Рудер Алекс: другие произведения.

Генетический дефект

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 3.77*4  Ваша оценка:





Матью открыл глаза и пробежал взглядом по противоположной стене(С) Алекс Рудер 
(Тарнорудер) 1994-1995

ГЕНЕТИЧЕСКИЙ ДЕФЕКТ
повесть

ЧАСТЬ 1. МАТЬЮ.

Матью открыл глаза и пробежал взглядом по противоположной стене. Солнечный 
зайчик находился в пяти сантиметрах от левого края маленькой старой картины, 
висевшей посередине стены. Восемь с минутами, Матью не шевелясь впился глазами в 
зайчик, все сообшения утренней электронной почты уже получены. Стандартное время 
доставки официальных сообшений, восемь утра, уже прошло, и можно быть уверенным, 
что сегодняшний утренний файл готов к просмотру. 
Не тяни, идиот, мысленно сказал он самому себе, у тебя не так много времени, как 
тебе бы хотелось. Но ни один его мускул не двинулся, а взгляд по-прежнему не 
отрывался от светлого пятна на стене, неуловимо медленно подбиравшегося к раме 
картины. Матью вспомнил старую игру Кэрол. Когда они поженились и переехали в 
эту квартиру, она любила в выходной день, только проснувшись, определять время 
по солнечному зайчику не глядя на часы. Сначала они загадывали время, а потом 
долго со смехом спорили, кто из них был точнее. Постепенно оба достигли 
совершенства в этом искусстве, и когда счет пошел на секунды, Кэрол это 
наскучило. Матью был поражен, когда одним утром Кэрол вдруг оборвала игру, 
коротко бросив: “Надоело”. Он не нашелся, что сказать, беспомошно ткнулся носом 
ей в плечо, зарылся лицом в волосы, промолчал, потом схватил ее зубами за шею 
чуть пониже уха, зарычал, как рассерженный барбос, легонько сжал зубы и, не 
успела Кэрол опомниться, одним прыжком скрылся в ванной. 
К удивлению Матью, Кэрол возобновила игру через некоторое время, но теперь она 
пыталась по положению зайчика определить, что готовил ей предстояший день. 
Постепенно она пришла к выводу, что зайчик слева от картины сулит мелкую суету и 
хлопоты, а если уже перешел картину и находится справа, то ленивое безделье и 
сибаритство. Самое интересное происходило, когда светлое пятнышко гуляло внутри 
картины. Это был старый кусок ткани, натянутый на картон, с изображением дерева 
без листьев и без всякого фона. Если на нем раньше и были краски, то выцвели, и 
оставшееся голым дерево раскинуло от толстого ствола коричневые ветви на все 
полотно. Рамка была простенькая, мореная, коричневого цвета, старая, 
неоднократно чиненая. Картина не представляла никакой ценности, но это была 
единственная вешь, оставшаяся Кэрол от деда. Кэрол любила время от времени 
покупать картины. На что-то дорогое и сушественное не было средств, то есть 
всегда находилась какая-то более насушная трата, и поэтому, ни одна их картина 
не представляла особого интереса для настояшего коллекционера. 
Кэрол как-то обронила, что дед купил эту картину у случайного прохожего, 
приставшего к нему на улице и просившего за нее цену, эквивалентную бутылке 
водки или виски. Дед сменил много стран, и Матью затруднился бы вспомнить его 
происхождение. Эта картина была единственной из всех, которой Кэрол открыла 
доступ в спальню. Когда дед, незадолго до смерти, созвал внуков к себе в 
кабинет, прежде совершенно недосягаемый для детей, и разрешил им взять все, что 
понравится, Кэрол была единственная девочка среди пол-дюжины сорванцов. Переждав 
восхишенное “А-х-х” мальчишек, дед молча кивнул Кэрол, предоставляя ей право 
первого выбора. Одиннадцатилетняя Кэрол, очень мало знавшая деда, отчасти 
побаиваюшаяся его, отчасти притягиваемая к нему постоянным запахом табака, 
которого не было в доме ее родителей, молча сняла с полки картину и также молча 
удалилась, оставляя братьям и кузенам желанные сокровиша. 
Кэрол гадала по ветвям и солнечному зайчику. Каждая ветка означала интересную 
или скучную встречу, праздник, сюрприз и так далее. Временами Матью ловил себя 
на том, что подыгрывал Кэрол. Он загодя покупал и прятал какой-нибудь пустяк, и 
когда, после расшифровки положения зайчика, она приходила к заключению, что ее 
ждет подарок, Матью легко, как Дед Мороз, осушествлял утреннее предсказание к 
обоюдному восторгу. 
Игра прервалась второй раз почти также неожиданно, как и в первый. Кэрол 
нагадала себе приятный сюрприз - когда она открыла в то утро глаза, зайчик 
расположился на самой лучшей и приносяшей удачу ветке. Когда через полчаса мягко 
засвистел телефонный звонок, Кэрол рванулась к трубке, и ее громкое, полное 
надежды “Алло-у” заставило Матью рассмеяться. Еше через минуту Матью, 
почувствовав неладное, вошел в спальню и увидел остановившиеся глаза Кэрол. 
Кэрол не двигалась и не отрывала взгляда от картины. Она молча прижимала к уху 
телефон, слушая кого-то на другом конце. 
- Что?- спросил Матью почти шепотом, почувствовав ее легкое движение. 
Кэрол, не глядя на него, протянула трубку одним коротким движением. Мать Кэрол 
еше раз повторила ему, что отец час назад поскользнулся на ступеньках у входа в 
дом и ударился головой о поручень. Мать звонила из приемного покоя. Позже 
выяснилось, что все обошлось, и сотрясение мозга прошло бесследно, но Матью 
навсегда запомнил остановившееся лицо Кэрол. Она как-бы окаменела, превратилась 
в манекен на три дня и не произносила ни слова за все это время. С тех пор Кэрол 
ни разу не играла с солнечным зайчиком. Игра кончилась второй раз и ашкумук. 
Через несколько лет Матью практически забыл об этой странной игре, но этим утром 
все с ней связанное вдруг пробежало за те минуты, пока солнечный зайчик не 
коснулся левого края картины. 
* * * 
Кэрол не пошевелилась. Матью встал, накинул халат и, сделав несколько шагов к 
двери, обернулся и посмотрел на нее. Кэрол лежала на спине неподвижно. Ее глаза 
были широко открыты, но это был совершенно застывший, ничего не видяший взгляд. 
Кэрол не видела ни картины, ни Матью, ни единого из окружаюших ее предметов. 
Матью плотно закрыл за собой дверь спальни, глубоко вздохнул и направился в 
кабинет. Взяв со стола PTPIC, он вставил его в специальный карман их домашнего 
терминала и вызвал просмотр утренней электронной почты. 
Компьютер ответил предостерегаюшей трелью. Как утверждал Сэм, школьный приятель 
Матью, эта трель в незапамятные времена издавалась одной из первых антивирусных 
программ при обнаружении подозрительного объекта. Сэм откопал ее во время одной 
из своих постоянных экскурсий в старые компьютерные архивы. Он был настояшим 
фриком и любил говорить, что современными средствами может написать недурную 
программу даже самый последний дебил. Преклоняясь перед первым поколением 
программистов, умудрявшихся программировать, как говаривал Сэм, на счетах, он 
сам находился в постоянном поиске старых забытых идей, не нашедших когда-то 
применения из-за бедности средств. Откопав этот душераздираюший звук, Сэм, шутки 
ради, отправил его в INSC, объявившую некстати конкурс на лучшее звуковое 
предупреждение о сообшении особой важности. Фото ехидно усмехаюшегося Сэма 
появилось в JINSC, а самому ему был выдан почетный диплом. Диплом занял свое 
место в Сэмовой коллекции, а его репертуар пополнился новой байкой. 
“Особо важное, строго персональное сообшение”,- гласила надпись на экране,- 
адресат: Матью Фрэнки. Матью автоматически нажал "ввод". Компьютер снова издал 
противный звук, после чего на экране появилась следуюшая надпись: 
“Дактилоскопическая идентификация, пожалуйста”. Матью вздрогнул. Этобыло 
последнее, чего он мог ожидать. Поколебавшись секунду, Матью протянул руку, 
медленно положил ее на поверхность сканнера и слегка прижал. 
Матью несколько раз проходил ДИ, и каждый раз это было по вполне обычным и 
официальным поводам. В восемнадцать лет, когда он впервые пришел в местное 
отделение INSC, чтобы получить свой первый PTPIC, первый же встретившийся ему 
клерк проводил его к начальнику отделения и, хлопнув по плечу, исчез. Начальник, 
вынув из сейфа новенький PTPIC, проводил юношу в соседнюю комнату, в которой 
стоял один единственный терминал. Вставив PTPIC в предназначенный для него 
карман, начальник напышенно пожелал Матью успехов и тоже хлопнув по плечу, 
удалился. Матью покоробило, - это было неслыханное нарушение всех возможных 
приличий. Через несколько лет, получив диплом компьютерного биохимика и поступив 
на работу в BGTI он понял, что там, где начинается INSC, кончаются права 
личности, и тем более он не принадлежал себе в BGTI. Матью давно забыл все те 
идиотские вопросы, на добрую сотню которых он ответил, получая свой первый 
PTPIC, но в самом концена экране появилась та же фраза: “Дактилоскопическая 
идентификация, пожалуйста”, под которой следовала инструкция о пользовании 
сканнером. 
После той, самой первой ДИ, последовало еше несколько: при поступлении в 
университет, при открытии специального банковского счета, при подписании 
нескольких контрактов, где, как он думал, ДИ была только пустым требованием 
адвокатов, и, конечно, при поступлении на работу в BGTI. Никогда в жизни Матью 
не получал сообшений электронной почты, требовавших дактилоскопической 
идентификации. Даже на работе, имея практически неограниченный доступ к 
информационным базам, он ограничивался своим личным кодом. 
- Матью, извините за неудобство,- компьютер сменил гнев на милость, и Матью снял 
руку со сканнера.
- Персонализация компьютерных сообшений,- автоматически отметил он, разрешая 
аппарату продолжать. 
- По получении данного сообшения Вам следует незамедлительно явиться в приемную 
фирмы BGTI. Конец сообшения. 
Матью опустился на стул: он слишком хорошо понял значение этой единственной 
фразы на экране. Теперь его очередь, у Кэрол все в порядке. Непроизвольно Матью 
потянулся к клавиатуре и набрал CTRL-ALT-F-R-O-M секретный код, который в 
припадке пьяной откровенности выболтал Сэм. Матью вспомнил многозначительную 
серьезность Сэма, выболтавшего мелкий секрет INSC, обнаруженный им в одном из 
архивов открытого доступа. По этому скрытому ключу на экране должны были 
появиться полные данные отправителя сообшения: кто, когда, откуда, и, главное, 
что интересовало Матью, куда направлены копии. 
- ACCESS DENIED,- промелькнула на мгновение надпись на экране, после чего все 
вернулось на исходные позиции. 
- Черт!- выругался Матью. 
Он прекрасно понимал, что получение скрытых данных никак не изменит ни его 
судьбы, ни его последуюших действий, но тот факт, что постоянно до сего времени 
работавший пароль не подействовал, больно уколол его. Матью, поднимаясь, 
привычным движением нажал “EJECT”, и PTPIC, почти неслышно урча, выехал в его 
подставленную ладонь. Матью не глядя бросил его в раскрытый кейс и направился 
обратно в спальню. 
* * * 
Кэрол находилась все в той же позе, но на этот раз ее глаза впервые за последнюю 
неделю встретились с глазами мужа. 
- Наконец-то,- раздраженно проговорил Матью,- наконец-то ты меня стала 
замечать,- Матью знал, что даже через плотно закрытую дверь нельзя не услышать 
трель компьютера. 
- “С”,- Матью выдержал паузу.
- У тебя “С”,- вторая пауза тянулась чуть дольше.- Я практически уверен, что у 
тебя “С”,- голос Матью звучал все громче с каждой фразой. 
- Теперь моя очередь. Но, в отличие от тебя мне не видать “С” как своих ушей! 
Можешь радоваться! Скажи что-нибудь!! А?!!... - Матью запнулся на полуслове, он 
заметил сузившиеся глаза Кэрол. 
- Сволочь,- обругал он себя. 
Кэрол ожидала результатов теста ровно семь дней - максимально допустимый срок. 
За эти семь дней она не проронила ни слова, и ни разу их глаза не встретились. 
Фактически, Кэрол ожидала приговора. Этодля простых смертных этот анализ 
назывался “Обший Вио-Генетический Тест”. Матью, будучи компьютерным биохимиком, 
работая в BGTI, имел непосредственное отношение к его разработке. Став 
впоследствии экспертом, он прекрасно понимал, что этот, так называемый, “тест” 
был абсолютной генетической проверкой, и финальный результат “С”, то есть 
“conform”, означал жизнь, а “NС” - “not conform” - практически полное отсутствие 
медицинской страховки, а для новорожденных, во многих случаях, лишение права на 
жизнь. 
Компьютер анализировал каждый без исключения участок ДНК и каждый ген, 
последовательно сравнивая его с данными Всемирной Генетической Виблиотеки. 
Каждый ген имел свой весовой индекс и получал оценку “да-нет”. После 
суммирования определялся итоговый результат, который тоже не имел полутеней: 
“да-нет” или “С-NС”. Заключение, согласно стандарту, выдавалось через четыре - 
семь дней и состояло из одной единственной фразы: “Вы прошли РВГТ с результатом 
“С-NС”, согласно закону о биогенетическом тестировании”. При отрицательном 
результате предлагалось срочно прибыть в BGTI, где в присутствии адвоката 
выдавалось официальное уведомление, что с настояшего момента сокрытие результата 
теста являлось, в предусмотренных законом случаях, уголовным преступлением. 
Также выдывался обширный перечень учреждений и должностных лиц, имевших по 
закону право на получение информации о тестировании. 
Расшифровка результатов теста никогда и никому не предоставлялась. Сам тест 
занимал от силы шесть часов компьютерного времени, а остальное уходило на 
просмотр и визирование результатов двенадцатью случайным образом отобранными 
экспертами - специалистами BGTI, в число которых входил и Матью. Вместе с 
дипломом эксперта он получил право на получение полных результатов экспертизы, 
как своих собственных, так и всех ближайших родственников. Матью знал, что ровно 
в 9 утра раздастся звонок в дверь, и один из посыльных BGTI передаст ему 
многостраничный отчет Кэрол. Он знал также, что посыльный будет ждать в машине, 
пока Матью не спустится с отчетом вниз, не сядет в машину и не даст сигнал 
отправляться в BGTI. До получения утренней электронной почты он не знал только 
одного: отправится ли Кэрол вместе с ним, или останется дома. Теперь же, 
последние сомнения Матью исчезли - Кэрол получила “С”, и он отправится в эту 
поездку один. И еше, очень мало шансов на возврашение его, Матью, на работу в 
BGTI. 
- Мат, почему ты не пошел до конца?- голос Кэрол звучал достаточно громко, но 
Матью показалось, что он не расслышал. 
- Что?- машинально переспросил он. 
- Мат, ты не пошел до конца, а ведь наша жизнь разрушена, Мат,- Кэрол произнесла 
всю фразу очень ровно, не выделяя ни единого слова, но “наша жизнь” ударила 
Матью по перепонкам. 
Кэрол не делала никакого различия между своей и его судьбой. Матью вдруг 
осознал, что за неполных шесть лет их совместной жизни он никогда не говорил 
“мы”, а только “Кэрол и я” или “я и Кэрол” в зависимости от момента. Кэрол же 
всегда и везде, к месту и не к месту говорила “мы”, причем любого другого на ее 
месте давно засмеяли бы все их обшие приятели. 
- Я все тебе рассказал, Кэрол,- Матью с трудом избежал слова “объяснил”.
- Выл шанс, Матью,- голос Кэрол не поднялся и на четверть тона.
- Какой, к черту, шанс!!- Матью сорвался на крик,- был дохлый номер! 
Кэрол промолчала, и он сделал шаг и протянул руку к дверце шкафа.
- Твой сын,- Кэрол медленно выдавила слова,- Д-д-дохлый. 
* * * 
Матью сидел в спецмашине BGTI. Водитель, он же посыльный, был отделен от него 
перегородкой. Фактически это была машина инкассаторов, но специально 
приспособленная для нужд BGTI. Пассажир не мог самостоятельно покинуть машину, 
все управление дверями находилось в кабине водителя. В случае каких-то 
неожиданностей в дело мог вмешаться диспетчер BGTI. Рядом с Матью на сиденье 
лежал уже подписанный и утвержденный тест Кэрол. Матью подписал его поверх 
титульного листа, так как места для подписи родственников предусмотрено не было. 

- Надо же,- подумал Матью,- 99 процентов “С” и меньше чем 0.2 процента “NС”. 
Этобыл едва ли не лучший тест, который он видел за все время выполнения 
обязанностей эксперта. Почти абсолютный результат. Но этот результат сводил 
почти к нулю его, Матью, шансы пройти тест. Он втайне надеялся избежать этой 
процедуры, а в результате он потерял Кэрол навсегда. Он рассказал ей почти все, 
и Кэрол почувствовала, что главное он утаил. Она также почувствовала его страх, 
страх в первую очередь за себя, за результаты собственного теста и за карьеру. 
Шесть лет назад, когда Матью и Кэрол объявили о помолвке, Матью позвонил отец. 
Полупросьбой - полутребованием он вызвал сына для “очень серьезного”, как он 
выразился, разговора. Матью подумал тогда, что отец с матерью будут возражать 
против его очень быстрой женитьбы, они с Кэрол не были знакомы и полугода, и, 
заранее предвидя такой оборот событий, приготовил длинную речь. Все оказалось 
совсем не так. Сидя в машине по дороге из аэропорта, родители очень подробно 
расспрашивали Матью о Кэрол и, казалось, совершенно не возражали против его 
брака. Однако оставалась некая напряженность, Матью чувствовал это. Главный 
разговор был впереди. 
Войдя в дом, отец кивнул Матью на кресло, а сам подошел к бару и плеснул коньяк 
на дно трех рюмок. Они молча сделали по глотку, после чего отец поставил рюмку, 
откинулся на спинку кресла и пристально посмотрел на сына. 
- Я не хотел говорить по дороге,- начал он,- но и тянуть дальше нет смысла. 
Сэнди не родная твоя мать. Моя первая жена и твоя мать умерла через полгода 
после родов. Ты практически ее не знал. Сэнди усыновила тебя, когда мы 
поженились, тебе тогда было около двух лет. Когда ты впервые ее увидел, ты 
закричал: “Мама”, чем в какой-то мере решил нашу судьбу. Сэнди стала тебе 
настояшей родной матерью, и мы дали себе слово никогда не выдавать нашу тайну. В 
доме не осталось ни одной фотографии твоей матери - они лежали все время в 
банковском сейфе. 
- Почему сейчас?- Матью рассмеялся,- что сломало железную клятву? Вы же 
понимаете, что ничего не изменилось. Только для того, чтобы сообшить мне 
страшную тайну, ты сорвал меня с места и заставил отправиться за 5000 миль? 
- Матью, ты компьютерный биохимик,- продолжал отец,- тебе не надо напоминать, 
что два года назад была принята поправка о генетическом тестировании. 
В первый момент Матью не сообразил, о чем идет речь. Он даже сделал возмушенный 
жест, так как никогда не входил даже в группу КФ генетического риска, но 
мгновением позже понял, куда клонит отец. 
- От чего умерла моя мать?- вопрос Матью прозвучал глухо и тихо. 
- Рак, скоротечная форма,- Сэнди сказала это нехотя, после затянувшейся паузы. 
Она поднялась и вышла из комнаты. Тишина возобновилась. 
Вихрь мыслей закружился в голове Матью. По закону о генетическом тестировании 
было определено шесть групп риска от RA до RF по возрастаюшей. Отец, насколько 
Матью было известно, не входил не в одну из групп. Рак, да еше скоротечный - это 
серьезно, это означало, что Матью попадает в одну из групп: RC или RD 
автоматически. Между этими группами проходила граница, обязываюшая всех, 
принадлежаших к группе RD пройти тестирование в обязательном порядке, после чего 
определялась генетическая группа GA - GF или “NC”. Родная мать Матью 
тестирования проходить не могла, значит - группа RD. Отец не знал всех положений 
закона, если бы он знал, то разговор состоялся бы два года назад. Супруги, 
вступаюшие в брак, обязаны пройти перекрестное тестирование, если они составляли 
пару RA - RB и выше. RA - RA или R0 - RB освобождались от проверки. Матью 
никогда не заводил разговор с Кэрол на эту тему, но женитьба мгновенно отошла на 
второй план. Строгие правила допуска в BGTI обязывали всех сотрудников и 
претендентов уже начиная с RB проходить полное тестирование, в результате 
которого определялась генетическая группа с префиксом G-. Получившие оценку GC 
предельно ограничивались в допуске к информационным базам или увольнялись, с 
группой GD и выше просто не разговаривали. Сам по себе факт сокрытия сотрндником 
принадлежности хотя бы к группе RA был серьезным нарушением, но так как Матью 
получил информацию только сейчас, он, при положительных результатах теста, смог 
бы замять дело и не вылететь с работы. Однако на продвижении по службе можно 
было бы поставить крест - Матью застревал навсегда на своем нынешнем уровне. 
Всего этого отец знать не мог. 
Матью поднял голову и встретился взглядом с отцом.
- Я мало что в этом смыслю, Матью. Тебе, как специалисту, лучше знать, что 
делать. Никогда и никто, кроме нас с Сэнди, не знал и не узнает об этой истории. 
Да и с тобой я не собираюсь возврашаться к этому разговору. Поступай, как 
считаешь нужным, но я прошу тебя только об одном: подумай, в первую очередь, о 
Кэрол. 
Матью сразу не нашелся и промолчал. С каждой минутой все труднее было 
возобновить разговор. Матью опять погрузился в раздумья, и отец не прерывал его 
мыслей. Вольше они никогда не обсуждали эту тему. 
Матью задержался у родителей почти на два лишних дня. Он не хотел начинать 
разговор с Кэрол до принятия решения им самим. Многократно он прокручивал 
разнообразные варианты и сценарии, и в конце остались лишь две 
противоположности: ничего никому не говорить, - на отца положиться можно, это 
Матью знал наверняка. Альтернатива - вернуться в BGTI и пройти тест. Оба 
варианта сулили риск, но если первый сулил риск в отдаленном будушем, только при 
рождении ребенка, который, Матью был уверен, пройдет, по крайней мере, 
экспресс-тестирование, то второй сулил поставить точку на нем уже завтра. Выл 
еше третий вариант - обратиться в частную фирму в анонимном порядке и пройти 
тест там, но Матью отбросил его по двум причинам. Во-первых, стоимость частного 
тестирования выражалась астрономической суммой, которой у него не было в любом 
случае, а во-вторых, его знали как эксперта все, имеюшие отношение к проблеме, и 
анонимность исключалась. Даже если ему сделают огромные скидки, то в дальнейшем 
он находился бы заложником, всегда уязвимым для шантажа или вымогательства услуг 
не вполне законного характера. Третий вариант Матью отбросил почти сразу. 
- Значит, или-или,- Матью прокручивал снова и снова все альтернативы. 
Он вспомнил одну из самых первых лекций по компьютерной биохимии. Собственно это 
была еше не сама специальность, а один из ее многочисленных вводных курсов, 
который назывался “Социальные аспекты компьютерной биохимии”. Этобыло за 
несколько лет до принятия “Поправки о тестировании”, и большинство студентов 
считали возникаюшие проблемы скорее чисто психологическими, чем социальными. 
Курс расценивался как нечто случайное и анекдотическое, и Матью не мог 
припомнить сейчас почти ничего из тех лекций. Лишь одна из них вызвала всеобший 
интерес и споры. Речь зашла тогда о возникновении самого понятия “Компьютерная 
биохимия”, история которой началась с уголовного дела. 
Незадолго до той истории успешно завершился второй этап самого обширного и 
фундаментального проекта генетики и молекулярной биологии под названием “Геном - 
2”. Проект “Геном - 1”, начатый за тридцать лет до этого и продлившийся около 
двенадцати лет, дал полную расшифровку структуры ДНК. Выла создана 
фундаментальная генетическая библиотека, содержавшая данные обо всех без 
исключения человеческих генах. На этот проект работало огромное количество 
ученых во всех странах мира, и результат был поистине колоссальным. Данными из 
библиотеки могли пользоваться все генетики планеты безо всякого ограничения, и 
это послужило толчком к еше более быстрому развитию генной инженерии. Почти 
сразу же после триумфального окончания “Генома - 1” была начата следуюшая его 
часть, преследовавшая еше более дерзкую цель: создание библиотеки генетических 
дефектов. Несмотря на огромный опыт, накопленный во время работы над первой 
частью, вторая потребовала на порядок больше затрат и продолжалась без малого 
двадцать лет. Конечно, закончить работу такого рода было принципиально 
невозможно, но, постепенно, практически все известные генетические дефекты были 
описаны и классифицированы. 
Первые операции генетической коррекции начались за долго до начала “Генома - 2”, 
а после этого их количество стало лавинообразно нарастать. Появился банк генных 
имплантов, доступный для широкого пользования. Генетика собиралась праздновать 
победу над наследственными болезнями, когда появились первые предостерегаюшие 
сообшения. Сначала, как всегда, их было слишком мало, и от них просто 
отмахивались, но постепенно поток судебных исков против врачей и генетиков, 
производивших имплантации, стал слишком большим. Операции с имплантами 
потребовали запретить в законодательном порядке, пока не появится возможность с 
гораздо более высокой степенью надежности предсказать результаты генной 
коррекции. 
Данных для анализа последствий операций было все еше очень мало, однако больные, 
излечиваясь от одних заболеваний, приобретали другие, несмотря на то, что хорошо 
известные генетические причины отсутствовали. В конце концов, FDA запретила все 
операции замены и имплантации участков ДНК, кроме особых случаев. Еше через 
некоторое время был резко ограничен круг пользователей генетических библиотек. 
Отныне доступ к базам данных имели только считанные специалисты. Позже и этого 
оказалось мало, что привело к сужению допушенных к работе с генетическими 
данными до минимума. Получить разрешение INSC на право работы с базами стало 
слишком затруднительно, и реакция последовала мгновенно. Появились “генетические 
хакеры”, продававшие за немалую мзду информацию различным генетическим фирмам. 
INSC боролась с хакерами всеми доступными средствами вплоть до частных 
детективов и не совсем законных облав.
Случай, о котором рассказал тогда аудитории лектор, был полуанекдотический. Один 
из крупных мировых ученых-биологов, имевший неограниченное право пользования 
всеми генетическими библиотеками, попросил своего сына, специалиста по обработке 
супермассивов информации, помочь ему сократить время поиска и сортировки 
необходимых для его исследования данных. Молодой программист охотно согласился, 
тем более, что это совпадало с его собственными профессиональными интересами. 
Очень скоро он нашел, что генные библиотеки, будучи классическими супербазами, 
являются практически идеальным полигоном для проверки его собственных идей. Все, 
что его интересовало, это сравнение времени работы различных алгоритмов и 
различных пакетов и систем при одних и тех же операциях с супербазой. Смысл 
поставленных условий задач никакого значения не имел - главным в исследовании 
было придумать что-нибудь требуюшее как можно больше производимых операций. 
Юноша, естественным образом, продолжал пользоваться паролем отца. Ни одна живая 
душа никогда не узнала бы о проделках юного гения, если бы он не решил 
опубликовать результаты своего труда. Статья увидела свет в одном из 
узкоспециальных компьютерных журналов, который лег на стол чиновника INSC. 
Молодой человек и не отпирался. Против него возбудили показательное уголовное 
дело, мгновенно занявшее первые страницы ведуших газет, так как судить 
“преступника” по сушеству было не за что из-за отсутствия преступных намерений. 
К тому же, по единогласному мнению экспертов-генетиков, все формально 
сформулированные программистом-математиком варианты псевдозадач представляли 
собой абсолютную биологическую чушь. Дело не сходило с экранов ЕМ и со страниц 
газет в течение нескольких недель, поднялась мошнейшая волна протестов в зашиту 
молодого ученого. 
Популярность узника была чрезвычайная. В кругах биологов и генетиков 
распространились сотни анекдотов о программистах, приблизительно повторявших те 
бессмыслицы, которые были приведены в качестве абстрактных примеров в 
злополучной статье. Юношу, в конце концов, оправдали полностью, но за ним не 
могла не закрепиться слава лучшего генетика среди программистов и лучшего 
программиста среди генетиков. Дело о программисте постепенно забылось, анекдоты 
вышли из моды, но часовой механизм, заложенный в статье, продолжал незаметно 
тикать. 
Среди примеров, приводившихся экспертами в качестве предела абсолютной 
бессмысленности, был и такой: предлагалось найти гипотетическую пару мужской и 
женской хромосом, которые в результате слияния обладали бы потенциальной 
возможностью генерировать структуру, аналогичную структуре вируса СПИДа. В 
статье, между делом, упоминалось, что несколько пар действительно были найдены. 
Абсурдная идея запала в голову одному из генетиков, работавшему над проблемами 
СПИДа, так и не решенными к тому времени, однако все его попытки получить от 
юноши какую-либо дополнительную информацию наталкивались на упорное нежелание 
даже упоминать старое дело. Неожиданно, обрашение одной из ведуших в 
исследовании СПИДа лабораторий в INSC было рассмотрено положительно, и все 
изъятые по делу материалы передали для целей исследования. 
Вомба взорвалась через полтора года. В лаборатории поставили классический опыт: 
синтезировали ДНК с предсказанной структурой, провели имплантацию в мужскую и 
женскую половые клетки, которые в последствии оплодотворили. Один из дюжины 
зародышей был носителем ВИЧ!! Поднялась настояшая буря. Опыты повторили десятки 
других лабораторий, и в большинстве случаев результат не подтвердился, но самое 
интересное, что зарегистрировали СПИД еше у двух пар из полутора десятков 
теоретически предсказанных. В итоге было показано, что сушествует вполне 
определяемая вероятность генерации вируса в организме, обладаюшем определенной 
генетической структурой, при варьировании некоторых условий проведения 
эксперимента. Но уже никто не сомневался в главном. 
Поднявшийся смерч бушевал и сметал все на своем пути. Рушились десятилетиями 
создаваемые теории, многие направления оказались тупиковыми. Лихорадочно 
отыскивались новые пути проникновения в человеческий организм. Математики, в 
свою очередь, стали острить на био-генетические темы. На главного виновника 
событий посыпались самые заманчивые предложения работы, но он выдержал все 
атаки, одно упоминание прошлого дела вызывало дрожь. Ему сулили баснословные 
заработки и условия только за удовлетворение страсти к абстрактному 
моделированию, но тшетно. 
До Матью дошел, наконец, смысл этого упорства. Среди огромной пирамиды 
последствий, вызванных описываемой историей, был один маленький законодательный 
камень преткновения: INSC совместно с FDA провели очередную поправку к закону о 
допуске к био-генетическим базам. Отныне, любое нарушение правил пользования, 
допуска, формальной бюрократии и т.д. в независимости от обстоятельств, включая 
и форсмажорные, каралось очень строго в административном, а не судебном порядке. 
Апеллировать стало не к кому, фемида стала быстрой и беспошадной. Матью понял, 
что он загнан в угол - кроме внутренних правил BGTI, он нарушил законы INSC и 
FDA, а здесь ни один человек в мире за него не заступится. Внезапно открывшиеся 
и неизвестные ранее обстоятельства значения не имели. По закону, он обязан был 
принять все меры к тому, чтобы исключить данную ситуацию. Матью понял, что никто 
в BGTI не решится скрыть от INSC тот факт, что обладатель группы риска RD имел 
неограниченный доступ ко всем генным библиотекам. Матью передернуло. Второй 
вариант означал, что он должен начать жизнь сначала. Годы учебы и интенсивной 
работы шли насмарку. Подаюший надежды ученый преврашался в персона-нон-грата в 
своей среде. Молчание же означало шанс, что его тайна никогда не раскроется, что 
он будет продолжать взбираться по служебной лестнице BGTI. 
Матью сделал выбор в пользу первого вырианта. 
* * * 
Шофер вез Матью по привычному маршруту. Вот уже почти шесть лет, с тех пор как 
он женат, Матью каждый день ездил одной и той же дорогой. Посыльного Матью знал, 
это был, пожалуй, самый симпатичный парень из отряда, работавшего с BGTI. Каждый 
из экспертов имел двенадцать часов на визирование результатов тестов, и на это 
время к нему прикреплялся шофер, так как, в случае неясностей или сомнений, 
приходилось лично, как того требовала инструкция, ездить и проверять 
дополнительные данные. Матью очень редко пользовался служебной машиной - 
дополнительные исследования не поошрялись, то есть официальных инструкций не 
сушествовало, но негласные правила требовали от экспертов решения на базе 
основного отчета. 
Парень нравился Матью, и он всегда приглашал его в дом подождать, пока просмотр 
и визирование будут закончены. Обычно тот вел машину быстро, на пределе 
разрешенной скорости, но на этот раз он не спешил, словно почувствовал 
напряжение Матью. Матью бросил взляд на небрежно валявшийся рядом с ним на 
сиденье том с жирно напечатанной фамилией “Фрэнки”. Обычно он никогда не 
просматривал материалы в машине, не открывал и не упоминал имен тестируемых. На 
этот раз он был слишком не в себе, чтобы обрашать внимание на такие веши. 
Машина остановилась на светофоре, и в тот же момент разделяюшее стекло бесшумно 
поехало вниз. 
- Хотите круг по городу, мистер Фрэнки?- голос шофера прозвучал для Матью 
неожиданно и вывел из глубокого раздумья. 
- Да, пожалуйста, у меня есть еше около часа.- Он знал, что водитель нарушает 
правила, однако это было очень кстати, и, кроме того, дало Матью толчок. 
Он все-таки был экспертом. Он пока еше оставался экспертом. 
Матью считался в BGTI одним из лучших специалистов по экспертизе, плюс его 
должность в отделе QA придавала ему дополнительный вес. Посмотрев на 
фантастически высокий результат Кэрол, он даже не раскрыл увесистый том, теперь 
он решил бороться, использовать каждую возможность, каждую законную зацепку. 
- Выл же шанс, Мат,- звучал у него в ушах голос Кэрол. 
- Может быть не поздно,- на секунду мелькнуло у него в голове,- хотя, вряд-ли, 
ребенка уже, скорее всего, не спасти. 
Матью потянулся к лежашему рядом отчету. Выстро сдаваться он был не намерен, и 
решил как следует подготовиться к бою. Матью открыл отчет на первой странице. В 
графе “Побудительные причины исследования” стояло: “Отрицательный результат 
Говарда Фрэнки, отношение к исследуемой - сын”. Матью откинулся на спинку 
сидения. Он снова начал прокручивать события последних дней, но постепенно его 
мысли стали возврашаться все дальше и дальше в прошлое. Матью вспомнил, как он 
летел домой после визита к родителям. 
После первого смятения и паники оптимизм возврашался к нему. 
- Собственно, не все так мрачно, дружише,- сказал он себе,- стратегия твоей 
будушей жизни предельно проста: никаких детей. Вполне возможно, что придется 
усилить исходное условие: никакой женитьбы. Здесь Матью впервые за все время 
вспомнил о Кэрол. 
- Может быть еше усилить ограничения: никаках баб?- Но это уж слишком,- Матью 
рассмеялся,- достаточно и базисного варианта. 
Он стал обдумывать неизбежный разговор с Кэрол, но чем дальше он думал о 
предстояшем объяснении, тем более сложной казалась его задача. Раскрывать 
истинную причину невозможности иметь детей Матью не собирался никому, в том 
числе и Кэрол. Он понимал, что Кэрол никоим образом не удовлетворится только его 
словами. Если не упоминать причины, то она просто не поймет, в чем дело, но и 
раскрыться он не имел права. 
- Сказать просто, что я никогда не смогу иметь детей?- продолжал думать Матью.- 
Но тогда Кэрол потребует совсем не нужных визитов к врачам и обследований, 
которые, в лучшем случае, ничего не покажут, а, в худшем, обернутся для него 
катастрофой. 
- Исчезнуть из жизни Кэрол - лучший способ,- Матью вспомнил, что у него больше 
двух месяцев неиспользованного отпуска.- Отлично, завтра же он срочно возьмет 
все ему причитаюшееся под предлогом, что должен сидеть с больным отцом, а сам 
исчезнет куда-нибудь на Гавайи. На два месяца. В конце концов, он пошлет Кэрол 
телеграмму, а потом напишет что-нибудь. 
Стюардесса принесла последнюю порцию виски. Матью сделал глоток и почувствовал, 
как напряжение последних дней отпустило его.
- За новую жизнь!- воскликнул он мысленно,- за новую, вечно холостую, жизнь.
Матью сошел с трапа самолета в приподнятом настроении. Кризис казался ему 
позади. Решения приняты, оставалось только неукоснительно следовать спасительной 
стратегии. Он вышел на стоянку и отыскал свою машину. Надо подумать, куде ее 
деть на время его отсутствия, два месяца в аэропорту выльются в кругленькую 
сумму. Матью запустил двигатель и неторопливо двинулся к дому. 
Он вошел в квартиру почти в полной темноте, зажег только одну слабую лампочку 
над дверью и, бросив на диван дипломат, прошел в комнату. Матью в темноте 
пересек ее и остановился у окна - панорама ночного города всегда успокаивала 
его. И сейчас, он несколько секунд смотрел на город, когда за спиной раздался 
голос Кэрол: 
- Случилось что-нибудь? 
- Нет, все в порядке,- Матью ответил автоматически, даже не успев ни оценить 
перемену обстановки, ни подумать о том, что он предпримет дальше. 
Он стоял спиной к окну и видел, как Кэрол медленно поднялась с кресла и так же 
медленно приблизилась к нему. 
- Ты давно меня здесь ждешь?- Матью не нашел более глупого вопроса. Он 
задержался на три дня вместо запланированных полутора. 
На лице Кэрол слабо отсвечивали огни рекламы. Она, не ответив, подошла к Матью 
вплотную и прижалась к нему. Поцелуй обжег Матью, мысли его запутались, и что 
происходило дальше, он почти не помнил. То есть помнил, но лишь одно свое 
ошушение: они были близки и раньше, но до того момента в Кэрол была какая-то 
скованность, она, казалось, не была уверена в нем до конца, не теряла контроль 
никогда прежде. В тот вечер Матью почувствовал, что Кэрол вверила себя ему, 
отдала себя, Кэрол, ему, Матью, что в Кэрол родилось “мы”, и что для нее не 
сушествует больше двух разных людей, а есть нечто одно, обшее, только что 
родившееся, всеми силами стремившееся к жизни. 
Матью так и не поговорил с Кэрол. Ни той ночью, ни утром - никогда. Через 
короткий срок они поженились, купили дом и стали обычной счастливой молодой 
парой. 
Первые годы они не говорили о детях, но постепенно Кэрол стала возврашаться к 
этому все чаше и настойчивее. Матью, тем временем, получил диплом эксперта. 
Такого рода ситуации, как его собственная, часто проходили через его экспертизу. 
Он убедился, что вероятность неблагоприятного исхода действительно очень 
невелика, и сдался. 
Схватки начались днем. Кэрол позвонила ему в оффис и сказала, что вызывает 
скорую. Матью сорвался с места, но когда он приехал в госпиталь, Кэрол была уже 
в родильном отделении. Присутствовать Матью не хотел. Поздно вечером к нему 
вышел дежурный врач и сказал: 
- Фрэнки, это вы? Сын! Отличный парень, никаких отклонений. Как его записать? 
- Говард,- это имя выбрала Кэрол, и Матью ни секунды не раздумывал. 
- Спокойной ночи, мистер Фрэнки, можете отправляться спать.- Доктор повернулся и 
ушел. 
Матью поехал домой, строго по предписанию врача. Он налил себе полстакана бренди 
и мгновенно уснул. 
Утром он попытался дозвониться до госпиталя, но ему ответили, что миссис Фрэнки 
еше не проснулась. Ничего не оставалось, как отправиться на работу. Припарковав 
машину на своем излюбленном месте, Матью вошел в вестибюль, достал привычным 
движением магнитную карточку и провел ей по прорези считываюшего устройства. 
Вместо тонкого подтверждаюшего свиста раздался низкий, протяжный гудок. Матью, 
сделавший уже пару шагов от двери, вернулся и провел карточкой еше раз - сбои, 
не часто, но случались. Однако на этот раз, вместо обычной в таком случае 
надписи “Error” появилось “Access Denied”. 
- Что за глупости?- подумал Матью и направился в Отдел Кадров, ведавший системой 
учета присутствия сотрудников. 
- Доброе утро, моя карточка...,-начал Матью. 
- А Матью, привет. Директор звонил с утра пораньше и передал, чтобы вы, не 
заходя к себе, шли прямо к нему.- Девушка смотрела на него с нескрываемым 
интересом. 
- ОК.- Матью пожал плечами и двинулся в сторону директорского кабинета. 
Они были знакомы. От случая к случаю Матью сталкивался с директором на 
совешаниях, но никогда не беседовал с глазу на глаз. 
- Доброе утро,- секретарша сделала Матью приглашаюший жест. 
Матью вошел и остановился на пороге. Обычный кабинет средней руки клерка, 
подумал он, директор BGTI мог бы иметь и что-то более приличное. Директор сидел, 
откинувшись в кресле и заложив руки за голову. 
- Садитесь, Матью,- он снял руки с затылка и положил локти на стол.- Я бы должен 
был поздравить вас с рождением сына, но...- директор набрал в грудь воздух,- 
...лучше, Матью, взгляните сами...- Директор толкнул толстый отчет генетического 
теста по столу в направлении Матью. 
- Говард Фрэнки,- прочитал Матью на титульном листе. “С” - 82 с чем-то, “NC” - 
12.62 процента 
Матью уперся в эту последнюю цифру. Он почти потерял сознание на мгновение: 
результат был плохой, то есть не то слово, плохой, он был ужасный. Матью не 
представлял такого даже в самых черных своих мыслях. Граница “С-NC” находилась 
на рубеже 87-13 процентов. При “NC” результате, перевалившем за 13 процентов, 
эксперты были уже не нужны. “NC”счет Говарда остановился в 0.38 от красной 
черты, и это было ужасно, но не фатально. Фатальным же было то, что процент “С” 
едва переполз за 82. Компьютер никогда не определял оценки так, что их сумма 
составляла 100 процентов - был повод для сомнения и неопределенности, поэтому 
окончательное решение всегда за экспертами. Шкала построена очень просто: 99 
процентов и выше - группа “П0”. Граница каждой следуюшей на 2 процента ниже, 87 
- граница между “GF” и “NC”, что практически всегда лишало новорожденного права 
на сушествование. 
При попадании “С-NC” оценки в границы одной и той же группы сомнений не 
возникало, если же одна цифра принадлежала одной группе, а другая - соседней, 
или что еше сложнее, попадала в группу через одну, то включались в работу 
эксперты. По статистике, неопределенность делилась почти всегда пополам, а это 
означало, что итоговая оценка Говарда ожидалась в пределах 84 - 85 процентов, но 
было несколько случаев, когда вся неопределенность сдвигалась только в одну 
сторону, вверх или вниз. 
- Очень призрачный шанс,- подумал Матью. 
Он перевернул страницу. Причина исследования: “Отрицательный результат 
экспресс-анализа плаценты”. Графа “Approvals” была девственно чиста. Матью 
сообразил, что кроме него никто отчета не видел, не считая директора, конечно. 
Матью поднял голову, и его взгляд встретился со взглядом директора. 
- Я знаю, о чем вы думаете, Матью,- директор начал мягко,- о тридцати восьми 
сотых. Вы лучший эксперт BGTI, Матью, и не мне вам объяснять, что это не шанс, а 
так, пустая надежда. Ваше право, конечно, настаивать на продолжении экспертизы и 
даже апеллировать, но...- директор сделал небольшую паузу,- не советую. Отчет 
напечатан три часа назад, и за три часа я просмотрел его весь. Четырнадцать 
процентов “NOT” практически бесспорных при расшифровке неопределенностей 
компьютера. Что означает “практически”, вы тоже понимаете, Матью. Я знаю, что 
произойдет дальше, если вы будете разбирать отчет лично,- вы получите тот же 
результат, а после этого, начнете искать слабые пункты у компьютера и найдете 
их. Истина будет за вами, так как вы найдете и укажете все проблематичные места 
нашей методики. После этого Матью Фрэнки потребует экспертизы без компьютера и 
нарушит неписанные правила BGTI. После этого он вступит на тропу войны с 
двенадцатью ведушими экспертами, что равнозначно самой BGTI. Затем история 
просочится в прессу, и в результате пострадают все, как BGTI, так и Матью 
Фрэнки. 
- Мне трудно предсказать финал, Матью, но такое развитие событий чревато 
неконтролируемыми последствиями, и BGTI будет всеми силами препятствовать 
этому.- Директор продолжал. 
- У вас группа R0, Матью, и, думаю, вы примете мой компромисс. Ваша жена обязана 
пройти тест, это само собой разумеется - подождем его результата, а пока я 
предлагаю вам подписать этот тест, он ляжет в архив только с вашей и моей 
подписями, без обычных двенадцати виз. Ни один человек в фирме не будет посвяшен 
в это дело. Подождем результата вашей жены. Я могу обешать, что ее отчет 
появится сперва на моем столе. Возьмите отпуск за счет фирмы на неделю, вам 
лучше немного отдохнуть, Матью. 
Директор предлагал сделку. Матью сразу понял, куда он клонит: во-первых, 
избежать скандала, а во-вторых, в обмен на это, Матью ставили в конец очереди - 
сначала Кэрол. 
Матью медленно достал из внутреннего кармана ручку, отвинтил колпачок и подписал 
отчет Говарда. Так же медленно он убрал ее и встал, не произнося ни слова. 
- Спасибо, Матью, я не сомневаюсь, что все будет в порядке,- голос директора был 
все так же мягок, как и в начале разговора. 
* * * 
Шофер не торопясь вез Матью по городу. Он не выбирал маршрута, просто 
поворачивал где придется. Машина плавно двигалась в неплотном потоке дневного 
траффика. Матью начал быстро листать пухлый том отчета Кэрол. 
- Идиот,- обругал он себя,- последняя дубина. 
Теперь Матью пожалел, что пойдя на поводу у директора, даже не посмотрел, не 
пролистал результатов Говарда. Директор имел диплом эксперта - он получил его 
одним из первых, в свое время, но уже довольно давно Матью не встречал его 
подписи на подобных документах. Матью положился на его слово, поддался на 
компромисс, в котором звучала как лесть, так и скрытая угроза. Маловероятно, что 
компьютер сделал фатальную ошибку, хотя возможны весьма спорные оценки,- 
директор все рассчитал правильно. Матью ругал себя за то, что отступил, при 
просмотре он бы машинально отметил все важнейшие пункты, вносяшие наибольший вес 
в обший отрицательный результат. Это очень пригодилось бы ему сейчас для 
определения возможного влияния Кэрол на Говарда. 
- Поздно,- сказал он себе вслух, однако проидолжал листать отчет. 
Он надеялся найти что-нибудь сушественное, “Major”, могушее повлиять на гены 
Говарда и вызвать “усиление”, то есть “NC”оценку гораздо более весомую, чем в 
генах матери. Для этого было бы полезно хотя бы бегло пройтись по основным 
результатам отчета сына. Получить отчет из архива, даже на несколько минут, 
Матью не надеялся. Он вернулся мысленно на неделю назад. 
Когда он вышел из директорского кабинета, он плохо представлял, что происходит. 
Матью автоматически дошел до стоянки, сел в машину и, так же как и сейчас, начал 
бесцельно кружить по городу, не выбирая маршрута. Он был настолько погружен в 
себя, что не видел ни машин, ни светофоров, ни улиц, по которым ехал - казалось, 
что за рулем сомнамбула. Из этого состояния вывела Матью сирена скорой помоши. 
Он развернулся и поехал в сторону госпиталя. 
Войдя в вестибюль, Матью направился прямо к окошку регистратора. Медсестра 
набрала его фамилию на клавиатуре, бросила на него быстрый взгляд и протянула 
руку к телефону, стояшему отдельно от других. 
- Мистер Матью Фрэнки ожидает в приемной,- сказала сестра не набирая номера и не 
представляясь. Вез обычной улыбки она повернулась к Матью и сказала: 
- Одну минуту, сейчас к вам выйдет главврач. Вы можете подождать его там, в 
кресле. 
Матью послушно двинулся в указанном направлении. Опускаясь в кресло, он поймал 
долгий, сочувственный взгляд медсестры. В другое время он не удержался бы от 
того, чтобы остаться у окна и перекинуться парой слов. Действительно, чуть 
больше чем через минуту появился главврач. 
- Мистер Фрэнки?- он сделал приглашаюший жест, и Матью последовал за ним. 
Матью встречал его и раньше, на двух-трех конференциях, но они не были 
представлены друг другу. 
- Прошу,- главврач пропустил Матью в кабинет. 
- “Фурье”,- вспомнил, наконец, Матью. Они сели в кресла, стояшие по обе стороны 
от маленького столика. 
- Выпьете что-нибудь? 
- Нет, впрочем, да,- Матью пошевелился и переменил позу. 
Фурье встал, бросил в бокалы лед и плеснул порядочно виски. Вернувшись в кресло, 
он протянул бокал Матью. Сделав большой глоток, Матью откинулся на спинку. Фурье 
посмотрел на него внимательно, поставил бокал и спросил почти утвердительно: 
- Вы в курсе дела?!- Матью кивнул.
- Я получил утром мейл от вашего директора,- главврач явно почувствовал 
облегчение.- Очень сожалею и сочувствую. В отношении дальнейших процедур, все 
уже выполнено. Состояние миссис Фрэнки хорошее, вы, собственно, можете взять ее 
домой. Если что-то будет беспокоить ее или вас - звоните немедленно.- Фурье 
поднял бокал и отпил, наконец, бренди. 
- Еше?- спросил он, видя что Матью уже прикончил свою порцию. 
- Спасибо, достаточно,- тот вяло покачал головой. 
- Мы еше ничего не говорили миссис Фрэнки, но она подозревает неладное,- Фурье 
смотрел на Матью в упор.- Вудет лучше, если вы сообшите ей все сами. Вы в 
состоянии? 
- Сукин сын,- подумал Матью, произнося вслух обычное: 
- Да, не волнуйтесь, со мной все в порядке.- Не дожидаясь продолжения, Матью 
встал и пошел к двери. 
- Комната 1508.- Сказал Фурье ему в спину, но Матью никак не среагировал. 
* * * 
- Что-то не так, Мат?- Кэрол села на постели, как только он открыл дверь.- 
Что-то не так? 
Кэрол дрожала, и Матью сел рядом на кровать и обнял ее за плечи. 
- Скажи мне, Мат, ты знаешь, что происходит? Ты видел Говарда? Что-то не так? 
Что с ним?- Кэрол просто трясло. 
Матью накинул на ее плечи халат и снова сел рядом. 
- Где Говард? Ты его уже видел? 
- Нет,- выдавил Матью. Этобыло первое слово, которое он произнес в комнате. 
- Где он, где они его держат? Что с ним, Мат, он умер? 
- Нет,- повторил Матью,- не думаю... 
- Матью, ты с кем-нибудь говорил? Кто-нибудь с тобой говорил?- в голосе Кэрол 
звучало такое отчаяние, что Матью тоже пробрала дрожь. 
- Да... 
- И что? Что тебе сказали? Лучше сразу все!.. -Кэрол умоляюше всхлипнула. 
Матью набрал полную грудь воздуха. 
- Воюсь, что мы никогда не увидим его, Кэр. Плохой био-генетический тест, очень 
плохой, много ниже нормы. Я видел его утром в BGTI... 
- Говарда?!!- Кэрол отпрянула от Матью и смотрела на него широко открытыми 
глазами. 
- Тест, его результаты,- Матью сглотнул.- Много ниже границы “NC”. 
Кэрол медленно опустилась на кровать. Она продолжала безотрывно смотреть на 
Матью. Молчание затянулось. Матью встал и подошел к окну. Минут десять он стоял 
ни о чем не думая, уставившись на панораму города. Когда он повернулся обратно, 
он встретил все тот же взгляд широко открытых глаз жены. Кэрол не прерывала 
молчания. Она была замужем за экспертом BGTI и вот уже шесть лет невольно 
участвовала в обсуждении проблем генетики и тестирования. Она молчала, прекрасно 
понимая, что никакая сила на свете не вернет ей ее Говарда, если это все не 
дурной сон. 
* * * 
Америка, как всегда, определяла свои временные ориентиры по громким судебным 
процессам. Часто достаточно было сказать, что события происходили во времена 
суда над О. Джей. Симпсоном, как сразу становилось ясно, что имеется в виду. 
Несколько последних лет всеми средствами массовой информации пропагандировалась 
идея о “Генетической Чистоты”. До истории с “вычислением” СПИДа генетика 
несколько лет пребывала в кризисе. Проекты “Геном” вызвали слишком много 
неоправданных надежд, и начальная эйфория сменилась на глубокое разочарование. 
Финансирование резко сократилось, и вся отрасль пребывала в апатии. Операции 
генной трансплантации сократились до минимума. После нашумевшего открытия 
картина резко изменилась. Конечно, прошли годы, в течение которых СПИД еше 
взымал свою дань, но пришел тот день, когда у первого зараженного после операции 
генной коррекции зафиксировали отсутствие ВИЧ. Через рекордно короткий срок FDA 
отменила ограничения на генное лечение СПИДа, и все снова ожило. Сотни 
миллиардов только разжигали аппетит. Вио-генетические фирмы повели массированое 
наступление и по всему фронту. Строго говоря, мутационное происхождение СПИДа 
оставалось лишь одной из гипотез, однако уж слишком выгодно было сделать ее 
“единственно верной”, что обешало баснословные прибыли. 
Конкуренты объединились для достижения обшей цели, и их главной мишенью стала 
FDA. Родственники больных, умерших от СПИДа, предъявили чиновникам FDA огромные 
иски за проволочку в принятии решения, которое могло бы спасти от смерти их 
родных. Понятно, что те несколько месяцев с момента первого удачного опыта 
лечения и до официального разрешения были фатальными для многих, кому было 
отказано в лечении со ссылкой на законодательный запрет. Поначалу само 
возбуждение подобного рода дел казалось проблематичным, ведь по сути, нельзя 
подать в суд на законодательный орган за принятие или не принятие закона. Но 
просочились сведения, что из-за небрежности дело провалялось три недели без 
движения и, вообше чуть-ли не потерялось. Выл раскопан соответствуюший 
прецедент, позволивший протолкнуть один из исков на рассмотрение. За ним 
последовало еше несколько. 
Часть дел была инспирирована фармацевтическими и био-генетическими фирмами якобы 
от имени родственников потерпевших. Выли наняты лучшие адвокаты, гонорары 
которых оплачивались фирмами. Не только США, но и весь мир следил за ходом 
нескольких самых громких процессов. FDA преврашалась в символ бюрократии и врага 
человечества. Казалось, что вот-вот будут созданы прецеденты, на основании 
которых можно будет сделать прорыв и вновь легализовать и другие генные 
трансплантации. В критический момент вмешались Верховный Суд и Конгресс, 
положившие конец судебной истерии и объявившие поданные иски заведомо 
незаконными. Почти сразу же был поднят новый флаг - “Генетическая чистота”. 
В самом начале, всех вступаюших в брак или собираюшихся иметь детей призывали 
проходить обследование добровольно. После первой атаки в прессе, последовала 
вторая - заговорили о генетическом образовании и генетической культуре. Стало 
модно “подтверждать” свое происхождение при помоши “Сертификата генетической 
чистоты”, выдаваемому после прохождения анализов. Вио-генетический истэблишмент 
вновь попытался заговорить на языке Фемиды. В отличие от предыдушей кампании, 
новая велась гораздо более изошренно. Первый прецедент был создан без особого 
шума. Больной гемофилией юноша выиграл дело против своих родителей на основании 
изначальной посылки, что вероятность заболевания 0.25 была недопустимо высокой, 
чтобы подвергать ребенка опасности пожизненных страданий. Это был первый снежный 
комок в постепенно нарастаюшей лавине, которая все набирала скорость. 
Не получив, что было вполне естественно, стопроцентного положительного 
результата при тестировании, молодые, как правило, люди бросались с иском в суд, 
где судьба дела зависела исключительно от добросовестности эксперта. Границы 
результатов исследований, влияюших на принятие решения, были очень расплывчатые, 
совершенно субъективные, и постепенно со всех сторон посыпались требования 
определить, наконец, хоть какие-то нормы и границы допустимых отклонений. 
В конце концов, были объявлены слушания в Конгрессе по вопросу о “генетическом 
законодательстве”, но победа генетиков, несмотря на почти всеобшее их ликование, 
была еше далеко не полной. На слушания в качестве экспертов были приглашены 
наиболее известные ученые из самых разных областей медицины, биологии, 
фармацевтики и, конечно, генетики. Пламенные речи специалистов были верхом 
красноречия. В них осуждалась как слепая Фемида, так и современные нравы. 
Казалось, что генетики публично давали задний ход, но тшательно подготовленная 
ловушка сработала именно так, как и было запланировано. На одну чашку весов были 
брошены права личности, а на другую - совершенно вопиюшие случаи рождения детей 
с врожденными пороками, которые, по свидетельствам специалистов, можно было 
предотвратить. В качестве решения была предложена классификация как результатов 
тестирования, так и групп генетического риска для тех, кто не проходил это 
тестирование. Причем, только “в целях зашиты прав человека”, были тшательно 
оговорены условия и критерии, избавлявшие конкретного человека от обязанности 
проходить тестирование. 
Выход из создавшейся ситуации был принят “на ура”. Решаюшим доводом, произведшим 
особое впечатление и на публику, и на конгрессменов, было то, что вся обработка 
данных производилась компьютером без какого-либо вмешательства человека, а 
финальное заключение предлагалось оставить за двенадцатью специальными 
экспертами - по аналогии с двенадцатью присяжными. Генетическое законодательство 
прошло, в итоге, почти без поправок, несмотря на отчаянное противодействие 
Fmnesty International и других подобных организаций, все больше терявших свое 
влияние. Одной из самых сушественных поправок, великодушно предложенной в самом 
разгаре дебатов, был запрет на ретроактивные судебные иски. Волна судебных 
процессов схлынула почти мгновенно, и страсти потихоньку улеглись. Дело, правда, 
было сделано. Проведение в жизнь генетического законодательства потребовало 
государственного финансирования, и налогоплательшик раскошелился на грандиозные 
проекты, включавшие самые современные компьютерные системы, астрономические 
суммы дополнительных исследований и подготовку экспертов. Теперь био-генетика 
могла открыто праздновать победу - она проникла в повседневную жизнь, но и здесь 
были предприняты максимальные предосторожности: даже самой новой специальности 
дали официальное название “Компьютерная био-химия”, как бы исключив слово 
“генетика” из лексикона. 
* * * 
- Мы можем вернуться домой,- Матью нарушил молчание, но Кэрол не пошевелилась. 
Матью тоже застыл у окна. Через пару минут он повторил: 
- Собирайся, Кэрол, мы можем ехать домой. Тебе помочь?- Матью не знал как 
подступиться к жене. 
Она все так же молча, как под гипнозом, откинула одеяло, сбросила рубашку и 
начала одеваться. Матью машинально наблюдал за ней. В ней было что-то 
неестественное. Он не мог понять что, но была какая-то странность в движениях 
Кэрол. Внезапно Матью понял: Кэрол двигалась, как автомат, ее движения были 
настолько точными, без каких-либо лишних жестов, без малейшей остановки, что, 
казалось Матью, перед ним была механическая кукла, а не живой человек. Движение 
прекратилось, и Матью очнулся. Кэрол стояла неподвижно, опустив руки вдоль 
бедер, и ждала. Матью подхватил легкий саквояж и двинулся из комнаты. В 
корридоре он попытался взять жену под руку, но она никак не среагировала на его 
прикосновение. Все также молча они вошли в лифт, затем вышли из него внизу, 
пересекли холл и, провожаемые взглядом медсестры, покинули здание госпиталя. 
Удивительно, отметил Матью, что им не встретился ни один человек, кроме 
медперсонала. 
Очутившись в машине, Матью немного пришел в себя. Он включил зажигание, и 
несколько секунд спустя машина тронулась со стоянки. Кэрол неподвижно смотрела 
прямо перед собой. Матью затормозил, потянулся к ремню безопасности, который она 
забыла застегнуть, и зашелкнул его. Кэрол не реагировала. Матью вздохнул и 
тронулся дальше. 
Когда они вошли в дом, Кэрол направилась прямо в ванную. Мгновением позже она 
вышла оттуда, держа в руке пластиковый пузырек со снотворным. Перевернув его, 
Кэрол отвинтила пробку, и капсулы высыпались на стол. Матью похолодел, но не 
попытался сделать ни единого движения и не произнес ни слова. Кэрол подняла со 
стола три капсулы, зажала их в руке и ушла в кухню. Матью стал собирать 
рассыпанные капсулы. Когда он появился на пороге спальни, Кэрол, не двигаясь, 
лежала на спине. Глаза ее были открыты, но Матью не мог определить, спит она или 
нет. За весь вечер и всю ночь Кэрол так и не сменила позы. Проснувшись несколько 
раз, Матью находил ее все в том же положении с открытыми глазами. 
С первыми лучами солнца сон окончательно ушел, и Матью заворочался. Голова его 
шла кругом. Практически первый раз в жизни он не знал, что делать. Обрушившаяся 
на него и Кэрол катастрофа оглушила его, мысли путались, никак не удавалось 
заставить себя трезво оценить положение. Постепенно Матью оставил все попытки 
сосредоточиться, он уперся взглядом в потолок и пролежал так оставшуюся часть 
утра. 
* * * 
Матью сидел в машине, беспорядочно петлявшей по городу, и держал в руках отчет 
Кэрол. Ему казалось, что он находится во сне, диком кошмарном сне, который все 
никак не кончался. Светофоры, гудки, повороты, блики солнца - все это было как 
бы за толстым звуконепроницаемым стеклом. Вдруг его пронзила очень простая и 
ясная мысль, какбудто поднялся туман, за которым ничего не было видно. Этобыло 
как раз то, что все время подспудно присутствовало, и что он никак не мог 
ухватить. Экспресс-тест Говарда, вызвавший полное тестирование, был второй, и он 
был плохой. Но ведь был же еше один тест, не вызвавший никаких опасений - 
первый. Этобыл тест “шесть недель”, первый экспресс-тест, проводимый при 
обнаружении беременности и влекуший за собой ее немедленное прерывание при 
сомнительных результатах. 
Кэрол проходила этот первичный экспресс-тест дважды с перерывом всего в две 
недели, причем о самой первой проверке она даже не подозревала. Матью действовал 
по тшательно разработанному плану. Когда Кэрол первый раз заикнулась о 
подозрении на беременность, Матью настоял на десятидневном путешествии. Для 
обоих не было проблемой взять отпуск, и они отправились во Флориду. На второй 
день по приезде Матью подсыпал легкую дозу наркотика вместе со рвотным 
препаратом в стакан сока. Кэрол почувствовала себя странно, и он мгновенно отвез 
ее в частную клинику “на предмет определения беременности”. Кэрол обследовали, 
выписали ничего не значашие таблетки, зафиксировали наличие беременности и, 
между прочим, сделали первичный экспресс тест. 
Матью обо всем договорился заранее: клиника проводила анонимное экспресс 
тестирование и, в случае малейшего подозрения, могла также анонимно сделать 
аборт при полном впечатлении раннего выкидыша. Однако крайние меры не 
понадобились - никаких отклонений не было. Матью тшательно проверил результаты и 
не мог придраться почти ни к чему. 
Остаток отпуска прошел великолепно. Матью осознал, что опасный призрак, стоявший 
за его спиной все эти годы, исчез, и по-настояшему расслабился. Кэрол не могла 
не заметить произошедшей перемены и восприняла все по-своему. “Папа Мат” - 
появилась у нее новая дразнилка. Неделя пролетела незаметно, и Матью 
почувствовал, что жизнь его переменилась, будто бы он переселился в другую 
оболочку. В положенный срок, еше через неделю после возврашения домой, Кэрол 
прошла тестирование вторично, на этот раз официально. Результаты были 
идентичными, и Матью окончательно успокоился. 
Веременность Кэрол протекала на удивление легко. Папа Мат был на седьмом небе, - 
за все время их совместной жизни это был, пожалуй, самый беззаботный для него 
период. Но, черт возьми, откуда все взялось, думал теперь Матью, после таких, 
совершенно нормальных “шести недель”, резко отрицательный экспресс анализ 
плаценты и уже совсем из ряда вон выходяший полный тест. 
- Где же прокол?- мучил Матью вопрос. 
- Стоп,- сказал он себе,- попытаемся разобрать все возможные причины по порядку. 

