Рыбицкая Марина Борисовна: другие произведения.

Дитя океана

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.61*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ
    Третье окно выходит к океану,
    Ровным ветром дышит океан,
    А за ним диковинные страны,
    И никто не видел этих стран


   Дитя океана
  
   Третье окно выходит к океану,
   Ровным ветром дышит океан,
   А за ним диковинные страны,
   И никто не видел этих стран.
  
   Словно вечность, океан огромен,
   И сильна спокойствием волна,
   И когда мне тесно в старом доме -
   Я сажусь у третьего окна.
  
   А. Макаревич "Три окна"
  
   Шурр-шурр, видавшая виды старая швабра энергично елозит по полу. Ночь. Почти все аудитории этажа домыл, осталось домучить последнюю и ополоснуть ведро. Потом можно будет прокрасться к симулятору и поработать над некоторыми фигурами высшего пилотажа. Поднимаю глаза - рядом стоит преподаватель тактики по прозвищу "Змей-Горыныч". Отдал ему честь и застыл.
   - Вольно. Продолжайте, - Змей-Горыныч ушел. Я помыл ведро и швабру, сложил их в подсобке и остановился возле потресканного коридорного зеркала.
   Восемь лет я, Хатан Сигурни, являюсь курсантом действительной службы знаменитой Алайской академии. Серебристый ежик волос, сурово выдвинутая челюсть, синий летный комбинезон, пронизывающий гордый взгляд серых глаз упирается в мутную зеркальную поверхность - одним словом, гроза вражеских инопланетных кораблей. В отдаленном будущем. Картину дополняет разбитая скула и рассеченная бровь хронического нарушителя устава. До сих пор из-под шва сочится кровь - хук слева от Иена Семеновича меня хорошо достал. Его коленная чашечка, надеюсь, тоже попомнит мой ботинок...
   Правдивый образ мошенника, восемь лет тому назад обманом проникшего в святая святых космофлота, Алайскую академию пилотов дальнего космоса. Если меня разоблачат - я смертник. Местные не понимают сантиментов. Самозванец в стенах альма матэр потенциальный покойник. И никто не станет разбираться, попал ли ты сюда волею обстоятельств, то ли просто из романтических соображений, или же это опасный инопланетный шпион. Результат один: тщательно допросят (оч-чень тщательно!), отрежут голову, да еще и сожгут для верности. Но я согласен рискнуть.
   Всю свою недолгую жизнь я мечтал об этом месте. Глядел в звездное небо и думал о полетах в другие миры. Безродный сирота на маленькой колонии Вакх, я был прямым кандидатом в академию, но, как оказалось, не один.
   Нас было триста потенциальных жертв. Потом пятьдесят. Затем восемь. Восемь человек на место официального откупного раба, ежегодного десятилетнего заложника от нашей Богом забытой дыры. Даже колонией язык ее именовать не поворачивается.
   Жребий выпал другому. Ничего, я вновь обманул судьбу, второй раз подряд сжульничал. Пробрался ночью к чужому компьютеру и хакнул центр анкетирования: поменял фотографии. Всего-то навсего. Мы договорились с тем парнем - он остался под моим именем огородничать и стричь зуброовец на нашей благословенной зеленой планете, а я попал сюда и превратился из Яна Осьменника в Хатана Сигурни. Хорошо, у жертв не было постоянного наставника, да и взрослые в нас особо не вглядывались. Им же в голову не приходило, что это счастье нужно кому-то по доброй воле. Вот и чудненько.
   Восемь лет я зубрил технические дисциплины, драил палубу, получал пинки и зуботычины от аборигенов и приезжих верзил. Ясное дело, парень ростом под каких-то восемнадцать дециметров - это смех против двадцатипятидециметровых гигантов, детей прежних звездных капитанов. Я не жаловался. Все становилось на свои места в небе. Там мы уже на равных, будь ты хоть в три раза выше.
