Первушин Руслан Юрьевич: другие произведения.

Проект Зомбятник (гл 1-6)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга в процессе.

Проект "Зомбятник"

 []

Annotation

     Одновременно с ростом популярности VR-игр, получили новый толчок в развитии и всевозможные реалити-шоу. В частности, это всякого рода «выживалки», когда человека запускают в эмулятор зомби-апокалипсиса, ядерной зимы или просто дикой природы, а несколько тысяч обывателей смотрят как тот будет пытаться выжить. Иногда это одиночное выживание, а иногда взаимоотношения пауков в отдельно взятой… локации. Есть даже несколько массовых проектов. Что-то вроде попадания населенного пункта черт-знает куда или БП (большой песец) на территории сравнимой с самым большим материком нашей матушки Земли.
     В один из таких проектов по выживанию в «агрессивной среде» совершенно случайно попадает не военный и не спортсмен, а обычный рабочий (подай-принеси) с пищевого предприятия, Сан Саныч Пентюхов по прозвищу Пень (это он так считает, на самом деле прозвище звучит несколько по-другому!).


Проект "Зомбятник"

Глава 1

     Одновременно с ростом популярности VR-игр, получили новый толчок в развитии и всевозможные реалити-шоу. В частности, это всякого рода «выживалки», когда человека запускают в эмулятор зомби-апокалипсиса, ядерной зимы или просто дикой природы, а несколько тысяч обывателей смотрят как тот будет пытаться выжить. Иногда это одиночное выживание, а иногда взаимоотношения пауков в отдельно взятой… локации. Есть даже несколько массовых проектов. Что-то вроде попадания населенного пункта черт-знает куда или БП (большой песец) на территории сравнимой с самым большим материком нашей матушки Земли.
     В один из таких проектов по выживанию в «агрессивной среде» совершенно случайно попадает не военный, не спортсмен, а обычный рабочий (подай-принеси) с пищевого предприятия, Сан Саныч Пентюхов по прозвищу Пень (это он так считает, на самом деле прозвище звучит несколько по-другому!). Согласно подписанному по пьяни контракту Саныч должен не просто выжить на просторах апокалиптического мира по меньшей мере месяц, но и каким-то образом привлечь к своей персоне внимание n-ого количества зрителей. Благосклонное внимание. Иначе будут у бедного шоумена нешуточные проблемы. Причем не только финансового плана. А привлечь внимание привередливого зрителя будет ой как не просто. Это ведь не игра, где добрый дядя по щелчку пальцев выдаст необходимый навык, и ты одним махом всё знаешь и всё умеешь. Здесь разработчики постарались сделать максимальное приближение к реализму и учиться необходимым навыкам придется потом и кровью. Причем не факт, что только виртуальным.
      Глава 1
     В себя Сан Саныч пришел в каком-то полутемном подвале с одинокой, мерцающей как в каком-нибудь фильме ужасов лампой под низким, не более полутора метров потолком. Бошка болит, во рту непонятная срань, мозг отказывается критически воспринимать окружающую действительность. А ведь раньше Саныч никогда не напивался до такого состояния, чтобы ночевать непонятно где, да ещё и считать этот факт вполне нормальным. Что же такого произошло? Что вынудило малопьющего по сути человека напиться до невменяемого состояния?
     Воспоминания пришли неожиданно. Рывком ворвались в мозг, вызвал головокружение и сильный приступ тошноты, который едва удалось сдержать. Саныч протяжно застонал, сглатывая вязкую слюну и пристраивая затылок на обрезок старой чугунной трубы неизвестно для чего закрепленной в пластиковых фиксаторах на стене. Идущая от трубы прохлада малость облегчает состояние, возвращая способность хоть сколько-нибудь здраво мыслить. А подумать было о чем…
     Вчера для Сан Саныча был очень хреновый день. Можно даже сказать, самый хреновый в его жизни. Он в одночасье лишился любимой работы, дома, семьи и запросто мог лишиться свободы. А всё почему? Из-за не своевременно проснувшихся жадности и патологической глупости. По-другому и не скажешь. Иначе стал бы Саныч слушать соблазнительные речи своего коллеги по нелегкому труду разнорабочего и лезть в разборки начальствующего элемента? Да не в жизнь! Особенно если знал бы заранее, что ему уготована роль козла отпущения, на которого спишут… много чего спишут. Хорошо ещё, что следователь попался въедливый и разобрался в ситуации. Но и так проблем с лихвой хватило. С работы вежливо «попросили», жена выставила с вещами из квартиры, а по дороге на дачу, где Саныч решил какое-то время перекантоваться, местные гопники разбили ему лицо и отобрали чемодан. Зачем гопникам понадобилось бельё б/у – большой вопрос, который до поры остается без ответа. Как в таких условиях не забуриться в первую попавшуюся забегаловку и не накидаться по самое не балуйся. Ну а в процессе загрузки организма спиртным к бедняге присоединился солидный с виду господин и сделал предложение от которого сложно отказаться.
     Итак, на что же подписался наш Сан Саныч? Суть предложения солидного господина свелась к следующему: наш главный герой может поучаствовать в новомодном нынче реалити шоу «Выжить вопреки». Участники этого шоу в виртуальной реальности погружаются в сложную для выживания среду, где они должны показать чудеса изворотливости, чтобы понравиться привередливому зрителю. Причем для этого не обязательно выжить. Есть случаи, когда приличные суммы (приз от благодарных зрителей) получал участник, умудрившийся умереть настолько зрелищно, что его рейтинг в одночасье взлетел до небес. А вот тот, чей рейтинг долгое время остается близким к нулю, выбывает из проекта без какой-либо награды. И хорошо если должным не остается. Потому как за участие в проекте нужно заплатить довольно большую сумму, которая есть в кармане далеко не у всех желающих испытать себя в экстремальных условиях. Вот как у Сан Саныча, Который вместе с договором на участие в сомнительном проекте подписал долговую расписку на сумму двадцать тысяч общеевропейских денег. Конечно, для кого-то эта сумма может показаться копеечной, но не для человека, ещё совсем недавно получавшего зарплату, не превышавшую одну сотую от суммы долга, и на данный момент живущего на небольшие накопления. А точнее тратящего деньги, которые удалось сохранить в заначке от жены. Если бы не это, т о Саныч вообще бы без ничего остался. Не известно, то ли из-за критической ситуации с деньгами, то ли из-за большой дозы выпитого… а может и из-за банальной жадности, но наш герой в очередной раз повелся на обещания «корзины печенья и бочки варенья» и влез в кабалу, повесив на себя внушительный должок. Далее «Солидный мужик» убрал подписанные документы в кейс, выдал нашему герою тоненькую стопочку европейских банкнот и понеслась душа в рай. А очнулся Саныч уже там, где очнулся.
     Переварив всплывшие воспоминания, Саныч пытается восстановить в памяти подробности последующей попойки. Надо же вспомнить, как он очутился в этом подвале. Морщить мозг получается с трудом. Потому как последствия алкогольной интоксикации хоть и стали легче, но… рассольчик сейчас не помешал бы. Ну или хотя бы кружка холодной воды. К сожалению, ни того ни другого под рукой нет. Ведь нет же?
     Надо бы осмотреться, но поднимать голову очень непросто. Не говоря уж о том, чтобы встать на ноги. На глаза попалась идущая вдоль стены полуторадюймовая труба в которую врезан обыкновенный шаровой кран.
     – Неужели мне повезло и там есть вода? – прохрипел Саныч и очень удивился неприятному звучанию голоса – словно пьяная ворона прокаркала. Стало малость жутковато. Однако страх как пришел, так и ушёл, а пить хочется всё сильнее и сильнее. Сушит, как в пустыне под палящим солнцем. Придется вставать…
     На поверку вода из крана течет теплая и ржавая. Пить такую – такое себе удовольствие. Саныч утвердился у стены, навалившись всем своим весом и мрачно посмотрел на тоненькую грязно рыжую струйку. Такой водой только понос разводить. И это ещё в лучшем случае. Может хотя бы голову намочить? Авось чутка поможет.
     На удивление спустя несколько минут, из крана начинает течь вполне нормальная на вид, да и собственно говоря на вкус прохладная вода. Саныч этому факту неимоверно обрадовался и начал ПИТЬ. Пил он много и «со вкусом», пока наконец мучающий страдальца сушняк не канул в небытие сменившись противной тяжестью в животе. Перестарался, однако. Впрочем, в сравнении с сушняком это такие пустяки. Главное, что похмелье отступило настолько, что в памяти воскресли ещё несколько эпизодов вчерашнего дня.
     Самым важным, пожалуй, является тот факт, что подписанный вчера договор вступает… вступил в силу чуть ли не с момента его подписания. Если быть чуть более точным, то по условиям договора Санычу давалось три часа на утрясание всех дел, после чего он должен был прибыть в VR-центр и лечь в вирт-капсулу на ближайший месяц. Ну или как повезёт. Само погружение в памяти не отложилось. Последнее, что Саныч помнит, это целая компания собутыльников, которых он зачем-то решил напоить и танцующая на столе проститутка, страшная настолько, что пригласить её могли только мертвецки пьяные люди. На этом эпизоде мозг выдает ошибку и отказывается воспроизводить дальнейшие события.
     – Это что же получается, я уже в виртуале? – задал в вопрос в никуда Саныч и озадаченно попытался себя осмотреть, насколько это позволяло похмельное состояние и низкий потолок подвала, из-за которого приходилось передвигаться «на полусогнутых».
     В процессе осмотра серьёзных изменений не обнаружено. Во всяком случае пивной животик никуда не делся и по-прежнему изображает трудовой мозоль. Длинные волосы металлиста, которые обычно собраны в хвост, сейчас почему-то распущены и норовят влезть то в рот, то в нос. Видимо всё же придется их обрезать, потому как они явно будут мешать процессу выживания. Так же не помешало бы заменить майку-алкоголичку и заляпанные непонятной хренью треники. Саныч в худшие моменты жизни не позволял себе щеголять в такой одежде, а тут вдруг такое на нем надето. Даже тошнота вернулась, стоило только обратить внимание на количество подозрительных пятен украшающих столь скудную одежду. Ужас да и только. Надо срочно искать что-то более удобоваримое. Для начала не помешало бы осмотреть в подвал. Не может быть, чтобы распорядители шоу оставили участника с пустыми руками.
     Осматривать подвал с больной головой – то ещё удовольствие. Низкие потолок, кучи мусора под ногами, кое-как проложенные коммуникации лишь усугубляют ситуацию. Чтобы попасть в отдаленные уголки подвала приходится совершать просто «чудеса» акробатики. А кое-где так и ползком пробраться сложно. Особенно когда «трудовой мозоль» втягиваться отказывается. Но всё же усилия приложены не зря. В самом дальнем углу подвала найдена старая, тряпичная, замусоленная донельзя сумка с двумя банками тушенки. Консерва просрочена, но банки выглядят нормальными. Значит есть её всё же можно. Лишь бы было чем открыть, а так как наш герой не был мастером по открыванию банок подручными средствами, то вновь полез в сумку в поисках консервного ножа. Мац-мац по углам сумки, а там ни фига. Не удовлетворившись результатом Саныч перевернул сумку к верху дном и потрусил. Хорошо потрусил. И вытрусил из сумки свернутый в несколько раз тетрадный лист. Первым порывом было плюнуть с досады и приняться за дальнейший осмотр подвала, но… Плюнуть-то Саныч плюнул, а бумагу взял в руки, аккуратно развернул, стараясь не замарать снежно-белую бумагу, и увидел несколько строчек набросанных небрежным почерком:
      Уважаемый выживальщик! Мы понимаем, что на первых порах от вас сложно требовать экстраординарных поступков, но постарайтесь хотя бы не помереть в первые же сутки. Чтобы помочь вам в этом нелегком деле, мы сделали в подвале несколько схронов с необходимыми на первое время вещами. Вам остается только найти эти закладки и разумно воспользоваться их содержимым. Желаем вам удачного выживыания! Администрация проекта «Зомбятник»
     Чем не стимул для более тщательного изучения данной локации? Вот и Саныч так решил. Забыл на время о похмельных симптомах и приступил к поискам ништяков. Буквально тут же на глаза попадается выглядывающий из кучи мусора край металлической коробки. В таких ещё инструментальные наборы продают. Может и здесь есть чем поживиться?
     – И что мы здесь имеем? – пробормотал новоявленный выживальщик, потер в предвкушении руки и потянул оказавшуюся порядком пошарпанной коробку из кучи на поверхность.
     Лучше бы эта коробка там и оставалась незамеченной. Во всяком случае открывать её уж точно не стоило. Как только исцарапанная, местами гнутая крышка была откинута в сторону в нос ударила такая струя вони, что Саныча моментально скрутило в приступе рвоты. А всё потому, что какой-то умник додумался засунуть внутрь крысу, трупик которой разложился до полужидкого состояния и издавал соответствующий аромат. Хорошо, что жидкая часть содержимого на одежду не выплеснулась, иначе пришлось бы благоухать… а так закрыл крышку обратно, и вроде как уже не так сильно пахнет.
     Газовая атака стала для Саныча хорошим уроком и уже следующую коробку, найденную в метре от первой он открывал гораздо осторожнее. Дабы не толь ко не расплескать содержимое, но и уберечь оказавшийся чересчур чувствительным нос. Однако на этот раз коробка содержит нечто более полезное, чем животные останки, а именно початую пачку патронов к пистолету ПМ. Целых девять смертей размером 9×18! Теперь бы ещё и пистолет найти для полного счастья. А то без оружия как-то стремно. Даже здесь, в подвале с бетонными стенками, тяжелой металлической дверью и кустарным засовом из гнутого стального прута Ø 20мм. Мало ли, вдруг кто-нибудь решит вломиться при помощи динамита, а защититься-то от агрессора нечем! Надо, надо вооружаться!
     В ходе дальнейшего исследования подвала найдены следующие предметы: нож перочинный – 1шт.; ржавая арматурина с острым концом – 1шт.; бутылка мутной жидкости, жутко воняющая сивухой – 1шт. и грязный бинт без упаковки. Вот собственно и все находки, представляющие хоть какую-то ценность в условиях постапа и отправившиеся в недра тряпичной сумки.
     «М-да, если это и есть обещанная помощь, то можно представить какая жесть будет дальше!» – подумал Саныч. – «В прочем что уж теперь, попал в воду – изволь трепыхаться! Надо выбираться наружу и смотреть что за жопа там происходит.»
     Выход из подвала находится в торце многоподъездного девятиэтажного дома. Такие ещё часто китайской стеной обзывают. Слева-справа от дома ещё несколько аналогичных, глядящих в свет пустыми провалами окон, пошарпанных многоэтажек. Напротив, через дорогу, огороженная бетонным забором территория, а из-за забора сквозь зеленые кроны деревьев виднеется несколько зияющих дырами крыш. Сильно бросается в глаза обилие машин – как целых или почти целых, по большей мере стоящих во дворах или вдоль обочины, так и битых, хаотично разбросанных по четырехполосному шоссе. И мертвая, действующая на нервы тишина вокруг!
     Оценив обстановку за пределами подвала Саныч хмыкнул, почесал тыковку и изрек: «Как говаривают заядлые игроки, пора идти лутаться!» и, собственно говоря, пошел лутаться. Объектом для этого несомненно важного процесса стал первый подъезд «родной» многоэтажки, как ближайший к укрытию. То, что в случае опасности можно и «не добежать» в расчёт не бралось. Точнее Саныч об этом даже не задумывался, рассчитывая в случае чего найти укрытие внутри дома. А если там все двери настеж…?
     Первый сюрприз ожидает уже на входе. В тамбуре, поперек прохода лежит и дурно пахнет тело неизвестного, одетого в обноски похлеще огородного пугала. Но это только часть сюрприза. Перевернув тело на спину, Саныч увидел лицо имеющее существенные отличия от человеческого: непропорционально широкие массивные челюсти; выступающие наружу мощные клыки и слегка заостренные уши. Ну прямо орк из классического фэнтези. Только вот цвет кожи не тот, да мышечной массы маловато будет.
     – Куда же это я попал? – вопросил небеса Саныч тупо таращась на странное лицо мертвеца. – Неужели и здесь будут эти эльфы с троллями?!! Как я их ненавижу…!
     Истоки нелюбви Саныча к фэнтезийным расам скрываются во временах не столь далекой юности, когда наш герой впервые приобщился к виртуальной реальности и во всю рубился в «Миры меча и магии XII». В те благословенные времена, играючи за человеческую расу он не раз огребал проблем от куда более распространенных эльфов, гномов и иже с ними. Особенно во фракционных войнах. Так же нельзя не упомянуть момент с турниром, когда Саныч в финальном поединке уступил орку, использующему чит-код. То ли этого никто не заметил, то ли так было задумано, но никаких санкций против орка не воспоследовало, а жалобой на использование противником читов просто подтерлись. А ведь призовые за этот турнир были весьма неплохими. Во всяком случае для семнадцатилетнего подростка. Как здесь не затаить обиду на читеров, а за компанию и всякого вида инородцев? Вот и Саныч частенько поминает их «незлым, тихим» по поводу и без. Досталось и неизвестному трупу с клыками.
     Высказав в матерной форме всё что думает по поводу устроителей шоу и мобов нечеловеческой наружности, Саныч пнул ни в чем не повинное тело и перешагнув его нырнул в темноту подъезда. Первый этаж – четыре двери и все закрыты, а взломать не представляется возможным. Это только в кино здоровенный жлоб может с пинка вынести толстую металлическую дверь, а здесь максимальное приближение к реальности. Да и выживальщик особой физической силой не обладает чтобы подобные трюки проворачивать.
     Второй, третий этаж… та же самая история. Только на последнем девятом этаже одна из квартир оказывается открытой. А в ней… одни только голые стены! Даже пол и тот отсутствует! В смысле вместо привычной деревянной поверхности под ногами голый бетон!
     Вернувшись вниз несолоно хлебавши Саныч решил проверить почтовые ящики. Ведь бывает иногда, что хозяева по какой-то надобности оставляют свои ключи там. Так почему бы и не попробовать вскрыть пару-тройку этих жестяных ящиков? Это же всяко проще, чем ломиться в закрытую стальную дверь.
     Хорошим подспорьем для вскрытия почтовых ящиков становится перочинный нож. Чтобы добраться до содержимого, достаточно вставить лезвие ножа между дверцей и стенкой ящика, а затем поднять его вверх, сбрасывая таким образом простенькую защелку. В некоторых случаях хозяева заморочились и поставили более продвинутые замки, но здесь уже помогают заточенный прут и грубая физическая сила. В итоге, расковыряв все жестяные коробки, Саныч стал гордым обладателем стопки газет, которые тут же захотелось изучить, чтобы проверить насколько сильно заморочились создатели этого шоу; пара приуроченных ко дню медика открыток и… эврика! Ключи от квартиры номер 35! Ну, это если верить номеру, написанному на ящике. А вот чтобы проверить, придется опять переться на девятый этаж и надеяться, что это не та самая квартира без окон, без дверей, без пола.
     К счастью ключи подходят к соседней с пустым проемом двери. Первый замок открывается сразу, хоть изнутри и слышен подозрительный хруст. А вот со вторым возникают трудности. Сначала ключ отказывается проворачиваться, а стоит только приложить силу он, провернувшись градусов на 15 намертво застревает. Ни туда его ни обратно. Как это не странно, но справиться с проблемой помогает все тот же перочинный нож. Саныч после длинной матерной тирады просунул его в щель и надавив на язычок смог-таки заставить механизм работать. Правда ключ извлечь не удалось… но да бог с ним, дверь-то уже открыта!
     Далее всё в лучших традициях хардкорного постап сеттинга. Вроде бы всего до хрена, а из полезного взять нечего. Разве что рассохшуюся мебель на дрова пустить… Тряпок и тех нет! И зачем спрашивается в квартиру нужно было ломиться? Только зря время и силы потратил! Задаваясь этим вопросом Саныч спустился вниз, где неожиданно подвергся нападению какой-то шавки. Маленькая плешивая собачонка с тихим, еле слышным рычанием вцепилась в штанину и отпускать явно не собирается. Пнуть собакена куда подальше плевое дело, вот только на его место уже кудлатый покрупнее примеривается и может статься даже не один. Находясь в тамбуре не сильно рассмотришь, что происходит снаружи. Может там целая свора?
     Оприходовать собакена прутом конечно жаль, но свои конечности жаль гораздо больше. Ведь этот барбос, в отличие от своего мелкого предшественника вцепится будь здоров как! Вон зубищи какие, просто жуть берет!
     Пока Саныч раздумывает «бить или не бить», зубастый от угроз в виде рычания переходит к активным действиям. Здесь уже становится не до рефлексий и металлический прут все-таки идет в дело с размаха опускаясь между вислоухих ушей. Один бобик готов, но его место тут же занимает другой. Этот противник будет посерьезней. Один его вид внушает легкий душевный трепет, тремор рук и подергивание левого века. К тому же у Саныча уже был негативный опыт общения с бультерьером, поэтому нет ничего удивительного, что он запаниковал и на «второй космической» рванул вверх по лестнице. И тут бы ему и пришел бесславный конец, но к счастью совершить бросок зубатому помешал труп его собрата, а далее в подъезд просочился ещё кто-то из кудлатой братии и началась собачья свара, в которой всем стало резко не до беглеца.
     Беглец же тем временем «взлетел» на лестничную площадку девятого этажа и закрутил головой в поисках дальнейших путей отступления. «Куда, куда дальше?» – бормотал он, глядя то на пустой дверной проем, то на взломанную квартиру, то на частично обломанную лестницу на крышу, по которой пусть и с трудом, но можно покинуть столь опасное место через вырванный с мясом люк. Ранее в виду ненадежности креплений лестницы к стене, этот путь даже не рассматривался. Теперь же, это единственный вариант обезопасить себя от своры собак, что до сих пор отчаянно грызутся где-то внизу. Лишь бы только наверху не обитал тот, по сравнению с кем собаки окажутся детской забавой. Тот, у кого хватило дури вырвать люк вместе с частью рамы. Потому как встречу с этим существом пережить вряд ли получится.
     К счастью на крыше никого. Вроде бы это хороший повод осмотреть окрестности, но вот незадача! Саныч с детства страдает боязнью высоты и к краю крыши не приблизится ни за какие коврижки. И так лёгкие приступы паники накатывают, что в комплекте с недавним нервняком… выливается в желание смыться с крыши как можно быстрее.
     Убраться как можно быстрее с открытого места получается не очень, потому как ближайший открытый люк с противоположного конца дома. Позволю себе напомнить, что дом типа «китайская стена» – многоподъездный, а конкретно в этом случае имеется целых девять! Можно представить себе, как испереживался Саныч пока не нашел путь вниз, судорожно пытаясь дергать все крышки подряд. Его даже не смутило отсутствие лестницы и трехметровая высота! Сиганул, будто так и надо. Будто и нет никакого страха перед высотой. А с другой стороны, что такое три метра по сравнению с расстоянием от крыши до земли…
     Спустившись в подъезд не мешало бы отдышаться. И тут как по заказу прямо перед носом открытая дверь в квартиру! Не обращая внимания на боль в отбитых пятках Саныч опрометью метнулся внутрь и сразу же наткнулся на тело. Ну как наткнулся? Споткнулся об него и рыбкой улетел вглубь квартиры. В итоге к больным ногам добавился разбитый нос и легкое головокружение после встречи лба с грязным паркетом, а все тревоги и страхи резко отошли на другой план.
     Когда состояние нашего страдальца более-менее пришло в норму, то он первым делом занялся осмотром тела, ставшего причиной незапланированного полета. И надо сказать с здесь Санычу повезло. Это было высохшее до состояния мумии тело, одетое в полицейскую форму с кобурой на боку. И не пустой кобурой, как можно было бы предположить, а с пистолетом ПМ внутри. Да ещё и полностью заряженный! Да с запасным магазином, который до поры прятался в специальном кармашке будучи всего лишь без одного недостающего патрона. Лишь бы теперь Сан Саныч Пентюхов не почувствовал себя всемогущим! Сколько людей получив в руки оружие теряло связь с реальностью и в результате имело нешуточные проблемы, в том числе и летальные. Во-о-от! И здесь вполне мог быть такой результат. Но Саныч, он не такой. Он вполне себе рассудительный малый. Не зря его за глаза называли пентюхом! Поэтому он не ломанулся из дома отстреливать всех собак округи, а занялся дальнейшим… лутанием?
     Собственно говоря, кроме трупа в этой однокомнатной квартире не так уж и много представляющего для выживальщика (сказал бы – бывалого, но язык не поворачивается!) интерес. Больше всего Саныч радуется швейцарскому ножу. Ведь это куча инструментов в одном предмете! В том числе открывалка, которой можно наконец открыть банку консервов и утолить вновь давший о себе знать ноющей болью в желудке голод.
     К слову о продуктах. Они в квартире так же в наличии. При осмотре маленькой кухоньки были найдены: около трех килограммов круп (в основном пшеничная сечка); макаронные изделия в виде мелких замысловатых фигурок в вакуумной упаковке; две банки рыбных консервов – килька в томате и шпроты; маленькая бутылочка оливкового масла (с осадком); неполная банка с чаем (выглядит подозрительно), пакетик черного перца и пластиковая двухсотграммовая баночка до верху заполненная солью. Помимо продуктов в список кухонных находок попадают: два кухонных ножа (один для обрезки мяса); маленькая сковорода с прихватом; двухлитровая кастрюля; ложки-вилки, из которых Саныч откладывает для себя по одной; тарелки-миски, которые со вздохом откладываются в сторону, потому как они исключительно керамические, а носить керамику то ещё удовольствие; пластиковая кружка (жаль, что нет металлической) и… керогаз! Ещё бы и керосина к нему найти вообще бы шикарно было! Впрочем, можно обойтись и солярой, найти которую должно быть проще. Наверняка в одной из машин, что во множестве стоят на улице, найдется литр-другой необходимого нефтепродукта.
     В единственной комнате квартиры кроме вышеупомянутого ножа, Саныч откопал нерабочий шокер (авось пригодится), комплект наручников и демократизатор с разрядником (также нерабочим). Похоже тело у входа с большой долей вероятности является хозяином этих апартаментов. Наверное, зашел домой на обед и тут на тебе, наступил Большой Песец (здесь и далее сокращенно – БП).
     В этой же комнате меняется облик нашего героя. Страшные как ночной кошмар майка-алкоголичка и треники наконец сменились найденным в шкафу добротным спортивным костюмом. На самом деле из одежды там было много чего, но всё не по размеру. А вот спортивный костюм на удивление подошел. Так же нашлось чем заменить растоптанные тапки. Вместо них Саныч одел почти новые туристические кроссовки. Размерчик чуть великоват, но это всё равно лучше, чем было. А чтобы обувка не соскакивала, можно одеть дополнительную пару носков или вставить ещё один комплект стелек. И то, и другое имеется всё в том же одежном шкафу на нижней полке. Кстати, не мешало бы и бельем разжиться, которого в этой квартире по неизвестной причине не имеется. Не снимать же исподнее с трупа!
     Напоследок как не заглянуть в последнюю не охваченную внимательным оком комнату – совмещенную с туалетом ванную? Ведь там можно найти такие необходимые предметы личной гигиены как бритва, зубная щетка и т.д., и т.п. В конце концов подтирать задницу чем попало тоже не очень хочется, а здесь имеется почти полный рулон мягкой ароматизированной (когда-то) бумаги.
     Ну вот, квартира осмотрена, всё нужное свалено в кучу, осталось решить вопрос – как это всё унести? Потому как ночевать здесь Саныч не собирается. Не говоря уж о более длительном времяпрепровождении. Окон нет, дверь висит на одной петле… подвал видится куда как более надежным местом временного обитания. Даже если учитывать недостаток низкого потолка. Вот только донести всё собранное до подвала за один раз проблематично. Складывать некуда. Сумка-то мало того, что не блещет прочностью, так и объемом маловата будет.
     Решить вопрос с транспортировкой нахапанного удается довольно просто. Наш герой складывает всё в найденную всё в том же шкафу простыню и делает из неё «узел». Вот теперь можно и в путь. Лишь бы только собачки внизу у дома разбежались, а то тратить драгоценные патроны на этого противника как-то не комильфо. Вдруг заявится кто посерьёзней, а в стволе остался всего лишь один патрон! Почему один? Так Саныч стреляет и так хреново, а уж с баулом за спиной… Вот и выпуляет все патроны, за исключением одного. Чтобы было чем застрелиться, хе-хе.
     Спускаясь вниз, на площадке третьего этажа Саныч замечает ещё одну жертву будущего разграбления. Дверь одной из квартир забита листом ДСП. Изнутри. Явно кто-то от чего-то пытался спрятаться и скорее всего за тонкой преградой обнаружится солидная баррикада из мебели. Вряд ли этот кто-то всё ещё там. Вон лист ДСП крошиться начал от времени, расслаиваться… И раньше преграда была так себе, а теперь вообще на один плевок. Явно не один год с момента установки прошел. Ни один нормальный человек в условиях апокалипсиса с такой «дверью» долго не проживет. Глянуть бы, что там и как, но относительно легкий поначалу баул уже основательно оттянул руки. Лучше для начала оттарабанить его в подвал, там отдохнуть, перекусить, и тогда можно будет вернуться и утолить своё любопытство. И то, если собаки не помешают.
     Саныч спустился вниз и осторожно выглянул из подъезда. В поле зрения ни одной живой души. Впрочем, неживых тоже не видать. Но это ведь ещё ни о чем не говорит! Вдруг за поворотом сидит злобный бабайка? Главное постоянно держать в голове подобную вероятность и не расслабляться. Тогда и …опу никто не откусит.
     Опасения не напрасны. Собаки, коих оказалось по меньшей мере два десятка, не ушли от места первой встречи, а разместились в кустах неподалеку на полуденный отдых, спрятавшись от стоящего в зените немилосердно палящего солнца. Стоило многих усилий пробраться мимо них незамеченным ко входу в подвал. Как физических, так и моральных. Под конец пути конечности чуть ли не ходуном ходили. А уж когда на скрип открываемой двери вся свора подняла морды и уставилась на нарушителя тишины, у Саныча вообще чуть сердце в пятки не ушло. Он даже не заметил, как оказался за запертой на засов и подпертой обрезком трубы дверью, а успокоился, лишь завалив её под потолок собранным по подвалу хламом. Позже, успокоив расшалившиеся нервы, Саныч долго думал: зачем нужно было сооружать на выходе подобную хрень? Ведь закрытая на засов металлическая дверь – вполне надежное укрытие не только от собак, но и от более опасных персонажей. А с другой стороны, чего только в панике не наворотишь…!
     После нервной встряски желание чего-нибудь скушать усиливается многократно. Настолько, что терпеть нет никаких сил. Впрочем, такого насилия над организмом не требуется. Безопасное место достигнуто, можно заняться приготовлением пищи. Но предварительно всё же придется что-нибудь пожевать иначе боль в желудке станет особо изуверской пыткой и приготовить что-нибудь будет уже не под силу. Жрать же консерву просто так, да при наличии крупы – пустой перевод ресурса. А теперь внимание, вопрос! Чем можно закинуться, чтобы хоть на чуть-чуть угомонить желудок? Да той же самой консервой, которую топтать просто так мешает одно из внутренних животных под названием ЖАБА! Поэтому надо как-то исхитрится и не сожрать всю банку кильки, а именно она выбрана для принесения в жертву ноющему и матерно стенающему желудку, одномоментно. Ведь из второй половины, добавив толику крупы, можно сварить превосходную похлебку! И тогда уже нормально покушать. Да и вообще, не помешало бы всерьёз озаботиться пропитанием, ведь это не менее важно, а может даже и более, чем добыча оружия и боеприпасов.
     А сила воли у Саныча все-таки есть! Он сумел остановиться прежде чем сожрать всю рыбу и в баке осталось примерно около трети содержимого. Ну да ничего, на двухлитровую кастрюльку хватит. Итак, кастрюлька есть, килька в томате имеется (больше томата, чем рыбы), вода так же ещё не закончилась. Дело осталось за малым – добыть огня! Эх, всё-таки надо было попробовать слить соляру с фургона стоящего у третьего подъезда! А с другой стороны, на возню у машины могли обратить внимание собаки и тогда бы соляра нашему герою уж точно не понадобилась бы! Лучше уж готовить на обычном костре, чем вылететь раньше времени из шоу.
     М-да, трудности возникают откуда не ждали. Если со спичками проблема благополучно разрешилась, заменой на импровизированные кремень и огниво, то с вентиляцией возникли неожиданные сложности. Ведь костер надо устраивать в месте, где дым будет вытягивать наружу! А найти такое место почему-то не получается. Саныч уже готов бросить бесплодные поиски, как вдруг на глаза попадается какая-то непонятная нашлепка, что выделяется на стене явной чужеродностью. Как оказалось, в подвале все вентиляционные отверстия закрыты заглушками под фон стены, так что обнаружить их может только человек знающий. Только одна заглушка выделяется из общего ряда. Видимо там что-то с резьбой и она вкручена не полностью, выступая над плоскостью стены почти на два сантиметра!
     «Зачем нужны эти заглушки?» – бормочет Саныч извлекая одну из них и проверяя смоченным пальцем движение воздуха. – «Вроде тянет… можно попробовать разжечь огонь.»
     Однако при попытке развести костер выясняется, что тяги явно недостаточно. Дым вместо того, чтоб идти наружу, быстро скапливается внутри и вскоре дышать становится весьма непросто. А уж когда к дыму добавляется пар от залитых водой углей, становится и вовсе невесело. Можно было бы открыть дверь наружу и таким образом спастись из «газовой камеры», но кое-кто (не будем показывать пальцем) устроил у двери гигантскую баррикаду и перед опасным опытом не удосужился её разобрать! В итоге, когда дверь на улицу наконец распахнулась, Саныч более всего был похож на африканца больного тяжелой формой чахотки в период обострения, и если бы собаки на тот момент всё ещё оставались поблизости, тут бы ему карачун и настал! Повезло, что тут сказать. И за сегодня уже не впервые! Может хватит полагаться «на авось» и пора начинать работать головой?
     Когда раздирающий грудь кашель стихает, а поток слез из глаз уменьшается до двух слабеньких ручейков, Саныч возвращается внутрь подвала. Нужно вооружиться и взять емкость для топлива (от керогаза) после чего топать сливать солярку. Иного способа приготовления пищи по ходу нет.
     В машинах Саныч разбирается так себе, поэтому жертвой разграбления выбрал бортовой «Камаз». Уж в нем-то точно в качестве топлива используется соляра. Да и поживиться чем-нибудь нужным наверняка получится. У Саныча есть один знакомый водитель «Камаза», работающий в пределах одного региона (области). Так он обычно возит с собой хренову кучу разных, полезных в дороге мелочей. Здесь, конечно, не реал, но вдруг повезёт?
     Кроме всего вышеперечисленного есть и ещё одна причина выбора именно этой машины. С большой долей вероятности там нет способной переполошить всю округу сигнализации! А если что-то и стоит, то запитано оно от аккумулятора(ов), который(е) уже давным-давно сдох(ли). Впрочем, снять клеммы для страховки не так уж и долго. Благо не раз помогал соседу во время ремонта и где они располагаются знал прекрасно.
     Ожидания вполне оправдались. В кабине машины было найдено несколько полезных в «хозяйстве» предметов. В основном это инструменты – набор ключей (в т. ч. газовый и разводной), отвертки, монтировка… но есть и вполне себе бытовые вещи, например, почти полная зажигалка! Теперь не придется изгаляться с напильником в попытке добыть огня. Чем не счастье? А аптечка? Пусть содержимое оставляет желать лучшего, но у Саныча и такого нет! Термос вот… тоже очень нужная вещь. Особенно в походе, коих в ближайшее время предстоит немерено. Ведь по сильной жаре, такой какая сейчас стоит, литр прохладной воды в заначке – самое то! Ну а больше всего радует находка в виде восьмилитрового пропанового баллона и самодельной подставки с горелкой. Эдакая туристическая печь, сделанная своими руками. Хрен его знает, сколько в баллоне газа и на какой срок его хватит, но это точно лучше, чем костер или дизельная коптилка.
     Переворошив кабину как же не заглянуть в кузов? А в кузове Саныча ждет весьма неоднозначная находка – двухсотлитровая бочка до верху заполненная соляркой! С одной стороны, это вроде как круто. А с другой стороны, непонятно что с ней делать. Впрочем, что обычный человек, который не является силачом даже в отдалении может сделать с этой тяжеленной бандурой? Только оставить всё как есть, и пользоваться содержимым бочки по мере надобности.
     Где-то в отдалении неожиданно вспыхнула ожесточенная стрельба. Саныч, который в этот момент выбирался из кузова «Камаза» от неожиданности дернулся, поставил ногу мимо колеса, на которое собирался стать и со звучным шлепком навернулся.
     – %%%%%%! – в сердцах выдохнул он и прислушался. Судя по звуку стреляли как минимум из трех автоматов, среди очередей которых время от времени было слышно одиночные выстрелы. Может пистолеты, может что иное… О, а вот в ход пошли аргументы посерьезнее – кто-то и противоборствующих сторон применил гранаты. Видать знатная заварушка. Хорошо, что далеко. Но надо иметь в виду, что и здесь человек человеку не всякий раз является другом, а иногда даже совсем наоборот.
     Вернувшись в подвал, Саныч запер дверь на засов и заблокировал её обрезком трубы. Баррикаду городить оно конечно лишнее, а вот так нормально. Для верности, так сказать. Всяко сложнее дверь вынести будет. Правда, если у такого вандала найдется динамитная шашка, то там и баррикада не сильно спасет. Вынесет её на хрен вместе с дверью. Впрочем, не стоит задумываться о грустном. Лучше заняться приготовлением пищи, а то желудок вот-вот вновь даст о себе знать. Собственно говоря, он уже подает первые, пока ещё слабые сигналы типа – «Урр, хозяин! Пора подкрепиться!»
     Пока похлебка варится, наш герой задумался о странностях подвала, в котором он «родился». Слишком уж он маленький по сравнению со всем домом. А ведь помимо «своего» входа, других на глаза не попадалось. Странно? Ещё как! Да ещё непонятно откуда запитывается единственный источник света в этом подземном царстве. Судя по обрывку кабеля на вводе в дом, электричество подается явно не из внешней сети. Да и апокалипсис вокруг, какие на хрен электрики?!! Источник электроэнергии надо искать где-то внутри. Вот хочешь не хочешь, а после еды надо будет пойти и обследовать дальнюю стену. Там просто обязан быть скрытый проход. Не может быть, чтобы там ничего не было!
     Однако после еды становится не до поисков. Видимо сказывается нервный стресс, усталость… короче говоря, Саныч конкретно хочет спать. Прямо на ходу засыпает. Волей-неволей приходится отложить ощупывание стены на завтрашний день и заняться приготовлением постели. С этим есть определенные сложности, потому как о ней надо было думать раньше. Сейчас же придется складывать на земляном полу из обрезков досок (которые ещё только предстоит собрать) нечто отдаленно напоминающее постель. А чтобы не испачкать свежеприобретенный спортивный костюм, бросить поверх импровизированной лежанки простыню, что ещё совсем недавно играла роль рюкзака.
     Ну вот и всё, Александр Александрович. Ложе готово, извольте почивать и доброго вам сна…

