Русских Владимир Николаевич: другие произведения.

Контузия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   ВЛАДИМИР РУССКИХ
  
  
  
  
  
  
  
   КОНТУЗИЯ
  
   Где начало того конца, которым оканчивается начало?
   Козьма Прутков
  
   В конце того начала, которым начинается конец.
   Ответ неизвестного умника.
  
  
   Где-то в далеком, бездонном космосе, почти на самом краю галактики, возле одиноко кружившей по своей траектории вокруг местной звезды планеты, неспешно вращающейся вокруг своей оси со скоростью чуть более 260 оборотов за один виток вокруг своего солнца, возникло светящееся нечто. В космосе невозможно судить о величине объектов и расстоянии до них, поэтому мы ничего не скажем, какой величины было это "нечто" и что это было такое, хотя знающие люди, специалисты своего дела, могли бы - если бы увидели - с большой долей вероятности предположить, что это светящееся "нечто" было межзвездным космическим кораблем.
   "Нечто" постепенно уменьшило яркость свечения, затем резко полыхнуло ослепляющим светом, будто раздраженное живое существо, и, моргнув так еще два или три раза, вдруг резко метнулось в тень планеты, будто злоумышленник, идущий ночью на преступление, и выбирающий для своего маршрута наиболее темные места. Войдя в верхние слои атмосферы, "нечто" остановило движение, сбросив яркость до самого минимума, так что, если бы кто-то наблюдал с поверхности планеты звездное небо, он бы не смог увидеть ничего необычного - разве что на небе появилась еще одна неяркая звезда. Но кто будет их считать, эти звезды? Да и просто смотреть в небо никому бы в голову просто не пришло. Поэтому никто и не видел, как от "нечто" отделилась капсула и с большой скоростью понеслась к поверхности планеты. В капсуле сидел человек.
   Капсула приземлилась точно в заданном месте - в болоте, среди воды и грязи. Открылся проем, и из капсулы вылез человек, сразу провалившись по щиколотку в противную грязь. Человек отошел на несколько шагов, затем повернулся к капсуле и нажал какую-то кнопку на запястье своего скафандра. Тут же капсула ожила, еле слышно загудела, и спустя пару секунд зарылась в черную вязкую жижу болота. Человек нажал другую кнопку на запястье, и его фигура поднялась над поверхностью болота, которое, хищно чавкнув, обиженно забродило пузырями - жертва явно ускользала из алчной, голодной, ненасытной пасти природного чудовища.
   Еще одно нажатие на кнопку, и антигравитационный ранец за спиной понес человека сквозь непроглядную ночь на высоте трех метров над уровнем поверхности в сторону, где кончается это чертово болото. Ноги человека коснулись твердой поверхности, он сделал по инерции еще несколько шагов, остановился. Повернул голову вправо-влево, вытащил какой-то прибор, проверил положение своего тела относительно системы определенных координат, и нажал в очередной раз на кнопку на своем скафандре. Посреди деревьев, в полнейшей непроглядной ночной тьме, из земли выросла небольшая сторожка, миниатюрное строение из бревен. Человек зашел в избушку, пробыл там некоторое время, а затем вышел из нее. Но это был уже не космический странник в скафандре, кем он был некоторое время назад, а самый настоящий воин из земли Зеф, с обоюдоострым мечом в ножнах за поясом, со щитом в левой руке, в кольчуге и шлеме. На щите его красовался герб воеводы земли Зеф - оскаленная морда ягуара. И если бы какой-либо человек, будь здесь еще кто-либо посторонний, вдруг спросил у воеводы его имя (рискуя, конечно, своей жизнью, но представим себе, что нашелся бы такой самоубийца), то воевода мог с гордостью сказать, что он - Метак Филот, тысячник войска великого славного Бандаха, хозяина земли Зеф. Впрочем, отвечать он был бы не обязан, да и вопрошающих бы не нашлось, будь в этом лесу хоть тысяча тысячей граждан этой земли Хару, территории которой принадлежал этот лес.
   Человек вышел из избушки, повернулся к ней лицом и нажал на кнопку предмета, находящегося у него в руках. Избушка тут же скрылась под землей. Затем он, ведомый каким-то звериным чутьем (в кромешной темноте ничего не было видно, а скафандр с тепловым визиром перед лицом, как вы понимаете, исчез вместе со сторожкой), подошел к ближайшему дереву, вытащил из ножен нож, выкопал небольшое углубление и спрятал туда пульт, засыпав его землей. Теперь его ничто не связывало с прошлой личностью, кем он был еще недавно. Теперь он был только Метак Филотом, воеводой правителя Бандаха земли Зеф, и никем иным.
   Закопав пульт, Метак Филот выпрямился, на секунду замер, вслушиваясь в себя, затем развернулся в нужном направлении и пошел уверенным шагом, огибая в кромешной мгле раскидистые деревья, как будто была не ночь, а ясный день. Инспектор Первой Категории Демократического Содружества Варга, а по простому именуемого Третьей Империей, умел и не такое.
  
