Дойл Артур К.: другие произведения.

Появление фейри

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нашумевшая в свое время работа Артура К. Дойла. Очень надеюсь, что переведена на русский впервые.

ПОЯВЛЕНИЕ ФЕЙРИ
АРТУР КОНАН ДОЙЛ
ИЛЛЮСТРИРОВАНО ФОТОГРАФИЯМИ
КРОУБОРО,
март 1922

ПРЕДИСЛОВИЕ
В эту книгу включены знаменитые фотографии фейри из Коттингли, и приведено связанное с ними исследование. Прилежный читатель находится в более выгодном положении, нежели я, так как может сформировать собственное мнение, основываясь на достоверности иллюстраций. Данный рассказ не имеет своей целью убеждать общественность в их подлинности, а является просто коллекцией фактов, которые думающий читатель может либо принять, либо отвергнуть, делая самостоятельные выводы.
Хотелось бы добавить, что тема объективного существования нечеловеческой формы жизни является гораздо шире и глубже вопросов, затрагиваемых обычным спиритизмом. Вынужден принести извинения, если аргументы мои излишне разбавлены подробностями этого в высшей степени примечательного случая, которые на самом деле не имеют никакого отношения к объекту исследования.

ГЛАВА ПЕРВАЯ
О ВОЗНИКНОВЕНИИ ВОПРОСА
Несколько случаев, приведенных этом небольшом исследовании, возможно, являются самой детально разработанной и изобретательной мистификацией из тех, которую когда-либо играли с общественностью, а, быть может, они представляют значительное событие в человеческой истории, которое в будущем отразится на всем характере развития цивилизации. Уму непостижимо поверить последнему утверждению, но не исключено, что в настоящее время фактически доказано существование на поверхности этой планеты населения, столь же многочисленного, как человечество, живущего собственной, незнакомой нам жизнью, и отделенного от нас лишь различием в вибрациях.
Мы видим объекты в пределах нашего цветового спектра, с бесконечными вибрациями, восприятие которых нам недоступно, с обеих его сторон. Давайте представим расу существ, состоящих из вещества, испускающего более короткие или более длинные вибрации. Они оставались бы невидимы, если бы только мы не настроили себя особым образом или изменили их. Как раз эта самая способность к настройке и адаптации к другим вибрациям и является отличительной чертой ясновидящего. Способность некоторых людей видеть нечто, недоступное остальным, представляется вполне допустимой с научной точки зрения. Если объекты в самом деле существуют, и, если творческая мощь человеческого разума сосредоточится на проблеме, то с большой вероятностью можно сказать, что будет изобретен некоторый способ духовного видения невероятных вещей. Ведь если электричество высокого напряжения может быть преобразовано в более низкое, пригодное к использованию, то почему бы не предположить, что нечто подобное может происходить с вибрациями эфира?
Это размышление пришло мне в голову, когда в мае 1920 я услыхал в беседе с моим другом мистером Гоу, редактором "Лайт", о существовании фотографий предполагаемых фей. Он не видел их воочию, но порекомендовал обратиться к мисс Скетчед, леди, чьи познания я весьма уважал. Я связался с ней и нашел, что она также не видела фотографии, но зато рассказала о своей подруге, мисс Гарднер, которая в самом деле видела их. 13 мая мисс Скетчед написала мне и привела выдержку из письма мисс Гарднер. Ниже я даю этот текст без изменений. Я цитирую фактические документы прежде всего потому, что считаю это необходимым для создания наиболее полной картины этого во всех отношениях примечательного случая. Ссылаясь на своего брата мистера Гарднера, она говорит:
"Вы знаете, что Эдвард в течение нескольких лет занимался теософскими проблемами, и сейчас он по большей части занят чтением лекций и другой работой на благо Общества. И хотя последние годы он посвятил искуплению грехов и молитвам, я считаю разговор с ним весьма полезным и необходимым. Я благодарна Господу, что оказалась в нужное время в Виллесдене, когда случилась тяжелая для него утрата, и тем более было поучительно наблюдать, как искренняя Вера поддерживала его все это время. Вероятно, он вернется еще к научным исследованиям и принесет немало пользы чтением лекций.
Мне хотелось бы, чтобы вы могли увидеть фотографии, которыми он располагает. Он верит в фей, пикси, гномов и тому подобное - дети, во многих случаях, действительно видят их и играют с ними. Он познакомился с семейством в Брэдфорде, где маленькая девочка Элси и ее кузина Фрэнси, частенько уходят в лес и играют с феями. Отец и мать были настроены скептически и не приветствовали эти, так называемым, шалости, но зато их тетя, которую расспрашивал Эдвард, весьма сочувствовала детям. Не так давно Элси сказала, что хочет сфотографировать фей, и попросила отца дать на время его камеру. Он долго отказывался, в конце концов девочка сумела получить желаемое: фотографический аппарат и одну пластинку. Она и Фрэнси отправились в лес к водопаду. Фрэнси "вызывала" фей, а Элси встала наготове с камерой. Вскоре показались три феи и один пикси, танцующий в ауре Фрэнси. Элси, щелкнула затвором фотоаппарата, надеясь на удачу. Прошло много времени, прежде чем отец проявил пластинку, но его изумлению не было предела, когда четыре маленьких фигурки вышли вполне отчетливо!
У Эдварда зародились сомнения, и он обратился к специалисту в фотографировании, который распознал бы фальшивку сразу. Изначально настроенный скептически, он даже предложил ему сто фунтов за работу. Эксперт объявил фотографию абсолютно подлинной и совершенно уникальной. Тогда Эдвард попросил ее увеличить и повесил в холле. Он очень заинтересовался этим делом и намерен как можно быстрее прибыть в Брэдфорд, чтобы повидать детей. Что вы думаете об этом? Эдвард считает, что феи находятся в той же линии эволюции, что и окрыленные насекомые, и т.д., и т.п. Я боюсь, что не могу уследить за всеми его рассуждениями, но знаю, что вы заинтересуетесь. Я желаю, чтобы вы могли увидеть и другую фотографию, где одна из девочек играет с "выдуманным" пикси!"

Это письмо наполнило меня надеждами, и я возобновил свой поиск фотографий. Я узнал, что их две и что они высланы мисс Блумфельд, другу семьи. Таким образом, моя охота завершилась и в ответ на письмо с запросом я получил следующий ответ:

Мирты, Бэкингем,
21 июня 1920.
УВАЖЕМЫЙ СЭР,
Я посылаю две картинки с феям; они интересны, не так ли?
Я уверена, мой кузен не возражал бы, чтобы вы увидели их. Но он говорил (и позже написал мне), что он не хочет, чтобы они использовались каким-либо образом в настоящее время. Я полагаю, что он имеет планы в отношении их, и что картинки защищены авторским правом. Я не думаю, что это будет его авторское право. Он еще не окончил свои исследования. Я спросила его, могу ли я сделать себе несколько отпечатков, чтобы показывать их интересующимся друзьям, но он написал что в настоящее время это нежелательно.
Я думаю, моего кузена сейчас нет дома. Но его зовут Эдвард Л. Гарднер, он - Председатель секции Теософического Общества (Ложа Блавацкой), и он довольно часто читает лекции в их Собрании (Мортимер Холл, площадь Мортимер, З.). Он читал там лекцию несколько недель тому назад, и показал фей на экране, рассказав все, что он знает о них.
Искренне Ваша,
Э. Блумфельд.

К письму прилагались две замечательные фотографии, воспроизведены в этой книге. На одной было изображение танцующего пикси, и на другой - лесные феи в хороводе. Фотографии сопровождались подробным описанием, поясняющим главные объекты каждой. Конечно же, я пришел в восторг от замечательных картинок и написал ответное письмо с благодарностями любезной мисс Блумфельд, и просьбой ускорить экспертизу относительно подлинной природы фотографий. Если их правдивость была бы доказана, то я почел бы за честь помочь мистеру Гарднеру в предоставлении открытию огласки. В ответ я получил следующее письмо:

Мирты, Бэкингем,
23 июня 1920.
УВАЖАЕМЫЙ СЭР АРТУР,
Я так рада, вам нравятся феи! Я рада помочь вам любым путем, если бы могла, но так мало я могу сделать. Если бы фотографии (я подразумеваю негативы) были моими, я охотно приняла бы предложенную вами помощь и не сомневаюсь в ваших самых добрых намерениях. Но я считаю необходимым посоветоваться с кузеном. Полагаю, он не против обнародования фотографий, но, как я писала перед этим, я не знаю его планов, и не уверена, готов ли он.
Поэтому мне пришло в голову предоставить вам адрес его сестры. Она - очень рассудительный и практический человек, много занимающийся общественной работой, в которой благодаря врожденным чертам характера достигла немалых успехов.
Она полагает, что фотографии фей, несомненно, подлинны. Эдвард - умный и добропорядочный человек. Его свидетельство может считаться самым надежным для всех, кто уверен в его честности и взвешенности суждений. Я надеюсь, что эти подробности не будут беспокоить вас, но, возможно, некоторые сведения о людях, которые, так сказать, "открыли" фотографии приблизили бы вас на один шаг к источнику. Я не нахожу никакого повода для мошенничества или мистификации, хоть вначале, когда я видела отпечатки, мне казалось, что может быть какое-нибудь другое объяснение, чем самое простое, являются ли они на самом деле тем, чем представляются. Казалось, они слишком хороши и верны! Но каждая малая деталь, которую я узнаю, лишь прибавляет мне уверенности в их подлинности; однако Эдвард предлагает идти дальше. Он надеется узнать больше от этих же девочек.
Искренне ваша,
Э. Блумфельд.

Почти одновременно я получил письмо от другой леди, имевшей некоторые знания по существу вопроса. Вот оно:

29 Крофтдаун Роад, Хайгейт Роад, С.З.,
24 июня 1920.
УВАЖАЕМЫЙ СЭР АРТУР,
Я рад слышать, что вы заинтересовались феями. Если они настоящие, то данный случай имеет не меньшую важность, чем открытие нового мира. Возможно, неуместно упомянуть, но я рассматривала их с увеличительным стеклом, и скажу, как художник, их руки не похожи на наши. Хотя маленькие фигурки выглядят подобными человеческим, руки показались мне чем-то подобным этому. (Далее следовал эскиз чего-то вроде плавника.) Борода маленького пикси кажется мне скорее придатком, присущим насекомым, хотя это, несомненно, может быть названо бородой любым наблюдателем. Также, по моему мнению, яркая белизна фей, а точнее, отсутствие у них тени, возможно, объясняет их несколько искусственную уплощенность
Искренне ваша,
Мэй Боули.

Теперь я находился в еще большей уверенности, чем когда впервые увидел фотографии и уяснил, что мистер Гарднер - солидный, здравомыслящий человек с отличной репутацией. Поэтому я написал ему, предоставив собранные мной звенья и присовокупив доводы, согласно которым, как мне казалось, имеющиеся факты нужно немедленно представить на суд общественности, поскольку свободное исследование можно провести как до того, так и после. На это письмо я получил следующий ответ:

5 Крэвен Роад, Хэлсден, С.З.
25 июня 1920.
УВАЖАЕМЫЙ СЭР,
22-го числа я получил ваше интереснейшее письмо, и весьма охотно помогу вам любым возможным способом.
Относительно фотографий... Эта история - довольно долгая и я хотел бы изложить ее со всей возможной тщательностью. Дети, о которых зашла речь, очень пугливые и скрытные. Они из семьи механика из Йоркшира, и привыкли играть с феями и эльфами в окрестных лесах с самого раннего детства. Я не пытаюсь изложить здесь всю историю и - для этого мы можем встретиться - но, когда я получил несколько довольно бледных отпечатков, я взмолился о подлинных негативах. Их я показал двум первоклассным фотографическим экспертам, один живет в Лондоне, а другой - в Лидсе. Специалисты, которые не были заинтересованы в данном вопросе, признали пластинки абсолютно подлинными, но необъяснимыми! Следовательно, я продолжал.
Я надеялся получить больше фотографий, но тут главная трудность - собрать двух девушек вместе. Им уже 16 или 17 лет и, начав работать, они отделены друг от друга несколькими милями. Возможно, мы сумеем преодолеть это и получим, таким образом, качественные фотографии, отличающиеся от полученных. Эти духи природы скоре всего неиндивидуализированные, низшего порядка и мне очень хотелось бы запечатлеть кого-нибудь более высокого. Но такие двое детей, как эти, редки, и я боюсь теперь, что мы можем опоздать, потому что почти неизбежно, одна из них скоро выйдет замуж, а тогда - пиши пропало!
Кроме того, я намерен избегать обсуждения материальной выгоды. Я, возможно, не слишком успешен, но никто не сможет обвинить меня в корыстолюбии. Мы боремся за Истину, а ничто не очерняет ее быстрее, чем деньги. Таким образом, я позабочусь, чтобы вы получили все, что я могу должным образом предоставить вам.
Искренне ваш,
Эдв. Л. Гарднер.

Это письмо ускорило мою поездку в Лондон, где я повидал мистера Гарднера, которого нашел очень спокойным, уравновешенным человеком. Он показал мне прекрасные увеличенные отпечатки двух замечательных фотографий, а так же предоставил обширную информацию, которую я в последствии использовал. Ни он, ни я воочию не увидел девушек, и мы договорились, что он займется личной стороной вопроса, в то время как я должен исследовать результаты и облечь их в литературную форму. Так было условлено, что он должен посетить деревню, как только это будет удобно и познакомится с девушками. Пока суд да дело, я показал позитивы фотографий, а иногда и негативы, нескольким друзьям, чье мнение в спиритических вопросах я весьма уважал.
Сэр Оливер Лодж по праву был первым. Я все еще вижу его изумленное и заинтересованное лицо, когда он вглядывался в фотографии, которые я разложил перед ним в лондонском литературном клубе. С присущей ему осторожностью он отказался делать поспешные выводы, но предложил теорию, что мы видим калифорнийских балерин, чья фотография была наложена на британский сельский пейзаж. Я ответил, что, данные фотографии изготовлены двумя детьми из семьи мастерового, и что такие фотографические уловки были бы им не по плечу, но я не смог убедить его, хотя уверен, что и сейчас он абсолютно непредубежден в данном вопросе.
Самыми серьезными моими критиками были представители спиритуалистов, для которых новое свидетельство существования духов оказалось сродни репортажу с места событий. Эти люди не были знакомы с нашей идеей, и я не без причины боялся, что их вмешательство усложнит жизненно важную для нас дискуссию. Один из этих джентльменов, которого я назову мистером Ланкастером, обладал парадоксальными способностями, совмещая значительную спиритическую мощь с ясновидением и "яснослышанием", что позволило ему добиться довольно высоких успехов в его весьма прозаической профессии. Он утверждал, что часто видел "маленький народец" своими собственными глазами, и поэтому я, придавал большое значение его мнению. Этот джентльмен посоветовался так же со своим духовным учителем (предвижу улыбки многочисленных скептиков). Ответ показал как силу, так и слабость таких духовных запросов. В июле 1920 он написал мне:

"Что до фотографий: Чем больше я думаю об этом деле, тем меньше оно мне нравится (я имею в виду одну из щеголяющих парижскими прическами фей). По мнению моего собственного духовного учителя, она может оказаться симпатичным молодым человеком с зачесанными наверх волосами. Учитель владеет студией с большим количеством фотокамер, некоторые из которых ручной работы. Он не делал ничего подобного, чтобы не уподобиться спиритуалистам-шарлатанам, но сделал почти такие же картинки по просьбе маленькой девочки, которая писала волшебные истории, нуждающиеся в красивых иллюстрациях. Он не спиритуалист, но будет смеяться, если кто-либо из них повторит его опыт. Проживает он довольно далеко от нас - там все по-другому: дома не выстроены в линии улиц, а разбросаны в беспорядке. Скорее всего, это не Англия. Я склонен думать, что это Дания или Лос-Анджелес, согласно особенностям, которые я вам привел.
Я восхищен объективом, который сфотографировал быстро движущихся людей с такой четкостью. Это работа для F 4.5, которая стоит пятьдесят гиней, и не пенсом меньше, и я не могу представить себе, чтобы в семье мастерового дети играли фотокамерой с таким дорогим объективом. И еще, водопад в фоне, смазан настолько, чтобы предположить выдержку в одну секунду, самое малое. Неверующий Фома! Как сказали мне на днях, любое непознанное событие всегда является предостережением с небес. Таким образом, я должен заявить: (a) возможно мы находимся перед лицом схождения ангелов; (b) следует опасаться возможного проникновения нежелательных пришельцев из Ада. Не исключено, что моя репутация в глазах людей снизится после этого заявления, а это обесценит мои критические высказывания..."

Эти спиритические впечатления являются типичными для человека, видящего все в мрачном свете и содержат курьезную смесь правды и ошибки. Когда я передал сообщение мистеру Гарднеру, он уверил меня, что замечания, в целом, очень точные. Некий мистер Снеллинг и джентльмен из его окружения, которые серьезно исследовали негативы, подвергая их различным испытаниям, и делали увеличенные позитивы, задавались теми же вопросами. Таким образом, мысли, навеянные фотографиями духовному учителю мистера Ланкастера, не оригинальны. Возможно, все это ни к чему знать обычному читателю, но, коль мы договорились, я выкладываю на стол все имеющиеся документы.
Мнение мистера Ланкастера имело довольно сильно повлияло на нас, и мы решили, не задумываясь об экономии (о какой экономии можно говорить, если речь идет об установлении Истины?) подвергнуть пластинки новой, еще более тщательной экспертизе. Более детально об этом в следующем письме:

5 Крэвен Роад, Хэлсден, С.З. 10,
12 июля 1920.
УВАЖАЕМЫЙ СЭР АРТУР,
Пользуюсь случаем, чтобы доложить о состоянии дел и ознакомить вас с ответами, полученными от компании "Кодак".
На прошлой неделе, после вашей ссылки на мнение мистера Ланкастера, я думал, что я получу более тщательную экспертизу негативов, нежели произведенную ранее, хоть до сих пор я считал ее достаточной. Итак, я отправился к мистеру Снеллингу в Хэрроу, где долго беседовал с ним, снова впечатляя его важностью, в которой я совершенно уверен. Я говорил вам, что мистер Снеллинг свыше тридцати лет работал с компанией "Автотайп" и крупной фотографической фабрикой в Иллингворте, где зарекомендовал себя исключительно ценным работником, а так же приобрел бесценный опыт работы как в естественных, так и павильонных съемках. Совсем недавно он начал сотрудничать с Уэлдстоуном (Хэрроу) и находится на хорошем счету.
Заключение мистера Снеллинга о двух негативах является для меня решающим и окончательным. Он сообщает, что полностью уверен в двух вещах, а именно:
1. Они подвергались лишь одной экспозиции;
2. Все фигуры фей сфотографированы при помощи "мгновенной" экспозиции.
Так как я задал ему все вопросы, касающиеся возможного использования бумажных или картонных фигурок, о фонах и ретушировании, обо всех этих хитростях, которые в ходу в современных фотостудиях, он развил мысль, иллюстрируя свои доводы другими негативами и отпечатками. Он добавил, что человек, обладающий значительным опытом, мог бы сразу обнаружить темный фон и двойную экспозицию на негативах. Причем с легкостью, какую он продемонстрировал на фотографии самолета, оказавшейся под рукой. Я не притворяюсь, что уследил за всеми его выкладками, но должен сказать, что он полностью меня убедил. Чтобі опровергнуть все имеющиеся возражения, господин Снеллинг готов сделать любое заявление, содержащее вышеупомянутые аргументы, и решительно стоять на своем, что касается подлинности фотографий.
Я вынужден уехать из Лондона в среду буду отсутствовать до 28-го, а после этого отправлюсь на два дня в Бингли для одного исследования. Если вы не возражаете, я предлагаю, послать два негатива, тщательно упаковав их в целях безопасности, мистеру Вэсту в "Кодак", чтобы узнать его мнение, к которому стоит прислушаться, ибо он имеет обширный практический опыт.
Я очень озабочен сейчас тем, чтобы выявить все подробности, хотя последняя беседа привела меня в весьма благостное расположение духа.
Искренне ваш,
Эдв. Л. Гарднер

После получения этого сообщения, к которому были приложены и вышеупомянутые негативы, я лично отвез их в офис компании "Кодак" в Кингсвэй, где повстречался с мистером Вэстом и вторым экспертом компании.
Они тщательно исследовали пластинки, и никто из них не смог обнаружить никакого свидетельства наложения, или другой уловки. С другой стороны, по их мнению, если бы они вздумали создавать такие картинки, то с их опытом и ресурсами, могли бы делать это естественными средствами, и поэтому не могут поручиться, что здесь вмешивались сверхъестественные силы. Стало ясно, что дальнейшие исследования невозможны без непосредственного знакомства с детьми, сделавшими фотоснимки. Я постарался наладить добрые отношения со старшей девушкой, посылая ей свою книгу, и получил в ответ следующую записку от ее отца:

31 Мэйн Стрит, Коттингли, Бингли,
12 июля 1920.
УВАЖАЕМЫЙ СЭР,
Я прошу простить нас за задержку с ответом на ваше письмо и выражаю благодарность за чудесную книгу, которую вы так любезно отправили Элси. Она очень рада. Уверяю вас, что мы ценим честь, которую вы ей оказали. Книга прибыла утром в прошлую субботу через час после того, как мы отправились проводить выходные на побережье, так что мы узнали о ней лишь этим вечером. Одновременно мы получили письмо от мистера Гарднера, где он обещает посетить нас в конце июля. Но стоит ли ждать так долго, если мы готовы рассказать вам все, что знаем уже прямо сейчас?
С признательностью,
Артур Райт.

