Тур Тереза: другие произведения.

Мой ректор. Часть вторая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.03*141  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В какой бы из миров не явился в гости император - выпечки должно быть много! Один приемный сын или двое - любви в материнском сердце хватит на всех. Буду печь пироги вместо того, чтобы пытаться заставить упрямый перстень выполнять команды; заботиться о детях и родителях вместо того, чтобы заставить любимого человека поверить. Хватит! Пусть Маги разбираются сами. А я - за сигаретами и соком... обновление 05. 12. комм. 104, 06. 12 комм. 179, глава пятая - комм 295, шестая - часть первая - 407) последние обновления - 941 (арх), 55, 190 и 316 от 16.12

  ГЛАВА ПЕРВАЯ
  
  - А все-таки посмотрите, как интересно выходит, Фредерик... - машина стояла в пробке на выезд из Санкт-Петербурга. И тут уж даже самый сильный маг Империи Тигвердов, Император, Повелитель и прочая, прочая, прочая... ничего поделать не мог. Добро пожаловать в мой мир!
  - Что же вам показалось интересным? - отвлекся от бумаг император и посмотрел на меня.
  - Если отбросить такую лирику, как мое разбитое сердце, то получается классическая картина попытки государственного переворота.
  - Мама! - закатил глаза Пашка, тоже присутствующий при этом разговоре. - Ты - невозможна!
  - А я в восхищении, - улыбнулся Фредерик. - Но с чего вы пришли к подобным выводам, Вероника?
  - Уголовная полиция - на этапе реорганизации. Их начальник после нападения на меня - на каторге. Следовательно, объемом работы не справляется. Получается, что уголовные элементы почувствуют слабину. Так?
  - Так... - император отложил бумаги, - и с интересом посмотрел на меня.
  - Генеральный прокурор - плохой ли, хороший ли - под домашним арестом в своем поместье. Идет следствие. Преемника, который бы устроил всех - нет. И за этот пост идет беспощадная грызня.
  - Вам сложно представить, насколько вы правы, - поморщился повелитель.
  - Почему же. Я присутствовала, когда застрелили барона Кромера. А он, кстати, не желал никого выдавать...
  - Исчезновение сына для него стало ударом. Его можно было продавить. Особенно, если бы этим занялся я.
  Я кивнула, соглашаясь. И продолжила рассуждать:
  - Теперь, - голос все-таки дрогнул, - принц Тигверд.
  - Мама, - в голосе сына прозвучала тревога.
  - Все в порядке, Паша. Итак, принц Тигверд, - я говорила и говорила, делая себе с каждой фразой все больнее. Слова рвались наружу с какой-то непонятной извращенной радостью. - Ненаследный принц. Бастард Императора. Самый преданный подданный. Сын, для которого служить Империи и Императору - как дышать. И мой...
  У меня все же перехватило дыхание и фразу "мой жених" - я проговорить не смогла. Вместо этого сказала:
  - Главнокомандующий в отставке. Может быть, как бы в отставке?
  Император согласно опустил голову:
  - Официально - да. Его отставка была выгодна. Во-первых, его следовало наказать за срыв. Натворил он действительно много чего. В гневе он не контролируем. Во-вторых... Ему надо было отдохнуть. Переключится. Сменить на какое-то время сферу деятельности.
  - А теперь посмотрите, что получается. Ваш сын - в неадекватном состоянии. Он убежден, что мы с вами... его предали...
  - Мама? - изумление в голосе Паши. - Ваше величество?
  - Это была интрига, - проскрежетал император. - К стыду своему должен отметить, что интрига успешная.
  - Мам, вас подставили?
  - Получается, что - да.
  - И милорд Верд... Он поверил?
  - Да, - я вздрогнула, вспомнив наш последний разговор. Странно, но хотя и император, и его старший сын - убеждали меня, что я была в смертельной опасности - мне не верилось. Я не могла поверить, что Ричард - пусть в гневе, пусть в остром припадке ревности - может причинить мне какой-то вред. Меня не покидала уверенность -возможно, глупая, даже иррациональная - что рядом с ним я в полной безопасности.
  - Ричард поверил, - печально кивнул император и тяжело вздохнул.
  - А теперь посмотрите на это с точки зрения солдат и офицеров - с которыми он прошел все компании, - продолжила говорить я, взяв себя в руки. - В армии любят милорда Верда. И что же они узнают? Вы - отняли у него невесту, сделав своей любовницей. Их главнокомандующий - исчез. И вы, император, не знаете, где он. Помимо того, что у вас нет преданного вам главнокомандующего - да и вообще, армия сейчас никому не подчинена - у вас проблемы с недовольством среди личного состава.
  Я вспомнила строй солдат и офицеров перед поместьем в свете факелов, когда мы возвращались с представления во дворце - искренние радостные лица, громогласное и оглушающее, грозное и ликующее: "Бра-бра-бра!!!". Абсолютно счастливого Ричарда. Нашу ночь после этого. Рассвет, который мы встретили вместе, уже поверив, что ничто и никто не сможет нас разлучить.
  Сердце на мгновение сжалось - ничего этого теперь не будет...
  - Ко мне уже приходило несколько делегаций, - поморщился император. - Я наблюдал занятнейшую картину - смесь исключительной дерзости и исключительной почтительности. И как мы понимаем - именно военные - люди, на которых во многом держится трон.
  - Многие из них после отставки завязаны на торговле, - я вспомнила, как бывшие сослуживцы милорда Верда озадачились платьем для свадьбы. - В том числе и драгоценными камнями. Система дорог в стране отдана им же. А как я успела заметить, чувство боевого братства для солдат и офицеров очень и очень значимо.
  - Согласен. В случае недовольства военных в стране трудно будет избежать кризиса.
  - Получается, что в силовых ведомствах смута. Командующего нет. Прокурора - нет, розыска преступников - нет. Остается Милфорд - и его контрразведка. Но ему можно подкинуть головной боли, активизировав друзей из сопредельных государств. К тому же он - близкий друг милорда Верда. И в лучшем случае, он в недоумении, почему все так получилось с вами и со мной...
  - Еще есть граф Крайом - начальник моей охраны. Кстати, он занимается и внутренними врагами, - у его величества были закрыты глаза - он о чем-то напряженно размышлял.
  - Если каким-то образом вывести и его из игры... Организовать покушение - или подставить. Тогда вокруг вас преданных людей из силовых ведомств не остается, Ваше Величество, - подвела я итог своим размышлениям.
  - Кто-то решил устроить смену династии? - с интересом спросил император. - Ну-ну. Посмотрим.
  - Я бы еще поменяла министра финансов. Либо на своего человека, либо на кого-нибудь крайне бестолкового, - добавила я.
  - Уже. В начале лета моего старого опытного министра хватил удар. Он ушел по состоянию здоровья, - нахмурился Фредерик. - На данный момент в разводит розы в поместье.
  - Допускать, что все эти события - простые совпадения, думаю, не стоит, - кривовато улыбнулась я.
