Рыбаков Артём Олегович: другие произведения.

Три Кольца -2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ещё пара глав.


   "Уф, первый раз за много лет под "слезогонку" попал! Я уже и забыл, что ими кто-то пользуется... так, с нами ехало всего семеро, судя по крикам - как минимум одного зацепило, "Дуб" за мной по кустам лазать не будет... Остаётся пятеро. Интересно, решаться они за Занозой по кустам впятером гоняться?"
   На насыпи бывшей федеральной трассы М10 кто-то стонал, кто-то глухо матерился, но, судя по звукам, никто пока в погоню за мной не пустился. Я принялся на ощупь исследовать своё временное пристанище: "Угу, покрышки спущены, но есть - это значит, машина здесь относительно недавно стоит. Днище в засохшей грязи... Судя по форме корпуса дифференциала, надо мною - "УАЗ", "буханка", как его до сих пор называют".
   Я приподнимаюсь, и с помощью ремня и пары карабинов подвешиваю себя под машиной так, чтобы моё тело не касалось земли. Ноги я разместил на элементах подвески. Безусловно, если кто-нибудь заглянет под машину, все эти ухищрения будут как мёртвому припарки, но от взгляда брошенного мельком - такие вещи помогают. И остаётся надеяться, что у противников моих решимости на проверку всех машин не хватит - их в этом месте вдоль шоссе сотни три стоит, если не больше. Мне это хорошо известно, так как я лично знаком с местным "Рыжим". Так в наших краях всех, имеющих отношение к выработке электричества называют. А вот почему, я даже и понятия не имею.
   Так вот, наш "Рыжий", в миру более известный как Сергей Зайченко, к вопросу подошёл более чем творчески, сняв с бесхозных машин, брошенных у разрушенного моста через Тверцу, ровным счётом триста семьдесят два генератора и разместив их на своих "мельницах". А их у него на настоящий день восемнадцать - двенадцать водяных и шесть ветряных. Вот такой вот энергетический магнат местного масштаба! А подробности я знаю, поскольку он меня нанимал, когда провода между "мельницами" тянул. Для охраны, ну и как знатока местности. А на идею у него монополии нет, так что автомобильные генераторы теперь товар ходовой и редкий - далеко не все готовы за ними в Город мотаться, почему я иногда и прихватываю парочку, когда силы и время есть.
   У Яна в усадьбе как минимум полтора десятка моих крутится.
   Хотя, похоже, мне сейчас совсем не о генераторах надо думать, а о том, с чего это мои "наниматели" себя так хамски повели? Вроде никаких поводов к этому я пока не давал? Значит... Значит они это заранее придумали! И? И получается, что охота идёт на меня!
   На насыпи взревел мотор "Тигра". "Неужто уезжают? Посмотрели, оценили что хрен тут меня найдёшь и отправились восвояси? Вряд ли... В такие игры с персонажами вроде меня до конца обычно играют. Значит что? Значит, что одна машина - "Тигр", сейчас за подмогой поедет, а вторая с экипажем меня сторожить будет, тем более что мотор "кукурузера" я не слышу. Плохо то, что глаза пока всё ещё слезятся и оружия у меня кот наплакал. Ну да где наша не пропадала? - спросил я сам себя, и ответил традиционно. - Да везде пропадала!"
   Минут десять я приходил в себя, пока, наконец, глаза не стали нормально видеть. "Хорошо, что рюкзак получилось уволочь, оружие - фигня, его я всегда достану, а вот электронику - это вряд ли! - размышлял я, покачиваясь на подвесе. - Сейчас водички попью и отправлюсь себе восвояси..." Вдалеке послышался гул мотора, точнее - моторов. Двух или трёх. "Что за чёрт?!" Торопливо я отстегнул карабин и, опустившись на землю, выглянул из-под "уазика". Никого. Так, "стечкин" из кобуры, глушитель привинтить, рюкзак - за спину. Теперь можно и посмотреть, кого это там кривая да нелёгкая принесла?
   К моей удаче выскочил я на правую от трассы сторону, если смотреть в сторону Города, до Тьмы ещё дорога в этом месте проходила через аккуратную такую рощу, ныне разросшуюся и подступившую почти вплотную к насыпи. Но это мне сейчас без разницы - я уже наметил себе солидное дерево, чья вершина виднелась метрах в семидесяти вглубь леса. И дорогу оттуда видно как на ладони, и обойти меня будет гораздо сложнее. Дерево оказалось вязом, и я довольно легко вскарабкался на него. Разглядеть меня, одетого в горчичного цвета "горку" с дороги было весьма сложно, а вот я, достав маленький "театральный" бинокль, сделанный много лет назад немецкими умельцами из фирмы "Шмидт унд Бендер", видел всё.
   "Тигр" поддельного "Дуба", как выяснилось, не уехал домой, и за подмогой тоже не поехал, а проскочил метров на пятьсот вперёд и встал в том месте, где шоссе пересекало небольшую речку Межурку. Это они правильно сделали, теперь мне, по идее, чтобы двинуться в сторону Тверцы и Города надо или мимо них проскочить, или крюк нехилый делать. И хреново то, что долина Межурки в этом месте хорошо просматривается, а хорошая оптика и АГС - это не самое приятное для меня сочетание. Даст очередь по засечке - и поминай, как одного настырного Следопыта звали!
   А вот то, что я увидел в противоположной стороне, меня огорчило ещё больше. Пара грузовиков и три больших "козла" стояли на дорожной насыпи метрах в четырёхстах от моего укрытия. И вереница людей уже потянулась в чащу!
   Похоже, что всё это время эти машины ехали вслед за нами, и при первой опасности "Дуб" вызвал по радио подмогу. Насколько я смог разглядеть, народ очень неплохо экипирован и одет: у многих приличные "разгрузки", стволы армейские, и у многих на ногах "берцы"! Я насчитал как минимум полтора десятка пар на тридцать семь человек. Богато живут, сволочи!
   Пришельцы сноровисто растянулись в редкую цепь и двинулись вдоль трассы.
   "Если прикинуть количество народу и интервалы, то захватят они полосу метров в двести, а то и триста... - прикинул я. - Ничего страшного, но если у них есть парочка толковых и глазастых ребят, то мой поперечный след они найти могут...". От размышлений меня отвлёк один из грузовиков, судя по характерной кабине - мерседесовский "Унимог", который тронулся с места и медленно покатил по разбитому шоссе в мою сторону. Турель со спаркой ПК и пара бойцов с биноклями не вызывали сомнений в их намерений. "Жахнут из всех стволов если напуганная дичь в моём лице начнёт метаться по кустам. Н-да... Влип по самые помидоры! И затихариться не получится, и убежать сложновато. Чем же я тебе так насолил, "Дуб"? И где ты сразу столько толковых ребятишек нашёл?" - последнее я подумал уже соскальзывая вниз по стволу.
