Кот Учёный: другие произведения.

Дорогой Темной, Нелюдимой. Часть 2. Лабиринты Нотр-Дама

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


   В названиях глав использованы строки поэмы Эдгара По "Дорогой снов"

Перевод К. Бальмонта


ЧАСТЬ ВТОРАЯ

"ЛАБИРИНТЫ НОТР-ДАМА"

  

Глава 1

Обрушиться, сквозь воздух


"Ночной Нотр-Дам", Рис. В. Мелихов

   Из книги, подаренной незнакомцем
  Париж, 148* год

   В поздний час, когда уже стемнело, Феб де Шатопер отправился к Нотр-Даму. Он отыскал отца Гийома в зале собора за приготовлением к завтрашней проповеди.
   - Я знал, что вы придете, - произнес Гийом, пристально глядя в глаза Феба.
   Офицер невольно вздрогнул, ему на мгновение показалось, что перед ним совсем другой человек, не тот суеверный дурачок, над которым потешалось общество, увлеченное веяниями наук наступившего ренессанса.
   Потянуло холодом, от которого Феб поморщился. Слуга инквизиции, улыбаясь своей привычной вкрадчивой улыбкой, ждал, когда Шатопер первым начнет разговор.
   - Неужели вас не беспокоит Франческо Кавелли? - наконец, произнес Феб. - Вы же знаете, чем увлечен. Режет мертвецов, утверждая, что в медицинских целях. Но нам с вами понятно, что для медицины в этом нет никакого проку, только для колдовства... Он приворожил мою невесту Флёр де Лис, которая до его появления в Париже страстно любила меня, а теперь вдруг охладела! Странное совпадение, вы не находите?
   Гийом кивнул, поднеся палец к своим губам.
   Феб послушно замолчал, глядя в холодные глаза собеседника.
   - Кавелли, - усмехнулся Гийом, - он так забавен в своих самоуверенных высказываниях... и особенно забавен тем, что считает себя умнее других...
   Шатопер отпрянул, испугано глядя на инквизитора.
   - Да, мой друг, - продолжал Гийом, - я не так прост, каким хочу казаться... Так забавно, когда тебя недооценивают, и сами того не подозревая, открывают мне свои секреты невольным словом или жестом.
   Он властно положил руку на плечо Шатопера.
   - Знаю, вам очень нужны деньги, поэтому неудача с богатой невестой вас особенно огорчила... Но неужто вы думаете, что устранив соперника, вы мгновенно вернете былое расположение вашей милой дамы?
   Слова Гийома звучали тихо и приглушенно. Феб не знал, что ответить.
   - Зря я пришел к вам, - прошептал он.
   - Нет-нет, не вы пришли ко мне, а я вас позвал, - снисходительно пояснил собеседник.
   - Простите? - переспросил Шатопер.
   - Вы мне нужны, - произнес Гийом, не считая нужным вдаваться в объяснения, - по понятным причинам, я не могу постоянно принимать участие в светских увеселениях, но именно в светских кругах можно услышать самое интересное...
   - Да, самое интересное, - повторил Феб, будто по чьей-то воле.
   Гийом с улыбкой кивнул.
   - Всем знаком таинственный Воин Анубиса, который вмешивается в мои дела, - продолжал инквизитор, - нетрудно догадаться, что это существо не может возникнуть в нашем мире случайно... С этим связан кто-то из мира живых... Будьте внимательны, каждое слово может оказаться полезным... Если вы порадуете меня, то будете щедро вознаграждены...
   - Вы оказываете мне огромную честь! - воскликнул Феб, - но я не уверен в своих силах... если я откажусь?
   Приветливая улыбка исчезла с лица Гийома.
   Он резко протянул руку к горлу собеседника. Феб почувствовал, как ледяные пальцы сжали его шею, хотя инквизитор почти не коснулся собеседника.
   - Я не давал вам права выбора! - прозвучал бесстрастный голос. - И постарайтесь меня не разочаровать!
   Он опустил руку.


   - Очень на вас надеюсь, - голос отца Гийома снова зазвучал слащаво. - Чтобы вас утешить, и в надежде на ваше рвение, прошу принять часть отплаты за труды.
   Мгновение и на ладони Гийома появился темно-зеленый камень.
   - Эта вещица дорого стоит, не продешевите, - улыбнулся он.
   Феб дрожащей рукой принял оплату.
   - Также меня волнует Паолина Кавелли... Не сама девчонка, до нее мне нет никакого дела, а содержимое ее шкатулки. Любопытно, какой загадочный предмет оставили ей в наследство. Франческо поносил этот танственный амулет пару дней всем назло, потом ему надоело, и он вновь отдал его племяннице...
   - Постараюсь разузнать...
   В этот момент в зале раздался глухой звук упавшего предмета. Собеседники обернулись. Они увидели Доминика, который стоял на коленях у фигуру святого. Он поднял упавшую из рук книгу.
   Завидев Гийома и Феба, молодой человек спешно встал с колен и подошел к ним.
   - Простите, я так увлекся, что не заметил вас, - виновато произнес он, изящно поклонившись.
   Феб презирал Доминика, считая его трусливым мальчишкой, и даже не пытался скрывать своих чувств. Также Шатопер завидовал знатному происхождению и богатству этого юноши, что только добавляло неприязни.
   - Только в стенах Нотр-Дама я чувствую себя в безопасности от колдунов и ведьм, - произнес Доминик, виновато взглянув на отца Гийома.
   Шатопер с трудом сдержал гримасу презрения.
   - И я очень обеспокоен за Паолину, - продолжал Доминик, - вдруг ее убьют ведьмы, чтобы забрать шкатулку.
   - Да, сын мой, я всецело разделяю ваше беспокойство, - Гийом отечески обнял Доминика.
   - Вы многому научили меня, - продолжал Доминик, - и я смогу это рассказать Паолине...
   Шатопер отвернулся, чтоб никто не увидел насмешки - так и будет дерзкая девчонка из рода Кавелли слушать трусливый бред. Любой знает, что Паолина всячески избегает Доминика.
   - Буду очень рад, сын мой, - произнес Гийом. - Завтра вы начнете беседы с девицей Кавелли, постарайтесь быть настойчивее и наблюдайте по сторонам... Ведь вы не хотите, чтобы ведьмы украли шкатулку.
   Доминик послушно поклонился.
   - А теперь ступай домой... Шатопер, проводите юношу...
   Просьба не вызвала у Феба восторга, но возразить Гийому он не посмел.
   Доминик боязливо выглянул из дверей собора, и только когда Феб подошел к нему, решился выйти на улицу.
   - Уже восемнадцать лет, а такой дурень, - пробормотал Шатопер, следуя за Домиником.
   К радости офицера, дом Доминика располагался недалеко, и прогулка оказалась недолгой.
  

***

   Отец Гийом прислушался к бою часов - одиннадцать вечера, через час полночь. К инквизитору подошел человек в маске, который опустился на одно колено, выражая свое почтение.
   - Мой господин, - произнес он, - мы привезли её...
   - Ступайте за мной.
   Слуга Гийома взял факел и послушно последовал за господином. За ними отправились двое человек в масках, они вели под руки женщину, лицо которой скрывал капюшон плаща.
   Инквизитор и его слуги спустились в потайной подвал Нотр-Дама. Пройдя по узким коридорам, вошли в маленькую тесную комнатушку, на полу которой были начерчены таинственные знаки. Гийом велел своим слугам оставить его наедине с пленницей. Он поставил в углу песочные часы.
   Подойдя вплотную к арестантке, Гийом сам поднял капюшон с ее лица. Несколько мгновений пристально рассматривал молодое красивое лицо. Осторожно провел рукой по волосам. Арестованная замерла и не могла пошевелиться.
   - Прошу вас, присядьте, дитя моё, - ласково произнес он.
   Женщина опустилась на каменный пол, в центр нариованных знаков, куда указал инквизитор. Гийом сел рядом с ней.
   - Я ничего не сделала! - воскликнула она, утирая слезы. - Я умею только шить, только так я обеспечиваю пропитание себе и детям после смерти мужа... Никаким колдовством не промышляла, клянусь!
   - Верю вам, вы ничего не сделали, - ласково произнес он, беря ее за руку.
   - Правда? - она радостно воскликнула.
   - Я хочу вам помочь, - вкрадчиво продолжал собеседник, - не по своей воле вы стали обладателем мистического дара, точнее, проклятья... Вы сами не знаете насколько это опасно для людей... но проклятье особенно опасно для вашей души...
   Собеседница хотела что-то сказать, но не смогла. Она зачарованно слушала ласковые слова Гийома.
   - Чтобы спасти вашу душу, вы должны избавиться от этого дара... Но, с прискорбием должен заметить, сделать это не просто... Только смерть может очистить вас...
   - Нет-нет! - прошептала она. - Прошу вас, не надо...
   - Взываю к вашему благоразумию, - настойчиво продолжал Гийом, - мне бы не хотелось уродовать пытками ваше прекрасное тело и лицо...
   Он провел пальцами по шее пленницы.
   - А смерть на костре... вы представляете какое это мучение? - добавил инквизитор. - Я предлагаю вам легкую смерть, вы ничего не почувствуете, и избавитесь от своего проклятья... Подумайте о детях, если не избавиться от проклятья, оно перейдет к вашей дочери...
   Женщина зарыдала.
   Гийом по-отечески обнял ее, утешая.


Узница инквизиции, рис. Н. Бессонов


   - Вы должны найти в себе силы, ради ваших потомков... Кто знает, какие несчастья принесет им это проклятье... Заметьте, я не хочу вас пытать... Отдайте мне ваше проклятье, и вам не понадобиться "очищение огнем"... ваше тело отдадут семье и похоронят с почетом... Легкая смерть ради вашей семьи... не бойтесь... вы попадете в рай... и там вас ждет ваш любимый супруг... он хочет встретить вас после смерти...
   Слова инквизитора звучали как успокаивающая мелодия.
   - Подумайте, если вы откажетесь, то никогда больше не встретитесь с ним... и подумайте о судьбе ваших детей... Знаю, только дети и надежда на встречу с мужем на небесах помогли вам пережить горе... Мы позаботимся о ваших детях, они не будут голодать и страдать, мы защитим их.
   Пленница зачарованно смотрела в глаза собеседника, его речи подчиняли, не оставалось сомнений в его благих намерениях.
   - Я готов принять на себя ваше проклятье. У меня достаточно силы духа, чтоб не использовать его во вред... Умирая, вы отдадите мне свой губительный дар. Примите мою помощь, дитя мое.
   - Благодарю... - тихо прошептала она.
   - Скоро полночь, - прошептал он, указав на песочные часы, песок почти пересыпался, - решение за вами. Поторопитесь...
   Повинуясь речам инквизитора женщина покорно прошептала:
   - Да, я готова, - и опустила голову.
   Она послушно повторяла за Гийомом странные слова, даже не вникая в их смысл. Хотелось, чтобы все поскорее закончилось.
   Отец Гийом поднялся, обошел пленницу, бормоча слова, которые она не расслышала. Песок из часов высыпался, наступила полночь. Он встал за спиной женщины, достал четки и накинул ей на шею. Женщина схватилась за четки, пытаясь ослабить удавку, но онемевшие пальцы не слушались, она начала задыхаться.
   Вдруг яркая вспышка озарила темную комнату.
   От неожиданности отец Гийом ослабил удавку. Яркий свет ослепил глаза на несколько мгновений.
   Когда он очнулся, пленницы рядом не было. Его верные слуги лежали у двери без сознания. Факелы погасли. Подвал Нотр-Дама погрузился во тьму.
   Глубоко вздохнув, отец Гийом поднял потухший факел. Легким щелчком пальцев он зажег огонь.
   - Ты хитёр на выдумки, воин Анубиса, - произнес он спокойно, - но я тоже не прост...
   Поднявшись в зал Нотр-Дама, Гийом опустился на скамью и предался искренней скорби, что не сумел спасти несчастную душу, попавшую под власть проклятого дара. Инквизитор не сомневался - убивая проклятых, он делает благое дело для них самих и спасает землю от скверны.
  

***

   Бенедикт Вербинио и Франческо Кавелли отправились утром позавтракать в знакомый трактир.
   По городу уже разнеслась новость, что воин Анубис снова помешал отцу Гийому. Ведьма исчезла из города вместе с сыном и дочерью. Одни говорили, что демон утащил их за собой в царство мертвых, души которых бродят между раем и адом, и восхищались храбростью отца Гийома, который хотел спасти душу грешницы. Другие, посмеиваясь над суевериями, шептались, что ведьма сбежала при помощи доброго героя, который при помощи сообщников помог ей с детьми покинуть город и уехать туда, где их не знают.
   - Болван Гийом снова оказался в дураках, - усмехнулся Кавелли.
   - Я бы не стал недооценивать этого человека, - возразил Вербинио. - Я узнал, что все "ведьмы" и "колдуны", попавшие под следствие, которое вел Гийом, умирали во время дознания как только оставляли признания. Никто не дожил до казни...
   - Чего удивительного, он их замучил до смерти, - отмахнулся Франческо. - Злодей-изувер!
   - Нет, к большинству умерших пытки даже не применялись...
   - Странно, очень... Такие как Гийом любят убивать медленно и мучительно...
   - И все подозреваемые скончались ночью...
   - Так, ты тоже впадаешь в суеверие? - рассмеялся Кавелли. - Не будь я уверен в твоем благоразумии, то решил бы, что ты спятил.
   - Ты знаешь, что я не считаю безумием необъяснимые явления... Ведь много еще за гранью нашего познания...
   - Тут готов с тобой согласиться, человека ждет множество великих открытий...
   - А потом Гийом приехал в Париж, где все его жертвы ускользают от него ночью при очередном допросе, - вернулся Бенедикт к главной теме беседы.
   - Браво герою! - воскликнул Кавелли. - Он всякий раз придумывает новый способ напасть неожиданно!
   - Меня беспокоят намерения отца Гийома, - продолжал Вербинио, - он убивал людей ночью... предположительно в полночь... по поверью, умирая, колдун отдает свою силу тому, кто рядом... А полночь - мистическое время, которое усиливает любой магический обряд...
   - Прошу тебя, хватит, или я сойду с ума! - отмахнулся Кавелли.
   - Речь идет о необъяснимом явлении, никак не о суеверии, - заметил Бенедикт.
   - Я понял твою мысль - Гийом не дурак, замышляет очередную подлость, а мне с ним нужно быть осторожным, - произнес Фанческо устало.
   - Совершенно верно, - кивнул Вербинио, - и не забывай, об опасности, которая может грозить Флёр де Лис, учитывая недавние события в ее жизни... Она получила дар ведьмы от умирающей старухи...
   - Ох, синьорине угодно так думать от скуки, воображая себя особенной... Однако опасения за ее жизнь у меня появились давно. Кто знает, что подлец Шатопер наболтал безумцу Гийому... Часто бывает, когда отвергнутый поклонник обвиняет даму и своего удачливого соперника в колдовстве.
   - Еще раз замечу - умному безумцу, - уточнил Бенедикт. - Также не забывай о шкатулке твоей младшей сестры Паолины. Уверен, что наш знакомый захочет заполучить эту вещицу.
   - Ты предполагаешь, что Гийом велел убить моего брата и его супругу? А ведь, черт возьми, это возможно!
   - Я почти уверен - именно люди Гийома напали на нас в городе. Но пока я не смею утверждать, что именно Гийом подослал убийц к твоему брату.
   - После твоих рассказов, хочется перерезать горло этому ханже, - проворчал Кавелли, - полезное дело сделаю, сколько злодейства он успел совершить. Меня останавливают только мысли о сестренке Паолине и любимой Флёр.
  

***

   Паолина нигде не расставалась со шкатулкой. Устроившись во внутреннем дворике с книгой, она держала шкатулку на коленях.
   Для чтения синьорина выбрала утопические истории о далеких землях, где живут мифические животные. Хотелось отправиться туда, подальше от страхов перед неизведанным этого мира.
   К ней подошла Изабелла, вернувшаяся из Нотр-Дама.
   - Дядя Франческо и синьор Бенедикт ушли прогуляться, - сказала Паолина, отрываясь от чтения.
   Она попыталась говорить весело и непринужденно, но не получалось.
   Изабелла чувствовала волнение девочки, но тоже старалась держаться весело, хотя последние дни беспокойство не покидало. Она с ужасом понимала, что иногда подозревает в злодействе своего возлюбленного Бенедикта Вербинио, хотя именно рядом с ним раньше почувствовала себя защищенной. И впервые она перестала доверять кузену Франческо, сомнений в честности которого не возникало никогда.


Изабелла, рис. Philip H-Calderon

   Дама опустилась на скамейку рядом с Паолиной.
   - Не могу больше улыбаться непринужденно! - вдруг произнесла она. - Такое чувство, будто в наши края пришло невидимое зло, победить которое невозможно, потому что мы не видим его, а оно видит нас...
   Услышав слова Изабеллы, синьорина вздохнула:
   - У меня похожее чувство... И зло окружает нас... одна надежда на...
   - На кого? - переспросила Изабелла.
   - Не смейтесь только... я надеюсь на Война Анубиса, - Паолина перевернула страницу книги. - Герой-хранитель, который превращается в волка. Он стережет далекую землю от врагов.
   Она показала Изабелле картинку, на которой был изображен воин с головой волка.
   - А ты стала бояться Вербинио? - вдруг переменила тему Паолина. - Напрасно беспокоишься, он любит тебя и защитит. Франческо не бойся... он нас не обидит, за нас он жизнь готов отдать... Это зло пытается внушить нам страх перед теми, кто нас действительно, любит...
  

Глава 2

До этих мест, в недавний миг

   Париж, 184* год
  
   Из журнала Александры Каховской
  
   Ожидая назначенного часа, чтобы отправится с графом на бал картежников, я задремала. Снова сумрачный лес, сквозь ветви которого я увидела решетку кладбищенских ворот, распахнувшихся предо мной. Повинуясь неведомой силе, я вошла внутрь. Налетел ветерок, разбросав в сторону засохшие серые листья, дабы указать путь. Предо мной открылась дорожка, ведущая к одной из могил. Подойдя ближе, я рассмотрела лицо скорбящего ангела на гранитном постаменте. Белое мраморное лицо было очень похоже на моё. Затем я взглянула на надпись, и с ужасом заметила, что там написано "Alexandra Kahovska". Я перевела взор на дату смерти. День и месяц были расплывчаты, но год был 184*. Кто-то положил мне руку на плечо, я обернулась и к своему ужасу увидела того улыбчивого человека из всех моих кошмаров.

Мистический граф Н.
За этот сильный и стильный портрет персонажа для меня нарисовала френд Ormona
Рекомендую тут ее книги под псевдонимом Сергей Гомонов
  
   Я проснулась от ужаса, хотелось кричать, но голос не повиновался. По пророчеству сна, этот год должен стать для меня последним.

