Рымин Андрей Олегович: другие произведения.

Бремя Сильных. Глава 14

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Бремя Сильных. Глава 14. Комментарии прошу оставлять в основном файле.

  Глава 14
  
   - Да сядь ты уже! - не вытерпел Майно. - Че ты шастаешь взад-вперед, как коза в загоне.
   - Сам ты козел! - огрызнулся Валай. - Не могу я сидеть. Насиделся за две недели, аж жопу ломит.
   Отведя руки за спину и немного ссутулившись, Волк настойчиво мерил шагами маленькую прямоугольную комнату. Камера, куда пятерых забияк привели после памятной драки, не впечатляла размерами, и весь путь от двери до противоположной стены отнимал у охотника не больше пяти секунд. Там, возле дырки в полу, заменявшей отхожее место, Валай разворачивался, и все повторялось по новой. Свет, проникавший в застенок сквозь зарешеченное окошко под потолком, позволял разглядеть две трехъярусных деревянных скамьи и сидевших внизу арестантов. Троих. Четвертый, забравшись на самую верхнюю полку, лежал на спине, засунув руки под голову и покачивая заброшенной на колено ногой.
   - Тоже мне неженка. - не унимался остряк. - Вон, посмотри на Матука. Весь день в одной позе, и ничего. Не иначе, зад каменный.
   - Язык вырву. - пробасил здоровяк из своего угла, даже не повернув головы.
   Коренастый детина из рода Лисы угрюмо подпирал мохнатые щеки ладонями. Этот одногодка сгинувшего Арила и раньше не отличался многословием, а уж, очутившись в подвале "казенного дома", окончательно превратился в вечно насупленного молчуна. Настроение силача портило не столько само заточение, сколько размеры порций нехитрой тюремной еды, что два раза на дню приносил нелюдимый охранник. Матук был горазд покушать, и такой рацион совершенно его не устраивал. Не удивительно, что долговязого виновника нынешних злоключений здоровяк перестал считать другом уже на третий день вынужденной голодовки. Но Майно, в отличии от остальных родичей, упорно не замечал перемен, происходящих с товарищем и продолжал вести себя, как обычно. То есть, хохмил и острил по поводу и без, чем, признаться, утомил всех до нельзя, и Матука в особенности. Было видно, что парень уже ели сдерживается. Хамоватый шутник рисковал в любой миг оказаться побитым, и едва ли бы кто-то решил болтуна защищать.
   - Язык ему нужно было вырвать еще на поляне за городом, до того, как сюда полезли. - озвучила Мина то, о чем думали все. - Глядишь, и не оказались бы здесь.
   - Это точно! - поддержал подругу Валай. - Вот, скажи, тощий, о чем ты думал, когда местных свиньями обзывал? Твоей костлявой жопе мало приключений?
   - Да иди ты! Тоже мне, мясистый нашелся! - моментально отреагировал Майно на грубость. - Тебя бы дерьмом нарекли, неужто смолчал бы?
   - В глаза бы сказали - зашиб. А, если кто себе под нос что бурчит, так то ерунда.
   - Что значит под нос? - Лис аж сел у себя наверху. - Тот говнюк орал на всю хижину! Мало, что пальцем на нас не тыкал!
   За прошедшие две недели родичи уже не раз и не два обсудили злосчастную перебранку, послужившую поводом к драке, но царящее в камере напряжение снова и снова подталкивало разговор к этой теме. В тот день двое товарищей, так же, как Мина, Валай и Ралат, вздумали выбраться в город на "глянуть глазком". С охранниками возле ворот проблем у южан не возникло. Прошли неокликнутыми. Ну, а за стенами дикарям сразу же встретился общительный добродушный синарец, который любезно поводил их по улицам, показал центральную площадь, угостил всякой всячиной, прикупил безделушек в подарок, да и решил под конец опрокинуть с чужестранцами по кружечке-другой пенного. Непонятное предложение северянина родичей нисколько не насторожило, и охотники спокойно проследовали за своим новым другом в подвернувшийся второсортный кабак.
   Поначалу все шло хорошо. Терпкое душистое пиво пришлось "дикарям" по вкусу. Хрустящие солоноватые гренки и жесткая вяленая свинина тоже не разочаровали южан. Немногочисленные посетители заведения с любопытством поглядывали на чужаков, но молчали. Майно, наоборот, безостановочно болтал, то засыпая синарца вопросами, то сам повествуя о жизни в Долине, Орде и свершившемся бегстве. Так, под бойкий хмельной разговор, незаметно прошли два часа. Ближе к вечеру в сумрачный зал кабака начал стекаться народ. Одна из компаний явилась в изрядном подпитии, и "праздник" для Лисов закончился.
   Протискиваясь мимо столика родичей, рослый небритый мужик из пришедших пренебрежительно бросил товарищу: "Чуешь, как свинячим дерьмом прет?". Сказано было громко, на весь кабак, причем говоривший так нарочито скривился, окинув взглядом охотников, что ни у кого не осталось сомнений - вопросом поддевают южан. От обряженных в старые пропотевшие шкуры ребят и действительно пахло не розами, но сам тон горожанина ожидаемо возмутил с непривычки осоловевшего Майно. Недолго думая, осмелевший сверх меры от выпитого охотник так же громко выпалил встречную грубость.
   - Ну ка, Матук, посчитай - сколько свиней завалилось к нам в гости? - хлопнул остряк по плечу силача.
   Миг спустя, стол южан опрокинулся, и дружки небритого окружили заносчивых дикарей. Местный товарищ родичей быстренько ретировался, растворившись в толпе. Охотники приготовились к драке, но, похоже, в синарских питейных существовало негласное правило - отношения выяснять за дверьми. Под довольное улюлюканье завсегдатаев, чужаков вытолкали на улицу, где короткая словесная препалка завершилась известным побоищем. Обычно легкие кабацкие потасовки заканчивались синяками и ссадинами, но никак не арестом. Вот, только на этот раз зачинщики не учли, что к двоим дикарям подоспеет подмога, а расторопный мальчишка так шустро метнется за стражниками. Итог - всех забрали в подвалы "казенного дома".
