Кот Учёный: другие произведения.

Гнев Картёжника

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
  • Аннотация:
    Мистико-исторический детектив. Лишь однажды проиграв в карточной игре, можно стать жертвой смертоносной колоды карт, управляемой призраком. Расправившись с очередной жертвой, карты необъяснимо переходят к другому проигравшему...


ГНЕВ КАРТЁЖНИКА

   Санкт-Петербург, 1839 год
  
   Из дневника г-на Галунина
  
   Сегодня утром меня ждал весьма пренеприятный разговор с моей милой супругой, причина которого крылась в моей вчерашней игре в карты, вернее, в моём проигрыше. Моя Жюли обеспокоена тем, что, превратившись в игрока, я могу пустить на ветер всё наше состояние. Напрасно я твердил супруге, что играю очень редко и никогда не делаю крупных ставок. Моя Жюли была непреклонна.
   -- Ты хочешь разорить нас! - твердила она, утирая слёзы.
   -- Ты хочешь, чтобы я поклялся никогда больше не прикасаться к картам? - спросил я с лёгкой иронией.
   Жюли обиженно промолчала, но, подумав, добавила.
   -- Подобным поступком ты бы сделал мне большое одолжение!
   Она говорила вполне серьёзно.
   -- Вчера у нас была обычная приятельская игра, я проиграл всего лишь пять рублей... -- попытался оправдаться я.
   -- А завтра проиграешь пятьдесят, потом пятьсот, а далее пять тысяч! - злилась Жюли. - Верно говорят, что игрок хуже пьяницы!
   У меня более не было силы спорить с супругой. Если ей не перечить, она быстрее сменит гнев на милость. Моя супруга, действительно, вскоре позабыла о своей обиде, вспомнив, что хотела написать письма своим приятельницам.
   -- Опять беспорядок в бумагах, -- вздохнула она, устраиваясь за письменным столом в гостиной, -- никак не могу перебрать письма...
   Среди вороха бумаг Жюли вдруг обнаружила колоду карт.
   -- Прошу тебя, хотя бы не бросай свои карты на письменном столе! - попросила она меня сурово.
   -- Карты? - удивился я.
   Жюли молча протянула мне колоду карт.
   -- Судя по рубашке это карты Вишневского, моего троюродного кузена, которые достались ему от родственника-картёжника, покончившего жизнь самоубийством, -- вспомнил я.
   -- О, Боже! - испугалась Жюли, -- зачем ты принёс в дом карты самоубийцы? Взгляни, на них кровь! Я помню, говорили, что когда он застрелился, карты лежали пред ним на столе, и капли крови упали некоторые из них... Неужели вы решились играть этими картами? Безумие!
   Она с ужасом отпрянула. Я забрал карты со стола, чтобы боле не пугать супругу.
   -- Я не приносил этих карт! - воскликнул я. - Мы сыграли, я проигрался первый... потом мы разошлись по домам...
   Мне казалось, что я схожу с ума. Моя супруга задумалась.
   -- Вчера вместе с тобой зашёл Вишневский, -- вспомнила она, -- значит, это его глупая шутка! Он решил напугать нас.
   -- Ему это удалось, -- честно признался я, перебирая карты.
   Я с ужасом почувствовал власть карт над собой, рисованные лица карточной знати будто живые смотрели на меня. Я поспешил запереть карты в комод.
   -- На месте Вишневского, я бы немедленно сожгла эту колоду, -- сказала Жюли, -- зачем мне такое наследство.
   -- Мой приятель не придал колоде карт никакого значения, и, наверно, совершенно напрасно... -- я опустился в кресло.
   -- Тебе дурно? - испугалась Жюли. - Неужели эта шутка так задела тебя? Попадись мне Вишневский, я с ним потолкую...
   Я улыбнулся, глядя на её милоё личико, которое становилось столь очаровательным в минуты гнева, разумеется, если этот гнев касался не меня. Долго ждать Вишневского не пришлось, он оказался лёгок на помине.
   -- Стоит вспомнить о дураке, он сразу появится! - зло заметила Жюли. - Только дурак мог так глупо подшутить...
   Вишневский вошёл в комнату, широко улыбнувшись моей супруге.
   -- Сегодня прохладно! - сказал он, усаживаясь в кресло. - А в ваш лакей прекрасно готовит кофе, горячая чашка этого напитка богов мне бы не помешала...
   -- Разумеется, вам приготовят кофе! - улыбнулась Жюли. - Но для начала потрудитесь объяснить вот этот фарс!
   Она подошла к комоду и достала колоду карт.
   -- Зачем вы подбросили нам эту гадость? - спросила она, с отвращением отдавая Вишневскому карты.
   Я даже не успел произнести ни слова. Моя милая жена была настроена весьма решительно. Вишневский испуганно смотрел на неё. Через мгновение я понял, что он испугался, отнюдь, не её гнева...
   -- Простите, но я не приносил вам этих карт, клянусь! - воскликнул он. - Я не знаю, как они могли попасть к вам...
   Гнев исчез с личика Жюли, уступив место испугу.
   -- Почему вы сразу не избавились от карт? - спросила она.
   -- Я получил их в наследство вместе с остальным имуществом, -- ответил приятель, -- всё было описано после смерти моего кузена... даже мелочи вроде карт... Они пролежали в комоде около года... до вчерашнего вечера...
   Он испугано взирал на наши застывшие лица.
   -- Я заберу карты, не беспокойтесь, -- произнёс он, пряча колоду в карман, -- я выброшу их...
   -- Это очень любезно, -- Жюли немного успокоилась, -- значит, вы получите заслуженный кофе!
   Она улыбнулась.
   Я решил не думать о зловещих картах, пусть всё покажется непонятным сном. Увы, чем старательнее я пытался не думать о проклятой колоде, тем отчётливее становились злобные карточные лица перед моим взором.
  