   ***************************************
  
  -- Вы уверены в своих словах, Габор?, - Три пары глаз вперились в начальника аналитического отдела Объединенной Конфедерации, будто сканируя всю его подноготную, требуя немедленного, четкого и ясного ответа. "Да, конечно, я уверен", хотелось сказать Габору, но начальник аналитического отдела, исходя из собственного опыта, знал одну истину, которую он давно для себя сформулировал в виде трех заповедей, которых старался всегда придерживаться. Первая: на любой прямо поставленный вопрос никогда не отвечать быстро. Вторая: по возможности, не отвечать прямо. И третья: не врать. Поэтому Габор, честно глядя в глаза всем трем членам Совета Объединенной Конфедерации, сделав многозначительную паузу, с достоинством ответил:
  -- Уверены во всем могут быть только дураки. Всегда приходится делать поправку на случайные обстоятельства. Однако, исходя из данных фактов, наш аналитический отдел считает, что наиболее вероятны события именно такого плана, которые я только что здесь изложил.
  -- Значит, ваш аналитический отдел считает, что Третья Империя намеревается в ближайшем будущем на планете Дельфин начать активные действия? Я Вас правильно понял? - спросил невысокий седой человек, Главный Философ звездной системы Проекций.
  -- Хотелось бы думать по-другому, - ответил Габор, - но выводы возникают именно такие.
   На несколько секунд зависла пауза. Главный Координатор Объединенной Конфедерации, энергичный мужчина средних лет, вежливо кашлянул, чтобы нарушить возникшую паузу, и затем спросил:
  -- Можем ли мы что-либо предпринять в ответ?
   Габор сглотнул слюну - это был один из его коронных приемов, чтобы выдержать нужную паузу - и с хорошо скрываемым торжеством ответил:
  -- Да, Координатор. Люди Империи сделали ошибку: они приобрели для правителя земли Хару несколько лазерных винтовок ..., - Габор с удовольствием отметил, как оживились слушавшие его люди, - ... и нам это стало известно. По космическим законам нашей галактики это является прямым нарушением закона о невмешательстве во внутреннюю жизнь примитивных планетарных сообществ, поэтому мы сможем предъявить Империи сатисфакцию и потребовать ограничить интересы Империи на планете Дельфин вплоть до полной ликвидации их влияния.
   Габор с удовольствием наблюдал, как члены Совета радостно оживились, перекидываясь короткими фразами и время от времени с одобрением поглядывая на начальника аналитического отдела. Наконец, установилась тишина, и Главный Координатор спросил:
  -- Считаете ли Вы, что Мардаг собирается использовать лазерные винтовки в боевых действиях?
  -- С вероятностью сто процентов, Координатор, - ответил Габор. - Но это, по сути, не так уж и важно. Факт приобретения винтовок зафиксирован, значит Империя не сможет ничего опровергнуть.
  -- Да, но если Мардаг не будет использовать винтовки для войны, то о чем тогда весь сыр-бор? - Спросил Президент звездной системы Мехту.
  -- Дело в том, что Мардаг БУДЕТ, - Габор специально выделил это слово, - использовать винтовки по назначению. - Габор еще раз сделал паузу, наслаждаясь видом озадаченных физиономий членов Совета, и, предупреждая вопрос, готовый сорваться из трех уст, тут же добавил: - Мы ему в этом поможем!
   Члены Совета удовлетворенно переглянулись друг с другом, после чего Президент звездной системы Мехту спросил у Габора:
  -- Извините, Габор, но я бы хотел узнать, насколько точна информация, приходящая к Вам с планеты Дельфин. Иными словами, можно ли доверять на сто процентов Вашему информатору? Только, ради Бога, Габор, не посчитайте мой вопрос за сомнение в профессионализме Ваших подчиненных. Вы ведь знаете, что по Галактическим законам ни мы, ни Империя, никто либо иной не имеет право вмешиваться в развитие нейтральных планетарных цивилизаций. Если Империя узнает, что на Дельфине имеется наш агент, то вряд ли нам пойдет это на пользу. Вы понимаете, о чем я говорю?
  -- Да, Президент. Человеку с планеты Дельфин я доверяю как самому себе - Вы это хотели услышать? Что же касается того, что Империя может нам предъявить обвинение во вмешательстве во внутренние дела цивилизации Дельфина, - Габор довольно ухмыльнулся, - то для начала им придется предъявить их самим себе!
  -- То есть? - удивленно спросил Президент?
  -- Это значит, - вмешался в разговор Главный Координатор, - что нам не о чем беспокоится, не так ли, Габор?
  -- Совершенно верно.
  -- Ну ладно, вам виднее, - согласился Президент. - Я надеюсь, Координатор, что ваша служба знает, что творит.
  -- Не "ваша", а "наша", дорогой Президент! Наша общая.
  -- Но Вы куратор этой службы, значит Вам и карты в руки.
  -- А меня интересует другая проблема, - подал голос Главный Философ звездной системы Проекций. - Не является ли все это со стороны Империи дьявольской комбинацией? Мне что-то с трудом верится, чтобы Мардаг, опытный правитель, отнюдь не мальчик в закулисных интригах - и вдруг совершил такую глупость! Ведь это явная подставка. Они прямо-таки приглашают взять их голыми руками. А? Что скажете?
  -- Да, действительно. Очень резонное замечание, уважаемый Философ, - сказал Президент. - На Мардага это как-то не похоже.
  -- Дело в том, - медленно начал Габор, взглянув на Главного Координатора, но, встретив его ободряющий взгляд, закончил фразу более уверенно, - что Мардагу помогли ошибиться.
  -- Вот как? - удивленно вскинул брови Главный Философ. - У Вас такая мощная агентура на Дельфине?
  -- Работаем, стараемся, - скромно ответил Габор.
  -- Понимаю, - сказал Главный Философ. - Надеюсь, что Вы полностью отвечаете за свои слова и за Вашу работу.
   Все четверо поднялись с мягких кресел.
  -- Держите нас в курсе, Координатор, - сказал Главный Философ.
  -- Если что, мы всегда в Вашем распоряжении, - добавил Президент.
  -- Несомненно, - сказал Главный Координатор, пожимая в знак прощания руки Главному Философу и Президенту.
  -- А этот мальчик, - Главный Философ кивнул в сторону Габора, - делает блестящую карьеру, а, Координатор? - и, засмеявшись тихим старческим смехом, направился к выходу. Следом за ним вышел и Президент.
  -- Габор, - сказал Главный Координатор, когда они остались вдвоем. - А теперь еще раз расскажите мне все то же самое, но только очень подробно.
  
