Nifa: другие произведения.

Фанфик фэндом: Bleach. "Пепел", весь текст.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

     

    Около двух тысячелетий назад, в мире живых была запечатана сила способная разрушить два мира, часть которой из десятилетий в десятилетия привязывалась к душам обычных смертных, не обладающих сильной духовной реяцу, тем самым погружая ее в сон. Но раз в несколько столетий, печать изнашивалась, нуждаясь в обновлении, и в это время, защита слабла..

    Беты (редакторы): Sidness

     


  Персонажи: Тоширо\ОЖП (+ свои персонажи, Мацумото, Рукия, Момо, Бьякуя, Рендзи, Ёруичи, Урахара, Куросаки... Все мимо пробегали)
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Гет, Романтика, Учебные заведения, Драма, Экшн, Мистика, По канону.
  Предупреждения: Смерть персонажа, ОМП, ОЖП
  Размер: Макси, 141 страница
  Кол-во частей: 23
  Статус: закончен
  
  Примечания автора:
  (сюжет без правки)
  
   этот фик попал в список рекомендованных сообществом.
  
  Всем привет, закончила наконец свой фик, но предупреждаю тех кто заинтересуется его прочтением:
  
  Во первых! Все что я решаюсь написать, рассчитано на ЖЕНСКОГО читателя!
  
  Во вторых: В фанфике могут немного расходиться некоторые пояснения, или может возникнуть легкое ощущение недосказанности в конце истории, но хочу заметить, что я не работала над коррекцией сюжета, и не правила основной текст, кроме того, задавалась вопросом написать дополнительные главки в Мини продолжении, включив в него разъяснение к 21 главе и эпилогу... но пока отложила эту мысль на будущее, так как сейчас на это просто нет времени...
  
  В третьих: Всех любителей пэйринга Тоширо\Карин, Тоширо\Момо, Тоширо\Мацумото... и тд... прошу не обижаться на мою вольность в создании ОЖП. Я понимаю ваши чувства по этому поводу, но считаю, что не один из этих пэйрингов не подходит. (хотя бы для этого рассказа). Если вы все же против, я не заставляю вас читать.
  
  
  
  Автор взяла на себя смелость, рассказать что происходило в тот год, пока потерявший силу синигами Ичиго, пытался свыкнуться с жизнью обычного человека.
  
  Публикация на других ресурсах: Нет, автор жадина.
  
  _______________________________________________________________________________________________________________________________________________________
  
  
  Пролог
  
  
  - Главнокомандующий Готэй 13, Гэнрюсай Сигэкуни Ямамото, - по залу совета сорока шести разнесся усиленный голос главы собравшихся. - Вы знаете, зачем вас вызвали?
  
  - Догадываюсь, - коротко ответил седовласый старик, обеими руками опершись на свой посох.
  
  - Этой ночью мы получили доклад, что в одном из прилегающих к Сэйрэтею районов пробудилась сила, схожая с той, которую мы давно ждали. Но точного направление осталось неизвестным.
  
  - Мы должны найти этого человека и определить в академию. Для всего общества душ, и мира живых, он чрезвычайно важен.
  
  - Главнокомандующий Генрюсай Ямамото, - прозвучало с верхнего ряда. - Мы даем вам задание найти его и завербовать в синигами.
  
  - Вы так же можете созвать совет капитанов, и поставить их в известность. Выберите четырех лейтенантов для поисков, остальным знать о нем не стоит, когда его приведут, это только вызовет лишнюю шумиху, и толпа любопытных вокруг него может плохо сказаться на его обучении.
  
  - Сейчас же займусь этим вопросом, - едва заметно склонил голову капитан первого отряда. - Это все?
  
  - Да, вы можете идти.
  
  ***
  
  - Ну почему я, капитан? - жалобно простонала Мацумото, щенячьими глазками смотря на стоящего напротив нее высокого мужчину в белом хаори.
  
  - Рангику-сан, ты можешь отказаться, а вместо тебя я отправлю кого-то другого.
  
  - Правда? - обрадовано воспарила духом Мацумото, мысленно уже бездельничающая в прилегающем к Готэй тринадцать уютненьком ресторанчике.
  
  - Конечно, конечно, только в этом случае тебе придется заняться этим, - ткнув большим пальцем за спину, капитан десятого отряда с долей злорадства следил за вытягивающимся лицом своего лейтенанта. Капитанский стол был чуть ли не до потолка заставлен отчетами, которые Мацумото должна была проверить и разложить по числам перед сдачей, но как всегда умудрилась увильнуть, припрятав их от глаз капитана для надежности.
  
  - Когда отправляться? - серьезно спросила рыжеволосая красавица, вмиг растеряв всю свою лень.
  
  - Как только будешь готова, - едва сдержав улыбку, в тон ей ответил капитан, скрестив руки на груди.
  
  ***
  
  - Капитан совсем меня не жалеет, - обиженно надув пухлые губки, бурчала себе под нос лейтенант десятого отряда. - Послать в такую глушь, а ведь у меня были планы. Я целую неделю ждала очереди в "Кэйко Рандо". Туда же так проблематично попасть. У них самый лучший спа-сервис во всем Сэйрэтэе. Посмотрев в сухое небо, Рангику недовольно помахала ладошкой на свое шикарное декольте. - Какая жара, и эта часть находится с северной стороны столицы?
  
  Осматриваясь по сторонам, Мацумото не удивлялась отсутствию на улице людей. Такую погоду лучше переждать в хижинах. В этой части Сэйрэтэя было довольно мило, в окрестностях царил порядок, довольно много зелени, и домики с виду не так уж и запущены.
  
  - Как же пить охота, - по-детски протянула лейтенант, оглядываясь в поисках магазина.
  
  Мимо рыжеволосой красавицы пролетел непонятный вихрь в цветном кимано, и скрылся в распахнутых дверях одноэтажного небольшого здания.
  Рангику удивленно проводила его взглядом, и двинулась следом, задумчиво хмурясь.
  Кажется, лейтенант что-то почувствовала, пусть совсем слабо, но проверить все же стоит.
  
  - Амонатэ, пожалуйста, - донеслось до лейтенанта, когда она подошла к дверям. Заглянув внутрь, Рангику мельком осмотрела бедненький на вид, но в ухоженном чистом состоянии магазинчик, и перевела взгляд на ожидающего сдачу парнишку: совсем ребенок, ростом чуть больше метр двадцати, худенький, маленький, с белыми, как у старика, волосами, торчащими колючим непослушным ёжиком.
  
  Парниша стоял к ней спиной и не мог видеть, что стал объектом пристального изучения.
  
  - Вот ваша сдача, - за прилавком показался продавец, здоровенный детина, в поношенной безрукавке, надетой на голое тело, с накаченным торсом.
  
  Мацумото почему-то не понравилось, как тот посмотрел на мальчика, и она заметила, что спина беловолосого напряглась.
  
  - Иди-ка ты домой, раз уж купил все, что хотел, - раздался резковатый голос мужчины, свысока смотревшего поверх правого плеча мальчика.
  
  Рангику почувствовала нарастающее раздражение, и уверенно зайдя в помещение, широким шагом направилась к прилавку.
  
  - Послушай-ка, - холодным тоном начала она, уперев руки в бока, не обратив внимания на то, что мальчик стремительно повернувшись, врезался в ее пышную грудь, и, не удержав равновесия, рухнул на пол, предварительно приложившись затылком об деревянную стойку. - Вы не должны так разговаривать с покупателями! Решили на него надавить, хоть он еще ребенок? - не повышая голоса, но добавляя угрожающие нотки к каждому слову, возмущалась она. - Никогда бы не подумала, что в этом магазине работают такие люди!
  
  Смерив заметно струхнувшего продавца презрительным взглядом, Рангику отвернулась, оглядываясь в поисках спасеныша, и чуть не наступила на распластавшуюся у ее ног, постанывающую тушку.
  
  'Он что, слезу решил пустить?' - досадливо пронеслось в голове.
  
  Рангику ненавидела слезы. Она никогда не позволяла себе эту вольность, как бы тяжела не была жизнь, а этот, в конце концов, парень, нечего рассусоливать!
  Наклонившись, Мацумота схватила мальчика за шкирку, возмущенно прошипев.
  
  - Ты еще долго собираешься сидеть тут и плакать? - подняв ребенка на уровень своего лица, и мельком подумав, что ее дзампакто и то весит больше, рыжеволосая красавица грозно продолжила. - Если ты мужчина, то просто выскажи все, что у тебя на уме!
  
  Пацаненок вцепился в свое кимано, оттягивая его от близкого знакомства с горлом, и не менее грозно прорычал.
  
  - И кто в этом виноват?! К тому же, я не плачу! Отпусти меня! - на удивление лейтенанта, этот ребенок сумел вывернуться из ее захвата, и отбив от себя машинально попытавшуюся вернуть первенство ладонь, добавил в голос твердости. - Я сказал, отпусти!
  
  Мацумото моргнула.
  
  'Что это только что было?'
  
  Ошибки нет, этот ребенок только что попытался надавить на нее своей духовной силой.
  
  'Быть не может... Это...' - смотря в след убегающему мальчишке, удивленно подумала лейтенант, но поняв, что он сбежал, попыталась его окликнуть.
  
  - П-постой! Эй!
  
  Но мелкого и след простыл.
  
  - Черт, - уперев правую руку в бок, а левой убрав лезущую в глаза челку, Рангику досадливо покосилась на магазин. - Придется еще немного полюбезничать с этим типом.
  
  ***
  
  Смотря на дом, в котором сейчас неконтролируемо плескалась чужая, довольно мощная реяцу, Мацумото задумчиво свела брови.
  
  'Кто мог подумать, что подобная сила исходит от такого малыша'.
  
  Решив, что на размышления еще будет достаточно времени, Рангику бесшумно проникла в дом, быстро осмотрев погруженное в темноту помещение.
  
  На удивление лейтенанта, в комнате стоял сильный холод, заставляя девушку покрыться мурашками. Реяцу, исходившее от одного из постеленных рядышком футонов, ощутимым давлением легло на плечи ночной гостьи.
  Мягко ступая, рыжеволосая тихо подошла к изголовью циновки, и, всматриваясь в беспокойное лицо спящего там ребенка, неслышно бормочущего что-то себе под нос, склонилась над ним, прислушиваясь. Неожиданно мальчик открыл глаза и уставился на ночную гостью удивленными глазами.
  
  - Йо! - приветливо улыбнулась она, отсалютовав таращащемуся на девушку парнишке.
  
  - Ты... сегодня днем... - напряженно прошипел мальчик, вскочив с места. К удивлению Мацумото, в нем полностью отсутствовал намек на испуг перед неожиданной визитершей, даже наоборот, казалось, что парнишка при необходимости ринется на врага, не заботясь о разнице в силе.
  
  - Прячь свою реяцу, когда спишь, - мигом посерьезнев, тихо прошептала Рангику. - А то твоей бабушке холодно.
  
  Мальчик спохватился и резко повернулся в сторону своей бабушки.
  
  - Бабуля... - хрипло прошептал он, с легкой паникой в глазах смотря на трясущуюся от холода под тонким покрывалом пожилую женщину.
  Рангику сочувственно посмотрела на бабушку, и твердо произнесла:
  
  - Малыш, ты должен стать синигами, - проигнорировав удивленное восклицание, Мацумото снова повернулась к нему, уперев руки в бока. - Такие сильные дети как ты должны научиться контролировать свои способности. Если так будет продолжаться, в конечном итоге, ты убьешь ее своими руками.
  
  - Что ты такое... - возмущенно начал протестовать малыш, но Рангику не дала ему закончить.
  
  Резко присев напротив малыша, лейтенант протянула руку, и едва ощутимо дотронулась до его груди.
  
  - Ты же можешь слышать голос, не так ли?
  
  ***
  
  Смотря в след беловолосого парнишки, только что скрывшегося за дверями академии, Мацумото настолько задумалась, что не сразу почувствовала приближение капитана.
  
  - Не подкрадывайтесь так, капитан Иссин, - недовольно проворчала девушка.
  
  - Как наш парнишка? Уже пристроили?
  
  - Да, его как раз повели заселяться, - снова посмотрев на закрывающиеся врата академии, ответила Рангику. - Как вы думаете, это он?
  
  - Не знаю, - задумчиво протянул капитан десятого отряда. - Тот второй, которого привел лейтенант третьего отряда, обладает схожими способностями. Правда, он немного старше, - почесав затылок, капитан посмотрел на чистое небо. - На совете приняли решение присматривать за обоими, а когда придет время, станет ясно, кто из этих двоих возрожденный небесный страж.
  
  
  Глава 1
  (Наши дни).
  
  
  
  Прозвенел звонок, и школьники радостно начали собираться, стремясь поскорее выбраться из школы.
  
  - Чуть не забыл, - раздался приятно поставленный голос классного руководителя. - Исунэ и Каори, вы сегодня дежурные.
  
  - Но я дежурила на прошлой неделе, - раздался недовольный голос хорошенькой брюнетки, умоляюще смотрящей на молодого преподавателя, только закончившего педагогический институт, и присланного на временную замену уволившейся учительницы.
  
  - Да, это так, - как ни в чем не бывало, пожал плечами учитель. - Только кое-кто об этом 'забыл', и смылся, оставив всю работу на напарника. Так что отрабатывай с Каори.
  
  - Но сенсей! - надула подкрашенные розовым блеском губки ученица.
  
  - И слушать не хочу, - оповестил он, закончив складывать свой портфель, и, поправив украшающие нос очки в тонкой оправе, коротко глянул на дежурных. - Чем дуться, лучше займись стульями, быстрее начнешь, быстрее закончишь, - пропустив вперед весело болтающих учеников, преподаватель скрылся из виду.
  
  Каори получила порцию раздраженных взглядов от подруг Исунэ, и, сделав вид, что они адресованы не ей, плюхнулась назад за свою парту, дожидаясь, когда галдящие одноклассники покинут помещение.
  
  - Эй, Юми-тян, - обратилась к ней противно приторным голоском Исунэ, когда в классе остались только ее две подружки и Каори. - Как насчет того, чтобы выручить одноклассниц? - У Каори что-то подпрыгнуло в животе и неприятным чувством расползлось внутри. - Понимаешь, у нас парные свидания, и наши мальчики уже ждут. Так что справься тут без меня, ладно? Ах, чуть не забыла, - не дожидаясь какой либо реакции со стороны девушки, Исунэ помедлила у двери. - Скажешь об этом сенсею, и я очень расстроюсь. Пока-пока...
  
  Посмотрев в след хихикающим девчонкам, Юми досадливо поморщилась, а во всем виноват тот самый первый раз, когда она осталась с одной из них на дежурство, и та слезно отпросилась, сказав Каори, что ее собака заболела, и нужно по времени делать укол. Юми не могла не согласиться и заверила одноклассницу, что сама справится. Теперь, стоило одной из этой троицы попасть с ней на дежурство, как они тут же смывались. Поначалу девушки придумывали правдоподобные отговорки, потом начали в наглую увиливать. И почему именно ей попадаются чаще всего эти лентяйки? Теперь оставалось надеяться, что это продлится не долго, конец февраля, и до окончания старшей школы остается совсем немного.
  
  Вздохнув, девушка принялась за уборку. Кто ей доктор, что она не может отвечать отказом, когда к ней обращаются с просьбами. Теперь вот расплачивается за свою мягкосердечность.
  Стремясь побыстрее прибраться, девушка протерла доску, помыла учительский , и, убрав стулья на парты, принялась мыть пол.
  Вздохнув, Юми оперлась на швабру и осмотрела сверкающий класс. Глаза девушки пробежались по украшающим подоконники цветам, и она спохватилась.
  
  - Блин, забыла протереть подоконники и полить цветы, а ведь уже пол помыла!
  
  Махнув рукой, она быстро направилась к шкафу с уже спрятанными в него моющими и чистящими средствами, но поскользнулась на влажном полу, и с грохотом растянулась в проходе между рядами, больно стукнувшись об край парты. Застонав и потирая ушибленное бедро, девушка некоторое время так и валялась на полу, думая над тем, почему ей вечно не везет.
  
  - Каори? - послышался ровный мужской голос, и в класс заглянул один из ее одноклассников.
  
  Тахекико Такаши, в форме для кендо с маской в одной руке и деревянной катаной в другой, разглядывал валяющуюся на полу одноклассницу.
  
  - Что с тобой? - все так же ровно спросил он, впрочем, не двигаясь с места.
  
  Юми недовольно поморщилась, досадуя, что он увидел ее в такой позорный момент, и быстро поднялась, тут же поскользнувшись, но успела схватиться за парту.
  
  - Ничего, - проворчала она, отводя взгляд. - Пол мокрый.
  
  - А где Исунэ? - склонив на бок голову, спросил парень.
  
  - Сбежала, - пожала плечами Юми.
  
  - Ясно, - ровно произнес он, все еще смотря на девушку.
  
  Повисла тишина.
  
  - Эм, - неуверенно подала голос Каори, начиная нервничать под пристальным взглядом парня. Девушке почему-то казалось, что он в последнее время ведет себя немного необычно. - Ты что-то хотел?
  
  - Такехико, ты почему не в зале? - из коридора донесся голос учителя, и тот заглянул в класс, держа в руках увесистую стопку с папками.
  
  - Как раз шел туда, но услышал грохот, и решил узнать, что тут творится, - повернувшись к учителю, пояснил Такаши.
  
  - О, а где Исунэ? - оглядевшись, поинтересовался учитель у Юми.
  
  - Смылась, - пожал плечами одноклассник, и добавил: - Вы ведь и так знали, что это произойдет, чему удивляться?
  
  - Ну, я все-таки надеялся, что она хоть раз поступит по совести. Вот и решил проверить, и пошел через наш класс, а не как обычно.
  
  - Если Каори не перестанет быть такой покладистой, - равнодушно пожал плечами Такехико, кинув косой взгляд на девушку, - то они сядут ей на шею.
  
  - Кажется, - проворчала себе под нос она, - уже поздно об этом говорить.
  
  - Ладно, завтра разберусь с этим, - вздохнул учитель. - Наверное, не стоит больше ставить вас на одно дежурство.
  
  - Спасибо, - проворчала Юми, все еще чувствуя, как покалывает бедро, но постеснялась тереть ушибленное место при посторонних.
  
  - Хорошо, заканчивай, - кивнув, учитель глянул на Такаши. - Такехико, раз уж нам по пути, поможешь мне с этим, - протянул он руки, на которых лежала порядочная стопка папок. Такаши молча взял половину и, кивнув Каори, вышел из класса.
  
  Учитель проводил его взглядом, и посмотрел на девушку.
  
  - Справишься сама? - кивнув вглубь класса, поинтересовался он.
  
  - Не в первый раз, - пожала плечиками девушка. - Я почти закончила, тем более спешить мне некуда.
  
  - Хорошо, тогда до завтра.
  
  Проводив учителя и одноклассника глазами, Юми уже аккуратнее двинулась к шкафу.
  
  Такехико Такаши, президент студсовета старшей школы Каракуры, высокий брюнет, с черными глазами. Его серьезный, задумчивый взгляд, всегда действовал на девушку как ведро ледяной воды. А этот наклон головы? Как можно таким простым жестом заставить собеседника чувствовать себя неловко? Наверное, не зря он глава студсовета, говорят, что такого строгого президента еще не было. Интересно, он вообще расслабляется? Хотя, тем девчонкам, которые организовали тайный фан-клуб Такехико Такаши, кажется, он и таким нравится.
  Нет, ну, Юми не могла бы сказать, что считает его несимпатичным, или с уверенностью утверждать, что он ей совсем не нравится, но что-то в этом парне заставляло ее сердце замирать, стоило им встретиться взглядом.
  Другое дело - учитель. Ему всего двадцать пять, хорош собой, с теплыми шоколадными глазами, не скупится на улыбки, и открыт как книга. Впрочем, второй тайно организованный фан-клуб носит его имя.
  
  - Интересно, а он сам-то об этом знает? - хмыкнула Юми, и принялась за подоконники.
  
  ***
  
  Дом встретил ее тишиной, и не удивительно, Юми жила одна уже больше двух месяцев, а ее родители переехали в другой город, получив перевод по работе. На самом деле, они меняли города как перчатки, из-за чего девушка все детство провела как неприкаянная, мотаясь из одной школы в другую, и вот, только она устроилась в Каракуре, привыкла к новому месту, как они радостно сообщили о новом назначении. Юми наотрез отказалась переезжать, из-за такой жизни девушка совсем не имела друзей и чувствовала себя бездомной. После долгих споров и отговорок, мол, это уже точно в последний раз, что она слышала на протяжении этих двух лет, родители все же уступили, и позволили ей остаться, чтобы окончить эту школу.
  Тем более, больше половины учебного года уже за плечами. Конечно, родные переживали, и звонили раз в неделю. Но от матери так же приходили электронные письма каждые два дня, короткие и не содержательные, написанные впопыхах, а отец звонил ее учителю, и, конечно же, соседке, чтобы контролировать дочку исподтишка.
  Юми было все равно, ей только хотелось постоянства и спокойствия. Она хотела доучиться в этой школе, и заняться кулинарным делом. Осесть на одном месте и жить как все.
  
  - Я дома, - поздоровалась она с пустой прихожей и, разувшись, прошла на кухню, где сразу залезла в холодильник и достала приготовленный вчера ужин.
  
  Уплетая его не разогрев, девушка, кушая на ходу, переместилась в зал и включила телевизор. Не слушая, что там говорят ведущие передачи, Юми пробралась на застекленную лоджию и, поставив на журнальный столик тарелку, открыла большое окно.
  Сегодня тепло на улице, и можно насладиться легким свежим воздухом. Покончив с едой, девушка отправилась делать домашнюю работу, предварительно включив свет во всех комнатах.
  Что бы она там не говорила родным, но темнота до сих пор заставляла девушку чувствовать себя неловко.
  
  ***
  
  Открыв глаза, первое, что увидела Юми, это руку. Нахмурившись, она смотрела на небольшое пятно, откуда-то появившееся на запястье. Раздражение? Сегодня запястье то и дело чесалось, наверное, новое мыло, купленное вчера, вызывает раздражение. Завтра нужно купить другое.
  Пожав плечиками, девушка потянулась, и когда только успела уснуть?
  
  'И вообще, нормальные люди спят в кроватях', - выбираясь из-за письменного стола, подумала она.
  
  - Но сначала в душ.
  
  Пройдя в ванную, девушка разделась, и вошла в душевую кабинку.
  
  ***
  
  Юми металась в кровати, лоб покрыла холодная испарина, от жара девушка сильно вспотела. Длинная бежевая футболка задралась до талии, а ставшее ненужным одеяло валялось у кровати.
  Девушке снилось пламя, окутывающее ее своими голубыми языками, сантиметр за сантиметром покрывая ее тело. Она знала, что спит, но прогнать сон не было сил. Боль от ожогов казалась такой реальной, что еще секунда, и ее кожа покроется волдырями, а сама девушка превратится в пепел.
  Тихий сдавленный стон сорвался с плотно сжатых губ, а руки скомкали простынь. Из-под запястья левой руки мягко разлился тусклый, нежно голубого оттенка свет, но тут же кратко вспыхнув, всосался обратно. Резкий вдох, и в комнате все затихло, только мирно тикающие настенные часы отсчитывали минуты.
  
  
  Глава 2
  
  
  - Мацумото! - разнеслось по всему бараку десятого отряда. - Как это понимать?!
  
  - Ну, капитан... - протянул на высокой ноте женский голос, - вы меня совсем не жалеете! А как же моя молодость и красота? А ведь мне еще личную жизнь устраивать! Ну не могу я целыми днями корчиться над этими треклятыми, нудными отчетами!
  
  - Мацумото... - рычащий шепот, и по стенам, треща, расползся узорчатый иней.
  
  - О, капитан, - разнеслось задумчиво, - а вы и так можете... А-а-а!
  
  Из распахнувшейся двери офиса десятого отряда вылетела взъерошенная женщина с божественной фигурой. Вся ее одежда хрустела от каждого шага, а рыжие волосы превратились в сосульки.
  
  - Капитан сегодня не в духе... - скороговорчески пролепетала она, пробегая мимо озадаченного лейтенанта первого отряда, который как раз собирался постучать в дверь.
  
  Проводив замороженную красавицу удивленным взглядом, Окикиба с подозрением заглянул в открытую настежь дверь.
  По всему кабинету валялись и летали листки с отчетами, весь пол скрылся за горой белой бумаги. Парень, на вид которому не дашь больше тринадцати лет, стоял посередине всего этого бедлама, со скрещенными руками на груди. Голова низко опущена, а левая бровь причудливо дергается. Вокруг капитана десятого отряда крутился пар, а весь кабинет был покрыт инеем.
  
  - Капитан Хитцугая, - с трудом удерживая равнодушное выражение на лице, ровно произнес лейтенант Окикиба, едва моргнув, когда из его губ вместе со словами вылетел пар. - Капитан Ямамото незамедлительно ожидает вас в кабинете первого отряда.
  
  - Ясно, - на удивление спокойно произнес парень, и, сделав глубокий вдох, медленно двинулся из кабинета, переступая через валяющиеся отчеты.
  Окикиба проводил его глазами и, кинув напоследок короткий взгляд на разгромленный кабинет, последовал за капитаном десятого отряда.
  
  ***
  
  - Капитан Хитцугая, - обратился к парню дряхлый на вид, слегка сгорбленный старик, крепко сжимавший обеими руками причудливой формы деревянный посох, в недрах которого был спрятан его дзампакто. - Ваш отряд снова отличился. За последние три месяца вы отстали по отчетам, чем занимался ваш лейтенант, во время вашего отсутствия, позвольте спросить?
  
  - Прошу простить Мацумото, - четко произнес капитан десятого отряда, смотря прямо перед собой. - Она еще молода, и в ее голове один лишь ветер. Но так как я вернулся с грунта, то обязуюсь привести в порядок свой отряд, и прослежу за тем, чтобы лейтенант выполнила свою работу как полагается.
  
  В кабинете повисла тишина, и капитан первого отряда посмотрел на беловолосого парня через прищуренные глаза.
  
  - Боюсь, ваше возвращение в общество душ было поспешным, - после непродолжительной паузы, сообщил он. - Вам придется еще раз вернуться в мир живых.
  
  Капитан Хитцугая недоумевающее сдвинул и без того хмурые брови, молча ожидая пояснений.
  
  - Из исследовательского центра пришел отчет, что этой ночью в одном из районов Каракуры было зафиксировано колебание необычной силы. Лейтенант Акон так же сообщает, что смог зафиксировать ее только на старом приборе, отслеживающем малейшие изменения энергетических выбросов, но определить источник на нем не возможно, - сделав знак своему лейтенанту, главнокомандующий дождался, когда тот подаст озадаченному капитану несколько скрепленных между собой листов с расчетами давлений, выбросов и передвижений различных источников сил и духовных всплесков, переходящих из мира живых в общество душ, и обратно. - Кроме того, всплеск длился несколько секунд, - продолжил Ямамото, следя, как капитан десятого отряда удивленно глянул сначала на лейтенанта, затем на главнокомандующего, и после окинул мимолетным взглядом отчет исследовательского центра. - По словам главы исследовательского центра, этого недостаточно для перехвата сигнала другими аппаратами. К тому же, не факт, что они бы смогли уловить нужную частоту для фиксирования точных координат. Он также утверждает, что источник силы неким образом нарушил колебание духовных частиц, переходящих из мира живых в общество душ, но это пока еще не сказалось на обоих мирах. В случае более мощного всплеска, это может понести за собой трагические последствия. Вы, как и все капитаны, и лейтенанты, знаете причину, по которой Готэй тринадцать был основан, и направлен на защиту Каракуры. Если нарушится баланс, печать спадет, и спрятанная под городом мощь сотрет в порошок половину мира живых и весь Сэйрэтэй.
  
  Дослушав, капитан Хитцугая все с тем же удивленным выражением на лице, снова перевел взгляд на бумаги, уделив изучению непонятных для непосвященных людей набор цифр и букв, несколько длинных минут.
  
  - Но я ничего не чувствовал, - закончив просматривать отчет, сказал Тоширо, тут же вернув бумагу все еще стоявшему подле него лейтенанту. - Хоть и находился в это время на грунте.
  
  - Никто не чувствовал, - в тон ему ответил Ямамото. - И нам повезло, что это было зафиксировано дежурным по отделу.
  
  - Ясно, - произнес Хитцугая, скидывая с себя растерянность, и возвращая лицу отстраненное выражение. - Какая задача на меня возложена?
  
  - Вы должны незамедлительно отправиться в мир живых, - ровно сообщил главнокомандующий. - Свяжитесь с Кискэ Урахара, опишите ситуацию, и постарайтесь найти источник и причину этому выбросу. При малейшей опасности для обоих миров, сразу сообщите в исследовательский отряд, и лично мне. - Не прекращая наставления, капитан первого отряда обошел свой стол и занял кресло с высокой спинкой, сцепив пальцы перед собой. - Отчеты присылаете как обычно, раз в неделю. Мы будем отслеживать ваши передвижения и при любой опасности будем готовы оказать поддержку.
  
  Повисла небольшая пауза, и Генрюсай хмуро посмотрел на стоящего по струнке смирно молодого капитана.
  
  - Капитан Хитцугая, вы должны быть готовы к самому худшему, и предотвратить грядущие неприятности с минимальными потерями. В этот раз спрятать город в обществе душ будет недостаточно.
  
  - Понятно, - кивнул Тоширо, и его плечи слегка опустились. - Кого еще назначили на эту миссию?
  
  - Пока отправляетесь только вы, все капитаны и лейтенанты загружены работой по восстановлению порядка в Сэйрэйтэе после боевых действий. Боюсь, что ваш лейтенант не сможет отправиться с вами, думаю, вы со мной согласитесь, что у нее и в отряде достаточно работы. После вашего возвращения, нам придется вернуться к разговору по поводу некомпетентности вашего лейтенанта. А сейчас советую вам навестить исследовательский центр двенадцатого отряда, думаю, лейтенант Акон хотел бы лично с вами переговорить перед отбытием. Когда закончите, сразу отправляйтесь в мир живых. Можете идти.
  Поклонившись, Хитцугая исчез в шумпо. Его уши неприятно покалывало, а левый глаз начал дергаться.
  
  'Чертова Мацумото! Сколько еще она будет меня позорить?'
  
  Тут же ему захотелось биться об стену головой, не сбавляя скорости шумпо, так как перед его взором предстала картина летающих по кабинету незаполненных отчетов. Страшно подумать, что будет твориться в его отряде, по возвращению. Да Мацумото сопьется, а десятый отряд развалится по швам.
  Притормозив у ворот исследовательского центра, Хитцугая сделал глубокий вдох, и стал дожидаться разрешения войти. Когда они распахнулись, на молодого капитана обрушился грохот и гул. Была б его воля, он ни за что бы добровольно не переступил порог этого здания.
  Незаметно передернув плечами, молодой капитан с опаской шагнул в образовавшийся проем, не дожидаясь, когда ворота откроются настежь.
  
  
  Глава 3
  
  
  Юми притормозила у выносного лотка и купила маленькую бутылочку минеральной воды. Девушка чувствовала себя на удивление душно, хоть на улице и стоял конец февраля.
  
  Солнечная, не по времени года, весенняя погода, радовала уже неделю, пусть все еще прохладный воздух и заставлял жителей Каракуры кутаться в теплые плащи, сама Юми не чувствовала холода.
  
  Наоборот, ее куртка была повязана на талии, а девушка, одетая в легкий свитер и такие же легкие джинсы, изнывала от жары. Хоть она и провела в парке больше двух часов, катаясь на роликовых коньках, ни один пальчик на ее руках не подал признаков замерзания.
  
  Подъехав к пустующей лавочке и плюхнувшись на нее, Каори дотронулась до лба рукой. Почему-то ощущение было такое, будто бы она заболела, но под ладонью не было никаких признаков температуры. Наоборот, ей казалось, что лоб уж чересчур холодный.
  
  Приникнув к горлышку с живительной влагой, девушка залпом осушила почти всю бутылку минеральной воды и, вздохнув полной грудью, удовлетворенно откинулась на лавочку, прислушиваясь к ощущениям, подаренным медленно растекающейся по горлу в желудок прохладной жидкости, охлаждающей разгоряченное тело.
  
  Сегодня ее весь день мучила жажда и Юми была рада снять это состояние хотя бы на короткое время. Вдохнув свежий, приятно прохладный воздух полной грудью, Каори посмотрела на такое чистое, нежно голубое небо.
  
  Довольно зажмурившись от солнечных лучей, ласкающих раскрасневшиеся щечки, она сладко потянулась, и перевела взгляд на почти пустую бутылочку в правой руке.
  
  Допив остатки воды, выбросила уже пустой сосуд в стоящую рядом с лавочкой урну для бутылок и, понежившись еще немного, бодренько оттолкнулась от скамьи, на ходу выравниваясь и объезжая прохожих.
  
  Покатавшись еще некоторое время, девушка выехала из парка, и, петляя узкими дворами, направилась в сторону дома, притормозив лишь однажды, у попавшегося на пути лотка с мороженым. Купив килограммовое ведерко с желаемой вкусняшкой, и чуть не давясь слюной, представляя, как холодное персиковое мороженое охладит ее горло, поспешила домой.
  
  - Я дома, - привычно произнесла Юми, как только дверь за ее спиной захлопнулась.
  
  Не в силах больше терпеть, Каори не разуваясь проехала в кухню и, чувствуя неприятное покалывание в пересохшем горле, взяла большую ложку, накинувшись на холодное мороженое, по ходу дела пытаясь свободной рукой расстегнуть застежки на роликах. Освободившись от тяжелых роликов, она полностью отдалась любимому лакомству, не растягивая удовольствие, а проглатывая ложку за ложкой.
  
  На седьмой мини порции, девушка почувствовала головокружение и легкую дурноту. Уронив на пол ложку, она молниеносно скрылась в ванной.
  
  - Да что же это... - отлипнув от унитаза, слабо простонала Каори, тут же склонившись над умывальником, чтобы прополоскать рот и умыться.
  
  Посмотрев в зеркало, она расстроено понурилась. Оттуда на Юми смотрели все признаки заболевания. Лихорадочно горящий румянец на лице, тускло поблескивающие глаза, легкая испарина на висках.
  
  - Жарко... - прошептала своему отражению девушка, и стянула свитер.
  
  Спустив холодную воду в кране, Юми принялась обрызгивать себя водой, не чувствуя ее прохлады. Скинув оставшуюся одежду, Каори поплелась к душевой кабинке, ей сейчас хотелось одного - снять неприятный покалывающий жар с кожи.
  
  Простояв под прохладными струйками около десяти минут, Юми почувствовала себя немного лучше, и неохотно выключила воду. Закутавшись в полотенце, она на слабых ногах поплелась на кухню, по дороге поднимая валяющиеся на кафельном полу вещи.
  
  Убрав мороженное в холодильник, ролики в обувной шкаф, и сполоснув ложку, вернулась в ванную, чтобы достать аптечку, и отправилась в спальню, по дороге захватив с собой кувшин с очищенной водой и стакан.
  Выбрав несколько таблеток от гриппа, девушка некоторое время решала какие будут эффективней. Юми всегда была здоровеньким ребенком и болела за всю свою жизнь только один раз. Сразу после рождения, что перепугало и переполошило всех врачей, и, конечно, ее родителей. Но после выздоровления у нее больше не было даже легкого насморка.
  
  Аптечка в доме была чем-то призрачным и не нужным, но мама всегда настаивала на том, чтобы в ее недрах в любой момент можно было найти лекарства от любого недомогания. Обычно их срок истекал, и они летели в , а на их место ложились новые, но, кажется, сейчас Юми действительно в них нуждается.
  
  Перед отъездом родителей, мама заставила дочь вызубрить содержание аптечки чуть ли не наизусть, и ознакомиться со всеми инструкциями на тот случай, если крепкое здоровье девушки даст трещину.
  
  'Прямо как в воду смотрела', - промелькнуло в голове, и, вздохнув, Каори отложила аптечку на прикроватную тумбочку. Выпив выбранную таблетку, натянула на себя пижаму, сразу нырнув под одеяло. Стоило девушке закрыть горячие от усталости глаза, как сознание тут же отключилось.
  
  ***
  
  - Хм, - задумчиво протянул Кискэ, смотря на вновь прибывшего, или проще сказать, вернувшегося, капитана десятого отряда, из-под низко опущенной на глаза шляпы, и прикрываясь любимым веером. - Говоришь, что зафиксировать выброс получилось лишь благодаря кадаиногакки*?
  
  - Так сказано в докладе, предоставленном дежурным исследовательского центра, - кивнул, подпирающий стенку кабинета, Тоширо. - Главнокомандующий просил поставить вас в известность и, если возникнет необходимость, выказать поддержку.
  
  - Хм, - повторил Урахара, и обратился к молчаливому помощнику. - Господин Тэссай? Что вы думаете по этому поводу?
  
  - За прошедшую ночь никаких отклонений лично мной не было зафиксировано. Правда я ощутил некое колебание слабенькой духовной силы в течение нескольких секунд, но в Каракуре такое происходит сплошь и рядом. Так что я не придал этому значения.
  
  - Вы могли бы определить, в каком районе это произошло? - слегка поспешно вставил капитан, надеясь на быструю развязку, и скорое возвращение в отряд, там его ждет непочатый край работы, с которым Мацумото точно не сладит.
  
  - Могу только предположить, - ровным голосом ответил гигант в очках и неизменном фартуке, - что выброс исходил со стороны района Гакуэнчо, на радаре это сектор 3356
  
  - Это же... - нахмурился Тоширо.
  
  - Район, в котором находится школа Куросаки, - перебил его Кискэ.
  
  - И почему меня это не удивляет? - досадливо протянул Хитцугая, понимая, что скорое возвращение в общество душ откладывается на неопределенный срок. Все присутствующие в кабинете знали, что находится под старшей школой, расположенной на центральной улице Каракуры, в вечно притягивающем всякую нечисть районе Гакуэнчо.
  
  _____
  *Кадаиногакки - древний прибор.
  
  _____
  
  
  Глава 4
  
  
  Настенные часы показали полночь. Лучи ночного светила, выплывшего из-за мягких, пушистых облаков, плавно проползли в темную спальню, медленно опустившись на спящую в постели девушку. Когда самый проворный луч добрался-таки к ее лицу, глаза резко распахнулись, невидящие смотря перед собой. Секунда, и одеяло было откинуто, а окутанная тусклым светом фигурка медленно поднялась с кровати, делая плавные мягкие шаги по направлению к не зашторенному окну.
  
  Ладонь левой руки потянулась к стеклу и, не встретив препятствия, прошла сквозь него.
  
  ***
  
  Тоширо стоял на самом высоком столбе, находящемся в районе Гакуэнчо. Его белое хаори развевалось на ветру, а глаза цепко петляли по раскинувшимся под его ногами улочкам и переулкам.
  
  Внезапно проблеск в одном из окон заставил капитана впиться в ту сторону немигающим взглядом, а тело напрячься.
  
  - Что за? - прошептал он, медленно потянувшись за аппаратом выслеживания пустых и затерянных душ.
  
  Но капитан и так мог видеть, что проходящая сквозь окно девушка не имела при себе цепи.
  
  Она не душа.
  
  Но... и не человек.
  
  Люди не проходят сквозь препятствия.
  
  Кинув мимолетный взгляд на мобильный телефон, заменяющий радар, Тоширо, так и не опустив руки, снова посмотрел на девушку.
  
  Невероятное видение как раз полностью прошло сквозь окно и застыло, паря в воздухе. Светлые волосы, заплетенные в тугую, длиной до пояса косу, извивались непослушной змейкой.
  
  Повернув голову, она встретилась равнодушным, даже каким-то пустым взглядом с глазами капитана десятого отряда, заставляя того вздрогнуть. Тоширо показалось, что он ее уже где-то видел, но в светящихся изнутри жидким неоном глазах не было и намека на узнавание. Капитан даже решил, что она не так увидела, как почувствовала его присутствие.
  
  Девушка равнодушно отвернулась, как будто он не более чем пустое место, облако прикрывшее месяц на краткое время отплыло, и лунный свет упал на хрупкую фигурку в светлой пижаме.
  
  Губы шевельнулись, голова медленно поднялась к лунному диску, и она стала подниматься в небо. Тоширо с открытым ртом смотрел на происходящее под самым его носом, и не верил своим глазам.
  
  - Какого хрена тут происходит? - едва слышно прошептал он мысли вслух, но звук собственного голоса заставил капитана прийти в себя.
  
  Девушка стремительно набирала скорость, и Тоширо на шумпо рванул за беглянкой. Нужно сначала ее поймать, а потом действовать по обстоятельствам.
  
  - Эй! - крикнул он вдогонку все еще поднимающейся женской фигурке. Ноль реакции. Хитцугая только стиснул зубы и ускорился. В три прыжка он все-таки смог догнать незнакомку и, схватив ее за руку, тут же ослабил хватку.
  
  Жар, исходящий от тела девушки, был ненормальным.
  
  'Ненормальным? - мысленно скривился Тоширо от такого сравнения. - Что из происходящего сейчас, можно назвать нормальным?'
  
  Встряхнув рукой, капитан пропустил через ладонь холод, и с новой силой рванул к беглянке. На этот раз послышалось легкое шипение, впрочем, сразу затихнувшее, и жар под покрывшимися льдом пальцами капитана, медленно, но уверенно отступил, сопровождаясь легким прозрачным паром.
  
  Хитцугая услышал вздох, и он с удивлением посмотрел на все еще поднимающуюся в небо, но уже ощутимо замедлившуюся беглянку. Поразмыслив секунду, Тоширо позволил холоду пройтись по всем клеточкам своего тела, чувствуя приятную ему одному тяжесть, и уверенно дернул девчонку на себя, прижав вырывающееся тело к своему.
  
  Секунда сопротивления, неприятное ощущение огненного прикосновения, шипящий звук, сопровождающийся облаком пара, и незнакомка моргнула, свет ее глаз медленно всосался внутрь, давая капитану увидеть чистое остывающее голубое серебро, но веки тут же тяжело опустились. Парень завис в воздухе с бессознательным телом девушки. Его глаза невидящие смотрели перед собой, а в мозгу крутилось одно.
  
  'Почему?'
  
  - Что делать? Как поступить? - шептал капитан, не поменяв направления взгляда. - Черт...
  
  Решив для начала понаблюдать, Тоширо поудобней перехватил девушку, все-таки разница в росте придавала немного дискомфорта, хотя вес не смущал, для капитана, в свое время прошедшего и огонь и воду, это было практически незаметно. Не прекращая на всякий случай посылать в тело девушки холод, Хитцугая переместился к окну дома, из которого появилась эта девчонка. Как и ожидал Тоширо, окно было плотно закрыто. Посмотрев на бессознательную девушку в своих руках, на окно, и снова на нее, капитан все-таки попробовал аккуратно прислонить ее к стеклу, но, как и ожидалось, ничего не произошло.
  
