Кот Учёный: другие произведения.

Земную жизнь пройдя. Часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 3.11*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мистический детектив. Первая часть "Холодные воды". Петербург 19 века. В речке "Зимняя канавка" найден труп салонной певицы, сыщик Вербин берется за следствие. Распространенная версия смерти девушки - самоубийство из-за неразделенной любви к знатному господину, который должен жениться на барышне своего круга. Однако все оказывается не столь просто. Вскоре его невесту начинает преследовать призрак убитой.
    В романе использованы мотивы городских легенд Петербурга: утопленица Зимней Канавки, Пиковая Дама, петербургские Сфинксы.

В названиях глав использованы строки "Божественной Комедии" Данте Алигьери

  

Елена Руденко

ЗЕМНУЮ ЖИЗНЬ ПРОЙДЯ

"Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу"

Данте Алигьери "Божественная Комедия"



ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

"ХОЛОДНЫЕ ВОДЫ"

Глава 1

И подойдем к печальным берегам

  
   Из журнала Константина Вербина
  
   К моему величайшему сожалению мне пришлось вернуться в Петербург. Новости об успешно завершенных мною следствиях быстро дошли до высших чинов. Было решено, что "столь талантливому сыщику негоже прозябать в диких краях", и мне велели отправиться в столицу с повышением в чине. Признаться, я не ожидал столь внезапной удачи по службе за мои скромные заслуги.
   Как и следовало ожидать, "прозябать" пришлось именно в Петербурге, поскольку начальство собралось приберечь меня для "следствия дел государственной важности".
   Вот уже на протяжении второй недели я занимаюсь тем, что перебираю свои старые записи.


Петербург. Рис. Т. Лазутина

   -- Неужто тебе совсем не в радость отдых? -- удивленно спрашивает меня супруга, когда я пытаюсь пожаловаться ей на свое безделье. -- Мы в Петербурге недавно, а ты уже скучаешь...
   Ольга, как истинная ценительница светских развлечений, рада Петербургской суете. После летних разъездов по дачам и курортам общество возвращается в русло былых городских утех, в которых мне тоже приходится принимать участие, поскольку моя милая Ольга не может долго усидеть дома.
   Впрочем, в Кисловодске моя дорогая супруга не была обделена светскими беседами, на Воды съезжаются многие знатные господа, составляя так называемое "водяное общество". Однако балы в крошечном зале ресторации у Нарзана не могут сравниться с вечерами в лучших домах Петербурга.
   -- Я рада, что мы вернулись! -- повторяет супруга. -- Особенно ради Аликс. Молоденькой барышне необходимо бывать на самых блестящих столичных балах.
   -- Надеюсь, Аликс оценит эту возможность, -- засомневался я.
   Александра всегда любила потанцевать, но в светской суете до сих пор испытывает беспокойство.
   -- Ох, если Аликс не начнут докучать привидения, она будет чувствовать себя превосходно! -- заверила меня супруга.
   В этих словах была доля истины.
   Александра обладает удивительным талантом чувствовать души умерших. В едва уловимых видениях призраки пытаются сказать ей самое важное, что хотели бы донести до живых. Иногда наяву, иногда во сне. Эти видения могут показаться бессмысленными, а скептики назовут их плодами бурной фантазии. Однако я всегда серьезно отношусь к рассказам Алик. Если верно понять эти разрозненные картины, они помогают придти к верному умозаключению. Именно благодаря подсказкам призраков, мне удалось раскрыть многие преступления в Кисловодске.
   Мистический дар Аликс таит в себе иные грани... Многие из которых пока сокрыты даже от нее самой. Самый пугающий талант - предчувствие людской гибели. Взглянув на человека, которому на днях суждено умереть, Александра видит картину его смерти... Горько осознавать, что ничем не можешь помочь несчастному...
   -- Меня ждет весьма интересная беседа, -- произнес я, перебирая бумаги, -- Сергей Ростоцкий, брат одной из твоих многочисленных приятельниц, очень просил меня нанести ему визит...
   Я вновь просмотрел его письмо, напряженный тон которого говорил, что автор желает побеседовать со мною отнюдь не на праздные темы.
   Ольга поморщилась, взволновано поправляя темные локоны.
   -- Странно, -- прошептала она, -- недавно его сестра Климентина настойчиво уговаривала меня предоставить ей возможность побеседовать с Аликс. Нетрудно догадаться, что её привлекает мистический талант моей сестры... А теперь еще твоя встреча с Сержем... Любопытно, не так ли? О! Кажется, я тоже становлюсь сыщиком...
   Моя прелестная женушка рассмеялась.
   -- Избави Бог от жены-сыщика, -- произнес я, скорчив страдальческую гримасу, чтобы поддразнить Ольгу, которая обиженно надула губки, -- но твои выводы не лишены основания, -- спешно добавил я.
   Шутки шутками, но из Ольги вполне получился бы неплохой сыщик. Не каждая светская особа обладает столь живым умом. Да, и не стоит забывать, что эта милая супруга когда-то брала уроки фехтования у одного из лучших учителей Европы. Не завидую убийце, который встанет у нее на пути.
   -- Сначала я сама подробнее разузнаю у Ростоцкой, что ей надо надобно, -- решила Ольга. -- А потом решу, стоит ли Аликс говорить с нею.
  
   Из журнала Александры Каховской
  
   Снова Петербург... Удивительно, хоть я и привыкла к диким краям солнечного Кисловодска, оказывается, очень соскучилась по нашей дождливой унылой столице. Странно, у меня такое чувство, будто всё в городе переменилось... Но, вернее сказать, переменилась я сама...
   Ольга очень рада возвращению. Она любит светские увеселения. Сестра всегда вызывала у меня восхищение своей смелостью и очарованием.
   Сегодня я узнала, что со мною хочет побеседовать Клементина Ростоцкая, приятельница Ольги.
   -- Она ужасно настойчива, на грани истерии, -- с нескрываемой досадой заметила сестра.
   -- Странно, -- ответила я. -- Чем я так заинтересовала эту барышню?
   Нам не удалось найти с нею взаимопонимания, и когда Климентина приходила в гости, я обычно оставляла их с Ольгой. Нет, барышня Ростоцкая никогда не вызывала неприязни, но в её обществе я всегда чувствовала себя несколько напряженно. Возможно, виной всему ее высокомерное отношение к окружающим.
   Она очень миловидна, одевается с безупречным вкусом, а её манеры славятся своим изяществом. Впрочем, Ростоцкая стала олицетворением того самого светского идеала, которому мне так и не удалось соответствовать. Впрочем, я с этим давно смирилась и не вижу причин горевать.
   -- Климентину заинтересовали твои таланты, -- вздохнула Ольга, -- она тебе все расскажет... если будет навязчива, советую прекратить разговор... Дело не в любопытстве, иначе бы я не позволила ей никаких бесед наедине с тобой. Её ситуация, действительно, ужасна!
   Пришлось, скрывая уныние, плестись за сестрой в гостиную, дабы услышать рассказ Ростоцкой, которая не смогла скрыть радости, когда я опустилась в кресла рядом с нею.
   -- Надеюсь, вы простите мою бесцеремонность, -- начала она в своей светской манере, которая заставляла меня вытягиваться по струнке, -- мне бы хотелось побеседовать о некоторых ваших талантах...
   Слова Ростоцкой не вызвали у меня волнения, за последнее время мне удалось привыкнуть к подобным расспросам и научиться отвечать на них с холодной учтивостью.
   -- Знаю, что вы способны видеть и чувствовать мёртвых, -- натянуто произнесла Ростоцкая.
   Её тон вызвал у меня искреннее беспокойство. Речь, действительно, шла не о праздном любопытстве.
   -- Да, я вас слушаю, -- ответила я, улыбнувшись.
   -- Будучи уверена в вашем благородстве, что вы никогда не предадите огласке услышанное, открою вам тайну, -- взволновано прошептала она.
   Затем, помедлив, продолжила.
   -- Меня преследует призрак одной юной особы, которая утопилась в "Зимней канавке" на прошлой неделе... Возможно, вам удастся как-то убедить её оставить меня...
   Я читала в газете об этом ужасном происшествии. Салонная певица со сладким сценическим именем Коко была найдена в холодных водах реки. Картина живо промелькнула перед моим взором, и я поморщилась.
   Коко мне довелось увидеть лишь однажды. Она пела в именинах князя К*. Голосок приятен, мне понравилось. Хотя я не ценитель музыки, и моё суждение может оказаться неверным. Коко вызвала у меня симпатию благодаря веселому нраву. Помню, она хохотала столь искренне и заразительно, что могла рассмешить любого скучающего зануду.
   -- Призраки не являются живым без причины, -- ответила я, -- возможно, эта молодая особа желает вам что-то сказать... Не нужно бояться, попытайтесь понять её знаки...
   Ростоцкая вздрогнула.
   -- Нет-нет, она просто навязчиво преследует меня... Мне постоянно снятся кошмары, будто я тону в потоках ледяной воды... Я даже чувствую холод... А её холодные руки тянут меня на дно!
   В голосе собеседницы прозвучало отчаяние.
   -- Может, у вас есть предположения, почему самоубийца выбрала именно вас? -- поинтересовалась я, размышляя.
   Климентна вздохнула.


Утопленница. Рис. Джодж Фредерик Уоттс

   -- У Бобровского, моего жениха, до нашего знакомства был роман с Коко. Влюбившись меня с первого взгляда, он отверг певичку. Бедняжка не теряла надежды, что былой любовник вернет ей свою благосклонность...
   Далее продолжать не имело смысла.
   -- Вы полагаете, что призрак ревнует вас! -- фраза прозвучала несколько дерзко, но взволнованную Ростоцкую не задела моя прямота.
   -- Я чувствую, она дает мне понять, чтобы я не выходила замуж на Бобровского, -- закончила собеседница мою мысль. -- Прошу вас, попытайтесь отвадить от меня привидение!
   -- Простите, но я не уверена, что призрак захочет меня слушаться, -- спешно заметила я, -- призраки вообще не всегда желают говорить со мной... Также желаю уточнить, что не беседую с ними наяву как сейчас с вами... Их слова для меня -- сны, видения, неуловимые знаки...
   -- Да-да, я вас понимаю, но прошу вас хотя бы попытаться... У меня нет другой надежды!
   Действительно, светская безупречная красавица была доведена до отчаяния.
   -- Разумеется, я попытаюсь помочь вам, -- добродушно ответила я.
   -- Благодарю, -- Ростоцкая по-приятельски взяла меня за руку, -- вы подарили мне надежду...
   С этими словами барышня покинула меня.
   В гостиную вошла Ольга.
   -- Она рассказала тебе? -- поинтересовалась сестра.
   -- Да, -- кивнула я, -- но ты же понимаешь, что я не знаю, как помочь...
   -- Не думай об этом, -- прервала Ольга мои слова, -- полагаю, ты ничего не обещала ей... Хватит покойников!
   Моя сестрица, как обычно, беспокоилась за мое душевное состояние.
   -- А ведь все так странно, -- задумалась я, -- зачем молодой красивой молодой особе, окруженной поклонниками, топиться в зимней канавке? Неужто безответная любовь к Бобровскому оказалась столь сильна?
   -- Верно, глупость какая-то! -- кивнула Ольга, -- Дабы похоронить бедняжку по-христиански, её родственникам удалось убедить священника, что она по неосторожности свалилась в воду...
   -- Неосторожность? -- недоумевала я.
   -- О Боже! -- воскликнула сестра, -- ты рассуждаешь как Константин! Ему всюду мерещатся убийцы! Кстати, он вчера встречался с Сержем, братом Климентины, который тоже вбил себе в голову, что певичку кто-то столкнул с моста...
   Поймав мой настороженный взор, Ольга вздохнула.
   -- Я прекрасно понимаю, что смерть Коко вызывает множество вопросов, но мне бы не хотелось, чтобы мой супруг опять вмешивался в очередное опасное предприятие.
   -- Это его служба, -- пожала я плечами, -- не думаю, что ты бы любила Константина, если бы он проводил все дни в гостиной, кутаясь в халат у огонька.
   -- Да, верно, -- хитро улыбнулась Ольга, -- именно за смелость я приметила его среди других. Славные были времена, впрочем, с тех пор почти ничего не изменилось между нами.
   Она с улыбкой прикрыла, уносясь в воспоминания.
  
   Из журнала Константина Вербина
  
   Я встретился с Сергеем Ростоцким у него на квартире. Мои предположения относительно обстановки жилища этого человека полностью оправдались. Вещи вокруг были весьма добротные, но вычурная роскошь отсутствовала.
   Хозяин квартиры слыл человеком серьёзным и педантичным, но никто бы не осмелился назвать его скучным. Ростоцкий мог легко завязать непринужденный разговор, учитывая вкусы своих собеседников. Внешности он был неброской, но это не мешало ему слыть одним из самых завидных женихов Петербурга.
   Ростоцкий всерьез увлекался медициной и по праву гордился собранной им библиотекой. Он даже учился в Швейцарии на медика. Многие в свете считали его увлечения чересчур эксцентричными, но при этом прониклись к Ростоцкому уважением.
   После краткого разговора о новых приобретениях библиотеки, Ростоцкий перешел к делу, ради которого я был приглашен.
   -- Вы, наверняка, слышали о несчастье, приключившемся с мадемуазель Коко, -- взволновано произнес он. -- Неужто вы верите в самоубийство?
   Вопрос прозвучал резко и поставил меня в тупик.
   -- Простите, но сейчас я не могу ничего утверждать, -- ответил я, -- об этой трагедии мне известно лишь из газет.
   Ростоцкий, извинившись, кивнул.
   -- Буду вам крайне признателен, если вы возьметесь за следствие, -- произнес он, -- не беспокойтесь, я напишу "куда следует" пару писем, и это "несчастье" вы будете расследовать как убийство...
   Я задумался. Ситуация, действительно, вызывала много вопросов.
   -- У Коко было много врагов, -- произнес Ростоцкий.
   -- Позвольте, -- прервал я его речь, -- для начала дела вам следует рассказать мне все... Мне известно, что вы ненавидите Боровского, с которым помолвлена ваша сестра...
   -- Я не пытаюсь скрывать свою ненависть. Хотя многие объясняют мою неприязнь ревностью брата, привыкшему к сестринской любви... Поверьте, я был бы счастлив, если бы Климентина вышла замуж за человека честного и благородного...
   -- А в чем причина вашей уверенности в бесчестности Бобровского?
   Ростоцкий отвел взор. Я желал услышать правду. Догадка была проста. Не тайна, что Бобровский пользовался взаимностью Коко. Значит, Ростоцкий был отвергнут, и по понятным причинам возненавидел соперника. Сергей должен сам рассказать мне. Я не могу иметь дело с человеком, который нечестен со мною.
   -- Он обманывал мою сестру, продолжая любовную связь с Коко, -- ответил Ростоцкий, -- я собирался рассказать все отцу, который расторг бы помолвку, не потерпев позора... Для отца стало бы величайшим оскорблением узнать, что его дочь променяли на салонную певицу. Увы, Климентина искренне верит, что Боровский прекратил встречи с Коко сразу же после знакомства с нею. Наивность!
   -- Это все, что вы хотите сказать? - спросил я твердо.
   Чувствовалось - собеседник недоговаривает самое важное.
   -- Могу добавить, что питал к Коко очень нежные чувства, -- ответил он смущенно отведя взор.
   Теперь фрагменты сложились в ясную картину.
   -- Какой ненависти в вас больше? -- спросил я, -- отвергнутого влюбленного или оскорбленного брата?
   -- Не знаю, -- честно ответил Ростоцкий, -- Но к дьяволу мою ненависть к Бобровскому. Надеюсь, что сестра одумается! Меня более беспокоит убийца Коко, злодей на свободе...
   -- Позвольте нескромный вопрос? А вы были готовы жениться на Коко?
   -- Не раздумывая, -- твердо ответил собеседник, -- Я уже предлагал барышне стать моей женою, но Коко сказала, что не любит меня...
   Он тяжело вздохнул, сжав кулаки.
   -- Вас не пугал гнев отца? Он мог лишить вас наследства и содержания.
   -- Отец упрям, но я еще упрямей! - усмехнулся Серж. - Содержание? Я всегда смогу заработать себе на жизнь. А потеря светской роскоши, к которой я равнодушен, меня не пугает.
   -- Вы настаиваете на том, чтобы я взялся за следствие, -- вернулся я к главной теме беседы, -- не преувеличиваете ли вы свои возможности? Полагаю, вам известно, что мне вверены только дела государственной важности.
   -- Вскорости вы узнаете о многих тонкостях этого дела, -- горячо заверил меня собеседник, -- поверьте, дело запутано...
  

***

   Вернувшись домой, я встретил в гостиной Ростоцкого-старшего. Подтянутый благообразный господин, которому прекрасно удается стариться с достоинством, произвел бы на меня приятное впечатление, если бы не его всем известная заносчивость.
   Гость выразил мне свое расположение ленивой улыбкой.
   -- Ваша милая супруга позволила мне скоротать время за приятной беседой, -- произнес он добродушно.
   -- Чем обязан вашему визиту? -- учтиво поинтересовался я.
   -- Хотелось бы разузнать - неужто, мой сын печется о бедняжке Коко? -- насторожено спросил Ростоцкий.
   -- У меня нет причины скрывать намерений вашего сына найти убийцу несчастной девушки, -- ответил я.
   -- Упрямец! -- Ростоцкий сжал кулаки. -- Он унаследовал мой несносный характер. Но именно поэтому я и горжусь своим сыном! Он ни разу не посрамил мое имя! Что до его увлечений медициной, в наши дни хватает куда более пагубных увлечений среди молодежи!
   Он махнул рукою.
   -- Иногда этот несносный характер сына пугает меня. Я опасаюсь возможной ссоры с ним. Этот упрямец способен уйти, хлопнув дверью, и даже угроза потерять наследство не испугает гордеца. Эх, а ведь это мой боевой нрав! Я никогда не отступал от собственных правил, и не отступлю никогда, чего бы он себе там не придумал!
   Ростоцкий довольно улыбнулся.
   -- У меня нет причины чинить вам препятствия в следствии. Желание отыскать злодея - идея благородная. Ростоцкие всегда славились своими стремлениями к истине! Также полагаю, ваше общество, Вербин, благотворно повлияет на моего сына.
   Столь неожиданное доверие вызвало у меня удивление.
  

Глава 2

Пусть мертвое воскреснет песнопенье

  
   Из журнала Александры Каховской
  
   Рано утром я отправилась к Зимней канавке. Не задумываясь, решила пройтись пешком, хотя правила светского города не позволяют подобных вольностей. От нашего дома на Малой Морской идти недалеко. Я вновь загрустила об утренних прогулках, которые совершала верхом по окрестностям Кисловодска. Еще не рассвело, и я была уверена, что в столь ранний час никто из знакомых не отправится бродить по городу. А если и отправится, то не сумеет узнать меня в утренних сумерках.
   На улице было прохладно, заморосил дождь, и я зябко закуталась в плащ.
   Погрузившись в размышления, не заметила, как дошла до мостика Зимней канавки. Я медленно подошла к парапету, пытаясь уловить незримое присутствие призрака. Однако душа Коко не желала говорить со мной. Облокотившись на парапет, я начала всматриваться в холодные темные воды.
   Вдруг я почувствовала, как кто-то резко толкнул меня. От неожиданности я не смогла удержать равновесие и оказалась в воде. Ледяной холод охватил мое тело, я безуспешно барахталась, но воды реки опускали меня на дно. Я захлебывалась и задыхалась...
   -- Вам дурно? -- вдруг прозвучал взволнованный голос.


Зимняя Канавка. Гравюра 19 века

   Вздрогнув, я вернулась в реальность, с трудом осознавая, что погибшая заставила меня почувствовать последние мгновения своей жизни. Бывало, призраки подобным образом делились со мной своими предсмертными страданиями.
   -- Если смотреть на воды, кружится голова, -- ответила я, повернувшись к прохожему, проявившему беспокойство.
   -- Не следует поддаваться этому опасному увлечению, -- ответил он.
   Моим собеседником оказался Серж Ростоцкий, ему не составило труда догадаться, зачем я отправилась в это ранее промозглое утро к Зимней канавке. О моих мистических талантах знал каждый.
   -- Она погибла в этот час, -- произнес он печально.
   -- Да, бедняжку столкнули в воду, -- добавила я, находясь под впечатлением своего видения. -- Я это почувствовала...
   Ростоцкий поверил моим словам. Он достал из-под плаща алую розу и бросил ее на воду реки. Течение неспешно подхватило цветок.
   Я ожидала, что скорбящий влюбленный начнет осыпать меня вопросами о моей возможной беседе с призраком, но он молчал, задумчиво наблюдая за удалявшейся розой.
   Меня охватила внезапная дрожь, не знаю причины -- пережитое видение или северный ветер с Невы? Казалось, будто меня, действительно, вытащили из ледяной воды.
   Начинался рассвет.
   -- Мне пора, -- произнесла я спешно, зябко поморщившись, -- рада встречи с вами.
   -- Тут неподалеку моя коляска, я провожу вас, -- ответил он.
   В его глазах я прочла укор -- неразумно было отправляться одной пешком.
   -- Благодарю, очень кстати, -- дрожа от промозглого ветра, пробормотала я.
   Мысль, что я скоро буду дома, где меня ждет горячий кофе, согревала душу.
   -- Вы увлечены медициной? -- спросила я, дабы поддержать беседу, когда мы сели в коляску.
   -- Да, очень, -- ответил Ростоцкий, -- сейчас меня заинтересовали медицинские учения древних египтян... Не могу понять своей уверенности, но готов держать пари, что даже лучшие медики Европы -- дикари по сравнению с египетскими лекарями.
   Мне вспомнились рассказы кисловодского приятеля доктора Майера. Находясь под впечатлением книги французского ученого, он с восхищением пересказывал нам истории об умениях древних.
   -- И нам известно еще не все, -- задумался Серж, -- но даже если бы мы знали, то ничего бы не поняли... Увы, придется прискорбно признать, что мы, действительно, дикари...
   Он достал часы, к которым была прикреплена цепочка с амулетом в виде египетского креста Анх, украшенного бирюзовым камнем в виде жука.
   -- Достался по наследству, -- произнес Ростоцкий с улыбкой, -- поначалу я думал, что дед купил его у ловкого коллекционера. Однако отец разубедил меня, указав на старый парадный портрет нашего предка петровской эпохи. На шее пра-пра-прадеда красовался именно этот амулет...
   -- Возможно, вашим предком был древнеегипетский странник. Завели его пути--дороги в дальние края, -- предположила я.
   -- Я уверен в этом, -- серьезно ответил Сергей, -- этот путник был сыном лекаря. Возможно, именно поэтому меня так тянет к медицине.
   -- Разрешите взглянуть на амулет? -- полюбопытствовала я.


Аликс на прогулке. (Автора не знаю)

   Знаю, моя просьба была бестактна, но внезапное желание прикоснуться к древности победило чувство этикета.
   Ростоцкий, весьма польщенный моим интересом, протянул мне фамильную реликвию.
   Положив крест-Анх на ладонь, я всматривалась в бирюзового жука.
   Перед моим взором вдруг поплыли широкие воды реки, обрамленные берегами в сочной зелени. В лодке, неспешно проплывавшей по глади реки, я увидела высокого человека, кутавшегося в льняной плащ. Черты лица путника отличались поразительным сходством с моим собеседником. Видение исчезло, но я все равно продолжала ощущать незримое присутствие духа предка.
   -- Он рядом с вами, ваш древний прадед, -- произнесла я, возвращая амулет, -- он будет направлять вас и охранять...
   Только произнеся эти слова, я забеспокоилась, что Ростоцкий может принять меня за сумасшедшую, но он, напротив, улыбнулся мне.
   -- Вы подтвердили мои мысли и чувства, благодарю! -- столь оживленный тон не был характерен для хладнокровного Ростоцкого. -- Я часто ощущаю незримое присутствие египетского деда. Именно ему я обязан внезапному порыву взяться за медицину... Он был лекарем, уважаемым человеком... Ничем не могу объяснить свою уверенность и знания... Из всех потомков сквозь века предок избрал именно меня...
   Серж унял свои чувства. Его лицо вернуло былое спокойствие. Мы приехали к моему дому.
   -- Приглашаю на утренний кофе, -- предложила я, -- думаю, Константин захочет переговорить с вами... Он уже получил распоряжение заняться следствием...
   -- Благодарю за приглашение, -- кивнул Серж, -- буду рад присоединиться к вашему завтраку.
  
   Из журнала Константина Вербина
  
   После утреннего кофе я пригласил Ростоцкого в свой кабинет, дабы поговорить о следствии.
   -- Дело обещает оказаться сложным, -- произнес я задумчиво, -- и его итоги могут быть неутешительны для вас...
   -- Прошу пояснить? -- недоумевал Сергей.
   -- Буду честен. Ваша возлюбленная, которую вы боготворили, может оказаться не столь безупречной особой... Я говорю не только о моральном облике, но и о делах, которые она могла совершить, исполняя поручения Третьего Отделения*...
   Новость, что салонная певица оказалась одной из поверенных Бенкендорфа** вызвала у меня удивление. Ловко она скрывалась. Теперь в воспоминаниях ее милое личико (однажды я видел ее выступление) не кажется наивным, оно напоминает искусную маску. Вспоминаю томный взгляд, устремленный к зрителям - внимательный и пронзительный.
  
   __________________
   *Третье отделение собственной его императорского величества канцелярии - спецслужба России времен Николая I.
   **Александр Бенкендорф - Начальник III Отделения (1826 - 1844 годы).
  
  
   -- Да, согласен с вами, -- ответил Ростоцкий.
   -- И вы под подозрением, мой друг. Следствие смерти Коко было бы неизбежно, и, разыгрывая безутешного влюбленного, жаждущего покарать убийцу, вы обратились ко мне. Прекрасная уловка снять подозрение...
   -- Понимаю, ожидал подобного расклада. Быть одним из подозреваемых -- не позор для меня. Готов держать пари, что вскорости мы узнаем имя настоящего злодея или злодейки!
   Собеседник не терял присущего ему хладнокровия.
   -- Злодейки? Да... возможно, ваша сестра...
   Сергей вздрогнул.
   -- Но Климентина не смогла бы столкнуть Коко в воду... она ниже ее ростом, -- натянуто произнес он.
   -- Можно обратиться к наемному убийце... Простите, но пока у меня нет основания исключать вашу сестру из подозреваемых, при все моем уважении к ней.
   Ростоцкий с раздражением сжал кулаки, но не сумел ничего возразить.
   -- Вскоре вы поймете, что моя сестра невиновна, -- наконец, произнес он, уняв свой пыл. Былое хладнокровие вернулось к молодому человеку.
   -- Весьма надеюсь...
   Мои слова прозвучали искренне.
  

***

   Первым делом я решил побеседовать с подозреваемыми, которые имели личные мотивы поквитаться с мадемуазель. Визит, суливший самый неприятный разговор, я собрался совершить сразу.
   Госпожа Великова. Пометил я в блокноте. В свете ходят слухи о ее бурных проявлениях ревности. Какие-то злые языки шепнули, что ее уважаемый супруг заинтересовался салонной певицей, и эти "интересы" уже успели приступить все границы дозволенного.
   Великова всегда славилась своим пылким нравом, и даже светские правила не могли заставить ее прилюдно сдерживать чувства. Она демонстративно отказывалась посещать вечера, если на них была приглашена Коко. А мужу устроила шумную ссору, после которой съехала из его дома в съемные апартаменты.
   Господин Великов заявил, что не имеет к Коко никакого отношения. И подтверждая свою правоту, не стал уговаривать строптивую жену вернуться, а попросту отлучился в Москву, сославшись на неотложные дела.
   "Подождать, пока у супруги дурь пройдет", -- сказал он одному из своих приятелей.
   Со стороны эта ссора ничем не отличалась от предыдущих. Великова в порыве чувств переколотив очередной сервиз, всегда съезжала на квартиру. А ее супруг уезжал в Москву. Потом, спустя некоторое время, он возвращался. Великов навещал жену дабы узнать, достаточно ли она отдохнула, и не готова ли вернуться к семейному очагу? Затем следовало их не менее бурное примирение.
   Свет с интересом наблюдал за развитием очередной яркой семейной сцены. Многие надеялись, что супруги, как обычно, вскорости помирятся и вернутся к былому жизненному укладу.
   Однако на сей раз дела обстояли сложнее. Возможно, чтобы отомстить мужу, Великова нарочно приглашает к себе в гости самых отъявленных ловеласов Петербурга. Внешности она весьма привлекательной и, полагаю, подобные поступки заставляют ее супруга сильно беспокоиться. Наверняка доброжелатели шлют ему пачки писем с красочным описанием досуга его благоверной.
  

***

   Войдя в просторный холл, я застал хозяйку, вернувшуюся с прогулки. На руках она держала маленькую флегматичную болонку.
   Я извинился за непрошеный визит. Великова очаровательно улыбнулась мне.
   -- Ах, Вербин, оставьте, вы далеко не самый неприятный гость в этом доме, -- произнесла она, отдавая собачку слуге. -- Хотя догадываюсь о причине вашего визита... Пройдемте в гостиную...
   Я послушно последовал за красавицей-хозяйкой.
   -- Не буду ханжей, -- произнесла она, опускаясь в кресла, -- туда этой нахалке и дорога! Не знаю, кто ее утопил, но этого следовало ожидать...
   Великова строптиво надула губки.
   -- Благодарю за честность, -- ответил я, присаживаясь в кресла напротив.
   -- Да, она прилюдно кокетничала с моим мужем, какой позор! -- дама не скрывала раздражения. -- Я люблю супруга до безумия, и ранее он не позволял себе подобных поступков... Да, у нас были ссоры, но сейчас я настроена более чем решительно... Чем его привлекла эта куртизанка? Он оскорбил меня!
   Красавица поморщилась.
   -- Знаете, а я бы смогла совершить преступление ради любви, -- самодовольно улыбнулась она, -- какое наслаждение смотреть, как эта бесстыдница погибает в холодных водах!
   -- Простите, мне бы хотелось переговорить с вашим мужем?
   Я сделал вид, что не знаю о его отъезде.
   -- Он в Москве... Но, уверена, мой благоверный супруг, -- иронично произнесла собеседница, -- будет все отрицать... Если уж мне клялся в своем безразличии к этой куртизанке, вам он скажет, что даже не припомнит ее имени... Но поверьте мне, любящая жена всегда почувствует неладное... Правда, Вербин, и не завидую вам и вашей любовнице, если вы задумаете обмануть Ольгу... Вашу супругу, точно, не проведешь.
   Она рассмеялась своей шутке.
   -- Простите, а вам известно, что мадемуазель Коко была связана с тайной канцелярией? -- я перевел разговор на интересующую меня тему.
   -- Мне безразлично, с чем она была связана, -- презрительно хмыкнула дама, -- единственное, что меня беспокоит - ее связь с моим мужем...
   Великова прикрыла глаза и тяжко вздохнула, будто пытаясь унять боль в груди.
   -- Мне очень тяжело, поверьте, -- произнесла она, закрыв глаза руками, -- будто все рухнуло...
   Надменность и уверенность оставили красавицу. Она не могла больше сдерживать свое внутреннее настроение.
   -- Не стоит отчаиваться заранее, -- заметил я, -- возможно, виною всему сплетни...
   -- Как бы мне хотелось в это верить, - дама печально улыбнулась.
   -- Возможно, некоторые "доброжелатели" желают вас рассорить с супругом, -- предположил я, - поэтому раздувают сплетни.
   Личико Великовой вдруг озарила мелькнувшая догадка.
   -- А ведь вы правы, Вербин! У нас столько завистников! -- воскликнула она, затем, уняв свои чувства, дама гордо произнесла. -- Однако супруг сам дал мне повод для ревности...
   На сей раз господину Великову придется долго вымаливать прощение.
  