Конечно же, мы должны были познакомиться поближе с объектом нашего исследования, и мистер Гарднер отправился на север, где побеседовал со всем семейством, поставив точку в нашем исследовании. Результаты его поездки предоставлены в статье, которую мы опубликовали в "Стрэнд Мэгезин". Я лишь добавлю письмо, которое он написал мне по возвращении из Йоркшира:

5 Крэвен Роад, Хэлсден, С.З. 10,
31 июля 1920.
МОЙ ДОРОГОЙ КОНАН ДОЙЛ,
Согласно вашему поручению я отсортировал вещи, которые могут нам пригодиться на данный момент. Я передаю их вам с тем, что бы вы использовали их в дальнейшем по своему усмотрению. Возможно, вы захотите их использовать как приложение к статье. Здесь - негативы, отпечатки в четверть и пол-листа, увеличенные отпечатки и слайды для проектора.
Так же во вторник я предполагаю получить свои собственные фотографии долины, послужившей декорацией, включая места, изображенные на фотографиях с феями, а также фотографии обеих девочек, сделанные в 1917 году в той же обуви и одежде, в которой они были тогда. У меня также есть фотография Элси, где она показывает свою руку.
Относительно вопросов, которые вы поднимаете:
1. У меня есть разрешение на использование этих фотографий любым путем, каким я сочту нужным. Возможна публикация, но без указания адреса и полных имен.
2. Копии могут быть использованы в Англии и США.
3. Служащие "Кодака", а также "Иллингворта" не расположены к даче показаний. О причине, конечно, вы догадываетесь. "Иллингворта" утверждает, что они могли бы производить в своей опытной студии путем ретуши и моделирования подобные негативы. Однако они выступают против любого публичного упоминания их компании. Главный вывод, помимо мнения мистера Снеллинга, заключается в том, что фотографии могли быть изготовлены в студии, но нет основания утверждать, что подобная работа проводилась с негативами.
4. Вы можете использовать мой отчет для работы над статьей как угодно, на ваше усмотрение.
Отец, мистер Артур Райт, произвел на меня весьма благоприятное впечатление. Он совершенно открыто и свободно беседовал по сути вопроса. Он объяснил свою позицию так - он не вполне понимает, как сделаны фотографии, но полностью уверен, что пластинка, которую он извлек из камеры "Мидж", была той самой, которую он поместил в нее в тот же день. Работает он электриком на фабрике, расположенном по соседству. Он - человек здравомыслящий и разумный, и производит впечатление открытого и честного. Я выяснил причину столь сердечного отношения этой семьи ко мне. Миссис Райт несколько лет назад познакомилась с теософическим учением и отзывается о нем очень хорошо. Она знала о моей связи с Теософическим Обществом и поэтому вполне доверяла мне. Отныне сердечный прием, с которым я столкнулся, больше не озадачивал меня.
Искренне ваш,
Эдв. Л. Гарднер.

Я надеюсь, читатель согласится, что вплоть до этой точки мы не проявили никакой неуместной стремительности или легковерности, мы приняли все меры общего характера, чтобы провести все необходимые проверки, мы были беспристрастными искателями Истины. Чтобы двигаться вперед, разумно было обнародовать наши результаты перед широкой публикой, чтобы кто-нибудь, возможно, обнаружил ошибку, которую мы по случайности пропустили. Приношу свои извинения, если часть фактов, изложенных в статье, опубликованной в "Стрэнд Мэгезин", повторяется в этой вступительной главе.

ГЛАВА ВТОРАЯ
ПЕРВЫЕ ОПУБЛИКОВАННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ - "СТРЭНД МЭГЕЗИН" РОЖДЕСТВЕНСКИЙ НОМЕР, 1920
Должен заметить, случаи, приведенные здесь, а так же прилагающиеся фотографии, без всякого преувеличения обозначат новую эпоху в развитии человеческой мысли, невзирая на критику. Я выставляю их на суд общественности для всеобщего знакомства и обсуждения. Если спросить меня, я считаю этот случай абсолютно доказанным, но, дабы исключить малейшую тень недоверия, всячески приветствую любую незаинтересованную экспертизу. В то же время я признаю затруднения, которые могут возникнуть с подобной экспертизой, и не настаиваю на ее скорейшем проведении. В итоге должен заметить, что каждая обнаруженная ошибка может быть сильнейшим аргументом обвинения, prima-facie. Отдельные возгласы: "Фальшивки, подделки!" мы обязательно услышим и они могут произвести сильное впечатление на людей, не обладающих полным объемом информации. Что касается фотографий, то каждое возражение будет рассмотрено и адекватно принято. Фотографии - или обе фальшивки, или обе истинны. Пока что все обстоятельства указывают на последнюю альтернативу, но утверждение, что не существует ни малейшей лазейки для желающих обнаружить промах, свидетельствовало бы об излишней самоуверенности.
В мае месяце сего года я узнал от мисс Фелиции Скетчед, человека довольно известного в определенных научных кругах, о существовании двух фотографий фей, которые были сделаны на севере Англии при обстоятельствах, которые, казалось, исключают мошенничество. Сообщение настигло меня как раз во время сбора материала для статьи о фейри, которая в настоящее время уже закончена, и я накопил удивительное количество свидетельств от людей, утверждающих, что способны видеть "маленький народец". Свидетельство было столь полно и детально, с такими хорошими разъяснениями, что казалось невозможным заподозрить ложь, но будучи по натуре скептиком, я решил лично повести все необходимые расследования, выяснить подробности происшествия и убедиться, что это не выдумки и не самообман экзальтированных особ, возомнивших себя ясновидцами. Слухи о фотографиях настолько заинтересовали меня, что следуя указаниям одной леди за другой, я наконец-то добрался до мистера Эдварда Л. Гарднера, который со временем стал моим самым незаменимым помощником и получил полный кредит доверия. Следует отметить, мистер Гарднер входит в состав Исполнительного Комитета Теософического Общества, и известен как лектор оккультных наук.
В то время он был занят важными делами и поэтому предоставил все доступные материалы в мое распоряжение. Раньше я уже видел фотографии, но теперь получил в руки истинные негативы, а так же заключение двух экспертов по практической фотографии, наиболее авторитетным из которых является мистер Снеллинг (26 Бридж, Вилдстоун, Хэрроу), о неподдельности изображений. Мистер Гарднер сам поведает эту историю, а я просто скажу, что в этот период времени он наладил самое непосредственное и дружеское общение с семейством Карпентеров. Мы вынуждены не указывать их истинную фамилию и скрывать почтовые адрес, дабы поток корреспонденции и заинтересованных не нарушали привычное течение жизни людей. Таким образом, по обоюдному согласию, мы будем называть их просто семейством Карпентеров из поселка Дэлсби, Вэст Райдинг.
Согласно нашей информации, три года тому назад дочь и племянница мистера Карпентера, одной из которых было шестнадцать и другой - десять лет от роду, сделали две фотографии: первую - летом, а вторую - ранней осенью. Отец относился очень недоверчиво, когда его дочь утверждала, что она и ее кузина, гуляя вместе, частенько видели фейри в лесу и даже подружились с ними. Но он все же установил одну пластинку в фотокамеру. В результат они стали обладателем фотографии танцующих фей, которая буквально поразил отца, когда он этим же вечером проявлял пластинку. Младшая девочка, глядящая в камеру, - Алиса, тогда как вторая, нажавшая кнопку, - Айрис, дочь мистера Карпентера (несколько месяцев спустя она была запечатлена на фотографии с пикси). Согласно истории, девочки были так взволнованы, что одна из них ворвалась в кабинет отца и крикнула второй, трепетавшей за дверью: "Ах, Алиса, Алиса, феи на пластинке! Они на пластинке!" Это был в самом деле триумф детей, над которыми подсмеивались за выдумки, а теперь они подтвердили свои фантазии.
Отец их занимает солидную должность на местной фабрике, и семейство в округе хорошо известно и уважаемо. Показателен факт, почему мистер Гарднер так легко наладил с ними контакт. Миссис Карпентер увлекалась теософическими учениями и благосклонно к ним относится. Когда наладилась переписка, Карпентеры были искренни и честно выражали изумление своим открытием и тем переполохом, который он, вероятно, вызовет.
Вот таким образом обстояло дело на момент моей встречи с мистером Гарднером, но было ясно, что этих сведений недостаточно. Мы должны были докопаться до фактов. Мы отправили негативы в ООО "Кодак", где два эксперта не смогли обнаружить ни единого дефекты, но отказались свидетельствовать их неподдельность, принимая во внимание некоторую возможную ловушку. Опытный фотолюбитель отказался подтвердить их, основываясь на некоторых деталях, таких как парижская прическа маленькой леди. Другая фотографическая компания, пожелавшая сохранить анонимность, объявила, что фон представлял собой театральные декорации и, таким образом, картинки объявили ничего не стоящей подделкой. Я очень полагался на мнение мистера Снеллинга, чье искреннее одобрение упоминается позже в статье. Он высказал мнение, что, если местные условия получения фотографий были в точности такими же, как мы сказали, то он не верит в существование деревенского фотолюбителя, способного на подделку, которую не в состоянии распознать лучшие эксперты Лондона.
Мистер Гарднер прислал мне отчет о своей поездке, которую я мечтал разделить с ним, но не сумел выкроить времени в связи с большими объемом работы и необходимостью подготовиться к путешествию в Австралию. Отчет мистера Гарднера я прилагаю:

5 Крэвен Роад, Хэлсден, С.З. 10,
29 июля 1920.
В начале этого, 1920, года я услышал от приятеля о фотографиях фей, полученных на севере Англии. Я навел некоторые справки и раздобыл отпечатки вместе с именами и адресом детей, сделавших фотографии. В последовавшей переписке я попросил дать мне на время фактические негативы - две пластинки размером в четверть прошли по почте спустя несколько дней. Один - очень четкий, а другой - немного недодержанный.
Негативы, в самом деле, изумляют. На фотографиях не нашлось никаких признаков двойной экспозиции, или других работ, кроме обычной проявки. Я отправился в Хэрроу, чтобы проконсультироваться с опытным фотографом, чей стаж работы составляет около тридцати лет, которого я знал, мнению которого мог доверять. Не объясняя, что это за пластинки, я спросил, что он думает о них. После исследования негативов "фей", начались восклицания: "Самая необычайная вещь, которую я когда-либо видел!" "Единственная экспозиция!" "Фигуры движутся!" "Это - подлинная фотография! Где находится сделавший их?"
Мне следует заметить, увеличенные отпечатки были сделаны и подвергнуты экспертизе без какого-либо изменения исходного материала. В результате "позитив" был получен с каждого негатива, оригиналы по возможности тщательно оберегались, а затем были изготовлены новые негативы, с которых выполнялась последующая печать. Оригиналы сейчас находятся у меня на хранении. Вскоре я подготовил качественные отпечатки и даже слайды для "фонаря".
Я использовал слайды в мае, вместе с прочими, чтобы иллюстрировать лекцию в Мортимер Холле, в Лондоне, и таким образом пробудить интерес общественности к фотографиям и истории их появления. Через неделю или чуть позже я получил письмо от сэра Конан Дойла, который узнал о фотографиях от нашего общего знакомого и просил поделиться сведениями. В результате последовавшей за этим встречи с сэром Артуром я согласился ускорить мое личное расследование происхождения фотографий, не дожидаясь сентября, когда я планировал попасть на север по другим делам.
В последствии, 29 июля, вернувшись в Лондон после удивительнейшей экскурсии, я пришел к выводу, что это было самым удачным из моих дел!
Прежде, чем я отправился, мы озаботились, чтобы получить оценку оригинальных негативов от нескольких опытных фотографов, и один или двое из них оказалось весьма неблагоприятными. Нет, они не утверждали, что фотографии фальшивы, но заявили, что могли бы сделать такие же в рабочей студии, используя раскрашенные модели, и т.п. так же они предположили, что маленькая девочка на первой фотографии сидит за столом, загроможденным с папоротником и мхом, что поганка выглядит неестественно, что на фотографии с пикси рука девушки не натуральна, что однородность теней весьма сомнительна и так далее. Все это имело основание, однако я направился на север еще и для того, чтобы получить ответы на некоторые спорные вопросы.
После продолжительного путешествия я достиг патриархального поселка в Йоркшире, нашел дом и был радушно принят. Миссис К. и ее дочь Айрис (девушка, которая изображена играющей с пикси) были дома и встретили меня, а мистер К., отец, появился вскорости.
Часть возражений, выдвинутых профессионалами, была отброшена почти сразу, когда через полчаса после приезда, я обследовал очаровательную лощину, с маленьким водопадом, куда дети привыкли уходить и играть с феями. Я нашел берег, на фоне которого сфотографирован ребенок. Поганок точно таких, как на фотографии, было вдоволь... А рука девушки? Она со смехом просила меня обещать не болтать об этом, так как пальцы ее и правда слишком длинные! Я стоял на показанных местах и легко узнал каждое. Затем я собрал следующую информацию, которую, ради лаконичности, излагаю ниже:
Использованная камера: четверть-пластиночный "Мидж". Пластинки: "Империал Рапид".
Фотография фей: июль 1917. День ясный и солнечный. Около 3 часов пополудни. Расстояние: 4 фута. Выдержка: 1/50 секунды.
Фотография пикси: сентябрь 1917. День яркий, но не такой, как предыдущий. Около 4 часов пополудни. Расстояние: 8 футов. Время: 1/50 секунды.
Айрис было шестнадцать лет; ее кузине - десять. Они делали еще фотографии, но попытки оказались неудачны.
Цвета: бледно-зеленый, розовый, сиреневый. Крыльях окрашены ярче, чем тела, которые почти белые. Пикси одет, согласно воспоминаниям, в черное трико, красновато-коричневую фуфайку и ярко красную шапку. Он играл на свирели, держа ее в левой руке и только шагнул к Айрис, как Алиса "щелкнула" его.
Алиса, иногда посещает кузину и вскоре приедет, так как Айрис сказала, что они должны вместе "сделать фотографии". К счастью, они встретятся через несколько недель, и пообещали мне, что попытаются собраться еще. Айрис добавила, что очень хотела бы прислать мне еще одну фотографию летающих фей.
Свидетельство мистера К. было ясно и убедительно. Дочь упросила его разрешить попользоваться камерой. Вначале он сомневался, но, в конце концов, после обеда в субботу, поместил только одну пластинку в "Мидж" и вручил ее девочкам. Они вернулись менее чем через час и попросили его проявить пластинку. Итогом проявки стал изумительный результат - фотография фей!
Миссис К. сказала, что помнит очень хорошо - девочки отсутствовали очень недолго, прежде чем вернули камеру.
Сейчас я окончательно убежден в полной неподдельности фотографий, поскольку столкнулся в этом доме с абсолютной честностью и непредвзятостью. Я не добавляю ничего сверх этих объяснений, не развиваю собственных теорий, хотя успех, достигнутый двумя людьми (вернее, детьми) фактически очевиден, чтобы закрепить веру в наличие эфирных тел. Я предпочитаю оставить приведенное выше исследование как ясный, неприкрашенный рассказ о рассматриваемом нами случае.
Следует лишь добавить, семьей К. не было сделано ни малейшей попытки обнародовать фотографии, и все, что бы ни было сделано в этом направлении любым из нас, не было связано с поиском выгоды или каким бы то ни было материальным интересом.
Эдвард Л. Гарднер.

Я, возможно, добавлю к рассказу Гарднера - девушка сообщила ему в беседе, что она не имела никакой власти над действиями фей, и "вызывала" их мысленно, сидя неподвижно, а затем, когда слабые движения вдалеке возвещали их присутствие, жестом показывала, что их ждут. Айрис вспомнила о свирели пикси, звук которой они обе определяли подобным гудению садящегося мотылька. Она добавила, что, когда в лесу тихо, то можно слышать завораживающий и высокий звук свирели. К возражениям фотографов, что фигурки фей практически не имеют теней, я отвечу - эктоплазма (так называют эфирную протоплазму) имеет собственное, хотя и довольно слабое свечение, а потому в значительной степени изменяет тени.
Чтобы внести окончательную ясность в отчет мистера Гарднера, позвольте мне добавить точные слова мистера Снеллинга, опытного фотографа, на которые он разрешил нам ссылаться. Мистер Снеллинг проявил великую силу духа и оказал неоценимую услугу спиритическому учению, действуя энергично и опираясь на свою профессиональную репутацию как эксперта в широком масштабе. Свыше тридцати лет он работал с компанией "Автотайп" и крупной фотографической фабрикой в Иллингворте, и имеет много собственных прекрасных работ, созданных как в естественных условиях, так и в студии. Он смеется, когда слышит, что якобы мастер в Англии способен обмануть его фальшивкой. "Эти два негатива, - сказал он, - абсолютно подлинные фотографии однократной экспозиции, выполненные на открытом воздухе, отражающие движение фигурок фей, и нет никакого следа какой-нибудь работы студии, использования картонных или бумажных моделей, затемненного фона, ретуши и т.п. По моему мнению, они обе изготовлены без искусственного вмешательства."
Это - независимое мнение относительно истинного характера фотографий, основанное на большом опыте практического фотографирования.
И еще к нашему случаю... Что касается факта, который один несчастный критик объявил театральным действом. Как мы помним, этот критик один из нас, занимающихся спиритическими изысканиями, хотя и приходится показывать людям нелепость его замечаний.
Я сейчас сделаю несколько комментариев по двум фотографиям, которые я долго и внимательно исследовал с мощной лупой.
Первый факт: это присутствие свирели, сам вид который с древних времен связан с фавнами и наядами, в каждой картине. Но почему свирель, а не что-то другое? Не предполагает ли это бедность диапазона музыкальных инструментов в их жизни? Их одежда достаточно материальна. Мне кажется, что когда мы узнаем их глубже, то обновленному взору они предстанут не менее реальными и убедительными, чем, например, эскимосы. Заметна декоративная отделка свирели, которая показывает, что тяга к изящному искусству не чужда им. Какая грация видна в энергичном полете их маленьких изящных фигурок, как они несут себя в танце! Они, возможно, бывают озабочены своими невзгодами и жизненными неурядицами, как и мы, но по меньшей мере видна искренняя радость, демонстрируемая в этой стороне их жизни.
Второе общее наблюдение заключается в том, что феи - смесь человека и бабочки, в то время как пикси имеет больше черт мотылька. Это, возможно, является лишь результатом неверного выставления экспозиции, проявки негатива и пасмурной погоды. Возможно маленький пикси - представитель того же племени, но он - пожилой мужчина, в то время как феи, скорее всего, молодые женщины. Большинство наблюдателей жизни фей сообщили, однако, что существуют отдельные их разновидности, очень отличающиеся по размеру, внешности, и местам обитания - лесная фея, водная фея, полевая фея и т.д.
Могут эти быть мысле-формы? Да, они соответствуют нашему традиционному представлению о феях. Но, если они быстро двигаются, имеют музыкальные инструменты и так далее, нельзя говорить о мысле-формах, пока этот термин предлагает что-то неопределенное и непостижимое. На самом деле, в чувственном отношении все мы - мысле-формы, поскольку можем восприниматься через чувства, но этот "маленький народец", казалось бы, существует в объективной реальности, так же, как и мы, если их вибрации доступны каждому, кто обладает определенной спиритической мощью, а чувствительная фотографическая пластинку фиксирует их присутствие. Если феи - обычное явление, то, возможно, они действительно наблюдались прошлыми поколениями, а значит, некоторое правильное их описание сохранилось в памяти человечества.
Есть один момент расследования мистера Гарднера, о котором нужно упомянуть. Насколько нам известно, Айрис умела рисовать, и на самом деле иногда делала эскизы для ювелира. Это естественно потребовало осторожности, хотя искренний характер девушки, насколько я понимаю, сам по себе достаточная гарантия для тех, кто знает ее. Мистер Гарднер, однако, ознакомился с ее рисунками и нашел, что пейзажи ей удавались хорошо, но фигуры фей, когда она попыталась изобразить тех существ, которых видела, были очень неестественными, и не обладали ни малейшим сходством с фотографиями. Другой пункт, по которому можно ответить осторожному критику, вооруженному сильной линзой, - замеченное тонко очерченное лицо около правой фигурки на самом только лишь кромка ее волос, а не, как может показаться, нарисованный профиль.
Я должен признать, что после месяцев размышлений, не в состоянии сделать окончательный вывод в отношении данного случая. Однако, одно или два следствия очевидны. Опыты детей будут приняты всерьез. Камеры будут наготове. Прочие убедительные случаи будут отслеживаться. Мнение, что представители малого народа, похоже, являются нашими соседями, только с некоторой небольшой разницей вибрации, станет привычным. Мысль о них, пускай и невидимых, добавит очарования каждому ручью, каждой долине и придаст романтический ореол каждой прогулке на лоне природы. Признание их существования встряхнет материальный ум двадцатого столетия, вытолкнет его глубокой колеи рутины и впустит в наш мир волшебство и очарование тайной жизни. Проникновение в этот мир не окажется таким уж трудным, поскольку уже существуют примеры духовного общения, поддерживаемое физическими фактами, которые были помещены выше. Все это я вижу, но на самом деле проблема гораздо глубже. Когда Колумб на коленях молился, высадившись на побережье Америки, то видел ли какой-либо пророк все то воздействие на судьбу цивилизации, которое окажет открытие нового континента? Кажется, и мы стоим на берегу нового континента, отделенного не океанами, но тонкими материями, вполне преодолимыми спиритическим воздействием. Я гляжу в будущее с благоговением. Возможно, маленькие создания страдают от контакта, и некий Лас Касас уже оплакивает их крах! Если так, то будет черный день, когда мир согласится с их существованием. Но будем все же верить в добрую волю, ведущую человечество, волю, которой мы можем доверять и следовать ей.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ
КАК ПРИНЯЛИ ПЕРВЫЕ ФОТОГРАФИИ
Хотя я был в то время вне Англии (а именно, в Австралии), я мог понять, что появление первых фотографий в "Стрэнд Мэгезин" вызвала очень большой интерес. Комментарии прессы были, как правило, осторожны, но вполне доброжелательны. Прежних криков: "Фальшивки!" оказалось меньше, чем я ожидал. Очевидно, в течение последних лет печать постепенно расширяет свой кругозор, и не так склонна по старинке каждую новую сенсацию из области духовно-спиритической сферы сразу же объявлять аферой. Некоторые из Йоркширских газет навели детальные справки и, как мне сообщили, опросили всех фотографов в округе (и даже на значительном удалении от поселка), чтобы выяснить, а вдруг они были сообщниками детей? Правда, кое-кто, одержимый идеей, что все спиритическое движение и связанное с ним - сплошной огромный и бессмысленный заговор с целью одурачивания общества отдельными мошенниками, выпустил по обыкновению высокомерные и презрительные статьи, которые закончились просьбой к Элси прекратить свою забаву и сообщить широкой публике, как в самом деле были сделаны фотографии. Самую лучшую критическую атаку провела "Вестминстер гэзетт", пославшая специального корреспондента, чтобы разгадать тайну Коттингли, и опубликовавшая результат 12 января 1921. Воспользовавшись их добрым разрешением, я воспроизвожу упомянутую статью:

ФЕИ СУЩЕСТВУЮТ?
РАССЛЕДОВАНИЕ В ЙОРКШИРСКОЙ ДОЛИНЕ
ТАЙНА КОТТИНГЛИ
ИСТОРИЯ ДЕВУШКИ, СДЕЛАВШЕЙ ФОТОГРАФИИ
Публикация фотографий фей (или, чтобы быть более точным, одна фотография фей, а другая - пикси) пробудил значительный интерес к играм детей не только в Йоркшире, где обнаружены загадочные существа, но и по всей стране.
История, таинственная с самого начала, стала еще более загадочной по причине факта, который величают сэром А. Конан Дойлом, использовавшим вымышленные имена в своем рассказе, опубликованном в "Стрэнд Мэгезин", чтобы толпы посетителей и корреспондентов не нарушали спокойное течение жизни людей. Но эта попытка к успеху не привела. Я боюсь, сэр Конан попросту не знает йоркширских людей, в особенности жителей долин. Ведь у нас, в Йоркшире, любая попытка анонимности немедленно пробуждает волну любопытства и желание подловить автора статьи или рассказа на лжи или, по меньшей мере, отсутствии откровенности.
Не удивительно, что его история была принята с такой сдержанностью. Каждый, с кем я разговаривал на протяжении моего краткого пребывания в Йоркшире, указывал на допущенные в ней несоответствия. Поэтому в течение нескольких недель анонимность была раскрыта.
Моя миссия к Йоркшире должна была по возможности обеспечить свидетельство, который доказало бы или опровергло заявление, будто феи существуют. Я откровенно признаю, что потерпел неудачу.
Край, где обитают феи - живописное маленькое местечко неподалеку от проезжей дороги, две или три мили от Бингли. Здесь притаился небольшой поселок, под названием Коттингли, почти скрытый в ущелье между холмами, через которое стекает ручей, известный как Коттингли Бек, менее чем через милю впадающий в Эйр. "Героиня" истории сэра Конан Дойла - мисс Элси Райт, которая живет со своими родителями по адресу 31 Терраса Линвуд. Крошечный ручеек протекает позади дома, а до места, где сделаны фотографии отсюда не более сотни ярдов. Когда мисс Райт познакомилась с феями, ее сопровождала кузина, Фрэнси Гриффитс, проживающая в Дин Роад, Скарборо.
Одна фотография, полученная мисс Райт летом 1917, когда ей было шестнадцать лет, запечатлела ее кузину, в то время десятилетнего ребенка, с группой из четырех фей, танцующих в воздухе на переднем плане, а вторая, полученная несколько месяцев спустя, - саму Элси, сидящую на траве, и странного гнома, танцующего перед с ней.
Существуют определенные ясно очерченные факты, и я не сумел получить ни одного свидетельства, которое могло бы их поколебать. Другие люди не видели никаких фей, хотя каждый в маленьком поселке знает о их предполагаемом существовании. Когда Элси сделала снимок, она не была знакома с фотографической камерой, но добилась успеха с первой попытки. Девочки не приглашали третьего человека посмотреть на удивительных посетителей. Не было никакой попытки ознакомить общественность с открытием.
Для начала я взял интервью у миссис Райт, которая без колебания изложила все обстоятельства в целом без каких-либо комментариев. Девочки, она сказала, проводили целые дни в лощине, даже брали с собой немного еды, однако они все время находились в пределах броска камня от дома. Элси нездоровилось, и она не работала на протяжении летних месяцев, а потому наслаждалась играми на свежем воздухе. Она часто рассказывала, что видела фей, но родители относились к ее словам как к ребяческой фантазии, и думали, что это пройдет. Мистер Райт приобрел небольшую камеру в 1917 году, и однажды, в субботу после обеда, уступил настойчивым просьбам дочери и позволил ей воспользоваться аппаратом. Он вставил лишь одну пластинку, и объяснил ей, как нужно "щелкнуть". Дети ушли ликуя, и вернулись менее чем через час, упрашивая мистера Райта проявить пластинку. Во время процесса проявки Элси заметила, что феи начали проступать, и возбужденно воскликнула, обращаясь к кузине, "Ах, Фрэнси, феи на пластинке!" Вторая фотография была равно удачной, и несколько отпечатков с каждого негатива было предоставлено любопытствующим друзьям около года тому назад. Они, очевидно, привлекли мало внимания, пока один не был показан делегатам Теософического Конгресса, проходившего прошлым летом в Хэррогэйте.
Миссис Райт производит впечатление человека, ничего не скрывающего, и ответила на мои вопросы весьма откровенно. Она сказала, что Элси всегда была правдивой девочкой, и их соседи приняли историю о феях, поскольку просто верили ей. Я спросил о карьере Элси, и миссис Райт сказала, что после того, как ее дочь оставила школу, она работала несколько месяцев на фотографа в Мэннингам Лэйн, Брэдфорд, но не полный день. Единственная работа, которую она делала там - зачистка пятен на негативах. Очевидно, это не то занятие, которое обучит четырнадцатилетнюю девочку подделывать фотопластинки. Оттуда она шла в мастерскую ювелира, но и там оставалась не долго. В течение многих месяцев непосредственно перед получением первой фотографии, она находилась дома и не могла связаться с кем-либо, кто обладал камерой.
В то время ее отец еще мало знал о фотографировании, "только то, что понял сам, бродя по округе с камерой", таким образом любое предположение, что якобы он подделывал пластинку должно быть отклонено.
Когда он вернулся домой с соседнего завода и узнал о характере моего поручения, он сказал, что "объелся" этим делом и ему нечего добавить к разговору. Однако он выслушал историю, услышанную мною от его жены, и согласился с каждой деталью. Рассказ Элси, предоставленный мне в Брэдфорде, не добавлял ничего нового. Таким образом, я получил информацию в разное время от трех членов семьи, и не обнаружил расхождений. Родители указали, что с трудом признали фотографии истинными и даже расспрашивали девочек, как они подделывали их. Дети упорствовали в своей истории и отрицали любой нечестное действие. Тогда родители уступили, но еще сейчас их вера в существовании фей основывается всего лишь на утверждениях дочери и ее кузины.
Я выяснил, что Элси характеризовалась последним школьным учителем, как "мечтательная", и ее мать подтвердила эти слова. Но могла ли бы она рисовать фей в шестнадцать лет? Лично я сомневаюсь. Она показала мне акварельный рисунок, и ее работа, которую я тщательно рассматривал, не выказывает ту меру таланта, хотя она обладает замечательным чувством цвета для необученного художника.
Сэр Конан Дойл говорит, что вначале он не был убежден, что феи не мысле-формы, сотворенные воображением провидцев. Мистер Эдвард Л. Гарднер, член Исполнительного комитета Теософического общества, который провел скорое расследование, а также интервьюировал всех членов семейства, считает, что фотографии подлинны.
На другой день я отправился в Брэдфорд, и на Шарповской фабрике рождественских открыток повидал мисс Райт. Она работала в верхней комнате и вначале отказывалась говорить со мной, отправляя записку, что не желает давать интервью. После второго запроса она появилась в тесной проходной.
Она - высокая, тонкая девушка, с богатыми каштановыми волосами, схваченными узкой золотистой лентой.
Подобно ее родителям, она сразу заявила, что не может ничего добавить касаемо фотографий, и, достаточно экспрессивно добавила, что и ее отец с матерью, и она сама "сыты по горло этим делом".
Она постепенно стала более общительной, и рассказала мне, как сняла первую фотографию.
На вопрос, как появлялись феи, она ответила, что не знает.
"Вы видели, как они появляются?" - спросил я; и после утвердительного ответа заметил, что она должна была видеть, откуда они прибыли.
Мисс Райт, слегка поколебавшись, со смехом ответила: "Я не могу сказать." Она так же не могла объяснить, когда они начали танец возле нее, и смутилась, когда я попросил более подробного пояснения. Два или три вопроса вовсе остались без ответа, и на мое предположение что они могли "просто раствориться в воздухе" последовал односложный ответ: "Да!" Не они обращались к ней, сказала мисс Райт, а она обращалась к ним.
Когда она была со своей кузиной, то видела фей чаще. Они были совсем маленькими детьми, когда впервые увидели фей, и не говорили никому.
"Но, - пошел я дальше, - естественно ожидать, что ребенок, увидев фей в первый раз, сказал бы своей матери". В ответ она повторила, что не говорила никому. Первый случай, когда появились феи, как выяснилось, пришелся на 1915 год.
В ответ на дальнейшие вопросы, мисс Райт сказала, что видела фей после того, как фотографировала их, а пластинки передала владение мистеру Гарднеру. Даже после того, как несколько отпечатков первого снимка фей было предоставлено друзьям, она не говорила никому, что увидела их снова. Тот факт, что никто другой в поселке не видел фей не показался ей удивительным. Мисс Райт с уверенностью полагала, что она и ее кузина были единственными людьми, которым так везло, и была убеждена, что никто и не увидит. "Если кто-либо другой будет там, - сказала она, - феи не смогут выйти".
На дальнейшие вопросы, заданные с целью выявления причины этого заявления, только отвечала с улыбкой: "Вы не поймете".
Мисс Райт все еще верит в существование фей, и рассчитывает продолжить наблюдение будущим летом.
Феи Коттингли, появлявшиеся двум девочкам, являются "яснопогодными", как мисс Райт сказала. Они прилетали только когда было ярко и солнечно, но никогда в унылую и сырую погоду.
Самой странной частью истории девушки стало ее заявление, что увиденные недавно фейри были "прозрачнее", чем в 1916 и 1917 годах, когда они выглядели "материальными, ощутимыми". А после она добавила: "Вы видите, тогда мы были моложе". Этот вывод она сделала самостоятельно.
До сих пор маловероятны обещания, что поселок может стать местом паломничества будущим летом. Есть старая йоркширская поговорка: "Верю тому, что вижу", которой все еще придерживаются жители холмов.

Общий тон статьи позволяет убедиться, что корреспонденту очень хотелось бы произвести сенсацию, вызвать ажиотаж в обществе и привлечь внимание к своей газете. Однако, как справедливый и умный человек, он легко перешел от обвинения к исследованию, показав себя весьма терпимым экспертом. По-видимому, он не обнаружил ни одного нового факта, сверх приведенных в моей статье, кроме того, что это была первая фотография, которую дети получили в своей жизни. Мыслимо ли при таких обстоятельствах сфабриковать мошенническую картинку, которую, кроме всего прочего, не смогли распознать целый ряд экспертов? Допуская честность отца, которую никто и никогда не оспорил, предположим, что Элси могла бы делать рисунки фигурок исключительной красоты и изящества, создавая в тайне от родителей большое количество образцов, способных передать впечатление движения, выявленное скрупулезно изучившим фотографии экспертом. Несомненно, это трудная задача!
Из Вестминстерской статьи ясно, что автор ее не был близко знаком со спиритическими исследованиями. Его удивило, что девушка не знала откуда прибывают или куда уходят фейри. Ведь они - духовные формы, материализующиеся в ее собственной индивидуальной ауре. Довольно известный факт также, что спиритические явления всегда с большей вероятностью проявляются в теплую солнечную погоду, чем в сырую и холодную. Наконец, замечание девушки, что вызываемые формы становятся все прозрачнее. Существует гипотеза, что с детством связаны определенные способности к общению с духами, дети - прирожденные медиумы, а по мере того, как ребенок взрослеет и его разум становится более искушенным и обыденным, эти способности уходят. Указанное ослабление способностей можно наблюдать во втором цикле фотографий, особенно в малой фигуре, протягивающей цветок. Мы боимся, что это сейчас этот процесс практически завершен, и это мы не сможем больше иметь никаких демонстраций жизни фейри из этого источника.
Еще одним аргументом нападок на подлинность фотографий было: "Вы посмотрите, это сделано так хорошо, что может быть только фальшивкой!" Ошибка этого рассуждения заключается в предположении, что имитации были подготовлены квалифицированными исполнителями, в то время как оригиналы получены необученными детьми.
Нельзя не признать, подобные попытки делались, однако ни одна из них не выдержала придирчивого осмотра мистером Гарднером. Наилучшего результата добилась женщина-фотограф, связанная с Брэдфордским Институтом, мисс Ина Инман, чья работа заставила нас поломать головы в течение некоторых недель и должна быть принята во внимание. Была также "темная", но эффективная попытка судьи Докера из Австралии. Но в позах эльфов мисс Инман, отсутствует естественное изящество и свобода движений, которое характеризует замечательную группу фей из Коттингли.
Довольно примечательный - среди прочих комментариев прессы - отзыв был дан мистером Джорджем А. Вэйдом из "Лондонских вечерних новостей" от 8 декабря 1920 года. Он сообщил о ряде курьезных случаев в Йоркшире, как вы можете убедиться прочитав следующее:

"В самом ли деле существуют фейри в наши дни?
Вопрос был поднят сэром Артуром Конан Дойлом, который представил публике фотографии, наглядно подтверждающими присутствие "малого народца".
Мой собственный опыт, возможно, поможет разъяснить некоторые нюансы этого вопроса. Встречаются ли настоящие феи и пикси, реальные эльфы и гномы до сих пор в долинах Йоркшира, откуда прибыли фотографии?
В прошлом году я проводил день с моим другом, мистером Холливеллом Сатклиффом, известным романистом, жителем того же района, и он, к моему великому удивлению, поведал, что лично знал школьного учителя, обитающего по соседству, который то и дело утверждал, что он видел фей и даже играл с ними в лугах неподалеку! Писатель упомянул это как курьез, который он не мог объяснения. Но сказал, что учитель - человек, чье воспитание и характер делают его достойным веры. Вряд ли бы он стал сознательно вводить в заблуждение других людей.
Приблизительно там же, со слов человека, которого я знаю и могу вполне доверять, некая молодая леди, проживающая в Скиптоне, упоминала более одного раза, что часто посещала одно укромное местечко в долине (название местности предоставлено) чтобы "играть и танцевать с феями"! Когда он выразил изумление, она повторила это, настаивая, что все так и было на самом деле!
Когда я рассказал об этих случаях моему другу, мистеру Уильяму Райли, автору книг "Ветренники", "Униженные", "Джерри и Бен", который близко знаком с йоркширскими долинами и вересковыми пустошами, то мистер Райли заявил, что хотя сам он никогда не увидел там фей, но все же знает среди обитателей холмов нескольких надежных людей, чья вера в существование фейри непоколебима, которые утверждали вопреки всем скептикам, что они лично много раз видели пикси в верховьях долин Эйра и Уорфа.
Спустя некоторое время после опубликования предмета нашего внимания в Йоркширской газете, туда прибыло письмо от леди из глубинки, которая предоставила свою историю - странный случай, произошедший с ней на выходных в похожей долине выше Скиптона.
Она рассказала, что однажды вечером, гуляя по склонам холмов, к своему глубокому удивлению, заметила неподалеку, на лугу в низине, большую компанию фей и эльфов, которые играли на музыкальных инструментах и танцевали. Она решила, что спит или бредит, и ущипнула себя, потом протерла глаза, чтобы вернуться к действительности. Проделав все это, она снова явно видела "малышей". Она подробно рассказала, как они играли, поскольку наблюдала их в течение продолжительного времени, до тех пор, пока они не исчезли. Без сомнения, она верила, что говорит правду.
Что же из этого следует? Я не рискую делать выводы, но трудно представить, что так много незнакомых друг с другом людей, тайком сговорились ввести нас в заблуждение. Это поразительное совпадение, если не нечто большее. Девочки сэра Артур Конан Дойла, школьный учитель мистера Сатклиффа, молодая женщина из Скиптона и леди, обратившаяся в Йоркширскую газету, встречали фей на расстоянии друг от друга в одну или две мили.
Может быть именно там и обитают фейри?"

Кажется, самое серьезное нападение на фотографии фейри было предпринято майором Холл-Эдвардсом в "Бирмингем Уикли Пост". Он сказал:

"Сэр Артур Конан Дойл принимает допущение, что эти фотографии - изображения настоящих фей, несмотря на тот факт, что никто еще наверняка не знает, как они были получены. Всякий, кто знакомился с необычайными эффектами, которые время от времени получают операторы кинематографа, должен признать, что вполне возможно, было бы только время и средства, воспроизводить на фальшивых фотографиях почти все, что угодно воображению.
Достаточно указать, что старшая из двух девочек характеризуется матерью как весьма мечтательный ребенок, рисовавший фей в течение многих лет, а потом ее отдали учиться в фирму фотографов. В довесок она часто посещает некоторые из красивейших долин и ущелий, которые легко стимулируют воображение молодого человека.
На одной из фотографий младшая девочка опирается локтями на обрыв, в то время как группа фей танцует вокруг нее. Ребенок не смотрит на фей, но позирует для фотографии так, как это принято. Причина ее очевидного равнодушия к шаловливым эльфам, как нам объясняют, кроется в том что она привыкла к феям, но фотокамера для нее в диковинку.
Данная фотография могла быть "сфальсифицирована" двумя способами. Во-первых, маленькие фигуры фей могли быть нарисованы на картоне, вырезаны и размещены близко к натурщице так, что она не может видеть их, и выполнен снимок на обычной пластинке; или во-вторых, первоначальная фотография, без "фейри", возможно, была наложена на рисунки фей из какой-нибудь книги или журнала. Это потребовало бы повторного фотографирования, но, в случае аккуратной работы, ни один фотограф не смог бы поклясться, что имела место повторная съемка."
Майор Холл-Эдвардс пошел дальше, обратив внимание на большую важность факта, что феи на фотографии имели прозрачные крылья, и сказал, что хитрый фотограф мог бы очень легко добиться такого эффекта.
"Это легко достижимо, - заметил он. - Достаточно отрезать прозрачные крылья насекомых и приклеить их изображению фей. Легко воспользоваться прозрачными крыльями крупных мух и устроить так, чтобы фотографии частично могут были видны через крылья и достичь таким образом очень реалистичного эффекта."
Было указано, что "феи" якобы танцуют. На самом деле они, с всей определенностью, заявлены танцующими, но нет никакого признака движения в фотографиях. Объяснение этого было дано самим фотографом. Она сказала, что движения фей чрезвычайно медленны и, могут быть сравнимы к фотопленками замедленного движения, какие показывают в кинематографах. Это доказывает, что молодая леди обладает значительными познаниями в области фотографирования.
Миллионы фотографий были сняты операторами различных возрастов - как детьми, так и взрослыми - в различных местах страны - как обычных, так и тех, что были преподнесены, как места обитания нимф и эльфов; но пока к делу не приобщились двое замечательных детей, изображение фей никогда не было воспроизведено на фотопластинке. Основываясь на этом, я без колебаний заявляю, что эти фотографии могут быть "фальшивыми". Я критически отношусь к тем, кто объявил присутствие сверхъестественных сил в обстоятельствах, сопровождающих получение этих фотографий, поскольку, как медик, полагаю, что внушение таких абсурдных идей в детские умы способно приводить в последующей жизни к проявлениям нервного расстройства и умственных волнений. Конечно, дети должны ценить красоту Природы, но их воображение, заполняемое преувеличенной, хотя и живописной, бессмыслицей и может привести к различным отклонениям от нормы."

На это мистер Гарднер ответил:
"Майор Холл-Эдвардс говорит, что "никто еще наверняка не знает, как они были получены". Самое малое, что должен сделать претендующий на роль критика - полностью прочитать отчет о случае. "Сэр Артур Конан Дойл принимает допущение, что эти фотографии - изображения настоящих фей". Было бы тяжело еще сильнее исказить истину. Негативы и позитивы были подвергнуты самым тщательным исследованиям известными в фотографической науке экспертами, многие из которых были настроены откровенно скептически. Они заключили, что данные пластинки бесспорно испытали одну единственную экспозицию, и не обнаружили никаких доказательств фальсификации. Это не прояснило все полностью, так как, я отметил в своих записках, подделка подобных негативов остается возможной при условии использования чрезвычайно развитых художественных процессов и профессиональных навыков. Лично я очень доволен серьезностью экспертизы. Сделано было немного, но все-таки это лучше, чем грубые примеры майора Холл-Эдвардса, которые разбиваются вдребезги при самом простом анализе.
Наличие в самой ранней стадии исследования экспертизы опровергает обвинения в личной заинтересованности и исключает возможность использования фальшивок. Это было нужно, хотя и потребовало определенных усилий и нервного напряжения. Проверка была полной и самой тщательной и поэтому, несмотря на поиски и расследования, которое последовало за первой публикацией, ничего нового выяснить не удалось. Одно из доказательств отсутствия лжи состоит в удивительном простодушии и честности семейства. Это, в совокупности с фотографиями, вселяет уверенность в правдивости случая.
Еще часть критики, выдвинутой майором Холл-Эдвардсом, не вполне уместна. Как можно серьезно предложить, что посещение киносеанса и использование метафоры подразумевают наличие "значительных познаний в области фотографирования", да еще и выдвинуть гипотезу, что девушка, нанятая для выполнения несложных поручений и помощи по магазину, обладает высокой степенью мастерства в этой профессии?! Мы не настолько легковерны, чтобы предположить, якобы двое детей, самостоятельно и без посторонней помощи, могли бы сделать за полчаса фальшивую фотографию вида "Элис и феи".