  Обойдя весь этаж и поняв, что нет ни единого открытого окна, в который можно внести человека, капитан на секунду зажмурился, подняв лицо к небу, и уже через секунду рванул в шумпо скрывшись в сторону магазина Кискэ Урахара, не заметив, что в тот же момент, как он исчез, тень возле дома девушки заметно сгустилась, медленно формируясь в мужскую фигуру.
  
  ***
  
  Дверь магазина распахнулась, открывая перед взглядом бирюзовых глаз маленького капитана нисколько не удивленные его появлением лица Кискэ и Тэссайя. Ничего не говоря, Хитцугая внес свою ношу вглубь магазина, не обращая внимания на выглядывающие из-за угла очередной комнаты две любопытные мордашки.
  
  Урахара без лишних вопросов прошел вперед парня и открыл дверь в большую комнату, служившую и гостевой спальней, и временами больничной палатой.
  
  Тэссай мигом расстелил футон на деревянном полу, и молча подвинулся, давая капитану опустить девушку на белые простыни.
  
  Тоширо, окутанный невесомым облаком пара, опустил свою ношу на подготовленное место и, убедившись, что девушка не подает признаков беспокойства, отнял от нее руки.
  
  - Нужно поговорить, - тихо, но твердо сказал он, хмуро глядя на бессознательное тело.
  
  - Пройдемте в мой кабинет, - также тихо ответил Урахара, и добавил. - Уруру, присмотри за нашей гостьей.
  
  Из-за приоткрытой двери показалась невинная мордашка маленькой черноволосой девочки в пижаме. Подойдя к футону, Уруру тут же уселась в его изголовье, и "приклеилась" к лицу ночной гостьи поблескивающими глазами.
  
  Урахара, проследив за ее передвижениями, тут же перевел взгляд на хмурого капитана и, махнув в сторону кабинета закрытым веером, скрылся за дверью. Тоширо кинул задумчивый взгляд на футон, и последовал за хозяином магазина, слыша тихие шаги Тэссайя за своей спиной.
  
  ***
  
  - Вот как, - протянул Урахара, снова скрывшись за своим любимым веером. Тень от шляпы не давала рассмотреть его глаза и понять о чем он думает.
  
  Встав с места, Кискэ подошел к окну и посмотрел на полную луну, выглядывающую из-под проплывающих облаков. Молчание затягивалось, Тоширо казалось, что еще немного, и в его ушах раздастся звон.
  
  - Ни одной идеи? - не выдержал Хитцугая и продолжил сверлить взглядом спину Урахары.
  
  - Боюсь, с таким мне не приходилось ранее сталкиваться, - странным голосом протянул Кискэ и, помедлив, добавил. - Ее поведение чем-то похоже на одержимых луной, то есть лунатиков. Но готов съесть собственную шляпу, обычные лунатики не способны проходить сквозь окна и парить в небе. Думаю, вам пока не стоит сообщать подробности о своей находке в Готэй тринадцать, а тем более капитану двенадцатого отряда. Я не могу с точностью объяснить этот случай, но думаю, нам лучше понаблюдать за девушкой и попытаться понять причину такого состояния. На первое время нужно отгородить ее от прямых попаданий лунного света на кожу, а так же проследить причину такой температуры. Я могу ошибаться, и фаза луны не имеет никакого отношения к происходящему, но лучше провести некоторые опыты, и убедится в этом наверняка.
  
  - Может ли быть, что эта девушка и то, зачем меня прислали на грунт, как-то связано?
  
  - Все может быть именно так, но опять-таки, лучше перестраховаться и убедиться, что эти два случая имеют друг к другу отношения.
  
  - Ясно, - привычно ответил Тоширо. - И что вы предлагаете? Запереть девчонку здесь и проводить на ней опыты?
  
  - Как бы ни была соблазнительна такая идея, - отвернулся от окна Урахара, и снова посмотрел на собеседника. - Боюсь, ее родные кинутся на поиски уже с самого утра, и насколько могу судить, она еще школьница, а значит, и в школе могут заинтересоваться ее исчезновением. За остаток ночи нам даже на шумпо не подчистить память всех, кто знаком с этой девушкой, дабы скрыть ее пропажу. Так что предлагаю вернуть малышку домой, и следить за каждым ее шагом.
  
  - Что вы имеете в виду? - услышав скрытый подтекст, медленно спросил Тоширо, потихоньку впиваясь взглядом в собеседника.
  
  - Предлагаю с понедельника приступить к занятиям в старшей школе Каракуры, а в остальное время следить за девушкой в непосредственной близости. При необходимости вам придется еще не однократно применять свои способности, чтобы унять внутренний жар ее тела.
  
  Из-за двусмысленного намека, прозвучавшего в голосе Урахары, Тоширо начал медленно покрываться злым румянцем.
  
  - Ой-ой, - усиленно работая веером, ехидно проойкал Кискэ. - И о чем вы только подумали, капитан десятого отряда?
  
  По стенам пополз иней...
  
  
  Глава 5
  
  
  Юми заворочалась и, почувствовав жуткую жажду, поморщилась от боли в горле. Ощущение было подобно тому, как будто она всю ночь ела песок, нещадно царапавший ее горло.
  
  Застонав, девушка открыла глаза и заморгала. Зрение почему-то долго возвращалось к покалывающим глазам, и туманная пелена не давала ей нормально видеть.
  
  Откинув одеяло, Каори медленно села. Потерев лицо холодными, как лед ладонями, она, слегка поежившись, стала на такой же ледяной пол, пальцы на ногах тут же протестующее поджались. Потянув на себя такое родное, пуховое одеяло, Юми быстро укуталась и пошлепала босыми ступнями на кухню.
  
  Налив в высокий стакан воды, девушка жадно осушила его, и наполнила снова. Прочистив медленно отходившее горло, смочила его новой порцией воды, и удовлетворенно вздохнув, медленно поставила стакан на кухонную стойку, наконец-то к глазам вернулось нормальное зрение.
  
  'Что это было вчера?' - пронеслось в головке Юми, но она заморгала, непонимающе нахмурившись.
  
  'О чем это она только что подумала?' - девушка потерла лицо руками, и недовольно проворчала.
  
  - Опять какая-то ерунда приснилась.
  
  Включив , Юми взяла пульт и привычно включила телевизор, сразу отправившись застилать кровать, после чего направилась в душ. В квартире стоял дикий холод, включив кондиционер на повышение температуры, она проверила окна, но на ее удивление, те были плотно закрыты.
  
  Попарившись в душе, по-другому это просто не назовешь, Юми, уже одетая, с полотенцем в руках, плавными мягкими движениями высушивая волосы, вернулась в столовую комнату.
  
  - Спасибо что были с нами,- приятным голосом прощалась ведущая передачи, на что Юми никак не отреагировала, продолжая сушить волосы. - Легкого вам понедельника.
  
  Девушка выронила полотенце.
  
  - Что? - тупо переспросила она у телевизора, не осознавая, что ответа не последует. - Какой понедельник? Вы что?
  
  Паника волной накатила на застывшую Юми, и она кинулась в спальню. Порывшись в сумке, девушка неловкими движениями слегка подрагивающих пальцев извлекла из нее довольно увесистый смартфон, несколько раз нажала на кнопку подсветки, включив и тут же выключив экран, после уже медленней нажав на кнопку включить, уставилась на цифры, мигающие в углу сенсорного экрана. Третье марта, понедельник, одиннадцать сорок пять.
  
  - Не верю... - протянула девушка, расстроено опуская смартфон на край письменного стола и попятившись, села на кровать. - Вчера же была суббота...
  
  По квартире разнесся звонок домашнего телефона, и Юми на ватных ногах подошла к аппарату, нажав громкоговоритель.
  
  - Юми? - послышался обеспокоенный голос классного руководителя. - Юми, с тобой все в порядке?
  
  - Д-да, - сипло прошептала девушка, но тут же прочистила горло.
  
  - Ты уверена, что все хорошо? - не удовлетворившись, потребовал более четкого ответа учитель. - Ты заболела?
  
  - Я... - промямлила Юми, но, сделав глубокий вдох, все же ответила. - Аюза-сэнсэй, извините меня, я заболела, и все время проспала, вот только что пришла в себя. Мне очень жаль, я правда не подозревала, что пропущу школу.
  
  - Юми, - беспокойно произнес учитель. - Ты лекарства принимала?
  
  - Да, я выпила таблетку от гриппа, и сразу уснула, и вот, - расстроено добавила. - Только сейчас проснулась. Мне так жаль! Можно узнать у вас какие задания дали нам на дом?
  
  - Да, конечно, я скажу старосте... но Юми, если все серьезно, может, стоит вызвать врача? - беспокойно спросил он. - Если что нужно, я могу после уроков принести.
  
  - Не нужно, Аюза-сэнсэй. Я, правда, уже лучше себя чувствую, спасибо что позвонили. Я завтра приду в школу.
  
  - Нет, - строго прервал ее классный руководитель. - Ты ни разу не пропустила школу, хотя я прекрасно знаю, что ты живешь одна, и контролировать тебя некому. - Не меняя интонацию Аюза-сэнсэй продолжил. - Но ты, как ответственная девочка, всегда так стараешься, и вот, заболела, - переведя дух, учитель продолжил уже мягче. - Это все я. Я, наверное, слишком строг. Ты должна хорошенько отдохнуть и полностью выздороветь. Я настоятельно рекомендую тебе не рисковать своим здоровьем, и пару дней провести в постели, - помолчав, неуверенно добавил. - На крайний случай, придешь послезавтра, - услышав, как Юми набрала в грудь воздух, чтобы возразить, Аюза-сэнсэй грозно рявкнул. - И никаких отговорок! А сейчас, марш в постель!
  
  - Хорошо, - понурив голову как провинившаяся девочка, ответила Юми, виновато зыркая на трубку, из динамика которой уже разносились короткие гудки.
  
  Мадоку Аюза - хороший учитель, и относится к ученикам как к своим детям, хотя у него в принципе не может быть таких детей, потому что их временному классному руководителю недавно стукнуло двадцать пять. Но он всегда напоминал Юми то ли старшего брата, которого у девушки просто не было, то ли заботливого дядю, которого у Юми так же не было.
  
  Вздохнув, Юми поплелась приготовить чаю, и вернуться в постель. Предварительно заграбастав телефон в свою спальню. И ее интуиция не подвела, следующие полдня она то и дело принимала обеспокоенные звонки своих родителей.
  
  ***
  
  Тоширо снова торчал у окон девушки, не заботясь о скрытности. Как оказалось, Каори Юми не принадлежала к тем немногим людям, способным видеть синигами. Если бы Тоширо не стал свидетелем ночного происшествия, то он бы мог с уверенностью сказать, что эта малышка совершенно обычный человек.
  
  'Ох и бойкая девчонка...' - промелькнуло в его голове, когда он вспомнил о ночи с субботы на воскресенье.
  
  Когда девушка очнулась, то подняла такую панику, что ее смогли успокоить только с помощью какого-то нового и на удивление такого полезного препарата.
  
  Юркая малышка подумала, что ее похитили, и устроила такой погром, что Уруру пришлось применить силу, дабы обездвижить это ходячее бедствие. А когда она увидела Урахара и Тэссайя, разговаривающих с пустым пространством, ее визг мог поднять на ноги весь район. Пришлось Кискэ проявить свою смекалку и окатить девчонку из небольшого распылителя, с обязательной чисткой памяти, так на удивление вовремя оказавшегося у мужчины в безразмерных карманах.
  
  Правда, Каори вырубило на сутки, а, по словам этого недоделанного экспериментатора, должно было действовать в течение двух часов.
  
  Впрочем, стоит ли удивляться? Тоширо всегда подозревал, что Кискэ прикрываясь тем, что называется помощь, просто испытывает свои недоделанные новинки на окружающих, и так кстати подворачивающихся наивных клиентах.
  В квартиру попасть оказалось легче легкого. Кискэ просто отправил с Тоширо Дзинта, который мастерски и за невероятно короткий промежуток времени взломал дверной замок, впустив капитана с его ношей в квартиру, и заперев обоих, тут же удалился обратно в магазин.
  
  На промелькнувшую мысль: 'На кой черт Урахара обучил этого мальчишку таким знаниям', Тоширо решил махнуть рукой.
  
  Уложив девушку в кровать, Хитцугая сразу кинулся к окну и, зашторив его, смог спокойно вздохнуть.
  
  Все воскресенье он провел в квартире Юми, от безделья пролистывая учебники за последний учебный год, и периодически контролируя температуру девушки. Оказалось, что жар не зависит от времени суток, а скорее всего берет свое, когда организм больше всего расслаблен. Значит, не имеет значения, ночь или день, солнце или полнолуние, если девушка спит, этот странный жар начинает распространяться по ее телу.
  
  В данный момент, Урахара проводит какие-то эксперименты, получив несколько образцов крови этой девчонки, и с довольным видом закрывшись в своей лаборатории.
  
  Смотря как журнал, который листала девушка, начал понемногу склоняться в бок, что говорило о том, что она снова уснула, капитан покачал головой, и, проникнув в спальню, бесшумно подошел к кровати. Постояв некоторое время, изучающе рассматривая слегка напряженное спящее лицо девушки, и протянув ладонь, аккуратно дотронулся до лба Юми.
  
  Устало вздохнув, капитан уже привычно распространил холод по своему телу, и переправил его в правую руку.
  Беспокойные складки между бровей девушки почти сразу разгладились, а губы дрогнули, отчего парня пробрало не хуже чем от перемерзания.
  
  - Спасибо, - прошептала она, и на мгновение Тоширо показалось, что ее голубовато серебряные глаза сфокусировались на нем, тут же снова закрывшись под тяжестью век.
  
  Замерев на месте, но не решаясь отдернуть руку, Хитцугая впился в них взглядом, мысленно надеясь, что они сейчас откроются, и капитан поймет, что Юми все еще не может его видеть. Но девушка крепко спала, а мягкий свет, едва уловимый среди бела дня, исходивший изнутри ее тела, потихоньку исчез. Постояв для профилактики еще немного, Тоширо облокотился об письменный стол, и потер переносицу.
  
  Вся эта ситуация немного пугала парня. На его памяти еще ни разу не было такого, чтобы в Каракуре появился какой-то, скажем так, 'новый вид' и при этом не понес за собой военных действий и сильных врагов, стремившихся то ли стереть с лица земли Каракуру, то ли сравнять с пылью Готэй тринадцать. Как бы то ни было, капитан десятого отряда прямо чувствовал своей левой пяткой, скоро произойдет что-то ну очень не хорошее. Вопрос в том, как скоро, и какая роль в надвигающейся опасности уготована этой девчонке?
  
  ***
  
  Урахара уже двенадцать часов не выползал из своей лаборатории. И только изредка высовывал нос, чтобы забрать любезно оставленный господином Цукабиси поднос с едой. Образец крови, полученный от девочки с наклонностями лунатика, занимал все его мысли. На данный момент он провел большую часть экспериментов, и узнал много чего нового. Сейчас же он пытался найти способ с пользой применить свои знания, и проверить некоторые озарившие его голову новшества. Конечно, образцов маловато, и Урахара бы с удовольствием заполучил еще как минимум два раза по столько же, но вряд ли капитан Хитцугая одобрит его экспериментальные потребности, и позволит попользоваться своей подопечной, как подопытным кроликом. Решив отложить работу на завтра, Кискэ довольно потянулся и, не забыв надеть неизменную шляпу, без которой он не сможет показаться на люди, беззаботно обмахиваясь веером, покинул душную комнату.
  
  На встречу Кискэ, как из воздуха, появился Тэссай.
  
  - Капитан Хитцугая еще не вернулся, - подал голос темноволосый гигант, и последовал за хозяином.
  
  - Неудивительно, судя по тому, что мне удалось выяснить, в ближайшем будущем нашему маленькому капитану отдых будет только сниться, - слегка нахмурившись, тихо ответил бывший капитан двенадцатого отряда, и тут же на его лицо вернулось беззаботное выражение. - Что наши сорванцы, продолжают тренировки?
  
  - Конечно, я пристально слежу за их успехами, - ровно произнес гигант.
  
  - Вот и славненько, - почти проурчал Кискэ, небось, научившись этому у госпожи Сихоин.
  
  - Узнали то, что хотели? - не меняя интонации, спросил Тэссай.
  
  - Есть немного, но лучше дождаться капитана и рассказать уже при нем, не хочется мне повторяться, - вяло помахивая веером ответил Урахара, не прерывая передвижения по тайному коридору, ведущему к выходу из лаборатории.
  
  - Как считаете, когда капитан Хитцугая вернется? - поинтересовался собеседник, вежливо придержав дверь перед Кискэ.
  
  - Думаю, что без посторонней помощи ему вообще не придется отдыхать, так что нужно позаботиться об этом самим, - кивнув в знак благодарности, ответил Урахара.
  
  ***
  
  Тоширо во второй раз отошел от кровати и, еле передвигая тяжелыми ногами, остановился у окна, посмотрев на подкрадывающуюся к окну девушки полную луну, парень хмуро звякнул шторами. Как же он устал возиться с этой девчонкой, и как же ему хочется спать... уже третьи сутки идут, как капитан не смыкал глаз, и практически не приседал, во избежание отключки.
  
  Хорошо, что Кучики была направлена на патрулирование города, так как Куросаки больше не имеет отношения к обществу душ, лишившись своей духовной силы в последней битве.
  
  По мнению Тоширо, без временного синигами Куросаки Ичиго, Готэя тринадцать и Каракуры уже бы давно и след простыл. Капитан десятого отряда прекрасно понимал, чем жертвовал парень из мира живых, беря на свою спину груз обоих миров, и как не прискорбно это принимать, они все обязаны этому несносному мальчишке своими жизнями, и жизнями своих близких. Но, не смотря на это, капитан Хитцугая был рад тому, что парень потерял все свои силы. Теперь он может жить как обычный человек, забыть тот ужас, и наслаждаться повседневностью.
  
  В конце концов, он еще просто школьник, и если ему будет суждено стать синигами, то на это придет свое время. Хватит им полагаться на человека из мира живых, они ведь до появления Куросаки справлялись, и теперь без его помощи вполне способны обойтись.
  
  Посмотрев на спящую Юми, Тоширо внезапно почувствовал тягу к такой мягкой кровати, которая с легкостью вместит в себя не то что бы двух, но и появись тут этот Куросаки, им бы и втроем места с головой хватило. Если подумать, Тоширо мог бы примоститься у стенки, выпустить побольше холода, и сладко уснуть...
  
  'Какого черта, это сейчас было?' - замер Тоширо, и взъерошил непослушно торчащие в разные стороны волосы. Не хватало ему уснуть на миссии!
  
  - Чем мечтать о сне, лучше заняться делом, - прошептал себе Хитцугая.
  
  Открыв телефон, парень занялся полезным делом. Ему нужно подать запрос на разрешение для поступления в старшую школу Каракуры, да и еще каким-то образом объяснить такую просьбу, по возможности скрыв планы насчет этой девушки.
  
  По крайней мере, до того, как Урахара опровергнет или подтвердит их домыслы, стараясь не думать над тем, с каких это пор он стал пренебрегать приказами, и скрывать информацию от своего начальства, чтобы защитить объект наблюдения. Тоширо привычными движениями пальцев начал быстро набирать текст, старательно подбирая каждое слово.
  
  'Я стал думать, совсем как он...' - промелькнуло в его голове, и капитан криво улыбнулся.
  
  ***
  
  Юми сладко поерзала под одеялом, и широко зевнув, медленно потянула каждую мышцу. Пошевелив напоследок пальчиками на ногах, девушка наконец открыла глаза, и вылезла из кровати. Настроение было на высоте, усталость и признаки болезни как рукой сняло, и девушка проснулась очень рано, да еще в школу сегодня можно не идти.
  
  Снова потянувшись, Юми подошла к комоду, и, достав халатик, скинула пижаму. Набросив на плечики мягкую бархатистую ткань, девушка вернулась к комоду, и достала из нижнего ящика два свежих полотенца. Напевая себе под нос какую-то мелодию, Юми бодренько направилась в ванную, не видя, как сидящий под стенкой ночной гость, в шоке таращится перед собой, медленно покрываясь испариной.
  
  Как только девушка скрылась в ванной комнате, не прошло и минуты, как оттуда донеслось сдавленное, испуганное восклицание. Тоширо тут же придя в себя, рванул на глухой звук чего-то тяжелого, ударившегося об кафельный пол. Замерев на пороге услужливо открытой двери, капитан непонимающе обвел ванную взглядом и, не заметив врага, удивленно перевел взгляд на девушку.
  
  Та стояла напротив зеркала, не мигая пялясь на свое отражение. Хитцугая непонимающе прищурился.
  
  Что не так?
  
  Девушка медленно подняла руку, и дрогнувшими пальчиками приподняла волосы. Отшатнувшись от своего отражения, Юми медленно сделала шаг назад и испугано прижала ладонь к губам.
  
  Не решаясь переступить порог ванной, капитан внимательно изучил профиль девушки, не понимая в чем подвох.
  
  Тут до него дошло, тепло песочные, отливающие всеми оттенками золота волосы девушки местами осветлились, и под светом лампочек, отливали голубизной. Нахмурившись, Хитцугая переводил взгляд с одной прядки на другую, и его глаз зацепился за красноватое пятно на запястье девушки, напоминающее небольшой ожог. Не веря своим глазам, парень замер, не сводя взгляда с этого узора, и тут же скрылся в шумпо.
  
  
  Глава 6
  
  
  - А, - радостно встретил капитана десятого отряда Кискэ Урахара. - Блудный капитан вернулся домой... что это с вами? Плохо спали?
  
  - Урахара, - не обратив внимания на подначки, прервал его Тоширо. - Рассказывайте.
  
  Кискэ неодобрительно покачал головой, но, пожав плечами, направился в кабинет, зная, что молодой капитан проследует за ним.
  
  - Может вы сначала развеете мое любопытство, рассказав, что случилось? - заинтересованно спросил хозяин магазина, с исследовательским интересом разглядывая капитана.
  
  - Цвет её волос стал меняться, несколько прядей стали голубовато-белого оттенка. Вчера этого еще не было, но главное то, что на запястье ее левой руки проявился символ, схожий с эмблемой печати 'начала'. Я видел этот символ раньше, в одном из старых свитков, когда еще учился в академии, он состоит из двух знаков, и тот факт, что это проявилось в мире живых, меня не радует.
  
  - Вот оно как, уже началось... - задумчиво протянул Кискэ, придержав дверь кабинета для гостя, и устроившись на одной из мягких подушек, вежливо махнул капитану на место напротив.
  
  Хитцугая непривычно нервно принял негласное предложение устроится с комфортом и, скрестив руки на груди, уставился на Кискэ.
  
  - Что вы имеете в виду, говоря 'Уже началось...'? - напряженно спросил Тоширо.
  
  Дверь открылась, и Тэссай внес поднос с чайным сервизом, принявшись, как гостеприимный хозяин, разливать ароматную жидкость по нагретым заранее чашам.
  
  - Пожалуй, начну, - кивнув помощнику, произнес Урахара, аккуратно поднося горячий чай к губам. Медленно подув, Урахара помолчал, и снова подул, теперь уже делая крошечный глоточек. Тоширо нервно дернул бровью, и резко наклонившись вперед, дотронулся пальцем до фарфора в руках ученого. Кискэ удивленно моргнул, неотрывно смотря на нетерпеливого гостя, из-под низко надвинутой на глаза шляпы. - Хм, наверное, стоит начать с того, что нам уже известно. Как капитан одного из отрядов Готэй тринадцать, вы в курсе, что происходило у разделителя миров два тысячелетия назад. В то время жил человек, обладающий мощью опасной для обоих миров, в один прекрасный момент эта мощь вырвалась наружу, стремясь разрушить оба мира, и построить на их пепле один, новый. Чтобы помешать ему, вмешался другой человек, обладающий такой же силой, и сумел убить носителя. Когда тот умирал, его частички духовной силы были готовы переродиться, но во избежание повторения ситуации, в теперешний Сэйрэтэй были направлены синигами из близлежащих столиц общества душ, способные разделить их, и заточить, - сделав еще один глоток чая, Урахара продолжил. - Так как связующий ритуал было возможно провести только в период превращения реяцу в духовные частицы, было принято решение сделать это на месте. Вы также знаете, почему опасных людей, или способных разрушить миры носителей подобного реяцу, всегда запечатывают на грунте.
  
  - Общество душ состоит из духовных частиц, - кивнул Тоширо. - А они имеют способность, хоть и медленно, но все же восстанавливать повреждения, нанесенные духовному телу.
  
  - Именно, - закивал Кискэ, продолжив. - Так вот, запечатав большую часть духовной силы, синигами решили, что недостаточно просто оставить все как есть, и нужно создать еще один Готэй, направленный на защиту печати. Чтобы избежать неприятностей, так же приняли решение спрятать ощутимую духовную реяцу под городом смертных, скрыв таким образом место нахождения этой силы. Кстати, ее размещение и притягивает такое количество пустых, появляющихся в Каракуре. Так о чем это я... ах да... - раскрыв веер, Кискэ сделал несколько обмахивающих движений, и снова его закрыл. - Человек, который смог остановить врага, пожертвовав собой, был прозван небесным стражем. Потому что в той битве стоял на защите неба, разделяющего оба мира тонкой преградой, несущей имя 'разделитель миров'. Те духовные частицы, успевшие отделиться от запечатанной силы, были собраны подоспевшими синигами, но оставлять их в таком виде было опасно. Поэтому было принято решение: найти в мире живых людей, не обладающих духовной силой, и привязать эти частицы к их душам. Не имея постоянной подпитки, эти духовные частицы как бы погружались в сон, и больше не несли опасности для обоих миров. После смерти 'сосуда', частицы отделялись от их душ, и передавались новым носителям, - сделав паузу, Урахара пристально посмотрел на капитана, напряженно застывшего все в той же позе, и, не меняя ровной интонации, продолжил. - Раз в несколько столетий связующая печать, сдерживающая основной источник силы, начинала истощаться. Но небесный страж всегда возрождался, и становился на защиту обоих миров, пока запечатывающие отряды работали над созданием новой. Около ста пятидесяти лет назад печать стала истончаться, и те носители, которые находятся в непосредственной близости от нее, должны начать испытывать некий дискомфорт.
  
  - Значит, - задумчиво протянул Тоширо. - Каори носитель чужой духовной энергии?
  
  - Да, - кивнул Кискэ. - Именно так.
  
  - Но... - нахмурился капитан. - Разве нормально то, что происходит с девушкой?
  
  - Боюсь, что нет, - серьезно ответил Урахара. - И на это у меня один ответ. Большая часть этой духовной силы была извлечена из других носителей, что пробудило ту толику, которая была спрятана в девушке.
  
  - Как это повлияет на Каори? - задал Хитцугая вопрос, который почему-то занимал его больше других.
  
  Урахара как-то по-особому взглянул на капитана, и у парня екнуло в груди от неприятного предчувствия.
  
  - Если девушка окажется слабее, - после секундного молчания, сказал ученый. - То эта сила поглотит ее целиком, тем самым, став еще мощнее.
  
  Тоширо не в силах сидеть на месте, встал, и неосознанно принялся метаться по кабинету.
  
  - Что же делать? Должен быть способ остановить процесс слияния.
  
  - Он есть, но, боюсь, вам это не понравится. Думаю, вы уже и так догадались, - впившись взглядом в замершего посреди кабинета парня, серьезно произнес Кискэ. - Для того чтобы отделить чужую духовную силу от души девушки, ее придется убить.
  
  - Нет! - отрезал Тоширо, и сам опешил от своей реакции. - Я не верю, что другого выхода нет, - уже спокойнее добавил капитан, на секунду прикрыв веки. - Вы же такой находчивый, разве вам больше нечего предложить?
  
  - Хм... - прикрывшись веером, задумчиво протянул Кискэ. - Я могу создать вспомогательный амулет, запечатав в нем толику вашей реяцу, раз уж она способна подавлять спрятанную в девушке силу, но вы должны понимать, этого будет недостаточно.
  
  По кабинету разнеслась телефонная мелодия, и Тоширо достал мобильный, невидяще смотря на экран. Капитану пришлось три раза возвращаться к началу текста, чтобы до него дошел смысл.
  
  - Что-то интересное? - с любопытством в голосе поинтересовался Кискэ.
  
  - Пришел ответ на отправленный ранее запрос, - спокойно произнес Тоширо. - Мне дали разрешение на поступление в старшую школу Каракуры.
  
  - Вот как... - привычно протянул Урахара. - Думаете, в этом есть какой-то смысл? Мы ведь выяснили все, что было нужно, теперь дело за последним.
  
  - Я отказываюсь принимать такой исход, - отрезал Тоширо. - Разве не синигами виноваты в том, что с ней происходит? Я должен найти другой способ.
  
  - Кого-то мне это напоминает, - почесал затылок Кискэ. - Ну что ж, раз вы так серьезно настроены... - Урахара задумчиво оглядел капитана с ног до головы и обратно. - Думаю, придется мне выделить для вас новый гигай.
  
  - Зачем это? - нахмурился Хитцугая, с подозрением покосившись на ученого.
  
  - Вы же понимаете, - усиленно заработав веером, произнес тот. - Для старшеклассника гигай мелкого тринадцатилетнего подростка будет немного не в тему.
  
  - Урахара... - прошипел Тоширо.
  
  
  Глава 7
  
  
  Юми сидела на лоджии, подтянув колени к подбородку. Ее глаза бездумно смотрели на большую чашку с остывшим кофе.
  
  Из открытого окна подул легкий прохладный вечерний ветер, но, одетая только в старую мамину джинсовую рубашку, достающую девушке до середины бедер, и мягкие белые носочки, Каори совсем не чувствовала холода.
  
  Вздохнув, девушка перевела взгляд на часы, заранее принесенные на лоджию, и поднялась с нагретого ею плетеного кресла.
  
  - Пора, - произнесла хриплым голосом она, только для того, чтобы звон в ушах от долгой тишины немного развеялся.
  
  Придержав начавшее сползать полотенце с головы, девушка поспешно скрылась в ванной.
  
  Тоширо, с комфортом устроившийся между рамами открытого окна, слегка приоткрыл веки, проводив девушку тяжелым взглядом бирюзовых глаз. Как только та скрылась за дверью, капитан вздохнул и откинулся на раму, запрокинув лицо к темному небу, на котором уже появилось три поблескивающих звезды.
  
  Мысли капитана вернулись к повисшей над ними проблемой. Завтра у него первый учебный день. Хорошо еще, что он ранее от безделья ознакомился с некоторыми учебниками, и теперь в курсе, что сейчас изучают в мире живых.
  
  Урахара снова скрылся в своей лаборатории, чтобы доработать новый гигай до завтрашнего утра.
  
  'И что только творится в его голове?'
  
  Тоширо никогда не понимал, о чем думает конкретно этот персонаж. И зачем была устроена эта вчерашняя проверка?
  Хитцугая был уверен на сто процентов, что Кискэ не просто так провоцировал его на убийство носителя чужой духовной силы.
  
  'Интересно, прими я такое решение, Урахара бы вмешался?'
  
  Кинув быстрый взгляд в сторону раздающегося из-за двери в ванную комнату звука льющейся воды, Тоширо слегка нахмурился.
  
  Какова вероятность того, что среди знакомых или друзей Каори Юми нет таких же носителей? Хотя за эти четыре дня девушка не получила ни одного звонка или сообщения от ровесников.
  
  'Как может такая хорошенькая девушка быть такой одинокой?'
  
  Тоширо моргнул, и посмотрел на мирно лежащую на согнутом колене руку.
  
  Раскрыв ладонь, Хитцугая сжал и разжал пальцы, задумчиво смотря на кулак.
  
  Одиночество...
  
  Вот это то слово, которое крутилось на языке капитана десятого отряда с той ночи, когда он заглянул в ее глаза.
  
  Нет сомнений, в глубине этих голубовато серых глаз светилось одиночество.
  
  Но почему она одна?
  
  Что изменилось за то короткое время, когда он впервые увидел эту девушку?
  
  Ведь у Юми есть и мать и отец, как они смогли оставить своего ребенка одного, да еще и совсем молодую и беззащитную девушку?
  
  Нет, Тоширо не имеет права судить кого-либо из мира живых.
  
  И с каких это дел его интересует личная жизнь объекта наблюдений?
  
  - Чем черт подери, занимается Кучики? - раздраженно передернув плечом, прошептал капитан, и медленно потянулся за своим дзампакто, тут же подавшись вперед, и на шумпо исчез за окном лоджии.
  
  В нескольких метрах от дома, в котором находилась квартиры Каори Юми, по узкой улочке бежала женщина, спотыкаясь, и неловко пытаясь удержаться от падения, ежесекундно оглядываясь через плечо. Короткая цепь в ее груди, позвякивая, неровно раскачивалась из стороны в сторону.
  
  Из-за ближайшего угла показался пустой.
  
  Длинное тело на трех парах, быстро перебирающих, покрытых костяными наростами лапах, больше походивших на корявые скрюченные руки, переходило в гибкий, не меньше трех метров, плоский хвост. На толстой шее качалась треугольной формы голова, полностью состоящая из маски, похожей на сплющенный череп тираннозавра.
  
  Тоширо преградил путь монстру, не отвлекаясь на растянувшуюся по асфальту, от неожиданного появления спасителя, женщину.
  
  Пустой резко остановился и, лизнув воздух раздвоенным языком, запрокинул голову, радостно взвыв.
  
  - Некогда мне тут возиться, - проворчал Хитцугая, и, не дослушав ликующий концерт, несомненно, очень талантливого пустого, на шумпо нанес два идеально ровных крест накрест пореза, тут же отвернувшись от все еще не осознавшего своего поражения монстра.
  
  Встряхнув мечом, капитан, не останавливаясь, подошел к женщине, перепугано жавшейся к низкому каменному забору соседнего дома.
  
  - Кто... - дрожащим голосом прошептала она.
  
  - Вам не стоит меня бояться, - ровно произнес Тоширо, перевернув меч рукоятью вперед. - Отправляйтесь в общество душ.
  
  Женщина испугано отпрянула, но рукоять дзампакто поставила свою печать на ее лбу, превратив ту в адскую бабочку, незамедлительно скрывшуюся в вечернем мраке.
  
  Вернув дзампакто в ножны, парень переместился на прежнее место, бесшумно приняв все ту же позу.
  
  Прислушавшись, капитан определил, что девушка все еще в душе, и уже спокойнее откинулся на раму окна.
  
  По квартире разнеслась трель телефонного звонка. Хитцугая удивленно вскинул бровь.
  
  'Снова учитель? Или родители?'
  
  Послышался шум и из ванной, поскальзываясь на кафеле, выбежала Юми. Вся мокрая, прикрывающая голое тело коротким полотенцем.
  
  Тоширо недовольно отвернулся.
  
  'Глупая девчонка. Бегать в таком виде, да еще с открытым окном. Хочет простудиться?'.
  
  - Алло.
  
  - Каори, это ты? - разнеслось из громкоговорителя, и капитан навострил ушки.
  
  - Э... да, - неуверенно протянула девушка.
  
  - Это Такехико, - ровно сообщил мужской голос.
  
  - Такехико? - удивленно переспросила Юми. - Что случилось?
  
  - Тебя сегодня не было в школе, - без каких-либо особых эмоций произнес говоривший.
  
  - Это... я заболела, и пришлось пропустить, - извиняющимся тоном произнесла Юми.
  
  - Аюза-сенсей просил сообщить тебе все домашние задания, заданные сегодня.
  
  - А... да конечно, - торопливо пролепетала девушка, быстро посмотрев по сторонам. - Подожди, я сейчас возьму карандаш и записную книжку.
  
  - Хорошо.
  
  Девушка рванула в спальню, снова поскользнувшись, из-за небольших лужиц, стекших на пол с мокрых волос, и негромко вскрикнув, едва удержалась на ногах, чуть не лишившись единственного прикрытия, бесстыдно липнувшего к мокрому телу.
  
  Тоширо вздохнул и покачал головой, проследив за ее маневрами.
  
  Убедившись, что не шлепнется посередине зала, Юми уже с большей аккуратностью скрылась в спальне, чтобы через мгновение вернуться к телефону.
  
  - Алло... - немного нервно произнесла она.
  
  - Что это было? - раздалось в трубке.
  
  - Э, что? - неуверенно переспросила девушка.
  
  - Ты что, снова упала? - ровно спросил собеседник.
  
  - Ну... почти... - смущенный ответ.
  
  - Дай угадаю... мокрый пол? - с нотками сарказма, предположил Такехико.
  
  - Не смешно... - надулась Юми.
  
  - Ладно, буду считать, что моя персона так влияет на твою координацию, - легко произнес парень.
  
  - Зачем ты дразнишься? Я была в душе, когда услышала звонок и не успела вытереться, вот пол и стал мокрым... - быстро проговорила девушка, чувствуя, как от неуместных подробностей, щеки начали гореть.
  
  В трубке повисла тишина.
  
  - Алло?
  
  - Что на тебе одето? - тон голоса понизился, и капитан раздраженно дернул бровью.
  
  - Такехико Такаши! - возмутилась Юми.
  
  - Если ты снова сляжешь, я лично привяжу тебя к постели и буду кормить лекарствами с ложечки. Веришь?
  
  - Что ты такое говоришь, - с намеком на шутку произнесла девушка и отмахнулась, нервно хихикнув.
  
  - Я предупредил, - ровный голос парня слегка поменял интонацию, но Юми этого даже не заметила. - Ладно, записывай...
  
  - А, да! Диктуй...
  
  Капитан потер виски и недовольно покосился на склонившуюся у журнального столика девушку, то и дело убирающую мокрые волосы с глаз, и быстро записывая под монотонный голос одноклассника немногочисленные домашние задания.
  Юми выглядела немного на взводе: на щеках едва уловимый нежный румянец, нижняя губа прикушена, а сжимающие ручку пальчики слегка подрагивают.
  
  'Замерзла? Или снова жар?' - беспокойно подумал Тоширо.
  
  - Когда ты вернешься в школу? - закончив диктовать, после короткой паузы спросил Такаши.
  
  - Завтра точно буду, - быстро отрапортовала она.
  
  Неловкая пауза, и снова уже порядком надоевший голос.
  
  - Ты уверена, что будешь в порядке?
  
  - Да, - кратко ответила девушка, все еще не поменяв позу, а наоборот, упершись обеими руками на столик.
  
  - Если тебе что-то нужно, я могу зайти, мне все равно нечего делать, - равнодушно предложил помощь парень.
  
  Тоширо уже начал откровенно злиться, а по оконному стеклу медленно пополз тонкий узорчатый иней.
  
  'Да какого она с ним еще разговаривает? И дураку понятно, что этот тип напрашивается в гости'.
  
  - Правда, все в порядке, - поспешно заверила одноклассника Каори. - Не стоит напрягаться.
  
  - Ладно, - сдался парень. - Завтра увидимся.
  
  - Да, - кивнула телефону девушка. - Пока.
  
  Капитан, наконец, заметив, что половина стекла скрылась под тонким замысловатым узором, недовольно нахмурился.
  
  'Да что со мной происходит?' - подумал он, вернув первоначальное состояние окну.
  
  
  Глава 8
  
  
  - Абараи, что ты тут делаешь? - с порога поинтересовался капитан десятого отряда, вернувшись за своим гигаем, перед тем как отправиться в школу.
  
  Лейтенант шестого отряда чопорно поклонился и торопливо отчитался:
  
  - В обществе душ было принято решение выделить вспомогательный отряд на грунт, для помощи капитану десятого отряда.
  
  - Сколько синигами прибыло? - ровно поинтересовался он.
  
  - Четверо, не считая Кучики Рукии, так как она и так на грунте, - отрапортовал Рэндзи. - Капитан Кучики, лейтенант Рангику, лейтенант Хинамори и я.
  
  - Мацумото здесь? - удивленно уточнил Хитцугая, помня о словах главнокомандующего.
  
  - Они с лейтенантом пятого отряда и капитаном Кучики получают свои гигаи, - кивнул Рэндзи.
  
  - Широ-тян! - раздался знакомый голос, и Тоширо дернул плечом. - Я так рада, что мы вместе на грунте!
  
  - Сколько раз тебе повторять... - раздраженно проворчал Хитцугая, впрочем, его реплика осталась не замеченной.
  
  - Капитан! - послышался радостный возглас, и за спиной Момо появилась его лейтенант. - Я так рада, что нас отправили в мир живых!
  
  - Мацумото, - прервал ее капитан. - Я надеюсь, ты понимаешь, что тебя прислали сюда не по магазинам прогуливаться.
  
  - Зачем вы так, - надулась Рангику, и подняла на руки показавшуюся в дверном проеме черную кошку. - Я не могу упустить такой возможности...
  
  - Капитан Хитцугая, - раздался меланхоличный голос капитана шестого отряда, тем самым избавив Тоширо от необходимости спорить со своим лейтенантом. - Кискэ просит вас спуститься для примерки.
  
  - Мы вернемся к этому вопросу, - строго посмотрев на Мацумото, Хитцугая вышел из зала.
  
  
  ***
  
  - Ну как? - не выдержав длинной паузы, поинтересовался Урахара, сверкая довольной физиономией, чего не скрывал даже веер.
  
  - Что с моими волосами?
  
  - А что не так?
  
  - Почему другая прическа, и вообще, как вышло, что они светло-песочного цвета?
  
  - Ну, школьник с седыми волосами выглядел бы странно, а прическа, это как бонус к новому приобретению.
  
  - У меня не седые волосы, а белые, - раздраженно отрезал Тоширо. - И вообще, разве гигай не копирует каждую клеточку своего носителя?
  
  - Это так, но ведь я говорил, что разрабатываю новые? Нет? Так вот сейчас говорю, - подняв указательный палец в потолок, радостно сообщил Урахара. - Некоторые синигами из общества душ не могут принимать задания на грунте, по той простой причине, что их внешний вид, мягко говоря, немного необычный. Вот я и решил разработать новые гигаи, с учетом некоторых изменений. Вам достался первый образец. Надеюсь, вы чувствуете себя комфортно.
  
  - Почему я должен быть вашим подопытным кроликом? - недовольно пробормотал себе под нос Тоширо.
  
  - Ну что вы, - усиленно заработал веером тип в шляпе. - Как можно...
  