Глава 2

     Проснулся Саныч бодрым духом и готовым к свершениям. Вот только вместо исследования своего места обитания он, доев остатки похлебки, отправляется добывать пропитание. Подвал, он как бы вот он, рядом и никуда не денется, а запаса еды практически нет. Закончится крупа с консервами, и что тогда делать? Вареную на солярке подошву просьба не предлагать! А значит надо идти и искать припасы. Вопрос только – где? Шарить по квартирам так себе перспектива, на поиски уйдет просто куча времени, а толку чуть. Надо искать что-то вроде магазинчика или склада какого… желательно не тронутого, чтобы можно было какой-никакой запас сообразить.
     М-да, вот незадача! А за дверью-то темнота! Только-только на востоке заалело… Вот он недостаток отсутствия в подвале окон! Хрен поймешь какое за его стенами время суток. Ни черта же не видать! Только и остается звездами любоваться. Надо отдать должное разработчикам мира, звёздному небу они уделили немало внимания. Жуть как красиво получилось. Очень похоже на наше небо, если смотреть на него где-нибудь в горах. Например, на Кавказе. Смотришь на крупные жемчужины звезд и насмотреться не можешь. Однако не стоит забывать, что ты не на Земле и в любой момент из темноты может выскочить кто-нибудь излишне зубастый, кто-нибудь желающий этими зубами попробовать вас за мягкое место. Вот и Саныч, несмотря на красоту ночного неба об опасности не забывает. Не стоит как дурак с отвисшей челюстью, а возвращается обратно в подвал.
     Раз уж так получилось, и разведка временно откладывается, то сами боги велели вернуться к первоначальному плану и заняться тщательным исследованием дальней стены подвала. Света бы только побольше, а то там как бы даже не темнее чем за пределами подвала. Там хотя бы звезды светят, а здесь свет от недоделанной лампы вроде бы и есть, но ни хрена не освещает. Мысль использовать для освещения зажигалку или газовую горелку Саныч тут же отбрасывает как не состоятельные. Не факт, что в последствии удастся заменить первую или найти газ для второй. Поэтому разбазаривать ценный ресурс по таким пустякам уж точно не стоит. Если уж на то пошло, можно изобразить импровизированный факел, благо солярка в наличии имеется, да и в тряпье недостатка нет. Правда коптить поделка будет нещадно…
     Пять минут возни и факел готов. И даже горит! Но, сцуко, что же так хреново! Мало того, что коптит и жутко воняет, так ещё и светит еле-еле! Разъедающий глаза дым, забивающая дыхание вонь… да ну его к черту, эти подвальные секреты! Пока под рукой нет нормального источника света, хрен там чего найдешь! Саныч затушил факел, вернулся к своей «постели», где и задремал в ожидании рассвета. Проснулся от острого чувства голода. Словно пару дней кряду продрых. Может оно и действительно так, но думать об этом лучше всего в процессе приготовления пищи. А ещё лучше не морочить себе голову вопросами, на которые всё равно нет ответа и заниматься исключительно делами насущными. Ну, а всё остальное отложить на будущее, а уж отдаленное или нет – время покажет.
     После завтрака Саныч вышел из подвала, потянулся, буркнул – «Эх, сигаретку бы!» и неспешно потопал по тротуару вдоль стоящих ребром к дороге однотипных девятиэтажек. В соседнем дворе на глаза попался аптечный киоск. Правда радость от находки оказалась преждевременной. Внутри кроме битого стекла, двух-трех стреляных пистолетных гильз и застарелых кровавых пятен только толстый слой пыли, грязи и прошлогодней листвы. За киоском разбитая машина с человеческими останками внутри. Скелетами в грязных обрывках, что остались от хорошей когда-то одежды. Два взрослых скелета и два детских. Увиденное Саныча малость шокировало, всё же до сего дня ему не доводилось видеть подобного и как он не убеждал себя, что скелеты не настоящие, а нарисованные руками программистов – разум этому верить упорно отказывался, как и отказывался принять детскую смерть.
     От увиденной картины Саныч уходит в себя, думая о бренности бытия, а возвращается к реальности в соседнем дворе. Он осознает себя сидящим на бордюре в обнимку с крупным лохматым псом всем известной породы двор-терьер, который почему-то изображает большую плюшевую игрушку. О том, что пес всё-таки живой говорят еле заметное дыхание, блестящий нос да скошенный на тискающего его без спроса гражданина офигевший взгляд. Наш герой некоторое время тупо таращится на мохнатого, потом до затуманенного недавним стрессом мозга доходит весь абсурд ситуации и он, давя в душе паникующего от страха зайца, ме-е-едленно убирает от воняющего псиной организма свои хваталки. Стоит только псу получить свободу, как тот обиженно тявкнув со скоростью света исчезает вдали. Только клубящаяся столбом пыль свидетельствует, что песик не был плодом воображения воспаленного мозга.
     – Что это было…?
     Действительно, что это было? Саныч при звуках чужого голоса мгновенно отринул в сторону все душевные терзания и насторожился. В реалиях этого мира, живые человеческие голоса, могут означать не только теплую компанию, но и нож под ребра. И если первому варианту можно только порадоваться, то вот второй оптимизма не добавляет.
     – Что-то быстро пробежало, – донесся ещё один голос. – Не разобрал, что.
     – Так ты тоже это видел? – произнес первый голос и шумно вздохнул. – А я уж было подумал, что это твои таблетки так подействовали.
     Пока неизвестные не появились в поле зрения Саныч метнулся к дому и рыбкой нырнул в окно первого этажа. Хрустнуло битое стекло под тяжестью рухнувшего на него тела, но звук получился слишком тихим, чтобы быть замеченным двумя увлеченными разговором персонажами, что как раз в этот момент появились из-за угла девятиэтажки. Это были два гоповатого типа персонажи, одетые в основательно затасканный камуфляж с криво пришитыми белыми треугольниками на рукаве правой руки и вооруженные: один помповым дробовиком, а другой обрезом двустволки. Один – длинный, лысый и очень тощий. Настолько тощий, что создается впечатление будто он только что выбрался из застенков концлагеря. Кроме того, на лице у него огромный безобразный шрам от ожога, покрывающий большую часть левой щеки, висок и чуток задевающий шею под подбородком. На вид лет пятьдесят, но вполне возможно, что и на порядок меньше. Очень уж внешность… обманчивая. Другой персонаж – среднего роста, умеренно крепкого телосложения, с короткой стрижкой. Если бы не татуировка в виде растительного орнамента покрывающая правую сторону лица, можно было бы сказать, что это ничем неприметный тип возрастом не более двадцати лет.
     – Да ладно тебе! – татуированный с размаху хлопнул по плечу своего «дохлого» спутника. – Мои таблетки хоть и вставляют, но глюков от них не дождёшься. Другое дело колеса, что в местном аптечном киоске появиться могут. Одно под водочку принял и на сутки-двое из реальности-то и выпал.
     – А не боишься окочуриться? – с сомнением спросил «дохлый».
     – Эй, мы же не в реале! – отмахнулся юный виртуальный нарк. – Что со мной сделается?!!
     – Откуда ты знаешь, чем эти… – тощий ткнул костлявым пальцем в небо, – стимулируют твой мозг, чтобы ты мог иметь здесь приятные ощущения!
     Люди ушли, а Саныч задумался над услышанным. Очень уж его зацепила фраза «в аптечном киоске появиться могут». Ведь это значит, что местные боги (администраторы шоу) не забывают своих подопечных и время от времени забрасывают им ништяки. Прямо как в какой-нибудь РПГ-игрушке. Знать бы ещё насколько часто происходит это радостное событие. Ведь от этого очень много зависит! В том числе и выбор места обитания. Так же стоит отметить, что помимо любителей пострелять в округе имеются любители заторчать. И если с первыми следует соблюдать особую осторожность, то со вторыми лучше вообще не встречаться. Никогда не знаешь, что человек под кайфом за глюки словит.
     Раз уж волею случая Сан Саныч попал в квартиру, то почему бы её не осмотреть? То, что на первый взгляд кажется заваленной мусором бетонной коробкой, ещё не означает, что там нет ничего ценного. Наоборот, чем менее привлекательным кажется помещение, тем меньше шансов, что его выпотрошили.
     Эта квартира так же однокомнатная. Вот только размеры её впечатляют. Как там такие называют? Квартира-студия? Наверное, это именно она и есть. Во всяком случае, студия уж точно. Фотостудия. Вон в углу «зонт» стоит, точнее его бренные останки, а рядом штатив, на котором закреплен фотоаппарат с простреленным объективом. На полу, на останках офисного стола лежит ноутбук. Какой-то вандал варварски поиздевался над нежной электроникой, сделав в ней ножом непредусмотренные разработчиками отверстия. Сам нож лежит рядом – добротный пятнадцатисантиметровый клинок с обоюдоострой заточкой и удобной, обтянутой кожей рукоятью. Точнее это был добротный нож до того, как с ним поработал пылающий ненавистью к электронике чел. Сейчас он представляет собой плачевное зрелище – клинок ржавый, кончик клинка обломан, лезвия все иззубрены, а рукоять… можно сказать отсутствует. Впрочем, даже такой нож может пригодится в хозяйстве. Найти бы только брусок, а рукоять и новую сделать можно.
     Вслед за ножом на глаза попадаются маленький алюминиевый фонарик и початая пачка батареек. К сожалению, и то, и другое представляет собой полное барахло. Батарейки потекли, а на фонарике потоптался неизвестный вандал, основательно его расплющив. А жаль…
     Неожиданно, на внешний вид глухая стена, а по факту огромный шкаф купе до верху заполненный всяким хламом. В основном это потерявшее вид женское тряпье, но есть и кое-что, что подойдет простому бом… простите, выживальщику. Это мужская кожаная куртка классического покроя, грязно-черного окраса с поврежденной сыростью подкладкой. Подкладку остается только выбросить, а вот сама куртка вполне себе ничего – оттереть налипшую грязь, и не скажешь, что долгое время в сыром шкафу валялась. Грязь оттереть можно прямо здесь. Благо тряпья не меряно. Вот только занимать этим в таком сомнительном укрытии как-то стремно. Ладно, подкладку долой, куртку на себя и топать дальше.
     – Ух ты, как это я сразу не заметил…!
     Саныч уже собирался уходить и бросил внутрь шкафа что называется «последний» взгляд. А там…! А там в углу лежит «багажный» пакет, с выглядывающей из него спортивной сумкой! Это конечно не рюкзак, но проблема транспортировки ништяков в какой-то степени решена. К примеру куртку в тридцатиградусную жару одевать вовсе не обязательно. Зачем, если её можно убрать в сумку?
     – Давай быстрее, сейчас дождь пойдет…
     Ага, это недавние торчки в обратный путь идут. Рожи кислющие!Наверное, не рады, что в аптечке пусто. А вот то, что они про дождь говорят – настораживает. Кажется, опять придется менять свои планы.
     Подождав, пока два торчка удалятся из поля зрения, Саныч высунулся из окна и взглянул на небо, которое действительно быстро затягивало черными, клубящимися тучами, идущими настолько низко, что кажется до них можно допрыгнуть. А вот собственно и гром. Да и небо уже готово разразиться ливнем и даже слышно быстро приближающийся шелест густо падающих на землю капель.
     – Ладно, раз уж такое дело, будем шерстить подъезд! – буркнул недовольно Саныч вглядываясь в наступающую стену дождя. – Хоть на текущую воду и можно смотреть вечно, пользы это не принесет.
     На площадке первого этажа всего две двери: одна из которой вышел наш выживальщик и вторая, расположенная напротив, с полуистершейся табличкой «Ад…т С. Та…е.». Надо полагать, первое слово – «адвокат», а далее фамилия этого адвоката и инициалы. Ранее Санычу не доводилось бывать в офисе адвокада. Не было повода. А тут вдруг такая оказия. Даже дверь ломать не надо, её уже до этого кто-то сломал.
     Упс…! По-другому и не скажешь, когда открываешь дверь и видишь перед собой большую, разделенную на две части дырявой ширмой комнату, в которой за чудом сохранившимся столом сидит на корточках человекоподобное тело в каких-то обносках (можно даже сказать обрывках) и слепо таращит на тебя по совиному круглые черные гляделки.
     – Что-то этот персонаж не очень похож на обещанных зомби, – пробормотал Саныч медленно шаг за шагом пробираясь внутрь. – Или просто это я их не так представлял?
     «Зомби» при звуках голоса вздрогнул, но никаких телодвижений совершать не стал, только повел головой вслед за смещающимся в сторону человеком. Вроде бы это бывшее когда-то человеком создание опасности не представляет. Однако это только так кажется на первый взгляд. Стоит только Санычу сместиться в сторону, как становится видно лежащее под столом тело и длинные когтистые лапы существа, основательно покрытые кровавыми разводами. Если до этого момента Саныч хотел только получше рассмотреть странное существо, то после увиденного, не раздумывая достал пистолет и выстрелил ему в голову. Выстрелил и только потом подумал, что звук выстрела очень далеко слышно и кто-нибудь запросто может прийти и поинтересоваться происходящим. Хорошо, что хватило одного выстрела и хорошо, что на улице идет сильный дождь. За окном просто стена падающей воды, так что с большой долей вероятности если кто-то и услышал выстрел, то не понял откуда тот донесся.
     Осматривая помещение, Саныч старался не поворачиваться к мертвым телам. Всё-таки он человек не привычный к лужам крови и расплёсканным по стене зелёным мозгам. Каждый раз как взгляд невольно поворачивается в ту сторону, так и хочется вывернуть на пол остатки сегодняшнего завтрака. Но когда дело доходит до осмотра сейфа, что стоит с приоткрытой дверцей около лежащих тел, куда что подевалось. Какая может быть брезгливость или гемофобия, когда в железном ящике может найтись нечто ценное?!! И ведь ценное там действительно есть! В верхнем отделе, на стопке картонных папок с документами лежит пистолет «ПМ» и новенькая пачка девятимиллиметровых патронов к нему, а в нижнем – две свето-шумовые гранаты! Да тьфу теперь на эту кровь, на эти мозги… если Саныч не залезет в ящики стола, то никогда себе этого не простит!
     Кто скажет, что может делать в письменном столе адвоката початая упаковка «Морфина» и наполненный подозрительной мутной жидкостью шприц? Хороший вопрос не правда ли? Саныч покрутил в руках картонку с ампулами, достал одну ампулу и посмотрел на предмет посторонних образований. Хоть наш герой мало что понимает в лекарствах, но если в ампуле наблюдается осадок, то это однозначно капец содержимому. Но не в этот раз. Содержимое ампулы прозрачно как детская слеза. Поэтому ампула отправляется обратно в коробку, а коробка убирается в сумку. Что качается шприца, то его содержимое удаляется на землю, а он сам присоединяется к «Морфину». Хоть оно и не гигиенично таким пользоваться, но за неимением… вдруг понадобится и тогда пусть лучше будет такой, чем никакого. Собственно говоря, на этом полезные находки в офисе адвоката заканчиваются и процесс поисков перемещается этажом выше.
     Начиная со второго этажа и далее повторяется виденная ранее картина – закрытые металлические двери, взламывать которые нашему поисковику нечем. Однако и здесь находится одна квартира, которую «забыли» запереть. В ней после пятнадцати минут поисков спортивная сумка Саныча пополняется двумя банками (3л.) овощных консервов, банкой (0.5л.) тушеных в томате бобов и целой коробкой так называемых бомж-пакетов. Ах, да ещё две бутылки самодельного вина! Правда одна бутылка явно превратилась в винный уксус, но это даже хорошо. Такому продукту всегда применение найдется.
     Кроме съестного, удалось разжиться кое-какой одеждой. Не бог весть что, но в отсутствие оной находку двух почти новых футболок и пары джинсов можно считать манной небесной. Теперь бы ещё где-нибудь помыться для полного счастья. Те водные процедуры, которые Саныч производил у себя в подвале согнувшись в три погибели, больше похожи на изощренные издевательства, чем на мытьё. Стоп! На улице во всю лупит ливень! А в ванной было что-то вроде шампуня, а вместо мочалки можно воспользоваться куском джинсовой ткани, найденной вместе с одеждой.
     Водные процедуры получились выше всяких похвал. А главное, весьма своевременные. Стоило только накупавшемуся выживальщику вернуться в подъезд, где он оставил свои пожитки, как ливший словно из ведра дождь быстро пошел на спад и уже через пару минут полностью прекратился. Зато усилился ветер и заметно похолодало. Как тут не порадоваться найденной ранее куртке?
     Пока Саныч в темпе утепляется на глаза случайно попадается ещё одна ранее не замеченная дверь. В подъезде темно даже с открытой настежь подъездной дверью, а уж под лестницей… так что не удивительно, что расположенная там дверь была замечена случайно. Тут впору удивляться, что Саныч её вообще заметил. Любопытно, что там? Вход в подвал, дворницкая или что-то вроде подсобки?
     Словно вход в подземное царство. Темно как… ну, понятно у кого и где. Подсветив себе зажигалкой Саныч шагнул за порог и увидел небольшую, заставленную рабочим инвентарем дворника комнатку. Всё-таки подсобка. Что ж, стоит посмотреть, что в ней хранил дворник. Вдруг кроме своего инвентаря (который тоже может представлять интерес) он там прятал нечто не вполне законное?
     Будь эта находка в реальном мире, можно было бы сказать, что это джек-пот! Но здесь… Что можно сделать с десятилитровым вакуумным баллоном полным черной икры (консервированной)? Разве что сожрать как можно быстрее, чтобы не испортилась, изображая при этом внеземное блаженство. А если учесть нелюбовь Саныча к этому продукту… то всё равно сожрать! Не пропадать же деликатесу. Остается только одна маленькая сложность – дотащить баллон до «своего» подвала, желательно вместе со всеми находками и за один заход.
     Если бы кто-нибудь возжелал по пути напасть на Саныча, то он бы не смог оказать ни малейшего сопротивления. Человек увешанный всякой хренью, с неудобным баллоном в руках в принципе не способен сопротивляться. Особенно при внезапном нападении. Так что можно только порадоваться счастливому возвращению выживальщика на базу.
     Не всё так радужно как кажется на первый взгляд. Вернувшегося на базу Саныча ожидает неприятный сюрприз! Пока он гулял, кто-то забрался в его подвал и навел в нем шороху! К счастью все более-менее ценные вещи были спрятаны, и незваные гости их не нашли, но вот импровизированную постель разломали со всем их прилежанием. И так не самые крепкие доски зачем-то разнесли буквально в щепы! А самое главное! Та потайная дверь, которую только собирался искать Саныч, вскрыта! Фальшпанель сдвинута в сторону, а скрывавшаяся за ней мощная сейфовая дверь стоит нараспашку! Наверняка это давешние любители кайфа постарались!
     – Вот же торчки хреновы! – прошипел сквозь зубы Саныч, заперев своё жилище и сбрасывая всё принесённое в кучу рядом с разломанной постелью. – В аптеку же шли, какого хрена тогда в подвал поперлись? Или знали, что там что-то есть?
     Заглянув внутрь он увидел самый настоящий склад резерва. Под мерцающим красноватым светом аварийного освещения стояли длинные ряды стеллажей, большинство из которых к сожалению, были абсолютно пустыми и только самый дальний стеллаж до верху заполнен ящиками. И вот тут непонятно – то ли радоваться, то ли плакать. Все они содержат в себе гидрокостюмы! Это же черт возьми несколько сотен если не тысяч на фиг никому не нужных гидрокостюмов! Вот это разработчики мира пошутили так пошутили… Любопытно, зачем торчки сюда приходили? Ну кроме того, чтоб распотрошить пару ящиков и посмотреть на их резиновое, или какое оно там, содержимое? Ага, а вот по ходу и цель их визита! На нижней полке крайнего стеллажа стоят несколько ящиков с… надувными куклами! И судя по пустому месту на полке, обломкам и обрывкам целлофановой упаковки, нескольким ящикам (точнее их содержимому) уже приделали ноги. Получается незваные гости не только торчки, но ещё и извращуги! Впрочем, как можно судить человека, не зная его ситуации в целом? Может у них есть для этого повод?
     При более тщательном осмотре помещения, нашелся технический тоннель с проложенными коммуникациями как для высотки, так и для самого склада; и генераторная, где стоит неизвестная Санычу аппаратура, от которой и запитано аварийное освещение. Как оно тут все работает – хрен его знает. Наш выживальщик не настолько электрик, чтоб разбираться во всём этом. Ясно только одно – провода идут от большого тихо гудящего шкафа. А как он гудит, за счет чего – это уже вопросы для специалистов. Сам Саныч углубляться в самостоятельное изучение данного объекта не собирается. Однако это может быть слишком опасно.
     Чуть позже, занимаясь приготовлением обеда Саныч задумался над обеспечением безопасности своего жилища. Это не дело, когда в него может запереться любой желающий. И ладно сейчас, когда здесь и имущества-то никакого нет, а всё самое ценное находится при себе. А потом? Когда таскать всё с собой не будет никакой возможности? А может вообще подыскать себе другое место жительства? Если сюда за резиновыми бабами будут таскаться всякие, то никакого житья не будет! От озабоченных извращенцев никакие запоры не спасут. Не отстреливать же их. И тут Саныч вспомнил о квартире под номером тридцать пять. Той самой, с торчащими в поломанном замке ключами. Пусть один замок относится к безвозвратным потерям, но второй-то вполне рабочий! Смазать только… Да и поломанный можно попробовать разобрать. Вдруг там не всё так плохо, как кажется. Вот только что делать с пустыми оконными проемами? Выдует же на фиг! На девятом-то этаже! Впрочем, где-то в подвале были куски ДВП, молоток имеется, а гвозди можно из валяющихся в подвале обломков натягать. И что, что ржавые? Санычу на них не любоваться, а проблема с ветром будет решена.
     На переезд и «избавление» от сквозняка уходит всё оставшееся до вечера время. Уже в сумерках Саныч кое-как вбив в деревянную (к счастью) раму последний гвоздь обессиленно упал на пол, минут пятнадцать поизображал амебу и принялся за постель. Надо хоть что-то сообразить в этом плане пока хоть какой-то свет падает сквозь специально оставленные для этого щели в окнах. Хотя что тут соображать? Один хрен спать на полу! Поэтому недолго думая он стелет на пол простыню, в качестве подушки идет начиненная шмотками сумка, а укрыться можно будет найденным в квартире одеялом. Пусть оно уже собирается развалиться на запчасти, но это явно случится не сегодня, а значит вполне может быть использовано по назначению.
     На следующий день квест повторяется. По-прежнему нужно найти еду, потому как на одной икре и вермишели быстрого приготовления далеко не уедешь. Что касается консервов, то их слишком мало, чтобы считаться хоть сколь-нибудь серьёзным запасом. Кроме поиска пропитания, есть ещё одна задача – поиск места, где можно было бы безопасно обосноваться. Желательно подальше от подозрительных личностей, непонятных зомби и… чтобы не надо было бегать на девятый этаж! Как говорится, зарядка – зарядкой, но делать это по нескольку раз в день смерти подобно.
     С выбором направления для своих сегодняшних поисков Саныч заморачиваться не стал. Сегодня это будет всё та же дорога вдоль ряда высоток, только в направлении противоположном вчерашнему. К тому же в той стороне виднеются ворота в бетонном ограждении, что тянется по ту сторону дороги. Было бы любопытно посмотреть, что по ту сторону забора. Ах да, в плане ещё есть посещение застывшего поперек дороги грузовика с логотипом популярного супермаркета. Впрочем, подобные машины шмонают в первую очередь наряду с самими супермаркетами, так что не факт, что там удастся найти нечто полезное.
     Взяв с собой сумку, монтировку и вооружившись пистолетом Саныч отправляется на поиски и уже внизу новоявленного сталкера ожидает первый сюрприз. Тело, которое преспокойно лежало там ранее и никого не трогало, исчезло в неизвестном направлении. Оно конечно к лучшему, потому как постоянно переступать через него – такое себе, а перетащить в сторону силенок маловато. С другой стороны, хотелось бы знать причину исчезновения, то ли это локальная перезагрузка, то ли техники подчищают лишние (ненужные) объекты… а может это вообще естественный ход событий и тело утащил какой-нибудь ночной зомби? Ответ на это вопрос мог бы подкорректировать планы Саныча как на сегодня, так и в общем. Но раз ответа нет, то и заморачиваться по этому поводу сильно не стоит. Достаточно просто сделать себе пометочку, о случившемся и продолжать действовать по плану.
     Дверь в подвал соседней высотки приоткрыта. Сразу в глаза это не бросается, но стоит подойти поближе и сразу становится заметно широкую щель между полотном двери и стеной. Как не посмотреть, что там внутри? Вдруг там тоже имеется склад, который ещё не полностью разграбили и в остатках есть что-нибудь «вкусное» …
     Едва заметив внутри подвала знакомое красноватое мерцание, уже можно предположить, наличие некоего незадокументированного объекта, а уж увидев не менее знакомую сейфовую дверь… закрытую на один электронный и пару механических замков. Причем механические сработаны со всеми заморочками банковской системы. Одновременный поворот ключей и т. д. и т. п.
     – Облом, однако, – со вздохом произнес Саныч и занялся осмотром самого подвала. Не то чтобы он ожидал от него чего-то экстраординарного, но проверить не помешает.
     Штабель досок, несколько пластиковых водопроводных труб и паяльник для работы с ними, а также пакет с фурнитурной солянкой сантехнического направления – вот и всё, что из найденного можно отнести к категории «полезно» или «условно полезно». А вот как охарактеризовать находку двух кем-то упокоенных зомби, это вопрос. Эти два тела, в отличие от ранее встреченного монстра гораздо ближе к образу жертв гаитянского колдуна. Кожа, явственно отдающая синевой, неестественная худоба – как есть покойники свеженькие, ожившие и тут же упокоенные. Упокоенные путем произведения в черепах не предусмотренных природой отверстий чем-то вроде туристического топорика. Надо бы Санычу взять способ на заметку, потому как стрельба создает слишком много шума.
     Покинув подвал выживальщик заглядывает в соседний двор и видит там продуктовый киоск. Такие можно встретить в отдаленных микрорайонах или небольших деревнях. Там, где постройка полноценного магазина (знаменитого сельпо) нецелесообразна. Не понятно, насколько этот киоск оправдан здесь, где только в одной высотке около тысячи человек жить должно было. А их здесь этих высоток… десятка полтора точно будет. На такое количество людей два-три магазина надо плюс супермаркет, и то маловато будет.
     При ближайшем рассмотрении становится понятно, что несмотря на надпись «продукты», торговали в этом киоске исключительно молочной продукцией. Об этом свидетельствует замусоленный пластиковый ценник с сохранившимся «прайс-листом». Внутри естественно, кроме обрывков пластиковой упаковки ничего нет. Странно было бы найти в давно заброшенном помещении «живой» пакет молока, неправда ли? Впрочем, кое-что из полезного всё же есть. Малость поковыряв кучу хлама у прилавка, Саныч откопал большой нож с тридцатисантиметровым лезвием покрытым легким налетом ржавчины и хороший кусок струны.
     Двигаясь далее, на очереди к осмотру грузовик. Уже на подходе чувствуется сильный запах гнили. Однако хороший признак. Большинство людей, едва заслышав запах тут же морщат носы и меняют направление. В крайнем случае, заткнув нос бросят брезгливый взгляд внутрь и ходу оттуда. Саныч же пару раз по работе был вынужден чистить емкости для биологических отходов (не дерьма!), поэтому хоть и брезглив, но ради хабара вполне может и потерпеть временные неудобства. А ведь хабар в этой машине вполне может быть. Так что…
     М-да, большинство груза уже давным-давно превратилось в землю, хоть и продолжает немилосердно вонять. К счастью товар перевозился в пластиковых ящиках и освободить проход к дальней части кузова не так трудно, как могло бы быть. А там Саныча ждет приятный сюрприз – несколько ящиков заполненных продукцией длительного хранения: мясные и овощные консервы, консервированные каши и каши быстрого приготовления в вакуумной упаковке, крупы и макаронные изделия… Всего около двух десятков наименований. Конечно придется всё найденное перебрать и что-то выкинуть, потому как уже на первый взгляд видно, что некоторые упаковки и консервные банки повреждены. Но даже так запас продуктов на одного человека получается довольно внушительным. Остается только перетащить съестное в своё укрытие и сделать это надо незаметно, не привлекая постороннего внимания. Потому как голый и босой мужик целью является редко, а вот мужик с кучей ящиков всегда привлекает внимание людей, требующих поделиться своим добром. Желательно всем.
     На транспортировку продуктов уходит большая часть дня. Особенно доставило бегать туда-сюда по лестнице. Будь дело в реале, Саныч сдох бы уже после первой ходки и на вторую уже вряд ли сподобился. Во всяком случае ближайшие два-три часа. А здесь ничего. Всё перетащил, хоть под конец уже не чувствовал «ни ручек, ни ножек». Даже сил воду закипятить для бомж-пакета не осталось. Вскрыл банку «Завтрак туриста», схомячил половину и вырубился до утра.
     Утро началось для Саныча с громких звуков ожесточенной перестрелки. Кто-то неподалеку активно лупил из автоматического оружия. Стволов с десяток, не меньше. Канонада продолжается минуты две-три и стихает, а ещё спустя примерно десять минут раздается сильный врыв. Даже здание, в котором выживает наш выживальшик подпрыгнуло. Здесь сразу же на ум приходит одна массивная дверь, что в подвале соседнего здания. Кажется, нашелся кто-то, кто нашел способ чтобы посмотреть, что она скрывает.
     Внизу послышался негромкий, урчащий звук двигателя. Сначала одного, а спустя минуту второго. Из-за расстояния сложно сказать, что за машины, но проявлять любопытство, пожалуй, будет излишним. Неизвестно как поступят эти люди по отношению к непрошенному свидетелю, если таковой будет замечен. Но то, что рады они не будут – это точно.
     Возня внизу продолжается довольно долго. Саныч уже и некое подобие супа приготовил (с сублимированной картошкой – фу!), и съел его запив кружкой несладкого черного чая, даже покемарить чуток успел, пока внизу не перестали шуметь и уехали в неизвестном направлении. Вот теперь можно и посмотреть, что там происходило. Только осторожно. Вдруг из того склада забрали не все и оставили наблюдателей?
     На первый взгляд на улице никаких следов боя не видно, кто бы ни был победителем, следы он (они) зачистили весьма качественно. Даже луже крови песочком засыпали и гильзы пособирали. А вот следы от пуль на стенах и асфальте никуда не делись. Любопытно, как долго они будут держаться? Надо будет понаблюдать за процессом, знание о таймингах весьма полезно для выживания. Это Саныч ещё по геймерскому опыту помнит.
     Ага, а вот и тела нашлись. Пять трупов с характерными пулевыми ранениями. Выжившие раздели их до исподнего и недолго думая стащили в подвал. «Родной» подвал. Как тут не подумать о своевременности переезда и не вознести хвалу господу за то, что визитеры не заявились в тот момент, когда Саныч был ещё там.
     А что же творится в соседнем подвале? А там царит разруха, характерная для эпицентра сильного взрыва. Эти неизвестные, не заморачиваясь с дверью, заложили в стену динамит и, по ходу, перебрали с его количеством. Мало того, что толстенную стену разворотило, так ещё и часть перекрытий упало, не только затрудняя проникновение внутрь склада, но и завалив часть его содержимого. Кстати о содержимом. Это просто хренова куча стройматериалов. Начиная от саморезов и заканчивая двутавровыми балками и листовым металлом. Просто мечта строителя какая-то.
     «Можно взять лист ДВП и заделать окна по нормальному,» – подумал Саныч, – «а то куски – это такое себе… А с другой стороны, квартира временная. Стоит ли терять время на её благоустройство?»
     Пару минут повтыкав на это строительное богатство, выживальщик решает, что оно того не стоит. Вот когда найдется более-менее безопасное и удобное (желательно) место для жительства, вот тогда можно будет задуматься над его благоустройством. А пока на это дело можно забить и заняться дальнейшей разведкой окружающей местности. Например, прогуляться до конца улицы и посмотреть, что там есть. На первый взгляд она упирается в пустырь, за которым в полукилометре начинается частный сектор, но сектор обзора так себе и там вполне может быть нечто любопытное. Опять же, на огороженную территорию заглянуть не мешало бы. А то Саныч вчера собирался, позавчера… и всё никак. Да и вообще, наш герой в округе ещё толком ничего не видел. Эх, если не патологический страх высоты…!
     Пока Саныч добирался до конца улицы, он посетил: маленький продуктовый магазинчик, хлебный киоск, аптеку, а также проверил на наличие «лута» с десяток автомобилей и удивился результату. А если быть более точным, то его отсутствию. Не нашлось не то что лекарств или каких-нибудь продуктов, даже на фиг никому не нужной мелочи (имеются в виду монеты) нигде не валялось! Мусора (обрывков ткани, строительных обломков…), что во множестве встречается возле «родной» высотки и её ближайших соседок, и того практически не видать. У Саныча даже сложилось впечатление, что он попал в сектор находящийся в доработке. Ну не может быть, чтобы во всех осмотренных местах было до стерильности чисто.
     Заглянув за последнюю в ряду высоток девятиэтажку, Саныч увидел интересную картину. Посреди пустыря стоит трехэтажная громада… гипермаркета. Точнее того, что от него осталось. А осталось не так уж и много. Собственно говоря, остался только обгоревший, весь в потеках то ли пластика, то ли ещё чего в том же духе металлический каркас и рухнувшая с крыши металлическая рама с металлическими же буквами названия – «*****» (Здесь пусть читатель подставит удобное ему название, чтобы автор не плющил мозг и не делал олигархам рекламы). Складывается впечатление, что внутри гипермаркета прогремел сильный взрыв, несущие конструкции в середине здания разрушились и перекрытия рухнули, а затем разгорелся сильный пожар, который поглотил всё, что только могло гореть и плавиться.
     Рядом с обгорелыми руинами заправка, и довольно обширная стоянка, способная принимать не только «маленькие», но и фуры. Всё это за исключением дальней части стоянки с ПАЗиком и домом на колесах так же сильно пострадало от пожара. Странно, что не взорвались топливные танки… или это разработчики о них забыли?
     Ещё чуть дальше заброшенная стройка. Там тоже кое-где прошелся огонь, но вагончики рабочих и кое-какая техника в пожаре не пострадали. Не помешало бы туда заглянуть, но… И вот здесь начинается самое интересное! Возле гипермаркета шляется просто неимоверное количество зомби! Причем не только в виде привычных по фильмам и играм «жертв магии вуду», но и странных человекоподобных существ, в которых лишь с трудом можно угадать человека. Так один зомбированный организм больше похож на облезлую обезьяну – такой же сгорбившийся, покрытый клочками неопределенного цвета шерсти и передвигающийся по большей мере на четырех конечностях. Или ещё один… одно существо, настолько аморфное, что его сложно описать. Прямо гигантская амёба с четырьмя ложноножками (бе-е-е!), постоянно меняющая свою форму от обычного шара, до совсем уж замысловатых фигур. И это только самые яркие представители нечеловеческого контингента из представленных на сцене «Гипермаркет и окрестности». А есть ещё и другие, более-менее схожие с человеком разумным. Во всяком случае с расстояния.
     Пребывая в тихом шоке от созерцания зомби из локальной картины апокалипсиса, Саныч разворачивается и согласно ранее составленному плану на автопилоте топает в сторону проходной на огороженную территорию. Останавливают бессознательное продвижение похожего на зомби выживальщика кованные прутья запертых на винтовой замок ворот, в которые тот уподобившись барану уперся лбом и пытается сдвинуть неподдающуюся створку с места. А ведь рядом открытая настежь будка проходной и даже без турникета!
     Ни на проходной, ни на воротах нет никаких опознавательных знаков. Однако колючая проволока на ограждении уже говорит, что по ту сторону забора не самая простая организация. Каково же удивление Саныча, когда пройдя через проходную он попадает в яблоневый сад! Пусть запущенный, но тем не менее самый настоящий сад, в котором даже яблоки есть! А запах какой стоит… просто невозможно удержаться и не взять крупный краснобокий плод в руки и не вонзить зубы в сочную, ароматную, брызжущую сладким соком мякоть! Вот и наш доморощенный разведчик не выдержал и на некоторое время выпал из реальности.
     Через сад проложена асфальтированная дорожка, по ней яблочный обжора выходит к группе зданий. Посередине большое административное здание, рядом нечто похожее на барак и их окружают полукругом маленькие, на одну-две комнаты домики. Все постройки находятся просто в ужасном состоянии. Как говорят в таких случаях – проще сломать и построить новое, чем отремонтировать старое.
     Рядом с повисшей на одной петле дверью административного здания Саныч замечает табличку: «Районный венерологический диспансер. Время работы…». М-да, а за колючей проволокой скрывалось лечебное учреждение. Надо полагать, все эти домики вокруг – одноместные и предназначались больным? Если это так, то это довольно комфортабельная больница! У Саныча в городе на все эти диспансеры без слез и взглянуть нельзя. Недалеко ушли от здания, что на барак похоже. Кстати, там тоже какая-то табличка висит… «Хозблок». Ну, всё понятно – душ, туалет, прачечная и, возможно, кухня. Место, которое обязательно нужно осмотреть сразу после главного здания. Только делать это нужно осторожно, потому как крыша того и гляди рухнет.
     Хе-хе… Боялся быть заваленным и чуть не стал загрызенным. Когда после бесплодных поисков в полуразрушенном административном здании Саныч заглянул в хозблок, на него тут же бросилось некое существо. Это было создание гуманоидного типа, абсолютно лысое, с белесой кожей (брр, жуть!) и без половых признаков. Такими ещё иногда фантасты изображают в фильмах заготовки под клонов или не до конца сформированные клоны. Только там они в специальных ваннах или капсулах, а здесь вполне «реальное» создание, что злобно шипит безгубым ртом и тянет к нашему герою вооруженные не детскими когтями грабки. Санычу несказанно повезло, что в момент нападения между ним и «клоном» оказался металлический остов от стола (рама и приваренные к ней ножки). Не понятно, зачем такой, явно самодельный стол понадобился в подобном учреждении, но конкретно сейчас он спас выживальщику жизнь, приняв на себя первый атакующий натиск «клона». Ну, а дальше уже сам Саныч не оплошал, приголубив агрессора монтировкой по мерзкой лысой черепушке. У монстра что-то там хрустнуло, но на его прыти это почему-то не сильно сказалось. Пришлось нанести ещё несколько ударов, превращая голову «клона» в кровавое месиво и то он не сразу помер, а ещё какое-то время дергался и то и дело махал конечностями. Живучий гад оказался! Да ещё и не один! Не успел Саныч толком рассмотреть поверженного врага, как из глубины здания нарисовались два его собрата и недолго думая устремились в атаку. Здесь уже стало не до соблюдения тишины. Саныч не настолько крут, чтобы справиться с двумя сразу при помощи одной лишь монтировки. Да и сбежать не получилось бы, потому как «клоны» двигаются на порядок быстрее выживальщика. Хочешь не хочешь, а пришлось браться за пистолет.
     Саныч занял позицию за выручившим его недавно столом и, быстро прицелившись в голову правого монстра, дважды выстрелил. Попал только первым выстрелом, так как стрелял с минимальной задержкой и естественно, что ствол повело и вторая пуля ушла… в лапу второго «клона»! Впрочем, на нем это попадание никак не сказалось. Разве что на секунду-другую притормозило. Зато первый, получив свинцовый гостинец прямо посреди лба, упал как подкошенный и больше не шевелился. Дальше в дело вновь вступает монтировка. Дождавшись пока монстр ожидаемо застрянет у металлического каркаса от стола, Саныч наносит ему два сильных удара монтировкой по голове и на этом противостояние с обитателями диспансера благополучно заканчивается.
     Пережив несколько неприятных минут повлекших за собой нервный стресс, наш герой захотел подкрепиться. Основательно так набить желудок, успокоив едой разгулявшиеся нервы. Только вот незадача! Еды-то Саныч с собой не взял! Пришлось довольствоваться яблоками из сада. Не то чтобы выживальщик был не доволен, но это еда такая себе. Туда-сюда и опять есть захочется. А будь дело в реале, так ещё бы и желудком помаяться пришлось бы. Нельзя пустой желудок яблоками набивать, нужно съесть хоть что-то ещё, иначе будут проблемы.
     После перекуса осмотр местных достопримечательностей продолжается. И на кухне, что действительно находится в том же здании, Саныча ждет первая находка – большой окаменевший кусок соли около десяти килограмм весом. Хорошая находка, а главное – своевременная! Честно говоря, в последнее время отсутствие соли стало напрягать. А здесь прямо такой подарок!
     Ещё один подарок – это скважина с чистой питьевой водой, расположенная под прохудившимся навесом сбоку от хозблока. Электронасос естественно не работает, но конструкция позволяет воспользоваться механикой и накачать воду вручную. Этот момент нужно взять на заметку, потому как набирать воду в подвале может статься слишком опасно и тогда можно будет заглянуть сюда.
     Осмотр оставленных напоследок домиков это по большей мере пустая трата времени. Пусть они и небольшие, но их много и большинство из них не содержат ничего интересного, а времени чтобы их все осмотреть нужно порядком. Нет, можно было бы сделать поверхностный осмотр. Так сказать, пройтись по верхам. Вот только стоит ли тогда заморачиваться? Саныч заморочился на полноценный осмотр и стал гордым обладателем очень нужной для выживальщика вещи – брезентового рюкзака. Правда его пришлось отмывать от остатков перепревшей одежды, но это уже не существенно. Стоили ли затраченные время и усилия этой находки? Наверное, всё-таки стоили. Ведь рядом с рюкзаком были найдены прекрасные туристические ботинки (непонятно, почему они не пострадали от влаги!) и… ледоруб! Последний малость поврежден, но вряд ли это помешает проломить голову какому-нибудь зомби.
     Ну вот, раньше при одной только мысли о торчащем в чьем-либо черепе ледорубе, Саныч бы вырубился как кисейная барышня! Скоро таким образом тюхтя и пентюх исчезнет на просторах виртуала, а на его месте появится злобный борцун с нежитью. А может и не только с нежитью. Это уж как кривая вывезет.
     Когда Санычу остается осмотреть последние два домика для пациентов и найденный в зарослях сарай непонятного назначения, откуда-то со стороны «дома» послышался гулкий звук моторов. На этот раз незваные гости пожаловали явно на чем-то тяжелом. Собственно говоря, такая техника и нужна для вывоза строительных материалов со взорванного склада. Можно было бы полюбопытствовать происходящим, но Саныч подумал, что лучше закончить с осмотром, чем лишний раз бегать туда-сюда. А когда он, закончив осмотр отправился домой, у склада уже восстановились тишина и спокойствие.
     Возвращаясь к последним объектам осмотра, хочется сказать пару слов о замеченном в зарослях сарае. Саныч нашел там садово-огородный инвентарь в довольно приличном состоянии и присвоил себе садовый нож (с характерно изогнутым лезвием). Так же в дальнем углу сарая была найдена упаковка селитры. Понятно, что имея некоторые навыки можно сварганить из неё взрывчатку, но в этом-то и вся загвоздка. Нет у Саныча этих навыков. Он даже дымовухи-бомбочки в детстве не делал, так откуда ему? Но на всякий случай селитра всё же отправляется в рюкзак. Мало ли, вдруг когда-нибудь пригодится?
     Возвращаясь «домой», Саныч забивается яблоками по самое не могу. И в рюкзак, и в сумку… и в желудок! Есть-то опять хочется зверски. Как не воспользоваться моментом и не загрузить десяток-полтора сочных плодов в «топку»?