  
   Глава 3.
  
   Большинство моих ровесников, из тех, кого я знаю, плохо помнят наступление Тьмы. Этим я от них отличаюсь. В силу особенностей памяти лето двенадцатого года отпечаталось во мне как тавро на нежной шкуре телёнка.
   Отец так и не объяснил мне, случайностью было то, что мы тогда поехали "к Виталику в деревню" или батя что-то такое почувствовал? Я лично придерживаюсь последней версии.
   С "дядей" Виталиком, кстати - отцом Яна, отец мой был знаком к моменту моего рождения лет пятнадцать, если не меньше. Как, посмеиваясь, говорил сам Виталий: "Второго августа дорожки в Нескучном такие узкие. Аж жуть!" А отец в ответ на эту реплику всегда широко улыбался.
   Ян, между прочим, унаследовал одну из многочисленных профессий своего отца. А грамотные миномётчики в наши времена в большом дефиците. Через леса, через поля стрелять - это вам не из "калаша" от пуза поливать! И даже не из гранатомёта жахнуть... А уж такие, что кого-то ещё научить могут - и подавно. Когда лет пять назад началась нехилая заваруха в районе Ильменя, звать Янека на службу приехали представители сразу четырёх "полевых команд". Ян не поехал ни к кому, но согласился провести "выездной семинар", как называли подобные мероприятия и батя, и дядя Виталик. Две недели натаскивал миномётчиков всех четырёх "армий". "Чтоб чухонцам и лабусам не так весело было!" - как объяснял потом мой друг причину, по которой он оставил свой спокойный и доходный бизнес и снова окунулся в военно-полевой бардак.
   Так что именно поэтому я сейчас за друга и его семью совершенно спокоен. Ведь если к Яну нагрянут какие-нито "отморозки" численностью до взвода - он отобьётся сам, с соседями вместе. А если их будет больше, то по "звонку" часов за десять ему на выручку человек сто подъедут. И не последних бойцов в наших краях. Отцы наши эту систему почти тридцать лет строили, людей объединяя и собирая. В первые, самые трудные, годы Тьмы я помню, как мы строили на подворье укрытия для беженцев. Как мы с ребятами рубили в лесу лапник для стен, как беседка-"барбекюшница" превратилась в кухню для пришлых... Много чего я помню... И как деревенские мужики, много лет кормившиеся "заказами" Виталия пришли "побрать чё-нито" у "городских". И напоролись на огонь двенадцати стволов. Я тогда первого своего убил. Девяти лет мне тогда не было. Это точно. Выстрелил из "мелкашки"... И точно в глаз угодил.
   Деревенские на нас даже обиды не затаили, поскольку наехали на нас самые что ни наесть отмороженные из местных. Ну и дипломатические таланты бати моего помогли. И получилось в результате так, что нашими стараниями целых четыре деревни полупустые заселились. Потом и за дачи заброшенные принялись. Тут помогли контакты с вояками из ЦБП вертолётов, что в Торжке располагался, установленные. Правда, матерям нашим с Янеком отцов потом два дня молоком отпаивать пришлось. Дипломатия по-русски - очень штука для здоровья вредная!
   Пять лет жуткими были: то морозы под сорок, потом волки расплодились, потом болезни всякие. Мор не мор, но и больниц-то не осталось практически. По Твери амеры тоже жахнули, а в Торжке и при мирной жизни с медициной не очень было. И снабжения никакого... Трудно было.
   Но справились, хоть и народу перемёрло - вспоминать больно! А вот банды всякие никогда не переводились. Первое время "беженцы", что понаглее и звероватее, буйствовали. У тех принцип один был: "Сдохни ты сегодня, а я - завтра!". Наши с такими не церемонились - как сейчас помню, на границах "нашей" территории даже виселицы стояли. И не пустые. На границе были:
   "Вы въехали на территорию Савинской общины русских людей.
   Если ты хороший человек - проходи без страха.
   Если ищешь укрытия и помощи - тоже проходи.
   А если за наживой - посмотри направо!"
   А там - виселица и плакат под нею: "Эта тварь - не человек!".
  
   Году к семнадцатому уже более организованные банды появились. Те уже набеги тщательно планировали. Как татары какие. Прилетят, постреляют, схватят, что ближе лежит, и ноги в руки. С такими войну по всем правилам вели: с засадами, рейдами, и планированием. Как раз тогда Следопыты и появились. И беженцы туда пошли и деревенские. Здесь, в четырёхугольнике Торжок-Кувшиново-Ржев-Старица деревни практически сплошняком идут, и народу хватало, но места не самые урожайные, чего уж говорить... Потому и решили на сходе выделить людей для защиты. Ну и нападения, куда же без этого? Штаб Следопытов тогда в Берново был, "под патронажем великого русского негра", как отец шутил.
   Так что по идее, у меня здесь в округе всё схвачено, и наглость "псевдо-Дуба" мне совершенно не понятна. И, если наша община не может сравниться с той же Югороссией или "вологодскими", но, тем не менее, от Рыбинска до Воронежа я крупнее объединений не знаю. А мы, хоть и демократия военная, но соседей наглых у нас нет, наоборот, если бы мы как могли северянам не помогали, чухна со скандинавами их бы съела ещё 10 лет назад. Отец, правда, говорил, что мы: "химера социальная, но, как и всякое чудище, живучие". Ладно, вельтполитиком голову мучить будем, когда "вторые девяносто" спасём. И не смотря на то, что супостатов оказалось просто неприлично много, и у нас "кулёчек какашек" в запасе есть.
   Я вытащил из кармана и включил рацию:
   - Мелкий дятел вызывает дупло. Или кого-нибудь из первой или второй кладки.
   "Кладками" в нашей системе называли как "поколения" Следопытов, так и уровни ответственности. Отец мой был Папа-Дятел, как и четверо других основателей "ордена". Я же, хоть и относился к первой, самой старой "кладке", до больших чинов не дорос, предпочитая работу свободного охотника. Остальные "первокладочники", из тех, кто в живых остался, занимали должности от начальника штаба Следопытов до командира региональной "стаи". Фраза, начинающаяся со слов про мелкого дятла, означает, что я сейчас на оперативном мероприятии, иначе я бы представился прозвищем.
   - ... Саламандр на связи, - с трудом пробившись сквозь помехи, отозвался незнакомый мне Следопыт. - Есть контакт с Трухлявым, могу транслировать.
   - Понял тебя Саламандр! - Витьку Зимакова, по прозвищу "Трухлявый", командира одной из групп Старицкого "гнезда" я знал хорошо. - Передай ему, что Занозу зажали чужаки там, где "федералка" в реку упирается. У "ТэЭнКа" (это ориентир такой, по странной прихоти, синяя с белым вывеска разрушенной бензозаправки до сих пор торчала над деревьями, хотя от самого здания остались только обломки). Чужаков пять десятков. На грузовиках и с большими дубинками. Косили под людей "Дуба". Как понял меня, Саламандр?