В развитие критики майора Холл-Эдвардса в атаку пошел довольно известный писатель мистер Морис Хьюлетт, выдвинувший отдельные возражения, на которые ответил мистер Гарднер. Утверждения мистера Хьюлетта приведены ниже дословно:

"Шумиха, поднятая в настоящее время сэром Конан Дойлом, касается веры в подлинность так называемых фотографий Карпентера, которые показали на днях читателям "Стрэнд Мэгезин". На них две обычные девочки близко общаются с крылатыми существами, насколько можно оценить, около восемнадцати дюймов высотой. Если принять на веру фотографии, то следует сделать два вывода: во-первых, нужно поверить также в существование "малого народца"; во-вторых, механическое действие, когда человек-оператор всего-навсего готовит пластинку, наводят фокус на объект, нажимают кнопку и печатают картинку, делает видимым нечто, которое иным образом не видимо невооруженным глазом. Это главное, что сэр Артур сказал нам. Он полагает, что фотографии подлинны. Остальное следует из этой посылки. Но почему он верит? Поскольку молодые леди сказали ему, что они подлинны. Увы!
Сэр Артур не может, как сам он сказал, ехать в Йоркшир лично, чтобы подвергнуть перекрестному допросу молодых леди, даже, кажется, не желает их опрашивать. Однако, он посылает вместо себя друга, мистера Эдв. Л. Гарднера, также настроенного весьма и весьма благожелательно, с устоявшимися мнениями о теософии и родственных темах, кажется, грешащий пренебрежением к логике. Мистер Гарднер фотографируется в месте, или поблизости от него, где молодые леди фотографировали друг друга. Я не могу понять, почему мистер Гарднер (a) фотографировался, (b) выложил фотографии в "Стрэнд Мэгезин"?
Единственный ответ, который я могу найти, предложен ко мне притчей о появлении Девы с Младенцем перед пастухами в персиковом саду около Вероны. Пастухи рассказали священнику, что Дева Мария появилась перед ними лунной ночью, приняла чашу молока из их рук, затем сорвала персик с одного из деревьев и съела его. Священник посетил указанное место в сопровождении пастухов и нашел под деревом косточку персика. Это подтвердило, что, Мадонна действительно была там. И косточка персика послужила доказательством.
Я склоняюсь к заключению, что мистер Гарднер сфотографировал себя на особом месте для того, чтобы доказать неподдельность прежних фотографий, полученных там. Аргумент следующий: фотографии были получены на определенном месте; а так как я сам сфотографировался там, значит те фотографии были подлинны.
Здесь и кроется ошибка, но это - доброжелательная ошибка и, к счастью, она не дает ничего по сути вопроса.
Исследователи вопроса пошли по линии наименьшего сопротивления. Какая проблема важнее: фальсифицирование фотографий или объективное существование крылатых существ восемнадцать дюймов высотой? Ответ бесспорный для любого человека, но не для авторов письма. Если такие существа есть на самом деле, если они иногда случайно видимы, если фотокамера способна показать всему миру нечто, скрытое от глаз большинства людей, то мы еще не можем сказать, что фотографии Карпентеров - фотографии таких существ. Но мы, рассматривая картинки, не видим таких существ. Вспомним, мы часто видим фотографии скачек лошадей, мчащиеся на всей скорости автобусы, убегающих зайцев, бегущих по дорожкам спортсменов и так далее. Мы имеем представление об этих вещах, мы видели их фотографии; и странное дело - никогда, ничто не делает фотографию бегущего объекта подвижным.
Лошадь, собака или человек, фактически, на фотографии находиться в движении. И это правильно, потому что в мгновение фотографирования они как бы не на ходу. Значит, бесконечно быстро (действие света на пластинку) можно выделить долю времени в быстром движении и записать его. Если вы комбинируете серию фотографий одну за другой, вы получаете внешний вид движения в точности подобный тому, которое вы видели в натуре.
Существа, кружащиеся вокруг головы и плеч девочки в фотографии Карпентера, находятся в картинном полете, а не в фотографическом движении. Это бесспорно. Мое утверждение убедительно иллюстрируется изучением пластики танца. Движение не слишком хорошо показано имеющимися средствами. С ними сравнимы, например, кружащие гномы на этикетке "Пунша". В них очень мало от диких беззаботных бабочек. Но они - попытка изобразить воздушный танец, выполненная достаточно скромно. Фотографии слишком малы, чтобы я мог окончательно решить, нарисованы ли они на картоне или составлены из кусочков, но фигуры не двигаются.
Один другой пункт, который вызывает мои сомнения. Возможно, кому-то он покажется малостью, но на самом деле нет ничего важнее таких мелочей. Лично мне он только придает уверенности. Если феи действительно танцевали бы перед девочкой, она смотрела бы на них, а не в фотокамеру. Я знаю детей.
И, зная детей, зная увлекающуюся натуру сэра Артура Конан Дойла, я заключаю что мисс Карпентер ловко провела его. И напоследок я полагаю, что все это - порождение эпохи."

На это мистер Гарднер ответил в следующей заметке:
"Мне хотелось бы желать, чтобы несколько игривая критика мистера Мориса Хьюлетта относительно неподдельности фотографий фей, появившихся в рождественском номере "Стрэнд Мэгезин", была определена яснее. Единственный серьезный поднятый вопрос - различие между фотографическим и иллюстративным изображением движения. Мистер Хьюлетт, лишь подтверждает в своем письме, что мы имеем дело с фотографиями.
Относительно отдельных элементов фотографий, то подлинность их сочетания между собой очевидна. Фотографические эксперты заявили, что хотя оба негатива не показывали ни малейшего следа какого угодно мошеннического процесса (как например, двойная экспозиция, дорисовка фигур, повторное фотографирование, использование моделей из картона или другого материала), результат такого же класса мог быть достигнут опытным специалистом в профессиональной студии. Также, определенные требования соответствия тумана выше головы ребенка и стертого изображения водопада с относительной ясностью и четкостью танцующих фигур и т.п. Осмотр мест событий и фотографирование их были, несомненно, единственным способом ответить на некоторые из них. По сути дела, водопад, как оказалось, находится на двадцать футов позади ребенок и таким образом явно вне фокуса, как и большие скалы на таком же расстоянии позади, неподалеку от водопада, могли оказываться причиной некоторой туманности. Отдельные фотографии, каждая из которых представляет исследуемые места только подтверждают полную неподдельность участков природы, а не неподдельность фей.
Комментируя фотографии двигающегося объекта, мистер Хьюлетт делает удивительное заявление, что в момент фотографирования он не движется (курсивы мистера Г.). Я удивлен! Как это может получиться, ведь камера всегда имеет определенную выдержку?! Конечно, движущийся объект находится в движении в течение времени экспозиции, неважно, составляет ли это время пятидесятую или миллионную часть секунды, хотя мистер Хьюлетт - ни в коем случае не единственный, кто допускает подобную ошибку. И каждая из фигур фей на негативе обнаруживает признаки движения. Это было одним из главных отправных пунктов исследования.
Я допускаю, конечно, что это не дает достойного ответа, показывают ли феи гораздо больше изящества в движении, чем можно отыскать в обычном моментальном снимке двигающейся лошади или человека. Если мы имеем дело с феями, чьи тела предположительно, состоят исключительно из эфира и имеют весьма пластичную природу, а не с обладающими скелетом млекопитающими, то будет ли логично искать сходные признаки изящества и грации? Принимая во внимание убедительное свидетельство неподдельности, находящееся у нас в руками, об этом стоит задуматься.
Относительно последнего поднятого вопроса - детский взгляд в камеру, а не на фей. Фрэнси - бесхитростный ребенок, заинтересованная новым для нее занятием - фотографированием. Для нее, фотокамера гораздо больше романтичное явление, чем феи, которых она довольно часто видела вблизи и успела привыкнуть. Незнакомый предмет, как мне кажется, в тот момент интересовал ее больше. Кстати, мог ли мошенник, достаточно умный, чтобы подделать такую фотографию, совершить столь грубую ошибку, как эта?"

Среди других заинтересованных и весомых мнений, которое находилось в согласии с нашими утверждениями, можно привести высказывание мистера Х. Э. Стэддона из Гудмэйса, джентльмена, который избрал специфическое хобби - изготовление фальшивых фотографий. Его сообщение слишком длинное, а так же излишне перегружено технической терминологией, чтобы включить его полностью, но по различными штрихам одежды, развитию плотности освещения, равномерности и структуре изображения на пластинке, атмосфере, фокусу, ореолу, он составляет целостное свидетельство, приходя к заключительному выводу что, достоверность фотографий составляет не меньше 80 процентов.
Возможно, следует добавить, что в ходе показа этих фотографий (устроенного мистером Гарднером в определенных теософических кругах, с которыми он связан), иногда получалось что пластинки были чрезвычайно увеличены на экране. На пример, в Уэйкфилде, мощный фонарь перенес картину на огромный экран. Оператор, очень интеллектуальный человек, который ранее выказывал скептическое отношение, полностью поверил в правдивость фотографий, так как, сказал он, такое увеличение показало бы мельчайший след работы ножниц или любую искусственно привнесенную деталь, и назвал абсурдным предположения, что подделка изображения могла бы остаться необнаруженной ранее. Все линии на фотографиях естественные, четкие и неразорванные.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
ВТОРАЯ СЕРИЯ
Когда мистер Гарднер посетил Йоркшир в июле, он оставил Элси хорошую камеру, узнав, что ее кузина Фрэнси намерена навестить ее снова. Это был бы шанс получить еще фотографии. Одно из наших затруднений было связано с необходимостью соединения аур двух девочек. Соединение их аур производит более сильный эффект, чем любой, которого можно добраться по отдельности - довольно распространенное явление в спиритических вопросах. Мы желали добиться полного использования комбинированной энергетики девочек в августе. Таким образом, мои последние слова к мистеру Гарднеру, до поездки в Австралию были, что я не открою никакого письма, с большим нетерпением чем то, которое поведает мне результат нашего нового рискованного предприятия. В сердце я твердо ожидал успеха, но прошло три года, а я хорошо осведомлен, что процессы половой зрелости часто фатальны по отношению к спиритической силе.
Поэтому я был поражен, хотя и восхищен, когда в Мельбурне получил его письмо, сообщающее мне о полном успехе. К нему прилагались еще три замечательных отпечатка, снятые в лощине фей. Любые сомнения, которые у меня могли оставаться, относительно честности девушек, были полностью побеждены. Теперь стало ясно, что фотографии фей в совокупности своей всецело исключают возможность подделки. Даже сейчас, имея широкий опыт изучения картин спиритической фотографии и осмысливая эффект появления эктоплазменных изображений, я чувствую себя способным найти альтернативное объяснение известным фактам, и я никогда не упускал из виду достопримечательного факта, что в результате любопытного совпадения такой уникальный случай мог произойти в семье, некоторые члены которой склонны к оккультному знанию и, возможно, были достаточно впечатлительными, чтобы создавать оккультные мысле-образы. Такая гипотеза, хоть не была полностью отклонена, является, как кажется мне, неправдоподобный.
Здесь - радостное письмо, которое отыскало меня в Мельбурне:

6 сентября, 1920.
УВАЖАЕМЫЙ ДОЙЛ,
Приветствую и желаю всего наилучшего! Перед расставанием вы сказали мне, что откроете мое письмо с самым большим интересом. Вы не будете разочарованы - случились удивительные события!
Я получил от Элси еще три негатива, снятые несколько дней назад. Я не буду описать их словами - три фотографии в отдельном конверте. "Полет феи" и "Приют фейри" - наиболее поразительное из того, что видел любой современный наблюдатель! Я получил эти пластинки утром в прошлую пятницу, когда уже начинал испытывать раздражение.
С ними пришло маленькое письмо, в котором говорилось как огорченны они были(!), что не смогли снять больше, поскольку погода была плохой (в самом деле, отвратительный холод), и у Элси и Фрэнси было только два часа после обеда, чтобы посетить долину. (Фрэнси сейчас вернулась к Скарборо по вызову школы.) Весьма простое и откровенное, оно заканчивалось надеждой, не мог бы я, по возможности, провести какой-либо день с ними в конце этого месяца.
Я сразу направился в Хэрроу, где мистер Снеллинг без колебаний объявил подлинными все три снимка, ссылаясь на такие же доказательства неподдельности, как и у первых обоих. Далее он заметил, что любая фотография уровня "приюта" полностью исключает любую возможности фальсификации! На этот счет я, возможно, добавил бы, что днем я беседовал с людьми из Иллингворта и, частично к моему удивлению, они поддержали его мнение. (Сейчас, если вы еще не открыли конверт, пожалуйста сделайте это, а я буду продолжать...)
Я намерен ехать в Йоркшир на 23-го числа, чтобы прочесть некоторые обязательные лекции, и рассчитываю провести день у К., и, конечно, сделаю фотографии тех мест, где получены все "трофейные" негативы, которые будут служить полезными приложения. Негатив "приюта", между прочим, девушки просто не могли понять до конца. Они увидели невеселого эльфа, смотрящую вправо, и, желая получить снимок, Элси выдвинула камеру вплотную к высокой траве и "щелкнула"...

На это письмо я ответил следующим образом :

Мельбурн,
21 октября 1920.
УВАЖАЕМЫЙ ГАРДНЕР,
Мое сердце переполнилось радостью, когда здесь, в далекой Австралии я получил вашу записку и три замечательные фотографии, которые подтверждают опубликованные нами результаты. Вам и мне не было нужно никакого подтверждения, но направление мысли столь новым по отношению к обыденному человеку, не отягощенному спиритическими запросами, что ему будет нужно повторять это опять и опять, пока он не осознает, что новый вид жизни действительно обнаружен, и приходится воспринимать его с той же серьезностью, что и пигмеев Центральной Африки.
Я чувствовал себя виноватым, когда покинул место действия и оставил страну, бросив вас, разбираться с последствиями ажиотажа. Вы знали, однако, это было неизбежно. Теперь я рад, что вы получили этот полный щит против всех атак, которые, весьма вероятно, примут форму шумихи вокруг новых фотографий.
Суть не в нашей собственной репутации, которой мог быть нанесен определенный ущерб. Знание чего-то нового, расширяющего умственный кругозор человечества и доказывающего ему, что вещи, известные нам, - действительно не предел нашей вселенной, должно достичь прекрасного эффекта: подорвать материализм и привести человеческую мысль к более широкому и более глубокому духовному уровню.
Мне почему-то кажется, те мудрецы, кто проводит эту кампанию от противоборствующей стороны, охвачены перед всего тем мрачным невежеством, против которого Гёте восставал, упоминая о тщете непосредственной борьбы в богами. Они полностью подчинились направлению прогресса, куда ведет их так называемая "религиозность", а по существу, позиция недоверия, которую вызвал к барьеру наш путь. Они не смогут уничтожить фей допотопными текстами, и, как только фейри будут признаны, люди окажутся подготовленными к восприятию другие спиритических феноменов.
До свидания, мой дорогой Гарднер, я горд, что работаю вместе с вами в этом достопримечательном деле. Мы продолжили переписку в течение некоторого времени, которое прошло под знаком нападок и обвинений, но зато было наполнено взаимопониманием. Человечество не заслуживает нового знания до тех пор, пока не обеспокоится пересмотреть уже существующее. Однако, наши друзья более долготерпеливы и более благотворительны, чем я, поскольку, я признаю, моя душа наполнена холодным презрением к бестолковому равнодушию и моральной трусости, которые я вижу вокруг меня.
Искренне Ваш,
АРТУР КОНАН ДОЙЛ.

Следующие письма от мистера Гарднера поведали мне, что в сентябре, сразу после получения второй серии фотографий, он снова отправился на север, и прибыл еще более убежденным, чем когда-либо, в честности всего семейства Райт и подлинной природы снимков. Из этого письма я привожу следующие выдержки:

"Мой визит в Йоркшир оказался очень удачным. Я провел целый день с семьей Райт и получил фотографии новых мест, которые, оказалось, находятся совсем поблизости от предыдущих. Я прилагаю несколько отпечатков. Это было рядом с водоемом, видимым на снимке вместе с "колыбелью" или "приютом" фей. Фея, которая висит в воздухе, подпрыгивала, а не летела. Она выпрыгнула из куста пять или шесть раз, как сказала Элси, и казалась зависала в пике своих прыжков. На пятый раз девочка щелкнула затвором. К сожалению, Фрэнси думала, что фея прыгала к ее лицу. Движение было таким энергичным, что она отдернула голову. Это движение может быть заметно на фотографии. Фея, на которую смотрит Элси на другой фотографии, держит букет колокольчиков. Я думал у нее коротко подстрижены волосы, в полном соответствии с модой, ведь ее платье так современно! Но Элси говорит, что ее волосы были плотно-кудрявые, а не подстрижены. Относительно "колыбели" Элси говорит мне: они увидели фею справа, так и задумчиво глядящего эльфа с левой стороны, но не "приют". Скорее, это был только ореол слабой мглы между фейри и она не обратила на него внимания. Это явная удачу, так как я могу получить свидетельства от экспертов, выражающих мнение, что негатив не мог быть "фальшивым". Мы, кажется, получили совершенно неоспоримое доказательство. Время экспозиции в каждом в случае было одна пятидесятая секунды, расстояние около трех четвертей фута, камера - "Камея", которую я отправил Элси, и пластинки из тех, что так же посылал я.
Цвета одежд, крыльев и т.п., я зафиксировал, но отошлю эти подробности немного погодя, когда обработаю вышеупомянутые записи более полно"...

27 ноября, 1920.
"Когда я находился в Йоркшире в сентябре, занимаясь исследованием второй серии, я сделал фотографии мест и считаю, что успешно. Дети только захватили лишь два кратких отрезка времени с более-менее приличным солнечным светом на протяжении тех двух недель, которые они провели вместе в августе. В четверг два часа и час в субботу. При хорошей погоде мы, возможно, добились бы большего. Впрочем, лучше не торопиться - я предлагаю снова вернуться к работе в мае или июне. Мы воспользовались камерой, которую я выслал, а также пластинками (каждая из которых конфиденциально помечена "Иллингворт" без моего вмешательства). Оказалось, три новых негатива с фейри именно на них, что может быть удостоверено менеджером компании. Негатив "колыбели" или "беседки", я, кажется, уже говорил, объявлен подлинным, и я могу получить официальное подтверждение этого."...

В расширенном последующем отчете мистер Гарднер сказал:
"Четверг, 26 августа, после обеда, довольно яркий и солнечный день, к счастью (поскольку несвоевременно холодная погоды весьма затруднила задачу). Был снят целый ряд фотографий, а также в субботу, 28 августа. Три фотографии, воспроизведенные здесь, - наиболее шокирующие и повергающие в изумление. Я только желаю, чтобы каждый читатель смог бы посмотреть эти, в высшей степени замечательные, отпечатки, сделанные непосредственно с фактических негативов. Исключительное изящество летящей феи показано замедленным - действительно, кажется, все феи являются супер-Павловой в миниатюре. Следующая фея, предлагающая цветы - эфирные колокольчики - Айрис, - образец мягкости и благородства позы, но к третьей я привлек бы особое и детальное внимание. Никогда раньше мы не получали фотографии "убежища" фейри!
Центральное эфирное образование, что-то среднее с виду между коконом и открытой куколкой, подвешенное среди травы, - беседка или колыбель. Находящаяся в верхнем левом углу фея, с хорошо заметным крылом, очевидно оценивает погоду - не настало ли время выбираться. Поднявшаяся раньше более зрелая обладательница роскошных волос и замечательных крыльев виднеется справа. Ее немного более плотное тело можно разглядеть вне пределов волшебного платья. И наконец, так же справа, - четкая голова проказливо улыбающегося эльфа, носящего облегающую шапку. Ближе к левому краю - грустный эльф, с парой очень прозрачных крыльев, и наконец, выше, довольно плохо получившийся, так как оказался вне фокуса, - другой с крыльями, все еще широко расправленными, и раскинутыми руками, - очевидно только что спустившийся на верхушки травы. Лицо в полупрофиль довольно ясно и четко очерчено на том отпечатке, который находится у меня. Вполне возможно, эта "беседка" наиболее удивительная и интересная из всех удачных фотографий, хотя кое-кто, возможно, предпочтет изумительное изящество летящей фигуры.
В сравнении с прочими эта фотографии, вероятно, обращает на себя внимание сравнительно меньшим человеческим элементом. Появление на снимке очаровательной "беседки" фей было весьма неожиданным, между прочим, даже для девушек. Они видели скромную фею справа в высокой траве, и, не расчитывая на особо успешную попытку, чтобы получить картинку поближе, Айрис пододвинула камеру почти вплотную и "щелкнула". Это просто добрая удача, что "беседка" попала на пластинку. Показывая мне негатив, Айрис назвала этот объект странным маленьким образованием, которое она не смогла понять!"