Глава 3

     Спал этой ночью Саныч откровенно говоря плохо. Всё же обжорство яблоками на пустой желудок не только в реале сказывается. Постоянно пучит живот, тошнит… ужас просто. И как назло, нет ни одной таблетки, призванной облегчить участь страждущего. Даже активированного угля, и того нет! Некоторое облегчение приходит только под утро. Но стоит только заснуть, как где-то неподалеку вновь вспыхнула стрельба.
     – Да что же это такое! – пробормотал сонный выживальщик с трудом удерживая сидячее положение. – Что же им в такую рань не спиться! Даже солнце ещё не взошло толком!
     Пять, десять минут… а там и полчаса неизвестные внизу продолжают «радовать» округу громкими звуками перестрелки. Заснуть естественно не удается и Саныч, заставив напрячься сонный мозг, вспоминает о наличии под рукой такой нужной вещи, как медицинская вата. Вот активированного угля нет, а вата есть! А из ваты можно сделать что? Правильно! Беруши!
     Кажется, спасение спокойного сна найдено, ан нет. Не тут-то было! Стоило только задремать, как послышался режущий слух даже через вату свист, а затем последовали два сильных взрыва. Причем последний заставил мелко задрожать высотку с нашим, подскочившим от приступа паники, героем. Санычу как-то довелось пережить землетрясение. Балла три-три с половиной было. Но впечатления, как и сейчас – непередаваемые. Страшно до усрачки. Хорошо, что продолжения обстрела не последовало, а то вполне возможно штаны пришлось бы стирать ранее запланированного.
     Видимо работой артиллерии впечатлились и любители пострелять с утра пораньше, потому как стрельба резко прекратилась и наступила тишина. Ни одного постороннего звука! Даже ветер стих и не шелестит обрывками скотча, что Саныч поленился снять с огрызков ДВП, когда забивал окна. Несколько минут стоит такая густая тишина, что кажется её можно нарезать ножом и, честно говоря, напрягает она как бы даже не сильнее чем близкие взрывы. Когда где-то вдали начинает кричать первая проснувшаяся птица (кажется жаворонок), нарушая некое таинство, наш выживальщик осознает, что всё это время старался дышать как можно реже и с шумом облегченно вздыхает.
      Спать после пережитого стресса Санычу больше не хочется, а вот кушать – очень даже. Куда только подевались тяжесть в животе и тошнота! Всё как рукой сняло! С трудом дождавшись пока доварится каша мужичина набрасывается на обжигающе-горячую пищу и уничтожает её всю буквально в одно мгновение! Вот что стресс животворящий с людьми делает… ведь никогда овсянку не любил, если бы не сказать наоборот. А тут поди ж ты! Даже вторую порцию варить пришлось. Правда ел её Саныч уже аккуратнее. Вспомнил о своей нелюбви к овсу, да и малость обожженный рот на скорости употребления сказался. Трудно, понимаете ли кушать с распухшими языком и нёбом.
     Плотно набив желудок, так что забытые было тяжесть в животе и тошнота вернулись (пусть и в меньшей степени), Саныч отправляется на поиски… приключений? Может быть и приключений, но в первую очередь дверей, которые поддадутся грубой силе и монтировке. Начать, пожалуй, стоит с той самой двери, что стоит изнутри забитая в девятом подъезде. Саныч на неё глаз ещё когда положил, а проверить её – только сейчас дозрел.
     Спустившись со своей верхотуры вниз, Саныч прислушался. Вроде бы тишину нарушает только ветер не на шутку разыгравшийся в кронах деревьев… Ан нет, сквозь шелест листьев явственно слышится то недовольное ворчание, то негромкий скулеж, а то и редкий басовитый «гав». Похоже с прогулкой придется повременить. Во всяком случае пока собачки не изволят убраться туда, где они по обыкновению обитают. Это если наш герой не решил окончить свое существование в этом мире особо изуверским способом. Кому захочется быть заживо пущенным на корм бобикам? Вот и Саныч особо извращенным мазохистом не является. Поэтому он возвращается в «свою» квартиру, чтобы лишний раз проверить свою амуницию. При этом постоянно поминает матерно как бобиков, так и связанную с ними необходимость лишний раз тащиться по ступенькам наверх.
     Спустя полчаса Саныч вновь стоит прислонившись к подъездной двери и изображает «Большое Ухо». На этот раз ничего подозрительного не слышно, и он осторожно открывает дверь чтобы высунуть наружу свой любопытный нос. На первый взгляд нет ничего чтобы могло вызвать хоть малейшие опасения. На второй взгляд – то же. И Саныч отринув в сторону опасения выходит из подъезда.
     Снаружи картина локального апокалипсиса. Трупы, кровь, кишки… и огромная воронка посреди двора в качестве изюминки. А также полное отсутствие чего-нибудь полезного на телах или рядом с ними. Выжившие в недавнем противостоянии основательно постарались прибрать за собой всё мало-мальски ценное. Даже окровавленными шмотками не побрезговали, оставив лишь совсем негодное рваньё. Или это собачки постарались? Не важно… главное поживиться с этого нечем. Саныч ещё раз окинул батальное полотно внимательным взглядом. Разве что винтовку Мосина к рукам прибрать, что лежит с разбитым прикладом недалеко от воронки. Во всяком случае стоит посмотреть на ней поближе.
     Ну да, приклад винтовки измочален, словно на него упало что-то очень тяжелое. Сам механизм на первый взгляд не пострадал, но явно требует чистки. Надо забрать и потом, в спокойной обстановке разбираться, что и как. Если дело только в прикладе, то можно попробовать что-то придумать. А вот если что-то не так с механизмом…
     Закинув поврежденную винтовку за спину, Саныч продолжает движение по заранее намеченному маршруту. Проходя мимо зарослей сирени, что разрослась между домами, он специально внимательно его осматривает во избежание неприятных сюрпризов. Поэтому, когда оттуда доносится хриплое – «Мужик, помоги…», звучит это словно гром среди ясного неба.
     Первая реакция Саныча вполне естественна для простого обывателя – смыться куда подальше, а там пусть хоть потоп! Однако всмотревшись в молодое, белое от потери крови лицо парня, что выглядывает откуда-то… снизу (?) желание смыться сменяется на жалость к ближнему и наш герой делает весьма нехарактерный для себя поступок.
     Подобравшись к кустам вплотную становится видно дренажную канаву. Там в луже собственной крови лежит невысокий, худенький паренек в потрепанном камуфляже. Лежит и зажимает обильно кровоточащую рваную рану на правом предплечье. Оружия вроде бы не видать, но это не значит, что его нет. Поэтому хоть руки и на виду, надо быть настороже. Мало ли, вдруг он не так уж слаб и неопасен, как кажется? Возьмет, достанет из-под мышки «Осу» и вжарит промеж глаз.
     – Помоги, мужик… – повторяет свою просьбу раненный подошедшему ближе Санычу.
     Тот благоразумно остановившись в двух метрах от кустов, в ответ на просьбу задает, наверное, не самый логичный вопрос, который можно было бы задать в подобной ситуации:
     – А ты кто?
     – Человек Божий, обшит кожей… – следует закономерный, а главное логичный ответ, откуда только у раненного силы на болтовню взялись! – Сам-то, кем являешься, чтоб подобные вопросы задавать?
     – Как ты там сказал? Человек Божий? – переспросил начавший активно соображать Саныч. – Вот и я из той же породы! Что мне за помощь от тебя ждать, перо в бок и дом в крематории? Или…?
     – Я за второй вариант! – покивал и тут же скривился от приступа боли страждущий. – Да и ножа у меня при себе нет. Все отобрали, ссуки. Значит буду должен!
     – Раз юморишь, значит жить будешь. А отблагодарить можно и интересным рассказом. А то живу здесь бобыль-бобылем и не знаю, что в мире делается.
     – Ага, новичок, значит! – сквозь гримасу боли промелькнула ехидная усмешка. – Тогда действительно, у меня найдется чем тебе отплатить!
     – Почему новичок? – изобразил обиду Саныч. – С чего это вдруг?
     – Да по тебе сразу видно! А уж когда инфу спросил… Действительно важную инфу тебе даже под пытками не выдадут. А что-то иное… Город не так уж и велик, как кажется. Поэтому стоит только в одном месте чихнуть, с противоположной стороны пожелания крепкого здоровья в виде крупнокалиберной пули прилетят. А хоть сколь-нибудь полезная инфа разносится со скоростью Восточного экспресса! Короче, ты мне руку перетянешь или мне к Страшному суду готовиться?
     – Ну так вылазь оттуда! Или мне вместе с тобой грязевые ванны в канаве принимать прикажешь?
     – Хоть и грязно, зато безопасно! – скаламбурил раненный. – А если серьёзно, то здесь полузасыпанный коллектор. Сухой. И вполне безопасный. Только тебе придется помочь мне туда забраться. Сам я уже на подобные подвиги не способен. И да, у меня проблема с правой ногой. То ли подвернул, то ли ещё что…
     – Ладно! Показывай, где твоя берлога!
     Саныч даже не представлял насколько он прав, называя убежище раненного «берлогой». Это действительно дыра в земле, переходящая в небольшую пещерку, сквозь стены которой то тут то там проглядывает поеденный временем бетон. По ходу, действительно колодец канализационного коллектора, который по чьему-то недосмотру забыли накрыть бетонной крышкой. Яма постепенно забивалась падающей листвой, осыпающейся землей, скидываемым туда особо умными организмами мусором и в итоге имеем то, что имеем – тесно, узко, грязно и толком ни хрена не видно. Зато, как сказал незнакомец, вполне безопасно. Разве что собачки на запах крови прибегут. Что, впрочем, маловероятно, потому как владелец «хором» озаботился рассыпать рядом какой-то вонючий порошок.
     Расположившись с максимальным (насколько это возможно в подобных условиях) удобством, наш герой приступил к процедуре осмотра пострадавшего.
     – Итак! Покажите ваши раны пациент!
     – Ой, не смеши меня! – криво улыбнулся «пациент». – Больно смеяться. Кажется, ребрам тоже досталось… Тебя как зовут, юморист великовозрастный?
     – Санычем зови! И давай свою руку к досмотру. Как особо пострадавшую.
     Рана на вид страшноватая, но, если разобраться, ничего особо опасного в ней нет. Только кровопотеря большая. Сейчас перетянуть, чтобы остановить кровотечение, промыть рану и наложив несколько швов, оформить повязку. Ах да! Надо обязательно ширнуть страдальцу обезбол и противостолбнячную сыворотку. Последней правда нет, но все равно ширнуть! А то Гвоздь, как представился раненный, и представиться (извиняюсь за каламбур) ненароком может. От болевого шока или ещё от чего…
     Пока Саныч колдует над раной, Гвоздь начинает просвещать своего врачевателя об окружающей действительности.
     – Короче, повезло тебе, новичок!
     – Чем же? – спрашивает Саныч очищая «оперативный простор», убирая из раны остатки ткани и случайный мусор, прежде чем обработать её раствором спирта. На то, что его повторно называют новичком, не обращает внимания. На правду не обижаются. Во всяком случае, когда собеседник не ставит себе подобной цели. Гвоздь такой цели явно не ставит, хоть без легкой иронии в голосе дело не обходится. А вообще странно слышать от подростка (на вид) слова бывалого вояки, произнесенные тоном авантюриста повидавшего в этой жизни всё и даже более.
     – Не знаю, то ли ты дал взятку организаторам, то ли ещё за какие заслуги, но тебя забросили в очень хороший район. Условно, конечно, но могло быть и гораздо хуже!
     – И чем же этот район так хорош?
     – Тем, что находится на окраине города. А если быть более точным, то мы находимся на отдаленной окраине огромного мегаполиса, наводненного просто гигантским количеством разнообразных монстров! И чем ближе к центру, тем их больше.
     – Зомби? – переспросил Саныч, приступая к обработке раны.
     – Можно и так сказать… – Гвоздь поморщился от боли, когда пропитанный раствором ватный тампон коснулся поверхности раны, похожее анестезии маловато будет. – Но там разных чудиков хватает. Некоторых назвать словом «зомби» язык не повернется. Что там говорить, если у них от человека разумного (обыкновенного) вообще ничего нет! Даже отдалённо!.. Слушай, откуда такое богатство?
     Страдалец раненной (!) рукой указал на аптечку, которую в этот момент активно потрошил Саныч в поисках цыганской иглы.
     – Нашел, – лаконично отвечает лекарь, а сам думает – а не добавить ли раненному ещё анестезии… на этот раз дубиной по кумполу? Слишком уж он активным стал. – Ты не отвлекайся, рассказывай дальше. А то вдруг я от недостатка поступающей информации чего-нибудь пришью не туда!
     – Да что там можно не туда пришить?!! – легкомысленно отмахнулся Гвоздь. – Шрамом больше, шрамом меньше… Плевать, короче.
     – Это смотря что пришить, и куда пришить… – с философским видом произнес Саныч.
     – Эй, ты чего удумал?!!
     Не, всё же пациент не безнадежен. Лишь бы только из одной крайности в другую не перешел. От всеобщей любви до безусловной агрессии.
     – Угомонись! Чукча не хирург! Чукча естествоиспытатель! Всё путем будет! Ты, главное, рассказывай!
     – О чем? – Гвоздь окончательно потерял нить разговора и недоуменно уставился на примеряющегося к его конечности Саныча с устрашающих размеров иглой в руках.
     – О ситуации в ближайших… – Саныч малость замялся, подбирая нужное слово, – локациях.
     – Ах, да… Повезло тебе ещё и в том, что в этом районе нет ни одной бандитствующей группировки. Собственно говоря, здесь вообще никто не обитает. Потому как нет ни одного более-менее надежного укрытия, способного вместить более-менее крупную группировку. Не в больничке же обитать в самом деле! – Гвоздь неопределенно махнул коротко стриженной башкой в сторону огороженного забором диспансера. – Да там и условий никаких…
     – А как же…
     – Склады? – понятливо кивнул раненный перекладывая руку, чтобы новоявленному лекарю было удобнее накладывать швы. – Если бы проблема была только в монстрах, то тогда да. Вполне нормальное укрытие. Но здесь, на окраинах Города (именно так, с большой буквы) главную опасность представляют отнюдь не они. Всегда и везде самым опасным врагом является человек и наш случай не исключение. Представь, что некто хочет выкурить тебя из подвала. Как долго ты сможешь оказывать сопротивление? А главное – каким образом? Вот то-то и оно. Место для обороны не самое подходящее. Газ пустить по вентиляции, перекрытия подорвать… и всё, пи***ц котенку. Это же не бункер, в конце концов.
     Некоторое время стоит молчание, в котором Саныч начинает накладывать на пострадавшую конечность повязку, а Гвоздь сосредоточенно кривится.
     – Кстати, о складах, – вновь заговорил последний. – Вот с ними тебе конкретно не повезло. Собственно говоря, ради них здесь и шляются кто ни попадя. И мы в том числе.
     – Не понял? – Саныч вопросительно взглянул на своего собеседника, впрочем, не забывая наматывать слои бинта.
     – Что здесь непонятного? Локация перезагрузилась. Все заинтересованные лица об этом узнали и ломанулись сюда как мухи на… хм… мед.
     В этот момент, словно подтверждая слова Гвоздя где-то неподалеку взорвалась граната, а следом за взрывом донеслись автоматные очереди. Перестрелка была ожесточенная, но быстрая. Каких-то полторы-две минуты и вновь воцарилась тишина.
     – Вот… – Гвоздь ткнул указательным пальцем вверх, – я же говорил. Только что кто-то попал в засаду на мосту через местную речку-вонючку. Там вообще уникальное место. Стрельба чуть ли не каждый день. А иногда и по несколько раз на дню. Постоянно кто-то сидит в засаде. Вот, помню, одни сильно умные типы под мостом засаду устроили. Так наш командир… – тут рассказчик разом посмурнел, – покойный… бросил туда гранату Ф-1. Так одним взрывом всех положило. Там же не спрятаться, не убежать. Очень уж рельеф поганый. А они там как на охоте расположились!
     – Ладно, – прервал воспоминания Гвоздя Саныч. – Что можешь о ближайших группировках рассказать? Вдруг и мне в коллектив влиться захочется.
     – А давай к нам!
      Гвоздь воодушевился и попытался вскочить на ноги, что закономерно закончилось бесславным падением на пятую точку. С ногой-то ведь действительно проблемы. Только не вывих, как предполагал раненный, а пулевое. К счастью пуля была явно на излете (или после рикошета, что по определенным причинам несколько хуже) и засела в мышце, не нанеся серьёзных повреждений. Что же, раз Саныч начал испытывать себя на нелегкой стезе полевого… пусть будет фельдшера, то и здесь справится. К тому же это ранение, на неискушенный взгляд автора, всё же будет полегче.
     – А к вам – это куда? – спрашивает Саныч покачав головой от созерцания количества грязи, попавшей в рану на ноге. – И какая есть альтернатива? Огласите весь список, пожалуйста!
     – Мы… – Гвоздь приосанился, что выглядело довольно забавно, если бы не было так страшно. Тощий подросток весь в крови и соплях, оборванный, как пугало огородное и вдруг такая гордость! – Мы – община «Дачников»! Занимаемся фермерством и сталкерством!
     – Это как?
     – Растим всё, что растет и тащим всё, что плохо лежит!
     – Забавно! – Саныч с улыбкой ещё раз окинул взглядом лежащей перед ним потрепанный обстоятельствами и неизвестным недругом организм. – И где же вы растите… всё, что растет?
     – А видел вон там, – организм осторожно указал пострадавшей конечностью в сторону разрушенного гипермаркета, – маленькие домики? Так вот, там мы и живём!
     – А не боишься мне, постороннему мужику такую информацию выдавать? Вдруг я её кому-нибудь передам?
     – Так это не тайна, – смутился Гвоздь. – К нам многие группировки за жратвой гонцов засылают. Это в поле все друг дружку пострелять норовят, без оглядки на персоналии. А жратва она всем нужна! Да и не похож ты на… человека, способного на подлость. Вот дорогущие медикаменты на меня перевёл опять же.
     – Ладно, ладно, не кипишуй! Да и что там я на тебя перевел? Бинт да вату?
     – Это просто ты плохо представляешь себе их ценность.
     Далее Саныч узнает, что у обитателей мегаполиса (живых) постоянные проблемы с медициной. Взять-то её особо негде, а спрос и, соответственно, потребность большая. У тех же дачников за простенькую аптечку недельный запас провизии дают! А провизия в этом мире тоже весьма и весьма цениться. Особенно свежие продукты сельского хозяйства. Гвоздю даже поплохело, когда он это рассказывал. Наверное, подсчитал сколько он будет должен за столь своевременно оказанную помощь. Ну, Саныч человек простой, во всяком случае пока, и стяжательством заниматься не собирается. Полученная от Гвоздя информация будет гораздо ценнее, чем ведро-другое картошки. Хоть, честно говоря, от жаренной картошки наш герой сейчас бы не отказался.
     – С медициной всё понятно, ты о других обитателях мегаполиса расскажи. Группировках, то есть.
     – Да что о них рассказывать! – махнул рукой (на этот раз здоровой) Гвоздь. – Большинство из них откровенные бандиты. Встретишь – убьют не раздумывая. Их совесть по ночам не мучает. Эти, – тычок указательным пальцем в небо, специально таких побольше забрасывают. Чтобы зрителю скучно не было!
     В этот момент парень вздрогнул, словно его током ударило.
     – Ой…
     – Что такое?
     – Да сказал лишнего. И мне на это указали. Никогда в разговоре не упоминай… – Гвоздь ещё раз ткнул пальцем в небо. – Иначе будут неприятные ощущения. Да и по-другому, не к ночи будет сказано, наказать могут.
     Саныч хотел уточнит подробности наказания, но собеседник не дал и слова сказать.
     – Закрыли тему! И вообще, считай, что ты в ролевой игре и соответствуй своей роли. Знаешь, что такое ролевые игры? И это, Саныч, если что, то я не о постельных играх речь веду! А то в твоем возрасте они более актуальны.
     – Знаю. Есть такой опыт в моей биографии. А на счет постели… пока и без «Красавицы с чудовищем» справляюсь. Не настолько стар.
     – Ну, извини, если обидел, – извинился Гвоздь.
     Вот вроде бы парень и повинился, а сам зубы ехидно скалит. Вот сейчас Саныч пулю вынимать будет и посмотрит, как тот дальше веселиться будет. На ногу обезболивающего уже нет. Разве что общий наркоз применить. Всё той же дубиной, да по черепушке.
     – Ты, Гвоздь, раз такое дело, продолжай вещать о местном населении.
     – Вещаю! Значит о бандюках я тебе уже сказал…
     – Сказал только, что они есть! Маловато будет, понимаешь ли!
     – На первых порах и этого достаточно. Потом, если выживешь, сам разберёшься. Ну скажу я тебе, где какая банда обитает и какие угодья пасет – ты же всё равно ни хрена не поймешь. А вот то, что тебе точно стоит знать, так это то, что большинство бандитсвующих группировок свою территорию метят, да ещё и с их извращенным пафосом. Черепа на палках – это малость по сравнению с некоторыми проявлениями больной фантазии. Короче, если увидел такую метку, то лучше внять предупреждению и на их территорию не лезть. А ещё лучше убраться оттуда как можно дальше…
     Гвоздь настолько увлекся своим монологом, что к удивлению, Саныча не обратил не малейшего внимания на манипуляции с раной. И удаление инородного тела, и чистка, и промывание… остались пациентом незамеченными. Только когда игла вошла в край раны пациент слегка вздрогнул и продолжил вещать как ни в чем не бывало.
     … Что касается относительно мирных группировок, то их не так много. Ближайшая, если не считать нашей, в двух километрах на восток. Там на территории металлургического завода обосновались вояки. Только они к себе так просто не пускают. И вообще, сначала стреляют, а потом спрашивают – на кой хрен приперся? Оно тебе надо?
     – Как-то же люди… вы с ними общаетесь?
     – Общаемся! – кивнул Гвоздь. – Только когда они к нам приезжают. На грузовых машинах, в сопровождении бронетехники… жесть, одним словом. Наберут жратвы, оставят взамен чуток горючего и боеприпасов, и валят обратно. И по дороге, что самое интересное, стреляют во всё что движется! Вот тебе ещё один пунктик на заметку. Увидел колонну вояк, тут же беги в укрытие. А ещё лучше падай на месте и изображай из себя не свежий труп. Почему несвежий? Чтоб им пальнуть для проверки не захотелось.
     – А ещё кто есть?
     – Неподалеку от нашего поселения живут охотники. Нашли на окраине древний, полуразрушенный бункер и там оселились. Живут охотой, держат маленькую пасеку, сталкерствуют помаленьку. Сразу стрелять не будут, если руки пустыми покажешь, но и к себе не примут. Очень уж они… странные эти охотники. Есть ещё какая-то непонятная группа на северо-восток отсюда. Кстати недалеко от пресловутого моста. Заняли гаражный кооператив и чего-то там ваяют. Особой агрессии не проявляют, но и гостям не рады. Ну и напоследок несколько слов о местных…
     Слово «местных» Гвоздь выделил особенно. Так, что сразу стало понятно – имеются в виду отнюдь и не участники шоу, вроде Саныча или того же Гвоздя.
     – Ботах, что ли? – решил уточнить Саныч.
     – Если ты думаешь, что местные это просто боты, то глубоко заблуждаешься! Уж не знаю, как Эти добились подобного реализма, но когда смотришь… – Гвоздь как-то странно вздрогнул, – на коренных обитателей этого мира, чтоб им пусто было, то видишь перед собой самых настоящих… ой… – ещё одно непроизвольное движение конечностями в исполнении рассказчика, – сволочей, отличных от «наших» разбойников только внешним видом и более продвинутым интеллектом. Хорошо хоть они на территорию Города редко забредают. Любители степей, ептыть!
     – А что не так с их внешним видом?
     – Да посмотришь на них – один в один орки! Не удивлюсь, если Эти… – Гвоздь опять вздрогнул всем телом, пару секунд помолчал и воскликнул погрозив небу крепко сжатым кулаком здоровой руки. – Ой да хорош меня уже током дрыгать! Задолбали уже! – и уже спокойно закончил: – Короче, не удивлюсь, если тут и другие «волшебные расы» где-то имеются.
     «Вот тебе и зомбятник постапокалиптический!» – подумал Саныч заканчивая оказывать первую медицинскую помощь. – «С классическими разбойниками, не очень классическими зомби и уж совсем не относящимися к классике зомби-апокалипсиса орками. Правильно говорил вербовщик перед четвертой или пятой рюмкой – скучно не будет!»
     После оказания помощи ближнему, перед Санычем в полный рост встал вопрос – а что делать с раненным дальше? Идти к своим самостоятельно он не может. Даже с посторонней помощью. Тащить его домой? А вдруг он потом вернется с компанией, чтобы прибрать к рукам имущество Саныча, а самого выживальщика пустить на опыты или в жертву какому-нибудь Ктулху? Оставить здесь? Совесть, которую надо было давным-давно пропить, со свету сживет!
     Гвоздь правильно понял затруднение Саныча и предложил свой вариант дальнейшего развития событий.
     – У нас здесь есть неподалеку укрытие и я был бы очень благодарен, если ты поможешь мне до него добраться, – сказал он и, увидев сомнение на лице своего спасителя, добавил: – это действительно совсем рядом. Соседняя высотка, третий подъезд, пятый этаж. Где лежит ключ, уж извини, не скажу. В целях моей же безопасности.
     Кто бы сомневался, что и у этого организма найдется здравая толика параноидальных наклонностей. Когда Саныч буквально на себе дотащил болезного до вышеозначенной квартиры, тот специально подождал пока его «транспортное средство» исчезнет из поля зрения и только тогда начал копаться в поисках ключей. Проверять, нашел Гвоздь ключи или нет, наш герой посчитал излишним. Если болезный посчитал оправданным риск ночевать под запертой дверью, то это его проблемы. Саныч и без того кучу времени потерял. Уже время обеда… давно минуло, а по ранее утвержденному плану так ничего и не сделано! В плюсе только полученная к размышлению информация. Знать бы ещё насколько она достоверна…
     Саныч пару минут постоял в раздумьях и махнул на всё рукой. Не фиг делать излишне резкие телодвижения. Сначала нужно получить больше информации и желательно из нескольких источников. Да своими глазами посмотреть по возможности, что оно в этом мире и как. Только тогда можно будет принимать судьбоносные решения. Пока же лучше вернуться «домой», наверстать пропущенный обед и наконец посмотреть эту пресловутую квартиру, до которой никак руки не доходят.
     Готовить нашему герою откровенно говоря лень. Да и усталость сказывается. Не столько физическая, сколько моральная. Всё же не каждый день Саныч кровавые раны обрабатывает. Там в «берлоге» оно как-то не чувствовалось, а вот сейчас, в спокойной обстановке – накатило. Поэтому в который раз в ход идет вермишель быстрого приготовления, залив которую кипятком и смешав с мясными консервами Саныч автоматически отправляя в рот ложку за ложкой и утрамбовал.
     После еды закономерно захотелось спать и уже второй раз за сегодня запланированные дела были посланы к чертям. В конце концов выживальщик, чьи мысли полностью сосредоточены на отдыхе путем нескольких часов крепкого сна, в рейде долго не живет. А вот завтра, да со свежими силами…
     И всё же до сна дело так и не доходит. А всё потому, что Саныч внезапно осознал тот факт, что его одежда основательно извозюкана в крови и с этим надо что-то делать, пока не пришлось отнести её в разряд безвозвратных потерь. Да и самому помыться не лишним будет. Придётся топать в больничку на водные процедуры и надеяться, что лежащий под кучей мусора мешок со щелоком ещё никто не упёр.
     Не может Саныч без приключений! Вроде бы простая прогулка до больнички заканчивается… неоднозначно. Начнем с того, что на обратном пути выживальщик обращает внимание на стоящий у автобусной остановки пассажирский микроавтобус. Точнее даже не на сам микроавтобус, а на лежащую на торпеде автомобильную аптечку. Ту самую, которая по словам Гвоздя является чуть ли не самой главной ценностью в Городе. Как же не прибрать к рукам столь ценное и к тому же бесхозное добро?
     Нормальный человек разбил бы боковое стекло и спокойно извлек бы заинтересовавший его предмет. Но наш выживальщик не ищет легкий путей. Посчитав, что бить стекла будет делом чересчур громким, он путем применения грубой силы, преодолевая сопротивление гидравлики, открыл дверь в салон маршрутки. При этом скрип поржавевших «суставов» двери был как бы не громче, чем могло прозвенеть битое стекло. Особенно если его бить с умом. Впрочем, этот не очень умный поступок спасает Саныча от встречи с незваными гостями. Как только он забрался в салон и протянул загребущие ручонки к объекту своего вожделения, мимо по дороге промчался грузовик с тентованым кузовом в котором сидели вооруженные до зубов люди. Остановилась эта машина у высотки, где пару часов назад Саныч оставил Гвоздя. Несколько человек быстро десантировались из кузова наружу и устремились в тот самый подъезд, оставив пару человек в боевом охранении.
     – «Слаженно действуют,» – подумал Саныч наблюдая за происходящим, – «и не скажешь, что огородники-садоводы пожаловали.».
     А тем временем приезжие бойцы уже вытащили под руки Гвоздя и погрузили его в отсек, который обычно называют спальником. В нашем случае, у этого автомобиля спальника быть не должно, но местные умельцы вышли из положения и чего-то там намудрили, укоротив кузов и нарастив кабину. Получилось довольно неплохо, а главное – функционально. Вот как сейчас, надо эвакуировать раненного – пожалуйста! Есть место и для раненного и для охранения. А ещё и груз какой никакой погрузить можно.
     Можно было бы подумать, что после погрузки своего раненного товарища вся эта гоп-компания отправится восвояси, но по факту всё совсем не так. Бойцы разделились попарно и дружно разошлись по подъездам высотки, в которой обитает сам Саныч! Причем особое внимание уделили именно первому подъезду! Видимо Гвоздь спалил, откуда с утра вышел его спаситель и поведал об этом своим товарищам. А вот с какой целью они теперь его, то есть Саныча ищут – вопрос из вопросов. Почему-то нашему герою кажется, что вряд ли из чувства благодарности, а скорее даже совсем наоборот.
     Поиски продолжаются ни много не мало, а до самого заката. И надо сказать, не бесплодные. В отличие от Саныча, пришлые особо не стесняются на шуметь и взламывают пару-тройку квартир. Из тех, в которые можно попасть без применения спец техники. Всё найденное неспешно стаскивается к транспорту и грузится в кузов. В основном это всякая мелочь, но есть и несколько единиц мебели, в том числе и массивный вещевой шкаф. После того, как последний с матами и постоянным упоминанием чьей-то матери был водворён внутрь кузова, Саныч засомневался, что все участники этого перформанса вернутся на базу на колесах. Разве что на головах друг у друга поедут.
     И правда, когда бойцы начинают грузиться на машину, возникает ссора – народ разбирается, кому ехать, а кому своим ходом добираться. Нешуточные такие разборки начинаются. Вплоть до драки. Впрочем, командир молодец, хоть и упустил на пару мгновений ситуацию из-под своего контроля, но порядок устаовил быстро. Одного кулаком по морде погладил, другого матом послал за тридевять земель, и все как-то сразу угомонились. Вся группа дружно выстроилась у автомобиля, получила заслуженный «втык» и началась погрузка личного состава. В порядке очередности в построении. В конце концов снаружи остались сам командир и ещё двое выдернутых за шкирку из шеренги бойцов. Командир некоторое время что-то негромко втолковывает оставшимся. Саныч не слышит, о чем идет речь, а жаль. Наверняка тот вещает нечто важное, касающееся непосредственно нашего выживальщика. Не зря же эти бойцы остаются у «его» дома.
     Командир, раздав последние наставления остающимся, садится в кабину грузовика, и машина резво пылит в обратную сторону, заставляя Саныча залечь на пол маршрутки дабы не быть замеченным. Когда звук двигателя стихает, Саныч поднимает голову и видит оставшихся у высотки бойцов мирно сидящими на бордюре. Один в носу ковыряет, другой прутиком чего-то в пыли рисует. Не дать не взять, одна известная организация из детской поговорки под названием «Солнышко» вышла на прогулку. Даже личное оружие – охотничий карабин и дробовик небрежно отброшены в сторону! Какая беспечность! Как эти люди с таким отношением к жизни… виртуальной жизни умудряются выживать?!! Или это театр одного зрителя, призванный выманить Саныча из его укрытия?
     Закинув найденную в маршрутке аптечку в рюкзак, ведь содержимое можно и потом посмотреть, выживальщик отправил туда же и огнетушитель. Бог его знает, зачем он это сделал. Он и сам потом долго думал о причинах подобного поступка, но так и не пришел к какому-либо удобоваримому ответу. Авось пригодится? Наверное, этот вариант ответа ближе всего к верному. И ведь действительно огнетушитель в будущем окажется очень нужным предметом, но об этом и поведано будет позже. Как говорится, всему свое время.
     Выбравшись из маршрутки Саныч задумался на предмет дальнейших действий. Пробираться мимо сидящих на бордюре клоунов «домой» или вернуться и переждать кипишь в «медичке»? Второй вариант безопаснее, зато и комфорта там никакого нет. А из еды – одни лишь яблоки. При одном только упоминании о яблочной диете, в животе у выживальщика забурчало, а во рту появился металлический привкус. Сидящие у дома вояки сразу же стали казаться куда как менее страшными. Вот не привык ещё Саныч к экстремальным условиям! Совсем не привык! Поэтому если есть хоть какая-то возможность ночевать в относительном комфорте и покушать перед сном хорошую пищу, то он готов мало-мало рискнуть. Тем более, пробраться мимо двух расслабившихся оглоедов проще простого и за риск можно не считать… наверное.
     О том, что риск всё же есть становится понятно довольно быстро. Когда эти двое гамадрилов не смогли скрыть повышенного внимания к двигающейся вдоль забора медички темной фигуре. Сразу видно, профессиональными шпиками здесь и не пахнет. Вон как таращатся! Пусть и исподтишка, а всё равно заметно.
     Уразумев, что его телодвижения не остались не замеченными, Саныч перестал изображать из себя шиноби, вышел на дорогу, демонстративно положил руку на открытую кобуру и стал ждать развития событий.
     «События» себя долго ждать не заставили. Оба наблюдателей дружно поднялись на ноги и показали пустые руки демонстрируя мирные намерения (оружие так и осталось лежать на земле, но это ещё не значит, что нет другого!). Потом один из пары медленно пошел к Санычу, в то время как второй уселся обратно на бордюр и демонстративно положил руки на колени ладонями к верху. Почти поза лотоса, только не совсем классическая.
     Вроде бы народ агрессивности не проявляет и настроен на мирные переговоры. Что ж, послушаем, что скажет остановившийся в трех шагах от Саныча переговорщик, мужик около тридцати лет одетый в далеко не новый пустынный камуфляж без каких-либо опознавательных знаков.
     – Леха, позывной Лось! – представился он и уставился на Саныча.
     – Санычем зови, – вяло изобразил рукой приветственный жест Саныч.
     – Нас тут это… с миссией оставили!
     – Великой? – ехидно усмехнулся Саныч.
     Леха Лось тоже не лишен чувства юмора.
     – Можно и так сказать! – вернул он не менее ехидную ухмылку, а потом сменил тон на серьезный: – Наш командир передает благодарность за помощь его подчиненному и приглашает для беседы в наше поселение. И туда, и обратно вас доставит машина нашего… – секундная заминка, – клана. Безопасность гарантируется!
     – А можно полюбопытствовать? Кто… или что будет гарантом моей безопасности?
     Этот вопрос поставил Лося в тупик. И правда, как можно гарантировать безопасность человеку, который имеет весьма смутное представление об окружающей действительности? С одной стороны, можно наговорить всё, что угодно, вплоть до откровенного бреда, а с другой – собеседник же не совсем идиот и всё сказанное наверняка будет ставить под сомнение. Наконец в голову пришла идиотская идея:
     – А хочешь пояс шахида? Если вдруг что не так – делаешь большой «бум»!
     – М-да, до такого я бы додуматься не смог! – тихо прошептал себе под нос Саныч придя в себя после минутного шока.
     – Что?
     – Я говорю, что ещё не готов покончить с жизнью. Тем более настолько пафосно. Ты бы ещё предложил «грязную» бомбу сварганить!
     – Это зачем? – не понял Лось.
     – Как зачем? Чтобы на том месте больше никогда и никого!
     Пока Лось пытается осмыслить услышанное, Саныч думает над дальнейшим развитием событий. А конкретно над вопросом: соглашаться на встречу с неизвестным пока командиром ВС «огородников» или лучше не стоит? Понятное дело, что безопасность Санычу никто гарантировать не будет. Ситуации бывают разные, мало ли что может случиться? Да и от случайности никто не застрахован. В частности, от прилетевшего из-за забора кирпича. Какие уж тут могут быть гарантии?
     С другой стороны, пообщаться всё же надо. Рано или поздно всё равно к кому-то придется примкнуть, а сделать это скрываясь по темным закоулкам вряд ли получится. «Огородники» же, исходя из первого впечатления – не самая плохая компания. Так почему бы и не пообщаться? Только ехать на их территорию вот так сразу, наверное, опрометчиво, поэтому хотелось бы побеседовать где-нибудь на нейтральной территории. Да хотя бы и прямо здесь. Главное, чтобы их командир изъявил своё согласие на беседу в подобном формате.
     – Ну ты загнул! – удивленно округлил глаза Лось. – Не настолько уж ты большая птица, чтоб наш командир бросал всё и несся сюда ради минутного разговора.
     – Почему сразу минутного?
     – Да хоть бы и суточного! Тоже мне высокая договаривающаяся сторона!..
     Напарник Лося вроде бы в разговоре не участвует, и даже внимания к нему не проявляет, но в этот момент от него доносится довольно громкий «хмык». Контролирует ситуацию чувак. Вон даже оружие уже не выглядит небрежно отброшенным в сторону, а лежит так, чтобы в любой момент его можно было подхватить в руки и применить по назначению. Быстро применить. Да и сам Лось за время разговора изменился и на лоха педального уже не сильно смахивает. На быка недалекого – да, а вот на лоха уже весьма отдаленно. Впрочем, это впечатление наверняка тоже ошибочное и на самом деле этот персонаж весьма продуманный тип и талантливый актер. Если бы не мелкие неувязки, такие как уверенный взгляд, поза, мелкая моторика движений – за которые зацепился взгляд Саныча, можно было бы и поверить его в игру.
     Видимо с предложением проехаться до поселка придется согласиться. Если бы Санычу хотели бы навредить, то наверняка бы он был бы уже «того» … или «этого»! Ну, а раз Саныч до сих пор не в виде хладного трупа, то значит он ещё зачем-то нужен.
     – Ладно, почему бы и не проехаться, – вздохнув произнес он с видом смертельно уставшего человека, – хоть послушаю, что большой человек скажет.
     – Вот и правильно! – негромко (!) воскликнул Лось, потирая руки. – А потом посидим, хлопнем по рюмашке!
     – И бухие поедем обратно, – продолжил Саныч с кривой улыбкой, – а здесь нас встретит теплая компания, которой мы будем не рады.
     – Не встретит! Во всяком случае сегодня! Кто же пьяненький да под вечер за ворота выйдет? Определим тебя в гостевой домик, а на утро отвезем куда скажешь. Если с шефом не договоритесь.
     – А если договоримся?
     – Тогда тем более отвезем! Вещи-то забирать наверняка будешь! Не оставлять же их на произвол судьбы и любителей легкой поживы. Кстати, тебе перед дорогой домой забежать не надо?
     Потом Леха Лось обращает внимание на вытянувшееся лицо разом подобравшегося Саныча и добавляет:
     – Да не кипишуй, мы и так знаем где ты живёшь. До твоей квартиры целая тропа в… пыли протоптана. Видать уже не один день там обитаешь? На будущее имей в виду, таких явных следов лучше не оставлять. А ещё лучше вообще никаких следов не оставлять!
     Надо же какие глазастые!
     – И свидетелей? – решил уточнить недовольный фактом обнаружения своего убежища Саныч.
     – А это уж, Саныч, зависит от тебя и самих свидетелей. По ситуации, короче. А если ты на нас с Топором… – Лось кивнул в сторону своего напарника, который в этот момент со скуки занимается сборкой-разборкой дробовика. – Оставь оружие в покое!.. Так вот, если ты на нас с Топором намекаешь, то учти – ничего у тебя не получится, потому как мы будем активно сопротивляться. Лучше сгоняй к себе в логово и приготовься к поездке в гости. Приодеться там, зубы почистить, вазелин взять…
     – Смешно-смешно, – изобразил кривую улыбку Саныч, – шутник хренов. Однако в одно ты прав. Смотаться домой всё же придется.
     Действительно, не таскаться же в гости с кучей мокрого шмотья? Нужно отнести его в квартиру и попытаться его как-нибудь развесить для просушки. Потом переодеться во что-нибудь более благообразное, чем треники и дырявая футболка. Оружие? Лишним не будет. Здесь по ходу вообще нельзя без оружия. А так как выбор ограничен, в гости поедет пистолет и нож. Так же не забыть минимальный набор медикаментов, мало ли что в дороге может случится. Пусть лучше Саныч их лишний раз туда-сюда протаскает, чем в нужный момент окажется без перевязочного материала. И все эти приготовления нужно провести как можно быстрее. Как сказал Лось, транспорт будет не позднее чем через полчаса.