   Родичи ведать не ведали, чем обернулись последствия драки для местных, а, вот, дальнейшую судьбу самих дикарей немного прояснил Джейк, явившийся в первое утро к окошку, что выходило на площадь. Торопливо и скомкано, еле-еле успев завершить свой рассказ до того, как его отогнали охранники, дружинник поведал друзьям о визитах Альберта к Жерару и после к вождю. По просьбе солдата, да и сам Монк хотел по быстрее конфликт разрешить, баронет на ночь глядя явился к Советнику. Тот был строг и не внял уговорам отпустить драчунов по первой. Единственное, что Лэнге пообещал, так это судить будущих граждан Империи лично и приговор вынести как можно более мягкий из законом дозволенных. Маргар же на принесенную весть отреагировал бурно. По словам Джейка, старый Медведь бушевал и ругался на чем свет стоит. Требовал наглецов наказать посуровее, а лучше отдать их ему на расправу. Мина тогда заявила, что каменный погреб ей нравится и она совершенно не против еще здесь чуток посидеть. Парни тут же ее поддержали, но дружинник ребят успокоил.
   - Жерар дядька упертый. - утешил приятелей воин. - Раз сказал не отдаст, значит тут остаетесь. Дождетесь суда, с вашим случаем быстро управятся, и к работам. Месяцок погорбатитесь на благо города, и свободны. Так оно и лучше. Может, вождь ваш к тому времени подостынет.
   Родичи, рассудив что к чему, наконец-то вздохнули спокойно, но дни шли за днями, а судить их никто не спешил. Джейк больше не появлялся, а молчаливый охранник на все вопросы арестантов отвечал однотипно: "Не знаю", или изредка "Вам знать не положено". Ожидание изматывало пуще тяжелой работы, и охотники уже не знали, что и думать. То ли, что-то пошло не так, то ли про пятерых заключенных и вовсе забыли.
  
  ***
  
   Нынче солнце снаружи поднялось в пятнадцатый раз с дня ареста. Завтрак, он же обед, был давно уже слопан. До чуть более сытного ужина, на котором обычно давали густую похлебку из злаках, оставалась еще прорва времени. Дождь, пролившийся утром, слегка освежил спертый воздух подвала. Вздохнулось полегче. Сквознячок от окна, пусть и слабо, но тек через камеру к щели под дверью.
   Поначалу охотники тяжко страдали от смрада висевшего в комнате, но потом вонь приелась, и ее замечать перестали. Почти. Больше запахов, жажды и голода арестованных мучила скука. Обсудить все, что можно друг с другом родичи обсудили давно. Только Майно еще время от времени пробовал развязать разговор, но без должной поддержки вся беседа обычно вмещалась в пару-тройку бессмысленных фраз, раз за разом уступая молчанию. В тишине заключенные делали то единственное, что хоть как-то могло их развлечь. Они слушали площадь.
   За решетчатым сводом окошка жизнь кипела на все голоса. Подсмотреть за синарским бытьем у сидящих в подвале возможности не было - чересчур высоко. Не достать даже, если забраться Валаю на плечи, что пробовали. Оставалось выхватывать скудные образы с улицы только ушами, через понятные звуки и реже слова, проникавшие внутрь обрывками фраз. Радости мало, конечно, но лучше, чем треп надоевшего Лиса. Да и нечем же больше заняться.
   Вон, гремя ободами колес, тарахтит по брусчатке повозка. А может телега. Кто в ней едет, и что в ней везут? Неизвестно. Но разум на что? Каждый может додумать, что хочет. Вон, торговец-мальчишка несет пирожки на лотке, о чем сам и орет во все горло. Хорошо орет, красочно. Слюни сами-собой проступают во рту: пирожки это вкусно. А вот, что же такое депеша? Наверное, зверь, сродни лошади, раз некто вверху сообщил баритоном - "Пришла". А Шелгард, помянутый день до того, кем-то хриплым? Город, имя, напиток? Из фразы не ясно. В речах северян, и вообще, смысл трудно сыскать, а тем более, если не слышал всего разговора. С действом проще. Зазвенело рассыпчатой дробью сквозь ругань, и Матук докумекает - кто-то кошель обронил. Нынче знают охотники цену деньгам, на монеты успели взглянуть.
   Вдруг стук многих копыт заглушает все прочие звуки - группа конных летит наверху. Знать торопятся, раз несутся галопом по самым оживленным местам. Так и затоптать кого можно. Не иначе случилось что важное. Или, вот вам, пожалуйста - козы! Столь привычное с жизни минувшей тягучее блеяние. Неужели по площади гонят рогатых? Не верится, но оно так и есть: сотни мохнатых копытец цокотят по камням мостовой. Раньше кроме коней за окошком животных не хаживало. Странно как-то. А это еще, что за крики?!
   Голос женский и в голосе страх.
   - ... убили ... пропал ... к нам идут!" - долетели обрывки взволнованной речи до родичей.
   - Ой, что будет! - прозвучало чуть ближе.
   - Нужно дергать в Селину! А лучше на север за горы! - распалялся мужчина над самым окном.
   - А успеем?! Лошадей-то забрали! - всхлипывала молодая девчушка.
   - Волов запряжем! Бегом, бегом!
   Топот ног оборвал разговор, но вверху уже слышался следующий.
   - Анжей где? Вы не видели Анжея? - с придыханием вопрошала старуха.
   - Нет! И я Седрика своего не могу найти. - отвечала охрипшая тетка - У южных ворот их не было. А уходили ведь вместе.
   Взволнованные голоса сменялись один на другой. Крики множились. На площади стремительно разгоралась паника. Люди орали, куда-то бежали, толкались и падали. Ругань заглушал плач, а его в свою очередь вытеснял на второй план предостерегающий рев трубы. Что-то страшное творилось в Синаре. Родичи давно уже повскакивали со своих лавок и, прижавшись к стене под окном, вслушивались в происходящее наверху.
   - Да что ж там случилось. - неизвестно кого спросил Майно. - Может...
   - Тшш! - шикнул на болтуна Валай. - Дай послушать.
   На удивление Лис удержался с ответом, что бывало с ним редко. То ли сработал грозный взгляд Волка, то ли до парня дошла вся серьезность момента. Из услышанного любому уже было ясно, что горожанам там наверху не до шуток, ну, а дальнейшие крики и шум только сильнее уверили в этом ребят. Охотники вопросительно переглядывались. Страшные догадки уже начали возникать в головах, но озвучить их первым никто не решался.
   Неожиданно, да настолько громко, что все пятеро вздрогнули, загремели дверные запоры. Причем, лязгнула не задвижка "кормильной дыры", как родичи окрестили окошко-лючок, сквозь который подавали еду и потом забирали пустые тарелки, а защелкал центральный замок. Кто-то быстро ворочал ключом там, снаружи. Наконец обороты закончились. С мерзким скрежетом громыхнул поперечный засов. Скрипнув петлями напоследок, тяжелая дубовая створка резко дернулась в сторону. На пороге стоял Джейк.