   Из журнала Александры Каховской
  
   Сегодня вечером мы отправились на очередной бал. К сожалению, в этом доме обычно собирается далеко не самое интересное общество. Нам пришлось присутствовать, поскольку Ольга не желает обидеть хозяев.
   Устав от публики, я выскользнула из зала в гостиную, где должны были принести мороженое. Пожалуй, самое приятное для меня событие за весь вечер.
   Устроившись в кресле, я принялась за лакомство. Пока никто из гостей не желал угоститься сладостями, мне выпала редкая возможность насладиться одиночеством.
   Однако мое уединение было нарушено графом Н*.
   -- Полагаю, этот вечер утомил вас, -- произнес он, не скрывая иронии, --Единственное заманчивое в этом доме -- мороженое...
   Улыбнувшись мне, он опустился в кресло, стоявшее рядом.
   Признаться, я весьма симпатизировала графу. Его честность и прямота вызывали уважение, и внешне он был очень приятен.
   -- Музыканты играли прескверно, -- он будто бы читал мои мысли, -- очень жаль, что наш с вами танец пришелся на эту какофонию...
   Мне вдруг стало смешно.
   -- Ладно, не будем злословить, поедая мороженое хозяев, -- попыталась я призвать собеседника к порядку.
   -- Не беда, я уже высказал хозяину свое мнение. Поэтому смею надеяться, следующий бал будет не столь удручающим. Он обещал учесть мои советы.
   Положение графа в обществе позволяло ему делать замечания. Многие считали его чрезмерно резким, но ценили прямоту. Он никогда не говорил за спиною то, что не мог бы сказать в лицо.
   -- Разрешите взять у вас обещание? -- вдруг произнес граф, его карие глаза лукаво заблестели.
   -- Да, конечно, -- растерявшись, произнесла я.
   -- На следующем балу, когда мы встретимся, вы подарите мне два вальса.
   Весьма неожиданная просьба, которая обрадовала меня.
   -- Обещаю, -- растеряно улыбнулась я.
   -- Надеюсь, мое общество не кажется вам скучным? -- вдруг искренне забеспокоился граф.
   -- Отнюдь, впервые за весь вечер я не скучаю, -- честно призналась я.
   -- Рад вас развлечь...
   Мы провели время в непринужденной болтовне. Графа заинтересовали мои приключения в Кисловодске. Затем он поведал мне о своей жизни.
   Гости, вошедшие отведать мороженое, не отвлекали нас, разделившись на компании по общим интересам для беседы. Ни я, ни граф в эти компании не вписывались.
   Наш разговор прервала Ольга. Я удивилась, что уже настало время ехать домой. Забавно, как быстро летят минуты за добрым разговором.
   Когда мы возвращались домой, я боялась расспросов сестры о нашем разговоре с графом Н*. Однако Ольга не обмолвилась ни словом. Она обсуждала с Константином его встречу с Великовой.
  

Глава 3

Вот мы идем вдоль каменного края

  
   Из журнала Константина Вербина
  
   На аудиенцию Бенкендорфа я прибыл минута в минуту. Когда открывалась дверь его кабинета, невольно пришлось услышать льстивые слова предыдущего визитёра. Огромного труда стоило скрыть гримасу отвращения. Невольно вспомнилась школа. Верно, искусство подлизы начинает проявляться в детстве со школьной скамьи, а потом пригождается на службе.
   -- Какое вульгарное раболепство, полагаю, вы слышали, -- сказал мне Бенкендорф, когда я вошел в кабинет, -- не хмурьтесь, Вербин. Ваши дела ценят, и вам не обязательно рассыпать кислые комплименты.
   Я сдержанно поблагодарил Александра Христофоровича за оценку моих заслуг.


Набережная Невы у Зимней Канавки. 19 век

   -- Как вы понимаете, вам передано дело государственной важности. Вы весьма кстати заинтересовались загадочной смертью певицы Катерины Хмуровой, со сценическим именем Коко... И похвально, что вы стразу же приступили к делу...
   -- Прошу заметить, этим делом меня заинтересовал Сергей Ростоцкий, сам я далек от светских сплетен...
   Моя фраза нарушила этикет. Большая часть моей службы прошла на Кавказе в походах, и я оказался далек от столичных формальных обращений к начальству. В тех диких краях не уделяют внимания подобной мишуре. Там ценят только дело. Слащавый этикет при встрече с горцем не поможет.
   В Петербурге я нередко слышал шепот за спиной о моих ужасных манерах. Подобное мнение никогда не задевало, только вызывало отвращение - никто из утонченных эстетов так и не осмелился высказать свое замечание мне в лицо. Возможно, в таком случае я бы задумался о своем поведении в обществе и даже попросил бы совета.
   Бенкендорф, казалось, не заметил моей оплошности.
   -- Да, мне известно, -- безразлично кивнул он, -- как вы заметили, вас ждет не совсем обычное следствие... Вы именно тот, кто нам нужен...
   Слова начальника тайной канцелярии показались мне странными. Здравая оценка моих талантов не позволяла думать, что я единственный сыщик Петербурга, способный распутать это дело.
   Собеседник уловил мое удивление и пояснил.
   -- Вы сталкивались с необычными явлениями, Вербин... А дело это мистическое, таинственное... В нем замешено одно из магических обществ... Увы, столь модный материализм заставляет закрывать глаза на многие детали, кажущиеся невозможными... Мне нужен человек с четкой логикой сыщика, но при этом сведущий в мистических делах...
   Александр Христофорович пристально смотрел на меня.
   -- Надеюсь оправдать ваши ожидания, -- кратко ответил я, так и не сумев вспомнить правила этикета, -- но, позвольте заметить, в материалах дела, которые уже были переданы мне, нет ни слова о мистических обществах...
   Вновь я ощутил себя дикарем, не умеющим вести беседу с начальством должным образом. Но у меня было оправдание -- без названных сведений я не сумею найти верный путь к решению загадки.
   Бенкендорф, явно ожидавший подобного вопроса, хитро улыбнулся.
   Он протянул мне кожаную папку, лежавшую перед ним на столе.
   -- Недостающие сведения здесь, -- кратко ответил он, -- мне остается только пожелать вам удачи...
  

***

   Полученные бумаги, как и предполагалось, вызвали больше вопросов.
   Первым вопросом оказалась другая таинственная смерть любителя мистических увлечений - некого господина Норова, ставшего создателем одного из тайных обществ Петербурга с противоречивым названием "Тёмное сияние". Он неожиданно скончался в своем поместье близ Москвы. Никаких признаков насильственной смерти не обнаружено.
   Сведения о Норове оказались весьма туманны. О его предках и юности ничего не известно. Он будто возникает ниоткуда одновременно с "Тёмным сиянием". Поговаривали, что он подписал контракт с Дьяволом, и умер от того, что пришел день расплаты.
   Вторым пунктом - личность певицы Коко, которая состояла именно в этом обществе и даже "дослужилась" до высокого сана. Оказалось, барышня действовала по указаниям самого Бенкендорфа, который не мог обделить своим вниманием подобное общество, хоть оно и казалось далеким от политики и никаких вольнодумных взглядов не пропагандировало.
   Оставалось только похвалить талант Коко, ловко ей удалось сыграть наивную певичку и облапошить высший свет. Однако не думаю, что служба в мистическом обществе была актерской игрою, если ей удалось заполучить высокий сан.


Призрак Коко. Рис. Бэк Уиннел

   Мне стало любопытно. Действительно, ли адепты ордена сумели приблизиться к магическим тайнам, или это всего лишь очередное увлечение скучающих аристократов? Подобных обществ в Петербурге не счесть, большинство созданы шарлатанами и мошенниками. Наверняка, внимание Бенкендорфа указывает на серьезность вышеназванного общества. С жуликами обычно обходятся проще.
   Я задумался о личности Норова. У него не осталось наследников, женат он не был, а о его связях с женщинами также ничего не известно. Возникнув из ниоткуда, он снова исчез в никуда.
   Единственным, кто мог рассказать о Норове, оставался его преемник Герасимов. Эта фамилия тоже не говорила мне ни о чем. Сведений о родственниках и прошлом этого человека к делу приложены не были. Еще одна личность из пустоты.
   Рассчитывать на его откровенность было бы глупо. Тайные общества не будут беседовать с непосвященными.
   Однако у меня была надежда, что адептов интересует причина смерти основателя, если конечно не они от него избавились. Поэтому я немедля собрался написать Герасимову, однако мистик опередил меня... Среди утренней почты я нашел его письмо, запечатанное в темно-синий конверт с причудливой печатью:
  
   "Мне стали известны ваши намерения разыскать убийцу нашей сестры и, полагаю, вы вскоре узнаете о нашем обществе и скоропостижной кончине его основателя-магистра. Буду рад помочь вам в следствии и восстановлении справедливости. Жду вас сегодня к шести вечера по адресу, указанному на конверте".
  
   Подпись письма - магистр Герасимов. Меня порадовало, что они не выдумывают себе экзотические имена как в большинстве мистических обществ.
   В кабинет вошла Ольга, готовая к очередному светскому визиту. Завидев в моих руках странный конверт, она поморщилась.
   -- Опять колдуны, -- вздохнула супруга обреченно.
   -- Никуда от них не спрятаться, -- весело ответил я.
   -- Лишь бы до Аликс не добрались, -- проворчала она, -- зря я подалась на уговоры Ростоцкой, она замучает мою сестру пересказами ночных кошмаров...
   -- Если Аликс не беспокоится, и нам волноваться не стоит, -- решил я, -- она не сможет резко прекратить общение с миром, который чувствует и понимает...
   -- Ладно, -- согласилась супруга, -- радует, что барышню стали больше занимать поклонники, чем покойники...
   Я пожал плечами. Надеюсь, Александра достаточно разумна, чтобы отличить фальшь от искренних чувств. Не хотелось бы видеть ее слезы. Хотя говорят, сначала должно пережить разочарование, чтобы потом больше ценить счастье. Тьфу, кажется, впадаю в романтическую философию.
  

***

   Квартира магистра Герасимова была обставлена без магического пафоса. Обстановка поражала простотой и практичностью. Кругом идеальный порядок, все расставлено четко и удобно. Сам хозяин тоже производил впечатление собранного человека с логичным и четким складом ума. Он принял меня в гостиной.
   -- Да, не люблю я псевдо-мистические предметы, -- будто на мои мысли ответил хозяин квартиры, -- мне не нужно играть для публики и доказывать свое мастерство... Нашему обществу наплевать, кто и что о нас думает!
   -- Похвальное отношение, -- ответил я, присаживаясь в кресло.
   -- Полагаю, вам показалась подозрительной внезапная смерть магистра Норова, -- перешел он к делу, -- согласен... Впрочем, как и "самоубийство" милашки Коко... Она была умна...
   -- Вижу, вам известны все намерения тайной канцелярии, -- заметил я.
   -- Совершенно верно, но не беспокойтесь, у нас нет шпионов. Мы способны видеть и чувствовать при помощи своих способностей. Наши таланты не похожи на дар вашей родственницы... Встреч с мертвецами стараемся избегать...Кстати, мы совсем не заинтересованы в Александре Каховской, уверяю вас.
   -- Не могу понять причины, по которой вы упомянули имя моей родственницы? - спросил я.
   -- Чувствую, вас и вашу супругу беспокоит, что другие любят чрезмерно докучать мадемуазель своими расспросами о призраках...
   Признаться, я не спешил доверять талантам собеседника и его общества. Можно легко догадаться о намерениях тайной канцелярии без всякой мистики. Мое опасение за Аликс тоже более чем объяснимо - в этом случае нужно иметь особого таланта.
   -- Можете мне не верить... Это не важно, -- вернулся Герасимов к основной теме, -- Перейдем к делу. Как вам известно, магистр Норов умер от остановки сердца один в своем поместье, куда отправился отдохнуть от шума города. Единственный человек, находившийся с ним в доме -- его слуга, который преспокойно проспал всю ночь и наутро нашел господина мертвым.
   -- Буду признателен, если вы поделитесь со мной вашими предположениями, -- ответил я.
   Собеседник развел руками.
   -- Не могу знать, кому помешал наш магистр.
   -- Есть ли у вашего общества противники?
   -- Нет, мы не ведем вражды с другими мистическими обществами, а обычный человек не в силах совершить такое...
   Он говорил четко и уверенно.
   -- Вы уверены? А медленно действующие яды? Как долго пробыл магистр в своем поместье?
   -- Меньше суток, -- задумался собеседник, -- значит, вы думаете, что он перед отъездом виделся с отравителем?
   Герасимов смотрел на меня с уважением.
   -- Это одна из версий, -- пояснил я, -- другая версия предложена вами - убийство на расстоянии при помощи мистических умений... Обе версии имеют право на существование.
   -- Признаться, меня радует ваше серьезное отношение к мистике...
   Оживление собеседника было искренним.
   -- Я сталкивался с неведомыми явлениями довольно часто и не могу относиться иначе... Третий вариант, кто-то проник в дом, когда все спали и сделал магистру смертельный укол... Слуга спал в соседней комнате, не так ли?
   -- Тут я с вами не соглашусь, магистр смог бы почувствовать неладное...
   -- А смог бы магистр почувствовать намерения отравителя, с которым встретился перед отъездом? - поинтересовался я.
   -- Не знаю, -- честно ответил Герасимов, -- обычно мы чувствуем враждебные намерения... Но нас можно обмануть и ввести в заблуждение, как обычных людей. Мы не боги!
   -- Четвертый вариант, -- продолжил я, -- мистическая ошибка магистра... Он "ушел" и не сумел вернутся...
   Мне вспомнились рассказы об опытах некоторых магов, когда душа покидает тело и странствует в иных мирах - иногда опыты бывают неудачны.
   -- Нет, как я уже говорил, мы избегаем общения с загробным миром!
   Впервые за беседу собеседник утратил спокойствие. Их общество явно боится мертвецов, эти люди понимают, насколько опасен тот мир.
   -- Да, я не забыл ваших слов, но магистр мог осмелиться на опыт...
   Герасимов задумался и ответил:
   -- Не смею судить о помыслах моего предшественника...
   -- Вам известно, с кем мог встретиться Норов перед отъездом? Возможно, с кем-то из адептов ордена.
   -- Спешу заметить, что вам не стоит подозревать членов ордена. При вступлении в наши ряды новобранец дает клятву, согласно которой он умрет, если причинит вред кому-то из братьев и сестер. Возмездие наступает в течение трех дней. Однажды я был свидетелем такого возмездия...
   Объяснение звучало убедительно, однако, я не спешил исключать возможность предательства.
   Собеседник ощутил мое недоверие, но возражать не стал.
   -- К сожалению, я не могу подсказать, с кем близко общался магистр, он был скрытен, -- продолжил Герасимов, -- доверенных лиц не выделял среди остальных и строго соблюдал субординацию...
   -- Позвольте вопрос личного характера...
   -- Об отношениях личного характера никому не известно...
   -- Значит, никто, кроме самого магистра, не сможет ответить на мои вопросы? - мрачно пошутил я.
   -- Совершенно верно, -- серьезно ответил Герасимов, -- но эту беседу вам следует осуществить без нашей помощи... Причину я уже называл...
   Явный намек на Аликс.
   -- Да, -- подтвердил собеседник, -- совершенно верно... Если магистру угодно, он сам подаст знак через вашу родственницу. Если Норов не желает, чтобы обстоятельства его смерти были раскрыты, он промолчит...
   Неужели снова придется привлекать Александру?
   Герасимов уловил мое волнение, и поспешил успокоить:
   -- Магистр не станет пугать барышню. Уверен, мадемуазель сталкивалась с призраками, которые подавали куда более ужасающие знаки...
   -- Например, ваша милашка Коко, -- заметил я. - Она заставила Александру почувствовать момент гибели утопленника...
   -- Простите, как вам известно, мы не особо знакомы с миром мертвых, поэтому назвать точные причины я вам не смогу. Могу лишь заметить, что Коко не была жестокой, значит, подобный знак был вызван необходимостью... Моих скудных знаний о призраках достаточно, чтобы напомнить вам, что им трудно объясняться с живыми, и они хватаются за любую возможность...
   -- Надеюсь, магистр сумеет найти более мягкий способ...
   -- Осмелюсь напомнить, магистр, может не пожелать вести беседы...
   Собеседник хоть и понимал мое беспокойство за родственницу, но мое недоверие к призраку магистра вызвало у него некоторую обиду.
   -- Ладно, не буду гадать. Можно узнать немного о целях вашего общества?
   Магистр не стал возражать и, собравшись с мыслями, чтобы наиболее ясно изложить мне род их занятий, начал короткий рассказ.
   -- Основная цель нашего общества - познание мира. Вернее сказать, познание неведомых сил, оказывающих влияние на наш мир.
   Его четкий поставленный голос звучал твердо.
   -- Познание или воздействие? - попросил я уточнить.
   -- Разумеется, воздействие тоже, -- спокойно ответил мой собеседник. - Вам, наверняка, знакомы такие простонародные понятия как сглаз и порча... Наше общество занято изучением этого явления... Да, именно изучением, мы подходим к задаче не только с мистической, но и научной точки зрения.
   -- Можно узнать, практикуете ли вы подобные воздействия на окружающих?
   -- Нет, адепты ордена поклялись не совершать столь низких деяний, и нарушивший клятву станет жертвой своих дел, -- Герасимов воспринимал мои вопросы хладнокровно.
   -- Значит, вас интересует только само явление?
   -- Да, и возможности его предотвращения или лечение, которое в простонародье именуется снятием порчи... Если вы не материалист, то вы поймете важность наших трудов. При правильном противодействии мы можем спасти жизнь. Порча на смерть существует... Не буду вдаваться в подробности этого воздействия, но оно, действительно, поражает человека, и он начинает либо медленно угасать, либо внезапно гибнет при абсурдных обстоятельствах...
   -- Но не все подвержены воздействию, -- возразил я.
   -- Да, разумеется... Позвольте не объяснять мне почему, слишком много времени займет... Замечу, это одно из сотни явлений, которым мы заинтересовались. Мир многогранен и заманчив.
   На данный момент этот вопрос меня не занимал.
   -- Не стану настаивать на перечисление всех ваших интересов, -- ответил я. -- В начале беседы вы упомянули, что ваши адепты также умеют чувствовать намерения других...
   -- Эта способность развивается постепенно сама собой, когда человек начинает учиться ощущать воздействие других неведомых сил. Человеческие помыслы становятся как открытая книга.
   -- Вы читаете мысли?
   -- Не совсем... скорее, мы предугадываем грядущие поступки... Когда погружаешься в изучение нематериального воздействия на людей, понять грядущее материальное воздействие оказывается проще простого.
   Я не стал больше докучать собеседнику, и мы завершили нашу беседу. Он написал мне адрес, где остановился бывший слуга магистра Норова.
   -- Слуга Осип не принадлежит к адептам общества, -- пояснил Герасимов, -- напротив, сторонник новомодных идей, который считал своего господина чудаковатым. Понимаю, магистру с ним было легче, слуга не проявлял излишнего любопытства к его мистическим делам.
  

***

   Осип, слуга покойного магистра, встретил меня с радостью. Невысокий подвижный юноша с интересом смотрел на меня, приветливо улыбаясь.
   -- Неужто вы думаете, что барина убили? - с порога спросил он. - Жаль барина, добрый был, хоть и чудной. Сейчас я подыскиваю новое место... Но такого господина как покойный барин мне не видать, -- в его голосе звучало искреннее сожаление.
   Стопка сложенных книг в углу комнаты привлекла мое внимание. Молодой человек заметил мой интерес и с гордостью произнес.
   -- Я очень охоч до чтения. Не верьте, когда говорят, что работникам лишь бы поспать и брюхо набить... Барин меня хвалил, говорил, что в награду за год усердной службы отправит меня учиться. Он щедро платил за труд. Через год я бы смог взяться за учение.
   Юноша печально вздохнул.
   -- Какому злодею барин помешал? - он сердито сжал кулаки.
   -- Ты последний, кто видел барина живым. Расскажи, как господин Норов провел свой последний вечер? - я перешел к делу.
   -- Как обычно, закрылся в кабинете со своими книгами, а потом лег спать, -- Осип, почесал затылок.
   -- Барин был взволнован, задумчив, расстроен?
   -- Нет, спокоен, как обычно...
   -- Перед отъездом в усадьбу барин с кем-то виделся?
   -- Не могу знать... Но никаких разговоров барин не вел...
   Осип вздохнул, что не может мне помочь.
   -- Был ли барин увлечен особой женского пола? - задал я деликатный вопрос.
   -- А то! - хмыкнул слуга. - Только барин скрытен был. Это у моего приятеля барин без умолку болтает о красотках. А мой барин всегда молчал. Но я часто встречал среди прочих писем надушенный конверт с бисерным аккуратным почерком. Я тогда думал, что барин скоро женится и позабудет о чудачествах... Жаль, имени на конверте не было, только адрес...
   -- Какой адрес?
   Слуга снова горько вздохнул, постучав себя кулаком по макушке.
   -- Из головы вылетело!
   У меня еще оставалась надежда, что некоторые письма сохранились в доме Норова.
   -- Постарайся вспомнить, как прошли последние дни барина, -- сказал я, -- любая мелочь может помочь следствию...
   Парень, состроив серьезную гримасу, закивал.
   Возможно, Осип вспомнит другие детали... А если новый господин поедет путешествовать? Это осложнит дело. А вдруг Осип поверенный убийцы, а мне ловко морочит голову, играя простачка?
   -- Подыскиваешь место? - переспросил я Осипа. - Могу тебе помочь...
   Вспомнился Ростоцкий. Уверен, в интересах следствия он согласиться взять к себе в услужение этого паренька.
   Я написал ему адрес Ростоцкого и велел явиться к полудню. Осип рассыпался в благодарностях.
   -- А это барин не чудной? Как с ним держаться? - спросил он насторожено.
   -- Не чудной, насколько я знаю. Увлечен медициной.
   При упоминании о медицине Осип оживился.
   -- У моего друга барин - любитель медицины. Они вместе жабу резали. Говорит, что жуть как интересно. У нее сердце тоже есть, как у человека...
   Не хотелось выслушивать истории об опытах с жабами, и я поспешил проститься с пареньком.
  

Глава 4

Тут -- день встает, там -- вечер наступил

   Из журнала Александры Каховской
  
   Сегодня барышня Ростоцкая вновь поделилась пересказом очередного ночного кошмара. Ей снилось, будто воды реки уносят ее тело, а она не может даже шелохнуться.
   Ольга поначалу хотела прекратить эти беседы, но я упросила сестру разрешить Климентине делиться своими страхами. Мне искреннее хотелось помочь. Ольга нехотя оставила нас.
   -- Холод, меня охватывает холод, потом я начинаю тонуть, захлебываюсь и... просыпаюсь, -- всхлипывала Ростоцкая, -- мне страшно засыпать.
   Действительно, её лицо выглядело осунувшимся и бледным, а взгляд усталым и нервозным.


Климентина. Гравюра 19 века


   -- Призрак пугает меня, -- предположила она, -- несчастная не желает видеть меня женой своего возлюбленного...
   Я не знала, что ответить.
   -- Мой брат любил её, -- продолжала Ростоцкая, -- если бы Коко полюбила Сержа и стала бы ему женою, я приняла бы ее как сестру, несмотря на низкое происхождение... Нет моей вины, что несчастная предпочла моего жениха!
   "Приняла как сестру" - сомневаюсь, Климентина даже на небогатых аристократов смотрит с презрением.
   Самоубийство? Константин говорил, что столь простая трагическая история вызывает у него сомнение. Правда, странная очевидность...
   -- Коко убили. Полагаю, вы задумывались о такой версии, -- заметила я, -- уверена, ее смерть - не самоубийство... Чем вызвана уверенность, что призрак преследует вас потому, что вы выходите замуж на её возлюбленного?
   Ростоцкая вздрогнула. Она явно с трудом пыталась собраться мыслями, чтобы ответить на мой вопрос.
   -- Все возможно, -- задумалась барышня, -- но мне трудно назвать иную причину кроме самоубийства из-за несчастной любви, только эта причина объясняет навязчивость призрака...
   К сожалению, я не обладаю умом Константина и не смогла найти ни одного предположения.
   -- Думаю, Константин скоро найдет разгадку, -- уверенно ответила я. - Со мной призрак "заговорила" лишь однажды, дав ощутить минуты своей гибели...
   -- Мне очень жаль, -- Климентина погладила меня по руке, -- Серж рассказывал, как вы были взволнованы... Это поистине страшно!
   Затем она поднялась с кресла и, сделав круг по комнате, закрыла лицо руками.
   -- У меня к вам просьба, -- взмолилась Ростоцкая, -- прошу вас погостить в нашем доме. Возможно, вы почувствуете присутствие призрака, когда переступите порог...
   -- Но если призрак приходит в ваши сны? Чем я смогу помочь?
   Идея казалась бесполезной.
   -- Вдруг вы почувствуете, -- повторяла барышня. -- Я слышала, что вашей душе удавалось проникнуть во сны...
   -- Это вышло случайно, -- заметила я.
   Мне стало страшно за Ростоцкую, она была на грани безумия. Её глаза лихорадочно блестели, пальцы теребили кружево на манжете, на бледных щеках заиграл болезненный румянец.
   -- Если Ольга позволит, с радостью останусь у вас погостить, -- сдалась я, -- а вы будете сегодня на балу, что дают М*? - вопрос был задан с целью переменить беседу.
   -- Разумеется, среди шумной толпы я чувствую себя спокойнее и обретаю былую веселость, -- улыбнулась Климентина, -- значит, мы там встретимся? Будьте моим другом, Аликс!
   -- Да, ваша дружба делает мне честь, -- слова прозвучали спешно и неискренне, но Ростоцкая не заметила этого.
   -- Благодарю! - воскликнула она, заключая меня в объятия.
   Никогда не любила принимать выражение чувств от посторонних людей. Даже сочувствуя Ростоцкой, я никак не могла стать ее подругой. У нас нет общих интересов. Конечно, бывают друзья, дополняющие характеры друг друга - как "лёд и пламень". Но и такая дружба с этой барышней казалась мне невозможной. Общество Климентины тяготило меня. Хотелось, чтобы она поскорее ушла.
   К счастью, визит подошел к финалу. Взглянув на часы, барышня поняла, что ей пора поторопиться на обед к одной из приятельниц. Когда за Ростоцкой закрылась дверь, я почувствовала облегчение.
   Поднявшись с кресла, я едва не вскрикнула, увидев возле двери влажные следы женских ног. След одной ноги был от туфельки, другой - босиком.
   Призрак утопленницы следует за Климентией по пятам - мелькнула мысль. Я зажмурилась. Когда открыла глаза, следов на полу не было.
   Подойдя к окну, увидела, что в коляску рядом с Ростоцкой садится стройная девушка в мокром плаще. Насторожило, что барышня без шляпки, а мокрые светлые волосы не уложены в прическу. Поначалу приняла ее за служанку, попавшую под дождь. Она стояла ко мне спиной, и рассмотреть лицо не удалось. Потом заметила, что девушка обута лишь в одну туфельку, вторая нога босая.
   Вздрогнув, я отвела взгляд, потом снова взглянула на Ростоцкую, испугано озиравшуюся по сторонам. Рядом с ней никого не было.
   Неужто почудилось? Нет, мои видения не обманывали меня ни разу. Призрак рядом с Ростоцкой, которая чувствует присутствие утопленницы и боится.
   Чтобы унять волнение, я принялась перебирать письма на столике в углу гостиной. Как обычно, несколько писем Константину, и множество посланий в разрисованных конвертах - Ольге от приятельниц. Среди них я с трудом отыскала письма, адресованные мне от двух поклонников.
   В свете существует правило, что незамужней барышне не следует адресовать письмо. По светскому этикету поклонник должен писать письмо к ее замужней сестре, и после вежливых обращений и фраз вроде "прошу кланяться" или "прошу передать мое почтение" написать несколько сдержанных строк для барышни.
   Несмотря на правило, среди светских молодых людей распространена мода романтических писем. Обычно родственники барышень снисходительно относятся к подобной вольности, но внимательно следят за перепиской, дабы вовремя приструнить чрезмерно настойчивого поклонника.
   Не составляло труда предугадать строки писем, явно переписанных из глупых французских романов. Догадываясь о фальши, я почему-то радовалась этим строкам, блаженно улыбаясь. Удивительно, как надоевшие старые комплименты могут окрылить девушку.
   Разум подсказывал, что авторы разослали свои пышные фразы нескольким барышням. Радует, что имя и адрес не перепутали.
   Я не сразу заметила предназначенное мне письмо без обратного адреса, поэтому распечатала его последним. Автором послания оказался граф Н*...
   Какое счастье, что Ольга не видела меня в эту минуту, она бы легко заметила мое смятение. Почему-то сейчас мне не хотелось говорить с сестрой о своих чувствах.
   Граф написал мне столь теплое и трогательное письмо. Фразы были просты и, возможно, поэтому казались искренними. Он даже интересовался моими делами, беспокоился -- не докучают ли мне злобные призраки. В конце письма граф выражал надежду, что мы увидимся завтра в салоне Софьи Карамзиной.
   Забыв остальные письма на столике, я ушла к себе в комнату написать ответ для графа.
  

***

   Вечером, когда мы собрались в гостиной побеседовать о событиях прошедшего дня, я спросила Константина:
   -- Когда нашли тело Коко, она была обута только в одну туфельку?
   Он давно привык слышать от меня странные вопросы, поэтому не удивился:
   -- Да, совершенно точно, -- ответил Константин, -- интересно... туфелька слетела, когда убийца толкнул Коко в воду, или соскользнула в воде? - он задумался.
   -- Неужто даже столь незначительная деталь может оказаться решающей? - изумилась Ольга.
   Сестра не переставала восхищаться умом супруга.
   -- Никогда не знаешь, что может оказаться важным... Потерянная туфелька не найдена. Либо всему виною течение, либо башмачок забрал убийца?
   -- Золушка-утопленница, -- вздохнула Ольга, -- но зачем убийце ее туфелька?
   -- Зачем... -- задумчиво повторил Константин, -- возможно, злодей полагал, что тело, унесенное потоком в Неву, никогда не будет обнаружено... А если и выплывет где-то за городом -- точное место преступления никто не установит. В таком случае, туфелька, оставленная у Зимней канавки, могла бы дать ненужную подсказку сыщикам о месте убийства...
   Ольга понимающе кивнула, гордясь своим мудрым супругом.
  

***

   Ранним утром я отправилась на прогулку по городу. Коляской, в отличие от Ольги, я правлю плохо, поэтому ехала очень медленно.
   Удивительно, но даже после ярких красок Кавказа, я продолжаю любить серый унылый Петербург. В этом таинственном городе каждый уголок хранит свои секреты. В предрассветных лучах можно уловить незримые тени призраков... Кажется, что они приветствуют меня как старую знакомую.
   На секунды в первых лучах солнца мне открывается другой Петербург, обитатели которого не живые горожане, а бестелесные духи. Они бродят по улице, сидят в кофейнях, смотрят из окон домов и, кажется, беседуют друг с другом. Звучит немного странно, но это тоже "жизнь", правда, "жизнь" иного Петербурга. Я видела жандарма, булочника, галантерейщицу, мальчика посыльного, бравого гусара, кокетку в окне... В этом "другом Петербурге" тоже есть свои новости, сплетни и, наверняка, скандалы... У нас наступает день, у них -- ночь, и призраки исчезают с городских улиц. С наступлением темноты для этого "другого города" наступает день...
   Возможно, виною моя фантазия...


