Бронтман Лазарь Константинович: другие произведения.

Плавание на ледоколе "Садко" 1935 г.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.56*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Экспедиция под руководством Ушакова в Арктике.Поиски легендарных- земли Джиллиса и земли Санникова. Открытие нового острова. Борьба со льдами.

  1935 ГОД 6 ИЮЛЯ- 25 СЕНТЯБРЯ. "САДКО"
  
  начальник экспедиции Ушаков
  - капитан Николай Михайлович Николаев
  штурман челюскинец Марков
  радисты: Евгений Николаевич Гиршевич, Серафим Александрович Иванов, Александр Александрович Михайлов
  синоптик Клемин
  геофизики Владимир Березкин , Гутерман
  профессор астроном Жонголович
   Остальский
  физик челюскинец Ибрагим Факидов
  руководитель научной части, проф. Зубов
  инженер Дубравин
  летчики Власов, Бабушкин
  завхоз Александр Погосов
  спецкор Известий Эзра Виленский
  инженеры, челюскинцы Колесниченко, Филиппов
  известный ученый Николай Иванович Евгенов
  геолог Еромлаев
  моторист Петерсен
  планктонолог Бочаров
  биолог Горбунов
  гидролог -руководитель кафедры Военно-морской Академии Всеволод Александрович Березкин
  гидролог- аспирант Ленинградского института Леонид Леонидович Балакшин
  подрывник Золотарев,
  механик Герасимов,
  матрос-водолаз Кононенко,
  штурман Н.Н. Иванов
  
  
  
  
  
  
  - 6 июля 1935 года.
  Два года назад, в этот же день- 6 июля 1933 года, я начал Каракумский пробег. И примерно, в тот же час. Сегодня, в 4 часа дня, после митинга у переполненной пристани "холодильник" мы покинули Архангельск. Хорошее совпадение!
  Народ прощался с нами очень тепло. Накануне в "Ударнике" было торжественное заседание (охаянное много в "Правде"). Все суда стояли на рейде, салютовали нам гудками. "Садко" троекратным хриплым басом.
  Долго за нами тянулись катера и шлюпки с физкультурниками. Они, бедняги, замерзли от ветра, дождя и длительного ожидания. И расставаясь затем, подняли весла вверх. Эффектно и трогательно.
  На судах военной северной флотилии, приветствуя нас, выстроилась вся команда. Вдоль всего берега на 15-20 километров выходили люди и прощально махали нам. У лесозаводов рабочие вышли с оркестрами. Катера и буксиры гудели. Хорошо.
  - 7 июля.
  Вчера днем стали у Чижевки (у выхода Двины) принять аммонал, детонаторы, горючее. Ночью хотели объявить аврал по креплению груза, но пожалели. Судя по сведениям , в белом море 8-9-ти бальный шторм.
  Сегодня весь день авралили, крепили. Решили выходить завтра утром.
  - 8 июля.
  Вышли в 8. Очень свежий ветер. Кидает довольно сильно. На море - 3-4 балла. У Северодвинского плавучего маяка вертелись пару часов, проверяя компаса и пеленг. Затем пошли далее. Идем со скоростью в 9 миль в час. Корабль, перегруженный до ушей, держится прекрасно. В 6 ч. вечера прошли зиминогорский маяк. Весь день дождь.
  Вечером сыграли две партии с Остальцевым в шахматы- результат ½ : 1½ в его пользу. Дал в редакцию радиограмму ("Первая радиограмма "Садко").
  - 9 июля.
  Трепало. Попали ночью в туман. Стоял на вахте Марков. Ни зги. Сразу сбавили ход с полного до 3 миль/час. Хриплые гудки каждые две минуты. Так шли час (до часу ночи). Затем посветлело. И снова солнце. Залитое лучами море напоминает расплавленный чугун.
  - 10 июля.
  Утром пошли берега Кольского фиорда. Мимо остова Кильдин с его замечательным реликтовым Могильным озером, вдоль величественных отвесных берегов залива. Чудесная дикая красота. Все на палубе.
  В глуби показался Мурманск- город на холмах. Нас встретил катер с оркестром, Ворониным, Крастиным, Шелепиным, Поневежским и, конечно, газетчиками.
  Затем - пристань, разумеется, митинг, плакаты, речи.
  Решили стоять здесь день. Завтра уйти. Уехал к Поневежскому, написал у него очерк "У ворот Ледовитого океана" Крепко выпили в Арктике.
  - 11 июля.
  Разумеется, стоим. Оказалось, что ни одна лебедка не работает. Начали спешно выяснять и чинить. Списали Саламашкина, назначили завхозом Сашу Погосова. Бедняга не спит третьи сутки.
  - 12 июля.
   Думали уйти в 10 утра. С 7 до 10 стоял на вахте у трапа. В 9:30 Ушаков попросил меня написать плакат (услышав шум оркестра) "Отход "Садко" перенесен на 10 час. вечера"
  Доделывали лебедки до 8 вечера. Написал еще очерк "Плавучий институт". Показал Зубкову и Ушакову. Одобрили.
  Побрился, постригся покороче. Дружески распрощались с Поневежским. Он мне принес на прощание последний "Собкор". Замечательный привет!
  Получил от Зуева отличный снимок Пархоменко по вечеру в Доме Печати.
  Мурманск проводил тепло. Весь день по ледоколу бродили экскурсии, в т.ч. пионеров Ленинградской области, премированных поездкой по Беломору.
  Вечером у борта выстроились артисты Московского театра ЦДКА. Они пели в честь наших проводов народные песни, напевные и шуточные, партизанские, плясали. Хорошо!
  Потом пионеры преподнесли всем нашим орденоносцам по букету полевых цветов, собранных ими "там, на горке". 22 букета! Затем речи, пограносмотр и в 11 час. вечера мы отвалили. Весь причал был забит народом, машущим и напутствующим.
  По замечательной и трогательной традиции все суда стоящие на рейде проводили нас гудками. Особливым басом гудел "Ермак" (дедушка). Он выйдет 15-го.
  Сначала за нами шли катера, затем, приветствуя, отстали. Долго, в течение 3 часов провожал "Буревестник" с местной властью. Он довел до Кильдина и, обменявшись ракетами, повернул. Солнце сияло вовсю, сменив непогоду.
  -Привет садковцам, - кричали они.
  -Привет красному Мурманску, - отвечал Ушаков, намекая и на блондинку в красном пальто, стоящую на палубе "Буревестника".
  