  - А что, довольно неплохо, - раздался урчащий голос Ёруичи сан, уже успевшей принять человеческий облик, и поправляющей свою любимую оранжевую курточку. Обойдя вокруг капитана, и оценивающе разглядывая новый гигай, женщина хитро ухмыльнулась. - Теперь у нашего капитанчика не будет отбоя от поклонниц.
  
  - Меня это не интересует, - стараясь не поддаться на провокацию, ответил Тоширо.
  
  - Да неужто? - насмешливо пропела эта кошатина.
  
  - Не вижу причин продолжать этот разговор, - отвернулся парень, и направился к лестнице, раздумывая над тем, какого черта вообще ведется на ее подначки.
  
  - Капитан Хитцугая? - разнеслось ехидное с мурчащими нотками.
  
  Тоширо неохотно остановился, скрестив руки на груди, и повернулся в пол-оборота к Сихоин. Его опущенные веки медленно приподнялись, а бирюзовые зрачки неохотно скользнули в уголки глаз, впившись в наглую тетку, весь вид которой говорил, что ему вообще стоило сделать вид, будто он ее и не слышал.
  
  - Что еще? - недовольно проворчал капитан, понимая, что зря ответил.
  
  - Как давно, - поставив левую ногу на одну из расставленных вокруг коробок с новым товаром, и облокотившись об колено рукой, неспешно спросила кошка. - У маленького капитана стал ломаться голос?
  
  ***
  
  - Давайте хоть одним глазком? - делая маленькие шаги по направлению к подземелью, заменяющему сейчас склад, так как пришлось освободить комнаты от товаров для размещения гостей, Момо поманила ладошкой Мацумото. - Вдруг Широ-тян откажется в нем выходить?
  
  - Что за глупости! - с нотками превосходства отмахнулся Рэндзи. - Разве лейтенантам больше нечем заняться, кроме как подсматривать за капитаном?
  
  - Разве тебе не интересно, - протянула Мацумото, присоединившись к Хинамори, которая уже взялась за лестницу, - как он будет выглядеть, когда немного повзрослеет?
  
  - Ни капельки, - отвернулся Рэндзи, закинув руки за голову.
  
  Стены магазина ощутимо вздрогнули, и лейтенанты едва устояв на ногах, удивленно уставились на вход в подземелье, из которого повалил пар, а края с хрустом покрылись инеем.
  
  - Что там происходит? - задумчиво протянула Мацумото, подперев пальчиком подбородок. - Может, капитану не понравился новый гигай?
  
  Все трое, не сговариваясь, кинулись к лестнице, пытаясь представить, каким должен был быть гигай, чтобы так вывести капитана из себя.
  
  - Эй! - возмущенно прошипел Рэндзи, когда Мацумото наступила ему на ногу.
  
  - Тихо, - помахала ладошкой Момо, прислушиваясь.
  
  - О, какая горячность! - донесся до замерших лейтенантов приглушенный голос госпожи Сихоин. - Немудрено, что наш маленький капитанчик не в состоянии контролировать свою силу. Кризис переходного возраста, и полового созревания...
  
  - Ах ты, дряхлая кошка! - взревел капитан десятого отряда, и пол магазина затрясло с новой силой от выпущенной реяцу.
  
  - Ну, будет вам, - послышался слегка удивленный и с нотками улыбки голос Урахары. - В его возрасте давно пора завестись подружкой.
  
  - Банкай! Дайгурэн Хёриммару!
  
  ***
  
  Лейтенанты отпрыгнули от прохода, приняв непринужденные позы, и делая вид, что совсем не подглядывали. Капитан Хитцугая в новом гигае спокойно выбрался из подземелья, и пошел на выход.
  
  Троица переглянулась, и кинулась обратно. Пихаясь и стараясь не свалиться, лейтенанты свесились вниз головой, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь через поднявшееся облако пара.
  
  Раздался крик, и откуда-то сверху в это облако прыгнула черноволосая девочка. От силы ее удара пар развеялся, открыв любопытным взорам лейтенантов сверкающую и переливающуюся под толстым слоем льда тренировочную площадку, посередине которой красовалась статуя здоровенного ледяного дракона. У подножья ледяной скульптуры бегал красноволосый парень, когда у его ног приземлилась Уруру, по дракону поползла трещина, но на целостность всей скульптуры это никак не повлияло.
  
  - Слабачка! - заорал на приземлившуюся возле себя миниатюрную девочку Дзинта, сжав кулаки, и с силой начав тереть ими голову малышки. - Дура! Дура! Дура!
  
  - Он... - неверяще протянул Рэндзи. - Заморозил Ёруичи и Кискэ?
  
  - Эй, вы... - раздалось из-за спин ошарашенных лейтенантов, и те покрылись неприятными мурашками. - Вам заняться нечем? Лучше помогите Кучики Рукии, она уже сама не справляется с таким количеством пустых. Или вы забыли, что Куросаки больше не временный синигами?
  
  - Х-хорошо капитан! - звонко ответила Мацумото за всех, провожая взглядом удаляющегося в сторону школы Хитцугая.
  
  - Абараи, - раздалось равнодушное за их спинами. - Нам тут нечего делать, пошли.
  
  - Да, капитан! - отрапортовал он, вернув себе спокойствие и сосредоточенность, скрылся на шумпо следом за капитаном шестого отряда.
  
  ***
  
  Тоширо то и дело прокручивал в голове слова Ёруичи, и не мог от них отделаться, что невероятно бесило.
  
  - Да что эта глупая кошка вообще понимает? - тихо прорычал он, не обращая внимания на дорогу.
  
  ***Flashback***
  
  Тоширо услышал легкий шорох и звук закрывающегося ящика. Недоумевая, что Мацумото может делать в его спальне, неужели ищет недавно отобранный запас сакэ, пока он спит? Стараясь не привлекать к себе внимание, и убедиться в том, что происходит, капитан десятого отряда слегка приподнял веки.
  
  Перед его глазами мелькнула какая-то тень, и Тоширо позволил себе открыть глаза. Проморгавшись, парень понял, что он не в своей спальне, а сидит на полу, подпирая спиной стенку. Рядом, в пол-оборота к нему, стояла Юми, из ее руки на кровать упал халат. Девушка сразу потянулась, и ее руки быстрым движением стянули верхнюю часть пижамы, полетевшую на пол.
  
  Тоширо оцепенев, во все глаза уставился на стройную форму девичьей груди, молча благодаря себя за забывчивость, так как сквозь зашторенные им ночью шторы в спальню проникал лишь легкий тоненький лучик света, и сумрак, созданный плотными темно-коричневыми шторами не давал его глазам увидеть все прелести стоявшей перед ним девушки.
  
  К горлу подступил тяжелый ком, и Тоширо с трудом сглотнул.
  
  'Закрой глаза, - едва слышно шептал чей-то голос. - Закрой глаза'.
  
  До капитана дошло, что это его мысли, но он не мог заставить себя отвернуться или зажмурится.
  
  Юми, не подозревая о постороннем в своей спальне, подняла руки и, распустив порядочно встрепанную длинную косу, запустила пальцы в волосы, помассировала кожу головы, и с ее губ слетел тихий удовлетворенный стон.
  
  Тоширо почувствовал, что его мозг сейчас вскипит, но когда девчонка резко опустила руки, парень только и смог, что протянуть руку в останавливающем жесте. Но девушка его не заметила, и тут же на полу оказались уже пижамные брюки.
  
  Грудь капитана десятого отряда больно сдавило, и Тоширо понял, что не сделал и вдоха. В голове что-то взорвалось, и огненной молнией поползло вниз, через грудь, опускаясь ниже. На висках выступила испарина, и вязкая тяжесть опустилась на затылок.
  
  Юми наклонилась и, потянув на себя халат, встряхнула его, тут же накинув на плечи, но, не завязав тонкий поясок, вернулась к комоду, у которого застыл прекрасной статуей капитан Хитцугая. Присев, Каори порылась в самом нижнем ящике, ее грудь, едва прикрытая под распахнутым халатом, предстала перед темнеющими, бирюзовыми глазами молодого капитана. Девушка что-то достала, и, прижав мягкую ткань к груди, тут же выпорхнула из комнаты, мурлыча себе под нос неизвестную ему мелодию...
  
  ***FlashBack end***
  
  Длинные ножки, тонкая талия, упругая полная грудь, падающие на плечи пряди светлых волос, задевающие твердые, от низкой температуры в комнате, соски...
  
  В ушах зазвенело, и Тоширо резко остановился.
  
  - Что за мысли лезут в голову? - взъерошив волосы, капитан тряхнул головой. - Черт, да что со мной происходит? У меня нет времени на всякие глупости.
  
  
  Глава 9
  
  
  Звонок прозвенел, ученики неохотно заняли свои места. В класс вошел учитель и, поздоровавшись, раскрыл журнал.
  Закончив проверку присутствующих, классный руководитель не начал урок, как ожидалось, а удивил всех известием, что в их классе пополнение.
  
  Юми удивленно, и с немалым любопытством ожидала, когда в дверях покажется новое лицо.
  
  Тихий гул, от перешептывания одноклассников немного напрягал, из-за него девушка не расслышала имени, которое произнес учитель, пригласив новенького войти.
  
  Дверь открылась, и порог переступил невысокий парень, ростом, скорее всего, на пару сантиметров выше самой Юми.
  Хорошо сложен, что говорило о любви к спорту, гордая осанка и отсутствие эмоций на лице, создавали впечатление о принадлежности к знатной семье.
  
  Светлые волосы, наверное, так выглядит чистый морской песок, разбавляли тоненькие, на тон темнее прядки, а легкий беспорядок падающих на лоб и скулы волос создавал впечатление рассеянности своего хозяина.
  
  Парень подошел к доске, и молча написал свое имя, поставив напротив каждого иероглифа тире.
  
  В классе, наконец, все затихло, и новенький, тоном, больше подходящим учителю по биологии, заговорил.
  
  - Меня зовут Хитцугая Тоширо, - не смотря на спокойный, тихий тон, его голос долетал до самого отдаленного уголка класса. - Мое имя, пишется как:
  
  日 - hi - день
  番 - tsugai - сторож
  谷 - gaya - долина
  冬 - tou - зима
  獅 - shi - лев
  郎 - ro - мужчина.
  
  - Хитцугая Тоширо, - повторил он, и продолжил знакомство. - Возраст, семнадцать лет, третья группа крови, день рождения двадцатого декабря...
  
  Юми как завороженная таращилась на парня. Отголоски этого голоса щекочущими мурашками бегали вдоль позвоночника.
  
  Такой низкий, рычащий... ничего подобного прежде девушке слышать не доводилось.
  
  От каждого произнесенного слова сердце стучало быстрее, до тех пор, пока Каори не перестала воспринимать значение произносимых им слов. Когда парень поднял глаза, осматривая новообретенных одноклассников, их взгляды скрестились, и Юми, на краткий миг забыла, где находится.
  
  Хмурая складка между бровей едва разгладилась, как только эти, удивительного светло-бирюзового цвета глаза быстро оглядели девушку.
  
  Ей показалось, что все переживания отошли на второй план, а в душе растекалось спокойствие и непонятная радость.
  
  Такое странное, необъяснимое чувство, как будто скоро произойдет что-то хорошее.
  
  - Можешь сесть в среднем ряду за свободную парту, - раздался голос учителя, и девушка моргнув, отвела взгляд. - Там обычно сидит Диори, но он сейчас на больничном со сломанной ногой, так что пока посидишь на его месте, а потом будет видно.
  
  Парень кратко кивнул, и молча направился на теперь уже свое место.
  
  Юми старалась смотреть четко перед собой, чтобы не глазеть на нового одноклассника, но не удержалась, и когда тот проходил мимо, скосила глаза на его профиль.
  
  Тоширо занял место в соседнем ряду, на парту позади от девушки, и, разложив тетрадь с учебником, скрестил руки на груди. Большинство учеников все еще поглядывали в его сторону, что немного нервировало капитана, но он быстро перестал обращать на это внимание, а учитель, призвав класс к порядку, успешно занял их головы своим предметом. По крайней мере, до первой перемены.
  
  Три урока прошли как в тумане, девушка даже с места не вставала, совершенно не чувствуя из-за этого дискомфорта.
  
  Новый ученик пользовался популярностью, ни одну секунды его не оставляли в покое, толпа девчонок безуспешно пыталась разузнать о нем как можно больше, но парню каким-то образом удавалось выдавать минимум информации, заставляя их самих додумывать остальное, при этом не опровергая или не подтверждая ту или иную догадку.
  
  Юми чувствовала себя немного неловко от того, что пыталась услышать его голос, ей было совершенно не важно, что он говорил, лишь бы говорил хоть что-то.
  
  К большой перемене Каори все-таки пришла в себя.
  
  И правда, что это на нее нашло? Какая-то, ненормальная реакция.
  
  С трудом заставив непослушное тело покинуть парту, и захватив бэнто, девушка неохотно вышла из класса. Когда дверь ее за спиной закрылась, Юми только сейчас поняла, что не могла дышать полной грудью. Волнение слегка отпустило, и она быстрым шагом отправилась на крышу. Хотелось побыть одной и в тишине собраться с мыслями. Даже Такехико, который частенько занимал мысли девушки, не вызывал в ней такую бурю.
  
  Не то, чтобы она была влюблена в президента студсовета, нет, тут что-то другое. Когда они пересекались, Каори чувствовала себя нервно, а тело покрывалось мелкой дрожью. К тому же, она никогда не могла понять, о чем думает этот парень, а его черные как омуты глаза заставляли чувствовать себя словно на рентгене. Поэтому Юми старалась держаться от него на расстоянии, предпочитая поглядывать со стороны, для спокойствия души. А думала она о нем как о человеке, на которого стоит равняться. Ответственный, столько на него навалено, а он все успевает, хорошо учится, да еще, на хобби время находит.
  
  А этот новенький... почему-то, Юми сравнила себя с магнитом, ей то и дело хотелось побыть возле него еще немного, от парня исходило такое спокойствие и умиротворенность, уверенность и надежность. Казалось, что этот человек силен духом, и эта сила передается окружающим.
  
  Устроившись на краю крыши, девушка свесила ноги через решетку и, опершись лбом о холодную сталь, задумчиво смотрела в небо.
  
  Мягкие пушистые облака навеивали на нее легкую апатию, и все ненужные мысли вылетели из головы. Юми всегда любила высоту, и в детстве представляла себя маленькой птичкой, беззаботно порхающей в небе. Наверное, это прекрасно, не быть привязанной к земле, и иметь возможность наслаждаться свободой, подаренной бескрайним небом.
  
  - О, вот и наша пропажа, - раздалось за спиной, и, не ожидающая компании Юми, испуганно оглянулась. - Думала упорхнуть под шумок?
  
  - Что ты такое говоришь, Рэйка - насмешливо поправила подругу Исунэ. - Упорхнуть, как будто эта гусеница сможет что-то большее, чем ползать.
  
  - Ни минуты покоя, - устало прошептала себе под нос Юми.
  
  - Что ты там бормочешь? - с наигранным любопытством спросила брюнетка, слегка склонившись к все еще не сдвинувшейся с места однокласснице. - Что-то я не расслышала.
  
  - И что вы вечно ко мне пристаете? - устало вздохнула Юми, на секунду прикрыв глаза.
  
  - Как грубо, - обиженно протянула Рэйка. - Мы всего-то хотели разделить с тобой наше обеденное время.
  
  - Зачем так изощряться? - пожала плечиками Каори, и тяжело поднялась на ноги, слегка поправив юбку. - Просто скажите прямо, что хотели.
  
  - Какая шустрая, - недовольно пробормотала Мая, оглядев девушку с ног до головы.
  
  - Да не важно, - махнула рукой Исунэ. - Раз просит, не можем же мы отказать подруге?
  
  - И то правда, - мило улыбнулась та.
  
  - Понимаешь, тут такое дело, - скрестив руки на груди, и склонив голову на бок, начала брюнетка, - из-за тебя учитель нас наказал, теперь нам придется дежурить всю неделю.
  
  - Было не по-дружески с твоей стороны капать сэнсэю на нас, - как бы, между прочим, вставила Рэйка.
  
  - Придется тебе просить прощение, - ухмыльнулась Исунэ. - К тому же мы решили, раз уж ты такая правильная, то за свои проступки должна отвечать сама.
  
  - Сегодня после уроков, тебе придется немного задержаться, - вставила Рэйка, посмотрев на свои коротенькие отполированные ноготки.
  
  - Ага, - хихикнув, поддакнула Мая. - И так, в течение всей недели.
  
  - Не бойся, одну мы тебя не оставим, - улыбнулась шире Рэйка, покосившись на подруг. - Даже наоборот, будем помогать из всех сил.
  
  - А заодно научим уму разуму, - закивала Мая.
  
  - Спасибо, вынуждена отказаться, - не желая больше слушать этих девиц, Каори направилась к выходу, едва слышно прошептав. - Не хватало мне еще заразиться от вас глупостью.
  
  - Не так быстро, - схватив Юми за кончик косы, остановила ее Исунэ, слегка дернув волосы на себя, и заставляя Каори запрокинуть голову назад.
  
  - Отпусти, - тихо произнесла Юми, чувствуя, как ее тело начало потихоньку трясти.
  
  - А то что? - сладко пропела ей на ухо Исунэ. - Побежишь жаловаться к сэнсэю?
  
  - Может, между ними что-то есть? - ехидно предположила Рэйка, оглядев фигурку девушки. - Иначе чего он вечно о ней так печется?
  
  - Не смеши меня, - прыснула Исунэ. - Такая страхолюдина и наш красавчик сэнсэй. Хотя, может, без одежды она была бы поинтересней?
  
  - Хм, - Рэйка с интересом еще раз осмотрела девушку с ног до головы, и покачала головой. - Сомнительно.
  
  - Может, проверим? - как бы, между прочим, предложила Исунэ, и свободной рукой поддела галстук на шее Каори.
  
  - Что... ты делаешь? - запнулась Юми, отбив руку.
  
  - Будешь противиться, так мы порвем твою одежду, - дружелюбно заявила Исунэ, и снова дернула ее за косу, свободной рукой сорвав злосчастный галстук.
  
  По спине Юми пробежал неприятный холодок, а горло сдавило.
  
  Порыв ветра подхватил падающий к ногам галстук, и рывками понес его прочь, но неожиданно чьи-то пальцы крепко сжали его в кулак, не дав улететь.
  
  - Я не собирался вмешиваться, но, кажется, вы переступили черту.
  
  ***
  
  Парень пошел к застывшим девушкам и, отбив ладонь брюнетки, аккуратно вернул на место галстук.
  
  - Какого черта ты вмешиваешься? - ощетинилась Исунэ.
  
  - Попытка самоутвердиться, принижая тех, кого считаешь лучше себя? - неспешно завязывая узел, равнодушно поинтересовался Тоширо. - Мне кажется, что подобным поведением ты только подчеркиваешь свою глупость и зависть.
  
  - Да как ты со мной разговариваешь? - задохнулась от возмущения темноволосая девушка.
  
  - Я вообще не вижу смысла, - не смотря на оппонентку, произнес Тоширо так, будто говорил сам с собой, - зря сотрясать воздух, пытаясь с вами разговаривать.
  
  - Ах ты... - девушка покрылась злым румянцем, и с размаху залепила ему пощечину.
  
  - Полегчало? - даже не дернулся тот, но все же взглянул на брюнетку, и под его взглядом холодного убийцы, Исунэ невольно поежилась. - Теперь советую всем вам покинуть крышу. И в следующий раз такой поступок не останется без ответа.
  
  - Да кто ты такой, чтобы нам указывать? - пришла в себя Рэйка.
  
  - А кто вы такие, чтобы указывать ей? - скрестив руки на груди, парировал Тоширо, осмотрев злобную троицу.
  
  - Я... да я... - хватая воздух, Исунэ едва сдерживала рвущуюся наружу агрессию, чувствуя, что с этим типом лучше не шутить, но позориться перед своими подругами ей не хотелось.
  
  - Инцидент исчерпал себя, - отвернулся от девушек капитан, и посмотрел на растерянную Юми. - Скройтесь с глаз моих.
  
  - Ты... - прошипела брюнетка, и хотел вцепиться парню в волосы, воспользовавшись так неосмотрительно подставленной врагу спиной, но тот, даже не смотря в ее сторону, увернулся, перехватив запястье девушки, и вывернул так, что она сделала полуоборот. Слегка надавив на болевую точку, Тоширо выпустил ее руку, и мягко толкнул в спину.
  
  - Гад! - поддержав потерявшую равновесие подругу, прошипела Мая. - Она же девушка!
  
  - У врагов нет пола, - пожал плечами капитан.
  
  - Пошли отсюда, - подала голос Рэйка, потянув подруг за руки, и с опаской поглядывая на нежданного защитника. - Он чокнутый.
  
  - Да, и еще, - сказал им в спины Хитцугая, - гусеницы имеют свойства превращаться в бабочек. Вы бы образованием занялись, вместо этого. - Кивнув на замершую троицу, капитан многозначительно окинул их взглядом, словно намекая на все сразу, и внешний вид и поведение. - Стыдно в ваших годках не знать элементарных вещей.
  
  - Ты еще пожалеешь, - прошипела Исунэ. - Я это так не оставлю.
  
  - А жаль, - равнодушно пожал плечами Тоширо, и отвернулся от фурий, которые поспешно скрылись за железной дверью.
  
  Оглядев Каори и убедившись, что она в порядке, просто немного растеряна, Тоширо кивнул на голубую коробочку, зажатую в руках девушки.
  
  - Ты уже поела? - спросил парень.
  
  - Эм... нет, - неуверенно протянула Юми, непонимающе посмотрев на бэнто.
  
  - Я тоже, - сказал парень, и снял с плеча рюкзак, который Каори раньше не заметила или просто не обратила внимание. - Присоединишься?
  
  - Ну, если ты не против... - замялась девушка.
  
  - Глупости, - дернул плечом Тоширо.
  
  - Тогда хорошо, - кивнула девушка, и поспешила сесть, так как коленки все еще слегка подрагивали. - Я - Каори Юми.
  
  - Знаю, - ровно ответил Тоширо, пристраиваясь рядом с девушкой, и достав из рюкзака свою коробку с бэнто, но увидев удивленный взгляд девушки, пояснил. - Мы ведь сидим через парту, а тебя на втором уроке спрашивали.
  
  - А ты - Хитцугая Тоширо, - кивнула девушка, заставив себя оторвать глаза от его профиля, и переключиться на бэнто. Есть совсем не хотелось, но девушка чувствовала потребность побыть рядом с этим парнем хотя бы еще немного. - Спасибо, что вмешался, но эти трое могут подпортить тебе школьную жизнь.
  
  - Только себе хуже сделают, - пожал плечами Тоширо.
  
  - Но, - неуверенно протянула Юми, - эти девчонки довольно популярны, и могут настроить против тебя своих парней.
  
  - Пусть тебя это не волнует, - поковыряв в бэнто палочками, Тоширо неохотно отправил первую порцию риса в рот.
  
  - Так нельзя, - с уверенностью в голосе отрезала девушка.
  
  - А позволять задирать себя можно? - тщательно прожевав, поддел парень.
  
  - Я никогда не относилась к тем людям, - тихо ответила Каори, - кто может дать сдачи.
  
  - И кто говорит, что бы ты вела себя как они? - Кивнув в сторону прикрытых дверей, где недавно скрылись малолетние бандитки, Тоширо посмотрел на Юми. - Быть умнее врага - уже преимущество.
  
  - Ты так много говоришь о врагах, - удивленно заметила она.
  
  - Когда есть, что защищать, - с едва уловимой грустью в голосе, тихо сказал парень, - всегда найдется тот, кто захочет это отобрать. - Посмотрев на небо, после короткой паузы капитан добавил. - Даже тот, кого ты считаешь другом, в конечном итоге может оказаться врагом.
  
  - Это грустно, - зачарованно смотря на парня, прошептала Юми. Ей почему-то показалось, что он говорил исходя из собственного опыта.
  
  - Это реальность, - прервал ее раздумья прохладный голос.
  
  - Ты говоришь совсем не как школьник, - неожиданно для себя не удержалась девушка.
  
  - Прости, - произнес Хитцугая, закрыв коробочку с почти не тронутым бэнто, и засунув ее в рюкзак.
  
  - За что? - удивилась она.
  
  - Наверное, скоро начнется урок, - ушел от ответа Тоширо, и поднялся с места, направившись к выходу с крыши. - Нам стоит поторопиться.
  
  - Э, - удивленная таким очевидным бегством, Юми быстро закрыла свою коробочку, и поспешно встала, кинувшись вдогонку новому однокласснику. - Подожди меня, Хитцугая-кун.
  
  Тоширо слегка нахмурился, в ее устах это было уж чересчур. Остановившись, капитан повернулся в пол-оборота к подоспевшей Каори, и, не смотря на девушку произнес.
  
  - Можешь называть меня Тоширо.
  
  - Тоширо, тогда, зови меня Юми, - улыбнулась девушка.
  
  - Каори - более чем достаточно, - хмуро вставил он.
  
  - Ты хочешь, чтобы я называла тебя Тоширо, и при этом отказываешься называть меня по имени?
  
  - Я даже сводную сестру называю по фамилии, - пожал плечами парень. - Мне так легче общаться.
  
  - Тогда я буду звать тебя по фамилии, Хитцугая-кун, - хитро улыбаясь парировала Юми, и не дожидаясь ответа проскользнула мимо парня, но через два шага замерла. Двери на крышу были открыты, а на пороге стоял парень, с неверием и толикой боли в глазах смотрящий в их сторону.
  
  - Тоширо? - неуверенно прошептал он.
  
  Юми непонимающе оглянулась на одноклассника, тот все еще стоял в пол-оборота к ней и парню в дверях. Плечи, и скрещенные на груди руки напряглись, но через секунду он полностью расслабился.
  
  - Куросаки...
  
  
  Глава 10
  
  
  - Тоширо, - не двигаясь с места, уже громче произнес Ичиго. - Какого хрена здесь происходит?
  
  Хитцугая прикрыл глаза, он знал, что этого не избежать, как ни как Куросаки учится в этой же школе. Вздохнув, парень напустил на себя невозмутимость, и направился к выходу.
  
  - Куросаки, тебя это больше не касается, - поравнявшись с бывшим временным синигами, отрезал капитан. - Дай пройти, а то мы на урок опоздаем.
  
  - Я не сдвинусь с места, пока ты мне все не объяснишь.
  
  Юми немного испугало выражение лица старшеклассника. Хоть она и новенькая в этой школе, но за последние три с половиной месяца, что Каори здесь училась, девушка уже наслышана об этом ученике. Конечно, она не была склонна верить прямо-таки всем гуляющим о нем слухам, но кое-что, все же, было правдой. Юми сама пару раз стала свидетелем его бурной подростковой жизни, когда тот участвовал в школьных потасовках, один на целую толпу. А его мимика больше подходила главарю банды, нежели порядочному ученику старшей школы.
  
  - Куросаки, - тихо произнес Тоширо, и от его голоса Юми почувствовал себя спокойней. - Сейчас не время, и не место.
  
  - Плевать, - отрезал рыжеволосый. - Ты можешь понять каково мне? Я думал, что больше никогда не увижу хотя бы одного из вас, и вдруг встречаю тебя.
  
  - Хитцугая-кун, вы знакомы? - с легкой обеспокоенностью в голосе спросила девушка.
  
  Тоширо едва уловимо напрягся, что-то он совсем расслабился, не стоит Юми присутствовать при их разговоре.
  
  - Каори, ты иди, - ровно произнес капитан, не смотря на нее. - Я догоню позднее.
  
  - Но... - тихо прошептала Каори, переводя взгляд с рыжего на одноклассника.
  
  - Не волнуйся, - после мимолетного колебания, капитан все же добавил. - Куросаки относится к тем немногочисленным людям, кому без колебаний можно доверить свою жизнь.
  
  - Так вы друзья? - удивленно прошептала девушка, прокручивая в голове странный диалог этих парней.
  
  - Можно и так сказать, - дернул плечом Тоширо. - Оставь нас, пожалуйста, это не займет много времени.
  
  - Как скажешь, - неуверенно протянула Юми, и еще раз кинув беглый взгляд на школьников, неспешно обошла Куросаки, тихонечко прикрыв за собой дверь.
  
  Постояв некоторое время по другую ее сторону, девушка прислушивалась, пытаясь уловить хоть малейший отголосок голосов, чтобы быть точно уверенной в том, что парни не настроены агрессивно, но из-за двери не доносилось ни звука. Потоптавшись еще пару секунд, Юми все-таки решила оставить их одних, и медленно пошла в сторону класса.
  
  ***
  
  Тоширо молча смотрел на напряженную физиономию бывшего временного синигами, одновременно с этим прислушиваясь к слабенькой реяцу Каори. Когда девушка все же ушла, капитан переключил все свое внимание на рыжеволосого парня.
  
  - Тоширо, - первым нарушил молчание Ичиго. - Что происходит? Почему ты здесь, почему твой гигай так выглядит, и кто эта девушка?
  
  - Я уже сказал, - прервал его капитан. - Тебя это не касается.
  
  - Нет, касается! - отрезал Ичиго, неосознанно сделав маленький шаг к собеседнику. - Это моя школа, тут учатся мои друзья, и неожиданно я встречаю того, кого увидеть даже не надеялся. Вы, синигами, просто так не вмешиваетесь в жизни людей. Раз капитана направили в мир живых, значит, происходит что-то серьезное. Я хочу знать, что именно.
  
  - Куросаки, не вмешивайся в это дело, - прервал его капитан. - Ты сделал для нас многое, и мы благодарны за спасение обоих миров, теперь наша очередь. Живи как все, наслаждайся повседневностью, не мучай ни себя, ни своих друзей.
  
  - Раз вы так благодарны, - поморщился Ичиго, словно эти слова были куском лимона, который его заставили проглотить. - Ты должен хотя бы предупредить, что происходит, и насколько это опасно.
  
  Тоширо недовольно подумал, что на самом деле, если бы он не хотел посвятить этого подростка в грядущие неприятности, то просто проигнорировал бы Куросаки, стоило ему появиться на крыше. Но вместо этого капитан позволил парню себя задержать. Они оба хорошо понимали, что захоти Тоширо промолчать, Ичиго бы не смог ему помешать. Но бывший временный синигами слишком много сделал для обоих миров, спас несчетное количество жизней, даже изменил взгляды на жизни у некоторых, казалось, безнадежных синигами, и это давало ему право требовать хотя бы поверхностных объяснений.
  
  - Тоширо...
  
  - Куросаки, - зажмурился парень, и двинулся к загражденным живой преградой дверям. - Сегодня после школы я загляну к тебе домой. Тут не подходящее место для серьезных разговоров, - не дожидаясь ответной реакции, капитан быстро взглянул на замершего парня и, обойдя его, добавил. - И Куросаки, для тебя я - капитан Хитцугая.
  
  Ичиго удивленно пялился на то место, где только что стоял капитан десятого отряда. В груди парня бушевало пламя: неверие, надежда, радость и испуг.
  
  Убийственный коктейль.
  
  Куросаки был настолько рад появлению Тоширо, что готов был кричать от радости, но в то же время понимал, что она не уместна, и то, что капитан здесь, говорило о серьезных проблемах.
  
  Но как же он рад!
  
  За эти полгода парню казалось, что все произошедшее не больше чем сон.
  
  Дурная фантазия.
  
  Вся его жизнь сплошной обман.
  
  Рукия, Рэндзи, Бьякуя, даже Зараки...
  
  Все они - лишь плод его воображения.
  
  И вот, когда он был готов признать, что сходит с ума, наткнулся на Тоширо.
  
  По спине пробежал неприятный холодок.
  Если отбросить неуместную радость от встречи этого синигами, то сразу напрашивается вопрос.
  
  - Что к черту тут происходит? - вслух прошептал свои мысли Куросаки.
  
  ***
  
  - Мацумото, - произнес Тоширо, стоило его лейтенанту ответить на звонок. - Ты нужна мне после уроков, чтобы присмотреть за Каори Юми.
  
  - Что-то случилось? - с интересом спросила Рангику.
  
  - Ничего, - ровно ответил капитан. - Просто я собираюсь нанести визит Куросаки, да и отдохнуть перед ночью мне жизненно необходимо.
  
  - Капитан, - с легкой неуверенностью в голосе протянула Мацумото, - разве контакт с бывшим временным синигами не был запрещен?
  
  - Мацумото, - вздохнул Тоширо, - тебя это не должно волновать.
  
  - Ладно, - после секундного колебания, ответила девушка. - Поступайте, как считаете нужным.
  
  - Будь добра, - продолжил наставления капитан, - встретить наш объект наблюдения по окончанию уроков. И оставайся с девушкой до моего появления. Все поняла?
  
  - Да, капитан, - привычно бодро ответила лейтенант.
  
  - И Мацумото, - строго добавил Хитцугая, - не опаздывай.
  
  - Будет сделано! - бойко ответила Рангику, и капитан представил, как Мацумото выпрямилась по струнке смирно.
  
  Прервав связь, Тоширо потер ноющую переносицу, и вернулся в класс. Еще два урока и краткий визит к Куросаки, после чего он, наконец, сможет немного передохнуть.
  
  ***
  
  Юми никак не могла сосредоточиться на оставшихся уроках. Перед мысленным взором девушки то и дело всплывало все, что произошло на большой перемене. Да и не предвещающие ничего хорошего косые взгляды неизменной троицы не давали расслабиться.
  По возвращению с крыши, Хитцугая-кун был слегка рассеянным, и казался недоступным для окружающих, даже галдящая у его парты каждую перемену небольшая толпа поумерила свой пыл, настолько серьезная аура исходила от этого парня.
  Первые несколько минут Юми то и дело пыталась исподтишка рассмотреть того повнимательней, чтобы убедиться в целостности своего одноклассника. Но по всему видно, что общение с прославившимся на всю школу как бандюган рыжеволосым парнем, ничего, кроме небольшой задумчивости, не принесло новенькому ученику.
  
  Интересно, что связывало этих, таких не похожих ребят? О чем говорил Куросаки? Каори начала подозревать, что эти двое прежде состояли в какой-то банде, но теперь они порознь.
  
  Посмотрев на сидящего позади нее светловолосого парня, Юми перебрала в голове все виденные про мафию фильмы, и попыталась представить среди этих мафиози Куросаки-куна и Хитцугая-куна. Странно, но они оба не вписывались в ту картинку, которую нарисовало воображение Каори.
  
  - Каори, - раздалось тихое, и на парту упал листок с тестом, который они проходили на прошлой неделе. - Если не хочешь остаться после уроков, прекрати пялиться по сторонам.
  
  Девушка виновато вжала голову в плечики, и слегка порозовев, кинула краткий взгляд на стоящего возле ее парты, перебирающего листы с тестами, старосту.
  
  Парень безразлично достал несколько листков, и протянул двум ученикам, сидящим подле девушки. Но перед тем как двинуться дальше, посмотрел на нее, девушке показалось, что ее гвоздями прибили к стулу.
  
  Каори с трудом удержалась от желания вскочить с места и с поклонами вымаливать прощение. Но когда она вновь взяла себя в руки, Такехико уже продвинулся до конца ряда, и перешел к последнему.
  Посмотрев на тест, Юми без особой реакции заметила, что получила девяносто два бала. Вздохнув, девушка отложила листок на край парты, и постаралась сосредоточиться на уроке.
  
  ***
  
  Тоширо смотрел на знакомое здание, и не решался зайти.
  Правильно ли он поступил, приняв решение рассказать Куросаки о своей миссии на грунте?
  
  Что это даст?
  
  Не сделает ли Тоширо хуже, посвятив бывшего временного синигами в нависшую над всеми угрозу?
  
  Возможно, это его решение только навредит парню еще больше, ведь тот будет знать, что происходит, и сходить сума от осознания своей беспомощности.
  
  Но с другой стороны, окажись Тоширо на его месте, он бы хотел знать, к чему готовиться.
  
  - Тоширо! - раздалось сверху. - Подожди! Я сейчас!
  
  Капитан слегка вздрогнул, и перевел взгляд на окно спальни Куросаки.
  
  Заметил все-таки...
  
  Ну что ж, будь что будет. В конце концов, он имеет права знать.
  
  Дверь отворилась, и на пороге показался встрепанный рыжеволосый ученик старшей школы.
  
  'Он что, на шумпо переместился?' - мысленно хмыкнул капитан и, не дожидаясь особого приглашения, прошел в дом.
  
  - Ичи-нии, - донеслось с кухни, - у нас гости?
  
  - Да, - слишком громко, на взгляд капитана, ответил Куросаки. - Мы пока у меня в комнате побудем.
  
  - Принести вам чая? - из-за угла выглянула миловидная светловолосая девушка в милом фартуке, и с любопытством уставилась на Тоширо, который отрицательно покачал головой.
  
  - О, - радостно всплеснула она руками. - А я тебя помню, ты ведь парень Карин?
  
  - Ничего подобного! - в унисон воскликнули ребята, одинаково раздраженно глянув друг на друга.
  
  - Конечно, конечно, - замахала руками Юзу, поспешив скрыться в стенах родной кухни. Но до Тоширо все же донеслось: - Какие мы скромные... подумаешь, встречается с сестрой своего друга, большая тайна.
  
  Раздраженно передернув плечами, капитан заставил себя пропустить реплику этой девчонки мимо ушей, и поспешил за Куросаки на второй этаж.
  
  ***
  
  Ичиго не находил себе места с того самого момента, как встретил Тоширо на крыше своей школы.
  
  Парень совсем не ожидал наткнуться на кого-то из синигами, да и едва ли обратил внимание на болтающуюся по крыше парочку школьников, не услышь он, как эта девушка, Каори, произнесла имя своего сопровождающего.
  
  Ичиго замер, считая, что у него горячка, и слышится то, чего быть не может. Когда девушка произнесла полное имя своего одноклассника, кровь в жилах парня раскаленной лавой накатила на несчастный мозг, сразу отступив, и оставив после себя пустоту.
  Ни одной мысли, только звонкая тишина, в которой звучал отголосок приятного женского голоса, повторяющего имя собеседника.
  
  'Не может быть, - пронеслось в голове, и Ичиго впился глазами в единственного, не считая его самого, парня на крыше. - Тоширо? Здесь? Он - Тоширо?'
  
  С той секунды, когда капитан пообещал встретиться с Ичиго после школы, самые разнообразные мысли не покидали его, стараясь свести с ума догадками и выдумками. Он уже напридумывал себе столько ужасов, что волосы вставали дыбом.
  
  Начиная от очередной казни одного из ставших ему друзьями синигами, до побега из тюрьмы самого Айзэна, и надвигающейся на Каракуру новой, усиленной армии аранкаров.
  
  Метаясь по спальне, Ичиго ежесекундно кидал взгляд на часы, в насмешку замедлившие свой ход.
  
  Когда сил ждать больше не было, Куросаки выглянул в окно, и тут же заметил застывшего у его дома капитана десятого отряда, все еще в новом гигае, да с таким видом, будто сейчас развернется, чтобы исчезнуть из поля зрения взволнованного рыжика.
  
  Ичиго распахнул окно и позвал парня, дав тем самым понять, что заметил его, и сразу кинулся к двери, боясь, что гость все-таки уйдет.
  
  ***
  
  Проводив его в комнату, Куросаки прикрыл за собой дверь, и некоторое время стоял к ней впритык, борясь с желанием прислониться к прохладному дереву лбом.
  
  Ичиго казалось, что повернись он, за спиной окажется пустая комната.
  
  - И долго ты там будешь торчать? - послышался ворчливый голос и, встрепенувшись, Ичиго наконец отлип от двери.
  
  Его глаза с непривычки запнулись через новую, повзрослевшую внешность капитана десятого отряда. Но рыжеволосый напомнил себе, что это всего лишь обновленный гигай.
  
  Тоширо тем временем удобно оперся об письменный стол и ожидал, когда Куросаки спустится на землю.
  
  Ичиго засунул руки в карманы джинсов, застыл посередине комнаты.
  
  Тоширо молча наблюдал за его мучениями, не собираясь первым начинать разговор.
  
  Через пару минут напряженной тишины, Ичиго не выдержал.
  
  - Ты и дальше будешь молчать? Может, объяснишь мне, что происходит? Кто эта девушка, которая была с тобой на крыше? Вообще, почему ты сам-то там был? И что с твоим гигаем?
  
  Вздохнув, Тоширо решил немного поиздеваться над этим невоспитанным типом.
  
  - Молчу я потому, что ты, как заинтересованное лицо, посвящать в текущие дела которое я не обязан, должен определиться в первую очередь со своими внутренними переживаниями, а потом решить, что именно тебя интересует. А происходит то, что может повлечь за собой разрушения обоих миров, и возможно заденет даже Хояко Мундо. Девушка со мной на крыше - ученица твоей школы, если бы кое-кто чаще обращал внимание на окружающих его людей, то знал бы, что Каори Юми учится в параллельном твоему классе, 1-1. На крыше я был, так как эта девушка моя подопечная, и я всегда там, где она. И что это за вопрос такой? Не нравится, не смотри, - ответив таким образом на все высказанные вопросы, Тоширо оттолкнулся от стола, который все еще подпирал, и с ледяным спокойствием посмотрел на Куросаки. - Если это все, то мне нужно уходить, я не спал этой ночью, и нуждаюсь в отдыхе перед грядущей.
  
  - Тоширо, я серьезно, - голос Ичиго был полон решимости и стали. - Прекрати ходить вокруг да около, если бы ты не был готов рассказать все как есть, я более чем уверен, ты бы не стоял сейчас напротив.
  
  Хитцугая некоторое время молчал, рассматривая друга. Куросаки выглядел каким-то побитым, что ли, и это не в физическом плане. Он, казалось, стал ниже ростом, у губ едва заметная складка, лоб нахмурен. Как этот человек не похож на того, кем был Ичиго полгода назад.
  
  - Куросаки, что с тобой происходит? - задал неожиданный вопрос Тоширо.
  
  Ичиго оставил его без ответа.
  
  - Не увиливай, - хмуро сказал он.
  Капитан вздохнул и, попятившись назад, занял прежнее положение. Рассказывать много, и об отдыхе пока можно забыть.
  
  
  Глава 11
  
  
  Звон будильника заставил девушку резко подскочить. Сонно оглянувшись по сторонам, Юми зевнула, и выползла из теплой постели. Посмотрев на плотно закрытые шторы, Каори нахмурилась.
  
  Странно, уже второй раз она не помнит, чтобы зашторивала окно. Да и не похоже это на Юми. Она всегда любила спать под свет ночного светила. Решив, что просто запамятовала, девушка быстро надела подготовленную с вечера форму, и пошла в ванную.
  
  Через десять минут она уже доставала из холодильника бэнто, аккуратно сложив нежно голубую коробочку в пакет, и втиснула его в свою школьную сумку. Допив теплое молоко с тостом, Юми проверила все окна, перекрыла газ, включила автоответчик на телефоне, и отправилась в школу.
  