***

   Часы пробили назначенное время, я выскользнула из дома. Меня уже ждал экипаж графа Н. Дабы не думать о жутком сне, я пыталась завести разговор на житейский темы, но безуспешно. Мой спутник выглядел мрачным и сосредоточенным, что только усилило мое беспокойство. Он пытался поддержать разговор, но получилось неудачно.
   Я чувствовала, что мои дела плохи, и мой дорогой друг это прекрасно понимает, хотя пытается скрыть свою неуверенность в успешном исходе своего предприятия.
   Наконец, экипаж остановился в тёмном районе Парижа. Граф надел маску, я последовала его примеру. К экипажу подбежал лакей, возникший будто ниоткуда. Его лицо скрывала маска с вежливой улыбкой. Жестами он велел следовать за ним. Сдерживая дрожь, я оперлась на руку графа. Лакей подошел к низкой неприглядной двери, которая со скрипом отворилась, зовя в темноту. Глубоко вздохнув, я переступила порог. Темнота окутала меня. К своему стыду я вцепилась в руку графа. Хотя пора бы привыкнуть, я не раз сталкивалась с мистическими явлениями, но это место вызывало у меня особо гнетущее чувство, порождая необъяснимый страх.
   Вдруг яркая вспышка озарила нас. Мы оказались в просторном зеркальном коридоре. Я обернулась, неприглядная дверь, в которую мы вошли, выглядела изнутри как дверь в императорский дворец.
   У меня закружилась голова, граф ласково поддержал меня.
   - Смелее, милая Аликс, - прозвучал его голос.
   Мы последовали за нашим улыбающимся проводником. Удивительно, как в невзрачном домишке оказались такие шикарные комнаты.
   Наконец, мы вступили в зал, где собрались остальные гости. Лакей исчез, одарив нас улыбкой своей неподвижной маски.


Ужин в масках
Рис. А. Менцель

   - Это и есть тот самый бал картежников? - спросила я.
   - Да, - ответил граф, - мистических картежников которые играют жизнями... Такая игра затягивает, особенно постоянная победа и чувство превосходства над простыми игроками. Мне стоило больших трудов оставить это ремесло.
   - А тот дом на Столярном переулке Петербурга*? Та квартира, где вы принимали несчастных посетителей? Вы говорили, что теперь там будут другие картежники? Подобные вам?
  
   ______________
   * Упоминается эпизод романа "Земную жизнь пройдя"
  
   - Да, дом на Столярном место особое. Мы передавали ключи друг другу, а потом встречались и хвалились победами. Конечно, понимали, что от таких побед над наивными горожанами, мы вредим и самим себе, действует закон равновесия... Я уже поплатился... вы знаете...
   Он махнул рукой, не желая ворошить воспоминания.
   - Но как мы узнаем нужного нам человека? - спросила я.
   - Картежники узнают друг друга в привычной обстановке, не зная лиц. Это в миру мы не должны знать друг друга в лицо.
   Вскоре один из улыбающихся лакеев подошел к нам и жестом позвал нас за собой. Мы послушно последовали за ним. Проведя нас сквозь зал, человек подошел к другой двери, которую услужливо распахнул перед нами.
   Мы вошли в сумрачную гостиную.
   В кресле в центре восседал человек в черном костюме и пурпурной мантии. Его лицо скрывала двухцветная маска - черный и пурпур.
   - Приветствую вас, мои дорогие гости, - произнес он, - прошу вас, устраивайтесь поудобнее, разговор будет длинным. - Я Мастер картежник, самый удачливый мистический картежник Европы.
   Он указал на кресла напротив.
   - Знаю, дела мадемуазель очень плохи, - произнес он, - увы, чем ближе человек приближается к запретным тайнам, тем короче становится его жизнь... А если он забирает жизни других при помощи своих мистических талантов, то его свеча жизни сгорает еще быстрее...
   Я вспомнила, что несколько раз убивала при помощи мысли, но тогда я хотела защитить близких или самой спастись от злодея - это была оборона от врага.
   - Если бы только защита, - господин будто повторил мои мысли, - но вы постигли слишком многое...
   - Простите, но барышня не по своей воле видит призраков и постигает недопустимое! - вмешался граф.
   - Да... и Некто старательно подводит мадемуазель к разгадкам... кто-то хочет, чтобы ее душа поскорее покинула этот мир...
   Мне вспомнился жуткий улыбающийся человек из кошмаров.
   - Есть Мир теней, - неспешно продолжал Мастер картежников, - ставший отражением всех наших низменных пороков. И чем благороднее человек в нашем мире, тем сильнее его Тень мира теней... И опасно, когда эта Тень получает возможность влиять на наш хрупкий мир.
   - Значит, моя Тень? - спросила я робко.
   - Нет, мадемуазель Аликс... Не ваша Тень...
   Мастер указал на графа.
   И тут я вспомнила то неприятное лицо с улыбкой из кошмаров. Если взять хороший грим, как любит граф и изменить мимику - то будет одно лицо. Я с трудом сдержала крик. Мысли путались. Хотелось выбежать из комнаты, но, сделав над собой чрезмерные усилия, я осталась на месте.
   - Нет, нет, - отмахнулся граф, - я знаю истории, когда у чрезмерно добрых людей, Тени становятся чудовищами, но я к таким не отношусь. Я мрачный мизантроп...
   - Да, вы не склонны к сантиментам, но вы человек чести и благородства. Ваше слово всегда было нерушимо, вам удалось преодолеть то, что других бы утянуло в бездну. Вы ловко балансировали на грани добра и зла...
   - Я не простой картежник, также я мастер некротики, - напомнил граф, - и убивал при помощи карт, сразу как только открыл эту способность в детстве. Благодаря этому я нажил свое богатство и получил титул. Вы знаете, что мое детство прошло в разваливающейся усадьбе. Моя семья едва не пошли по миру по милости жадного родственника, который и стал моей первой мистической жертвой, его наследство нас спасло. Я сам могу быть чьей-то Тенью. Вы прекрасно знаете о моих злодействах, Мастер.
   - Но вы никогда не убивали невиновных... Вы стали мистическим палачом, - возразил Мастер. - Кто-то должен был покарать этих людей, против которых было бессильно правосудие... Вам в руки дали меч карателя... Карты стали вашим оружием... Работа палача всегда щедро оплачивалась, ваши деньги заслужены.
   - Мои действия были корыстны...
   - За что вы уже заплатили годами своей жизни... Граф, признаться, я всегда восхищался вами.
   - Значит, моя Тень стала сильна и оказывает влияние на наш мир? - устав от спора, граф попытался сосредоточиться.
   - Да, Тень становится сильнее, получив ваши знания...
   - Постойте, в нашем мире граф хочет меня спасти, а его Тень стремиться меня уничтожить, помогая открывать тайны и тем самым приближая к гибели? - не понимала я. - Но зачем?
   - Тени нужны ваши тайны загробного мира, которые недоступны в мире Теней... Все ваши таланты помогут Тени стать могущественным властелином...
   - А моя Тень, что с ней? У меня ведь тоже есть Тень из другого мира?
   - У вас была тень, мадемуазель. Вы со своей Тенью давно стали едины, как бывает у людей накануне гибели... Люди часто видят свою Тень перед смертью - как своего двойника. Тень приходит к ним, чтоб стать единой с душой... А ваша Тень с вами давно, как только вы открыли в себе свой дар, еще с детства... Вы не совсем человек, вы существо между мирами... и в любой момент можете погибнуть...
   Вот я и услышала то, чего опасалась.
   - Но как я могу спасти Аликс? - задал граф главный вопрос.
   - Если бы я знал... - вздохнул Мастер, - я помог вам только узнать противника... теперь вы знаете откуда опасность...
   - Что вы мне посоветуете? - спросила я робко.
   - Не знаю, - покачал головой картежник, - не имею возможности вас обнадежить...
   - Сколько у нас времени? - спросил граф.
   - Может, три дня, может, несколько месяцев... И это туманно...
   Я снова вспомнила свой жуткий сон на кладбище. Мне оставалось жить в лучшем случае до конца года...



Старое кладбище
Рис. Каспар Дэвид Хридрих

  
   Когда мы покинули картежников, на улице уже светало. У экипажа мы встретили музыканта, которые подарил мне старинную книгу у Нотр-Дама.
   - Разгадка в книге, - произнес он, - вы еще не дочитали...
   - Я бы рада читать быстрее, но на меня нападает усталость после пяти страниц! - воскликнула я. - Ощущение, что я не книгу читаю, а смотрю в прошлое.
   - Понимаю, это не простое чтиво, и отнимает силы, - кивнул музыкант.
   - Черт вас возьми! - воскликнул граф. - Не темните! Что нам надо сделать?
   - В книге вы найдете ответ, события прошлого объяснят события вашего настоящего... Ваш мудрый друг Вербин вам подскажет...
   - У меня есть шанс выжить? - спросила я.
   Музыкант вздрогнул. Через несколько мгновений он виновато произнес:
   - Не могу утверждать... Разгадка книги точно поможет предотвратить катастрофу, но может оказаться бесполезной для вас... Все зависит и от ваших действий, граф... Помните, каждый шаг может приблизить гибель вашей барышни...
   Граф шагнул вплотную к музыканту.
   - Кто вы такой? Только рассуждаете, но ничего не можете! Вы как наш петербургский знакомый Гласин*, зовущий себя городским хранителем...
  
   _________________
   *Степан Гласин - мистический персонаж предыдущего романа "Земную жизнь пройдя"
  
  
   - Вы правы, я тоже мистический городской хранитель, только парижанин.
   - Это заметно! Хранители тайн - рассуждений много, а толку от вас никакого!
   - Граф, уймите ваши эмоции, - спокойно произнес наш собеседник.
   Поклонившись на старинный манер, музыкант оставил нас.


   Мой дорогой друг попытался найти слова, дабы успокоить меня, но у него получилось невнятно. Я прервала графа, видя, что такие разговоры приносят ему напрасные страдания.
   - Граф, сантименты не ваша черта, - сказала я, пытаясь улыбнуться. - Прошу вас, отвезите меня домой. Ужасно хочется спать, иначе скорая кончина настигнет меня прямо сейчас.
   Назад мы ехали молча, обнявшись, и прощались мы долго, наслаждаясь поцелуями.
   - Надеюсь, вы составите нам компанию на прогулке верхом по Булонскому лесу? - спросила я.
   - Вы меня приглашаете присоединиться? - удивился граф.
   - Да, мы ведь помолвлены, не так ли...
   - Значит, вы принимаете мое предложение?
   - Разумеется, - рассмеялась я.
   Так не хотелось расставаться. Возникла мысль пригласить графа к нам на утренний кофе, но тогда пришлось бы рассказать о наших мрачных приключениях, а мне не хотелось беспокоить сестру. Рассвело, и я решила не думать, что моя жизнь может так легко оборваться.
   Поднимаясь в свою комнату, я вдруг снова почувствовала боль в сердце. Такое у меня бывало раньше, но я не задумывалась. Сейчас боль стала сильнее, и я замерла на мгновение, дабы перевести дыхание.
  
   Из журнала Константина Вербина
  
   Сегодня утром я навестил Ростоцкого. Его вид поразил меня. Он выглядел бледным, изможденным, с синими кругами под глазами. Его пальцы нервно сжимали талисман египетского предка.
   У меня невольно промелькнула мысль "куда ему спасать Аликс, он сначала должен попытаться спасти себя". Как оказалась, эта мысль была недалека от истины.
   - Вам нездоровится, мой друг? - спросил я.
   - Почти, - ответил Серж бесстрастно. - Я чувствую, что где-то появилось зло, но не могу понять, где именно... Именно это зло преследует гадалку Элизабет, которая ведет себя странно, вызывая сплетни и пересуды.
   Если бы я не сталкивался со сверхъестественным, то решил бы, что мой друг впал в безумие.
   - Вам надо отдохнуть, хотя бы на пару дней оставьте мистические искания! - воскликнул я. - Иначе вы себя уморите!
   - Не могу... я должен следить, чтобы зло снова не нанесло удар... я должен его выследить...
   Он крепко сжал свой амулет.
   - Простите, но мне надо поразмыслить, - произнес Серж Ростоцкий извиняющимся тоном.
   Возражать не было причины.
  

***

   Неподалеку от моего дома мне встретился офицер Репоташ. Его внешний вид говорил, что самочувствие моего нового знакомого было не лучше, чем у Ростоцкого.
   - Меня беспокоит моя невеста Элизабет, - начал он сразу без приветствия. - Надеюсь, у вас уже есть некоторые сведения о магическом убийце...
   Подобная осведомленность поразила меня.
   - Элизабет говорит о магическом убийце, это он убил родственника вашего друга. Я боюсь за жизнь Элизабет, очень... Без нее я не смогу жить... не смогу...
   Он смотрел на меня глазами безумца.
   - Простите, но я вынужден молчать в интересах следствия, - ответил я спешно.
   Репоташ понимающе кивнул.
   Странная особа Элизабет. А вдруг она притворяется несчастной и запуганной гадалкой, а на самом деле ловко управляет людьми, подчиняя своей воле. Офицер Репоташ сейчас как привороженный и, возможно, под ее властью... Теперь и Ростоцкий. Нет... еще слишком рано делать выводы...
  

***

   По возвращению домой меня ждали моя очаровательная супруга Ольга и ее милая сестра Аликс, уже готовые к прогулке верхом по Булонскому лесу. Новость, что Аликс решилась принять предложение графа, обрадовала и обеспокоила меня одновременно. Чутьё подсказывало, моей родственнице угрожает опасность. Вскоре прибыл граф, чтоб присоединиться к нам...
  
   Прогулка проходила легко и весело. Позабыв о печалях, мы очень живо беседовали. Аликс была в приподнятом настроении. Она попросила у нас позволения ускакать вперед, дабы оживить впечатления. Граф вздрогнул, но спорить не стал.
   Мы с ужасом увидели, как Аликс вдруг схватилась за сердце, и, пошатнувшись, упала на землю. Барышню спасло то, что она в этот момент остановилась. Мы бросились к ней. Аликс очнулась быстро. Пробормотала, что чувствует себя хорошо и готова продолжить прогулку.
   - Вы от нас ничего не скрываете? - спросила Ольга, строго взглянув на графа. - Опять ваши привидения и карты?
   Граф отвел взор.
   Пришлось спешно вернуться домой и послать за доктором. Аликс оставалась очень слаба, хотя нашла в себе силы ехать самой верхом. Доктор осмотрел барышню, внимательно выслушав ее жалобы на боли в сердце. Затем велел сегодняшний вечер провести в постели, прописав успокоительных капель.
   Аликс не спорила. Уложив барышню, мы вышли в гостиную.
   Доктор на несколько мгновений замялся, но вскоре произнес четким привычным тоном:
   - Буду честен, господа. Состояние мадемуазель очень печально. Симптомы говорят, что ее сердце может остановиться в любой момент... Как завтра, так и через несколько месяцев... Медицина может только облегчить страдания, но от недуга не избавит...
   Ольга, побледнев, опустилась в кресло.
   - Вы от нас что-то скрываете, граф! - воскликнула она, когда доктор ушел.
   - Я более чем уверен! - подтвердил я слова супруги. - Настоятельно прошу, граф, открыть нам ваши секреты!
   Граф подобно школьнику, которого заставили признаться в своих проказах, поведал нам о приключениях прошлой ночи.
   Моя супруга молча выслушала рассказ нашего друга. Удивительно, но она не стала осыпать его упреками, как обычно поступала со всеми нерадивыми кавалерами Аликс.
   - Прошу вас, спасите мою сестру! - произнесла она, глядя на нас.
  


Глава 3

Здесь тихая обитель

   Из книги, подаренной незнакомцем
   Париж, 1482 год
  
   Когда наступила ночь, Паолина покинула гостеприимный дом Изабеллы. У двери синьорину уже ждал воин Анубиса. Они отправились в тайную обитель мистического гостя, в которой должен был пройти еще один урок древних тайн. Каждый раз местом уроков становились комнатушки разных домов. Будто воин Анубиса опасался, что его могут выследить.
Паолина всякий раз заворожено смотрела на силуэт его черной маски в виде головы шакала, точно как на старинных рисунках.


Маска Анубиса выглядит так

   - Ты познала многие тайны, - сказал он, когда за ними закрылась дверь, и тусклая лампа осветила комнатку. - Теперь я могу раскрыть тебе секрет талисмана, который ты хранишь в шкатулке.
   Паолина, невольно прижала шкатулку к себе. Она никогда не расставалась с этим предметом.
   - Таинственный амулет может открыть путь в мистические лабиринты. Я говорил тебе, что на месте Нотр-Дама в древности стоял храм служителей культа древних египтян. Жрецы создали в храме эти лабиринты, ведущие в другие миры.
   - Значит, в подземельях Нотр-Дама есть таинственный лабиринт, а амулет ключ, который откроет дверь? - оживилась Паолина.
   - Почти, - ответил собеседник, - эти лабиринты не рукотворные каменные подземелья, это мистические зеркальные дороги на грани между мирами. Твой талисман не только отпирает незримую дверь в лабиринты, но и помогает выбрать нужную дорогу - становясь компасом путешествия между мирами, временем и пространством...
   - Мне даже неловко, что такой важный предмет достался мне на хранение! - воскликнула Паолина. - Жаль, что дядя Франческо не верит мне. Он должен был стать наследником своего брата... Что я могу сделать?
   Она опустила голову, печально вздохнув.
   - Ты должна остаться хранителем амулета, пока твой дядюшка не одумается, - ответил воин Анубиса, - не бойся, я здесь, чтобы помочь тебе.
   - Но я не рискну отправиться по лабиринтам! - воскликнула Паолина.
   - Нет надобности изучать лабиринты, - ласково сказал собеседник, - твоя задача беречь талисман, чтобы он не попал в злые руки, а моя задача - защитить тебя...
   Воин Анубиса положил ей руку на плечо.

   Паолина смотрела в его темные глаза, блестевшие сквозь прорези маски.
   - Не бойся, я стану твоим защитником... Впрочем, и ты сама уже сумеешь за себя постоять, - он добродушно рассмеялся. - Уверен, мои уроки не прошли даром.
   - Мне бы преодолеть страх... наверно, я никогда не перестану бояться...
   - Вскоре ты осознаешь, что сильнее многих...
   Добрые слова загадочного друга предавали храбрости.
   - Особенно боюсь, что воры украдут шкатулку, - сказала Паолина.
   - Нет... не украдут, талисман не послушается вора... Сила амулета подвластна только наследникам, получившим в дар, купившим или...
   Он вздрогнул, понимая, что едва не сказал лишнее.
   - Что "или"? - обеспокоено спросила Паолина.
   - Или как военный трофей в поединке... В поединке с твоим дядей Франческо Кавелли...
   - Я это подозревала...
   Паолина закрыла лицо руками.
   - Ну почему дядюшка так упрям?! Ему уже двадцать пять, пора бы стать мудрее!
   - Значит, не пришло его время стать матером амулета и познать древние тайны лабиринтов... - ответил воин Анубиса, - уверен, твой родственник одумается... Думаю, на сегодня хватит уроков, я провожу тебя домой...
   - Да, ты прав, воин Анубиса, сегодня я буду бестолковой ученицей, волнение от новых знаний не покидает меня... Мне даже жутковато... А тут еще хотят глупца Доминика де Гарде ко мне приставить, чтобы он шпионил для инквизитора. Трусливый и глупый Доминик! Не верится, что он сын мудрого и храброго Пьера де Гарде.
   - Тебе неприятен Доминик? - спросил воин Анубиса.
   - Хуже инквизитора...
   Собеседник на мгновение задумался.
   - Значит, тебе придется трудно. Ты должна согласиться проводить время в обществе Доминика, чтобы не вызывать подозрений, пусть он сопровождает тебя. Играй роль благодарной синьорины.
   - Фууу, - Паолина поморщилась. - Но ты прав, воин, мне нельзя вызывать подозрение и внимание инквизитора, не хочу чтоб меня обвинили в колдовстве и замучили. Пусть думают, что я тоже дурочка, которая тоже боится ведьм и колдунов.
   - Вы совершенно правы, синьорина! - похвалил воин Анубиса догадливость ученицы.
  