Петербургские Сфинксы. Рис. Н. Воробьёв

   Когда я выехала на набережную Невы, солнце уже показалось над рекой. Утро выдалось солнечным -- редкость для осеннего Петербурга. Однако прохлада не отступила. К моей удаче, не было ветра с залива, иначе прогулку пришлось бы прекратить.
   Я всматривалась в гладь реки, отражение рассветного неба скрыло унылый серый цвет холодных вод. Строгие фасады домов, обрамлявшие набережную, сияли в красках утра. Как прекрасны мгновения между тьмой и светом, ночью и днем.
   Проезжая мимо сфинксов Университетской набережной, я увидела фигуру Ростоцкого. Не понимая причины своего внезапного любопытства, решила остановиться.
   Серж обернулся и, завидев меня, поднял руку в знак приветствия и сразу направился ко мне. Я спустилась с коляски и пошла к нему навстречу.
   Мы обменялись обычными приветствиями. По взгляду Ростоцкого было заметно, что он взволнован и желает посоветоваться со мной, но не знает - как начать разговор.
   -- Вы любите прогулки по набережной? - задала я бессмысленный вопрос, подойдя к одному из сфинксов.
   Красивое гранитное лицо древнего царя бесстрастно смотрело вдаль. Многие боятся сфинксов, а мне они кажутся весьма спокойными и дружелюбными. Их истинное величие завораживает. Неужели им, правда, тысячелетия?
   Небо заволокло тучами. Погода менялась быстро.
   -- Да... люблю прогуляться, -- растерянно ответил Ростоцкий, -- надеюсь, вы не сочтете меня сумасшедшим? Право, понимаю, вас беспокоит моя сестра... Не хотелось, чтоб вы сочли нас семьей безумцев... Климентина говорит правду, я уверен... У моей сестры никогда не наблюдалось приступов истерии... В роду у нас не было сумасшедших...
   -- Вы хотите поговорить со мною о вашей сестре? -- предположила я.
   -- Нет-нет... Мне бы хотелось поделиться с вами некоторыми размышлениями. Повторюсь, никогда не страдал безумием...
   -- Будьте спокойны, в безумии легче обвинить меня, -- печально улыбнулась я, всматриваясь в лицо сфинкса.
   Ростоцкий провел рукой по надписям на постаменте.
   -- Странные письмена, -- произнес он, -- будто какой-то шифр... Знаю, что их переводили ученые. Но все равно мне почему-то кажется, будто иероглифы скрывают иной смысл... Горе, если злодей сумеет познать тайну... Я уверен в своей догадке, но не могу объяснить... Неужто подсказки египетского пра-прадеда?
   Он вздрогнул и смущенно отвел взор.
   -- Я вам верю! -- прозвучал мой твердый ответ.
   -- Знать бы, зачем мне даны эти странные предчувствия, -- произнес Серж, рассматривая амулет предка, -- неужто злодеи хотят раскрыть древние тайны?
   -- Вы недалеки от истины, -- прозвучал чей-то спокойный голос.
   К нам подошел худощавый человек в сером костюме. Лицо его не было ни красивым, ни безобразным - столь неприметные лица легко забываются.
   -- Мое имя Степан Гласин, -- представился он, -- я хранитель тайн Анубиса*... По-египетски его имя звучит "Анпу"...
  
   _____________________
   * Анубис (греческий вариант имени Анпу) - древнеегипетский проводник в мир умерших. Изображался человеком с черной собачей головой, или в облике черного пса. Редко в обычном человеческом облике.
  
   Незнакомец явно не беспокоился, что мы можем принять его за сумасшедшего.
   -- Чем обязаны? - напряженно спросил Ростоцкий.
   Разумеется, бесцеремонное поведение собеседника вызвало у него недоумение.
   -- Вы хотите знать ответы на многие вопросы, не так ли? - продолжал Гласин, не смутившись.
   -- Но кто вы?
   -- Обычный мелкий чиновник из конторки, если вас интересует мое положение в обществе, -- улыбнулся он, -- когда ты посвящен в древнюю тайну, удобнее жить неприметным...
   -- Простите, мне безразлично, как вы зарабатываете на жизнь. Меня интересует, что значит "хранитель тайн Анубиса"...
   Глаза Ростоцкого загорелись от осознания внезапной возможности хоть на шаг приблизиться к терзавшей его загадке. Он явно с трудом сохранял свое привычное хладнокровие.
   -- Вспомните, кем был Анубис и сами все поймете... Не стоит растолковывать очевидное, -- ответил собеседник.
   -- Тогда я перейду к делу, -- Серж протянул Гласину фамильный амулет, -- эта вещь древних египтян?
   -- Совершенно верно! -- ответил незнакомец, даже не притронувшись к амулету.
   -- Мой пра-прадед приходит ко мне во сне? -- продолжал Ростоцкий.
   -- Да, и тут вы не ошибаетесь и не впадаете в безумие, -- улыбнулся Гласин.
   -- Тогда... что значат эти письмена? -- Серж указал на надпись на постаменте ближайшего к нам сфинкса.
   -- В строках, славящих фараона, скрыт шифр, если найти ключик, то можно узнать заклинение, открывающее врата Дуата, -- спокойно ответил собеседник.
   -- Загробного мира, -- прошептала я. - Помню, Дуатом египтяне называли мир мертвых.
   -- Верно, -- Гласин перевел взор на меня, -- верно, моя госпожа...
   Он почтительно склонил голову, положив правую ладонь к себе на сердце.
   Видя мою растерянность, он добавил:
   -- Госпожа, вы давно пытаетесь осознать себя, но всему свое время...
   Я взволновано взглянула на Ростоцкого, который смотрел на меня с нескрываемым восхищением.
   -- У вас есть ключ к шифру? -- прозвучал мой взволнованный вопрос.
   -- Да, госпожа, -- он поднес руку к своему лбу, -- я посвящен в тайны египетских жрецов и сразу вижу суть вещей...
   -- Как мы можем предотвратить беду? -- прямо спросил Ростоцкий.
   -- Уймите пыл, мой друг, -- Гласин по-приятельски похлопал его по плечу, -- у вас достаточно времени... Мое дело малое -- предупредить вас и развеять сомнения. Теперь вы будете внимательнее слушать египетского предка...
   Гласин, поклонившись, оставил нас. Ростоцкий сделал несколько шагов, чтобы узнать, на какую улицу повернет странный незнакомец. Но Степан Гласин будто растворился среди серого пасмурного города.
   Начал накрапывать дождь.
   -- Мне пора, -- виновато произнесла я, подняв взор на хмурое небо.
   -- Простите за навязчивость, но мне бы хотелось, чтобы вы уделили мне время для беседы, -- несмело произнес Серж. -- Понимаю, что нескромно расспрашивать вас о мистических приключениях...
   Беспокойство собеседника было напрасным, мне хотелось помочь ему. Пожалуй, мы смогли бы стать добрыми друзьями. Удивительно, насколько брат и сестра разные.
   -- Вами движет не праздное любопытство, -- успокоила я Ростоцкого, -- кто-то поручил вам сложную и опасную миссию... Мой долг помочь вам! Надеюсь, мои рассказы о недавних странствиях и встречах будут полезны.
   -- Благодарю вас, Александра! -- он с трудом сдерживал чувства.
   В эти минуты Серж уже не походил на невозмутимого упрямца, которым казался ранее. Ростоцкий был одержим тайной, и если бы ему сейчас приказали сразиться с невидимым мистическим противником, он бы не раздумывал. Однако Сергей не был безрассудным воином, не завидую тому, кто окажется с ним в схватке.
   В его внимательных темных глазах читалась истинная мудрость.
   -- Климентина пригласила меня погостить, -- вспомнила я, -- полагаю, что скоро свидимся.
   -- Очень рад, я часто навещаю сестру и отца.
   Серж вновь погрузился в печальные мысли о бедняжке Коко.
   -- Убийца получит по заслугам, -- уверенно произнесла я.
   -- Не сомневаюсь...
   Ростоцкому вернулось былое хладнокровие.
   -- Александра, могу только предположить, как вам трудно, -- вдруг произнес он, -- Вы находитесь между нашим и тем светом, а праздные болтуны просят вас развлечь их рассказами о привидениях...
   Столь редкое сочувствие. Не жалость, а именно сочувствие. Он представил себя на моем месте.
   -- Вас просят о помощи, но не задумываются, что помощь необходима именно вам!
   -- Увы, людей, которых занимают мои переживания, можно пересчитать по пальцам, -- вздохнула я.
   -- Теперь у вас есть еще один человек, -- улыбнулся Ростоцкий.
   Мы простились как старые приятели.
   Дорога назад оказалась не очень приятной. Капли дождя засекали за навес коляски. К счастью, я успела добраться до дома до того как разразился ливень.
   -- Опять одинокие прогулки, -- проворчала Ольга, окинув суровым взором мой промокший плащ, -- прошу тебя, милая Аликс, больше не рисковать. Обычная простуда в Петербурге может оказаться смертельно опасной!
   Сестра волновалась за моё самочувствие. Не посмев возразить, я поспешила переодеться.
   Константин уже уехал на службу, и мы завтракали с сестрой вдвоем. Горячий шоколад вернул меня к жизни. Я пересказала Ольге встречу с Ростоцким.
   -- Надеюсь, что Серж не обезумел, -- забеспокоилась сестра.
   -- Степан Гласин подтвердил все странные догадки, -- заметила я.
   -- Верно, обычный незнакомец с улицы не мог заранее знать о мыслях Ростоцкого, -- согласилась Ольга, -- Значит, этот Гласин, вправду, обладает некими талантами. Ладно, потом расскажешь Константину, он извлечет толк.
   -- Думаешь, есть связь с убийством Коко?
   -- Готова держать пари на твой бирюзовый веер, -- рассмеялась Ольга, -- в следствиях Константина две разные ситуации всегда оказываются связаны между собой.
   Сестра по праву гордилась своей наблюдательностью.
  
  

Глава 5

Он, истинно, первопричина зол!

  
   Из журнала Константина Вербина
  
   К назначенному часу я был у Ростоцкого, который, уверившись в том, что убийца будет разоблачен, понемногу воспрял духом.
   -- Хочу попросить вас об одной услуге, необходимой для следствия, -- произнес я, не сомневаясь в согласии Сержа.
   -- Разумеется, -- не задумываясь, ответил он.
   Казалось, попроси я его совершить преступление в интересах следствия, Ростоцкий, не колеблясь, пошел бы на поводу.
   -- Накануне гибели Коко умер некий господин Норов - магистр одного мистического общества... Есть основания предполагать, что две смерти взаимосвязаны.
   Ростоцкий, кивая, внимательно выслушал мои слова.


Ростоцкий. Рис. Ярослав Цико

   -- Единственным непосвященным, кто близко общался с Норовым, был его слуга Осип. Прошу вас принять юношу на службу. Возможно, со временем он сумеет вспомнить нечто важное... Не беспокойтесь, он произвел на меня благоприятное впечатление. Увлечен чтением и, возможно, сумеет слушать ваши рассуждения о древних предках... Но...
   Однако было в манерах и чертах Осипа нечто неуловимое, что никак не соответствовало образу бывалого слуги.
   -- Парнишка очень умен, возможно, его простоватые манеры - актерская игра, -- поделился я размышлениями, -- Присмотритесь к нему повнимательнее...
   -- Буду рад помочь, -- с трудом сохраняя хладнокровие ответил Ростоцкий.
   -- Нет причин сомневаться в вашей наблюдательности. Осип должен прийти с минуты на минуту...
   Серж достал часы, к цепочке которого был прикреплен египетский амулет. Действительно, наш новый знакомый оказался пунктуален. Представ перед Ростоцким, Осип вытянулся по струнке. Покорно ожидая решения господина, он теребил манжет своего старого, но тщательно вычищенного сюртука.
   -- Если надобно, я ваши бумаги переписывать могу. У меня хороший почерк, -- пробормотал он, опустив взгляд.
   -- Да, мне нужен слуга, -- уверенно произнес Серж. -- Вы приняты ко мне на службу.
   Осип улыбнулся и спешно поблагодарил Ростоцкого. Но было в его улыбку нечто странное...
   Сосредоточившись, я пристально всматривался в лицо паренька. Далеко не глуп и не прост. Надеюсь, со временем станет более разговорчив или выдаст себя неловким действием. Похоже, юноша доволен возможной службой у Ростоцкого, чего не пытается скрывать.
   От меня не ускользнуло, что взгляд Осипа задержался на египетском амулете Сержа. Это был не воровской взгляд, а именно интерес знатока.
  

***

   Среди лиц, замеченных в общении с магистром Норовым, оказался мой недавний приятель Денис Стахов. Впечатление он производит весьма приятное благодаря веселому нраву. Своими шутками Стахов может скрасить наискучнейший вечер, ничуть не смущаясь шутовской роли. Его насмешки всегда служили язвительным оружием против светской несправедливости. Он не задумываясь, становится на защиту обиженных светскими болтунами. Любой обидчик быстро оказывается посрамлен, ибо был не в силах парировать точные удары шутника.
   Из увлечений Стахова можно назвать карты. Вернее карточные пасьянсы. К игре Денис не проявляет особого интереса, но может часами возиться с головоломками-пасьянсами. Ходят слухи, что Стахов гадает на картах, но поскольку я не слышал от него подобных признаний, не буду верить болтовне. Однако меня интересовала причина его знакомства с Норовым. Не думаю, что виной всему праздные беседы.
   Понимая, что ходить вокруг да около, нет смысла, я задал прямой вопрос:
   -- Вы были знакомы с неким господином Норовым, не так ли?
   В ответ я ожидал услышать очередную шутку, но собеседник оставался серьёзен.
   -- Да, вы правы, -- ответил он, -- Не отрицаю. Странно, что Норов умер.
   Его проницательные глаза вопросительно смотрели на меня, будто ожидая, что я назову имя убийцы.
   -- Странно, -- согласился я, -- перед отъездом в загородную усадьбу Норов с кем-то виделся... Позвольте узнать, зачем вы завели знакомство с магистром Норовым?
   Я сделал четкое ударение на слове "магистр".
   Денис, казалось, не смутился.
   -- Норов прислал мне письмо, в котором предложил встретиться, -- ответил он спокойно. -- Он подписался как магистр мистического общества. Вы знаете, что любопытство одно из моих грехов, поэтому я не сумел отказаться от встречи. Конечно, я не исключал, что собеседник окажется безумцем, но интерес к сверхъестественному сыграл роль.
   -- Что было угодно магистру?
   -- Возможно, вы удивитесь. При встрече Норов сказал, что у меня есть таланты и предложил стать одним из адептов их общества, -- собеседник немного смутился.
   -- Вы согласились?
   -- Да, -- не уверенно ответил Стахов, -- они умеют читать мысли и предугадывать людские поступки... Не могу понять, как магистра могли убить...
   -- Вы уверены, что магистр был именно убит? -- уточнил я.
   -- Разумеется... Иначе вы бы не вели со мной этой беседы, -- шутливый тон вновь вернулся к Стахову. Ведь вы...
   -- Верно, -- прервал я насмешку, -- надеюсь, на ваше серьезное отношение к делу.
   Собеседник виновато замялся.
   -- Вас приняли в мистическое общество? -- продолжил я беседу.
   -- Норов не успел, -- ответил Стахов печально, -- а новый магистр не знал о его намерениях... Мне остается ждать решения...
   Я смотрел в честные глаза собеседника.
   Магистр не успел? А вдруг никто и не собирался принимать Стахова в общество? Печально подозревать друзей, но иного выбора нет.
   -- Чем вас привлек орден? -- поинтересовался я. -- Решили постичь тайны, скрытые от простых смертных?
   -- Не ради тщеславия! -- воскликнул Стахов. -- В свете уже не секрет, что я питаю к барышне Адель Кулагиной нежную симпатию, но она равнодушна ко мне. Она слишком много времени проводит в обществе Типанского, которого называет своим добрым другом. Держу пари, что барышня питает к нему более сильные чувства, но этот человек остается холоден и равнодушен. Боюсь, он обидит Адель, которая наивна. Ох, если бы я мог узнать его мысли!
   Впервые улыбчивое лицо друга помрачнело, но через мгновения снова разгладилось.
   -- Уничтожу Типанского, -- прошептал Стахов.
   Я увидел пасьянс карт, разложенный на столике у окна.
   -- Да... карты, -- задумчиво произнес Стахов, заметив, что мой взгляд задержался на его столе, -- эти картинки и знаки... я пытаюсь понять их язык... возможно, они дадут ответы, на интересующие вопросы...
   Денис указал на старую потрепанную книгу, лежавшую на столе рядом с картами. Название гласило "Язык карт". Я взял книгу в руки, полистал пожелтевшие страницы. Текст был представлен на латыни.
   -- У меня дурное предчувствие, что Типанский попытается причинить Адель зло, -- прошептал Денис.
   На сей раз я увидел в его глазах ненависть от собственного бессилия. Его лицо побледнело. Он вздохнул, пытаясь унять приступ гнева.
   Чувства Стахова вызвали у меня беспокойство. Коко умела предугадывать грядущие поступки людей - эти умения она получила от адептов общества. Возможно, мой друг задумал убить Типанского, а певица узнала о его намерениях.
   Не скрою, предположение было пренеприятным. Хотя я искренне сочувствовал другу в его неудачи и разделял беспокойство за судьбу наивной молодой особы. Наверно, на его месте я бы тоже пытался уничтожить соперника.
   -- Кстати, Типанский пытался назначить Коко свидание накануне ее гибели, -- вдруг вспомнил Стахов.
   -- Откуда вам известно?
   -- Я видел, как он передал Коко записку... Не настаиваю, что свидание было романтическим... Как нам известно, милашка-певичка не была простушкой. Возможно, она раскусила Типанского, а он испугался...
   В тоне собеседника слышалось нескрываемое злорадство.
   Впервые я задумался о впечатлениях, которые произвел на меня Типанский. Не могу сказать, что этот человек вызвал у меня отвращения, но симпатии к нему я не испытывал. Типанский держался вежливо и приветливо, никогда не ввязывался в споры, но при случае умел держать удар. В гостях и салонах говорил он редко, предпочитая слушать. Для дам у Типанского всегда были припасены новые комплименты, но я ни разу не замечал, чтобы он ухаживал за какой-то особой. Даже с Адель Кулагиной он держался сдержанно, всячески подчеркивая, что его расположение носит лишь дружеский характер.
  
   Из журнала Александры Каховской
  
   Наш разговор с сестрой был прервал визитом барышни Кулагиной, славившейся своей добротою. Мне ни разу не доводилось встречать более чуткой и ласковой особы. Истинный ангел во плоти. Ангельская внешность и ангельская душа. Кулагина одна из немногих приятельниц Ольги, с которыми мне удается поддержать беседу.
   Гостья, как обычно, приветливо улыбалась, но эта улыбка всегда была какой-то неуверенной. Сегодня эта улыбка выглядела особенно грустно в сочетании и печальным взглядом.
   Ольга направилась навстречу Кулагиной.
   -- Адель! -- ее называли на ставший привычным французский манер, -- рада вас видеть! Не ожидала вашего визита! Какой приятный сюрприз!
   Барышня Кулагина обычно заблаговременно сообщала о своем визите, дабы не чинить неудобств.
   -- Ох, мне очень нужен ваш совет, -- вздохнула Адель, отведя взор.


Адель. Акварель 19 века

   Я решила уйти, но гостья удержала меня.
   Моя сестра хитро улыбнулась.
   -- Боитесь моего гнева? Понятно... Все еще страдаете по Типанскому? Повторюсь в сотый раз, он не достоин вас! Разве истинный мужчина будет оставаться равнодушен к барышне, ставшей ему добрым другом? И надо быть глупцом, чтобы не замечать ваших чувств! Я могу называть его лишь непристойными словами, что однажды слышала от казаков на Кавказе.
   Адель с молчаливой улыбкой выслушала Ольгу.
   -- Но сердцу не прикажешь... -- робко возразила она. - Я не могу вычеркнуть его из сердца...
   -- Сердце? - Ольга рассмеялась. - Это не сердце, а глупая привязанность, причины которой мне не понятны... Вы внушили себе глупую безответную любовь к совершенно недостойному человеку!
   Гостья не нашлась, что возразить. Лишь обиженный взгляд стал ответом.
   -- Ваш совет касается Типанского? - вернулась моя сестра к цели визита Адели.
   -- Нет-нет, всему причиной моя кузина...
   -- Что? О, Боже! - Ольга схватилась за голову. - Только не говорите, что это чудовище возвращается из Москвы? Аликс, милая, не было ли тебе видений, в которых эта вульгарная кривляка свернула себе шею?
   Я с трудом сдержала улыбку.
   -- Кузина уже вернулась... Ольга, вы несправедливы к ней...
   -- Не сердите меня, дорогая! - воскликнула моя сестра. - Быть справедливой к дряни, которая пользуется вашей добротой? Хвала Господу, что вашим состоянием управляет оперкун, иначе эта ненасытная выскочка пустила бы на ветер все имущество!
   -- Мой долг заботиться о ней... Кузина осиротела и осталась без средств к существованию... Ей не повезло с опекуном, он равнодушно относится к судьбе барышни.
   -- Ах, да, ее папаша "давал три бала ежегодно и промотался наконец" -- как сказал поэт! -- иронично подметила Ольга. -- Вот и осталась доченька без денег. Кстати, яблочко от яблони недалеко упало.
   -- Кузина не виновата в грехах родителей! Я должна о ней заботиться, -- повторила Адель, -- Вы ведь заботитесь об Аликс!
   -- Не смейте сравнивать мою сестру с этим чудовищем!
   Ольга, действительно, рассердилась. Щёки залил яркий румянец, брови насупились.
   -- Никогда вам не прощу, что вы отдали кузине великолепную бирюзовую ткань, -- вздохнула сестра, -- Как вчера помню, мы зашли к портному заказать наряды. Он предложил изумительный отрез атласа. Я уступила его вам, надеясь, что наконец-то в вашем гардеробе появится яркое платье. А что я потом увидела в салоне Смирновой-Россет?! Платье из восхитительного бирюзового атласа красовалось на этом чудище! Меня чуть удар не хватил! Вы отдали ей шикарную ткань, которую я пожертвовала для вас!
   -- Ольга, вы тогда жестоко посмеялись над кузиной...
   Сестра самодовольно улыбнулась.
   -- О! Я превзошла саму себя в остроумии! Надо заметить, все присутствующие дамы поддержали меня, а все попытки мужчин сменить тему, оказались бесполезны. Предупреждаю, если эта дрянь вновь попадется мне на пути, я ее в порошок сотру!
   -- А что приключилось с кузиной? - попыталась я вернуть разговор к первоначальной теме.
   -- Ах, да, прости, -- спешно извинилась Ольга.
   -- Вчера кузина отправилась со мною в салон, где был Типанский...
   Адель разрыдалась.
   Мы с Ольгой подбежали к ней и, устроившись рядом, принялись утешать.
   -- Понимаю, внимание этого болвана заинтересовало чудовище, -- сочувственным тоном произнесла сестра, -- Как он мог!? Не замечал вас, а вульгарная кузина мгновенно заняла его внимание...
   -- Милая Ольга, вы знаете, что она красивее меня...
   -- Вы обезумели! - проворчала Ольга. - Она похожа на дешевую куртизанку. А выбор Типанского ясно говорит о его дурновкусии.
   -- Она умеет привлекать... Вокруг нее всегда были толпы поклонников...
   -- О! Уверяю, у вас поклонников не меньше! Просто посмотрите по сторонам. Хоть на минутку задумайтесь о себе, хватит страдать по глупцу Типанскому. К примеру, Стахов...
   -- Ольга, не шутите так! Воистину вульгарный паяц! - Адель гневно отпрянула. -- Его дурацкие шутки невыносимы!
   -- Этот вульгарный паяц гораздо мудрее вашего обожаемого Типанского... Заметь, он ни разу не пустил свои колкости в ваш адрес.
   -- Стахов произвел на меня приятное впечатление, -- добавила я, -- его смех никогда не ранит слабых. Этот человек, действительно, очень умен!
   Гостья явно не соглашалась с нами, но промолчала.
   -- Ольга, как мне пережить такие муки? - слезы вновь покатились из глаз Адель.
   -- Может, найдется какой-то убийца, который утопит кузину-чудовище в Зимней канавке, -- проворчала Ольга, -- а если говорить серьёзно, то прекратите с ними всяческое общение... Пусть Типанский насладится этой куртизанкой.
   -- А если он решит жениться на ней... так сразу...
   Адель снова зарыдала.
   -- Хвала Господу, вы избавитесь от обоих! Пусть чудовище транжирит его денежки. А вы будете свободны от заботы об этой дряни! Кстати, это чудовище ведь знало о вашей любви к Типанскому! Какая низость!
   -- Нет-нет, кузина не знает о моих чувствах.
   -- Не поверю! -- Ольга не сдавалась.
   Адель вдруг задумалась.
   -- Мне вдруг вспомнилась Коко... Совсем незадолго до ее гибели. Мы с ней столкнулись в театре. Она взяла меня за руку и произнесла: "напрасны ваши старания"... А во взгляде было столько сочувствия. Я хотела спросить, что значат эти слова, но она не стала объяснять и спешно удалилась. Эти слова слышал проходивший мимо Стахов.
   Гостья перевела вопросительный взор на меня.
   -- Не могу даже предположить, -- ответила я.
   Вспомнился рассказ Константина о тайном обществе, с которым была связана Коко. Возможно, она могла предвидеть людские поступки.
  

Глава 6

И что за трепет на меня нахлынул

  
   Из журнала Константина Вербина
  
   Сегодня в салоне Софи Карамзиной мы встретились со Стаховым, персона которого весьма неожиданно вызвала любопытство высшего света.
   Он сидел за карточным столом в углу зала, вокруг столпились не только эмоциональные дамы, но и серьезные военные.
   -- Значит, вы утверждаете, что карты могут повлиять на судьбу человека? -- поинтересовался один из статных генералов.
   -- Понимаю, мое утверждение звучит немного странно, -- отбросив присущую ему иронию ответил Денис, -- обычно карты рассказывают о нашем будущем, но в нужных руках ситуация может предстать с точностью до наоборот. Карты не читают будущее, они творят...
   -- Простите, мне трудно вас понять! -- произнесла миловидная дама, наведя на стол Стахова изящный лорнет.
   -- Допустим, по судьбе вам не суждено встретиться с неким "валетом", -- вновь без всякой иронии произнес Стахов, -- но умелый человек раскладывает вам нужную комбинацию карт, и невозможная встреча происходит!
   Собравшиеся оживленно зашептались.


Карты. (Автора не знаю)


   -- Ваши идеи основаны на опыте? -- поинтересовался я, подойдя к столу.
   -- Совершенно верно, -- задумчиво ответил Денис, перебирая карты.
   -- И какие опыты вы провели? -- одна из любопытных барышень опередила меня с вопросом.
   -- Неважные житейские события, -- нехотя ответил Стахов, -- думаю, всем интересно будет узнать, насколько верна моя система... Приглашаю добровольца.
   -- Сыграйте со мной, -- прозвучал насмешливый голос вошедшего Типанского, -- уверен, ваша очередная светская шуточка окажется весьма вульгарной! Вам нравится выставлять людей дураками!
   -- Вы хотите, чтобы я выставил вас дураком? -- насмешливость вновь вернулась к картежнику. -- Рад стараться...
   -- Вам не удастся, -- перебил Типанский, -- предлагаю пари... Если ваш расклад окажется неверным, вы выплатите мне пятьсот рублей...
   Стахов усмехнулся.
   -- А если окажется верным? -- переспросил он, хитро прищурившись.
   -- Тогда мне придется раскошелиться...
   Картежник состроил гримасу, означающую глубокое раздумье.
   -- Нет, деньги - слишком примитивно для такого пари, наконец, нарушил он театральное молчание, -- У меня иное предложение. Проигравший никогда не появится в Петербурге!
   Веселый голос прозвучал зловеще.
   -- Смелое предложение, -- произнес я.
   -- Неужели вы избавите нас от вашего общества? -- зааплодировал Типанский.
   Стахов покачал головой, явно уверенный в своих внезапно обретенных умениях.
   -- Какое событие вы пожелаете? -- перешел к делу Денис, пристально глядя на соперника.
   -- Предположим, ваше гадание скажет - через три дня мне придется уехать в деревню близ Петербурга, где расположено мое скромное имение, -- не задумываясь ответил Типанский, -- если вам удастся меня туда отправить, то я, клянусь, обоснуюсь там до конца дней своих, -- он принужденно рассмеялся.
   -- Как скажете, мой друг, -- голос Дениса вновь переменился.
   Он принялся осторожно перебирать карты. Лицо Стахова также изменилось, обычное добродушие исчезло уступив место сосредоточенному напряжению.
   Он сделал расклад. Я не понимаю комбинации гаданий, поэтому не сумел понять, какое грядущее выпало Типанскому.
   -- Это не дорога! -- воскликнула одна из дам, указывая на черный туз в центре расклада.
   -- Это смерть! -- ахнула одна из барышень, изящно пошатнувшись подле стоящего рядом юнца, который, краснея, осторожно поддержал ее.
   -- Что за шутки!? -- побледнев, воскликнул Типанский.
   -- Простите, я ошибся и извлек не ту карту. Надобно было вот эту... -- виновато произнес Стахов.
   Я поймал его взор, в котором не было ни следа беспокойства и раскаяния. Глаза смеялись. Картежник с трудом сдерживал серьезное выражение лица.
   -- По вашему раскладу мне суждено скоро умереть? -- Типанский был готов схватить соперника за грудки сюртука. -- Ваши выходки перешли все грани приличия!
   -- Вы взволнованы? -- усмехнулся Денис. -- Кажется, вы называли мои утверждения глупостями. Тогда в чем причина вашего беспокойства? Ведь по вашему мнению я всего лишь шут.
   Типанский отступил на шаг.
   -- Вы обречены, -- произнес Стахов бесстрастно. -- Вам осталось три дня...
   -- Не может быть? -- пробормотал Типанский, -- Нет-нет... Вздор! Ваши бессовестные шутки!
   -- Шутки? Возможно, возможно, -- улыбнулся Денис.
   -- Неужели меня ждут смерть? -- прошептал несчастный. -- Александра, скажите, вы видите мою смерть?
   Он попытался говорить иронично, но дрожь в голосе предательски выдавало волнение. Типанский направился к Аликс, но я преградил ему путь.
   -- Уходим, умоляю, -- шепнула мне взволнованная Ольга. -- Этот человек сошел с ума!
   Предложение оказалось разумным, и мы спешно покинули гостеприимный дом.
   Когда мы сели в коляску, Аликс облегченно вздохнуло.
   -- Очень странно, -- пробормотала она.
   -- Ты видела смерть Типанского? -- забеспокоилась Ольга. -- Мне его судьба безразлична, пусть провалится в Ад!
   Аликс пожала плечами.
   -- Будто какая-то тень появилась над картами, -- произнесла она, -- эта тень теперь следует за Типанским. Тень печальных событий, которые вторглись в жизнь этого человека благодаря картам...
   -- Думаю, наш новоявленный гадатель проделал все специально, -- предположила Ольга, -- но зачем в обществе?
   -- Человек должен высказать свое желание гадателю при свидетелях, -- предположила Аликс. -- Но он говорил об отъезде в имение, а Стахов нагадал смерть...
   -- В имении Типанского фамильный склеп, поэтому после смерти он, действительно, уедет туда. Обмана никакого нет... -- задумался я.
   Какая мрачная ирония. Стахов всегда любил подшутить, но на сей раз шутка оказалась зловещей.
  