  Погодка была поистине прекрасной, и девушка неспешно шла к школе, вертя головой по сторонам. Юми всегда любила утреннее время солнечных, весенних дней.
  
  'Сейчас бы в парк...' - тоскливо подумала она и, вздохнув, напомнила себе, что сегодня только четверг.
  
  Тоширо следовал за девушкой, бесшумно ступая по крышам. Ночь снова не радовала спокойствием, и капитану пришлось три раза применять свои ледяные способности.
  
  Утром парень был вынужден опять вступить в битву с несколькими пустыми и поэтому пропустил момент пробуждения девушки. Когда капитан, запыхавшись, влетел в спальню, то к его разочарованию обнаружил, что Юми уже на ногах.
  
  Конечно, чего ему не расстраиваться? Ведь капитан не рассчитывал, что придется так надолго покинуть подопечную, а шторы-то он не вернул в прежнее положение, и ему повезло, что девушка не обратила на это внимание.
  
  Конечно, его упавшее настроение вызвано именно этим инцидентом, а не тем, что он пропустил пробуждение и бесплатный стриптиз.
  
  Да и окажись он в спальне, то тут же скрылся в другой комнате, стоило бы Юми начать переодеваться. Уверял себя Тоширо, тщетно пытаясь вернуть равнодушное состояние души.
  
  Заметив знакомую реяцу, Хитцугая притормозил, давая своему лейтенанту нагнать капитана.
  
  - Почему так долго? - недовольно проворчал Тоширо.
  
  - Приношу извинения, - виновато проговорила Мацумото, зыркнув на подопечную капитана в попытке найти, чем отвлечь его от своего опоздания. Не могла же она сказать, что после двух напоминаний, все же забыла рюкзак капитана, и пришлось возвращаться за ним во временное обиталище.
  
  - Что с гигаем?
  
  - Гиконган ожидает вас на крыше, - отчиталась Мацумото. - Я велела ему сделать вид, будто бы он повторяет ваше домашнее задание.
  
  - Хорошо, - кивнул капитан, подозрительно покосившись на пышущую бодростью лейтенанта.
  
  - А это там не Куросаки Ичиго? - неожиданно пробормотала Мацумото, всматриваясь в низ. - Почти не изменился, хотя, может, немного подрос?
  
  Тоширо проследил за ее взглядом и увидел рыжего парня, неспешно идущего в сторону школы.
  
  Школьник не смотрел по сторонам, его взгляд блуждал под ногами и он время от времени пинал редкие мелкие камешки, попадающиеся ему на пути.
  
  Наверное, Куросаки что-то сказал, так как идущая впереди Юми замедлила шаг, оглянувшись на парня. Ичиго встрепал свободной рукой непослушные волосы и поднял голову. Заметив девушку, Куросаки едва заметно напрягся, даже, кажется, споткнулся на ровном месте, но к великому разочарованию Тоширо, не распластался посередине дороги, а поспешил догнать Каори и завязал с девушкой разговор.
  
  ***
  
  Ичиго совершенно не выспался.
  
  Хотя нет.
  
  Проще сказать, практически не спал этой ночью.
  
  После ухода Тоширо, парень не мог успокоиться и разрывался от желания помочь и осознания своей беспомощности. Да сейчас даже Иноуэ намного сильнее, чем он. Скрипнув зубами, Куросаки потер лицо ладонью.
  
  Ему не хотелось думать об Орихиме, да и прошло довольно много времени с тех пор, как она сказала, что теперь пришла ее очередь защищать его.
  
  Для Ичиго эти слова были словно удар под дых.
  Жестокая реальность, обрушившаяся на его голову, когда он осознал, что действительно потерял все свои силы, даже способность видеть духов как Юзу, в едва заметно вибрирующем пространстве.
  Если быть на чистоту, Куросаки до последнего не верил, что лишится всего.
  
  Он, победивший стольких врагов, приобревший стольких друзей, познавший пик своей истинной мощи.
  
  И кем он стал?
  
  Беспомощным учеником старшей школы, сторонившимся не то что друзей, с которыми через все это прошел, но и собственных сестер и отца, которым просто не мог смотреть в глаза, потому что больше не в силах сдержать данное маме слово, и защитить своих близких?
  
  И вот, случилось то, чего он опасался больше всего. Над этим проклятым городом нависла новая опасность.
  
  Что же делать?
  
  Что он вообще в таком состоянии может сделать? Только мешаться... хотя постойте, о чем это он? Мешаться? Да он даже этого не сможет, по той простой причине, что не увидит кому.
  
  А эта девушка? Каори Юми, очередная жертва совета из общества душ.
  
  Сколько таких, как она? У скольких над головами занесены невидимые дзампакто, готовые по приказу этих ублюдков прервать жизнь невинных людей?
  
  Почему они ничему не учатся? Сколько еще пострадает, если этот чертов совет сорока шести не научится ценить жизни окружающих?
  Куросаки был настроен против этих персон еще с самого первого своего появления в Сэйрэтэйе, во время попытки казнить Кучики Рукию.
  
  С тех пор утекло много воды, он сдружился со всеми капитанами, с каждым по-своему. Приобрел отличных, преданных друзей, готовых, как и сам Ичиго, отдать свои жизни за тех, кто нуждается в их помощи.
  
  Но простить этих так и не смог, дело не в том, что хотели сделать с Рукией, Ичиго понимал, приказ о казни был фальшивым, и исходил от шайки Айзена, но на счету у совета и без того слишком много погрешностей, которые они считают законными. Имея королевскую власть над миром синигами, они совсем перестали ценить человеческую жизнь, и своими приказами, прошлыми ли, будущими ли, преследуют лишь выгоду для себя. О чем только думал король, давая в их руки такую власть?
  
  - Встретить бы этого короля и надавать ему затрещин, - пробормотал себе под нос Ичиго.
  
  Взъерошив волосы, Куросаки пнул очередной попавшийся на пути камешек и, проследив его полет, наконец-то поднял голову.
  
  Оказалось, в метрах четырех от него шла девушка, одетая в форму его школы, а он, дурак, и не заметил. Хорошо еще, что не ляпнул чего поинтереснее, а то Куросаки для полного счастья не хватало слухов о его невменяемости и опасности для общества.
  
  Школьница проследила за пролетевшим в близком от нее расстоянии камнем и недовольно оглянулась, Ичиго виновато улыбнулся. Но та быстро отвернулась и едва уловимо ускорила шаг.
  
  'Чего это она?' - удивленно приподняв брови, подумал Ичиго.
  
  Осмотрев ее с ног до головы, Куросаки решил догнать беглянку, что не составило особого труда.
  
  Поравнявшись с ней, Ичиго слегка наклонился вперед и посмотрел на ее лицо. Девушка с опаской покосилась на него.
  
  - Привет, - почувствовав себя последним идиотом, поздоровался Ичиго.
  
  - Доброе утро, - робко ответила она.
  
  Этот голос...
  
  Куросаки нахмурился, пытаясь вспомнить, как выглядела спутница капитана вчера на крыше, но из-за того, что он смотрел только на Тоширо, пытаясь обнаружить хоть малейший подвох, лицо незнакомки совсем не запечатлелось в памяти. Решив, что так все равно не вспомнит, зачем зря мучить себя, решил пойти ва-банк.
  
  - Ты ведь Каори Юми? Из класса 1-1?
  
  Медленно кивнув, Каори выжидающе смотрела на парня. Ей было любопытно, ведь он друг Хитцугая-куна. Но она чувствовала некую неловкость и непонятную подозрительность, ведь девушка его совсем не знала, кто поймет, что у него в голове, пусть Тоширо и говорил, что без оглядки доверит ему свою жизнь.
  
  - Я - Куросаки Ичиго, рад познакомиться, - Юми снова кивнула, продолжив молча идти к школе. - Ты всегда ходишь этой дорогой? - поддерживая дружескую интонацию, поинтересовался Куросаки.
  
  Девушка странно посмотрела на парня, и ему показалось, что в ее глазах промелькнуло подозрение.
  
  - Эй, - замахал он руками. - Ничего плохого, просто я постоянно хожу этим путем, а с тобой только сейчас столкнулся.
  
  - Ну, вообще-то да, всегда, - смилилась девчонка, поняв, что парень действительно проявляет дружеское любопытство.
  
  - Здорово, - тут же обрадовался Ичиго. - Если хочешь, можем каждое утро ходить в школу вместе.
  
  Куросаки не хотел быть слишком уж навязчивым, но если он будет поближе к Каори, то и к синигами. Возможно, это кажется эгоистичным, но для него это означает лишь то, что все пережитое им не плот бурной фантазии.
  
  Юми снова посмотрела на парня. Интересно, что связывает его и Хитцугая-куна? Спросить? Но разве это не будет грубостью? Впрочем, лучше не лезть не в свое дело. Ее это не касается. Задумавшись, девушка забыла ответить, и Куросаки нарушил тишину.
  
  - Я слишком поспешил? - виновато спросил рыжик, почесав затылок и посмотрев на небо.
  
  Его понурый вид почему-то показался Юми таким забавным и трогательным, что девушка невольно улыбнулась. Остановившись у ворот школы, Каори внимательно посмотрела новому знакомому в глаза и протянула руку.
  
  - Что ж, Куросаки Ичиго, я не против, - с легкой улыбкой сказала она.
  
  - Отлично! - обрадовался парень, пожав ее ладонь.
  
  - Каори, - послышалось знакомое обращение, и они посмотрели в сторону говорившего. - Почему так долго?
  
  - Что? - удивленно переспросила девушка, непонимающе уставившись в черные глаза спешившего ей на встречу брюнета. - Такехико?
  
  - Пошли быстрее, - кинув равнодушный взгляд на Куросаки, сказал Такаши и, не вдаваясь в объяснения, схватил девушку за запястье, потянув в сторону показавшегося школьного двора.
  
  - Такехико? - нервно глянув на нового знакомого и махнув свободной рукой тому на прощание, девушка постаралась поравняться с быстрым шагом одноклассника.
  
  - Что ты делаешь?
  
  Дотащив девушку до раздевалки, Такаши резко остановился, и серьезно глядя на одноклассницу, привычно высокомерно склонил голову на бок.
  'И как ему это удается?' - промелькнуло в голове у девушки.
  
  - В следующий раз, когда к тебе пристают, стоит делать ноги, а не любезничать со всякими подозрительными личностями.
  
  - По-подожди, он не...
  
  Но парень, не слушая, уже отвернулся и скрылся из виду.
  
  - Да что с ним случилось? - непонимающе протянула Юми, уставившись в след ушедшему.
  
  Переобувшись, девушка поспешила в класс и некоторое время то и дело присматривалась к своему однокласснику. Но парень больше не обращал на нее внимания, ведя себя как обычно.
  
  ***
  
  Тоширо чувствовал себя паршиво. Его и без того плохое настроение теперь грозило уйти на "нет".
  
  Какого этот Куросаки прицепился к Юми?
  
  И еще этот тип, староста их класса, так бесцеремонно увел девчонку прямо из-под носа бывшего временного синигами.
  
  Теперь Тоширо разозлился на себя.
  
  Да что за противоречивые мысли лезут в голову? То на кой черт Ичиго привязался к Каори, то какого хрена он позволил утащить Юми прямо из-под носа?
  
  Хотя, кажется, Каори не так уж сильно была против...
  
  - Р-р-р, - не выдержал Тоширо и потер лицо ладонями. С ним что-то происходит. Где его такое хваленое самообладание?
  
  Прекратив метаться по крыше, где уже успел войти в гигай, и откуда наблюдал последнюю сцену, капитан закрыл глаза и несколько раз глубоко вдохнул. Кажется, недосыпание и постоянное напряжение сделало его слишком раздражительным.
  
  - Я знаю, что мне нужно.
  
  Усевшись на насиженное гиконганом место, Тоширо закрыл глаза и, сосредоточившись, медленно погрузился в свой внутренний мир.
  
  ***
  
  - Какая прелесть, - восторженно протянула Мацумото, бережно дотрагиваясь кончиками пальцев до красиво уложенной на бархатной коробочке серебристой цепочки с маленькой, почти прозрачной подвеской.
  
  - Господин Урахара просил предупредить, что этот амулет не сможет полностью решить проблему, лишь поможет некоторое время удерживать ее внутреннюю силу на одном уровне, и он будет совершенно бесполезен, если повторится мощное высвобождение силы. Единственное условие для активации, постоянный контакт с кожей, - задумчиво рассматривая амулет, пояснила Момо.
  
  - Не переживай, пока капитан рядом, ничего не случится, - похлопала ее по руке Рангику, и взяв коробочку, положила ту в прихожей на стол, чтобы по необходимости капитан мог сразу найти. - Я сегодня виделась с Орихиме-тян и попросила в случае чего подстраховать. Не нравится мне активность пустых, а на грунт никого из четвертого отряда не отправили. Жаль, что тебя с нами не было, - мечтательно протянула Рангику, припоминая как Иноуэ угощала ее икрой, политой тонким слоем клубничного варенья, посыпанного сверху мелко натертым имбирем.
  
  По прошествии пяти минут легкомысленной болтовни, Момо вдруг спохватилась.
  
  - Рангику-сан, а разве вы не должны были заменить Широ-тяна и сопроводить Каори Юми из школы домой?
  
  - Ой, и то правда, - легкомысленно захихикала лейтенант десятого отряда, проглотила круглую пилюлю и строго обратилась уже к своему телу. - А ты, дорогая, просто обязана пройтись по магазинам. Купи мне пару кофточек, да смотри, чтобы они подчеркивали мою молодость и красоту.
  
  Улыбаясь пустому месту, откуда только что исчезла лейтенант десятого отряда, Момо покачала головой, переглянувшись с гиконганом, подошла к двери, щелкнув замком.
  
  ***
  
  Юми вышла со школы, сливаясь с толпой одетых в одинаковую форму школьников. Стоило ей дойти до ворот, как кто-то окликнул девушку.
  
  Обернувшись, она увидела своего нового знакомого, бодрым шагом приближающегося к девушке.
  
  - Куросаки? - удивленно произнесла она.
  
  - Идешь домой? - улыбнулся рыжеволосый парень.
  
  - Ага, - с ответной робкой улыбкой кивнула Юми.
  
  - У нас тоже закончился последний урок. Так что можем пойти домой вместе, раз уж нам по пути.
  
  - Ладно, - согласилась Каори и двинулась следом за Ичиго, рассматривая его широкую спину.
  
  - Ичиго! - раздалось сзади, и мимо притормозившей девушки пролетел взъерошенный вихрь. - Мы с Мидзуиро собираемся в караоке бар, не хочешь с нами?
  
  - Отказываюсь, - отрезал Куросаки.
  
  - Но Ичиго! - пискляво возмутился резкому отказу парень. - Ты уже так давно не гулял с нами! А я думал, что мы друзья!
  
  - Прости, но у меня много дел, - смягчился рыжий.
  
  - Кэйго, не приставайте к Куросаки, - послышался ровный голос подоспевшего к ним симпатичного спокойного парня, непрерывно клацающего кнопками телефона. - Не видите? Он с девушкой.
  
  - Что?! - Юми показалось, что голос Кэйго упал на октаву.
  
  - Это ничего, - замахала она руками, делая поспешные шаги в сторону. - Нам просто по дороге, но я могу и сама пойти.
  
  - Да все нормально, тем более что у нас дома гости и я обещал не задерживаться...
  
  - Каори, - раздался новый голос, от которого повеяло раздражением, и галдящие ребята прекратили свой спор, а Куросаки и Юми удивленно посмотрели на подходящего к ним парня. - Что такого в моих словах этим утром ты не поняла?
  
  - Такехико? - нахмурилась девушка, удивленно раздумывая, что такого он мог ей сказать.
  
  Поняв, что девушка зависла, брюнет вздохнул и пояснил.
  
  - Тебе не следует водиться со всякой шпаной.
  
  - Ты... - возмущенно прошептал Ичиго, но школьник лишь с вызовом глянул тому в глаза и, схватив удивленную девушку за запястье, потащил прочь. - Эй!
  
  Дернувшегося было в след за задирой Куросаки, придержал Мидзуиро, положив руку тому на плечо.
  
  - Куросаки, это ведь Такехико Такаши? - не прерывая набор текста в телефоне, спросил Кодзима.
  
  - Да мне пофиг, хоть сам президент! - разгоряченно воскликнул парень.
  
  - Ну, вообще-то он президент студ. совета нашей школы, а его отец спонсор клиники твоего отца. Советую дважды подумать, прежде чем кидаться на него с кулаками.
  
  ***
  
  - Такехико... - сипло пробормотала девушка, слегка шокирована таким поведением всегда спокойного и разумного одноклассника.
  
  - Я же сказал, тебе не стоит с ним любезничать, - безэмоционально произнес Такаши, идя на шаг впереди девушки, и чуть крепче стиснув ее запястье.
  
  Юми от возмущения была готова вскипеть.
  
  - Такехико! Да что с тобой происходит? - не выдержала она, попытавшись вырвать руку.
  
  Парень сделал еще несколько шагов и остановился.
  
  - Юми, - повернувшись, парень склонил голову на бок с таким привычным, слегка презрительным жестом, и медленно прошелся глазами от корней волос девушки до носков ее туфель и обратно. От этого взгляда девушка почувствовала, как воздух в груди отвердел и перестал поступать в тут же болезненно сжавшиеся легкие. - Давай встречаться?
  
  ***
  
  Мацумото ловко перемещалась с крыши на крышу, быстро приближаясь к дому Каори Юми. Если капитан узнает, что она опоздала, то сотрет ее в порошок. Момо точно не проговорится, а ват сама Рангику...
  
  'Ничего, нужно только следить за тем, что говорю', - подбодрила себя лейтенант.
  
  Почувствовав всплеск уже знакомого слабенького реяцу, Мацумото поняла, что оно исходит со стороны школы, в которой учится подопечная капитана. Значит, все, можно считать, что Рангику и не опаздывала. Сменив направление, обрадовалась лейтенант, но, не добравшись до ворот школы, заметила влюбленную парочку.
  
  С легкой долей зависти Мацумото вздохнула, но тут же почувствовав подвох, присмотрелась.
  
  - Так... - полушепотом протянула она. - А вот этого капитану лучше не знать...
  
  ***
  
  Юми ошарашено таращилась на Такехико, а в голове вдруг стало так тихо и пусто.
  
  - Я... - только и смогла выдавить из себя девушка, нервно сглотнув.
  
  Такехико Такаши, высокий, стройный, с правильными чертами лица, затягивающими черными, как омуты глазами, под стать им ровными волосами, рваными прядями падающими на лоб, почти скрывая собой пронзительный, всегда задумчивый взгляд.
  
  Гордая осанка, этот невероятный, в одно и то же время любопытный и презрительный наклон головы, который заставляет большую часть женской половины школы нервно хихикать в сторонке, поглядывая на него влюбленным взглядом. Ровный, почти безразличный голос, кажется, проникает под кожу, заставляя волоски на затылке вставать дыбом.
  
  И он предложил ей встречаться?
  
  Мысли разбежались, она всегда считала, что у нее, тихой и малообщительной, временами неуклюжей девчонки, нет ни единого шанса привлечь кого-то вроде Такехико. И вот как вышло...
  
  - Я ведь тебе нравлюсь? - тихим голосом спросил он, сделав маленький шаг, став еще ближе, что полностью поглотило все еще трепыхающийся где-то внутри Юми крошечный кусочек разума.
  
  Каори неуверенно попятилась, чувствуя дикую, жизненно необходимую потребность отступить, иначе от неспособности дышать потеряет сознание.
  
  Такаши мягко потянул ее на себя, не давая увильнуть, и свободной рукой обняв Юми за талию, прижал к себе податливое тело, тут же завладев губами дрожащей девушки.
  
  
  Глава 12
  
  
  Тоширо проснулся внезапно, и, резко сев, посмотрел на часы. Убедившись, что еще есть достаточно времени для душа и ужина перед работой, с облегчением выдохнул. Взъерошив непослушные волосы, парень поднялся с теплого футона и, сложив его, убрал с прохода.
  
  Взяв обнаруженное на одной из полок встроенного в стену шифоньера свежее банное полотенце, парень, не воспользовавшись гигаем, направился в душ.
  
  В дверях чуть не стукнулся носом об лоб мелкой девчонки, но вовремя увернувшись, уставился на замершую посередине прохода Куросаки.
  
  - Тоширо? - удивленно спросила Карин, которая пришла к Кискэ за новыми средствами для борьбы с пустыми.
  
  - И чему ты вечно так удивляешься? - недовольно проворчал капитан, скрестив руки на груди, и смотря снизу вверх на живую преграду.
  
  - Да собственно, - пожала плечами девушка. - Просто забыла, что ты тут заселился, - из-за своих возросших духовных способностей, Карин стала постоянно подвергаться нападениям и теперь частенько пропадала в магазине Урахара Кискэ.
  
  - Временно в гостях, - поправил он девушку.
  
  - А ты, кажется, стал выше? - неожиданно для себя произнесла Куросаки и тут же махнула рукой. - А, забей!
  
  Тоширо задумчиво провел взглядом гордо удаляющуюся девчонку, пожал плечами и возобновил путь к долгожданному душу.
  
  'Кто знает, что за ветер в головах у этих женщин?' -промелькнуло у него в голове.
  
  ***
  
  Мацумото скучающе подперла голову рукой и помахала закинутой на ногу ногой. Она уже пятый час как оккупировала ветку высокого дерева, росшего за окном Каори Юми. Скука и потребность долго торчать на одном месте острыми иголками вонзалась в непоседливую красавицу.
  
  Обведя ленивым взглядом местность, лейтенант тоскливо вздохнула. Такая ирония, она, наконец, вырвалась в мир живых, а вместо того чтобы прохлаждаться по таким манящим магазинам она вынуждена торчать у окон школьницы.
  
  Посмотрев на небо, Мацумота снова вздохнула. Еще около часа, и появится капитан.
  
  Главное не проболтаться насчет того симпатичного парнишки, окручивающего эту милашку, а то у капитана сейчас не лучшие времена. Его реяцу и так постоянно скачет и невозможно предсказать, какая последует реакция.
  
  Лейтенанту десятого отряда совсем не улыбалось провести выделенное на грунте время в образе ледяной скульптуры под окнами ничего не подозревающей девушки.
  
  Переведя взгляд на не зашторенные окна трехкомнатной квартиры, в которой жила подопечная капитана, Мацумото в который раз внимательно присмотрелась к девушке.
  
  'Вот какой вкус у нашего капитана', - ехидно пронеслось в ее голове.
  
  Хоть Рангику и была временами легкомысленна, и предпочитала не заморачиваться на серьезные темы, она далеко не так глупа, как хотела казаться окружающим.
  
  Да и капитана она знает как облупленного, с первого взгляда ясно, что он переживает какую-то внутреннюю борьбу. О чем говорили некоторые изменения в его поведении и нестабильно растущей силе.
  Может быть, Рангику бы не придала значения этим изменениям, если бы не Ёруичи-сан.
  
  После того, как подручным Кискэ все-таки удалось растопить ледяного дракона, замуровавшего в себе небезызвестную на весь Сэйрэтэй сладкую парочку. Первое, что сказала кошка в женском обличии, было:
  
  - У нашего ледяного дракончика начался брачный сезон, - и, разразившись веселым смехом, отправилась в ванную, на ходу скидывая промокшую ледяную одежду.
  
  Остальное додумать не составило труда.
  Единственное место, где он мог находиться в обществе прекрасного пола, это был дом Куросаки Ичиго, и, конечно, рядом с этой милой куколкой.
  
  Хотя, с учетом последних событий, никто из синигами не переступал порог дома Куросаки, но Карин-тян частенько появлялась в магазине Кискэ Урахара.
  
  Первый вариант Мацумото отмела сразу, так как была свидетелем короткого общения капитана с обеими сестрами бывшего временного синигами, и разницы между общением с противоположным полом Готэй тринадцать и этими двумя особо не наблюдалось.
  Зато когда капитан слышал или давал распоряжения насчет этой малышки Каори Юми, его реяцу начинала колыхаться, а настроение стремительно портилось.
  
  Можно было бы предположить, что роль няньки была причиной недовольства капитана. Но если бы это действительно было бы так, то все что ему нужно сделать, это дать распоряжение Мацумото и Хинамори присматривать за девчонкой, а самому достаточно только пару раз за ночь появляться в ее комнатах, чтобы погасить эту непонятную рвущуюся наружу силу.
  
  Но мало того, что капитан не отходил от нее трое суток, лично следя за любыми изменениями, так еще скрывал о своей находке от главнокомандующего, что несвойственно всегда строгому и действующему по правилам капитану десятого отряда.
  И за это он наверняка получит выговор и жуткое наказание по возвращению.
  
  Взглянув на серое небо, Рангику потянулась, разминая затекшие от долгого сидения позвонки, и облегченно вздохнула. Перед ней появился капитан Хитцугая.
  
  - Вы рано, - не удержалась от невинного намека Мацумото и радостно покинула насиженное место.
  
  - Какие изменения? - без предисловий ринулся в расспросы капитан. - Были ли попытки контактирования с объектом посторонних или подозрительных личностей? Изменения в поведении? Новые всплески силы? Необычные происшествия? Телефонные звонки?
  
  - На все вопросы один ответ, - отрапортовала Мацумото, едва сдерживая просящуюся на лицо улыбку. - Нет. Только соседка заходила, но даже через порог не переступала. Передала довольно аппетитный на вид, обалденно пахнущий пирог, со сливовой начинкой, который Каори почему-то так и не попробовала...
  
  - Довольно Мацумото, - нетерпеливо прервал ее капитан, тут же покосившись на открытое окно лоджии. - Можешь идти, завтра та же задача.
  
  - Есть! - бодро ответила лейтенант и, сверкнув дымчатыми глазами под цвет своему высвобожденному дзампакто, тут же скрылась в неизвестном направлении.
  
  'Наверняка побежала искать круглосуточные магазины', - пронеслось в голове у капитана.
  
  Тоширо медленно подошел к окну и осмотрел помещение.
  Все было точно так же, как и после его ухода, но капитану казалось, что что-то все-таки отличалось.
  Быстро обнаружив место расположения Юми, Хитцугая удивленно приподнял бровь.
  
  От девушки исходило сильное волнение, а сама Каори скорчилась на диванчике, сграбастав под себя одну из мягких бархатных подушек и беспощадно прижимая несчастную к своей груди.
  Щеки покрывал легкий румянец, и, казалось, он засел там давно и надолго.
  
  У капитана неприятно засосало под лопаткой, и он передернул плечами.
  
  'И почему у меня такое чувство, что Мацумото забыла что-то рассказать?' - подумал Тоширо, не отрывая настороженного взгляда от девушки.
  
  Проникнув в квартиру, Хитцугая бесшумно приблизился к какой-то апатичной Каори и, сев на пол, устроился напротив девушки, задумчиво уставившись на ее профиль.
  
  Глаза Юми были удивленно расширенными и, не мигая смотрели перед собой. Через пятнадцать минут полной тишины она неожиданно громко выдохнула и, застонав, уткнулась лицом все в ту же несчастную подушку.
  
  Тоширо чуть не подскочил с места от неожиданности, и беспокойно прислушался.
  
  Не похоже, что ее сила начала искать выход, но капитан все же решил слегка обезопаситься, так как притронуться к девушке, пока та бодрствует, он не мог, пусть она его и не видит, но прикосновение почувствует как от любого, принадлежащего миру живых, человека.
  Стиснув кулаки, Тоширо закрыл глаза и пустил через себя едва ощутимую порцию холода.
  Посмотрев через полуприкрытые веки на реакцию девушки, понял, что та даже не заметила.
  Хитцугая вздохнул, и от нечего делать начал изучать уже итак изученные вдоль и поперек углы залы, смеженной с кухней, но через несколько минут поймал себя на том, что изучает все еще валяющуюся напротив, и явно находящуюся сейчас в прострации Каори. Тут до него дошло, что губы, от которых он не мог отвести взгляд, беззвучно шевелятся. Хитцугая нахмурился.
  
  - А-а-а-а, - неожиданно в полголоса вскрикнула девушка, тут же приняв сидячее положение.
  
  Тоширо чуть не схватил инфаркт от неожиданности. Под направлением ее взгляда, капитана бросило в пот и он подумал, что Юми смогла его увидеть, но через стук собственного сердца до его ушей донеслись слова...
  
  - Я не могу... не знаю... не хочу... Агх! Что мне делать?!
  
  По квартире разнеслась знакомая мелодия телефона, но девушка, кажется, решила ее проигнорировать.
  
  Поняв, что этот вскрик не имел с ним ничего общего, Тоширо постарался вернуть себе спокойствие.
  
  'Здравствуйте, вы позвонили в квартиру семьи Каори, в данный момент мы не можем ответить на ваш звонок. Пожалуйста, оставьте свое сообщение и номер телефона после гудка. Мы обязательно с вами свяжемся'.
  
  - Юми, - послышался знакомый голос, и Тоширо напрягся.
  
  'Что этому типу нужно от Каори?' - раздраженно подумал капитан, не отрывая взгляда от подопечной.
  
  Девушка замерла, а румянец быстро переместился на шею и уши.
  
  Хитцугая почувствовал неладное, и начал медленно вставать.
  
  - Не ответишь? - все тот же ровный голос, легкая, едва уловимая насмешка. - Ладно. Ты так быстро сбежала, что я не успел тебя предупредить. Пока ты не примешь решение, отвечать на мое предложение или нет, я буду встречать и провожать тебя из дома в школу и обратно. Не важно, что ты думаешь по этому поводу, но я не хочу видеть, как этот Куросаки ошивается вокруг тебя... Это все, что я хотел сказать. Завтра утром, в восемь, буду ждать у твоего дома... Пока... Юми...
  
  - Мацумото... - прошипел Тоширо, поняв, наконец, что не договаривала его лейтенант...
  
  ***
  
  (Не далее чем в двух районах от квартиры Каори Юми.)
  
  - Апчхи!
  
  - Рангику сама, вы не заболели? - послышался заботливый голос Хинамори.
  
  - Нет, наверное, какой-то красавчик сейчас думает обо мне...
  
  ***
  
  Хагэши уже несколько часов наблюдал за этими глупыми синигами. Их неожиданное появление слегка подпортило игру, и мастер принял решение немного подождать.
  
  Но сколько можно?
  
  Хагэши никогда не отличался особой усидчивостью. Его так и распирало от энергии. Когда уже эти синигами уберутся из их города?
  
  Если бы не тот мелкий капитанчик, Каори Юми бы уже пробудилась полностью, и они все, наконец-то, получили бы свободу и новый мир.
  Чертов ледышка.
  Ну, ничего, Хагэши придумал отличный план, и как только сила Каори-тян начнет искать выход, он отвлечет этого мальчишку, да и всех остальных, тем самым дав девушке полностью подчиниться своей силе.
  
  Мастер будет доволен результатом.
  
  Ухмыльнувшись, парень принялся насвистывать себе под нос незатейливую мелодию, неотрывно следя за окном Каори Юми.
  
  ***
  
  Тоширо почувствовал, как ледяной холод распространялся по всему его телу, стремясь выбраться наружу, и заморозить все вокруг вспыльчивого капитана. Моргнув, парень удивленно встрепенулся.
  
  'Что это на меня нашло?.. Какое мне дело, если она начнет с кем-то встречаться?.. Неужели?.. Глупости... у меня нет на это времени!'.
  
  Как только капитан додумал эту мысль, холод, не добравшись до пола, замер и пополз обратно в его внутренний мир.
  
  Реяцу перестало нестабильно пульсировать, и Тоширо почувствовал, как холодное спокойствие и привычное равнодушие возвращаются к ледяному капитану.
  
  Хитцугая прошелся спокойным взглядом по фигурке все еще сидящей напротив Юми и, вздохнув, перебрался к окну лоджии, меланхолично уставившись в темное небо.
  
  'Контроль над эмоциями поможет уравновесить реяцу? Да? Хёринмару?'.
  
  ***
  
  Flashback
  
  (Около двух месяцев назад.)
  
  - Стать сильнее? - разнеслось удивленное эхо.
  
  - Да, я хочу стать сильнее, - повторил Тоширо, смотря снизу вверх на Хёринмару. - Думаешь, я не заметил? Моя сила огромна, но она стоит на месте. Такое ощущение, что я дошел до предела, но ведь я знаю, что это не так. Для того чтобы защитить тех, кто надеется на меня, я хочу двигаться дальше.
  
  - Ты думаешь, что готов? Ты должен понимать, я самый сильный дзампакто ледяного типа, выпустив запечатанную во мне силу в свой внутренний мир, ты будешь вынужден усмирить ее, но если окажешься не готов к ней, то она поглотит тебя.
  
  - Я знаю, - уверено произнес Хитцугая.
  
  Белый ледяной дракон склонил голову еще ниже, внимательно смотря на своего хозяина.
  
  - Как пожелаешь... Но ты должен быть готов к изменениям.
  
  Тоширо слегка нахмурил брови и твердо кивнул.
  
  - Я готов.
  
  - Тогда мне ничего другого не остается, как подчиниться, - дракон замер, из его мощного тела повалил плотный поток реяцу, заставляя из ушей и носа Тоширо выступить кровь.
  
  Парень, не ожидающий такого всплеска, дрогнувшей рукой дотронулся до тоненькой струйки и посмотрел на окрашенные кровью пальцы.
  
  - Невероятно... - прошептал он, и посмотрел на начавшего светиться Хёринмару.
  
  - Приготовься, я отдам тебе всю свою силу, а взамен ты должен показать мне всю свою решимость...
  
  Flashback end.
  
  ***
  
  Сколько он простоял так, у окна, смотря на звездное небо? И сколько бы он еще простоял, если бы до него не донеслось слабое бормотание. Вернувшись в реальность, Тоширо замер. Нет сомнения, обстановка в комнате за его спиной изменилась. Как он мог проглядеть момент, когда девчонка погрузилась в сон? Резко обернувшись, капитан всмотрелся в сумрак комнаты.
  
  Что же это?
  
  Его глаза уловили хрупкую фигурку, мечущуюся по дивану. А ее пальцы вцепились в горловину рубашки, оттягивая ту вниз. Верхняя пуговка, не выдержав, со стуком упала на пол.
  
  Это выглядело так, как будто одежда при контакте с кожей приносила Юми нестерпимую боль.
  
  Капитан удивленно застыл.
  
  Прежде такого не было, но сейчас... Тоширо мог видеть, как воздух вокруг Каори пульсируя, обретал плотность, будто над разогретой до предела жаровней.
  
  Парень дернулся было к девушке, но его глаза расширились. Спину покрыло мурашками, и через секунду сзади раздался рев пустого, сопровождающий довольно сильную реяцу.
  
  Взгляд Тоширо метнулся через плечо, рука машинально потянулась за дзампакто, одновременно с тем, как в открытое окно влетело длинное щупальце, обхватившее капитана вокруг талии.
  
  - Черт... - выдохнул Хитцугая, когда его тело вспорхнуло вверх и стремительно вылетело в окно, отдаляя капитана от начавшей тускло светиться изнутри девушки.
  
  ***
  
  Юми хотела кричать, но из открытого рта не вырывалось ни звука, забирая последнюю надежду на облегчение пусть и таким слабым способом.
  
  Глаза пекло, и девушка мечтала пролить хотя бы одну слезинку, чтобы ее влага на краткий миг облегчила жгучую боль, пожирающую всю ее кожу.
  
  Юми знала, ждала, что голубое пламя вернется в ее сны, готовое поглотить беззащитную против его воли, слабую жертву.
  Она чувствовала, как языки неонового, голубого пламени, с садистской медлительностью подкрадываются к заветной цели.
  
  Сердечко испугано сжалось, когда самый проворный голубой змей, обвившись вокруг грудной клетки девушки, раскинул свои жадные щупальца, порываясь поглотить ее всю.
  
  Подавить в ней остатки разума.
  Подавить ее волю.
  Завладеть ее беззащитным телом.
  
  Каори в тихом ужасе смотрела, как огненный змей, скалясь и увеличиваясь в размерах, вспыхивает ярче бушующего вокруг, ставшего еще больше чем обычно, огненного моря.
  
  Юми ждала, но спасения не было. Тихий и такой долгожданный звук шипения затихал вдалеке, не имея возможности пробраться к девушке сквозь яростно бушующую, огненную стихию.
  
  Нет спасенья... больше нет спасенья...
  
  
  Глава 13
  
  
  - Рычи, Хайнэко! - Мацумото, стоя спиной к спине с Хинамори, уже потеряла счет выползавшим пустым.
  
  Сосредоточенно следя за передвижением своего высвобожденного дзампакто, лейтенант десятого отряда тяжело дышала.
  
  - Рангику-сан... - послышался напряженный голос лейтенанта пятого отряда.
  
  - Знаю... - чуть ли не прорычала Мацумото.
  
  Рванув в разные стороны, девушки едва успели увернуться от рубящего удара одного из трех самых активных, окруживших лейтенантов, пустых.
  
  'Нужно покончить с ними быстрее, со стороны капитана вспыхнула реяцу, но так же что-то еще... Этот поток силы... может ли статься, что капитан больше не может подавить рвущееся наружу пламя Каори Юми?'
  
  - Нападает!
  
  Прыжок в бок... Наклон... Разворот... Блок... Уход назад... Взмах рукояткой... Рубящий удар... Режущий уши крик... Боль в плече? В боку?
  
  - Реви! Дзабимару!
  
  Перед Рангику пронесся меч, изгибаясь в зубастую плетку, и снося самых активных тварей.
  
  - Подохните наконец! - ринувшись в новую атаку, взревел лейтенант Абараи. - Я не знаю, что здесь происходит, но они намного сильнее обычных пустых.
  
  - Тебя волнует только это? - убрав пепельный щит, Мацумото сразу атаковала ближайшего монстра и, прикрыв спину Хинамори, вернула Хайнэко в обычную форму, чтобы отрезать почти дотянувшуюся до нее лапу пустого.
  
  - А что не так? - орудуя подобием плети, прокричал Рэндзи.
  
  - Ну и ну... - насмешливо протянула Рангику-сан. - Совсем не соображаешь?
  
  - Заткнись! - с улыбкой маньяка-экспериментатора воскликнул Рэндзи.
  
  - Лейтенант Рангику-сан, лейтенант Абараи-сан! - отпрянув от очередной атаки и выставив руку перед собой, Хинамори указала пальцем на ближайшего пустого. - Хадо ?4: Бьякурай! - проследив за полетом сверкающей белой молнии, Момо договорила. - Вам не кажется, что сейчас не время?!
  
  - Хинамори! Сзади! - девушка отшатнулась в бок, и мимо нее тут же пролетел пепел, окутав подкравшегося монстра.
  
  - Цвети, Сэмбондзакура, - раздался меланхоличный голос капитана Кучики, и прекрасные лезвия, так похожие на лепестки сакуры, стремительно смели пустых, не дающих трем лейтенантам сдвинуться с места.
  
  - Капитан! - взревел Рэндзи. - Вы же меня заденете!
  
  - Не стой на моем пути, - раздался скучающий ответ, и нежно розовый вихрь пронесся за спину лейтенанта шестого отряда, чуть не задев тому левую часть лица.
  
  - И почему мне кажется, - едва увернувшись, проворчал Абараи, - что он это специально?
  
  - Ты что-то сказал? - послышался спокойный голос, от которого Рэндзи захотелось провалиться сквозь землю.
  
  - Эм... нет... капитан.
  
  ***
  
  Тоширо вылетел в окно, чувствуя как щупальце, обвившее его талию, стремится переломать парню все кости.
  
  - Черт... - прошипел он, беспокойно провожая взглядом удаляющуюся от него комнату с вот-вот поглотившим девчонку внутренним пламенем. - У меня нет на это времени!
  
  Взревев, капитан с силой надавил на все еще спрятанный в ножнах дзампакто, потянув рукоятку таким образом, чтобы лезвие сделало круговое движение от спины к груди. Почувствовал, как жирное щупальце расходится под мечом, как масло под раскаленным ножом, одновременно с облегченно наполнившим легкие воздухом. Хитцугая тут же перехватил рукоять лезвием на себя, и со всего маху воткнул ее между своим правым боком и рукой, попав уже распахнувшему свою пасть пустому в правый змеиный глаз.
  
  Поморщившись от противного воя, Тоширо тут же развернулся и, не высовывая свой дзампакто из черепа твари, силой надавил, пропустив немного реяцу через лезвие, тем самым сделав его острее. Рванул прямо через разлетевшегося на две ровные половинки и медленно превращающегося в прах монстра, на такого же, стремительно приближающегося пустого.
  
  - Быстрее, быстрее... - подгонял он то ли себя, то ли тварь, капитан и сам не знал.
  
  Слева от него разверзлось пространство, и оттуда повалили гадкие гости. Тоширо скрипнул зубами и, переместившись на шумпо, с легкостью увернулся от ринувшихся в атаку тварей.
  
  - У меня... нет... на... вас... времени! - нанося удар за ударом, выкрикивал Хитцугая, стремясь быстрее вернуться к Юми.
  
  - Танцуй, Содэ но Сираюки! Второй танец, Цуги но май, хакурэн!
  
  Мимо капитана пронеслось огромное количество снега, смяв своим напором ближайших пустых.
  
  - Капитан Хитцугая, я смотрю, вы тут развлекаетесь по полной.
  
  - Кучики, что ты тут делаешь? - зло прошипел капитан десятого отряда.
  
  - Мимо проходила, - ехидно ответила девушка и, не смотря на капитана добавила. - Вы куда-то торопились, капитан десятого отряда?
  
  Хитцугая замер, и тут же скрылся в шумпо. Почувствовав твердый пол под ногами, Тоширо уже исходил паром. Его глазам предстала парящая в метре над диваном девушка.
  
  Из распахнутых глаз лился внутренний свет, волосы развевались, стремительно осветляясь, прядь за прядью покрываясь серебряно-голубым оттенком.
  
  Тоширо вспыхнул реяцой, и холод его внутреннего мира моментально вырвался наружу, покрыв все вокруг капитана толстым слоем прозрачного льда.
  
  Не обращая внимания на разрастающихся по оголенной коже, выглядывающей из под его хаори, ледяных шипов, капитан осторожно направил холод на пульсирующий вокруг воздух. Не отрывая беспокойного взгляда от едва дышащей девушки, капитан шаг за шагом ступал на остывающую и сразу покрывающуюся льдом поверхность пола.
  
  - Сейчас, - прошептал сам себе Тоширо, когда шипение начало, наконец, утихать и, не медля больше, подхватил Каори на руки, прижав к себе обжигающее, даже через покрывший его слой льда, тело, высвободил больше холода.
  