  По радио на имя Ушакова получено приветствие "Персея" и зимовщиков Шпицбергена Они пишут, что готовятся к нашей встрече, разбивают 20 клумб и 2 фонтана, соревнуются шахты на право бункеровки "Садко".
  
  Зубов сообщил замечательную поговорку: "На юге- басмачи, на севере- гусмачи".
  - 13 июля.
  В 7-8 утра пересекли границу СССР. В полдень прошли Вардэ. Любовались в бинокль рацией.
   К 10 часам вечера показался Норд-Кин - самая северная оконечность Европейского материка. В полночь- Норд-Кап - север Скандинавии. Величественные отвесные фиорды. У мыса- большой пассажирский пароход. На мысе- ресторан. Бочаров уверяет, что его название "Незаходящее солнце". Туристы отправились на шлюпках в ресторан.
  В 10 вечера я, Погосов и Попов, работали в спиртовом складе на полубаке. Неожиданно из-за короткого замыкания загорелась проводка. Перспективы были невеселые.
  Погасили, предупредили вахтенных, изолировали.
  В полночь у Нордкапа остановили машины. Первая станция. Море спокойное, ясное, солнце. Гидролоты опустили барометры, Бочаров - сетку. Корабль щетинился блоками. Глубина - 300. Взяли пробы воды и температуры с 9 горизонтов (от 0 до 300) и планктон.
  Вытащили много микроскопических рачков- калянусов- основной продуктивной базы Баренцева моря. Это- главнейшая пища селедки и китов. Кит их жрет по тонне за раз, процеживая часами.
  Бочаров удачно испытал свой новый стакан.
  Вступили в Атлантику, позади Белое и Баренцево море.
  14июля.
  Качает здорово. Ночью все незакрепленное полетело на пол. Обедали с решетками. Чай пить вышло 5-6 человек. Кидает отчаянно с борта на борт, часто захлестывает, хотя ветер всего 5 баллов. Остатки шторма.
  -Я думаю- на дворе 25 баллов, - говорит Виленский и улегся на диване.
  Все по каютам. Наверху только вахтенные. Ход самый малый. Дрейф.
  Ночью в кают-компании собрались Ушаков, я, Остальцев, Погосов, Иванов, Гиршевич, Бочаров.
  Ушаков рассказывал:
  1)
  -Впервые с эскимосами я познакомился в 1926 году, когда ехал на Врангеля. Дело было в Провидении (бухта). Я проходил мимо одной юрты, - вижу выскочили две голых эскимоски, за ними старик эскимос с гарпуном.
  Вижу- бросит, подставил ногу- упал.
  Поднялся (косится на гарпун):
  -Ты всегда так делаешь?
  -Всегда, когда так делают.
  Посмотрел.
  -Будем друзьями. Хорошо, может быть, ты делаешь. Пойдем в юрту.
  После он со мной уехал на о.Врангеля и два раза спас меня. Звали его Ерок
  Как-то мы с ним были на Северном берегу, охотились. Я провалился в полынью за зверем. Течение. Закрепился ножом. Он набросил ремень- лассо. Меня вытащил, полузадушив, и провалился сам. Я его начал вытаскивать и тоже провалился. Лет молодой. Так по очереди тащили и проваливались. Была посередине маленькая старая льдинка, на ней и спаслись. Мокро, мороз 37, надо к дому- 70 километров. Бежали за собаками. Одежда застыла, ломается, режет тело (и сейчас есть знаки). Я схватил воспаление почек, пролежал 3½ месяца. Он- воспаление легких и через 3 недели умер. Меня держали в ванне, чтобы поддерживать постоянную температуру и примус рядом.