***

   Наконец-то настало время встречи с Бобровским, который, сославшись на занятость, дважды переносил нашу беседу. Внешне он представлял тот самый типаж мужчин, который нравится большинству женщин нашего времени. Изящен, любезен, способен поддержать разговор на интересные барышням темы.
   Держался он спокойно и приветливо, будто я прибыл к нему с дружеским визитом.
   Бобровский первым нарушил молчание.
   -- Мне жаль бедняжку, но мне не в чем себя упрекнуть... Клянусь, Коко не из тех, кто даже помышляет о самоубийстве. В ней было столько огня!
   Собеседник невольно улыбнулся, поддавшись воспоминаниям. Будь на моем месте строгий моралист, не избежать бы Бобровскому упреков в непристойности.
   -- Говорят, Коко убили, -- продолжал он, -- уверен, что это наиболее верное объяснение ее гибели ... Милашка была слишком любознательна... А высший свет жесток и не любит любопытных...
   Он покачал головой.
   -- Самоубийство от несчастной любви и ревности! -- иронично передразнил Бобровский, -- Замечу, именно мне приходилось страдать от ревности! Милашку Коко преследовали куда более знатные и богаты поклонники. Самоубийство по моей вине! Вздор! В свете решили, что она мечтала о замужестве со мною. Ах-ха! Только глупец мог пусть этот слух.
   Бобровский расхохотался.
   Кажется, я проникся пониманием к чувствам Ростоцкого. Не хотелось бы увидеть подобного человека среди новоявленных родственников. Бобровский не производил впечатления человека, питающего искренние чувства к барышне Климентине.
   -- Но в Коко было столько огня! -- повторил он, с блаженной улыбкой погружаясь в воспоминания.
   -- Когда вы видели Коко последний раз?
   Светский гуляка задумался, скорчив гримасу размышления.
   -- Больше чем за месяц до смерти...
   -- Неужели? А по моим сведениям... -- начал я.
   Бобровский вздрогнул.
   -- Простите, -- перебил он, -- Моя невеста уверена, что после знакомства с нею я прекратил всяческое общение с Коко. Мне бы не хотелось компрометировать себя в глазах невесты.
   -- Знатной невесты, -- поправил я.
   -- Очаровательной невесты, -- возразил он спешно, -- наследство меня не интересует, моего состояния достаточно. Иначе бы старик Ростоцкий не согласился бы на помолвку. Я искренне готов связать с этой барышней жизнь...
   -- Однако вы не пренебрегли обществом особы с репутацией куртизанки...
   -- Ох, Вербин, не знал, что вы любитель читать ханжеские морали.
   -- Вам повезло, что невеста верит любому вашему вздору.
   Собеседник поморщился. Положив руку на сердце, он произнес.
   -- Возможно, и я поверю любому вздору, который расскажет мне она. Причина в нашей вере друг другу - это глубокие искренние чувства... Ради мадемуазель Климентины я готов изменить свою жизнь, отказавшись от пороков общества.
   -- Хотелось бы верить вашим словам.
   -- Простите, но мне непонятна причина вашего участии в судьбе моей невесты. Неужто ее брат представил меня вам как чудовище? Уверяю вас, его страхи преувеличены, но вполне простительны. Всякий любящий брат обеспокоен участью сестры.
   -- Полагаю, нам лучше оставить обсуждение чувств Сергея Ростоцкого, -- прервал я.
   -- Да, вы правы... Не судите меня строго, я никогда не скрывал своих пороков. Пусть прозвучит несколько странно, но это делает мне честь. Взгляните на ханжу Типанского. Вот уж кто поистине недостойно обращается со знатными дамами, добиваясь их благосклонности под видом целомудренной дружбы, а сам в это время развлекается с самыми распутными куртизанками Петербурга.
   Насколько я был далек от светских сплетен, но подобное мнение о Типанском мне слышать довелось. Бедняжка мадемуазель Адель, доводы Ольги тут бесполезны, остается только понадеяться на настойчивость Стахова.
   -- Да-да, Типанский, -- задумчиво произнес Бобровский, -- он весьма рьяно соперничал со мною за внимание Коко. Но он пытался сохранить свои порывы в тайне, а я честно не скрывал своих намерений. Мерзкое ханжество, не так ли?
   На сей раз я был согласен с собеседником.
   -- Вы правы, -- ответил я, -- ханжество...
   -- Жаль наивных дам и барышень, -- вздохнул Бобровский, -- ведь любую правду о Типанском они назовут клеветою... Слыхал, Стахов здорово напугал нашего друга. Сгораю от любопытства, чем закончиться эта шутка. Вдруг и вправду Типанский прикажет долго жить? Последнее время я стал серьезнее относится к мистическим явлениям...
   -- Разумно, -- кратко ответил я.
   Далее Бобровский попытался расположить меня к дружеской отвлеченной беседе, но найти общих тем нам не удалось. Вскоре я простился с ним.
   Не было никаких оснований верить словам Бобровского относительно чувств к Климентине. Однако его опровержение версии самоубийства Коко прозвучали вполне правдоподобно. Молодая особа такого характера не стала бы печалиться о разлуке со столь ничтожным человеком. Хотя любовь иногда способна затмить даже самый расчетливый рассудок.
   Например, мадемуазель Адель... Типанский добивался расположения Коко? Разумеется, у Бобровского были причины бросить подозрение на Типанского. Но не думаю, что это клевета. Впрочем, слухи легко проверить.
  
   Из журнала Александры Каховской
  
   Ранним утром, когда Петербург еще не проснулся, я решилась пройтись по улочкам. Недалеко от нашего дома располагалась квартира княгини Голициной, снискавшей славу зловещей Пиковой дамы*.
  
   _________________
   *Княгиня Голицина - стала прототипом старухи из повести А.С. Пушкина "Пиковая дама", ведавшей тайной "трех карт".
  
   Ранее я никогда не предавала значения такому соседству, но сегодня эта мысль вдруг заставила меня остановиться напротив предполагаемого окна комнат таинственной особы. Ничего не указывало мне на возможное присутствие призрака.
   -- Доброе утро, сударыня, -- прозвучал приветливый голос Стахова.
   Не дожидаясь моего ответа, он подошел ко мне, внимательно вглядываясь в окно.
   -- Призраки заметны на рассвете, не так ли? -- иронично спросил он.
   -- Простите, что стало причиной вашей прогулки под окнами былой квартиры княгини Голициной? -- прямо спросила я.
   -- Я пришел поблагодарить, -- посерьезнев, ответил он. -- Я давно хотел постигнуть тайны карт. Мне всегда казалось, что княгиня ведала не только секрет игры. Ее друг Сен-Жермен* посвятил очаровавшую его даму в более серьезные тайны... В молодости она была прекрасна... Вспоминая портрет, могу понять чувства колдуна.
   Стахов вздрогнул, не отрывая взор из окна.
  
   ______________
   *Сен-Жермен - французский авантюрист, снискавший славу мага. Предсказал французскую революцию и гибель королевы Марии-Антуанетты. Поговаривали, что он ведал секретом бессмертия.
  
   Я перевела взгляд с его испуганного лица на окна дома. В одном из них возникла молодая дама, ее волосы были уложены в напудренную прическу по моде прошлого века. Окинув нас надменным взором, она строптиво скривила губы и растворилась в утренних лучах солнца.
   -- Бессовестные лгуны те, кто утверждают, что видят в окне старуху, грозящую костлявым пальцем, -- рассмеялся он.


"Пиковая Дама" в молодости

   -- Призрак картежницы заставил позабыть вас прекрасную Адель? -- в свойственной ему шутливой манере произнесла я.
   Денис расхохотался.
   -- Я не сошел с ума, чтобы влюбляться в покойниц, -- произнес он сквозь хохот, -- я всего лишь заметил красоту дамы, которая оказала мне неоценимую услугу, благодаря которой я смогу добиться благосклонности Адель.
   -- О, Боже! -- я отшатнулась от него.
   -- Сударыня, я не продал душу дьяволу, -- на сей раз тон был его серьезен, -- а заключил сделку с умершей княгиней... После моего визита к ней на могилу, где я оставил записку с просьбой, она явилась ко мне во сне... Ах, сударыня, вы одна из немногих, кто не сочтет меня сумасшедшим...
   -- Признаться, мне интересна ваша история...
   -- На мою удачу, Типанский - сын одного недостойного господина, который когда-то нанес княгине непростительную обиду. Тайна карт стала местью в моих руках его сыну, который унаследовал все мерзкие качества своего батюшки...
   Губы Стахова презрительно скривились, кулаки сжались.
   Интриги прошлых лет не занимали меня, поэтому я не стала уточнять о "непростительной обиде".
   -- Что вы намерены предпринять? -- позабыв о правилах, спросила я.
   -- Теперь у Адель нет выбора, если она желает спасти никчемную жизнь Типанского...
   -- Простите... а как же месть княгини?
   -- Её местью стал страх... Мы можем только представить, каким кошмаром станут эти три дня для Типанского.
   Картежник зловеще рассмеялся.
   -- Возможно, мои слова прозвучат навязчиво, но подобным способом вы не добьетесь любви, -- робко возразила я.
   -- Милое дитя, это только начало моей игры, -- улыбнулся он, -- возможно, моя игра будет жестока, но она поможет мне добиться своего. Благодарю за приятную беседу...
   Стахов, поклонившись, неспешно побрел вдоль улицы. Черные тучи вновь затянули небо, обещая проливной дождь, ставший для меня привычным.
   Рассеянно побродив по улице, я решила вернуться домой.
  

Глава 7

Он восхотел свободы, столь бесценной

   Из журнала Константина Вербина
  
   Господин Великов, вернувшись из Москвы, сам нанес мне визит. Выглядел он очень настороженным и озадаченным. Внешности Великов был благородной и достаточно приятной, чтобы снискать расположение дам.
   -- Полагаю, моя супруга поделилась с вами своими подозрениями, -- спешно перешел он к делу.
   -- Да, госпожа Великова любезно уделила мне время, -- ответил я.
   Великов опустился в кресло напротив меня. Его взгляд был направлен в пол, он сложил руки в замок у подбородка.
   -- У меня нет причины сердится на супругу, -- продолжал собеседник, -- нет причины... -- он будто погрузился в свои мысли, -- если бы я рассказал правду, она бы сочла себя еще более оскорбленной, приняв мои слова за нахальную ложь...
   Я терпеливо ждал, когда Великов перейдет к сути своего визита.
   -- Красотка Коко, -- вздохнул он, -- какая невосполнимая утрата для тайного общества...
   Он взглянул на меня, печально улыбнувшись.



Зимняя канавка. Рис. Н. Аничкова

   -- Я мистик, -- произнес Великов, -- но принадлежу к иному обществу, об названии которого я предпочел бы умолчать. Могу сказать лишь одно - над Петербургом сгущаются тучи... Благодаря дару Коко я пытался найти человека, способного совершить невиданное злодейство...
   -- Простите, а адепты вашего общества знали о вашей дружбе с Коко, которая принадлежала к иному обществу?
   -- Разумеется, я бы не рискнул действовать иначе. Уверен, Коко тоже рассказала магистрам. Наша цель была благородной...
   Взгляд Великова снова был направлен в пол. Брови насупились.
   -- Значит, вы предполагаете, что убийца Коко - тот самый таинственный злодей? -- поинтересовался я.
   -- Да... именно так... Но кто он? Я не в силах понять... Знаю, что разгадка в сфинксах на Университетской набережной... Кстати, ими очень настойчиво интересуется Серж Ростоцкий.
   Великов пристально взглянул на меня.
   -- Да, Ростоцкий, -- задумчиво ответил я, -- любопытно, что именно он попросил меня взяться за следствие, рассказав о своей любви к Коко...
   -- А вдруг это романтическая история выдумка? -- торжествующе произнес Великов. -- Вдруг он вертелся возле Коко с иной целью...
   Мнение собеседника не было лишено основания.
   -- Вполне возможно, -- согласился я, -- но не могу вас избавить от подозрения. Вдруг вы сейчас дурачите меня, рассказывая байки о сфинксах.
   -- Разумеется, я осознаю шаткость моего нынешнего положения, -- Великов откинулся в кресле и уставился в потолок. -- Но, надеюсь, что мои слова заставят вас задуматься...
   -- При всем желании не смогу разузнать намерения вашего тайного противника...
   -- Но вы можете отыскать самого противника! -- заметил Великов. -- Увы, время не ждет...
   С этими словами мой собеседник поднялся с кресла и откланялся.
  
   Из журнала Александры Каховской
  
   Сегодня Адель Кулагина вновь пришла к Ольге вся в слезах.
   -- Это не шутка, это правда, -- всхлипывала она. -- Типанский погибнет! Неужели нет никакой возможности его спасти?
   Она перевела умоляющий взор на меня.
   -- Не знаю, -- честно ответила я, -- за ним следует черная тень... Не знаю намерений и сущности этой тени...
   -- Возможно ли чтобы эта тень забрала другую душу? -- вдруг спросила Адель.
   -- Безумство! -- ахнула Ольга. -- Вы желаете отдать свою жизнь, чтобы спасти ничтожество.
   -- О! Почему вы не в силах понять насколько прекрасны душевные качества этого человека? -- взмолилась Адель. -- Злодейству Стахова нет оправдания...
   -- Возможно, он желал спасти вас, -- предположила я.
   Адель перевела на меня удивленный взор.
   -- Разве мне грозила опасность?
   -- Возможно, -- ответила я, -- но теперь жизнь Типанского во власти карт, которые в руках Стахова.
   -- Да, да, -- обрадовалась Ольга, -- он предложит вам пожертвовать собой ради Типанского! Ох, вы спасете ему жизнь, став супругой Стахова...
   Романтическое предположение искренне испугало Адель.
   -- Нет...
   -- А зачем вам Типанский? Ведь с ним вы страшитесь перейти грань нежной дружбы, -- Ольга поморщилась. -- Он же предпочел вашу несносную кузину, которая, узнав о его беде, сразу же сбежала. Зачем вам таков негодник. Радует, что опекуны никогда не позволят вам стать его женой. Даже если бы он добивался вашей любви!
   -- Вы меня запутали! -- перебила Адель. -- Какая опасность мне могла грозить, если Стахов хочет воспользоваться сложившимися обстоятельствами?
   Она так умоляюще смотрела в мои глаза, что мне стало совестно.
   -- Поговорите со Стаховым, -- предложила я.
   -- Верно, -- согласилась Ольга, -- это самый разумный случай узнать о его намерениях.
   Сестра указал на письменный столик в углу комнаты:
   -- Пора назначить встречу вашему пылкому поклоннику!
   Адель нехотя написала письмо. Поскольку барышня боялась приглашать Стахова с визитом в дом своих опекунов, встреча должна была состояться на балу.
   Когда Адель ушла, Ольга спросила меня:
   -- Почему ты решила, что Стахов своим гаданием спас Адель?
   -- Не могу объяснить, -- ответила я, сама удивляясь такому предположению, -- Стахов говорил мне, что собирается обменять жизнь Типанского на благосклонность Адель, но теперь я сомневаюсь в его словах...
   -- Аликс, дорогая, ты меня пугаешь, -- покачала головой сестра. -- Какие у тебя предположения об опасности, которая грозила Кулагиной?
   -- Карты, -- задумалась я, -- мне трудно понять их знаки... и эта тень, что теперь преследует Типанского... Адель когда-нибудь гадала на картах или играла?
   -- Нет, она считает карты дьявольскими знаками, -- рассмеялась Ольга.
   -- Не знаю... но меня опять охватило странное предчувствие злого рока... если бы скорая смерть грозила Адель, видение ее гибели промелькнуло бы перед моим взором. Но я не видела ничего пугающего...
   -- Прости, Аликс, чувствую, что мои расспросы вызвали у тебя сильное волнение... Кроме Стахова ответа нам никто не даст.
   Ольга спешно сменила тему разговора.
  

***

   Наконец-то, настал вечер, в который меня ждала встреча с графом Н*. Ольга, конечно, заметила мое волнение, но не сумела понять его причины. Мысли сестры были заняты предстоящим разговором Адели и Дениса Стахова.
   Меня же больше всего волновало возможное отсутствие графа на балу. Однако мое беспокойство оказалось напрасным. Граф прибыл на бал, хотя очень поздно. Стоило немалых усилий унять свои чувства, оставляя в бальной книжечке два свободных танца, как я ему обещала.
   Когда граф вошел в зал, я с огромным трудом старалась не смотреть в его сторону. Обменявшись приветствиями с некоторыми важными господами, граф подошел ко мне.
   -- Надеюсь, вы не забыли о моей скромной просьбе? -- шепнул он мне.
   Хотелось воскликнуть: "Не забыла! Я постоянно думала об этом!". Однако вспомнились наставления сестры, и я с приветливой учтивостью произнесла:
   -- Я готова сдержать свое обещание и отдать вам два танца, выбор которых оставила за собой.
   -- Премного благодарен за любезность, -- улыбнулся граф.
   -- Хотелось бы заметить, что наш первый танец следующий, -- произнесла я, чувствуя, как краснею.
   О! Как ужасен этикет! В ресторации Кисловодска все гораздо проще, даже "водяное общество" из Петербурга забывает о вычурных манерах. Кавалер легко может пригласить на танец незнакомую даму, и никто не сочтет его грубияном.
   Заиграли звуки вальса, и мы закружились... А после танца отправились в гостиную за мороженым...
   Никогда не забуду взгляд графа. Мы снова оказались в пустой комнате одни... и тогда он поцеловал меня... Затем вдруг смутился и, извиняясь, попросил, чтобы я не рассказывала родственникам о его внезапном порыве.
   -- Надеюсь, завтра вы посетите салон Софи Карамзиной? -- поинтересовался он.
   -- Возможно, -- сдержанно ответила я, -- но мне бы хотелось, чтобы вы нанесли нам визит завтра в обед... Простите за вольность...
   Понимая, что мое предложение прозвучало слишком необдуманно, я спешно добавила.
   -- Полагаю, мои родственники будут очень рады видеть вас своим гостем.
   -- Я был бы счастлив нанести вам визит. Ваши родственники весьма уважаемые в свете люди...
   "Уважаемые в свете люди"... Я вздрогнула. Ах да, опять светский снобизм! Будь мои родственники "неуважемыми в свете", граф не стал бы даже говорить со мною...
   В это мгновение граф коснулся поцелуем моей руки и напомнил о следующем танце, что прогнало все мрачные мысли.
   В зале мы встретились с Ростоцким, который окинул графа удивленным взглядом, будто не ожидал увидеть его на этом балу.
   -- Простите, -- наконец, произнес Ростоцкий, -- граф, будьте любезны уделить мне пару минут...
   -- С превеликим удовольствием, -- ответил граф, -- но после вальса. Барышня обещала мне этот танец. Если я его пропущу, то буду очень огорчен, поскольку другие танцы барышни Александры заняты...
   Ростоцкий сдержанно кивнул.
   -- Разумеется, я подожду, граф.
   После танца я вернулась к сестре, пытаясь собрать спутанные мысли.
   -- Граф Н*, оказывает тебе внимание, -- удивленно произнесла она.
   Да, она произнесла эти слова именно удивленно. Ничего не могу понять. Ростоцкий тоже не мог скрыть явного удивления. Неужели они уверены, что я недостойна графа? Неужто всему виною мои манеры? Или проклятый мистический дар?
   К нам подошел Ростоцкий.
   -- Мне стыдно признать, но я дурно думал о графе, -- произнес он натянуто.
   -- Позвольте узнать причину? -- прямо спросила я.
   Серж замялся.
   -- Граф был дружен с Коко, не так ли? -- хихикая вмешалась в наш разговор одна из дам. -- Неужто вы заподозрили его в убийстве?
   Я внимательно смотрела в глаза Ростоцкого, ожидая ответа.
   Мне были понятны его чувства и боль утраты любимой, но подозревать в убийстве всех, кто был знаком с Коко -- безумие.
   -- Возможно, заподозрил, -- ответил он усталым тоном.
   -- Все возможно, -- продолжала болтливая дама, -- граф мог убить Коко, как и любой из ее поклонников. Обычно эти прелестные особы слишком любопытны и умеют разговорить любого. А затем, после разлуки разлуки, куртизанки решаются на шантаж, желая заполучить от былого благодетеля хороший доход.
   -- Да, нынче каждый знатный господин, который хотя бы однажды заговаривал с Коко, под подозрением, -- ироничным тоном заметила Ольга, -- а так же их ревнивые жены или невесты...
   Дама, не поняв иронии, важно закивала.
   Ростоцкий, который почувствовал себя неловко, спешно покинул нас. Болтливая дама, к счастью, была приглашена на следующий танец, и мы были спасены от дальнейшего неприятного разговора.
   Ольга не стала больше донимать меня расспросами о графе, вернувшись к переживаниям Адели Кулагиной, которая впервые на моей памяти танцевала все танцы подряд. Такой внезапный порыв к развлечениям порадовал ее опекунов, они относились к Типанскому весьма предвзято, видя в нем очередного мошенника, выпрашивающего деньги у жалостливых барышень.
   Денис Стахов еще не появлялся. Казалось, он нарочно испытывал терпение Кулагиной.
  
   Из журнала Константина Вербина
  
   Этот бал обещал стать для меня одним из очередных собраний, где приходится отвечать на вопросы любопытных светских хлыщей, ни разу не выезжавших за окрестности Петербурга. Мои рассказы казались им невероятными, поэтому пришлось смириться с глупыми вопросами.
   Но надо отдать должное, на балах бывают не только пустоголовые болваны, и я не обделен встречами с интересными собеседниками.
   Неожиданно ко мне подошел Стахов.
   -- Прошу вас стать свидетелем моих слов, -- попросил он спешно.
   -- Не вижу причины отказать вам, -- ответил я.
   Мы прошли в маленькую гостиную, где нас уже ждала взволнованная барышня Кулагина и моя милая Ольга.
   Стахов предложил присесть за маленький круглый столик и начать партию в карты, дабы наш разговор не вызвал ненужного любопытства у вновь вошедших.
   -- Разрешите перейти к делу, -- холодно произнес картежник.
   -- Разумеется, -- ответила Адель Кулагина, не скрывая неприязни.
   Картежник усмехнулся.
   Ольга спешно взяла ее за руку.
   -- Вы ждете от меня глупого предложения, -- произнес он, перебирая карты, -- будто я попрошу вас стать моей женой в обмен на жизнь Типанского. Неужели вы столь низкого мнения о моем уме...
   Кулагина вздрогнула.
   В этот момент пред нами сидел не наш привычный весельчак. Стахов сильно переменился за несколько дней. Получив тайну карт, он стал другим. Я начал всерьез опасаться за рассудок приятеля. Известно, что картежные секреты не пошли на пользу герою "Пиковой дамы".
   -- Не буду лукавить, что испытываю к вам некоторые чувства, -- продолжал он, глядя в глаза барышне. -- Но чтобы снискать ваше внимание, не стану спасать Типанского. Сегодня ночью тень заберет его...
   -- Зачем? -- испугано пробормотала Адель Кулагина.
   -- Принеся эту жертву, я смогу постичь тайные знания мистического мира карт...
   Любой другой на моем месте, решил бы, что несчастного сразил недуг Германна*. Но жизненный опыт научил меня серьезнее относится к таинственным явлениям.
  
   ______________________________________
   *Герман - герой пушкинской повести "Пиковая Дама", игрок, одержимый тайной "трех карт".
  
  
   -- Мне был надобен человек, которого не жаль, и потеря которого не станет бедою для рода людского.
   Стахов взглянул на часы.
   -- Простите, но у меня есть причина беспокоиться за судьбу Адель, -- сурово произнесла Ольга, -- возможно, ей грозила какая-то опасность...
   Собеседник вздохнул.
   -- Не вижу смысла возражать вам. Опасность, о которой вы говорите, стала мне известна достаточно давно... Но отныне причин для беспокойства нет...
   -- Значит, вы занялись картами, чтобы спасти барышню? -- воскликнула Ольга.
   -- Вы желали спасти меня? -- спросила Адель, впервые ее тон к Стахову звучал мягко.
   Он улыбнулся.
   -- Много неизведанного открылось мне... Не стоит благодарности... Я уже получил свою награду...
   Глаза барышни наполнились слезами.
   -- Я люблю Типанского, -- взмолилась она.
   Столь смелое признание удивило всех собравшихся.
   -- Не повторяйте этот вздор или я разочаруюсь в вас, -- скривился Стахов.
   -- Мне трудно вас ненавидеть, но я не могу вас благодарить, -- Кулагина опустила взор.
   Наш разговор прервал жандарм, и я был вынужден оставить собеседников.
   -- У меня печальные новости, -- произнес он после приветствия. -- Один из возможных подозреваемых убит. Его имя Типанский.
   Он протяну мне записку.
   -- Найдено в кармане господина Типанского. Его нашли мертвым недалеко от Столярного переулка. Удар по голове, может, палкой. Бедняга еще теплым был. На первый взгляд, грабители... Нас насторожила записка... В ней Типанскому назначили встречу в одном из кабаков Столярного переулка.
   Любопытно. Столь изнеженный светский юноша не отправился бы по собственной воле на прогулку по району, пользующемуся самой дурной славой. Удивительно, что он отпустил кучера. Или ему так велели сделать? Типанский был слишком глуп, чтобы заподозрить неладное.
   Проклятье карт сбылось? Или вновь мрачное совпадение?
   Когда я вернулся к столу, разговор уже завершился. Расстроенная Ольга, сказала, что Адель уехала домой. Стахова нашел в зале, он стоял в стороне, мрачно глядя на танцующих.
   -- Типанский мертв, -- шепнул я, подойдя к нему.
   Денис вздрогнул.
   Я предложил ему выйти на воздух, не хотелось, чтобы наш разговор услышали посторонние уши.
   -- Он убит, -- продолжил я, когда мы вышли, -- без всяческой мистики. Ударом по голове в одном из самых мрачных районов города. Его убили недавно... Несколько часов назад... Мистическое совпадение или весьма продуманное преступление.
   -- Вы подозреваете, что я назначил встречу Стахову, чтобы убить его? А потом сразу же заявился на бал морочить голову барышням?
   Слова Дениса звучали циничной шуткой.
   -- Вполне правдоподобная версия, не так ли? Меня очень занимает вопрос, кто и зачем назначил ему встречу.
   -- Встречу? Почему вы решили, что была встреча? Вдруг наш несчастный друг решил пощекотать свои нервы...
   -- В кармане убитого найдена записка, где указано время и место встречи - угол Столярного переулка со стороны Кокушкина моста. Убийца явно спешил и не стал обыскивать жертву.
   -- Возможно, Типанский что-то узнал про убийцу Коко и решился на шантаж, -- произнес Стахов.
   -- Поразительная догадливость, -- настала моя очередь иронизировать, -- готовьтесь, завтра вы станете главным объектом светских сплетен. Не исключено, что скептики именно вас запишут в убийцы.
   -- Какова моя причина убивать Типанского? Никто не знает о моей связи с тайными обществами. Поэтому в свете даже не догадываются, что я мог быть причастен к гибели Коко.
   -- Сплетники причину найдут. Например, убив Типанского, вы хотели доказать, что ваше гадание сбылось и подтвердить репутацию мистика.
   -- Это вздор!
   Денис с удивлением смотрел на меня.
   -- Согласен, но для светской сплетни сгодиться. Они не будут утруждать себя сложными умозаключениями.
   -- Виною всему мистика, -- задумчиво произнес Денис, -- и проклятие карт сбылось. Невероятно... Мне самому трудно в это поверить...
   Он принужденно рассмеялся.
   Мне же было совсем не до смеха.
   Я вернулся к Ольге и Аликс. Предложение отправиться домой было встречено с одобрением.
   -- Невозможно! -- воскликнула Аликс, когда Ольга рассказала ей, что Стахов спас барышню Кулагину, -- Невозможно спасти человека от смерти, отправив в иной мир его замену. Мне очень тяжело об этом думать, но Стахова ждут несчастья. Он отвел беду от Адель... но вот какой ценой?
   Ольга нежно обняла взволнованную сестру.
  

Глава 8

Ты не туда свои шаги направил

   Из журнала Александры Каховской
  
   На следующий день я получила письмо от графа, в котором он приносил свои извинения, что не сумеет нанести нам визит в ближайшие дни, поскольку неотложные дела заставляют его покинуть столицу. От полученной новости мне стало грустно. Очень надеялась, что граф станет частым гостем в нашем доме.
   Ольга, вошедшая в гостиную, догадалась о причине моей печали.
   -- Неотложные дела, -- пожала она плечами, -- впрочем, не удивительно...
   -- Ты знала о делах графа? -- удивилась я.
   -- Не совсем, я предполагала, что у столь важного человека в любой момент могут возникнуть неотложные обстоятельства, -- спешно добавила она, -- но ему не стоит забывать, что у очаровательной барышни тоже достаточно забот...
   Сестра улыбнулась, протягивая мне послания от поклонников.
   Мне вспомнилась Адель. Ольга навещала ее утром.
   -- Как самочувствие Кулагиной? -- поинтересовалась я.
   -- Удивительно, но Адель мужественно пытается справиться с горем. Опекуны не оставляют ее одну ни на минуту. Очень опасаются за рассудок несчастной.
   -- Стахов наносил ей визит?
   -- Да, пытался... Но опекуны не позволили, велели приходить через несколько дней. На мой взгляд, разумное предложение...
   Вошедший лакей доложил нам о визите Климентины Ростоцкой.
   Она была еще более бледной и напуганной, чем в момент нашей прошлой встречи.
   -- Привидение? -- мрачно спросила Ольга.
   Ростоцкая тяжело вздохнула.
   -- Да, мне невыносимо терпеть эти кошмары... Хочу попросить Аликс погостить в нашем доме с завтрашнего дня...
   Ольга вздохнула, недовольная этой идеей, но, поразмыслив, поинтересовалась.
   -- Брат часто бывает у вас в гостях?
   -- Серж, видя как мне нездоровиться, желает погостить у нас. Он говорил, что очень дружен с Аликс...
   Климентина решила воспользоваться приятельским расположением своего брата ко мне.
   -- Думаю, дружеская беседа пойдет моей сестре на пользу, -- решила Ольга. -- Аликс, ты не против погостить у Ростоцких?
   Причин возражать у меня не было, и я согласилась.
   Служанкам немедленно отдали распоряжение подготовить мои вещи для отъезда к завтрашнему дню.
   Барышня поблагодарила меня. Ее тон снова оказался слишком эмоционален, чего раньше Климентина никогда себе не позволяла. Теперь безупречные манеры были забыты.
   -- О, я не узнаю вас! -- покачала головой взволнованная Ольга. -- Вы всегда были олицетворением светскости, а ваша горделивая осанка и взгляд пленяли общество. Вам поклонялись, а сейчас вы выглядите совсем иначе... Постарайтесь гнать мрачные мысли! Мы желаем видеть прежнюю Климентину!
   Сестра искренне беспокоилась за судьбу подруги. Она предпочитала говорить прямо, если ее что-то настораживало или не нравилось. Ольга полагала, что только так можно помочь человеку, вежливое замалчивание только навредит.
   -- Мне страшно, - ответила Климентина.
   -- Вам следует преодолеть страх, -- добавила я, -- иначе моя помощь бессильна...
   Вспомнилась, какая была Климентия до встречи с призраком. Не просто безупречная светская особа, а надменная и жестокая со всеми, кто ниже ее по происхождению. Неудивительно, что я никогда не хотела быть ее подругой. Когда-то люди подобного склада насмехались и надо мной, не хочу иметь с ними дело.
   Наш разговор был прерван неожиданным визитом Бобровского, который поприветствовал нас изящными комплиментами.
   -- Ваша горничная сказала, куда вы отправились, -- обратился он к невесте. -- Вчера вы были больны и отказались принять меня! Мне очень жаль, что не сумел сдержать своего волнения в присутствии ваших друзей.
   Он подошел к невесте. Климентина спешно поднялась с кресла и отстранилась.
   -- Прошу вас, не ищите встречи со мною. Я сама напишу к вам, когда буду готова к вашему визиту.
   -- Простите, но...
   -- Не слова больше, ступайте! -- твердо произнесла она. -- Ступайте.
   -- Наша помолвка...
   -- О, Боже, ступайте!
   Я заметила, как Ростоцкая испугано отпрянула от зеркала, висевшего на стене. Я подошла к нему, но вместо своего отражения увидела бледное лицо утопленницы. Глубоко вздохнув, спешно отошла прочь. Когда я вновь перевела свой взор, в зеркальном стекле никого не было.
   Озадаченный Бобровский, извинившись, откланялся.
   -- Вы видели это жуткое лицо? -- спросила меня барышня, когда ее жених покинул комнату.
   -- Да, видела, -- нехотя ответила я, вновь подойдя к зеркалу.
   -- Призрак не хочет, чтобы я виделась с женихом! -- всхлипнула Климентина.
   -- Тогда вы легко сумеете избавиться от напасти, расторгнув помолвку, -- посоветовала Ольга. -- Призрак перестанет вам докучать, и на следующий день порог вашего дома будут осаждать толпы знатных кавалеров, окрыленные надеждой.
   Ростоцкая задумалась на несколько мгновений. На ее идеальном лице отразились страдальческие чувства.
   -- Кажется, я готова пойти на этот шаг, -- уверенно произнесла барышня, --сегодня же поговорю с отцом. Брат поддержит мое решение, он всегда недолюбливал Бобровского.
   Мы с Ольгой не ожидали, что упрямую Климентину оказалось столь легко убедить расторгнуть помолвку. Неужели призрак настолько запугала несчастную?
  