  
   Из дневника госпожи Решачёвой
  
   Сегодня утром я случайно обнаружила на столе колоду карт. Не знаю, откуда она могла взяться. Я играла всего лишь трижды в своей жизни, и то весьма неудачно. Лишь однажды по счастливой случайности мне удалось выиграть. Не могу понять, почему эта находка вызвала у меня столь сильное беспокойство. Мне вдруг вспомнился вчерашний рассказ Галунина. Его преследует мистическая колода карт самоубийцы. Разумеется, мой супруг, привыкший к логическим объяснениям, счёл рассказ кузена вымыслом больного воображения.
   -- Мой несносный кузен любит приврать! - сказал он мне, когда Галунин ушёл.
   -- Он выглядел очень напуганным, -- возразила я, -- жаловался на ночные кошмары. Ему снился призрак, требовавший продолжить игру...
   -- Я наслушался от него подобных сказок ещё в детстве, -- отмахнулся супруг.
   Мой бедняга муж очень тяжело болен и склонен относиться чересчур критично ко многим вещам. Доктора говорят мне, что ему осталось жить не более года, что болезнь прогрессирует, но мне никак не хочется верить в это. Меня преследует страх... Что я буду делать, когда останусь одна? Как я буду вести хозяйство и управлять имуществом? Под опёкой супруга, я привыкла жить не задумываясь о многом, он всегда был полон жизненных сил... Я ни за что бы не поверила, что его сможет сразить чахотка.
   -- Я хорошо помню лицо Галунина, когда он рассказывал байки в салонах, -- продолжала я настойчиво, -- вчера он был бледен и нервозен, совсем не похож на себя... А господин Вишневский, пришедший позже, подтвердил слова твоего кузена. Он дважды забирал карты у Галунина, и дважды они возвращались назад - мистика!
   -- Дорогая, прошу тебя, прекрати! - сурово прервал муж мою речь. - Вишневского я тоже знаю с детства, он был ещё большим пронырой...
   Супруг закашлялся, проклиная чахотку. Я решила не донимать его своей болтовнёй, но осталась при своём мнении. Я редко возражаю мужу, но иногда бывают случаи, когда его мнение остаётся для меня абсолютно неприемлемым.
   Наш разговор был прерван господином Вишневским.
   -- Что случилось? - испугано спросил мой супруг, глядя на бледное испуганное лицо гостя.
   -- Галунин скончался, -- произнёс он взволновано.
   -- Как? - мы недоумевали.
   Он вчера был у нас в гостях в добром здравии.
   -- Несчастный случай, споткнулся на лестнице... -- Вишневский тяжело опустился в кресло. - Он упал на моих глазах... Можете счесть меня сумасшедшим, но всему виной проклятые карты!
   Он обхватил голову руками.
   -- Карты? - прошептала я.
   Мне стало дурно.
   -- Дорогая, что с вами? - мой муж, несмотря на свою суровость, относился ко мне очень трепетно.
   -- Я нашла карты у себя утром! - воскликнула я.
   Я сорвалась с места и поспешила в свою комнату. Зловещие карты лежали на столике. Преодолев страх, я взяла колоду в руки. Держась за стены дрожащими от ужаса руками, я вернулась в гостиную.
   -- Вот эти карты! - с отчаянием закричала я, отдавая их Вишневскому.
   -- Да, -- с трудом произнёс он.
   -- Значит, убив Галунина, они перешли ко мне? Я следующая? - мне не хотелось верить.
   Может, это всего лишь кошмарный сон?
   -- Дорогая, прекрати плакать! - почти прикрикнул на меня супруг, -- Вишневский, хватит сеять панику. Если ваш кузен по маменькиной линии - самоубийца, это не значит, что его вещи поубивают пол Петербурга! Меня очень ранила новость о смерти Галунина, но не стоит винить во всём колоду карт! Если это шутка, то она не только неприличная, но и кощунственна над прахом Галунина!
   -- Я не заходил вчера в комнату вашей супруги, -- ответил Вишневский, давая понять, что он не мог ничего мне подбросить.
   -- Откуда взялись карты? - спросила я.
   -- Может, наше домашнее старьё, -- предположил муж, -- такие карты можно купить в любой лавке! Дорогая, вспомни сама, ты постоянно разбрасываешь свои вещи и не помнишь, где у тебя что лежит!
   На мгновение мне показалось, что мой супруг сам не верит своим словам.
   -- Здесь пятна крови, -- прошептала я.
   У меня снова закружилась голова, в глазах потемнело. Вспомнился рассказ Галунина о призраке картёжника, преследовавшего его три дня. Да, три дня... мне осталось всего три дня... В полузабытьи мне показалось, будто чья-то рука легла мне на плечо, я явственно чувствовала прикосновение тонких холодных пальцев.
  

* * *

   Весь день я с ужасом ждала наступления ночи. Попытки мужа успокоить меня были тщетны. Он то кричал на меня, то ласково успокаивал -- я лишь молча кивала ему, ожидая грядущего кошмара. Мои худшие опасения подтвердились, мне всю ночь снился призрак, протягивающий мне колоду.
   -- Продолжите игру! - настойчиво и отчаянно просил он.
   В его глазах не было гнева, только боль и отчаяние. Я в ужасе просыпалась, но пугающее видение возвращалось, стоило мне вновь сомкнуть веки.
  