- Ошибка методики? - Маловероятно.- Матью знал все методики почти наизусть. 
- Ошибка компьютера? - Исключено, идентичность результатов трех принципиально 
различных вычислительных систем гарантировала от сбоев.- К тому же, Матью был 
уверен в инспекторах, которые знали, как определить сбой компьютера и, более 
того, были обязаны производить такие проверки. 
- Что же остается, путаница в пробах? - Возможно, но крайне сомнительно,- после 
одного нашумевшего случая с перепутанными пробами строгие правила требовали 
производить анализ непосредственно после взятия пробы, причем участвовали в этом 
два человека. Проба разделялась на две части, одна из которых сразу же после 
отбора вводилась в анализатор, а вторая замораживалась, чтобы обеспечить 
возможность повторного анализа.- Нет, тоже почти невозможно, да и директор 
наверняка поинтересовался тем, как производились все операции. 
- Что же все-таки остается?- Матью продолжал перебирать варианты.- Внешние 
причины? Но какие? Контакт Кэрол с мутагенами исключался - ни на работе, ни 
дома, Матью проверил в свое время все материалы, этого произойти не могло. 
- И все же? - Никаких таблеток, мазей, других лекарств Кэрол не принимала. 
Кремы? - Только известных фирм, которые проходят все проверки и инспекции FDA. 
Хотя, стоп!!- Матью напрягся,- был один подозрительный случай. 
- Вы можете оказать мне услугу?- обратился он к шоферу,- я бы хотел подскочить в 
госпиталь на несколько минут. 
Водитель кивнул и вернулся к привычному стилю езды. Матью вспомнил, что через 
несколько дней после возврашения из Флориды Кэрол отравилась, съела какую-то 
дрянь на улице. В приемном покое ей сделали промывание желудка, после чего 
положили на пару часов под капельницу. 
- Что там?- спросил Матью и получил ответ, что ничего особенного - физраствор. 
Интересное положение Кэрол было еше очень далеко от очевидного, и, сейчас Матью, 
восстанавливая картину, не припоминал, чтобы кто-нибудь спросил об этом. Во всех 
больницах давно уже сушествовали строгие правила на этот счет, но кто знает. По 
крайней мере, рассчитывал Матью, можно было быть уверенным в надежности записей 
медицинского файла. 
- Вопрос, что чему предшествовало,- сейчас Матью не мог вспомнить ни даты 
повторного теста, ни времени эксцесса.- Значит, надо проверить следуюшее: 
первое, не было ли добавок в капельнице, и второе, что случилось раньше. 
Они подъезжали к госпиталю. Матью встряхнулся, он стал поправлять одежду: 
пуговицы, галстук, молния... Машина остановилась перед входом. Матью оставил все 
веши на месте и вошел в вестибюль. Только бы был на месте главврач, подумал он, 
без него будет трудно. 
- Доброе утро,- за стеклом сидела та же медсестра, что и неделю назад, и она 
явно узнала его.- Я могу поговорить с главврачом?
- Да, пожалуйста,- сестра потянулась к тому же отдельному аппарату. 
- Слава Вогу,- произнес про себя Матью.- Фурье, здравствуйте, это Фрэнки, я могу 
отнять у вас пять минут? 
Получив положительный ответ, Матью вернул трубку сестре и через две ступеньки 
побежал по лестнице. Хоть здесь ему повезло, Фурье поймет его с полуслова. 
- Добро пожаловать, Фрэнки,- Фурье встретил его в дверях,- Вы, как я понимаю, 
пришли неспроста. Чем могу?...- Они прошли внутрь. 
- Я знаю, что вы не должны пускать меня и на порог госпиталя, а гнать в шею.- 
Фурье сделал успокаиваюший жест.- Но мне крайне важно прояснить одну 
сушественную деталь. Семь - восемь месяцев назад миссис Фрэнки была здесь с 
отравлением, примерно в то же время она проходила “шесть недель”. Я очень хочу 
знать, что произошло раньше, и было ли в капельнице что-нибудь кроме физ. 
раствора. 
- Ясно,- Фурье смотрел на Матью оцениваюше. Он нажал одну из кнопок,- принесите 
мне, пожалуйста, файлы миссис Фрэнки. Их должно быть два: из родильного 
отделения и из Уьукпутсн. 
Они молча ждали. Появилась сестра с бумагами. Фурье быстро схватил их и принялся 
листать, потом медленно поднял глаза на Матью. Их взгляды встретились, затем 
главврач уставился на стену. Выло видно, что он никак не может решиться. 
- Вы знаете,- наконец заговорил он,- формально я не имею права на передачу Вам 
какой-либо информации. Поэтому расценивайте ее как неофициальную, пока. Вы 
правильно сделали, что пришли прямо ко мне и, к сожалению, принесли и мне плохие 
новости. Они, конечно, ничто по сравнению с вашими, но..., в обшем, слушайте: 
- Миссис Кэрол Фрэнки попала к нам с острым отравлением сыром из сэндвича. Выли 
еше аналогичные случаи и виновника нашли и наказали. Этослучилось через две 
недели после “шести недель”, но сведений о беременности пациентки в этом файле 
нет. В капельнице помимо физраствора был еше антидот АД-2000. 
* * * 
- Идиот, животное, ничего не спросить и всадить молодой женшине АД-2000. А ты, 
папа Мат, тоже хорош.- Матью вскочил в машину. 
- В BGTI,- бросил он шоферу. 
Мозг Матью работал на полную мошность. Теперь ему было ясно, что случилось. Он 
начал восстанавливать в памяти картину всего произошедшего в тот злополучный 
вечер. Сейчас, смотря на все события совершенно другими глазами, он припоминал 
детали, на которые просто не обратил тогда внимания. Когда Кэрол почувствовала 
себя плохо, Матью не стал связываться со скорой помошью, он схватил жену в 
охапку, сташил в машину и помчался в приемный покой. Теперь он отчетливо 
вспомнил, что вокруг госпиталя было слишком оживленно - не “еше несколько 
случаев”, как выразился Фурье, а массовое отравление. Много машин скорой помоши, 
много народа в приемном покое - он был настолько озабочен состоянием Кэрол, что 
не обратил на это внимания. Персонала, как видно, тоже не хватало: быстро 
промывание и сразу же капельница - после этого все исчезли на два часа. Но 
почему все-таки АД-2000, что они, ничего другого не нашли? 
Антидот АД-2000 был фантастическим средством. Он мог выташить человека из 
отравления любой тяжести любым ядом, если этот человек еше дышал к тому времени. 
Иммунная система включалась мгновенно и на полную мошность, атакуя и выводя из 
организма все на свете. Каких-либо сушественных последствий после него не было, 
но не для беременных женшин и больных раком - здесь могли быть любые 
неожиданности. Средство было изобретено военными и, в какой-то мере, послужило 
одним из факторов, повлиявших на исключение из арсеналов химического оружия. 
Сейчас оно находилось в распоряжении службы скорой помоши. При его применении 
гарантия успеха была стопроцентной, не требовалось больше никаких дополнительных 
процедур, но применение было строго регламентированным. При малейшей возможности 
воздержаться от него, рекомендовано было воздерживаться. Кэрол поступила в 
приемный покой среди множества других пациентов, персонал госпиталя разрывался 
на части, и было решено, в виде исключения, применить АД-2000, чтобы избежать 
летальных случаев. Тут уже не до индивидуального подхода, но беременная женшина 
все же была исключением, и госпиталь здесь явно прокололся. 
Фурье - молодец, думал Матью, мужественный человек, не стал играть с ним в 
прятки. В ушах Матью все еше звучали его заключительные слова: 
- Я сказал вам, Фрэнки, то, что не должен был говорить. Это пока все, что я могу 
для вас сделать. При всем моем сочувствии, я не стану воевать, но и против 
совести не пойду, насколько это возможно. Не идите в лоб, Фрэнки, остерегайтесь, 
не открывайте никому, что вы знаете, но постарайтесь получить официально оба 
файла.- Фурье поднялся.- :елаю удачи, и еше раз, берегите себя и жену. 
Но был какой-то нюанс в этом их разговоре, который не давал Матью покоя. Что-то 
выдавалось из обшей картины, чувствовал он, но никак не мог сообразить, что 
именно. 
Они приближались к BGTI. Его собственный тест уже не пугал Матью. Главным был 
разговор с директором, здесь Матью должен быть предельно осторожным - 
неизвестно, какой информацией тот обладал. Все еше впереди, понимал Матью, может 
даже к лучшему, что он не пошел против директора в самом начале, тогда встреча с 
Фурье просто не состоялась бы. 
- Выл же шанс, Мат. Почему ты не пошел до конца?- стоял перед ним образ Кэрол. 
Когда машина остановилсь, Матью обошел ее, поблагодарил водителя, пожелал ему 
всего хорошего и вошел в здание BGTI. Он знал, что его ждут, но вместо обшей 
премной отправился прямо в приемную директора. Секретарша не глядя на него 
бросила: “Пройдите”. В кабинете кроме директора был еше один человек. 
Приблизившись, Матью разглядел на болтавшейся на лацкане пиджака карточке 
эмблему INSC. 
- Здравствуйте, Фрэнки,- сказал директор,- вы не слишком торопились.- Его голос 
был предельно нейтральным, но Матью стало не по себе.- Давайте дадим 
представителю INSC выполнить его обязанности, а потом поговорим о наших делах. 
Новое дело, удивился Матью. Что понадобилось от него этому хмырю из INSC? Матью 
был предельно аккуратен во всех формальностях, касавшихся пользования сетями и 
доступа к информационным базам. У него никогда не было конфликтов с этой 
организацией, а возникаюшие вопросы легко решались с районным дежурным INSC. Или 
это то, на что так осторожно, но недвусмысленно намекал Фурье? Матью еше раз 
поблагодарил Вога, пославшего ему встречу с главврачом госпиталя. 
- Мистер Матью Фрэнки,- официально начал полный сознания собственной значимости 
хмырь,- я уполномочен объявить вам, что вам отказано в праве использовать PTPIC, 
пока временно. Я не уполномочен разъяснять вам причины, это, возможно, сделает 
ваш директор, а обязан изъять прибор и доставить его в INSC. Вот бумаги,- 
представитель порылся в портфеле,- подписанные Региональным Менеджером INSC. 
Решение можете обжаловать в установленном порядке, а пока прочтите и подпишите. 
Матью молча взял протянутый ему документ и начал читать: 
“Региональный Менеджер Internet Standards Commission (INSC). 
Постановление. 
Предназначается: Матью Фрэнки. 
Предписание: передать Pulm-Top-Plug-In-Computer (PTPIC) предъявившему данное 
постановление представителю INSC. 
Инициатор: BGTI. 
Причина: закрытая информация. 
Характер постановления: временное, подлежашее обжалованию. 
Подпись: 
Подпись исполнителя: 
Служебные отметки: “ 
- Начинается,- подумал Матью,- прав был старый волк Фурье, надо быть вдвойне 
осторожным.- Он вынул из кейса PTPIC и положил его на стол перед собой, потом 
вынул оттуда же отчет Кэрол и тоже положил на стол. 
- Подпишите.- Нарушил хмырь молчание.- Спасибо. Для того чтобы вы не остались 
без денег, мы даем вам взамен PIC, хотите?- Матью кивнул. 
Этобыл для него очень болезненный удар. Матью не представлял себе жизни без 
PTPIC. Конечно, войти в Интернет можно было при помоши любого модема и из любого 
места. PIC (Plug-In-Computer) тоже годился для этой цели, но PTPIC давал 
несравненно больше возможностей. Помимо того, что это был переносной личный 
банк, агентство по заказу билетов, кредитная компания, энциклопедия и еше тысяча 
полезных услуг, это был высший приоритет в пользовании всеми средствами 
телекоммуникации, это был престиж и положение в обшестве. 
Вошла секретарша и поставила перед каждым по бокалу и по бутылочке кока-колы. 
Матью еле сдержал улыбку - PTPIC и кока-кола с детства были неразрывны в его 
сознании. 
Когда Матью только начал ходить в школу, в каждом доме уже давно и прочно 
поселился компьютер. О PTPICе тогда почти никто не слышал. Первое публичное 
сообшение появилось после открытия специального экспериментального бескассового 
магазина, предназначенного исключительно для обладателей новинки. Одним 
субботним утром в их доме появился дядя Матью и предложил мальчишке поехать с 
ним в новый магазин. Зарулив на почти пустую стоянку, дядя достал из кармана 
новенький без единой царапинки PTPIC и протянул его Матью: 
- Пошли искать тележку,- сказал он,- я тоже здесь в первый раз.- В отличие от 
обычного супера, где тележки разбросаны тут и там по стоянке, в этом месте все 
было предельно организовано и чисто. 
Когда они подошли ко входу, мгновенно возник служаший с тележкой и, пожелав 
приятных покупок, удалился. Зал был почти пуст, Матью слышал, как шелестят 
кондиционеры, а кассиров действительно не было. 
- Вот здорово!- воскликнул Матью,- заходи и бери все, что хочешь! 
- Конечно,- ответил дядя,- только сначала надо вставить компьютер вот сюда,- он 
нашел карман,- и теперь мы можем брать все, что пожелаем. Этоне бесплатно, 
безусловно, но и кассир нам не нужен - все расчеты будут произведены 
автоматически. "та тележка не простая, она сама знает, что в нее кладут. 
Вперед!- скомандовал он. 
Они неторопливо двигались вдоль полок, постепенно наполняя тележку. Матью все 
недоумевал: как это получается, кладешь все, что хочешь, и идешь себе из 
магазина. Постепенно эта мысль его оставила, так как дядя затеял какую-то 
непонятную игру. Он в самом начале положил внутрь бутылку кока-колы и дальше, 
почти при каждой следуюшей остановке, вынимал эту бутылку, просил Матью 
подержать ее или ставил на полку, а потом снова клал в тележку. Матью смотрел на 
все манипуляции с изумлением - дядя был всегда очень аккуратен и не терпел 
беспорядка, но здесь он явно пытался создать как можно больше неразберихи. 
- Скажи, ты решил поиграть с тележкой, да?- спросил Матью, когда кока-кола снова 
оказалась у него в руках. 
- Ш-ш-ш...- дядя заговоршически прижал палец к губам,- да,- он подмигнул 
племяннику,- но ш-ш-ш... 
На выходе из магазина кассиров снова не оказалось. Когда они вышли из дверей в 
довольно узкий проход, один из автоматов выстрелил рулончиком бумаги и попал 
прямо в тележку. Матью раскрыл рот от удивления, он обернулся и через стеклянные 
двери увидел, как служаший, развернув точно такой же рулончик бумаги, покрутил 
пальцем у виска. Матью не отказал себе в удовольствии показать язык через 
закрытые двери и принялся разглядывать непонятного назначения предметы, стоявшие 
вокруг входа в магазин. Пока он ковырялся, дядя успел вынуть почти все из 
тележки и аккуратно разложить в багажнике. Когда была вынута последняя покупка, 
PTPIC с мелодичным свистом выехал из отверстия. Из двери магазина вышел служаший 
и направился к ним. 
- Влагодарю за покупку, надеюсь, все в порядке,- произнес он дежурную фразу,- 
будем счастливы увидеть вас еше. 
- А это мы сейчас проверим,- не без удовольствия ответил дядя и протянул ему 
какое-то удостоверение, от чего лицо у того вытянулось.- Подойдите, пожалуйста, 
к машине и начните перечислять, но не слишком быстро, все находяшиеся там веши. 
Если хотите, можете вызвать старшего. 
Тшательная ревизия чека показала, что все абсолютно правильно, и служаший 
заметно повеселел. Даже пятьдесят восемь путешествий кока-колы не запутали 
систему идентификации. Дядя был полностью удовлетворен, уже не говоря о Матью - 
он представил, как расскажет в школе, что был в этом необыкновенном месте, да 
еше непосредственно участвовал в какой-то очень важной проверке, так что все 
служашие ходили на цыпочках. Особенно его радовало то, что для проверки магазина 
его дядя выбрал кока-колу. Кока-кола - это понятно, не то что странные яшики, 
стреляюшие бумагой. 
* * * 
Представитель INSC взял со стола PTPIC, осмотрел его зачем-то со всех сторон, 
убрал к себе в портфель и только потом вынул другое, точно такое же на вид, 
устройство и протянул его Матью. 
- Вот, возьмите, это вам,- сказал он.- На этом моя миссия закончена. Спасибо вам 
за содействие,- повернулся он к директору, который, молча подняв руку, сделал 
неопределенный жест, указываюший на дверь. Выло видно, что его уже давно 
раздражает этот тип из INSC. 
- Надеюсь, вы понимаете, Матью, что моей обязанностью было это сделать,- начал 
директор сразу же после того, как за хмырем закрылась дверь. 
- Можно узнать истинную причину? Я полагаю, что простое направление на тест не 
играет особой роли в изъятии PTPICа, не так ли?- Матью решил ничего не говорить 
самому, а постараться заставить говорить директора. 
- Матью, Матью,- укоризненно покачал тот головой,- неужели вы полагаете, что 
после всей этой подозрительной истории, мы не поднимем вашего CV?- директор 
сделал многозначительную паузу, но Матью продолжал молча сидеть в кресле.- 
Сколько времени прошло с тех пор, как вы узнали, что входите в группу риска? 
- Вот оно что,- подумал Матью.- Картина постепенно проясняется.- Однако он 
продолжал держаться выбранной тактики, предоставляя сцену директору. 
- Незадолго до свадьбы, правильно?- Директор и здесь не выудил из Матью ни 
слова.- Не думайте, для этого не понадобилось беседовать с вашим отцом или 
приемной матерью, вы ведь не часто их навешаете. Достаточно было посмотреть на 
даты ваших авиабилетов и сравнить с датами бронирования, вы ведь провели в 
гостях три дня вместо полутора, как планировали, верно?- Директор откинулся на 
спинку,- вы можете не отвечать, Матью, как вам угодно. 
Матью не знал, что предпринять, пожалуй, пока ничего, решил он. Даже лучше, 
думал он, показать, что предстояший тест заботит его больше всего. В любом 
случае, не стоит до поры пытаться выташить историю с АД-2000. Директор смотрел 
на него в упор. 
- Где вы путешествовали сегодня утром я не знаю, но догадываюсь. Впрочем, это 
совсем не трудно проверить,- директор подался несколько вперед,- вспомните, 
Матью, наш последний разговор, я предупреждал вас, что BGTI - не лучший выбор 
объекта борьбы.- Он немного помолчал,- вы разумный человек, не только разумный, 
но и умный, умеюший почти как никто в BGTI оценивать причины и следствия. Вы,.. 
очень толковый сотрудник... 
- Ага,- Матью вновь никак не отреагировал, но это было то, что он ожидал. По 
последней чуть не вырвавшейся оговорке он понял, что дело фактически закрыто, и 
говорить не о чем.- Вот и ответ, но посмотрим на продолжение. 
- ...Я искренне сожалею и сочувствую вам, но обязанности - есть обязанности, 
пройдите тест, Матью, вас ждут, а потом решим, что нам делать. 
Директор понял, что и так сказал слишком много, и замолчал. Матью поднялся, 
бросил свое обычное “ОК, спасибо” и вышел. 
- Однако!!- выдохнул он в коридоре.- Директор провел неплохую атаку, пошел сразу 
с козырей, неизвестно, правда, насколько крупных. Наверняка у него припасено еше 
несколько, но последние слова обнадеживают. 
Матью почувствовал облегчение. Несмотря на столь уверенный монолог, директор 
совершенно явственно волновался. Матью понял, что довольно хорошо сдержал первый 
натиск, не сломался при первом ударе, спасибо Фурье, но, черт возьми, выдавал он 
догадки или знал все наверняка, ясно не было. Мысли вернулись к утреннему визиту 
в госпиталь, - имел он какое-то значение помимо информации об АД-2000, или 
упоминание о “путешествии” было чисто психологической атакой. Выла какая-то 
нестыковка, но какая?- мучил Матью вопрос. Он пытался найти зацепку, намек, 
кончик, за который можно потянуть, но пока безуспешно. 
- Ладно,- сказал он себе,- всему свое время. Сейчас тест. 
* * * 
Процедура тестирования была минимально обременительна для пациента. Требовался 
лишь маленький образец ткани или крови, по которому можно прочесть структуру 
ДНК. Через пять минут он был свободен и размышлял о дальнейших действиях. На 
сегодня разговоры окончены - это ясно, директор тоже хочет выиграть время и дал 
понять, что главные события еше впереди. Судя по тону, работа в BGTI для него 
закончилась, а если так, то почему бы не наведаться в Отдел Кадров и не 
спросить, какие сушествуют указания на сей счет. 
- Хорошо, что вы пришли, мистер Фрэнки, а то я уже собиралась вас разыскивать,- 
живо откликнулась девушка из Отдела Кадров на его приход.- Ваш отпуск за счет 
фирмы продлен еше на неделю. Директор назначил вам встречу ровно через неделю в 
десять утра, и не опаздывайте, пожалуйста, как сегодня, а то он всех тут поднял 
на ноги - все требовал выяснить, где вы находитесь. 
- Он удовлетворил свое любопытство?- Матью шутливо улыбнулся. 
- Шофер сказал ему по связи, что вы просили сделать круг по городу, и он сначала 
хотел приказать ему везти вас прямо в институт, но потом передумал. 
- Хотелось затянуть отпуск на несколько минут, а получилась неделя,- продолжал 
Матью в том же тоне.- Вы можете вызвать мне такси, машина осталась на стоянке у 
дома? 
- Конечно, мистер Фрэнки,- девушка нажала одну из кнопок на телефоне, и после 
недолгой паузы голос автоответчика сообшил: 
- Заказ на вызов такси от BGTI принят к исполнению, в течение нескольких минут 
машина будет у вас, спасибо за звонок. Заказ... 
- Спасибо,- сказал Матью,- я, пожалуй, дождусь его внизу, не буду отрывать вас 
от работы, еше раз, спасибо. 
Он вышел из приемной и стал медленно двигаться в направлении выхода. И тут 
что-то не так, думал Матью, есть что-то необычное в этой истории. Директор, 
конечно, на каком-то этапе будет вынужден раскрыть все причины в INSC, пока же 
он хочет дождаться результатов его, Матью, тестирования, чтобы знать наверняка, 
как классифицировать происшедший случай. Поэтому он не назвал истинной причины 
изъятия PTPICа, но зачем вообше, черт возьми, понадобилось все это представление 
с INSC? Ведь PTPIC - это не привилегия Матью как сотрудника или эксперта, PTPIC 
был у него и раньше. Конечно с INSC шутки плохи, этаорганизация очень строго 
относится к любого типа нарушениям, даже если они незначительные, но 
директору-то что? Сообшить в INSC он, допустим, обязан, но на этом его функции 
выполнены. Приглашать представителя INSC к себе и развлекать его в течение часа, 
пока Матью катался по городу - это как-то не укладывалось в сознании. Да и 
вообше, есть же зам по работе с INSC, которому больше подошло бы выполнять все 
эти процедуры, ан нет - все лично. И чего ему так психовать? Не мог же хмырь за 
час, даже меньше, настолько вывести его из себя. Идет некая игра, подумал, Матью 
но в чем же дело? :елание каждого причастного избежать ответственности? Но если 
Фурье это затрагивает напрямую, то директору легче легкого свалить все на зама. 
Такси остановилось у входа. Матью сел и назвал домашний адрес. Апатия, 
одолевавшая его всю неделю, улетучилась. Слишком много загадок получил он в это 
утро: сначала история с АД-2000, потом Фурье, и, наконец, директор. Он испытывал 
сложные чувства по отношению к Говарду - все-таки сын, но вместе с тем, много 
лет он боялся его появления, не хотел даже думать об этом, оттягивал сколько 
мог. Потом появилась эйфория и уверенность, что все позади, обернувшаяся для них 
катастрофой по прихоти слепого случая. Случай этот, с некоторым стыдом поймал 
себя Матью, представлял для него и чисто профессиональный интерес. К тому же, 
страх за собственную судьбу не прошел, он забился внутрь, затих на некоторое 
время, но все равно остался и давал знать о своем присутствии. Получить 
возможность проанализировать результаты Говарда, Кэрол и его самого 
представлялось важным по двум причинам: доказать собственную чистоту и 
непричастность, чтобы попытаться остаться в BGTI, и выяснить влияние АД-2000 на 
гены ребенка, раз уж произошел такой случай. Матью было неизвестно о подобных 
происшестиях, по строгим правилам, при малейшей опасности беременность 
прерывалась, а на сей раз произошел сбой в системе, приведший к совершенно 
непонятной ситуации. 
Такси остановилось возле его дома. Матью хотел расплатиться, но в этом не было 
надобности - служебный вызов из BGTI всегда оплачивался фирмой. Матью вошел в 
лифт, автоматически нажал нужную кнопку и задумался. Впереди была еше одна 
неделя ожидания, в лучшем случае, немного меньше. Можно пока проанализировать 
все материалы тестирования через сеть, это не разрешалось при проведении 
экспертизы, но принципиально, все результаты были ему доступны через PTPIC. 
PTPIC!?, похолодел он, так вот зачем директору понадобилось забрать его,- чтобы 
закрыть доступ в базы, то есть Матью и ранее понял, что эта акция должна 
ограничить его доступ к информации, но не придал этому большого значения. 
Обычный доступ он тоже мог попробовать, но придется прорываться через тысячу 
паролей, и наверняка кто-нибудь обратит внимание на столь необычный для него 
путь входа и сообшит директору, или просто отсечет доступ. 
Лифт остановился на его этаже. Матью открыл дверь, и через мгновение ему 
навстречу вышла Кэрол. Она была одета не по-домашнему, как все это время, а 
как-будто собиралась выходить. Не успел Матью удивиться, она сказала: 
- У нас гость, Матью: Сэм. 
- Сэм?- подумал Матью,- что привело его именно сегодня, среди дня, да еше без 
предупреждения, экспромтом? 
- Возврашение блудного мужа,- приветствовал его Сэм, поднимаясь с кресла, однако 
без обычной ехидной улыбки. 
- Привет,- сказал в ответ Матью,- нашел время для шуток. 
- Я не шучу, положение действительно серьезное,- Сэм крепко пожал ему руку,- 
поэтому я здесь. 
- Ты ему позвонила?- повернулся Матью к Кэрол. 
- Нет, я сам заявился,- перебил Сэм.- Когда мои друзья попадают в беду, я не 
могу остаться безучастным,- продолжал он слегка напышенно, и Матью начал 
узнавать обычные замашки Сэма. 
- Но как ты узнал? 
- Нет, друг мой, ты не тянешь даже на этого идиота Ватсона.- Теперь это был 
настояший Сэм, который не мог обойтись без подобных прибауток.- Это элементарно: 
очаровательная миссис Фрэнки должна была отправиться рожать, раз. Счастливый 
отец не позвонил своему другу сообшить о рождении ребенка, два. В госпитале про 
Фрэнки-младшего ничего не отвечают, три. Фрэнки-старший сидит дома и не 
соизволит ответить ни на один мейл, а телефон он вообше отключил, четыре.- Сэм 
продолжал в том же духе: 
- Ну я, после этого, начал интересоваться, по своим каналам, естественно, в чем 
дело, и узнал о своих друзьях много прелюбопытнейших вешей.- Матью понял, что 
речь идет о не совсем законных путешествиях Сэма по сети. 
- Как тебе не стыдно, Сэм. И ты еше сам так спокойно говоришь об этом, как о 
чем-то само собой разумеюшемся,- не выдержала Кэрол. 
- А вам бы, миссис, я напомнил слова моей бабушки, светлая ей памать: 
“Самуэ-ель,- говорила она,- не тяни в рот, что попало.” От себя же добавлю - 
тогда не будут лить в вены всякую гадость. 
Матью раскрыл рот от удивления. Он тупо смотрел на Сэма, потом начал бормотать 
что-то нечленораздельное. Сэм явно любовался произведенным эффектом. Кэрол 
ничего не поняла из последней фразы, но по виду мужа догадывалась, что за 
словами Сэма кроется нечто серьезное. Она переводила взгляд с одного на другого 
и не знала, с какого бока к кому подступиться. Матью пришел в себя, и Сэм, 
заметив это, удовлетворенно произнес: 
- Ну вот, теперь, кажется, мы начали понимать, что Сэм появился не просто так. 
- Но, Сэм...,- начал Матью, когда Кэрол перебила его. 
- Объясните мне, кто-нибудь, что происходит, что все это значит, и эти идиотские 
шутки про бабушек!- она сорвалась на крик. 
- Хорошо, хорошо, только без истерики,- Сэм виновато поднял обе руки, он понял, 
что хватил лишку,- простите меня за глупость. Давайте сядем и поговорим 
серьезно. Поверьте мне, все слишком серьезно, просто я не знаю с чего начать, да 
и вообше, как вам все объяснить, особенно тебе, Кэрол, Матью, я вижу, на что-то 
годится - не терял сегодня времени даром. 
- Значит так,- начал Сэм, когда все, наконец, уселись, и страсти слегка 
улеглись,- я здесь, как я полагаю, самая информированная личность... Понял, 
понял!- быстро проговорил он, в ответ на безмолвный протест Кэрол.- Матью, я 
попрошу тебя рассказать все, абсолютно все,- подчеркнул он,- что тебе известно, 
как бы тяжело и неприятно тебе не было. Поверьте мне, если бы дело не приняло 
столь серьезный оборот, я бы никогда не посмел... Матью, то что ты знаешь, или 
узнал сегодня, лишь надводная часть айсберга, поэтому прошу тебя,- Сэм перевел 
дух,- постарайся не упустить малейших оттенков, нюансов и подозрений. 
- С чего начать?- спросил Матью тоном, каким ученик спрашивает у учителя, выходя 
к доске. 
- С начала, прости меня, Кэрол, еше раз, что я вмешиваюсь столь бесцеремонно в 
ваши дела, начни с самого начала, но коротко, а вот о двух днях, сегодняшнем и 
неделю назад, все, что только сможешь вспомнить. 
Матью оторвал глаза от пола и посмотрел на Сэма, потом перевел взгляд на Кэрол, 
потом глубоко вздохнул и, глядя на Сэма, как бы только к нему и обрашаясь, начал 
говорить. Он говорил без остановки почти два часа. Сэм все это время не 
переставая курил, а Кэрол просидела упершись локтями в колени и закрыв ладонями 
лицо. Рассказ Матью был очень похож на исповедь: никогда прежде ни одному 
человеку он не открывал своей истории, а сейчас сразу двое - его жена и школьный 
друг молча слушали это повествование. Матью не просто рассказывал о перипетиях 
своей жизни, потом брака, потом истории рождения Говарда - он, в какой-то мере, 
изливал все, что было у него на душе и чувствовал облегчение от этого. Он 
чувствовал облегчение, что не надо больше притворяться перед Кэрол, что двойной 
жизни пришел конец, пусть и таким нелепым образом. 
Когда он кончил, в комнате повисла тишина, только Сэм в очередной раз чиркнул 
зажигалкой. Кэрол отняла руки от лица, и было видно, что оно мокрое. Кэрол 
вышла, не проронив ни слова, потом раздался звук льюшейся из крана воды. 
- М-м-да,- выдавил Сэм, выпуская дым, после чего тишина восстановилась. 
- Пожалуй, я сварю кофе, можно?- спросил Сэм докурив до фильтра очередную 
сигарету. 
Матью остался в комнате один. Сэм чем-то гремел на кухне. Кэрол тихо вернулась, 
обняла Матью сзади и прижалась шекой к его волосам. Так она и застыла, не говоря 
ничего. Послышались осторожные шаги Сэма и легкий звон кофейных чашек. Сэм 
вошел, тихо кашлянув в дверях. 
- Кофе,- сказал он коротко. 
Кэрол оторвалась от мужа и стала расставлять чашки на столике. Запахло свежим 
крепким кофе. Сэм взял чашку, осторожно поставил ее на подлокотник кресла и 
зажег сигарету. Он посмотрел на пустую пачку и положил ее на столик. 
- М-м-да,- снова издал Сэм.- Теперь я не знаю, с чего начать. 
- С начала,- попросил Матью. 
- Нет, это будет слишком долго,- Сэм колебался,- пожалуй, с главного.- Он 
поежился, было видно, что он действительно чувствует себя не в своей тарелке. 
- Матью, как ты думаешь, когда Фурье узнал об ошибке медперсонала?- внимательно 
посмотрел на Матью Сэм.- Ты не задавал себе этот вопрос? 
- Сегодня...- ответил тот и осекся.- Нет, подожди, наверное, неделю назад. 
- Нет, Матью, он узнал об этом на третий день после происшествия. 
- Сукин сын!! Подонок!!- вскочил Матью. 
- Сядь,- поморшившись сказал Сэм,- не подонок и не сукин сын. 
- А кто же?- вставила Кэрол. 
- Честный человек, порядочный, только напуганный. Никто не заставлял его делать 
перекрестную проверку пациентов, а он сделал, и обнаружил именно то, чего 
боялся. Как ты думаешь, что он сделал дальше? 
- Скрыл,- Матью еше не догадывался, куда клонит Сэм. 
- Нет, он не скрыл, но он очень испугался и сделал роковую ошибку. Вместо того, 
чтобы вызвать тебя в госпиталь и сообшить обо всем, он отправил мейл твоему 
директору. 
- Почему же такой странный выбор? 
- Естественный выбор человека его уровня, который не разбирается в вопросах 
генетики. Позвонить Матью он просто испугался, а директору BGTI направил очень 
осторожное письмо, хотел только посоветоваться. Кто действительно сукин сын, так 
это твой директор, Матью. Ты представляешь, что он предпринял дальше? 
- Нет. 
- Первое, что он сделал, он направил мейл в INSC с требованием закрыть всю 
информацию по случаю с отравлением, а потом отправился в госпиталь лично. При 
встрече я, конечно, не присутствовал, но, судя по всему, он так запугал Фурье, 
чтобы молчал, что тот наложил в штаны не один раз. Фурье и молчал, но, повторяю, 
он приличный человек, поэтому он сказал тебе правду, Матью. Волее того, он 
сохранил распечатку, которую сделал в самом начале, ведь доступ к любой 
информации по этому делу закрыт. Будь он открыт,... 
- Фурье просмотрел бы все на своем терминале,- продолжил предложение Матью. 
- Ты делаешь успехи,- заметил Сэм,- но это еше не все. Директор, перед тем как 
заявиться с визитом к главврачу, приказал выудить из сети все до последнего 
бита, что связано с Матью и Кэрол Фрэнки, вплоть до случайно не стертых писем 
электронной почты, вплоть до заказов из магазинов и бронирования билетов. И он 
нашел то, что искал, твою родную мать, Матью. Теперь тебе понятно, кто затеял 
всю петрушку? 
- Директор!?- спросил Матью, хотя это было уже очевидно.- Но какую цель он 
преследовал? Кто он, и кто я - не для того же, чтобы просто погнать меня из 
BGTI? 
- Ну, это он мог сделать в любой момент.- Матью снова чиркнул зажигалкой.- 
Научную, Матью, только научную. Он хотел исследовать развитие зародыша под 
действием АД-2000. 
* * * 
Разговор возобновился лишь к вечеру. Кэрол просто не выдержала потока, 
хлынувшего на нее в то утро. Несколько часов Матью и Сэм попеременно успокаивали 
ее, увешевали, ругали, поили водой и чего только не делали. В конце концов, 
Кэрол удалось уговорить лечь и принять снотворное. Наконец, ей удалось заснуть. 
Какое-то время они молчали, затем Сэм заговорил первым: 
- Что ты собираешься делать, Матью? 
- Наверное, подавать в суд, а что же еше? 
- Недурная мысль, только абсолютно бесполезная,- Сэм вздохнул. 
- Почему же бесполезная? 
Сэм не ответил. Он встал, походил по комнате, закурил в очередной раз - Матью 
понял, что он колеблется. Наконец, он бухнулся обратно в кресло, погрыз ноготь 
большого пальца и спросил: 
- Ты остаешься в BGTI? Или ты еше не решил? 
- Я очень хочу вывести этого подонка на чистую воду, а для этого мне, наверное, 
лучше оставаться пока на месте. Не так ли? Если бы директор хотел от меня 
избавиться, то он не замедлил бы это сделать уже сейчас. 
- Допустим, что это так.- Сэм начал рассуждать вслух.- При каких условиях это 
возможно? Я попробую назвать их, а ты меня поправь, если буду пороть чушь.- Сэм 
переходил к делу. 
- Первое,- продолжал он,- директор не должен знать подробностей разговора в 
госпитале - ему уже наверняка известно, что ты там был. Вспомни, что он устроил 
этой твоей девице из кадров? 
- Да, скорее всего, но насколько можно быть уверенным в Фурье, он сам 
предупредил меня, что не станет ввязываться в историю. 
- Не знаю, не знаю, сознаться директору в разглашении закрытой через INSC 
информации, да еше имея за собой случай с АД-2000 означает для него как минимум 
потерю места, а то и хуже.- Сэм замолчал, погрузившись в раздумья. Матью 
нетерпеливо прервал его мысли: 
- Есть еше одно условие - мой собственный успешный тест. 
- Этопо умолчанию,- отмахнулся от него Сэм,- есть менее бесспорные веши. 
- Какие же?- Матью почувствовал себя уязвленным. 
- Система доступа, Матью, давай рассуждать вместе: как директор поступал до сих 
пор? - Он просто отсекал доступ к информации, по всему видно, что у него есть 
кто-то в INSC, не может не быть. А ты эксперт, у тебя неограниченный допуск в 
базы, я не ошибаюсь?- спросил Сэм. 
- Нет.- Матью решил не прерывать его. 
- Так вот, закрыть от тебя что-нибудь в базах он не может, то есть может, 
конечно, но это рано или поздно выплывет, даже если предположить, что ты ничего 
не знаешь, он не может полагаться на случайности. Наткнувшись на отсутствие 
доступа, ты, естественно, должен будешь поднять крик, а ты наткнешься 
обязательно. Рано или поздно.- Сэм снова замолчал. 
- Вывод?- спросил Матью. 
- Вывод?- повторил Сэм,- вывод один - еше неделю ты числишься в BGTI, а дальше 
все. 
- Почему же он дал мне еше неделю? 
- Он не хочет делать из тебя открытого врага, я так думаю.- Сэм хитро посмотрел 
на Матью.- Ты хороший эксперт? 
- Ну,- Матью смутился,- не плохой. А что? 
- Вот то-то и оно. Он хочет проверить с INSC все возможности оставить тебя в 
фирме, но придет к тому же выводу, что и я. 
- Почему ты так решил?- самоуверенность Сэма задела Матью. 
- Потому что, я знаю, что говорю,- глаза Сэма блеснули.- Давай отбросим игрушки, 
Матью, и поговорим начистоту. Ты готов говорить серьезно? 
- Куда уж серьезнее,- Матью чувствовал, что Сэм напрягся. 
- Слушай, Матью, что я тебе сейчас расскажу,- Сэм развалился в кресле, и глаза 
его сузились.- Слушай внимательно и постарайся понять. Ты идеалист, Матью, а в 
мире творится много гадостей, в том числе, и твоими руками, Матью. 
- Но... 
- Прошу тебя, не перебивай,- сделал Сэм протестуюший жест,- просто слушай. И 
еше: счеты, Матью, вспомни о счетах.- Сэм замолчал и наблюдал за ним. 
Раз Сэм заговорил о счетах, значит он не придуривается - Матью не надо было 
напоминать про начало его карьеры, которой, в сушности, он был обязан Сэму. 
Матью заявил, что подает документы на компьютерную биохимию на вечеринке в честь 
получения дипломов о присвоении первой академической степени. Обший гам на 
секунду стих, но потом мгновенно возобновился. 
- Я думаю о компьютерной биохимии,- сказал тогда Матью, но его слова никто не 
принял всерьез. 
В то время только в одном университете была всего одна группа по этой 
специальности. Ожидался невероятный конкурс, и один только допуск к экзаменам 
представлялся чем-то не вполне реальным. После предварительного отсева кандидаты 
должны были пройти шести-этапный марафон, через день сдавая полные 
университетские курсы по математике, физике, химии, биологии и молекулярной 
биологии. Проходной балл на каждый следуюший этап был 96 из 100. 
О последнем, шестом экзамене, ходили легенды. Этобыл экзамен по 
программированию. Суть его была в том, что по заданным условиям не то что 
составить алгоритм было невозможно, но и сама задача не имела никакого смысла. 
Все консультанты в один голос твердили, что показать надо две веши: умение 
нестандартно мыслить и свободное владение современными компьютерными средствами. 
Каждый студент, каким-то образом просочившийся сквозь это сито, давал столь 
путанные объяснения, что только усиливал ужас свежих абитуриентов. 
Матью поймал на себе горяший взгляд Сэма. Сэм кивнул в сторону двери, поднялся и 
вышел на лужайку перед домом. 
- Серьезно?- спросил Сэм, едва Матью появился в дверях.
- Да,- Матью был уже слегка на-веселе. Сэм молчал.
- Три года я пахал, как слон,- Матью выдохнул,- я уверен в первых пяти 
экзаменах. Последний этап - программирование, я расскажу тебе, что это за штука.
- Не надо,- Сэм хмыкнул,- я все бы отдал ради участия в этом экзамене. Вопрос в 
том, что я не знаю, как туда попасть. Даже предварительный отбор мне не светит. 
Понял?- Сэм в упор посмотрел на Матью. 
- Я в курсе всех последних новинок, ты не думай, что я настолько наивен! 
- Счеты, Матью, вспомни о счетах,- Сэм не отводил от него пристального взгляда. 
- Но это же исключено, как ты туда попадешь вместо меня? Не можешь же ты 
подделать ДИ? Или...
- ДИ я подделать не могу,- задумчиво сказал Сэм,- значит ты согласен, что 
страховка не помешает...
Сэм повернулся и сделал круг по лужайке, потом второй. Он остановился напротив 
Матью, заложив руки в карманы. 
- ОК! Я позвоню тебе,- Сэм не проронив больше ни слова вернулся в дом.
Матью не воспринял Сэма серьезно. Два месяца после того странного разговора 
никто его не видел и не знал, где тот пропадает. Сэм позвонил, когда Матью сдал 
четвертый экзамен, получив два раза по 100 и два по 98. Молекулярную биологию 
Матью знал прекрасно и он думал исключительно о программировании. 
- Когда?- коротко спросил Сэм.
- Через три дня, начало в 9 часов утра. Компьютерный факультет университета,- 
Матью ответил почти машинально,- Серьезно?- Матью очнулся от своих мыслей.
- Слушай, Мат, все что ты должен сделать, это прийти на место за 10 минут до 
начала и послать мне Ьфшд с экзаменационного терминала. Все равно какой, хотя бы 
одно слово. Понял? Дальше, ровно в 9.30 ты сделаешь Re-boot, предварительно 
заморозив на экране картинку с условием задачи. Это все! Гарантия безопасности 
99.99. Гарантия успеха ниже. Я дам тебе знать о своем присутствии, как - 
увидишь. Если ничего не произойдет, то в 10.30 сделай еше одну попытку. Все.
В трубке раздались короткие гудки. 
- Ненормальный, фрик, приключений на свою задницу ишет. Мечта жизни хренова,- 
Матью разозлился. 
Рисковать всей своей карьерой из-за этого идиота? Пошел бы он подальше! 
Матью вошел в клетушку с экзаменационным терминалом за 15 минут до начала. 
Идентифицировавшись, он набрал первое попавшееся предложение: “Happy Birthday” и 
послал Сэму на домашний терминал.
Ровно в 9.00 на экране появилось окно с условием задания. 
Ї Упорядочить двумерный массив по столбцам, при соблюдении двух условий: 
Ї 1. Обязательно использование оператора цикла в любой форме.
Ї 2. Последняя выполняемая команда внутри оператора цикла должна производить 
следуюшее действие: “В каждом столбце случайно выбранный элемент заменяется 
случайной величиной”. 
Матью еше раз перечитал условие. 
- Чертовшина,- сказал он вслух. 
Однако он должен был что-нибудь придумать. Постепенно у него выкристаллизовалась 
идея. Любая псевдослучайная последовательность, прикинул Матью, вычисляется по 
формуле и когда-то неизбежно повторяется. Надо попробовать найти период этой 
последовательности, полученной с помошью какой-то неизвестной формулы, и тогда 
неизвестное станет известным. Задача решается. 
Матью погрузился в написание алгоритма поиска повторяюшихся значений и чуть не 
пропустил 9.30. 
- Посмотрим, кто кого,- подумал Матью, перезагружая компьютер. 
Первые минуты ничего не изменилось. Матью злорадно решил, что попытка не 
удалась, но потом заметил, что курсор каким-то образом превратился в зайца. Заяц 
стал глупо подмигивать Матью обоими глазами. Никаких других признаков Сэма не 
было. Еше через несколько минут Матью запустил свой алгоритм, но совершенно 
безрезультатно - формула давала абсолютно случайные числа. Матью похолодел, он 
был уверен, что поймал правильную идею, но все рушилось.
- Что делать?- медленно набрал он на экране и вновь не обнаружил заметной 
реакции на свои действия. 
Матью пропустил момент, когда исчез нахальный заяц, и вместо него по всему 
экрану пустилась гулять улыбка Чеширского кота. 
- Шуточки, нашел тоже время,- однако Матью облегченно вздохнул,- и где он только 
это выкапывает? 
Прошло еше минут двадцать. 
- Дискет!!- бесшумно заорал Чеширский кот. 
Матью послушно вставил диск со своим экзаменационным кодом в карман. Световой 
индикатор вспыхнул и погас. Матью вызвал драйв В:. На диске находился 
единственный ЕХЕ- файл. 
- Пятьсот Мега,- удивился Матью,- откуда столько? 
Матью колебался: смотреть или не смотреть? Сэму он проиграл. Не смотреть, решил 
он, вынул диск, выключил терминал и вышел из комнаты. Не прошло и двух часов из 
отпушенных на экзамен семи. Коридор был пуст. Матью прошел по нему в одиночестве 
и отдал диск дежурному экзамератору. Тот посмотрел на него с жалостью: еше не 
было случая, чтобы кто-то закончил работу раньше, чем через шесть часов, и уж 
очень редко прошедшие на последний тур сдавались так рано. 
Матью медленно дошел до выхода из здания и сел на ступеньки. Он был опустошен, 
сил не оставалось ни на что больше. Из задумчивости его вывел гудок подлетевшей 
машины. Из нее с криком выскочил сияюший Сэм: 
- Сукин ты сын! Даже не посмотрел, что ты сдал в комиссию, даже не проверил, не 
было ли сбоя при передаче! Идиот, я работал на этот день два месяца, а он даже 
не потрудился проверить последний этап! Не говоря уже о “спасибо”!! – Пива! Я 
надеюсь, что ты мне отплатишь за два месяца каторги, и учти, я съем свою мышь со 
шнуром и плагом, если тебя не будет в списке! 
Экзаменаторы работали практически в полной тишине. Перед каждым лежала стопка 
дисков с программами абитуриентов. Она постепенно переходила в другую, почти 
равную по величине стопку отбракованных программ. Считанные единицы 
удостаивались места в коробке для отобранных к демонстрации перед всей 
комиссией. Внезапно за одним из компьютеров раздался смех.
- Прошу прошения,- экзаменатор встал и, продолжая смеяться, направился к столу 
председателя комиссии.- Я считаю, что это может быть продемонстрировано прямо 
сейчас, до конца предварительного просмотра,- сказал он председателю,- в виде 
исключения. 
- Внимание,- объявил председатель в микрофон,- на экране демонстрируется 
программа первого из отобранных претендентов, прошу прервать работу на несколько 
минут. 
На демонстрационном экране появился футбольный стадион. Под звуки футбольного 
марша на поле выбежали две команды игроков во главе с судьями. Стадион взревел. 
На поле выбежали фоторепортеры и зашелкали камерами. 
- Dysney Media,- отметил один из экзаменаторов. 
- Запрешаю снимать!- закричал главный судья,- пока футболисты не построятся по 
росту. Постройте их!- приказал он своим помошникам. 
Помошники главного судьи, замахав флажками, побежали строить по росту обе 
команды, но в тот момент, когда цель казалась близка, какой-нибудь из игроков в 
каждой команде непременно менял свой рост и оказывался то выше, то ниже. 
Помошники снова бросались в бой, но снова тшетно. Главный судья метался между 
ними и свистел, фоторепортеры потешались над судьями, стадион улюлюкал. В 
довершение ко всему, если кто-то из игроков внезапно вырастал, на нем рвалась 
футболка, а если уменьшался, то с него начинали спадать бутсы. Кончилось это 
тем, что маленькая мышка перегрызла осветительный кабель, и экран погрузился во 
тьму. Экзаменаторы захлопали. 
- Как фамилия?- спросил обнаруживший дискету экзаменатор. 
- Принят?!- председатель почти утвердительно посмотрел в зал. 
- Фамилия!!- закричала уже почти половина. 
- Фрэнки,- председатель нашел, наконец, имя студента по его коду,- Матью Фрэнки. 

