Рыбаков Артём Олегович: другие произведения.

Игрушки.Выше, дальше, быстрее - 22

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.57*9  Ваша оценка:

  ...........
  
  Взгляд со стороны. Тотен.
  
  Вот уже четвёртый день мы носились по окрестностям, пытаясь раздобыть взрывчатку. Тотен понимал, что старшим поисковой группы он стал только потому, что Антона подстрелили и он сейчас не ходок. Вот уже почти пять лет они играют с Артом в паре, и Алик привык к своему старшому. Но ничего не поделаешь, приходится теперь думать и делать за себя "и за того парня".
  Замаскировав мотоцикл в кустах, они вместе с Зельцем и одним из окруженцев, Сомовым, пешком прочёсывали очередной лесок, расположенный примерно в семи километрах к северу от базы. Когда командир с Бродягой объясняли задачу, они специально упирали на то, что он, Алик, ни на минуту не должен забывать, что группа действует во вражеском тылу. "Опасайся всех! Немцев, окруженцев, селян. Про первых - сам понимаешь, вторые по тебе жахнут из всех стволов, поскольку ты одет в странную форму, ну а селяне... А зачем им знать, что тут кто-то шарится?" - так говорил Фермер, ещё каких-то два часа назад на инструктаже. И Тотен старался оправдать.
  Самое смешное, что он понимал, что это - тренировка, но она - и боевое задание. И он обязан его выполнить. А найдут они что-нибудь или нет, это - как карта ляжет... Вот, ребята из группы Казачины притащили вчера несколько отрезков колючей проволоки, найденных ими на месте старой границы. Три года провисели они на поломанных кем-то столбах, а сейчас пригодились - Ваня их пустит в дело. А группа Люка смотала два дня назад почти сотню метров телеграфного провода со столбов у шоссе. Правда, они далеко ходили, почти на два десятка километров к югу.
  Вот впереди показалась опушка, по знаку бойцы присели, и двинулись вперёд, перебегая от дерева к дереву. "Так, впереди - болото", - подумал Тотен, рассмотрев видневшиеся впереди, на открытом пространстве, заросли тростника и осоки. "Что это? Ага, вот это место. Начало реки Уши. Исток, так сказать" - думал Алик, водя пальцем по карте.
  Сомов, доползший до самой опушки, вдруг приподнялся и замахал рукой, подзывая остальных к себе. Тотен и Зельц, согнувшись, пробежали разделявшие их с дозорным два десятка метров и залегли за соседними деревьями.
  - Что там? - зачем-то шёпотом спросил Тотен.
  - Там самолёт. Большой, товарищ сержант госбезопасности.
  Взглянув в направлении, куда показывал Сомов, Алик разглядел большое серебристое крыло, торчавшее из камышей. "Странно, а где камуфляж?" - подумал он, а потом вспомнил, что многие самолёты в начале войны летали вообще без камуфляжной окраски.
  - Товарищ Тотен, пойдемте, посмотрим... - предложил Дымов.
  - Ага, пойдём. Только вот что... Сомов, полезайте на эту вот сосну, и если что увидите - свистите.
  Боец с сомнением посмотрел на указанное ему дерево, ветки которого начинались примерно в метре над его головой.
  Алик вспомнил, что ему рассказывал и показывал Арт:
  - Ремень через ветку перекинь, подтянись и залезай.
  - Какой ремень? - не понял Сомов.
  - От винтовки.
  С помощью ремня боец быстро взобрался на дерево и Тотен передал ему снизу винтовку.
  Дымов достал из кобуры наган, а сам Алик взвёл затвор "эмпэхи". Медленно они начали пробираться через заросли тростника по направлению к самолёту. Уже через пяток шагов под ногами захлюпало, а ещё через десять - они брели по колено в воде, с трудом вытаскивая ноги из топкого ила. И, хоть самолёт лежал в каких-нибудь пятидесяти метрах от берега, добирались они до него не меньше, чем десять минут.
  Передняя часть бомбардировщика вместе с носовой "теплицей" погрузилась в воду примерно на метр, а левое крыло было обломано почти у двигателя. Цепочки рваных отверстий на верхней части фюзеляжа и верхней поверхности крыла, разбитые пулями фонари кормового стрелка и пилота - всё это говорило, что самолёт упал тут не сам по себе.
  - Зельц, что за машина не знаешь? - полушёпотом спросил Алик.
  - Бомбардировщик. Наш, - зачем-то добавил Дымов, хотя большая красная звёзда на фюзеляже не оставляла сомнений в государственной принадлежности самолёта.
  - Ценное замечание. Зельц, обойди его со стороны носа. И осторожней, там может быть глубоко.
  Дымов двинулся вперёд, прощупывая дорогу перед собой длинной палкой, и уже через пару-тройку шагов погрузился в воду по грудь.
  - Зельц, стой. Давай со стороны хвоста обойдём. Тут, похоже, помельче.
  Обогнув машину с другой стороны, они увидели, что правый мотор самолёта прострелен, а на когда-то блестящей алюминиевой обшивке толстым слоем лежала копоть.
  - Похоже, ему один двигатель разнесли, вот он на вынужденную и пошёл. Удачно, надо сказать: машина не загорелась и села относительно мягко, - сказал Тотен. - Ну-ка, подсади меня.
  Закинув автомат за спину, Алик с помощью Дымова вскарабкался на крыло, вывозившись при этом в саже. Первое, что он увидел, была голова пилота, склонившаяся на приборную панель.
  - Тотен, а как ты думаешь, давно они тут приземлились? - перейдя на "ты", спросил снизу бывший милиционер.
  - Судя по тому, что следов на берегу не видно и трава поднялась - с неделю, не меньше, - с умным видом ответил Алик, а сам попенял себе за менторский тон: "Тоже мне, Чингачгук-по-траве-читающий выискался!".
  - Ого, а ШКАС-то на месте! - воскликнул он, заметив торчащий из фонаря воздушного стрелка ствол.
  - Что не сняли? - не понял или не расслышал Дымов.
  - Пулемёт авиационный. Знаешь, какой у него темп стрельбы?
  - Нет, откуда?
  - Тысячу восемьсот выстрелов в минуту! Почти в четыре раза больше, чем у "максима"! - щегольнул Тотен своими познаниями.
  - Ого! Вот это машина! - изумился Дымов. - А снять его можно?
  - Можно, но у нас сейчас инструментов нет. Знаешь что? Мы сейчас одну вещь проверим, а потом наших с грузовиком вызовем. Тут много чем поживиться можно. Одного бензина несколько сотен литров! И какого! Авиационного.
  После чего Алик пролез по фюзеляжу к кабине штурмана-бомбардира. Носовой обтекатель был смят ударом об землю, а верхний люк был открыт. "Похоже, что штурман выпрыгнул." - подумал Алик. Заглянув внутрь, он увидел, что кабина до половины заполнена водой, да так, что разобрать, что там с носовой турелью, было невозможно. "Интересно, а бомбы они сбросить успели? Ладно! Пулемёты и бензин стоят того, чтобы вызвать ребят с грузовиком."
  