  
   Из записей Смирновой-Россет [1]
  
   Сегодня наша милая компания собралась в салоне Софии Карамзиной. Я была несколько взволнована, узнав, что Мишель тоже будет там сегодня. Мне стоит больших трудов играть с ним в приятельскую учтивость. В общих беседах он бросает на меня столь смелые взгляды, что я опасаюсь нашего разоблачения. Боюсь, но иногда мои ответные взгляды тоже весьма нескромны.
   На этот раз между собравшимися завязалась мистическая беседа.
   -- Шесть дней назад при весьма странных обстоятельствах скончался господин Галунин, -- печально произнесла Софи, -- его супруга говорила мне, что Галунина преследовала колода карт, принадлежавшая картёжнику-самоубийце...
   -- Верно, -- вспомнила я, -- она говорила и мне, как однажды нашла эту колоду утром на письменном столе. Они вернули её приятелю, кузену-наследнику того картёжника... но на следующий день колода снова появилась у них в доме... Этот кошмар продолжался три дня...
   -- Теперь бедняжка Галунина боится любых карт, -- зашептались гости.
   -- Как погиб Галунин? - спросил Мишель.
   -- Он споткнулся и упал с лестницы, -- ответила я.
   -- Осмелюсь предположить, что Вишневский, столь неразумно пустив в игру карты самоубийцы, дал начало череде смертей, -- сказал Мишель.
   -- Пока только одна... -- поспешила заметить я.
   -- К сожалению, вчера произошла вторая смерть, -- печально произнёс Мишель, -- утром погибла госпожа Решачёва, обнаружившая у себя карты в день смерти Галунина... Её тело нашли утром. Врачи предположили, что она потеряла сознание, и, при падении ударилась насмерть затылком о камни мостовой. Смерть наступила ранним утром, до рассвета...
   Собравшиеся испугано переглянулись. Во взгляде каждого гостя читался испуганный вопрос: кто следующий?
   -- Неужели мы, просвещённые люди, будем верить в подобный вздор! - вдруг воскликнул господин Шавелин, -- беднягу Галунина разыграли приятели, а то, что он упал с лестницы - совпадение... Не стоит верить в россказни о картах убийцах... А даме Решачёвой не стоило одной отправляться на прогулку.
   Лермонтов вопросительно смотрел на возмущённого господина.
   -- Позвольте вопрос, -- произнёс он задумчиво, -- а вы когда-либо играли за одним карточным столом с Решачёвой?
   -- На прошлой неделе я был у них в гостях и мы развлеклись игрой на мелочь, -- ответил Шавелин.
   Он с трудом скрывал сильное волнение.
   Мишель молча кивнул.
   -- Пожалуй, мы увлеклись сей неприятной темой, -- прервала печальное молчание София, -- на мой взгляд, премьера новой оперы стоит не меньшего внимания...
   Постепенно за милой беседой гости забыли о проклятых картах. Я заметила, что Мишель иногда украдкой изучает лицо Шавелина, который явно взволнован и иногда невпопад отвечает на вопросы. Кажется, я поняла догадку Мишеля -- Шавелин следующий обладатель карт самоубийцы.
  
  
   Из дневника господина Шавелина
  
   Я всегда был достаточно просвещенным человеком, чтобы верить во всякую чертовщину... до вчерашнего дня... Шесть дней назад скончался один мой родственник, а вчера погибла госпожа Решачёва, которая нашла карты у себя в день смерти Галунина. Общество винило в их смерти мистические силы. Я открыто посмеялся над подобными глупостями, пока вчера вечером не обнаружил эту колоду карт у себя на столе.
   Поначалу я всё принял за глупый розыгрыш и терпеливо ждал, пока шутники выдадут себя. Обычно они долго не выдерживают и с хохотом начинают расспрашивать: "Как мы вас напугали? А вы поверили в этот вздор?". Меня поразило, что на этот раз никто из моих приятелей не выдал себя, я даже не заметил насмешливых взглядов и весёлого шёпота за спиной.
   Беседа в гостиной Карамзиной окончательно напугала меня. Собравшиеся, замечу, люди не глупые и не суеверные, были явно обеспокоены. Даже наш вечный шутник Мишель Лермонтов не поднял на смех зловещую мистическую теорию.
   Домой я добирался, со стыдом преодолевая страх. Тени на ночной улице казались мне призраками. Мне мерещилось, что тень самоубийцы следует за мной по пятам. Я зажмурился, решив не открывать глаза, пока извозчик не скажет, что мы приехали.
   -- Продолжите игру! -- послышался мне шёпот.
   Я вздрогнул. С Невы потянуло прохладным ветром. Наверно, я схожу с ума, если шум ветра кажется мне шёпотом злобных привидений.
   Только ступив на порог дома, я немного успокоился. Вскоре я понял, что сумерки внушают не меньший страх, чем темнота. Я велел лакею зажечь больше свечей. Обычно я бережно отношусь к свечному запасу, зачем понапрасну транжирить деньги. Можно читать, устроившись рядом с одной свечой. Однако на этот раз я не только велел зажечь столько свечей, чтобы было светло как днём, но и лёг спать при ярком освещении...
   Ночью мне приснился проклятый самоубийца, он протягивал мне колоду карт и умоляюще просил меня продолжить игру... Я в ужасе просыпался, но стоило мне закрыть глаза, кошмар повторялся вновь.
  
