Рыбаков Артём Олегович: другие произведения.

Игрушки3-3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.52*11  Ваша оценка:


  
   Глава 3.
  
   "Начальникам особых отделов частей и соединений Западного, Юго-Западного и Резервного фронтов.
   Срочно.
   Секретно.
   При проведении проверки командиров и красноармейцев выходящих из окружения обращать внимание на возможно имевшие место контакты со спецгруппами НКВД и НКГБ. В случае упоминания во время допросов следующих имён: Истомин, Таривердиев, Окунев, Дымов, Зельц и позывных "Фермер", "Бродяга", "Арт", "Тотен" - военнослужащих изолировать и незамедлительно сообщить в Главное Управление Госбезопасности старшему майору Судоплатову. Обеспечить первоочередную эвакуацию контактеров в случае ухудшения обстановки.
   Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР
   комиссар госбезопасности 3 ранга Меркулов"
  
   ***
  
   Минск, 12 августа 1941 года. 13:37
  
   - Ба, Вернер! Ты ли это?
   Высокий сухопарый гауптман с усталым лицом, испещрённым поджившими царапинами, оторвал взгляд он кружки с пивом и посмотрел на подошедшего.
   - Вернер, ты что, старик, не узнаёшь меня?
   - Отчего же, узнаю. Присаживайся, Фриц. Или лучше сказать "герр майор"?
   - Да ладно тебе... - отмахнулся "новичок". - Помнится, раньше ты таким букой не был, Вернер, - и весельчак поманил кельнера.
   - Тут только светлое, Фриц, - предупредил гауптман. - Неплохое, надо признать. Ты давно из Европы, Фриц?
   - Нет, только что прилетел, - машинально ответил майор, изучая меню. - Что? А как ты узнал?
   - Всё просто, Фриц - такие довольные весёлые лица тут либо у тех, кто только приехал, либо у тех, кто к большевикам приближался не ближе сотни километров.
   - Что за декаданс, старый друг? Насколько я знаю, мы бьём Иванов по всему фронту!
   - Да, так говорят. Но, Фриц, как ты думаешь, почему я сижу здесь, в Минске, а не в Ельне, где был все три проклятые недели до этого? - гауптман старался говорить тихо, отчего его голос был похож на шипение разъярённой змеи.
   - И почему же? - майор уже не улыбался. - Почему же, Вернер?
   - Да потому, что русские нас оттуда выбили. Понимаешь, Фриц? А от моей роты осталось четырнадцать человек. Ч е т ы р н а д ц а т ь! Вначале всё было весело, - Вернер перевёл дыхание и отхлебнул из кружки: - Иваны как идиоты лезли напролом, а мы "охотились на уток". Ни разу они не поднимали в атаку больше батальона или двух. Если бы не их проклятая артиллерия... Ты не поверишь, Фриц, каждые два часа - обстрел. Мы уже начали радоваться атакам - тогда русские не стреляли... А потом всё изменилось: сперва у нас в тылу стали появляться мелкие группы - пять, максимум десять человек. Они не штурмовали наши окопы... О, нет! Они работали "камешком в ботинке"... Травили лошадей, убивали конюхов и водителей. Ну и офицеров... - гауптман потёр иссеченную щёку. - Парни из "Райха" начали на них охоту... А они - на нас. Один эсэсовский лейтенант мне рассказал, что это - люди из ГПУ. Фанатики. Им ни разу не удалось взять никого из них в плен. Только тяжелораненых... - он снова отхлебнул, а погрустневший майор спросил, воспользовавшись паузой:
   - А что у вас с охранением? Как им удавалось просачиваться? Ведь посты, дозоры...
   - Я тебе вот что скажу, Фриц, - голос гауптмана стал громче. - Если размазать дивизию на двадцать пять километров и не привозить ей снарядов - никакие дозоры не помогут, когда на неё три раза в день по два десятка танков прут! А на каждое орудие дают тоже по два десятка снарядов, но один раз! У меня солдаты горячей еды по три дня не видели, "железные" жрали. Ты, Фриц, когда последний раз свой "железный" открывал, а? А я последнюю неделю только их и видел... - Вернер залпом допил своё пиво и сделал кельнеру знак принести ещё.
   - Как же так? - майор, похоже, растерялся от такого напора.
   - Мы зарвались, друг мой... Мы зарвались... Я прошёл и Польшу, и Францию, но тут...
   Закончить свою мысль гауптман не успел - в пивную вбежал запыхавшийся унтер-офицер:
   - Гауптман Вольфиц, я вас повсюду ищу. Скорее, транспорт уходит через десять минут!
   - Да, Кепке, спасибо! - гауптман встал и, бросив на столик смятую купюру, надел фуражку: - Ты, Фриц, береги себя! - и быстро вышел из заведения.
  
