Рыбалкин Валерий Борисович.: другие произведения.

В глубоком тылу, как это было, окончание

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это рассказ о детях войны. О том, как было им трудно и голодно. О том, как трудились они и добывали нашу Великую Победу.


   0x01 graphic
  
   5.
   Летом в Зеленодольске благодать. Лес рядом, а в нём грибы, ягоды. Волга блестит вдалеке своей соблазнительной голубизной, а вдоль неё через весь город протянулась заросшая камышом протока - Ремешка. В начале июля ночи совсем короткие, а карась на рассвете клюёт - только успевай подсекать. И лишь забрезжит за окном светлая розовая полоска, как вдруг какая-то непреодолимая сила будто толкает Павла в бок. Он с трудом отрывает от подушки голову, берёт в сенях удочку, сумку с припасами и отправляется к излюбленному давно прикормленному месту, чтобы в очередной раз испытать своё рыбацкое счастье, а заодно и побаловать коммунаров свежей речной рыбкой.
  
   Трудно описать всю прелесть раннего летнего утра на небольшом водоёме между широкими разлапистыми кустами, тянущими свои зелёные ветви к неподвижной загадочной водной глади, ещё хранящей теплоту вчерашнего жаркого дня. Назло приятному утреннему холодку по протоке стелется лёгкий прозрачный туман, а круги на воде напоминают о том, что рыба проснулась и в тёмной речной глубине ждёт не дождётся, чтобы привычным движением губ легко и непринуждённо сорвать вожделенную наживку с крючка незадачливого рыболова.
  
   Через час в садке у Павла плескались с десяток упитанных карасиков, а он, увлечённый древней игрой с поумневшей за тысячелетия рыбой, вдруг увидел нечто такое, что заставило его забыть обо всём на свете. Совсем рядом, за большим кустом, в свете лучей восходящего солнца - водную гладь вдруг покоробило, плавно отталкиваясь от неё изящными маленькими ручками, сказочно прекрасное существо... почти русалка. Обнажённые нежные плечи, небольшие груди под зеркальным слоем воды, прочие прелести, о которых можно было только догадываться - всё это гармонично вписывалось в величественный утренний пейзаж небольшого закрытого от посторонних глаз водоёма.
  
   Рыбак зачарованно смотрел на божество, плескавшееся совсем рядом - за полупрозрачной зелёной завесой. И не понимал, откуда эта невиданная прелесть могла появиться здесь, рядом с ним, на этой древней планете, в этот неподходящий для нежных чувств момент, когда его страна напрягла все свои силы, пытаясь одолеть наседавшего на неё врага...
  
   Эти мысли промелькнули в его охваченной восторгом голове, а сам он, опасаясь пошевелиться, просто сидел, смотрел, и лишь немного отойдя от потрясения, узнал, наконец, дочь своей квартирной хозяйки - тринадцатилетнюю Лидию. Искупавшись, девушка оделась и как ни в чём не бывало пошла домой. Павел подождал ещё немного, постепенно приходя в себя, собрал вещи и последовал вслед за ней. Тем более - пора было отправляться на работу.
  
   6.
   С тех пор всё изменилось в жизни шестнадцатилетнего юноши. Мир стал другим - ведь рядом обитало прекрасное существо, с которым он навсегда связал свою молодую жизнь. Нет, он не пытался добиться взаимности от юной красавицы, не обременял её объяснениями или обязательствами. Они просто дружили. Вместе ходили на танцы в Дом Коммуны или в расположенный неподалёку большой бревенчатый клуб имени Парижской Коммуны. Смотрели фильмы, танцевали под новое, только появившееся чудо техники - патефон.
  
   А по выходным для молодёжи играл струнный оркестр. После танцев - по дороге домой - многие пары задерживались, прощаясь в Поцелуевом Парке. Там, где после войны был зажжён Вечный Огонь. И хотя Павлуша с Лидой жили в одном доме, они всё равно заходили сюда. Сидели на лавочке под разлапистыми липами, говорили о будущем, обо всём на свете, и юноша с наслаждением держал в руках детскую ручку нежно любимой красавицы. Они не скрывали свою любовь, не прятались. Но честно, по-комсомольски решили подождать немного, пока не станут взрослыми. Ведь Лидии к концу лета исполнилось всего четырнадцать лет. И влюблённые старались держать своё слово. Тем более, что им и без плотских утех было очень хорошо вдвоём.
  