   Из журнала Константина Вербина
  
   Сегодня я получил анонимное письмо, автор которого предлагал мне встретиться в доме, расположенном на печально известном Столярном переулке*.
  
   ______________
   *Столярный переулок - описан как крайне неблагополучный район в произведениях Лермонтова "Штос" и Достоевского "Преступление и наказание".
  
   Время встречи было назначено позднее - девять вечера.
   Поразмыслив, решил прихватить компаньона. Мой выбор пал на Сержа Ростоцкого. Понятно, что человек, притворяющийся верным помощником, может оказаться коварным убийцей... Тогда это тот самый момент, когда он может совершить ошибку и выдать себя... И я решился рискнуть!
   Ростоцкий с радостью согласился составить мне компанию, и к назначенному времени мы подошли к мрачному дому, расположенному недалеко от места убийства Типанского.
   Я велел Ростоцкому оставаться у двери, а сам вошел в парадную. Чутье сыщика подсказало мне, что на верху меня поджидает не самый радушный прием. Лестница наверх освещалась лишь лунным светом, падавшим через узкие окна. В сумерках вижу плохо, поэтому поднимался медленно, опираясь на лестничные перила. Сделав шаг - вслушивался в подозрительную тишину. Пальцы сжимали трость, которая служила ножнами для клинка. Меня беспокоили не призраки, а живые убийцы. Возможно, именно от руки одного из них погиб Типанский.
   Убийцы захотят столкнуть меня с лестницы - мелькнуло простое предположение. Разумная идея для них. Я остановился. До нужной квартиры надо было подняться еще на этаж выше. Они должны были видеть, как я вошел в дом. Значит, враг наготове, чтобы меня встретить. Я достал часы и засек минуту времени. Пусть подождут. Потом поднялся на нужный этаж. Дверь в квартиру оказалась приоткрыта. Прислушался - ни шороха, ни звука - плохой знак.
   Встал у стены рядом с дверным проемом, готовясь к схватке. Хладнокровие не подводило меня. Двигался бесшумно, они не должны были услышать. Посмотрим, как долго убийцы просидят на месте?
   Они, наверняка, недооценивают меня.


Дом на Столярном переулке. Рис. Н. Аничкова


   -- Что-то он не идет, -- прозвучал голос, -- заблудился по дороге?
   -- Сам с лестницы упал, -- хмыкнул ему в ответ напарник.
   -- Ты, иди проверь! -- велел третий голос.
   Судя по беседе, вести со мною дискуссии никто не собирался.
   Выхватил оружие, я прислушался к спешным шагам. Как только убийца оказался рядом, мой клинок пронзил ему шею. Подельники услышали шорох. Один из них выскочил на меня, но мгновенно был повержен. В распахнутую дверь, я увидел, как третий, главный из них, отступает к окну. Комната не была освещена, и разглядеть его лицо оказалось невозможно.
   Готовый к поединку, я вбежал в комнату, но противник не намеревался сражаться. Он распахнул окно и прыгнул вниз. Удивительно, что этот человек очень удачно приземлился. Однако дорогу ему преградил Ростоцкий. Не обладая талантами акробатики, я бегом спустился по лестнице. При моем слабом зрении в темноте, сам удивляюсь, что не свернул себе шею.
   Ростоцкий оказался неплохим фехтовальщиком и умело отражал нападения, но более опытный противник начал теснить его к стене. Завидев меня, убийца, уклонившись от удара Ростоцкого, резко отскочил в сторону и скрылся в темных закоулках.
   К нашей досаде, из-за темноты мы не смогли рассмотреть его лица.
   Думаю, это их первая попытка избавиться от меня... Возможно, они попытаются убить Ростоцкого. Если конечно это не он разыграл спектакль, дабы представить себя невиновным покрасовался своим фехтованием.
   Увы, доверять я не мог, даже ему.
   -- Может, кто-то из мистических обществ? -- предположил Ростоцкий. -- Я видел, как он выпрыгнул из окна, тут нужны нечеловеческие способности.
   -- Вполне возможно, -- задумался я. -- Мой друг, будьте готовы к любой опасности.
   -- Опасность меня только порадует...
   -- Не люблю подобной бравады, -- прервал я его речь, -- уходим. Иначе нам придется вступить в схватку с местными грабителями.
   Мы вышли к Кокушкину мосту, где на удачу сразу встретился извозчик. Моросил холодный дождь, и брести пешком особенно тяжко.
  
   Из журнала Александры Каховской
  
   На следующий день я отправилась погостить к Ростоцким. Не зная зачем, решила взять с собой старинный изогнутый меч, который уже спасал мне жизнь. Я не обучена фехтованию, оружие в моей руке само разит врага, нанося смертоносные удары. Вынув меч из ножен, я почувствовала -- клинок истосковался по схваткам. Лезвие тускло сияло серебристым светом. Неужели меня подстерегает опасность? Но где? Я прогуляюсь по ночному Петербургу?
   Вещица очень заинтересовала Сержа Ростоцкого.
   -- Удивительно! -- воскликнул он. -- Мне кажется, будто меч обладает душой. Возможно, душой война, который стал вашим хранителем.
   В комнату вошла Климентина, только что вернувшаяся от приятельницы. Расторгнув помолвку, барышня, действительно, обрела былые высокомерные манеры. Я предположила, что буду гостить у них не более трех дней. Моя помощь отныне явно не понадобиться.
   -- Аликс! Как рада, что вы приехали! -- воскликнула Ростоцкая, приветливо улыбаясь. -- Ваше присутствие мне необходимо. Расторгнув помолвку, я обрела былую легкость, но ощущение, будто призрак следит за мною, до сих пор не оставляет не на минуту!
   Она, вздохнув, опустилась в кресла. Брат сел рядом и принялся всячески утешать сестру, которая вскоре перешла к обсуждению светских сплетен. Затем, вдруг вспомнив про очередной визит, поспешила переодеваться.
   Однако барышня вскоре вернулась, а ее лицо вновь выглядело испуганным.
   -- Призрак продолжает преследовать меня, -- прошептала она, -- я видела тень... Аликс, вы чувствуете?
   Я попросила разрешения подняться в комнаты Клементины. Среди чрезмерно богатого убранства и обилия зеркал почувствовала себя неуютно. Пытаясь сосредоточиться, опустилась на диван, обитый пурпурным атласом. Голова закружилась.
   -- Что вам угодно? -- пробормотала я. -- Ростоцкая расторгла помолвку. Что теперь вам угодно?
   Закрыв глаза, почувствовала, как холодные руки взяли меня за запястья. Открыть глаза было страшно. Я сидела, боясь даже пошелохнуться.
   -- Вам не страшно, -- звучал в ушах приятный мелодичный голос, -- вам не страшно... Но она одна... только она одна... Вам не страшно... Помогите ей... помогите...
   -- Помочь? Кому?
   -- Другой... помогите другой...
   Холодные руки отпустили мои запястья. Я открыла глаза. Неужели фантазия разыгралась? Обойдя покои Ростоцкой, убедилась, что призрак исчезла... Расторгнутая помолвка принесла свои плоды... Неужели призрак перед уходом желала повидать меня...
   В комнату крадучись вошла Климентия.
   -- Удивительно, -- произнесла она, опускаясь в кресло перед настольным зеркалом, -- но впервые за долгое время чувствую, что свободна от преследований чудовища...
   Она улыбнулась своему отражению.
   -- Аликс, -- продолжала она, -- погостите у нас неделю. Я бы хотела вас отблагодарить за неоценимую услугу! Вы изгнали призрака!
   -- Спешу заметить, что моей заслуги нет... Она мне сказала, что теперь кто-то в опасности...
   -- О! Это уже не моя печаль! - с трудом скрывая раздражение, ответила барышня.
   -- Предлагаю вам собраться и отправиться со мною в салон герцогини Корф. Надеюсь, она не пригласит вульгарных певичек с целью развлечь некоторых мужчин, не обремененных моралью. Как можно? Не понимаю, почему таких особ пускают в приличные дома?
   -- Дамы полусвета могут быть очень милы, -- попыталась возразить я.
   Килиментина обернулась ко мне, одарив удивленным взглядом, но ничего не сказала.
   -- Ах, к вашей сестре часто заходит в гости глупышка Адель. Говорят, она тяжело переживает смерть Типанского. Бедняжка. А что чудит Стахов? Вам довелось стать свидетелем его ужасных выходок!
   Я не успевала ответить ни слова на этот поток болтовни.
   -- Говорят, граф Н* уделял вам немало внимания на балу, -- улыбнувшись, заметила она.
   Печально, но и я стала объектом примитивных светских сплетен.
   -- Он был знаком с Коко очень близко, -- продолжала она, -- не удивлюсь, если это граф ее утопил... Милая Аликс, вам не следует принимать близко к сердцу знаки ухаживания подобных кавалеров...
   Я не стала спрашивать "почему?" дабы побыстрее прекратить разговор.
   -- Радует, что ваша сестра достаточно разумна, -- добавила Климентина.
   Затем она весьма неожиданно переменила тему беседы.
   -- Мне не нравится оборванец, которого мой брат приволок в дом, -- произнесла она. -- Его новый слуга. Ваш родственник считает, что этот голодранец может быть полезен для следствия... Ах, мне придется терпеть эту физиономию ради следствия! Ну что ж, я готова пойти на эту жертву!
   -- Кажется, его имя Осип, он служил у магистра тайного общества, -- заметила я, -- этот юноша, действительно, может оказаться полезен.
   -- Тайное общество, -- поморщилась Климентина, -- надеюсь, он не начнет вызывать призраков? Мне не понравился его взгляд. Брр... Также мне не нравится, что, едва переступив порог дома, он начал волочиться за моей горничной... Бесстыдник!
   Продолжать разговор было бы невыносимо. Напомнив, что мне нужно переодеться, я покинула барышню.
   Не понимаю, как Ольга может считать ее своей подругой?! Сколько надменности в этой особе! А какая любовь к сплетням и пустословию! Не удивлюсь, что в салоне нас будет окружать только подобное общество. Это пострашнее призраков.
   Странно, но нрав Клементины весьма отличается от характера ее брата. Серж совсем не интересуется светскими сплетнями и не глядит свысока на тех, кто ниже его по знатности и богатству.
   Пока служанка помогала мне переодеться, я задумалась о словах призрака. Кому грозит опасность? Как я смогу узнать?
  

Глава 9

Тот был бы весел, кто скорбит сейчас

   Из журнала Константина Вербина
  
   Как оказалось, ночные улицы Петербурга могут быть опаснее горных троп Кавказа.
   На следующий день я вернулся в ту самую квартиру в сопровождении двух крепких жандармов.
   Среди рухляди мне удалось обнаружить разорванные клочки бумаги, соединив которые, я смог разобрать адрес. Вернее сказать, это было название одной из старых заброшенных усадеб недалеко от Петербурга. Дом пользовался дурной славой, поэтому в нем никто не жил. Можно было предположить, что некогда богатый особняк стал ночлежкой для жуликов. Или его облюбовала более изощренная компания?
  

***

   Перед визитом на Столярный переулок, я побеседовал с господами из тайных обществ. Первым мой выбор пал на господина Великова, который по понятным причинам отнесся к моему неожиданному визиту весьма прохладно.
   Судя по мрачному лицу его супруги, настроение Великова так же было подпорчено очередной семейной ссорой.
   -- Да, мне известно, что на вас напали, -- не дожидаясь вопросов, устало произнес Великов, -- спешу заметить, что не имею никакого отношения к этому происшествию... Полагаю, вам нужно обратиться с вопросом к господину Герасимову и приглядеться к новому слуге Ростоцкого... Вы сами прекрасно понимаете, что этот юноша не тот, за кого себя выдает...
   -- Вы просто читаете мои мысли! -- иронично воскликнул я. -- Полагаю, вам известно, кто напал на меня, но вы предпочитаете молчать. Буду вам очень признателен за правду. Я готов проникнуться пониманием к причине вашего молчания...
   Великов, взяв продолжительную паузу, произнес:
   -- Признаю, что не могу поделиться с вами своими предположениями. Примите мои искренние извинения.
   Мне оставалось только поблагодарить его за честность.
   Об Осипе я вспоминал часто, интересуясь у Ростоцкого его делами. Мой друг только виновато пожимал плечами, что пока ничего подозрительного в новом слуге он не заметил. Осип исправно нес службу, часы отведенного отдыха проводил за чтением или волокитой за молоденькими горничными.
   Единственное, что привлекало внимание - любопытные взгляды, которые он бросал на египетский амулет.
  

***

   Магистр Герасимов ожидал моего визита, мистические способности его явно не подвели.
   -- Приветствую вас, мой друг, -- произнес он приветливо. -- До нас дошли слухи, что вас подстерегли злодеи...
   -- Слухи? -- переспросил я, пристально глядя в глаза собеседника.
   Герасимов, улыбнувшись, кивнул.
   -- Эти "слухи" мы получили еще задолго до нападения. Я говорил вам, что наши адепты умеют предугадывать людские поступки. Но я не посмел предупредить вас, поскольку знал, что вам необходимо отправиться в этот дом!
   Его лицо на мгновение напряглось, но потом вновь обрело прежнее добродушие.
   -- Если бы мои люди желали бы вам смерти, -- он покачал головой, -- вам бы не удалось скрыться. Мы предвидим на десять шагов вперед...
   -- Вы хотите сказать, что знаете имя убийцы? -- иронично заметил я.
   Магистр, помрачнев, кажется, не уловил моей иронии.
   -- К сожалению, нам не удалось отыскать его, -- произнес он, -- нам остается ждать, пока он не выдаст себя неосторожным действием...
   -- А убийство Типанского? Вы догадывались об этом? -- теперь в моем голосе не было иронии.
   Собеседник покачал головой:
   -- Мы не обратили внимания на Типанского. Иначе бы узнали, что он решился на шантаж убийцы. Пренеприятный был тип... отвратительный, -- магистр брезгливо поморщился. -- Никто не предполагал, что он мог оказаться свидетелем, и вообще быть связан с этим делом...
   Неосведомленность магистра показалась мне странной, только что он уверял меня, что адепты их общества способны предугадывать людские поступки. Почему Типанский оказался обделен их интересом?
   -- Было бы любопытно узнать, кто сейчас в центре вашего внимания? -- поинтересовался я.
   -- Сложно сказать, мы пока не смогли выделить главного подозреваемого из всех. И никто не выдает себя неосторожным шагом.
   Магистр сдерживал волнение. Мне показалось, что он сам опасается убийцы, который может оказаться сильнее его тайного общества.
   -- Если убийца смог расправиться с вашим предшественником-магистром и сильным адептом Коко, значит, он осведомлен обо всех ваших умениях, -- заметил я печально.
   Герасимов бросил на меня возмущенный взгляд.
   -- Это невозможно! Неужели убийца обладает тайными знаниями? -- спешно произнес он.
   -- Вполне вероятно, -- ответил я. -- И вы прекрасно понимаете всю опасность сложившийся ситуации... Обычно вы привыкли наблюдать за другими, но теперь наблюдают за вами... Причем вы не знаете мотива убийства Коко и причины интереса убийцы к вашему обществу...
   Мой собеседник нехотя кивнул.
   -- Но мы не столь просты, -- решительно произнес он, -- убийца еще пожалеет...
  
   Из журнала Александры Каховской
  
   В коридоре, около своей комнаты я застала излюбленный сюжет базарных картин. Осип, слуга Ростоцкого, что-то шептал на ушко моей горничной, которая смущенно хихикала.
   Мое появление заставило их спешно разойтись в разные стороны. Удаляясь по коридору, Осип обернулся. Я невольно встретилась с ним взглядом и была вынуждена согласиться с мнением Климентины. Взор у него был неприятный, тяжелый.
   Горничная последовала за мной.
   -- Что он так шептал тебе на ушко? -- спросила я, когда она помогала мне переодеться.
   -- Глупости, всякие глупости, барышня, -- краснея, ответила горничная, -- а еще сказал, что ему ваш меч понравился. Поглядеть хотел...
   -- Вот как... -- пробормотала я.
   Закончив туалет, я спустилась в библиотеку, где устроился Серж Ростоцкий.
   -- Позвольте узнать, почему ваш слуга желает поглазеть на мой меч? -- спросила я сурово.
   Легкий на помине, Осип вошел в комнату с широкой простецкой улыбкой на румяном лице.
   Ростоцкий немедля переадресовал мой вопрос.
   -- Простите, барышня, -- пробормотал он, поклонившись, -- впервые увидал такую диковину...
   Я перевела взор на Ростоцкого, который недоверчиво покосился на Осипа.
   -- Хорошо, ты свободен, -- отпустил его Серж.
   -- Не понимаю, но с каждым днем этот человек кажется мне все более подозрительным, -- шепнул мне Ростоцкий, -- но причины я понять не могу... Его взгляд... Интерес к древним диковинам... Я должен разгадать его тайну!
   -- Охотно окажу вам помощь, -- улыбнулась я.
   В библиотеку вошла Климентина. Как обычно безупречная. Единственное, что мне не нравилось в ее образе -- приколотая к кудрям бледно-розовая роза, сделанная из шелка. Климентина собиралась задать тон моде на это вульгарное, на мой взгляд, украшение.
   -- Вы уже готовы! -- радостно воскликнула барышня. -- Прошу поторопиться! Серж, надеюсь следствие скоро будет завершено, и ты избавишься от этого неприятного Осипа!
   -- Жду с нетерпением разрешения загадки, -- честно ответил ей брат.
   Как и следовало ожидать, в обществе меня ждали пустые разговоры.
   Несколько барышень, зная высокое положение и репутацию Климентины в свете, окружили ее, как только Ростоцкая переступила порог комнаты. Они на перебой, осыпали Климентину восторженными отзывами. Я спешно отошла в сторону, стараясь не смотреть на этот образец низменного раболепства. Климентина с достоинством выслушивала их речи, иногда одаривая высокомерной улыбкой. Барышня наслаждалась вечером, вставляя остроумные фразы в каждую тему разговора. А я, скучая, молча изучала предметы гостиной.
   Вдруг разговор случайно переменился. Собравшиеся будто бы решили вспомнить все приметы, которые следует соблюдать, если в доме покойник.
   -- Когда покойнику шьют саван, нельзя нитку узлом закреплять... Иначе снова беда придет.
   -- А все оставшиеся лоскутки ткани и ниточки необходимо положить в гроб. Если они попадут в руки злодея, он сможет порчу на смерть навести...
   -- Да, вы правы,
   -- Мой кузен рассказывал случай в доме по соседству. Гробовщик ошибся в мерке, и гроб для покойного деда великоват вышел, и через неделю в их семье скончался младенец. Если гроб удлинен - ждите еще мертвеца в доме.
   -- А моя тетушка рассказывала, как гроб внесли в комнату с крышкой, которую нужно оставлять у двери... После такого мор всю семью скосил...
   -- Если у покойника не плотно закрылись глаза, значит, он наблюдает и любого за собой прихватит...
   -- Ему на глаза пятаки положить надо, верное средство.
   -- И не дай Бог устроить похороны в понедельник, тоже скверная примета...
   -- Самое важное, завесить зеркала в доме... Из зеркала мертвец любого на тот свет уведет...
   Забавно было наблюдать, когда просвещенные господа, рассуждавшие о науке и литературе, перешли к суевериям, над которыми обычно потешались. Надо заметить, не все принимали оживленное участие в беседе о приметах. Многие молча ждали, когда тема переменится. Среди них был и Сергей Ростоцкий, который вежливо кивал, глядя в окно.
   Насладившись обменом знаниями, гости обратили свое внимание на меня, поинтересовавшись, согласна ли я с этими утверждениями.
   ґ-- Все возможно, -- ответила я, глупо улыбнувшись.
   Единственное, что позволило мне смириться с навязчивой темой, это испорченное настроение Климентины. Барышня явно не ожидала столь неприятной беседы. Никого более не занимала роза в ее волосах, все погрузились в воспоминания пугающих историй, которые когда-то случались с дальними родственниками их приятелей.
  

***

   Ночь я провела неспокойно. Ко мне вновь вернулся казалось бы забытый кошмар. Улыбающийся человек опять привиделся мне во сне. На сей раз его образ казался особенно четким, и он протянул мне руку... В этот момент я очнулась. За окнами начинало светать.
   К завтраку я спустилась с трудом. Из-за сонливости и головной боли почти не слышала болтовни Клементины о предстоящих вечерах и салонах.
   Кофе немного помог взбодриться, и я заметила, что Серж обеспокоенно смотрит на меня. Мне не хотелось начинать разговор при его сестре. К счастью, Климентина вскоре удалилась в свои комнаты, желая начать подготовку к очередному балу.
   -- Вы обеспокоены? -- произнес Серж.
   Его слова прозвучали скорее как утверждение, чем вопрос.
   -- Вы не ошиблись, -- ответила я, принимаясь за вторую чашку кофе. -- Ко мне вернулся мой давний ночной кошмар.
   Ростоцкий внимательно слушал мою речь.
   -- Ко мне во сне приходит странный человек, который вызывает у меня панический страх. Они ничего не говорит, только улыбается... И мне особенно жутко от его улыбки.
   -- Любопытно, что может значить ваш сон, -- задумался Серж.
   Закончив завтрак, мы отправились в библиотеку, где столкнулись с Осипом, старательно протиравшим книжные полки. Слуга, раскланявшись, улыбнулся нам. От этой улыбки мне стало жутковато, она напомнила мне улыбку того человека из ночного кошмара. Я попыталась успокоить свои чувства. Возможно, мне привиделось из-за дурного сна. Осип, конечно, ведет себя странно и подозрительно, но принять его за посланца гостя моих кошмаров -- можно счесть признаками начинающейся истерии.
   Дабы успокоиться, я устроилась в кресле у окна, выбрав книгу позабавнее. Однако меня больше заняло не чтение, а дождливый осенний пейзаж за окном. Ростоцкий попытался завести разговор на отвлеченную тему, а я с трудом пыталась поддержать беседу. Наконец, мы оба не выдержали и признались, что все мысли заняты недавними таинственными случаями.
   Нас беспокоили: убийство Коко, тайные общества, Стахов и Адель... и Сфинксы на набережной.
   -- Невозможно не думать о словах того странного человека, который встретился нам возле Сфинксов, -- произнес Серж, глядя на наследный амулет.
   -- А ваши сны о жизни египетского пра-прадеда? -- поинтересовалась я.
   -- Они мне непонятны. Прадед будто пытается что-то объяснить мне, но я далек от его знаний... Его послания подобные картинам, разгадать смысл которых я пока не в силах...
   -- Разгадки приходят, когда приходит время, -- философски заметила я.
   Серж согласился.
   -- Меня беспокоит Адель, -- продолжила я, -- и Стахов... Он открыл тайну карт и сумел изменить судьбу Адель... Но за дерзость придется платить... Он говорит, что карты в его руках влияют на события, но он сам может стать рабом карт, и его судьба будет подчиняться этим картинкам...
   -- Но кто правит этими картинками извне? -- размышлял Ростоцкий. -- Эти мистические головоломки неразрешимы... Но более всего меня волнует, кто убил Коко! Как все загадки могут быть связаны между собой?
   Наш разговор прервал Осип, принесший письмо Ростоцкому. Он не улыбался. Держался серьезно и с достоинством. Я решила, что сходство в улыбке мне привиделось из-за дурного сновидения.
   -- Послание от Стахова! -- удивился Серж.
   Я с волнением ждала, пока Ростоцкий распечатает конверт.
   -- Что он пишет? -- не выдержав, спросила я.
   -- Он приглашает нас на встречу... ночью у Сфинксов...
   Приглашение озадачило мне.
   -- Вы произнесли "нас"... Я не ослышалась? -- пробормотала я.
   -- Спешу заметить, что вы не ослышались. Стахов назначил вам и мне встречу у Сфинксов в полночь... В эту полночь...
   Я удивленно смотрела на Ростоцкого. Нравы Петербурга казались мне более строгими. Неужели юным барышням позволительно гулять по ночному городу в сопровождении двоих неженатых мужчин?
   Мой собеседник прочел по моим глазам причину моего недоумения.
   -- Ваша прогулка останется в тайне, -- спешно добавил он, -- и я не смею настаивать... Меня волнует ваша безопасность...
   -- Если со мной будет мой меч, то опасность не страшна, -- ответила я.
   Ночная прогулка манила. Я совсем позабыла об осторожности.
   -- Не знаю... Признаться, я жалею, что передал вам слова Стахова...
   -- Возможно, мое присутствие необходимо, -- заметила я, умоляюще.
   -- Не могу не поставить в известность вашего родственника, -- продолжал Серж. -- Хотя Стахов просит сохранить наше встречу в тайне... Я в растерянности...
   -- Прошу вас, ничего не говорите Константину! -- воскликнула я.
   Ростоцкий принялся расхаживать по кабинету.
   -- Решусь взять на себя ответственность, -- решился он, -- отныне буду отвечать за вас перед родственниками... К полуночи мы отправимся к Сфинксам...
   Я радостно вздохнула.
   В библиотеку вошла Климентина одетая для визита. Окинув нас с Ростоцким пристальным взглядом, она наклонила голову на бок и произнесла:
   -- Вы желаете провести весь день в библиотеке?
   -- Да, меня заинтересовали ваши книги, -- улыбнулась я.
   Серж отвел взор в окно.
   Климентина странно улыбнулась и, к моему удивлению, не стала засыпать нас упреками, что мы не наслаждаемся блеском высшего света. Напротив, она явно одобрила наше уединение.
   -- Вы правы, Аликс, сегодня вам лучше отдохнуть, -- вновь улыбнувшись произнесла она, переведя взор на брата.
   С этими словами она оставила нас.
  

Глава 10

Пусть речь твоя покажется дурна

  
   Из журнала Александры Каховской
  
   Ночью мы отправились к Сфинксам на набережной. Погода не одобряла нашей прогулки. Налетел пронизывающий ветер. Я закрывала лица капюшоном плаща от капель холодного моросящего дождя.
   Ростоцкий правил коляской. Мне казалось, что мы едва плетемся, но, судя по цокоту копыт, наши кони неслись сквозь ночной город.
   Наконец, мы прибыли к Сфинксам. Сжимая рукоять меча, я спустилась с коляски, не сразу заметив, как заботливо Ростоцкий поддерживал меня за локоть.
   -- Я знал, что вы не опоздаете, -- прозвучал сквозь мрак голос Стахова.


Ночные сфинксы. Рис. Н. Воробьёв

   -- Вы нас заинтриговали, -- произнес Ростоцкий, -- надеюсь, у вас есть разумные объяснения этой встречи.
   Я старалась унять волнение. Что нас ждет? Вдруг мы в ловушке? Последние дни Стахов ведет себя подобно безумцу.
   -- Надеюсь, что вам будет достаточно моих объяснений, -- ответил картежник. -- Меня привели карты... Они сказали мне, что я должен быть здесь в эту ночь и час... Вы должны помочь мне... Карты сказали, что вам должно быть со мной в эти минуты!
   Он достал из кармана часы.
   -- У нас есть десять минут, -- произнес Стахов. -- Не перебивайте меня... Я не знаю, что нас ждет, но мы должны быть здесь, чтобы предотвратить несчастье...
   Денис взглянул на меня.
   -- Вы чувствуете, как потянуло холодом, не так ли?
   -- Холод с Невы, -- поморщилась я.
   Наш друг покачал головой. На его усталом лице мелькнула улыбка безумца.
   Я испуганно отступила на шаг. Загробный холод пробирал насквозь.
   Стахов убрал часы и достал карты. Перемешав колоду, он достал три карты, не знаю какие, и, бормоча, рассматривал их.
   -- А ваш пра-пра-пра-дедушка вам ничего не пытается сказать? -- спросил картежник Ростоцкого.
   Сергей замер, глядя в неподвижное лицо Сфинкса.
   -- Вспоминайте ваши сны, черт возьми! -- лицо Стахова исказилось гримасой. -- Вспоминайте!
   Ростоцкий опустился на колени, обхватив голову руками.
   Мне стало страшно за него. Среди тьмы я увидела рядом с ним серебристый силуэт человеческой фигуры. Призрачный незнакомец, стоявший напротив Ростоцкого, нагнулся и положил ему руки на плечи, будто благословляя.
   Сверкнула молния, озарившая лицо Сфинкса.
   Призрак исчез. Серж спешно поднялся с колен, озираясь по сторонам.
   -- Невозможно, -- пробормотал он, -- назначенный час ночи... рядом с местом силы древних жрецов, -- он указал на Сфинкса. -- Мой прадед благословил меня...
   -- Холод усиливается, -- произнесла я, решительно сжимая рукоять меча.
   -- Осталась минута, -- произнес Стахов.
   Всего одна минута... Минута до чего?
   Ростоцкий выхватил свою саблю. Его лицо было сосредоточено и неподвижно.
   Неведомо откуда перед нами показалась группа людей.
   Их вожак, лицо которого было скрыто черной полумаской, шагнул вперед к нам.
   -- Ступайте прочь, -- произнес он, -- теперь настал наш час...
   -- Вам здесь не место! -- произнес Ростоцкий, шагнув к нему навстречу.
   -- Поразительное нахальство! -- воскликнул человек в полумаске. -- Вы слишком самоуверенны и не понимаете, с кем говорите. Убирайтесь, мы не намерены терять время на глупцов!
   Трое из свиты вожака вышли вперед, намереваясь проучить Ростоцкого.
   Он хладнокровно шагнул им навстречу.
   Мой меч сам скользнул мне в руки.
   Я помню мелькание клинка в лунном свете. Холодная сталь моего оружия поразила плоть врага. Рядом сражался Ростоцкий, я видела, как он убил одного из злодеев. Другого из нападавших Стахов смертельно ранил кинжалом.
   Битва закончилась удивительно быстро. Двое оставшихся подручных бросились бежать.
   -- Теперь вы один, маг, -- произнес Стахов, вытирая клинок.
   Человек в маске не ожидал подобного исхода:
   -- Вам помогали, -- прошипел он злобно, -- но со мной шутки плохи...
   Я не знала, что нас ждет. Меч рвался в бой, желая поразить таинственного врага. Я поддалась власти своего оружия и бросилась в нападение на противника. Будто неведомая преграда встретилась мне на пути, вскрикнув от боли, я упала на колени. Ростоцкий подбежал ко мне, помогая подняться...
   -- Вот вас мы и ищем! -- прозвучал знакомый голос.
   Поднявшись, я увидела Константина в сопровождении таинственного Степана Гласина.
   Маг чертыхнулся и, резко развернувшись, побежал прочь.
   Константин и Гласин устремились за ним. Мы видели, что наши друзья заметно отстали от злодея. Я слышала, как Гласин произнес таинственные слова на неведомом мне языке. Остановившись, противник бросил в него горсть какого-то песка. Гласин, споткнулся, а ловкий противник скрылся в темноте.
   -- Отродье Апопа*! -- с раздражением воскликнул хранитель тайн Анубиса.
  
