запинаясь, вспоминая нужные слова. Я знал, что нынешний султан, Махмуд II, пытается привить европейскую культуру своему народу, хотя подобные нововведения вызывают явное недовольство не только среди консервативных простолюдинов, но и в кругах религиозных аристократов.
      -- Ваш посланник говорил со мной, -- произнёс турок. -- Он нанес мне визит после бала. Я угостил его кофе, весьма любезно побеседовав, мы мирно расстались... Я согласился на предложение вашего посыльного, ведь у него было то, что мне надобно ...
      Турок сделал паузу, дабы увидеть, понимаем ли мы его намёк. Хамид догадывался, что мы в курсе его дел.
      -- Как долго длился ваш разговор? - спросил я.
      -- Не более получасу, ваш посланник прибыл ко мне после часа ночи. Он принёс мне то, что надобно, -- ещё раз намекнул Селим. -- Мое сердце скорбит по вашему воину. Я думаю, он был хорошим человеком...
      В гостиную вошла весьма привлекательная молодая особа яркой восточной внешности, невысокая, тоненькая, одетая по-европейски, но по светскому мнению весьма скромно -- в закрытое темное платье с кружевным воротником, открывающим лишь тонкую шейку. Поприветствовав нас грациозным реверансом, восточная барышня направилась к столику у окна, где лежала книга.
      -- Моя воспитанница, Надин, -- с гордостью представил ее Селим. -- Обедневшие родственники согласились отдать мне свою дочь под опеку...
      Похоже, турецкий гражданин легко смекнул, насколько в европейских странах ценят женскую привлекательность, поэтому и решил взять хорошенькую родственницу в сопровождающие.
      -- Надин весьма умна и образована, -- похвастал он, -- я пригласил к ней великолепных учителей! Она в совершенстве знает французский, немецкий, английский, русский и арабский. А как прекрасно Надин играет на рояле! Я право, не восточный тиран!
      Надин смущенно опустила взор. Опекун жестом велел ей покинуть гостиную, и восточная барышня покорно удалилась.
      -- Я знаю, что ваши нравы позволяют родственнику говорить в обществе о поклонниках девушки. Признаюсь, некий французский господин, по имени Жевье, занятый изучением Кавказа, влюблен в Надин, будто герой восточной поэмы! -- произнес Хамид слащаво.
      Он хитро улыбнулся.
      -- Увы, наш воздыхатель не барон и не граф, -- турок разочарованно вздохнул, -- полагаю, вам не составило труда догадаться, что моя красавица заслуживает самой выгодной партии...
      Он широко развел руками.
      -- Как я понимаю, Жервье посватался к вашей племяннице? -- решил уточнить я. -- Надин благосклонно отнеслась к его вниманию?
      -- Нет, что вы! -- с восточным порывом ответил наш друг. -- Надин очень умна, она не обратила никакого внимания на ухаживания Жервье. Все его попытки добиться благосклонности встретили лишь безразличие Надин. Поймите, у восточных барышень иное воспитание, их нельзя завлечь красивыми речами и изящными манерами, они видят человека изнутри!
      Турецкий господин весьма настойчиво предложил немного задержаться, дабы провести время за непринуждённой беседой, и нам стоило очень больших трудов отказаться от восточного гостеприимства.
      -- Кравцов договорился с турком, -- сказал Юрьев, -- но, возможно, Селим не захотел отобрать у него силой то, "что ему было надобно"... В этом случае дело государственной важности бесславно провалено...
      В голосе подполковника звучала обреченность, мой приятель выражал готовность принять праведный гнев начальства.
      -- Вот что складывается, -- рассуждал я вслух. -- Кравцов пробыл на балу недолго, уехал после двенадцати. Потом он отправился на квартиру, взять "то, что надобно" для турка... Приблизительно он прибыл к часу и выехал полвторого ночи... Странно, что Кравцов отправился в горы...
      -- Вы говорили, будто убийство может оказаться не связано со службой Кравцова. Есть ли у вас какие-либо идеи? - спросил Юрьев.
      Его взор выражал тайную надежду на спасение своего чина.
      -- Кравцова застрелили из пистолета? -- решил уточнить я.
      -- Да, мы сразу установили этот факт, -- твердо ответил приятель.
      -- На мой взгляд, убийство очень похоже на нечестную дуэль, -- меня унесли размышления, -- Вам наверняка знакомы случаи, когда струсивший противник при помощи сообщников-секундантов заряжает только свой пистолет... При следствии отыскать виновных секундантов очень трудно, мне удалось лишь однажды распутать подобное дело в Петербурге, и то благодаря самоуверенности одного из секундантов, который после столь удачного предприятия решил за солидную сумму посодействовать одному приятелю в устранении соперника в сердечных делах.
      -- Да, я и сам знавал подобные случаи на Кавказе, истинная мерзость! -- воскликнул офицер с возмущением. -- Значит, вы полагаете, что мы столкнулись дуэлью-убийством?
      Юрьев желал получить сразу окончательную версию. Ему были непонятны долгие размышления, молниеносно сменявшие друг друга после случайных фраз, неудачно оброненных подозреваемыми.
      -- Судя по месту преступления, дуэль-убийство -- единственная логически объяснимая версия на данный момент, -- произнёс я. - Кравцову могли воткнуть нож в спину на ночной улице, добавить яду, застрелить в квартире через окно... Почему его нашли убитым в горах? Именно место убийства настораживает меня... У него были враги или просто ссоры с людьми, которые значительно уступали ему в меткости или фехтованию?
      -- Он враждовал только с князем Алексеем Вышегородцевым, -- задумался Юрьев, -- но, могу предположить, при случаи такого поединка перевес был бы не на стороне Кравцова... Конечно, он был меткий малый, но князь из тех стрелков, которые попадают в муху... Обычно, Кравцов и Вышегородцев осыпали друг друга колкостями и мирно расходились. Поспешу заметить, что мадемуазель Юлия, сестра Кравцова, ставшая невестой князя, видя их неприязнь друг к другу, однажды публично произнесла, что в случае дуэли она "сама проклянёт убийцу", и ей "будет не важно, кто выйдет победителем". Барышня Кравцова любила князя и брата и боялась их потерять... Надо бы допросить князя...
      -- Не стал подозревать князя в подобной трусости, -- произнёс я уверенно. -- поскольку знаю его со времен своей воинской службы.
      Юрьев со мной согласился.
      -- А вы не знаете... утром или ночью в горах шёл дождь? - я знал погоду горной местности. - В одних окрестностях может лить дождь, в других - светить солнце.
      Во взгляде офицера мелькнуло изумление.
      -- Верно, мне доложили, что дождь смыл все следы, -- медленно произнес он, поражаясь необъяснимой догадке.
      -- Значит, дождь не мог идти долго, потому что на траве осталась кровь, -- задумался я, -- кровь из мёртвого тела может течь лишь несколько минут...
      -- Верно, на траве была кровь...Откуда вам это известно? А как вы догадались про дождь? -- жандармский офицер недоумевал.
      Видя нескрываемое удивление Юрьева, я решился на откровенность.
      -- Надеюсь, вы не отнесётесь к моим словам скептически, -- ответил я. - Утром Александра, сестра моей супруги, сказала мне об убийстве Кравцова... Она сообщила мне об этой трагедии за несколько минут до прибытия вашего посыльного.
      Несмотря на услышанные от меня "догадки", подполковник отнесся к моим словам с явным недоверием.
      -- Осмелюсь предложить вам воочию убедиться в таланте моей дорогой свояченицы, -- произнёс я уверенно.
      Не знаю, зачем повел себя столь настойчиво, будто какая-то неведомая сила заставила меня отстаивать истинность таланта нашей Александры.
      -- Интересно, как вы это сделаете? Может, пригласите её отправиться с нами на место убийства? - Юрьев не скрывал иронии. - Шутки нынче неуместны.
      Я замер. Безумная идея, что дар Александры поможет нам, охватила меня. Но как заставить графа Апраксина согласиться на это предприятие? При желании Юрьева уговорить легко, но Апраксин не согласится так просто подключить к делу государственной важности барышню с "сомнительными талантами", именно так он отзывается о людях с мистическими способностями.
      -- Это исключено, -- подполковник покачал головой, прочесть мысли по моему лицу в эту минуту сумел бы любой. - Не скрою, проявив свои мистические качества, ваша барышня сумела бы развеять мои сомнения... Но я не смею даже заговорить с нею о следствии, не получив должного разрешения графа Апраксина. Если мадемуазель Каховская сумеет доказать графу свои таланты, тогда я уверую во всю мистическую чушь, поразившей половину высшего общества подобно бубонной чуме.
      Граф Апраксин не любит суеверий. Говорят, однажды за столом оказалось тринадцать человек -- дурная примета, будто один из тринадцати, первый вставший из-за стола, вскорости непременно умрет. Апраксин, дабы посрамить невежество, отужинав, встал из-за стола первым. Прошло три года, а граф живет и здравствует, впрочем как и все его сотрапезники.
      Однако весьма известен случай, приключившийся с его родственником Степаном Апраксиным, ставшим свидетелем сверхъестественного явления и за три дня предсказавший свою кончину. Степан Апраксин успешно похлопотал о воинских почестях погребения своего друга Василия Долгорукого, оставившего службу накануне своей смерти. Благодарный призрак явился к нему и в награду пообещал: "за три дня до кончины твоей приду к тебе". Встреча с умершим произошла при свидетеле, да и уважаемый господин не слыл сочинителем мистических небылиц. Друг сдержал слово, и три последних дня жизни Степан Апраксин провел как человек, собирающийся в дальний путь, завершив все неотложные дела. Такие вот слухи ходили по Москве по поводу смерти Степана Апраксина, и мне довелось немало раз послушать эту историю, по юности сочтя все выдумкой.
      Кстати, есть и примета, по отношению к которой генерал очень педантичен. Он никогда не отправится в путь в понедельник. Однажды, дабы поспеть к сроку, Апраксину надобно было выехать в понедельник, он твердо дождался полуночи, прежде чем тронулся в путь.
      Выходит, граф не может относиться с безразличием к мистическим явлениям, ежели его семье довелось встретиться с подобным, хоть и всячески высказывается о своем недоверии к мистическим исканиям. Разумеется, сам граф ни разу не говорил о видениях своего покойного родственника.
      Суеверен ли я сам? Несмотря на свою педантичность к деталям, совершенно невнимателен к приметам. Могу рассыпать соль и даже не заметить такой неудачи, а встретив на дороге черного монаха, подумаю о чем угодно, но не о возможном грядущем несчастии, сейчас я не сумею припомнить, когда заяц перебегал мне дорогу, и связать этот случай со случившейся бедою.
      -- Аликс убедит генерала, -- произнёс я уверенно, -- куда сложнее убедить мою супругу позволить сестре принять участие в нашем следствии.
      -- Я помогу! - воскликнул Юрьев. - Немедленно едем к вам!
      По времени Ольга и Аликс уже должны были вернуться от источника, моя супруга при всей светской учтивости не сможет долго выслушивать местные сплетни.
      Ольга сдалась на удивление очень быстро. На мгновение мне показалось, что она одобряет нашу затею. В согласии Александры сомневаться не приходилось. Она весьма оживилась, узнав, что может помочь мне в следствии.

Глава 3

Мечтая вызвать мертвых...

     
      Из журнала Александры Каховской
     
      Граф Апраксин не проявил к моей персоне никакого любопытства. Он поприветствовал меня в добродушном, но покровительственно-снисходительном тоне. Судя по взору графа, я показалась ему одной из многочисленных барышень, которые, будучи по природе заурядны, вообразили себя оракулами и пытаются всячески убедить окружающих в своей необыкновенности, поскольку не нашли иного способа привлечь к себе внимания.
      -- Разрешите познакомиться с вашими талантами, -- произнёс граф, доставая колоду карт. -- Мадемуазель простит мою дерзость?
      Он достал одну из карт и положил предо мной рубашкой вверх.
Г-жа Кравцова.
Рис. П.Н. Орлов
      -- Это я должна попросить вас, -- робко произнесла я. - Я могу чувствовать только смерть, я не провидец и не способна даже узнать, какая карта предо мной на столе...
      Генерал молча кивнул. На его суровом лице мелькнула одобрительная улыбка, ему понравилось моя честность.
      -- Вас не затруднит подробнее рассказать о вашем даре? - попросил он.
      Голос графа звучал серьезно, без тени иронии. Разумеется, Апраксин относился ко мне с недоверием, но умело скрывал свои чувства, выказывая свой интерес к моей скромной персоне.
      -- Мне дано предчувствовать, когда человек должен умереть, -- ответила я.
      -- Вы можете предсказать человеку, когда и как он умрет? -- попросил уточнить Апраксин.
      -- Обычно я предвижу трагедию за день, очень редко за несколько дней, -- пояснила я. -- Моему взору открываются картины смерти...
      Пред строгим взором графа я запнулась.
      -- Продолжайте, прошу вас, -- добродушно произнес он.
      Он мне не верил, но симпатизировал, что придало мне уверенности.
      -- Мир мертвых стал для меня явью, -- продолжала я, -- к примеру, взяв в руки предмет, связанный с людской гибелью, либо придя на место трагедии, я могу увидеть подробности печального события... Мне также дано говорить с умершими...
      -- Спиритические сеансы? - на сей раз в добродушном голосе Апраксина промелькнули нотки насмешки.
      -- Нет, -- едва скрывая возмущение, произнесла я, -- разговор с умершими возможен только тогда, когда им это угодно. Они сами обращаются ко мне! Я бы не посмела потревожить покой ушедших!
      Мой ответ, похоже, вызвал симпатию графа.
      -- А как они беседуют с вами? -- он с трудом сдерживал иронию, я это чувствовала.
      -- По-разному, через видения, длящиеся мгновения, предрассветные сны, неприметные знаки... Разговор с мертвым, как с живым, бывает очень редко...
      Похоже, мои слова понемногу вызвали доверие графа.
      -- Значит, вы можете увидеть картину смерти, если возьмёте в руки предмет, связанный с гибелью человека? -- попросил уточнить Апраксин.
      Теперь его голос стал, действительно, серьезен.
      -- Да, граф, я могу полагаться на свои таланты, если этот предмет соприкасался с телом жертвы в момент смерти, -- ответила я, -- Также о многом могут рассказать зеркала, находившиеся в комнате, мистическое стекло всё запоминает...
      Апраксин кивнул. Он достал из ящика стола мусульманские чётки и протянул их мне.
      -- Что вы можете сказать об этом предмете? -- спросил граф бесстрастно.
      Я напряглась, готовясь увидеть кровавые сцены битв, но ничего не почувствовала. Напрасно мои пальцы перебирали четки. Тишина и пустота.
      -- Что вы чувствуете? - спросил Апраксин.
      -- Простите, я ничего не почувствовала, -- честно ответила я, возвращая ему чётки.
      Щёки горели от стыда. Утешало лишь то, что граф Апраксин не сообщит о моей неудаче никому, и о моём позоре не станет судачить всё водяное общество.
      -- Браво, сударыня! - генерал не смог сдержать довольной улыбки. - Эти чётки изготовлены недавно местным мастером, я заказал их в подарок моему московскому приятелю, любителю кавказских вещиц.
      Едва сумев сдержать вздох облегчения, я не смогла сдержать улыбки.
      -- Мадемуазель, не знаю почему, но я вам верю! - воскликнул граф. - Согласен дать вам разрешение, -- но его лицо обрело прежнюю суровость. -- Не могу знать, как ваш талант поможет следствию, но нам сейчас не помешает любая помощь. Дай вам Бог, сударыня! Но это не значит, что вы должны быть в курсе всех дел следствия, -- сказал он мне строго, -- ваша задача увидеть...
      Подробности следствия меня не особо занимали, я была рада удивительной возможности проявить себя, наконец-то, мой дар сослужит добрую службу.
      Константин проводил меня до коляски и, попросив меня подождать, вернулся к Апраксину и Юрьеву для дальнейшего разговора.
     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Наша беседа с графом Апраксином была прервана визитом Сергея Вышегородцева, брата князя, которого мы успели занести в список подозреваемых. Я вспомнил слова Аликс о том, как этого молодого человека охарактеризовала Нина Реброва: игрок, волокита, лодырь, сквернослов, которого старший брат постоянно выручает из всяческих нелицеприятных передряг.
      Черты лица молодого Вышегородцева искажал страх.
      -- Мой брат исчез! - произнёс он взволнованно. - Алексей не вернулся домой со вчерашнего вечера!
      -- Прошу вас успокоиться! - велел граф Апраксин. - Что вам известно?
      -- Ничего! -- простонал Вышегородцев. -- Будь я проклят! Я кутил всю ночь в весёлых компаниях, не подозревая о том, что Алексею грозит опасность! Как отвратительны слухи о том, что мой брат убил Кравцова и скрылся! Чепуха!
      Разумеется, мне давно известно, что в светских кругах новости распространяются весьма скоро, но я не ожидал, что настолько.
      Юноша едва сдерживал рыдания. Мне не удалось понять, чем вызван его страх и горе: беспокойством за судьбу брата или за свою собственную жизнь.
      Граф кивнул мне, дабы я задал гостю необходимые вопросы.
      -- Чем объясняется ваша уверенность в невиновности брата? - поинтересовался я.
      Вышегородцев опустил взор. Мы сразу сообразили - он что-то скрывает.
      -- Мой брат не трус... -- твердо повторил он.
      -- Никто не обвиняет князя в трусости, -- продолжал я, -- и мы были бы счастливы убедиться в его невиновности. Возможно, именно ваши слова снимут подозрения с брата...
      Он молчал - колебался, пытаясь принять верное решение.
      -- Алексей не был врагом Кравцова... Я готов поклясться! - в его голосе звучало скрытое отчаяние.
      -- Прошу вас, будьте откровенны, в ваших руках честь вашего рода! - мой тон не был настойчив, но твёрд.
      -- Ради брата, я нарушу клятву, данную ему! - Вышегородцев сдержал вздох, - Алексей и Кравцов тайно служили в канцелярии Бенкендорфа. Более того, они работали в паре, разыгрывая в свете неприязнь друг к другу! Я надеюсь, что Алексей похищен и жив... О, Господи!
      Сергей закрыл лицо руками.
      -- Поиском вашего брата займутся немедленно, -- задумчиво произнёс Юрьев, -- Я, право, не знал, что они разыгрывают вражду...
      -- Этого не знал никто, кроме меня, -- ответил Вышегородцев, пытаясь унять чувства, -- Их актёрский талант часто помогал им в исполнении служебных поручений, --Сергей тяжело дышал от волнения, -- я поклялся сохранить тайну... Но сейчас вопрос жизни и смерти, пусть ради спасения Алексея стану клятвопреступником...
      -- А был ли у вашего брата и Кравцова общий враг? - спросил я.
      -- Не знаю, явных врагов не было... Алексей со мной не откровенничал... Клянусь, я ничего не знал о поручении, которое они должны были выполнить в ближайшие дни... Разумеется, я вообще ничего не ведал об их служебных делах!
      -- Когда брат открыл вам тайну, что вовсе не враждует с Кравцовым? -- продолжал я беседу.
      -- Около года назад, я сам узнал обо всём случайно... -- юный Вышегородцев вздрогнул.
      -- Пока хватит вопросов, -- прервал Апраксин. -- Ступайте домой, позже с сами ещё побеседуют...
      Вышегородцев, немного успокоившись, удалился. Граф казался пораженным новостью не меньше нас. Неужто он тоже не ведал об этой искусной игре?
     

* * *

      Преодолев узкие дорожки, мы приехали на место убийства: широкая поляна, окружённая невысокими холмами с одной стороны, заканчивающаяся небольшим обрывом - с другой. Мы спешились. Аликс, не проронив ни слова, быстро направилась к обрыву. Солнце, сокрытое одним из горных хребтов, освещало поляну, трава казалась неестественно яркой, как на цветных лавочных гравюрах.
      -- Кравцов упал здесь, в пяти шагах от края, -- говорила она, прикрыв глаза. - Он лежал ничком, вдоль обрыва, лицом к тому холму. Правая рука немного вытянута вперёд...
      Аликс встала на место, где по её предположению лежало тело. Лицо ее побледнело, мне захотелось немедля прервать наш эксперимент, но Юрьев удержал меня.
      -- Я в восхищении, барышня не могла этого знать! - воскликнул он с нескрываемым изумлением. -- Невероятно! Все верно!
      Жандармский офицер, насмешливо отзывавшийся о мистических увлечениях доктора Майера, с живым любопытством наблюдал за маленькой Аликс, которую всего лишь несколько минут назад считал романтической выдумщицей.
      -- Ночь, хлещет дождь, -- продолжала Александра. - Яркая вспышка сквозь тьму... Гром... дождь смыл первые капли крови...
      Она пошатнулась. Я поспешил к ней, чтобы поддержать, но Аликс, извинившись, выпрямилась. Я осторожно взял Аликс под руку. Чувство, что в каждом ее слове кроется подсказка, не покидала меня. Сумею ли я понять послание призрака?
      -- Ваши ответы поразительны! Что вы ещё можете сказать? - поинтересовался Юрьев. - А убийца? Вы видели убийцу?
      -- Простите, мне очень жаль, но я никогда не вижу лица убийцы, -- ответила Аликс, опираясь на мою руку от усталости.
      Да, мертвым недолжно влиять на судьбы живых, даже на судьбы своих губителей, нам придется самим расшифровать смутные подсказки ушедших.
      -- Если вас утомил сей эксперимент, мы не станем докучать, -- нехотя произнес Юрьев, поймав мой суровый взгляд.
      -- Благодарю, мне привычны подобные труды, -- улыбнулась Аликс. - Если бы вы дали мне вещь, которая была на убитом в момент смерти, возможно, мой рассказ стал бы более подробным... Я понимаю, пока мои речи вам мало чем помогут...
      -- А что вы можете сказать о князе Вышегородцеве? - спросил Юрьев. - Он жив или мёртв?
      Меня поразило, как жандармский офицер уцепился за показания из мира мертвых.
      Аликс печально покачала головой. В ее взоре читалось искренне смущение и извинение, что она не может оказать нам стоящей услуги.
      -- Простите, я не знаю... Здесь его не убивали -- единственное, в чём я уверена, -- уверенно произнесла Аликс.
      -- Вы можете узнать, убили его или нет? -- Юрьев не отступал.
      -- Нет, -- виновато ответила Аликс, -- хотя... если мне дадут хороший портрет, где чётко прорисованы глаза, я попробую узнать, жив Вышегородцев или убит...
      Юрьев задумался.
      -- У госпожи Кравцовой, сестры убитого, должен быть портрет! -- произнес он уверенно. -- Юлия Кравцова -- невеста Вышегородцева, -- уточнил он Аликс, -- Поскольку нам неизвестно жив князь или мертв, я не стал говорить об их отношениях в прошедшем времени...
      Я одобрил уважение Юрьева к неизвестной судьбе Вышегородцева.
      -- Мне бы хотелось узнать, что князь жив, -- тихо произнесла Аликс, смущенно опустив взор.
      -- Аликс, если тебе стало дурно, и ты не желаешь принимать участие в нашем следствии, то можешь отказаться, -- твердо произнес я, поддерживая ее на горной тропинке.
      Злость на себя за необдуманный поступок охватила меня, надо было слушать слова Ольги, ей понятнее чувства сестры.
      -- Нет-нет, -- спешно прервала Аликс, -- я должна помочь восстановить справедливость... Ради Кравцова, которого я почти полюбила, -- шепнула она мне.
      Юрьев, довольный, что ему не пришлось уговаривать Аликс, молча следовал за нами. В визите к госпоже Кравцовой он нам компанию не составил, чем весьма меня порадовал, бывалый жандарм слишком настойчиво требует ответов от Александры, совершенно не щадя чувств барышни.
     

* * *

      Юлия Кравцова встретила нас трогательным печальным взором, и я сразу же проникся к барышне сочувствием. Она была бледна и спокойна. Несмотря на печаль, черты лица Квавцовой выдавали дерзкий нрав, иногда барышни подобного характера бывают нежны, а иногда непреклонны.
      -- За одну ночь я потеряла двоих близких мне людей: брата и жениха, -- тихо произнесла она. -- С князем мы хотели пожениться через два месяца... Мне совестно, что я поначалу подозревала Алексея в убийстве моего брата, я написала гневное письмо, где отреклась от него, как и обещала... К счастью, он его не прочитал...
      Она с трудом сдерживала слёзы.
      -- Не стоит предаваться отчаянью, сударыня, -- произнёс я, -- возможно, ваш жених жив. У вас есть его портрет?
      -- Да, конечно, -- Юлия перевела на Аликс взгляд, полный надежды: она догадалась, какой эксперимент мы хотим провести. -- Правда, этому портрету пять лет, -- невеста князя вопросительно посмотрела на Александру.
      -- Не беспокойтесь, главное, чтобы портрет был выполнен точно, особенно глаза, -- поспешила ответить она.
      Нам принесли небольшой портрет очень хорошей, тщательной работы. Я обратил внимание на тонкий европейский кинжал, висевший у князя на поясе. Художник с особой тщательностью выписал сей предмет -- вероятно, по желанию заказчика. Поскольку я знал Вышегородцева со времён моей воинской службы, то не мог не запомнить, как он дорожил этим кинжалом.
      Александра приняла портрет из рук Кравцовой. Склонив голову, она внимательно всматривалась в его лицо. Затем, прикрыв глаза, провела рукой по портрету.
      -- Ваш жених жив! - произнесла Аликс уверено.
      Лицо Юлии просияло.
      -- Жив? Где он сейчас? Что с ним? - она не могла сдержаться.
      -- Простите меня, я не знаю, -- виновато ответила Аликс, вновь рассматривая портрет.
      Вдруг она вздрогнула и побледнела, но быстро совладала со своими чувствами. Радостная Кравцова не успела ничего заметить.
      -- Если князь жив, его вскоре отыщут, -- успокоил я Кравцову.
      Мне не терпелось узнать, что увидела Александра. Какое видение на мгновение столь взволновало её? Я заметил, что Аликс хочет скорее выйти на свежий воздух, ей вот-вот станет дурно от переживаемого волнения, которое приходилось скрывать. Мы спешно покинули гостиную. Поддерживая Александру под руку, я довёл её до коляски.
      -- Этот красивый кинжал на портрете, -- сказала мне Аликс, не дожидаясь моего вопроса. -- Я вдруг увидела, что он был на поясе убийцы, застрелившего Кравцова... Это видение промелькнуло мгновенно, когда я рассматривала портрет...
      Не вернуться и не расспросить Юлию Кравцову о кинжале я не мог.
      -- Не припоминаю у князя этой вещи, -- сказала она, задумавшись. -- Возможно, он подарил кинжал или продал его до нашего знакомства. Мне очень жаль, но я не никогда не придавала этому значения.
      -- Вы уверены, что кинжала не было среди вещей вашего жениха? Может, князь просто не показывал его вам? -- предположил я, не видя причины, по которой можно столь легко расстаться с любимым предметом.
      -- Мой Алексей очень любит хвастать предо мною своим дорогим оружием, -- ответила Юлия, -- я знаю обо всех его военных вещицах... У нас с ним очень тёплые доверительные отношения, -- я заметил, что она говорит о Вышегородцеве в настоящем времени, значит, верит, что он жив. -- Князь -- человек замкнутый, у него не было близких друзей... Разве что мой брат, упокой Господь его душу... и вы, он иногда очень тепло вспоминал вас...
      Она улыбнулась.
      -- Вы найдёте Алексея! - это был не вопрос, а утверждение. - Князь жив, значит, он скоро вернётся... Он умеет выпутаться из любой передряги, я это хорошо знаю...
      Я не мог с ней не согласиться.
      Вдруг радость на лице барышни сменилась возмущением.
      -- А вдруг князь, действительно, совершил убийство?! -- воскликнула она.
      Кравцова поднялась с кресла, ее пальцы сжались в кулак.
      -- Неужто он виновен? -- повторила она с разочарованием. -- Тогда лучше ему быть убитым!
      -- Не стоит обвинять князя заранее, -- возразил я спешно.
      -- Вы правы, -- виновато прошептала Кравцова, -- но я ничего не могу поделать... Меня одолевают дурные мысли, за которые мне становится совестно... Я мысленно обвиняю Вышегородцева, а потом прошу прощения у него... Князь именно тот человек, которому я готова покориться и все прощать... только не убийство брата...
      Кравцова опустилась в кресло, закрыв лицо руками. Присутствие постороннего не смутило ее, но я испытал неловкость. Некоторые особы имеют способность изящно выражать свои эмоции, не нарушая приличий, вызывая у окружающих непреодолимое сочувствие.
      А кто наследует немалое состояние Кравцова? Разумеется, оно перейдет к сестре, как приданное... Допустим, преступление ради денег возможно... но зачем убивать князя? А если он жив? Кажется, я окончательно запутался в своих размышлениях!
     
     

Глава 4

Куда ты скрылся, гений красоты?

     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Сегодня утром в парке я встретил француза Жервье. Он сидел на скамье, печально опустив взор. На молодом лице застыла печаль. Мне было весьма неловко начать разговор на личную тему, поэтому я решился начать с темы убийства. Мы были знакомы, и Жервье знал о моей службе, поэтому я легко перешел к делу.
      -- Мне поручено вести следствие об убийстве Кравцова, -- произнес я, -- некий турецкий господин, снимающий поместье в окрестностях Кислых Вод, вызывает некоторое беспокойство...
      Мой собеседник удивительно оживился.
Кисловодск. Парк у колодца
Рис. Бестужев
      -- Селим ад-Хамид, -- догадался он, -- от этого мошенника всего можно ожидать!
      Голос Жервье звучал уверенно.
      -- Вы имели честь познакомиться с турецким господином? -- поинтересовался я.
      -- Я имею несчастье знать его, -- ответил Жервье, -- у него есть юная родственница! Прекрасный восточный цветок, который старый злодей желает продать, подобно товару! Для этих дикарей женщина - обычная вещь! Что проку с того, что он научил Надин наукам и этикету? Он торгует ее судьбою...
      -- Неужто турок, позволил себе подлость торговаться с вами? -- возмущенно спросил я.
      Жервье вздохнул.
      -- Ради Надин я бы пошел на все, -- прошептал он, -- я бы сумел украсть и даже... убить...
      Он запнулся, испугавшись своих слов.
      -- Я мог стать марионеткой в руках злодея, -- говорил он устало, -- подумать только, просвещенный европеец в руках восточного дикаря! А ведь Наполеон покорил их, сделав нашими слугами...
      -- А их красавицы покорили нас, -- добавил я, желая унять тираду ненависти от которой мне стало неловко.
      Жервье улыбнулся в ответ.
      -- Вы, верно, видели Надин, -- произнес он печально, -- она так сдержанна и задумчива, совсем не похожа на европейских дам...
      Восторженные отзывы я прослушал невнимательно. Меня волновало сказанное. Жервье говорил, будто готов на все ради Надин, на любое преступление... Неужто он столь легко проговорился? Вдруг турок заставил Жервье совершить убийство... Если так, то Хамид обманул француза... Судя по всему, Селим не намерен отдавать Надин. А что любопытно, восточная красавица не особо желает разделить свою судьбу с Жервье. Возможно, чувства тонкого романтика остались безответны...
     
      Из журнала Александры Каховской
     
      Я выехала из дому еще до восхода солнца, дабы еще раз побывать на месте убийства. Лишь ранним утром, когда тьма уходит и наступает день, нам дано несколько мгновений, чтобы воочию увидеть души умерших.
      На моем поясе висел меч, давно привезенный отцом из Дамаска. Я не из тех барышень, которым удалось освоить искусство фехтования, но само осознание, что это оружие со мною, гонит любые страхи. Не возможно объяснить, но я уверена -- дамасский клинок защитит меня.
      Не могу понять причины, но этот предмет привлек меня еще в детстве. Мне нравилось, когда отец по моей просьбе доставал меч из ножен. Я зачарованно любовалась клинком, улыбаясь, щурилась от луча света, отражавшегося от стали белой вспышкой. Меч будто бы избрал меня своею хозяйкой. Ведь говорят, что есть на свете особые клинки, сами выбирающие себе хозяев.
      Мою привязанность к дамасскому мечу нельзя было не заметить, поэтому сразу было решено, что это оружие достанется мне в наследство. Разговор о вещах по наследству был в нашем доме не редкость, мы с Ольгой любили перебирать мамины украшения, обсуждая, что перейдет каждой из нас. Матушка давно сказала нам, кому какая брошь или кольцо достанутся в приданное. Подобные беседы не вызывали у нас ни тени печали, мы не задумывались, что грустные дни наступят столь скоро, казалось, будто родители всегда будут с нами.
      Отец очень любил маму, мне казалось, что она стала для него подобно воздуху, и не сумел надолго пережить его. И она звала его... они не смогли друг без друга... Уже тогда в детстве я это видела и понимала.
      -- Простите меня, -- слышала я ее шепот, -- но отец сам желает уйти за мною...
      Их тянуло друг к другу даже через невидимую грань. Тогда мне было десять, я воспринимала смерть как долгую разлуку, мне не хотелось, чтобы отец покидал нас, но еще больше я не хотела, чтобы он страдал. Наша судьба, похоже, не беспокоила его... Он знал, что дядюшка всегда позаботиться о нас, он очень добр... Своих детей у него не было, и дядюшка привязался к нам, как к родным.
      Однажды мне приснился сон, что я и Ольга присутствуем на свадьбе наших родителей. Сон был живым и ярким, подобным яви. Очень веселым. Мы много смеялись. Утром я рассказала сестре о сне. Она ответила не сразу... Ей приснился такой же сон... В это утро мы узнали, что наш отец ночью скончался... Он не смог жить без мамы, я не виню его...
      Помню, отец очень сокрушался, что старший сын довольно холодно встретил его выбор супруги. Сыну тогда исполнилось пятнадцать, он учился в военной школе... Как мне сказала Ольга, он мечтал поскорее отделаться от отцовской опеки и воспринял его женитьбу как прекрасный повод начать свою жизнь. Брат ни разу не написал нам, возможно, он даже позабыл о нашем существовании. Я видела его последний раз на похоронах отца. Старания Ольги заговорить с ним брат воспринял весьма холодно, а ведь ему было уже тридцать... Теперь я недоумеваю, неужто столь трудно проявить сочувствие к горю пятнадцатилетней девочки?
      Я прогнала мрачные воспоминания. Слишком часто память не дает нам покоя. Я с безразличием вижу смерти других, но до сих про грущу об уходе близких... Именно "уходе", так я воспринимаю свою утрату... никогда я не произнесла фразу "мои родители умерли", которая звучит будто мы расстались навсегда... Я чувствую их взоры...
      Немного заблудившись, я едва успела на место убийства к началу рассвета. На мгновение я увидела бледную тень. Кравцов стоял, скрестив руки в замок за спиной, озираясь по сторонам, будто кого-то ожидая... Я шагнула к нему, но первый луч солнца растворил видение в рассветной дымке.
      Раздосадованная своим замешательством, я попыталась успокоиться и сосредоточиться. Я прикрыла глаза, с наслаждением подставляя лицо молодым лучам солнца. Какое приятное нежное тепло сквозь утреннюю прохладу гор!
      Вдруг я услышала шаги и обернулась. За моей спиной стоял молодой черкес. "Разбойник", -- решила я, сама не зная, почему. Возможно, мне, изнеженной барышне, недавно приехавшей на Кавказ, все местные жители кажутся разбойниками. Нет, я почувствовала смерть, за этим человеком будто стояла толпа загубленных душ...
      -- Не бойся, не трону, -- произнёс он угрюмо.
      -- Я знаю, -- ответила я.
      Наверно, в этот момент я взглянула на него тем самым пугающим взглядом, который заставляет замирать людские сердца. Черкес невольно отпрянул. В такие моменты я всегда чувствовала свою власть над людьми, упиваясь людским страхом.
      -- Однажды смерть коснулась тебя, но пощадила, -- говорила я будто не своим голосом. -- Теперь твоя жизнь снова в опасности... Никогда ещё ты не был так близок к гибели...
      Я вздрогнула. Видение промелькнуло пред моим взором. Этот горец убил Кравцова. К моему удивлению, новость не напугала меня. Будто душа Кравцова шепнула мне, что есть некто, опаснее черкесского "хищника"*. Он встречает вас с учтивой улыбкой, а потом наносит удар в спину. Бандит опасен - знает каждый, и будет его сторониться. Куда сложнее угадать убийцу под маской добропорядочности.
     
      _______________
      * "Хищник" -- черкесский разбойник.
     
     
      -- Ты можешь спастись, если скажешь, кто нанял тебя, -- закончила я.
      Черкес невозмутимо слушал мои слова, но я чувствовала, как он борется с охватившим его сердце страхом неизвестного, того, что ждёт его там, пред взором Аллаха.
      Я спустилась вниз по тропинке, где была привязана моя лошадь. Ехала я медленно, пытаясь разобраться в своих предчувствиях.
      -- Нет, он не выдаст, -- размышляла я вслух. -- Он обречён... Его гибель неминуема...
      Из размышлений меня вывела весьма необычная встреча с Надин, воспитанницей турецкого аристократа, остановившегося на Кислых Водах. Восточная барышня весьма искусно держалась в седле, за нею пешком следовало двое слуг азиатов.
      Надин остановилась, оглядевшись по сторонам. Завидев меня, она приветливо улыбнулась и направилась ко мне. Слуги послушно следовали за нею.
      Любопытно, что мы не были знакомы, но уже многое знали друг о друге. Между нами, казалось бы совершенно чуждыми друг другу, завязался доверительный разговор.
      -- Мне очень тяжко, -- вздыхала Надин, -- я не могу понять к чему мой опекун учит меня делам совершенно непонятным и бесполезным... Какое веселье ваши дамы находят в публичных беседах под любопытными взорами? Какой прок от странных книг, герои которых сами не знают, чего им угодно, и, запутавшись в своих желаниях, нелепо погибают?
      -- Мне очень жаль, но я не знаю ответа на ваши вопросы, -- честно ответила я, -- но неужто вам неинтересны музыка и танцы?
      -- Интересны... но не под завистливыми недоброжелательными взорами, -- ответила Надин, -- и как скучны внимательные поклонники, все достоинства которых лишь в пустой болтовне...
      Я не понимала страданий собеседницы. Мне довелось наслушаться о тяготах жизни восточных женщин. Неужто Надин желает вернуться в привычный ей мир затворничества?
      Она будто бы прочла мои мысли.
      -- Поверьте мне, -- горячо произнесла она, -- восточные дамы гораздо счастливее вас, занятых балами и светскими беседами...
      -- Пожалуй, вы нашли в моем лице неверную собеседницу, -- виновато произнесла я, -- мои успехи в свете заставляют желать лучшего...
      -- Именно поэтому я решилась поговорить с вами! -- улыбнулась Надин. -- Надеюсь, вы с пониманием отнесетесь к моим чувствам...
      Возможно, она права. Ежели мне, воспитанной в светских нравах, неуютно в светском мире, то как тяжко девушке, привыкшей к иным традициям.
      -- Я хочу сама вышивать себе одежду! Другую красивую, а не эту душную клетку, -- так она отозвалась о корсаже, -- я желаю петь и танцевать лишь для своего мужа, а не для любопытной толпы подобно нищей танцовщице! Я не хочу читать книги о тяготах судьбы глупцов, которые сами не знают в чем их счастье и ступают на путь разврата, неугодный Аллаху!
      Надин мечтательно закрыла глаза.
      -- Я побывала с опекуном в местных горных деревушках, -- она вздохнула, -- где люди живут так, как и наш народ... Женщины ткут и шьют, готовят ароматную пищу в котлах, поют и танцуют праздничными вечерами в кругу родичей и друзей... Их мужчины немногословны, но мужественны...
      Неужто образованной особе, которую полюбил французский аристократ, о благосклонности которого мечтали многие дамы высшего света, интересна жизнь в ауле? Неужто свирепые горцы ей милее утонченности? Воистину, другие нравы...
      -- Ваши чувства вполне понятны, -- ответила я, поразмыслив.
      Удивительно, но я легко сумела понять грусть Надин.
      Обернувшись, я увидела спрятавшегося среди камней молодого черкеса, с которым говорила несколько минут назад. Он пристально смотрел на Надин, тем самым "горящим взором", о котором не раз доводилось слышать. Похоже, горца не волновало то, что его увидят. Надин тоже заметила его.
      -- Сайхан! -- радостно воскликнула она.
      Сайхан, ловко перепрыгнув через камни, оказался подле Надин. Мне не удалось скрыть удивления. Слуги Надин спокойно сидели на земле, не придавая значения, что с их госпожой беседует человек разбойничьего вида. Она, наверняка, наградит их за молчание.
      Знал бы несчастный Жервье на кого его променяли. Похоже, Надин, действительно, милее жизнь в горном ауле, чем в светской гостиной. Я уважала ее выбор, хотя не совсем понимала. Ведь одно дело жить в доме богатого турецкого господина, пусть и чтящего традиции предков, другое дело в горах, деля с мужем все тяготы деревенской жизни...
      Дома за завтраком я рассказала Константину о своей прогулке.
      -- Возможно, наш черкесский друг получил за свои труды немалое вознаграждение, которое позволит ему уехать на родину Надин и безбедно существовать, -- предположил он.
      -- Горца-убийцу мог нанять, кто угодно! -- воскликнула Ольга.
      -- Верно, моя милая, -- кивнул Константин, -- полагаю, наниматель вскорости захочет избавиться от убийцы, который может в любой момент выдать его...
      -- Догадывается ли Надин, что полюбила разбойника? -- вздохнула я.
      -- Не стоит беспокоиться о судьбе турчанки, разбойника вскорости убьют, -- заметила Ольга, -- знаю, ей будет больно... а потом все пройдет... Возможно, Надин одумается и поймет, что европейская жизнь не так уж неприятна...
      Константин поспешил в полицейское управление, дабы объявить розыск описанного мною человека, предоставив Ольге право отчитывать меня за неосторожность.
      Моя сестра с пониманием относится к моему мистицизму, но опасается, что мир мертвых станет для меня важнее мира живых. Признаюсь, я разделяю ее стремления блистать в свете, но, увы, у меня нет нужных талантов.
      -- Милая Аликс, -- завершила Ольга свою строгую речь, -- меня беспокоит не твоя одинокая прогулка. Я даже радуюсь, когда ты проявляешь некоторую непокорность... Призрение светских правил, если оно не вульгарно и в меру, даже привлекательно. Беда в том, что тебя вновь поманили мертвецы!
      Сестра со вздохом покачала головою.
      -- Иногда мне кажется, что твоя душа унеслась в мир мертвых, -- продолжала она, -- даже на балу...
      -- Нет-нет, -- спешно возразила я.
      -- Разве? -- рассмеялась Ольга. -- Тогда скажи мне, в платье какого цвета нарядилась вчера баронесса К*?
      Ответа на вопрос я не знала.
      -- Право, какая ты невнимательная! -- воскликнула Ольга. -- Возьми пример с Константина, который подмечает любые мелочи!
      Моя сестра оказалась снова права. Ольга с детства стала для меня неким недостижимым идеалом. Я любила наблюдать, как мою старшую сестру учат танцам и светским манерам. До сих пор свежа в памяти приятная суматоха, когда Ольгу готовили к первому балу. В красивом бледно-голубом шелковом платье моя сестра казалось мне неземным существом. Ольга стала совсем взрослой, и с радостью взяла на себя обязанности моего наставника.
      Тогда мне казалось, что спустя пять лет я стану такой же, но... наверно, уже тогда я понимала, что со мною, что-то не так...
      Я научилась танцевать и делать реверансы, но мне недоставало непринужденности своей сестры. Свой первый бал я до сих пор воспринимаю как начало большого светского позора.
      -- Судя по личику, ты погрузилась в грустные мысли, -- строго произнесла Ольга, -- хватит, милая, если будешь много грустить, у тебя вырастет длинный нос!
      Мне стало смешно.
      -- Ольга! -- воскликнула я. -- Вспомни мой первый бал! Мне хотелось провалиться сквозь землю! И я прекрасно слышала, как кавалер, танцевавший со мною, потом шепнул своему приятелю: "милое создание, которое научили прекрасно танцевать, но совсем не научили говорить!"
      -- Неужто мне снова повторять одно и тоже, чтобы ты перестала забивать себе голову беспокойствами о том, что о тебе думают другие! Аликс, ты полагаешь, будто все светские разговоры о моей персоне лестные?
      Она была права. Многие ненавидят мою сестру, но она умеет давать отпор.
      Ольга с доброй строгостью смотрела на меня.
      -- Если бы я была нормальной... -- вздохнула я.
      -- А ты разве ненормальная? -- обиженно спросила моя сестра. -- Аликс, как я не люблю эту новомодную привычку хандрить! Повторяю, ты же не хочешь, чтобы у тебя вырос длинный нос?
      Ольга потрепала меня по щеке.
      -- Аликс! Хандра никогда не украшала ни барышню, ни даму... Мужчин, впрочем тоже... На мой взгляд, все любители хандры ужасно заурядны и скучны, или просто пытаются подобным образом привлечь интерес к своим серым персонам...
      Мне всегда нравились выводы Ольги.
      -- И прошу тебя, милая, долой мертвецов! -- добавила она строгою
      -- А ведь ты сама неравнодушна к подобным беседам, в детстве всегда рассказывала мне множество занимательных страшных историй, -- напомнила я.
      Ольга, кивнув, рассмеялась.
      -- Я и подумать не могла, что ты все воспринимаешь иначе, -- задумчиво произнесла она, -- для меня рассказы, полученные от нашей веселой дворни*, стали всего лишь развлечением.
      Бойкая Ольга легко заводила дружбу с дворовыми слугами, которые с радостью потчевали юную барышню множеством рассказов о нечисти и выходцах с того света. Каждый вечер я с нетерпением ждала от сестры новый увлекательной истории, полученной от дворни.
     
      __________________
      *Дворня - штат слуг в усадьбе.
     
     
      Сестра приходила ко мне в комнату со свечою и начинала неспешный рассказ, мастерски играя интонацией. Укрывшись одеялом почти до глаз, я взирала на тени от свечи, казавшиеся жутковатыми монстрами. Признаюсь, поразительный дар Ольги убеждать, заставил поверить меня и в некоторые сплетни нашей дворни. В детстве я всерьез верила, будто у соседского барина на ногах копыта, поэтому он всегда ходит в сапогах; будто у соседской барыни на голове растут рога, поэтому она носит высокий парик; а у молодого барина, который сватался к юной Ольге, есть знакомая ведьма, с которой он летал на шабаш, поэтому с ним лучше знакомств не заводить, ибо он каждый год крадет по девице для богомерзких дел на кладбище.
      Потом я засыпала, спрятавшись с головой под одеяло, мне казалось, что в такое "убежище" не проберется никакая нечисть. Под одеялом я чувствовала себя в безопасности, и сон быстро обнимал меня.
      Помню, однажды, проснувшись среди ночи, я села на постели. Тонкие ветки деревьев, покачиваемые ночным ветерком, отбрасывали на стены свои тени. Под впечатлением страшной истории о белой колдунье, которая пробиралась в дома девушек дабы задушить их длинным уродливыми пальцами, мне почудилось будто тень чей-то костлявой руки скользит по стене к моей постели. Я закричала так пронзительно, что сбежался весь дом.
      Матушка, разумеется, легко догадалась о причине моего страха, и наутро нам с Ольгой здорово досталось. Отныне мне пришлось слушать страшные истории средь бела дня, и теперь они казались не столь увлекательными. Однако ночью я все равно спала, укрывшись с головой одеялом.
      Мы с Ольгой живостью окунулись в былые воспоминания, и столь ненавистная хандра начала отступать.
      Сестра позвала кухарку и велела ей приготовить порцию шоколада с орехами. После такого лакомства меня покидала всякая грусть, и Ольга прекрасно об этом знала. Как мне повезло, что в этом мире у меня есть любящая старшая сестра, а теперь появился второй человек, которому я тоже могу доверять, ее супруг Константин.
     
     

Глава 5

Бессилие умов

     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Граф Апраксин снова вызвал меня и Юрьева для важной беседы. Он выглядел весьма взволнованным, мне ни разу не доводилось видеть генерала Апраксина в подобном расположении духа. Признаюсь, я знавал его гнев, но не беспокойство. Даже убийство Кравцова, которое могло привести его к позору, не привело графа к расстроенным чувствам.
      -- На Кислые Воды прибыл Ламанский, -- с раздражением произнес Апраксин. -- Я сразу заподозрил неладное, когда узнал, что он расположился в Пятигорске на прошлой неделе!
      Апраксин раздраженно постукивал пальцами по ручке кресла.
Рис. Cole Thomas
      -- Простите мое невежество, но я не имею чести знать о господине Ламанском, -- виновато произнес я.
      -- Разумеется, вы слишком заняты мертвецами, до живых вам и дела нету, -- укоризненно произнес граф, -- Ламанский мой давний враг, жаждущий посрамить меня...
      -- Спешу заметить, что я разделяю ваше мнение о, так называемых, вольнодумцах, вообразившись, что только их скудный ум способен решать все государственные дела... Меня весьма беспокоят их рассуждения, поскольку я знаю, что подобные глупцы готовы на любые преступления ради своей утопии. Уверяю вас, не спешите занести меня в списки равнодушных, -- мои слова порадовали графа, и он одобрительно кивнул, -- Что касается господина Ламанского, выходит, у него был мотив устранить Кравцова, дабы сорвать дело государственной важности под вашим началом, -- заметил я.
      Генерал задумался.
      -- Право, это уже слишком... Ламанский, конечно, плут, но чтобы учинить такое, равносильное государственной измене... Хотя... вполне возможно, что ради мести он решился отступить от чести, от Ламанского всего можно ожидать... Проходимец!
      Обычно граф Апраксин вел себя более сдержанно, он никогда не показывал чувства ненависти и даже малейшей неприязни. Никто не знал, с кем уважаемый генерал ведет давнюю вражду. Граф прекрасно скрывающий личные чувства, теперь не мог сдержать злословия, поминая имя давнего врага.
      -- Если Ламанский замешан в нашем деле, я лично позабочусь, чтобы он сменил уютные гостиные на сырой каземат! -- проворчал граф.
      Он раздраженно сжал тонкие холеные пальцы в кулаки.
      -- Увы, пока мои слова будут восприняты как клевета, -- сокрушался граф.
      Апраксин не скрывал своего желания, чтобы убийцей оказался ненавистный Ламаский.
      -- Осмелюсь предложить вам свои старания в беседе с Ламанским, -- произнес Юрьев.
      -- Не стоит, -- прервал его граф, -- Ламанский не станет даже говорить с вами, поскольку знает, что вы немедля передадите мне дословно всю вашу беседу... На мой взгляд, будет разумнее отправить Вербина на встречу с Ламанским. Вербин занят следствиями убийств, поэтому не сведущий в наших политических вопросах, но поскольку он занят следствием преступления, которое можно отнести к преступлению государственной важности, его нельзя отнести к посторонним лицам... -- рассуждал задумчивый Апраксин.
      Голос графа звучал уверенно. Мне стоило больших трудов скрыть недоумение.
      -- Позвольте узнать, что надобно выяснить у господина Ламанского? -- поинтересовался я.
      Апраксин рассмеялся.
      -- Мой друг! -- воскликнул он добродушно. -- Неужто я, не раскрывший ни одного убийства, должен давать сыщику столь подробное поручение? Ведь у вас, Вербин, поразительное умение видеть людей насквозь, улавливать в обычных жестах и словах то, что окажется спасительным ключом к разгадке, чего обычный человек никогда бы не заметил...
      -- Позвольте заменить, Ламанский может отнестись ко мне как к Юрьеву, поскольку знает, что я служу под вашим началом, -- попытался заметить я.
      -- Право, неужто я должен повторяться, -- Апраксин зевнул, -- вы умеете уловить разгадку в самой обычной беседе... Не стоит принижать своих талантов... Даже разговор с Ламанским о погоде на Кислых Водах окажется для вас весьма полезным следствию.
      Я перевел взор на Юрьева, который уверенно кивнул.
      Признаюсь, встреча с Ламанским меня не радовала, но он выступал возможным подозреваемым, поэтому у меня не было выбора. Разумеется, я решился извлечь из нашей беседы наибольшую пользу для своего следствия, а не только для того, дабы потешить любопытство графа Апраксина.
     

* * *

      Господин Ламанский принял меня весьма радушно. Его несколько старомодный облик не вполне гармонировал с костюмом, пошитым по последней парижской моде, хотя и сидел как влитой. Мне не сразу удалось точно понять, что именно старомодно в облике молодящегося господина. Он казался мне ожившим фамильным портретом из старинной усадьбы. Впрочем, как и гостиная съемного особняка, уставленная множеством дорогих вещиц, явно привезенных самим Ламанским из своей столичной обители, дабы скрасить его пребывание в скучной провинции.
      Как я и полагал, Ламанский догадывался о моем скором визите. Его мягкая улыбка и тихий голос сразу вызвали у меня некоторое недоверие. Ламанский с первого взгляда произвел впечатление человека, привыкшего обманывать. Любопытно, почему его столь занимает позор графа Апраксина? Какова истинная причина их вражды?
      Могу предположить, что Ламанский наносит неожиданные удары, дабы Апраксин, занятый нежданным печальным положением, не находил времени чинить препятствия его делам. Тогда причина любопытства Апраксина к персоне Ламанского вполне ясна. Похоже, мой жизненный опыт сразу дает мне ответы на многие вопросы. Удивительно, я составил такое предположение, лишь взглянув на своего нового знакомого. А ведь верно, на какие средства ведет шикарную жизнь мелкий помещик Ламанский.
      Мне показалось, что Ламанский уловил ход моих мыслей и едва не рассмеялся. Не знаю, что столь позабавило его -- моя способность или то, что мне никогда не раздобыть доказательств... Доказательств чего? Я не знал, что предположить...
      Мы устроились на уютной террасе.
      Началась непринужденная беседа о красотах здешних мест. Лакей в изящной ливрее принес кофе. Слуга выглядел не менее старомодно, чем сам Ламанский.
      Тонкие белые пальцы хозяина изящным жестом потянулись к чашке. Я обратил внимание на его пальцы... Привыкший к походной жизни, я испытываю непреодолимую неприязнь к людям с холеными руками. Эти руки не держали не только пистолета и сабли, но и пера. Наверняка, все его письма записывает секретарь под диктовку. Массивный перстень, надетый камнем во внутрь ладони, оттенял нежность рук своего обладателя.
      Признаюсь, лакей Ламанского приготовил восхитительный кофе, даже лучше того, которым нас потчевал господин Хамид. Отведав глоток кофейного напитка, на мгновение мне стало совестно за злобные мысли о Ламанском.
      -- Мой друг Вербин, -- неожиданно резко сменил тему разговора мой собеседник, -- признаюсь, ваши дела мне совсем не интересны. Вы заняты иными следствиями, которые меня не касаются. Я знаю, что вы не сведущи во многих делах многоуважаемого графа Апраксина... Ведь по его повелению вы нанесли мне визит, не так ли?
      Он не дал мне ответить и продолжил:
      -- Как же иначе мне понимать? Неужто вы бы заподозрили мне в убийстве? Ведь я не имел чести знать ни Кравцова, ни Вышегородцева, исчезновение которого не менее темно, чем убийство...
      Сдержав вздох, я произнес:
      -- Надеюсь, вы уважаете честность?
      Ламанский с улыбкой смотрел на меня высоко подняв брови.
      -- Смотря, что вы подразумеваете под этим словом, -- мягко заметил он, -- признаюсь, я против честности, которая означает раскрывать все свои дела первому встречному, но я приветствую честность, которая позволяет избежать недоразумений в беседе и открывает истинные намерения. В этом случае честность похвальна и вполне может оказать добрую службу...
      В голосе Ламанского чувствовалась неприкрытая насмешка.
      -- Я говорю о втором варианте честности, -- в тон ему ответил я.
      -- Тогда я вас слушаю, -- кивнул Ламанский, вновь неприятно улыбнувшись.
      Однако теперь в его голосе не было насмешки.
      -- Вы правы, без слов графа Апраксина, я бы не знал о вашем существовании, -- произнес я спокойно, -- но столь заметный человек как вы не может не вызвать интереса к своей персоне... Само по себе появление такой личности уже интересно, а если в этих же краях одновременно случается печальное событие, это любопытно вдвойне... Ведь люди, подобные вам, никогда не появляются случайно... Вы слишком цените свое время, чтобы попусту тратить его на бесполезное пребывание среди красивых ландшафтов.
      Я сделал паузу, пристально глядя в глаза собеседнику. Знаю, что тем самым я нарушаю этикет, но для сыщика взгляд собеседника может сказать слишком многое, чтобы им пренебрегать.
      Ламанский уважительно кивнул, довольный моими умозаключениями.
      -- Ваши рассуждения вполне верны, -- согласился он задумчиво, -- я, действительно, не только не отправлюсь в странствие просто так ради скуки, но и без надобности не появлюсь в обществе...
      Он рассмеялся. Актерский смех, вызванный желанием показать свое презрение, всегда вызывал у меня раздражение.
      -- Но мне весьма любопытно, какие выводы вы сделали? -- поинтересовался Ламанский.
      -- Я слишком мало знаю, дабы делать выводы, -- ответил я.
      -- Выходит, вы недостаточно честны, -- заметил Ламанский, хитро щурясь.
      -- Признаюсь, я разделяю ваше мнение о первой разновидности честности, -- ответил я, сделав глоток восхитительного кофе.
      Откровенный разговор был бы весьма неуместен. Мне стало неловко, неужто я похожу на простофилю?
      -- Право, вы меня восхищаете! -- хлопнул в ладоши мой собеседник. -- Вы, действительно, умны...
      Я не счел нужным благодарить за насмешливую похвалу.
      Чутье сыщика подсказывало мне, что этого человека не стоит вычеркивать из списка. Возможно, Ламанский не убийца, но он, наверняка, желал заполучить некую выгоду из сложившейся ситуации.
      -- Полагаю, наш дальнейший разговор бесполезен, -- произнес он, когда я допил кофе, -- надеюсь, мы более не увидимся, но жизненный опыт подсказывает, что вы продолжите докучать мне...
      Собеседник, хмурясь, смотрел на меня.
      -- Мне будет очень жаль, если я потревожу ваш отдых, -- я сделал ударение на последнем слове, -- надеюсь, удастся избежать неприятных причин для визита в вашу чудную обитель...
      Ламанский кивнул.
      -- Если, конечно, мне вновь не захочется вашего восхитительного кофе, -- добавил я в манере своего собеседника.
      -- По такой причине я буду рад встречи с вами, -- искренне радушно ответил Ламанский.
      Лакей проводил меня. Признаюсь, разговор с подобными людьми вызывает у меня прескверное расположение духа.
     
      Дабы покончить с этим делом, я немедля отправился к Апраксину. Похоже, он ждал моего визита. Граф держался хладнокровно, но взор выдавал нетерпение.
      -- Меня интересуют ваши впечатления, -- прямо спросил граф.
      Пристальный взор пронзал меня. Признаюсь, мне стало неловко.
      -- Могу сказать лишь одно, дела господина Ламанского далеко не богоугодны, чего он не особо пытается скрыть. Вам он чинит препятствия в службе, дабы вы не мешали ему вершить свои дела, вернее сказать, чтобы времени у вас на его персону не оставалась, -- спешно ответил я, с трудом пытаясь сохранить четкость речи.
      Мне стоило больших трудов собрать разрозненные мысли в стройный ответ.
      Апраксин кивнул. Я понял, что граф доволен мною.
      -- Вы все верно поняли... Любопытно узнать, что вы почувствовали, когда речь зашла о Кравцове? -- в его голосе чувствовалось явное любопытство.
      -- Я не спрашивал Ламанского прямо, хватило тонкого намека. Мой собеседник пытался держаться безразлично. На мой взгляд, подозрительно уже само появление подобной личности, поскольку совпадений не бывает, -- ответил я, -- а наигранное безразличие тем более настораживает. Ламанский искал выгоду из сложившейся ситуации и, возможно, и знал многое заранее... Верно, не будет странным, если выяснить, что он догадывался об убийстве!
      Граф улыбнулся. Похоже, он вновь оценил мою проницательность. А, возможно, увериться в собственных догадках.
      -- Благодарю вас, Вербин, -- ответил он, -- думаю, вы сами знаете, что делать далее...
      -- Вам изложить...
      -- Не стоит, -- спешно перебил меня граф. -- Вы неплохо зарекомендовали себя...
      Судя по отстраненности, суровый генерал погрузился в иные размышления. Его занимало не само убийство, его беспокоил именно Ламанский. Апраксин привык к врагам и заговорам, его цель - предотвратить преступления государственной важности.
     
     

Глава 6

Любви, Надежд, Величья ореол

     
      Из журнала Александры Каховской
     
      Сегодня Ольга вновь привела меня к колодцу. Доктор Майер сумел убедить мою сестру, что зловонная вода благотворно влияет на мое здоровье. Но даже ради уважения к доктору, я не могу выпить боле двух кружек. Майер утверждает, что вскорости я привыкну к целебной воде, как он ее называет, и сочту ее вполне приятной. На мой взгляд, это невозможно.
      Так и на этот раз я с трудом допила одну кружку воды и поспешила покинуть колодец. Мой путь преградила племянница генерала Северина. Несколько мгновений она молча смотрела на меня, потом сдержанно произнесла.
      -- Мне бы хотелось побеседовать с вами, -- в ее голосе звучал надрыв, -- прошу вас составить мне компанию во время прогулки...
Рис. Борисов-Мусатов
      Я видела, как на нас с молчаливым оживлением смотрят любопытные, и беседа под их взорами была бы не слишком приятной, поэтому приглашение прогуляться стало поводом укрыться от пристальных взоров.
      -- Буду рада составить вам компанию, -- ответила я, взволнованно гадая, о возможной теме нашего разговора.
      Надеюсь, барышня, поверив сплетням, не вообразила меня виноватой в смерти любимого и не станет осыпать меня проклятиями.
      Мы неспешно направились вдоль одной из парковых аллей. Моя спутница молчала. Я чувствовала ее напряженное волнения, но не знала, как помочь начать разговор, поскольку не догадывалась о его причине.
      -- Вы хотели поговорить о Кравцове? -- решившись, спросила я.
      Барышня вздрогнула, резко остановилась и с возмущением взглянула на меня.
      -- Простите, если я ошиблась, -- виновато произнесла я, -- выходит, я далеко не самый приятный собеседник...
      Извинившись, я собралась спешно удалиться, но Северина удержала меня.
      -- Нет-нет, вы правы, -- с трудом произнесла Кира. -- Дело в том, что мне очень тягостно начать разговор...
      В эти мгновения она удивительно переменилась, от былой надменности не осталось и следа, Северина нашла во мне желанного собеседника, которому можно довериться. Весьма странно, ведь Кравцов приметил меня, пусть совсем ненадолго пред смертью... Надеюсь, Северина не начнет мстить мне как былой сопернице.
      Ее слова тут же развеяли мои опасения.
      -- Мне известно, что Кравцов выделил вас среди многих, -- начала она беседу, -- признаюсь, в тот вечер это ранило меня. Я недоумевала, чем вы могли привлечь его внимание? Нет, не подумайте обо мне дурно! Ваша внешность и манера одеваться безупречны, но, прошу прощение за прямоту, вы не умеете держаться в свете, а Кравцов был человеком весьма светским...
      Барышня вздохнула, погрузившись в раздумье. Я терпеливо ждала.
      -- Потом, когда я узнала о смерти Кравцова, все переменилось, -- печально произнесла Кира. -- Теперь меня занимает лишь одно -- имя злодея!
      Северина решительно сжала губы, в ее глазах сверкнул огонь ненависти к убийце имя которого пока неведомо.
      -- Вы полагаете, что я сумею вам помочь? -- догадалась я. -- Спешу заметить, даже если мне удастся встретить призрак Кравцова, он не назовет мне имя убийцы...
      Кира вздохнула.
      -- Очень жаль, -- разочарованно произнесла она, -- а я бы очень хотела увидеться с ним, -- разочарование переменилось на мечтательность, -- множество раз я безуспешно пыталась призвать его дух...
      Новомодное занятие спиритизмом никогда не вызывали у меня добрых чувств.
      -- Простите, но призраков нельзя тревожить, если пожелают, они сами заговорят с нами, -- заметила я.
      -- Выходит, Кравцов не желает говорить со мною! -- воскликнула Северина сквозь слезы. -- Мой возлюбленный избегал моего общества при жизни, глупо желать, что он согласится беседовать со мною после смерти...
      Не знаю почему, но мне стало жаль Северину, она, действительно, влюблена до безумия... именно до безумия... Странная жестокая любовь, похожая на проклятие...
      Далее последовал обычный дамский разговор, Кира рассказала мне, как впервые увидела Кравцова, как пыталась привлечь его внимание. Поначалу робко, не отступая от этикета, потом настойчивее и, наконец, позабыв обо всех правилах приличия.
      -- Однажды я приехала к нему на квартиру, -- призналась она, -- это произошло совсем недавно... Был поздний вечер... Когда я вошла в комнату, я увидела Кравцова среди приятелей, занятых игрой в карты... Меня не тронули их недоумевающие взгляды... Кравцов вышел со мною на улицу, дабы объясниться... Я уже заранее знала все его слова, -- Северина печально рассмеялась, -- но, не понимая причины, продолжала свои преследования... Мой разум понимал, что Кравцов уже возненавидел меня за навязчивость, что ему приходится постоянно пресекать насмешки приятелей... А сердце не могло остановиться... Возможно, все к лучшему, что он умер...
      Северина замерла. Ее печальное лицо вдруг озарила улыбка.
      -- А ведь верно! -- воскликнула она. -- Получив весть о его смерти, я почувствовала будто моя душа, наконец, высвободилась из плена... Странная отрада сквозь невыносимую боль утраты... Мне стало легче, -- повторила Кира, -- я долго не хотела признаться себе в своих истинных чувствах, которые я испытала, узнав о смерти человека, которым была одержима... О, сладкое чувство радости от долгожданного освобождения!
      Она прервала свою речь, вновь погрузившись в размышления.
      -- Иногда любовь может быть проклятьем, -- произнесла я.
      Барышня, улыбнувшись, кивнула.
      -- Вы верно подметили, -- ответила она.
      Оглядевшись по сторонам, Северина шепнула мне:
      -- Однажды своею злою шуткою я оскорбила старую княгиню Голицину, снискавшую славу ведьмы. Я назвала ее "княгиня усатая", за пушок над губами... Неужто когда-то столь уродливая старушенция слыла блистательной красавицей, один взгляд которой вызывал томное волнение поклонников... Признаюсь, не я придумала шутку про усы, она давно гуляет в свете... но я намеренно произнесла слова слишком громко, дабы княгиня услышала...
      Кира вновь на мгновение перевала свои речи, собираясь с мыслями.
      -- Княгиня прокляла меня, сказав, что нашлет безответную любовь, -- произнесла барышня, -- я в ответ лишь рассмеялась и вскорости позабыла о ее словах... Выходит, старуха не солгала, -- медленно прошептала Северина, -- признаюсь, даже окунувшись в страдания от безразличия Кравцова, я не сразу вспомнила о злобной княгине...
      История племянницы генерала заинтересовала меня. Неужто строптивая девица стала жертвой проклятия?
      -- Я долго отказывалась верить в проклятие пока недавно в Ставрополе, не встретила цыганку, которая, глядя мне в глаза, печально произнесла "у тебя безответная любовь"... "Я дам тебе червонец, если скажешь, как от нее избавиться!" -- сказала я, протянув ей деньги. "Все просто, -- улыбнулась она, -- умрет он, умрет и любовь"... Цыганка оказалась права!
      Рассмеявшись, Северина бросила на дорожку медальон с портретом Кравцова.
      -- Спасибо вам, Александра! -- весело произнесла она. -- Мне было надобно всего лишь высказаться, что является непозволительной роскошью в светском обществе...
      Вновь рассмеявшись, Кира поспешила вдоль парковой дорожки. Иногда она подпрыгивала на одной ножке подобно ребенку. Возможно, надменная барышня с детства не испытывала на душе такой легкости.
      Пожалуй, Константину будет интересно узнать о подобном проявлении чувств. Весьма любопытный способ исцеления от безответной любви. Верно говорят, человеческие чувства полны загадок, а если в них вмешиваются мистические силы, эти загадки становятся воистину непостижимыми.
      Я подняла брошенный медальон. Глаза умершего внимательно смотрели на меня. У мертвых совсем иной взгляд, глубокий и светящийся...
      Устроившись на парковой скамье, я попыталась настроиться на беседу с Кравцовым, понимая, что ежели он не захочет говорить, все попытки окажутся напрасными. Мои разговоры с умершими обычно представляют собой смену видений, очень редко я слышу голоса, а еще реже просто беседую с призраком тет-а-тет. Мертвым не дозволяется вмешиваться в дела живых, поэтому они столь немногословны с нами. Кравцов новопреставленный, и не истекло сорока дней со дня его гибели, значит, душа офицера еще не покинула наш мир и бродит по округе, прощаясь с близкими...
      -- С кем ты сейчас? -- спросила я, вглядываясь в глаза умершего. -- Ты прощаешься с сестрою?
      К призракам я всегда обращалась на "ты", что недопустимо к живым, пристойно для умерших, и, наоборот, в нашем мире совсем иной этикет.
      Я ни разу не почувствовала присутствия рядом призрака Кравцова, выходит, он не успел полюбить меня. От этой мысли я испытала облегчение. Особенно больно было бы осознавать, что погиб мой будущий возлюбленный. А, возможно... Я немедля прервала свои размышления. Значит, не суждено, такова наша судьба...
      Призрак молчал. Я чувствовала, что он совсем рядом, но ему будто бы недосуг отвечать на мои вопросы. Он чем-то занят... и не хочет тратить свои силы... Да, верно, силы призраков небезграничны, и на земле они быстро слабеют... Не могу знать, почему я решила, что дело обстоит именно так... Через сорок дней он должен уйти!
      Пред моим взором вновь промелькнула ночная сцена убийства. Прогремел гром. Я вздрогнула и уронила медальон. Раскаты грома прозвучали вновь, но тише. Через мгновение, я поняла, что гром прогремел наяву. Собиралась гроза. Надобно спешить домой, неприятно, когда дождь застает в дороге. Ольга говорит, что юной барышне негоже мокнуть под дождем.
      -- Ты кого-то хранишь, -- прошептала я, поднимая медальон. -- Удачи тебе, друг!
      Не могу понять, почему я назвала Кравцова другом. В ответ я услышала легкий шелест деревьев. Он вновь повторил мне сцену убийства, значит, в ней есть подсказка... Константин догадается, я не сомневалась!
      Внезапно погода переменилась. Засияло солнце. Гром гремел уже где-то далеко за горами. Интересно, кого хранит призрак Кравцова? Возможно, сестру...
     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Получив весьма любопытный рассказ Аликс о заколдованной барышне, я нанёс визит к генералу Северину, отдыхающему на водах с сыном и строптивой племянницей, с которой мне следовало побеседовать. Пару дней назад она приезжала на квартиру Кравцову и публично умоляла его о любви. Ходили слухи, будто она договорилась с Кравцовым о ночной прогулке. Слухам я не верил и вознамерился немедля разузнать все лично. История проклятия любви, рассказанная Аликс, подогревала мое любопытство.
      Ни генерал, ни кузен барышни никак не могут её образумить, девица будто нарочно делает всё наперекор им. Воистину, подобное поведение подобно безумию. Обычно столь строптивые барышни высоко ценят свою репутацию и любят выглядеть неприступными, предоставляя поклонникам совершать ради них безрассудства, но не наоборот! Прежде чем ответить на знаки внимания, они изведут поклонника, всласть наглумившись над его чувствами.
      Кира Северина неспешной походкой вошла в комнату. Траурное платье очень шло барышне, и она, похоже, хорошо понимала это. Странно, что мадемуазель не успела переодеться. Ведь лицо ее, озаренное лукавой улыбкой, уже не выражало былой скорби.
      -- Я, наверно, была последней, видевшей Кравцова живым, -- произнесла она печально. - На балу в ресторации я предложила ему совершить ночную прогулку. Поскольку я умею быть очень настойчивой, -- барышня гордо улыбнулась, -- и он не смог мне отказать... После бала я вернулась на квартиру переодеться в платье для верховой езды, Кравцов заехал за мной около двух часов ночи. Объясниться не получилось, Кравцов снова отверг меня, он даже был несколько груб, -- она обиженно надула губки.
      -- Что было потом? - спросил я.
      -- Я поскакала прочь. Разумеется, мне стало понятно, что Кравцов будет беспокоиться, как я доберусь домой и последует за мной, -- продолжала она. -- Он сопровождал меня почти до самого дома, а потом повернул назад, -- в ее голосе прозвучало нескрываемое возмущение, -- Меня охватило изумление: почему Кравцов решился вернуться в горы? Ночью! Но, понимая, что там его не может ждать романтическое свидание, вскорости позабыла об этом...
      Северина разрыдалась. Не узнай я новостей от Аликс, то поверил бы в искренность ее слез.
      -- Если бы я вела себя сдержаннее, если бы я просто поговорила с ним, не навязывая вновь свои чувства... Возможно, Кравцов был бы жив! - вздыхала она.
      В гостиную вошёл опекун барышни. Племянница улыбнулась в ответ на суровый взгляд дядюшки.
      -- Я готова послушаться и сменить траурный наряд! -- весело произнесла она. -- Надеюсь, мои слова удовлетворили интерес господина Вербина, и я могу удалиться?
      -- Благодарю, мадемуазель, вы мне очень помогли, -- ответил я.
      Барышня вопросительно взглянула на опекуна, прося позволения оставить нас.
      Дядюшка кивнул, и барышня спешно скрылась за дверью.
      -- Одни огорчения с этими несносными детьми, -- проворчал он, -- моя покойная супруга их слишком избаловала... Признаюсь, я рад, что моя племянница больше не будет выставлять себя на посмешище! -- добавил он по-военному прямо.
      Похоже, его не волновало, что я веду следствие смерти Кравцова. Уверенность, достойная невиновного? Неужто записать генерала в подозреваемые? Выходит, я стал слишком мнительным.
      -- Нет-нет, вы не подумайте, что меня радует смерть доблестного офицера! -- спешно добавил Северин. -- Всем сердцем желаю вам отыскать убийцу!
      -- Позвольте узнать, вы были лично знакомы с Кравцовым? Для меня важна любая помощь, -- произнес я настойчиво.
      -- Разумеется, я вздрагивал от одного его имени! -- воскликнул генерал. -- Хотя уважал благородство Кравцова, которое не позволило ему воспользоваться поведением моей дочери... Признаюсь, в душе я сочувствовал ему, никому не пожелаю попасть в подобную щекотливую ситуацию... Эх, дети -- сплошное огорчение! -- он махнул рукою. -- А сын мой завязал знакомство со старым плутом Ламанским, мой мальчик такой доверчивый! Его могли обобрать до нитки! Обычно такие злодеи собирают компании шулеров, в которые втягивают юнцов, а потом обыгрывают их до подштанников, простите за прямоту... Прошу вас обратить особое внимание на Ламанского. Его дела не чисты, всякий понимает, но, как говорится, не пойман - не вор! Эх, в наше время -- такого сразу в острог!
      Северин раздраженно махнул рукою, кляня распущенность современных нравов.
      -- Вы хотите сказать, что ваш сын дружен с Ламанским? -- осторожно поинтересовался я, опасаясь обидеть собеседника.
      -- Слава Богу, общение моего сына с этим жуликом прекратилось, -- вздохнул генерал, -- они не были друзьями, но сын иногда бывал в гостях у Ламанского, когда тот жил в Пятигорске... Признаюсь, мне это не нравилось... Вы можете сами расспросить Василия... Эх, скорей бы следующая экспедиция, там под пулями он быстро перестанет думать о всяких глупостях... Вы бывалый офицер, Вербин, меня поймете...
      Я задумался, проникшись пониманием к усталому отцу.
      Надеюсь, в скорости у нас с Ольгой будут дети. Мне даже страшно представить, как придется заниматься их воспитанием, на одних гувернеров полагаться не стоит.
     