   Весь какой-то помятый, потрепанный и до неприличия грязный дружинник сейчас совершенно не походил на себя самого двухнедельной давности. Порванная местами одежда, черные круги под глазами, густая щетина на осунувшемся лице - все говорило, что воин с дороги, и путь был нелегким. Выглядывающий из-за спины Джейка охранник смотрелся домашним чистюлей и неженкой рядом с суровым солдатом. Причем, нескрываемый страх в вытаращенных глазах стражника на фоне хмурой решимости воина еще больше усиливал это впечатление. Было очевидно, что тюремщик растерян не меньше, чем распахнувшие рты арестанты.
   - Выходите! - грудь дружинника вздымалась, как после быстрого бега. - Они уже близко!
   - Кто они? - вырвался глупый вопрос у Валая.
   - Орда!
   - Юлань матушка! - неожиданно запричитал Матук. - Неужели опять побежим? Сколько ж можно...
   - Наши где?! - перебила здоровяка Мина. - Много тварей?
   - Мне нужен мой лук! - потребовал Ралат.
   - И мне тоже. - немедля поддакнул Майно.
   - Оружие сейчас выдадим. - пообещал Джейк, бросив взгляд на охранника. Тот поспешно кивнул и, судорожно нашарив на связке увесистый ключ, сунул его солдату. - Только нашенское. Ваши родичи давно, как селиться ушли. Все! Давайте быстрей! По пути расскажу что и как.
   Дружинник в дверях развернулся и торопливо зашагал по коридору. Охотники одновременно бросились следом за ним, пихаясь в узком проеме. Напуганный стражник тоже было устремился за Джейком, но солдат, обернувшись, скомандовал:
   - Ты-то куда? Давай выпускай остальных, вооружай, и все вместе к Советнику. Он у южных ворот.
   Служака опять закивал, а освобожденные только сейчас поняли, что во всем длинном коридоре подвала кроме них никого нет. Одинокий стражник остался выполнять указания, бывших же арестантов встретила лестница, а за ней и первый этаж. Здесь также царило безлюдье. Пробегая по пустой галерее охотники только единожды наткнулись на выбиравшегося из боковой комнаты человека. Низенький с выпуклым пузиком, совершенно не похожий на воина, мужчина прижимал к груди несколько объемистых свитков.
   - Карты, - как бы оправдываясь, сообщил коротыш. - Велено принести.
   Не удостоив пузана ответом, Джейк провел родичей мимо и, свернув за угол, остановился возле массивной обитой железом двери.
   - Можете брать все, что глянется. - предупредил дружинник, открывая замок. - Пик и мечей в Синаре сейчас больше, чем рук. Мужских рук. - с грустью поправился Джейк в конце фразы.
   Увиденное внутри помещения заставило родичей второй раз на дню распахнуть рты. Деревянные стойки ломились от множества копий, из продолговатого короба торчали рядами рукояти мечей, рядом свалены россыпью грубые ножны в поддоне, следом ящики со связками стрел, на высокой подставке по левую руку полно арбалетов, справа полки с одеждой и шлемы на верхней из них. Чудеса, да и только. Просто глаза разбегаются. Это ж сколько людей можно воинами выставить? Были бы люди. Да только, похоже, их нет.
   Мина первой опомнилась и схватила тяжелую длинную пику. Подержала в руках и со вздохом отдала Валаю. Себе взяла меньшую. Следующие три минуты охотники, словно малые дети попавшие в сказку, ковырялись в сокровищах оружейной. Джейк метался меж родичей, торопя и обильно раздавая советы. Меч-двуручник, к примеру, который Матук прихватил не подумав, немедля вернулся обратно.
   - Что ты с ним будешь делать? - скривился солдат. - Я и то не управлюсь с таким. Здесь уметь нужно.
   Шлемы тоже остались на полках. Хотя кое-кто упирался, как мог, никак не желая понять, что от чудищ Орды не спасет, ни железная шапка, ни блестящая сетка кольчуги.
   - Порвут на раз-два. - поделился дружинник. - А скорее повалят и стопчат. Я видел своими глазами, как шелгардский в кованых латах хрустел под копытами этих... с рогами, которые. Или лапы у них. Хрен поймешь!
   В итоге охотники ограничились копьями и кинжалами. Мечей решили не брать - только мешаться будут. Против человека оружие, да и то лишь в умелых руках полезно. Зато с арбалетами просто. Джейк на раз показал, как взводить механизм рычагом и закладывать болт. Ничего с виду сложного. Стрел взяли с запасом: по паре связок на каждого. Осталось стрелять научится. Будь здесь луки, конечно бы выбрали их, но стражники, как оказалось, не имели такого оружия вовсе.
   - Луки у регуляров в войсках. - развел руками дружинник. - Ну, и у охотников есть, конечно. Сейчас некогда, а потом в наших казармах пошарим. В цитадели должны отыскаться.
   Тем не менее один вожделенный тугой полумесяц нашелся-таки в щели между стоек. Изогнутый дважды, уже с тетивой, немного похожий на "рогатое чудо" Арила, только без кости в основе. Наверное, нынче в подвале "гостит",кто из "черных охотников", браконьеров по местному. Или раньше "гостил", как возникновение лука попробовал объяснить Джейк. Привычное оружие приметил удачливый Майно. Колчан лежал рядом. Лис тут же, с довольным "Ага!", подхватил лук и стрелы, но радость охотника вышла недолгой.
   - Дай мне. - твердо молвил Ралат, протянув вперед руку.
   - С чего это? - прижал парень находки к груди. - Я нашел, значит, мой!
   - Быстро отдал Орлу! - зло прикрикнула Мина на Лиса.
   - Делай, что сказано! - рявкнул вдогонку Валай.
   - Забирай. - Майно швырнул лук и стрелы товарищу. Было видно, что он недоволен.
   Молодой мастер-лучник ловко поймал брошенное и сухо кивнул в благодарность. Миг спустя Орел уже напрочь забыл обо всем, изучая чужое оружие. Растянув пару раз тетиву, покрутив странный лук так и эдак, Ралат довольно осклабился и переключился на содержимое колчана.
   - Ну, пойдемте уже. - не стоялось солдату. - Мы и так слишком долго копаемся.
   Когда охотники выходили из комнаты тяжелая рука Валая легла на плечо долговязому Лису.
   - Ты не дуйся. - начал Волк примирительно. - У Ралата лук лучше послужит на общее дело. Ты же видел, как он стрелы мечет.