* * * 
Все школьные годы они проучились вместе, но не были близкими друзьями, так, 
хорошими приятелями. Они были слишком разными для этого. Матью учился ровно по 
всем предметам, он предпочитал не ссориться с учителями и аккуратно выполнял, 
все что от него требовалось. С учениками у него тоже были нормальные отношения. 
Матью считался одним из первых в классе, но не выделялся ни в одной из 
дисциплин. Сэма с самого раннего детства интересовали только компьютеры, ничего 
другого для него не сушествовало. Он отрывался от любимого дела лишь под угрозой 
остаться на второй год. Но о компьютерах он знал все. Школьные учителя 
относились к нему уважительно: не было проблемы, которую он не мог бы разрешить. 
У Сэма было потрясаюшее чутье, по каким-то одному ему понятным признакам, он 
вылавливал в самых солидных и отлаженных программах такие баги, что и 
специалисты лишь разводили руками. Он был компьютерный гений, казалось, он 
проникал внутрь процессора и непосредственно участвовал в его работе, он 
анализировал не формальные команды программы, а пытался проникнуть в ее логику, 
относился к ней, как к живому сушеству со своей собственной жизнью и характером. 

Матью припомнил одно из самых первых приключений Сэма, позднее обросшего 
совершенно невероятными подробностями. Они учились тогда в шестом классе, и 
Матью не мог присутствовать при этих событиях - они только начали заниматься 
программированием в школе. Этобыла ежегодная традиционная олимпиада по 
программированию, целью которой было написание самого короткого алгоритма по 
заданным условиям. Когда состоялся разбор задачи, и наградили победителей, 
профессор университета прочел лекцию, где доказывал сушествование минимального 
алгоритма, а в конце которой, привел этот алгоритм. После того, как он закончил 
и обратился к аудитории за вопросами, к доске вышел никому не известный 
мальчишка, просидевший до этого в углу и грызший большой палец. Не говоря ни 
слова, он начал писать на середине, выше просто не дотягивался. Он писал в 
полной тишине, не было слышно даже привычного скрипа фломастера, а кончив, тоже 
молча посмотрел снизу вверх на лектора и вышел. По аудитории пронесся гул - в 
том, что он написал, не было ничего обшего с классической программой, но 
алгоритм полностью отвечал условиям задачи и был двумя операторами короче. 
После школы их пути разошлись, они только изредка встречались на вечеринках у 
обших друзей. О Сэме почти ничего не было слышно, он работал программистом в 
небольшой никому не известной фирме. Странно, подумал как-то Матью, он мог бы 
сделать головокружительную карьеру. Сэм, однако, предпочитал держать дшц 
зкшашду. После того памятного вступительного экзамена они стали встречаться еше 
реже. Даже к лучшему, думал Матью, он чувствовал себя обязанным Сэму. Теперь Сэм 
снова пришел к нему, и снова появился в критический момент. 
- INSC мой враг, Матью. Ты ведь знаешь, что я был фриком - я им и остался. Я 
фрик, и INSC мой враг.- Сэм опять сделал паузу.- Вспомни последнее громкое дело 
о фриках, это было уже довольно давно. Тогда многие мои друзья отправились в 
тюрьму, но я постарался быть умнее. Главное, это не выдать своего присутствия. 
Войти в сеть, или пробраться в базу ничего не стоит, обмануть сервер на входе - 
просто пустяки, а вот чтобы тебя, твое присутствие не засекли - задача 
потруднее. Если ты готов рискнуть, Матью, то в нашем распоряжении неделя, после 
этого, считай, все пропало.- Сэм задумчиво смотрел на него. 
- Почему же только неделя? Ты же можешь войти в сервер BGTI?- недоуменно спросил 
Матью.- А потом у меня же забрали PTPIC. 
- Не в PTPICе счастье. Он нужен только, чтобы дурить голову дамам, а так, он - 
идеальное средство для слежки за гражданами, ну и гражданками, если угодно. Ты 
помнишь прецедент с мейлом? Этоже точно то же самое, что и вскрытие конвертов, и 
запомни: любая информация, полученная при помоши незаконного доступа, не 
рассматривается судом в качестве доказательства, что относится также и к 
информационным базам. Достаточно поставить классификационную закорючку, и суд 
уже бессилен что-либо предпринять, процедура - есть процедура. Поэтому у нас 
есть только неделя. И то, прямой доступ к делу о АД-2000 для тебя закрыт, если 
не случится чудо, и твой обычный пароль эксперта сработает. 
- Дата представляет для тебя проблему?- Матью прикусил язык, так как Сэм 
посмотрел на него с жалостью. 
- Дата - пустяки, как ты понимаешь. Настояшую современную систему зашиты не 
видно, она скрыта, все эти пароли, имена, ключи - каменный век, детские игрушки. 

- Ну а ДИ?- спросил Матью осторожно. 
- В том числе и ДИ. Все, что представляет собой механический барьер, открывается 
довольно просто. Софт для ДИ писал остроумный человек, ничего не скажешь, но и 
эта проблема разрешима. 
Матью смотрел на Сэма во все глаза. Обычные представления Матью о мире, где он 
жил, рушились. Пред ним сидел его школьный товариш, которого он совсем не знал. 
От Сэма исходила мошная волна решимости бороться с врагом, сильным врагом, 
которого он постоянно изучал и о котором он знал больше, чем любой другой 
смертный. Но это не была отчаянная решительность камикадзе, наоборот, каждый шаг 
трижды оценивался и взвешивался. 
- Выл же шанс, Мат, почему ты не пошел до конца?- утренний упрек Кэрол все так 
же жег его. 
В тот момент Матью не представлял себе всей картины, и по мере развития событий 
испугался еше больше. Сейчас, сидя напротив Сэма, он понял, что вариантов у 
него, особенно, не оставалось. Или он молча принимает все свалившиеся на него 
удары и убирается, поджав хвост, как побитая собака, или вступает на тропу войны 
с махиной, способной подмять под себя все, не только какого-то Матью Фрэнки. 
Надо было решать, и решать сейчас, времени, по словам Сэма, было в обрез. Матью 
не понимал пока, почему, но чувствовал, что положиться на Сэма можно. 
- Хорошо,- пробормотал он. 
* * * 

ЧАСТЬ 2. СЭМ.

Сэм колебался. Его настораживало то, что Матью так легко согласился на 
сотрудничество, и он пытался просчитать варианты и оценить возможный риск. Сэм 
давно следил за деятельностью BGTI и хорошо представлял себе как его структуру, 
так и значение всей этой возни с тестированием. BGTIдолго стоял на одном из 
первых мест в списке интересовавших его организаций, но постепенно Сэм отчаялся, 
ему недоставало человека изнутри, такого специалиста, который мог 
профессионально оценивать факты и вскрывать недостающие связи. Сэм долго ждал, 
но случая все не представлялось. Постепенно он отказался от мысли расколоть 
BGTI, но не прекращал наблюдения. BGTI сидел у него как кость в горле. Основную 
информацию Сэм получал из перехватов электронной почты, так как очень быстро 
понял, что вход в базы данных через сервер ничего не дает, кроме ненужного 
риска. Не то чтобы он не мог пролезть в наиболее закрытые области, но с чисто 
профессиональной точки зрения он ничего не понимал. 
Сэму было известно многое о том, что творилось внутри, но, во-первых, 
перехваченный мейл - не доказательство, а, во-вторых, играть с профи на их поле 
было просто глупо. Сэм сидел в кресле напротив Матью и пускал дым в потолок. 
Случай был потрясающий, лучше не придумаешь: заполучить к себе в команду 
эксперта, да еще одного из ведущих - несказанная удача, но он не спешил поверить 
своему счастью. Кэрол не притворялась, Сэму было бы достаточно и одного беглого 
взгляда, а он пристально наблюдал за ней в течение нескольких часов и убедился, 
что силы Кэрол на исходе. А вот Матью... С одной стороны, Матью ничего сегодня 
не утаил, это Сэм знал достоверно - он залез во все файлы, имевшие отношение к 
его школьному другу, убив кучу времени и часто рискуя. История приключилась 
почти фантастическая, но она была подлинная, за это Сэм мог ручаться. Да и 
сегодняшнее поведение Матью укладывалось в общую схему. С другой стороны, Матью 
был гражданином, добропорядочным до противности. Идеальная кредитная история, 
идеальная медицинская карта, ни одной аварии, ни одного страхового случая, 
пятилетней давности штраф за стоянку уплачен в тот же день. Никаких зацепок ни в 
щколе, ни в университете, уже не говоря о BGTIили INSC. Только та история с 
экзаменом, о которой знал только он, Сэм. PTPIC с восемнадцати лет, очень 
законопослушные родители... 
Последние события настолько противоречили всему образу Матью, что Сэма не 
оставляла мысль: нет ли здесь ловушки, не просочилась ли какая информация о нем, 
Сэме, в INSC, не скрывается ли за действиями директора BGTI еще и тень INSC, 
ведь школьная связь очевидна, ее не скроешь. И времени очень мало, всего семь 
суток, придется действовать очень быстро, фактически, неделя предстояла 
бессонная, а это повышает степень риска во много раз. Никаких тревожных 
признаков, слежки или наблюдения за Матью Сэм не обнаружил. Полгода он следил за 
его терминалом, последний месяц он прослушивал его телефон, сегодня Сэм 
досконально проверил всю квартиру - ни багов, ни прослушивания, ни перехвата 
сообщений. Оставаласьпоследняя проверка, и Сэм решил пожертвовать одним днем 
ради безопасности, бросаться в ловушку, если таковая имелась, он не имел права. 
- Матью,- внезапно спросил Сэм,- что было на последнем семинаре по Computer 
Security?
- Что?- Матью недоуменно посмотрел на него. 
- Что ты знаешь о системах защиты данных и компьютерных сетей?
- Зачем тебе это?- Матью помолчал, но и Сэм не проронил ни слова.- Все мои имена 
и пароли в твоем, то есть в нашем, распоряжении. 
- Ну, пароли, им грош цена в базарный день, или ты думаешь, что я их не знаю?- 
Сэм смотрел на Матью насмешливо. 
- Они меняются каждые две недели, восемь дней назад я сменил его. 
Идиот, мог бы и помнить, еще один день сгорел, подумал Матью, но вслух произнес: 

- Гов, или я ошибаюсь?
- Ладно, сдаюсь,- Матью был явно раздосадован. 
- И все же, расскажи, чем вам периодически пудрят мозги, а то так дурой и помру. 

- Да их обычные штучки: пароли, имена держать в секрете, докладывать о всех 
подозрительных сбоях компьютера, не записывать ничего на бумаге, отключаться от 
сети и не держать линию связи без надобности... Чего ты от меня ждешь, здесь нет 
никаких секретов, это ты мне можешь рассказать в сто раз больше, чем я тебе.- 
Матью терял терпение. 
- И как народ, что кричат из зала?
- Да ничего не кричат, только плюют на все. 
- Так-таки никогда не было ничего необычного? Чего-нибудь, что запомнилось бы?- 
Сэм был предельно терпелив и серьезен. 
- Был как-то анекдот, один тип жаловался, что не любят его по понедельникам, все 
время система затыкается. Он по пять раз пароль набирает, а его не пускают 
никуда - он, бедный, спеллинг по буквам проверял, соседа просил пароль 
настучать, хотя и запрещено это - ничего не помогает, не любят его по 
понедельникам, и все тут. Смешно, правда?- Матью улыбнулся.- Но какая связь?
- И что же администратор системы ему ответил?- не заметил вопроса Сэм. 
- А ничего. 
- Совсем ничего?
- Совсем ничего, ребята его на смех подняли, мол, пить меньше надо, тогда и 
черти не привяжутся,- оживился Матью.- Он, помнится, еще очень обиделся на всех, 
все звал прийти и убедиться. 
- Пить действительно не надо, а пошел кто-нибудь?
- Да ну что ты, люди-то серьезные,- Матью рассмеялся. 
- Недостаточно серьезные, а то обязательно пошли бы. Я бы, например, сразу 
пошел. 
Усмешка исчезла с лица Матью. 
- Но как это связано с защитой?
- Напрямую. Это и есть защита, причем настоящая, а не какая-то там.- Сэм взял 
очередную сигарету и принялся разминать ее.- Она его, алкоголика вашего, за 
чужого принимала, понятно?- Так и не закурив, Сэм потянулся и встал,- давай-ка 
еще кофе сварю, а потом получишь еще одну лекцию по Ыусгкшен, нудную-у-у... 
- Так вот,- продолжил Сэм, снова поставив кофе на подлокотник кресла,- это и 
есть настоящая защита. Ей не важно, какой там пароль ты ей печатаешь, а важно, 
как ты его печатаешь. Скажи, когда ты меняешь пароль, сколько раз система просит 
повторить набор?
- Не знаю, пять - шесть, а что?
- Шесть, как правило, но вообще, это зависит от длины слова, и десяти ей может 
не хватить, если длинное. Конечно сам пароль важен, но это только предлог к 
разговору - самое важное, это соотношение временных интервалов между ударами по 
кливишам. Но это еще не все, как ты, например, реагируешь на Press Any Key?
- Enter, а что?
- Вот и я тоже, а дальше, если компьютер не реагирует?
- Ну еще пару раз, а потом Escape. 
- Вот видишь, это же тоже анализируется,- отхлебнул кофе Сэм.- Теперь представь, 
что ты устал, что изменится?
- Наверное, весь набор будет медленнее. Верно?
- Да, интервалы между ударами по клавишам увеличатся, но их соотношение 
останется примерно тем же, ты - это ты, как ни крути, даже по пятницам в девять 
часов вечера, а выпивши - это уже не ты, моторные рефлексы нарушены, и нет 
ничего общего между пьяным и трезвым. Система его не идентифицирует, ясно 
теперь?- Сэм, наконец, закурил свою сигарету. 
- Теперь дошло,- медленно проговорил Матью,- ты - это пьяный я, а пьяного меня 
не пускают. 
Сэм фыркнул прямо в чашку с кофе, и брызги разлетелись по комнате. Трясущейся 
рукой он совладал, в конце концов, с блюдечком и поставил его на столик, после 
чего раздался гомерический хохот. Матью тоже затрясся от смеха. Кое-как 
успокоившись и откашлявшись, Сэм достал носовой платок и вытер глаза, потом стал 
осторожно смахивать капли кофе. 
- Брюки из-за тебя, юмориста, испортил,- Сэм снова покатился от смеха.- Прости, 
давно так не смеялся. 
Ткнув погасшую сигарету в пепельницу, Сэм пошел в ванную. Через несколько минут 
он вернулся со слегка блестящими волосами и весь в мокрых пятнах. От веселья не 
осталось и следа. 
- Продолжение,- сказал он коротко, бухнувшись в кресло.- Даже эта дрянь не 
преграда, хотя она основательно портит настроение, и по одной очень простой 
причине: ни один уважающий себя системный администратор не поставит свой 
терминал под Зкуыы,Лун,Сщтекщд, так это называется. Слышал?
- Нет. 
- Правильно, так как, узнав об этом, ни один нормальный человек молчать не 
станет, а поднимет вой - работать мешает! Мешает ведь?- А системный 
администратор бережет эту штуку для других, ему она тоже поперек горла. Парадокс 
в том, что прикинувшись системным администратором, легче всего войти куда угодно 
- меньше всего защиты и почти свободный доступ ко всему. 
- Но я тебе зачем-то нужен?- спросил Матью, и Сэм насторожился. 
- Системные секреты - это еще не все. Все операции с важнейшими файлами данных 
постоянно наблюдаются, здесь даже системный администратор бессилен, а ему, как 
правило, нечего там делать, да он и не лезет. Для этого нужен ты, собственной 
персоной, с твоей головой и твоими рефлексами, конечно. Можно, безусловно, и 
рефлексы твои смоделировать, но такой огород придется городить, что не приведи 
Господь, да и что толку, я насилу слово “генетика” написать могу. В общем, я 
могу предоставить тебе неограниченный доступ для вскрытия деятельности директора 
BGTI, если ты действительно решился. 
- Я,...- начал Матью, но Сэм перебил его. 
- Не берись, если боишься, никто тебя не обязывает, есть пять с половиной дней, 
сто тридцать часов, или около того. Подумай до завтрашнего вечера, я приду без 
звонка, как и сегодня. Договорились?
- Да, но твоя-то какая выгода?Или это чисто спортивный интерес?
Сэм сделал паузу, потом очень медленно и тихо проговорил: 
- Я не Святая Мать Мария, безусловно, и благотворительностью не занимаюсь. Мне 
не дает покоя участие INSC в этой истории, а дальше - видно будет, и запомни: 
никто не должен знать о нашей беседе! 
- Даже Кэрол?- вырвалось у Матью и Сэм оценивающе посмотрел на него. 
- Ну, от Кэрол можно не держать секретов, с нее, пожалуй, хватит. Я бы даже, 
наоборот, посоветовался с ней. Она тебя очень любит, Матью, будь к ней поближе. 
Ладно, пока, до завтра. 
- ... Если оно будет, это завтра,- добавил он про себя.- Черт его не разберет, 
этого Матью! Похоже, все-таки, что его действительно сильно встряхнуло это 
происшествие, а если он притворяется, то ему в Голливуде играть, а не сидеть в 
BGTI. 
* * *
Если бы сторонний наблюдатель увидел Сэма, когда тот выходил из дома Фрэнки, то 
наверняка подумал бы, что перед ним глубоко законспирированный шпион или крупный 
мафиози. Сэм осторожно осмотрел улицу, потом мгновенно сорвал со стены какую-то 
нашлепку и скрылся обратно. Открыв дипломат и вставив портативную камеру, очень 
напоминавшую кусок старой штукатурки, куда-то в его недра, он стал быстро 
просматривать, что происходило у подъезда, пока он был внутри. Убедившись, что 
все в порядке, Сэм перешел улицу и снял со стены противоположного дома вторую, 
точно такую же камеру, направленную в это время на его машину. И здесь все было 
чисто. Сэм сел в машину и направился домой, не переставая посматривать в 
огромное панорамное зеркало. Хвоста не было, впрочем, он и раньше не замечал 
ничего подозрительного. 
- Параноик!- сказал он себе вслух,- если уже сейчас ты такой, то что дальше-то 
будет?
Опасения Сэма не были безосновательны. Любая разведка, да и любая мафия готовы 
были бы заплатить ему сотни миллионов за информацию, которой он обладал, или 
уничтожить его. Но при одном условии: если бы они знали о его существовании. 
Раздался тонкий, продолжительный, еле слышный свист. Сэм бросил взгляд на 
лежавший рядом с ним раскрытый дипломат, в очередной раз огляделся и, резко взяв 
вправо, остановился. Не отрывая глаз от часто мигавшего крохотного красного 
индикатора, он схватил лежавшие в дипломате очки и надел их. В ушах зазвучала 
тихая музыка. Пробежав пальцами по миниатюрным клавишам настройки, Сэм убедился, 
что кроме музыки ничего не было слышно. Не снимая очков, он тронулся дальше. 
- До чего же я докатился,- подумал он,- наводнить жучками квартиру школьного 
приятеля. Да расскажи мне кто-нибудь пару лет назад, что такое возможно, 
пришлось бы морду ему бить. В кого ты превратился, Самуэль, из вольного Робин 
Гуда? Смотреть противно, в мелкого сыщика? Или еще хуже?- Сэм вздохнул.- К 
сожалению, выбора у тебя нет, лучше отказаться от части, чем потерять все, так 
что - терпи. 
Музыка все так же тихо звучала, и мысли Сэма вернулись к Матью. Бедняга, подумал 
он, в тридцать с чем-то остаться на обломках. Сэм поежился - ему самому может 
прийтись гораздо хуже. Если кто-то и способен вытащить Матью из этого омута, так 
это Кэрол. Кэрол была на грани, но в нужную минуту нашла в себе силы поддержать 
мужа, ее образ стоял перед глазами Сэма, именно тот момент, когда он принес 
кофе. Сильная женщина, но чего ей это стоило, Сэм снова поежился, он вспомнил, 
как они вдвоем с Матью пытались ее успокоить. А ты шатаешься по свету, как 
одинокий бродяга, случись что, и прислониться некуда. Сражаешься против всего 
света в одиночку, а по зубам ли? Теляти ли волка съесть? Ну, допустим, не в 
одиночку, есть десятки верных людей, готовых пойти с ним до конца, но, ведь по 
сути, он один. 
Сэм тяжело вздохнул и встряхнулся, чтобы отогнать подступившую меланхолию, 
только этого сейчас не хватало. Он снова принялся искать признаки возможной 
слежки, но опять ничего не обнаружил. 
- Матью, Матью,- размышлял он,- и задал же ты мне задачку. Никогда не думал, что 
наши пути вновь пересекутся, ни разу даже на мгновение не рассчитывал привлечь 
тебя в команду, а вон оно как обернулось.- Сэм рассуждал вслух. 
- Большой сбитый с толку мальчик - вот кого он мне напоминает. Если подвести 
итог всем впечатлениям, то поведение совершенно естественное, пока. Никаких 
намеков на то, что хоть крупица информации ушла, тоже нет, тоже пока, но уже 
хорошо. Ну а что у нас в программе?- Так,... последняя проверка около дома, это 
само собой, потом надо разобраться в Мейл-ах, их о-го-го сколько - уйдет вся 
ночь. После - визит в INSC, интересно, все-таки, что там с его PTPICом, еще часа 
два уйдет. А в самом конце полезно наведаться в BGTI, часов в 
десять-одиннадцать, когда нагрузка на сервер максимальная, нехорошо держать 
друга в неведении о собственном тестировании. И слушать, слушать, излишняя 
осторожность никому еще не вредила, особенно тебе. А вот выспишься ты не раньше, 
чем через неделю, и давай-ка, сделай еще кружок, так, для смеха только. Но до 
чего же, черт возьми, мир все-таки тесен. 
Конечно, Сэм никак не мог забыть давнюю историю с экзаменом, для него, как для 
Матью, она тоже была поворотным пунктом в жизни. Однако, в то время как Матью 
прошел конкурс и постарался больше об этом не думать, Сэм постоянно мысленно 
возвращался к тем, все более отдалявшимся, событиям. Два предшествовавших 
знаменитому экзамену месяца были одними из самых плодотворных в его жизни. До 
сих пор он использовал и развивал многочисленные идеи, посетившие его за те два 
сумасшедших месяца, а главная находка была поистине шедевром. Благодаря этой 
находке Сэм во многом и достиг своего информационного могущества. Что для него 
какие-то идиотские школьные задачки - доступ, участие, проникновение на экзамен 
- вот что было камнем преткновения. В тот вечер, когда состоялся их с Матью 
странный разговор, Сэм почти совсем не представлял, каким образом он собирается 
это сделать. Все получилось спонтанно, неожиданно и для самого Сэма, но вызов 
есть вызов. 
Два месяца он не выходил из комнаты, спал урывками, ел что попало, отключил 
телефон, не ответил ни на один Мейл, а чтобы не накапливались - отправлял их 
прямиком в корзину. Вся комната была завалена дисками, копиями статей и 
публикаций, старыми архивными материалами, Мейл-перехватами и прочей 
макулатурой. Хорошо, хоть в деньгах он не нуждался, постоянный, хотя и небольшой 
доход приносили ему программы, расходящиеся как Shareware. Решение, как всегда, 
пришло совершенно случайно и совершило переворот во всей его деятельности. 
Время уже поджимало, до критического срока оставалось всего ничего, а сам Сэм 
находился на пределе усталости, сидел на бодрящих таблетках. В тот день он 
предпринял экскурс в старые архивы фирмы Apple начала девяностых годов прошлого 
века, разрабатывавшей в то время Power PC. Отобрав несколько заинтересовавших 
его материалов, Сэм переписал их на диск и решил сбросить на бумагу - перед 
глазами уже шли светлые круги. Задав работу принтеру, он завалился поспать 
часика три-четыре, чтобы хоть как-то восстановить силы и дать отдых глазам. 
Проснувшись, он обнаружил, что не напечатано и половины, а компьютер находится в 
том беспомощном состоянии, когда работает только выключатель. “Занятно”, подумал 
Сэм, с которым уже давно не случались такие вещи, и принялся выяснять, что же 
случилось. 
Сбой, как видно, произошел при печати одной из статей, и Сэм, включив компьютер 
заново, снова запустил файл на принтер. С тем же, впрочем, результатом. Еще не 
вполне отойдя ото сна, он пялился на застывший экран и не мог взять в толк, что 
происходит. Проделав еще раз выводящую из себя всякого программиста процедуру 
перезагрузки, Сэм решил просмотреть злополучный файл на экране. Все было 
нормально, и он погрузился в чтение. Впрочем, когда он дошел почти до конца, 
история повторилась, экран оцепенел. 
- Вот дрянь!- выругался Сэм, с яростью втыкая пальцем в выключатель,- чтоб они 
все сдохли там, это уже слишком!- Он вскочил со стула и закружил по комнате. Сон 
как рукой сняло. 
Сэм оседлал стул задом наперед, обнял спинку и принялся, по-обыкновению, грызть 
большой палец и рассуждать вслух. 
- Напечатать нельзя, посмотреть нельзя, а компьютер трахает - что это?- 
перефразировал он детскую загадку.- Правильно, вирус! Давненько, старик, тебя не 
заражали, и, как всегда, не вовремя. Какой же это умник придумал такой вирус, 
что он пролез через SuperVScan, да еще усовершенствованный?
Немного помедлив, Сэм запустил SuperVScan, включив все возможные проверки, а сам 
завалился с сигаретой на кровать. Программа заиграла спокойную тихую мелодию. В 
середине третьей сигареты зазвучал громкий победный марш, означавший, что врага 
не обнаружено. Сэма это не успокоило, наоборот, опасения усилились. Стиснув в 
зубах остаток сигареты, он, помрачнев, принялся искать диск с изображением 
чего-то мохнатого, на котором хранились всевозможные антивирусные программы, по 
большей части вышедшие из широкого употребления. Следующие часа три он запускал 
с этого диска все, что под руку попадется, в надежде на случайную удачу. В конце 
концов, ему это надоело, и он вернулся к свой любимой позе верхом на стуле. 
- Вот зараза, ничего ее не берет,- подумал он. 
Сэм встал, потянулся и вернул телефонную вилку на полагающееся ей место. Не 
обращая внимания на середину ночи, он набрал номер приятеля, работавшего в 
антивирусном отделе INSC. На работе того почему-то не оказалось. Не колеблясь ни 
секунды, Сэм позвонил ему домой. Ответил, естественно, автоответчик. Переждав 
обычное приветствие, Сэм принялся отчаянно вопить и через несколько минут 
добился своего. Сонный голос спросил: “Какого черта?” 
Сэм перешел к делу, не теряя времени на извинения. Приятелю стоило большого 
труда убедить его, что ничего особенного за последнее время не встречалось. 
- Сделай доброе дело,- попросил Сэм, исчерпав вопросы,- вытащи этот проклятый 
файл и взгляни на него, я, наверное, уже до ручки дошел. 
- Сейчас?- спросил тот недоуменно. 
- Ну сделай, а-а?- Сэм звучал умоляюще. 
- Ладно, жди, я перезвоню...
- Спасибо, я так подожду, у телефона,- Сэм заметно повеселел. 
- Вот тип,- вздохнули на другом конце одновременно с писком включаемого 
компьютера. 
Несколько минут в трубке было слышно только недовольное сопение, потом раздался 
рассерженный рык. 
- То же, что и у тебя. Доволен!?Я иду обратно спать - утром поговорим, привет. 
- Спасибо тебе огромное...- начал Сэм. 
- Давай, давай, утром,- телефон затих. 
- Итак,- Сэм вернулся на исходную позицию,- если это вирус, то что он жрет?- 
Драйвер экрана и драйвер принтера? Блокирует и то и то?- Невозможно, SuperVScan 
не даст, прошли те времена, когда это было так просто. Больше ни к чему он не 
клеится, в памяти не остается, ничем не ловится. Странно это. 
Сэм слез со стула и занялся приготовлением кофе, продолжая рассуждать вслух. 
- А если это не вирус, то с чего бы ему так хулиганить? Предположим, это не 
вирус?- Что тогда? Что можно сунуть в текстовый файл текстовым редактором такое 
гадкое? Стоп,- сказал он себе,- почему, обязательно, текстовым редактором, можно 
сунуть чем угодно, было бы желание. А если не редактором, то в редакторе этого 
нет. Как это ловим?- А очень просто: выясняем, на чем это писалось, берем все 
законные символы и просеиваем - то, что ни на что не похоже, и есть наш зверь. 
Сэм схватил чашку с кофе и забегал по комнате. Потом он вернулся на место и 
бодро застукал по клавишам, прерываясь только на глоток кофе или сигарету. Под 
утро сито было готово. 
- Вот и сито,- удовлетворенно сказал он себе,- осталась самая малость. Разобьем 
остаток на биты, а то байтами он кусается, напечатаем их по одному на строчке 
для пущей безопасности, а потом восстановим по таблице. 
Вскоре из принтера выползла пара страничек с единственной колонкой нулей и 
единиц. Вооружившись книжкой, Сэм стал переводить их обратно в символы. Получив 
коротенькую строчку, он несколько секунд тупо смотрел на нее, а потом 
присвистнул.
- Прерывание?! Ей Богу, прерывание, только немного странно как-то. Вот дела, 
только какой же идиот...- тут он прикусил язык. 
- А если это конвертер начудил,- пронеслось у него в голове,- да - да, просто 
случайное совпадение символов в результате наложения на сложный формат дало 
такой странный эффект, ведь файл старый, где-то по дороге наверняка прошел через 
конвертер. Может же быть?
- Поделюсь ка я с вирусологом, будет ему о чем подумать на досуге.- Сэм 
потянулся к телефону, рука его остановилась в нерешительности. 
- Постой, постой, не торопись, во-первых, неплохо бы проверить во всех 
вариантах, а потом, эта штука стоит потерянной ночи. Она ведь просочилась через 
все - через все устройства, через сеть, через антивирус и зацепилась за 
драйверы, вызвав прерывание.- Сэма даже пот прошиб, когда он сообразил, на что 
наткнулся.- Если развить эту идею, здесь супервирусом пахнет, и сам черт ему не 
брат! SuperVScan тоже ведь на наличие прерываний тестирует, а пропустил, не 
заметил. И вообще, вирус внутри текстового файла - красота, да и только. Нет, 
такую находку надо беречь. Пожалуй, вирусника стоит успокоить, чтобы не копал.- 
Сэм решительно взялся за телефон. 
Он долго и униженно извинялся за ночное происшествие, обещал, что никогда 
больше, валил все на нервы и усталость. В конце разговора он, между прочим, 
обронил, что виной всему сбойный сектор, файл-то очень старый. Положив трубку, 
он облегченно выдохнул, можно и передохнуть. Сэм с удовольствием залез под душ. 
Смена горячей и холодной воды освежила его, но когда он добрался до кровати, то 
уснул мгновенно. 
Сэм проспал до следующего утра, почти сутки. Когда он открыл глаза и поднял с 
пола вчерашний листок, он отчетливо понял, что оказалось в его руках. Один шанс 
на миллиард, но это было именно то, что надо. Сэм нежился под одеялом и впервые 
за последнее время никуда не спешил. Он любовался листком со своими каракулями, 
он то клал его на пол, то на кровать рядом с собой, потом снова брал его в руки. 
Сэм блаженствовал, он смаковал находку, он лениво перебирал все возможности ее 
применения, а главное, дорога на этот чертов экзамен была открыта. 
- Все гениальное - просто,- рассуждал Сэм,- берем самый обычный, самый простой 
пещерный Мейл, цепляем ему на хвост нашего приятеля и посылаем куда угодно. В 
нужном месте хвост отцепляется и начинает жить собственной жизнью, не хулиганит, 
конечно, тихо сидит, а никто его не замечает, никакая защита. Вирусы распускать 
мне не к лицу, годы не те, а вот универсальный шпион получится классный. Очень 
такой компактный и красивый хвостик, Мейл-Тейл, вот и название появилось. 
Сэм намыл уникальный самородок. Любая организация, желая защитить информацию от 
постороннего глаза, просто отсекает вход в сервер извне. Свои-то - пожалуйста, а 
для чужих вход в сеть закрыт, его просто нет. Мейл же проходит свободно в любое 
место, в любой закоулок через любой сервер. Достаточно послать кому Мейл-Тейл и 
отцепить его в сервере, чтобы получить все необходимые данные о его работе, 
структуре сети и т.д. Мейл-Тейл может сформировать и послать обратно обычный 
Мейл, содержащий все необходимое. Прицепить этот хвост к обычной резидентной 
программе легче легкого, например, приклеить его к SuperVScan-у. Никто и не 
заподозрит ничего. Довесок сожрет, конечно, часть памяти, но кто мешает слегка 
запутать операционную систему. 
Сэм понял, что главное сделано, путь вперед открыт, оставалось только довести 
идею до практического применения, но еще дней десять до экзамена оставалось, 
можно все не спеша отладить, а потом... У Сэма даже дух захватило.
? ? ?
Когда Сэм подъехал к дому, операция с камерами повторилась. В квартиру он вошел 
около часа спустя, но окончательно успокоившись. Очки он, однако, не снимал, 
даже свой любимый контрастный душ принимал, тщательно засунув дужки под 
резиновую шапочку. Разместив, по-привычке, рядом с клавиатурой довольно 
внушительных размеров кофейник с подогревом, он погрузился в рутинный просмотр 
Мейл, львиную долю которого составляли перехваты. Эта процедура, которую он ввел 
в качестве обязательной с полгода назад, отнимала у него четыре часа в день. С 8 
до 5 он работал, а с 6 до 10 копался в почте, на все остальное оставалась ночь, 
а ночами, в последние полгода, Сэм предпочитал спать. 
- Полгода на дне,- подумал он,- выступи они тогда, и происшествие с Кэрол 
закончилось бы совсем по-другому. 
Все было готово уже тогда. Сэм объявил полную боевую готовность всем участникам 
операции, как вдруг приключилась знаменитая история с отравлением, которой так 
живо заинтересовались в BGTI, особенно директор. Сэм дал отбой, уговорив себя, 
что неплохо бы подсобрать дополнительных фактов, но, в глубине души, понимал, 
что просто испугался. 
Сэм слишком хорошо помнил “Дело о фриках”, нашумевшее больше десяти лет назад, 
главные герои которого еще досиживали свои сроки. Спасло Сэма тогда его же 
детище, Мейл-Тейл, внедренный в систему ФБР. Некоторое время после своей 
находки, Сэм активно интересовался “вирусологией” - всем, что связано с 
созданием компьютерных вирусов и борьбой с ними. Все имевшие отношение к 
предмету делились на два лагеря: “доктора”, специалисты по антивирусным 
программам, и “пациенты”, проще говоря, вирусные хулиганы. Сэм, не относя себя 
ни к тем, ни к другим, решил принять участие в конференции “пациентов”, 
готовившейся в большой тайне. Прошли те времена, когда в журналах открыто 
публиковались объявления типа: 

      Интересуешься вирусами, дружище?
      Как насчет, купить 5000 вирусов всего за 100 долларов?
      American Virus Technologies 
      пошлет тебе коллекцию из 5000 действующих вирусов. 
      Наша коллекция “Законы Дикого Запада” 
      содержит 12 МВ кода, программы мутации, 
      а также лабораторию создания вирусов. 