Глава 4

     Транспортное средство долго ждать не приходится. Саныч поднялся к себе, развесил кое-как мокрые вещи для просушки, в темпе вальса переоделся и спустился вниз. А там только и успел, что парой фраз переброситься с парнями, как в конце улицы нарисовался автомобиль. Судя по спокойным физиономиям, Лося с Топором именно тот, которого мы ждем.
     Спустя пару минут, в течение которых автомобиль неспешно двигался по дороге объезжая препятствия, они наконец услышали писк тормозных колодок и характерный звук пневматики, когда водитель поставил своё тр.ср., представляющее собой неопределенной марки внедорожный грузовой автомобиль с кунгом, на стояночный тормоз. А ещё спустя мгновение дружная компания пополнилась тем самым водителем и ещё двумя новыми персонажами.
     – Вот этот мускулистый тип – Ажакс, мелкий и шустрый – Шуст, – представил вновь прибывщих Лось. – Ну и наш водитель кобылы – Потапыч.
     Надо сказать, позывные даны всем представленным персоналиям довольно метко. Тот же Ажакс (следует понимать – Аякс) телосложением очень похож на древнегреческого героя, какими их изображали на фресках. И даже бравирует этим, одеваясь лишь в обтягивающие шорты и разгрузку. Шуст – невысокий худощавый парнишка, только кажется слабеньким и беззащитным. А по факту та ещё шельма. Прямо как мангуст в родных пенатах. Движется так, что любая спецура позавидует. Ну и напоследок Потапыч, коренастый мужик лет сорока, с густой шевелюрой, которая плавно переходит в не менее густую бороду, оставляя таким образом на виду одни лишь темные, почти черные глаза.
     Саныч поручкался со всеми представленными личностями и стал ждать развития событий. И они таки опять не заставили себя ждать! Потапыч, оказавшийся у «огородниковской» братвы старшим припахал нашего героя к загрузке автомобиля. Как он сказал – «Не гонять же машину зря, а потому дружно грузим в кузов металлический уголок со склада! И что, что длинный? Как-нибудь приспособим!» Когда Саныч робко попытался возмутиться, то получил ответ: «За пять минут работы не переломишься! А там почет тебе и уважение!» А то, что почет и уважение не добавляют в карманах тяжести и не греют желудок, никого не волнует.
     Ехать в кузове сидя на кое-как уложенном уголке – то ещё удовольствие. Особенно когда машина скачет по бездорожью. Это опытным путем выяснил Саныч во время недолгой (по причине малого расстояния) езды до места обитания «Дачников». Задницу отбило так, что нормально сидеть ещё не скоро получится. Сегодня уж во всяком случае точно! А уж сколько матерных слов было выпущено…! Саныч ещё ни разу за свою не такую уж и короткую жизнь так сильно не матерился. А от коллег по несчастью даже несколько новых оборотов довелось услышать. Особенно выделился в плане метерщины Лось. Даже молчаливый до этого момента Топор выдал на-гора пару-тройку перлов, а прикусив на одном из ухабов язык, забился в угол и больше не отсвечивал. Когда машина вьехала на гладкую асфальтированную дорогу частного сектора, все пассажиры кузова вздохнули с облегчением, а когда остановилась у места назначения – так и вовсе возблагодарили Господа за окончание этого форменного издевательства над личностью!
     Лось с трудом выбрался (скорее вывалился) из кузова и помог проделать то же самое Санычу и своему напарнику – Топору, который в момент остановки умудрился приложиться затылком о задний борт и мало что видел сквозь летающие перед глазами звездочки.
     – Ну, Потапыч, я тебе эту дорогу ещё припомню! – погрозил он кулаком вслед рванувшей с места машине. – Ну не подлец ли? Ничего, и на нашей улице грузовик приметный перевернуться может… Да стой ты!
     Видать Топору конкретно досталось. Будучи заботливо прислоненным к забору, он упорно пытается прилечь отдохнуть, даже не смотря на придерживающую его в вертикальном положении руку Лося. По ходу тут без медика не обойтись.
     – Короче, – говорит Лось, кое-как утвердив на ногах своего товарища и указывает на дом, у которого нас высадили. – Тебе сюда! А я отведу этого страдальца к лекарю, пока он кони не двинул.
     – Помочь? – приличия для предложил Саныч.
     – Сам справлюсь. А нашего старшого, позывной Большой, лучше не заставлять ждать. Сказать-то он ничего не скажет, но к сведению подобное неуважение примет. Да вот, собственно говоря и он!
     Из дома, под воротами которого мы расположились, вышел и направился к калитке коротко стриженный мужик двухметрового роста, в плечах… тоже до хрена, одетый в треники и майку-матросску. По-домашнему, так сказать. Лицо круглое, доброе, а вот глаза цвета стали смотрят жестко. Вроде бы тюфяк тюфяком, а стоит только взглянуть в глаза, как сразу понимаешь, что шутить с обладателем этих глаз может быть опасно для здоровья.
     – Ну, и чего мы здесь топчемся? – миролюбиво поинтересовался Большой приблизившись к калитке и выглянув наружу.
     – Это, Большой…– замялся Лось, – тут Топор малость пострадал. Ты же знаешь, как Потапыч водит? Будто дрова возит! А наш Топор вовсе дрова! Его голова не дубовая!
     – А почему он до сих пор здесь, этот наш мягкоголовый? Думаю, наш новый знакомый… Саныч? Саныч не откажет в помощи, и вы дотащите болезного до больнички. Заодно покажешь ему как мы тут живем-можем, а уж потом и для разговора проводишь. А я пока распоряжусь на стол накрывать. Ты ведь не откажешься от домашней еды? – спросил он у Саныча.
     Любой нормальный человек после нескольких дней полевой еды, даже очень хорошей полевой еды, от домашней готовки не откажется. Саныч не исключение, поэтому отвечает на столь «вусное» предложение согласием.
     – Вот и ладушки, – удовлетворенно кивает Большой, – ведите Топора на процедуры и постарайтесь не задерживаться. Даже не смотря на халявный спирт!
     – Халявный спирт? – переспрашивает Саныч.
     – Не обращай внимания, это наш местный юмор. Вон Лось потом объяснит, если захочет. И поднимете уже Топора пока он себе чего-нибудь отлежал. Давайте его к.… медику.
     Вот блин, упустили человека из виду он и приземлился. Лежит себе и не жужжит. Даже пузыри не пускает. Помер что ли? Саныч на всякий случай проверил пульс. Нет, живой. Но человеку совсем худо. Пульс еле прощупывается.
     – Э-э, гляжу тут носилки понадобятся! – покачал головой Большой глядя на эту картину. – Тащить его в таком состоянии грозит преждевременной потерей бойца. Ох уж этот Потапыч! Надо будет его показательно наказать. Подождите мужики, сейчас…
     Из кармана штанов извлекается рация, следует краткий диалог и вот, проблема с транспортировкой болящего разрешена. Уже через пару минут у дома тормозит… самая настоящая карета скорой помощи! А вот носилки у двух тощих, похожих на зомби санитаров кустарные. Две ровных толстых палки с брезентом между ними. Впрочем, сделаны они довольно-таки неплохо. Даже раскладная рама с колесиками имеется. Так что Топор отправился в кузов скорой в лучших традициях реального мира.
     Большой проводил рванувший с места автомобиль взглядом, проворчал что-то типа – «развелось тут гонщиков» и пригласил всех проходить в дом:
     – Раз экскурсия отменяется, то прошу в гости. Саныч, если захочешь, то позже Лось проведёт тебя по всем значимым местам нашего поселения. Он же потом и отвезет тебя обратно. И не смотри на меня так, Лось! Выделю я тебе бензин, выделю! Вымогатель хренов!
     – Да я чё? Я ж со всем уважением!
     – Знаю я твоё уважение!..
     Что можно сказать о доме, в который был приглашен Саныч. По сравнению с реалом, это самый обычный дом обычного среднестатистического жителя средней полосы, со средним уровнем достатка. Небольшой дворик; огород девять соток, в котором чего-то посажено; куры-гуси в наличии; в сарайчике поросенок хрюкает. Изнутри дом… обычный. Без особых изысков и «евроремонта». Обстановка дома в том же духе – ничего особенного, но и на временное пристанище Саныча совсем не похоже. Какой-никакой, а уют имеется. Даже где-то женская рука чувствуется. Правда Саныч ещё ни одной женщины не видел… но ведь они есть, правда?!! Короче говоря, самый обычный дом, в котором ни капли не чувствуется пришествие апокалипсиса. Впрочем, здесь вся улица такая. Все дома поблизости заселены. Обычная для частного сектора движуха наблюдается. Кто-то под газом вдоль дороги валяется, кто-то цветочки на подворье поливает, машины туда-сюда время от времени носятся… По сравнению с местом, где на время осел Саныч – разница очень сильно чувствуется. Особенно сейчас, пока первые впечатления ещё не успели смазаться.
     Большой отправил Лося на кухню помогать поварихе (Таки да! Есть в мегаполисе женщины!), а Саныча провел в гостиную где и усадил в кресло всучив в руки здоровенную кружку с охлажденным квасом. Сам же хозяин дома с удобством развалился в аналогичном кресле напротив и начал разговор…
     По итогам разговора Саныч так ничего нового и не узнал, за исключением нескольких мелочей, не влияющих на основной расклад. По большей мере всё сказанное Большим, он уже слышал от Гвоздя и слушать по второму разу было тяжеловато, но надо же проявить вежливость и дать человеку прочувствовать лишний раз собственную значимость. Спасибо конечного от него не дождешься, но и хорошее отношение тоже дорогого стоит.
     В конце своего монолога Большой ожидаемо сватает Саныча под свои знамена. Здесь выясняется ещё один нюанс жизни мегаполиса. Оказывается, человеческий ресурс здесь точно такой же дорогой, как и медицина продукты питания… короче говоря чуть ли не на вес золота… хм, точнее редкоземельных элементов. Борьба за этот ресурс ведется нешуточная. Стоит только какому-то району уйти на перезагрузку (именно таким путем по обыкновению в мегаполис попадает свежее мясо), как туда тут же выдвигаются трофейные команды, в состав которых обязательно входят хэдхантеры. И вот эти хэдхантеры как только не изгаляются чтобы их сообщество заполучило нового члена. В каком качестве – вопрос десятый, применение можно найти абсолютно любому человеку. В крайнем случае, если попадается совсем уж несговорчивая личность, то её всегда можно скормить вечно голодным зомби.
     Санычу сильно повезло, что его не нашли представители бандитских группировок, которые обитают ближе всех к «его» локации и соответственно первыми её стригущие. Потому как у него на лице большими буквами написано – «ЛОХ» и быть ему либо рабом, либо кормом для монстров.
     На самом деле Большой не переходил на личности и высказался вежливо, мастерски обойдя все острые углы, но смысл сказанного предельно понятен. Санычу в среде криминала отведена вполне определенная роль, а посему ему лучше остаться в компании миролюбивых дачников «растить картошку». Целее будет, однако.
     Как бы ни было Санычу неприятно слышать о себе подобное, обиды он не показал. Да и не будет разумный человек обижаться на правду. Саныч действительно не самый смелый и умный человек во вселенной. Но и принимать столь щедрое предложение – кров, защиту, еду и одежду в обмен на ежедневный труд на общественном поле, тоже не очень хочется.
     В этот момент в комнату заглянул Лось и позвал высокие договаривающиеся стороны к столу. Вовремя. За едой будет время обдумать предложение. Взвесить так сказать все плюсы и минусы. К сожалению, последних не так уж и мало. Одним из которых является отсутствие свободы выбора. Большой уже заранее определил роль Саныча в общине, и эта роль его не очень-то и устраивает. Не хочет Саныч с утра до вечера заниматься общественно полезной деятельностью по уши закопавшись на огороде или общественном участке – двух гектарах распаханной земли, где выращивают рожь. Почему рожь? Да черт их знает. Может других семян не нашлось.
     Стол накрыт по-царски. Тут тебе и наваристый борщец со сметаной, и картошечка тушеная, и жаренное на мангале мясо, салаты разные, консервация… и венец композиции – запотевшая банка (3л.) ядреного самогона! Саныч чуть слюной не захлебнулся, глядя на это кулинарное обилие. Если местные жители ежедневно потребляют подобное топливо, то почему бы и… Закончить мысль помешала внезапно взвывшая на высокой ноте сирена. Сначала где-то по соседству, совсем рядом. А потом и ещё в нескольких местах, чуть подальше.
     – Что это? – спросил разом насторожившихся несостоявшихся сотрапезников Саныч.
     – А это оповещение о том, что ближайшая к поселению локация уходит на перезагрузку. Саныч, ты же ещё не видел, как это происходит со стороны?
     – Нет…
     – Вот! Прекрасный повод познакомиться с этим незабываемым событием! Главное вооружиться получше, потому как никогда не знаешь, кто… или что загрузится на новом месте. Что у тебя из оружия?
     – «ПМ».
     – Что ж так слабо то? Лось, отведи нашего гостя в арсенал! Подберите там чего-нибудь… эдакого! Чтоб сей юнит не был совсем уж бесполезен.
     Арсенал местные жители организовали в общественном сарае, построенном нанадцать десятков лет назад и готовом в любой момент превратиться в груду обломков. Кто скажет, что в этой развалюхе может хранится оружие? А оно там есть! Впрочем, и оружие и его хранилище друг друга стоят.
     Саныч с недоумением переводит взгляд с груды ржавого железа на сопровождающего и обратно.
     – Ну а что ты хотел? – пожимает плечами Лось. – У нас каждый заботится о своем вооружении сам. Сюда же складывают то, что по большому счету никому не нужно. Как-то так.
     – И что, у вас некому привести эту гору железа в порядок?
     – Да был у нас оружейник. Хороший. Вот только его вояки к себе сманили. Наобещали ему золотые горы, а он и рад лыжи смазать. Здесь-то у нас всё по-простому, без изысков. Ни коньяка тебе, понимаешь, ни проституток… Ничего, здесь свалено столько всего, что в любом случае чего-нибудь тебе подберем.
     – «Вот именно, свалено и именно подберем!» – подумал скривившись Саныч и закопался в залежи, не побоюсь этого слова, металлолома. Вот лежит винтовка Мосина с искореженным прикладом и загнутым дугой стволом. Рядом с ней из кучи торчит обрез ТОЗика с криво спиленным стволом. Настолько криво, что остается только диву даваться криворукости неизвестного пилильщика. Какие-то ремни… цепи… О! Самый настоящий моргенштерн! Только рукоять отдельно, изрядно поеденное ржавчиной шипастое било отдельно. Тросик же (или цепочка) исчез в неизвестном направлении. Скорее всего кто-то ушлый прибрал его для каких-то хозяйственных нужд на своем подворье.
     Чем дальше в лес, тем толще партизаны. Эта поговорка справедлива и для этого случая. Чем дальше вглубь кучи закапывается Саныч, тем хуже состояние попадающегося под руку хлама. Некоторые экземпляры так вообще от прикосновения на пыль рассыпаются! Это же сколько лет они тут провалялись! А Лось, гад такой, ещё и издевается:
     – Ты не спеши, брат, у нас в запасе ещё целая куча времени! – и всё это произносится с ехидной улыбкой. Санычу настолько сильно захотелось зарядить Лосю в челюсть, что это отразилось у него на лице и насмешник поспешил убрать ухмылку и попятился.
     – Эй, брат, да ты что! У нас здесь драки запрещены!
     – Вот и не буди во мне… хомячка! – шумно выдохнув бурчит Саныч. – Хомяк, чтоб ты знал, самый страшный зверь. Он за «своё» любого в лоскуты порвёт. Где обещанная пуха?!!
     – Да вон они!
     Да-а-а… Чтобы разглядеть у противоположной стены стойку с оружием, нужно: а.) знать, что она там есть; б.) иметь острое зрение; и напоследок – с.) пробраться мимо кучи хлама, скрывающей своей массой всё на свете, на оперативный простор.
     – Вот же редиска нехороший! – вырывается у Саныча, когда он видит рядом с целью приоткрытую дверь наружу. Вторую дверь, которая даже не заперта! Вот не зря Санычу показалось, что дверью, которую отпирал для него Лось, никто не пользуется! А оно вон оно что. Их рогатое высочество шутить изволят!
     – Что там такое? – спрашивает предусмотрительно исчезнувший из поля зрения Лось.
     – А сразу через эту дверь войти нельзя было? Только время зря потеряли!
     – Да ладно тебе! Времени у нас ещё вагон и маленькая тележка. А малость поприкалываться сам бог велел.
     – Тоже мне шутник, епта! – возмущенно пробурчал Саныч и полез смотреть, что там хорошего стоит на стойке. – А что там на счет времени? Почему его до хрена?
     – Ну не думаешь же ты, что перезагрузка проходит вот так сразу? На весь процесс по меньшей мере час нужен, если не больше. Это только предвестники перезагрузки были, а когда оно начнется – будет ещё одно оповещение. Вот тогда да, тогда придется поспешить.
     Лось пробрался мимо кучи ржавого железа поближе к Санычу и примостил пятую точку на старый раздолбанный оружейный ящик.
     – Что ты там высматриваешь? – спросил он пару минут спустя. – Там кроме мосинок и нет ничего.
     На стойке действительно стоят одни винтовки конструкции товарища Мосина разной степени убитости. Однако кроме них есть и ещё кое-что. С дальнего краю стоит карабин незнакомой Санычу конструкции. Что, впрочем, и не удивительно. Если о винтовках Саныч ещё как-то наслышан, как минимум по игрушкам стрелялкам, то с карабинами глухо как в танке. Знает только, что есть такие, и примерно внешний вид представляет.
     – Неправда твоя. Тут ещё кое-что есть! – кивает Саныч на выделяющийся из общей массы образец оружейной промышленности.
     – А, немец… – бросил взгляд на карабин Лось. – Не бери. К нему всё одно патронов нет. У нас всё больше по отечественному военпрому. Бери вон третью справа. Пушка в отличном состоянии, сам лично раньше пользовался.
     Третью, так третью. Тем более, что она действительно хоть и выглядит основательно поюзанной, но всё же лучше, чем остальные экземпляры. Теперь бы ещё патрошков к ней…
     – Патроны в цинке за стойкой возьми, – говорит Лось словно прочитав мысли Саныча.
     Гордое название цинка в нашем случае носит старый, побитый ящик из-под ВОГов. Патроны в нем лежат… абы как, то есть ссыпаны безобразной кучей и залиты какой-то подозрительной смазкой. И воняет эта смазка просто преотвратно. Вот как незабвенная мазь Вишневского, только в десять раз хуже.
     – Они хоть стреляют? – с сомнением спрашивает Саныч взяв в руки один патрон и поискав взглядом какую-нибудь ветошь чтобы оттереть с него вонючее безобразие.
     – А как же! – Лось даже подпрыгнул от возмущения, чего не пережил ящик, на котором он сидел и сложился как карточный домик. – …лять! Там на крюке висят тряпки. Берешь одну, оттираешь, заряжаешь, и только в путь!
     – Ну-ну…
     Саныч отобрал себе два десятка патронов, тщательно их протер, пять штук зарядил в обойму, а остальные ссыпал в карман куртки. Не помешала бы запасная обойма, но чего нет, того нет. Придется обходиться тем, что есть.
     – Лось, попробовать винтовку есть где? – спросил он потирающего задницу сопровождающего.
     – Пойдем на стрельбище, – пробурчал Лось. – Только не беги.
     – А не фиг было на ящике прыгать!
     – Язва ты, как есть язва! – покачал головой страдалец и посоветовал взять ещё чутка патронов: – Ты же на стрельбище сейчас всё расстреляешь. Запас должен быть.
     – Да ладно тебе, это ж не автомат, чтоб патроны пачками таскать! – отмахнулся Саныч, но тем не менее ещё десяток взял.
     Стрельбище у «Дачников» такое себе. На пустыре стоят четыре деревянных ростовых мишени. Две на пятьдесят метров от бруствера и две на сто метров. Дырявые до ужаса. Вот как в таких условиях оружие пристреливать? Отслеживать полет пули? В принципе это возможно, только больно геморно. К тому же зрение у Саныча отнюдь не орлиное. Впрочем, на ста метрах отследить попадание должно получиться.
     Приложился Саныч к винтовке раз, другой, привыкая к оружию, потом прицелился по мушке и выстрелил. Результат выстрела получился на удивление хорош. Особенно как для человека, стреляющего из винтовки чуть ли не первый раз в жизни. Пуля разминулась с намеченной точкой буквально на какие-то миллиметры!
     «На ста метрах надо брать чуть-чуть правее,» – отметил для себя Саныч, а вслух сказал: – И правда, хороша винтовка!
     – Да и ты, по ходу, прирожденный снайпер! – удивленно хмыкнув похвалил стрелка Лось. – А ну-ка давай ещё пару выстрелов!
     На этот раз Саныч целится в красный круг на «голове» мишени. Один выстрел… второй… и опять повод для удивления! Если первая пуля входит прямо в центр небольшого круга, что само по себе уже чудо, то вторая, словно по ниточке, попадает в туже самую точку! Как такое может быть?!! А как же разброс и всё такое?!!
     – Надо сказать Большому… Надо сказать Большому… – еле слышно бормочет Лось вытаращив от удивления глаза.
     – Чего? – переспрашивает Саныч, прислушиваясь к его бормотанию.
     – Я говорю, хорошо стреляешь! – справившись с удивлением сообщает этот подозрительный тип и тащит Саныча обратно к дому Большого.
     Большой к их приходу уже собрал у своего жилища два десятка хорошо вооруженных бойцов. Саныч со «своей» мосинкой на их фоне ну никак не смотрится. Те все в камуфляже, с автоматами и крутыми винтовками. Кое-кто даже бронежилет с каской напялил. Где уж тут Санычу с его поюзанной кожанкой и такой же не первой свежести винтовкой. Даже Лось с отбитой задницей и помпой в руках смотрится куда выгоднее. Впрочем, внешний вид Саныча по ходу никого не волнует. Бойцы окинули его равнодушным взглядом и всё на этом.
     Когда Большой начинает ставить задачу, становится понятно, что возле дома собрались не простые бойцы, как сперва подумал Саныч, а командиры отрядов, у которых в подчинении от трех до тридцати человек в зависимости от их рода деятельности. Совсем другой масштаб вырисовывается. Не похоже на детскую песочницу, как могло показаться, да и показалось сначала. Всё-таки четыре с лишком сотни бойцов – это уже какая никакая, а сила! И это ещё один пунктик для размышлений.
     Из того, что сказал Главбой поселения, Саныч понял, что на перезагрузку уходит некая рощица, что находится буквально за огородами. Это очень опасно, потому как локация очень близко к домам, а вылезти оттуда может всё что угодно. Как сказал один из стоящих рядом с Санычем бойцов, здоровый под стать Большому мужик – «Не дай боже зомбо-мишки полезут»! Затем он покосился на винтовку в руках нашего героя и добавил: «Мосинка? Это хорошо! Если полезут мишки, то ты им сразу в глаз стреляй! Они этого не любят…».
     – … Лось, у тебя отдельная задача! – дошло дело и до единственного на данный момент гостя поселка и его сопровождающего. – Берешь нашего гостя и ведешь к себе на позицию! Там будете действовать по обстоятельствам. Саныч, во всём слушаешься этого раздолбая. Он хоть и похож на клоуна, но человек опытный и шуточки свои на время оставит.
     – Большой, а ничего, что я один? – возмутился Лось. – Мои люди все… Ну, ты сам знаешь! Много мы вдвоём с новичком навоюем?
     – Почему один? Тебе в помощь выделены Ажакс и Шуст. Будут замаливать перед тобой грехи Потапыча, если можно так сказать. Только ты их сильно не гоняй, мне они живыми нужны и желательно целыми.
     – Вот удружил, так удружил!
     – Не бухти Лось. Вы сегодня в прикрытии, так что разница невелика с кем на галерке представление смотреть.
     – Ну, хоть так… А где их искать?
     – Они уже должны быть на месте, так что не заставляй их ждать. Далее…
     Большой продолжает раздавать указания, а Лось подхватив Саныча под руку, тащит его вдоль по улице.
     – А что с твоими бойцами? – простодушно спрашивает Саныч, быстро перебирая ногами, чтобы угнаться за своим «буксиром».
     – Хоть ты не трави душу!
     Лось тяжко вздыхает и продолжает тащить Саныча в неизвестном направлении. Саныч уже и не рассчитывает на ответ, но он всё же последовал:
     – Ладно, ты-то ни в чем не виноват… – далее следует минутная пауза, во время которой Лось наконец-то сбавляет скорость и отпускает руку Саныча. – Короче, Гвоздя и Топора ты сам видел. А остальных накрыло взрывом у твоего дома. Был у меня отряд и в один момент его не стало. Я вот только сейчас это в полной мере осознал. А до этого было чувство, словно… словно это всё не со мной, понимаешь? Словно парни вот-вот появятся из-за угла, и мы дружно отправимся на позицию. С шутками и прибаутками, чтобы отпугнуть костлявую.
     Не хватало ещё, чтобы Лось расклеился. Да ещё и в такой момент, когда непонятно что и непонятно куда.
     – Ты не смотри, я не расклеился! – нет, он всё-таки читает мысли. – Я в своё время две войны прошел! Всякое видел. И всё равно сейчас больно и обидно. Хоть и понимаю, что оно здесь…
     Слова «не по-настоящему» так и не прозвучали. Строгая система не дала. Впрочем, и наказывать ударом тока не стала. Видать с той стороны понимающий модератор попался, или как там этих функционеров называют, которые за «цензурой» следят. Врубил в нужный момент «молчу-молчу» и всё на этом. Лось, понимая ситуацию, тоже не стал развивать тему, а просто молча потопал в одном ему известном направлении. Ну а Саныч недолго думая последовал за ним.
      Пока шли по улице, Саныч пользуясь моментом вовсю таращился по сторонам в попытке отыскать хоть какие-то признаки запустения характерные для зомби-апокалипсиса. Искал и не находил. Большинство домов заселены и в них поддерживается должным образом порядок. Те, которые на данный момент свободны, так же не лишены пригляда и в любой момент готовы принять нового постояльца. А отличаются от занятых только отсутствием на подворье скотины да соответствующей надписью на воротах. Ах да, кое-что характерное для непростых времен всё же замечено. Это то тут, то там попадающиеся на глаза люди, одетые в камуфляж вооруженные до зубов. Они спокойно, без суеты собираются на точках сбора, а получившиеся отряды отправляются на заранее определенные для них по плану обороны места. Потом Лось свернул в проход между домами и разглядывать стало нечего. А там и прогулка закончилась.
     – Ну вот мы и пришли! – сказал Лось, останавливаясь у бетонного сооружения полутораметровой высоты в виде лежащей на земле приплюснутой буквы «П» с двумя бойницами в передней стенке, обращенной в сторону противоположную поселению. – Здесь наша позиция на ближайшие полтора часа. А вот и несознательные граждане нашего поселения, которые сейчас на своей шкуре прочувствуют всю боль бытия в условиях искусственной невесомости. Точнее после её воздействия.
     Сидящие в укромном уголке укрепления и употребляющие втихаря вонючий самогон Ажакс и Шуст, быстро прячут бутыль вместе с нехитрой снедью в щель между плитами и всеми силами стараются стать невидимыми. Получается откровенно говоря плохо, чем и пользуется Лось, схватив Шуста за шиворот и основательно его встряхнув.
     – Эй, меня-то за что? Это всё Потапыч виноват! – возмущенно вопит Шуст трепыхаясь в руках Лося словно тряпичная кукла.
     – За всё хорошее! Не боись и до этого вредителя дело дойдет!
     Завязывается потасовка, которую с некоторой условностью можно назвать шутливой. Всё же покалечить соперника никто из участников целью не ставит. Так проучить малость. Да и не сопротивляются виновники особо. Для виду разве что. Знают, поганцы, что виноваты. Ибо не фиг было тащиться с мучений Саныча и ко.
     Бардак на позиции прекращает очередной вой сирены. Стоит только ревуну подать первые звуки, как сразу куда что подевалось. Вот только-только три великовозрастных ребятенка х8ми мерялись, а тут уже трое собранных, готовых ко всему бойца стоят. Все трое вперили взгляд куда-то вперед. Саныч тоже попытался там что-то рассмотреть, но кроме непонятного тумана, сгустившегося в полукилометре от позиции, ничего не рассмотрел. Хотел было спросить у Лося что к чему, но не успел. Тот заговорил сам.
     – Видишь туман, Саныч? Вот там с минуты на минуту пройдет перезагрузка. Возможно это будет всё та же роща с вполне обычными животными. Тогда мы все дружно этому факту порадуемся и пойдем по своим делам. А может оттуда полезут животные-зомби и тогда нам всем будет ну просто чрезвычайно весело. Особенно, если среди них будут медведи. Остановить этот ходячие танки та ещё проблема. Они даже мин не боятся. Разве что противотанковые и могут нанести хоть сколь-нибудь серьезный урон. Да только их у нас считай что и нет. Стрелять им нужно исключительно в глаз. В другое место – просто перевод патронов. Так же опасность может представлять всяка мелочь в виде мышей, ласок и прочей мелкой живности. Они обычно из локации не выходят, но ситуации бывают разные. Один раз так толпой навалились, что мы потом замучились укусы лечить. Болезненная, я тебе скажу, штука эти укусы, так что лучше следить в оба, чем потом мучиться в лазарете. И ещё один важный нюанс. Вместо рощи может появиться какой-нибудь объект. Такое редко, но бывает. И вот тогда вообще хрен его знает, чего можно ожидать. Будем думать по обстоятельствам. Вроде бы все, что хотел сказал. Если чего забыл, выясним по ходу пьесы.
     – Большой говорил, что мы вроде как в прикрытии, а я впереди никого не вижу? – озвучил терзавший его вопрос Саныч.
     – И не увидишь! Там столько в земле нарыто, что и в упор не всегда бойцов разглядишь. А они там есть, поверь. И да, если будут взрывы, не пугайся. Самая первая линия обороны — это разнокалиберные ловушки. От ловчих ям до противопехотных мин и растяжек. И да, там есть парочка противотанковых. Чем богаты, так сказать.
     – Хорошо вы подготовились!
     – А как по-другому, когда эта зараза регулярно раз в 7-10 дней перезагружается и каждый раз преподносит какой-нибудь сюрприз!
     Следующие полчаса проходят в напряженном ожидании. Саныч ловит себя на том, что его основательно потряхивает. Нет, страха как такового нет, но вот неизвестность заставляет основательно понервничать. Ажакс и Шуст так же нервничают. Последний так даже безостановочно что-то шепчет себе под нос. Возможно даже молится. Один только Лось сохраняет видимую безмятежность. Но и то, судя по отбивающим какой-то ритм пальцам правой руки, там тоже далеко не всё так безоблачно, как кажется.
     В один прекрасный момент словно по мановению руки туман исчезает и…
     – Однако сюрприз! – озадаченно говорит Лось, вытаращившись на открывшуюся взглядам картину. – Всем сюрпризам сюрприз.
     Нет, роща никуда не делась, и по-прежнему радует глаз зеленью деревьев. Вот только над кронами деревьев возвышается купол сооружения титанических размеров. Если кто-то видел саркофаг над четвертым энергоблоком в чернобыле, то он может представить габариты увиденной Санычем и ко. постройки. Впрочем, внешний вид так же вполне соответствует Чернобыльской «достопримечательности». Но это же не он? Не разрушенный взрывом и фонящий радиацией на всю округу энергоблок? С какой бы это радости разработчики проекта его сюда забросили? Черт возьми, Санычу очень хочется посмотреть на объект поближе! Вот только вряд ли это будет возможно ближайшее время. Если его вообще кто-нибудь пустит к объекту.
     – Повышенное внимание! – шипит рация на груди Лося. – У края локации наблюдается движение!
     И именно в этот момент на Саныча нахлынула такая волна ужаса и безнадеги, что он готов был драпануть без оглядки. И драпанул бы, да ноги от страха слушаться отказались. И тогда он сделал то, чего потом так и не смог объяснить. Взял в руки винтовку и выстрелил навскидку туда, откуда максимально сильно чувствовалась угроза, в сторону обновленной локации. Эффект от выстрела не заставил себя долго ждать – чувство страха исчезло, оставив после себя легкое головокружение и неприятный металлический привкус во рту.
     – Что это было? – слышит Саныч чей-то хриплый голос.
     Оказывается, накрыло не только его, но и весь их небольшой отряд. У Шуста даже голос изменился до неузнаваемости, а Лось до сих пор в себя прийти не может. Сидит бледный, как призрак, и глазами лупает. Ажакс… этот персонаж упал на землю ничком и не шевелится. Может труп с испуга изображает. А может действительно человека не по-деццки накрыло. Проверять Санычу как-то не хочется. Да и, собственно говоря, не можется. Ноги у него до сих пор с трудом двигаются. Какое уж тут оказание первой медицинской помощи.
     – Да кто его знает! – отвечает на вопрос Саныч. – Давайте, приходите в себя поскорее! Кажется, начинается!
     – Начинается что? – спрашивает оклемавшийся Лось и пинает продолжающего неподвижно лежать Ажакса. Тот на зависть адептам боевых искусств разом подрывается на ноги и пытается задать стрекача, чему мешает схватившая его за шиворот и основательно встряхнувшая рука командира. – Да угомонись ты! Никто тебя не убивает!
     – Да вон сам посмотри!
     Саныч жестом указывает в сторону рощи. А там на границе деревьев и открытого пространства нарисовалась редкая цепь человекоподобных фигур. Скорее всего это самые обыкновенные зомби, но с расстояния в полкилометра не так уж и легко рассмотреть подробности. Поэтому с уверенностью утверждать, что это именно они довольно сложно. Вдруг это не ходячие мертвецы, а представители иной цивилизации, хе-хе…
     – ***! – матерно выругался Лось, схватившись руками за голову. – Там же пацаны вповалку лежат! Ну что вы смотрите? Если нас здесь так приложило, то каково пришлось им?!!
     Об этом Саныч как-то не подумал, а ведь действительно, тем кто сидел впереди досталось куда как сильнее. Как бы у них после такого удара мозги сквозь уши не вытекли. Хорошо ещё, что выстроившиеся на границе локации граждане не проявляют агрессии. Впрочем, иной активности они тоже не проявляют, а вот на нашем переднем крае обозначилось какое-то шевеление.
     – Левый фланг, группа прикрытия! – опять подала голос рация. – Готовность номер один!
     А спустя пару секунд, уже другим голосом добавила:
     – Прикройте медиков, парни.
     Ха, самих бы кто прикрыл! Саныч окинул взглядом отряд. Один до сих пор в неадеквате, так и сучит ножками пытаясь вырваться из цепкой хватки Лося. Сам Лось на первый взгляд вроде бы в норме… вот только почему-то создается впечатление, что этот персонаж ходит на ходулях. Походка до ужаса неестественная. Что касается Шуста, то он как стойкий оловянный солдатик, изображает памятник самому себе. Одни только глаза двигаются – то в одну, то в другую сторону. Саныч и сам недалеко от Шуста ушел. Вроде бы и соображать способен, а ноги по прежнему хозяину не подчиняются. Точнее только-только отклик от нижних конечностей проходить начал и то с помехами. Какое уж тут может быть прикрытие? Группу инвалидов, епта!
     Однако, что-то происходит. Кажется, пришельцы на границе локации ожили и начали какие-то подозрительные перестроения. Впрочем, никто из них рощу пока не покидает и это очень даже хорошо, потому как в случае нападения, оказывать сопротивление попросту некому. Во всяком случае, на их фланге уж точно.
     Спустя пятнадцать минут ожидания, во время которого участники конфликта пытаются вернуть изначальные кондиции, пришельцы дружно разворачиваются и исчезают в глубине рощи. Похоже эпического превозмогания в битве сегодня все-таки не будет и можно облегченно вздохнуть, что Саныч тут же и делает. Шумно и со вкусом.
     – Не расслабляйся! – покосился в его сторону Лось. – Пока ещё ничего не закончилось.
     – Конкретно сейчас ничего не происходит, а значит можно малость успокоить нервы и этого буйного засранца.
     – Засранца?!!
     Саныч ещё пару минут назад почувствовал запах дерьма. А сейчас и локализовал взглядом его источник. Очень уж характерное пятно нарисовалось на штанах Ажакса. Да и сам он уже не столько вырывается из хватки Лося, сколько пытается скрыть это досадное происшествие.
     – Ах ты ж…! – воскликнул Лось и выдав матерную тираду отпустил Ажакса на свободу. – Пошел вон отсюда! У тебя есть пятнадцать минут, чтобы привести себя в порядок!
     – Но… – что-то вяло попыталась вякнуть жертва медвежьей болезни.
     – Во-о-он!
     Лось умеет быть… убедительным. Ажакс ломанулся с низкого старта со скоростью гоночного болида, так что остается только удивляться отсутствию характерного звука покрышек. Если бы он ещё и запах с собой уволок, было бы вообще замечательно. А так одна надежда на ветер, что вроде бы начинает подниматься. Может разгонит ароматы уличного туалета.
     Не успела спина Ажакса скрыться вдали, как рация вновь ожила. Большой объявил совет, куда пригласил командиров наиболее сильных отрядов из тех, что не подверглись панической атаке либо успели прийти в себя. По результатам этого совещания было решено большинство личного состава, включая и небольшой отряд с Лосем во главе распустить по домам, а на позициях оставить в качестве наблюдателей отряд ополчения. Это отряд, который формируется из людей, которые и оружие-то в руках толком держать не умеют. Или не хотят уметь, что более вероятно. Как сказал об этих людях Лось – отряд алкоголиков и тунеядцев, вооруженный вилами и прочим сельскохозяйственным инструментом. Способный выполнять только простейшие функции вроде того же наблюдения. И то только под чутким контролем отца-командира, такого же алкаша, только с ещё работающими мозгами.
     Ажакс, что к тому времени успел вернуться на позицию и выслушать о себе много неприятной информации, едва заслышав слова «по домам», буквально растворился в воздухе.
     – М-да, не тому дали позывной «Шуст», – пробормотал Саныч тупо глядя на место, где только что стоял человек со сверхзвуковым двигателем в заднице.
     – Не обращай внимания, – отозвался Лось, расслышав его слова. – Это у него стимул есть. Вот он и летает, чтобы в морду не получить. А так, это та ещё ленивая задница. В отличие от своего напарника, который по жизни подметки на лету режет. Ну, по обыкновению…
     – Вот не надо на меня наговаривать, – делано оскорбился Шуст. – Лучше давайте зайдем в «Рябинушку», стресс снимем, а то что-то меня до сих пор колотит.
     – Ты, Шуст, иди, а нас с Санычем Большой ждет.
     – Разве он после всего этого, – Саныч повел рукой в сторону обновленной локации, – не занят? Совещания там разные и всё такое прочее?
     – А о чем долго совещаться? – пожал плечами Лось. – Всё что надо было, уже обговорено. Все распоряжения розданы. Если случится что-то экстраординарное, тогда и будет кипишь, а пока можно расслабиться. И начальству в том числе.
     Словно и не уходили никуда. На столе всё тоже самое и по-прежнему источает одуряющий аромат свежеприготовленной пищи. Хрен поймешь, то ли свежее приготовили, то ли старое разогрели. Скорее всего разогрели. Потому как зачем лишний раз продукты переводить?
     Впрочем, одно отличие на столе все же имеется. Емкость с самогоном изменилась в меньшую сторону. Вместо трехлитровой банки на столе стоит бутылка емкостью 0,75л. Оно и правильно. Самое то, чтобы и стресс снять, и не напиваться.
     – Ну как тебе у нас? – спрашивает Большой, когда за столом всё уже подъедено и все присутствующие наслаждаются вкусом правильно заваренного (по словам Большого) чая, действительно вкусного и ароматного.
     – Да я толком ничего и не видел, – пожал плечами Саныч, – бардак в арсенале, да чистоту и порядок на улице, вот и всё. Зато на позиции чуть кирпичей не наложил со страху.
     – На счет арсенала – это да. Нам бы оружейника толкового… Ты случаем не оружейник?
     – Да куда мне! Я ведь даже не служил! Так, могу малость по слесарке и всё на этом.
     – Жаль, жаль. Оружейник нам очень нужен. Что касается наших позиций, так там каждый второй сегодня штаны стирать будет, – Большой поморщился и вдруг заговорщицким тоном тихонько спросил: – А скажите други мои, кто из вашей дружной четверки выстрелом отметился?
     Саныч и Лось переглянулись, после чего Саныч ответил:
     – Да это я с перепугу винтовку уронил… она и выстрелила!
     – Удачно ты её уронил!
     – В смысле?
     – Значит рассказываю со слов бойцов первой линии. Сначала на краю рощи появились странные перцы в черной униформе. И на вид странные, и униформу такую ранее никто не видел. Потом к этим перцам вышел ещё один тип странной наружности: маленький, лысый и страшный как… как апокалипсис! Помахал этот тип руками и такой жутью от него понесло, что из первой линии не обосрались только единицы, но и из них мало кто сохранил способность нормально соображать. У большинства было только одно на уме – как бы быстрее смыться. И смылись бы, да на ногах не держались. Далее самое интересное. В момент, когда все решили, что в гости пришел полярный лис, откуда-то сзади, с позиций поддержки звучит одинокий выстрел! И надо же такому случиться, что пуля прилетает этому карлику прямо между глаз! Знаешь Саныч, если все так как ты говоришь, то ты долбанный везунчик! Даже если ты специально туда стрелял, всё равно ты – он самый, долбанный везунчик и есть. Поэтому от лица нашей вооруженной части общины выражаю тебе благодарность и ещё раз предлагаю вступить в наши дружные ряды. Ты слышишь? Я говорю НАШИ ряды! В армии всегда хорошо относились к везунчикам, и я не исключение. Почему бы тебе, к примеру, не поработать с Лосем? Он у нас человек опытный, бывалый, как раз сейчас подбирает к себе в отряд пару-тройку человек. Пока Топор выздоравливает, у вас будет время притереться и порешать дела насущные. А уж мы тебе и домик подберем, чтобы было куда после подобных приключений кости кинуть. И снаряжением обеспечим. С нормальной едой опять же проблем нет. Здесь хоть и… ну ты понял, да? Тоже можно заработать проблемы с желудком. Оно тебе надо питаться всухомятку, а потом животом маяться?
     Оно конечно заманчиво, но…
     – Ты, Большой, мне бы ещё хозяюшку какую под бок подложил!
     – А вот на счет хозяюшки уж ты сам договаривайся. Только учти, на счет насилия у нас тут строго. Только по согласию. Иначе разговор короткий. Повесят мужики на том, что первым под руку попадется. Да ещё и яйца показательно отрежут, чтоб другим не повадно было.
     – А вот это правильно! – покивал Саныч. – Я насильников сам не перевариваю и всегда готов девятью граммами угостить.
     – Вот ещё, пулю на них тратить! – возмутился Лось. – Ближайший сук да веревка. Ну и поднапрячься чуток чтоб поднять повыше.
     Далее следует ничего не значащий треп, включающий в себя анекдоты и байки реального мира, адаптированные под здешние реалии. Забавно, но не более.
     Под конец посиделок, Большой предлагает Санычу заночевать в поселении:
     – Поздно уже. Вон можешь у Лося спросить, насколько опасно ездить по мегаполису в темное время суток. Что не поездка, обязательно что-нибудь нехорошее случится. То зомби набежит видимо невидимо, то нехорошие соседи решат поупражняться в стрельбе по живой мишени. Зачем оно тебе надо? Лось сейчас проводит тебя в один из пустующих домов. У нас их по распоряжению главы всегда есть в наличии и даже по минимуму подготовлены к проживанию. Переночуешь, а завтра на свежую голову обдумаешь наше предложение и решишь, что тебе дальше делать. В любом случае, при любом твоем решении, завтра с утра Потапыч и его телега в полном твоем распоряжении.
     Признав разумность доводов Саныч остался ночевать у «дачников». Для ночевки нашему герою выделили дом неподалеку от пустыря, отделяющего поселение от локации, ставшей для Саныча стартовой. Обстановка дома, конечно скудная: в столовой стол и два стула да кровать в спальне, вот и вся мебель. Впрочем, для одной лишь ночевки и этого много, так что грех жаловаться. Наоборот стоит порадоваться, что спать придется не на полу, а на нормальной, застеленной чистым бельем кровати.
     Выспаться удается лишь чуть. Сначала Саныч долго и нудно размышляет над своими дальнейшими телодвижениями. Затем, когда окончательное решение решено отложить на утро, заснуть мешает отдаленная стрельба, что доносится откуда-то с улиц мегаполиса. Вроде бы далеко и не страшно, а на нервы действует. Особенно после недавнего приключения. А когда наш герой наконец начинает проваливаться в сон, стрельба раздается уже совсем рядом, а вслед за ней буквально ввинчивается в мозг противный вой сирены.
     Логично было бы предположить, что что-то или кто-то выбрался из обновленной локации и напал на поселение. Во всяком случае Саныч так и подумал. Однако на самом деле всё оказалось совсем по-другому, но об этом несколько позже.
     Что должен делать рядовой житель поселения «Дачников» в случае объявления тревоги? Он должен идти к дому своего командира и ждать, пока тот не придет от Большого и не скажет, что делать подчиненным. Что делать в таком же случае гостю поселения? Сидеть на месте и не отсвечивать, если нет желания попасть в случайный замес. Его же практически никто не знает и могут запросто принять за одного из агрессоров, что не есть гут. Хорошо если просто по кумполу настучат. А если пристрелят? Не долго думаючи!
     Саныч немного посидел, таращась в темное окно, а потом любопытство взяло своё и он, отбросив опасения, отправился на улицу. Выбравшись за ворота, он увидел неподалеку группу вооруженных людей, собравшихся под тусклым самодельным фонарем. Человек шесть-семь, не более. Вот и возможный источник информации.
     К незваному гостю отнеслись настороженно, но без явной агрессии. Все же видели откуда Саныч нарисовался и поняли, что человек он в поселении не совсем посторонний. А точнее сразу почувствовали в нем законно находящегося на территории гостя.
     – Что происходит? – спросил Саныч после обмена приветствиями.
     – Да пес его знает! – ответил один из местных – щуплый мужичок в очках с толстенными линзами, удерживающий в руках объемный кофр подозрительной формы (Очень уж похож на футляр для ПТРК). – Пока командир с большой говорильни не появится, так и будем мучиться неизвестностью.
     – Да вон он уже идет! – говорит ещё один персонаж – крепкий, звероватого вида мужик, одетый в броню как какой-нибудь штурмовик из фантастических фильмов и вооруженный монструозным на вид дробовиком. – А вон то, кажется, по твою душу.
     Саныч оглянулся и увидел, что во двор откуда он только что вышел входит подозрительно знакомая фигура. Вот и новости из первых рук пожаловали. Сейчас Лось внесет ясность о том, что за канонада от рощи доносится. Надо бы поспешить, пока он окно не вынес, а то с него станется.
     Лось, заметив входящего во двор человека, сначала насторожился и взял оружие (дробовик) на изготовку. Как тут не поспешить и не обозначить свою персоналию. Вдруг пальнет? Просто на всякий случай! А дырок от дроби мнооого…
     – Какого ты тут шляешься? – вызверился Лось, оставив в покое дробовик. – Или ты решил, что бессмертный и правила не для тебя писаны?
     – Ага, кто бы эти правила ещё до меня довел! – не стал отмалчиваться Саныч.
     Нет, о правилах кое-что говорил Большой, кое-что Саныч слышал от местных обитателей, что-то вполне логично само по себе, но инструктажа, как положено при появлении нового человека, ему никто не проводил.
     – Мой косяк, признаю, – повинился Лось, тут же сменив гнев на милость. – То одно, то другое… Вот и вылетело из головы. Но ты тоже хорош! Сам мог бы догадаться, что во время тревоги тебе лучше сидеть на месте. Примут наши бойцы за вражескую разведку, пустят в распыл и правы будут.
     – Ну, не пустили же…
     – Эх, беспечная твоя душа! Тебе повезло, что рядом бойцы адекватные собираются. С головой. Да и видели они уже тебя. А случись по-другому?
     – Ладно-ладно! – выставил руки в защитном жесте Саныч. – Я всё осознал! Лучше скажи, что там за канонада?
     – Да здесь все просто. Кто-то из соседей решил втихаря прочекать (проверить) новую локу и нарвался на неприятности. По ходу те странные типы, что появились вместе с той огромной конструкцией оказались не рады гостям и оказали достойную встречу. Сейчас наше руководство в лице Большого и пары особо приближенных лиц решает на предмет оказания помощи. Но я думаю, что до рассвета никаких телодвижений не будет, потому как на мой взгляд это не целесообразно и наша верхушка скорее всего решит так же.
     Не оказать помощь товарищам по выживанию на первый взгляд звучит диковато, но с другой стороны – мало ли что из себя представляют пострадавшие. Может там разбойники с большой дороги на которых клейма негде поставить? Таких совсем не жалко! Тем более, что это всё-таки виртуальное шоу и смерть здесь разве что ударит по карману в реале. Не более. В конце концов Большой показался Санычу вполне вменяемым, рассудительным человеком. Ему виднее, как правильно поступить в такой ситуации. Так стоит ли забивать себе голову ненужными размышлениями? Особенно, когда от тебя ничего не зависит.
     – Что они там решат, это мы непременно узнаем, – говорит Саныч отбросив едва возникшие моральные терзания в сторону, – а у меня другой вопрос.
     – Давай сюда свой вопрос! – подозрительно жизнерадостно потребовал Лось.
     – Что с оружием?
     – В каком смысле?
     – Мосинка! Мне её вернуть? Или как?
     – Да бог с тобой! – замахал руками Лось. – Считай её небольшой компенсацией за недавний инцидент.
     Старая, пошарпанная винтовка – не бог весть какой подарок, а всё же приятно. У Саныча до сего момента и такой не было. Если не считать тех останков, что остались в квартире и которые теперь проще выкинуть, чем искать человека, способного вернуть им гордое название оружия. Патронов бы к винтовке побольше… Интересно, если спросить, дадут? Или на хутор пошлют?
     – А как на счет патриков?
     – К винтовке? Да без базара! Завтра сходим, возьмешь сколько надо.
     – Отлично! А как на счет патронов к «ПМ»?
     – С этим… – Лось на мгновение задумался, – пожалуй, будет проблематично. Не помню, чтобы 9*18 кто-то сдавал на хранение. Впрочем, можно пройтись по мужикам, может у кого-то и завалялся десяток-другой ненужных. Но на удачу я бы сильно не рассчитывал. Патрон довольно популярный, поэтому излишки, если таковые у кого появляются, тут же расходятся по рукам. У меня вот у самого «ПМ» имеется, а патронов к нему – как кот наплакал.
     – Жаль. Значит буду обходиться тем что есть.
     – Не расстраивайся! Если тебе сильно нужен короткоствол, могу подогнать револьвер хрен его знает какой марки и к нему пять пачек патронов!
     Такая щедрость не может не насторожить…
     – А в чем прикол?
     – Ну да, недостаток имеется. Заряжается револьвер путем кирпича и такой-то матери. Пока барабан откроешь, все пальцы в кровь собьёшь. Зато патрон по мощи, как у пустынного орла. Правда…
     – Что, правда?
     – Патроны в воде нашли, как собственно говоря и сам револьвер. Хоть их и просушили, сам понимаешь, особой надежностью там и не пахнет.
     Нет, такое оружие точно не нужно. Если со сложностью зарядки ещё можно смириться, то использовать ненадежные патроны в оружии ближнего боя – верх идиотизма. Разве что взять этот револьвер, как оружие последнего шанса и надеяться, что тот всё же выстрелит, когда в этом возникнет нужда? Нет, всё же лучше отказаться от этой идеи, чтобы не испытывать ложной надежды и болезненного разочарования в конце.
     – А вот от этого подарка я, пожалуй, откажусь! – покачал головой Саныч. – Чем такой револьвер, лучше вообще без оружия!
     – Вот и хорошо! – непонятно чему обрадовался Лось. – Вот и ладненько! Ты, кстати, что на счет предложения Большого надумал?
     – Подумал я, значит, подумал…
     –Ну! Не тяни, чего надумал?
     – А надумал я, что одному выживать хорошо, а в компании лучше!
     – Это значит – да?!!
     – Это значит, что можно попробовать…