  ...........
  
  Мы ещё немного поболтали с Трошиным, когда из палатки донёсся голос Алика, сильно искажённый динамиком рации:
  - Тотен вызывает базу. Тотен вызывает базу.
  Метнувшись в палатку, я схватил гарнитуру:
  - Арт в канале. Слушаю тебя, Тотен.
  - Арт, у нас интересная находка. Бомбардировщик, средний. Похоже, конфеты на месте, есть даже огненная вода, ну и пилы с воздушным приводом на месте.
  - Здорово. Давай наводку.
  - Девяносто два - ноль восемь, юго-восток. У лужи. Мы на стрёме. Встретим.
  - Понял тебя! - я торопливо записал координаты. - Что-нибудь ещё?
  - Прилетайте на "молнии" - конфет много, и инструмент захватите.
  - Овер.
  - Роджер. Овер.
  Сменив частоту, я связался с командиром и вкратце обрисовал ему ситуацию. Получив добро на вывоз всего ценного с самолёта, я кликнул бойцов и, оставив в лагере троих часовых, мы принялись освобождать грузовик от всего лишнего. Закидав в кузов все канистры, что у нас были, мы впятером выехали на встречу с Аликом. Хорошо, что Казачина оказался в этот момент на базе - ковыряться самостоятельно с такими вещами, как настоящие авиабомбы мне не очень хотелось.
  Казалось бы, семь километров - невеликое расстояние, но на дорогу мы потратили около часа. Пришлось объезжать несколько деревень и пробираться по лесам, да и в чистом поле не особенно разгонишься. Так что с Аликом мы встретились только около четырёх часов вечера. Примерно с километра он начал наводить нас по рации, так что на место мы вышли достаточно точно.
  Увидев самолёт, я понял, что передо мной СБ. Слишком много я в своё время прочитал книг по истории войны, чтобы перепутать. Но вот назвать модификацию или вспомнить какие-нибудь тонкости я не смог - не специалист и не фанат. Помнил я только, что взлётный вес у этого бомбардировщика где-то в районе восьми тонн и скорость была порядка четырёхсот километров в час, отчего и считался он в конце тридцатых машиной скоростной. "Странно, в мемуарах жаловались, что СБ легко загорались, а этот - вон, даже с горящим мотором сел и ничего. Хотя, возможно помогло то, что упал он на заболоченную пойму реки". Консоли обоих крыльев были обломаны. Попросив бойцов подсадить меня, я забрался на центроплан, где и обнаружил лючки бензобака. Немного повозившись, мне удалось открыть крышку, и в нос ударил резкий запах бензина. Я просунул в бак заборный шланг ручного насоса, правда пришлось заранее надеть удлинитель, поскольку имевшийся у нас немецкий насос был предназначен для бочек. Несколько движений рукоятью, и из выходного шланга в подставленную канистру потёк бензин. "Повезло, что при ударе бак не пробило! А то бы сгорел самолёт нафиг" - подумал я. Остановившись, я начал отдавать команды.
  - Сомов, залезай сюда! Качай. Вы трое, отнесёте канистры, как заполнятся, к грузовику и мотоциклу и перелейте топливо в баки. Трошин!
  - Да?
  - Ты с пулемётом заляг на берегу, через час тебя сменим. Тотен, ты - в карауле за старшего! Ваня, - позвал я Казачину, - бери инструмент и залезай сюда - будем турели с боезапасом снимать. Заодно прикинем, как в бомботсек залезть.
  После получения приказаний народ зашевелился, и работа пошла значительно веселее. Пятнадцать минут возни с гаечными ключами - и вот мы уже спускаем на верёвках верхнюю турель вместе с пулемётом. Конечно, можно было снять только пулемёт, благо он на шкворне крепится, но ведь турель можно на грузовик поставить или на "ублюдка"! Позвав наверх Дымова, и поручив ему выгружать ленты, мы с Ваней лезем к штурманской кабине. Мда, здесь придётся повозиться!
  Иван залезает внутрь, и, скрючившись, пытается отворачивать болты, которыми носовая турель крепится к самолёту.
  - Вань, пулемёты вначале сними.
  Он возится под водой и, в конце концов, вытаскивает один пулемёт. Глядя на погнутый ствол, я морщусь. Нехило его носом приложило, хорошо, что штурман выпрыгнул...
  Пока он возится внизу, я позвал пару бойцов, чтобы они помогли мне вытащить тела пилота и стрелка. Пока Казачина возился в кабине, мы отнесли погибших на берег, и, выкопав неглубокую могилу, похоронили. В песчаную почву под двумя соснами воткнули кусок дюраля с красной звездой, вырубленный топором из обшивки. Внутри звезды ножом я нацарапал фамилии и звания лётчиков.