  - А тут Ричард со своей неземной любовью, - с горечью выдохнул император. - И со своей неуемной ревностью!
  - Ну, мама! - послышался восхищенный возглас моего сына, - ты - мозг!
  - Действительно, - согласился с ним император Фредерик. - Мои комплименты, миледи...
  - Это просто знание истории. Законы, в принципе, везде одни и те же...
  Мы замолчали. Дворники жалобно скребли лобовое стекло. Пашка на заднем сидении уставился в окно, где "хороводили снег с дождем". Надо же... В Питере - конец января. Люди уже отпраздновали Новый год - а я даже не вспомнила про любимый когда-то праздник. Забыла обо всем, околдованная нежданной, нечаянной любовью и упоительными отношениями с Ричардом. Взгляд упал на указательный палец, где все еще был помолвочный перстень с сапфиром. Фредерик взял с меня слово, что я его не сниму. Несмотря ни на что.
   И все же - сказка закончилось. Надо жить дальше. И я решила вернуться назад, в свой мир, к своей обычной жизни. Где не было уютного поместья, красивых, но неудобных платьев в стиле ампир. Где отражение в зеркале не сообщало, что я прекрасная принцесса. Где еще можно было вздрагивать, услышав шаги, надеяться - на то, что это шаги Ричарда... Он войдет, улыбнется - и скажет, что все произошедшее было... недоразумением. И попросит прощения. А я улыбнусь ему в ответ - и найду в себе силы простить...
  Все это было. Но все это было слишком сказочно... даже для сказки... Двенадцать часов пробили - только как-то не вовремя. Настало время превращаться в тыкву...
  Тоже мне, Золушка...Так, - не ругаться, даже в мыслях - сына ругаю, а сама... У той хоть туфелька была. Хоть какая-то, но надежда. А у меня?
  Что-то холодное и мокрое поползло по щеке. Быстро прижалась к ней тыльной стороной ладони. Не хватало еще, чтоб заметил сын или император. На темно-синем камне перстня предательски сверкнув, уютно устроилась слезинка. Я смахнула ее большим пальцем, ощутила гладкую, прохладную поверхность, утонула взглядом в глубокой синеве...
  У меня есть перстень! Ну что, друг...Не подведешь? И тут камень подмигнул, полыхнул ярко-синим облачком, и стало так тепло, так радостно! Йо-ху, - а у меня есть волшебный перстень, - он синий-синий, он круче какого-то там стеклянного тапка тридцать четвертого размера!
  Гордая Золушка отклонила предложение императора Тигверда о предоставлении поместья, дающего право на титул, и от немаленького - даже по меркам Империи, дохода.
   Оставаться в мире, где была уничтожена любовь... Слишком больно.
   Мы с Фредериком спорили несколько дней. В результате теперь зовем друг друга по именам. Как-то получилось само собой. И я вытребовала себе разрешение вернуться.
  Окончательно же решилась настоять на своем после того, как однажды услышала от Его Величества: "Вы невозможно упрямая женщина!"...Это было сказано с абсолютно теми же интонациями, что и у сына. И тем же голосом. Когда в пылу спора он первый раз мне это заявил - я почувствовала, как в сердце словно что-то вонзилось. Закрыла глаза руками. Ушла в спальню. И сутки ни с кем не говорила.
  Потом вышла - спокойная как удав - и сообщила, что ухожу. Фредерик посмотрел мне в глаза, прошипел какое-то ругательство на незнакомом языке. Затем величественно изрек, что отправляется в Петербург со мной. Проследить, как устроюсь, обеспечить безопасность, и вернуть мне мою жизнь.
  Паша согласился покинуть империю. Решение было трудным. Он привык к Академии, привык к магии. Но сын пошел мне навстречу. Как будто понимал, что не могу я его оставить. И остаться - тоже не могу. Рэм же... Если бы Ричард не исчез, юный герцог вызвал бы ректора своей собственной академии на дуэль.
  Я советовалась с ним, четырнадцатилетним мальчишкой. Спрашивала, что мне делать? Что делать с Пашей. Как быть с ним - наследником герцогства? Где ему безопаснее? Сошлись на том, что Паша пока отправляется со мной. А Рэм остается там, где безопаснее - в Академии.
  Первым этапом в наш мир были отправлены люди графа Крайома - начальника службы безопасности императора. Разобраться с теми, кто мог вести на меня и на мальчиков охоту. И попутно объяснить заинтересованным лицам, что этого делать не стоит.
  Вторым - я, Паша и Император. Все вместе отправились к родителям, чтобы организовать счастливое воссоединение семьи. Я нервничала. Все время думала о том, что мама и папа считают меня погибшей. И что за покалеченный мальчик у них появился? Они думают, что я - умерла, а этот мальчик - Паша? От этой мысли все холодело внутри...
  У родителей был дом по Киевскому шоссе, немного не доезжая Гатчины. И вот мы упорно стояли в пробке. Кто-то кому-то не уступил - впереди было несколько аварий. И теперь все ползли медленно-медленно, обучаясь терпению.
  Через окно автомобиля я смотрела на низкое, белесое небо. Хмурое - и родное. Я по нему скучала... Оно, в отличие от жизни в империи Тигвердов и внезапно приключившейся безумной любви - было реальным.
  - Мама, - а как мы все будем объяснять бабушке и дедушке? - пробился через мои мысли голос Паши.
  - Не знаю, сынок.
  - Доверьтесь мне, - отозвался император. - Я в ваш мир прибыл в том числе и для этого.
  Это свершилось. Мы доползли!
  Кортежем из трех огромных бронированных машин перегородили узкую улочку с высокими заборами.
  Калитка была заперта. Я нажала на звонок. За забором раздался злобный рык отцовской овчарки.
  - Грей, - хрипло прошептала я, в горле пересохло, глаза защипало. - Греюшка, ты что?
  - Мам, - он нас реально не узнает? - растерялся сын.
  - Работал кто-то очень сильный, - с удовольствием потянулся император. И неожиданно чихнул.
  Это было так... невозможно, что мы с Пашей одновременно хихикнули.
  - Что ж я - не человек что ли, - обиделся повелитель империи Тигвердов. - У вас тут воздух невозможный. Тяжелый. Чем пахнет?
  - Бензином и гарью, наверное, - пожала я плечами. - Трасса рядом.
  - Дома лучше, - укоризненно посмотрел он на меня, намекая, от чего я отказалась.
  - Фредерик, - нахмурилась я, резким злым жестом стирая слезу со щеки.
  - Простите, - он взял мою руку в перчатке - и легонько приложился к ней губами.
  - Грей, - раздался голос, настолько похожий на мой, что Фредерик посмотрел на меня и заулыбался. - Ты чего разошелся?
  - Мама, - еле слышно сказала я и позвала, уже во весь голос. - Мамочка!
  - Ника! - мама, тяжело дыша, распахнула калитку, - Ника! Живая!
  Я бросилась к ней, вытирая слезы.
  - Простите, - отшатнулась она. - Вы кто?
  Грей безумствовал. Он припал к земле и злобно рычал. Как я поняла, пес не кидался только потому, что кто-то из свиты императора ему этого не позволял. Собаку придержали на магическом поводке.
  - Позвольте, я, - Фредерик мягко, но настойчиво отодвинул меня и шагнул вперед, стряхнув перчатки на снег.
  