***

   Флер де Лис как обычно пришла на исповедь к отцу Гийому, она была готова, что он начнет укорять ее за близость с Кавелли и торопить со свадьбой, дабы прекратить блудные встречи.
   Отец Гийом встретил постоянную прихожанку с привычной ласковой улыбкой.


   Жестом он велел опуститься Флер на скамью, а сам сел рядом.
   - Хотелось бы видеть ваши чистые честные глаза, - сказал он.
   Молодая госпожа забеспокоилась. В мягком тоне собеседника прозвучала пугающая жесткость.
   - Предпочитаю сразу перейти к делу, - произнес Гийом пристально глядя в глаза собеседнице.
   - Мне известно, что лесная ведьма именно вам передала свою силу. Я знаю кем вы стали, и чем занимаетесь... Поэтому догадываюсь, что вам надобно от грубияна Кавелли... Вы хотите заполучить содержимое шкатулки, которая оказалась в руках его малолетней племянницы... Так вот, спешу предупредить, вы должны оставить любые попытки заполучить шкатулку...
   Лицо Флёр сделалось бледным, она едва не потеряла сознание от внезапного разоблачения.
   - Вы арестуете меня? - спросила она дрожащим голосом.
   - Нет, - покачал головой Гийом, - если вы попытаетесь заполучить шкатулку, я просто создам вам такую репутацию, что ни один приличный дом не пустит вас на порог! Вам придется уехать в самую глухую провинцию, где никто не знает вашего имени, поселится в хижине у заброшенного кладбища, где вы будете варить смрадные зелья. Вы будете жить вдали от людей и развлечений долгие-долгие годы. Для прекрасной светской госпожи эта кара стала бы страшнее казни и пыток, не так ли?
   Его голос вновь зазвучал ласково вкрадчиво.
   - Клянусь, что не буду пытаться заполучить шкатулку! - воскликнула Флёр. - Я даже и не думала об этом предмете...
   - Надеюсь, что вы сдержите свои слова, дочь моя, - он ласково по отечески обнял Флёр. - И помните, я слежу за каждым вашем шагом. Раз оступитесь - и вас ждет вечное изгнание... Будет очень жаль прятать такую красоту от людских глаз...
   Он осторожно взял Флёр за подбородок, любуясь ее хорошеньким лицом.
   - Полагаюсь на ваше благоразумие, мой ангел, - произнес он с улыбкой. - И не бойтесь меня, я ваш друг, готовый всегда наставить на путь истинный...
   Его холодные губы поцеловали лоб Флёр де Лис. Госпоже стало жутко, она ощутила себя мертвецом в гробу, с которым простились прощальным поцелуем.

   Флёр спешно покинула Нотр-Дам. Оказавшись на улице, она отпустила служанку вперед, сказав, что хочет немного поразмыслить после исповеди. Ее уединение нарушил Франческо Кавелли. Флёр растерянно слушала его слова.
   - Моя кузина Изабелла попросила передать, чтобы вы остались у нас погостить на недельку, - произнес он. - Я буду настаивать...
   - Я отвечу вам сегодня, - Флёр попыталась улыбнуться.
   - Что с вами? Полоумный инквизитор запугал вас? - Кавелли легко догадался о причине печального настроения собеседницы.
   - Проводите меня домой, я расскажу по дороге! - решилась она. - Лучше сразу буду честна с вами. Гийом решил, что я сблизилась с вами, чтобы заполучить шкатулку Паолины... Не знаю причины, по которой он заподозрил меня в таких намерениях.
   На мгновение сомнения вновь охватили Франческо, вдруг инквизитор прав? Флёр уловила его мгновенное недоверие и отстранилась.
   - Значит, вы мне не верите... ваше право, дальше я пойду одна... - она помахала служанке, которая шла впереди, постоянно оборачиваясь на госпожу.
   - Я верб вам! - воскликнул Кавелли, - но тоже буду честен, сомнения иногда грызут как червь. Я сомневаюсь, скорее, в себе, чем в вас - прекрасная госпожа полюбила такого грубияна как я и отвергла светского красавчика с изящными минерами... Не верю своему счастью...
   - Сомнения, - повторила Флёр, - иногда я не понимаю вас. Что вы за человек? Они забрели на узкую улицу. Видя примирение, служанка спешно завернула за угол, чтобы собеседники могли поговорить наедине в тишине узких улиц.

   Вдруг раздался подозрительный шорох. Франческо и Флёр замерли. Еще мгновение - Кавелли, заслонив даму, выхватил шпагу и кинжал, готовый к нападению.
   Из окна ближайшего дома выпрыгнули трое в масках.
   - Эта банда преследует меня, - проворчал Кавелли, - перехватив кинжалом первый удар нападавшего. - Бегите! - шепнул он Флёр.
   Она испугано попятилась вдоль стены, но не могла оставить дорогого друга. Один из злодеев подбежал к Флёр, он протянул руку, чтобы схватить ее за горло. Вдруг знания, полученные от лесной ведуньи, промелькнули в мыслях Флёр де Лис. Подняв руку, она произнесла неведомые ей слова, пристально глядя в глаза противника. Казалось, в эти мгновения даже голос ее изменился. Злодей пошатнувшись, упал под ноги к Флёр, которая брезгливо отступила.
   В это время шпага Кавелли пронзила сердце второго злодея. Кинжал снова ловко перехватил удар третьего врага. Франческо атаковал стремительно, пока враг не опомнился, ранив убийцу в руку шпагой. Кинжал нанес завершающий удар по горлу.
   Кавелли обернулся в поисках третьего злодея, и с удивлением заметил, что тот лежит мертвым на земле.
   - Заклинание действует! - Флёр бросилась на шею Франческо.
   - Наверно, злодей оказался слаб здоровьем, - пробормотал упрямый материалист. - Но я восхищен вашей храбростью.
   Они поцеловались, позабыв о недоверии.


   - Как я понимаю, моя помощь не нужна! - прозвучал недовольный голос Феба.
   - Городская стража снова прибежала последней, - усмехнулся Франческо.
   - Госпожа, я сразу побежала за подмогой, - спешно затараторила верная служанка.
   - Не стоило утруждать себя, - ответила Флёр. - Со мной синьор Кавелли, прекрасный фехтовальщик!
   Опираясь на руку Франческо, она последовала дальше вдоль улицы, даже не взглянув на былого возлюбленного. Флёр не понимала, как она могла раньше страдать по столь недостойному человеку, и зря она обижалась на Изабеллу, которой Феб сразу не понравился.
   - Нам лучше прекратить наши встречи, хотя б на время... - попросила она, - мне страшно... Вдруг инквизитор решит, что я желаю украсть шкатулку вашей племянницы.
   - Мы можем встречаться тайно... - шепнул Кавелли. - Сегодня ночью я буду у вас в гостях... как в прошлый раз...
   - Ох, так мне страшно, что вы упадете с балкона...
   - Не беспокойтесь, я долго тренировал свою ловкость.
   - Лазая по балконам соседских дам, - Флёр обиженно надула губки.
   - Вы мне льстите, - хохотнул Кавелли, - большинство дам меня боялись, думали, что я продал душу Дьяволу. Виной всему мои медицинские опыты, которые дают знания, необходимые для доктора. Только препарируя покойника, мы можем узнать точное строение человеческого тела и выяснить причины болезней. Иначе не создать нам нужных лекарств и не выбрать верного лечения для больных. А вы не боитесь? Вдруг я сам чёрт!
   Он скорчил страшную гримасу.
   - Я варю зелья из пальцев покойников, подчиняя себе их души, а подписанный контракт с Сатаной спрятан у меня под подушкой.
   Его голос прозвучал так жутко, что молодая дама вздрогнула.
   - Не шутите так, - поморщилась Флёр. - Мистика не игра! Очень надеюсь, что вы занимаетесь только медицинскими опытами, а в некротике несведущи.
   - Молчу-молчу, а то слишком много ссор за один день. Не хочу из-за глупых шуток потерять ваше доверие.
   Кавелли не мог найти внятного объяснения - как Флер без оружия победила одного из злодеев, и решил к этой теме пока не возвращаться.
  

***

   Музыкант Генгуар гостил у Изабеллы, радуя ее своими песнями и развлекая гостей вечерами. Паолина испытывала перед ним странное благоговение. Он казался ей гораздо старше и мудрее. Ей хотелось поговорить с музыкантом, но синьорина не знала, как начать разговор и какого совета спросить. Слишком много нового и необычного узнала за прошедшие дни.



Портрет музыканта
Рис. Якопо Понтомо

   Понимая смятение юной синьорины, Гренгуар сам начал разговор:
   - Я знаю, что тебе рассказал воин Анубиса, - улыбнулся музыкант, - и теперь ты должна рассказать об этом Вербинио...
   - Вы полагаете, что синьор Вербинио убедит моего дядюшку, что мистика не старомодные дурацкие истории? - оживилась Паолина.
   - Возможно, и твои слова помогут ему найти убийцу, - добавил Гренгуар.
   - Только об уроках воина Анубиса я пока промолчу, иначе мне достанется от дядюшки.
   Получив совет, Паолина сразу же отправилась к Вербинио. Спешно и сбивчиво поведала она ему о своих приключениях.
   - Вы мне верите? - спросила она, закончив рассказ. - Мои слова не выдумки и не фантазии!
   - Конечно, синьорина, я верю вам, - спешно заверил Вербинио.
   - Но как мне убедить дядюшку?
   - Всему свое время, я полагаю...
   - Боюсь, что мы опоздаем...
   - Я сделаю все возможное...
   - Только, прошу вас, не говорите дядюшке про уроки воина Анубиса.
   - Разумеется, я ничего не скажу. Но обещайте мне ничего от меня не скрывать...
   - Обещаю! Как хорошо, что у нашей семьи такой добрый преданный друг.
   В комнату вошла Изабелла. Паолина, лукаво улыбнувшись, оставила влюбленных вдвоем. Изабелла и Бенедикт обнялись, когда они были наедине, недоверие друг к другу отступало.
   Насладившись поцелуями, они решили подняться в комнату Изабеллы, не дожидаясь вечера, но их романтическое уединение нарушил мрачный Франческо.
   - Не понимаю! - воскликнул он. - Болван Гийом хочет привязать к Паолине своего трусливого прихвостня Доминика де Гарде. Моя племянница и так забивает голову всякими глупостями. Боюсь, что неокрепший разум Паолины не вынесет глупостей Доминика.
   Он указал на письмо, которое держал в руках.
   - Полагаю, нам не стоит ссориться с отцом Гийомом! - твердо произнесла Изабелла. - Паолина мудрая девочка и поймет, что придется немного потерпеть общество неприятного юноши. Она взрослеет и давно усвоила - часто люди вынуждены проводить время не только с приятными собеседниками.
   - Да, Паолина согласна, - сказал озадаченно Франческо, - удивительно, даже не спорила со мной.
   - Соглашусь с синьориной Изабеллой, - сказал Бенедикт Вербинио. - Лучше избегать лишних ссор... Мой друг, ты слишком вспыльчив...
   - Прошу, не стоит учить меня дипломатии! - отмахнулся Кавелли. - Доминик придет к нам сегодня, постараюсь на него не смотреть.
   - Как ваша прошлая беседа с Флёр, мой дорогой кузен? - поинтересовалась Изабелла. - Она мне пишет, что вы повздорили, и отныне больше не желает тебя видеть? Знаю, что вы оба обладаете несносным нравом, но не ожидала от вас бурной ссоры.
   - Не желаю говорить о нашей размолвке, моя милая кузина, - прервал Франческо, - простите, лучше мне вас оставить...
   Не объясняя причины, Кавелли удалился.
   - Я опасалась, что Флер и мой кузен изведут друг друга, - вздохнула Изабелла. - Попытаюсь помирить их...
   - Не будем спешить, бурный нрав наших друзей переменчив... Пускай сами ищут пути примирения...
   Он говорил тоном строгого учителя, которому надоело мирить подравшихся школьников.

***

   Паолина с видом мученицы исполняла просьбу Изабеллы, дяди Франческо и, главное, мудрого воина Анубиса. Она провела остаток дня с Домиником в библиотеке дома.
   К счастью, гость оказался не назойлив. Доминик взял одну из книг и задремал в широком кресле. Паолина погрузилась в чтение, благодаря небеса, что ей не пришлось занимать неприятного человека разговорами и выслушивать его нытье о колдунах.
   Шкатулка стояла рядом с нею на столике.
   Оторвавшись от книги, Паолина задумалась о лабиринтах, о которых рассказывал воин Анубиса. Захотелось отправиться к Нотр-Даму, вдруг путь к лабиринтам прост и находится прямо перед взорами беспечных горожан. Амулет должен подсказать. Она приоткрыла шкатулку.
   Она прогуляется днем. Это не страшно, и навязчивый Доминик будет с ней, и даже не поймет причины прогулки.
   В библиотеку вошел Бенедикт Вербинио.
   - Я хочу отправиться к Нотр-Даму, - сказала она, - Доминик будет сопровождать меня... Надеюсь, дядя Франческо не станет возражать.
   - Я могу отправиться с вами, юная синьорина, - предложил Вербинио.
   - Не стоит, не желаю быть для вас обузой. Прошу вас не беспокоиться, слугам убийцы нужен дядя Франческо, только убив его - злодей сможет заполучить амулет. Я всего лишь хранитель. Если талисман украсть у меня, то он утратит силу в руках вора... Помните, я рассказала вам слова воина Анубиса.
   - Конечно, я помню каждое ваше слово, синьорина.
   Вербинио уронил одну из книг, прозвучал негромкий гулкий звук.
   Доминик открыл глаза и спешно осмотрелся по сторонам, рука его дрогнула. Он недоверчиво взглянул на Вербинио.
   - Простите, я так неловок, - произнес Бенедикт, поднимая книгу. - Колдунов в этой комнате нет, я уже всё осмотрел: под креслами, под шкафами, под диваном, за шторами.
   Паолина отвернулась, с трудом сдерживая смех. Доминик на мгновение растерялся и обиженно засопел, кутаясь в свой бесформенный наряд.
  

***

   Франческо нехотя разрешил Паолине и ее спутнику прогуляться к Нотр-Даму, хотя понимал, что Доминик далеко не самая надежная компания для прогулок.
   Паолина шла быстрым шагом, прижимая к себе шкатулку. Она почти не слушала усталое бормотание Доминика о том, что он не любит быстро ходить.
   Наконец, она увидела очертания манящего собора. В дневное время на площади у собора многолюдно, и сосредоточиться не удавалось. Синьорина вошла внутрь. Доминик последовал за ней. К счастью, он сразу опустился на скамью и, достав молитвенник, принялся бубнить духовные строки.
   Юная синьорина не спеша последовала по длинному коридору храма. Служба давно закончилось, внутри людей было немного. Мягкий сумрак окутывал своды храма, тонкие лучи пробивались сквозь витражи, не нарушая сумрачной печали. Сияние свечей у стен тоже не тронуло гармонию сумрака.
   Паолина ничего не чувствовала, никаких подсказок, она бродила под сводами храма в надежде получить разгадку, но безуспешно...


Может быть, неподалеку от Нотр-Дама в 15 веке


Вне Времени - и вне Пространства

  
   Париж 1842 год
  
   Из журнала Константина Вербина
  
   Стараясь отбросить волнения за судьбу нашей дорогой Аликс, которые только мешали разуму сосредоточиться, я погрузился в размышления. Ее очередной пересказ таинственной книги и недавние события только добавили вопросов.
   Понятно, Кавелли получили талисман - ключ от загадочных лабиринтов миров. Но не стоит забывать, что это только одна составляющая "Талисмана Вселенной", вторая часть принадлежала Эсмеральде. Какие возможности дарит обладателю второй фрагмент амулета? Какое могущество откроется перед тем, кто объединит обе части талисмана?



   Очень странно, что Франческо Кавелли, демонстративно носил амулет, а потом вдруг снова вернул его юной племяннице? А беды наших дней? Странный персонаж - Тень, который стал главным противником Аликс и графа... Как он оказывает влияние на мир живых? Неужто помощь "Талисмана вселенной"? Возможно ли отыскать две его составляющие?
   Надеюсь, следующие главы книги подскажут верный шаг.
  
   Из журнала Александры Каховской
  
   Дневной сон сразил меня, когда я опустилась в кресло у себя в комнате. Сон тревожный и переменчивый, когда вы знаете своего врага и ощущаете его незримое присутствие. Царство снов и мир теней часто пересекаются, но Тень пока не может причинить мне вреда, хоть и ждёт подходящего момента.
   Сон переменился - я снова оказалась на площади перед Нотр-Дамом, вокруг была пустота, только серые сухие листья, которые уносил могильно-холодный ветерок.
   Двери собора бесшумно отворились, открыв темный коридор, в котором тускло мерцали желтые огоньки свечей. Повинуясь неведомому приказу, я вошла внутрь.
   Меня снова встретил молодой человек, представившийся Квазимодо, которого я видела во сне. Странно, но лицо его было, отнюдь, не уродливо, прямая осанка - отсутствие горба. Могу отметить, что черты его было вполне приятны, а добрый взгляд дарил чувство защищенности. Встречи с такими призраками обычно радовали меня, они не озлобленны и пытаются дать нам подсказку, дабы мы смогли принять верное решение.
   Он протянул мне руку, призывая следовать за собой. Я послушалась. Мои пальцы дотронулись до его ладони, я вздрогнула - это был загробный холод, но его спокойный голос успокоил меня:
   - Прошу вас, не бойтесь, - сказал он добродушно.
   - Аликс! - прозвучал знакомый голос.
   Я обернулась, рядом стоял граф.
   Квазимодо протянул ему другую руку, мне не составило труда догадаться, что он хочет провести нас по какому-то таинственному пути. Неужто по магическим лабиринтам Нотр-Дама?
   Действительно, своды храма перед моим взором вдруг начали расплываться, вскоре мы очутились средь зеркального лабиринта. Мы стояли в центре зеркального зала, из которого в разные стороны уходили коридоры. Перекресток мистических дорог, который иногда мелькал в моих сновидениях, но никогда раньше мне не приходилось находиться среди этих зеркальных лабиринтов. Наш провожатый исчез. Странные зеркала, они отражали размытые пейзажи сумрачного леса. Я подошла ближе к одному из зеркал, но не увидела своего отражения.
   - Одна из дорог ведет в царство теней, - задумчиво огляделся граф. - Не могу объяснить свою уверенность...
   Возможно, граф прав - тени и отражения, вроде бы и повторяют нас, но при этом наш зеркальный образ - абсолютная противоположность.
   - Ты когда-нибудь видел это существо... Тень? - спросила я.
   - Нет, меня он не преследовал... Тень сразу выбрал тебя, Аликс... Дар предвиденья Теней непревзойден, мои таланты картежника тут слабы... хотя у меня есть свои преимущества, - он задумался.
   - Странно, что Квазимодо не походит на уродца, описанного в книге, - рассуждала я, - возможно, мы видим его душу - которая оказалась красива... Ведь призраки умерших в старости мне обычно являются молодыми и красивыми... Но... они являются мне именно такими, какими были на самом деле, пусть в расцвете красоты и силы... Квазимодо умер молодым, и я увидела бы его таким, каким он был при жизни... Если бы он был уродлив, я бы увидела уродливое существо... Граф, у вас есть соображения?
   - Задачка для вашего родственника Вербина, - пожал он плечами. - Его подсказки нам пригодятся... Мне нужно найти Тень, что преследует вас... Это существо другого мира, собравшее пороки... Неспроста призрак привел нас сюда...
   - Полагаю, что Тень скоро нас найдет, нам не нужно прилагать никаких усилий. Только ждать... Сами мы можем заплутать в среди зеркальных коридоров с переменчивыми пейзажами...
   Ход времени в мире Теней неощутим, казалось, что средь зеркальных стен мы находимся вечность.