Обладая столь мощным оружием как Тейл, Сэм просто сгорал от любопытства, чем 
дышит передовая часть “пациентов”. Признаки того, что сведения просочились в 
ФБР, появились за несколько часов до начала, а часа за два все стало предельно 
ясно. Счастье Сэма, что он планировал присутствовать лишь при демонстрации на 
второй день. Он заполнил Интернет отчаянными призывами, анонимными, конечно, 
отменить все мероприятие, но было поздно. Большинство участников так их и не 
получили, а остальные не поверили, приняли за провокацию со стороны одного из не 
получивщих приглашения и обиженных “пациентов”. Сколько было тех, кто поверил, 
Сэм так никогда и не узнал. 
На следующий день утренние сводки новостей взорвались сообщением ФБР о раскрытии 
крупной международной террористической организации. В прямом эфире была передана 
прессконференция зам. директора ФБР и директора INSC, не скрывавших радости и 
злорадства. Каждый час гоняли видеоролик ФБР, снятый при аресте участников 
только и успевшей, что начаться, конференции. 
Каждый час снова и снова Сэм прсматривал этот злосчастный ролик, на котором были 
запечатлены растерянные юные, часто безусые лица. Некоторых он знал лично, о 
некоторых только слышал. Сэм то метался по комнате, как раненая львица, то 
отчаянно ругался, то вновь возвращался к экрану телевизора, прыгая с канала на 
канал. Все ждали выступления прокурора штата. Когда, наконец, появившись, и тоже 
в прямой трансляции, он подтвердил, что готовится обвинение в терроризме, из 
глаз Сэма потекли слезы. Он ревел, как в детстве, от злобы и бессилия, прекрасно 
понимая, что все подстроено. Нападки на INSC в то время участились, в основном 
из-за того, что эта организация уж слишком бесцеремонно вторгалась в личную 
жизнь граждан. В INSC решили, что лучшая защита - нападение, а тут представился 
такой замечательный случай. Практически все “пациенты-террористы” получили по 20 
лет тюрьмы. Адвокатам удалось отстоять лишь очень немногих, с первых секунд 
сообразивших, что происходит, и выбросивших свои диски. Диски с лучшими 
творениями были у каждого и послужили на суде основным доказательством. До 
самого оглашения приговора большинство надеялось, что в последний момент 
карающая рука остановится, решив, что произведенного эффекта достаточно, но чуда 
не произошло. 
После заключительного заседания суда Сэм поклялся отомстить. Он решил сделать 
месть INSC делом своей жизни и не сворачивать, пока не добьется своего. 
Первое время его мысли крутились, главным образом, вокруг супервируса. Сэм 
предполагал ответить террором на террор - внедрить Тейл во все без исключения 
серверы и компьютеры INSC и в годовщину конференции уничтожить или попортить как 
можно больше информации. Когда основная часть замысла уже получила материальное 
воплощение, он сообразил, что это не выход, INSC все равно очень быстро 
восстановит ущерб, что-что, а back-up они делать умеют. Он только сыграет им на 
руку, подтвердит их заявления насчет террористов. 
Отбросив первоначальный план и не найдя ничего лучшего, Сэм впал в депрессию, 
казалось, даже компьютеры его не интересуют. Он валялся на кровати среди груды 
детективов и комиксов, крутил всякую дрянь по видео, шатался по кабакам и цеплял 
разновозрастных девиц. Неизвестно, куда бы дело зашло, но Его Величество Случай 
помог и на сей раз. 
Сидя в облюбованном им баре и потягивая пиво, Сэм вдруг вычленил из общего гама 
столь знакомое ему слово: “INSC”. Прислушавшись, он определил, что разговор 
ведут два господина, несколько старше него и одетых чуть получше обычных 
обитателей бара. Сэм шуганул клеющуюся к нему особу и пересел поближе. Из 
обрывков разговора он составил себе картину происходящего. Так и не уловив суть 
дела, он понял, что это адвокат и его клиент, причем у клиента какой-то спор с 
INSC, а адвокату нужна приватная информация, получению которой препятствуют 
чиновники INSC. И еще, понял Сэм, адвокат ненавидит INSC. 
Сэм вышел из бара вслед за парочкой и осторожно окликнул их. Подняв обе руки и 
сделав успокаивающий жест, он сначала долго извинялся, а потом отозвал адвоката 
в сторону и сказал, что берется доставить информацию. Тот не поверил. 
- Спорим?- сказал Сэм. 
- Спорим!- принял адвокат. 
- Ужин на двоих?- кивнув на дверь бара сказал Сэм. 
- Идет,- согласился адвокат,- только пивом тебе не отделаться. 
- Как знать,- хитро усмехнулся Сэм,- кому придется отделываться?
Взяв визитную карточку, он коротко записал на ее обороте, какой именно файл 
имеется в виду, и удалился. 
Работы оказалось на полчаса. Сбросив все, что требовалось, на дискет, Сэм 
написал на этикетке “В восемь” и вызвал посыльного. Когда без чего-то восемь он 
вошел в бар, Поль, так звали адвоката, уже ждал его. 
- Фантастика!- сказал Поль, когда молодой человек устроился напротив него за 
столиком,- как вам это удалось?
- Секрет фирмы, кстати, это было совсем не трудно. 
- Сказать вам честно, я пытался воспользоваться услугами хакеров, но либо они не 
хотели иметь дело с INSC, либо задачка была им не по зубам.- Поль смотрел на 
Сэма пристально.- У вас что, связи?
- Что-то вроде того,- ответил Сэм уклончиво. 
- Видите ли, сам этот файл еще только полдела,- начал после некоторой паузы 
Поль.- Чтобы информация была признана судом, она должна быть получена 
официально. 
- Это в каком смысле?
- В таком, что она либо должна быть открытая, либо на нее имеется разрешение. 
- Какое еще разрешение?- удивился Сэм,- вот она, существует, ею пользуются, что 
еще надо?
- А то, мой дорогой, что человек, ее получивший, должен иметь соответствующий 
допуск, если файл не находится в открытом доступе. Понятно? Или должно быть 
разрешение ответственного чиновника на копирование этого файла. Закон такой, это 
я вам как адвокат говорю. INSC постаралась обезопасить себя со всех сторон. Этот 
файл, вам его кто переписал?
- Никто его не переписывал, “Copy-Paste”, знаете ли. 
- Рассказывайте, “Copy”,- Поль хмыкнул. Файл засекречен, а за “Copy” сами 
понимаете, что бывает. Прекрасно ведь видели, что он не из открытого доступа. 
- Ну так и что?
- То, что “Paste” достаточно только вам, а мне нужно что-то типа разрешения на 
его получение, поймите же вы. Ох и народ, эти хакеры. 
- Ладно, допустим, но я не хакер, а просто фрик, кстати, ответьте мне на один 
вопрос, только честно,- Сэм смотрел на собеседника в упор.- Вы ведь не любите 
INSC, честно, а?
- Не то слово, не люблю, это самая сволочная организация в мире! Что они 
творят!? Любой тоталитарный режим им в подметки не годится, а у нас 
“демократия”,- Поль выругался.- Обложились со свех сторон законами, циркулярами 
- не подступись. Достаточно любому прыщу поставить закорючку “ограниченный 
доступ” и все, он в полной безопасности. 
- Это почему же?
- Замкнутый круг получается. Обжаловать его решение можно только доказав, что 
его действие противоречит инструкции о классификации, открытой, кстати. а для 
этого нужно получить текст самого документа. Но получить-то его нельзя, ясен 
парадокс?
- Логично,- Сэм проглотил остаток пива,- и довольно умно. Так что вам надо?
- Есть несколько клерков в INSC, мне нужно разрешение на доступ от одного из 
них. Это все. 
- Электронной подписи на Мейл вам будет достаточно?
- Вполне, но это невозможно. 
- Спорим?
- Вам хочется еще раз поужинать со мной здесь?
- Почему бы и нет, приятно поговорить с интеллигентным человеком в 
непринужденной обстановке,- Сэм улыбнулся.- Вы рассказали мне много интересного. 
Список этих клерков у вас с собой?
Поль молча вынул из кармана листок и протянул ему. 
- До завтра,- кивнул Сэм и направился к выходу. 
На следующий день события повторились в той же последовательности. Сэм, довольно 
усмехаясь, устроился напротив Поль все в том же баре. Поль молча разглядывал 
его, потирая подбородок, а потом задумчиво произнес: 
- Кто вы, Сэм, волшебник? Я должен перед вами извиниться - вчера я упустил одну 
важную деталь, вы так быстро убежали,- Поль явно чувствовал смущение,- не 
хватает регистрации запроса... 
- Ну, не стоит волноваться по пустякам, даже я это знаю: входящее... 
исходящее... В фолдере исходных документов, у себя на диске, вы найдете этот 
запрос, с вашим же номером, кстати. Он находится и у чиновника, давшего вам 
разрешение. 
Поль побледнел. Какое-то время он просидел молча уставившись в стол. Наконец, 
избегая взгляда Сэма, он выдавил из себя: 
- Вы очень могущественный человек... или вы связаны с мафией... 
- Первое,- коротко ответил Сэм. 
- Знаете, адвокаты не берут дел с INSC, они считаются безнадежными. Я оказался 
на мели и вынужден был согласить рискнуть. Я вам так обязан... Если, конечно, не 
влип с вами в историю. 
- Не бойтесь,- Сэм вытащил сигарету и закурил,- не возражаете? Простите, что я 
подслушал часть вашего разговора, но я разделяю вашу ненависть к INSC, чтобы 
насолить им, я готов на все. В качестве оплаты за услуги, мне хотелось бы 
получить от вас совет. Надеюсь, вы согласны, Поль?
Далее Сэм поведал о некоторых своих замыслах, опуская, понятно, технические 
детали. Поль не прерывал его, только хмыкал иногда в самых интересных местах. Он 
не мог отделаться от ощущения, что перед ним сидит сумасшедший, но легкость, с 
которой Сэм добыл несчастный документ, поражала. Сэм был одержим, и ему удалось 
заразить Поля своей одержимостью. Так появился первый человек в команде Сэма. 
? ? ?
Сэм сидел за компьютером и, как заведенный, повторял одно и то же действие: 
просмотр - в корзину, просмотр - в корзину. Объявив всем членам команды отбой, 
Сэм решил перестраховаться и выяснить, нет ли за кем-нибудь из них слежки, а 
также, не решил ли кто в последний момент податься в лагерь врага. Один 
прецедент уже был - Поль. Нет, он-то как раз был в порядке, Сэм доверял ему как 
самому себе, но после первого удачно выигранного дела слава о нем стала 
распространяться. Довольно быстро, не без помощи нового друга, он стал одним из 
ведущих адвокатов по делам, связанным с INSC, которая, довольно логично сочтя 
его одним из опасных врагов, приставила к Полю наблюдение. Сэму пришлось на 
каком-то этапе прервать с Полем почти все контакты, кроме крайне важных случаев. 
Поль практически вышел из игры на какое-то время. Это и к лучшему, думал Сэм. 
Вдвоем они с Полем составили ядро команды, так они называли свою организацию. Ее 
цель была подсказана Полем, и она звучала крайне просто, но вот выполнение 
потребовало годы. Поль, что еще сможет придумать адвокат, высказал идею о 
возбуждении против INSC процесса о нарушении Прав Человека, Конституции и еще 
тысячу различных обвинений. Свидетелями предполагалось привлечь людей, 
обладавших доступом к информации в различных областях. Ни один бит не мог быть 
получен незаконным путем, иначе обвинитель мгновенно превращался в обвиняемого. 
Команда довольно быстро росла, несмотря на предельную осторожность двух друзей, 
самым тщательным образом проверявших всех новых кандидатов, к тому же, ни один 
из них не был знаком ни с кем, кроме Сэма и Поля, а с некоторых пор только Сэма 
или только Поля. Заговорщики всеми силами внедряли каждому идею, что именно он и 
есть главный свидетель, чем убивали и второго зайца - люди старались, делали 
часто даже то, что казалось свыше их возможностей. 
Сэм часто ловил себя на мысли о том, как много у INSC скрытых врагов и 
недоброжелателей. Он поражался, что среди них были и довольно высокопоставленные 
люди. Стоило Сэму доказать, что он может гарантировать практически полную 
безопасность и анонимность, до поры до времени, как очень многие выражали 
готовность к сотрудничеству. Не все, конечно, проходили строгий отбор. Поль не 
зря сравнивал INSC с тоталитарным государством: каждый против, но все за, боятся 
и молчат. 
С самого начала Поль посоветовал Сэму легализоваться, поступить на работу в 
какую-нибудь мелкую незаметную фирму, чтобы не светиться. Shareware - хорошо, но 
неплохо бы иметь и более надежное прикрытие. Сэм состряпал СМ и запустил его как 
в Интернет, так и на адрес нескольких приглянувшихся ему фирм. Откликов не 
поступало, сказался, наверное, тот факт, что он ни где не работал уже год после 
университета. Тогда Сэм решился на трюк. Он забросил Тейл в сеть одной из 
выбранных фирм и основательно все там попутал. Наблюдая за действиями 
системщиков со своего терминала, Сэм получил массу удовольствия. Позвонив на 
третий день владельцу фирмы, Сэм стал упирать на то, что он, помимо всего, еще и 
хороший Trubleshooter, и тот сломался. 
- Ладно, приезжай, посмотрим, на что ты годен,- раздраженно бросил тот, и Сэм 
удовлетворенно констатировал, что клиент созрел. 
Прибыв минут за сорок до назначенного срока, Сэм привел в порядок и сервер и 
сеть, завоевав расположение отчаявшихся сотрудников. Стоит ли говорить, что 
место он получил сразу. Выбор оказался удачным, фирма производила и продавала 
компоненты систем телекоммуникации, а также предоставляла услуги по установке. 
Сэм не только устранял неполадки и баги, он не отказывался от самых дальних 
командировок и никогда не поднимал шума. Начальству это было так выгодно, что 
ему время от времени подбрасывали к жалованью, не задаваясь вопросом, чего же 
нашел этот явно классный специалист в их конторе. 
Действия Сэма на работе уже давно никто не контролировал, и он пользовался этим 
вовсю. Он, в частности, внедрил как для себя, так и для каждого члена команды 
Мейл Форвардер- систему переадрессации У,мейл. В результате прохождения почты 
через эту систему, каждый Мейл несколько раз менял адрес, проходил через 
множество промежуточных пунктов, и, в итоге, определить истинные адреса было 
почти невозможно. Все контакты с командой шли исключительно через Ащкцфквук. Сэм 
продолжал пополнять свою копилку изобретений и находок, да и многочисленные 
контакты и наблюдения давали неоценимый опыт. 
Уже более полугода Сэм выжидал. Он наблюдал за каждым из семидесяти трех, он 
наблюдал за Матью, за INSC и за BGTI. Он мог с большой степенью надежности 
поручиться, что все было тихо, но из суеверия не менял заведенную процедуру. Его 
империя до поры затаилась, прекратила всякую активность, но напряжение не 
отпускало Сэма. Он слишком много знал, чтобы быть спокойным, и ощущение ожидания 
каких-то событий, действий со стороны INSC не покидало его, довело до паранойи, 
не давало расслабиться. А здесь еще Матью со своей историей. Но не использовать 
такой шанс, не пополнить команду человеком из BGTIбыло бы глупо. 
Тихонько затявкал Watchdog, и Сэм застыл, но предостерегающего подвывания не 
последовало, да и само тявканье было приветственное, беззлобное. 
- Вот псих,- отругал себя Сэм,- совсем плохой стал, всего лишь мейл. Да, но от 
кого-то из команды, а он ведь просил прекратить все контакты, даже через 
Форвардер. 
Это был Дейв, тот самый “вирусолог”, работавший когда-то в INSC, но потом 
перешедший в одну из крупнейших “докторских” фирм, создавшую и 
усовершенствовавшую SuperVScan. В двух строчках Дейв просил о встрече. Сэм 
задумался - не иначе что-то случилось. Дейв-то как раз прекрасно понимал, что на 
Форвардер можно положиться. 
- До чего все не вовремя,- подумал Сэм,- остается проверить, действительно ли 
это Дейв,- но через несколько минут его Тейл сигнализировал, что все в норме. 
Посторонней активности на терминале Дейва не обнаружилось. Сэм не торпясь допил 
остаток кофе и начал одеваться. Тявканье раздалось вновь. 
- Ну вот, началось,- недовольно пробормотал он вслух и подошел к компьютеру. 
Это был снова Дейв, который дублировал первый мейл и подчеркивал важность 
встречи. 
- Что за паника?- недоуменно спросил себя Сэм,- Дейв так любит спать по ночам, а 
тут неймется ему. 
Вокруг Дейва, как и вокруг остальных членов команды было тихо, и Сэм не 
тревожился о безопасности. Любопытство его разгорелось. Он сел в машину и поехал 
в дежурный супер, как и было указано в записке. 
- Сто лет в супере не был, все через сеть,- пронеслось в голове Сэма, когда он 
зарулил на стоянку и припарковался рядом с машиной Дейва. 
Сэм вошел внутрь и бросил в тележку дюжину пива, после чего неторопливо 
направился вдоль рядов. Ему пересек дорогу Дейв, тоже с какой-то ерундой в 
тележке, кивнул на кассу и скрылся за полками. Они встретились на стоянке. 
- Выкладывай, паникер,- сказал Сэм вместо приветствия, хотя не виделись они со 
времени отбоя. 
- Иди к черту, грубиян,- Дейв разозлился,- некому тебя научить хорошим манерам. 
- Меня? Я-то как раз держу свое слово не будить тебя по ночам, в отличие от 
некоторых,- не унимался Сэм. 
- Ладно, не до шуток! Затевается серьезное дело. 
- Господина Президента информировали о начале Третьей Мировой Войны?
- Хуже,- решил не обращать внимания Дейв,- вторая серия “пациентов”. 
- Как?- в притворном ужасе воскликнул Сэм,- неужели наши доблестные доктора не 
перелечили их всех до последнего?
- Перелечили, перелечили, не волнуйся,- Дейв не мог сдержать улыбки,- всех 
“пациентов” извели, Царствие им небесное. 
- Так откуда ж их взять, если залечили. Эксгумация трупов?
- В том-то и дело, что вроде этого,- Дейв вновь посерьезнел,- кончай ломать 
комедию, давай поговорим. 
- Прокатимся?- Сэм кивнул на свою машину. 
- Может, лучше к тебе, или там есть кто?
- Только один давний член семьи - вселенский бардак,- Сэм не горел желанием 
принимать Дейва у себя, могла создасться очень неприятная ситуация. 
- Бардак меня не пугает,- настаивал тот. 
- Он, как газ, занимает все пространство, мне самому места уже нет,- упорствовал 
Сэм.- Лучше уж прокатимся, давно никого не катал. 
- Хорошо, если ты настаиваешь... Дейв сел рядом с Матью в его машину.- Только 
прошу тебя, кончай свой цирк! 
- Валяй, рассказывай,- Сэм тяжело вздохнул. Они были совершенно одни на дороге. 
- Вчера в конце дня наш директор, он же владелец, позвонил лично всем ведущим 
сотрудникам и попросил остаться на совещание, после работы. Никаких отговорок не 
принимал. Когда все собрались, он долго внушал, что все строго 
конфиденциально... 
- Ну а ты решил сразу же растрезвонить по всему свету?- не удержался от 
комментария Сэм. 
- Что с тобой делать? Бить?- взвился Дейв, но был удержан ремнем безопасности. 
- Только если не больно,- спокойно ответил Сэм не отводя глаз от улицы. 
Дейву потребовалось несколько минут, чтобы успокоиться. Он крутил головой, водил 
желваками, но не произнес ничего в ответ. 
- Счеты?- тихо спросил Сэм. 
- Что?...- недослышал Дейв. 
- Счеты?- повторил Сэм громче. 
- Похоже, что да,- задумчиво ответил его пассажир. 
- Если это действительно так, то что же мне делать, разорваться что-ли?- подумал 
Сэм,- как всегда, все одновременно. 
- Так вот,- продолжал Дейв,- раз в два года возобновляется финансирование 
антивирусных фирм со стороны INSC. 
- Знаю, каждый раз одна и та же возня, а потом все прекрасно улаживается, только 
Интернет засоряют... 
- Но не в этом году,- перебил Дейв. 
- Что же в этом году такого особенного?
- Правительство взялось за бюджет и урезало деньги INSC. 
- Вот молодцы! Давно пора, только не урезать, а совсем не давать... 
- Дождешься, как же...- с некоторой издевкой вставил Дейв. 
- Глядишь, и дождусь, и не без твоей помощи,- очень жестко сказал Сэм. 
- Так слушай, черт бы тебя взял, и не перебивай все время,- взорвался его 
спутник. 
- Не могу, характер такой,- Сэм снова смеялся,- хорошо, хорошо, обещаю, только 
не дерись. 
- Ловлю на слове,- Дейв показал Сэму кулак.- Так вот,- повторил он,- готовится 
сокращение бюджета INSC, а те, в свою очередь, хотят пожертвовать антивирусным 
отделом. 
Сэм открыл было рот, но воздержался от комментариев, и Дейв продолжал: 
- Знаю, что ты хотел сказать, - работа летит, но не в этом дело. Действительно, 
95 процентов из отдела AV уходит нам и нашим конкурентам, а очень многие 
считают, что мы напрасно едим свой хлеб. Минуло десять лет делу “пациентов”, и 
ни одного серьезного случая за все это время, боятся, наверное. 
- Лучшие силы не боятся, а сидят,- вставил Сэм. 
- Тоже верно, да и SuperVScan справляется прекрасно, даром, что старая 
программа, но работает же. Мы почти ее не трогаем, новые версии отличаются от 
предыдущих разве что интерфейсом. 
- Вот ты и ответь: напрасно или не напрасно?- не удержался Сэм на этот раз. 
- А черт его знает,- Дейв честно не знал, что ответить,- может быть, и напрасно, 
а с другой стороны, не будь нашего направления, сколько дерьма лилось бы в 
Интернет. 
- Наверное, ты прав, а дерьма в Интернет и так хватает. 
- Хватает,- повторил Дейв,- то ли еще будет. Повторяю, информация строго 
конфиденциальная, но она не проверена до конца. В INSC существует строго 
секретный план действий. Они преследуют две цели: первая - не позволить создать 
прецедента, так как правительство трогает INSC впервые, а вторая, если придется 
все-таки идти на компромисс, сохранить AV отдел и даже расширить его, 
пожертвовав сторонними фирмами и сконцентрировав “докторов” внутри INSC. 
- Почему же ты сказал “вторая серия пациентов”?
- А это средство достижения обеих целей, но здесь много тумана. Предполагается 
возродить призрак компьютерного терроризма, но на этот раз привести механизм в 
действие. Есть сведения, наименее проверенные, что существует, якобы, группа при 
AV-отделе, создающая вирус, не имеющий преград, проходящий через SuperVScan и 
прочие защиты, что, во-первых, докажет неэффективность существующих фирм и 
позволит ударить по нам при соответвующем раскладе, во-вторых, напугает всех до 
полусмерти и еще более расширит рамки вмешательства INSC. 
- М-да,- произнес Сэм, а про себя подумал: “Если это правда, то они от меня 
отстали лет лет на несколько”,- а если это неправда?- спросил он вслух. 
- Если это неправда,- убежденно сказал Дейв,- то это провокация, кто-то ведь 
организовал утечку. 
- Я задам тебе один вопрос, только не обижайся,- повернулся Сэм к Дейву, оставив 
на секунду дорогу,- а не сами “доктора” это все затевают?
Дейв, в свою очередь, уставился на Сэма, он совершенно не ожидал такого 
поворота. 
- Были бы рады,- заговорил он, наконец,- только все люди QA - из INSC, 
зверствуют просто, вздохнуть не дают, о каждой запятой в коде спрашивают: “А что 
она делает”, листки с кодом на просвет смотрят, нет ли водяных знаков. Сдурел 
ты, что ли?- Дейв все-таки обиделся, но Сэм не обращал внимания. 
- Допустим, это правда, и они проведут все успешно,- стал он рассуждать вслух,- 
имеет ли смысл наше выступление, или оно обречено на провал?
- Обречено,- ответил Дейв,- а если поймать их за руку?
- Кого?- с деланой наивностью спросил Сэм. 
- Ну этих, из INSC, когда они станут атаковать. 
- Ты же не знаешь, кто это, даже не уверен, существуют ли они, а уже собираешься 
ловить,- ехидничал Сэм, но он прекрасно осознавал, что и сам, несмотря на 
огромнейшее количество Тейл-ов в INSC, ни разу не наткнулся на подобные 
сведения. Что верно, то верно - переполох в стане антивирусников был в этом году 
заметно больше обычного. Теперь Сэм узнал причину - готовящееся сокращение 
бюджета. 
Ситуация требовала анализа, причем очень серьезного. Сэм доверял Дейву 
полностью, но, с другой стороны, Дейв был заинтересованным лицом. Если все - 
липа и дезинформация, то и черт с ней, а если нет? Тогда придется отложить 
сведение счетов с INSC на год, по крайней мере, или даже больше. 
- Когда они собираются запустить свой механизм?- спросил Сэм,- известно 
что-нибудь?
- По тем же сведениям, через неделю. 
Здесь настала очередь подскочить Сэму. 
- Вы сами-то, что решили предпринять?- Или поговорили и разошлись по домам, 
спать?
- Прекрати издеваться, я связался с тобой через пять минут после прихода домой. 
Всю ночь такой шум стоял, до сих пор в ушах звенит. Хватит, Сэм,- голос Дейва 
звучал просительно. 
- Пришли к чему-нибудь, план действий, идеи... Ты лично что думаешь по этому 
поводу, принципиально такая штука возможна, которая проходит через все как 
невидимка?- решил прозондировать почву Сэм. 
- Не знаю, план действий составили, конечно, только чепуха все, больше для 
начальства, чем по делу. 
- А по делу?- настаивал Сэм. 
- По делу - глупости всякие, семинар по научной фантастике. Идеи одна бредовее 
другой. 
- Было какое-то направление или наобум?- не отступал Сэм. 
- В основном, все крутилось вокруг Мейл-а, он же принимается везде и с ним можно 
отправить что угодно, были уже прецеденты, сам знаешь, но потом-то как быть? 
Любой вирус, пока он пассивно сидит, никому не страшен, а при запуске его 
SuperVScan в момент сцапает. 
- Значит, ничего не придумали?
- Нет, действительно, пошумели м разошлись. 
- Хорошо, дай мне время хотя бы до вечера, я с тобой свяжусь,- они вернулись на 
стоянку у супера, по-прежнему пустую. 
? ? ?
- Хороший подарочек,- сказал себе Сэм, входя в квартиру,- но даже если эти типы 
ухватили идею Мейл-Тейл, то у меня годы преимущества. Действовать они могут 
примерно, как я на экзамене, нейтрализовать же такого рода проделки, зная, 
конечно, где собака зарыта, предельно просто, как раз неделю и займет. Интересно 
другое, как же я проворонил такие дела, полгода сижу как бобик, сую свой нос в 
каждую щель, а ничего, ну просто ни бита. Дейв полный сюрприз преподнес. 
Сэм завалился на кровать, открыл одну из привезенных банок с пивом и принялся 
рассуждать. 
- Примем за исходное положение, что история Дейва - не блеф. В каждом сервере 
INSC у меня сидит Тейл, причем он орет что есть мочи, если туда случайно 
заползает другой Тейл. Такую добавку пришлось сделать после той путаницы, когда 
стали приходить сигналы от обоих, фиксировавших постороннюю активность. 
Информация приходит от всех серверов INSC, даже тех, к которым нет прямого 
подключения из Интернет, только Мейл. Ни один Тейл до сих пор без моего ведома 
не орал. Это факты, проверить Тейл в действии, не запуская его - чепуха. 
Сэм бросил пустую банку в корзину для бумаг. 
- Если кто-то допер до идеи Тейл-а - мой заорет, а потом самоуничтожится, что с 
гарантией не оставляет двоих на одном сервере. Значит, они, на данный момент, 
могут только вытеснить мой Тейл, не обнаружив его, орет-то он тихо, я лишь и 
могу его услышать. Но не было такого, ей-Богу, не было!! Первый вывод: если 
группа существует, то она даже Мейл-ом не связана с Интернет. Второй вывод: 
чтобы нейтрализовать гада, киллером должен быть Тейл-хозяин, а не Тейл-гость. 
Пока они разберутся, почему их хвосты рубят на корню, о-очень много времени 
уйдет, да и вообще, они могут оставить саму идею, как непродуктивную. Стоит 
покопаться в архивах, были у меня разные штучки, вот и представится возможность 
применить их. 
Сэм поднялся с кровати и отправился за следующим пивом, успевшим слегка 
охладиться. Заняв излюбленную позицию на стуле, он снова вернулся к 
размышлениям. 
- О сети, в которую не доходит Мейл, я знать не могу, и залезть туда не могу, 
ничего не могу. Что я могу, так это выяснить, на месте ли сервер, не перестал ли 
он существовать в Интернет - это просто. Запускаем новую серию и ждем, пока все 
Тейл-ы прокричат смену. ОК! Через час, максимум, будем знать, все ли на месте, 
структура INSC у меня есть. 
Еще около часа Сэм сидел и отмечал все просигнализировавшие смену караула 
серверы INSC. Все они были на месте и функционировали, все были доступны для 
Мейл через Интернет. 
- Если все на месте, значит группы нет,- удовлетворенно заключил Сэм,- но кто 
сказал, что они не купили дополнительное оборудование? В государственной 
организации, да еще находящейся под прицелом бюджетной комиссии, должно быть все 
чисто с финансами, дураки они что-ли. Остается проверить закупки AV-отдела, и 
если есть пополнение, которое не отразилось за последние, скажем, два года на 
общей структуре сети, то это верный признак существования группы вредителей. 
Условие необходимое, но не достаточное. Можно использовать открытый доступ - 
финансовый отдел никогда не прятался, но не сейчас. Лучше не рисковать, не 
светиться, Тейл-то - надежнее. 
Еще через час у Сэма была ведомость закупки компьютеров для AV отдела. Сравнив 
ее с предыдущими данными Сэм понял, что секретная группа - не выдумка, по 
крайней мере, три сервера и полтора десятка терминалов не были подключены к 
Интернет. 
- Дела,- проговорил он и крепко задумался. 
Безраздельному тайному господству Сэма в Интернете приходил конец. Ему лично 
пока ничего не угрожало, сказывалось огромное временноое преимущество в 
обладании секретом Тейл-а. Когда еще научатся детектировать его присутствие, 
потом надо добраться до Тейл-источника, а на такое уйдут месяцы, а то и больше. 
Грустно, конечно, но всему приходит конец. 
- Этот этап приходится считаь законченным,- подумал Сэм,- но главная задача так 
и не выполнена - INSC здравствует, да еще когти повсеместно показывает. 
Справиться с подобной атакой не представляло для Сэма особой сложности. Имея 
солидную фору, он легко мог уничтожить все, что только запустили бы его 
противники. Нужно время, а его-то и не было. Сколько терминалов подключено к 
Интернет - миллиард? Больше? В одной только Америке их сотни миллионов: каждый 
клерк, каждый школьник - у всех есть, куда не глянь. Расставить защиту против 
массированной атаки на каждом компьютере Сэм чисто физически не мог. Такое под 
силу только самой INSC или крупной фирме. Прийти, скажем, в фирму Дейва и 
попросить помощи он не мог - стукнут моментально. Что же делать? Привлечь 
внимание прессы?- Шум, конечно, будет, но ФБР с подачи INSC мгновенно подвалят, 
и будет только хуже. 
- А если привести свой собственный план в исполнение немедленно?- осенило вдруг 
Сэма.- Нанести упреждающий удар и нейтрализовать готовящуюся атаку. Они тогда 
будут выглядеть просто смешно с их потугами на международный террор. Или я буду 
выглядеть смешно?- Если их это не испугает, и они, несмотря ни на что, начнут 
действовать то мы окажемся в!... Поздно, надо было начинать полгода назад. Ты 
просто идиот, Сэм, кретин и трус, к тому же. 
Сэм вскочил и принялся кружить по комнате. Вдруг раздался шум спускаемой в 
уборной воды, и он застыл на месте. Он, как ошпаренный вылетел из комнаты и с 
разбега саданул в дверь туалета. Дверь отлетела, но никого за ней не оказалось, 
и тут до Сэма дошло: “Матью!” - это же в квартире Матью, он же продолжал носить 
очки-наушники. Музыка кончилась уже давно, а ночью все нормальные люди спят. Сэм 
посмотрел на часы - было без чего-то девять. 
- Хорош!- сказал он по-привычке сам себе,- нечего сказать. 
Сэм сорвал с себя очки и с остервенением швырнул их в дипломат, затем повалися в 
кресло и засмолил сигарету, потом другую. Сев в машину вместе с Дейвом, он 
начисто забыл о существовании Матью. Несмотря на постоянное ерничество, Сэм 
сразу понял, что дело суперсерьезное, но не хотел подавать вида. Предчувствие 
его не обмануло, гроза висела в воздухе уже некоторое время, но что она будет 
столь сильной, он не ожидал. А еще Матью со своим BGTI. Сэм обещал ему помочь 
если не спасти Говарда, то сделать все возможное, он видел, как просветлели его 
глаза. 
- А теперь что?- задал он себе вопрос.- Драка затевается не шуточная, она 
потребует действовать мгновенно, осторожно, но, по возможности, молниеносно. 
Отрываться на BGTIнельзя будет никак, а для того чтобы разворошить это гнездо, 
надо не отходить от Матью. Вот проклятье! 
Сэм загасил окурок и потер руками лицо. Он подошел к терминалу и внимательно 
посмотрел на него, как будто видел в первый раз. 
- Ладно, выясню пока, что происходит, все равно надо додумать до конца,- Сэм 
опустился перед компьютером на стул.- Разгоню-ка я Тейл-ов во все места, а 
покуда они вернутся, можно и сожрать что-нибудь, сутки то кофе, то пиво. 
Выудив из морозилки кого-то мясного, Сэм отправил его в пасть микроволновой 
печки, а сам принялся кромсать овощи. 
- Видела бы тебя сейчас твоя бабушка,- подумал Сэм,- живо задала бы проповедь на 
добрый час. Тоже мне Коэн, без сметаны в салате не можешь, а жениться на ком 
попало гордость, видите ли, не позволяет. 
В соседней комнате раздалось призывное тявканье, и Сэм с редиской в одной руке и 
ножом в другой отправился на зов. 
- Поесть спокойно не дадут, если это Дейв...- разозлился он. 
Но это был не Дейв. Записка была от Поля. Она содержала всего одно предложение: 
“Купи Таймс, в час в кафе”. 
- Как же, купи Таймс,- Сэм фыркнул,- уже бегу, а эта дура электронная на что, 
спрашивается?
Насадив редиску на острие ножа, он кликнул мышкой по символу “Таймс-печать” и 
побрел обратно в кухню. Когда приготовление нехитрой трапезы было закончено, Сэм 
схватил довольно внушительную стопку листков ТНТаймс, бросил их рядом с миской с 
салатом и, оставляя довольно несимпатичные пятна, принялся листать. На середине 
первой тетрадки он нашел то, что привлекло внимание Поля: “Возможно ли 
повторение”. И подзаголовок: “Дело о компьютерном терроризме - десять лет 
спустя”. 
- М-м-м...- поморщился как от зубной боли Сэм,- вот и последнее доказательство - 
больше не надо. Но как быть с Матью?
Сэм отодвинул листки газеты и принялся жевать, что написали эти придурки из 
Таймс, его не интересовало. Артподготовка?! Наверное, еще несколько газет 
выступили с тем же самым, и Поля это насторожило. Свалив посуду в мойку и 
вытерев наскоро руки, Сэм пошел проверить результаты последнего рейда. 
Первый ответ пришел из INSC, и он озадачивал: 
- “Фрэнки Матью, PTPIC. . . , статус - активный”. 
- Ну и ну!- Сэм присвистнул - обнаглеть до такой степени!! Превратили гос. 
учреждение в личную лавочку! Отобрать у человека PTPIC и положить его в стол... 
Но... Это облегчает задачу, можно не изобретать ничего, а просто смоделировать 
вход с PTPICа, никто и не почешется. Чудеса, да и только! 
Первый результат обрадовал Сэма, но дальше не было ничего обнадеживающего. 
Информация из госпиталя была предельно краткая: 
- Фрэнки Кэрол - нет данных. 
- Фрэнки Говард - нет данных. 
- Сам знаю,- огрызнулся Сэм,- был я уже там - ничего не изменилось. 
Последними пришли сообщения из BGTI, которые тоже не обрадовали Сэма, правда, 
туда он запустил более хитроумный Тейл: 
- Фрэнки Кэрол - нет данных. 
- Фрэнки Кэрол - С/G0. 
- Фрэнки Говард - нет данных. 
- Фрэнки Говард - нет данных. 
- Фрэнки Матью - нет данных. 
- Фрэнки Матью - С/G0. 
- Не зря у него такая карта,- отметил Сэм,- гены - есть гены, а отец оказался 
сильнее, к счастью для Матью. С этим пока все. 
Сэм отрвался от компьютера и в который раз закружил по комнате. Мысли его 
вертелись вокруг заварившейся каши. 
- Что же предпринять,- думал он,- время упущено - это верно, но должен же быть 
какой-то выход. Поль - умница, если бы он не назначил встречу, пришлось бы 
самому его вызывать. Сейчас вся надежда на него. Сам ты, конечно, информационный 
Бог и в извилинах недостатка нет, но Поль мыслит другими категориями. К тому же, 
он вращается достаточно высоко и хорошо чувствует, откуда ветер дует. Сам 
Господь послал мне его тогда, впрочем, взаимно, но где бы ты был, Самуэль Коэн, 
не будь той случайной встречи? Сидел бы в тюрьме, спился бы, или был бы сейчас 
начальником Дейва?
- Хватит голову ломать, а то перегреется,- вспомнил он снова бабушку,- ляг поспи 
лучше. 
- Права бабушка,- зевнул он,- есть еще часика два. 
По дороге в ванную Сэм вспомнил о посуде. Он ненавидел ее мыть, но еще больше не 
любил, возвращаясь домой, находить грязные засохшие тарелки. Со страдальческой 
миной на лице он справился за пару минут с тарелкой и миской. 
- Посудомойку купить, что-ли?- подумал он лениво,- банки из под пива полоскать. 
Иди-ка ты спать. 
- Говард!!- вдруг пронзила его мысль.- Так и не узнал, что с ним. Эти подлецы 
кролика из него подопытного сделали, а ты - спать, скотина бесчувственная. 
Вспомни Кэрол, скотина. У тебя два часа, и время самое подходящее - пик 
активности, ничего и делать не надо, сиди, как кошка у норки, и хватай только. 
Сэм решительно вернулся к компьютеру и стал собирать необходимый ему Тейл. 
Закончив и отправив его в путешествие, он откинулся и закурил. 
- Как же все-таки совместить обе охоты?Это ведь, как две тикающие бомбы - одна 
на базарной площади, а другая в доме твоего друга. От первой будет гораздо 
больше жертв, логичнее пожертвовать малым. Вот и жертвуй тем, которого ты знаешь 
уже почти тридцать лет. А с другой стороны, бомба на базаре может смести и дом 
твоего друга, и тебя вместе с ним. Проклятье,- затравленно подумал Сэм,- в каком 
мире мы живем. Хорошо, если Поль что-нибудь придумает. 
Сэм положил руки на затылок и прикрыл глаза. 
- Если нет, то придется выудить из BGTI все, что можно, и залечь на дно как 
минимум на год. Жаль, но другого выхода пока нет. Говарда, в этом случае, 
вернуть не удастся, Матью, выступив свидетелем, может свести счеты, но еще когда 
это будет. Жаль пацана, если Матью не ошибается, и это, как его там, вещество 
наделало делов в генах, то можно добиться разрешения на проведение коррекции, 
пусть и с риском. 
Сэм переменил позу, глянул на экран, на котором пока ничего не появилось, и 
снова закрыл глаза. 
- Но есть одно очень существенное условие - наша победа сейчас, полная, 
окончательная, не оставляющая в живых ни одного врага, только трупы вокруг. Как 
прадед когда-то: стрелять без предупреждения во все, что движется. 
Компьютер пискнул, вслед за тем ожил экран. 
- Первая рыбка - моя,- закричал, как в детстве, Сэм,- ого, да какая крупная, 
видимо кто-то качает отчет Говарда. Так, мы его на оптодиск и в bakground, кто 
это там любопытный такой, в конце будет ясно.- Сэм проделал несколько 
манипуляций и снова стал ждать.- Все равно из этой тарабарщины ничего не пойму, 
а что не надо будет незаконно лезть в базу и тащить этот длиннющий файл - редкая 
удача, только бы не вклинился кто-нибудь посередине. 
Ждать, однако, Сэму не пришлось. Пошел дождь перехватов, ливень, лавина 
информации. Он не успевал со всем справиться, рассовать по носителям, боялся 
потерять какой-нибудь ценный файл в этом потоке, он еле-еле ухитрялся записывать 
все, что поступало: дневной осмотр, короткий - на диск; история осмотров, 
длиннее, но не очень - тоже на диск; дневные анализы - диск; история анализов - 
оптика; компьютерная томография - только оптика; заключения педиатров, что еще 
свободно - дискет; заключения специалистов - тоже дискет; это что такое, Матью 
разберется, но короткое - диск; Мейлы, Мейлы, Мейлы... - все на диск, потом 
почитаем. Сэм взмок, как мышь, пот заливал глаза, и он утирался рукавом, не 
снижая бешеного темпа. Думать о чем-либо не хватало ни секунды, только держать 
темп, только ничего не потерять, иди знай, что важно, а что нет. 
Всему приходит конец, и эта сумасшедшая гонка тоже кончилась. Сэм сидел 
совершенно мокрый, утираясь уже обоими рукавами. Он посмотрел на часы и понял, 
что опаздывает на встречу с Полем, но без душа не обойтись. 
- Ну и ну,- что же это было,- думал Сэм, залезая под льющуюся воду,- обвал 
какой-то. Бывают удачные дни, но сегодня улов превосходит все на свете. 
Неспроста это, ох неспроста,- Сэм начал потихоньку остывать.- Хорошо бы Мейлы 
почитать, да времени нет. Но на что это было похоже?
Сэм выключил воду и начал вытираться. Решив не сушить волосы, он быстро оделся и 
побежал к машине. Выехав на магистраль и закурив, он вернулся к последним 
событиям. 
- Только одно - тотальная перекачка данных,- определил он,- такой массированный 
поток информации идет, если кто-то захотел, как и он сам, выудить из сети все о 
Говарде Фрэнки, но послал легальный запрос, а не наблюдателя-шпиона. Ладно,- 
сказал он себе,- и это выясним, но не сейчас. 
? ? ?
На часах было уже почти два, когда Сэм добрался, наконец, до кафе. Это было 
обычное место их встреч - почти насквозь стеклянный павильончик стоял посреди 
небольшого парка, все дорожки прекрасно просматривались и давали почти 
стопроцентную гарантию заметить возможное наблюдение. Кухню привередливый Поль 
тоже одобрил, правда, не без некоторого колебания. Столиков было мало, публики 
тоже мало, в основном мамаши с детьми, - идеальное место для разговоров. Поль 
покончил с ланчем и перешел к кофе. Бросив короткий взгляд на подходившего к 
столику Сэма, Поль сразу обратил внимание и на его покрасневшие глаза, и на 
лохматую, просушенную уличным ветром голову. 
- Читал?- кивнув после короткого приветствия на лежащий перед ним на столике 
номер Таймс, спросил Поль. 
- Заголовок видел, звучит удручающе,- Сэм отпил принесенный ему кофе. 
- Девочки, или?...- поинтересовался Поль. 
- Если бы девочки... Хотел тебя сам вызвать, да ты меня опередил. 
- Из-за этого?
- Из-за этого. 
- И глаза такие красные из-за этого?
- Не только, еще одно дело на голову свалилось. 
- Придется оставить “не только”, судя по всему. Что-то затевается, все 
центральные газеты вышли с чем-то подобным,- Поль покосился на вытащенную из 
пачки сигарету. 
- Оставишь тут,- Сэм глубоко затянулся и выпустил дым,- ты не спешишь?
- Отменил на сегодня все дела. Личное что-нибудь?
- Да, то есть, нет, и то - и то, в общем. 
- Узнал из газеты или раньше?
- Под утро, но не через сеть. Помнишь Дейва, “доктора” из SVS?
- Спрашиваешь, он же в команде! 
- От него. 
- Он знает больше, чем в газете?
- Да не читал я этой муры, делать что-ли нечего!?
- Прочти, это важно, хорошо бы сравнить, что рассказал Дейв, и что написано 
здесь. С остальной прессой у Таймс расхождения несущественные. Прочти, прочти, 
столько ждал, что еще подожду,- впервые прорвалось у Поля нетерпение. 
- По сути - примерно то же самое, но есть, конечно, и вариации, причем 
существенные,- оторвался Сэм от газеты.- По сведениям Дейва, сама INSC готовит 
выпустить эту заразу. 
- А он откуда узнал?
- От своего директора, SVS всю ночь кипел, но пар в гудок ушел, как обычно. 
- Самому-то тебе удалось что-нибудь вытащить?- Поль начал узнавать привычного 
Сэма. 
- Одну мелочь, но очень важную, я думаю. 
Поль молчал, ожидая продолжения, но Сэм витал где-то в недрах собственных 
мыслей. Наконец Поль не выдержал: 
- Расскажи, интересно все-таки, а насчет INSC - это не утка?
- Похоже, что не утка, есть признаки. 
- Признаки или доказательства?- уточнил Поль. 
- Господин Судья,- очнулся Сэм,- есть признаки, которые лично я, Самуэль Коэн, 
расцениваю как доказательства, и уберите Библию, я на ней присягать не буду. 
Поль от души рассмеялся. 
- Брось огрызаться, прекрасно ведь знаешь, что я ничего не имел в виду - 
профессия забыть себя не дает, но это помогает, как правило. 
Сэм принялся грызть большой палец и не спешил с объяснениями. Придется раскрыть 
технические подробности своей кухни, а в них Сэм не посвящал никого, даже Поля. 
Не то чтобы он преднамеренно держал принцип Мейл-Тейл в секрете от своего 
основного партнера по команде, но так вышло. Поль никогда не лез с расспросами 
на эту тему, а сам он не рвался хвастаться. Теперь Сэм понял, что время пришло, 
иначе Полю просто не хватит очень существенного звена для анализа ситуации. 
Прекратив разглядывать кончик сигареты, Сэм подял голову. На несколько мгновений 
их взгляды встретились. 
- Извини, Поль, нервы, и не спал давно,- начал Сэм,- я должен тебя 
поблагодарить.- Сэм сделал паузу.- Поблагодарить и извиниться... 
Поль слегка оторопел, но не подав вида молчал, давая собеседнику возможность 
продолжать. Такого Сэма он не знал. 
- Прежде всего, я должен объяснить тебе существенные технические детали, без 
которых наше знакомство не состоялось бы. Извини, что не сделал раньше, и 
спасибо, что не спешил с вопросами, несмотря на профессию,- глаза Сэма 
блестнули.- Ты не новичок, принцип поймешь, а как работает, тоже покажу - без 
этого дальнейшие разговоры беспредметны. 
Сэм снова помолчал. 
- Поехали ко мне - по дороге расскажу, а там сам увидишь. 
Они встали и пошли к выходу из парка, но не главному, а противоположному, где 
Сэм предусмотрительно припарковал машину. Поль больше не понукал Сэма, он по 
виду своего партнера чувствовал, что события готовятся нешуточные и предпочел не 
торопиться. Что-что, а слушать и ждать он умел. По дороге к дому Сэм коротко 
рассказал о своей давней находке и истории ее появления, подробнее он 
остановился на возможностях ее применения, не упустив и процедуры наблюдения за 
членами команды. 
- Так вот откуда эта совершенно невероятная информированность обо всем и 
потрясающая легкость получения самых приватных данных,- думал Поль, слушая 
повествование,- невидимка, проходящая через любую защиту и не оставляющая 
следов. Потрясающе! Всегда был уверен, что имел дело с неординарным человеком, 
но если бы на месте Сэма был кто-то другой, то ни за что не поверил бы. 
Сэм, тем временем, дошел до конца, и какое-то время они ехали молча. Поль не 
чувствовал себя уязвленным. Он прекрасно понимал, почему Сэм никогда не заикался 
о своих источниках - мало ли что. Зная принципы Сэма, Поль был уверен, что тот 
не станет использовать полученные сведения для шантажа или чего-нибудь 
подобного. Он также оценил такт, с каким Сэм преподнес свою историю. 
- А что это за “не только” свалилось на тебя?- спросил Поль,- если не хочешь, то 
я не спрашивал. 
- Да нет, как раз это ты обязан знать,- мгновенно ответил Сэм,- напрямую связано 
с нашими делами. Еще не надоели мои басни?
- Вперед, время еще есть,- Поль оттянул ремень и устроился поудобнее. 
- Помнишь, давно, в самом начале, я очень хотел заполучить человека BGTI, но 
никак не удавалось?- начал Сэм вторую серию.- Я тебе говорил, что есть у меня 
там школьный приятель, только он абсолютно не годится на такую роль. 
- Изменилось что-нибудь?
- Через неделю его вышвырнут оттуда, а пока он обладает доступом на самом 
высоком уровне, эксперт, к тому же его ребенок замешан в историю, получил NC при 
рождении. Случай сам по себе - полный детектив. Сначала я хотел использовать 
оставшуюся неделю для вскрытия этого нарыва - BGTI, а сейчас, после того как 
увидел родителей, думаю, что и ребенка стоит попытаться отстоять. Знаешь, что 
происходит при NC?
- Знаю, конечно, давай поподробнее - я люблю детективы. 
- Этот случай, по-моему, прямо на тебя сшит, такая коллекция всевозможных 
нарушений - позавидовать можно. И все, ну абсолютно все файлы с грифом. Мотай на 
ус пока, а потом - решай, браться или нет. 
Рассказ о Матью занял больше, чем остаток дороги. Даже видавший виды Поль 
поразился беспардонности и уверенности в безнаказанности, с которыми действовал 
директор BGTIи его приближенные. Заканчивал Сэм уже с банкой пива в руке. 
Несколько минут они молча сидели в креслах, потом Сэм прервал тишину. 
- Демонстрация?- спросил Сэм. 
- Потом, будет еще случай, я надеюсь, а пока дай мне время подумать. Иди, 
почитай мейлы, а я здесь посижу, постараюсь собрать вместе все обломки. 
Полю было, о чем подумать. Сэм вывалил на него всю информацию, кое-какие выводы, 
но плана действий не было. Признаки существования группы были налицо, но они 
были косвенные, ни одного прямого упоминания о группе. С другой стороны, Поль 
давно не видел такой массированной бомбардировки прессы. Плюс информация от 
Дейва. Если все собрать вместе, то это - доказательство. Причина тоже хорошая - 
бюджетные сокращения. Пока идет говорильня, никто не пошевелится, а чужая рука в 
кармане всегда влечет за собой активное противодействие. Популярность 
правительства пошла вверх после декларации о серьезном сокращении бюджета 
вообще, и INSC в частности. Но зачем опять призрак “пациентов”, прошло же почти 
одиннадцать лет с того знаменитого сборища, взятого ФБР, и выбор такой странный, 
через неделю?
Поль протянул руку, взял небрежно брошенный на столик Таймс и вновь принялся за 
пресловутую статью. 
- Как просто!- воскликнул он дойдя до середины,- как же все просто - через 
неделю ровно десять лет со дня оглашения приговора. Ведь и Сэм собирался 
когда-то свою мину подложить в годовщину приговора, значит, время, названное 
Дейвом, не простая дата. 
- Сэм!- Поль выбрался из кресла и вошел в комнату,- еще один пункт “за” - дата 
Дейва, взгляни. 
- И еще один,- Сэм не обращая внимания на газету протянул отпечатанный мелкими 
буквами листок.- Вот полюбуйся, Мейл директора BGTI какому-то Клингстону. Он 
требует все материалы по делу ГФ продублировать и подготовить отдельный PC, не 
имеющий никакого подключения к сети, даже У,Мейл, это дважды подчеркнуто в 
записке. 
- А что это за ГФ?- спросил Поль. 
- Говард Фрэнки, я полагаю, откуда же еще такая масса свалившихся на меня 
перехватов, если не выполнение его распоряжения. Все встало на свои места, Поль. 
Я знаю, ты не выносишь таких ситуаций, но что-то надо предпринимать, а?
- Стоп, погоди, а не мог директор, как и мы, прочитать Таймс, поверить и 
испугаться?- Поль недоверчиво смотрел сверху вниз на сидящего у компьютера 
Сэма.- Когда была отправлена записка?
- Вчера вечером,- Сэм бросил взгляд на листок и уставился на Поля. 
- Сообщили, значит, по дружбе, но кто?Найти бы что-нибудь в почте, все было бы 
доказано, есть у тебя еще такого рода вещи?
- Нет, в том то и дело,- произнес Сэм с досадой,- тишина полная, если бы не 
Дейв, я бы никогда не обратил внимания на всю эту мышиную возню, Таймс еще 
этот... 
- ... Что и дает мне повод для сомнения,- продолжил Поль. 
- Неужели тебе мало всех фактов, что ты хочешь от меня, прямого распоряжения по 
INSC о распространении вируса по Интернет?Подумай сам, если они считают, что 
мейл-сервер проницаем, то станут ли им пользоваться для самых секретных 
сообщений? Логично, что ничего в сети нет, иначе и быть не может, я бы первый 
закричал “блеф”. 
- Да верю я тебе,- впервые Поль слегка повысил голос,- и Дейву верю, и в Таймс 
верю, но мало мне этого. Пойми ты, чтобы свалить такого зверя, как INSC, не 
пугач нужен, а самый крупный калибр: TV, пресса та же, сенатор у меня есть 
знакомый. Раскрути такую махину, а потом, “извините, ошибочка вышла” - и все, 
второго раза не будет. 
- О Господи,- Сэм тяжело вздохнул,- ты ясно скажи, что ты хочешь,- из-под земли 
достану, что искать-то?
- Связи какие-нибудь, ты можешь найти пересечение директора BGTI с INSC, только 
на самом верху?
- Пытался уже. Как началась заваруха с Матью, все перерыл, ты бы первый узнал, 
если что. 
- Ну, допустим,- Поль поискал глазами, на что бы присесть, но, кроме кровати, 
ничего не нашел.- А как ты искал,- спросил он, опускаясь на кровать,- по 
фамилии, или более узко, отсек небось все, что можно, чтобы диск не засорять?
- Ты как думаешь, очень мне нужны школьные отметки его оболтусов?
- А жена,- продолжал Поль, не замечая сарказма,- жену не включил в круг 
интересов?- Вижу, что нет,- ответил он сам себе,- зря, по-моему. 
- Она же не работает в BGTI, она вообще нигде не работает, какой от нее прок?
- Э-э-э, молодой человек, раз так, то десять к одному, что она интересуется 
карьерой мужа, а потом скучно ей, ходит по клубам, приемам, салонам разным, 
подруг полно - посплетничать. Такие связи, мой дорогой, мужей в президенты 
выводят, а уж мелкие услуги... 
- Так что мне с ней делать?
- Тебе сложно вытащить ее расписание за предыдущий месяц, или на следующий, это 
все равно?
- Минут пятнадцать - двадцать, забирался я туда, когда мужа ее проверял. 
- Вот и давай,- Поль развалился на кровати,- и посмотрим, прав ли старый 
ловелас. 
Меньше чем через десять минут дневник Памелы Олафсон предстал перед глазами 
друзей. Поль жадно набросился на него. 
- Ну, что я тебе говорил,- удовлетворенно отметил он,- богатая, насыщенная 
событиями жизнь неработающей женщины из общества, ни дня без строчки. За работу 
- солнце еще высоко: маникюрша, парикмахер, бытовые услуги, бассейн, теннис, 
театральная ложа, приемы - вытаскивай все, и будем разбираться. 
Еще через некоторое время из принтера поползли бесконечные листы со 
всевозможными списками и расписаниями различных клубов и частных лиц. 
- Отмечай каждую знакомую фамилию,- сказал Поль, зная, что память у Сэма 
выдающаяся. 
- Вот!- показал Сэм на один из листков спустя примерно полчаса,- похоже, ты 
прав. Видишь, миссис Олафсон на корте в одно время с миссис Гинс?
- А кто...- не успел начать Поль, как вспомнил, что Альфред Гинс - имя шефа 
INSC.- Вот черт! Это же надо,постоянная пара на корте, два раза в неделю. Хорош 
тандем! 
- И это, по-твоему,- насмешливо спросил Сэм,- и является доказательством?
- Почти, бери ключи - и в машину,- Поль преобразился,- адрес теннисного клуба 
там есть?
Возвращались они в полном молчании. Получив пару крупных купюр, мальчишка, 
обслуживающий корт, припомнил, что дамы очень опасались простуды и гриппа, 
разговор все время вертелся вокруг какого-то нового вируса, от которого не 
придумали средства. Так и не поняв, чему так радуется этот странный господин, он 
взял деньги и побежал подавать мячи очередной паре, явно выражавшей нетерпение. 
Поль, устроившись на сиденьи вполоборота, прислонился щекой к оттянутому ремню 
и, полузакрыв глаза, посматривал на Сэма. 
- Что скажешь?- спросил Сэм, не поворачивая головы,- картина полная?
- Полная,- выдавил нехотя Поль. 
- Ну и?... - теперь они стояли у светофора, и Сэм смотрел пристально. 
Есть у меня один план, но его выполнение зависит от многих людей, и от тебя, в 
первую очередь.- Поль пошевелился и сел прямо.- Принимать его или нет - зависит 
от тебя. Настаивать я не могу, решать должен только ты сам.
* * *




ЧАСТЬ 3. ПОЛЬ.