  - Что вы делаете? - возмутилась мама, но император уже касался пальцами ее висков.
  Прошло несколько томительных минут, на протяжении которых маг напевал на каком-то незнакомом языке.
  После этого он отошел в сторону, сделав знак стоящему рядом мужчине, что работа окончена. Тот тут же достал из внутреннего кармана что-то вроде фляжки и стал поить маму содержимым. Я решила, что это лекарство, подобное тому, что рекомендовал мне Ирвин, но на всякий случай спросила - все-таки это моя мама...
  Мама...Мама! Мамочка... Я вдруг осознала, как соскучилась. Как все это время не позволяла себе даже думать о родителях. Только надеялась, что когда все это наконец закончится, они меня поймут...
  - Какая изумительная работа! - восхищенно сказал Фредерик, делая шаг назад. Изумительная...Тонкая, виртуозная, филигранная...Чкори...!
  Император замолчал. Он задумался, и молчал так долго, что я не выдержала и прервала его задумчивость:
  - Фредерик... А при чем тут...
  - Чкори - народность, обладающая магией, о которой практически ничего не известно. О магической силе их артефактов ходят легенды. И если расшалившихся детей в нашем мире пугают Дасарами, то о любой неразрешимой ситуации говорят, что с этим только Чкори справятся.
  - Дасары? Чкори? Ничего не понимаю...
  - Вероника...Вы слишком много времени проводили в библиотеке поместья, читая о географии и военной истории Империи. Но о легендах нашего мира вам мало что известно.
  - Я не наткнулась на подобную литературу... Иначе бы непременно заинтересовалась
  - Это и не удивительно. Подобных книг у Ричарда просто нет. Эта литература строго охраняется, но те экземпляры, что хранятся в моей личной библиотеке, разумеется, в полном вашем распоряжении. В любое время... - император посмотрел на меня долгим, внимательным взглядом. Как будто хотел что-то сказать, но не мог. Мне вдруг нестерпимо захотелось попасть в библиотеку дворца и перерыть там все до последнего листика, но тут я услышала крик, и резко обернулась.
  - Ника! Пашенька! - мама плакала. В ее взгляде было узнавание. И облегчение. И такая абсолютная радость - что я тоже расплакалась.
  - Да придержите вы этого пса! - Фредерик рыкнул на имперском так, что даже Грэй на какое-то время замер.
  Надо отметить, что с собакой император возился дольше, чем с моей мамой. Наконец он тяжело поднялся с колена, отряхнул мокрый, грязный снег. Кто-то из охранников протянул ему фляжку. Фредерик сделал несколько жадных глотков.
  - Где ваш супруг, миледи Журавлева? - обратился он к маме. - И мальчик, которого вы называете Пашей? Надо снять заклятие и с них.
  - Ника, - всплеснула мама руками. - Как же так... Мы же были уверены, что ты... Кому же в голову пришло!
  - Я думаю, - устало сказал император, - что знаю, кто это сделал. Но я не думаю, что она хотела причинить вред. Герцогиня Рэймская просто прикрывала безопасный отход своего сына.
  
  
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  
  
  - Так вы утверждаете, что являетесь императором? - в голосе моего отца не было скептицизма, издевки или недоверия. Звучал лишь профессиональный интерес.
  - Да, - как-то растерянно отозвался Фредерик. Чувствовалось, что, он не привык оправдываться или доказывать, что является августейшей особой.
  Папа так и не смог увести императора в свой кабинет - мама не позволила, поэтому мы все находились в огромной гостиной нашего деревянного дома. Мама в свое время настояла и эта самая гостиная - в две трети первого этажа - была у нас заодно и столовой, и каминной, и кухней. А теперь еще и местом ведения переговоров. Или допросов - это уж как получится.
  Мы с мамой лепили пирожки. В благодарность за возвращение меня и Паши мама была готова на многое - в том числе и на кулинарные подвиги.
  