   - Ладно, ладно, я понял. - буркнул нехотя Майно. Слова родича говорили одно, а голос - другое: затаилась обида внутри, близко к сердцу воспринял случившееся.
   Над последствиями мелочной перебранки думать было не к месту. Совершенно другие вопросы терзали Валая с товарищами. Выбравшись из "казенного дома", вход в который никем сегодня не охранялся, родичи ужаснулись масштабам изменений, произошедших с площадью.
   Красивейшее, самое чистое и ухоженное в городе место превращалось в огромный загон для скота. Недавние козы, жмущиеся к стене имперского представительства в поисках тени, соседствовали со стадом овец. На другой стороне, ближе к храму, теснилось до сотни коров. Подступы к обиталищу Монков облюбовали свиньи. По центру же росли к небесам груды свежего сена. Мальчишки и бабы в одежде крестьян сновали среди шумной живности и что-то все время кричали. Телеги, груженные доверху фруктами, бочками, клетками с птицей, мешками всех форм и размеров, тянулись по улицам к площади. У распахнутых настежь ворот цитадели второпях шла разгрузка.
   - Склады там у нас. - проследив взгляды родичей, пояснил дружинник. - Запасем, что успеем.
   Здесь уже Мина не выдержала и, схватив Джейка за руку, потребовала:
   - Давай уж рассказывай! Что происходит? Как так вышло, что твари поблизости? Там в щели между гор вы им здорово врезали. Мы уж думали, вся охота отбилась у черных к вам лезть.
   - Не отбилась выходит. - тяжело вздохнул воин. - Во второй раз пришли всей ордой. Вы бы видели сколько их было! Просто морем текли.
   Дружинник проворно увернулся от пары бегущих мальчишек, несущихся вдогонку за курицей, и опять зашагал в направлении выхода с площади. Джейк дождался, когда родичи с ним поравняются и продолжил:
   - Вас, когда стражники взяли, и двух дней не прошло, как вернулся хозяин. И причем, с доброй вестью. Граф, не знаю уж где столько выдрал, пообещал пять рот регуляров прислать. И прислал, собственно. Только позже. А тогда мы все шибко обрадовались. Полполка - сила нешуточная. Господин Август у ваших присягу наскоро принял и земли выделил неплохой кусок. Как я и думал, у самого предгорного леса, милях в ста к западу от Синара. Там как раз глушь пустая. Далековато от рынков и ярмарок, почитай в полпути между нами и Шелгардом. Альберт лично на следующий день всех увел.
   - А сейчас они где? - перебила солдата охотница.
   - Эх, Лайна, Лайна! - затянул Лис. - Как же ты без меня-то ушла!
   - А кто ж знает? Наверное там, на земле. Путь дотуда неблизкий. Тем более, что ушли-то груженые. Баронет для южан расстарался, выхлопотал у отца и Советника кучу добра и телег половину забрал. Обоз вышел знатный. Сейчас-то гонца к ним отправили, да что толку. Вернуться сюда все равно не успеют. Твари раньше придут. Теперь у людей ваших вся надежда только на светлую голову Альберта. Если вести обгонят чудовищ, откочуют на север всем Племенем. Другой-какой город их примет. Ну, а к нам сюда люду сейчас натолкется немерено. Видите, что делается? - Джейк обвел рукой площадь. - Народ жуть, как напуган. И правильно, есть с чего. Все стремятся укрыться за стенами. Мы, пока драпали, деревенских с земли поднимали. Тут дело такое: в погребах, да лесных заимках не отсидишься. Бежать надо. А городские, кто побогаче, наоборот из Синара тикают. У северных ворот та же кутерьма, что и у южных. Фред не против. Среди этих нормальных-то мужиков все равно нет. Толстопузы, да старичье: таких на стены не выставишь. Ах, да!
   Дружинник, вспомнив о чем-то, остановился и, обежав взглядом слушателей, с горечью в голосе произнес:
   - А ведь Альфред-то своего дождался, хотя теперь и сам не рад. Он нынче барон Синара. Погиб наш хозяин. - глаза сурового воина чуть ли не плакали. - Слопали господина Августа твари зарбаговы. Своими глазами я видел, как его конь валился. Там, в этом сраном разломе, больше двух тысяч народу в тот день полегло. Пешие все поголовно. Верховым повезло - ушло до двух третей, но таких было меньше и намного. В основном только наша дружина при лошадях. Шелгардских сотни не набиралось. Сам барон Люциус с ближними, да главы богатых фамилий. Те еще щеголи, сплошь при доспехах с гербами. Их, вроде, всех пережрали. И поделом! Это гордец Фрай виноват в том, что барон наш на битву отправился. Господин Август уже староват был для ратных дел, но честь, как говорится, всего дороже. Раз сосед лично повел ополчение, то и хозяину дома остаться ни к лицу было. Альберта нет, Альфред... куда ему войско водить, пришлось самому меч на пояс вешать. А ведь Люциус лет на пятнадцать моложе. Хотя, что уж теперь вспоминать. Оба сгинули.
   Тут площадь закончилась, и группе воинов пришлось на время разделиться, чтобы поодиночке протиснуться сквозь поток из животных, людей и телег. Народу вокруг суетилось немало. Синар мельтешил муравейником после дождя. Все двигались в спешке, ведь страх подгонял лучше всяких начальников. На множестве лиц ни единой улыбки: старики, дети, женщины - хмурятся все. А мужчин-то в толпе и не видно.
   Мина первой заметила странность и, когда они снова сошлись, удивленно спросила:
   - А где все охотники? То есть, мужики ваши где? Неужели всех твари сожрали?
   - В корень зришь. - скривился дружинник. - Тут и так из-за Сары хорошенько баронство почистили. Рекрутами вон сколько ушло. В ополчение пришлось выскребать все, что можно. Всех погнали до кучи: и крестьян, кто из ближних, и ремесленный люд. Кабы знали, что твари так быстро воротятся, ваших бы придержали. Все ж не пахари. Боевой вы народ. Только все-таки мы на армейских надеялись в первую очередь. А оно вон, как вышло.
   Дружинник на несколько секунд замолчал, собираясь с мыслями. Наконец, продышавшись и обдумав дальнейший рассказ, Джейк продолжил:
   - Мы к разлому вели больше тысячи душ. Фрай чуть меньше. Регуляров опять же пять сотен. Знаешь сколько вернулось? - воин на полушаге застыл, повернув лицо к Мине. - Семнадцать десятков! Остальные мертвы. Нас смели, как горох со стола! Опрокинули, растоптали, размазали по земле и сожрали останки! Шансов не было вовсе. Драгомир тоже там упокоился: мир его духу.
