Руссо Елена: другие произведения.

Мечты Шелли

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 8.70*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я люблю свою волшебную страну Норвегию, где тролли прячутся в скалах, слушают шум водопада, но в один прекрасный день я покидаю свой дом навстречу новым приключениям и позабытым родственникам...Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! Эпилог 823 Общий файл обновлён.
    ЗАКОНЧЕНО!

Глава 1 Мой папа
Глава 2 Мой дом
Глава 3 Удиви меня
Глава 4 Успокой меня
Глава 5 Мои сборы
Глава 6 Увези меня
Глава 7 Мой Осло
Глава 8 Моя радость
Глава 9 Перелётные птицы
Глава 10 Родственников не выбирают
Глава 11 Цветы и фонтан
Глава 12 У каждого свои секреты
Глава 13 Мои воспоминания
Глава 14 Монако
Глава 15 Лазурный берег Франции
Глава 16 Важная информация
Глава 17 Россия
Эпилог
  
  Глава 1. Мой папа.
  Я так и знала, что отец меня погонит как поганую овечку к этому индивиду! Все девицы поют ему дифирамбы! Какой красивый! Какой Спортивный! Какой взгляд! Так что сами боитесь-то на расстояние пушечного выстрела подойти? Мой отец как будто с ума сошёл, считает, что этот мужчина, как раз то, что нам нужно.
  - Шелли, ты собралась, моя кошечка?
  - Да, какая же я кошечка, папочка. Кошки гуляют везде сами по себе! А я так - щеночек на поводке, - не люблю спорить с папой, но он погряз в своей идее.
  - Не пори чепухи, дорогая! Ты ж его даже не видела, все восхищены Тамазом. А ты, моя доченька, раз такая разборчивая и умная, то уж должна понимать - лучшее вряд ли само к нам в руки придёт.
  Ну, вообще, папа прав. Я уже давно вышла из возраста глупышки. И все окружающие лица противоположного пола, кроме папы, наводят на меня тоску! Ладно, пойду - посмотрю на это чудо света! Ноги разомну. В конце концов, потом же все сбегутся, вопросами закидают, а я им навру с три короба - вот где смеху будет! Да, решено, только ради завистливых глаз соседских девиц стоит пойти!
  - Хорошо, когда выходим? Будешь выбирать со мной нижнее одеяние, пап? - Стараюсь сохранить серьёзный голос, но видя вытянувшееся лицо папы, начинаю в голос смеяться.
  - Дерзкая девчонка! Видела бы тебя твоя мать!
  На этих словах прекращаю смех, а мой папа похоже пытается забрать свои слова обратно.
  - Думаю, мама была бы на моей стороне... - Былого не вернёшь, мама погибла, когда мне было 7 лет, я уже много не помню, но сохранила её образ, как понимающей и доброй женщины.
  - Малыш, прости, ты же знаешь, как я тебя люблю! - Папа вздыхает и обнимает меня. А через пару минут добавляет. - Да, черт с этой идеей! Я же хотел как лучше...
  Да, а получилось как получилось.
  - Пап, я не хотела тебя расстраивать, ну, пошли посмотрим на Тамаза-алмаза, если ты будешь счастлив - я буду счастлива!
  - Лапушка моя, спасибо! - Сразу начинает бегать вокруг меня лысеющий мой родитель. - Пойду, обед приготовлю. После него выходим.
  Да, пообедать надо. На голодный желудок - голова дурная. А это лишнее в нашей ситуации. Надо же разговор в нужное нам русло вывести, чтобы далее порога в дом пустили. Во время обеда у папы расспрошу о его плане, совсем дурочкой выглядеть неохота или наоборот? Ой, что-то я слишком много думаю, надо прекращать это безобразие. Посмотрела на своё отражение в зеркале, скривилась и рванула на кухню, почувствовав запах гари, по пути крича:
  - Папулечка, я так понимаю, обедаем мы сегодня угольками?
  
  
  Глава 2. Мой дом (mitt hjem).
  Поели мы в итоге в ресторане при отеле, которым мой драгоценный папа руководит. Ну, а я его главный помощник, платочек, смотритель - в общем, только не пою, хотя и это как-то приходилось делать. Через пару часов мы сложили все вещи в багажник джипа и были готовы ехать.
  И вот он Лаэрдаль во всей его красе! Солнечно и так дышится хорошо! На то она и Норвегия! Но ровно 5 минут и сразу в машину. Снега в этом году навалило - мама не балуй, смотрю новости и удивляюсь, как люди без него живут? Хотя в очень сильный мороз, укутавшись под сотней пледиков с тролликом - этот всю жизнь под боком, подарок родителей на пятилетие, мечтаю о тёплых странах. Но чем камин хуже?
  Но, вообще, молодёжь уезжает по большинству, я бы тоже хотела, но кто ж меня пустит. Хотя нет - кто бы меня раньше пустил! После того, как я случайно нашла один интересный документик, жизнь моя лихо перевернулась. Вот и спорим последние месяцы с папой, как лучше поступить. Но папа сам виноват, слишком умной воспитал.
   - Пап, а не опасно ехать к нашему другу в такое время?
   - Шелли, ни о чем не волнуйся, дороги чистили всё утро. Давай послушаем музыку.
  И вот полился в салон чудный и сильный голос Далиды.
  "Mon histoire c'est l'histoire d'un amour
  Ma complainte c'est la plainte de deux cœurs
  Un roman comme tant d'autres
  Qui pourrait être le vôtre
  Gens d'ici ou bien d'ailleurs..."
  (Перевод автора:
  Моя история - это история любви,
  Мой плач - это плач двух сердец.
  Один роман как и другие,
  Который мог бы случится и с вами.
  Здесь или в другом месте.)
  Я смотрю по сторонам и любуюсь красотой за окном. Вот мы проехали старый центр, где расположены сотни домиков XVIII-XIX веков, а что - у нас тоже есть история. И вся эта красота среди гор. И церковь Боргунд, куда мы ходим всем городком по воскресениям утром летом. Кто из-за сильной веры, кто посплетничать, а лично я хожу в церковь как в музей, потому что построена она была аж в XII веке. Слушая напевы, закрываю глаза и представляю викингов, а вдруг маленьких эльфов... И фьорд у нас даже есть свой - Согнефьорд! Сейчас, конечно, все подморозило, но летом мы постоянно устраиваем соревнования на байдарках и лодках, а потом причаливаем к скале и лезем наверх, чтобы спрыгнуть вместе с водопадом в холодные воды. Вот же оно счастье! Кристальное и чистое!
  Туристы, конечно, больше двух ночей не задерживаются обычно, да и главное развлечение - это проехать по туннелю. Ой, помню, как мы детьми на эту стройку века бегали смотреть! Правда, почти всегда под чутким присмотром папы или другого родителя. Ещё бы! Когда у тебя под боком самый длинный дорожный туннель в мире! 24 000 метров - это вам ни хухры-мухры! Тут есть, чем гордиться! Но с миллионами местных обычаев здешнее население старается лишний раз не пересекать темноту. Хорошо, что сегодня нам туда не надо, у нас своя замечательная дорога...
  - Ой, это что? - ударившись об дверь, тру быстро больное место.
  - Ну, видимо мужики поленились немного... Сейчас пойду посмотрю, насколько катастрофична ситуация, после буду думать, что делать. Может и не зря с собой лыжи взял...
   - Класс! А почему лыжи только взяли? Надо было сразу снегоход с собой тащить! - это я похоже уже сама с собой. Ну, что ж - ещё и не из таких безвыходных ситуаций выпрыгивали! Пойду- посмотрю на снеговичка моего.
  
  
  Глава 3. Удиви меня.
  В сугробе у машины было очень холодно, но попытка - не пытка, лопатой я махать умею, так что старательно помогаю любимому родственнику, впрочем как всегда. Проклиная всех горных и подлесных троллей, готова была задать крамольный вопрос, но случилось нечто странное.
  - Ну, что - застряли? - сейчас я не поняла, вроде слова мои были, а сказаны - мужским густым басом. Да, мороз крепчал похоже!
  Я пока голову не спешу поворачивать, в большой шапке и капюшоне поверх - это элементарно сделать тяжело. А папа мой уже человека узнал, улыбка сразу осветила весь лес. Что-что, а улыбаться он красиво умеет, и искренне, что очень важно.
  - Ну, здравствуй, человек-гора! - смеющийся папа, вообще, даже для меня редкостное диво.
  Интрига уже вовсю меня съедает, но делаю вид, что все это мне не интересно, правда, приподняв бровь, мысленно обращаюсь к папе. А он в ответ делает вид, что не видит моих гримас.
  - Ну, так что, мистер Свендэмс, проводник не нужен? - всё тот же голос. Звучно говорит, вон как эхо по лесу раздаётся! Я так и слышу партию полицейского агента или тюремщика из "Тоска" Пучинни. Эх, талант в норвежских снегах пропадает. Но больше о карьерном росте звучного баса подумать мне не удалось, папа как воскликнул - так и отрезал.
  - А вот для этого ты мне как раз и нужен, Тамаз!
  Ну, всё! Не выдержала душа поэта - развернулась. А там и, правда, между скалистых навесов гора появилась. И зря я его алмазом называла, глаза синие-синие точно сапфиры. Смотрят на меня как на заморскую зверушку. Но я не отстаю и тоже рассматриваю. На вид лет 30-35, борода чёрная с рыжими вкрапинками, нос картошкой. А дальше... Море одёжки. Это ему повезло, конечно, сами мы как-то одеты будто не местные.
  - Ну, что ж, раз папа так рад встрече, что даже о вежливости позабыл, тогда сообщаю вам, что я буду вашей посылкой, если согласитесь.
  Тамаз в голос рассмеялся и подмигнул папе. Тот сразу спохватился.
   -Это дочь моя, Шелли. А это, дорогая, твой пропуск в поездку, если ты, конечно, ещё хочешь лететь во Францию.
   Судя по тому, что кроме меня все счастливы вокруг: Тамаз был в курсе наших, мягко говоря, спорных вопросов.
  - Вот и познакомились. - Отвесил поклон головой в мою сторону папин друг. - Давайте уже вытащим машину и поедем греться.
  
  
  Глава 4. Успокой меня.
  С помощью Тамаза Сапфировича Горы дело пошло гораздо быстрее, машину от сугроба расчистили довольно шустро и в скором времени оказались у небольшого домика.
  У дома нас встречали две хаски, счастливые и довольные, что их хозяин вернулся и ещё друзей для облизывания привёз с собой. Собак я очень люблю, а тем более эту породу - этакие добряки. Всегда готовы умными глазами посмотреть и выслушать. Я даже успела согреться, пока мы резвились на снегу. И из-за многочисленного лая не услышала стука в окошко, так что хозяину лохматых и моему будущему сопутешественнику в одном лице пришлось выйти на крыльцо и зазывать уже полюбившимся мне басом. Хаски сразу присмирели и к мискам побежали, я кинула снежок им вслед и отправилась к двери.
  - Чай, кофе или что покрепче? - добродушно спросил Тамаз, открывая мне пространство для прохода.
  - Чай без сахара, пожалуйста, и не очень крепкий, если это возможно, конечно. - Направилась к камину отогреваться.
  Камин - это всегда красиво, тысячи языков пламени создают вечный танец. А если ещё открытый огонь, так на нем можно вкусности на шампуре приготовить. Папа мой недалеко от тепла тоже расположился в большом кресле с деревянными подлокотниками и уже прикрыл глаза от удовольствия или от усталости. Скорее от последнего. Все-таки работы много: с годами всем руководить становится сложнее и сложнее.
  - Родитель мой любимый, мастер труда и обороны! Труба зовёт и отдыху нет времени! - Вожу рукой по остаткам волос. - Могли бы позже решить наши вопросы...
  - Нет, Шелли, надо лететь в ближайшее время тебе, как бы я этого не хотел, но надо. Твоя бабка сейчас очень плоха и неизвестно, сколько ей осталось. Я тебя и так монополизировал. А ей хочется перед уходом с внучкой увидеться. Тоже можно понять, тем более, ты на маму похожа...Это у меня с тещей отношения не сложились, но ты тут ни при чем. В конце концов, Франция - твоя вторая родина. Страна красивая, развеешься. Но одну пустить не могу, извини. А Тамаз - парень проверенный, с ним будешь как за каменной стеной при любом ситуации. И мне будет спокойнее. Ты же помнишь, что я тебя люблю и как мне тяжело, пусть на время, расставаться с тобой.
  На этом разговоре и застал нас хозяин дома с дымящимся подносом. Посмотрел на нас внимательным взглядом и пригласил к небольшому стеклянному столику с кованными ножками.
  - Горячие напитки поданы с песочным печеньем. Парней лучше не угощать, - кивнул в сторону мохнатиков, - им диету надо блюсти, а то совсем расслабились со мной. Вместо того, чтобы гонять лесных жителей, они им свою миску предлагают и чуть ли не облизывают: мол, спасибо, что зашли на огонёк.
  А Тамаз ещё и шутить умеет - это в путешествии будет большим плюсом!
  
  
  Глава 5. Мои сборы.
  У Тамаза мы ещё посидели в тот вечер пару часов и вернулись домой румяные и сытые. Оказалось, что Путеводная звезда ещё и готовит на славу. Теперь называю его только так в присутствии папы. Договорились, что отправимся через неделю в путешествие. Мужчины настаивали, чтобы полетели из Бергена, в принципе это и ближе к нам. Но у меня есть пара дел в Осло очень важных, что я непременно и сообщила, наслаждаясь молодой олениной. Поспорив со мной ещё чуть-чуть и поняв, что любые доводы бесполезны, посмеялись как над шкодливым ребёнком и согласились. Мне, конечно, 25 лет, но пусть хоть пупсиком зовут, главное - я увижу то, о чем давно мечтаю!
  И теперь я счастливая собираю чемоданище, да-да, именно это чудовище! Потому что температуры в наших странах, как бы это сказать помягче, слегка различаются в зимнее время года. Подарок бабушке решила купить уже в Осло, что-нибудь из традиционно-сувенирных подарков. Судя по её посланию, главный подарок - это я, но с пустыми руками ехать как-то некрасиво, да и она никогда не была в Норвегии.
  С бабушкой последний раз мы виделись в день Х. Мы его так предпочитаем называть. Все мои личные воспоминания - это крест! Ни потому что я сама блокирую свои воспоминания, а просто я практически ничего не помню. С папой мы тоже не говорим на эту тему, да, и зачем? Кому легче станет от этого? Точно не маме. Гадалка Хюльдра, что живёт на краю фьорда, всегда говорит: "Только отпустив свои внутренние страхи, можно получить спокойное настоящее и светлое будущее". Ой, хорошо, что я о ней вспомнила, я же обещала перед отъездом забежать! Вот дырявая башка!!
  До домика Хюльдры удалось добежать без особых приключений, кроме того, что в сапоги запал снег. Дверь открылась после первого же стука и как будто автоматически. Хотя чему тут удивляться, я ж знаю, к кому пришла.
  - Заходи, заходи, пропавшая красавица! - голос местной гадалки послышался из глубины дома.
  Вообще, очень забавно, что почти весь город считает меня красавицей, включая Хюльдру. Рост у меня самый средний, ног от ушей не имеется, хотя тело достаточно пропорционально. Глаза карие - это подарок от мамы. Волосы пшеничные - подарок папы. А вот кожа у меня смуглая немного, видимо, тут французская кровь своё веское слово сказала. Особенно это заметно летом, большинство ребят и девчонок загорать вообще бояться. Пусть такая возможность у нас нечастая, но я очень люблю полежать под солнышком у реки.
  - Шелли, иди сюда.
  Я как обычно! Пришла в гости, а думаю о чем-то посторонним. Зашла в комнату, а подруга моя в царствии бардака! У неё, конечно, это всегда творческий беспорядок, но по мне так - это свалка ненужного хлама. Но на то я обычная девушка, а Хюльдра - гадалка целая.
  - Ну, что, чемоданище готов? Тамаз уже в курсе, что с барахольщицей связался?
  - Что?? - этоо я точно так не оставлю, руки в боки. - Дорогая, я не посмотрю, что ты местная ведьмочка, но вот что тебе скажу, если я барахольщица, то ты, ты... Свальщица!!!
  Хюльдра как расхохоталась.
  - Шелли, лапушка, как тебя легко вывести из себя. Я как бы пошутила, но если ты так реагируешь - то ты точно барахольщица! Даже если этого не подозреваешь. Но ты не переживай, карты мне уже сказали, что ни это будет твоей основной проблемой в ближайшее время.
  - А вот это интересно! - приподняла бровь и прошептала. - На улицах одной не ходить, с людьми не общаться на чужбинке?
  - Хотела бы я на это чудо посмотреть, но нет. Ты помнишь сказание связанное с моим именем?
  - Кто ж его не помнит, Хюльдра - сказочное существо с коровьим хвостом, краше всех девушек вокруг. И вот встретила она самовлюблённого Тария, делающего ивовую свирель. Парень за нос водил целый хоровод девиц. А тут на него внимание не обратили, и ещё не сделанная свирель будто сама по себе запела, да так, что слезы полились из глаз Тария и решил он женится тут же. Но девушка поставила несколько условий: не говорить о встречи и о хвосте никому, и встретиться через год на том же месте. Хюльдра-то ждала, А вот красавец решил, что ждать долговато будет и через год не появился. Осознала всё Хюльдра в тот же час и превратиласьв разъяренную уродливую бабку и, найдя дом Тария, подождала дом, пламя было страшное, а не трезвый молодой человек ничего так и не понял и задохнулся бы, но собаки из огня его вытащили. Жив он остался, только на теле живого места от шрамов не было и все от него отвернулись. Всё правильно помню?
  - Да, Шеллик, у тебя всегда была хороша память. Существует ещё другое поверье, что если Хюльдра обвенчается, она потеряет свой хвост и станет обычной женщиной. Посему я хочу тебе подарить кое-что. - И протягивает мне великолепного плетения хвост.
  - Хвост? Это, правда, хвост? Ты сама его сделала?
  - Пусть он принесёт тебе счастье, милая моя. Карты говорят, что встретятся тебе разные люди и не все будут говорить то, что действительно думают. Посему я хочу, чтобы мой дар оберег тебя от ненужных встреч и помог понять, кто тебе действительно близкий. Обнимай меня уже и беги домой, завтра же рано выезжаете.
  Расцеловала мою любимую подругу и даже слеза скатилась.
  - Мы же ненадолго прощаемся, - то ли спрашиваю, то ли утверждаю. - В любом случае, зная, что ты мысленно и виде хвостика со мной, точно всё будет хорошо! Много тут за гаданиями не сиди, хоть и морозец, не забывай прогуливать себя. Всё, убежала!
  А пока бежала домой, словила себя на мысли, что пусть он городок маленький, но люди у нас в основном дружелюбные. И это такое счастье - иметь такой дом.
  
  
  Глава 6. Увези меня.
  Проснулась в 5 утра на следующее утро. Сон был беспокойный всю ночь, я спустилась в гостиную, где уже горело пламя - значит папа как и я бодрствовал. Папу нашла достаточно быстро, погружённого в стопки бумаг.
  - Не спится? - почти одновременно спросили мы друг друга и рассмеялись.
  Я подошла и села на коленки, всегда так делала. Совсем маленькой, ища утешение от дразнилок соседских мальчишек, чуть позже - от неразделенной любви, а потом - просто было желание посидеть вместе и послушать биение сердца моего родителя. Так и сейчас, мы вроде все уже двести раз обсудили, но такое странное чувство потери или растерянности.
  - Пойдем, я налью тебе кофе, папочка! И бумаги заодно напоследок вместе посмотрим, зрение у тебя уже ни то, вдруг что пропустил, так уж и быть побуду напоследок твоими очками.
  - Девочка моя, я может стал старше, но ты разглагольствуешь так, будто я уже старик!
  - А это ни так? - Тыкаю пальцем в живот и быстро вскакиваю.
  - Ах, ты вертихвостка! Совсем я тебя избаловал! - а потом серьёзнее добавил. - Шеллик, ты только с мужчинами постарайся так не общаться, не поймут правильно твоих колкостей и сделают укол в ответ больнее.
  - Угу, пап, ты не переживай, я шпагу в чемоданище прихватила, ответного укола им не избежать! Пошли уже на кухню.
  Пока мы пили чай и кофе, говоря обо всем на свете, пока запихивали оставшиеся вещи - время пролетело незаметно. И в 7:30 постучал Тамаз, обвестив, что автобус через полчаса выезжает. Благо, что остановка последнего была у нашего дома, так что мы успели ещё попить горячих напитков и расставшись без лишних ненужных сожалений, начали наше путешествие без особых трудностей. Слеза, конечно, предательская все же появилась, но ничего - я же ненадолго. Это всего лишь три недели без моего единственного близкого человека, без нашего дома, без близких друзей и без моего любимого Лаэрдаля.
  Тамаз не беспокоил почти всю дорогу, только во время большой остановки, где мы обедали, поинтересовался.
  - Так на что нам один день в Осло? - не отрываясь от форикола спросил. (Примечание автора: форикол - национальное норвежское блюдо, готовится из ягнятины с костью и с большими листами капусты, добавляются крупный черный перец и немного пшеничной муки, после чего все ингредиенты тушатся в кастрюле в течение нескольких часов, подаётся с гарниром).
  - Я хочу пройтись по туристическим местам и вечером погулять по набережной в центре. Если тебе это всё неинтересно, я пойму, ты можешь приступить к своим обязанностям охранника уже во Франции.
  - Очень смешно, - нахмурилась Путеводная звезда и даже вилку отложил. - Шелли, давай договоримся кое о чем. Ты отдыхаешь, гуляешь, ведёшь великосветские беседы, но в мою часть работы свой носик симпатичный не суёшь, хорошо?
  Надо же, вроде сказал как отрезал, но по-доброму. Даже и обидеться не на что.
  - Угу, - только и удалось из себя выдавить.
  До Осло каждый был занят своими делами. Я слушала молодую французскую исполнительницу Луану.
  "Jour 1
  amour numéro 1
  C'est l'amour suprême
  Dis-moi que tu m'aimes..."
  (Перевод автора:
  День первый, первая любовь.
  Эта любовь наивысшая, скажи, что любишь меня...)
  Тамаз в это же время с большим вниманием читал книгу. Когда я решила подглядеть, что именно его так занимает, то впала в ступор. Так как буквы оказались мне не знакомыми. Вот это уже интересно. Но не стала об этом распространяться вслух. И продолжила смотреть в окно, восхищаясь нашей северной природой.
  
  Глава 7. Мой Осло.
  В Осло мы добрались ближе к ночи, посему заселились в отеле и пожелали друг другу спокойной ночи. Дорога меня так вымотала, что на следующее утро я окончательно проснулась под яркие лучи солнца. "Мороз и солнце, день чудесный". Надо одеться потеплее. Пока наводила марафет, позвонил папа. Как ни странно, ничего экстраординарного за ночь в Лаэрдале не произошло. В итоге в холл отеля спустилась к 10 утра. И передо мною явилось чудное видение в виде Тамаза и некой брюнетки, которые мило о чем-то разговаривали. Вернее брюнетка что-то душещипательное повествовала, а мой славный рыцарь внимательно слушал, кивая в подходящий момент. Я бы даже поверила, что ему эта беседа доставляет удовольствие, но притоптывание каблуками сапог говорили сами за себя. А когда за последние несколько минут он посмотрел как бы ненароком третий раз на часы, я решила, что пора показаться из своего укрытия.
  - Здравствуй, дорогой! Не заждался? - Обращаюсь к Путеводной звезде, но краем глаза вижу, как лицо брюнетки из приветливого превратилось в настороженное. - Ты же понимаешь, если уж мы с папой начинаем говорить, то это надолго.
  - Да, Шелли, надеюсь, ты привет от меня передала. А это Рита - она из России. Первый раз в Норвегии и, собственно, в Осло. Спрашивает, с чего бы лучше начать осмотр города.
  - Рита, очень приятно, я Шелли. В такой холод я бы посоветовала вам сесть на экскурсионный автобус, который показывает все достопримечательности нашей славной столицы. Думаю, что русский язык должен там присутствовать. А нам надо бежать, извините, у нас срочные дела. - Постучала Тамаза по плечу, мол, давай уже, нечего тут лясы точить. - Ещё увидимся, хорошего вам дня!
  Рита качнула головой, а потом повернулась к Тамазу и сказала видимо что-то на русском. Тут мужчина-гора совсем меня удивил, ответив что-то видимо тоже на русском языке. Интересный экземпляр, ничего не скажешь. Тамаз меня нагнал у крыльца, параллельно махнув рукой охраннику и проникновенно то ли спрашивая то ли утверждая сказал.
  - Ты с утра такая "добрая" или просто не любишь иностранок?
  - Мне показалось, что ты не очень был доволен этой беседой.
  Продолжаем идти по улице, смотря на старинные здания или под ноги, что немаловажно, ещё не хватало подскользнуться и ногу подвернуть.
  - А даже если не доволен, то можно как-то помягче человеку ответить?
  - Так, стоп! - дернула за рукав своего спутника. - Знаешь что, рыцарь в доспехах, в следующий раз я просто пройду мимо, а ты даже не заметишь за своими светскими беседами, куда пропал твой объект охраны. И сразу отвечаю на другие твои вопросы: к иностранцем я отношусь спокойно и неважно, в какое время суток с ними пересекаюсь. И в музее я хочу побыть одна!
  Люди уже стали на нас оборачивать головы. Весь монолог оказывается так и держалась за рукав. Неудобно получилось, отдёрнула руку и быстрым шагом пошла в направлении музея. Черт, это надо же, хотела помочь, а в итоге я ещё и злючка! Тамаз нагнал уже на пятом шаге и тихо промолвил.
  - Одна, так одна. Буду в другом конце зала.
  До музея Мунка мы дошли молча. Посему "Крик" я смотрела уже в подготовленном настроении. Присев напротив картины, я думала о том, что так давно не видела этой картины, которая ассоциировалась у меня всегда с мамой. Ведь именно она привела меня первый раз в этот музей. Вообще, сие изобразительное искусство совсем не детское, но мама была очень позитивной женщиной. Она тогда мне сказала: "Шелли, девочка моя, если в один день тебе будет очень плохо, не держи свои эмоции в себе! Разбей что-нибудь, покричи, сделай что-нибудь экстраординарное, но найди выход!" Тогда я, наверное, очень удивилась, а через много лет папа как-то обмолвился, что мамино воспитание было очень строгое, и когда родители познакомились, она была на грани нервного срыва - это в 22 года-то! Думаю, я просидела около часа, посетителей почти не было, только в один момент раздался радостный детский крик, а за ним приглушённый, но от того более строгий оклик родителя. Это меня и пробудило от собственных мыслей. Вот так и живём, мама! Всё идёт по кругу. Уже с улыбкой снова посмотрела на картину.
  Выйдя из музея направилась в соседний ботанический сад, который зимой хоть и завален снегом, но от того не менее прекрасный. А моя тень, все-таки он рыцарь, шла на несколько шагов позади, сдержав своё слово.
  