* * *

      Корнет Василий Северин разделял тягу сестры к авантюрам. Я узнал в нем тех молодых людей, которых непрестанно тянет ввязаться в сомнительное приключение. Они мечтают о больших подвигах, а совершают мелкие шалости. Меня порадовало, что молодой Северин не из числа, так называемых вольнодумцев, поносящих традиции наших отцов, без зазрения совести променяв их на идеи безумцев. Их глупости вызывают у меня неприкрытое раздражение. Выслушивать надменные бредни сейчас было бы превыше моих душевных сил.
      -- Полагаю, служба сыщика весьма интересна! -- пылко воскликнул корнет. -- Какое, наверно, отрадное чувство, когда злобный убийца оказывается в вашей власти...
      Признаюсь, мне было приятно услышать столь лестный отзыв о моей службе, обычно сыщиков любят не больше городских жандармов, сочиняя пошловатые байки. Однако стоит только весельчакам встретиться с сыщиком лицом к лицу, былая бравада и насмешки исчезают, уступая место неприкрытому страху, который заставляет их изливаться льстивыми речами и пресмыкаться пред теми, над которыми они недавно хохотали в светских гостиных.
      -- Вы правы, я испытываю необъяснимую радость от долгожданных догадок, -- честно признался я.
      -- Вы расследуете убийство Кравцова? -- с нескрываемым любопытством спросил Северин. -- Моя несчастная кузина любила его, -- он печально вздохнул, -- мы с отцом напрасно пытались ее образумить...
      Он печально развел руками.
      -- А вы были лично знакомы с Кравцовым? -- поинтересовался я.
      -- Да, я знал его, мы виделись в общих компаниях, только и всего, -- спешно ответил юноша.
      Спешная речь всегда может оказаться ложью.
      -- А господин Ламанский... говорят, они с Кравцовым не ладили... -- вслух размышлял я.
      Разумеется, я не слыхал ничего об этом, мне лишь хотелось разговорить Василия Северина. Не оставалось сомнения, что честолюбивый малый, немедля захочет проявить себя, если ему, действительно интересна служба сыщика.
      -- Вы совершенно правы! -- уверенно произнес Северин. -- Я готов открыть вам тайну... Ламанский желал заполучить государственные бумаги, которые были у Кравцова...
      Новость оказалась весьма неожиданною, сразу я не сумел сообразить, верить ли мне словам собеседника.
      -- По какой причине? -- спросил я.
      Довольный собою Северин продолжал свой рассказ.
      -- Ламанский желал, чтобы граф Апраксин занимался поиском бумаг, а его не донимал! -- важно произнес он. -- Ламанский хотел бросить подозрения в воровстве на турка. Началась бы суета в тайной канцелярии, и Апраксин надолго позабыл бы о Ламанском...
      Северин гордо смотрел на меня.
      -- Весьма занятно! Вы мне очень помогли! Позвольте узнать, откуда вам известно столько любопытных фактов? -- поинтересовался я.
      Пожалуй, этого вопроса мой собеседник не ожидал. Северин замялся и стушевался.
      -- Я бывал в гостях у Ламанского, он весьма разговорчив за карточным столом... -- также спешно пробормотал он.
      Карточный стол? Весьма любопытно. Думаю, опасения его отца оказались не напрасны. А как же долги? Неужто юный Северин оказался достаточно благоразумным, чтобы не спустить все свое отцовское содержание на годы вперед? Держу пари, что карточное жульничество не основное занятие господина Ламанского.
      Решив, что его объяснения не вызвали у меня подозрений, Северин продолжал.
      -- Но я бы обратил внимание на турка... Зачем Ламанскому убивать Кравцова? Если он убийца, почему не исчезли бумаги, -- заметил он твердо.
      Интересно, а откуда он знает, исчезли бумаги ли нет?
      Беседа с Севериным вызвала у меня множество вопросов. По дороге домой я погрузился в размышления. Василий Северин рассказал очень много. Не думаю, что Ламанский оказался столь откровенен за карточным столом, обычно такие люди не склонны делиться своими делами с первыми встречными партнерами в карты.
      Как Северин мог узнать о том, что Ламанскому нужны бумаги Кравцова? А не ему ли Ламанский велел выкрасть их? Если бы Северину это удалось, граф Апраксин, наверняка, сказал мне об этом -- ведь это стало бы единственным весомым мотивом убийства Кравцова, в такой ситуации, действительно, все подозрения пали бы на турка... Любопытно, что за бумаги? Полагаю, что речь идет не о тех бумагах, которые отдали Селиму... А вдруг Ламанский подговорил Северина рассказать мне легенду о бумагах... Кстати, а что помешало бы Северину исполнить волю Ламанского - убить Кравцова? Отыскать на Кавказе наемного убийцу для свершения темного дела не составляет труда...
      Мне вдруг вспомнились слова Аликс о том, что призрак кого-то хранит... Выходит, он занят своей миссией защиты настолько, что не может помочь нам в следствии... Значит, защитить кого-то для него важнее кары убийцы, защитить того, кому угрожает серьезная опасность... Неужто сестре? А вдруг кому-то еще? Нередко призраки берут под свою защиту тех, с кем не были близки при жизни... Другой мир диктует иные правила... Я прервал цепь рассуждений о призраках, понимая, что слишком увлекся... Не стоит предаваться фантазиям, нужны точные факты, даже в мистике!
     
     

Глава 7

Зову я тени тысячи часов

     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Юрьев выглядел весьма недовольным. Офицер взволнованно расхаживал по комнате, скрестив пальцы рук в замок.
      -- Дела у нас идут вяло, -- вздыхал он, -- а теперь еще доктор Майер лезет со своей мистической чепухой!
      -- Вы о чем? -- поинтересовался я.
Кисловодск 19 века
Автор неизвестен
      -- Разве вы не знаете? -- удивился подполковник. -- Он собрался поймать убийцу при помощи спиритического сеанса, медиумом которого станет ваша свояченица. Удивляюсь, как этот плут сумел убедить разумную барышню принять участие в столь сомнительном предприятии!
      Жандармский офицер с возмущением покачал головой, сетуя на наглость своего недоброжелателя. Я оказался удивлен не меньше Юрьева.
      -- Достопочтимый господин Майер уверился, будто призрак Кравцова должен сам разоблачить злодея, -- насмешливо закончил речь мой собеседник. -- Время и место сеанса держится в строжайшей тайне... Каков умелец наш эмпиритик*!
     
      ____________________
      * Эмпиритиками в XIX веке называли врачей-шарлатанов, лечащих больных при помощи магических ритуалов, пренебрегая обычной медициной. Это "учение" получило широкое распространение во Франции, где были основаны школы эмпиризма.
     
     
      Несмотря на возмущение поступком доктора, я не посмел бы усомниться в его врачебных умениях и назвать эмпиритиком. Не известно ни одного случая, чтобы он лечил больных при помощи колдовства. Надо отдать должное, доктор Майер не практиковал на больных свои мистические искания.
      -- Не удивлюсь, если выяснится, что Майер лечит больных в традициях эмпиризма, -- произнес Юрьев уверенно, -- Я слышал, доктора-эмпиритики надевают больным горшок на голову, а спину метут помелом...
      -- Могу держать пари, что Майер не практикует подобные ухищрения, -- твердо прервал я его речь, поскольку считал злословие за спиною делом низким и недостойным, -- и, как вы можете понять, меня сейчас интересует совсем иное...
      Я не ожидал подобной выходки от своего старого приятеля. Неужто Майер не разумеет, какой опасности подвергает Аликс? Суеверным может оказаться любой, даже убийца. Впрочем, когда человеку грозит опасность разоблачения, он начинает опасаться всего, даже призраков, хотя раньше никогда не верил в существование мистических явлений.
      Не задумываясь, я поспешил домой, дабы образумить Аликс. Почему она столь резко поменяла мнение о спиритизме? Мне особенно хотелось задать трепку Майеру, поправшему все законы благоразумия.
      Удивительно, но представилась прекрасная возможность осуществить задуманное. Вернувшись домой, я застал у нас доктора Майера за непринужденной беседой с моими дорогими барышнями.
      -- Юрьев сказал, что вы собрались организовать спиритический сеанс, -- произнес я сурово, -- почему без моего ведома?
      Ольга возмущенно взглянула на доктора, сурово поджав губки. Молчание моей супруги стало красноречивее любых обвинений.
      -- Я тоже ничего не знала! -- воскликнула Аликс.
      Майер замер вопросительно глядя на меня. Мы молча ждали ответа. Доктор с трудом поборол чувство замешательства.
      -- Наверное, вот в чем дело! -- задумался он. -- Одна моя пациентка, весьма болтливая пожилая дама, очень живо расспрашивала меня о талантах Аликс. Дама сказала, что было бы весьма любопытно, организовать спиритический сеанс, на котором призрак Кравцова мог бы разоблачить злодея... Я сказал, что давно пытаюсь уговорить Аликс стать медиумом, но барышня не соглашается... На этом дело и закончилось...
      Теперь доктор Майер окинул нас укоризненным взглядом. Меня охватило неприятное чувство неловкости. Не стоило бросаться обвинениями, так и не разобравшись в ситуации. Виной всему беспокойство за судьбу Александры.
      -- Подумать только, как легко разносятся сплетни! -- возмущенно воскликнула Ольга.
      -- Это не сплетни, а логика господина Юрьева! -- проворчал доктор. -- Я не ошибся? Кто бы еще сумел выдумать про меня подобный вздор! Чего ожидать от жандармского тугодума... Надеюсь, он не обвинил меня в заговоре при помощи магии?
      Майер не иронизировал, полагая, что недалекий умом недоброжелатель и не такое придумает.
      -- Право, доктор, забудьте! -- весело произнесла Ольга.
      Она всегда умела снять воцарившееся напряжение.
      -- Мы восхищены вами. Большая редкость встретить человека, имеющего склонность к мnbsp; -- Мне бы хотелось побеседовать с вами, -- в ее голосе звучал надрыв, -- прошу вас составить мне компанию во время прогулки...
истицизму, но при этом не потерявшего разумных взглядов, -- добавила она с улыбкой.
      Доктор поблагодарил Ольгу за добрые слова. Грядущая непринужденная беседа помогла позабыть о неловкой ситуации. Однако беспокойство за Аликс не покидало меня.
      Когда Майер ушел, а Аликс отправилась на прогулку по маленькому саду, я виновато произнес:
      -- Я начинаю жалеть, что втянул Александру в свое предприятие...
      Моя супруга, положив голову мне на плечо, не спешила с ответом.
      -- Поначалу я была против, но... раз уж Аликс захотелось, -- неспешно произнесла она, -- Я, понимаю, это удивительная возможность утереть нос всем светским дурочкам! -- в голосе Ольги звучало торжество. -- Барышне негоже прятать свои таланты, о которых другие и мечтать не смеют! Наоборот, свои умения, недоступные для других, надобно всячески проявить! Пусть все позеленеют от зависти!
      Ольга права, и я уверен, что Аликс сама понимает свои успехи. Я искренне радовался, видя какое впечатление дар нашей барышни нынче производит в обществе, к ее дару начинают относиться с уважением.
     

* * *

      Юлия Кравцова прислала мне тревожное послание, в котором настойчиво просила придти, намекая, что была бы рада видеть Александру. Понимая, что дело касается моего следствия, я не смел медлить.
      Госпожа Кравцова встретила меня с заплаканными глазами.
      -- Кто-то ночью кинул мне в окно эту брошь! -- спешно произнесла она, протягивая мне изящный букетик из эмали.
      Видя мое недоумение, барышня поспешила объяснить.
      -- Это моя брошь я подарила князю, он носил ее как талисман, приколов к нательной стороне одежды. Вышегородцев никогда не расставался с моим подарком!
      Я внимательно осмотрел брошь. Невозможно было не заметить, что вещица сильно погнулась. Нетрудно догадаться, что от встречи с пулей.
      Аликс молча взяла брошь. Ее лицо не дрогнуло от волнения, но тень удивления промелькнула. Подержав предмет на ладони, она вернула его Кравцовой.
      -- Человек с рыжими волосами, -- произнесла Аликс, прикрыв глаза, -- мертвый человек с пистолетом... Снова ночь...
      Кравцова испугано смотрела на Аликс.
      -- Что значат эти слова? -- спросила она с нетерпением.
      -- Я увидела рыжего человека с пистолетом, -- напряженно произнесла Аликс, -- и этот человек уже мертв... давно мертв...
      -- А князь? -- спросила Кравцова. -- Он жив?
      -- Не знаю, -- Аликс печально покачала головой.
      Признаюсь, видение Александры поразило меня не меньше. Человек, который давно мертв, что бы это значило?
      Наше недоумение помог развеять Сергей Вышегородцев, пришедший навестить "дорогую кузину", как он называл невесту своего брата.
      -- Вы говорили о каком-то рыжем? -- спросил он.
      -- Да, -- уверенно произнесла Аликс, -- вы можете счесть мои слова бредом безумной, но я видела рыжего человека, стрелявшего в вашего брата... но этот человек уже мертв...
      -- Помнится, в прошлом году Алексей вступил в схватку с рыжим контрабандистом, промышлявший торговлей оружием черкесам... Брат застрелил его... -- задумчиво произнес Сергей.
      -- Все верно, -- подтвердила Юлия его слова, -- как я могла забыть об этом...
      -- Странно, что давний призрак явился к вам, -- удивился Вышегородцев. -- Он ничего не говорил?
      Александра виновато развела руками.
      -- Значит, брошь погнулась из-за пули контрабандиста, -- пояснил я, -- и спасла жизнь князю. Александре явился призрак противника Вышегородцева, который, если философствовать, погиб из-за броши... Если бы не подарок невесты, князь бы не успел сделать ответный выстрел, стоивший контрабандисту жизни...
      -- А откуда эта брошь? -- изумился Сергей.
      -- Мне бросили в окно ночью, -- ответила Юлия кратко, забирая брошь.
      Вышегородцев перевел на меня испуганный взгляд.
      -- Вы должны приставить надежную охрану для госпожи Кравцовой! -- воскликнул он. -- Это, наверняка, происки злобного убийцы...
      -- Госпожа Кравцова находится под охраной со дня убийства! -- ответил я.
      -- Я требую охрану и для себя! -- добавил Вышегородцев. -- Мне боязно выходить на улицу... Но и это не защита, меня могут застрелить через окно...
      Молодой человек не преувеличивал, говоря о своем страхе. Вышегородцев уже не принимал участия в кутежах и покидал ресторацию засветло, не дожидаясь окончания веселья. Он всегда просил кого-нибудь из казаков сопровождать его до квартиры, не скупясь на оплату.
      -- Вас убьют, если вы будете много болтать, -- мрачно заметил я.
      -- Я нем как рыба! -- воскликнул Вышегородцев. -- Но я чую, будто чьи-то глаза следят за мною! Вы представляете, каково жить в постоянном страхе?
      -- Прошу вас, хватит жалеть себя! -- сурово перебила его Кравцова. -- Взгляните на меня, мое сердце разрывают горе, боль, ненависть, отчаяние, но не страх...
      Она одарила Вышегородцева презрительным взглядом. Статно выпрямившись, хрупкая барышня была выше Сергея, который выглядел весьма жалко рядом с нею.
      -- А вы думаете, меня не ранит горечь утраты? -- ответил князь. -- Что постыдного в том, если я опасаюсь за свою жизнь? Разве это уменьшает мое беспокойство за судьбу брата?
      Кравцова устало опустилась в кресла. Она уже не могла плакать.
      -- Оставьте меня, прошу вас! -- обратилась она к Вышегородцеву. -- Мы с вами никогда не ладили! Напрасно вы пытались стать моим другом! Общее горе не сблизит нас, а лишь вызовет большую ненависть друг к другу!
      Ее голос звучал виновато, но настойчиво.
      Вышегородцев печально смотрел на "дорогую кузину".
      -- Я знаю, что вы считали меня легкомысленным и недостойным своего брата, -- произнес он, -- да, мне чужды многие добродетели. Я послушаю и не стану докучать вам, но не сомневайтесь в искренности моих чувств и стремлений поддержать вас в трудные минуты! Возможно, потом вы измените свое мнение о моей скромной персоне... А, если Алексей окажется жив, в чем я не сомневаюсь, его возвращение сможет сделать нас друзьями...
      Поклонившись, Вышегородцев спешно вышел из комнаты. Выходя, он обернулся, бросив на "дорогую кузину" взгляд полный печали.
      -- Каков паяц! -- проворчала Кравцова. -- Мне кажется, если бы не трусость, он даже бы не заметил исчезновения брата... Нет, я делаю поспешные выводы. Разумеется, он бы заметил, что брата нет рядом, когда спустил бы все деньги! Простите, что не удалось сдержать чувств...
      Барышня не могла унять гнев.
      -- А вас не беспокоит судьба Сергея Вышегородцева? -- спросил я.
      -- Уверяю вас, все его беспокойства напрасны! -- твердо ответила она. -- Кому надобна его жизнь?
      Кравцова горько рассмеялась.
      -- Признаюсь, я не чувствую за собою никаких наблюдений, -- произнесла она, -- а ведь убийца мог заподозрить, что я весьма осведомлена в делах жениха...
      Взаимной неприязни между двумя разными людьми, которых связал один общий человек, избежать почти невозможно. Вышегородцев младший являлся олицетворением всех дурных качеств, которые Кравцова не выносила.
      -- Братья совершенно непохожи, -- будто в ответ на мои мысли произнесла она, -- не считайте меня любительницей злословья... Уверяю вас, Сергей всегда отзывался обо мне более нелестно, он даже уговаривал брата оставить меня. Я казалась ему скучной и слишком добродетельной!
      Нетрудно понять, что в слово "добродетель" любитель кутежа считал наибольшим злом.
      -- Вы можете спросить Вышегородцева, -- продолжала Кравцова, -- он не сумеет долго носить маску учтивости даже пред вами и обрушит на вас поток ядовитого злословия о моей персоне... Удивительно, как ему удалось не рассмеяться мне в лицо, когда я попросила его уйти! Замечу, "дорогой кузен" навестил меня лишь для того, чтобы соблюсти приличия в глазах общества. Вчера на пикнике кто-то прилюдно пожурил его, что он совсем позабыл о своей "кузине"...
      Красавица высказала нам все, что долго скрывала. Нередко неутешное горе заставляет нас позабыть о тягостных правилах. Нескоро спохватившись, мадемуазель Юлия взволновано произнесла:
      -- Надеюсь, все разрешиться благополучно...
      Она не пояснила, к чему относятся эти слова.
      -- Позвольте узнать, известно ли вам о знакомстве вашего жениха с господином Ламанским? -- поинтересовался я.
      -- Ламанским? -- переспросила Кравцова. -- Личность знаменитая, но я не припомню, говорил ли князь мне о нем... Ламанский... Ах, да... Я слышала это имя от брата... Да, совсем недавно...
      Ее печальное лицо оживилось, погрузившись в воспоминания.
      -- Да, брат говорил мне про "плута Ламанского" пару недель назад, когда тот приехал в Ставрополь... Он сказал "приехал плут Ламанский, значит, дело нечисто"... Но я никогда не расспрашивала его... Брат делился со мною чувствами, но не делами... Как они в этом были схожи с князем Вышегородцевым, -- Кравцова грустно улыбнулась, вздыхая о прошлом.
      -- А о Василии Северине ваш брат не упоминал? -- поинтересовался я.
      -- Упоминал, говоря, что он неплохой парнишка, но слишком жаждет книжных приключений, за что и нашел неприятность, -- вспомнила Юлия, -- помню, Северин однажды заходил к нам в гости в Пятигорске... Они засиделись с братом допоздна, и Северин остался у нас переночевать...
      Весьма глупо поступил Северин, отрицая свое знакомство с Кравцовым. Слишком просто проверить.
      -- Вы были свидетелем их беседы? -- спросил я.
      -- Недолго, -- ответила Юлия, -- насколько я помню, мы говорили о всякой чепухе... Потом меня начало клонить в сон, и я оставила их.
      Кравцовой не хотелось расставаться с нами. Мы стали для нее долгожданными собеседниками, способными понять истинные чувства души, живущей в ожидании добрых вестей, надежды на которые с каждым становится все меньше. Пожалуй, барышне помогало и то, что мы искренне пытаемся ей помочь и дарим живительную надежду найти любимого живым и невредимым.
     
     

Глава 8

Слова, что обличают много лет

      Из журнала Константина Вербина
     
      Вопрос знакомства молодого Северина с Кравцовым не давал мне покоя. Неспроста юный искатель приключений попытался утаить от меня сей любопытный факт. Весьма глупый поступок, который бросил на корнета большее подозрение. Неужто он не догадался? Весьма любопытно, так ли наивен сын бывалого генерала?
      С Василием Севериным я имел честь побеседовать вечером в ресторации. Он сам подошел ко мне, дабы полюбопытствовать о ходе следствия.
      -- Увы, пока я не могу поделиться с вами новостями относительно убийства вашего приятеля, -- ответил я.
      Северин замер, побледнел, но мгновенно совладал с собой.
      -- Глупо было вас обманывать, -- произнес Василий натянуто, -- тем самым я сам вынудил себя пойти на откровенность... Возможно, единожды солгав, я утратил ваше доверие...
      -- Не стоит делать поспешных суждений, -- возразил я добродушно, -- буду рад услышать ваш рассказ...
      -- Предлагаю выйти на воздух, -- произнес Северин, переведя взор на Ламанского, беспечно занятым за зеленым сукном карточного стола.
      Я не возражал.
      -- Тогда я сильно проигрался, и Ламанский вынудил меня украсть бумаги Кравцова. Тем самым он хотел посрамить Апраксина, -- произнес Северин шепотом, оглядываясь по сторонам, замечу, испуганным мой собеседник не выглядел, -- я пришел с визитом к Кравцову, Ламанский сказал, что бумаги у него. Он даже сумел как-то выведать, где Кравцов хранит их... Ламанский дал мне отмычку от того самого комода... Я должен был подсыпать снотворного Кравцову...
      Северин выждал паузу, дабы убедиться, что я улавливаю его слова. Я кивнул, с нетерпением ожидая развязки необычной истории.
      -- Но Кравцов раскусил меня, -- продолжал Северин, в его голосе звучала досада, -- тогда он подговорил меня передать Ламанскому ложные документы... Кравцов ради такого дела дал мне денег на покрытие долга... Спешу заметить, с тех пор я утратил к картам всякую страсть...
      Рассказ, действительно, оказался любопытным. Я молчал.
      -- Увы, я так и знал, что вы мне не поверите, -- вздохнул мой собеседник.
      -- От чего же, -- ответил я, -- все может случиться, но...
      Я прервал свою речь нарочно, дабы вызвать волнение Северина. Его лицо было на удивление спокойно, будто бы его не занимало, поверил я или нет в его речи...
      Мы вернулись в зал ресторации, вновь лицезреть очередной вечер водяного общества, от однообразия которых меня клонило в сон. Не понимаю, как моей Ольге удается видеть в них множество различий. Александре разделяла мое мнение, только танцы веселили ее. Хотя недавний танец доставил Аликс некоторое огорчение, она обиженно пожаловалась Ольге, что кавалер едва не поцарапал ей спинку перстнем, надетым камнем во внутрь ладони. Непростительная оплошность!
      Меня особенно беспокоили концерты, даваемые юными барышнями. Мало кто из них, действительно, приятно исполняет романсы. Впрочем, бывает и хуже, когда барышни начинают декламировать свои стихи, обычно мрачноватой тематики, вроде "и он придет к моей могиле...". Как глупо, ведь эти особы ни разу не сталкивались со страданиями, которые вызывает потеря любимых. Они вообще ни с чем не сталкивались!
      Так и в этот вечер, одна из томных барышень читала нам свои печальные стихи. Наша Аликс взирала на чтицу с недоумением, а Нина Реброва, с гримаской скуки, что-то шептала ей, наверняка, свое нелестное мнение о стихах.
      Я не вслушивался в декламируемый текст, меня больше занимали господа подозреваемые. Каждый из них усиленно держится так, будто случившееся не имеет к нему никакого отношения. Иногда они бросают на меня взволнованный взгляды, в которых читается "вы же не полагаете, что я -- убийца?". Даже уверенный Ламанский, поглощенный игрою, один раз одарил меня подобным взором.
      Не знаю, сколько правды в словах Северина, но верно то, что Кравцов затеял весьма любопытную игру. Что он хотел сделать? Какие цели преследовал? Может именно эта игра стала причиною его смерти? А не мог ли он затеять двойную игру? Нет-нет... Почему нет? Я обругал себя за пристрастность... Только факты... Факты? Я перевел взор на Аликс... А ведь послания с того света иногда тоже можно счесть фактами... Нужно лишь суметь их верно истолковать!
      Меня поразила весьма милая беседа Жервье и барышни Севериной, вернее, с каким вниманием и участием она слушала его речи. Несчастный влюбленный изливал душу обычно безразличной ко всем особе, которая понимала его чувства. Неужто пережитое разочарование в любви способно научить сострадать?
      Госпожа Кравцова старалась держаться в стороне, но не отказывалась от внимания весьма настойчивых поклонников, готовых облегчить ее страдания. Она со скромной улыбкой вела с ними неспешные разговоры. Я заметил одного человека неопределенного возраста, неприметной наружности, очень сутулого, который внимательно наблюдал за Кавцовой, не смея подойти. Он, верно, почувствовал на себе мой взгляд и, сообразив, что я заметил его интерес к Кравцовой, чем сильно смутился.
      -- Кто этот человек? -- спросил я Алексея Федоровича Реброва.
      -- Один из моих постояльцев, но, увы, никак не могу припомнить его имени, -- виновато ответил хозяин дома с мезонином, -- человек не бедный, но тихий и скромный... Наверняка из помещиков, решивший повидать Кавказ... Обычно такие люди склонны к крайностям -- либо держатся чересчур настороженно, либо пускаются во все тяжкие...
      Не могу понять почему, но неприметный господин средних лет вызвал у меня интерес. Пожалуй, я единственный, кто его приметил...
      Весьма любопытный и пугающий случай произошел с Сергеем Вышегородцевым. Он подошел к зеркалу в ресторации, дабы взглянуть на свой безупречный облик, как по стеклу пробежала трещина...
      Молодой князь закрыл рот ладонью, дабы сдержать крик ужаса. За его спиною пробежал шепот гостей "Верно, к смерти". Обернувшись, он встретился взглядом с Аликс, и спешно отвел взор. Взволновано оглядевшись по сторонам, Вышегородцев выбежал из ресторации.
      -- Он обречен? -- спросил я Александру, когда мы ехали домой.
      -- Когда зеркало треснуло, я увидела князя повешенным, -- ответила она взволновано, -- будто бы он бежит, потом спотыкается и сразу виселица...
      Ольга испуганно взглянула на меня. Нет, мою супругу волновала не судьба Вышегородцева, ее волновали чувства Аликс. Каждое видение сестры Ольга переживала как впервые.
      -- Ох, уж эти видения и предсказания, -- шепнула она мне устало.
      -- Милая моя Ольга, спешу заметить, что в юности вы весьма неплохо гадали подругам, -- заметил я с улыбкой.
      Я завел сей разговор, дабы сменить неприятную тему.
      -- Верно, -- поддержала Аликс, -- Ольга весьма точно предсказывала будущее...
      -- Все мои гадания были обманом, -- рассмеялась она, -- легко наврать с три короба, когда речь идет о замужестве...
      -- Не только, -- возразила Аликс, -- помнишь, как мы гадали с тобою на святки? Как выливали воск в воду, а ты разгадывала получившееся фигурки! Такие занимательные события нас ожидали!
      -- Аликс, мы же считали все игрою, -- возразила Ольга смущенно, -- и вскорости забывали об этих "гаданиях", потом даже не задумываясь, сбылись они или нет.
      -- Верно, мы принимали гадания за игру, но нам было так весело! -- возразила Аликс. -- Особенно, когда к нам заходили колядовать из деревни. Помню, как деревенские девчата принесли петуха и пшено, которое мы насыпали в кольца, потом девчата запели свадебную песню, а петух начал клевать из твоего кольца... Кстати, именно в том году ты и вышла замуж!
      Ольга пожала плечами, сама поразившись удивительному совпадению.
     

* * *

      Утром, приехав к Ребровым, я узнал, что неприметный постоялец съехал. Не понимаю причины, но я испытал сильную досаду. Почему серая персона привлекла мое пристальное внимание? Ведь никто, кроме меня, его не замечал!
      Я встретил Сергея Вышегородцева в парке, после исчезновения брата, он, верно, держался в стороне от общества, вздрагивая, когда к нему обращались. Слухи, что он не выходит из дому после наступления темноты также подтвердились.
      Завидев меня, князь настойчиво пригасил присесть рядом с ним.
      -- Мне совестно за проявленное малодушие в ресторации, -- произнес Вышегородцев, -- воистину дурной знак, но не стоит поддаваться суевериям, иначе они поработят нас...
      После видения Аликс я стал серьезнее относится к страхам юного князя. А вдруг именно его хранит душа Кравцова, вняв просьбе друга, желающего спасти брата, которого, находясь далеко, он не может защитить. Сможет ли призрак изменить предначертанное? А стоит ли? Признаюсь, я не стал бы тратить столько сил на спасение юного гуляки, который даже под страхом смерти не стал мудрее. Но родственники смотрят иначе, а для верного товарища нет ничего важнее просьбы друга, даже если это касается спасения весьма неприятной личности... Опять фантазии! Я обругал себя, так можно и до суеверий опуститься...
      -- Разрешите поделиться с вами некоторыми размышлениями, -- произнес Вышегородцев задумчиво, -- о Юлии Кравцовой! Все считают ее несчастным ангелом, потерявшей брата и возлюбленного... Неужто и вы настолько уверены в ней?
      Вышегородцев рассмеялся.
      -- Милые отношения между братом и сестрою искусная иллюзия, которую они создавали для общества, -- произнес он, -- глядя мне в глаза...
      -- Чем вызвано подобное мнение? -- поинтересовался я.
      -- Кравцов контролировал каждый шаг своей сестры, -- ответил Вышегородцев, -- он был тираном. Кравцов весьма настороженно относился к ухаживаниям моего брата за Юлией. Он не торопился давать согласие на их брак, полагая, что может появиться более выгодная партия. Он не желал опасности для сестры, которой могла подвергнуть служба мужа...
      -- Любопытно, ведь характер госпожи Кравцовой не кроток, -- заметил я.
      -- О том и речь, -- ответил мой собеседник, -- она мечтала поскорее вырваться из плена братца, ведь ни слезы, ни строптивый нрав не помогали Юлии убедить Кравцова ослабить свой контроль... Еще добавлю, что она не любила Алексея, рассматривая свое замужество как скорейший способ освободиться от опеки...
      Слова Вышегородцева повергли меня в раздумья. Если он прав, у Юлии Кравцовой был вполне весомый мотив убить брата, нередко даже самые близкие родственники совершают преступление, дабы заполучить долгожданную свободу.
      Пройдясь вдоль парковой аллеи, я увидел Жервье и Северину, они были настолько увлечены своею беседой, что не замечали прохожих.
      -- Как вы узнали, что я безответно влюблен? -- спрашивал Жервье.
      -- Переживший безответную любовь легко увидит друга по несчастью, -- печально ответила барышня.
      Никакой строптивости!
      -- Но кого могла полюбить Надин? -- недоумевал Жервье. -- Ее взгляд ни разу не задержался ни на ком!
      Тоже верное замечание.
      -- Не могу предположить... Но я попытаюсь узнать... Слуги все видят и слышать и за хорошую плату могут стать откровеннее, чем со своим хозяином, -- говорила барышня.
      Далее я отошел слишком далеко, чтобы слышать их разговор. Впрочем, мне было достаточно услышанного. Знал бы несчастный, на кого его променяли... А ведь узнает... Ловкая Северина нашла верный способ... Неужто она всерьез решилась помочь влюбленному? Хотя... какой прок от того, что он узнает имя соперника? Милее для любимой от этого не станет, только обозлиться на Надин. Всякий сочтет своего соперника хуже себя, даже если это не горец разбойничьего образа, а особа королевской крови. Да, верно, обозлиться... Может, именно эту цель преследует Северина, чтобы Жервье возненавидел объект своей любви... А, возможно, она уже знает, кто соперник...
      Далее мои мысли вновь заняла игра Кравцова, вскорости я понял, что окончательно запутался. Самым разумным было вернуться домой, любопытные взоры водяного общества не давали возможности сосредоточиться.
      Интересно выходит, в деле замешаны три семейства: Северины, Вышегородцевы и Кравцовы, будто некая игра трех кланов... Странное трио... А если взглянуть на дело именно так... Увлекательно выходит...
     
     

Глава 9

Твой свет лишь, как туман, что горы скрыл

      Из журнала Константина Вербина
     
      Я не терял надежды разыскать разбойника, о котором говорила Аликс, раньше убийцы, но понимал, что её видения не лгут. Я велел следить за Надин, надеясь, что она вновь отправится на свидание с Сайханом, но турецкая барышня ни разу не покидала дома. Меня стало терзать недоброе предчувствие, что она и Сайхан что-то задумали.
      Этой ночью произошла развязка печальной восточной сказки. Около полуночи в дверь постучали. В гостях задержался доктор Майер, и мы весьма увлеклись беседой. За окном снова лил дождь. Через минуту лакей ввел в гостиную промокшую и плачущую Надин.
      -- Сайхан, Сайхан, -- всхлипывала она.
      Ольга, не задавая гостье вопросов, немедля распорядилась горничной приготовить Надин горячую ванну, а кухарке заварить согревающий напиток, чем вызвала еще большее уважение доктора. Мы молча терпеливо ждали, когда барышня, согревшись и переодевшись, спуститься в гостиную и расскажет нам о причинах, которые привели ее в наш дом в столь поздний час. Ольга предложила Надин отдохнуть до утра, а потом вести беседы, но восточная барышня вежливо, но твердо отклонила предложение.
      Я догадывался, что виной всему смерть Сайхана, мои мысли подтвердили слова Аликс.
      -- Сайхана убили, -- уверенно произнесла она.
      -- А ведь, вполне вероятно! -- согласился Майер.
      Надин несмело вошла в гостиную. Ольга заботливо усадила ее в кресла. Мы молча ожидали, пока гостья, морщась, допьет горячий напиток.
      -- Благодарю, -- произнесла она, -- теперь я, действительно, согрелась...
      -- Может, вам прилечь отдохнуть? -- вновь предложила Ольга.
      -- Вы очень любезны, но мне бы не хотелось понапрасну терять время... Ведь вы желаете знать, почему я пришла к вам? -- медленно произнесла Надин. -- Я пришла к вам, потому что вы сыщик... -- спокойно обратилась она ко мне, -- сегодня ночью убили Сайхана...
      Барышня не могла боле сдерживать рыданий, она беспомощно закрыла лицо руками. Напрасно Надин пыталась свои унять слезы.
      -- Простите, -- прошептала она, пытаясь успокоиться. -- Сегодня ночью мы с Сайханом условились бежать. Он получил деньги, за какую-то работу... В условленный час я прибыла на место нашей встречи и... я нашла его мертвое тело...
      Надин вновь заплакала.
      -- Где это место? -- спросил я.
      -- Там, где убили русского офицера, -- ответила Надин, -- это место мне хорошо знакомо... Сайхан опасался, что я могу заблудиться...
      Я спешно поднялся с кресел.
      -- Ты поедешь в ночь и дождь? -- испугалась Ольга. -- Прошу тебя, обожди до рассвета! Не думаю, что кто-то решится выкрасть вашего мертвеца.
      -- Мой друг, ваша супруга права, -- настойчиво произнес доктор.
      Дождь в горах может стать опаснее вооруженного нападения, я решил подождать до рассвета. Майер остался у нас.
      Мы разошлись по комнатам. Я упал на кровать и уставился в потолок, гадая, на какие фигуры похожи тени, отбрасываемые свечой. В эту ночь они напоминали мне беспокойных призраков.
      Нежная ладонь Ольги легла на мое плечо. Она села рядом со мною и ласково произнесла, томно потягиваясь подобно дикой кошке:
      -- Мне бы очень хотелось, чтобы ты не сожалел о том, что не отправился в дождь к мертвецу.
      В голосе моей милой супруги звучало очаровательное лукавство.
      -- Надеюсь, мое живое тепло покажется тебе гораздо приятнее...
      Я вновь любовался ее прекрасным обликом. Ночное одеяние из полупрозрачной ткани, открывающей взору линии тонкого стана, подходит Ольге лучше любого бального платья. Ни одна женщина не заставляла мое сердце биться столь спешно. Я нежно заключил супругу в объятия, как хрупкую драгоценность. Теперь мои мысли были только о ней. Ольга обладает надо мною необъяснимой мистической силой. Достаточно лишь одного ее взгляда, чтобы я потерял свою волю...
     
      Утром я проснулся по обыкновению с первыми лучами солнца. Ольга сладко спала, откинувшись на подушках. Она была столь очаровательна, что я не удержался и поцеловал ее, погладив темные атласные локоны. Ольга сонно улыбнулась мне и, повернувшись на бок, пробормотала, вновь погружаясь в мир сновидений:
      -- Не оставайся долго среди мертвецов!
      Я поцеловал ее в едва приоткрытые губы, Ольга улыбнулась во сне. Она очень любит утренний сон, утверждая, что молодая дама не должна подниматься раньше десяти. Ольга единственная, чьи дамские штучки не только не вызывают моего раздражения, а более того умиляют.
      Когда я покинул Ольгу, Майер и Аликс уже сидели в гостиной, дожидаясь меня.
      -- Можно мне отправиться с вами? -- робко спросила Аликс.
      Она умоляюще смотрела на меня.
      -- Мадемуазель Надин может понадобиться помощь, -- ответил я. -- Поверь, это не прихоть. Твои слова утешения могут оказаться особенно важны для барышни, потерявшей любимого. Для нас Сайхан злодей, а для нее возлюбленный.
      Александра понимающе кивнула.
      Наскоро выпив кофе, я и доктор Майер отправились за телом Сайхана. Я послал своего слугу за местными жандармами, дабы помогли перенести тело.
      Сожаления, что дождь смыл любые следы, не отпускало меня. Доктор Майер ехал молча, боясь отвлечь меня от размышлений.
      -- Я напрасно пытаюсь вспомнить, где раньше мне доводилось слышать имя Сайхан, -- признался я доктору.
      Удивительно, почему это имя вдруг необъяснимо врезалось в мою память.
      -- Не знай я вашей проницательности, сказал бы вам, что это имя весьма распространенное, и не стоит задумываться о нем! -- ответил Майер. -- Но я готов держать пари, что вы задумались не зря...
      -- Вы очень высокого мнения о моих талантах, -- скромно ответил я.
      Неужто я кажусь столь проницательным?
      -- Отнюдь, уже к вечеру вы похвалитесь новой догадкой! -- уверенно заметил доктор.
      Нам не составило труда разыскать тело молодого черкеса. Он лежал на спине, раскинув руки. Безжизненные глаза смотрели в синее небо.
      -- Его застрелили, -- уверенно, произнес доктор, глядя на рану, -- выстрел сделан примерно шагов с четырех... Сразу понятно...
      -- Значит, Сайхан знал своего убийцу, -- задумался я, -- не думаю, что бывалый "хищник" подпустил бы к себе враждебного незнакомца.
      Майер со мною согласился.
      -- Вот незадача для многоуважаемого Юрьева, -- хохотнул Майер, -- схвати его люди черкеса живьем, им не пришлось бы думать о поиске того, кто заплатил ему за убийство... А что теперь?
      -- Пожалуй, это незадача уже переложена на мои плечи, -- заметил я.
      Майер ответил мне сочувствующим взглядом.
      Внешность и одежда убитого в точности совпадали с описаниями Аликс. К счастью, жандарм не заставил себя долго ждать, и мы без задержки перевезли тело в госпиталь.
      При обыске нам не удалось обнаружить европейский кинжал, принадлежавший князю Вышегородцеву. Увы, подобной вещи не было.
      Задумавшись, я снова окинул труп взглядом. Мой взор пал на руку покойника, на которой белел узкий шрам. Мысленно пронеслись слова Аликс: "Однажды Смерть уже коснулась его". Я вспомнил события семилетней давности, когда ещё служил в пехотном полку. Мы спасли мальчика, ставшего жертвой клановой вражды. У него была рана на руке, после которой остался этот шрам... Сейчас ему должно быть семнадцать. Убитому, похоже, столько же.
      -- Сайхан, -- повторил я его имя, постепенно вспоминая о прошлом, -- неужели, это ты? Увы, ты сам не сумел уберечь свою жизнь.
      Я накрыл мёртвое лицо покрывалом. Значит, князь Вышегородцев жив! Сайхан не смог убить того, кто спас ему жизнь. Хотя абсолютной уверенности не было. Я знал горцев, нарушавших кодекс чести своих предков, нанося ради золота удар в спину тем, которые однажды спасли их никому не нужные жизни.
      -- Похороните его до захода солнца, -- велел я.
      Невольно я проникся мистическим педантизмом Аликс.
      -- Ваше высокоблагородие, закат через два часа, -- сказал мне жандарм. -- Поспешить?
      Я не заметил, как пролетело время. Выходит, мы потратили весь день на мертвеца.
      -- Поспешите, -- ответил я.
      В моем голосе не звучала настойчивость, но, кажется, внимание к мистическим тонкостям заразно, и приказ поспешили исполнить с невероятным рвением.
     
     
      Из журнала Александры Каховской
     
      Надин поднялась позже Ольги. Она молча вошла в гостиную и села за пианино. Полилась незнакомая красивая мелодия, Надин запела протяжную песню на своем языке. Потом барышня вздрогнула и, осознав свою неловкость, спешно извинилась.
      -- Ваш дом гостеприимен и добр, -- произнесла она, -- но мне нужно идти...
      Ее лицо было бледным, голос дрожал.
      -- Мы воспримем с радостью ваше согласие задержаться, -- ласково произнесла Ольга, -- я отправила посыльного к вашему опекуну, дабы он знал, что вы у нас... Я не писала, что вы прибыли к нам поздно вечером...
      Она заботливо усадила гостью в кресла.
      -- Благодарю, -- улыбнулась Надин, -- но дядюшка, наверняка, догадался обо всем... Впрочем, мне уже безразлично...
      Надин опустила печальный взор.
      -- Я встретила Сайхана на прогулке, он заговорил со мною... Мы с ним легко подружились... Горец поведал мне о своих краях, о храбрых воинах, он рассказывал мне мудрые сказки предков...
      Я села рядом с Надин, взяв ее за руку. Не удавалось подобрать нужные слова утешения, но мой жест, похоже, придал восточной барышне сил. Она попыталась печально улыбнуться...
      Ольга с недоумением смотрела на Надин, неужто барышня, познавшая прелесть света, могла прельститься на сказки дикого мальчика. Почему она отвергла изящного француза ради жителя гор?
      Нам так и не удалось утешить Надин, неподвижное лицо которой казалось спокойным, но огромные черные глаза выражали истинные чувства, в них застыла невыносимая боль.
      Опекун явился лично. Они с Надин обменялись фразами на своем языке. Нетрудно догадаться, что опекун велел барышне немедля отправиться с ним домой, а она покорно согласилась.
      -- Благодарю, что оказали радушный прием моей дорогой Надин, -- поблагодарил турок, широко улыбнувшись. -- Отрадно встретить подобное радушие вдали от дома!
      Надин покорно последовала за опекуном, одарив нас на прощание благодарным взглядом.
      Далее на скорбной сцене явился еще один персонаж -- печальный Жервье. Он весьма удивился, застав у нас Надин. Потом шагнул к ней и произнес:
      -- Мне очень жаль...
      Но, смутившись, прервал свою речь.
      Турок одарил его насмешливым взглядом, уводя за собой послушную родственницу.
      -- Вербин еще не вернулся? -- просил Жервье. -- Мне бы хотелось поговорить с ним...
      -- Располагайтесь, -- приветливо ответила Ольга, -- не могу знать, когда вернется мой супруг...
      Мы с сестрой легко догадались, что Жервье знал о любви Надин, как же иначе объяснить его спешную фразу. А турка неловкость француза весьма позабавила.
     
     

Глава 10

Подобно облаку, растает миг

     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Сегодня я получил письмо от господина Селима с настоятельной просьбой приехать. Меня порадовало, что не придется вновь являться в роли незваного гостя, дабы задать необходимые вопросы.
      Турок встретил меня с нескрываемой радостью, чрезмерной даже для человека восточного, который не сочтет проявление эмоций грубым нарушением светского этикета. Радость Хамида вскорости уступила место волнению, вернее сказать, нескрываемому страху, удивительному для высокомерного господина, привыкшего не предавать значения мнению окружающих даже в чужом государстве.
      -- Мне угрожали! - сразу же перешел к делу мой собеседник.
      -- Простите, но я буду вам очень признателен, если вы подробнее расскажете мне об этой угрозе, -- попросил я.
      Селим взволновано потер ладони.
Кира Северина
Рис. Ferdinand Georg Waldmuller
      -- Как человеку восточных нравов мне неловко говорить о том, что мою племянницу едва не украл разбойник. Назовем именно "кражею" сей конфуз, -- турок желал укрепить именно эту версию, и, похоже, верил, что ему удалось. Бедняга не знал о силе сплетни водяного общества, -- Я возблагодарил Аллаха, что кто-то покарал злодея до того, как он исполнил бы свою низменную затею... Сегодня утром ко мне явился человек наружности весьма уродливой, но европейской, одетый в костюм горских народов и сказал, что намерен отомстить мне за смерть брата...
      Хамид сделал красноречивую паузу.
      -- Дитя шайтана осмелился угрожать мне! - возмущенно воскликнул он. - Как он посмел? -- турок запнулся. - Мне неловко говорить вам о том, что негодяй может привести угрозу в исполнение... Поймите, я опасаюсь не за свою жизнь... Я не желаю войны между нашими странами... Я страшусь за других, которые могут погибнуть...
      Разумеется, я не поверил в восточное красноречие Селима. Турок опасался лишь за свою жизнь, сомневаться не приходилось...
      -- Позвольте узнать, почему угрозы именно этого господина столь взволновали вас? -- поинтересовался я. -- Насколько мне известно, вы множество раз получали угрозы, над которыми смеялись...
      Мой вопрос поверг Хамида в раздумье. Турок сам не понимал, как незнакомец сумел вызвать у него панический страх.
      -- Этот человек не похож на других! -- твердо произнес турок. -- Видели бы его взор! Сам шайтан!
      Брат Сайхана? Невероятно! Я недоумевал. Неужто за эти годы объявился его брат? Если они и разбойничали вместе, почему брат не пришел на выручку Сайхану? Европейской наружности? Чтобы это значило? Уродливой? Возможно, для турка все мы кажемся уродливыми... Меня охватила несчетная череда вопросов.
      -- Я намерен потребовать защиты, -- произнес Селим.
      Меня удивили слова человека, окруженного компанией личных янычар*.
     
      ________________
      *Янычар - турецкий воин, воспитанный с детства. Обычно янычарами воспитывались пленные дети.
     
     
      -- Спешу вас заверить, вам выделят надежную охрану! - уверенно ответил я, полагая, что граф Апраксин немедля распорядится выделить людей для защиты важного политического гостя.
      -- Благодарю вас, -- турок в знак признательности склонил голову, весьма удивительный жест для восточного гордеца.
      -- Дабы разузнать о том злодее подробнее, мне надобно поговорить с вашей племянницей, -- настойчиво произнес я.
      Турок нехотя согласился.
      -- Надин очень напугана, -- произнес он, -- от страха она не может произнести ни слова, только плачет... Бедное дитя...
      Мое лицо и жесты выражали всяческое понимание.
      Послушная Надин немедля явилась на зов опекуна. Завидев меня, она немного оживилась, укрепившись в надежде, что убийца будет найден... Дядюшка, понимая, что в его присутствии разговора не получится, нехотя удалился, оставив нас пред взором своего слуги.
      -- Вы ищите убийцу, я знаю, -- тихо произнесла барышня, не поднимая взора.
      -- Совершенно верно, -- ответил я, боясь спугнуть собеседницу как охотник молодую лань, -- вы можете мне помочь, если честно ответите на мои вопросы...
      Я решил не говорить барышне о том, что ее убиенный возлюбленный сам совершил убийство и явно не одно...
      -- Я готова, -- бесстрастно ответила Надин.
      -- Говорил ли вам Сайхан о своем брате? - спросил я.
      Барышня вздрогнула и подняла на меня удивленный взор.
      -- Нет, Сайхан говорил, что остался один без семьи... -- ответила она уверенно. -- Почему вы решили, что у него был брат?
      Разумеется, дядюшка не рассказал Надин о незваном госте.
      -- Вы никого не встретили в тот вечер? - спросил я.
      Барышня отрицательно покачала головою.
      -- Было темно, лил дождь, -- ответила она.
      Меня занимал таинственный брат Сайхана. Неужто, действительно, объявился один из родственников? Но почему столь поздно? Я терялся в догадках. Европейской внешности, а вдруг кто-то из странников стал горцу названным братом? Известно множество случаев, когда образованные господа уходили жить в горы среди черкесских племен, предпочитая их суровую жизнь светским гостиным.
      -- Если явился кто-то, называющий себя братом Сайхана, -- Надин поняла мои мысли, -- я не смогу понять самозванец он или нет... Но зачем кому-то притворяться братом Сайхана? Я знаю, что мошенники выдают себя за родню умерших вельмож, но ведь Сайхан не был богат и знатен...
      Надин едва сдерживала слезы.
      А ведь барышня права. Зачем кому-то выдавать себя за брата горного хищника? Уверен, что вскорости братец явиться и ко мне, тогда я и получу ответ на терзающий меня вопрос.
      Поблагодарив Надин за помощь, я покинул сей гостеприимный дом.
      Яркое солнце, выглянувшее из-за тучи, ослепило меня, будто пытаясь подбодрить. Сев в коляску, я прикрыл глаза, подставив усталое лицо солнечным лучам. Мысли унесли меня. Да, первый луч солнца был единственным свидетелем убийства. Я спешно обругал себя за невольную философию, так при моей службе немудрено и спятить.
     
      Граф Апраксин был явно в дурном расположении, о чем свидетельствовало и мрачное лицо Юрьева, похоже, его вызвали незадолго до моего визита.
      -- Разумеется, турок получит охрану! - произнес генерал, выслушав мой рассказ, -- что касается внезапно объявившегося брата... Я уже имел честь услышать о нем... Он снимает квартирку на Кислых Водах... Говорят, лицом он очень некрасив, но на черкеса не похож... Откуда он взялся?
      -- Не имею чести знать, -- ответил я.
      Апраксин с раздражением махнул рукою.
      -- Может вы, подполковник Юрьев, хотите поделиться с нами своими соображениями? - спросил граф сурово.
      -- Никак нет... виноват-с, -- не очень бойко ответил Юрьев.
      -- А мои люди кое что сумели разузнать! - сурово произнес Апраксин. - Госпожа Кравцова ездила на ночную прогулку... Весьма странно для барышни, не так ли?
      -- Совершенно верно! - ответил Юрьев. -- Замечу, госпожа Кравцова весьма страдала от строгости брата-опекуна.
      По их оживленным взорам, я легко смекнул, что господа желают уцепиться за подозреваемую. Строптивая барышня, убившая своего брата-тирана, ради долгожданной свободы, а потом хладнокровно избавившаяся от наемного убийцы. Жестокость под маской нежности. Подобная версия будто создана для светской болтовни!
      -- Я бы не торопился с выводами, -- спешно произнес я, -- за нами пристально наблюдает господин Ламанский, поэтому мы не имеем права на ошибку. Особенно, когда дело касается чести барышни, -- твердо добавил я.
      Апраксин помрачнел.
      -- Ламанский с радостью разрушит любые косвенные улики, дабы выставить нас на посмешище, -- завершил я свою речь.
      Пожалуй, упоминание о давнем враге графа смогло спасти Кравцову от спешных обвинений, вполне вероятных в подобной ситуации.
      -- Чертов Ламанский! - воскликнул Апраксин.
      Подобная несдержанность в выражении чувств была весьма несвойственна хладнокровному графу. Как я заметил, только имя Ламанского могло вызвать у Апраксина нескрываемое раздражение.
      -- Увы, ваша версия слишком поспешная, -- сурово обратился граф к Юрьеву, -- Я хотел бы поторопить вас, Вербин! -- перевел он взор на меня. -- Я жду от вас доказательств... Нам не нужны неприятности из-за навязчивого Ламанского!
      Я кратко отрапортовал, что рад стараться, к своему стыду понимая, что у меня нет ни одной идеи. Увы, в моем распоряжении не было даже косвенных доказательств чей либо вины.
      -- Позвольте заметить, а брат убитого черкеса... -- попытался начать Юрьев.
      -- К дьяволу брата черкеса! -- раздраженно воскликнул граф. -- Вам надо охранять турка, вот и все... Не стоит предавать значения черкесскому братцу, он, явно, не свидетель убийства... Иначе бы не угрожал турку... Не поверю, что турок убил бы его собственноручно... А вот Кравцова... барышни иногда опаснее свирепого горца!
      Апраксин вздохнул, явно погрузившись в воспоминания своей бурной юности. Вернувшись из дорог прошлого, граф велел нам продолжить свои служебные дела, посетовав на нашу медлительность. Мне с грустью вспомнилось мое имение под Калугой - царство властной тетушки, обосновавшейся там в обществе десяти мосек, будто в своем родном доме. Если я потеряю службу, мне придется составить ей компанию. А ведь эта тетушка, единственный человек, которого я боюсь... Помню, в раннем детстве, когда она приезжала к нам с визитом я прятался в чулане, выходя только тогда, когда настойчивый гувернер вытаскивал меня оттуда к столу.
      Прогнав напрасные мрачные мысли, я приступил к делу. Следовало немедля разыскать объявившегося брата Сайхана. Я не разделял мнения Апраксина о полной непричастности нашего гостя к следствию убийства Кравцова.
     
      Брат Сайхана встретил меня насмешливой улыбкой, но весьма учтиво. Я отметил его дорогую одежду. Шторы комнаты были задернуты, только токая полоска света немного рассеивала мрак в комнате. Из-за полумрака мне не удалось разглядеть лица собеседника, поскольку после ранения мои глаза плохо видят при слабом свете. Я сумел рассмотреть лишь руку собеседника, на которую падал луч солнца, пробивающийся из щели между шторами.
      -- Позвольте узнать ваше имя, -- поинтересовался я.
      -- Меня зовут Странник, -- произнес он с иронией.
      -- Надеюсь, Странник, -- я сделал ударение на этом "имени", -- вас не затруднит уделить мне несколько минут?
      -- Я знаю, ты ищешь убийцу моего брата, -- произнес собеседник. - Да, ты когда-то спас жизнь Сайхану, я должен благодарить тебя...
      -- Не знал, что у Сайхана есть брат, -- произнес я не скрывая удивления.
      -- Не буду рассказывать долгую неинтересную историю, -- ответил брат, -- мы с ним названные братья, которые многое пережили вместе в одном опасном странствии... Судьба разлучила нас, и я давно искал Сайхана... Ты можешь представить мое горе, когда я узнал, что найдя брата, потерял его...
      -- Твое горе понятно, -- кратко ответил я. - Ты желаешь мести?
      По негласной воле собеседника я продолжил с ним беседу на "ты" в черкесской манере. Я не ошибся в догадках, предо мною оказался человек по собственному желанию выбравший жизнь по законам гор.
      -- Совершенно верно, я желаю справедливой мести, -- улыбнулся Странник, -- я знаю, кого ты подозреваешь в убийстве... Если ты не сумеешь узнать убийцу, я отомщу всем... По закону мести жизнь должна быть отомщена!
      Ежели наш гость тот, кем представился, у меня нет причин сомневаться в серьезности его намерений, поскольку мне довелось познакомиться с законами горных народов. Я безуспешно пытался всмотреться в лицо собеседника, скрываемое полумраком. Увы, после ранения мои глаза слабо видят в темноте. Возможно, его внешность была бы приятнее, если бы не шрамы на хмуром лице. Сколько ему лет? Он едва ли старше меня.
      -- Говорят, юный Вышегородцев боится убийцы? - насмешливо произнес Странник. -- Вместо того, чтобы мстить за брата, он трусливо прячется... А как бы ты поступил на моем месте? Я знаю, если бы убили кого-то из твоих родных, ты бы отомстил... Жестоко отомстил... Вы лживо притворяетесь мирными людьми, а на самом деле законы мести вам не чужды... Иногда ваша месть может стать страшнее удара кинжала... Вы любите обрекать людей на вечный позор... А вечный позор страшнее удара кинжала...
      Мне не нравились подобные рассуждения. Особенно я не желал слушать никаких предположений об убийстве моих близких.
      -- Поэтому вы решились избрать жизнь в горах? -- поинтересовался я.
      -- Да, законы черкесов, которые могут показаться жестокими, справедливее светской казуистики, -- твердо ответил он, -- я прожил в горах более пяти лет...
      -- Значит, вам неприятны светские люди, -- с пониманием кивнул я.
      -- Какое уважение может вызывать общество, которым правят ничтожества вроде Вышегородцева! -- с презрением произнес он. -- Я встречусь с ним! Не бойся, я не убью его... пока не убью...
      -- Зачем ты говоришь мне о своих желаниях мстить? - удивленно спросил я. - Ведь я могу помешать тебе...
      Мы спокойно смотрели в глаза друг другу. Я чувствовал, что собеседник не испытывает ко мне ненависти.
      -- Помешать? -- передразнил он. -- Дабы помешать, ты должен убить меня. Нет, ты не убьешь меня. Ты думаешь, будто мне что-то известно об истинном убийце, я для тебя возможный свидетель...
      Он рассмеялся.
      -- Мне понравилась женщина Вышегородцева, -- произнес "горец" задумчиво.
      -- Ты думаешь, что князь убит? - спросил я, мне стало неловко слушать комплименты госпоже Кравцовой.
      -- Не могу знать... -- ответил он печально, -- знаю только, что мой брат не посмел бы убить человека, спасшего его жизнь...
      Любопытно, названный брат утверждает, что Сайхан не убивал князя? Если он не лжет, следствие будет еще более запутанным.
      Я ненавязчиво завел беседу о жизни горцев, о тяготах горных странствий. Мой собеседник ни разу не ошибся, показав себя человеком бывалым.
      -- Ты угрожал турку, -- напомнил я, -- Неужто ты уверен в его виновности?
      -- Да, -- ответил он, -- в его вине я уверен больше, чем в остальных...
      Наш разговор завершился. Покинув Странника, я попытался понять, что именно вызвало у меня недоверие. Удивительно, но судьба турка меня уже больше не беспокоила. Меня охватила уверенность, что гость с кавказских гор, преследует иную цель, а месть всего лишь прикрытие... Что ему нужно?
      Я вновь погрузился в раздумья, пытаясь разобраться во множестве несвязанных фактов. Почему таинственный человек, именуемый себя Странником, появился именно на следующий день после убийства Сайхана? Нет, он не может быть названным братом Сайхана. Человек со шрамами затеял какую-то свою игру. У него слишком аккуратные руки для человека, прожившего в горах годы. Да, он много странствовал по горной местности, бывал в аулах и тесно познакомился с бытом местных жителей, но он не жил в горах несколько лет, как утверждает.
      Любопытно, откуда сей Странник прознал о том, что я спас жизнь Сайхану? Возможно, молва о нашем поступке быстро разнеслась по аулам.
     
      Поразмыслив, я оправился с визитом к Юлии Кравцовой.
      Весьма любопытно узнать, зачем столь утонченная барышня отправилась на ночную прогулку. Насколько мне известно, Кравцова, несмотря на строптивый нрав, особа весьма нравственная, трепетно относящаяся к правилам светских приличий.
      Юлия Кравцова ничего не отрицала.
      -- Мне захотелось прогуляться, -- ответила она беспечно, -- понимаю, мой поступок оказался глуп. Я совсем утратила чувство опасности...
      Она виновато улыбнулась. Барышня говорила спокойно, но тонкие пальцы взволнованно теребили кружевной платок.
      -- А вам известно, что в эту же ночь был убит человек, которому заплатили за смерть вашего брата? - спросил я.
      Кравцова отпрянула, испугано глядя на меня. Признаюсь, я не подозревал, что она столь легко поймет мой намек.
      -- Что значат ваши слова? - спросила она взволнованно. - Неужто теперь меня заподозрят в убийстве?
      Барышня с трудом уняла свои чувства.
      -- Надеюсь, вы не поверите сплетням? - спросила она с достоинством.
      -- Я никогда не верил сплетням, -- ответил я твердо, -- но я буду вам весьма признателен, если вы расскажете мне о причине вашего ночного странствия...
      Ее тонкие пальцы сжали платок. Барышня умоляюще смотрела на меня. Я читал во взгляде Кравцовой бессилие, она молча просила меня понять, что сейчас не вправе ничего объяснить.
      Я молча ждал ответа.
      -- Простите, но я не могу ответить на ваш вопрос, -- наконец, произнесла Кравцова, -- целиком полагаюсь на ваше благородство и... ваш ум, -- вздохнула она, опустив взор, -- вы сумеете понять...
      Невольная жалость к несчастной Кравцовой охватила меня, но я спешно унял чувства, недопустимые сыщику. А вдруг она всего лишь искусная актриса? Такие барышни нередко оказываются весьма ловкими убийцами, способными напустить туману.
      Проницательная особа уловила мои сомнения.
      -- Я не лгу! - произнесла она спокойно. - Видит Бог, что я не желала никому ничего дурного... Вы же понимаете, что я почти доверилась вам...
      -- Благодарю, но меня очень беспокоит ваше "почти", -- печально произнес я, -- надеюсь, вскорости я сумею заслужить большее доверие...
      Барышня лишь печально улыбнулась в ответ. Мне вновь вспомнился человек со шрамами. А ведь вполне возможно... Если моя догадка верна, тогда многое становится вполне понятно... Но эта версия слишком невероятна! Не стоит спешить с выводами!
     