   - У "тээнка", пять-ноль пришлых, с БэДэ, на моторах и заявились от "Дуба"?
   - Всё так, только передай, что это не "Дуб" а ширма. Все - не лохи! Конец связи.
   - Понял. Береги батареи, брат! - попрощался традиционным следопытским пожеланием мой корреспондент, а это значит, что он либо хорошо знает традиции, либо не моложе шестой "кладки". Объясню, пожалуй. Всего у Следопытов на настоящий момент было одиннадцать "кладок". Раз в два года молодняк принимаем. Батареи и источники питания снова начали выпускать лет десять или одиннадцать назад. По крайней мере, тогда стали к нам привозить не самопальные. А старые, "до Тьмы", запасы источников питания иссякли году на шестом, вот и получается вилка из тех, кому пришлось по краям нашим скакать с портативными генераторами за спиной, из старого велосипеда порой сделанными.
   - Заноза, здесь Гедеван! - громко, отчётливо и совершенно неожиданно раздалось в наушнике. - Мы тут втроём в Борках отдыхаем, боюсь, быстро подскочить не получится...
   - И не надо, не справитесь, - Валеру Терёшина, со смешным прозвищем "Гедеван" я знал много лет. Сын преподавателя питерской консерватории, чью семью мы пригрели вскоре после наступления Тьмы, скрипач, поэт и бабник. И при этом - один из лучших наших аналитиков. Да, он мог бы сильно помочь, если бы не кривой расклад. Ребята километрах в десяти-двенадцати на посту у паромной переправы. Скорее всего, встречают кого-нибудь. Но их всего трое. Да и редко Гедеван в последнее время выезжает куда-нибудь, всё-таки его задача - головой думать, а по кустам скакать - это ко мне. Да и постарше меня он лет на пять. Прозвище своё он, кстати, получил, когда немногочисленные тогда молодые, "свежевылупившиеся", Следопыты посмотрели "Кин-Дза-дзу", и кто-то, сейчас уже не помню, кто именно, позвал Валеру, самозабвенно игравшего во дворе на скрипке: "Эй, Гедеван Александрович, кончай пилить - обедать пора."
   - А мы и не рвёмся, дорогой! Ты "могилу неизвестного мародёра" знаешь? - продолжил Валера.
   - Да.
   - В тридцати метрах от неё к юго-востоку - горелый "Тахо". В нем - "точка" и вход в коллектор.
   "Точками" мы называем любые, специально подготовленные места: тайники, закладки, базы.
   - Спасибо, брат! "Точка" пустая?
   - Три недели назад сам туда инструменты клал, - обрадовал меня Гедеван. - Коллектор, там от заправки идёт, так что пересидишь, если у них собак нет.
   - Я не видел, а за наколку спасибо. С меня подарок, Паганини ты наш! Из следующего рейда я тебе рояль притащу - знаю, где стоит!
   - Замётано. Удачи!
   Приятно, когда друзья помогают решать проблемы, но и самому пошевеливаться надо - до цепи преследователей метров двести, а до большого креста сделанного из двух металлических труб и известного как "Могила неизвестного мародёра", мне в полтора раза дальше. И про грузовик с пулемётами на трассе забывать не стоит...
  
   ***
  
   До "Тахи" я дошёл минут за десять, хорошо, что загонщики шли сторожко и не торопились, резонно опасаясь подлян с моей стороны. Машина выглядела так, будто стоит здесь с проклятого двенадцатого года, что, скорее всего не соответствует действительности - я думаю, наши её специально передвинули, закрыв вход в коллектор. Занырнув в приоткрытую заднюю дверь, висящую на одной нижней петле, я пролез в багажник. "Просторно тут у вас, граждане!" - передние сиденья, впрочем как и задние, кто-то давно спёр, так что внутри можно если не в футбол, то в настольный теннис играть. Или бильярд. "Так, где же вход?" - спрашиваю сам себя. Грязное ковровое покрытие больше похоже на утоптанную землю, чем на продукт рук человеческих. Хотя... "Не думаю, что наши здесь что-нибудь чрезмерно хитрое сделали..." - и, достав нож, я воткнул его острие в чуть заметную щель у самой стенки. Подцепив большую квадратную панель, я открыл люк. Снизу повеяло затхлостью. Как из старого, давно заброшенного погреба. А вот и обещанные "инструменты": в нише, образованной днищем автомобиля и поверхностью земли я заметил продолговатый свёрток. Но вначале надо спрятаться!
   Спустившись на несколько ступенек по деревянной лестнице, я закрыл за собой крышку люка и достал из кармана фонарик с генератором. Есть у меня, конечно, и на батарейках, но сейчас не тот случай. Несколько нажатий на рычаг, и в тусклом свете я могу осмотреться получше.
   Ниша достаточно велика для того, чтобы в ней могли достаточно комфортно лечь человека три, не меньше. Вон, в дальнем углу даже скатка ковролина лежит на такой случай. А это что у нас тут поблёскивает? Антенный кабель! Точнее блеснул в луче света разъём, он из нержавейки сделан, а сам кабель и не заметишь. С уверенностью могу сказать, что он на вершину какого-нибудь дерева неподалёку выведен. Всё знакомо - сам немало похожих нычек строил. Для нас, Следопытов, это важно. И непогоду переждать, и подхарчиться, а то и засаду устроить. Без гранат меня, к примеру, отсюда выкурить будет довольно сложно, что сверху, что снизу. А Следопыт может подмогу вызвать. Хоть и шалит связь, и рации редки, но "птенцу", два года "по тропе" походившему и выжившему при этом, рация в торжественной обстановке вручается. У меня их так вообще шесть штук имеется. Да и у остальных стариков вряд ли меньше. А на стационарных "приютах" и сканеры стоят и серьёзные базовые станции есть. Это ведь для посторонних мы - "перекати-поле", бродяги, с мародёрства живущие, а на самом деле мы для нашей общины и армия, и разведка с контрразведкой, и полиция. Кстати, те люди, что в окрестных государствах, так сказать, у кормила стоят, об этом прекрасно знают и к нам с должным уважением относятся. В свете чего кривой заход "псевдо-Дуба" представляется мне более чем интересным. Можно, конечно, списать это на бандитскую отмороженность, но все мало-мальски серьёзные банды в радиусе восьми сотен километров так себя вести бы не стали. Тем более на нашей официальной, так сказать, территории. То есть эти откуда-то издалека приехали. Но этому противоречит их слишком хорошая информированность.