  
   Из записей Смирновой-Россет
  
   Прошло три дня, опасения Мишеля, действительно, подтвердились, господин Шавелин стал следующим избранником карт. Все три дня он проводил в кутежах и застольях, будто желая насладиться жизнью напоследок. Его поведение вызывало сильное удивление в свете -- Шавелин давно прослыл скрягой. Многие, увидев его в эти дни в компаниях любителей дорого покутить - недоумевали. Никто полностью не верил в мистическую силу карт, поэтому его поведение объясняли нелепым испугом.
   В этот вечер мы снова собрались у Софии Карамзиной. Господин Шавелин тоже почтил нас своим присутствием. Он снова вернулся к своему былому чопорному облику, будто бы не он ещё вчера кутил в сомнительных обществах.
   -- Поскольку все знают, что карты покойника невероятным образом оказались у меня, -- произнес господин Шавелин в конце вечера, -- я не буду задерживать ваше внимание на этом моменте.
   Собравшиеся не нашлись, что сказать. Все эти дни мы искренне надеялись, что беспокойство за жизнь Шавелина напрасно.
   -- Как видите, прошло три дня, а я жив и здоров! - весело произнёс он. - Прошло ровно три дня! -повторил он, указав на часы. - Ровно три дня, как я обнаружил у себя на столе эти карты... Я запомнил время! Все знают мою любовь к точности! Вот так, мой дорогой кузен, -- он насмешливо обратился к Вишневскому, который виновато опустил взор.
   -- Слава Богу, что всё обошлось, -- прошептал он.
   Я заметила, как Мишель молча взглянул на свои часы.
   -- Алексей Петрович, вы нас несказанно обрадовали! - нарушила Софи воцарившееся молчание. -- Теперь мы можем забыть о злобном призраке и его картах.
   На этой доброй новости очередной приятный вечер у Софии подошёл к концу. На улице накрапывал мелкий дождь, и мы начали спешно рассаживаться по экипажам. Несмотря на конец весны, погода была прохладной. Господин Шавелин, который из-за экономии не держал собственного экипажа, остановил одного из городских извозчиков. Шавелин обменялся парой фраз с Вишневским, проследовавшим мимо. Он жил неподалёку и предпочитал пройтись пешком.
   -- Зря вы нас пугали! -- повторил Шавелин с лёгкой иронией. -- К чёрту ваших картёжных призраков!
   Когда Мишель помогал мне сесть в экипаж, раздался испуганный крик. Я обернулась. По неясным причинам, лошадь, запряжённая в коляску господина Шавелина, вдруг понесла. На скользкой из-за дождя дороге коляска опрокинулась.
   К моему стыду, я настолько испугалась, что непроизвольно оказалась в объятиях Мишеля. Только через несколько мгновений я поняла, что уткнулась лицом в его плечо. Темнота и случившаяся трагедия отвлекли от нас людское внимание, и мою оплошность никто не увидел.
   -- Часы в гостиной Карамзиной спешили на десять минут, -- печально произнёс Мишель.
   Я заставила себя обернуться. Кучер быстро поднялся на ноги и, потирая ушибленную руку, побежал к господину Шавелину.
   -- Ума не приложу, почему моя лошадь понесла! - причитал он. - Бедняга барин...
   Мишель, оставив меня, тоже поспешил к Шавелину.
   -- Он мёртв, -- произнёс Лермонтов, -- ударился виском о камни мостовой...
   Чтобы не упасть, мне пришлось опереться о дверцу экипажа. К счастью, в темноте я не могла видеть случившегося.
   -- Лошадь заметила призрак, -- слышала я шёпот, -- животные видят духов, которые невидимы для людского взора.
   Не знаю, сколько прошло времени, пока Мишель вернулся ко мне.
   -- Александрин, будет лучше, если я возьму на себя дерзость проводить вас, -- произнёс он тоном, не приемлющим возражений.
  

* * *

   Утром мне нанесла визит госпожа Нежданова. Она была бледна и взволнована.
   -- Проклятые карты самоубийцы! - воскликнула она. - Утром я нашла их у себя!
   Бедняжка зарыдала. Я с ужасом понимала, что не знаю, как ей помочь. Мои слова утешения прозвучали глупо. Нежданова протянула мне колоду. Преодолев страх, я взяла в руки зловещие карты.
   -- Я боюсь, -- призналась Нежданова, -- мне очень страшно.
   Не задумываясь, я бросила колоду в камин. Зачарованно смотрела я, как огонь пожирает зловещие карты, когда они превратились в пепел, мой страх постепенно отступил.
   Госпожа Нежданова постепенно успокоилась и улыбнулась. Карт больше не было, всё казалось странным кошмарным сном.
   -- Благодарю, -- дрожащим голосом произнесла она. -- Простите, что побеспокоила вас...
   Нежданова поспешно удалилась. Я искренне надеялась, что теперь - всё кончено, но разум твердил, что избавиться от проклятия так просто невозможно.
  