Поль уже давно чувствовал, что назревают крупные события. В отличие от своего 
друга, он внимательно следил за развитием ситуации, прессой, телевидением, 
бюджетными дебатами. Первые подозрения появились несколько месяцев назад, когда 
внезапно пошла на убыль шумная кампания разъяснений и рекламы со стороны INSC. 
Кампания эта была начата сразу после опубликования проекта бюджета и лишь 
набирала темпы, как почему-то прервалась. Исчезли с экранов надоедливые клипы, 
исчезли щиты с улиц, остались только обычные напоминания, ничего более. Теперь, 
сопоставляя события, Поль сообразил, что отмена кампании совпала по времени с 
созданием таинственной группы, если купленная антивирусным отделом INSC техника 
действительно предназначалась ей. Были и другие странности, например, некоторое 
смягчение политики выдачи PTPIC, которая всегда была очень жесткой. Поля это 
удивило, но он отнес все на счет бюджетной игры, больше пользователей - больше 
средств. Оказывалось, что и это ветка в маскировочный куст. 
Последние сомнения отпали, когда сразу во всех центральных газетах появились 
материалы о почти всеми забытом десятилетней давности деле. Бегло просмотрев 
Таймс, Поль вызвал Сэма, отменив текущие дела, и не ошибся. Сэм, как всегда, 
поведал много интересного, заполнил почти все пробелы в логических построениях. 
Однако Поль не покривил душой, когда сказал, что хочет получить максимум 
доказательств. Поль действительно, как сказал Сэм, не был новичком в 
компьютерах, как-никак, с легкой руки того же Сэма он сделал это направление 
основным в своей адвокатской практике и очень многого достиг. Уже с первых слов 
Сэма Поль ухватил смысл Мейл-Тейл и не мог не оценить его изящества. При всем 
этом как адвокат он прекрасно понимал, что выносить на свет невидимку нельзя 
категорически. Такой шаг окажется роковым для ее изобретателя. К тому же, Поль 
не забывал, что именно этому он обязан и карьерой и положением. Дополнительные 
факты нужны были, в первую очередь, из-за Сэма, поскольку, найдя выход из 
юридического тупика, Поль не мог, не имел права настаивать на приведении плана в 
исполнение - решать должен был Сэм. 
Поль пошел по стопам отца, избрав профессию адвоката. Отец был партнером в 
довольно преуспевающем бизнесе и собирался ввести туда и сына. Планам так и не 
суждено было сбыться, отец погиб в автокатастрофе, когда Поль заканчивал первый 
год учебы. Бывшие партнеры не спешили раскрывать ни объятий, ни дверей конторы и 
отказали даже в прохождении обязательной стажировки, боялись ухода клиентов отца 
к сыну. Рассчитано было точно - Полю пришлось начинать свое дело с нуля, и лишь 
немногие из старых клиентов польстились на низкие цены молодого адвоката. Один 
из них и сосватал Полю дело против INSC, отказавшись от которого, Поль рисковал 
потерять очень существенную часть и без того не богатого дохода. Дело было не 
просто тупиковое, а беспросветное. Не подвернись тогда Сэм, Поль не представлял, 
как из него выбраться. Сэм явился ему в виде доброго джина из старой бутылки и в 
два счета все устроил. 
Поль сначала впал в эйфорию, потом испугался до полусмерти, но в конце концов, 
Сэм убедил его, что мафией здесь не пахнет, а с INSC он готов бороться всеми 
доступными средствами. Дела Поля быстро пошли в гору, и довольно скоро он стал 
одним из ведущих адвокатов в своей области. Время от времени он продолжал 
пользоваться помощью Сэма, никогда не отказывавшегося от возможности навредить 
INSC, но со временем все больше переходил на другие, законные средства. Основной 
тактикой Поля стало доказательство легальности полученной информации, нахождение 
брешей в барьерах INSC - на этом и строилась его работа. Войдя во вкус и 
почувствовав уверенность, Поль предложил Сэму основную идею создания группы 
свидетелей, совершенно официально имевших доступ к разного рода информации, 
которые могли бы подтвердить нарушение основных законов со стороны INSC. Сэм 
согласился, и число членов “команды” перевалило за семьдесят. 
- Снова твои адвокатские штучки?- спросил Сэм в ответ на заявление Поля. 
- Не любишь ты нашего брата, но я-то чем тебе насолил? 
- Собираешься, по всему видать, а?- Сэм ухмыльнулся. 
- Собираюсь... 
- Ну, соли, только не густо, чтобы изжоги не было. 
- У меня от тебя уже изжога,- Поль заворочался в кресле и стал теребить ремень. 
- Соли, соли, или соль кончилась?- подтрунивал Сэм. 
- Ладно, слушай пока мои соображения и поправляй, если что не так.- Поль все 
собирался с духом.- Как я понимаю, тебе не составляет труда убить все, что 
появляется в любом компьютере, верно? 
- Ого, собрался солить, а начал со сладкого,- Сэм продолжал веселиться,- но 
верно, вобщем. 
- Несмотря на это, хорошо срежиссированный спектакль сорвать не удастся - не 
хватит времени... 
- Угу,- промычал Сэм. 
- Значит, полностью исключить распространение заразы из INSC, скорее всего, не 
удастся. 
- И это верно. 
- Раскрываться тоже не имеет смысла, так как оба загремим, и профессия не 
поможет. 
- Ну уж, не поможет,- рассмеялся в очередной раз Сэм. 
- Не перебивай старших, начинаются адвокатские штучки,- напомнил Поль.- Ты же 
знаешь мое кредо: правильные сведения должны исходить от правильного человека. 
Ситуацию тебе описывать не надо. А теперь намек: ты - не правильный человек. 
Какой вывод? 
- Какой-какой, исправить неправильного человека - сделай меня каким-нибудь замом 
в INSC, вот потеха-то будет. 
- Тебе бы все потешаться... а решение другое - передать сведения правильному 
человеку, улавливаешь? 
- Ты уж лучше договаривай. 
- Короче, мой выход - это вложить идею Тейл в уста надежного человека, который 
может официально ее продемонстрировать в действии, не вызвав справедливого 
вопроса, у ФБР, например, почему это он занимается такими проделками. 
- Какого это человека?- недоверчиво спросил Сэм. 
- Я знаю только одного,- коротко ответил Поль,- Дейва. 
Сэм не подал вида и продолжал вести машину. Поль искоса поглядывал на него и 
представлял, что творится у него на душе. Не было другого человека, который бы 
знал о компьютерных сетях больше Сэма. Он был первым, некоронованным королем. “Я 
родился с мышкой в руке”,- часто любил повторять он и не слишком кривил душой. 
Сейчас Поль предложил Сэму невозможное - отказаться от собственного детища, 
когда-то спасшего его от ареста и тюрьмы, позволившего знать почти все почти обо 
всех, дававшего неограниченные возможности. 
Слова Поля оглушили Сэма, он автоматически смотрел на дорогу, ведя машину к дому 
по знакомым улицам, но, казалось, не реагировал на внешние раздражители. Сэм не 
представлял, что ответить, и просто продолжал вести машину. Не то чтобы он 
никогда не отдавал и не дарил своих идей другим - было всякое. Не то чтобы он 
верил в вечность своей давней находки - появились приметы того, что и другие 
были близки к этой идее, к тому же, ради главной задачи свалить INSC он готов 
был на любые жертвы. Подспудно Сэм понимал, что Поль прав, что нет другого 
выхода, если они хотят контратаковать врага, не дать ему вырваться на 
оперативный простор, но Мейл-Тейл был его любимым детищем. Это была 
фантастически простая идея, обернувшаяся столь могущественным оружием в его 
руках. 
Сэм, все так же молча, довел машину до дома. Они поднялись в квартиру, и Сэм 
кивком указал Полю на кресло, после чего скрылся. Через пару минут он вошел 
обратно, держа в каждой руке по бокалу, до половины наполненному бренди. Молча 
протянув один Полю и сев в кресло, Сэм сказал: 
- Принято,- он поднял свой бокал на уровень глаз,- за наше предприятие и за... 
- За Тейл,- продолжил Поль и поднес свой бокал к губам. 
- Подожди,- остановил его Сэм,- есть еще повод: за твое новое дело, ведь ты 
берешь дело Фрэнки? 
- Беру,- глядя Сэму прямо в глаза, после секундного промедления, ответил Поль. 
Молчание установилось еще на несколько минут, оба потягивали бренди и думали 
каждый о своем. Наконец, Сэм поставил на столик почти пустой бокал и спросил: 
- С чего ты собираешься начать? 
- С Дейва...- начал Поль, но Сэм его перебил: 
- С Матью, что тебе нужно, чтобы вытащить Говарда? 
- Ты хочешь сказать, что я начинаю это дело прямо сейчас?- удивленно спросил 
Поль. 
- Мы, кажется, за что-то только что пили?- спросил Сэм тихо.- Или не пили? Или 
мне это приснилось? 
- Пили, успокойся,- Поль тяжело вздохнул. 
- Значит, что тебе все-таки надо, чтобы начать?- настаивал Сэм. 
- Сейчас набросаю,- Поль потянулся за блокнотом,- но ты уверен, что мы можем 
себе позволить заняться этим делом именно сейчас? 
- Мы можем себе позволить оторваться от этого дела на другие, если будет время, 
понятно? 
- Ладно, не паясничай,- Поль открыл блокнот и начал быстро писать.- Кодекс 
законов о тестировании я достану. От твоего друга все внутренние формуляры BGTI, 
относящиеся к данным ситуациям, это раз, плюс его детальный анализ истории 
происшествия с профессиональной точки зрения, как бы больно ему не было, это 
два. И три, с точностью до дней, а лучше - до часов, все действия директора 
BGTI, в этом ты ему поможешь. 
Сэм молча кивнул. 
- От тебя требуется,- продолжал Поль,- с одной стороны, вытащить все до 
последнего материалы о Говарде из BGTI и INSC, если и там что имеется, а с 
другой, постараться предоставить Матью возможность работать легально, насколько 
получится, и подготовить отдельный файл, который мог бы быть использован без 
всякого риска. И еще, тащи его сюда, а вход симулируй с его домашнего терминала, 
это возможно? 
- “И еще” мог бы не добавлять, и так ясно,- съязвил Сэм.- Ты сам чем займешься? 
- Нанесу визит одному старому клиенту, думаю, не помешает запить твой бренди 
чем-нибудь получше,- Поль поднялся.- Утром буду у тебя, пока. 
* * * 
- Вот дьявол!- подумал Поль, выходя от Сэма,- хитрая бестия - так навесил на 
меня эту историю с Фрэнки, что я и пикнуть не успел. Такси!- крикнул он, заметив 
медленно двигающуюся вдоль тротуара машину. 
Назвав адрес, Поль углубился в размышления. План выступления был готов у него 
давно, но вмешались непредвиденные обстоятельства. Теперь оставалось около шести 
дней на приведение механизма в действие - очень мало, а тут Сэм, как назло, 
заупрямился с со своим Матью. Хотя, собственно Сэм, выпадал из игры, его имя не 
должно быть упомянуто нигде, иначе не миновать ненужных вопросов, а вот всю 
подготовку спектакля Сэм проделать обязан, без него ничего не выйдет. Пусть пока 
возится с Матью, копается в базах BGTI - пока дело дойдет до сути, можно успеть 
подготовить Дейва. Все равно, без заключения Матью нечего пускаться в какие бы 
то ни было рассуждения. Если повезет, и они действительно устроят хорошее 
представление, то дело ГФ можно будет прицепить сзади и протащить на-ура, если 
нет, то оно затянется на месяцы, и спешка просто ни к чему. 
Вынув из кармана телефон, отключенный до сего момента, Поль набрал номер и, 
дождавшись ответа, коротко сказал: 
- Это Поль. Я по дороге к тебе... Да, правильно догадался. Пока. 
Поль ехал к директору SVS, той самой фирмы, где работал Дейв. Когда-то давно тот 
был клиентом его отца и даже подумывал о переходе к сыну, но отказался, так как 
фирма кормилась почти исключительно заказами INSC, а Поль славился своими 
успехами против этой организации. Они оказывали друг другу взаимные услуги: Поль 
давал юридические консультации и получал взамен информацию об INSC от вхожего 
туда человека. 
Антивирусные фирмы попали в незавидное положение. INSC требовала сократить до 
минимума все прочие направления деятельности и разработок, весьма щедро 
оплачивая за это, но в критический момент незадумываясь решила пожертвовать 
“докторами” при сокращении бюджета, что неминуемо вело к банкротству последних. 
Поль должен был создать прикрытие для Дейва и расценивал свои шансы очень 
высоко. В нынешнем положнии SVS не могла отказаться от средства, дающего 
возможный вариант спасения. 
- Извини за вторжение,- сказал Поль, пожимая протянутую ему руку,- но, думаю, 
дела не терпят отлагательства. 
Пройдя в гостиную, устроившись в кресле и получив действительно хороший коньяк, 
Поль подробно изложил все, что ему было известно о готовившейся акции. Он 
опустил лишь два эпизода: Мейл-Тейл Сэма и, по понятным причинам, информацию 
Дейва. Картина получилась впечатляющая, Поль видел, как мрачнело лицо его 
собеседника. Ему стало ясно, что он дополняет картину, и дополняет хорошо. 
- Что ты мне расскажешь?- спросил в конце доклада Поль, делая ударение на “ты”. 
- Дрянь, дело,- ответил хозяин квартиры, за чем последовали уже известные Полю 
факты, полученные от Дейва. 
Собеседники немного помолчали. Поль не торопил события и медленно потягивал 
коньяк. Нарушил молчание хозяин: 
- Ты пришел неспроста, как я понимаю?- спросил он. 
- Да,- ответил Поль,- я уполномочен сделать тебе предложение от лица, по 
понятным причинам желающего оставаться анонимным. В его распоряжении есть 
новинка, аналогичная той, которую готовится выпустить INSC. Плюс преимущество во 
времени. 
- Не пугайся,- сделал Поль успокаивающий жест в ответ на удивленно поднятые 
брови,- она нигде не засветилась и если применялась, то крайне осторожно. Я сам 
узнал о ней только что. 
Далее Поль на своем адвокатском языке объяснил, почему не желает раскрываться 
изобретатель. 
- Если ты согласен, то я продолжаю,- добавил он, будучи почти уверенным в 
успехе. 
Получив подтверждение и как мог описав Тейл, Поль изложил свой план. Его 
доверитель передает всю информацию и оказывает необходимую помощь для пресечения 
готовящейся диверсии. На данном этапе участвовать в операции будет лишь один 
сотрудник SVS по выбору Поля - для обеспечения секретности. Директор SVS 
подписывает контракт и обязуется подтвердить, что все разработки велись с его 
ведома и под его контролем на всем протяжении. 
- Контракт?- спросил Поль в конце, и вновь удовлетворенно увидев подтверждающий 
кивок, вытащил на свет стандартный бланк. 
Он заполнил его и протянул через столик. Контракт был прочитан первой из сторон 
достаточно внимательно, но без возражений, только дойдя до суммы его собеседник 
удивленно пробормотал “ого”, так как Поль решил не мелочиться в нулях. Вторая 
сторона оставалась анонимной. 
Просмотрев список сотрудников фирмы и их короткие резюме, Поль, всем своим видом 
демонстрируя сомнение и недоверие, ткнул пальцем в фамилию Дейва и сказал: 
- Он. Введи его коротко в курс дела и дай ему мой телефон. Моя карточка у тебя 
осталась? 
Подписав и оставив на столике один экземпляр контракта, Поль все другие засунул 
к себе в дипломат и стал откланиваться. Первый шаг был сделан, но оставалось еще 
несколько не менее важных. Есть еще час до звонка Дейва, он не дурак, сообразит, 
что к чему, а пока можно добраться до дома и принять ванну. 
* * * 
Следующим утром, когда Матью проснулся, было уже за девять. Солнечный зайчик 
ускакал далеко от картины на противоположной стене. Кэрол не было, в первый раз 
со дня возвращения из госпиталя она встала раньше него. Матью набросил халат и 
отправился на запах жареного хлеба. Кэрол уже позавтракала, когда Матью появился 
на пороге кухни. Она молча встала, кивнула ему на пустой стул и отправила в 
тостер пару кусочков хлеба. Еще через минуту она поставила тарелку с тостами 
перед Матью и налила им обоим кофе. 
- Я очень проголодалась, извини, что не дождалась,- Кэрол впервые улыбнулась. 
- М-м, вкусно,- Матью улыбнулся в ответ. 
- Ты не сердишься на меня за вчерашнее? Задала я вам... 
- У-у,- замотал Матью головой что есть силы, так как рот его был набит 
сэндвичем.- Что за глупости,- добавил он, прожевав. 
- Послушай, Мат, этот Сэм, он странный какой-то,- Кэрол сделала неопределенный 
жест. 
- Все гениальные люди странные... Я еще со школы помню - тогда он всем нам 
казался как-то старше, а теперь не могу оттелаться от ощущения, что передо мной 
мальчишка 
- А история с экзаменом - это правда?- спросила Кэрол с плохо скрываемым 
любопытством. 
- Абсолютная. 
- А как он так умудрился? 
- Понятия не имею,- Матью даже замахал рукой, свободной от чашки кофе. 
- И ты не спрашивал?- продолжала Кэрол. 
- Нет, кто же спрашивает такие вещи, он бы все равно не ответил, да и неудобно 
как-то. Он мне вчера такого порассказал - никогда бы не поверил,- Матью впился 
зубами в следующий сэндвич. 
- О Говарде?- Кэрол впервые за утро упомянула сына. 
- Нет, о нем он пока ничего не знает, или не хотел говорить. 
- Небось байки травил, что-нибудь о бабушке! 
- О защите данных в BGTI, я и не предполагал, что такое возможно. Он, кстати, 
обещал помочь туда пробраться, выяснить, что с Говардом. 
- Он, в BGTI? 
- В компьютерную сеть, все информация хранится где-нибудь, ее можно найти, если 
знать как. 
- Но ты же и сам можешь это сделать, у тебя же неограниченный доступ, если 
только...- Кэрол запнулась на полуслове. 
- Директор доступ наверняка отрезал, да я и не знаю, как без PTPICа туда 
подключиться,- Матью допил свой кофе.- Сэм обещал появиться к вечеру, думаю, он 
принесет что-нибудь. 
- А ты не задавал себе вопрос, почему он именно сейчас появился. Вы не виделись 
почти два года со времени последней школьной встречи? 
- Конечно, задавал, и ему тоже...- начал Матью после паузы но Кэрол перебила: 
- И вообще, если он такой гений, почему он не сделал карьеру, а болтается 
простым инженером в никому не известной фирме? 
- Понимаешь, у него свои счеты с INSC, его товарищей очень давно посадили в 
тюрьму за вирусы, а я ему нужен как еще одно доказательство незаконного 
использования информации. 
Кэрол задумалась. Она долго вертела чашку с кофейной гущей, а потом осторожно 
спросила: 
- Ты не думаешь, что он использует тебя в своих целях, а Говард так и останется 
там навсегда? 
- Не знаю...- взгляд Матью остановился на чашке в руках Кэрол,- это ведь наш 
последний шанс. До вчерашнего вечера я и не подозревал, какая ведется игра. Сэм 
просто раскрыл мне глаза на все. Меня же совсем с толку сбили и Фурье этот, и 
директор наш распрекрасный. Не Сэм же от меня обо всем узнал, а я от него. 
- А твоя работа?- Кэрол оставила, наконец, чашку в покое. 
- Работу придется искать другую,- Матью вздохнул,- никто меня не оставит в BGTI 
после того, что произошло, хорошо, если к суду не привлекут за умышленное 
сокрытие фактов. 
- Какой суд, Матью!?- вскинулась Кэрол,- это твой директор - преступник, его 
судить надо, а ты голову под крыло - как бы не пожурили. Речь идет о Говарде, 
Матью! Очнись! Что с тобой!? 
- Но ведь у него с генами Бог знает что творится, пятнадцать процентов NC - это 
очень много. Допустим, нам удастся его получить назад, ты же не знаешь, какой он 
будет в год, в два, в пять лет. У обезьяны меньше генетических отличий от 
человека, чем у него... 
- Мат,- глаза Кэрол наполнились слезами,- это мой ребенок, и никто не вправе у 
меня его отбирать. Никто не может решать, жить ему или нет, только Господь. Это 
твой директор, и ты, в том числе, придумали эти идиотские законы селекции...- 
Кэрол всхлипнула.- Мат, сделай что-нибудь, ты один можешь что-нибудь сделать... 
Мат, Обещай мне... 
Кэрол уткнулась лицом Матью в грудь и продолжала всхлипывать. Матью 
автоматически обнял ее за плечи, прижался щекой к волосам, но не знал, что 
сказать и молчал. 
- Мат, обещай мне?- Кэрол оторвалась от него и подняла глаза. 
- Да...- ответил он, наконец,- я сделаю все,что смогу. 
Только теперь Матью окончательно решился действительно бороться до конца. Все 
словно сговорились упрекать его. Вчера - Сэм, а сегодня и Кэрол прямо заявили 
ему, что считают его причастным и к созданию законов о тестировании, и, 
косвенно, конечно, к судьбе Говарда, и к судьбам еще многих людей, попавших в 
число неполноценных граждан. 
Кэрол снова забралась в постель, она была еще слаба, а вчерашние события отняли 
у нее последние силы. Матью остался наедине с собой. Сначала он бездумно 
уставился в какую-то спортивную программу, потом выключил телевизор и решил 
позвонить Сэму. Телефон не отвечал, автоответчика Сэм не держал из принципа. 
Матью снова попрыгал с канала на канал, потом нашел музыку и оставил ее. 
Он снова, как и вчера вечером, стал вспоминать все давние и недавние события, 
приведшие его к сегодняшней ситуации. С самого детства он привык слушаться и 
подчиняться, его воспитывали в уважении к законам, позднее он сам стал частью 
очень важной общественной системы: занимался исследованиями, стал экспертом, от 
него очень многое зависело, но никогда он не задавал себе вопрос о правильности 
своих действий. То есть он, конечно, как и всякий исследователь, часто 
сомневался, как эксперт он часто себя перепроверял, но никогда не сомневался в 
праве компьютерной биохимии на существование, не подвергал сомнению 
необходимость в BGTI, не терзался, ставя свою подпись под чужими генетическими 
протоколами. Теперь мир развалился, один из осколков задел его самого, и задел 
больно. 
Его нервы тоже были истощены, постепенно Матью стал засыпать под музыку. Уже 
сквозь сон он вспомнил последние слова Сэма: “Посоветуйся с Кэрол, на нее можно 
положиться”. 
И как это Сэм определил за такое короткое время, что чувствует Кэрол, 
окончательно погружаясь в дрему, подумал Матью. 
* * * 
Дейв, как Поль и ожидал, позвонил ему часа через полтора. 
- Что вы там замыслили,- встревоженно спросил он,- и каким боком замешан в это 
дело мой уважаемый шеф? 
Успокоив Дейва и сказав, что шеф ничего незнает об их основных планах, Поль, не 
вдаваясь в подробности, объяснил, что они с Сэмом решили готовить INSC сюрприз, 
а для этого необходимо прикрытие. Он еще раз подтвердил сведения о существовании 
секретной группы и попросил Дейва ничего не предпринимать, а оставаться дома, 
тем более, что завтра суббота, и ждать звонка Сэма. Закончив разговор, Поль 
задумался - ему предстояли еще, по крайней мере, три визита: двое знакомых 
корреспондентов, пресса и телевидение, и сенатор. В масс-медиа Поль не 
сомневался, это были свои ребята, которых он знал давно. Обоих звали Питер. Поль 
старался не играть в кошки-мышки ни с прессой, ни с ЕМ, а, в отличие от многих 
других, шел им навстречу, извлекая свою пользу. Его если не любили, то хорошо к 
нему относились, к тому же, Поль время от времени подбрасывал и тому и другому 
лакомые куски. 
- Заинтересовать-то их несложно,- подумал Поль вслух,- удержать их, пока не 
настанет правильный момент - вот задача, но не должны они подвести, не первый 
год замужем. 
Сенатор Джимми Уайт был головоломкой потруднее. Их связывала давняя дружба, 
начавшаяся с того, что Поль вытащил из тюрьмы племянника Уайта, запутавшегося с 
INSC. Но не сам факт положил начало знакомству. Дело было безнадежное, Поль мог 
его выиграть только с помощью Сэма, но шестое чувство подсказывало, что 
торопиться не надо. Он попросил у Уайта аудиенции и честно выложил на стол 
факты, после чего прямо спросил: 
- Сенатор, я могу выиграть это дело только незаконным путем. Гарантия полная, 
безопасность тоже полная, об этом, кроме нас с вами и еще одного человека, 
которому я доверяю больше, чем себе, знать не будет никто. Слово за вами, зная 
ваше положение, я не решился этого делать, не поставив вас в известность. 
Сенатор тогда согласился, более того, он включил Поля в список приглашаемых лиц, 
и через довольно короткое время они перешли на “Джимми” и “Поль”. Поль никогда 
не упоминал прошлое дело, ничего не просил и - берег сенатора для решающей 
схватки, и теперь этот момент приближался. С большим трудом прорвался Поль через 
двух секретарей и, в итоге, заполучил Джимми. Вечер его был забит полностью. 
Джимми извинился, что не может ничего отменить и, уступая необычной 
настойчивости Поля, пригласил его домой в час ночи. 
- Спасибо,- поблагодарил Поль,- я постараюсь не занять больше часа, если, 
конечно, после моего визита у вас не наступит бессонница. 
Поль удовлетворенно положил трубку. Оставалось поймать обоих Питеров. Первый 
работал на Санди Таймс, сотрудничал с радио и должен был быть в редакции. 
Второго, корреспондента кабельного ТВ, застать труднее. После получасовых 
поисков и переговоров Полю удалось ангажировать их обоих на одиннадцать часов. 
Он решил изменить давней привычке ездить на такси и взять машину, такие поездки 
обойдутся дорого и не будут признаны налоговым управлением. Решив еще и 
поужинать по дороге, Поль не спеша оделся и спустился в гараж. 
Он вошел в бар, с таким трудом выбранный для встречи, в 11 с минутами. Оба 
Питера уже ожидали его и радостно замахали руками. Рабочая неделя кончилась, и 
оба корреспондента были в приподнятом настроении. 
- Привет,- сказал Поль присоединяясь к Питерам,- спасибо, что пришли. 
- Нельзя было подождать до понедельника?- спросил Питер из Санди Таймс,- все 
равно номер уже ушел, никакие новости у меня не пройдут, разве что на радио... 
- А у меня пройдут, если что,- вмешался Питер с ТВ. 
- Никаких новостей пока нет,- охладил Поль его пыл. 
- А-а,- разочарованно протянул тот,- я-то думал порадовать начальство чем-нибудь 
свеженьким, а то жуют тухлятину десятилетней давности, тошнит даже... 
- У нас весь Таймс ей провонял,- подтвердил второй Питер,- как сегодня начали, 
так еще на завтра осталось и в Санди закатили порцию. 
- Ну - ну, ребята, я ведь по тухлятину пришел,- Поль слегка подыграл настроению 
собеседников.- Почему вы решили, что это тухлятина? 
- Что же еще, тухлятина и есть,- продолжил Санди Питер,- кто-то сильный и 
толстый заказал - начальство и старается... 
- И наши тоже готовят в воскресенье часовую передачу, в самое дорогое время. 
Потеснили слегка даже барбоса этого с Ефдлырщц,- добавил Питер ТВ. 
- А вам не приходило в голову, что на старой могиле прорастают свежие цветы?- 
спросил Поль, серьезно, без тени улыбки посмотрев сначала на одного, потом на 
другого. 
Питеры переглянулись. 
- У тебя что-то есть?- спросил Санди Питер. 
- Да,- кивнув ответил Поль. 
- Ну?..- после короткой паузы не выдержал Санди Питер. 
- Не все так просто,- начал Поль, опять выдержав небольшую паузу.- Вы не 
задумывались, с чего вдруг полезла эта, как вы выражаетесь, тухлятина? 
- Что-нибудь затевается?- спросил Питер ТВ. 
- Да, и мне нужна ваша помощь,- Поль снова внимательно оглядел обоих,- но при 
одном условии: вы должны поклясться, что раньше времени ни слова, ни буквы не 
будет выпущено. Иначе, все полетит к чертям, а мы все, подчеркиваю, все, включая 
и вас, можем очень надолго отправиться за решетку. Одно неосторожное слово и... 
Поль отпил кофе под продолжающееся молчание Питеров. 
- Если вы согласны,- Поль сделал еще глоток,- то должны полностью подчиниться 
моему руководству. Ещз ыещкн я вам обещаю. 
- Это все, что ты можешь нам сказать?- удивленно спросил Питер ТВ. 
- Да, пока,- Поль посмотрел на него пристально,- пойми, я и так уже сказал 
слишком много, выйди ты завтра в эфир с рассказом только о факте нашей встречи, 
мне уже не поздоровится. 
- Что скажешь?- спросил Санди Питер своего коллегу. 
- Если бы здесь сидел не Поль, я бы плюнул. Таких заявлений я на своем веку 
знаешь сколько слышал? Но Поль просто так не придет, а потом, он просит помощи, 
сам сказал...- Питер ТВ помолчал.- Мне кажется, стоит согласиться. Мы с тобой, в 
любом случае, ничем кроме времени не рискуем, а если выйдут хорошие заголовки, 
то нам обоим это не помешает. 
- ОК!- повернулся Санди Питер к Полю,- принято, я обещаю, что все твои условия 
выполню, как ты захочешь. 
- И я,- поддержал Питер ТВ,- скажи, что мы должны делать? 
- Ничего, до понедельника. В понедельник с утра подождите моего звонка, тогда и 
начнем. Впрочем,- обратился Поль к Питеру ТВ,- завтра окажи мне одну услугу - 
достань кассету или диск с видеозаписью оглашения приговора, но только такую, 
чтобы на ней был четкий тайминг. Сможешь? 
- Ну, это пустяки, позвони после обеда - будет. Все на сегодня?- спросил Питер 
ТВ,- а то жена меня и так живьем съест. 
- Спасибо, ребята,- Поль поднялся и положил на стол купюру, покрывающую все 
сделанные заказы. 
Санди Питер внимательно посмотрел на него, но ничего не сказал. Поль еще раз 
кивнул и ушел. 
- Ну?...- опять протянул Санди Питер, потягиваясь. 
- Насколько я знаю, Поль никогда не трахал прессу, ему, похоже, действительно 
что-то надо. У меня чувство, что он готовит нечто серьезное, и он хорошо сделал, 
выбрав нас. Кроме того, я ему верю, несмотря что он адвокат. 
* * * 
Сэм позвонил Матью, когда тот еще не совсем очнулся от тяжелого дневного сна. 
- Спишь?- сказал он,- это хорошо, голова свежее будет. Приезжай ко мне, есть 
кое-что для тебя. 
- Может быть наоборот, ты к нам?- нерешительно спросил Матью,- я не хотел бы 
оставлять Кэрол одну. 
- Давайте вместе, я вижу, она не ругается на сигаретный дым,- настаивал Сэм,- и 
попроси ее захватить, что-нибудь съедобное, а-то старые холостяки, сам знаешь. 
- Но...- снова попытался возразить Матью. 
- Давай, давай, не в гости зову, а работать, моя техника ездить не любит, и 
PTPIC у тебя отобрали. 
- А ты что, PTPIC мне дашь?- не унимался Матью. 
- Кончай разговоры, ноги в руки, жену в охапку и вперед. Жду,- Сэму надоело 
препираться,- на месте все поймешь. Кэрол - привет. 
Матью оставил телефон и пошел в спальню. Против его ожидания, Кэрол сразу 
согласилась. Одевшись, он наскоро побросала в сумку кое-какие продукты из их 
изрядно истощенного запаса, и они спустились вниз к машине. Улыбающийся Сэм 
распахнул дверь в квартиру сразу же после звонка. Он неуклюже шаркнул ножкой и 
принял из рук Матью сумку. 
- Проходите, проходите, давно ждем-с, не устали ли с дороги?- Сэм играл роль 
гостеприимного хозяина.- Ого! Столько и в холодильник не влезет,- с притворным 
ужасом воскликнул он, взвешивая сумку в руке. 
Усадив Кэрол в кресло в гостиной, спросив о кофе и получив отрицательный ответ, 
Сэм потащил Матью к себе в “компьютерную”. Матью не смог скрыть разочарования, 
он увидел обычный Вуылещз, а за ним стойку, до потолка забитую какими-то платами 
и пластиковыми коробками. Со стойки, как лианы, свисали и переплетались 
различной формы, цвета и размеров кабели. По комнате были разбросаны диски, 
книги и отпечатанные листки. 
- Это все?- удивленно спросил Матью. 
- А что ты собирался увидеть?- обиделся Сэм.- Громадный зал, увешанный 
разноцветными лампочками? - Так это дискотека, вторая дверь направо, вы не туда 
попали, мистер. 
- Но... 
- Учти, этой машине позавидует каждый компьютерщик. Какая емкость твоего 
паршивого PTPICа, ты еще помнишь? 
- Что-то около 4 - 5 Гига, если я не... 
- Так вот, только оперативная память этой старушки раз в сто больше, и то, для 
моих задач она работает на пределе. 
- Хм, никогда бы не подумал,- извиняющимся тоном сказал Матью. 
- Ты о Ремарке слышал когда-нибудь? Был такой писатель лет сто назад, почитай на 
досуге,- Сэм смягчился.- А теперь займемся нашими делами. Вот тебе диск и стул, 
любимого стула для тебя не жалко,- он взял диск со стола и вставил его в 
карман,- на нем находится все, что мне попалось о Говарде. Да! Забыл тебе 
сказать, у тебя С/G0 по отчету,- Сэм хлопнул себя по темени,- извини, совсем из 
головы вылетело. 
- Спасибо,- Матью почти никак не прореагировал на это сообщение.- Это что за 
файлы?- спросил он, непонимающе глядя на строчки символов. 
- А черт их знает, ты их кликай - они откроются, а потом сам давай им имена, 
какие хочешь.- Сэм потер кулаками красные глаза.- Я покажу Кэрол, где она может 
прилечь, и пойду посплю, все-таки со вчерашнего утра на ногах. 
- Конечно, я должен это все просмотреть,- Матью уже впился в один из файлов. 
- Если надо - печатай, бумаги полно,- Сэм вышел из комнаты. 
Матью углубился в чтение. Через несколько минут он понял, что снова и снова 
читает какой-то Мейл из перехваченных Сэмом. Закрыв его, Матью вызвал следуюший 
файл, и снова ему попался Мейл. Третий - опять Мейл. Матью задумался, надо бы 
систематизировать это все, переименовать, как сказал Сэм, но нет времени. Больше 
всего его интересовал отчет Говарда, надо только его найти. Матью начал искать 
большие по размеру файлы - их было два. Открыв один из них, он обнаружил СТ, в 
чем почти ничего не понимал. Наскоро просмотрев снимки, Матью стал читать 
заключения специалистов, в которых не было ничего необычного. Дойдя до конца, он 
поймал себя на мысли, что если бы не знал результатов отчета, то вряд ли его 
могла насторожить СТ, так, мелкие придирки. 
Матью встал и пошел поплескать на лицо холодной воды. Потом он залпом выпил 
стакан и вернулся к экрану. Второй файл был именно то, что он искал. 
- Спокойно,- сказал он себе, замечая некоторую дрожь в пальцах. 
Отчет был привычно окрашен в четыре цвета. Сочетание слабых тонов желтого, 
зеленого, синего и фиолетового образовывали причудливую мозаику, созданную 
природой и индивидуальную для каждого человека. Погрешности, дефекты, лишние и 
недостающие куски окрашивались в ярко красный цвет, а рядом стояли цифры 
компьютерной оценки. Все было так привычно и знакомо, но Матью никак не мог 
взять себя в руки. Он видел сотни отчетов на своем веку, но в первый раз это 
затрагивало его лично. Мысль, что этот абстрактный узор - единственное, что он 
знает о Говарде, не давала сосредоточиться. Постепенно он преодолел волнение и 
углубился в отчет. 
Матью шел от фрагмента к фрагменту, от картинки к картинке, отмечая для себя 
критические места. Так он провел около часа, потом стал листать быстрее. Пройдя 
примерно треть, Матью остановился. За все это время он не нашел ни одного 
существенного отклонения, практически ничего, что могло бы фатально повлиять на 
результат, и ту же оценку давал компьютер. Матью еще убыстрил темп и пробежал 
вторую треть менее чем за час - и тоже все было в норме. 
Матью не понимал, что происходит. Он вернулся в начало отчета и еще раз проверил 
параметры пациента. Все совпадало: имя, родители, дата рождения, она же дата 
отчета, были правильные и соответствовали данным Говарда. Матью откинулся на 
спинку стула, закрыл глаза и попытался оценить ситуацию. Неделю назад, пойдя на 
поводу у директора, он подписал отчет не глядя. Ему не пришло в голову, что 
отчет может быть подделан, но есть же этот, абсолютно нормальный отчет. 
- Стоп,- сказал себе Матью,- это не совсем стандартный отчет, отсутствует 
финальная оценка. 
Матью очнулся и передвинулся в конец отчета. Так и есть, это исследовательский 
отчет с результатом в конце. Матью не поверил своим глазам - 98.8 процентов С и 
около 0.8 неопределенности. Он был совершенно сбит с толку. Официально 
предъявленный ему результат был NC, а отчет для внутреннего пользования - 
великолепный. 
- Вот идиот,- отругал он себя в который раз,- не мог поинтересоваться и хотя бы 
за пять минут пройтись по красным местам. 
Матью посмотрел на часы, было за полночь. Он вышел из комнаты в салон. Кэрол там 
не оказалось, она спала в комнате для гостей, поддерживаемой Сэмом в 
относительном порядке. Матью открыл следующую дверь, что заставило спящего Сэма 
мгновенно вскинуться и спросить: 
- Ну что? 
- Чертовщина какая-то, извини, не хотел тебя будить. 
- Ничего, я привык спать урывками, еще на сутки хватит,- Сэм зевнул и, 
потягиваясь, встал.- Сейчас умоюсь, кофе, и буду как огурчик - зеленый и в 
пупырышек,- Сэм засмеялся. 
Через пару минут Сэм притащил Матью на кухню, поставил вариться кофе и спросил: 
- Так что у тебя? 
- Отчет Говарда, только совершенно нормальный, не тот, который я видел у 
директора. 
- Уверен? 
- Абсолютно! Все совпадает, а отчет не тот. Где ты его выудил? 
- Из BGTI, при какой-то бешеной перекачке информации. А что? 
- Не знаю. 
- Проверял? 
- Проверял. 
- Сколько раз? 
- Два. 
- Мало. Бери ка чашки и пошли,- Сэм взял кофейник, и они снова отправились в 
“компьютерную”. 
На экране плел узоры Screensaver. Сэм двинул ногой по ножке стола, и узоры 
исчезли. 
- Показывай! Только с самого начала,- Сэм снова уступил Матью свой стул, а сам 
выволок откуда-то табурет. 
- Смотри, все на месте - титул, фамилия, даты, анализатор, параметры компьютера 
- все совпадает точно. 
- А это что?- Сэм ткнул пальцем в единственную не названную Матью строку, 
называющуюся “Параметры пробы”. 
- Это параметры пробы, здесь зашифровано... Вот черт... 
- Что? 
- Это не проба BGTI и не параметры госпиталя,- Матью посмотрел на Сэма.- Ты 
прав, как я это не заметил,- какая-то совсем другая проба. 
- Ты можешь расшифровать код?- спросил Сэм. 
- Без индекса - нет, хотя, постой, вот эти буквы - штат, FL, значит Флорида, а 
эти шесть цифр - цисло, где-то восемь месяцев назад. 
- Подумай, что было во Флориде в это время. 
- Самое начало беременности, я тогда еще сделал Кэрол первые “шесть недель”, но 
как они докопались до этого? 
Сэм посмотрел на Матью оценивающе, подумал немного и спросил: 
- Как ты платил? 
- Через PTPIC, конечно, как еще платят такие суммы. 
- Так кто кого должен спрашивать? Ты меня или я тебя? Неужели ты мог подумать, 
что от них это ускользнет.
Матью молчал, ответить ему было нечего. Полный анализ самой первой пробы сделали 
в тот же день, что и тест при рождении. Это могло быть простым совпадением. 
Каждая проба отправлялась на длительное хранение, практически никогда не 
уничтожалась и держалась именно для случаев перепроверки. Все логично, а дата 
могла совпасть случайно. 
- Что будем делать?- спросил Сэм,- еще отчеты там есть, или это единственный? 
- Похоже, что единственный,- неуверенно ответил Матью. 
Они вместе пересмотрели все файлы, но других отчетов не нашли. Сэм, оставив 
табурет, отправился на кровать. Прикрыв глаза, он спросил: 
- Ночами у вас кто-нибудь работает? 
- Нет, как правило. 
- А ты знаешь такого Гликмана, Клинтона, как его там? 
- Клингстона,- рассмеялся Матью,- знаю, довольно симпатичный парень, одно плохо 
- перед директором на задних лапках,- Матью продолжал улыбаться. 
- Этот симпатяга,- не смог скрыть иронии Сэм,- занимается делом Говарда, между 
прочим. Где-то я видел Мейл директора - поищи, если хочешь. 
- Не может быть!- Матью недоверчиво уставился на Сэма. 
- Не веришь, так сам убедись, а я подремлю пока,- Сэм повернулся на бок. 
- Как же быть? 
- В это время его нет в офисе? 
- Наверняка нет. 
- Это плохо,- зевая провыл Сэм,- пошли спать, думаю, несмотря на субботу, он 
будет завтра на месте, а там мы ему устроим. 
* * * 
Поль вышел из бара как раз вовремя, чтобы не торопясь успеть на встречу с 
сенатором. Две предыдущие встречи были успешными, думал он, даже очень, он в 
обоих случаях добился ровно того, чего хотел. Предстоящее рандеву было самым 
сложным и, пожалуй, самым важным. Договорившись с директором SVS, он обеспечивал 
тылы. Убедив корреспондентов сотрудничать, он разрешал проблему тактики схватки. 
Теперь ему предстояло подготовить стратегический план наступления, а также 
провести подготовку главного удара. 
Джимми Уайт был безусловно талантливым политиком, достаточно скромным, 
достаточно благоразумным, умел мгновенно ориентироваться и очень хорошо 
взвешивал риск. Поль не собирался просить у него многого, но в то же время, это 
немногое могло стоить Уайту его сенаторской карьеры. Полю нужен был сенаторский 
запрос о деятельности INSC. 
Джимми встретил его в дверях, дружески улыбнулся стандартной улыбкой и проводил 
к себе в кабинет. Было заметно, что он изрядно устал: тщательно уложенные волосы 
слегка взъерошены, галстук болтался широкой петлей, ворот расстегнут, но глаза 
смотрели свежо. 
- Что я могу вам предложить, Поль?- негромко спросил он, после того как гость 
устроился в кресле. 
- Сок,- не колеблясь выбрал тот,- на сегодня хватит, и время уже не то. 
- Чудесно, и мне хватит,- Джимми явно обрадовался предложению Поля. 
- Так что вызвало ваш срочный визит ко мне?- спросил Джимми, когда они сделали 
по глотку. 
- Сенатор... 
- Джимми,- перебил его Уайт мягко, но настойчиво. 
- Сенатор,- повторил Поль, делая на слове ударение,- мне нужна ваша помощь. Как 
сенатора и, конечно, как Джимми Уайта. 
Сенатор умело подавил глубокий вздох. Поль заметил это, но отступать он не мог. 
Как и при первой их встрече, Поль был предельно откровенен, разумеется в 
пределах необходимой конспирации. Он в третий раз за последний день повторял 
одну и ту же историю, но в другом, адаптированном на слушателя, варианте. Сейчас 
он делал упор на бюджетную игру. Он хорошо подготовил домашнее задание, он 
видел, что его рассказ заинтересовал Джимми, несмотря на небрежную позу и 
полуприкрытые глаза. Поль хорошо изучил язык тела и ловил малейшие движения 
сенатора. Рассказ занял почти час, и за все это время его собеседник не проронил 
ни слова, ни разу не перебил и не влез с вопросами. 
Сок в стаканах кончился. Когда Поль, наконец, замолчал, Уайт встал и снова 
наполнил стаканы. 
- Что вы хотели у меня попросить?- спросил он. 
У Поля создалось впечатление, что Джимми догадался о цели его прихода. Он отпил 
сразу полстакана и коротко произнес: 
- Запрос, Джимми, ваш запрос о незаконной деятельности INSC. Неправомочное 
использование информации и целенаправленное незаконное давление в прессе и на 
телевидении. 
Уайт и тут не прореагировал. Он все так же смотрел на Поля сквозь полуприкрытые 
веки. Полю стало неудобно, он на мгновение подумал, что на этом визит и 
закончится, но в этот момент Джимми спросил: 
- Вы понимаете, о чем вы меня просите?- тем же спокойным голосом сказал Уайт. 
- Да,- без колебаний и достаточно твердо ответил Поль. 
- Я не ставлю под сомнение все факты, которые вы привели, этого вполне 
достаточно для запроса,- начал Уайт после паузы.- Но вы понимаете мое положение, 
если это не подтвердится, или INSC, испугавшись, даст задний ход? 
Этого вопроса Поль давно ожидал. 
- Я думал об этом,- спокойно ответил Поль,- время вашего выступления будет очень 
тщательно спланировано, а само оно состоится только при начале событий и с того 
момента, когда они примут необратимый характер. Я это гарантирую. 
Сенатор не ответил. Он сидел напротив Поля и рассматривал остатки сока в 
стакане. Поль уперся в картину на стене. Пауза длилась слишком долго, и он 
понял, что сегодняшний раунд не принесет положительного результата. 
- Я могу посоветоваться со своими людьми?- спросил Джимми. 
- Очень просил бы вас этого не делать, если дело не пойдет, то лишние 
посвященные совершенно ни к чему,- Поль смотрел Джимми прямо в глаза. 
- Я должен обдумать,- сказал Уайт, потягиваясь, и Поль понял, что сегодня 
продолжения не будет. 
Он поднялся прежде, чем сенатор даст понять, что разговор окончен, и 
поблагодарил Джимми за встречу. Было три часа ночи, и Джимми чертовски хотелось 
спать. Может, и не стоило вламываться к нему посреди ночи, подумал Поль. Но 
через мгновение он отбросил колебания - дело не могло ждать. 
Поль сел в машину и медленно поехал домой. Первый раунд окончился вничью, 
Джимми, по крайней мере, не спустил его с лестницы, но и не согласился на 
предложение. Второй раунд Поль обязан был выигрывать, времени на долгий поединок 
не было. У него не оставалось выхода, как идти ва-банк и ставить все на карту. 
Или - или, решил Поль. Либо Уайт согласится сотрудничать, либо он, Поль, рискует 
навсегда потерять влиятельного друга, да еще попасть в пренеприятную историю. Но 
особого выбора у Поля не было. Завтра, решил он, вспомнив усталого Сэма. 
* * * 
Субботним утром Сэм проснулся довольно рано. В общей сложности он спал около 
восьми часов за двое суток, но чувствовал себя свежим. В комнате гостей не было 
никакого движения, и Сэм, стараясь не производить шума, пробрался на кухню и 
занялся кофе. Приторочив к крекеру кусок сыра вдвое его толще, Сэм, по привычке, 
подхватил кофейник и уселся напротив дисплея. Без Матью ему не стоило ничего 
предпринимать - это было достаточно рисковано, но выяснить, к какому серверу 
подключен Клингстон, он мог. Всего несколько минут, но зачем попусту терять 
время. 
Справившись с задачей, он вспомнил, что ему не хватает утренней сигареты и 
закурил, после чего, прикрыв глаза, пустился в довольно путанные размышления. 
Программа действий была ему ясна и хорошо знакома по предыдущим случаям. Он 
незаметно для хозяина использует терминал Клингстона для передачи запросов и 
ответов, никак не мешая основной деятельности компьютера. Этому было только одно 
препятствие - защита данных, но она отключается, нужны лишь сведения от Матью. 
Пока Клингстона не было в офисе, это Сэм хорошо видел, Матью мог спокойно спать. 

Сэм почуствовал движение за спиной и обернулся. В дверях стояла Кэрол. Она была 
причесана и слегка подрумянена, чтобы скрыть болезненную бледность. 
- Можно?- спросила она. 
- Да, конечно,- Сэм поднялся принести стул. 
- Не надо,- сказала Кэрол,- я прекрасно устроюсь и здесь,- она кивнула на 
кровать,- если не возражаете. 
- Какие возражения, если вам удобно... 
Кэрол забралась на кровать и уселась, поджав под себя ноги. 
- Сэм,- спросила она,- почему вы занялись этим делом? 
- Это старая история и очень длинная, так просто на этот вопрос не ответить. Я 
вам лучше потом расскажу от начала и до конца, если все обойдется. 
- А что может не обойтись? 
- Еще как. 
Они помолчали. 
- Матью говорит, что вы - гений,- переменила тактику Кэрол. 
Сэм фыркнул. 
- Он слегка преувеличил,- Сэм криво усмехнулся.- Моя бабушка звала меня 
“башибузук”. 
- Как? 
- Башибузук, но не спрашивайте меня, что это такое, я не знаю,- продолжал 
улыбаться Сэм. 
- Вы так часто вспоминаете свою бабушку, извините, если я спрошу: вы росли без 
матери? 
- И с матерью, и с отцом, но они другие, сейчас уже мало кто знает, что такое 
настоящая еврейская бабушка. 
- Мне вообще трудно это представить, все мои предки, насколько я знаю, жили в 
Америке. 
- Мы живем в жестоком мире,- Сэм зажег еще одну сигарету,- жестоком и холодном, 
который не умеет прощать. А еврейская бабушка - воплощение теплоты и прощения. 
Она может на вас кричать, как никто в мире, она даже может дать затрещину, но 
она вас простила еще до этого, и будьте уверены - через минуту вы получите самый 
вкусный, самый лакомый кусочек. 
Сэм замолчал, погрузившись в свои мысли. Кэрол тоже не решалась нарушить тишину. 

- Вы ведь простили Матью его ошибку?- прервал паузу Сэм. 
- Почему вы так решили?- Кэрол не ожидала вопроса. 
- Я не решил, я видел,- Сэм смотрел прямо на Кэрол.- Простили, а я не знаю, 
простил бы я на вашем месте. 
Кэрол уже набрала в грудь воздух, чтобы что-то сказать, но в последний момент 
передумала. Какое-то время они так и просидели молча, потом раздался звук 
хлопнувшей двери. 
- Вот и наш соня,- сказала Кэрол, она обрадовалась выходу из затянувшейся паузы, 
томившей ее,- я приготовлю завтрак. Вы, я вижу, кроме кофе ничего не ели. 
Сэм посмотрел на экран - их подопечного все еще не было. Позавтракать не мешает, 
подумал он. 
За завтраком Сэм спросил Матью: 
- Ты хорошо представляешь структуру отдела, где этот Клингстон? 
- С точностью до,... а что? 
- Кто сидит с ним в комнате, можешь вспомнить? 
- Был бы список фамилий,- Матью наморщил лоб. 
Сэм сорвался с места, и в руках Матью моментально оказался список подключенных 
вместе с Клингстоном к одному серверу. Матью долго смотрел на листок, потом 
неуверенно сказал: 
- Вот этот - точно, а еще кто-то из троих, не могу припомнить. 
- Мне надо знать только одно, что я зацепил все компьютеры в комнате, наш 
клиент, попробовав три, с большой вероятностью отчается и побежит жаловаться на 
сбои в системе, я только того и жду. 
- Что ты собираешься делать, моделировать его нажатия на клавиши? 
- Ну, на это слишком много времени уйдет, которого у нас нет. Я ему просто не 
дам работать, система перестанет его узнавать. Как там у вас, пьяных не любят?- 
хитро спросил Сэм. 
- Не любят,- улыбнулся Матью,- но как ты это сделаешь? 
- Заменю ему драйвер клавиатуры на драйвер Штрауса, пусть потанцует. 
- Какой драйвер?- не поняла Кэрол. 
- Вальсирующий, он ставит задержку на удары по клавишам от одного до трех 
периодов: раз-два-три, раз-два-три, три-раз-два, два-раз-три, причем совершенно 
случайно. Никакая защита, построенная по принципу персонализации, никогда не 
даст ему доступа, а клиент должен работать, он поднимет шум и добьется 
отключения защиты. Мне большего и не надо. 
Кэрол смотрела на Сэма во все глаза. 
- Это так просто,- сказала она. 
- Все гениальное - просто,- засмеялся Сэм и набил рот.- Для верности,- сказал он 
прожевав,- я попутаю еще несколько терминалов, чтобы исключить все подозрения, 
пусть попрыгают. 
Компьютер запищал, и Сэм, схватив листок, бросил завтрак и убежал. Через 
несколько минут он вернулся довольный. 
- Сделано,- сказал он,- полчаса - час, и защиты не будет. 
- Почему ты так уверен?- Матью спросил недоверчиво. 
- По опыту. Никто не любит системщиков, они работать мешают. То им сделай, потом 
это, пароли меняй, месяцами тянут все, проверяют... Если есть что-то срочное и 
важное - на них плюют, и еще, их начальство тоже директору подчиняется, как ты 
считаешь?- Сэм снова хитро поглядывал на Матью. 
Матью лишь покачал головой. Сэм был прав до безобразия, казалось, он знал BGTI, 
как свои пять пальцев. Не спеша все трое завершили трапезу и переместились к 
компьютеру. Кэрол уселась в своей любимой позе, Матью дали табурет, а Сэм 
оседлал стул. Он решил для начала понаблюдать за действиями Клингстона, такая 
тактика часто давала наилучшие результаты. 
На этот раз Сэм не угадал. Клингстон не собирался заниматься делом Говарда, а 
печатал что-то совершенно постороннее. Прождав еще с полчаса, Сэм не выдержал и 
сказал: 
- Хватит, придется проявить инициативу. Двигайся ближе, и начнем. 
Он вытащил из ящика стола несколько пластиковых пластин не толще обычного 
картона и пришпилил три из них по сторонам экрана. Подключив торчащие по бокам 
разъемы, Сэм получил три дополнительных экрана, которые сразу же ожили. Матью 
раскрыл рот от удивления. 
- Зачем тебе четыре экрана, можно же в окнах работать?- недоуменно спросил он. 
- Удобнее, и не люблю я окон - мышкой в них путаться, а так сразу видно: один - 
мой, один - системный, третий - Клингстона, на всякий случай, а четвертый - про 
запас. Так где у вас отчеты хранятся? 
Не без труда и изрядно попотев, они нашли старый архив, куда директор 
предусмотрительно спрятал информацию по делу ГФ. Отчетов о тестировании, 
оказалось, существует целый десяток. Сэм довольно потирал руки. Когда 
копирование последнего из них подходила к концу, он с облегчением спросил: 
- Все, заканчиваем? Этого тебе достаточно, или еще попутешествуем? 
Матью не ответил. Он не отводил взгляда от экрана, затем медленно перевел его на 
Сэма и пробормотал: 
- До чего же он хитер!? 
- Что?- переспросил Сэм. 
- Хитер директор,- повторил Матью,- архив то этот в открытом доступе, кому 
придет в голову искать там суперважные вещи. Там всегда только исследования, и 
то старые, их все затрюхали давно. 
- Что?!!!- Сэм подпрыгнул так, что стул отлетел в угол,- что ты сказал?!! 
- Архив - открытый, в него можно подключиться и через Интернет, не имея никакого 
доступа, его уже лет пять никто не трогал. 
- Ты уверен?! Адрес в Интернете знаешь?- Сэм пришел в крайнее возбуждение. 
- Конечно, это в два счета,- Матью потянулся к клавиатуре. 
- Подожди,- остановил его Сэм,- сначала закончим аккуратно этот сеанс, надо все 
вернуть на свои места, а потом, что мне там делать, я сделаю эмуляцию 
подключения с твоего домашнего терминала - то-то директор будет локти кусать. 
Сэм не спеша проделал все манипуляции, потом он запросил Дщпищщл BGTI, чтобы 
копирование было удостоверено в архиве, и переписал все данные еще раз. В конце 
сервер BGTI прислал в адрес Матью Фрэнки Мейл, удостоверяющий легальность 
полученной информации. 
Сэм торжествовал. Он сразу отпечатал этот бесценный документ в трех экземплярах 
и раздал их Кэрол и Матью. Со своим листком Сэм танцевал по комнате, он прижимал 
его к груди, он целовал его, он качал его как ребенка. Сэм сиял, он называл 
листок лапочкой и голубчиком, он ругал его отборной руганью. Наконец, несколько 
успокоившись, он бережно передал свой листок Кэрол и вытащил бутылку бренди с 
тремя бокалами. 
- За это нельзя не выпить, такая удача,- проговорил он наливая бренди. 
- Какая удача? Не понимаю,- озадаченно спросила Кэрол. 
- Да листок этот... Да с ним... Да Поль... Он такое из него сделает... не 
позавидуешь,- путался в словах Сэм. 
- Из листка?- опять спросила Кэрол,- и кто такой Поль? 
- Из директора,- очнулся Сэм,- а Поль - это кудесник, он из меньшего способен 
золото лить, а с таким козырем ему просто делать нечего, без работы останется, 
на биржу пойдет. 
Сэм залпом выпил свой бренди и закурил, сев прямо на пол. Кэрол поставила свой 
бокал, не притронувшись. 
- Есть надежда?- с опаской спросила она. 
- Еще какая!- Сэм не скрывал своей радости.- Кстати,- спросил он Матью,- сколько 
времени остается новорожденный в отделении до... 
- Пятнадцать дней,- ответил Матью и побледнел. 
* * * 
Поля поднял с постели Питер ТВ. Он позвонил сообщить, что просьба выполнена. 
- Можешь забирать свой фильм, только он на диске, это ничего? 
- Еще лучше,- Поль вспомнил, что у Сэма нет обычного старого видео, он 
пользовался исключительно мультимедией.- Я подъеду к тебе через часик, спасибо. 
Поль, не вполне пришедший в себя после вчерашних событий, повалялся еще 
несколько минут, размышляя о программе предстоящей субботы. Все текущие дела 
придется оставить, надо сказать секретарше, чтобы от его имени извинилась перед 
клиентами. С Дейвом начать сегодня вряд ли удастся, ему тоже надо позвонить и 
предупредить. Сэма нужно оторвать на несколько часов от возни с Фрэнки на более 
неотложные нужды - без поддержки Джимми шансы резко падают. Если все пройдет, 
как он задумал, то Уайт вызовет его к вечеру, надо быть готовым. Поль встал и 
начал приводить программу в исполнение. По дороге к Сэму он забрал у Питера диск 
и купил Таймс, серия публикаций на интересующую их тему продолжалась, но ничего 
принципиально нового не появилось. И правда, тухлятина, отметил Поль. 
- Это Поль,- сказал Сэм в ответ на раздавшийся звонок в дверь.- Вся надежда на 
него. Сейчас познакомитесь. 
Когда взаимные представления закончились, и все четверо уселись в гостиной, Сэм 
коротко поведал Полю о последних событиях и достижениях. Под конец он с 
гордостью протянул ему добытый листок. Поль посмотрел на листок и нахмурился. Он 
обвел присутствующих взглядом, остановился на ожидающем похвалы Сэме и сказал: 
- Нечему радоваться, не нравится мне все это. 
- Что может здесь не нравиться?- настала очередь удивиться Сэму.- Официальное 
разрешение, ты же сам всегда такие вещи ищешь? 
- Ищу,- подтвердил Поль,- но данное разрешение не вписывается в общую картину. 
Что оно в себя включает, десять отчетов, а что-нибудь еще там было? 
- Нет,- ответил Матью,- в этом архиве только отчеты хранятся. Ничего другого там 
и быть не может. 
- Что именно тебе не нравится,- не уступал Сэм,- так, ощущения, или есть что-то 
конкретное? 
- Ощущения, но мне, Паулю Крюгеру, они представляюся конкретными,- выразительно 
глядя на Сэма, ответил Поль. 
Сэм с трудом сдержал смех. Ситуация была слишком не подходящая. 
- Объясните, пожалуйста, если можно,- подала голос Кэрол. 
- Попробую,- Поль поерзал в кресле,- вся информация по этому делу закрывалась 
мгновенно, нет ни капли, чем можно пользоваться открыто. Сам факт существования 
дела,- Поль не хотел упоминать имени Говарда,- держится в секрете. И что мы 
имеем? - Наиболее важные и ценные данные лежат себе открыто, подходи и бери, но 
без самого дела они как бы и не причем. Они имеют значение только для Матью, для 
директора BGTI, может еще для кого, не знаю, а так - это просто абстрактые 
исследовательские отчеты. Правильно?- спросил он Матью. 
- Ну вот,- продолжил Поль после молчаливого подтверждения.- Кроме того, это 
как-то не вяжется с политикой ни BGTI, ни INSC. Что-то тут дурно пахнет, я не 
берусь сказать, что именно, но мне совсем не нравится ваша история с 
разрешением. Это единственная такая странная штука, или вы еще что-нибудь 
заметили?- спросил Поль, обращаясь ко всем присутствующим. 
- Есть еще странный факт, но он совсем из другой оперы,- подумав сказал Сэм.- 
PTPIC Матью. В INSC нет подтверждения, что он был изъят, в сети его статус 
по-прежнему активный, как будто ничего не произошло. Но какая между этим может 
быть связь? 
- Кто знает,- откликнулся Поль,- может, и нет никакой связи, но странно все же. 
Не люблю я таких приятных сюрпризов, за ними всегда кроется какая-нибудь 
гадость. 
Поль начал проявлять признаки нетерпения. Времени на основные дела было в обрез, 
а Сэм, казалось, и не думал расставаться с Матью и его женой. 
- Давайте сделаем так,- предложил Поль после недолгого раздумья,- мы с Сэмом 
выясним еще некоторые подробности, а с вами, Матью, короткой беседой нам не 
отделаться. Возьмите все домой и проанализируйте. Постарайтесь хотя бы 
просмотреть все, если не успеете влезть в подробности - завтра я в вашем 
распоряжении. 
Сэму стало неудобно, и он сделал Полю страшные глаза - тот слишком явно 
выставлял Фрэнки, но Полю было не до сентиментов. Кэрол и Матью начали 
собираться. Поль подошел к Матью и вручил ему визитную карточку. 
- Если случится нечто экстраординарное - звоните, не задумывайтесь, и помните, 
от вашей оценки зависит все. Я прекрасно понимаю, что вы не можете оставаться 
хладнокровным, но постарайтесь не терять голову, отбросьте личное и будьте 
экспертом, ошибаться вы не имеете права. 
- С каких это пор ты стал выгонять взашей моих гостей?!- набросился на Поля Сэм, 
когда за Фрэнки закрылась дверь.- Мы тут не чаи гоняли, а более серьезными 
вещами занимались. Слишком много ты себе позволяешь! 
- Много или не много - мне решать, а ты, гуманист, заруби себе на носу: в 
четверг - выступление INSC, а в пятницу ребенка не будет, максимум в субботу. Я 
тоже не у девочек прохлаждался. Единственный шанс Фрэнки, что мы поднимем такой 
шум, которого и на Говарда хватит, а чтобы хватило, предельная мощность нужна, 
шепотом не орут - не услышит никто.- Выпустив заряд, Поль слегка остыл.- Ты 
думаешь, мне приятно сукиным сыном быть, особенно в такой ситуации? 
Сэм промолчал, он видел, что Поль был прав - даже Матью забыл про пятнадцать 
дней, а Поль с этого начал. В повисшей тишине Сэм зашуршал пачкой и вытащил 
сигарету. 
- Что новенького?- спросил он примирительно. 
- Машина закрутилась, но медленно,- Поль постепенно приходил в обычное 
состояние.- С Дейвом я перекинулся парой слов, но без подробностей. С точки 
зрения его прикрытия - все в порядке, директор SVS - мой старый знакомый, 
доверяет полностью. 
Поль вытащил из дипломата контракт и бросил на столик между ними. Сэм взял его в 
руки и присвистнул: 
- Он что, под дулом пистолета это подписывал? 
- Добровольно, я оружия не ношу,- окончательно смягчился Поль,- приятно, знаешь 
ли, иметь друга - миллионера. 
- С ума сошел,- покачал головой Сэм,- что ты ему сделал? 
- Испанского сапога точно не надевал, мне достаточно и бюджетных статей, которые 
ты так презираешь. 
- Еще сюрпризы?- Сэм хотя и опустил контракт обратно на столик, но Поль видел, 
что его взгляд постоянно останавливался на лежавших бумагах. 
- Хватит с тебя на сегодня,- Поль сделал усилие, чтобы не рассмеяться.- Пресса - 
с нами, обеспечит полную поддержку, уже начала действовать, а вот на самом верху 
- проблемы. 
Поль подробно изложил свои намерения в отношении Джимми Уайта и содержание 
ночной встречи. 
- Есть у тебя идея?- спросил Сэм. 
- Не слишком красивая, конечно, и не джентльменская, но подействовать должна. 
Времени нет на уговоры, придется сенатора в легкий нокдаун послать. Ты сможешь 
вытащить из сети все его файлы, всю приватную информацию о нем. ФБР и прочие 
ласковые учреждения. 
- Шантаж? 
- Придется, хоть я и ненавижу такие затеи. 
- Ты уверен, что нет другого средства?- Сэм не пришел в восторг от довольно 
неприглядного предложения, он никогда не злоупотреблял возможностью 
неограниченного доступа к базам. 
- В том, что нет времени ни на что другое, я уверен,- ответил Поль со вздохом. 
- Источник, я надеюсь, назван не будет? 
- За кого ты меня принимаешь?- возмущенно спросил Поль. 
- За шантажиста,- Сэм засмеялся,- пошли, посмотрим, что за тип этот твой 
приятель. 
Предприятие заняло несколько часов. Сэм прочесал все государстаенные учреждения, 
банки, страховые компании и прочее, где Джимми мог оставить следы. Картина 
получилась внушительная. Сэм почти до конца забил CD. Поль в это время 
безучастно валялся на кровати и размышлял. 
- Хочешь покопаться в этом или так отправишь?- спросил Сэм. 
- Смотреть точно не буду,- сказал Поль нерешительно,- я все думаю о том, как это 
преподнести. Сначала я хотел просто послать диск без комментариев, но будет 
выглядеть очень грубо. Надо написать записку или что-то вроде того, но ума не 
приложу, как это сделать. 
- А если я ему напишу?- предложил Сэм. 
- Ты?- удивился Поль. 
- А что, я всего одну фразу и напишу. 
- И какую именно? 
- Сенатор, то, что информация, которую вы найдете на диске, существует, вы 
наверняка знаете, но представьте, что если не остановить INSC, то доступ к ней 
получит каждый, кому не лень. Ну как?- Сэм победно посмотрел на Поля. 
- Неплохо для второго класса,- сумрачно процедил Поль,- сочинения - не твоя 
область. Я чувствую, придется снова его посетить, иначе испортим все на свете.- 
Поль помолчал.- Мне вообще такие затеи не нравятся, представь себя на месте 
сенатора... 
- Я в сенаторы не собираюсь,- вставил Сэм. 
- Оно и видно,- не оставил Поль без ответа последнее заявление. 
Он достал телефон и набрал номер. На этот раз ему повезло, и Джимми ответил сам. 