Глава 5

     Переезд на новое место жительства – дом, предоставленный общиной Дачников, занимает почти неделю. И не потому, что Саныч много нахомячил или, кто-то слишком ленился. Наоборот! Большой узнав о решении Саныча примкнуть к их дружной компании, тут же распорядился попутно заняться перевозкой содержимого склада резерва. Того самого, что находится под одной из высоток и в котором остались по большей части тяжелые и крупногабаритные предметы. Естественно строительный груз в приоритете, а вещи Саныча по остаточному принципу. Так что пришлось дружной компании в лице Лося, на удивление быстро оправившихся Топора и Гвоздя, безумного водителя Потапыча с его неизменными сопровождающими Шустом и Ажаксом, ну и самого Саныча основательно поднапрячься. Одно только перетаскивание стальных балок чего стоит. Путем ломика, самодельных катков и матерных выражений. Это ещё хорошо, что активность посторонних команд в районе практически иссякла. За всё время отряд Лося встретил только двоих непонятных хануриков, которые при виде вооруженных людей скрылись в неизвестном направлении со скоростью звука.
     Что касается зомби и других мобов, то их было на удивление мало и ни один из них к месту действия не приближался. Зато возле разрушенного гипермаркета, мимо которого регулярно проезжал отряд, их стало на порядок больше. Саныч спросил у Лося, что может привлекать зомби в этих развалинах?
     – Да хрен их знает, – ответил, пожимая плечами тот. – Нам не мешают, и ладно!
     – А ты бывал там внутри?
     – Один раз. Сразу, как только эти руины здесь появились. Поверь, кроме мусора там ничего нет.
     – Но что-то же их туда привлекает?
     – Вот же ты, Саныч, дотошный! – Лось недовольно поморщился. – Запомни, поведение зомби непредсказуемо. Поэтому оставь зомбячье для зомби и не морочь голову ни себе, ни людям!
     Вот же вояка! Кроме стреляющих игрушек и военных трофеев больше ничем не интересуется! А вот Санычу любопытно, почему ходячие поступают именно так, а не иначе. Вот только любопытство, похоже, так и останется неудовлетворенным. Не лезть же туда, в самую гущу в одно лицо? Это даже не дурость, а полное сумасшествие получится. Ну да ничего, Лось прав и у них есть более насущные проблемы, чем вникать в причины интереса зомби к руинам. Например, как погрузить в кузов козловой кран трехтонник, опоры которого какой-то нехороший человек путем сварки сделал неразборными. Они и в разобранном виде тяжеловаты, а уж в таком… Да и в кузов они не влезут. А забрать-то хоцца!
     Не зря говорят, что совместный труд сближает. Вот и наша, команда пока возилась с грузоперевозками, как бы это сказать… сработалась, что ли? Даже неприязнь к вредителю Потапычу не стала этому помехой. Лось ограничился длинной нотацией на матерном наречии, а пострадавший по вине бешенного водителя Топор и вовсе махнул рукой со словами: «Его не переделаешь…». Может быть он и прав, но пока Потапыч водит без особых нареканий и с опаской поглядывает на Лося.
     В последний свой рейс парни все-таки занялись краном. Точнее его опорами, потому как всё остальное уже перевезено в поселение и бережно сложено на складе. Пока парни возились со сварочными швами и погрузкой, Саныч взяв себе в напарники Шуста отправился в охранение. Ранее для наблюдения Лось выделял кого-нибудь одного, а сегодня из каких-то соображений решил выставить пару. Ощущения у него нехорошие появились или что-то вроде того, Саныч вникать не стал. Лось – человек опытный. Если решил поступить именно так, значит так оно и надо. Поэтому парни молча получили на руки рации (редкая штука на просторах Мегаполиса, поэтому в постоянное пользование хрен получишь) и отправились по заранее определенным для наблюдения местам.
     Разместившись в кузове грузовика с раскуроченной до неузнаваемости кабиной, Саныч приступил к наблюдению. Тоскливое это дело, однако, лежать и смотреть на улицу, на которой ничего не происходит. Под теплым летним солнышком так и тянет устроиться поудобнее и часок-другой придавить на массу. Но нельзя. Окружающие нашего героя тишина и спокойствие в любой момент могут наполниться хрипением немертвых или рычанием диких собак. А то и кто-нибудь из бандитствующего элемента нарисуется и возжелает заполучить в свои руки всё не такое уж и скудное имущество группы. А вот, к слову, и гости…
     – Лось, со стороны «Дач» на улицу выехал УАЗ-буханка с пулеметом на крыше, – поспешил «обрадовать» командира Саныч. – За ним какая-то хрень гонится. Шустрая, зараза!
     – Что за хрень?
     – Извини, братан. Без оптики рассмотреть не получается.
     – Ладно! Слушайте сюда! Всем в укрытие и не отсвечивать! Не хватало ещё под пулемет вояк попасть. Саныч, как только УАЗ проедет, постарайся снять преследователя! Поможем товарищам военным.
     Лось ещё что-то говорил, но Саныч его уже не слышал, потому как события начали развиваться просто с неимоверной скоростью. Водитель УАЗа из-за препятствий на дороге был вынужден сбросить скорость. Этим воспользовалась тварь, которая резко ускорилась и прыгнула на крышу автомобиля. И надо же такому случиться, что именно в этот момент водитель начал совершать маневр по объезду стоящей поперек дороги искореженной легковушки! Короче говоря, в следствие прилета безбилетного пассажира машина опасно накренилась, а затем и вовсе опрокинулась на бок и проехав с жутким скрежетом несколько метров на боку врезалась в фонарный столб. Монстр…
     Теперь Саныч смог его рассмотреть получше – эдакая горилла с редкими клочьями свалявшейся шерсти по всему телу, весьма отдаленно напоминающая человека, обожравшегося стероидами по самое не балуйся. Жуть, одним словом.
     Так вот, монстр, что покинул крышу автомобиля в момент опрокидывания, едва тот остановился, тут же вернулся к объекту своего интереса. Одно движение мускулистой лапой и консервная банка, в которую разом превратился УАЗ, вскрыта, а внушительный кусок обшивки улетел далеко в сторону. И, казалось бы, сейчас кому-то придет кирдык, но не тут-то было.
     Монстр, оторвав кусок обшивки автомобиля, на мгновение замер. Наверное, уже представил себе, как полакомится «вкусной» консервой и решил чуть-чуть растянуться удовольствие. Именно этим промедлением монстра в полной мере воспользовался Саныч, которому до этого момента не удавалось зафиксировать цель. Слишком уж быстро всё происходило. А тут прямо-таки идеальная мишень нарисовалась. Грех промазать. Саныч и не промазал. Первым же выстрелом влепил пулю чудовищу в висок. А потом ещё и контроль провел, попав заваливающемуся монстру в шею и таким образом, едва не лишив его головы.
     Вроде бы всё, опасность устранена… но опять-таки не тут-то было! Не успел Саныч сообщить Лосю об устранении угрозы, как на горизонте нарисовалась новая проблема! Буквально в ста метрах от лежащего уазика, со двора между высотками выбралась на простор целая гурьба зомби!
     Это были самые простые ходячие мертвецы, медленные и неповоротливые. Именно такие, каких мы можем увидеть в большинстве голливудских фильмов. В обычной ситуации они не представляют серьезной угрозы. Их можно расстрелять, зарубить топором или на худой конец просто сбежать. Однако для пассажиров УАЗа это серьёзная проблема. Сбежать они не могут, а поврежденный корпус машины – такое себе укрытие. Как поступит Саныч? Бросит абсолютно чужих ему людей на произвол судьбы или примет иное решение?
     – Лось! Монстр мертв, машина разбита, а пассажирам требуется помощь! – скороговоркой произнес Саныч в рацию. – Есть проблема! Здесь появилась куча зомби. Принял решение увести их куда подальше.
     – Принял. Работай! – и спустя паузу: – Ты это, поосторожней там…
     Появление Саныча встретили… нет, не восторженные овации, а громкое предвкушающее шипение. Сами зомби заметно оживились и даже несколько прибавили в скорости. Ну, насколько могли. Теперь лишь бы пассажиры УАЗа не зашевелились раньше времени. Потому как в противном случае им уже ничто не поможет.
     Решение куда уводить эту шипящую и жутко воняющую толпу возникло сразу. Для этого идеально подойдет территория диспансера. Там достаточно места, чтобы завести всю ораву куда подальше и благополучно скрыться. При великом желании можно даже уполовинить количество бродячих. Парочку так даже нужно. Есть там двое перспективных в плане лута зомби. Один в полевой форме ОМОНа с болтающейся на боку «Ксюхой», а другой что-то вроде инкассатора – без штанов, но в бронике с надписью «Феникс» и с наплечной кобурой, из которой торчит рукоять пистолета. А ведь оружие, если оно в хорошем состоянии, в мегаполисе имеет ценность не меньшую чем медикаменты. Остается только решить проблему, как выцепить этих зомби из общей массы, упокоить и без помех собрать трофеи.
     Держась постоянно на виду у зомби, дабы те не потеряли гастрономический интерес и не потерялись, Саныч дошел до административного здания и по пожарной лестнице влез на крышу. Оттуда он ещё раз оценил собравшихся под зданием зомби на предмет на кого стоит тратить патрон, а кого лучше оставить в покое и приступил к стрельбе.
     Первыми жертвами выживальщика стали те, кого он наметил в ранее. То есть инкассатор и омоновец. Потом по пуле досталось мужику с мотком тонкого стального тросика намотанного на пояс и ещё одному зомби с оторванной рукой, у которого под грязным, забрызганным кровью и ещё хрен знает, чем пиджаком сквозь прореху видать кобуру скрытого ношения. Теперь можно уводить остальных в дальнюю часть территории диспансера, где можно перебраться через забор, оставив таким образом преследователей в дураках. Зомби ведь лазать не умеют. Во всяком случае простейшие. А там можно осторожно вернуться и забрать честно заработанный лут.
     Без помех выполнив задуманное, Саныч стал обладателем автомата АКСу с десятком патронов в рожке, полностью заряженного пистолета «ПМ» с запасной обоймой и травмата – точной копии пистолета «ТТ». Да-да, у последнего застреленного зомби в сбруе оказался всего лишь травмат! Саныч с расстройства его даже выкинуть хотел, но потом всё же решил оставить. Вдруг когда-нибудь пригодится?
     Помимо оружия выживальщик затрофеил бронежилет. Всего лишь второй класс защиты, но когда нет никакого и такой за счастье будет. Насколько Саныч успел узнать, в поселении с броней всё совсем непросто. Так что его можно будет выгодно продать. А ещё лучше оставить себе. Неизвестно, когда ещё представится случай разжиться чем-то подобным, не говоря уж о более качественных образцах брони.
     Напоследок стоит упомянуть о сугубо «мирных» трофеях. Десять метров тонкого стального троса, плоскогубцы и разводной ключ – так же вещи весьма востребованные. Даже если не пригодятся самому (в чем Саныч сомневается), их всегда можно выгодно продать или поменять на что-нибудь более необходимое. Вон мужики, что приводили дом Саныча в порядок, постоянно на нехватку инструмента жаловались. То одного нет, то другого, а если что-то и можно в аренду взять, то задорого.
     На выходе с территории Диспансера Саныча встретил Шуст, что
     – Неплохо прибарахлился! – окинул он взглядом обновки в виде автомата и бронежилета. – Я даже малость завидую.
     – Было бы чему, – хмыкнул Саныч. – Трещотка с десятком патронов, пистолет да бронежилет плохонький. Мелочи ещё туда-сюда…
     – Не скажи. Трещотка в умелых руках – то ещё оружие. Даже с десятью патронами. И на броник не наговаривай. У многих и такого нет. Даже у вояк, далеко не каждый может похвастаться наличием брони. Вот спасет он тебе пару раз жизнь, посмотрим, что тогда заговоришь.
     – Ты кто, мужик?!! – делано удивился Саныч. – Откуда на месте весельчака и балагура взялся философ? Признавайся, ты заговорил нашего Шуста до смерти?
     – Ой, да ладно тебе! – смутился парень. – Поехали лучше на базу. А то все работы уже закончены, только тебя и ждем.
     – А что вояки?
     – Да что с ними станется! Поставили с нашей помощью УАЗ на колеса, благо он почти не пострадал, и отчалили восвояси, – Шуст немного помолчал. – Лось с ними поехал. Их старшой обещал проставиться за спасение группы, так что сегодня вечером у нас ожидается дождь подарков и небольшая пьянка. Только ты в раздаче подарков не участвуешь! Ты и так уже прибарахлился!
     – О! Узнаю старого знакомого, Шуста – шутника и балабола! А то я уж думал, ты взрослеть начал! – Саныч покачал головой. – Ладно, поехали домой, а тоя что-то умаялся сегодня.
     Ближе к вечеру Саныч вернулся домой и оценил, что получилось в результате переезда. Пока это форменный бардак. Шмотки свалены в одну кучу, оружие валяется на кухонном столе, несколько добавившихся экземпляров мебели стоят кое-как и мешают нормальному проходу. Жуть одним словом, над которой ещё предстоит основательно поработать. Причем начинать стоит уже прямо сейчас, потому как уже через три часа подтянется народ на празднование новоселья. Хорошо хоть с едой заморачиваться не надо. Потапыч и его команда клятвенно обещали доставить всё необходимое для хорошего застолья.
     До прихода гостей сделано… меньше, чем хотелось бы. Всему виной внезапно навалившееся чувство неимоверной усталости. Что, впрочем, не удивительно. Всё же за этот день Саныч основательно уже наработался. Да и побегать пришлось немало, а ноги – они не казенные. Они очень даже свои и болеть начали не по-детски. Ну да ничего, самое главное всё же сделано. Подходы к столу освобождены, а лежащее на нем оружие убрано с глаз долой в самый дальний угол дома. Привести его в порядок Саныч может и позднее, а пока что как-то не до этого.
     Сначала заявился Потапыч со своими парнями и в компании двух «красоток» (страшные, как похмелье после недельного запоя), которые тут же начали накрывать поляну доставленным «буйным водилой» съестным. Вслед за ним появились Гвоздь с топором. И даже не с пустыми руками. Один притащил самый настоящий мангал, а другой здоровенную миску маринованного мяса. Любопытно, они сразу собираются шашлыки жарить или сначала угостятся кулинарными шедеврами, доставленными Потапычем? Потому как теми блюдами, что уже стоят на столе и смущают голодный организм приятственными запахами можно запросто накормить роту солдат.
     Лось появляется, когда народ уже вовсю глотает слюни и материт потерявшегося неизвестно где командира. Появляется донельзя пафосно, как и положено правильному начальнику. А именно на допотопном броневике, который высадив начальственного пассажира тут же исчезает в клубах пыли, умчавшись дальше по улице. И самое главное, у него для Саныча подарок имеется!
     – Помнится, ты давеча на отсутствие оптики жаловался? – говорит он, отмахиваясь от упреков в опоздании. – Так вот тебе подарочек от спасенных тобой армейцев. Шестикратный прицел для твоей винтовки. Правда крепление у него кустарное… да и сам прицел не первой свежести. Но это же всё равно лучше, чем ничего?
     Описывая свой подарок Лось заметно смутился и закончил фразу настолько тихо, что Саныч её еле услышал. И не удивительно. Прицел, конечно, штука хорошая и нужная, но…
     То, что Лось притащил в качестве подарка, может считаться оптическим прицелом весьма условно. Изначально это был известный многим ПСО-1, который в процессе длительной (очень) и весьма неаккуратной эксплуатации изменился до неузнаваемости. Откровенно говоря, от ПСО-1 остался только корпус, а всё остальное полное г… кустарщина. Использовать ЭТО по назначению… такое себе, особенно учитывая отсутствие нормального крепления на винтовку. Эти м… умельцы, сварганили его из полос жести, которые гнутся при малейшем усилии! А линзы? Они же мутные, как глаза у записной пропойцы! Прицельной сетки нет, винтов для корректировки тоже. Одним словом, это не подарок, а полная (ну, почти) хня!
     – Это… прицел? – с сомнением покосился на «подарок» Саныч, по определенным причинам ранее не имевший дел с подобными предметами.
     – Он самый! – тяжело вздохнув подтвердил Лось. – Ты не смотри, что у него вид неказистый. Нам и такой за счастье. И потом… бесплатно же!
     Это весомый аргумент. Действительно, в Мегаполисе с оптикой есть проблемы, как, впрочем, и с медициной, и с хорошим оружием… Только поэтому этот «бесплатный» предмет не отправляется в мусор, а убирается на край стола, где и остается лежать до поры, до времени, мозоля глаза присутствующим.
     – И что, вояки за своё спасение ограничились только вот этим вот? – небрежно кивнул в сторону «подарка» разливающий по стаканам выпивку Потапыч.
     – Ещё они предложили захватить нас в один из своих рейдов!
     – Заманчиво… но может статься слишком опасным. Вот скажи, Лось, сколько их рейдов заканчиваются успешно?
     – Тебе ли, водила без башни, задавать подобные вопросы? – командир удивленно воззрился на Потапыча. – Ты машин за последнее время сколько разбил? Три? Четыре? Я думал, ты первым за такой рейд ухватишься!
     – Ну, я же не совсем самоубийца, – пожал плечами Потапыч. – А армейцы сами свои жизни не ценят, о чужих и говорить нечего. Они же в случае чего нас первыми под молотки пустят. Давайте лучше выпьем, пока на запах никто не нарисовался. За жизнь с риском, но без фанатизма…
     – Хорошо сказано! – поддержали тост присутствующие и потянулись за тарой, но…
     Именно в этот момент в дверь дважды громко стукнули, скорее всего ногой, и в дом ввалился молодой парнишка. Примерно ровесник Гвоздя. Минута у него ушла чтобы отдышаться и поправить великоватый для него камуфляж. Только приведя себя в порядок, он обвел взглядом застывшую со стаканами в руках компанию и сообщил:
     – Хорошо, что вы ещё не начали. Лось, тебя вызывает Старый…
     – Наш главнокомандующий, – шепотом пояснил Санычу сидящий рядом Топор. – Ты его видел, когда Большой на площади Ц.У. раздавал.
     – … К остальным просьба воздержаться от… – парень на мгновение замялся, – от возлияний. Старый велел быть готовым к срочному выходу.
     Заминка понятна. Парень со своим предупреждением лезет в чужую епархию. Это обязанность Лося раздавать ценные указания и предупреждать необдуманные действия со стороны своих подчиненных. В крайнем случае, подобное высказывание может себе позволить Потапыч, который с недавних пор вроде как зам Лося.
     – Вот и посидели! – вздохнув Лось поднялся из-за стола. – Ладно, мужики! Чую веселая у нас будет ночка, так что собирайтесь по полной. Чтоб не было потом – «ой, а я забыл» или ещё чего в том же духе! Соберетесь потом… Да что долго думать, здесь и соберетесь! Девчат, – он повернулся к кухне, где продолжали «колдовать» женщины, – соберите нам что-нибудь перекусить в поле. Остальную еду оставим вам на сохранение. Позже посидим.
     Санычу собираться проще всего, у него всё под рукой. Поэтому, пока другие члены их небольшого отряда занимались сборами, он проконтролировал сборы и отправку восвояси работниц кухни, чем несказанно их расстроил. Дамы никак не ожидали со стороны «симпатичного мужчины» подобного недоверия. Впрочем, это не помешало им организовать синхронный поцелуй «в щечку», одна слева, а другая справа.
     – Кажется, у нас появился ещё один дамский… любимец? – пошутил по этому поводу Потапыч, появившийся у двора Саныча именно в этот момент вместе с неизменными сопровождающими – Ажаксом и Шустом.
     Дамы при этих словах дружно прыснули, подхватили свои сумки и, о чем-то вполголоса оживленно беседуя, удалились.
     – Упаси Господи! – пробормотал Саныч провожая женщин с отнюдь не женскими фигурами взглядом. – Мне ещё не настолько… топит.
     – Ну, ты это зря, – покачал головой Потапыч, а Ажакс с Шустом сально усмехнулись. – Дамы монументальные во всех отношениях. Такие не только в горящую избу войдут, но и раскатают её по бревнышку, прежде чем она догореть успеет. И всё ради чего? Ради того, чтоб полюбившегося мужика из подвала вытащить, что от неё спрятаться решил.
     Саныч представил эту картину и истово перекрестился, на мгновение ощутив себя истинно верующим и уповая на помощь Его. А возможно и молитву про себя прочел. Но этот факт подлежит сомнению, потому как Саныч ранее был закоренелым атеистом и кроме двух-трех фраз из молитвы «Отче наш» вряд ли сумел бы что-то припомнить.
     – Упаси Господи…
     – Расслабься! – хлопнул офигевшего Саныча по плечу Ажакс. – Это была всего лишь шутка. А эти дамы – уже давно счастливы в браке (как потом узнал Саныч – однополом) и на твою честь покушаться не будут.
     – Но учти! – заставил вновь напрячься нашего героя Потапыч. – В каждой шутке есть доля правды, поэтому… будь осторожен. Особенно с «иными».
     Последнее слово он произнес, выделив как-то по-особенному.
     – Иными? – переспросил Саныч, не поняв, о чем речь.
     – Это тема для длинного разговора! – неожиданно серьезно ответил Потапыч. – Спроси потом об этом у Лося. Если мы будем ездить в «ту» сторону, то тебе обязательно нужно об этом знать.
     – Кажется мне об этом что-то говорил Гвоздь…
     – Да что он может знать! Сопляк, который в первый же выход попал в переплет. Я до сих пор удивляюсь, как он не сбежал отсюда, забросив мысли о личном героизме куда подальше. Кто же ему о серьёзных вещах говорить будет, пока у него детство в жопе играет! Нахватался где-то слухов и строит из себя ходячую энциклопедию…
     Остальные члены команды появились почти одновременно. Сначала пришли Гвоздь с Топором, а потом приехала модернизированная под экстремальные условия «Нива», из которой выбрался Лось и вытащил длинный сверток.
     Саныч не стал долго гадать, что же привез с собой командир. Логично же предположить, что это оружие! Причем с большой долей вероятности – винтовка. Очень уж длинна у свертка характерная. Да и утолщения интересные имеются… Любопытно, на кой Лось её сюда притащил? Ну, не для Саныча же!
     Оказалось – именно для Саныча!
     – Начнем с малого! – сообщил Лось после того, как распрощался с водителем пепелаца и тот уехал. – Вот это, – сверток с оружием перекочевал в руки Саныча, – подгон от Старого. Винтовка крупнокалиберная, автоматическая, хрен его знает чьего производства. Оснащена глушителем (правда толку от него… – сказано будто бы в сторону), имеется интегрированный в корпус комбинированный прицел с целой кучей разных примочек – ноктовизор, тепловизор, дальномер и прочая, и прочая… Мечта снайпера, короче! Убедительная просьба – мечту не прое…ть, не расх…ить и без дела не пулять. Патронов к ней чуть больше десятка и пополнения в ближайшее время не предвидится. Изучай агрегат. Времени у тебя… короче пока я задачу ставить буду.
     – Ну нифига себе заявочки! – возмутился Саныч. – Я тебе что, оружейный маньяк? Я, между прочим, даже в армии не служил! Вон, с мосинкой, которая простая как палка, и то не сразу разобрался. Да что там мосинка, у меня на обслуживание «ПМ»-а хренова куча времени уходит! Разобрать и собрать – целая проблема (Врет, зараза! Не всё так плохо!)! А ты мне с этим произведением оружейного искусства «на коленке» разбираться предлагаешь?
     – Да ладно тебе! – отмахнулся Лось. – Ничего сложного там нет. Даже я со своим церковно-приходским за пять минут разобрался. Там всю работу умная электроника делает, стрелку остается только цель указать.
     – Чего же тогда себе не взял?
     – Старый сказал – штатному снайперу, значит штатному снайперу.
     – А я, значит, уже штатный снайпер?
     – Разговорчики! Нет времени на пустопорожние препирания! Будешь бухтеть, я тебе покажу что такое армейская дисциплина! Задание получил? Занимайся!
     Ну вот, не захотел спокойно в земле ковыряться, получай командирское самодурство. Задача поставлена и её нужно выполнить, а каким образом это сделать – вопрос десятый. Впрочем, все оказалось не так плохо, как показалось сначала. С работой прицела разобрался довольно быстро, там всё интуитивно понятно. Ну а с механической частью и разбираться особо не надо. Как на спуск нажимать и с предохранителя снимать – это и ежу понятно. Магазин (на 20 патронов) перезаряжать не надо, ибо нечем. Что касается внутреннего устройства… так ну его в пень. Всё равно обслуживать столь непростую винтовку должен специалист. Сам Саныч может ограничиться только поверхностной чисткой, не углубляясь в винтовочные внутренности. Если учесть скудность боеприпасов, то это, наверное, и не страшно. Всё равно пользоваться придется по большей мере одним только прицелом. Главное в грязь её не ронять и в воде не топить.
     Занятый изучением новой игрушки Саныч уделяет внимание и Лосю, слушая его повествование краем уха. Оно можно было бы и на чем-то одном сосредоточиться, но уж больно выбор сложный. Больно уж интересные вещи Лось рассказывает. Поэтому отрешиться от рассказа не получается при всем желании.
     Оказывается, после известного читателю инцидента у рощи, наступило небольшое затишье. Верхушка «Дачников» заняла выжидательную позицию, решив не нагнетать обстановку, а та сторона до поры никак себя не проявляла. Саныч даже забывать стал об этом эпизоде. Да и не только он. Многие забывать стали, кроме тех кому по должности «помнить» положено. Да и те, выставили усиленные посты и успокоились. И вот, этой ночью обитатели объекта «Роща» напомнили о своем существовании – выкрали людей (группа 5 человек) с одного наблюдательного пункта и ещё два зачистили наглухо. Обнаружили этот неприятный факт только утром, когда на посты пришла смена и сразу доложили по инстанции.
     Высокое начальство, получив срочное донесение, пришло просто в неописуемый ужас. Мало ли сколько чужих могло проникнуть на территорию поселения и чего они могли натворить! Так ведь можно однажды проснуться совсем не там, где заснули, а то и вообще цифровой мир покинуть к едрене админе! На место происшествия срочно послали специалиста, умеющего читать следы, а в особняке Большого собралась говорильня из особо приближенных лиц. Говорили, по словам Лося, весьма шумно и успокоились лишь с возвращением специалиста, перейдя от пустопорожних воплей к какому-никакому конструктиву.
     Разговоры разговаривать в верхах закончили только к вечеру. Как раз к тому моменту, когда Саныч с товарищами собирались сесть за стол. Большой собрал у себя лидеров отрядов и Старый, доведя до подчиненных необходимую информацию поставил задачу. Наиболее боеспособным отрядам, коих на данный момент на территории поселения всего два предстоит провести разведку боем и, если представится возможность, вытащить из «застенков» похищенных товарищей. Командам попроще (3), иначе говоря обычным поисковикам, среди которых и команда Лося, следует выдвинуться на посты охранения и в случае необходимости оказать помощь «боевикам». Ополчению разойтись по домам и находится в полной боевой готовности. На случай, если совсем уж жопа будет.
     Лось закончил вещать и, повернувшись к Санычу, спросил:
     – Ну что? Ознакомился?
     – Есть такое дело, – скромно ответил Саныч. – Насколько это возможно в моей ситуации.
     – Да ладно тебе прибедняться! Я же вижу твою довольную физиономию! Понравилась винтовочка? – командирская физиономия скривилась в ехидной усмешке. – А вот хрен тебе! Эта игрушка только во временное пользование. Так что ещё раз предупреждаю…
     – Знаю, знаю… не похерить, не стрелять и вообще относиться к винтовке как к музейному экспонату.
     – Я всегда знал, что ты умный парень! – одобрительно кивнул Лось. – Но на будущее попрошу командира больше не перебивать. Это портит отношения внутри команды и может нехорошо сказаться на твоем здоровье.
     Да-да, в боевой обстановке и всё такое… Короче прав Лось, во всём прав. Сейчас не то время, чтобы выё…ся! Да и вообще лучше не выступать. Всё же Саныч в команде пока ещё новичок ничем ещё толком себя не проявивший. Нет у него ещё морального права проявлять неуважение к членам команды и к командиру в частности. А перебивать командира во время постановки задачи – оно и есть. Неуважение, то есть.
     – Понял, больше не повторится, – повинился Саныч с лицом «полным раскаяния».
     – То-то же… Короче, вместе с этой игрушкой возьмешь свою «мосинку» и в случае необходимости будешь стрелять из неё.
     Интересная логика, использовать прицел на одной винтовке, а стрелять при помощи другой! Как тут не изобразить на морде лица вселенскую скорбь?
     – Да не кривись ты, подумаешь пару килограмм лишнего веса!
     – Да причем здесь вес? Как я из неё стрелять буду? По памяти?
     – Кто из нас снайпер? Ты? – включил самодура Лось. – Вот и решай проблему! Моё дело довести приказ до подчиненного и всё на этом!
     Что оставалось Санычу? Сплюнуть в сердцах, выругаться (про себя) и подчиниться приказу. Вот она доморощенная армия во всей красе. Хотел весёлой жизни в отряде, вот и получай всё, что к ней прилагается. Включая и какого-то идиота среди командиров. Не сам же Лось этот маразм придумал…
     Пост, на который определили команду Саныча оказался… тем самым, где им недавно довелось погеройствовать. Вот только на этот раз это уже не каменное недоразумение, а хоть и неказистый, сложенный кое-как из камней, самый настоящий дот! Даже сеть ходов (в виде ростовых окопов) имеется! Вот это парни из ополчения постарались! Прямо-таки от души! А если учесть наличие в доте крупнокалиберного пулемета, так и вообще красота получается. Даже несмотря на то, что какой-то му… дрец установил его на каменную тумбу так, что сектор обстрела у него получается минимальный. Переустановить же его не представляется возможным. Сам Саныч не смотрел, но Потапыч сказал, что установили его так, что снять без повреждений его уже не получится, а Потапычу в этом плане верить можно.
     Ещё один приятный момент, это оснащенный ПНВ перископ, который тот же самый му… дрец кое-как установил на стрелковой позиции в окопе около ДОТа. Криво, косо, но пользоваться можно. Значит не только Саныч будет неустанно таращиться в сторону рощи, как единственный обладатель ПНВ, но и кто-нибудь ещё. Скорее всего Гвоздь, как самый молодой из команды.
     Ну да, точно. Не успел Саныч подумать о персоналии второго наблюдателя, как Лось его и назначил. Именно Гвоздя и по вышеозначенной причине. Другое дело, что его через два часа должен сменить Шуст, а Саныч будет «работать» бессменно.
     – Винтовка за тобой закреплена, вот и сам её и пользуй, – сказал Лось недовольному таким положением дел Санычу. – Чтоб не было потом претензий, что кто-то её… того! Поломал или ещё что-нибудь.
     – И за что мне всё это? – задал усыпанному звездами ночному небу философский вопрос Саныч.
     – Не бурчи. Тебе оказано высочайшее доверие!
     Эти слова в устах Лося прозвучали чрезмерно пафосно. Настолько, что все члены команды невольно усмехнулись. Даже Саныч смирившись с судьбой изобразил кривую усмешку.
     – Ладно, бог с ней с винтовкой. Ты лучше скажи вот что…
     – Вот только давай без многозначительных пауз! – недовольно пробурчал Лось. – Мне только в угадайку ещё поиграть не хватает. Для полного счастья.
     – Вот все говорят, что в Мегаполисе острая нехватка оптики. Даже за утерю винтовки обещаны кары небесные. А здесь такое чудо, – Саныч ткнул пальцем в сторону перископа, – и… как бы это сказать…?
     – Говори, как есть – отнеслись, как к дерьму какому-то!
     – Примерно так я и хотел сказать. Да и пулемет тоже вроде как не со свалки, а поставили его… откровенно говоря, х…во! Почему так?
     – А потому, что у нас всё-таки не армия! – неожиданно (а так ли?) взъярился Лось и погрозил кому-то кулаком. – Понабирали м…ов и на выходе имеем то, что имеем. Мне бы этих «мастеров» в учебку, они бы у меня быстро поняли, что головой надо думать, а не…
     Не договорив командир махнул раздраженно рукой. Да и что здесь говорить, и так всё понятно. Приварить пулемет к вбитым в камень металлическим клиньям – это же ещё додуматься надо! А к перископу зачем цепь присобачили? Чтобы никто не спер? Да ещё его и линзами в землю воткнули! Слов нет, одни только нецензурные выражения, да и те придется подбирать, чтобы достоверно донести своё отношение к происходящему.
     Откуда-то со стороны рощи донеслись звуки выстрелов. Сперва это были редкие одиночные выстрелы, при первых звуках которых команда разбежалась по обозначенным командиром позициям. Для Саныча такой позицией стала плоская крыша ДОТа, с трудом (можно сказать – на ощупь, темно же!) взобравшись на которую он тут же принял позицию «лежа», установил «ценную» винтовку на сошки и приступил к наблюдению.
     А тем временем стрельба ненадолго прекратилась и минут двадцать-тридцать держалась мертвая тишина, по истечении которых реальность буквально взорвалась какофонией звуков активного боестолкновения. Если Саныч не ошибся, то в этом переплетении звуков даже АГС вписался, чего сложно было бы ожидать в «местечковых» разборках. По крайней мере у здешних бойцов ничего серьёзнее того же крупнокалиберного пулемета ранее замечено не было. Но это ведь не значит, что его нет? О противном даже думать не хочется…
     Рассмотреть, что происходит в роще не получается. Саныч попробовал поиграть с режимами прицела, но ничего путного не добился. Так, мелькнуло что-то по границе деревьев, скорее всего испуганное шумом зверьё, и всё на этом. Как тут не позавидовать сидящим в ДОТе? Там у Лося рация имеется, и они наверняка в курсе, что там за канонада. А она, к слову, уже пошла на спад.
     Ожесточённая стрельба сменилась редкими автоматными очередями и одиночными выстрелами, а спустя пару минут и вовсе стихла. И такая вдруг тишина наступила, что после звучавшей недавно канонады складывается впечатление будто ваты в уши кто напихал. В этой тишине разговор Лося по рации слышно неожиданно громко. Причем слышно не только командира, но и его собеседника – скорее всего того самого Старого, который дает команду сворачиваться и ждать смену из «ополченцев».
     – … И не вздумайте набухаться! – заканчивает распоряжаться большое начальство. – Завтра с утра пойдете в рощу и будете охранять трофейную команду!
     Вот и всё. Теперь вежливости ради дождаться команды от Лося и…
     – Саныч! Отбой! – а вот собственно говоря и она, команда. – Давай вниз, сейчас домой потопаем!
     Только легко сказать – «спускайся», а как это сделать? Да ещё так, чтобы руки-ноги не переломать? Это наверх взбираться при скудном свете звезд ещё туда-сюда реально, а вот в обратном направлении всё гораздо сложнее. И подсветить себе не получится. Большое начальство на этот счет строго настрого предупредило. Чтобы не демаскировать позицию. А Лось заставил всех членов команды оставить фонари (и любые другие источники света) дома. Дошло даже до проверки амуниции! Маразм да и только… Пришлось Санычу прыгать на свой страх и риск. К счастью приземление проходит благополучно. Конечности целы и голова не пострадала. Пятки слегка отбил… ну, так его правильно прыгать никто не учил. Цел остался и ладно.
     – Как мешок с г…м! – ехидно комментирует прыжок Гвоздь.
     – Можно подумать ты что-то видел.
     – Видеть, не видел, но этот «шлеп» говорит сам за себя. Тут и смотреть не надо. Хотя… я бы не отказался.
     – Попробовать?
     – Посмотреть! И на камеру записать. Для потомков. С названием «как не надо делать нормальным людям». Ты видел, сколько камней наши горе-строители там побросали? Это же просто чудо, что ты ничего себе не сломал!
     – Ой можно подумать, ты видел, – продолжает возмущаться по инерции Саныч, в полной мере осознавая правоту Гвоздя. – Мы, между прочим вместе сюда пришли. В темноте. Не мог ты ничего видеть!
     – Чего расшумелись? Вас же хрен знает куда слышно!
     Это Лось выглянул из ДОТа поинтересоваться, чего это его подчиненные нарушают режим тишины.
     – Да тут Саныч прыжки с трехметровой высоты вслепую исполняет! – тут же «стуканул» Гвоздь.
     – Серьёзно? Мужик! Но я всё равно не одобряю. Мне инвалиды в команде не нужны. Давайте, закругляйтесь с базаром и идите жрать. Не тащить же продукты обратно! А Шуст, проглот эдакий, понаблюдает за обстановкой.
     – …, – донесся до ушей наблюдателей возмущенный голос «проглота». Что именно он сказал, расслышать не получилось, но скорее всего это было «За что?».
     – За всё хорошее! – ответил на этот крик души Лось. – Кто-то же должен, так почему бы и не ты? И не вздумай жратву с собой брать! И так всю колбасу в одну харю сожрал! И как только в тебя такого дохлого столько влазит?!! Надо будет на будущее запомнить, что съестное тебе доверять нельзя…
     Пока ждали сменщиков парни успели и перекусить, и попить горяченького из захваченного хозяйственным Потапычем термоса, и даже обговорить план действий на завтрашнее утро. Собраться там-то, взять с собой то и это… Вот только суровая действительность обломала все планы! Не успел дождавшийся смены отряд разойтись по домам, как округу огласил тревожный вой сирены, а по рации взволнованный голос главкома вызвал всех командиров групп на срочное совещание.
     – Так, мужики, двигайте к дому Саныча и ждите меня там! – скомандовал Лось, отобрал у Саныча «ценное» оружие и, оправдывая свой позывной, не разбирая дороги ломанулся к командованию. Мужики же, делясь друг с другом предположениями, порой даже на грани фантастики и маразма, потопали по вышеуказанному направлению.
     
     – Ну что, все собрались? – Большой обвел взглядом собравшихся у него во дворе вооруженных людей, числом около полутора десятков. – Тогда, пожалуй, начнем. Старый, тебе слово.
     Стоящий позади хозяина дома человек вышел из-за его спины и стал рядом. Это был невысокий, худощавый мужчина с густой гривой седых волос затянутых в аккуратный хвост. Он был одет в старенький, затертый камуфляж, настолько убогий, что это можно было разглядеть даже в скудном освещении, что давал висящий под крышей фонарь. Новый для поселения человек невольно задался бы вопросом о причинах, заставляющих одного из самых важных для общины людей носить подобное одеяние. Ответ же на этот вопрос довольно прост – Старый предпочитает носить привычную, а значит удобную для себя одежду. А что касается ее внешнего вида, так это просто тлен. Пусть молодые за внешним видом гоняются, им оно важнее.
     – Бойцы! – обратился к присутствующим Старый. – У меня для вас есть две новости. Одна хорошая…
     – А другая плохая! – выкрикнул один из бойцов – высокий, бородатый мужик звероватой наружности и неопределенного возраста, вооруженный охотничьим карабином.
     – Точно так, Охотник! – кивнув подтвердил Старый. – Однако я попрошу соблюдать порядок и не перебивать. А то зашлю тебя куда-нибудь… охотиться. Вразумления для.
     На первый взгляд угроза прозвучала несерьёзно, но Охотник впечатлился и жестами показал, что с этого момента он самый внимательный слушатель из присутствующих и говорить более не намерен. Забавно было наблюдать за откровенно детской мимикой в исполнении здорового мужика, но почему-то никто не только не посмеялся, но даже не улыбнулся.
     Старый, одарив напоследок Охотника «добрым» взглядом, продолжил вещать:
     – Начну с хорошей новости. Наши парни отработали свою задачу на все сто процентов, избежав при этом невосполнимых потерь. Раненных правда многовато, но это не суть. Наши коновалы их быстро на ноги поставят. Главное вернулись все и парней из плена вражеского вернули. Это о хорошем, – он сделал небольшую паузу, чтобы сделать глоток из фляжки. – Теперь о плохом. Не успели наши парни перевести дух после боя, как появились первые признаки перезагрузки. Пришлось им покидать локацию чуть ли не бегом. И это, позволю себе напомнить, с раненными товарищами на руках. Так что мы не только остались без трофеев, но и потеряли несколько единиц важного для поселения оружия. Но и это ещё не всё. Кого мы поставим на позиции, если в обновленной локации вновь появятся агрессивные обитатели? Большая часть наших вооруженных сил сейчас находится у медиков и вернуться в строй в ближайшее время они не смогут!
     – Мои люди не подведут! – сделал шаг вперед Лось.
     – Твои не подведут, у Охотника добрая команда подобралась, ещё сталкеры наши могут себя показать… Но этого мало! Если из рощи попрет куча зомби, как уже бывало не единожды, то все наши заслоны просто сомнут и не заметят!
     – А что мешает вооружить нас тем оружием, что по причине ранения своих владельцев осталось не у дел? – спросил лидер одной из групп вышеупомянутых сталкеров. – Всё же их автоматы-винтовки – это не наши пукалки. С их оружием мы будем ненамного хуже.
     – Воля, ты уже давно в Мегаполисе, и должен знать о правиле личного оружия.
     На самом деле это не сколько правило, сколько суеверие. Большинство обитателей Мегаполиса искренне верят в то, что давая кому-нибудь в руки своё оружие, они отдают также свою воинскую удачу и доблесть. Не дай Боже протянуть грабки к чьему-нибудь любимому автомату. Сначала их отрежут, а потом и дурную головенку, в которую пришла столь кощунственная мысль. Прямо средневековье какое-то, с его культом оружия.
     – Долбанные суеверия, – пробурчал сталкер. – От них одни проблемы.
     – Молодой человек, позвольте с вами не согласиться! – отозвался представитель ополченцев – невысокий коренастый мужик лет пятидесяти, пятидесяти пяти. – Эти, как вы выразились, суеверия, нам жить помогают!
     – Давайте вернемся к делам насущным! – не дал разгореться дискуссии Большой. – О вопросах веры можно поговорить и в другое время. Сейчас гораздо важнее решить, что делать.
     – Да что тут решать? – подал голос затихарившийся до сего момента Охотник. – Действовать будем теми силами и средствами, что есть в наличии! А от того, что мы здесь говорильню устроим, ничего не измениться.
     – Ты прав, – одобрительно кивнул Старый. – На долгие разговоры времени нет, да и смысла в них никакого. Поэтому поступим так…
     