   ***
  
   Вечером двенадцатого Дымов позвал меня к командиру.
   Саша сидел за столом, заваленном картами, трофейными документами и прочим штабным барахлом. В углу у рации, стоящей на табурете, на корточках притулился Тотен.
   - А, Тоха... Давай, рядом садись, - и, когда я устроился на табурете, продолжил: - Смотри, мы сейчас здесь, между Озерцами и Румоком. Давай прикидывать, куда и как послезавтра будем разбегаться. Да, кстати, тебе новички как? Может, стоит кого-нибудь оставить с нами?
   - Это зависит от того, как уходить будем. Мишу-танкиста я бы оставил - водилы хорошие нам нужны.
   - А военврач? Вы, вроде, с ним кореша?
   - Семёна? Да, он человек полезный, но Зайцева без врача оставлять... У них же только санинструктор есть...
   В комнату вошёл Бродяга:
   - Привет! Чего надумали?
   - Ничего пока. Мы только начали, - ответил Фермер. - Есть чего?
   - Ага, дали цифровые пароли для связников, так что по ним можно будет выходить.
   - Ты что, на связь выходил? - спросил я.
   - Да.
   - А? - наша рация мирно стояла в углу, и я никак не мог понять, как Саша мог связаться с Москвой.
   - Не ломай голову! Я через канал Зайцева выходил. И его радиста. Почти полсотни километров отмахали.
   Я вспомнил, что сегодня Бродягу не видел, и кусочки мозаики встали на своё место:
   - Ребята, вы что, решили из Зайцева приманку сделать?
   - Нет.
   - Точно?
   - А на фига нам тебя обманывать?
   - Антон, ты пойми, мы совершенно не хотим старлейта подставлять, но никто не может поручиться, что он приказ наш выполнит и на дно ляжет.
   Резон в словах Бродяги был, я уже заметил, что Зайцев, что называется, себе на уме. А уж гонору у него было!
   - Понятно... Тогда, наверное, возьмём Приходько с собой, командир. А то сбросят парня, как балласт.
   - Замётано, я там ещё парочку дельных ребят присмотрел. Толк из них будет, - согласился Саша.
   - И от меня один, - добавил Бродяга.
   - Итого - пять. Остальных передадим партизанам. Кстати, Шура, Зельц справки написал?
   - Да. Всё - как положено: штамп, подпись.
   - Что за справки? - встрял в разговор Тотен, снимая наушники.
   - Что не голытьба приблудная, Родину предавшая, а честные бойцы Красной Армии, попавшие в трудное положение. Мы десяток таких ещё по дороге из лагеря, где Тоха "загорал", написали. Заодно Лёшка в оперработе поднатаскался, на косвенных их истории проверяя, - в голосе Бродяги сквозила неприкрытая симпатия к молодому коллеге.
   - Погодите с лирикой, - командир поманил всех к столу. - Алик, ничего нового не выяснил?
   - Нет, Саша, в открытую - ничего нового.
   - Ну и ладно! - и Фермер развернул ещё одну карту, всю испещрённую значками. - Это обстановка в районе трёхдневной примерно давности. Тех фрицев, что на стационаре здесь, мы срисовали процентов на девяносто. Тех, что к фронту едут - не больше, чем на пятьдесят. Но тут уж ничего не поделаешь...
   - И какой маршрут? - поинтересовался я.
   - Юго-юго-восток, к Полесью. Что память тебе подсказывает?
   Я почесал затылок:
   - Гудериана мы опередить должны, на крайняк - выйдем в полосе Юго-Западного, а не Резервного фронта. Хотя, если меня чутьё не подводит - рывок второй танковой на юг несколько откладывается.
   - Да, ты прав. Разведка сейчас надёжней. Значит так, ребята... После акции нам надо будет полторы сотни кэмэ в темпе отмахать. Есть, конечно, палочка-выручалочка - жетоны СД, но, как считает Шура, только на первые сутки - не дольше.
   Бродяга кивнул.
   - Потом, как они прочухаются, начнётся тотальная проверка и нам главное за сутки уехать как можно дальше.
   - Отвлекашки и заманухи? - зная командира уже много лет, я подозревал, что без упомянутых мероприятий не обойдётся.
   - А ты думаешь, чем Люк сейчас занят? А ты завтра вечером тем же займёшься. К сожалению, ближайший хороший мост со стороны Минска в сорока километрах отсюда, так что придётся прокатиться. Заряд с часами тебе Шура выдаст.
   - Не вечером, Саня. Там замедление на двенадцать часов максимум, - внёс корректировку Бродяга.
   - Значит, с утра. Теперь порядок работы и отхода... Люк будет обеспечивать предварительную разведку цели. Вот здесь, - и Саша показал на точку километрах в пяти от места засады. Я, Шура и Казачина - "играем на рояле". ("Роялями" мы между собой назвали пульты управления электроподрывом из-за большого количества клавиш и переключателей). Ты, Алик, сидишь на контроле эфира и дорабатываешь цель с турели.
   - А я, а как же я? - голосом Малыша задал я вопрос.
   - А на тебе, товарищ старший лейтенант, контроль и учёт.
   - Вы что, хотите мероприятие снять? - изумился я.
   - Да, нам это очень нужно. В Москве ох, как пригодится.
   - На фотоаппараты снимать?
   - Не только, и на мобилы тоже.
   - А как мы... - и тут до меня дошло! На самом деле, если уж мы собираемся легализовываться у наших, мобильный телефон всё равно отберут и содержимое посмотрят, как пить дать. Так что мы ничего не теряем, а приобретаем за счёт такого финта немало плюшек. Выдохнув, я только спросил:
   - С деталями снимать?
   - Как получится.
   - А кто со стороны Минска подходы держать будет?
   - Зельц с новичками. К тому же мина твоя нам поможет. Вот смотрите... - и Саша повернулся к карте. - Между Валерянами и Гацуком тринадцать километров. Точка от Валерян в шести километрах. Мы сегодня проверили - там стоит... - он потёр затылок.
   - Полевая пекарня и мясницкий взвод, - подсказал Тотен.
   - Вот, точно! У них всего девять грузовиков, семь из которых специальные фургоны, и три легковушки. Да и не боевой народ - пекари.
   - Не скажи, у немцев и пекари в атаку ходят, а подготовка у них у всех одинаковая, - возразил я.
   - Это всё равно не важно, - оборвал меня Бродяга. - Завтра днём у них своих проблем выше крыши будет, я обещаю.
   - Ну, раз так, тогда я спокоен.
   - Теперь отход...
  