  
   Из дневника госпожи Неждановой
  
   Я в панике, верно говорят, что ожидание смерти хуже самой смерти. Сегодня утром я обнаружила у себя проклятую колоду карт, которая убила несчастных господина Шавелина и госпожу Решачёву. Как бы мне хотелось верить, что это всего лишь шутка. Если бы шутник сознался мне, я бы бросилась к нему на шею, позабыв обо всех правилах хорошего тона. Нет, к моему несчастью, это не шутка!
   С каждой минутой мой страх усиливается. Я рассказала о картах моей самой близкой приятельнице Александре Смирновой, которая разумно бросила их в камин, желая тем самым положить конец череде смертей. Я надеялась, что карты уничтожены навсегда, но, вернувшись домой, я с ужасом вновь нашла у себя на столе зловещую колоду.
   У меня осталось всего лишь три дня жизни! Почему эта мистическая трагедия произошла именно со мною?
   Не зная, как поступить, я снова вернулась к Александре Смирновой. У неё в гостиной я застала нашего общего знакомого Мишеля Лермонтова. По правде сказать, он мне никогда не нравился, его ядовитые шутки вызывали у меня раздражение, а его манеры презрение.
   -- Карты, которые вы сожгли, снова вернулись ко мне! - с отчаянием воскликнула я, показывая колоду Александре.
   Я была готова к очередному язвительному замечанию Лермонтова, и сейчас это меня совершенно не беспокоило. Пусть потешается, мне уже безразлично. К моему великому удивлению, Лермонтов оказался серьёзен.
   -- Прошу вас, попытайтесь вспомнить игру с господином Шавелиным, -- произнёс он. - Вы часто оказывались с ним за одним игровым столом?
   В тоне Лермонтова звучала искренняя готовность мне помочь. Я не ожидала, что он вдруг решится оказать мне подобную услугу. С первого дня нашего знакомства я считала его хоть и не врагом, но явным недоброжелателем.
   -- Я играла один раз в жизни, мы даже не делали крупных ставок... Господин Шавелин был очень осторожен... Это была игра - ради самой игры... -- вспоминала я, -- поскольку я была самым неопытным игроком, я проиграла... Зачем вы хотите это знать? - вопрос Лермонтова показался мне странным.
   -- Чтобы вам помочь, нужно выяснить, как карты выбирают свою жертву! - пояснил Лермонтов.
   Я вопросительно взглянула на Смирнову, она спокойно кивнула в ответ. Ей я доверяла, пришлось довериться и Лермонтову -- у меня не было другого выбора.
   -- Разрешите поделиться моими наблюдениями, -- произнёс Лермонтов, -- когда карты попали в игру, проигравшим оказался господин Галунин, потом карты выбрали госпожу Решачёву, которая тоже однажды проиграла Галунину. Она играла три раза в жизни, поэтому этот факт оказалось легко установить. Господин Шавелин проиграл Решачёвой -- это был её единственный выигрыш... А вы, значит, проиграли господину Шавелину...
   -- Карты выбирают проигравшего из круга былых игроков жертвы, -- пояснила мне Смирнова.
   -- Если ваша версия верна, -- задумалась я, -- то я, пожалуй, стану последней жертвой, поскольку я более никогда не играла в карты...
   Не знаю, но сие умозаключение немного порадовало меня, наконец-то, злобный призрак картёжника перестанет мучить живых.
   -- Благодарю за желание помочь, -- произнесла я, поднимаясь с кресла, -- но, боюсь, вам ничего не удастся сделать... Не знаю, как я могу провести эти три дня... Никогда не задумывалась.
   -- Признайтесь в любви, -- такого дерзкого совета я не ожидала даже от Лермонтова.
   Хотя... в моём положении, он мог показаться весьма дельным... Я невольно задумалась, а есть ли на свете человек, которого я могла бы полюбить? Знаю, меня прозвали снегурочкой... Неужели я выгляжу столь неприступно? После смерти мужа прошло пять лет... а любила ли я мужа? Он был старше, и я его слушала... С этими размышлениями я вернулась домой... У меня только три дня, чтобы влюбиться...
   Дома меня ждал Вишневский, именно этот глупец пустил проклятые карты в игру. Он долго извинялся, чем, наконец, вызвал мой смех.
   -- Сыграем? - предложила я, доставая проклятые карты.
   Мне хотелось немного напугать его. Замешкавшись, Вишневский согласился. Удивительно, но карты будто бы повиновались мне, и я легко обыграла его. На этом мы простились.
  

* * *

   Три дня протекли серо и обыденно, я уже смирилась со своей грядущей кончиной. Что держит меня в этом мире? Здесь очень скучно! Возможно, тот свет окажется более интересным. Интересно, может ли наскучить вечность?
   Только сегодня вечером в одном из петербургских салонов я встретила его! Да, вот то чувство, о котором я тайно мечтала... Очень жаль, но оно пришло слишком поздно... завтра я встречу свой последний рассвет...
  
  
   Из записей Смирновой-Россет
  
   Мишель очень серьёзно отнёсся к произошедшим событиям. Я невольно поверила в то, что мы сможем помочь Неждановой. Мистическая версия казалась мне слишком невероятной, но другого объяснения не находилось.
   -- Мне кажется, что разгадка очень проста, -- твердил Мишель, чёркая записи в своём блокноте. - Эти смерти имеют между собой некую логическую связь... и не только связанную с игрой... очень часто очевидное кажется нам тайной!
   Я чувствовала себя неловко, что ничем не могу помочь ему.
   -- Александрин, ваше присутствие помогает мне, -- произнёс он, будто уловив моё беспокойство. - Эх, жаль, что у меня только три дня на размышления...
   -- Простите, но я полагала, что вы испытываете неприязнь к госпоже Неждановой, -- виновато произнесла я.
   -- Моё мнение об этой особе ничуть не изменилось, -- возразил он, -- высокомерная ледяная кукла... Однако она не заслужила преждевременной кончины. Стоит попытаться спасти эту жизнь. Надеюсь, оказавшись пред взором смерти, наша снегурочка будет иначе относиться к жизни.
   Я не нашлась, что ответить.
   -- Галунин, Решачёва, Шавелин, а теперь Нежданова, -- вновь повторил он имена карточных жертв. - Призрак хотел от них продолжения игры... но почему именно эти люди? Почему из всех проигравших именно они?
   Мишель поставил локти на стол и обхватил голову руками.
  