   Солдат вытер пот, проступивший на лбу, и опять зашагал, продолжая рассказывать.
   - Возле южных ворот всех, кто может сражаться, сейчас собирает Советник. Туда и идем. По-хорошему Фред бы должен командовать, но Жерар понимает, что новый барон не потянет. Лэнге умный мужик. Монк, спасибо ему, примирился с главенством законника и не спорит. В общем, к обороне готовимся. Только людей не хватает, конечно. Потому и вас выпустили.
   - Да... Поганы дела у вас нынче. - протянул Валай хмуро.
   - Не у них, а у нас. - быстро поправила парня охотница. - Ты никак не поймешь, дурачина, что теперь мы одну шкуру делим. Беды местных, такие же наши, как и в обратку смотреть.
   - Почему ж, так легко вас побили? - обратился к солдату Ралат. - Раз в разломе их встретили, значит знали заранее, что на север идут. Подготовились стало быть. Да и силой такой... Как же так?
   - С подготовкой не очень-то вышло. - признался дружинник. - Еле-еле успели к началу прохода дойти: не в лесу же встречать. Драгомир-то еще после первого боя выслал к югу разведчиков - следить за тем краем. Ждать, как видишь, недолго пришлось. Так уж вышло, что первый гонец к нам примчал аккурат в тот же день, что и шелгардцы прибыли. Двое суток мы город трясли на людей в добровольцы...
   Заметив, что дикари смотрят на него с непониманием, воин решил пояснить:
   - Это так говорят, уж не знаю, когда повелось. Кто ж по собственной воле пойдет на войну? Да, причем, не с людьми, а с драконами. Ясный хрен, что тащили силком. Так всегда и бывает.
   - А, понятно. - подтвердил за всех Майно, а солдат уже вновь говорил:
   - Утром третьего дня наконец заявились армейские. Пехом все, но при пиках и даже баллист прикатили десяток-другой: знали с кем биться топают. Отдохнуть у служивых не получилось: милорд тут же выход скомандовал. Шли мы ходко, не то что с вами тогда, только вот все равно слишком медленно. Стоило нам в разлом повернуть, как навстречу отряд Драгомира. Отступают - понятно. Пыль столбом вслед за ними стоит. Пригляделись, и волосы дыбом: недалече течет по разлому Орда. Растянулись чужинцы от края до края, плотно прут, аж земли не видать. Не для трусов, скажу я вам, зрелище. А что делать? Пришлось прямо с марша вставать в оборону. Кое-как преградили мы выход, расставились, вроде, с умом: конных с флангов, пехоту по центру. Кузнецы нам заранее наковали здоровенных копейных наверший: на жердины крепить. Так, что пики имелись у нас преогромные. И длиной, и обхватом как раз на драконов. Аж по трое держали, и что?
   Джейк замолк, сделав паузу. Родичи, шагавшие по бокам от солдата, с нетерпением ждали, когда тот продолжит рассказ, не решаясь его торопить.
   - Не успели гиганты приблизиться, как народ побежал. - не стал долго мучить солдат своих слушателей. - Не армейцы, конечно: те честно стояли. И даже свалили здоровых с пяток, как я видел. Только толку с того, когда ополченцы весь строй поломали, и твари спокойно зашли к регулярам в бока. Впрочем, даже не в этом все дело. Я вам вот, что скажу: ни пики, ни стрелы, ни даже снаряды баллист не в силах замедлить Орду в чистом поле. Остановить - нет и речи. Зарбаговы чудища словно не ведают страха. Несутся на сталь, будто гонят огнем, а черные нелюди сзади: сидят на рогатых и смотрят. Трусливые гады! Поганцев достать невозможно. Зверьем прикрываются грамотно. Мы сунулись было, но тщетно. Тогда-то милорд и погиб.
   Незаметно, под невеселую но столь завораживающую историю, ведомый Джейком маленький отряд добрался до ворот.
   - Короче, кто сбежать не смог, все полегли. Не думаю, что без коней, кто спасся. Теперь одна надежда - стены. Коль будут боги благостны, продержимся здесь до прихода армии. Большой, и на конях. Надеюсь, император нас не бросит - оттянет из Нарваза кавалерию. Она нам здесь нужней. Сейчас уже понятно: бить из седла стрелой - единственный подход. Мы, как выходит, зря народ в разлом погнали. На силу силой с тварями не сладишь. Тут только хитростью, да уповать на перевес в числе и скорость. Мож, что еще придумают в столице, но лично у меня пока и мыслей нет. Я не хочу вас запугать сверх меры, да только кажется мне, что пришел конец не только землям Монков. Тут впору всей Ализии бояться. Уж больно много чудищ заявилось. Пройдут. как саранча по полю: такой толпе ведь нужно что-то жрать. Не все, ох, далеко не все успеют убежать и спрятаться за стены. Их участь не завидна. Весь вопрос лишь в том, как много тварей к нам еще пожалует. Предел им должен быть. И так - не сосчитать.
   На этом исповедь синарца завершилась. Дружинника заметили, и к прибывшим тот час же подбежал другой солдат.
   - Джейк, наконец-то! Забирай своих и дуй налево. За Бартом твой кусок стены на семьдесят шагов. Приступки скоро сладят, иль уже готовы - разберешься. Дрова, котлы и камни тоже будут. За стрелами кого пошлешь. Ты знаешь, где лежат.
   - Я понял. - оборвал дружинник речь знакомца. - Еще не показались?
   - Нет. Но ждем вот-вот.
   - Тогда я побежал. Ворота удержите.
   - Удержим... Если нет - нам всем придет конец. - солдат махнул рукой, прощаясь, и рванул обратно. Немного отбежав, служивый обернулся, что-то вспомнив.
   - Там баб десяток ждет. То на подхват. - послышались слова. - Получится - еще пришлем. Удачи! - добавил воин напоследок, убегая.
  
  ***
  
   Стена впечатляла. Огромные блоки лежали впритирку друг к другу, и было понятно: такую преграду не смять. Потертости, мох, россыпь маленьких выбоин - камни видели многое. Древность смотрит щелями бойниц на округу, но о дряхлости речь не идет. Кое-где, выделяясь чуть более светлым оттенком, пестреют свежие вставки. По вершине настил явно меняный. Из зубцов каждый третий - новье.
   - Монки к стенам всегда относились серьезно. - поведал дружинник. - Не то, что некоторые. В том же Шелгарде Фраи свои запустили донельзя. Ни к чему, мол. Ну-ну, кто теперь в дураках? Щас, небось, спешно чинят, коль кто доскакал с черной вестью. Вот, только успеют ли...