   Нынешней молодёжи трудно понять всё это. Но так было. Молодые люди в те далёкие годы раньше становились взрослыми, а потому старались быть честными перед собой, перед комсомолом и перед своей великой Родиной. Так они были воспитаны.
   Забегая вперёд, скажу, что через полгода комсомольский вожак Артём добился своего, и они с Павлом, семнадцатилетние, были отправлены сначала в учебный отряд, а затем - на фронт. Оба погибли, подобно миллионам их сверстников.
  
   7.
   До весны сорок третьего Александра дотянула с трудом. Действовала карточная система, и ей, воспитательнице детского садика, было положено меньше продуктов, чем рабочим на оборонных заводах. Двенадцатилетний сын Володя ел мало, но четырнадцатилетней Лидии нужно было хорошее питание.
   - Не пей так много воды, - говорила Шура дочери, - водянкой заболеешь.
   - Это как? - удивлённо переспрашивала девочка.
   - Опухнет у тебя живот, тогда узнаешь, как. Сейчас я лучше картофельных очисток сварю.
  
   Вовка пытался помочь матери - ходил на затон к рыбакам, выпрашивал у них мелких ёршиков, из которых дома получалась наваристая запашистая уха. Но ближе к весне лёд просел, снег стал влажным от выступившей на поверхность воды, и добытчик возвращался домой с мокрыми, задубевшими от мороза ногами.
   - Всё, больше на Волгу не пойдёшь, - строго наказывала ему мать, раскладывая возле печки сырые носки, размокшие старые лапти и только что выстиранные портянки-обмотки.
  
   Довоенная кожаная обувь износилась, новой взять было негде, и городские жители, в большинстве своём, ходили в лаптях.
   - Завтра Лида с подругами за валежником в лес собирается, вот им и поможешь, - наставляла сына Александра. - Дрова заканчиваются, теперь ветками топить будем.
   Семья из Ленинграда ещё под Новый Год отметила новоселье. Они получили комнату в новом просторном бараке. Оставшиеся коммунары по-прежнему жили одной семьёй и помогали друг другу. Дед Василий заходил иногда - приносил новости от Павла. Со страхом и надеждой горожане ждали почтальона - пожилую женщину, разносившую по домам либо ужас похоронок, либо маленькие треугольные конверты - весточки с фронта.
  
   Картошка в доме давно закончилась, остались только крупно нарезанные очистки на посадку. Но и их приходилось подъедать в надежде на то, что весной у соседей можно будет взять взаймы немного семян.
   - Ма, у меня живот болит, - заныл Володя, который сидел на скамейке и отпаривал в тазу заледеневшие ноги.
   - Ой, это от картофельных очисток, - отозвалась Лида. - Нам в школе говорили, что нельзя их есть, они для организма вредные.
  
   От больного живота в медпункте Шуре дали таблетки, но детей кормить было нечем. Полученный на карточки чёрный, будто вакса, хлеб исчезал мгновенно - ей самой доставались крохи. Всё, что можно было продать, давно продали. Вернее, обменяли в окрестных сёлах на продукты. Летом кормились огородом, ходили в лес. Грибы, ягоды, щавель, дикий лук в лугах собирали - тем и жили.
   "Эх, дотянуть бы до мая, до первой лохматой наваристой крапивы! - думала Шура. - Но что делать сейчас? За одичавшими собаками гоняться? Да они, разбойники, скорее тебя загрызут, чем ты их без ружья поймаешь! Зеки, слышала, едят собачатину - от туберкулёза помогает. Волки откуда-то появились. Знакомый охранник видел, когда на лесозаготовки заключённых водил. Страшно", - эти мысли не давали женщине покоя ни днём, ни ночью...
  
   Говорят, что девяносто процентов всех проблем решаются сами собой. Остальные десять - просто неразрешимы. В школе, где училась Лидия, ученикам предложили работать на вновь организованной швейной фабрике. Девчонки, не раздумывая, согласились все. Так хотелось им хоть чем-то помочь фронту. Взяли четверых, и Лиду, радостную и счастливую, тоже приняли на работу. Дали продуктовую карточку, другие льготы. А у матери, когда узнала об этом, будто камень с души свалился...
  
   ...Десяток швейных машин, комната для раскроя материи - швейная фабрика начиналась в районе нынешней улицы Чехова. Шили фуфайки, гимнастёрки, рукавицы и многое другое. Огромные тюки с ватой приходилось снизу, от железной дороги закатывать на гору. Со смехом, с шутками и прибаутками толкали девчонки перед собой "сырьё" для нового производства. Потом, правда, Лидия мучилась с надорванным животом, но виду не подавала - не до болячек было. Тем более, что на отца пришла похоронка, и мать ночи напролёт, сцепив зубы, беззвучно рыдала, уткнувшись в подушку. А утром ей надо было идти на работу и управляться с малышами в детском саду...
  