   "Насколько я помню, по последним данным Дуб, настоящий конечно, базу где-то под Калязиным имел. Если точнее - то между Кашиным и Калязиным. А это - почти полторы сотни километров от нас, - я достал из кармана карту-"пятивёрстку. - То есть его можно считать близким соседом, на подобную глупость никогда бы не решившимся. Остается, пожалуй, одно - кто-то из далёкого далека прихлопнул Дуба, предварительно хорошо его порасспросив, причём "прихлопнул" не обязательно физически. Вполне может быть, что Михаил Поддубный сидит сейчас в собственном погребе на короткой цепи и иногда консультирует своих пленителей. А пришлые, используют знакомое многим имя, как прикрытие для непонятных мне пока дел. Но дела явно нешуточные, иначе меня дядя Виталий так бы не накачивал. Хотя я его понимаю, по слухам за последние три месяца, то есть с мая, пропало или было убито восемь Следопытов, с Дубом дело имевших. Следовательно, что? Можно предположить, что кто-то "зачищает" тех из наших, кто его в лицо знает. Никому, и главе нашему это в голову, кстати, не пришло. Хотя откуда мне знать, что там у Виталия Алексеевича в голове! Вполне возможно, что и пришло, только он мне не сказал..."
   Размышления эти совершенно мне не мешали совершать привычные действия по расконсервации "закладок". Достав из брезентового чехла старый добрый АКМС, я быстро разобрал его и принялся удалять консервационную смазку ветошью, специально для того положенной в чехол. Люди Гедевана явно делали эту нычку на всякий случай, и не предполагали, что ей кто-то воспользуется так скоро, а потому ружейного сала не пожалели. Ну да нам не привыкать, заодно и помедитируем. Вообще оружие меня успокаивает. Нет, не тем, что дает ощущение защищённости, как многие говорят. Меня завораживает то, как все эти хитровыделанные металлические закорюки, взаимодействуя друг с другом, живут своей жизнью. Меня потрясает, сколько труда, фантазии и усилий потратили люди на создание такого, казалось бы, немудреного устройства как АК!
   В "холодняке" свой кайф, особенный. Там то, что я называю "магией холодного железа". Хороший клинок похож на солнечный луч, пробившийся в тёмную комнату. Смотреть на него я могу бесконечно, особенно если он сделан с душой и хорошим мастером. А заточка?! Бывалоче достанешь камушки, а у меня их много - насобирал, знаете ли, за долгие годы скитаний. Разложишь их на столе, а какие и в воде замочишь на полчасика. Потом берёшь нечто, остротой больше на зубило похожее, и начинаешь точить. На грубом обдерёшь, потом средний, потом всё тоньше и тоньше. И так до полной острорежущей нирваны. Главное - не торопиться и не спешить! Я заметил в своё время, что постепенно, дыша в такт движениям, я как бы сливаюсь с клинком, становлюсь с ним одним целым... И работать таким, своими руками заточенным клинком, гораздо приятнее. И тупится он хуже и режет лучше. Отец, посмеиваясь, называл меня оружейным маньяком. Эх, как же бати мне не хватает порой! Его слегка циничной насмешливости, знаний с опытом, осторожной, ненавязчивой заботы. Уф, что-то зарефлексировался я совсем... Но, зато не заметил, как автомат чистить закончил. Патронов в закладке было не так чтобы очень много - сотни две россыпью. И четыре магазина в старых, советских ещё подсумках. Ещё десять минут и я "вооружён и очень опасен"! Очень многие из старшего поколения отмечали, кстати, что я очень часто употребляю фразы и обороты из "раньшего" времени. Один бывший университетский преподаватель из Вятки, Геннадий Алексеевич Ветлугин, даже исследования со мной пытался проводить. А что поделаешь, хоть у нас он и был учителем по всем предметам, а старая профессия психолога нет-нет, да и прорывалась в нём. Жаль только, умер он два года назад. Но сколько ребятишек за свою жизнь выучил. И ещё пулемётчиком хорошим был. Он до Тьмы поисковыми группами руководил, которые павших солдат Великой войны по лесам и болотам искали, так что в смертоносном железе толк понимал. Он к нам случайно, честно говоря, попал. Ехал с женой из отпуска, который в Питере проводил, а тут и атака началась. Поезд их на перегоне между Вышним Волочком и Лихославлем встал. Так они и добрели до Торжка, а там и до нас. Потом уже, в двадцатом году Геннадий Алексеевич до родной Вятки добрался и даже знакомых и студентов своих нашёл. К нам в общину четыре семьи привёз. Подвиг по тем временам героический - тысячу километров туда и столько же обратно по растерзанной, охваченной хаосом стране. Хотя Следопыты ему тогда помогли, экспедицию организовали. Отец рассказал, что очень им тогда надо было контакты на северо-востоке наладить.
   Именно тогда наши вожди с ярославскими и вологодскими начальниками договорились. Они нам всякие промтовары везти начали, а мы им добычу. В Город тогда мало кто ходил. Полоса, по которой основной удар пришелся, перечеркнула страну от Смоленска до Нижнего. А в землях, что южнее Москвы лежат, такая катавасия первые года три после наступления Тьмы была, что только держись! Люди в тёплые края подались, и некоторые по дороге облик человеческий потеряли, непотребства всяческие творили. Хуже зверей диких. А многие тогда рассудком повредились, одномоментно потеряв всех родных и близких, работу, смысл жизни. Мать мне рассказывала, что в пятнадцатом или шестнадцатом, она точно не помнила, году забрёл в нашу деревню мужик какой-то. Седой весь, одет в лохмотья невообразимые, голова трясётся, руки дрожат. Меня на улице увидал, мы с ребятами как раз играли после занятий. Бросился ко мне, приговаривая: "Максимка, Максимка! Сыночек нашёлся! Сыночек!" В охапку схватил и в лес убежать попытался. Мама, когда про это рассказывала, плакала. Мужики наши его, конечно, поймали, меня отобрали. А мужика на дальнем хуторе поселили, от соблазна в виде меня подальше. И такие страдальцы ведь сотнями в те годы по стране мыкались. Этот-то потом в чувство пришёл. В заботливых руках Геннадия Алексеевича. Тот четыре года горемыку этого выхаживал, "дранку гвоздями к крыше приколачивал". Это наш мозгоправ сам так говорил. И жил теперь бывший московский банкир, так не вовремя в своё время порыбачить на Валдай уехавший, простым крестьянином.
  
   ******
  
   "Ну, вот, теперь можно и повоевать!" - я вставил в "калаш" снаряжённый магазин и передёрнул затвор. Хотя в начале лучше, конечно, определиться на местности. Во времена былые, подобное убежище наверняка оборудовали бы перископами, а то и камерами наблюдения, но где их взять теперь? Так что наружу я смотрел сейчас через щели, аккуратно прорезанные в стенкаж убежища. Фонарик,я, само собой разумеется, выключил.