  
   **********************************
  
   Рассвет застал Метак Филота в пути. Первым делом необходимо было раздобыть себе транспортное средство, поэтому он вынужден был чуть свернуть в сторону от главного пути, чтобы попасть в город Агер, находящийся в полудне пути - совсем рядом - где можно было купить себе неплохого коня.
   Метак Филот предпочел бы какой-нибудь небольшой легкий самолет, но на этой чертовой планете аборигены едва-едва вылезли из каменного века и до технических приспособлений, естественно, еще не доросли. Что ж, конь, значит конь - это все же лучше, чем двигаться пешком.
   Вдруг Метак Филот остановился, озабоченно повернул голову вправо-влево, вслушался в шелест ветра в листве деревьев. Затем лег на траву, приложив ухо к земле. Чутье его не обмануло: где-то не вдалеке ехали несколько всадников. И, судя по всему, ехали навстречу ему. Кто бы это мог быть? Возможно, это дружинники земли Хару. Возможно, бойцы из личной гвардии правителя Мардага. А может быть, и обыкновенные бандиты. В любом случае, здесь им делать было нечего, поэтому факт появления незваных гостей встревожил Инспектора Первой Категории. Ведь это могло означать, что к его прибытию готовились, его ждали.
   "Черт побери, а вдруг у них лазерные винтовки?" - подумал Инспектор, и почувствовал противный холодок в груди. Против обычного оружия он бы смог отбиться, но от лазерного луча ему не уйти, тем более, если начнут стрелять несколько человек одновременно.
   Метак Филот спрятался в ближайших кустах и стал ждать, внимательно всматриваясь сквозь редкие деревья. Вскоре терпение его было вознаграждено: среди деревьев мелькнули фигуры всадников. Раз, два, три, четыре, пять! Ого, многовато. Что им здесь надо?
   Всадники ехали не торопясь, внимательно поглядывая по сторонам. Инспектора они пока не видели, но черт их знает, вдруг у них есть тепловые датчики? Возможно, они просто делают вид, будто не замечают спрятавшегося человека, а потом, подъехав поближе, расстреляют его из лучеметов?
   Метак Филот внимательно осмотрел всех пятерых - нет, лазерных винтовок у них не было. Обычное оружие - мечи, копья, щиты. Без опознавательных знаков. Кто такие - бандиты? Похоже на то. Но что им здесь надо? Кого они ищут? Инспектору очень не хотелось думать, что его. Но факт есть факт: они кого-то ищут, и ищут именно в том месте, где в данный момент времени находится он, Инспектор Первой Категории. Секунду поколебавшись, Инспектор решил, что в живых их оставлять не стоит.
   Он вышел из укрытия, когда до них оставалось шагов пятьдесят, и спокойно, ровной походкой направился навстречу всадникам. Те, увидев его, явно оживились, и Инспектор понял, что искали они все-таки его. Ну что ж, тем хуже для них.
   Всадники не спеша подъехали к Метак Филоту, не проронив при этом ни слова, однако цепко оглядывая фигуру путника пятью парами глаз. Инспектор стоял не шевелясь, сам в свою очередь осматривая своих оппонентов. Опознавательных знаков нет, одежда самая простая, какую может носить любой горожанин города Агера, но под ней явственно угадывались латы. Лошади у всех откормленные, сильные. Нет, это не простые грабители.
   Метак Филот отметил презрительно- высокомерный взгляд ближайшего всадника с рыжей бородой, безошибочно вычленив главаря банды.
  -- Кто такой, куда идешь? - хрипло спросил рыжебородый.
  -- Представься сначала сам! - с вызовом ответил Метак Филот.
  -- Ты что, настолько дерзок, незнакомец? - с угрозой спросил рыжебородой. - Ты так уверен в своих силах? Я бы не советовал тебе в этом глухом месте разговаривать так с нами.
  -- Ты разговариваешь как грабитель с большой дороги, которых вешают принародно на городских площадях. Почему я должен перед тобой отчитываться?
  -- Откуда я знаю, что ты сам не беглый преступник?
  -- Я Метак Филот, тысячник войска Бандаха, правителя земли Зеф. Бандах - союзник Мардага, если тебе это известно. Но я не вижу твоего отличительного знака. - Метак Филот ударил по своему щиту с изображением оскаленной морды ягуара. - Вот мой знак. А где твой знак?
  -- Ты слишком многого требуешь, Метак Филот. Ты находишься на нашей земле и позволяешь себе дерзить. У нас так не принято. - Рыжебородый приставил копье к груди Инспектора. - Я приказываю сдать оружие и следовать за мной!
  -- Убери прочь свое копье! - прорычал Метак Филот. - Я тысячник войска Бандаха. Ты хочешь со мной сразиться?
   Все пятеро дружно заржали. Один из этой пятерки, здоровый детина со сломанным носом весело крикнул:
  -- А с пятерыми сразу сможешь справиться, тысячник?
  -- Конечно сможет! - подхватил кто-то из бандитов. - Ведь все тысячники из войска Бандаха такие отчаянные головорезы!
  -- Ой-ой, страшно! - добавил третий. - Он сейчас нас всех покрошит в мелкую капусту. У него ведь такой большой боевой опыт!
  -- Ага, опыт войны с бабами! Все бойцы Бандаха очень любят воевать с бабами. Дома, в постели!
  -- Ты с ними в каких позах воюешь, тысячник?
   Бандиты явно насмехались над тысячником, однако опытный взгляд Инспектора не упустил тот факт, что все пятеро при этом не перестали действовать слаженно и не теряли бдительности. Между шутками и подковырками они постепенно окружили Метак Филота, перекрыв все пути отступления. Причем рыжебородый, единственный, кто не принимал участие в словесных издевательствах, как бы невзначай оказался за спиной. Инспектор понял, что словесная атака была лишь хорошо отработанным отвлекающим маневром, а настоящая опасность исходит сзади, от рыжебородого главаря.
   Все пятеро были, по всей видимости, опытными бойцами, однако никто из них не заметил, как у Инспектора в руке появился длинный узкий стилет. Метак Филот сделал короткое движение рукой, метнув стилет за спину, не оборачиваясь. Холодная острая сталь вошла в глаз рыжебородого и тот, медленно наклонившись, свалился с лошади. Оставшиеся четверо, выпучив глаза, на мгновение замерли от неожиданности, и это стало их первой и последней ошибкой. Бандиты хорошо знали воинов Бандаха и были подготовлены к встрече. Но они не знали, что им придется встретиться с Инспектором Первой Категории Третьей Империи - а это более, чем серьезно. В нужное время Инспектор Первой Категории мог включить дополнительные ресурсы организма, и в такие моменты его мозг, нервная система и тело работали на порядок быстрее, чем у обычного человека, даже самого тренированного бойца.
   Метак Филот выхватил меч и за какую-то долю секунды уничтожил всех бандитов из оставшейся четверки. Причем, когда последний бандит был убит - латы под одеждой не спасли никого, - голова первого, слетев с плеч от удара острого клинка, еще даже не успела упасть на землю.
   Метак Филот лениво проследил, как голова, переворачиваясь, медленно падает на траву, как открывается и закрывается рот, который хочет что-то сказать, но которому сказать уже никогда ничего не придется. Это была голова того детины со сломанным носом.
   Следом сползли с лошадей остальные всадники. Инспектор равнодушно скользнул по ним взглядом, остановившись на последнем бандите. Ему не повезло больше остальных - Метак Филот тремя четкими ударами меча разрубил несчастного вместе с его защитными латами на несколько частей, и сейчас на землю падали куски, бывшие еще недавно единым телом.
   Инспектор дернул плечом, на секунду представив себя на месте убитого. Затем повернулся, подошел к мертвому рыжебородому, вытащил из глазницы глубоко вошедший стилет, тщательно вытер клинок об его одежду, засунул в ножны, затем обыскал убитого. В кармане обнаружил небольшой мешочек с золотыми монетами. Это хорошо - деньги еще никогда не бывали лишними.
   Вдруг его внимание привлек перстень на среднем пальце правой руки главаря. Не без труда, но все же Инспектор стащил перстень с пальца и с любопытством осмотрел его со всех сторон. Золотой перстень с большим красным рубином. Ничего особенного в нем не было, если бы не одно обстоятельство: такие перстни носили только доверенные люди Мардага.
   Хмыкнув, Метак Филот засунул перстень в свой карман, затем обыскал остальные трупы, забрав у всех деньги. "Ну что ж, неплохой бизнес, - подумал он. - И проблема с лошадью отпала. Остальных лошадей продам в Агере".
  