  
  Глава 8. Моя радость.
  Насладившись садом, пересекая улочки с невысокими домами, я пошла в сторону набережной полюбоваться этим прекрасным местом в Осло и пообедать заодно. Ресторан находится рядом с недавно построенным зданием оперы, которое быстро стало главным местом встреч, независимо от того любите вы музыку или театр. Здание как будто плавно переходит в Осло-фьорд. А кровля, наклонённая в сторону воды, позволяет под особым углом посмотреть на город, воду и само здание. Итальянский мрамор придающий шик особенно с лучами солнца начинает играть солирующую партию в Опере. На крыше же стали нормой турниры среди скейтбордистов.
  Заняв столик у окна, махнула рукой Тамазу, который зашёл через несколько минут.
  - Мне предоставляется возможность пообедать с тобой рядом? - спрашивает вроде бы серьёзно, а глаза все сдают.
  - Ну, попробуй, - отвечаю в тон. - Мы были в этом ресторане с папой один раз. Я надеюсь, ты не против?
  - Не против ли я поесть? От еды я вообще редко отказываюсь, а тут сама погода благоволит. Что-нибудь рекомендуешь?
  - В прошлый раз здесь подавали очень вкусный лютефиск. (Примечание автора: сушеная рыба, замоченная в щелочном растворе и затем вымоченная в воде).
  - Хорошо, попробуем. У нас далее какие планы?
  - Ты как к спорту относишься? - говорю не очень уверенно и жду реакции.
  - Спорт? Люблю, но в -10'C предпочитаю полежать у телевизора с телеканалом Евроспорт, например. Или ты предлагаешь мне нырнуть моржом?
  - Моржом? - рассмеялась и удивлённо посмотрела на своего собеседника. - Не боишься отморозить себе что-нибудь?
  Тамаз явно не ожидал данного вопроса, прокашлялся и добавил:
  - Тааак, я пожалуй пока возьму 100 г с селедочкой, а ты давай, спортсменка, рассказывай, на что нас подписываешь в такую приятную погоду, - улыбнувшись при этом как Чеширский кот.
  - Я не спортсменка в данном случае, а фанатка. Через 2,5 часа в Хольменколлене (Примечание автора: Самая высокая точка в Осло, где находится центр отдыха и культуры) будет гонка биатлона. - кивок головы подталкивает меня продолжать. - Понимаешь, я очень люблю биатлон, а все по телевизору смотрю, хотя живу в Норвегии, аж стыдно! Ну, вот я и подумала и забронировала заранее два билета. Если тебе будет холодно на трибунах, ты можешь погреться в специальных шатрах. И..
  - Шелли, мы кажется о чем-то договорились с тобой. - качаю головой. - Отлично, ну, и у кого собралась автограф выпросить? Неужели сам Бьорндален удостоится такой чести?
  - О! Ты его знаешь?
  - Так в 40 лет обгонять соперников, которые ему в сыновья годятся, может только он!
  - Как здорово! Это значит, что нет проблем? - неуверенно задаю вопрос.
  - Ну, конечно, зачем билетам пропадать. Очень хорошая идея. Но теперь мы должны есть быстро, чтобы успеть забежать в отель и одеться потеплее. Если ты заболеешь, твой папочка и на расстоянии снимет с меня три шкуры, одну из них можешь потом использовать в виде пледика у камина. - Тут уже была моя очередь расхохотаться.
  С едой мы и, правда, довольно быстро расправились. В отеле Тамаз критически осмотрел мой утепленный вариант и отправил снова переодеваться, на мои возгласы, что лучшего не имею, принёс несколько своих вещей.
  - Ну, спасибо! Теперь я похожа на какую-то тушку! - вид в зеркале мне совсем не понравился.
  - Не тушка, а милая такая толстушечка получилась, давай шапку одевай, потом ещё спасибо скажешь! - довольный самим собой мой охранник явно обрадовался модельерской жилке.
  Но стоя на трибунах и махая норвежским флагом, мне было даже жарко, то ли действительно от нарядов от новоиспеченного кутюрье, то ли от восторженной толпы болельщиков, то ли от глинтвейна, который продавался прямо на месте. Бедные спортсмены стараются согреться на трассе, а мы уже вовсю разгоряченные.
  - А ты когда-нибудь пробовала из винтовки стрелять? - Тамаз прямо на ухо крикнул вопрос, такой шум, но столько счастья и радости веют в воздухе, прямо пьянеешь от них.
  - Ты про настоящую или которую используют спортсмены?
  - Какой интересный ответ на вопрос. Ну, давай поэтапно. Спортивная винтовка?
  - Нет, на лыжах научили носиться по лесу, а вот до винтовки дело так и не дошло, хотя я ждала в школьные годы.
  - Хорошо! А что с более серьезной?
  - Папа пару раз в лесу показывал. Но мне всех жалко, посему охотник из меня никакой, так что винтовки на Рождество я не получала. А ты умеешь стрелять? - выпалила вопрос, видимо боясь, что сама себя остановлю.
  - Умею, если в один день захочется пострелять из спортивной винтовки, учителя не ищи, я тебе по старой дружбе так уж быть бесплатно все покажу.
  - Ого! - удивлённо смотрю на своего напарника по маханию национального флага. - Спецшкола? Что тебе лучше удавалось стойка или лежка?
  - Школа выживания. И побеждает тот, у кого стрельба не зависит от положения тела, - смеётся, но глаза такие серьёзные и заглядывают глубоко в душу.
  Черт! Вот зачем я спросила? Любопытство - порок, и я это знаю очень много лет. Это все глинтвейн и биатлон - расслабили меня на пару! Отвернулась от греха подальше и стала кричать вместе с другими болельщиками. Счастье похоже тоже отвернулось от норвежских биатлонистов, и мы заняли только четвёртое место в эстафете. А выиграли русские, что ни день, то русские, какая-то напасть. Собралась в фанзону и наткнулась на ехидно улыбающегося Тамаза.
  - Ну, что, за автографом пошла? Если хочешь, могу тебе сразу у всей русской команды на норвежском флаге собрать памятные росписи.
  Самодовольный тип! Мало того, что игра не сложилась, ещё мне непристойные предложения делает среди норвежских между прочим болельщиков.
  - Нет уж, в другой раз, я устала, поехали в отель, завтра рано отлёт.
  На обратной дороге я смотрела в окно, конечно, темнота вступила в свои права, но снег и подсветка давали свой волшебный результат. Как хорошо, что метро идёт по земле. Весь путь мы провели молча. Это становится традицией. Уже около отеля пожелала спокойной ночи Тамазу и пошла к крыльцу, но оклик меня остановил.
  - Шелли, подожди! Я тебя обидел или ты испугалась? - ненавижу вопросов о страхах, но вопрос был задан с таким беспокойством, что невозможно остаться равнодушным.
  - Я не знаю, Тамаз. И неважно это всё. Завтра встречаемся в 6 утра в холле. Ужинать не буду, иначе не усну. Всё хорошо! Не беспокойся. Спокойной ночи!
  Так и оставила его на улице одного. А в номере позвонила папе, который ответил очень быстро.
  - Милая, как дела? Все хорошо?
  - Папа, это я. Ты когда мне хочешь рассказать историю ваших отношений с Тамазом? Он же не просто наш сожитель в горах?
  - Что-то случилось? Он сделал тебе больно? - напряженный голос папы утвердил мои подозрения, но он же заставил расслабиться.
  - Нет, он сама вежливость. Но я чувствую иногда себя ни в своей тарелке. Впрочем ладно, не бери в голову, я хочу пораньше лечь спать. Как твои дела? Завтра позвоню из аэропорта, хорошо?
  - Конечно, детка! У меня все отлично, хотя без тебя окружающий мир потускнел довольно быстро. И я тебе все расскажу при личной встречи, но поверь мне, Тамазу можно доверять. Спокойной ночи, малышка, я тебя люблю, до завтра!
  - До завтра, папочка, и я тебя люблю! Спокойной ночи!
  Положив трубку рядом с подушкой, вспоминала, как выглядит бабушка и пыталась мысленно представить с ней первую беседу. Но где-то между явью и сном в голове вертелась мысль о Тамазе: кто же ты, человек-гора?
  
  
  Глава 9. Перелётные птицы.
  Первый полёт прошёл относительно хорошо, не считая турбулентной зоны, в которой пронеслась вся моя жизнь. Не могу сказать, что я боюсь летать, но каждый раз приходится себе напоминать о статистике и комфорте. Во время особой тряски Тамаз положил свою тёплую руку на мою, по-отцовски похлопав. За что я ему бесконечно благодарна, в такие моменты мой мозг кричит и нуждается в хоть какой-нибудь людской поддержке.
  Прямого рейса Осло-Тулуза нет, поэтому мы три часа ждали во Франкурте. Но если быть более точной, это Тамаз прилёг на специальном кресле и смотрел какой-то фильм, а я бегала как сумасшедшая по разным магазинам аэропорта. Шопинг - это же не про меня в обычной жизни, но здесь так всё сверкало, манило, звало, наконец, протестировать и продегустировать. Все эти немецкие крендели, колбаски и пиво разливное! Особенно меня покорил дютифри, где я перепробовала несколько десятков парфюмерных запахов, а потом решила сделать макияж из пробников. Затем глазами перемерила десяток платьев, прикупив в итоге строгое короткое чёрное платье, оно же должно быть у каждой женщины в гардеробе? Боже, это рай для женщины! В итоге, покупая себе клатч, я услышала объявление на посадку нашего самолёта. Не может быть, пролетело почти 3 часа!? Шустрой рысью примчалась к нашему выходу и встала рядом с Тамазом, он сначала боковым зрением понял, что рядом с ним кто-то пристроился, а потом повернулся и на миг в его сапфировых глазах я увидела восхищение. После чего выдал:
  - Удалось скупить все магазины? Какая симпатичная сумочка! А это что за горка пакетов, на борту есть столько места? Посадочный приготовила?
  Ого! Ничего себе как много, оказывается, мы можем говорить.
  - Всё на месте. Как фильм? Не слышала рыданий на весь аэропорт, видимо это всё-таки была не мелодрама...- Посмеиваясь, снимаю невидимые слёзы.
  - Угу, а я слышал дикий визг какого-то бизона, который не всю косметическую линию успел опробовать в аэропорте! - Отвечает мне в тон, а потом добавил. - Макияж удался, тебе очень идёт, но, боюсь, теперь у меня больше работы, судя по окружающим взглядам противоположного пола.
  Так, в весёлой перепалке мы загрузились в полупустой небольшой самолёт. Я люблю летать больше в хвосте, обычно там больше свободного места. А тут вообще чувствовали себя королями, сидя на задних рядах с Тамазом вдвоём! В этот раз мы летели спокойно над бесконечными облаками, а лучи солнца дарили счастье вместе с запахами свежей выпечки в виде круассанов и шоколатинов и горячего кофе. И мне стало так спокойно и хорошо на душе. Скоро я увижу тебя, Франция!
  
  
  Глава 10. Родственников не выбирают.
  10.1 Встреча в аэропорту.
  Получив багаж быстро, увидели довольно много встречающих. Я рассматривала современный аэропорт Тулузы, как передо мной появился большой букет цветов.
  - Бонжур, вы же Шелли? - Высокий, моего возраста, немного худощавый мужчина смотрел во все глаза на меня.
  - Эм, да. Мерси за цветы. А вы?
  - Я Поль. Меня бабушка попросила вас встретить. Дядя не смог приехать. Вот я по фотографии вас узнал, а в жизни вы ещё прекраснее. - Немного смущаясь, но не скрывая восторга, сказал молодой француз.
  - Очень приятно, Поль. А это Тамаз, он мой охранник, бабушка, наверное, вам сообщила.
  Поль жизнерадостно жмёт руку Тамаза, подхватывая мой багаж, и пока идём на стоянку мы делимся впечатлениями о полёте. Уже садясь в машину, я решила уточнить один нюанс.
  - Поль, а вы сказали "бабушка", это для меня или вы тоже родственник? Извините, в прошлую поездку мне было целых 7 лет, но вас я не помню.
  - Всё в порядке, Шелли! Конечно, вы меня не помните. Я тоже внук, но не родной. Вернее при бабушке так не говорите, разозлится! Она меня как своего родного любит! Но по крови - не родной. Вы помните, что у Вашей мамы есть двое старших сводных братьев по отцу? - Киваю головой, что-то смутно я такое припоминаю. - Так вот младший брат женился на моей маме, когда мне было 9 лет, но это все произошло после вашего последнего визита.
  Под рассказы о семье мы выезжаем из большой стоянки аэропорта и начинаем свой путь в сторону бабушкиного дома. На улице свежо, около +10, правда, небольшой ветер. Да уж, понятие зимы здесь очень растяжимое.
  - Поль, а вы, наверное, работаете, мы ведь могли взять такси или в конце концов на общественном транспорте доехать. - Вдруг начинаю волноваться я.
  - Нет, для меня это большая честь! Бабушка так много о вас рассказывала, что я первый напросился вас встречать. И вот, посмотрите направо, видите ряд зданий? - Мы с Тамазом смотрим в указанное направление, где большими буквами написано Airbus. - Я тут работаю. Совсем недалеко мне было до вас доехать и встретить.
  Поль заражает своим позитивом даже неразговорчивого Тамаза.
  - Ничего себе, красиво! И кем вы работаете?
  - Ну, если коротко, то я инженер. Работаю в отделе, который отвечает за изменения и новинки в салоне самолёта. Иногда даже программирую электронику. Дизайн салона - это тоже наш аспект. Часто езжу в командировки и объясняю покупателям, на какую кнопку можно нажать с закрытыми глазами, а на которую - лучше никогда не засматриваться. - Поль рассказывает так увлечённо, что видно - человек занят любимым делом.
  - И где ты был последний раз? - Интерес меня просто сьедает. И я даже не замечаю, как перехожу на "ты".
  - Последний раз несколько месяцев был в Китае. Мой шеф отличный мужчина, но что касается иностранцев, у его возникают сложности, да, ещё китайцев не долюбливает. Они же недавно наш аэропорт выкупили, но это совершенно другая история. Ну, а я семьёй не обременён, на английском языке говорю, заодно другую культуру посмотрел.
  - То есть можно не сомневаться, что тебе там понравилось? - Даже с лёгкой завистью спрашиваю.
  - Конечно, Шелли! Ты бы отказалась поехать посмотреть Китай за счёт заведения?
  Все мы засмеялись, ответ был очевиден. Но Тамаз не смог сдержаться.
  - Поль, эта девчонка одной ногой в Китае, появись бы у неё такая возможность.
  Путь до дома бабушки занимает около часа. Мужчины рассуждали и иногда горячо спорили о том, какая модель самолёта лучшая. А я все не могла наглядеться на красоту вокруг. Даже зимой южная Франция прекрасна!
  
  10.2 Дом бабушки.
  Подъезжая по узкой дороге на одну машину, вдоль которой стоят столетние платаны, я почувствовала себя снова маленькой девочкой. А дом бабушки тогда мне казался замком. Сейчас я вижу перед собой не замок, конечно, но усадьбу. В левой части дома стоят строительные леса, вовсю идёт ремонт. Мы выходим из машины, и три маленькие болонки как заводные пытаются сбить с ног друг друга и приезжих, весело тявкая и выпрашивая ласк. Поль смеётся, хватает всех троих в охапку и кружит. Какой же он чудесный, наш Поль!
  - Поль, мальчик мой, ты сейчас весь перепачкаешься! - Разворачиваюсь к парадной двери и вижу перед нами бабушку. - О, Боже, Шелли, ты так похожа на свою маму...Скорее все в дом!
  Бабушку я очень хорошо помню, почти двадцать лет сделали своё дело, но она так же по-королевски красива и элегантна.
  - Я так понимаю, это Тамаз? Добрый день, молодой человек, очень рада познакомиться.
  - Я тоже очень рад познакомиться, мадам Жозье. - Тамаз целует руку бабушки.
  - Вы очень галантны, мерси! - Через секунду я оказываюсь в тёплых объятиях бабушки. - Шелли, малышка, я так рада, что ты доехала, наконец, до своей старушки.
  - Бабушка, ну, какая же ты старушка? Ты ещё всем нам фору дашь! - Так хорошо осознавать, что меня здесь ждут с таким теплом. - А дом действительно большой, я думала, что это детское воображение рисовало его огромным, ан, нет. Неужели, ты успеваешь за день проверить все комнаты!
  Мы поднимаемся на второй этаж и идём по длинному коридору, где висят прекрасные пейзажи и портреты. Высокие потолки, паркет и несколько окон делают коридор воистину королевским. У одной двери мы останавливаемся.
  - Тамаз, это будет ваша комната, располагайтесь поудобнее, отдохните с дороги и через час спускайтесь на обед в гостиную, пожалуйста. Она сразу справа от лестницы. А я пока украду Шелли, с вашего разрешения. Она будет жить, кстати, напротив вас. - Бабушка подмигнула Тамазу и увела меня в подготовленную комнату.
  В комнате пахло сиренью, сейчас освежители воздуха могут создать атмосферу весны так легко. Панорамное окно с балконом и видом на прилежащие виноградные поля привели меня в восторг. А высокие потолки, стены песочного оттенка и небольшой камин окутали теплом так, что захотелось спрятаться под тёплыми одеялами на большой кровати с каким-нибудь романом и не думать ни о чем постороннем.
  - Шелли, - голос бабушки вернул меня в реальность. - Если ты устала, мы можем поговорить чуть позже, но мне надо кое-что тебе сказать до того, как все соберутся на обед.
  - Нет-нет, извини, здесь так хорошо и уютно, что я моментально потеряла голову! - Взяла руку бабушки и улыбнулась. - Сейчас я найду твой подарок, а ты пока рассказывай.
  - Хорошо, дорогая, я очень рада, что твой отец, наконец, решил поделиться твоим вниманием. Я его не осуждаю. После того, что случилось с Марселлой, я наговорила много лишнего, не заботясь о его чувствах. И сейчас, когда умираю, я раскаиваюсь полностью и могу понять твоего отца.
  - Что? - Выловленный из чемодана подарок, выпал из моих рук от неожиданности. В один миг мы обе оказываемся у несчастного подарка и смотрим друг на друга. - Ты же очень хорошо выглядишь, откуда такие мысли, бабушка? - Первой прихожу в себя.
  - Шелли, у меня рак. И через неделю я лягу под нож. Результат 50 на 50. Но я уже не молоденькая девушка и играть со смертью не собираюсь. В конце концов, я прожила долгую, пусть не всегда счастливую, но все же красивую жизнь. И лучший мой подарок - это твой приезд.
  - Подожди, - перебиваю вновь приобретённую родственницу. - Но пятьдесят процентов - это очень даже хороший показатель и не факт, что случится непоправимое!
  - Детка, спасибо за твою веру, но я фаталистка, если суждено случиться чему-то - значит такая моя судьба. Единственный раз я пошла против этого принципа из-за твоей матери и сделала только всем хуже. - Удивительно сильная женщина, говорит очень спокойно и так, как будто все уже решено. - Так вот, Шелли, я хочу сказать это наедине, я внесла тебя в завещание, мой адвокат был на прошлой неделе. Когда-то половина земель и усадьба должны были перейти к твоей матери. Остальная половина делилась между твоими сводными дядьями. Но после её смерти мне стало всё равно, что будет и автоматически все переходило бы к ним. Но когда я узнала про рак, то меня стали мучать кошмары! Ты же самая прямая наследница. И я всё изменила в точности, как это было при жизни Марселлы, только усадьбу я отдала вам с Полем пополам, он для меня - свет в окне. Понимаешь, Шелли?
  О, нет! Мой мозг отказывался это понимать. Какое, к черту, наследство? В первую очередь я раздумывала, к каким врачам лучше обратиться на реабилитацию.
  - Бабушка, давай решим с твоим здоровьем, а потом уже все эти наследственные штучки. Честно признаться, для меня это как ушат на голову! Ты же не думаешь, что я собираюсь остаться жить во Франции? А как же папа? И дяди знают об изменениях?
  Судя по тому, как потускнело лицо бабули, пока мы только вдвоём, не считая адвоката, знаем о сюрпризе.
  - Шелли, я скажу за обедом. - Тяжело вздохнув, бабушка продолжила. - Но менять своего решения не буду! За всё надо платить.
  Последние слова были сказаны почти шепотом, а ко мне стали подкрадываться мучительные подозрения, что с главными родственниками я ещё не встретилась.
  
  10.3 Семейный обед.
  Спустившись в гостиную, застала умилительную картинку: играющий на кабинетном рояле Поль - это невероятное зрелище. Вальс си минор Шопена словно бабочка пархал по всей комнате и приносил в душу покой и счастье. Присев недалёко от пианиста, я с изумлением смотрела как длинные пальцы совершают сложнейшие пассажи, после чего прикрыла глаза от восторга, отдавая всё своё внимание только музыке.
  - Шелли, - будто во сне позвал Поль, - иди сюда, сыграем в четыре руки.
  Отказаться от такой идеи просто невозможно. И уже через пару минут мы импровизировали вместе, гуляя по ре мажорной тональности. Погрузившись полностью в игру, мы не заметили, как собралась публика. Раздавшиеся за спиной аплодисменты были весьма неожиданны, но безусловно приятны.
  - Браво, браво! Вы замечательный дуэт! - К нам подошли двое мужчин возраста моего папы. - А вы, Шелли, совсем стали взрослой. Скорее вы меня не помните, я Жан-Жак, дядя Поля и ваш, соответственно, тоже.
  Традиционно по-французски поцеловал в две щеки.
  - Здравствуйте, Жан-Жак, а вы, - уже обращаясь к другому мужчине, - Филипп, папа Поля.
  - Да, дорогая! Я смотрю, вы нашли общий язык. - Но не успел Филипп договорить, как Поль восторженно провозгласил.
  - Мама, это Шелли, смотри, какая она замечательная! - К нам подошла женщина, по улыбке и ямочкам на щеках которой можно легко определить родство с Полем.
  - Привет, милый! Шелли, очень приятно познакомиться. Я Клара, очень рада, что вы подружились с моим сыном.
  Более близкое знакомство у нас не вышло, так как бабушка позвала всех за стол. Где уже восседал Тамаз, внимательно наблюдающий за обстановкой. Во время обеда велись общие беседы о перелёте, Норвегии и французском вине. Куда же без него? При каждой перемене блюд нам предлагалось определённое специальное вино. Особенно мне понравилось красное вино каберне-совиньон под запечённую утку. Я сидела между Полем и Тамазом, так что скучать мне не приходилось. Атмосфера обеда была весьма дружеской, пока бабушка не решила сделать своё важное объявление. Вот тут началось самое интересное. Как говорится, введите в кризисную ситуацию людей, и все настоящие эмоции вылезут наружу.
  - Что? - Первым отозвался Филипп, подавившись козьим сыром. Бабушка решила, что сказав свою новость на подаче любимых французских сыров, немного смягчит реакцию окружающих. - Мама, вы меня удивляете!
  - Дорогой, - мягко отвечала бабушка, - вся наша жизнь - сплошное удивление!
  - Шелли, чур, рояль мой! - Поль попытался смягчить обстановку.
  - Прошу прощения, - подал голос Жан-Жак, - у меня срочный звонок по работе. Шелли, поздравляю! Мама, спасибо за обед, увидимся позже.
  - Подожди, брат, я с тобой! - Филипп попытался встать, но его остановила собственная жена.
  - Поль, сынок, ты можешь показать бабушкину оранжерею Шелли и Тамазу? Извините нас, пожалуйста, но у нас четверых есть неотложный разговор.
  Тамаз подал мне руку, отвечая:
  - Думаю, это хорошая мысль - прогуляться после еды. Шелли?
  - Ах, да, - чувствую себя как в какой-то театральной пьесе. - Извините, спасибо большое за обед. Я сама пока не поняла, как относиться к наследству, извините, если причиняю вам всем этим неудобства.
  Не люблю такие ситуации. Да, и зачем это всё, если я живу в Норвегии.
  - Хахаха, неудобства - это уже нездоровый смех Филиппа оглушил гостиную. - Точная копия своей матери! - и крупный мужчина завалился на диван, дергаясь как сумасшедший.
  - О, Боже, Филипп, прекрати! - В один голос женщины начинали кричать.
  - Шелли, пойдём, - кто-то взял меня за руку и стал выводить из комнаты, в то время как из той слышались истерические смешки.
  - Не надо уколов! Мама, не делай этого, я тебя люблю!
  
  
  Глава 11. Цветы и фонтан.
  Дар речи удалось приобрести только среди цветов. Я вдыхала смесь ароматов и пыталась за хвост уловить ускользающую мысль. Это настоящее мучение, как провал в памяти. Ну, вот-вот, сейчас...Нет, улетела мысль и оставила меня потерянной, так и не познавшую чего-то очень важного.
  - Шелли, ты в порядке? - услышала знакомый бас рядом.
  - Скорее да, чем нет. А где Поль? - Посмотрела по сторонам.
  - Он у фонтана. Сказал, чтобы подходили, когда тебе захочется поговорить. Ты точно чувствуешь себя хорошо? - Обеспокоенный Тамаз - нечто новое для меня.
  - Пойдём, поищем Поля. Глядя на здешнюю семейку, очень надеюсь, что тебя тяжело смутить, Тамаз. - Получила в ответ ухмылку, сразу полегчало на сердце.
  Нашли быстро, но от радостного молодого человека не осталось и следа. Он сидел погруженный в свои мысли и водил рукой по воде. Я подсела рядом, чтобы он заметил наше присутствие. Так мы сидели молча, слушая звук падающей воды, около десяти минут, после чего Поль заговорил не своим, а каким-то механическим голосом.
  - Шелли, я бы хотел извиниться за своего отца.
  - Тебе не за что извиняться, Поль, сын за отца не в ответе. - Положила свою руку поверх его. - Но у меня есть один вопрос: что это было? Твой папа нездоров или это его настоящий характер таков?
  Поль смущенно посмотрел на меня, положил вторую руку поверх моей и погладил своими длинными прохладными пальцами.
  - Когда мои родители поженились, я их редко видел. Мы переехали в этой чудесный прекрасный дом. Я часами мог проводить время в оранжерее, изучая виды растений и цветов, или бегая с псами среди полей или строить шалаши у речки. Бабушка меня приняла как родного, я стал целой вселенной для неё, а она - моей путеводной звездой. Ведь ты родилась в интеллигентной семье, а я рос сам по себе, дрался с мальчишками, которые меня называли безотцовщиной. Мама все время была занята на работе, мы виделись мельком. Я сразу полюбил твоего дядю, поняв, что моя жизнь переменится к лучшему. Здесь я начал брать уроки музыки, с бабушкой мы сутками напролёт могли вести беседы в библиотеке, управляющий мне рассказывал о виноградниках и вине, рабочие показывали, как можно собрать самому машину и, Шелли, я оказался нужен стольким людям! И меня так захватили учеба и новые приключения, что, честно признаться, у меня не было времени подумать о том, где находятся родители. Они появлялись наездами, а когда вернулись через год, а может позже я просто это принял. Это потом, став старше, узнал, после одного из приступов папы, что познакомились они в психиатрической больнице, где работала тогда моя мама. Я должен был быть внимательным, да, Шелли? Я так увлёкся, что не замечал важных вещей? Я же вообще оказался тут случайно!
  Последние предложения звучат с такой болью, а большие темно-карие глаза смотрят на меня и ищут поддержки. Даже не знаю, что на это сказать. То, что Полю повезло было попасть на воспитание к бабушке - это значит ничего не сказать. Но он как будто оправдывается передо мной.
  - Ты считаешь, что взял моё внимание бабушки на себя и чувствуешь себя виноватым, Поль?
  - Да... - Опустил голову. Я уже ни о чем не думая, обняла за шею, притянула к себе и крепко обняла.
  - О, Поль! Это же великое счастье, что вы с бабушкой нашли друг друга. У меня же есть папа, он мне заменил весь мир, но и ты, и я - мы знаем, что такое любовь близкого человека. Так что, давай не будем думать о лишнем. Расскажи мне вот про те белые фиалки, пожалуйста.
  Большой плюс моего обретённого родственника - уходить с головой в заданный вопрос. О цветах Поль рассказывает также восторженно, как о самолётах или о музыке. Весь его рассказ - это песня, в проигрыше которой, певец срывает бутон розы и вставляет мне в волосы. В такого мужчину невозможно не влюбиться! Чем больше я слушала его, тем больше думала о том, как интересно устроена жизнь. Моя мама была светом в оконце для бабушки, а когда её не стало - появился Поль. Любуясь бесконечными цветами, я решила твёрдо, что папе пока ничего не скажу, так как хочу сама разобраться в нынешней ситуации. Приняв это решение, ко мне запархнула потерянная мысль: что такого знает отец Поля о моей маме, что меня возвращает к смутным событиям почти двадцатилетней давности?! И тут меня как молнией ударило! Я уже слышала этот истерический смех!
  - Поль! - прервав на полуслове рассказ, дёрнула за его рукав.
  - Шелли! Тебе нехорошо? Ты побледнела! - оба мужчины тревожно смотрят на меня.
  - Поль, - повторяю имя как молитву, - когда твои родители познакомились?
  - Я не знаю точно, но думаю, где-то после того, когда ты была здесь последний раз.
  - Шелли? - это уже Тамаз поддерживает меня за локти. - Что случилось, ты что-то вспомнила?
  - Кажется, да. Мне надо срочно поговорить с бабушкой!
  