  
   Из журнала госпожи Неждановой
  
   Сегодня утром я поднялась рано. Мне очень хотелось взглянуть на утреннее безоблачное небо, редкость для Петербурга. Я подошла к окну, улыбаясь мягкой красоте рассвета. Похоже, небо оказалось благосклонно к моему последнему желанию.
   Я перевела взгляд на часы. Скоро наступит момент, когда я нашла карты у себя на столике... Мне доложили о визите, того самого человека... Я испугалась, но всё же решилась увидеть его в последний раз... Думаю, на этом следует оборвать мой журнал, пусть летопись моей скромной жизни завершит сей печально-романтический финал...
  
  
   Из записей Смирновой-Россет
  
   Утром, согласно решению Мишеля, мы встретились у госпожи Неждановой в назначенное время. Я не знала, к каким умозаключениям он пришёл, и не могла побороть любопытства. Я и Мишель будто бы случайно столкнулись в прихожей квартиры Неждановой. Я несколько переиграла, выразив удивление от встречи с Лермонтовым.
   -- Не ожидала встретить вас здесь, -- произнесла я изумлённо.
   -- Надеюсь, моё появление не слишком досаждает вам, -- с улыбкой произнёс он.
   В гостях у Неждановой уже было двое гостей - Вишневский и майор Квашнин. Хозяйка дома вела себя рассеяно и постоянно испугано поглядывала на часы. Когда мы вошли в гостиную, горничная принесла кофе, оставив поднос на столике, окружённый креслами, в которых расположились гости.
   -- Мне очень жаль, я не ждала вашего визита, -- извинилась Нежданова, -- я велю, чтобы вам немедленно приготовили кофе...
   Мы поблагодарили её за заботу.
   -- Вы здесь давно господин Вишневский? -- спросил Мишель.
   -- Несколько минут, -- ответил он, -- когда я пришёл, здесь уже был майор... Понимаете, я надеюсь предотвратить хотя бы одну смерть...
   -- Предотвратить? -- иронично переспросил Мишель. -- Или совершить убийство?
   -- Даже для вас это слишком нахальная шутка! -- возмутился Вишневский.
   -- Шутка? -- столь же иронично переспросил Мишель. -- Сейчас тот редкий случай, когда мне совсем не хочется шутить.
   -- Потрудитесь объяснить, -- попросил майор сурово.
   -- Господин Вишневский дальний родственник господина Решачёва, -- произнёс Мишель, -- взглянем на список жертв: Галунин, госпожа Решачёва, господин Шавелин -- все они более близкие родственники умирающего Решачёва, чем вы... Значит, именно они основные наследники...
   -- Что из того? -- тон Вишневского уже не был столь беззаботен.
   -- А теперь вы единственный наследник, если не считать госпожи Неждановой, которой Решачёв завещал в пожизненное содержание крупную сумму... -- закончил Мишель. -- Обратите внимание, господа, наш добрый друг всегда оказывался рядом с несчастными жертвами. Случайность?
   -- Соглашусь с вами, -- поддержала я Мишеля.
   -- Вы могли столкнуть с лестницы Галунина, -- продолжал он, -- а проходя мимо лошади, запряжённой в коляску Шавелина, вы легко могли в темноте положить шип под сбрую...
   Вишневский молчал, выражая тем самым своё возмущение гнусной клеветой.
   -- А смерть Решачёвой особо не похожа на естественную. Её тело нашли на улице. Согласно предположению доктора, она потеряла сознание и при падении на смерть ударилась затылком. Удивительно, что дама, не смевшая шагу ступить без совета мужа, отправилась одна ранним предрассветным утром на прогулку. Предположу, что вы назначили ей встречу, на которой обещали раскрыть ей тайну к спасению... Вы убили Решачёву, ударив камнем по затылку... Ещё не рассвело, и вас никто не видел...
   -- Александра Осиповна! -- обратился ко мне Вишневский. -- Неужели вы верите подобному вздору?
   -- Вынуждена вас огорчить, -- учтиво ответила я.
   -- Это возмутительно! -- убийца не находил слов.
   -- Рассказ Лермонтова весьма логичен, -- перебил майор, -- так, значит, господин Вишневский, вы явились сюда за очередным убийством?
   Он поднялся с кресла, расправив широкие плечи. Мне показалось, что майор, забыв обо всех светских правилах, схватит Вишневского за грудки и выбросит в окно.
   -- Господин Лермонтов мастер сочинять забавные истории, -- усмехнулся Вишневский, безуспешно пытаясь сделать вид, что его не пугает гнев майора.
   -- Если я всего лишь сочинитель, -- демонически улыбнулся Мишель, -- предлагаю вам отпить глоток из чашки госпожи Неждановой. Я видел, что когда все отвлеклись, вы что-то подсыпали ей в кофе... Если я сказочник, вы легко посрамите меня, доказав, что кофе не отравлен...
   Майор уверенно взял чашку и протянул Вишневскому.
   -- Пейте! -- произнёс он по-военному кратко.
   Убийца резким движением опрокинул чашку и бросился к двери, но бравый майор оказался ловчее, и Вишневский был повержен.