   ____________________
   Змей Апоп* - олицетворение зла у древних египтян
  
  
   Появление Константина одновременно обрадовало и испугало меня. Дома меня ждет долгий и суровый разговор. Возможно, Ольга окажется опаснее разъяренного колдуна, когда узнает о моем приключении.
   -- Вы знаете, кто эти люди, что им было надо? -- спешно спросил Ростоцкий.
   -- Если бы я знал, -- отмахнулся Константин. -- Полагаю, что именно они напали на нас в доме на Столярном переулке.
   -- Карты сказали, что если их замыслы исполнятся, катастрофа неизбежна, -- вмешался в разговор Стахов.
   -- Карты сказали? -- сурово переспросил сыщик, смерив его взглядом.
   Денис вздрогнул.
   -- Понятно... вы думаете, что я затеял это представление... ваша подозрительность понятна, но зачем мне устраивать этот цирк?
   В его голосе прозвучало искреннее возмущение.
   -- Например, чтобы отвести подозрения, -- предположил Константин. -- Я могу назвать еще несколько причин, но промолчу...
   Стахов и Ростоцкий стояли, опустив голову, как провинившиеся школьники.
   -- Вы должны были сообщить мне о своих намерениях, -- повторил сыщик. -- Спасибо Степану Гласину, который помог нам...
   Гласин, скромно стоявший в стороне, произнес.
   -- Надо отдать должное, Сергей Ростоцкий получил благословение древнего пра-прадеда и держался великолепно! Однако пока он не может осознанно противостоять посвященным в древние тайны.
   -- Признаться, я не хочу никому противостоять! -- воскликнул Серж, -- я хотел отыскать убийцу! У меня не было мыслей получать благословление прадедушки и драться с безумцами, решившими провести чернокнижный обряд у подножия Сфинксов. Даже не знаю, чего они хотели добиться? Разрушить Петербург? Стать владыками мира? Какой еще вздор?
   -- Стать владыками человеческих душ, -- перебил Гласин. -- Сегодня ночью звезды благоволили обряду, благодаря которому можно проникнуть в царство Дуата* и, зная древние заклинания, выведать тайны...
   Ростоцкий демонстративно вздохнул.
   -- А кто вы такой, что все знаете? -- его голос прозвучал раздраженно на повышенных тонах.
   -- Я хранитель тайн Анубиса, -- Гласин улыбнулся.
   -- И причем тут Сфинксы? -- продолжал Ростоцкий. -- Мой друг Денис сказал про какое-то "место силы"...
   Стахов вздрогнул.
   -- Не знаю, -- пробормотал он, теряясь, -- я читал слова карт, которые звучали у меня в мыслях...
   Степан Гласин сумел удовлетворить наше любопытство:
   -- Сфинксы тысячелетия назад находились в храме и впитали в себя силу древних жрецов, необходимую для обряда... Я привык прогонять незадачливых магов, но эти противники, действительно, опасны... Кстати, карты появились в Древнем Египте...
   -- Если бы я услышал этот рассказ несколько лет назад, то решил бы, что вы сумасшедший, -- произнес Константин, -- но мне пришлось сталкиваться с необъяснимыми явлениями...
   Сергей Ростоцкий смущенного произнес:
   -- Прошу простить мою грубость, хранитель тайн Анубиса, -- спешно извинился он перед Гласиным.
   -- Полагаю, произошедшее останется в тайне, -- произнес Гласин, вопросительно взглянув на Константина.
   -- Разумеется, -- ответил он, -- мне бы особенно не хотелось, чтобы кто-то узнал о том, что в схватке с адептами тайного ордена участвовала моя родственница. Я позабочусь, чтобы истинная причина не получила огласке. Убитые злодеи будут названы уличными грабителями...
   Гласин кивнул.
   -- Мне пора, -- произнес он, -- завтра рано на службу, хотелось бы вздремнуть пару часиков. Дело мое в конторке хоть и маленькое, но я привык все исполнять идеально.
   Удивительно, что человек, ведающий древними тайнами, готов скрываться под маской скромного служащего.
   -- Лишнее внимание мне ни к чему, -- в ответ на мои мысли ответил Гласин с улыбкой. -- Разрешите откланяться...
   Не дожидаясь нашего ответа, он зашагал вдоль набережной.
   -- Простите, может, вы ответите на мой вопрос, -- окликнула я Гласина. -- Про мой ночной кошмар... Знаю, вы догадываетесь...
   Обернувшись, он только произнес:
   -- Тайна скоро откроется вам, -- и скрылся во мраке ночного города.
  
   Из журнала Константина Вербина
  
   Наверное, начинаю стареть, поскольку хочется поворчать о безрассудности молодежи.
   -- Неужели десять лет назад я сам был таким! -- воскликнул я с раздражением.
   -- Возможно, еще хуже, -- рассмеялась Ольга, -- Судя по твоим рассказам, ты никогда не задумывался об опасности и был готов ввязаться в любую авантюру! Впрочем, ты не особо изменился!
   Она с улыбкой взглянула на меня, склонив голову на бок.
   -- Думаю, не стоит отчитывать Аликс, -- переменил я тему.
   -- Признаться, я даже рада, что случилась эта прогулка. Они сильнее сблизились с Ростоцким, -- рассуждала Ольга.
   -- Понимаю, -- иронично ответил я, -- хотя, Ростоцкий мне приятен, и я бы не возражал против его союза с Аликс... Но не стоит торопить события...
   -- Верно, не стоит, -- кивнула Ольга, -- вдруг он коварный убийца.
   -- Возможно, -- задумался я.
   Опыт сыщика научил меня никому не доверять до завершения следствия.
   -- Хотя мне страшно, -- призналась Ольга, -- чем могло все закончиться, если бы некий Степан Гласин не прознал о встрече наших друзей с сумасшедшими магами!
   Я разделял чувства Ольги.
   -- Неужто Стахов сошел с ума, раз решился пойти на встречу. Причем он подверг опасности других, -- продолжала возмущаться супруга, -- говорят, он начал избегать людей, проводя все время за картами... Он ни разу не навестил Адель!
   Верное наблюдение, учитывая, какие чувства он испытывал к барышне. Обычно Денис преследовал Адель. Чем вызвано столь странное уединение?
   -- Его душевное состояние, действительно, вызывает серьезное беспокойство, -- ответил я, взглянув на часы. -- Я назначил Денису встречу сегодня. Он должен придти к нам с минуты на минуту...
   -- Да? -- поморщилась Ольга. -- Лучше я пойду к себе. Не хочу с ним встречаться. У него глаза безумца... В свете говорят, что Пиковая Дама хочет увести его за собой...
   Ох, опять моя милая Ольга наслушалась светских глупостей.
   -- Они и не такого скажут, -- ответил я, не понимая, неужели моя разумная супруга воспринимает светскую болтовню всерьез.
   -- А ты побеседуй со Стаховым, чего он тебе расскажет, -- Ольга обиженно надула губки, -- побеседуй. Ты ведь привык к сверхъестественным явлениям, поэтому мне непонятен твой скептицизм.
   Сделав ударение на последнем модном слове, супруга поднялась с кресла, бросив на меня укоризненный взгляд.
   Я подошел к ней, чтобы обнять. Ольга обиженно отстранилась, но я был настойчив... Нашу нежность прервал лакей, сообщивший о визите Стахова. Увлеченный милой супругой, я с раздражением подумал, что лучше бы гостя забрала Пиковая Дама.
   Ольга, пожав плечиками, покинула меня.
   -- Надеюсь, твоя беседа будет недолгой, -- кокетливо произнесла она, удаляясь к себе в комнату. -- Помни, я жду...
   В гостиную вошел Стахов. Его бледное изможденное лицо уже ничем не напоминало былого весельчака. Он устало опустился в кресло, прикрыв глаза.
   -- Теперь моя судьба во власти карт, -- произнес он, -- я познал их тайну, но они забрали мою жизнь... Я вижу множество дорог, который были скрыты от меня... но я не принадлежу себе, возможно, теперь я не человек!
   Денис устало рассмеялся.
   -- Ночью я хотел предотвратить катастрофу... Карты велели мне привести вашу родственницу и Ростоцкого... Они не ошиблись, не так ли?
   Он поднялся с кресла и принялся расхаживать по комнате.
   -- Я боюсь навлечь на Адель проклятье, -- произнес он, -- я отвел от нее беду, но опасаюсь, что сблизившись, вновь призову несчастье... Но я не могу больше избегать ее... мои чувства сильнее... Меня влечет к ней! Я брожу под окнами Адель, чтобы хотя бы ощутить ее присутствие...
   -- Вы хотите посоветоваться со мной? -- удивленно спросил я. -- Простите, но хоть я и повидал немало, к мистикам себя отнести не могу...
   -- Мне нужен совет не мистика! Как мистик, я сам себе могу надавать советов!
   Стахов принужденно рассмеялся.
   -- Ладно, чем вызвано ваше беспокойство за Адель? -- спросил я.
   -- Я боюсь оступиться, мои ошибки окажут влияние на жизнь того, кого я люблю...
   -- Или вы не уверены, что смогли отвести беду от Адель навсегда? -- высказал я свое предположение.
   Денис сосредоточенно смотрел мне в глаза.
   -- Возможно, вы правы, -- нехотя ответил он. -- Меня беспокоит ее судьба, я не знаю, нужно ли мне находиться радом с нею или уйти навсегда...
   -- Не люблю давать советы, но вам лучше не оставлять Адель... После гибели Типанского она не появлялась в свете. Надеюсь, вам удастся добиться ее расположения. В любом случае, барышне необходима рука верного друга.
   Собеседник вздохнул.
   -- Вынужден согласиться, я позволил неугодным мыслям затуманить мой разум...
   Высказывание Ольги о Пиковой Даме не давало мне покоя. Не задумываясь, я решил разузнать у Стахова.
   -- Позвольте вопрос? Вы можете дать объяснения, почему в свете судачат о том, что вас желает увести Пиковая Дама? Понимаю, вздор, но нет дыма без огня...
   -- Пиковая Дама, -- повторил Денис, глубоко вздохнув, -- Дама, открывшая мне тайну карт... Ее душа желает обрести покой, но невольно принятая роль Пиковой Дамы не позволяет... Возможно, я смогу ей помочь, но пока не знаю как...
   Я задумался, вспоминая историю княгини. Она проигралась в карты, и таинственный Сен-Жермен согласился помочь, раскрыв тайны карт. Говорят, он помог бескорыстно. Дама отыгралась. Однако мой опыт напоминает, что в делах мистических бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Княгиня попала под власть неведомых сил.
   -- Княгиня знала магические тайны, но перед смертью не успела их передать, поэтому душа ее не упокоилась, -- произнес я, -- теперь она передала тайны вам, однако покой не обрела... Обычно передав знания, душа получает свободу...
   Мне вспомнились шаблонные пояснение о магах.
   -- Какая может быть причина? -- спросил Денис.
   -- Любая... Возможно, знания вам раскрыты не полностью, и Пиковая Дама передаст их вам со временем. Либо она желает передать их кому-то другому... Возможно, наследнику по крови, -- я сам поражался своим смелым умозаключениям.
   Выслушав меня, Стахов хлопнул себя по лбу, будто его наконец-то осенила долгожданная догадка.
   -- Наследнику по крови, -- прошептал он, -- Адель... как я мог забыть, она дальняя родственница княгини по материнской линии... О, Боже!
   Он побледнел.
   -- Не хочу вас разочаровывать, но, чтобы Пиковая Дама оставила вас, вам придется передать ее знания мадемаузель Адель.
   Логика помогла разобраться в мистике -- удивительно!
   -- Адель... какой я глупец, -- Денис Стахов обхватил голову руками, -- родственница из другого мира давно заприметила Адель. Княгиня, зная мои карточные увлечения подкралась ко мне, чтобы подобраться к внучке... Она не могла иначе, Адель всегда была равнодушна к любым мистическим исканиям, а карты вызывали у нее отвращение... Вот истинная причина помощи княгини... а я думал, что виною всему вражда с родом Типанских!
   Собеседник минуту стоял неподвижно. Потом, наконец, лицо Дениса разгладилось, обретя прежнее насмешливое выражения, столь привычное для светских салонов.
   -- У меня еще есть шанс отыграться, -- улыбнулся он, -- посмотрим, чья возьмет... Отныне Адель под моей защитой. Выбрав меня, княгиня просчиталась!
   У меня появилась надежда, что прежний Денис снова вернулся к нам. Однако его решительность вызывала серьезное беспокойство за его судьбу и судьбу барышни Адель.
  
  

Глава 11

Твой крик пройдет, как ветер по высотам

   Из журнала Александры Каховской
  
   Ольга решила устроить встречу Адель и Дениса Стахова у Ростоцких. Идеей послужило долгожданное письмо, наконец-то, полученное от Адель. Подруга просила у Ольги разрешения переговорить со мною.
   -- Думаю, мы сумеем устроить встречу Адель и Дениса, -- сразу оживилась она. -- Пускай Адель придет к Ростоцким, у которых гостит Аликс... А там барышню встретит Стахов.
   Константин с улыбкой взглянул на супругу.
   -- Ты прекрасно умеешь улаживать любовные дела, -- искренне заметил он.
   -- Думаю, Аликс сможет остановить Адель, если она вздумает сбежать, когда Денис переступит порог гостиной...
   -- Попытаюсь -- неуверенно ответила я, подозревая, что барышня, возможно, на грани истерии.


Ольга Гравюра 19 века

   Состояние Адель вызывало у меня серьезное беспокойство, но я не показывала виду, дабы не волновать Ольгу. Очень хотелось помочь, хотя я не могла знать, что именно ее беспокоит. Возможно, Пиковая Дама...
   -- Пиковая Дама, -- вдруг задумчиво повторила Ольга, -- теперь Стахову придется выпутываться...
   -- Он настроен решительно, -- заметил Константин, -- но одной решительности в игре с мистическими силами недостаточно...
   -- Все эти сверхъестественные силы жульничают, -- поморщилась Ольга, -- надеюсь, Ростоцкий не впадет в подобное безумие...
   Я покраснела, вспомнив нашу ночную прогулку. Удивительно, что сестра не сделала мне ни одного замечания. Только сетовала, что я надела слишком легкий плащ и могла простудиться из-за холодного ночного ветра.
   Константин тоже не упоминал о моем приключении, но я чувствовала его беспокойство. Кто этот таинственный незнакомец? Какие цели он преследует? Судя по напряженному лицу, эти мысли не покидали Константина. Я верила, что офицер очень скоро найдет догадку. Пока моей задачей стала помочь Адель. Хорошо, если они с Денисом смогут договориться. Никто не защитит её лучше, чем Стахов...
   -- Возможно, Стахов сообщник убийцы, -- предупредил Константин. -- Я не могу быть уверенным в истинности его намерений помочь барышне.
   -- Ох, -- Ольга вздохнула, -- Опять эта неопределенность и подозрительность... Право, мне так хочется верить в истинные чувства и наблюдать красивую романтическую историю со спасением!
   Она улыбнулась, прикрыв глаза. Константин едва сдержал смех.
   -- Уверяю тебя, я сам желаю подобного исхода, -- поспешил заметить он, -- но следует быть осторожными...
   -- Я постараюсь почувствовать неладное! -- горячо заверила я.
   -- Вот этого я и опасаюсь, -- покачала головой Ольга, -- но больше надеяться не на кого... Вдруг сообщник злодея -- Ростоцкий или его милая сестра. Ты говорил, что Климентина могла нанять убийцу, дабы утопить соперницу. А потом призрак преследовал ее. Нет, отказываюсь в это верить! Отказываюсь! Ростоцкие не могу быть убийцами, нет-нет!
   -- Надеюсь, -- кратко ответил Константин.
   Я тоже надеялась. Конечно, характер Климентины обладает множеством неприятных черт, но, полагаю, она не убийца.
   -- Приходили ли мне письма от графа Н*? -- спросила я сестру, вспомнив, что сама давно не перебирала почту на столе.
   Ольга почему-то замешкалась.
   -- Нет, -- кратко ответила она, стараясь придать своему тону непринужденность.
   -- Он вернулся в Петербург? Ты не знаешь? -- адресовала я вопрос Константину.
   -- Увы, не могу знать, -- развел он руками, как-то неловко улыбнувшись.
   Лакей доложил о приезде Ростоцких. Брат и сестра вошли в гостиную. Признаться, я совсем забыла, что Климентина собиралась скрасить своим присутствием еще один салон Петербурга.
   -- Вам ничего неизвестно о графе Н*? -- спросила я Клментину, когда мы сели в экипаж.
   Ростоцкий спешно отвернулся в окно.
   -- Аликс, -- вздохнула Климентина, -- не стоит слишком сильно забивать голову человеком, которому вы подарили пару танцев.
   -- Графа подозревают в убийстве, и я не должна с ним видеться? -- возмущенно спросила я.
   Климентина отмахнулась.
   -- Дело не в этом, -- ответил Ростоцкий, именно ему и предназначался мой вопрос. -- Не забывайте, я тоже под подозрением...
   Понимая, что вести расспросы бесполезно, я решила промолчать. Рано или поздно, правда станет явной. Но разве я настолько глупа, чтобы от меня скрывать истину?
  
   Из журнала Константина Вербина
  
   Великов и Герасимов назначили мне совместную встречу. Признаться, я не ожидал, что происшествие прошлой ночи вызовет у господ магистров сильное беспокойство. Неужто они чувствуют опасность и готовы хотя бы на время забыть неприязни дабы объединить свои силы? Или один из них желает обмануть другого, используя меня в своей игре?
   -- Нам следует выступить против таинственного любителя Сфинксов, -- первым высказался Великов, -- вы знаете его имя, не так ли?
   Он с вызовом смотрел на Герасомова.
   -- Готов разочаровать вас, -- ответил его хладнокровный коллега, -- нам так не удалось узнать, кто взбудоражил тайные общества города. Возможно, он действует ни один. Его сообщником может оказаться кто угодно, даже женщина...
   Великов устало вздохнул.
   -- Кто угодно?! -- с раздражением передразнил он. -- Не поверю, что у вас нет ни малейшей догадки!
   -- Догадки? -- безразлично переспросил Герасимов. -- Догадок сотни, но нам нужна истина. Не так ли, офицер Вербин?
   Любопытно, господа мистики видят в обычном сыщике свое спасение? Или морочат мне голову? Вдруг они решили объединиться, чтобы запутать меня? Или желают запутать друг друга? Снова вопросы и никаких ответов.
   -- Понимаю, что мы не вызываем у вас доверия, -- продолжил Герасимов, -- но вам придется нам поверить...
   -- Придется? Каков мне прок от этого доверия? -- поинтересовался я.
   -- Верно, никакого! -- усмехнулся Великов, -- господин Герасимов опять что-то недоговаривает.
   -- Я более вас заинтересован в успешном исходе следствия, поскольку потерял надежного друга и соратника... -- перебил его коллега.
   Великов хотел бросить насмешку о милашке Коко, но сдержался.
   -- Мадемуазель была влюблена? -- поинтересовался я. -- Кто-то смог тронуть ее чувства?
   Ответ мог дать только Герасимов.
   -- Дельный вопрос, кто смог облапошить красотку? -- хмыкнул Великов.
   -- Облапошить? Прошу вас выбирать слова, -- возмутился Герасимов, -- увы, жестокий ухажер не испытывал искренних ответных чувств, и Коко стала всего лишь его увлечением... Однако, мы не видели с его стороны никакой корысти, поэтому не вмешались...
   -- Вы и теперь ничего не видите!
   -- Я тоже могу перечислить ваши промахи!
   -- Господа! -- перебил я. -- Вернемся к барышне. Кто тот счастливец? Неужто Бобровский, которого в свете сочли главным виновником самоубийства красавицы?
   -- Нет, -- покачал головой Герасимов, -- это граф Н*...
   Вдвойне любопытно... Мог ли граф Н* заинтересоваться мистическими тайнами? Действительно ли он покинул Петербург? А его внимание к Аликс? Что он мог задумать?
   Великов и Герасимов молча смотрели на меня.
   -- Какие у вас мысли по поводу графа Н*? -- спросил Великов.
   -- Он покинул Петербург? -- ответил я вопросом.
   -- Покинул, -- уверенно ответил Великов, -- он, действительно, в Москве...
   Но тогда зачем призрак преследовал барышню Ростоцкую - невесту Бобровского? Значит, причина не в ревности. Неужто Климентина замешана в этой игре? Действительно ли она испытывала страх перед призраком? Эта юная особа успела прославиться любовью к интригам...
   -- Я не склонен доверять Ростоцким, -- высказался Великов, -- они могу разыгрывать спектакль... Особенно Серж мне никогда не нравился...
   -- Не вижу, чтобы они замышляли злодейство, -- возразил Герасимов.
   Великов промолчал, но его гримаса оказалась красноречивее любых слов.
   -- Я бы побеспокоился за бедняжку Адель, -- вдруг высказался Герасимов. -- Она одержима Типанским...
   -- Типанским? -- в один голос переспросили мы с Великовым.
   -- Да, поэтому она не покидает дома... Не люблю призраков... -- Герасимов поморщился.
   -- Почему вы молчали? -- возмутился я.
   -- Я не знал, что сей факт может заинтересовать вас, -- пожал плечами магистр. -- Какое отношение к делу имеют чувства барышни к покойнику?
   -- Да, разве это важно? -- не сообразил Великов.
   -- Значит, Типанский отнимает жизненные силы Адель, все, кто ее видел, говорили, что она сильно слабеет... Он хочет утянуть ее в загробный мир... -- вслух рассуждал я.
   Собеседники с изумлением смотрели на меня.
   -- Простите, но мы угадываем только намерения живых людей! -- произнес Герасимов.
   -- А зачем тогда Пиковой Даме было открывать тайну карт Стахову? -- не понимал Великов. -- Карты печальным образом изменили судьбу Типанского, призрак должна была это предвидеть... Какой прок старой картежнице, что дух Типанского утащит за собой ее родственницу? Как мне известно, душа княгини мается от своего дара. Чтоб душа обрела покой, ей надо передать силу родственнице.
   -- И я озадачен! -- воскликнул Герасимов. -- Типанский не любил мадемуазель Адель, почему его дух привязался к ней?
   -- Напротив, теперь все ясно! -- воскликнул я. -- Пиковая Дама не намерена передавать силу наследнице...
   Я чувствовал себя беспомощным. Господа магистры, почему вы так туго соображаете? Неужели сверхчеловеческие таланты отняли у вас способность мыслить? Если бы Герасимов сказал мне раньше о Типанском!
   -- Вы о чем-то догадались? -- оживились собеседники.
   -- Увы, вы мне не поможете. Загробный мир опасен для вас...
   -- Аликс! Она, наверняка, попытается вмешаться...
   Опять единственным человеком, кто мог мне помочь оставался Степан Гласин, но и ему я не мог полностью доверять.
  
   Из журнала Александры Каховской
  
   Когда мы вернулись к Ростоцким после салона, я напомнила Климентине:
   -- Подходит время встречи Адель и Стахова. Не знаю, чем мы сможем помочь...
   -- Глупость Адель нам не искоренить, -- пожала плечами Ростоцкая, -- Стахов тоже постарался. Могу сказать лишь одно, хуже им уже точно не станет.
   К сожалению, бесчувственный вывод Климентины оказался точным.
   Первой, как было условлено, к нам пришла Адель. Она выглядела уставшей и безразличной. Лицо осунулось, вокруг глаз появились синие круги.
   -- Со мною происходит нечто странное, -- произнесла Адель, опускаясь в кресло.
   -- Переживания из-за смерти Типанского, -- хмыкнула Ростоцкая.
   Адель, казалось, не обратила внимания на насмешливый тон.
   -- Он все время рядом со мною, -- вдруг произнесла Адель, -- я ощущаю его присутствие... Он зовет меня... Говорит, что там мы будем счастливы...
   Я ожидала, что Климентина рассмеется, но, наверно, недавнее знакомство с призраками заставили барышню серьезнее относиться к подобным рассказам...
   -- Господи! -- она перекрестилась. -- Гоните от себя призрак! Он заманит вас!
   -- Возможно, -- Адель улыбнулась, -- Я готова покориться...
   Ростоцкий молча смотрел на нее. Я не сразу поняла его оценивающий взгляд. Это был взгляд доктора, глядевшего на угасающего больного.
   -- Поэтому вы не выходили из дому? -- испугалась я. -- Об этом вы хотели поговорить со мною?
   Барышня кивнула.
   -- Это не безумие...
   Я заметила едва уловимую тень рядом с нею. Тень, испугавшись моего взгляда, метнулась к зеркалу.
   -- Призрак Типанского... он отнимает ваши жизненные силы, -- вдруг произнес Ростоцкий. -- Вы угасаете...
   Он тоже догадался. Сергей взял Адель за руку, нащупав пульс.
   -- Ваше сердце едва бьется... руки ледяные...
   Климентина попятилась к двери.
   -- Простите, простите, -- пробормотала она, -- мне надобно написать пару писем...
   -- Он зовет меня... -- прошептала Адель.
   Зеркало на стене засияло серебристым сиянием.
   -- Типанский, зачем!? -- закричала я, метнувшись к зеркалу.
   Вдруг я почувствовала, как ударяюсь о неведомую преграду и теряю сознание. Яркая вспышка осветила меня - и я оказалась на той самой грани...
   Сквозь грань я видела, как Ростоцкий нагнулся над моим неподвижным телом. Рядом со мной возник Типанский. Он намеревался вернуться в наш мир и направиться к Адель, но я преградила ему путь.
   -- Зачем? -- спросила я. -- Ты не смеешь решать ее судьбу...
   -- Не смею, -- безразлично ответил Типанский.
   -- Он всего лишь орудие в моих руках, -- прозвучал властный женский голос.


Пиковая Дама. Автора не знаю

   Я увидела молодую даму в наряде екатерининской эпохи. Лицо показалось мне знакомым, кажется, видела портрет. О, Боже, княгиня Голицына... Пиковая Дама!
   -- Да, можете звать меня Пиковой Дамой, -- гордо улыбнулась она. -- Стахов очень помог мне, наслав убийцу на Типанского, дух которого благодаря картам оказался в моей власти ... Он легко отнял жизненные силы влюбленной Адель...
   -- Зачем вы решили погубить родственницу? -- не понимала я.
   -- Я хочу, чтобы ее душа оказалась здесь, а сама я проникну в ее тело и проживу еще одну светскую жизнь... Разумеется, не собираюсь растрачиваться на глупцов вроде Типанского!
   Какое коварство! Неужели призраки могут подобным образом вторгаться в нашу судьбу? Получается, мы сами призываем их и позволяем им управлять нами.
   -- Вы для этого открыли Стахову тайну, чтоб заполучить Типанского в слуги и убить Адель! А вы не боитесь, что карты сказали Стахову слишком многое?
   Дама не пугала меня. Я готова была противостоять ей.
   -- Не думаю, что он сумел понять язык карт, -- Голицына усмехнулась.
   -- Я не позволю вам! -- произнесла я твердо.
   Удивительно, но я чувствовала себя сильнее Пиковой Дамы. На мгновение она испугано отпрянула, но затем лицо княгини вновь обрело прежнее надменное выражение.
   -- Вы мне не помешаете. Не осознав себя, вы бессильны в этом мире против меня...
   Она властным жестом велела призраку Типанского отправиться за душой Адель. Он послушно растворился, пересекая грань.
   Я не знала, что делать. Только с ужасом и досадой наблюдала, как следом за Типанским исчез силуэт Пиковой Дамы. Я видела, как призрак Типанского подошел к Адель, душа которой послушно последовала за ним...
   -- Я с тобой... -- прозвучал голос Адель.
   Она возникла предо мной, озираясь в поисках души любимого, который выполнив волю госпожи, отправился в иные миры. Адель замерла, понимая, что случилось.
   -- Почему? -- спросила она себя, беспомощно опускаясь на колени. -- Почему я все поняла слишком поздно?
   -- В этом мире душа понимает все, что произошло ее в жизни, -- ответила я мрачной мудростью.
   -- Я умерла...
   Мы увидели сквозь грань, как уже другая Адель поднялась с кресла и быстро направилась к выходу. В дверях она столкнулась со Стаховым, грубо оттолкнув его.
   -- Если бы я сразу поняла, как Стахов любит меня, он бы не пошел на авантюру с картами, -- печально произнесла Адель. -- Я сама себе подписала приговор...
   Это самобичевание не трогало меня, напротив, вызывало раздражение. Я хотела помочь Адель, но меня с самого начала раздражала ее беспомощность и готовность покориться мрачной судьбе.
   -- Значит, если мы вернемся назад, то вы примите знаки внимания Стахова? -- спросила я.
   -- Клянусь! Но уже поздно...
   -- Пока не поздно, -- возразила я, сама удивляясь своей уверенности.
   Кто я? Если бы мне удалось это понять. Чувствую, что все дороги и пути этого мира открыты для меня, но пока я будто с завязанными глазами. Кто поможет мне сорвать эту повязку?
   Вдруг перед нами возникли Ростоцкий и Стахов.
   -- Как вам удалось? -- изумилась я.
   -- Египетские секреты пра-прадеда, -- ответил Ростоцкий.
   -- Они же помогли и мне оказаться здесь при помощи карт... Древние египтяне тоже любили ими побаловаться, -- добавил Стахов.
   Он подошел к Адель. Они молча смотрели друг на друга. Души понимали без слов. Если бы у них была возможность заплакать, нас бы ждала весьма трогательная сцена.
   -- Все это очень мило, -- прервал их идиллию Ростоцкий, -- но нам нужно поскорее выбираться из этой местности...
   -- Княгиня забрала мое тело, -- сказала Адель печально, -- моей душе некуда вернуться...
   Стахов обнял ее.
   Удивительно, но это невыносимое нытье ему нравилось. Он был готов пожертвовать собой ради спасения Адель, сгинуть среди дорог загробного мира. Мне на миг даже стало завидно Адель. Похоже, человеческие чувства не покинули мою душу, значит, я еще не потеряна для нашего грешного мира.
  