   Потом мне пришлось лезть в штурманскую кабину, сменять Казачину.. Тесно, мокро и грязно. Я машинально постучал гаечным ключом по остеклению... "Чёрт, это же оргстекло!"
  - Ваня, скажи, чтобы топор принесли, будем фонарь рубить.
  - Зачем?
  - Он из оргстекла. Нам пригодится, да и кабину обдирать так проще будет.
  Так, совместными усилиями через час мы сняли с самолёта все четыре ШКАСа с турелями, два из них, правда, годны были только на запчасти, примерно тысячу патронов, и слили около ста пятидесяти литров бензина. В кузов "опеля" также отправились несколько листов дюраля и мешок, набитый оргстеклом. Его я предложил взять, вспомнив о популярности этого материала у советских туристов, как средства розжига костров в сырую погоду, да и для оборудования землянок к зиме тоже пригодится. В крайнем случае, на рукоятки ножей пустим. Но к главному - бомбам, мы так и не подобрались. Нет, кнопку сброса и рычаг открытия бомболюка я нашёл, но самолёт лежал на брюхе и створки люка открыться не могли.
  - Слушай, Арт, а может, мы его грузовиком на берег вытащим? - предложил Зельц.
  - Вытащим, и что дальше? Он же всё равно на брюхе лежать будет. Хотя...
  Подобрав с земли топор, я подошёл к самолёту. Взмах - и топор пробивает тонкую дюралевую обшивку на боку самолёта. Ещё один удар - и я, отгибая кусок дюраля, заглядываю в бомбоотсек. Вот они! Шесть крупных бомб, вертикально стоящих в передней части отсека. Если мне память не изменяет, то это - "сотки", то есть фугасные авиабомбы весом в центнер. Более крупные калибры на СБ подвешивали горизонтально, или на внешних замках. В каждом "поросёночке" - не меньше, чем по сорок килограммов взрывчатки, а то и по пятьдесят. Ура, товарищи!
  Ко мне подошёл Трошин, минут пятнадцать как сменившийся с поста:
  - Ну что, есть?
  - Ага. Только вот как их достать?
  - А что тут думать-то? Бревном подпираем крыло вот здесь, где оно в фюзеляж переходит. Заваливаем весь самолёт на правую сторону, выламываем створки люка и по одной достаём бомбы.
  - Тут же заболоченная почва, бревно сразу в неё уйдёт.
  - А мы брёвна подложим, и настил какой-нибудь сообразим.
  - Умный ты Слава, аж жуть! Но, к сожалению, в армии инициатива наказуема, так что давай, командуй. А мы, обезьянки, посмотрим.
  - А обезьяны тут при чём? - не понял Трошин.
  - Это присловье такое. Короче - выполняйте вашу задумку боец Трошин, а партия вас не забудет!
  Вячеслав хмыкнул и отправился отдавать приказания. Я же вылез на берег и, устроившись под сосной, решил немного передохнуть.
  "Так, проблему с взрывчаткой, мы, считай, решили... Пулемётов у нас - даже больше, чем надо. Ещё пару дней на изготовление всяких взрывных девайсов - и можно в путь отправляться", - размышлял я, наблюдая за суетой возле самолёта.
  "Интересно, а штурман с этого СБ до наших дошёл? Большое спасибо им за такой ценный подгон!"
  Бойцы постелили на топкую землю гать, сделанную из нескольких брёвен и положили сверху несколько кусков дюраля, с помощью лома и какой-то матери оторванные от фюзеляжа, и, уперев в импровизированную подставку бревно, заводили его под крыло бомбера. Готово! Сомов, взяв, кувалду, начал аккуратно подбивать бревно. Ррраз! Рраз! Самолет ощутимо накренился на правую сторону, а из воды показалась створка бомболюка. "Вот чёрт! Забыл совсем..."
  - Бухгалтер! Погодите! - крикнул я вниз.
  - Да. Что случилось?
  - Не торопитесь. Надо люк открыть из кабины штурмана, тогда легче его выломать будет. Там рукоять есть. Зельц?!
  - Здесь я!
  - Полезай в кабину, там штурвальчик такой есть, над ним "Люк" написано. Крути его против часовой стрелки. Понял?
  - Да. Уже лезу!
  С трудом вскарабкавшись по перекошенному крылу с обратной стороны, Дымов скрылся в раскуроченной кабине штурмана. Спустя некоторое время створка бомболюка вздрогнула и начала открываться, но потом, видимо, упёрлась в грунт и остановилась.
  - Мужики, давай ещё! - скомандовал я Сомову и Трошину. - Алик, иди на ту сторону - скажешь, когда крыло с той стороны упрётся, - это, уже Тотену.