     Долго ждать командира не пришлось. Не успели парни приземлить свои пятые точки в гостиной Саныча, а он сам сообразить для них кофе, в дом буквально ввалился возбужденный Лось.
     – Подъем! – с ходу заорал он. – Подъем, мужики! Потом кофе попьете! А сейчас нас ждут великие дела!
     – Да ты толком скажи, чего стряслось-то? – спросил Саныч отставляя кофейные принадлежности в сторону.
     – Роща загружается!
     – В смысле? – вскинул в удивлении брови чуть ли не до потолка Потапыч. – Она же вот только недавно… И вот?
     – Ну да! – кивнул Лось. – Оказывается может быть и такое. Так что дружно оторвали свои задницы и вперед! На позиции!
     И показывая пример он первым ломанулся в темноту. Темноту, которая уже не такая темная, как была совсем недавно. А все потому, что взошла луна, на удивление большая и яркая, дающая достаточно света, чтобы не испытывать дискомфорта в ночной прогулке до оборудованных позиций.
     Когда Лось провел отряд мимо уже знакомого читателю ДОТа, Саныч, как и остальные члены отряда, несколько удивился, но вопросов задавать не стал, логично предположив, что вскоре всё и так станет ясно. Так оно и получилось. Сложно не понять ситуацию, когда приходится размещаться на позиции, которую ранее занимали «вооруженные силы» поселения. А уж когда Лось задвинул до ужаса пафосную речь о Величайшем доверии, оказанной чести и прочей хрени… невольно закрались мысли о наступающем «белом и полярном», которого они призваны остановить. Спасатели мира, епта!
     Стараясь отрешиться от приторно-сладкой речи Лося, Саныч сосредоточил своё внимание на Роще. Надо сказать, в ночное время процесс перезагрузки локации смотрится более красочно – светящийся в темноте желтовато-зелёный туман загрузки, что в лучах ночного светила смотрится просто волшебно; сверкающие в тумане цветные молнии, что диковинными змеями переплетаются между собой в завораживающем танце. Что там говорить, даже бывалые персонажи вроде Потапыча и то больше на это действо таращатся, чем командира слушают. Последнему этот факт не очень нравится:
     – Я не понял, что за дела? – возмущается он по этому поводу. – Я для кого тут распинаюсь?
     – Лось, перед тобой не дети, чтобы патоку в уши лить, – не отводя глаз от пляски молний ворчливо ответил командиру Потапыч. – Это ты ещё Шусту или Гвоздю эту патриотическую херню втирать можешь. Может они в силу своего невеликого возраста примут всё вышесказанное на веру. А мне, да и не только мне, всё ясно и понятно – перед нами маячит большая, ну просто огромная ж***а!
     Он сделал небольшую паузу, как бы ожидая, что на это ответит Лось, но тот стоял вытаращив глаза и открыв от удивления рот.
     – И вообще, командир, – слово «командир» было произнесено с ироничной ухмылкой, – ты в последнее время как-то изменился. Причем явно не в лучшую сторону. Демагогией вот страдать начал, похлеще нашего Большого речи толкаешь. Только тот всё больше по делу говорит, а ты… х***й страдаешь.
     А ведь верно. Саныч тоже нечто такое подметил. Только вот он человек новый, и особого значения этому не придал. Тем более Лось и при знакомстве показал себя человеком разговорчивым. Про местную жизнь рассказывал, шутил много, иногда даже слишком много. То, что между шутками фразы из местной агитки мелькали, воспринималось нормально. Человек всей душой за общину болеет. Пропустил их мимо ушей – и ладно. Только сейчас, после слов Потапыча, Саныч осознал, что Лось начал перебарщивать.
     – Я же как лучше хотел! – наконец обрел дар речи этот демагог. – Подбодрить и всё такое…
     – Хотел, как лучше, а получилось как всегда – через *опу. Лучше бы ты как в армии, поставил задачу и всё на этом, – Потапыч отвернулся от сверкающих молний и зло посмотрел на Лося. – Но нет, ты за каким-то решил из себя Вождя народов изобразить! Что лавры Великих не дают спать спокойно?
     – Ладно, ладно, я всё понял, – выставил в примирительном жесте руки Лось. – Виноват, исправлюсь.
     – Надеюсь! – буркнул Потапыч. – Давай по существу. Что за х**я происходит и что требуется непосредственно от нас.
     – Всё просто! Как вы уже могли заметить, объект «Роща» пошел на перезагрузку. От нас требуется: сидеть на этой позиции и молиться, чтобы на этот раз загрузка прошла без шума и пыли. Потому как случись, как выражается наш уважаемый Потапыч, какая-нибудь *опа, мы останемся с ней практически один на один.
     – Вот так заметно лучше! Кратко и по существу, – одобрительно кивнул «уважаемый» и взглянул на подчиненных, что увлеченно наблюдали за процессом «воспитания» командира. – Чего таращитесь? Располагайтесь на позиции, кому как удобно и наблюдайте за процессом. Не каждый раз есть возможность понаблюдать за ночной загрузкой вблизи. Ах да, и не забудьте помолиться кому-то там, чтобы вместе с новой локацией не пришла новая *опа!
     Что представляет собой та самая пресловутая позиция? Это замаскированный по всем правилам окоп, из которого удобно вести скрытное наблюдение за близлежащими локациями. Что касается ведения активных боевых действий, то здесь всё немного сложнее. Стрелковых позиций только две, и те устроены, мягко говоря, хреново. С защитой ещё хуже. В случае обстрела остается только сесть (лечь) на дно окопа и не отсвечивать. Ну или… как там говорил Потапыч… молиться, чтобы не пришла большая белая полярная *опа?
     Саныч расположился у одной из стрелковых позиций. В случае чего, именно отсюда его винтовка будет стрелять по пришельцам из рощи, если таковые конечно будут. Рядом с ним пристроился Топор и уже что-то хомячит. С другой стороны – Ажакс. Этот уже вовсю изображает полковую лошадь. Иначе говоря, спит стоя, да ещё и с полуоткрытыми глазами. Умаялся бедняга. Саныч и сам бы с удовольствием надавил на массу часик-другой, но…
     Светопреставление продолжается неимоверно долго. Уже и за полночь давно перевалило, а молнии всё сверкают и сверкают. Рассвет близится, а они и не думают стихать. Да когда уже оно наконец свершится? Даже самые стойкие уже не выдерживают, то и дело «выключаются». Что уж тут говорить про людей к долгим бдениям не подготовленных. Саныч с трудом держится на грани яви и сна, но и его силы не бесконечны. Один раз он уже задремал. Проснулся, когда со всего размаху ткнулся головой в дно окопа. Другим не легче. Один только Потапыч выглядит на зависть бодрым, словно только-только с зарядки вернулся. Именно благодаря его неуемной энергии отряд до сих пор сохраняет хоть какую-то боеспособность.
     Длительное ожидание заканчивается одновременно с появлением на горизонте края солнца. Едва первые его лучи осветили землю, как молнии исчезли словно по мановению руки, а туман начал быстро рассеиваться. И вот здесь защитников поселения ждал сюрприз! Роща исчезла в неизвестность, а вместо неё появилось довольно большое озеро с заброшенной лодочной станцией и полуразрушенным рыбацким поселком на противоположном от города берегу. И ни одного зомби! Да собственно говоря, там вообще кроме стаи уток на воде, никого не слышно и не видно. Буквально – тишь, гладь, да божья благодать!
     – М-да, – протянул продравший глаза Лось, – и такое бывает. Кажется, в этот раз нам повезло. А особенно повезло нашим заядлым рыболовам-охотникам.
     Потом он связался с по рации с командованием и доложил обстановку, после чего получил новые указания и довел их до подчиненных.
     – Так, мужики, нам приказано обойти озеро по левому берегу и проверить поселок на наличие враждебных организмов. Саныч, тебе, как новичку, говорю персонально. Один никуда не лезешь, только вместе с напарником, которым сегодня у тебя будет Гвоздь. Любое замеченное движение – сразу доклад. В случае угрозы жизни, действуй по обстановке. Главное в своих не стреляй со страху. Кстати о своих. С противоположной стороны озера пойдет отряд Охотника. Их задача осмотреть лодочную станцию. Постарайтесь не перепутать их с зомби, живыми они нам нужнее.
     Ну вот он, старый добрый Лось со своими шуточками. Куда только тот мозгоклюй делся, что давеча пытался подчиненным вскипятить мозги? Лишь бы он больше никогда не возвращался, потому как таким командир нравится Санычу (и не только) гораздо больше. Без своих психологических штучек и прочей подобной хрени. Ведь лезть людям в душу (в головы) нужно тогда, когда это требуется, а не тогда, когда тебе заблагорассудится.
     С этой стороны берег озера густо зарос ивняком. На это обратил внимание ребят Лось и попросил быть как можно более внимательными. Потому как в таких зарослях может быть агрессивно настроенная мелкая фауна. Не сильно опасная, но имеющая возможность добавить к жизни несколько неприятных, а зачастую и болезненных моментов. Сказано это было по большей мере для Саныча, как самого «молодого» в отряде, но оказалось полезно и остальным. Хотя бы тем, что это предупреждение взбодрило готовых вот-вот заснуть прямо на ходу ребят. А особенно все взболрились, когда Потапыч по секрету, громким шепотом поделился историей, как из подобных зарослей выбралась «типо белка», забралась его знакомцу по штанине под одежду и отгрызла бубенцы.
     – … да так быстро, что мы и пикнуть не успели!
     – Жесть! П***ц! Да ты гонишь! – отреагировали члены отряда.
     – Че, правда что ли? – это уже Саныч с недоверчивым видом.
     – Клянусь своей бородой! – гордо задрал нос этот сказочник. – Если я вру, то быть мне бритым!
     Наверное, это была серьёзная клятва, потому как более никто недоверия не выказал. Саныч посмотрел на одного, на другого, потом на рассказчика… Может это специально для него разыграли мини-сценку? Вон Топор ехидно посмеивается в кулак. Да и Лось старательно лыбу прячет. Впрочем, даже если это и так, что это меняет? Взбодрились, настроение поднялось на пару пунктов… вот и ладушки.
     Вот и поселок, который предстоит осматривать. С десяток бревенчатых домиков, часть из которых основательно заруинена; хозпостройки, состояние которых так же оставляет желать лучшего да небольшое поле с одичавшими злаковыми, так что делов тут на пять минут. Вроде бы. На деле же оказывается всё несколько сложнее.
     Чтобы ускорить процесс осмотра отряд разделился. Потапыч со своими пошел смотреть одну половину посёлка, а Лось – другую. Само собой, Саныч пошел с Лосем и именно он первым заметил опасность. Во втором по счету доме, одном из самых целых, в окне мелькнула странная фигура. Саныч и сам не понял, что ему показалось в ней такого странного, но доложить командиру об увиденном не замедлил.
     – Лось, в том доме кто-то есть! – указал он на дом, где заметил «жильца». – Кто-то дважды прошел мимо оконного проема.
     – Рассредоточились! – отреагировал на поступившую информацию Лось. – Саныч, держи окна под прицелом! Парни, заходим с флангов!
     Саныч бросился в сторону ближайшего удобного укрытия, а именно куста калины напротив фасада дома и взял окна на мушку. Гвоздь так же в кустах схоронился, только с «фланга». А Топор переместился за кучу… Наверное, когда-то это было сено, которое потом превратилось в это. Ещё не земля, а промежуточный продукт, между ней и сеном. Один Лось стоит как одинокий тополь.
     – Эй, в доме! Бросайте оружие и выходите с поднятыми руками! В противном случае раскатаем избу по бревнышку!
     В этот момент Саныч чувствует себя как в старом голливудском фильме – постапокалипсис, бандиты и благородный шериф, который выдает идиотские требования. Будь Саныч на месте неизвестного или неизвестных, он бы и не подумал их выполнять. Во всяком случае вот так сразу. Про угрозу и говорить нечего. Превратить её в жизнь будет очень и очень непросто.
     Однако, как бы по-идиотски не прозвучал призыв Лося, действие всё же он возымел. Не прошло и минуты ожидания, как дверь избы с противным скрипом открылась и наружу вышли две странные, согнутые как знак вопроса фигуры. Лось внимательно окинул их взглядом и вдруг ахнул:
     – Иные!

Глава 6

     Иные… Для Саныча это слово пока ещё мало что значит. Да, кое-что ему рассказывали товарищи по отряду, кое-что он слышал, и даже кое-что видел, но все это воспринималось как сказки. Иногда жутковатые, иногда откровенно фантастические. И вот одна из этих сказок неожиданно ожила в виде двух согнутых в вопросительный знак, закутанных с ног до головы черные бесформенные балахоны так, чтобы на виду не было ни одной части тела. Про таких в поселении ходили особо жуткие слухи. Вроде как людей эти безликие фигуры живьем едят, воле своей подчиняют и заставляют делать всякие нехорошие и, порой, весьма жуткие вещи.
     – Потапыч! – крикнул отойдя от замешательства Лось. – Тут по твоей части случай!
     А Потапыч словно ожидал за углом. В тот же миг выскочил со своими парнями, как черт из табакерки и уставился на замерших статуями иных. Несколько секунд он внимательно в них вглядывался, даже под капюшоны заглянуть пытался (И это с расстояния!!!), после чего неожиданно отшатнулся и ахнул:
     – Да это же ракшасы!
     Здесь надо сделать небольшую справку. Ракшасами в Мегаполисе называют несколько рас Иных, объединяя их по одному признаку – всё они прямоходящие рептилоиды. А кто из них произошел от драконов, а кто от змей, так хрен их разберет! Тем более, что люди чаще всего контактировали только с одной расой – нагами. Впрочем, последние тоже имеют существенные отличия, такие как образ передвижения (ноги или хвост) или образ жизни (дневной или ночной), но и на это мало кто обращает внимания, потому как для большинства «все они на одну чешуйчатую морду».
     Именно о нагах среди населения Мегаполиса ходят самые жуткие слухи. Это о них шепотом судачат за бутылкой или рассказывают страшные байки. Так что реакция Потапыча вовсе не удивительна. Он ведь и сам как-то раз попал в переделку с чешучатыми и остался целым, в здравом уме и трезвой памяти лишь благодаря чуду. Но это тема для другого рассказа. Я же вернусь к дальнейшему повествованию.
     Парни, едва услышав это страшное слово «ракшасы» покрепче ухватили своё оружие, однако совершать иные телодвижения не спешили. Оно и не удивительно. Если верить всё тем же слухам, то если не проявлять к ракшасам агрессии, то есть некоторый шанс разойтись миром. В противном случае они всех уничтожат особо извращенным способом. Потому как убить их представляется практически невыполнимой задачей. Очень уж они живучие. Да и способности у них…
     К слову о способностях. Спустя пару минут молчаливого противостояния, в голове Саныча неожиданно раздался чей-то голос:
     – «Человек…»
     Что может подумать человек, слышащий у себя в голове посторонние голоса? Правильно! Вот и Саныч подумал, что у него начинает протекать крыша, а так де о том, что и в виртуальном мире злоупотреблять крепкими напитками может быть чревато приходом забавного (для кого как) рыжего зверька. Белочкой именуемого.
     – «Человек, я знаю, ты меня слышишь…»
     Теперь в голову Саныча закралась другая мысль. А что если это пытаются общаться эти? В балахонах, которые? Как бы кощунственно это не звучало, но сбрасывать такую возможность со счетов тоже не стоит.
     – «Человек, скажи своим сородичам, что мы не причиним им вреда.»
     Вот теперь Саныч окончательно убедился, что у него с головой всё в порядке (наверное), а голос принадлежит одному из ракшасов.
     – Лось, – окликнул он командира, – они говорят, что пришли с миром.
     – Как это говорят? – удивился Лось. – А почему я не слышу?
     Все члены отряда вопросительно уставились на снайпера.
     – А я откуда знаю! Просто слышу голос, вот здесь, – ткнул себя пальцем в лоб Саныч.
     – Тогда спроси у них, чего они хотят.
     – Как?!! – удивлению Саныча нет предела. – Я по-ихнему разговаривать не научен?
     Каким образом иные поняли затруднения людей одному Великому Яйцу (или кому они там поклоняются) известно. Один ракшас неожиданно скользнул к Санычу. Именно скользнул, потому как сделал это очень плавно и абсолютно беззвучно. Словно призрак. Вот только призраки материальными не бывают, правда? И в карманах ничего не носят. А этот очень даже носит. Из рукава его бесформенного балахона показалась узкая, покрытая мелкими серо-зелеными чешуйками рука с длинными, вооруженными аккуратными черными коготками пальцами, нырнула в карман, извлекла оттуда некий предмет и протянула его Санычу.
     – Что хочешь спросить, напиши здесь! – протелепатировал ракшас и замер в ожидании.
     Что же это был за предмет? На первый взгляд – самый обычный планшет весьма скромных размеров. Подобные до сих пор ещё встречаются в реале, хотя многие уже давно перешли на более современные гаджеты. Вот только как его включить?
     Саныч покрутил «планшет» в руках, но ни одной кнопки на корпусе не обнаружил. Да что там говорить, он даже не разобрался, где верх, где низ! После чего почувствовал себя дикарем, который сучковатой дубиной примеривается к головизору. Особенно неприятно чувствовать беспомощность на глазах у вытаращившихся товарищей. Но, как бы там ни было, потребуется помощь зала.
     Саныч вопросительно взглянул на стоящего рядом ракшаса и тут же получил пояснения в виде мелькающих в голове картинок. На них невидимый юзер когтистым пальцем нажимал на левый нижний угол «планшета». После этого нехитрого действа в воздухе открывался голографический экран и на этой панели всё тот же когтистый палец быстро изобразил несколько слов на неизвестном языке. Через пару секунд эти слова изменились на другие, потом на их месте появились пиктограммы, а потом и вовсе какой-то звуковой ряд.
     – «Да это же переводчик!» – догадался Саныч. – «Очешуеть! До чего техника дошла...! Хотя чему я удивляюсь? В виртуале ещё и не такое возможно!»
     – «Как вы здесь оказались?» – вывел он пальцем, осторожно касаясь голограммы.
     Спустя пару секунд эти несколько слов превращаются в набор символов – каких-то непонятных закорючек. Ответ следует практически сразу. Только вот что странно: не на голограмме, а опять в мысленной форме. Получается умная электроника не такая уж и умная?
     – «Случайность. Ошибка,» – прозвучало в голове у Саныча. – «Нужна помощь.»
     – Ну че там?
     Лосю не терпелось узнать подробности. Лучше бы с начальством связался и предварительный доклад сделал. Да с группой Охотника не помешало бы помаячить. А то мало ли, заявятся сюда, увидят посторонних и начнут палить во все стороны. С перепугу. Однако, начальство есть начальство и оставлять вопрос без ответа будет… неправильно.
     – Говорят, случайно попали. Помощи просят.
     – Спроси, что от нас требуется?
     – «О какой помощи идет речь?» – вновь движется палец по голографическому экрану.
     Иной требовательно протянул когтистую конечность и Саныч, правильно поняв жест, возвратил прибор хозяину. Тот чего-то там нажал, после чего на экране вместо текста отобразилась карта Мегаполиса, так же захватывающая прилегающие территории. Саныч и не догадывался, насколько это огромный город. Просто нереально огромный. И расположен он на не менее огромном острове, примерно с Гренландию, занимая большую часть его территории с северной стороны. Три четверти так точно заняты руинами. Далее на севере видно несколько мелких, скалистых островков, а ещё далее, на краю карты отмечено начало горной гряды. То ли материк там дальше, то ли ещё один большой остров, только покрытый скалами – хрен его знает. Так же на острове отмечены несколько мелких поселений. Если верить информации, что люди живут только на руинах, то они явно принадлежат иным. Эх, эту бы карту да местным сталкерам! Насколько бы это упростило жизнь. Как самим сталкерам, так и поселению.
     Место, где находятся Саныч и ко. находится в южной части Мегаполиса и отмечено красной мерцающей точкой. И роща на карте имеется, вместо которой сейчас плещется озеро. А ещё, это место обведено тонкой пунктирной линией красного цвета и таких «отмеченных» мест по всему острову просто уйма. Надо полагать, это места, которые время от времени перезагружаются? Как оказалось впоследствии, это действительно так.
     – «Нам надо, что бы кто-то проводил нас сюда,» – протелепатировал ракшас, а на карте замигала ещё одна точка.
     И куда же им надо? Правильно! К черту на рога! Точка мигала там, где расположен самый первый от Мегаполиса островок! И зачем им только туда потребовалось?
     – Да это же через весь город пройти надо! – ахнул Саныч едва разглядев место назначения.
     На этот раз Лось не выдержал и подошел к подчиненному поближе. Видимо любопытство пересилили страх перед иными.
     Ага, вот и Потапыч подтянулся. Тоже любопытно стало. А что же остальные? Да так и стоят в сторонке с видом мучеников. А, нет. Кое-кто настолько смел, что несмотря на присутствие столь ужасных иных благополучно дрыхнет. Ох уж этот Топор! Нашел место где дрыхнуть!
     – Ох ни х… себе! – восхищенно выругался Лось, едва увидев карту. – Вот же вещь!
     Потапычу карта нравится не меньше, но он в отличие от командира реальности не теряет.
     – Так чего, говоришь, они хотят? – спрашивает он, не отводя глаз от голограммы.
     – Чтобы кто-то проводил их к точке на севере.
     – Ох ни х… себе! – повторил возглас Лося Потапыч, найдя взглядом пресловутую точку на карте. – Это же…М-да…
     Дальнейшие переговоры более всего напоминают цирк с конями. Пришедший в себя Лось связывается по рации со Старым. Тот в свою очередь также по рации общается с не вовремя свалившим за какой-то надобностью из поселения Большим. Потом в обратную сторону. И вот здесь случается заминка Лось пытается самостоятельно поговорить с иными посредством их переводчика, но вот незадача – у него не получается воздействовать на голограмму! Он пытается ещё раз. И ещё…
     – «Скажи сородичу, что он не может взаимодействовать с нашей техникой. Только у тебя есть такая возможность,» – «услышал» голос ракшаса Саныч.
     – Лось, я не знаю, как это сказать…
     – Да уж как-нибудь! – проворчал Лось, глядя на голограмму как на кровного врага и не оставляя попыток хоть как-то на неё повлиять. То на неё, то на прибор, который он отобрал у Саныча.
     – Они говорят, что пользоваться этой штукой могу только я.
     Лось на мгновение замер, потом повернулся в сторону подчиненного и вперил в него недоверчивый взгляд.
     – Интересно, почему это?
     – Мне откуда знать?
     – Ну так спроси! – рявкнул Лось.
     Прибор был возвращен Санычу с ясно видимой неохотой, о чем говорила недовольная мина на лице командира. Всё же ему хотелось держать всё в своих руках. Хотя бы здесь, на уровне своего отряда. Но увы, не получилось и его это явно не обрадовало.
     Саныч послушно задал вопрос, почему именно он, чем он так уникален? В ответ же вместо привычного «чужого» голоса хлынула целая волна образов, большинство из которых он попросту не понял или не воспринял. Это и не удивительно. Объяснение было рассчитано скорее на ученого, или даже на узкого специалиста в хрен его знает какой области, но никак не на простого работягу с училищем за спиной. Впрочем, ухватить суть это Санычу не помешало. Таких людей, как он – один на мильон! (авт. Это не ошибка, а авторский замысел.)
     – Лось, я не всё понял… – промычал он, пытаясь утрясти в своей голове полученную информацию. – Здесь что-то связанное с повышенным восприятием, какими-то излучениями… Короче говоря, какая-то научная ересь!
     – Это не ересь! – тихо бурчит себе под нос Потапыч. – Это ты долбанный везучий недоучка! И почему мне такое счастье не перепало?!!
     Лось покосился на продолжавшего бурчать что-то совсем уж невнятное Потапыча и поспешил занять его делом.
     – Потапыч! Чем бурчать, лучше бы этих соляных солдатиков, – кивнул он в сторону так и стоящих словно знаменитые терракотовые воины членов группы, – делом озадачил. Осмотр поселка сам собой не того. Вдруг зомби нарисуются, да так что хрен сотрешь! Или ещё кого нелегкая принесет…
     Потапыч идет «пинать» парней, а Лось возвращается к переговорам. Точнее к разбирательству со «сверхспособностью» Саныча.
     – Теперь с тобой. Давай-ка поподробнее, что там на счет повышенного восприятия и каких-то там излучений? Только давай без обтекаемых фраз и непонятных терминов. Говори четко и понятно.
     Саныч несколько мгновений помолчал, пытаясь сформулировать удобоваримый ответ, и начал вещать:
     – Если я правильно понял, то эти представители иных общаются между собой посредством неких волн, испускаемых их мозгом. Посредством этих же волн они взаимодействуют с этим, не знаю, как его правильно назвать, предметом. Со мной они могут общаться потому, что я обладаю повышенным восприятием к их излучению. А вот я с ними только вот так, через прибор.
     – Ну… – Лось ехидно ухмыльнулся, – через прибор, так через прибор. Значит, пиши следующее…
     Как уже писалось выше, процесс переговоров был весьма непрост и затянулся довольно надолго. По их итогам выяснилось, что иным требуются: а) проводник из точки «а» в точку «б»; б) сопровождение, потому как всемогущие иные оказывается не так уж и всесильны; и в) помощь Саныча или человека с аналогичными способностями для взаимопонимания между ракшасами и отрядом сопровождения. В обмен на помощь иные предлагали… опять же Саныч толком не понял, но это явно что-то важное. Что-то, что позволит общине дачников-огородников стать чем-то большим, чем просто сырьевой придаток для главных игроков на арене Мегаполиса. Большой сначала не удовлетворился столь туманными перспективами, взял паузу на подумать. Пауза затянулась аж… на пять минут, по истечению которых глава общины изъявил желание дать предварительное согласие. Как он выразился: «Даже если плата окажется неудовлетворительной, хорошее отношение с иными тоже дорогого стоит!».
     Теперь оставались детали. Немаловажные детали. По большей мере касающиеся организационных вопросов, для решения которых было решено взять паузу. День-два, а там как пойдет. Мало ли, вдруг ещё какой-нибудь форс-мажор случится и поселению потребуются все силы, имеющиеся в наличии.
     – Саныч, а для тебя будет важная миссия! – обратился к снайперу Лось, когда собравшийся вместе отряд собрался откочевать в поселение для заслуженного отдыха. – По определенным причинам мы не можем пригласить к себе представителей иных. Это может вызвать ненужный… ажиотаж. Поэтому они останутся и будут ждать здесь. А чтобы не терять с ними связь, кто-то должен составить им компанию и, как понимаешь, этот кто-то – ты. Надо говорить почему?
     Этого следовало ожидать, поэтому Санычу осталось только вздохнуть и готовиться ночевать «в поле», пока его товарищи будут мять мягкие перины. Ну и порадоваться, что такая несправедливость долго не продлится.
     – Это и так понятно! – издав горестный вздох произнес он и добавил крылатой фразой. – Если не я, то кто?
     Лось заметно обрадовался, что подчиненного не пришлось уговаривать или, что ещё хуже, успокаивать.
     – Вот и правильно! – с одобрительной улыбкой произнес он. – Мы не забудем твою жертву! А чтобы ты в компании иных не заскучал, для тебя будет ещё одно задание. Попытайся узнать о них как можно больше. Это важно.
     – Сомневаюсь, что они будут со мной откровенничать, – усомнился Саныч. – Во всяком случае, вот так сразу.
     – Не попробуешь – не узнаешь. А в перерывах между разговорами, пробегись ещё раз по уцелевшим домам. Парни их осматривали впопыхах и запросто могли упустить что-нибудь ценное. Если вдруг что, свяжешься со мной или с кем-нибудь из бездельников на наблюдательном пункте.
     – Каким образом? Постучу хреном по столу в ритме морзянки?
     – Ах да! – хлопнул ладонью себя по лбу Лось. – Тебе же нужна рация! Возьмешь её у Потапыча. У его рации заряд почти полон, так что тебе должно хватить. Ещё вопросы имеются?
     Конечно имеются! И самый главный…
     – Жрать я что буду? Что-то я сомневаюсь, что эти, – Саныч кивнул на две безмолвные, закутанные в плащи фигуры, – будут меня кормить. Наверняка у них у самих жрать нечего. А я свои запасы уже подъел. Кто же знал, что мой рейд настолько затянется.
     – Не боись, будет тебе жратва. Как только вернемся, сразу отдам соответствующую команду. И это… не знаю, кто понесет посылку, но они на подходе должны будут связаться с тобой по рации. Если кто дуриком полезет, стреляй без разговоров. Ещё вопросы будут?
     – Что делать в случае перезагрузки?
     – Совсем дурной что ли? – удивился Лось. – Она же только что была!
     – Ну… – Саныч развел руками, – сюрпризы иногда случаются.
     – Раз уж ты такой параноик… Короче, если такая фигня случится, сделаешь следующее – сначала свяжешься с постом и сообщишь о ситуации, затем свяжешься со мной и только после этого выводишь наших гостей из локации.
     – На пост?
     – Нет. Не хватало ещё чтоб наши ополченцы с перепугу по иным палить начали. Выведешь их в сторону развалин гипермаркета. Там найдете укрытие и подождете транспорт.
     – Там же до хрена зомби! – ошарашенно воскликнул Саныч.
     – Они только возле развалин крутятся, а до них достаточно далеко. Там на полпути найдешь, где можно безопасно укрыться. Насколько я помню, там есть несколько разрушенных до основания домиков. В двух или трех сохранились подвалы. Вот в одном из них и пересидите. Ну, или ещё что найдешь. Ты у нас парень с головой, так что не пропадешь.
     Вроде бы и похвалил, но у Саныча почему-то такое ощущение, словно его в говне искупали. Не понравилось Лосю, что возможность общаться с иными не у него, а у Саныча. Вот он и кривится. Лишь бы только недовольной мимикой дело и ограничилось. Не хотелось бы заиметь врага на пустом месте. Тем более врага в лице своего командира.
     Попрощавшись с Санычем, парни отправились в поселение. Саныч провожал их взглядом пока они не скрылись из виду, затем вздохнул, развернулся и… не обнаружил рядом с собой иных. Пока он предавался внутренним терзаниям, те абсолютно бесшумно скрылись в доме, оставив дверь гостеприимно открытой. А раз так, значит и ему стоит последовать за ними.