   Вру. Не на равных. Там я их бил. Порознь и скопом. Иногда били и меня. Чаще в туалете, чем в небе - дубасили жестоко, без пощады, яростно хекая и вкладывая в хорошо поставленные удары увесистых кулаков всю ненависть к мелким независимым колонистам. Я дрался с ними постоянно, отчаянно, без малейшего шанса на победу. Другого бы и прикончили давно. В лазарете нашей академии курсант Сигурни бывал куда чаще, нежели в своем кубрике. Ну да ничего. Дома мне доставалось в сиротском приюте не меньше. Какая разница? Здесь бьют больнее, но и лечат качественно. Так на так. И плевать на этот рабский ошейник, где написано, что я собственность космофлота. Я сам его выбрал, что бы кто не говорил.
   Завтра заключительный экзамен. Если выживу - тогда предстоит учиться ходить в глубоком космосе, буду под началом какого-нибудь штурмана или второго пилота. Если нет... поделом. Обо мне плакать некому.
   Когда наутро поток "обрадовали", что курсантов поделят на пары, все наши взвыли. Кому ж охота на своем горбу тянуть соседа в рай?
   А вот когда мне в напарники достался Ахан Вэй, взвыл уже я. Мысленно. Изо всех вольноопределяющихся нашей Академии, изо всех оболтусов, болтунов и бездельников он всегда умудрялся выделиться. Короче говоря, упорно занимал первые позиции нашего хит-парада папиных сынков. Прямо-таки умилительное зрелище - высоченный, широкоплечий бочонок на тонких ножках с глубоко посаженными заплывшими глазками. Форма туго обтягивает его почти женскую грудь, смело превосходящую размерами скромный бюст какой-нибудь девчонки с параллельного курса. Изо рта устойчивый запашок перегара. Факел метров так пять. Как я сразу не углядел? Глаза у него заплыли тоже не случайно. Небось, не первый день в запое. И это курсант академии?
   Ндааа... Сквозь тернии к звездам, называется. Напролом. И не выгнали же до сих пор этого... орла небесного. На мою голову...
   Нам вкололи обычный боевой стимулятор. С закатанными рукавами мы стояли друг напротив друга, словно насильно повенчанные супруги."Орел небесный" милостиво обозрел мою залатанную физиономию (накануне кратко, но душевно пообщались с ребятами из параллельного потока на тему кто кому чего обязан), гмыкнул и с виноватым видом произнес:
   - Ну че, напарник?! Покажем им где варны зимуют?
   "Ага-ага. Покажем... С тобой, милый друг, кэ-эк раз покажем. Потом догоним возле второй луны, и еще раз... покажем... И вообще: не узнаю потомственного капитана. Что? Ни слова о совместной работе с вещью? Ни грана возмущения или насмешек? Обошелся без носаков по голени и ментальных атак исподтишка. Что же такого сдохло внутри этой туши?.. Или похоронил ближайшего родственника?"
   Я вздохнул, обреченно протянул руку и согласился:
   - Обязательно.
   Как чувствовал.
   Не могу сказать, что было ужасно. Все оказалось гораздо хуже. Мой напарник проявил себя не то пацифистом, не то самоубийцей. Хвост он мне исправно прикрывал, это да. Самим собой.
   Пристроился ко мне сзади и неотступно шел, как привязанный. Но по вражеским кораблям - тихо бормочу при этом нелицеприятное про его матушку, батюшку, дедушку и бабушку - не стрелял. Вообще (еще раз про матушку). Этот... мутант-переросток, должно быть, вообразил себя бессмертным. Или меня. Мои пушки, импульсные лазеры и ракетницы временами просто перегревались, не справляясь с двойной нагрузкой, а он молчал. Его до сих пор даже не подстрелили - воистину божье чудо!