   К проложенным поверху переходам поднимаются плиты-ступени, но редко: раз на двести шагов. Не набегаешься. Потому и стучат молотки - срочно правятся лестницы. По одной из таких и забрались наверх. Неказистая, шаткая, но зато в меру длинная: ярдов двадцать, поди. Хоть стоит под углом, а за край все равно выступает. Сверху просто отличный обзор.
   Тесным широким кольцом во все стороны убегают покатые черепичные крыши. Предместья повсюду обняли Синар, но разрыв все же есть. Дома отстоят от стены на шагов пятьдесят, так что понизу только полоска травы - ни кустов, ни деревьев. Справа видно дорогу, ведущую из лесу в пригород. Ту самую, по которой недавно шли родичи. Теперь ее местные топчут.
   Одна группа беженцев, душ этак двести, при скоте и с телегами, почти-что добралась до края застройки. Уже огороды минуют. Другая, чуть меньше числом, едва отошла от опушки. Те явно сильнее торопятся. Отсюда не очень-то видно, но вроде мальчишки хлестают коров, подгоняя, а старшие тащат на спинах пожитки и младших детей. У этих колесного транспорта нет. Только ноги. А вон и тот луг, что служил для охотников лагерем. Сейчас все шатры и палатки убрали: измятая желто-зеленая пустошь. Пастись уже некому - вся животина внутри. Как и жители пригород.
   Если глянуть налево - там тоже дорога. Ее видно хуже: расстояние чересчур велико. Участок, что ближе к воротам, скрывается за изгибом стены, часть же взору доступная уже милях в двух от смотрящих. Подробностей не разобрать, но понятно и так - никого на ней нет. Уходящая к западу серая полоса стелется между полей, постепенно теряясь в дали. Ни единого путника. Будто бы вымерли все.
   - Вестники во все стороны высланы, но в Синар никого не зовем. - проследив направление взглядов охотников, объяснил Джейк пустынность дороги. - Из селений, что к югу от города, народ к нам бежит. Им больше некуда, да и не успеют. А вот тем, кто к востоку живет, или к западу лучше сразу по дальше тикать от разлома. Про северных и подавно молчу. Что ж им топать навстречу беде. Пусть уходят в другие баронства.
   Наверху уже свалены груды камней. Пара женщин усиленно крутят лебедочный ворот чуть сбоку. Снизу медленно поднимается груз. На веревке пошатывается довольно большая корзина с добавкой тяжелых снарядов.
   Майно несильно ткнул друга локтем, и Матук, зыркнув волком на родича, все же бросился на подмогу к крутильщицам. Дело сразу же закипело, а дружинник тот час и других всех приставил к работам. Кто - раскладывать все те же камни по кучам вдоль края зубцов; кто - затягивать бочки; кто - костер разводить под котлом, неизвестно как здесь очутившимся.
   Под началом у Джейка, помимо охотников, торопливо трудилось четырнадцать баб, трое крепких на вид стариков и десяток мальчишек-подростков. Еще почти столько же, как сообщила их старшая - Герта, крупная женщина среднего возраста с толстой короткой косой, рыщет по ближним дворам, в поисках дров и всего, что сгодится для дела. Собственно, большинство из этих "бойцов" здесь и жили. А остальные - крестьяне, пришедшие раньше других.
   Общее горе читалось на лицах людей. Многие уже потеряли родных, но оплакивать некогда. Враг на подходе, и страшно... Страх гонит крепко: кожа лоснится от пота, волосы мокрые, руки дрожат. Редкие слова звучат тихо, а пустых разговоров и вовсе не слышно. Громко один Джейк командует. Ему по-другому никак.
   Минут через десять внизу показались повозки, груженые стрелами, пиками, арбалетами и прочим оружием. Невеликий обоз двигался со стороны ворот вдоль стены, периодически останавливаясь чтобы защитники очередного участка могли забрать свою долю. Раздача происходила стремительно: народ облеплял открытые борта и расхватывал то, что давали. А давали немного. Горластый усач, по всему командир средь снабженцев, неустанно носился вокруг, заправляя процессом раздачи. Дружинник, или кто он там был, чуть ли боем не бил наглецов, если видел, что тащут лишка.
   - Хорошо, что мы сразу же после подвала заглянули в ту комнату. - поделилась мыслями Мина с Валаем. - Щас бы столько никто нам не дал.
   - Нужно все наши цацки припрятать. - предложил Волк. - А то, не ровен час, еще делиться заставят.
   Девушка поддержала идею, и все пятеро родичей быстренько убрали свое оружие с глаз долой: в тень, поближе к зубцам. Солдат, видя это, лишь хмыкнул и полез вниз - встречать обозников.
   Когда снабженцы добрались до вотчины Джейка, охотники, тоже спустившиеся со стены, неожиданно обнаружили среди сопровождавших повозки подростков своего былого знакомца.
   - Гарри, дружище! - сгреб Валай парня в охапку. - Как я рад тебя видеть! Ты нас здорово выручил с этой дракой! Без тебя б мы пропали! Как там твой папка и все остальные?
   - У нас все нормально. - мальчишка польщенно улыбался. - Батя к горам не ходил. Больно толстый. Так, что все живы-здоровы. Нас знакомые приютили. Мелкота сидит хнычет, а я уже взрослый - ножны на пояс, и к стенам. - паренек показательно похлопал по рукояти меча, висевшего на боку.
   - Ну и правильно. - подбодрила Мина подростка. - Нечего мужику при мамке сидеть.
   - Слышь, малец. - протиснулся к юному северянину Майно. - Здесь у вас луки есть?
   - Было несколько. - порадовал родичей парень. - Сейчас гляну, должны бы остаться. Все ж арбалеты хотят.
   Мальчишка резво кинулся к последней из повозок, запрыгнул на борт и принялся копаться в сваленном оружии. Обоз, меж делом, тронулся, спеша к следующей группе защитников. Пока Гарри ковырялся в бренчащей железом куче, усач увел свой караван на пятьдесят шагов. Охотники уже почти смирились с неудачей, когда парнишка спрыгнул с воза на ходу, нагруженный искомым. Вопреки ожиданиям родичей, Гарри побежал не к южанам, а в противоположную сторону. Нагнав своего командира, мальчишка о чем-то переговорил и ним, потом вернулся обратно к повозке, где выложил часть своей ноши и лишь затем устремился к охотникам.