      Далее меня ждала встреча с другой милой барышней, Кирой Севериной. Мне подумалось, насколько эти две молодые особы не похожи друг на друга. Сдержанная томная Юлия, строго придерживающаяся светских правил, и насмешливая Кира, презирающая любые условности, -- а ведь они недолюбливают друг друга, чего даже не пытаются скрыть.
      Госпожа Северина выглядела в весьма приподнятом расположении духа и сама, ни мало не смутившись, произнесла:
      -- Я слышала, что убили черкеса, желавшего украсть турецкую барышню, пленившую мечты Жервье, -- ее голос звучал спокойно, даже немного весело, -- надеюсь, неразумное создание не станет долго горевать... Не могу понять, как можно променять Париж на горные аулы?
      Северина усмехнулась.
      -- Как я понимаю, вы весьма рады за мсье Жерьве? - попытался уточнить я причину ее веселости.
      -- Вы совершенно правы, -- улыбнулась Северина, -- теперь, когда его соперник мертв, Жервье вполне может утешить несчастную. Нередко барышни влюбляются в своих утешителей...
      Меня вновь охватили тревожные мысли. А вдруг барышня решила устранить Сайхана руками отвергнутого влюбленного? Весьма ловко! Я поймал насмешливый взгляд Киры, в котором светилось торжество.
      -- Вам, наверно, известно, что Сайхан был наемным убийцей, которому заплатили за смерть Кравцова, -- заметил я.
      Удивительно, но Северина уже не вздрагивала от упоминания имени того, ради которого совсем недавно предавалась безрассудствам, поправ все правила приличия.
      -- Да, я слышала об этом, -- ответила она, посерьезнев, -- мне понятно ваше беспокойство, вы полагаете, что Сайхана убил тот, кто заплатил ему за смерть Кравцова. Я знаю, что такая участь постигла многих наемных убийц...
      Вопросительный взор бойкой собеседницы несколько смутил меня.
      -- Позвольте узнать, где вы были в ту ночь? - поинтересовался я. -- Возможно, вам удалось что-то увидеть или услышать... -- спешно добавил я, дабы не вызвать гнев барышни.
      -- Я очень утомилась за день, -- произнесла барышня устало, -- поэтому вернулась домой рано и сразу же легла спать... Мне очень жаль, что я ничем не сумею вам помочь...
      Северина мило улыбалась мне, но ее голос звучал твердо. Она вежливо просила меня удалиться, давая понять, что более не скажет ничего.
      -- Мне бы хотелось побеседовать с вашим кузеном, где его можно сегодня встретить? -- поинтересовался я.
      Кира пожала плечами.
      -- Мой кузен весьма непредсказуем, -- улыбнулась она, -- одному Богу известно, что он решиться устроить... Со мною он не особо откровенен, хотя у нас очень теплые отношения...
      Похоже, мои впечатления о Василии Северине не были обманчивыми.
      -- Вам приходилось беседовать с барышней Надин? - поинтересовался я.
      -- Нет, -- ответила Северина, -- она ни с кем не разговаривает... Когда она с опекуном появляется в свете, то не отходит от него ни на шаг. Танцует она только когда этого велит несносный опекун, причем с теми, кто ему угоден... Весьма глупо! Мой дядюшка никогда не позволял себе подобной тирании!
      Вернее сказать, генерал Северин давно уже махнул рукой на свою строптивую племянницу.
      -- Вы виделись с Жервье после убийства Сайхана? - спросил я.
      -- Нет, -- ответила она, -- Жервье сразу же поспешил к Надин, узнав, что она у вас... Сегодня, наверно, вновь отправится к ней... Надеюсь, ее опекун не станет чинить препятствий их встречам...
      Милое личико озарила насмешливая улыбка.
      -- Признаюсь, роль утешительницы мне уже наскучила, -- произнесла барышня, зевнув, -- пусть Жервье сам приложит усилие, дабы завоевать восточную красавицу...
      Светским барышням быстро надоедает любая идея, они слишком привыкли к тому, чтобы их развлекали поклонники. Увы, большинство светских юношей не блещет оригинальностью, дабы развеять их скуку.
      -- Вас наверно заинтересовала ночная прогулка Кравцовой? -- лукаво произнесла Северина, тем самым проявив свою недоброжелательность к давней знакомой.
      Я промолчал, давая собеседницы самой закончить начатую тему. Барышня несколько мгновений с улыбкой ждала моего вопроса и, разочаровавшись моим наигранным безразличием, насмешливо произнесла:
      -- Нравственная Кравцова имела свидание!
      В ее взоре читалось дамское торжество над другою, которую недолюбливала.
      -- Верно говорят, что тихий омут полон чертей, -- добавила она, красноречиво глядя мне в глаза.
      Мое молчание вызвало раздражение Севериной, мне показалось, что спустя мгновение, она, по обыкновению презрев этикет, выскажется более прямолинейно.
      -- Позвольте узнать, чем вызваны подобные догадки? -- поинтересовался я.
      Мой тон выражал неподдельное любопытство.
      -- Кравцову видели в перке с мужчиной, -- улыбнулась Северина.
      -- Весьма любопытно, кто свидетель? -- мой тон вновь стал суров.
      Барышня отпрянула. Она с ужасом поняла, что из-за своего дамского злословия, бросила подозрения и на себя.
      -- Не могу знать, в обществе новости разносятся столь стремительно! -- спешно произнесла она.
      -- Увы, мадемуазель, -- сокрушался я, -- выходит, мне так и не удастся отыскать свидетеля... А, возможно, сии слова всего лишь сплетни...
      Я всячески попытался создать иллюзию, что поверил собеседнице.
      -- Нет-нет! -- обиженно перебила она меня. -- Я бы не стала занимать вас сплетнями! Неужто я похожу на глупых девиц, занятых обсуждением несуществующих событий?
      Северина обиделась всерьез.
      -- Разумеется, мадемуазель, вы совсем не похожи на других, -- спешно произнес я.
      Вновь женское желание злословия взяло верх над здравым смыслом. Судя по волнению милой барышни, именно она была тем ночным свидетелем свидания Кравцовой. Выходит, юное создание солгала кузену, что отправилась спать, а сама ускользнула. Окна одноэтажного дома, где остановились Северины, весьма удобны для побега. А слуги ничего не скажут, ведь их щедро наградили за молчание, зачем им терять благосклонность госпожи.
     
      Родственник Киры не заставил себя разыскивать. Он вошел в гостиную, прервав своим нежданным визитом наш разговор с его милой кузиной.
      -- Я покину вас, -- с улыбкой произнесла Северина, воспользовавшись ситуацией. -- Вот мой дорогой брат, встречи с которым вы искали.
      Она оставила нас наедине. По несколько загадочной улыбке барышни я сообразил, что она догадывается о причине моего интереса к персоне кузена.
      "Пусть теперь он помучается" -- прочел я в лукавом взоре.
      -- Чем обязан вашему визиту? - поинтересовался Василий Северин, стараясь придать своему голосу оттенок непринужденности.
      -- Смерь черкеса, наемного убийцы, -- ответил я, пристально глядя в глаза Северина, -- вы можете мне помочь? Насколько мне известно, вы умеете оказаться в центре интриг?
      -- Вы про Ламанского? - рассмеялся Северин. - То была моя глупая оплошность, право, я не желал подобных приключений...
      -- Простите за навязчивость, но вы производите впечатление искателя приключений, -- возразил я.
      Северин устало вздохнул.
      -- Вы полагаете, что я под подозрением, -- произнес он бесстрастно, -- такого приключения я точно не желал себе... Поверьте, не могу даже представить, кто убил черкеса... Кстати, у меня нет алиби на ночь его убийства... Понимаю, мое положение весьма неловкое...
      Его речи казались весьма откровенными и правдивыми, однако, нетрудно было догадаться, что юноша что-то пытался утаить.
      -- Вы утверждаете, что были дома? - спросил я. - Если это так, то ваш отец или кузина могут подтвердить ваше алиби...
      -- К величайшему сожалению вынужден заметить, что отец в отъезде в Пятигорске, а моя кузина рано отправилась спать. Я решился не таиться и сразу высказаться вам о том, что не могу похвастать алиби, ведь вам бы не составила труда выяснить сей факт, не так ли?
      Мой собеседник говорил уверенно, но чувствовалось скрытое волнение, весьма заметное любому внимательному сыщику.
      -- Хвалю вашу проницательность, -- ответил я, - если вы уверены в том, что мне не составит труда узнать любую тайну, почему вы многое умалчиваете? Выходит, вы недооцениваете мой ум, не слишком лестно для меня...
      Юноша не уловил моей иронии.
      -- Мне очень жаль, если мои слова нанесли вам обиду! - воскликнул он. -- Поверьте, я восхищен вашим умом!
      Он всерьез испугался, что ранил мои чувства. Разумеется, всякий подозреваемый не жаждет ссоры с сыщиком.
      -- Я не смею обижаться на впечатление, которое произвел на вас, мой друг, -- печально ответил я, уходя.
      Признаюсь, что ложь всегда вызывала у меня раздражение, а в делах следствия особенно. Хотя, некоторые не сочтут подобное молчание ложью.
     
      Я отправился к счастливому сопернику Жервье, хотя, не думаю, что завоевание неприступного турецкого бастиона будет для него легким. Пожалуй, Жервье понимал всю тяжесть своей битвы за сердце красавицы без посторонних подсказок. Печаль не исчезла с его лица, хотя в глазах появилась надежда.
      -- Мне ничего не известно, -- произнес он печально, -- не могу знать, кто убил моего соперника...
      -- Вашего соперника, -- повторил я задумчиво, -- я вижу, как вам тяжело взирать на страдания возлюбленной... Мадемуазель Надин любила дикого юношу...
      Жервье вздохнул.
      -- Мне кажется, что я живу в каком-то странном сне, -- произнес он, -- не могу поверить, что стал жертвою безответной любви... Иногда мне кажется, что я ненавижу восточную ведьму. Весьма унизительно понимать, что мне предпочли дикаря!
      Француз сжал кулаки, но тут же унял свои чувства.
      -- К чему вам слушать мои скучные признания! - воскликнул он. - Я знаю, что вы подозреваете меня в убийстве соперника... У меня нет причины злиться на вас... Из всех господ на Кислых водах у меня был самый веский мотив совершить это убийство... Увы, никто не может подтвердить моего алиби...
      Продолжать далее беседу не имело смысла. Любые мои вопросы Жервье сводил к своей безответной любви. Глаза француза лихорадочно блестели, жесты становились порывисты, а речь сбивчивой настолько, что даже я, превосходно владея французским, не мог понять слов своего собеседника.
      Да, верно говорят, будто влюбленные эгоистичны, а безответно влюбленные тем более, они считают свои страдания превыше любых земных бед... Возможно, именно этот эгоизм толкает их на преступления.
     
      Сергей Вышегородцев выглядел особенно напуганным. Появление брата черкеса, разумеется, его не радовало. Я нанес ему визит, когда за окном уже сгущались сумерки. Князь велел слуге задернуть шторы и зажечь только одну свечу, дабы убийца с улицы не сумел разглядеть его.
      -- Откуда явился этот страшный человек? -- недоумевал он. -- Откуда?
      Неужто князь предположил, что я сумею удовлетворить его любопытство? Скорее всего он говорил сам с собою, не беспокоясь о присутствии постороннего.
      -- Позвольте узнать, где вы провели ночь убийства Сайхана? -- задал я свой вопрос.
      -- Вы же знаете, что я никуда не выхожу с наступлением темноты! -- с отчаянием воскликнул он. -- А вы виделись с братом Сайхана? -- спешно поинтересовался он. -- Что он говорил обо мне?
      Я не счел нужным утаивать.
      -- Да, я говорил с ним. Брат корил вас за трусость. Вместо того, чтобы мстить за смерть брата, вы прячетесь, -- ответил я сурово.
      Мои слова на мгновение смутили юного князя.
      -- Мстить? Легко говорить, -- насмешливо ответил он, -- мстить можно, когда знаешь имя врага... А когда его имя неизвестно, когда от любого можно ждать удара в спину... Какая месть возможна при неведении? Это как битва с бесплотным призраком из страшной истории, который в любое мгновение может подкрасться сзади и задушить!
      Озлобленный собеседник с возмущением сжал кулаки. Глаза Вышегородцева горели холодным бешенством.
      -- Не стоит обрушивать свой гнев на мою усталую голову, -- остудил я его пыл, -- вы задали вопрос и получили ответ... У вас есть возможность лично высказать брату наемного убийцы о своих соображениях...
      -- Я не намерен оправдываться перед дикарем! -- перервал князь мои слова.
      -- Дикарем? Возможно, этот человек знатнее вас, -- заметил я.
      -- Но он предпочитает дикарские манеры! -- возмутился Сергей. -- Чего ждать от человека, добровольно обрекшего себя на изгнание! Он даже не называет своего имени! А вдруг он беглый каторжник-убийца? Или турецкий шпион?
      На холеном лице Вышегородцева вновь мелькнула надменная гримаса. Мне стоило больших трудов сдержать улыбку.
      Дверь распахнулась. В комнату шагнул мой новый знакомый "горец". За ним следовал испуганный слуга князя, бледнее призрака.
      Вышегородцев вскочил с кресла и замер, тяжело дыша.
      -- Не дрожи, -- усмехнулся Странник, глядя на князя, -- я пришел лишь посмотреть на тебя. Верно, ты ни капли не похож на брата...
      Князь молчал. На лице Вышегородцева отразился такой ужас, будто он увидел призрак. Я прочел в его взгляде мольбу увести незваного гостя. Увы, у меня не было возможности исполнить его столь желанную молчаливую просьбу.
      -- Ты что-то желаешь сказать князю? -- поинтересовался я у гостя.
      Странник покачал головой. Я вновь безуспешно пытался рассмотреть его лицо. В сумраке свечи для меня это оказалось невозможным. Пожалуй, я впервые пожалел о том, что не ношу очки.
      -- Мне нечего сказать ему, чем может помочь разговор с трусом! -- воскликнул Странник. -- Я пришел лишь взглянуть на него... Почему два сына одного отца так не похожи?
      Я с напряжением смотрел в расплывчатые черты гостя. Мои догадки верны, он не похож на тех, кто избрали удел жизни горца... Не знаю, в чем заключалась моя уверенность. Кто он? Кто затеял эту игру? При хорошем гриме и актерском таланте можно предстать в таком обличии, что даже мать не узнает. А вдруг горцем-братом, одержимым жаждой мести, прикинулся один из шпионов Ламанского, решившего напустить туману в наше запутанное следствие... Знавал я одного такого, звавшегося Безымянным, который удумал сокрытый в горах перстень пророка Сулеймана отыскать... Сей субъект весьма ловко притворился горным странником, которого боятся даже черкесские хищники.
      А возможно, что... Меня вновь посетила мысль, казавшаяся невероятной, похожей на фантазию...
      -- Не слишком беспокойся за эту никчемную жизнь, -- насмешливо заметил мне гость, -- его смерть не будет большой потерею!
      Насмешливый взгляд Странника скользнул по лицу собеседника. В его глазах читалась ирония "попробуй, ответь мне". Князь пытался что-то ответить, но лишь беззвучно открывал рот, тяжело дыша.
      -- Ты даже не можешь ответить мне, -- усмехнулся гость.
      Уходя, он задул единственную свечу, комната погрузилась во мрак. Князь молчал, у него не было сил даже позвать слугу. Пришлось мне позаботиться об освещении в комнате, поскольку в темноте я совсем ничего не видел.
      Когда слуга вновь зажег свечу, Вышегородцев тяжело опустился в кресло.
      -- Не верю, что Странник пришел лишь затем, чтобы посмотреть на меня, -- прошептал он, -- злодей жаждет моей крови!
      -- Странник одержим лишь местью за гибель Сайхана. Зачем ему ваша жизнь? -- возразил я, с трудом уняв раздражение от трусости моего собеседника. -- Он подозревает турка...
      Князь молчал, напряженно сжав губы, в его глазах мелькнула злость от ненависти и бессилия к надменному сильному врагу.
      -- Я понял намерения дикаря по взгляду, -- наконец, произнес князь, -- а зачем ему убивать меня? -- передразнил он мой вопрос. -- Кто этих злодеев разберет! Он сроднился с дикарскими обычаями! Уж вам-то не знать об этом, любезнейший!
      В голосе Вышегородцева звучало отчаяние ужаса, которое он не сумел скрыть даже ироничной фразой.
      Дале, не удержавшись от насмешливого замечания, что не могу себе позволить остаться с ним на ночь, я покинул князя Вышегородцева, мысленно браня его срамными словами.
     
     

Глава 11

Сомненья вечную печать

     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Ламанский, понимая, что беседы со мною не избежать, сам прислал приглашение на кофе. Разумеется, я не посмел отказаться от столь заманчивого предложения. Вновь предчувствие сыщика подсказывало, что таинственная персона соизволила уделить мне внимание не только для того, чтобы отделаться от моих вопросов. Он явно намерен предложить некую сделку, об условиях которой я могу лишь догадываться.
      -- Примите мои соболезнования о смерти вашего черкесского друга, -- произнес Ламанский с печальной улыбкой.
      Его голос звучал в привычной ироничной манере.
      -- Благодарю, -- в тон ему ответил я, -- воистину, слухи о вашей чуткости не преувеличены...
      На этом наш обмен насмешливыми замечаниями завершился.
      Мой собеседник хитро прищурил глаза, склонив голову на бок. Он вновь взял длительную паузу, дабы подогреть мое скрытое волнение. Наконец, неспешно отпив кофе, Ламанский произнес:
      -- Любопытно, Вербин, как вы собираетесь выкручиваться, -- голос его звучал без тени насмешки, -- граф Апраксин не любит ждать, нетерпеливый старик...
      Ламанский вновь взял паузу, вопросительно глядя на меня, будто пытаясь предугадать, сумею ли я понять его намек. Разумеется, я не посмел разочаровать моего дорого подозреваемого.
      -- Осмелюсь предположить, что вы собираетесь предложить мне помощь? -- поинтересовался я.
      Похоже, Ламанскому понравилось мое умение держать удар. Он одобрительно кивнул, вновь сделав глоток своего восхитительного кофе.
      -- Вас интересует имя убийцы, -- произнес он, резко посерьезнев, -- я знаю, виновника преступления. Мои люди отыскали горца-убийцу раньше ищеек Апраксина. Они сумели разговорить его за небольшую плату...
      Проныра смотрел на меня, высоко подняв брови. Мне не особо верилось в истинность слов старого жулика, и он почувствовал мое плохо скрываемое недоверие.
      -- В обмен на небольшую услугу я бы смог вам помочь, -- продолжал Ламанский.
      -- Что вам угодно? - кратко спросил я.
      -- Дабы узнать мои условия, вам необходимо дать свое согласие, -- улыбнулся Ламанский, -- в противном случае я, вдоволь насмеявшись над вашими жалкими потугами, сам разоблачу убийцу, чем опозорю Апраксина и вас, разумеется...
      -- А я могу пустить слух на водах, что вы знаете имя убийцы, которое скрываете ради тщеславия, -- ответил я, -- тогда, возможно, вы не успеете разоблачить его...
      Мой намек был легко понятен. Ламанский вздрогнул. Убийца, страшащийся разоблачения, может заставить замолчать навсегда любого ловкого дельца. Насмешливая улыбка исчезла со спокойного лица, которое тут же помрачнело. Он резко шумно отодвинул изящную фарфоровую чашечку.
      -- А вы не так уж просты! - воскликнул он, постукивая пальцами по столу. - Не знаю, гневаться или восхищаться...
      -- Рассказать мне правду, -- ответил я.
      В ответ я поймал взор, полный холодного бешенства.
      -- Не забывайтесь, мой друг! - перебил меня Ламанский. - Я легко могу уничтожить вас... Пока вы лишь забавляете меня, но если осмелитесь встать на моем пути -- берегитесь!
      В холодном бесстрастном голосе прозвучала злость. Мой собеседник не шутил, давая понять, что в его лице я могу заполучить жестокого беспощадного врага. Ламанский понимал, что за годы службы я привык к угрозам. Собеседник не собирался меня запугивать, он говорил правду. Ламанский знал, что не испугает меня, и этот факт вызывал у него неприкрытое раздражение.
      -- Я не намерен вставать на вашем пути, -- устало заверил я Ламанского, -- мне надобно всего лишь отыскать убийцу Кравцова, нанявшего абрека...
      Ламанский кивнул. Его холеное лицо вновь разгладилось, обретя прежнюю насмешливую улыбку.
      -- Что вам мешает заключить со мною договор? - спросил он. - Неужто вы принимаете меня за Дьявола?
      Он принужденно рассмеялся.
      -- Первая причина в том, что мне не известны условия договора, -- ответил я учтиво, -- разумеется, я не смею настаивать...
      Мой собеседник всерьез задумался.
      -- Значит, вы просите условия, -- произнес он, -- Предлагаю поразмыслить, мой друг... Не беспокойтесь, смею вас заверить, вам не придется предавать графа Апраксина... Мне нужна ваша помощь по личному для меня делу...
      Необъяснимое волнение охватило меня, по задумчивости собеседника я догадался, что он уже примеряет возможности, способные заставить меня исполнить свою волю. Понимая, что Ламанский ради желаемого готов пойти на любые дурные поступки, я с трудом сдерживал беспокойство за судьбы близких.
      Собеседник поймал мой взор и вновь улыбнулся, угадав мои мысли.
      -- Право, не стоит полагать, будто я собираюсь причинить вред вашей семье, -- произнес он с насмешкой. -- Мне ни к чему сей напрасный труд.
      В гостиную вошел лакей, тем самым Ламанский давал мне понять, что мой визит закончен. Мне не хотелось задерживаться в его обществе, и я с радостью покинул обитель неприятного субъекта.
     

* * *

      Удивительно, но в парке мне удалось стать свидетелем весьма личного разговора Северина и Вышегородцева, тема которого весьма заинтересовала меня.
      -- Мне очень неприятно появление некоего Странника, -- произнес Северин, его голос звучал удивительно твердо, я впервые услышал подобный тон от романтического мечтателя. Выходит, искатель приключений не так уж прост, -- осмелюсь предположить, сей визит и вам доставил немало волнений...
      Князь был явно не расположен беседе с человеком, которого недолюбливал, а в моменты особых переживаний, такие люди вызывают особое раздражение.
      -- Мое беспокойство вполне объяснимо, -- ответил Вышегородцев недоверчиво, -- но чем вам не угодил уродливый гость гор?
      Он принужденно усмехнулся. Князь давал понять, что не настроен для длительного разговора с собеседником, которого откровенно призирает.
      -- Дело касается моей былой дружбы с Ламанским, -- нехотя ответил корнет, -- Странник многое прознал, но пока он не осмелился шантажировать меня... Пока...
      Вышегородцев молчал. Северин молча ждал ответа. Меня поразило хладнокровие молодого господина, всегда казавшегося столь неспокойным в выражении чувств.
      -- Чем обязан вашей откровенностью, -- наконец, спросил князь.
      -- А ведь вы все понимаете, -- усмехнулся корнет, -- мы с вами могли бы избавиться от этой беды...
      -- Нет, -- перебил его Вышегородцев, -- как вы смеете?!
      Князь задыхался от негодования.
      -- При всех моих дурных качествах, я никогда не осмелюсь на подобное злодейство! -- возмутился он.
      -- Выходит, вы не настолько опасаетесь за свою жизнь, -- изумился собеседник. -- Значит, я ошибся...
      В натянутом разговоре вновь возникла пауза. Вышегородцев явно боролся с противоречивыми чувствами. Северин, казавшийся недалеким романтиком, подчинил себе надменного князя.
      -- Если вы передумаете, -- продолжил корнет, -- буду рад поделиться с вами своими соображениями... Спешу заметить, не тешьте себя надеждами, будто я решусь поквитаться с "черкесом" в одиночку... Для осуществления моего замысла, надобен помощник... Ради такого дела я готов позабыть наши былые разногласия... Надеюсь, теперь вы не считаете меня глупцом?
      Удаляясь, Северин насмешливо поклонился. Через несколько мгновений мы встретились. Удивительно, но любитель приключений не выказал никакого беспокойства, что я мог услышать их разговор. Невозможно было не заметить, что романтически добродушные черты лица корнета обрели некоторую хищность. Северин учтиво поприветствовал меня. Постепенно его лицо вновь обрело прежнее благодушие.
      -- Князь вновь в дурном расположении духа, -- произнес он весело, -- боится убийцы... Признаться, я и сам опасаюсь кинжала в спину, но безумие ужаса еще не охватило мой разум.
      Попросив передать самые наилучшие пожелания моим милым родным, Северин покинул меня.
      Немного переждав, я подошел к Вышегородцеву.
      -- Я встретил корнета Северина, -- мой голос звучал задумчиво, -- вы говорили с ним?
      Князь на мгновения замешкался, но, сообразив, что, возможно, Северин не станет отрицать факта беседы, утвердительно кивнул.
      -- Мы поболтали по-приятельски, -- спешно ответил он, отведя взор.
      На пальце князя красовался недавно приобретенный перстень, украшенный бирюзою. Простое украшение? Бирюза давно снискала славу талисмана, хранящего от насильственной смерти. Различные талисманы, обереги -- на мой взгляд бессмысленная мода, полученная от французов, которые весьма трепетно относятся к амулетам.
      Помню, частенько ссыльные "охотники" хвались своими талисманами, уверяя меня, что теперь их ни одна пуля не зацепит. Каких только оберегов я не повидал, даже мусульманские и еврейские символы. Мне оставалось только смолчать. Несчастные глупцы погибали независимо от своих безделушек, но выжившие объясняли свое спасение силой амулета. Какой вздор!
      Любопытно, откуда взялось поверье, будто бирюза хранит от насильственной смерти? Здесь не европейская традиция. Французы в России с живым интересом узнают о подобных "свойствах" бирюзы.
      Да, Вышегородцев панически боится убийцы, и это не игра.
      Мои размышления пронеслись за мгновения.
      -- Не предполагал, что вы приятели, -- с удивлением произнес я, -- обычно вы посмеивались над корнетом Севериным...
      Мои слова вызвали у юного князя нескрываемое беспокойство. Он поднял на меня усталый взор, загнанного зверька.
      -- Все в прошлом, -- перебил меня Вышегородцев, -- тогда я вел себя возмутительно по отношению ко многим, говоря о них нелицеприятные вещи... Поверьте, я успел сотню раз раскаяться в своем поведении! Находясь в шаге от гибели, многие вещи воспринимаются совсем иначе.
      Я не мог не согласиться с последней фразой, неужто бывалый повеса сумел уяснить столь сложные философские особенности скоротечной людской жизни.
      Не дожидаясь моего очередного вопроса, князь спешно удалился.
      Разумеется, предложение Северина испуганному князю не могло не заинтересовать, но логика сыщика подсказывала мне -- все не так уж просто. Любопытно, почему Северин рисковал, заведя подобный разговор в парке средь бела дня?
     
     
      Из журнала Александры Каховской
     
      Константин вновь получил письмо от Ламанского, назначившему ему срочную встречу, настоятельно попросив не опаздывать. Постскриптум Ламанский написал, что был бы весьма счастлив увидеть "Мадемуазель Каховскую".
      -- Не ожидала, что старый проныра охотник до сверхъестественного, -- усмехнулась Ольга, -- любопытно, чего ему надобно от нашей Аликс? Неужто Ламанский вдруг унял свою гордыню и опасается за свою жизнь?
      -- Ты позволишь мне отправиться на встречу с Ламанским? -- робко спросила я.
      Сестра, склонив голову на бок, молча задумчиво смотрела на меня. Я перевела умоляющий взор на Константина, но он не произнес ни слова, считая себя не вправе распоряжаться моими чувствами.
      -- Милая Аликс, разумеется, я не испытываю особого восторга от твоей беседы со старым плутом, поскольку понимаю, что ему надобны твои таланты, но, -- Ольга с улыбкой вздохнула, -- во-первых, вряд ли ты станешь меня слушать... А, во-вторых, возможно, для тебя это следствие удивительная возможность проявить себя, утерев нос всем насмешникам! Да, ведь теперь видения в моде!
      В словах сестры я почувствовала гордость за себя и даже немножко смутилась.
      С большим трудом я дождалась часа, когда мы должны были выехать. Казалось, будто время тянется невыносимо медленно. Я заперлась в своей комнате, дабы не видеть сдержанной улыбки сестры, и расхаживала из угла в угол. Понимая мое волнение, Ольга не пыталась заговорить со мною.
      Мне вдруг вновь вспомнились ночные кошмары, преследующие меня с раннего детства. Очень часто во сне ко мне приходит странный человек, неопределенного возраста. Он молча смотрит в глаза, улыбаясь пугающей улыбкой, от которой кровь стынет в жилах. Даже проснувшись, я несколько мгновений вижу его размытые черты. Да, мне никак не удавалось в точности запомнить его лицо, только улыбку. В этой улыбке никогда не бывает ни насмешки, ни злобы, только жестокое утверждение своего превосходства... Своей власти... Человек кошмара ни разу не произнес ни слова, но его молчание и улыбка всегда красноречивее любых фраз...
      Когда солнце начало клониться к закату, мы отправились к господину Ламанскому. Я задумчиво взирала на красноватый диск, опускающийся к горным хребтам. Чем ближе мы подъезжали к съемной усадьбе Ламанского, тем сильнее волнение охватывало меня.
      Наконец мы поднялись на веранду, где нас встретил сам хозяин вечера.
      Солнце уже скрылось за неровным горизонтом гор, но темнота еще не наступила.
      -- Краткие минуты между светом и тьмою, ваше любимое время, мадемуазель, -- произнес Ламанский с улыбкой.
      Я вздрогнула, не понимая, откуда этот человек может знать о том, что я люблю зыбкие минуты сумерек. Особенно предрассветное время, когда первые лучи солнца только начинают пробиваться сквозь серебристый полумрак. Именно в эти мгновения человек может увидеть призрак, даже не обладая моими талантами. Очень часто люди видят расплывчатые очертания блуждающих душ, исчезающих под солнечным светом, что спешно объясняют игрою живого воображения.
      Ламанский пристально смотрел на меня. На мгновение мне показалось, что за его спиною стоит тот самый человек из моих кошмаров, с жуткой улыбкой, наблюдая за нашей встречей. Я отпрянула столь резко, что едва не упала со ступенек террасы, только поддержка Константина спасла меня от падения.
      -- Не беспокойтесь, мадемуазель, -- произнес Ламанский, явно понимая причину моего внезапного испуга, -- вас никто не посмеет принуждать...
      Он почтительно склонил голову, улыбнувшись той самой улыбкой гостя моих страшных снов. Господин Ламанский во власти человека из моих кошмаров, он стал его частью... От внезапных догадок мне сделалось дурно, возникло непреодолимое желание поскорее убежать. Однако чувство собственного достоинства смогло побороть страх. Ведь предо мною не гость моих снов, а всего лишь человек, оказавшийся в его власти. Ламанский с улыбкой наблюдал за мною, от него не укроются истинные переживания.
      Крепкая рука Константина, на которую я опиралась, придала мне сил. С гордо поднятой головой я последовала за хозяином вечера. Темнота ночи сменила сумерки.
      "Ваше время истекло!" -- чудился мне приглушенный шепот.
      Мы вошли в гостиную, освещенную тусклым светом свечей. За круглым столом сидели наши старые знакомые: Юлия Кравцова, Василий Северин, Кира Северина и Сергей Вышегородцев. Мне сразу же вспомнились слова Константина о трех семействах, оказавшихся замешанными в одном следствии. Они молоды и горды, имеют множество схожих качеств, но настолько различны по складу характера, что готовы возненавидеть друг друга.
      Похоже, господа подозреваемые были заранее предупреждены о нашем визите, поэтому встретили нас безразличными взорами. Гости смотрели друг на друга с нескрываемым недоверием, если раньше им удавалось скрывать свою неприязнь в светских салонах, то теперь никто не сдерживал истинных чувств. Ламанский наслаждался напряжением своих визитеров.
      -- Приглашаю вас примкнуть к нашему скромному вечеру, -- обратился он к нам с иронией, -- весьма благодарен, что не заставили себя долго ждать...
      Мы молча присоединились к знакомой компании.
      -- Надеюсь, теперь вы соизволите объяснить нам, зачем мы собрались в вашей обители на ночь глядя? -- поинтересовалась Северина в своей любимой надменно-язвительной манере.
      Однако сейчас ее голос дрожал.
      -- Разумеется, сударыня, -- учтиво ответил Ламанский.
      Меня охватило жгучее любопытство, позабыв о страхе, я ждала услышать нечто необыкновенное, наверняка, мистическое. Любопытно, зачем Ламанскому три семейства? Я не знала, что предположить.
      -- Вышло весьма забавно, что ваши семьи оказались замешаны в одном трагичном событии, -- произнес Ламанский печально, -- вы никогда не задумывались о подобном стечении обстоятельств?
      Его голос звучал таинственно, успокаивающе, даже Северина не сумела съязвить в ответ. Собравшиеся ждали развязки истории, начатую хозяином вечера. Тени свечей скользили по их озадаченным лицам.
      -- Очень жаль, что двоих из ваших семейств уже нет с нами, -- печально вздохнул Ламанский, -- мои соболезнования потерявшим братьев...
      Он печально склонил голову, прикрыв глаза.
      -- Благодарю вас, -- одновременно произнесли Кравцова и Вышегородцев.
      -- Ваши братья пытались раздобыть один любопытный предмет, который принадлежал каждому из них по праву наследования... Впрочем, как и каждому из вас... -- голос рассказчика звучал неспешно и таинственно.
      -- Что вы хотите этим сказать? -- сурово спросила Кравцова.
      -- Я говорю о Софии Милянской, -- кратко ответил он. -- Вы молоды и поэтому не особо увлечены изучением собственного генеалогического древа... Она была предком каждого из вас...
      -- Неужто наши браться подрались за наследство? -- попытался иронизировать осмелевший Вышегородцев.
      -- Нет-нет, -- спешно возразил Ламанский, не обращая внимания на его насмешку, -- они всего лишь занялись его поиском... Право, сейчас в моде мистические искания, не так ли?
      -- Я ничего не знала о подобном, ни брат, ни жених ничего не говорили мне! -- воскликнула Юлия.
 &nbnbsp; sp;    Она с возмущением смотрела на Ламанского. Меня удивило, что Кравцова оказалась смелее Севериной.
      -- Позвольте господину Ламанскому завершить свой рассказ, -- прервала ее возмущение насмешливая мадемуазель Кира.
      Барышни обменялись взглядами полными взаимной неприязни. Ламанского забавляло столь недостойное проявление чувств его гостей.
      -- Разумеется, господа ввязались в весьма опасное предприятие. Право, господин Вербин, я не смею навязывать вам свою версию, -- обратился он к Константину, -- но спешу заметить, что Кравцов и Вышегородцев весьма серьезно относились к явлениям сверхъестественным...
      Константин промолчал, его лицо оставалось бесстрастным, а я не могла сдержать волнения. Ламанский заметил мое нетерпение и снисходительно улыбнулся.
      -- Позвольте узнать, что за наследство сгубило несчастных родственников наших друзей? -- взволнованно спросил Северин.
      Он весьма серьезно отнесся к речам рассказчика.
      -- Я бы не стал столь спешно винить наследство в их гибели, -- повторился Ламанский, -- возможно виною всему иные обстоятельства. -- Он снова взглянул на Константина. -- Гибель двух друзей меня мало занимает. Меня интересует сей мистический предмет, зеркало, через которое София Милянская могла видеть многое, -- мистический искатель мечтательно прикрыл глаза. -- Мне надобно добыть это зеркало.
      Последние слова прозвучали жестко.
      -- София Милянская, позвольте узнать, кто она? -- поинтересовалась я.
      -- Малоизвестная особа, обладающая талантами вашей двоюродной бабки и тезки Александры Каховской*, -- пояснил Ламанский.
     
      _________________
      *Александра Каховская -- историческая личность времен Александра I, видела события, происходящие за несколько миль, при помощи зеркала.
     
      Да, мне много рассказывали про тетушку-бабушку Александру, иногда сравнивая меня с нею. Она обладала иным даром, Александра видела не смерть, и не будущее, а настоящее -- глядя в зеркало, она могла увидеть события на расстоянии за много миль. Однажды, сидя в гостиной, она увидела встречу императора Александра и Наполеона. Увы, судьба моей родственницы оказалась коротка, она умерла совсем молоденькой. Я вздрогнула, подумав об этом несчастии... Неужто и меня ждет подобная участь? Горячий спор собравшихся вырвал меня из печальных раздумий.
      -- Какой вздор! -- воскликнул Вышегородцев. -- Вы полагаете, что мы поверим в ваши россказни?! При всей моде на мистические вещицы, ваша история слишком... слишком...
      Под маской недоверия он пытался скрыть страх. Его пальцы нервно теребили перстень с бирюзою.
      -- Слишком невероятна! -- закончил Ламанский.
      -- Если вам надобно зеркало, какого дьявола вы собрали нас у себя? -- спросил корнет, не скрывая раздражения. -- Искали бы его сами...
      -- Дабы заполучить право владеть вашим мистическим предметом, вам надобно продать мне свое право на наследство, -- произнес Ламанский, -- поскольку подобная вещь имеет силу только в руках наследников...
      -- А сколько вы нам заплатите? -- принужденно рассмеялся Вышегородцев.
      Я недоумевала, князь столь суеверен в мелочах, а столь легкомысленно отнесся к серьезным мистическим вещам.
      -- Потом, лично поторгуемся, -- зловеще ответил Ламанский, князь опустил взор. -- Сначала мне надобно отыскать зеркало... Для сего предприятия необходима ваша помощь... Замечу сразу, зеркало ныне находится у жены одного из черкесских князей...
      -- Достаточно! -- перебила Кира Северина. -- На меня не рассчитываете! Боле того, я немедля напишу вам дарственную...
      -- Как я понимаю, милые барышни не желают рисковать, -- произнес Ламанский, переведя взор на Кравцову.
      Юлия спешно покачала головой, ее плечи дрожали.
      -- Нет-нет, -- прошептала она, закрывая лицо рукою.
      Пожалуй только такая авантюристка как моя сестра Ольга немедля согласилась бы отправиться в опасное путешествие.
      -- Разумеется, не пристало принуждать барышень пускаться в столь тяжкий путь, в котором не каждый мужчина сумеет выжить! -- воскликнул Северин.
      -- Я тоже отказываюсь! -- воскликнул Вышегородцев. -- Не стану с вами торговаться, можете предаваться своим безумствам сколько угодно...
      Князь, не отличавшийся смелостью, не прельстился даже на щедрую награду.
      Ламанский смотрел на корнета Северина, который поставив локти на стол, обхватил голову руками.
      -- Не слушай его! -- воскликнула кузина. -- Разве ты готов рискнуть жизнью ради безумств первого встречного?!
      -- Дайте мне время подумать, -- произнес Северин.
      -- Один день, -- ответил Ламанский кратко. -- Я уверен, что вы согласитесь.
      Кира, усмехнувшись, пожала плечами. Она привыкла к безрассудству кузена.
      -- Благодарю всех за визит, -- произнес Ламанский, -- не беспокойтесь, мои люди проводят вас по домам...
      Никто не желал задерживаться. Я удивилась, что гости даже не поинтересовались, зачем Ламанский пригласил Константина и меня.
      -- Думаю, вы сразу догадались, о причине моего желания видеть вас, -- произнес он, когда гости покинули гостиную.
      -- Вы полагаете, что мы поможем вам раздобыть зеркало, -- ответил Константин, -- выходит, вы коллекционер мистических вещиц... Такие люди идут на все, дабы пополнить коллекцию, вы не останавливаетесь не перед чем! Понятно, почему вас беспокоило внимание графа Апраксина...
      -- Я так и полагал, что вы все верно поймете, -- улыбнулся Ламанский, -- я одержимый коллекционер...
      -- Позвольте узнать, какой смысл отправляться нам в опасное путешествие? -- спросил Константин. -- Неужто вы полагаете, что пристало предлагать подобное юной барышне?
      -- Разумеется, ведь барышня сама желает отправиться в путь, не так ли? -- произнес он, глядя мне в глаза. -- Как заманчиво отправиться в странствие, таящее опасность...
      Я промолчала, но Константин понял, что Ламанский оказался прав.
      -- Вы нужны как проводник, -- сказал он Константину, -- барышня и наследник как медиумы...
      Ламанский не ошибался, потомок может оказаться сильнее меня, предок поможет ему отыскать и заполучить наследство.
      -- Удивительно, что вы решились посвятить меня в свою тайну, не получив заранее согласия на ваше предприятие, -- произнес Константин с ироничным изумлением.
      -- У меня возникла некоторая уверенность, что вы мне не откажете, -- ответил Ламанский.
      Оставалось только гадать, что подкрепило уверенность старого плута. Я испытала беспокойство за Константина, который, как обычно, оставался невозмутим. Он всегда умел держать удар.
      -- Но вы забыли про другого наследника, -- напомнил Константин. -- Алексей Вышегородцев, возможно, он жив...
      -- Возможно, -- хитро улыбнулся Ламанский. -- Позвольте узнать, вы согласны? Взамен я назову вам имя убийцы... Вербин, вы сами жаждете отправиться в этот путь! Ведь вы так соскучились по опасным горным тропам... Вас следует посоветоваться с вашей супругой, я не стану возражать, если она решиться составить вам компанию в столь опасном странствии...
     
     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Поразмыслив, я решился немедля отказаться от затеи Ламанского. Возможно, все его россказни о мистических вещицах всего лишь прекрасный план отослать меня подальше от Кислых Вод. Я уже намеревался передать Ламанскому письмо с отказом, как вдруг ко мне лично явился сам граф Апраксин.
      -- Мне сообщили, будто Ламанский предложил вам отправиться в опасное странствие за неким мистическим зеркалом, -- произнес он сурово.
      Апраксин выглядел раздраженным и взволнованным. По лихорадочному блеску в глазах, казалось, что в эти мгновения решается его судьба. Я почти не ошибся в своем впечатлении.
      -- Вы правы, граф, -- ответил я, -- но я намерен отказать...
      -- Отказать? -- перебил меня Апраксин. -- И даже не вздумайте! Вы немедля отправитесь в путь, если, конечно, вам дорога служба! Вы отыщите это зеркало, будь оно хоть в сакле самого имама Шамиля*, хоть в лапах самого Шайтана!
     
      ___________________________
      *Имам Шамиль -- предводитель горцев времен завоевания Кавказа во второй четверти XIX века.
     
      Не дожидаясь моего ответа, граф спешно покинул меня. Через мгновения я услышал цокот копыт и скрип колес его брички. Выходит, Ламанский подозревал о моем отказе, поэтому спешно отыскал способ уговорить меня. Наверняка, у него накопилось немало добра для шантажа.
      Ламанский затеял опасную игру со сверхъестественным, коллекция мистических предметов поглотила его. Разумеется, он всячески пытался отвлечь внимание Апраксина от своей персоны. Уверен, нередко Ламанскому приходилось идти на государственные преступления ради вожделенного предмета для своего собрания.
      Он сказал, что мистическое зеркало обретает свою силу лишь в руках наследников... Наследников? Значит, Ламанский должен получить его по наследству... Кравцов! Неужто он согласился завещать зеркало Ламанскому? В обмен на какую-то тайну? Какую именно? Тут уж невозможно догадаться! Или Алексей Вышегородцев? Кравцов мертв -- Ламанский его наследник. Значит, теперь дабы стать владельцем мистической вещи, Ламанскому надобно лишь получить у других наследников отказ от наследства... Любопытный мотив... Вздорный мотив для человека материалистических взглядов, но для субъекта, увлеченного поиском таинственных предметов, вполне весомый!
      В комнату вошли Ольга и Аликс, недавно вернувшиеся с прогулки.
      -- Граф Апраксин встретился нам по дороге, -- сказала Ольга, поправляя смятые шляпкой локоны, как очаровательно ей удается этот жест, -- он несся так, будто за ним гнались черти, желающие утащить прямо в Ад!
      Мне вдруг стало смешно от столь точного замечания.
      -- Что с тобою? -- спросила супруга, видя мое замешательство. -- Неужто Апраксин вынудил тебя отправиться в странствие ради Ламанского? Какая наглость!
      -- Увы, моя милая, -- я с раздражением разорвал письмо с отказом, которое так и не успел передать с посыльным.
      Александра скромно молча наблюдала за нами, будто произошедшее совсем не имело к ней никакого отношения.
      -- Я отправлюсь с вами! -- воскликнула Ольга. -- Неужто ты оставишь мне одну?
      В ее огромных темных глазах было столько мольбы, что я невольно отвел взор.
      -- Ты скажешь, что сие путешествие опасно, -- продолжала она печально, -- но разве не опаснее бросить меня одну? Вдруг убийца решиться поквитаться с тобою, лишив самого дорогого...
      В чарующем голосе моей милой женушки не было ни тени волнения за свою жизнь, она всего лишь разыгрывала страх остаться одной. Не зная обо всех уловках Ольги, я бы с легкостью поддался на ее хитрость.
      Маленькая Аликс, пряча улыбку, спешно скользнула к себе.
      -- Самое безопасное для меня быть вместе с тобою! -- воскликнула она, опускаясь рядом со мною в кресла.
      Ее тонкие пальцы ерошили мне волосы.
      В ответ я расхохотался. Моя Ольга обиженно надула губки. Мне так и не удалось понять, действительно ли она обиделась, или милая гримаска стала всего лишь продолжением спектакля.
      Мы поцеловались. Я подхватил женушку на руки и увлек в нашу комнату.
      Откинувшись на подушках, Ольга задумчиво произнесла:
      -- Мне вспомнилось, как два года назад ты согласился взять меня с собою спасти Аликс... помню, как мы пробирались через горы. Тогда, несмотря на опасность, я была счастлива, что нахожусь наедине с человеком, которого полюбила... Меня волновала только жизнь моей сестры, но я, к своему стыду, признавалась себе, что наслаждаюсь нашим опасным странствием... Если бы не переживания за судьбу Александры, это были бы самые счастливые дни в моей жизни...
      Она прикрыла глаза, придаваясь приятным воспоминаниям.
      -- Это странствие окажется опаснее, -- произнес я. -- И нас будет четверо, вчетвером труднее укрыться от глаз "хищника"... Еще пятый проводник из местных, без кунака нельзя оправляться в путь.
      Женушка рассмеялась.
      -- Ты же знаешь, какая страсть к приключениям живет в моем сердце, -- ответила Ольга, целуя меня. -- Ах, как мне наскучило однообразие светскости!
      Вновь я не смог думать ни о чем, кроме очаровательной соблазнительницы. Никто не сумел бы отвлечь меня от моей страстной женушки, обожающей опасные приключения.
     
     

Глава 12

Юдоль скорбей

      Из журнала Константина Вербина
     
      Весьма любопытное стечение обстоятельств ожидало нас на следующий день. Прибыв к Ламанскому в назначенное время, я застал у него господина Странника.
      -- Разрешите представить вашего кунака*, -- произнес Ламанский.
     
      _________________
      *Кунаками русские путники также называли проводников из местных жителей
     
     
      -- Надеюсь, вы не станете возражать против моего сопровождения? -- поинтересовался Странник.
      В его голосе прозвучало некоторое беспокойство относительно моего согласия.
По горным тропам
Рис. Л. Лагорио
      -- Если вы готовы поручиться за свои безупречные знания местности и знакомстве с жителями окрестных аулов, у меня нет причины отвергать вашу помощь, -- ответил я.
      -- Господин Странник лично знаком с князем, супруге которого посчастливилось заполучить мое зеркало, -- заверил меня Ламанский, -- полагаю, сие знакомство окажется для вас весьма полезным...
      Разумеется, подобное стечение обстоятельств выглядело весьма благоприятным. Знакомому легче договориться о любой продаже. Ламанский догадывался, что я вполне одобрю его выбор.
      За окном прогремел гром, солнечную погоду неожиданно сменил ливень, столь свойственная перемена для горной местности. В гостиную вошли Северин и Вышегородцев, промокшие до нитки.
      Глаза корнета радостно блестели, я уловил в его взоре нескрываемое торжество. Не сумев скрыть довольной улыбки, он вытирал с лица капли дождя с гордостью ребенка, совершившего первую прогулку верхом на пони. Неужто Северин настолько жаждет нашего опасного странствия? Разве возможно?
      За ним следовал князь Вышегородцев, с опущенной головою. Корнет сумел уговорить его поменять решение? Каким образом?
      -- Князь, неужто вы решились? -- рассмеялся Странник.
      Вышегородцев не счел нужным отвечать на насмешку недостойного и надменно отвернулся, тряхнув напомаженными кудрями. Возможно, барышни сочли бы его особенно красивым в эти мгновения. Меня подобные отточенные жесты и скривленные губы на манер античных статуй вызывают чувство тихого раздражения.
      -- Я поведу вас тайной тропою, -- произнес Странник, -- она ведома немногим... Например, вам, Вербин...
      Признаюсь, я никогда не любил тайных троп. Помню, во время наших приключений с Ольгой, такая прогулка с проводником -- любителем секретных дорог -- стоила некоторым путникам жизни.
      -- Я не разбойник! -- произнес наш проводник, будто в ответ на мое недоверие.
      Снова предательская темнота в комнате, и я не могу разглядеть его лица... Ничего, думаю, в пути мы сможем познакомиться получше.
      -- Даю вам три дня на сборы, -- произнес Ламанский тоном, не терпящим возражений. -- Вербин, вы вправе выбрать себе любых спутников, берите с собою хоть роту жандармов!
      Вышегородцев вздрогнул от неудачной шутки коллекционера. Северин, заметив его испуг, не сумел сдержать усмешки. Корнет упивался своею властью над князем, романтик оказался весьма опасной и жесткой личностью.
     

* * *

      Природа Кавказа, я испытываю к ней весьма противоречивые чувства. Разумеется, невозможно не любоваться красотами этой местности, но при этом я никак не могу освободиться от гнетущего напряжения, понимая, что из-за каждого камня могут раздаться выстрелы. Особенно горные ущелья -- прекрасны и смертоносны. Каменистый ландшафт Дагестана, менее опасен, чем горные леса Чечни, хотя деревья навевают воспоминания о доме, делая путь более приятным для усталой души несмотря на грозящую опасность.
      Красивая горная местность стала для нас одним из самых опасных врагов. Помниться, мы часто не знали, куда двигаться дальше, окруженные горными лесами. Тогда вызывались добровольцы -- я всегда был в их числе -- пройти первыми и составить план местности. Вновь воспоминания по недавним, но уже былым временам охватили меня.
      Начало пути прошло в спокойном молчании. Мои спутники ехали, погрузившись в свои размышления. Северин не спускал глаз с Вышегородцева, будто опасаясь, что он повернет назад. Наш проводник Странник ехал впереди, ни разу не оглянувшись, дабы узнать, не отстали ли его спутники, и ни разу не замедлив галопа своей лошади.
      Милые барышни не отставали от нас, Ольга всячески старалась вырваться вперед, но Аликс, будучи не столь искусной наездницей просила свою бойкую сестру не спешить. К поясу Александры был пристегнут любимый сирийский меч, ставший ее хранителем. У меня давно появилось чутье, свойственное бывалым воинам, и я вижу, когда оружие стало защитником хозяина, понимая это до того, как клинок покинет ножны. Аликс не обучена фехтованию, но меч избрал именно ее. Мистическая связь воина и оружия не поддается логическому объяснению, но побывавший в бою никогда не станет отрицать этого, будь он хоть самых строгих материалистических взглядов.
      Неожиданно Странник остановился.
      -- Здесь начинаются земли Дагестана*, -- обратился он к моим спутникам.
      Я заметил, как он пристально смотрит на Вышегородцева, князь выдержал его насмешливый взгляд.
      ______________________
      *В XIX веке граница Дагестана проходила по территории современного Ставропольского края
     
      -- Далее нас ждут весьма неспокойные дороги, но я попытаюсь выбрать самый безопасный путь, -- продолжал проводник, -- горцы не любят эти тропы...
      -- Надеюсь, они не связаны с мистическими легендами? -- сурово спросила Ольга, вспоминая нашу былую историю странствия.
      -- Спешу вас заверить, что сей путь не таит никаких легенд, -- учтиво ответил Странник. -- Беда в том, что он более запутан, заблудиться может даже опытный следопыт... Вербин, вам знакома эта дорога, я знаю...
      Фраза, обращенная ко мне, прозвучала спешно и безразлично. Моя уверенность в моей догадке, казавшейся невероятной, постепенно укреплялась.
      Радовало, что воды от таяния снега с гор уже схлынули, а жара еще не началась. Летнее солнце пустынной горной местности или весенние грязевые потоки становятся губительнее пуль горцев.
      Мы ступили в ущелье, глубокое и узкое, моя рука легла на пистолет. Спешившись, медленно и настороженно мы брели вдоль тонкой ленты стремительного горного ручья. Я вслушивался в каждый шорох, каждое мгновение может оказаться спасительным. За время долгих опасных странствий следопыт легко учится различать шум дуновения ветерка от движения врага на верху ущелья. Журчание ручья заглушало звуки, в такие минуты приятное пение бегущей горной воды вызывает беспокойство, начинает казаться будто сама природа чинит вам жестокие препятствия.
      -- А вдруг наш Странник заведет нас в засаду своих горных друзей? -- поделился своим недоверием Вышегородцев.
      Голос звучал иронично, но чувствовалось истинное волнение.
      Северин, окинув его суровым взором, жестом попросил замолчать. Князь испуганно прервал речь. Странник не обратил внимания на его слова. Он, как и я, сосредоточенно вслушивался в тишину. Казалось, что очертания камней наверху вдруг вздрогнут, превращаясь в силуэт стрелка. Мы приближались к выходу из ущелья....
      Вот открытое пространство, можно вздохнуть спокойно. Вновь тропинка, опоясывающая гору, слишком узкая лучше снова спешиться и вести коней под уздцы.
      -- Спешу предупредить, что в этих местах живут ядовитые змеи, -- произнес Странник. -- Смотрите под ноги, мои дорогие путники...
      Вышегородцев вздрогнул, но немедля совладал с собою.
      Первый день пути прошел спокойно без нежелательных встреч. Мы устроились на ночлег в гроте. Постепенно я припоминал этот путь, хотя мне довелось лишь дважды странствовать этой дорогой, вспомнился и грот, в котором еще оставался след от костра. Нехитрый походный провиант стал нашим ужином. Невольно приходится следовать дорожному укладу горцев, что включает и ограничение в провизии. Наш солдат съедает за пару дней столько баранины, сколько горцу хватило бы на неделю. Лишняя ноша в таком странствии смерти подобна. Поэтому сытной трапезы нам ждать не приходилось. Князь не сумел скрыть кислой гримасы, жуя лепешку с сыром, но не посмел высказать никакого возмущения.
      -- Простите, ваша светлость, банкетного стола не припасли, -- иронизировал наш проводник.
      Для меня и Странника день пути не казался утомительным, но наши спутники, не привыкшие к подобным тяготам, выглядели измотанными, но никто не смел жаловаться. Даже Сергей Вышегородцев помалкивал, устраиваясь поближе к костру. Аликс села у входа в грот, вглядываясь в даль горных хребтов, четко очерченных на звездном небе.
      -- Вы слышите горных духов? -- без иронии спросил Странник, хотя и не казался охотником до сверхъестественного.
      Александра вздрогнула, обернувшись.
      -- Мне почудилось, будто за нами следует тень Кравцова, -- призналась она взволновано.
      -- Почудилось? -- переспросил Северин. -- Что бы это значило?
      -- Либо призрак хранит нас, либо пришел за кем-то, -- высказал свое предположение Странник, -- пора укладываться спать, мои уважаемые спутники, завтра выходим на рассвете...
      Утомленные путники послушно последовали совету, даже не проявив беспокойства о возможности второй причины сопровождения призрака. Ольга заснула сразу, уткнувшись в мое плечо. Я долго не мог уснуть, лежал с закрытыми глазами, слушая звуки горной ночи. Открыв глаза, увидел, что Аликс вновь сидит у входа в грот, пристально глядя в ночную темноту. Маленькая тонкая фигурка в светлом дорожном платье, освещенная огоньком костра, четко вырисовывалась на темном пятне входа в грот. Я решил не мешать Александре...
     
     
      Из журнала Александры Каховской
     
      Признаюсь, в пути я не испытывала ни малейшего страха ни за себя, ни за своих спутников. Странник говорил, что на второй день пути к вечеру мы прибудем в аул, где правит князь, супруге которого посчастливилось заполучить мистическое зеркало.
      Мне чудилось, будто призрак Кравцова следует за нами, охраняя наш путь. Дорога будет безопасна, меня не преследовали видения смертей спутников, но что ждет нас далее, я не могла предположить.
      Странствие продолжилось, когда предрассветные сумерки, еще не успели прогнать темноту ночи, и мы окунулись в приятную бодрящую утреннюю горную прохладу.
      Вновь перед моим взором промелькнуло видение. Тихая ночь в горном ауле, крик во тьме, огненные вспышки. Я бегу сквозь мглу, не видя дороги... На мне черкесское платье, черные волосы заплетены в косы... мне не больше шестнадцати... Нет-нет, это же не я! Но при этом чувство ужаса и боль от острых камней, врезающихся в босые ноги, заставляют казаться, будто все происходило со мною... Меня зовут Фарида...
      Неприятное ощущение, когда призрак, говорит с вами, ставя вас на свое место. На несколько мгновений вы становитесь другим человеком, страдания и физическая боль которого охватывают вас. Некоторым людям довелось испытывать подобное во сне, почувствовав себя в теле античной танцовщицы, средневекового рыцаря или знатной старой дамы, окруженной толпой приживалок -- души умерших никогда не упустят возможности напомнить о себе живым.
      Я бегу, сжимая в руках зеркало, возможно, именно то зеркало, которое мы желаем отыскать... Падаю на колени, удар в спину, мой взор застилает мгла...
      Находясь во власти призрака девочки, мне с трудом удалось удержаться в седле.
      -- Сколько лет супруге князя? -- спросила я Странника, ехавшего впереди.
      -- Шестнадцать, -- ответил он.
      -- Ей бы в куклы играть, -- пробормотала я, но спутник услышал мои слова.
      -- Горские девицы и в четырнадцать лет замуж выходят, -- рассмеялся он, -- да чего уж тут говорить, вспомните Шекспира -- его Джульетте было тринадцать.
      Смех не тронул меня, не позволило волнение. Неужто этой ночью на аул, куда мы едем, напали враги?
      -- Ее имя Фарида? -- спросила я, не задумываясь, что подобная догадка может весьма смутить моих спутников.
      Странник замедлил шаг своей лошади, поравнявшись со мною.
      -- Да, ее имя Фарида, -- повторил он, не скрывая изумление.
      -- Фарида убита, -- произнесла я, не желая пересказывать подробности своих ощущений, вызванных видением, -- возможно, убиты все жители аула...
      Удивительно, но мои попутчики не стали расспрашивать, откуда мне известны такие подробности, они безоговорочно доверились моим словам, даже не усомнившись.
      -- Значит, мы можем вернуться? -- мрачно пошутил князь Вышегородцев. -- Или продолжим искать зеркало среди мертвецов?
      Он брезгливо поморщился.
      -- Кому помешал мирный аул?
      -- Не слыхал о том, что они замешаны в клановой вражде... -- рассуждали Странник с Константином.
      Странник все же испытывал некоторое недоверие к моим словам, но названное мною имя убитой супруги князя заставляло задуматься.
      -- А зеркало? -- вдруг спросил меня Северин. -- Они забрали зеркало?
      Его голос звучал настойчиво. Я попыталась вспомнить, как падаю на колени, сжимая в руке ручку зеркала... и вновь темнота...
      -- Не знаю, -- прошептала я.
      -- Попытайтесь увидеть, прошу вас!
      -- Оставьте мою сестру! -- возмущенно воскликнула Ольга, видя мое смятение. -- К вечеру мы будем на месте, и вы сами сумеете убедиться во всем, что пожелаете...
      -- Простите мое недопустимое выражение чувств, -- смутился Северин, -- но это зеркало, действительно, позволяет видеть события на расстоянии, находясь в руках человека, обладающего нужным талантом! Если зеркало окажется в руках "пророка" Шамиля, он сможет узнавать о движении наших войск!
      -- Какое безумие! -- презрительно хмыкнул Вышегородцев. -- Свет мой зеркальце, скажи...
      Он принужденно расхохотался.
      -- Могу вас успокоить, что мусульмане не склонны проявлять интерес к мистическим предметам, так называемым "вещам Шайтана", -- Константин поспешил унять волнение корнета. -- Скорее всего, никто из них не догадывался, какие чудеса может творить зеркало, попавшее к Фариде...
      Северин виновато отвел взор.
      -- Спешу добавить, что видения обычно нечетки, невозможно долго наблюдать за ними, а верно истолковать еще труднее, -- закончил Константин.
      -- А какие у вас соображения? -- полюбопытствовала Ольга у нашего кунака.
      -- У меня нет никаких предположений о хищниках, напавших на аул, -- ответил Странник.
      Его спокойное лицо в шрамах на сей раз выражало беспокойство.
      -- Надеюсь, разбойники уже убрались к Шайтану подальше, -- проворчал Вышегородцев, -- не хотелось бы встретиться с ними...
      -- Можете не бояться, -- усмехнулся Странник, -- у них нет причины оставаться в разоренном ауле... А вот нам придется их разыскать...
      -- Мы пойдем их искать, если не найдем зеркало, -- уточнил князь, -- держу пари, никто из разбойников не прельстился на кусок стекла.
      Он явно не намеревался геройствовать.
      -- Господа, прекратите бесполезный спор! -- прервала их Ольга. -- Надобно сначала добраться до аула, там поделимся нашими соображениями...
      Моя сестра выглядела весьма взволнованной, спокойный взор Константина немного успокоил Ольгу, и она улыбнулась ему в ответ.
      Снова ущелье, на сей раз неглубокое -- примерно в три человеческих роста. Я видела, какими напряженными стали лица Константина и Странника, а ведь верно, мы будто в ловушке с обеих сторон. Нам велели спешиться, и мы медленно побрели по каменистой дорожке, оставшейся после засохшего ручья.
      Вдруг Константин кивнул Страннику, указав взором на один из камней наверху ущелья. Следопыт кивнул. Наши проводники понимали друг друга без слов.
    &nnbsp;
&пристально всматриваясь в лицо злодея. "Хищник", схватившись за сердце, со стоном упал со скалы.
      -- Браво, мадемуазель! -- воскликнул Странник.
      -- С моею сестрою шутки плохи, -- гордо произнесла Ольга.
      -- Их было двое, -- произнес Константин, -- с вершины у разбойников весьма выгодная позиция. Застрелить поначалу двоих мужчин с виду бывалых, потом убить тех, кто помоложе, а затем женщин... В открытом бою у них бы не было таких преимуществ... Обычные горные бандиты, рыскающие в поисках легкой наживы...
      Странник подошел к убитому и, нагнувшись над телом, удивленно произнес:
      -- Мадемуазель, вы в него не попали! Он даже не ранен!
      Воцарилось напряженное молчание. Спутники поглядывали на меня, но ничего не говорили. Я сама до сих пор отказываюсь верить, будто мой дар гораздо сильнее и опаснее обычного предсказания смерти...
      -- Не все ли равно? -- прервала Ольга воцарившуюся тишину. -- Злодей мертв, мы целы и невредимы, пора двигаться дальше... Вы не находите, Странник?
      В ее голосе прозвучала насмешка, бывалый следопыт утратил всяческие сомнения в истинности моих талантов.
      Мне вспомнился пугающий случай, произошедший всего несколько дней спустя после нашего знакомства с Константином. Один из настойчивых ухажеров Ольги сознательно устроил ссору, дабы вызвать Константина на дуэль. Тогда будущий муж моей сестры недавно оправился от тяжелого ранения, и я испытала страх за его судьбу. Константин по праву снискал славу одного из лучших стрелков, но известно, что после ранения на восстановление сил необходимо много времени, прежде чем вновь взяться за оружие. Соперник понимал, что после болезни противник слабее, и намеревался тем самым легко избавиться от него.
      До сих пор помню, как обиженный поклонник требует поединка от Константина, я усиленно желаю смерти подлому злодею, пристально глядя на него, и... соперник хватается за сердце и падает навзничь, глядя остекленевшими глазами в потолок ресторации... Взоры собравшихся устремляются на меня, но никто не осмеливается высказать пугающее предположение...
      Теперь вновь схожее происшествие...
      Дальнейшая дорога прошла в молчании. Видения больше не посещали меня.
      Когда на горы опустились вечерние сумерки, мы поднялись на крутой пригорок, где находился аул -- цель нашего странствия. Почерневшие от огня сакли на сером фоне вечерних гор, указывали на истинность моего предвидения.
      Странник и Константин первые сорвались с места и поскакали к мертвому аулу. Северин последовал за ними. Я предпочла держаться подальше, представляя, какая волна боли от страданий душ убитых охватит меня.
      Вскорости наши провожатые вернулись. Северин держал в руках зеркало, через стекло которого проходила широкая трещина.
      -- Оно было в руке убитой девушки, -- произнес Странник.
      Корнет протянул мне зеркало.
      -- Вы уверены, что принесли нужное зеркало? -- недоверчиво спросил Вышегородцев.
      -- Это предстоит определить вам, наследникам, -- ответил Константин.
      -- Если мы ошиблись, пойдете поищите сами, -- хмыкнул Странник. -- Ночью среди мертвецов...
      Среди мертвецов... мысленно повторила я его слова...
      -- Не упокоенные души, их не похоронили до захода солнца! -- воскликнула я, вовсе не желая пугать спутников, но зная, что если тело не погребено согласно привычного обряда, душа обречена на скитания.
      -- Стоит ли сокрушаться? -- усмехнулся Северин. -- Кто знает, сколько злодеев укрывали эти сакли?
      Корнет с раздражением махнул рукою.
      Я понимала его чувства, поскольку множество раз с негодованием читала заметки газет о нравах жителей мирных аулов, которые хоть и не брались за оружие, но укрывали у себя разбойников, тем самым помогая им убивать нас. Помню, меня всегда переполняли ненависть и желания смести их дома с лица земли. А сейчас мне вновь вспомнилась убитая девочка, которой я побывала... За что ей такая судьба?
      Константин и Странник, привыкшие к подобным трагедиям, выглядели спокойными и невозмутимыми.
      -- Клановая война не щадит никого, -- бесстрастно произнес Константин. -- Люди знают, на что идут, хотя часто представляют себя только в роли победителя, не задумываясь о случайности стать побежденными. Я знавал немало горцев, смело рвавшихся в драку, но боящихся смерти... Таким легче убить девочку в спину, чем сразиться с бывалым воином лицом к лицу...
      Странник задумчиво молчал.
      -- И жизнь этих людей вам ближе? -- язвительно обратился к нему князь.
      -- Уймитесь, -- безразлично ответил Странник, занятый иными мыслями.
      -- Предлагаю обратить внимание на зеркало, -- предложила Ольга.
      Ее слова показались собравшимся весьма разумными.
      Я провела рукою по треснувшему стеклу и... ничего не увидела и не почувствовала. Талантов моей бабушки-тетушки Александры Каховской, которая могла видеть через зеркало за многие мили, мне унаследовать не удалось.
      -- Попробуйте и вы попытать счастья, -- обратилась я к Северину.
      Попытки моего спутника тоже оказались тщетны. Он протянул зеркало Вышегородцеву, который только отмахнулся.
      -- Ежели мистическая барышня ничего не увидела, почует ли разницу Ламанский? -- заметил он. -- Пора возвращаться.
      -- Возможно, трещина повредила зеркало, -- задумалась Ольга.
      -- Предлагаю устроиться на ночлег, -- прервал Странник наши предположения. -- Уже стемнело и холодает...
      Вышегородцев скривился, предвкушая ночь среди мертвецов, но ничего не сказал.
      Мы устроились в сакле, которая к нашей радости оказалась пустою без мертвых тел. Зеркало отдали мне, к сожалению, оно не вызывало у меня никаких чувств.
     
     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Я долго не ложился, сидя на пороге нашего временного пристанища. Мое уединение нарушил Странник.
      -- Вам бы хотелось разузнать, что именно произошло в этих краях? -- произнес он, это был не вопрос, а утверждение. -- Я собираюсь все выяснить. Даже Шайтану неизвестны причины, которыми были ведомы напавшие "хищники"...
      Странник не ошибался, возможно все, что угодно, даже подготовка бунта.
      -- Вы пойдете со мною? -- спросил он уверенно. -- Я бы рад такому спутнику! Вы давно снискали добрую славу, Вербин...
      -- Будь я один, не сталось бы ни малейшего сомнения, -- ответил я, -- но меня заботят судьбы Ольги и Аликс... Да и общество двоих необученных юношей весьма в тягость...
      -- Неподалеку есть крепость, полдня пути, -- ответил Странник. -- Северин проводит наших спутниц...
      Он говорил только о моих родственницах, будто позабыв о Вышегородцеве.
      -- Северин? -- удивился я. -- Он смел, но...
      -- Я готов поручиться за него! -- прервал мои речи Странник.
      Встретив подобную уверенность, я остался немало удивлен. Неужто наш проводник столь великолепно разбирается в людях? Раз уж Северин зарекомендовал себя человеком далеко не наивным, каким казался, возможно, и в остальном он не простак.
      -- Право, не стоит так опасаться за жизнь милых дам, -- продолжал собеседник, -- Ваша Ольга стреляет не хуже гвардейца, а мадемуазель Александра... Эта барышня сумеет уничтожить целый взвод абреков одним лишь взором... Она смертоносна... Удивительное сочетание беззащитности и таинственной непобедимой силы, нежности и жесткости... При виде нее горцы разбегутся как зайцы! Готов держать пари, легенды о шайтан-девице дошли до имама Шамиля.
      Его тон не был шутлив. Моя душа рвалась дальше по опасным неизведанным тропам, по которым ушли "хищники", разорившие мирный аул.
      Я подумал, что стоит отложить ответ до утра, дабы посоветоваться с нашими спутниками. Пусть они помогут решить, как дальше продолжить путь.
     