По сути дела, с тех пор не произошло ничего, что могло бы поколебать нашу уверенность подлинности фотографий. Но мы, естественно, желали большего, и в августе 1921 девушки были собрались вместе еще раз, а самое лучшее фотографическое оборудование, в том числе стереоскопическая камера и кинематографическая камера, были предоставлены в их распоряжение. Удача, однако, отвернулась от нас, и сложившиеся обстоятельства оказались неблагоприятными. Все две недели, на протяжении которой Фрэнси могла находиться в Коттингли, почти беспрерывно шел дождь, пришедший на смену долгой засухе, изнуряющей в конце июля Йоркшир. Кроме того, маленький пласт угля, найденный в Лощине Фей поспособствовал излишнему загрязнению местности человеческим магнетизмом. Эти помехи, возможно, мы сумели бы преодолеть, но самым главным препятствием были изменения в самих девушках; у одной - вступление в половую зрелость, а у другой - школьное воспитание.
Было лишь одно событие, достойное упоминания. Несмотря на то, что они были не в состоянии материализовать изображения в такой степени, чтобы поймать их на пластинку, девушки не утратили способности ясновидящих, и могли по старинке видеть эльфов и фей, которыми все еще изобиловала узкая горная долина. Скептик естественно скажет, что мы можем подтвердить это только на словах, но это не так. У мистера Гарднера есть друг, которого я назову мистером Сержантом, получивший звание в Танковом корпусе во время войны, почтенный джентльмен, не заинтересованный в обмане, ни имеющий никакой выгоды от подтасовок. Этот джентльмен обладает завидный даром ясновидения очень высокой степени, и мистеру Гарднеру пришло в голову попросить его выступить свидетелем и гарантом правдивости заявлений девушек. Как человек отзывчивый, он согласился пожертвовать неделей своего недлинного отпуска - он очень загружен работой - ради нашего любопытного случая. Но результаты, как мне кажется, достаточно обильно вознаградили его. У меня есть его отчеты, выполненные в форме заметок, как он, в самом деле, наблюдал записанные феномены. Погода была, как заявлено, в целом плоха, но иногда случались прояснения. Сопровождая девушек, он видел все то, что видели они, и даже больше, принимая во внимание его значительный опыт и мастерство. Различив спиритические объекты, он указывал это в отчете и просил девушек описывать увиденное, что получалось у них всегда корректно в пределах их умения. Вся лощина, согласно его счету, кишела множеством форм стихийной жизни, и он видел не только лесных эльфов, пикси, гномов, но и более редких русалок, плавающих в ручье. Я привожу длинную выдержку из него довольно сумбурных записок в виде отдельной главы.

ГЛАВА ПЯТАЯ
НАБЛЮДЕНИЯ ЯСНОВИДЯЩЕГО В ЛОЩИНЕ КОТТИНГЛИ В АВГУСТЕ 1921
Пикси и Феи. На поляне мы видели фигуры размеров пикси. Они корчили смехотворные рожи и гротескно кривлялись. Один, в частности, находил великое удовольствие, стукая коленкой о коленку. Эти формы показывались Элси по очереди - один исчезал, а другой появлялся на его месте. Я, однако, видел их в группе, но некоторые фигуры были заметнее, чем остальные. Элси видела также пикси подобного тому, на фотографии, но не такого яркого и цветного. Я видел группу женских фигур, играющих в игру, отчасти напоминающую детскую игру с апельсинами и лимонами. Они играли в круге; игра напоминала грандиозную цепь лансье. Одна фея стояла в центре круга почти неподвижно, а остальные, украшенные цветами и демонстрирующие непривычные для них расцветки, танцевали вокруг нее. Некоторые взялись за руки и сделали арку для остальных, которые пробегали под ней, как в лабиринте. Я заметил, что в результате игры, по всей видимости, образовался вихрь силы, которая текла вверх примерно на расстоянии четырех или пяти футов над землей. Я также заметил, что в тех частях поляны, где трава была гуще и темнее, деятельность волшебных существ проходит активнее.
Водная Нимфа. Непосредственно в ручье, возле отвесной скалы, в небольшом водопаде, я видел духа воды. Это была полностью обнаженная женская фигура с длинными прекрасными волосами, которые она, казалось, расчесывает или перебирает пальцами. Я не уверен, были ли у нее ступни или нет. Ее тело розовато-белое. Лицо очень красивое. Руки, длинные и изящные, двигались волнообразно. Иногда казалось, что она поет, хотя никакого звука я не слышал. Она находилась в своего рода пещере, сформированной выступающей частью скалы и свисающим мхом. Скорее всего, у нее не было крыльев, а перемещалась он волнистым, почти змееобразным движением, в полугоризонтальном положении. Ее аура, как я почувствовал, весьма отличается от других фей. Она не показывала никакого вида, что знает о моем присутствии, однако - хотя я ожидал с камерой в надежде сфотографировать - она не отдалялась, от фона, некоторым образом сливаясь с ним.
Лесной эльф. (Под старыми буками в лесу, Коттингли, 12 августа 192l года.) Два крошечных лесных эльфа бегали наперегонки по земле перед нами, когда мы сидели на поваленном стволе дерева. Завидев нас, они отбежали где-то на пять футов и стояли, внимательно и без страха разглядывая нас. Они выглядели как бы полностью одетыми в обтягивающую, состоящую из одного куска кожи, одежду, которая блестела, словно была слегка влажной. Их руки и ноги были большими, несоразмерными с телами. Ноги, пожалуй, тонкие, уши - крупные, торчащие верх, грушевидные. Довольно много этих фейри участвовало в гонках по земле. Их носы выглядели острыми, а рты - широкими. Ни зубов и ни другого содержимого рта, даже языка, я не смог рассмотреть. Они казались как бы составленными из кусочков желе. Их окружало (так эфирный двойник окружает физическую форму) зеленоватое свечение, что-то подобное химическому пару. Так как Фрэнси поднялась и пересела на фут ближе к ним, эльфы, как будто встревожились, отбежали на расстояние восьми футов или около того, где и остались, очевидно, рассматривая нас и обмениваясь впечатлениями. Двое из них проживают под корнями огромного бука - они исчезли в дыре, в которую вошли (как человек, возможно, вошел бы в пещеру) и скрылись под землей.
Водная Фея. (14 августа 1921 года.) У маленького водопада, который рассыпал искрящиеся брызги, виделась балансирующая в облаке тумана миниатюрная фигурка феи. Казалось, она имеет две основных окраски: верхняя часть тела и аура были бледно-фиалковыми, нижняя - бледно-гвоздичной. Казалось, цвета просвечивают через ауру и более плотное тело, очерчивая контур последнего. Существо застыло в равновесии - его тело было грациозно откинуто назад, а левая рука поднята высоко над головой - будто бы парило, поддерживаемое жизненной силой брызг, как чайка парит в струях ветра. Оно как бы лежало на спине, скользя против течения. Оно имело вполне человеческие очертания, но без каких бы то ни было признаков пола. Существо оставалось неподвижным в этом положении несколько мгновений, а потом исчезло из виду. Я не обратил внимания, были ли у него крылья.
Феи, эльфы, пикси и брауни. (Воскресенье, 14 августа, 9 часов пополудни, на поляне.) Восхитительный лунный вечер. Кажется, поляна густонаселена различными духами: брауни, феи, эльфы и пикси.
Брауни. Он более высок, чем обычные фейри, можно сказать, восемь дюймов, одетый полностью в коричневое с включением более темного оттенка, с мешком, форма шапки коническая, бриджи до колен, тонкие лодыжки и крупные ступни - подобно ступням пикси. Он спокоен при встрече с нами, не выказывает испуга, и выглядит заинтересованным ; он вглядывается в нас широко открытыми глазами с любопытствующим выражением, свидетельствующим об основах интеллекта. Он как бы тянулся к чему-то только вне его умственных пределов досягаемости. Он оглядывался на группу фей, которая приближалась к нам с той же стороны, как будто бы вел их. Его разумное поведение мечтательно-заинтересованное, как у ребенка, который сказал бы: "Я могу стоять и смотреть весь день без устали." Он явно чувствовал большинство наших аур и решительно заинтригован нашими эманациями.
Феи. Фрэнси видела крошечных фей, танцующих в кругу, чьи фигуры постепенно увеличиваются в размере, пока не достигают восемнадцати дюймов, а круг расширялся соразмерно. Элси видела вертикальный круг танцующих фей, летящих медленно, но когда каждая касалась травы, она делала несколько быстрых шагов, а затем продолжала свое медленное движение по окружности. Танцующие феи одеты в длинные юбки, сквозь которые можно разглядеть их ноги. В центре наблюдаемого астрального круга - желто-золотой свет, а по внешнему краю - различные оттенки с преобладанием фиолетового. Движение фей навевает воспоминания о большом колесе в Эскоте. Феи проплывают очень медленно, сохраняя неподвижность тел и конечностей, пока снова не возвращаются к земле.
Легкий звон колокольчиков сопровождает все это. Кажется, это скорее церемония, чем игра. Фрэнси видела двух фей, как бы выступающих на сцене, одна с крыльями, а другая - без. Их тела сияли, напоминая легкую дрожь воды под солнцем. Фея без крыльев наклонилась назад, подобно акробату, так, что ее голова коснулась земли, а окрыленная склонилась над ней. Фрэнси видела малыша похожего на Панча, в валлийской шляпе, который исполнял танец особого рода: наносил удар пяткой по земле и одновременно поднимал шляпу и кланялся. Элси видела цветочную фею, подобную обликом гвоздике. Туника, похоже, состояла из цветочных лепестков и зеленых чашелистиков, выше которых видны руки, а ниже - торчат довольно тонкие ноги. Она легко шла по траве. Ее окраска розовая наподобие цветка гвоздики красноватых сортов. (Записано при свете луны.) Я видел пары ног, женские и мужское, танцующие медленный вальс посреди поляны. Кажется, они возвращаются... Они одеты в эфирное вещество и с виду довольно похожи на привидения. Их тела окутаны серым светом и можно различить мало деталей.
Элси видела маленького бесенка, напоминающего обезьянку, медленно кружащегося вокруг верхушки травы, за которую он цеплялся. У него проказливое лицо и смотрит он в нашу сторону, будто бы кривляясь для нашего развлечения.
Брауни появлялся в течение всего этого представления, словно взял на себе обязанности хозяина цирка. В двадцати футах впереди я вижу нечто, что можно описать как волшебный фонтан. Причина его, скорее всего, - всплеск волшебной силы у земли. Он расширяется на манер рыбьего хвоста, подымаясь в воздух. Он многоцветный. Фрэнси тоже видела его.
(Понедельник, 15 августа. На поляне.) Я видел три фигуры, которые участвовали в гонках по поляне. Они похожи на ранее замеченные в лесу. На расстоянии десяти ярдов от склона они прыгнули в лес и исчезли. Элси заметила в центре поляны очень красивую фею, отчасти напоминающую изображения Меркурия, но без крылатых сандалий, зато с волшебными крыльями. Непокрытые легкие вьющиеся волосы выделялись на фоне темной травы. Она внимательно разглядывала что-то на земле. Потом сменила положение; вначале она сидела на пятках, а затем поднялась на колени. Она более рослая, чем обычные фейри, вероятно восемнадцать дюймов высотой. Ее руки волнообразно двигались над чем-то, лежащим на земле. Потом она подняла что-то с земли (как я думаю, ребенка) и прижала его к груди и, кажется, принялась молиться. У нее греческие черты и в целом она напоминает греческую статую.
(Вторник, 16 августа, 10 часов пополудни. На поляне.) При свете маленькой фотографической лампы.
Феи. Элси видела круг фей, идущих легко, взявшись за руки, лицами наружу. Когда в центре в центре кольца возникала фигура, все феи поворачивались лицами внутрь.
Гоблины. Группа гоблинов выбежала к нам из леса и приблизилась к нам примерно на пятнадцать футов. Они несколько отличаются от лесного эльфа, больше напоминая пикси, хотя они мельче, размером с маленьких брауни.
Фея. Элси увидела красивую фею неподалеку от нас; она нагая, с золотыми волосами и стоит на коленях в траве, удерживая ладони на коленях, не обращая внимания на нас. У нее, на мой взгляд, очень красивое и сосредоточенное лицо. Эта фигура появилась примерно в пяти футах от нас, и, едва я успел ее описать, исчезла.
Эльф. Элси наблюдала своего рода эльфа, который, кажется, идет так быстро, что развеваются волосы; она чувствовала ветер вокруг него, еще когда он был неподвижен, а потом он деловито убежал.
Лесные эльфы. Элси видела маленьких карликов, похожих на бесенят с виду, летящих по нисходящий линии к траве. Они образовали две линии, пересекающие друга друг. Одна линия вертикальная - голова направлены к ступням, а другая - горизонтальна, плечо к плечу. Достигнув земли, они все бегут в разные стороны, сохраняя серьезность, будто участвуют в важном деле. Кажется, лесные эльфы главным образом занимаются состязанием в скорости, бегая через поляну, поскольку их беготня не объясняется никакой другой целью. Кое-кто из них прошел мимо нас, позволив себя внимательно рассмотреть. Кажется, эльфы являются самым курьезными из всех фейри. Фрэнси видела троих и называла их гоблинами.
Феи. Голубая фея. Фея с окраской крыльев и тела от морской синевы и бледно-гвоздичной. Крылья перепончатые и разукрашены подобно бабочкам. Тела совершенно сложены и практически обнажены. Золотые звездочки сверкают в волосах. Эта фея - дирижер, хоть звучит и невероятно, небольшого оркестра.
Оркестр фей. Внезапно на поляне появилась фея-дирижер с оркестром мужчин-фей. Их прибытие сопровождается ярким сиянием на поляне, которое заметно за шестьдесят ярдов до нас. Она очень строга и серьезна, удерживая команду в повиновении. Они расходятся в постепенно расширяющий круг вокруг нее, и, пока они идут, мягкое свечение распространяется над травой. Они оживляют и стимулируют рост всего живого на поляне. Этот бродячий оркестр прибывает на поляну, раскачиваясь над верхушками деревьев, словно бы был вдалеке. За две минуты внутренняя часть круга развернулась приблизительно на двенадцать футов в ширину, излучая свет. Каждый участник оркестра соединен с лидером тонким потоком света. Эти потоки отличаются цветом, хоть главным образом - желтые, приближающиеся к оранжевому. Они сходятся в центре, сливаясь в ее ауре, и заметен постоянный поток вперед и назад между ними. Форма это напоминает вазу для фруктов с центральной феей в качестве "ножки", а линии вытекающего света образуют края чаши (бортики). Бортики находится в интенсивном движении, как будто сделать нужно много, и времени для этого мало. Дирижер оживлен и сосредоточен, и, кажется, руководит перемещением всего круга, пока они работают.
Фея. Элси видела, как высокая и величавая фея вышла на поляну у зарослей колокольчиков. Она несет в руках что-то, что, возможно, является маленькой феей, в пеленках из полупрозрачной субстанции. Она приносит свой груз к зарослям колокольчиков и становится на колени, как будто поглаживая что-то, и через некоторое время медленно растворяется. Мы заметили четвероногие существа, скачущие с окрыленными фигурами, которые согнулись на их спинах подобно жокеям. Это - неизвестное верховое животное похоже на гусеницу.
Между суетящихся фейри, которые снуют по всей поляне, промелькнул некто, подобный пикси. Он шагал с задумчивым выражением лица через поляну, пока лесные эльфы и тому подобные бесенята носились вокруг, выделяясь среди них серьезным внешним вид.
Мы, все трое, наблюдали сверхъестественных существ, как стихийные сущности.
Элси увидело дюжину фей, двигающихся по направлению к нам, выстроившись в полете полумесяцем. Когда они проплывали мимо, она отозвалась с восторгом о их совершенной красоте. Сразу после ее слов они стали безобразными, как грех, словно для того, чтобы предоставить ее слова ложью. Они искоса посмотрели на нее и исчезли. Этот эпизод, возможно, иллюстрирует стадию антагонизма и нелюбви волшебных существ к людям на данной стадии эволюции.
Фрэнси видела семь- сверхъестественное число - крошечных фей перед рассветом.
(В Лощине, 18-е, 2 часа пополудни) Фрэнси видит фею, столь же большую как она сама, одетую в трико с зубчатыми вырезами вокруг бедер; целиком облегающее и телесное цвета; у нее очень большие крылья, которые она простирает выше головы; затем она поднимает руки вверх и в стороны и грациозно машет ими в воздухе. Ее очень красивое лицо выражало благожелательность, будто бы приглашая Фрэнси в сказочную страну. Ее волосы, вероятно, подстрижены, а ее крылья прозрачны.
Золотая Фея. Она особенно прекрасна. Ее тело одето в переливающийся мерцающий золотой свет. У нее высокие крылья, каждое из которых делится на верхнюю и нижнюю части. Нижняя часть, меньшая, удлинена подобно крыльям некоторых бабочек. Она махала руками и расправляла крылья. Я могу лишь описать ее как золотое чудо. Она улыбалась и ясно видела нас; приложила палец к губам, наблюдая за нами с улыбкой на лице через побеги и ветви ивы. Она объективно не видима на физическом уровне. Она указала правой рукой, передвигая ноги по кругу, и я вижу несколько (возможно шесть или семь) херувимов (лица с крылышками); кажется, они сохраняют невидимость. Она произнесла волшебное заклинание, обращенное ко мне, полностью порабощающее мое сознание... И покинула меня, впившегося безумным взглядом в переплетение побегов и цветов.
Похожее на эльфа существо пробежало по наклонной ветке ивы до земли, где фея стояла. Это - не очень приятный посетитель. Я должен описать его, как яркого представителя низов общества.

ГЛАВА ШЕСТАЯ
НЕЗАВИСИМЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА В ПОЛЬЗУ ФЕЙРИ
По любопытному совпадению, если это действительно совпадение, в то время, когда ко мне прибыло новое свидетельство фактического существования фей, я только закончил статью, также связанную с данной темой, в которой я предоставил подробные сведения о целом ряде случаев, когда такие существа были замечены, и высказал ряд предположений о некоторых причинах существования таких форм жизни. Сейчас я воспроизвожу эту статью, и я добавляю к этому еще одну главу, содержащую свежие свидетельства, которое потянулись ко мне после публикаций фотографий в "Стрэнд Мэгезин".