   - Вот! Три вам дали! - радостно сообщил запыхавшийся мальчуган. - И стрелы к ним: арбалетные ж не пойдут. А еще я у Дункана выпросил - с вами остаться. Будем вместе сражаться!
   - Ну, здорово! - делано встрепенулся Валай, смекнув про себя, что теперь за мальчишкой придется приглядывать.
   - Хорош там топтаться. - крикнул Джейк со стены. - Поднимайтесь сюда. Дел навалом.
   Не успели родичи вскарабкаться по дрожащим лестницам, как сверху прилетело то самое слово:
   - Идут!
   Пронзительный женский крик резанул по ушам, и загнал души в пятки. Его тот час подхватили, и слева, и справа. Вся стена зашумела: завыла, заохала, грянула цепью команд.
   Буквально взлетевшие по последним ступеням охотники бросились к краю и, вцепившись в зубцы, устремили взгляды на юг. Причину всеобщего переполоха долго искать не пришлось. Даже двухмильное расстояние не могло спрятать от людских взоров, вышедших из леса, гигантов. Драконы, как окрестили огромных чудовищ синарцы, неторопливо шагали в сторону города. Сначала их было лишь четверо, но, дорожный просвет меж деревьев недолго оставался пустым. Пятый, шестой..., девятый..., четырнадцатый! Вроде, закончились. Ну, а мелочи - тьма!
   Шустрые длиннохвостые твари выплескивались волнами на равнину, где веером разбегались по полю. Отсюда эти достаточно крупные звери смотрелись едва ли ни точками, но все равно стало страшно. Уж больно их много: три сотни навскидку, не меньше. Даже засев в пятнадцати ярдах от земли, на вершине огромной и несокрушимой с точки зрения родичей каменной стены, охотники ощутили озноб. Неудивительно, что другие защитники города, ни разу не сталкивавшиеся с Ордой, побледнели лицами и застыли, пораженные зрелищем. Многие женщины, так и вовсе, присели попрятавшись за зубцы, боясь даже смотреть на чудовищ.
   А вон и хозяева тварей! Чернюки, как обычно, тащутся позади своей рати. Три десятка наездников неторопливо движутся ровной колонной, по двое. С маршрута не сходят, не гонят рогатых "коней", ничего не боятся, даже тыл не прикрыли - за ними дорога пуста. Видно уже почитают себя за хозяев всех здешних земель. Даже громада города вставшего на пути не смутила пришельцев. Постояли с десяток секунд на окраине леса, и все - преспокойненько трусят дальше, в сторону распахнутых настежь ворот. Кстати, а почему вход в город до сих пор не закрыт?
   Так вот оно что! Люди остались за стенами! Та группа беженцев, что без телег, но с коровами, еще не достигла Синара. Сейчас скот давно уже брошен: глупые животные спокойно общипывают траву вдоль обочины, не понимая куда припустили хозяева. Пожитки валяются рядом в пыли, а крестьяне с детьми на руках улепетывают не разбирая дороги. От края пригород их отделяет две-три сотни ярдов, но это еще не спасение. Ворота значительно дальше.
   Все! Бегущих заметили. Несколько десятков хвостатых, из первых рядов, рванули вперед во всю прыть. Остальные чудовища тоже немедля ускорились. Началась неравная гонка. Одним в ней наградой - еда, другим - сама жизнь. Отрыв у добычи немалый, но видно - уйти не успеют. Причем, видно всем. На стенах шум пуще былого: проклятья, стенания, крики. Кто из баб уже слезы пустил раньше времени. Руки сжимают оружие, а что сделаешь?! Помочь беженцам нечем. Хотя...
   Из распахнутых створок, под ликующие возгласы зрителей, галопом выносятся конные. Человек тридцать-сорок.
   - Ох, рискуют! - схватился за голову Джейк. - Будьте здесь! Я туда! - Дружинник чуть ли не съехал по лестнице и помчался к воротам.
   Мина, похоже ощутив себя главной, попробовала вывести людей из оцепенения.
   - Хватит пялиться! - заорала охотница. - Мы там никому не поможем! А ну, за работу! Если будем стоять и смотреть, только время потратим за зря!
   Завершив свою речь, девушка пнула Валая, и они вдвоем потащили тяжелую бочку по ближе к котлу. Правда, это и все. Остальные не сдвинулись с места и, как завороженные, продолжали следить за творящимся на дороге. Даже Майно с Матуком не вняли призыву охотницы. Ралат, тот и так не смотрел. Лучник присел на корточки возле сваленных ворохом стрел и раскладывал их на две неравные кучки, отбирая по каким-то, только ему понятным приметам, самые лучшие.
   Между тем, ранее скрытые домами, всадники вынырнули на обозримый простор. Несколько быстрых секунд, и две группы сошлись. Немедленно в руки наездников перешла драгоценная ноша - детишки. По двое, по трое на каждую лошадь, но все равно влезли только мальки. Старшим вместе со взрослыми предстояло и дальше бежать, уповая на ноги. Конные, развернувшись, умчались обратно, ну а самые шустрые беженцы наконец-то достигли предместий и один за другим пропадали из виду.
   Плотная поначалу гурьба безвозвратно распалась. Люди разбились на группки, где сильнейшие волокли за собой отстающих. В одних семьях молодые тащили за руки пожилых, в других мужчины тянули женщин, кто-то пытался удрать от беды в одиночку, кто-то упал и, не в силах подняться, полз по земле на карачках. Больше дюжины стариков еле-еле плелись в самом хвосте, а одна, окончательно растерявшая силы, толстуха, просто легла возле края обочины в пыль и, рыдая, ждала неизбежного.
   В это время проворные хищники миновали то место, где беженцы бросили скарб. Как ни странно, а ловлей коров, разбегавшихся в разные стороны, чудища не озаботились. Значит, тварями двигал приказ, отданный чернюками. Сами звери едва ли б не тронули скот. Им-то что? Мясо, и мясо: хоть двуногое, хоть рогатое. Но у кого ума больше, поймут - основная добыча за стенами. Туда и несутся хвостатые, прямиком к незакрытым воротам. "Капюшоны" раззявили пасти на город, видно, надеются поступить по-простому: с разгону вломиться и всех перебить. Это вряд ли.
   Гигантские створки, впустив верховых, начали медленно закрываться. Народ на стене дружно вытянул шеи, вглядываясь в просвет у ворот. Где же все? Не успеют же!
   Жуткие крики, в которых смешались отчаянье, ужас и боль, возвестили - чудовища нагнали отставших. Походя растерзав стариков, твари бросились дальше. Стремительный вихлявый поток, преодолев последние ярды открытой дороги, хлынул на улицы пригород. Теперь счет пошел на секунды.