   Я уже орал открытым текстом все, что про него думаю, а он... молчал. Ё-ё-ё! Пот по лбу катил градом, я чувствовал ход корабля напарника спиной и понимал - пройдено лишь полпути, ракеты почти все выстреляны, патронов не осталось вовсе, а нам предстоит через эту мясорубку возвращаться на одних моих лазерах.
   Вылетело десять пар кораблей, примут на базу только одну. Первую. Остальные... брак. Их, по слухам, того... в расход. Не допустят в шлюзы, и все. Без кислорода долго ли полетаешь? Это не хухры-мухры - реальная боевая обстановка. Первый и последний академический экзамен пилота. Я вытер рукавом злые горькие слезы. Огибая вторую луну - промежуточный этап, последний раз оглянулся, скрипнул зубами и решился:
   - Слышь, ты, му... напарник! Есть одна идея... У тебя верхние люки исправно работают?
   Наконец-то он отозвался:
   - Вроде да.
   - Приготовься. По моему сигналу, на ускорении ты подлетишь под меня и перехватишь груз. Очень ценный груз, тебе понятно? Попробуешь потерять - я потом с тебя шкуру спущу!
   Неуверенно:
   - Да. Понятно.
   - Отсчет пошел: десять...
   Вслед за нами, с той стороны луны вылетело синее звено. Они откуда-то прознали, что напарник не стреляет, и сосредоточили огонь по моему кораблю. На стекле опасно зазмеились трещины. Я выпустил последние ракеты. Попал.
   - Девять.
   Новая пара пристраивалась ко мне с двух сторон, имея намерение взять в клещи. Я последний раз на полную врубил лазеры. Ровно через минуту они перегреются, и корабль полностью утратит боеспособность.
   - Восемь.
   Эти получили повреждения корпуса и отстали, за нами шли следующие.
   - Семь.
   Ракетный удар по правому борту. Я отстрелил последние антиракеты и смог выдохнуть.
   - Шесть.
   Впереди двойка зеленых истребителей. Эти не торопятся - времени валом. Осторожно заходят и пытаются меня тупо зажать и врезать в луну. А что? Удачный ход. Должно быть, они тоже расстреляли боезапас.
   - Пять.
   Как только утешил себя этой успокоительной мыслью, ребята отошли назад и жахнули ракетами. Я завопил как резаный:
   - Стреляй антиракетами, или наc накроют! Давай!
   Слава всем капитанам, этот враг рода человеческого вовремя выстрелил.
   - Четыре. Приготовься.
   Издали поджимали недавние "приятели", а спереди нас уже пасла последняя пара истребителей, которую я боялся больше всего. Желтое звено. Лучший пилот нашего курса - Красавчик Сэм, и с ним Доржана Хостийская.
   Я резко вдохнул-выдохнул. Опять вдохнул-выдохнул. Не так страшен черт, как его малюют. Прибить Сэма - моя давнишняя мечта. Но Доржана...
   - Три.
   Люки корабля подо мной стали гостеприимно раскрываться. Я вцепился в джойстик маневрового двигателя скафандра. И тут услышал тихий, очень тихий шепот на пределе слышимости:
   - Ты войдешь, а я одновременно с тобой выйду. Наружу. Только по Доржиане... не стреляй, очень тебя прошу!
   Пришлось сигать без предупреждения, пока этот нехороший человек не успел выпрыгнуть поперед меня в пекло. Я летел вниз и думал: если не сработают магнитные захваты, нам обоим крышка. Каким-то дивом, они таки сработали, и я приземлился на плечи своему коллеге. Хорошо бы этой скотине чего-нить сломал. Ключицу, например...
   Люки закрылись, зашипел нагнетаемый воздух. Хвала всем святым! Я крепко уселся на руки напарнику, словно красна девица на втором свидании, и строго приказал:
   - Отстегни шлем!