  
  Глава 12. У каждого свои секреты.
  12.1 Тамаз.
  Пытаюсь сорваться с места, но что-то меня держит. Все мои мысли сейчас не здесь и поэтому я даже не понимаю, что Тамаз ещё сильнее сжал свои пальцы у меня на локтях.
  - Тамаз?! - Перевожу непонимающий взгляд на своего защитника. - Ты зачем меня схватил? Отпусти сейчас же! Поль, скажи ему!
  - Подожди, Шелли! Сначала ты расскажешь мне или твоему отцу, что вспомнила. - Вижу, что не шутит человек-гора, прекращая вырываться.
  - Поль, ты можешь нас оставить одних? У меня есть разговор с Тамазом.
  Поль явно в своём мире переживаний, посему на мою просьбу кивает головой и уходит из оранжереи. Хватка моментально слабеет. Сильный, зараза, точно будут синяки! Отхожу на пару шагов, руки в боки и задаю давно терзающий вопрос.
  - Кто ты? - Слежу за мимикой, понять ничего невозможно. Молчим. Хорошо, я умею ждать, хотя и не люблю.
  - Шелли, - осторожно начинает, - давай так сделаем: ты мне расскажешь первая, а потом я уже отвечу на все твои вопросы. Ты же понимаешь, что твой отец не мог с тобой отправить человека, желающего тебе зла?
  - Хм, весьма логично! Но если мой отец ошибся? - Вполне возможный вариант, кстати.
  - Так, хватит! Я сейчас же набираю его номер! - Нервно пытается найти телефон по карманам, но я обрываю его руку.
  - Не надо! Он слишком далеко, начнёт волноваться! Если ты мне сделаешь плохо, поверь мне, я найду на тебя управу! - Может быть со стороны это кажется смешным, все-таки ощутимо разные у нас весовые категории. Но я чувствую сердцем, что не может быть он предателем. А себе я доверяю. - Хорошо! Я вспомнила день аварии. Частично.
  - Что именно ты вспомнила, Шелли? Это важно. - Тамаз старается говорить мягко, но на меня направлено всё его внимание.
  - Мы разбились с мамой в туннеле, - говорю очень тихо и благодарю свою память за то, что столько лет она держала от меня в секрете тот день. Потому что сейчас мне становится с каждым словом страшнее и труднее. - Этот туннель недалёко от дома бабушки...Мы сидели на заднем сидении...С шофёром была перегородка, чтобы мы с мамой могли поговорить обо всем на свете. Ехали от бабушки в аэропорт и планировали встречу с папой...Был жаркий день, окна открыты... Поэтому когда машина стала резко тормозить от яркого света, я услышала истерический смех...Мне кажется, он до сих пор звенит в моих ушах, сливаясь с истерическим смехом дяди...Ты думаешь, я ошибаюсь? - Очень тихо спрашиваю.
  Поднимаю глаза на Тамаза, и моё сердце останавливается. Я уже видела этот взгляд. Эту жгучую смесь скорби, тревоги и потерянности.
  - О, Боже! Ты был там?! - Не могу сдержаться, слезы полились рекой. Слишком эмоционально, слишком больно, слишком много информации. Тамаз моментально сократил расстояние и накрыл своим большим телом.
  - Девочка, главное ты жива! - Шёпот у моего виска.
  Дежавю! Я пытаюсь остановить слёзы и посмотреть в лицо тому, кого может быть должна благодарить за жизнь. Но с уст слетает совершено другое:
  - Сколько же тебе лет, человек-загадка? И как же так получилось, что ты оказался нашим шофёром?
  
  12.2 Бабушка.
  Но ответа я не дождалась. В дверях стояла бабушка, тактично покашливая. Я сразу вырвалась из объятий Тамаза и побежала к ней на встречу.
  - Бабушка! Нам надо срочно поговорить!
  - Дорогая, что случилось? Прибежал Поль, сказал, что ты срочно нуждаешься во мне. Ты плакала?
  - Я вспомнила день гибели мамы!
  Бабушка меняется в лице и в один миг стареет на несколько лет. А потом берет меня за руку и говорит с болью в сердце:
  - Шелли, одень пальто, мы сейчас прокатимся в одно место, там и поговорим. Тамаз, судя по всему, вы едете с нами.
  Мы с Тамазом выходим из оранжереи и направляемся в свои комнаты.
  - Ты не ответил мне на мои вопросы. - Стараюсь говорить спокойно, хотя это плохо получается.
  - Шелли, я думаю, бабушка права, решив отвезти тебя на прогулку. Здесь слишком много ушей. Оденься потеплее и не волнуйся, мы обо всем поговорим.
  Через десять минут мы загрузились в машину. Поль рвался с нами поехать, но бабушка сказала, что это приватный разговор. Мне кажется, он обиделся. Обязательно потом с ним поговорю.
  Поездка оказалась короткой, и мы уже подъезжаем к крепости Каркасон, которая входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Город окружён двойным рядом крепостных стен, над которыми возвышаются пятьдесят две башни. За 2500 лет чем только Крепость не была. Сначала здесь была первобытная стоянка, затем галло-римский город, графство, виконтство и королевское сенешельство. Каждый период вносил что-то новое в устройство города. Сейчас внутри крепости можно увидеть графский замок, церковь, чудные лавки, небольшие музеи, обычные жилые дома и большое количество ресторанов. В одном из них мы и остановились. Бабушка заказала кофе и чай. После чего посмотрела на меня с одобрением, я решила, что больше не могу ждать и приступила к расспросам.
  - Бабушка, вы знакомы с Тамазом, не так ли?
  - Мадам Жозье, пардон, давайте я начну.
  Бабушка приподняла ладони кверху, знаком показывая, что не претендует на первенство.
  - Шелли, мои родители русские. Мы приехали жить в Тулузу за несколько лет до интересующего тебя дня. Мне было семнадцать лет, я вовсю помогал в бизнесе отца: отвечал на звонки, назначал встречи и развозил клиентов под пристальным контролем отца. Он всегда сидел рядом на пассажирском сидении. До восемнадцати лет такое вождение возможно во Франции. Сам он не мог водить несколько лет из-за болезни ног. Но в тот месяц все шло кувырком. Мой отец попал в больницу с сердечным приступом, его бизнес был на грани разорения. Клиентов почти не было. И когда позвонил твой отец, я сказал ему, что не могу вас забрать. Он умолял, обещав заплатить любые деньги, только бы я срочно вас забрал и отвез в аэропорт, где он будет ждать. И я решил, что ездил много раз по той самой дороге, что нам нужны деньги на операцию. Всего одна поездка! - Берет стакан воды и выпивает без остатка, стараясь не смотреть прямо мне в глаза. - А потом, Шелли, когда свет мотоцикла начал слепить мне глаза, я дрогнул, так как был совсем мальчишка...Боже, как тяжело.
  - Тамаз! - Бабушка властно прервала рассказ. Пока я пыталась переварить информацию, она продолжила. - Шелли, когда мальчик пришёл в себя, он первым делом позвонил в скорую и твоему отцу, параллельно пытаясь понять, что с вами. Как только твой отец нас оповестил, мы сразу поехали в сторону злосчастного места с моим управляющим. Потом была больница, похороны, параллельно твой отец пытался решить вопрос с Тамазом.
  - Подождите! - Пытаюсь все логически понять, когда сердце разрывается на мелкие кусочки. - Почему папа умолял нас быстро забрать? К чему была эта спешка, которая привела к катастрофе?
  - Мы поссорились. - Нехотя отвечает бабушка.
  Так, вот это уже интересно!
  - Мы - это кто?
  - Я с твоей мамой. - Опустила голову. - Шелли, она сказала, что не потерпит шантажа внутри родительского дома. А я ей не поверила. И она вызвала самолёт твоего отца и уехала в расстроенных чувствах. Такой я видела её последний раз... Я не выслушала свою любимую девочку - это самая главная ошибка моей жизни.
  Последние слова бабушка говорит чуть слышно, а я решительно набираю номер папы, чтобы собрать весь пазл воедино.
  
  12.3 Папа.
  Папа берет трубку после первого же гудка, как будто ожидает мой звонок.
  - Детка, привет! Возьми мне эспрессо, пожалуйста. - Будничным голосом говорит папа.
  - Ээ, папа, всё хорошо? Какой кофе? Или...- до меня начинает медленно доходить. - Ты во Франции??
  - Шелли, экспрессо. Два сахарных кубика, пожалуйста. - Настойчиво повторяет папа и кладёт трубку. Я кидаю мобильник на середину стола и иду к барной стойке, так как вся эта ситуация становится просто невыносимой! Делаю заказ и жду его исполнения. Когда кофе готов, поворачиваюсь к столу. Весьма предсказуемо в тот же момент в дверях появляется мой главный родственник.
  Мы идём на встречу друг другу, и я замечаю некоторые детали в его внешности, на которые то ли раньше не обращала внимание, то ли на любимого человека смотришь по-другому. А может иногда стоит уехать, удалиться, чтобы заметить некоторые детали. Да и какая разница из-за чего, но мой папа моментально постарел и выглядел угрюмым и немного помятым. Таким я никогда его не видела.
  Дойдя до стола одновременно с ним, я протянула кофе. Папа аккуратно поставил его на стол и крепко меня обнял.
  - Извини, я был за рулём. Шелли, ты в порядке? - Разрывая нехотя объятия, он посмотрел прямо в мои глаза.
  - Не знаю, пап, - отвечаю честно, - но нам надо поговорить - это точно.
  - Мадам Жозье, - отвесил поклон, - Тамаз. Спасибо, что позвонили.
  Я начинаю просчитывать в голове и понимаю, что позвонил точно не Тамаз. Тот был почти все время со мной, а даже если бы позвонил из своей комнаты, то папа так быстро не добрался бы.
  - И когда бабушка тебе позвонила?
  - Шелли, я позвонила сразу же, когда приняла решение. - Отвечает напрямую бабушка.
  - Ничего не понимаю, если ты вызвала меня сюда сказать о своём решении, почему мы сразу с папой не приехали вместе? К чему все эти отдельные перелёты? Ты вообще когда прилетел, папа? - у меня столько накопилось вопросов ко всем троим за столом, что я уже начала терять терпение и не знаю, из кого именно начать вытряхивать ответы.
  - Дочь, подожди, нам нужна была живая реакция Филиппа при свидетелях.
  - Что? - Выплюнула я, начиная просто уже захлёбываться от злобы. Вот вам и любимая внучка приехала вновь соединяться с дальними родственниками. - Вы что? Цирк устроили? Или это дешёвый театр? Значит так, если вы мне сейчас же не расскажете, что здесь происходит, я клянусь, еду сразу в аэропорт и улетаю от вас куда подальше!
  - Черт! - Тамаз ругнулся. - Детка, мы не могли тебе сказать, иначе ты бы вела себя неестественно. Давай все обвинения оставим на потом! Улететь ты всегда успеешь! Но ты наш ключ! - Папа было хотел что-то вставить, но бабушка его одернула. - Вспомни, ты сказала мне в оранжерее, что уже слышала что-то похожее на смех дяди - это так? - Все трое с большим вниманием смотрят на меня. В ресторане никого кроме нас нет, только у барной стойки бармен, он же официант. Не удивлюсь, что он тоже "свой" человек. И после монолога Тамаза словно беру себя в руки, похоже это серьёзнее, чем я думала вначале.
  - Вы думаете, что Филипп был в туннеле?
  - Смех, Шелли, - не слыша моего вопроса продолжает Тамаз, - почему ты мне сказала, как будто слышала уже это смех?
  - Я...я не знаю, Тамаз, тогда мне показалось..
  - Давай по-другому, - обрывает меня Тамаз, - закрой глаза. Ещё раз вспомни сегодняшний обед, что именно тебя задело, проиграй ещё раз в голове ситуацию в гостиной, пожалуйста.
  Это "пожалуйста" звучит с такой смесью просьбы и настойчивости, что я сдаюсь. Закрываю глаза и вспоминаю все психологические тренинги прошлых лет после аварии. Не сразу, но через десять минут получаю первый кадр из моего подсознания - вот я сижу у подножия фьорда и вбираю в себя силу природы, второй кадр - мы с подружками слушаем Эдварда Грига, играя с игрушечными троллями, снова кадр - мы с мамой в музее. А потом резко переключаю себя на день аварии: едем в такси, мама мне улыбается, яркий свет, визг шин автомобиля и ... мотор мотоцикла вперемежку с тем самым нездоровым смехом из гостиной разрывает мои барабанные перепонки!!
  - Он был там. - Устало говорю не открывая глаз, чтобы побольше побыть с мамой.
  Я сразу чувствую, как несколько пар рук дотрагиваются до меня и что-то шепчут. Но я так хочу побыть ещё в этом прекрасном мире с мамой, мне так хорошо и беззаботно, но мама говорит: "Пора!", и я открываю глаза.
  - Шелли! - Папа с паникой смотрит на меня. - Прости, мы не думали, что так все получится!
  Взволнованный Тамаз обмахивает меня полотенцем, а грустная поникшая бабушка стоит рядом, держа в одной руке нашатырный спирт, а в другой - стакан воды.
  - Надо было это сделать раньше. - Протягиваю к ним руки, чтобы обнять сразу всех троих. И спокойным голосом продолжаю. - Моя память хранит большее, я это чувствую. Я хочу увидеть туннель.
  
  
  Глава 13. Мои воспоминания.
  Мы едем к туннелю с папой на отдельной машине молча. А включённая волна радио как будто угадывает наши эмоции. И из динамиков льётся задушевная песня Луаны о маме. К моменту припева слезы застилают лицо, и я губами ей подпеваю.
  "J'suis pas bien dans ma tête, maman.
  J'ai perdu le gout de la fête, maman.
  Regarde comme ta fille est faite, maman.
  J'trouve pas de sens à ma quête maman."
  (Вольный поэтический перевод автора:
  Мысли запутались в моей голове, мама.
  Я потеряла вкус к жизни, мама.
  Смотри, что делает твоя дочь, мама.
  Я потеряла свой путь - повсюду ночь, мама.)
  Папа паркуется недалёко от туннеля, и мы оказываемся высоко над бушующей рекой.
  - В этом году много дождей, - сообщает только что приехавшая бабушка. Тамаз сидит в машине, а мы втроём смотрим на реку. - Этот туннель был пробит сквозь гору два века назад. До этого местным жителям нужно было делать большой крюк через соседний город, что расположен на горе. А потом и мост построили через реку, там идёт параллельная дорога, только без туннелей. Многие сейчас предпочитают ей пользоваться. Во времена моей молодости и машин столько не было. А теперь они чуть не останавливаются внутри туннеля, чтобы пропустить друг друга - очень узкий путь. На прошлой неделе у нашего управляющего разбили боковое зеркало, уж очень кто-то торопился, даже не остановился. Ты хочешь одна постоять, Шелли?
  - А? Извини, бабушка, я задумалась о своём. Что ты говорила в ресторане о последнем разговоре с мамой?
  - Ну, она мне сказала, что кто-то прислал ей записку, чтобы она убиралась обратно в Норвегию, что наследство передаётся по мужской линии... Я тогда ей сказала, что это полный бред. Это я решаю, кому передать наследство, и нечего тратить своё время на чепуху...
  - Эта записка сохранилась? - Задаю вполне очевидный вопрос.
  - Да, Шелли, - папа подаёт голос. - Она лежит вместе с вещами твоей мамы.
  - Да? - Удивлённо смотрю на папу. - Ты же говорил, что ничего не сохранил? Хотя ничего не говори, я теперь понимаю, что мы просто никогда серьёзно не говорили на эту тему. Берегли психику друг друга, так сказать. - Выдаю что-то на подобии улыбки.
  Я смотрю на темный узкий вход и сразу вспоминаю наш широкий с подсветкой туннель в Лаэрдале. По сравнению с норвежским величием, тут какой-то туннельчик для гномов. А эти герои всегда присутствовали в сказках мамы. Она даже сама создавала иллюстрации к своим сочинениям. Несколько тетрадей с её рисунками путешествуют сейчас со мной. И гномы в этих сказках всегда были друзьями с остальными героями. Самые мои любимые - это гномы Бон и Жур! Ночью они часто залезали в дома и проказничали, но потом всегда убирали за собой и пекли пирог, таким образом, хозяева с утра были в прекрасном расположении духа. А однажды Жур и Бон из реки вытащили леща, тот им и говорит: "Я вам не золотая рыбка, что надо?" Гномы обалдели от разговорчивой рыбы, но взяли себя быстро в руки и спросили в один голос: "А ты знаком с золотой рыбкой? Скажешь, где живёт, мы тебя сразу и отпустим!" Лещ - не дурак, жизнь ему дорога и сдал с потрохами место жительства исполнительницы желаний. Бон и Жур, распевая заводные песни, подняли весь лес на уши, поэтому когда дошли до адресата, с ними целая толпа собралась поглазеть на чудо невиданное! Жур притопнул, Бон прихлопнул, рыба и выплыла. Только чешуя у неё серого оттенка почему-то, может не успела с утра почиститься? Смотрит рыба на всех выпученными глазами и говорит: "Опять старик Лещ всех разыграл? Это ж мой бывший муж! Не существует золотых рыбок! А ну, все работать и долг лесной исполнять!" И хлопнула за собой хвостом по воде. Звери все как рассмеялись. А Бон и Жур погрозили им пальчиками, но злиться долго не умели, посему начали хохотать вместе со всеми. С того дня и повелось, что 1 апреля в лесу - это день леща! Никто никому не верит, и все пытаются выловить хитреца!
  - Шелли, - бабушка обнимает меня за плечи, отвлекая от моих детских воспоминаний. - Мы с твоим папой хотим предложить, чтобы ты уехала к морю на какой-то период, пока мы здесь решаем ряд важных вопросов. Если ты что-то вспомнишь, то сразу звони. Ты же хотела попутешествовать?
  Смотрю на ближайших своих двух родственников и удивляюсь, ведь мы только соединились, но от предложения не отказываюсь.
  - Судя по вашим лицам, это уже решённый вопрос. И куда я еду?
  - В Монако, дорогая!
  
  
  Глава 14. Монако
  14.1 Знакомство.
  Не прошло и пары дней, которые по событиям можно было считать за несколько лет, и меня снова встречает современный аэропорт Тулузы. Я сдала чемодан и прошла контроль без лишних осложнений, после чего смогла провести небольшую экскурсию внутри здания. Особенно меня порадовал укромный уголок с диванами и столами для компьютеров, оснащённые электричеством. Здесь никого не оказалось, и я предалась своим размышлениям.
  Вчера вечером я пыталась поговорить с Полем, но он как будто специально меня избегал. Поэтому до ужина я провела время с папой в библиотеке за бокалом вина, листая тетрадь мамы, а после - ушла сразу спать, так как не каждый день встаю к пятичасовому такси. С Тамазом я пока не понимала, как себя вести, а он отдавал роль главной скрипки в нашем общение мне. Бабушка рассказала, что я буду жить в Монако в квартире её подруги Жизель, которая по чистой случайности или специальной просьбе моей уважаемой родственницы срочно должна была уехать в Италию к друзьям.
  Так что через два часа я вышла со своим драгоценным багажом в зал ожидания аэропорта Ниццы, а навстречу мне, помахивая ярким синим зонтиком, шла миниатюрная женщина средних лет, в которой я узнала Жизель.
  - Шелли, дорогая! Ты прекрасна! - За приветствием последовали знаменитые французские поцелуи в обе щеки. - Бабушка так много о тебе говорила!
  - Доброе утро, Жизель! Бабушка просила вам передать привет! Извините, из-за меня вам пришлось сегодня рано встать.
  - Пустяки! У меня целый отпуск, чтобы выспаться. - Подмигнув, моя проводница направила нас в сторону выхода. - Надеюсь, полет был спокойным. Мой шофёр совсем близко припарковался.
  Жизель вся благоухала. Судя по запаху, она пользуется Шанель N5, что вполне естественно для женщины с творческой профессией да ещё и француженки.
  Дорога до Монако пролетела незаметно за разговорами, но особое внимание я обратила на сеть туннелей. Сразу решила про себя, что погуляю внутри Монако, на Лазурный берег соваться не буду. Монако оказался густонаселённой страной, которая делится на историческую часть и жилую. Если в регионе бабушки особняки - это обычное место для жилья, то в динамичном Монако, где каждый метр на вес золота, высотные дома являются основным местом жительства. Поэтому я не особо удивилась, когда в доме Жизель мы поднялись на последний этаж одного из таких домов.
  - Ну, вот и приехали. - Жизель подхватила мой багаж и покатила в одну из комнат.
  А я как стояла, так и осталась на своём же месте, только рот ещё раскрыла широко. Вид из окна в гостиной был на бескрайнее море! И в этот момент я мысленно послала бабушке спасибо. Наверное, я бы так ещё долго стояла, если бы сбоку не уловила движение. Большой пушистый кот лениво сползал с дивана и строго осматривал меня. Похоже в раю намечается змий!
  - О, вот ты где! - Услышала за спиной голос Жизель. - А я тебя повсюду ищу! Почему миска полная?
  Тут я рассмеялась в голос, немного удивляя свою хозяйку, но потом кивнула в сторону кота, и мы стали смеяться вместе.
  - Он только что сполз с дивана. - Сразу же сдала лохматого, за что получил взгляд-укор.
  - Да, Шелли, я пробовала Пинца отучить, но эти кошачьи сами решают, кто и что должен делать в доме. - Жизель наигранно вздыхает, а кот тем временем подошёл поближе и начал обнюхивать новый объект в его квартире.
  - Значит ты Пинц. А я Шелли. Будем надеяться, что мы подружимся. - Наклонилась, чтобы погладить пушистика, а тот шустро прошмыгнул мимо меня.
  - Шелли, не обращай внимание на него! Пойдем, я тебе все покажу.
  Квартира оказалась двухуровневой. На втором этаже были кабинет, второй санузел и две комнаты, одну из них мне и выделила хозяйка. Холодильник она заполнила до отказа, указав на специальную полку для Пинца. А через час расцеловала нас с Пинцем и упорхнула их квартиры.
  - Ну, что, толстячок, - смотрю на кота, занявшего уже почти весь диван. - нам с тобой две недели как минимум вместе жить, так что давай договоримся, что хотя бы половина дивана моя.
  Присела на краешек дивана на свой страх и риск, про себя надеясь, что коты обычно умные существа. И затаила дыхание. Пинц недовольно прохрипел что-то себе под нос, но тушку свою сдвинул. Я выдохнула в ответ. А через пять минут начал гудеть как паровоз и ластиться.
  Так и началась наша общая жизнь с Пинцем Монакским. А в первую ночь с непривычки я испугалась сначала, что кто-то помимо меня спит в кровати, но уже через несколько минут заснула мирным сном под звуки прибоя и кошачьего урчания.
  
  14.2 Достопримечательности.
  Следующую неделю я вдоль и поперёк изучила весь Монако. В основном ходила пешком, но иногда пользовалась автобусом. Если первые дни я была в восторге встретить на улице феррари или ламборджини, то к концу недели мне захотелось увидеть сельскохозяйственный трактор! Уровень знаменитых людей на один метр квадратный просто зашкаливал. Звезды тенниса, формулы-1, футбола - это обычные граждане Монако. И не надо никакой красной ковровой дорожки. Соотвественно, цены в магазинах рассчитаны на уровень данного клиента. Я, конечно, норвежка и высокими ценами меня не удивишь, но все же я была несказанно рада встретить обычный Макдоналдс.
  Когда у меня было настроение, я брала с собой Пинца на прогулки. Но вот именно, что брала. Сама пятнадцати килограммовая тушка не хотела прогуливаться, а физподготовки у меня такого уровня не было, поэтому мы сидели на лавке в парке рядом с домом. Кот лениво оглядывал окрестности и смотрел на меня взглядом "Ну, что - нагулялась? Не пора ли уже в тёплый дом вернуться? Февраль однако на дворе!"
  Кстати, о погоде. В эту пору в Монако просто прекрасно! +10, но морской ветер все-таки напоминает о том, что февраль - это все-таки зимний месяц! Таким образом, я больше посещала музеи. И самый неизгладимый след оставил океанографический музей. Если смотреть со стороны моря, то здание словно врезано в скалу. Это удивительное зрелище! Почему-то у меня сразу вспомнились произведения Агаты Кристи. И я моментально вернулась к мыслям о моих родственниках. О моем местонахождении, не считая Жизель, её водителя и Пинца, знали только папа, бабушка и Тамаз. С папой мы созванивались каждый вечер, никаких новостей не было. Сама я мало что нового вспомнила, поэтому старалась вообще не думать о сложившейся ситуации.
  Поднявшись на гору, я оказалась перед внушительным входом в музей. Какое великолепие! Он был основан князем Монако Альбертом I. Долгое время директором музея был тот самый Жак-Ив Кусто, именно его передачи о путешествиях мы смотрели с папой каждое воскресение в моем детстве. На цокольном этаже расположены аквариумы. Рыбы в разные годы были привезены из кругосветных путешествий. А на входе расположен аквариум с маленькими акулятами, до которых можно дотронуться. На первом этаже два двуяросных больших зала. В первом зале можно лицезреть целый батискаф, а в другом - чучела и скелеты морской фауны. Самый большой скелет подвешен к потолку и в длину занимает целый зал. Половицы скрипят, создавая иллюзию, что мы находимся у истоков возникновения музея, а вот компьютерные голограммы возвращают обратно в XXI век.
  Недалеко от музея находится большая площадь с видом на Княжеский дворец. Это официальная резиденция правителей Монако, но также часть дворца открыта как музей, где можно ознакомиться с тем, как жили и живут нынешние правители из рода Гримальди. Дворец основан как генуэзская крепость в XII веке. Со временем здание достраивалось. Уникальность состоит в том, что семья Гримальди 700 столетий находилась именно здесь, а архитектура дворца отражает политическое и финансовое положение семьи. Внутренняя отделка достаточно скромная по сравнению с тем же Версалем в Париже или Эрмитажем в Санкт-Петербурге. Я не была в этих примечательных местах, но много читала о величии королей, может быть в один прекрасный день я увижу все собственными глазами.
  К концу недели мои ноги ныли от беспрерывных хождений то в гору, то с горы. Поэтому в субботу, проходя мимо закрытого стадиона Монако, увидела анонс о предстоящем футболе и сразу же приобрела билет на вечерний футбольный матч. Я ведь никогда не была на настоящей трибуне, так что весь день словно летала от счастья. А ближе к началу футбола изучила многоэтажное здание спортивного комплекса, которое как будто втиснулось между жилых домов. Опять же из-за нехватки земли, в Монако все спортивные секции находятся в одном месте. А что? Очень удобно! Отдал ребёнка на секцию футбольную, а сам пошёл поплавать.
  С попкорном и кока-колой я восторженно кричала "Але!" и забыла обо всем, подгоняя футболистов Монако, что даже не заметила, как рядом со мной кто-то сел.
  - Никогда бы не подумал, что эта благовоспитанная девушка будет так задорно болеть за футбол!
  Я повернулась слишком резко, рассыпав весь мой попкорн на Поля. И сразу же стала помогать отряхивать всю его одежду, параллельно думая о том, как он тут оказался.
  