Мы привыкли к земноводным существам, которые могут жить невидимыми и неизвестными в глубине вод, а затем как-нибудь показаться, греясь на солнце на песчаной отмели, чтобы ускользнуть оттуда снова невидимыми. Если бы такие появление были редки, то случилось бы так, что некоторые видели их, яснее и чаще, чем другие, и могла бы возникнуть очень довольно интересная дискуссия, а кое-кто из скептиков сказал бы, объясняя ее причины: "Наш опыт - только сухопутные существа, живущие на земле, и мы категорически отказываемся поверить в животных, которые обитают в и вне воды; если вы продемонстрируете их к нам, мы начнем рассматривать вопрос." Столкнувшись со столь разумным возражением, очевидцы могли бы только бормотать, что они видели их собственными глазами, но не смогли бы подтвердить свои доказательства. Скептики одержали бы полную победу.
Подобную аналогию можно провести в наших спиритических рассуждениях. Одни могут хорошо вообразить себе существование разделительной линии, подобно водной поверхности. Эта линия зависит от того, что мы неопределенно называем высшим спектром вибраций. Приняв теорию вибрации как рабочую гипотезу, мы могли бы объяснить подъемом или понижением частоты то, что существа могут бы перемещаться с одной стороны этой линии материальной видимости на другую, как шагает черепаха из воды на землю и как возвращается она в к прибою, дарящему ей убежище и невидимость. Это, конечно, гипотеза, но интеллектуальное предположение, основанное на доступном свидетельстве, - пионер науки, и, возможно, фактическое решение проблемы будет найдено в этом направлении. Я сейчас ссылаюсь не на спиритические изыскания, где семьдесят лет пристального наблюдения дало нам некоторый ряд определенных и упорядоченных законов, а, скорее, на тех фейри и фантомов, которые подтверждались на протяжении веков и даже в наши материальное время, кажется, врываются в жизнь самым непредвиденным образом.
Викторианская наука сделала бы наш мир строгим, вычищенным и голым, подобно лунному пейзажу. Но она наука, по правде говоря, подобна маленькому огоньку в темноте, и за пределами той ограниченной сферы определенного знания мы видим мрак и тьму, гигантские и фантастические возможности, бросающие непрестанные вызовы нашему разуму.
Есть много любопытных свидетельств касательно этих пограничных форм, которые появляются или фактически, или в воображении. Конечно, следует принять во внимание остаток, который по всем человеческими стандартами отводится на случайность. Но, поскольку я не хочу быть чересчур многословным, то ограничиваю себя в этом эссе лишь фейри и, оставляя вековую традицию, которая многообразна и значительна, обращаюсь к некоторым современным случаям, дающим понять, что этот мир гораздо сложнее, чем мы вообразили, и, возможно, здесь обитают незнакомые соседи, которые откроют невероятные направления науки для наших потомков, особенно, если почувствуют нашу симпатиею и благорасположение, и, перестав скрываться, покажутся перед нами.
Рассматривая целый ряд случаев, которые лежат предо мной, можно выделить два пункта, присущие практически всем им. Первое - заявление детей, которые видят этих существ гораздо чаще, чем взрослые. Это, возможно, проистекает от большей чувствительности, или, быть может, маленькие существа меньше боятся детей. Второе - большинство случаев, согласно записям, зарегистрированы в очень жаркие дни. "Воздействие солнца на мозг", - скажет скептик. Возможно, а возможно - нет. Если дело заключается в росте частоты вибраций нашей окружающей среды, то можно представить, что по умолчанию тепло является необходимым условием, которое, возможно, стимулировало такое изменение. Что представляет собой мираж в пустыне? Преломление лучей в атмосфере приводит к возникновение холмов и озер, которые может увидеть целый караван, в то время как в данном направлении на тысячи миль пустыни нет ни холмов, ни озер, но какое-либо облако или туманная дымка. Я могу задавать вопросы, но я не рискую давать готовый ответ. Ясно одно - это явление, которое не может быть спутанным с прямым или чаще перевернутым изображением, которое видится на земле от облаков и тумана.
Когда удается завоевать доверие детей, и они начинают говорить свободно, просто удивительно, сколько из них заявляют, что видели фей. Младшая часть моей семьи состоит из двух мальчуганов и одной маленькой девочки. Они - очень правдивые дети: когда рассказывают, то указывают с детальной точностью обстоятельства и внешние проявление существ. Каждый из них видел сущности только один раз, и в каждом в случае это была одна единственная маленькая фигурка. Дважды в саду, однажды в детской комнате. Опрос среди друзей показывает, что много детей обладают сходным опытом, но они сразу замыкаются, когда их слова встречают насмешкой и скептицизмом. Иногда существа отличаются от тех, о которых они могли бы узнать книжек с картинками. "Феи подобны орехам и мху", - говорит один ребенок в прелестном исследовании семейной жизни от леди Гленконнер. Мои собственные дети расходятся в высоте существ, которая, возможно, весьма изменчива, но в описании их платья они единогласны, без расхождений с традиционными представлениями, возможно, единственно верными.
Многие людей помнят эти случаи с детства, и впоследствии пытаются их объяснить с материалистической точки зрения, которая вовсе не кажется соответствующей или разумной. Так, например, в своей превосходной книге о фольклоре, преподобный С. Баринг-Гоулд дает нам личный опыт, иллюстрирующий некоторые из упомянутых ранее пунктов. "В 1838 году, - говорит он, - когда я был маленьким мальчиком четырех лет от роду, мы ехали в Монтпелье жарким летним днем по длинной прямой дороге, пересекающей утыканную там и сям валунами и обломками скал равнину, на которой не выращивают ничего, сохраняя целебные травы. Я сидел на передке рядом с отцом, когда, к моему великому удивлению, увидел множество карликов, высотой самое большее два фута, бегущих рядом с лошадьми; несколько сидело, хохоча, на дышле, некоторые цеплялись за упряжь, чтобы вскарабкаться на спины коней. Я сказал об этом отцу. Тогда он резко остановил повозку и пересадил меня внутрь, к моей матери, скрыв таким образом от палящего солнца. В результате количество бесенят понемногу уменьшилось, пока они не исчезли совсем."
Тут, конечно, сторонники солнечного удара получают в руки весомый аргумент, по крайней мере в финале случая. Мистер Баринг-Гоулд озвучил следующую иллюстрацию:
"Когда моя жена была пятнадцатилетней девушкой, -говорит он, - она спускалась по узкой дороге в Йоркшире, между живыми изгородями, сплетенными из кустов бирючины, когда увидела сидящего на одной из оград маленького зеленого человечка, отлично сложенного, который смотрел на нее похожими на бусинки черными глазами. Высотой человек был примерно фут или дюймов пятнадцать. Она так испугалась, что убежала домой. Но она помнит, что это был летний день."
Девушка пятнадцати лет достаточно взрослая, чтобы быть хорошим свидетелем, с ее здравым смыслом и ясной памятью. И снова присутствует упоминание о жарком дне.
Баринг-Гоулд приводит еще и третий случай. "Однажды мой сын, - говорит он, - отправился в сад нарвать гороховых стручков, чтобы налущить их для обеда. Вдруг он примчался в дом, белый как мел, и рассказал, что, в то время как он работал, стоя на грядках с горохом, он увидел маленького человечка, одетого в красную шапку, зеленую куртку и коричневые бриджи, чье лицо было старо и бледно, борода седой, а глаза жесткие и черные, как терновые ягоды. Он пристально смотрел на мальчике, у которого сердце ушло в пятки."
И снова упоминание о стручках гороха говорит о летнем и, вероятно, теплом дне. В который раз эта деталь очень точна и близко соответствует, как я могу теперь показать, многим независимым свидетельствам. Мистер Баринг-Гоулд склонен не придавать значения удивительному сходству описанного существа с книжным представлением о фейри книгах, но одно из дальнейших свидетельств, возможно, заставит читателя задуматься над этим.
Позвольте сравнить с этими историями прямое свидетельство миссис Вайлет Твидэйл, чья отвага в придании публичности результатам ее собственных замечательных спиритических способностей должна получить признание каждого, кто изучает данный предмет. Потомки едва ли смогут осознать затруднения, возникающие в наше время при попытке получить из первых рук свидетельства с подлинными именами. Ведь они перерастут состояние, когда крик "Фальшивка! Мошенничество!" поднимается "жертвами" обмана, которые знают ничтожно мало или не знают ничего из темы спора, против любого наблюдателя, пускай даже человека почтенного и достойного уважения.
Миссис Твидэйл рассказывает:
"Со мной произошел удивительный случай, приблизительно пять лет тому назад, который заставил меня поверить в существование фейри. Однажды летом после обеда я гуляла вдоль дороги в Лаптон Хаус, Девоншир. Это был абсолютно тихий день - ни листочка не шелохнется, и вся Природа, казалось, спит под горячим солнцем. Мой взгляд был привлечен сильными движениями одного длинного, похожего на клинок, листа дикого ириса в нескольких ярдах передо мной. Этот лист энергично гнулся и раскачивался, в то время как остальная часть растения сохраняла неподвижность. Ожидая увидеть мышь-полевку, я осторожно подкралась к ирису. Каково же было мое удивление, когда передо мной предстал крошечный зеленый человек. Он был около пяти дюймов высотой и раскачивался на листе вверх-вниз. Он держался за листок крошечными ногами, которые, казалось, обуты в зелень, и руками, поднятыми над головой. Я видела веселое маленькое лицо и что-то красное навроде шапки. В течение полной минуты он оставался на виду, качаясь на листе, затем он исчез. С тех пор я несколько раз видела отдельное сильное движение листа, в то время как остальная часть растения неподвижна, но я никогда больше не видела причину движения."
Здесь одежда фейри: зеленая куртки и красная шапка, то есть точно такая же, как была описана сыном Баринг-Гоулда, и снова мы имеем упоминание о тепле. Можно справедливости ради заметить, что много художников рисовало фейри в такой одежде, и эти цвета, возможно, каким-то образом были навеяны обоим наблюдателям. В качающемся ирисе мы имеем нечто, что, однако, не может легко объясниться мозговой галлюцинацией, и в целом случай кажется мне впечатляющей уликой.
Леди с, которой я переписывался, миссис Х., занимается организацией работы весьма ответственного рода. Она имела опыт, который напоминает случай с миссис Твидэйл. "Только замеченный мной фейри, - рассказала она, - появился в густом лесу в Западном Сассексе, около девяти лет тому назад. Он был небольшим существом около половины фута ростом, одетым в листву. Главная примета его лица заключалась в том, что в абсолютно бездушных глазах. Он играл в высокой траве и цветах между стволами." В который раз указано лето. Размер и окраска существа соответствуют словам миссис Твидэйл, в то время как отсутствие души в глазах, сравнимо с "жесткими" глазами, описанными молодым Баринг-Гоулдом.
Одним из самых одаренных ясновидящих в Англии является мистер Турвей из Борнмута, чья книга, "Основы Прорицания", должна находиться в библиотеке каждого студента. Мистер Лонсдэйл из Борнмута, - также известен своей чувствительностью. Последний дал мне следующий отчет о происшествии, которому он был свидетелем несколько лет назад в пристутсвии мистера Турвея.
"Я сидел, - говорит мистер Лонсдэйл, - в его компании в парке Брэнксома. Мы отдыхали в беседке, которая открывалась на лужайку. Мы сохраняли неподвижность в течение некоторого времени: не разговаривали и не двигались - наше постоянное времяпрепровождением. Внезапно я заметил движения на краю лужайки, которая в той стороне достигала сосновой рощи. Присмотревшись, я увидел несколько маленьких фигур, одетых в коричневое, которые виднелись сквозь кустарник. Они были заметны в течение нескольких минут, а затем исчезли. Через несколько секунд дюжина или более маленьких людей, около двух футов высотой, в яркой одежде, с сияющими лицами, выбежали на лужайку, танцуя и так, и сяк. Я глянул в Турвея, желая удостовериться, видит ли он что-либо, и шепнул: "Вы видите их?" Он кивнул. Эти фейри, играя, постепенно приближались к беседке. Один малыш, смелее прочих, подбежал к крокетным воротам неподалеку от беседки и, используя их в качестве горизонтальной перекладины, обернулся вокруг несколько раз для нашего развлечения. Кое-кто из других фейри наблюдали за ним, тогда как остальные продолжали выплясывать не в определенном танце, а просто, по-видимому, двигаясь для собственного удовольствия. Представление продолжалось около четырех или пяти минут, как вдруг, очевидно в ответ на некоторый сигнал или предупреждение от тех, одетых в коричневое, кто остался на краю лужайки, они все бросились в рощу. Сразу после этого прислуга принесла чай. Никогда я не пил чая, столь нежеланного, ведь, вне всякого сомнения, появление служанки было причиной исчезновения наших маленьких посетителей." Мистер Лонсдэйл добавил: "Я несколько раз видел фейри в Новом Лесу, но никогда так ясно, как тогда." Здесь также событие пришлось на теплый летний день, а разделение фейри на два различных вида замечательно подчеркнуто общим описанием.
Зная мистера Лонсдэйла, как ответственного, уравновешенного и почтенного джентльмена, я нахожу, что его свидетельство играет на нашей стороне. Здесь, по меньшей мере, не проходит гипотеза солнечного удара, так как мужчины сидели в тени беседки. С другой стороны, каждый из мужчин, подобно миссис Твидэйл, выходил за рамки нормы в спиритическом развитии, таким образом, возможно, что прислуга, к примеру, не смогла бы увидеть фейри, даже если она прибыла бы на место действия раньше.
Я знаю джентльмена, принадлежащего одной из высокоученых профессий, чьей карьере, как, например, хирургу, не будет способствовать, если эта статья свяжет его имя со знанием о фейри. По сути дела, несмотря на серьезное основное занятие, практический и зрелый характер, он, кажется, сполна отмечен той способностью - давайте назвать это ощущением высших вибраций - которая открывает столь удивительную дверь ее обладателю. Он утверждает или, правильнее сказать, допускает, что он обрел силу восприятия с детства, а его неожиданный успех заключается не столько в том, что он способен видеть, как в неумении других видеть такую же вещь. Дабы показать, что это не субъективно, он рассказал историю, как в один прекрасный день, пересекая поле, увидел маленькое существо, которое нетерпеливо поманило его за собой. Он последовал зову, и вскоре увидал своего проводника, указывающего на землю. Там, между бороздами, лежал наконечник кремневой стрелы, который он забрал домой на память о приключении.
Другой мой друг, обладающий силой виденья фейри, - мистер Том Тирелл, который широко известен как ясновидец и медиум, и дар его самого сильного свойства. Я не могу забыть, как одним вечером в Йоркширской гостинице вокруг его головы разразился перестук, будто бы кто-то щелкал пальцами, а он с чашкой кофе в одной руке энергично взмахивал другой, чтобы избавиться от своих несвоевременных посетителей. В ответе на мой вопрос о фейри он сказал: "Да, я вижу этих маленьких пикси или фей. Я видел их изредка, время от времени. Но только в лесах и, когда я слегка пощусь. Они - вполне реальное являются ко мне. Как они выглядят? Я не могу сказать. Я не могу никогда подобраться к этим голодранцам ближе, чем на четыре-пять ярдов. Они, кажется, побаиваются меня, а потому убегают вверх по деревьям подобно белкам. Я не побоюсь сказать, что если мог бы посещать леса чаще, я, возможно, приобрел бы их доверие. С виду они подобны людям, только очень маленькие, около двенадцати или пятнадцать дюймов высотой. Я заметил, что они коричневого цвета, с довольно крупными головами, торчащими ушами, несоразмерно большими для их тел, и кривыми ногами. Я говорю о том, что вижу. Я никогда не встречал какого-либо иного ясновидящего, который видел бы их, хотя я читал, что многие этим грешат. Вероятно, они способны как-то воздействовать на природные процессы. У мужчин-фейри очень короткие волосы, а у женщин - довольно длинные и прямые."
Идею о том, что эти маленькие существа способны сознательно воздействовать на явления Природы - предположительно, как пчела переносит пыльцу - повторил ученый доктор Вэнстоун, который сочетает глубокие познания в теории с довольно значительным практическим опытом, хотя высокое развитие интеллекта зачастую является, наперекор примеру Сведенборга, барьером к спиритическому восприятию. Он указал, если эта теория верна, то нам, возможно, придется вернуться к классической концепции природы наяд и фавнов, духов деревьев и рощ. Доктор Вэнстоун, много экспериментировавший на пограничной полосе между объективным и чувственным, написал мне: "Я отлично осведомлен о минутах интеллектуальной связи волшебных существ с развивающимися растениями, особенно в определенных местностях; например, в Ущелье Эклесбурн. Жизнь водоемов проигрывает по силе волшебного воздействия миру флоры. Я, возможно, лишь облекаю мое субъективное сознание в несуществующие образы, но они реальны по отношению ко мне, как разумные, интеллектуальные существа, способные общаться с нами с переменной отчетливостью. Я склонен думать, что стихийные существа наняты, подобно фабричным труженикам, для облегчении выполнения законов Природы."
Другой джентльмен, также обладающий замечательным даром, - мистер Том Чармэн выстроил для себя хижину в Новом Лесу, наблюдая за фейри, как энтомолог за бабочками. Отвечая на мой запрос, он рассказал, что способность "виденья" обрел еще детстве, но несколько растерял ее за годы жизни, соразмерно собственной близости к Природе. Согласно этому провидцу, существа бывают разных размеров, от нескольких дюймов до нескольких футов. Среди них есть мужчины, женщины и дети. Он не слышал, как они выражают мысли звуками, но предполагает, что они разговаривают в диапазоне, отличном от того, который мы можем слышать. Они видимы ночью так же, как и днем, и их присутствие выдает слабое свечение, примерно как у светлячков. Одеваются они на разный манер. Таким был итог мистера Чармэна.
Конечно, тем нас, кто ощущает лишь материальные вибрации, легко объявить всех этих провидцев обманщиками или жертвами некоторого умственного завихрения. Тяжело защитить себя от такого обвинения. Однако должен заметить, среди многочисленных свидетеля можно встретить практических и преуспевающих в жизни людей. Один - выдающийся писатель, другой - авторитет в офтальмологии, третий - успешный профессионал, четвертая леди - общественный служащий и так далее. Отказ от свидетельства таких людей на том основании, что их слова не подтверждаются нашим собственным опытом - поступок умственного высокомерия, не приличествующий мудрому человеку.
Интересно сравнить различные современные, полученные из первых рук отчеты о впечатлениях, которые получили свидетели. Я уже указывал, что высшие вибрации, которые мы связываем с ярким солнечным светом, который мы наблюдаем в полдень, упоминается во многих из эпизодах. Вместе с тем следует признать, что часть свидетельств различается. Мы слышим о существах, размер которых разнится от пяти дюймов до двух с половиною футов. Защитник фейри, возможно, сказал бы, что испокон веков известно - они производят потомство, как и люди, а значит, мы имеем дело с ними в разных стадиях роста, и таким образом объясняется переменчивый размер.
Однако мне кажется, правильнее рассматривать случаи, не забывая, что всегда упоминается много различных рас волшебной страны и что представители этих рас, возможно, разительно отличаются друг от друга, а кроме того, возможно, они населяет различные места таким образом, что наблюдатель, подобно мистеру Тиреллу, например, может увидеть в лесистой местности эльфов, который нисколько не похожи на пикси или гномов. Обезьяноподобные, коричневые существа моего коллеги, которые были свыше двух футов высотой, сопоставимы с существами, которых маленький Баринг-Гоулд видел карабкающимися на лошадей. В обоих случаях эти высокие фейри обитали на равнинах и полях; в то время как образ старого мужчины полностью вытесняет представление о танцующем женоподобном малыше, воспетом Шекспиром. В опыте мистера Турвея и мистера Лонсдэйла, два различных вида, занимающиеся различными делами, фактически виделись одномоментно: истинные красочные танцующие эльфы, а другой - коричневого цвета - возможно был слугой и охранял их.
Заявление, что волшебные круги, так часто виденные на луге или болоте, вызваны ударами ступней фейри, не выдерживает критики, так как они, бесспорно, возникают из-за грибков, таких, например, как Agaricus gambosus или Marasmius oreades, которые растут от центра, беспрестанно покидая истощенную землю, и распространяясь на новую. Таким образом, формируется полный круг, который может быть очень маленьким, а может достигать двенадцати футов в диаметра. Такие же круги часто появляются в лесах по той же причине, но редко разрастаются, удушенные побегами, среди которых грибы растут. Но хотя фейри не производят круги, следует предположить (и я не вижу причин отрицать это), что круги, однажды сформированные по воздействием любой причины, могут использоваться ими для кругового танца. Возможно, поэтому эти круги были связаны преданиями с прыжками малышей.
Размышляя таким образом, человек нового времени должен отнестись с большей серьезностью к свидетельствам об этих существах, которые оставили наши предки; Причудливые в деталях, эти воспоминания, возможно, имеют ядро правды. Я сказал: "наши предки", но вполне известным фактом является то, что пастухи на Южных Склонах и в эти дни бросают немного хлеба и сыра через плечо во время обеда для угощения "малого народца". Везде в Соединенном Королевстве, а особенно в Уэльсе и Ирландии, вера в фейри в значительной степени сохраняется среди людей, которые близки к Природе. Перво-наперво, всегда предполагалось, что они живут на земле. В целом, их описание не было гротескным, как легко понять из приведенных выше примеров. "Они были малого роста, - говорят одни валлийские знатоки, цитируемые миссис Льюис в книге "Персонаж", - около двух футов высотой, на лошадках размером с зайцев. Их одежда по обыкновению бела, но иногда они являлись одетыми в зелень. Их походка живая и подвижная, любовь блестит в их глазах.... Они миролюбивы и доброжелательны к своим, забавны в ужимках и очаровательны в играх и танцах." Упоминание лошадок отчасти выпадает из общей картины, но все остальное лишь подтверждает ранее заявленное.***
Одно из наилучших древних свидетельств - от преподобного Р. Кирка, который обосновался в приходе Монтей, на краю Нагорья, и написал брошюру под названием "Секреты всеобщего блага", приблизительно в 1680 году. Он имел очень ясные и определенные мысли, касаемо этих маленьких существ, и ни в коем случае не был фантазером, но человеком значительных достоинств, который был избран впоследствии, чтобы перевести Библию на гэльский язык. Его знания о фейри столь же хороши, как и у валлийца, цитируемого выше. Он ошибался, полагая, что кремневые наконечники стрелы - действительно стрелы феи, но зато другие его утверждения очень хорошо согласуются с нашими современными воззрениями. Они имеют племена и вождей, согласно этому шотландскому священнику. Они едят. Они разговаривают на высоком посвистывающем наречии. Они рожают детей, умирают и хоронят друг друга. Они любят веселые танцы. Они имеют самое настоящее государство с правителями, законами, ссорами и даже сражениями. Они - ветреные существа, не враждебные к человеку, если только не разозлятся по какой-либо причине, а некоторые даже имеют склонность быть полезными, например, домовые, в чьих традициях постоянная готовность помочь в домашней работе, если семья сумела завоевать их привязанность.
Точно такие же сведения мы получаем из Ирландии, хотя тамошний "малый народец", кажется, впитал дух острова с тем, чтобы стать более непоседливым и раздражительным. Есть много примеров записей, где они показывают свою силу, чтобы отомстить за обиды и пренебрежение. В "Репортере Ларна" от 31 марта 1866, где цитируются "Истинные ирландские истории о призраках", есть рассказ о камне, который фейри встроили в дом, и как невидимый камень бомбардировал обитателей днем и ночью, не делая больно никому, но причиняя большое раздражение. Эти истории швыряния камнями так обычны, что подобные достойные доверия рассказы прибывают едва ли не из каждой части света. Они могут быть приняты как признанное сверхъестественное явление, неизвестно лишь, были в том виновны фейри или какая-либо другая форма проказливого спиритического явления, которое вызвало бомбардировку. Издание, цитируемое ранее, дает еще один замечательный случай, куда фермер построив дом на проложенном фейри пути между двумя холмами, где они обитают по своему обыкновению, был подвергнут такому преследованию шумом и прочими беспокойствами, что его семейству пришлось найти убежище в другом, гораздо меньшем, доме, который они ранее занимали. Эта история рассказана корреспондентом из Уэксфорда, который утверждает, что лично исследовал факты: посетил брошенный дом, подверг допросу владельца и убедился, что там были два холма поблизости, а дом ровно посредине между ними.
У меня есть подробные сведения о сходном случае в Западном Сассексе, которые я получил от той самой леди, с которой все произошло. Эта леди пожелала сделать альпийский сад, и для этой цели завезла несколько больших валунов с соседнего поля, которое всегда было известно, как обиталище пикси, и установила их на своей земле. В один из летних вечеров леди увидела крошечную серую женщину, сидящую на одном из валунов. Маленькое существо убежало, когда поняло, что обнаружено. Несколько раз она появлялась на камне. Позже люди из деревни, попросили ее вернуть камень на поле "Эльфийские камни, - сказали они, - унесенные со своего места, приносят несчастья всему поселку." Валуны пришлось вернуть.
Но, согласившись, что они на самом деле существуют, спросим: кем или чем являются эти существа? Это тема, над которой мы можем размышлять только приблизительно с большим или меньшим правдоподобием. Мистер Дэвид Гоу, редактор "Лайт", обладающий и весомым авторитетом в спиритических вопросах, сначала выразил мнение, что они - обычные человеческие духи, увиденные ясновидящим как бы через обратную сторону телескопа, а поэтому очень мелкие. Изучение детальных отчетов о разнообразных случаях встреч заставило его изменить его взгляд и высказать заключение, что они - реальные жизненные формы, развившиеся по некой особой линии эволюции и принявшие, по некоторой морфологической причине, человеческую форму из странной прихоти Природы, которая воспроизводит образы подобно форме корней мандрагоры или морозными папоротникам на стекле.
В замечательной книге, "Странник в краю духов", изданной в 1896, автор, мистер Фарнес, с воодушевлением рассказывает о многих тайнах, в том числе и о фейри. Он излагает истории очень близко к известным фактами и опирается на них. Он упоминал об элементалах: "Некоторые из них похожи на пикси и эльфов, населяющих горные пещеры. Это, несомненно,- фейри, которых люди видели в пустынным и укромных местах. Некоторые из этих существ очень низкого уровня развития, почти подобны высшим растениям, и отличаются лишь способностью двигаться самостоятельно. Другие очень оживлены и полны ужимок, бессмысленных шалостей.... Как нации развиваются и растут в духовном отношении, эти низшие формы жизни отмирают от астральной поверхности земной сферы, и последующие поколения начинают сперва сомневаться, а затем отказываются от факта существования предков." Это одно из правдоподобных объяснений исчезновения фавнов, дриад, наяд и всех существ, с таким теплом упомянутых в классической литературе Греции и Рима.
Кто-то, возможно, спросит - какая связь между знанием о фейри и общей схемой спиритической философии? Связь, небольшая и косвенная, заключается только в факте, что нечто, расширяющее наши границы возможного и выбивающее нас из наезженной колеи мышления, помогает нам восстановить гибкость ума, а поэтому открывает его для восприятия новой философии. Вопрос фейри бесконечно мал и незначителен в сравнении с вопросом нашей собственной судьбы, а то из целого человечества. Свидетельство также недостаточно впечатляюще, хотя я, поскольку доверяю ему, показал, что не вполне незначительно. Эти существа так или иначе отдалены от нас, и их существование имеет меньшую реальную важность, чем существование ранее неизвестных животных или растений. В то же время, извечная тайна - почему так много "цветов рождено, чтоб краснеть незаметно", и почему Природа должна быть так расточительна с подарками, которые люди не могут использовать, - был бы разрешена, если бы мы поняли, что есть и другие существа, использующие ту же землю и разделяющие благословение Природы. Это самое малоинтересное размышление, на которое наталкивает очарование лесной тишины и первобытной глуши вересковых пустошей.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ
НЕКОТОРЫЕ ПОСЛЕДУЮЩИЕ СЛУЧАИ
Из предшествующей главы следует, что большое количество свидетельств, от которых не так просто отмахнуться, относительно существования "малого народца" получено до опубликования фотографий. Эти различные свидетели не ищут никакой выгоды от своих показаний, не испорчены никаким корыстным соображением. Такое же замечание справедливо к целому ряду случаев, о которых мне сообщили после появления статьи в "Стрэнде". Один или два были более или менее хорошо выдуманными шутками, но из остальных я выбрал кое-что, по моему мнению, вполне надежное.
Джентльмен, которого я уже цитировал под именем Ланкастера (тот, кто так сомневался относительно подлинности фотографий), известен как ясновидец. Он написал мне:
"Лично я могу описать фейри, как существ высотой от 2 футов 6 дюймов до 3 футов, одетых в коричневую одежду. Самый вразумительное, что я могу сказать о них: они - спиритические обезьяны. У них активный мозг обезьян, общий с ними инстинкт - избегать людей, но они способны к индивидуальному отношению, касаемо человека. В любой момент они могут укусить вас, подобно обезьяне, и немедленно раскаяться в этом. У них тысячи лет коллективного опыта, "наследственная память", если вам угодно, но нет рассудочных способностей. Они - Питер Пэн, ребенок, который никогда не вырастет.
Я помню вопрос одному члену нашей духовной группы, как он мог бы войти в контакт с брауни. Он ответил, что он мог бы отправиться в леса и позвать коричневых кроликов, тогда другие домовые также придут. Рассуждая в общем, я должен заметить, что любой, кто желает подружиться с фейри, должен исполнять неписаное правило: "стать немножко ребенком", то есть он или она должны быть или простаком, или Буддой."
Последняя фраза является ключевой. Она довольно любопытно подтверждена джентльменом по имени Мэтью, написавшим 3 января 1921 из Сан-Антонио, штат Техас. Он поведал, что три его дочери, сейчас замужние женщины, могли отлично видеть фейри до наступления половой зрелости, а после этого - никогда. Фейри сказали им: "Нас нет в человеческой эволюции. Очень мало людей когда-либо посетили нас. Исстари лишь души, весьма продвинутые в развитии или в состоянии половой невинности, могут прибыть к нам." Он самостоятельно повторил идею мистера Ланкастера.
Наверное, эти дети входили в состояние транса перед тем, как они ощутили себя в стране фейри - стране разумных существ, очень небольших, 12 - 18 дюймов высотой. Согласно их воспоминаниям, их приглашали посетить пиры и балы, совершать прогулки по красивейшим озерам и т.п. Каждый ребенок мог входить в транс немедленно. Они всегда так поступали, навещая Страну Фейри, но когда фейри сами прибывали к ним, главным образом в сумерках, девочки сидели на стульях в обычном состоянии, наблюдая за их танцами. Отец добавляет: "Таким образом, мои дочери обучились танцам, и на местных балах им всегда были очень рады, хотя они сами не знали, откуда их умение."
Мой корреспондент не указывает, есть ли заметная разница в облике между европейским и американским фейри. Несомненно, если подобные различия имеются и будут подтверждены, следуют уточнить классификацию на будущее. Если ясновидению епископа Лидбитера можно доверять, то, как позже будет показано, имеются очень четкие различия между стихийной жизнью различных стран, также как и великое разнообразие в каждой отдельно взятой стране.
Один замечательный случай наблюдения за фейри получен из первых рук от преподобного Арнольда Дж. Холмса. Он пишет:

"Прибывший на остров Мэн окунается в атмосферу суеверий (если вам угодно так называть это), простые, но красивые предания рыбаков острова Мэн, искреннюю веру девушек острова Мэн, которые никогда не забудут оставить кучку щепок и уголек у камина - вдруг "малый народец" захочет разжечь огонь. Хороший муж будет им наградой, а пренебрегающей традициями достанется плохой муж, а то и не выйдет замуж до самой смерти. Потрясающие явления происходили со мной во время ночевки на пути из Пил-Тауна в аббатство Св. Марка, куда я отправился вступать в должность, согласно бенефицию.
Когда мы миновали прекрасное поместье сэра Холла Кейна, замок Грибэ, мои лошади - крепкие и резвые - внезапно остановились и, посмотрев вперед, я увидел среди неясных отсветов и блеклых пятен лунного света, небольшую армию нечетких фигур - очень маленьких, в одеждах из паутины. Казалось, они полностью счастливы, выбегая из красивого лесистого ущелья Грибэ, где стоит руфлесская церковь Св. Триниана, и следовали вдоль дороги. Есть легенда, что эта церковь в старые времена часто посещались фейри, а когда была сделана попытка починить на ней крышу, фейри за ночь разрушили все сделанное днем, и вот уже в течение ста лет ее не трогали, оставив "малому народцу".
Я глядел, как очарованный, а мои кони волновались и проявляли опаску. Вскоре маленькая армия повернула в направлении холма Ведьм и взобралась на поросший мхом склон. Один из "малого народца" ростом повыше остальных, около 14 дюймов, привлек мое внимание. Он танцевал и с веселым задором пел, пока его сородичи не проследовали через долину к горе Святого Джона."

Широкое распространение фейри, возможно, подтверждается следующим чрезвычайно интересным рассказом от миссис Харди, жены поселенца в землях маори в Новой Зеландии:
"Прочитав о случаях, когда люди видели фейри, я предоставляю вам собственный опыт, имевший место около пяти лет тому назад. Прошу заранее простить меня за использование в этой истории некоторых местных деталей. Наш дом построен на возвышенности. Землю выровняли на небольшой площади, чтобы разместить дом, хозяйственные постройки, лужайку и тому подобное. Земля с обеих сторон обрывается круто вниз: к фруктовому саду слева и к зарослям кустарника и выгону справа, что граничит с дорогой. Однажды вечером, когда смеркалось, я вышла в сад, чтобы вывесить кухонное полотенце на веревке для одежды. Как только я ступила на веранду, то услышал приглушенный звук галопирующих коней по направлению от фруктового сада. Я подумала, что, должно быть, ошиблась, и звук доносится от дороги, где маори часто гоняют галопом на своих лошадках. Я пересекла сад, приближаясь к колышкам с веревкой, и услышал несущуюся кавалькаду ближе. Я подошла к веревке и стояла, подняв руки, чтобы повесить полотенце, как вдруг звуки раздались буквально позади меня, и внезапно несколько фигур, восседавших на крошечных пони, проехали прямо под моими поднятыми руками. Я огляделась и увидела вокруг восемь или десять крошечных всадников на пони, наподобие карликовых шетландцев. Маленькая фигура того, кто подъехал вплотную ко мне четко выделялась в свете, падающем из окна, но из-за этого я не могла различить его лицо. Лица остальных были коричневого цвета, пони также были коричневыми. Если они носили одежды, то плотно облегающие, подобно детскому свитеру. Они были подобны крошечным карликам или детям около двух лет от роду. Я очень испугалась и воскликнула: "Боже мой, что это?" Я думаю, что спугнула их. При звуках моего голоса они все проехали через шпалеру с розами и спустились по склону в кустарник. Я слышала, как топот копыт стихает вдали, и не уходила, пока звук не исчез, а затем вернулась в дом. Моя дочь, имевшая некоторый спиритический опыт, сказала мне: "Мама, ты такая бледная... И глаза испуганные! Что ты увидела? И с кем ты только что разговаривала в саду?" Я ответила: "Я видела кавалькаду фейри!""

Маленькие лошадки фейри упомянуты несколькими авторами, но все же следует признать, их наличие существенно усложняет ситуацию для понимания. Если есть лошади, то почему нет собак? И мы оказываемся в совершенно новом мире, волшебном измерении. Я убедил себя, что эти свидетельства в пользу фейри, но я ни в коем случае не стану уверять в этом своих помощников.
Следующее письмо от молодой леди из Канады, дочери почтенного жителя Монреаля, и моего доброго знакомого, интересно из-за приложенной фотографии, воспроизведенной здесь. Она пишет:

"Приложенная фотография сделана этим летом в Ватервилле, Нью-Гемпшир, с камерой "2A-Брауни" (вертикальная портретная линза) фирмы Эльверда, одиннадцатилетним ребенком. Отец - здравомыслящий человек, обожающий гольф и бильярд; мать - увлечена японским искусством; также вся семья весьма интересуется спиритическими вопросами. Ребенок хрупкий и мечтательный, но добрый и бесхитростный.
Мать говорила мне, что была с ребенком, когда та фотографировала. Грибы понравились маленькой девочке и она стала на колени, чтобы "снять" их. Как указание обычного размера грибов, они - Amainta muscaria.
Не было никакой такой фигуры, которая появляется на изображении.
Не было двойной экспозиции. Родители гарантируют честность, но озадачены.
Вы думаете, что тени и тому подобное, могут объяснить это? Я думаю, линия правого плеча и руки слишком убедительна, чтобы быть "подчисткой"."

Я склонен согласиться с автором письма, но это - пункт, который каждый читатель может решить сам для себя при осмотре фотографии. Она, конечно, самая непонятная после йоркширских экспонатов.
Кажется, Новая Зеландия является центром фейри, поскольку у меня есть еще одно письмо от леди с этих прекрасных островов, и оно едва ли менее интересно и занимательно, чем уже цитированное. Она написала:
"Я видела фей во всех частях Новой Зеландии, но особенно часто в заросших папоротником оврагах Северного Острова. Большинство моих опытов по ясновидению выполнялись в Окленде, в то время, которое я проводила в саду и наблюдала фейри чаще всего вечером сразу после заката. Я заметила, что они обычно проживали или, по крайней мере, появлялись около вечнозеленых растений. Я видела коричневых фейри и зеленых фейри, и все они имели туманные крылья. Я говорила с фейри и просила поухаживать за растениями и рассадой, которые я высаживаю в саду, чтоб они росли лучше, и я уверена, они выполили просьбу, судя по полученным результатами. С тех пор, как я прибыла в Сидней, я также видела зеленых фейри. Я попробовала повторить эксперимент прошлой весной. У меня в саду росли "фазановые" нарциссы. Я видела зеленых фейри около них. Я пересадила одну из луковиц в горшок, когда она еще не проросла, взял горшок с собой, отправляясь на короткие выходные. Я попросила фей помочь нарциссу расти. Каждый вечер я наблюдала с близкого расстояния, как одетая в зеленое фея, а иногда два или три из них, появлялась на горшке с растением. Что они делали на протяжении ночи я не знаю, но следующее утро растение было намного больше, несмотря на пересаживание, и таким образом я получила цветок на три недели раньше тех, что оставались в саду. Сейчас я проживаю в Рочдейле, Сидней. Мои друзья австралийские спиритуалисты тоже видят фейри с детства. Я уверена, что животные способны видеть их. Фейри появляются ежевечерне в некоторых диких уголках сада, и когда мы отправляемся туда, наш кот сидит и пристально смотрит на них, но никогда не пытается прыгнуть, как он поступает с прочими подвижными объектами. Если вы захотите использовать информацию, содержащуюся в этом письме, можете делать это, не спрашивая разрешения."

Я получил еще одно интересное письмо от миссис Робертс из Данидина. Она - одна из самых одаренных в спиритических вопросах женщин, кого я встретил на протяжении своих австралийских скитаний. В письме она описывает, как и предыдущий автор, близкую связь между элементными формами жизни и цветами, утверждая, что она часто видела их, заботящимися о растениях в ее собственном саду.
Из Ирландии я получил несколько волшебных историй, в которых рассказывается о некоем крае, за которым может наблюдать леди. Кажется, она связывается с королевством фейри посредством духовной коммуникации. Автор письма, мисс Винтер из Бларни, что в Корке, сообщает:

"Мы вступали в духовное сообщение с фейри, по имени Бибел, несколько раз. Один из сеансов длился почти час. Связь была решительной и быстрой, как у исключительно мощного духа. Он сказал нам что он лепрекон (мужчина), но в разрушенной крепости неподалеку от нас обитает пикси. Наше поместье всегда было пристанищем лепреконов, и они с их Королевой, летающей на величественной стрекозе, нашли все, чего желали на наших землях.
Он с теплотой расспрашивал о моих маленьких внуках, которые навещают нас довольно часто, и с той поры находил удовольствие от общения с ними, когда мы уступили им стол, и оставалось лишь прислушиваться к забаве, когда они болтали друг с другом. Он сказал им, что находить фейри можно почти как кроликов и поэтому им не нравятся собаки. Ведь они их преследуют. Они любят забавляться с курицами, на чьи спинах они ездят верхом. Но куры им не нравятся, потому что они "насмехаются" над ними. Когда он упомянул старую крепость, я думала, он ссылаются на замок Бларни, расположенный неподалеку, но, побеседовав с дочерью фермера, чье семейство жило по соседству очень долгое время, я узнала совершенную новость - рабочий домик на въезде с главной дороги построен на месте старых развалин."

Кое-кто из моего списка свидетелей, возможно, несколько дополняет имеющиеся сведения. Мисс Холл из Бристоля пишет:
"Я тоже видела фей, но никогда до сих пор не рисковала упоминать об этом, опасаясь насмешек. Это было много лет тому назад. Я была еще ребенком шести или семи лет, но уже тогда, как сейчас, страстно любила все цветы, которые всегда кажутся мне живыми. Я сидела на поляне, играя с маками, и никогда не забуду своего чрезвычайного изумления, когда заметила забавного маленького человечка, играющего в прятки среди этих цветов, чтобы развлечь меня, как я думала. Он был быстрым как стрела. Я наблюдала его за перемещениями довольно долго, а потом он исчез. Он казался маленьким весельчаком, но я не никак не могу вспомнить его лицо. Цвета он был серовато-зеленого, его конечности казались скругленными и напоминали побеги герани. Казалось, он не одет, и был около трех дюймов в высоту, изящный и стройный. Я часто пыталась увидеть его снова, но безуспешно."

Мистер Дж. Фут Янг, известный богослов, сообщает:
"Несколько лет тому назад я был в компании, собравшейся провести послеобеденное время на прекрасные склонах Оксфордского холма в графстве Дорсет. Отсутствие как деревьев, так и оград в этой местности дает возможность смотреть на большие расстояния. Я гулял со своим компаньоном, который проживает неподалеку от места нашего отдыха, когда к своему удивлению увидел несколько, как я думал, очень маленьких детей, одетых в короткие юбки шотландских цветов. Они взялись за руки и весело танцевали в кругу. Через мгновение после того, как мы их заметили, они все исчезли из виду. Мой компаньон сказал мне, что это фейри, и они часто появляются здесь, чтобы устраивать веселые пирушки. Возможно, наше присутствие потревожило их."

Миссис Этель Энид Вильсон из Уэртинга, записала:
"Я глубоко верю в фейри. Конечно, они - настоящие духи природы. Я часто видела их ясными солнечными днями, играющих в море и катающихся на волнах, но, если кто-либо сопровождал меня, то он не мог их видеть, за исключением мох маленьких племянника и племянницы, которые однажды тоже увидели их. Фейри были похожи на маленьких кукол с прекрасными блестящими волосами. Они постоянно двигались и танцевали."

Миссис Роуз из Саузенда-на-море, поведала нам в беседе:
"Я думаю, что всегда видела фей. Я вижу их постоянно в кустарнике над морем. Они собираются под деревьями и с кружатся вокруг стволов, а гномы приходят, чтобы охранять их. Гномы подобны маленьким старичкам с зелеными шапочками, и их одежда, по обыкновению, зеленого цвета. Феи одеты в легкие одежды типа драпировки. Я также видела их в нашей оранжерее, кружащих у цветов и растений. Кажется, феи бесконечно играют, за исключением времени, когда ложатся спать на дерне или на дереве. Однажды я видела группу гномов, стоящих на плечах друг у друга, подобно гимнастам в цирке. Казалось, они живут неподалеку от меня. И это не выдумка. Я видела гномов, устраивающих что-то вроде кровати из мха для фей, точно так же как птица-мать, прячет птенцов в гнезде. Я не слышала никаких звуков от гномов или фей, но они всегда выглядят счастливыми, как будто бы прекрасно проводят время."

Мисс Ева Лонгботтом из Бристоля, очаровательная вокалистка, слепая от рождения, рассказал нам в интервью:
"Я видела много фей взором своего ума (то есть, путем ясновидения). Они бывают различных видов. По крайней мере, те, которых я вижу. Музыкальные феи очень красивы. Слово "серебро" описывает их. Они заставляют вас думать о серебре, они имеют нежные серебряные голоса. Они говорят и свистят, но, собственно, их речь, язык фей, больше в звуках, чем в четких словах. Их музыка - вещь, которую мы не можем воспроизвести. Она существует сама по себе. Я не думаю, что Мендельсон действительно уловил ее, но музыка мистера Кольриджа-Тэйлора напоминает мне о музыке, которую я слышала непосредственно от фей; его волшебные баллады такие же очаровательные.
Теперь о танцах фей. Их танец утончен и полон изящества, старый добрый стиль танца, без всяких излишеств. Я вижу их не обязательно в лесистой местности, но атмосфера там всегда поэтическая. Они совершенно реальны.
Другой вид - феи поэтические. Они более эфирны, и окрашены в оттенки фиолетового. Если вы могли бы вообразить Пердиту из "Сна в летнюю ночь", переведенную со сцены в облик настоящей феи, вы имели бы идеальное изображение поэтической феи. У них прекрасный девичий нрав. То же можно было бы сказать относительно Миранды, но она более сентиментальна.
Цветные феи наиболее интересные. Если вы можете вообразить каждый цвет, преобразованный в фею, вы, возможно, поймете, на что они похожи. Они находятся в воздушных формах. Я не видела никаких домовых, так как не проявляла излишнего интереса к внутренней стороне жизни фей.
Когда я была моложе, то считала, из-за предубеждений, что феи воображаемые существа и что я не смогу поверить в них, но приблизительно в четырнадцать лет я начала видеть их, а сейчас я люблю их. Возможно, это явилось следствием более глубокого изучения искусства, которое приблизило их ко мне. Я чувствовала ответную вибрацию от них, и они позволяли мне почувствовать, что мы друзья. У меня в жизни было много счастья и удачи, за что я в какой-то мере благодарна феям."

Этими последними примерами я обязан мистеру Джону Льюису, редактору "Спиритической газеты", который собрал их. Думается, я справедливо утверждаю, что, если их добавить к тем, которые я указал в своей первоначальной статье, связанной с детьми и фотографиями из Коттингли, мы получаем возможность представить наш случай широкой публике, как заслуживающий доверия.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ
ТЕОСОФИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА ФЕЙРИ
Из всех богословов и философов западных земель, я не знаю никого, кто сохранил бы древнее знание, сейчас называемое теософией, которая играет определенную роль в изучении стихийных форм жизни. Поэтому, с тех пор, как мы утвердились и признали их независимое существования, мы должны тщательно исследовать их и, заглядывая в будущее, приспособить то, что мы смогли собрать, для дальнейшего накопления и демонстрации общественности.
Никто не имеет большего права говорить об этом деле, чем мой единомышленник, мистер Эдвард Л. Гарднер, поскольку он не только первооткрыватель фейри, но обладает и значительными познаниями в теософический области. Таким образом, я с радостью включаю в настоящую книгу некоторые примечания из его рук.