  Сын унесся к ноутбуку, по которому успел стосковаться. Мальчик в инвалидном кресле, который появился в доме родителей неизвестно откуда, старался делать вид, что его тут нет. Он, кстати говоря, так и не вспомнил, как его зовут на самом деле...
  А папа... он с подозрением осмотрел императора Фредерика. Заявил, что им необходимо пообщаться. И мы с мамой слышали, как они... "общались".
  - Как называется ваша страна? - папа привычным жестом поправил очки.
  - Империя Тигвердов, - отчитался Фредерик. - Мы могущественны и сильны.
  - Какие отношения связывают вас и мою дочь?
  - Я - отец ее жениха, - в голосе императора появилось раздражение. - Бывшего.
  - Сколько лет этому жениху?
  - Сорок два.
  - Как-то вы слишком молодо выглядите для человека, у которого сорокалетний сын.
  - Ну, уж извините, - фыркнул Фредерик.
  - Почему не состоялась свадьба?
  - Это вам надо спросить у Ричарда. И у Вероники.
  - Мою дочь оскорбили? - жестко спросил отец.
  - Мам, уйми отца, - попросила я.
  - Ага... - скривилась мама. - Папа в раж вошел. Сама его и уйми.
  Я отряхнула руки - и подошла к мужчинам.
  - Пап, перестань, пожалуйста. Его величество оказывает мне любезность, решая, в общем-то, не свои проблемы. Кроме того, он прибыл сюда, чтобы удостовериться в моей безопасности. И я признательна ему за заботу.
  - Что произошло? - с подозрением посмотрел на императора отец.
  - Мой сын поверил в обман - и разорвал помолвку. И, вместо того, чтобы праздновать свадьбу двух людей, которых я люблю... Я отвечаю здесь на ваши мало тактичные вопросы.
  - Я беспокоюсь за дочь, - отрезал отец.
  - Мне понятны ваши чувства, поэтому мы с вами и беседуем, - кивнул Фредерик. - Только я бы попросил вас немного успокоиться. И постараться понять - я сделаю все, чтобы ваша дочь была в безопасности. В конце концов, мы познакомились с ней в тот момент, когда она спасла жизнь моему сыну.
  Отец успокоился. Беседа пошла по более мирному руслу. Фредерик рассказывал мою историю пребывания в мире Империи. Крайне усеченную историю, надо признать. И я была ему за это очень благодарна.
  - Если помолвка разорвана, - обратилась ко мне тихонько мама, - то почему на тебе кольцо? Это же твой жених дарил?
  - Прошу прощения, - услышал нас все-таки император, - это моя просьба. Перстень - сильный охранный амулет. Он ни к чему не обязывает Веронику - мое слово. Но пока напряженная обстановка вокруг меня и членов моей семьи - на ней должна быть защита.
  - С ума сойти... Империя. Магия..., - прошептала мама. - У меня, конечно, нет причин не верить тебе или...этому...Его Величеству Фредерику. Но...
  - Трудно, - согласилась я.
  - Так значит, герцогиня, которая заколдовала нас, спасла тогда, двенадцать лет назад тебя и Пашу? Когда твой муж в хлам разбил машину, а врачи не могли поверить, что вы особо не пострадали? Они еще тогда все приговаривали, что это чудо какое-то...
  - Да. И это чудо совершила герцогиня Реймская, мама Рэма.
  - И ты потом спасла ее сына?
  - Ей больше не к кому было обратиться.
  - И теперь у нас еще один сын - приемный. И где он?
  - В Империи, в Академии, - для него там сейчас безопаснее.. Рэм с Пашей подружились. И тебе он понравится.
  - В этом я не сомневаюсь. И вообще - по мне чем больше внуков - тем лучше, вот только... Что же нам теперь делать... - прошептала мама -и бросила взгляд на мальчика в инвалидном кресле, который старательно сливался с обстановкой, внимательно подслушивая.
  Мама вытерла руки полотенцем и подмигнула мне. Вокруг глаз стало больше морщинок, и мне бросилось в глаза как она похудела и как будто стала ниже ростом... У меня защипало в носу, запершило в горле, но расплакаться я просто не успела, потому что услышала:
  - В следующий раз, когда будешь путешествовать, - обрати свое внимание и на девочек... - и мама лебедем поплыла в кладовку за вареньем к чаю...
  - Фредерик, - я подошла к мужчинам, дождавшись паузы в разговоре. - Вы можете выполнить мою просьбу?
  Император поднялся и кивнул:
  - Конечно. Хотя мне бы хотелось, чтобы вы попросили что-нибудь для себя.
  - Вы все-таки умеете читать мои мысли, - рассмеялась я.
  - Нет. Но от вас сейчас веет материнской заботой. Рэм в безопасности, Паша - наверху. Значит, остается этот мальчик.
  - Вы догадливы...
  Фредерик отошел от нас и занялся мальчиком в коляске.
  Я обняла отца:
  - Папа. Как я скучала.
  - Конечно, - проворчал он. - С такими кавалерами-то.
  - Перестань.
  - Хотелось бы мне посмотреть на мужчину, за которого ты согласилась выйти замуж, - папа внимательно посмотрел на меня.
  - Эта была очередная глупость, - прошептала я. - Просто безумие.
  - Он сильно похож на Виктора? - спросил отец, привычно поморщившись, вспоминая моего первого мужа.
  - Нет, - я даже рассмеялась от нелепости этого сопоставления. - Что ты!
  - Тогда... Поживем - увидим, что будет дальше.
  - Дальше... - усмехнулась я. - Буду просить тебя помочь выйти на работу. Обратно в Академию. Я остаюсь здесь, дома.
  - Да..., - протянул отец. - Легализовать тебя будет непросто. Похороны были.
  Он содрогнулся всем телом и прижал меня к себе.
  - Спасибо небесам, что вернули тебя, - прошептал он.
  - Папа, я не могла ей отказать. Понимаешь... Мама Рэма была в безвыходном положении. Но, честное слово, задумывая укрыться в Империи, мы и не думали, что она инсценирует нашу гибель.
  - Значит, опасность была рядом, - прошептал отец.
  - Я тоже не думаю, что герцогиня пошла на этот шаг без серьезных причин, хотя вам с мамой от этого не легче.
  - Почему у меня все время было ощущение, что Денис знает больше, чем говорит?
  Я улыбнулась, вспомнив начальника СОБРа одного из районов Санкт-Петербурга, своего бывшего студента-заочника.
  - Пап, он мне жизнь спас. Он случайно узнал, что меня заказали, посоветовал бежать. Дал свою машину, обещал спрятать мою. С ним все в порядке?
  - Да, - пожал плечами отец, - что ему сделается. Мог бы и предупредить.
  Мы замолчали. Мама, тем временем, вытащила из духовки первый противень с пирожками.
  - Вот в кого Вероника такая волшебница! - улыбнулся император Фредерик. - Она нас и дома пирожками баловала.
  Я подошла к нему и спросила:
  - Что с мальчиком?
  Я понимала, что называть ребенка просто "мальчиком", без имени - не сильно хорошо. К тому же, он явно слышит. Но и давать ему имя сына... Тоже было как-то не правильно.
  - Позвоночник перебит. Отнялось все ниже крестца, - Фредерик знакомым движением взъерошил волосы - точно так, как это делал Ричард. - Тяжело мне это делать. Не целитель... Травма у юноши застарелая - надо тщательно над ней работать. Конечно, я пришлю Ирвина. Все, что возможно - будет сделано.
  - Спасибо.
  - Вероника, я все-таки настаиваю - как только успокоятся ваши родители... и вы сами - вернитесь.
  - Ваше величество! - мой ответ прозвучал достаточно резко. - Смею напомнить, что мне не за чем возвращаться в империю.
  - Мне страшно предположить, что будет с Ричардом, когда ...
  - Простите, ваше величество, - я перебила и присела в положенном реверансе. - Но я не желаю говорить об этом.
  Фредерика передернуло.
  - Пожалуй, я у вас загостился, - обратился он к моему отцу. - Насчет того, как вернуть обратно обычную жизнь вашей дочери... Можете не беспокоиться. Я отправлю людей, они озаботятся, чтобы все были уверены - ваша дочь была эти месяцы... Как вы думаете, где лучше?