  Ещё пара минут, и бомболюк открылся! Правда, выход его был отклонён от вертикальной плоскости градусов на тридцать, ну да ничего - будет проще бомбы контролировать.
  Подхватив заготовленные бойцами слеги, я спустился к самолёту.
  - Так, Сомов, ты контролируй это бревно - не дай Бог, поедет или сломается! А ты, Слава, пойдём со мной - слегами брёвна подопрём.
  Однако у Трошина была другая идея: он предложил сделать что-то вроде крана, с помощью которого и предполагалось опускать бомбы на землю. Три слеги, установленные пирамидой, пара скоб, кусок стального троса и моток динамической верёвки из наших запасов - и "кран" готов.
  - Ну что, майор, - назвал я Бухгалтера старым званием, - уверен?
  - Уверен! Мы так стволы на гаубицах меняли, а они потяжелее, чем эти чушки будут.
  - Понятно... Но створку всё равно отломать надо - мешать будет.
  Ломать створку мы, правда, не стали, а аккуратно отвернули крепления (метизы в нашем деле пригодятся!), после чего вплотную приступили к выгрузке боезапаса.
  Вначале Казачина вывернул хвостовой взрыватель из крайней бомбы, и мы с Бухгалтером обвязали её верёвкой. Затем прицепили "авоську" карабином к петле на стальном тросе и, расцепив замок, начали осторожно опускать стокилограммового "поросёнка" на створку люка, лежащую на земле. Ваня начал выкручивать головной взрыватель. Оп-па! Расцепив карабин, и дождавшись, когда Казачина закончит, три бойца впряглись в бомбу и с лёгкими матерками потащили её на берег.
  - Антон, а мы сейчас будем выплавлять взрывчатку? - поинтересовался Трошин.
  - Нет, на базу отвезём, а завтра определим, в какой бомбе какая, и тогда уж приступим. - В принципе, в начале войны ещё не началась вся эта чехарда со взрывчаткой, характерная для более позднего периода, но рисковать понапрасну мне не хотелось.
  - Понятно...
  За час, вымотавшись до полного изумления, мы вытащили на берег все шесть бомб.
  Кроме вооружения и бензина нашей добычей стали несколько приборов, вроде датчиков температуры масла двигателей и самолётных часов. Рацию снимать не стали, поскольку при взгляде на её покорёженную переднюю панель было сразу ясно, что лампы посадку не пережили.
  Некоторые проблемы возникли при перетаскивании бомб к грузовику. Подъехать ближе чем на сто пятьдесят метров к самолёту не получилось из-за довольно густо росших по опушке деревьев и рельефа, поэтому первую бомбу бойцы несли на слегах, продев одну палку в бугель, а вторую просунув сквозь перья стабилизатора. Ну и уломались же они! Пришлось нам немного напрячь серое вещество, после чего из пары выломанных стрингеров и листа дюраля были сделаны "санки", на которых и таскали остальные бомбы. Была идея даже буксировать эту волокушу за мотоциклом, но, после недолгих раздумий, решили не рисковать. Пока бойцы волокли последнюю бомбу, мы с Казачиной и Тотеном сидели на берегу, прикрывая отход. Внезапно Ваня стукнул себя по лбу:
  - Тоха, я дурак. Там же лампочки должны быть!
  - Ты чего? Какие такие лампочки? Перетрудился чтоль?
  - Приборы чем-то подсвечиваться должны. А из лампочек маленьких, знаешь, какие электровоспламенители получатся?! Пару минут подождите, я пулей сбегаю!
  Отказывать заражённому энтузиазмом Ивану я не стал, только выразительно посмотрел на часы:
  - Даю пятнадцать минут. Я тут посторожу, - и, повернувшись к Тотену, сказал, - Алик, ты к машинам иди - подождёте нас на опушке. Если что - рация у меня включена. Давай!
  Проводив взглядом спину Алика, я прилёг под куст, и, накинув на себя развёрнутый шарф-сетку, достал из кармана командирское удостоверение погибшего пилота и открыл его.
  "Семёнов Сергей Апполинарьевич, капитан, 121- сбап" - прочитал я ещё раз.
   "Спасибо тебе, капитан, что дотянул до этого болота, что самолёт твой не взорвался и не разломился, раскидав бомбы по болотине. Мы за тебя отомстим, ты не сомневайся!" - думал я, разглядывая фотографию молодого, лет двадцати пяти, военлёта, чей боевой путь закончился всего на второй неделе войны. Тут моё внимание привлекли странные звуки, доносившиеся откуда-то из-за моей спины. Я прислушался. Из кустов, что росли в низинке метрах в пятидесяти по левую руку от меня, доносилось какое-то бормотание... "...бу-бу-бу... бу-бу-бу... ар... бу-бу-бу ... ой"
  