   *****************************************
  
   Мардаг, правитель земли Хару, он же по совместительству тайный агент Третьей Империи, он же по совместительству еще более тайный агент Объединенной Конфедерации, находился в своем замке, охраняемом небольшим отрядом в триста человек, и пребывал в очень скверном настроении. Вот уже третьи сутки, как нет никаких вестей от Нарсаха. Это очень, очень плохо. Нарсах со своими людьми должен был встретить посланца Третьей Империи, выпотрошить из него всю информацию, и закопать Инспектора где-нибудь в лесу, а затем отправить послание с почтовым голубем. Но голубя все не было, не было и Нарсаха. Хорошо зная пунктуальную исполнительность рыжебородого Нарсаха, Мардаг понимал: это молчание означало только то, что Нарсах и его люди мертвы. И это означало также, что Инспектор жив и вот-вот будет здесь, в замке Мардага с инспекцией.
   Мардаг подошел к стене, прислонился лбом к холодному мрамору. Черт побери, зачем Центр решил послать Инспектора? Неужели они пронюхали про лазерные винтовки? Это будет провал. Все готово к Большой Войне. Земля Циян, единственная земля на континенте, неподвластная правителю Мардагу, отсчитывала свои последние недели независимости. Мардаг собирал огромное войско, чтобы штурмом овладеть землей Циян, но вот появился Инспектор Третьей Империи ... Что это может означать? Это может означать только одно: в Центре случилось что-то очень серьезное. Без нужды перед такими значительными событиями, готовившимися на планете Дельфин, Центр бы своего Инспектора не послал - слишком велик риск раскрыть и Инспектора и самого Мардага - агенты Объединенной Конфедерации ведь тоже не спят.
   Мардаг подошел к столу, взял небольшой колокольчик и позвонил. В комнате появился дворецкий.
  -- Квасу, - коротко приказал Мардаг.
  -- Слушаюсь, Хозяин, - сказал дворецкий и исчез за дверью.
   Так, что дальше? Что? А вот что: Центр запретит начинать Большую Войну. Запретит с вероятностью в сто процентов. А это означает, что весь план Объединенной Конфедерации летит в тар-тарары. Войны не будет, винтовки не выстрелят, и Третью Империю не за что будет схватить за руку. Черт побери, как скверно. Все псу под хвост. Сорок лет жизни, утомительной и опасной работы тайного агента Объединенной Конфедерации - все впустую. Центр теперь уже наверняка догадался, что Мардаг предатель. А тут еще это неудачное покушение. Все сошлось одно к одному, хуже не придумаешь.
   В дверь постучали.
  -- Войди! - скомандовал Мардаг.
   Появился дворецкий с подносом в руках, на котором стояли кувшин с холодным квасом и стеклянный бокал.
  -- Ваш квас, Хозяин.
   Мардаг кивнул, и дворецкий, поставив поднос на стол, молча удалился. Мардаг налил квас в бокал, отхлебнул холодную кисло-сладкую жидкость, и зажмурился от предвкушаемого удовольствия. Резкий напиток холодом обжег пищевод, но зато в мозгах немного прояснилось. Мардаг допил бокал и налил еще.
   "Однако, с покушением я прокололся", - подумал он. "На кой черт я все это затеял? Эмоции, поддался эмоциям, как сопляк. А ведь, если подумать, чего я этим мог добиться? Думал, если тихонько избавиться от Инспектора, то Империя не успеет вовремя прислать другого, а за это время маховик подготовки к Большой Войне раскрутится на полную мощность. А что в реальности? Империя просто перекинула бы стрелки на Объединенную Конфедерацию, заявив на Межзвездном Совете, что это не Империя, а Конфедерация готовит вторжение в землю Циян с использованием лазерного оружия - и все! Империя ни при чем, а Конфедерация пусть доказывает свою непричастность. Дурак, дубина стоеросовая! Я должен был предусмотреть такой исход! Возможно, что это даже к лучшему, что покушение не удалось".
   Мардаг сделал большой глоток. "Однако, хорош квасок, - подумал он. - Интересно, сколько времени мне дадут его еще пить? Центр меня раскрыл как двойного агента - это однозначно. Это значит, что меня уберут. Вопрос: когда и как? Хороший вопрос. Знать бы еще на него ответ. Эх, сбежать бы с этой планеты. Но как? И куда? С Конфедерацией так просто не свяжешься, да и люди Империи не дадут сбежать". Мардаг обреченно вздохнул и допил второй бокал. От выпитого напитка по телу разлилось приятное тепло. "Будь что будет. Будем действовать по ситуации" - подумал он.
   В дверь опять постучали.
  -- К Вам пришел человек из земли Зеф, Хозяин.
   Мардаг вздрогнул. Началось!
  -- Кто таков?
  -- Метак Филот, тысячник войска правителя Бандаха. И еще, - дворецкий протянул Мардагу золотой прямоугольник, - он передает Вам это.
   Мардаг взял в руки прямоугольник. Он знал, что это означало: это был жетон, удостоверяющий, что его обладатель является Инспектором Первой Категории Демократического Содружества Варга, и что отныне он, Мардаг, обязан полностью подчиняться всем приказам этого человека.
  -- Пусть войдет, - сказал Мардаг, и дворецкий исчез за дверью.
  
  
   *************************************
  
  
   Далеко-далеко от планеты Дельфин, за десятки тысяч световых лет на планете Нарчин, являющейся центром Демократического содружества Варга, именуемого в простонародье Третьей Империей, разговаривали два человека. Один из них, маленький худой человек, заложив руки за спину, нервно прохаживался по кабинету. Это был Президент Содружества Варга. Второй, высокий плотный молодой человек был начальником Аналитического Центра.
   Президент остановился, повернулся к собеседнику и спросил:
  -- Все-таки вы считаете, что Большую Войну на Дельфине нужно отменить?
  -- Боюсь, что да, господин Президент, - ответил начальник Аналитического Центра.
  -- Какова вероятность, что Мардаг предатель?
  -- Вероятность около 30 %.
  -- Да, это много, - задумчиво сказал Президент. - Это очень много. Учитывая то, сколько поставлено на карту, мы не имеем права рисковать. Похоже, Большую Войну действительно придется отменить.
   Лицо у Президента дернулось:
  -- Черт бы побрал этого Мардага! Когда его успели перевербовать?
   Начальник Аналитического Центра неопределенно пожал плечами: вопрос был явно риторический. При современном уровне технологий, его могли перевербовать в любое время.
  -- Кстати, Вегер, - сказал Президент, - когда Мардаг приобрел винтовки?
  -- Девять лет назад.
  -- Вы выяснили, как они попали к Мардагу?
  -- Через посредников.
  -- Кстати, сколько их?
  -- Посредников?
  -- Нет, Вегер, винтовок. Меня интересуют винтовки.
  -- Простите, господин Президент ... Мы установили факт приобретения семи лазерных винтовок системы...
   Президент сделал предупредительный знак рукой:
  -- Технические подробности меня не интересуют.
  -- Вас понял. Итак, обнаружено семь винтовок, однако, вполне может случиться, что эта цифра может возрасти и до 77 и до 777.
  -- Как вы думаете, Вегер, зачем ему понадобились винтовки?
  -- Видимо, чтобы стрелять из них.
  -- Благодарю вас, Вегер, - желчно сказал Президент, - а я думал, что он ими гвозди собирался заколачивать!
   Вегер смутился.
  -- Извините, господин Президент. Я хотел сказать, что если исходить из того, что Мардаг предатель, то таким образом он нас просто собирался подставить. Объединенная Конфедерация нас тогда бы обвинила в использовании на Дельфине инопланетных технологий, и Межзвездный Совет запретил бы нам приближаться к Дельфину ближе, чем на один световой год.
  -- Проклятый Мардаг! - брызнул слюной Президент. - Подумать только, какую ловушку он нам подстроил. Всего в нескольких минутах лета от Дельфина находятся наши базы, и из-за этого мерзавца мы одним махом лишались и Дельфина и наших баз на Грейне, Баре и Саргоре! Практически, мы можем потерять всю звездную систему Гелиоса! Почему ваш Центр не просчитал такую вероятность?
   Начальник Аналитического Центра покраснел, и, стараясь скрыть страх и обиду, ответил:
  -- Смею вам ответить, господин Президент, что наш Центр просчитал эту ситуацию, иначе как бы мы вычислили Мардага?
  -- Ладно, ладно, не обижайтесь, Вегер, - примирительно сказал Президент. - Это я так, в сердцах. Вы молодец, и люди ваши хорошо поработали. Я это оценил.
   Вегер незаметно перевел дух.
  -- Однако, что нам делать с этим ублюдком, Мардагом?
  -- Я думаю, - сказал Вегер, - что для начала следует послать на Дельфин Инспектора, пусть он во всем разберется на месте. А с Мардагом не нужно ничего делать.
  -- То есть как? - недовольно нахмурил брови Президент. - Вы хотите оставить предательство безнаказанным?
  -- До поры, до времени, господин Президент. Наш Центр разработал план, но для этого нужно, чтобы Мардаг сидел тихо, как мышка, и не делал лишних телодвижений. Он не должен подозревать, что мы его раскрыли.
  -- Интересно, интересно. И что же это за план?
  -- Дело в следующем, господин Президент ...
  