  - В командировке за границей? - предположил отец.
  - Отлично. Так и сделаем. Всего вам доброго. Миледи! - он ожег меня взглядом черных глаз. И ушел.
  Я заметалась по дому, не зная, что делать. Догнать - и сказать, что не хотела его обидеть? Поймала изумленные взгляды родителей.
  - Не спрашивайте, пожалуйста. Я не готова об этом разговаривать. Одно понимаю совершенно четко - как хорошо мне было все двенадцать лет одной...
  - А я рада, что в твоей жизни кто-то появился. Пусть даже и не срослось, - отрезала мама. - А императора ты зря обидела. И пирожков не поел, бедный...
  - Бедный, - фыркнула я.
  - А что будет со мной? - раздался тихий голос мальчика.
  - Тебе нравится с нами? - опустилась я на колени перед коляской.
  Мальчик фыркнул:
  - Все лучше, чем в детдоме.
  - Тогда давай попробуем стать семьей, - предложила я.
  - Очень я вам нужен. Еще и безногий.
  - У меня есть Паша. Он - фехтовальщик. У меня есть Рэм - приемный сын. Он - герцог. Теперь появился и ты. Добро пожаловать в семью.
  - Как-то мне не верится...
  - Ничего. У тебя будет время. Только один вопрос - как тебя зовут?
  - А если я не помню? Или не хочу помнить?
  - Выбери любое имя... Я думаю, что с документами проблем не будет.
  - После того, как вы обошлись с этим... Фредериком, - он поморщился. - Я бы на это не надеялся.
  - Если что - попросим кого-нибудь другого.
  - Так вы не сдадите меня обратно?
  - Вот уж за что бы я не переживал, - раздался насмешливый голос Паши. Он спускался со второго этажа. - Ты еще не знаешь матушкин любимый стишок: "Я нашла в лесу ворону - грязную, вонючую. Все равно ее не брошу. Все равно замучаю!".
  - Павел, - еле сдерживая смех, скривилась я.
  - Чего ты напрягся? - не обратил внимания на мое недовольство Паша - и обратился к приемышу. - Если ты о "грязной вороне" - так это я. Меня так мама называла. Теперь и тебя будет. Она у нас... своеобразная.
  - Разозлишь - пострадаешь, - рыкнула я.
  - Так что не печалься, брат. Она теперь и из тебя человека будет делать.
  - Меня зовут Феликс, - отозвался мальчик.
  - Добро пожаловать, Феликс - протянул ему руку Паша.
  И Феликс осторожно пожал.
  - А куда вы императора дели? - продолжил соло мой сын. - Они же фанаты выпечки с Ричардом.
  - Ричард, - выдохнула я.
  - Мам, прости, - с сожалением осекся Павел.
  - Ничего. Я пойду, прилягу.
  - А кушать? - огорчилась мама.
  - Чуть позже. Пожалуйста.
  Я поднималась по лестнице в свою комнату, когда услышала, как Паша говорил родителям:
  - А соберите мне пирожков побольше. Я отнесу Фредерику. У меня кулон есть - с ним можно в определенные места Империи перемещаться. В том числе и во дворец. Он же о маме заботился, когда она болела...
  - Мама болела?!
  - Павел, - рыкнула я... Ну вот зачем лишнюю информацию родителям сливать! Они и так слишком много пережили...
  Добравшись наконец до кровати я провалилась в сон, как только закрыла глаза.
  Темные коридоры дворца Тигвердов. Осторожно ступая по мягкому ковру, иду туда, куда манят звуки изумительной, печальной мелодии. "Туда, туда", - будто от чьего-то тяжелого дыхания едва колышутся гардины; "иди, иди" - шепчут портреты, бесшумно открываются позолоченные двери, кланяются тени камердинеров, завороженные чарующими звуками. Удивительная музыка, - светлая и печальная. ...Дворец, затаив дыхание, ищет таинственного музыканта, в одной из своих многочисленных комнат. И вот, наконец, передо мной огромный парадный зал.
  Император играет на рояле. Рядом с ним стоит женщина, - она улыбается и, уловив едва заметный кивок, - переворачивает ноты изящной рукой. Длинные, смуглые, легкие пальцы, наполовину прикрытые рукавом. Тонкая талия, перехваченная несколько раз широким поясом. Карие, глаза, каштановые, с медным отливом, распущенные волосы. Никакой прически - только тонкий кожаный ободок вокруг лба. Она невероятно красива, и отчаянно мне кого-то напоминает.
  Я посмотрела на Императора. Он, казалось, был захвачен мелодией. Музыка то рыдала навзрыд о потерянной любви, то тихо вздыхала о пережитом счастье, то просто таяла от нежности.
  Кто эта женщина, которая так похожа на ту, что спасла меня? Ее сестра? Когда это было? Или это....
   Я тихо сделала шаг назад. Еще один. И еще...
  И поняла, что дворец исчез - стремительно, будто сменили декорации во время представления. И вот я уже в лесу - ночном, дремучем, заповедном. Где-то неподалеку весело мерцает, приманивая меня, яркая звездочка костра. И я поняла, кого увижу...
   Подошла - и просто присела рядом. Мы не смотрели друг на друга - только на пламя костра. Как в тот вечер, когда расстались, - на пламя камина. Ричард смотрел перед собой, не замечая моего присутствия. Я проследила за его взглядом...
  По ту сторону костра играли женщина и ребенок - мальчик, лет, наверное, пяти. Черноглазый, кудрявый мальчуган. Женщина...Я не верила своим глазам - та самая женщина, что была во дворце! Теперь она была в простом платье, но все с тем же поясом. Узоры, которые я не забуду никогда. Узоры, дающие жизнь...Медные волосы заплетены в две косы. Она, смеясь, взмахнула руками - и перед мальчиком появился огненный фантом жеребенка. Маленькая лошадка - не выше его пояса. Ребенок взвизгнул от восторга - и они втроем принялись бегать вокруг костра... Они совершенно не замечали нашего присутствия, и я поняла, что эта женщина и там, во дворце, - тоже меня не видела. Яркие искры уносились в черное небо, летели из-под копыт; яркие всполохи вторили им в черных мальчишеских глазах, полных чистого, искреннего, неподдельного счастья...
  Женщина и мальчик исчезли. Остались мы с Ричардом. Пахло лесом и костром. Под ногами - мягкий мох. Треск горящих сухих веток, тепло...Тепло, от которого больно. Нестерпимо больно.
  Меня охватила злость... Эти двое показывают мне женщину - я ничего не понимаю...Зачем все это? Кто она? Я посмотрела на Ричарда. Зачем я здесь?
  Маги...Магия...Заставить человека все забыть, заставить его за несколько минут прожить не свою жизнь, похоронить дочь....А потом за несколько минут вернуть все обратно. Срастить кости, сухожилия, нервные окончания...А душу? Слабо?
  Да, - в нашем мире шпагами друг друга бьют понарошку. На фехтовальщиках - защита. Удар - не до первой крови - до первого касания. Зато верят по-настоящему! Вслепую! Без доспехов... До тех пор, пока не проткнут сердце ложью насквозь. До тех пор, пока оно не истечет кровью. А потом... Потом не маги, но воины моего мира встают - и верят снова! И снова вслепую, и снова - в кровь! Это - тоже магия. Магия сердца. У нас тоже школы, стили, направления....Магия Веры, Магия Надежды, Магия...Любви...! Я - маг своего мира, я - сильный маг, понятно?! Я творю свою магию - я верю и люблю просто так - без гарантий. И если ты потерял свою магию - то мне терять нечего, - моя магия не боится ваших кентерберийских червей!
  Я поняла что сжимаю зубы так, что болят скулы, сжимаю кулаки так, что на ладонях от ногтей выступили алые капельки крови, а еще жжет запястье...Браслет был раскален до бела, но кожа не покраснела - странно... Я так задумалась, так разозлилась, что даже забыла о том, что рядом сидит Ричард.
  - Ты прогнал меня, - сказала я. - Тебе стало лучше?
   И ушла, не дожидаясь ответа.
  