   Ни с правой, ни с левой стороны от машины никого не было, а вот в щель в заднем бампере я разглядел силуэт в непривычном "камке". Человек присел на одно колено у исковерканного и изоржавленного остова вазовской "девятки" метрах в пятнадцати от моего укрытия. Молодой мужчина лет двадцати пяти - двадцати семи, с правильными чертами европейского лица, блондин, рост из-за позы определить сложно, но по первым прикидкам - не ниже ста семидесяти пяти сантиметров. Камуфляж я такой видел, но не мог вспомнить где и когда. Блёклые зелёные и коричневые пятна на куртке нерусского кроя. Разгрузка непривычного образца, "калашников" в руках, из подсумка за левым плечом торчит антенна рации-малогабаритки. Человек склонил голову немного набок, очевидно слушая распоряжения, которые ему сейчас давали по этой самой рации. Очень характерный, кстати, жест. Мало кто не изгибается в ту сторону, где у него наушник. Похоже, всё не так уж для меня и радужно. Наш разговор с Гедеваном вполне могли перехватить, что плохо. А вот расшифровть... У нас для связи между своими рации со скремблером, так что это вряд ли, но вот запеленговать и понять, что что-то тут не чисто, они могли.
   Тут незнакомец повернулся и я увидел, что то, что я принял поначалу за "калаш" на самом деле не он, а "Галил"! Всё сразу стало на свои места и я вспомнил где видел такой камуфляж. Шмотки армии бывшей независимой Эстонии носили наёмники-кайтселитчики, что вот уже много лет прут и прут на Новгородчину и доставляют много проблем вологодским дружинникам.
   "Интересное кино! Это по какому такому поводу чухна так далеко на юг забралась?" - жители Скандинаво-Балтийской конфедерации, в разговоре называющие себя "гражданами Великой Балтии" и наследниками викингов, действительно были в наших краях гостями редкими. И, положа руку на сердце, не сильно желанными. Во время БП Швеция и Финляндия практически не пострадали, как и прибалты. И две первые страны, поводив жалом и прикинув расклады, резонно рассудили, что на выжженных атомным огнём полях Центральной Европы делать нечего, начали нешуточную экспансию на юго-восток. Где и с немалому удивлению столкнулись с упорным сопротивлением "эттих тикких русских". Новгородцы с псковичами жестко воспротивились "интеграции в европейское сообщество", использовав при этом все доступные средства, включая запасы бывшего ЛенВо. Костяком армии Новгородской республики стали ребята из Псковской десантной дивизии. А уж они-то с какого конца за автомат браться знали неплохо. Благо, как рассказывал один из офицеров, все годы до БП дивизия с Кавказа не вылезала, и даже с грузинами повоевать успела. Про них даже кино сняли, "Грозовые ворота" называется. (Хотя вы можете и не знать, не все ведь такие киноманы, как мой названый брат.) И пришлось "кордым и несависиммым" убраться восвояси, да ещё и территорию свою потеряли. Граница, она же линия фронта, теперь проходит через Кунду - Тарту - Валгу. Знаю я эти подробности потому, что сам с караванами туда хаживал, и с местной "контрой" отношения устанавливал, а там дядьки матерые, что ещё в Особом отделе при старом мире служить начали. Министр Общественного контроля до БП уже майором был. Помню, он всё от нашего социального устройства сильно обалдевал, но после встречи на высшем уровне в Боровичах, новгородцы успокоились, посчитав, что "в каждой избушке свои погремушки", а союзники мы вполне вменяемые.
   А скандобалты, или по нашему "шкандыбалы", перенацелились на север. Даже идею пропагандистскую попробовали пихнуть: "Братство финно-угров". Но коми, пермяки и мордва на эти приколы не повелись, предпочтя образовать свое государство, очень плотно сотрудничающее и с новгородцами и с вологодцами.
   Вспоминая все эти расклады, я не забыл и о делах текущих - вставил разъём местной антенны в гнездо своей рации и запустил сканирование. Я не такой уж и спец в радиоделе, но тут задача банальна, техника почти всё делает за тебя.
   "Так, вот переговоры двух наших патрулей, что отреагировали на моё сообщение..." - я немедленно нажал тангенту:
   - Заноза, Бурому и Трансильванцу! Как слышите? Приём!
   - Бурый тут, - немедленно откликнулся командир одного.
   - Трансильванец приветствует тебя, - вторил ему другой.
   - Ребята, без подмоги не суйтесь, у пришлых "крупняки", ПТУРС и народу до хрена! Если сможете, возьмите "языка". Или шумните, я сам попробую взять. Как поняли?
   - Поняли тебя хорошо, Заноза, но нам ещё полчаса до твоего района, - ответил Витя по прозвищу Трансильванец.
   - А мне не меньше часа, я в болоте сейчас
   - Ну, я вас предупредил... Как в район выйдите - маякните. Отбой.
   - Понял тебя. Отбой.
   - Инфо принял. Отбой.
   Не то, чтобы от сердца отлегло, но предупредив сразу две группы, можно быть уверенным, что информация о странных пришельцах самое позднее через час будет в совете Следопытов. Знаю, что некоторые неразумные соседи его иначе чем "ЭсЭс" и не называют.
   "Ой, а что это наш "кортый воин" задёргался?" - я обратил внимание, что наёмник, сидевший до этого момента спокойно, и где-то даже расслаблено, снова склонил голову набок и начал вертеться из стороны в сторону. Вертеться, это, правда, громко сказано. Он начал просто медленно поворачиваться из стороны в сторону, "сканируя" окрестные кусты и остовы машин, довольно густо разбросанные в лесу.
   "- Похоже, что у "Дуба" тоже сканер имеется. Хотя, что в этом удивительного? Скандинавия от бомбардировок практически не пострадала, а "Эрикссон" и "Нокия" далеко не все свои заводы в Китай перевели. Так что если он на шкандыбал работает, те с лёгкостью могли подкинуть "вкусненького."
   "Язык" теперь был мне нужен позарез, одно дело, когда у меня мелкие разборки с черезмерно ретивым или жадным нанимателем, и совершенно другое - когда появляется иноземный след. Тут уж вывернись, и не смотря на высокое к тебе доверие, предоставь факты, а не домыслы. Собственно для этого меня "Дубу" и "посватали". И теперь неподалёку от меня сидит человек, который может внести некоторую ясность. Конечно, самого "Дуба" распросить было бы приятнее, но он вне досягаемости. А тут так удачно складывается. Похоже, основная цепь "загонщиков" ушла вперёд, а отдельные "радиофицированные" бойцы используются в качестве мобильного резерва. Скорее всего, мои противники взяли пеленг, когда я первый раз вышел на связь, и надо сказать - довольно точно.
   "Эстонец" встал, и, согнувшись, двинулся через подлесок по направлению к видневшемуся неподалёку остову грузовика. Теперь надо определиться, рискнуть мне и выбраться наружу с целью захвата, или плюнув на всё спуститься в коллектор и двинуть на соединение со своими. Самое сложное сейчас - незамеченным и, главное, неуслышанным выбраться из "тахи".