  

Глава 12

Насколько я способен вспомнить ясно

  
   Из журнала Константина Вербина
  
   Вездесущий Степан Гласин сам отыскал меня. Не теряя времени, мы отправились к дому Ростоцких. Собеседник, сохраняя спокойствие, спешно объяснял мне суть дела по дороге.
   -- Полагаю, вы догадались, что Пиковая Дама заполучила тело Адель, -- уверенно произнес он.
   -- Увы, слишком поздно, -- скрывая досаду, ответил я.
   Какой нынче прок от моей догадки? Неужели Герасимов оказался столь недалек, и позабыл сообщить мне важную информацию?
   Хранитель древних тайн будто в ответ на мои мысли с улыбкой развел руками. Мне казалось, что он тоже что-то скрывает от меня. Как мне надоели эти мистические игры!
   -- Вы знаете, как помочь Адель вернуться? Меня беспокоит Аликс... Она, наверняка, отправилась за нею, -- не сомневаясь, произнес я.
   К счастью, Гласину не пришлось пояснять смысл слова "отправилась".
   Собеседник печально кивнул.
   -- Нам дорога каждая минута, мы должны отыскать Пиковую Даму... Если промедлим, она заполучит тело несчастной Адель навсегда... Тогда хрупкое равновесие будет нарушено и произойдет катастрофа...
   Про равновесие я тоже наслушался немало. Раз мой друг так о нем печется, путь тоже пошевелится. Как и предчувствовал, мне придется искать разгадку самому, чтобы господин хранитель сумел воспользоваться своими мистическими талантами.
   -- Допустим, мы найдем княгиню, -- рассуждал я, -- вы знаете, как заставить ее злобную душу покинуть тело? И как душа Адель вернется назад?
   -- Я хранитель тайн, -- ответил Гласин кратко, давая понять, что у него достаточно знаний. -- Мне поможет артефакт...
   -- Прекрасно, артефакт, -- повторил я, успокаиваясь.
   -- Нам нужно отыскать артефакт...
   Мне составило больших трудов сдержаться в крепких выражениях. Все походило на глупую шутку. Я знаю, как помочь при помощи артефакта, но нам нужно отыскать этот артефакт.
   -- Значит, -- с трудом сохраняя спокойствие рассуждал я, -- нам нужно успеть отыскать Пиковую Даму и артефакт... Позвольте полюбопытствовать, что представляет из себя ваш таинственный артефакт, и есть ли у нас шансы отыскать его в Петербурге... И, кстати, сколько у нас времени?
   Не удивительно, если артефакт окажется где-то в Индо-Китае.
   -- У нас есть временя до следующей полуночи, чуть больше суток...
   -- Великолепно! -- воскликнул я.
   Понимаю, злиться на Гласина у меня не было права, он пытался помочь. Он не виноват, что Аликс попала в беду, но я ждал большего от хранителя древних тайн.
   -- Артефакт представляет собой старинное зеркало, -- продолжал Гласин. -- Это зеркало в Петербурге... Я чувствую...
   Его слова вселяли надежду.
   Мы прибыли к Ростоцким. Дверь открыл Осип, встретивший нас широкой улыбкой.
   -- Господа очень устали, -- произнес он приветливо, -- и прилегли отдохнуть прямо на полу гостиной, -- его тон резко переменился.
   Улыбка исчезла с лица. Взгляд стал другим. Пред нами предстал другой человек, совсем не похожий на любознательного простачка, которым притворялся. Мои подозрения оправдались.
   -- Я провожу вас, -- его тон прозвучал иронично.
   Я заметил, как напряглось спокойное лицо Гласина.
   Он сказал что-то Осипу на незнакомом мне языке. Осип легко ответил ему и непринужденно расхохотался.
   Мы прошли в гостиную, увидев тело Стахова у порога. Аликс лежала возле зеркала, рядом с нею Ростоцкий.
   Они были бледны и походили на умерших несколько минут назад.
   -- Если к полуночи не будет найден артефакт, они никогда не проснуться, -- озвучил известную нам истину Осип.
   -- Прошу объяснений, -- перебил я, -- не думаю, что вы желаете всего лишь позлорадствовать...
   Осип кивнул.
   -- Вы проницательны...
   Степан Гласин вновь что-то произнес на незнакомом языке. Осип вздрогнул, поморщившись.
   -- Не надо меня запугивать, -- ответил он Гласину.
   -- Я не запугиваю, -- ответил хранитель тайн, -- но ты пытаешься помешать слуге Анубиса...
   -- Может мне напомнить слуге Анубиса, что ему не стоит столь рьяно вмешиваться в дела мирские, -- усмехнулся слуга.
   -- Кто вы? -- спросил я Осипа. -- Что вам нужно, и почему мы должны вам доверять?
   -- Я шпион, -- ответил Осип, -- для каких таинственных сил я шпионю, вы не узнаете... Мне было поручено присматривать за предшественником Герасимова, он начал нарушать некоторые правила... совать свой длинный нос куда не следует.
   Осип с раздражением поморщился.
   -- Потом какой-то проныра убил несчастного... Его преемник Герасимов оказался мне неинтересен, слишком самоуверен и самолюбив. Тогда мое внимание привлек ваш друг Ростоцкий, которому вы столь удачно меня порекомендовали...
   Я терял терпение, но иного выбора не было. Приходилось выслушивать нахальную болтовню шпиона.
   -- Ростоцкий умен и наделен некоторыми наследственными талантами, но пока, увы, не сумел их проявить... Впрочем, как и ваша родственница, Вербин... Все ее видения -- детские шалости по сравнению с тем, на что она способна... Ладно, сейчас это не важно...
   Он вдруг погрузился в раздумья.
   -- Интересно, какая корысть мне, если я помогу вам? -- спросил он сам себя.
   -- Чем вы можете нам помочь? -- поинтересовался я. -- Вы знаете, где отыскать Пиковую Даму или зеркало, способное изгнать ее душу из тела и призвать назад душу Адель?
   -- Он знает, где зеркало,-- уверенно произнес Гласин, -- я чувствую...
   -- Верно, но у меня нет его в карманах, -- иронично заметил Осип. -- Найдете зеркало, найдете и Даму.
   -- Что вам угодно? -- спросил я устало.
   -- Не знаю, -- пожал плечами Осип, -- наверное, ничего... Лично вы ничем не можете мне помочь, Вербин.
   Он развел руками.
   -- А вот ваш друг Гласин, он может для меня сделать многое... Хранитель Анубиса...
   Гласин, казалось, понимал намек собеседника.
   -- Ты желаешь навсегда избежать смерти, -- с презрением произнес он, -- но ты забываешь, что когда истечет срок твоего договора, благодаря которому ты заполучил свои знания, ты...
   -- Расплата по договору ждет меня только после смерти, -- спокойно перебил Осип. -- Нет смерти, нет расплаты...
   -- Я не смею нарушить равновесие...
   -- Оно будет нарушено, если мертвая останется в теле живой...
   Добродушное лицо Осипа теперь выглядело зловещим.
   -- Я даю время на размышление. Если надумаешь, слуга Анубиса, позови меня... мысленно...
   Он неспешной походкой удалился из комнаты.
   -- Неужели лишь один артефакт способен изгнать Пиковую Даму? -- спросил я. -- А вашей силы недостаточно?
   Меня удивила такая беспомощность слуги Анубиса.
   -- Нет... я всего лишь человек, наделенный знаниями... В этом зеркале сокрыта сила Нейт* - спутницы Анубиса... Во времена, когда хранители тайн жили на земле, это зеркало принадлежало Нейт...
  
   _________________
   Нейт* - в Древнем Египте защитница умерших. Часто изображалась как супруга Анубиса.
  
  
   -- Вам нужен артефакт, наделенный мистической силой, -- рассуждал я. -- Любопытно, куда наш друг мог спрятать зеркало? Вы можете почувствовать?
   -- У него достаточно сил, чтобы скрыть артефакт от моего взора...
   Я понимал, что искать зеркало в Петербурге, это как искать иголку в стоге сена.
   Что ж, господа мистики, ваши силы могут дурачить друг друга, но вы не одурачите мой простой человеческий разум.
  
  
   Из журнала Александры Каховской
  
   Я вновь увидела ранее знакомый пейзаж -- сумрачный лес. Серый и неуютный, в котором не звучало ни звука. Он уводил в пустоту, из которой нет возврата.
   -- Вы знаете, как нам выбраться? -- обратился Стахов ко мне и Ростоцкому столь непринужденным тоном, будто речь шла о центральной улице в Петербурге.
   Ростоцкий не скрыл удивления от уверенности собеседника.
   -- Могу предположить, что барышне Каховской знакома эта местность, -- продолжал Денис, -- а вы, Серж, получили напутствие от пра-прадеда...
   Среди деревьев вдруг зажглись два сине-зеленых огонька, которые стремительно приближались к нам. Вскоре я увидела уже знакомого мне черного пса -- любимый облик Проводника в Другой Мир. Именно таким любили рисовать его древние египтяне.
   Ростоцкий смело шагнул к псу на встречу.


Аликс в ином мире. Автора не знаю

   -- Приветствую тебя, Анубис - Хранитель Врат, -- произнес он с поклоном.
   Облик Хранителя переменился. Он предстал в человеческом образе: высокий, статный, облаченный в старинные одежды. Выглядел он юным, но в глазах сияла мудрость вечности. В руке Анубис держал посох, украшенный сияющим камнем, лучи которого осветили унылые тонкие стволы деревьев.
   -- Приветствую тебя, мой жрец, -- ответил Анубис, приветливо кивнув. -- Вы можете покинуть этот мир, ибо вам рано здесь находится... Все, кроме...
   Он указал скипетром на испуганную Адель, прижавшуюся к Денису.
   -- Возьмите меня вместо барышни! -- воскликнул Стахов.
   Анубис расхохотался.
   -- О, люди, как вы наивны... Ты тоже останешься здесь, ибо по твоей вине нарушено равновесие!
   Голос хранителя звучал спокойно, но я чувствовала его гнев.
   -- Мой долг оберегать равновесие миров, -- продолжал он, -- ты освободил злого призрака, поэтому тебе придется остаться здесь в наказание...
   -- Мы будем вместе, -- прошептала Адель, обнимая Дениса.
   -- Нет, -- прозвучал голос Анубиса.
   -- Душа Адель отправиться на поля Иару*, а Денис останешься скитаться по сумрачному лесу на века. Ты будешь томиться между мирами...
  
   _______________________
   * Ирару (Иалу) - так древние египтяне называли рай.
  
  
   Какая жестокость! Неужели ошибка оказалась столь серьезной, что они заслужили такую участь? А ведь виною всему глупая любовь Адель к Типанскому! Стахов пытался добиться расположения Адель любой ценой...
   -- Да, ошибка серьезна, -- в ответ на мое мысленное возмущение ответил Анубис. -- Нарушено равновесие, что может повредить как миру живых, так и миру мертвых...
   Увы, Анубис был прав. В наш мир проникло чудовище, получившее в другом мире опасные знания. Она может управлять живыми и призывать души умерших...
   -- Но мы можем исправить ошибку? -- дерзко спросил Сергей Ростоцкий. -- Правда, мой господин?
   Он поклонился.
   -- Я верю в твою справедливость. Мы должны покарать злодейку и восстановить равновесие, -- закончил он более почтительным тоном.
   Анубис снисходительно улыбнулся. Именно это он и ожидал услышать.
   -- Если ты сможешь исправить ошибку, тогда твои друзья вернутся назад, -- сказал он.
   Он подошел к Адель и взял ее за руку. Она, не смея сопротивляться, послушно последовала за провожатым. Барышня обернулась, печально глядя на Дениса, фигура которого начала бледнеть и вскоре исчезла среди сумрачных деревьев.
   "У вас мало времени!" -- прозвучал резкий голос из пустоты.
   Внезапно мы увидели узкую речушку, воды которой неспешно спускались вниз с крутого камня. Ручеек воды по капле падал в широкою чашу.
   "Пока чаша не наполниться..."
   -- О, Боже! -- простонала я. -- Как нам победить ведьму? Мы должны вернуться? Анубис сказал, что мы можем...
   В ответ на свои слова я увидела, как деревья раздвинулись, открывая зеркальную поверхность. Сквозь мистическое стекло я увидела гостиную Ростоцких, в которой суетились Константин и Гласин.
   Мы даже могли слышать их разговор. Они говорили о таинственном зеркале, способном изгнать душу ведьмы и вернуть в тело душу Адель.
   -- Где найти это зеркало в Петербурге? -- задала я вопрос в пустоту.
   -- Зеркало, -- задумался Ростоцкий, -- мы видим сейчас наш мир сквозь зеркало в гостиной... и мы подобно призракам можем перемещаться через зеркала... Я попробую найти зеркало Нейт...
   -- Но как мы скажем Константину? -- не понимала я.
   -- Вы скажете! -- оживился Сергей. -- Я стану призраком, который будет подсказывать вам...
   -- Но я не смогу видеть и слышать вас как наяву... мы будем общаться знаками... иногда их трудно истолковать, у нас мало времени!
   Я не была уверена в успехе этой идеи.
   -- Вербин прекрасно умеет расшифровывать ваши видения! -- настаивал Ростоцкий.
   Иного выхода у нас не было. Мне пришлось согласиться.
   "Если ты задержишься хоть на мгновение дольше! -- вновь зазвучал строгий голос. -- Ты не сможешь вернуться"
   -- Я знаю, -- ответил Ростоцкий.
   Чаша медленно, по капле наполнялась водою.
  
   Из журнала Константина Вербина
  
   Я нагнулся над телом Аликс. На мгновение мне показалось, что ее губы вздрогнули. Девушка начала дышать. Затем открыла глаза, испугано озираясь по сторонам.
   -- Меня отправили назад, -- с досадой произнесла она, пытаясь сесть.
   -- Хвала Анубису! -- воскликнул Гласин. -- Вы сможете нам помочь!
   -- Не уверена, -- вяло произнесла Аликс, с нашей помощью поднимаясь на ноги.
   -- Вам дали какой-то знак? -- с надеждой спросил Гласин.
   -- Не помню, -- морщась будто от боли ответила барышня. -- Меня беспокоит Сергей?
   Она устало пересказала нам о своем путешествии и об идее Ростоцкого.
   -- Великолепно, он нам поможет, -- уверенно произнес хранитель тайн. -- Как смело!
   Призрак Ростоцкого! Я вспомнил про медальон, который Ростоцкий носил вместе с часами. Понимая, что правилами хорошего тона в нашей ситуации можно пренебречь, я достал часы из кармана приятеля.
   Степан Гласин одобрительно воскликнул.
   -- Аликс, мне нужна ваша помощь.
   Он положил камень на ладонь, пристально глядя в пустоту, будто сквозь предмет.
   -- Прошу вас, накройте камень рукою, -- обратился он к Аликс.
   Барышня послушно исполнила его просьбу.
   -- Я как страж Анубиса призову душу Ростоцкого, -- пояснил мне Гласин, видя мое беспокойство. -- Аликс будет говорить с ним. Он подаст знаки, которые подскажут нам, как отыскать зеркало Нейт...
   -- Знаки? -- переспросил я устало. -- Но почему вы, как страж Анубиса, не сможете сами подробно разузнать у "призрака"...
   -- Мне запрещено, -- кратко ответил Гласин. -- Я невольно могу нарушить хрупкое равновесие. Дар Александры беседовать с душами.
   Аликс явно беспокоилась.
   Я попытался приободрить барыщню, она попыталась улыбнуться и сосредоточилась.
  

Глава 13

Речь праведной души

   Из журнала Константина Вербина
  
   Я с молчаливым терпением наблюдал за попытками Гласина уловить связь с душой Ростоцкого. Беспокойство не оставляло меня. Ростоцкий явно подвергал себя опасности. А если ему не удастся вернуться? Мистический противник непредсказуем.
   Вскоре старания увенчались успехом. Талисман засиял слабым светом, луч которого упал на зеркало, окутав его стекло серебристым ореолом. Даже я, не обладая мистическими талантами, увидел это явление.
   Аликс неспешно убрала руку с медальона и перевела свой взор на зеркало. Не говоря ни слова, она подошла к нему, осторожно провела рукой по светящемуся стеклу, закрыв глаза.
   -- Дорога, -- прошептала она, поморщившись будто от боли, -- узкая тропинка...



Рис. Elxi


   Мне захотелось немедля прервать эксперимент, но хранитель тайн жестом попросил меня повременить.
   -- Улочка? -- попытался уточнить Гласин.
   -- Нет, тропинка, -- с трудом проговорила Аликс, открывая глаза.
   Она вздохнула и опустилась в кресло близ зеркала.
   -- Тропинка, -- повторила она, окончательно возвращаясь в наш мир. -- Ростоцкий может говорить с нами знаками... Очень трудно его понять... Сергей сейчас среди мертвых, а им запрещено говорить с живыми.
   -- Да, нам придется растолковать знаки, -- согласился Гласин.
   -- Серж будет говорить со мной через зеркала, -- продолжала барышня, -- он показал мне узкую тропинку, ведущую в горы... Странный пейзаж, мазками... Будто на картине... Да! Это картина...
   Гласин и Аликс вопросительно взглянули на меня, явно ожидая некоторых умозаключений.
   -- Картинный пейзаж, на котором изображена тропинка, ведущая в гору, -- повторил я задумчиво, -- если Ростоцкий сказал нам именно о картине, значит, он был уверен, что мы ее видели...
   -- Вернее, вы видели! -- уточнил Гласин. -- Ростоцкий полагается полностью на ваш разум!
   Подобное замечание прозвучало лестно, но это не подало мне идей.
   При всей моей наблюдательности я не привык рассматривать картины. Ростоцкий тоже не слыл знатоком искусства. Вероятнее всего, речь шла о картине в квартире Ростоцкого или в их отчем доме.
   Первым делом я обошел дом. Благо, что Ростоцкий-старший в отъезде, иначе не миновать нам длительных объяснений. Ничего похожего на картину из видения отыскать не удалось.
   Не тратя времени, мы отправились на квартиру Сержа Ростоцкого. На сей раз поиски увенчались успехом. В гостиной я сразу заметил старинный пейзаж работы голландского живописца. Небольшая картина выцвела, потускнела от времени. Очертания пейзажа едва просматривались.
   Я осторожно снял картину со стены. Никаких подсказок, на первый взгляд. Предполагаемой ниши в стене тоже не оказалось. Я внимательно осмотрел картину со всех сторон. Затем уселся за стол Ростоцкого, положив картину перед собой.
   Аликс молча наблюдала за мной. Вдруг она резко обернулась и направилась к коридору. Я сразу сообразил, что она идет к зеркалу.
   -- Что вы хотите этим сказать? -- прошептала она, прикасаясь к стеклу. -- Чем поможет нам картина?
   Мне даже почудилось сияние зеркала.
   Барышня сосредоточенно водила ладонью по зеркальной поверхности.
   -- Я не понимаю, -- шептала она, -- мы нашли картину... Это книга? Но какая именно? Я не вижу... Просто книга в темном старом переплете...
   -- Достаточно! -- прервал Гласин. -- Наш друг и так очень рискует.
   Она убрала руку от зеркала и обратила к нам свой усталый взор. Судя по всему, Ростоцкий едва не нарушил запрет.
   -- Книга в старом кожаном переплете, -- произнесла барышня, -- знаю, у Ростоцкого их множество...
   Аликс пожала плечами.
   Книга, связанная с картиной?
   Какая может быть связь книги с голландским пейзажем? Кто художник? Я с трудом разобрал надпись... Великолепно! Книгу автора с такой же фамилией я видел на столе Ростоцкого. Я восхитился, как наш друг ведет нас к цели.
   Книжка оказалась не слишком старой XVIII века, просто потрепанный переплет. Путевые заметки очередного искателя приключений.
   Я принялся внимательно просматривать страницы. Одна из глав книги оказалась посвящена Петербургу, автор уделил особенное внимание знакомству с княгиней Голициной - нашей Пиковой Дамой. Молодая княгиня произвела на путешественника особенно яркое впечатление. И он поведал даме древнюю легенду о египетском зеркале. Оно способно не просто вызвать душу умершего, а поселить эту душу в тело живого человека, душа которого отправится в мир мертвых вместо души покойного. Важно лишь знать необходимые заклинания...
   -- Значит, зеркало Нейт способно не только изгнать душу покойного из тела живого! Без него душа мертвого не сможет попасть в тело живого! -- воскликнул я.
   -- Вы на верном пути, -- одобрительно произнес Гласин.
   Я взглянул в его бесстрастные глаза. Этот человек все знает, но молчит... Вдруг он насмехается надо мной будучи хитрым убийцей?
   -- Согласен, я под подозрением, -- так же бесстрастно произнес собеседник.
   Вызывало раздражение, что мои мысли читают.
   -- Кто-то помог княгине вернуться в этот мир... Ему нужные знания мира мертвых, -- сделал я неутешительный вывод. -- Зеркало Нейт, вероятно, у него!
   -- А Типанский? -- напомнила Аликс. -- Он спровоцировал Стахова!
   -- Именно спровоцировал, полагаю, сознательно... Убийца подговорил его, а потом уничтожил, чтобы тот не сболтнул лишнего... Возможно, именно убийца как бы ненароком подкинул Стахову идею заняться картами...
   Им мог оказаться Осип? Тогда у него не было причины торговаться с Гласиным... Отвести подозрения? Слишком бессмысленный разговор, который лишь навлек новые подозрения.
   -- Красотка Коко могла предвидеть поступки, она догадалась... Так же, как и магистр их общества... Но они оказались слабее убийцы, их перехитрили... Они не смогли предвидеть, когда и как злодей нанесет свой удар!
   -- Все вполне логично! -- восхитился хранитель.
   -- Неужели, найдем убийцу - найдем зеркало, которое поможет спасти Адель и Стахова, -- подвел я итог.
   Но что-то в этой цепочке не сходилось - не понятно, что именно.
   Аликс внимательно выслушала мою речь. Я заметил по ее глазам, что барышню что-то смутило.
   -- Странно, -- пробормотала она на мой вопрос. -- По легенде, чтобы злодей не воспользовался зеркалом Нейт, жрецы наложили на него заклятье... Уступить тело призраку можно только при согласии... Значит, Адель согласилась... Неужели, она знала заранее, когда пришла к Ростоцким?
   -- Откуда тебе известны подробности легенды? -- спросил Гласин.
   -- Не знаю, -- пожала плечами Аликс. -- Я это узнала, прикоснувшись к медальону Ростоцкого.
   -- Любопытно, -- задумчиво произнес я.
   Кроткая Адель могла оказаться соучастницей злодея. Но зачем ей так рисковать? Она может остаться там навсегда. Или убийца пообещал ей, что ему нужна Пиковая Дама лишь на время...
   -- Может, злодей пообещал Адель спасти Типанского? -- предположила Аликс. -- Эта особа так глупа!
   Барышня с трудом сдерживала раздражение.
   Как все странно. Сначала возникло предположение будто Адель должна получить знания княгини, дабы та обрела покой... Потом оказалось, что княгиня задумала вселиться в тело Адель... Дама говорила Аликс, что это она обманула Стахова и Типанского... Значит, Пиковая Дама уверена, что именно она правит балом...
   -- Кажется, теперь мне ясно, где надобно искать зеркало, -- отметил я, закрывая книгу, -- если для того, чтобы призрак вселился в тело живого, надобно зеркало Нейт... Значит, оно было при Адель...
   -- Верно! -- воскликнула Аликс. -- Надеюсь, Адель догадалась его спрятать, чтоб Пиковая Дама не прихватила его с собой...
   Мы вернулись в дом Ростоцких.
   Куда Адель могла спрятать зеркало Нейт? Я также разделял опасения Аликс.
   Пришлось обшарить комнату, пока я не заметил на письменном столе, среди бумаг, старинное круглое зеркальце. Оно выглядело очень скромно. Серебро потускнело и уже не отражало окружающие предметы.
   -- Зеркало Нейт! -- уверенно произнес Гласин.
   -- Значит, вы знали, что зеркало лежит у нас под рукой, и не говорили нам! -- с раздражением воскликнул я. -- Вы говорили, будто от вас все скрыто!
   -- Так и было... Я, действительно, не знал, где спрятано зеркало, - заверил меня хранитель тайн.
   -- Удивительно, что Осип начал торговаться с вами, он мог унести артефакт.
   Поведение слуги казалось нелогичным. Зеркало было у него в руках.
   -- Нет, -- твердо ответил Гласин, -- он не посмел бы даже притронуться к артефакту, Осип обжег бы пальцы.
   Я передал зеркало Гласину, который с благоговением взял его в руки.
   -- Может, пора освободить Сержа, -- робко вмешалась Аликс.
   -- Пора, -- согласился хранитель тайн.
   Он опустился рядом с Ростоцким на колени и вложил ему в руку талисман, снова бормоча на неизвестном языке. Ростоцкий открыл глаза, какое-то время оставаясь недвижим и не говоря ни слова.
   Аликс опустилась рядом с ним на колени и вязала за руку.
   -- Спасибо вам! -- воскликнула она. -- Я очень за вас беспокоилась...
   Серж попытался улыбнуться.
   -- Осталось вызволить Дениса и Адель, -- произнес он с трудом.
   -- Вам лучше не торопиться вставать на ноги, -- сказал Гласин, -- тяжело управлять телом после такого дальнего странствия.
   -- Чепуха, -- отмахнулся Ростоцкий, пытаясь подняться.
   Движения его были скованы. Сергей встал с трудом. Гласин передал ему свою трость, чтобы Ростоцкому удавалось сохранять равновесие.
   -- Я ничего не помню, -- с досадой произнес он, пряча часы с амулетом в карман жилета. -- Так бывает, когда снится интересный сон...
   -- Если бы мы спали, мы бы проснулись отдохнувшими, а мы проснулись измученными, -- заметила Аликс.
   Я снова взглянул на бледное лицо Стахова. Он даже не дышал. У нас оставалось мало времени. Где искать нашу Пиковую Даму? Она, наверняка, должна сначала встретиться с убийцей... Но где и когда?
   В гостиную неспешной походкой вошел Бобровский. Весьма неожиданный визит. Никто не ожидал его увидеть.
   -- Приветствую, -- произнес гость, -- господину Стахову стало дурно? Могу выразить ему сочувствие...
   -- Сочувствие? -- иронично переспросил я.
   Мне не нравились манеры Бобровского.
   К счастью, он не придал Стахову должного внимания.
   -- Я только что видел, как скромница Адель беседовала с незнакомцем, закутанным в плащ. Он назначил ей встречу подле Сфинксов в восемь вечера...
   Ростоцкий, который с трудом приходил в себя после путешествия, наконец, спросил Бобровского:
   -- Чем обязан вашему визиту?
   -- Мне бы хотелось повидать барышню Ростоцкую, -- с наигранной вежливостью произнес Бобровский.
   -- Барышне сегодня не здоровиться, -- сурово ответил Сергей.
   Он с явным трудом сохранял холодную учтивость.
   -- Мне очень жаль, -- Бобровский пожал плечами, -- прошу вас передать барышне мой низкий поклон...
   Не заставляя себя уговаривать, гость поспешил удалиться.
   -- Удача, что этот болван видел Пиковую Даму! -- воскликнул Ростоцкий.
   Мне хотелось придушить нахального гостя, однако, стоило отдать должное -- именно его слова помогли нам.
   -- Несомненно, -- ответил я, погружаясь в размышления.
   У нас было достаточно времени до встречи с княгиней. Я принялся расхаживать по гостиной, пытаясь собрать осколки мозаики в единую картину.
  

***

   К назначенному времени мы отправились к сфинксам. Зеркало Нейт лежало в кармане Степана Гласина, хранителя тайн.
   Аликс решила остаться со Стаховым, которого мы уложили на диван. Она опасалась, что он может заплутать среди дорог другого мира. Надеялась, что может попросить помощи Анубиса.
   Действительно, когда мы подошли к сфинксам, мы увидели Адель, вернее, Пиковую Даму в ее теле. Она окинула нас безразличным взором, даже не вздрогнув.
   -- Вас сочтут сумасшедшими, если вы скажете, кто я, -- произнесла дама надменным тоном.
   -- Мы не намерены вести разговоры, -- произнес Гласин, доставая зеркало.
   Он передал артефакт Ростоцкому.
   Лицо дамы исказилось ужасом, она замерла на месте, не смея пошевелиться.
   Ростоцкий четко произнес затейливые фразы на древнем языке. По его удивленному лицу я понял, что он сам поражен своими знаниями.
   Пиковая Дама пошатнулась, будто теряя сознание. Я и Ростоцкий поддержали ее, не давая упасть.
   -- Она отправилась в иной мир, -- произнес Гласин.
   Барышня Адель открыла глаза.
   -- Где я? -- спросила она слабым голосом.
   -- Долгая история, -- пробормотал Ростоцкий.
   -- Мне стало дурно на улице? -- спросила она.
   -- Да, верно, -- спешно ответил Гласин, -- к счастью, мы оказались рядом...
   -- Как далеко я забрела, -- пробормотала барышня, испугано озираясь по сторонам.
   Казалось, она ничего не помнила. Гласина сей факт только порадовал. Он даже вызвался проводить Адель до дома.
  
   Из журнала Александры Каховской
  
   Я с волнением ждала, когда Стахов наконец очнется. Отправляться за ним я не рисковала. Чувствовался запрет Анубиса. Казалось, кто-то строго шепчет мне на ухо "жди, жди".
   Когда Стахов открыл глаза, я едва сдержала крик радости.
   -- Что приключилось со мною? -- спросил он. -- Где Серж?
   -- Отправился с Константином, -- ответила я, удивляясь, что он первым делом не вспомнил об Адель. -- Вы не помните, как они ушли? Я вошла в гостиную и увидела вас без сознания...
   Я решила сделать вид, будто он просто позабыл об уходе приятелей после обморока.
   -- Я долго был без сознания? -- с трудом бормотал он.
   Денис действительно все позабыл. Возможно, это к лучшему.
   -- Ростоцкий скоро вернется, -- продолжала я, -- он очень просил вас дождаться.
   Ему нужно было время, чтобы придти в себя.
   -- Как будет угодно, -- ответил Стахов, потирая лоб.
   Он глубоко вздохнул и погрузился на сей раз в настоящий крепкий сон. Наш друг проснулся только тогда, когда Константин и Сергей вернулись.
  

Глава 14

Как различимы искры средь огня

  
   Из журнала Александры Каховской
  
   Первым делом Сергей заверил друга, что Адель находится в безопасности.
   -- Адель, -- задумчиво произнес Стахов ее имя, -- я рад, что никакая опасность не угрожает барышне...
   Не эти слова я ожидала услышать от пылкого влюбленного. Даже его голос звучал устало и равнодушно, будто речь шла о малознакомой ему особе.
   Возможно, виною всему усталость после путешествия по другому миру.


Аликс. Гравюра 19 века

   В комнату неспешными шагами вошел Осип. Лицо его было спокойно, будто наша удача совсем не тронула его чувств. Былой слуга гордо держал голову и взирал на нас с важной учтивостью.
   -- Не ожидал, что вы столь быстро отгадаете загадку, -- на сей раз вкрадчивым голосом произнес он, -- я полагал, что вы никогда не увидите зеркало у себя в комнате, а если и увидите, то примите за никчемную старую безделушку!
   Его речь уже не была простоватой как обычно. Исчезла былая восторженность.
   -- Неужели вы полагали, будто наш друг Степан Гласин ни о чем не догадывается? -- спросил Константин.
   -- Равновесие не позволяло ему вам помочь, -- уточнил Осип. - Вам пришлось думать самим.
   Затем он перевел взор на Сержа.
   -- Вы поступили смело, Ростоцкий, мое вам восхищение.
   Весьма неожиданная похвала. Сергей, растерявшись, промолчал. Судя по сдвинутым бровям, он воспринял слова Осипа как насмешку.
   -- Вы дворянин? -- спросил он Осипа. -- Вы нанесли мне оскорбление, вероломно пробравшись в мой дом...
   Не ожидала такого от спокойного Ростоцкого. Обычно он мирил своих друзей, предотвращая дуэли. Почему Сергей бросил вызов этому человеку? Даже если победа будет за Ростоцким, ему не избежать наказания, его сошлют на Кавказ как многих дуэлянтов. А если Осип, что вполне вероятно, прибегнет к мистическим умениям?
   -- Вы злодей, который должен быть наказан, дабы какой-нибудь простофиля вроде меня не стал жертвой ваших колдовских интриг! -- его слова прозвучали как объяснение.
   Надеюсь, мой друг не поддался неразумному порыву, и понимает - насколько опасен этот человек. Стоило больших трудов не вмешаться в разговор.
   Выслушав речь, Осип поднял руки, как сдающийся пленный, и отступил на шаг к двери.
   -- Не беспокойтесь, вы получите сатисфакцию, -- он снова неприятно улыбнулся. - Позже...
   Ростоцкий кивнул в знак согласия.
   -- Надеюсь, вы не заставите меня долго ждать.
   -- Не вижу смысла оставаться в вашем доме, -- произнес бывший слуга, -- благодарю за вашу любезность, служба многому меня научила...
   Он снова улыбнулся, это была улыбка карточного мошенника, обыгравшего простоватых партнеров по игре. Я встречала таких на балах.
   -- Ваш медальон, -- Осип усмехнулся.
   -- Не могу знать, чем помог вам мой медальон, но вам лучше оставить наш дом, -- с достоинством прервал Ростоцкий.
   Шпион покорно поклонился, затем гордо выпрямился, и, круто развернувшись, направился к двери.
   -- Мы еще увидимся, -- улыбнулся он той самой жутковатой улыбкой, снова напомнившей мне человека из кошмаров.
   Константин предложил мне вернуться домой, я не стала себя уговаривать, хотелось поскорее уснуть в своей постели. Сначала меня не оставляла мысль о равнодушии Стахова. Потом я забеспокоилась за жизнь Ростоцкого, люди вроде Осипа не играют честно. А вдруг он не совсем человек? Какой договор он заключил? Сделка с нечистью? Нет, он не настолько глуп. Господи, храни Сергея Ростоцкого!
  