   На командирский тон подчинение у него сработало автоматически. Вот и хорошо. А мог и задуматься, тогда пришлось бы сложнее. Я врезал по кумполу этому влюбленному идиоту со всей дури, благо бронированный ящичек с боевыми кодами лежал прямо под рукой. Убить - не убил, но очухается нескоро. Вдохнул. Выдохнул. Прочистил глотку и рявкнул по общей связи:
   - Доржи и Сэм! Вы, олухи Царя небесного, наш маневр видели?
   Несколько ошарашенное:
   - Видели.
   - Если жить хотите, сможете повторить?!
   - А если мы тебя не поняли? - издевательски прогудел Сэм.
   - Для непонятливых: у меня невыстрелянный боекомплект и бессознательный влюбленный дурень. Но поскольку он влюблен не в тебя - заметь! - то корабль лидера я ликвидирую с особенным удовольствием. Выбор за тобой. Должно прилететь к финишу малое звено. Никто не сможет возразить, если окажется немного больше пассажиров. Будешь ты в этой четверке, или людей останется всего трое - не моя печаль.
   Корабли передо мной начали обоюдный маневр. Я не снимал руку с гашетки, ожидая предательства, но противники мне попались достаточно благоразумные. На базу прилетели два корабля: желтый и алый. С несколько большим, нежели обычно, экипажем. Тяжело дыша, мы проследовали к шлюзу, и тут я открыл глаза...
   - Умный мальчик, - надо мной навис психолог академии. Мы лежали в зале симуляторов, в своих обычных гипнокреслах, и удивленно таращились. Двадцать человек, полная десятка малых звеньев. Кое-кого рвало, некоторые вообще соображали с трудом. У меня, например, до сих пор тряслись руки.
   - Все свободны, - помощники помогли встать кадетам, и мы, покачиваясь, устремились к выходу.- А вы, четверка победителей, останьтесь...
   Мы остановились.
   - Не могу сказать, что решение, найденное Алым лидером, было полностью оригинальным, но оно... довольно редкое. Его за всю историю академии смогли реализовать лишь дважды. Вы - третьи. Просто, чтобы враждующие малые звенья смогли между собою не только договориться, но и реализовать этот филигранный маневр... Случай нечастый. Тем не менее, я буду настаивать на том, чтобы Ахана Вэя с позором отчислили из академии - с его пацифистскими воззрениями ему не место среди военных.
   - Я... не пацифист, - тихо сказал Вэй. - Я обыкновенный жулик.
   - Что ты верзешь! - попытался зажать этому идиоту рот. Куда там! Вымахал под потолок, попробуй его пасть удержать.
   - Честно сознаюсь: с парами подмухлевал заранее. Просто знал, что Хатан справится со всеми. И долетит. Но не меньше я хотел, чтобы до конца долетела и Доржана. Не сомневался: смогу уговорить Хатана по ней не стрелять, знал - она ему нравится тоже. Так или иначе, с помощью моего лидера или Сэма, она должна вернуться. - Развел руками. - Вот и вернулась. - Опустил глаза: - Поскольку с ней все в порядке, теперь с чистой совестью пойду под трибунал. Неважно.
   Ну не дурак?! Взял и вывалил официальному лицу!
   - Не слушайте этого барана. Он не в себе после удара чемоданом! - я погрузил локоть в его селезенку, заставляя согнуться, в прыжке извернулся и зажал-таки рот этому воплощению ума, чести и совести нашей эпохи.
   - Бу-бу-бу...
   - Да, у него эйфория! - переглянувшись, дружно согласились Сэм и Доржана, подпирая ненормального с двух сторон и готовясь перехватить мою инициативу по затыканию кое-чьего глупого голоса.
   - Почему же... - не согласился с нами психолог. - Он более-менее вменяем. Что до взлома... он не единственный среди вас, кому пришла пора каяться, - прилизанный тип строго посмотрел на меня. - Не правда ли, Ян?