  "Из рапорта ст. лейтенанта Савостьянова Н.И. штурмана 121 скоростного бомбардировочного полка.
  27-го июня мы вылетели всем полком на задание с аэродрома Старый Быхов. Боевой задачей была бомбардировка мотомеханизированных соединений противника в районе Дзержинска.
  Вылетом руководил командир 121-го сбап полковник Дояр Сергей Александрович. К цели следовали в эшелоне 2000 метров в колонне звеньев. На подходе к Минску наш полк был перехвачен большой группой немецких истребителей. Командир полка приказал прорываться к цели, не обращая внимания на атаки противника. В районе г. Заславля, наш самолёт (борт?ХХХ) был обстрелян немецким истребителем, причём в первом же заходе был убит бортстрелок старший сержант Воропаев Семён. При повторной атаке был ранен командир экипажа капитан Семёнов, и противнику удалось поджечь правый двигатель нашего СБ. Капитан Семёнов приказал мне прыгать с парашютом. Я приземлился в районе железнодорожной ветки Радошковичи-Заславль и был подобран красноармейцами 64-й стрелковой дивизии. Вместе с ними я и выходил из окружения. Я полагаю, что самолёт упал несколькими километрами западнее г. Заславль. О дальнейшей судьбе капитана Семёнова Сергея Апполинарьевича и старшего сержанта Воропаева Семёна сведений я не имею.
  24.07.1941"
  
Оценка: 8.57*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Кретов "Легенда"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"