  14.3 Неожиданная встреча.
  Я настолько увлеклась чисткой одежды Поля, что не заметила, как оказалась в его объятиях.
  - Шелли, успокойся, Бог с ней одеждой, - шепчет Поль, насколько это позволяет вопль трибун. - У тебя все в порядке? Ты так внезапно уехала. А поместье превратилось в дом секретов.
  - Я решила немного отдохнуть на море. - остаюсь в том же положении. - Но, Поль, что ты тут делаешь?
  После данного вопроса объятия ослабевают, и он смотрит прямо мне в глаза.
  - Я ничего не понимаю. Что изменилось? Ты меня боишься, Шелли? - Поль и, правда, выглядит искренним и потерянным. - Подожди, я тебе всё расскажу! Я взял отпуск на пару дней. Мои бывшие однокурсники живут в Ницце, у одного из них день рождение и...
  - Поль, причём тут Ницца, мы в Монако! - вырываются слова.Мне хочется очень верить, но я должна быть осторожна со всеми по словам папы.
  - Господи, Шелли...
  Он не успевает закончить фразу, потому что по трибунам раздаётся вопль, а на табло высвечивается информация, что игрок Ниццы забил в ворота Монако. Боже, какая же я дура, тоже мне болельщица. В этот же момент к нам подбегают двое парней, которые трясут моего родственника, прыгают вместе с ним и выдают что-то на подобии речевки о команде. Самой мне хочется провалиться сквозь землю. Но Поль берёт меня за руку и в этом хаосе счастья снова шепчет.
  - Всё в порядке, это будет нашим маленьким секретом, фанаточка Монако!
  Мы улыбаемся друг другу очень тепло, невероятно, что даже на самый малый миг я могла подумать плохо об этом человеке. А он только подтверждает мои мысли.
  - Когда матч закончится, мы сразу же позвоним бабушке, - поглаживая мою руку.
  Этот жест не остаётся без внимания, и немного успокоившиеся друзья хлопают Поля по спине, видимо, в надежде познакомиться. Тот неохотно отрывает свою руку и представляет меня.
  - Шелли, это мои закадычные друзья Дилон и Жорж. Господа, прошу любить и жаловать мою родственницу Шелли. - у мужчин явное в глазах неверие, но они улыбаются и кивают мне. Но через пару минут я уже слышу голос Дилана, который пытается перекричать всех и вся на трибуне.
  - Что-то я никогда не слышал о столь юных и привлекательных твоих родственницах!
  Я пытаюсь спрятать улыбку и делаю вид, что усердно увлечена футболом. Эта встреча с Полем очень быстро дала понять, насколько мне было грустно одной всю эту неделю, не считая вечерних посиделок с Пинцом, конечно.
  Футбол закончился победой команды Ниццы, чему мои новые знакомые были несказанно рады. На улице Поль сделал наставление друзьям, чтобы те глаз с меня не спускали, а сам пошёл звонить бабушке.
  - И кто виновник торжества? - видимо неделя молчания сказалась на мне ещё сильнее, чем я думала, потому как, позабыв о всех наставлениях папы об общении с мужчинами, задала первой вопрос.
  - Ооо! Это я! - Жорж забил себя в грудь. - Если ты не подготовила подарка, то поцелуй может все решить.
  - Но-но! - сразу подключился Дилан. - У меня был день рождения ровно две недели назад, а за запоздалый подарок - два поцелуя как минимум!
  - Что? - воскликнул наигранно Жорж. - И это ещё называется друг?
  - Друг другом, а сердце у прекрасной Шелли одно!
  Я уже открыто хохотала над шутками друзей и готова была двоих поцеловать, но тут подошёл Поль и протянул мне трубку.
  - Бабушка хочет с тобой поговорить.
  Я взяла мобильный и отошла недалеко, услышав вслед расстроенные возгласы о том, что Поль как обычно все делает не вовремя. С улыбкой на лице я ответила бабушке.
  - Детка, ты как? Прости меня, старушку, - вот опять она за своё, - я же даже не спросила, куда мой прелестный внучок полетел, а он, оказывается, совсем рядом да ещё с этими двумя хохмочами. Ты, наверное, там совсем загрустила. Да, о чем я говорю, в этом Монако все можно за один день посмотреть, а ты там целую неделю уже сидишь, - бабушка говорила так, как будто я нахожусь в каком-то Богом забытом месте.
  - Бабушка, всё хорошо, не волнуйся, - пытаюсь вставить хоть что-то в её монолог.
  - Так, Шеллик, иди собирай свой чемодан, снимем тебе отель, поедешь с Полем, хоть Лазурный берег посмотришь. Точно! Прямо сейчас иди, мужчин трое, помогут тебе...
  - Бабушка, подожди, а как же Пинц? - я бы рада согласиться, но кота же одного не оставишь.
  - Ах, черт, я и забыла об этом комчище шерсти! Слушай, ты не видела, у Жизель есть клетка или сумка переносная?
  - Стоп! Ты хочешь, чтобы я взяла его с собой?
  - Шелли, не переживай, на Лазурном берегу кто только не отдыхает, там ничему уже не удивляются, есть даже отдельный отель для животных. Всё, хватит просиживать молодость! Взяла трёх мужиков, кота подмышку и покатила развлекаться. Тебя что и этому бабушка должна учить?
  Да, бабушка у меня мировая. И ведь сказала как отрезала. Ни убавить, ни прибавить. Попрощавшись с бабушкой, вернулась к весёлой троице.
  - Ну, что ж, карета большая? Готовы взять девушку с довеском?
  Жорж с Диланом сразу же стали посылать хвалу в небо, только Поль видимо оставался с более или менее холодной головой.
  - За такое короткое время у тебя появился довесок? - приподнял бровь.
  - Вон видите ту многоэтажку, - указываю на свой временный дом, - пять минут, терпение, и вы всё сможете лицезреть своими собственными глазами.
  Через полчаса картина маслом: трое мужчин пытаются всеми правдами и неправдами выманить фыркающего Пинца из-под дивана и засунуть в специальную сумку-клетку. Постояв рядом, я решила, что у меня ещё есть много времени для сбора вещей. Я подмигнула своему отражению в зеркале и поняла, что с такой компанией будет не до грусти на Лазурном берегу Франции!
  
  
  Глава 15. Лазурный берег Франции.
  15.1 Переезд
  В итоге через пару часов, когда стемнело, Пинц был побеждён и усажен в клетку. Последствия битвы - расцарапанные раны я промыла каждому из рыцарей, чему те были несказанно рады, указывая снова и снова на забытые мной маленькие царапины.
  Меня очень веселила эта троица, поэтому в машине я попросила рассказать историю их знакомства. Дилан сразу взял слово, развернувшись с переднего пассажирского сидения к нам с Жоржем, Поль вёл машину, соотвественно.
  - На правах самого старшего здесь, я поведаю тебе, Шелли, эту печальную историю,- смахнул невидимую слезу и продолжил, - твой новоиспечённый родственник жил неподалёку, мы ходили в одну и ту же школу. Тогда он был стеснясняшкой в больших очках, а я - главным задирой!
  Дилан так ехидно произнёс последнюю фразу, что я поняла, Полю точно было несладко в те времена. А подтверждением моей мысли был вытянутый язык "тихони" в сторону рассказчика. Жорж сразу громко рассмеялся на весь салон, а Пинц ему вторил фырканьем. Только мои поглаживания через решётку клетки немного успокоили кота.
  - Так и что же заставило шефа забияк обратить внимание на мышонка? - спрашиваю в тон Дилана.
  Поль поднял сразу большой палец вверх, приветствуя мой вопрос, а Жорж ещё сильнее рассмеялся, усилив тем самым недовольство нашего кошачьего пленника.
  - А тебе палец в рот не клади, Шелли, - подмигнул мне Дилан, - но это хорошее качество - защищать слабых.
  Получив кулаком по коленке, Дилан быстро перешёл к самому главному моменту дружбы, если её можно пока так назвать.
  - Ай, больно же, Поль! Да, удар у тебя точно не слабака. Вот и тогда, Шелли, сижу я у выхода из школы в окружении моих друзей, а тут идёт наш друг. Я ему говорю: "Польчик, недопеченный пончик, плати за выход!"
  - А я ему в ответ, - Поль решает сам продолжить историю, - платить ты будешь за мою операцию, если хоть пальцем тронешь!
  - Вот тут я заинтересовался парнишкой, - перебивает Дилан, - и иду к нему навстречу. Останавливаюсь и сообщаю: "Либо оплата, либо драка".
  - Ну, я и двинул юного стихоплета! - гордо сообщает Поль.
  - Угу, двинул, - поскуливает Дилан, - синяк больше недели не сходил. Просто я тогда не знал, что он у управляющего поместья уроки бокса берёт.
  - Дааа, мальчишки... - вот никогда не могла понять таких разборок. - И что потом, напросился в ученики к слабаку?
  - А ты ещё и сообразительная девушка! - восхищённо восклицает Дилан. - Я тогда по-мужски извинился, а потом попросил познакомить меня с тренером Поля, месьё Луарье.
  - С того самого дня, - заключил Поль, - Дилан словно поселился в нашем доме. После школы мы приходили, обедали, потом отдыхали, тренировались, ну и у бабушки появился ещё один внук, правда, любимым остался все же я, слава Богу.
  - Ага, внучок, - Жорж решает вставить в разговор свои пять центов, - нахлебник!
  - Занятно! - смеюсь вместе с парнями, которые в это время делают "дай пять" ладонями. - С этими всё понятно. Ну, а ты, Жорж, когда стрела амура пронзила твоё сердце при виде этих двух клоунов?
  - Что это мы сразу стали клоунами? - спереди стали раздаваться наигранно недовольные голоса.
  - Ах, Шелли, ты прекрасна! - поцеловав мою руку, Жорж с ухмылкой победителя взял слово. - Ты попала прямо в точку! После школы я решил, что хочу продолжить бизнес отца и пошёл поступать в экономический университет Тулузы. Казалось бы, что может бы серьёзнее, политика если только, но на первом же письменном экзамене, что, вернее кого я вижу? Сидит передо мной хулиганьё в виде, как ты правильно выразилась, этой вот клоунады, и обсуждают фигуры поступающих девушек! Причём ладно бы тихо, так нет - на всю аудиторию! Часть девушек уже вообще позабыла, зачем пришла на экзамен, посылая воздушные поцелуи, а другие - старательно делали вид, что ничего не происходит. Я тогда понял их тактику: сбивая всех с толку, они уменьшали себе конкуренцию. Но лично мне весь этот балаган мешал сконцентрироваться, о чем я не преминул сообщить.
  - Мы сначала подумали, что это преподаватель или старшекурсник специально сидит на экзамене и проверяет дисциплину, - втиснулся в монолог Жоржа Дилан. - Он сейчас немного похудел, а тогда выглядел старше всех, хотя и младше меня, хе-хе.
  - В общем, Шелли, - это уже Поль подал голос, - Жорж - великий оратор и может надолго растянуть эту великую историю встречи, хорошо, что начал сразу с университета, а не с Адама с Евой. Так вот при получении результатов о поступлении оказались рядом. Мы с Диланом тогда прямо на месте начали танцевать зажигательную жигу, узнав, что оба приняты, а этот стоит и смотрит на нас. Тут Дилан не выдержал и говорит...
  - Дай я, - Дилан отбирает право на слово, - я же говорил? Я! Подхожу и говорю: "Здравствуйте, а вы не подскажите будущим первокурсникам, где тут бар есть неподалёку, так сказать, отпраздновать победу над конкурентами?"
  - Я им и отвечаю, - дав подзатыльник Дилану, сообщает Жорж, - хорошо, чего же не показать, только с вас кружка пива. У друзей моих будущих глазёнки забегали, стоят - переглядываются между собой, но в ответ положительно кивают. В общем, Шелли, сжалился я над ними на третьем заходе к барной стойке. Видно же было, деревенские парни, надо брать под опёку. Да и шутки скоморох были безобидные, а я весёлую компанию люблю.
  - Вы прямо как три мушкетера! - восхищённо смотрю на троицу друзей.
  - Тогда ты наш Д'Артаньян! - заключает Жорж.
  Так под неугомонный смех и фырканье я не заметила как мы проехали часть Ниццы и остановились у одного из зданий. Это и было наше с Пинцем место жительство на ближайшие несколько дней. Бабушка нам выбрала специальный отель квартирного типа. Попрощавшись у лифтов с ребятами, наверх со мной поднялся только Поль. В номере были две комнаты, кухня и душевая с туалетом. Так что кот мог себя чувствовать почти как дома, только габариты были гораздо меньше. Надеюсь, Его Величество сможет потерпеть такие неудобства. Поставив чемодан на пол, Поль проверил электричество, воду и санузел.
  - На первый взгляд всё работает. Вид из окна тут, конечно, проигрывает панорамному окну Жизель. Но зато ты можешь сама спокойно дойти до моря и выгулять зверя. Отель находится между Ниццей и Антибом. Есть автобусы.
  - Подожди, - перебиваю Поля, который как будто неуверенно себя чувствует в моей компании, - ты меня сюда привёз, чтобы я одна, пардон, с котом гуляла? Или у тебя другие планы?
  - Какая же ты нетерпеливая, - лучезарная улыбка озаряет лицо Поля, - я просто не успел предложить тебе свою компанию.
  - Ааа, извини, я видимо устала. От компании не откажусь, одной недели мне хватило, спасибо. Захватывай своих друзей завтра, покажите мне Антиб или Ниццу, или сами придумайте что-нибудь, отдаюсь полностью на ваш вкус!
  - И, правда, тебе надо отдыхать, - сказал, посмотрев на часы, - завтра в десять утра тебе будет удобно, если мы заедем?
  - Конечно, спасибо, Поль, - раскрываю объятия, - ты мой любимый родственник! До завтра!
  - Спокойной ночи, Шелли, - целует меня в щеку и уходит.
  Я закрываю дверь и прикладываю руку к месту поцелуя, но не успеваю ни о чем подумать, потому как замечаю Пинцета, вихрем проносящегося по квартире.
  - О, Боже, ты, наверное, хочешь в туалет!
  За что получаю еще один ехидный взгляд за сегодняшний день, пусть тот и кошачий. Ох, уж эти мужчины!
  
  15.2 Антиб.
  Утром я проснулась от настойчивых звонков моего мобильного телефона. На панели высвечивалось "папа".
  - Пап?
  - Ой, Шелли, извини, я тебя разбудил?
  - Угу, я ещё дремлю, что-то случилось? Бабушка тебе сказала, что я на Лазурном берегу?
  В этот момент недовольный Пинц потянулся и спрыгнул с кровати, всем видом показывая, что он думает на счёт утренних звонков. Ухмыльнувшись, продолжила слушать папу.
  - Да-да! Она мне сказала, что у тебя целых три защитника теперь!
  - Четыре, - поправляю папу и смотрю на то, как Пинц вылизывает тщательно свою шкурку.
  - Четыре? Я, наверное, плохо её понял.
  - Пап, четвёртый - Кот!
  В трубке повисло молчание на пару секунд, после чего папа громко рассмеялся.
  - Ха! Тогда мне не о чем переживать, судя по твоим предыдущим рассказам, тебе самой мало место в кровати, когда он спит с тобой.
  - Пап, - смеюсь в ответ, но все же уточняю, - ты серьёзно подумал, что я, оторвавшись наконец от тебя, начну устраивать оргии?
  - Шелли, - опять смутила родственника своего любимого.
  - Ладно-ладно, ты же знаешь, я шучу! Только с твоего разрешения, пап! Ты просто так звонишь или есть какие-то новости?
  - Да, на самом деле пока ничего нового. Но, если будете говорить о детстве с Полем, ты мне потом расскажи, пожалуйста.
  - Пап? Ты меня немного пугаешь, ты думаешь, что Поль замешен в нашем деле? Ему же было тогда 9 лет?
  - Нет-нет, девочка моя, Поль кристально чист, мы его проверяли с разных сторон и...
  - Проверяли?? - обрываю папу на полуслове.
  - Подожди, Шелли, извини, это вообще не телефонный разговор, но, если мы хоть чуть-чуть сомневались бы в Поле или его друзьях, я бы не допустил их на расстояние пушечного выстрела к тебе, ты понимаешь?
  - Хорошо.
  - Просто иногда маленькие детали могут сыграть важную роль, Шелли.
  Я рассказала папе всё, что смогла припомнить из наших общих разговоров с Полем, и через полчаса мы попрощались, пожелав друг другу хорошего дня. Я положила трубку и посмотрела на часы, которые заставили меня шустро спрыгнуть с кровати и побежать в душ. У меня было ровно полчаса до приезда ребят.
  За короткий срок я успела привести себя в порядок, накормить Пинца и немного разобрать чемодан. Больше времени ушло на уговоры четырехлапого - зайти в переноску. Последний аргумент сыграл свою роль. Был обещен королевский обед. Спускаясь на улице по лестнице отеля, я чувствовала себя почти что королевой. Поль на выходе сразу же забрал у меня тяжёлую ношу, а Жорж с Диланом любезно подали мне свои руки, чтобы, не дай Бог, я не подскользнулась и не упала.
  - Куда путь держим сегодня, мушкетеры? - удобно располагаясь в машине, спрашиваю мужчин.
  - Ехать недалёко, - Жорж задорно смотрит на меня, - едем смотреть место заточения Бонапарта!
  - Ничего себе! - от сильного восторга не могу найти слов.
  Поэтому по дороге мы больше обсуждали, как лучше поступить с котом во время просмотра музея. После небольших споров было решено оставить его в машине. Ведь редкий музей согласится принять кота. Но когда мы подъехали к месту, то я увидела целый форт.
  - А может здесь даже можно будет прогуляться с Пинцетом? - бубню себе под нос.
  - Я сейчас спрошу, - Поль, не дав нам возможности противостоять данной позиции, уже открывал входную дверь в музей.
  А через несколько минут всей компанией с Пинцом мы уже входили в огромные ворота форта, где нас ожидал экскурсовод.
  - Добрый день! - начал мужчина. - Вас приветствует Форт Карре! Который имеет форму четырёхконечной звезды. Форт был построен в XVI веке. В конце XVIII века сюда был заключён Наполеон Бонапарт, ему на тот момент грозила смертная казнь. Но один из генералов сумел убедить судей, что Франция не может остаться без такого великого и одаренного воина! Так что наш Форт не взял на себя сей грех, а многие годы существовал как оборонительное сооружение...
  Форт оказался небольшим, но виды сверху оказались шикарными.
  - Смотри, Шелли, - Дилан указал мне на полоску у моря. Там, место, где мы познакомились. А если в другую сторону посмотреть, то можно лицезреть шикарный порт Антиба.
  - Сейчас мы здесь закончим, - уже заговорил Жорж, - и пойдём тебе яхту выбирать!
  - Это точно, - снова Дилан, - жениха тебе с миллиардами найдём. Самый богатый, правда, занят.
  - Да зачем ей твои Абрамовичи? - втиснулся в разговор Поль, передавая непосильную ношу в виде Пинца Дилану. - Шелли из небольшого городка, живёт почти в лесу, зачем ей вся эта роскошь?
  - Не решай за меня! - стукнула понарошку по носу Поля. - Может я как раз дозрела до роскошества! Как захвачу деньга муженька, купим тебе всю твою компанию самолетную!
  Парни рассмеялись, а Пинц завыл. На что троица мушкетеров ещё громче стала хохотать, но направилась в сторону выхода. Только в машине кот пришёл в себя и уснул моментально. До порта было рукой подать, но мы часть его проехали на машине. Вроде бы температура около +16, что для февраля, на мой норвежский взгляд, просто нонсенс, но ветер все равно напоминает, что зима на дворе, пусть и лазурная.
  Яхты в порту оказались всевозможных размеров и конфигураций. Мы гуляли около часа, рассматривая непередаваемую красоту. В один момент Поль взял меня за руку и сказал.
  - Если ты хочешь, прилетай летом, и мы покатаемся на яхте в море.
  Я была настолько рада получить данное приглашение, что тут же согласилась, а Жорж с Диланом начали напрашиваться в наши капитаны.
  Обедать было решено общим советом в центре города. В одном из ресторанов было разрешено Пинцу находиться возле нас. На входе кот сразу же ожил от смеси одуряющих запахов. Пока мы угощались аперитивом, Пинц лакал из блюдца молоко, которое ему любезно предоставил наш официант.
  - А чем вы занимаетесь в Ницце? - давно хотела спросить у Дилана с Жоржем.
  - Помнишь, Шелли, - заговорил Жорж, потягивая ликёр очень подозрительного зеленого цвета, - я тебе говорил о бизнесе своего отца при поступлении в университет?
  - Угу, - потягивая мускатное полусладкое вино, просалютировала мужчинам.
  - Так вот тут у нас филиал. Ты уже, наверное, догадалась, что я так и пошёл по стопам отца?
  - Догадалась - догадалась, - сделала снова глоток чудесного напитка, потянулась к орешкам. - Только филиал чего? Что за бизнес?
  В этот момент послышался короткий рык из-под стола и Дилан, смеясь, протянул коту вяленую колбаску.
  - У нас гостиничный бизнес, - с гордостью объявил Жорж.
  - О!Коллеги! - восторженно воскликнула я.
  После этого почти весь обед мы говорили о положительных и отрицательных сторонах нашего бизнеса, делясь собственным опытом. Оказалось, что Дилан работает на Жоржа в почти той же смеси должностей, как я у папы. Когда это стало известно, Жорж похлопал по плечу Дилана и пошутил.
  - Смотри, Дилан, если Шелли полюбится здешний регион, конкуренции тебе не избежать. Работай усердно!
  На что молчащий до этого Поль взял в руки бокал с каберне-совиньон и сказал тост.
  - Желаю всем быть счастливыми в своей работы и никогда не становиться зависимыми от дружеского начальства!
  Все поддержали данный порыв, даже облопавшийся Пинцет больше не подавал голоса из своей конуры.
  После ресторана мы решили, что лучший способ не заснуть от сытного обеда - погулять по городу. Городская набережная выглядит очень внушительно! Остатки оборонительных сооружений сохранились в лучшем виде вдоль линии моря. Антиб долгое время был самым укреплённым городом побережья. И самое выдающееся из этих укреплений - бастион Сент-Андре, где сейчас расположен музей археологии. Мы пошли дальше и в итоге вышли к песочному пляжу, где выступили, наконец, Пинцета на свободу.
  Сначала хвостатый с большой осторожностью одной лапой потрогал песок. Потом - второй. А после десяти минут проверок ближайшего периметра резвился как ребёнок, не веря собственному счастью. Жорж сидел с закрытыми глазами, возможно даже задремал. Поль с Диланом о чем-то напряженно спорили, прогуливаясь вдоль линии воды. А я смотрела на море, вдыхала морской запах и как никогда была спокойна и очень счастлива. Пинцет, почувствовав мою расслабленность, подкрался и задними лапами направил горстку песка прямо на меня. Жорж моментально вскочил и помчался за хулиганом. Потасовка не осталась не замеченной для гуляющих друзей, и уже через пять минут трое мужчин пытались поймать хулигана.
  А, наигравшись, кот запрыгнул ко мне на колени и жалобно замяукал.
  - Вот прохвост! - воскликнул Жорж.
  - Заматал нас совсем! - вторил ему Дилан.
  - Держи его, Шелли! - Поль уже подходил с клеткой. - Всё, котярочка, побегал и пора место своё знать, полезай в клетку.
  Пинцет видимо настолько устал, что согласился моментально. Мы собрались и пошли пешком до машины. По пути мужчины о чем-то шептались, но я не обращала на них внимания, а смотрела по сторонам, стараясь сохранить как много больше впечатлений о красоте и архитектуре Антиба. В какой-то момент Поль подошёл ко мне.
  - Шелли, как ты собираешься праздновать сегодняшний праздник?
  - Какой праздник? - я настолько была удивлена вопросом, что не сразу сообразила, какой сегодня день.
  - А вы в Норвегии не празднуете день всех влюблённых? - прищурившись, спросил Поль.
  - Сегодня 14 февраля? - я настолько потерялась в днях со своим отпуском, что упустила сей момент. Да и парня у меня никогда не былого серьезного, в школе мы писали с одноклассниками записочки друг другу, больше балуясь, но чтобы по-настоящему с кем-то одним праздновать, нет, такого не было.
  - Он самый! Как ты смотришь на то, чтобы отпраздновать с нами, с тремя холостяками?
  На этом вопросе к нам присоединились Дилан и Жорж.
  - Ой, ребят, - немного растерялась я, - с праздником вас! Конечно, давайте отметим вместе. Вы хотите отпраздновать в моем номере отеля? Ой, подождите, у меня же ничего нет съестного, а сегодня воскресение, и все магазины продуктовые закрыты!
  - Шелли, - взял меня под руку Дилан. - Ты чего так распереживалась? Это мы тебя приглашаем, значит тебе не надо думать о готовке и сервировке стола. Мы поедем в один бар наших друзей в Ницце, там уже столик заказан, только вот коту придётся в отеле остаться одному на вечерок.
  Отказаться было невозможно от такого предложения.
  - Ребята, я надеюсь, что Пинцет не натворит бед один, - наклонившись к клетке, спросила у самого кота. - Ты же не будешь безобразничать? А то потом мы никогда не расплатимся за наш отель. А на праздник я очень хочу, так как никогда не была на тематической вечеринке в баре большого города!
  - Как же загорелись глазки! - Жорж похлопал по-братски меня по плечу. - Мы постараемся сделать этот праздник для тебя незабываемым. Чур, в первом конкурсе ты участвуешь со мной!
  - Конкурс? - смотрю на посмеивающихся мужчин.
  - Всему своё время, - заговорчески шепчет Дилан, - но ничего не бойся! Если ты не выиграешь с этим неудачником, то уж на втором конкурсе мы всех сделаем!
  - Аа, - я даже дар речи потеряла, - я так понимаю, Поль, третий конкурс я буду с тобой?
  - Вот именно, что третий, - изображает оскорбление на своём лице и тут же подмигивает, - а также четвёртый, пятый и так до конца конкурсов!
  - Во что вы меня вписываете?! - смеёмся все вместе.
  - Сюрприз! - отвечают почти хором все трое мужчин.
  Вот такая интересная жизнь. Либо вообще праздник проходит мимо за неимением кавалера, а тут - целых трое сразу, да ещё каких!
  - Хорошо, я согласна, если конкурсы будут в рамках приличия!
  Пинцета завезли по пути в отель, я переоделась в платье, более подходящее для вечеринки. Как-то особо я не брала с собой коктейльных платьев. Но то самое короткое чёрное платье, которое должно быть у всех девушек, в багаже нашлось. Добавив к платью туфли на каблуках, янтарные бусы и серёжки ручной работы, подправив макияж, я была готова в кратчайшие сроки, чему мужчины были очень рады и со свистом встречали мой выход из отеля.
  Через двадцать минут мы остановились у квартиры Жоржа, где мужчины должны были привести себя в порядок. Оказывается, Дилан ещё с утра привёз свой костюм, а Поль остановился именно у Жоржа. Квартира выглядела роскошной. Пока мужчины делили между собой ванную, я читала Оскара Уайльда, который нашёлся на книжных полках Жоржа. Через полчаса возле меня стояли три красавца.
  - Кажется, сегодня мне будут завидовать все приглашённые девушки на вечеринку!
  И в который раз мы вместе стали смеяться. Всё же как хорошо путешествовать и знакомиться с новыми людьми. Жизнь прекрасна!
  