   Пальцы непроизвольно сжались кулаки. Приехали. Невольно бросил взгляд по сторонам, прикидывая путь отступления, и тут же наотрез отказал себе в этой несвоевременной идее. Если сейчас рванусь, спалят мозги через ошейник при попытке к бегству. Напрочь. Чего, скорее всего, они и добиваются.
   Злобный шипящий голос разъяренной кобры:
   - Кто еще в курсе вашего подлога, шпион?
   Ребята застыли.
   - Они не знали, - я говорил твердо, но голос предательски осип. - Отпустите этих людей, они представления не имели... о моей деятельности. Я полностью осознаю меру ответственности и готов понести положенное наказание, - протянул руки для стальных браслетов и склонил голову, принимая парализующее ментальное воздействие через ошейник.
   Все-таки проиграл. Как же обидно, почти на пороге мечты. Проиграл. Зато в эти последние часы-минуты-секунды у меня до самой грани останется воспоминание о нашей общей победе. Хоть что-то.
   - Не думаю, чтобы вы были в курсе настоящего наказания, положенного у нас шпионам, - прокаркал сотрудник контрразведки, скидывая привычную маску добряка-психолога. - Таких у нас сжигают в печи, минуя гильотину. Живьем. Так-то, мальчик.
   Ребят передернуло.
   Я содрогнулся и тут же сцепил до боли зубы, чтобы на лице не проявились страх или растерянность.
   Даже так?
   Не хило.
   Ну что ж... знал, на что шел. Но гореть... неприятно. Плевать, что-нибудь придумаю. Были какие-то заготовки на этот случай, точно помню.
   Два дежурных солдата в пятнистой полевой форме лениво, без огонька врезали мне пару раз под дых, но поскольку я против обыкновения не сопротивлялся, вздернули между собой за наручники, как тушу барифана, и поволокли в камеру.
   Когда же меня разоблачили? Проболтался настоящий Хатан Сигурни? Сомневаюсь. С чего бы это ему подставляться? За такой подлог имперцы могут вздуть, и крепко - за угробленный ресурс денег, сил и времени. Думаю, как только стало известно о шпионе, полетели головы всей структуры власти Вакха. Чрезвычайное происшествие планетарного масштаба. Что ж такого стряслось?
   Эта бесполезная мысль, как зубы живоглота, упорно терзала мою несчастную голову. Впрочем, только до тех пор, пока в соседнюю клетку не втолкнули зверски избитого Вэя с красноречивым ошейником на бычьей шее.
   - За ЧТО? Неужели за мухлеж? - ляпнул и сам пожалел.
   - Шьют пособничество в шпионаже. Статья тридцать вторая. Подпункт пять-кэй.
   Я присвистнул.
   - Одно утешение: не сожгут, а расстреляют. Все-таки вольноопределяющийся, - он засмеялся, хрюкая и отплевываясь кровью.
   - Ты как?
   - Ничего. Бывало и хуже.
   "Врун! Трепло несчастное. Когда это вольноопределяющихся били ТАК? Стоик хренов".
   - Не веришь? - он глянул на свои ботинки и ухмыльнулся непонятно чему. Зло высморкался на пол и утерся рукавом: - Правильно делаешь.
   Тут уже захрюкали мы оба. Потом замолкли. Не о чем дальше говорить. Незачем.
   Мы сидели и ждали. Я в позе медитации, привычно отрываясь от окружающей действительности в бесконечное сияние, он - неловко привалившись к стене и со стоном дыша сквозь поредевшие зубы.
   Затишье кончилось, когда в соседних клетках появились очередные жильцы разных степеней помятости, щеголяя новыми ошейниками усовершенствованной конструкции, - Доржана и Сэм.
   - У вас? - мрачно поинтересовался Вэй, медленно поднимаясь с пола. Перевел взгляд на девушку и вцепился побелевшими пальцами в решетку, готовый ломать титан голыми руками.