   -- Это всё карты! -- воскликнул он. -- Картёжнику-самоубийце они помогали обманывать, а мне убивать... Они будто бы подсказывали мне ход преступления... Колода карт помогает свершить любое греховное деяние!
   -- Значит, это вы подкидывали карты? -- спросила я.
   -- Нет-нет, карты сами указывали на жертву, я был всего лишь исполнитель! -- Вишневский бился в истерическом припадке. -- Они шли по цепочке проигравших именно к тем, кого я желал убить!
   -- Я провожу этого негодяя куда следует, -- сурово произнёс майор, -- господин Лермонтов, моё вам почтение. Если бы не вы, я бы стал самым несчастным человеком, -- он красноречиво пылко взглянул на чопорную Нежданову, которая... покраснела.
   Я впервые увидела, что она отозвалась на пыл ухажёра.
   Из кармана Вишневского вдруг выпала колода карт. Лицо убийцы исказилось ужасом. Он задыхался от страха. Его глаза из-за расширившихся зрачков казались чёрными.
   -- Карты вернулись ко мне, -- прошептал он. -- Почему?
   Мишель собрал карты с пола и молча положил в карман убийцы.
   -- Вишневский, не притворяйтесь сумасшедшим! -- прикрикнул майор, увлекая за собой испуганно убийцу.
   Нежданова, извинившись, поспешила в свою комнату. Она вскоре вернулась, улыбаясь радужной счастливой улыбкой.
   -- Карты исчезли! -- воскликнула Нежданова. -- Они, действительно, вернулись к Вишневскому!
   Мы вопросительно смотрели на Мишеля.
   -- Круг замкнулся, -- ответил он.
   Нежданова устало рассмеялась. Никогда я не видела её такой беззаботной. В эти минуты она стала олицетворением радости жизни.
   -- Я жива! - воскликнула она.
   -- Мы заметили, -- ответил Мишель, -- на мертвеца вы, явно, не похожи... Да, сколько я вас помню, вы были мертвецом, а сегодня вдруг ожили...
   Я ожидала, что Нежданова, как обычно, парирует ответной колкостью, но она только улыбнулась.
   -- Благодарю за комплимент моему внешнему облику! - я не ожидала, что Нежданова умеет кокетничать.
   Мы с Мишелем с улыбкой взирали на эту метаморфозу.
   -- Я люблю и любима! - воскликнула она. - Как это прекрасно!
   Подобное выражение чувств мне показалось уже чрезмерным.
   -- Удивительно, почему некоторые дамы осознают прелесть жизни только под страхом смерти? -- заметил Мишель.
   Я так и не смогла понять, было это шуткой, или философской мыслью. Тон Мишеля был серьёзен, но он умеет шутить даже траурным тоном.
   -- Не знаю, -- госпожа Нежданова восприняла его слова серьёзно и задумалась. - Значит, вы разгадали тайну картёжника! - опомнилась она. - Я должна благодарить вас за спасение своей жизни...
   Нежданова вопросительно смотрела на Мишеля. Мне тоже хотелось услышать более подробный рассказ.
   -- Был рад помочь вам, -- улыбнулся он, -- но позвольте оставить ход моих умозаключений в тайне...
   Госпожа Нежданова не проявила любопытства.
   -- Простите, что дурно думала о вас, -- произнесла она виновато. - За эти три дня люди, которые казались милыми друзьями, сторонились меня, а мой былой недоброжелатель... я считала вас таковым, помог мне...
   -- Могу порадоваться, что хоть кто-то изменил мнение о моей персоне! - ответил Мишель. - Мне остаётся только пожелать вам скорого счастья...
   Мы покинули счастливую Нежданову. Я с улыбкой взглянула в глаза Мишеля и отвела взор. Никак не могу привыкнуть к его мистическому взгляду, я не раз делилась с ним своими чувствами, но Мишель только смеялся в ответ, утверждая, что всё влюблённые ищут во взоре любимых некий мистический огонёк.
   -- Моя милая Александрин, надеюсь, на сегодня вы никого не ждёте? - спросил он с той улыбкой, которая заставляет моё сердце биться сильнее.
   Иногда мне кажется, что я, действительно, во власти Демона, но не в его привычном дьявольском представлении. Я думаю о каком-то неземном существе - скитальце между Адом и Раем, воплощённом изгнаннике, пытающимся найти приют на грешной земле. Возможно, Мишель прав, любовь виной подобных размышлений. Или его прекрасная поэма. Помню, как в первый день нашего знакомства Мишель читал своего "Демона".
   -- Кто же прототип вашего Демона? -- полюбопытствовали слушатели.
   Признаюсь, этот вопрос занимал меня с первых строк поэмы.
   -- Я сам, -- ответил Лермонтов.
   -- Неужто?! Ведь Демон ужасен! -- испугано зашептались юные барышни, обиженно глядя на Мишеля.
   - Я еще хуже, - рассмеялся он, пристально посмотрев мне в глаза демоническим взором.
   Возможно, моя любовь с первого взгляда причина подобного впечатления. Я до сих пор никак не могу избавиться от чувства, что таинственный Демон укрыл меня своим ласковым крылом.
  