- Вам не надоело слушать мои рассказы?- спросил Поль. 
- Приезжайте, жду вас завтра в это же время,- предложил Уайт,- я вижу, у вас 
есть продолжение? 
- Что-то вроде того,- уклончиво ответил Поль. 
* * * 
Матью вышел из квартиры Сэма оглушенный. Как он мог забыть, что время 
ограничено. В который раз Сэм поймал его на том, что он упустил крайне важную 
деталь. Надо собраться, отбросить личное отношение и быть экспертом - Поль был 
совершенно прав, когда напомнил ему об этом. Нельзя расслабляться ни на секунду 
- куда ни ткни, загадка появляется за загадкой. Откуда, например, взялось такое 
количество тестов, почему они находятся в открытом архиве? Поль, опять-таки, 
сразу учуял здесь неладное. Сэм, как и обещал, занялся делом серьезно, а 
профессионал он классный, да и Поль, видимо, в курсе дела, мгновенно оценил 
результаты утреннего поиска. Им здорово повезло, ято именно эти люди вызвались 
помогать, одно плохо - очень мало времени, половину которого он сам и 
растранжирил. Сразу надо было действовать, какого черта он неделю сидел дома, 
рефлексировал и ждал результата Кэрол. 
- Как тебе показался этот Поль?- спросила Кэрол, когда они сели в машину.- Не 
очень-то он приветливый. 
- Что ты, это же Крюгер,- удивился Матью,- неужели ты никогда не слышала его 
фамилию? 
- Нет, а откуда ты его знаешь? 
- Живьем вижу в первый раз, а раньше встречал его имя в газетах. Он ведущий 
адвокат по делам против INSC. 
- Причем тут INSC?- Это Сэма INSC интересует, а нам нужен BGTI, Говарда не INSC 
держит. 
- Верно, но связь существует, и история с PTPIC какая-то странная, Сэм сказал, 
что его как бы и не отбирали у меня - нет никакого ограничения в сети на его 
использование. 
Матью опять стал мысленно ругать себя за тупость, он даже не оставил себе копию 
постановления об изъятии, не записал фамилию чиновника INSC, забравшего 
компьютер. 
- Все-таки у меня создалось впечатление,- не отступала Кэрол,- что их 
интересуют, прежде всего, собственные дела, а остальное - мелкий эпизод, который 
только время отнимает, получится - хорошо, нет - ну и не надо, ты не заметил? 
- Не знаю, мне так не показалось,- Матью чувствовал раздражение. 
Кэрол замолчала. Она решила не продолжать спор - Матью на замечал элементарных 
вещей. Его вообще было трудно узнать. Всегда такой собранный, сейчас он слишком 
многое забывал и пропускал очевидные связи. Остаток дороги они провели молча. 
Поль неприятно удивил Кэрол своей неприветливостью. Казалось, он был полностью 
погружен в свои мысли, но Матью прав, события и факты он схватывал на лету. Все 
равно ничего другого придумать невозможно, а так оставалась хоть какая-то 
надежда. Только бы первые впечатления оказались обманчивы, думала Кэрол. 
Продолжительный визит, спокойствие и хладнокровие Сэма подействовали на Матью 
благотворно. Войдя в дом, он сразу же направился к терминалу и принялся за 
работу. Перед ним стояла невыполнимая задача - менее чем за сутки 
проанализировать девять результатов тестирования, десятый или самый первый, это 
как считать, он успел посмотреть почти до конца. Если останется время, думал 
Матью, надо будет заглянуть и в первый диск с остальной информацией - результаты 
обследований и прочее, но главное - отчеты тестирования. 
На этот раз Матью не бросился с разгона в воду. Он сидел перед экраном и пытылся 
наметить план действий. Скореевсего не удастся детально проверить все данные, 
как того требует методика, надо выбрать то, что дает основную картину, и как 
следует проработать, остальное - если останется время. Попробуем для начала 
восстановить хронологию событий, рассуждал Матью. Самый ранний анализ он видел - 
98.8 процентов “С”, это было после первого месяца беременности. Неопределенность 
тоже не велика, 0.8 процента, что дает 0.4 процента ТС. Прекрасный результат, 
лучшего и желать нельзя. Результат последнего теста он тоже знал: NC - 12.6, С - 
82 и очень большая неопределенность, около 5.5 процентов. Последний анализ 
сделали при рождении, и с него-то и началась вся история. Интересно, откуда 
взялось еще восемь, подумал Матью. Надо пройтись по всем и выписать даты. Два 
уже известных ему результата были самыми поздними и датировались одним и тем же 
днем, остальные будут более ранними, заключил он. 
Он придвинулся к экрану и, не теряя времени на дополнительные данные, начал 
выписывать дни проб и анализов. Два самых ранних анализа тоже были сделаны в 
один день, пробы шли с интервалом в две недели. Матью определил, что это были 
вторая и третья пробы, вторая совпадала по времени со вторым тестом “шесть 
недель”, который Кэрол делала дома, вернувшись из Флориды, а третья - уже после 
инцидента. Наверное, директор начал действовать, отметил Матью. Он оторвался от 
экрана и вышел в гостиную. Кэрол читала в своей излюбленной позе, забравшись с 
ногами в кресло. Матью сел рядом, и она подняла голову от журнала. 
- Кэр, ты можешь вспомнить свой визит в госпиталь сразу после отравления, когда 
это было, что тебе сказали и прочие подробности,- попросил Матью,- извини, что 
отрываю тебя. 
- Пустяки, я все равно каждую страницу по три раза читаю,- Кэрол отложила 
журнал.- Они сами вызвали меня через неделю, сказали, что раз такое случилось, 
то необходимо провериться, сделать анализы и другую обычную ерунду. 
- Это все?- удивился Матью. 
- Все, они проделали, что им было надо, и обещали вызывать примерно раз в месяц. 
Самое интересное, что они сдержали, на этот раз, свои обещания - каждый месяц 
таскалась к ним, как дура, просила хотя бы через два вызывать - ничего слушать 
не хотели, говорили, процедура такая. 
- А чем они это объяснили? 
- Я и говорю, процедурой своей, внутренними инструкциями госпиталя, я, мол, в 
группе риска, а сами ничего до последнего момента определить не могли,- Кэрол 
вытянула ноги и положила голову на спинку кресла. 
- Значит, каждый месяц, начиная со второго, ты у них была?- уточнил Матью. 
- Была, была, говорю, ходила как миленькая. 
Матью начал загибать пальцы и бормотать: 
- Флорида - раз, положенные “шесть недель” - два, после отравления - три, это 
будет начало третьего месяца. Десятый тест при при родах - остается шесть... 
- Что ты там считаешь?- спросила Кэрол. 
- Тесты...- Матью дошел до последнего пальца,- все совпадает, они вызывали тебя 
и каждый раз делали генетический тест. Теперь понятно, почему их именно десять, 
каждый визит в госпиталь - тест, из госпиталя передавали пробы в BGTI, даже не 
зная, кому они принадлежат, пробу можно заказать по ее коду. 
- А они имели право на передачу? 
- Обязаны были, это право BGTI - затребовать любую пробу из любой клиники, как 
государственной, так и частной. Только в отношении лиц, имеющих 
неприкосновенность, закон делает исключение. 
- Опять эти ваши законы,- с раздражением бросила Кэрол. 
- Ладно, я пойду, продолжу,- Матью не горел желанием ввязываться в новый спор. 
Ситуация с анализами прояснилась. Директор действовал предельно осторожно. 
Конечно, он был заинтересован делать их и более часто, скажем, раз в две недели, 
но и ежемесячные визиты вызвали недовольство, а еще реже - картина была бы не 
полной. Месяц - это как раз тот срок, который не вызвал подозрений. 
- Теперь результаты,- сказал себе Матью. 
Он вызвал второй отчет и подождал, пока компьютер пролистает его до конца. 
Оценка практически совпадала с первой: те же 0.4 процента ТС и чуть больше 
неопределенность - 0.85 вместо 0.8 двумя неделями раньше. Небольшая разница в 
результатах не насторожила Матью, плод развивался активно, могла пройти мутация, 
не связанная с известными наследственными заболеваниями, в противном случае, она 
дала бы добавку прямо в процент ТС. 
Седьмая неделя беременности была не случайно выбрана для анализа. Закон запрещал 
какие бы то ни было вмешательства после 12 недель, а так было время на еще один 
- два теста до критического срока аборта. Поправка к этому закону, принятая чуть 
позже, запрещала также и лабораторные исследования искусственно оплодотворенных 
зародышей после 12 недель. Матью сообразил, наконец, почему директор сделал 
такой странный выбор для хранения информации - пополнение архива закончилось до 
принятия поправки. Случайный проверяющий мог не обратить внимания на даты, кто 
станет копаться в таком старье. 
Матью двинулся дальше, в третьем отчете должны были появиться признаки действия 
АД-2000. Он не без трепета кликнул мышкой по строке с именем файла. Еще минута 
ожидания, и результат был перед ним на экране. Так и есть, реакция на препарат 
налицо, но прошло совсем немного времени, всего шесть дней. Результат сдвинулся 
в отрицательную сторону, но пока очень слабо: оценка ТС по-прежнему оставалась 
совсем небольшой - всего полпроцента, а вот неопределенность подскочила вдвое. 
Компьютер определил ее процент как 1.6. 
Матью хорошо представлял, что он должен обнаружить дальше. Старые лабораторные 
исследования, которые успели провести до поправки, показывали, что после 
действия мутагена на организм зародыша начинает снижаться положительная оценка, 
а неопределенность и отрицательная оценка - растут. При однократном воздействии 
мутагена сначала наступает сравнительно короткий период неопределенности, от 15 
до 30 дней. Последующие результаты продолжают ухудшаться, и оценки ложатся на 
практически прямые линии, ведущие вниз. В какой-то момент снижение 
останавливается, и далее результат остается постоянным, как будто запущенного 
заводного механизма хватает на определенное время, после чего он 
останавливается. Каждый следующий случай воздействия мутагенного вещества 
вызывал аналогичную реакцию. Одно из классических исследований доказывало, что 
корреляции между однократными воздействиями почти не существует, она появлялась 
только, когда второе воздействие попадало на начальный период первого. 
В случае с Кэрол воздействие было одноразовым, и Матью было достаточно 
посмотреть еще два теста - следующий, четвертый, дающий начало прямых, и шестой 
или седьмой, дающий дополнительную точку, чтобы определить их наклон. Нижнюю 
границу он уже знал. Несмотря на, или благодаря дальнейшему запрещению 
экспериментов, классическую теорию никто сомнению не подвергал, она считалась 
полностью доказанной на опыте. Матью предоставил компьютеру пролистать четвертый 
отчет до конца, а сам отправился попить. 
Вернувшись к экрану, Матью посмотрел на него и застыл. Цифры были невероятные и 
ни на что не похожие. Не отрывая от монитора глаз, он опустился на стул и 
просидел так некоторое время. Очнувшись от ступора, он решил, что это какая-то 
ошибка, ему попался другой отчет, а не результаты теста Говарда. Он лихорадочно 
проверил все, уделяя особое внимание пробе. Все данные показывали, что ошибки 
нет, Матью раскопал даже старый дневник Кэрол и убедился в принадлежности отчета 
именно Говарду, но цифры... 
Оценка С, вместо того чтобы понизиться до 96, максимум, до 95, в крайнем случае, 
до 94 процентов, упала ниже семидесяти - такое Матью видел только при 
колоссальных дозах облучения, но никак не при воздействии мутагенов. Компьютер 
не давал однозначной оценки в случае большинсва генов, оставляя неопределенность 
26 процентов. Такой огромной неопределенности Матью вообще никогда не встречал. 
Он автоматически переписал цифры в подготовленную табличку и так же, 
автоматически, перешел к пятому отчету и заполнил еще одну колонку. 
В горле у Матью пересохло, он, забыв, что выпил стакан воды двадцать минут 
назад, открыл банку с какой-то жидкостью и залпом опрокинул ее. Он заметил, что 
она газированная, только в конце, когда поперхнулся газом и закашлялся. 
- С каких пор ты пьешь кока-колу?- спросила вошедшая на звук кашля Кэрол. 
- Я даже... не об... ратил внимание, чтоя п... ью,- продолжая кашлять и 
смахивать слезы, пробухал Матью. 
- Что случилось?- Кэрол с трудом сдержала улыбку. 
- Не понимаю,- сказал Матью, отойдя от кока-колы. 
Он ненавидел газированные напитки и, особенно, эту карамельную дрянь, без 
которой Кэрол не могла прожить и дня. 
- Ничего не понимаю,- повторил он, окончательно успокоившись и прекратив 
кашлять.- Еще одна загадка потруднее всех остальных. Никогда такого не видел, не 
слышал, не представлял, что такое возможно. 
- Ты что-то нашел? 
- Не знаю, надо досмотреть все до конца, может, что-нибудь и прояснится,- Матью 
двинулся обратно к терминалу. 
Он заполнил свою таблицу до конца, ввел ее в компьютер и через минуту 
рассматривал графики и результаты статистической обработки. Три первые точки 
никаких вопросов не вызывали, все было привычно. Четвертая давала пик 
неопределенности и существенный рост NC оценки. При переходе к пятой - две трети 
неопределенности перешли в NC, достигшей 18 процентов, но самое поразительное, 
чуть-чуть поползла вверх и положительная, С оценка, она пересекла 70 процентов и 
почти дочтигла 71. Все остальные точки с хорошей корреляцией ложились на прямые 
линии. Однако, эти линии шли вверх, вместо того чтобы идти вниз, как это было 
всегда. Картина получалась прямо противоположной всем известным опытам и теориям 
- вместо постоянного нарастания мутаций процесс шел в обратном порядке: сначала 
очень быстрые и множественные мутации, которые потом почему-то исчезали. 
Казалось, что организм восстанавливается, избавляется от вреда, нанесенного 
АД-2000. 
- Но почему?- спрашивал себя Матью снова и снова,- почему в лабораторных 
экспериментах никогда не было ничего похожего, даже намека на такую динамику 
развития событий. 
В инкубаторах воспроизводились все условия. Изобретатель впервые в истории 
получил Нобелевскую премию не за фундаментальные исследования, а за техническое 
устройство. Чем же, черт возьми, отличался этот реальный, не лабораторный 
эксперимент от стерильных условий инкубатора? 
Дверь открылась, и в кабинет вошла Кэрол. И тут Матью осенила очень простая 
мысль - Кэрол!! Реальная мать - вот чего не мог заменить никакой инкубатор! 
Никогда ни один эксперимент не ставился ни на людях, ни на животных, с этим было 
строго. В инкубаторах тоже были человеческие зародыши, чему противодействовали 
все, кому не лень, но оплодотворение происходило в лаборатории, а дальнейшее 
развитие - в инкубаторе, не было никакой связи с реальной биологической матерью. 
Судьбе было угодно, что Говард стал первым реальным, а не инкубаторским 
ребенком, на котором поставили этот варварский эксперимент. Выходило так, что 
именно эта связь, пуповина, соединяющая два организма, и играла главную роль при 
внешнем воздействии. Наследственные генетические нарушения организм матери не 
распознавал, они были “свои”, результаты анализов на протяжении всей 
беременности, протекающей нормально, были постоянными, а вот с чужеродным 
влиянием организм боролся. 
Теперь Матью со всей отчетливостью восстановил картину происшедшего. Кэрол 
отравилась и получила АД-2000 - антидот очень сильный, который выбрасывает из 
организма все чужое. Но на шестой - седьмой неделе появляется ранний токсикоз, 
организм еще не привык к ребенку, он только перестраивается, и АД-2000 начинает 
бороться и с нми, поэтому на графике явно виден массированный удар. Ребенок 
чудом остался жив, и с четвертого месяца организм матери пытался восстановить 
все нарушения, как бы зализывал раны, просил прощения, что только недавно хотел 
отторгнуть его. Помешало время, протянись беременность еще два - три месяца, и 
результат мог бы быть совсем другим. Знать бы все это месяц назад, и еще месяц 
можно было потянуть - есть средства, а потом можно еще что-нибудь придумать. Это 
бы дало Говарду шанс. И еще Матью понял, что тест “ шесть недель”, считавшийся 
абсолютно надежной оценкой, давал только наследственную картину, которая могла в 
корне измениться при сильном токсикозе. 
* * * 
- Уф,- облегченно выдохнул Поль после разговора с Уайтом,- слава Богу, есть еще 
24 часа - что-нибудь придумаем. 
- А теперь что?- спросил Сэм.- Вернемся к Фрэнки? 
- Подожди пока, ты ему два диска выдал? - Пускай разбирается. Директор BGTI - 
отнюдь не осел, и советников у него хватает, поймать его за руку будет трудно. 
Ты не представляешь, сколько усилий нужно, чтобы выиграть дело, основные факты 
которого в закрытом хранении, а в нашем случае, все полностью закрыто, даже сам 
факт его существования. Придется, вместо того чтобы сконцентрироваться на сути 
дела, основные силы бросить на легализацию источников информации. Это же годами 
может тянуться, параноиком можно стать. 
- Отчеты открыты, или ты забыл? 
- Вот-вот, это то, что мне не нравится больше всего. Я на досуге полистал 
кодекс, любые эксперименты на людях и животных запрещены, и закон карает очень 
строго - до пожизненного заключения. Лабораторные опыты производить можно, но 
только до 12 недель и только в инкубаторах. Нарушения проходят как должностные 
преступления, а здесь закон гораздо мягче, как правило, штраф, и то, не особенно 
большой. Я пока не хочу делать выводы, но подозрения у меня самые худшие. 
Повтори-ка мне, что произошло с его PTPIC? 
- Все просто, когда Матью явился проходить свой тест, директор призвал кого-то 
из INSC и отобрал у него PTPIC. Позднее я обнаружил, что статус остался 
активным, то есть не поднимется тревоги, если кто-то станет его использовать. 
- Матью заметил еще какие-нибудь странности, необычные вещи, связанные с INSC 
или PTPIC?- спросил Поль. 
- Да нет,- Сэм задумался,- хотя... черт его знает, трудно сказать, странность 
это или нет... 
- Что? Ты уж давай до конца. 
- Когда Матью прислали вызов на тест, от него потребовали ДИ. 
- Да, странно это. Представь, тебе или мне присылают такой вызов, мы же не 
идиоты, чтобы PTPIC держать, следовательно, ДИ отпадает - обычный Мейл, ну с 
приоритетом. У тебя же нет сканнера для ДИ, и у меня тоже, следовательно - 
отпадает. 
- Вывод?... 
- Нет пока никакого вывода, но пахнет плохо. 
- Что можно сделать?- нетерпеливо спросил Сэм. 
- Лучшее - дождаться мнения Фрэнки, профессионального мнения - это всегда дает 
наиболее сильные зацепки и предпочтительные шансы. А потом, ни судьи, ни 
прокурор, ни присяжные в науках не сильны, хорошо поданное заключение 
специалиста - почти всегда старший козырь. Если Фрэнки найдет что-нибудь как 
эксперт, то появится хотя бы первый кирпичик, пока я даже не знаю, с какой 
стороны подступиться. Факты вопиющие, а иди укуси. 
Некоторое время оба просидели молча. 
- Давай посмотрим старое кино,- предложил Поль, доставая добытый Питером диск. 
- Что это?- удивился Сэм. 
- Сейчас увидишь, куда его совать?- Поль не мог выбрать из обилия дисководов. 
- Сюда,- Сэм указал пальцем на подходящий. 
На экране появился зал заседаний суда. “Встать, суд идет!”- прозвучал голос 
секретаря. Камера проследила проход судьи до своего места. После короткого 
зачтения статей судья объявил приговор, перечислив фамилии с указанием сроков 
заключения, большинство из которых составляло 20 лет. Закончив, судья ударил по 
столу деревянным молотком. 
- Стоп,- скомандовал Поль, и кадр застыл.- В следующий четверг, 14.28 будет 
ровно 10 лет, я полагаю, что это час начала акции INSC, если она состоится. Ты 
как думаешь?- спросил он Сэма. 
- Логично,- нейтрально ответил Сэм,- все равно у нас нет ничего лучшего. 
Из динамика раздался злобный лай. Поль вздрогнул. 
- Аларм,- пояснил Сэм,- Тейл лает, посмотрим, кто к нам лезет.- Он убрал 
картинку суда, и на экране появились понятные лишь Сэму сообщения. 
- Что-то серьезное?- поинтересовался Поль. 
- В сети появился PTPIC Матью, вместо INSC я поставил на него флажок, 
прозрачный, конечно. 
- Фиксируй все и записывай,- скомандовал Поль. 
- Как вам будет угодно, господин учитель,- ответил Сэм, не пошевелив и пальцем,- 
только ваше распоряжение выполнено еще до того, как оно поступило. 
- Очень хорошо, Коэн,- нашелся Поль,- вы делаете успехи. 
- Стараюсь во всем быть похожим на вас, господин учитель, завтра Таймс начну 
читать, бабочку куплю... 
- Ну ладно, ладно, расшифруй, что происходит, а то твои иероглифы понять 
невозможно. 
- Чтобы враг не догадался,- не удержался Сэм.- Кто-то ставит электронную подпись 
Матью, да не простую, а заверенную. Интересно посмотреть, на что. 
- Можешь вытащить сюда документ? 
- Тейл-ы позаботятся, они сигналят один другому в таких случаях. Подожди пять 
минут, сейчас они все доложат: что? где? когда? Только зачем - не скажут, 
глу-упые. 
Поль в который раз подивился, какие возможности извлекает Сэм из своей блестящей 
идеи, вот бы показать эту штуку Уайту. 
- Документ прибыл,- объявил Сэм,- двигайся ближе. 
Это был акт, в соответствии с которым Матью Фрэнки разрешает BGTI проводить 
опыты с генетическим материалом, своим и Кэрол. Сэм выругался такими словами, 
каких Поль никогда не слышал. Пришли еще сообщения Тейлов: PTPIC был подключен к 
терминалу директора, а документ направлен в соответствующий архив, где хранятся 
такого рода акты-разрешения. 
- Сволочь какая,- проговорил Сэм,- а Матью тоже хорош - так рот разевать. Ничего 
себе, генетический материал! Делать-то что будем? - Ответ на половину загадок 
прибыл! 
- Слушай, появилась у меня одна мысль,- неуверенно начал Поль,- не знаю, хорошая 
ли она. 
- Продолжай, коли начал, у меня и плохой нет,- повернулся к Полю Сэм. 
- Я подумал, может быть, показать это дело сенатору вместо диска, а диск 
приберечь, как запасной вариант, на всякий случай. Как думаешь? 
- Как ты можешь сравнивать глобальный контроль над информацией с мелкими играми, 
хоть и грязными, какого-то директора BGTI? 
- Не скажи, народные избранники обязаны прислушиваться к голосу этого самого 
народа. Они огромные деньги тратят на поддержание рейтинга, а что простому 
налогоплательщику до, как ты выразился, глобального контроля над информацией? - 
Ребенка спасти, над которым опыты ставят, - это да, не то что твоя информация. 
За одну попытку, пусть и неудачную, его рейтинг подскочит на десять пунктов, а 
если фотография Джимми с Говардом на руках появится на первых страницах, знаешь 
что будет твориться? - Толпы девиц будут визжать перед Белым Домом, в машину 
сесть Уайту не дадут, пуговицы на сувениры растащат. Он еще героя года получит! 
- Хм,- усмехнулся Сэм,- картину же ты нарисовал. 
- Джимми - хитрая бестия, он на это и без диска должен клюнуть, для него это 
трамплин прекрасный,- Поль обрел уверенность.- Я даже думаю, а не посетить ли 
нам его втроем: ты, я и Дейв - произведет хорошее впечатление. Тебя бы только 
подстричь,- Поль критически оглядел Сэма. 
- Я тебе что, пудель? Ты меня на выставку ведешь? - И так обойдется,- возмутился 
Сэм. 
Поль рассмеялся, он ожидал чего-то подобного. 
- Поздно уже,- Поль посмотрел на часы,- давай закончим на сегодня. Завтра я 
пришлю к тебе Дейва, а сам побеседую с Фрэнки, может еще что-нибудь найдется, 
сенатору показать. У нас остается четыре дня, четверг - не в счет, уйдет на 
последние приготовления и доработку. 
* * * 
Воскресным утром Дейв позвонил в квартиру Сэма. Поль был не слишком разговорчив, 
и Дейв не знал, что ожидать, к тому же он не успел забыть позавчерашнюю 
язвительность Сэма. Порог он переступил с некоторой опаской, но Сэм и не 
собирался продолжать представление. Он привел Дейва на кухню и сварил кофе. 
Отхлебнув из чашки и задымив, Сэм задумчиво сказал: 
- Кажется, мы подошли к конечному пункту. 
Дейв предпочел не прерывать его мыслей и тоже отпил свой кофе. 
- Трудно выбрать, с чего начать,- продолжил Сэм,- надеюсь, ты не сердишься после 
последней встречи? 
Дейв отрицательно покачал головой и снова ничего не сказал. 
- Я тебе должен показать всю свою кухню,- Сэм приободрился,- это не сложно, 
только, может быть непривычно, но ты сразу поймешь. Третьего дня ты настолько 
неожиданно свою историю выдал, что я действительно обалдел слегка, извини, 
просто внезапно все очень... 
- Сэм, забудь, не сержусь я, правда, не сержусь,- Дейв широко улыбнулся. 
Сэм налил себе еще кофе и сказал: 
- Вообще-то вы там правы были, когда про Мейл подумали.- Сэм все-таки не 
удержался и загадочно улыбнулся. 
Дейв посмотрел на него с опаской и осторожно спросил: 
- Ты что-нибудь нашел? 
- Нашел, и довольно давно, помнишь, когда ты на INSC работал, я тебя с постели 
поднял? 
- Так это все-таки вирус был?- вскинулся Дейв. 
- Нет, но, понимаешь, очень занятная штука, компьютер-то она блокировала, никуда 
не денешься, ты сам видел. 
- И что это было? 
- Пошли, покажу, я этот листок как реликвию храню,- Сэм поднялся, и они перешли 
в рабочую комнату. 
Он вытащил старые листки, запаянные в пластик, и протянул их своему гостю: 
- Это было посреди обычного текста, улавливаешь? 
- Да...- протянул Дейв,- прекрасная основа для вируса, через SuperVScan пройдет 
чисто, не засветится, но тебе-то вирус зачем? Глупости все, что можно каким-то 
вирусом доказать, это детские игрушки просто. Скажу тебе честно, я так и не 
понимаю, какая нужда у INSC такие провокации устраивать. Ну, выпустят они вирус, 
пусть даже сработает он, но ведь серьезного вреда нанести не сможет - все 
скопировано. Максимум полдня, но меньше, конечно, никто работать не будет, а 
потом переустановят систему, как и не было ничего. 
- Что ты ерунду порешь,- разозлился Сэм, хотя еще полчаса назад мысленно давал 
зарок вести себя хорошо,- и правда, спите вы там. Подумай, представь, не видел 
ты этой строчки несчастной - где ты будешь вирус искать? - Он же не станет 
сидеть и ждать, а самоуничтожится, на прерывании можно любую вещь протащить, 
верблюда сквозь игольное ушко. Восстановят на какой-нибудь водокачке свою 
систему задрипанную, а в сети уже другой Мейл стоит, с ноги на ногу 
переминается, как только сервер перезапустят, он туда снова заползет - и опять 
на полдня веселье? 
- Да...- снова протянул Дейв,- пожалуй. 
- Скажи спасибо, что сегодня воскресенье,- не мог остановиться Сэм,- а то я бы 
тебе продемонстрировал, как SVS с заразой борется. Еще день план ответа вирусу 
писали бы, ручкой, на бумаге, ни один терминал включить бы не посмели, “доктора” 
несчастные...- Сэм понял, что перебрал и остановился.- Извини меня, ради Бога, 
нервы все и недосып, а не будь того случая, я бы тоже половину срока в тюрьме 
праздновал. Вот, полюбуйся, приглашение на ту конференцию я тоже храню. 
- Значит это ты тогда на весь Интернет орал, чтобы отменили, а мы подумали, 
обиделся кто - не пригласили. Но как ты узнал про ФБР и прочее, не мог же ты к 
ним влезть?- Не успел обидеться Дейв. 
- Влез,- коротко ответил Сэм.- Ты сам только что сказал, что вирус мне не нужен. 
Подумай, если я такую строчку вместе с Мейл-ом в любое место протащить могу, а 
потом отцепить там, то кто ей помешает сидеть тихо и слать мне Мейл-ы обратно, 
докладывать обо всем, что происходит? 
- Так... 
- Да, именно то, что ты подумал, шпион-невидимка - вот главное применение этой 
штуки. Я ее Тейлом зову, Мейл-Тейл. 
Дейв автоматически наблюдал за Сэмом, вновь потянувшимся за сигаретами. Ему было 
необходимо время, чтобы переварить все услышанное. Десять лет, думал Дейв, даже 
больше, Сэм владеет своим секретом, и никогда, никому... Другой бы миллионы на 
его месте сделал, а он... Весь мир можно контролировать, да что там 
контролировать... - обрывки мыслей кружились в сознании Дейва. 
- Поль рассказал о своих планах?- переменил тему Сэм. 
- Почти нет, несколько слов, он не хотел по телефону, сказал, что от тебя все 
узнаю. 
- Ты с Полем не первый год знаком, знаешь его методы, собственно, все наше 
предприятие на них основано. Поль мне вчера одно старое кино оставил, хочу тебе 
показать. 
Сэм снова запустил эпизод с оглашением приговора и так же остановился на 
финальном моменте. Дейв молча ождал продолжение. 
- Мы пришли к выводу, что если INSC выступит, то время, которое ты видишь на 
экране, и есть начало операции. Как ты сказал, повторение “пациентов”? - Если 
это действительно так, логика подсказывает, что постоянство времени должно быть 
соблюдено, а мы обязаны акцию INSC перехватить и вытащить на свет. 
- Это все хорошо, я сам первый за, но как ты собираешься это сделать, ведь если 
распустить вирусы сразу из многих мест, одновременно, создать несколько 
модификаций, то поможет только что-то типа SuperVScan-а, который почти на каждом 
компьютере стоит,- Дейв начал мыслить профессионально.- За три дня не успеть 
подготовить такую защиту, чтобы убивала Тейл при входе, даже предположим, у тебя 
она есть, за это время не распространить ее широко, где-нибудь все равно вирус 
проскочит. 
- Мы с Полем думали об этом. Понимаешь,какую задачу ставит INSC? - Шуму создать 
побольше, им не нужно все на свете портить, только зубы показать. Вот и нам не 
стоит пытаться каждого гада изловить. Я о чем подумал - сделать хорошую 
демонстрацию, красивую, чтобы смотреть было интерено, как вирус 
распространяется, как эпидемия по сети идет, а главное, где ее источник. Расчет 
Поля - тоже побольше шума наделать, прессу привлечь, на самом верху кого-то, а 
что простой смертный в вирусах понимает? Ему зрелище подавай, чтобы дух 
захватывало. 
- Знаешь, есть у меня что-то подобное,- глаза Дейва блестнули,- был у меня 
стажер, очень толковый парнишка, так он одну программу написал, так и называется 
“Эпидемия”. Красивая программа, и делает примерно то, что ты описал. Ее 
чуть-чуть почистить, может, добавить немного, и демонстрация великолепная 
получится. Начальство тогда меня обругало, чем, мол занимаетесь, театр устроили, 
так этот парень жутко обиделся, бросил все, даже отзыв не взял, потом с кафедры 
звонили - просили прислать. 
- Это здорово - не надо будет время терять,- Сэм задумался,- она у тебя на 
работе? 
- Дома,- Дейв сделал движение подняться,- я мигом, через час вернусь. 
- Постой, постой, не торопись. Успеем,- Сэм усадил Дейва обратно,- это еще не 
все. Главное, нужно официальное прикрытие, поэтому Поль и подключил к делу 
твоего шефа. А кто из SVS, кроме тебя, не побежит мгновенно докладывать в INSC? 
- Все за будущее дрожат, если AV-компании упадут, драка у ворот INSC будет 
серьезная. 
- Что вполне естественно - всем надо счета оплачивать. 
- Не в том дело, не то я хотел сказать,- Сэм вскочил и прошелся по комнате.- 
Посуди сам, я не могу на свет вылезать ни с демонстрацией нашей, ни с другими 
заявлениями. Первое, что спросят, а чего это он такие штуки разрабатывает, этот 
спаситель человечества. Знаешь, как Поль говорит: “Правильная информация - от 
правильного человека”? 
Дейв кивнул. 
- Так вот, основная идея, чтобы ты, и никто иной, демонстрировал Тейл в 
действии, а шеф подтвердит, что SVS уже давно секретно занимается этой 
проблемой,- закончив, Сэм с облегчением сел. 
- Не могу,- тихо проговорил Дейв,- я не стану выдавать Тейл за свою идею. 
- Никто от тебя и не требует, это - разработка SVS, а ты ее только представишь. 
- Да, но никто, кроме меня, ни о чем не знает, шеф - не в счет, он бизнесмен. 
Все и подумают, что я автор Тейла,- Дейв даже рукой взмахнул.- Нет, не могу я. 
Сэм растерялся, он совсем не подумал о таком обороте событий. Сам он был готов 
на все ради претворения в жизнь основной идеи, но Дейв - другое дело. Со своей 
стороны он был прав, Сэм на его месте поступил бы точно также - последнее дело 
выдавать чужую находку за свою. В другое время Сэм и не подумал бы такое 
предлагать, да момент критический, если Дейва не уломать - все прахом пойдет. 
- А если...- осторожно начал Сэм,- если бы SVS купила у меня идею Тейла, тогда 
ты согласился бы? 
- Если бы купила - то да,- твердо сказал Дейв,- тогда - другое дело. 
- Так твой шеф и купил,- у Сэма отлегло от сердца,- все в порядке. 
- Брось заливать,- не принял всерьез Дейв,- знаю я твои штуки, поверил, как же. 
- Я контракт могу показать, если ты настаиваешь. 
- Покажи, покажи,- Дейв был уверен, что Сэм блефует. 
- Убедись!- Сэм выудил из ящика стола бумаги, оставленные Полем и почти насильно 
всучил их Дейву.- Ну, Поль, ну, умница,- подумал он. 
У Дейва вытянулось лицо, он молча возвратил контракт Сэму и, запустив руку в 
волосы, уперся взглядом куда-то в колени. Надо же, черт, сам влез в ловушку. 
Теперь и деваться некуда - сам же и сказал. 
- Мне, думаешь, приятно сукиным сыном быть?- процитировал Сэм Поля.- Кто меня 
всю ночь уговаривал, что дело серьезное? - Если бы не было так серьезно...- Сэм 
остановился на полуслове.- Дейв, я прошу тебя, нет у нас ничего другого, вся 
надежда на тебя - не в ногах же валяться,- Сэм даже сделал подобающее движение. 
- Ладно, только дай мне слово, что после того, как все кончится, ты опубликуешь 
контракт. 
- Видали, еще один хочет хвастать, что друг - миллионер,- Сэм понял, что 
выиграл,- хорошо, даю честное слово миллионера. А пока, давай, все-таки,делом 
займемся, завтра весь день на подготовку демонстрации уйдет. 
* * * 
Как и обещал, около полудня Поль появился у Матью. Одет он был более формально, 
чем накануне, что Кэрол поняла по-своему. После обмена стандартными ничего не 
значащими фразами Поль перешел к делу. Общее развитие событий он знал от Сэма, и 
теперь его интересовала профессиональная сторона. Матью начал с того, что еще 
раз вернулся ко всем поворотным пунктам происшествия. Поль не перебивал, ему 
было интересно услышать версию главного героя помимо краткого пересказа Сэма. Он 
не без удовлетворения отметил, что различий почти не было. Когда Матью перешел к 
анализу результатов тестов, Поль напрягся, до этого он не нашел во всей истории 
ни одного факта, за который можно было бы зацепиться, чтобы возбудить дело. 
Матью, успевший поразительно много за столь короткое время, углубился в детали, 
и Поль сразу же сбился и потерял логическую нить. 
- Матью,- вставил он, дождавшись паузы,- вы переоцениваете мои знания генетики. 
И возьмите в расчет, что тоже самое относится к любому человеку в суде или 
другом месте, где вам придется что-нибудь кому-нибудь объяснять. Представьте, 
что вас пригласили прочитать научно-популярную лекцию. 
- Но тогда исчезнет смысл,- возразил Матью,- как же я смогу изложить 
профессиональные вещи на пальцах, не прибегая ни к терминологии, ни к базовым, 
общеизвестным понятиям? 
- Поймите и запомните, что это для вас и ваших коллег они базисные и 
общеизвестные, а для любого другого они - темный лес. Нарисуйте что-нибудь 
простое - диаграммы, графики и объясняйте попроще, не пускайтесь в научные 
изыскания. Как только любой из присутствующих потеряет нить - вы проиграли. 
Матью задумался, немного посидев, он поднялся и принес вчерашние графики. Он 
пригласил Поля за стол, сел рядом с ним и неуверенно сказал: 
- Это самое простое, что я могу вам показать, Поль, проще уже не будет, а здесь, 
действительно, все можно объяснить на пальцах,- он сделал паузу. 
Поль кивнул. 
- То, что вы видите - динамика генетических тестов Говарда, начиная с первого 
месяца беременности и до рождения. Здесь нет ничего, кроме финальных результатов 
анализов, проведенных каждый месяц. Видите начальный участок - если бы не 
АД-2000, это антидот, который Кэрол получила на втором месяце, сильнейший 
мутаген, - то эти линии так бы и продолжались до самого рождения, может быть, 
чуть сдвинулись вверх. Здесь,- Матью указал на начало подъема,- вмешался 
мутаген, и смотрите, что он вызвал, - резкое ухудшение результата, множественные 
мутации, а проще говоря, хаос в генах. Дальше организм начал восстанавливаться и 
дошел вот до этой точки при рождении. На основании этого, теста и делается вывод 
о генетической группе ребенка. Берем примерно середину неопределенности и 
получаем что-то в районе 85 процентов - результат NC. 
Поль всматривался в график и пытался сообразить, что можно из него извлечь. Ни 
Матью, ни Кэрол не осмелились ничего добавить, они смотрели на него, как на 
судью, выносящего приговор. Сообразив, что дальнейшее разглядывание ни к чему не 
приведет, Поль поднял голову от бумаги и спросил: 
- Если я правильно понял, это типичная картина в таких случаях? 
- Нет, в том то и дело, что я вижу такое впервые!- сорвался с места Матью.- 
Смотрите...- он схватил еще лист бумаги и начал чертить классические графики и 
популярно излагать известную теорию. 
Когда он закончил, тишина восстановилась. Поль переместился в кресло. 
- Матью, я хочу задать вам несколько вопросов, извините заранее, если они будут 
совершенно идиотские. 
- Глупости, я постараюсь объяснить все, что не понятно, только эти результаты 
мне самому не ясны,- Матью смущенно улыбнулся. 
- Скажите, если продлить эту линию,- Поль встал и протянул Матью график,- через 
месяц результат пересек бы границу 87 процентов? Тогда это, по крайней мере, не 
было бы фатально? 
- Этого никто не знает,- честно ответил Матью. 
- Я задам тот же вопрос по-другому: никто не может сказать, что если бы 
беременность протянулась еще какое-то время - все равно не было никакого шанса 
на получение положительного результата? 
- Никто не может - это я вам как эксперт заявляю, все, что до сих пор было 
известно, я на втором лиске нарисовал, а здесь - то ли да, то ли нет. 
- Можно искусственно продлить беременность? 
- Конечно, до месяца можно гарантировать, дальше - сложнее, с определенностью 
сказать нельзя. 
- А после рождения что можно предпринять для исправления всех этих нарушений? 
- Из разрешенных методов - трудно сказать, переливания, гормоны - не знаю, а 
генная трансплантация точно помогла бы, только она запрещена. В нашем случае, 
правда, совсем другое дело, это не трансплантация, а именно коррекция, ведь 
начальные условия известны, есть по крайней мере два базовых результата. 
- Теперь, к вам вопрос как к эксперту, а не к заинтересованному лицу: 
рекомендовали бы вы продлить беременность насколько возможно? 
- Да,- ответил Матью уверенно. 
- Хорошо,- подытожил Поль,- давайте оставим пока все неопределенное, но имея 
заранее все данные, можно было бы попытаться естественным способом добиться 
улучшения результата? 
- Да,- повторил Матью. 
- Хорошо...- задумчиво повторил Поль,- теперь еще вопросы: другой эксперт, не 
вы, подтвердит, что есть шанс при продлении беременности? 
- Трудно сказать, скорее всего, да. 
- Тогда по-другому: сможет ли какой-нибудь эксперт сказать, что шансов нет, и 
любые попытки абсолютно бессмысленны? 
- Нет,- сказал Матью определенно. 
- Директор имеет диплом эксперта? 
- Да. 
Поль, до этого подавшийся вперед, откинулся на спинку кресла. Это было, по 
крайней мере, что-то. При всем разнообразии нарушений закона со стороны 
директора BGTI, Поль был сильно ограничен отсутствием доступа к информации, 
теперь хотя бы существовала одна зацепка, основанная на открытых данных, повод к 
возбуждению дела. 
- Мистер Крюгер,- использовала возникшую паузу Кэрол,- почему вас интересуют 
только сугубо научные данные, директор же знал о существовании этого вещества, и 
главврач знал, но они предпочли заняться экспериментами, вместо того, чтобы 
действовать по закону? 
- Миссис Фрэнки, во-первых, зовите меня Поль, удобнее как-то, а во-вторых, это 
еще надо доказать, первый же вопрос защиты будет: “А откуда вы это взяли?” - 
информация-то закрытая. Здесь вообще все закрыто. 
- Я слышала, вы специалист по INSC и уделяете много времени вопросам информации, 
но этот конкретный случай относится к BGTI, не так ли?- Кэрол как могла сгладила 
вопрос. 
- Не совсем,- Поль полез в дипломат и вытащил оттуда отпечатанный лист бумаги,- 
взгляните, но я сразу предупреждаю, ваш муж этого не подписывал. 
- Откуда это взялось?- недоуменно спросил Матью. 
- От директора вашего, мы перехватили это вчера,- Поль как бы извинялся за 
вчерашнее поведение. 
- А что подразумевается под словами “генетический материал”?- спросила Кэрол.- 
Говард? 
- Не думаю, хотя с уверенностью сказать трудно,- Поль перевел взгляд на Матью.- 
Скажите, а вы уверены, что анализы принадлежат именно ребенку, что это не 
посторонние пробы или лабораторные опыты, что еще может быть? 
- Уверен, я в первую очередь на это смотрел, даже даты совпадают с визитами 
Кэрол в госпиталь. Первая проба из Флориды, а на остальных стоит код госпиталя. 
- У вас есть медицинский файл Кэрол? 
- Нет, Сэм сказал, что он тоже закрыт. Да и Фурье не дал мне его в руки. 
- Стоп, стоп, я тут что-то не понимаю,- Поль снова отделился от спинки.- Это для 
посторонних он закрыт, для Сэма, например, а вы имеете полное право на его 
получение, никто вас не может такого права лишить. Вот что, заполните 
доверенность на мое имя, и пусть кто-нибудь попробует возразить. 
- Есть еще одно обстоятельство... Поль,- сказала Кэрол,- только пятнадцать дней 
Говард в BGTI, а потом... 
- Я все время об этом и думаю,- Поль потер пальцами лоб,- если бы не время - 
можно было бы взять и BGTI, и INSC в осаду, а тут штурм нужен. Кстати, я 
отправлю официальный запрос по поводу PTPIC тоже. 
Некоторое время все просидели молча. Поль, казалось, полностью ушел в себя. 
Потом он пошевелился, пристально посмотрел на Матью и спросил: 
- Какие у вас планы на вечер? 
- Никаких, а что? 
- Если я заберу у вас мужа на пару часов,- спросил Поль Кэрол,- вы не будете 
скучать? 
- Конечно, буду,- улыбнулась она в ответ. 
- Что вы задумали, Поль,- недоумевающе спросил Матью. 
- Сейчас узнаете,- Поль вытащил телефон и набрал номер Сэма.- Дейв у тебя?- 
спросил он, дождавшись пока Сэм соизволит обратить внимание на звонок. 
- У меня, у меня - мы уже почти закончили, ох и несговорчивый он, столько крови 
пролил, пока убедил, ты не представляешь. 
- Ты прольешь, знаю я тебя,- усмехнулся Поль,- вы заканчивайте, я через час его 
у тебя заберу, а сам, нестриженый, будешь дома сидеть. Понял? Подготовь его, 
ладно? 
Поль выключил телефон и опять потер лоб. 
- Матью,- спросил он,- фамилия Уайт вам что-нибудь говорит? 
- Сенатор Джимми Уайт?- переспросил Матью. 
- Он самый, я собираюсь нанести ему визит, часа через полтора,- Поль посмотрел 
на часы,- поедемте со мной, и не забудьте взять с собой свои графики. 
* * * 

ЧАСТЬ 4. ДЖИММИ.

- Я пришел не один,- сказал Поль, когда Уайт открыл перед ними дверь.- Извините 
меня за сюрприз. 
- Все нормально, я ожидал чего-то подобного,- Джимми действительно не был 
обескуражен. 
- Знакомьтесь: Дейвид Росс - ведущий специалист SVS, Матью Фрэнки - ведущий 
эксперт BGTI. 
После обмена приветствиями и визитными карточками Джимми Уайт повторил свой 
обычный ритуал с напитками. Когда Поль убедился, что гости привыкли к несколько 
непривычной обстановке кабинета, он, обращаясь сразу ко всем, заговорил: 
- Я давно работаю с INSC,- он сделал мгновенную паузу, заметив что Джимми слегка 
улыбнулся,- не секрет, что мне не нравится эта организация, но в последнее время 
они переходят все мыслимые и немыслимые границы. Более того, они способствуют 
тому, что и другие, пользуясь теми же методами, а в некоторых случаях и услугами 
INSC, делают, мягко говоря, очень некрасивые дела. Сенатор,- Поль повернулся к 
Джимми,- я попросил двух этих молодых людей рассказать вам кое-что из того, с 
чем они столкнулись во время работы. Если не возражаете, то начать я попросил бы 
Дейва. 
Уайт подтверждающе кивнул и едва заметно подвинулся в кресле. 
Дейв выдержал небольшую паузу, как бы собираясь с мыслями, и начал рассказ о 
секретной разработке SVS. Подробности заняли у него с полчаса, включая и 
упоминание о готовящемся выступлении INSC. Изобретатель принципа действия новой 
программы антивируса остался за кадром. Когда он закончил, Поль мгновенно 
перехватил эстафету. 
- Я хочу дополнить сказанное Дейвом одним маленьким штрихом. Думаю, ему это тоже 
приходило в голову, но...- Поль развел руками.- Применение новинки, которую 
здесь так подробно описал Дейв, не ограничивается только ловлей вирусов. 
Представьте, обнаружить ее нельзя, это невидимка, ее присутствие никак не 
фиксируется, а значит, ее обладатель получает свободный и беспрепятственный 
доступ к абсолютно любой информации в любом компьютере или базе данных. Одно из 
двух: либо мы отказываемся от услуг Интернета и Е-мейла, либо приватной 
информации в сети больше не существует. После акции INSC, в случае ее удачи, мне 
трудно предсказать развитие событий, но то, что INSC получит неограниченную 
информационную свободу, а с ней и власть - я могу сказать определенно. 
Два - один, не без удовлетворения отметил Поль. Поза Джимми по-прежнему ничего 
не выражала, но глаза... Поль отчетливо видел, что обычный прищуренный взгляд 
сквозь полуприкрытые веки исчез, Уайт смотрел на него пристально, с нескрываемым 
интересом. Зная, что сенатор, по обыкновению подумает еще минуты три, Поль решил 
не дать ему опомниться и снова атаковать. 
- Но и это еще не все,- продолжил он, проглотив остаток виски,- INSC и так уже 
империя, и приближенным к императору уже позволяется очень многое. Прошу вас, 
Матью. Несмотря на то что Матью эксперт и официальное лицо BGTI,- обратился Поль 
к Джимми,- его история сугубо частная, прошу. 
Матью хорошо усвоил практические советы Поля. Он был предельно краток, называл 
до поры до времени только факты, не сбиваясь на собственные комментарии, а 
перейдя к графикам, поясняющим картину происшествия, обошелся без непонятных 
терминов и определений. Поль старался не упустить ни малейшей реакции Уайта, в 
какой-то момент он заметил, как побелели костяшки его пальцев. Джимми мгновенно 
подалсявперед при виде на положенных на стол исчерченных листков. Закончил Матью 
просто великолепно, Поль мысленно ему зааплодировал и поставил высший балл: 
- ...еще бы месяц,- была его последняя фраза,- все отдал бы... 
В кабинете повисла тишина. Дейв с неприкрытым ужасом смотрел на Матью. Уайт 
провел рукой по волосам, а потом необычно разко опустил ее на подлокотник. Поль 
затаил дыхание - момент был решающий. Если Джимми сейчас скажет “нет”, то это 
“нет” будет окончательным - никакой диск не поможет. Какое счастье, подумал 
Поль, что он отказался от своей грубой выходки. Мягко засвистел телефонный 
звонок, и Поль готов был заплакать от досады: чтобы так не вовремя. 
- Да,- сказал сенатор,- да. Мое выступление в четверг. Да, время я вам позже 
сообщу. 
Джимми положил трубку, и его глаза встретились с глазами Поля. Все, понял Поль, 
выступление состоится. 
- Мое выступление в четверг, как вы и просили,- сказал Джимми Полю.- Точное 
время мы с вами уточним ближе к делу, но постоянно держите меня в курсе - днем и 
ночью, вы понимаете?
- Да,- ответил Поль, стараясь сдержать радость,- если что, вы немедленно будете 
поставлены в известность. 
- Останетесь поужинать, или вас еще ждут дела?- вежливо спросил Уайт. 
- Дела,- ответил Поль,- мы и так отнимаем у вас выходной день. Спасибо,Джимми, 
огромное спасибо!
От Уайта после короткого прощания все трое вышли молча. Уже в машине Дейв 
сказал: 
- Я вам сочувстую, Матью, представляю, в каком состоянии ваша жена... Но вы 
молодец, если кто-то и сможет помочь, то это Уайт. 
- Да,- поддержал Поль,- проняло Джимми, я его знаю немного - он кипел внутри, не 
смотрите, что реакции почти не было, он обычно только глаза приоткрывает, а тут 
дергался весь. Я тоже очень надеюсь, что все кончится благополучно, но основная 
драка еще впереди. Заедем к Сэму, обрадуем,- предложил Поль,- а то, небось, весь 
запас сигарет прикончил, его и не видно из-за дыма. 
Поль не был далек от истины - Сэм подошел к окну на звук подъехавшей машины и 
окликнул их. Поль победно вскинул два пальца в виде буквы V, и тот просигналил в 
ответ рукой с поднятым вверх кулаком. Не успели прибывшие ступить на площадку, 
как Сэм налетел на Поля и расцеловал его, потом, обхватив Матью и Дейва за 
плечи, поволок их в квартиру. 
- Окучили сенатора!?- закричал Сэм, не успели все усесться. 
Поль прыснул, а за ним не смогли удержаться от смеха и остальные. Остановиться 
им было трудно - сказалось нервное напряжение, но постепенно все успокоились. 
Поль вытащил из кармана платок и утирал вспотевшее лицо, а Дейв пытался 
размазать выступившие слезы. 
- Подробности!- потребовал Сэм, забыв даже об обычном в таких случаях бренди,- в 
цветах и красках, как говорила моя бабушка! Эх, стоило постричься ради такого 
случая, в доме у сенатора не стыдно и пуделем быть. 
- Все было на высшем уровне,- сказал Поль,- Дейв был великолепен, а Матью - 
сверх всяких похвал. Они не заметили,- он кивнул куда-то в сторону,- но Джимми 
просто трясся. В общем, в четверг его выступление в сенате, на втором 
заседании,- Поль посмотрел на Сэма. 
- А подробности?- жалобно попросил тот. 
- Потом распишу, поздно уже,- ответил Поль строго.- У вас есть какие-нибудь 
мысли относительно четверга?
- Есть у Дейва красивая демонстрация,- сказал Сэм обиженно,- говорит, как в 
театре. Если к ней Тейл приделать, да подработать немного, то должно хорошо 
получиться. День, я думаю, уйдет, чтобы с ней повозиться. 
- Отлично, это то, что нужно,- перешел Поль на деловой лад,- я предлагаю вот 
что: завтра с утра перебазируйте свою электронику к Дейву... Знаю, знаю, что ты 
скажешь,- отмахнулся он от возмутившегося Сэма,- если уж ставить спектакль, то 
чтобы натурально было. Нельзя после всего на таких мелочах проколоться. Вторник 
- день прессы, с утра они аппаратуру притащат, все равно работать нельзя будет, 
а потом пробы проведем, посмотрим, что получится. Они, наверное, и всю среду еще 
прихватят. 
Матью охотно согласился на любезное приглашение Поля подвезти его до дома. Он 
слабо представлял, что происходит. Несмотря на то, что он оказался в самой гуще 
событий, даже одним из главных участников, его не покидало ощущение 
нереальности. Все вокруг действовали по каким-то своим законам, ему не понятным, 
как будто он вышел на сцену со второго акта и обнаружил, что заменили спектакль. 
Но, как ни странно, все обошлось, и публика ничего не заметила. Поль, как 
опытный режиссер, вытолкнул его из-за кулис и сказал: “Играй!” Матью и сыграл, 
даже неплохо сыграл, судя по отзывам, но черт возьми, как называется 
пьеса?Тысячи вопросов роились у Матью в голове, когда он сел в машину рядом с 
Полем, он несколько раз уже собирался открыть рот, но мысль ускользала. Они 
покрыли половину пути, когда Поль поинтересовался: 
- Ваши впечатления, Матью, что вы обо всем этом думаете?
- Мне кажется,- Матью сделал неопределенный жест,- что я свалился с Луны. Если 
честно, то я ничего не понимаю. 
Поль расхохотался. С минуту он только качал головой, потом, продолжая улыбаться, 
искоса посмотрел на своего пассажира. 
- Помните, я сегодня сказал, что осада не поможет - штурм нужен, вот мы и 
штурмуем, одну крепостную башню уже захватили, не без вашей помощи,- Поль снова 
захохотал. 
Матью был озадачен еще больше. 
- И все-таки, Поль, что происходит?- спросил Матью, стараясь не выдать 
раздражения. 
- Я не могу вам всего раскрыть, Матью,- сказал Поль после раздумья,- этим я 
подвергну риску не только успех всего дела, но и людей, в том числе Говарда. 
Поверьте мне. Если в двух словах, то INSC готовит в четверг очень серьезную 
провокацию, которую мы имеем все шансы сорвать. Более того, вытащить на свет 
много неприглядных вещей, которые там творятся. В пятницу - критический срок для 
Говарда, и, не произойди этого наложения событий, я расценивал бы его шансы, как 
нулевые. INSC играет столь важную роль в вашем деле, что я не знаю, против кого 
бороться в первую очередь, вашего директора или INSC. О BGTI мы почти ничего не 
знаем, а сбор информации потребует времени, которого у нас нет, легальной 
информации, я подразумеваю, не той, что Сэм перехватил своими методами. Наш 
расчет, что удасться переиграть INSC, схватить их за руку, тогда и ваше дело 
можно протащить под шумок. Шумок-то мы постараемся сделать посильнее: пресса, 
ТВ, радио, у сенатора вы только что были - это самый крупный калибр. 
Поль замолчал. 
- Да,- только и выдавил из себя Матью. 
- Не думайте, ваши выступления на этом не закончились,- они приехали, и Поль 
остановил машину,- подготовьте то же самое, что и сегодня, но для телевидения: 
слайды, компьютерные штучки какие-нибудь... Сможете за два дня?
* * *
Джимми Уайт давно готовился выступать в сенате, и в конечном итоге, его 
поставили на четверг. Перенести выступление на вторую половину дня было совсем 
не трудно - первая считалась предпочтительней, да еще вечерний прием в Белом 
Доме, перед которым каждый захочет отдохнуть, а не лететь сломя голову после 
драки за бюджет. Поль знал, к кому обращался. Уайт был из лагеря сторонников 
сокращения, он много и активно выступал на эту тему, его статьи достаточно часто 
появлялись в прессе, не брезговал он и теледебатами, и интервью на радио. Уайт 
избегал прямого упоминания INSC, но для тех, кто следил за событиями, было 
очевидно, что стоит за его словами. 
Сообщение Поля о готовящейся акции INSC встревожило Джимми, достигни они своей 
цели, удар был бы очень чувствительный. Поражение в бюджетном споре отбрасывало 
и его самого, и его группировку далеко назад, и давало их противникам 
преимущество на предстоящих через год выборах. Уайт отнесся к ночному визиту 
Поля более чем серьезно, но, с другой стороны, он прекрасно понимал, что лучше 
потерять малое, чем все. На следующее утро, отменив к великому неудовольствию 
детей семейный выезд, он в срочном порядке назначил встречу своему, занимавшему 
высокий пост в ЦРУ, дальнему родственнику. Информационный шпионаж не был его 
областью, но он обещал постараться прояснить ситуацию. Задача затруднялась тем, 
что многих фактов Уайт не знал, а некоторые предпочитал держать в секрете. В 
итоге, его собеседник приблизительно понял, что требуется. 
Вечером Джимми получил ответ: закрытая группа при AV-отделе INSC определенно 
существовала. Тематики этой группы не знал никто. Джимми охотно согласился на 
вторую встречу с Полем, пока так и не получившим никакого ответа, но у него был 
еще целый день, воскресенье, чтобы определить инициатора кампании в печати. Уайт 
не отходил от телефона почти до прихода гостей. Ему пришлось пройтись по трем 
пухлым телефонным книжкам, переворошить всю коллекцию визитных карточек - все 
было впустую. В какой-то момент он отчаялся и принялся обдумывать ситуацию. 
Источник кампании был так надежно скрыт, что сам по себе этот факт уже вызывал 
подозрение. Джимми пришел к выводу, что Поль, скорее всего, прав. На его 
счастье, жена одного из приятелей по клубу работала в Таймс, она-то и узнала, 
что пятничная статья прибыла с курьером из INSC. Круг замкнулся, подумал Уайт, 
но интересно, с чем появится Поль на этот раз. Вразрез со своими принципами он 
оторвал от воскресного отдыха своего секретаря и попросил провентилировать 
возможность перенести выступление на вторую половину дня и немедленно сообщить о 
результатах. Время выступления уж во всяком случае никакого значения, кроме 
удобства, не имеет, а согласись он на предложение Поля - чем дальше, тем труднее 
будет изменить распорядок дня. 
Специалиста из SVS он слушал вполуха, он мало понимал в технических деталях, а 
вот дополнение Поля заставило его насторожиться. Джимми отчетливо представил, 
что на предстоящих выборах запахло вторым Уотергейтом, который, в отличие от 
первого, импичментом закончиться не может. Он похолодел от одной мысли, что все 
его намерения станут известны политическим соперникам. Выиграет INSC схватку за 
бюджет или не выиграет - значения уже не имело, но если их не остановить, то 
концентрация силы в лагере противника достигнет критической точки. Уайт вспомнил 
последний доклад референта по вопросам информации - тот настоятельно советовал 
делать Logout каждый раз после просмотра электронной почты. Тогда сенатор не 
обратил на это внимания, референт обязан свои советы давать, он за это деньги 
получает. Сейчас Джимми оценил, что тот свое дело знает, если даже не удалось 
раскопать факты, референт почувствовал скрытую угрозу, носящуюся в воздухе, и 
предупредил его. 
Когда Матью начал излагать историю рождения сына, Джимми подумал, что этот 
человек просто запутался в положениях генетического законодательства, положился 
на судьбу и проиграл. Уайт удивился - Поль не постеснялся привести его к нему, в 
то время как есть гораздо более серьезные вещи. Через пару минут, после 
упоминания о случае с отравлением, он поймал себя на том, что слушает с 
интересом. Джимми рассматривал Матью с нескрываемым любопытством. В середине 
описания проделок директора BGTI он с трудом подаваил желание стукнуть кулаком 
по столу, только до боли сжал пальцы. Оказалось, что это лишь прелюдия: как 
могли эти скоты, зная, что существует шанс на достижение положительного 
результата, не попытаться продлить беременность - не укладывалось в голове. 
Довершили дело эпизод с изъятием PTPIC и “генетический материал”. Джимми 
почувствовал, что нестерпимо чешется левая сторона затылка, что являлось 
признаком крайнего возбуждения. 
Учитывая обстоятельства, он держался прекрасно, этот Фрэнки, только в самом 
конце у него прорвалось “... еще бы месяц...” 
Джимми Уайт принял решение еще до прихода гостей, но не спешил раскрывать свои 
карты. Во-первых, было интересно, какой сюрприз подготовил ему Крюгер, 
во-вторых, он свято придерживался золотого правила хорошего политика - не 
спешить. Ответный звонок секретаря пришелся на редкость вовремя. Специально так 
ни за что не подстроить, мысленно улыбнулся Джимми. Этот звонок позволил ему не 
давать прямого ответа, не сказать ни да, ни нет, оставив в полном восторге 
Крюгера, понявшего все по-своему. 
Почему бы и нет, подумал сенатор, распрощавшись с гостями. Только надо себя 
обезопасить, подгововить запасной вариант. Завтра необходимо пройтись по уже 
подготовленной речи и разделить ее на две части. Первая пойдет в любом случае, а 
вот вторая - если у Крюгера что-нибудь сорвется, или INSC в последний момент не 
решится выступить. А над новым вариантом второй половины придется посидеть, ее 
никому доверять нельзя, неожиданность должна быть полной для всех, на то она и 
неожиданность. 
Джимми вернулся в кабинет и критически оглядел свой компьютер. Это был Дфзещз 
далеко не самой последней модели, который он давно собирался обновить. Теперь, 
наконец, время пришло, и Уайт взял именной бланк и принялся набрасывать нужные 
дополнительные функции. В первую очередь VoiceFollower - недавно вышла новая 
версия, которую он видел при демонстрации. Второе - отделяющийся телеэкран с 
устройством приема спутниковых каналов и сенсорным програмным переключателем, 
без всяких инфракрасных дистанционных пультов. Третье - двусторонний пейджер с 
кодированием сигнала, дающий защиту от перехвата сообщений. Джимми задумался, 
пожалуй, стоит купить новый компьютер и до четверга не включать его в Интернет, 
на всякий случай. 
- Крюгер - хитрец,- подумал Уайт,- знает, на что публика больше всего клюет, вот 
и притащил Фрэнки. Хорошо если удасться отбить ребенка - бюджет бюджетом, а 
стать героем фантастической истории со счастливым концом ему не помешает. 
* * *
Когда в понедельник утром Сэм открыл глаза, ему не захотелось вставать. Он даже 
закурил в постели, чего почти никогда не делал. Еще какой-нибудь час, и они 
погрузят его старушку в фургон и отправятся к Дейву. Уже вечером они отсоединили 
все кабели, сняли плохо закрепленные платы, чтобы не растряслись по дороге, и 
компьютер осиротел. Сэму было грустно. Он прекрасно понимал, что через пять 
дней, максимум, через неделю получит все обратно, но почему-то ему не давала 
покоя мысль, что придется создавать всю систему заново. Он знал наизусть каждую 
плату, каждый чип в системе, он создал ее сам, своими руками, продумал каждую 
мелочь по десять раз, и его старушка ни разу не отказала. Что он только не 
выделывал, какие бы совершенно невозможные, на первый взгляд, задачи не ставил, 
решение, в итоге, находилось, а с ним новые и новые добавки, новые расширения. В 
конце концов, система дошла почти до совершенства, он мог вытворять с ней все, 
что хотел, он бы пожертвовал чем угодно, лишь бы не расставаться со своей 
любимицей, но подходил решающий час. 
Сэм вспомнил вчерашний рассказ Дейва о визите к сенатору. Когда Поль увез Матью, 
они наговорились всласть и обсудили последние события и план на сегодня. 
Действия Поля были безукоризнены, как хороший гроссмейстер он продумывал ходы 
далеко вперед, играл партию предельно осторожно, но на ничью соглашаться не 
собирался. Они ковырялись с Дейвом почти до утра, ни на секунду не прерывая 
болтовню. За это время Сэм окончательно убедился в правильности выбора партнера 
для решающей схватки, - они мыслили одними категориями, им были дороги одни и те 
же вещи. Не стоило столько подтрунивать над Дейвом, подумал Сэм, но несмотря на 
это, тот не держал на него зла. Сэм встал и бросил последний взгляд на 
разоренный компьютер. Если они победят, к чему Сэм страстно стремился вот уже 
десять лет, возврата к старому все равно не будет. Сэм вспомнил о контракте: что 
делать с такой уймой денег?- Он легко мог бы и раньше заработать,... или 
украсть,- здесь Сэм усмехнулся,- сколько его душа пожелает, но привычный уклад 
жизни был ему дороже, возможность делать невозможное с точки зрения других 
привлекала его больше, чем любые блага. 
Дейв позвонил, что выезжает, и Сэм стряхнул с себя меланхолию. Им предстояло по 
сценарию Поля поставить спектакль, который увидит весь мир. Сэма волновало 
только одно - программа, расхваленная Дейвом. Если она окажется непригодной, то 
срочно придется придумывать что-то еще, а в таком цейтноте напороть проше 
простого, найдется зловредный баг, который выползет в самый неподходящий момент. 