  15.3 Вечеринка в Ницце.
  Вечеринка проходила на Английской набережной, на момент нашего прибытия стемнело, но полоску моря я все же увидела из-за великолепной подсветки. Да и крики чаек, с морским бризом и шумом волн давали понять, что вода совсем рядом. Внутри бара-дискотеки оказалось всё достаточно помпезно, я в таких местах точно никогда не была. Каждый столик был как будто огорожен от других, чтобы люди смогли наслаждаться непосредственно своей компанией. Мы заказали себе аперитив и стали изучать меню.
  - Не взять ли мне улиток? - сморщившись, спросила я.
  - Будь оригинальней, Шелли, тогда уж лапки лягушек тебя очень ждут! - засмеялся Дилан.
  - А вот, кстати, о мифах, я поняла, что вы лягушек на самом деле не едите!
  - Ну, я ел в своей жизни, - Жорж начал загибать пальцы, - раза три от силы. Вообще не моя еда.
  - Конечно, - съязвил Поль, - тебе подавай огромный окорок коровий сразу!
  Так за весёлыми разговорами мы все-таки выбрали себе ужин и вино под каждую подачу. А вот где-то между горячим и сырами на сцену вышел ведущий и огласил начало праздника. Я уж не знаю, кто владелец этого заведения, но видимо близкий друг этой троицы или кого-то одного из них, но каждый конкурс от нашего стола вызывали пару. Первый конкурс был танец на газете. Мы дотанцевали с Жоржем до маленького клочка бумаги, а потом я сняла каблуки и встала на его ботинки.
  - Ты пушинка, Шелли, но проще нам будет так! - и плавно взял меня на руки.
  Послышался подбадривающий свист, и почти все оставшиеся пары поступили таким же образом. Но то ли я и, правда, пушинка, то ли Жорж - прекрасный спортсмен, а я успела почувствовать накаченные руки, то ли остальные уже были немного пьяны, в общем, мы выиграли это конкурс, за что нам вручили огромного плюшевого медвежонка! Я стала восторженно верещать прямо на сцене, а когда мы вернулись к столику, Дилан посмотрел на Жоржа и сказал.
  - Это было слишком легко для тебя! Тем более с такой прекрасной партнершей. Ладно, Шелли, скоро пойдём добывать наш приз! - торжественно начал бить себя в грудь Дилан.
  Второй конкурс оказался очень оригинальным. Нужно было от сцены до своего столика донести как можно больше бокалов с шампанским, не разлив их. Вот тут точно сработала наша с Диланом способность к организации и собранности. Мы сразу позабыли обо всем вокруг и скрупулезно носили туда-сюда бокалы. В этом конкурсе нам присвоили победу наряду с другой парой. В итоге мы отдали им право выбора подарка. Девушка схватила мягкую игрушку, а нам досталась бутылка магнума.
  - Неплохо-неплохо! - встретил нас Поль у столика. Давайте, ешьте свой десерт, следующий конкурс мой!
  - Угу, твой, - наслаждаясь тирамису, произнесла я, - тогда иди один!
  - Ну уж нет! Эти двое балагуров уже выиграли с тобой призы, а я чем хуже? Мы же договаривались?
  - Сдаюсь-сдаюсь! Пойдём!
  Третий конкурс был посвящён 14 февраля, от нас ожидали признание в любви. Здравствуй, подстава! Но мы уже на сцене и разворачиваться как-то будет стыдно. Первым слово взял Поль, развернувшись ко мне спиной.
  - Шелли, ты прекрасна как юная роза. Ты очень искренна и впечатлительна. Твои глаза осветят путь даже самому потерянному человеку. Мне кажется, когда мы общаемся с тобой, я знаю тебя всю свою жизнь. Я чувствую прилив силы рядом с тобой и готов перевернуть целый мир, чтобы найти тебя. Ты самая прекрасная девушка на земле!
  По залу послышались вздохи дам, а аплодисменты закончили речь Поль. Ничего не скажешь, хорошо сказал. Теперь была моя очередь.
  - Поль, ты чудесный молодой человек! У тебя очень умные голубые глаза, мы можем с тобой говорить обо всем на свете! С тобой я чувствую себя легко и непринуждённо. Возможно я подумаю о предложении Жоржа поискать работу на Лазурном берегу!
  После этих слов раздались смешки и аплодисменты. У меня какое-то было странное ощущение после этого конкурса, но улетучилось очень быстро, не успев меня озадачить. В итоге нам присудили приз зрительской симпатии, подарив песню в караоке на свой вкус. Я сказала, что петь все равно не умею, и Поль выбрал мелодичную песню U2 "With ou without you". Когда-то давно эта троица специально приезжала на концерт из Тулузы в Ниццу ради живого выступления своих фаворитов. Тогда они были студентами и спали в машине. Как только мужчины начали петь на весь бар, я решила сходить припудрить носик. Уборная была огромных размеров с рядом отдельных кабинок. Уже собираясь выходить из одной из них, мне пришлось невольно подслушать разговор двух девушек.
  - Нет, ты видела это? Я, конечно, давно подозревала, что у Жоржа с Диланом свои сексуальные предпочтения, но одна девушка на троих и у всех на виду - это они сильны!
  - Знаешь, Тина, я ведь и с Полем знакома. Он прошлый раз приезжал и вёл себя как шёлковый. Я к нему и так и другим боком подходила, уже почти всю себя дарила, а он ни в какую! Но ты знаешь, я бы была непрочь оказаться на месте это миловидной мышки, такие мужчины!
  - Ладно, Дара, придёт и твой день. Вот и, правда, никогда не могла понять, что мужчины находят в таких простушках...
  Дальше уже разговора я не слышала. Мне в миг так стало сразу плохо. Я еле сдерживала свой рвотный рефлекс. Боже, какая грязь! Что же я наделала? Шелли, ты дура с большой буквы! Вы в одном из гламурных баров Ниццы, а ты то с одним, то с другим.. Мысль терялась, слезы лились градом, мне так захотелось резко оказаться в моем спокойном Лаэрдале или хотя бы в Тулузе, залезть к папе под бочок... Господи, кем я себя возомнила, что я тут делаю? Мне уже стало казаться, что моё платье вульгарно, что мамины бусы были старомодны, а слезы все теклись и теклись. И в этом потоке самобичевания я услышала голос Поля.
  - Шелли, ты тут?
  Я пыталась не произносить ни звука, так как даже не хотела себе представлять, как выгляжу в данную минуту. Но предательские слезы не прекращались.
  - Да, плевать мне на правила, - это уже Жорж, - проверяй все кабинки!
  Довольно быстро видимо дошли до моей кабинки, так как откуда-то сбоку я услышала голос Дилана.
  - Шелли, что с тобой? Ты почему тут спряталась?
  Тут на меня накатила новая волна, и я зарыдала уже в голос как белуга.
  - О, господи, детка, открой! - взволнованный Поль начал дергать ручку, - Тебе плохо? Тошнит? Шелли, я прошу тебя.
  - Всё в поряд...- и снова рыдаю.
  - Да видал я этот порядок! - такого грозного голоса Жоржа я ещё не слышала. - Значит, Шелли, я считаю до пяти, если сама не открываешь, я выламываю эту чёртову дверь! Ты меня слышишь? Отсчёт пошёл! Раз.
  - Да, подожди ты, Жорж, ты её совсем напугаешь, - это уже не менее сердитый голос Дилана. - Шелли, если тебе плохо, тошнит, скажи нам об этом, и мы просто уйдём.
  - Да, конечно, уйдём, - как ни странно голос Поля был немного растерянной, но не менее сердитый. - Шелли, что ты сейчас больше всего на свете хочешь, а?
  Я щёлкнула замком, открыла на маленькую щёлку дверь и просипела.
  - Поль, я хочу домой.
  В следующий же миг дверь широко распахнулась, и я оказалась снова на руках Жоржа.
  - Молодец, Поль! А теперь уходим отсюда.
  - Моя сумочка...
  - Я все возьму, - уже более спокойным голосом сказал Дилан, - и подарки все твои заберу, не беспокойся.
  Мне кажется, что выносил меня Жорж через черный ход, в какой-то момент меня накрыли пальто. На улице бриз моря моментально успокоил меня. И я уже не помнила, как меня сажали в машину и пристегивали. В полудрёме только слышала спор мужчин.
  В какой-то момент я почувствовала шевеление на моем плече и инстинктивно отпрянула.
  - Спокойно, девочка, - Жорж старался говорить мягко, - мы приехали в мою квартиру. Твой отель в это время ночи закрыт, переночуешь в одной из комнат, завтра мы отвезём тебя к твоему Пинцу. Ты сама дойдёшь или донести?
  - Сама попробую, - почти шепотом прозвучали мои слова.
  На улице был холодный пронизывающий ветер, я еле дошла до подъезда. Жорж и Дилан шли по бокам, стараясь меня согреть. В лифте мы ехали молча, а зайдя в квартиру, я сразу попросилась в ванную комнату. Жорж выдал халат, тапочки, полотенце и зубную щетку, а Поль очень быстро объяснил, что и где лежит, только на выходе чуть задержался, кивнул головой и ушёл.
  Горячий душ немного привёл меня в себя. Когда же я вышла из ванной, то услышала голос Дилана.
  - Нет, но что такого могло произойти в этом туалете?
  - Дилан, ты лицо её видел? - Жорж своим вязким басом уже достаточно спокойно говорил. - Что-то случилось для неё очень важное, так быстро люди доверия не теряют.
  - Мы завтра все спросим может быть? - уставшим голосом спросил Поль.
  Тут я решила сообщить о своём присутствии, покашлив. Мужчины резко повернули головы в мою сторону.
  - Извините за неудобства, где бы я могла прилечь?
  - Да, конечно, - первым пришёл в себя Жорж, - тебе, Шелли, достаётся прекрасная комната - кабинет, так как в гостевой комнате спит уже твой родственник, заодно с утра сможешь что-нибудь почитать!
  - Угу, спасибо, - только и смогла из себя выдавить. Хотя юмор Жоржа в данный момент смогла оценить.
  - Да не за что, Шелли, спи спокойно и ни о чем лишнем не думай!
  - Постараюсь, Жорж, спасибо и извини, я испортила всем праздник...
  - Ты не испортила, а подарила нам чудесный вечер. И чтобы не случилось в уборной, это не меняет нашего доброго мнения о тебе, всё, тебе точно надо просто выспаться.
  С этими словами Жорж отсалютовал мне невидимой шляпой и закрыл за собой плотно дверь.
  Боже, какая же я дура! Они ко мне так тепло относятся, а я устроила истерику из нечего, ну, услышала что-то нелицеприятное, да какое кому дело, я вообще приехала и уехала. Но сколько бы я не пыталась себя успокоить, какой-то червячок сомнения грыз меня. Но недолго, через полчаса метаний по постели я уснула.
  Утром где-то между сном и явью я слышала обрывки фраз на повышенных тонах: " зачем вы туда её потащили?", "это была нелепость", "но ей было весело", "идиоты", "недосмотрели". И самый строгий и сильный голос как будто меня звал в мои норвежские леса, убаюкивая. Проснувшись окончательно около полудня, прошлась расчёской по волосам, накинула халат и пошла прямиком на голоса. Мужчины были на кухне, но их было четверо. Значит, голос мне не приснился.
  - Тамаз?
  Все мужчины повернулись в мою сторону.
  - И тебе привет, Шелли! Если ты выспалась, то мы едем в отель забирать кота, потом Дилан отвезёт его в Монако, а мы вылетаем вечером срочно в Тулузу.
  Последние слова меня насторожили.
  - Что-то случилось с бабушкой?
  - Нет, с ней в порядке, но ваше присутствие с Полем обязательно завтра вечером в доме.
  - Но почему ты здесь? - не успокаивалась я.
  - Шелли, - начал Поль, - вчера, когда мы сначала тебя потеряли, а потом нашли в расстроенных чувствах, я позвонил твоему отцу...
  - Что? Что ты сделал, Поль? Но зачем? Я могу обьяснить, что вчера произошло..
  - Шелли, - навис надо мной Тамаз, - ты обязательно расскажешь по пути, что тебя вывело из себя, но нам, правда, надо выезжать за котом и твоим чемоданом, времени в обрез.
  - Тамаз, я соберусь за несколько минут, но Жорж и Дилан были очень любезны со мной. И если бы вчера было выпито чуть меньше алкоголя, а я бы находилась на своём месте, то ничего бы не случилось. Никто ни в чем не виноват.
  В этот момент Дилан любезно мне подал чашку чая и улыбнулся галантно, как это может делать только он, а Жорж предоставил своё место.
  - Спасибо за чай и за прекрасные выходные! А проблемы-то и не было, просто две дамочки решили, что я ваша сексуальная игрушка, вернее мышка, на троих - вот и всё.
  Мне кажется, в этом момент помимо "черт" я услышала несколько нецензурных слов причём на разных языках. Да, однако палитра.
  - Шелли, ты можешь не продолжать, - строго сказал Тамаз.
  - А продолжать нечего, Тамаз. Ребята со мной были очень корректны эти дни и мне, правда, было очень весело. Ну, а этот небольшой инцидент показал лишь то, что мне 25 лет, но я живу в своей личной скорлупе. Ведь могла же выйти и посмеяться в лицо, например. Но ты же знаешь, Тамаз, там, где я живу, никто бы и никогда так не подумал обо мне..
  - Здесь и ни о тебе подумали, - перебил меня Жорж, - а о нас в первую очередь. Да, и люди часто судят по своим поступкам. Этот инцидент целиком останется на нашей совести. Я вообще таких чистых людей как ты, Шелли, давно не встречал, извини нас.
  - Да, извини нас, - только и повторил Дилан.
  Я в ответ раскрыла объятия и обняла их по очереди, даже слеза умиления появилась.
  - Вы такие хорошие, мне кажется, это просто женская зависть. Мне вас извинять не за что - это точно. Дай Бог вам встретить своих половинок, им будет несказанно повезло! Спасибо за всё, пойду собираться.
  На такой позитивной мы простились с Жоржем. В отеле как ни странно сигнал SOS никто не подавал, но, как оказалось, Пинц очаровал горничную, убирающую номера. В итоге вся работа девушки и её напарниц практически встала. Перед входом в отель я обняла чудесного моего мохнатика и попрощалась, чмокнув в нос, затем обнялась с Диланом и помахала рукой вслед, пока машина не скрылась за поворотом.
  Уже через сорок минут мы поднимались над Ниццей в частном самолёте, и словила себя на мысли, что надо обязательно приехать снова, ведь сам город я толком не посмотрела. Вот и повод для новой встречи. Поль был с самого утра молчалив, а Тамаз что-то записывал в блокнот, я же смотрела на бескрайнее море. До новых встреч, Лазурный берег!
  
  
  Глава 16. Важная информация.
  16.1 Снова полет.
  Мы летели не очень высоко, поэтому полпути я разглядывала море, а когда оно перешло в сушу, пересела поближе к Тамазу. Поль видимо очень устал и заснул, а я после крепкого и долгого сна чувствовала себя очень бодрой.
  - Тамаз, - начала я, - а что ты делаешь?
  - Я пишу, - не отрываясь от своего блокнота и даже не посмотрев на меня, сказал он.
  - Я вижу, что пишешь, есть какие-нибудь новости? - почти прошептала. - Не бойся, Поль обычно спит как убитый.
  - А ты откуда знаешь? - так резко повернулся ко мне, что выбил мой локоть, которым я поддерживала своё лицо. - Ой, извини, не больно?
  - Если это единственный способ завоевать твоё внимание, то не очень больно, - показала язык. - Так что?
  - Детка, тебе никогда не говорили, что носик может пострадать, если он оказывается не на своём месте?
  - Детка? - приподняла бровь. - О! Это что-то новенькое в нашем общении. Но мне нравится, можешь продолжать меня так называть, детка! А мой очаровательный носик ты уже восхвалял.
  - Вот именно! - провёл пальцем по моему лбу. - Не хмурься, морщины раньше времени появятся.
  А я так и застыла, ведь на таком близком расстоянии мы никогда не были друг к другу, а тут ещё и прикосновения сознательные. Смотрю и сказать ничего не могу, только сглотнула, видимо этим и привела в чувства Тамаза.
  - Шелли, если ты ещё ближе прижмёшься ко мне, я за себя не ручаюсь, - очень чувственно произнёс мой охранник.
  Этого намёка было достаточно, чтобы я пришла в себя.
  - Извини, что-то жарко, у нас есть что-нибудь попить?
  Тамаз сразу рассмеялся и нажал кнопку вызова стюарда. Тот появился через секунду, а ещё через пару минут передо мной стоял апельсиновый сок со льдом.
  - Может кондиционер помощнее сделать? - сладким голосом искусителя продолжил Тамаз. - Ты вроде что-то хотела, Шелли, до того, как я назвал тебя деткой?
  - Аа, я пожалуй пойду на своё место, - уже почти встала, но была развёрнута и посажена быстрым и ловким движением обратно.
  - Не надо меня бояться, девочка, давай поиграем в слова.
  Кивнула головой, и остаток пути мы потратили на ребусы и сканворды с мужчиной-загадкой.
  
  16.2 Снова бабушкин дом.
  По дороге в дом бабушки Поль несколько раз пытался со мной начать разговор, но каждый раз сам себя обрывал. Я не стала настаивать, успеем поговорить позже. В любом случае, за своё поведение в баре я извинилась и не хочу на этом зацикливаться.
  Псы увидели машину издалека и выбежали нас встречать. Папа же стоял на пороге поместья и махал мне рукой.
  - Дорогая, я так соскучился, тебя не было меньше двух недель, но как будто больше месяца! - папа схватил меня в охапку и закружил вокруг себя.
  - Папулечка, миленький мой, я так счастлива, ты просто не представляешь!
  - Меня тоже может покрутите, мистер Свендсэмс? - шутливо произнёс Тамаз.
  - Только если ты скинешь пару десятков килограмм, - похлопав по плечу Тамаза, папа переключился на Поля. - Наслышен-наслышан про ваши общие приключения и твоих весёлых друзей, Поль.
  - Это было незабываемо! Хотя с Шелли по-другому не могло быть..
  Поль хотел что-то ещё сказать, но тут на пороге появилась бабушка.
  - Давайте быстро в дом, не лето всё-таки на дворе и скоро приедет мой адвокат.
  - Адвокат? - непонимающе посмотрела на бабушку с папой.
  - Малышка, все потом, - папа взял меня под локоть, - сначала вы попьёте чай, согреетесь, а потом уже и поговорим на серьёзные темы.
  Через полчаса в гостиной собралась вся семья. Также возле камина с Жан-Жаком и Полем беседовал управляющий дома месьё Луарье. Клара с Филиппом вели беседу с папой, а я сидела с бабушкой за столом, спрашивая саму себя, зачем на этот раз нас всех собрали вместе. Когда зашёл Тамаз с адвокатом, бабушка взяла слово.
  - Тамаз, закрой дверь, пожалуйста. Дорогие мои, я хочу вам представить моего адвоката месьё Лиански, - все по очереди пожали друг другу руки и расселись за столом. - Давайте начнём с того, что я очень долго ждала этой встречи. И у меня есть несколько важных вопросов к присутствующим здесь. Давай начнём с тебя, Клара. Где и при каких обстоятельствах ты познакомилась с моим младшим сыном?
  Клара с удивлением посмотрела на свекровь, отпила немного вина и ответила.
  - Мне кажется, это всем известный факт, ну, или почти всем, - посмотрела на меня с Тамазом и продолжила. - У Филиппа приступы эпилепсии с раненого детства, это не секрет. Я же с ним познакомилась на обследовании в нашей клинике пару лет назад до трагедии в туннеле.
  - Пара лет - это сколько? - уточнил адвокат.
  - Ну, я уже не помню два или три года быть может, - недовольство промелькнуло в голосе Клары.
  - А если это было до рождения Поля? - вступил в разговор Тамаз.
  Все, не исключая меня, повернули головы в сторону мужчины. Каждый по своему реагировал на этот вопрос. Но общий гул угомонила бабушка, позванивая вилкой по бокалу. Я себя уже в прямом смысле чувствовала как на суде. Но, судя по лицам всех присутствующих, я не была одинока в своих ощущениях.
  - Клара? - бабушка приподняла бровь.
  - Я отвечу, - Филипп поднялся со своего стула, - наверное, это не самый лучший момент и надо было сказать раньше. Но мы познакомились с Кларой на источниках в Чехии. Мне тогда было очень одиноко, мой психолог настаивал на большем общении, а Клара так была мила и..
  - Что? - с неверием в глазах заговорил Поль. - Ты хочешь сказать, что ты мой генетический отец? - потом повернулся в сторону матери, - Какая Чехия? Как ты там оказалась, ты же говорила, что в молодости у тебя никогда не хватало денег, и ты никогда не была в других странах, мама?
  О Боже! Таким Поля я ещё не видела.
  - Поль, - бабушка взяла за руку внука, - подожди, дай сказать твоей матери.
  Мой папа, сидящий возле меня, бессознательно взял меня за руку и крепко сжал. Жан-Жак потирал свой портсигар, очевидно было, что он очень хочет выйти покурить. Филипп подошёл к стулу своей жены и обнял за плечи, а та поправила волосы и продолжила, смотря на выпитый на половину фужер.
  - Хорошо, это правда. Но тогда в Чехии это была мелкая интрижка, которая ни к чему не привела. Как встретились, так и расстались, - потом глубоко вздохнула и повернулась к сыну, - Филипп твой единственный отец, какая разница теперь, когда и кто с кем познакомился?
  - Разница есть, - твёрдо сказала бабушка. - А когда ты познакомилась с нашим управляющим месьё Луарье?
  На этом вопросе Клара закрыла глаза, плечи поникли, и она спрятала лицо в своих ладонях.
  - Мама, что за глупый вопрос? - Филипп ещё сильнее обнял плечи жены. - Они познакомились здесь, до того, как мы поженились. И...
  - Я кажется спросила твою жену, а не тебя. Присядь уже, Филипп, не маячь и успокойся. Жан-Жак, налей брату виски. - Да, бабушка точно ждала этого дня долго, я села поближе к папе, осознанно ища защиты. А бабушка продолжила. - Хорошо, послушаем месьё Луарье! Андреас, ты ничего не хочешь рассказать?
  - Мадам Жозье, что именно вы от меня хотите услышать?
  - Очистить душу, - зловеще проговорил Тамаз.
  После этих слов Клара зарыдала. Филипп и месьё Луарье дернулись с мест, чтобы утешить женщину.
  - Сидеть, - Тамаз вернул на место управляющего. - У тебя была вся жизнь сделать эту женщину и своего ребёнка законными.
  - Ч-что? - Поль совсем дар речь потерял.
  - Я буду говорить только в присутствии своего адвоката, - ненавидящим голосом прорычал месьё Луарье.
  - Конечно, расскажите, - снова вступил спокойным голосом адвокат, - тем более мы уже и без вас многое знаем. Но всё-таки жаль было собрать такую достопочтенную публику и оставить без зрелища. А нашу версию я хочу, чтобы озвучил мой помощник. Тамаз?
  Чем дальше в лес, тем больше дров. Я посмотрела на Тамаза как будто вижу первый раз этого мужчину. Папа не особо удивился, видимо знал, но забыл мне об этом сказать. Хорошо, мы потом об этом поговорим отдельно.
  - До того как начать повествование нашей общей истории, я хочу, чтобы все здесь присутствующие были в курсе. В этой комнате идёт запись разговора, а за дверьми стоят несколько полицейских. И при первом же сигнале тревоги они ворвутся сюда.
  Тамаз прошёлся к окну, посмотрел вдаль и через несколько минут повернулся. Его лицо было спокойным, только сосредоточенные глаза говорили о том, что он серьёзен как никогда.
  - Знаете, обычно люди сами выбирают себе профессию. Но иногда стечение обстоятельств может привести Вас к весьма неожиданному делу жизни. Вот и я после аварии сначала побывал в юношеской колонии. Где первый месяц проклинал себя, жизнь, Бога, всех вокруг, а потом ко мне попала в руки книга о правах человека. И тогда я поклялся себе, что сделаю всё, лишь бы хоть немного, но очистить своё имя. Я был тысячи и миллион раз не прав, Шелли, сев за руль в тот день, - подошёл ко мне и положил руку на стол рядом со мной, папа положил свою ладонь поверх и похлопал по-дружески. - Но жизнь продолжалась. Твой отец сделал для меня очень многое, но это отдельный разговор. Я решил учиться юриспруденции. А потом долгие годы с твоим папой и бабушкой мы пытались связать все узелки в единый крепкий морской узел.
  Немного отпив воды, Тамаз продолжил.
  - В 80-ые годы было очень популярно мошенничество среди семейных пар. Они действовали как бы отдельно, находили одиноких богатых мужчин и женщин, желательно наследников. А потом выдавали все так, как будто их обесчестили. Богатые люди во избежании скандалов платили паре большие деньги. На этом все продолжали жить спокойно и мирно. Так вот одной из таких пар были месьё Луарье и его жена, тогда они были месьё и мадам Шерц. В Чехию должен был приехать один из богатейших наследников. И все шло по плану, пока мадам Шерц не узнала, что она беременна. Зная характер своего мужа, она понимала, что он отправит её под нож, то есть делать аборт. Тогда несчастная медсестра не играла роль, она и, правда, не знала, что ей делать. И тут к ней подходит рыцарь в доспехах по имени Филипп. И утешает. Они проводят ночь вместе. А на утро Клара решает сбежать ото всех в маленький городок во Франции, о котором, как ей казалось, не подозревал никто.
  Клара еще больше стала всхлипывать.
  - Клара, - погладив по голову женщину, сказал Тамаз, - Вы всё правильно сделали. Ваш сын прекрасный человек и, слава Богу, генетически ему не передалось коварство и лицемерие отца.
  Поль было хотел что-то сказать, но бабушка его остановила вовремя, а Тамаз продолжил.
  - Месьё Шерц несколько дней не мог поверить, что жена его бросила. Но он понимал, что она не сможет противостоять ему. Он вернулся во Францию и с помощью связей легко расторг брак, немного изменил внешность, отрастив бороду, и взял новую более удачливую фамилию - Луарье. Сам он вырос на пастбище среди полей и лошадей, поэтому, встретив на одних из скачек Мадам Жозье и юную Марселлу, он понял, что сама судьба решает за него будущую профессию. Твоя мама, Шелли, на тот момент была манящим и запретным плодом. А в доме нужен был управляющий. Андреас настойчиво и временами хладнокровно добивался внимания Марселлы, все силы он бросил на то, чтобы войти официально в семью. По рассказам прислуги, в один день он чуть не изнасиловал бедную девушку, но вовремя зашла та самая разговорчивая горничная, чтобы убрать комнату. Возможно вам стоит даже поблагодарить Андреаса, мистер Свендэмс, - Тамаз повернулся к моему отцу, сделал глоток воды и продолжил. - Ведь может благодаря этому вы и поженились на скорую руку с вашей любимой женой сразу после путешествия. Конечно, я верю, что она полюбила вас с первого взгляда и нашла в вашем лице защитника. Но вы помните, как вы мне сами говорили, что она была как будто угнетенной при вашей общей первой встречи. Ведь Марселла так и не вернулась домой после круиза, не стала никому рассказывать о своём замужестве и дальнейшем местожительстве в другой стране, а навестила семью только, к жуткому сожалению всех нас, через восемь лет в месяц своей гибели.
  - Да, идите вы к черту, я не хочу слушать эти бредни, - вскочил со своего места бывший управляющий судя по всему, но Жан-Жак вовремя подоспел и сделал подсечку. Тело осело, вбежали полицейские, Клара уже рыдала навзрыд. А бабушка давала Филиппу успокоительные.
  - Уведите его, - всё тем же спокойным голосом сказал адвокат, - ждите нас в машине, мы скоро здесь закончим.
  Подождав, когда полицеские закроют за собой дверь, Тамаз подошёл к бабушке и посмотрел ей в глаза.
  - Не надо себя винить, мадам Жозье.
  - Я могла бы с ней поговорить и понять.., - сдерживая слезы, пробормотала бабушка и выпила успокаивающее.
  - Сложно сказать как было бы, - вздохнул Тамаз. - Но я с вашего позволения хочу закончить. За несколько месяцев до приезда Марселлы и Шелли, Филиппа снова кладут на обследование, и там он сначала думает, что видит ведение, но медсестрой оказалась та самая Клара, которую он когда-то полюбил, но даже не успел сказать об этом. Так будущие муж и жена проводили все свободное время за разговорами. А в один прекрасный день Филипп решил познакомить возлюбленную со своей семьёй. Счастья не было предела у всех домочадцев. Только один человек признал в невесте младшего хозяина свою бывшую жену. Конечно, ему не стоило труда отыскать её местожительство. Но ничего не предвещало катастрофы, только вот в день приезда Марселла застала месьё Лурье у раскрытого сейфа в кабинете матери за подделыванием каких-то важных документов. Но она никому ничего не сказала, тем самым подписав себе смертный приговор. Все знали, что у Филиппа не лады со здоровьем, тогда Андреас шантажом договорился с бывшей женой о...
  - Я сама все расскажу, - подала голос мать Поля.
  Макияж на женщине размазался, и она резко постарела лет на десять. Такое преображение испугало меня. Но больше всего мне не понравилось выражение лица Поля. Он весь побелел и сидел как натянутая струна. В этот момент Клара начала свой рассказ.
  - Когда пришёл мой бывший муж, я думала, что мы ещё женаты. И он стал угрожать, что расскажет всем, что новоиспечённая невестка ни так уж чиста. Потом допытывался о подробностях рождения Поля. Я тогда и сообщила, что отец Поля - Филипп, с которым мы познакомились в Чехии. На это Андреас ещё сильнее разозлился и ударил меня. А потом с помощью своих друзей сделал тест на отцовство.
  - Мама, - дрожащим голосом произнёс Поль, мне так захотелось подбежать к нему и обнять, но папа держал меня крепко, да и Тамаз контролировал ситуацию, сидя очень близко со мной.
  - Милый, я пыталась защитить твоё будущее, - продолжала Клара, - своё будущее замужество, наше ...
  - И поэтому вы решили пойти на преступление? - холодным голосом спросил Тамаз.
  - Мы не думали, что всё так закончится. Андреас сказал, что мы просто должны припугнуть одну женщину. В тот день мне позвонил мой бывший муж и сказал, чтобы я вколола успокоительное Филиппу. Он был на тот момент очень слаб, но мне удалось посадить его на мотоцикл. И мы ждали у другого конца тоннеля машину, потом..
  - МАМА! - закричал Поль.
  Тамаз сразу же подскочил к нему, Жан-Жак придерживал Филиппа, а Клара как будто осталась одна в комнате и невидящим взором посмотрела на всех вокруг.
  - Я включила дальний свет, говоря Филиппу, что это шутка, он смеялся и радовался как ребёнок, так как последний месяц лежал в больнице под специальными препаратами. Когда я услышала визг шин и крики, развернула мотоцикл и вернулась обратно в больницу. Наше исчезновение никто и не заметил.
  - Почти никто, - сказала убитым голосом бабушка.
  - Знаете, Клара, - почти спокойно сказал адвокат, - везде найдётся охранник или уборщица, которые на первый взгляд ничего не видели, но за определенную плату вспомнят очень важные детали.
  - Я боролась за счастье своей семьи, - тихо сказала Клара, - я даже не знала, кто в машине. Простите. Прости меня, девочка.
  Мать Поля посмотрела на меня и зарыдала в голос. А я сидела и думала, какая же лёгкая и свободная жизнь у меня была без информации, полученной сегодня в гостиной бабушки.
  