  ***
  
  Пламя вспыхнуло с новой силой и, взревев, кинулось в разные стороны.
  
  Облако тяжелого спасительного пара смогло пробиться сквозь стены пламенных языков, превращая те в неровные ледяные скульптуры.
  
  Пламенный змей распался на искры, спасаясь бегством от нагоняющего его, молниеносно распространяющегося облака пара, казалось, ставшего еще гуще.
  
  Ласковое касание к коже, и легкое покалывание от окутавшего девушку непроглядного облака, сняло жгучую боль, и Юми рухнула на подкосившиеся колени. Все еще подпекающие глаза девушки с нежностью смотрели в гущу спасительного облака. Каори увидела приближающуюся фигуру в развивающихся одеждах, на ее лице показалась слабая, измученная, но такая счастливая улыбка.
  
  - Ты спас меня, - хриплым и едва слышным голосом прошептала она. - Снова...
  
  Тук-тук. Тук-тук...
  
  Юми слабо застонала, веки, налитые свинцом дрогнули...
  
  Тук-тук.
  
  Этот звук такой громкий...
  
  Тук-тук.
  
  Под щекой девушки неистово стучало чье-то сердце...
  
  Ее тело прижимали чьи-то руки...
  
  Тук-тук...
  
  'Я должна... - пронеслось в ее голове. - Увидеть его лицо...'.
  
  ***
  
  - Так не может продолжаться, - осмотрев девушку, произнесла Орихиме, повернувшись лицом к столпившимся в миг ставшем тесным помещении. - Девушке не протянуть долго, если подобное повторится, ее тело просто не выдержит.
  
  - Что ты предлагаешь? - хмуро сдвинув брови, ровно спросил Тоширо.
  
  - Я считаю, что ей нужно встретиться лицом к лицу со своей силой, иначе рано или поздно ее тело, не подготовленное к таким всплескам, просто превратится в пепел.
  
  - И каким образом ей это удастся, если она может контактировать со своей силой только в спящем состоянии, когда ее разум заторможен, и Каори не может удерживать пламя внутри?
  
  - Вот видите, - кивнула рыжевласка, переведя взгляд на бессознательную девушку. - Вы сами ответили на свой вопрос. Жар берет верх в те моменты, когда девушка бессильна. Но когда она бодрствует, пламя даже признаков своего существования не подает. Значит, она все-таки имеет над ним власть, и если найдет в себе источник и запечатает его своими силами, то сможет полностью обезопасить себя, блокировав силе путь к выходу.
  
  - И как же ей это сделать? - посмотрев на скрытую золотистым щитом девушку, тихо спросил капитан десятого отряда.
  
  - Этого я не могу знать. Вы же прекрасно понимаете, что у каждого синигами контакт и черпание силы происходит по-разному. У каждого свои особенные способы получить имеющуюся или открыть в себе новую силу. Вся проблема в том, что эта девушка человек, и я не имею представления, как мог бы выглядеть ее внутренний мир, и какой источник ее силы. Тут она должна сама с этим справиться. Ведь я и Садо самостоятельно высвободили свои способности и смогли подчинить их себе. Постарайтесь быть к ней поближе, хотя бы до тех пор, пока она не усмирит свое пламя.
  
  - Я едва успел в этот раз, - хмуро произнес Тоширо, наблюдая, как под мастерскими способностями юной целительницы волосы девушки снова возвращаются из серебристо-голубого к обычному тепло-пшеничному. - Еще немного, и одно из двух, либо Каори бы заживо сгорела, либо уничтожила бы полрайона.
  
  - Хм, - подал голос Рэндзи. - Насчет этого, у кого есть идеи насчет такой невероятной активности пустых?
  
  - Сейчас Урахара-сан и капитан двенадцатого отряда пытаются определить столь необычный наплыв пустых, так что все, что остается - это ждать пока нам сообщат результаты.
  
  В комнате повисла тишина, которую нарушил спокойный голос.
  
  - Пошли Рэндзи, мы не можем зря тратить время.
  
  - Да, капитан! - привычно отрапортовал Абараи, и, махнув оставшимся синигами на прощание, скрылся за капитаном шестого отряда.
  
  - Кучики, - задумчиво обратился к девушке Тоширо.
  
  - Да? - с любопытством глянув на спину капитана, спросила та.
  
  - Лучше тебе быть поблизости, - посмотрев через плечо на брюнетку, сказал Тоширо. - Есть вероятность того, что появление пустых в моменты нестабильного выброса силы Каори Юми не просто случайность. Я не могу позволить себе еще раз так рисковать.
  
  - Хорошо, - ровно ответила ему Рукия. - Не волнуйтесь, не дадим мы вашу Юми в обиду.
  
  Тоширо от возмущения чуть не лишился дара речи, но когда все же пришел в себя, то наглой девчонки и след простыл.
  
  - Что будете делать, капитан? - подала голос лейтенант Рангику.
  
  - Как только девчонка очнется, мне придется рассказать ей все, как есть, я не могу позволить нез...
  
  - Подождите, капитан Хитцугая, - перебил стальной женский голос. - Я не могу позволить вам сорвать операцию.
  
  Тоширо удивленно взглянул на появившуюся из неоткуда, и преградившей ему путь к бессознательной девушке, капитана Сой Фон.
  
  - Вы прекрасно осознаете всю сложность ситуации, и чем это может грозить обществу душ. Мы не можем рисковать, уступив вашим личным мотивам, - холодно произнесла капитан второго отряда, преградив Тоширо обзор. Глаза высокомерно прищурились, и Сой Фон продолжила: - И лишиться нашей единственной приманки... Как руководитель этой операции, я просто обязана запретить вам вступать в прямой контакт с объектом, исключение только в необходимости применять способности вашего дзампакто. Вы должны понимать, учитывая тот факт, что вы скрыли в своих отчетах информацию о Каори Юми, ваше право голоса теряет силу, а сами вы, капитан десятого отряда, все еще на грунте, только благодаря способности вашего дзампакто.
  
  Удивление переросло в раздражение, и с каждым новым словом Тоширо чувствовал, как его холод медленно заполняет тело. Действительно, так будет проще для всех.
  
  - Капитан Сой Фон, - равнодушно сказал он. - Для главы отдела тайных операций вы слишком болтливы.
  
  - Думаю, вам стоит убрать все признаки постороннего присутствия в ее квартире, до того, как девушка очнется, - посоветовала Иноуэ, прерывая свои целительские навыки, и, встав с места, вежливо поклонилась, чтобы оставить синигами наедине со своими внутренними разборками.
  
  Не обращая внимания на обозлившуюся дамочку, Тоширо обошел преграду и, посмотрев на Юми, положил ладонь на лоб девушки.
  
  - Выхода нет, тебе придется потерпеть.
  
  - Широ-тян, - донеслось до его ушей, но капитан сделал вид, что не услышал.
  
  - Когда Орихиме стала такой сильной и серьезной? - поинтересовался Тоширо.
  
  - Все из-за Куросаки Ичиго, - смотря вслед скрывшейся рыжеволосой девушке, ответила Мацумото.
  
  
  Глава 14
  
  
  Тоширо стоял над мирно спавшей девушкой и задумчиво рассматривал ее профиль.
  
  На душе у парня было неспокойно.
  
  Все происходящее с ней было несправедливо.
  
  'Почему она?' - в который раз спросил себя капитан.
  
  Когда Тоширо был на грунте в своей прошлой миссии, он в первый раз встретил ее. Девушку, сидящую на лавочке, с таким невинно-наивным, беспечным выражением на лице, весь ее вид говорил, что она оберегаема, любима, счастлива.
  
  Глаза, устремленные в небо, казалось, излучали нежность, не знали ни боли, ни предательства.
  Юми смотрела на заходящее солнце с легкой мечтательной улыбкой, не зная о том, что над ее головой всего в нескольких метрах разверзся ад.
  
  Такой было Хинамори, до того, как он не смог ее защитить.
  
  В тот момент Тоширо перестал сомневаться, оправдан ли его риск.
  
  Да, он боится, боится новых врагов, новых потерь, боли в глазах близких и друзей. И поэтому... как капитан, под началом которого столько людей, полагающихся на него. Ради тех, кто стоит за его спиной. Ради разрушенных ожиданий его сестры. Он должен, он обязан справиться.
  
  Должен оградить невинных в мире живых, должен защитить надеющихся на него в обществе душ.
  
  Ради тех, кто еще может вот так вот смотреть на мир...
  
  Тоширо еще тогда почувствовал дикую необходимость защитить это беззаботное выражение на лице незнакомки, как будто таким образом сможет сгладить вину перед Хинамори.
  
  Все надежды пали в тот момент, когда он встретился взглядом с горящими изнутри голубым пламенем глазами.
  
  Он не сразу осознал на кого смотрит.
  
  Просто не мог.
  
  Но, в ту секунду, стоило девушке оказаться в его руках, как только он заглянул в эти глаза еще раз...
  
  Разрываясь между долгом и пониманием, на что он ее обречет, отправив под присмотр капитана Маюри.
  
  Он не смог... даже ее не смог отгородить от реальности.
  
  Почему?
  
  Разве он не старается изо всех своих сил?
  
  Почему все, кого он стремится защитить, так или иначе, страдают?
  
  День за днем наблюдая за Каори, видя, как она живет обычной жизнью, не зная, что происходит с ее телом и душой по ночам, той жизнью, которую он бы хотел для себя и своих близких.
  
  Надеясь, что будь он по близости, то сможет хоть ненадолго продлить ее беззаботную жизнь.
  
  Надолго ли?
  
  Сколько еще он сможет быть рядом?
  
  Сколько еще она сможет оставаться в неведении?
  
  Когда ее сила вырвется, а Тоширо в этом уверен, сможет ли девушка справиться без подготовки и знаний?
  
  Тоширо думал, может, Урахара возьмет ее под свое крыло? Но сама мысль в этом направлении ужасно напрягала капитана.
  
  Это бы значило, что девушка станет ближе к действительности. К тому кошмару, окружающему мир живых, находящийся под тонкой пленкой ложной безопасности. Тот ужас, когда смотришь в лицо своему другу, с улыбкой отворачивающемуся от тебя, чтобы тут же встретить свою смерть, прямо на твоих глазах. Чувство бессилия, обреченность. Нет. Тоширо не хочет кому бы то ни было такого будущего, тем более ничего не подозревающей девушке.
  
  Но разве у него есть выбор?
  
  У них?
  
  Да, Тоширо без приказа не может с ней даже поговорить начистоту, подготовить, предупредить, помочь, наконец...
  Только стоять и смотреть...
  
  - Черт! - чувствуя как начал снова терять над собой контроль, капитан закрыл веки и сделал несколько глубоких вдохов.
  Когда спокойствие все же вернулось к нему, парень снова посмотрел на спящую девушку.
  
  Помедлив, Хитцугая нерешительно протянул руку и, разжав кулак, медленно прикоснулся кончиками пальцев к ее волосам.
  
  В груди грохотнуло сердце и замерло в предвкушении.
  
  Осмелев, капитан взял тонкую прядку и, раскрыв ладонь, потянул волосы по всей длине, позволив нежно скользнувшему шелку свободно упасть на диван.
  
  Вернув ладонь к корням, Тоширо поправил длинную челку девушки, аккуратно убрав ее с лица и, подавшись порыву, дотронулся до щеки Юми одними кончиками пальцев.
  
  Какая она милая, когда спит.
  
  Такое нежное, беззаботное личико.
  
  Очертив контур ее скул, подушечки мягко прошлись ниже и скользнули к шее.
  
  Большой палец замер, задев нижнюю губу девушки.
  
  Не думая, что делает, капитан медленно склонился над спящей Каори, опершись левой рукой о низкую спинку дивана. Хитцугая позволил себе погрузить правую ладонь в мягкие волосы Юми.
  
  Бирюзовые глаза парня медленно переместились с закрытых век девушки на ее едва приоткрытые губы.
  
  Дыхание сбилось, в горле застрял ком.
  
  - Только один, - неслышно прошептал он сиплым голосом, замерев в сантиметре от лица Каори.
  
  Не отрывая глаз от губ Юми, Тоширо медленно повернул голову, склоняясь ниже.
  
  За окном промелькнула тень, и капитан краем глаза покосился на застывшую в метре от лоджии черную фигуру.
  
  Прикрыв веки, Хитцугая вздохнул и заставил себя отстранился от Каори, неохотно присоединившись к ночной гостье.
  
  - Что-то случилось? - приняв привычную позу, спросил Тоширо.
  
  - Мацумото забыла передать, - протянув капитану маленькую коробочку, виновато произнесла Момо. - Господин Урахара закончил амулет перед своим отбытием в общество душ. Амулет недостаточно мощный и от него будет мало толку, повторись сегодняшнее, но все же некоторое время продержится. Нужно только заставить Каори-тян носить его, не снимая.
  
  - Ясно, - ровно произнес капитан, тут же ворчливо добавив. - И как, по его мнению, я должен заставить ее носить этот амулет?
  
  - Ну, - замялась было Хинамори, но все же, с легкой улыбкой в уголках губ добавила. - Господин Урахара сказал: 'У нашего маленького гения наверняка в голове куча идей, вот пусть он ими и воспользуется'.
  
  - Этот Урахара... - тихо прорычал Тоширо.
  
  - Да ладно тебе, Широ-тян, - махнула ладошкой Хинамори. - Он же только дразнится, просто игнорируй. Тем более у Рангику-сан появилась прекрасная идея.
  
  - У Мацумото в принципе не может быть прекрасных идей, - проворчал капитан, но с нотками снисхождения в голосе. - Нет уж, лучше я сам с этим разберусь.
  
  - Не будь таким строгим со своим лейтенантом, она правда очень старается.
  
  Перед глазами Тоширо промелькнула пьяная Мацумото, гоняющаяся за ним по офису десятого отряда с намерением потискать. Хмыкнув, капитан отвернулся к окну.
  
  - Если это все...
  
  - Широ-тян, - нерешительно начала Момо. - Скажи, что не так?
  
  Замерев, Хитцугая слегка повернул голову, выхватив краем глаза замявшуюся девушку.
  
  - Что ты имеешь в виду? - ровно уточнил он.
  
  - В последнее время, ты странно себя ведешь. Я не знаю, как лучше объяснить. Твоя реяцу нестабильна и, кажется, стала хуже, чем была у Куросаки-сана. Если так и дальше будет продолжаться... Широ-тян... не только я... все это заметили... если дело в Каори-тян...
  
  - Хинамори... - отвернувшись, холодно прервал ее Тоширо.
  
  - Д-да? - нервно переспросила Момо.
  
  - Может, хватит уже так меня называть? - ему не нравилось быть с ней грубым, но он уже давно не маленький мальчик и пора бы Хинамори с этим смириться. Кинув последний взгляд на девушку, Тоширо прикрыл глаза и вернулся в спальню.
  
  - А ты изменился, капитан Хитцугая... - тихо прошептала Момо, и печальная улыбка коснулась ее губ. - Но для меня ты навсегда останешься Широ-тяном...
  
  ***
  
  - Черт, черт... - отняв руку от бока, Хагэши посмотрел на кровь, окрасившую ладонь, полностью скрыв под собой кожу. Струйки, неприятно щекоча запястье, стекали по руке и капали на землю.
  
  Одежда, пропитанная потом и кровью, липла к ране, при каждом вдохе врезаясь острыми иголками в плоть. Ноги подкашивались, но ему нужно спрятаться...
  
  Он едва может подавлять свою силу, энергия стучит в его теле, ища выход. Но если он выпустит хоть толику, чтобы уменьшить ее давление, Лука найдет его в то же мгновение.
  
  Чертов подонок, от него тяжело скрыться. Сейчас его время, и тени повсюду. Заглянув за стену, которую подпирал, парень неуклюже оттолкнулся от нее, поскользнувшись на собственной крови.
  
  Застонав, он прикусил губу, чтобы не вышло слишком громко.
  
  Ему стоит поторопиться, добраться до безопасного места и подлечиться. Нужно остановить кровотечение, от него остается слишком много следов.
  
  Как так вышло? Он же ничего плохого не хотел.
  
  Он бы позвонил, позвал на помощь, но его телефон валяется там, где Лука нанес свой первый удар.
  
  - Ты был прав, - прошептал слабым голосом парень, вспомнив недавний разговор с другом детства. - Мне не стоило светиться.
  
  Едва переставляя ноги, парень затаил дыхание. Вот, уже близко, совсем немного и он окажется в участке, он придумает, как объяснить свое состояние, нельзя говорить про них. Зато он спасется и подождет, когда за ним придет названный брат. Тогда ему больше нечего будет бояться.
  
  Шаг, еще, шаг... совсем близко... в окнах свет, два человека в форме пьют кофе и весело посмеиваются над собственными глупыми шутками...
  
  Еще шаг, почему, почему на улице нет людей?
  
  Все равно, что сейчас полночь.
  
  Обязан кто-то быть... но не страшно, главное, горят уличные фонари, не заходить за пределы света...
  
  Шаг...
  
  За спиной замерцал свет, и протестующе звякнула лампочка.
  
  Хагэши замер, его глаза все еще смотрели на освещенное здание в нескольких метрах от него. В ушах зазвенела тишина, и парню показалось, что все вокруг вымерло.
  
  - Черт...
  
  - Ничего личного, - громом ударило по барабанным перепонкам, шею сдавили стальные пальцы. В спину уперлось острие длинного тонкого кинжала. - Я сделаю все быстро.
  
  Чувствуя, как ткань и кожа расходится под лезвием, словно масло под горячим ножом, парень только и смог выдохнуть.
  
  - За... что...
  
  - Твои действия поставили нас в неловкое положение, - тихое, без эмоций, донеслось до его меркнувшего рассудка. - Прости, но это единственный выход оттянуть последствия.
  
  'Почему?' - пронеслось в его мыслях.
  
  'Разве я не старался для него? Разве я не стремился получить одобрение?'
  
  Лука быстро вытащил клинок и, придержав жертву, не позволяя упасть, неотрывно смотрел перед собой.
  
  - Я... ради него... - донеслось совсем слабое.
  
  - Знаю... - тихо ответил он, позволив тьме окутать обоих. Когда мрак почти поглотил их тела, Лука увидел спешащую к ним фигуру, на краткий миг их глаза встретились, и он увидел в них жгучую ненависть.
  
  ***
  
  - Ублюдок... - прошипел парень, встретившись со взглядом шоколадных глаз в тот момент, когда Лука с обмякшим телом на руках полностью растворился во тьме. - Опоздал... опоздал...
  
  Вцепившись пальцами в растрепанные волосы, парень больно дернул зажатые между ними пряди. Из груди рвался крик, но застревал в горле.
  
  - Тварь... Ненавижу... Не прощу... - треснувшим голосом шептал он, а перед глазами стояла картина, которую он увидел секунду назад.
  Его вина, он не должен был надеяться на благоразумность Хагэши.
  
  Проклятье, когда это он был благоразумным? Этого стоило ожидать, ему нужно было быть внимательнее. Он виноват не меньше чем они.
  
  Все эти улыбочки, все слова, обещания... пустой звук...
  
  Семья? Разве семья так поступает?
  
  Нет, ему не стоит больше думать о них, как о семье. Его семья разрушилась, стоило последнему вдоху затихнуть в груди Хагэши. Теперь он видит трезво, розовая пелена спала, и он больше не поверит ни единому слову.
  
  - Подожди немного, - сипло прошептал парень в темноту, не без труда возвращая себе привычное спокойствие. - Я это так не оставлю...
  
  
  Глава 15
  
  
  Влажная капля упала на лоб, и парень, как во сне, медленно провел по нему ладонью, непонимающе посмотрев на алый след, украсивший пальцы.
  
  Глаза неверяще посмотрели в небо.
  
  Среди искр разрушающегося барьера, и осколков льда, танцующих на витающем вокруг пару, виднелись два силуэта, тесно прижимавшиеся друг к другу.
  
  Перед глазами вспыхнул ослепительный свет, и счастливая улыбка на лице девушки. Водоворот из лепестков полевых цветов взмыл в воздух, и ушей коснулся задорный смех.
  
  - Шиеру! - обратились к нему нежные губы, и девушка отдалилась, кружась в нежном вихре. - Не будь таким важным.
  
  Новый раскат мелодичного смеха, и бегущая впереди босая девушка резко остановилась, повернувшись к нему, задорно пропела.
  
  - Шиеру, я тоже тебя люблю.
  
  Теплая ладошка сжимала его пальцы, и идущий рядом беловолосый парень украдкой улыбаясь, поддерживал вторую руку девушки, вцепившейся в его локоть.
  
  - Мы ведь всегда будем вместе? Правда?
  
  Правда...
  
  - Намико...
  
  Открыв глаза, он смотрел в едва виднеющийся сквозь сумрак спальни потолок. Ладонь медленно опустилась на глаза, и тихий вздох сорвался с губ.
  
  - Подожди немного, скоро мы будем вместе... Намико... моя Намико...
  
  ***
  
  - Что-то не так? - раздался хрипловатый голос одноклассника.
  
  Напрягшись, Юми оторвала взгляд от окна, за которым серые тучи рассеивали по округе легкий сумрак. Закрыв лежавший под ее ладонями учебник, который просматривала ранее, девушка глянула на стоящего подле ее парты Тоширо, и неуверенно качнула головой.
  
  - Нет, все хорошо.
  
  - Не собираешься сегодня обедать? - закинув на плечо рюкзак, спросил парень.
  
  - Собираюсь... - удивилась Каори, слегка нахмурившись, но спохватилась, сейчас же большая перемена. - Ой, точно...
  
  - Пойдем на крышу? - кивнул в сторону дверей Тоширо.
  
  - Не знаю, такие тучи, - снова глянув за окно, протянула Юми. - Наверное, это не лучшая идея.
  
  Тоширо устало вздохнул, и резковато произнес:
  
  - Если тебя волнует дождь, то его не будет, - и, отвернувшись от девушки, неспешно пошел к выходу.
  
  - Ну, если Хитцугая-кун так говорит, - прошептала Каори, глядя ему в спину.
  
  Тоширо остановился, кинув взгляд через плечо, на все еще сидящую девушку, нахмурился.
  
  - И долго ты там будешь сидеть?
  
  - А, иду, - засунув учебник в рюкзак, и задвинув стул, Юми поспешила за парнем.
  
  'Хитцугая-кун, кажется, сегодня не в духе', - подумала девушка.
  
  Все сегодня какие-то притихшие, и непривычно раздражительные. Наверное, внезапно испортившаяся погода тому виной.
  
  Проходя мимо среднего ряда, Каори кинула беглый взгляд на пустую парту Такехико, чувствуя себя эгоисткой, Юми не могла избавиться от облегчения, вызванного тем, что парня сегодня нет в школе. Наверное, она плохая, радоваться от того, что кто-то заболел, но девушка морально не была готова к встрече с этим человеком. У нее и без того есть о чем подумать.
  
  Шагая следом за одноклассником, Юми погрузилась в себя, не обращая внимания на окружающих.
  
  'Кто же это? Что за глупая шутка?' - раздумывала Каори, хмуро смотря под ноги.
  
  Придя утром в класс, девушка обнаружила на своей парте небольшой старенький томик, в котором были собраны различные иероглифы и их значения. В книжке лежала закладка и, открыв ее, Юми увидела знакомый символ. Не веря своим глазам, Каори как в трансе пробежалась взглядом по записи, несомненно, сделанной вручную, и с каждым прочитанным словом, ей казалось, что невесть откуда взявшийся, небольшой шрам на левом запястье, начал пульсировать.
  
  Но разве такое возможно? То, что написано в этой книжке.
  
  Там сказано, что в древности похожий символ использовался для сильной духовной привязки злых духов к не одухотворенным предметам.
  Но если добавить к нему еще один иероглиф, то подобная печать способна удерживать мощную силу, несущую опасность для человечества, если привязать ее к добровольно пожертвовавшему своим телом, чистому душой, человеку.
  
  Нет, все это чья-то глупая шутка. Разве так бывает?
  
  Но этот сон... и, кажется, шрам стал отчетливее?
  
  Юми неосознанно подняла руку, чтобы глянуть на свое запястье, но неожиданно его перехватили чужие пальцы.
  
  - Каори, что с тобой? - беспокойно глядя на девушку, нахмурился Тоширо. - Мы разве не на крышу собирались?
  
  Девушка моргнула, и огляделась. Она даже не заметила, что прошла мимо намеченной цели, миновав неприметную лестницу, ведущую на крышу школы.
  
  - Прости, я как-то неважно себя чувствую.
  
  - Может, вернемся в класс или хочешь, я отведу тебя в медпункт? - предложил Тоширо, понимая, что толку от этого не будет, но разве в мире живых поступают по другому, когда кому-то плохо?
  
  - Не стоит, - заверила его девушка. - Со мной все будет в порядке.
  
  - Уверена? - уточнил парень и, получив в ответ слабенький кивок, возобновил путь, с той только разницей, что забыл отпустить руку девушки.
  
  Каори почувствовала приятную прохладу его пальцев и переживания отошли на другой план. Сердечко екнуло, и волнующе затрепыхалось в грудной клетке.
  
  Что это за чувство? Так хорошо...
  
  Юми почувствовала огромную потребность переплести свои пальчики с его, но девушка стойко держала это желание при себе, боясь, что стоит ей высвободить запястье, и Тоширо-кун уберет руку.
  
  Проигнорировав висящую на двери табличку, с надписью: "Вход запрещен", Тоширо толкнул дверь, и оглядел крышу.
  
  - Хм, - протянул себе под нос парень, - никого, обычно тут кто-то, да ошивается.
  
  Пожав плечами, Юми расстроено почувствовала, что ее рука свободна, и тихонечко вздохнув, поплелась следом за одноклассником к их, уже привычному для обеда, месту.
  
  ***
  
  Роясь в рюкзаке, Хитцугая коснулся бархатной коробочки, и немного нервно сжал ее в ладони.
  
  Ему еще не приходилось делать подобных подарков противоположному полу. Несмотря на заверения, что это необходимость, и вообще, не несет под собой то значение, которое напрашивается в голову, когда парень дарит нечто подобное девушке, Тоширо не мог подавить нервное возбуждение.
  
  Глянув из-под полуприкрытых век на пьющую из небольшого пакета сок и закрывающую свободной рукой свое почти не тронутое бэнто девушку, капитан набрал в грудь воздух, и медленно выдохнув, тихо произнес.
  
  - Каори, я бы хотел кое-что тебе подарить.
  
  - Подарок? - удивленно переспросила Юми, завороженно уставившись на одноклассника.
  
  Тоширо достал небольшую, плоскую коробку, обтянутую бархатом глубокого синего цвета. Отставив рюкзак, парень неспешно поднялся, под пристальным взглядом серо-голубых глаз, и присев на корточки напротив девушки, протянул ей коробочку.
  
  Юми удивленно глянула на него и, отставив сок, неловко дотронулась до шероховатой ткани. Аккуратно открыв крышечку, Каори мягко вдохнула, и робко коснулась тоненькой, серебряной цепочки. Пальчики прошлись вдоль тонко переплетающегося между собой металла, и замерли у небольшого кулона.
  
  - Как красиво, - тихо прошептала девушка, дотронувшись до хрустальной, прекрасно обработанной снежинки. - Никогда не видела такой красоты.
  
  Тоширо, чувствуя как щек коснулся жар, поспешно достал цепочку, вручив коробочку девушке, и перехватив обеими руками тонкое серебро, склонился к Юми, чтобы застегнуть подарок на ее шее. Миниатюрная застежка не собиралась сдаваться без боя, и капитан помянул не злым тихим словом, этого хитрого Кискэ, который явно специально выбирал ее толщину. Юми вздрогнула, когда пальцы парня коснулись ее кожи, и едва смогла сглотнуть подступивший к горлу ком.
  
  Так близко, Хитцугая-кун, совсем близко.
  
  Хмурая складка между бровей стала отчетливее, а смуглая кожа слегка потемнела.
  
  Румянец?
  
  Юми всеми силами молила, чтобы это был именно румянец. Такая реакция давала надежду на симпатию со стороны парня. Застежка все не подавалась, и Юми смилилась над парнем, повернувшись к нему в пол-оборота.
  Справившись с задачей, Тоширо поправил цепочку, и посмотрел на результат своего труда.
  
  Каори дотронулась кончиками пальцев кулона, удобно расположившегося у основания шеи.
  
  - Спасибо, - тихо прошептала она, все еще чувствуя, как покалывает в том месте, где его пальцы легко касались ее кожи.
  
  - Не снимай его, - в тон, ей хрипло ответил Тоширо. - Для меня это очень важно.
  
  - Но мне нечего дать тебе взамен, - извиняясь, прошептала Юми.
  
  - Не страшно, - ответил капитан, чувствуя, что должен отстраниться.
  
  Юми неожиданно положила ладонь на запястье парня, собравшегося встать и, вспыхнув как маков цвет, боясь передумать, быстро потянулась к замершему однокласснику, мягко прикоснувшись губами к уголку его губ.
  
  Тоширо чуть не помер на месте, по позвоночнику пролетела молния, а в голове что-то взорвалось. Он замер, не мигая, смотря на девушку расширившимися бирюзовыми глазами. Каори неловко отстранилась, чувствуя себя идиоткой, и смущенно потупилась.
  
  - Прости, я... в общем, спасибо...
  
  Резко поднявшись, Юми поспешила к выходу, ругая себя за порыв. Где это видано, чтобы девушка первая лезла целоваться к парню?
  
  Хитцугая как полный дурак смотрел в след спасающейся бегством Каори. Снова и снова переживая то робкое касание ее мягких губ. Звук хлопнувшей двери привел парня в чувства, и он подскочил, бросившись следом.
  
  ***
  
  Каори бегом спускалась по лестнице, скользя ладонью по деревянному перилу.
  
  Сердце все еще трепыхалось в груди, мешая дышать.
  
  Кто дернул ее на подобный поступок?
  
  Не стоило поддаваться внезапному желанию, но в присутствии Хитцугая-куна здравый рассудок испарялся, а на его место приходило такое приятное томление...
  
  Что же с ней происходит? Не могла же она влюбиться, по сути, в совершенно незнакомого парня? Что же теперь будет? Да она в глаза ему не сможет спокойно смотреть.
  
  Два чувства сейчас боролись в душе Юми. Стыд за свое бездумное поведение и возбуждение от такого храброго для девушки поступка.
  
  - Юми, - раздалось со спины, и Каори едва не полетела с лестницы, от неожиданности споткнувшись.
  
  Крепкая рука обвилась вокруг ее талии, не дав упасть, девушка забыла, как дышать. Ее спина была прижата к груди Тоширо, и Юми казалось, что она чувствует ускоренное биение его сердца.
  
  Став одной ногой на ступеньку ниже, Тоширо развернул Каори лицом к себе, заключив ее в клетку из рук и перила. Бирюзовые глаза, задумчиво смотрящие на нее из-под хмуро сдвинутых бровей, медленно опустились на губы девушки.
  
  - Еще, - прошептал он, не двигаясь с места.
  
  - Ч-что? - беззвучно спросила девушка, с замиранием сердца смотря в его лицо.
  
  - Поцелуй меня еще раз, - требовательно проворчал Тоширо, склонившись к ней ближе, но не делая попыток дотронуться до ее губ своими.
  
  Воздух застрял в горле, и девушка тяжело облокотилась на перила, чувствуя, что ноги отказываются ее держать.
  
  Руки сами собой поднялись, вцепившись в жилетку парня.
  
  Как близко... лишь немного потянуться...
  
  Его слегка приоткрытые губы, казалось, они стали мягче. Но эти глаза смотрят так серьезно, даже привычно хмурые брови сейчас создавали ощущение скорее задумчивости, чем желания получить ее поцелуй.
  
  Секунды длились вечность, гул голосов сошел на "нет". Тишина окутала девушку, отгораживая ее от реальности, только он, стоит напротив, молча ожидая ее действий.
  
  Юми порывисто вдохнула, и облизала внезапно пересохшие от волнения губы. Сердце пустилось в новый пляс, когда ее дрогнувшие ладошки потянулись к его лицу, боясь, что это шутка, и Тоширо тут же оттолкнет ее от себя.
  
  Подавшись вперед, Юми прильнула к его губам, быстро, но мягко дотронувшись до них своими, не почувствовав ответа, девушка медленно отстранилась, не зная чего ожидать.
  
  - Еще, - повторил тихий голос, заставив девушку задрожать от этих хриплых ноток.
  
  Юми снова дотронулась до его губ, на этот раз, задержав поцелуй на секунду дольше.
  
  - Еще, - прошептали его губы.
  
  Отцепив от перил побелевшие пальцы, Тоширо взял лицо девушки в ладони, и завладел ее губами, отдавшись настойчивому желанию ощутить ее вкус.
  
  ***
  
  Остаток учебного дня пролетел как в сладком тумане. Каори совершенно не соображала, и умудрилась заработать штрафной бал по географии.
  
  Но она даже не обратила на это внимания. Ее мысли витали на лестничной клетке, где Тоширо так нежно и в то же время крепко целовал ее, заставляя тело дрожать от новых для девушки ощущений.
  
  Сейчас Юми шла домой одна, Тоширо торопливо убежал в непонятном направлении, крикнув, что догонит ее немного позже. Юми расстроилась, пальчики коснулись нежного кулона, и улыбка сама напросилась на губы. Вздохнув, девушка оглянулась, но парня видно не было. Решив немного подождать, Каори остановилась у одного из немногочисленных магазинов, раскинувшихся вдоль улицы. От нечего делать, девушка глянула на витрину, и замерла.
  
  - То, что надо, - удивленно протянула Юми, прилипнув к отполированному окну.
  
  Посмотрев в сторону школы и поняв, что Тоширо все еще не видать, Каори поспешила внутрь магазина.
  
  Получив понравившуюся вещь, и довольная покупкой, девушка поспешила на улицу.
  
  - Надеюсь, - заглянув в пакет, произнесла Юми, - Тоширо-куну понравится.
  
  Улыбнувшись своим мыслям, Каори аккуратно сложила покупку в рюкзак, и медленно двинулась дальше, не в состоянии стоять на одном месте.
  
  ***
  
  Мацумото, улыбаясь своим мыслям, не спеша следовала за медленно передвигающейся фигуркой, погруженная в себя, лейтенант десятого отряда не сразу поняла, что раздражающий слух, пищащий звук, разносится из ее кармана.
  
  Спохватившись, Рангику быстро достала телефон, и с опозданием почувствовала близкое присутствие пустого, мигающая точка на радаре, стремительно передвигающаяся по экрану, была слишком близко к ничего не подозревающей Каори Юми.
  
  Поняв, что в следующую секунду девушка неизбежно попадет в лапы этой твари, лейтенант ринулась наперерез девчонке, но за долю секунды до того, как рядом с той, одним взмахом кривой здоровой лапы, монстр снес полстены ближайшего дома, перед Юми появилась Ёруичи-сан и, оттолкнув девочку, преградила пустому путь.
  
  Не успела Мацумото кинуться на врага, как ее опередил тут же перерубивший его пополам, капитан Хитцугая.
  Взмахнув дзампакто, Тоширо отправил его в ножны, тут же переключив внимание на лежавшую под стенкой бессознательную Каори, над которой уже склонилась Ёруичи.
  
  - Черт, - присоединившись к бывшему капитану второго отряда, едва слышно пробормотала Рангику. - Капитан с меня три шкуры спустит.
  
  - Еле успели, - произнесла Ёруичи, и напряжение в голосе заставило Мацумото перевести обеспокоенный взгляд на собеседницу.
  
  - Ёруичи-сан, ваше плечо... - смотря на глубокую, кровоточащую рану, пересекающую оголенную руку женщины, обеспокоенно произнесла Мацумото.
  
  - Ерунда, - отмахнулась та. - Если бы я увернулась от осколков, они бы зацепили малышку.
  
  - И то правда, - вспомнив летящие на Юми куски стены, согласилась Рангику. - А, что вы тут делаете?
  
  - Я была с капитаном Хитцугая, - ответила Ёруичи, сквозь стиснутые зубы, достав впившийся в плечо осколок стены. - Урахара просил об услуге.
  
  Тоширо не слушая женщин, проверил состояние Юми. Убедившись, что с ней все в порядке, просто несколько царапин и, возможно, небольшая шишка на голове будут давать о себе знать, но в целом, девушка не пострадала, капитан резко подскочил, и раздраженно глянув на своего безалаберного лейтенанта, мысленно превращая ее в ледяную скульптуру, поспешно слился со своим гигаем.
  
  - Я займусь Каори, - обратившись к Мацумото, сказал он. - А ты позаботься о ранах Сихоин.
  
  Кивнув, Рангику проследила, как капитан поднял на руки девушку, и поспешила выполнять поручение, не горя желанием получать нагоняй.
  
  
  Глава 16
  
  
  - Глупая Мацумото, - с досадой прошипел Тоширо, бережно неся девушку. - Если бы не Сихоин...
  
  Дальше капитан старательно гнал мысли прочь, ему хватило того, что парень испытал, видя бессознательную девушку, лежащую среди осколков разрушенного здания.
  
  Будь он рядом...
  
  Ну и зачем он забивает себе голову ненужными мыслями? То, что случилось, уже не предотвратить и стоит радоваться, что Юми отделалась лишь ушибами.
  
  Неся свою ношу подальше от места происшествия, капитан хмуро глянул на лицо девушки. Правильно ли он поступил, поддавшись своим желаниям? Возможно, ему стоило пресечь на корню свою зарождающуюся симпатию к этой девушке и не позволять ей увлекаться собой.
  
  Они оба принадлежат разным мирам, и между ними нет ничего общего. У него, как у одного из капитанов Готэй-13 нет права на подобные отношения, и лучше сосредоточиться на работе.
  Любая привязанность подобного рода может стать его слабым местом. И к тому же, нужно учитывать тот факт, что как только восстановят печать, его отзовут в общество душ.
  Допустим, Тоширо бы смог навещать Юми раз в пару недель, выкраивая несколько часов свободного времени.
  Но разве этого достаточно?
  
  Нужны ли им обоим такие хрупкие отношения?
  
  Имеет ли он право связывать девушку из мира живых с человеком, принадлежащим миру мертвых?
  
  Пускай он живее некоторых обитателей на грунте, но все же, их миры слишком разные.
  
  Он прав.
  
  Так или иначе, пока он рядом, пустые все равно будут появляться рядом с ней, чувствуя исходящую от девушки, чужую реяцу.
  
  Он ничего не может ей предложить, кроме своей защиты. На большее ему не стоит надеяться. У капитанов слишком много обязательств, и так же много врагов. Юми все время будет под прицелом, и в один прекрасный момент он может оказаться не в силах ее защитить.
  
  Как только все закончится, он должен оставить ее в покое. Иначе жизнь Юми превратится в кошмар.
  
  От принятого решения у парня неприятно защемило в груди, и с каждым шагом, приближающим его к дому Каори, Тоширо едва сдерживался, чтобы не закричать.
  
  
  ***
  
  
  Сознание неохотно возвращалось к девушке, и перед мысленным взором пронесся, на удивление, краткий, но такой красочный калейдоскоп картинок.
  
  Взрыв... Куски стены, летящие на нее.
  
  Говорят, когда находишься в одном мгновении от смерти, перед глазами мелькает вся твоя жизнь.
  
  Это не так.
  
  Ничего кроме пустоты в голове, и испуганно метавшихся слов, смысл которых в этот момент не имел никакого значения. Облегчение, пришедшее со смирением, но стоило мозгу осознать, что это конец, как перед глазами вспыхнули лица родителей.
  
  Это была единственная осознанная, живая мысль, перед тем как Юми зажмурилась. Следующее, что она ощутила, сильный толчок и боль в виске, взорвавшая тысячу ярких всполохов, погрузивших девушку в темноту.
  Чувство безопасности и комфорта, так неподходящие к ситуации, в которую Юми попала, заставили приоткрыть веки, чтобы осмотреться.
  
  Как только зрение вернулось, в голове стало так тихо и пусто.
  
  Она смотрела на Тоширо, погруженного в свои мысли. Такой отрешенный, пустой взгляд бирюзовых глаз. Губы плотно сжаты, по щекам ходят желваки. Пальцы время от времени меняют силу нажима, то впиваясь в ее тело, то расслабляясь. Парень настолько задумался, что даже не заметил, когда Юми пришла в себя.
  
  Девушка медленно покрылась румянцем, отчетливо понимая, что задержала дыхание и старалась лишний раз не моргать, вдруг, взмах ресниц привлечет его внимание, и она лишится такого бережного, близкого контакта?
  
  Неожиданно Тоширо скосил на нее взгляд, и Юми, захваченная на горячем, залилась ярким румянцем.
  
  - Очнулась? - хриплый голос отдавал едва уловимым холодом, и жар спал со щек девушки.
  
  Почувствовав неладное, Каори зашевелилась, неохотно давая понять, что и сама может идти, но Тоширо только крепче ее перехватил.
  
  - Не ерзай, - коротко и тихо, но таким непрекословным тоном заправского командира, припечатал он. - Если пойдешь своим ходом, это будет довольно болезненно.
  
  Каори открыла было рот, но вместо слов только выдохнула воздух, и плотно сжала губы. Шея от напряжения начала ныть, и девушка сдалась, опустив голову на плечо парня.
  
  - Пришли, - нарушил тишину Тоширо, направляясь к знакомому дому.
  
  Коротко оглядевшись, Юми с удивлением покосилась на Хитцугая-куна, но подавила напрашивающийся вопрос в зародыше, так как весь вид Тоширо не располагал к каким-либо расспросам.
  
  Капитан, не останавливаясь, двинулся в подъезд дома, и Каори помогла придержать дверь, тихо назвав этаж и номер квартиры. Проигнорировав слабое трепыхание, когда они подошли к лестнице, Тоширо без какого-либо труда преодолел крутой лестничный проем, уверенным шагом направляясь к ее квартире.
  
  - Открывай, - только и скомандовал он, с таким видом, что Юми пришло в голову, не послушайся она, Хитцугая-кун просто проломит преграду своим телом.
  
  Рюкзак висел на плече парня, и девушка неловко обняла его за плечи, чтобы добраться до бокового кармана, на что Хитцугая-кун никак не отреагировал. Стоял, словно палку проглотил.
  
  Нервничая, девушка чуть не выронила связку, но быстро взяла себя в руки, и вскоре оба очутились в квартире.
  
  Юми быстро оглядела прихожую, переходящую в зал, пытаясь представить, каким все видится неожиданному гостю. Но Тоширо даже не оглядывался по сторонам, целенаправленно неся свою подопечную на небольшой диван в гостиной.
  
  
  ***
  
  
  - Мастер, - тени позади кресла сгустились, и из них медленно проявилось очертание юноши.
  