     

Глава 13

Как память песни...

     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Спутники поддержали решение отправиться следом за "хищниками", разорившими аул. Разве что князь Вышегородцев принял эту идею весьма холодно, но возражать не посмел. Северин на удивление быстро сориентировался, и даже не выказал никакого волнения по поводу возложенной на него миссии, и с первого раза повторил за мною описание дороги к крепости.
      Наши пути разошлись. Я долго смотрел вслед Ольге и Аликс, пока они не скрылись из виду.
      -- Вы готовы поделиться со мною некоторыми размышлениями? -- поинтересовался я у Странника, обратившись к нему на "вы" согласно светскому этикету, горская манера на "ты" в разговоре меня несколько коробила.
      -- Да, -- мрачно ответил он, -- поговаривают, будто появился очень умный и опасный человек, желающий затмить имама Шамиля... Сам Шайтан не знает, что он удумал... Смерть всякому, кто встанет у него на пути...
      В истинности слов Странника я не сомневался, возможно, именно за это и поплатились жители аула. А вдруг никакого зловещего соперника Шамиля не существует, а мы столкнулись всего лишь с обычной местечковой войной.
      Клановая вражда горских народов настолько сильна, что не ослабла при встрече с общим противником -- нашей армией. Каждый горец слишком самолюбив, чтобы простить обиду соседу даже на время войны с другим врагом, против которого разумнее объединиться. Таков их кодекс чести. Множество семей кланов воюет против нас из-за укрытий, попутно следуя праведному закону мести. Но клановая вражда редко доходит до убийств женщин и детей... хотя мне приходилось не раз сталкиваться с подобной жестокостью.
      -- Хочу поделиться предположениями, где может укрыться Асланбек, так его имя, -- задумчиво произнес мой невольный компаньон. -- Понимаю, что полной уверенности нету, но стоит рискнуть... Без бахвальства скажу, чутье меня редко подводит...
      Мы отправились в путь. Дорога наша началась через каменистый овраг, заросший раскидистыми колючими кустарниками.
      Я вновь погрузился в размышления.
      Пора бы сбыться предсказанию о смерти князя. Неужто Аликс ошиблась? Вышегородцев повешен... Не похоже на смерть от руки черкесского "хищника". Неужто убийца решится взяться за дело собственноручно? А если убийцей окажется дама? Сумеет ли она совершить подобное? Весьма странное дело...
      Возможно, я бы предположил, что дар Аликс стал совершеннее, она теперь может предвидеть судьбу, а князя ждут смертная казнь через повешение. Но вот незадача! В России отменена смертная казнь, исключение могут составить лишь бунтовщики или грабители. Сергей Вышегородцев бунтовщик или разбойник -- смеху подобно! Его страх не притворство!
      Мне сразу же вспомнилось предсказание Муравьеву-Апостолу* самой мадам Ленорман**. Я частенько слышал пересказ этой таинственной пугающей беседы.
      -- Вы умрете не своею смертью, -- сказала ему гадалка.
      -- Я погибну в бою? На поединке?
      -- Нет, нет, -- перебила Ленорман. -- Вас повесят...
      -- Вы видимо приняли меня за англичанина, но я русский, а у нас запрещена смертная казнь...
      Больше гадалка ничего не ответила.
     
      _________________________
      *Муравьев-Апостол Сергей Иванович (1796--1826), подполковник, один из вождей декабризма, приговоренный к смертной казни.
      ** Ленорман Мария -- французская гадалка, известная своим предсказанием о падении Наполеона.
     
     
      Вновь охватили меня воспоминание о том неспокойном, но судьбоносном для меня времени. Мне было всего лишь двадцать лет, когда пришлось принять сложное решение и выступить против тех людей, к которым я когда-то испытывал огромное уважение. Я стал противником декабристов, одним из врагов, которые помешали им. Я не прельстился всеобщими пылкими идеями, выбрав свой долг. Меня не страшили проклятия и насмешки за спиною... Как глупо вольнодумцы, поддавшись массовым порывам, воображают, будто идут против течения и упиваются своей исключительностью. Напротив, против течения двигался именно я, а они лишь поддались общей стихии безумия. В те дни мне казалось, будто я один против всего высшего света. Отец одобрил мое решение и сказал, что гордится своим сыном.
      Я, тогда еще корнет, действовал в паре с агентом тайной полиции господином Серовым*, не намного старше меня, но гораздо мудрее. Уже тогда он снискал дурную славу в обществе, а его пристрастие к одежде черного цвета и мрачный облик, давали повод для болтовни. Недоброжелатели наперебой соревновались в красноречии, болтая, будто Серов продал душу Дьяволу и прочие россказни загробной тематики, о которых я не задумывался. Меня даже не занимали его молчаливые усмешки, когда я отправлялся помолиться перед важным предприятием.
     
      ___________________
      *Агент Серов -- персонаж фигурирует в рассказе "Взгляд Сфинкса" (цикл "Следствие Демона").
     
      Да, господа свободолюбивых взглядов ненавидели Серова, они не только распускали страшные истории, но и частенько посмеивались за его спиною. Однако стоило им встретиться с моим компаньоном лицом к лицу, былая бравада моментально исчезала, и насмешка в глазах сменялась ужасом.
      -- Вы хотели со мною побеседовать? -- спрашивал Серов с бесстрастной улыбкой, наводившей ужас на весельчаков.
      Мне казалось, если Серов бросит противнику вызов на дуэль, тот скончается на месте от разрыва сердца.
      Серов оказался очень надежным товарищем в деле, у которого я многому научился. Он раскрыл мне два секретных приема в сабельном фехтовании, а также научил фехтовать с завязанными глазами, уверенно утверждая, что эта наука мне обязательно понадобиться. Как в воду глядел -- после ранения я почти не вижу в темноте. Теперь, благодаря его урокам, я сумею отбиться от нападения даже ночью в темной комнате.
      Тогда мы победили, хотя я испытывал некоторые угрызения совести, что сыграл свою роль, помогая привести на виселицу людей, когда-то обедавших в доме моего отца. Серов, напротив, наслаждался победой, он улыбался, глядя на казнь, а когда у осужденных оборвались веревки и нечастные упали в яму эшафота, зло усмехнулся.
      -- Забавно, их казнят дважды! -- воскликнул он, и, заметив мое замешательство, безразлично добавил, -- Вы скоро привыкнете!
      Наша победа принесла мне первые огорчения в любви. Не могу описать ту боль, когда я узнал, что барышня, благосклонно отвечавшая на мои знаки внимания, вдруг внезапно переменила мнение и вышла замуж за одного из бунтовщиков -- тщедушного болтливого мальчишку -- дабы отправиться с ним в ссылку в Сибирь. Не вынося молчаливых страданий, я поделился своим горем с Серовым, который в ответ только расхохотался во все горло. Потом он называл благородный порыв жен, отправившихся за мужьями в ссылку, "новой бестолковой модой".
      Мы с Серовым прослужили как компаньоны несколько лет, начальство оставалось довольно нашими успехами, но горы Кавказа поманили меня, и я подал прошение отправиться в очередную экспедицию. Странное желание для офицера с успешной карьерой в Петербурге. Обычно на Кавказ отправлялись господа, чья репутация успела изрядно пострадать, пытаясь вернуть былое расположение в свете, но были и другие, кто рвался, как говорят -- "за счастьем и чинами". А я не знал, какая непреодолимая сила манит меня в опасное странствие. Наверно, судьба... именно на Кавказе после ранения я встретил Ольгу, возможно, в Петербурге наше знакомство могло и не состояться.
      На Кавказ сослали немало моих врагов, которые, узнав о моем решении, пытались пустить слухи, будто я добровольной ссылкой желаю загладить свою вину перед ними, но я немедля пресек подобные толки. К моему удивлению, многие из былых бунтовщиков, преодолев множество лишений в суровых горных походах, удивительно переменили свои свободолюбивые взгляды. Два года назад мне довелось побеседовать с господином Лорером*, я полагал, что бывалый декабрист даже не подаст мне руки, но он оказался весьма приветлив. Неужто задумался? Неожиданные перемены во взглядах вызвали у многих вольнодумцев чувство разочарования. Дескать, как Лорер мог столь легко отречься от былых высоких идей -- недоумевали они.
     
      _____________________
      *Лорер Николай Иванович (1795-1873). За то, что "знал об умысле на цареубийство, участвовал в умысле тайного общества принятием от него поручений и привлечением товарищей", был отнесен к IV разряду (8 лет каторги, по смягчении). На поселении жил в Кургане. В 1837 г. определен рядовым на Кавказ.
     
     
      Мой спутник отвлек меня от воспоминаний юности, мы вновь приблизились к каменистому ущелью, невысокому, но груды камней идеально подходили для укрытия "хищников". Ущелье встретило нас подозрительной тишиною. Невозможно описать причины уверенности в скором нападении, мой спутник разделял мои чувства, мы готовились отразить удар в любое мгновение. Еще шаг -- и наши противники окружили нас. Их пятеро. Насмешливые разбойничьи лица надменно смотрят на нас, не сомневаясь в легкой победе.
      Я и Странник встали спина к спине.
      В поединке сложно предугадать действия черкеса, что при живом логическом мышлении становится простой задачей в сражении против светского противника, обученного по общеизвестным правилам фехтования. В бою против абреков поможет только долгий опыт горных странствий. Думаю, наши движения горцам также непонятны, поэтому в поединке мы, можно сказать, на равных.
      Горная местность -- территория "хищников", которая благоволит им, и всячески мешает нам. Черкесы легко могут применить отход прыжком назад, что для нас возможно только в фехтовальном зале с ровным паркетным полом, а не на каменистой земле с ямами и обрывами. Помню, мне стоило потратить немало времени, чтобы научиться ловко прыгать по камням, дабы не споткнуться в нежданном бою с абреком. Верно говорил наш Александр Васильевич Суворов: "тяжело в учении, легко в бою".
      Бой начался. В первый миг нападения, черкесы любят наносить молниеносный удар-рубку по голове, я успел изучить этот излюбленный прием, и столь стремительная атака не стала сюрпризом. Неприятель явно намеревался разрубить меня пополам от макушки, но одно движение -- и мой клинок преградил путь черкесской сабле. На лице "хищника" мелькнуло удивление, он не ожидал встретить столь хладнокровного противника. По ощутимому напряжению в плече, стало понятно, что абрек превосходит меня по физической силе. Разумно перейти к тактике ложных ударов, которая остается непонятной для горцев. Мой финт в правую щеку заставил неприятеля на мгновение раскрыться, и я нанес ему удар в левый бок.
      Мгновение -- у меня новый противник, я сильнее его, но он более ловок. Мальчишка, вертлявый, как обезьяна, ловко ускользающий от ударов и стремительно атакующий. Такой сумеет измотать любого, даже самого искусного фехтовальщика. Он заманивал меня, настойчиво отходя к груде камней, понимая, что так я легко потеряю равновесие, и тем самым подставлю свою шею под его клинок. Опыт помог не поддался на ложное отступление, и абрек атаковал снова, намереваясь нанести мне удар по предплечью. Удалось ускользнуть, шагнув в сторону, сабля "хищника" увела его руку, сделав нападавшего незащищенным. За доли мгновения я успел нанести врагу удар в лицо.
      Обернувшись, я увидел, как пятый разбойник скрывается за горами -- исчезнуть с поля боя для горцев не считается позором, они начнут искать иного случая отомстить. Странник с задумчивой улыбкой вытирал клинок травою.
      -- Что-то, мой друг, вы сегодня замешкались, -- весело сказал он мне, кивнув на безжизненные тела своих противников. -- Мне удалось опередить вас!
      -- Старею, -- ответ прозвучал в тоне моего спутника. -- Люди Шамиля? -- спросил я, рассматривая ладное оружие нападавших, -- Не похожи на простых абреков, слишком ловко владеют клинком, не размахивают в стороны, как дорожные бандиты... Да и сабли у них на зависть любому офицеру...
      Странник кивнул.
      -- Надо поторопиться, -- задумчиво произнес он, -- нагрянут еще с подмогой, лучше двинуться иной дорогой... через гору, труднее, но безопаснее...
      Сейчас оставалось только довериться проводнику, пришлось ступить на ранее незнакомый мне путь. Мы карабкались вверх по каменистому склону. Удивительно, но навыки, полученные при былых горных странствиях, не покинули меня, и не отстать от ловкого провожатого не составило труда. Забраться легче, чем спускаться, к счастью, мой спутник оказался хорошо знаком с этой дорогой и быстро отыскал узкую незаметную тропинку, петляющую вниз среди камней к пологому участку склона. Дальше двинулись по открытому пространству, что давало некоторое чувство безопасности. Потом наш путь пролегал у подножия горы... Меня вновь охватило тревожное предчувствие. Однако спутник оставался спокоен, что весьма удивило.
      За поворотом нас встретило трое горцев.
      На этот раз нас не окружили. Я бы принял бой, не задумываясь, если бы не мой спутник.
      -- Сложите оружие, -- сказал он мне, пряча саблю в ножны, -- доверьтесь...
      Недоумевая, я последовал его примеру. Мы могли бы отбиться, почему Странник решил сдаться? Двое абреков немедля встали у меня за спиною.
      Один из нападавших подошел к Страннику и молча поклонился, жестом приглашая следовать за ним. Странник утвердительно кивнул.
      -- Что происходит? -- спросил я его сурово, чувствуя себя новобранцем, попавшим в ловушку опытного врага.
      Мрачные догадки охватили разум.
      Странник промолчал, направляясь за провожатым вдоль крутого обрыва по узкой горной тропинки, путей к отступлению у меня не было. Спустя несколько минут, мы оказались в горном ауле, расположенном весьма хитро -- со всех сторон его укрывали скалы.
      Поразило, что вокруг аула было возведено некоторое подобие укрепления, не в традициях горцев сооружать подобное. Черкесам легче ускользать в горы, их тактика не включает правил удержать позиции. Даже многие крепости, когда-то построенные их средневековыми предками, сейчас пустуют.
      Нам на встречу вышел молодой черкес, одетый в дорогие одежды, шитые серебром.
      -- Ты привел его! -- довольно похвалил он Странника.
      -- Да, друг Асланбек, -- ответил тот бесстрастно, даже не взглянув в мою сторону.
      Асланбек пристально смотрел на меня.
      -- Я твой гость, слуга Шамиля? -- спросил я невозмутимо.
      -- Имам Шамиль? -- презрительно усмехнулся горец. -- Старик, трусливо прячущийся в лесах! Я собрал воинов, дабы самому победить ваших солдат. Узнав о моей победе, все, кто шел за Шамилем, немедля покинут его. Горцы признают лишь власть победителя!
      -- Ты презираешь имама? -- изумился я.
      -- Презираю! -- гордо ответил Асланбек. -- Как потомок древнего княжеского рода должен относиться к сыну пастуха?
      Любопытный человек, я внимательно изучал его. Абрек, но весьма образован... Аристократ? Сейчас каждый черкес, у которого есть двор и баран, мнит себя князем. Власть знатных династий утратила на Кавказе силу еще во времена Ермолова. Теперь они признают только власть силы.
      Гостеприимный хозяин заметил мое недоумение и любезно поспешил дать ответ.
      -- Я служил в ваших частях больше года, -- произнес он гордо, -- я знаю о вашей армии почти все... Еще ваш генерал Ермолов понял, что беда кавказской войны в том, что у каждого из нас своя тактика. Вашей армии тяжело понять тактику горцев, а для горцев не понята европейская армия... Да, мы многое узнали друг о друге, то только узнали... но никто не понимает, как верно действовать... Мы можем только нападать на вас из-за камней, но не может изгнать с наших земель, а вы не можете покорить нас, хотя захватили и разрушили наши аулы...
      Он рассуждал весьма верно, мы понимали тактику друг друга, но так и не научились следовать ей. Я никогда не доверял абрекам, якобы перешедшим на нашу сторону. Мне хорошо запомнился случай, когда один из горских наемников, разведав о наших планах, благополучно дезертировал верхом на лошади генерала. Случай отнюдь не единичный. Сейчас предо мною был не обычный предатель, а честолюбивый человек, возжелавший заполучить власть над народами Кавказа, он будет поопаснее любого "хищника".
      -- Но я знаю, как поступить, -- продолжал предводитель, -- вы привыкли нашей горной войне и не ожидаете иной тактики! Мои люди атакуют Кисловодск, они уничтожат всех... В этом райском местечке давно не было набегов, ваши генералы уверены, что прогнали нас с тех благодатных земель...
      -- Вам предстоит оказаться на равнине, ваше наступление заметят, -- ответил я, -- мы имеем больший опыт в бою на открытом пространстве. Если ты хорошо изучил нашу тактику, то должен понимать!
      -- Разумеется, -- Асланбек склонил голову, -- но моя тактика не так уж проста... Нам помогут ваши же люди, с которыми я завязал знакомство, они прониклись свободолюбивыми идеями и сочли мое предложение величайшей удачей воплотить свои идеалы в жизнь...
      -- Как уничтожение общества Кислых Вод может помочь им для достижения их мечтаний? -- недоумевал я.
      -- Не могу знать, -- искренне ответил Асланбек, -- у них свои цели, у меня свои -- дорога одна, и мы можем помочь друг другу...
      Заговор! Но как? Какую пользу принесут безумным вольнодумцам бесполезные убийства? Они хотят таким образом уговорить Государя Императора принять их идеи... Глупцы! Одна атака на захваченный Кисловодск -- бунтовщики будут схвачены и отданы под трибунал. Кисловодская крепость -- слабая защита. Такова участь ждет и Асланбека, он полагает, что сумеет вырваться...
      Я перевел взор на Скитальца, который молчал, глядя в сторону.
      Выходит, при атаке горцев, предатели ударят нам в спину... Но как понять, кто предатель? Как они узнают друг друга? У них должны быть какие-то знаки... как бывало в Древнем Мире... У заговорщиков были свои опознавательные знаки... Им нужно время разработать тактику... Постепенно осколки мозаики сложились в стройную картину... Увы, слишком поздно... Как легко меня провели! Да и не только меня! А, может, оно и к лучшему, что я оказался рядом с предводителем бунтовщиков-горцев... Или лучше бы находится рядом с предводителем предателей...
      -- Скажи, зачем я тебе? -- прямо спросил я.
      -- Давать нужные подсказки, -- ответил князь.
      -- Ты уверен? -- мне стало смешно. -- Неужто я похож на предателя?
      Мне не верилось, что наш противник столь наивен.
      -- Когда в моих руках окажется твоя женщина и ее сестра, ты заговоришь по-другому! -- ответил Асланбек.
      На мгновение меня охватила паника, но мысль о даре Александры понемногу успокоила меня. Не сумев объяснить, я почувствовал уверенность - с ними ничего не случится.
      -- Тогда и буду разговаривать, -- прозвучал краткий ответ.
      Моя уверенность весьма поразила абрека.
      -- Подожди до вечера, -- ответил он.
      -- Подожду... А пока я гость в твоем доме, не так ли?
      -- Да, ты мой гость, -- ответил абрек.
      Меня проводили в маленькую темную саклю с низким потолком, которая должна была стать моим временным пристанищем. Руки мне не связали и на цепь не посадили, полагая, что я поведу себя благоразумно, опасаясь за жизни женщин своего дома.
      Вскорости мне принесли еду, довольно щедрый обед для пленника. Я обратил внимание на молодого человека, ставшего одновременно моим тюремщиком и слугою. Его движения выдавали скрытное беспокойство, он украдкой поглядывал на меня, будто желая что-то сказать, наконец, оглядевшись и прислушавшись, он произнес:
      -- Ты готов сохранить мои слова в тайне? Поклянись!
      -- Клянусь, -- ответил я.
      Меня охватило невольное любопытство.
      -- Я враг Асланбека и предан имаму Шамилю, -- спешно говорил он, -- хочу помочь тебе, потому что ты тоже желаешь помешать Асланбеку... Но потом мы снова будем врагами...
      -- Готов принять краткое перемирие, но не уверен в твоей честности, -- ответил я недоверчиво.
      -- Моя ненависть к Асланбеку, злословящему имя имама Шамиля, сильнее ненависти к тебе, пусть это станет залогом моей честности...
      -- Понимаю, ты хочешь моими руками избавиться от Асланбека, -- высказал я свою догадку. -- Поэтому предлагаешь помощь...
      Горец утвердительно кивнул.
      -- А потом при следующей встрече я убью тебя, не задумываясь, -- добавил он.
      -- Нет, мой друг, я убью тебя раньше, -- ответил я с той же откровенностью.
      Мы молча смотрели в глаза друг другу. Любопытно, как соглядатай сумеет мне помочь?
      -- Только скажи, и я помогу тебе бежать, -- сказал он. -- Ты приведешь сюда своих солдат...
      -- Благодарю за предложение, но мне еще рано покидать дом гостеприимного князя, -- возразил я.
      Мои слова вызвали уважение черкеса.
      -- Только скажи, -- повторил он, уходя.
      Наступил вечер, вестей от Асланбека все не было. Мой неожиданный союзник принес мне ужин.
      -- Воины Асланбека не вернулись, -- сказал он мне удивленно, -- неужто правду говорят, что твоя сестра шайтан-девица?
      Стоило больших усилии сдержать улыбку.
     
      Из журнала Александры Каховской
     
      Мы спешно тронулись к крепости, о которой говорил Константин. Удивительно легко Северин принял на себя миссию нашего провожатого. Он будто опытный следопыт осматривал дорогу и еще вел коней, оставленных Константином и Странником, отправившихся пешими по узким тропам.
      -- Позвольте узнать, каковы будут наши действия, если на нас нападут горцы? -- спросил Вышегородцев. -- Мы будем драться?
      Северин с изумлением взглянул на него.
      -- Самое лучшее, что мы можем сделать сейчас, это поторопиться, дабы избежать любых нежелательных встреч, -- ответил он. -- Не уверен, что вы готовы принять бой... А барышни...
      -- Я метко стреляю и обучена фехтованию, -- гордо похвасталась Ольга.
      -- Надеюсь, что ваш единственный выстрел попадет прямо в цель, -- ответил Северин, -- а фехтование... Сабля в руках дамы не сумеет перехватить удара врага... Это не рапира в фехтовальном зале, где учитель с радостью поддастся вам, поскольку получает от вас плату за свои труды...
      Его голос звучал сосредоточенно и бесстрастно. Он прав. Константин давно пытался объяснить Ольге, что ее нежные плечики не созданы для боя на саблях. Моя сестра, гордящаяся своей хрупкостью и изяществом, воспринимала слова супруга как комплимент.
      Помню, один учитель, видя талант Ольги, предложил ей свои уроки, предупредив, что ее плечи станут крепкими как у мужчины, на подобные жертвы моя милая сестра, конечно, не согласилась. Пожалуй, я бы тоже не хотела подобной участи.
      На горизонте показались всадники, стремительно приближающиеся к нам.
      -- Быстрее! За мной! -- крикнул Северин, спешившись.
      Он ловко карабкался по горному склону. Не задавая вопросов, мы поспешили за ним. Я понимала, что мы не сумеем ускакать от ловких джигитов, и наша единственная возможность, затеряться среди камней. Увы, они нас уже заметили...
      Когда абреки приблизились, Северин быстро прицелился и выстрелил, сбив одного из преследователей. Ольга последовала примеру нашего провожатого и не уступила ему в меткости, второй "хищник" со стоном упал на острые камни. Их осталось четверо. Не тратя время на похвалу за прекрасный выстрел, Северин вновь увлек нас за собою.
      Он отыскал узкий вход в грот, куда мы неуклюже протиснулись. Сам грот оказался довольно просторным, и мы устало опустились на холодный каменный пол. Крики становились все отчетливее. Они ищут нас.
      -- Вы прекрасный стрелок, но прошу вас, сейчас оружие нужнее в более умелых руках, -- сказал Северин, забирая пистолет у Ольги, которая будучи благоразумной, не стала возражать.
      -- Выходит, это не первое ваше приключение, -- произнесла она с восхищением.
      Северин ловко перезарядил оружие.
      -- Пусть только сунуться! Двое получат пули, -- успокаивал он нас, -- а других двоих добью саблей...
      Если бы все было так легко! Горцы могут выстрелить первыми... От страха меня била нервная дрожь, я зажмурилась. Ольга ласково обняла меня, ее рука гладила мои волосы. Казалось, что ничто не испугает мою смелую сестру. Я заметила, что ее правая рука сжимает рукоятку кинжала, даже отдав пистолет проводнику, Ольга все равно готовилась принять бой, чем вызвала мое восхищение.
      Мне хотелось, чтобы разбойники сорвались с горного склона и упали прямо в Ад. Мое воображение рисовало их растерзанные тела у подножия скалы.
      Вдруг я почувствовала дрожь земли, за которой последовал грохот падающих камней. Сначала раздались испуганные крики наших преследователей, потом стоны. В эти мгновения мое сердце пронзила острая боль, будто укол иглы, от которой я едва не вскрикнула. Боль отступила также внезапно, как и началась.
      Открыв глаза, я увидела, что мои спутники с изумлением смотрят на меня, в их взорах читался плохо скрываемый испуг.
      -- Землетрясение в горах не редкость, не так ли? -- безразлично произнесла Ольга. -- Предлагаю двигаться дальше, пока не прибыли другие "хищники".
      Никто не произнес ни слова. Мы выбрались из нашего укрытия. К счастью наши испуганные лошади не убежали далеко, Северин быстро привел их назад, и наш путь к крепости продолжился. Мы торопились успеть до темноты.
      Когда на горизонте показался суровый силуэт укрепления, сумерки уже окутали горы. Позабыв усталость, мы понеслись к спасительному убежищу. Моя смелая заботливая сестра поглядывала, чтобы я не отставала.
     
     

Глава 14

Виднее слабые лучи

      Из журнала Александры Каховской
     
      Хоть я и не сведуща в военных укреплениях, но все же ощутила надежность нашего пристанища, что придало долгожданное спокойствие и уверенность. Даже солдат здесь было поболее, чем в Кисловодской крепости. Как приятно, наконец, почувствовать себя защищенной!
      Меня с Ольгой совсем не заботил спешный рассказ Северина штабс-капитану крепости о наших приключениях, нам хотелось как можно скорее отдохнуть. Невыносимая, валящая с ног, усталость заставила отказаться и от ужина.
      Нам удалось лишь добраться до комнаты, и мы, даже не осмотревшись, упали на постель -- груду перин на дощатом полу, нимало не задумываясь о неудобстве. Мечта о ванне с благовониями перед сном оставалась недостижимой мечтою. Однако, после горных пещер такое пристанище казалось великолепным дворцом. Наверняка, роскошь ночлега под крышей над головой и за крепкими каменными стенами оценил даже Сергей Вышегородцев, изнеженность которого не уступала нам, барышням.
      Рядом со мною лежал мой дамасский меч, в этом странствии так и не удалось испытать силу клинка, значит, время еще не пришло. Впрочем, я не жалела, что не проявила геройства.
      Крепкий сон отпустил нас, когда утренний лучик солнца проник сквозь узкое окошко. Сладко потянувшись, Ольга села на постели.
Бой с горцами
Рис. А. Козлов
      -- Признаюсь, давненько я не чувствовала себя столь отдохнувшей, -- весело призналась она, -- а надобно всего лишь выспаться после сильного волнения и тяжкого пути...
      Улыбнувшись сестре, я спешно нащупала свою дорожную сумку, в которую положила зеркало.
      Не могу понять, почему я вдруг столь неожиданно вспомнила о нем. Возможно из-за сновидения, в котором мне пригрезилось, будто зеркало засветилось под первым лучом солнца... Достав зеркало из сумки, я попыталась сосредоточиться, дабы увидеть, хоть что-нибудь...
      Стук в дверь прервал мои попытки. В комнату вошел Северин.
      -- Бросьте напрасные труды, барышня, -- произнес он, -- это зеркало бесполезное стекло...
      -- Откуда такая уверенность? -- сурово поинтересовалась Ольга. -- Как я погляжу, вам известно куда больше, чем нам! Потрудитесь объяснить!
      Она, нахмурившись, смотрела на Северина. Когда Ольга игриво спорила с Константином, она хмурилась совсем иначе. Я впервые видела мою сестру в подобном гневе.
      -- Понимаю, что у меня нет иного выбора, иначе вы не отступите, -- ответил Северин. -- Придется выдать тайну... Ламанский придумал историю с зеркалом, дабы увести Константина из Кисловодска...
      -- Зачем? -- голос Ольги звучал спокойно, но напряженно.
      -- Ламанский опасался чрезмерной проницательности вашего супруга, -- на этом Северин явно желал завершить беседу.
      -- Это еще не все, -- произнесла Ольга тоном, не приемлющим возражений. -- Продолжайте!
      Она будто приказывала.
      Северин с явной неохотой рассказал нам о том, что был учеником старшего Вышегородцева, который следил за Ламанским...
      -- Почему вы не сказали Константину о вашей догадке? -- спросила она. -- Решили геройствовать сами?
      -- Ваш супруг сам обо всем давно догадался, -- ответил Северин.
      -- Вы нам многое недоговариваете, -- казалось, что Ольга разорвет несчастного на клочки, хотя голос ее звучал ровно и спокойно, -- что вы теперь собираетесь делать?
      -- Мне надобно поразмыслить, -- ответил Северин.
      Он явно стушевался под допросом бдительной красавицы. Верно, его научили сражаться, но не научили держать удар в беседе с разгневанной молодой дамой.
      -- А Вербин? -- спросила Ольга. -- Вы что-то от него ждете? Скажите, какова его миссия? Он ведь не скуки ради отправился разыскивать "хищников"?
      Суровый тон вдруг неожиданно переменился и стал умоляющим. Северин молча покачал головою.
      -- Он вернется в Кисловодск и расскажет, где их логово, а наши солдаты нападут на разбойников, -- нехотя произнес Северин, -- сударыня, хватит вопросов, я и так рассказал вам больше, чем следовало...
      Он спешно удалился, опасаясь новых расспросов.
      Ольга опустилась на перину, обхватив голову руками, ее плечики тряслись. Я обняла дрожащую сестру, редкий случай, когда я утешала ее, а не она меня.
      -- Не стоит недооценивать своего супруга, -- произнесла я уверенно, -- горы стали для Константина вторым домом!
      Сестра лишь печально вздохнула в ответ. Меня саму поражало собственное спокойствие и уверенность в том, что спустя пару дней Константин предстанет пред нами живым и невредимым.
      -- Странно, -- принялась рассуждать я, -- почему утром я вдруг потянулась за зеркалом? Мне, верно, почудилось сияние, когда первый луч солнца проник в нашу комнату... Это не сон!
      Я провела рукою по холодному стеклу.
      -- Мне кажется, что зеркало настоящее! -- уверенно воскликнула я. -- Только на мгновения оно помогает увидеть... когда первый луч солнца падает на его гладь...
      Как жаль, что у меня нет таланта моей тетушки-бабушки! Но, возможно, зеркало заговорит с потомком владелицы! Северин!
      -- Он не согласится, -- Ольге не составило труда угадать ход моих догадок, -- но попробовать стоит...
      Как и предполагала Ольга, Северин отнесся к моим словам с явным недоверием, однако, припоминая мои недавние заслуги, зеркало взял.
      Волнение не покидало сестру. Если бы сейчас солдаты отправились в атаку на горцев, удерживающих Константина в плену, Ольга бы последовала вместе с ними, и никакая сила не остановила бы ее. Позавтракав, мы отправились на воздух прогуляться. На крепостной стене нашим взорам открылся манящий горизонт ярко-синего неба.
      -- Не уверена, что Северину можно доверять, -- произнесла сестра, оглядевшись по сторонам, -- вдруг он заодно с Ламанским или с этим подозрительным субъектом по прозвищу Странник... Кто разберет, чего они удумали...
      Я только развела руками, у меня не было талантов мужа Ольги строить логические догадки.
      -- Главное, что меня не посещали тревожные видения! -- поделилась я своими мыслями. -- Значит, дела Константина складываются удачно...
      Наш разговор прервал Вышегородцев.
      -- Отвратительное место, -- не таясь высказался он, -- скорей бы вернуться...
      -- Северин, наверняка, захочет спешно уехать по делам, можете составить ему компанию, -- насмешливо предложила Ольга.
      Князь рьяно отверг эту идею.
      -- К дьяволу Северина, сударыня! -- проворчал он, удаляясь вдоль крепостной стены.
      Ольга с удивлением глядела ему вслед.
      -- Любопытно, чем его обидел наш попутчик? -- пожала она плечиками. -- Разумеется, я подозревала о некоторой неприязни, но не полагала, что она настолько сильна...
      Вскорости сестра позабыла о Вышегородцеве, вновь погрузившись в мысли о супруге. К счастью, мои слова приободрили ее. Впрочем, я тоже радовалась, что не увидела никаких дурных знаков о судьбе Константина.
     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Вскорости я узнал, что люди Асланбека погибли под обвалом камней, а "мои женщины" -- так горцы называли Ольгу и Аликс -- затерялись в горах со своими провожатыми.
      Мне оставалось только молча посмеиваться над неудачей врага, но сложная задача, которую предстояло решить не давала мне повода для веселья.
      Вайнах* - неожиданный союзник, которого звали Мамед, вновь предложил мне помощь. Признаюсь, я уже успел поразмыслить над идеей побега, который позволит вернуться в Кисловодск, что даст мне возможность разоблачить предателей и привести верных воинов к логову Асланбека.
      ________________
      *Вайнах - этническое название чечено-ингушских народов.
     
      Не важно, что в этом небольшом укреплении расположилась далеко не вся его армия -- стоит поразить их начальника, как некогда сплоченные абреки вновь разбредутся по горам. Хотя... наверняка, в его власти множество аулов, где в любое мгновение мужчины готовы взяться за оружие по приказу предводителя.
      Мамед будто читал мои мысли.
      -- Я помогу тебе добраться до дома, ты сможешь собрать своих солдат, которые уничтожат пристанище предателя Асланбека, да будет он проклят пред лицом Аллаха! -- сказал он мне. -- Этой ночью самое удобное время бежать! Тучи закрыли небо, луны не будет видно, можно проскользнуть незаметно во мраке, подобно дикому зверю.
      Я дал свое согласие, однако не особо доверился великодушию своего нового приятеля, не исключая возможности нашего поединка в пути или удара в спину. Приходилось оставаться готовым к любому повороту событий, даже самому неприятному.
      -- Послушай меня, я знаю, как сделать мой побег так, чтобы тебя не заподозрили в сговоре, -- предложил я. -- Не стоит тебе раскрываться раньше времени. Пойми, чем дольше тебя не заподозрят, тем большую службу ты сослужишь имаму Шамилю.
      -- Говори, -- оживился Мамед.
      -- Когда я вскачу на лошадь, ты поднимешь крик, и последуешь за мною, будто бы желаешь вернуть меня, -- произнес я твердо, -- сделав необходимое, мы вернемся, ты скажешь, что поначалу потерял меня, но все равно отыскал в Кисловодске... А потом придут наши солдаты...
      Мой компаньон, довольный идеей, рассмеялся.
      -- А если Асланбек даст мне в подмогу своих воинов? -- озадаченно спросил он.
      -- Мы убьем их! -- кратко ответил я.
      Мамед одобрительно кивнул.
      -- Бежать будем на рассвете, -- добавил я, не уточняя причины, что едва различаю очертания предметов в темноте. Зачем абреку знать о моей уязвимости?
      Момент побега не заставил себя ждать, я совсем не испытывал волнения, будучи слишком важным трофеем для Асланбека, чтобы опасаться за свою жизнь. А вот Мамед явно нервничал, при неудаче ему грозила суровая расправа.
      Не успели мы шагнуть за порог сакли, как нам преградил путь Странник. Я жестом остановил руку Мамеда, потянувшуюся к кинжалу.
      -- Князь, -- произнес я устало, -- вы прекрасно знаете, что теперь я могу вернуться в Кисловодск за подмогой, дабы раздавить врага в его норе... Вы привели меня сюда именно для этих целей, не так ли? Удивляет, почему вы не отправитесь сами...
      -- Кто-то должен остаться... Если вам не удастся привести подмогу, я попытаюсь убить Асланбека... Хотя задача не из легких, -- ответил Вышегородцев, не проявив никакого удивления от моей догадки. -- Его охраняют надежные головорезы.
      -- Я успею! -- ответ звучал уверенно.
      -- Признаюсь, я полагал, что вы узнаете меня, но весьма опасался, что примете за предателя, -- голос князя не скрывал радости, -- прошу извинить, что не посветил в свои планы по многим причинам...
      -- Неужто я кажусь вам глупцом?! -- мне стало несколько обидно. -- Годы нашей службы еще свежи в моей памяти! -- заверил я. -- Нетрудно догадаться, что вы прознали о делишках Ламанского, ставшего главным заговорщиком на Водах, втерлись к нему в доверие, пообещав привести меня к Асланбеку...
      Догадки оказались верны, князь утвердительно кивнул.
      -- Мне удалось узнать вас даже в образе серенького человека, -- добавил я, -- помню-помню, вы всегда мастерски меняли внешность!
      Пришлось резко прервать вереницу воспоминаний, которая оказалась бы весьма не к месту.
      -- Какой тайный знак предателей, которые сейчас пьют нарзан в Кисловодске, прикидываясь честными офицерами? -- спросил я.
      -- Увы, я не сумел выяснить, -- ответил князь, -- тут уж вам карты в руки, вы всегда были сильнее меня по части догадок...
      -- Можете не скрывать ваш кинжал, -- добавил я весело, -- грубые кожаные ножны не годятся для столь изысканного клинка!
      -- Не стоит раньше времени, -- возразил Алексей.
      Утреннее солнце, еще не показавшееся из-за гор, разогнало темноту, и мы приступили к исполнению нашего замысла...
      Вскочив на коня, я понесся по крутой горной дороге. Оставляя позади крики гостеприимных хозяев. Когда голоса стихли, спешился, притаившись за скалой, которая надежно укрыла меня и коня от посторонних глаз. Вскорости из-за укрытия я увидел приближающегося Мамеда в обществе трёх "хищников". Задача оказалась гораздо проще, чем я думал. Один меткий выстрел -- и их осталось двое. Мой компаньон, легко догадавшись о причине гибели своего спутника, мгновенно поразил своей саблей другого черкеса. Третий попытался ускакать, дабы сообщить о предательстве, но его настигла пуля моего второго пистолета.
      Зная о моих талантах неплохого солдата, у горцев не станет сомнений, что все абреки погибли от моей руки. Да и Странник-князь приукрасит мои умения.
      Мы понеслись короткой дорогой к Кислым Водам. Солнце уже поднялось высоко над горами, освещая нам путь. Впервые после ранения я ехал верхом на столь бешеном скаку, не испытывая при этом ни малейшего головокружения. Верно говорят, будто пережитые волнения заставляют нас позабыть обо всех недугах.
     

* * *

      Обычно хладнокровный граф Апраксин не скрывал беспокойства, вызванного моими новостями.
      -- Ламанский отправил меня, отнюдь, не за зеркалом, -- произнес я с иронией, -- и неспроста он попросил Александру поехать со мною, и, разумеется, ничего не возразил против Ольги...
      Я прервал речь, видя, как щека графа нервно дернулась. Ведь именно он настоял на этой поездке, опасаясь шантажа, а теперь испытывал смесь чувств неловкости и ненависти к давнему врагу.
      -- Я чувствовал, что дела Ламанского нечисты! -- воскликнул Апраксин. -- Но я не даже смел предположить, что настолько!
      -- Карты, коллекция мистических вещиц, сбор компрометирующих фактов на знатных персон, -- все это искусная ширма, -- закончил я.
      Подполковник Юрьев молча наблюдал за нашим диалогом.
      -- Ламанского надобно немедля арестовать! -- воскликнул он, -- но как узнать его заговорщиков? Они должны понести наказание!
      -- Предавший однажды, предаст опять! -- согласился я.
      -- К Дьяволу вашу философию, -- сурово перебил генерал. -- Ламанский благодаря компроматам на высших чинов может извернуться весьма искусно, и оправдываться будем мы, будто оклеветали имя честного человека.
      -- Надобно взяться за его последователей. Вольнодумцы, как правило, трусливы и ради своего спасения быстро выдадут многие тайны, -- задумался я. -- Тогда господину Ламанскому станет сложнее спасти свое доброе имя... Замечу, все чины, на которые он собрал компроматы, незамедлительно уцепятся за любой факт, дабы избавиться от настырного шантажиста...
      -- Разумно, -- одобрил Апраксин, -- но какой у них знак?
      Прозвучал вопрос, давно занимавший меня... Мне вспомнились холеные руки Ламанского с массивным перстнем, повернутым камнем внутрь ладони... Любопытная деталь... Помнится недавно на балу Аликс жаловалась, что один из ухажеров в танце едва не поцарапал ей спинку камнем своего перстня...
      -- Обратите внимание на людей, которые носят кольца и перстни камнем внутрь ладони, -- произнес я задумчиво.
      -- Великолепно! -- воскликнул Апраксин, даже не расспросив меня о столь неожиданной догадке. -- А мне казалось, что это всего лишь новая бестолковая мода... Все верно... А ведь все, у кого я заметил подобные чудачества, весьма подходят на роль заговорщиков, из-за безделья и глупости мечтающих о подвигах во имя свободы ... Большинство из них офицеры, а, значит, они могли устроить бунт в полках и ударить нам в спину!
      Лицо графа побледнело от негодования.
      -- Эх, во времена моей юности их бы повесили без всяких разговоров! -- добавил он. -- Я сегодня же пошлю в Ставрополь приказ прислать самых лучших жандармов, дабы навести порядок... Ну все, отныне господин Ламанский от меня не отвертится...
      Апраксин с хищной улыбкой потирал руки.
      -- Осмелюсь предположить, что Ламанского лучше арестовать сегодня, тихо и незаметно, -- заметил я, -- чтобы он не успел улизнуть, и никто из его последователей не догадался об аресте предводителя раньше времени...
      Генерал одобрил мое предложение. Признаюсь, я опасался, что Ламанский ускользнет от нас, но противник оказался слишком самоуверенным, что сослужило ему дурную службу.
      Когда мы прибыли в его райский уголок, Ламанский по обыкновению пил кофе на террасе, и на сообщение о своем аресте только усмехнулся.
      -- Граф Апраксин, не стоит забываться, -- намекнул он с издевкой.
      Бывалый генерал на мгновение растерялся от подобной дерзости.
      -- Ваши друзья предали вас, Ламанский, -- блефовал я, указав на его перевернутый перстень.
      Разгадка их тайного знака вызвала у Ламанского чувство замешательства. Выходит, он недооценивал меня.
      -- Уведите его! -- велел Апраксин жандармам. -- О, как долго я ждал этого дня, -- услышал я довольное бормотание графа.
      -- Что ж, -- улыбнулся Ламанский, повинуясь жандармам, -- но я хотя бы умру свободным! И пусть толпа видит смерть героя, который боролся за их счастье!
      -- Не стоит глупой болтовни, -- перебил Апраксин, -- вы умрете и этого достаточно, -- граф не стыдился чувств злорадства, -- и никто не узнает о вашем "подвиге"... Секретное дело государственной важности, тайная казнь в темной крепости... Представление, о котором вы столь мечтаете, не состоится!
      Ламанский впервые изменил своему надменному хладнокровию, одарив Апраксина взглядом полным ненависти и злобы от беспомощности в руках врагов, над которыми потешался всего несколько минут назад.
      Оставалось раздавить логово Асланбека, разоблачение заговорщика не лишило меня осторожности и уважения к навыкам противника, я понимал, что вторая задача не легче первой.
      -- Вот и нашелся убийца Кравцова! -- облегченно вздохнул Юрьев.
      Столь неожиданное мнение вывело меня из раздумий.
      -- Я не уверен, что это преступление дело рук Ламанского, -- возразил я.
      -- Не стоит усложнять, дружище! -- попытался возразить жандармский офицер, но, понимая, что в следствии со мною спорить бесполезно, махнул рукою.
      У меня не было сил приводить доводы, и я выбрал самое разумное -- отправиться отдохнуть перед грядущим тяжким предприятием. Дом без моей милой женушки казался холодным и неуютным. Как тяжко засыпать, когда ее нет рядом! Всегда, когда Ольга прижималась к моему плечу, я испытывал чувство сладкого умиротворения...
     

* * *

      В сопровождении Мамеда я вернулся в стан врага. Асланбек не усомнился в словах горца, даже не заподозрив наш сговор. Меня вновь отвели в саклю, бывшую моей тюрьмой, даже не удосужившись высказать свое недовольство моим побегом. Предводитель готовился к нападению, которое должно было состояться ровно через два дня. Выходит, он возлагал серьезные надежды на мою помощь.
      По дороге к пристанищу неприятеля я оставил знаки для наших солдат. Они следовали за нами и собирались напасть этой ночью. Разумеется, я не мог ограничить свою миссию лишь задачей проводника, стоять в стороне от боя для меня подобно предательству. Мне оставалось полагаться на былые уроки фехтования с завязанными глазами, надеюсь, с годами навыки не утрачены.
      Часы ожидания показались вечностью и, наконец, сражение началось...
      Бой в темноте... Конечно, пространство под открытым небом - не темная комната, но мое зрение значительно уступало моим врагам. Приходилось полагаться на слух, улавливать каждый звук, поскольку мои глаза видели в ночи лишь размытые силуэты противников, и я не сразу мог уловить взглядом движение их оружия. Иногда холодное сияние клинков в тусклом лунном свете становилось для меня зримым знаком. Каменистая земля затрудняла возможности отступать не рискуя споткнуться. В эти мгновения, нанося удары, я желал агенту Серову всяческих благ за его бесценные уроки.
      В пылу сражения я пытался отыскать самого Асланбека. Предводители горцев умеют ловко исчезнуть, когда чувствуют поражение своих воинов. По их закону командир не должен понапрасну жертвовать жизнью, лучше сбежать от врага, дабы собрать новую армию и отомстить за павших...
      Как оказалось, Вышегородцев разделял мои опасения.
      -- Асланбек исчез! -- с раздражением воскликнул он. -- Есть два пути, по которым он мог двинуться -- только две дороги...
      -- Разделимся! -- твердо предложил я.
      В конце весны светает рано, мрак ночи начал рассеиваться, и я уже мог двигаться по горным дорогам без опаски свернуть себе шею...
      Целью нашего нападения был Асланбек, если мы упустим его, то он продолжит бесчинствовать. Наверняка, по горам расквартировано немало его отрядов.
      Пожалуй, в прогулках по горам, я уступал в ловкости любому вайнаху, и хватись мы побега Асланбека позднее, отыскать его не представлялось бы возможным.
      Пробравшись через каменные завалы, я увидел Асланбека. Предводитель, уверенный, что оторвался от преследователей, мирно брел вдоль узкой дороги, огибающей скалу. Предрассветный сумрак не дал мне возможности метко выстрелить, и пуля со свистом пронеслась мимо, даже не задев "хищника". Он замер, обернувшись. Увидев меня одного, Асланбек устало рассмеялся, и медленным шагом направился ко мне... Пройдя к нему навстречу несколько шагов, я остановился на скальной площадке, достаточно широкой для боя на саблях.
      Мой поединок с Асланбеком начался стремительно. Приходилось сражаться с опытным противником, успевшим прекрасно изучить наши приемы, которого непросто обмануть ловким финтом. Взглянув на горный хребет, я определил наиболее выгодную позицию, дабы решить исход поединка в свою пользу.
      Я начал неспешное, но уверенное смещение влево шаг за шагом, постепенно заставляя противника переместиться в выгодное для меня расположение. Поддавшись азарту атаки, враг не придал значения моим движениям. Он попытался нанести вертикальный удар по правому плечу, пришлось остановить его на итальянский манер, одним невозмутимым движением подняв эфес за высоту глаз, преградив клинком у щитка путь его сабле. Противник мгновенно атаковал снова, намереваясь разрубить меня по ребрам, я принял удар на опущенный вниз клинок, твердо удержав руку на высоте плеча. Снова привычная атака по ногам, от которой удалось ускользнуть.
      Отбивая нападения Асланбека, стоило некоторых усилий сохранить выбранное положение. С большим трудом удавалось сдерживать волнение и не атаковать раньше нужного момента, ради которого я столь стойко удерживал позицию. За годы службы я привык действовать наверняка и не рисковать понапрасну. Силе моего противника позавидовал бы рослый казак, требовалось огромного напряжения перехватывать его вертикальные удары -- излюбленная атака абреков.
      И вот, наконец... Первый луч солнца скользнул из-за горного хребта, ослепив моего неприятеля. Асланбек дрогнул, занеся вверх саблю. Единственного мгновения мне хватило сполна, чтобы нанести смертельный удар по горлу...
      Устало спускаясь вниз по тропинке, я увидел былого союзника, который пристально смотрел мне в глаза, широко улыбаясь. Мамед стоял на соседней скале напротив меня.
      -- Да, ты победил Асланбека, -- произнес он. -- Но...
      Мгновение, моя вытянутая рука нажала на курок. Выстрел горца, который должен был прозвучать раньше, опоздал на мгновение -- слишком поздно для него. Безжизненное тело упало в ущелье. Мертвая рука беспомощно сжимала пистолет. Я задумчиво посмотрел вниз на окровавленный труп. Несчастный решил избавиться от меня сразу же после смерти Асланбека,nbsp;
&< но не удалось. Какая неудача! Мрачная шутка вызвала горькую усмешку.
      -- Я предупреждал, что убью тебя раньше, -- произнес я бесстрастно.
      Мне почудился едва слышный вой ветра, похожий на стон, будто беспомощный ответ. Увы, я слишком хорошо изучил местный закон и научился следовать ему, иначе в горах не выжить. Так и сейчас, мгновения решили все!
      Оставалось вернуться в крепость за Ольгой и Аликс, надеюсь, они не сильно беспокоились за мою участь... А Северин - молодец, князь умеет выбирать учеников.
      Пережитая усталость и былое ранение дали о себе знать, сильное головокружение заставило меня, пошатнувшись, опуститься на камень. Медики утверждают, что организм, собрав все силы в момент опасности, требует заслуженного отдыха, когда угроза проходит. Я глубоко дышал, вдыхая приятный прохладный воздух утренних гор. Постепенно пелена с глаз уходила.
      -- Вы не ранены? -- раздался взволнованный голос князя Вышегородцева.
      -- Нет, будьте спокойны, -- ответил я, поднимаясь на ноги.
      Головокружение отступило.
      -- Отправимся в крепость к вашим милым дамам, -- весело произнес князь, -- они вас заждались... Уверен, что очаровательная женушка умело вознаградит вас за все подвиги...
      Право, меня подобные шутки всегда заставляли краснеть как мальчишку.
      -- А вы, наконец, вернетесь к невесте, -- добавил я в ответ, -- мадемуазель Юлия весьма переживала за вашу судьбу...
      Всегда невозмутимый князь смущенно опустил взор.
     
      Из журнала Александры Каховской
     
      Сегодня я поднялась до восхода солнца. Повинуясь необъяснимому чувству, направилась на крепостную стену. Северин стоял у парапета, задумчиво глядя за горизонт, откуда занимался рассвет. В руках он сжимал зеркало, неужто поверил моим речам. Сосредоточенно корнет всматривался в стекло, на которое упали первые лучи, показавшиеся из-за гор... Внезапно его спокойное лицо переменилось, Северин вздрогнул, едва не выронив зеркало...
      Заметив меня, корнет воскликнул:
      -- Прошу вас, взгляните!
      Я подбежала к нему, но увидела лишь отражение рассветного неба.
      -- Мгновения назад я видел Вербина, наносящего смертельный удар "хищнику", одетому в богатый наряд! -- горячо уверял меня Северин. -- Не сочтите мои слова бредом безумца!
      -- Значит, прабабка согласна передать вам зеркало в наследство, -- весело ответила я, испытывая радость от видения Северина.
      Выходит, с Константином не приключилось ничего дурного. Противник в "богатом наряде"? Возможно, предводитель горцев... Нам послали добрый знак. Я поторопилась обрадовать Ольгу.

Глава 15

Предвестья радостные мне

     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Мое предложение завершить маскарад и вернуться в своем обличье князь встретил с недоверием.
      -- Никакие подвиги не сумеют прекратить сплетни, -- возразил Алексей, -- в устах общества я навсегда останусь подозреваемым...
      Гордый нрав князя я изучил давно, он скорее предпочтет вечное скитание в горах, чем стерпит злословие за своей спиною, а на каждый роток не накинешь платок.
      Я пристально смотрел в его глаза. Обычно непоколебимый Вышегородцев отвел взор.
      -- У вас есть подозрения, -- уверенно произнес я. -- Кого вы подозреваете?
      Вышегородцев печально рассмеялся.
      -- Боюсь, мои слова лишь собьют вас с толку, -- произнес он.
      Не составило труда догадаться, что мой друг не намерен откровенничать. Хотя впервые за годы князь давал мне понять, что ему нужна моя помощь. Уже во второй раз за несколько дней.
      К возвращению в Кисловодск мне следовало обдумать все факты. Любая мелочь может оказаться значимой подсказкой. Медлить нельзя, убийца должен понести наказание...
     

* * *

      Сергей Вышегородцев был арестован по подозрению в убийстве Кравцова. Я лично отправился к нему в сопровождении жандармов. Между нами, как и следовало ожидать, произошёл весьма неприятный разговор. На моей памяти ни один убийца не встречал с радостью весть о своем разоблачении.
      -- Вы хотели избавиться от брата, -- произнёс я спокойно, -- и, желая направить нас по ложному следу, убили Кравцова!
      Мое заявление, как я и предполагал, вызвало у юноши принужденный нервный хохот.
      -- Как я мог это сделать, у меня алиби? О моём безобразном поведении в ту ночь узнали все! - подозреваемый смотрел мне в глаза насмешливым взглядом.
      -- Вы наняли убийцу, а потом, испугавшись, что абрек выдаст вас, избавились от него, -- ответил я, не придав значения дерзкому тону.
      -- Вы ничего не сможете доказать! - произнёс Вышегородцев с презрением. -- Все ваши свидетели в могиле!
      Его губы криво усмехнулись. Несмотря на насмешки и возмущение, молодой человек явно нервничал, отвечая невпопад.
      -- Все гораздо проще, -- возразил я. -- Черкес не убил князя, потому что тот спас ему жизнь в детстве. Вашему брату пришлось скрыться за границу, дабы избежать унизительных подозрений в убийстве Кравцова. Он написал мне письмо...
      Я достал конверт, пристально глядя в глаза Вышегородцева. Будто в припадке безумия, он выхватил у меня ложное письмо. Обрывки бумаги разлетелись по комнате. Не сразу Вышегородцев сообразил, что рвёт пустой лист на глазах двух свидетелей.
      -- Не беспокойтесь, ваш брат вскорости объявится, -- пообещал я.
      -- Объявиться? Зачем вы затеяли это? - Вышегородцев взирал на клочки бумаги в своих руках. - Зачем?
      Его голос сорвался на крик.
      -- Мне захотелось унизить вас, -- произнёс я. -- Вы убили достойного человека, чтобы столь подлым образом устранить брата, постоянно выручавшего вас из самых унизительных ситуаций...
      -- Вы лжец! Мой брат мертв, вы затеяли подлую игру, чтобы я выдал свои чувства? Вербин, вы бесчестный человек!
      Чувство отвращения охватило меня, как братоубийца может рассуждать о чести?
      -- Я не солгал, ваш брат жив, -- ответил я холодно.
      Вышегородцев молча смотрел на меня, открыв рот, подобно рыбе, вытащенной из воды.
      -- Удивительно, что вы не сумели узнать брата, -- произнес я сурово. -- Вспомните господина Странника, -- насмешливо напомнил я.
      -- Какой вздор! Этот дикарь не может быть моим братом! Он шантажировал меня, утверждая, будто горец рассказал ему, что я нанял его как убийцу!
      Князь вздрогнул, погружаясь в воспоминания, его лицо стало бледнее мертвеца.
      -- Невозможно! -- прошептал он, хватаясь за голову.
      Былая надменность покинула юношу, он не мог совладать с чувствами ужаса и паники, охвативших его.
      -- Верно, ваш брат провел вас, -- озвучил я мысли преступника.
      -- А Северин? Вы должны арестовать и его... Он подговаривал меня убить Странника... моего брата... Вы ведь подслушали наш разговор? Не отпирайтесь!
      Убийца размахивал руками, будто в истерическом припадке.
      -- Северин нарочно подстроил так, чтобы я услышал ваш разговор. Он хотел поймать вас в ловушку, дабы узнать истинные намерения. Разумеется, вы не догадались, что Северин стал доверенным лицом Алексея? Он уговорил вас последовать за братом по поручению Ламанского, но, увы, обстоятельства заговора начали развиваться столь стремительно, что им стало попросту не до вас...
      -- А Кравцова? Вы узнали, куда она ездила ночью? -- юноша перебирал всех подозреваемых.
      -- Мне не составило труда догадаться, что барышня Кравцова ездила на свидание со своим женихом, истосковавшемуся по любимой. Поначалу он послал знак, что жив, подбросив брошь в окно, -- снова разочаровывающий ответ.
      Убийца, дрожа, опустился в кресла. Он больше не спорил, проявив удивительную покорность, когда жандармы взялись препроводить его.
      В комнату вошел старший брат. Сергей спешно опустил взор, не проронив ни слова, спешно засеменив за жандармами.
      На мгновение лицо Алексея дернулось будто от боли, но тут же разгладилось, обретя прежнюю невозмутимость.
      -- Полагаю, не будет излишним изложить ход ваших умозаключений, которые привели к разгадке, -- произнес он. -- Не стоит щадить мои чувства...
      Пришлось удовлетворить любопытство собеседника.
      -- Во-первых, я сразу задумался, кому была особенно выгодна ваша смерть и Кравцова. Я пришёл к выводу, что гибель Кравцова не приносила выгоды никому, а вот мотив вашего убийства оказался вполне понятен. Вы собирались жениться, вскоре у вас мог родиться наследник имущества. При такой ситуации младший брат терял возможность заполучить вторую долю отцовского состояния... Осмелюсь заметить, Сергей желал забрать ваше имущество, с нетерпением ожидая того дня, когда вас убьют на опасной службе.
      Слова довались мне с трудом, я замолк, но князь, попросил меня продолжить.
      -- На догадку меня также навёл ваш кинжал. Я помнил, как вы дорожили этой вещицей. Однако мадемуазель Юлия ни разу не видела у вас этого кинжала. Кому вы могли подарить дорогое вашему сердцу оружие? Только очень близкому человеку. Поскольку близких друзей у вас мне припомнить не удалось, я обратил внимание на младшего брата, о котором вы считали своим долгом заботиться... Сергей Вышегородцев хотел инсценировать убийство врагом-черкесом двоих агентов тайного отделения, которые разыгрывали неприязнь друг к другу, а на самом деле составляли тандем... Он отдал кинжал брата разбойнику, в довесок к плате за убийство.
      -- Вы верны своей логике, вас не запутать, -- заметил князь.
      Голос его звучал ровно, будто описываемые мною события его совершенно не трогали.
      -- Не стоит преувеличивать, иногда я шел по ложным следам, -- виновато произнес я, -- В начале следствия у меня были мысли о нечестной дуэли, когда секунданты-сообщники дают лишь один заряженный пистолет убийце. Однако факт, что убийство произошло ночью, заставил меня отбросить эту версию. А ложь о мистической коллекции Ламанского вообще сбило меня с толку, стыдно признать, что я почти поверил в эту заманчивую сказку, будто созданную для светского салона. Признаюсь, меня также запутало присутствие турка. Несчастный Жервье мог выполнить любое повеление опекуна, дабы добиться очаровательной Надин.
      -- Право, не надо скромничать! -- перебил князь.
      Просьба рассказать о своих злоключениях выглядела бы дурным тоном, однако князь сам решился на откровенность. Вышегородцев поведал мне о том роковом вечере.
      -- Мой брат сказал, что меня желает видеть один человек, дабы сообщить нечто важное. Назначенные время и место, не скрою, вызвали у меня беспокойство, но я привык рисковать жизнью ради службы Отечеству.
      В ночной час я прибыл. Из темноты ко мне шагнул молодой человек с классическим обликом абрека, которыми пугают впечатлительных барышень. Меня несколько удивило то, что мой брат не предупредил об ожидаемой встрече с подобной персоной. Я недоумевал, как он, не выезжая даже за пределы Кисловодска, ухитрился столкнуться с горцем? Моё удивление усилилось, когда молодой вайнах сообщил мне, что он тот самый мальчик, которого мы несколько лет назад спасли от гибели. Удивительно, память быстро подсказала мне его имя -- Сайхан. По правде сказать, я не вспоминал о нашем поступке до этой встречи, не придавая ему значения: так поступил бы любой русский человек, увидев умирающего ребенка.
      -- Неужели ты решился встретиться со мной, чтобы поведать о своей жизни? - спросил я недоверчиво.
      -- Нет, меня наняли убить тебя, но я этого не сделаю, ты однажды спас мне жизнь, -- спокойно ответил "хищник".
      -- Наняли убить меня? - переспросил я с недоумением. - Если ты не желаешь убивать меня, зачем говоришь об этом? Или ты решил показать своё благородство?
      Не знаю почему, но меня позабавили слова абрека. Разумеется, я оценил честность Сайхана, но этот юношеский пафос казался мне смешным.
      -- Я не хвалюсь яхь* которое не позволит убить человека, спасшего меня от смерти, -- ответил Сайхан. -- Я пришёл спасти твою жизнь, как ты однажды спас мою. Злодей, который хочет убить тебя, самый бесчестный из всех, кого я встречал... Берегись его...
      -- Кто он? - спросил я кратко.
      -- Твой брат!
      Невозможно было поверить. Сайхан понимал моё замешательство. Он молча достал кинжал, который я подарил Сергею.
     
      __________________
      * Яхь - (чеченск.) гордость, честь
     
     
      -- Увидев это оружие, я понял, чьей смерти желает этот человек, -- сказал черкес. -- Тогда, много лет назад, я запомнил твой красивый кинжал... очень красивый... А теперь взял его вместе с платой за убийство... Злодей, не колеблясь, согласился отдать мне подарок...
      -- Выходит, брат расплатился с тобой этим кинжалом за мою смерть?! - я не мог сдержать крик.
      -- Не только за твою смерть, я должен был убить ещё одного человека. Твой брат сказал, что этот человек твой друг... Я уже убил его... Выполнил обещание...
      С этими словами Сайхан скрылся в темноте. От волнения я не смог даже последовать за ним. Какой удар в спину! Сергей, мой сводный брат, хотел убить меня? Умирая, отец наказал мне заботиться и оберегать младшенького, которому тогда исполнилось тринадцать. Я любил брата и не придавал значения его избалованности и капризам, Сергей всегда слушался меня, как велел ему отец. Я даже не подозревал, на какую подлость он способен.
      Мне не стоило труда догадаться, что жертвой стал Кравцов... Но зачем Сергею убивать его? Я не мог понять. Неужели мой брат продал нас турецким шпионам? Не буду описывать чувства, охватившие меня, когда, смирившись с предательством, я осознал, что товарища по службе нет в живых. Понимая, что подозрения в убийстве Кравцова падут на меня, я решил затаиться, дабы никто не помешал мне предотвратить заговор Ламанского.
      -- Вы знали, что ваш брат - убийца, почему вы не сказали мне? -- изумился я. -- Неужто решили испытать мою догадливость?
      -- Нет-нет... дело в том, что я не верил в виновность брата... Я подозревал его в трусости, но не в убийстве... У Сергея не было никакого мотива убивать Кравцова, что давало мне некоторую уверенность в его невиновности. Хотелось надеяться, что Сайхану заплатили за ложь. Оставалось полагаться только на вашу логику. Выходит, абрек оказался честнее брата!
      -- Мне очень жаль... -- я не знал, что ответить.
      -- Меня особенно поразили корыстные мотивы... Я и предположить не смел, что Сергей с нетерпением ждал вестей о моей гибели на Кавказе, дабы получить состояние. Я не желаю видеться с ним. Он не посмел даже взглянуть мне в глаза... Что я могу сказать ему при очередной встрече? Упрекнуть? Зачем? Мои слова для него ничто. Спросить, зачем он это сделал? Я сам знаю ответ. Спросить, мучила ли его совесть? Раскаялся ли он? Нетрудно догадаться, что брат мне солжёт. Уверен, Сергей жалеет, что не сумел совершить задуманного...
      Князь замолчал, погрузившись в мрачные раздумья.
      -- Следует заметить, что я многим обязан видениям Александры, именно они натолкнули меня на верные мысли, -- начал я новую тему беседы.
      -- Я вам верю, мой друг... Все, погрязшие в материализме -- неисправимые глупцы... Возможно, другие сочли бы мои слова ложью, но вы поймете... Кравцов помогал мне после смерти... Его тень следовала за мною, храня от пули и смертельного удара... Он не сумел бы обрести покой, не завершив начатого дела разоблачения предателей...
      -- Так вот чем был занят призрак, на что тратил все силы, не имея возможности послать Аликс весточку! -- не сдержался я. -- Призраки не вездесущи, каждая беседа с живыми отнимает у них много силы, которые непросто восполнить, -- вспомнились рассуждения доктора Майера.
      -- Верно-верно, -- улыбнулся князь. -- Есть многое на свете, что и не снилось нашим мудрецам... Кстати, а как поживает наш турецкий господин и его милая воспитанница?
      -- На днях они покинут Кавказские Воды и отправятся в путешествие по Европе, -- ответил я, -- француз Жервье поедет за ними, он еще не теряет надежды на благосклонность восточной барышни...
      -- Остается только пожелать ему удачи! -- рассмеялся князь, никогда не понимавший безответно влюбленных. -- А как барышня Северина? Кузен слишком тонко воспринимает ее похождения, поэтому мне неловко спрашивать его...
      -- Мадемуазель охватило новое увлечение, на сей раз чувства взаимны...
      -- Поразительно! Могу посочувствовать тому несчастному, кто решится связать свою судьбу с этой взбалмошной особой.
      Замечание прозвучало сурово, но весьма точно, и у меня не нашлось слов для опровержения.
     

* * *

      На следующий день я узнал о том, что Сергей Вышегородцев повесился. Сбылось предсказание привидения... Сцена смерти убийцы, мелькнувшая в зеркале, оказалась не видением Александры, а предсказанием Кравцова. Никогда не забуду зеркало, треснувшее от прикосновения призрака...
     