  2)
  Есть обычай медвежьего праздника. Убьют медведя и 5 дней веселятся, не охотятся: убивают де только тушу, а душа уходит. Видит душа, что никто больше за медведем не гонится и одевается в новое мясо и шкуру.
  А охоты всего 1½ месяца. Я уговариваю- ни в какую. Вызвал Ерока, -помоги. И вот решит день. Убеждаю - нет. Встает Ерок - все усмехаются, старик - ясно, за них.
  -Я думаю, что мы можем здесь обычай не соблюдать (у всех глаза на лбу) Ведь этот обычай мы сами установили. Где он действителен - на нашей Земле. А где наша Земля- на Чукотке. А здесь русская земля, мы в гостях.
  Двое пошли. Затем остальные сократили срок праздника сначала до трех, затем до двух , наконец, до одного дня.
  3)
  Когда я лежал больной, дошли вести, что у эскимосов цинга. Почему? Не охотятся!
  Позвать. Собрались
  -Почему не охотитесь?
  -Охотиться надо на северном берегу.
  -Ну?
  -Там черт не хочет, чтобы охотились Наши ходили- заболели. Ты ходил- заболел. Ерок умер.
  -Со мной раньше ходили? Не боялись?
  -Ты же большевик. Тебя черт боится!
  -Пойдем сейчас.
  -Нет, ты -слабый, не испугается.
  Подождал недели две. Дошли вести- собираются на материк. Тогда и им гибель и зимовке.
  Взял, шатаясь, запряг сани - поехал. Знаю, что раньше всегда за мной выезжали вслед, беспокоились.
  Отъехал час- нету, еще час- нет.
  Возвращаться нельзя- потеря авторитета. Поехал дальше. На счастье встретил медведя- убил. Стал потрошить и сдирать шкуру - совершенно выбился из сил. Кое-как шкуру и часть мяса погрузил, вывел собак на след, лег, привязал себя ремнем и отдался, они привезли меня без сознания. Лежал 3 недели. Зато потом пошли со мной еще двое. Убили трех. И пошло.
  4)
  Приехала эскимоска в Москву. Я ее вывез на остров лет 15. Все ничего, только нос в татуировке. Одели мы ее в новое пальто, чулки шелковые. Едем как-то в трамвае- все дамы обычно смотрят. И одна- намазанная:
  -Зачем это у вас (на нос).
  А она :
  -А зачем это у вас (на губы).
  Бочаров: "Не понравилось ей в Москве?"
  Ушаков:
  -Да. Что, говорит, мяса дают вот столько. Шуму много. Ехала, говорит, сюда в ящике, который сам передвигается.
  А вот сейчас на рабфаке привыкли.
  Остальцев говорил об охоте на птичьих базарах в Провидении. (Разговор начался с ресторана Нордкапа и его птичьих базарах). Залез на скалу, вдруг все ухнуло, и он остался стоять на столбике. Терял сознание. Метров 400. Вынул наган. Внизу готовили самолет. Сверху забрались, бросили веревку, вытащили без сознания.
  