   Помучавшись сомнениями секунд десять, я принял решение, осторожно поднял люк и вылез в машину. Так, теперь втянуть за собой автомат. Рацию я заранее, отключил от антенны. Рюкзак же пусть пока полежит в тайнике - целее будет.
   Осторожно выглядываю в оконный проём. Вон он, родимый. Притаился у большого куста бузины, напряжённо вглядываясь в ржавый "камаз". Автомат в сторону - не пригодится он мне в ближайшие пару минут, а вот "стечкин", да с глушителем - вполне. Засунув пистолет за один из ремней разгрузки я осторожно переместился в "голову" просторного салона. От меня до будущего, как я надеялся, "языка" метров двадцать, от него до "камаза" - примерно столько же. "Интересно, он авантюрист?" - я вытащил из одного из подсумков гранату. Больше ничего достаточно удобного и приспособленного для метания под рукой не было. Не пистолет же, в конце концов, метать?
   "Ну, поехали!" - путь отступления у меня был, и я особо ничем не рискую. Граната вылетела из окна и с глухим стуком ударилась о ствол толстого дерева, росшего метрах в пяти от джипа. Естественно со стороны, противоположной той, где затаился "эстонец". Шуршание. "Хм, похвальная реакция! Первым делом откатился в сторону, не дурак, значит. - Теперь я напряжённо вслушивался. - Так, хруст ветки... шорох прошлогодних листьев... а это он железяку какую-то задел. Я всё правильно рассчитал!"
   Услышав подозрительный шум "эстонец" решил использовать "Тахо" как укрытие, и сам подошёл ко мне. Да так близко, что мне показалось, что я слышу, как он от волнения облизывает обветренные губы.
   Вот над краем оконного проёма показался пламегаситель "галила", затем ствол... цевьё... рука в перчатке... Пора!
   Хватаюсь рукой за ствол и резко дергаю винтовку вниз и на себя, одновременно используя её как точку опоры. Словно чёртик из табакерки я появился перед изумлённым оппонентом и тут же ударил его прямым в нос. "Ой, как больно-то!" - из глаз "эстонца" брызнули слёзы, а вскрик погас, так и не родившись. Ещё одним рывком за винтовку подтягиваю его ближе, одновременно прижимая его к двери внедорожника. Ещё удар - вот она, победа! Вы спросите, а почему он не стрелял? Так пальцы у него, скорее всего на правой руке вывихнуты. Рычаг - великая вещь! Когда я дернул ствол его автомата вниз, задняя часть ствольной коробки и приклад пошли вверх, выворачивая ему кисть и пальцы "стреляющей" руки. А тактический ремень не позволил ему отскочить назад, когда я подтянул его поближе. А дальше ему уже не до того было...
   Вот так вот: "Бам! Бам! Бам!" - и он мой. Придерживая тушку, повисшую на ружейном ремне, аккуратно открываю дверь машины и, выскочив наружу, в темпе избавляю "клиента" от всяких неприятных для меня предметов. "Семнадцатый" "Глок" (приятный, однако, подарок!) из кобуры, большой и красивый армейский нож от "Кей Джей Эрикссона", складной мультитул с немаленьким лезвием из небольшого подсумка на груди... Да, серьёзный и небедный "язык" мне попался. Затем я вытащил из подсумка рацию незнакомца и, сунув её в свой нагрудный карман, надел его гарнитуру - вдруг что полезное услышу. Повозившись немного, я опустил оглушённого пленника в тёмный зев люка и разжал руки. Падать там невысоко, а излишне миндальничать я с ним не собирался. Ликвидировав беспорядок на местности и прикрыв дверь джипа, я взял оба автомата и, включив трофейный фонарь, последовал за своим "языком".
   Нельзя сказать, что в коллекторе было уютно, но видывал я места и похуже. Фонарь я пристроил на какую-то загогулину на лестнице и принялся вдумчиво пеленать добычу.
   В кармане у меня всегда лежал тридцатиметровый моток "струны" - тонкого шнура из конского волоса, сердцевиной которого была проволока. Товар недешёвый в изготовлении и в мирной жизни не сильно нужный, но в деревне Пятниха под Лихославлем наладили массовое производство для нужд Следопытов и прочего бродячего люда, и "пятнихинская струна" стала известна в радиусе пары тысяч километров. На сердцевину тамошние пускали жилки из телефонного кабеля, пара вагонов с которым была ими "приватизирована" на железнодорожной станции Лихославля, а конский волос товар расхожий, тем более, что мастера не жмотничали и давали за него местным хорошую цену.
   Вставив между руками и спиной пациента его же собственный "Галил" (без патронов, естественно!) я привычно обвязал его шнуром так, чтобы кисти рук были у него перед грудью. В рот ему вставил кляп из его же кепи. Теперь можно и подождать...
  
  
  
   Глава 4.
  
   Я почувствовал, как "струна", намотанная на мой палец натянулась, и включил фонарь.
   "А, несладко тебе, милей! - шнур натянулся ещё сильнее, как будто я вываживал крупную рыбу. - Вот теперь можно и глаза открыть".
   Мой пленник скорчился, пытаясь проморгаться после того, как луч фонаря резанул его по глазам. Открыть глаза после пары часов темноты и комфортного беспамятства и получить такое - неприятно, что и говорить. Постепенно зрение вернулось к нему, и он исподлобья попытался осмотреться.
   - Спокойнее, Томас, спокойнее! - при звуках моего голоса он замер.
  
   Вы можете спросить, откуда я знаю его имя? Элементарно, Ватсон! (именно через "В", а не зарубежное "Уо", так у нас говорят!) Начальники своего подопечного вызывали по радио? Вызывали. А рация-то у меня! Причём если первые пять раз они звали его по позывному, "Поорис", что по эстонски значит "Вихрь", то потом плюнули на конспирацию и стали звать по имени. Добавляя, впрочем, и весьма нелестные эпитеты вроде "ленивый пёс" и "тупоумный засранец". Я в эстонском не особо силён, но ругаться умею и объясниться в корчме - тоже. Потом, осознав, что их "вихрь" куда-то унесло, терзать радиоэфир прекратили и даже с волны ушли. А минут через пять, покумекав, неожиданно вызвали меня на том канале, по которому я с Гедеваном трещал.
   - Заноза, это Михаил Владимирович. Поддубный. Ответь.
   "Ха, нашли карапуза. - мне даже стало смешно от наивности оппонентов. - Я отвечу, вы пеленг возьмёте и через десять минут вокруг лёжки будут топтаться человек двадцать... Держи карман шире, Владимирович!"