   Граф подошел к одному из зеркал. Стекло заволокло тьмой, будто открывалась дорога в бездну. Постепенно появились очертания человеческого лица. Даже граф, повидавший немало, вздрогнул и отступил назад.
   - Вы меня ищите? - прозвучал насмешливый голос.
   К нам навстречу из зеркальной бездны шагнул человек из моих кошмаров.
   - Ваш призрачный друг сумел провести вас на границу Мира Теней по лабиринту, это под силу только призраку... Что ж, вы желаете поговорить со мною, не так ли?
   Он снова жутко улыбнулся. Удивительно, но несмотря на некоторое сходство -черты лица Тени невозможно было спутать с лицом графа. Предо мной было два совершенно непохожих человека, две противоположности.
   - Только не обольщайтесь, я встретился с вами, потому что тоже ищу встречи...
   - Значит, призрак на вашей стороне? - разочарованно спросила я.
   - Нет, он проигравший противник, но не покоренный, не согласившийся служить мне! Однако этот призрак сумел убедить меня встретиться с вами... Не забывайте, что мы, бестелесные Тени, можем перемещаться сквозь время и пространство, у нас много дорог, неизвестных вам...
   - Что вам угодно, чтобы вы отстали от нас? - спросил граф прямо.
   Тень снова жутковато усмехнулся.
   - Вам нечего предложить мне, - ответил он, - к моему сожалению, вам придется принять мой бой...
   - Тогда к вашим услугам, - граф театрально поклонился, - когда и где? Если я приму ваш бой, вы больше никогда не потревожите мадемуазель?
   Собеседник покачал головой.
   - В том то и сложность боя с Тенью, вы не знаете ничего о противнике, ни времени нападения, ни места, ни оружия, - ответил он. - И бой вынуждены принять не только вы, но и ваша милая спутница...
   Он снова жутковато улыбнулся, глядя на меня.
   - А ответ на мой второй вопрос? - уточнил граф.
   - Если вы проиграете, то вашей милой барышне ничего не поможет, - сказал Тень бесстрастно.
   - Талисман вселенной! - воскликнул граф. - Тебя вызвал этот талисман? Кто тебя вызвал и зачем?
   - Слишком много вопросов! - прервал Тень слова графа. - Могу сказать одно, что я не подчиняюсь никому в вашем мире. Ни один маг не в силах управлять тенями! Иногда мы притворяемся покоренными, дабы обмануть зазнавшегося глупца.
   Человек кошмаров исчез среди зеркал.
   Резкая я боль пронзила висок, перед глазами снова всё плыло. Очнулась я в кресле, к своему удивлению заметив, что путешествие не заняло ни минуты.
   Не раздумывая, я отправилась к графу. Уверена, мы видели один и тот же сон? Сон ли это?



   Мы едва не разминулись. Граф встретил меня у выхода из дома. Взволнованно перебивая друг друга, мы рассказали о своем видении.
   Общая идея охватила нас, немедленно наведаться к писателю Виктору Гюго, который, к нашему счастью, оказался дома и согласился уделить нам время.
   Не вдаваясь в подробности, я первая начала разговор.
   - А у вас не было мыслей о мистических лабиринтах Нотр-Дама, наследия древних египтян? - спросила я. - По легенде собор построен на месте древнеегипетского храма...
   Виктор Гюго развел руками:
   - Не задумывался, - ответил он, - я описал историю, промелькнувшую в моем разуме подобно виденью. Ощущение, будто чей-то голос настойчиво диктовал мне... и кто-то незримый привел меня к той стене собора с надписью "рок", преследовавшей меня до окончания книги...
   - Многое осталось за гранью вашей истории? - спросил граф.
   - Уверен, - согласился Гюго, - мне открылась лишь часть... и с каждым разом убеждаюсь реальности произошедшей истории. Пусть меня сочтут безумцем, но это не простая фантазия.
   - А Квазимодо... он, правда, был уродлив? - спросила я, скрывая смущение, понимая, что этим вопросом автора, наверняка, замучили.
   - Я видел именно этот образ, - задумчиво ответил Гюго. - Почти-человек... именно так...
   - Возможно, мой вопрос будет далек от вашей истории, - начал граф, - а у вас были размышления о мире Теней? Что у каждого из нас может оказаться Тень - существо, ставшее нашей противоположностью с низменными качествами... Тень может вырваться и уничтожить человека...
   - Разумеется, я слышал подобные философские размышления, - ответил писатель, - говорят, Тени могут проникать в наш мир через зеркала при помощи магии. Простите, не думаю, что смогу вам дать вразумительные рассуждения по сему предмету...
   Понимаю, автор описал часть истории, которая вдруг промелькнула перед его внутренним взором. Только часть картины, оставившей много загадок...
   Мы покинули писателя. По пути нам встретился Ростоцкий, который выглядел очень подавленным. Я расспросила его о делах, казалось, что он не слышал меня. Все его слова были о гадалке Элизабет.
   - Элизабет нужна ваша помощь, Серж, - перебил его граф, - отбросьте сомнения... вы на верном пути...
   Он по-дружески пожал ему руку. Ростоцкий благодарно улыбнулся. Не оставалось сомнений, Сергей немедля отправится к Элизабет.
   - Так вот почему ты не ревновал меня к Ростоцкому! - воскликнула я. - Ты знал, что всё так сложится... Опять тебе сказали твои карты?
   Мой тон звучал насмешливо-игриво.
   - Не вижу смысла спорить, - ответил граф, - я видел, Ростоцкий - мой временный соперник вскоре исчезнет с моего пути...
   - Но у Элизабет есть жених, и выбор сделан ею по зову сердца, - напомнила я. - Не хотелось бы видеть страдания Сержа.
   - Жених вскоре струсит, - усмехнулся граф, - мадемуазель гадалка сейчас переживает отнюдь не лучшие времена.
   - Прошу изъясняться точнее! - сказала я взволнованно. - Элизабет и Сержу грозит опасность?
   - Не задумывался об их дальнейшей судьбе, Аликс, мне нет дела до посторонних! Меня беспокоит только ваша жизнь... Понимаю, что я далек от идеального образа, иногда меня удивляет, что нашелся некий Тень ужаснее меня.
   Я положила ладонь на плечо графа.
   - Возможно, беды Элизабет и Сержа связаны с нами. Признаться, граф, я сама никогда не была благородной героиней, спасающей несчастных... Но Ростоцкий и Элизабет вызывают беспокойство...
   - Разумеется, если их беда связана с нашей, только тогда я вмешаюсь, - ответил задумчиво мой собеседник.
  

***

   Граф проводил меня домой, где нас встретил озадаченный Константин. Понимая, что скрываться нет смысла, мы рассказали о встрече с Тенью, визите к Гюго и разговоре с Ростоцким.
   Выслушав нас, Константин со словами "Надо поспешить!" схватил свою трость, в которой был клинок, и выбежал из дома. Мы с графом последовали за ним, понимая, что Ростоцкому и Элизабет грозит опасность - Константин не ошибается в своих умозаключениях...
  
   Из журнала Константина Вербина
  
   История Тени и встреча с Ростоцким усилила мое беспокойство. Опасаясь за судьбу Сержа и Элизабет, я решил не медлить. Все просто. Зеркала, Тени, о чем Аликс и граф говорили с Гюго. Элизабет при помощи зеркала невольно позволила Тени вмешаться в наши жизни... Но как так вышло? Я не понимал...
   Ростоцкий теперь тоже в опасности, он жив только благодаря амулету предка, который защищает его от Тени... А Элизабет жива пока нужна Тени, пока послушно исполняет его приказы... и кто знает, что Тень прикажет в следующий раз? А вдруг она притворяется, и служит Тени осознанно...



Глава 5

Они полу сокрыты от слабых глаз людских

  
   Из книги, подаренной незнакомцем
  
   Париж 1482 год
  
   Прогулка под сводами собора не помогла Паолине почувствовать влияние мистических сил и найти вход в загадочный лабиринт. Она с грустью поняла, что талисман не слушается ее, только наследнику Франческо подвластна сила амулета вселенной.
   Синьорина заметила, что Доминик только сделал вид, что задремал, на самом деле он внимательно следил за ней. Паолина решила вернуться домой и у порога сразу попрощаться со своим спутником. Хватит на сегодня его навязчивого бесполезного общества.



Evelyn de morgan

   Они покинули Нотр-Дам, но надежда Паолины отвязаться от Доминика не оправдалась, он сообщил, что с разрешения Изабеллы остается у них погостить. Синьорина с трудом сдержала вздох, но ничего не сказала.
   Путь проходил через темную узкую улочку. Паолина ускорила шаг, обычно такие закоулки выбирают злодеи для нападения. Доминик испуганно озирался по сторонам, разделяя беспокойство спутницы. Вдруг он замер на месте, а потом резко бросился бежать. Перепуганная синьорина последовала за ним, но споткнулась. Падая, она выронила шкатулку, талисман вселенной упал на мостовую. Паолина сидя на коленях быстро подняла его и положила в шкатулку. Встав на ноги, она увидела, что из-за угла показалось двое людей, лица которых скрывали маски. Она попыталась закричать, но голос не повиновался. Злодеи молча направились к синьорине, один уже протянул руку, чтобы выхватить шкатулку.
   Однако легкой добычи не получилось. Кто-то в маске Анубиса окликнул их.
   Паолина едва сдержала возглас радости. Она верила, что воин Аубиса появится и спасет ее. Он не обманул надежд!
   Раздался звон клинков. Воин Анубиса ловко отражал атаки противника. Паолине вдруг стало досадно за свою беспомощность. Она достала амулет из шкатулки и повесила себе на шею, а шкатулкой ловко запустила в голову одного из злодеев. Метко целится синьорину научил ее дядя Франческо, когда они играли в мяч. С одним противником воин Анубиса справился легко.
   - Браво, синьорина! - воскликнул он.
   Паолина улыбнулась, глядя в его смеющиеся глаза, блестевшие сквозь прорези маски.
   - Не спешите радоваться, - как будто из ниоткуда перед ними появился человек в плаще, капюшон скрывал его лицо.
   У него на шее висел другой амулет. Паолина почему-то сразу догадалась, что это и есть утерянный амулет Эсмеральды. Неужели тайный противник решил сам прийти за талисманом?
   Воин Анубиса попытался атаковать, но вдруг отпрянул, будто наткнулся на неведомую преграду. Будто под воздействием чар, он замер и упал навзничь.
   - Мой талисман сильнее тебя, - произнес незнакомец бесстрастно.
   Однако защитник Паолины не сдавался, он снова атаковал, но на этот раз осторожно, будто прокладывая себе путь. Клинок в его руке засиял синеватым светом. Когда воин Анубиса почти подошел к врагу, его шпага будто наткнулась на стену. Свет клинка вспыхнул и погас. Все попытки нападения закончились безуспешно, воин будто бился о неведомую стену. Тем временем незнакомец подошел к Паолине, он протянул руку к талисману, один из камней которого вдруг засиял мягким светом. Злодей вздрогнул, будто обжег ладонь, и отпрянул.
   Не говоря больше ни слова, он развернулся и скрылся среди улиц.
   - Талисман не повинуется мне, но хранит! - воскликнула Паолина, но война Анубиса уже не было рядом.
   Синьорина спешно отправилась домой. Она ощущала, что воин Анубиса не исчез, просто скрылся с нее глаз, но все равно провожает ее до дома. Паолина подняла вверх голову, чтобы взглянуть на небо, и среди крыш она увидела силуэт его маски, который сразу же исчез.
   - Воин Анубиса всегда рядом! - улыбнулась синьорина, эта мысль дарила спокойствие.
  

***

   О своих приключениях Паолина решила сначала рассказать Бенедикту Вербинио, рассказ синьорины очень обеспокоил его.
   - Похоже, злодей, охотящийся за талисманом, сначала решил украсть у вас талисман, а потом избавиться от Франческо - наследника силы амулета, чтобы талисман стал трофеем и убийца получил власть над ним.
   - Да, вы правы, разбойники не собирались меня убивать, им нужен был амулет! - согласилась Паолина. - Меня спас воин Анубиса... Но потом появился странный человек в плаще, у которого амулет Эсмеральды, я уверена, что это именно амулет Эсмеральды - не могу объяснить своей уверенности. Всё точно, это другая часть амулета вселенной, которая сделала своего хозяина сильнее воина Анубиса, это удивительно... Страшно представить, что произойдет, если и наш амулет попадет к нему в руки... Ну почему дядюшка так упрям? Только он, наследник талисмана вселенной, может победить мистического противника! Кто бы его переубедил?
   Бенедикт задумался. Он корил себя за то, что не может разгадать загадку. Имя убийцы поможет найти ответ, но кроме подозрений никаких соображений не возникало.
   - Интересно, добрался ли Доминик де Гарде до дома благополучно? - иронично заметила Паолина. - Он удрал сразу, как почуял опасность.
   - Удрал, - задумчиво повторил Бенедикт.
   - Да, удрал. Надеюсь, больше я не увижу его в гостях и не буду выслушивать глупости этого труса. Зачем мне друг, который спасается бегством? Полагаю, даже синьор инквизитор не станет возражать.
   Вербинио внимательно слушал слова синьорины.
   - А где на вас напали, вы можете уточнить? - спросил он.
   Паолина назвала улицы.
   - Пойду наведаюсь к нашему другу Доминику, - сказал Вербинио.
   Синьорина кивнула, довольно улыбнувшись, представляя разговор благородного Бенедикта с этим трусом.
   Обеспокоенный Вербинио сначала направился к месту, где напали на Паолину и Доминика. Он завернул в соседний темный переулок и вскоре обнаружил бесформенное одеяние сбежавшего героя. Предположительно, чтоб легче было улепетывать, он сбросил верхнюю одежду.
   Бенедикт, не раздумывая, направился к дому Доминика. Услужливый слуга ответил, что господин еще не возвращался и предложил подождать в библиотеке.
   Слуга остался удивлен, увидев в руках гостя одежду своего господина, но предпочел промолчать.
   Вербинио, положив найденную одежду на кресла, обошел книжные полки. Присматриваясь к пыли. Так легко понять, какие книги Доминик читал недавно и часто, а какие давно запылились.
   Самыми любимыми книгами Доминика, как оказалось, были мистические трактаты его покойного отца - барона де Гарде, смерть которого вызвала много пересудов. Бенедикт был уверен, что это убийство, связанное со смертью супругов Кавелли. Вербинио давно предполагал, что Доминик сам увлечен мистикой, но опасаясь отцовской участи разыгрывает религиозного фанатика, боящегося демонов.
   Пробыв в библиотеке несколько минут Вербинио решил возвращаться. Он велел слуге передать Доминику о своем визите, когда тот появится.
  

***

   Пока Бенедикт разыскивал Доминика, Изабелла Кавелли как обычно отправилась на церковную службу в Нотр-Дам. После окончания проповеди отца Гийома о конце света и демонах, она не торопилась уходить. Изабелла любила посидеть в тишине опустевшего собора, погружаясь в свои размышления. Она наблюдала за отцом Гийомом, к которому подошел Феб. Собеседники отошли в сторону. Изабелла, чувствуя неладное, решила попытаться подслушать их разговор. Она пересела поближе, где можно было услышать слова беседы.
   - Я добился разрешение на обвинение Франческо Кавелли в ереси, - сказал отец Гийом. - Завтра наглец будет арестован, мне надоело наблюдать его довольную физиономию. Посмотрим, как он пошутит у меня на допросе. Каленое железо быстро заставит его подумать о собственных грехах. Все для его же блага, только так можно спасти заблудшую душу еретика.
   - Разумное решение, - ответил Феб. - Богохульства Кавелли немыслимы.
   У Изабеллы перехватило дыхание. Нужно предупредить кузена. Пока у него есть время уехать из Парижа. Она не могла допустить ареста, что означало погибель, из застенок тюрем инквизиции обычно не возвращаются.
   Дома, отвечая на расспросы Бенедикта, испуганная Изабелла разрыдалась.
   - Франческо завтра арестуют, я услышала их разговор. Ему надо уехать немедленно! Об этом говорил сам отец Гийом.
   - Странно, у Франческо папская бумага, которая одобряет все его действия, даже медицинские опыты, - удивился Бенедикт. - Как, интересно, инквизитор умудрился добиться отмены решения самого папы?
   - Не знаю, он говорил, что получил разрешение об аресте моего кузена. Бенедикт, любимый, мы должны помочь Франческо бежать.
   Изабелла не могла говорить от слез.
   - Прошу прощения, зачем и куда мне надобно бежать? - спросил вошедший Франческо.
   - Похоже, мой друг, ты дошутился, - мрачно ответил Бенедикт. - Инквизитор завтра тебя арестует, поэтому лучше тебе скрыться... хотя бы на время...
   - Чёртов инквизитор, - Франческо упал в кресло. - И именно сейчас! Я не могу оставить Паолину, за которой охотятся безумцы.
   - В тюрьме ты, тем более, не сможешь ей помочь. У меня есть некоторые соображения, как тебе поступить...
   - Я должен проститься с Флёр...
   - Не стоит рисковать, - возразил Бенедикт. - Впрочем, ты мне не послушаешь...
   - А ты бы сам послушал в моей ситуации? - он перевел взор на Изабеллу, которая покраснела.
   - Не послушал бы, не буду лукавить. Но тебе не следует откровенничать с синьориной Флёр де Лис.
   - Неужели ты и Флёр подозреваешь? - изумился Кавелли.
   - Возможно, - кратко ответил Вербинио. - Сначала выслушай мое предложение, а потом сам подумай, как поступить.
  

***

   Флёр де Лис получила письмо от Франческо Кавелли. Она приняла решение прекратить встречи, и чтобы не было искушения дала себе обещание сжигать его письма, не читая. Однако опять не смогла удержаться. Как и ожидалось, Кавелли просил встречи, но на сей раз в письме была пометка - "прощальной встречи". Кавелли писал, что решил сегодня ночью покинуть Париж. В своей обычной манере Франческо написал время, к которому прибудет к Флер, даже не спросив у нее - желает ли она его принять.