  Бочаров поведал о наносах ила на вечную мерзлоту (на Шпицбергене) из которых ногу не вытащишь. Однажды оставил сапоги и в носках перебирался по планктонным банкам, вынутым из рюкзака. Так и пришел.
  
  Ушаков подтвердил существование такого ила.
  
  - 15 июля.
  День как все, скучный, болтянный, холодный, серый. Гидрологи взяли две станции. Днем Горбунов пустил свою лебедку, разматывал ее 4 часа, наматывал два. Оказалось- трал порвался, припер камень и пару звезд. Виленский нацепил их в виде ордена.
  Сегодня Виленский получил от жены телеграмму: "Меняю отдельную квартиру койку Бронтмана".
  Он ответил: "Бронтман согласен я тоже". Ушаков добавил : "Ушаков категорически возражает".
  
  Выпускали (вернее готовили) стенгазету. Я написал фельетон " В три дня". После играли в козла. До сумасшествия. Потом играли вчетвером: Я с Володарским, Ушаков с Погосовым. Счет 1:1.
  Ночью собрались в кают-компании.
  Пошли рассказы:
  РАССКАЗЫ ОХОТНИКОВ:
  Как ловить полярную сову? Надо построить шесток, как для костра, но вместо палки- положить шомпол, смазанный салом. Внизу насыпать приманку. Сова прилетит, сядет на шомпол и перевернется. Выпустить она его боится, чтобы не разбиться и так и будет висеть вниз головой. (автор- Зубов).
  
  Как ловить зайца? В кочан капусты закладывается лимон. Заяц начнет есть капусту, надкусит лимон - и ему станет кисло. Он зажмурится- тут его и бери. (автор - Варламов).
  
  Как ловить песца? На кирпич кладется приманка, посыпанная перцем. Песец подойдет, начнет есть и расчихается. Чих- и башкой об кирпич. Так и убьется.
  
  Дальше пошли рассказы об эскимосских обычаях:
  Рассказывал Ушаков:
  1). У эскимосов страшно много богов. Один поймал как-то на охоте в море доску от уборной. Положил в лодку. Через несколько часов убил трех моржей. Ага, значит поймал доброго бога! На стенку его, в почет, мазал салом и кровью.
  На Врангеле дошел до меня слух, что один эскимос решил сжечь своего бога, ибо дети у него мерли сразу после рождения (видимо, наследственный люис). А я собирал талисманы для музея. Зашел он как-то ко мне:
  -Слышал я, что ты сжечь собираешься бога?
  -Да, отъелся, жирный стал, лживый.
  -Отдай его мне, а себе нового сделаешь.
  Долго думал.
  -Нет, ты ведь его в Москву повезешь?
  -Да.
  -Не дам, Умилек, он такая шельма, что и из Москвы мне пакостить будет. Ты его не знаешь!
  2) Позвали меня как-то на похороны. Собрались все вокруг трупа. Завернули его в шкуры, забинтовали, как ребенка. Все уселись вокруг. Дочь поставила на труп блюдо с мясом. Все ели. Затем дала чай, разливая в чашки тоже над трупом. После прорезали дыру в стене и вытащили труп наружу.
  -Зачем?
  -Чтобы обратно дорогу не нашел. Дыру опять заделаем- пусть ищет. А то дверь сразу найдет. (Или порог поднимают и протаскивают внизу).
  На могиле изломали и оставили все его вещи: винчестер, лыжи, оселок, массу.
  -Зачем оставляете?
  -А чтобы он на том свете мог охотиться и жить по-человечески.
  -А зачем ломаете?
  -Видишь ли, если не сломать- так он быстро соберется и обратно придет. А так- пока починит и поправит- дорогу забудет.
  3)Я поселил трех эскимосов на северной стороне острова- километров в 70-ти. Раз в месяц ездил их навещать. Как-то собрался, бросил на сани палатку, мешок, винчестер- поехал. Отъехал - смотрю: медвежий след. Как тут утерпеть- погнался. Убил, освежевал, взял кусок мяса, поехал. Ветерок. Еду. Метель! Закрепил кое-как палатку. Всю изодрало. Залез в мешок. Метель длилась 7 суток. В два дня съел все мясо (и скормил его собакам). Под конец убил одну собаку и сам поглодал- и собак накормил. Кончилась метель. Слабость, ремни все поглоданы, нарты тоже. Кое-как слепил обрывками, доехал. Встретила старуха радушно. Поставила блюдо.
  -Есть хочешь?
  -Очень!
  А у них есть обычай омывать посуду мочой. Я боролся, агитировал за воду. Она сунулась к сосуду с водой- пусто. Взяла сосуд, тут же при мне помочилась и вымыла блюдо.
  У меня весь 7-ми дневной голод сразу пропал. Отказаться прямо нельзя- смертная обида. Надо искать выход. Попросил тушеного мяса.
  -О, есть, - принесла вязанку.
  -Вынул нож, насытился.
  Но через день все равно из этого блюда пришлось есть.
  