  - Лука, - тихо прошелестело в ответ, разбавляемое шорохом бумаг. - Ты задержался.
  
  - Хотел проверить готовность наших людей.
  
  - Надеюсь в этот раз никаких непредвиденных ситуаций?
  
  - Все по плану.
  
  - Отлично, можешь передать, что больше ждать я не намерен, мы и так слишком много времени потеряли, если оттягивать дальше, то эти синигами успеют наложить печать заново, чего допустить нельзя.
  
  - Когда приступать?
  
  - Вы должны быть готовы в любой момент, как только я заполучу девочку, мы сразу приступим. Будь рядом, и пускай все подготовятся к тому, что мы обговаривали ранее.
  
  - Что насчет выбывшего?
  
  - Ты ведь знаешь, он нужен мне точно так же, как и малышка.
  
  - Лиа...
  
  - Лиа смирится, - нетерпеливо перебил Мастер. - А пока ступай.
  
  Дождавшись ухода своего помощника, мужчина отложил лист, который просматривал перед приходом Луки, поверх стопки таких же и, сплетя пальцы между собой, облокотился на руки подбородком. В кабинете стояла тишина, разбавляемая мерным тиканьем настенных часов, и успокаивающим журчанием декоративного водопада в миниатюре, стоявшего на одной из полок книжного шкафа. Прикрыв веки, он позволил этим звукам внедриться в его мысли, таким образом, полностью успокаиваясь, и прогоняя невесть откуда взявшееся, ненужное сейчас нетерпение. Больше тянуть нет возможности, да и желания тоже. Конечно, риск возрос, шныряющие в округе синигами могли подпортить любой продуманный план, и сорвать задуманное, если бы он не предвидел их возможное вмешательство. Но не в этот раз. Он готов и обезопасит ритуал от постороннего вмешательства, как только девушка будет в его руках.
  Улыбка сама собой расползлась по красивому лицу, не затронув глаза.
  
  - Еще немного и ожиданию придет конец, - прошептал он в пустоту.
  
  ***
  
  Тоширо облокотился об угол стены, перекрывая единственный выход из кухни, и засунув руки в карманы джинсов, задумчиво наблюдал за орудующей кухонным ножом девушкой. Его бирюзовые глаза, не мигая блуждали по профилю Юми, с ленцой замедляясь то на лице девушки, то на ловко держащих фрукты и нож руках.
  
  Тонкие брови парня давно сошлись на переносице, придавая своему хозяину грозный вид. Повисшая неловкая тишина, после того, как обработка и промывание ранок на коленках и бедре девушки успешно завершились, совсем не напрягала, скорее, волновала еще больше.
  
  Ему следовало бы скрыться, покинуть гигай, и остаться, как и прежде, незримым наблюдателем, но что-то удерживало парня на месте, легкая тревога не давала свободно удалиться, а мимолетные мысли, уговаривающие его еще немного побыть с ней рядом в роли простого смертного одноклассника, заставляли все доводы рассудка отступить на задний план.
  
  Пускай сегодня, еще один день он будет рядом как обычный парень, а завтра оставит ее в покое, и вернется к своим обязанностям.
  
  'А, ведь, находясь здесь в гигае, я осознанно нарушаю прямой запрет на контакт с объектом наблюдения', - иронично поддел себя капитан, сверля тяжелым взглядом девушку. - 'Чертова Сой-Фон, если бы не ее вмешательство, я бы все объяснил Юми, и спрятал бы ее у Кискэ, там она была бы в большей безопасности'.
  
  В голове прозвучал обрывок последнего разговора с капитаном второго отряда:
  
  '...Использовать ее как приманку для врага, и в случае успешного похищения не препятствовать, дабы можно было выследить всю шайку, и узнать мотивы противника...'.
  
  '...приманка', '...позволить похитить', '...не вмешиваться'.
  
  Как будто они не в курсе окончательной цели врага...
  
  Чувствуя, как в жилах холодеет, Тоширо не сдержался, и зашипел сквозь зубы. Звук был едва уловим, но и этого было достаточно, чтобы девушка вздрогнула и, выронив нож, удивленно уставилась сначала на парня, потом на выступившие капли крови, быстро просочившиеся через порез на пальце.
  
  Тоширо зачарованно смотрел на набухшую каплю крови, медленно увеличивающуюся, и неохотно поползшую по пальцу.
  Юми шмыгнула носом, и глубоко вдохнув, открыла несколько ящиков, в поисках припрятанных на такие случаи пластыря и перекиси.
  
  Крови стало больше, и одна капля полетела на кафель.
  
  Тоширо очнулся, и что это на него нашло? Стремительно оттолкнувшись от опоры, парень быстро пресек разделяющее их пространство, и став за спиной уже роющейся в настенном шкафчике, шмыгающей девушки, заглянул через ее плечо, интересуясь, к чему та тянется. Узрев стеклянную бутылочку, которую пальчики Юми пытались подцепить, капитан неловко потянулся и достал жидкость.
  
  Каори слегка вздрогнула и застыла на месте.
  
  - Давай, - тихо сказал Тоширо, мягко взяв ее за ладонь, и повел девушку к расположенному в углу умывальнику. Включив воду, Тоширо отпустил руку девушки под струйку и открутил крышку бутылочки. - Здесь есть бинт или вата? Крови много, нужно протереть.
  
  - Только в аптечке, а пластырь, наверное, тоже там, - тихо ответила Юми, кивнув в сторону дивана, у которого стояла коробочка с лекарствами.
  
  Тоширо покосился в ту сторону, потянувшись к пораненной руке. Стоило убрать палец из-под струйки воды, как кровь с новой силой проступила и потекла еще быстрее.
  
  Не думая, что делает, Тоширо склонил голову, и засунул пальчик себе в рот.
  
  Юми вскрикнула, попытавшись отобрать свою пострадавшую конечность, но крепкие пальцы парня не позволили этого сделать. Бирюзовые глаза резко поднялись на девушку, пусть на мгновение, но этого стало достаточно, чтобы все сопротивление улетучилось бесследно.
  
  Время замедлилось, и минута, которую чужой язык зализывал ранку, казалась вечностью.
  
  Тоширо чувствовал, как под его ладонью участился пульс девушки, а нежную кожу опалило жаром. Стараясь не думать о причинах такой реакции и выключив все еще текущую воду, парень разомкнул губы, выпустив слегка подрагивающий пальчик. Кинув быстрый взгляд на ранку, дабы убедиться, что кровь перестала идти, потянул ладонь над умывальником, и щедро полил порез перекисью.
  
  - Можно? - показав на небольшое полотенце, спросил капитан, внимательно, но в то же время кратко посмотрев на зардевшуюся девушку. Та только и смогла, что слабо кивнуть в ответ, после чего Тоширо скомкал махровую ткань, подложив ее под ладонь девушки, и потянул ту к аптечке.
  
  Усадив Юми на диван, Хитцугая присел на корточки напротив, и по-хозяйски принялся рыться в коробочке, перебирая содержимое в поисках пластыря.
  
  Достав искомое, капитан отодвинул аптечку в сторону и, потянувшись свободной рукой к девушке, зубами разорвал упаковку. Сняв защитную пленку, тут же аккуратно заклеил порез.
  
  Капитан чувствовал на себе взгляд Каори, но старался не смотреть на нее в ответ, отчетливо понимая, что после того, как ощутил реакцию на свое прикосновение, просто не удержится, чтобы не поцеловать ее прямо сейчас.
  
  Ох, зря он об этом подумал.
  
  Жар бросился в лицо, перед глазами встал их сегодняшний поцелуй на крыше, а затем и на лестничной клетке.
  
  Мягкие, сладкие губы, нежно касающиеся его, прерывистое, теплое дыхание, шелковистость волос под его пальцами, хрупкость и податливость прильнувшего к нему тела, стон, коснувшийся его ушей, когда он прикусил ее нижнюю губу...
  
  Дыхание участилось только от одного воспоминания, жар с лица перешел на затылок и быстро опустился на плечи, шею, грудь, и бесстыже пополз вниз.
  
  - Хитцугая-кун, - едва слышно донеслось до парня, и он поднял глаза на ее губы. - С тобой все в порядке?
  
  Почувствовав, как что-то мягко потянуло его руку вперед, а пальцы вот-вот лишатся так нужного ему тепла, Тоширо крепче перехватил чужое запястье, не давая ему покинуть свою ладонь.
  
  Желание коснуться губ Юми еще хоть раз стало нестерпимо жечь грудь, тяжелым комком застряв внутри и болезненно пульсируя.
  
  Один поцелуй, последний, и он уйдет. Больше не притронется к ней. Последний.
  
  - Тебе не стоило предлагать мне остаться, - отчаянно хмурясь, ровно произнес он, словно хотел извиниться.
  
  Девушка удивленно моргнула, а в следующую секунду он твердо потянул Каори на себя, заставив ее соскользнуть с дивана и удержав свободной рукой от падения, прижал распахнувшую от неожиданности глаза Юми к себе. Замешкав лишь на секунду, мягко, но настойчиво коснулся ее губ своими.
  
  Рука, удерживающая в объятьях талию Юми, поползла вверх по спине, путаясь в длинных мягких волосах, и остановилась на затылке, утонув пальцами в шелковистых локонах.
  
  От каждого соприкосновения с ее губами, от каждого судорожного прерывистого вдоха, смешивающегося с его дыханием, от легкого подрагивания хрупкого тела в его руках, под его настойчивыми ладонями, Тоширо с каждой секундой словно падал в бездну.
  
  В груди то и дело что-то переворачивалось, с каждым движением разрастаясь, перекрывая путь воздуху, и при каждой попытке сделать хоть глоток, ком словно разрастался вдвое, заставляя сладкую боль впиваться в парня все глубже, разливаться по напряженным внутренностям, комкая любые попытки остановить себя.
  
  Голос разума, всегда пресекавший любые ошибки или глупые выходки на корню, сейчас звучал, словно сквозь толщу воды, с каждой секундой давя своим весом на сознание капитана, превращая любые мысли в неразборчивое жужжание, от которого так настойчиво хотелось избавиться хотя бы на краткий миг.
  
  Тело, так доверчиво прильнувшее к его собственному, обмякло, и ушей Тоширо коснулся приглушенный стон.
  
  Чужие, такие нежные пальчики, с легкой неуверенностью, практически невесомо коснулись его груди, оставляя жалящие ощущения через ткань рубашки, замерев на краткий миг, и со сладкой медлительностью поползли вверх, слабенько сжав плечо парня, после чего аккуратно пробрались на шею, тут же утонув в его волосах.
  
  Не понимая где и с кем находится, Хитцугая порывисто втянул воздух, сдавшись вспыхнувшему внутри жару, и отпустив все еще зажатую в своих пальцах руку Юми, потянулся к ее лицу, мягко, но настойчиво сжав остренький подбородок между указательным и большим пальцами для устойчивости, надавил на такие манящие, сладкие губы девушки своим языком.
  
  Юми слегка сжалась, едва ощутимо, не осознанно напрягаясь всем телом, но капитану стало все равно. Не давая ей отпрянуть, только не сейчас, он с новой настойчивостью вошел языком в теплый, влажный ротик, прикоснувшись к ее язычку.
  
  Лишь одно ответное, робкое, неумелое касание, и в ушах словно что-то взорвалось, раздавшись звоном, перекрывающим все вокруг.
  
  Нежность его губ пошла трещиной и, растеряв последние крохи осознания своих действий, Тоширо сладко застонал, отдавшись страстному желанию впитать девушку в себя, слиться с ней воедино.
  
  Рука больше не удерживала лицо Юми, она опустилась на шею, замерев на мгновение поверх миниатюрного амулета, таящего в себе частицу его реяцу, задев ключицу, впитывая в себя мягкость и бархатистость пылающей девичьей кожи.
  
  Большой палец проник в промежуток между пуговицами, замерев в ложбинке груди. Мозг с готовностью нарисовал давно мучавшую его по ночам, ярко запечатлевшуюся в памяти картинку свободной от одежды, упругой, созданной для прикосновений, его прикосновений, груди.
  
  Когда он успел потянуть девушку на пол, Тоширо уже не помнил, лишенная нескольких пуговиц рубашка, больше не скрывала от его рук тяжело поднимающуюся и опускающуюся с каждым рваным, коротким вдохом, грудь.
  
  Проникнув вглубь ее ротика, парень мягко всосал нежный язычок в себя, прикусив напоследок припухшую, порозовевшую от его поцелуев губу. Провел по ней кончиком языка, поцеловал подбородок.
  
  Губы сами проложили маленькую дорожку к шее, лизнули изгиб. Зубы бессовестно прикусили оголившееся плечо, оставив на нежной коже розовый след.
  
  Приласкав обиженное место, Тоширо лизнул ключицу, которой недавно касался своими пальцами, и проложил влажную, вызывающую ответную дрожь во всем теле девушки, дорожку к кружевному лоскутку, скрывающему от горячего взора желанную плоть.
  
  Его зубы сомкнулись на кружевах, потянув ткань вниз, открывая потемневшим, бирюзовым глазам парня маленький, розовый бугорок, бесстыдно торчащий сладкой горошиной вверх.
  
  Больше не было сил сдерживаться, он не мог, не в его силах сопротивляться. С трудом разомкнув зубы с кружевной ткани, парень медленно прошелся затуманенным взглядом вверх, остановившись на румяном лице Юми, девушка, казалось, не понимала, что происходит. Ее глаза были плотно закрыты, язычок неосознанно прикасался к мигом пересыхающим от жажды губам.
  
  Тоширо, не отрывая глаз от ее лица, коснулся воинственно торчащего набухшего соска своим языком, лизнув плоть.
  
  Девушка всхлипнула, вцепившись в плечи капитана, выгнувшись к нему навстречу. Глаза распахнулись, невидяще уставившись в потолок.
  
  Едва сдерживая порыв впиться в нее со всей страстью, оставить на ней следы своего права на это тело, Хитцугая перевел взгляд на грудь малышки. Припав к бугорку губами, всасывая, мягко покусывая, лаская кончиком языка, срывая стон за стоном с ее губ.
  
  Освободив удерживающую Юми на месте правую руку, парень потянул лифчик ниже, освобождая уже обе груди пред своим взором.
  
  Бережно накрыв обделенную его вниманием плоть, перекатывая твердый сосок между своими пальцами и целуя второй, Тоширо высвободил из-под спины, выгибающейся навстречу его поцелуев девушки, левую руку, сжав пальцы чуть ниже талии, вызвав этим прерывистый вдох Юми.
  
  Не останавливая ласку, парень потянул подол женской рубашки, на удивление проворно расстегнув последние две пуговки, все еще удерживающие верхнюю одежду на месте, и скрывающую от капитана плоский животик.
  
  Желание почувствовать жар ее кожи на своей стало непреодолимым, и Тоширо оторвался на мгновение от Каори, отстранившись достаточно для того, чтобы снять свои жилет и рубашку.
  
  Перед его глазами предстала картина, заставившая сердце, и без того порывающееся пробить грудную клетку, забиться где-то в районе горла, мешая дышать.
  
  Девушка лежала между его бедер, раскрасневшаяся и тяжело дышащая от возбуждения, заставляющего тело покрыться легкой дрожью.
  
  Рубашка распахнута, оголяя одно плечо, и такую манящую приподнятую стянутым лифчиком грудь. Соски призывно торчали ему навстречу, один из которых поблескивал влажной дорожкой от его поцелуев. Плоский животик с невероятно манящим, таким идеальным пупком, вызывал желание прильнуть к нему губами, заполнить эту соблазнительную ямочку своим языком, лаская и заставляя, впившиеся сейчас в подол школьной юбки пальчики, погрузиться в его волосы... побуждая его тем самым продолжать пьянящие обоих прикосновения.
  
  Сглотнув подступивший к горлу ком, парень медленно перевел взгляд на лицо девушки.
  
  Юми смотрела на него.
  
  Ее глаза, сияющие ярче лунного диска в полнолуние, смотрели прямо в его глаза. Их блеск, поддетый возбуждением, отдавал такой нежностью, что у капитана защемило в груди.
  
  Она ждала, боясь пошевелиться, смотрела почти не дыша, боялась, что он отвергнет ее, боялась лишиться его прикосновений, его поцелуев. Он видел мольбу в ее глазах, знал, что не сможет остановиться даже под угрозой казни.
  
  Только бы она всегда смотрела на него с таким океаном чувств и эмоций, как в эту секунду.
  
  Медленно, не прерывая зрительного контакта, парень расстегнул две верхние пуговицы на своей форме, одновременно с этим ослабляя давно уже ставший тесным галстук, и стянув его через голову, потянул рубашку с жилетом тем же путем, спеша избавиться от верхней одежды разом.
  
  Рука Юми непроизвольно комкающая школьную юбку неожиданно дрогнула и, приподнявшись на локте, девушка неуверенно потянулась к нему.
  
  Тоширо замер, все еще держа в одной руке ненужную одежду. Секунды тянулись долго, растягиваясь как резиновые, пока ее пальчики тянулись к груди парня. Капитан подался навстречу подрагивающим пальцам, желая почувствовать их прикосновение. Парня обдало жаром, стоило лишь кончикам подушечек неуверенно дотронуться до его тела.
  
  Прикусив губу, чтобы сдержать готовый слететь с губ стон, Тоширо не мигая следил за темнеющими, провожающими свою ладонь, глазами девушки.
  
  Мягкое, едва ощутимое касание пальцев к его коже, она словно в насмешку дразняще прочертила дорожки от его груди к солнечному сплетению, задержавшись там, и неуверенно подняла на парня свои серебристые глаза, теперь уже полностью положив ладошку на его горящую от нетерпения кожу.
  
  Облизнув губы, девушка вернулась взглядом к своей руке, внимательно следя за тем, как ее ладонь нежно поглаживая, медленно, мучительно медленно, прикасается к его подтянутому, твердому от напряжения животу вниз.
  Кончик пальца задел пупок, замедлившись на секунду, и совсем неуверенно дрогнув, еще медленней пополз вниз, остановившись у самого пояса джинсов, заставив парня порывисто перехватить любопытные пальчики.
  
  Пусть она не осознавала своих действий, а скорее повторяла все то, что он с ней делал ранее, пускай и не языком, а пальцами, но Тоширо и так едва держал себя в руках.
  
  Неожиданно в его мозгу пронеслось видение, как Юми проделывает все то же, только своими губами, периодически касаясь его кожи языком.
  
  С губ парня слетел жалобный болезненный стон, и, не обращая внимания на вздрогнувшую от неожиданности девушку, Хитцугая порывисто подмял ее под себя, страстно впившись в ее припухшие губы, неосознанно расположившись между бедер Юми.
  
  Руки возобновили прикосновения к ее едва напрягшемуся телу, губы оторвались от ее рта для того, чтобы переместиться на шею, а затем язык прочертил дорожку к чувствительному ушку, проникнув внутрь, заставив девушку приглушенно пискнуть, упершись ладошками в грудь Тоширо, в тщетных попытках прекратить эту сладостно-болезненную муку.
  
  Чувствуя, как у Юми перехватило дыхание и ощущая, как подмятое под ним тело стало извиваться с новой силой, ощутимо затрагивая болезненно пульсирующий, надежно скованный под грубой тканью, увеличившийся от возбуждения орган, Тоширо прикусил губу, стараясь не вдыхать аромат ее волос, оттягивая неизбежное.
  
  Парень специально не притрагивался к своему поясу, не позволял себе избавиться от джинсов, иначе не сможет держать себя в руках.
  
  'Нет... - проносилось в его голове. - Рано... не сейчас...'.
  
  Перехватив руки Юми, Тоширо заставил девушку переместить их себе на затылок, сразу почувствовав, как нежные пальчики впились в его волосы, и принялся покрывать легкими поцелуями шею, плечи, грудь, медленно опускаясь, дразня ее прикосновениями языка.
  
  Руки переместились ниже, обхватив талию и бедро Каори, побуждая ее выгнуться и согнуть ногу в колене.
  Язык уже изучал манящую ямочку на животике, а пальцы правой руки сминали юбку, медленно, беспрепятственно пробираясь под подол, миллиметр за миллиметром открывая стройное бедро малышки.
  
  Проникнув языком под пояс юбки, Тоширо провел горизонтальную, влажную линию, заставляя Юми стонать, и переключился на бедро девушки.
  
  Прикусив нежную кожу, капитан лизнул место укуса, проведя языком выше, к задранному подолу, с трудом заставив себя оторваться от нее тогда, когда язык коснулся мягкой ткани трусиков, обхвативших бедро Юми.
  
  - Хитцугая-кун, - захныкала девушка, не понимая, что просит.
  
  Тоширо закрыл ей рот поцелуем. Пальцы, замедлив на мгновение свое движение, поползли выше, и прикоснулись к скрывающей нежную плоть мягкой ткани.
  
  Каори сделала резкий вдох, и попыталась сдвинуть бедра, распахнув глаза и с нарастающим страхом встретившись с отстраненным, затуманенным страстью взглядом парня.
  
  - Ш-ш-ш, - не разжимая челюсть, успокаивал Тоширо, не позволив девушке дать заднюю.
  
  Поздно, теперь он не сможет остановиться. Не после того, что он с ней делал.
  
  Впившись в губы поцелуем, Тоширо переместил пальцы немного выше, затронув чувствительный бугорок под тканью, заставив Юми содрогнуться и приглушенно застонать.
  
  Лаская тайное местечко, парень проник в ее ротик языком, упиваясь прерывистым дыханием и пробегающими волнами дрожи по хрупкому телу. Пальцы ласкали и мучили девушку, заставляя страх отступить, заставляя извиваться и стонать, выгибаться и впиваться короткими ноготками в плечи Тоширо.
  
  Не прерываясь ни на секунду, лаская ее через ткань, Хитцугая почувствовал, что тело под ним полностью раскрылось, а сама девушка уже не могла сдерживать рвущиеся наружу стоны. Капитан едва останавливал желание погрузить в нее палец, чтобы ускорить разрядку девушки.
  
  Собственные джинсы болезненно впивались в налившуюся вожделением плоть и, сдавшись, капитан нетерпеливо расстегнул ремень, одним рывком вытащив его из брюк, кинув на диван, сразу расстегнул пуговицу и молнию джинсов, болезненно прикусив губу, когда пульсирующая, требующая внимания часть тела тут же напомнила о своем состоянии.
  
  Проигнорировав собственное желание, капитан вернулся к Юми, возобновив прикосновения и заставляя девушку забыться в новых для нее ощущениях.
  
  Подцепив большим пальцем тонкую резинку трусиков, парень медленно потянул их прочь, приподнявшись над Юми достаточно, чтобы освободить ноги и беспрепятственно снять ненужный лоскуток ткани.
  
  Пальцы коснулись горячей, набухшей от желания девичьей плоти, возобновляя игру с чувствительным местом.
  
  Каори выгнулась, и Тоширо мягко проник пальцем в узкую, покрытую соком ложбинку, медленно погружая его и вынимая, чтобы следом также медленно погрузить его еще глубже, не прекращая ласкать бугорок большим пальцем.
  
  Юми сразу сжалась, но, доведенная до пика, не смогла долго сопротивляться сладкой от покалывающего желания боли, и тут же подалась бедрами навстречу.
  
  Тоширо знал, что не проникни он пальцем внутрь ее, Юми будет чувствовать боль вперемешку с желанием, и едва держа себя в руках, кусая собственную губу чуть ли не до крови, мучительно наблюдал за сменяющимися эмоциями на лице малышки.
  
  - Сейчас, - прошептал он, ощущая, как палец уже легко входил до самой преграды, и выходил, чтобы проделать сладко медленные движения вновь. - Ну же...
  
  Юми замерла, широко распахнув глаза, и вцепившись со всей силы в плечи парня, выгнулась, ловя ртом воздух.
  
  Тоширо почувствовал это, все внутри Каори напряглось, сжав его палец, и через мгновение девушка хрипло, почти болезненно застонала, ее сок вырвался наружу вместе с покинувшим горячее лоно пальцем.
  
  Тоширо закрыл ее губы своими, жадно впившись поцелуем, чувствуя, как дрожит под ним тело девушки.
  
  Его мозг больше не работал, перед глазами стояла пелена, сердце увеличилось в размерах, порываясь разорваться на мелкие части. Замерев на долю секунды, Тоширо посмотрел в распахнутые влажные глаза девушки и, не мешкая больше, вошел в нее до упора, прорвав тонкую преграду с одного толчка.
  
  Юми вскрикнула, выгнувшись так, чтобы парень вышел из ее тела, но Тоширо придержал ее бедра на месте, придавив девушку своим весом.
  
  Сил не было, он не мог больше сдерживаться. Чувствуя, как пульсирует внутри нее, как она сжимает его...
  Парень застонал и почти полностью вышел, но тут же снова двинулся вперед, стараясь сдерживать напор, не врываться в ее тело мощными толчками.
  
  Юми неожиданно уперлась в его живот руками, не давая войти полностью, и Тоширо перехватил одной рукой тонкие запястья, запрокинув руки девушки ей за голову. Войдя в ее тело до упора, парень все же заставил себя остановиться, склонившись над лицом Юми, их носы соприкоснулись, влажные глаза девушки не мигая смотрели в его, потемневшие от желания.
  
  Этот взгляд немного привел его в чувства, Тоширо потерял счет времени, его плоть неистово вздрагивала внутри девушки, не давая ей полностью расслабиться, чтобы принять его.
  
  Он чувствовал, как она сжимается вокруг него, заставляя парня задерживать дыхание от ощущений.
  
  Не в силах больше ждать, Тоширо потянул закинутые за голову девушки руки, мягко заставляя Юми обнять себя за шею. Его губы нежно коснулись ее, язык ласково коснулся нижней губы, прося раскрыться для поцелуя.
  
  Юми поддалась, приняв его поцелуй. Одновременно с тем, как его язык вошел в ее рот, Тоширо начал двигаться.
  Сначала медленно, давая ей прочувствовать наполненность, покидая ее для того, чтобы войти снова, ускоряясь с каждым толчком, чувствуя, как он растет внутри нее, становясь еще больше.
  
  Волна накатила неожиданно, кровь отхлынула от затылка вниз, оставляя после себя миллион маленьких иголочек, пронзивших все тело, и обжигающим потоком хлынула наружу.
  
  Черные круги поплыли перед глазами, и на долю секунды Тоширо лишился сознания.
  
  Очнувшись почти мгновенно, капитан не мог пошевелиться, только беспокойно приподнялся, опасаясь придавить девушку своим весом.
  
  Глянув на Юми, капитан увидел легкую неуверенную улыбку, и не удержался, мягко коснувшись прикрытых век поцелуем.
  
  Девушка слабо приоткрыла глаза, неотрывно смотря на его губы.
  
  - Привет, - хрипло прошептал Тоширо, позволив блаженной улыбке скользнуть в уголки губ.
  
  - Привет, - в тон ему ответила Юми, зачарованно смотря на проступившие, такие непривычные для парня эмоции.
  
  Тоширо поцеловал уголок ее губ, потом второй, коснулся кончика носа, заставляя девушку забавно его сморщить, и снова легкие поцелуи достались ее векам.
  
  Вздохнув, капитан пошевелился, вызвав сдавленный стон у Юми, и аккуратно вышел из девушки.
  
  Юми зарделась и, отведя взгляд, неловко сомкнула распахнутую рубашку на груди, сразу одернув юбку.
  
  Хитцугая улыбнулся, но проникнувшись серьезностью момента, принял серьезное выражение лица. Каори попыталась было подняться следом за парнем, но Тоширо опередил ее, подхватив девушку на руки, и не слушая слабого протеста, немедля понес девушку в душ.
  
  ***
  
  Юми стояла на лоджии, отстраненно смотря на звезды. Пальчики девушки нежно касались маленькой снежинки, удобно устроившейся на тонкой цепочке. Мысли Каори блуждали недалеко, крутясь вокруг случившегося сегодня днем, и после: в душе, в спальне и глубокой ночью на кухне, когда пара проголодавшихся подростков решила сделать налет на холодильник, но немного увлеклись.
  
  Губ коснулась мягкая улыбка, стоило представить потемневшие глаза Хитцугая-куна смотрящие на ее губы.
  
  Жалела ли Юми о том, чему позволила случиться?
  
  Нет, она хотела этого, пусть не полностью осознавала, чего именно хочет, но теперь она знала.
  
  Юми полюбила Тоширо с первого взгляда, даже нет, с первого слова, ведь именно его голос заставил ее сердце биться сильнее, а дыхание ускоряться, стоило услышать эту хрипотцу. Сейчас, несмотря на сладкую боль во всем теле, девушка была упоительно счастлива, и не сдерживала ослепительной улыбки, каждую секунду просящейся на губы.
  
  Со спины послышались мягкие шаги и Каори зажмурилась, представляя, как он подходит к ней, окутанный ночным светом звезд, играющих на его бронзовой коже, и делая светло-песочные волосы снежно-белого цвета, прямо как в ее снах. Нежные руки притянули девушку к мужской груди, а губы коснулись затылка.
  
  - Почему не спишь? - тихо прошептал он, не отстраняясь, а крепче прижав ее к себе.
  
  - Не знаю, - откинувшись на его грудь и блаженно зажмурившись, ответила Юми. - Просто, внезапно проснулась, и не смогла заснуть, вот решила подышать свежим воздухом, может, поможет.
  
  Тоширо склонился и поцеловал открытое его взору ушко, от чего Юми тихо вскрикнула, протестующее прижав голову к плечу, что вызвало нежную улыбку на его губах.
  
  - Как не хочется, чтобы эта ночь заканчивалась, - как-то печально протянула Юми, и у Тоширо засосало под лопаткой от дурного предчувствия.
  
  - Мне тоже, - помолчав, чтобы взять себя в руки и отогнать беспокойство об их будущем, прошептал Тоширо.
  
  Юми мягко высвободилась из его рук, чтобы повернуться к парню, взяв его лицо в ладони, сладко прильнула к любимому поцелуем, чувствуя, как их сердца одновременно ускорили свой стук.
  
  
  Глава 17
  
  
  Мягкий, теплый лучик проворно скользнул в щель неплотно зашторенного окна, коснувшись спящей девушки, игриво пробежав по розовым щечкам, затронув плотно прикрытые глаза и утонув в светло-пшеничных волосах, играя с их оттенком.
  
  Наморщив лобик, Юми, не открывая глаз, отвернула лицо от окна и, потянула край одеяла на голову, отказываясь просыпаться прежде, чем зазвенит будильник. Попытка скрыться от солнечного проказника не дала результата, и девушка неохотно приоткрыла веки.
  
  Вся сонливость слетела моментально, стоило серым, затуманенным ото сна глазам встретиться с внимательным, изучающим бирюзовым взглядом.
  
  С минуту девушка не могла понять, что происходит, сердце неистово подпрыгнуло и, замерев на мгновение, рухнуло в пятки.
  
  Тоширо, удобно устроившийся под ее боком, подперев голову рукой, не смущаясь, изучал ее лицо. По глазам парня было невозможно понять, что за мысли бродят в светлой голове, но весь его вид говорил о том, что он уже давно не спит.
  
  - Доброе утро, - низким, осипшим от длительного молчания голосом, прошептал он, не перестав разглядывать девушку.
  
  - Доброе, - покрываясь румянцем, тихо ответила она, сразу вспомнив все, что они вчера вытворяли. Стараясь не поддаваться смущению, Юми спросила первое, что пришло в голову. - Давно проснулся?
  
  - Нет, - честно соврал парень.
  
  Чувствуя, как лежащая поверх одеяла, удерживающая ее на месте рука, крепче обхватила талию, придвинув девушку ближе, Каори сбилась с дыхания, отчаянно покраснев, когда тепло его нагого тела обдало жаром ее кожу, с губ сорвался неконтролируемый стон.
  
  Легкая, нежная улыбка придала задумчивому выражению на лице парня мягкость, и он склонился к припухшим губам Юми, невесомо коснувшись их своими. Его язык прошелся по нижней губе Каори, побуждая ответить, и нежно проникнул в раскрывшийся ротик, углубляя поцелуй, воруя ее дыхание.
  
  Ответная реакция не заставила себя ждать и тело девушки покрылось легкой дрожью от нахлынувших ощущений.
  Тоширо полностью переместился на девушку, накрывая ее своим телом, и путаясь в одеяле, помогая себе руками, принялся ласкать Юми.
  
  Под своими ладонями она чувствовала дикий темп его сердца, могла видеть, как под тяжелыми веками поблескивают от желания бирюзовые глаза, приоткрытые губы, влажные от их поцелуев, кажутся такими мягкими и припухшими, заставляя ее желать ощутить их снова и снова.
  
  Тоширо уткнулся лицом ей в шею, чувствительно, но безболезненно прикусив плечо девушки. Его рука, скрытая под одеялом, медленно поползла вдоль ее тела, нежно сжав мягкое бедро, побуждая девушку закинуть его на свою талию. Переместив ладонь под ее ягодицы, Тоширо приподнял их навстречу горячему, твердому органу, мучительно вздрагивающему от приносившего сладкую боль желания.
  
  Юми затаила дыхание, чувствуя, как налившийся кончик нетерпеливо трущегося у самого ее входа подрагивающего органа, аккуратно, но немного болезненно скользнул внутрь.
  
  Медленно он заполнял ее собой, сдерживая свои желания, давая ей привыкнуть, понимая, что после страстного вечера у девушки все пылает и горит, но заставить себя остановиться Тоширо не мог, он хотел ее с того момента, как проснулся, и увидел повернутое к нему, умиротворенное личико.
  
  Прикусив губу, Юми зажмурилась, крепче обняв парня. Было больно, но девушка стоически терпела, стараясь расслабить каменеющее тело, хотя это давалось с большим трудом. Внутри нее пульсировало и сжималось, протестуя все еще непривычному вторжению, но болезненный стон парня заставил ее отбросить личные переживания.
  
  - Тебе больно? - срывающимся шепотом спросила она, порываясь остановить Тоширо.
  
  - Да, - едва слышно простонал он, крепче прижав ее к себе, погружаясь еще глубже. - Я хочу тебя.
  
  - Но тебе больно, - стараясь не обращать внимания на хлынувшее вниз живота нестерпимое томление от его слов, попыталась остановить его Юми.
  
  - Прости, - выдохнул Тоширо, когда в попытке отстраниться девушка ощутимо сжала его внутри себя. - Я больше не выдержу.
  
  Вжав Юми в мягкий матрац, Тоширо почти полностью вышел из нее впившись в податливые губы поцелуем, парень, больше не сдерживаясь, погрузился в горячее тело, резкими толчками вонзаясь глубже, удерживая и приподнимая себе навстречу ягодицы девушки, желая проникнуть еще дальше. Выходя из нее, чтобы вонзиться с новым напором.
  Девушка уже не чувствовала боли, ее тело распалилось, отвечая на интимную близость парня, взрываясь маленькими бабочками внизу живота. С каждым проникновением сладкое жжение внутри волнами накатывало, увеличиваясь с каждой секундой, заставляя мышцы дрожать и сжиматься.
  
  Воздуха не хватало, и Юми прервала поцелуй, запрокинув голову.
  
  Внутри вспыхнуло, как маленькая бомба, заставляя вскрикнуть, но сладкой неги не последовало, дрожь тела усилилась, от практически болезненного все еще нарастающего жжения, в следующую секунду последовала новая вспышка, за ней еще одна.
  
  Ее накрывали волны коротких, но жалящих как осы оргазмов, она металась на подушке, порываясь столкнуть с себя парня. Юми не могла больше, еще чуть-чуть и она просто умрет. С каждым коротким всплеском ее стоны становились все громче, в глазах прыгали цветные пятна. Тоширо впился в ее нежную кожу пальцами, неосознанно оставляя синяки.
  
  - Нет... - стонала она, упершись ладошками в плечи парня. - Нет...
  
  Ладонь Тоширо накрыла ее губы, глаза жадно следили за меняющимися эмоциями на лице девушки, в тот момент, когда маленькие жалящие волны участились, быстро скопившись в одну мощную, и, ослепительно вспыхнув, накрыли сознание девушки, заставляя приглушенно кричать.
  
  Тоширо ускорил толчки, заставляя ритмично сокращающиеся стенки, плотно обхватившие его плоть, довести себя до пика.
  
  Вонзившись до упора, проникнув еще глубже, парень едва смог заставить себя выйти из девушки, излившись на подрагивающий, плоский животик.
  
  Его тело придавило Юми, но тяжести она не чувствовала, странная легкость, сразу после того, как мощный поток оргазмов мягко перешел в сладкое томление, проникла в каждую клеточку, сердце неистово грохотало в груди, отдаваясь гулким эхом в ушах.
  
  Тоширо приподнялся, аккуратно переместив центр тяжести на согнутые в локтях руки, и все еще слабо вздрагивая, уткнулся лбом в лоб девушки.
  
  Тяжелое дыхание ласкало ее лицо, а впившиеся в волосы пальцы посылали по всему телу короткие, но такие сладостные ощущения.
  
  - Тоширо, я... - звонок будильника заставил парочку вздрогнуть, и Юми с испугом покосилась на часы.
  
  Тяжело выдохнув, капитан позволил девушке выскользнуть из его объятий, и обессилено рухнув на опустевшее, но сохранившее ее тепло и запах место, парень следил за поспешными передвижениями девушки по спальне.
  
  Юми, прикрываясь бежевым халатиком, быстро вытащила несколько полотенец из комода, достала сменную форму и белье, заметив, что Тоширо не сводит с нее глаз, Каори смущенно потупилась, положив полотенце на край письменного стола.
  
  - Это тебе, - порозовев, девушка кратко ответила на взгляд, и поспешно скрылась из спальни, умудрившись споткнуться на пороге.
  
  Уткнувшись в подушку лицом, капитан обречено застонал.
  
  - Какого черта я делаю?
  
  Эти слова вертелись в голове с самого пробуждения, сметая все остальные мысли со своего пути.
  
  Ему не стоило так далеко заходить, он не хотел этого...
  
  Воспоминания вспыхивали яркими картинками, сменяющими друг друга, заставляя все внутри парня сладко сжиматься от накатывающего удовольствия.
  
  Кого он обманывает? Хотел, просто, не придавал значения своим желаниям. Хотел так сильно, что не смог устоять. Потерял ясность мысли, контроль над собой, поддался порыву, а Юми... девушка не сомневалась ни на секунду.
  Приняла его, разделила с ним наслаждение. Ее сладкие стоны музыкой звучали в ушах, заставляя тело предательски ныть в предвкушении. Даже в самых откровенных мыслях Тоширо представить не мог такой исход.
  Почему у него чувство, словно его страсть к этой девушке жила в нем тысячелетия, надежно спрятанная и укрытая от собственного хозяина, в ожидании своего часа, а сейчас сдерживающий ее барьер рухнул, выпустив бурю чувств на волю?
  
  Черт, ведь он никогда еще не был с женщиной, да и желаний подобных не испытывал, но с Юми он не задумываясь перешагнул все границы. Делая такие вещи, словно всю жизнь репетировал их в своих мечтах. Его поступки были совершенно интуитивны, разум полностью отключен, подчинившись потребностям тела...
  
  А, ведь, он хотел отдалиться от девушки, позволить ей жить нормальной жизнью. Но он сам загнал их в ловушку. Теперь никуда он ее не отпустит, сделает все, чтобы Юми была рядом, если понадобится, весь мир превратит в ледяное царство, только бы это помогло защитить его принцессу.
  
  Горькая усмешка скользнула на его губы. Никогда бы не подумал, что похоть может лишить здравого рассудка. Именно похоть, он хотел ее до звездочек в глазах. Так сильно, что тело сводило судорогой от предвкушения. Чувствовать себя в ней, ощущать, как судорожная дрожь наслаждения покрывает все ее тело, заставляет стонать и изгибаться в его руках.
  
  - Черт, - боль сладкой негой потекла в низ живота, скапливаясь в паху. Парень вцепился зубами в подушку, чтобы сдержать невольный стон.
  
  Звук льющейся воды стих, и Тоширо неохотно скатился с кровати.
  
  Подхватив оставленное для него полотенце, капитан ощутил прилив крови к щекам. Его тело недвусмысленно давало понять, что до умиротворения парню еще далеко.
  
  Нужно взять себя в руки, иначе о школе можно забыть.
  
  Школа - кто бы мог подумать, что свою половинку он встретит в мире живых, да к тому же она окажется школьницей?
  
  Боги! Да он в сто раз старше этой малышки!
  
  А ведь не исключено, что узнай Юми кто он такой, их отношения быстро найдут свой конец.
  
  Мягкие шаги за стеной вернули парня в реальность. Обернув махровое полотенце вокруг бедер, капитан поспешил к дверному проему, преградив путь Юми. Девушка несла аккуратно сложенные вещи капитана, которые со вчерашнего вечера так и остались разбросаны по всей квартире.
  
  Затаив дыхание, Юми кратко глянула ему в глаза. Кажется, небольшая разлука отрезвила не только его. Вздохнув, капитан мягко притянул Каори и нежно поцеловал сначала в губы, потом в лоб.
  
  - Спасибо, - перехватив небольшую стопку, поблагодарил он. - Я быстро.
  
  Получив в ответ кивок, Тоширо поспешил в душ.
  
  Юми провела одноклассника взглядом, и спохватилась. Что это она, совсем не соображает, а еще нужно собрать рюкзак, позабытый в прихожей, и приготовить коробочки с бэнто.
  
  Обнаружив искомое, девушка замялась.
  
  В рюкзаке, поверх школьных принадлежностей лежал новенький, купленный вчера в магазине пакет со спрятанным в нем подарком.
  
  Прикусив губу, Юми задумалась, неосознанно косясь на дверь в ванную комнату.
  
  Почему-то мысль о том, чтобы сделать подарок сейчас, казалась немного неуместной. Дарить парню что-либо сразу после далеко не целомудренной ночи, и такого же насыщенного утра? Нет, лучше подождать более подходящего момента.
  
  Поспешив в спальню, Каори бережно положила небольшой пакет в ящик письменного стола и, быстро собрав необходимые учебники с тетрадями, поспешила на кухню.
  
  ***
  
  Такехико уже больше часа оккупировал приглянувшееся ему дерево, росшее напротив двора дома Каори Юми.
  За последние сутки он все же смог взять себя в руки, и покинул укромный номер неприметного отеля, расположенного в тихом спальном районе Каракуры.
  
  Ему нужно было побыть одному, а не ожидать появления Луки в своем доме каждую секунду. От этого парня не спасет ни одна сигнализация, везде, где есть тень, он сможет просочиться, словно крыса в мышиную нору.
  За отца Такаши не переживал, тому никогда не было дела до своего отпрыска и их общение сводилось к ежемесячному спонсированию карманных расходов.
  