Рис. Thomas Edwin Mostyn

   Молодая дама была возмущена от такой наглости, но мысль, что их прошлое свидание может оказаться последним, и она никогда больше не увидит Кавелли - заставили согласиться на встречу.
   - Вы ко мне средь бела дня! - возмущенно воскликнула она, когда Кавелли вошел в гостиную. - А если моя матушка узнает о вашем визите?
   - Тогда вам придется принять мое предложение. Не вижу причин, чтобы ваша матушка мне отказала, мой род достаточно уважаем.
   - Вы хотите уехать, почему? - взволновано спросила Флёр.
   - Не могу объяснить вам сейчас... Прошу вас, не надо разговоров.
   Он обнял Флёр, которая не думала противиться его настойчивости. Они укрылись в ее комнате.
   Кавелли не хотелось думать, что Флёр, любовные чары которой, так манили - желает его смерти ради амулета. Конечно, будучи в Риме он повидал немало коварства и обмана, но только не Флёр... пусть она вспыльчива и капризна, но честна... такие люди не способны на подлость, если нанесут удар, то только лицом к лицу, не в спину.
  

***

   Все утро Изабелла с волнением прождала, что к ним в дом придут люди Гийома, чтобы арестовать Фанческо. Паолине она велела оставаться в своей комнате, синьорина не возражала. Когда дядюшка уехал, ей стало особенно беспокойно на душе.
   Отец Гийом сам пожаловал к полудню, но без сопровождения стражи.
   - Прошу вас пригласить вашего кузена Франческо Кавелли, - попросил он своим вкрадчивым слащавым голосом.
   - Прошу простить, но Франческо нет дома, неотложные дела заставили его покинуть Париж, - ответила Изабелла, стараясь говорить непринужденно, но дрожь в голосе скрыть не удавалось.
   - Очень жаль, очень жаль... - отец Гийом пристально смотрел на собеседницу. - Позвольте узнать, куда отправился ваш кузен?
   - Франческо не сказал мне... Слишком скрытен стал последнее время, редко говорит со мной откровенно.
   Инквизитор с улыбкой закивал. По его насмешливому взгляду читалось, что он не верит словам собеседницы.
   К счастью, в комнату вошел Бенедикт, который первым начал разговор с гостем.
   - Вы, наверно, ко мне? Простите, что давно не приходил послушать ваши проповеди. Я слишком озадачен последнее время, убийство друга семьи и его супруги не дают мне покоя... Потом погиб незнакомый нам горожанин и служанка... А также внезапная смерть уважаемого господина де Гарде, произошедшая накануне. Боюсь, как бы погибель не настигла кого-то из нас...
   - Увы, сын мой, если в сердце человека поселилось зло, он не остановится, - слова гостя звучали зловеще и угрожающе. - Может, вы знаете, куда отправился ваш друг Франческо?
   - Простите, он уехал столь неожиданно, получив какое-то письмо. Вы, наверно, сами заметили его вспыльчивый нрав. Мой друг принимает решения мгновенно.
   - Очень жаль, - повторил отец Гийом. - Кстати, вы искали Доминика де Гарде, не так ли?
   - Вы правы, хотел побеседовать с ним по поводу нападения на улице... К сожалению, мои поиски оказались безуспешны. Планирую сегодня нанести ему визит...
   - Не думаю, что ваш визит будет успешен, - перебил инквизитор. - Доминик де Гарде так и не вернулся домой. Признаться, я теряюсь в догадках. Боюсь, как бы вашего дорогого друга Франческо Кавелли не постигла та же участь...
   Изабелла вздрогнула, волнение за судьбу кузена было слишком сильным, она с трудом владела собой.
   - Прошу вас понять, дочь моя, что я ваш друг... возможно, единственный, - произнес гость, глядя ей в глаза.
   Инквизитор отечески обнял испуганную Изабеллу. Ей на мгновение показалось, что ее окутал могильный холод. Когда Гийом ушел, она обессилено опустилась в кресло. Бенедикт сел рядом и взял ее за руку.
   - Не понимаю, он пришел арестовать Франческого? Почему один без стражников? - прошептала она. - Что задумал этот страшный человек?


   - Похоже, мои подозрения подтвердились. Отец Гийом хотел, чтобы Франческо уехал из города и нарочно произнес слова об аресте, чтобы вы услышали и предупредили кузена.
   - Может, нам нужно было сделать по-другому, как будто я ничего не слышала, и Франческо не стоило уезжать?
   - Нет-нет, тогда у инквизитора возникла бы другая идея, о которой мы бы не догадались... Пусть лучше думает, что все складывается так, как он замыслил.
   - Зачем эта игра? Чего он хочет?
   - Трудно судить. Возможно, чтобы Паолина осталась одна без защиты своего дяди Франческо. Ваш кузен утверждает, что не верит в мистику, но, вполне вероятно, именно его присутствие влияет на талисман, который хранит Паолину. Но это всего лишь предположение...
   - А Доминик, неужели злодеи его убили, когда он бежал?
   - Пока не могу знать...
   Он нежно сжал ладонь Изабеллы.
   - У нас есть немного времени, не так ли? - прошептал он целуя ее ладонь. - Иначе я не могу сосредоточиться, все мои мысли сейчас только о вас, моя Изабелла...
   Молодая дама хитро улыбнулась.
   - Пойду к себе... А у вас ключ от моей комнаты, - прошептала она удаляясь.
  

***

   Паолина понимала, что вскоре сойдет с ума от постоянного страха от неизвестности. Оставалась надежда, что талисман хранит ее, но нельзя все время прятаться и скрываться. Синьорина понимала насколько силен противник, обладая второй частью талисмана вселенной.
   Наступила ночь, Паолина спустилась во внутренний дворик дома. Талисман висел у нее на шее, так спокойней. Зачарованно она смотрела, как лунный свет играет на его камнях, которые мерцали под магическим влиянием Луны.
   Вдруг среди лунного света пред ней возник воин Анубиса.
   Паолина радостно бросилась к нему в объятия, как ребенок, ищущий защиты. Таинственный гость добродушно обнял ее.
   - Не знаю, как благодарить вас! - воскликнула Паолина. - Вы храните меня от врагов. Только благодаря вам амулет не украли злодеи.
   - Рад слышать эти слова. Опасался, что разочаровал вас вчера. Увы, амулет вселенной сильнее меня, - он виновато вздохнул.
   В его словах и вздохе было столько человечности, он уже не казался Паолине далеким мистическим существом. Воин Анубиса стал близким другом.
   - Вы всегда спасаете меня, - улыбнулась Паолина. - Мне хочется побольше узнать о вас лично. Воин Анубиса - кто это? Как там в ваших мирах? Вы вечность гоняетесь за злодеями, есть ли у вас время на отдых? И склонны ли вы к чувствам, как люди?
   Она тараторила весело по-приятельски, наконец-то чувствуя себя прежней бойкой Паолиной, а не напуганным зверьком.
   Воин Анубиса отпрянул и отвернулся.
   - Не имею права ответить на эти вопросы, простите...
   Паолина смущенно извинилась.
   - Увы, я тоже уязвим, - произнес воин Анубиса печально. - Взгляните на ваш браслет, который я подарил вам в самом начале нашего знакомства. Его камни светлые, прозрачные, но если со мной случится беда, они покраснеют...
   Синьорина дотронулась до браслета, ей не хотелось верить, что ее таинственный защитник тоже может погибнуть.
   - А почему вы в маске? - переменила она тему. - Тоже тайна?
   - Люди не должны видеть наших лиц, - спешно ответил он, - но смею вас заверить, у меня самое обычное лицо. Внешне мы ничем не отличаемся от людей.
   - Но вы мудрее людей и сильнее, - заметила Паолина. - Я горжусь, что у меня есть такой хранитель, иначе бы обезумела от постоянных страхов.
   Она очень надеялась, что воин Анубиса когда-нибудь доверится ей и откроет ей свой мистический мир.


Рис. Джордж Грие


Глава 6

Приоткрывать ресницы и поднимать чело

  
   Париж, 1842 год
  
   Из журнала Константина Вербина
  
   Мы вошли в комнату Элизабет, вокруг царила темнота. Удивительно, ведь окна были раскрыты. Гадалка лежала на полу, рядом с ней зеркало. Ростоцкий опустился рядом с ней на колени.
   - Она жива! - радостно воскликнул он.
   Он достал свой египетский амулет, который засиял тусклым холодным светом.



   - Если бы мы опоздали, то я бы не смог ей помочь, - сказал он, заботливо уложив Элизабет на диван. - Пока ее душа не перешагнула последних врат другого мира.
   Граф, равнодушно взглянув на старания Ростоцкого, поднял зеркало, стекло которого оказалось мутным. Он осторожно провел пальцем по стеклу.
   - Может, мне подскажут? - сказала Аликс.
   Она протянула руку, чтобы взять зеркало у графа.
   - Нет, - твердо ответил он, - я не могу рисковать вашей жизнью, Аликс. Любая ваша встреча с другим миром может закончится для вас печально.
   - Согласен с графом, - ответил я. - Зеркало опасно. Теперь я уверен, что все беды начались из-за этого зеркала. Только, не обладая мистическими талантами, я не могу судить - виной всему магическая ошибка Элизабет, которая через зеркало призвала нечто в наш мир, или виной всему само зеркало, которое попало к ней в руки... Также не исключаю ее сознательного сговора с Тенью.
   Граф положил зеркало на стол и достал колоду своих карт.
   - Попробую я узнать, - сказал он задумчиво.
   Руки графа ловко разложили карты на стекле. Он тасовал колоду, раскладывал, убирал опять, снова раскладывал. Его лицо постепенно стало бледным и изможденным, мне казалось, что он спорит с каким-то неведомым собеседником, который отказывается отвечать ему. Граф выдохнул и подпер лоб рукой.
   - Зеркало Элизабет поменяли, - наконец, сказал он, - но кто именно, мне не скажут. - Вы правы, Вербин, дело в зеркале. Через зеркало подчинили волю Элизабет и сделали ее своей слугой... Только мне так и не сказали, преследовала ли гадалка корыстные цели. Не знаю, по доброй воле она покорилась теням в надежде на награду, или они заставили ее...
   - Уверен, что заставили! - произнес Ростоцкий, - Элизабет очнется через три дня... и сама нам все объяснит... Мне нужно только закончить египетский ритуал.
   - Мы не можем ждать три дня! - перебил его граф. - Дорога каждая минута. Тень уже близко... Оказывается, все это время Тень был рядом с нами...
   - Значит, Элизабет стала проводником Тени - осознанно или нет, пока нельзя утверждать, - сказал я. - Все сходится. Значит, любой может действовать по поле Тени. Теперь мне ясен мотив убийства мсье д'Эри. Он был занят мистическими исканиями и часто беседовал с Элизабет, мсье д'Эри догадался о случившемся и хотел помочь ей, но не успел... У Тени есть слуга, который избавился от д'Эри. Уверен, слуга тени действует осознанно, возможно, именно он подменил зеркало Элизабет, сделав ее проводником Теней в наш мир...
   - Тени нужно человеческое тело, - заметил граф, - чтобы остаться на нашем мире!
   - Верно, - ответил я, - увы, мой друг, и выводы мои неутешительные... Тень хочет занять ваше место, граф, но для осуществления замысла Тени нужно забрать мистическую силу Аликс... а это означает...
   Я не смог закончить фразу, моя догадка была ужасна...
   - Означает, что я умру, - печально закончила Аликс. - Моя сила и мои знания, связанные с миром мертвых, с мирами духов... это поможет Тени забрать человеческое тело...
   Воцарилось молчание.
   - Меня беспокоят история талисмана вселенной, которая описана в книге Аликс, - произнес я, - уверен, что слуга Тени должен отыскать обе части талисмана, чтобы его господин смог обосноваться в нашем мире.
   Граф снова разложил карты.
   - Талисман в Париже, - ответил он, и одна часть талисмана уже у слуги Тени. А где искать вторую часть, подскажет книга Аликс, у нас есть шанс.
   - Кроме Аликс никто не может прочесть книгу, и кроме нее никто не будет знать, где искать вторую часть талисмана, - задумался я, - значит, пока Тень тоже не знает... у нас есть время успеть найти недостающую часть амулета раньше слуги Тени...
   - Мы успеем, - твердо сказал граф, - Вербин, уверен, вы скоро догадаетесь, кто слуга Тени.
   - Круг подозреваемых невелик, - ответил я задумчиво. - Это близкие люди д'Эри - его племенник, супруга и ее дочь?
   - Чёрт возьми, милейшие люди! Надеюсь, что вы ошибаетесь! - воскликнул граф.
   - Да, хочется надеется, - ответил я, - да, мой друг Конди... Это он попросил меня взяться за следствие смерти его кузена д'Эри. Он сразу заподозрил неладное... но не думаю, что он подозревал близких кузена... Хотя возможно, сам Конди устранил своего кузена... мой опыт сыщика научил меня ничему не удивляться... очень надеюсь, что эти подозрения окажутся ошибочны...
   Я задумался, как поступить лучше.
   - Граф, вам и Аликс надо переговорить с Шарлем и Люсиль об их мистических увлечениях, в непринужденной беседе они могут проговориться, - решил я. - А я переговорю с мадам д'Эри, моя супруга Ольга пригласила ее к нам на кофе. Возможно, в разговоре ни о чем, промелькнет важное. Попрошу Ольгу мне подыграть.
  
   Из журнала Александры Каховской
  
   Шарль и Люсиль с радостью приняли наше с графом предложение. Мы договорились встретиться в гостях у Шарля в тот же день. Особенно радовалась оживленная Люсиль. Я старалась скрыть свое недоверие к людям, которым раньше симпатизировала. Возможно, это все лишь маска милашки-простушки, а на самом деле Люсиль слуга Тени и ждет моей смерти, чтоб получить свою награду за службу. Добродушие Шарля тоже казалось мне фальшивым, вдруг это он исполняет волю Тени. Вполне возможно, что эти люди в сговоре между собой. Кстати, очень правдоподобная версия. Несмотря на мрачные мысли, я нашла в себе силы держаться как обычно.
   - Меня беспокоит книга Фролло, о которой я рассказывал вам, - начал Шарль разговор. - Покойный дядюшка пытался расшифровать ее и я решился продолжить его дело. Но у меня ничего не выходит, иногда кажется, что призрак священника посмеивается над моими жалкими потугами! Я доверился Люсиль, которая разделяет мои мистические интересы.
   - Я посоветовала Шарлю обратиться к вам, возможно, вместе мы разгадаем тайну! - воскликнула мадемуазель.
   Мы с графом переглянулись.


Рис. Thomas Edwin Mostyn

   - Понимаю ваше смятение, - ответил Шарль, - конечно, вам надо поразмыслить. Если вы согласны, жду вас сегодня вечером в шесть.
   Времени у нас было немного. Мы отправились в парк близ Нотр-Дама, удивительно, но в этом месте я чувствовала себя спокойнее.
   - Сложно решиться, - сказал граф, - либо мы помогаем друзьям, которые помогут нам узнать тайны Фролло... Наверняка, в книгах священника, увлеченного магией, кроется подсказка... А если среди них слуга Тени, мы поможем врагу приблизится к задуманному... Но если мы откажемся, то рискуем упустить важную подсказку...
   - Граф, вы хотите рискнуть, - улыбнулась я. - Думаете обыграть слугу Тени...
   - Да, Аликс, мы не должны потерять возможность узнать тайну...
   - Вынуждена с вами согласиться, - ответила я, - отказ от знаний - самое неблагоразумное в нашей ситуации.
  

***

   Вечером мы вернулись в дом Шарля, который с нетерпением ждал нас. Люсиль не скрывала восторга, когда мы вошли в комнату. Мы сели за круглый карточный столик. Шарль положил на стол книгу Фролло, расшифровку которой пытался закончить по примеру своего покойного дяди. Я держала графа за руку, мое сердце бешено колотилось. Вечерний сумрак окутал комнату, только свечи на столе дарили мягкий свет.
   - Кто начинает? - спросил граф.
   - Думаю, лучше вам начать, - произнес Шарль взволнованно.
   - Я начну, - произнесла я, - у меня особые таланты общения с призраками.
   Граф нехотя согласился.
   Я взяла книгу и провела рукой по старому переплету, ощутив ладонью холод. Прикрыв глаза, я прошептала свой вопрос. Потянуло могильным холодом, который задул свечи. Комната погрузилась во мрак, Люсиль тихо вскрикнула, но сдержалась, стараясь не показать страха.
   Передо мной возник силуэт человека в рясе, он протянул мне руку. Я поднялась, послушно следуя за ним, в эти мгновения у меня не возникало мысли, что могу оказаться в ловушке. Зеркало в комнате засияло приглушенным светом, мой провожатый уводил меня за собой в другой мир. Я не сопротивлялась. Граф последовал за мной. Фролло остановился, поднял руку, чтобы жестом преградить ему путь, но граф выхватил одну из своих карт и что-то прошептал. Фролло кивнул и позволил ему следовать за нами.
   Мы снова очутились в сумрачном лесу, где призрак заговорил с нами.
   - Знаю, что моя вина велика, - произнес Фролло, - я поддался воле теней и совершил зло, но готов искупить его, дабы обрести покой...
   - Надеюсь, у вас есть разумные идеи? - спросил граф.
   - Ответ скрыт в моей книге. Спустя века я нашел ученика, который должен был расшифровать мои письмена для людей, но он погиб от рук слуги Тени... К сожалению, я не имею права назвать имя убийцы.
   - Мой ученик избрал свою супругу наследницей знаний, она равна с ним по мистическим талантам, но решила оставить свои искания, опасаясь за жизнь. Я не осуждаю ее решения... Увы, Шарль и Люсиль не смогут постичь смысл моих книг, такова воля благородного д'Эри, только своей жене он доверил тайну. Я одобрил его выбор.
   Фролло склонил голову.
   - Так вот почему мадам д'Эри беспокоилась за дочь, она опасалась, что дар может быть передан ей по наследству и подвергнет опасности! - догадалась я.
   - Да, поэтому мадам д'Эри навсегда оставила мистические занятия и не одобряла увлечений мужа. Она боялась и за его жизнь, как оказалось небезосновательно.
   Голос Фролло звучал печально.
   - Мадам д'Эри как Кавелли из книги незнакомца, - вздохнула я, - отказывается от своего мистического предназначения, а родственники, наоборот, рады стараться.
   - Нам нужно уговорить д'Эри? - спросил граф. - Только она может нам помочь?
   - Вам нужно защитить эту даму от Тени, - сказал Фролло.
   - Значит, она не слуга Тени, мадам д'Эри можно доверять? - уточнила я.
   - Не могу ответить на ваш вопрос, - произнес собеседник.
   - Она может быть слугой Тени, но при этом должна расшифровать вашу книгу? - недоумевал граф. - Но если мадам д'Эри служит теням, Тень получит знания и случится беда.
   - Я не утверждал, что д'Эри слуга Тени, но и не могу опровергнуть ваши слова... Оберегайте д'Эри и уговорите ее закончить расшифровку моей книги! Мои силы слабеют, а Тень крепнет, вскоре я не смогу сам защищать д'Эри. Пока дама не расшифрует книги -она в опасности!