     

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

В НАЗНАЧЕННЫЙ ЧАС

     

"Сердце, души половина, прости,

Скрыла тебя гробова доска"

Г.Р. Державин

     
      Весна, 1839 год, Кисловодск
     

Глава 1

И мне предстала тень твоя

     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Сегодня нас вновь навестил доктор Майер. Узнав о недавнем приключении, он всерьез забеспокоился о моем здоровье. Однако после медицинского осмотра уверенно сделал вывод, что состояние моего организма не ухудшилось.
      -- Женитьба пошла вам на пользу, дружище! -- воскликнул он. -- С вами будто бы и не приключалось никакого ранения!
      -- Предлагаете мне вернуться в строй? -- весело поинтересовался я, понимая, что доктор преувеличивает, дабы подбодрить меня.
      -- Ну уж нет, в роли сыщика вы на своем месте! -- спешно возразил Майер. -- Драться с горцами всяк горазд, но вывести на чистую воду хитреца убийцу под силу не каждому!
      -- Придется согласиться с вами, -- ответил я, -- не думаю, что супруга отпустит меня в поход...
      -- Право, забудьте о походах! -- воскликнул доктор. -- Повторюсь, на вас очень благотворно повлияла женитьба. Как врач замечу, что жены либо морят своих мужей, либо продлевают им жизнь -- третьего не видал!
      Нашу беседу нарушила Аликс, вернувшаяся с прогулки. Она поднимается рано, чтобы успеть выехать до восхода солнца. Ольга, напротив, не любит рано просыпаться, полагая, что молодой даме негоже вставать раньше десяти. Моей милой женушке готов простить любые капризы, ведь они выходят у нее столь очаровательно.
      Николай Майер неравнодушен к мистическим изысканиям, поэтому очередная беседа с нашей Аликс произвела на него благотворное действие. К счастью, доктор никогда не задает глупых вопросов, которыми большинство гостей осыпает Аликс, вызывая праведный гнев Ольги, беспокоящейся за чувства сестры, ставшей после недавнего предприятия особенно знаменитой.
      -- Мне бы хотелось побеседовать с вами об одном важном деле, -- задумчиво произнес Майер.
      Он мялся, не зная, как начать разговор.
      -- Убийство или мистика? -- попытался я помочь ему, понимая, что другой помощи ни я, ни Александра ему оказать не в силе.
      -- И мистика, и убийство, -- вздохнул врач.
      -- Любопытно, -- подбодрил я его.
      -- Не томите! -- пришла на помощь и Аликс.
      -- Меня беспокоит один мой приятель, -- сказал Майер, -- граф Белосельский... Кто-то задумал убить его... Вчера граф обнаружил, что ему подменили лекарства... Во флаконе с микстурой оказался яд... А пару дней ранее кто-то пробрался к усадьбе и выстрелил в Белосельского. Вы можете убедиться в истинности моих слов, увидев след от пули на стене гостиной...
      -- У графа есть враги? - спросил я.
      -- Думаю, будет лучше, если вы сами побеседуете с ним, -- сказал Майер. -- Белосельский будет особенно рад видеть Александру...
      -- Чем могу помочь? -- смущенно поинтересовалась Аликс.
      -- У графа недавно умерла жена, он незримо чувствует её присутствие... Белосельский желает узнать, действительно ли душа супруги присутствует рядом, или он сходит с ума...
      -- Буду рада оказать помощь графу, -- согласилась Аликс.
      -- Надеюсь, его жену не убили? - обеспокоено спросила вошедшая Ольга.
      Образ моей супруги был как обычно безупречен. Ольга всегда выходит к гостям изящно одетой и тщательно причесанной, даже в деревенской обители. Возможно, несведущему показалось бы, что ее кудри уложены с очаровательной небрежностью... Но мне-то хорошо известно, что этакая небрежность занимает немало времени... Ольга всегда недоумевала, как некоторые молодые дамы принимают гостей в халате и чепце подобно больным старухам, оправдывая свою неряшливость деревенской жизнью.
      -- Сударыня, вы как всегда ослепительны! -- воскликнул Майер, поднимаясь с кресла, дабы поприветствовать хозяйку дома.
      -- Благодарю, -- улыбнулась Ольга, -- вы, вправду, говорили о мертвецах, или я ослышалась?
      Супруга обиженно нахмурилась. Майер задумчиво смотрел на нее.
      -- Всякое возможно, графиня умерла столь неожиданно, -- честно ответил он, -- весьма подозрительно...
      -- Понимаю ваши чувства, но можно ли надеяться, что смерть графини походила на естественную? Мне бы не хотелось, чтобы Аликс преследовали жуткие видения, -- сурово произнесла Ольга.
      -- Графиня умерла, задремав в кресле, -- спешно ответил доктор.
      -- Как давно? -- спросил я.
      -- Со дня похорон ещё не минуло срока дней, -- подумав, произнес Майер.
      -- Вполне вероятно, что убийца графини желает устранить её мужа, -- задумался я. -- Но, прежде чем строить какие-то догадки, надобно увидеться с графом... Возможно, графиня Белосельская умерла своей смертью, и граф - единственная цель убийцы...
      -- Заверяю вас, Белосельский примет вас и Александру в любое удобное для вас время, -- заверил меня доктор. -- Вновь повторюсь, основания для беспокойства не преувеличены... И, поймите меня, если графа отравят, я тоже не сумею избежать подозрений... Не забывайте о моей "дружбе" с жандармом Юрьевым, тут-то он своего не упустит!
      Волнения доктора оказались вполне понятным. Верно, дурная молва для врача опаснее любого обвинения, поскольку сулит скорый печальный финал медицинской карьере. Однако я не разделял опасений Майера в столь кровожадных намерениях жандармского офицера.
     
      Из журнала Александры Каховской
     
      Граф Белосельский встретил нас весьма приветливо. Он улыбался той улыбкой, которой люди обычно напрасно пытаются скрыть грусть. В глазах вдовца читались усталость и обречённость. После потери любимых нас охватывает ощущение бесполезности грядущей жизни.
      Мы поднялись на изящную веранду особняка. В плетеном кресле сидела красивая молодая женщина, задумчиво взиравшая за горизонт. Я уже собралась поприветствовать даму, как вдруг её очертания стали бледнеть и растворились в красках весеннего дня. Нет, я увидела не призрак, я увидела момент её смерти...
      -- Кресло моей супруги, -- произнёс граф, заметив моё замешательство, -- она любила сидеть на веранде, с которой открывается изумительный вид на горы. Моя милая Катерина умерла в этом кресле на закате...
      Я смущённо отвела глаза. Видения вновь не обманули.
      -- Вы медиум, давно известно, -- улыбнулся он.
      Мне не нравится слово "медиум", но возразить на подобное прозвище всегда не хватает смелости. Мы прошли в дом.
      -- Как вам известно, недавно скончалась моя супруга, которую я любил горячо и безумно, -- Белосельский указал на портрет, в котором легко узнавалась женщина в кресле на террасе.
      Портрет аккуратной, тщательной работы, особенно хорошо выписаны глаза, от которых исходит неуловимое свечение. Так сияют глаза умерших недавно, их душа ещё не оставила наш мир и незримо присутствует рядом с близкими. Вдруг, даже не попытавшись сосредоточиться, я увидела светлый переливающийся силуэт женщины, черты её лица были едва различимы, но узнаваемы. Она стояла рядом с графом, положив ему руку на плечо. Даже в нечётких чертах явственно читалась скорбь грядущего расставания. О! Столько любви и нежности было во взгляде! Так могут смотреть только мёртвые, которых даже прерванная жизнь не лишает возможности любить. Наоборот, как я полагаю, любовь мёртвых к живым сильнее обычной земной любви.
      Белосельский осторожно дотронулся до призрачной руки, и вздрогнул, смутившись, что собравшиеся примут его за безумца, страдающего галлюцинациями.
      -- Катерина рядом с вами, -- произнесла я, не дожидаясь вопроса. -- Супруга положила вам руку на плечо, и вы почувствовали это прикосновение.
      -- Благодарю, об этом я и желал спросить вас, -- сказал граф. - Значит, мои видения не безумие... Я чувствую Кати, вижу желанный образ в зеркалах, каждую ночь она приходит ко мне во сне. Я ощущаю дыхание любимой, но не холодное загробное дуновение, а жар любви...
      Граф говорил спокойно и задумчиво.
      -- Завтра вечером наступят сорок дней со смерти Кати, -- продолжал он. -- Все эти дни её душа оставалась на земле рядом со мною, но скоро она покинет меня... Чувствую, моя Катерина не хочет уходить, и, возможно, останется... Но в этом мире страдания для бестелесного призрака неизбежны... Мёртвым тяжело находиться среди живых...
      Он говорил верно.
      -- Совершенно с вами согласна! -- воскликнула я.
      -- Скоро наступит наш час прощания...
      -- Не навсегда, -- я заранее перебила Белосельского, -- вы встретитесь там! Только сейчас отпустите супругу! Катерина не сможет уйти, если вы её не отпустите! Вы верно заметили, пребывание в нашем мире приносит мёртвым только страдание...
      Призрак печально взглянул на меня.
      -- Нет, она сама не захочет уходить, -- прочитала я по взгляду, полному боли. -- Ваша Кати желает остаться рядом с мужем... Графиня желает подождать вас на земле...
      Белосельский кивнул.
      -- Да, я чувствую, -- произнёс он, -- благодарю вас... Но для Катерины будет лучше уйти, попытаюсь убедить ее. Возможно, супруга захочет проститься со мной во время поминального песнопения...
      -- Прошу меня извинить, -- Константин осторожно включился в нашу беседу. -- Мы с вашим другом доктором Майером имеем все основания полагать, что ваша жизнь находится в опасности. Как мне известно, на вас уже дважды совершалось покушение.
      Константин перевёл взгляд на стену напротив окна, на которой остался чёткий след от пули.
      -- Не могу предположить, кто может желать моей смерти, -- граф не скрывал недоумения. - Врагов я не нажил. Конечно, недоброжелатели существуют, но вряд ли они хотят видеть меня мёртвым.
      -- Вы написали завещание? - поинтересовался сыщик.
      -- Да, завещание готово... К чему этот вопрос? Заверяю вас, что господин Федулин, брат моей супруги, и его жена не имеют подлых качеств корыстного убийцы...
      -- Кого ещё вы упомянули в завещании?
      -- Лизаньку, мою кузину, я её опекун. Дитя получит половину моего состояния как приданое. Это самое милое и безобидное создание, она даже ни разу даже не перечила мне...
      Кузина оказалась легка на помине. Действительно, барышня ангельской внешности не походила на коварного убийцу. Девушка впорхнула в комнату, неся букет весенних полевых цветов. Подобные молодые особы всегда вызывали у моей сестры недоверие. Ольга учила меня, что эти "небесные создания", оказываются страшнее черта и способны на любую подлость. Она охотнее заводила дружбу с дерзкими острыми на язык девицами, обходя умильных сладких барышень стороною, как прокаженных. Константин вполне разделял мнение своей супруги, припоминая случай, как ангельская барышня отравила свою молодую мачеху и малолетнего сводного брата-младенца. Жуткая история, вызвавшая гнев и недоумение в Петербургском обществе. Ольга помнила другую, не кровавую историю, о том, как "девушка-ангел" увела у своей подруги жениха незадолго до венчания.
      Увидев нежданных гостей, Лиза немного смутилась, поприветствовав нас грациозным поклоном. От ответного приветствия Константина барышня вздрогнула и покраснела, будто затворница, никогда не видавшая мужчин. Мне стало стыдно за свою внезапную неприязнь к особе, которую я увидела впервые.
      -- Можно я поставлю цветы в гостиной? - спросила Лизанька кузена нежным мелодичным голоском.
      -- Да, милая, разумеется, -- несколько отрешённо ответил он.
      Не спеша составив букет, воздушное создание покинула нас. Выходя, она странно оглянулась на графа, и, задумчиво улыбнувшись, скрылась за дверью.
      -- Мне бы хотелось побеседовать с вашими родственниками, -- сказал Константин. - А также со знакомыми графини, которые сейчас в Кисловодске...
      -- Катерину приехала навестить одна из её приятельниц. Завтра я устрою вам встречу со всеми, кто заинтересует... Уверен, никого из них даже не помышлял о подобной подлости... Скорее всего, у меня есть тайный враг, которого я очень сильно обидел несколько лет назад, а сам даже не придал этому значения, -- голос графа звучал уверенно.
      Вдруг я услышала тихое звучание гитары, доносившееся из комнат.
      -- Кто-то музицирует? Очень мило, -- заметила я, полагая, что Лизанька решила поразить нас своими талантами.
      -- Вы тоже слышите! -- воскликнул граф. -- Кати играет на любимой гитаре в своей комнате... Право, никто, кроме вас и меня не слышит этих звуков...
      -- Вы правы, я не слышу ничего, -- признался Константин.
      Мелодия звучала все увереннее и громче. Граф, прикрыв глаза, задумчиво вслушивался в милые сердцу звуки. Он не безумец!
     

* * *

      Вернувшись домой, мы застали доктора Майера. Думаю, в этот день некоторые пациенты остались без его полуденного визита.
      -- Что вы теперь скажете? - спросил доктор, не скрывая любопытства.
      Я пересказала наш разговор, описав видения и чувства, охватившие меня.
      -- Позвольте узнать, вы испытываете какое-либо предчувствие о судьбе графа? -- тревожно спросил доктор.
      -- Нет, я ничего не чувствую, -- ответила я немного виновато.
      -- Доктор, не докучайте моей сестре, -- сказала Ольга сурово. -- Если граф обречён, то мы ничем не сможем ему помочь! Если же опасность ему не угрожает, нет нужды беспокоиться понапрасну.
      -- Простите мою навязчивость, -- поспешил извиниться доктор, -- но я надеюсь предотвратить возможное убийство.
      -- Увы, у нас есть основания беспокоиться за жизнь графа Белосельского, -- сказал Константин. -- Сам граф назвал нескольких людей, у которых может быть мотив... Хотя он доверяет им...
      Ольга пожала плечами. За время замужества она привыкла к убийствам и уже не испытывала былого беспокойства за судьбу каждой возможной жертвы. А мои видения грядущих смертей только усилило её безразличие. Сестру волновало лишь моё душевное спокойствие.
      -- От этих убийств Аликс дурно спит, -- сказала сестра. -- Помню, она неделю не могла успокоиться, когда ей дали осмотреть нож, которым зарезали молодую даму...
      Картинки былого убийства вновь промелькнули перед моим взором, но на сей раз я сумела сдержать чувства. Видения смерти - как привычны! Спокойный уход человека в мир иной не вызывает печали. Недавно наяву видела смерть разбойников, но злодеи достойны кары, поэтому их участь не тронула меня. Но как можно спокойно взирать на жестокое кровавое убийство невиновного, слышать крик боли умирающего, чувствовать его страдание и отчаяние. Иногда я плачу от несправедливости. Почему этот человек убит? Разве он совершил зло, за которое следовало заслужить подобную участь?
      Константин виновато промолчал.
      -- Беседа с графом оказалась вполне приятной, -- поспешила заверить я, -- мне лишь грустно, что его любовь оказалась трагичной...
      Мы замолчали, поминая новопреставленную рабу божию Катерину.
     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Сегодня я встретил моего приятеля князя Александра Долгорукова, недавно прибывшего на воды. Молодой человек приятный в общении и достаточно благоразумный, чтобы не докучать мне своей юношеской философией.
      Разумеется, нельзя было не пригласил князя отобедать у нас.
      -- Рад вашему приглашению... но, -- князь Александр запнулся.
      Я промолчал, дабы дать ему возможность подобрать слова. По правде сказать, не стоило трудов догадаться, речь пойдёт о нашей дорогой Алечке.
      -- Мне очень жаль, что я не пришелся по нраву вашей свояченице, -- сокрушался князь. -- Стоит мне только появиться у вас в гостиной, как она находит благовидный предлог уйти...
      Ответ найти не удалось. Как сказать князю, что дело вовсе не в неприязни Аликс, а как раз наоборот?! Даже наблюдательная Ольга не смогла понять истинной причины желания Аликс немедленно сбежать при появлении князя Долгорукова.
      -- Даже если князь неприятен тебе, ты не должна уходить! -- поучала она. -- Неужели тебе надобно повторять о столь очевидных правилах приличия!
      В том-то и дело, что Аликс находит Долгорукова очень даже приятным, но никак не может победить застенчивость. При всяких попытках поговорить о князе, барышня всякий раз, краснея от волнения, прерывает разговор.
      -- Аликс, как вам известно, обладает особыми талантами, -- наконец, придумал я правдивое объяснение. -- Она может покинуть гостей в любой момент... Дело не в её отношении к вашей персоне... Такие люди несколько чудны в своих поступках...
      -- Надеюсь, что это так... Мне бы хотелось произвести на Александру наиболее благоприятное впечатление, -- Долгоруков запнулся, понимая, что его слова звучат двусмысленно.
      Я сделал вид, будто ничего не понял. Похоже, чувства Аликс взаимны. Не имею ничего против такого ухажёра для Александры, князь человек порядочный. Меня очень беспокоят кавалеры, которые вьются вокруг моей родственницы. Знаю, она мудрая барышня и её нелегко обмануть, но опасения остаются, что Аликс сочтет за искренность заученные пышные фразы.
      -- Как вы относитесь к мистике? -- спросил я.
      -- Сейчас просвещённое общество разделилось на три группы, -- задумался князь. -- Одни считают мистику глупыми суевериями, другие не мыслят жизни без гаданий и спиритических сеансов, третьи относятся к мистике с уважением и осторожностью. Я отношу себя к третьей группе...
      -- Значит, тут мы с вами схожи, -- обрадовался я.
      -- Вы беспокоитесь, не считаю ли я способности Александры выдумкой? -- Долгоруков немного обиделся. -- Напротив, меня восхищают подобные люди, но я достаточно вежлив, чтобы не донимать их глупыми расспросами!
      -- Это делает вам честь... Спешу заметить, Аликс не очень жалует водяное общество, -- добавил я. -- Стоит мне или Ольге замешкаться, как она постоянно становится объектом насмешек злобных дам и их тугоумных услужливых кавалеров.
      -- Как я заметил, кавалеры быстро унимают свой пыл, когда понимают, что им придётся иметь дело с вами, -- отметил князь.
      -- Но больше они боятся не выстрела моего пистолета, а остроумия моей милой Ольги!
      -- Да, после точных замечаний вашей супруги этим господам лучше бы быть застреленными, -- согласился Долгоруков.
      Он не преувеличивал. Обычно дамы и господа, ставшие объектом метких фраз Ольги, на следующий день покидали Кислые воды.
      -- Меня беспокоит судьба графа Белосельского, -- взволнованно произнес князь. -- Все водяное общество судачит о покушениях...
      Долгоруков выдержал паузу.
      -- Судя по вашему взору, мой друг, желаете поделиться некоторыми предположениями, -- заметил я.
      -- От вас ничего не ускользнет! -- воскликнул князь. -- Верно, у меня есть на примете один неприятный тип, доктор Войнич, лечивший супругу графа в Петербурге... Личность неприметная, но подлая... Нерадивый врач мог стать причиной смерти несчастной графини, и, опасаясь мести графа, решился на убийство...
      -- Весьма любопытно, -- версия, действительно, заслуживала внимания.
      Доктор Майер ничего не сказал мне о своем коллеге, он всегда щепетильно относился к врачебной этике.
      -- Значит, Петербургского доктора занесло в наши дикие края, -- размышлял я.
      -- Подозрительно, -- согласился князь, -- Войнич приехал неделю назад...
      Выходит, с его появлением и начались покушения на графа. Любопытно, почему Белосельский не рассказал мне о приезде врача своей супруги, неужто не придал значения?
      Нашу беседу с князем нарушил подполковник Юрьев. По волнению в глазах офицера, я легко догадался, что меня ждет весть об очередном назревающем заговоре. Мне оставалось надеяться, что моего приятеля терзают лишь очередные напрасные беспокойства.
      Долгоруков, понимая, что его присутствие нежелательно для жандарма, тактично удалился.
      -- Не доверяйте князю Долгорукову! -- сурово заметил Юрьев. -- Черт разберет, чем они занимаются в своем "Кружке шестнадцати"*, -- он махнул рукою, -- поносят имя Государя Императора. Заговорщики!
     
      ________________________
      * "Кружок шестнадцати" - одно из знаменитых светских обществ, куда также входил М.Ю. Лермонтов. "Там, после скромного ужина, куря свои сигары, они рассказывали друг другу о событиях дня, болтали обо всем и все обсуждали с полнейшею непринужденностью и свободою, как будто бы III отделения собственной его императорского величества канцелярии вовсе и не существовало -- до того они были уверены в скромности всех членов общества" - так описал этот кружок Браницкий, один из его участников.
     
      -- Для заговора князь слишком благоразумен, -- ответил я, -- и, к счастью, никому не докучает вольнодумными суждениями... Не бойтесь тех, кто болтает глупости за дружеской попойкой, настоящие заговорщики не тратят время на подобные развлечения.
      Юрьев пожал плечами.
      -- Иногда я не понимаю вас, Вербин! -- проворчал он. -- Граф Апраксин обеспокоен делом государственной важности, -- шепнул он, оглядевшись по сторонам, -- он ждет вас...
     
     

Глава 2

Чего не выразить моим словам

     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Задумчивый вид графа Апраксина явственно подсказал, что я вновь буду посвящен в государственную тайну.
      -- Могу предположить, мы вновь столкнулись с заговорщиками, -- произнес я.
Лизанька и поклонник
Joseph Christian Lyendecker
      -- На сей раз вы ошиблись, Вербин, -- сурово перебил генерал, -- хотя не знаю, что может оказаться хуже, заговор или это безумие... На своем веку пришлось повидать немало заговорщиков, но такое душегубство лицезрю впервые...
      Он с раздражением махнул рукой. Понимая мое недоумение, Апраксин жестом велел Юрьеву пояснить мне, что к чему.
      -- На воды прибыл некий господин, назвавшимся братом Генрихом, проповедник какой-то европейской церкви, -- начал Юрьев неспешный четкий рассказ.
      -- В Европе этих церквей выросло как грибов после дождя, -- с раздражением прокомментировал Апраксин. -- Пропади они все пропадом!
      Мне стоило больших трудом скрывать изумление, обычно граф не проявлял никакого интереса к новомодным религиозным взглядам.
      "Пусть хоть самому чёрту молятся, но от меня подальше!" -- иногда восклицал он.
      Однако теперь Апраксин придерживался иного мнения.
      -- До нас дошли печальные новости, будто некий уважаемый господин в Петербурге, состоявший в обществе брата Генриха, совершил убийство компаньонки, своей супруги... -- продолжил рассказ Юрьев.
      -- Позвольте узнать мотив? -- полюбопытствовал я.
      -- Несчастный сумасшедший заподозрил бедняжку в колдовстве, -- получил я весьма неожиданный ответ, -- А потом убил свою жену, догадавшуюся о его злодействе...
      Жандармский офицер взял паузу.
      -- Былые друзья убийцы говорили, будто после знакомства с братом Генрихом рассудок их друга будто помутился... Он начал избегать людей и противиться любым развлечениям, даже тем, к которым раньше имел особую склонность...
      -- Вы хотите сказать, что брат Генрих может дурно повлиять на общество, не так ли? -- решил я уточнить.
      -- К счастью, последователей в свете он нашел немного, -- вздохнул Апраксин, --но, думаю, вам не надо пояснять, насколько опасны безумцы, убивающие любого, кто им не по нраву...
      Граф вновь велел Юрьеву продолжить рассказ.
      -- Вчера вечером, как вам известно, загорелся амбар в казачьем поселении, в котором нашли обгоревшее женское тело...
      -- Да, мне известно о трагедии, -- ответил я печально.
      -- Погибшей оказалась местная ворожея, которую на селе звали Анкой, -- продолжил Юрьев, -- надеюсь, вы с легкостью поймете, о чем речь...
      Меня охватило недоумение.
      -- Вы полагаете, что некий брат Генрих решился организовать охоту на ведьм? -- я не верил своим догадкам. -- Это безумие!
      -- Именно безумие, -- согласился Апраксин. -- Он удрал из Петербурга, как только его последователя обвинили в убийстве... Мне кажется, что мсье Генрих неспроста отправился к нам на Воды...
      -- Почему его не выслали за границу? -- удивился я.
      -- Нам велели побольше разузнать о его обществе, возможно, Генрих оказался готов к возможной высылке и отыскал себе преемника, -- отметил Апраксин.
      -- Значит, нам надобно отыскать того, кто станет главой их общества в России после отъезда Генриха? -- спросил я.
      История "инквизиторов" казалась слишком невероятной, хотя меня нелегко удивить.
      -- Да, -- кратко ответил граф, -- он здесь, я чувствую... Будущий преемник Генриха решил отправился на Воды, а после убийства учитель срочно поехал за ним, дабы передать ему правление своей "вотчиной"! Какая мерзость - они разделили всю Европу на провинции своего умалишенного царства душегубов... Куда катиться белый свет?
      Граф вновь сокрушался о падении современных нравов.
      -- Мне очень жаль, -- Апраксин вдруг прервал свою речь, -- но ваша свояченица в опасности... Не беспокойтесь, мадемуазель будет обеспечена надежная охрана...
      Аликс жертва безумца? Ну уж нет, я скорее убью злодея собственноручно, пусть он только приблизится к Аликс! Да что там говорить, пусть он только подумает о своих злобных намерениях! Я привык не поддаваться чувствам, но сейчас гнев охватил мой разум.
      -- Вы бледны, Вербин! -- забеспокоился Апраксин.
      Предательская бледность выдала мои переживания.
      -- Право, наши жандармы не спускают глаз со злодея! -- заверил меня Юрьев.
      -- Меня сейчас особенно беспокоит граф Белосельский, -- напомнил я.
      -- Согласен с вами, весьма любопытное дело, -- кивнул граф, -- учитывая некоторые связующие моменты... -- он вновь кивнул Юрьеву.
      -- Граф Белосельский давний враг брата Генриха, -- произнес жандармский офицер.
      -- Не могу понять, почему граф не сказал мне о нем? -- недоумевал я.
      -- Белосельский недооценивает Генриха, -- печально заметил Апраксин.
      Напрасно, никогда не стоит недооценивать безумцев. А безумен ли брат Генрих? Не служит ли фанатичная идея прикрытием иных преступлений, еще более жестоких?
     
      Из журнала Александры Каховской
     
      Сегодня мне вдруг захотелось проехать иной дорогой. Проплутав несколько минут, удалось выехать к казачьему поселению. Когда я проезжала мимо села, мое внимание удивительно странно привлек амбар возле одного из домиков на отшибе. Дверь оказалась открыта, и я вошла внутрь, не отдавая себе отчета в причинах своих действий. Дверь резко захлопнулась. Вспышка пламени ослепила меня, едкий дым преградил дыхание. Схватившись за горло, я опустилась на колени и потеряла сознание.
      Очнувшись, я увидела, что не спеша еду верхом по узкой дороге. С большим трудом удалось подавить испуганный крик от столь неожиданной перемены. Никогда раньше не засыпала во время прогулки. С трудом спешившись, уселась на траву -- о своем платье забеспокоилась позднее -- дабы перевести дыхание. Вокруг была поляна и холмы -- никакого поселения поблизости... Только уняв беспокойные мысли, смогла вновь сесть верхом и отправиться домой...
      Рассказ Константина о встрече с графом Апраксиным, помог мне понять смысл видения.
      -- Это ужасно! -- воскликнула Ольга. -- Бедняжка сгорела живьем!
      -- Нет-нет, -- спешно перебила я, -- она задохнулась в дыму и умерла раньше, чем огонь коснулся ее тела...
      В глазах моих родных читался молчаливый вопрос. Преодолев волнение, я пересказала им странности своей утренней прогулки.
      -- Говоришь, некий мсье инквизитор, -- Ольга умела придумывать точные прозвища, -- прибыл на Воды? -- ее тон был отнюдь не шутливым.
      -- Увы, нетрудно догадаться, что он замышляет недоброе, -- ответил Константин, -- знать бы что именно...
      -- Пожечь всех красивых дам и барышень как оплот греха, -- проворчала Ольга, -- видите ли, он уверен, что мы искушаем их... Ах, слабые духом! Уж мы-то покрепче. "Явись вы предо мной, в чем родила вас мать, перед соблазном я сумела б устоять!*"
      Моя сестра вовсе не смеялась -- она негодовала.
      -- Ничего, он у меня завтра же уберется из Кисловодска! -- добавила Ольга сурово.
      _________________________
      * Цитата из комедии Ж.Б. Мольера "Тартюф"
     
      -- Моя милая Ольга, -- ласково произнес Константин, -- нам надобно выяснить имя преемника брата Генриха, поэтому прошу вас, не спугните нашего "брата инквизитора" раньше времени.
      В тоне Константина звучала легкая ирония. Ольга обиженно надула губки.
      -- Так уж и быть, я не стану стращать вашего "друга", -- произнесла она нехотя, -- раз его персона влечет за собою дело государственной важности, -- и, успокоившись, добавила, -- ты прав, надобно поподробнее разузнать, чего замышляют злодеи...
      -- Я рад, что ты понимаешь меня, моя милая, -- ласково произнес Константин, -- спешу заметить, не стоит недооценивать господина Генриха, он может оказаться гораздо опаснее и умнее, чем желает казаться.
     

* * *

      Вечером в ресторации мы, наконец, смогли лицезреть брата Генриха. Признаюсь, я представляла его совсем иначе. "Инквизитор" оказался моложав, тщательно одет, доброжелателен и не дурен собою. Его лицо озаряла приветливая улыбка, которую он дарил собеседникам, увлекая их непринужденной восхищенной беседой о природе Кавказа. Его любопытный акцент никак не позволял понять, какой он национальности. К примеру, немецкое, французское и итальянское произношения весьма характерны.
      -- Рай на земле! -- восклицал он. -- С его красою может сравниться разве что красота собравшихся дам!
      Невозможно представить, что столь любезный человек, дарящий комплименты светским красавицам, способен убивать женщин, заподозрив их в колдовстве.
      Я почувствовала, что боюсь попасть во внимание Генриха. Вдруг, завидев меня, он переменится в лице и начнет посылать проклятия? К моей радости, "инквизитор" не обратил на меня никакого внимания.
      Константин недоверчиво взирал на гостя.
      -- Не могу понять, что за человек? -- недоумевала Нина Реброва, глядя на брата Генриха. -- На безумца не похож, хотя в нем есть нечто странное, неуловимое...
      Нина повидала на своем коротком веку немало ярких типажей среди водяного общества, поэтому редко удивлялась. Она не понимала, почему новый гость вызвал у нее столь пристальный интерес. Умалишенных, которые лечили свою нервозность успокаивающими нарзанными ваннами, моя подруга тоже встречала. Были среди них особые личности: испанский инфант, потомок Цезаря и сама царица Клеопатра. Многие сочли бы слова Нины шуткой, но она не любитель подобных розыгрышей.
      Вдруг я поймала взор князя Долгорукова... Снова глупое волнение и желание исчезнуть, раствориться в воздухе подобно призраку.
      -- Князь смотрит на вас, -- шепнула мне Нина.
      Я вздрогнула.
      -- Право, хотела обрадовать вас, что вы стали предметом внимания господина, о котором сохнут все барышни водяного общества, -- спешно добавила она, -- не сочтите мои слова издевкой...
      -- Нет-нет, -- прошептала я.
      -- Аликс, не стоит так пугаться, -- улыбнулась Реброва.
      -- Если князь станет моим ухажером, то нас начнут звать Александр и Александра, будто в глупом водевиле, -- неуклюже пошутила я.
      Реброва с улыбкой пожала плечами.
      Даже не будучи наблюдательной, я увидела, что Нина перевела взор в сторону подполковника Юрьева, скромно наблюдавшего за Генрихом. Многие в обществе зовут Нину чрезмерно добродетельной, но Константин говорит, что барышни подобного склада никогда не упустят выгодного замужества. Возможно, он прав, Нина весьма мудрая молодая особа.
      Взоры Долгорукова заставили меня покраснеть, почудилось, будто его внимание к моей скромной персоне стало заметно всему обществу. Я выскользнула в парк. Устроившись на скамье, от волнения теребила веер, кусая губы. Дрожь не проходила. Солнце еще не опустилось за горы, даря прощальные теплые лучи уходящего дня.
      Мое одиночество вдруг оказалось нарушено мсье Генрихом. Мое сердце сжалось в комок, ожидая злобных слов.
      -- Надеюсь, барышня разрешит мне присесть рядом? -- любезно поинтересовался он. -- Право, беседы весьма утомили меня, возникло желание насладиться вечерним воздухом...
      Согласно этикету, поборов страх, пришлось отчеканить, что рада его обществу. Лицо Генриха выражало всяческое благодушие.
      -- Прошу вас, не бойтесь меня, -- произнес он с улыбкой, -- я не из тех, кто возненавидит любого, кто отличается от остальных...
      -- Весьма благородное качество! -- ответила я, скрывая удивление.
      -- Вам одиноко, -- произнес Генрих, в его тоне не было жалости, лишь понимание, -- могу порадоваться, что у вас есть любящая семья...
      Его голос и улыбка действовали успокаивающе.
      -- Благодарю, -- кратко ответила я, смущаясь от внезапной заботы.
      -- Не хочу быть навязчивым, но вам стоит вернуться в зал, -- произнес Генрих, -- солнце скоро скроется, и быстро похолодает...
      Он был прав, солнце уже почти скрылось за деревьями, потянуло прохладой.
      Поблагодарив за заботу, я поспешила в ресторацию в сопровождении нового знакомого.
      -- Ничего не бойтесь, -- шепнул он мне, -- страх ваш враг, мадемуазель.
      В ресторации только что начались танцы. Не успела ступить в зал, как меня пригласили. Бальная книжка* всегда заполняется быстро. Отказывать любезному кавалеру слишком трудно.
      ______________
      * Бальная книжечка - список танцев бала, напротив которых дама записывала имена пригласивших кавалеров.
     
      -- Милая Аликс, -- сказала мне Ольга в этот день, -- прошу тебя, не заполняй всю книжечку, оставь пару танцев для того, кто, действительно, придется по нраву...
      Во взоре сестры мелькнуло лукавство, но послушалась.
      На второй танец меня пригласил князь Долгоруков.
      В ответ на приглашение прозвучал тихи лепет:
      -- Простите, но у меня нет ни одного свободного танца.
      -- Аликс, ты забыла, этот танец у тебя свободный! -- воскликнула Ольга, на такой тон я не посмела возразить. -- Князь, прошу простить мою сестру, она столь невнимательна...
      Глубоко вздохнув, я не знала, благодарить сестру или злиться... Мы с князем пустились в вальс...
      После танца князь расстроено сказал Константину.
      -- Барышня воротит от меня лицо, неужто я столь неприятен, -- сокрушался он.
      На сей раз меня бросило в холод.
      -- Эх, Аликс, когда же ты научишься говорить? -- добродушно пожурила меня Ольга.
      Я промолчала, отведя взор.
      -- Ладно, милая, не вздумай беспокоиться, воспитанная барышня не должна сразу дарить надежду поклоннику! Пусть немного потомиться ... Но лишь немного, иначе перебежит в стан более сговорчивой особы...
      Ох уж эта невыносимая светская премудрость!
      Танцевать я люблю. Удивительно, но в танце с людьми, которые мне безразличны, чувствую себя более увереннее, просто наслаждаясь танцем.
      Кружась в очередном вальсе, я вдруг заметила, что Генрих наблюдает за мною. В его взгляде был интерес, но не внимание поклонника и не любопытство мистика. Похоже, Константин заметил заинтересованность Генриха к моей персоне и направился к нему. Как бы хотелось услышать их беседу!
     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Брат Генрих произвел на меня особое впечатление. Признаюсь, встретив столь любезного и веселого проповедника новомодных религиозных идей, я остался очень удивлен. Предо мною предстал человек располагающий к себе и вызывающий только благоприятные чувства. Также мне показалось странным его внимание к Аликс. Разумеется, не удивило бы, кидай он на мистическую барышню взоры полные ненависти, но в его взглядах читалось явное нескрываемое любопытство и... жалость. Да, весьма занятно, но брат Генрих смотрел на Аликс с неким сочувствием.
      Не дожидаясь, когда нас представят, я сам направился к брату Генриху, дабы завести знакомство, имея все основания рассчитывать на доброжелательный ответ.
      -- Весьма рад встрече! -- произнес Генрих, когда мы обменялись сухими фразами, с которых незнакомые люди начинают беседу. -- Я слыхал, вы весьма удачливый сыщик...
      Он четко сделал ударение на слове "удачливый". Я решил не возражать, что в деле сыщика одна удача не поможет, куда важнее умение мыслить и действовать.
      -- Любопытно, что привело вас в наши далекие края? -- поинтересовался я.
      -- Хотелось лицезреть рай на земле, -- ответил Генрих вкрадчивым голосом, вновь улыбнувшись своею мягкой улыбкой.
      -- Мне приходилось слышать, что вы проповедуете некие религиозные взгляды, -- перешел я к интересующему меня делу.
      -- Совершенно верно, -- ответил проповедник.
      -- Было бы очень интересно послушать ваши рассуждения, -- я старался придать своему тону наибольшую благожелательность и интерес.
      -- Право, очень жаль, но это не представляется возможным, -- ответил Генрих, его тон вдруг обрел строгость.
      -- Позвольте узнать, почему? -- я оказался крайне удивлен.
      -- Беседы о святых делах возможны лишь с учениками на тайных собраниях ... Простите, но вы не готовы стать моим учеником...
      -- Весьма интересно, кто заслуживает вашего внимания? -- поинтересовался я, всячески стараясь скрыть иронию в голосе.
      -- Только тот, кто готов отвергнуть себя, предоставив свой разум пастору, -- ответил Генрих, вновь одарив меня улыбкой, которая в свете сказанных слов выглядела жуткой.
      -- Пастору? Вы говорите о себе? -- мой голос прозвучал насмешливо.
      Генрих кивнул.
      -- Прошу меня извинить, но вы не готовы внимать истине, -- произнес он, -- надеюсь, со временем ваше сердце смягчиться...
      -- Не уверен, -- задумчиво ответил я.
      На сей раз сочувственный взгляд пастора был адресован мне.
      -- Вы несчастный человек, Вербин, которому никогда не познать правды, -- произнес он печально.
      Мне присуще достаточно благоразумия, дабы не затевать бесполезный спор.
      -- Придется существовать в неведении, -- ответил я.
      Ответ оказался неожиданным для брата Генриха, на мгновение на его спокойном лице отобразилась тень удивления, тут же скрытая под сладкой улыбкой. Оставив странную философию без ответа, проповедник удалился.
      -- Я представляла его совсем иначе! -- шепнула мне Ольга.
      -- Выходит, брат Генрих личность гораздо более безжалостная, чем мы думали.
      -- Прости, я не понимаю... -- супруга растерялась.
      -- Злодей, прячущийся под маской доброжелательности, гораздо опаснее, -- пояснил я, -- самые жестокие преступления совершались с умиротворяющей улыбкой на устах...
      Ольга вздрогнула.
&nbsnbsp; p;     -- Не могу понять... ведь он глядел на Аликс с такой добротой и пониманием... Она рассказала, что Генрих был с ней очень мил при беседе в парке...
      -- Именно эта доброта вызывает беспокойство, -- задумался я.
      Меня охватило сожаление, что я так и не успел задать нашему новому другу вопрос о его взаимоотношениях с графом Белосельским. Потом, понимая, что достопочтимый пастор остановился в наших краях надолго, решил не корить себя понапрасну. Вновь чутье сыщика говорило о надвигающейся опасности. Думаю, что причина приезда Генриха на Воды кроется отнюдь не в желании встретиться с преемником.
      Размышления нарушил доктор Майер, пришедший на вечер с опозданием. Причиной задержки стал один из многочисленных мнительных пациентов, уверенный в своей кончине от неизвестного медицине недуга. Обычно такие господа-пациенты умудряются надолго пережить своих куда более молодых врачей.
      -- Пастор почтил нас визитом? -- озадаченно пробормотал доктор. -- Я полагал, что такие господа избегают любых развлечений...
      -- Он желает узнать побольше о водяном обществе, -- высказал я свою догадку.
      -- Зачем? -- Майер удивился еще сильнее.
      -- Пока у меня нет ответа на эту загадку, -- признался я. -- Выходит, вы знали о брате Генрихе... Почему не сказали мне? -- я корил доктора за невнимательность.
      -- Право, не полагал, что подобный субъект заинтересует сыщика. Даже мне, как доктору, малоинтересны безумцы, которым чудится нечисть... -- сконфуженно оправдывался приятель, так и не понимая причины моего интереса к проповеднику.
      -- Такие люди не так уж просты, -- пояснения вывели доктора из замешательства. -- Особенно, если принять во внимание их улыбчивую маску.
      -- Черт! А ведь вы правы, дружище! -- воскликнул Майер, хлопнув себя ладонью по лбу.
      Подобные жесты восхищение моими талантами, всегда вызывали у меня смущение.
      -- Когда родственники князя готовы переговорить со мною? -- поинтересовался я.
      -- Завтра в любое время, -- ответил доктор, -- право, беспокойство за жизнь графа усиливается с каждым часом! -- взволнованно добавил он.
      Поймав мой вопросительный взгляд Майер спешно пояснил.
      -- Возможно, вы пренебрегаете приметами, но готов тут поспорить с вами... Дважды за день графа преследовали дурные предзнаменования...
      -- Любопытно, какие именно? -- поинтересовался я без ложного интереса.
      -- На церковной службе священник вместо того, что помолиться "за здравие" помянул графа "за упокой"... причем, эта оплошность прозвучала не единожды... Когда я шепнул священнику, что он путается, тот ответил, будто мне послышалось и... -- доктор сделал паузу, -- отпел графа в третий раз...
      -- Действительно, весьма неприятно, -- согласился я.
      -- Право, Белосельский ничего не заметил. Признаюсь, я и сам поначалу решил, будто ослышался, но когда "ошибка" прозвучала повторно... А после службы узнал у одного из присутствующих, что тот услыхал то же самое...
      -- А другая примета?
      -- Возможно, мелочь, но... сегодня утром я застал графа в гостиной за чтением, в комнате горели три свечи...
      Стоило больших трудов сообразить, о чем речь.
      -- Оказаться в комнате с тремя свечами -- к покойнику! -- пришел на помощь Майер. -- Глупо звучит, но я видал, как сбылась такая примета ... Мне стало бы страшно сидеть в комнате при трех свечах... Иногда бывает, что глупые слуги выносят или гасят четвертую свечу...
      -- Странная теория, -- пожал я плечами.
      -- Роковая тройственность! -- нахмурившись произнес доктор. -- В Тартаре три фурии, а вход охраняем трехглавым Цербером...
      Понятно, вновь античность, которая, верно, никогда не выйдет из моды. Неужто древние легенды смогли породить мрачные светские приметы? Приметы, которые иногда сбываются... Доктор Майер весьма наблюдателен в делах мистицизма.
      -- Позвольте узнать, говорил ли вам Белосельский о своей вражде с братом Генрихом? -- вернулся я к интересующему меня разговору.
      Майер задумался.
      -- Нет, ни разу даже не упомянул... Думаю, граф знает о приезде Генриха на Воды, и никак не отреагировал на эту новость... Не уверен, что они знакомы... А почему вас это заинтересовало?
      -- Подозрительный тип и готовящееся преступление вряд ли случайность, -- ответил я кратко.
      Доктор кивнул.
      Чем дальше, тем дело графа Белосельского казалось все безнадежнее. Я злился на себя от собственного бессилия, что не могу помешать злодейству. Увы, как не вертись, от смерти не отвертишься -- не отпускала печальная мысль. Но почему Аликс ничего не предвидит? Возможно, есть удача спасти графа...
      Заметив суровый пристальный взор офицера Юрьева, Майер спешно добавил.
      -- Лучше вас оставлю, а то нашему мудрейшему жандарму взбредет в голову, будто вы делитесь со мною государственными тайнами.
      Я пожал плечами. Вражда между моими приятелями иногда доходила до абсурда. Увы, на сей раз опасения Майера оказались верны. Когда доктор ушел, ко мне твердым шагом подошел жандармский офицер и, насупившись, поинтересовался:
      -- Надеюсь, вы не сказали этому пройдохе-шарлатану ничего лишнего?
      -- Только то, что не стоит доверять брату Генриху, -- устало ответил я, -- полагаю, будет лучше, если он передаст мои слова всем своим пациентам...
      Поразмыслив несколько мгновений, Юрьев кивнул в знак согласия.
     

Глава 3

Таинственностью нам еще милей

      Из журнала Константина Вербина
     
      Перед встречей с возможными недоброжелателями графа Белосельского, я решил поподробнее разузнать о погибшей ворожее. Из старшей родни у нее оказался только дядька, человек пожилой и уважаемый.
      -- Эх, Анка, -- вздохнул он, -- неужто взаправду злодей отыскался, который грех такой учинил? Добрейшая ведь была, ребятишки ее любили... Внучат моих нянчила...
      -- Значит, никто из села ей смерти не желал? -- уточнил я.
Ведунья Анна
К. Васильев
      -- Бог с вами, барин! -- замахал руками казак. -- Хотя странной была Анка, травы собирала и бормотала над ними, ночью в лес ходила. Но добро нам делала, скотину больную лечила, незамужним помогала жениха отыскать... Ох, другим-то услужила, а сама в девках так и осталась! Вижу, грустила Анка иногда от одиночества, часто с ребятишками играла, своего семейства ведь не было... Побаивались парни ее взгляда...
      Поблагодарив казака за рассказ, я отправился в дом графа, размышляя о мотиве убийства ведуньи. Она могла оказаться неугодным свидетелем или, действительно, стала жертвой фанатика?
     

* * *

      Первыми, с кем довелось побеседовать, оказался господин Федулин, брат покойной графини, и его супруга, которая звалась Люси на французский манер. Федулин казался человеком серьёзным, склонным к некоторому занудству. Его строгий костюм только подкреплял догадку.
      Госпожа Федулина, напротив, на мой взгляд, являла собой образец томной задумчивой дамы с лёгкой хандрой в глазах. Ее утонченно-романтическая манера одеваться в платья светлых тонов весьма подходила к подобному душевному состоянию. Никто бы не заподозрил Фидулину в старомодности из-за любви к множеству бантов, которые придавали движением невысокой изящной дамы некую воздушность. Казалось, будто она влетела в комнату подобно сказочной фее.
      Можно смело заметить, что супруги составляли весьма гармоничный союз, когда противоположности дополняют друг друга.
      Дама, кокетливо шелестя шелками, опустилась в кресла, супруг встал рядом с нею, вытянувшись как на карауле, и смерил меня недоверчивым взглядом. Шелковый темный галстук, повязанный под горло, в сочетании с суровым скуластым лицом делали его похожим на важную птицу, охраняющую гнездо.
      -- Граф настоял на том, чтобы мы ответили на ваши вопросы, -- произнес он недоверчиво, -- позвольте узнать, кто вы?
      -- Капитан Вербин, сыщик третьего отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии, -- ответил я, -- мне вверено следствие убийств на Кислых Водах... Поскольку присутствуют основания опасаться за жизнь графа Белосельского, вынужден ненадолго нарушить покой его родственников...
      Ответ прозвучал весьма убедительно.
      -- Не могу понять, кто желает смерти графа? -- произнес Федулин, не дожидаясь вопроса.
      Он явно нервничал. Возможно, переживая за судьбу графа. Однако скуластое лицо не сменило выражения, оставаясь неподвижной суровой маской.
      -- Прошу вас вспомнить утро покушения, -- я решился сразу перейти к делу.
      Собеседник на мгновение задумался, запрокинув голову.
      -- Рано утром по обыкновению я совершал верховую прогулку перед завтраком. По возвращении граф показал мне дыру в стене и рассказал о случившемся... Как ни странно, он не был напуган, скорее, удивлён...
      Рассказ оказался краток. Федулин не был свидетелем покушения, о чем ясно давал понять.
      -- Выстрел прозвучал, когда я собиралась спуститься к завтраку, -- немного робко включилась в разговор его супруга, -- О! Мне стало страшно, и я на некоторое время задержалась в коридоре, вслушиваясь в голоса из гостиной. Вам покажется глупым, но, лишь удостоверившись, что все живы, рискнула спустилась вниз...
      Дама смущенно улыбнулась, поправляя пышный манжет изящною рукою в белой кружевной перчатке.
      -- Моя супруга боится крови, -- пояснил Федулин с улыбкой, в голосе звучала некая гордость за душевную нежность жены.
      Его ладонь покровительственно легла на открытое плечико молодой дамы. Рассудительному мужу нравилось опекать утонченную супругу.
      -- Да, для меня нет ничего страшнее окровавленного мертвеца, -- Дама взглянула на меня немного виноватым взглядом.
      Своим взором она извинялась за сказанное, поскольку меня, повидавшего на своём веку немало "страшного", могли задеть столь не осторожные слова. Федулина напрасно опасалась, ее страхи не побудили никаких чувств.
      -- Нельзя не заметить, что подмена лекарств вызвала вполне справедливое волнение? -- продолжил я.
      -- Не могу знать, кто это сделал! -- четко отрезал Федулин. -- А раз не знаю, то и гадать не стану. Неблагородное дело!
      Супруга послушно промолчала, изящно пожав плечиками, утопавшими в бантах.
     

* * *

      Госпожа Роговцева, подруга покойной, не скрывала, что наша вынужденная беседа сильно досаждает ей, хотя встретила меня с исключительной учтивостью. Вспомнилась болтовня об этой персоне, мол, "уморила трёх мужей и ищет четвёртого". Роговцева одетая и причёсанная по последней парижской моде, являла собой образец светскости. Каждый её жест и интонация были отточены до мелочей. Она держалась в привычной холодной и отстраненной манере, как всякая светская особа, пресыщенная восторженным вниманием поклонников.
      Несмотря на подчёркнутое спокойствие дамы, остро чувствовалось её внутреннее волнение.
      -- Я услышала выстрел, когда была в своей комнате, -- сказала она задумчиво, --и, немедля, поспешила в гостиную. Когда прибежала, в комнате уже присутствовал Озеров, приятель графа, недавно остановившийся погостить...
      -- В доме бывало много гостей? - спросил я.
      Вопрос оказался неожиданным, Роговцева одарила меня удивленным взором, но дала ответ.
      -- Да, после смерти Катерины все представители водяного общества и даже вновь прибывшие считали своим долгом приехать и высказать свои соболезнования... Позвольте узнать, к чему этот вопрос? -- в голосе дамы звучало явное недоверие.
      -- Подмена лекарства... -- напомнил я, глядя в глаза собеседнице.
      Роговцева, вздрогнув, отвела глаза.
      -- Да, доктор Майер всем рассказал об этом случае, -- устало кивнула она, -- он уверен, всему виною кто-то из домочадцев... Мне кажется, злодей мог нанять человека, дабы совершить подмену, пробравшись в дом во время нашего отсутствия... Ведь сумел же кто-то подкрасться к окну и выстрелить в графа...
      -- Ваши замечания точны, -- я не мог не похвалить логику дамы, но не стоило отказываться от версии, что главные подозреваемые - живущие в этом доме.
      -- Есть ли у вас ко мне другие вопросы для следствия? -- безразлично поинтересовалась она, закрывая ладонью демонстративную зевоту.
      -- Вы были подругой графини? -- рискнул я задать вопрос личного характера.
      Дама насмешливо улыбнулась.
      -- Подруги-соперницы с юных лет! -- воскликнула она. -- Поначалу она проигрывала мне, но в итоге, -- светская особа вздохнув, прервала речь.
      Весьма странно, неужто когда-то Роговцева имела виды на графа?
      -- Граф очень заботиться о кузине, -- решил я проверить догадку.
      Вопреки моим ожиданиям, моя собеседница не дрогнула.
      -- Глупая девочка, -- произнесла она с искренним сочувствием. -- Нет ничего бесполезнее слепого обожания. На своем веку пришлось повидать немало девиц, которые старились, напрасно ожидая внимания идеала! -- в голосе не было ни тени презрения, только жалость.
      Выходит, я ошибся. Роговцева не претендовала на внимание графа, она просто завидовала счастливой подруге. Обретя толпы поклонников и сменив богатых мужей, дама не обрела душевного счастья.
      Увы, нередко я бывал свидетелем, когда очаровательные особы, пленившие множество сердец, оставались одиноки, а когда попадали в беду, все былые возлюбленные отворачивались от них. Беда в том, что мужчина, не без тщеславия овладевая подобными красавицами, чувствовал себя одним из многих, и поэтому не видел никаких обязательств перед прелестницей, полагая, что у нее и без него предостаточно утешителей. Такова человеческая душа.
     

* * *

      Лизанька, очаровательное дитя, одарила меня взглядом, полным надежды.
      -- Вы отыщите негодяя, который желает смерти графа? - спросила она.
      Столь трогательная простота вызвала у меня улыбку умиления. Однако подозрительность не отступала, я встречал девиц с наивным взором, которые хладнокровно вонзали нож в спину своим врагам.
      -- Заверяю вас, мадемуазель, что сделаю всё возможное, -- ответил я.
      Об её пылкой восторженной любви к кузену ходили легенды. Многие утверждали о тайном романе Лизаньки с графом, но, на мой взгляд, слухи были слишком преувеличены. Похоже, юная барышня упивается неразделённой любовью, преклоняясь перед своим кумиром, который будто не замечает восторгов родственницы. Лизанька принадлежит к числу тех особ, которым нравится безответно обожать. Они нарочно выбирают недосягаемый объект любви. А если вдруг предмет страсти обращает внимание на безответно влюблённую барышню, у бедняжки возникает чувство панического страха...
      -- Граф столь добр ко мне, -- Лизанька улыбнулась.
      Белое нежное личико залил румянец. Она прикрыла огромные василькове глаза.
      -- Будьте любезны, опишите утро, в которое произошло покушение, -- попросил я.
      -- Будучи в своей комнате, я услышала выстрел. Мне совестно, что не почувствовала опасности, грозящей графу, -- виновато произнесла барышня, хлопая длинными ресницами. - Несколько мгновений даже не могла шелохнуться от охватившего меня ужаса, но, очнувшись, сразу же поспешила в гостиную...
      -- Позвольте уточнить, вы прибежали первой?
      -- Нет, в гостиной уже были Озеров и Роговцева, -- взволнованно пролепетала девушка будто в ответ на обвинение.
      -- Вам известно о подмене лекарств? -- продолжал я интересующую меня беседу.
      -- Не знаю, кто это мог сделать, -- ответила барышня закрывая лицо руками.
      -- Вы можете предположить? -- настойчиво повторил я вопрос.
      Любопытно, есть ли, по мнению Лизаньки, подозреваемые? Пылкие влюбленные готовы любого заподозрить в преступлении против объекта их чувств.
      -- Не знаю... я внимательно слежу за лекарствами... Доктор просил меня присматривать за графом, чтобы он не забывал принимать порошки и микстуры вовремя... Хотя... однажды забыла шкатулку с лекарствами в гостиной... О, Боже! В эти дни у нас дома было много гостей...
      Лизанька побледнела, сдерживая слёзы.
      -- Граф мог погибнуть по моей оплошности! -- воскликнула она, заламывая руки.
      Далее наш разговор затянулся по причине восторженных эпитетов барышни, касающихся кузена. К моему счастью, нас прервал сам Белосельский.
      -- Полагаю, моя кузина может быть свободна, -- сказал он.
      Разумеется, возражений не возникло.
      -- Спешу вас успокоить, наша беседа состояла не из сурового допроса, а из лестных отзывов о вашей персоне, -- поспешил я заверить графа, полагая, что он может заподозрить меня в том, что я утомил его юную кузину.
      -- Да, я догадываюсь, -- Белосельский не сумел скрыть смущения. - Влюблённость юности... Мне, право, самому неловко... Надеюсь, что детские чувства вскорости оставят сердце девушки... Совсем недавно у Лизаньки появился достойный поклонник, но, к сожалению, она отвергла его... Юноша очень подавлен, вернее сказать, раздосадован... К счастью, мне удалось избежать его обвинений...
      Я молча выслушал графа, понимая, что он с нетерпением ждёт, когда его кузина, наконец, отыщет иной объект обожания. После смерти супруги, эта пылкая любовь особенно тяготит Белосельского.
      -- Вы кого-то подозреваете? - я перевёл разговор на интересующую меня тему.
      Некогда заданный вопрос пришлось повторить, надеясь, вдруг граф переосмыслил ситуацию.
      -- Да, -- задумчиво повторил он прошлую версию. - Возможно, кто-то из врагов юности затаил на меня обиду... Тот, кого я не видел несколько лет, мог сильно измениться... Не могу вспомнить ни лиц, ни имён, с кем враждовал много лет назад... Многие перепалки кажутся теперь юношеской глупостью, а не враждой...
      -- Насколько известно, вы раньше враждовали с отцом Озерова, -- заметил я, -- и сын полностью разделял мнение отца даже после его смерти... А сейчас, как погляжу, вы стали приятелями...
      -- Вражда забыта с того дня, когда умерла моя жена... Озеров написал мне искреннее письмо, в котором выразил свои соболезнования... На похоронах он нашёл нужные слова утешения. Пожалуй, былой недоброжелатель -- один из немногих, кто по-настоящему поддержал меня... Так бывает, в сложные минуты жизни враг может стать другом...
      Не скрою, меня тронули слова графа Белосельского, но я не оставил свои сомнения в искренности чувств Озерова.
      -- Меня весьма заинтересовала личность некоего брата Генриха, -- напомнил я графу. -- Спешу заметить, он недавно прибыл на воды... Вы враждовали с ним, не так ли?
      Собеседник явно смутился.
      -- Поведение проповедника вызывало возмущение у всех мыслящих людей, -- ответил Белосельский натянуто, -- врагов у него оказалось пол-Петербурга. Неприятный тип, скрывающий под слащавой маской добродушия злобную подлую душу!
      Граф осекся, понимая, что выдает свои чувства.
      -- Теперь позвольте напомнить о другом вашем недоброжелателе, докторе Войниче, -- подсказал я.
      -- Право, выходит, вы знаете моих врагов лучше меня! -- воскликнул граф.
      Его неуклюжая попытка шутить встретила мое суровое молчание.
      -- Войнич лечил Кати в Петербурге, -- нехотя ответил граф, -- возможно, не стоит осуждать врача, который не сумел победить болезнь... Но, как всякий влюбленный, я думаю, что существовала надежда на спасение, и причина трагедии - бездарность доктора...
      Белосельский прервал речь. Благоразумие брало верх над чувствами.
     

* * *

      Господин Озеров, казалось, не очень волновался о грядущей судьбе графа. Хотя и высказывал слова беспокойства, но любовные переживания занимали все его мысли. На водах давно судачили, будто госпожа Федулина привлекла его пристальное внимание.
      Признаюсь, слишком много влюблённых в одном следствии -- очень утомительно для меня. Они постоянно лгут и ничего не замечают.
      Никак не удалось понять, столь задумчивое лицо -- природное качество или причина в недосягаемой любви. Небрежность в одежде тоже казалась непонятной. Судя по ткани и крою костюма, юноша далеко не из бедных.
      -- Никому не пожелаю страданий, выпавших на долю графа, -- сказал Озеров, -- мое сердце и разум давно простили его... Отец, наверно, тоже не держал бы зла на Белосельского, поскольку был очень добрым человеком. Когда отец видел страдания врага, он становился ему другом, полагаю, что он уже получил свое наказание от Бога. Считаю нужным последовать отцовскому примеру. Вы согласитесь, никакая людская месть не может сравниться со страданием, которое переживает Белосельский.
      -- Мне нравится ваше семейное благородство, -- искренне восхитился я.
      Озеров ответил смущенной улыбкой.
      -- Позвольте узнать, где вы были в момент покушения? - задал я важный вопрос.
      -- В своей комнате. У меня есть одна неприятная черта -- поздно просыпаться... К моему стыду, довольно часто опаздываю к завтраку... Услышав выстрел, я сразу же поспешил на помощь. К счастью, никто не пострадал.
      -- Вы кого-то видели в коридоре, когда спешили в гостиную?
      -- Нет... Я спустился первым... Не могу вспомнить кто за кем прибежал... Помню, когда шумиха улеглась, прибыл Федулин, совершавший по обыкновению свой утренний моцион...
      Собеседник не сумел сдержать иронии. Какое неприкрытое соперничество!
      -- Вы можете поделиться соображениями о подмене лекарств? -- поинтересовался я.
      -- Не знаю, что ответить, -- Озеров развел руками.
      На его лице мелькнуло искреннее удивление.
      -- А вдруг? -- в глазах юноши мелькнул огонек. -- Виною всему близкие родственники?
      Не стоило труда догадаться, на кого намекал наш друг. Разумеется, он не рискнул напрямую очернить соперника.
      -- Неужто вы подозреваете юную кузину? -- с изумлением произнес я, пристально вглядываясь в лицо Озерова, следя за выражениями его чувств.
      Он вздрогнул, окинув меня удивленным взором.
      -- Нет-нет, у меня не было подобных мыслей! -- воскликнул он, теребя небрежно повязанный галстук. -- Лизанька добрейшее создание!
      Юноша не понимал, как я могу заподозрить ангелоподобное существо в преступлении. Признаюсь, мне было весьма неприятно уловить в его глазах сомнение в моих умственных способностях. Вроде бы не мальчик, чтобы абсолютно доверять внешности... Неужто постоянные следствия убийств сделали меня чрезмерно недоверчивым.
      -- Значит, чета Федулиных кажется вам подозрительной? -- продолжал я. -- Что ж, сговор супругов вполне возможен...
      Подобный вопрос заставил подозреваемого позабыть о Лизаньке. Озеров выдохнул. Он мялся, не зная, как продолжить разговор. Влюбленный явно не желал, чтобы я подозревал предмет его страсти в продуманном злодействе.
      -- Пожалуй, я поспешил с предположением, -- наконец, произнес он, нервно потирая ладони, -- мое суждение было высказано относительно типической ситуации, когда родственники желают заполучить имущество наиболее богатого из них... Простите, что не успел осмыслить случай вашего следствия. Уверяю вас, родня графа совсем иных моральных принципов...
      Озеров устало улыбнулся, радуясь, что не бросил тень подозрения на госпожу Федулину.
     

* * *

      Напоследок ждала беседа с господином Коновым, отвергнутым поклонником Лизаньки, которого видели в день покушения в окрестностях усадьбы графа Белосельского.
      -- Не стану отрицать, я собирался в этот день побеседовать с Лизанькой, но передумал... Глупо надеяться, что барышня изменит своё мнение за один день...
      -- Это произошло на следующий день после вашей ссоры? - уточнил я.
      -- Вернее сказать, на следующий день после того, как она отвергла меня, -- заметил Конов. - Злые языки болтают, будто я, приревновав Лизаньку к графу, решился убить его. Какая нелепость!
      В ответ оставалось промолчать.
      -- Лизанька столь трогательно принимала мои ухаживания, так смущённо и задумчиво, что появилась вера в ответное чувство, -- продолжал мой собеседник. - Зачем она подарила напрасную надежду? Зачем унизила?
      В глазах отвергнутого поклонника мелькнула злоба. Однако Конов тут же обуздал свои эмоции.
      -- Спешу заверить, что не питаю никакой ненависти к графу, -- сказал он, -- он любил только свою жену... он до сих пор любит её... влюблённый понимает влюблённого... Белосельский не виновен в глупостях своей родственницы...
      -- Рад узнать, что вы не обижены на графа и его кузину, -- произнёс я.
      Как и ожидал, пылкий юноша попался в ловушку.
      -- На графа я не обижен, а вот на Лизаньку... Теперь я её ненавижу...
      Мне не удалось скрыть улыбку.
      -- Я отомщу! -- продолжал он. -- Она будет не убита, а унижена...
      По правде сказать, меня удивляла откровенность Конова. О готовящейся мести давно знало всё водяное общество. Тут уже дело не в правилах приличия, а в доводах рассудка. Ни один убийца, если он не сумасшедший, никогда не объявит публично о готовящемся преступлении. Точно так же и мститель -- он будет молча ждать подходящего момента для решающего удара... Возможно, мститель прикинется на время, что простил обидчика... Возможно, так поступил Озеров, кажущийся столь искренним... Нет, нельзя полностью доверять подозреваемым. Способен ли на месть болтливый человек? Месть вспыльчивых людей ограничивается угрозами, что пришлось уяснить давно... слишком часто они совершают необдуманные поступки, приносящие больше вреда "мстителю", чем его "жертве".
     

* * *

      Побеседовав с подозреваемыми, я подошёл к окну, из которого стреляли в графа. Задумавшись, едва не задел огромную вазу в античном стиле, стоящую возле штор. Выйдя во двор, я обошёл усадьбу графа, на некоторое время задержавшись у рокового окна, путь к черному ходу которого оставался только один, и пролегал через дорожку около главного входа. Обойти невозможно -- сад усадьбы оказался неухожен и сильно разросся, ветки раскидистых деревьев не позволяли пройти иначе, как здесь.
      Задумавшись, я достал "карманный" английский пистолет и выстрелил в воздух, вслушиваясь в звук выстрела. Потом снова обошёл дом.
     

* * *

      Доктор Войнич всячески пытался сделать вид, будто рад нашему знакомству. Наша встреча состоялась в парке. Невысокий лысоватый человек неопределенного возраста и непримечательной внешности с любопытством заглядывал мне в глаза.
      -- Право, нынче я на Водах не доктор, а обычный курортник, -- спешно заметил он.
      -- Не беспокойтесь, я не намереваюсь стать вашим пациентом, -- спешно заверил я Войнича.
      Доктор улыбнулся, приняв мои слова за шутку.
      -- Чем обязан вашему интересу? -- с живым любопытством произнес он.
      Его маленькие глазки горели.
      -- Насколько известно, вы были лечащим врачом графини Белосельской, -- прозвучало мое напоминание.
      -- Совершенно верно, -- печально ответил Войнич, -- увы, бедняжку сразил тяжкий недуг, для которого она оказалась слишком слаба... Горный воздух продлил ненадолго дни страдалицы...
      Он прикрыл глаза, погружаясь в воспоминание.
      -- Вам известно о покушении на графа Белосельского? -- поинтересовался я.
      -- Разумеется! -- воскликнул доктор. -- Ума не приложу, кто отважился на подобное злодейство?
      Эскулап возмущенно взмахнул руками.
      -- Простите, а чем я могу вам помочь? -- его лицо оживилось.
      -- Возможно, вы, как лечащий врач, были вхожи в семью графа, и вам знакомы враги Белосельского? -- задал я вопрос, старясь, дабы доктор не догадался, что находится под подозрением.
      -- О! Премного благодарен за доверие! -- воскликнул он. -- Для меня часть оказать помощь следствию... Враги... Думаю, главный враг -- брат Генрих... Они с графом ненавидят друг друга... Не забудьте Озерова, не думаю, что он столь легко простил недруга семейства... Ах, семейство... Все они весьма подозрительны, готовые запустить когтистые лапы в графское имущество...
      Разговорчивый доктор подозревал всех.
      -- Что вам известно про брата Генриха? -- полюбопытствовал я.
      -- Он лицемер и злодей, -- кратко ответил Войнич, -- впрочем, вы сами поняли, какая это отвратительная персона! Только глупцы считают его святым, слушая глупые проповеди...
      Войнич скривился.
      -- Вы говорите столь уверенно, будто вам посчастливилось побывать на его собраниях, -- задал я вопрос, дабы вызвать собеседника на большую откровенность.
      -- Нет, я же не безумец, -- возразил доктор, -- а вот одна из моих пациенток, -- он сделал красноречивую паузу, глядя на меня выпученными глазами.
      Одна из пациенток? Неужто графиня Белосельская?
      -- Совершенно верно, -- кивнул Войнич, поймав в моих глазах догадку.
      Он огляделся по сторонам, вздрогнув от шелеста листьев кустарника.
      -- У этой пациентки едва не помутился рассудок, благо супруг, сразу же заподозрил неладное и послал проповедника ко всем чертям! -- продолжил собеседник, -- и... -- он замер, собираясь мыслями, -- Как я раньше не подумал! Глупец!
      Доктор вновь смотрел на меня вопросительным взглядом, пытаясь понять, догадался ли я.
      Любопытно, возможно брат Генрих решился избавиться от сбежавшей ученицы, дабы она не сболтнула лишнего. Известно, что у жен от мужей нет секретов, значит, граф в опасности.
      -- Понятно, -- кратко ответил я.
      Собеседник вновь испуганно огляделся.
      -- Приятно было побеседовать, -- улыбнулся он, крепко пожав мою руку, -- желаю поскорее отыскать злодея...
      Не дожидаясь ответа, он поспешил прочь по парковой дорожке. Интересная история выходит. Однако не стоит исключать возможности, что доктор Войнич сочинил сказку, дабы отвести от себя подозрения. Ежели так, то он мастер актерства!
     