  
  
  
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  
  
  Я проснулась злая как аспид. Ну, вот что за невозможные люди! Мало того, что они мне всю душу вынули - что отец, что сын. Мало того, что Ричард, взревновав, уничтожил наши чувства, наши отношения. Так и его отец... Туда же - на лирику его потянуло. И почему я так остро среагировала на его жесты? Тем более, зная, что император Фредерик, как и его сын, чувствует реакции. Они же эмоции считывают. И значит, все что на меня нахлынуло в тот момент, когда он взъерошил свои чертовы волосы... Для него не секрет.
  Все. Никаких мужчин - кроме сыновей. Никаких отношений - кроме приятельских. Много работы. Очень. В оставшееся время - физические упражнения. Надо восстановить абонемент в бассейн. И, пожалуй, стоит опять заняться танцами.
  И - самое главное - при первой возможности потребовать, чтобы эти двое... не смели вторгаться в мои сны.
  Сны...Женщина, похожая на герцогиню, с таким же поясом, как у нее. Фредерик, таинственно предлагающий мне воспользоваться его библиотекой. Маленький мальчик, огненная лошадка. И снова женщина - смуглое лицо, карие глаза, каштановые волосы с медным отливом...Волосы герцогини Реймской темнее, кожа - светлая, но такие же карие , миндалевидные глаза. Кто эта женщина? Какое она имеет отношение к герцогине?
   Так, хорошо... Зайдем с другой стороны. Отношения между Империей и герцогством Реймским. Захватить его Империи ничего не стоит, но она этого не делает. Скрывает у себя Рэма. И не дружат - гномий самогон-то контрабандой! Но и не трогает, скорее наоборот - оберегает. Почему? Шерше ля фам?! Что там еще говорил император? Чкори, дасары.... Так...Первое - при первой же возможности наведаться в библиотеку дворца, потом...Стоп!!! Только что же решила что никаких....Но интересно же... Ладно - "Я подумаю об этом завтра"....
  На этом я успокоилась. И отправилась вниз, к родителям. И умилилась. Народ пил чай с пирожками. От мамы и папы веяло счастьем и покоем. Паша и Феликс сидели рядком - и, судя по хитрым физиономиям, что-то уже задумали. Не хватало лишь Рэма. Надо будет договориться, чтобы его отпускали на выходные к нам.
  Еще за столом я обнаружила знакомого целителя. Его уже кормили - он попал в цепкие заботливые руки маменьки. Мне стало неловко - сколько встречались, сколько он меня спасал - а я так и не запомнила, как его зовут.
  - Добрый вечер, - поприветствовала я дружную компанию.
  - Миледи, - поднялся целитель и поклонился.
  - Можно вас попросить оставить церемонии для империи, - попросила я его. - Просто Вероника.
  - Ирвин, - смущаясь, представился целитель. И я впервые обратила внимание на то, насколько он молод. Высокий, худой и нескладный. Взъерошенный. И явно чувствует себя не в своей тарелке.
  - Мама. Папа... Этот господин - лучший целитель империи. Он просто волшебник! - представила я гостя родителям.
  - Спасибо, миледи, - густо покраснел молодой человек.
  - И не надо вскакивать, - уселась я за стол. - Как вам у нас?
  Ирвин аккуратно вернулся обратно на стул.
  - Интересно, - покачал он головой. - Необычно. Вредно для здоровья - без сомнения.
  - Император Фредерик чихал от нашего воздуха, - улыбнулась я.
  - У меня горло першит, - признался целитель.
  - То ли дело в Империи, - поддела я его.
  - Именно, - обрадовался он, не обратив внимания на подколку. - Вам по весне хорошо бы пригласить родителей в ваше поместье. Оно и от столицы недалеко. И воздух там замечательный. Сосновый лес...
  И откуда такие подробные сведения? - с подозрением поинтересовалась я.
  - Мы с вами соседи, - улыбнулся Ирвин. - Несколько лет назад и меня пожаловали. За заслуги перед троном. Но я, в отличие от вас, был счастлив и горд.
  - Может быть потому, что у вас эти самые заслуги есть?
  - Миледи, - укоризненно покачал целитель головой. - Вы спасли сына императора.
  - Он перед этим дал мне убежище и - получается - спас меня и сыновей. Мы - квиты, - отрезала я. - И вообще, насколько помню, я от всего отказалась...
  - Простите, - окончательно смутился целитель. - Наверное, этот вопрос вам лучше выяснить у его величества.
  - Хорошо, извините, - улыбнулась я. - Понятно, что вопрос не к вам.
  - Его величество просил передать, что завтра пребудет милорд Милфорд.
  - Зачем? - уж кого-кого, а лучшего друга Ричарда видеть мне как-то не хотелось.
  - Думаю, он сам доложит.
  Семья с интересом прислушивалась к нашей беседе. И только в глазах у Паши не было вопросов. Надо бы поговорить с сыном. Почему-то мне кажется, что он знает намного больше, чем я.
  - Вы совсем плохо кушаете, - обратилась к Ирвину мама, кинув на меня укоризненный взгляд. Дескать, совсем заболтала гостя - а он худенький!
  - Спасибо большое, я уже сыт.
  - Да, мама, я тоже, - поднялась из-за стола.
  - Где мы можем поговорить? - спросил у меня Ирвин.
  - Думаю, в моем кабинете вам будет удобно, - вмешался в наш разговор отец.
  - Феликс, как доешь - присоединяйся, - посмотрела я на мальчика.
  - Можно сразу с вами? - буркнул приемыш.
  Я вопросительно посмотрела на Ирвина.
  - Конечно, - он с сочувствием посмотрел на мальчика. - И не переживайте так. В моем заключении нет ничего тайного. Или неприятного.
  В результате, в кабинет отца отправились все присутствующие. И стоило из-за обеденного стола выбираться?
  - Ситуация серьезная, но поправимая, - улыбнулся нам целитель. - Сходная, миледи с той, когда я сращивал вам порванные нервные окончания.
  - Ника? - прошипел отец.
  - Травма... - почти и не соврала я. - Погоди, пап.
  - Хуже то, что травма молодого человека очень старая. Получена совсем в юном возрасте. Вам было пять дет? - обратился он к Феликсу.
  - Шесть, - отозвался тот.
  - Вот, - неизвестно чему обрадовался Ирвин. - Понимаете, и скелет милорда, и мышечный корсет формировались под влиянием этой травмы.
  - И ничего нельзя сделать? - убито спросил Феликс.
  - Я этого не говорил, - обиделся лучший целитель Империи Тигвердов. - Я пытаюсь донести до вас и до вашей семьи, что работать придется много. И не только мне. Вылечить вас - не проблема. Срастить раздробленные кости позвоночника, зарастить повреждения спинного мозга, привести нервные окончания в норму. Даже нарастить необходимую мышечную массу на ноги. Это дело, конечно, не одного дня. Но вот будете ли вы ходить... Сможете ли полностью восстановить функции нижних конечностей. Это будет зависеть только от вас. Будет больно. Будет сложно. Это огромный труд. И от того, как вы будете работать, насколько точно готовы выполнять предписания - зависит результат.
  - Что от меня требуется? - отозвался Феликс.
  - Первую неделю - хорошо питаться, по часам пить укрепляющие настойки. Я пришлю массажиста. И самое главное - пока я не разрешу - не вставать с кресла. Есть вопросы?
  - Почему вы назвали меня милордом? - блеснул глазами Феликс.
  - Вы - сын миледи. Следовательно, милорд, - удивленно посмотрел на него целитель. - А теперь, перед тем, как отбыть, я бы хотел повторить процедуры. И затем вернемся к ним завтра.
  Я поняла, что Феликс не верит ни одному слову, но при этом он улыбался - счастливо и искренне. У меня сжалось сердце.
  Ирвин ушел, держа перед собой кулон из черного камня. Посреди нашей кухни возникла радужная пелена портала. Старательно делая вид что не замечаю открытых ртов и бледных лиц своих несчастных родителей, я попросила у отца мобильник. Мой остался в квартире.
  - У тебя же есть номер Дениса Юрьевича? Я по памяти не помню.
  Отец почему-то недовольно посмотрел на меня, но кивнул:
  - Есть.
  - Пап, а какая машина участвовала в аварии?
  - Серая старая ауди. Твой красный пыжик так и не нашли.
  - Получается - и Денис был уверен в том, что я погибла, - прошептала я. - Ауди выдал мне он.
  - Слава Богу, что все закончилось, - пробормотал отец. - Ты знаешь, я готов поверить во всю эту чушь с магами, императорами, целителями, поместьями и милордами. Мне все равно. Лишь бы ты была жива.
  - Почему же чушь? - улыбнулась я ему. - Тебе еще в субботу с самым настоящим герцогом знакомиться. Если он ничего не натворит, и его отпустят на выходные в увольнительную.
  - Сумасшедший дом, - рассмеялся папа. - Но я счастлив!
  Все-таки руки у меня дрогнули перед тем, как я нажала на телефоне последнюю кнопку.
  - Да, Евгений Николаевич, - тут же снял трубку Денис. - Новости?
  - Новости, Денис. Я вернулась.
  - Жива... - выдохнул он. И заорал. - Ника! Зараза!! Я чуть с ума не сошел... Жива!
  - Спасибо тебе, - вытерла я слезы.
  - Я завтра подъеду. Поговорим.
  - Идет. Буду ждать.
  