  
  16.3 Французское послевкусие.
  В течение следующего месяца мы почти все время находились в доме бабушки. За редким исключением ездили в больницу к Филиппу, куда его снова положили, он первый не смог самостоятельно осознать сложившуюся ситуацию, либо в реабилитационный центр к бабушке, ей как раз сделали операцию, либо на допросы в местное отделение полиции.
  Все мои попытки поговорить наедине Поль пресекал моментально. Но один раз после посещения бабушки нам удалось остаться один на один. У неё как раз прослеживалась положительная тенденция, и все были очень рады получить данную хорошую новость.
  - Поль, так нельзя, ты мне не чужой человек! - почти крикнула.
  - А кто, Шелли? - с явной усталостью спросил он.
  - Что за дурацкий вопрос? Вся эта история ничего не меняет! Ты мой близкий родственник, - дотронулась до руки Поля.
  - Ты вообще себя слышишь? - дернулся от меня и продолжил. - Шелли, девочка, изменилось всё! Я вообще теперь не знаю, кто я.
  - Что за бред? - попыталась говорить мягче. - Ты прекрасный человек, с большим и любящим сердцем, хороший друг, отличный работник...
  - Вот-вот, - перебил меня Поль, - поэтому через две недели, когда подпишутся последние бумаги по моим родителям, - на последних двух словах его лицо скривилось, - я уеду снова в Китай. Не надо ничего говорить сейчас и доказывать. Я не могу, неужели ты не видишь, что вся моя жизнь рухнула в один день? Как я могу смотреть в лицо тебе, твоему отцу и бабушке?
  Я протянула руку, моё сердце разрывалось. Видеть Поля таким и не иметь возможности помочь - самое страшное чувство, как будто я парализована всем телом.
  - Не надо, - прошептал мой друг и ушёл.
  А я не смогла сдержать слезы, они градом полились из моих глаз. Мне стало так одиноко и обидно. Я смотрела в большое окно реабилитационного центра и жалела маму, Поля, бабушку - всю нашу семью. Но в какой-то миг мне стало легко и спокойно, я оказалась в тёплых объятиях Тамаза.
  - Дай ему время, Шелли, - зашептал возле моего уха мой спаситель.
  Ведь, оказалось, если бы не Тамаз, который собственными руками останавливал мою кровь и делал искусственное дыхание, может быть до больницы я и не доехала бы в день аварии.
  - Я всё понимаю, но так хочу помочь, - тихо промолвила, сильнее прижавшись к Тамазу.
  - Когда-нибудь, - щетиной потерся о мою щеку, - ты пахнёшь земляникой и фьордом.
  - Мммм, - так не хотелось разрывать объятия, - ты хитришь, человек-гора, у фьорда нет одного запаха, - улыбнулась и развернулась лицом.
  - А кто тебе сказал, что это один запах? - прошептал совсем близко у моих губ.
  И тут я не выдержала и притянулась совсем близко, как могла с моим ростом, к лицу Тамаза. А он заглянул в мои глаза так глубоко, что я вся покрылась мурашками и захотела только одного.
  - Поцелуй меня, - сказала и сама потянулась, чтобы он не смог отказаться.
  На что Тамаз улыбнулся и мелкими поцелуями прошёлся по моим губам, потом потянул за нижнюю губу и облизнул.
  - Да, - выдохнул он, - земляника.
  И уже глубже поцеловал, унося меня далеко от настоящих тревог и забот, словно мы были одни где-то в нашей Вселенной. Тамаз первый разорвал поцелуй и крепко обнял меня.
  - Шелли, - снова прошептал на ухо, - всё будет хорошо у тебя, у Поля, у всех твоих родственников. У тебя доброе сердце. - Это звучало красиво, но как-то надрывно и печально. - А я через две недели уезжаю в Россию.
  - Что? - моментально вырвалась из объятий. - И насколько? Когда? Спасибо, что сказал. Поцелуй - это приглашение поехать с тобой или так "прощай, забудь"?!
  Меня явно понесло, мне же ничего не обещали, но я испугалась. Мне показалось, что он хотел этот поцелуй как и я.
  - Девочка, - рассмеялся мой защитник, прерывая нелегкие думы, - извини-извини, я смеюсь не над тобой, - мой сердитый взгляд видимо привёл в себя Тамаза. - Ты просто закидала меня вопросами и очень забавно выглядишь, когда сердишься.
  - Так ответь хоть на один из них! - сложила руки на груди и серьёзно посмотрела на мужчину.
  - А ты бы хотела поехать со мной? - прищурившись, спросил.
  - А ты зовёшь? - решила не отставать и продолжить в игру, задай как много больше вопросов в минуту.
  - А если зову? - расхохотался человек-гора.
  - Тамаз! - стукнула локтем в бок. - Мы можем бесконечно задавать друг другу вопросы, или ты хочешь поиграть?
  - С тобой, малыш, в любую игру, - каков хитрец, еще и подмигивает.
  Подняла указательный палец близко к его лицу и сообщила.
  - Если ты меня не возьмёшь, я, я ... - не успела закончить, как этот наглец облизнул мой палец.
  От этого движения я потеряла дар речи и забыла, что хотела сказать.
  - Ты очень красивая, когда шокирована, - усмехнулся, взял мою руку и поцеловал каждый пальчик, - думаю, две недели хватит для того, чтобы организовать тебе визу. Ты что-то ещё хотела спросить, Шелли?
  - Я? Нет, наверное, - находясь под воздействием волшебных поцелуев, не могла сосредоточиться на разговоре, но всё же разум не окончательно отключился. - Россия большая!
  - Ага, - согласился довольный Тамаз.
  - И мы вместе полетим в какой город этой огромной страны? - специально подчеркнула "вместе".
  Тамаз усмехнулся и прижал мою руку, которую до сих пор бережно держал, к своей щеке.
  - Мне надо посетить несколько мест. Но ты можешь в интернете уже почитать про Кремль, Эрмитаж и Большой театр, например. Кстати, о последнем. Ты знаешь, что дирижёр главного русского театра по совместительству руководитель Национального оркестра Капитолия Тулузы? Ты любишь классическую музыку, Шелли?
  - Надо же, - восхитилась я, - никогда бы не подумала, что ты любитель классики. Но я обязательно составлю план наших культурных походов.
  Прошлась рукой по лицу и по немного жёстким волосам.
  - Спасибо за приглашение, Тамаз.
  - Пожалуйста, девочка, надеюсь, ты не пожалеешь, - щелкнул меня по носу и повёл к выходу из реабилитационного центра.
  Через две недели мы сидели в самолёте аэропорта Тулуза, который направлялся в Мюнхен. Оттуда мы уже полетим в Москву. Взяла крепко за руку моего мужчины, да-да, моего, иначе я бы ни в жизнь не поехала в таинственную Россию. Мы старались никому не говорить о начавшихся между нами отношениях, но папа быстро догадался и очень обрадовался. Оказывается, он даже мечтал о том, чтобы я была вместе с Тамазом.
  
  
  Глава 17. Россия.
  17.1 Москва
  17.1.1 Первые впечатления
  Перелёты прошли благополучно, на паспортном контроле вопросов особенно не задали, хотя я ждала бóльшего интереса к иностранке, первый раз приехавшей в Российскую Федерацию. Мы достаточно быстро получили багаж и направились к выходу аэропорта. Сидя в такси, я наблюдала за сменявшимися картинками. Часть пути - это был лес, потом район новостроек, производственный дым электростанций и фабрик, самое интересное, конечно, началось, когда мы въехали в историческую часть города. Я постоянно вертела головой, а Тамаз улыбался, глядя на мои любопытные взгляды
  - Шею не сверни, - ухмыльнулся любимый, - не переживай, мы прогуляемся по самым интересным местам пешком.
  - Обязательно, - подхватила я, - так удивительно и разношёрстно!
  - Это ты правильное слово подобрала, милая.
  В этот момент водитель что-то спросил, Тамаз ответил и еле заметно сморщился.
  - Что он сказал? - тут же переспросила я.
  - Сказал, что у тебя очаровательный голос, и он готов тебе бесплатно провести экскурсию по городу, - я приподняла бровь, - но я любезно отказался, у тебя уже есть близкий гид.
  - Да уж, - еще теснее прильнула к своему мужчине, - ближе не бывает.
  Такси остановилось в красивом месте. Этот район явно относится к старой Москве. Здесь не было высоток, вычурные темных тонов дома, деревья вокруг. Хотела посмотреть вдаль, но всю видимость закрыл проходящий мимо трамвай, а Тамаз развернул меня в сторону одного из подъездов. Мы поднялись на третий этаж и зашли в довольно большую прихожую.
  - Я почему-то думала, что мы будем жить в гостинице, - удивленно посмотрела на квартиру.
  Мой любимый протянул меня к себе и жадно поцеловал.
  - Негодница, - пожурил меня Тамаз, - теперь ты не сможешь выехать из России! - увидев мой негодующий взгляд, пояснил. - Ты же обманула паспортный контроль!
  - Тамаз! Надо срочно это исправить! - с ужасом посмотрела на любимого.
  - Детка, ты похоже лишнего начиталась в интернете про мою родину, - рассмеялся и открыл одну из дверей. - Ну что ж! Совсем неплохо!
  Я зашла следом и ахнула. Комната была огромных размеров с тремя большими окнами в пол. Потолок был как в музее расписанный. Я присмотрелась и увидела змея, яблоко, девушку.
  - Это, - потеряв дар речи, пыталась найти подходящие слова, - это история Евы?
  - Да, мой двоюродный брат - великий фантазёр, - ухмыльнулся и раздвинул тяжёлые шторы. - Иди сюда, малыш.
  Я подошла и встала между окном и Тамазом. И снова ахнула. Вид открывался на большой каток, где несколько человек вальяжно как будто прохаживались, вот рядом малыши падали и снова поднимались, пытаясь покорить холодной лёд без поддержки родителей, несколько пар находились явно в своём отдельном мире, танцуя вальс, а подростки наперегонки бегали друг с другом. Разноцветные огни вносили обычному вечеру дух праздника. Тамаз приоткрыл окно, и мы услышали звуки музыки. Обвив руками мою талию, мой мужчина прошептал.
  - В один из вечеров мы обязательно с тобой сходим на пруд.
  - А это целый пруд? - не отрывая взгляда от волшебной картинки, восхищённо спросила.
  - Да, Шелли, вернее это пруды. Чистые пруды, - ещё сильнее обнял и поцеловал в макушку.
  Потом переместил свои руки на мои плечи и стал мягко их массировать. Как хорошо! После дня перелёта, оказалось, что я нуждалась в небольшой разминке. Я потянула руки вверх и закрыла из в замок на шее моего мужчины. А он нежно прошёлся губами по левой руке, затем по правой.
  - Малыш, нам надо поесть, - в этот момент мой желудок предательски заурчал, Тамаз развернул меня к себе, - а я что говорю. Здесь на углу с Покровкой есть неплохой ресторан, там вроде даже есть меню на английском.
  - Ты так сказал "вроде", как будто это редкость, - мы пошли в коридор одевать верхнюю одежду.
  - Вот ты смеёшься, детка, но лучше одной не гулять далеко, потеряешься, и никто дорогу не подскажет. Правда, в центре Москвы большая вероятность встретить человека, знающего английский язык, но табличек и указателей тебе точно не найти, - накинул на меня пальто и начал медленно застегивать пуговицы. Вот казалось бы, что здесь такого, но я каждый раз млела, когда Тамаз помогал мне одеваться. - Всё, пионер готов! - радостно воскликнул.
  - Пионер? - услышав незнакомое слово повторила как попугай.
  - О, Шелли! - рассмеялся человек-гора своим раскатистым низким голосом. - Извини, я всё тебе расскажу по дороге в ресторан.
  Когда мы сели за столик, я уже была владелицей бесценной информации об октябрятах, пионерах и комсомольцах. Скорее всего уже во время ужина я забуду все эти слова. Но показать Мавзолей Тамаз мне обещал. Такие странные эти русские, кремировали своего вождя и ходят, смотрят на него.
  - Интересно, а Путина тоже положат в таком виде? - размышляя, даже не поняла, что задала вопрос вслух.
  Тамазу пришлось ладонью закрывать рвущийся шквал смеха. Но нас отвлёк официант. Мы выбрали напитки и сделали заказ. Попивая мохито, я решила задать давно интересующий меня вопрос.
  - Тамаз? А твоё имя же не русское?
  - Я ждал, когда ты спросишь, - хитро посмотрев на меня, добавил, - удивлён, что тебе так долго удалось придержать своё любопытство.
  Естественно, я тут же ножкой стукнула подстрекателя.
  - Осторожно, Шелли! За избиение тебя могут отвезти в полицию, - я подняла руки вверх в жесте "сдаюсь". - Покорная ты мне очень нравишься!
  - Это я уже поняла, так почему у русского мальчика иранское имя? - просалютировала своим напиток, показывая, что кое-что да читала.
  - О! Это когда я тебе сказал поизучать в интернете о достопримечательностях столиц, ты решила и по моему имени пройтись?
  В этот момент мне принесли салат, а Тамазу - блюдо в глубокой тарелке.
  - Суп? - удивленно посмотрела на тарелку. - Только не говори мне, что русские едят так каждый вечер!
  - Милая, сколько же нового тебе предстоит узнать! - положил горку сметаны прямо в тарелку, перемешал и с наслаждением начал есть. - Это, кстати, борщ. Один из моих любимых супов. Не хочешь попробовать? - и протянул мне наполненную ложку.
  - Тамаз, но мы в ресторане.
  - Детка, ты в России, тут можно практически всё, пробуй!
  И я съела, закатив глаза от восторга. Божественно! Тепло растеклось по моему желудку, снежные хлопья за окном сразу стали более позитивные, но из моего рая вывел голос Тамаза.
  - А теперь ешь свои листочки, приятного аппетита, Шеллик!
  - Угу! А ты давай рассказывай уже о судьбе своего имени! - сказала в тон.
  - Хорошо, ты пока угощайся пирожками, они с мясом и картошкой, - подмигнул и наткусил один из них.
  Я решила, что отказываться глупо, и схватила предложенный изыск, пока Тамаз не передумал, продолжая уплетать свой суп.
  - Вот видишь улицу? - посмотрела в указанном направлении и кивнула. - Это Покровский Бульвар. Если по нему пройтись пешком, мне минут пять, тебе, будешь так дальше есть - все десять, - я уже открыла рот сказать что-нибудь в протест, но Тамаз приложил указательный палец к губам и продолжил. - Так вот можно дойти до Иранского посольства.
  Я сразу же забыла о протестах и о еде вместе с ними.
  - Ты ешь-ешь, никаких трагедий, обычная история жизни, - и придвинул поближе ко мне тарелку с пирожками. Я тут же один начала есть. - Вот, умница! Так вот мой дед-иранец был послом. Собственно квартира, где мы остановились - это наследство дедушки. Сначала она была просто служебной квартирой. Ну, а потом вот прямо тут на Чистых Прудах он встретил мою бабушку, которая как раз шла после спектакля из театра Современник, я тебе его потом покажу, он по другую сторону пруда от нашего жилья. По словам деда, она шла и светилась вся, пребывая под впечатлением театральной постановки. Он сорвал тюльпан с ближайшей клумбы, подошёл поближе и стал читать стихи на персидском языке. Бабушка и не заметила, как цветок оказался в её руках, а удивительный мужчина захватил её душу и сердце.
  - Как романтично! - не выдержала и прервала потрясающий рассказ.
  - Да, поэтому и решил именно сюда тебя привезти. Здесь родился мой отец и его сестра, потом появился я, вот и имя иранское, чтобы корни не забывал. Но зато ни у кого не было такого же имени как у меня, - гордо сообщил Тамаз. - И пусть сейчас редко бываю в России, но квартиру с двоюродным братом мы решили сохранить. Ты пока её толком не видела, там есть небольшой сюрприз для тебя.
  У меня сразу появилось море вопросов, но тут снова подошёл официант и поставил перед нами блюда.
  - Ты что, смеёшься? - ухмыльнулась я. - Второй суп? Вы русские такие чудаки!
  - Шелли, малыш, я рад тебя повеселить! - рассмеялся со мной мой мужчина. - Но это пельмени, в этом ресторане их подают с бульоном, как я люблю.
  - И со сметаной, я так понимаю, без неё ты жить вообще не можешь.
  - Кстати, - прищуримся Тамаз, - а ты готовить умеешь?
  - Вот к чему ты это спросил? - приступила к своей лазанье.
  - Отвечай-отвечай, в вопросы поиграем чуть позже, - довольный как кот уплетал своё блюдо, но не забывая поглядывать на меня.
  - Умею. Возьмёшь замуж? - сама удивилась вылетевшему вопросу.
  Тамаз аж от пельменей оторвался и ложку отложил. Это меня почему-то напугало, посему уткнулась в изучение своего блюда.
  - Посмотри на меня, пожалуйста, - низким серьёзным голосом твёрдо произнёс.
  Я подняла глаза и встретилась с изучающим взглядом Тамаза.
  - Извини, это была шутка, - попыталась смягчить ситуацию, но добавила, - глупая шутка.
  Тамаз положил руку на мою ладонь, вздохнул и посмотрел с такой нежностью, что я чуть не утонула в море чувств.
  - А ты знаешь, в моей семье всегда женщины первые заговаривали о свадьбе, - повёл вверх-вниз пальцем по моей руке, подмигнул и выдал вердикт, - а чего ж не взять? Как говорил мой дед: "Женщина всегда лучше мужчины знает, когда готова к замужеству".
  Повисла неловкая пауза.
  - Мы можем об этом поговорить дома? - очень тихо сказала.
  Тамаз протянул руку, приподнял мой подбородок и почти прошептал.
  - Рад, что ты спросила. Сам бы я ходил долго кругами. А так мы оба понимаем, к чему идём вместе, - выдохнул и улыбнулся, - вместе, Шелли.
  От этой улыбки мне так стало сразу хорошо, я поцеловала руку Тамаза, и мы продолжили есть.
  - Куда мы завтра пойдём? - поинтересовалась во время десерта.
  - Сначала сходим, оформим твой приезд. В гостиницах это делается автоматически, - увидев видимо испуг в моих глазах, продолжил, - но ты не переживай, ничего сложного и достаточно быстро. А потом - сама решай. Ты же обещала нам культурный досуг устроить? Завтра у меня встреч нет, я весь в твоём распоряжении.
  - Здорово! - потёрла руки. - Буду не оригинальной, но хочу на Красную Площадь!
  - Как скажешь, шеф! Пойдём немного прогуляемся и домой.
  Когда мы вышли закутанные на улицу, после плюсовой погоды Тулузы, минус десять даже закаленной норвежке как я покажется собачим холодом, обратилась к Тамазу.
  - Расскажи что-нибудь об этом месте.
  - Хм, - натянув шапку по самые уши, мой будущий муж посмотрел по сторонам, - знаешь, я не силён в истории. Но вот смотри - это Покровские ворота.
  Я сразу завертела головой и даже поднялась на цыпочки, подумав, что мне элементарно не хватает роста, чтобы увидеть достопримечательность.
  - Не понимаю, - пробурчала я. - Я правильно тебя поняла, что ты говоришь о воротах?
  Тамаз рассмеялся и накинул на меня капюшон.
  - Их нет!
  О да! Коротко и ясно. А главное, как объяснил!
  - Ты смеёшься надо мной, человек-гора? - прищурилась и отняла руку.
  Но Тамаз её ловко перехватил и положил обратно под свой локоток.
  - Когда-то тут был въезд в город, представляешь, несколько веков назад здесь всё заканчивалось. Собственно в конце XVIII века ворота снесли и образовалась площадь. А чтобы люди, наверное, не забывали историю, место назвали "Покровские ворота".
  - Даа, - только что и смогла произнести, - мудро!
  - Умом Россию не понять, Шелли, в неё нужно только верить. Это ещё сам Фёдор Тютчев говорил.
  - Тютчев? - переспросила я.
  - Да, чудесный русский поэт, я обязательно тебе переведу пару его сочинений.
  - Хорошо, - охотно согласилась. - А как называется эта улица?
  - Это Покровка.
  Попробовала слово на вкус.
  - Почему Покровка?
  - Хороший вопрос. Что я помню из школьной истории "Знай свой город"? В XV веке вначале Маросейки, мы идём как раз по направлению к этой улице, была церковь Покрова Божьей Матери, правда, потом её снесли. Покровка переходит в Маросейку, а долгое время это была одна улица.
  - Даа...удивительная улица, - мотала головой то вправо, то влево. - Почти все первые этажи заняты магазинами и дома разноцветные, невысокие, но выглядят богато.
  - Этому есть простое объяснение, малыш. Тут очень долго был лес, а потом царь выбрал направление ездить в свои села, сразу же движуха пошла. Тогда знать начала здесь покупать дома, ну, и как обычно - кто во что горазд. Здесь же стало бить ключом ремесленников дело. Вот, например, Колпачный переулок нам с тобой рассказывает о том, что здесь шились колпаки.
  Мы пересекли очередную маленькую дорогу и было продолжили идти прямо, как Тамаз сделал поклон.
  - Ты чего? - удивилась от театрального жеста.
  - Здесь началась Маросейка, - я повернула голову и видимо неверие появилось в моих глазах снова, любимый продолжил. - Помнишь, я тебе говорил об этой улице? Честно признаться, я не знаю, с чего спор начался, но видимо очень древний, а так - оба названия довольны.
  - Дааа... Русские... Я, конечно, ни так много где была, но такого точно не встречала!
  Тамаз только пожал плечами, мы продолжили свой путь. Пересекли с помощью подзёмного перехода большую площадь и снова пошли прямо. Тамаз пытался упомянуть ещё ряд деталей, иногда вспоминая "как это по-русски", хотя, на мой взгляд, он больше смеялся, уж очень органично всё рассказывал.
  - А ты вообще себя больше кем чувствуешь: русским или французом? - поинтересовалась как бы невзначай, хотя вопрос давно созрел.
  - Сложно сказать, Шелли. Всё-таки я уехал подростком, да и в семье мы говорили по-русски. С братом двоюродным и тёткой поддерживал связь сначала письмами, потом интернет сильно упростил жизнь. Но Франция - моя вторая родина, которую я очень люблю. Один язык чего стоит. А вообще у России и Франции столько исторических переплетений, - в этот момент Тамаз резко развернул меня к себе и впился в губы.
  Я сначала опешила, а потом расслабилась, оказывается, целоваться в холод очень приятно.
  - Закрой глаза, - прошептал мой мужчина, - и не подглядывай, лиса.
  Сказал и для большей уверенности прикрыл своей большой ладонью пол моего лица. Я елозила и смеялась, но подчинилась. А через пару минут услышала.
  - Пионер, готов?
  - Всегда готов! - из лекции Тамаза помню только эту фразу, но она мне очень понравилась.
  - Тогда можешь смотреть, пионерка Шелли, - рассмеялся и убрал руку от моих глаз.
  Я открыла глаза и потеряла дар речи.
  - Извини, я решил быть сегодня не оригинальным, - сказал тихим голосом Тамаз.
  - Дорогой! - бросаясь на шею, воскликнула я. - Ты самый лучший мужчина на Земле!
  - Ради таких слов, - посмеиваясь, сказал Тамаз, - стоило в первый же вечер тебе показать Красную площадь. Ну, рассказывай, что вычитала.
  - Красная площадь - самая главная площадь Москвы и символ России! - выпалила я, почти пританцовывая. - Это храм Василия Блаженного. Боже, какой он пестрый! Говорят, что русские люди в большинстве своём очень замкнутые люди, но стоя здесь и видя все эти краски, я не понимаю - откуда такие выводы!
  Я ещё раз обняла Тамаза и потянула рассматривать памятник у храма.
  - Знаешь, кто это? - поинтересовался мой мужчина.
  - Я читала, честно-честно, - отреагировав на мужскую ухмылку, - но о таких героях никогда не слышала..
  - Что не удивительно, Шелли. Минин и Пожарский жили в XVII веке. Руководили народным ополчением и победили над поляками.
  - А поляки не обижаются на такой памятник?
  - Это история всего лишь. Мы же вполне нормально сейчас общаемся с той же Германией, например, хотя последствия войны еще живы в сердцах русских людей, - резонно ответил Тамаз.
  - Да, ты прав. Слушай, а это Мавзолей, да?
  - Угу, помахай вождю! - съехидничал Тамаз. - А вот это длинное здание - ГУМ! - увидев недоумение в моих глазах, добавил. - Главный универсальный магазин. Пойдём, погреемся внутри.
  - Хорошо, - согласилась охотно я, так как к вечеру стало ещё холоднее, - но мы же днём вернёмся сюда?
  - Конечно, милая, - пропуская меня ко входу, заботливо сказал мой будущий муж. - Это так, для затравки было, чтобы тебе спалось лучше!
  Мы зашли в магазин, Тамаз указал мне рукой наверх. Потолок представлял собой сетчатую оболочку-перекрытие. Мой взгляд зацепился за бесконечное количество арок, на втором и третьем этажах находились балконы.
  - Ничего себе! Тамаз, ты меня не разыгрываешь? Это не театр? - моему восхищению не было предела.
  - Судя по тому, что здесь можно купить одежду, сомневаюсь. Хотя с тобой невозможно не согласиться.
  - Я как будто оказалась в другой эпохе! - восторженно высказала свои мысли.
  - И это мы ещё до настоящего музея не дошли, - засмеялся Тамаз. - Пойдем, попьём чай-кофе, а потом - домой.
  На последнем этаже оказалось чудесное кафе с уютными диванами и креслами. Мне подали ароматный мятный чай с листьями малины. А Тамазу - черный кофе. Я посмотрела в сторону десертов и решила, что мы и так много съели в ресторане. Но судя по всему разглядывала слишком красноречиво, так как через пару минут передо мной стоял кусок клубничного торта со сливками.
  - Спасибо, - сказала я по-русски.
  - Ничего себе! - подмигнул Тамаз. - Что ещё выучила?
  Я рассмеялась, показав рукой ноль, и стала наслаждаться своим десертом.
  - Я люблю тебя, - сказал что-то Тамаз по-русски.
  - Звучит неплохо, - усмехнулась я, - что это было?
  - Ничего важного, малыш, - перешёл обратно на английский мой мужчина и передал мне свой телефон.
  Я немного удивилась, но взяла мобильный и посмотрела на экран, на котором высвечивалась программа Гугл-переводчика. Я медленно сглотнула, протянула руку Тамазу и ловко пересела к нему на диван. Набрала воздуху и прошептала на ушко.
  - Je t'aime! (фр. Я тебя люблю) - хитро улыбнувшись при этом.
  Тамаз прильнул к моим губам, обнимая за талию, и, наконец, насладившись, сказал в ответ на моё ушко.
  - Хм, в следующий раз я тоже возьму клубничный пирог. Раньше ты у меня с земляникой ассоциировалась, а теперь ещё туда добавилась ягода-клубника, - а потом добавил серьёзнее. - Я рад, что у нас есть единый язык. Давай доедим твой торт и поедем домой.
  Пока мы ехали в машине, позвонил папа и поделился новостями. - У бабушки всё хорошо, - рассказала уже Тамазу, подъезжая к дому, - скоро её перевезут в дом. Папа нашёл в Тулузе целую группу желающих посетить Лаэрдаль. А Поль добрался до Шанхая без проблем, но больше ничего о себе не сообщал.
  Мы вместе вздохнули на последней фразе, потому что оба переживали за судьбу друга.
  Дома Тамаз предложил мне небольшую светлую комнату. Я решила, что разложу вещи завтра в шкаф. Взяла сорочку, халат, мыльные принадлежности с полотенцем и отправилась в ванную. Приняла тёплый душ, хотя в помещении находилось джакузи. Решив, что для такого наслаждения нужно побольше времени, оставила затею на другой вечер. Душ взбодрил меня, я одела ночную сорочку и уже протирала лицо тоником, как услышала звук бьющегося стекла. Выбежала из ванны и нашла моего мужчину на кухне, собирающего по полу осколки разбитого бокала.
  - Тамаз, ты в порядке? Не порезался?
  - Всё в порядке, не волнуйся, - человек-гора продолжал поднимать стекло, а потом поднял свой взгляд на меня, на минуту застыл и поморщился от боли. - Чёрт!
  - Теперь точно порезался, - констатировала я. - Тебе помочь? Где у тебя лейкопластырь?
  Тамаз кивнул головой в сторону одного из ящиков и продолжал меня разглядывать. И только в это мгновение я поняла, что выбежала без халата. Неловко получилось, но бежать сейчас за ним, когда моему мужчине требуется помощь, было бы, как минимум, странно. Нашла только бинт, подошла к Тамазу и занялась повязкой.
  Тёплое дыхание грело и будоражило меня. Я смотрела только на рану, но чувствовала на себе пристальный взгляд. А в звенящей тишине отчетливо был слышен стук сердца Тамаза или моего?
  - Вроде всё, - вдохнула мужской запах, и впервые в жизни мне захотелось лизнуть или хотя бы понюхать кожу другого человека.
  Эти мысли мне показались ошеломляющими и неправильными, и я уже начала вставать с колен, как Тамаз придержал меня слегка.
  - О чем ты думаешь, Шелли? - низкий, такой полюбившийся мне голос окутал мое сознание.
  Я подняла глаза и именно сейчас вспомнила утверждение "глаза - зеркало души". Тамаз смотрел на меня не с вожделением самца, а так же как и я - немного удивленным взглядом, но с надеждой на понимание.
  - Мне хорошо рядом с тобой, любимый, - провела руками по волосам, по лицу, шее, рукам, - и мне хочется большего, но я совершенно ничего в этом не смыслю.
  Мне кажется, я покраснела уже до кончиков ушей, но Тамаз просто и искренне улыбнулся.
  - Шелли, в тебе есть потрясающее качество. Ты не стесняешься говорить о важных для тебя моментах. Я по-другому немного устроен, но я бы хотел этому у тебя поучиться, - после этих слов обнял меня и провёл своими тёплыми и большими руками вдоль позвоночника.
  - Продолжай, у тебя волшебные руки, - прошептала.
  Тамаз зацепил одну из лямок ночнушки зубами и опустил, начав целовать шею, переходя к ключице. Руки перешли к моим ногам.
  - Эта ты волшебная и очень вкусная, - почти выдавил из себя мой мужчина.
  Эти слова подтолкнули мои руки к пуговицам рубашки. Расстегнув на половину, я прислонилась к груди Тамаза и сделала то, о чем мечтала несколько минут или часов назад. Рядом с любимым человеком время потеряло значение.
  А мои движения видимо привели в замешательство, так как он прекратил меня гладить.
  - Почему ты остановился? - совершенно искренне спросила.
  - Потому что я очень возбуждён рядом с тобой, малыш. Но мы всё сделаем правильно для тебя, - уткнувшись носом в мою шею, прохрипел мой жених.
  - В смысле, правильно?
  Тамаз немного отстранился от меня и серьезно сказал.
  - В первый раз чаще всего девушкам бывает больно.
  - Я читала об этом, - смущенно улыбнулась.
  - Поэтому мы никуда не будем торопиться и используем защиту.
  Я потянулась к губам любимого и прошептала.
  - Спасибо, Тамаз, мне очень повезло с тобой.
  - Нам обоим повезло, девочка моя.
  Тамаз нежно поцеловал меня, потом встал, поднял на руки и понёс в мою комнату. Сначала он сделал лёгкий массаж, восхищаясь каждой частичкой моего тела. Потом зацеловал от пальчиков ног до макушки, окончательно меня расслабив. Видимо поэтому, наконец, соединившись, я почувствовала себя самой счастливой женщиной во Вселенной. А засыпая в объятиях Тамаза, где-то на грани сна и яви, услышала.
  - Я очень тебя люблю, Шелли. Спокойной ночи, любимая.
  