     Изнутри домик гораздо меньше, чем кажется снаружи. Всего две комнаты, из которых одна совсем маленькая и практически доверху заваленная мусором, а вторая наоборот – довольно большая и абсолютно пустая (за исключением двух представителей иной расы), словно из неё выкинули всё подчистую, а стены и пол отдраили с хлоркой. Ну просто стерильная чистота! Ничего подобного в Мегаполисе Санычу видеть ещё не доводилось!
     Неужели это иные так расстарались и расчистили? И когда только успели?!! А может…
     У Саныча мелькнула мысль, а точнее предположение, что ракшасы могли в этой комнате ждать переноса не один день. Они ведь сами сказали, что появились не случайно. А значит, они готовились к переносу и запросто могли заранее расчистить себе место.
     Вслед за этим предположением появился закономерный вопрос – кто собственно говоря скрывается под личинами иных? Логично было бы предположить, что это тоже участники шоу, только в отличие от Саныча и ему подобных более привилегированных. Однако есть несколько деталей, которые с этой версией плохо стыкуются. Каждую по отдельности можно как-то объяснить, но вот все вместе они просто отказываются складываться в цельную картину. Даже если отбросить в сторону нелогичное появление «стерильной» комнаты, которую можно объяснить созданием некоей легенды для новых действующих лиц. Например, странное для обычного человека поведение иных или способ их общения. А зачем была нужна та научная… хрень, которой ракшасы (или кто они там на самом деле) пытались загрузить мозг бедного Саныча? Ведь всё можно было сделать проще и не менее эффектно. Хотя, о каком эффекте может идти речь, если всё общение проходило мысленно. То есть абсолютно незаметно для стороннего наблюдателя. Или в шоу предусмотрены субтитры?
     Из раздумий Саныча выводит необыкновенно яркий образ накрытого стола и последовавшая за ним фраза, приглашающая его разделить с иными трапезу. Вот и ещё одна непонятка. Откуда здесь взялись стол, стулья и еда (вполне себе человеческая), если ещё пару минут назад ничего не было? Саныч готов дать руку на отсечение, что это всё появилось буквально из воздуха! Чудеса, да и только! Впрочем, удивление удивлением, а желудок при виде еды тут же издал требовательный «вопль»!
     Испробовав первое, а именно солянку, Саныч удивился ещё раз. Свеженькая, горячая… Как?!! И на этот вопрос неожиданно получил ответ:
     – «У нас есть некоторые возможности…»
     От удивления наш герой поперхнулся и уставился на своих сотрапезников. А они именно этот момент избрали, чтобы откинуть капюшоны, открыв взгляду свои змеевидные головы. Саныч конечно не ксенофоб и был готов к чему-то подобному, но видок у ракшасов всё же пугающий. Особенно пугают глаза с вертикальными зрачками и прикрывающая их неприятного вида пленка, которая то появляется, то исчезает.
     – «Если наш вид тебе неприятен, то мы готовы скрыть лица…»
     Прозвучавший в голове голос был буквально наполнен пониманием и сожалением, а переданные ракшасом эмоции были настолько сильными, что Саныч тут же устыдился своего поведения и с чувством сказал:
     – Нет, нет, всё нормально!
     И только потом он сообразил, что его не понимают, засуетился, достал оставленный ему иными переводчик… Суету остановила когтистая и на удивление теплая (холоднокровные же!) рука сидевшего рядом ракшаса, которую он положил на плечо Санычу.
     – «Не надо суеты! Твои эмоции всё сказали за тебя!»
     И надо же такому случиться, что именно в этот момент зашипела рация и чей-то хриплый голос спросил:
     – Саныч, в канале?
     Вздрогнув от неожиданности Саныч потянул из кармана рацию и ответил:
     – Тута я!
     – Принимай провиант! Нам сторого-настрого запретили подходить к поселку, так что ждем тебя на берегу озера в ста метрах от околицы. Здесь ещё старая ива с расщепленным стволом…
     Естественно Саныч никакой ивы не помнил, но это и нет так важно. Важнее другое, надо как-то сказать иным о вынужденной прогулке. Он тут же ухватился за прибор иных, но даже не успел его включить, как «услышал»:
     – «Если надо идти, иди. Нас это не обидит.»
     Вот как тут не задуматься над тем, что эти рептилии могут читать мысли? Вот и Саныч задумался. Правда не долго. Ровно столько, сколько потребовалось времени дойти до посыльных быстрым шагом. А там…
     На берегу озера стояли два колоритных персонажа. Один высокий и тощий, словно глист. Другой низенький и полный, как колобок. Внешность у обоих откровенно разбойничья. А уж их одежда – это отдельная песня. Оба нарядились в ватники, тёплые ватные штаны, ушанки, валенки! И это несмотря на тридцатиградусную жару, которая стоит уже не первый день! А вооружение? У одного за спиной висит кремневая «дура», у которой отдача должна быть конская, а у другого на поясе висит что-то среднее между топором лесоруба и боевой секирой. Это же просто жесть! Саныча так и тянет спросить, откуда эти два персонажа выбрались, но потом он решает оставить неуместное любопытство при себе. Мало ли как ЭТИ отреагируют. Лучше он потом у «третьих» лиц поспрашивает, что они такое и откуда такие красивые нарисовались.
     Притащили эти красавцы внушительных размеров рюкзак, заполненный по самое «не хочу». Саныч думал, что всё это продукты, и даже задался вопросом: а на кой ему столько? А по факту оказалось, что продуктов не так уж и много. Помимо пакетов с крупой и консервов, в рюкзаке оказались и такие необходимые в походе вещи, как котелок или спальный мешок, которые заняли львиную долю внутреннего пространства.
     – Надо бы сказать спасибо тому, кто собирал этот рюкзак! – пробормотал Саныч и поднял глаза, желая узнать у посыльных, кому он должен быть благодарен, однако тех уже и след простыл. – Ушли? Шустрые ребята, однако.
     Вроде бы только мельком в рюкзак заглянул, а ушанка длинного мелькает далеко в стороне поселения. Короткого же вообще уже не видать. Просто неимоверная скорость у этих странных типов оказалась. Впрочем, одной странностью больше, одной меньше… а там между прочим обед стынет! Да ещё и этот рюкзак, довольно таки увесистый, тащить надо!
     Пока Саныч ходил за «посылкой», ракшасы благополучно закончили трапезу и приступили к… хотел сказать чаепитию, но это был явно какой-то другой напиток с ярко выраженным травянистым запахом. Надо сказать, довольно приятным. Во всяком случае, Саныч бы не отказался попробовать. Только вот для начала не мешало бы не дать остыть еде, которая по чьему-то недосмотру (не будем тыкать пальцем) до сих пор стоит на столе и стынет!
     После плотного обеда неудержимо клонит в сон. Здесь сказывается и бессонная ночь, и общая, накопившаяся за дни ударного труда усталость. Но как можно удержаться и не попробовать ароматный напиток, что с видимым удовольствием потребляют иные? Даже не смотря на их лишенные мимики физиономии прекрасно видно, что он удался. Однако перед Санычем ставят совсем другой напиток, а на вопросительный взгляд, следует комментарий: «Людям нельзя!», после чего следует пара картинок – образов. На одной изображен пьющий из чашки человек, весь из себя благообразный, а на другой этот же человек, только более похожий на дикого зверя, явного клиента психиатрической лечебницы. Образы были настолько яркими, что Саныч невольно впечатлился и с опаской покосился на предложенный ему напиток. Это была прозрачная, голубоватого цвета жидкость с нежным приятным запахом морозного утра. На внешний вид вроде бы ничего угрожающего. Но это ведь ещё ни о чем не говорит?
     – «Это полезно и совершенно безопасно, пей!» – успокаивает Саныча стоящий рядом ракшас и подмигивает. Лучше бы он этого не делал. Очень уж его подмигивание неприятно выглядит. После подобного хочется не пить, а поскорее оказаться где-нибудь подальше от обладателя змеиных глаз. Но и обижать гостеприимных хозяев отказом не очень хочется. Мало ли к чему приведет столь опрометчивый поступок. В конце концов не отравят же они его. Пока предпосылок для этого не было.
     Решившись, Саныч сделал небольшой глоток. Вкус у напитка интересный. Чем-то напоминает мятный квас с привкусом… чего, Саныч затрудняется сказать, но черт возьми, это было вкусно! А главное эффект! Усталость сразу отступила, словно её и не было, а самочувствие заметно улучшилось. Вот только спать хотелось по-прежнему. Это не осталось незамеченным иными и один из них «сказал»:
     – «Не нужно мучить организм, ложись спать! Сейчас это абсолютно безопасно. А в случае опасности, мы тебя разбудим.»
     Далеко не каждый рискнет спать в присутствии посторонних, которые даже не люди, а существа иной расы. Особенно если учесть те нехорошие слухи, что ходят среди обитателей поселения (общины) дачников. Вот только если спать очень хочется, то стоит ли задумываться насчет абстрактной опасности? Вот и Саныч решил (в очередной раз!), что если бы его хотели убить, то он давно бы уже был мертв. Поэтому он спокойно разложил спальник, упаковался в него и уже спустя пять минут попал в царство Морфея.
     Приснившийся Санычу сон был… странным. В нем один чешуйчатый организм, более всего похожий на ящерицу-переростка, одетый в классический деловой костюм пытался научить его мысленному общению. И даже не безуспешно. Правда Саныч долго не мог понять, как можно одновременно сосредотачиваться на собеседнике и формировать некий образ или мысль-сообщение. Но в конце концов у него начало что-то получаться. И надо же такому случиться, что в этот момент такой интересный сон самым наглым образом прервали. С Санычем желали пообщаться представители верхушки общины.
     – Саныч, ответь Старому! – громко сообщила из нагрудного кармана рация.
     – «И на кой я её туда засунул!» – подумал Саныч с трудом выплывая из объятий Морфея и разминая затекшие от сна в неудобной позе конечности. – «Надо было её вообще выключить!»
     – Саныч Старому! – продолжает надрываться противный прибор.
     – Слушаю!
     – Выйди на то же место, куда тебе еду приносили. Поговорить надо. И это, – собеседник малость замялся, – прибор иных с собой захвати.
     Как только Саныч про прибор услышал, так ему всё сразу стало ясно. Будут искать, кто ещё помимо него сможет вести диалог с представителями иной расы. Наверное, это правильно. Случись что с единственным способным общаться с ракшасами человеком – это будет для общины по меньшей мере неприятно. Вот и решили «большие» люди маленькой общины подстраховаться. Лезть напрямую с проверками к иным они не стали и решили проблему вот таким вот образом.
     Выбравшись из спального мешка, наш герой в первую очередь посмотрел, чем заняты ракшасы. Те раскрыли над столом голографический экран, и что-то над ним активно обсуждали. Если судить по активной жестикуляции и то и дело раздающемуся змеиному шипению, дискуссия была бурной. Так что на телодвижения Саныча им было глубоко насрать. Он незамеченным вышел из дома и направился к месту встречи.
     У озера стояла в нетерпеливом ожидании целая делегация в лице наиболее важных для поселения людей. Для полного комплекта не хватало только Большого. И то, наверное, только потому, что он ещё не вернулся в поселение из своей поездки.
     – Здравствуй, дорогой! – радушно поприветствовал Саныча Старый, когда тот приблизился к компании, и даже изволил изобразить дружеские объятия. – Я думаю, ты уже догадался зачем мы тебя побеспокоили?
     – Ясен пень! – Саныч утвердительно кивнул и достал «прибор». – Чтобы проверить присутствующих здесь людей на возможность поработать с ракшасами.
     – Ты не обижайся. Сам понимаешь… – зачем-то начал извиняться второй по значимости человек в поселении.
     – И не думал обижаться, – пожал плечами Саныч. – Это вполне логичный ход с вашей стороны.
     – Вот и хорошо! Тогда показывай, что там с этим прибором…
     Каким же было разочарованием для Старого узнать, что ни один из них не может взаимодействовать с прибором иных. Что там говорить, ни один из них его даже включить не смог! А ведь там самый обычный сенсор! Во всяком случае, так думал Саныч. А оказалось, что даже сенсор, и тот обладает защитой от «дурака».
     – Плохо! – покачав головой произнес Старый после того как последним проверил свои возможности. – Я думал у нас хоть какой-то выбор будет. Все же отправлять зеленого новобранца в столь опасное путешествие – не самый хороший шаг.
     Саныч попытался что-то там возмущенно вякнуть, но где там!
     – Знаю, знаю! Ты суперстрелок и всё такое! – на лице Старого на мгновение появилась ехидная усмешка и тут же исчезла словно мираж в пустыне. – Вот только это не отменяет того факта, что в Мегаполисе ты новичок и для нормального рейда, мягко говоря, не готов. И команда твоя не готова. Из всех распи***ев, один только Потапыч более-менее опытный. Будь он хоть немного более ответственным, то именно он бы и возглавил группу, а не Лось, которому кроме сомнительной военной подготовки и похвастаться-то нечем. Ладно, пойду я думу думать, а ты иди, пока ракшасы тебя искать не начали.
     Старый сделал несколько шагов по направлению к поселению вслед за ушедшими вперед подчиненными, приостановился и обернувшись добавил:
     – Готовься, дорогой товарищ, к походу дальнему, полному опасностей и лишений.
     Явно какая-то цитата, вот только откуда? Впрочем, Саныча этот вопрос мучает буквально пару мгновений. Где тут задумываться о подобных мелочах, когда впереди такая перспектива маячит! Приключения, романтика, всё такое прочее… Радоваться надо, а не забивать голову всякой мелочевкой. Вот Саныч и радуется, предвкушая интересное путешествие и триумфальное возвращение домой, купание в лучах славы и прочая, и прочая в том же духе. Эх, знал бы он на что подписывается, то так бы не радовался.
     Вернувшись и заглянув в дом, Саныч увидел картину из разряда «всё те же, всё там же». Ракшасы по-прежнему заняты обсуждением чего-то важного. Причем на этот раз человек чувствует, что это обсуждение как-то связано с их предстоящим путешествием. Он решает не мешать обсуждению, а воспользоваться моментом и пока ещё не стемнело своими глазами осмотреть окружающие их дом руины. Начать на его взгляд стоит с соседних развалин, которые парни незаслуженно упустили из своего внимания. То, что от дома остался один холмик, ещё не значит, что там нет ничего заслуживающего внимания.
     Как это ни странно, но кое-что любопытное попадается на глаза уже через пять минут беглого осмотра развалин. Это придавленная полусгнившей балкой крышка подвала, которая осыпается вниз от не самого сильного удара ноги. Сам подвал, а вернее будет сказать подпол неглубокий. Всего лишь полтора метра или около того. Внутри…
     Саныч осторожно, чтобы не повредить ноги о лежащий внизу мусор спустился в подпол и увидел то, что будет ещё долгое время преследовать его в кошмарных снах. Там, в каменном мешке, в окружении пустых полок и штабелей с брикетами угля лежали два детских тела иссохших от времени до состояния мумий. Мальчик не старше пяти лет и девочка чуть постарше, которые исходя из окружающей обстановки скончались от голода и жажды. От такой картины в реале Саныч уже был бы в глубоком шоке. А здесь… здесь тоже ударило по нервам, но от осознания нереальности произошедшего, гораздо мягче. И в этом Санычу повезло, потому как самое страшное было ещё впереди!
     Дернуло же его подойти к телам, чтобы посмотреть поближе! Теперь он надолго запомнит, что покой мёртвых лучше не тревожить. Стоило только Санычу приблизиться к телам на расстояние метра, как те резко начали проявлять признаки жизни! И если сначала у Саныча мелькнула мысль, что дети каким-то чудом выжили, то после того как мальчик вцепился зубами (явно нечеловеческими) ему в ботинок, она шустро исчезла, а на её место пришло осознание нешуточной проблемы. Как расправиться с двумя довольно шустрыми упырями в условиях ограниченного пространства? Когда они мелкие и низкий потолок для них не проблема, а Саныч вынужден встречать опасность в согнутом положении!
     Пока один упырь терзает своими зубами ботинок, он не представляет серьёзной угрозы. Гораздо опасней второй, который уже метит вцепиться нашему герою в незащищенную шею. Если бы не стеллаж под боком, то быть бы уже Санычу пищей «туристов». А так упырь всё ещё пытается подобрать удобный момент для атаки и теряет свой шанс на успех. Чувство сохранения Саныча наконец берет верх над другими чувствами, он берет в руки «ПМ» и выстрелом в голову окончательно упокоевает наиболее опасную тварь, в которую превратился несчастный ребенок. А вот со вторым выстрелом и второй целью неожиданно возникает проблема. Мало того, что осечка, так ещё и патрон в стволе перекашивает намертво. Саныча и так плющит, а тут он чуть ли не в истерику скатывается. Благо на ситуации это сказывается самым благоприятным образом. Наш герой, находясь в состоянии глубочайшего шока (если это так можно назвать), рукоятью пистолета начинает колотить по голове вцепившегося в ногу упыря. Со всей силы колотить. И бил он пока руки не устали. Даже не обратил внимания, что голова упыря уже давно превратилась в прах. Всё бил и бил… а потом опустился без сил на земляной пол и уставился невидящим взором на два маленьких обезображенных тела.
     Пришел в себя Саныч уже в полной темноте. Почти полной, потому как сквозь квадратный проём внутрь ещё попадает немножко света и видно кусочек стремительно темнеющего неба. Надо бы поторопиться и вернуться под защиту стен до темноты, но и без осмотра подвала уходить не хочется. Тела на полу? Что же, Саныч постарается смотреть на них без содрогания. А ещё лучше в их сторону и вовсе фонарик не направлять!
     Осмотр подвала затягивается. По большей мере из-за нежелания Саныча смотреть на тела несчастных детей. Тем не менее время потрачено… А вот тут нельзя точно сказать, зря или не зря. В самом дальнем углу Саныч нашел металлическую шкатулку с простеньким геометрическим узором. В ней были несколько золотых украшений: серьги-гвоздики, два обручальных кольца и тоненькая цепочка-браслет, а также стопочка пластиковых карточек с непонятными символами на них. С золотом всё понятно. Большой ценности в Мегаполисе оно не представляет. Разве что попадется особо повернутая на желтом металле личность. Но те скорее постараются его отобрать, чем обменять его на нечто равноценное. А вот что собой представляют пластинки из прозрачного пластика, испещренные неизвестными символами – непонятно. Явно что-то ценное. Иначе они не оказались бы вместе с золотом.
     Что это за пластинки выясняется, когда Саныч возвращается в свое временное пристанище. Один из ракшасов заметил, как тот с недоумением рассматривает свою находку и вносит ясность. Оказывается, в их родном мире такие деньги. Точнее не совсем деньги, а скорее что-то вроде ценных бумаг, облигаций или долговых расписок. Короче говоря, как их не назови, все варианты будут верными. Обычные в нашем понимании деньги у них уже давно не ходят. Их заменили безналичные расчёты при помощи индивидуальных терминалов. А вот такие пластиковые штуки используются в тех случаях, когда терминалом по какой-то причине воспользоваться не представляется возможным. Чем-то похоже на использование чековой книжки получается. Только листы не бумажные и заполняются отнюдь не ручкой. Как понял Саныч, для этого требуется прибор подобный тому, что он использует в качестве переводчика. А может и такой же… Ну да, вот ракшас показывает, как можно посмотреть сумму что находится на пластинках. Для этого нужно нажать пиктограмму со странным символом на рабочем столе прибора, после чего сбоку открывается узкая щель, в которую нужно вставить часть пластинки. Ту, на которой нанесено много-много мелких символов. Потом следует ещё одно нажатие на пиктограмму и на экране отображается сумма, а также банк, который её обеспечивает. Короче говоря, хрень, которую в местных условиях использовать не получится. А жаль. Саныч из любопытства посмотрел, сколько хранится на картах. Там была довольно крупная сумма.
     – «Не спеши выбрасывать,» – сказал ракшас. – «Если наша миссия увенчается успехом, то я заберу их в обмен, на кое-что интересное.»
     Не понятно, то ли утешил, то ли действительно выполнит обещание. Впрочем, вес у пластинок небольшой и места много они не займут. Закинуть их в рюкзак и пусть валяются до поры. А выкинуть… оно всегда успеется.
     Убрав находки в глубины рюкзака, Саныч принялся готовить ужин. Пока он ползал по развалинам, иные уже успели покушать и стараться ради человека не спешили. Наоборот вскоре после его появления начали готовиться ко сну. Что в очередной раз удивило, так это то, что они из воздуха достали объемный сверток, который словно сам собой быстро превратился в нечто среднее между туристической палаткой и спальным мешком переростком. Саныч попытался воспроизвести уроки из сна и «послал» мысленный вопрос, откуда они берут предметы. Как это ни странно, но его поняли. Пусть и не с первой попытки. Когда наш герой получил ответ, то настолько удивился, что чуть не упустил смысл полученного сообщения. Кто же знал, что сон… это не просто сон.
     Оказывается, у иных есть нечто вроде пространственного кармана, где хранятся припасы и необходимые в путешествии вещи. Ракшасы попытались объяснить, как это работает, но быстро поняли бесперспективность этого, в связи с недостаточной образованностью Саныча. А по-простому это выглядит так. Имеется свернутое пространство объемом примерно полтора-два кубометра, в которое можно положить всё, что угодно. И это все, что угодно теряет 30% веса и долгое время не портится. Санычу такая штука пригодилась бы. Поэтому он сделал отметку в памяти – постараться не забыть её себе выпросить. Ну, когда все закончится.
     Перед тем, как забраться в своё сооружение иные предупредили Саныча, чтобы тот не покидал пределов здания. Они-де установили некую охранную систему. Убить может и не убьёт, но нервов и здоровья попортит знатно. Учитывая то, какие-возможности они показали и то, что они без тени страха или сомнения отправились спать, можно быть уверенным, что к предупреждению иных нужно отнестись со всей возможной осторожностью.
     Возможность убедится в том, что охрана иных действует, представилась довольно быстро. Саныч поужинал и стал собираться ко сну, как снаружи послышался звук мотоциклетного двигателя. Он ещё подумал, кто это такой храбрый по здешним условиям на мотоцикле может носиться. Выглянул в окошко и в свете луны, что огромным шаром поднималась над горизонтом, увидел… нет, не мотоцикл. Это была странного вида багги на которой передвигались два пассажира. Надо признать, что не смотря на весь свой… странный вид, это исчадие очумелых ручек передвигалось довольно шустро, пусть даже и очень громко. А закончилось это продвижение аккурат у дома, в котором заночевали наши герои. Очень лихо закончилось. Водитель «кобылы», не доезжая до дома буквально каких-то метров, вдруг вдарил по тормозам, багги замерла в клубах пыли, а её седоки, покинув транспорт и оглашая округу паническими воплями, на своих двоих рванули в обратную сторону.
     Что могло напугать незваных гостей? Учитывая способности иных, скорее всего это было что-то вроде ментальной атаки, в результате которой гости увидели какой-то очень жуткий мираж. Или просто испытали острое чувство страха, без видимой на то причины. Причем страх был настолько сильным, что вторженцы бежали обратно чуть ли не быстрее своей багги, оставив последнюю на произвол судьбы. Как саму машину, так и всё имущество, что в ней находится. Вряд ли много, но в скудных условиях общины, может сказаться очень даже неплохо.
     Саныч хотел было посмотреть, что там, но быстро передумал, задавив до поры благородные порывы хомяка и жабы. Не хватало ещё и ему улепетывать вслед тем несчастным. Пусть лучше «зверинец» подождет до завтра, а сейчас однозначно спать.
     К нормальным людям приходят нормальные сны, а к одному конкретному человеку во сне вновь заявился полоумный ящер и вновь начал изводить его своими уроками. Начали с повторения уже пройденного материала. На этот раз у Саныча получилось отправить собеседнику мысленное «сообщение» практически без проблем. Правда судя по ехидному шипению, что издал в этот момент ящер, получилось у него это не совсем правильно и даже, наверное, смешно. Впрочем, учитель удовлетворенно кивнул, а дальше началось форменное издевательство.
     Дальнейшее обучение Саныча ментальным премудростям уперлось в одну большую проблему. Ракшас не может объяснить человеку, что от него требуется. Причиной этому отсутствие у человека соответствующих понятий. Получается, что Саныч «слышит» что-то вроде – сделай «что-то» и получишь «то-то». Очень информативно, не правда ли? Будь ты семи пядей во лбу и то хрен догадаешься, чего от тебя требуется.
     После нескольких бесплодных попыток донести до человека нужную информацию ракшас переходит к личным примерам. Однако и это больше походит на попытку глухого объяснить слепому, как выглядит солнце. Саныч вроде бы что-то понимает, но именно что «что-то». Этого слишком мало, чтобы продвинуться в обучении хоть насколько-то.
     В конце концов ракшас плюнул на «бестолкового» ученика и растворился на задворках сознания, а на его место пришел нормальный сон. До самого утра Санычу снилась блондинка Леночка из конторы, у которой он в составе заводской бригады делал ремонт. И занимались они изучением гораздо более приятных вещей, чем те, что давал чешуйчатый изувер-мозгокрут.
     Утро начинается с приятного запаха свежеприготовленной пищи. Это ракшасы несмотря на ранний час приготовились приступить к завтраку. Заметив, что человек проснулся, они тут же пригласили его к столу. А на столе было… Как там говорится? Овсянка, сэр! Вот она самая и была. Это несказанно удивило Саныча. Он никак не мог подумать, что и ракшасы придерживаются правильного питания, в частности потребления по утрам столь нелюбимого Санычем продукта, как овсяная каша. А вот поди ж ты, и они её кушают!
     Действительность превзошла все ожидания. Приготовленная иными каша оказалась настолько вкусной, что исчезла в желудке Саныча буквально за минуту! А ведь он хотел отказаться от совместного завтрака! Лишь в последний момент решил не обижать иных отказом. И не пожалел об этом! Жаль, что добавка была не предусмотрена… а то вошедший во вкус Саныч мог бы и ещё пару тройку таких же тарелочек смолотить!
     За кашей последовал напиток, который по вкусовым качествам ближе всего к кофе. Во время неспешного потребления напитка Саныч осознал, что ночные мучения прошли не даром. Ему стало заметно проще общаться с иными. И он сам более не прибегает к помощи прибора чужих, и их «речь» стала восприниматься гораздо легче. Он даже начал чувствовать некие эмоции, исходящие от ракшасов во время диалога. А также начал понимать всё ими сказанное, как бы это сказать, более глубоко что ли. Интонации, подтекст, потаенный смысл… пусть и не полностью, но стали чуточку понятней. Именно этот факт позволил наконец отличать одного ракшаса от другого. Как уже говорилось ранее, представители иных внешне выглядели одинаково, поэтому у Саныча частенько возникали проблемы с определением, с кем именно он общается. А после той ночи эта проблема исчезла. Так же он узнал имена иных. К сожалению, переведенные на наш язык, они звучат как полная белиберда – длинно и невнятно. К примеру, Легкий аромат сирени в ночи под Луной. Как вам такое имя? А в их исполнении это всего лишь ощущение этого запаха и впечатление от созерцания красоты ночного светила, переданные одним секундным посылом. Чтобы упростить дальнейшее повествование, автор принял решение называть одного ракшаса – специалиста по межрасовым отношениям и менталистике – биологом, а второго – занимающегося природными и рукотворными аномалиями – физиком.
     После легкого завтрака ракшасы занялись какими-то своими научными разработками, а Саныч отправился посмотреть, чем же одарили выживальщиков давешние незваные гости. Каково же было его удивление, когда вместо одной неказистой багги он обнаружил сразу три транспортных средства! Кроме уже упомянутого продукта местного автопрома рядом с домом были: поцеловавший дерево, модернизированный под местные условия УАЗ-буханка и футуристического вида бронеавтомобиль неизвестной конструкции, застрявший на крупном обломке соседнего здания.
     Багги… это багги и ничего кроме багги. Смотреть там особо не на что. Разве что можно задуматься на предмет, как ЭТО может работать?!! УАЗ так же оставлял желать лучшего. Сама машина если и подлежит ремонту, то сил и ресурсов на это уйдёт немерено. Полезного груза так же не имеелось. Похоже его пассажиры из того разряда, что всё ценное носят с собой. А вот броневик порадовал. Во-первых, он сам по себе представляет немалую ценность, а во-вторых в нём есть груз! Заглянув внутрь Саныч обнаружил две штурмовые винтовки, закрепленные в специальных креплениях под крышей, а в багажном отделении нашелся цинк с патронами для них и два ящика осколочных гранат (один початый). Так же стоит упомянуть две коробки ИРП, но на фоне прочих находок они скромно теряются. Даже замечены были далеко не сразу.
     Броневик конечно порадовал, но он же мог и принести нешуточные проблемы. Дело в том, что на таких машинах всякая гопота не ездила. Да и из тех, кто посерьёзней так же далеко не каждый мог себе позволить подобный транспорт. Это значило, что рано или поздно его хозяева могли возжелать его обратно. И вполне возможно, что с применением силы. Поэтому Саныч, как только смог связно мыслить, поспешил связаться с начальством.
     