***

   Заснула я быстро. Вернее, провалилась в забытье. Мне снилось, будто я прогуливаюсь близ Зимней канавки. Вокруг туманное утро, прохладно, я чувствую легкий ветерок с Невы. Подхожу к парапету, нагибаюсь, всматриваясь в серую воду, и... Вдруг какая-то сила толкает меня в воду, холод охватывает мое тело, я тону... и просыпаюсь...
   Очнувшись, я села на постели, оглядевшись по сторонам. Вокруг по стенам скользили тени, будто от неспешных волн от течения реки. Опять призрак заставила меня почувствовать мгновения своей смерти. Зачем? Климентина уже не выходит замуж за Бобровского! Да, и не о Бобровском страдала Коко при жизни! Что ей надобно?
   В дверях комнаты появилась тонкая тень, которая уверенно подошла ко мне. Предо мной возникло лицо утопленницы Коко. Огромные глаза, четко сиявшие на бледном лице, печально смотрели на меня. Затем ее черты начали меняться, я увидела совсем другое лицо, искаженное болью и страхом... Предо мной была другая барышня, которая умирала, ее испуганный взгляд угасал.
   Мне стало дурно от столь внезапной перемены. Перед внутренним взором все поплыло. Я снова провалилась в пустоту.
   Утром я отчетливо вспомнила это страшное видение, которого невозможно объяснить простым сновидением. Я решила пока не беспокоить Ольгу, повременив с рассказом. Лучше рассказать только Константину, для следствия это важно.
   Когда я спустилась в гостиную, уже было далеко за полдень, часы показывали четыре часа дня. У меня начался поздний завтрак. Крепкий кофе и заботливая болтовня сестры приободрили меня.
   -- Я навещала сегодня Адель, -- сказала Ольга, задумчиво, -- надо отдать должное, она порадовала меня стоим веселым настроем. Жаль, что барышня вновь равнодушна к Стахову! Даже и не вспоминала о нем. Удивительно, учитывая какую помощь он ей оказал. А что особенно странно, Стахов не пришел навестить Адель. Помня его пылкую влюбленность, он должен первым делом примчаться к ней... Константин встречал Стахова у Ростоцкого, так он даже не спросил об Адель! Они будто забыли друг о друге.
   Сестра перевела взор на супруга, сидящего в кресле с блокнотом в руке. Константин оставался равнодушен к отношениям двух влюбленных. Они спасены, чего желать лучшего! Его вполне справедливо волновал лишь убийца.
   Мою трапезу прервали внезапно прибывшие Климентина и Ростоцкий, пожелавшие справиться о моем самочувствии. Климентина, заметив, что я не при смерти, решила немедля вывести меня в свет.
   -- Аликс, милая, вы еще не готовы! -- укоризненно произнесла она. -- Прошу вас поторопиться, иначе мы опоздаем в салон герцогини К*.
   Отправляться в салон мне хотелось меньше всего. На вежливые улыбки малоприятным светским господам не осталось сил. Однако Ольга поддержала Климентину, и мне пришлось спешно переодеваться. Я бы собралась быстрее, если бы не "помощь" Климентины, которая долго не могла выбрать мне наряд, подходящий для этого салона. Она раскритиковала мой гардероб. Одни платья были слишком простоваты, другие слишком вычурны, третьи вообще не были мне к лицу.
   Я решила не слушать ее советов, и выбрала платье на свой взгляд.
   -- Прекрасно! -- искренне воскликнула Климентина, -- Мне нравится ваш вкус, Аликс! Вы очаровательны!
   Признаться, не ожидала одобрения. Но надо отдать должное, моя новая приятельница была честной в своих словах.
   Затем Климентина засыпала распоряжениями мою служанку, сбив несчастную с толку. Устав от навязчивой опеки, я вежливо, но твердо попросила барышню вернуться к Ольге, которая должно быть уже заскучала по гостье. Желание посплетничать победило, и Климентина оставила меня.
   Признаться, я провела бы с большим удовольствием вечер наедине с Ростоцким в нашей гостиной. В салоне мне не удастся с ним поговорить.
  

***

   Когда мы прибыли в салон, Климентина вдруг замешкалась. Так вышло, что в зал я вошла вдвоем с Ростоцким. На лицах собравшихся мелькнули ехидные улыбки. Климентина вошла следом.
   Мы сразу заметили Бобровского, который легко и непринужденно поздоровался с бывшей невестой. Климентина осталась удивлена столь прохладной встрече. Недавно она мне признавалась, ее чувства к Бобровскому еще не успели остыть.
   Далее события стали развиваться еще более неблагоприятным образом. Бобровский принялся весьма настойчиво ухаживать за одной из знатных барышень. Судя по ее ответам и молчаливому одобрению присутствующих родителей, Бобровский проявлял далеко идущие намерения.
   -- Каков негодяй, -- я взяла Климентину за руку, -- быстро он утешился, а так клялся вам в любви... казалось, так страдал.
   Мои слова звучали искренне. Я разделяла негодование приятельницы.


Аликс и Климентина. Гравюра 19 века

   Она держалась стойко, сумев сохранить невозмутимость.
   -- Боже, -- прошептала она, -- я едва не стала женой столь безнравственного и бесчувственного человека... Надобно заказать молебен за упокой души призрака, которая спасла меня от этого чудовищного шага.
   -- Мудрые мысли! -- заметил ей брат. -- Я давно пытался убедить тебя, сестра!
   Вдруг личико невесты Бобровского показалось мне знакомым. Где я могла увидеть ее? Говорят, она только начала выходить в свет. Мы нигде не встречались.
   Затем последовала новость, на сей раз, неприятная для меня.
   В углу зала сидели две важные особы -- мать и дочь. Обе в одинаковых строгих серых платьях. Старшая дама частенько вставляла в разговоры замечания о развращенности современных нравов.
   -- Какое ханжество! -- скривилась Климентина. -- Все знают, как она вела себя в молодости даже при живом муже! О ее будуаре в Петербурге слагали легенды!
   Скромная дочь всегда сидела молча, не говоря ни слова. Благодаря солидному состоянию, претендентов на руку барышни было много, но мать оставалась слишком придирчива. Ее могла устроить только самая блестящая партия для дочери. Ее старания должны были увенчаться успехом. Черты юной барышни не были лишены приятности, но плотно сжатые губы и сдвинутые брови искажали лицо.
   -- Сегодня у меня радостная новость, -- вдруг бесцеремонно заявила дама, -- вскорости состоится помолвка моей милой дочери.
   -- Любопытно, -- хихикнув, шепнула мне Климентина, -- кто осмелился породниться с семьей чудовищ?
   -- Граф Н* удостоился чести стать моим сыном, -- продолжила дама.
   Ее дочь вдруг перевела на меня злобный взгляд. Она прекрасно знала, что граф уделял мне внимание.
   Теперь сохранить самообладание пришлось мне.
   -- Вы с братом знали? -- шепнула я Климентине.
   -- Про помолвку с этой мадемуазель я слышу впервые, -- ответила приятельница, -- предлагаю вернуться домой, на сегодня слишком много волнений... Я расскажу вам о своих размышлениях...
   Ростоцкий, не желавший слушать наши дамские разговоры, сказал, что желает прогуляться и вернется домой позднее.
   Мы с Климентиной поехали вдвоем.
   -- Поэтому я не хотела с вами говорить о графе Н*, -- спокойно начала Климентина, -- надеялась, что вы позабудете его сами, не люблю вести драматичные беседы, достойные дурочек...
   Понимаю, Ольга и Константин думали точно также.
   -- Граф польстился на состояние? -- спросила я. -- В свете говорили, что он богат.
   -- Нет, не на состоянии. Граф, действительно, богат, иначе хитрая мамаша не дала бы согласия на брак...
   Я внимательно слушала ее слова. Граф богат, зачем ему жениться на этой кислой девице.
   -- Граф Н* из тех мужчин, которые предпочитают фривольный образ жизни, окружая себя милашками-актрисками, -- спокойно продолжала Климентина, -- Одной из которых оказалась бедняжка Коко. Конечно, и таким мужчинам приходится жениться дабы соблюсти приличия и продолжить род. Обычно их избранницами становятся тихие невзрачные барышни, готовые закрывать глаза на их похождения.
   -- Кошмар, неужто я похожу на унылую особу, -- ахнула я.
   Мне стало дурно, неужели я настолько скучна?
   Климентина рассмеялась.
   -- Аликс, не вздыхайте, вы не похожи на сей неприятный образ! Именно это и удивило меня, когда граф Н* принялся ухаживать за вами. Мой брат говорил с ним, и к нашему удивлению, граф сказал ему, что вы смогли вызвать у него серьезный интерес...
   -- А потом он уехал и не писал, -- вздохнула я.
   -- Увы, привычный стиль жизни оказался для него важнее, -- пожала плечами Климентина.
   В эти минуты беседы я поняла, что насколько мы с Климентиной сроднились. Я говорила с ней как с сестрой.
   -- Аликс, я высокомерна и люблю светские интриги, но я ценю дружбу, -- сказала мне Климентина, -- вы очень помогли мне... Вы всегда можете рассчитывать на мою помощь... Если какая-то змея осмелится плести против вас интриги, я ее уничтожу.
   -- Благодарю, -- ответила я, искренне радуясь, что обрела настоящего друга.
   Удивительно, как часто вежливые барышни оказываются в душе подлыми злодейками, а резкие и дерзкие -- верными друзьями.
   К своему удивлению, новость о сущности графа не вызвала у меня бури чувств. Я восприняла как неизбежность. Климентина одобрила мое спокойствие.
   -- Забавно, что отгадка оказалась столь проста, -- усмехнулась я, -- а то я забеспокоилась, что скучная барышня смогла очаровать графа больше, чем я... Оказывается, он решил жениться на девице, которая не станет препятствовать его развлечениям с актрисами.
   -- Не завидую графу, -- хитро улыбнулась подруга, -- на сей раз он просчитался...
   -- Просчитался?
   Климентина знала о высшем свете намного больше меня.
   -- Милая Аликс, вы скоро сами все увидите. Если я расскажу, это испортит вам все впечатление. Сюрприз будет ярким!
   Барышня хитро улыбнулась.
   -- Ничего, потом увидит он вас на балу как Онегин Татьяну...
   -- О, нет! -- прервала я, -- мои слова будут гораздо короче и грубее речи Татьяны. Я буду готова позабыть приличие и повторить словечки, которыми ругаются стражники-казаки с Кавказа, когда выпьют слишком много местного вина.
   Подруга одобрительно пожала мне руку.
   -- Бобровский тоже ужасен, -- попыталась я высказать ответное сочувствие, чувствуя себя эгоисткой.
   -- Не стоит беспокойства, -- ухмыльнулась Климентина, -- я найду способ, как уничтожить его... даже нищая не захочет стать его женой...
   Ростоцкая неисправима.
   Мне снова вспомнилось лицо невесты Бобровского. Где я могла ее встретить? Размышляя, я перевела взор в окно, мы проезжали мимо Зимней Канавки. Видение ночи снова промелькнуло пред моим взором. О, Боже, эта барышня привиделась мне в кошмаре, призрак Коко показал мне это испуганное лицо... А ее взгляд - это был взгляд умирающей...
  
   Из журнала Константина Вербина
  
   Сегодня у Ростоцкого я вновь встретил Стахова, который пребывал в прекрасном расположении духа. К нему вернулся былой веселый нрав. Однако меня настораживало то, что он ни словом не обмолвился о барышне Адель.
   Ростоцкого это внезапное равнодушие также удивило, и он, не сумев сдержать любопытства, спросил:
   -- Вы навещали Адель?
   Денис Стахов с удивлением взглянул на собеседника.
   -- Какая надобность мне навещать Адель? -- поинтересовался он. -- Неужто вы поддались сплетням, возникшим из пустоты?
   -- А неужто вы забыли про Пиковую Даму? -- прервал я его ироничную речь.
   Стахов смотрел на нас как на безумцев.
   -- Почему все болтают, будто я увлекался карточными гаданиями?! -- воскликнул он с раздражением.
   Выходит, наш друг позабыл о своих приключениях.
   -- Очень часто, человек побывавший за гранью, забывает многое, -- задумался Ростоцкий, -- но Денис также позабыл тайны карт, которые мечтал узнать...
   Былой картежник запрокинул голову и закрыл глаза.
   -- Значит, это я обезумел? -- спросил он устало.
   -- Нет-нет, -- спешно заверил я друга, -- ваше душевное состояние не вызывает опасений... Просто вам у Ростоцких стало дурно, а когда вы очнулись позабыли некоторые детали...
   Мне не хотелось вдаваться в подробности. Возможно, он только прикидывается, что ничего не помнит. Хотя версия Ростоцкого вполне вероятна, я не стал бы доверять Стахову.
   Денис устало вздохнул.
   -- Какие детали? Детали о карточных гаданиях и о любви к дурочке Адель? -- поморщился он.
   Уверенность Стахова в своей правоте была непоколебима. Он готов был всех счесть безумцами. Особенно поражала его внезапная неприязнь к барышне, от любви к которой он страдал.
   -- Все не столь просто, -- размышлял я, -- кто-то пожелал, чтобы вы забыли обо всем... Но неужто мадемуазель Адель не вызывает у вас никаких чувств?
   -- Никаких, кроме желания держаться от нее подальше, -- отмахнулся Стахов. -- Меня всегда пугали барышни такого склада. А ее любовь к Типанскому? Неужели я влюбился в сумасшедшую?
   Ростоцкий вопросительно смотрел на меня.
   -- Бестолковые сплетни, -- ворчал Стахов, -- вам не известно, что вчера в Петербург вернулась молодая дама, в которую я, действительно, влюблен. Три месяца я ждал ее возвращения, собирался сделать предложение. А что моя любимая узнает вернувшись? Я как безумец ухлестывал за дурочкой Адель! Теперь не знаю, пожелает ли она меня видеть.
   -- А вы помните, что Типанский убит? -- поинтересовался я.
   -- Разумеется! -- простонал собеседник, обхватив голову руками.
   На сей раз его жесты были иронично-театральны.
   -- Будет лучше, если вы останетесь погостить у меня, -- предложил Серж.
   Стахов не стал возражать.
   Несколько минут я пытался собрать фрагменты мозаики в единую картину. Ответ напрашивался сам собой. Хотя уверенности не было. Особое беспокойство вызывало недавнее видение Аликс. Медлить опасно.
   -- Мне нужна ваша помощь, Сергей, -- обратился я к Ростоцкому.
   -- Вы всегда можете рассчитывать на меня, -- ответил он уверенно.
   -- Вам придется рискнуть жизнью, -- заметил я, -- возможно, вас ждет поединок с сильным противником...
   Серж не колебался.
   Я сел за письменный стол и написал письмо, в котором обличал убийцу, предлагая встречу у сфинксов, дабы договориться. Ростоцкий, прочитав, согласился с текстом.
   -- Но кому это письмо будет доставлено? -- спросил он.
   Я молча написал адрес на конверте.
   Сергей Ростоцкий легко узнал, кому принадлежит сей адрес. Он с трудом скрыл удивление, но уверенности не потерял.
  

Глава 15

Последнего достигнув поворота

  
   Из журнала Константина Вербина
  
   Мы прибыли в назначенное время к сфинксам. Я спустился вниз к Неве, темнота скрывала меня. К сожалению, я не мог наблюдать за происходящим возле сфинксов.
   Ростоцкий оставался уверен в своих силах, готовый противостоять врагу. Меня всегда поражали его решительность и упрямство. Однако он не отрицал, что мой клинок или пуля из пистолета могут оказать неоценимую услугу.
   -- Не беспокойтесь за меня, я многое узнал, побывав за гранью, -- сказал он мне по пути, -- теперь злодеям меня не перехитрить. Чувствую, они не успеют причинить мне вреда.
   Оставалось надеяться, что его слова - не простое юношеское бахвальство.


Ночные сфинксы Рис. М. Сажин

   Время приближалось. Я достал часы. Одна минута, которая тянулась вечность. Самый напряженный момент - ожидание, когда ты не можешь действовать.
   Наконец я услышал шаги по мостовой. Наш друг прибыл не один, чего и следовало ожидать. Я оставался в готовности придти Ростоцкому на помощь.
   К удивлению, схватка оказалась поразительно короткой.
   Серебристая вспышка озарила лица сфинксов. Мне почудилось будто их глаза засветились зеленоватым огоньком, лица казались живыми.
   Неужели все кончено? Так просто? Не зная почему, я вдруг испытал чувство спокойствия. Объяснить свою внезапную уверенность в победе друга никак не могу. Без всякого волнения я поднялся к сфинксам. Предчувствие не обмануло. Ростоцкий неподвижно стоял на тротуаре, склонив голову к неподвижному телу врага, лежавшего на мостовой ничком. Его подельники разбежались.
   -- Вы уверены, что это Бобровский? -- недоверчиво спросил мой друг. -- Он мне казался слишком глупым...
   Я опустился на колени и перевернул бездыханное тело, осторожно убрав капюшон с лица.
   -- Он оказался умнее меня, -- завершил свою фразу раздосадованный Ростоцкий.
   Мы увидели искаженное злобой лицо Бобровского.
   -- Однако не он зачинщик этой игры, -- произнес я. - Этот человек послушно исполнял указания.
   -- Простите, не понимаю вас...
   Сергей недоумевал.
   -- Мои слова удивят вас. Скромная барышня Адель управляла всем этим спектаклем.
   -- Но как такое возможно?
   Казалось, мой друг не верит своим ушам. Я опасался, что он обвинит меня в клевете, но Ростоцкий доверял моим словам.
   -- Позже вопросы! -- перебил я, -- нам нужно немедля возвращаться... Я опасаюсь за Аликс... Вам надобно быть рядом с нею, прошу вас остановиться у нас...
   Ростоцкий вздрогнул.
   -- У меня дурное предчувствие! -- воскликнул он. -- Пешком мы опоздаем, и даже расторопный кучер не домчит нас вовремя... Каждое мгновение дорого! Есть только одна идея...
   Он взглянул на амулет, который сжимал в руках после битвы.
   -- Прошу вас присмотреть за моим телом, -- попросил он, усаживаясь спиной к парапету.
   Серж перевел свой взор на сфинксов, казалось, они одобрительно смотрели на молодого хранителя древних традиций. Ростоцкий откинул голову и пробормотал таинственные слова незнакомого языка...
   Его глаза закрылись, дыхание остановилось...
  
   Из журнала Александры Каховской
  
   К вечеру я испытала невыносимую усталость и отправились к себе в комнату. Однако спать еще не хотелось, с приготовлениями ко сну было решено повременить, заняв себя чтением забавной книжки.
   Стемнело давно, служанка принесла свечи. Я устроилась за столиком, даже не обратив внимания, что зеркало рядом со мной отражается в зеркале на стене, а свечи тускло освещают образовавшийся зеркальный коридор.
   Вдруг потянуло необъяснимым холодом. Поначалу мне почудилось, что это открылась дверь в комнату. Обернувшись, заметила, как размытая тень шагнула из зеркала на стене. Я поднялась с кресла, готовясь встретить непрошеного гостя.
   Внезапно предо мной возникло бледное лицо барышни Адель, которая насмешливо улыбнулась мне...
   -- Вы сочли меня глупой? -- произнесла она злобно, -- но как видите, глупой оказались вы сами!
   Ее голос звучал зловеще. Легко догадаться, душа Адаль пришла через зеркала ко мне.
   -- Вы сгинете в другом мире навсегда, -- продолжала незваная гостья.
   Страха я не испытывала, она казалась мне смешной в своих угрозах. Меня злило лишь вероломство, она использовала нас, прикидываясь несчастной влюбленной. Особенно жаль Дениса Стахова, сильно ему досталось.
   -- Зачем вам моя жизнь? -- спросила я безразлично, глядя в глаза Адель, которые черными кругами выделялись на белом лице.
   Она поморщилась и отвернулась от моего взгляда.
   -- Рано или поздно вы осознаете себя, и будете чинить мне препятствия, -- ответила Адель, -- лучше уничтожить вас заранее...
   Так вот в чем истинная причина!
   -- Вы боитесь меня, -- усмехнулась я, -- иначе бы не пытались избавиться...
   Гостья скользнула ко мне.
   -- Я не пытаюсь, а действую, -- прошипела она.
   -- Вы бессильны против меня, даже с полученными загробными знаниями! -- дерзко прозвучал мой ответ.
   Разговор надоел, надо отправить злодейку домой. Но что подразумевать под "домом"? В моих умениях только отправить ее домой в Загробный Дуат!
   -- Вас уведу не я, -- беззвучно рассмеялась ведьма, -- вас ждет некто другой...
   Она указала на черный силуэт, вырисовывающий в зеркале. Я сделала шаг назад и только в это мгновение с ужасом поняла, что моя душа покинула тело. Тогда я увидела себя со стороны, будто бы заснувшей над книгой...
   Силуэт приближался... Вдруг сильный порыв ветра распахнул окно. Дух Адель испугано скользнул в сторону. В комнате появился Ростоцкий, который смело шагнул в зеркальную дверь навстречу силуэту.
   Меня охватила злость, мой друг может погибнуть из-за тщеславия вероломной ведьмы. Я обернулась к Адель.
   -- Я тебя уничтожу! -- прозвучал крик моей души. -- Ты недооценила меня!
   Призрак попыталась улизнуть через зеркало на столе, но моих душевных сил оказалось достаточно перевернуть его.
   -- Ты не сможешь вернуться! -- твердо произнесла я. -- На сей раз Анубис отведет тебя в мрачный Дуат, где твоя черная душа сгинет навсегда!
   После моих слов за спиной Адель появился Анубис. Его собачий силуэт с острыми ушами четко вырисовывался во мраке. Он спокойно положил руку на плечо злодейки...
   -- Ты обманула магистра Норова, он человек - это было легко, -- прозвучал его насмешливый голос. -- Он поддался тщеславию и поверил твоим восторженным письмам. Именно тщеславие помешало ему предугадать твои действия. Однако магистр угадал намерения Бобровского и намеревался помешать ему, хотя не подумал о тебе...
   Я вспомнила, Осип рассказывал Константину, что магистр получал письма от какой-то неизвестной дамы.
   -- Как вы убили его? -- спросила я.
   -- Яд в одном из писем, -- покорно ответила барышня, -- я просила его сжечь это письмо, магистр послушался...
   -- Вот так порок тщеславия не дает применить мистические знания, -- печально заметил Анубис.
   Злодейка попыталась ускользнуть, но Проводник в иной мир жестом привлек ее назад.
   -- Ты надеялась, что обмануть нас также легко как обмануть человека? -- продолжал он, рассмеявшись. -- Как наивно! Теперь понимаешь, что мы всего лишь поиграли с тобой...
   Вдали раздался громкий женский смех. Обернувшись, мы увидели Пиковую Даму, которая смеясь, смотрела на Адель.
   -- Ты попала в ловушку, -- произнесла призрак Голициной. -- Глупая девчонка, неужто ты решила, что дурачишь меня?
   Душа несчастной злодейки издала стон ужаса и исчезла, увлекаемая проводником в иной мир.
   Дух княгини скользнула ко мне.
   -- В расплату за полученные тайны, я брожу на границе между миром живых и миром мертвых. Мой долг отпугивать любопытных, желающих проникнуть за грань, - произнесла она с достоинством, - я подчиняюсь воле Анубиса. Моя жизнь была достаточно яркой и насыщенной, но я не желала бы вернуться назад...
   Княгиня доброжелательно улыбнулась мне.
   Значит, Пиковая Дама не хотела вселиться в тело юной барышни, она просто участвовала в игре Анубиса, чтобы расставить ловушку для вероломной Адель.
   -- Будьте осторожны, -- произнесла призрак, исчезая.
   Я обернулась к зеркалу, в которое шагнул Ростоцкий, перед моим взором поплыли цветные круги, я летела куда-то...
   -- Аликс, Аликс, -- прозвучал голос Ольги.
   Чувствовалось, как ее рука легла мне на плечо. Я очнулась. В сердце больно кололо. Тело ослабело.
   -- Ты задремала, -- весело сказала сестра.
   -- Ростоцкий, -- обеспокоено произнесла я, повернувшись к зеркалу, в которым увидела только наше с Ольгой отражение.
   -- Да, Ростоцкий, -- удивленно произнесла сестра, как бы поражаясь моей догадке, -- он только что пришел с Константином... Тяжкий вечерок им сегодня выдался. Сергей желает остановиться у нас на ночлег... Согласись, будет весьма любезно, если ты выйдешь поздороваешься с ним...
   -- Обязательно! -- радостно воскликнула я.
   Откуда только появились силы?
   В гостиной меня ждал Ростоцкий, усталый, но удивительно довольный. Может, мне приснилось? Однако по его взгляду я поняла, что визит Адель был реальностью.
   Ольга и Константин ненавязчиво оставили нас наедине.
   Я села в кресло рядом с Сергеем.
   -- Благодарю, -- единственное, что смогла произнесли.
   -- Не стоит благодарности, -- смущенно ответил он.
   -- Мне немного дурно, -- призналась я, -- только сейчас замечаю что, когда отправляю человека в иной мир, испытываю боль в сердце, будто иголкой колит...
   Ростоцкий взволновано смотрел на меня. Мы сидели очень близко, глядя в глаза друг другу. Вдруг он осторожно обнял меня за плечи и поцеловал...
   -- Отныне я всегда буду вашим спасителем, -- произнес он.
   На мгновение у окна мне почудился призрак Коко, которая с улыбкой смотрела на нас. "Теперь я, точно, могу уйти спокойно" -- мысленно услышала я. Неужто ее печалила и судьба отвергнутого поклонника?
  
   Из журнала Константина Вербина
  
   На следующий день утром, которое у нас наступило позже двенадцати, Ростоцкий вошел в мой кабинет. Моего друга явно интересовало, какие мысли натолкнули меня на разгадку.
   -- Как вы догадались, что убийца Бобровский? -- спросил он оживленно.
   -- Первым делом меня привели к этой мысли видения Аликс. Почему призрак утопленницы начал стучаться к вашей сестре? Почему Коко столь легко оставила Климентину, когда она расторгла помолвку с Бобровским? Почему призрак затем явился Аликс, а не невесте Бобровского? Кстати, особенно любопытно, что Коко не любила Бобровского, зачем ей тогда было преследовать мадемуазель Климентину?
   -- Меня тоже занимали эти вопросы, -- произнес Ростоцкий, -- но я не нашел на них ответа...
   -- Поначалу призрак пыталась предостеречь вашу сестру, замужество с Бобровским означало бы для нее смерть.
   Ростоцкий сжал кулаки, явно сожалея, что не может убить Бобровского дважды.
   -- Затем, -- продолжил я, -- Бобровский нашел вашей сестре замену. Призрак не имела связи с нею, поэтому не могла к ней явиться. Моих скромных познаний о мистическом мире достаточно, чтобы сделать вывод - призраки приходят к людям, которых знали. Исключения составляют только обладатели мистического дара, как Аликс.
   Серж кивнул.
   -- Коко навестила Аликс, открыв пугающим видением возможную судьбу невесты Бобровского, -- отметил я.
   -- Все удивительно логично! -- воскликнул Ростоцкий. -- Но как вы смогли понять, что всем управляет Адель?
   -- Меня насторожил тот факт, что в момент приключений с мистическим зеркалом Бобровский столь неожиданно явился к нам. Он как бы ненароком сообщил, что видел Адель, и она направляется к Сфинксам. Я не склонен верить в совпадения. Другой факт - последующее внезапное равнодушие Стахова к Адель. Выходит, его прежние чувства были кем-то вызваны, дабы подтолкнуть к определенным действиям... Искусство приворота, когда действие чар спадает - привороженный начинает особенно ненавидеть объект фальшивой любви. Впрочем, насколько мне известно, и под воздействием приворота нет любви, только одержимость, что также было характерно для Стахова.
   -- Адель обладала зеркалом Нейт, устроив этот маскарад, она потеряла его! -- Ростоцкий не видел мотива ее действий.
   -- Вы, как обладатель амулета предка, согласитесь, что без определенных знаний артефакт бесполезен. Адель решила использовать его, дабы проникнуть в мистические тайны. Она получила желаемое, и сам предмет стал для нее не важен.
   Ростоцкий погрузился в размышления.
   -- Но зачем Бобровскому убивать свою жену? Он состоятелен, ему не нужно наследство.
   -- Его состояния было недостаточно для осуществления мистический исканий, дорогое удовольствие: книги, артефакты, встречи с нужными людьми. Бобровский был недостаточно силен, вы смогли расстроить его обряд у сфинксов, а Степана Гласина он попросту испугался. В схватке со мной в доме на Столярном переулке, растерявшись от моей внезапной атаки, он не смог сосредоточиться и применить мистические знания против меня. Сумел только выпрыгнуть из окна. Начинающий мистик, насколько могу судить, а для получения новых тайных знаний нужны деньги.
   -- Понимаю, негодяй собирался также избавиться от меня и отца... Потом, когда с нашей семьей - хвала призраку милой Коко - затея не удалась, нашел другую семью. Жаль, что не могу убить его еще раз... Не могу понять, зачем Бобровский помогал Адель?
   -- Адель получила знания другого мира, ее помощь в проведении столь сложного ритуала была необходима. Бобровский помогал ей получить желанные тайны, а она помогала ему осуществить его планы...
   Сергей с восхищением смотрел на меня.
   -- Однако вы можете дать мне ответ на вопрос, который мне не понятен, -- продолжал я. -- Зачем высшие силы позволили Адель заполучить желаемое? Мои скромные познания позволяют предположить, что все было сделано не просто так.
   -- Да... ее подвели слишком близко, -- задумался Ростоцкий, -- но зачем? Может, для того, чтобы я и Аликс смогли лучше познать себя. Или окончательно избавиться от злодейки, можно было лишь подпустив ее к цели?
   Друг сам терялся в догадках. Игры высших сил непонятны.
   Моему же скромному уму неподвластны дела мистические, я предпочитаю простую человеческую логику.
   -- Коко хотела помешать Адель и Бобровскому, -- вздохнул Сергей.
   -- Да, но недооценила противников. Опрометчиво она обронила Адель фразу "напрасны ваши старания", которую услышал Стахов. Адель сама рассказала об этой фразе Ольге и Аликс, чтобы придать ей другой смысл. Если бы нам об услышанном поведал Стахов, возможно, впечатление было бы иным.
   В кабинет вошла взволнованная Ольга. Ростоцкий шагнул к выходу, дабы оставить нас, но супруга попросила его не уходить.
   -- Ты говорил мне, что барышня Адель виновница всех мрачных событий, -- произнесла она, -- мне написали, что она скончалась сегодня ночью...
   Ольга вопросительно смотрела на Сержа Ростоцкого, который неловко улыбнувшись развел руками.
   -- Надеюсь, вы не впутывали в это дело Аликс? -- произнесла она строго, переведя взор на меня.
   Я решил не беспокоить Ольгу рассказом об опасности, в которой побывала ее сестра. Ростоцкий остался мне благодарен, он не хотел лишний раз говорить о своем геройстве.
   -- Стахов скоро женится, -- поделилась Ольга хорошей новостью, -- его невеста решила не верить светским сплетням...
  

***

   Меня беспокоило, как мой отчет будет принят начальством. Особенно мне не хотелось привлекать внимание к причине смерти Бобровского. Поэтому я ограничился написанием, что виновники преступлений внезапно скончались.
   Бенкендорф молча прочел мой отчет в моем присутствии.
   -- Виновники умерли, -- произнес он, завершив чтение, -- глупцы не понимали, что с нечистью шутки плохи...
   Вопросов не возникло, мои доводы показались ему логичны. Внезапная смерть убийц порадовала его - таким образом, удалось избежать светского скандала.
  
  
Конец Первой Части


Оценка: 3.11*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) С.Елена "Невеста на заказ"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) А.Эванс "Фаворит(ка) отбора"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список