  
   ****************************************
  
   В дверях появился Метак Филот. Мардаг постарался сделать максимально беззаботное и дружелюбное лицо. Прижав руку к сердцу и сделав легкий поклон в сторону гостя, он произнес:
  -- Приветствую Инспектора Первой Категории на моей земле. Чем обязан появлению такого высокого гостя?
   Метак Филот еле заметно поклонился в ответ, затем вытянул руку и взял протянутый ему Мардагом золотой жетон.
  -- Я уполномочен проверить, как у тебя идет подготовка к Большой Войне.
   Мардаг сделал удивленное лицо:
  -- Разве у Центра имеются какие-либо сомнения? У меня все по плану. Через месяц мы выступаем.
  -- Должен тебе сказать, Мардаг, что у Центра имеются очень веские основания сомневаться в твоей лояльности, - холодно ответил Метак Филот.
   Мардаг не ожидал, что Инспектор так прямо начнет брать быка за рога, и немного растерялся.
  -- Э-э, ... не выпьете ли квасу с дороги? Может быть, вы голодны?
   Инспектор его холодно перебил:
  -- Спасибо, я сыт. Но квасу выпью. Надеюсь, он не отравлен?
  -- Что вы такое говорите, Инспектор? - вполне искренне обиделся Мардаг. - После стольких лет преданному служению Империи ...
  -- Оставь свою обиду, Мардаг. У Центра гораздо больше оснований обижаться на тебя, - и перехватив вопросительный взгляд Мардага, Инспектор добавил:
  -- Зачем ты закупил лазерные винтовки?
  -- Ах вот вы о чем, Инспектор, - с деланным облегчением ответил Мардаг. - А что в этом такого? Имею я право защищать себя?
  -- От кого?
  -- Ну ..., - замялся Мардаг, - мало ли от кого ... От бандитов, например. От спецслужб Конфедерации.
  -- От клопов, от тараканов, от полевых мышей - так, Мардаг?
  -- Не иронизируйте, Инспектор. Центр далеко, а враги близко и их много. На кого я должен рассчитывать? Только на самого себя. Вы знаете, - Мардаг понизил голос и немного придвинулся к Инспектору, - мои люди получили информацию, что люди Конфедерации планируют мое уничтожение ...
  -- Не валяй дурака. Какие люди, какая Конфедерация? Ты или сам дурак, или нас держишь за дураков - одно из двух. Что ты предпочитаешь, что тебе больше нравится?
  -- Легко вам говорить, а попробовали бы здесь сами ..., - обиженно начал Мардаг.
  -- Ты мне этот детский сад прекращай, - перебил его Инспектор. - Каждый должен делать свое дело на своем месте. Ты - на своем, а я - на своем. А если ты на своем месте не справляешься, тебе найдут замену. Может быть, ты устал? Может быть, тебе пора на пенсию, а, Мардаг?
  -- Послушайте, Инспектор, если бы Центр считал, что мне пора на пенсию, то он бы не возложил на меня обязанность подготовки к Большой Войне. И видит Бог, я делаю все, что в моих силах, чтобы оправдать доверие Центра. Я делаю все, что от меня зависит ...
  -- Например, закупаешь лазерные винтовки ...
  -- Да что же это за преступление?
  -- Ты или глуп, Мардаг, или предатель. Хочешь знать мое мнение? - спросил Инспектор, и у Мардага похолодело все внутри. - Я уверен, что ты предатель. Однако в Центре думают по-другому, моего мнения не спрашивают. А я бы тебя прикончил, будь такое указание. Поэтому считай, что тебе повезло. Живи. Если не будешь делать ерунду.
   Мардаг стоял красный как вареный рак. Что верно, то верно - судя по всему, Инспектор вполне имел возможность (не говоря про полномочия) прикончить и Мардага и весь гарнизон охраны одним только ножом, и никто бы ему не смог помешать. И никакая Конфедерация никогда бы не смогла доказать, что акцию провел человек Империи: инопланетное оружие не использовалось, а то, что триста человек не смогли защитить ни своего хозяина, ни самих себя, так кто в этом виноват? Мардаг и виноват, что набрал в охрану одних простофиль.
   Метак Филот, явственно читая эти мысли на вспотевшем лице Мардага, с иронией в голосе сказал:
  -- Помнится, меня кто-то хотел угостить квасом?
  -- Ах, да-да... Вы как-то неожиданно... Я даже... Сейчас, сейчас...
   Мардаг позвонил в колокольчик.
  -- Еще один бокал для моего друга, - сказал он появившемуся дворецкому.
   Метак Филот, не спрашивая разрешения, сел в кресло, стоявшее недалеко от двери, дождался, когда дворецкий принесет чистый бокал и уйдет, и сказал:
  -- Я принес приказ Центра: подготовку к Большой Войне прекратить.
   Мардаг, налив в оба бокала квасу из кувшина, и подавая бокал Инспектору, хмуро сказал:
  -- Вы извините, Инспектор, но я решительно не понимаю, чем вызвано такое решение. Центр давно знает меня, как преданного и добросовестного агента. За сорок лет своей службе Империи я не сделал ничего такого, чтобы сомневаться в моей лояльности. Винтовки? Но разве это преступление? В конце концов, разве я не имею право хотя бы просто поохотиться в своих лесах?
  -- Что, сразу из семи стволов? - ехидно спросил Инспектор.
  -- Ну что вы, в самом деле? Остальные винтовки я приобрел про запас, на всякий случай...
  -- Это очень нехороший случай, Мардаг. Очень. И определенно смахивает на предательство. Ты, вообще-то, отдаешь себе отчет, зачем ты здесь? Почему мы помогли тебе стать правителем этой земли, зачем мы хотим объединить эту планету под твоим руководством?