   Погундев в рацию минуты три, "Дуб" перешёл от увещеваний к угрозам. Довольно банальным, надо признать. Обстоятельно, но не изобретательно, он рассказывал, что со мною сделают, когда поймают. Потом перешёл на семью. Потом опять вернулся к увещеваниям... Надеюсь, наши ребята, что за эфиром следят, всё тщательно записали. Жаль сейчас не старое время и нельзя привлечь к ответственности, за "угрозы сотруднику при исполнении". Наконец радиоспектакль без заявок слушателей закончился, и я остался в тишине и темноте. И даже смог вздремнуть минут сорок в "полглаза".
  
   Имеется в виду внедорожник "Тойота Лэндкрузер"
   Жаргонное название автомобиля повышенной проходимости, после Тьмы в местности, известной как МДС ("Меж Двух Столиц"), употребляется гораздо чаще, чем иностранное слово "джип".
   Центр боевого применения.
   "Кин-дза-дза?!" -- культовый двухсерийный художественный фильм, снятый на киностудии "Мосфильм" (вышел на экран 1 декабря 1986) по мотивам неопубликованной повести Резо Габриадзе и Георгия Данелия, которая стала сценарием этого фильма. Фильм был весьма популярным и оказал сильное влияние на современную русскоязычную культуру, для части молодёжи стал культовым. Вымышленные слова из фильма, например, "гравицаппа", "КЦ", "пепелац" или "чатл", вошли в разговорный язык, а многие цитаты из фильма стали широко употребляемыми устойчивыми выражениями.
   Chevrolet Tahoe (и похожий на него GMC Yukon) -- полноразмерный вседорожник американской компании General Motors. Отличается весьма большими размерами: Длина - 4788 мм Ширина - 1958 мм Высота - 1839 мм.
   7,62-мм модернизированный автомат Калашникова (АКМ, Индекс ГРАУ -- 6П1) -- автомат, заменивший в 1959 году на вооружении советской армии АК и являющийся его дальнейшим развитием. Буква "С" в названии означает складной приклад.
   Нейтральная смазка для консервации оружия. 1. Нефтяное ружейное сало или цилиндровое масло - 97,5%, церезин - 2,3%, зеленое (калийное) мыло - 0,2%. При смешивании составных частей смазки их подогревают, опуская дно сосуда в теплую воду и тщательно перемешивают. Готовую смазку подогревают до 25-30 ®С в водяной ванне и наносят на оружие. Если при этом смазка не ложится на металлические части (стекает), то в нее добавляют до желательной густоты пушечное сало или технический бескислотный вазелин и тщательно перемешивают.
   2. Нефтяное ружейное сало или цилиндровое масло - 97,5%, церезин - 2,3, насыщенный раствор едкого натра в метиловом спирте - 1,0%. Приготовление и применение смазки аналогично п. 1.
   Скремблеры -- программные или аппаратные реализации алгоритма, позволяющего шифровать побитно непрерывные потоки информации. Сам скремблер представляет собой набор бит, изменяющихся на каждом шаге по определенному алгоритму. После выполнения каждого очередного шага на его выходе появляется шифрующий бит -- либо 0, либо 1, который накладывается на текущий бит информационного потока операцией XOR. Суть скремблирования заключается в побитном изменении проходящего через систему потока данных. Практически единственной операцией, используемой в скремблерах является XOR -- "побитное исключающее ИЛИ". Параллельно прохождению информационного потока в скремблере по определенному правилу генерируется поток бит -- кодирующий поток. Как прямое, так и обратное шифрование осуществляется наложением по XOR кодирующей последовательности на исходную. Генерация кодирующей последовательности бит производится циклически из небольшого начального объема информации -- ключа по следующему алгоритму. Из текущего набора бит выбираются значения определенных разрядов и складываются по XOR между собой. Все разряды сдвигаются на 1 бит, а только что полученное значение "0" или "1" помещается в освободившийся самый младший разряд то есть используется так называемый регистр сдвига с линейной обратной связью.
   Galil (Гали?ль) -- израильский автомат, разработанный конструктором Исраэлем Галили (Иваном Балашниковым) на основе автомата Калашникова. В 1969 году соответствующие прототипы были продемонстрированы инженерами Узиелем Галем и Израэлем Галили, в результате чего предпочтение было отдано варианту Галили, в основе которого лежала конструкция финского автомата Valmet Rk 62, лицензия на производство которого была куплена Израилем и который сам являлся лицензионным вариантом автомата Калашникова. В 1973 году автомат Галиля поступает на вооружение под обозначением Galil, при этом его производство было налажено компанией Israel Military Industries с использованием купленного в Финляндии оборудования.
   В конце 1980-х годов были разработаны варианты под винтовочный патрон 7,62в51 мм NATO. К концу 1980-х годов было решено прекратить использование Galil в пехотных подразделениях в связи с недостатками автомата, в начале 1990-х эти автоматы на вооружении пехотных подразделений были окончательно заменены американскими автоматами M16 ("первой ласточкой" стали американские поставки М16А1 и CAR-15 во время арабо-израильских войн 1967 года, обходившиеся дешевле, чем производство Galil). Остались в эксплуатации только укороченные варианты, использовавшиеся как персональное оружие самообороны экипажей транспорта и танков, а также артиллеристов, но и они были заменены в 2005 году на соответствующие варианты M16.
   Galil AR / ARM Galil AR / ARM Galil SAR Galil MAR Калибр 7.62x51mm NATO 5.56x45mm NATO Длина (приклад разложен / сложен) 1050 / 810 мм 979 / 742 мм 840 / 614 мм 690 / 445 мм Длина ствола 535 мм 460 мм 332 мм 195 мм Вес без патронов 4 кг (без сошки и рукоятки для переноски) 3.95 кг (4.35 кг ARM) 3.75 кг 2.95 кг Магазины 25 патронов 35 или 50 патронов 35 патронов Темп стрельбы 650 выстрелов в минуту 650 выстрелов в минуту 650 выстрелов в минуту 700 - 750 выстрелов в минуту Эффективная дальность стрельбы 500 - 600 метров 450 метров 300 метров 150-200 метров
   В начале 90-х годов 20-го века большая партия этих винтовок была продана Эстонии.
   Союз обороны, Ка?йтселийт (эст. Kaitseliit) -- добровольческое военизированное формирование в Эстонии. Наряду с Вооружёнными силами Эстонии входит в состав Сил обороны Эстонии. История "Кайтселийта" началась ещё в конце 1917 -- начале 1918 гг. и с этого времени самым тесным образом была связана с историей Эстонского государства.
   В середине 1920-х годов "Кайтселийт" получил законодательное оформление. В 1924 году главнокомандующий эстонской армией генерал Йоханнес Лайдонер утвердил "Устав Кайтселийта", который определил цели и задачи "союза", ввёл организационную структуру "Кайтселийта" -- территория Эстонии делилась на округа, отделения, районы и группы самозащиты, которые должны были подчиняться Начальнику самозащиты и военному министру. Первоначально отряды "Кайтселийта" были вооружены стрелковым оружием, которое как правило хранилось в клубах и штабах этого военного общества, но допускалось и создание резервных складов-тайников на случай военных действий. Со второй половины 1930-х годов на вооружении "Кайтселийта" уже находилось несколько танков и артиллерийских орудий. В члены "Кайтселийт" принимали всех граждан Эстонии, достигших 18-летнего возраста, они должны были проходить военное обучение, участвовать в разнообразных военно-патриотических и спортивных мероприятиях, разыгрывали возможные сценарии участия в боевых действиях, если придётся обороняться от СССР.