   ***
  
  
   Из дневника генерал-полковника Гальдера, начальника ОКХ
  
   4 августа 1941 года. 44-й день войны
   Полковник Хойзингер принял участие в совещании в штабе группы армий "Центр", на котором присутствовал фюрер. Хойзингер докладывает:
   а. Гудериан надеется, что к 12.8 его войска будут выведены с передовой. Он полагает, что его войска будут находиться на отдыхе и доукомплектовании до 20.8. Гот также надеется, что его войска будут выведены с передовой к 14.8 и будут находиться на отдыхе и пополнении до 22.8.
   б. В этот период командование группы армий хочет проделать следующее: 1) провести операцию в районе Рогачева (в настоящих условиях операцию в районе Гомеля при участии танков продолжать невозможно); 2) овладеть Великими Луками, причем главный удар наносить с юга (12-я дивизия должна наступать с севера).
   в. Наступление на Рославль протекало хорошо. После незначительного сопротивления противника пехота просто марширует.
   г. Можно рассчитывать, что удача наступления на Рославль облегчит положение у Ельни. Не сдавать Ельню ни в коем случае.
   д. Очевидно, кольцо окружения северо-восточнее Смоленска уже в течение нескольких дней имеет разрывы, через которые просачиваются не только люди, но и транспорт. После ликвидации этой окруженной группировки противника можно ожидать облегчения обстановки под Ельней.
   е. Положение на участке фронта 3-й танковой группы продолжает оставаться напряжённым вследствие задержки с подтягиванием сюда пехотных дивизий.
   ж. На переговорах с фюрером было отмечено, что Ельня должна быть удержана и что противник у Великих Лук должен быть уничтожен. В отношении района Рогачева ничего сказано не было.
   з. Гудериан считает, что его войска в своем теперешнем составе способны наступать, имея 50% укомплектованности. Гот полагает, что его войска способны наступать при 60% укомплектованности.
   и. Выводы фюрера содержали:
   1) обоснование причин, по которым он задерживает поставку войскам танков (он все же выделил 350 моторов для танков Т-III, не зная, что это уже сделало ОКХ; моторы будут доставляться на самолетах);
   2) уже известную точку зрения фюрера в отношении характера продолжения операций (он придает особое значение Ленинграду, а также захвату южных районов - уголь, железо, уничтожение воздушной базы противника в Крыму; овладению Москвой фюрер не придает никакого значения).
   С визитом явился майор Пфистер. Это сын нашего старого соседа на Гогенцоллернштрассе (в Мюнхене). В настоящее время он работает на железной дороге, где готовит молодых специалистов.
  