   - Тридцать вторая, пять-кэй. Мог бы и не спрашивать, - прорычал Сэм, злой, как черт. Его отделали относительно легко - каких-то пару бланжей и сломанная рука не в счет.
   Доржана не отвечала. Явных синяков или переломов на ней не просматривалось, но... блуза на груди и перед комбинезона разорваны, глаза как блюдца, зрачки расширены. Девушка не в себе.
   Шок.
   Да, к ней применили... явно нетрадиционные способы воздействия. Сволочи! Уроды! Вырвусь отсюда и... "Напугаешь иглообраза голым членом", - подбодрил внутренний голос. Ну нет! Мы еще кой-чего могём.
   - Пацик ты наш правоверный... - ласково окликнул угрюмого "Ромео". Тот подошел с опущенной головой. Я выразительно указал взглядом на ошейник. Тихонько выдернул, прикрываясь плечами, из-под своего многолетнего "украшения" тонкий, как волос, допотопный металлизированный шнурок переходника под черепной разъем. Идеальное оружие-удавка, между прочим. Экранирующая тончайшие жилы поверхность режет плоть не хуже острой бритвы, в свое время она стоила мне обедов в течение года. Задумывалась как последний способ уйти от боли, но, может, с ней больше повезет.
   "Ну, шевели извилинами! Говорят, некоторым полезно!" - зажал в кулаке между пальцами палочку-выручалочку.
   На пятой минуте нашего компьютерного будду настигло просветление. Он повернулся к решетке затылком, и я как можно незаметнее воткнул штекер переходника одним концом в свой ошейник, а другим - в его головной разъем под волосами, у самого основания позвоночника.
   Хакерство - священное призвание. В непреложной истине компьютерного пиратства Вэй меня убедил окончательно. Я им проникся. У парня талант, я б так шустро не управился...
   Весь прикол в том, что мой ошейник ну очень уж древней конструкции, у него входной внешний разъем все еще оставался. Для чего, кстати, я поначалу и загреб списанный переходник. С ним подлом вышел, потому как с моим идентификационным кодом на свой же ошейник доступ получить невозможно. Никаким макаром. Своего хозяина коннект ошейника ни за что не принимал. А у посторонних, чужих ошейников свежей конструкции этого замечательного гнездышка не было, и быть не могло. Идея же сама по себе хороша: голову со своей шеей соединил - и гуляй вволю. Хоть шлюзы на корабле открывай, хоть ренегата в нем подрывай... не имеет значения.
   Дальше - дело техники. Маленькая, совсем маленькая корректировка, чуточку Вэй постарался, и мы уже могли спокойно выйти из камер, не опасаясь получить паралич или припечь себе мозги за неповиновение. Параллельно Сэм, спец по телетронике, переподключив шнур, освободил уже Вэя от власти ошейника и схимичил с видеоизображением. Охранникам предстоит смотреть и смотреть небольшое кольцо минут в пять, где мы сидим и мрачно молчим. А я еще не был рад имплантам в голове! В некоторых случаях они оказались поразительно полезны для здоровья и общего самочувствия. Почище минеральных вод.
   Но из камер лезть на белый свет мы не торопились. Рано.
   - Есть кто из кораблей дальнего космоса поблизости?
   Вэй откинулся и надолго замолчал, шарясь в виртуале нашей Академии.
   - Ничего.
   Я зашипел, Сэм грязно выругался, Доржане было все равно. Она как упала на койку, так и не пошевелилась, уставясь в потолок бессмысленным взглядом. Хоть бы девчонка не рехнулась окончательно.
   - Ищи все, что есть.
   Утекающие мгновения драгоценного времени.
   - Ничего.
   Я чуть не заплакал.
   - ... Постой-постой... Нет. Не годится.
   - Не годится?
   "Ерунда! Нам сойдет все, что дышит на грани дальности одноместных корабликов".
   - П-понимаешь... во-первых, мы до них так и так не дотянем, во-вторых... в общем, они нам не друзья. Линкор дальнего космоса с дипломатической и исследовательской миссией.