   - Вон они! - взволнованно выкрикнул Гарри.
   Первые беженцы выскочили из-за домов и, последним рывком пролетев пустоту предстенной межи, протиснулись в оставленную для них незаметную щель между створок. Защитники города шумно приветствовали это спасение радостными возгласами, а на просвет тем временем выбегали все новые, и новые люди. Казалось бы, страшная гонка заканчивается не в пользу Орды, но внезапно до зрителей небывалого зрелища долетела вторая волна жутких криков.
   Выскочивший из-за угла дома мужчина тут же ринулся вбок, и не зря. Почти сразу же следом за ним с улицы выпрыгнуло первое чудище. Не обращая внимания на добычу, продолжавшую бежать вдоль стены, тварь резво помчалась к воротам. Секунду спустя к ней присоединились еще несколько проворных собратьев.
   Людей можно было больше не ждать. Все, кто остался в предместьях мертвы - понимал всяк с глазами. С вязким скрипом створки ворот окончательно сомкнулись. Захлопали по железным уключинам толстые бревна-засовы, лязгая стальными прутьями рухнула вниз прочная привратная решетка. В зубастых захватчиков полетели стрелы и камни. Синар закупорился, ощетинился, приготовился к бою.
   Чудища, не учуяв опасности, подлетели к закрытому входу и попробовали разобраться с преградой зубами. Естественно, тщетно. Малого того, что из имевшихся в воротном проходе бойниц арбалетчики били по тварям в упор, так еще и защитники стен отправляли "гостинцы" один за одним. Секунд через пять израненные зверюги смекнули, что дело их - дрянь и отхлынули под защиту ближайших построек, оставив возле решетки трех поверженных тварей.
   Валай облегченно вздохнул:
   - Слава Яраду! Отбились!
   - Подожди, щас гиганты дотопают. - не разделила радость товарища Мина. - Орда страшна не хвостатыми. Сам, ведь, знаешь.
   - Гляньте! Он еще жив! - палец Майно указывал куда-то вниз.
   Все перегнулись за край и увидели, продолжавшего бег, мужика. Того самого, что успел вовремя свернуть на межу. Ралат, недолго думая, перевернул стоявшую рядом корзину с камнями, которую только недавно подняли лебедкой и разгрузить не успели.
   - Эй, Держи! - что есть мочи заорал лучник, перебрасывая веревку за стену. Корзина проскочила между зубцов и зашуршала по каменной кладке, сползая к земле. Крестьянин же, ничего вокруг не замечая, продолжал свой дерганый бег. Ноги мужика заплетались, силы в них уже не было, только страх и не давал упасть. Невнятные завывания, вылетавшие из раскрытого рта, наводили на мысль, что несчастный лишился рассудка. Если бы сброшенная корзина не скатилась вниз перд самым его носом, ошалевший крестьянин мог бы и проскочить мимо, упустив свой единственный шанс.
   - Хватайся! Мы втянем! - крикнул Валай уже подскочивший к Орлу.
   Но обезумевший от страха человек, казалось, никого и ничего не слышал. Мужчина тут же прыгнул на веревку и попытался сам залезть наверх. Не вышло. Не хватало сил, дрожащие руки не слушались, ноги соскальзывали. Крестьянин упал, но тот час же поднялся и бросился повторять все по-новой. Бесполезно! Паника выбила из головы мужика все разумные мысли. Ополоумевший продолжал бестолково метаться внизу, не внимая советам. Он даже корзину сломать исхитрился, а время-то шло.
   - Обмотайся, Дубина! - в который раз кричал уже охрипший Волк. - Не прыгай сам! Ты только мешаешь!
   - Все бестолку! Я вниз! - не вытерпел Ралат и, перекинув тело на ту сторону, рывками заскользил к земле. И снова вовремя! В проулке напротив мелькнула хвостатая тень. Твари уже обшаривали предместья. Лучник ловко и быстро обвязал беглеца вокруг пояса, хотя тот с перепугу сопротивлялся, как мог. Убедившись в надежности узла, Орел поспешил восвояси. Проворно перебирая руками веревку, Ралат ходко шагал по стене. Полминуты, и он наверху.
   - Тащим! - рявкнула Мина, как только смельчак перевалился боком через край. Все разом напряглись: Матук с Валаем на самой лебедке, Лис с Оленихой тянут у зубцов, Ралат подсунул гладкое древко на перегибе - не перетрется, да и легче ход. Подъем по-малу начался. На том конце мужик вопит и дергает веревку, пытается, как до того южанин, топать по стене, но лишь мешает. Ярд, два, почти-что три...
   - Зарбаг! - ругательство встречает тварей, внезапно показавшихся в проходе меж домов, как раз напротив места действа. Короткие секунды на разбег, и первое же чудище, в прыжке, впивается зубами в левое бедро несчастного. Рывок едва не отправляет Мину вниз, крик через уши проникает в душу. Другие хищники не менее точны: клыки-кинжалы раздирают жертву на куски, а враз потяжелевший груз уносится к земле. Все кончено!
   Ралат, схватив стрелу, дырявит зверю спину. Болты и камни наполняют воздух. Чудища бегут. Охотники с оружием в руках бессильно провожают взглядами мелькнувшие хвосты за поворотом.
   - Смотрите! - вздрогнул Гарри.
   Слегка правее них, на дальней от стены покатой крыше застыла черная знакомая фигура. Когда урод успел туда забраться - неизвестно, но что он делает, и дураку понять. Вернее всякому, кто знает силу мерзких капюшонов: метать беззвучно в даль любую мысль. В пятерке родичей глупцов не отыскалось: все поняли - вершится разговор.
   - Что он там делает? - недоуменно пробасила Герта, не ведавшая о уменье звероводов. - Зовет друзей на ужин. - процедила Мина через зубы. - Вся дичь уже в загоне. Осталось только одолеть плетень.

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Ю.Меллер "Дорога к счастью"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Вар "Фрактал. Четыре демона. Том 1."(Боевая фантастика) Э.Никитина "Браслет"(Любовное фэнтези) Э.Никитина "Браслет. Навстречу своей судьбе."(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Маг и его тень (Темный маг - 2). Валерия ВеденееваЛили. Сезон первый. Анна ОрловаЗаписки журналистки. Сезон 1. Суботина ТатияНарушенное обещание. Шевченко ИринаНевеста двух господ. Дарья ВеснаТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Королева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаНедостойная. Анна Шнайдер
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"