     

Глава 4

Тебе я был пожертвовать готов

      Из журнала Александры Каховской
     
      Как завораживает обряд отпевания, когда душу провожают в путь Вечности! Многие находят этот обряд печальным, а для меня он самый светлый и радостный. Разумеется, когда умирали мои родные и любимые, я очень страдала. Но эта скорбь подобна грусти перед долгой разлукой, когда кто-то уезжает в дальнее путешествие. Но там мы встретимся, я знаю... Когда умер отец, а потом мама -- только обряд отпевания помог мне смириться с этой вынужденной разлукой...
      На заупокойной службе Катерины Белосельской я вновь невольно погрузилась в свои размышления о жизни и смерти.
Дом Реброва
Зичи (?)
Песнопение очаровывало меня, чудилось, будто певчим подпевают ангелы смерти.
      Я обратила внимание на князя Долгорукова, который стоял в стороне, задумчиво опустив взор, верно окунувшись в думы о зыбкости бытия. На его лбу четко отразилась складка печали, возможно, боли. У меня нет ни талантов читать мысли, ни логики Константина, но не стоило труда догадаться о его печальных размышлениях. Князь думал о несправедливостях жизни -- как часто подобные мысли охватывают нас.
      Граф Белосельский находился в стороне от мира живых. Он прощался с любимой супругой. Прикрыв глаза, граф чувствовал незримое присутствие ее души. Возможно, мне почудилось, но его губы беззвучно произнесли "не покидай!"
      Поминки прошли в полном молчании. Вокруг графа помимо родных собрался небольшой круг знакомых, которые время от времени подбадривали его. Большинство собравшихся ничего не знали об усопшей и лишь с любопытством украдкой рассматривали печальное лицо вдовца. Войдя в ресторацию, они быстро подходили к Белосельскому, говорили красивые фразы соболезнования и с лицами фальшивой скорби усаживались за стол. Некоторые в глубине души были раздосадованы траурным собранием, считая всё пустой формальностью, которую надо пережить ради приличия, а завтра снова будет царить веселье.
      Даже не обладая наблюдательностью Нины Ребровой, я увидела, как господин Озеров смущённо поглядывает на госпожу Федулину, но ни она, ни её муж не замечают этого. О тайной любви Озерова знали все, кроме предмета его обожания.
      Константин говорил мне, что подобные дамы склонны погружаться в свой внутренний мир и многого не видят. Однако он не исключал, что неведение madame Федулиной -- всего лишь искусное притворство. Ведь об этой "тайной" страсти знал даже её муж. Он не считал Озерова своим соперником и даже, как рассказывала Ольга, однажды сочувственно высказался о бедном страдающем юноше.
      Нина Реброва считала Озерова одним из многочисленных молодых болванов, наводнивших курорт, с которыми абсолютно не о чем побеседовать. Подруга также с долей презрения отметила нарочито небрежный вид Озерова, посетовав на очередную глупую моду.
      Поскольку я ни словом не обмолвилась с этим господином, у меня не было никаких оснований подтвердить или опровергнуть мнение Нины.
      Господин Конов, успев обменяться с Лизанькой некоторыми колкостями, на поминках не остался. Его уход, похоже, был замечен только Константином, на что он обратил моё внимание.
      Спустя час граф Белосельский вышел из ресторации в парк. Родные и близкие графа один за другим тоже отправились прогуляться. Когда уход графа оказался замечен, водяное общество завязало оживлённую беседу о нём и его супруге.
      Принесли питьё. Я невольно взглянула на часы, висевшие на стене, и выронила кружку. Не раздумывая, вскочила из-за стола и поспешила в парк. Не понимаю, зачем я торопилась? Всё уже свершилось, и я ничего не могла изменить, но бежала, не ведая причины.
      Граф лежал на парковой аллее. Мертвая рука сжимала пистолет.
      Два белых светящихся силуэта прильнули друг к другу, и, обнявшись, растворились в лунном свете. Она увлекла его за собою...
      Я отвела взор от мёртвого тела. При виде крови, сочащейся из раны на парковую дорожку, мне стало дурно, дабы не упасть пришлось на колени. Я видела смерть разбойников, которые не вызвали у меня никаких чувств, иное дело -- смерть честного уважаемого человека. Не могу передать чувство ужаса, охватившее меня. Рядом со мной опустилась Ольга, она ничего не говорила, только обняла. Эта молчаливая искренняя поддержка придала мне силы. Чувствуя руку сестры у себя на плече, становилось легче.
      К телу подошёл последовавший за мною доктор Майер. Как понимаю, он должен был засвидетельствовать смерть. Доктор достал часы на цепочке. Его лицо вздрогнуло.
      -- Мистика, -- прошептал Майер, -- он умер в тот же час, что и его супруга, спустя сорок дней!
      Граф дождался назначенного часа.
      -- Прошу всех разойтись! - прозвучал суровый голос Константина.
      Обернувшись, я поняла, что за мною последовало множество любопытных, которые с интересом, некоторые в лорнет, разглядывали труп. Удивительно, мертвец вызвал любопытство даже у дам и барышень, которые обычно едва ли не теряли сознание от ужаса, подходя к пятигорскому Провалу.
      -- У меня есть все основания полагать, что графа убили! - произнес сыщик.
      Удивлённый ропот пробежал среди собравшихся.
      -- Все верно! -- воскликнул кто-то. -- Белосельского застрелили и вложили пистолет в руку, будто бы он застрелился сам!
      -- Прошу всех разойтись, -- повторил Константин. - Неповиновение будет расценено, как желание помешать следствию!
      Любопытные нехотя разбрелись, обмениваясь оживлёнными репликами о кровавой ране в голове и призраке, которая забрала мужа. Некоторые дамы уверяли, что видели привидение собственными глазами.
     

* * *

      Сегодня Константин получил распоряжение произвести следствие смерти графа. Ему передали предмет, найденный на месте убийства - жемчужную серёжку, принадлежавшую Лизаньке Белосельской.
      Эта новость несколько расстроила Ольгу: она понимала, что это дело коснётся и меня. Поэтому моё желание погостить пару дней у Нины Ребровой она встретила с искренней радостью, надеясь, что я хотя бы на время не буду вовлечена в следствие убийства.
      -- Тебе надобно общаться с живыми, -- часто полушутя повторяла Ольга.
      Встретившись, мы с Ниной отправились на прогулку в парк, надеясь встретить подозреваемых в убийстве. Мне хотелось взглянуть на их лица. Как они переживают смерть графа?
      -- Это будут всего лишь маски печали, -- заметила Реброва, -- не удивлюсь, что они рады его смерти. Теперь родственники смогут поделить и состояние графа, и ту часть состояния его жены, которую он наследовал после её смерти.
      -- Меня немного настораживает Лизанька Белосельская. Она ведёт себя странно, -- рассуждала я.
      -- Лизанька была безответно влюблена в графа, -- сказала Нина безразлично.
      -- Неужели? - меня охватило искреннее удивление.
      -- Милая Аликс, ты видишь мир мёртвых, и при этом не замечаешь столь очевидных вещей, -- с некоторым укором заметила Реброва.
      Я вспомнила, каким взглядом смотрела кузина на графа, и поняла, что Нина права.
      -- Тогда ясно, почему она отвергла поклонника, -- задумалась я. - Любопытно, почему он ей не понравился?
      -- Вы говорите обо мне? - нас прервал голос Конова.
      В нём не было досады, только любопытство. На лице юноши заиграла фальшивая улыбка вежливости.
      -- Мы не сплетничаем, -- мило улыбнувшись, ответила Нина. - Речь идёт об убийстве, следствие которого ведет родственник Александры...
      -- Я и не смел подозревать вас в сплетнях... Но что вы ответите на слова Александры? Этот вопрос не покидает меня...
      Конов с трудом скрывал волнение.
      -- Лизаньке Белосельской нравится поклоняться далёкому недосягаемому предмету обожания, -- ответила Нина. - А ваши ухаживания и признания она находит слишком явными и пылкими...
      -- Верное наблюдение, -- похвалила я.
      -- Это не единственный случай на водах, -- улыбнулась Реброва, -- пришлось повидать немало подобных любовных драм... Всё слишком одинаково... А вы, мой друг, опасный человек... Вы грозились отомстить, не так ли?
      Отвергнутый поклонник виновато опустил глаза.
      -- Простите, вынужден покинуть вас, -- пробормотал Конов.
      Неуклюже поклонившись, юноша почти бегом направился к ресторации.
      -- Да, он опасен, -- задумчиво произнесла Нина, глядя ему вслед. - Я бы не осмелилась связать свою судьбу с подобным человеком. Он наверняка ревнив до безумия. Хоть Конов слишком глуп для мести, но его ревности и злости достаточно, чтобы сделать жизнь несчастной. Ничего нового...
      Скрывая зевоту, Реброва прикрыла рот ладошкой.
      Может, Нина и считает свои выводы очевидными, но я решила рассказать о них Константину, не забыв упомянуть о встрече с Коновым.
      Вскоре мы встретили его объект любви. Лизанька Белосельская сразу же поспешила к нам. Умоляюще глядя красными от пролитых слёз глазами, девушка упала мне на плечо и разрыдалась.
      -- Я отвратительна! - сказала она сквозь плач. - Желала смерти Катерины! Понимала, что она смертельно больна, и с нетерпением ждала того момента, когда она умрёт... Будучи с нею мила и учтива, в мыслях проклинала как соперницу...
      "Этого следовало ожидать", -- подумала я, но промолчала. Несколько смутило прилюдное выражение чувств застенчивой барышни. Казалось, бедняжка от горя на грани безумия.
      -- Но я так и не смогла сказать графу о своей любви, -- сокрушалась она.
      -- Он знал о ваших переживаниях, -- ответила Нина спокойно.
      Лизанька отпрянула, её слёзы высохли.
      -- Да, граф не любил меня, -- она вздохнула, -- он ушёл с ней... Я до сих пор её ненавижу... Хотя она не сделала мне ничего дурного...
      -- Мне очень жаль, -- я не находила слов.
      -- Граф говорил с вами? Что он сказал? - по вопросу стало понятно, почему Лизанька начала эту беседу -- интересовал мой дар.
      -- К сожалению, не удалось получить никаких посланий от графа, - ответила я.
      -- Но почему? Обычно убитые желают, чтобы их убийцу покарали, и пытаются достучаться до живых!
      Ответа не нашлось. Увы, я не почувствовала грядущей смерти графа и не получила никаких посланий и знаков от его души. Может, Константин догадается, в чем причина?
      -- Граф желает забыть наш жестокий мир, -- предположила я, -- возможно, он признателен убийце, благодаря стараниям которого ушел вместе с возлюбленной!
      Девушка вздрогнула, в синих глазах отразился испуг, она попыталась что-то произнести, но задыхалась от страха. Лизанька не собиралась спорить, она поверила моим словам, испытав панический ужас перед неизбежностью смерти.
     

* * *

      Не знаю почему, но я решила довериться Нине Ребровой. У меня давно не было друга, который не испугается и поверит мне. Я пыталась говорить с Ольгой, но мои слова только вызывали у неё беспокойство за моё душевное состояние.
      -- Иногда я боюсь засыпать, -- сказала я Нине.
      -- Ты не похожа на барышню, которая ещё не избавилась от детских страхов, -- удивлённо заметила Реброва. - Чего ты боишься? Это, наверняка, нечто опасное!
      Нина с трудом скрывала охвативший ее интерес, опасаясь показаться бестактной, мне ее чувства были вполне понятны.
      -- Я часто вижу во сне странного человека, но никак не могу запомнить его лица, -- мое признание нашло понимание подруги.
      -- Он молод или стар? -- спросила она озадаченно.
      -- Скорее стар, чем молод, -- никогда не задумывалась о его возрасте, -- неопределённо... Иногда он выглядит лет на сорок, иногда старше...
      -- Человек говорит с тобой? Запугивает? -- Нина с трудом сдерживала любопытство.
      -- Этот господин пугает меня, даже не заговорив со мной, -- погрузилась я в неприятные воспоминания страха, -- Он приходит во сне, молча смотрит на меня, не говоря ни слова. Иногда он неприятно улыбается... У него ужасный леденящий взгляд, от которого замирает сердце.
      Подруга поежилась, унимая внезапную дрожь. Она прониклась моим страхом.
      -- А ты пробовала спросить, что ему нужно? -- попыталась посоветовать Реброва.
      -- Да, я пыталась... Он молчал и жутко улыбался...
      Гость ни разу не заговорил со мною, что ему надобно -- загадка для меня, остаются только догадки и предположения, пугающие своей неопределенностью.
      -- Тебе давно снятся эти сны? -- беспокоилась Нина. -- Вдруг тебя сглазили завистницы?
      Опасения вполне разумные, завистниц, проклинающих мое имя, я нажила немало.
      -- Сон повторяется уже много лет, сколько себя помню. В детстве после этого ночного кошмара меня трудно было успокоить, -- немного разочаровала я Реброву.
      -- Доктор Майер увлекается мистикой, -- задумалась Нина. -- Может, он поможет тебе... Он изучил много книг...
      -- Я говорила с доктором, чем вызвала у него лишь недоумение... Иногда мне кажется, что неизвестный из кошмара преследует меня и наяву, даже сейчас ощущаю его незримое присутствие... Только в храме чувствую себя защищённой... Поэтому не пропускаю ни одной воскресной службы... Не сочти меня набожной, только там я, действительно, в безопасности...
      Реброва не нашлась, что ответить на мои слова... Какое-то время мы сидели молча, погрузившись в невесёлые мысли. Первой очнулась Нина.
      -- Давай поболтаем о приятном, о поклонниках, -- весело предложила она.
      Меня всегда поражал её живой ум. Разумеется, страшные сны немедля позабылись, когда мы принялись обсуждать наших ухажёров. К счастью, несмотря на свой пугающий дар и отсутствие умения вести светские беседы, на недостаток мужского внимая мне жаловаться не приходится. Мысленно я благодарила Нину, что они ни разу не упомянула имя князя Долгорукова.
      -- А жандармский офицер Юрьев нередкий гость в вашем доме, -- заметила я Нине.
      Она вдруг смутилась.
      -- Прошу тебя, давай не будем обсуждать Юрьева.
      Никогда не думала, что серьёзная Нина может смутиться.
     

* * *

      Ближе к вечеру нас навестили доктор Майер и князь Долгоруков. Почему Реброва не предупредила? Верно, опасалась, что немедля сбегу, только узнав о предстоящем визите князя.
      -- Озеров вызывает беспокойство, -- сказал Майер, - вчера он расспросил меня о некоторых редких ароматических маслах, испарения которых вызывают помутнение рассудка... Они опасны для жизни...
      -- Озеров решил кого-то отравить? - испугалась Нина.
      Признаюсь, у меня промелькнула такая же мысль.
      -- Нет-нет, -- доктор запнулся. -- Я прочёл много книг по истории колдовства и знаю, эти масла используются для магических обрядов... А сегодня я узнал, что Озеров где-то раздобыл черные свечи, а масла ему продала какая-то эксцентричная дама из приезжих, неравнодушная к магическим увлечениям...
      -- Насколько опасен этот обряд? - спросила я. - Простите, ничего не знаю о магии.
      -- Вам и не надо знать, -- улыбнулся князь, вызвав мое смущение.
      -- Все эти шарлатанские штучки меркнут перед твоим даром, -- добавила Реброва.
      -- Позвольте с вами не согласиться, -- вежливо возразил доктор, -- мне, как врачу, пришлось сталкиваться со многими странными смертями, не поддающимися логическому объяснению...
      -- Вы думаете, магический обряд на смерть возможен? - спросила Нина.
      Князь кивнул, подтверждая слова доктора.
      -- Увы, все возможно, -- печально произнес Долгоруков.
      -- На моей памяти одна цветущая молодая дама сгорела за месяц. Будто кто-то высосал всё её жизненные силы, как тенец* выпивает кровь, -- припомнил Майер. -- Виной всему магический обряд на смерть!
      Последнюю фразу он произнес нарочно зловещим тоном, от которого Реброва поморщилась.
     
      ___________________________
      *Тенец - вампир (славянск.)
     
     
      -- Возможно, даму отравили, -- неуверенно предположила моя подруга.
      Доктор покачал головой:
      -- Поначалу возникло именно такое предположение, в чём я пытаюсь убедить себя. Надеюсь, причиной смерти послужил какой-то редкий яд, который невозможно определить...
      Нина перевела взгляд на закатное небо.
      -- Скоро стемнеет, -- произнесла она, поёжившись.
      Нина была не из робких барышень, но даже её слова Майера заставили ее вздрогнуть.
      -- Озеров, наверно, хочет сделать обряд чёрной магии на соперника, -- предположила я. - Доктор, вам надо обязательно рассказать об этом Константину.
      -- Разумеется, -- кивнул Майер, -- никогда не знаешь, что пригодится при следствии.
      Не знаю почему, но перед моим внутренним взором предстал образ Федулина. Он вдруг схватился за горло и начал задыхаться. Я вздрогнула, но тут же совладала со своими чувствами. Пусть о моём видении Константин узнает первым...
      -- Доктор, расскажите нам, что вы знаете о чёрной магии, -- попросила Реброва.
      -- Хорошо, сударыня, но вы должны поклясться, что никогда не будете этим заниматься, -- произнёс он сурово, -- это очень опасно... Можете мне поверить...
      -- Опасно, -- задумчиво повторил Долгоруков, -- люди слишком глупы для магии. Нередко мы несем разрушения, не обладая магическими талантами... Но ведь кто-то должен сохранить знания для потомков, которые окажутся мудрее.
      -- Возможно, потомки окажутся глупее нас, -- возразил доктор в любимой циничной манере.
      -- Однако вы не согласились бы уничтожить любые знания о магических ритуалах? -- заметил князь.
      Я смотрела в его глаза, в которых светилась жажда знаний об неизведанном. Долгоруков весьма сведущ в мистицизме. Внезапно меня охватило беспокойство за его судьбу.
      -- Князь, прошу вас быть осторожнее! -- вдруг воскликнула я. -- Ваши искания таят опасности!
      Долгоруков смотрел на меня с любопытством и... нежностью.
      -- Неужто вы увидели мою смерть? -- поинтересовался он без тени страха.
      -- Нет-нет, -- спешно ответила я, мой голос дрожал, -- пугающие видения не посещали меня... Лишь беспокойство за вашу дальнейшую жизнь... Я чувствую, что любой, кто преступит незримую черту, погибнет... Существуют тайны, которые нельзя знать живым...
      -- Простите, я не могу с вами согласиться, -- вмешался доктор, -- взглянуть хотя бы на деревенских ведьм, они доживают до старости... Да и если припомнить средневековых колдунов, которые пережили за сотню лет, когда остальное население мерло, не дожив до сорока...
      -- Маги не преступают допустимую грань, -- ответила я.
      Доктор и Реброва с волнением смотрели на меня, князь лишь улыбнулся.
      -- Вы правы, Аликс, у меня чрезмерная тяга к знаниям, -- произнес Долгоруков. -- Чем дальше я погружаюсь в свои размышления, тем больше уверяюсь в том, что деление мирозданья на "черное" и "белое" слишком примитивно...
      -- В ваших словах есть мудрость, -- задумался Майер. -- Признаюсь, я бы тоже предпочел не ввязываться в их вечный спор, а довольствоваться ролью наблюдателя, покуривая трубку, глядя как ангелы и демоны бьют друг друга, -- закончил он в излюбленном циничном стиле.
      Князь в знак согласия хохотнул.
      Нина Реброва окинула гостей взволнованным взглядом.
      -- Право, мне ничего непонятно! -- воскликнула она, хватаясь за голову. -- Ох уж эта новомодная философия...
      -- Дело не в моде, -- возразил князь, -- мои рассуждения вызывают раздражение как у религиозных господ, так и у их врагов... Любопытно узнать мнение мадемуазель Аликс...
      -- Да, -- кивнула Нина, -- Аликс, что вы скажете по поводу любопытных взглядов князя на вечную тему светы и тьмы?
      Реброва надеялась, что я сумею изъясниться понятнее, чем наши приятели. Мне вновь вспомнился улыбающийся человек из ночных кошмаров.
      -- Не знаю, -- ответила я, виновато пряча взор.
      -- Самый верный ответ! -- похвалил доктор.
      -- Прошу простить, что прерываю вашу беседу, -- робко вмешалась Нина, -- но мне бы хотелось послушать обещанный рассказ доктора о магии...
      -- Верно, -- поддержал Долгоруков.
      Глядя в его глаза, я поняла, что князь не ждет от рассказа Майера ничего для себя нового, он уже слишком далеко продвинулся в своих знаниях. Да, именно такие люди не страшатся сделать роковой шаг.
      Нет, я бы не осмелилась, слишком люблю жизнь. Весьма странно для вестника смерти. Не боюсь неизвестности, которая ждет меня после жизни, а просто желаю подольше насладиться радостями нашего мира. Напрасно Ольга беспокоиться, что другой мир для меня милее. Ведь я, как любая барышня, так мечтаю изведать настоящей страсти любви!
      Мне вдруг вспомнился, внезапный обвал, убивший преследовавших нас абреков, тогда моё сердце вдруг пронзила острая боль, будто от иголки. Что это значит? Такое же покалывание, только слабее, я ощутила, когда убила противника Константина... В эти мгновение пред моим внутренним взором вновь промелькнуло насмешливое лицо человека из сна.
      Весьма занимательный рассказ доктора вывел меня из печальных размышлений о грядущей судьбе.
     

* * *

      На следующее утро я поднялась рано до рассвета. Этим утром решила отправиться на прогулку по кладбищу. Отрадно бродить по земле мертвых в предрассветные сумерки, кажется, что их души, усталые от забвения, рады моему непрошенному визиту.
      Так и на сей раз я брела вдоль могильных холмов с покосившимися крестами, позабыв о мире живых -- оказалась в мире мертвых. Призраки отвечали на мои приветствия. Души печальные, страдающие, счастливые -- вечный покой и вечная боль сменяли друг друга.
      Вдруг кто-то накинул мне удавку на шею. Я попыталась закричать, но почувствовала, что лишь хватаю воздух. В глазах потемнело, сознание покидало меня. Вдруг удушье резко ослабло. Вырвавшись, я упала на колени и увидела, как рука в черной перчатке ловко перерезает горло нападавшему.
      -- Простят меня мертвые, что осквернил их землю, -- произнес мой спаситель.
      Первые лучи осветили его лицо, предо мной стоял князь Долгоруков, печально взиравший на поверженного врага.
      -- Благодарю, -- неуклюже произнесла я, поднимаясь.
      -- Теперь понимаю, какая сила заставила подняться до рассвета и отправиться на кладбище! -- воскликнул он. -- Право, начало казаться, что мистические искания свели меня с ума... Любопытно, кто ваш "приятель"?
      Не представлялось возможным удовлетворить любопытство князя. От пережитого волнения, я даже не смогла произнести ни слова.
      -- Не абрек, судя по одежде и наружности, на грабителя не похож, -- задумался Долгоруков, вытирая кинжал платком, -- не посыльный ли достопочтимого проповедника брата Генриха?
      -- Брат Генрих оказался весьма любезен со мною, -- робко возразила я.
      Долгоруков, вздрогнув, насупился, вызвав мое недоумение. Потом Ольга объяснила мне, что, испытывая ко мне сердечную склонность, князь мог неверно понять слово "любезен".
      -- Комедиант! -- с презрением произнес мой поклонник, пнув тело поверженного врага. -- Лицемер! Прошу вас, держитесь от него подальше. Слащавые речи влекут за собою нож в спину!
      В словах князя прозвучала истина.
      -- Вы правы, простите, я слишком наивна, -- ответила я взволнованно, -- Еще раз благодарю за спасение...
      -- Право, не стоит, мадемуазель, -- улыбнулся мой спаситель, -- уверяю вас, что расцениваю случившееся как величайшее везение!
      Кажется, я покраснела.
      Мы поспешили поделиться с Константином нашими новостями, оставив труп на попечение кладбищенского сторожа. Ужас еще не отпустил меня. Кому понадобилась моя смерть? Неужто обезумевшему фанатику, который сжег деревенскую ворожею? Или хладнокровный корыстный убийца, опасающийся моих видений? Но почему погибшая ведунья больше не говорила со мною?
     
     

Глава 5

Из сумрака могил

      Из журнала Константина Вербина
     
      Получив тревожную новость о покушении на Аликс, я немедля отправился отсмотреть труп злодея. Александра вернулась к Ребровым, дабы не напугать Нину своим внезапным отсутствием.
      -- Что скажете? -- поинтересовался Долгоруков.
Лизанька
Рис. Charles Courtney Curran
      -- Горло перерезано превосходно, -- мрачной шуткой я вновь благодарил князя за спасение Аликс.
      Князь смущенно промолчал.
      -- Весьма странно, -- задумался я, -- человек холеной внешности, взгляните на его руки... Да и его костюм непригоден для странствия... Наемный убийца? В наших краях для этой роли куда пригоднее ловкие абреки.
      -- Неужто из свиты брата Генриха? -- предположил князь.
      -- Возможно, пред нами чей-то преданный слуга, -- задумался я, -- но вот из чьей свиты? Тут уж вопрос не столь прост...
      Я обратил внимание на тонкую черную ленту-удавку, которую мертвец сжимал в руках.
      -- Он напал на Аликс не с ножом, -- отметил я.
      Неужто для того, чтобы не пролить кровь ведьмы на кладбищенскую землю, а потом сжечь тело? Я поморщился.
      -- Обряд безумцев! -- князя посетили похожие мысли.
      -- Не стоит спешить с выводами! -- прервал я пыл Долгорукова, который был готов немедля отправиться к брату Генриху и предъявить публичные обвинения.
      Возможно, нападавший не желал убивать Аликс. Удавкой можно не задушить насмерть, а всего лишь заставить жертву потерять сознание.
      -- А к чему медлить? -- пылко возразил он.
      Рука князя сжала эфес сабли.
      -- Мой друг, у меня внушительный список подозреваемых, -- напомнил я, -- если все наше внимание будет обращено к фанатику, можно упустить истинного убийцу...
      -- Вы правы, -- сконфуженно произнес Долгоруков, -- но проповедник...
      -- Буду вам весьма признателен, если вы попытаетесь не спускать глаз с брата Генриха, -- просьба не делала князю одолжения, подобная помощь была незаменима, -- увы, жандармы Юрьева не особо внимательны...
      Я решил не добавлять, что у господ жандармов попросту нет личных причин для пристального внимания к персоне фанатика.
     

* * *

      Беседы с подозреваемыми не принесли желаемых результатов. Абсолютного алиби не было ни у кого, каждому в предполагаемое время убийства вдруг взnbsp;думалось выйти в парк подышать свежим вечерним воздухом. Лишь серёжка Лизаньки оставалась единственной осязаемой уликой, но я повременил с выводами, решив не предавать новость о находке огласке.
      Дабы передохнуть после вынужденных бесед, я отправился к колодцу с Нарзаном. Сделав несколько глотков воды, я почувствовал, как утраченные силы возвращаются ко мне.
      -- Доброго вам дня, Вербин, -- прозвучал приветливый голос.
      Я поперхнулся, узнав по интонации брата Генриха. Учитывая тревожное происшествие этого утра, мне стоило больших трудов дать вежливый ответ на любезное обращение.
      -- Благодарю, брат Генрих, -- произнес я учтиво, -- увы, сегодняшнее утро принесло мне немало огорчений...
      Вопреки моему ожиданию, проповедник и бровью не повел, и его лицо ответило мне гримасой искреннего сочувствия.
      -- Как это ужасно! -- воскликнул он. -- Не знаю, как выразить свое негодование!
      Генрих вздохнул, сетуя на безысходность нашего жестокого мира. К моей радости, он не изменил своему правилу проповедовать только в кругу избранных, и удалось избежать занудных высказываний, которые столь любят новомодные проповедники.
      Наша короткая беседа завершилась. В стороне я заметил Долгорукова, весело болтавшего в компании молодежи. Когда проповедник скрылся из виду, князь подошел ко мне.
      -- Готов представить донесение о сегодняшнем времяпровождении брата Генриха, -- шепнул он, передав конверт, -- отыскал осведомителей, которые наблюдают за господином проповедником в различных уголках Кисловодска... Увы, на сегодня ничего важного -- обычный распорядок курортника... А ночь слежки оставлю для себя...
      Оставалось порадоваться, что князь держит обещание наблюдать за Генрихом, причем ведет слежку весьма умно.
      -- Благодарю! Весьма недурно! -- похвалил я. -- Могу рекомендовать вам только послеполуденный сон, дабы набраться сил перед ночной прогулкой... По себе сужу, стоит не выспаться, так ни на что не годен!
      -- С вами не поспоришь! -- согласился Долгоруков.
      Мы отправились вдоль парковой аллеи, и вскорости забрели весьма далеко от излюбленной для прогулок водяным обществом местности. Журчание реки заглушало наши неспешные речи. Вновь знакомое беспокойство. Шум воды приносящий умиротворение, заставляет насторожиться того, кому довелось странствовать по опасным горным тропам. Журчание воды способно заглушить шаги ловкого врага. Странное предчувствие, вызванное опытом бывалого следопыта. Рука сама потянулась к пистолету в кармане сюртука. Я перевел взор на князя, удивительно, но мое беспокойство во взгляде мгновенно передалось ему. Этот малый не так-то прост!
      Ошибки не было! Нас, действительно, встретили весьма недружелюбные господа. На наше счастье открытая местность у реки не давала возможность спрятаться стрелкам. Первого нападавшего поразил мой выстрел. Уклонившись от удара клинка, я нанес ему удар кинжалом в бок. Князь, не расставшийся с саблей, весьма умело перерубил двух других. Затянувшихся схваток не было, бой занял несколько мгновений.
      -- Да, господа наемные убийцы весьма уступают абрекам в ловкости, -- удивленно заметил я, -- возможно, они не ожидали подобного отпора...
      Мы привыкли к войне с горцами, поэтому атаки обычных разбойников стали для нас детской шалостью, они не привыкли молниеносно реагировать на опасность и спешно принимать решения, от которых зависит жизнь.
      Нагнувшись над телом одного из убитых, я отметил поразительное сходство его одежды с костюмом убийцы, напавшего на Аликс.
      -- Они из одного клана? -- озвучил мои мысли Долгоруков.
      -- Вероятно, -- задумался я, -- но откуда они появляются? В Кисловодске трудно укрыться... особенно, если учитывать их "мундиры"...
      Долгоруков вопросительно смотрел на меня, ожидая предположения.
      -- Они появились будто ниоткуда, -- размышлял я.
      Верно, как из-под земли. Из-под земли? Меня посетила странная догадка. Нередко приходилось слышать про подземные ходы в горах, ловко используемые горскими следопытами. Неужто подобные природные лазейки существуют в окрестностях Кислых Вод? Речные воды нередко вытекают из горных пещер... Как подтверждение моей догадки -- ил на подошве сапог нападавших...
      Но кто-то должен был предупредить убийц, что мы прогуливаемся по направлению к реке.
      Осторожно ступая по камням, я спустился к воде бурлящей горной реки. Затем прошелся вдоль берега, внимательно осматривая возвышающиеся скальные пласты. Мое внимание привлекла широкая расщелина между камнями. Наклонив голову, я свободно протиснулся боком, оказавшись в довольно просторной пещере. Полоска света сквозь камни бросала тусклый свет на стены коридора, уводящего вглубь мрака. Вскорости князь присоединился ко мне.
      -- Поразительно! -- воскликнул он. -- Любопытно, куда ведет этот туннель?
      -- Весьма интересная загадка, -- согласился я, -- хотелось бы знать, как наши новые приятели ориентируются в подземных лабиринтах?
      Мы прошли несколько шагов, пока полоска света из входа потонула в темноте. Сомнений не было, надобно возвращаться назад. Тишину темного коридора нарушили внезапные шаги. Мгновенное предчувствие нападения вдруг охватило меня. Вновь вспомнились былые уроки моего товарища. Резко обернувшись, я вонзил кинжал в невидимого противника. Раздавшийся стон, говорил о точности моего удара. Будто не заметив победы, я продолжал вслушиваться во мрак. Тишина...
      Князь, не дожидаясь просьбы, помог мне вытащить на свет тело убитого врага. Что и предполагалось -- одинаковый костюм как у разбойников, пытавшихся убить нас у реки.
      -- Возможно, часовой, которого поставили стеречь вход, -- предположил я.
      -- Позвольте узнать, откуда у вас столь удивительное умение драться в темноте? -- поинтересовался Долгоруков.
      -- Школа агента Серова, -- ответил я, понимая, что тайные общества молодежи, наверняка, слышали об этом человеке, ставшим грозой вольнодумцев.
      -- Вы знавали Серова? -- удивился князь.
      -- Не просто знал, мы работали в паре в Третьем отделении, -- уточнил я, вглядываясь в удивленное лицо собеседника. -- В общем, губили свободу мысли, как могли... Впрочем, вернее сказать, губили свободу дела... -- иронично добавил я.
      Причина моей насмешки в том, что я весьма подустал от постоянных укоров за дружбу с Серовым, которыми меня осыпают некоторые любители пофилософствовать о свободе. Разумеется, Долгоруков знал о моих взглядах и службе в тайной канцелярии, поэтому новость не стала для него шокирующей.
      -- Я не фанатик, призирающий любого несогласного с моими убеждениями, -- ответил князь, -- да и политик из меня никудышный... Признаюсь, агент Серов мне во многом симпатичен, удивительное хладнокровие и мужество, а как он фехтует!
      Мое недоверие несколько задело офицера.
      -- Вы мудры, князь, -- похвалил я.
      Понимая, что разговор о взглядах нынче неуместен, мы вернулись к нашему делу. Отправив князя за жандармами, я опустился на камень у реки, погрузившись в размышления. Кто эти люди? Откуда они появляются? Как им удается не заблудиться в подземельях? Я вновь повторил волнующие меня вопросы.
      Новость о наших с князем приключениях вызвала недоумение у графа Апраксина и подполковника Юрьева.
      -- Подземные ходы! Невероятно! -- воскликнул жандармский офицер. -- Вы уверены?
      -- Тела разбойников пока находятся при госпитале, -- иронично указал я на реальность произошедшего, -- один из которых напал на нас именно в подземелье!
      Апраксин молчал, постукивая пальцами по ручке кресла.
      -- Откуда, черт возьми, они берутся?! -- пробормотал он, наконец. -- Чего им надобно?
      -- Признаюсь, граф, у меня нет никаких догадок, -- ответил я.
      -- Надобно отправить людей для обследования подземелий! -- предложил Юрьев.
      -- Мы окажемся на территории врага, где он гораздо сильнее, -- возразил я, -- да и природная опасность подземных коридоров пострашнее удара кинжала в спину...
      -- Вы правы, Вербин, -- кратко согласился Апраксин, -- даю вам поручение разгадать этот сложнейший ребус... Полагаю, вы уже сами давно взялись за эту задачу, -- он уверенно улыбнулся.
      Загадка, поистине, не поддавалась скорому решению.
     

* * *

      Сегодня вечером мне пришло письмо от госпожи Федулиной. Она писала, что муж догадывается, кто убил графа, но пока не уверен в своих домыслах и боится очернить невинного человека.
      "Прошу вас убедить моего супруга не скрытничать понапрасну, -- писала дама, -- он подвергает свою жизнь опасности! Я опасаюсь, что он решиться поговорить с убийцей, дабы убедиться в истинности своих догадок. Убийца может понять, что разоблачён, и тогда... я даже боюсь подумать об этом".
      Мне хотелось немедленно выехать в имение покойного графа, но Ольга отговорила меня.
      -- Уже темнеет, -- сказала она. -- Ты прибудешь к Федулину, когда он уже приготовится ко сну. Слова незваного гостя вряд ли убедят его...
      Моя милая женушка оказалась права. Особенно, если принять во внимание педантизм Федулина, подобное качество он желает видеть и в окружающих. Для Федулина непрошенный вечерний визитер - наглец, которого недолжно пускать на порог приличного дома. Завтра же на меня будет жалоба генералу Апраксину.
      -- А если он уже говорил с убийцей? - я не мог успокоиться. - Его жизнь в опасности!
      Пожалуй, ради спасения человеческой жизни, я бы рискнул потерять репутацию, хотя подозревал, что Федулин больше оценит нарушение своего спокойствия, чем избавление от преждевременной кончины.
      -- Ты сам понимаешь, что твоё присутствие не остановит разоблачённого убийцу, -- разумно заметила Ольга. - А сам ты подвергнешь себя напрасной опасности, дорога неблизкая.
      Здравый смысл супруги всегда гасил мои геройские порывы.
      -- Меня беспокоит видение Аликс, -- сказал я, -- она сказала мне о видении. Федулину грозит опасность!
      -- Увы, -- Ольга вздохнула, -- значит, бедняга обречён...
      Выходит, вновь придется мучиться от безысходности.
     

* * *

      Утром моя коляска неслась к имению Белосельских. Поднимаясь по ступеням, я едва не сбил с ног встретившего меня лакея, который на спешный вопрос о господине Федулине спокойно ответил, что барин вскоре изволит спуститься к завтраку. Я успокоился, но ненадолго... Аликс может предвидеть смерть человека за несколько дней... Однажды она предсказала кончину одного моего приятеля за неделю до его смерти. Хотя он отличался завидным здоровьем, умер от остановки сердца.
      Меня проводили в гостиную, где ждала взволнованная госпожа Федулина.
      -- Благодарю, что вы приехали! - благодарно улыбнулась она. - Никакие силы небесные не убедят моего мужа.
      Она говорила шёпотом, озираясь по сторонам. Несмотря на волнение, дама не утратила своего томного романтического образа. Испуг в ее взоре вновь сменился задумчивостью.
      Господин Федулин вошёл в гостиную. Его явно удивил и даже немного раздосадовал мой визит. Человека, привыкшего к четкому распорядку, нежданные визитеры всегда раздражают. Однако он смирился, что на время следствия я стану частым гостем.
      -- Приглашаю вас позавтракать с нами, -- добродушным тоном произнёс он, хотя мое присутствие его явно не радовало.
      Отказаться было невозможно. Разумеется, мои уговоры не могли произойти во время завтрака в обществе подозреваемых.
      Мы устроились на террасе. Я, скрывая тоску, наблюдал за застывшими лицами моих сотрапезников. Разве что Озеров иногда оживлялся, бросая взоры на томное личико Федулиной, испуганно поглядывающей на своего супруга. Невозмутимый Федулин наслаждался трапезой, не предавая значения Озерову и не чувствуя беспокойства супруги за свою судьбу. Наверняка, Федулин счел беспокойство жены за обычную дамскую истерию, вызванную недавней трагедией.
      Озеров держался весьма вызывающе, учитывая присутствие мужа объекта своего внимания. Впрочем, его поведение оказалось заметно только мне. Я отметил, что некогда скромный страдающий юноша держится весьма уверенно, будто бы добился благосклонности той, которая не отвечает на его чувства. Неужто Озеров полагает, что сумеет приворожить романтическую даму. Приворожить? Уж не для этого ли наш друг обзавелся магическими предметами?
      Среди гостей, что весьма удивило, оказался Конов. Он старался не замечать свою обидчицу, но его присутствие уже говорило, что обиженный готов забыть все неприятности, если барышня ответит взаимностью.
      Лизаньку, похоже, страдания и мысли поклонника не волновали, а его визит вызывал лишь равнодушие. Юная барышня ни разу не взглянула в сторону воздыхателя. Конов замечал безразличие Лизаньки, от чего его губы сжимались, а в глазах светился огонь злости. Возникло весьма справедливое опасение, что следующей жертвой станет барышня Лизанька, печально глядящая вдаль васильковыми глазами.
      Вдруг Федулин замер, схватившись рукой за горло. Его супруга вскочила с места, опрокинув стул.
      -- Что с тобой? - в панике закричала она.
      -- Трудно дышать, -- с трудом прохрипел он.
      Я вспомнил слова Аликс. Ей привиделось, будто Федулин задыхался.
      Ещё мгновение -- и его взор померк, тело безжизненно повисло на стуле. Перепуганная Люси обнимала труп, будто не веря в случившееся. Впервые от задумчивой томности не осталось и следа.
      Лизанька взвизгнув, бросилась в сад. За нею весьма обоснованно последовал взволнованный Конов, опасаясь за жизнь возлюбленной. В такие мгновения человек не контролирует свое поведение и может запросто свернуть себе шею. Юноша нагнал барышню у порога террасы, и весьма фривольно схватив за плечи, пытался успокоить.
      -- Очнитесь! -- сурово твердил он.
      Мне почудилось, что еще мгновение, и он попытается привести девицу в чувства при помощи пощечин.
      Лизанька, тяжело дыша, приходила в сознание.
      -- Опять, опять, неужто опять? -- бормотала она. -- Мы прокляты! Мы прокляты!
      Она разрыдалась, уронив голову на плечо своего утешителя, лицо которого засияло улыбкой победителя.
      Будь Федулин жив, он бы поднял на смех столь суеверную боязнь проклятья. Мне самому стало неловко за мрачную шутку над жертвой. Хотя... вдруг я, подобно Аликс, уловил мнение духа убитого... Наверняка, Федулин сурово взирает на нашу возню, укоряя в безалаберности. Всё верно. Он обругал бы меня за бездействие, Лизаньку за панику, Конова за непристойное поведение, супругу за бесполезное проявление чувств, а Озерова...
      Я бросил взгляд на Озерова, он был бледен и испуганно пятился к стене, что-то беззвучно бормоча. Я мог читать по губам и легко понял фразу: "Я не мог этого сделать".
     
      Из журнала Александры Каховской
     
      Утром я встала раньше обычного. Моя прогулка начинается на два часа позднее. Не могу объяснить, какая сила на сей раз заставила отправиться в опасный путь. Мне не давал покоя рассказ Константина о горных подземельях, из которого на него напали враги. Будто кто-то позвал меня. Прихватив свечи, я покинула дом. Удивительно, я будто бы знала куда идти, и совершено не заботили "часовые", которые могли охранять вход в подземные коридоры.
      Какая душа поманила? Мне вновь вспомнился горящий амбар. Неужто сельская ворожея просит помощи, внушая мне отправиться в опасный путь? Увы, мне не дано умения сопротивляться воли призраков, и я послушно последовала к пещере.
      Предрассветная мгла еще не рассеяла краски ночи, когда я остановилась у реки. Чувство подсказывало мне, стою именно на том месте, где побывали Константин с князем.
      Спешившись, я достала свечу. Сирийский клинок был со мною, придавая храбрости. Дабы запомнить дорогу, решила воспользоваться мифическим примером путеводной нити Ариадны*, привязав конец нити к кустарнику у входа в пещеру.
     
      ____________________________
      *Ариадна - дочь критского царя, которая помогла своему возлюбленному Тезею выбраться из лабиринта, передав ему моток нити, конец которой он привязал у входа. Благодаря мифу появилось нарицательное выражение "путеводная нить Ариадны".
     
     
      Будто зачарованная шагнула в подземелье. Спустя несколько шагов, темнота окутала меня. Испугано попятившись к выходу, спешно зажгла огонек. Будто невидимая рука сурово подтолкнула меня вперед, и я пошла, сжимая в руках мерцающую свечу. Уходя вглубь темного коридора, почти не испытывала волнения, будто опасность меня не подстерегала. Уверенно шла вперед, останавливаясь лишь для того, чтобы размотать нить. Вода хлюпала под ногами, я чувствовала, что замочила подол платья. Оставалось только надеяться - подземная река не преградит мне дорогу. Никакой призрак не сумеет заставить меня влезть в ледяную горную воду.
      В душе теплилась надежда, если попаду в беду, Константин по делу следствия вернется на место нападения и увидит нить.
      Вдруг мне почудились чьи-то шаги за спиною. Остановилась. Шаги стихли. Эхо -предположила я и, глубоко вздохнув, продолжила путь.
      Тени от свечи казались зловещими соглядатаями, ступающими за мною по пятам. Снова поворот в темноту -- слава Богу, навстречу -- никого. Вдруг шаги послышались вновь. Кто-то направлялся ко мне навстречу. Я выхватила меч, не понимая, как сумею дать отпор нападавшему, наверняка, более искусному фехтовальщику. Однако клинок, поблескивающий в свете свечи, придавал мне смелости. Будто разумный меч знал, как поразить врага без искусства своего хозяина. Вторая рука сжимала свечу, которая также могла стать неплохим оружием защиты.
      Спустя мгновения, показавшиеся вечностью, из темноты пещерного свода ко мне шагнул человек. Его яркий мундир под черным плащом давал понять, что предо мною не слуга таинственного клана охотников на ведьм. Завидев меня, человек остановился. Когда он поднял свой фонарь на высоту лица, чтобы разглядеть таинственную незнакомку подземелья, я узнала князя Долгорукова.
      Мы едва не бросились в объятия друг другу. У каждого из нас хватило благоразумия не расспрашивать о причине столь необычной подземной прогулки. Нетрудно догадаться, что нас поманило следствие Константина. Разве что я, в отличие от князя, отправилась в путь не по своей воле.
      Офицер рассказал сам:
      -- Я следил за братом Генрихом, который под утро отправился в горы, где весьма ловко нырнул в одну из пещер, явно не впервые! Разумеется, я подозревал заранее подобный поворот, и прихватил с собою фонарь... Но негодник вскорости скрылся от меня...
      Долгоруков с досадой едва не чертыхнулся.
      -- Меня будто кто-то ведет по подземным коридорам, -- поделилась с князем своими чувствами.
      -- Ваше предчувствие поможет нам! -- произнес князь уверенно, отметив одобрительным взглядом мою "нить Ариадны", которую прикрепила к поясу, когда доставала меч.
      -- Мне страшно, -- призналась я, -- будто ночной кошмар стал явью! Неужто есть люди, которым нравится странствовать по подземельям...
      Я поморщилась, припоминая статью в одной из газет, в которой рассказывалось об английском путешественнике, занятом исследованием альпийских пещер.
      Мой спутник приложил палец к губам, прося о тишине. Он прав, не стоит забывать о безопасности. Незаметность -- наше спасение.
      Самое страшное для меня -- не знать, куда приведет призрак, а вдруг это всего лишь плод воображения?
      Князь отмечал дорогу знаками на стенах, внимательно следя за оставшемся маслом в фонаре.
      -- Еще час и пора возвращаться, -- шепнул он сокрушенно, -- иначе масла не хватит на дорогу назад.
      У меня еще оставалась только одна свеча, не считая огарка, зажженного в начале пути.
      Увы, избежать нежелательной встречи нам не удалось. Они выскочили из темноты подобно теням. Князь шагнул вперед, пытаясь заслонить меня, но за моею спиной возникло еще двое нападавших.
      В эти мгновения клинок, ждавший своего часа, проявил себя. Оружие будто руководило мною. Когда смертоносная сталь злодея, блеснула пред глазами. Меч поднял мою руку вверх, я на мгновение испугалась, что не хватит физической силы перехватить саблю, но клинок, наклонившись, легко отвел удар в сторону. Оружие врага просвистело мимо моего лица, и я даже не ощутила тяжести в руке. Дамасский клинок нанес ответный удар. Он поразил столь стремительно, что мои противники не успели понять внезапной атаки.
      Тяжело дыша, я взирала на тела с перерезанными шеями, ощущая лишь безразличие.
      Долгоруков, расправившись со своими врагами, бросился мне на выручку и замер, увидев поверженных мною подземных разбойников.
      -- Мой меч, я говорила вам, как чувствую его силу, -- прозвучало сбивчивое пояснение, -- не надо восхищений, в победе нет моей заслуги.
      Вытерев клинок платком, я поцеловала его в благодарность за спасение. Сталь засияла в тусклом свете фонаря.
      По коридору разнеслись крики. Понимая, что численность врага непредсказуема, мы бросились бежать вдоль узкого коридора. Будучи барышней изнеженной, бегаю я медленно, но под страхом жестокой расправы не отставала от быстрого князя, ловко перепрыгивая через камни, которыми оказался усеян наш путь. На мгновение мы замешкались перед развилкой, но неведомый проводник будто силой толкнул меня на одну из дорог.
      -- Сюда! -- сказала я князю, бросаясь вперед.
      Едва не споткнувшись на повороте, мы скрылись из виду разбойников на несколько мгновений. Сообразительный князь погасил фонарь. Меня едва не охватил истерический хохот, когда представила, как преследователи пытаются отыскать нас в темных коридорах. Не теряя времени, мы двинулись по стенам на ощупь. К сожалению, из-за погони пришлось бросить нить, ведущую к выходу. Набегу князь, разумеется, не сумел поставить метки пути. Неизвестно сколько мы петляли в темных коридорах, скрываясь от злодеев.
      Оставалась надежда на подсказку неведомого проводника.
      Наконец, мы опустились на землю отдышаться. Огонь зажечь не решились, опасаясь, что преследователи могут находится слишком близко, и свет привлечет их. Желая сесть поудобнее, я вдруг потеряла равновесия и упала в объятия князя. Долгоруков обнял меня, будто пытаясь защитить. Его ласковые руки дарили чувство умиротворения. Я прижалась к нему, положив голову на плечо. В столь опасной ситуации невозможно думать о правилах этикета. Каждый шаг мог стать последним...
     
     

Глава 6

Вовек из горных сфер

     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Сегодня утром я отправился на вчерашнее место нападения. Со мною нехотя плелся жандармский офицер Юрьев. Когда мы подошли ко входу в подземелье, я заметил нить, привязанную к кусту, уходящую вглубь пещеры.
      -- Значит, наши подземные друзья ориентируются при помощи нити Ариадны! -- насмешливо высказал подполковник свою догадку.
Призрак ворожеи
Автора не знаю
      Если мне свойственна манера многое усложнять, то мой друг Юрьев, напротив, желает найти всему более простое объяснение.
      -- Этой нити вчера не было, -- возразил я уверенно.
      Офицер сначала явно решил поспорить, но, понимая, что от моего взгляда редко укрываются очевидные детали, сдержался.
      Мелькнула единственная догадка -- князь решился последовать за братом Генрихом в подземелье. А вдруг, не только он осмелился на рискованный шаг... Вспомнилось, что Аликс сегодня задержалась на прогулке, я выехал из дому рано и не дождался ее возращения.
      Вновь мне пришлось принимать незамедлительное судьбоносное решение.
      -- Придется отправиться в подземелье, -- высказал я Юрьеву свои намерения.
      -- Прямо сейчас? -- с недоумением поинтересовался он.
      -- Думаю, разумным будет вернуться домой, захватить фонарь и веревки, -- рассуждал я, надеясь, что застану Аликс дома.
      -- Вам дать подмогу? -- спросил офицер.
      -- Не стоит, -- решил я, поразмыслив, -- меня может спасти только незаметность, перевес по численности в любом случае окажется на стороне нашего тайного противника.
      Дома меня встретила взволнованная Ольга, даже по взору она поняла, что я замыслил пуститься в очередное приключение.
      -- Ты хочешь отправиться за Аликс? -- спросила супруга уверенно.
      -- Да, -- признался я, -- думаю, и за князем Долгоруковым тоже...
      -- Где они? -- Ольга не могла сдержать волнение.
      -- В подземелье, -- ответил я, -- князь, возможно, следил за братом Генрихом... но Аликс? Неужто призраки заманили?
      Ни одна догадка не приходила на ум.
      -- Призраки, -- вздохнула Ольга, -- ох уж эти призраки... Значит, ты собираешься на прогулку по пещерам?
      Супруга пристально смотрела на меня своим очаровательным лукавым взглядом.
      -- Хочешь сказать, что собираешься увязаться за мною? -- произнес я устало.
      Спорить с Ольгой бесполезно, даже под страхом смерти она составит мне компанию. Если ей отказать, проказница пойдет тайно, я прекрасно успел изучить неугомонный нрав возлюбленной жены.
      -- Вспомни, в горах я неплохо проявила себя, -- напомнила Ольга.
      С этими словами не поспоришь, моя супруга стреляла в абреков очень метко.
      После непродолжительных сборов мы пустились в дорогу.
      Когда мы с Ольгой направлялись к подземелью, нам встретился брат Генрих, не знаю, какой чёрт принес его к нам навстречу. Не предполагал, что господин пастор вообще умеет ездить верхом.
      -- Вы отправляетесь на дальнюю прогулку? -- поинтересовался он, указав взором на сумку, висевшую сбоку седла моей лошади.
      -- Да, желаем насладиться горной природой, -- ответил я, пытаясь придать своему тону беззаботное добродушие.
      -- Позвольте узнать о вашей милой барышне Аликс? -- настойчиво спросил Генрих, пристально глядя мне в глаза.
      Хм... Любопытство, вызывающее беспокойство.
      -- Аликс гостит у наших приятелей, соседских помещиков, -- ответил я спокойно, надеясь, что настырный проповедник не заподозрит о наших планах. Ежели исчезновение Аликс, его рук дело -- пускай думает, будто мы еще не хватились Александры.
      Брат Генрих, пожелав нам приятного дня и приветливо улыбнувшись, понесся по предгорной равнине, весьма резво для человека религиозного.
      -- Любопытно, а Генрих хотя бы раз был с женщиной? -- неожиданно заинтересовалась Ольга.
      Меня этот вопрос совершенно не интересовал, поэтому решил оставить слова супруги без ответа.
      -- Неужто он взаправду видит во всех женщинах ведьм и оплот греха, хотя на ужинах в ресторации рассыпался в комплиментах? -- рассуждала она.
      -- Моя милая Ольга, -- сурово прервал я ее размышления, -- взаимоотношения господина Генриха с женщинами меня сейчас волнуют меньше всего!
      Супруга обиженно надула губки, но мою правоту признала. Сейчас меня занимала мысль, как найти Аликс и князя в подземелье. Оставалась надежда на нить Ариадны.
      Легко отыскав злополучную пещеру, мы приготовились к прогулке. У входа нас ждали двое жандармов, оставленных охранять вход, защита небольшая, но нельзя пренебрегать любыми мелочами.
      Наконец, мы шагнули в темноту. Фонарь в моей руке тускло освещал дорогу. Обычно бойкая в странствии Ольга жалась ко мне, испуганно озираясь по сторонам.
      -- Нить Ариадны, ведущая в царство Аида*, -- прошептала она, но предложение вернуться назад пока не поздно, отвергла. -- Я тебя не брошу! -- твердо решила супруга.
     
      ________________________
      *Аид (греч.) - владыка подземного царства, где согласно древнегреческой мифологии располагался загробный мир.
     
     
      В свете фонаря на илистой дорожке отчетливо проступали следы маленьких ножек Аликс. Потом к ним присоединились следы мужских сапог. Неужто она встретила князя в подземелье? Похоже, так и есть. Вскорости печальные предположения подтвердились, мы обнаружили брошенный моток нити.
      Я осмотрел множество следов, устремляющихся вдоль подземного коридора. Ольга молча наблюдала за мною. Оставалось лишь ступать по следам. Отгоняя мрачные мысли, мы брели по подземелью.
      След вывел нас к развилке. Куда они направились? Я осмотрел следы, ведущие в одну сторону. Среди них не было маленьких туфелек. Другая дорога преподнесла сюрприз. На полу каменистого коридора расположенного наклонно вверх не было ила, и отпечатки ног Аликс и князя вскорости затерялись.
      -- Им удалось уйти от погони, -- поделился я размышлениями. -- Они выбрали верный путь. Взгляни, на этом пути струйка подземной воды смывает ил, поэтому враги не сумели последовать за ними...
      -- Но как на бегу они догадались, что лучше скрыться этой дорогой, не оставляя следов? -- недоумевала Ольга. -- Неужто призраки указали им путь?
      Новость оказалась весьма радостной, дарящей надежду. Однако оставалось непонятным, как нам отыскать наших путников в лабиринтах?
      -- Вся надежда на призраков, -- печально произнесла Ольга будто в ответ на мои мысли.
      Мы побрели по подземному коридору. Весьма беспокоил факт, что брат Генрих мог предугадать наши намерения, и, если это его люди бегают по кавказским подземельям, следует опасаться внезапного нападения.
     
      Из журнала Александры Каховской
     
      Не могу знать, сколько времени просидели в темноте, казалось, долгие часы. Вздохнув, мы пришли к печальному выводу, что пора двигаться дальше.
      -- Думаю, будет разумным вернуться на то место, где встретили врагов, поскольку там у нас остались путевые метки, -- предложил князь. -- Полагаю, что они решат, что мы не рискнем вернуться назад...
      Идея была вполне верной, но как ее осуществить?
      -- Вы помните дорогу? -- спросила я, не надеясь на утвердительный ответ.
      -- У меня были попытки запомнить число поворотов и их направления "налево-направо", -- несколько смущенно ответил Долгоруков, -- надеюсь, память не подвела.
      Оставалось уповать на внимательность спутника. Мы двинулись по темным коридорам. Иногда, князь включал фонарь, чтобы увидеть нужный поворот.
      -- Сначала налево, потом направо, -- вспоминал он.
      Вдруг чьи-то руки схватили меня. Крикнуть не успела, мне крепко зажали рот тряпкой пропитанной зловонной жидкостью, от которой я едва не задохнулась. В голове мелькала испуганная догадка, что князь нескоро схватиться моего отсутствия.
      Мысли путались, тряпка пропитана дурманящим зельем? Я не заснула, только обрела ощущение странного безволья, не имея возможности сопротивляться, послушно перебирая ногами в такт шагам врага. Меня волокли в пустоту, не знаю, как мой похититель ориентировался в темноте. Наконец, вдали замелькали огни, которые вызвали чувство искренней радости, поскольку неопределенность дарила мне больший ужас, чем открытый взгляд злодея.
      -- Поймал ведьму, -- произнес похититель.
      Признаюсь, что не испытывала никаких чувств, даже мысли не повиновались.
      -- Эта ведьма непростая, -- ответили ему, -- ее родня шум поднимет до Государя Императора!
      -- Ради благого дела нам не страшен гнев земных царей, -- отозвался другой.
      Услышанный разговор не вызвал переживаний. Возможно, для того они применили дурманящее зелье, дабы избежать внезапного "колдовства".
      -- Я не ведьма, -- прозвучал мой усталый шепот, вызвавший хохот.
      Вдруг мне приснился кошмар, и я оказалась в средневековье? Именно так, наверно, глумилась толпа над несчастными девушками, попавшими по лживому доносу в лапы жестокого правосудия инквизиции.
      Меня выволокли из пещеры. После холодной темноты приятно ощутить на лице тёплые солнечные лучи.
      -- А она на солнце не превратиться в пепел? -- поинтересовался кто-то.
      Похоже, он решил, что я вампир, чем вызвал у меня приступ истерического хохота, весьма напугавший бравых провожатых.
      -- Она бесноватая! -- зашептались похитители.
      Кто вы такие? Что за безумцы? Мысли метались. Хотелось кричать, но голос не повиновался. Пошатнувшись, я потеряла сознание.
     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Прогулка в подземелье долго не приносила никаких плодов. Мы обошли несколько мрачных коридоров, Ольга с большим трудом скрывала волнение, стены пещер не вызывали приятного расположения духа. Вдруг вдали забрезжил свет фонаря. Огонек одиноко сиял сквозь темноту, оставляя надежду, что наш встречный один без роты головорезов. Каково оказалось наше удивление, когда к нам навстречу шагнул брат Генрих собственной персоной.
      -- Где Аликс? -- сурово спросила Ольга, выхватив кинжал.
      Генрих невозмутимо поднял ладонь вверх, жестом прося нас остановиться.
      -- Давно наблюдаю за вами, -- произнес он, -- признаюсь, вы весьма недурно читали следы своей родственницы и ее храброго спутника...
      -- Благодарю, -- ответ на похвалу прозвучал сухо, -- как вы понимаете, нам бы очень хотелось узнать о местонахождении барышни Аликс.
      Я взял Ольгу за руку, понимая, что она готова разорвать проповедника.
      -- У меня есть предположение, -- ответил Генрих, -- недалеко от этих тоннелей находится одна из хижин, которые "инквизиторы" сделали местом заточения ведьм... Возможно, ваша сестренка находится там...
      -- Кто вы такой? -- задала бойкая Ольга весьма дельный вопрос. -- Выходит, что не охотник на ведьм?
      Генрих едва сдержал смех.
      -- Вы сочли меня "инквизитором"? Право, сударыня, ваша догадка с точностью до наоборот! -- произнес он, не скрывая некоего торжества. -- Дабы не вызывать подозрений охотников на ведьм, я весьма успешно старался намекнуть окружающим, что являюсь представителем религиозного общества фанатичных взглядов. Однако мне не очень удалось прослыть женоненавистником среди прекрасных русских барышень. Мы не убиваем ведьм, а, наоборот, спасает их от рук несчастных безумцев!
      -- Несчастных? -- сурово переспросила Ольга.
      -- Разве счастливый человек станет похищать красивых девушек, дабы убить? -- весьма верно заметил проповедник.
      -- Позвольте узнать, почему общество ведьманенавистников направилось на Кислые Воды? -- поинтересовался я. -- Неужто наш край прославился ведьмами?
      -- Да, верно, -- ответил Генрих, -- газетчикам нравится сочинять забавные истории, действие которых происходит вдали от столицы.
      -- Выходит, вы не уговаривали одного из петербургских господ убить компаньонку супруги? -- оживленно поинтересовалась Ольга.
      -- Напротив, я пытался вразумить его... и промедлил, -- Генрих сокрушенно вздохнул, коря себя за нерасторопность, которая привела к гибели девушки, однако его голос звучал ровно, как у врача, похоронившего очередного тяжело больного.
      Получается, что я поддался глупым слухам. Значит, наш приятель принадлежит к обществу защитников ведьм, оригинально!
      -- Наше общество существует со времен охоты на ведьм, -- уловил проповедник наше любопытство, -- в те времена выискалось немало мудрецов, понимающих, что несчастных девиц казнят по лживому обвинению, и что болтовня про ведьм - жестокие сказки, дабы держать чернь в страхе и послушании. Разумеется, многие из нашего общества попадались в лапы инквизиторов и погибали на кострах как еретики! Замечу не шутя, среди нас был сам великий просветитель Джордано Бруно, правда, казнили его по политическим причинам... Но он спас одну очаровательную особу, которую полюбил... Она не пережила его гибели, говорили, будто спустя сорок дней, она умерла, и свидетели видели, как его душа увлекала за собою ее душу.
      Генрих прикрыл глаза, упиваясь собственными рассказом, весьма походящим на местечковую байку. Подобные особенности тайных орденов всегда вызывали мое раздражение. Чего только не присочинят, разве что потомками Христа себя не называют, уж подобного святотатства даже я бы не вынес.
      Хотя про то, что Джордано Бруно был казнен именно как политик, а не как учёный доводилось слышать от любителей изучать исторические факты. Радовало, что в этой истории есть хоть пара слов правды.
      Я уже приготовился выслушать красочное повествование Генриха о его родстве с казненным итальянцем, но защитник оказался достаточно умен для подобных утверждений.
      -- Вы не верите в существование ведьм? -- Ольга от удивления захлопала глазами, не веря сказанному.
      -- Весьма глупо поверить в то, что просвещенные люди считали выдумкой еще в мракобесную эпоху, -- заметил он.
      -- Верно, наша Аликс не ведьма, -- произнес я уверенно. -- Она...
      -- Разумеется, не стоит подозревать в колдовстве барышню с богатой фантазией, -- кивнул Генрих.
      -- Фантазией? -- переспросила моя супруга.
      Я вновь взял ее за руку, пытаясь избежать бесполезного спора, мы и так много времени потратили на болтовню.
      -- Да, фантазией, -- повторил защитник ведьм. -- Вообще, если барышня оригинальна, это уже вызывает всеобщее недовольство и подозрение в сговоре с чертями. Предлагаю тронуться в путь...
      Не дожидаясь ответа, он побрел вдоль коридора.
      Разумеется, меня волновали намерения нашего нового приятеля, вдруг он ведет нас в ловушку, но иного выбора не было, бесцельно блуждать по подземельям куда опаснее и бесполезнее для дела.
      -- Откуда вы столь прекрасно изучили подземелье? -- поинтересовался я.
      -- Мои осведомители следили за "инквизиторами", -- ответил Генрих, -- мы не носим отличительных мундиров, поэтому легко слились с водяным обществом.
      -- Любопытно, как "инквизиторы" освоили подземные дороги? -- спросила Ольга.
      -- Выведали у горцев, -- ответил Генрих, -- Вербин, вы сами знаете, что черкесы весьма успешно изучили горные коридоры... За щедрую награду любой вызовется стать подземным проводником, а за время нескольких прогулок можно оставить знаки...
      Генрих остановился у развилки, осветив фонарем подножие подземной арки.
      -- Взгляните, вот тут слева красный камешек, значит, налево, -- указал он, -- "инквизиторы" помечают путь красными камнями...
     
      Из журнала Александры Каховской
     
      Очнулась я на охапке хвороста, брошенной на земляной пол узкой комнатушки. Головная боль пронзала все тело. Сесть удалось с огромным трудом. Очень хотелось пить. Враги оказались гуманны, оставив кувшин с водою. Где я? Что происходит?
      Чья-то рука легла мне на плечо, леденящий страх сжал сердце, но закричать не было силы.
      -- Не бойтесь, Аликс, -- прозвучал шепот знакомого голоса.
      -- Князь! -- прошептала я.
      Радость от встречи переполняла меня, не будь слабости, то бросилась бы на шею своему спасителю, презрев все правила этикета.
      -- Да, я шел за вашими похитителями на шум по коридорам, -- ответил он, -- потом они отнесли вас в свое пристанище, которое, на счастье, оказалось недалеко, и злодеи были пешими...
      -- Они не стерегли меня? -- изумилась я.
      -- Нет, -- удивленно ответил князь, -- не составило труда проникнуть к вам через окно...
      С большим трудом я попыталась встать на ноги и, пошатнувшись от сильного головокружения, снова опустилась на пол. Ужас охватил меня, когда поняла, что у "инквизиторов" нет причины охранять пленницу, поскольку она не сможет ступить ни шагу. Злодеи даже не отняли меч.
      Князь, не давая мне погрузиться в печальные размышления, протянул руку, помогая подняться вновь.
      -- Будьте спокойны, -- произнес он ровно, -- у меня вполне хватит силы донести вас...
      От подобного предложения стало неловко, я уверенно попыталась подняться сама. Опираясь на плечо своего спасителя, ничего не видя перед собой из-за темной пены, окутавшей глаза, медленно перебирала ногами. Вечерний холодок немного вернул к жизни, и перед взором появились очертания окружающих предметов.
      Уходя, я обернулась, увидев силуэт сложенной из камней избы, наверняка, ставшей местом ожидания казни для многих несчастных девушек.
      Долгоруков рассуждал будто в ответ на мои мысли.
      -- Эх, найти бы, где их логово! -- бормотал он, помогая мне перешагивать через горные булыжники.
      Вдруг из темноты к нам вышел человек, горская одежда и косматая шапка которого указывали на непринадлежность к клану охотников на ведьм. Однако нежданный встречный на вечерней горной дороге не сулил ничего доброго. Князь выхватил саблю, готовясь защитить меня.
      -- Мне не нужна ни твоя жизнь, ни жизнь твоей женщины! -- произнес горец. -- Я Байсар, жаждущий крови злодеев, убивающих женщин и дев. Недалеко пещера, ставшая моим пристанищем, там вы отдохнете, а я поведаю вам о своей печали... Не бойтесь, я один...
      Усталость оказалась настолько сильной, что победила всяческое благоразумие, и мы отправились за нашим новым знакомым. Байсар не солгал, в пещере никого не было.
      -- Значит, тебе тоже досадили охотники на ведьм? -- хохотнул князь, опускаясь на каменистый пол. -- Неужто они напали на твой аул?
      Тон был шутлив от пережитого напряжения, но Долгоруков спрашивал серьезно.
      -- Они похитили мою невесту Лейлу, -- ответил Байсар, -- я прознал, что они убивают женщин, сжигая их тела!
      -- Они убили твою невесту? -- спросила я.
      -- Не знаю, -- ответил Байсар, -- они украли ее...
      -- Не понимаю, -- задумался Долгоруков, -- неужто злодеи настолько обезумели, что ищут ведьм среди черкешенок, среди которых нет никакой тяги к колдовству? А ты уверен, что они похитили Лейлу? Вдруг тут вина твоего соперника?
      -- Нет-нет, -- замотал головою горец, -- Я знаю всех кто, желал взять Лейлу в жены...
      -- Постой, расскажи о своей невесте? -- попросил князь. -- Почему злодеи приняли ее за колдунью?
      Вопрос оказался весьма верным.
      -- Не знаю, -- ответил Байсар, -- однажды в наш аул пришел путник в странной одежде. Увидев Лейлу, он захотел узнать, кто ее жених... Потом он позвал меня и сказал: "берегись этой девицы, у нее глаза дочери Шайтана".
      -- Почему ты не убил его? -- удивился Долгоруков.
      -- С гостем был кунак, уважаемый нами человек, поэтому я не посмел причинить ему вреда, -- рука Байсара сжала рукоять кинжала. -- На следующий день после ухода гостя Лейла пропала... Один из стариков соседнего аула рассказал мне историю, услышанную от одного из странников, о злодеях, которые видят в женщинах детей шайтана, и убивают их.
      Воцарилось молчание.
      -- Значит, ты желаешь, чтобы мы помогли тебе выследить похитителей? -- спросил князь.
      -- Да, я видел, как ты спасал свою женщину, и слышал, что желаешь отыскать их логово, -- ответил Байсар, -- мы оба жаждем отомстить... Одному трудно справится. Их слишком много.
      Долгоруков задумался.
      -- Буду рад помочь тебе, -- произнес он, -- сейчас мы возвращаемся в Кисловодск, завтра вечером я встречусь с тобою, и решим как действовать!
      Байсар перевел взор на меня.
      -- Верно, надо проводить твою женщину домой, -- согласился он.
      Горец счел меня супругою князя, но Долгоруков пока не посмел разубедить его.
      -- Мой спутник не супруг мне, -- поправила я, видя смущение офицера.
      -- После спасения брат с радостью отдаст тебя за храброго героя! -- уверенно произнес Байсар, чем вызвал волнение князя. -- Муж должен уметь защитить жену!
      Выходит, горец знает про Константина Вербина, раз заговорил именно про брата.
      Немного передохнув, мы тронулись в путь назад. Только теперь я вспомнила про Константина с Ольгой. Пропав на целый день, я заставила их побеспокоиться. Увы, находясь под властью призрака, я не думала о близких. Но что хотела сказать умершая, отправив меня в опасное путешествие? О том, что в плену злодеев находится горская девушка? И, возможно, не только она одна... Наверняка, у охотников на ведьм есть еще тюрьмы в лесах и горах.
     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Вскорости к нашей радости мы выбрались из подземелья, сумерки уже начали опускаться на горы. Генрих, весьма ловко прыгая по горным камням, увлекал нас за собою. Преодолев небольшой подъем, оказались у темной хижины, сложенной из камней.
      -- Они не стерегут жертв, предпочитая одурманивающую микстуру, после которой тяжело подняться на ноги, слишком сильно головокружение, -- пояснил он, -- держу пари, они могли привести Александру только сюда, иное место слишком далеко...
      Я спешно отворил грубо сколоченную дверь. Свет наших фонарей ворвался внутрь, найдя лишь пустоту.
      -- Вы уверены, что Аликс похитили? -- спросил я.
      -- Да, я сам видел, как они вели барышню к хижине, -- уверенно произнес Генрих.
      Задумчиво я обошел комнатушку. На полу лежал белый платок, ярко выделяясь на черном земляном полу. На сей раз пришлось отдать должное моде на вензеля, вышитые на платках.
      -- Платок Аликс! -- воскликнул я.
      Ольга не сумела сдержать крик радости.
      -- Она сбежала! -- воскликнула моя супруга. -- Но как?
      -- Не стоит недооценивать князя Долгорукова, -- предположил я.
      Брат Генрих стоял в стороне, задумчиво облокотившись о каменную стену.
      -- Неужто ваш друг сумел проследить за "инквизиторами", -- изумился он, -- но иного объяснения не найти... Они не убивают сразу... Сначала нужен суд, а потом приговор...
      -- Странно, а как же казачка-ворожея? -- спросил я. -- Ее подожгли в амбаре без похищения...
      -- Деревенские не сказали вам, что накануне девица пропала, -- возразил Генрих, -- она частенько исчезала из дому, что дядюшка уже привык к таким отлучкам и перестал тревожиться... Потом ее тело нашли в амбаре... Увы, мы не успеваем спасти каждую...
      Генрих говорил с горечью, но весьма спокойно. Жизнь притупила в нем чувство боли от смерти каждой не спасенной.
      -- Надобно порасспросить казаков, -- задумался я.
      -- Что ж, отныне вам следует получше присматривать за Аликс, -- улыбнулся защитник, -- а мне пора возвращаться. Завтра наведаюсь в иное местечко ловцов ведьм, пошел слух, что они похитили девушку-горянку.
      -- Горцев можно обвинить в чем угодно, но не в магии! -- воскликнул я.
      -- Попробуйте потолковать об этом с безумцами, -- развел руками Генрих.
      -- Простите, можно узнать, а вам удалось кого-то спасти на Кавказе? -- полюбопытствовала Ольга.
      -- Двух девиц в Пятигорске и трех Ставрополе, -- ответил Генрих, -- бедняжки даже не подозревали о своих "ведьминских" талантах, -- усмехнулся он, -- весьма милые барышни, разве что склонные к мистицизму... Любили играть в медиумов с тарелочками, за что едва не поплатились... После случившегося, надеюсь, станут мудрее... Наши люди охраняют барышень, и "инквизиторы" пока решили повременить и не повторяют своих нападений на этих милых особ.
      Возможно, наоборот, барышни уверятся в своих талантах -- мрачно предположил я. Надо бы поскорее отыскать главу клана, который правит охотой на ведьм, пока не случилось новой беды.
      Мои размышления прервали шум и крики, доносившиеся издалека. В узком окне мы увидели людей с факелами, приближающихся к нам. Оставаться в хижине -- предоставить безумцам возможность сжечь нас заживо. Мы бросились вверх в горы, надеясь, что сумерки укроют нас. Когда нас заметили, нам уже удалось занять позицию для боя, оказавшись будто в осажденной крепости. Осаждавших было шестеро, они весьма резво поднимались к нам, выкрикивая проклятия вперемешку со срамными словами. Столь непристойных фраз, доносившихся из уст благочестивых "инквизиторов", не доводилось слышать даже от пьяных казаков. Пляшущий свет факелов ёще сильнее искажал лица, и без того изуродованные злобой. Господам не помешала бы ледяная ванна в сумасшедшем доме.
      Прозвучал первый выстрел нашего врага...
     