  А утро началось с визита милорда Милфорда, главы контрразведки Империи и лучшего друга Ричарда.
  - Миледи, - склонился он передо мной. Получилось выразительно. Презрение исполнено было на редкость удачно. Куда там молодому графу Троубрижду - совсем другой класс исполнения. Да и герцогу Борнмуту было далеко до Милфорда. Прежде всего потому, что начальник контрразведки был искренен в своем негодовании.
  - Милорд, - насмешливо ответила я и чуть ему поклонилась. - Чем обязана?
  - Приказ императора.
  - Какого рода?
  - Его величество обратил внимание, что вы, миледи, совсем не умете использовать силу тех артефактов, что на вас надеты. И он распорядился вас научить. И для этих целей выбрал меня.
  Голос милорда Милфорда звенел. Наверное, он был польщен той степенью доверия, что продемонстрировал ему император.
  Я же... скривилась. Видимо, именно так и проявляется чувство юмора у венценосных особ? Негодующего друга Ричарда он ко мне заслал зачем?
  Между тем, Милфорд огляделся и спросил - ядовито так:
   - Честно говоря, я в растерянности, встретив вас здесь, а не во дворце. Что же вас привело в свой мир? Его величество уже отослали?
  Что тут скажешь... Я посмотрела внимательно на милорда. И вдруг поняла, зачем Фредерик отправил ко мне именно его. Император хотел, чтобы начальник контрразведки понял, что мы Ричарда не предавали. А самому беседовать с милордом Милфордом... И не по чину императору оправдываться. Да и не факт, что друг Ричарда ему поверит. Император как маг сильнее - значит, прочитать - правду он говорит или нет - Милфорд не сможет. А - как я выяснила на примере Ричарда - если сильный маг не может понять для себя однозначно - правду ему говорят или нет - то он считает априори, что ему лгут.
   - Что же вы молчите, миледи? - презрения в голосе милорда прибавилось. - Солгать вы мне не можете, я вашу ложь распознаю... А правду сказать стыдно?
  Мои родители и Феликс, хоть и не знали имперского - а все пассажи были исполнены именно на этом языке - напряглись. Что уж говорить о сыне.
  - Паша, не смей, - краем глаза я увидела, как он поднимается. Выражение его лица было точно такое, как у Рэма, когда тот решал, что мою честь надо защищать. Срочно. - Милорд Милфорд. Нам надо поговорить.
  - О чем же, миледи, нам разговаривать?
  - О том, что вы задолжали мне извинения за ваши экзерсисы, - отрезала я. - Паша, принеси мне кошелек из саквояжа, я прогуляюсь до магазинчика. Милорд составит мне компанию.
  Сын недовольно дернулся, но пошел выполнять приказ.
  - Его величество распорядился вам передать. - Милфорд кинул на обеденный стол пухлый конверт.
  - Благодарю, милорд, - холодно отозвалась я - достал уже, право слово.
  - Служу Империи, - рявкнул он, вытягиваясь по стойке смирно.
  Я одарила его злобным взглядом - и отправилась смотреть, что же передал Император.
  Документы на поместье - вот невозможно упрямый! Фредерик Тигверд! Теперь я графиня... Вот кто его просил! Пластиковая карточка - это уже из нашего мира. Слов нет - одна ругань. Вот за кого он меня принимает! Документы на Феликса Журавлева - моего приемного сына. Это спасибо. Листок с моей биографией за эти месяцы, где я там была? Во Вьетнаме? Преподавала в университете города Ханой?.. Где же еще могла понадобиться преподавательница по истории России. Ладно - и на этом спасибо. Загранпаспорта - мой и Паши. Документы о съеме квартиры, даже фотографии. Красота!
  А это что?.. В отдельном конверте находился листок бумаги, исписанный крупным, резким подчерком.
  