   ****
  
   Глава 4.
  
   К десяти вечера мы закончили совещаться. Командир решил, что в последний "спокойный" вечер надо дать возможность людям отдохнуть и собраться с мыслями. Вот только баню растопить не дал!
   Я сидел на завалинке и наслаждался одной из немногих, оставшихся у нас, сигаретой с вирджинским табаком.
   - Оставишь? - спросил Миша Соколов, устраиваясь рядом.
   - На.
   Пока я обдумывал, с чего начать разговор, танкист глубоко затянулся.
   - Мягкий какой! Трофейный? - спросил он, выпустив клубы дыма из носа.
   - Вроде того...
   - Антон, я что такое "либераст"?
   Я чуть не подпрыгнул от неожиданности.
   - Это ты откуда взял? - незаметно переведя дух, поинтересовался я у него.
   - Да вчера товарищ капитан какое-то взрывное устройство делал, а я товарища военврача искал. Ну, и когда зашёл, услышал, как он приговоривает: "Вот вам от меня подарочек будет либерасты общеевропейские!"
  
   - Ах это, - я вздохнул с облегчением, - товарищ капитан маты так заменяет. У него, видишь ли, пять дочек малых, ну он и приучился.
   - Пять? Силён однако.
   - Ты ещё учти, что ему уже за пятьдесят, и он в командировках времени больше чем дома вот уже лет двадцать проводит.
   - Я и говорю - силен!
   - Миш, а я вас с Сёмой с собой забрать хочу. Ты как, не против?
   - А с чего мне быть против? Да мы и так, вроде, в вашем отряде, или нет?
   - Пока нет.
   - То есть? Я думал, что мы как Емельян или милиционер наш.
   - Нет. Вы - не как они. Вы пока - сбоку припёка были. Да и сейчас мы на вас смотреть будем - гожи вы нам или нет.
   - Товарищ старший лейтенант госбезопасности, - "Ну что у них за манера такая - чуть что, на вытяжку вставать?" - хочу официально попросить вас о включении меня в состав отряда. Вы не смотрите, что документов нет, всегда ж запросить можно, - голос Михаила стал умоляющим. - Мне бы только до рычагов снова добраться! А уж там я знаю, чем немцев порадовать!
   Мне, испорченному насквозь циничным в отношением к "высоким чуйствам" веком, иногда манера предков выражаться казалась каким-то театральным представлением, но прошедший месяц доказал, что как правило они в своих мыслях и чувствах искренни. И, если заявления сбежавшего лейтенанта Сотникова в своё время чуть не вызвало у меня приступ смеха - настолько пафосным и чрезмерным оно казалось, то к словам Миши я отнёсся серьёзно.
   - Товарищ красноармеец Соколов, - ответил я, вставая, - вы приняты кандидатом в диверсионную группу. Разрешаю сесть.
  

Оценка: 8.52*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) О.Обская "Невыносимая невеста, или Лучшая студентка ректора"(Любовное фэнтези) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Белых "Двойной подарок и дракон в комплекте"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"