  17.1.2 Жизнь с любимым.
  - Привет!
  Утром я проснулась от ароматного запаха чая и смотрящего на меня с нежностью Тамаза. Лучи солнца падали на нашу кровать, птицы пели, рассевшись на подоконнике, трамваи вовсю спешили перевезти пассажиров в нужное тем место - весь мир подолжал свой ритм, как ни в чем не бывало. Но для нас двоих изменилось многое, мы стали ещё ближе друг к другу. И это счастье, что судьба нам сделала величайший подарок, соединив нас.
  - Привет, любимый! Ммм, - потянулась и улыбнулась моему мужчине. - Пахнет вкусно, что это?
  - Твой любимый чай, но я добавил чебреца, мяты и, ты не поверишь, даже нашёл сушеную землянику.
  - Прекрасно! - взяла чашку и сделал глоток. - Тамаз, хочу так просыпаться каждое утро! Это твой двоюродный брат такой запасливый?
  - Я согласен, малыш, будем стараться, - улыбнулся любимый, - а что касается трав к чаю, то нет, это тётя Захра принесла из дома к нашему приезду.
  - Красивое имя! А брата как твоего зовут?
  - У него удивительное красивое необычное имя.., - я уже приготовилась услышать что-то невероятное, - Иван.
  - Ваня? - рассмеялась и снова сделала глоток прекрасного чая.
  - Ну, дядя Витя был жутким патриотом и сам всегда удивлялся, что жену зовут Захра. Даже подшучивал иногда, что она его околдовала, - подмигнув, Тамаз потянулся ко мне и поцеловал в щеку, потом в нос и, наконец, в губы.
  - Мы же сегодня никуда не торопимся? - пробормотал он.
  - Следующие две недели я совершенно свободна! - прошептала в ответ.
  Оказалось, что с любимым время летит незаметно, и ближе к обеду мы решили, что нужно перекусить.
  - Но сначала сюрприз! - взял меня за руку Тамаз.
  Мы в чем были, то есть без одежды, вошли в одну из комнат.
  - Дааа, - выдохнула я, - это персидская сказка!
  - Ты совершенно права. Мы решили собрать дорогие сердцу вещи бабушки с дедушкой.
  - Получилось замечательно, Тамаз!
  Весь пол накрывал ковёр, я похожие видела в Стамбуле, когда мы путешествовали с папой в Турции. Из мебели был низкий стол, на котором стояли фотографии и лежали книги. В углу стоял небольшой фонтан, который сейчас работал, а рядом с ним - растения. На стенах висели пара картин с птицами и что-то на подобии лютни.
  - Это саз, - уловив мой взгляд, уточнил Тамаз, - переводя с персидского, инструмент. У него три струны. Основное отличие: колки располагаются не напротив друг друга, как в большинстве струнных инструментов, а под углом 90 градусов, смотри. - Поднёс ко мне удивительный инструмент.
  - Ты умеешь играть? - почему-то очень тихо спросила я.
  - Дед когда-то учил меня, - сев по-турецки на пол, Тамаз закрыл глаза и начал перебирать струны.
  Я присела рядом и с благоговением смотрела на любимого. А после случилось маленькое чудо. Тамаз запел на персидском. Последовав примеру моего жениха, закрыла глаза и утонула в чарующей музыке и любимом голосе. Шум воды выступал словно аккомпонемент песне и придавал особое очарование.
  Когда Тамаз отложил саз и обнял меня, я заплакала.
  - Эта была грустная мелодия, но я уверена, что о любви, - сквозь слезы прошептала.
  - Ты ранима, как гвоздика,
   Ты красива, как рассвет.
   Я любуюсь твоим ликом.
   Ты мой луч, мой путь и свет...
  После этого великолепного перевода я сама начала целовать и обнимать любимого. Так в персидской сказке прошёл наш обед.
  А ближе к четырём часам мужчина моей мечты сам одел нас.
  - Полдник я уже не смогу пропустить, малыш, уже не так молод, - с улыбкой пошутил Тамаз.
  - Погулять немного и подышать тоже не помешает, - согласилась я.
  За неделю, проведённую в Москве, я успела по-настоящему влюбиться в этот город. Меня покорила широта русской души, которая отражалась почти в каждой достопримечательности города. Один Храм Христа Спасителя чего стоит. Возвышаемый над Москвой рекой, он манит издалека и, словно ангел, притягивает взоры обычных смертных людей. А рядом с ним скверик, в котором думается легко и непринуждённо. На пешеходном мосту открывается панорамный вид на Кремль, перейдя его, попадаешь в музей скульптур. Где на мысу возвышается памятник Петру первому. Среди скульптур мы нашли нескольких вождей, персонажа мультфильма с длинным носом, качели влюбленных, и множество несостыкующихся между собой памятников, но настолько прекрасных и где-то забавных, что хочется обязательно туда вернуться.
  - О чем задумалась? - отвлёк от моих мыслей Тамаз.
  Я улыбнулась и провела рукой по щеке.
  - Подумала, как бы сложилась твоя судьба, если бы родители не эмигрировали во Францию.
  - Хороший вопрос, Шелли, я тоже об этом думал, особенно, когда попал в исправительный лагерь для несовершеннолетних.
  Я сразу поежилась, но твёрдо взяла руку любимого.
  - Если хочешь, мы не будем об этом говорить, - прошептала.
  - Знаешь, это уже пройденный этап в моей жизни, и он частично сделал меня тем человеком, которого ты видишь перед собой. Это плата за мой халатный поступок. Зато я быстро научился драться и принимать важные решения, - я только кивнула, так как понимала, насколько трудно Тамазу говорить о том периоде жизни. - Но, отвечая на твой вопрос, думаю, что я был бы неплохим парнем, но скорее всего меньше увидавшим и понявшим жизнь.
  - Ладно, пойдём покатаемся на катке, неплохой мой мальчишка, - подмигнула и побежала вперёд к открытому льду.
  В Парке Горького звучит громкая музыка, можно купить пончики и глинтвейн, и кататься на открытом воздухе.
  - Я не делал это миллион лет, - признался любимый, одевая коньки.
  - Не волнуйся, мастер дела с тобой, - поднялась я, посмотрела на себя в зеркало и осталась довольна.
  Раскрасневшиеся щеки, заплетенная коса, полушубок и коньки - это я в своей стихии. Поначалу Тамаз чуть ли не каждую минуту подскальзывался, а потом вошёл в ритм, и мы, как те дети на прудах около нашего дома, бегали наперегонки, а после заиграла медленная музыка. Мужчина моей мечты поклонился и пригласил на танец. Он кружил меня, иногда сам приседая, в этот момент я подумала, что это наш первый самый настоящий танец.
  - Я люблю тебя, - почти одновременно сказали мы и рассмеялись.
  А через час мы уже ехали в гости к тёте Захре.
  
  
  17.1.3 Родственники Тамаза.
  Тетя Захра оказался обаятельной женщиной, которая умеет слушать и знает, как это делается. Нас накормили так, как будто мы не ели последнюю неделю. А после ужина мы сели на ковёр и слушали, как Иван читает свои собственные стихи. Удивительная семья, но настолько с ними тепло и уютно, что я даже прикрыла глаза, пока слушала кузена Тамаза.
  - Я открываю мир по крошечке, по капле.
   Смотрю, раскрыв глаза и ухо навострив.
   Как раскрывается бутон, водицею омыв
   Земли горшок, так говорю спасибо маме.
  Тетя Тамаза погладила руку сына и предложила выпить чай.
  - Как вам Россия? - поинтересовалась она у меня.
  С самого начала вечера мы пытались перейти на ты, но воспитание женщины видимо не позволяло так быстро поменять свои устои. Поэтому я решила просто не замечать данного момента. Тетя Захра по-английски понимает плохо, таким образом Тамаз этим вечером много говорил, работая переводчиком.
  - Пока я видела только малость, - начала я, - но то, что заметила, меня где-то удивило и потрясло, а местами огорчило. Но я очень счастлива увидеть своими глазами жизнь в России.
  - Спасибо, - сделала поклон головой женщина. - Что вам показалось странным, Шелли?
  - Машины, магазины повсюду и, конечно же, Ленин.
  Все сразу рассмеялись, поняв имя вождя. А Тамаз объяснил непонятный момент.
  - Под магазинами Шелли подразумевает ларьки в переходах метро, которых скоро совсем не останется.
  - Очень жаль, - спохватилась я. - Такого нигде не видела, в этом что-то есть, вроде Русской романтики.
  - Иван, - заговорил Тамаз на английском, - я бы хотел, чтобы ты показал Шелли ВДНХ на следующей неделе, я буду очень занят по работе, а одну отпускать её не хочу, сможешь побыть гидом?
  - С удовольствием, - обрадовался кузен, - мы ещё обязательно до Останкино дойдём и на трамвайчике специальном покатаемся..
  Мой любимый рассмеялся, а я заранее сказала спасибо Ивану.
  Через полчаса мы уже благодарили за тёплый приём и вкусный ужин. А в такси я осмелилась задать один мучащий меня вопрос.
  - Они знают, что это была я в аварии?
  - Знают, малыш, - взял мою руку Тамаз, - это не играет роли. Для них самое главное - видеть любовь в твоих глазах к одному симпатичному мужчине.
  Я прыснула и поцеловала в щеку своего мужчину.
  - Они смогут приехать к нам на свадьбу?
  - Это даже не обсуждается, Шелли, - засмеялся Тамаз. - Надеюсь, что в следующий раз тетя Захра уже обратится к тебе на ты.
  До дома мы добрались за двадцать минут по вечернему городу. Решили посмотреть мелодраму перед сном, но на середине фильма я заснула на плече своего любимого.
  - Шелли, - сквозь сон услышала шёпот.
  - Ммм? - ощутила, как меня подняли, раздели, и через пару минут я уже нежилась в кровати.
  - Спокойной ночи, любимая.
  - Угу.
  
  17.2 Ещё одна столица.
  17.2.1 Поезд.
  - Малыш, проснись! - на следующее утро я пробудилась от запаха чая и сладких речей любимого.
  - Угу, - за окном ещё было довольно темно, чему я очень удивилась, - а сколько времени?
  - Около пяти утра, через сорок минут подъедет такси.
  - Мы куда-то едем? - встала с кровати и собралась одеть халат.
  - Это лишнее, - кивнув на одежду, Тамаз схватил меня на руки и понёс в душ.
  Я было завизжала, но вспомнила, сколько сейчас времени. Соседей никто не отменял. Душ вдвоем весьма бодрящий, но времени на него было потрачено больше, чем предполагалось. Поэтому на левой ноге мы позавтракали, оделись, и только в коридоре я заметила чемодан.
  - Тамаз? - я приподняла бровь.
  - Любимая, - мимоходом целуя мои губы, посадил меня на стул, - быстрее одеваем вот эти ботинки, - присел и начал шнуровать мою обувь без каблука.
  Видимо хочет сделать сюрприз. Загадочный какой у меня мужчина, но эту черту очень ценю в нем. Я взяла свою сумочку с документами и деньгами, проверила в зеркале свой внешний вид, и через пару минут мы сели в такси. Пустая утренняя Москва ещё более красива и восхитительна. Я жадно ловила взглядом каждое здание, памятник. Доехали мы очень быстро, остановившись около красивого здания.
  - Это вокзал? - судя по количеству людей с чемоданами, я не ошиблась в своей догадке.
  - Угу, - расплатившись с шофёром, Тамаз взял бережно меня за руку и покатил рядом чемодан.
  Красивое здание мы не посетили, так как внутри похоже велся ремонт, поэтому какой-то закаульной улицей подошли к поездам. Тут я и увидела надпись латиницей.
  - Санкт-Петербург? Правда?
  - А, черт! - разочарованно посмотрел на вывеску любимый, - так надеялся, что здесь тоже все по-русски.
  - Тамаз!! Так здорово! - я почти запрыгнула на него и начала целовать.
  - Пошли, а то опоздаем, - пожурил весело мой мужчина.
  Мы зашли в комфортный вагон, определив, что наши места не рядом друг с другом, Тамаз тут же спросил что-то по-русски у проходящей мимо проводницы. После чего мы встали и куда-то пошли внутри поезда.
  - Вот тут мы и проведём время! - сообщил довольным тоном Тамаз.
  Передо мной открылся вагон-ресторан.
  - Красота! - только и сказала.
  - Комфорт-то какой теперь в России! -Тамаз явно был сам удивлён. - Мы можем весь путь тут ехать, садись. Заодно поедим нормально.
  Через несколько минут я даже не заметила, как мы тронулись.
  - Во сколько мы прибудем в Петербург? - решила поинтересоваться.
  - Четыре часа, и мы на месте! Тут есть интернет, если ты чего-то не успела прочесть, то на это как раз есть время.
  Первый час я больше смотрела в окно, а Тамаз дремал. А потом мы разговорились.
  - Тамаз, расскажи что-нибудь о своих родителях, пожалуйста, - попросила любимого.
  Он посмотрел на меня, заказал нам газированные напитки и сложил руки домиком на столе.
  - Про папу ты уже знаешь, он умер через пару лет, после аварии. А мама решила, что на родной земле разочарование и боль от жизни легче пережить. Поэтому она вернулась в Петергоф.
  - Это где фонтаны? - вспомнила статью из Интернета.
  Тамаз ухмыльнулся.
  - Да, это недалёко от парка. Вообще существует Старый и Новый Петергоф. И, как это было бы не смешно, но Дворцово-парковый ансамбль находится в Новом Петергофе. Кстати, сравнительно недалеко президент в Стрельно восстановил усадьбу, где мы когда-то мальчишками лазили по полуразрушенным местам.
  - Так интересно!
  - Мы увидимся с мамой, Шелли. Но я должен к кое-чему тебя подготовить, - положив свою руку на мою ладонь, вздохнул. - Понимаешь, она немного не в себе. И это специальное место.
  Я видела, как любимому тяжело говорить на эту тему и решила, что мы разберёмся по ходу событий.
  - Все хорошо, мы обязательно к ней съездим.
  - Куда бы ты хотела сходить в обязательном порядке? - поинтересовался Тамаз, явно приободрившись после моих слов.
  - Ой, - растерялась я. - Хочу покататься по Неве, проплыть мимо Петропавловской крепости, кунсткамера меня очень удивила при чтении, неплохо было бы увидеть в очию.
  - Тааак, - растянулся в улыбке мой мужчина.
  - Что-то не так?
  - Все хорошо, продолжай, я просто сам там не был очень много лет, - пояснил Тамаз.
  - Да мне всё хочется, милый, эрмитаж бы не забыть, а ещё мостик для поцелуев...
  - Вот это уже интересно! Иди сюда, - позвал на свою сторону стола.
  Я пересела, за что получила поцелуй в висок.
  - Ты очень вкусно пахнёшь.
  - Тамаз, - прильнула ещё ближе. - Я так люблю, когда ты ко мне прикасаешься.
  - А я как люблю это делать! Хорошо, что наши желания сходятся. Мы засмеялись, а поезд менял картинки, показывая мне фильм под названием "Россия". Очень удивительное и незабываемое путешествие из Москвы в Санкт-Петербург.
  
  17.2.2 Новые открытия.
  