Рис. Каспар Девид Фридрих

   Очнувшись я увидела испуганные лица Шарля и Люсиль.
   - Вы будто заснули, - сказал Шарль взволнованно. - На минуту, не больше. Вы видели Фролло?
   - Да, видели, - ответил граф, - и должны сказать, что его книга не для вас.
   - Только мадам д'Эри может расшифровать письмена, - добавила я.
   - Матушка! - испугано воскликнула Люсиль. - Я готова сама рисковать, но я боюсь за жизнь матушки, что знает, какое проклятье в этих книгах...
   - Фролло сказал, что ваша матушка, прячась от знаний, подвергает себя опасности, - ответил граф, - только расшифровав книгу мадам д'Эри будет в безопасности.
   Люсиль не могла сдержать слёз. Мне показалось, что она что-то скрывает. Будто натворила что-то непоправимое, не зная, что это принесет вред близкому человеку.
   - Нам лучше выполнить волю Фролло, - сказал Шарль.
   - Призрак сказал, что расшифровав книги, матушка будет в безопасности? - переспросила Люсиль.
   - Да, знания защитят ее, - ответил граф.
   - Мадам д'Эри сейчас у нас в гостях, - заметила Аликс, - когда она вернется домой, вы должны отдать ей книгу и тетради, в которых ее супруг начал расшифровку книги.
   Люсиль молча кивнула, по ее щекам текли слезы, она нервно грызла ногти. Шарль, утешая, обнял ее, но она отстранилась. Мне почудилось, что Люсиль прошептала "всё из-за меня".
  
   Из журнала Константина Вербина
  
   Элизабет беспокоила меня, Ростоцкий утверждал, что она очнется через три дня. Однако у меня оставались сомнения. Кто знает, что натворила эта мистическая мадемуазель. Я надеялся, что офицер Репоташ на днях виделся с невестой и мог что-то рассказать. Мне казалось странным, что жених гадалки не объявился, ведь я сразу отправил к нему слугу с письмом о том, что Элизабет "сильно нездоровится".
   Один из товарищей офицера подсказал мне, в каком кабаке я могу его найти. Репоташ мило болтал с одной из девиц, разносившей вино. Заметив меня, он приветливо предложил присесть рядом.
   На мои вопросы об Элизабет Репоташ отмахнулся.
   - Мне надоели ее постоянные приступы безумия, - сказал он честно, - не такой жены я себе желал. Не знаю, что с ней стряслось. Вы мне писали, что Элизабет "нездоровится", ей нездоровилось постоянно!
   - Значит, вы приняли решение расторгнуть помолвку.
   - Не я, так решила сама Элизабет, наговорила мне всякого безумного бреда, смысла которого я не понял. Впрочем, это к лучшему, зачем мне сумасшедшая жена? Грустно, конечно, что я так ошибся...
   - Раньше не было никаких признаков этого... безумия? - уточнил я.
   - Не было, несмотря на ее ремесло гадалки, - ответил офицер. - А потом вдруг понеслось... Еще немного и я сам бы спятил...
   Он махнул рукой.
   - Вас не беспокоит судьба Элизабет?
   - Конечно, мне ее жаль, но я не готов возиться с умалишенной, возможно, я слишком самолюбив. Я любил другую Элизабет, не сумасшедшую, и вообще не готов любить сумасшедших. Знаю, сейчас мода на безумных мадемуазель, но мне такого счастья не понять.
   Хорошенькая девица снова подошла к столику. Они продолжили флиртовать. Я простился с офицером, осуждать которого я не имел права.
  

***

   Мадам д'Эри выглядела усталой и взволнованной. Мне показалось, что она не высыпается. Мои предположения оказались верны. Гостья рассказала нам с Ольгой о своих волнениях.
   - Меня преследуют кошмары, - начала она разговор, - во сне ко мне приходит странный человек в рясе, его лицо скрыто капюшоном. Каждую ночь один и тот же сон. Я сижу в библиотеке, и входит этот человек. Он перебирает книги и что-то бормочет по-латыни. На меня он не обращает внимание, но само его присутствие создает какое-то гнетущее настроение... Потом он протягивает мне книгу, я отказываюсь брать его дар, мне становится страшно. Хочу бежать, но не могу. Просыпаюсь уставшей, будто всю ночь глаз не сомкнула.
   - Ужасный кошмар, - поморщилась Ольга, - я бы, наверно, обезумела.
   - Я сама на грани безумия! - вздохнула гостья.
   Аликс и граф вошли в комнату. Она хотели начать какой-то разговор, но не могли подобрать слов.
   - У вас для меня новость? - догадалась мадам д'Эри.
   Аликс взволнованно пересказала ей о встрече с призраком Фролло.
   - Я так и знала, - вздохнула дама. - Зачем мне его книга? Почему меня никак не отпустят?
   - Дочь передаст вам книгу, - сказал граф. - Вам лучше послушать призрака, отказываясь от знаний, вы подвергаете себя опасности.
   Мадам д'Эри вздохнула.
   - Мне надо поразмыслить, простите.
   Она спешно оставила нас. Оставалось надеется на ее благоразумное решение.
   - Не могу понять, как мы можем защитить мадам д'Эри? - произнесла я. - Мы сами бессильны против коварства Тени.
   Граф молча сел за столик и разложил карты. Он снова долго провозился со своим раскладом. Мы терпеливо ждали. Ольга особенно волновалась, и с трудом сдерживалась, чтоб не вмешаться с вопросами.
   Наконец, граф отложил карты...



Глава 7

Вблизи всех мест проклятых

  
   Из книги, подаренной незнакомцем
  
   Париж, 1482 год
  
   Флер де Лис нанесла ранний визит Изабелле, но на сей раз посекретничать в гостиной им не удалось. К беседе присоединился Бенедикт Вербинио. Изабелла заметила, что он выглядит взволнованным и мрачным. Флер вздрогнула, глядя на Бенедикта.
   - Прошу простить мою резкость и дерзость, - произнес Вербинио, поклонившись, - но ваши дела, синьорина Флер де Лис, очень плохи...
   - Бенедикт, что вы хотите этом сказать? - воскликнула Изабелла.



   Высокомерная Флер опустила взор, она тяжело вздохнула, будто смирившись с неизбежным разговором.
   - Да, прошу вас, поясните, что вам угодно? - она попыталась придать своему голосу привычное надменное выражение, что от волнения удалось скверно.
   - Амулет Эсмеральды - вторая часть Талисмана Вселенной, он у вас, не так ли? - прямо спросил Бенедикт. - Вы забрали амулет у Феба, который получил его в подарок от Эсмеральды...
   - Не буду скрывать, да, я взяла талисман, но Феб даже не заметил пропажи. Потом я позабыла избавиться от этой вещи, - спешно ответила Флер де Лис, - я тогда и предположить не могла... и не осознавала, что заполучила часть мистического талисмана...
   Она закрыла лицо руками.
   - А теперь осознаете, не так ли? - голос Вербинио звучал спокойно. - Осознаете, в какой опасности находитесь?
   - Да, если отец Гийом узнает, то меня ждет изгнание... а если узнает кто-то другой... я погибну...
   Изабелла спешно подошла к подруге и опустилась рядом с ней на колени.
   - Я хотела рассказать Франческо, что у меня вторая часть амулета, но он не поверил бы мне! - воскликнула Флер. - Талисман Вселенной рядом - одна часть в шкатулке у его племянницы, а вторая часть у меня...
   - Вы не рассказали, потому что опасались недоверия? - переспросил Вербинио, - только поэтому? Вы недоговариваете главного!
   Флер де Лис поднялась с кресла.
   - Не буду лукавить, мои недавно приобретенные мистические таланты открыли мне слишком многое, и мое давнее тщеславие сыграло основную роль. Я решила обладать этим амулетом! Тщеславие сильнее страха...
   - Но ты можешь погибнуть! - испуганно воскликнула Изабелла. - Отдай амулет, чтобы мы объединили две части...
   - Я готова, - кивнула Флёр, - но я дождусь Франческо, он наследник и только он может совладать с силой талисмана вселенной. Не беспокойтесь, я не использую свой амулет для злодеяний. Даже если захочу, талисман не подчинится мне, я всего лишь хранитель, как малышка Паолина... Амулет всегда со мной, я ношу его под одеждой...
   Гостья, не простившись, направилась к выходу.
   Этот разговор случайно подслушала Паолина, ей стала страшно. Она решила немедленно отправиться к Флер де Лис, чтобы поговорить с ней. Синьорина не слышала дальнейших рассуждений Вербинио, что Флер де Лис под подозрением и ищет удачного момента, чтобы забрать амулет Паолины. С выводами Бенедикт не спешил, но отбрасывать подозрения не мог. Честолюбие могло толкнуть Флер на преступление.
  

***

   Паолина вошла в гостиную Флер де Лис, которая сидела откинувшись в кресле. Она окинула гостью безразличным взглядом.
   - Полагаю, вы пришли взывать к моей совести, юная синьорина, - произнесла Флер с нескрываемой иронией. - Вы знаете меня недавно и поспешу заметить, я никогда не пыталась быть святой... Моя гордыня всегда побеждала другие чувства.
   - Нет, я даже не думала уговаривать вас! - спешно пробормотала Паолина. - Я пришла чтобы поговорить с вами, как хранитель с хранителем... Как нам поступить дальше? Надеюсь, Франческо скоро вернется, мы должны убедить его, что он наследник амулета вселенной... Но до его возвращения мы в опасности, у меня есть друг, который меня защищает - воин Анубиса...
   Флер рассмеялась.
   - Дитя мое, не время делиться детскими фантазиями.
   - Талисман вселенной тоже детская фантазия? - насмешливо переспросила Паолина позабыв об учтивости.
   - Ладно, я верю вам, но в услугах вашего Анубиса я не нуждаюсь. Я сама себе защитник, лесная колдунья передала мне свою силу и знания, - Флер гордо подняла голову. - Отец Гийом считает меня простушкой, это только мне на руку... вероятнее всего, меня недооценивает наш неведомый противник, а это означает мою безопасность...
   - Наш противник долго церемониться не будет, он заберет амулет! - воскликнула Паолина. - Он мудрее и сильнее нас, только воин Анубиса - существо другого мира может ему противостоять!
   - Вы очень навязчивы, дитя мое, - Флер поморщилась, подумав о Франческо Кавелли, если она станет женой Франческо, то будет вынуждена терпеть его зануду-племянницу каждый день, только ради сильной любви можно согласиться на такое. Понятно, почему Франческо Кавелли до сих пор не женат, эта девчонка и покойника доведет. Ладно, Паолина уже достигла отрочества и скоро выйдет замуж.
   - Прошу вас погостить у нас! - сказала Паолина. - Тогда воин Анубиса сможет охранять сразу две части талисмана пока не вернется Франческо. А мы его убедим, сначала просто попросим сделать нам одолжение, а потом Франческо сам поверит, талисман поможет ему...
   Флер хотела ответить, что ей надо бы поразмыслить, но вдруг зеркало в гостиной потемнело, и темный силуэт скользнул к ним из зазеркалья. Флер не испугалась и уверенно шагнула навстречу, вытянув вперед руку. Гость ускользнул в сторону, и вдруг оказался за спиной Флер. Она пошатнулась будто от удара в спину и опустилась на колени. Паолина бросилась к ней, она заметила, что амулет, который носила Флер на цепочке под одеждой выскользнул. Цепочка порвалась, а амулет упал на пол.
   Паолина протянула руку, чтобы поднять талисман, но ее рука задела пальцы гостья из зазеркалья. Синьорина вскрикнула, ей почудилось, что она дотронулась до руки мертвеца.
   В это мгновение окно комнаты распахнулось и среди сумрака, который напустил гость теней, мелькнули лучи солнца. Паолина увидела воина Анубиса.
   Он выхватил кинжал, серебристое лезвие которого зловеще сверкнуло, и атаковал гостя теней, который, ловко увернувшись, отступил. В руках злодея был амулет. Тень метнулся к зеркалу, но воин Анубиса, бросил в зеркало попавшуюся под руку табуретку. Зеркало разбилось, путь к отступлению посланника тени оказался отрезан. Тень выскользнул в окно, солнце клонилось к горизонту. Воин Анубиса прыгнул за ним. Странное существо тень было осязаемо как человек, оно перемещалось быстро, но не как бестелесный призрак. Его можно было поймать. Паолина увидела, что тень на крыше, и воин Анубиса бежит за ним. Флер уже очнулась.
   - Я за ними! - крикнула она Паолине. - А вы возвращайтесь домой!
   Синьорина не ожидала от светской особы такой прыти и послушно последовала за ней, с трудом преодолевая страх. Она отбросила шкатулку, бегать по крышам с которой было бы невозможно, и надела амулет на шею. Флер прыгнула на балкон, потом на крышу внизу стоявшего дома, способности ведьмы позволяли ей легко преодолевать препятствия. Паолина следовала за ней. Тень и воин Анубиса уже скрывались за горизонтом. Паолина отставала от своей провожатой, которая будто летала, перепрыгивая с крыши, на крышу, но упорно двигалась за ней.
   Иногда Флер де Лис кричала Паолине, чтобы та возвращалась назад и не мешала.
   - Мне некогда с вами нянчиться! - ворчала она.
   Наконец, они увидели, как скрестились кинжалы тени и воина Анубиса. Посланец теней начал обретать более четкие человеческие очертания.
   - Еще немного и он обретет людской блик, - воскликнула Флер, - это человек, ставший слугой тени. Он на некоторое время может получить возможность перемещаться через зеркала сквозь пространства и скользить как тень в нашем мире, сейчас силы его иссякнут, он обретет обычный человеческий облик и сильно ослабнет - для восстановления сил нужно время...
   Слуга тени осознавал, что время выходит. Собрав последние силы, он прыгнул вниз с крыши.



   Паолина спешно подошла к воину Анубиса.
   - Мой амулет поможет! - воскликнула она. - Он неподвластен мне, но хранит от бед.
   Воин Анубиса подхватил Паолину за талию, и они вдвоем прыгнули за убегающим слугой тени под испуганный крик Флер де Лис. Пробормотав, она плавно спустилась с крыши на землю. В этот момент чья-то рука сдавила ее горло.
   - Неслыханная наглость, мадемуазель, летать по городу средь бела дня, - прошипел голос отца Гийома.
   - Я гналась за воином Анубиса... Вы же его ищете, - пробормотала она, глядя в жутковатые глаза собеседника, - хотела вам услужить, чтоб снискать доверие и покровительство.
   - Да, мне он нужен, поэтому на сей раз вам повезло, что мне не до вас!
   Воин Анубиса снова скрестил кинжалы с тенью. Противник оказался силен. Паолина знала, что амулет, который хоть и не подвластен ей, но хранит от беды. Она надеялась, что он поможет и ее другу, перед боем, она успела надеть амулет на шею своему защитнику. Черты посланника тени начали проявляться, но еще не были узнаваемы. Воин Анубиса атаковал ложным ударом, и успел выхватить другой амулет из руки противника, когда тот растерялся. Время слуги тени заканчивалось, еще минута, и он утратит свои силы и будет разоблачен. Злодей отступил, скрывшись в узких улочках.
   Два фрагмента талисмана были в руках воина Анубиса. Паолина ликовала.
   Но их победу прервал насмешливый голос инквизитора.
   Воин Анубиса приставил кинжал к горлу Паолины, синьорина сразу поняла, что он тем самым хочет отвести подозрения, никто не должен знать, что она сообщница "демона". Паолина надеялась, что это остановит преследователя, и воин Анубиса сможет скрыться.
   Однако синьорина жестоко ошиблась. Инквизитор, не задумываясь, метнул кинжал. Воин Анубиса вовремя толкнул Паолину в сторону, но сам не успел увернуться.
   Паолина думала, что клинок не причинит вреда ее мистическому хранителю, но воин Анубиса, пошатнувшись, упал на бок. Синьорина замерла.
   - Уходим! - прошептала Флер, увлекая синьорину за собой. - Ваш друг невредим, я чувствую. Уверена, что он выкрутится. Такие так просто не умирают!
   Инквизитор упивался победой над давним противником, и не замечал ничего вокруг. Он заполучил два фрагмента талисмана вселенной, Паолина и Флер его не интересовали.
   Паолина пыталась вернуться, но Флер не пустила. Беготня по крышам и пережитый шок отняли силы, что Паолина не могла сопротивляться. Ничего не видя от слез, она следовала за Флер. Синьорина внимательно осмотрела браслет, который ей подарил воин Анубиса - камни не покраснели, значит, он жив... Она помнила, что даже существо другого мира можно убить... вдруг инквизитор прознал способ и провел над кинжалом особый обряд.
   - А с инквизитором я еще поквитаюсь, талисман вселенной будет принадлежать мне! - сказала Флер.
   Путь им преградил Вербинио.
   - Рискованная идея, - заметил он.
   - Я знаю, - усмехнулась она.
   - Не забывайте, наследник талисмана Франческо! - напомнил Вербинио.
   - Благодарю за напоминание, - Флер высокомерно отвернувшись прошла мимо.
   Паолине стало жутковато. Что задумала эта ведьма? А вдруг она погубит Франческо? А вдруг она не замышляет зла и виною всему честолюбие, желание обладать важной вещью? Жаль будет, если Флер погибнет... или попадет в плен инквизитору, как воин Анубиса.
   - Воин Анубиса! - прошептала Паолина. - Не могу поверить, что он в плену инквизитора! Существо другого мира!
   Она разрыдалась на плече Вербинио.
   - Ваш друг, действительно, в беде. Но, надеюсь, воин предполагал и такое развитие событий...
   - Вы так говорите, будто знаете, кто он! - воскликнула Паолина.
   - Я догадываюсь...
  

***

   Стемнело, Флер де Лис сидела за столиком перед зеркалом, готовясь ко сну. Задумчиво, глядя на отражение, она вдруг вспомнила слова гадания, которые когда-то рассказала ей знакомая польская княжна.
   - Суженый, суженый, покажись в зеркале, - произнесла она весело.
   В это мгновение за плечом она увидела отражение маски доктора чумы с крючковатым носом, Флер вскрикнула от неожиданности и обернулась. Гость расхохотался и снял маску, это был Франческо Кавелли. Всерьез занятый медициной он часто носил привычную маску доктора.



   Флер поморщившись, отвернулась.
   - Быстро вы вернулись, - произнесла она с наигранным безразличием. - Но за время вашего отсутствия много чего случилось...
   - Именно поэтому я и вернулся, не могу прятаться, когда моим близким угрожает опасность. Жалею, что я опоздал и не успел помочь вам раньше.
   - Две части Талисмана Вселенной у инквизитора, - вздохнула Флёр, - одна часть была у меня, и ее выкрал слуга тени... Я честно пыталась его остановить и даже защищала вашу неугомонную племянницу! Вторая часть была у Паолины, которая отдала ее воину Анубиса, но он так глупо попался...
   Она с раздражением вздохнула.
   - Войну Анубиса помогли бежать, - хитро улыбнулся Франческо.
   - Неужто вы и Вербинио решились на такое! - ахнула она. - Вы обезумели! Вас обвинят в ереси, сговоре с демонами!
   - Приятно знать о вашем беспокойстве... Инквизитор отправил слугу за стражниками, а сам так увлекся рассматриванием талисмана посреди городской улочки, что позабыл о поверженном противнике, который сбежал.
   - Уверена, не без вашей помощи!
   - Но он об этом не знает и не особо горюет, празднует победу...
   - Недолго! - уверенно произнесла Флер. - Я раздобуду талисман!
   - Любопытно, как? Безрассудство! И вы мне толкуете об осторожности!
   - Неужели вы не понимаете, что это не простая вещица? - возмутилась Флер. - У вас в руках ключ от лабиринтов миров! Мне талисман так не подчиниться, но я все равно не отказалась бы от такого амулета... Может, другие его свойства будут мне подвластны.
   - Я бы подарил вам сей предмет, - сказал Франческо, - но это наша фамильная реликвия... Вы можете получить ее только став моей женой...
   - Ох, оставьте вашу болтовню! - Флер начала сердится.
   - Я говорю серьезно!
   - Да? Тогда прошу вас, помогите забрать амулет у инквизитора...
   - Разумеется я желаю вернуть амулет, не хочу, чтобы память о брате оставалась в его грязных руках.
  