"Торгашеский дух нашего времени, - пишет он, - главным образом способствовал замалчиванию факта их существования, и самая восхитительная и очаровательная область изучения природы слишком долго была скрыта от общественности. В двадцатом столетии есть надежда выхода ее из тени забвения на мировом уровне. Возможно это - признак того, что мы достигаем боле высокого уровня, вдруг заявившего о себе фактическими фотографиями этих очаровывающих маленьких существ, древних посланцев королевства фантазии и странностей.
Итак, что же такое фейри?
Для начала следует уяснить - всему, что может быть сфотографировано, необходимо быть физическим. Ничего неуловимого не может быть в природе вещей, которые воздействуют на чувствительную пластинку. Так называемые духовные фотографии, например, обязательно подразумевают определенный уровень материализации перед тем, как "форма" могла оказаться в пределах восприятия даже самого чувствительного фотооборудования. Но известно, что в пределах нашей физической "октавы" есть степени частот, которые ускользают от обычного виденья. Точно так же, как в небесах существует много звезд, записанных камерой, но глаз человека никогда не видел их непосредственно, так существует громадный класс живых объектов, чьи тела находятся в той степени разреженности с нашей точки зрения, которая лежит вне диапазона нормальных чувств. Многие дети и особо чувствительные люди видят их, и, следовательно, наше волшебное знание основано на фактическом и доказуемом материале!
Фейри обладают телами той плотности, которую мы должны описать на нетехническом языке, как более легкую, чем газообразное состояние вещества, но мы можем полностью ошибиться, считая их нематериальными. В их собственном состоянии они столь же реальны, как мы, и выполняют функции, связанные с жизнеобеспечением растений, важные и необходимые. Можно намекнуть на одну стадию - многие читатели заметили длительную свежесть и красоту срезанных цветков, если о них заботиться один человек, и сравнительную недолговечность, когда ухаживает другой. Объяснение может заключаться в доброжелательности первого и сравнительном равнодушии другого, которые сопровождаются излучением эмоций духовной природы от того, под чьей непосредственной опекой цветы находятся. Их реакция на любовь и нежность отлично подтверждается их состоянием.
Фейри не рождаются и не умирают, как мы, однако они имеют свои периоды активной деятельности и спячки. Родственные чешуекрылым, или отряду бабочек, вместо нашей линии млекопитающих, они обладают определенными особенностями, которые очевидны. У них мало или нет активного интеллекта - просто веселая, безответственная радость жизни, которая подтверждается их очаровывающей развязностью. Миниатюрная человеческая форма, так широко представленная, - несомненное подтверждение более или менее мощного влияния человеческой мысли - самой сильной творческой энергетики в нашем мире.
При расследованиях я посещал Йоркшир, Новый Лес и Шотландию, интервьюировал много любителей фейри и очевидцев, сопоставлял их отчеты. В большинстве случаев я считал необходимым отметить, что моя доля в создании общественного резонанса с фотографиями из Коттингли была самой малостью из того, что можно вообще сделать. Некоторые из любителей фейри смотрело на это с благосклонностью. Но упреки тоже были частыми и выражались в обиде за незаконное вторжение и осквернение волшебного мира фотографиями. Только после серьезных гарантий относительно моего собственного отношения, я смог добиться большей откровенности, а так же разрешения рассказать их истории здесь.
Функции спиритической природы лесистой местности, луга и сада, действительно, в общем случае связаны с растительностью - поставщиком жизненной соединительной связи между стимулирующей энергией солнца и сырым формируемым материалом. Тот рост растений, который мы расцениваем как обычный и неизбежный результат соединения трех факторов (солнце, зерно и почва) никогда не имело бы места, если бы отсутствовали строители-фейри. Мы не получаем музыку от органа, соединяя ветер, ноты композитора и инструмент - жизненная связь, поставляемая органистом, хотя он может быть невидим, нужна. И так же духи природы имеют большое значение для развития растения.
"ТЕЛО ФЕЙРИ". Нормальное рабочее тела пикси и феи не бывает человеческой или любой другой формы. Здесь лежит объяснение многих неясностей касательно королевства духов природы в общем. Обычно они не имеют никакой определенной формы, и наблюдатель может лишь описать их, как немного туманные и несколько люминесцирующие облачка с более ярким с искрообразным ядром. Такая форма может быть описана, как язык пламени. В таком теле они работают внутри структуры растения. "Магнетизм" - единственное слово, которое может описать их метод. Мгновенно отзывчивые к стимулу, они, кажется, влияют на два направления - физические внешние условия и внутреннее интеллектуальное побуждение. Эти два влияния определяют их рабочую деятельность. Некоторые - безусловно, самые многочисленные - работают над ячеистыми конструкцией и структурой, и, сравнительно мелкие, принимают человеческую форму, будучи два трети дюйма высотой. Кое-кто озабочен исключительно корневым развитием ниже земли, в то время как остальные, вероятно, специалисты по цвету и "разукрашивают" цветы посредством текущего движения их облакоподобных тел. Это, кажется, является обычным следствием избирательной и индивидуальной работы. Они все кажутся привлеченными к работе общим влиянием, которое воздействует на них непрерывно, и которое решительно предполагает такой же вид инстинктивного побуждения, которое отмечает пчелу и муравья.
"ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ФОРМА." Несмотря на то, что спиритическая природа фейри может быть расценена, как фактически безответственная, проживающая радостную и восхитительно беззаботную жизнь, каждый их представитель, вполне возможно, обладает временной индивидуальностью как раз для того, чтобы наслаждаться жизнью. Миниатюрная человеческая форма - иногда гротеск, как в случае с брауни и гномом, иногда весьма красивая, во всем внешнем разнообразии фейри - достигается мгновенно. На короткое время она сохраняется определенной и сравнительно устойчивой, предоставляя возможность получать удовольствие. Нет никакой заметной структуры, как кто-нибудь, возможно, сделал бы опрометчивое заключение. Содержимое тела все еще кажется однородным, хоть несколько плотнее, и форма "человека" обычно видима, когда дух за работой. Спиритический объект, "одетый" таким образом, находит себе удовольствие в активном движении: в прыжках, танцах, жестах и демонстрирует веселую энергию, вызывающую мысли о радости и восторге. Очевидно это происходит во время отдыха и игр, хотя их работа кажется достаточно приятной. У потревоженного или испуганного духа обратное изменение к слегка более тонкому транспортному средству, магнитному облачку, столь же внезапно как и рождение. Что определяет избранную форму и как преобразование происходит - не ясно. Кто-то, возможно, размышляет относительно влияния человеческой мысли, индивидуальной или в массе, и, весьма вероятно, обнаруженное объяснение будет включать это влияние как фактор - но я предпочитаю здесь не теоретизировать. Ясно одно: объекта для духовной природы задача заключается в чувстве, которое мы применяем как термин и к камню, и к дереву, и к человеческому телу.
"КРЫЛЬЯ ФЕЙРИ." Крылья - черта, которую трудно представить в соединении с руками. В этом отношении наиболее близкая модель - насекомое, с его отдельными конечностями и двумя, а может и или более, крыльями. Но в крыльях нет сочленений и жилкования, и более того - крылья не используются для полета. "Вытекание эманации" - единственное описание, которое можно применить. Как вариант, особенно характерный для сильфид, они окружают тело люминесцентной аурой, распыленной подобно легкому туману. Я слышал, что ранние, наиболее детально разработанные индейские головные уборы должно быть черпают вдохновение из этого. Хотя лучшие из них - жалкие копии оригиналов.
"ПИТАНИЕ." У фейри нет никакой пищи. Во всяком случае. в том смысле, в каком мы ее понимаем. Питание, обильное и достаточное для существования, поглощается непосредственно с ритмичным дыханием или пульсом. В случае с магнитной ванной, кажется, она является их особым тонизирующим средством. Ароматы цветов им приятны и, напротив, неприятные запахи их отталкивают. Это одна из многих причин, кроме робости, почему они обычно избегают человеческого общества.
"РОЖДЕНИЕ, СМЕРТЬ И СЕКС." Любая оценка длины жизни будет вводить в заблуждение, так как нельзя сравнивать их с собой. У фейри нет настоящих рождения или смерти, как мы понимаем эти процессы - просто плавное появление и возвращение в утонченное состояние существования. Этот процесс занимает некоторое время. Вероятно годы в некоторых случаях. Их жизнь на более плотном уровне, возможно, соответствует взрослому периоду жизни среднего человека. Возможно, есть нечто, определяющее факт постепенного появления и исчезновения. У них нет секса, как мы его понимаем, хоть, насколько я могу сообразить, есть разделение и подразделение "тела" на многие тонкие материи и более низкие уровни, чем обычно. Кажется, этот процесс соответствует расщеплению и почкованию близких к нам простейших животных.
"РЕЧЬ И ЖЕСТЫ." Ниже показывается, что сильфиды не обладают, или обладают в очень малой степени, словесной речью. Общение возможно позами и жестами, например, такое же может развиться у некоторых животных. Само собой, взаимоотношения человека с низкими природными духами кажется подобным отношению с котятами, щенками, птицами. Есть многочисленные свидетельства звукового общения среди них. Музыка трубы и флейты. Хотя человеческому уху трудно различить - инструмент это или голос, и на этот вопрос предстоит еще ответить. Высшие духи природы добавляют интеллектуальное развитие к эмоциональному, и речь с ними возможна. Их обычное отношение к людям недружелюбное и часто враждебное, вероятно, является результатом нашего полного равнодушия к их запросам. Я вижу причину этого в уничтожении живой природы. Загрязнение атмосферы ужасает сильфидов и глубоко обижает их. Некий древний, говорил (и кое-что я извлек из его слов), обсуждая прекрасных воздушных духов и их работу: "Агни (Огонь) - уста богов!" Наша санитария и традиции похорон, несомненно, все еще способны к усовершенствованию! Один любитель фейри сказал мне радостно: "Да, ладно! Вы никогда не сможете получить фотографии сильфидов - они слишком много знают о нас!"
"ПРИЧИНА И РЕЗУЛЬТАТ." Изучение растительных форм не дает, однако, исчерпывающего анализа результатов. Этим способом нельзя обнаружить адекватную причину, как нельзя, изучая скульптуру, выявить мастера. Удивительное мастерство в царстве растений, показанное нам, можно сравнить со строительством: конструирование, возведение здания и украшение требуют труда рабочего, механика и художника. Следует признать, духи природы заполняет неопределенную пустоту между энергией солнца и рабочим материалом. В человеческой жизни, обнаружив два куска древесины соединенных вместе, мы сразу узнаем дело рук столяра, и все же мы приучены с удивлением и восторгом вглядываться в совершенные формах царства растений, под бормотание "эволюционный процесс" или "рука Господа", соответственно своим убеждениям. Посредник необходим и этой стороне не меньше, чем остальным.
"МЕТОД РАБОТЫ." Главная привлекательность для каждого заинтересованного любителя природы в жизненных процессах растения - мастерство духовно-природного посредника. Таким образом, если этого достаточно, в данном случае опыты нашего собственного человеческого труда предлагают яркую аналогию. С различием, однако, в скрытой манере работы духов природы, что представляет собой прямую противоположность нашей работы. В этом физическом мире мы трудимся с руками и инструментами и, работаем непосредственно с внешним, всегда наблюдая и применяя наши методы на наружной части растения. Добавление, прирост - наш конструктивный метод. Мы выбрали для себя такой путь, и это - наш характерный способ подхода. Духи природы действуют от внутреннего, работая из середины объекта. Кажется, их цель - достижение наиболее близкого контакта с окружающей средой, и эта цель - ведущее побуждение их деятельности - как лучше всего приспособить инструмент к руке. Легко заметить причину разнообразия в природе, принимая во внимание настойчивую попытку организовать ментальное воздействие духа природы и использовать бесконечное множество способов более близкого соприкосновения. Цветочная окраска, мимикрия, сохранение и распространение семян, меры защиты и агрессии, все тысяча-и-одно устройство, используемые, чтобы достичь цели. Они указывают на интеллект, работающий через посредников, которые на их собственном уровне находятся часто в более или менее антагонистическом отношении друг с другом. Разрыхляя почву и ухаживая за растениями для наших собственных целей, мы работаем в тесной связи - пускай и бессознательно. Усилия духа природы, работающего без нашей помощи, создают дикие цветы и ягоды среди наших лесов и лугов, в то время как сотрудничество с человеком, приводящее к появлению культурных злаков, цветов и плодов, гораздо богаче.
"СОЗНАНИЕ РАСТЕНИЯ." - Отношение духов природы к сознанию, функционирующему главным образом через растительное королевство в общем, - тоже чрезвычайно интересное исследование, которое должно быть проведено отдельно. Его, возможно, следует приравнять к роли соответственно экипажа и пассажира на судне. Дремота или в лучшем случае медленное пробуждение сознания растения делает его чуть большим, чем праздный путешественник, тогда как дух природы, мятущийся и активный, занимается обслуживанием и навигацией корабля, и путешествие через королевство подразумевает рост и развитие обоих.
"БУДУЩЕЕ." То, что может следовать за интеллектуальным осознанием "малого народца" и установлением взаиморасположения, открывает перспективу, донельзя заманчивую. Это был бы для нас путь к свету из темноты. Предвкушение такого сотрудничества, возможно, заинтересует преданного любителя цветов результатом в его или ее заботах. Духи природы отвечают на эмоции и появляются в благодарность за доброжелательное внимание и привязанность. Относится ли это к любой силе, к любому разнообразию забот о цветах и плодах, я не могу сказать, но это уверено дает нам интеллектуальное направление дальнейших усилий вместо сбора эмпирических случаев.
Пробуждающееся чувство неловкости у человечества, возможно, даст шанс искупить многолетний долг. Мы послужили линию эволюции духов природы неосознанно, но теперь, понимая ситуацию, можем разумно и полезно сотрудничать, работать вместе к взаимной выгоде, вместо слепого эксперимента и ощутимого эгоизма!" - Э. Л. Г.

В теософической литературе я не знаю никого, кто рассматривает стихийные силы природы более полно, чем епископ Лидбитер, которого я встретил в своем австралийском путешествии, и кто впечатлил меня почтенной внешностью, аскетическими привычками и способностями замечательного ясновидения, которое открыло ему, как он утверждает, множество тайн. В его книге "Скрытая сторона вещей" он подробно описывает фейри многих земель.
Рассматривая маленьких существ, которых мои информаторы видели заботящимися о цветах, ясновидец сказал:

"Малые существа, которые ухаживают за цветами, возможно, делятся на два крупных класса, хотя, конечно, есть большое разнообразие видов. Первый класс, возможно, на самом деле следует называть элементалами, и они, хотя и прекрасные, но фактически только мысле-формы, а потому они - не являются реально живущими существами. Наверное, я должен сказать, что они только временно живые, однако они весьма активны и деятельны, на протяжении своих коротеньких жизней они не развиваются, перевоплощая жизнь в себе. Когда они выполняют свою работу, то погибают и растворяются в окружающей атмосфере, точно так же, как делают наши собственные мысле-формы. Они - мысле-формы Великих Существ или ангелов, отвечающих за эволюцию растительного царства.
Когда у кого-то из Великих возникает новая идея, связанная с одним из видов растений или цветов, которые находятся под его заботой, он создает мысле-форму с целью осуществления этой идеи. Они обычно принимает форму или непосредственно эфирной модели цветка, или маленького существа, которое обхаживает растение или цветок все время формирования почки и постепенно строит их облик и окраску, о которых ангел подумал. Но после того, как растение полностью выросло или цветок открылся, его работа заканчивается и его энергетика истощается, и, как я уже сказал, оно просто распадается, потому что исполнение работы было единственным фактором, удерживающим его душу.
Но так же бесспорен и другой вид малого существа, которое наиболее часто видят люди. Они играет среди цветов, и в это время они - настоящие духи Природы. Они тоже весьма разнообразны. Одна из самых обычных форм, как я уже сказал, что-то очень похожее на колибри и его, возможно, часто замечают, вьющимся вокруг цветов таким же образом, как колибри или пчела. Эти прекрасные малые существа никогда не станут людьми, потому что они находятся на иной линии эволюции, нежели мы. Жизнь, которая сейчас одушевляет их, поднялась через травы и злаки, как например пшеница и овес, когда они находились в растительном царстве, позже через муравьев и пчел, когда они находились в животном мире. Сейчас они достигли уровня крошечного духа природы и его следующая стадия должна будет одушевить некоторых из прекрасных фей с эфирными телами, которые живут на поверхности земли. Потом они станут саламандрами или огненными духами, а еще позже - сильфидами или воздушными духами, получив астральные тела вместо эфирных. Позже они все пройдут через различные стадии великого королевства ангелов."

Упоминание о национальных особенностях фейри, он говорит со всей ответственностью фактического наблюдателя:
"Никакой контраст не может быть более явно обозначиться, чем между оживленным, веселым, оранжево-пурпурным или ало-золотым обезьяноподобным существом, танцующим среди виноградников Сицилии, и задумчивыми серо-зелеными существом, которое степенно вышагивает среди дубов и заросших дроком пустошамей Бретани, или золотисто-коричневыми "добрым малым", обитающим на косогорах Шотландии.
В Англии изумрудно-зеленый вид - довольно обычный, и я увидел его также в лесах Франции и Бельгии, в далеком Массачусетсе и на берегах реки Ниагары. Обширные равнины Дакоты населены черно-белым видом, который я не встречал где-либо в ином месте, а Калифорния наслаждается прекрасными бело-золотыми разновидностями, которые, скорее всего, также уникальны.
В Австралии самый распространенный тип - очень характерное существо удивительного светло-лазурного цвета; но есть глубокие различия между эфирными обитателями Нового Южного Уэльса или Виктории и ими же из тропического Северного Квинсленда. Эти последние близки к жителям Голландской Индии. Ява кажется особенно плодовитый на эти грациозные существа и их виды. Наиболее общими являются два четких типа, оба одноцветные - один сине-фиолетовый со слабым металлическим отблеском, а другой - играющий всеми известными оттенками желтого.
Поразительны местные расцветки: кричащие пятна, изменчивые полоски зелени и желтизны, наподобие футбольной фуфайке. Этот пестрый тип, возможно, раса присущая этой части света. Я наблюдал похожие красные и желтые окрасы на Малайском Полуострове, а зеленый и белый на другой стороне проливов, на Суматре. Этот огромный остров также процветает под владением прекрасного племени цвета бледного гелиотропа, которое я видел кроме тех мест только на холмах Цейлона. В низинах Новой Зеландии их цвет - насыщенно синий с серебром, на островах Южного моря встречается лишь серебристо-белая разновидность, которая сияет всеми цветами радуги, подобно перламутру.
В Индии мы встречаем все виды, от нежно-розового и бледно-зеленого или бледно-голубого, как первоцвет, на холмах до богатой смеси великолепного блеска цветов, почти варварских в своей яркости и избыточности, характерной для равнин. В некоторых частях этой изумительной страны я видел черно-золотой тип, который привычнее для африканских пустынь, а также разновидности, которые напоминают статуэтку, сделанную из отсвечивающего темно-красным металла, как например орихалькум атлантов.
Несколько сродни этому последнему - любопытная разновидность, которая выглядит будто слиток полированной бронзы; кажется, таким его делает проживание в непосредственной близости от вулканов. Места, в которых его видели: склоны Везувия и Этны, внутренние области Явы, Сэндвичевы острова, Йеллоустонский парк в Северной Америке и часть Северного острова Новой Зеландии. Кажется, этот определенный признак указывает на условие выживания простого типа, представляющего что-то вроде промежуточной стадии между гномом и феей.
В некоторых случаях, близкие районы, оказываться, населены довольно различными классами духов природы; к примеру, уже упомянутые изумрудно-зеленые эльфы обычны в Бельгии, а всего в сотне миль, в Голландии, их увидеть очень трудно. Их нишу занимают отчетливо различимые багровые разновидности."

Кроме того, очень интересно его преподобия мнение об ирландских фейри. Упоминая о священных горах в Ирландии, он говорит:
"Любопытный факт - высота над уровнем моря, кажется, воздействует на их разделение. Те, кто принадлежит горам, редко общаются с жителями равнин. Я хорошо помню, как поднимаясь на Слиев-Намон, один из традиционно святых холмов Ирландии, обратил внимание на очень четкие пограничные линии между разными типами. Подножья холма, подобно окружающей равнине, были населены с активной и озорной мелкой красно-черной расой которые роились повсюду на юге и западе Ирландии, особенно предпочитая магнитные центры, установленные почти две тысячи лет тому назад волшебниками-жрецами древних эринцев, чтобы увековечить их власть над людьми. После получаса восхождения, однако, не один из эти красно-черных господ больше не встречался, зато вместо них склон холма был густонаселен более доброжелательным голубовато-коричневым видом, который хранил давнюю верность племенам Туата-де-Дананн.
У них также была своя область и ее четкие границы, и ни единый дух природы, какого бы то ни было типа, не рисковал нарушить границу, очерчивающую вершину, посвященную великим зеленым ангелам, хранящим более чем две тысячи лет один из центров средоточия силы, которая связывает прошлое с будущим в мистических землях Эрин. Выше взрослого мужчины, эти гигантские формы, цветом подобные первой весенний зелени, мягко светящиеся, мерцающие, непостижимые, глядят вперед над миром своим удивительными глазами, что сияют подобно звездам. Они полны умиротворения тех, кто живет в вечности, ожидая со спокойной уверенностью, когда наступит назначенный срок. Человек полностью осознает силу и важность скрытой стороны вещей, когда созерцает это зрелище."

Для более полного ознакомления, возможно, следует сослаться на оригинал, изданный "Теософическим Издательским Домом". Эта книга - хранилище знания обо всех оккультных вопросах, и, конечно, детали, касающиеся фейри, полученные насколько можно полно из других источников.
Я сейчас выложил перед читателем полные обстоятельства дела, связанного с пятью занимательными фотографиями, полученными в Коттингли. Я добавил опыт офицера-ясновидящего, составившего компанию девушкам во время третьей, неудачной, попытки сделать фотографии. Я проанализировал часть критики, с которой нам пришлось столкнуться. Я предоставил читателю возможность судить о доказательствах в целом ряде предполагаемых случаев, собранных до и после событий в Коттингли. Наконец, я разместил перед ним общую теорию места в созидании таких существ, которые созданы единственно силой мысли, предназначенной для них. Прочитав и взвесив все это, исследователь находится в более выгодном положении, чем мистер Гарднер или я сам, и каждый должен вынести собственный вердикт. Я не собираюсь утверждать, что доказательства исчерпывающие, как в случае со спиритическими явлениями. Мы не можем призвать самые блестящие умы научного мира, Крукса, Лоджа или Ломброзо, для их подтверждения. Но зато можем приветствовать (в качестве добровольного дара) любые дополнительные свидетельства, если они достаточно полны и пригодятся, чтобы убедить любого разумного человека в сути вопроса - вопроса, от которого можно без труда отказаться, но его фактическое существование до сих пор не поколебала (даже в наименьшей степени) никакая противодействующая критика. Я далек от мысли, чтобы обижаться на такую критику, поскольку она серьезная и честная, но должен пригласить в наш круг всех тех, чья единственная цель - бесстрашный поиск правды.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) И.Блейкстар "Космос инфимума. Грани касания"(Антиутопия) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"