  Подняв глаза, парень задумчиво обвел взглядом окрестность.
  
  Странно, как-то подозрительно тихо, не то, чтобы он ожидал какого бы то ни было шума, нет. Просто неестественная тишина, создающая впечатление, что грядет буря.
  
  Парень не считал себя глупым настолько, чтобы не насторожиться отсутствием настойчивого внимания со стороны его бывших 'товарищей'. Ни одного звонка, или попыток найти его месторасположение. Такаши даже не пытался обмануть себя мыслью, что его намерение сорвать так долго лелеемый мастером план осталось незамеченным. Будь кто другой на его месте, он бы затаился, и не вылезал из укромного убежища до последнего, но Такехико не боялся за свою жизнь, по крайней мере, сейчас. Довольно проблематично избавиться от парня, способного превратить в пыль любое направленное против него оружие. Даже Лука не сможет расправиться с ним своими излюбленными клинками. Конечно, мастер знает, как обезвредить Такаши, но сейчас у них более насущные проблемы, и нет времени на поиски зарвавшегося подростка. Да и Юми сейчас под большим прицелом, чем сам Такехико. Именно по этой причине парень все же решил показаться на публике.
  
  Пока синигами не восстановят свою печать, Такаши не должен позволить кому бы то ни было из этой шайки заполучить девчонку, а после можно будет вздохнуть свободнее и взяться за второй план мести.
  
  - И где, черт их побери, вечно околачивающиеся вокруг Юми синигами? - досадливо проворчал брюнет, подозрительно покосившись по сторонам. - Что они себе думают?
  
  Ушей коснулся звук открывающегося замка, и парень встрепенулся, Юми показалась в дверном проеме, не заметив пристально наблюдающего за ней брюнета.
  
  Такехико хотел было двинуться ей на встречу, но его глаза выхватили какое-то движение в темном подъезде. Каори повернулась лицом к двери, из которой показался их новый одноклассник.
  
  - Какого черта? - тихо протянул Такаши, впившись удивленным взглядом в Хитцугаю Тоширо, подошедшего к Юми. Отняв рюкзак у девушки, парень по хозяйски взял ее ладошку в свою.
  
  Такехико закипел. Он пробыл под двором Каори довольно длительное время, чтобы понять, этот гад никак не мог попасть к девушке с утра. Единственное объяснение, они провели вместе ночь. Такаши давно не невинный мальчик, и прекрасно понимал, что это значит.
  
  Едва сдерживая рвущуюся наружу злость, брюнет заставил себя шагнуть за широкий ствол дерева. На мгновение парню показалось, что блондин напряженно посмотрел в его сторону, но моргнув, Такаши решил, что ему почудилось.
  
  - Где я тебя видел? - прошептал Такехико, чувствуя твердую уверенность в том, что этот подросток не тот, кем пытается казаться. - И где ее наблюдатели?
  
  Нет наблюдения... а ведь все время, пока Каори шатается с этим типом, за девушкой не наблюдают.
  
  Мысли в голове завертелись с дикой скоростью, складывая все пазлы вместе.
  
  За девчонкой не наблюдают потому, что один из этих синигами постоянно рядом. Другого объяснения нет.
  
  Такаши слышал от мастера, что они иногда пользуются специальными сосудами, идеально копирующими живое тело, и позволяющими им неограниченное время скрываться среди обычных людей.
  
  Вот значит как...
  
  Кто из виденных им за последнее время синигами может прятаться под личиной смазливого подростка?
  
  Ничего, Такаши и до него доберется.
  
  - Тварь, воспользоваться ложной оболочкой, чтобы совратить глупую, доверчивую девчонку!
  
  Ударив кулаком ни в чем неповинный ствол дерева, Такехико стиснул зубы, принимая вспыхнувшую в руке боль как драгоценное отрезвляющее. Медленно вздохнув, парень нарочито высокомерно одернул свою школьную форму, и неторопливо пошел в сторону школы.
  
  Плевать, если она не досталась ему сейчас, достанется потом. Сейчас у него есть другие заботы. Раз Юми под защитой этого самозванца, он может скрыть свое возвращение и наблюдать со стороны. Так даже лучше. Затаиться и наблюдать.
  
  ***
  
  Лука равнодушно следил за действиями его людей. Двое из которых сейчас прикидывались уличными хулиганами, решившими украсить скучный серый переулок красочными абстракционными узорами.
  
  Точно такие же узоры уже красовались на стенах и бетонных блоках, заборах и асфальте в точно отмеренном, идеально рассчитанном промежутке друг от друга.
  
  Девятиугольная защита от проникновения извне, над которой так долго работал мастер, обеспечит отсутствие ненужных, вездесущих синигами.
  
  Они думают, что все под контролем? Их ошибка станет очевидной, как только эти синигами попытаются пробраться к источнику. Ни один не имеющий специального знака, своеобразного пропуска, не сможет пройти сквозь этот высокоуровневый барьер или разрушить его стены. Все почти готово, малое за приказом.
  
  Из кармана раздалось жужжание, и слабая вибрация неприятно раздалась по ноге.
  
  - Да, - едва заметно поморщившись, ответил Лука.
  
  - Все готово, - послышался сухой ответ. - Каждый на своем месте.
  
  - Самостоятельно не действуем, - тихо, но твердо напомнил Лука. - Как только получите сигнал, активируете точки управления. На все про все у вас пятнадцать минут. Не заходите за метку. Ваша работа, поток энергии, и вовремя. Передай всем, и чтобы никаких промашек. У нас только одна возможность. Все понял?
  
  - Да, - кратко ответил мужской голос, и Лука не глядя отнял трубку от уха, отключив вызов. Парни, заканчивающие узор, заметно ускорились, нетерпеливо поглядывая в его сторону. Лука неспешно подошел, склонив голову на бок и проверяя качество работы.
  
  - Отлично, - отстранено произнес он. - Хорошо сработано. Последний будет на вас, начнете строго по требованию. Не раньше, иначе я буду недоволен.
  
  Получив поспешные кивки в ответ, Лука, не смотря на ребят, пошел прочь.
  
  ***
  
  - ...К ценным памятникам эпохи Асука принадлежат Золотой зал и пятиярусная пагода монастыря Хорю-дзи, которые являются древнейшими деревянными сооружениями мира...
  
  Юми была рассеяна, как бы девушка не пыталась, но вернуть внимание к урокам ей было не под силу. Ласкающие ее ладонь пальцы Тоширо, укрытые партой от посторонних глаз, были основной причиной такого состояния.
  
  Тремя уроками ранее, когда они переступили порог класса, парень удивил Юми, целенаправленно взяв курс в сторону сидящей подле нее одноклассницы. Несколько коротких слов, и та уже собирала приготовленные к уроку тетрадь и учебник, недовольно поглядывая на неспешно приближающуюся к своему месту Каори.
  
  Удивленная Юми вопросительно посмотрела на Тоширо, но парень улыбнулся одними уголками губ, как ни в чем не бывало, усаживаясь на освободившееся место...
  
  Сейчас, чувствуя, как мечется в груди сердечко, девушка всеми силами пыталась прогнать напрашивающийся на щечки румянец. Разве может она игнорировать его прикосновения, когда кожа словно накалилась, увеличив ощущения от его прикосновений в тысячу раз?
  
  Покосившись украдкой на профиль парня, Юми затаила дыхание.
  
  Какой же он красивый: правильная осанка, длинная шея, аккуратные черты лица, смуглая, контрастирующая со светлыми волосами кожа, казалась идеально, даже нереально гладкой, словно дорогой мрамор. Ни одной неправильной черточки. Голова слегка склонена, брови немного нахмурены, глаза внимательно смотрят в учебник, уголки губ привычно опущены.
  
  Весь его вид говорил о том, что парень полностью поглощен предметом. Если бы не волнительные прикосновения его пальцев, она была бы уверенна, что Тоширо совершенно забыл о ее существовании.
  
  Внезапно бирюзовые зрачки быстро скользнули в уголки его глаз, поймав девушку на горячем, и Каори вспыхнула, не в состоянии сдержать румянец.
  
  Тоширо медленно пробежался взглядом по ее лицу, недвусмысленно остановив взгляд на губах. Пальцы переплелись с ее, и он положил ладонь Юми на бедро, а его большой палец медленно потянул ткань юбки вверх. Юми испуганно дрогнула, посмотрев на ходящую по классу, поглощенную предметом учительницу, и слабо пожала его руку, останавливая.
  
  Уголок его губ неожиданно пополз вверх и Тоширо вернулся к учебнику.
  
  Он дразнится? Он просто дразнит ее.
  
  Теплая волна растеклась в груди у Юми, и девушка ощутила себя на седьмом небе.
  
  От резкого звонка Каори подскочила на месте, вырвав ладонь из нежных пальцев Тоширо, что вызвало еще одну краткую, легкую улыбку на его губах.
  
  Одноклассники нетерпеливо разминали затекшие от неподвижности тела, предвкушая поход в столовую.
  
  Тоширо подождал пока Юми возьмет свое бэнто, и оба отправились в привычном направлении. На крыше было несколько учеников и парень, недовольно поджав губы, повел девушку в укромное место по другую сторону от пристройки, скрывающей лестницу. Стоило им завернуть за угол, Хитцугая нетерпеливо притянул Юми к себе, сладко впившись в ее губы.
  
  Язык настойчиво проникал в ее теплый влажный ротик, играя с моментально сбившимся дыханием.
  
  Поцелуй был долгим и голодным.
  
  Девушка ощущала спиной холод стены, но ее это волновало мало. Сейчас для Юми существовал только Тоширо и то, что она ощутимо чувствовала, стоило парню прижаться к ней всем телом.
  
  Сорвав сладостный стон с ее губ, Хитцугая неохотно прервал поцелуй и, упершись лбом в ее, застыл. Веки прикрыты, тело едва уловимо подрагивает, грудь прерывисто подымается от тяжелого сбивчивого дыхания.
  
  Юми была не далеко от него: коленки давно подогнулись, и она все еще стояла на ногах только благодаря поддерживающему ее однокласснику.
  
  Немного успокоившись, парень мягко поцеловал кончик носика, получив забавную гримасу в ответ, и медленно отстранился.
  
  Обед пролетел удивительно быстро, и парочка едва успела на очередной урок.
  
  ***
  
  Следуя к выходу из класса, Юми улыбалась, смотря в спину Тоширо. Одноклассники как раз тащили его в зал для кэндо, намереваясь проверить, насколько он хорош во владении мечом. Тоширо долго упирался, но все же поддался уговорам, и девушка с удивлением поняла, что жаждет увидеть это своими глазами.
  
  - Каори, - прервала поток мыслей учительница по этике, поспешно роясь в своем портфеле. - Будь добра, занеси журнал в учительскую.
  
  Переведя взгляд на протянутый на уровне ее груди классный 'дневник', Юми кивнула и, догнав галдящую группку одноклассников, показала его Тоширо.
  
  - Я догоню, учительская в конце коридора, так что я быстро.
  
  - Я с тобой, - тут же отозвался парень, на что одноклассники протестующее загалдели, а Юми махнула рукой.
  
  - Я быстро, - повторила девушка, поняв, что он просто ищет предлог, дабы увильнуть от навязанного развлечения.
  
  Проводив взглядам оглядывающегося на нее Хитцугая-куна, Юми торопливо пошла в противоположную сторону, спеша выполнить поручение.
  
  Вспоминая прошедший день, Каори чувствовала нетерпение. Девушке хотелось поскорее покинуть школу, ведь впереди выходные, и они с Тоширо планировали провести их вместе.
  
  Добравшись до цели, Каори постучала, но не получив ответа, заглянула внутрь. В учительской было пусто, и девушка быстро проскользнула внутрь, прикрыв за собой дверь.
  
  Поспешно подойдя к столу с приличной стопкой журналов. Юми положила свой поверх остальных, и направилась к выходу, неосознанно улыбаясь своим мыслям.
  
  Рука потянулась к дверной ручке, но та выскользнула, отворяясь без посторонней помощи.
  
  - Ой, - испуганно подпрыгнула девушка, от неожиданности отпрянув назад, и неуверенно улыбнулась преградившему ей путь человеку. - Вы меня напугали...
  
  Мужчина мягко улыбнулся и стремительно шагнул навстречу, подняв руку, дунул на раскрытую ладонь. Серебро пыльцы окутало лицо девушки, заставляя чихнуть и интуитивно зажмурится, защищая глаза.
  
  - Что вы делаете? - удивленно спросила Каори, пытаясь стереть пыльцу с лица.
  
  Голова закружилась и, отшатнувшись, Юми врезалась в парту, медленно оседая.
  
  - Вот и умничка, - донеслось до нее прежде, чем сознание накрыла темнота.
  
  Подхватив бессознательную девушку, мужчина свободной рукой достал телефон и, нажав кнопку быстрого доступа, коротко произнес.
  
  - Приступаем.
  
  ***
  
  - Почему я должен этим заниматься? - раздраженно проворчал Тоширо, держа в руках синай.
  
  - Не будь занудой, - насмешливо поддел организатор неожиданного соревнования. - Или твои умения ограничиваются словами?
  
  - Я не любитель подобного вида спорта, - буркнул Тоширо. - Меч нужно вынимать из ножен только тогда, когда перед тобой враг.
  
  - Ты что, живешь в эпоху Мэйдзи? - насмешливо поддел "противник". - Старик, в наше время меч - это хобби!
  
  - Хватит вам трепаться, - нетерпеливо перебил парень поменьше ростом, под одобрительные кивки друзей. - Лучше покажите на что способны!
  
  Покосившись на двойные двери, ведущие из зала, Тоширо хмуро отметил, что Юми еще нет, но его внимание привлек короткий, громкий вскрик, говорящий, что партнер по бою готов к действиям.
  
  - Один бой, - сдался капитан, понимая, что для него этот самодовольный паренек даже через двадцать лет усердных тренировок не станет соперником. - У меня есть более важные дела...
  
  
  Глава 18
  
  
  Сбросив вызов, Лука посмотрел на небо. До заката было еще далеко, а погода, как на зло, стояла солнечная и ясная. Вздохнув, парень сверился со временем и, открыв меню сообщений, набрал короткое 'Да' и сделал массовую рассылку.
  
  Оглядев размеченные ранее границы, парень сделал шаг назад и, переступив через метку, стал ждать. Прошло несколько минут, и глаза шатена сразу выхватили всполох, поднимающийся из-под земли. Голубоватая пленка метнулась в небо, закрывая отмеченную территорию вокруг школы словно под купол. Стоило краям стены срастись над его головой, по сверкающей поверхности разрослись маленькие, золотые жилы, наполненные особой энергией, которая не позволит, кому бы то ни было, разрушить воздвигнутый барьер.
  
  Стена сверкнула напоследок, и исчезла, словно растворилась в пространстве. Теперь ничего не указывало на ее существование.
  
  Парень неспешно протянул руку и мягко коснулся невидимой преграды. От его ладони, словно по гладкой поверхности воды, в разные стороны поползли переливающиеся позолотой волны.
  
  - Развлекаешься? - раздалось из-за спины, и парень убрал руку, деланно небрежно пожав плечами.
  
  - Не думал, что ты покажешься так рано, - развернувшись лицом к говорившему, равнодушно ответил Лука.
  
  - Хочешь сказать, что ждал меня? - скривился Такаши, с открытой ненавистью и презрением смотря на собеседника.
  
  - Ты вылез из укрытия лишь для того, чтобы поговорить? - окинув холодным взглядом брюнета, надавил тот. - Или, может быть, решил отомстить за Хагэши?
  
  Такехико напрягся всем телом, чувствуя, как внутри поднимается гнев.
  
  - Можешь не отвечать, - равнодушно произнес Лука. - У тебя на лице написано, о чем ты думаешь. Должен тебя расстроить, у меня нет намерений заниматься тобой прямо сейчас. - Двинувшись в сторону школьного двора, шатен коротко добавил. - Пошли, мастер уже ждет.
  
  - Почему ты думаешь, что я добровольно пойду на заклание? - с горькой насмешкой в голосе произнес Такехико, преграждая путь Луке.
  
  - Хотя бы потому, что у тебя нет выбора? - удостоив Такаши прямым, колючим взглядом, вопросом на вопрос ответил Лука.
  
  - Кто так решил? - холодная улыбка медленно скользнула на губы, черные глаза пристально, не мигая, смотрели в ответ.
  
  - Ты ведь и так все понимаешь, - пожал плечами шатен. - С самого начала все знал. Так зачем играешь в невинную овечку?
  
  - Ты о моем даре? О том, что якобы мое тело таит в себе подходящую для мастера силу, подобную той, что была когда-то украдена? - продолжая улыбаться, Такаши твердо добавил. - Как будто я настолько туп, и не понимаю, что станет со мной, лишись я своего духовного мира, - на лице Луки не дернулся ни один мускул, он все также равнодушно сверлил брюнета отсутствующим взглядом. - Хм, смотрю, мои протесты тебя не удивляют.
  
  - Мастер предусмотрел подобный поворот, - спокойно сказал тот. - И на этот случай у меня особое распоряжение...
  
  Не успев закончить предложение, Лука резко встряхнул левой рукой, в его ладонь скользнул тонкий, почти прозрачный клинок.
  
  Уходя от прямого удара в лицо, шатен перехватил чужое запястье, перевернув клинок лезвием от себя, быстро замахнулся, целясь рукояткой в висок Такехико.
  
  Такаши в последнюю секунду отклонился, чувствуя, как оружие скользнуло по лицу, содрав немного кожи. Свободной рукой он отбил новый удар и нанес свой снизу вверх, задев челюсть противника. Следующий удар был с прямой ноги в район солнечного сплетения, но Лука словно был готов, отпустив Такаши, он отпрянул, уворачиваясь, и захватив ногу Такаши, удерживая парня на одной ноге немедля сделал подсечку, повалив того на землю.
  
  Дыхание на мгновение сбилось, лишая возможности двигаться, и этого хватило для того, чтобы противник схватил Такаши за щиколотку, резко дернув на себя с намерением перерезать сухожилие, тем самым лишив жертву возможности стоять на ногах.
  
  Такехико перевернулся на живот, правой ногой с размахом рассек воздух в миллиметре от лица отшатнувшегося противника, освободив тем самым левую ногу. От резкого движения Лука на секунду потерял равновесие, и брюнет сразу воспользовался долей преимущества, быстро сделав подсечку, навалился на парня сверху, упершись коленом в его грудь, с намерением сомкнуть пальцы на шее врага.
  
  Краем глаза Такаши уловил мягкую игру солнца, и вовремя перехватил лезвие клинка у самого бока. Ладонь резануло болью, кровь хлынула через зажатые пальцы. Шипение вырвалось сквозь плотно стиснутые зубы, зрачки расширились, глаза сузились, не мигая смотря на Луку.
  
  - Думаешь, я не подготовился? - прохрипел тот, несмотря на сжимающие его горло пальцы, парень позволил себе насмешливую улыбку. Его свободная рука уже держала второй клинок, но Такехико разжал пальцы, отпустив горло врага, успев перехватить чужое запястье на полпути. - Ты всегда переоценивал свои возможности.
  
  Мысли с удивительной ясностью быстро пролетали в голове, ища выход из сложившейся ситуации.
  
  Его преимущество испарилось. Но и способности Луки сейчас ослаблены, значит, они на равных. Оба парня тяжело дышали, впившись друг в друга взглядом. Их силы были равны и оба прекрасно это осознавали. Теперь все зависело от выдержки.
  
  Глаза шатена сузились, и Такаши понял, что время пришло.
  
  Чувствуя, как в его изрезанной ладони проворачивается лезвие, сдирая кожу и нанося новые раны, Такаши стиснул зубы, понимая, что еще секунда, и он проиграл. У него только один выход из этой ситуации.
  
  Ледяное спокойствие навалилось на брюнета, как только он принял решение.
  
  Сжавшись всем телом, отпуская прокручивающееся лезвие, чувствуя, как лишившись преграды клинок вошел в его бок по самую рукоять, словно раскаленный нож в мягкое масло, Такаши не смог сдержать болезненного стона.
  
  Дыхание сбилось, боль жгучим потоком накрыла сознание, вспыхивая черными кругами перед глазами. Скрипнув сведенной судорогой челюстью, Такаши навалился на все еще удерживающую чужое запястье левую руку, вложив в это движение всю боль и ненависть, которую испытывал к этому типу. Сквозь застилающую сознание пелену, Такехико услышал противный хруст, и всей тяжестью рухнул на кинжал, вогнав его в горло врага.
  
  Хватая ртом воздух, брюнет уперся в землю лбом, отрывисто прошипев на ухо захлебывающегося собственной кровью шатена.
  
  - Сдохни... тварь...
  
  ***
  
  Секундная стрелка ручных часов лениво кралась к отметке двенадцать. До начала осталось меньше двадцати пяти секунд. По плану в это время они все должны приступить.
  
  Посмотрев на лишенное эмоций лицо своей 'подопечной', невысокой, тучной женщины в возрасте сорока пяти лет, Лиа по-детски бережно погладила бледное лицо и, нежно улыбнувшись, твердой рукой начала выводить специальными чернилами символ высвобождения.
  
  То же она проделала и на запястьях женщины, поверх проступивших в бесполезном протесте печатей.
  
  Сделав шаг назад, блондинка привычно склонила голову на бок, придирчиво и с немалым интересом разглядывая свою работу. Через пару секунд чернила впитались, и законченные иероглифы начали светиться.
  
  Сделав еще шаг назад, Лиа с любопытством наблюдала за происходящим.
  
  Мягкий свет собирался по контуру символов, как будто всасываясь в центр узора. От краев начали проявляться маленькие, пульсирующие жилы, и девушка брезгливо сморщила носик.
  
  Конечно, она могла бы и не смотреть, но Лиа так давно этого ждала, ее первое, важное задание. Тем более, мастер обещал, что это будет красиво. Уперев руки в бока, блондинка, нетерпеливо топая ножкой, не мигая смотрела на 'жертву'.
  
  ***
  
  Звук падающих тел вывел Тоширо из сосредоточенности. Быстро оглянувшись, парень медленно опустил синай, неверяще смотря на тела временных одноклассников, непроизвольно валяющихся на полу зала.
  
  - Эй, - чувствуя, как холодеет внутри, Тоширо сделал маленький шаг к бессознательным парням. - Это плохая... шутка...
  
  Парни не двигались. Капитан порывисто достал телефон, неотрывно смотря на одноклассников, и подняв ракушку на уровне лица, быстро перевел взгляд на экран. Связи не было. Вообще никакой. Ни с обществом душ, ни с миром живых. Секундное оцепенение и голова взорвалась мыслями.
  
  - Отрезаны, нас отрезали от остальных... Это... это... Началось! - перед глазами появилось лицо Каори, и Тоширо выронил все еще зажатый в пальцах синай. - Юми!
  
  Рванув к выходу из зала, Хитцугая чувствовал, как паника стальной хваткой вцепилась в горло, мешая сделать вдох.
  
  '...Учительская в конце коридора...' - раздался в голове девичий голос.
  
  - Пожалуйста, пусть она будет там, - не понимая, что шепчет вслух, повторял раз за разом капитан.
  
  Выскочив из помещения, парень свернул на лестничную клетку, перепрыгивая по две ступеньки, и вылетев в короткий коридор на мгновение опешил. Повсюду, прямо на полу беспорядочно валялись тела школьников и учителей.
  
  Переступив через несколько человек, капитан тряхнул головой, выкидывая из нее растерянность.
  
  'Учительская, мне нужно в учительскую!'
  
  - Черт! Черт!
  
  ***
  
  - Не давайте им разбрестись по городу! - Сой-Фон скинула с плеч хаори, наблюдая за быстро приближающейся тучей пустых.
  
  - Есть! - послышался хор голосов, и ее отряд кинулся врассыпную, порываясь взять в круг тварей.
  
  - Капитан Сой-Фон, - раздалось справа, - что происходит?
  
  Сой-Фон стиснула кулаки, не сводя глаз с приближающихся монстров.
  
  - Капитан Сой-Фон?
  
  - Мы облажались, - сквозь зубы проговорила она. - Обновление печати должно было происходить строго в полнолуние, этой ночью. Но враг оказался проворней.
  
  - Как же так? - не унималась Момо, расширившимися глазами смотря то на капитана, то на невидимую преграду, которая не пустила специалистов по печатям к школе. - Почему?
  
  - Лейтенант Хинамори, - огрызнулась Сой-Фон, - вы мешаете думать.
  
  - Простите, - Момо виновато отступила, растерянно смотря на бесплодные попытки специализированного отряда снять барьер.
  
  - Черт, - донеслось до нее досадливое. - Связи нет... Я не могу связаться с капитаном, кажется этот барьер блокирует любое вмешательство.
  
  - Но, может быть, его уже нет на территории школы? - с надеждой прошептала Момо.
  
  - Нет, - отстраненным голосом ответила Мацумото. - Я чувствую, что он там, и Каори Юми, она тоже там, они оба в ловушке.
  
  - Широ-тян... - беспокойно протянула Хинамори, кинув взгляд на стены школы.
  
  Рядом появился капитан шестого отряда, а следом за ним его лейтенант. Не смотря по сторонам, капитан Кучики внимательно разглядывал пространство между синигами и двором школы. Не тратя время на раздумье, он двинулся вперед, на ходу доставая меч. Остановившись в шаге от преграды, ощущая пульсирующие потоки, перекатывающиеся по невидимой стене, капитан поднял дзампакто перед собой.
  
  - Цвети, - ровно скомандовал он, и меч рассыпался на тысячи маленьких тонких лезвий, вихрем взлетев вверх, превращаясь в подобие стены, окутал часть преграды, которая пошла золотистыми волнами. Взмахнув рукояткой, отправляя лепестки в разные стороны, Бьякуя сделал еще шаг вперед, протянув ладонь и коснувшись стены. - Довольно необычно, он отличается от наших.
  
  - Мы пытаемся его снять, но... - вставила Сой-Фон. - Боюсь, нам не пробраться за эту преграду.
  
  - Но что же делать? - Момо обеспокоенно заломила руки. - Разве мы не должны были помочь Широ-тяну?
  
  - Оставим это на капитана Хитцугая, - отрезала Сой-Фон.
  
  - Но...
  
  - Хинамори, - прервала подругу Рангику, положив ладонь на рукоятку своего дзампакто. Ее вмиг посерьезневший тон говорил о полной боевой готовности и серьезном настрое лейтенанта. - Не стоит сомневаться в способностях капитана. Теперь наша задача - защита спецотряда по печатям.
  
  Вздохнув, Момо постаралась взять себя в руки. И то правда, Широ-тян давно вырос, и в состоянии справиться с любой ситуацией без посторонней помощи. Пора бы ей с этим смириться.
  
  - Приближаются, - напряженно вставила капитан второго отряда, напрягаясь всем телом и привлекая внимание лейтенантов.
  
  ***
  
  Вылетев на этаж, где был расположен их класс, Тоширо припустил по коридору в конец, замерев только, когда перед ним выросла дверь с табличкой: 'Учительская'.
  
  Протянув руку, капитан взялся дрожащими пальцами за овальную ручку, поворачивая ее до упора, помедлив, глубоко вдохнул, распахивая дверь.
  
  Пусто.
  
  - Нет... - вырвалось с его губ и, попятившись, Тоширо рванул обратно.
  
  Где она может быть?
  
  Может, он пропустил ее по дороге, она могла быть среди тех бессознательных учеников, мимо которых он пробегал минуту назад? Нужно было смотреть внимательно, она должна быть среди них!
  
  - Юми...
  
  Добегая до очередного поворота, капитан чуть не налетел на кого-то.
  
  Избежав столкновения, Тоширо уставился на держащегося за стену парня. Стена, о которую он время от времени обессилено опирался, красовалась неровными, кровавыми полосами. Заметив чужое присутствие, Такехико Такаши медленно поднял голову, напрягаясь всем телом.
  
  - Ты, - через мгновение выплюнул он, зло сверкая поддетыми дымкой черными глазами. Тоширо напряженно смотрел в ответ, не найдя, что сказать. - Где... Каори?
  
  Хитцугая словно очнулся, паника новой волной накатила на капитана, заставляя двигаться. Такехико вцепился в его руку и преградил путь, не давая убежать.
  
  - Сволочь, где Юми? Разве ты не должен был быть с ней рядом?
  
  - Отпусти, - прервал его Тоширо, скинув чужую руку со своей.
  
  - Где она? - прорычал Такаши.
  
  - Не знаю! Ясно? Я не знаю где она!
  
  - Хренов синигами! - заорал брюнет, и капитан опешил, расширяющимися глазами смотря на парня. - Как ты мог потерять ее? - видя, что блондин в прострации, Такаши с ненавистью прошипел. - Он был прав, вы все ничтожные идиоты, не видящие дальше своего носа!
  
  - Что? - от осознания своей недальновидности, Тоширо почувствовал ярость. Этот школьник, он один из них? - Ты что-то знаешь? Кто он?
  
  - Ты даже этого не понял, - презрительно выплюнул Такаши. - Бог смерти?
  
  - Кто? - смотря, как Такехико Такаши обессиленно оперся об стену, и, уплывая в беспамятство, начал медленно оседать, капитан схватил его за ворота рубашки, с силой встряхнув. - Отвечай!
  
  - Он завет себя, Шуэру Ходжи, - ослабшим голосом выдавил из себя парень. - Все... знают... Мадоку Аюза...
  
  Побледнев, Тоширо разжал пальцы, выпустив пошатнувшегося парня.
  
  - Не может быть...
  
  
  Глава 19
  
  
  Распахнув глаза, Каори уставилась в краснеющее от заката небо. Непонимающе моргнув, девушка постаралась успокоить колющую боль в трепыхающемся сердечке. Осознание неправильности происходящего врезалось в мозг Юми, заставляя кровь в жилах стынуть. Посторонний звук наконец-то дошел до ее сознания, и с опаской повернув голову в сторону источника, Юми увидела учителя старательно рисующего что-то вокруг нее.
  
  - Что вы делаете? - срывающимся от страха голосом прошептала она.
  
  Аюза-сэнсэй, не обращая на девушку внимания, продолжал свое художество. Каори попыталась встать, но каждая клеточка ее тела словно разом лишалась способности двигаться, на любое движение отвечая покалыванием в мышцах.
  
  Слабый стон сорвался с губ и из глаз брызнули неконтролируемые слезы. Учитель встал с корточек и, выбросив ненужный больше кусок мела, неспешно двинулся к девушке, тщательно отряхивая ладони.
  
  - Потерпи, - ласково произнес он, словно маленькому ребенку. - Это всего лишь временное явление, побочный эффект. Скоро кровь начнет нормально циркулировать и к телу вернется способность двигаться.
  
  Оглядев девушку внимательным взглядом, учитель присел на корточки у ее головы, нежно убрав упавшую на глаза челку.
  
  - Что вы делаете? - повторила Юми, испуганно смотря в блестящие глаза. - Отпустите меня.
  
  Тихий смешок вырвался из его губ, и Аюза-сэнсэй потрепал девушку по волосам.
  
  - Глупенькая, не нужно так бояться, скоро ты все поймешь.
  
  - Я не хочу скоро! - поддаваясь панике, закричала Юми. - Я хочу сейчас! Почему вы это делаете? Почему со мной? За что? Что я вам сделала?
  
  Учитель легко улыбнулся, подавшись вперед, нависнув над сжавшейся девушкой.
  
  - Пришло твое время, скоро ты пробудишься, и мы будем как прежде вместе, как ты того хотела.
  
  - Я вас не понимаю! Я не понимаю что вам от меня надо! Отпустите меня!
  
  - Юми, моя маленькая девочка, твоя память чиста, в отличие от моей. Но осталось недолго, я все исправлю. Ты вспомнишь все и мы, наконец, исполним твое желание, вместе. Ты и я.
  
  - Вы спятили? Вам нужна помощь! Прошу вас...
  
  - Рассказать тебе маленькую историю? - улыбаясь, поинтересовался Аюза-сэнсэй, от его улыбки девушку кинуло в дрожь, и Юми прикусила губу, украдкой пытаясь пошевелиться.
  
  Вздохнув, учитель погрузился в себя, раздумывая с чего начать.
  
  - Когда-то давно, когда Каракура еще не существовала, в одном из районов блуждающих духов жила девушка: добрая, красивая, улыбчивая...
  
  У этой девушки была семья, маленький брат, мать и отец.
  
  Ее отец обладал мощной духовной реяцу и служил самому королю общества душ, часто пропадая месяцами.
  
  В отличие от брата, девушка была похожа на отца, и ее духовная сила была дикой, страстной и тяжело контролируемой.
  
  Отец обучал ее управлять и сдерживать свою реяцу, и она была отличной ученицей, но все еще испытывала сложности с контролем при сильных эмоциях.
  
  Однажды ему дали важное задание, на которое он должен был потратить больше года вдали от дома и семьи.
  
  Мужчина обладал непоколебимостью характера, и без раздумий принял задание, но его тревога о дочери не давала ему покоя. Он попросил двух драконов, находящихся тогда у него в учениках позаботиться о ней...
  
  Названные братья, неразлучные с детства были отличным дополнением друг другу, но так же их силы прекрасно подходили для контроля огненной стихии скрытой в девушке.
  
  Один дракон мог поглотить ее пламя, заставляя ту полностью обессилить, но его сила несла опасность для самой девушки, так как он был сильнейшим водным драконом, и получил строгий наказ не применять свои способности без крайней необходимости.
  
  Другой мог медленно и мягко погасить ее пламя, не навредив, даже получая с помощью ее выпущенной силой безграничную подпитку для своей, что делало его непобедимым, а ее реяцу уравновешенной и не такой опасной. Он был сильнейшим ледяным драконом.
  
  Эти трое приняли друг друга с первого взгляда, и с каждым днем их дружба росла и крепла, что вызывало легкие подтрунивания со стороны жителей деревни. Все гадали и спорили, кого же из двух прекрасных драконов выберет их нежная пламенная принцесса...
  
  Шли месяца, но девушка так и не делала своего выбора, наслаждаясь обществом друзей, хотя находясь рядом с водным драконом, она чувствовала страх, пусть и понимала, что он не причинит ей вреда, а рядом с ледяным драконом она чувствовала комфорт и умиротворение, но ее любовь была одинаково сильна к обоим...
  
  Однажды троица отправилась в соседнюю деревню, с которой у них были торговые отношения, но вместо оживленных улиц перед ними предстала разруха.
  
  В поисках выживших, друзья нашли полуживого старика, который на последнем издыхании поведал о прорвавшихся в район блуждающих духах, опустошенных, из мира вечной ночи. А так же о том, что эта деревня была не первой, и скорее всего не последней на их пути.
  
  Бросившись в родное поселение, друзья поняли, что опоздали. Все, что им осталось от некогда живого дружного района - разрушенные, перепачканные кровью хижины и несколько полусъеденных трупов, среди которых едва можно было узнать мать девушки.
  
  Реакция была мгновенна, вся округа вспыхнула неистовым, синим пламенем, в считанные секунды превратившим некогда живой поселок в пепелище.
  
  Друзья пытались унять горе девушки, но, не слыша их, она отреклась от мира блуждающих духов - не сумевшего защитить ее близких, от мира вечной ночи - служившего пристанищем питающихся чистыми душами монстров, и от мира живых - порождающего как сами души, так и опустошенных тварей, пожелав уничтожить все три измерения, и создать из их пепла одно идеальное.
  
  Ледяной дракон стал на ее пути, не позволив открыть разделитель миров, чтобы использовать его в безумной идее. Девушка не приняла мольбу о благоразумии и, сгорая от жгучей боли, нанесла первый удар...
  
  Водный дракон мог лишь беспомощно наблюдать их сражение в небесах, надеясь на способность своего названного брата, и сдерживая свои порывы, чтобы не навредить любимой еще больше. Надеясь на помощь.
  
  И помощь пришла.
  
  Отряд синигами во главе с отцом девушки появился, чтобы отбить деревни у опустошенных, но задержка многого стоила. К их появлению Намико уже не контролировала свою силу, а ледяной дракон принял последнюю форму. Он предал ее, решив, что только смерть принесет спасение как всем мирам, так и самой девушке. Он посчитал, что переродившись в мире живых, она сможет начать новую жизнь, забыть свою боль. Но поглощенная яростью, потерявшая контроль над своей стихией, Намико поклялась, что даже новая жизнь не помешает ей воплотить мечту в реальность.
  
  Бой был тяжелым, и оба истекали кровью, ни один не хотел отступить. Когда пара в последний раз столкнулась, синигами воздвигли барьер, заключив жизненную энергию девушки в капкан, и по приказу ее отца запечатали духовную силу в шесть сосудов, чтобы она не смогла переродиться и осуществить угрозу.
  
  Поняв, что случилось, водный дракон в ужасе кинулся к своему учителю, упрашивая позволить ей переродиться, начать новую жизнь, но ставя превыше всего долг перед миром блуждающих духов, мужчина был категоричен...
  
  Запечатав реяцу девушки в мире живых, отрезав ее от потоков духовных частиц, синигами понимали, что даже самая сильная печать не вечна, а в пустынной местности будет невозможно скрыть ее нахождение. По приказу совета была создана Каракура, а для защиты города построен Сэйрэтэй, в котором основан Готэй-13, во главе специальных отрядов встал главнокомандующий, поклявшийся не позволить разрушительной силе своей дочери уничтожить миры.
  
  Водный дракон не смог смириться с подобным решением, и из года в год искал возможности освободить ее душу. Однажды, в момент обновления печати, он нашел способ, и ему почти удалось, но предавший их дружбу ледяной дракон встал на его пути, поклявшись защищать разделитель миров собственной жизнью.
  
  Победив врага, водный дракон был истощен и синигами, воспользовавшись преимуществом, лишили его силы, привязав ту к миру живых, чтобы в новых жизнях он не мог ею пользоваться, но за прошлые заслуги перед сообществом душ ему позволили переродиться...
  
  Только не учли синигами, что отделив духовную силу дракона от его носителя, лишив возможности получить новую жизнь, они обрекли ее хозяина на вечные муки.
  
  При каждом перерождении, лишенная забытья, разделенная надвое душа хранила память о пережитом, мучая парня снами и видениями, в которых он вновь и вновь переживал свое прошлое. Мучился от осознания своей беспомощности, и не имел возможности вернуть любимую.
  
  Веками синигами стаяли на защите печати, обновляя ее и не давая душе девушки освободиться. Но никто не мог предположить, что в один прекрасный день маленькая духовная частица найдет лазейку в начавшей истощаться печати и, прорвавшись наружу, найдет пристанище в новой жизни, слабой, едва способной выжить.
  
  Последним стечением обстоятельств стало то, что синигами как раз искали сосуд для закрепления печати, замену прошлому. И по незнанию запечатали силу именно в перерожденном младенце.
  
  Они не знали, что дали Намико возможность переродиться в слабом младенце, которому суждено полностью восстановиться при следующем обновлении... В тебе...
  
  Ты скоро вернешь свою память, свою силу, и мы воплотим твою мечту об идеальном мире, без жестокости и смертей. Ты станешь его королевой, а я - твоим королем.
  
  
  Слушая учителя, девушка все больше путалась в беспорядочно метавшихся мыслях. Аюза-сэнсэй пугал решительностью во взгляде и голосе. Он лишился рассудка, и она с ужасом понимала, что его уверенность в своей правоте не дает мужчине здраво мыслить. Ей нужно бежать, спасаться, позвать на помощь, наконец... Почему до сих пор никто не нашел их?
  
  Юми лихорадочно искала возможность отвлечь от себя учителя, надеясь на чужое вмешательство. Она где-то слышала, что с психически нестабильными людьми нужно всегда соглашаться, чтобы не вызвать приступ ярости и не стать причиной непоправимого.
  
  - Почему вы думаете, что я хочу вспоминать тот ужас? - чувствуя, как дрожит голос, спросила Юми, не переставая смотреть на учителя. - Вы же сами сказали, что та девушка испытала ужасную потерю, так зачем вы хотите, чтобы я разделила с ней ее боль?
  
  - Потому что мы должны помнить свое прошлое, чтобы иметь возможность не допустить его повторения в будущем, - произнес он словно на автомате и, протянув руку куда-то поверх ее головы, учитель взял маленькую баночку, окунув в нее тонкую кисточку, поднес пушистый влажный кончик к запястью Каори.
  
  - Что вы делаете? - дернулась Юми, с опаской смотря на мужчину.
  
  - Всего лишь нанесу символы высвобождения, - терпеливо ответил учитель, отставив баночку, и взяв руку девушки в свою. - Это не больно.
  
  - Аюза-сэнсэй, я не хочу, - умоляюще обратилась она к мужчине. - Отпустите меня... я правда никому не расскажу...
  
  Мужчина молча нарисовал иероглиф на одном, а затем на другом запястье. Убрав челку со лба девушки, Аюза-сэнсэй придержал ее лицо, и быстро, но уверенно вывел узор. Прежде чем отстраниться, учитель подался вперед, дотронувшись губами до беспокойной складки между бровями Юми, под начавшим слабо светиться узором.
  
  Девушку пробрал озноб, ее кожа словно стала в несколько раз чувствительней, отдаваясь неприятным покалыванием от соприкосновения с одеждой и холодным бетоном. В груди нарастало напряжение, как будто что-то скапливалось в ней, давя изнутри, медленно расползаясь по телу. Слабость накатила на девушку, но она боялась закрыть глаза, боялась, что уснув, больше не сможет проснуться.
  
  - Не противься, - погладив девушку по мягким волосам, произнес Аюза.
  
  Неожиданный грохот врезался в уши Юми, и она медленно повернула голову на звук, чувствуя, как темнеет в глазах, но стараясь держаться в сознании.
  
  - Ублюдок, - прорычал низкий голос, и сердечко болезненно подпрыгнуло, усиленно забившись в груди. Облегчение волной накатило на пленницу. - Убери от нее руки!
  
  - Тоширо, - прошептала Юми, с трудом держа веки открытыми.
  
  - Кто ты? - странным голосом протянул мужчина, медленно поднявшись и преградив путь парню. - Все, кто находится в здании, погружены в сон, так почему ты стоишь передо мной?
  
  Тоширо сделал странное движение, и в ту же секунду его тело словно разделилось на два. Юми краем уплывающего сознания подумала, что сходит с ума. Парень, шагнувший им на встречу, в одно и то же время был Тоширо, и не был им. Сердце больно заныло и волна жара, расползающаяся по венам, ускорилась вдвое.
  
  - Капитан десятого отряда, - холодно прозвучало в ответ, - Хитцугая Тоширо.
  