***

   Возвращение Франческо и новость о том, что воин Анубиса спасся, приободрило Паолину, а намерения дядюшки вернуть семейный амулет вызвали ликование. Однако синьорина, зная нрав Франческо, опасалась его необдуманного риска.
   Кавелли куда-то исчез на весь день, что усиливало беспокойство синьорины. Она ждала, что скоро снова появится воин Анубиса и утешит ее, подскажет, как забрать амулет у инквизитора.
   Вечером после ужина Изабелла и Вербинио сидели в гостиной, слушая песни Гренгуара. Франческо Кавелли все еще не вернулся. Все заметно волновались, но старались гнать неприятные мысли.
   Вдруг Паолина заметила, что светлые камни браслета, подаренного воином Анубиса, постепенно обрели кроваво-красный цвет. Синьорина с трудом сдержала крик.
   Через несколько минут в комнату вошел бледный Франческо. Спешно поприветствовав домочадцев, он сказал, что устал и немедленно отправится спать.
   На вопрос Изабеллы об ужине он ответил, что ему ничего не угодно кроме расслабляющей ванны. Кавелли вышел из комнаты, Вербинио последовал за ним.
   Паолина тоже убежала к себе, не в силах сдержать слез. Неужто Франчко и воин Анубиса попытались достать талисман у инквизитора? Синьорина села на ступеньки лестницы и закрыла лицо руками. К ней подошел Гренгуар.
   - Не стоит отчаиваться раньше времени, - улыбнулся он, - ваш друг - сам воин Анубиса, не так ли... Он просто перешагнул назад в тот мир, и у него есть возможность вернуться назад...
   Синьорина оживилась. Возможно, ее друг просто "вернулся домой".
   - Спасибо, что дарите мне надежду... Но воин Анубиса говорил мне, что даже он может погибнуть... Он говорил мне, что если камни браслета покраснеют, значит, его уже нет...
   - Да, воин Анубиса в опасности, серьезной опасности, но он может вернуться...
   С этими словами Гренгуар оставил синьорину.
   Паолина не могла заснуть. Лежа в кровати она смотрела в раскрытое окно, небо было безоблачным, звездным. Вдруг потянуло могильной прохладой, Паолина поморщилась, она села на постели, кутаясь в одеяло. Страха не было, только волнение перед встречей с неизведанным.

  
  
  

Глава 8

И ропщут еле слышно

  
   Париж 1842 год
  
   Из журнала Александры Каховской
  
   Граф сидел в кресле задумчив, глядя куда-то вдаль. Лицо его выглядело неподвижным и бледным, я забеспокоилась - вдруг ему стало дурно. Он не сразу заметил мое присутствие, только когда я опустилась в кресло рядом с ним. Граф обернулся ко мне и приветливо улыбнулся, извинившись, что не слышал, как я вошла.


За рисунок спасибо GS
А Елизавете Ивановой спасибо за стихи:

Я в Зеркало смотрю
И ничего не вижу,
Лишь отблеск тени,
Словно серый дым...
Холодное стекло
Блестит, маня...
Стою, смотрю в него,
И вдруг услышал:
"Разбей его и выпусти меня..."

   - Я пытаюсь понять, когда именно я допустил какую-то досадную оплошность, - произнес он. - Меня предупреждали, что я должен остерегаться теней.
   - Возможно, вашей вины здесь нет, - возразила я. - Причина в моих талантах. Моя душа слишком часто проникает в мир теней.
   Граф ловко разложил карты на столике.
   - Вашей вины, Аликс, здесь нет. Разгадка появления Тени кроется в моем прошлом. Я погрузился в воспоминания, чтобы заново осмыслить каждый мой шаг.
   Меня охватило любопытство.
   - Может, попытаемся осмыслить вместе? - предложила я, взяв графа за руку.
   Мой собеседник задумался.
   - Сегодня на улице я столкнулся с человеком, о существовании которого давно забыл, я не помню ни его имени, ни как он выглядит... Удивительно, но человек, о котором я никогда не вспоминал, ненавидит меня. Причина злости мне не понятна, я не причинял ему вреда, наоборот, это он пытался унизить меня, хотя безуспешно. Тогда он был богат, а я беден, этот человек пытался задеть меня своими невнятными шутками, но всегда сталкивался с моим хладнокровием и безразличием. Потом он снова пытался выставить меня дураком, а в результате попадал в свою же яму. Он был глуп, его нападки не вызывали у меня никаких чувств. Этот человек не занимал мои мысли, и я даже представить не мог, что стал объектом его ненависти.
   Граф задумался.
   Я спешно устроилась за письменным столом, чтобы записать рассказ, вдруг среди воспоминаний промелькнет важная деталь, которая сразу покажется неважной.
  
   Рассказ графа, записанный Александрой
  
   Странная встреча. Когда я выходил из кофейни, запах утренних бриошей которой, заманил меня, я столкнулся на улице с неприятным субъектом в потертом костюме, его истерическое лицо сразу показалось мне неприятным, я поспешил удалиться, но прохожий схватил меня за руку.
   - Вы стали богатым и знатным, - прошипел он. - Но вас скоро настигнет возмездие!
   Он расхохотался так, что испугал прохожих.
   - Простите, мы знакомы? - уточнил я.
   Прохожий представился.
   - Радуйтесь, а я разорен!
   - Я вас не знаю, почему я должен радоваться? - удивленно ответил я.
   - Вы еще и насмехаетесь! - странный человек развернулся и зашагал прочь вдоль узкой улицы.
   Мне потребовалось несколько минут, чтобы вспомнить, кто этот безумец, и где я его раньше видел...
  
   Петербург, 183* год
  
   Давно, когда мне было двадцать лет, и я только вступил в высшее общество Петербурга. Мой род не славился знатностью и богатством, изящными манерами я не обладал, поэтому не привлекал особого внимания... В тот момент светское безразличие меня почти не занимало, я всерьез увлекся мистикой карт, мне хотелось играть не ради богатства и титула, а просто ради забавы. Мистическая игра была интереснее обычной карточной игры. В простой карточной партии на деньги - игрок полагается на случай удачи и не ведает, что его ждет. В мистической игре все было иначе. Мои ходы были продуманы до мелочей, если действовать верно и внимательно, выигрыш обеспечен. Я чувствовал себя магическим шулером. Разумеется, я скрывал мои таланты, и неприметность была только мне на руку. Ставкой становилась удача, у каждого человека есть свои тайные мечты и желания. Обычно это были житейские мелочи, удивительно, но люди легко соглашались на такую игру. В случае выигрыша они получали удачу, а в случае проигрыша их жали беды.
   Вызвать на игру человека оказалось очень легко, достаточно было написать письмо от лица таинственного незнакомца. Я назначал встречу в квартирах трущоб, а сам гримировался до неузнаваемости, моим любимым образом стал учтивый старик, вкрадчивый голос которого вызывал волнение игроков.
   Поглощенный идеями игры, я не замечал многих неприятностей высшего света, которые могли довести до истерии любого впечатлительного человека.
   Мой странный знакомый тогда был первым светским героем, от которого млели все дамы. Перед ним заискивали, пытаясь получить его расположение, если какой-то несчастный вызывал раздражение этого персонажа, то подвергался насмешкам, к которым присоединялись товарищи светского мажора. Светский герой был труслив, и никогда не отважился бы на дуэль, он мог только упражняться в гостином остроумии.
   Припоминаю, он пытался задеть и меня своими шутками, но я отвечал безразличием. Мнение хихикающего общества меня не интересовало. Напротив, забавляло, когда я знал, что один из насмешников вскоре сыграет со мной в мистическую карточную игру. Будет наивно надеяться на выигрыш, но на самом деле проиграет. Что ждало проигравших зависело от ставки и их благоразумия, кто-то вовремя прекращал игру, и расплачивался житейскими неудачами, разорением, позором, но у кого тщеславие застилало разум - впадал в безумие.
   Однажды я был не в духе и ответил светскому насмешнику слишком резко, возмущенный собеседник, не привыкший получать отпор, произнес оскорбленным тоном:
   - Что вы себе позволяете? Вы знаете кто мой отец?
   - Неужели ваша матушка скрывает от вас эту тайну? - ответил я равнодушно.
   Собравшиеся сделали вид, что не расслышали моей грубой шутки, поэтому скандала удалось избежать. Хотя по взглядам я понял, что все оценили мою смелость.
   Меня не занимала светская возня, я был поглощен игрой.
   Признаться, не ожидал, что мои карточные опыты привлекут внимание мастера карт. Однажды я сам получил анонимное письмо, в котором Некто приглашал меня встретиться в доме на Столярном переулке. Тогда я, не раздумывая, отправился на встречу. Предчувствие подсказывало мне, что мой собеседник окажется осведомленным в мистических делах. Я давно подозревал, что могу скрыть свой талант от простых людей, но не от мистиков. Когда я поднимался по обшарпанной лестнице неприглядного дома, мое волнение усиливалось - что скажет мой таинственный собеседник? Попросит оставить ремесло или, напротив, предложит интересное предприятие?
   С замиранием сердца я вошел в комнату, освещенную тусклыми свечами. За карточным столом сидел человек неопределенного возраста, взмахом тонкой руки в белой перчатке он указал мне на кресло напротив. От незнакомца исходила неведомая внутренняя сила, и я послушно повиновался. За плечом человека я увидел зеркало, в мутном стекле которого не было отражения, я невольно вздрогнул.
   - Мое имя граф Сен-Жермен*, - представился незнакомец, - наверно, вы слыхали обо мне.
   ____________
   *Граф Сен-Жермен (не путать с графом Калиостро и Жаком Казотом) - французский мистик 18 века. В веке 19 говорили, что он разгадал секрет бессмертия и до сих пор жив, путешествует по миру.
  
   Конечно, легенда о бессметном маге была мне известна, но я бы счел слова человека глупой шуткой или безумием, если бы не странные ощущения. Необъяснимая внутренняя сила незнакомца подтверждала его слова о мистических способностях.


Сен-Жермен в представлении современного художника


   - Понимаю, вы не ожидали меня повстречать в Петербурге, - добродушно произнес собеседник, глядя мне в глаза.
   Поймав этот взгляд, я больше не сомневался в истинности слов моего собеседника. Глаза глубины веков - смотрели на меня.
   - Прибыв в Петербург, я сразу вас заприметил, - перешел граф к делу, - мне нравится ваш бескорыстный азарт к мистической игре... Таких людей я встречаю редко, но именно они могут стать мастерами!
   Он приветливо улыбнулся.
   - Конечно, со временем, когда вы разовьете свой талант, вы захотите получить от игры и денежную выгоду... и титул...
   - Я не честолюбив, - мои слова позвучали немного виновато.
   - Это пока вы только начинаете играть и справедливо оцениваете свои способности, но потом людские судьбы будут в ваших руках... У вас также есть дар убивать при помощи карт, талант полезный, но не стоит им злоупотреблять...
   Я вздрогнул. Мне не хотелось думать об этом, но воспоминания пугали меня - я убеждал себя, что много лет назад произошло обычное совпадение. Я могу влиять на людские судьбы, но отнимать жизнь - это невероятно...
   - Отнять жизнь для вас проще, чем играть, - будто в ответ на мои мысли произнес Сен-Жермен, - ваш дар палача очень силен, но отнимая чужую жизнь, вы укорачиваете свою - помните об этом. Этот дар поможет вам получить богатство и титул, но приведет к трудностям, ибо в этом мире за все мы должны платить - даже мистические шулеры.
   Он печально вздохнул.
   Сен-Жермен протянул мне ключ.
   - Возьмите ключ от этой квартиры, - сказал граф, - вскоре вы познакомитесь с остальными мистическими игроками Петербурга, вам скажут - в какие дни и в котором часу вы будете принимать своих посетителей и играть с ними.
   Он указал на мутное зеркало:
   - В этом стекле каждый игрок увидит свои желания, ради которых будет готов играть до последнего и потеряет благоразумие. Самая ценная ставка для вас - годы жизни, вам необходимо восстанавливаться после мистических убийств.
   - Для меня важнее игра! - возразил я.
   - Не сомневаюсь, игра всегда будет для вас важнее, иначе бы я не говорил с вами. - Вы начнете совершенствовать свой талант. Кстати, ваш образ старика-игрока весьма интересен.
   - Позвольте уточнить, какая вам выгода от меня? - поинтересовался я.
   - Вы верно заметили, каждый ищет свою выгоду. Я знаю, что со временем мне может понадобиться ваша помощь... Мне выгодно, чтобы вы развивали свой талант и получили влияние.
   Я перевел взор на мутное стекло. Постепенно в нем возникли очертания теней, которые пытались вырваться в наш мир, но преграда не пускала их. Они злились и метались.
   - Да, самое важное, - произнес Сен-Жермен, заметив мое беспокойство, - остерегайтесь Тени. В игре мы, приступая грани, делаем Тени сильнее, помните об этом.
   Тогда я не понял смысл слов Сен-Жермена, только позднее его предостережение стало мне ясно. Дальше начались сбываться его предсказания, мистические убийства оказались моей возможностью получить богатство и положение в обществе. Даже нечестолюбивый человек не откажется от такой возможности. Сомнений не оставалось, когда я понимал, что "приговоренный" был злодеем, и только я могу восстановить справедливость.
   Всё началось уже на следующий день, когда в одном из салонов я встретился с княгиней Голициной, той самой Пиковой Дамой*, которой Сен-Жермен когда-то открыл тайну трех карт.
   ___________
   * Княгиня Голицина - прототип героини повести "Пиковая Дама" А.С. Пушкина, ведающая тайной "трех карт".
  
   Говорили, что княгине было открыто немало магических тайн. Эта пожилая дама была весьма уважаема в высшем обществе, даже государь император прислушивался к ее мнению. Гнев княгини мог уничтожить любого, а благосклонность возвысить.
   Признаться, я всегда опасался княгини, как ребенок боится злой колдуньи, и стыдился своего ребяческого страха. Когда Голицина появлялась в зале, я старался не попадаться ей на глаза. Обычно даму окружала толпа желающих снискать покровительства, дама презрительно отмахивалась от навязчивых собеседников и, утомившись, просила "не надоедать праздной болтовней".
   Тогда в салоне княгиня прошла мимо меня, потом вдруг остановилась и обернулась, окинув оценивающим взором, на высокомерном лице мелькнула улыбка. Вскоре ко мне подошел слуга и передал, что княгиня желает, чтобы я присоединился к ее компании. Под удивленный шепот я сел за столик напротив княгини.
   - Мы играем в фанты, ваш ход, - произнесла она добродушно.
   В этот момент я понял, что одновременно принят в круг мистических картежников и в высший свет Петербурга. Первое меня заинтересовало больше.
   Уходя, княгиня через своего слугу передала мне записку, в которой назначила визит завтра на утренний кофе. Я с трудом дождался утра, прибыл к дому Голициной раньше назначенного часа и бродил по улице под окнами, пока лакей не пригласил меня войти.
   Княгиня сразу протянула мне конверт.
   - Я знаю полезное дело, в котором вы можете проявить свой талант и получить щедрое вознаграждение, - сказала она. - Вам надобно убить злодея... В конверте все подробно написано, деньги приложены - это пока задаток, остальное вы получите, когда злодей будет мертв.
   Вспомнились слова Сен-Жермена о возможностях. Слишком заманчиво было предложение.
   Я послушно принял конверт. Дальше мы пили кофе в молчании, пронзительный взгляд княгини больше не пугал меня. Напротив, в ее обществе мне было спокойно, ощущение уверенности "среди себе подобных".


Комната Голициной, рис. И. Глазунов>


   - Остерегайтесь теней, - добавила княгиня, когда я уходил, - под моими окнами иногда возникает человек-тень. Поначалу я думала, что это какой-то шаромыжник охотится за моей юной воспитанницей, но потом поняла, что это Тень! Хитрый Тень, никто его не видит кроме меня... Приходится молчать, чтоб по городу не распустили слухи о моем безумии...
  
   Вернувшись к себе, я немедля распечатал концерт. Прочитал трогательное письмо отца, потерявшего сына. Юноша был подло застрелен из-за угла, убийца все продумал, и преступление было представлено как честная дуэль. Хотя об обмане все шептались. Какой глупец устроил бы дуэль на городской улице? Убийцу как дуэлянта сослали на Кавказ, он благополучно устроился "На Водах" в Пятигорске, где продолжил свой праздный образ жизни. Несчастный отец написал старой приятельнице княгине Голициной, прося у нее помощи покарать злодея, обещая щедрую благодарность.
   Мне стало понятно, Голицина избрала меня своим орудием.
   Чувство справедливости особенно сильно в молодости, меня охватил праведный гнев. Подлость всегда вызывала отвращение. А убить подлеца так просто, зажечь свечу, прочитать заговор над картой, нарекая ее именем злодея, взять ножницы и одним движением перерезать карту пополам. Повинуясь порыву, я уверенно выполнил смертоносный обряд...
   Потом через три дня я узнал, что злодей погиб. Именно в ту ночь, когда я повел обряд. Нетрезвый казак устроил стрельбу, и шальная пуля смертельно ранила злодея, возвращавшегося домой после бала в местной ресторации.
   В этот вечер ко мне подошел седой генерал.
   - Княгиня сказала, что именно вас я должен благодарить за то, что мой сын отомщен, - произнес он, отведя меня в сторону.
   Он вложил в руку мне старинный перстень и, повторив слова благодарности, отошел к другим гостям.
   Слуга снова позвал меня к княгине, которая сидела в кресле у окна, устало прогоняя всякого, подходящего к ней.
   - Великолепно! - улыбнулась она мне. - Теперь могу предложить вам занятных партнеров по игре. Квартира на Столярном завтра ваша весь вечер.
   Она указала в сторону карточного стола, и азарт игры на людских пороках снова охватил меня. Захотелось поскорее начать игру в квартире картежников и испытать силу зеркала, которая покажет каждому его желания, ради которых они согласятся сыграть на годы жизни. В партнеры по игре я отобрал двоих самых неприятных тщеславных господ. Вечером написал им письмо от лица старика-картежника, приглашая на игру. Обычно никто не отказывался попытать счастья.
   Так начался мой путь... Я стал членом клуба "Мистических картежников", мне был доверен ключ от загадочной квартиры на Столярном переулке. Мне нравилось выигрывать и управлять людскими пороками. Чем неприятнее и порочнее были противники, тем занимательнее становилась игра. Никто не догадывался, что старик из дома на Столярном переулке и я - один и тот же персонаж.



   На каждом светском вечере я наблюдал за господами, выискивал новые жертвы. Я был горд, что мне удалось получить уважение в тайном мире мистических картежников и мнение обычных людей - пусть уважаемых в свете меня не беспокоило.
   Снова вспоминаю моего недоброжелателя. Он хотел получить благосклонность княгини, он она сказала ему "ступайте прочь, не утомляйте меня".
   Этот человек был настолько скучен и неинтересен, что я даже не рассматривал его кандидатуру для игры. Когда он покинул Петербург, я позабыл о его существовании и вспомнил только сейчас. Оказывается, после смерти отца этот герой разорился, "давая три бала ежегодно". Он затаил на меня свою злобу, о которой я даже и не подозревал. Оказывается, он следил за моей жизнью - новости о моем богатстве, купленном титуле вызывали у него ярость. Не понимаю причины, ненавидеть меня за то, что я когда-то не присоединился к его прихвостням и равнодушно отвечал на глупые шутки.
  