   8.
   К лету 1944-го года жизнь горожан начала понемногу налаживаться. Жилищная проблема уже не стояла столь остро. В верхней части Зеленодольска строилось относительно качественное жильё, а внизу, в районе нынешней швейной фабрики, вырос целый город бараков-засыпушек. Отопление было печное. Прямо на полу в комнате ставили кирпичную печь либо металлическую буржуйку. Трубу выводили в окно. Но люди были рады и этому. Работали библиотеки, клубы, кинозалы. А предприятия города, не останавливаясь ни на минуту, продолжали наращивать выпуск всего того, что так нужно было тогда фронту.
  
   Осенью в Зеленодольске появилась новая рабочая сила - военнопленные. Немцев разместили в районе нынешней улицы Чехова, за стадионом Комсомолец и внизу. Они выполняли самые тяжёлые земляные и погрузочно-разгрузочные работы, строили дома. Было голодно, кормили их плохо, и зимой от дизентерии погибло около полутора тысяч бывших вражеских солдат.
  
   Трудно понять почему, но многие женщины, отрывая от себя последнее, подкармливали потерявших человеческий облик вшивых, худых, будто тени, пленных.
   - Ты куда это с кастрюлькой ходила? - спрашивала Александру украинская бабулька. - Неужели опять фашистов похлёбкой кормишь? Может быть ты им и хлеб свой отдашь?
   - Ну, уж нет, - оправдывалась Шура, - Много ли мы его получаем? Твоим, вон, внучатам с детский кулачок ржаной чернушки в школе дадут, и всё. Я этим иродам вчерашний супчик отнесла. Живые ведь души, тоже есть хотят.
  
   Рядом с деревянным клубом Парижской Коммуны достроили и, наконец, открыли дом культуры "Родина" - настоящий дворец с прекрасным кинозалом. Фильмов было мало, и Лида с младшим братом несколько раз подряд ходила смотреть одни и те же полюбившиеся им кинокартины. Володе весной исполнилось четырнадцать лет. Ему нравилось читать библиотечные книги и журналы, решать сложные математические задачи. Память у парня была отменная, и учился он лучше других. Поэтому после окончания семилетки надумал мальчишка идти в восьмой класс, а затем поступать в один из казанских вузов. Учителя одобрили это решение, но не сложилось.
  
   Надо сказать, что желание учиться в те годы было у молодёжи очень большое. И чтобы ограничить число абитуриентов, перед войной было введено платное обучение в старших классах школы и в вузах. Но предприятия могли на льготных условиях за свой счёт учить молодых рабочих, которые затем должны были вернуться на родной завод. Александра хлопотала перед начальством, чтобы сын стал таким стипендиатом. И вот в один из майских дней 1944-го года его вместе с матерью вызвали в школу.
  
   В кабинете директора заседала комиссия. Увидев Володю, комсорг школы встал и подошёл к молодому человеку:
   - Знаю, Владимир, что хочешь получить образование. Но ты комсомолец и должен понимать: советская Родина в опасности. Мы напрягаем последние силы, чтобы добить фашистскую гадину. Великий Ленин завещал молодым: "Учиться, учиться и ещё раз учиться". Но сейчас не время. Стране нужны рабочие руки, мой дорогой товарищ. Миллионы четырнадцатилетних комсомольцев куют Победу здесь, в глубоком тылу. В общем, предлагаю тебе получить рабочую профессию в ремесленном училище и трудиться на нашем заводе.
  
   Отказаться было невозможно, и Александра, обняв сына, прямо здесь, в кабинете, благословила его:
   - Всё верно, сынок. Твой отец погиб за Родину, и ты должен завершить дело, за которое он отдал свою жизнь. А учиться будешь потом, когда разобьём фашистов.
  
   На том и порешили. Володя жил долго и счастливо. Но высшего образования он так и не получил. Видимо, не хватило силы воли. А может быть в этом виновата война, которая унесла с собой десятки миллионов молодых жизней - та ужасная кровавая битва, которая изменила судьбы многих и многих людей.
   И никогда не понять сытым европейцам, почему в России не хотят забывать те далёкие страшные годы? Почему до сих пор помним и празднуем мы поистине Великую общенародную нашу Победу?!

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) В.Касс "Избранница Архимага"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"