  -- Конечно. После того, когда вся планета будет объединена под моим руководством, я от имени жителей планеты Дельфин объявлю о желании вступить в Содружество Варга, и тогда Третья Империя свободным и демократическим способом получит в свое распоряжении еще одну планету, причем со всеми ее жителями. Насколько я понимаю, захват планет является основной целью Третьей Империи.
  -- Да, это так. Но планета Дельфин имеет исключительное значение. Ты знаешь почему?
  -- Конечно, Инспектор. Звездная система Гелиос относится к юрисдикции Содружества Варга, и недалеко от Дельфина у Содружества имеются космические базы на других планетах. Но Дельфин, имея разумную жизнь и развитую цивилизацию, не подпадает под эту юрисдикцию, покуда жители этой планеты сами не заявят о своем желании войти в Содружество. Следовательно, необходимо привести к власти человека верного Содружеству. То есть меня.
  -- И вот теперь, когда наш план почти осуществлен, ты покупаешь лучеметы! Ты представляешь, что будет, если агенты Конфедерации об этом пронюхают? Мы рискуем потерять не только эту планету, но и все базы в этой звездной системе. Вот, Мардаг, я и хочу спросить тебя: ты на кого работаешь?
   Мардаг снова стал пунцовым как вареный рак, и, прижав руку к сердцу, дрожащим голосом произнес:
  -- Инспектор, поверьте, история с лучеметами - это просто недоразумение, это моя глупость и не более того. Я по-прежнему предан Империи. Хотите, я прямо сейчас принесу эти проклятые винтовки и вы их уничтожите?
  -- Лучеметы, разумеется, придется уничтожить. Но Центр свой приказ не отменяет: подготовку к Большой Войне прекратить.
  -- А что же тогда... Как же я, что мне теперь делать? - упавшим голосом совершенно искренне спросил Мардаг.
  -- Что? - Инспектор ухмыльнулся. - Ничего. Живи, правь своей землей, пей квас, - Инспектор демонстративно отпил из своего бокала, прикрыл глаза и добавил:
  -- Хороший квас. Так вот, пей квас, люби женщин, готовься к старости. Считай, что свою миссию ты выполнил. Но про войну с землей Циян забудь. И больше о ней не вспоминай. До самой смерти. Надеюсь, она будет еще не скоро. - Последние слова прозвучали из уст Инспектора явной издевкой. - А сейчас, - Инспектор встал, следом встал и Мардаг, - ты напишешь приказы всем своим вассалам об отмене подготовки к войне. Все! Это обсуждению не подлежит!
   Через час шестеро курьеров поскакали от замка Мардага в разные стороны с сообщениями о прекращении подготовки к войне. Тщательно спланированный замысел Конфедерации бесповоротно провалился.
   Когда из ворот замка выехал последний курьер, Метак Филот сказал:
  -- А теперь неси свои лучеметы. Впрочем нет, пойдем, покажешь, где ты их хранишь. И лопату мне организуй.
  -- Вы поедете один, без охраны? - участливо спросил Мардаг.
  -- А зачем она мне нужна? - Инспектор презрительно скривился. - У тебя такие желторотики, что им самим требуется охрана. Знаешь, какие в твоих лесах бродят бандиты? Звери! Тут на меня недавно напали пятеро, так даже я едва смог отмахнуться. Кстати, знаешь, что я обнаружил у одного из них? Смотри!, - Метак Филот вытащил из кармана золотой перстень с рубином и подал Мардагу. - По-моему, это перстень одного из твоих людей, не так ли?
   Мардаг побледнел. Он узнал перстень Нарсаха.
  -- Эти сволочи убили твоего человека и забрали перстень себе. А ты говоришь "охрана"! - Инспектор явно издевался над Мардагом. - Не следишь ты у себя за порядком. О большой политике думаешь, а что у тебя под носом творится, не знаешь, Бандиты среди бела дня лютуют, людей грабят, убивают, творят что хотят, а укороту им никто не дает. Вот и займись этой проблемой. Времени у тебя больше чем достаточно. А охрана твоя пока пусть сидит и носа не высовывает. А то и их где-нибудь убьют или ограбят.
   Мардаг угрюмо снес издевку и, положив перстень в карман, сказал:
  -- Воля ваша, Инспектор. Не хотите - как хотите.
   Поздно вечером, когда на землю опустилась безлунная ночь, Метак Филот, тщательно закрепив на лошади все семь лучеметов, завернутых в тряпки, и лопату к ним, вышел из замка Мардага, ведя лошадь под узцы.
  -- И охота же людям мотаться по лесам на ночь глядя, - услышал чутким слухом Инспектор фразу одного из охранников, запирающих за ним толстую дубовую дверь.
  -- Да тебе-то не все ли равно? - равнодушно ответил второй. - Это его проблемы.
   Пройдя в кромешной тьме, ведомый сверхестественным чутьем, часа через три он, наконец, остановился посреди леса, привязал лошадь к дереву, снял с нее поклажу, вытащил лопату и принялся копать. Выкопав небольшую узкую яму метра в полтора глубиной, он аккуратно сложил в нее шесть винтовок, седьмую расчехлил, щелкнул тумблером, дождался, когда на винтовке загорится маленькая красная лампочка, что означало, что оружие готово к применению, перевел регулятор на максимум, прицелился и нажал на кнопку выстрела. Ослепительный луч прорезал ночную тьму. В яме, где лежали винтовки, вспыхнул огонь, раздался треск и шуршание горящего металла и пластика, и пока жар не успел спасть, кинул в яму последнюю винтовку. Через секунду она тоже вспыхнула веселым пламенем.
   Лошадь от выстрела испуганно дернулась, всхрапнула, но привязь держала крепко. Метак Филот подошел к ней, нежно обхватил голову, слегка похлопал по морде, слегка дунул в ноздри:
  -- Ну-ну, дурочка, не пугайся. Все хорошо. На тебе сахар, полакомься.
   Получив кусочек сахара, лошадь успокоилась и Инспектор закидал яму с остатками лучеметов обратно землей.
  