  - Ты, - дрогнувшим голосом произнес учитель. Нет сомнений... белые волосы, бирюзовые глаза, ощутимый поток холода, исходящий сейчас от парня. Но молод, совсем пацан... как же так, ведь Шуэру убил его, видел, как исчезают его духовные частицы. Перерождение? В синигами? - Невозможно... Но ведь это ты? Почему тебе не оставить нас в покое? Ты достаточно сделал в прошлом, поломал нашу жизнь, разрушил все!
  
  - Я не знаю, о чем ты говоришь, - угрожающе протянул капитан, смотря в глаза противнику. - Я вижу тебя впервые в жизни, но лучше уйди с дороги, иначе я живого места от тебя не оставлю.
  
  - Тоширо, - прошептала Юми, удерживая взгляд на нем. - Что... что происходит?
  
  Парень напрягся, все плохо, раз Юми видит его, это очень плохо...
  
  - Прости, я не мог рассказать тебе раньше, - тяжело произнес он, чувствуя, как сжимается сердце, не прерывая зрительного контакта с врагом. - Мне запретили ставить тебя в известность.
  
  - Что? - сипло переспросила девушка, она не могла понять, что происходит, о чем он говорит.
  
  - Ты все еще служишь совету сорока шести? - резко отчеканил учитель. - Разве немало крови они выпили? Ты жалок, братец, потакаешь этим ублюдкам даже после того, как они поступили с Намико? С нами?
  
  - Я не знаю, кто такая Намико, - чувствуя, что злится, отрезал Тоширо. - Но Юми я забираю прямо сейчас...
  
  - Поздно, - злорадно вставил Аюза-сэнсэй. - Ты опоздал!
  
  Стоило прозвучать этим словам, и яркие всполохи с разных сторон полетели в небо, оставляя за собой перламутровые хвосты, чертящие траекторию полета. Тоширо застыл, напряженно смотря в небо, туда, где они столкнулись, вбирая в себя все до остатка. Бесформенный кокон, переливаясь, замер, и когда Тоширо понял, что сейчас произойдет, его тело само ринулось вперед, к Юми, на лбу и запястьях девушки что-то светилось, словно отвечая на приближающейся сгусток духовной энергии.
  
  В следующее мгновение тело девушки выгнулось и, приподнимаясь над крышей, наливалось свечением, моментально всасывающимся в Юми. Глаза невидящие распахнулись, рот приоткрылся, волосы стремительно взметнулись, мигом осветлившись, вспыхнув внутренним светом, Каори закричала. Ее крик заставил кровь стынуть в жилах капитана.
  
  
  Глава 20
  
  
  Юми слышала собственный крик, но не кричала. Горло дерло и казалось, на ней не осталось живого места.
  
  'Больно...как больно...' - металось в ее голове.
  
  Уже знакомый змей, извиваясь огненным телом, окутывал девушку плотными кольцами. Поднимаясь все выше. Подкрадываясь к груди.
  
  Его светящиеся неоном глаза сверкнули в предвкушении, пасть распахнулась, обдав пекущую кожу девушки еще одним потоком горячего воздуха.
  
  Бушующий вокруг океан возмущенно взмыл ввысь, порываясь накрыть пленившего девушку змея с головой, но обрушившись, он словно налетел на стену, вспыхивающую каждый раз, стоило новому потоку хлынуть в атаку, и тухнувшую, как только синие волны отступали.
  
  Змей, поднял свое тело высоко над девушкой, замер на краткое мгновение, и в резком прыжке накрыл Юми, поглотив ее целиком.
  
  Боль уступила темноте, и наступил покой...
  
  ***
  
  Тоширо схватил Юми, но его руку обожгло, пламя, словно вторая кожа обволокло девушку. Она приподнялась над полом, одежда покрывалась маленькими просветами, вспыхивая и гаснув. Она открывала рот, но звуков не произносила, до тех пор, пока пламя не покрыло все ее тело, словно второй кожей.
  
  Внезапно резанувший тишину крик заставил кровь отхлынуть от лица капитана. В этом крике было столько боли и страха, что Тоширо чуть не лишился рассудка. Жар, быстро распространяющийся от ее тела, моментально нагревал воздух, отчего стало трудно дышать.
  
  Его амулет стремительно таял, уменьшаясь на глазах, и полностью растворился, впитываясь в ее кожу. Раскаленная цепочка оставила тонкий алый ожог на шее девушки и, сорвав ее до того, как она намертво срастется с кожей, Юми замерла.
  
  Ее взгляд понемногу обретал ясность, но это уже были не ее глаза, они вселяли ужас, казалось, в них не осталось рассудка, лишь пустота и боль. Она смотрела так, словно прожила тысячелетия в мучительных кошмарах.
  
  Тоширо позвал ее, но Юми не смотрела на парня, дико озираясь, ее дыхание было быстрым и прерывистым. Взяв себя в руки, капитан выпустив сильный поток реяцу, покрываясь моментально таящим льдом, капитан пытался охладить пространство вокруг них обоих, но нарастающий жар в мгновение ока накалял сухой воздух.
  
  - Мало, этого мало...
  
  Капитан выпустил больше силы, и девушка болезненно отшатнувшись, вырвалась из его руки и метнулась прочь.
  
  Хитцугая хотел рвануть следом, но мужская фигура кинулась наперерез.
  
  - Не в этот раз, - зло выплюнул учитель, наставив на капитана пистолет. - Может в этом теле я тебе не противник, но все равно не позволю тебе вмешаться...
  
  Тоширо отскочил на шумпо, избегая прямых выстрелов, и собрав часть реяцу в левой руке, прорычал.
  
  - Бакудо 63. Садзё Сабаку! - поток вращающегося света кольцами обвил его руку до самого локтя и, не церемонясь, капитан резко послал растущую в мгновение ока цепь на противника. Не тратя больше драгоценного времени, парень высвободил дзампакто, напряженно переведя взгляд на парящую, окруженную заметно сгустившимся воздухом, Юми.
  
  ***
  
  Воспоминания полностью захлестнули сознание, лишая рассудка. Она так долго была во тьме, все помнила, проживала вновь и вновь, вечность...
  
  Кровь, столько крови, ее босые ступни покрыты чужой кровью, ее руки ее одежда, все перепачкано алым цветом...
  
  'Мама... Брат... Отец! Как ты мог оставить нас? Почему не пришел? Почему не защитил? Этот проклятый мир, разве он важнее семьи?'
  
  Нет... Мама...
  
  - Намико, слышишь меня? Намико...
  
  - Нет... Это неправда!
  
  - Намико! Очнись! Ты не вернешь их! Только сама пострадаешь!
  
  - Нет! - словно в бреду шептала она. - Это неправда!
  
  Вихрь жара пронесся вдоль ее тела, огненным потоком вырвавшись наружу. Глаза застилала пелена, в ушах звенело. Беловолосый молодой мужчина расправил ледяные крылья, прикрываясь ими словно щитом. Рядом взметнулась стена из воды, отгораживая своего хозяина от стремительно разлетевшегося в разные стороны голубого пламени. Ее имя двухголосным эхом резало слух, и девушка закрыла уши ладонями, желая отгородиться от звука чужих голосов. Легкость тела больше не удерживала ее на земле, и Намико взмыла в воздух.
  
  - Брат! Сделай что-нибудь! - донеслось до нее приглушенное, и девушка замотала головой, отказываясь прислушиваться к голосу разума. - Я могу только навредить!
  
  - Намико, Успокойся! Прошу тебя! - кричал ринувшийся к ней мужчина. - Мы рядом, не бросим тебя, слышишь?
  - Нет... их больше нет... никого больше нет... Так не должно было случиться! - прокричала она, зажмурившись, не желая смотреть на разрушенную деревню.
  
  - Приди в себя! Мы ничего не сможем изменить! - схватив ее за руки, отнимая их от ушей, кричал мужчина.
  
  Намико сквозь вмиг высыхающие слезы посмотрела на него. В его бирюзовых глазах стояла боль и тревога, а еще застыло горькое смирение. Он принял смерть ее родных, их друзей, всей деревни... словно был готов к этому много лет. Красивое лицо застыло непроницаемой маской, будто отгораживая его от реальности.
  
  - Намико, позволь мне... - умоляюще прошептал он, и девушка ощутила такой привычный, успокаивающий холод, коснувшийся ее запястий, там, где нежные пальцы мягко, но твердо сжимали ее руки. Вырывающиеся из ее тела пламенные всполохи, с легким шипящим звуком начали гаснуть, тело стало тяжелеть, принимая его реяцу, уменьшая потоки ее силы. - Все наладится, мы всегда будем рядом... Слышишь? Ты не будешь одна, я никогда тебя не оставлю... Мы переживем это вместе...
  
  'Переживем, будем жить дальше, словно ничего не случилось... дышать, улыбаться... словно этого дня никогда не было, словно их никогда не существовало...' - перед мысленным взором вспыхнула кровавая картина. - ' Забыть? Как можно это забыть?'
  
  - Нет... - прошептала она, вспыхнув новым потоком силы. - Так не должно быть... Я все исправлю!
  
  - Намико! - встряхнув девушку, срывающимся голосом прокричал мужчина. - Возьми себя в руки!
  
  - Не трогай меня! - буря мощным потоком разлетелась в разные стороны, заставляя мужчину отступить, прикрываясь ледяным щитом. - Проклятый мир! Проклятые миры! Оставить все как есть? Ты слышишь себя? Позволить этим тварям и дальше убивать нас, наших близких? Нет! Я не позволю больше подобному произойти! Лучше сразу пресечь тот ужас, не позволить людям страдать!
  
  - Что ты задумала? - холодея, прошептал мужчина.
  
  - Я все исправлю, - чужим голосом тихо сказала себе Намико. - Никто никогда больше не станет их добычей... Есть лишь один способ...
  
  - Нет, Намико...
  
  ***
  
  В голове метались мысли, и парень раз за разом проигрывал план действий. Нужно остудить воздух, чтобы он мог до нее добраться, постепенно, чтобы не навредить девушке.
  
  - Снизойди с ледяных небес, Хёринмару!
  
  - Нет, Ты убьешь ее! Снова! - резало по ушам. - Не делай этого!
  
  - Заглохни, - выплюнул Тоширо, и, приняв решение, ударил дзампакто по крыше, напряженно следя, как из кончика меча со скоростью света растет и распространяется лед. Ударив еще несколько раз, капитан рванул на шумпо, оттолкнувшись от ледяного нароста, выросшего прямо под Каори Юми. Взметнулся в воздух, на ходу закричав.
  
  - Банкай! Дайгурэн Хёринмару, - чувствуя привычную тяжесть за плечами, капитан раскрыл крылья, короткими взмахами удерживая себя строго под парящей девушкой. - Сэннэн хёро!
  
  В округе взметнулись ледяные столбы, беря их обоих в ловушку. Стараясь удерживать силу Хёринмару, чтобы не навредить Юми, Тоширо беспокойно глянул на девушку. Даже со своего места он мог видеть, как жар, окутывающий ее тело, кругами расходился во все стороны. Волосы стали совсем белыми и покрывались голубыми прядками. Одежда начала превращаться в обугленные клочки. Тоширо замер в нерешительности, но быстро взял себя в руки.
  
  'Сейчас не время поддаваться панике!' - не успел парень додумать эту мысль, как по округе разнесся крик, заставляя капитана покрыться холодной испариной. Вокруг девушки взметнулась пыль, поддерживаемая горячим воздухом и, танцуя по кругу, становилась все гуще.
  
  Тоширо как в кошмарном сне понял, что это совсем не пыль. Пепел от моментально тлеющей одежды... его становилось все больше... Нельзя допустить, чтобы Юми сожгла себя изнутри.
  
  Тело девушки вздрогнуло, и воздух вокруг нее пошел волнами, свет, как сгусток энергии, быстро пополз от кончиков пальцев на ногах и от макушки, к груди, всосавшись в тело, чтобы моментально выплеснуться наружу, превратившись в бело-голубые, огненные кольца. Вращение усиливалось, и кольца начали распадаться, делясь на ровные половинки, извиваясь, то росли, то уменьшались.
  
  - Рюсэнка!
  
  Из кончика меча вырвался призрачный дракон, и капитан рванул следом, оказавшись окруженным ледяным телом. Секунда, казалось, длилась вечность. Жар, заключенный в прочных стенах тысячелетней темницы с недовольным шипением лизал угощение, лед стремительно истончался, тут же превращаясь в пар, моментально исчезая.
  
  Никакой влажности, если так будет продолжаться, он не продержится достаточно, чтобы охладить ее.
  
  Тоширо тяжело дышал, несмотря на Хёринмару, служившего сейчас не так оружием, как защитой. Пламя увеличилось в диаметре и, вспыхнув, ринулось во все стороны, с резким шипением врезавшись в стены.
  
  Хитцугая откинуло отдачей, парень со всей силы послал дракона на девушку, и едва успев прикрыться крыльями, врезался спиной в свой лед. Дракон, не долетев до Каори, в мгновение ока испарился. Юми полностью потеряла контроль над силой, и та неистово вырывалась из правильных кругов, став хлестать вокруг девушки извивающимися плетками.
  
  - Черт... - беззвучно прошептал Хитцугая, чувствуя, что Хёринмару не выдерживает накатывающего пламенного давления. - Это еще не все! - повернувшись к разрушающейся стене темницы, капитан приложил ладони ко льду, сосредоточившись на том, чтобы использовать эту технику как надо, закричал. - Хьёга Сейран!
  
  Из ладоней мощным потоком понеслась ледяная волна, слегка отодвинув капитана назад под рванувшим напором.
  
  Тоширо знал, что рискует, используя эту технику в закрытом пространстве и не по назначению, но он не может допустить, чтобы его лед слабел так быстро. Еще рано, сначала он должен до нее добраться.
  
  От взметнувшегося пара, капитан практически не мог видеть девушку, но знал, где она находится, и чувствовал сосредоточенность ее силы. Как только техника сработала, Хитцугая обернулся, нельзя медлить.
  
  Выпустив всю свою реяцу, которую пытался подавлять на протяжении последних двух месяцев, Тоширо не сдержал низкого, режущего пересохшее горло крика.
  
  Ему нужно совладать с ее силой, времени практически нет. По правую руку от него материализовался Хёринмару, на что Тоширо нервно выкрикнул.
  
  - Хёринмару! Ты сдурел? Тебе нельзя... сейчас это для тебя опасно!
  
  - Хозяин, - прервал его напряженный голос. - Если не поторопиться, то это будет несущественно.
  
  - Оставь это мне! - прошипел капитан, переведя взгляд на девушку.
  
  - Уже поздно, - отстранено ответил Хёринмару. - Мы должны действовать в две силы. Если промедлим, она станет прахом.
  
  Тоширо стиснул зубы, понимая правоту своего дзампакто.
  
  - Хёринмару, - хриплым голосом твердо произнес капитан, - в этой ситуации я могу использовать на ней только Рюсэнка и Тайхоша. Другие атаки могут навредить. Но сначала мне нужно к ней приблизиться... ты должен облегчить мне путь, и как только я с ней столкнусь, немедленно уходи.
  
  - Хорошо, хозяин. Я использую ледяное дыхание, но судя по состоянию госпожи Юми, этого надолго не хватит.
  
  - Этого будет достаточно, чтобы я успел. Приступим!
  
  - Кориноики! - без раздумий воскликнул Хёринмару, и в его руках сформировалась небольшая ледяная трубка, узкая в одном конце и расширенная в другом.
  
  Приложив ее к губам, зеленоволосый мужчина начал дуть, а из расширенного конца взвилась метель.
  
  Не прерывая действий, Хёринмару метнулся в сторону, стараясь охладить как можно больше пространства для следующего шага.
  
  Воздух стремительно леденел, тут же новая волна жара превращала его в пар, быстро разогревая. Времени на раздумья и бездействие у капитана не было и, как только Хёринмару повторил действия, капитан направил на девушку меч, не спеша с высвобождением техники, чтобы сохранить ее мощность, ринулся к Каори.
  
  - Рюсэнка! - на половине пути закричал он, и когда его тело окутал ледяной дух дракона, Тоширо выкрикнул новую команду. - Тайхоша!
  
  Вокруг Юми взметнулась буря, пар мгновенно обрастал льдом, превращаясь в тысячи прозрачных осколков. Стоило жару коснуться ближайших, как они превращались в пар, следующий слой превращался во влагу, но тая, он впитывался в третий, заставляя его разрастаться, превращая мелкие осколки в более крупные, сливаясь друг с другом, превращаясь в плотную прозрачную стену.
  
  Эту темницу не разрушить изнутри, она будет таять от жара, и сразу поглощать влагу, становясь еще плотнее, но это единственное преимущество Тайхоши. В обычном бою от нее нет проку, и до сегодняшнего дня капитан не мог понять, зачем Хёринмару обучил его этому знанию.
  
  Прорвавшись внутрь срастающейся темницы, Тоширо позволил призрачному дракону рвануть к девушке, сразу посылая еще одного, и еще нужно охладить пространство вокруг нее, с каждым тающим драконом воздух заметно остывал, и Юми почти истощилась. Ее тело покрывало множество ранок, кожа местами обгорела. Тоширо мог видеть ее, девушка едва держалась в сознании, ее глаза тускло светились, веки тяжело подрагивали, казалось, что сейчас она лишится сознания.
  
  Капитан выпустил последнего дракона, и смог, наконец, преодолеть разделяющее обоих пространство. Пустив по своему телу лед, Хитцугая схватил девушку в объятия, впитывая в себя звук шипения, наконец-то он смог, все кончилось.
  
  - Юми, все закончилось, - тихо шептал он. - Я рядом, все закончилось.
  
  - Тоширо, - тихий шепот, и капитан почувствовал, как по его спине пробежалась толпа мурашек. Ее голос был страшно надломлен, девушка практически не могла произносить звуки.
  
  - Молчи, - прижимая подрагивающее тело к своему, шептал капитан. - Мы все исправим.
  
  - Пожалуйста... - от этого слова у Тоширо неприятно екнуло в груди, болью разливаясь по внутренностям. - Прошу... Тоширо...
  
  - Нет... - осипшим голосом прервал ее капитан.
  
  - Мне больно...
  
  - Твои раны ерунда, - уверенно шептал он. - Мы их исцелим.
  
  - Нет, - эхом раздалось в голове. - Ты знаешь, о чем я...
  
  - Ты забудешь, - горячо отрезал капитан. - Обещаю.
  
  - Позволь мне отдохнуть, - простонала она. - Я так долго с этим жила, вечность... Больше не могу... Тоширо...
  
  - Юми, я не могу. Только не так... не с тобой...
  
  Мучительно застонав, девушка вцепилась в плечи парня, отстраняя его.
  
  - Только не снова... - прошептала она, выгибаясь от боли. Ее ослабленный разум не мог контролировать силу, она не могла, не знала как.
  
  - Я помогу, - сквозь собственный крик услышала девушка. - Рюсэнка погасит пламя, мы дождемся помощи.
  
  Тоширо отступил, покрываясь ледяным реяцу. Руки дрожали, меч, казалось, стал в два раза тяжелее. Перехватив рукоятку, парень привычно пустил в лезвие реяцу. Перед глазами взметнулись белые с голубым волосы, обжигающая боль запоздало лизнула кожу руки, и Тоширо непонимающе моргнул.
  
  - Что... - горячая ладошка коснулась щеки, и парень в ужасе перевел взгляд на лицо Юми.
  
  - Люблю тебя, - прошептала она, мягко коснувшись его губ. - Всегда... любила...
  
  
  Глава 21
  
  
  - Капитан, - донесся откуда-то издалека голос Мацумото. - Капитан, вас вызывают в бараки первого отряда. Это насчет вашей просьбы.
  
  Тоширо порывисто вынырнул из болезненных воспоминаний, не глядя на лейтенанта поднялся из-за стола. Обойдя девушку, капитан молча покинул кабинет.
  
  Мацумото смотрела ему в след тяжелым взглядом. Прошло уже больше трех недель, но от капитана Хитцугая не было слышно ни слова.
  
  Что она только не делала: дебоширила, прятала отчеты, устраивала пьянки в наглую, за его столом, даже разбор всех отчетов и их заполнение не возымели никакого эффекта. Капитан полностью игнорировал все, что его окружало.
  
  Его люди избегали приближаться к нему, в десятом отряде было так тихо и непривычно спокойно, что казалось, он вымер. Сразу по прибытию в общество душ, капитан был вызван на собрание сорока шести, помимо капитана Хитцугая, на нем присутствовали капитан шестого отряда, капитан второго отряда, капитан первого отряда, Кискэ Урахара, и Ёруичи Сихоин.
  
  Собрание длилось несколько часов, и весь десятый отряд, а так же те, кто присутствовал на последней миссии на грунте, даже не передвигались по Готэй-13. Большинство синигами не было поставлено в известность о случившемся, но слухи о том, что капитан пережил потрясение чуть не лишившее его здравого рассудка, быстро расползалось по всему Сэйрэтэю, заставляя людей держаться от него подальше из-за страха стать причиной потери контроля.
  
  Рангику понимала его, она тоже потеряла близкого человека, но смогла найти в себе силы жить с этим дальше. Мацумото перепробовала все что могла, чтобы вернуть капитана к жизни, но ее пугал его взгляд. В нем не осталось ничего. Пустой... холодный... как будто мертвый. Он смотрел сквозь тебя, словно его нет. Как будто место капитана занял призрак...
  
  Раз в несколько дней он уходил, просыпался с рассветом и исчезал из Сэйрэтэя. Иногда он возвращался весь израненный, в запекшейся крови, но большая часть ему не принадлежала. Иногда он появлялся с первыми лучами солнца, и закрывался в своем кабинете, не выходя из него до самой глубокой ночи, работая над отчетами.
  
  Но так ни разу не проронил и слова...
  
  Когда Гин покинул ее, Рангику была на грани, ее душа умирала от осознания своей вины в его жертве. Ведь из-за нее он стал предателем, пошел против себя, убивал и калечил, все ради нее.
  
  Осознание этого сводило девушку с ума. Но единственное, что помогало ей не умереть с тоски, это мысль о том, что Гин любил ее и таким способом защитил, хотел, чтобы она была счастлива.
  
  Рангику живет ради его памяти, она будет счастлива, и продолжит улыбаться.
  
  Ради его памяти...
  
  Мацумото должна помочь капитану жить ради памяти об этой девушке. Хотя бы до тех пор, пока он не смирится с тем, что произошло.
  
  ***
  (двумя неделями позже)
  
  Капитан Хитцугая смотрел на группу синигами, складывающих печати, его глаза пристально следили за их действиями. Тоширо стоял неподалеку, не двигаясь, не шевелясь. Только смотрел и ждал.
  
  Неожиданно раздался звук распадающейся печати, и в небо поднялся переливающийся, словно золото, столп пыли. Все, что осталось от чужой духовной реяцу. Кучка пляшущего пепла, получившая свободу, слилась в плотный кокон, зависнув над своей темницей. Тоширо шагнул, но его остановила тяжесть чужой руки.
  
  - Отпусти, - тихо обратился к нему бывший капитан двенадцатого отряда. - Так должно быть, пусть она найдет свое место.
  
  Дернув плечом, капитан скинул с него чужую руку и, не поворачиваясь, произнес.
  
  - Пришел за платой?
  
  - Ну, я бы так не говорил, - в привычной манере ответил Кискэ. - Но ведь таков был уговор?
  
  Тоширо повернулся к мужчине, выжидающе смотря в его внимательные глаза. Сейчас тень шляпы не скрывала их от капитана, и он твердо смотрел на Тоширо без каких-либо намеков на привычную легкомысленность. Игра взглядов длилась недолго, Хитцугая молча протянул ладонь, застыв в ожидании.
  
  Кискэ привычным жестом опустил шляпу на глаза, пряча их от капитана, откинув полы своего белого хаори, которое он носил только в Сэйрэтэе, Урахара аккуратно достал и протянул капитану десятого отряда пышущий огромным количеством чужой реяцу меч.
  
  Взявшись за рукоятку, Тоширо прикрыл веки.
  
  Все, что от него требовалось, это погрузиться в свой внутренний мир и, взяв из него достаточное количество силы, использовать рукоять как проводник, чтобы она впиталась в лезвие меча. Закончив с задачей, Тоширо неохотно разжал пальцы, позволяя Кискэ забрать начавшее светиться оружие.
  
  Урахара вернул его на место, но не спешил уходить. Тоширо повернулся к нему спиной, не горя желанием разговаривать.
  
  - Ваша помощь незаменима, - не отставал от него Кискэ. - Я понимаю ваше нежелание делиться силой, но в грядущих неприятностях это необходимо.
  
  - Вы прекрасно понимаете, - ровно произнес Тоширо, - что его просто используют и, если он сделает неверный выбор, то...
  
  - Вы, так же как и я, знаете, какой он сделает выбор, - пожал плечами Кискэ.
  
  - Люди меняются, - тяжело произнес капитан.
  
  - Но не все, - отстранено заметил Урахара. - Не мне вам говорить.
  
  - Я остаюсь при своем мнении, - скрестив руки на груди, сказал Тоширо. - Нам не нужно все время полагаться на постороннюю помощь.
  
  - Хотите вы этого или нет, - как ни в чем небывало произнес Кискэ. - Но Гинджоу уже сделал первые шаги.
  
  - Почему нам просто не остановить его? - хмуро вставил Тоширо. - Мы бы могли вмешаться, и тогда Куросаки бы не пришлось снова влезать в проблемы общества душ.
  
  Урахара помолчал и, позволив себе легкую улыбку, заметил.
  
  - А вы привязались к Куросаки Ичиго.
  
  - Глупости, - категорично отрезал Тоширо.
  
  - Вы прекрасно понимаете, - вернув серьезность голосу, сказал Кискэ, - не почувствуй Гинджоу свое превосходство, то вероятно, мы еще долго не получим возможность исправить старые ошибки сообщества душ. А пусти мы все на самотек, он просто уничтожит мальчишку, став при этом сильнее.
  
  - Совет сорока шести дал разрешение на восстановление временного синигами только для того, чтобы одним махом избавиться от двух зайцев, - уверенно произнес Тоширо. - Во всех принятых ими решениях есть выгода только для них.
  
  - Как необычно, - с нотками улыбки в голосе протянул Кискэ. - Капитан десятого отряда решил открыто критиковать приказы вышестоящих.
  
  - Я сделал достаточно для них, - раздраженно отрезал Тоширо, чувствуя вспыхнувшую в груди боль, - чтобы иметь возможность высказывать свое мнение в открытую.
  
  - Возможно, вы правы, - после секундной заминки ответил Урахара. - Люди меняются, но не всегда в плохую сторону.
  
  Тоширо промолчал, не смотря на собеседника. Кискэ вздохнул, проследив за его взглядом.
  
  - Придет время и одно из двух, - тихо произнес Урахара, - либо ваша тоска вас убьет, либо вы найдете ей выход.
  
  Не получив ответа, Кискэ неожиданно похлопал капитана по плечу и, развернувшись, пошел прочь. Он хотел сказать другое, но решил не сыпать соль на рану. А ведь, если бы не то происшествие, так повлиявшее на капитана десятого отряда, кто знает, смог бы он придумать способ вернуть Куросаки младшему его силу синигами? Чувствуя холодную сталь под своим хаори, бывший капитан двенадцатого отряда погрузился в воспоминания:
  
  Выяснив, что Каори Юми, по сути, человек, полностью лишенный какой либо духовной силы, оказалась носителем чужой реяцу, привязанной к ней с помощью печатей, Урахара неожиданно понял, что таким способом можно не только запечатать, но и восстановить утраченную силу. Просто привязав к определенному человеку, например, к временному синигами, чужую реяцу, как с этой девушкой... Только в случае с Куросаки Ичиго одной силы будет недостаточно... Вот если взять, например, у каждого сильного синигами в сообществе душ... у каждого капитана понемногу... воспользоваться тем же способом, к которому в свое время прибегла Кучики Рукия...
  
  - Все гениальное - просто... - прошептал Кискэ себе под нос, покачав головой.
  
  ***
  
  Капитан десятого отряда неспешно шел к своему коридору, отсутствующий вид на лице все еще пугал его людей, но Тоширо не было до них никакого дела, по крайней мере, сейчас.
  
  Перед глазами мелькали картинки: рассыпающаяся печать... зал совета... танцующая под первыми лучами солнца пыль... множество повернутых к нему лиц... Урахара Кискэ, ворвавшийся на совет... белые с голубым пряди волос парящие перед его глазами... отголоски споров и голосов... лицо Мацумото, Хинамори... пепел, так много пепла на его руках...
  
  Остановившись у дверей кабинета, Тоширо замер, в нерешительности глядя на свою протянутую ладонь.
  
  Может, стоит уйти? Нужно взять себя в руки, отдохнуть, поспать, в конце концов.
  
  Да и, кажется, прошла целая вечность, когда он в последний раз разговаривал с Хинамори, а ведь она всячески искала возможности с ним повидаться...
  
  Он не мог тогда, смотрел на нее, и вспоминал Юми. Видел Хинамори пронзенную его мечом, и видел Юми обмякшую на его руках.
  
  Он только и может, причинять боль близким, дорогим ему людям...
  
  - Черт, - тихо прошептал Тоширо, но взял себя в руки и зашел в кабинет. Ему нужно отвлечься, а разбор отчетов может помочь.
  
  Заняв привычное положение, парень хмуро смотрел на аккуратную стопку белой бумаги, его мысли блуждали далеко от работы. Он витал в воспоминаниях, а в его ушах стояли резкие ответы громом раздающиеся по совету сорока шести.
  
  ***FlashBack***
  
  - Неприемлемо... - эхом разнеслось по залу, и кровь в жилах покрылась льдом.
  
  - Возмутительно... - вторили голоса с верхнего ряда.
  
  - Вы забываетесь молодой человек! - чей-то противно скрипучий голос неприятно резанул слух.
  
  - Если вы не рассмотрите мою просьбу, - стараясь сдерживать рвущуюся наружу ярость, твердо прервал гул голосов Тоширо, - я сложу полномочия капитана.
  
  - Да как вы смеете указывать совету! - новым рокотом пронеслось по залу.
  
  - Я сделал все, что от меня требовалось, - холодно отрезал капитан. - Более во мне нет нужды.
  
  - У нас сейчас нехватка капитанов, - раздалось справа, сопровождаясь немногочисленными согласными кивками. - Мы не можем раскидываться компетентными людьми!
  
  - Моя просьба остается таковой, - безразлично произнес Тоширо, смотря перед собой. - Если вы удовлетворите ее, я продолжу служить сообществу душ.
  
  - За вашу наглость, - возмущенно прошипела женщина в возрасте, - мы можем отдать вас под трибунал!
  
  - Зачем же так резко, - насмешливо прервал гул, появившийся из-за огромных дверей Кискэ. - Вам не кажется, что капитан десятого отряда достоин хотя бы маленькой награды?
  
  - Как вы смеете врываться на собрание?! - разнесся возмущенный хор. - Вам запрещено даже порог переступать!
  
  - Ну-ну, я знал, что вы будете рады меня видеть, - придержав шляпу, насмешливо поклонился бывший капитан двенадцатого отряда. - Но прежде, чем меня прогонят, я должен вам напомнить о решении, озвученном вами месяц назад. Это касается временного синигами...
  
  - Мы уже рассмотрели данный вопрос, - послышалось нетерпеливое. - Сейчас мы обсуждаем другой...
  
  - Хм, смею предположить, что для выполнения уже данного вами приказа, - задумчиво протянул Урахара, - нам не обойтись без реяцу капитана десятого отряда, а исходя из того, что он до сих пор не дал свое согласие, то не лучше ли будет для всех нас принять выгодное обеим сторонам решение?
  
  - Мы можем приказать капитану Хитцугая выполнить наше требование немедля, - раздался чей-то наглый голос, и зал довольно загудел.
  
  - Можете, можете, - бодро закивал Кискэ, смотря на говорившего. - Но кто гарантирует, что он подчинится, ведь сложив полномочия, капитан Хитцугая автоматически перестает подпадать под власть совета сорока шести, и имеет право отказать в подобной просьбе.
  
  В зале повисла напряженная тишина, и Тоширо не смел вздохнуть, ожидая приговора. От их решения многое зависело, и он боялся даже пошевелиться, лишь бы не спугнуть крадущуюся черепашьими шагами удачу.
  
  - Совет сорока шести должен отложить собрание на неопределенный срок, - эхом ударило в барабанные перепонки, и капитан едва не пошатнулся, ощутив невероятное облегчение и дикую надежду, - чтобы все обдумать.
  
  - Вот и ладненько, - довольно протянул бывший капитан двенадцатого отряда. - Только не стоит тянуть, потому что времени на это у вас попросту нет...
  
  ***FlashBack end***
  
  - Капитан, - тихий голос его лейтенанта вывел парня из воспоминаний.
  
  Тоширо разжал стиснутые кулаки, и перевел взгляд на Мацумото, молча ожидая. Девушка не говоря ни слова обошла стол, и мягко опустила перед капитаном какой-то сверток.
  
  - Что это? - без интереса спросил Тоширо, глянув на предмет.
  
  - Думаю, вам стоит взглянуть.
  
  Парень некоторое время смотрел на непривычно серьезное, даже сочувственное лицо своего лейтенанта и, вздохнув, неохотно потянул сверток.
  
  Бумажная обвертка была перевязана тонкой бечевкой, и Тоширо, достав ножницы, разрезал ее, переворачивая невесомый предмет. Сняв верхнюю упаковку, капитан задумчиво нахмурился.
  
  - Что это?
  
  Перед ним лежал пакет, явно из мира живых.
  
  - Мацумото, у меня нет настроения оценивать твою очередную покупку.
  
  - Она не моя... - тихо ответила девушка, покачав головой. - Я подумала, что раз эта вещь была куплена для вас, вы должны ее получить.
  
  - Что еще за вещь... - падающим голосом протянул капитан, с нарастающей опаской смотря на пакет.
  
  Пальцы Тоширо задрожали, и парень отдернул руки. Его прошибло холодным потом, а лицо потеряло отстраненное выражение.
  
  - Что это? - осипшим голосом спросил Хитцугая, боясь притронуться к пакету. В его голову закралась невероятная догадка, но капитан стойко гнал ее прочь.
  
  - Это ваше, - мягко произнесла лейтенант. - Она купила это для вас за день до...
  
  Тоширо резко встал. Мацумото испуганно отпрянула, с ужасом думая, что сделала большую ошибку.
  
  - Я подумала... вы должны получить, - запинаясь, поясняла Рангику, с каждым словом говоря все тише. - Она очень хотела, чтобы вам понравилось...
  
  - Мацумото, - пугающим голосом тихо прервал ее капитан.
  
  - Да? - поспешно ответила девушка, посмотрев на бледное лицо капитана.
  
  - Прошу... - совсем сипло прошептал парень, не мигая, смотря перед собой.
  
  Рангику виновато застыла. Девушка уже не была так уверена, что поступила правильно, отправившись в мир живых, и отыскав в квартире Каори Юми этот сверток. Она только недавно вспомнила о так и не сделанном подарке... хотела как лучше. Вывести своего капитана из этого состояния полного безразличия. Но кажется, сделала ему еще больнее.
  
  - Простите, я...
  
  Тоширо поднял на девушку глаза, молча впившись в нее потемневшим взглядом. Рангику вздрогнула, и поспешно протянула руку к свертку, намереваясь забрать.
  
  - Оставь, - холодом врезалось в уши.
  
  Резкость голоса мурашками пробежала по позвоночнику, и лейтенант пулей вылетела из кабинета.
  
  Тоширо не двигался с места, его глаза с опаской и толикой надежды смотрели на этот пакет. Сжатые в кулаки пальцы побелели от напряжения. Не понимая, что затаил дыхание, капитан медленно протянул руку к предмету. В горле стал ком, пальцы дрогнули. Замерев на долю секунды, капитан Хитцугая сделал вдох, и дотронулся до прохладного пакета. Пальцы пробежались по гладкой поверхности, и парень медленно развернул сверток, впившись взглядом в ее подарок.
  
  Его мягкость, казалось, была ощутима даже просто на взгляд, бережно дотронувшись до вещи, Тоширо просунул ладонь под ткань, разворачивая ее непослушными пальцами.
  
  Насыщенность бирюзы в точности копировала цвет его глаз.
  
  Развернув шарф, капитан позволил нежной ткани лечь на раскрытую ладонь, сомкнув пальцы в кулак. Закрыв глаза, парень медленно вдохнул, перед его лицом вспыхнули воспоминания о той, чье сердце больше не бьется.
  
  Ее улыбка, ее взгляд, ее голос, ее поцелуи, такие нежные и мягкие, как эта ткань.
  
  Тоширо почувствовал, как вся боль словно растворилась, отпустив капитана, позволив вздохнуть полной грудью. Сердце, неистово колотившееся в горле, медленно успокаивалось. Словно вместо ткани он держал ее ладошку.
  
  Открыв глаза, капитан посмотрел на подарок и, испугавшись, что помял его, разжал пальцы, но ткань сразу разгладилась, приняв прежнюю форму.
  
  - Юми... - беззвучно прошептал Тоширо и, помедлив, неловкими движениями обернул шарф вокруг шеи, впитывая мягкое прикосновение к коже, словно нежные руки обнимающие его, как будто она с ним... совсем рядом...
  
  
  Эпилог
  Десять лет спустя.
  
  
  Ветер встрепал непослушную копну белых волос и, подцепив легкую бирюзовую ткань, взметнул ее вверх. Пальцы перехватили шарф, не давая ему трепаться на ветру, и парень, вздохнув, отвернулся от стремительно уходящего в закат солнца.
  
  - Йо, Тоширо, - резануло слух, и капитан раздраженно зашипел, но он уже давно перестал поправлять этого рыжего придурка, себе дороже. - Не ждал тебя так рано.
  
  - Куросаки, - вздохнул Тоширо, смерив недовольным взглядом рыжего синигами в белом хаори, - и почему ты вечно попадаешься мне на глаза?
  
  - Ну, вообще-то, - улыбнулся рыжий, почесав затылок. - Урахара-сан сказал, что ты уже на грунте, и просил заглянуть к нему в магазин. У него к тебе какое-то дело. Сказал, что это важно.
  
  - Это касается нашего задания? - уточнил Тоширо. - Если нет...
  
  - Не имею понятия, - отмахнулся Ичиго. - Но думаю, это важно. Урахара-сан никогда просто так не обращается с просьбами.
  
  - Не нравится мне это, - проворчал капитан Хитцугая, но вздохнув, развернулся, чтобы присоединиться к ожидающему его синигами.
  
  Мимо пробежала кучка первоклашек и, пропустив малышей, Тоширо двинулся было дальше, но конец его шарфа зацепился за перила, и, чертыхнувшись, парень аккуратно повернулся, боясь резким движением порвать любимую вещь. Непонимающе застыв, капитан смотрел на мелкого ребенка, державшего конец его шарфа.
  
  - Какой красивый... - протянуло это чудо, припав к ткани щечкой.
  
  Тоширо обалдев от подобного зрелища, застыл, смотря на девочку лет восьми.
  
  - Ты можешь меня видеть? - не зная зачем, спросил он у малышки.
  
  - Угу, - закивала она, не отнимая понравившейся вещи от лица. - А еще, вот его, - указав на Куросаки, малышка ткнула пальцем куда-то вправо, и добавила, - а еще его...
  
  Тоширо быстро глянул в ту сторону, и волосы на затылке зашевелились. Недалеко от них едва уловимо пульсировал воздух, и если не знать, куда смотреть, то даже не поймешь, с какой стороны пришла смерть.
  
  Этот вид пустых появился совсем недавно, и встречался очень редко, но из-за своей способности скрываться словно хамелеон, за что в сообществе душ его прозвали "призрак". Он довольно сильно подпортил жизнь патрулирующим город синигами, по этой причине двух капитанов направили на грунт, чтобы истребить опасных тварей, и понять, каким образом они появились.
  
  Пульсирующее пространство медленно приближалось к ничего не подозревающему Куросаки.
  
  - Куросаки! - крикнул он, вздрогнувшему от неожиданности синигами. - Справа "призрак"!
  
  Рыжий быстро отпрыгнул, Тоширо поднял руку, указав на подрагивающее пространство, выкрикнул.
  
  - Хадо ?4: Бьякурай! - молния, окутавшая невидимую тварь, мерцая, очертила контуры его тела, лишая невидимости, и Куросаки стремительно перенесся к пустому, перерезав того пополам.
  
  - Как ты смогла увидеть призрака? - с ходу накинулся на малышку Тоширо. - Этот вид пустых даже капитанам трудно разглядеть.
  
  - Просто, - пожала плечиками девочка, завороженно смотря, как проявившийся монстр стремительно рассыпается на духовные частицы, - я его почувствовала.
  
  Тоширо сделал короткий шаг к девочке, и настойчиво потянул свой шарф из тонких длинных пальчиков.
  
  - Иди-ка ты домой, - проворчал капитан, нахмурившись, когда малышка крепче стиснула бирюзовый шарф.
  
  - Не пойду, - капризно надулась она, - я так долго искала, не пойду.
  
  - Что ты искала? - возмутился капитан. - Это мой шарф, и я его не отдам.
  
  - Не его, глупый, - глянув на капитана не по-детски серьезными, серо-голубыми глазами, девочка мило улыбнулась. - Тебя...
  
  Мир покачнулся, и капитан обессилено припал к перилам.
  
  - Милая, - раздался знакомый голос Урахара Кискэ. - Что я тебе говорил, не приставай к капитану Хитцугая, прежде чем я смогу с ним поговорить...
  
  - Но я не хотела больше ждать, - надулась девочка, не выпуская из ладошки шарф, малышка подошла к замершему капитану, не веря и с толикой надежды жадно смотрящего на личико девочки. Встав на цыпочки, она потянулась ладошкой к его лицу. - Ты такой же, как в моих снах, Тоширо...
  _______________________________________________________________________________________________________________________________________________________
  
  Хотелось бы узнать ваши мысли по поводу этого фика. Мне самой он очень нравится, и
  писала я его для собственного удовольствия_) Но очень интересно было бы
  понять чужие впечатления.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Крымова "Вредная ведьма для дракона"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) Д.Деев "Я – другой 3"(Боевая фантастика) Е.Сволота "Механическое Диво"(Киберпанк) М.Арден "Авиценна"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) Deacon "Черный Барон"(Боевая фантастика) Ж.Борисова "Геном Варвары-Красы: Аляска"(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru И немного волшебства. Валерия ЯблонцеваВ плену монстра. Ольга ЛавинКому что нравится, тот тем и давится 3. Анабель Ли (Anabelle Leigh)Завтра наступит, я знаю. Вероника ГорбачеваОтверженная. Печурина МарияTaboo story. Gifted WriterСоветник. Готина ОльгаТри прорыва и одна свадьба. Жильцова НатальяТак бывает... михайловна надеждаНедостойная. Анна Шнайдер
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"