  Вероника.
  
  Спасибо вам. За то, что вы есть. За то, что вы такая - какая есть. Я прошу вас - не исчезайте и не прекращайте нашего общения. Я постараюсь больше не поднимать вопрос о ваших взаимоотношениях с Ричардом, но -как вы понимаете, мне трудно удержаться.
  P. S. Не надо на меня злиться ни за карточку с деньгами, ни за поместье. И спорить со мной тоже не надо. Я Император - и имею право на любую блажь.
  P.P.S. И большое спасибо за вчерашние пирожки, которые передал мастер Пауль Рэ.
  
  Фредерик
  
  Я читала письмо - и ловила на себе неприязненные взгляды милорда Милфорда.
  - Что с вами случилось, милорд? - обратилась я к нему. - Вы с утра какой-то нервный...
  - Это недостойно меня, носить вам любовные записки от... Императора! - зарычал он. - Это унизительно!!
  - Доченька, а ты уверена, что тебе стоит оставаться с этим... господином наедине? - осторожно спросила мама.
  Я оглядела милорда Милфорда. Высокий, широкоплечий, черноволосый. Дышащий негодованием и презрением... Карие глаза так и полыхают. Однако до алого пламени - как у Ричарда - далеко...
  - Что же вы, милорд? - насмешливо посмотрела я на него. - Ответьте, пожалуйста, моей маме. Вы же прекрасно знаете русский.
  - Миледи со мной в полной безопасности, - звенящим голосом ответил начальник контрразведки по-русски.
  - Вот вчерашние имперцы мне странными не показались. И опасными. А что касается вас, молодой человек... - недоверчиво протянула мама.
  - Пойдемте, милорд, - решила я проявить милосердие - и спасти Милфорда от мамы. А то она может призвать папу - совсем не хорошо будет...
  Мы неспешно пошли по нашей улочке между высокими заборами. Шли и молчали. Так и дошли до магазинчика. Я зашла, купила яблочный сок и сигареты. Вышли, я закурила.
  Начальник контрразведки смотрел на это действо, вытаращив глаза. Даже гнев ушел - осталось дикое изумление.
  - Вы лучший друг Ричарда, - развернулась я к милорду Милфорду и уставилась ему прямо в глаза. Мне показалось - или где-то на дне зрачка плескалась синева.
  - Так точно, миледи.
  - Вы не друг мне - я это поняла... Но нам придется общаться какое-то время. И я не хочу намеков, издевательств и прочих проявлений вашего отношения ко мне. Особенно в присутствии моих родных. Поэтому говорю прямо - а вы слушайте. Я не любовница императора Тигверда. Между нами нет связи сейчас. И не было в прошлом. Я любила Ричарда. И была ему верна.
  В молчании я докурила. Открыла сок.
  - Надеюсь, вы не станете утверждать, что я вам солгала.
  Он все еще молчал.
  - Еще есть какие-то вопросы, милорд?
  - Тогда... - Милфорд выглядел опешившим. - Не понимаю. Как получилось с Ричардом?
  - Я и сама не понимаю. Знаю только, что он перестал чувствовать, где правда - где ложь. А поверить мне на слово - не смог. Ему тут же доложили, что я ему лгала и предоставили доказательства. В том числе моей неверности. И участия в этом...действе его отца.
  - Но... Вы же переехали во дворец, когда свадьба расстроилась. Зачем, если вы не...
  - Ричард выгнал меня из дома - и на меня тут же было совершено покушение - я попала в магическую метель. Его величество вытащил меня из пространственного кармана, потом не дал умереть. А Паша звал. Вдвоем они меня вытащили.
  - Что? Все это время при дворе... Когда его величество был с вами...
  - Я была при смерти.
  - Простите, - склонил он голову. - Я был не прав.
  - Есть такое...
  Снова повисло молчание.
  - Кстати, я не думал, что вы курите, - сказал вдруг Милфорд.
  - Я и не курила. Лет уж десять как.
  - Что же вас подвигло?
  - "Дым сигареты навевает что-то - одна затяжка - веселее думы..." - промурлыкала я.
  - Миледи, зачем?
  - Обещала, - буркнула я. - Ричарду, когда мы расставались.
  - С ума сойти...
  - Забейте, - ответила я ему фразой Паши. Я, конечно, ругаюсь на сына за его выражения, но иногда молодежный жаргон незаменим.
  Рядом с нами резко затормозил знакомый мне УАЗ-патриот.
  - Ника! - радостно заорал Денис, выскакивая из машины и подхватывая меня на руки. - Ника!!! Живая!
  Я хохотала и отбивалась.
  - Пусти, сумасшедший!
  - Я самый счастливый человек на свете. У меня есть невеста! А теперь еще и ты нашлась!
  Он, наконец, вернул меня на землю, подскочил к машине и стал извлекать с переднего сидения какую-то женщину, которая изо всех сил пыталась слиться с обстановкой.
  - Луиза, позволь представить тебе моего хорошего друга - Веронику!
  - Луиза..., - потерянно отозвалась я.
  Баронесса Кромер, не сводя наполненных ужасом глаз с милорда Милфорда, вскрикнула и потеряла сознание.
  Денис успел подхватить ее на руки.
  Я громко и с чувством вспомнила женщину очень легкого поведения. И обратилась к бывшему студенту:
  - Ты зачем баронессу сюда притащил?!
  - Кого? - изумился Денис.
  Я перевела взгляд на Милфорда. Увидела сожаление на его лице. И взмолилась:
  - Милорд, пожалуйста. Не надо. Дайте им уйти.
  - Простите, миледи... Но баронесса Кромер - разыскиваемая преступница. И приговор не отменен. Я ничего не могу поделать.
  - Но вам же прекрасно известны обстоятельства дела... И вы знаете, что Ричард верит в ее невиновность. Милфорд, вы же знаете - ее просто убьют. Ни за что.
  - Как убьют? - взъярился Денис. - Да я сам всех поубиваю! Что происходит? Луиза! Ника!
  - Кто может принять решение? - быстро спросила я милорда Милфорда.
  Он пожал плечами - я не хуже его понимала, в чьей это компетенции.
  - Пожалуйста, дайте мне время. Не тащите ее в империю, пожалуйста. А мне срочно надо к его величеству. Срочно!
  И я вдруг поняла, что куда-то проваливаюсь. Мелькнуло недоумевающее лицо Дениса, губы Милфорда, сложенные в крик: "Нет!". Запрокинутая, как у мертвой, голова Луизы. И все исчезло.
  
Оценка: 6.03*141  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"