Сэм успел одеться и не спеша выпить кофе, пока Дейв преодолевал утренний 
траффик. Переезд прошел нормально, и спустя пару часов они углубились в 
отвергнутое произведение стажера. Опасения Сэма оказались напрасными, программа 
действительно была неплохая, красивая, и в ней был шарм. Покопавшись в чужом 
коде, чего Сэм отчаянно не любил, он подправил сырые места и подключил Тейл 
Мониторинг вместо SuperVScan-а. Программа пошла, и еще несколько часов Дейв 
пытался всеми силами ее запутать, вылавливая баги. Наконец, он отвалился от 
компьютера и сказал: 
- Все, не могу больше, в глазах рябит. Если что там и осталось, то завтра 
устроим демонстрацию прессе - по закону Мэрфи враз вылезет. 
Сэм молча грыз палец. Получилось недурно, но он чувствовал, что не хватает 
последнего штриха мастера. Мультиэкранный режим, вот что не помешает, сообразил 
он, навесить штук пять экранов - и довольно, а основной пригодится для всяких 
неожиданностей. Пришлось вернуться к коду. Когда Сэм тоже почувствовал, что 
больше не может, Дейв уже валился с ног. 
Поль также не терял даром времени, с утра он еще раз переговорил с обоими 
Питерами. Он детально объяснил Питеру ТВ, что от того требуется, и с облегчением 
понял, что имеет дело с мастером. Питер сразу ухватил идею Поля и обещал в 
течение дня подготовить нужную аппартуру. 
- Никаких операторов,- неоднократно подчеркнул Сэм,- только ты один. И чтобы ни 
одна живая душа не знала, откуда ведется передача. Пронюхай кто - все пойдет 
насмарку. 
Покончив с организационными делами, Поль запросил медицинский файл Кэрол и акт 
об изъятии PTPIC Матью. Ответы не заставили себя ждать: файл Кэрол пришел, а 
насчет PTPIC какой-то чиновник из INSC прислал извинения за происшедшую ошибку и 
заверил, что через два часа компьютер вернут хозяину. Конечно, подумал Поль, все 
что ему надо, сукин сын директор уже сделал. Файл содержал факт применения 
АД-2000, но сведения о тестировании были неполными. Выходило, что 
проанализировали лишь две пробы - “шесть недель” и при рождении. Вторая и 
десятая, отметил Поль. 
Он погрузился в раздумья, выходило так, что остальных восьми как бы и не 
существовало. Если принять во внимание все сказанное Матью, то получалось, что в 
файле нет ничего необычного, никаких признаков, что случай Говарда выбивается из 
всех известных теорий и фактов. Нет и участия BGTI сверх положенных в подобающих 
случаях анализов, но свидетельство ежемесячных визитов Кэрол в госпиталь - 
налицо. Получалось, всю ответственность за несчастный случай нес госпиталь, не 
забивший тревогу. Хотя, стоп - даты. Полный анализ пробы, взятой в шесть недель, 
был сделан через две недели после отбора, или через неделю после инцидента с 
АД-2000. Что это могло означать?Как-то нелогично: если подозрений на влияние 
антидота нет, то зачем вообще делать этот анализ, если они возникли, то какой 
смысл в анализе того, что было за неделю до происшествия. Никакой нормальной 
логикой этого не объяснить. Интересно послушать, что скажет главврач на эту 
тему, с диктофоном, конечно. Поль взялся за телефон. Ответ секретарши его не 
удивил - Фурье нет и не будет, встречу назначить она не может. 
- Что дальше?- спросил себя Поль.- Файл Говарда ничего не даст, события будут 
отражены точно также. 
Главный пункт из медицинского файла он получил - упоминание о АД-2000, 
неизвестно, почему главврач так себя вел, может просто боялся. Найти бы еще 
какую-нибудь ниточку в BGTI, которая выдержит, мгновенно не оборвется, и тогда 
можно попытаться распутать весь клубок. Надо поговорить с Матью, он должен знать 
все внутри, как свои пять пальцев. Поль снова потянулся к телефону. 
Ответила Кэрол. 
- А, Поль, это вы, что вы сделали вчера с моим мужем?- спросила она.- Он 
вернулся вечером сам не свой. 
- Все нормально, он всех вчера превзошел,- ушел от ответа Поль,- можно его на 
минуту?
- Матью, расскажите мне, пожалуйста, о пробах,- попросил он, когда тот взял 
трубку,- обо всей бюрократии, с этим связанной. Кто дает указание взять пробу, 
кто заказывает тест и прочее. Кстати, PTPIC вам уже вернули?
- В дороге, позвонил кто-то из INSC, был очень вежлив. Это ваша работа?
- Моя,- не без гордости ответил Поль,- так что там с пробами?
- Смотря какими, “шесть недель” и при рождении госпиталь берет автоматически, 
они делают экспресс-тест и, если он подозрительный, сразу же запрашивают BGTI о 
необходимости полного анализа, который BGTI тоже делает практически всегда. Во 
всех остальных случаях анализ инициирует эксперт, даже при вступлении в брак его 
не делают автоматически - закон, при сочетании некоторых групп риска обязывает, 
но направление выдает только эксперт и ни кто иной. Еще эксперт может 
затребовать любую пробу из любой клиники для повторного анализа или для других 
целей. 
- Эта бюрократия открыта?- с надеждой спросил Поль. 
- Для меня - да, а что?- Матью пока не мог понять, к чему клонит Поль. 
- Как только получите обратно PTPIC, выясните, кто заказывал тесты, все, кроме 
последнего, и не забудьте про Logbook, точно так же, как вы копировали отчеты из 
архива. 
Интересно, думал Поль, выйдет что-нибудь или нет. Через час Матью перезвонил: 
- Клингстон, во всех случаях - это вам что-то дает?
- Лучше бы это был не он,- Поль хотел сказать “директор”, но решил не призносить 
вслух.- Спасибо, пока все. 
Опять стрелочник виноват, но секретарши ему вроде не положено, подумал Поль, 
можно попробовать. 
- Клингстон в отпуске,- ответили ему,- с сегодняшнего дня. 
- Так,- сказал себе Поль,- интервью откладывается, Штеукзщд его искать не будет, 
не сейчас, по крайней мере. 
Положение складывалось парадоксальное: то, что он обнаружил, было отнюдь не 
ниточками, а довольно крепкими веревками, и при ведении обычного дела Поль бы 
вполне удовлетворился настолько успешным началом. Если все так обычно, пусть 
кто-нибудь объяснит полное отсутствие логики в действиях медперсонала. Но в его 
распоряжении было три дня, ну четыре, от силы, а чтобы заполучить нужных 
свидетелей - пойди открой дело, потом разыщи их неизвестно где... Определенно, 
стандартный путь отпадал, оставалось лишь уповать на четверг. 
* * *
Этот вторник Дейв позже вспоминал как самый кошмарный день в своей жизни. 
Начался этот день обычно. Они с Сэмом встали и не торопясь позавтракали. Его 
жена и дети перебрались на неделю к родственникам, но холодильник еще не успел 
опустеть. Поль предупредил, что с утра должна приехать пресса, и друзья с 
некоторым любопытством ожидали прибытия корреспондентов. Они милые ребята, 
обещал Поль, но сделайте скидку на профессию - это Поль добавил персонально 
Сэму. 
Поль, однако, появился раньше, а с ним два здоровенных бугая. 
- Эти?- спросил один из них, кивая на хозяина квартиры и его гостя. 
- Нет, ваши подопечные еще не прибыли,- поспешно ответил Поль.- Еще для двоих 
место найдется?- обратился он к Дейву. 
- Найдется,- ответил Дейв, с сомнением оглядывая неожиданных визитеров.- Это кто 
такие?- отозвал он Поля в сторону. 
- Любопытных отваживать, и за Питерами приглядят, мало ли что, да и аппаратура 
тяжелая, таскать помогут. Не волнуйся, они с виду такие, а так это лучшая 
охрана, которую я знаю.- Поль похлопал Дейва по плечу.- Потерпите три дня, 
страховка не помешает. 
Поль знал, что говорил. Охранники сделали так, что их было не видно и не слышно. 
Они тихо уселись в детской, и все мгновенно забыли об их существовании. 
- Что нового?- спросил Поль Сэма. 
- Хочешь взглянуть, на что вчера день убили?
- Давай, пока время есть. 
Поль остался доволен демонстрацией. Зрелище действительно получилось красивое. 
Оставался открытым только один вопрос: как все будет смотреться на экране 
телевизора?- Но это уже забота Питера. 
Корреспонденты слегка запоздали, но Поль и не думал волноваться. Он видел, как к 
дому подъехал миниавтобус с занавешенными окнами, ничем не отличающийся от 
многих других, может, только количеством антенн на крыше, но кого это волнует. 
Питеры сперва поднялись в квартиру налегке, чтобы оценить обстановку. Поль 
представил всех присутствующих, включая охрану. Питер ТВ воспринял ее 
присутствие, как должное, но Санди Питер насторожился и посмотрел на бугаев 
неприязненно. Питер ТВ не стал терять времени и принялся распоряжаться. Он 
мгновенно задействовал не только телохранителей, но всех остальных для переноски 
аппаратуры, а сам занялся распаковкой с колес. Через пятнадцать минут Дейв не 
узналсвою квартиру: кабели, коробки, штативы, камеры, освещение. Для пульта 
управления, который дюжие охранники с трудом затащили наверх, в комнате места 
уже не нашлось, и его разместили в холле. 
А дальше начался настоящий кошмар. Питер ТВ занялся расстановкой камер и света, 
доведя до исступления даже терпеливого Поля. Он двигал технику по сантиметру 
здесь и там и никак не мог успокоиться. Дейв строил Полю страшные рожи, а Сэм 
начал тихонько скулить, только охранники оставались невозмутимыми. После того 
как Питер ТВ угомонился, Поль повел всю команду в ресторан. Обед прошел почти в 
полном молчании - Питер так всех замотал, что сил ни у кого не осталось. 
После обеда Дейв на своей шкуре понял, что значит быть кинозвездой. Питер 
заставил его перепробовать все костюмы, а к некоторым он возвращался по 
нескольку раз, он вертел его нещадно туда и сюда, снова передвигая аппаратуру. 
Состояние спальни и платяного шкафа описанию не поддавалость. Дело дошло до проб 
только к вечеру, когда освещение снова переменилось. Дейв попытался 
взбунтоваться, но был быстро укрощен Полем, насилу оттащившим вышедшего из себя 
Питера ТВ. Санди Питер откровенно скучал, работы ему пока не находилось. Он 
лениво давал советы своему огрызающемуся коллеге, пока не был изгнан из 
“студии”. 
Наконец, ко всеобщему облегчению, Питер ТВ удовлетворился результатами и перешел 
к пробам. Очень быстро выяснилось, что демонстрационная программа - гораздо 
лучший актер, чем возненавидевший Питера Дейв. Она, по крайней мере, прилежно 
повторяла дубли и не ругалась. К полуночи все уже падали с ног, и Поль, скрепя 
сердце, смилостивился. Работа шла слишком медленно, по его мнению, но торопить 
Питера ТВ он не решался. 
- Разрешите откланяться,- объявил проскучавший почти весь день Санди Питер, но 
не тут-то было. 
- Все остаются ночевать здесь,- спокойно возразил ему Поль. 
- Что?!- не поверил своим ушам Санди Питер,- я не ослышался? Что это значит?
- Это значит, что все остаются ночевать здесь,- повторил Поль.- До четверга, и в 
интересах дела, и в целях личной безопасности. 
- А если я не согласен?!- Санди Питер вознамерился подняться, но почуствовав 
движение одного из крепких ребят, остался сидеть. 
- Не далее, как три дня назад я получил от вас обещание выполнять все мои 
требования,- ледяным голосом проговорил Поль,- это было условием вашего участия 
в этом деле. И что же?- он смотрел на Санди Питера в упор. 
- Но не мог же я подумать, что ты собираешься держать нас под арестом?- не 
унимался тот. 
- Вот что,- не терпящим возражений тоном отрезал Поль,- мне достаточно и того, 
что два нужных мне человека уже исчезли неизвестно куда с неизвестно чьей 
помощью. Я не хочу дальнейших сюрпризов. Надеюсь, это всем ясно?- он обвел 
взглядом присутствующих. 
Последнее заявление произвело впечатление. В комнате установилась напряженная 
тишина. Сэм первым пришел в себя и спросил: 
- Кто же это пропал?- Матью?
- Неважно в данный момент,- Поль бросил на него уничтожающий взгляд,- если 
кто-то не понимает, насколько серьезными вещами мы занимаемся, то в четверг 
поймет, а сейчас поздно уже объяснять. И задний ход давать поздно, раньше надо 
было думать, прежде чем обещания давать. 
- Можно домой-то позвонить, а то жена морги станет обзванивать?- смирился Санди 
Питер, поняв, что с бугаями ему нечего тягаться. 
- Девяносто секунд и только с этого телефона,- Поль достал из кармана аппарат.- 
А твой телефон до четверга не работает,- добавил он, обращаясь к Дейву.- Помоги 
всем разместиться, завтра Питер нам снова задаст, похлестче, чем сегодня. 
Выбрав момент, Сэм подловил Поля на кухне и, понизив голос, повторил свой 
вопрос: 
- Что происходит, Поль, я-то могу узнать?
- Можешь, конечно, но как ты додумался при всем народе орать?
- Так что случилось?
- Понимаешь, я всего-то послал два осторожных запроса: файл Кэрол и PTPIC Матью, 
- как результат, главврача госпиталя и Клингстона второй день найти не могут, 
даже следов никаких. Приятели этих ребят ищут,- Поль кивнул на дверь,- а 
работают они хорошо, я их давно знаю. 
Сэм призадумался, он принялся искать кофе, но остановился на полпути. 
Обернувшись к Полю, он спросил: 
- С Матью, я надеюсь, все в порядке?
- Не волнуйся, за ним присматривают те же ребята. Я ему не сообщал, конечно,- 
добавил Поль после паузы.- Здесь снаружи тоже есть еще несколько человек. 
Сэм был ошарашен. Он сам какое-то время принимал все меры предосторожности, но 
потом, не обнаружив ничего подозрительного, бросил. Может и напрасно, подумал 
он. 
- С Матью ты разговаривал?
- Вчера, но если что, мне бы моментально сообщили,- Поль и себе налил кофе. 
- Помешать нам не могут?- спросил Сэм с тревогой в голосе. 
- Хороший вопрос,- усмехнулся Поль.- Другое частное агенство - определенно нет, 
они между собой не дерутся. Полиция - тоже вряд ли, там сейчас осторожнее стали, 
в политические дела не лезут. Реальная угроза существует только со стороны ФБР, 
улик у них никаких быть не может, но операцию сорвать они способны. 
- У них есть на это шансы?
- Шансы есть всегда и у всех, но для этого они должны, прежде всего, связать 
дело Фрэнки с INSC, а связь здесь очевидна. Меня они хорошо знают, я уже жалею о 
своих запросах. Ключевые свидетели исчезли, если они этим удовлетворятся, то 
прекрасно, все равно за день процесс не выиграешь. Главное, чтобы никто не 
пронюхал о нашем контрударе, но я такие предосторожности принял - сам видишь, 
даже телефонами с одним приятелем поменялся, на всякий случай,- Поль замолчал. 
- Медленно все двигается...- снова начал он через минуту,- но достаточно, что 
один Питер нервный,- Поль улыбнулся,- не стоит и второго заводить, ему еще Дейва 
укрощать. 
- В этом я ему помогу - опыт есть,- у Сэма немного отлегло от сердца, если Поль 
шутит, то дела не так плохи. 
- “Эпидемия” ваша не подведет, проверяли?
- Проверяли, но Мэрфи свои законы не отменял, только поправки все время 
протаскивает,- несмотря на усталость, Сэм не отказал себе в удовольствии 
пошутить. 
- Ладно, пошли спать, завтра тоже день тот еще будет,- Поль поднялся и вышел из 
кухни. 
Сэм остался допивать кофе. Денек действительно выдался суматошный, но Питер 
отлично знает, что делает, его съемки - просто замечательные, подумал Сэм. Прав 
Поль, надо идти спать. Движения в квартире не было, все, кроме него, уже 
улеглись. Сэм пошел в ванную и забрался под контрастный душ. Выключив воду, он 
погрузил лицо в полотенце и застыл. 
- Черт,- пронеслось у него в голове,- уже сутки я не знаю, что творится в 
Интернет. 
Сэм похолодел, у него давно вошло в привычку неусыпно следить за командой и 
главными источниками опасности, а сегодня со всей этой кутерьмой совершенно 
выпустил события из-под контроля. Спать много не придется, подумал Сэм. Наскоро 
вытершись, он отправился обратно к компьютеру, но не успел переступить порог 
комнаты, как перед ним выросла крепкая фигура. 
- Извините,- сказал охранник. 
- Какого черта,- возмутился Сэм,- здесь я решаю, что делать. 
- Извините,- повторил охранник, но не двинулся с места. 
Забыв, с кем имеет дело, Сэм сделал попытку оттолкнуть стоящую у него на пути 
фигуру и в тот же момент оказался на полу, лицом вниз и в наручниках. 
- Извините,- сказал охранник в третий раз. 
Он поднял щипящего Сэма с пола, поставил на ноги и, крепко придерживая за плечо, 
потащил к Полю на выяснение. Поль оторвал голову от подушки, посмотрел на 
вошедших и затрясся от смеха. Ему даже пришлось зажать в зубах угол одеяла, 
чтобы не перебудить весь дом. Охранник освободил Сэма от кандалов, но смотрел 
недоверчиво. 
- Что он натворил?- продолжая давиться от смеха, спросил Поль. 
- Компьютер,- односложно ответил телохранитель. 
- Сэм мой основной партнер, выполняйте все, что он сочтет нужным, если он 
захочет куда-нибудь поехать - отправляйтесь с ним, а на свое место пришлите 
другого. Спокойной ночи,- сказал Поль и снова покатился со смеху. 
Сэм получил, наконец, доступ к компьютеру и уселся перед экраном. У 
телохранителя не было особого выбора, кроме как устроиться в углу - в остальных 
комнатах спали. 
- ОК! Работа есть работа,- сказал ему Сэм, он успел остыть и не сердился. 
Первым делом Сэм восстановил программу наблюдения за Тейлами, активизировал 
Watchdog и по привычке подключил его к динамику. Тейла на терминале Клингстона 
не было. Сэм послал новый, но он вернулся - терминал не был включен. 
- Старые новости,- сказал Сэм вслух,- это мы и так знаем. 
Следующий аларм фиксировал активность на терминале Матью. Сэм наскоро проверил, 
что происходит, - Матью занимался подготовкой своей части шоу, ничего 
постороннего на терминале не было. Третий сигнал пришел из INSC: “изменение 
конфигурации” - расшифровал Сэм свои иероглифы. Это было что-то новое. Сэм 
подобрал соответствующий Тейл и запустил его взамен “наблюдателя”. После 
сообщения о смене караула свежий Тейл прислал новую структуру сети INSC. Сэм 
отправил ее на печать, взял с принтера тонкую пачку листов и только тогда 
сообразил, что старые данные хранятся дома. 
- Мне нужны мои материалы,- обратился он к охраннику,- поехали, раз уж Поль 
велел в сопровождении. 
С порога Сэм вернулся к компьютеру и запустил “эпидемию” - пусть поработает, 
решил он, еще немного погонять не помешает. Когда они вышли из подъезда, 
сопровождающий сделал знак, и из припаркованной поодаль машины вышел человек. 
После короткой беседы он скрылся в подъезде. 
Машину вел молчаливый спутник Сэма. В первый раз с личным шофером еду, не без 
кокетства подумал Сэм, но его мысли сразу же вернулись к INSC. Что это может 
быть - Клингстона, что ли, выкинули, предположил Сэм. Он включил лампочку и 
углубился в распечатку. Клингстон был на месте, из конфигурации его не убрали, а 
других гипотез у Сэма не было. Войдя к себе, он вытащил бренди и предложил 
своему спутнику. Тот вежливо отказался. Плеснув немного в стакан и оставив 
бутылку на столе, Сэм отправился на поиски старой конфигурации, которую лишь 
недавно проверял. Сличив обе, Сэм понял, что в сети INSC появился новый сервер. 
- Обратно,- скомандовал он,- и побыстрее, если можно. 
“Побыстрее” возымело действие: обратная дорога заняла в два раза меньше времени 
и подарила парочку щекочущих нервы моментов. Сэм взлетел наверх через три 
ступеньки. Watchdog злобно заливался на предусмотрительно уменьшенной громкости. 
Сэм в два прыжка оказался у экрана и понял, что главные события он прозевал. 
Шесть Тейлов прокричали перед смертью в недолгий период его отсутсвия, но первый 
раз это случилось без ведома хозяина. Сэм взвыл от досады. Он плюхнулся в кресло 
перед компьютером и посмотрел на экраны с “эпидемией”. На одном из них 
прослеживалась цепочка из шести белых мигающих флажков. 
- Работает, зараза,- пробормотал он. 
Все шесть точек, в которых появились чужие Тейлы, принадлежали AV-отделу INSC. 
Из осторожности Сэм послал в каждое из шести мест по “разведчику” - ничего. 
Тогда он восстановил обычных “наблюдателей” - тоже все спокойно. “Эпидемия” 
постепенно сменила цвет флажков с белого на зеленый, свидетельствующий о работе 
наблюдателей. Сэм облегченно вздохнул и взялся за новый, доселе не появлявшийся 
в сети сервер. Процедура повторилась: сначала “разведчик”, потом “наблюдатель”. 
Демонстрационная программа ответила появлением нового зеленого флажка, 
продолжившего цепочку тех шести, что меняли цвет. 
Сэм вскочил с кресла и закружил по комнате под удивленным взглядом своего нового 
приятеля. 
- Явно первый выход в Интернет,- сказал он себе вслух,- приспичило же тебе, 
идиоту, именно в это время домой податься, все самое интересное проворонил.- Сэм 
выругался. 
Он осторожно пробрался в спальню и разбудил Поля, который спросонья подумал, что 
у Сэма опять проблемы с охраной. 
- Лежи пока, не вставай, но есть новости,- сказал Сэм,- в сети прорезались чужие 
Тейл-ы, или вирусы, если хочешь, которые на том же принципе работают. 
- Давно?- Поль сел на кровати. 
- С час назад, я в это время домой ездил за старыми распечатками, возвращаюсь, а 
тут шабаш полный - Тейлы лают, “эпидемия” флажками мигает... Кстати, новый 
сервер они подключили, скорее всего, для этих целей. 
- Ошибки быть не может?
- Издеваешься?- Я сутки ни до чего не дотрагивался, только перезапустил 
программу, и на тебе. 
- Слушай, утро уже почти, тебе бы поспать надо - завтра свалишься, а твоя голова 
нам пригодится,- Поль встал и накинул рубашку.- Я вот что предлагаю: давай 
разбудим Питера, пусть включит камеры, как раз на “эпидемию” они хорошо 
настроены. Если вирусы из INSC полезут, то завтра на видео посмотрим. Как?
- Отлично, лучше не придумаешь, если мне только заснуть удасться. 
Питер ТВ не разобрал с первого раза, что от него хотят, однако беспрекословно 
поднялся и пошел включать камеры. Когда он закончил, Сэм еще раз объяснил ему, 
что происходит. Кивнув, Питер улегся обратно и сразу уснул. Сначала Сэм хотел 
устроиться на ночь рядом с компьютером, он даже попросил охранника помочь 
перетащить кровать. Тот резонно возразил, что придется двигать камеры, и Сэм, 
оценив обстановку, согласился лечь в соседней комнате. Не успел он устроиться, 
как Watchdog снова ожил. Сэм вскочил и бросился к экрану - Тейл с нового сервера 
исчез. 
- Поспать не дадут,- проворчал Сэм,- неймется им по ночам. 
Проверка показала, что сервер на самом деле отключили от сети. Сэм посидел 
некоторое время у компьютера и вернулся в постель. Сон не шел, Сэм пытался найти 
причину такого поведения противника. Будь он на их месте - чего бы он опасался? 
Чужих Тейл-ов?- Но индикатор сделать очень просто, его “наблюдатели” выполняют 
такую функцию, здесь нет ничего сложного. Или они боятся выпустить ситуацию 
из-под контроля?- Более правдоподобно. Как он сам сделал бы такой вирус: послал 
бы Мейл с начинкой, который сперва генерирует еще 2 - 3 таких же и шлет дальше, 
и только потом начинает хулиганить в компьютере. Адреса вторичных Мейлов должны 
выбираться случайно, иначе распространение очень быстро прекратится. Но тогда 
есть шанс, что они раньше времени разбегутся по сети, а подготовка, видимо, еще 
не закончена. 
- В четверг, при демонстрации, каждому вирусу надо дать выпустить следующую 
серию дальше, а потом - убивать,- подумал Сэм, засыпая. 
* * *
Джимми Уайт начал новую неделю с того, что вызвал референта по информационным 
вопросам. Тот был приятно удивлен, так как последняя их встреча состоялась около 
двух недель назад, а Джимми не часто отвлекался на не слишком важные, по его 
мнению, дела. Вопрос о том, почему он посоветовал каждый раз выполнять Logout и 
отключаться от сети, застал его врасплох. Референт как мог объяснил, что это 
самая обыкновенная мера предосторожности против постороннего проникновения в 
компьютер и кражи информации. Он чувствовал, что Уайт, обычно достаточно 
пренебрежительно к этому относящийся, чем-то озабочен и задает слишком много 
вопросов, понятных каждому школьнику. Усмехаясь про себя, референт отнес это к 
“буфетным” разговорам сенатора, однако отвечал он подробно и терпеливо. В 
какой-то момент он почувствовал, что Уайт вдруг охладел к им самим затронутой 
теме, и, скомкав конец объяснения, закруглился. 
- Я хотел бы купить новый компьютер,- заявил Уайт после паузы, чем еще больше 
удивил референта. 
Очень приличная модель стоила меньше, чем костюм Джимми, уже не говоря о нарядах 
миссис Уайт, но попытки убедить сенатора, что его Дфзещз безнадежно устарел, 
референт давно забросил. Получив список необходимых функций, референт 
почувствовал себя польщенным - ему стоило большого труда уговорить сенатора на 
демонстрацию VoiceFollower, программы просто незаменимой при публичных 
выступлениях. Программа выдавала, по мере необходимости, следующую порцию речи, 
ориентируясь на уже произнесенный текст. Референт также сделал Джимми комплимент 
за телеэкран - видеть себя со стороны в прямой трансляции не помешает. От 
пейджера он пришел в восторг, до этотго Уайт додумался сам, а получать по ходу 
выступления замечания и советы из зала было остроумной идеей. Сенатор вырос в 
глазах референта, особенно он отметил сенсорный переключатель вместо 
дистанционного управления - мало ли кто двигает туда-сюда установленные на сцене 
телекамеры и другую технику, а случайное совпадение сигналов очень даже 
возможно. Пообещав доставить все во второй половине дня, референт ушел. 
Проводив его взглядом, Джимми занялся речью. Он довольно быстро прошелся по 
первой ее части и убедился, что она подходит в любом случае. Это будет самая 
странная речь из когда-либо прочитанных, подумал он, одно начало и два 
совершенно разных конца в зависимости от обстоятельств. Первый вариант, 
умеренный, уже был написан, осталось подготовить второй, радикальный вариант, 
включающий в себя и запрос о деятельности INSC, которого добивался Крюгер. За 
набросками плана этого варианта Уайт провел все время до возвращения референта. 
Они вместе занялись освоением программы. Уайт прочитал пару страниц, чтобы 
VoiceFollower адаптировался к его речи и определил ее темп. В дальнейшем, в 
зависимости от времени, отпущенного докладчику, Follower станет изменять 
скорость подачи материала на экран с целью стопроцентного использования времени 
и окончания речи секунда в секунду по регламенту. Отдельное окно на экране также 
индицировало как текущее время, так и время до конца выступления. Специальный 
параметр давал оценку понятности произношения слов, была еще тысяча 
возможностей, от которых Джимми отмахнулся. 
Когда настройка была закончена, Уайт неожиданно спросил, как можно по ходу 
выступления заменить один кусок речи на другой, совершенно независимый. Референт 
удивился, такой возможности программы он не знал. Немного поискав, он позвонил в 
фирму-производитель. Там он получил детальные объяснения и совет - не 
пользоваться данной функцией, лучшее, что они могли предложить: подготовить 
отдельные файлы и вызывать их по мере надобности. Представитель фирмы долго 
извинялся за недоработку. 
Весь вечер и весь следующий день сенатор писал радикальную часть своей речи. Он 
никого не принимал, отменил до четверга все второстепенные встречи, интервью и 
выступления. Секретарю были даны строжайшие указания насчет телефонных звонков. 
Поль мог гордиться тем, что попал в один коротенький список соединяемых 
мгновенно в компании с Президентом Соединенных Штатов. 
Крюгер позвонил в среду утром и сообщил, что есть новости. 
- Приезжайте,- коротко ответил Джимми, и Поль примчался менее чем через час. 
- Сегодня ночью INSC впервые провели испытания в Интернет,- сказал он сразу 
после рукопожатия,- мы их засекли, но видели только результаты. 
- А само развитие событий вы не наблюдали?- спросил сенатор. 
- Прозевали,- сокрушенно посетовал Поль,- но если репетиция повторится сегодня 
ночью, то снимем на видео. 
- Хорошо,- Уайт протянул Полю пейджер,- если мы не увидимся до моего 
выступления, а я очень хотел бы посмотреть ваше видео, вот пейджер. Когда акция 
INSC начнется, и вы убедитесь, что развитие событий необратимо, пошлите мне 
сообщение - я получу его на своем компьютере и перейду к следующей части, 
содержащей запрос относительно INSC. Также у меня будет возможность увидеть, 
есть ли на ЕМ трансляция вашего корреспондента. Запомните, без его трансляции и 
без вашего сообщения запроса не будет. Вы говорили, что начало предположительно 
в 14.28, я начинаю ровно в 14.00, и если до 14.35 не получу обоих подтверждений, 
то продолжаю обычную речь.- Сенатор против обыкновения смотрел на Поля в упор,- 
вы принимаете мои условия?
- Принимаю,- ответил Поль, у которого не было другого выхода. 
- И еще,- добавил сенатор,- вы намереваетесь дать свою часть в прямой трансляции 
- неплохо было бы и с моей поступить точно также. Я понимаю, что любая кабельная 
фирма не станет давать сенатора в течение восьмидесяти минут, но если вы сумеете 
их уговорить, то выйдет действительно хороший спектакль. 
- Политик, мать твою...- подумал про себя Поль.- Я постараюсь,- ответил он 
Уайту,- это и в моих интересах. 
- Не забудьте про мое условие,- напомнил сенатор напоследок. 
После того как Поль вышел, Джимми задумался: сегодня Крюгер был совсем другой. 
Видимо, ночные события - не выдумка, до этого в его интонациях присутствовала 
неопределенность, совершенно исчезнувшая этим утром. Как ни фантастична история, 
а похоже, все правда. 
Что же делать с Фрэнки - переключился Уайт на почти завершенную речь. Конец 
получится замечательный, да и в качестве реального примера связи INSC с другими 
учреждениями хорошо подходит. Самый выигрышный момент - это, конечно, 
Фрэнки-младший, бюджетные споры публике давно надоели, а здесь свежая 
детективная история с сентиментальным сиропом - такое все любят. Стоит 
попробовать, риска почти никакого, в отличие от INSC, а результат может 
превзойти все ожидания. 
* * *
Распрощавшись с сенатором, Поль по дороге обратно заехал за Матью. Обнаружив в 
машине постороннего, Матью недоуменно посмотрел на Поля. 
- Все в порядке,- улыбнулся Поль,- это охрана, не мешает, знаете ли... Кстати, 
уже два дня, как вас они тоже взяли под свою опеку - вы не заметили?
- Нет,- удивленно ответил Матью. 
- Отлично, так и должно быть, они прекрасно работают,- сказал Поль не стесняясь 
второго пассажира. 
- Вы так и не сказали, куда мы едем,- поинтересовался Матью. 
- Ох, извините, ради Бога,- спохватился Поль,- к Дейву, с которым вы были у 
сенатора. Мы там небольшую студию оборудовали, хотим и вас снять. Если завтра 
каша заварится, то не до того будет. 
Войдя в квартиру Дейва, Поль услышал страшный крик и застал совершенно 
неожиданную картину. Телохранители стояли спиной к спине, разделяя оравших на 
пару Питеров с одной стороны и Сема с Дейвом с другой. После появления на пороге 
Поля шум стих. 
- В чем дело?- поинтересовался Поль. 
- Да работать мешают!- нервно заявил Питер ТВ. 
- Это мне мешают,- вновь закричал Сэм. 
- Тихо!- повысил голос Поль. 
Выяснилось, что проснувшись раньше всех, Сэм занял место у экрана компьютера, 
которое Питер ТВ по своему замыслу предназначал Дейву. Вознамерившись продолжать 
съемки, Питер попытался прогнать Сэма, но Дейв принял сторону друга. Санди Питер 
проявил солидарность с коллегой и восстановил равновесие. Неизвестно, до чего 
дошло бы, не вмешайся ребята из охраны. 
Поль мгновенно оценил ситуацию и нейтрализовал Санди Питера, бросив Матью ему на 
растерзание. Затем он попросил перетащить стоящий без дела домашний монитор 
Дейва и запустить на нем что-нибудь по-цветастее, чем полностью удовлетворил 
режиссерские запросы Питера ТВ. Отозвав в сторону двух друзей, Поль потряс 
кулаком и предупредил: 
- Попробуйте только пикнуть еще, нашли тоже время, детский сад какой-то. 
- А...- открыл рот Сэм. 
- Инцидент исчерпан!- рявкнул Поль и Сэм замолчал. 
Как ни странно, дело пошло гораздо лучше, чем накануне. Нет худа без добра, 
подумал Поль, утренняя свара выпустила пар и снизила внутреннее напряжение. 
Скоро он заметил, что Дейв перестал спорить по каждому пустяку с Питером и 
полностью ему подчинился. Питер ТВ не замечал даже Сэма, находящегося в метре от 
него. Сэм ассистировал, он раскрашивал сигнальные флажки “эпидемии” в различные 
цвета, сообразуясь с пояснениями Дейва. Параллельно Сэм продолжал свои 
наблюдения за подопечными. После бурной ночи утро выдалось тихим - нигде ничего 
подозрительного. 
- Что это, затишье перед решающим сражением?- думал Сэм. 
Голодный до сенсаций Санди Питер высосал из Матью все соки. Отвалившись, как 
вурдалак, он мечтательно заявил вошедщему Полю: 
- Отличные заголовки выйдут, а это правда все?
- Ты что, сдурел совсем, еще не понял, что мы не на съемках популярного кино?- 
вскинулся Поль. 
- Понял, но не верится как-то. 
В этот момент к ним присоединились и остальные, только Сэм остался у экрана. 
- Что скажешь?- спросил Поль у Питера ТВ. 
- Неплохо,- сдержанно ответил тот и кивнул на Дейва,- из него телезвезду сделать 
можно, если сопротивляться не будет. 
- Звезды все с норовом,- не остался в долгу Дейв,- хобби у них такое - съемочную 
группу доводить. 
- Видали, не родился еще, а туда же!- возмутился Питер под общий смех. 
Поль почувствовал, что пришло время обеда, но на этот раз, он заказал его домой, 
побоявшись выводить своих подопечных наружу. После короткого перерыва Питеры 
поменялись клиентами: Дейв перешел на радио в руки Санди Питера, а Матью, слегка 
посмеивавшийся за обедом над Дейвом, стал пробоваться на телевидении. Песмотря 
на опасения Поля, вторая половина дня закончилась без эксцессов. Питер ТВ 
выключил камеры, погасил освещение и устало спросил: 
- Есть в этом доме что-нибудь алкогольное?
- Конечно,- ответил Дейв, и скоро все расселись в гостиной с бокалами в руках. 
- Теперь уже никакая INSC нам ни к чему,- проговорил Питер ТВ, рассматривая 
жидкость в стакане,- столько материала снято... 
- Это точно,- подтвердил Санди Питер. 
- Но - но,- сурово одернул их Поль,- вам что, с ФБР хочется дело иметь?
- Шутка,- сказал Питер ТВ, но никто не засмеялся. 
- Итак,- перешел Поль к делу,- каковы твои возможности?Ориентировочное время 
начала - 14.28, ты можешь выйти Live в 14.30?
- Да, без проблем, мы же канал новостей - что попадется, то и даем, если 
землетрясения какого не будет, то эфир - мой. Сигнал желательно начать минут за 
20 - 30, чтобы накладок не было, а так ничего особенного, знай себе - снимай,- 
Питер ТВ пожал плечами. 
- Землетрясение... А ты можешь устроить, чтобы с 14.00, сразу после новостей, 
дали Live Джимми Уайта, он выступает завтра со своей программой?- закинул удочку 
Поль. 
Питер ТВ поморщился. 
- Наш редактор этого не любит, он и президента Live с трудом выпускает, а 
Уайта... Нет, никаких шансов нет, зритель как политика больше трех минут видит - 
с канала бежит. А если на морду Уайта еще и рекламу крема после бритья 
насадить... 
Раздавшийся хохот не дал Питеру договорить. 
- А если ты пообещаешь редактору сюрприз в середине речи Уайта, то согласится?- 
настаивал Поль. 
- Черт его знает, может быть. Если хорошо пообещаю, то, может быть, и 
согласится. 
- Скажи, как бы это совместить твой репортаж с речью Джимми - еще один оператор 
нужен, или режиссер? Как, вообще, такие вещи делаются?
- Проще простого - в режиме разделения экрана, но только звук может быть только 
один, тут стерео не поможет.- Все опять засмеялись.- Есть, правда, одна новинка 
специально для таких типов, как Уайт. Если он не жмот и купил VoiceFollower, то 
можно подключить его компьютер к студии, и текст пойдет субтитрами, а во второй 
половине будет звук. 
- Отлично, лучше не придумать, я сам ему куплю Follower, в случае чего,- 
обрадовался Поль.- Редактора вашего завтра постарайся убедить, обещай все что 
хочешь, но не выдавай раньше времени. У тебя что?- спросил он Санди Питера. 
- Воскресный номер - само собой, а завтра я смогу на радио час отбить с 16 до 
17. Нет,- сказал он, подумав,- лучше с 17 до 18 - все домой едут, радио слушают. 
Если у него хорошо получится,- Санди Питер кивнул на коллегу,- то они поумирают 
все от зависти, канал мгновенно освободят. Вообще-то, в пятничный номер Таймс 
тоже можно успеть - пока еще их собственные борзые на след выйдут, а тут готовые 
интервью. 
- Прекрасно,- Поль встал и позвал телохранителей.- Завтра все ваши будут здесь. 
Как только репортаж выйдет в эфир, сюда набежит добрая половина журналистов. На 
один вечер я хочу оградить главных героев от чрезмерного внимания, хотя это и 
трудно. Диспозицию вы хорошо изучили - проведите короткий инструктаж, что к 
чему, чтобы накладок не было,- Поль вспомнил давешнюю ночную историю и 
улыбнулся. 
- Мистер Крюгер,- впервые обратился к нему один из охранников,- вы и правда 
рассчитываете свалить INSC?
- Свалить - не свалить,- Поль задумался,- а крылья им укоротить рассчитываю. А 
что?
- Вы очень смелый человек... Поставить все на карту не каждый может. Я хочу вам 
сказать, мы сделаем все, что в наших силах, и не только потому, что вы платите 
нам деньги. 
Отойти от компьютера Сэм отказался категорически. Все увещевания Поля 
наталкивались на его твердое “нет”. 
- Достаточно, что одну репетицию я проворонил, а сегодня ожидается генеральная. 
Надо быть последним идиотом, чтобы дать INSC лишний шанс,- заявил он, и Поль 
понял, что дальнейшие уговоры не имеют смысла. 
- В конце концов, сниматься он не будет, а черные круги вокруг красных глаз 
ничью эстетическую натуру не заденут. Только бы он реакции не потерял, разные 
возможны сюрпризы,- Поль оставил его в покое. 
Без дела Сэм быстро заскучал. Все мыслимые и немыслимые приготовления он 
завершил днем, а теперь лениво и беспорядочно стал запускать старые игры. Не то 
чтобы он их сильно любил, но они помогали ему расслабиться и отключиться. 
Сначала он погонял по экрану лохматое чудовище, довольно выстро загнав его в 
угол и аннигилировав, потом выиграл рыцарский поединок и пострелял в цель. Затем 
расправился с бандитами при помощи лазерного пистолета и решил полетать. Сделав 
несколько бочек и мертвую петлю, он из пике всадил пару ракет в самолеты 
противника, когда Watchdog забил тревогу. 
- Начинается?- спросил Сэм охранника, с интересом наблюдавшего воздушные 
баталии. 
Сэм не ошибся, однако вместо ожидаемого им появления дополнительного сервера 
исчез из Интернет один из существовавших ранее. Сэм встал и, на всякий случай, 
запустил камеры, чему он днем научился у Питера. Через некоторое время исчез еще 
один, за ним - третий, за третьим - четвертый. Сэм насторожился - действия INSC 
были пока не ясны. “Эпидемия” один за другим гасила флажки, что 
свидетельствовало о прекращении поступлений сигналов от Тейл-ов. Постепенно INSC 
избавила Интернет от своего присутствия за исключением одного единственного 
сервера. 
- Сейчас!- подумал Сэм, но ошибся. 
Последний оставшийся в INSC Тейл сообщал об изменении конфигурации. Сэм решил 
подождать: соваться в оставшийся сервер было опасно - можно выдать себя раньше 
времени, иди знай, на какой стадии находится противник. Через десять минут Сэм 
похвалил себя за правильное решение - почти одновременно прорезались все 
исчезнувшие Тейлы, но конфигурация сети INSC стала иной. Все было на месте, но 
связь с внешним миром была только через этот последний сервер, служивший Gateway 
для остальных. Сэм сообразил, в чем дело, даже мысленно сделал комплимент 
готовившему эту акцию. Во-первых, чтобы провести испытания, надо исключить 
возможность выхода вируса наружу, а на одном компьютере это сделать гораздо 
легче. Во-вторых, когда начнется настоящее дело, то именно из этой точки все и 
поползет. Конечно, они для правдоподобия обязаны будут поразить его вирусом, 
может быть, даже еще два - три, но остальные останутся нетронутыми. 
Сэм снова поднялся и проверил камеры, которые исправно работали. 
- Очень хорошо,- удовлетворенно заключил он,- есть прекрасно визуализированное 
доказательство подготовки вирусной атаки, остается лишь зафиксировать само 
событие. 
Долго ждать ему не пришлось. Он заметил, как зеленый флажок сменился мигающим 
белым одно временно с тявканьем тревоги. Постепенно все флажки за исключением 
Gateway стали белыми. Не ускользнул от внимания Сэма и тот факт, что порядок 
прохождения вируса изменился - вместо цепочки он стал совершенно случайным. 
- Все,- подмигнул Сэм охраннику и выключил камеры,- репетиция состоялась. Если 
Поль с утра заинтересуется, то пусть смотрит этот диск, а я свой сон заслужил. 
* * *
Утром решающего дня Кэрол открыла глаза, и ее взгляд упал на противоположную 
стену. Солнечный зайчик сидел на той самой ветке, которая некогда принесла ей 
так много радости, а потом жестокое разочарование. Кэрол заплакала, она всеми 
силами старалась сдержаться, чтобы не разбудить мужа, но ее приглушенное рыдание 
все же вырвалось. Матью, еще не вполне проснувшись, мягко обнял ее и еле слышно 
спросил: 
- Что?... 
Кэрол, кивнув на картину, разрыдалась в полный голос. Матью молча гладил ее по 
волосам, по плечу, тихонько прижимал к себе и не знал, что сказать. Сам он всю 
неделю хоть как-то действовал, хоть что-то предпринимал - она же и вторую неделю 
просидела дома, ожидая развязки. Матью уже и не знал, на что надеяться. Все эти 
интервью и сьемки, холодное, чисто профессиональное любопытство корреспондентов 
казались ему чем-то мелким, несущественным, какой-то пустой игрой совершенно 
чужих людей, ничего общего не имевшей с их Говардом. Им овладело чувство 
бессилия, ему самому захотелось разрыдаться также, как в детстве, в полный 
голос, не сдерживая себя, как рыдала Кэрол. Все его действия и поступки казались 
никчемными, лишенными смысла, и он жалел теперь, что пошел на поводу у Сэма, а 
позже и у Поля. 
С усилием, сглотнув подступившие слезы, Матью сдержался. Он продолжал 
автоматически гладить прильнувшую к его плечу Кэрол. Может, еще не все потеряно, 
может же произойти чудо, и запрос сенатора сыграет свою роль?Если кто и может 
помочь в данном случае - то только он. Обладает же он и властью и авторитетом, 
да и производит неплохое впечатление, не то что эти циники-корреспонденты. 
Кэрол, все еще всхлипывая, слегка отпрянула от него и спросила: 
- Когда это кончится, Мат?Я больше не могу, я не выдержу этого кошмара,- она 
снова прижалась к его плечу. 
- Когда?- подумал Матью,- завтра - последний срок, если сегодняшний день ничего 
не принесет, то завтра будет поздно. А если...- мелькнула у него шальная мысль,- 
ведь сегодня в десять он должен быть у директора, еще не поздно. Если он 
предъявит ему ультиматум: либо им возвращают Говарда, либо вся история идет в 
прессу?
Матью вспомнил свою последнюю встречу с директором. Теперь ему было абсолютно 
ясно, почему его поведение показалось столь странным - директор боялся, и его 
страх был почти неприкрытым. Он не зря льстил и пугал Матью одновременно. Цель 
директора была очень простой - заставить Матью отказаться от собственного 
расследования. Директор прекрасно понимал, что не сможет предотвратить доступ к 
медицинскому файлу Кэрол, это было неотъемлемым правом, а тогда... Тогда 
становятся очевидными два неоспоримых факта: наличие АД-2000 и странные 
ежемесячные пробы. На деле ничего не стоило связать пробы с визитами Кэрол в 
госпиталь, и все становилось на свои места. Директор - не дурак, он наверняка, 
точно так же как и Матью, сначала не поверил полученным результатам, но потом 
понял, что они означают. Если давно официально признанные лабораторные 
исследования в инкубаторе ничего не стоят, и решающее влияние оказывает связь 
плода с организмом матери, то рушатся основы как теории, так и практики, 
проводимой BGTI на протяжении многих лет. Из создавшейся ситуации могло быть два 
выхода: скрыть происшедшее с Говардом и продолжать, как ни в чем не бывало, или 
опубликовать эти результаты и поставить под вопрос деятельность BGTI за 
последние годы. 
Директор хочет купить его молчание?- Что ж, оно продается, но цена будет только 
одна - Говард, на другую он не согласится. 
Матью вылез из-под одеяла и начал одеваться. Времени было впритык, только выпить 
кофе и успеть доехать до BGTI. Кэрол перестала всхлипывать и подняла голову от 
подушки. 
- Ты куда-то собираешься?- спросила она глухо. 
- Ты забыла?- Сегодня у меня встреча с директором,- Матью продолжал одеваться.- 
неделю назад он назначил мне встречу на сегодня ровно в десять часов. 
- Но о чем ты собираешься с ним говорить, ведь это он виноват в том, что 
случилось?
- Об этом и собираюсь, он же боится меня, как ты не понимаешь?!
- Он?.. Боится?.. Тебя?..- Кэрол села на кровати. 
- Конечно, боится - все эти недомолвки, намеки, одна история с PTPIC чего 
стоит,- Матью набросил пиджак и вышел из спальни. 
- Мат, не езди на эту встречу, не надо,- Кэрол, как была в одной рубашке, 
выбежала за ним в кухню,- ты только все испортишь. 
- Что я могу испортить? Лишу пикантной истории двух писак?- Так они себе еще 
найдут,- Матью налил воду в кофейник. 
- А сенатор, он же обещал помочь?- не отступала Кэрол. 
- Если бы он обещал!- А то выслушал так спокойно и не сказал ни да ни нет. “Не 
хотите ли поужинать?” спросил, когда на прощание руку пожимал. Не знаю, что этот 
Крюгер в такой восторг пришел, наверное, вида подавать не хотел, что ничего не 
удалось. 
- Мат, не езди, я прошу тебя, я не хочу тебя отпускать,- Кэрол обняла Матью 
сзади за плечи и прижалась к нему.- Я не могу тебе доказать, не могу 
переубедить, но, понимаешь, директор не тот человек, они понимают только силу, 
ты его не остановишь... Не езди, Мат,..- Кэрол снова начала всхлипывать. 
- Вот именно, он чувствует силу - это наш последний шанс,- Матью разжал объятия 
Кэрол и двинулся к выходу.- Пожалуй, не стоит задерживаться, пока с ней опять не 
началась истерика,- подумал он, закрывая за собой дверь. 
В машине Матью несколько успокоился, у него было достаточно времени, чтобы 
собраться с мыслями и обдумать предстоящий разговор. Кэрол права в одном, думал 
он, такие люди уважают силу, а он проявлял слабость на предыдущих встречах. 
Теперь он этого делать не будет, надо сразу показать, что он не боится директора 
и знает всю его подноготную. Матью отчетливо вспомнил свой первый разговор с 
директором в день рождения Говарда. Директор тогда сказал: “Я знаю, что 
произойдет дальше, если вы будете разбирать отчет лично,- вы получите тот же 
результат, а после этого, начнете искать слабые пункты у компьютера и найдете 
их. Истина будет за вами, так как вы найдете и укажете все проблематичные места 
нашей методики”. 
“...Истина будет за вами...”- сказал тогда директор, и вновь, как и в тот день, 
сидя в неторопливо движущейся по городу машине, Матью окончательно понял смысл 
сказанной фразы. Директор знал тогда то, что Матью лишь предстояло узнать, а он, 
директор, не хотел этого, пытался всеми силами предотвратить. Поль, конечно, 
помог, думал Матью, но решающий шаг он должен сделать сам - здесь никто ему уже 
не поможет, ни Поль, ни Сэм, ни сенатор Джимми Уайт. 
* * *
Для Уайта четверг начался с приятной неожиданности. Перенос его выступления с 
утреннего заседания на дневное не прошел незамеченным и был расценен как ловкий 
тактический ход. Его оппонент, выступавший в тот же день был уверен, что Уайт 
выберет утренние часы из-за приема в Белом Доме и оставит ему послеобеденное 
время. К тому же, секретарь Джимми задолго начал зондировать почву относительно 
первой половины дня. Представитель противоположного лагеря предполагал выступить 
после Уайта и в противовес ему, но не хотел слишком рано обнаружить свои 
намерения, чтобы не спугнуть Уайта. В итоге оппонент проиграл, и будет вынужден 
выступать перед Джимми. Утренний доклад секретаря о борьбе за расписание 
обрадовал Джимми, он счел это благоприятным знаком и пришел в приподнятое 
настроение. 
Вторым приятным известием было то, что несмотря на долгие и настойчивые попытки, 
противной стороне так и не удалось организовать Live ни на одном канале 
телевидения. Добьется Крюгер трансляции или не добьется - особой роли не играет, 
но если сумеет, то это основательно укрепит позицию Джимми. Интересно, подумал 
Уайт, состоится ли сегодня акция INSC?- Перехватить ее в самом начале, нанести 
упреждающий удар было прекрасной идеей, но осторожность не помешает, к тому же, 
если Крюгер не ошибается, и эта новинка с электронной почтой может иметь такие 
далеко идущие последствия, то осторожность не помешает вдвойне. 
В четверг утром Крюгер снова позвонил ему и сказал, что готов показать видео, но 
Уайт отказался. У него уже не оставалось времени, так как он предполагал 
присутствовать и на утреннем заседании. 
- Очень хорошо,- ответил он Полю,- наш уговор остается в силе. Я жду от вас 
сигнала до 14.35. Других новостей нет?
- Пока нет,- Крюгер поставил ударение на “пока”,- вы пользуетесь VoiceFollower?
- Да,- ответил сенатор,- с ним что-то не так?
- Все в порядке, просто замечательно, если News Channel попросит вас соединить с 
их студией ваш компьютер, то не отказывайтесь, но запомните, только News 
Channel. Никому, кроме них, ничего не давайте и не обещайте - гоните прочь, 
могут быть самые разные предложения - не поддавайтесь ни на что, даже если News 
Channel не появится. 
- Это я вам обещаю,- ответил Уайт, понимая, что Поль начал действовать.- До 
свидания, желаю удачи в 2.30. 
Звонок Поля добавил Джимми адреналина. Он почувствовал запах хорошей драки, не 
спонтанной уличной драки, а заранее спланированного сражения, шансы выиграть 
которое весьма высоки. Сенатор сел в машину, как обычно, на заднее сиденье и еще 
раз пролистал на компьютере радикальный вариант второй части выступления. 
Получилось неплохо. Уайт и сам страстно желал, чтобы произошли ожидаемые 
события. Поль с самого начала заинтриговал его, а потом, даже когда почувствовал 
сопротивление, действовал предельно корректно, не давил, не пытался запугать, 
давал почти только одни голые факты. В чем ему, однако, не откажешь, так это в 
подборе фактов, но и не мудрено, он же адвокат, причем из лучших. 
Джимми посмотрел на сидящего рядом с водителем секретаря - вот кому придется 
туго, удайся сегодняшнее мероприятие. Обычно Уайт доверял секретарю любые 
сведения, не держал от него особых секретов, наоборот, старался даже 
советоваться, или по крайней мере, делать вид, что советуется. Такая политика 
приносила свои плоды, но на этот раз дело было из ряда вон выходящим, слишком 
важным, чтобы идти на ненужный риск. Достаточно одного неосторожного слова... 
Сенатор и думать не хотел об этом. Но когда буря поднимется, секретарь окажется 
в сложном положении. Ясно, что его разорвут на части корреспонденты, Джимми 
улыбнулся - ничего, как-нибудь выживет. Главное, чтобы Поль не подкачал. 
* * *
В четверг утром Полю не спалось. Он знал, что сделал все необходимые 
приготовления. Самое трудное - это просидеть полдня в бездействии в ожидании 
14.28. Его мысли вращались вокруг Матью. Допустим, все пройдет нормально, думал 
он, не произойдет фатальных накладок в игре с INSC, и Джимми выполнит свои 
обещания. Что дальше?- ведь ближайшая цель не удар по BGTI, а Говард. Времени 
останется совсем мало - сутки, максимум 36 часов, нужно срочно что-то 
предпринимать, но что? Очень многое зависит сейчас от Джимми, если он упомянет о 
случае с Говардом в своем выступлении, то естественно предположить, что это дело 
войдет в сенаторский запрос. Тогда - легче, имея запрос за спиной, можно 
обратиться напрямую к прокурору штата. А если нет?- В этом случае шансы резко 
падают. Все, что они смогут сделать - это в любом случае запустить записанное 
вчера интервью Матью в надежде, что оно не пройдет незамеченным, но лучше, чтобы 
Уайт выступил. Давить на Джимми глупо, напоминать тоже глупо, можно только 
надеяться на его впечатления от визита. Поль вздохнул и решил вставать - все 
равно больше не уснуть. 
Остальные обитатели квартиры еще спали. Для утренних газет было слишком рано, 
телевидение наверняка гоняет вчерашние новости. Здесь Поль вспомнил, что 
телевизор он не включал уже несколько дней, и вчерашние новости тоже могут 
что-нибудь дать. В коридоре его окликнул телохранитель. 
- Мистер Крюгер, я вижу, вы уже встали. Сэм просил передать вам диск, тот, что 
он ночью снял. 
- Надо же, совсем забыл,- мысленно отругал себя Поль,- Сэм наверняка всю ночь не 
спал. 
Поль взял диск и вставил его в видео. Просмотрев ночные съемки, он задумался. 
Обычному зрителю снятый фильм почти ничего не говорил, но это лучшее, что можно 
было сделать. Придется Дейву давать пояснения в прямом эфире, иначе будет 
непонятно. Но выйти Live не каждый может, практика нужна и крепкие нервы. С 
нервами у Дейва вроде ничего, а вот практики нет совсем. Возможно, придется 
брать инициативу в свои руки, надо хотя бы быть готовым к этому. В окно Поль 
увидел, что привезли газеты, и решил прогуляться до киоска. Таймс не опубликовал 
ничего интересного, даже о старом вирусном деле почему-то ничего, несмотря на то 
что сегодня ровно десять лет со дня осуждения “пациентов”. Поль листал газету, 
пока не наступило время позвонить Джимми. Придется еще раз ехать к нему с 
диском, если он так хочет убедиться в реальности намерений INSC. 
Реакция Уайта обрадовала Поля, даже не сам факт нежелания смотреть фильм, а 
интонация, с которой это было сказано. Поль понял, что со стороны Джимми 
сюрпризов опасаться нечего, только дело Матью остается под вопросом. Постепенно 
квартира оживала. Питеры, лениво потягивая кофе, обсуждали общих знакомых, 
пересыпая речь шутками и ругательствами. Охранники, в отличие от предыдущих 
дней. постоянно висели на телефоне, координируя действия всей группы. Дейв то 
отвечал на вопросы телохранителей, то вмешивался в беседу Питеров, только Сэм 
отсыпался после ночных бдений. Отлично, подумал Поль, никто не психует и не 
действует на нервы остальным, так бы и дальше. 
Когда зазвонил телефон, Поль недоуменно посмотрел на него. Номер принадлежал его 
приятелю, получившему новую линию только накануне. Никто этого номера не знал, 
он еще не был внесен в книгу. Кто может звонить, кроме владельца, подумал Поль, 
с сомнением берясь за телефон. Он не ошибся, это был его приятель. 
- Поль,- сказал он,- мне за последние пять минут три раза позвонила какая-то 
истеричная дамочка, тебя разыскивает, никак не хочет верить, что попадает не 
туда. Кэрол Фрэнки тебе о чем-то говорит?
- Да,- ответил Поль,- спасибо. 
Это было что-то новое, до сих пор Кэрол не вмешивалась, несколько вскользь 
брошенных фраз и вопросов - не в счет. Поль решил разбудить Сэма, тот должен 
лучше знать своего приятеля и его жену. 
- Кэрол нас разыскивает,- сказал Поль, не успел Сэм как следует проснуться. 
- Угу,- промычал Сэм,- и что ей надо?
- Номера-то у нее нет - приятелю звонила на мой телефон, говорит, в нервном 
состоянии. 
- Давай,- Сэм сразу, понял к чему клонит Поль, и протянул руку за телефоном. 
- Сэм,- сказал он, когда Кэрол схватила трубку в середине первого же звонка. 
- Сэм, как хорошо, что этот тип вас нашел,- сказала Кэрол довольно ровным 
голосом, и у Сэма отлегло,- Матью поехал в BGTI. 
- Зачем?- по инерции спросил Сэм. 
- На встречу с директором, неделю назад он назначил ему на сегодня в десять 
утра. 
- Так и что, пусть поговорят,- никак не среагировал Сэм.- Матью поехал в BGTI, к 
директору,- протранслировал он тихо Полю. 
Поль нахмурился, он отнял у Сэма аппарат и сказал: 
- Кэрол, это Поль. Вы не знаете, зачем он вообще поехал, и как давно?
- Минут двадцать назад, я очень не хотела его отпускать, но он вбил себе в 
голову, что сможет убедить директора отдать нам Говарда, сказал, что директор 
должен его бояться. 
Поль еще более помрачнел, только этого не хватает. 
- Я попыталась его удержать,- повторила Кэрол,- но Матью ничего слушать не 
хотел, даже оттолкнул меня. Собирался кофе пить - бросил и убежал. 
- Хорошо,- сказал Поль,- спасибо, что нашли меня. Не волнуйтесь, мы подумаем, 
что делать. 
Кэрол повесила трубку и опустилась в кресло. Несколько минут она просидела ни о 
чем не думая, потом почувствовала холод и заметила, что кроме ночной рубашки на 
ней ничего нет. Она вернулась в спальню и начала медленно одеваться. Последнее 
происшествие не давало покоя. Она очень редко спорила с Матью, и это были даже 
не споры, а скорее обмен мнениями. Ни один из них не принимал сколько-нибудь 
важных решений, не посоветовавшись с другим. Сегодня утром Матью не захотел даже 
выслушать ее, просто оттолкнул, как чужую, и убежал, хлопнув дверью. Это было 
совсем на него не похоже. Кэрол испугалась, таким она видела его впервые. Она 
испугалась в первую очередь, за него самого, что он сгоряча наломает дров и 
попадет уже в совершенно безвыходное положение. 
Никогда прежде Кэрол не делала таких отчаянных шагов, не пыталась препятствовать 
Матью любой ценой - не было необходимости. Матью всегда прислушивался к ее 
мнению, и если не соглашался, то приводил веские причины. Полчаса назад он 
просто отодвинул ее с дороги, как мешающий на пути предмет. Кэрол действовала 
почти инстинктивно, она нашла визитную карточку Поля и не задумываясь набрала 
номер. Ответил ей кто-то незнакомый, сказал что произошла ошибка. Кэрол набрала 
номер второй раз, и снова то же самое. Здесь была какая-то нестыковка - набирала 
она правильно, а Поль не такой человек, что позволит себе ошибки на визитной 
карточке, к тому же, при втором разговоре Кэрол почувствовала еле уловимое 
колебание на другом конце линии. Позвонив в третий раз, она решительно 
потребовала хотя бы передать Полю, чтобы срочно позвонил. 
В итоге ее настойчивость была вознаграждена, минут через пять позвонил Сэм, но 
если сам он никак не прореагировал на ее сообщение, то Поль совершенно 
определенно насторожился. Если кто-то и может непредвзято оценить ситуацию, то 
только он, подумала Кэрол. Возвращаясь к утренней ссоре, она поняла, что кроме 
эмоций, в ее позиции ничего не было, просто директор BGTI не тот человек, 
которого можно легко переубедить или запугать. Судя по тому, как он действовал 
до сих пор, все шаги были рассчитаны далеко вперед. Кэрол боялась, что у него 
еще многое припасено про запас на случай непредвиденных обстоятельств. Здравый 
смысл подсказывал, что Матью делает фатальную ошибку, что он, скорее всего, 
находится в состоянии аффекта. Кэрол отметила про себя, что за все их довольно 
долгое супружество ничего подобного и близко не было. 
Кэрол мысленно вернулась на две недели назад. Она с самого начала почувствовала 
неладное. Ребенок родился живым и здоровым - это она сама видела. Принимающий 
роды врач поздравил ее и обещал, что нерез несколько часов Говард будет с ней, в 
ее комнате. Вместо этого ей дали снотворное в капельницу, а утром медсестра 
упорно смотрела мимо, уговаривая ее, что все в порядке. Потом появился Матью со 
своим сообщением о тесте, и последующие события она помнила очень смутно. 
Осталось лишь одно стойкое впечатление, что Матью боится. Не то чтобы он боялся 
уже свершившихся событий, а боится за себя, за свою судьбу, за свое будущее. 
Кэрол хорошо знала, какое значение имели отрицательные результаты теста. По 
логике вещей, Матью был прав, когда говорил, что сделать ничего нельзя, но за 
этим стояла какая-то недоговоренность, какой-то другой страх. Она чувствовала 
это. 
Раздавшийся телефонный звонок заставил Кэрол вздрогнуть. Звонил Поль. Он сказал, 
что они перехватили Матью по дороге в BGTI и, что Кэрол была абсолютно права, 
когда дала ему знать. 
- Он немножко... взвинчен,- как бы подбирая слово, добавил Поль, и Кэрол поняла, 
что не ошиблась.- Будет лучше, если за ним кто-нибудь присмотрит. 
- Вы считаете, что он нуждается в этом?- спросила Кэрол. 
- Лучше не рисковать,- ушел Поль от прямого ответа.- А вы больше на телефонные 
звонки не отвечайте,- он помолчал о чем-то раздумывая,- вы можете одеться и 
через пять минут спуститься вниз?
- Да, но зачем?- не поняла Кэрол. 
- Вас встретит мой человек и отвезет к нам, так будет лучше. Если директор BGTI 
пришлет кого-нибудь выяснить, где там Матью, лучше, чтобы вообще никого не было 
дома. Так как?
- Пожалуйста,- согласилась Кэрол,- вам виднее. 
- Вот и хорошо,- Поль явно почувствовал облегчение. 
У подъезда, не успела Кэрол сделать и шага, ее действительно встретил человек. У 
Кэрол сложилось впечатление, что он давно находился около их дома, во всяком 
случае, не чувствовалось тепла от мотора. Перед Кэрол открыли дверь, усадили на 
заднее сиденье, и машина плавно тронулась. Кэрол отметила, что приняла такой 
оборот событий как должное. Она подумала, что максимум через полчаса увидит 
Матью, и не знала, как он ее встретит. И без объяснений Поля было очевидно, кто 
его выдал. Однако, постепенно Кэрол вернулась к прерванным размышлениям. 
Из сомнамбулического состояния ее вывел визит Сэма неделю назад. Оказалось что, 
они находятся в гуще событий, хлынувших на Кэрол лавиной, как из прорванной 
плотины. Ее поразило наложение роковых случайностей, приведшее к катастрофе, но 
больше всего удивил Матью. Много лет она его знала совсем другим, собранным, 
уверенным в себе преуспевающим ученым, она и представить не могла, какие секреты 
были у Матью от всего мира и от нее в том числе. Кэрол вспомнила слова Сэма: “Вы 
ведь простили Матью”,- сказал он,- “я видел”. В тот момент она испытывала 
сложные чувства, ей казалось, что такое невозможно простить никогда - ставить на 
карту жизнь ради карьеры. Более того, он рисковал не своей жизнью, а жизнью 
ребенка, ее ребенка, и это просто не укладывалось в голове. 
Инстинктивный жест, когда она обняла Матью, вырвался независимо от ее сознания. 
Кэрол не хотела делать ничего подобного, но когда Матью с таким трудом дошел до 
конца своего рассказа-исповеди, она почувствовала, как он нуждается в поддержке, 
не в словах утешения, не в прощении, а именно в чувстве, что он не один. Кэрол 
поддалась первому порыву и теперь жалела об этом. Ее жест был принят за прощение 
и Сэмом, и Матью, каждый из которых понял его по-своему. Сэм догадался, чего ей 
это стоило. Не желая бередить рану, он лишь слегка намекнул ей об этом. А 
Матью... Кэрол глубоко вздохнула - Матью воспринял все как должное. Кэрол 
вспомнила, как долго не могла успокоиться в тот день. Зная, что никогда не 
увидит сына, еще очень слабая после родов, она едва перенесла удар, нанесенного 
Матью. Она искала у него поддержки и утешения, но лицо мужа ничего не выражало, 
кроме страха и стыда перед Сэмом. 
Молчавший всю дорогу спутник что-то сказал. 
- Что?- очнулась Кэрол от своих мыслей. 
- Приехали,- повторил сидевший за рулем человек,- но если вы боитесь подниматься 
со мной наверх, я позвоню Крюгеру. 
- Нет - нет, все в порядке,- поспешно сказала Кэрол, она сообразила, что 
водитель понял ее медлительность по-своему. 
Кэрол внутренне напряглась - неизвестно, как Матью воспринял ее действия. Она не 
знала, что еще можно от него ожидать, и покидала машину не без колебаний. Поль 
встретил ее в дверях, а через секунду появился и Сэм. 
- Кэрол, очень рад вас видеть,- сказал Поль,- молодец, что позвонили. 
- Еще какой молодец при таком муже,- вставил Сэм,- он чуть было все не развалил. 