   ***************************************
  
  -- Вы с ума сошли, Вегер! - возмутился Президент. - Устроить на Дельфине планетарную катастрофу! Что мы от этого выигрываем?
  -- Кое-что выигрываем, господин Президент. По космическим законам мы не имеем права впрямую вмешиваться в жизнь аборигенов. Так?
  -- Допустим, что так.
  -- Но это только в том случае, если на планете присутствует развитая цивилизация. Но представьте, что на Дельфине произошла глобальная катастрофа, и все человечество отброшено в каменный век. Нарушаем ли мы межгалактический закон, проявляя свое присутствие на Дельфине?
  -- Хм-хм, - задумался президент. - Вашему уму не откажешь в нешаблонности мышления, Вегер. Я понял Вашу мысль.
   Президент прошелся туда-сюда по комнате, сживаясь с новой для себя мыслью, потом остановился, повернулся к Вегеру и спросил:
  -- А что же Конфедерация? Вы считаете, что она будет сидеть сложа руки? Они-то ведь тоже получают все права для действий на Дельфине. В чем наш выигрыш? Я его что-то не вижу. Получается, что мы на обезлюдевшей планете начинаем борьбу с Конфедерацией с самого нуля, с равными шансами как на успех, так и на поражение. Разве не так?
  -- Немного не так, господин Президент. Наш Аналитический Центр проанализировал ситуацию времен Первой и Второй Империй, и мы нашли, в чем была наша ошибка.
  -- Да? Очень интересно.
  -- Мы пришли к выводу, что наша ошибка заключалась в том, что мы недостаточное внимание уделяли религии аборигенов.
  -- Религия? А причем здесь религия? Вы хотите сказать, что аборигены Дельфина весьма религиозны? Что-то я этого не заметил. По-моему, все как и везде - в первую очередь выгода, а религиозные догмы, это уже как прикрытие своих корыстных замыслов. Или я не прав?
  -- Да, Вы правы, господин Президент. Но это касается лишь власть предержащих. Но планета Дельфин уникальна тем обстоятельством, что основная масса аборигенов строит свою жизнь исключительно из соображений религиозного толка, в отличие от правителей. Религиозность простого человека - это тот факт, который мы совершенно не брали в расчет, а ведь это очень важный фактор развития цивилизации Дельфина.
  -- Религиозность... Жрецы... Культы... Тьфу, какая низость! И этих сущностей межгалактический закон считает разумными существами! - желчно сказал Президент. - Эту биомассу мы должны холить и лелеять, чтобы не дай Бог у кого из них прыщик на заднице не вскочил! Где справедливость? Где, я Вас спрашиваю, Вегер?
  -- Если Вы хотите знать мое мнение, господин Президент, то я скажу...
  -- Хочу, черт бы вас побрал! Хочу!
  -- Религия - это один из основополагающих факторов в цивилизации Дельфина, и пока мы не получим перевес в области религии, наши успехи будут ненадежны. Всегда будет повторяться ситуация с предательством, наподобие с Мардагом. Только человек, воспитанный в духе нужной нам религии, может оставаться полностью верен нам.
  -- Хм, интересно... А что, Вегер, вы думаете, что люди Конфедерации будут действовать по другому?
  -- Ну почему же? Они тоже будут насаждать нужные им религии. Но только что это за религии? Не убей, не укради, не завидуй, не обманывай. Да мы можем только приветствовать распространению этих религий!
  -- Я вас не понимаю. Вы что, собираетесь сотрудничать с Конфедерацией?
  -- А отчего бы и нет, если нам это будет выгодно? Поясню свою мысль: мы найдем на Дельфине таких людей, такое племя, которое воспитаем в духе алчности, хищности, жестокости. Кто сможет тогда противостоять этому племени - те, кто с детства будет слышать в проповедях "не убей"?
  -- Резонно, Вегер, резонно... А скажите, Вегер, если появится такое племя с нужной нам религией, не ополчатся ли другие племена на него? Они ведь могут плюнуть на свои заповеди, расправиться с нашими людьми, а потом опять "не убей" и все такое прочее?
  -- Чтобы наших людей не убивали, мы введем в основоположение новой религии те же самые заповеди: "не убей", "не укради" и так далее - но это только для отвода глаз. Ну, к примеру, "не убивай брата своего, человека земли любого!". Кто скажет, что эта религия человеконенавистническая? Никто. Но только избранное племя наше будет знать, что под словом "человек" и "брат" подразумевается представитель только одного определенного племени - нашего! Всех остальных нужно считать за недочеловеков. Как вам такая идея, господин Президент?
  -- Вам в уме не откажешь, Вегер.
  -- Кроме того, - продолжал начальник Аналитического Центра, - мы во всем мире будем культивировать образ народа-богоносца, народа-страдальца, народа-жертву. Любые силовые акции против нашего племени мы используем для пропаганды, чтобы только укрепить весь мир в вере в этот образ. Более того, мы будем даже провоцировать их на эти силовые акции.
  -- Ну хорошо, хорошо. Предположим, что вы нашли такое племя, привили ему нужную религию. А дальше как вы собираетесь объединять весь мир? Силой оружия?
  -- Почему бы и нет? Народ, воспитанный в духе безжалостности к недочеловекам, по определению получает перевес в боевых действиях.
   Президент с сомнением покачал головой:
  -- А народу у вас хватит, чтобы завоевать весь мир?
  -- Если у нас не хватит народу, то есть и другой путь.
  -- Какой же?
  -- Мы будем прививать нашему племени такие качества, как хитрость, коварство, жажду наживы, стяжательство, вообще то, что называется "любовью к деньгам". Деньги великая сила, и те, у кого их много, обладают этой силой. Наша задача будет состоять в том, чтобы основная масса денег, ходящих в мире, принадлежала людям из нашего племени, оставив остальным лишь крохи на скудное пропитание. И тогда мы захватим планету Дельфин в свои руки - рано, или поздно.
  -- Лучше рано, чем поздно, - сказал Президент и задумчиво почесал подбородок. - План хороший, слов нет. Но больно уж долгий.
  -- Зато беспроигрышный. У Конфедерации нет ни одного шанса против нас.
  -- Знаете, Вегер, я вот о чем подумал: а ведь чтобы все это осуществить, про что вы тут говорили, вам понадобится целое племя ублюдков. Где вы собираетесь брать столько ублюдков?
  -- Это не проблема, господин Президент. Это вопрос воспитания. Если человека с самого детства воспитывать в определенном духе, то сами понимаете... Главное, дать нужные установки. Во-первых, должен быть жесткий, даже жестокий монотеизм. Нет бога кроме нашего бога, бойся его и слепо исполняй его волю. Это первая установка. Вторая - мессианство: нет в мире другого народа, кроме нашего народа - остальные люди, это скоты. Нет, хуже скотов - червяки, отбросы, отребье. Кто будет жалеть отребье? Кроме того, чтобы наш избранный народ ни на секунду не усомнился в этой мысли, мы среди других народов будем насаждать разврат и духовное разложение. Мы будем культивировать различные половые извращения: под видом любви к ближнему будем агитировать за гомосексуализм и инцест, под видом борьбы за права свободных личностей создадим терпимое отношение в обществе к подобным людям, насадим грязную, отвратительную литературу, будем проталкивать на сцены театров спектакли с отвратительными оргиями. И любой представитель нашего племени, глядя на все это, неизменно скажет: это действительно скоты, мне их жалеть ни к чему.
   Мы будем рекламировать пацифизм, чтобы наши враги никогда не смогли взять в руки оружие и обратить против нашего племени. Мы всемерно будем поддерживать женскую эмансипацию. Эмансипированная женщина - это уже наполовину готовая лесбиянка. Кроме того, она отнимает законное место, принадлежащее мужчине. Нам выгодно, чтобы в мире было как можно больше эмансипированных женщин и женоподобных рохлей-мужчин. Мы создадим на планете такой порядок, который выгоден нам и который будет незаметно направляться нашими людьми, "денежными мешками" - через наших советников, через прессу, через общественное мнение. И никто не поймет, что все общественные процессы на этой планете управляются из единого центра. А потом, когда весь мир погрязнет в разложении, мы приберем его к своим рукам, и планета Дельфин будет наша! - глаза Вегера горели от возбуждения, он явно упивался своей гениальностью и не мог этого скрывать.
  -- Очень занятную картину вы мне нарисовали, Вегер, - сказал Президент, - очень занятную. Остается самая малость, пустячок: как организовать на Дельфине планетарную катастрофу? У вас есть соображения на этот счет?
   Глаза начальника Аналитического Центра потухли, мечтательная дымка испарилась и взгляд приобрел грустное выражение.
  -- Да, господин Президент, только...
  -- Что "только"?
  -- Только я прошу отнестись к моим словам с полной серьезностью, это очень важно.
  -- Валяйте, валяйте. Порадуйте своего Президента очередным нешаблонным решением.
   Вегер глубоко вздохнул и сказал:
  -- Дело в следующем, господин Президент...
  
   *************************************************
  
   Мардаг пребывал в самом скверном расположении духа, какое только было возможно. И это было неудивительно. План Конфедерации провалился, а его, Мардага, раскрыли - это совершенно ясно. Про слова Инспектора, что, якобы, Центр не считает Мардага предателем, можно с чистой совестью забыть - Мардаг не был наивным юнцом, чтобы поверить в подобную чушь. Весь вопрос заключался в том, почему Инспектор его не убил? Хоть это и было тем небольшим обстоятельством, за которое следовало бы благодарить судьбу, но облегчение это не приносило. Центр явно замыслил какую-то комбинацию, и Мардаг, не в силах понять эту дьявольскую хитрость, сжигал себя отрицательными переживаниями.
   Он стоял на небольшой мансарде, вдыхая холодный ночной воздух и глядя на звездное небо. Где-то там наверху возле планеты притаился космический аппарат Империи, доставивший сюда на его, Мардага, горе имперского контролера. Еще дальше, где-то уж совсем далеко-далеко в Космосе находилась Объединенная Конфедерация, которая еще не знала, что дело всей его, Мардага, жизни пропало. Там еще не знали о поражении.
   Он вздохнул, спустился в свой кабинет, подошел к одной из картин, висящих на стене, и отодвинул ее. В стене показался небольшой тайник. Мардаг открыл его и вынул оттуда небольшую черную коробочку. На ней была всего одна кнопка. Мардаг отнес ее к столу, положил на металлический поднос, и, секунду поколебавшись, нажал на кнопку. Коробочка тут же вспыхнула мертвенным светом, и, рассыпаясь бенгальскими огнями, за пару секунд сгорела дотла, оставив в воздухе лишь едва заметный специфический горелый запах. Однако, прежде чем сгореть, коробочка выдала короткий, но мощный узконаправленный импульс, который ушел в глубины Космоса. Теперь Объединенная Конфедерация будет знать, что Мардаг провалился.
  