     Отступление
     
     Раннее утро. Беседка на заднем дворе дома Большого.
     В поселение Большой вернулся только под утро и сразу пожелал пообщаться со Старым, послав за ним своего водителя. Когда Старый появился во дворе главы поселения, то был тут же приглашен в беседку, где уже был организован самовар и всё, что прилагается к чаепитию. А после первой выпитой чашки ароматного напитка начался собственно сам разговор.
     – Что надумал? – спросил Старый повторно наполняя свою чашку.
     – А что есть варианты? – Большой раздраженно хлопнул ладонью по столу. – Придется отдавать дело в руки наших военных товарищей!
     – А не боишься, что нас потом просто прокинут?
     – Боюсь! Ещё как боюсь. Да что там говорить, скорее всего так и будет! – ещё один хлопок по столу, на этот раз более сильный. – Но что ты предлагаешь? Нам ведь некого послать на эту миссию! Людей и так не хватает. Дошло до того, что на передний край ставить некого.
     – Ты слишком драматизируешь…
     В отличие от излишне эмоционального лидера поселка, Старый был абсолютно спокоен и продолжал методично уничтожать свежую выпечку, запивая её чаем.
     – …а ведь есть готовое решение проблемы!
     – Заинтриговал, – Большой в ожидании уставился на собеседника. – Ну же, не тяни кота…!
     – Команда Лося!
     – Да толку от них!
     – Ну что ты руками машешь? Сам же только что сказал – толку от них! – Старый сделал паузу и набулькал себе ещё чашку. – Опыт какой-никакой имеется, так что шансы у них есть. А пропадут, никто особо жалеть не станет. Одно только, Саныча с его талантами потерять жалко будет. Но здесь уж деваться некуда.
     – А как же Потапыч? – удивился Большой. – Он же вроде бы из твоих будет. Неужели не жалко?
     – Не оправдал надежд! – жестко ответил старший безопасник. – Слишком много ветра в голове. Если пропадет, сильно жалеть не стану.
     Большой недоверчиво покосился на собеседника, но развивать тему взаимоотношений не стал. Вместо этого он поднял вопрос обеспечения.
     – Ладно. Допустим, я с тобой согласился. Что с обеспечением? У них нет ни нормального оружия, ни амуниции. Про транспорт я вообще молчу. Не отпускать же их на грузовичке Потапыча!
     – Пусть отправляются с тем, что есть. Мы не можем себе позволить на неизвестный срок потерять те несколько единиц продвинутого оружия, что у нас есть. С амуницией тоже не всё так просто. Ну а что касается транспорта, то я решу этот вопрос.
     – Такое ощущение, словно ты хочешь слить иных. А вместе с ними и наших ребят.
     – Что ты такое говоришь, Большой?!! Просто я стараюсь учесть все варианты, развития событий!
     – А может это в тебе говорит банальная жадность?
     Большой поднялся из-за стола, подошел к выходу из беседки, достал из кармана мятую пачку сигарет и закурил.
     – Ты, Старый, и знания иных получить хочешь, и не приложить для этого никаких усилий! Это выглядит по меньшей мере странно, не так ли?
     – Ты не прав! – вскинулся главный безопасник. – Но будь по-твоему, они получат всё по высшему разряду! Только если в случае нападения на поселение, нам нечем будет защищаться, кого ты тогда винить будешь?!!
     – Ты хочешь сказать, что отправить команду Лося с пустыми руками, это золотая середина?
     – Именно это я и хочу сказать! Нельзя бросаться в крайности! Нет у нас такой возможности!
     В этот момент зашипела рация на груди Старого.
     – Старый Лосю!
     – Вот видишь! – Старый потряс извлеченной наружу рацией. – Этот вызов словно подтверждает мою правоту! Сейчас я вызову его сюда, и мы ещё раз обстоятельно поговорим…

Глава 7

     Не прошло и получаса после разговора Саныча с Лосем, как к рыбацкому поселку наведалась представительная делегация в виде первых лиц поселения и их вооруженной охраны. Последних, чтобы не смущали (а точнее не смущались) ракшасов оставили в отдалении, а к нежданным трофеям подошли лишь трое – Большой, Старый и плетущийся у них в хвосте Лось. На УАЗ и багги они дружно махнули рукой, а Старый так даже плюнул презрительно. Броневик же – другое дело. Он надолго приковал к себе начальственное внимание. Господа начальники его чуть ли не под микроскопом изучили, чему-то там загадочно усмехаясь. Саныч попытался высказать связанные с броневиком опасения, но Старый только отмахнулся:
     – Да знаю я хозяев этого броневичка! Если они и смогут доставить проблем, то только самим себе! – и припечатал: – Неудачники!
     Этот факт не может не радовать, хоть и остаются кое-какие сомнения. Всё же не могут неудачники обладать хорошей техникой и оружием. Но если Старый говорит так, значит у него есть на это причины. А раз так, то почему бы и не попробовать наложить лапу на одну из винтовок?
     – Фиг тебе! – отвечает безопасник на невинную просьбу Саныча. – Но можешь не расстраиваться. Винтовки достанутся членам твоей группы. Думаю, они не откажут и дадут тебе сделать выстрел-другой.
     Саныч попробовал изобразить жалобные глазки котика из мультика, но Старый остался непоколебим.
     – Фу, что за страшная гримаса! – скривился он брезгливо. – С таким лицом только подаяние просить! И то, скорее по шее дадут!
     Большой с Лосем дружно хрюкнули, старательно скрывая смех.
     – И не говори, Старый! На редкость мерзкая физиономия получилась! Ладно, смех смехом, а про дела тоже забывать не стоит! – Большой повернулся к Лосю. – Бери это чудо техники и тащи в мастерскую. Пусть там под мудрым руководством Потапыча ему ТО сделают. Оружие… сдашь пока в оружейку. А то знаю я вас! Все патроны на воздух спустите!
     – Да ладно тебе! – возмутился Лось. – Когда это я…!
     – Я могу напомнить! Смотри, заморочусь и вечером патроны пересчитаю. Не дай бог… Ты меня понял? Фу, что у вас с Санычем за мода такая морды страшные кривить? Не поможет! Гранаты тоже не взрывать! Сам знаешь, они у нас на вес золота!
     Глава поселения на мгновение задумался, словно вспоминая, всё ли он сказал, а затем, окинув Лося внимательным взглядом, добавил:
     – Впрочем, я поеду с тобой. Во избежание, так сказать. Старый, ты со мной?
     – Нет, мне ещё пару слов Санычу нужно сказать.
     – Так мы и подождать можем.
     – Не стоит. Я с нашими архаровцами пойду, – махнул рукой в сторону «свиты» Старый. – Если их оставить без присмотра, они и начудить чего-нибудь могут.
     – Ну, тебе виднее… Лось, заводи телегу!
     Броневик басовито урча дизельным двигателем уехал в сторону поселения. Старый проводил его задумчивым взглядом и повернулся к Санычу.
     – Слушай сюда! Завтра, край послезавтра будь готов вместе с группой отправиться сопровождать иных в их путешествии. У тебя есть время до вечера, чтобы подумать, что тебе потребуется доставить из поселка. Вечером сюда прибудет ваш проводник чтобы проработать маршрут. С ним и передашь свои хотелки.
     – Э-э-э…
     – И не проси! Винтовку не дам!
     – Да я всего лишь хотел сказать, что мне потребуются патроны. К «ТТ» и пятерку на калаш. Ну и сам калаш из дому прихватить не мешало бы. Вещи на сменку ещё… Больше ничего просить не собирался.
     – Вон оно что… Будут тебе патроны. Много не обещаю, но что-то да найдется. Вещи… По дороге у вас будет возможность разжиться вещами. Впрочем, как и едой. Так что свой паек не экономь. В дорогу достаточно взять самый минимум. Ладно, я пошел, а ты думай. Может ещё чего надумаешь.
     До вечера Саныч занимался планомерным осмотром окружающих развалин. Чем ему ещё заняться, как не по руинам шариться? Иные какими-то расчетами заняты и на общение с кем-либо со стороны не настроены. «Услышали», что скоро в путь, изобразили радость и вновь ушли в свои заботы. Вот наш герой и вынужден был убивать время вот таким вот образом. И ладно если бы толк от этого был, а то ничего хоть сколь-нибудь ценного на глаза так и не попалось. Оставалось только порадоваться, что в отличие от вчерашнего дня прогулка прошла тихо и спокойно.
     Вызов по рации прошел в тот момент, когда наш герой осматривал найденный на руинах ржавый тесак и оценивал его на предмет дальнейшего использования. Новенькая, словно только что покинувшая руки мастера наборная рукоять из разноцветных кусочков материала похожего на пластик, прозрачного как слеза и имеющего шероховатую поверхность, и ярким контрастом к ней покрытое слоем ржавчины слегка щербатое лезвие. Этот нож ещё можно вернуть к жизни, но времени и сил потребуется не мало. Стоит ли оно того? Вряд ли! Но больно уж рукоять хороша, поэтому вместо того, чтоб отправить нож в полет до блажащей кучи мусора Саныч заворачивает его в более-менее чистый кусок тряпки, найденный здесь же и получившийся сверток кое-как засовывает в карман (Нет, не отрежет! Потому как шибко ржавый!). Только после этого он тянется за непрерывно шипящей (Матом!) рации!
     – Снайпер, ё***! Ответь Тени!
     Даже сквозь жуткие помехи, что довольно частое явление в этом мире, в голосе вызывающего… а точнее вызывающей, слышно едва сдерживаемую злость и желание надрать кое-кому задницу. Чтобы не нагнетать, Саныч не заморачивается вопросом о внезапном появлении нового позывного и спешит ответить:
     – На связи!
     – Ну наконец! Ты там что, спишь что ли?
     – Типа того. Только выбрался из подвала и тут сразу ты!
     – Какой подвал? Шутишь что ли? Тоже мне нашел время! – возмутилась Тень. – Топай сюда! Быстро!
     – А сюда – это куда? Я, знаешь ли, не ясновидящий!
     – На берег озера! Жду тебя у крайнего дома.
     Тень оказалась крутой девочкой. Среднего роста, худощавая (даже слишком), неровно остриженные у плеч каштановые волосы, неприметное «серенькое» лицо – и вся эта красота упакована в цифровой камуфляж «лес», а дополнительной крутости придает штурмовая винтовка «Тавор» (под патрон 5.45). Так же имеется висящая на поясе кобура и, судя по виднеющейся рукояти, в ней явно не «ПМ». Совсем не «ПМ», а как бы даже не «Пустынный орел». Больно уж внушительно рукоять выглядит. Любопытно было бы посмотреть, как эта… худосочная дамочка из него стреляет! Впрочем, если это и есть их проводник, то такая возможность наверняка представится.
     Несмотря на неказистый вид Тени, Саныч задумывается о том, что у него уже давно не было женщины, а этот вариант из всех, что встречались ранее, самый предпочтительный. Организм Саныча известным образом выражает с этим выводом согласие. Поэтому в борьбе с гормонами наш герой упускает из внимания момент с приветствием. Оно и к лучшему, иначе он мог бы узнать о себе много нового и далеко не факт, что это его порадовало. А так к монологу дамочки он снизошёл к самому его завершению.
     – … (цензура)!
     Что предшествовало этому слову, коим называют занимающуюся древнейшей профессией женщину – хрен его знает, а переспрашивать себе дороже. Поэтому Саныч сделал лицо имбецила с легкими проблесками сознания и уставился на закончившую буянить дамочку.
     – Чего смотришь? Веди давай!
     А голос-то, под стать внешности. Тоже не блещет. Особенно когда вот так, на повышенных тонах. Ну хоть на ультразвук не перешла и на том спасибо.
     – Куда? – с деланным недоумением поинтересовался Саныч.
     – Ты совсем идиот? К этим своим! Ракшасам!
     К ракшасам, так к ракшасам. Только с чего это они вдруг для Саныча «свои»?
     Обсуждение предполагаемого маршрута получилось странным. По-прежнему занятые какими-то научными вопросами иные от предложения поучаствовать в планировании попросту отмахнулись. Им главное, чтобы их довели до места. Маршрутом же пусть занимаются люди, которые в полной мере владеют ситуацией, чего никак нельзя сказать о ракшасах. Что касается Саныча, так он тоже новичок в этом мире. Мало где бывал и ещё меньше чего видел. Так что и от него толку чуть. Только и того, что карту раскрыл и дал Тени с ней ознакомиться. Тень честно пыталась поделиться с ним своими соображениями, но быстро поняла бессмысленность сего поступка и далее молча чего-то там изучала, делая остро отточенным карандашом пометки в своем миниатюрном блокноте. Саныч же откровенно скучал, но тут уж ничего не поделаешь.
     – Ладно, – произнесла Тень спустя долгих два часа. – Больше из этой карты я не выужу. Так что на сегодня закругляемся.
     – На сегодня? – переспросил Саныч.
     Тень посмотрела на него словно на маленького ребенка.
     – Не думаешь же ты, что я вот так сразу запомнила карту? Мне ещё не раз придется с ней поработать. Особенно если что-то пойдет не по плану.
     – «Вы уже всё? Тогда просим к столу!»
     Пока Тень занималась картой, а Саныч изображал статую скучающему мальчику, ракшасы закончили свои научные изыскания и накрыли на стол! Тут тебе и первое, и второе и третье… Да не просто так, а ещё и с возможностью выбора! Неужели ради гостьи расстарались?
     – А ты хорошо устроился! – сказала гостья без доли стеснения оценив гостеприимство иных. – Мы думаем, он на сухом пайке сидит, а тут такое изобилие!
     – А ты не подумала, что это они ради тебя постарались? – не остался в долгу Саныч. – Посреди апокалипсиса и такой роскошный стол! Всяко не для меня красивого.
     – Что, правда, что ли?
     – Можешь сама спросить!
     – Интересно, как? – Тень опасно прищурилась, того и гляди взорвется матерной тирадой. – Что ты им скажешь и что они ответят – кроме вас доподлинно никто не узнает. Так что… – секундная пауза. – И вообще, откуда ты такой красивый взялся? До тебя ещё никто с ракшасами не общался. Может ты и не человек вовсе, а их подсыл? Только и ждешь удобного момента, чтоб всех нас под нож пустить?
     – Не говори глупостей! – возмутился такому наезду Саныч. – Закончила свои дела? Набила брюхо? Вот иди себе и иди! Тоже мне шпиона нашла…!
     – Ладно, ладно, не горячись! Признаю, была не права…
     Извиняется, а по глазам видно, что внезапно пришедшая мысль о нечеловеческом происхождении Саныча запала ей в душу. Это не страшно. Лишь бы лишнего не болтала. А вот то, что такая же мысль может мелькнуть и у других – заставляет задуматься. Хорошо, что этих других, имеющих информацию об особенностях Саныча, можно пересчитать по пальцам и что все они считаются людьми надежными, здравомыслящими и не страдающими повышенной болтливостью. И всё равно, Санычу придется быть начеку. Мало ли что товарищам по отряду в голову стукнет. Вдруг кто-нибудь из них решит избавиться от подлого алиена особо жестоким образом.
     Извинения приняты, но напряженности в атмосфере меньше не становится. Вот и ракшасы начинают поглядывать на гостью с гастрономическим интересом. Хоть под капюшонами взглядов и не видно, но они буквально ощущаются на физическом уровне. Тени становится неуютно, и она спешит попрощаться.
     – Да… – говорит она, притормозив на пороге, – приготовься завтра отправиться в дорогу дальнюю. Рано утром за вами заедет машина.
     – А…
     – Всё необходимое будет в машине. До встречи!
     И не дожидаясь ответа воинственная девица исчезла за порогом. Только дверь хлопнула. Ну вот, а Саныч хотел спросить на счет медицины. Инд-пакет и всё такое. Мало ли, что может случиться в походе. Того, что имеется в загашнике будет явно недостаточно. Понадеяться на здравомыслие отцов-командиров или связаться с Лосем? Пожалуй, второй вариант будет правильнее. Сам о себе не позаботишься, никто не позаботится.
     Лось был явно занят, поэтому ответил не сразу и был явно недоволен, что его отвлекают. Принял к сведению пожелания Саныча и сильно просил в дальнейшем беспокоить его только в крайнем случае. Лося можно понять. Наверняка на него сейчас свалилось много всего, связанного с организацией похода. Вот он и пытается урвать у суток как можно больше времени, матерясь как сапожник, когда некоторые несознательные товарищи отвлекают от дел насущных.
     Так, одно дело сделано, а что дальше? Дальше необходимо заняться рюкзаком и убрать из него всё лишнее. То, что можно положить в машину, а не таскать с собой попусту. Потому как с неподъемным рюкзаком, а он сейчас именно такой, много не побегаешь.
     Пока Саныч перетряхивает свой рюкзак, чем-то подобным занимаются и иные. Правда в их случае это выглядит немного забавно. Если не знать, что всё их имущество где-то в подпространственном кармане или ещё где, то при виде мелькающих в пространстве рук можно подумать черти что. Любопытно было бы узнать, что они там перекладывают, да только разве ж они расскажут? Вряд ли… Лучше и не спрашивать. По крайней мере сейчас. Сочтут нужным, сами расскажут.
     Ну вот, все текущие дела на сегодня сделаны, можно и спать ложиться. Причем делать это абсолютно спокойно, не беспокоясь о своей безопасности. Прошлая ночь наглядно показала, насколько защита иных надежна. Так что беспокоиться стоит только по поводу предстоящего путешествия. Да и то, постольку поскольку.
     Ожидаемо ночью у Саныча не было ни единой причины, чтобы прервать своё сон. Довольно приятный сон, в котором он… впрочем, о подробностях своего сновидения выживальщик предпочел бы умолчать. Слишком личное. О таком не рассказывают даже лучшим друзьям (за редким исключением). Закончилось сновидение аккурат к моменту пробуждения, когда на рассвете в поселок на двух машинах заявились ребята и устроили соревнования – у кого громче клаксон. Иные, которые уже не спали и занимались какими-то своими делами, отнеслись к этому индифферентно, а вот у Саныча появилось зверское желание кого-нибудь если не убить, то хотя бы основательно покалечить. Жаль, что это желание неисполнимо.
     – Какого хрена! – возмущенно пробормотал Саныч выглядывая за дверь.
     Снаружи стояли давешний броневик и микроавтобус «Форд» с забранными в решетки окнами и частично бронированный – какой-то умелец наварил листы спец-стали на крылья и прикрыл радиатор. Последнее правда наверняка сказалось на температурном режиме, но наверняка целостность радиатора сочли более важной. Спорное решение. Особенно если учесть наличие сваренного из толстого уголка отбойника. Именно в этом уродце сигнал звучал особенно мерзко, а сигналил довольно оскалившийся Топор. Желание набить кому-нибудь морду обрело конкретную цель.
     – Спишь?!! – воскликнул этот возмутительно бодрый тип. – Давай, грузись в машину! И нелюдей своих поторопи. У нас мало времени!
     Не теряя времени на расспросы Саныч возвращается в дом, сообщает радостную новость иным и, подхватив свои пожитки, грузится в «Форд». С трудом грузится, потому как салон по большей части занят грузом и места для Саныча, а также двух нелюдей остается не так уж и много. Приходится постараться, чтобы разместиться с относительным комфортом.
     – Что за спешка? – спросил Саныч, помогая устроится ракшасам и с трудом закрывая за ними дверь. К счастью она на салазках, что в условиях стесненного пространства несколько упрощает дело.
     – Старый договорился с соседями на счет беспрепятственного проезда, – отвечает сидящий рядом с водителем Лось, – но те выдвинули условие – пересечь их территорию следует как можно раньше. Зачем это им нужно? Да хрен их знает!
     – Наверное для того, чтобы нас видело как можно меньше народу, – предположил Гвоздь, что тихо дремал облокотившись на дверь буса. – У них ведь там вольница. При виде хорошей техники могут наплевать на все договоренности.
     – Возможно… – командир пожал плечами и пихнул кулаком Топора: – Чего сидим? Кого ждем? Поехали!

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"