     

Глава 7

Как сумрак и покой по вечерам

     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Брат Генрих метко выстрелил в самого ловкого из осаждавших, который резво карабкался к нам, оставив своих товарищей далеко позади. На пороге смерти лицо врага еще сильнее исказилось от боли злобы, губы беззвучно прошептали проклятия. Я заметил, как вздрогнула Ольга, безумцы сумели на мгновение вызвать страх моей супруги, чего не удавалось даже свирепым абрекам.
      Мой выстрел не заставил себя ждать, поразив охотника на ведьм прямо в лоб. Я хорошо видел свои "мишени" благодаря факелам в руках инквизиторов. Ольга, спустив курок дрогнувшей рукою, ранила одного из них в плечо. Помешанный, казалось, не почувствовав боли, продолжал приближаться, прытко взбираясь по камням.
      Оставалась надежда на победу в рукопашной схватке.
Ольга
Daniel FGerhartz
Признаюсь, я прекрасно изучил боевую манеру горцев и обладаю некоторой возможностью предугадать их движения, но не могу предположить, чего ожидать от опасного сумасшедшего. Абрек всегда готов отступить, понимая, когда исход поединка возможен не в его пользу, а безумец продолжит сражаться, пока не упадет замертво.
      -- Не надейтесь понять их тактику, -- мрачно усмехнулся Генрих, будто прочитав мои мысли. -- Они не искусные воины, но весьма непредсказуемы!
      Мы приготовились принять бой. Ольга, сделала шаг вперед вместе с нами, выхватив легкую саблю. Зря надеялась, что я готов подпустить к ней врага. За нашей спиною раздался пронзительный свист. Доли мгновения оказалось достаточно, дабы понять - нас окружили. "Инквизиторы" забрались с другого подножия скалы и теперь спускались к нам сверху. К счастью горный уступ, подобный навесу, защитил нас от града булыжников, посыпавшихся сверху. Господа охотники на ведьм решили последовать древней традиции "побить камнями".
      Брат Генрих вскарабкался вверх по скале, дабы встретить внезапных врагов, предоставив "осаждавших" на мое скромное "попечение".
      Мой клинок перерезал горло очередному смельчаку. Другой "инквизитор" получил вертикальный удар от Ольги, рискнувшей выйти из-под моей защиты. Впервые мне стало совестно, что я недооценивал уроки салонного фехтования моей супруги. Поскольку мои глаза слабо видят в сумерках, стоило больших трудов вовремя увернуться от камня, который метнул "осаждавший", и он сумел задеть мою руку. Ольга, безрассудно шагнувшая к краю скальной площадки, замахнулась, дабы поразить врага, но злодей, резко прыгнув вперед, сбил ее с ног. Его руки вцепились в тонкую шейку Ольги. Я не привык наносить удары в спину, но иного выбора не было. Впервые в глазах моей супруги промелькнул искренний страх за свою жизнь. Даже мертвый, безумец не отпускал горло своей жертвы, и мне пришлось самому разжать его пальцы. Ольга сидела облокотилась спиною о каменную стену и тяжело дыша поглаживала шею.
      Я поспешил наверх на помощь Генриху, весьма ловко отбивавшемуся в окружении. Подобному искусству фехтования позавидовал бы бывалый вояка. Предательский сумрак поубавил моей прыти, приходилось двигаться почти на ощупь. Схватка намечалась жаркой. Еще несколько минут -- местность окутает ночная темнота, и вновь придется прибегнуть к урокам боя в темноте. Неизвестно, насколько мои умения окажутся полезны в сражении с фанатиками, готовыми вцепиться в горло. Вдруг средь вечерних сумерек прозвучали выстрелы. Поначалу я увидел силуэт горца, потом появился человек в мундире, коим оказался князь Долгоруков. Подмога пришла весьма кстати... Спустя несколько минут враги оказались повержены.
      -- Мы услышали выстрелы, доносившиеся со стороны хижины инквизиторов, -- сказал мне князь после боя, не забыв представить своего нового приятеля.
      -- Пожалуй, следует вернуться домой, -- вздохнула моя супруга, -- там и поделимся нашими приключениями, -- она одарила Аликс суровым взором. -- На моей шейке останутся синяки! -- укоризненно заметила Ольга сестренке.
      Стоило больших трудов сдержать смех, наша доблестная амазонка злилась на Александру не из-за опасности, которой мы подвергли себя, и не из-за пережитых волнений, вызванных опасениями за ее судьбу, Ольгу беспокоил лишь временный урон своей прекрасной внешности.
      -- Неподалеку "инквизиторы" оставили лошадей, -- обрадовал нас Долгоруков, спускаясь со скалы.
      -- Благодарю за великолепную новость! -- воскликнула Ольга, опираясь на мою руку.
      Мы приготовились последовать вслед за князем.
      -- Зажгите фонарь, -- заметил мне брат Генрих, -- иначе свернете себе шею верхом в темноте.
      -- Великолепно! -- удивиться не пришлось, -- вы узнали, что я слепну в темноте! Кто вам сказал?
      -- Ваши движения в бою выдали вас, так дерется мой слепой приятель, -- в голосе Генриха прозвучало искреннее уважение. -- Давайте поспешим, проведу вас короткой дорогой...
      -- А где Байсар? -- вспомнила Аликс, оглядевшись по сторонам.
      Наш друг-горец исчез так же внезапно, как появился.
      -- Мы с ним позже встретимся, -- пообещал князь.
      -- Шайтан с вашим абреком, -- захныкала Ольга, -- поехали скорее, пока не явились приятели "инквизиторов", одержимые местью!
      Ведомые князем, мы быстро отыскали коней. Начался столь желанный путь домой. Мой фонарь освещал личико Ольги, которая, пожалуй единственный раз на моей памяти, размышляла -- не всыпать ли своей сестренке.
      Однако, добравшись до желанного пристанища, приняв ванну с лепестками, и забравшись в гостиной на диван с чашкой изумительного чая, моя супруга решила сменить гнев на милость. Аликс, убедившись, что ее не ждет наказание, попросила позволения отправиться спать.
      -- Доброй ночи, -- произнесла она, не поднимая взора.
      -- Ночи? Вернее, добрый утро! -- рассмеялась Ольга, указав на окно, за которым уже занимался рассвет.
      Александра радостно улыбнулась шутке, убедившей, что сестра на нее не сердится.
      Вздохнув, Ольга взяла со столика зеркало.
      -- Верно, останутся синяки! -- всхлипнула она, тяжко вздохнув. -- Прикрыть бархоткой? Как старомодно!
      -- Нередко мода рождается из старомодного, -- ответил я, сам поразившись своей философии.
      Супруга взглянула на меня высоко подняв брови.
      -- Не полагала, что ты столь верно понимаешь моду! -- воскликнула она. -- Теперь все дамы на Кислых Водах, следуя моему примеру, наденут бархатки! -- довольно произнесла Ольга, сладко потягиваясь.
     
      Из журнала Александры Каховской
     
      Сегодня мне приснился весьма необычный сон. Знаю, виною всему призрак ворожеи. Вновь почувствовала себя в ее теле, но на сей раз сцена убийства не преследовала меня.
      В раннее утро до пения петухов я пришла к заводи у села. Опустившись на траву, залюбовалась своим милым отражением -- лицо округлое простоватое, но весьма миловидное. А какие глаза! Столь пронзительные, зеленые, верно, мистические. Шикарные длинные золотистые волосы распущены, бережно заплетаю их в косу, глядя в воду-зеркало, улыбаюсь себе. Поднявшись на ноги, потягиваюсь, выпрямившись в великолепный рост, на мне льняная рубаха, не скрывающая изгибов тела, с пышными формами, но тонкой талией и стройными ножками. Как всякая молодая особа не могу налюбоваться на себя. Босые стопы утопают в мягкой зелени будто в пушистом ковре. Первые лучи солнца окутывают меня, каждый день я так встречаю рассвет.
      -- Аннушка, -- раздается ласковый мужской голос.
      Рассмеявшись, оборачиваюсь и... просыпаюсь...
      Ворожея знала его и не испугалась, даже не смутилась будучи полураздетой. Верно, у нее был возлюбленный, чего тут гадать.
      Я села на постели, на мгновение меня охватила невольная зависть, что не обладаю столь статным ростом и соблазнительными формами, но тут же стало совестно за подобные мысли, ведь девушка так доверилась мне.
      Когда я вышла в гостиную, Константин и Ольга уже давно наслаждались кофе. По моему взору сестра легко догадалась об очередном мистическом сновидении.
      -- Что тебе приснилось? -- весело поинтересовалась она, скрывая беспокойство.
      Сон вспомнился весьма легко, будто недавнее событие наяву.
      -- А ведь красавицу-девицу могла убить и завистливая женщина! -- уверенно предположил Константин, выслушав мой пересказ сновидения.
      -- Приревновав к своему жениху или мужу, -- согласилась Ольга, -- ревнивые дамы готовы пойти на любое преступление дабы отомстить сопернице...
      -- Не стоит исключать и самого ухажера, -- заметил Константин, -- возможно, он опасался, что случай будет предан огласке...
      Ольга печально вздохнула.
      -- Жаль бедняжку, -- произнесла она. -- Выходит, смерть ворожеи и графа Белосельского не связаны между собою?
      -- Ничего не могу утверждать, -- ответил он задумчиво, -- да и охотники на ведьм, наверняка причастны... Увы, nbsp; Мой выстрел не заставил себя ждать, поразив охотника на ведьм прямо в лоб. Я хорошо видел свои "мишени" благодаря факелам в руках инквизиторов. Ольга, спустив курок дрогнувшей рукою, ранила одного из них в плечо. Помешанный, казалось, не почувствовав боли, продолжал приближаться, прытко взбираясь по камням.
пока фрагменты мозаики не выстраиваются в стройную картину!
      Его голос прозвучал с раздражением. Видя дурное настроение супруга, Ольга сразу же уселась к нему на колени.
      -- Мой милый, -- ласково прошептала она, поглаживая мужа по голове, -- Всему свое время, догадки никогда не приходят быстро...
      Константин благодарно улыбнулся.
      Наш разговор прервал визит жандармского офицера Юрьева.
      -- Рад вас видеть живыми и невредимыми! -- воскликнул он с порога. -- Право, как вам удалось выбраться?
      -- Приготовьтесь выслушать долгую увлекательную историю, -- улыбнулась Ольга.
      Константин не спеша поведал о своих с Ольгой приключениях, вызвав у гостя нескрываемое сочувствие. Потом настала моя очередь, пришлось, поборов смущение, рассказать о своем странствии. Поскольку Константин не упомянул о брате Генрихе, разумным стало последовать его примеру.
      -- О! позвольте высказать мои восхищения! -- обратился офицер к Ольге, услышав, как прекрасно она сражалась с врагами.
      -- Надеюсь, что после нашего боя охотники на ведьм затаятся, -- с гордостью ответила она, довольно улыбнувшись.
      -- А подземелье? -- недоумевал Юрьев. -- Как вам удалось найти дорогу?
      -- У нас оказался таинственный проводник, желающий пока остаться неизвестным ради своей безопасности, -- ответил наш сыщик, -- он указал мне на красные камешки, по которым и ориентируются "инквизиторы".
      -- Немедля прикажу сжечь хижину, где они держали мадемуазель Александру! -- воскликнул офицер. -- Я велю захватить подземелья!
      -- Не стоит спешить, мой друг, -- возразил Константин, -- лучше сделать вид, что я сохранил все в секрете... Возможно, "инквизиторы" не сразу вернуться к подземным прогулкам, а сначала понаблюдают, не бродят ли жандармы по их тропами, и не осмелятся подойти к хижине очень долго... Лишь осторожность поможет нам разузнать об их логове.
      Затем к нам присоединилась Нина Реброва, желающая справиться о моем самочувствии после пережитых страхов.
      -- Рады вашему визиту, -- произнес Константин, поднимаясь с кресла.
      Офицер Юрьев встал по струнке, будто приветствовал не барышню, а высокого чина. Даже я заметила, как жандарм стушевался, когда она вошла в гостиную.
      Завидев меня отдохнувшую, Нина высказала искренние слова радости. Разумеется, в ответ по правилу вежливости я также поинтересовалась ее самочувствием.
      -- Странная слабость преследует меня, -- ответила Реброва, опускаясь в кресло напротив смущенного Юрьева, -- но доктор Майер уверен, что я совершенно здорова. Он предположил, что всему виной дурной глаз завистниц и предложил мне умыться водицей с угольками, "умыться с уголька" как говорят знахарки...
      Ольга не могла сдержать улыбки, видя, как Юрьев уже приготовился высказать свое нелестное мнение о мистических склонностях Майера, но в последнее мгновение сдержался, опасаясь вызвать гнев барышни Ребровой, которой весьма симпатизировал.
      -- Любопытно, -- задумалась Ольга, -- никогда не задумывалась о сглазе...
      -- Майер пояснил, что виною всему злобные мысли недоброжелателя, которые и приносят вред нашему здоровью, -- ответила Нина, довольная своей осведомленностью. -- А угольки в воде способны впитать все дурные чувства, которые будто прилипают к человеку.
      -- Вполне логичное утверждение, -- задумался Константин, -- учитывая впитывающие свойства угля.
      Офицер Юрьев молчал, сжав губы. Реброва перевела на него вопросительный взор.
      -- А бывало, чтобы вас сглазили, офицер? -- поинтересовалась она.
      -- Никак нет, мадемуазель! -- по-военному ответил он.
      Нина пожала плечами.
      -- Некоторые особы, опасаясь сглаза, носят длинные ногти на мизинцах, что, на мой взгляд, слишком вульгарно! -- заметила она. -- И чем может помочь длинный ноготь от злобного пожелания врага?
      -- Возможно, придаст уверенности, которая не позволит дурным мыслям оказать влияние на организм, -- предположил Константин.
      Юрьев с удивлением взглянул на него, явно одобряя подобное объяснение.
      -- Значит, достаточно просто не бояться сглаза? -- оживилась Нина. -- А вы как полагаете, офицер?
      -- Так точно, мадемуазель! -- пробормотал он.
      Ольга отвернулась, скрывая улыбку, сестру всегда забавляло наблюдать за робкими влюбленными. Реброва прекрасно знала о впечатлении, которое производит на Юрьева, но не осмеливалась глумиться над поклонником, как обожают делать многие барышни, узнав, что ухажер к ним, действительно, неравнодушен.
      -- Сегодня утром у колодца с Нарзаном мне не встретился господин Генрих, -- вспомнила Нина, -- весьма странно, учитывая его педантизм к лечебным процедурам...
      -- А ведь верно! -- воскликнул Юрьев. -- Чего это он запропастился? Уж не гонялся ли за вами всю ночь, а теперь прилег отдохнуть...
      -- Осмелюсь заметить, что Генрих не похож на исполнителя приказов, -- высказался Константин, -- обычно главы подобных обществ никогда собственноручно не убивают...
      -- Разумеется, простите, но вы меня неверно поняли, -- спешно возразил офицер, -- Генрих мог выступать их командиром...
      Юрьев явно желал блеснуть перед Ниной своей смекалкой.
      -- Ваша версия вполне разумна, -- поддержал его Константин, -- но не стоит торопиться...
      -- Да, мы не можем уделять пристальное внимание лишь одному эксцентричному подозреваемому, -- согласился офицер, взглянув на Нину, одарившую его благосклонным взором.
      -- Право, Никанор Иванович, вы весьма мудры! -- воскликнула Реброва.
      В ее голосе прозвучало некоторое кокетство, но Юрьев не заметил подвоха. Нина редко строила глазки ухажерам, предпочитая прямоту в общении, которую некоторые считали либо занудством, либо чрезмерной добродетелью.
      -- Мне сегодня встретился доктор Войнич, -- продолжала Нина делиться подробностями утренней прогулки, -- не могу знать, откуда он прознал про сглаз и воду с угольками, но он принялся убеждать меня, что в наш век барышне не пристало верить в подобный вздор!
      -- Вполне обычный случай на водах, -- пожала Ольга плечами, -- доктора пытаются очернить друг друга...
      -- Доктор Войнич и мне показался весьма завистливым! -- кивнула Нина.
      Наша беседа потекла весьма непринужденно. Когда Реброва собралась уходить, Юрьев, как офицер жандармов, робко предложил барышне проводить ее до дома, и это предложение было встречено с благосклонностью.
     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Вечером мне нанёс визит господин Конов. Разговор оказался весьма неожиданным для меня. Взволнованный гость не сразу начал свою речь, попросив стакан холодной воды.
      -- Я убил графа, -- наконец произнёс он, опустив взор.
      Новость, действительно, оказалась весьма неожиданной. Несколько мгновений я молча смотрел на Конова, выжидая, когда он поднимет лицо, очень желая взглянуть в его глаза. Молодой человек не шелохнулся.
      -- Выходит, вы убили и господина Федулина? - подвел я итог, с трудом скрывая изумление.
      Подобная болтовня не вызывала ничего кроме раздражения.
      -- Нет... Я не убивал господина Федулина... -- спешно ответил собеседник, не поднимая взора. -- Зачем мне его смерть?
      В голосе юноши прозвучало удивление, смешенное с возмущением. Он робко взглянул на меня, будто интересуясь, почему я несу подобный вздор? Встретив мой холодный взгляд, Конов спешно опустил глаза, явно сожалея о своей смелости.
      -- Любопытно, мне казалось, будто два убийства связаны, -- прозвучали мои утверждения.
      Конов вздрогнул, подобная мысль явно не приходила ему на ум. Собеседник молчал, хотя, кажется, уже начал терять терпение. Я хладнокровно ждал его ответа.
      -- Лизанька Белосельская не убийца, -- наконец пробормотал он. - Вы подозреваете её, я знаю... Она потеряла серёжку в парке...
      Наконец-то Конов сам назвал причину своей болтовни, а я уже полагал, что придется самому заговорить об этом.
      -- Да, серёжка найдена рядом с телом графа, -- кивнул я, -- откуда вам стало известно об этой потере? Мы не предали находку огласке.
      Тон прозвучал несколько насмешливо. Мой собеседник снова вздрогнул, с трудом сдерживая охватившее волнение, его обычно спокойное лицо раскраснелось, от чего утонченный юноша начал походить на мальчишку-казачка, удравшего от своры деревенских собак.
      -- Значит, вы, убийца? - переспросил я, не сумев сдержать улыбки.
      Конов, тяжело дыша, кивнул.
      -- Простите, но мне надоел ваш спектакль! - я с трудом скрыл возмущение. - Судя по вашему "признанию", дело обстояло иначе. Решив отомстить обидчице, вы подбросили к трупу потерянную ей сережку. Мне показалось странным, что сразу не обнаружил этой вещицы. Без хвастовства замечу, я очень наблюдателен.
      -- Не смею сомневаться в ваших талантах! -- воскликнул юноша.
      -- Вы бросили серёжку после осмотра тела и места убийства, -- продолжал я, оставив без внимания заверение собеседника. -- Но теперь вас замучила совесть, вот и решились на благородный шаг - взять вину на себя...
      -- Всё верно, -- прошептал Конов, весьма удивленный моей логикой, подобного поворота он никак не ожидал.
      Стоило больших трудов побороть недостойное желание хорошенько отругать романтического героя, столь внезапно решившегося спасти любимую ценою ложного признания. А вдруг мне пришлось свидетелем великолепной актерской игры, и юнец пытается обмануть меня?
      Лицо Конова, уверенного, что теперь он и его возлюбленная вне подозрений, засияло нескрываемой радостью. Неужто он оказался столь никудышным лицедеем?
      -- Однако я не исключаю вас из списка подозреваемых, -- произнес я сурово. -- Вдруг, вы разыграли предо мною часть искусной пьесы, желая наигранным признанием отвести от себя подозрения...
      Услышанное весьма расстроило собеседника, который мгновенно помрачнел, не смея возразить.
      -- Я понимаю и не прошу избавить меня от подозрений, -- робко пробормотал он, -- а Лизанька...
      -- Вынужден вас разочаровать, игры с серёжкой также не снимают подозрения с барышни, -- развел я руками, -- увы, мой друг, увы...
      -- Белосельская не убийца! -- уверенно прошептал Конов, сжав кулаки.
      Глаза юноши лихорадочно заблестели. Возникло опасение, что он наброситься на меня в порыве гнева.
      -- Предоставьте мне вести следствие! -- мой суровый голос вернул его в чувства. -- Простите, но ваши глупости с подброшенной серёжкой и так отняли много времени!
      Конов вновь промолчал. Затем, пробормотав слова прощания, неуклюже ретировался. Я погрузился в размышления.
      Меня особенно занимал вопрос: почему Аликс не почувствовала опасности, грозящей графу Белосельскому? Её дар ни разу не обманывал!
     

* * *

      Поскольку вчерашний день я провел дома, отдыхая после подземных приключений, то сегодня намеревался не только побеседовать со всеми подозреваемыми, но и наведаться в казачье поседение, дабы подробнее расспросить дядьку ворожеи о недавно выявившихся фактах.
      Сегодняшнее следствие я решил начать с села. Старый казак не удивился моему возвращению, наоборот, высказал нескрываемую радость, что смерть его племянницы столь сильно заботит сыщика. Меня усадили за стол, и жена хозяина истинная казачка -- крупная высокая румяная баба, принялась хлопотать об угощении.
      -- Вы говорили, что парни побаивались вашей племянницы, -- начал я разговор, -- неужто красивая девица не пришлась никому по сердцу?
      -- Да, сельские побаивались нашу Анку! -- вздохнул старик. -- Да и неинтересны они ей были!
      Он махнул рукою.
      -- А не сельские? -- спросил я.
      Казак насупившись смотрел на меня.
      -- От вашей правды будет зависеть удача в поиске убийцы, -- заметил я.
      -- Чего таить! -- отозвалась его супруга. -- Бегала Анка на свиданки к какому-то пришлому! Эх, сотню раз я повторяла, держись, дуреха, подальше от мужика или парня, разряженного в господский наряд, даже если он выглядят как барин. Наслушались страшных историй! Такие "женихи" либо как горцы девок крадут, только еще хуже -- потом грех чинить заставляют с распутниками за деньги, либо, усладив утехи, топят в речке, дабы помалкивала! Ох, спаси Господи! -- она перекрестилась.
      -- Эх, болтливая ты баба, -- проворчал казак, -- я бы и сам сказал, чего надобно, а ты про распутников нашему гостю сказываешь, тьфу...
      Он махнул рукою.
      -- А чего молчать, старый ты дурень? -- казачка встала руки в боки. -- Сыщику надобно знать, какие злодеи могли нашу деточку убить! Много пришлых по округе ошивается, вырядятся как баре, на деле-то разбойники! Эти поганцы похуже горцев, которые наших невест к себе в аулы воруют.
      -- Значит, у вашей племянницы был ухажер? -- спросил я. -- Вы его видели?
      -- Нет, барин, -- виновато ответил казак. -- Она к нему тайно на свиданки ходила... Я бы и не узнал, да жена смекнула!
      -- Как уж тут не смекнуть, -- усмехнулась казачка, -- Анка-то сияла вся от счастья! Ох, дуреха! -- она смахнула слезу передником.
      Мои предположения, вызванные сном Аликс, оправдались.
      -- Как долго они встречались? -- продолжил я беседу.
      -- Неделю, -- ответил дядька, поразмыслив.
      Супруга кивнула, подтверждая слова мужа.
      -- Девица кому-то рассказывала об этом человеке? -- не терял я надежды на малейшую зацепку.
      -- Анка всегда молчалива была, -- вздохнул казак. -- Подруг не было. Девки к ней приходили, когда нужно было суженого получить.
      -- А как ваша племянница помогала девицам женихов найти? -- поинтересовался я.
      Казак задумался.
      -- Хоть ее и звали ворожеей, она никогда парней не привораживала. Всегда уговаривала девок, дескать не будет тебе с ним счастья, а если приворожить, только большее горе наживешь! Нельзя заставить полюбить супротив воли -- твердила Анка. Она всегда помогала девке подходящего жениха найти, не ошибалась никогда... Сходит в поле за травами, пошепчет, побормочет и потом сказывает, кто чей суженый, -- старик всплакнул.
      Неужто девушка, столь прекрасно разбиравшаяся в людях -- благодаря природному уму или мистике -- могла столь легко поддаться на ложные чувства. Нет, все не так просто. Хотел бы я побеседовать с ухажером ворожеи. Верно, им может оказаться любой юноша водяного общества. Придется понадеяться на подсказку призрака убитой. Если бы Юрьев догадался о моих мыслях, он бы весьма удивился столь чрезмерной склонности к мистицизму при следствии, хотя не раз убеждался в талантах Аликс.
      -- Анка однажды сказывала про одного господина, который уговаривал пособить извести барина, в жену которую влюбился! Тьфу! Срамота! -- хозяйка осенила себя крестным знаменем. -- Мало того, что грех учинить с замужней барыней желал, так еще и порчу на супруга навести удумал! -- возмущалась казачка, далекая от порочной жизни света. -- Анка очень грустила, что к ней пришли просить о злодеянии. Говорила, что никогда такого поступка не совершит!
      Озеров? Значит, он всерьез взялся навести порчу на соперника. Получив отказ ворожеи посодействовать, он решился сам приняться за колдовское дело...
     
     

Глава 8

И всё ж ответа не слыхал

     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Господин Озеров с огромным трудом сдерживал волнение, ожидая моих вопросов.
      -- Ваши увлечения мистикой весьма известны, -- заметил я, пристально глядя в глаза собеседника, который с трудом сумел выдержать мой взгляд.
      Молодой человек старался сохранить непринужденность.
      -- Понимаю, о чем речь, -- вздохнул Озеров, -- вы полагаете, что я пытался навести порчу на смерть Федулина. Неужто вы верите в возможность подобного?
      Он попытался принужденно рассмеяться, но не сумел.
      -- Да, вы желали навести порчу, -- повторил я.
      Озеров махнул рукою.
      -- Мне стоило больших трудов унять желание убить Федулина! -- воскликнул он. -- Поэтому я решил выплеснуть свой гнев на деревенское суеверие. Признаюсь, не верил, что мои старания принесут плоды, хотелось лишь выпустить гнев из души! Неужто вы полагаете, будто обряд убил Федулина?
      В глазах Озерова читалась боль. Собеседник сомневался в своих словах, и явно чувствовал себя весьма неловко в роли мистического убийцы. Или меня вновь пытаются обмануть искусною игрою?
      -- Похоже, мой друг, вы сами верите, что порча стала причиной его смерти, -- печально заметил я.
      Озеров промолчал, пытаясь подобрать слова.
      -- Вы правы, -- согласился он, -- я никак не могу отделаться от преследующего чувства вины... Вы подозреваете меня?
      -- Подозреваю... но не в мистическом убийстве, -- ответил я, -- а в убийстве обычном...
      Собеседник отпрянул.
      -- Почему? -- недоумевал он. -- Зачем наводить порчу, готовясь совершить убийство?
      -- Затем, чтобы запутать сыщика, -- ответил я.
      Опровергнуть сказанное оказалось невозможно.
      -- А ведь вы правы! -- печально ответил Озеров. -- Остается только надеяться, что вы не упустите истинного убийцу...
      Однако юноша сумел сохранить самообладание.
      -- Приложу все усилия, уверяю вас! -- заверил я.
      -- Полагаю, больше у вас нет вопросов? -- голос собеседника звучал твердо.
      -- Только один вопрос. Вы были знакомы с ворожеей из казачьего поселения? -- спросил я, наблюдая за лицом подозреваемого.
      Понимая, что отпираться глупо, Озеров ответил:
      -- Я наивно счел, что деревенская ведунья поможет мне в моем мрачном замысле, но девушка испугалась и убежала, мне показалось... -- он отмахнулся.
      Мой взор заставил Озерова закончить начатую фразу:
      -- Показалось... будто в её глазах заблестели слёзы.
     

* * *

      Госпожа Федулина выглядела весьма очаровательно, траур и скорбь шли к лицу этой печальной даме. Такие вдовы умеют красиво ронять слезы у гроба усопшего супруга. Но даже траурные одежды украшало множество бантов из кокетливого черного кружева. В минуты горя красавица не изменила своему привычному облику.
      -- Меня пугают любые предположения! -- воскликнула она, поднося дрожащей рукою платок к красным от слез глазам.
      -- Увы, сударыня, -- печально произнес я, -- под подозрение попадают все, кто завтракал с вами за одним столом...
      -- Право, невозможно, -- Федулина попыталась улыбнуться, отведя взор.
      -- Позвольте узнать, наносили ли вам в то утро визиты до моего приезда? -- поинтересовался я.
      -- Да, -- задумалась дама, поправляя кружевную манжету, -- доктор Войнич, он о чем-то долго беседовал с моим мужем в кабинете...
      Ее глаза испуганно смотрели на меня.
      -- Нет-нет, я не спешу обвинять доктора в убийстве, -- спешно заверил я, -- хотя сей визит вполне может поставить Войнича в ряд подозреваемых... Но мне бы хотелось разузнать о любых возможных мотивах... Надеюсь, вы мне подскажете?
      Дама вздохнула, закрыв лицо рукою.
      -- Признаюсь, меня никогда не интересовали дела мужа! -- виновато произнесла она, -- Когда-то он делился со мною, но потом, видя, что его речи не занимают меня, перестал вести со мною важные беседы...
      Весьма распространенный случай, не каждую даму заинтересуют скучные дела супруга.
      -- Дале у меня к вам весьма деликатный вопрос, -- неловкость всегда охватывала меня в подобных разговорах, -- господин Озеров весьма симпатизировал вам, не так ли?
      -- Неужто? -- удивленно воскликнула собеседница, смерив меня недоверчивым взором.
      -- Боле того, об этом знал ваш супруг, -- добавил я, -- и жалел несчастного юношу, мучащегося от безответной любви...
      Федулина всплеснула руками.
      -- Право, не возникало даже мысли! -- пробормотала она, ее бледные щеки залил румянец.
      Любой даме приятно узнать, что к ней неравнодушны.
      -- Неужто вы полагаете... Озеров... -- в ее глазах светилась мольба.
      -- Позволю себе заметить, пока рано предполагать, -- сурово перебил я.
      Как неприятна подобная несдержанность собеседников, воображающих, будто сыщик готов предъявить обвинения любому.
      Дама, явно смутившись, промолчала.
      -- Доктор Войнич, -- сбивчиво произнесла она, -- неприятнейший тип!
      Понимаю, что Федулина хотела бы видеть в роли убийцы человека малознакомого. Однако пришлось напомнить и о близких.
      -- Позвольте узнать, как переживала смерть графа его воспитанница? -- задал я вопрос.
      -- Плакала бедняжка, -- не задумываясь, ответила дама, -- она не желала вести беседы, пряталась от нас... Впрочем, теперь понимаю, как желаемо одиночество в минуты горя!
      Федулина с трудом сдержала слезы.
      -- А госпожа Роговцева? -- поинтересовался я.
      Дама презрительно усмехнулась.
      -- Этой особе даже смерть графа оказалась безразлична, -- осуждающе произнесла собеседница, -- она и не удосужилась хотя бы надеть маску печали. На следующий же день кутила в веселой компании, при этом оставаясь жить в доме покойного... А смерть моего мужа вообще не вызвала у Роговцевой никаких переживаний...
      Столь язвительно высказанная неприязнь поразила меня.
      -- Весьма неприятно, понимаю ваши чувства, -- я попытался вновь расположить к себе собеседницу. -- Помню, Роговцевой не было за роковым завтраком?
      -- Она отправилась утром на прогулку, -- ответила Федулина, пристально взглянув на меня. -- Утром Роговцева выпила кофе на террасе в компании моего супруга...
      Ее красноречивый взор давал понять, что гостья вполне могла бы отравить ее мужа перед отъездом.
      -- А господин Конов, не пытался ли он поддержать печальную Лизаньку?
      -- Да, Конов очень чуткий юноша, -- одобрительно произнесла Федулина, -- он пытался утешить барышню, но она оттолкнула его... Напрасно! Глупая девчонка! Конов высказал мне столь теплые слова соболезнования о кончине моего супруга, -- дама снова всплакнула.
      -- Пожалуй, мой следующий вопрос покажется вам странным... Слышали ли вы о смерти сельской ведуньи? -- поинтересовался я.
      -- Ох, разумеется, я знаю о столь страшном душегубстве! -- воскликнула дама. -- Право, неужто в этих краях есть злодеи страшнее горцев!
      -- Вам ничего не известно об этой девушке? -- продолжал я. -- Никто из родственников и приятелей графа не говорил о ней?
      Федулина задумчиво покачала головою.
      -- Возможно, будь я внимательнее! -- с укором к себе воскликнула дама.
      Она вновь не смогла сдержать рыданий. Беседа со мною отняла у Федулиной много сил, чтобы сдержать чувства, которые невозможно долго скрывать, меня охватила неловкость.
     

* * *

      Госпожа Роговцева взирала на меня со скучающим безразличием. Казалось, дама с огромным трудом сдерживает зевоту. Ее безупречно отточенные жесты давали понять, такая особа не намерена тратить время на бесполезную для нее болтовню.
      -- Чем могу быть любезна? -- наконец произнесла она с легкой иронией.
      -- Смею полагать, вам известны мои намерения, -- ответил я несколько грубовато, поскольку не люблю, когда ко следствию относятся столь равнодушно.
      -- Разумеется, вас привела сюда кончина господина Федулина, -- произнесла она, пытаясь придать своему голосу заинтересованность, -- весьма печально, -- спешно добавила Роговцева, что прозвучало неискренне.
      -- Насколько мне известно, вы, отведав утреннего кофе в обществе господина Федулина, отправились на прогулку, не дождавшись завтрака? -- поинтересовался я.
      -- Весьма скучное деревенское общество, -- пожала плечами дама, -- после смерти графа домочадцы стали невыносимы! Не сочтите меня бессердечной, я прекрасно понимаю их горе... -- запнувшись, она покачала головой, -- но зачем быть ханжою, ни у кого из них не чувствовалась скорбь!
      Роговцева с раздражением щелкнула пальцами, любопытная привычка выражения чувств.
      -- Неужто даже юная Лизанька, боготворившая опекуна? -- постарался я придать своему голосу изумление.
      Дама усмехнулась.
      -- Право, вы же сами понимаете, какая скорбь возможна у столь наивной особы, попавшей под власть детской влюбленности... -- взгляд собеседницы не позволил мне возразить, красавица давала мне понять, что не потерпит лицедейства. -- Лизаньке все равно, на какой объект обратить свою пылкую любовь... Глупые детские слезы!
      В голосе Роговцевой звучало презрение.
      -- Полагаете, что у Конова нет надежды? -- продолжал я, опасаясь возмущения собеседницы, вызванного моей неискренностью.
      На сей раз дама не заметила моей игры.
      -- Не могу знать, -- пожала она плечами, -- юным барышням быстро надоедает страдание от безответной любви, и они решаются на роман с более сговорчивым кавалером...
      Собеседница рассмеялась, не смущаясь двусмысленности своих слов.
      -- Позвольте узнать, какое впечатление производил на вас господин Федулин? -- вернулся я к теме разговора о домочадцах. -- Вы находили его таким же скучным?
      -- Увы, -- вздохнула дама, -- его речи были способны усыпить любого...
      -- Любопытно, что вы столь любезно составили ему компанию за кофе, -- мысль прозвучала бесцеремонно, и я приготовился к новой волне возмущения.
      Нет, светская особа промолчала, лишь усмехнулась, взглянув исподлобья.
      -- Ох, мой друг, -- вздохнула Роговцева, -- какой мне резон травить чудака Федулина? Впрочем, вы не ответите...
      Она махнула рукою.
      -- Позвольте следующий вопрос, возможно, покажется вам странным, -- произнес я, поймав во взгляде подозреваемой насмешку, явно говорящую, что более странного, чем сказано, она вряд ли услышит. -- Вам известно о гибели сельской ведуньи?
      Дама замерла, пытаясь унять участившиеся дыхание.
      -- Ужасно! -- произнесла она натянуто. -- Ведь я накануне говорила с этой девушкой... На прогулке в обществе поклонника я встретила ее... Она не испугалась и бойко подошла ко мне, предложив погадать, не требуя платы за свои труды... Позвольте умолчать о той чепухе, которую наговорило несчастное дитя...
      Невозмутимая особа едва сдерживала слезы.
      -- Вам жаль ворожею? -- вновь мой тон звучал искренне.
      Но собеседница вновь раскусила меня.
      -- Вербин, умоляю! -- воскликнула она, всплеснув руками. -- Говорите прямо! Вы насквозь видите меня и понимаете, что дело не в жалости... У нас состоялся личный разговор, который не дает мне покоя...
      -- Вы полагаете, что разговор связан со смертью девушки? -- прямо спросил я. -- Тогда почему скрываете?
      -- Не могу сказать, -- надменная особа взмолилась. -- Прошу вас...
      Нетрудно было понять, что дама не станет откровенничать даже под пытками. Оставалось только теряться в догадках и надеяться на внезапное благоразумие скрытной особы.
     

* * *

      Пожалуй, самый сложный разговор, как я и опасался, состоялся с Лизанькой. Барышня испугано смотрела на меня, будто загнанный зверек.
      -- Не сочтите меня безумной! -- воскликнула она, закрывая лицо руками.
      -- Смею вас заверить, что подобные мысли ни разу не посещали меня! -- спешно произнес я.
      -- Мы прокляты! -- собравшись с духом, произнесла юная барышня, пристально глядя мне в глаза, дабы понять, восприняты ли ее слова в серьез.
      Мое лицо выражало заинтересованность, молодая собеседница оказалась не столь прозорливой как Роговцева, привыкшая к маскам светскости.
      -- Виною всему та деревенская ведьма! -- Лизанька сжала губы. -- Она прокляла нас, и ее злобный призрак будет мстить!
      Скрыть изумление не удалось, но собеседница приняла мою гримасу удивления за проявление интереса.
      -- Граф частенько встречал эту колдунью и разговаривал с нею... Она говорила, что может беседовать с его умершей женою! Ведьма!
      Глаза Лизаньки гневно сверкнули. Признаюсь, не ожидал, что столь юное беззащитное создание таит в себе столько злобы.
      -- Выходит, ворожея сдружилась с графом? -- попытался я унять пыл юной барышни.
      Лизанька нехотя кивнула.
      -- Не могу тогда понять, зачем призраку ведуньи проклинать графа и его семейство? -- продолжал я, понимая, что девушка многое скрывает.
      В чем причина подобной уверенности? Почему столько ненависти к несчастной убитой? Теперь Лизанька уже не казалась ангельским созданием, я представил, как она нажимает курок пистолета или подсыпает яд...
      -- Она злобная, -- произнесла барышня, удивляясь, что не понимаю столь простой истины.
      Никак не могу сдерживать чувство досады, когда подозреваемые смотрят на меня как на глупца.
      -- Позвольте, мадемуазель, -- возразил я твердо, -- на свете умирает множество злобных людей, но весьма трудно отыскать среди них тех, кто мстит после смерти своим врагам!
      Суровый голос напугал собеседницу, и она разрыдалась.
      -- Вы знали о встречах ведуньи и графа? -- поинтересовался я, не намереваясь унимать слезы собеседницы.
      Возможно, я слишком жестокий сыщик, которому наплевать на людские чувства. Не умею проявлять жалость в моменты, когда меня пытаются обвести вокруг пальца.
      -- Да, не стану лгать, что знала о каждой их встрече, -- кивнула девица, утирая слезы, -- но я пыталась отговорить графа, а он лишь отмахивался от всех моих стараний...
      Неужто виною всему простая ревность? Но откуда столь странные мысли о проклятии?
      -- Вы полагаете, ведунья прокляла графа? -- повторил я вопрос.
      -- Разумеется! -- воскликнула Лизанька. -- Ведь граф убил эту ведьму....
      Услышанное поразило меня, я ожидал услышать от барышни любую новость, но не настолько необычную.
      -- Позвольте узнать, чем вызвано ваше мнение? -- стоило с большим трудом сохранить хладнокровие.
      -- Умоляю, сохраните мои слова в тайне! -- воскликнула барышня, заламывая руки.
      -- Мадемуазель, не в моих интересах предавать огласке ваши слова, -- ответил я спокойно, готовясь услышать самый невероятный рассказ.
      Однако собеседница весьма обманула мои ожидания.
      -- В этот день граф ездил встречаться с ней, -- дрожащим голоском произнесла Лизанька, -- он вернулся поздно, а его лицо выражало горе и ужас, еще сильнее, чем в день смерти жены... Я бросилась к нему, но граф, отстранив меня, отправился к себе в комнату, бормоча: "неужто я способен на злодейство?"... На следующий день разнеслась весть о смерти ведьмы...
      Барышня смолкла вопросительно глядя на меня.
      -- Прошу вас, не осуждайте графа, он мертв, к чему напрасная огласка! -- прошептала она, закрывая лицо руками.
      Слишком много слез. Да, мне прекрасно понятны чувства людей, потерявших близких, но иногда выражения эмоций чрезмерны и, возможно, не искренни.
      -- Вновь уверяю вас, сказанное останется в тайне, -- повторил я, не сумев скрыть усталость в голосе.
      Выходит, мысль о том, что граф убил ворожею, пришла на ум испуганной девице. Разумеется, она не стала свидетелем сцены убийства, а я было подумал... Тьфу, глупец! Но что могли бы значить слова Белосельского о злодействе? Возможно, Лизанька не ошиблась в догадках...
      -- Спешу заметить, мадемуазель, что ваши предположения могут отказаться поспешными, -- заметил я, -- пока не стоит обвинять графа в преступлении...
      Потухшие глаза Лизаньки засияли.
      -- Вы полагаете, что граф невиновен? -- оживилась она, одарив меня робкой улыбкой. -- Неужто, напрасно заподозрила его в преступлении?
      -- Увы, подозрения вполне объяснимы, -- спешно добавил я дабы предотвратить возможно новый поток рыданий. -- Но пока рано делать окончательные выводы...
      -- Благодарю, что подарили мне надежду в невиновности графа! -- воскликнула барышня.
      Она явно испытала ко мне искреннее расположение, если это не было искусством лицедея.
      -- Позвольте узнать, почему вы столь уверены в проклятии? -- поинтересовался я.
      Вдруг кто-то запугал барышню.
      -- Мне пришло несколько анонимных писем, -- ответила девушка, вновь помрачнев от грустных мыслей, -- автор письма говорил о призраке ведьмы, которая будет преследовать весь наш род...
      -- Любопытно, разрешите взглянуть на письма? -- попросил я.
      Лизанька вновь оживилась, встретив понимание. Барышня явно опасалась моего недоверия, что я приму ее слова за истерию. Она выпорхнула из комнаты, дабы поскорее принести мне доказательства своих слов. Вскорости юная особа вернулась, на милом личике читалось недоумение и страх.
      -- Письма пропали! -- воскликнула она. -- Я положила их в шкатулку... Кто-то выкрал письма! Неужто она?
      Стоило огромных трудов сдержать желание поинтересоваться, не полает ли Лизанька, что убитая ведунья превратилась в сороку*, которая и унесла письма.
      -- Не стоит винить призрак в краже, -- произнес я твердо, -- разрешите осмотреть вашу комнату?
      Барышня не возражала, наоборот, выразила неприкрытую радость.
      -- Когда вы перебирали письма? -- спросил я.
      -- Вчера утром, -- уверенно ответила Лизанька.
      -- А где вы провели вчерашний день?
      -- На пикнике, мне, право, не хотелось идти, но родственники проявили настойчивость. Они опасаются за мое душевное здоровье.
      Девица вздохнула.
      На мою удачу, горничная еще не сделала уборку. Пока я осматривал комнату, светская барышня бормотала простонародный заговор против ведьм:
      -- Красная девица по бору ходила, болесть говорила, травы собирала, корни вырывала, месяц скарала, солнце съела. Чур ее колдунью! Чур ее ведунью**!
     
      ____________________________
      * Сорока -- по страрорусским представлениям умершие ведьмы превращаются в сорок, которые питаются мясом и сырыми яйцами. Существовала легенда, что Марина Мнишек, жена самозванца Лжедмитрия, была ведьмой и после смерти превратилась в сороку и улетела.
      ** Славянское заклинание против ведьм.
     
      Как и предполагалось, на подоконнике остался знакомый илистый след. При некоторой сноровке легко влезть в окно невысокой двухэтажной деревянной усадьбы.
      -- Ваш вор не призрак, -- заметил я, указав на илистый порошок, -- и, возможно, посыльный анонима...
     

* * *

      Господин Конов устало взирал на меня, ожидая череду бесполезных на его взгляд вопросов. Он валялся на диване в сапогах, даже не соизволив сесть для беседы. Собеседник был не брит, взъерошен и выглядел будто пару недель не мылся. В подобном облике заполучить взаимность юной барышни не представиться никакой возможности.
      -- Право, какие у меня причины убивать господина Федулина? -- устало поинтересовался он, покуривая трубку.
      Признаюсь, подобная манера некоторых подозреваемых всегда раздражала.
      -- Возможно, господин Федулин был убит как свидетель убийства графа Белосельского, -- заметил я.
      Собеседник на мгновение вздрогнул.
      -- Готов ответить на ваши вопросы, -- нехотя произнес Конов, -- надеюсь, вы не долго будете вести следствие и избавите меня от напрасных подозрений... Разумеется, я понимаю вас как сыщика и не держу обиды...
      Обиды? Удивительное нахальство! Однако он, наконец, соизволил сесть.
      -- Позвольте узнать, говорила ли вам Лизанька о неком проклятии ворожеи? -- первый вопрос оказался весьма необычным.
      Конов с изумлением взглянул на меня, но дерзить не осмелился.
      -- Неужто бедняжка от горя винит в случившемся колдовские силы? -- усмехнулся Конов. -- Нет, она мне ничего подобного не говорила, и вряд ли нашла бы понимание... Я не склонен верить подобным глупостям...
      -- Барышня утверждает, будто получала анонимные письма, в которых говорилось о проклятии призрака ворожеи, -- заметил я.
      Спокойное лицо Конова стало напряженным. Он продолжал курить трубку, пытаясь казаться невозмутимым, однако дым пускал вниз, что указывало на неуверенность. Один мой наблюдательный приятель научился наблюдать за курильщиками сидя за карточным столом: если игрок пускает дым вверх, значит, у него козырные карты, а если вниз, дело -- дрянь.
      -- Нет-нет, -- пробормотал собеседник, -- я бы не стал так шутить... Подобные мысли ни разу не посещали меня...
      Возможно, он говорил правду, Конов человек иного склада.
      -- В котором часу вы пришли в утро убийства? -- спросил я.
      -- Времени не припомню... Примерно за час до рокового завтрака, -- задумался молодой человек, -- я пытался поговорить с Лизанькой наедине...
      Он опустил взор, поддавшись любовным переживаниям.
      Мне вспомнилось, что юноша сидел за столом рядом с Федулиным.
      -- Вы надеетесь на взаимность барышни? -- поинтересовался я.
      Конов печально покачал головою.
      -- Теперь нет, -- признался он, поразмыслив.
      В его взоре мелькнуло безразличие.
      -- А вы знакомы с доктором Войничем? -- не знаю, по какой причине мне пришла подобная мысль.
      -- Весьма скучный человек, -- ответил Конов бесстрастно, однако я уловил в его голосе скрытую неприязнь.
      -- Вам известно о смерти сельской ворожеи?
      -- Об этом известно всему водяному обществу, -- отмахнулся Конов, -- неужто смерть девчонки связана с убийством графа?
      Собеседник, казалось, искренне недоумевал.
      -- Вполне вероятно, -- прозвучал мой краткий ответ.
      Конов пожал плечами, не смея спорить со мною. Однако дым вновь пустил вниз.
      -- Неужто, правда, по округе рыскают охотники на ведьм? -- спросил он насмешливо.
      Пришлось пресечь глупую шутку.
      -- Эти люди едва не убили Александру, один из них пытался задушить мою супругу, а боль в левом плече от камня, брошенного в меня "инквизитором", до сих пор дает о себе знать, -- ответил я, -- как можете заметить, лично у меня поводов для сомнений не осталось...
      Резкая ирония удивительно остудила скептицизм молодого человека.
      -- Простите, я принял новости о ваших приключениях за салонные слухи, -- виновато пробормотал Конов. -- Но кто эти люди? Откуда? -- недоумевал он.
      Оставалось только развести руками. Ответов на эти вопросы у меня пока что не появилось.
     
     

Глава 9

Твои усилья мир спасут

      Из журнала Александры Каховской
     
      Сегодня у нас собрались гости: брат Генрих, доктор Майер и князь Долгоруков. Предстояла долгая серьезная беседа об охотниках на ведьм, устраивающих набеги на нашу тихую местность подобно банде черкесских "хищников".
      Ольга, сгорая от любопытства, с огромным трудом дождалась вечера. Признаюсь, я тоже не оставалась равнодушной, взволнованно расхаживая по гостиной. Константин, для которого следствие было не развлечением скуки ради, а службой, бросал на нас укоризненные взгляды.
      Наконец, долгожданные гости собрались.
В горах
Л.Лагорио
      -- Любопытно, откуда взялись "инквизиторы"? -- размышлял Константин. -- Насколько мне известно, подобные общества не возникают в наши дни из ниоткуда...
      -- Вы правы, -- подтвердил его слова доктор Майер, -- они, наверняка, последователи какого-нибудь Мэтью Хопкинса, безумного юриста прославившегося массовыми судебными процессами над ведьмами в Англии.
      -- Совершенно верно, -- улыбнулся Генрих, -- несмотря на опалу у этого сумасшедшего оказалось немало последователей по всей Европе, что привело к возникновению многочисленных тайных обществ, занятых охотой на ведьм.
      -- Один мой приятель-горец собрался вызволять свою невесту из их плена и просит нашей помощи, -- высказался Долгоруков. -- Он говорит, что знает, как добраться до логова злодеев...
      Мы с Ольгой с нескрываемым интересом молча слушали их разговор.
      -- Мне известен подземный путь, -- задумчиво произнес Генрих, -- я давно думал попытаться проникнуть в их крепость...
      -- Крепость? -- изумленно переспросил доктор Майер. -- Неужто "инквизиторы" облюбовали старую заброшенную горскую крепость в горах?
      -- Замечу, непростую крепость, а пользующуюся весьма дурной славой у местных жителей, -- ответил Генрих.
      -- Любопытно, -- произнес Константин, -- вы сведущи в легендах, о которых мы даже не слышали...
      -- Вам не приходилось следить за "инквизиторами", -- улыбнулся он.
      -- Удивительно, почему они выбрали крепость, пользующуюся дурной славой? -- недоумевал князь, -- ежели они сражаются с происками слуг Ада...
      -- Этот вопрос немало занимает и меня, -- задумчиво произнес брат Генрих, -- любопытно, что скрывают стены этого замка...
      Константин погрузился в размышления.
      -- Ваши товарищи по тайному обществу помогут нам, брат? -- спросил он.
      Генрих вздрогнул.
      -- Каждый из нас воюет в одиночестве, -- спешно ответил он, -- лишь "инквизиторы" нападают толпой... Мы должны прорваться в крепость и убить предводителя...
      -- Значит, их предводитель не разгуливает по Кислым Водам? -- изумился доктор Майер.
      В его голосе прозвучало не скрываемое разочарование.
      -- Возможно, у него есть ловкий осведомитель, передающий новости с гонцами, -- рассуждал Константин, -- право, брат, вы сумели многое разузнать...
      Защитник "ведьм" смущенно улыбнулся.
      -- Прорваться в крепость! -- пылко воскликнул князь. -- Воистину героическая затея...
      -- Но безумная, -- закончил Константин сурово, -- каковы наши цели?
      Собравшиеся не сумели ответить сразу.
      -- Проникнуть в крепость, отыскать предводителя и убить его! -- наконец произнес Генрих. -- Я разведал, где его покои!
      -- Спасти девицу, -- робко добавила я.
      -- Да, девицу, -- закивал доктор, -- любопытно, как удастся отыскать ее в крепости? -- в его голосе вновь прозвучали циничные нотки. -- Убейте предводителя, тем самим обезглавив гадину... А что девица? Может, потом и удастся ей помочь...
      -- Ее нужно спасти! -- воскликнула я, не сумев сдержать чувства, -- вы верите моим словам? Призрак ведуньи просит, чтобы мы не допустили следующей жертвы... Иначе ее душа не успокоится...
      -- Да, моя сестра права! -- произнесла Ольга тоном, не терпящим возражений, сдвинув тонкие брови.
      -- Прошу простить, но как найти черкешенку в крепости? -- спросил Долгоруков, глядя на меня извиняющимся взором.
      -- Девушка, наверняка, обладает талантами, -- задумался Константин, -- иначе она не попала бы во внимание инквизиторов... Слишком чужда магия горцам... Говорят, что между влюбленными существует связь, а при определенных мистических умениях...
      -- Верно-верно, -- я вновь не сумела сдержаться, -- Байсар сам отыщет невесту, повинуясь невидимому зову!
      -- Черкес-медиум! -- хохотнул доктор.
      Но суровый взор Ольги заставил его сконфуженно замолчать.
      -- Прекрасно! -- завершил Константин. -- Горец поможет нам добраться до крепости, в которой сам отправится на поиски невесты, а мы попытаемся проникнуть к предводителю... Ах, прошу прощения, я позабыл о том, что нам сначала надо попытаться оказаться в самой крепости... -- он вопросительно взглянул на Генриха.
      -- Я проберусь под землею до крепости, где встречу вас, потом мы отправимся вместе, -- ответил он. -- Дожидаясь вас, я разведаю, как проникнуть внутрь из подземелья...
      -- Но почему бы нам не отправиться под землею вместе с вами? -- недоверчиво спросил князь Долгоруков.
      -- На одном из участков пути дорога слишком узкая, нас заметят... Я сам ни разу не пробирался этим путем...
      Константин кивнул.
      -- Готовьтесь к тяжелому бою, -- отметил он, -- мы ничего не знаем о численности их "армии"... Надо постараться избежать прямого столкновения... Нас будет четверо, достаточно, чтобы дать отпор нескольким стражникам, и вполне терпимо, дабы не привлечь внимания...
      Спокойные черты его лица напряглись. Ольга, несмотря на присутствие гостей, ласково положила голову на плечо мужа. Ее нежные прикосновения всегда действовали на Константина успокаивающе. В глазах сестры я прочитала скрываемое волнение, Ольга не хотела отпускать мужа, но не сумела возразить ему. Она любит Константина, поэтому не смеет заставить его отказаться от опасного приключения ради собственного женского спокойствия. Он привык к службе, связанной с риском, без которого уже не мыслит существования. Помню, Ольга сказала мне, что жена не должна заставлять мужа менять привычную холостяцкую жизнь, если дело не касается морали.
      Ольга понимала, что на этот раз не сможет отправиться с ним. В старой крепости, она станет обузой, поскольку не умеет пробираться незаметно по узким коридорам и даже не представляет, как выглядит древняя горское укрепление внутри.
      -- Я знаю этот замок, доверьтесь, -- уверенно повторил Генрих.
      Константин посмотрел на него с нескрываемым изумлением.
     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Настал назначенный день, когда мы тронулись в путь.
      К моему удивлению, Байсар отнесся ко мне с уважением, не преминув сказать, что у меня слава храброго воина и мудреца. Никак не могу привыкнуть, что в этих краях ненависть очень часто ходит рука об руку с восхищением. Потом, меня ещё больше удивило, что горец прислушивается к моему мнению и даже не пытается перечить. Неужто, он вправду уверен, что лишь я сумею помочь ему? Посмотрим, насколько сильно его благоразумие и доверие.
      -- Расскажи мне о своей невесте, -- попросил я Байсара, надеясь в его словах понять, почему иноземные путники приняли ее за ведьму.
      Предположение не обмануло меня, среди живописных восточных эпитетов прозвучали причины беды.
      -- Не было девицы добрее, -- говорил горец, -- дикие звери любили Лейлу, я видел, как барс ел с ее рук... Духи гор и лесов говорили ней... Однажды мой брат собирался в дальнюю дорогу, а Лейла остановила его. Она сказала, что горный дух велел ему повременить со странствием. На следующий день, отправившись на охоту, мы увидели, что ночью в горах случился обвал, засыпавший всю дорогу... Если бы брат отправился в путь, он бы погиб...
      Во взгляде Байсара читалось удивление, неужто иноземцы могли принять столь добрую девушку за злодейку.
      -- Похитители убивают дев, обладающих умениями как у твоей невесты, -- задумчиво произнес я.
      -- Зачем? Ведь Лейла делала добро! -- воскликнул горячий юноша.
      Признаться, вопрос поставил меня в тупик.
      -- Они говорят, что эти умения дар Шайтана, -- ответил я.
      -- Шайтана? Неужто их вера учит, что Шайтан делает добро? -- дитя гор не понимал моих слов.
      В его глазах читалось искреннее удивление, от которого мне стало совестно, что суеверия нашей просвещенной Европы оказалась более жестоки, чем некоторые законы гор.
      -- Нет, они знают, что Шайтан сеет зло, и уверены, что такие умения девушек принесут зло, -- вновь попытался пояснить я.
      Растерявшийся горец остановил своего коня.
      -- Зло? Лейла не сделала ничего злобного! -- начал горячо убеждать он меня.
      -- Моя сестра тоже, -- перебил я пылкую речь, -- но эти люди думают, что они ведьмы, дочери Шайтана!
      -- Они глупы? -- спросил Байсар.
      -- Верно! -- произнес князь Долгоруков, доселе с молчаливым недоумением взиравший на нашу беседу. -- Беда в том, что эта глупость заставляет их убивать...
      Выходит, гости узнали о талантах девушки-горянки. Наверняка жители аула в привычной кавказской манере хвалились талантами Лейлы перед странниками.
      Близился вечер, солнце клонилось к горному хребту. Князь Долгоруков явно беспокоился, сомневаясь, что удастся провести ночь под крышей теплой сакли. Он иногда бросал мне вопросительные взгляды, намекая на свое недоверие к проводнику.
      -- Если бы нас хотели зарезать, то давно бы зарезали, -- сказал я Долгорукову по-французски, -- не хочу хвалиться, но обычно я предчувствую опасность...
      Поднявшись на очередной скалистый пригорок, мы увидели неспешно бредущего, опираясь на длинный посох, старика в потрепанной черкесской одежде.
      Встреча указывала, что неподалеку находится аул. Старик заметил нас и остановился, терпеливо ожидая, когда мы подъедем.
      Мы с князем последовали примеру Байсара, который спешился, поскольку невежливо вести беседу сидя верхом, когда собеседник преклонных лет пеший стоит пред тобою.
      -- Я и мои спутники ищем крепость, где живут черные люди, убивающие юных дев, -- произнес я после приветствия старику. -- Твой аул стоит неподалеку, ты знаешь путь к крепости?
      Старик отпрянул, замахав посохом.
      -- Эх, зачем тебе крепость, ставшая домом Шайтана? Раньше в ней жили наши великие предки, а теперь там поселились злодеи! Отдохни со спутниками в наших домах и ступай назад, незачем тревожить змеиное гнездо...
      Слова Байсара, что мы отправляемся на поиски похищенной девушки, изменили мнение старика, и он перестал отговаривать нас от столь опрометчивого странствия.
      Аул, действительно, оказался расположен неподалеку. Преодолев еще один невысокий подъем, мы увидели горную долину с множеством домиков-саклей, теснящихся друг к другу. Старик ступал на удивление бодро, с любопытством оглядываясь на меня и князя. Мы послушно шли за нашим провожатым.
      Вдруг меня охватило странное неприятное предчувствие. Сразу не удавалось понять, что именно насторожило меня в старике, но я резко замедлил шаг, будто желая полюбоваться красотою залитого вечерним солнцем ландшафта. Дальнейший путь к аулу пролегал через невысокую узкую скальную ращелину, начинающуюся у подножия скалы, с которой мы собирались спуститься. Мысли беспорядочно метались. Действительно ли нам угрожает опасность? Я еще раз украдкой окинул взором старика с улыбкой ожидавшего, когда мы решимся продолжить путь к долгожданному крову.
      "Далековато до аула" -- мелькнула мысль.
      Спутники не испытывали никакого беспокойства и явно не понимали моей внезапной охоты задержаться. Пришлось проделать слишком трудный переход, чтобы откладывать желанный отдых.
      -- Предлагаю продолжить путь, -- произнес старик, -- вы готовы идти? -- обратился он ко мне по-русски.
      Теперь у меня не было сомнений. Одним движением я выхватил у противника посох и повалил его на землю, заломив ему за спину руки. Шапка слетела с головы "старика", мы увидели светлые волосы и веревку, к которой крепилась ложная борода.
      -- Как видишь, причина боя не в моем неуважении к старшим, -- произнес я, глядя на Байсара, который не успел проронить ни слова.
      Подоспевший князь связал нашему пленнику руки. Я поднял брошенный на землю посох, в котором оказалась тонкая сабля.
      -- Занятные ножны! -- хмыкнул Долгоруков. -- Почему ты не догадался? -- спросил он Байсара.
      -- Человек говорил на чужом мне языке, который я знаю плохо, -- ответил горец, -- не даром говорят, что на нашей земле рассыпался мешок с языками, которые всадник Аллаха вез всем народам мира...
      Пленный решил покориться судьбе и не пытался вырваться.
      -- Он посыльный злодеев? -- сурово спросил горец. -- Позволь, я убью его, а тело бросим здесь без погребения на съедение голодным шакалам!
      Рука Байсара решительно потянулась к кинжалу.
      -- Повременим, -- я преградил путь горячему сыну гор. -- Путь он расскажет нам про своих друзей... Но лучше сначала добраться до аула и попроситься на ночлег!
      Конечно, возникло сомнение, что свободолюбивый горец, не станет слушать никаких доводов. Однако Байсар призадумался и, нехотя, решил ненадолго сохранить жизнь пленнику. Мое второе предложение об отдыхе было встречено более одобрительно.
      Предоставив пленника в распоряжение горского спутника, мы продолжили путь верхом. Несчастному пришлось плестись за нами, поскольку к его рукам Байсар привязал веревку, другой конец которой закрепил на своем седле.
      -- Поедем в обход, -- решил я, указав на узкую ращелину, ведущую к короткой дороге, весьма прекрасное место для засады.
      -- Но так вы догадались, что перед нами не почтенный старец? -- спросил князь.
      -- Окончательно я уверился в своих догадках, когда "старик" сказал мне "вы", ведь у горцев нет такого обращения... А до этого, -- я задумался, -- странно, что человек преклонных лет один и пеший отошел столь далеко от аула... Да и слишком резво он шагал, и на посох почти не опирался... А ведь ловко придумано нарядиться стариком -- чтобы мы спешились и стали легкой добычей для нападавших...
      Только после разоблачения "старика" мне удалось собрать свои мысли.
      Байсар с восхищением смотрел на меня.
      -- Ты очень мудр! -- воскликнул он. -- А мой разум Шайтан сумел обмануть...
      Когда мы ступили на широкую проезжую дорогу, проходящую сквозь аул, солнце уже скрылось за хребтами, и сумерки окутали горную равнину.
      "Инквизитор" за весь путь не проронил ни слова, кроме как "Вы встали на сторону армии Дьявола!".
      Наше появление в ауле не могло не вызвать всеобщего оживления. Особенно радовались любопытные ребятишки, принявшись дразнить пленника. Подбегут, дернут его за одежду, и деру в сторону к своим хохочущим друзьям-братьям-сестрам. "Инквизитор" стоял с гордым видом мученика, вызвав у меня непреодолимое отвращение.
      Но взрослым оказалось отнюдь не до смеха. Они шептались, испугано глядя на нашу "добычу". Однако нас проводили в просторную саклю, упиравшуюся в скалу. Пленника по просьбе Байсара отвели в яму.
      Наконец мы оказались в просторной комнате, приятно окунувшись в тепло от горящего очага после вечернего горного холодка.
      -- Пусть никогда не потухнет огонь в твоем доме, гостеприимный хозяин, -- произнес я, вспомнив одно из наиболее добрых пожеланий-приветствий.
      -- Благодарю тебя, путник, -- ответил хозяин.
      Мы устало опустились на деревянные скамейки возле огня. Хозяин дома, человек средних лет весьма типической внешности, велел принести нам поесть.
      За ужином я предоставил Байсару право рассказать о причинах нашего странствия. Слушая его речи, хозяин все больше хмурился, почесывая подбородок.
      -- Там в крепости Шайтан, -- произнес он, когда Байсар закончил свой по-восточному красочное повествование, достойное быть положенным на песню. -- Я покажу вам, куда идти, но никто не отправиться с вами... Послушайте мои слова, не берите с собою пленника, он накличет несчастье, лучше убейте по дороге...
      -- Мы хотели допросить его, -- пояснил князь.
      -- Злодей солжет, -- ответил горец, -- убейте его сразу, иначе он одурманит вас речами Шайтана! -- он уверенно повторил свои слова. -- А пока ешьте, пейте, отдыхайте, завтра вас ждет трудная дорога...
      Больше хозяин дома не проронил ни слова.
     