   - ?
   - Сидхи.
   Мне захотелось убиться об стену. Будущие враги. Я даже попробовал было, навернувшись от досады лбом о косяк со всей силы, потом остановился.
   - Нужно попробовать. Или нам остается перервать друг другу глотки прямо здесь. Чегой-то сомневаюсь, что смерть наша будет быстрой или безболезненной.
   Вэй взглянул на Доржану, туда же мельком посмотрели два остальных члена нашей компании, потом решительно взялись за дело. Путь к ангару просчитывался и программировался нами тщательней, чем диплом с вычислениями отклонений курса корабля вблизи черных дыр. Все шлюзовые и обычные автоматические двери должны были отсекать посторонних и пропускать только нас. Представляю, как потом техники удивятся!
   Мы дали Вэю, как слабосильному рохле, тащить за нами кадета Доржану, а сами устремились навстречу дневальным. Что, не ожидали? А не надо было восемь лет каждый божий день натаскивать в туалетах и душевых, у меня на дневальных уже рефлекс!
   В общем, прорыв к одноместным корабликам удался. Семь минут - и по коням. Наша "Джульетта", и та полностью пришла в себя стараниями Вэя. Мы умудрились почти не наделать шума. Относительно, конечно.
   - Заключенные блока Тау-семь, немедленно вернитесь! Заключенные блока Тау-семь, немедленно вернитесь! - неслось вслед, когда мы на полной скорости удирали в сторону космической громады. А хрена вам! Живыми не дадимся!
   Военный корабль-дипломат, казалось, почти не вырастал на экране. Наши суденышки не могли его достичь - дальности одноместных учебок заведомо не хватало. Одна надежда: если они увидят, как по нам палят, хотя бы из интереса возьмут на борт. Хм... или добьют. Тоже не исключено.
   - Последнее предупреждение: будем стрелять ракетами на поражение!
   Ну вот и все. Докуковались.
   - Ребята, ежли что - простите и не поминайте лихом.
   Остальные проворчали нечто неразборчивое, что легче перевести как высказывание про мою мать. Наивные. Если б я ее еще и знал! Вэй соригинальничал, поминая вполголоса непотребную даму. Согласен. И даже во множественном числе.
   Я отстал и пристроился остальным в хвост. Сейчас предстоит повторить "подвиг" Вэя. Оказывается, я еще худший идиот. Казалось бы, какая разница, когда - первым или последним? И все же... по справедливости, влипли-то ребята из-за меня. Так что первая ракета в зад моя. Вдруг хоть кто-нибудь уйдет живым.
   Корабли сопровождения резко поотстали, пропуская вперед тяжелые разделяющиеся ракеты.
   Да уж. От таких не увернешься. Я почти весело фыркнул: умереть в бою - не самая худшая из смертей.
   И тут показал зубы линкор. От этого рява в динамиках заложило уши, а от телепатического приказа отнялись руки:
   - Вы нарушили суверенное пространство дипломатического судна. Требуем немедленно ликвидировать разделяющиеся ракеты. В противном случае, будем рассматривать ваши действия как акт неприкрытой агрессии и примем адекватные ответные меры!
   Фигасе! Из носа хлещет кровь, а я боялся, что серое вещество. Давно так по мозгам не лупили, все ментальные удары через ошейник отдыхают. Они и рядом не лежали.
   Наши кораблики медленно потянули силовым лучом. Кажется, ближайшие полчаса будем жить. Ликующих восклицаний ребят я что-то не услышал. Наверное, заело комм.
  
   P.S.
   В секретную рубку, тщательно изолированную от любого постороннего прослушивания, ворвалась представительная делегация.
   Штатный телепат снял наушники и отложил в сторону головной обруч. Встал и доложил вошедшему адмиралу по форме:
   - Операция по внедрению прошла успешно!