  И, наконец, поезд остановился. Мы вышли на перрон и направились ко входу вокзала. Я думала, что мы возьмём такси на площади. Дома многие были похожи на европейские. Четыре часа, и ты как будто попадаешь в другую страну. Тамаз крепко держал меня за руку, а я крутила головой по сторонам и пыталась как можно больше увидеть. Шумная дорога, машины, автобусы, люди и потрясающая архитектура. А ещё через пять минут мы остановились возле гостиницы Рэдиссон Рояль.
  - Я решил сильно не мудрить, тем более квартиры в Петербурге у меня нет, поэтому гостиница на Невском проспекте и близко к вокзалу, - скороговоркой проговорил любимый, как будто за что-то извинялся.
  Я стремительно поцеловала его в знак благодарности, что он привёз меня сюда.
  Правда, заселиться нам не дали, но любезно взяли чемодан на хранение.
  - Предлагаю до обеда погулять, - предложил Тамаз.
  И вот мы продолжили путь по Невскому проспекту, дойдя до целого произведения искусства.
  - Это Аничков мост, был изначально построен из дерева в 18 веке, потом его переделали в каменный, а уже в 19 веке добавились лошадки, - как хорошо иметь рядом своего собственного гида. - А переброшен он через реку Фонтанку.
  У меня не было слов, я только дотронулась до перил и вздохнула воздух истории. Смотря на окружение проспекта, я поняла, что почти все здания - памятники архитектуры. А когда мы дошли до Екатерининского скверика, я восхитилась мощью и красотой постамента императрицы. За памятником красовалось здание театра.
  - Невероятно! - почти прошептала я.
  Тамаз засмеялся и сказал:
  - Если ты о театре, то есть шутка, что в центре Петербурга в каждом доме живет актёр.
  - Почему? - удивилась я.
  - Такого количества театров на метр квадратный ты не найдёшь ни в одном городе. Например, напротив уютно расположился театр комедии, а чуть дальше - марионетки играют главные роли, а...
  - Я все поняла, - остановила своего мужчину, - все хочу увидеть сама!
  - Так пошли! - взяв меня за руку, повёл вновь по Невскому.
  - Ой, я знаю! Это Гостиный двор! Мы можем зайти внутрь? - вопросительно посмотрела на Тамаза.
  - Ну, как, скажи, я могу тебе отказать?
  Чего только не было в этом комплексе магазинов. Я не знала, будет ли у меня ещё шанс на покупку подарков, поэтому купила бабушке роскошный расписной платок. Тёплый, кстати, будет по вечерам сидеть на веранде и вспоминать нас. Только подумала, как зазвонил мой телефон.
  - Папа, привет! Как дела, - он сказал, что все отлично, и попросил передать трубку Тамазу, а я занялась разглядыванием механических достопримечательностей Санкт-Петербурга. Через пару минут Тамаз отдал мой мобильный, и на мой немой вопрос улыбнулся.
  - Всё хорошо. Выбрала что-нибудь?
  Нам понравился тот самый мост Аничкова, а лошади при заводе игрушки крутились под музыку.
  - Да, это даже симпатичнее, чем оригинал, - высказался любимый.
  Погуляв ещё по Гостиному двору, мы вышли снова на проспект.
  - На той стороне улицы место художников, зимой их гораздо меньше, а летом ты просто не сможешь пройти мимо, пока тебя не нарисуют, - рассказывал Тамаз, - сейчас подходим к каналу Грибоедова, закрывай глазки, малыш.
  Я тут же подчинилась, мне эта игра в Москве понравилась. А через пару минут я охала, ахала, танцевала на одной ноге, только не визжала от увиденного. Тамаз специально остановил меня так, чтобы я сразу увидела Казанский собор, дом книги и вдали яркими красками к себе призывал Спас на крови. Осмотрев со всех сторон Казанский собор, мы пошли вдоль канала к храму, он как будто звал меня.
  - Почему он так удивительно называется? - спросила я, не отрывая взгляда от Спаса, хорошо, что Тамаз меня под локоток поддерживал.
  - Потому что в конце 19 века здесь было смертельное покушение на императора. Посему на этом месте основали храм. А название подчёркивает, что стройка велась на крови царя-мученика. Кстати, рядом раскинулись базарные ряды, это тебе точно понравится, - ухмыльнулся мой жених.
  И, правда, с пустыми руками мне не удалось уйти, а пройдя каких-то пару метров, мы снова оказались на очередном мостике. Тамаз резко тормознул и приказным тоном сказал:
  - Целуй!
  Не понимая, что происходит, дотронулась до губ Тамаза.
  - До Поцелуева моста нам ещё идти и идти, а сюда всегда приезжают свадьбы для красивого фото и счастливой жизни, - после чего вытащил из кармана мобильный, вытянул руку, скадрировал, ⎌чтобы на заднем фоне был Спас, после чего воскликнул:
  - Смааайл!
  Мы настолько устали, что уснули почти моментально.
  - Шеллик, - пробуждаться от шепота любимого человека, что может быть приятнее, - если ты хочешь, поспи ещё, но если вдруг мечтаешь ещё кое-что посмотреть, все-таки мы приехали ненадолго...
  Я подскочила и начала собираться. А голый Тамаз лежал на большой кровати гостиничного номера и хохотал.
  - Если б я знал, то разбудил тебя ещё час назад!
  - А сколько времени? - выпалила я, схватив одежду жениха и кинув на кровать. - И оденься, иначе мы никуда не пойдём, - забежала тут же в ванну, - получив в спину ещё одну порцию смеха.
  - Санкт-Петербургское время: четыре часа десять минут!
  - Что? - закричала я. - Тамаз! Одевайся быстрее!
  Выбежав в комнату ещё через пять минут, посмотрела, что поза моего мужчины не поменялась, правда, уже был в одежде. Он только развёл руками.
  - Дорогая, я ещё был готов час назад, это ты у нас сонечка, иди сюда, - поманил искуситель.
  - О, нет! Так мы точно ничего не посмотрим. Вставай уже, - протянула руку, и тут же оказалась на кровати.
  - Угу, - прохрипел Тамаз, - сейчас только зацелую мою будущую жену.
  Через четверть часа мы сидели в такси и ехали в известное только моему проводнику место. Я опять не могла наглядеться красотой северной столицы. А потом мы остановились на площади с собором. Шедевр - это слишком скромное слово для столь божественной красоты. Расплатившись с таксистом, Тамаз завязал крепко мне шарф, поправил шапку с капюшоном, посмотрел на свою работу и отошёл на пару шагов.
  - Изобрази на своём прекрасном личике, Шелли, лето! - ухмыльнулся и сделал кадр на фоне Исаакиевского собора.
  Величавые колонны, огромный купол приглашали окунуться в мир истории, оказавшись внутри, мой гид заговорил:
  - Это крупнейший православный храм в Санкт-Петербурге. Между прочим архитектор - француз. Если я не ошибаюсь, то это четвёртый храм, построенный на этом месте в XIX веке. Вернее часть была сохранена, но в зависимости от роста города, взглядов царей, перестраивался и менялся и Исаакиевский собор, - побродив внутри собора, Тамаз шепнул. - А сейчас я хочу тебе кое-что показать, - мы вернулись на улицу к кассам и мой мужчина подмигнул, - надеюсь, твои ножки ещё способны на подвиги. - и поднял голову вверх.
  - Мы поднимемся? - восторженно спросила.
  - Скорее доползём, - съехидничал, смеясь, мой мужчина.
  Мои ноги будут долго помнить подъем, но открывшийся панорамный вид с колоннады Исаакиевского собора одновременно потрясал, восхищал и вдохновлял. Моментально забыв обо всем, я фотографировала город сверху, бегая по крыше, как ненормальная, хотелось запечатлеть каждый уголок этого поразительного города.
  - Боже! Тамаз! Какое великолепие!! - не могла остановиться в похвалах Санкт-Петербургу.
  - Нам ещё повезло, что сегодня чистое небо, иди сюда, сделаем фотографию, пусть твой папа с бабушкой нам позавидуют, - после щелчка, указал рукой. - В той стороне наша гостиница.
  Кивнув головой, я воскликнула:
  - Эрмитаж, как игрушечный!
  - Точно! Как макет, а мы с тобой Гулливеры. А вот там Троицкий мост, где ты сегодня героически терпела холод. Кстати, о нем, я очень извиняюсь, но нам пора спускаться, да и собор скоро закрывается.
  - Эх, - тяжело вздохнула, - больше не буду спать в обед. И пообещай мне, что мы обязательно сюда приедем летом, зимой - одно издевательство. Ты только дразнишь меня, показывая всё по пять минуточек.
  - Девочка моя, обещаю, - обнял меня Тамаз, - в белые ночи ты вообще забудешь о сне!
  - Ммм, заманчиво...
  - Всё, ты уже ледышка, осторожно на лестнице, - пройдя вперёд и страхуя каждый мой шаг, мы начали спуск.
  А оказавшись внизу, запрыгнули в мимо проезжающий троллейбус. И я снова прильнула к окну.
  - Вечерний город ещё прекраснее! - прислонившись к моему мужчине, не могла оторваться от окружающей красоты.
  - Мы сейчас зайдём в гостиницу, передохнем, а потом, - загадочным взглядом посмотрел на меня Тамаз, - я надеюсь, ты любишь джаз.
  У меня не было слов, посему поцелуй был лучшей наградой моему прекрасному гиду.
  Ресторан оказался в пяти минутах от отеля, как хорошо, когда живёшь в центре. Всё под боком. Интерьер меня сразу же покорил, повсюду развешены фотографии, создавая полное ощущение, что все вокруг - это как минимум твои друзья, а может быть даже - семья.
  - Почему название "48 стульев"?
  - Вопрос на миллион! - оглядевшись вокруг, задумчиво произнёс мой мужчина. - На первый взгляд их тут больше пятидесяти, но русские такие сказочники, - улыбнулся и углубился в изучение блюд.
  Я тоже решила заняться делом, желудок явно начал призывать к действиям. Меню порадовало выбором, тем более оно было на английском языке.
  - Ты будешь суп, конечно же, - констатируя факт, посмотрела на Тамаза.
  - А что тут думать, ты только послушай, как это звучит: Томатный суп с креветками гриль, томатами и свежим базиликом! Да у меня уже слюна потекла, - ухмыльнулся мой жених. - Ну, и мы столько с тобой сегодня находили, что я подумываю о двойной порции.
  - Ты проглот, Тамаз! Как я тебя прокормлю? - наигранно удивилась я.
  - Ничего, в вашем отеле прекрасный повар!
  Ну, что тут скажешь? И я снова углубилась в меню. Названия и правда подталкивали взять всего и побольше.
  - Так, я решила! Возьму вот этот самое длинное блюдо! Шницель по-венски с тыквенными семечками и картофельным пюре, зеленым маслом и лимоном.
  - Отличный выбор, дорогая, я тоже на него долго смотрел. Но решил остановиться, хотя это было нелегко, - на этих словах на лице любимого отразилось напряжение, - на стейке из говядины гриль с молодыми овощами, луковым конфи и соусом Ред вайн.
  - Много красного вина не бывает, так же как и сметаны? - подтрунила я.
  - В точку! Кстати, возьмём бутылку красного вина? После французских вин надо разнообразить нашу с тобой жизнь, - явно с усмешкой проговорил Тамаз и взял винную карту. - Хм, не боишься попробовать грузинского вина? Вообще, эти ребята знают толк в вине. А прием еды у них каждый раз, словно праздник.
  - Ты приглашаешь съездить в Грузию?
  Мой будущий муж поднял глаза, в которых заиграли чертики.
  - Давай начнём с вина, моя девушка очень привередливая, не стоит раскидываться предложениями просто так, - взял мою руку и поцеловал.
  - Как хорошо, что я не твоя девушка, а невеста, - парировала я.
  - Не говори, Шелли, с этими девушками одни проблемы.
  Мы так бы и продолжали препираться, но тут на сцене заиграла музыка, унося нас в мир великолепного и величественного джаза.
  Утром меня разбудили лучи солнца. Как прекрасно, что оно путешествует с нами. Я встала и пошла в душ. Как ни странно, неугомонный Тамаз ещё спал.
  Стоя под струями воды, я раздумывала о том, как интересно устроены отношения. Мы меняем гостиницы, города, страны с моим любимым, а в моем сердце покой и спокойствие, будто так и должно быть каждый день. Ведь на самом деле мне все равно, где мы проснемся завтра, главное - вместе. За этими мыслями меня и застал мужчина моей мечты, подкравшийся в небольшое пространство душевой кабинки.
  - Поделись водичкой, - пробурчал ещё сонный Тамаз.
  Видеть его таким - одно удовольствие. Я тут же улыбнулась.
  - Может ещё спинку потереть?
  - Шелли, малышка, ты просто искришься идеями с утра, - поворачиваясь ко мне пятой точкой, заключил мой жених.
  - Куда мы сегодня пойдём? - выполняя обещанное, решила уточнить.
  - Я покажу тебе любимые места мамы и, - после минутной паузы добавил, - её, если она будет готова.
  - Хорошо, - смыла мыло и добавила. - Я должна что-то знать, чтобы не сказать лишнее, до того как мы приедем к ней?
  Тамаз развернулся ко мне лицом, прильнул к губам и прошептал.
  - Милая, мама даже меня не помнит, так что ты можешь говорить о чем угодно, - выключив воду, Тамаз вышел из душа и протянул мне полотенце. - Я не говорил тебе об этом, потому что...
  - Не надо, я вижу, как тебе тяжело.
  Мы позавтракали в ресторане отеля, оделись и вышли на улицу, а уже через пару минут спускались в метро.
  - Какой длинный эскалатор! - изумилась я сразу же, после того, как мы на него зашли.
  - Он не везде есть, но глубина станций обусловлена близостью реки.
  Когда же мы спустились, я вообще охнула. Так как увидела две красные стены с изображением кого-то белым цветом и ряд дверей.
  - О Боже! Что это?
  - Это "горизонтальные лифты", - засмеялся мой проводник.
  - На них можно подняться наверх? - По-моему вполне резонный вопрос я задала, но получила новую порцию заразительного хохота.
  - Прости, не смог сдержаться, - смахивая невидимую слезу, сказал Тамаз. - Это просто закрытый вид станций, опять же возвращаясь к вопросу о реке.
  Сделав одну пересадку, мы доехали до станции Автово, на каждой станции я пыталась уловить все мыслимые и немыслимые детали. Метро Санкт-Петербурга меня удивило своей красотой и чистотой. На улице мы перешли через дорогу и сели в автобус.
  - Мы едем в Петергоф, а по дороге ты посмотришь, насколько центр отличается от районов новостроек. Но это неизбежно в любом крупном городе.
  Я же услышала слово Петергоф и расплылась в улыбке.
  - Ещё мы будем проезжать резиденцию нынешнего президента, не проспишь? - съехидничал Тамаз, я в ответ отрицательно кивнула головой и прилегла на плечо любимого.
  Мы ехали около сорока минут и вышли на остановке возле потрясающей церкви.
  - Это собор Петра и Павла, - с благоговением произнес Тамаз.
  И я сразу поняла, что это место для него не простое.
  - Ты не против, немного здесь прогуляться?
  - Конечно, - ответила незамедлительно, а после короткой паузы добавила. - Выглядит, как сказочный теремок.
  Тамаз улыбнулся и приобнял меня.
  - Да, ты права, Шелли.
  - Ещё мне нравится, что очень много красок использовали архитекторы. Особенно сейчас, когда вокруг белым бело, невозможно не восхититься собором!
  - И в этом месте меня крестили, - ошарашил меня Тамаз.
  Вообще, когда мы поднимали вопрос веры, то пришли к выводу, что у каждого из нас есть свой Бог в душе. Но ходить каждое воскресение на службы - это не про нас. Пусть и празднуем ряд религиозных праздников дома.
  - Хочу зайти внутрь, - промолвил любимый.
  - Я с тобой.
  Роспись интерьера, иконы, мерцание свеч. Мы поставили за упокой души моей мамы и папы Тамаза. Единственное, меня удивил факт отсутствия каких-либо лавок или сидений. Но у каждой веры свои правила. Выйдя из собора, мы оказались у заледенелой воды.
  - Это Ольгин пруд. Знаешь, когда я был маленький, я считал, что он принадлежит моей бабушки, её так звали. А она смеялась и не опровергала мои гипотезы.
  - Отличная теория, Тамаз! - похлопала по плечу жениха.
  Взявшись за руки мы пошли в сторону Верхнего Парка. Только он был открыт. Наблюдать остальные красоты придётся в следующий раз.
  - Я, конечно, позвал тебя в самый разгар сезона, - ухмыльнулся Тамаз. - Но не переживай, мы обязательно ещё сюда приедем, я тебя обещаю.
  - Это уж точно, ловлю тебя на слове.
  - А ты знаешь, что при Петре I здесь был разбит огород?
  - Ты шутишь, - не поверила я.
  - Да, император ко всему имел практичный подход, это только в 18 веке тут развели красоту. А здание перед тобой - это Большой Перегофский дворец. Кстати, во время войны был почти полностью разрушен, но как ты видишь...
  - Как здорово, что его смогли восстановить! - не смогла не восхититься я, разглядывая желто-белое здание в стиле барокко.
  - Да уж. Более примечательный вид, конечно, с залива, - поморщился Тамаз.
  - Но это уже в другой раз, - засмеялась и уткнулась носом в дублёнку своего мужчины.
  - Эй, ты там греешься что ли? - быстро же рассекретил мои планы.
  Обняв меня покрепче, Тамаз прошептал:
  - Шелли, я так тебя люблю...
  - А я тебя.
  Побродив по зимнему заснеженному парку ещё некоторое время, мы отправились на остановку. Тамаз словил частника, и мы поехали навещать маму.
  Доехали мы минут за десять до психиатрической клиники. Я не стала задавать лишних вопросов, уже неплохо, что Тамаз решил меня взять с собой. Но знакомство с мамой явно будет не традиционным.
  - Добрый день, - на входе нас поприветствовал охранник. - Будьте любезны ваши документы. Увидев наши паспорта улыбнулся и проводил до специального места ожидания. Безликая комната, с жёлтыми блеклыми стенами. Ряд стульев доисторических, на половину окна тюль, зато люстра шикарная, словно из музея украдена - такие мысли меня посетили, пока мы ожидали кого-то. За это время я успела написать папе смс. Он прислал позитивные эмоции, что бабушке ничего не грозит, и она серьёзно занялась подготовкой свадьбы. Меня данное заявление улыбнуло, как хорошо, что есть родственники, готовые взять на себя планирование торжества. По мне так, я бы сбегала вдвоём с Тамазом, зарегистрировала наш брак, и взятки гладки. Но понимала, что с бабушкиным воодушевлением - этот номер не прокатит.
  Мои мысли прервал приход доктора. Они перекинулись парой слов с Тамазом, после чего любимый повернулся и сказал.
  - У нас есть немного времени погулять с мамой. Ты не подумай, Шелли, если тебе будет проще, то я могу и один...
  - Пойдем, - только и сказала.
  Нас провели в небольшую оранжерею. Я сразу догадалась, что это и будет место прогулки. У водопада сидела женщина и смотрела куда-то вдаль. Сходство матери и сына невозможно не заметить. Тамаз взял меня за руку и медленно подошёл к своей маме. А потом другой рукой погладил ее по голове.
  - Привет, мама! - эти слова были произнесены с большой нежностью.
  Женщина не шелохнулась, и мне так стало больно и обидно за моего самого любимого человека на свете. А Тамаз продолжал говорить что-то по-русски, потом перешёл на французский и рассказывал о наших приключениях, о том, как полюбил меня, при этом не забыв меня познакомить с мамой. В какой-то момент я не выдержала, слезы вырвались наружу, и присела. Тамаз снял пиджак и накинул мне на плечи, после чего взял под руку маму и пошёл прогуливаться вдоль растений.
  Звуки падающей воды ласкали мой слух, а запах пиджака Тамаза окончательно успокоил, видимо поэтому не заметила, как ко мне подошёл мужчина. Встал напротив и смотрит. Я даже на миг испугалась, а потом он сел рядом и протянул альбом с рисунками, показывая рукой, чтобы я полистала. Рука мастера чувствовалась на каждой странице. И одинаково хорошо получались портреты людей и эскизы самой оранжереи. Я подняла большой палец вверх и улыбнулась. Мужчина смутился на миг, а потом забрал обратно свой альбом, быстро пролистал, остановился, вырвал, согнул пополам лист и, посмотрев отрешенно на меня, дал его мне. Я уже собралась посмотреть, что там, но художник остановил меня, почти дотронувшись до руки, протянул указательный палец к своим губам в жесте "не говори", а потом указал на карман пиджака. Так я и сделала, когда вернулся Тамаз, мужчина тут же испарился, как будто его и не было.
  - Мама устала, Шелли, пойдём, уложим её спать, - с грустью сказал любимый.
  - Хорошо, - улыбнулась и погладила рукой по щеке.
  В комнате о присутствии женщины говорили только несколько фотографий в рамках. Всё остальное только подчеркивало больничную атмосферу.
  Мама уснула довольно быстро, и мы покинули больницу. Ни слова не говоря, вернулись в Новый Петергоф и зашли в первую попавшуюся кафешку. Только сделав глоток пива, Тамаз заговорил.
  - Прости, не надо было тебя тащить за собой.
  - Глупости ты говоришь, дорогой, - положила свою руку на его и погладила. - А как же в радости и горе?
  В ответ мне была слабая улыбка. А я продолжила.
  - Давно у мамы болезнь прогрессирует?
  - Всё началось, когда отец первый раз попал в больницу с сердцем. Знаешь, у них была такая сильная связь, что когда он скончался, мама как будто потеряла частицу себя и смысл жизни впридачу.
  Тамаз замолчал, так как официант нам принёс два дымящихся борща. Горячее нам точно сейчас не помешает. Взяв кусок хлеба, Тамаз снова заговорил.
  - Да и ещё моя ситуация. После колонии я усердно учился, но по настоянию твоего отца и адвоката уехал в другую страну, чтобы не было давления. Так я пожил в Италии, потом в Германии, в итоге оказавшись в Норвегии. А мама вернулась к бабушке, - обведя зал глазами и посмотрев в окно, добавил. - сюда. Потом бабушка уже не справлялась за уходом, потеря памяти усилилась, сначала мы решили положить маму в санаторий, а потом ... Ты сама все видела.
  - Да уж, - вздохнула и решила уточнить. - А бабушка?
  - Её нет с нами 2 года.
  - Собелезную. Что врачи говорят о маме?
  - Болезнь прогрессирует, - не стал увиливать от вопроса Тамаз, - но в остальном всё в порядке, если так можно выразиться.
  Мы ехали обратно на автобусе, я смотрела на заснеженные мимо городки и парки. И подумала о том, какой Тамаз сильный. После ряда ударов судьбы остаться добрым, юморным и отзывчивым - дорогого стоит.
  - Завтра вечером мы должны вернуться в Москву, - отвлёк меня голос любимого. - Чтобы ты хотела увидеть в обязательном порядке?
  - Эрмитаж, - проговорила на распев слово.
  - Хорошо, а вечером тебя ждёт сюрприз, - притянул меня к себе поближе и поцеловал в макушку.
  - И что же это? - сщурила глаза.
  - Совсем скоро, красотка, терпение. Одна подсказка: наряд парадный.
  - Театр? - решила докопаться.
  Тамаз что-то промычал невнятное, явно оставляя меня наедине со своими фантазиями и домыслами.
  В отеле я повесила напротив себя два наряда, которые любимый любезно захватил в наш общий чемодан.
  - Мне нравится больше всего эта прозрачная сорочка, - тёплые и большие руки обняли меня за талию.
  - Ты думаешь, это подходящий костюм для вечернего мероприятия? - ухмыльнулась я.
  - Угу, иди ко мне, малышка.
  Тягучие и медленные поцелуи покрывали моё тело. Я гладила своего мужчину по волосам, плечам, рукам. А он все растягивал удовольствие. И в эти мгновения я отчетливо почувствовала, как нужна Тамазу. Притянула его к себе и просто обняла, ничего не говоря. В тишине гостиничного номера можно было отчётливо расслышать стук наших сердец. Слияние наших душ. Забота о второй половинке. Смелый взгляд на лучшее будущее.
  - Шелли, - выдохнул любимый и принёс радость уже нашим телам.
  А через пару часов стояли у роскошного парадного входа в Мариинский театр. Моё темно-синее облегающее платье с боковым разрезом почти во всю длину и костюм Тамаза с бабочкой подчеркивали тот факт, что сегодня мы прикоснемся к чему-то великому. Знаменитый балет "Ромео и Джульетта" Сергея Прокофьева приглашал нас окунуться в мир музыки и танца.
  В первом действие Танец рыцарей снёс все ненужные мысли окончательно шквалом эмоций. Музыка переворачивала меня всю изнутри, а танцоры своей грацией держали в напряжении весь зал. Плавность линий, отточенность, собранность - вот оно настоящее искусство. Не зря русский балет считается самым лучшим в мире. Но и могучий оркестр был подстать танцу. Единство двух искусств восхищало, будоражило и оставляло каждым аккордом и шажком пуантов огромный след в душе.
  По окончанию первого действия мы решили сходить в буфет. Тамаз взял нам шампанского и шоколад.
  - Судя по твоим искрящимся глазам, сюрприз удался, - сделав глоток шипучего напитка, довольно произнес любимый.
  Я тут же поцеловала в щеку, все слова потеряли смысл после пережитых столь бурных эмоций.
  - Тамаз? - рядом с нами появилась красивая женщина, возраста моего жениха в красном элегантном платье.
  - Софи?! - удивленно произнес мой мужчина.
  Женщина продолжила что-то говорить на русском, жестикулируя при этом руками.
  - Софи, это моя невеста Шелли. Шелли, а это моя подруга детства.
  Я кивнула головой, Софи явно поняла, что я не говорю по-русски, и тогда она перешла на ломанный английский. Я постояла так пару минут, а потом показала Тамазу, что пройдусь, посмотрю театр. Тем более было на что посмотреть. В Осло есть театры, но по сравнению с Мариинским они меркнут. Я даже на минуту словила себя на мысли, а какого это быть петербурженкой? Жить здесь и иметь возможность восхищаться каждый день такой красотой? Это же чудо, посещать постановки знаменитостей, видеть, как рождаются новые звёзды. Естественно, маленькие дети мечтают стать танцорами или музыкантами. Ведь в России это впитывается с молоком матери. Ох, мама, видела бы только, где я нахожусь!
  - Не скучаешь? - незаметно подкрался мой красивый мужчина.
  - Нет, - задорно ответила. - Наболтался?
  - Это было забавно, но я еле держал себя в руках, чтобы не убежать к тебе, удивительно, что ты не нашла себе приключений на голову, - усмехнулся Тамаз. - Пойдем, второе действие начинается.
  
  ***
  
  Прохаживаясь по залам Эрмитажа и любуясь шедеврами, до сих пор внутри меня играла великая музыка Прокофьева. Смотреть картины великих художников с музыкальным сопровождением - ещё большее великое удовольствие.
  Через пару часов Тамаз пожаловался на усталось, я посмеялась, посадила его рядом с Данаей Рембрандта и продолжила своё путешествие в мир искусства. Пикассо, Матисс, Ван Гог... Зачем мы сегодня уезжаем? Этот вопрос вертелся в моей голове, пока я не вернулась к любимому.
  - Вдохновилась? - не скрывая ухмылки, прошептал.
  - Угу, кажется, я снова растеряла все слова.
  - Что и неудивительно. А в Лувре ты была?
  - Когда-то в детстве, - расстроено произнесла я.
  - Хм, а ты не хочешь после Москвы навестить Париж? - с хитрой улыбкой произнес мой будущий муж.
  - Ты шутишь? - не веря своему счастью, произнесла.
  - Конечно, шучу, Шелли, когда я был серьёзен?
  Рассмеявшись, вышли из Эрмитажа и вдоль набережной Невы прошлись в сторону Летнего парка, который зимой, к сожалению, был закрыт, поэтому мы продолжили свой путь вдоль Фонтанки, пока не вышли к Невскому проспекту, пообедали, забрали чемоданы из отеля и сели в поезд. - Прощай, прекрасный Санкт-Петербург! - смахивая накатившиеся слезы, прошептала я.
  
  
  17.3 И снова российская столица.
  
  На вокзале нас встречал Ваня. Всю дорогу до дома я трещала без умолку, восторгаясь красотой Петербурга. Кузен Тамаза внимательно слушал и кивал головой.
  - Обязательно поеду с вами на белые ночи, покутим, да, Шелли?
  - Следи за дорогой, братец, - усмехнулся любимый. - И почему ты решил, что отправишься с нами?
  - Так я Шелли ВДНХ завтра покажу, она не сможет потом отказаться от супер-гида! - воскликнул довольный Иван.
  - Сомневаешься в моей компетентности? - Тамаза явно веселил это разговор.
  - Ну, что ты, твоя персона же закончила целый юридический! Что это против какого-то истфака?
  - Это правда? - встряла в мужской разговор.
  - Для красного словца, конечно, можно было добавить, что я искусствовед, но девушек вводить в заблуждение - не мой конёк, - пожал плечами наш водитель.
  А Тамаз треснул щелбан братцу и сделал вывод.
  - Да уж, крепким орешком тебя язык не повернётся назвать!
  - Почему? - заинтересовалась я.
  - Да потому что такое качество, как хитрость, Шелли, досталось полностью твоему будущему мужу, - окончательно распоясался Ваня, присвистнул и добавил. - Не боишься идти под венец с таким?
  - С таким - это каким? - вопросил Тамаз.
  Я сразу же ответила за нашего горе-родственника.
  - Добрым, отзывчивым, ласковым, любящим...
  - Ууу, цепко ты, Тамазик, подсадил девушку, - ухмыльнулся раздразнившийся Ваня и, остановив машину, довольно произнес. - Пожалуйста, с вас 5000 российских рубликов, в евро тоже беру!
  - Может ещё за художество на потолке возьмёшь? - захохотал Тамаз.
  - О! Шелли, добавь в свой список по жениху - гениальный! Ладно, ребятки, чемодан помочь дотащить или у Шелли ручки накачены? У меня встреча с длинноногой блондинкой, на чай зайду в следующий раз.
  - Не припомню, чтобы мы тебя звали..., - начал в тон кузена говорить мой гениальный жених.
  Я тут же похлопала его по плечу, притормозив выпады. Вот шутники!
  - Завтра с утра готовься к лучшей экскурсии в жизни, дорогая невесточка, - уже отъезжая, кинул в открытое окно Ваня.
  - Хм, без мамы совершенно другой человек, - сделала вывод я после поездки.
  - Не говори! Иногда я думаю, что у меня двое двоюродных братьев-близнецов, - ухмыльнулся Тамаз и открыл входную дверь нашей квартиры.
  
  Утром мы проснулись довольно поздно. Но так приятно понежиться в постели с любимым, когда нет никаких особых планов. После завтрака мы посмотрели фильм по кабельному телевидению, и в час дня раздался звонок.
  - Ну, всё! Тишине и покою можно сказать пока, - буркнул Тамаз, открывая входную дверь.
  - Хей-хей! Как дела, влюбленные? - радостным голосом спросил Ваня.
  Я сразу же рассмеялась.
  - А как встреча с длинноногой блондинкой?
  - Ой, Тамаз! Вчера - это уже далёкое прошлое, - сделал грустную гримасу кузен и вошёл на кухню. - Обедом в этом доме кормят или пойдём в рестик на углу?
  - Ты ещё и голодным к нам пришёл? - с издевкой уточнил Тамаз и поставил на огонь воду.
  Я достала из холодильника овощи и начала резать салат. А любимый стал накрывать на стол.
  - Ты во сколько возвращаешься со встречи? - спросил Ваня Тамаза.
  - Около 8 вечера, но ты не забывай, что зима на дворе, не выхолоди Шелли! - пригрозил ножиком хозяин квартиры.
  - Так она из Норвегии! Чего ей бояться?
  - Действительно! - высказалась я и сразу же уточнила. - А куда мы вообще поедем?
  - О! Шелли! Тебе понравится! ВДНХ расшифровывается как выставка достижений народного хозяйства. Кто во что горазд, что имеет - тем и хвалится.
  Я сразу представила себе выставку обычную. Ну, наверное, есть чем гордиться, если так хочет показать.
  А через час, стоя перед главным массивным входом с высокими колоннами, я моргала глазами и растеряла все слова.
  - Удивил? - подразнил Иван.
  - Не то слово! - воскликнула и, посмотрев вокруг, увидела шпиль. - А это что такое?
  - А там у нас музей космонавтики! - гордо сообщил мой гид. - Потом мы ещё с тобой главную телевизионную вышку посмотрим. Жаль, конечно, что фонтаны зимой не работают, но лёд со снегом придают своё великолепие архитектуре ВДНХ.
  На территории выставочного комплекса мы успели посмотреть политехнический музей, который относится к ряду старейших павильонов, где были представлены открытия знаменитых и малоизвестных русских ученых. Музей Востока с выставкой о китайском кинематографе, очень меня удивившей, где ещё можно столько узнать о Китае, как не в России. А круговая панорама павильона с советскими фильмами вообще ввела в восторг!
  - Сейчас тебе точно должно понравиться, - заводя в очередное здание, довольным голосом сообщил Ваня.
  Посмотря по сторонам и неверя, обернулась в сторону моего гида.
  - Что это? - указывая на нарисованную огромную зебру в позе "подходи под копыта, полетишь далеко".
  - Шелли, видела бы ты своё лицо! - засмеялся озорник. - Это музей иллюзии, и у нас тут много работы! - восторженно добавил.
  - Это какой? - я уже смотрела на других посетителей, которые делали постановки возле картин.
  - Много фотографий на память, дорогая! Раскрывай свою творческую натуру!
  Сначала я немного замялась, но уже через полчаса болтала с ежиком в тумане, потом грызла одну морковку на двоих с кроликом, гладила лошадь в степи и даже побыла в пасти у крокодила, при этом не забыв сделав жалостливое лицо.
  - Тамаз обзавидуется! - заключил Ваня, собираясь к выходу музея, но я быстро отобрала камеру и указала в сторону той самой зебры!
  - Чтобы уж точно! - подмигнула я и сделала пару кадров с кузеном.
  После полученных позитивных эмоций мы все-таки дошли до главной телевизионной вышки страны, рядом в кафе заказали кофе, чай и пирожные, слишком уж холодно на улице.
  - А вообще я завидую Тамазу! - сделал вывод Ваня, выпив свой кофе.
  - Почему? - искренне удивилась я.
  - Он столько всего повидал, и девушка у него - одно заглядение!
  Я сразу же покраснела, а мой гид рассмеялся.
  - Извини, не хотел тебя смущать. Правда, может я не там ищу? У тебя есть подружки в Норвегии одинокие и красивые?
  Меня рассмешила постановка вопроса.
  - Даже если есть, ты думаешь, чувства по щелчку вспыхнут?
  - Хм, а вдруг, Шелли? Хотя из Москвы я, наверное, никогда не уеду. Без ритма шумного города загрущу, скорее всего, - высказался Ваня.
  - Каждому своё, - улыбнулась. - А что это за трамвайчик?
  Увидела что-то наподобие метро, но калея располагается на уровне высоты дерева.
  - Это московский монорельс! Прокатимся на нем до метро, где мы машину оставили?
  Я легко согласилась. Поездка была скорой, но запоминающейся. Сколько мы повидали красоты за один день! Да, хорошо иметь собственного гида в Москве, может и посоветую кому-нибудь из знакомых.
  
  
  Эпилог.
  
  3 года пролетели незаметно, и сегодня мы ждём приезд бабушки в Лаэрдале. Я как раз по этому поводу убирала дом. Протирая пыль на рамочках с фотографиями, улыбнулась. Наша свадьба с Тамазом прошла ровно через месяц после путешествия по России. Бабушка устроила тогда пир на весь мир, гостей 200 человек было. А как был счастлив кот Пинц, забравшийся под стол, налопавшийся и под конец празднования запевший песни. От смеха тогда чуть у гостей животы не надорвались.
  В свадебное путешествие, как и обещал любимый, мы слетали в яркий и незабываемый Париж. Поселившись в отеле напротив Эйфелевой башни, по вечерам на балконе мы пили французское вино, мечтали о будущем и смотрели на главную достопримечательность Франции. После этого Тамаз, во что бы то не стало, решил показать мне мир. Где мы только не были. Взяла я очередную фотографию в руки. Незабываемый маскарад в Бразилии на всю жизнь оставил след в моей душе. А вот, заглянула на другую, я почти глажу кенгуру в Австралии, но жутко боюсь. Посмотрев на следующий кадр, чуть даже взгрустнула, все-таки Поль оставил большой след в моей душе. А Шанхай оказался удивительным городом, только наши желудки с Тамазом первую неделю не понимали, что происходит. Ой, это было так смешно, мы даже пропустили поход на фигурное катание, а я так мечтала. Надо отдать должное Тамазу, это мы восполнили, когда путешествовали по Канаде. Поль же нашёл себе девушку, симпатичную китайку Майлин. И скоро у них будет пополнение в семье.
  Но ровно год назад случилось самое главное чудо в нашей семье, ради которого мы решили осесть в Лаэрдале, рядом с папой. У нас с Тамазом родились очаровательные близнецы.
  - Шелли, - услышала я зов мужа, - Фарина проснулась, ищет грудь.
  Наша дочка, в отличие от своего спокойного братика Эмиля, ненасытная и эмоциональная девочка. Но зато главная любимица всей семьи.
  - Я уже бегу, любимый!
  Как вроде мало и одновременно много для счастья надо. И возможно иногда необходимо пройти ряд испытаний в жизни, чтобы получить самое любимое и заветное.
  
  Конец.
Оценка: 8.70*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | А.Эванс "Право обреченной. Сохрани жизнь" (Любовное фэнтези) | | Е.Ночь "Умница для авантюриста" (Приключенческое фэнтези) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Современный любовный роман) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Не ради любви" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"