* * *

      Утром мы отправились в дальнейший путь. Нас провожали мужчины-домочадцы, поскольку по традициям при женщинах нельзя садиться верхом.
      -- Не ударяйте коня, -- предупредил я Долгорукова, -- иначе хозяин может подумать, что мы недовольны его приемом...
      Князь, весьма уважительно относившийся к обычаям народов, внимательно выслушал мои наставления.
      Пленник вновь плелся за нами. Байсар постоянно бросал на него злобные взгляды, твердя:
      -- Позволь мне убить его!
      Удивительно, что пылкий горец спрашивал моего позволения. Наконец мы остановились передохнуть. "Инквизитору", к явному недовольству Байсара, тоже достался наш провиант.
      -- Расскажи нам о своем пристанище, -- спокойно попросил я пленника, который, уплетая наш сыр, ответил презрительным взглядом.
      -- Не слушай его речей, -- перебил меня горец, -- вспомни, что сказал тебе мудрый человек из гостеприимного аула...
      Возможно, он прав. Не думаю, что мнение местных жителей вызвано простыми суевериями. Как узнать, что фанатик не заведет нас в ловушку?
      -- Убей его, -- решился я.
      Байсар выхватил кинжал, намереваясь расправиться со злодеем по закону гор. Пленник не дрогнул, вновь воображая себя святым мучеником. Я перевел взор на Долгорукова, который с безразличием взирал на готовящуюся казнь.
      Когда нож оказался у горла "инквизитора", тот робко взмолился.
      -- Я покажу вам дорогу, -- пробормотал он.
      -- Подлый Шайтан! -- прошипел горец. -- Нет веры твоим лживым словам... Ты украл мою невесту, чтобы твои друзья убили ее!
      -- Нет-нет, не я, -- пролепетал несчастный.
      -- Где девушка-горянка? -- спросил я, надеясь, что Лейла единственная кавказская "ведьма", попавшая в лапы инквизиторов.
      -- Она в крепости, клянусь, -- уверял нас пленник, -- зачем нам ее далеко вести? Она еще жива! Сначала состоится суд!
      Горец опустил кинжал, глядя на инквизитора, сдвинув густые брови. Тот самый горящий взгляд абрека, навевающий ужас на незадачливых путников.
      -- Девушка в крепости... в подвале, -- повторил пленник.
      Байсар махнул рукою.
      -- Пусть уходит, -- решил он, -- если оставит свои злодейства, Аллах поможет ему добраться живым... А если его сердце желает мучить и убивать юных дев, пусть станет пищей шакалов...
      Ни прибавить, ни убавить, мне оставалось лишь кивнуть в знак согласия со словами спутника.
      Освободившись от веревок, "инквизитор", не дожидаясь уговоров, поспешил вдоль горной дороги. Презрительно расхохотавшись, Байсар пальнул ему вслед из пистолета. Пленник ускорил бег. Мы видели, как пробираясь по краю горного уступа, "инквизитор" вдруг оступился и с криком свалился в пропасть. Невероятно -- на ровном месте!
      -- Духи гор, которые хранят Лейлу, покарали злодея, -- гордо воскликнул Байсар.
      Мистикой меня не удивишь, оставалось согласиться.
      Волнение не отступало. Наверняка, кто-то успел предупредить "инквизиторов". Выходит, подземный ход к крепости покороче наземных горных дорог.
      Преодолев долгий запутанный путь, мы вышли к горной равнине, с которой открывался вид на невысокую мрачную крепость, построенную на крутом склоне.
      -- Дом Шайтана, -- указал рукою хмурый Байсар.
      Я огляделся. К крепости вела узкая тропинка среди скал. Как бы не стать добычей бдительных часовых... Любопытно, откуда появиться наш ловкий друг.
      -- Где мы встретимся с братом Генрихом? -- спросил князь, наши мысли совпали.
      Будто в ответ на вопрос, из расщелины в скале появился человек в серой одежде, который спешно направился к нам.
      -- А вот и он! -- воскликнул я, -- сумел пробраться...
      Генрих, приближаясь, помахал нам рукою. Его лицо оставалось удивительно спокойным, будто он отправлялся на светский пикник.
      -- Что-то вы задержались, -- произнес он озадаченно, -- я уже начал беспокоиться...
      -- Не станем утомлять вас ненужным рассказом, -- ответил я. -- Где здесь можно укрыться, дабы обсудить наши дальнейшие действия за скудной трапезой?
      -- Неподалеку есть грот, -- кивнул наш приятель.
      Мы последовали за Генрихом. Байсар смотрел на нашего спутника с нескрываемым недоверием, сжимая рукоять кинжала.
      Когда мы опустились на каменистый пол грота, я, наконец, приступил к волнующим меня вопросам.
      -- Прежде чем вы поведете нас в лапы "инквизиторов", -- произнес я, -- хотелось бы услышать от вас правду...
      -- Простите, не могу понять, -- Генрих принужденно рассмеялся. -- Чем вызвано ваше недоверие? Разве я не сражался с вами против злодеев?
      Спаситель ведьм бросил взор на выход из грота, но Байсар, смекнув о его намерениях, тут же преградил возможный путь к бегству.
      -- Меня насторожила ваша осведомленность, -- признался я. -- Откуда вы знаете план крепости? И как вы изучили ходы подземелья?
      Генрих явно смутился, с трудом пытаясь подобрать слова.
      -- Нашему обществу... -- наконец, попытался пробормотать он.
      -- Обществу? -- насмешливо перебил его князь. -- Вы один, не так ли?
      Мне оставалось только кивнуть, подтверждая слова Долгорукова, опередившего меня.
      -- Кто вам рассказал про подземелье и крепость? -- задал я прямой вопрос. -- Кто?
      -- Э-э... Некий горец за плату, я уже говорил вам, -- спешно пробормотал Генрих.
      -- Он лжец! -- воскликнул Байсар. -- Горцы не бродят дорогами Шайтана и не бывали в его доме!
      Рука черкеса вновь сжала рукоять кинжала. Генрих понимал, что любая попытка удрать от нас может закончиться для него весьма печально.
      -- Ведунья Анна, -- подсказал я, -- не так ли? Это вы виделись с нею... Её дар помог вам узнать дорогу по подземелью и составить план крепости...
      -- Ладно, не стану отрицать, -- Генрих поднялся на ноги, скрестив руки на груди, -- чёрт возьми, как вы догадались?
      -- Причины недоверия уже названы: ваша чрезмерная осведомленность и единоличная борьба с многочисленным врагом... Далее, как сложить два плюс два. У девушки, обладающей мистическими талантами, был поклонник, а вы получили знания, не ведомые никому...
      -- Кто вы? -- спросил Долгоруков сурово. -- Вы не защитник ведьм... Тогда, какого Дьявола, вам нужно проникнуть в крепость?
      Казалось, благородный князь перережет горло обманщику, опередив горячего горца.
      -- Уж не Шайтан ли ты? -- глаза Байсара вспыхнули недобрым огнем.
      -- Я авантюрист, -- с улыбкой вздохнул Генрих, -- на мою долю выпало немало путешествий, приключений, храбрых друзей и безжалостных врагов... Устав от странствий и риска, я притворялся священником новомодных религиозных учений. Нет, я не жаждал славы и богатства, мне хватало ограниченного круга состоятельных господ, которые обеспечивали мое существование... Прибыв на Кавказские Воды, я познакомился с ворожеей Анной, которая рассказала мне о злых людях, подземельях и крепости. Эти видения преследовали ее. Тогда я решился узнать подробнее, наверняка, в их подвалах водится золото, спрятанное со времен первых хозяев замка...
      -- Вы использовали влюбленную в вас девицу! -- возмутился Долгоруков.
      Генрих хохотнул.
      -- Анна была не столь проста, как вы думаете! -- воскликнул он. -- Она оказалась такой же авантюристкой... Мы отправлялись с ней в опасные прогулки по подземельям... Её дар хранил нас, и мы проскальзывали незамеченными... Девчонка описала мне крепость из своих видений... Постепенно я сумел собрать обрывочные рассказы в стройную картину... Мы предположили, что там есть древний клад...
      -- Значит, вы утверждаете, что ведунья действовала расчетливо? -- спросил я, не скрывая иронии.
      -- Нет, мы, вправду, испытывали друг к другу сердечную склонность, -- нехотя ответил Генрих, -- Анна не желала золота, её привлекла сама авантюра, как ребенка привлекает новая игра ... Увы, для неё все завершилось трагично и, возможно, такая же участь ждет меня...
      Он смолк, пытаясь собраться с мыслями.
      -- Ваше право последовать за мною или повернуть домой, -- произнес он, разведя руками.
      Его лицо выражало искреннюю растерянность.
      -- Мне совестно, что я решился использовать вашу помощь, солгав про тайное общество, спасающее ведьм, -- Генрих усмехнулся, -- действительно, вздор...
      -- Вы помогли спасти Александру, -- заметил я.
      -- Верно! -- воскликнул князь. -- Не стоит принижать своего благородства...
      -- Я не мог поступить иначе, -- Генрих явно не любил подобного внимания к своей персоне. -- Оставим глупый пафос! Вы же люди дела, а не слов!
      -- Тебя в крепости влечет золото? -- спросил Байсар. -- Или жажда мести за твою женщину?
      Генрих махнул рукою.
      -- Жажда приключений, -- усмехнулся он, -- даже если в крепости ни черта нет! Как погляжу, вы согласны пойти со мною, дабы расправиться с предводителем безумцев. Верно, Вербин, это ведь ваши дела служебные? Граф Апраксин огорчится, если злодеи убьют какую-нибудь светскую любительницу салонных гаданий.
      Прогремел гром, предвещающий кратковременный горный дождь. Каменный грот надежно хранил нас от небесной воды. Лишь приятная свежесть прохлады окутала нас. Сквозь грозовые тучи прорывались лучи солнца -- добрый знак.
      Авантюрист задумчиво смотрел на размытые очертания крепости на сером дождливом небе. Возможно, печальная участь ждет и его. Неужто призрак ведуньи пытался предупредить Генриха об опасности?
     
     

Глава 10

Вопрос о высшем обратить к теням

      Из журнала Александры Каховской
     
      На время отсутствия Константина мы с Ольгой остановились в доме Реброва, где были в гораздо большей безопасности, чем в незащищенной усадьбе вдали от Кисловодска.
      Вечером в ресторации сестра сразу же прогрузилась в болтовню со светской молодежью, явно пытаясь прогнать мысли волнения за судьбу мужа. Мы с Ниной занялись гаданием на картах, скорее развлечения ради, чем для познания будущего. У нас выходила полная бессмыслица, вызывающая смех, подогреваемый глупыми шутками офицеров. Вдруг я почувствовала на себе чей-то тяжёлый взгляд. Обернувшись, я увидела Роговцеву, которая насмешливо наблюдала за нашим гаданием. Доктор Майер, прослывший ловеласом, пытался увлечь даму беседой о колдовских обрядах, но она явно не слушала его, прикрывая веером зевоту.
      Вечер прошёл спокойно. Примерно в полночь я отправилась спать, ощутив непреодолимую сонливость. Сон окутал меня, как только голова коснулась мягкой подушки.
      Среди ночи проснулась от неприятно холода и, оглядевшись, поняла, что стою на тропинке, ведущей вниз к реке, стремительные воды которой освещены лунным светом. Не ведая причины, спустилась вниз. На широком плоском камне стояла фигура в темном плаще, который соскользнул, обнажая стройное женское тело. Сжимая в руке нож, женщина опустилась на колени. Поддавшись несвойственному любопытству, я попыталась подойти ближе, дабы увидеть ее лицо, но споткнулась о камни. Женщина обернулась на шум... Мой взгляд встретился с презрительным взором Роговцевой, в ее глазах сверкнул яркий зеленый огонек. Неужто она ведьма? Я бросилась бежать, не видя дороги, мне вслед донесся раскатистый хохот. Вдруг меня обняли крепкие руки.
      -- Аннушка, что случилось? -- прошептал ласковый мужской голос. -- Ты напугана!
      Внезапно сновидение исчезло, уступая молчаливому человеку с жуткой улыбкой...
     

* * *

      Сегодня утром я столкнулась с Роговцевой у колодца Нарзана. Нина задержалась, встретив одну из приятельниц, я отошла в сторону, дабы не мешать им делиться дружескими воспоминаниями.
      После страшного сна я иначе смотрела на эту утонченную безупречную даму, Роговцева вызывала у меня неконтролируемый страх.
      Ведьма обернулась, одарив меня непринужденной улыбкой, и произнесла слова приветствия. Мой ответ прозвучал натянуто, вызвав сначала недоумение собеседницы, а потом внезапную догадку. Неужто колдунья прочла мысли?
      Госпожа Роговцева презрительно улыбнулась, в ее глазах сверкнул зеленоватый огонек, тот самый, как ночью.
      -- Вы правы, я истинная ведьма, -- гордо произнесла она, смерив меня презрительным взором. -- Правда, у меня хватает ума сохранить в тайне свою сущность.
      Я не сумела сдержать возмущения:
      -- Мы не просили своих талантов! И не занимаемся колдовством!
      Роговцева рассмеялась.
      -- Глупые девчонки, вы получили всё даром, и не можете по достоинству оценить свои возможности! -- в ее голосе прозвучала нескрываемая ненависть. -- Даже не сумеете скрыться от врагов...
      -- Мы не ведьмы! -- произнесла я, задыхаясь от негодования. -- Почему нам приходится умирать по ложному подозрению?
      -- Именно потому, что вы не ведьмы, -- красивые черты Роговцевой исказила неприятная улыбка, -- настоящая ведьма не позволит себе стать загнанным зверьком и никогда не привлекает к себе внимание...
      -- Значит, нам суждено умереть, а вам наслаждаться жизнью? -- в моих словах звучала горечь.
      -- А как вы желаете? Думаете, легко стать ведьмой, будучи обычной женщиной? Представьте, какого пройти множество обрядов, дабы проникнуть в тайны, которые открыты вам с рождения!
      Она снова расхохоталась.
      -- Вы всего лишь ошибки природы, -- произнесла Роговцева, -- вас всегда будут либо презирать, либо охотиться за вами... Ведьмы только смеются над вашей глупостью...
      Никакого ответа не приходило на ум, я молча стояла, глядя в глаза собеседнице. Которая, вдруг внезапно смягчилась.
      -- Право, я не чудовище, -- вздохнула она, -- иногда мне, действительно, жаль несчастных избранниц высших сил... Но ваша гибель позволяет утолить жажду ненависти охотников на ведьм, что дарит нам возможность не просто жить, но и продолжать наши магические искания...
      Её взор пронзал насквозь. Мне стало страшно, что едва сдержалась, дабы не плюнуть ей в лицо по славянскому поверью -- ведьма на время потеряет силу, если ей плюнуть в глаз.
      -- Ворожея Анна? -- спросила я.
      -- Деревенская девчонка, ее дара хватало только для того, чтобы развлечь селян, -- отмахнулась Роговцева, -- откуда в деревне можно постичь тайны магии? Деревенщины умеют только собирать травы и бессвязно бормотать над ними. Она недостойна называться ведьмою!
      Колдунья усмехнулась и, изящно повернувшись, последовала прочь по парковой дорожке. Ее темно-синий плащ зловеще развевался на ветру.
      Ко мне подошла Нина Реброва.
      -- Роговцева - ведьма, -- прошептала я.
      -- Мне она тоже не нравится, -- кивнула подруга, не задумываясь, что моя фраза прозвучала в прямом смысле.
      Я решила не разубеждать Нину. Роговцева явно не боялась, что я разоблачу её. Кто мне поверит? Разве что доктор Майер и Константин. Но они достаточно благоразумны, чтобы не предать новость огласке.
      А ведь ведьма мне завидует! Промелькнула внезапная догадка. Неужто Роговцева чувствовала зависть и к сельской ведунье, над умениями которой посмеялась?
      Значит, Анна случайно увидела колдовской обряд Роговцевой и рассказала мне во сне, о чем хитрая колдунья, явно, не догадывается. Но как Роговцева поняла, что я разгадала её тайну? Надеюсь, ведьма не знает, что мне помог призрак презираемой ею ворожеи.
      Снова перед моим взором промелькнуло насмешливое лицо человека из ночных кошмаров, в мыслях прозвучали слова Роговцевой "вы всего лишь ошибки природы". Я пошатнулась.
      -- Аликс, наверно, ты опять дурно спала ночью, -- покачала головою заботливая Нина, -- предлагаю вернуться и отдохнуть...
      Вернувшись домой, застала Ольгу, которая только поднялась и собиралась позавтракать у себя. Поразмыслив, я решила пока повременить с рассказом о ведьме. Аннушка, ну где же ты? Что нужно сделать? В ответ на мои мысли ветер легонько тронул шторы открытого окна.
      -- Тебе снова снились покойники? -- строго спросила Ольга, видя мое замешательство.
      -- Как обычно, -- улыбнулась я.
      Сестра посмотрела на меня, поджав губки, но ничего не сказала.
      А вдруг Роговцева убила Белосельского, поскольку он узнал о том, что она ведьма! Анна могла рассказать графу о своей встрече с нею возле реки.
      Я опустилась в кресло у окна, глядя вдаль на линию горных хребтов. Где-то там сейчас странствует Константин со своими спутниками.
      Нас навестил доктор Майер, выглядевший весьма озадаченным. Впрочем по вполне ясным причинам.
      -- Нина Реброва сказала, что вы дурно себя чувствуете, -- обеспокоено произнес доктор, окинув меня пристальным взором опытного врача.
      -- Призраки, -- вздохнула Ольга, принимаясь за ароматный кофе. -- А меня беспокоит крепость, куда оправился Константин...
      Майер опустился в кресло, не сводя с меня врачебного взора.
      -- Верно, кошмары, -- ответила я, -- но видений смерти не было...
      -- А ведь меня тоже занимает эта странная крепость, -- поделился Майер своими размышлениями.
      -- Неужто? -- изумилась Ольга, склонив голову на бок.
      Она всегда недоверчиво относилась к мистическим исканиям доктора, но никогда не пыталась вступить в спор.
      -- Древние крепости хранят непостижимые тайны, -- ответил Майер.
      -- Какие? -- прямо спросила сестра.
      Невозможно было понять, заинтересовали ли её измышления врача всерьез, или она спрашивает согласно этикету, дабы не обидеть собеседника.
      -- Возможно, крепости хранят в своих подземельях мистические артефакты, -- ответил доктор, -- я читал заметки одного английского путешественника, он уверен, что среди горских замков есть некие тайники...
      Ольга теряла терпение, но прекрасно сдерживала свои чувства. Доктор не заметил ее волнения. Неужто сестра сочла важными искания путешественника, обычно она никогда не интересовалась подобными теориями.
      -- Ученый утверждает, что когда-то в древние времена в этих краях жили великие мудрецы, -- продолжал Майер, -- ведавшие сокровенными тайнами... На месте их былых дворцов горцами были построены средневековые крепости...
      -- Но куда вдруг пропали эти мудрецы? -- задумалась Ольга. -- Если они покинули эти земли, почему они оставили свои сокровища?
      Моя сестра всегда умеет задавать точные вопросы.
      -- Ответа ученый так и не дает, -- развел руками наш мистик, -- но, если задуматься, когда-то Рим был захвачен варварами... Возможно, такая же участь постигла в древние времена обители мудрецов... Замечу, путешественник утверждает, что они жили там задолго до появления Рима, несколько тысячелетий назад.
      Слова доктора звучали убедительно, и Ольга понимающе кивнула. За тысячелетия многое могло произойти: воины, эпидемии, землетрясения.
      -- Не думаю, чтобы "инквизиторов" заинтересовали тайны древности, -- произнесла она после раздумий, -- наверняка, они даже не подозревают, какой дом избрали своим пристанищем...
      Она мрачно усмехнулась.
      Нас ненадолго отвлек визит посыльного, передавшего мне письмо от Роговцевой, которая вежливо, но настойчиво просила меня о визите. Она недавно переселилась из усадьбы Белосельских в дом Реброва. Чтобы повидать колдунью, стоило лишь пройтись по коридору в ее апартаменты.
      -- Странно, Роговцева казалась такой нелюдимой, -- пожала плечами Ольга, -- неужто она испугалась убийцы и просит тебя о предсказании?
      Сестра сама не поверила своему предположению, но у нее не было причин отговаривать меня от встречи.
      Я решилась, поскорее покончить с неприятным визитом, и отправилась в нумер к Роговцевой.
      Дама встретила меня утроившись в креслах, кутаясь в темно-синий атласный халат. Она сидела, небрежно закинув ногу на ногу, обнажив ступни в красных восточных туфлях. Присутствие молодого лакея ее явно не смущало.
      Роговцева жестом указала мне на кресло напротив.
      -- Мне нужно проникнуть в ту крепость, -- прямо сказала колдунья.
      Спрашивать "зачем?" было бессмысленно.
      -- Ничем не могу помочь, -- искренне ответила я.
      -- Ошибаетесь, -- улыбнулась дама, сладко потягиваясь, -- вам поможет призрак, а вы поможете мне!
      -- Простите, но это опасно! -- воскликнула я.
      Собеседница лишь насмешливо улыбнулась.
      -- Не бойтесь "инквизиторов", они не заметят нас. Вас укроет призрак, а я сама сумею замести следы, -- ответила она. -- Нам нужно пробраться в крепость... -- повторила дама тоном, не терпящим возражений.
      Нам? Мне-то зачем? Колдунья будто прочла мои мысли.
      -- Призрак поманит вас этой дорогой сегодня ночью, -- ответила Роговцева, -- а я отправлюсь с вами...
      В ее глазах вновь мелькнул зеленоватый огонёк.
      -- Вам нужны древние предметы, укрытые в крепости? -- спросила я.
      -- Много будешь знать, скоро состаришься! -- сурово произнесла ведьма.
      Старая поговорка в ее устах прозвучала как заклинание, и мне стало жутковато.
      -- Сегодня в полночь увидимся! -- улыбнулась Роговцева.
      Её слова значили, что мой визит окончен.
     

* * *

      Действительно, вечером я ощутила странное беспокойство, будто кто-то звал, умоляя последовать за собою. Как ни странно, Ольга решила лечь спать пораньше, хотя обычно предпочитала засиживаться светскими вечерами допоздна. Моя горничная тоже заснула. Тоже к лучшему, как бы я объяснила ей свое внезапное желание отправиться на ночную прогулку. Пришлось самой натянуть дорожное платье, а волосы заколоть под шляпу. Сестра явно бы не одобрила столь небрежного внешнего вида. "В крепости ты можешь встретить князя Долгорукова - сказала бы Ольга сурово - как можно отправляться в столь неопрятном виде"? Будучи барышней, привыкшей к нарядам, я, действительно, испытывала волнение от возможной встречи с князем. Удивительно, но наши женские страхи показаться непривлекательной всегда пересиливают чувство настоящей опасности.
      Прихватив свой меч, я поспешила к Роговцевой, с которой столкнулась в коридоре. Колдунья, облаченная в облегающий черный костюм, который даже на карнавал не каждая дама осмелиться надеть, действительно, походила на тень. Я вновь поддалась чувствам женской зависти. Узкие штаны и высокие сапоги были не только весьма удобны для нашего подземного путешествия, но и весьма красили облик спутницы.
      Роговцева позаботилась, чтобы нас ждали запряженные лошади. Повинуясь необъяснимому чувству, я неслась сквозь ночь, поражаясь, что быстрая езда не страшит, как обычно. Мы спешились у одного из высоких пригорков, на ощупь я отыскала узкий вход. Мы обладали достаточной стройностью и легко проникли внутрь. Роговцева зажгла два небольших необычных факела, один из которых достался мне. Прежде, чем тронуться в путь, она пробормотала невнятные слова, очертив в воздухе огнем какие-то знаки.
      -- Это позволит мне пройти незамеченной, -- гордо пояснила Роговцева, -- а вас укроет призрак... А теперь в путь!
      Неведомая сила увлекла меня вдоль подземного коридора. Моя спутница послушно следовала за мною. Вдруг она, испуганно вскрикнув, остановилась.
      -- Постойте! -- попросила она. -- Ручей!
      Нагнувшись, я увидела, что мы, действительно, прошлись по подземному ручейку, настолько мелкому, что удалось не промочить ног.
      -- Я перешла через бегущую воду! -- с досадой пояснила колдунья. -- Придется все начинать заново!
      Не сразу удалось сообразить, что переход через бегущую воду рассеивает колдовские чары. Даже заговоренное зелье нельзя переносить через реку.
      В эти минуты я ощутила, что не знаю, куда идти. Роговцева вновь чертила факелом странные знаки. От ее усердия у меня так разболелась голова, что пришлось опереться о стену. Никак не могла понять, почему помогаю неприятной особе, которая относится ко мне с презрением. Неужто ведьмины чары заставляют подчиняться?
      Когда ведьма закончила свой обряд, неведомая сила опять увлекла за собою, и мы вновь заплутали по коридорам. Роговцева, похоже, полностью доверилась моему таланту. Не знаю, сколько времени заняло наше подземное странствие. Возможно, дорога напрямик оказалась короче наземного пути, петляющего по горным тропам.
      Впервые мелькнула мысль, что стану причиной беспокойства сестры.
      -- Не стоит волнений, -- ответила колдунья, будто прочитав мысли, -- лакей сообщит Ольге, что мы с вами отправились погостить в имение приятелей. Моя безупречная репутация позволит сестре не страшиться за вас, я бываю только в приличных обществах!
      Новость немного успокоила меня, но... Ольга заметит, что я отправилась в дорожном платье, не захватив с собою никаких вещей. Сестра может простить мне, что я не предупредила ее об отъезде, но подобной небрежности не поймет...
      Наконец, мы выбрались из подземелья, окунувшись в краски ночи. Очертания крепости вырисовывались на ночном небе. Колдунья едва сдержала возглас радости.
      -- Но как мы проникнем внутрь? -- забеспокоилась она.
      Повинуясь неведомому проводнику, я поспешила по горной тропинке, а потом вновь свернула в узкий вход, ведущий в подземелье.
      Не сразу удалось заметить, как стены пещеры постепенно превратились в каменную кладку подвала. Потом показалась лестница, не разбирая дороги, я поспешила вверх по ступенькам. Преодолев крутой подъем, мы оказались в просторной комнате. Яркий свет ослепил глаза.
      -- Я привела девчонку, -- прозвучал голос колдуньи, -- и жду справедливой платы по нашему договору!
      В комнату вошел человек в одежде средневекового европейского монаха. Резкая головная боль отняла любую возможность собрать мысли. Ведьма и предводитель инквизиторов. Невероятно! Выходит, она и есть тот самый осведомитель, о котором размышлял Константин!
      Слезы от злости за свою глупости застилали мои глаза.
      -- Не стоит торопиться, -- ответил человек, жестом приказывая своим слугам удалиться.
      Колдунья пристально взглянула на меня, и снова этот зеленоватый огонек. Ноги подкосились от боли. А ведь она боится моего дара. Если я сосредоточусь, то смогу убить... Человек средневекового образа подошел к ведьме и обнял её. Я увидела их горячий весьма не братско-сестринский поцелуй и потеряла сознание...
     

* * *

      Очнулась я от прохлады, скользящей по лицу. Открыв глаза, увидела решетку под потолком, сквозь прутья которой проникал ветерок с первыми солнечными лучами. Рядом со мной сидела девушка, в глазах которой читалось сочувствие.
      -- Тебе больно? -- спросила она.
      Поднявшись в положение сидя, я ответила:
      -- Нет, благодарю.
      Головная боль прошла.
      -- Злые люди хотят нашей смерти, -- произнесла девушка.
      Её слова звучали ни как новость или утверждение, а как обыденное событие. Дескать, чего еще ожидать от злодеев?
      -- Твои друзья идут к нам! -- сказала она, улыбнувшись. -- И твой брат... С ними мой жених, он смелый воин! -- в голосе девушки прозвучала гордость.
      Немного придя в чувства, мне удалось, наконец, рассмотреть собеседницу. Невысокая тоненькая, с огромными темными глазищами, одетая по горской моде, вернее сказать, по обычаю.
      -- Откуда ты знаешь? -- не удалось скрыть изумления.
      -- Мне сказал дух ветра, он приносит весточки, -- ответила девушка. -- Я Лейла...
      -- А я Аликс, -- представилась я, пытаясь собраться с мыслями.
      Значит, мы товарищи по несчастью Нетрудно было догадаться!
      -- Злая женщина обманула, -- сочувственно сказала Лейла, -- мертвая девушка не звала тебя в подземелье...
      А ведь верно! Так вот почему неведомый зов исчез, когда мы перешли через бегущую воду! Виною всему чары колдуньи!
      -- Она сестра Шайтана, -- уверенно решила девушка.
      Точнее не скажешь!
      Облокотившись спиною о каменную стену, я смотрела на кусочек синего неба в окне. Неужто теперь остается лишь ждать, когда нас выручат? Произошедшее казалось бессмысленным сновидением. Мысли беспомощно метались. Как могла ведьма взяться за одно дело с теми, кто убивает ей подобных? И как предводитель "инквизиторов" стал ее любовником? Магия? Нет, он не под властью чар, он с колдуньей добровольно! Что они замышляют? Зачем я им нужна? Если бы меня хотели убить, то убили бы сразу... Такая участь ждала бы и Лейлу... Мы нужны им живыми? Зачем? Что происходит?
      "Много будешь знать, скоро состаришься!" -- прозвучали в мыслях слова Роговцевой.
     
     

Глава 11

И высшее могущество обрел

     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Слова Генриха заставили меня всерьез призадуматься.
      -- Значит, вы сочинили историю о тайном обществе, которое спасает ведьм, -- произнес я, пристально глядя в глаза авантюристу.
      Мой проницательный взгляд заставил собеседника опустить взор.
Генрих
Каспар Дэвид Фридрих
      -- Разумеется, -- улыбнулся он, -- вы уже спрашивали об этом...
      В голосе Генриха прозвучало нескрываемое удивление.
      -- Спешу вас заверить, что не жалуюсь на память, -- перебил я, надеясь, что спутник поймет ход моих мыслей, -- а про вековую историю общества инквизиторов вы тоже изволили выдумать?
      -- Чёрт, а вы правы! -- воскликнул князь. -- Глупо соваться в логово того, о ком ничего неизвестно, и стремления которого не понятны!
      Байсар хоть и не понял смысла наших догадок, но, взявшись за рукоять кинжала, одарил Генриха суровым взглядом.
      -- Признаюсь, я ничего не знаю об этом обществе, кроме того, что они убивают девушек, обладающих мистическими талантами! -- воскликнул Генрих. -- Или вы полагаете, что я с ними заодно и веду вас в ловушку...
      Авантюрист явно что-то недоговаривал, поэтому старался не смотреть в глаза.
      -- Не совсем, -- произнес я таинственно, -- меня интересуют цели этого клана, вернее, цели их предводителя, который обосновался в крепости...
      -- Чего тут непонятного? -- махнул рукой Генрих. -- Они безумцы, которые убивают...
      -- Низшие чины именно таковы, -- мой голос звучал спокойно, но сурово, -- но предводители... Ведь вы, Генрих, собрали простодушных, которым внушили идеи, которые не разделяете... Возможно, наш враг поступил также...
      -- Вы полагаете, что предводитель "инквизиторов" может преследовать иные цели, сделав своим орудием фанатиков? -- спросил князь.
      -- Совершенно верно, -- кивнул я.
      -- А ведь и такое возможно! -- воскликнул Генрих. -- Но что натолкнуло вас на эту мысль?
      Сыграть удивление ему удалось не слишком убедительно.
      -- Во-первых, почему они обосновались в старинной горской крепости, и вообще зачем их принесло в нашу дикую местность? -- высказался я, -- ведь в нашей просвещенной столице куда больше объектов для охоты... В Петербурге не счесть медиумов и гадалок. А, во-вторых, меня смутила и ваша история, господин Генрих. Оказалось, вы не уверены в том, что мы имеем дело с многовековым тайным обществом охотников на ведьм... В-третьих, почему ворожею Анну они убили сразу, а черкешенку Лейлу похитили?
      Сказанные слова удивительно поразили собеседников.
      -- Что им нужно? -- первым спросил Байсар.
      Будто ответ на вопрос мне вдруг удивительно вспомнился рассказ доктора Майера, основанный на предположении одного из английских путешественников. Он говорил о мудрецах, некогда живших в горах, будто средневековые горские крепости построены на месте древних дворцов. Мне и самому попадались заметки, что в горах можно отыскать немало мистических предметов, оставленных "в наследство" от предков.
      Я поделился столь неожиданной версией со спутниками, которые отнеслись с пониманием. Генрих, несколько замявшись, произнес:
      -- Значит, ему нужны мистические девушки, чтобы раздобыть артефакты? -- спросил он. -- Но почему тогда они убили Анну? Да, возможно, она разгадала замысел предводителя, но ведь у нее был подлинный мистический талант...
      Авантюрист нервно пнул камешки на полу грота.
      -- Мне очень жаль, но пока нет ответа на ваш вопрос, -- произнес я, -- Анна могла оказаться помехой для этой цели...
      Беседа помогла мне собраться с мыслями и составить некоторую стратегию дальнейших действий.
      -- Поскольку вероятнее всего, наш король инквизиторов личность расчетливая, я попробую встретиться с ним, -- сказал я, -- это будут обычные переговоры, которые помогут хотя бы частично отвлечь внимание... А вы попытаетесь пробраться внутрь... Генрих, на вас вся надежда как на проводника... Вы говорили, что знаете путь в крепость через подземелье...
      -- Да, я знаю, -- кратко ответил Генрих. -- Мы можем проникнуть незамеченными и убить предводителя!
      Мой недоверчивый взгляд заставил его вновь отвернуться.
      -- Если он задумает предать нас, я его зарежу! -- слова Байсара прозвучали обнадеживающе.
      -- Хватит! -- возмутился Генрих. -- Будь я посыльным "инквизитора", то давно бы перестрелял вас...
      Довод оказался вполне разумным. Обстоятельства и факты говорили скорее в пользу авантюриста. А ведь, верно, он сам здорово рискует!
      -- Пожалуй, единственное подозрение, от которого вы не отделаетесь, корыстное желание самому раздобыть мистическую вещицу, а нас оставить в лапах врага, -- заметил я.
      Генрих развел руками.
      -- Тут уж с вами не поспоришь, таковы мы, авантюристы... Но на сей раз я играю честно, в чем, надеюсь, вы вскорости убедитесь...
      -- И я надеюсь, -- проворчал Байсар, вновь одарив Генриха горящим взором. -- Знай, я не позволю тебе удрать!
      Передохнув, я отправился к крепости, оставив своих спутников, которые должны были повторить мой путь через некоторое время. Оставалась надежда, что соглядатаи клана не бродят по горам и не видели моих попутчиков.
      Наверно, заметив меня издали, стражник замка любезно вышел мне на встречу. Значит, его начальник ожидает моего визита -- решил я. Неужто они добрались до Аликс и ждали, что я отправлюсь её искать? Мелькнула тревожная и, как потом оказалось, верная догадка.
      Стражник с перекошенной презрением физиономией жестом велел спешиться и следовать за ним. Приходилось повиноваться.
      Я обратил внимание, что первый этаж крепости, обычно служивший хлевом для скота, возможно, из-за последствия стихии, сильно просел за годы, и мог служить подвалом. Лошадей господа инквизиторы не держали. Вход в жилые комнаты замка на втором этаже остался по старинке при помощи приставных лестниц. Видя мое беспокойство за своего коня, стражник удивительно учтиво заверил меня:
      -- За вашим конем присмотрят и накормят!
      Поблагодарив стражника, я полез вверх по деревянной лестнице, и сразу же оказался в просторном зале. Строение горцев вместе с убранством в стиле европейского замка смотрелось весьма непривычно. Хозяин не заставил себя долго ждать и почтил меня своим любезным вниманием.
      Главой "инквизиторов" оказался человек невысокого роста и непримечательной внешности, но, встретившись с ним взором, я испытал нешуточную головную боль.
      -- Быстро вы примчались! -- с восхищением произнес он. -- Хотя я знал, что проныра Генрих приведет вас к крепости...
      Стоило больших трудов сделать вид, будто я не догадываюсь об исчезновении Аликс. Собеседник впивался в меня глазами, будто пытался прочесть мысли. Поддавшись догадке, начал воображать, как, будто бы вернувшись на следующий день из Пятигорска, узнал об отъезде Аликс к приятельнице, и совсем не обеспокоен за ее судьбу... Однако решил не думать об этом слишком много, дабы не ошибиться... А вдруг я всего лишь поддался искусному влиянию, и мой новый приятель не обладает талантом чтения мыслей?
      -- Вы ищите мистические предметы в округе? -- я решился сразу же проверить точность своей версии.
      Человек в плаще взглянул на меня с явным одобрением.
      -- Зовите меня доктор Фрост. Знал, вы поймете, что я не склонен разделять фанатичные взгляды своей паствы, -- он усмехнулся, -- однако, эти люди весьма полезны...
      Он взял продолжительную паузу.
      -- Ваша сестра у меня, а компанию ей составила очаровательная дочь гор, -- Фрост улыбнулся.
      Пришлось приложить усилие, дабы сохранить самообладание.
      -- Меня интересует судьба Александры и девушки-горянки, -- перешел я к делу. -- Вам нужна их помощь, не так ли?
      Он утвердительно кивнул.
      -- Если они помогут, то отправятся вместе с вами домой... К нашей всеобщей радости, барышни оказались благоразумны и не перечат... Поверьте, я не собираюсь создать Апокалипсис или открыть врата в Ад... Моя цель - вернуть то, что когда-то принадлежало мне по праву...
      Фрост вновь холодно улыбнулся. Я взглянул в его глаза и к своему стыду ощутил неуловимое беспокойство. Неужто злодей владеет искусством гипноза? Резкая боль вновь будто ударила в голову.
      -- Как давно вы обосновались в горах? -- задал я глупый вопрос, который позволил мне стряхнуть оцепенение мыслей.
      -- Я вернулся домой, -- кратко ответил Фрост, в тоне которого прозвучало безразличие. На миг я ощутил радость, что такой человек снизошел до беседы со мною. -- Мне пришлось отправиться в изгнание, годы, столетия... тысячелетия... Я менял города, страны, имена...
      "К нам явился очередной граф Калиостро, утверждающий, что он ровесник Клеопатры" -- ирония - слабая попытка призвать свои мысли к порядку. Признаюсь, я испугался, что встретил куда более опасного безумца.
      Будто в ответ на мои мысли Фрост расхохотался. В моих мыслях пронесся ответ "я не ровесник Клеопатры... а гораздо старше...". Что за чертовщина? Он пытается свести меня с ума!
      Неужто средневековая крепость, взаправду, построена на месте древнего дворца?
      -- Чем вам не угодила ворожея Анна? -- спросил я, пытаясь перейти к делу.
      -- Девчонка могла помешать мне, она отыскала наследника, который должен стать моим соперником, -- отмахнулся Фрост. -- Он назвался братом Генрихом?
      "И ему тоже несколько тысяч лет?" -- вновь промелькнула ироничная мысль.
      "Нет, он моложе вас!" -- прозвучал мысленный ответ нового хозяина крепости.
      -- Девчонка не знала, но чувствовала, -- на мгновение господин Фрост*, своими манерами олицетворявший выбранное имя, на мгновение поддался гневу.
      _____________
      *Frost - мороз (англ.)
     
      -- Позвольте узнать, о каком наследнике вы толкуете? -- поинтересовался я.
      Признаюсь, у меня даже и не было надежды, что Фрост начнет вдаваться в какие-либо объяснения, дабы удовлетворить любопытство незваного гостя.
      -- Вашей сестре уже обо всем рассказала дикарка, -- ответил он, -- но мне бы хотелось, чтобы вы услышали правду от меня. Наследник древних тайн, тот, кому суждено встать между светом и тьмою, заполучить силу Властелина Огня, который в назначенный час должен стать хранителем ключа знаний и равновесия... неосязаемого ключа, который принадлежит мне по праву! Именно этот ключ должны отыскать мои гостьи...
      Таинственный человек вновь вздрогнул, поддавшись недостойным чувствам.
      Странно, что он решился на столь откровенную беседу с незнакомцев.
      -- Всегда желательно побеседовать с неглупым человеком, -- вновь прозвучал ответ на мои мысли.
      -- Простите за глупость, но неужто вы сами не в силах разыскать свою вещь? -- вопрос был слишком смелый, но Фрост воспринял спокойно.
      -- Будь все столь просто, вам бы не пришлось говорить со мною, -- собеседник одарил меня ледяною улыбкой. -- Каждый камень может оказаться тайником! Но ключ недалеко, я это чувствую... и ключ неосязаем, -- вновь повторил он.
      Фрост, надо отдать должное, весьма величественно взмахнул рукою. Странный человек, кем бы он ни был, держался подобно персоне царской крови.
      Но зачем ему две девицы с мистическими талантами? Аликс - говорит с умершими, а Лейла с духами окрестных гор... Умело объединив их усилия, он сделает из них нужный ему инструмент... Фрост, уловив мою догадку, одобрительно кивнул.
      Однако что-то в столь складной, хоть и невероятной истории собеседника, показалось нелогичным. Неужто я поддался безумству? Увы, жизненный опыт научил, что возможен любой поворот. Есть многое на свете, друг Горацио... Однако, будучи сыщиком, я не намеревался доверять словам господина Фроста, желающего заполучить неосязаемый ключ к тайне Огненного Властелина.
      Моё удивление усилилось, когда нам на встречу вышла госпожа Роговцева, приветливо кивнув мне, будто на светском вечере.
     
      Из журнала Александры Каховской
     
      -- Позволь, я расскажу тебе легенду, -- черные глаза Лейлы пристально глядели на меня.
      Признаться, кавказские легенды я невзлюбила сразу. Они все заканчиваются одинаково: кто-то бросается со скалы, и на этом месте появляется либо река, либо горы, либо озеро.
      -- В этой легенде никто не прыгнул со скалы? -- спросил я прямо.
      -- Нет-нет, -- замотала головой хохочущая Лейла.
      -- Тогда рассказывай, -- с облегчением вздохнула я.
      Мелодичная речь девушки погрузила меня в удивительную атмосферу далеких времен, когда в этих диких краях жили великие мудрецы, хранители тайн Огненного Властелина. Но оказался среди них предатель, который возжелал единолично заполучить сокрытый ключ знаний, за что правитель мудрецов изгнал его. Но злодей успел коснуться ключа и обрел способность продлить свою жизнь на тысячелетия. В назначенный час предатель вернется.
      Наш бесславный удел против своей воли помочь ему заполучить тайную мудрость Огненного Властелина, но среди людей укрыт наследник, которому суждено завладеть ключом знаний... Он, тот, которого избрал сам Огненный Властелин...
      Неужто эта история -- правда, и наш похититель, действительно, жил в этих краях много тысяч лет назад? Или мы попали в плен безумца?
      -- Не бойся, тебя хранит сам Властелин Волков, -- улыбнулась Лейла, будто утешая дитя, испугавшегося темной комнаты, -- он хочет помочь тебе...
      -- Властелин Волков? Кто это? -- сейчас не время для загадок.
      Человек из моих кошмаров явно не склонен помогать мне, значит, не может быть Властелином Волков... Неужто у меня есть защитник? Почему он ни разу не проявил себя?
      -- Скоро ты сама все узнаешь, -- твердо ответила черкешенка.
      Расспросы оказались бы бессмысленной тратой времени, но я почувствовала, что испытываю долгожданное спокойствие, хотя улыбка человека из кошмара продолжала мелькать перед моим внутренним взором.
      Наш разговор прервал визит одного из прислужников, который велел следовать за ним. Лейла казалась спокойной, а мне стоило больших трудов сдерживать волнение.
      -- Скоро придут и наши милые барышни. Не беспокойтесь, они целы и невредимы! -- раздался голос предводителя, когда мы поднимались по лестнице.
      -- Рад вашей честности, господин Фрост, -- ответил ему знакомый голос Константина.
      Радость, что нас отыскали, предала храбрости, и я ускорила шаг. Мы ступили в просторную комнату, где, как оказалось, нас уже ждали.
      Фрост и Роговцева вышли к нам подобно царственной чете, нарядившись в белые шелковые одежды. Ведьма с нетерпением ждала долгожданной победы, после которой ей открывались новые горизонты познания. В горящем зеленоватым огоньком взоре читалось торжество.
      Из соседней комнаты донесся шум, и мы вскорости увидели Долгорукова, Генриха и Байсара, ведомых инквизиторами.
      -- Он нарочно подстроил, чтобы нас схватили! -- произнес Байсар, окинув суровым взором их незадачливого провожатого.
      Генрих промолчал, будто не слышал слов горца. Он насмешливо смотрел в глаза Фроста.
      Повинуясь жесту предводителя, один из охранников выстрелил в Генриха, который, пошатнувшись, упал навзничь. На мертвом лице застыла усмешка.
      -- Наследник убит, -- произнес Фрост, -- теперь ключ принадлежит мне... Ваш ход, милые барышни...
      Роговцева самодовольно усмехнулась, упиваясь нашим унижением.
      Он жестом подозвал меня и Лейлу. Байсар шагнул вперед, намереваясь увести невесту, но Константин удержал его.
      -- Жди, -- услышала я его строгий шёпот.
      -- Я не умею колдовать! -- воскликнула я. -- Что нам делать?
      Меня охватило отчаяние.
      -- Поддайтесь чувствам, -- прошептал Фрост, -- Лейла, тебе подскажут духи гор, Александра, тебе помогут призраки... Слушайте их... слушайте...
      Я почувствовала, как проваливаюсь в пустоту, неужто злодей загипнотизировал нас? Мы стали послушными инструментами в его руках.
      Очнувшись, я поняла, что стою на краю пропасти, не помня, как мы покинули крепость...
      -- Ключ станет моим, -- прошептал Фрост, теряя сознание.
      Мы обернулись, увидев князя Долгорукого, не сводящего взора с предводителя. Лицо князя выглядело другим, не могу описать причины своих впечатлений...
      -- Фрост мёртв, -- произнес он бесстрастно.
      -- Что это значит?! -- сорвалась на крик Роговцева, падая на колени перед трупом своего некогда могущественного возлюбленного.
      Чувствуя, что от моего друга исходит какая-то иная сила, я разделяла ее недоумения.
      -- Беда в том, что Фрост неверно определил наследника, -- пояснил Константин, -- он решил, что это брат Генрих... На самом деле, все было иначе. Авантюрист знал о целях Фроста от сельской ворожеи Анны, и решился принять удар на себя, дабы наследник оказался рядом в момент обряда, что и позволило ему заполучить неосязаемый ключ тайн Огненного Властелина... Приходится заключить, что пророчество сбылось...
      -- Не может быть, -- шептала ведьма, нервозно кусая губы.
      -- Увы, сударыня, ведунья, которую вы презирали, провела вас... Хотя ценою своею жизни и жизни своего возлюбленного... Помню, еще в пути Генрих намекал нам о своей грядущей гибели...
      Так вот что значила предсмертная усмешка Генриха -- это была улыбка победителя.
      -- Неужто остались на свете такие глупцы? -- простонала дама, закрыв лицо руками, -- зачем они согласились умереть? Ради чего?
      -- Он настоящий воин! -- сурово возразил Байсар. -- И мне совестно, что я поначалу принял его за предателя.
      -- Воин? -- передразнила ведьма. -- Что он защищал? За что воевал? За какую землю? За какие богатства? Безумство!
      Её истерические выкрики не слушал никто.
      -- Генрих не хотел говорить нам правду... Некоторые мои догадки о целях предводителя "инквизиторов" вызвали у него явное волнение... Князь не должен был узнать, что он наследник, раньше времени, -- произнес Константин.
      -- Почему? -- спросила я.
      -- Возможно, господин Фрост, действительно, обладал талантом чувствовать человеческие мысли, а целью Генриха было отвлечь внимание от истинного наследника, он не хотел рисковать...
      Как это жестоко! Отвлечь врага ценою жизни, будто на войне... Неужто Огненный хозяин ключа столь безжалостен? Как в ответ на мое негодование в мыслях прозвучало "Они знали, на что шли! Никто не может отнять у человека право выбора!"
      Я перевела взор на неподвижное лицо Долгорукова.
      Любопытно... где находился таинственный ключ? Я ничего даже не увидела? Почему именно на этом месте? Неужто мы сошли с ума?
      -- Странное чувство, -- задумчиво произнес князь. -- признаюсь, я не испытываю радости от подобного дара, наоборот, будто тяжкая ноша сдавила плечи... Мне открыта сама бесконечность времени... Но я знаю, что не должен говорить о том, что ведаю...
      -- Ты привыкнешь, -- твердо произнесла Лейла, -- тебя избрал сам Огненный... Ты стал хранителем тайны народов, которые когда-то столь близко приблизились к вечности...
      Мне почудилось, будто устами девушки говорит призрак древней царицы народа-хранителя тайны. Даже Байсар смотрел на невесту иначе, не смея прикоснуться к ней
      -- Тайны, которые сгинут со света вместе со мною, -- иронично пробормотал Долгоруков, опускаясь на камень.
      Я не смогла возразить, поскольку его слова оказались правдой. Князь стал хранителем ключа... вернее, теперь он сам ключ...
      -- Твоя миссия не столь проста, князь, -- рассмеялась девушка странным смехом. -- Если суждено просто избавиться от ключа, ты был бы убит сразу...
      Он печально улыбнулся, запрокинув голову, глядя в ярко-синее безоблачное небо. Никогда небо не казалось мне столь ярким.
      -- Я столь часто философствовал о том, как прекрасно оказаться на грани между светом и тьмою, -- произнес Долгоруков, -- и даже не мог представить себе...
      Поймав взор князя, я вздрогнула, в его глазах была огненная бездна.
      -- Простите, -- Долгоруков смущенно опустил взор, -- вскорости я научусь не выдавать своих талантов... Думаю, не стоит пояснять, что произошедшее останется в тайне... Хотя, все равно никто не поверит нам, сочтя рассказ бредом безумия...
      Константин молча кивнул.
      -- Могу вас поздравить, не ожидал, что род Долгоруких настолько древний и ведет свое начало с незапамятных времен, -- произнес он, желая подбодрить друга.
      -- Хотел бы я узнать о своем родоначальнике, -- ответил князь.
      Через минуту Долгоруков уже выглядел прежним, только в глазах иногда мелькал огонек, но, как оказалось, заметный только мне.
      -- Вы арестуете меня? -- робко спросила ведьма Константина.
      -- Она красивая, -- вмешался Байсар, -- позволь, я отдам ее в жены своему брату!
      Роговцева тяжело дыша, умоляюще смотрела на Константина, который не отказал себе в удовольствии взять долгую задумчивую паузу.
      -- Зачем твоему брату сестра Шайтана, желающая смерти твоей невесты, -- ответил Константин горцу, который, одарив ведьму презрительным взглядом, отказался от своих намерений.
      Князь, следуя этикету, протянул руку, дабы помочь даме подняться, но ведьма отшатнулась от него. Красивое лицо на мгновение исказилось болью.
      -- Отойдите, -- с трудом прошептала она.
      Долгоруков послушно отступил.
      Генриха похоронили в горах, один из священников "инквизиторов", которые узнав о смерти своего пастора стали гораздо дружелюбнее, предложил отслужить заупокойную службу. Однако князь отверг столь любезное предложение, сказав, что отпевание отслужат в Кисловодске.
      -- Генрих встретится там с Анной? -- вслух размышляла я.
      -- Если их души, действительно, этого пожелают, -- ответил князь.
      Мы неспешно отправились в путь домой. Обернувшись, я увидела размытые силуэты Генриха и Анны, которые, взявшись за руки, смотрели нам вслед.
      Лейла вновь стала прежней, и жених вскорости позабыл о былом страхе пред невестой, когда её устами говорила далекая царица. Постепенно их молчание сменилось неспешной беседой на незнакомом мне языке. Возможно, черкешенка тоже потомок древних?
      А что ждёт меня? Чувствую, как с каждым днем мое беспокойство становится сильнее.
      -- Я постараюсь защитить вас, Аликс, -- произнес Долгоруков, его голос звучал уверенно, давая понять, что речь идёт не о защите в пути от нападения абреков.
      -- Кто такой Властелин Волков? -- спросила я, вспомнив слова Лейлы.
      -- До принятия ислама горцы верили, что страж загробного мира иногда принимает облик волка*, -- чётко ответил Долгоруков, -- Эти верования они переняли у огненных хранителей...
     
      ___________________
      * Образ хранителя врат загробного мира с головою волка, также был распространен в религии древних египтян.
     
      Князь замолчал, явно не собираясь сказать мне нечто большее.
      -- Не бойтесь, -- произнес он, на сей раз его голос звучал неуверенно.
      Долгоруков понимал о незавидности моего положения, но не желал себе в этом сознаться.
     
     

Глава 12

Свет пополудни безмятежно строг

     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Граф Апраксин воспринял мой рассказ с удивительным спокойствием, будто речь шла об обыденном случае.
      -- Значит, господа инквизиторы уберутся из наших краев? -- спросил он задумчиво.
      -- Вы правы, граф, после смерти Фроста, их общество обречено, -- ответил я, -- один из них процитировал писание "порази пастора и рассеятся овцы"...
      Генерал кивнул.
      -- А госпожа Роговцева? -- спросил я. -- Как вы понимаете, мы не можем предъявить ей обвинения, хотя она едва не убила мою родственницу, и стала соучастницей убийства сельской ворожеи...
      -- Пусть убирается ко всем чертям! -- с раздражением воскликнул Апраксин. -- Поверьте, мне самому тяжко на душе, что из-за боязни предать случившееся огласки, преступница избежит наказания...
      -- Случай слишком невероятный, -- согласился я.
      К своему удивлению, меня совершенно не беспокоило, что ведьма не предстанет перед судом. Странная уверенность говорила, что преступницу ждет скорое наказание... Она ввязалась в опасную игру с мистическими силами и действует слишком самоуверенно и неосторожно...
      -- Хотя в водяном обществе уже говорят... ладно, наплевать, что говорят! -- махнул рукой граф. -- Они постоянно что-то говорят!
      На несколько мгновений воцарилось молчание.
      -- Позвольте узнать, как обстоят ваши дела со следствием убийства графа Белосельского и господина Федулина? -- задал Апраксин вполне ожидаемый вопрос. -- Вас столь досадно отвлекли...
      -- Спешу вас заверить, что у меня появились некоторые соображения, -- ответил я, -- но мне нужно совсем немного времени...
      -- Действуйте! -- перебил меня генерал.
     

* * *

      Поразмыслив, я велел кучеру запрячь коляску и поспешил в усадьбу графа Белосельского, очень надеясь застать госпожи Федулину. Дама любезно согласилась меня принять. Вернувшись, я узнал, что Озеров стал другом безутешной вдовы, и хотя не дает поводов для домыслов, сплетники прочат внезапной дружбе скорое романтическое завершение. Возможно, они правы, многие дамы, с легкостью и без сожаления меняют темный траурный наряд на светлое подвенечное платье.
      -- Я знаю, кто убил графа и вашего мужа, -- я сразу же перешёл к делу.
      -- Кто убийца? - взволнованно спросила она.
      Ей стоило больших трудов сдерживать чувства. В печальных глазах сияла искорка нескрываемой радости от подаренной надежды торжества справедливости.
      -- Господин Озеров, -- прозвучал мой краткий ответ, как я и подозревал, вызвавший бурю негодования.
      -- Не может быть! - Федулина гневно отпрянула.
      Былая доброжелательность сменилась явным отчуждением. Неужто водяное общество право, и вдова решила найти утешение в объятиях некогда тайного поклонника.
      Поскольку возникла угроза с позором быть выставленным за дверь раньше времени, пришлось попытался смягчить гнев дамы.
      -- Дай Бог, чтобы я ошибался. Мне бы хотелось встретиться с Озеровым завтра... Простите за навязчивость, было бы любезно с вашей стороны присутствовать при нашей беседе...
      Она смерила меня надменно-презрительным взглядом.
      -- Как вам будет угодно, -- коротко ответила Федулина, -- я впервые встретила доброго друга... неужто вы поддались глупым сплетням...
      Её тон и взгляд красноречиво говорили мне, что я не должен более задерживаться в этом доме. Тем самым дама давала мне понять, что очень обижена моими подозрениями.
      -- Простите, думаю, вам известно, что я не снискал славу любителя светских новостей, -- таковы были мои слова, брошенные на прощание.
     

* * *

      Дмитрий Озеров держался очень взволнованно, скорее опасаясь за свою репутацию в глазах Федулиной, чем за возможное обвинение в убийстве. Он молча исподлобья смотрел на меня, не зная, как подобрать слова, иногда переводя нежный взор на объект своих былых страданий.
      -- Я не убивал ни графа, ни Федулина! - в его тихом голосе звучало отчаяние. -- Зачем мне их смерть? Вы можете утверждать, что я решил отомстить графу... Но зачем мне убивать Федулина?
      Он вновь умоляюще взглянул на свою даму сердца, которая в знак утешения ответила ему ласковым взглядом.
      -- Не отпирайтесь, вы хотели смерти Федулина, поскольку влюблены в его супругу, -- перебил я.
      Подобное заявление, разумеется, звучало как возмутительная наглость, но иногда сыщику приходится пренебрегать этикетом.
      -- Моя любовь к Люси не означает, что я желал зла её мужу!
      Ох уж эти романтические фразы, способные вывести из терпения любого.
      -- Вы занимались чёрной магией, -- напомнил я, -- обряд на смерть соперника.
      Озеров понимал, что боле отпираться бесполезно. Он молча опустил взор.
      -- А давно вы практикуете? - иронично спросил я.
      Федулина молчала, кусая губы.
      -- Нет, я не любитель мистического ремесла, -- в тон мне ответил подозреваемый. -- Я не верил, что обряд может убить человека... Мне просто хотелось выплеснуть свою злость... Я уже говорил вам!
      -- Злость может убить, -- заметил я.
      -- Почему вы решили, что я сделал обряд именно на Василия Федулина? Может, мишенью стал один из многочисленных врагов. Что привело вас к выводу, будто я хотел убить графа и Федулина? - Дмитрий Озеров не мог сдержать чувств.
      -- Вы хотели жениться на госпоже Федулиной, -- сказал я. - и продумали всё до мелочей, чтобы заполучить его состояние. После смерти графа половина его имущества перешла к Федулину -- брату его жены, другая половина - Лизаньке, в качестве приданого. После смерти Федулина его состояние переходит к супруге... Вы решили разыграть свою любовь к госпоже Федулиной, чтобы потом, убив её мужа, жениться на богатой вдове...
      Озеров окинул меня взглядом полным негодования.
      -- Вы можете обвинять меня во всех смертных грехах, но вы не смеете говорить о неискренности моих чувств! -- фраза оказалась вполне ожидаема.
      Госпожа Федулина продолжала молча взирать на наш разговор, утирая платком заплаканные глаза. Надо отдать должное, дама держалась весьма мужественно.
      -- Я нашла это в саду нашего дома, -- вдруг произнесла она, -- это ваша табакерка?
      Она достала из ящика стала ничем непримечательную вещицу.
      -- Судя по вензелю, табакерка принадлежит Дмитрию Озерову, -- задумчиво произнёс я, рассматривая внезапную находку.
      -- Впервые вижу эту вещь! - отрицал он.
      -- Верно, Озеров не единственный на водах с подобными инициалами, -- согласилась Федулина.
      -- Простите, вынужден вас задержать, -- объявил я о своем решении.
      Озеров устало вздохнул.
      -- Люси, я не убийца, вы верите мне? - с мольбой в голосе спросил он, глядя в задумчивые глаза Федулиной.
      Она улыбнулась ему трогательной печальной улыбкой.
      -- Да, я вам верю, -- кивнула она, сдерживая слёзы.
      На прощание влюбленные заключили друг друга в объятия, присутствие посторонних их явно не смутило. Ох уж эти слащавые сцены!
      Доктор Майер любезно согласился помочь мне, дабы выяснить, не стала ли табакерка тайником для яда, который убийца подсыпал сопернику, а саму табакерку бросил в саду.
      Предположения подтвердились, в табакерке, действительно, остались крупицы яда.
     
      Из журнала Александры Каховской
     
      Мне приснился сон, будто госпожа Роговцева разбилась на прогулке верхом. Её лошадь оступилась на узкой горной дороге, и дама не удержалась в седле, хотя слыла искусной наездницей. Она упала в ущелье, и достать тело оказалось невозможно.
      -- Роговцева обречена, -- коротко произнес князь, когда я пересказала ему свое сновидение.
      В его голосе звучало безразличие. Впрочем, я разделяла его чувства. Ведунья Анна будет отомщена, но, думаю, её призрака это не волновало, она желала лишь помешать Фросту.
      Князь вновь взглянул на меня сочувствующим взором, от чего смутился. И снова странный огонек в глазах, пугающий даже меня.
      Потом я поделилась своими соображениями с подругой Ниной:
      -- Князь изменился после недавнего странствия.
      -- Не знаю, -- пожала плечами Реброва, -- не заметила никаких перемен, -- и с улыбкой добавила, -- тебе, возможно, виднее... Надеюсь, перемены произошли к лучшему?
      -- Князь стал мудрее, -- мой ответ позволил удовлетворить любопытство.
      -- Лучше бы он стал посмелее, -- улыбнулась Нина.
      Посмелее? У меня такое чувство, что Долгоруков видит меня насквозь, будто прожигает взором... Не знаю, сохранилась ли его былая симпатия ко мне... Наверняка князь уже прознал обо всех моих дурных качествах... А ведь и я теперь смотрю на него иначе, не как на поклонника... Думаю, его отношение ко мне также переменилось...
      -- Ой, милая Аликс! -- спохватилась Реброва, к счастью, позабыв о князе, -- Ты же не слышала новость, что Лизанька Белосельская все же дала согласие на брак с Коновым. Да уж, они будут столь мило с наслаждением изводить друг друга... Некоторые предпочитают и такую семейную жизнь...
      Признаюсь, весть меня мало заинтересовала, но я не могла не согласиться с Ниной. Лизанька не так уж наивна, как мы уже успели в этом убедиться, да и Конов обладает пресквернейшим характером, чего даже не пытался скрыть.
      Нашу беседу прервал визит офицера Юрьева, и я, видя смущение Нины, поспешила оставить их наедине. Вот уж кому не помешало бы быть посмелее, так это господину жандарму!
     
      Из донесения Константина Вербина
     
      Во-первых, мне бы хотелось отметить, что граф Белосельский не был убит. Он, не сумев пережить утрату любимой супруги, покончил жизнь самоубийством.
      На эту догадку меня натолкнул один эксперимент. Будучи на улице у окна я выстрелил в воздух, и никто в доме не услышал звука. Значит, чтобы домочадцы графа слышали выстрел, он должен был прозвучать в доме. Однако граф уверял, что в него стреляли из открытого окна. Все подозреваемые, кроме Федулина, который потом был убит, и Конова находились в доме. Они не могли выстрелить в окно, а потом незаметно проникнуть в дом, поскольку, чтобы добраться от окна гостиной к чёрному ходу, нужно пересечь дорожку, ведущую от парадного входа. Разумеется, граф не хотел навлечь подозрения на своих близких, поэтому и рассказывал мне о тайных врагах, имён которых якобы не помнил.
      Выстрелив в стену, чтобы создать видимость покушения, Белосельский спрятал пистолет. Еще при первом визите я увидел у окна огромную вазу, которая никак не вписывалась в убранство гостиной. Возможно, она и послужила временным тайником для оружия.
      Подмена лекарства на яд мне тоже показалась странной. Удивительно, что именно сам граф обнаружил это. Как, не будучи доктором, он смог определить яд? Как отличить отравленные порошки от безопасных?
      Граф не желал, чтобы о нём говорили как о самоубийце, поэтому разыгрывал покушения на себя, чтобы его грядущая смерть выглядела как убийство.
      Прошу, чтобы моё открытие оставалось в тайне, дабы доброе имя графа Белосельского не носило клейма самоубийцы.
      Кузина графа сказала мне, что он говорил о неком злодействе, на которое способен. Поначалу казалось, будто Белосельский говорил об убийстве, но речь шла о самоубийстве.
      Когда я установил причину смерти графа, круг подозреваемых в убийстве господина Федулина значительно сузился. Кто мог желать смерти Федулину? Разве что госпоин Озеров, влюблённый в его жену, и сама госпожа Федулина, которая давно хотела избавиться от надоевшего супруга. Мне стало известно, что Озеров провёл обряд чёрной магии. Частично это снимало с него подозрения. Убийство Федулина хоть и было спонтанным, но оно было очень продуманным. По правде сказать, мне ни разу не встречался убийца, который перед преступлением наводил бы порчу на свою жертву. Позвольте считать это абсурдом!
      Мадам Федулина вызвала у меня куда большие подозрения. Именно она сказала, что её муж знает, кто убийца, но молчит об этом. Мне не удалось поговорить с Федулиным, он умер во время завтрака. Добавить яд в еду или питьё во время завтрака было невозможно. Только супруга могла подмешать яд мужу в утренний стакан воды, точно рассчитав, когда яд начнёт действовать. Замечу, у Дмитрия Озерова не было подобной возможности.
      Замысел будущей вдовы оказался прост. Воспользовавшись таинственной гибелью графа, она решила убить супруга, надеясь, что все подозрения падут на её поклонника Озерова.
      Разумеется, её муж ничего не знал об убийце Белосельского. Федулин умер за завтраком, до нашего возможного разговора. Так убийца желала запутать меня.
      Помимо любви Озерова вдова решила воспользоваться и его былой семейной враждой с Белосельским.
      Понимая замысел убийцы, я решил поймать её в ловушку, разыграв спектакль, будто хочу предъявить Озерову обвинения в убийстве. Федулина столь трогательно защищала его от моих нападок, она великолепная актриса. И, как я полагал, дама решила бросить на юношу ещё большее подозрения. Федулина принесла грубоватую деревянную табакерку, которую можно изготовить за день, украшенную его инициалами, которую якобы нашла в саду усадьбы. На стенках табакерки, действительно, остались частицы яда. Ради поиска возможного мастера табакерки, я обратился к знакомому резчику по дереву, который сразу же узнал работу своего родственника Ахмеда.
      Ахмед подтвердил, что к нему приезжала дама, закрывшая лицо вуалью, и заказала эту табакерку кому-то в подарок. Невозможно, чтобы Озеров, переодевшись в женское платье, заказал отдельную табакерку для яда и украсил её своими инициалами. Причём сделал это после убийства. Такая версия была бы полной чепухой!
      Федулина хотела окончательно меня запутать и также обратить мое внимание на охотников за ведьмами. Она слала пугающие письма Лизаньке о колдунье, которые потом забрала, посыпав подоконник илом, будто следы "инквизиторов", пробравшихся из подземелья. Такая возможность была только у домочадцев! Даже при понимающем отношении к мистическим явлениям, невозможно поверить, что письма могли быть украдены призраком.
      Мои умозаключение и доказательства оказались убедительны, и госпоже Федулиной предъявлены обвинения в убийстве.
     
      Из журнала Константина Вербина
     
      Бедняга Озеров, новость для него оказалась сильнейшим ударом. Поначалу он пытался утешить себя, будто Федулина совершила преступления ради него, чтобы они были вместе... Однако он не мог долго обманывать себя...
      -- Лучше умереть, чем познать такое унижение, -- сказал он мне.
      В его голосе звучал укор.
      -- Вы злитесь на меня за то, что открыл вам правду? -- догадался я. -- Мой друг, задумайтесь... Стань вы мужем Федулиной, вас бы постигла участь ее первого мужа... Вы не настолько наивны, чтобы поверить, будто к вам она отнеслась бы как-то иначе...
      Озеров оказался достаточно благоразумным и не отверг мои слова.
      -- Возможно... -- кратко пробормотал он, -- я полюбил не ту особу, которой была дама Федулина на самом деле... Я любил нежное воздушное создание, которое хотелось защитить, а не жестокую убийцу... Понимаю, что мне больно не от того, что Федулина использовала меня, а от того, что я столь сильно обманулся... Какая глупая наивность!
      Юноша с досадой пнул камешек у дороги.
      -- Черт возьми! -- прозвучал звонкий голосок.
      Его удар оказался слишком сильным и камешек задел каблучок туфельки одной из барышень, немедленно выразившей свое негодование об этой неудаче в несколько грубоватой форме. Она обернулась и, заметив, что Озеров смущенно смотрит на нее, весьма непосредственно помахала ему рукою, приняв камешек за знак, вызванный желанием обратить на себя внимание.
      -- Барышни подобного характера могут показаться чрезмерно простоваты, но от них не стоит жать удара в спину, -- заметил я, -- и с ними, пожалуй, всегда весело...
      Озеров, не отрываясь, смотрел на молодую особу, которая продолжила беседу со своей компанией будто бы позабыв о моем приятеле. Ее смех разносился по парку.
      -- Замечу, они нуждаются в защите не меньше, чем "воздушные" недотроги, -- произнес я, -- станьте надежной опорой, что поможет вам победить всех соперников, уверенных, что подобной барышне на надобна забота...
      -- Да, -- улыбнулся Озеров, -- вы правы... До встречи...
      Не задумываясь, он направился к хохочущей компании. Благо местные нравы позволяют подобным образом завести беседу и с незнакомой дамой.
      Я снова с досадой подумал о том, что не могу написать в донесении, как Аликс помогла догадаться о самоубийстве графа. Насторожило то, что она не предчувствовала его смерть. Белосельский колебался до последнего, уйти за любимой, или остаться жить в этом мире... Он любил жизнь, но любовь оказалась сильнее -- не только любовь графа, но и любовь его умершей супруги, которая не позволяла ей покинуть мужа... Аликс однажды сказала мне, что сила любви мёртвых может увлечь за собой живых... Недавно я сам в этом убедился...
      Люди верят в мистические силы, но считают, что их не должно упоминать в государственных документах... Просвещённый мир сам сознательно хочет ослепить себя... Мне страшно представить, что будет через сто лет...
     
      Елена Руденко
     

Оценка: 8.16*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"