   Париж, 1842 год
  
   И вот недавно, встретив былого недоброжелателя на улице, я решил вновь отыскать его и переговорить. Разумеется, много лет назад я не подозревал, что человек, о существовании которого я не задумываюсь, тихо ненавидит меня, и все свои последующие неудачи будет связывать с моим именем.
   Вчера я отыскал его в Париже и говорил с ним. Невозмутимо выслушав злословие, я узнал, что мой недоброжелатель еще давно провел мистический обряд с зеркалами, который помог Тени оказать влияние на мою жизнь. Он запустил механизм, и сила Тени усиливается с каждым днем.
  

***

   Граф завершил рассказ.
   - Путь этот безумец отменит обряд! - воскликнула я. - Или я сама убью его!
   - Увы, сделанное отменить невозможно, он приоткрыл дверь Тени, - граф развел руками. - Мне придется принять вызов мира теней...
   Я не смогла сдержать возмущения.
   - Вы не причинили этому человеку никакого вреда, и не виновны в его бедах, не понимаю, зачем он наслал на вас проклятье?
   - Увы, иногда одно наше существование вызывает ненависть некоторых людей, - ответил граф, - а наши жизненные удачи воспринимаются ими как личное оскорбление. А если у этих людей что-то не ладится, то мы становимся врагами, сами о том не подозревая...
   - Провалиться ему в Ад! - воскликнула я, от всей души насылая кару на завистника. - Значит, это по его вине я могу погибнуть!



   В этот момент мое сердце пронзила острая боль, я поднялась из-за стола и вскрикнула, голова закружилась. Перед моим взором промелькнуло насмешливое лицо Тени. Потом я увидела недоброжелателя, который, пошатнувшись, упал на городскую мостовую. Его душа заметив меня, трусливо метнулась в сторону, будто я могу наслать на него кару и после смерти.
   Очнулась я в кресле, граф испуганно обнимал меня. Сразу осознала, что, повинуясь чувствам, отняла жизнь злодея. По закону равновесия, своим поступком уменьшила свою жизнь, которая и так на исходе. Но я не жалела о содеянном. Зеркало на стене потемнело, и мы увидели Тени...
  

Глава 9

Закутанные в саван видения теней

   Париж 1492 год
  
   Из книги подаренной незнакомцем
  
   Паолина зажмурилась, пытаясь прогнать необъяснимый страх. Могильный пугающий холод усилился. Она села по постели, поборов волнение, синьорина смотрела в раскрытое окно. Постепенно страх отступил. В комнате мелькнула бледная фигура. Постепенно черты человека обрели очертания, синьорина увидела бледное лицо Доминика. Призрак приветливо улыбнулся ей, потом он изменил свой облик, представ в маске воина Анубиса.



   - Так... вы и есть воин Анубиса! - воскликнула Паолина.
   Призрак смущенно кивнул.
   - Простите, что разочаровал вас, - произнес он, - я хотел сыграть роль мистического существа, напугать врагов, но провалил затею... Я всей душой желал помочь вам, Паолина, но не смог. Увы, я не ваш герой-защитник.
   Он скорбно опустил голову.
   - Как я не догадалась!? - воскликнула синьорина. - Вы старались быть рядом со мной, чтобы защитить меня! Простите, я думала, что вы трус и болван, мне очень стыдно...
   - Рад слышать, что вы так думали. Я старательно потрудился, чтобы создать такое мнение о себе, дабы отвести подозрения, прикидывался трусом и болваном. Но друг Вербинио догадался, кто я... Он помог укрыться мне, но я не оправдал его доверия...
   Доминик вздохнул.
   - А как Вербинио догадался? Меня-то вы ловко провели, - Паолина даже позабыла, что беседует с призраком, таким интересным собеседником оказался Доминик.
   Она корила себя, что не догадалась сразу и вела себя грубо и высокомерно со своим защитником. Пусть он не из другого мира, но он надежный храбрый союзник.
   - Я не хотел, чтобы вы догадались, это подвергло бы вас опасности, - ответил призрак, - а Вербинио сразу понял, что я не так-то прост, и решил проверить. Сначала он кинул мне в руки шпагу, которую я ловко поймал. Будь я рохлей, то шарахнулся бы от оружия, но моя ловкость и опыт занятий по фехтованию заставили меня среагировать мгновенно. Потом по пыли в библиотеке Вербинио обратил внимание, какие книги я читал. Еще моя бесформенная одежда, под которой я прятал удобный наряд война Анубиса.
   - А тогда после схватки с инквизитором? Меня увели, и я не знала, что случилось с вами.
   - Я смог убежать, инквизитор отвлекся, радуясь своей добычи, но далеко уйти я не смог... Силы покидали... Вербинио и Франческо помогли мне, когда я упал, потеряв сознание. Они перенесли меня в безопасное место, на тайную квартиру Франческо, где он занимается медицинскими опытами... Но рана оказалась слишком опасна...
   - Простите, - прошептала Паолина, она не могла сдержать слез, синьорине казалось, что будь она малость догадливее, ее союзник избежал бы опасного ранения.
   - Спешу вас утешить, моя душа еще может вернуться в тело, - успокоил ее Доминик.
   Паолина протянула руку, чтобы по-приятельски пожать его ладонь, но ощутила только могильный холод. Сдерживая плачь, она произнесла:
   - Но мы ведь можем помочь вам, если у нас будет талисман вселенной?
   - Я должен выполнить волю Анубиса. Он говорил со мною, даже прогневался на мою дерзость, что я осмелился назваться его воином. Мне нужно пройти трудный путь в мире теней, и сыграть роль проводника - раз я осмелился представиться слугой Анубиса. Я постараюсь вернуться, только берегите себя...
   Призрак поклонился, исчезая в ночном тумане. На руке синьорины еще долго оставалось ощущение загробного холода.
  

***

   Утром Паолина сразу же обратилась к дяде Франческо с вопросом.
   - Доминик? Что с ним? Я знаю, что ты с Вербинио спас его!
   Франческо не стал спрашивать, откуда ей это известно, и грустно ответил.
   - Я пытался ему помочь, провел у его постели несколько часов, сражаясь за жизнь, но, боюсь, безуспешно... Сейчас он между жизнью и смертью, мои верные ученики дежурят у его постели... Сейчас я снова отправляюсь к нему.
   Паолина заплакала. Кавелли промолчал, ему не хотелось говорить впечатлительной племяннице, что сам он сомневается в том, что Доминик очнется.
   - Мне тоже больно, дитя мое. Этот юнец был героем, - вздохнул он.
   - А амулет вселенной? Может, амулет поможет Доминику?
   - Ах, опять эти мистические глупости, - Франческо махнул рукой. - Конечно, я постараюсь отнять наш фрагмент амулета у инквизитора - это наша фамильная драгоценность.
   - У инквизитора две части!
   - На вторую часть талисмана у меня нет прав, но за своей вещью я отправляюсь прямо сейчас.
   Слова дяди вызвали у синьорины беспокойство. Неужели он рискнет подобраться к инквизитору, вооруженному талисманом вселенной? Она надеялась, что Доминик выполнит загробное поручение, и Анубис позволит ему вернуться в наш мир. Паолину не волновало, что Доминик обычный человек - она верила в его способности также как и прежде, когда он казался ей неуязвимым воином Анубиса.
  

***

   Франческо Кавелли отправился повидать отца Гийома, который не скрывал своего самодовольства.
   - Я получил реликвию, а демон исчез и больше не тревожит нас, - произнес он своим слащаво-вкрадчивым голосом. - Весьма рад, что вы пришли ко мне. Желаете исповедаться?
   - Вы полагаете, я обезумел и готов рассказать вам о своей жизни? - насмешливо переспросил Кавелли. - У вас вещица, которая принадлежит моей семье...
   Гийом вздрогнул.



   - Вы не ослышались, я знаю, у вас вторая часть талисмана - это реликвия, которая принадлежит моей фамилии! Требую, чтобы вы немедленно вернули мне сей предмет! - произнес Франческо не скрывая своего возмущения. - Мне наплевать на демонов, которые мерещатся вам на каждом углу, верните мне мою драгоценность!
   На мгновение лицо инквизитора исказила злая гримаса, неужели так просто он потеряет вторую часть амулета вселенной? Но он быстро совладал с собой.
   - Прошу дать мне время, - произнес он хладнокровно. - Я должен разгадать тайну амулета, чтобы защитить мир от демонов.
   - Время? - передразнил Кавелли. - Я хочу получить семейную реликвию немедленно! Меня не беспокоят ваши безумные идеи! В обмен могу предложить вам новомодные порошки, пару ложек перед сном и бредни о нечисти во плоти перестанут вас беспокоить.
   - Вы мешаете работе святой инквизиции!
   - Не забывайте, у меня документ, подписанный самим Папой Римским. Подумайте, раз я получил от Его Святейшества позволение "делать, что мне угодно", у меня достаточно возможностей, чтобы вас обвинили в воровстве и с позором отправили отмаливать грехи в отдаленный монастырь на Востоке.
   Сохраняя спокойствие, отец Гийом опустил руку в бархатный мешочек, который висел у него на поясе. Он достал фрагмент амулета, принадлежавший Кавелли.
   Франческо молча забрал семейную драгоценность.
   У выхода из собора Кавелли столкнулся с Флер де Лис.
   - Ловко вы забрали свой амулет, - с завистью произнесла она.
   - Понимаю, вам придется сложнее, учитывая, что вторая часть талисмана вам не принадлежит, - иронично ответил Франческо.
   - Ваши насмешки неуместны, - молодая дама обиженно надула губки. - Если вы получите вторую часть амулета, перед вами откроются безграничные возможности...
   Она прервала речь, видя как собеседник демонстративно закатил глаза к небу и скорчил гримасу.
   - Предлагаете мне ограбить Гийома? Тогда меня обвинят в воровстве, кстати, обвинители будут правы, - заметил Кавелли.
   - Вы струсили?
   - Ах, моя милая Флер, я не поддаюсь на насмешки "струсил" с детских лет, когда лазил воровать яблоки в соседский сад. Прошу вас, будьте благоразумны, из-за странных фантазий вы подвергаете себя опасности.
   - Прошу вас, достаньте амулет! - взмолилась дама.
   - Мне зарезать Гийома? - усмехнулся Кавелли. - Где ваше благоразумие?
   Он осторожно взял даму за руку, увлекая за собой. Слуга Флер, сопровождавший госпожу, последовал за ними. Флер рассерженно отмахнулась от Кавелли и направилась назад к Нотр-Даму. Фраческо, замешкавшись, решил следовать за нею, но на некотором расстоянии, чтоб дама его не заметила.
   Оказавшись под темными сводами, Франческо потерял из виду Флер де Лис. Он старался двигаться бесшумно. Вдруг он увидел фигуру отца Гийома, который неспешно следовал вдоль скамеек. Синьор наблюдал за ним... Вдруг у него промелькнула опасная мысль...
  

***

   Кавелли вдруг почувствовал неладное. Рука потянулась к кинжалу. Неужто злодей готов совершить святотатство - напасть в храме? Пожив в Риме, Франческо уже ничему не удивлялся. Знал он историю, как одного прихожанина закололи во время исповеди.
   Он замер, вслушиваясь в тишину. Его охватило беспокойство за Флер, он не слышал звука шагов дамы и не видел ее. Мгновение - он услышал свистящий звук, Кавелли пригнулся - над ним пролетел кинжал. Он быстро обернулся. В этот момент, кто-то нанес удар, но Кавелли, поднявшись на одно колено, парировал клинок врага своим кинжалом. Франческо взглянул в размытое лицо противника - на него напал слуга Тени. Враг явно не ожидал отпора, магический противник полагал, что сильнее Франческо, не наделенного мистическими знаниями. Однако Кавелли стремительно перешел в атаку, враг увернувшись, нанес неожиданный удар, но оружие врага уперлось в фамильный амулет, который Франческо спрятал под одеждой. В этот момент мимо просвистел кинжал, Кавелли снова увернулся. Времени прошло много, слуга Тени начал слабеть, его черты лица стали проявляться, он бросился к выходу. Франческо повернулся в сторону, откуда был брошен второй кинжал и замер. На него испуганно смотрела Флер де Лис.
   - Прекрасно, вы хотели меня прикончить? - спросил Кавелли, не шутя. - Решились забрать и мой амулет?
   - Нет-нет, я целилась в вашего противника, - пробормотала она.
   - Хотелось бы верить...
   - А мне хотелось бы верить вам, - произнесла Флер мрачно.
   - Простите?
   - Отец Гийом мертв... Я нашла его с перезаным горлом...
   Они с недоверием смотрели друг на друга.
   Франческо схватил даму за руку и повлек к выходу.
   - Не готов сейчас объясняться с властями!
   - Почему? - бормотала Флёр. - Почему вы сбегаете если вы невиновны?
   - Опасаюсь за вас. Возможно, вы зарезали священника и забрали вторую часть талисмана, потом хотели убить меня, чтобы и мой амулет прибрать к рукам, а сейчас просто морочите мне голову? - перебил Кавелли.
   - Вы безумец! - ахнула Флер. - Или это вы морочите мне голову? Вы тоже могли убить отца Гийома, пробравшись в темноте собора. Я не сразу подошла к нему, замешкалась пока искала его. У вас было время опередить меня...
   Кавелли выдохнул.
   - Понимаю, каждый из нас имеет все основания подозревать другого. Но я не пытался вас убить, а вы метнули в меня кинжал.
   - Я не в вас целилась, а в вашего противника. Прошу простить мою неловкость... Я приложила все свои мистические усилия, но магия Тени поменяла направления кинжала.
   - Прошу вас, я устал слушать магические глупости. Вы просто промахнулись...
   - Думайте, как угодно.
   Флер развернулась, и направилась прочь. Кавелли последовал за ней поодаль, опасаясь за жизнь милой дамы. Он подозревал Флер в преступлении, но уверенности не было. Если молодая дама попадет в беду из-за его гордыни, он себе этого не простит.
   В этот вечер Флер де Лис попросила у матушки позволения погостить в доме дорогой Изабеллы. Матушка позволила, и попросила быть полюбезнее с синьором Франческо - хороший жених. Иногда следует умерить свой строптивый нрав.
  

***

   Вечером, когда Франческо, спустившись к ужину, и увидел Флер де Лис за столом, он воскликнул:
   - О! Вы прибыли, чтобы зарезать меня ночью!
   - Это я рискую быть зарезанной, - поморщилась молодая дама.
   - Отравите друг друга прямо сейчас, дабы мы с Изабеллой могли поужинать спокойно, - произнес Вербинио, демонстративно закрывая уши.
   - Вы уже знаете, что случилось? - спросил Франческо.
   Бенедикт Вербинио кивнул.
   - Готов выслушать историю каждого из вас, - произнес он, - но только после ужина. Понимаю ваши переживания, но очень прошу хотя бы на время унять эмоции.
   Изабелла, как хозяйка дома, поддержала просьбу Вербинио. Она порадовалась, что Паолина легла спать пораньше и не слышит ссоры Франческо и Флер.
   Ужин прошел в молчании. Кавелли с трудом сдерживал себя от мрачных шуток, дабы позлить милую даму. Изабелла, хорошо знавшая своего кузена, всякий раз догадывалась о его намерениях и качала головой, глядя в глаза Франческо. Он демонстративно вздыхал, но молчал.
   После ужина все переместились в просторную гостиную. Вербинио внимательно выслушал рассказ каждого, прося не перебивать друг друга. Флер и Франческо с трудом выполнили его просьбу.
   - Можно поинтересоваться, зачем вы приехали к Изабелле погостить, раз подозреваете меня в убийстве? - поинтересовался Кавелли у Флер. - Возникает подозрение, что вы ходите украсть у меня талисман...
   Молодая дама возмущенно поднялась с кресла и молча вышла из комнаты.



   - Ваши опасения не лишены основания, - заметил Вербинио. - Но вы тоже под подозрением, увы, мой друг... Ваш горячий нрав... и...
   - О Боже, я не убивал этого болвана инквизитора, - поморщился Франческо. - Свой талисман я забрал легко, пригрозив законом. Эта наша фамильная реликвия, Гийом испугался скандала!
   - Мне известно, что вторая часть талисмана тоже пропала, - напомнил Бенедикт.
   - Неужели ты считаешь меня убийцей?
   Кавелли хотел ответить шуткой, но ничего интересного придумать у него не получалось. Он подозревал Флер, сам был под подозрением, и за ним охотится безумец злодей.
   - Уверенности нет, но подозрений я отбросить не могу, - заметил Вербинио.
   - На меня напал слуга тени, - напомнил он.
   - Возможно, он решил, что у тебя обе части талисмана, - предположил Вербинио. - Вы в опасности, мой друг... Если, конечно, ты не союзник тени и не разыграл представление с поединком перед испуганной Флер де Лис... А возможно, твоя дама призвала слугу тени...
   Франческо вздохнул. Самое печальное было, что его товарищ был прав.
   - Ох, твои рассуждения, мой друг, меня утомляют. Пока ты не предъявил мне обвинения, я пойду спать, чего и вам желаю.
   Он демонстративно подмигнул Изабелле, которая покраснела.
  

***

   Вечером Паолина легла пораньше, ожидая, что призрачный друг снова придет к ней. Предчувствия не обманули синьорину, Доминик предстал перед ней в облике воина Анубиса.



   - Мне пора в путь, но я хочу предупредить вас. Обе части талисмана сейчас в доме Изабеллы.
   Он взмахом руки распахнул дверь комнаты, увлекая Паолину следовать за ним. Синьорина не мешкая направилась за провожатым. Они прошли по коридору и остановились у комнаты, в которой расположилась Флер де Лис. Доминик снова приложил усилия, ключ в дверном замке резко повернулся и упал на пол, дверь приоткрылась. Испуганная Паолина увидела Флер, сидевшую на полу. Перед ней лежала вторая часть амулета. Дама вздрогнула на звук открывшейся двери. Заметив ключ, "выпавший" из замочной скважины она усмехнулась.
   - Браво, воин Анубиса или как вас там называть, - произнесла она, - заходите в гости, милости прошу...
   Флер поднялась на ноги, не выпуская амулет из рук. Она подошла к двери, но никого на пороге не было. Молодая ведьма огляделась по сторонам...
   Воин Анубиса укрыл Паолину своим плащом, и отвел прочь от комнаты. Он не отвечал на расспросы синьорины, и так позволил себе воспользоваться в мире живых знаниями, полученными благодаря призрачному миру. Доминику хотелось рассказать все, что ему известно, но он почувствовал, как неведомая сила увлекает его за собой на дорогу Дуата - как древние египтяне называли загробный мир...
   Паолина очнулась в своей комнате, она была уверена, что ей ничего не приснилось. Синьорина вышла в коридор и направилась к Флер, которую увидела стоящей в коридоре с амулетом в руках. Молодая ведьма испугано смотрела на Паолину, за спиной которой возникли тени...
  
  
Продолжение следует...


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Легион"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список