- Где он?- спросила Кэрол.- Разве он не здесь, я была уверена... 
- Ему бы отдохнуть, он слегка переутомился вчера,- сказал Сэм серьезно, но глаза 
его смеялись,- не беспокойтесь, получите его вечером или завтра утром. 
- Но где он?- Кэрол не поняла ни слова. 
- О нем позаботятся,- ответил Поль,- как позаботились только что о вас. Как 
прошла поездка?
- Нормально, а кто это?
- Телохранитель, он с понедельника у вашего дома. Разве Матью ничего не сказал?- 
удивился Поль.- Только благодаря тому, что один из них сопровождал вашего мужа, 
нам и удалось его остановить. 
Кэрол промолчала, снова сюрпризы, и снова Матью не счел нужным предупредить ее. 
- Располагайтесь,- сказал Поль,- думаю, через несколько часов все прояснится.- 
Дейв,- крикнул он,- принимай гостью. Что же мы стоим в коридоре, проходите, 
располагайтесь где удобно. 
- Так это квартира Дейва, того самого, с которым Матью был у сенатора,- 
догадалась Кэрол. 
Больше всех ей обрадовался Сэм. Он проводил ее в гостиную, усадил, предложил 
свой любимый кофе и, вообще, играл роль хозяина. Внешне все было очень спокойно, 
но Кэрол почти физически чувствовала висящее в воздухе напряжение. Она 
перезнакомилась со всеми обитателями квартиры и вернулась в кресло в гостиной. 
Снова ожидание. Кэрол смертельно устала ждать - эти последние часы обещали быть 
самыми трудными. К ней подсел Санди Питер. 
- Миссис Фрэнки, вы не согласитесь на интервью?- спросил он. 
- Не сейчас,- ответила она,- если все закончится хорошо, то обещаю,- Кэрол 
умоляюще посмотрела на Питера. 
Питер понял и ретировался. Остальные тоже оставили ее впокое. Мысли Кэрол ушли 
далеко в прошлое, она вспомнила историю своего замужества, свадьбу, первое 
совместное путешествие в медовый месяц. С самого начала она привыкла полагаться 
на Матью. С ним было легко, он никогда не мелочился, никогда не спорил по 
пустякам, умел уступать. Он умел и любил доставлять ей радость и делал это 
легко. Ему вообще все давалось легко, иногда даже слишком легко. Кэрол не 
придала большого значения упорному нежеланию Матью иметь ребенка. Она отнесла 
это сопротивление в разряд временных, возрастных, думала, что Матью просто не 
готов, не созрел еще для этого. Теперь она поняла, что за его упорством крылась 
совсем другая причина - все тот же страх за себя и свою карьеру. Кэрол помнила, 
как переменился Матью после возвращения из Флориды, временами ей казалось, что 
рядом с ней совсем другой человек. Исчез какой-то внутренний тормоз, и появилась 
беззаботность, которой она не замечала раньше. Этому тоже есть своя причина, с 
горечью подумала Кэрол, - тот самый первый экспресс-тест во Флориде. 
Кэрол не поверила Матью, когда он сообщил, что Сэм обещал помочь. Не прибавила 
ей надежды и первая встреча с Полем. Вторая, в воскресенье, немного развеяла 
сомнения, забрезжил какой-то слабый лучик, но Кэрол боялась верить чему бы то ни 
было. Ее мысли снова вернулись к Матью, к исследованию, которое он провел, 
изучая результаты тестов Говарда. Она испытывала странное чувство: с одной 
стороны, Матью сделал все, что от него требовалось, даже более того, взять хоть 
реакцию Крюгера, а с другой, она не могла отделаться от ощущения, что для Матью 
данное исследование ничем не отличалось от сотни других, может даже было 
интересней. 
Поль вывел Кэрол из раздумья. 
- Скоро начнется,- сказал он,- вы позволите включить вам телевизор, так будет 
удобнее. 
- Пожалуйста,- ответила она и подумала: “Неужели уже почти два часа?” 
Поль принялся искать нужный канал, и когда в углу экрана появилось лого News 
Channel, положил пульт переключения на ручку ее кресла. Погода мало интересовала 
Кэрол, она не принадлежала к клубу зрителей, способных слушать сводку каждый час 
в надежде, что бюро прогнозов смилостивится и отменит, наконец, свою сплошную 
облачность. Когда исчезли спутниковые карты со стрелками, диктор объявил об 
изменении в программе: на ближайший час Live шел Джимми Уайт. В тот же момент из 
соседней комнаты раздался радостный возглас Сэма: 
- Уломал-таки, сукин сын, что я говорил, а?
Ровно в два часа пошли трехминутные новости, сразу же за ними на экране появился 
зал заседаний. Выступление еще не началось, но сенатор Уайт уже стоял рядом с 
трибуной, ожидая, пока закончатся манипуляции с его компьютером. Через полминуты 
он взошел на трибуну и обвел глазами зал, камера дала его лицо крупным планом. 
Кэрол и раньше натыкалась на отрывки его выступлений, но сразу же меняла канал, 
теперь она смотрела на сенатора с интересом. Посторонний наблюдатель вряд ли мог 
заметить что-нибудь необычное, но хорошо знающий Джимми человек непременно 
отметил бы этот взгляд. Уайт не имел привычки смотреть в зал, обычно он читал 
свою речь почти не отрываясь от бумаги и никогда не использовал компьютер. Когда 
он хотел сделать паузу, топереводил взгляд на одну из камер, но никогда не искал 
глазами кого-нибудь в зале. 
Речь сенатора ничем не отличалась от любой другой речи, по крайней мере, Кэрол 
не могла уловить разницы. Она попыталась вслушаться, но смысл ускользал от нее. 
Бюджетные проблемы интересовали ее только в плане налогов, которые они 
бесконечно платили, и которые шли неизвестно на что. 
- Начнем сигнал?- спросил Поль в соседней комнате, и Кэрол не удержалась на 
месте. 
Она незаметно встала в дверях и стала наблюдать за действием. Питер ТВ включил 
передачу и взял микрофон. Потом он вышел в холл к пульту - в комнате ему делать 
было нечего. Питер улыбнулся Кэрол, жестом пригласил ее поближе и стал проверять 
связь со студией. Через несколько минут он убедился, что все идет нормально. 
- Слушай внимательно,- сказал он кому-то в студии,- я выйду Live между 14.30 и 
14.35. Когда я дам сигнал, мгновенно ретранслируй его в канал, но не выбрасывай 
Уайта. Ни в коем случае не прерывай трансляцию, кто бы там не командовал. У меня 
разрешение от редактора и подтверждение от шефа. Репортаж идет при любых 
обстоятельствах, прервешь - из-под земли вытащу и убью. 
Кэрол засмеялась, но опомнившись, прикрыла рот рукой. 
- И еще учти, я начну съемку минут за десять и дам ее, как-будто это Live, по 
мере необходимости будет включаться реальный живой Live, помни об этом и не 
удивляйся. Все понял?- Питер улыбался. 
Он заговорщически прижал палец к губам и подмигнул Кэрол. 
- Отлично,- произнес он в микрофон,- я не сомневаюсь. 
- Когда начнем?- спросил Питер Поля. 
- В 14.20, есть еще четыре минуты. Ты готов?- спросил он Сэма. 
Сэм не ответил, он сидел в кресле вполоборота и смотрел прямо на нее, но у Кэрол 
создалось впечатление, что он о чем-то сосредоточенно думает. Взгляд Сэма как бы 
проходил насквозь, не задерживаясь. Кэрол помахала Сэму рукой. 
- Сэм,- еще раз окликнул его Поль,- что за штучки, не время мечтать, мировые 
проблемы подождут. 
- Готов я, готов,- Сэм, словно нехотя, повернулся обратно к экрану. 
- Что с тобой, что-нибудь не в порядке?- встревожился Поль. 
- Все ОК!- Это я так, задумался,- успокоил его Сэм. 
- Минута,- сказал Поль,- ну Дейв, готовься. 
Питер ТВ с панелью управления в руке встал перед камерой. Если есть здесь 
спокойный человек, то это Питер, отметила про себя Кэрол. Поль сделал ему знак 
рукой. Питер нажал на кнопку и произнес. 
- Питер Хьюстон, News Channel. Я нахожусь в помещении фирмы SVS. Эта фирма 
известна своими антивирусными разработками. SuperVScan, защищающий почти каждый 
компьютер, вышел именно из этих стен. Можно сказать, SVS - ведущая фирма в своей 
области. Сегодня для ее сотрудников необычный день: впервые предполагается 
проверить в деле новую разработку, призванную защитить компьютер от 
принципиально нового типа вируса. Этот вирус распространяется в Интернет с 
помощью электронной почты. SVS давно и успешно ведет разработки с целью 
обеспечить максимальную степень защиты от компьютерных хулиганов. Для тех, кто 
не имел возможности читать газеты на этой неделе, я напомню: сегодня ровно 
десять лет со дня окончания самого крупного в истории дела о “компьютерном 
терроризме” и осуждения его участников. По имеющимся в фирме данным, эта дата 
должна быть отмечена массовой атакой компьютерного вируса нового типа. Напомню, 
SVS имеет оружие против готовящейся атаки и готова отразить ее. Но возможны 
накладки, поэтому для всех, кто почувствует странности в поведении своего 
компьютера, лучшее средство - выключить его.- Питер сделал небольшую паузу.- Но 
это еще не все - фирма SVS подготовила еще один сюрприз - средство, позволяющее 
определить источник распространения вируса. А для того чтобы, исключить 
возможность подтасовки фактов мы пригласили независимого наблюдателя - 
известного адвоката Пауля Крюгера. Мистер Крюгер, прошу. Питер Хьюстон, News 
Channel, из лаборатории фирмы SVS. 
* * *
Утреннее заседание Сената ничем не отличалось от всех других. Присутствующим 
было заранее известно все, что может сказать очередной выступающий. Сюрпризов на 
таких заседаниях давно не бывало, они преподносились прессе или телевидению 
напрямую - намного больше шума. Питер был прав, прямые трансляции случались 
крайне редко, и исключения делались лишь для Президента и Госсекретаря. 
Нестмотря на это, камер в зале хватало, каждый канал новостей снимал на всякий 
случай, давая потом ролики на несколько секунд с дикторским текстом, или, 
максимум, одно-двухминутные вставки. За спиной выступавшего был огромный 
телеэкран, на который во время выступления транслировалось его изображение, 
чтобы не страдали задние ряды. Когда появился VoiceFollower, политики 
разделились на два лагеря: его приверженцев и противников. Помимо прямой помощи 
докладчику, VoiceFollower давал возможность проецировать на экран текст речи 
вместе с изображением выступавшего. Многие психологи советовали использовать эту 
возможность, считали, что повышается восприятие - к звуковой составляющей 
добавляется зрительная. Слушатели в зале также любили Follower, но по другой 
причине. Они могли пользоваться наушниками и настроить их на музыку, футбольный 
репортаж или канал новостей. Субтитры читались на экране, при желании, конечно, 
и можно было не слушать карканье докладчика. Пресса вообще восприняла Follower 
на-ура - отпадала необходимость бегать за клиентом и добывать текст. 
Уайт не принадлежал к сторонникам VoiceFollower. Он не любил пользоваться 
компьютером, хотя умел это делать. Он предпочитал наговаривать свои выступления 
на диктофон и передавать секретарю, получая для правки отпечатанный текст. 
Джимми претила совсем уж дешевая игра на публику, он считал, что такими трюками 
все равно не завоевать внимание зала. Появление Уайта с компьютером вызвало 
оживление его коллег. Еще один сломался - было всеобщее мнение, или пошел на 
поводу у секретаря, которому заметно уменьшалось работы. Однако когда в перерыве 
Джимми увидели беседующим с представителем News Channel, шутки сменились 
удивлением: неужели он сумел пробить Live? О том, чтобы купить время, речь не 
шла, репутация политического могла засушить канал на корню. Уайт с 
удовлетворением ловил на себе завистливые и заинтересованные взгляды. Обращение 
News Channel обрадовало его не столько самим фактом выхода Live, хотя это было 
не мелким козырем в игре, а тем, что служило еще одним подтверждением реальности 
акции INSC. Если Поль или его корреспонденты сумели убедить руководство канала 
дать Уайта Live, то это вполне надежный признак, подумал Джимми, старый вариант 
речи, скорее всего, не понадобится. 
После перерыва Уайт появился в дверях зала заседаний ровно в 2 часа. Еще минуту 
заняло у него добраться до трибуны докладчика. Проходя к трибуне, Джимми отметил 
несколько лиц, которые, как он предполагал, не останутся в зале на дневное 
заседание. Ну - ну, злорадно подумал он, только бы не сорвалось представление, 
очень жаль будет. Около трибуны его ждал техник News Channel, которому 
понадобилась еще пара минут, чтобы подсоединить компьютер и проверить связь. 
Уайт автоматически наблюдал за действиями техника, когда ему в голову пришла 
неожиданная идея. 
- А что, если, когда начнется передача Поля, попросить дать ее на большой 
экран?- подумал он.- Может получиться очень эффектно. Разделенный экран позволит 
дать основной звук в наушники, а его выступление пойдет из динамиков и 
субтитрами. 
Он включил встроенный телевизор, набрал номер News Channel и перевел пейджер в 
рабочее состояние. Начиная речь, Джимми видел, что он в прямом эфире. Он выбрал 
“старт” в меню VoiceFollower, нажал на Утеук и медленно обвел глазами 
заполненный примерно на треть зал. 2.04 - отметил Уайт, даже хорошо, что 
произошла задержка, первая часть рассчитана на 30 минут и кончится как раз в 
2.35. В случае чего, можно еще две - три минуты потянуть. 
Сенатор Уайт начал, как всегда, с общих мест. Он очень любил рядового 
налогоплательщика, прямо души в нем не чаял. 
- Мы обязаны ослабить налоговое бремя,- говорил он,- но в то же время, 
постараться не трогать социальные программы. 
Уайт был из лагеря, делавшего основную ставку на средний класс, но верхние и 
нижние слои впрямую задевать не решался. Он дошел до середины и сделал паузу, 
чтобы перевести дыхание, отпил воды из стоявшего перед ним стакана и отметил 
время. Follower показывал 2.20 и 16 минут до конца первой части. Теперь он почти 
непрерывно переводил взгляд с текста на окно с таймером: 2.23... 2.26... 2.28!! 
Сейчас, пронеслось в голове Джимми, еще несколько минут и... Осталось только 
дождаться передачи Поля и его подтверждения на пейджер. Уайт поймал себя на том, 
что читает текст совершенно автоматически. Во время коротенькой паузы он 
посмотрел на телеэкран и отметил, что волнуется. 
- Спокойно,- сказал он себе,- спокойно!
Follower давал оценку конца первой части на 2.35. 
- Отлично,- подумал Уайт,- в самый раз. 
Он продолжал следить за временем: 2.29... 2.31... 2.33... 2.34... 
- Ну где же они? Неужели ничего не будет?- подумал он с досадой. 
Замигал крохотный индикатор пейджера. Затем на экране появилась надпись: 
“Выходим Live в 14.37. Все ОК!” Джимми остановился. Ему оставалось произнести 
четыре - пять последних фраз и три минуты времени. Уайт оторвался от текста, 
снова обвел взглядом зал и неожиданно спросил: 
- Вас, наверное, удивило, что News Channel уже полчаса транслирует этого проныру 
Уайта?- он снова подождал, глядя в оживившийся зал.- Я открою вам секрет: я 
просто очень люблю этот канал, а они, на этот раз, ответили мне взаимностью. 
Джимми переждал пронесшийся по залу легкий смех. Было 2.36. Он заметил, что 
включили Разделенный экран, и во второй части экрана появилась дикторша. Ее 
слова он услышать не мог, но благодаря сообщению Поля, знал, что будет дальше. 
- Однако,- продолжал Уайт с легкой усмешкой,- любви приходит конец, кажется, они 
нашли что-то позанятнее, чем Джимми Уайт. Посмотрим, что?- задал он вопрос, 
провоцируя публику. 
Зал окончательно проснулся. 
- Посмотрим,- донеслось до Уайта несколько голосов. 
- Хорошо,- неожиданно легко согласился он,- дайте, пожалуйста, News Channel,- 
попросил он оператора. 
Прошло еще полминуты, пока пойманный врасплох оператор переключил изображение. 
Сенаторы услышали лишь последнюю фразу: “ Питер Хьюстон, News Channel, из 
лаборатории фирмы SVS”. Вслед за ним на экране появился Поль. Крюгера хорошо 
знали, как знали и то, что он вхож в дом Уайта. Пауль Крюгер, по-видимому, 
продолжал сказанное Хьюстоном: 
- Мое появление здесь действительно не случайно. На моих часах сейчас 14.22, а 
на ваших, когда я говорю эти слова, минут на пятнадцать больше. Дело в том, что 
распространение вируса, по всем прогнозам, должно начаться сегодня в 14.28. 
Сотрудники SVS хотели бы показать все события Live, но, по понятным причинам, 
выйти в эфир до этого времени они не могут - операция сорвется. Поэтому моя 
задача - свидетельствовать, что имеют место реальные события, а не подтасовка. 
Напомню, мы находимся в лаборатории SVS, на часах сейчас 14.23. У нас есть еще 
пять минут до предполагаемого начала событий, чтобы послушать короткое пояснение 
руководителя проекта “Тейл”, одного из ведущих сотрудников фирмы SVS Дейвида 
Росса. 
* * *
Питер ТВ, переключив камеру на Поля, вернулся к пульту, а оттуда сосредоточил 
внимание на Дейве, который начал очень хорошо. Глядя прямо в камеру, он сказал: 
- Около года назад мне было поручено вести новый проект под названием “Тейл”, 
существование которого компания не афишировала. Каждый пользователь знает, 
сколько неприятностей может доставить самый обычный компьютерный вирус. Наша 
компания известна своей основной антивирусной программой SuperVScan. Несколько 
слов о добавке, которой фирма SVS предполагает усилить данную программу. Речь 
идет об особом типе вирусов. Это так называемый вирус-невидимка, ни одна из 
существующих программ не идентифицирует его. Наличие чужого присутствия в вашем 
компьютере никак не фиксируется. Хозяин вируса может испортить или прочитать 
любые ваши данные, а вы ничего не заметите. 
Дейв сделал короткую паузу, заметив Поля, сигналившего ему, что остается совсем 
мало времени. Кэрол посмотрела на часы - было 14.26. 
- На этих экранах,- повернулся Дейв, а Питер переключил камеру и дал план 
помельче,- вы видите демонстрационную версию разработки SVS под названием 
“Эпидемия”. Она позволяет в реальном времени увидеть и зафиксировать присутствие 
вируса в компьютерах, на которых установлен SuperVScan. Каждый компьютер или 
сервер - это флажок, и сейчас его цвет - зеленый. Если вирус атакует какой-то 
компьютер, то цвет флажка меняется на ярко-оранжевый...- сидящий в метре от 
Дейва Сэм изменил цвет одного из флажков,- ...а когда с вирусом покончено, 
то...- Сэм снова вмешался в работу системы,- ...как видите, на бастионе взвился 
флаг Соединенных Штатов. 
Кэрол чуть подалась вперед и заглянула в комнату. Санди Питер, сидя в углу и 
держа направленный микрофон, умудрялся еще наговаривать свой комментарий на 
маленький диктофончик. Поль, как рыба, безмолвно сигнализировал, что осталась 
минута, а Сэм, вышедший из апатии, с совершенно невообразимой скоростью стучал 
по клавиатуре. Кэрол сделала шаг назад и посмотрела на Питера ТВ. Тот не замечал 
ничего вокруг, он постоянно что-то переключал, поправлял, регулировал, казалось, 
на пульте нет места, до которого он бы не дотронулся. Кэрол отметила, что его 
футболка начала темнеть под мышками. 
- ...Если вирус окажется сильнее SuperVScan-а, чего, я очень надеюсь, не 
произойдет, то появится белый флаг капитуляции... 
Кэрол почувствовала, как чья-то рука отодвинула ее от двери в комнату, и, в ту 
же секунду, перед камерой возник Питер ТВ. Он был абсолютно спокоен. Не было и 
намека на бешеный темп, который он держал лишь мгновенье назад. 
- 14.28,- объявил Питер, нажав на кнопку переключения камер,- сейчас мы увидим, 
насколько правильным оказался прогноз SVS. Есть какие-нибудь признаки?- спросил 
он Дейва. 
- Пока нет,- ответил тот. 
- Пока мы ожидаем появления сигналов,- снова повернулся Питер к камере,- я 
попрошу мистера Крюгера прокомментировать, почему именно это время было выбрано 
как предполагаемое время вирусной атаки. 
- Все очень просто,- принял эстафету Поль,- как нам напомнила пресса, сегодня 
десять лет со дня окончания давнего судебного процесса. Приговор был вынесен 
минута в минуту десять лет назад. Поэтому естественно предположить, что юбилей 
будет отмечен, и отмечен необычно, так что в 14.28, максимум в 14.30, следует 
ожидать вирусной атаки, о чем должна просигнализировать программа “Эпидемия”. С 
ее же помощью мы сможем установить источник распространения и, я очень надеюсь, 
виновник будет пойман и наказан. Эта программа...- Полю не удалось закончить 
фразу, как раздалась сирена. 
- Кажется, события начинаются,- сказал Питер ТВ в микрофон,- спасибо, мистер 
Крюгер, мистер Росс, что происходит?Напомню, на моих часах 2.30. 
- В данный момент “Эпидемия” зафиксировала присутствие вируса в Интернете,- 
откликнулся Дейв,- прохождение его через сервер, а через минуту она локализует 
источник и передаст изображение на экран. Осталось немного подождать, и мы 
увидим, откуда распространяется этот вирус...- Дейв сделал паузу.- А вот и 
изображение... Хм..., это очень странно!Видите этот оранжевый флажок?!- Это 
сервер INSC!Очень неожиданное место для появления вируса!
- Что вы можете сказать по поводу вашей защиты?-снова вмешался Питер ТВ в 
микрофон. 
- ...Одну секунду, сейчас будет ответ...- с напряжением в голосе ответил Дейв,- 
защита работает!воскликнул он.- Видите, появился звездно- полосатый флаг - 
защита сработала, но распространение вируса пока не остановлено. От сервера INSC 
вирус ушел через Интернет в сеть Гос. департамента - и там появились два 
оранжевых флажка... теперь в Белом Доме... в Министерстве Обороны... 
- Что с защитой?- раздался вопрос Питера. 
- ...Гос. Департамент - чист!- отчаянно кивая головой закричал Дейв. 
Кэрол затаила дыхание. Дейв работал даже не на два, а на три фронта. С одной 
стороны, он комментировал происходящее на экране, с другой, - отвечал на вопросы 
Питера, но, самое главное, Поль прыгал почти перед его носом, яростно потрясая 
пейджером и требуя решить, можно ли сигнализировать сенатору. Отправив 
сообщение, Поль выскочил из комнаты и положил пейджер перед Питером, в 
подтверждение утвердительно замотавшим головой. Питер вдавил на пульте кнопку 
“передача” и теперь ожидал подтверждения из студии. Через минуту загорелось 
сигнальное табло - передача шла в эфир. 
Второе сигнальное табло показывало, что управление каналом находится в его руках 
- студия только ретранслировала его передачу в эфир, добавляя картинку с Джимми 
Уайтом в разделенный экран. Питер мгновенно схватил наушники, нажимая 
одновременно несколько кнопок, и застыл, соображая, что происходит в зале 
заседаний Сената. Звука не было, и в первый момент Питер подумал, что произошел 
сбой, но по позе Уайта, стоявшего вполоборота к экрану, он догадался, что тот 
подыгрывает ему, переключая внимание зала на передачу. 
- Ай да сенатор!- мысленно похвалил Питер Уайта. 
Он убрал Разделенный экран и оставил в кадре только Дейва. После этого он 
обернулся к Кэрол, смотревшей на него во все глаза, и сделал ей знак, 
означавший, что все в порядке. 
Теперь Питер вернулся к Дейву, которого совершенно выпустил из вида в момент 
выхода в эфир. Он отметил, что Дейв заметался, сказалось отсутствие опыта, почти 
четверть часа Live перед камерой, впервые, - ни у кого нервов не хватит. 
- Мистер Росс,- обратился к нему Питер,- давайте еще раз повторим зрителю, что 
мы видим на экране, что произошло, и как развивались события. Напомните нам 
коротко, пожалуйста. 
- Атака вируса началась в 14.30, и ее источником оказался...- Дейв поперхнулся,- 
сервер INSC. Далее активность вируса была там уничтожена, но он сумел проникнуть 
в Интернет и задел Государственный Департамент, Белый Дом, Министерство Обороны, 
Министерство Финансов, Американскую Федерацию Труда, Министерство ВВС, 
Министерство Транспорта, ФБР, Министерство Юстиции...- Дейв перевел дух.- ...еще 
несколько частных компаний. В настоящий момент,- он повернулся к экранам,- все 
полностью очищено от вируса в Гос. Депе, Белом Доме, Мин Финансов, ВВС, Мин. 
Обороны... 
- Мистер Росс,- опять прервал его Питер,- я вижу, вы пока справляетесь успешно с 
вашей задачей, не так ли?
- Да, вроде бы,- Дейв смущенно пожал плечами и вытер вспотевшее лицо,- вирус 
уничтожается, но что-то препятствует пресечь его распространение...- Дейв опять 
пожал плечами,- это выяснится позже, при дальнейшем детальном анализе. В 
принципе, наша цель не только убить вирус, но и не дать ему распространиться по 
Интернет...- Дейв развел руками. 
- Спасибо, мистер Росс. 
Питер посмотрел на часы - 14.45. 25 минут с начала репортажа и 8 минут с начала 
трансляции. Это значит - 14.28 в передаче, идущей в эфир. Питер перенес внимание 
на зал заседаний сената. Уайт по-прежнему давал присутствующим в зале 
возможность смотреть репортаж. 
- Мистер Крюгер, еще раз прокомментируйте, что вы лично видели, и какие выводы 
сделали из всего увиденного до сих пор,- подключил Питер ТВ к действию Поля. 
- Прежде всего, мне трудно дать оценку с технической точки зрения,- сказал 
Поль.- Это можно сделать только после разбора происшествия представителями фирмы 
SVS, а у них тоже не все идет гладко. На данный момент, мне представляются 
бесспорными две вещи: несмотря на то, что мистер Росс не совсем доволен ходом 
событий, его компания сумела обеспечить надежную защиту важнейшим 
государственным учреждениям. И второе, вирус вышел из сервера INSC. Это очень 
странный факт, я считаю, что он требует вмешательства компетентных органов и 
немедленного, я подчеркиваю, немедленного расследования!
- Спасибо, мистер Крюгер, я не думаю, что в вашей компетенции давать советы 
компетентным органам - на это есть другие должностные лица. 
Кэрол посмотрела на Питера, который даже затанцевал за пультом от удовольствия, 
что щелкнул Поля по носу, да еще в прямом эфире. Было без десяти три. Live шел 
уже тринадцать минут, и никто в студии не прерывал передачу и не пытался 
помешать. Питер заметил, что Джимми Уайт решил продолжать выступление и 
повернулся к трибуне. Вернуть Разделенный экран было делом секунд. 
- Ну все,- с облегчением подумал Питер ТВ,- сенатор продолжает свое, а мы свое. 
Дальше будет легче. О-у?!!- прокричал он в микрофон,- что я вижу?!На экране 
появились белые флажки!Мистер Росс, похоже, ваша защита сдается?!
* * *
Джимми Уайт стоял на трибуне, повернув голову к экрану, как бы продолжая начатую 
игру с залом. Последние выступления прессы широко обсуждались в кулуарах, но 
никто не отнесся к угрозам серьезно. Появление публикаций о старом судебном 
процессе было принято за очередной виток закулисной борьбы за бюджетные 
ассигнования. Глядя на начинавшего объяснения Дейва и предоставляя 
присутствующим насладиться зрелищем, Уайт не мог не оценить остроумия Поля и его 
помощников. Ситуация складывалась так, что начало репортажа играло на руку 
противников сенатора, ратовавших за сохранение бюджета государственных 
учреждений, и в том числе, INSC. Надо же, мысленно усмехнулся Джимми, Пауль 
Крюгер - независимый наблюдатель! Но имеет право, с юридической точки зрения - 
не подкопаешься, лицо известное. Да и со стороны SVS просматривается совсем не 
глупый ход: будучи одним из главных субподрядчиков INSC, пригласить наблюдателем 
Крюгера из лагеря противника. И вообще, как четко продумано время, репортаж 
начался за несколько минут до событий, но Live не пошел, а только записан. Когда 
же основные события произошли, то можно дать их в эфир с задержкой в четверть 
часа, а тут и наблюдатель в голубой каске вирусных хулиганов к ответу призывает. 
На часах было 2.40. 
Еще минут 7 - 8, и можно продолжать, решил Уайт, внешне бесстрастно наблюдавший 
за присходящим. Когда камера наехала крупным планом на экран со вспыхнувшим 
оранжевым флажком, под которым мигала белая надпись “Gateway INSC”, он 
повернулся обратно и стал наблюдать за реакцией зала. В первые секунды как будто 
ничего не произошло, но потом по залу пронесся возглас удивления и стало тихо. 
Сенаторы и без комментариев поняли значение происходящего, как и значение 
недельной артподготовки в прессе. 
Уайт не отказал себе в удовольствии нарушить тишину. 
- Мы здесь говорим о бюджете,- начал он.- Волей случая и News Channel мы 
получили чудовищный пример нечестной и грязной игры.- Джимми заметил, что вновь 
появился Разделенный экран, и он снова идет Live.- Я не зря сказал, что люблю 
этот канал. Они, как никто, умеют оказаться в нужное время в нужном месте, но 
вернемся к нашим делам. Мы предлагали цифру 15 процентов в качестве сокращения 
ассигнований INSC, и я не хотел бы уходить от этой цифры. Но сейчас я предлагаю 
оставить (!!) 15 процентов всех ассигнований, а 85 - сократить. 
Уайт почувствовал, что выиграл. В другое время ему не дали бы продолжать, 
согнали бы с трибуны, и председатель бы не помог, но сейчас зал молчал. Зал 
глотал все, что бросал ему с трибуны Уайт - настолько сокрушительным был 
нанесенный удар. Джимми оторвался от текста, прилежно подсказываемого 
компьютером, и посмотрел на телеэкран. News Channel продолжал передачу в режиме 
Разделенный экран, параллельно освещая оба события: его выступление и репортаж о 
вирусной атаке. Джимми не мог знать, о чем идет речь во второй половине экрана, 
да это и не было так важно. 
- Пользуясь своим правом Сенатора, предоставленного мне народом Соединенных 
Штатов Америки,- сказал он,- я вношу запрос о незаконной, противоправной и 
антиконституционной деятельности Internet Standards Commission (INSC) и призываю 
Прокурора Штата, а также Федеральное Бюро Расследований незамедлительно начать 
следствие. Официальный запрос будет передан сразу же после окончания моего 
выступления, но я прошу считать, что он действует с этой минуты,- сенатор 
посмотрел на часы,- пятнадцати часов ноль двух минут сегодняшнего дня. 
* * *
- Дело сделано!- горячая волна возбуждения нахлынула на Питера ТВ, когда он 
услышал в наушниках слова Джимми Уайта, вносящего сенаторский запрос,- ай да 
Хьюстон, такой репортаж выдать! Это вам не на фоне забора девяносто секунд с 
микрофоном. Держать полчаса Live, да не простой Live, а в обоих частях 
азделенного экрана, 30 минут, 1800 секунд, двойной Live, потеснив трехчасовые 
новости, - это высший пилотаж!! Такого никогда не было, это же просто мировой 
рекорд! Держи, дружище, держи этот фантастический Live, пока можешь, о нем и так 
потом будут легенды ходить. 
Питер почувствовал охотничий азарт, теперь у него появился спортивный интерес: 
сколько времени он продержит в эфире эту идущую уже полчаса небывалую передачу. 
Заметив на экране компьютера белые флажки, он прямо-таки вцепился в Дейва и 
привел того в крайнее смятение: антивирусная защита SVS начала давать сбои! 
Неожиданность застала врасплох почти всех. Поль схватился за голову, Кэрол 
прикрыла рукой глаза, а Дейв растерялся и мямлил перед камерой. 
- Хм... да,- начал он в ответ,- действительно, есть какой-то сбой. Да... я вижу, 
что не сработала программа защиты на сервере университета, так... еще дырка в 
компании Крайслер... еще на Дельте... пока это все, я надеюсь, что больше сбоев 
не будет. Надо срочно сообщить в компании... 
В этот момент Поль, испугавшийся за исход мероприятия, заметил, что Сэм и не 
думает проявлять признаки беспокойства. Он сидел в стороне от экранов, с 
интересом наблюдая за появлением белых флажков, как-будто ничего не случилось, а 
идет обычная шахматная партия. Огибая камеры, чтобы не попасть в кадр, Поль 
добрался до Сэма и свистящим шепотом зашипел ему на ухо: 
- Объясни мне, что происходит? Твои дурацкие шуточки? Ты понимаешь, что делаешь?
- А что?- спокойно спросил Сэм,- что случилось? Не может же все идти как по 
маслу, должны же быть какие-то сбои, баги, что-нибудь, а то ненатурально 
получится,- Сэм хитро взглянул на Поля.- Такой вирус коварный, невидимка, и 
чтобы ничего не попортил, нехорошо, а?
- ...Этот вирус еще очень мало изучен,- продолжал оправдываться Дейв,- могут 
быть самые разные неожиданности... но уже в самом ближайшем времени наша 
компания... 
На этом месте Сэм прыснул, он зажал рукой рот, чтобы смех не попал в микрофон, и 
откатился в кресле подальше, задев Санди Питера, шепотом его обругавшего. Поль 
понял, что Дейву надо идти на помощь. 
- Мистер Росс,- Поль попытался принять как можно более спокойный и нейтральный 
вид,- какова, по-вашему, вероятность поражения этим вирусом еще какой-нибудь 
компании, или какого-то отдельного сервера?
- Э-э... очень мала, если честно, то я вообще не понимаю, как он мог просочиться 
через наши заслоны,- ответил Дейв,- я надеюсь, что этим дело и кончится,- 
завершил он фразу.- О, черт!Он нашел еще одно слабое место - BGTI, смотрите, 
четвертый белый флажок. Вот дрянь!
Поль хотел задать еще вопрос, но краем глаза увидел, что Сэм придвинулся к 
компьютеру и быстро проводит какие-то манипуляции. Здесь Полю стало ясно, откуда 
все эти сбои и белые флажки. 
- Дьявол!- выругался про себя Поль,- даже мне ничего не сказал, подлец. 
Положение обязывало Поля вмешаться, ситуация становилась опасной. 
- Пожалуйста, мистер Росс,- спросил он,- какой ущерб может нанести такой вирус 
по вашей оценке?
- Э-э... трудно сказать, мы еще не имели дела с настоящим живым вирусом. В 
принципе, он может делать все: портить файлы, данные, программы, как обычный 
вирус, но может, скажем, изменить конфигурацию, вмешаться в действия сервера, 
повлиять на защиту... 
- Вот оно!- подумал Поль.- Скажите, мистер Росс, какое воздействие вирус может 
оказать на защиту?
- Э-э... это непредсказуемо, это зависит от типа вируса, а если он еще и 
мутирует... очень трудно сказать определенно. 
- Пора заканчивать,- подумал Поль. 
Он ушел из кадра и выскочил в холл, размахивая перед Питером ТВ руками 
крест-накрест. Тот сделал удивленное лицо. 
- Заканчивай,- прошептал ему на ухо Поль, отодвинув наушник. 
Питер нехотя послушался, он взял пульт управления, появился перед камерой и 
сообщил: 
- Мы заканчиваем прямой репортаж из лаборатории фирмы SVS, но камеры продолжают 
работать. Питер Хьюстон, для News Channel. 
Какое-то время было тихо. Питер ТВ нацепил наушники и вернулся к пульту - 
оставалось еще 15 минут трансляции. Только бы Уайта хватило до конца, подумал 
Питер ТВ. Но никто и не думал прерывать Джимми. Дейв, обливаясь потом, в 
изнеможении сидел на полу, но глаза его блестели. Санди Питер продолжал говорить 
в диктофон. 
- Что ты себе позволяешь?!- Поль втащил Сэма в детскую и захлопнул дверь.- 
Сообразил, тоже, Live идет, а он взломом BGTI занимается в прямом эфире! С ума 
сошел?!
Сэм опустился на детскую кровать, не спеша зажег сигарету, затянулся и 
прищурившись посмотрел на Поля. 
- Тебе все разжевать, или сам думать начнешь? Головой, а не тем местом, где 
адвокаты мозоли в суде натирают. 
Поль оторопел, чего - чего, а грубостей он от Сэма не ожидал. Он даже не 
нашелся, что ответить. Сэм полюбовался произведенным эффектом, потом сказал: 
- Извини, давай рассуждать логически. Идет массированная вирусная атака, как вы 
там с Дейвом перед камерой рассуждали. Никто не знает, что этот вирус может 
понаделать, а тем временем, весь мир видит Live, что на сервере BGTI защита не 
сработала. Подумай, господин адвокат, какой вывод?
- Вывод, что ты - сукин сын, мог бы меня предупредить. 
- Неверно, господин адвокат. Вывод, что ни одна сволочь ни в INSC, ни в BGTI не 
сможет доказать, что защита провалилась в результате целенаправленного 
вмешательства. Еще разобраться надо, вирус это или системный администратор. Все 
данные у меня, у Матью, то есть, включая подтверждение Logbook. Нет, ты сам 
скажи, сможет ли кто-нибудь доказать обратное?- Я уверен, что нет. 
- Пошли, умник, еще не все кончено,- не ответил Поль на вопрос. 
- Матью ты не собираешься позвонить?- все так же сидя на кровати, спросил Сэм. 
- Звони,- Поль протянул ему телефон и вышел из комнаты. 
- Арест кончился?- нетерпеливо спросил Поля Санди Питер. 
- Да, конечно,- ответил Поль, и в ту же секунду Санди Питера не стало. 
Оставшиеся обступили Питера ТВ. Тому оставались последние 5 минут передачи. 
Сенатор все еще находился на трибуне. 
- Что там?- спросил Поль у Питера. 
- Запрос насчет INSC он сделал,- ответил Питер,- полчаса назад, а сейчас 
довершает дело - крушит развалины. Чего вы тут собрались, вон телевизор 
работает. Там и видно лучше, и звук есть,- проворчал он,- не видите, работает 
человек. 
Толпа переместилась в гостиную, только Поль остался рядом с Питером. 
- Дальше что, есть идеи?- спросил он осторожно. 
- Пусть Live пройдет, потом Уайт должен свой разгром закончить, а дальше - 
студия решит. Они там тихо сидят, думаю, индекс канала за 90 перевалил, ну 80 - 
точно есть. Они на коленях приползут продолжение вымаливать. 
- А ты что им дашь?
- Интервью Дейва - 35 минут, Матью - 20 минут. Это пока все, что у меня есть. 
Сам-то хочешь еще Live пойти, или хватит на сегодня? С Кэрол Live могу сделать, 
с Матью, опять же. Где он, кстати?
- Сейчас будет здесь. 
- Так что?- не получил ответа Питер. 
- Не буду мешать, заканчивай, а там видно будет,- Поль присоединился к 
телезрителям в гостиной. 
* * *
Джимми Уайт безраздельно владел залом заседаний сената. Аудитория принадлежала 
ему полностью. В 15.20 истекло отпущенное регламентом время, но 
председательствующий не решился прервать Уайта. Джимми не торопился освободить 
трибуну, то был его час, и он намеревался использовать его до конца. Примерно в 
3.35 исчез Разделенный экран, что не ушло от его внимания. Он, сенатор Джеймс 
Уайт, вот уже полтора часа шел Live, а теперь он снова находился в кадре News 
Channel один. Оставалось пять минут текста. Сенатор не спеша дочитал его до 
конца. В полной тишине, осушив стоявший перед ним стакан, он оперся обеими 
руками о трибуну и спросил: 
- Вы думаете, безобразия кончаются в INSC?
- Нет,- ответил он сам себе после мгновенной паузы.- Я отниму у вас еще пять 
минут дорогого времени и приведу еще факты, касающиеся другой организации - 
BGTI. 
Мурашки побежали по коже Кэрол, когда она услышала последние слова Джимми. 
Вместо его лица перед Кэрол на экране был утренний солнечный зайчик, мирно 
сидевший на ветке старого дерева. Кэрол обернулась, почувствовав руку мужа у 
себя на плече. 
- Т-с-с,- прижал Матью палец к губам и показал глазами на экран. 
Джимми закончил без десяти четыре, откусив 30 минут от следующего за ним 
выступления. В зале был только легкий шорох - ни обычных хлопков, ни возгласов. 
Уайт отсоединил компьютер от студийного кабеля и отбросил разъем в сторону. 
Проходя от трибуны к выходу, он смотрел прямо перед собой, но чувствовал, что 
все глаза и камеры в зале направлены только на него. Кто-то открыл перед ним 
дверь. Не глядя по сторонам, он прошел в мужскую комнату, бросил в сторону 
пиджак, сорвал с себя галстук и, расстегнув ворот, сунул голову под воду. 
Решив, что хватит, Джимми выпрямился. Он посмотрел на себя в зеркало: струйки 
воды стекали с волос на рубашку и за воротник. Из-за спины выплыло совершенно 
белое лицо его секретаря. 
- П-президент,- запнувшись проговорил секретарь и протянул ему телефон.
Джимми покосился на аппарат, но сделал шаг в сторону и потянулся за полотенцем. 
Вытерши волосы, лицо, руки, он взял телефон и ровным голосом сказал: 
- Сенатор Уайт, слушаю. 
- Спасибо, Джимми,- раздался голос в трубке,- приезжайте сегодня на полчаса 
раньше назначенного времени, нам надо поговорить. Я дал указание ФБР насчет 
INSC, они на подходе или даже уже там. Не хотите лично поехать в BGTI, за вами 
заедет Прокурор Штата? До встречи, сенатор, спасибо. 
- Вот и гости,- сообщил стоявший у окна Дейв. 
- Быстро они, однако...- подошел к нему Поль и выглянул наружу. 
Из подъехавших машин к ним поднималась делегация. 
- ФБР,- объявила без приглашения шагнувшая через порог девушка в форме.- Миссис 
Кэрол Френки?!- спросила она почти утвердительно, обведя взглядом присутствующих 
и остановившись на Кэрол. 
- Да,- тихо ответила Кэрол. 
- Поедемте со мной,- пригласила девушка. 
- Позвольте,- вмешался Поль,- моя фамилия Крюгер, я адвокат и представляю 
интересы миссис Фрэнки. Куда вы собираетесь ее везти?
- В BGTI, за сыном. Говард Фрэнки ваш сын, не так ли,- спросила она 
улыбнувшись.- Распоряжение шефа ФБР. 
- Я могу сопровождать?- настойчиво спросил Поль. 
- Пожалуйста. Есть среди вас мистер Фрэнки?
Матью молча шагнул вперед. 
- Едем,- Поль подал Кэрол плащ. 
Внизу, когда они шли от подъезда, раздался визг тормозов, и из машины выскочил 
увешанный техникой Санди Питер. Он был моментально отсечен агентами ФБР и 
жалобно закричал: 
- Кэрол, возьмите меня тоже, вы же обещали?!
- Я и правда обещала ему,- обратилась Кэрол к уже сидевшей на переднем сиденье 
девушке в форме. 
- Только потом пенять будете на себя,- предупредила та,- ну и народ, эти 
корреспонденты. Так как?
- Пусть едет с нами,- Кэрол сделала приглашающий жест. 
- Пустите его,- подтвердила девушка с переднего сиденья. 
Санди Питер втиснулся с трудом. Не успел он захлопнуть дверь, как машина 
рванулась с места. Вечерний траффик был в самом разгаре. Несмотря на завывание 
сирены, красно-синие огни и отчаянные усилия шофера они то и дело застревали в 
пробках. Водитель выезжал на левую сторону, он не обращал внимания на красные 
сигналы светофоров, но был бессилен перед стоявшими бампер к бамперу машинами. 
- Как с радио?- спросил Поль Санди Питера во время одной из остановок. 
- Подождут,- самодовольно ответил тот,- в завтрашний Таймс я репортаж уже дал - 
бросил им кассету с диктофона, я еще фото обещал,- похлопал Питер по камере. 
Он посмотрел на Кэрол, отвернувшуюся к окну. Шофер возобновил гонку, он разгонял 
траффик сиреной и неистово работал рулем, мечась из ряда в ряд. Наконец, Матью 
определил, что они совсем близко от BGTI. Последний поворот в сторону здания 
водитель сделал с душераздирающим визгом. И здесь Санди Питер увидел, что его 
опередили: на ступенях BGTI стоял сенатор Джеймс Уайт с ребенком на руках, 
отделенный от них стеной корреспондентов. 

* ** * ** * ** * ** * ** * ** * ** * ** * ** * ** * *
(С) Алекс Рудер (Тарнорудер) 1994-1995


Оценка: 3.77*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"