   ************************************************
  
   Президент содружества Варга был в ярости.
  -- Что Вы мне такое говорите, Вегер? Уничтожить Саргор! Вы в своем уме?! Это же наша стратегическая база. Там неисчислимые залежи природных ископаемых. Мы дадим Конфедерации такую фору, такую фору... - и все только ради Ваших эфемерных замыслов?
   Вегер, пока Президент бушевал, успел за это время пару раз покраснеть и побледнеть, но стойко переносил гнев своего начальника. Дождавшись паузы в длинной речи Президента, Вегер вставил свое слово:
  -- Иногда, чтобы дать мат королю соперника, необходимо пожертвовать пешку...
  -- Какую пешку, Вегер, какую пешку? Это целый ферзь! Здесь Вам не шахматы, здесь решаются вопросы мировой политики. Я ни за что не соглашусь на Вашу авантюру. Саргор - это наше все в этой звездной системе. Даже думать забудьте!
  -- Господин Президент, - тихо, но настойчиво сказал Вегер, - иногда, чтобы победить, приходится жертвовать и ферзя.
  -- Да? В самом деле? Не желаете ли тогда стать профессиональным шахматистом? Я чувствую, что у Вас, Вегер, это получится. В Вас спит шахматный гений. Играйте в шахматы, жертвуйте ферзей - я очень буду рад за Ваши спортивные успехи.
   Вегер угрюмо ответил:
  -- Я должен понимать так, что мне дается отставка?
   Этот вопрос несколько отрезвил Президента. Он шумно выдохнул, крутанулся вокруг своей оси, подошел к окну, минуту постоял, разглядывая открывающийся за окном пейзаж, затем, успокоившийся, повернулся к Вегеру и примирительно сказал:
  -- Не обижайтесь, Вегер. Ваша идея, действительно, как бы это сказать более деликатно, несколько нешаблонна. Мне необходимо с ней свыкнуться.
   Президент прошелся в молчании по комнате туда-сюда, и добавил:
  -- Может быть, в Ваших словах и в самом деле есть рациональное зерно.
  -- Господин Президент, - воспользовавшись моментом сказал Вегер, - я отлично отдаю себе отчет, что Саргор, это очень важная база в системе Гелиоса. Но ведь то же самое знают и в Конфедерации. Взрыв Саргора они сочтут как наш оглушительный провал, и только этому обрадуются. Им не придет в голову нас обвинить в преднамеренных действиях. А это значит, что мы получаем возможность реализовать свои планы. Разве не так?
  -- Не считайте своих противников за идиотов, - пробурчал Президент. - Все это надо еще тщательно обдумать. Саргор-то уничтожить можно легко - дурное дело нехитрое - только вот потом что получится?
  -- Если мы все сделаем правильно, то планетарная система Грейн-Бар-Саргор разрушится, и одна из оставшихся планет - по нашим расчетам, это Грейн - подойдет к Дельфину и нанесет по нему гравитационный удар. Катастрофа будет обеспечена. И самое главное, все будет сделано как бы само собой, естественно. Нас никто ни в чем не сможет обвинить, ведь мы и сами пострадали - потеряли Саргор.
  -- Да понимаю я это, понимаю. - Президент задумался. Вегер, чувствуя скорую свою победу, усилил натиск:
  -- Подумайте сами, господин Президент, чем мы рискуем? Ничем. Мы потерям всего лишь одну планету, которых у нас и так девать некуда, зато мы приобретем контроль за Дельфином, который до сих пор не в нашей юрисдикции, и в конечном итоге, вся звездная система Гелиос будет наша. Пожертвовав одной планетой, мы выигрываем целую звездную систему!
   Президент хмуро посмотрел на начальника Аналитического Центра и со скрытой неприязнью сказал:
  -- Все-то Вы продумали, все-то Вы рассчитали. И ферзями жертвовать готовы налево и направо. Только почему-то чужими ферзями, не своими. Можете идти, Вегер, я Вас больше не задерживаю. Мне необходимо еще все хорошенько взвесить. Подготовьте мне подробный доклад по этой проблеме. Кстати, как Вы намереваетесь назвать свою операцию?
  -- Операция подробно разрабатывается нашим Центром и уже имеет свое название. Мы решили ее назвать "Контузия".
  -- Что? Как? - удивился Президент.
  -- "Контузия", - скромно ответил Вегер.
  -- Ну, Вы и юморист к тому же, - хохотнул Президент.
  -- Я надеюсь, в Ваших устах это определение не означает ругательство?
  -- Нет-нет, Вегер, что Вы! Можете идти.
   Когда начальник Аналитического Центра удалился, Президент подумал про него: "Да, растет молодежь. Вон уже какие комбинации выдумывают. Надо за ним приглядывать. Учудит еще переворот в Империи, ума хватит. Шахматист, едреный корень!"
  
   ***************************************************
  
   Несколько лет Мардаг прожил в своем замке, ожидая свою неизбежную кончину, но от Центра не происходило никаких телодвижений. Не было никакой информации, связь со стороны Центра была оборвана. Первые три года Мардаг еще переживал, волновался, затем, устав бояться, успокоился, махнул рукой - будь что будет. На планете царили мир и спокойствие. Земля Циян жила счастливо и в благоденствии, и Мардаг, думая об этом, буквально скрипел зубами от ярости, однако поделать ничего не мог.
   В какой-то момент он вдруг узнал от своих звездочетов, что на звездном небосклоне появилась новая звездочка, которая от недели к неделе становилась все ярче и ярче. По вычислениям астрономов выходило, что на планету Дельфин движется какое-то небесное тело, возможно, даже целая планета. А это означало, что планете Дельфин уготована участь смертника, в том числе эта участь уготована и ему, Мардагу. Встревоженный Мардаг неоднократно пытался связаться с Центром Третьей Империи, но в ответ получал неизменное холодное молчание. С Конфедерацией же связаться не было просто никакой возможности. Мардаг в конце концов понял, что попытки спастись бесполезны. Еще он понял, что молчание Центра означает только одно: ему подписали смертную казнь, причем, казнь изощренную, растянутую на недели и месяцы. Но казнь неизбежную и страшную.
   Через несколько месяцев планета Грейн прошла рядом по касательной к Дельфину - как и было рассчитано в Аналитическом Центре Третьей Империи, чтобы не уничтожить планету Дельфин, а лишь вызвать катаклизмы - но этого хватило для того, чтобы гравитационная волна Грейна нанесла Дельфину свой уничтожающий удар. Все живое было сметено с лица земли землетрясениями и ливнями, человеческая цивилизация погибла в глобальной катастрофе. Выжили лишь единицы. Мардаг в их число не попал. Планета Грейн, захваченная гравитационными силами Дельфина, стала его спутником, и Дельфин с Грейном отныне составили единую двухпланетную систему. На небосклоне Дельфина появилось ночное светило, а сам Дельфин получил ускорение вращения вокруг собственной оси, и год стал равняться не 260 суткам, а 365-ти, причем, сутки стали короче, чем прежде. Началась новая эпоха.
  
   *************************************************
  
   "5 И увидел Господь [Бог], что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время;
   6 и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем.
   7 И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю, ибо Я раскаялся, что создал их". Бытие, глава 6.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"