* * *

   Спустя три дня мы получили новость, заставившую всех ужаснуться. Умер господин Вишневский. По словам тюремного надзирателя, заключённый жаловался, что все три дня его преследуют бесовские карты. Неужели Вишневский не солгал нам, и карты, действительно, сами указывали на жертву?
   Я вернулась домой поздно вечером. Приняв согревающую ванну и переодевшись в ночное платье, я села перед зеркалом дабы приготовиться ко сну... я не смогла сдержать крик ужаса... предо мной на туалетном столике лежала та самая колода карт...
   Почему так произошло? Я не находила ответа. Почему карты вернулись к Вишневскому? И почему теперь они выбрали меня?
   Мои дрожащие пальцы испугано перебирали карты. Я чувствовала их неведомую жестокую силу, тьма окутала меня. В моих мыслях звучал вопрос: чего я желаю? Любое моё злодейство может быть исполнено, но для этого мне придётся постараться... а если я откажусь, меня ждёт смерть... Я с ужасом поняла, что могу повторить судьбу Вишневского.
   Удивительно, но я заснула быстро. Мне снилась комната, тускло освещённая свечами, посреди которого стоял игровой стол. Я села за стол, будто бы ожидая какого-то неведомого гостя.
   -- Продолжите игру! -- чётко прозвучали слова.
   На меня смотрело усталое бледное лицо игрока-самоубийцы. Я видела его дважды в жизни, но легко узнала его черты. Я не испытала страха.
   -- Я не хочу ни обманывать в картах, ни убивать! -- закричала я, но мои слова прозвучали шёпотом.
   -- Продолжите игру, -- повторил призрак, раскинув карты веером одним движением руки.
   Ранним утром, забыв обо всех правилах хорошего тона, я отправила письмо Мишелю, умоляя немедленно приехать ко мне. Я знала, что он не замедлит откликнуться на мой отчаянный зов.
   Выслушав мой рассказ, Мишель на несколько минут погрузился в размышления. Я терпеливо ждала, пристально глядя на его задумчивое лицо.
   -- Вы рассказывали мне, как однажды проиграли Вишневскому в карты, -- напомнил Мишель, прервав свои размышления. - А госпожа Нежданова говорила, что сыграла с Вишневским и выиграла у него... там самым она передала свою эстафету проигравшему Вишневскому... Круг замкнулся, игра вернулась к тому, кто её начал! Вишневский из избранника превратился в жертву!
   -- Но почему карточное проклятье не тронуло Нежданову? -- спросила я. -- Обстоятельства и случайность...
   -- Обстоятельства не были случайность, -- возразил Мишель, -- все мы были орудиями провидения... Как знать, если бы Нежданова не передала игру Вишневскому, смогли бы мы спасти её...
   Мишель снова задумался, а я опять молча ждала ответа.
   -- Она продолжила игру! - воскликнул Мишель. - Призрак желал, чтобы жертва продолжила игру и выиграла, тогда она минует смерти! Госпожа Нежданова неосознанно сделала нужный шаг и спаслась!
   Он торжествующе взглянул на меня.
   -- Так вот чего хотел призрак, он желал спасти жертв Вишневского. Только продолжив игру, они могли освободиться от проклятья карт! -- пояснял он. -- Значит, он был не злобным преследователям, а советчиком, он пытался объяснить жертвам, как они могут избежать смерти! Призрак хотел их спасти!
   -- Понимаю, -- прошептала я.
   -- Это относится и к избранникам карт, как Вишневский, которого они подвигают на страшные преступления...
   -- Кажется, я преемник подобно Вишневскому, -- произнесла я печально, -- в моих мыслях будто бы звучат голоса -- соверши злодейство или умри!
   -- Сыграйте со мной! - его тон звучал как приказ. - Выиграйте у меня!
   -- А как же вы? - я попыталась возразить.
   -- Играйте! - перебил Мишель.
   Дрожащими руками я положила карты на стол. Неужели, это, действительно, спасёт мою жизнь? Страха не было, всего лишь любопытство похожее на ребячество.
   Игра началась легко. Мишелю даже не пришлось поддаваться мне. Я выиграла, мне казалось, что карты повинуются мне. Странное чувство, будто призрак помогает мне, мысленно я слышала его невидимые подсказки.
   -- Поздравляю, вы выиграли! - весело произнёс Мишель. - Теперь эта колода принадлежит мне...
   Он собрал карты.
   -- А как же вы? - испугано спросила я.
   -- У меня есть ровно три дня на размышления, -- улыбнулся он.
   Не знаю почему, но его демоническая улыбка внушала мне спокойствие.
   Мишель окинул меня многозначительным взглядом влюблённого мужчины. Я не сразу сообразила, что предстала пред ним в ночном платье. Я смущённо рассмеялась, падая в его объятия.
  

* * *

   Вечером на балу я встретила Мишеля. Во время нашего единственного долгожданного танца я взволновано спросила его про карты.
   -- Они у своего законного владельца, -- коротко ответил он.
   -- У самоубийцы? - спросила я удивлённо.
   -- Нет, он был всего лишь зачарованным преемником, -- пояснил Мишель, -- до этого карты принадлежали другому...
   -- Кто владелец карт? - я не могла скрыть интереса.
   -- Какое это имеет значение? - ответил мой милый Демон.
   Он улыбнулся, кружа меня в вальсе. Дальнейшая судьба карт мне стала совершенно безразлична. Я прикрыла глаза, наслаждаясь танцем с Демоном, мне нравилось чувствовать себя в его власти.
  
  
   Елена Руденко
   Осень 2008г.
  
  
  
   [1]Александра Осиповна Смирнова-Россет - фрейлина двора, возлюбленная Лрмонтова, знакомая, друг и собеседник А. С. Пушкина, В. А. Жуковского, Н. В. Гоголя. Оставила интересные воспоминания о жизни русского общества первой половины XIX века.
   Лермонтов так описал свою возлюбленную: "Она была среднего роста, стройна, медленна и ленива в своих движениях; чёрные, длинные, чудесные волосы, оттеняли её молодое и правильное, но бледное лицо, и на этом лице сияла печать мысли... Её красота, редкий ум, оригинальный взгляд на вещи должны были произвести впечатление на человека с умом и воображением" (неоконченная повесть "Штосс").
  
  
  

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Змеиная невеста"(Любовное фэнтези) А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) И.Кондрашова "Гипнозаяц"(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"