   В 1992 году после восстановления независимости и прихода к власти правительства Тийта Вяхи "Кайтселийт" был признан на государственном уровне. В феврале того же года "Кайтселийту" были возвращены ранее принадлежавшие ему стрелковые клубы и тиры (с оружием и боеприпасами). 28 апреля 1992 правительство Эстонии приняло постановление, в соответствии с которым "Кайтселийт" объявлен составной частью Оборонительных сил Эстонской республики (ОСЭР). Руководство "Кайтселийта" получило воинские звания Эстонии и права офицеров регулярной армии. Теперь командира "Кайтселийта" и начальника штаба назначает правительство Эстонии по предложению руководителя главного штаба ОСЭР. Деятельность "Кайтселийта" финансируется из сумм, предусмотренных на государственную оборону, вооружение и снаряжение предоставляется главным штабом ОСЭР. В своей деятельности "Кайтселийт" руководствуется законами Эстонии и другими нормативными актами, утверждёнными ещё в 1930-е годы уставом и внутренним распорядком "Кайтселийта".
   Сегодня отделения "Кайтселийт" действуют во всех 15 уездах Эстонии. Общая его численность вместе с женской и детской организациями достигла почти 20 000 человек, состоящих в 17 дружинах.
   В 2005 году правительство Эстонии одобрило законопроект об участии 35 бойцов ополчения "Кайтселийт" в миротворческой миссии в Боснии и Герцеговине.
   Ленинградский Военный округ. Это самый малочисленный из всех военных округов России.
   На его территории не дислоцируется ни одной общевойсковой армии, нет ни одной мотострелковой или танковой дивизии: сухопутные войска представлены тремя отдельными мотострелковыми бригадами (138-я в Каменке Ленинградской области, 200-я в Печенге Мурманской области и 25-я в Псковской области), 9-й гвардейской артиллерийской бригадой (Луга Ленинградской области), отдельной ракетной бригадой, четырьмя зенитными ракетными бригадами, 56-м окружным учебным центром (Сертолово), инженерно-саперным полком и другими частями. Кроме того, на территории округа дислоцируется 76-я гвардейская десантно-штурмовая дивизия (г.Псков). Демилитаризация округа произошла после подписания СССР в ноябре 1990 года Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), которым были введены ограничения на размещение воинских соединений и частей на северо-западе СССР.
   76-я гвардейская Черниговская Краснознамённая десантно-штурмовая дивизия -- старейшее подразделение ВДВ. Сформирована 1 сентября 1939 года. Дислоцирована в г. Псков, один из парашютно-десантных полков расположен в пригородном посёлке Череха.
   С 2006 года дивизия является десантно-штурмовой. По словам бывшего командующего ВДВ генерала-полковника А. П. Колмакова, как в воздушно-десантной дивизии, так и в десантно-штурмовой 100 процентов личного состава готовы десантироваться парашютным способом. В десантно-штурмовой дивизии в отличие от воздушно-десантной в каждом полку имеется один усиленный батальон, способный десантироваться с техникой. Это обусловлено реальным состоянием военно-транспортной авиации, географической привязкой мест дислокации частей ВДВ и оптимизацией организационно-штатного состава войск.
   В 2008 году бойцы дивизии участвовали в грузино-осетинском конфликте.
   Подразделения
  -- 104-й гвардейский парашютно-десантный краснознамённый полк
  -- 1140-й гвардейский дважды Краснознамённый артиллерийский полк
  -- 234-й гвардейский Черноморский десантно-штурмовой полк
  -- 4-й зенитный ракетный полк (бывший 165-й отдельный зенитный ракетный дивизион)
  -- 656-й отдельный инженерно-сапёрный батальон
  -- 242-я отдельная военно-транспортная авиационная эскадрилья
  -- 35-й отдельный медицинский отряд (аэромобильный)
   Ericsson (Telefonaktiebolaget L. M. Ericsson) (по-русски произносится Э?рикссон) -- шведская компания, известный производитель телекоммуникационного оборудования. Штаб-квартира -- в Стокгольме. Основным бизнесом компании является производство оборудования для сетей беспроводной связи. На оборудовании компании построены сети связи в 175 странах мира. Ранее Ericsson также выпускала мобильные телефоны, однако затем сконцентрировалась на производстве оборудования для сетей связи, передав выпуск телефонных аппаратов в образованное в 2001 году совместное предприятие с японской компанией Sony -- Sony Ericsson Mobile Communications. Изготовляет также электронное оборудование для Шведских Вооруженных сил и на экспорт.
   Nokia (официальное название Nokia Oyj) -- финская транснациональная компания, один из мировых лидеров в области мобильных коммуникационных технологий, ведущий поставщик оборудования для мобильных, фиксированных, широкополосных и IP-сетей. Хорошо известна своими мобильными телефонами и смартфонами. Штаб-квартира компании находится в Эспоо, городе-спутнике Хельсинки. Компания выпускает мобильные устройства для всех основных стандартов мобильной связи, включая GSM, CDMA и UMTS. У компании имеется 15 фабрик, расположенных в Финляндии, Китае, Бразилии, Великобритании и др.
   Glock 17 - популярный самозарядный пистолет одноимёенной австрийской фирмы. Состоит на вооружении в вооруженных силах и полиции 60 государств. Славится надёжностью и удобством. Все пистолеты имеют ударниковый УСМ так называемого "безопасного действия" (Safe Action), с 3 автоматическими предохранителями, в том числе одним - на спусковом крючке. Особенностью УСМ "безопасного действия" является то, что в ходе цикла перезарядки пистолета ударник взводится лишь частично, при этом он заблокирован при помощи автоматического предохранителя. Довзведение ударника происходит только при нажатии на спусковой крючок, при этом ударник остается заблокирован от движения вперед вплоть до момента полного выжимания спускового крючка. Таким образом удается достигнуть однообразного усилия на спусковом крючке от первого до последнего выстрела, что положительно сказывается на точности стрельбы. Усилие спуска регулируется от 2.5 до 5 кгс путем замены пружины. Длина - 186 мм; Длина ствола - 114 мм; Вес без магазина - 625 г ; Магазин, патронов 10, 17, 19, 31.
   KJ Ericsson - шведская компания, основанная в 1912 году и производящая недорогие и качественные ножи. Расположена в городе Мура - центре ножевого и инструментального производства Щвеции.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"