   - Вольно, - произнес усталый командующий. - Капитан, теперь своими словами.
   - Они проглотили наживку и заинтересовались нашими беглецами, - военный потер покрасневшие от электродов виски. - Вскоре они выяснят, что Ян - урожденный сидх, и тогда вся группа останется вне подозрений.
   - Как вы полагаете, людям опасность грозит?
   - Нет. Думаю, нет, Васиштха*. Мы много раз просчитывали возможную реакцию, и давно пришли к мнению: прежде чем что-либо предпринимать, сидхи сначала их просканируют как следуют.
   Парни чисты, как хрусталь. Никто их не заподозрит в шпионаже, а нам позарез необходима любая информация, которая попадет к ним от потенциального противника.
   - Передайте полковнику Хасту - его идея прошла на "ура". Пусть примет мои поздравления и приготовит нашивки. Я его представлю сегодня же. Еще добрых двести лет, пока они будут облетать видимую часть секторов Вселенной, работающие на передачу имплантированные клетки мозга будут передавать нам всю получаемую информацию. Это неслыханный, вы понимаете! - неслыханный прорыв в данной области.
  
   P.P.S.
   - Так называемый Хатан Сигурни-Ян Осьменник оказался Дахарром, сыном Гхарга Ильнура, капитана судна исследователей, пропавшего двадцать циклов назад в соседнем секторе. Терзаемый тягой сидхийского искателя, малыш отдал себя в рабство, лишь бы выйти в космос.
   - Что же... весьма похвально, если у ребенка так рано проявился истинный дух искателя. Я никогда не сомневался в родословной его отца - он был одним из лучших пилотов малой флотилии. Нет ли известий про мать?
   - Предположительно, погибла. По-крайней мере, именно такие сведения мы получили после глубинного сканирования ранних воспоминаний Яна.
   - Остальные?
   - Нечаянные друзья, существа потенциально духовные и способные на взаимовыручку и самопожертвование. При необходимом развитии двое - девушка и Ахан Вэй вполне могут достичь уровня пятого самадхи, Сэм Макгрегор - четвертого, что для людей, надо признать, чрезвычайный показатель. Потенциальный уровень среднего сидха. Тэй-харр*, следовало бы заняться этой расой более внимательно, юные особи у них развиты не по годам. Правда, с возрастом способности к развитию этих существ теряют остроту и слабеют.
   - Но?..
   - Люди Империи внедрили каждому из них чужеродные саторийские клетки, обладающие узконаправленным, но необыкновенно мощным внесветовым телепатическим лучом.
   - Неужели? - беловолосый сидх лукаво улыбнулся, привычным жестом ласково поглаживая стены живого биологического корабля. Судно тихонько мурлыкнуло. - Сла-а-вно. - Злорадно протянул: - Они еще не представляют основ нашей цивилизации... - Пауза.
   - Ликвидировать варварское вмешательство? - осторожно переспросил подчиненный.
   - Нет-нет, - хищный оскал тэй-харра испугал даже бывалых сородичей. - Ни в коем случае. Пусть все останется как есть, проследите только, чтобы стороннее людское вмешательство не переросло в злокачественное. - Великолепный крылатый эльф с хрустом потянулся. - Они еще не знают: у луча две стороны. Дети океана обычно очень настойчивы в поисках истины. Я сделаю так, чтобы имперцы смогли понять нашу душу. Если они смогут постичь, заразятся тем, что нами движет, воевать больше не потребуется. - Победно усмехнулся: - Слишком сильна у них тяга к новому.
  
   Васиштха* - обращение к командиру корабля, или самому старшему по званию среди присутствующих. С большой буквы пишется, когда имеется в виду главнокомандующий.
   Тэй-харр* - так сидхи называют мудрейшего или старшего.
  

Оценка: 7.61*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) К.Корр "Бестия в академии Ангелов"(Любовное фэнтези) В.Касс "Избранница Архимага"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"