  Рассказывал Ушаков про красоту Северной Земли. Мыс Ворошилова, отвесом в 700 метров, берега фиорда Матусевича отвесом в 400-600 метров, глубины в 6 километров, переливающихся всеми цветами синего.
  - 16 июля.
  Еще ночью вошли в туман. Он шел на нас плотной молочной стеной и уютно прикрыл все окрестности. Ночью гудели, хрипели.
  Утром туман немного разошелся. Не сильно. Появилось много чаек- преддверия земли. Скоро на карте "показался" о. Медвежий, весь покрытый туманом. Да и мы в тумане. Так и шли, огибая его в течение трех часов и не видя его. Море спокойно, как озеро. Вот бы стоять на вечерней зорьке!
  Любопытно. Бочаров установил свой планктоно-ловитель- водомер на центробежный помпе в машине. Качая воду для котлов с глубины в 5 метров, помпа попутно транспортирует Бочарову его живность.(Это его собственное изобретение и, по его словам, дает возможность составить мировую карту поверхностной плотности продуктивной жизни океанов). Та вот- он проснулся и побежал к своему стаканчику на водомере. Протряхнув его (а сетка там с ячеей в 10 микронов) и протер глаза: не живность , а какие-то обрывки ее. Значит, земля близко. К штурману- так и оказалось- Медвежий остров.
  Сильно похолодало. Температура воздуха +1о. Температура воды колеблется от 0 до 2.8 о. Ветер с ночи почти утих. Туман все тот же - гудим. Изредка встречаем рыбачьи борты, здесь у Медвежьего промышляют немцы, испанцы, англичане, даже мы. Ловят треску. Были когда-то киты, моржи, тюлени. Выбиты!
  Пытался сегодня Гутерман пустить радиозонд. До смети обиделся- радиорубка не слышит его сигналов.
  Березкин говорит, что идем холодным Медвежинским течением. От НордКапа до Медвежьего- 225 миль, до Шпицбергена оказалось 125. Скорость сейчас- 4½ - 5 узлов.
  Вечером Бочаров прочел лекцию о существе планктона. Володя Ешурин показал в салоне двухчасовой фильм "жизнь инфузорий" и затем по просьбе публики продемонстрировал редкое говно- 3 части "Генерала Топтыгина".
  По сегодня взято 9 станций.
  
  Повесть Ф.Журавлева о разрыве собачьего сердца.
  -Была у меня замечательная собака- Дружок. Архангельская лайка. Щенком ее еще взял. Такой смышленый, живой. Привязался к ней страшно. Воспитывал, оберегал.
  Настало время вывести ее в упряжку. Запряг ее и выехал. Далеко- километров за 40. Только Дружок вышел у тундру- обрадовался страшно. Бегает, прыгает вокруг меня, ластится. Потом собаки увидели двух коз- кинулись за ними. Удержал.
  Вечером вернулись обратно. Дружок почему-то не ест. Прошла пара дней и сдох, хотя позвал я ветеринара. Повезли на вскрытие- оказалось: разрыв сердца. Доктор заявил- от какого-то сильного потрясения- радости, наверное.
  Горевал я по нем страшно. Дней пять ходил, как в воду опущенный.
  А этого- Гайдо- мне подарил Самыт-ловец на Новой Земле. Думал я- не выдержит климата. Привык. Головным в упряжке ходит.
  - 17 июля.
  Утром в 11 показались отрывистые гористые берега Шпицбергена- Зюйд-Кап- зубчатые, как башни. Покрыты снегом. Меж двух гор - широкий ледник, покрытый туманом.
  Шли мы на него немного, а затем повернули на Запад, к берегам Гренландии. Вступили в Гренландское море. Отойдя километров сто- взяли станцию. Глубина 568 м. Пустили трал- до дна не дошел. Температура воды повысилась - свыше 5о. Гольфстрим! Бочаров потерял сетку.
  В 7 час. вечера провели вторую станцию. глубина- 2050 м. Пустили трал, вытравили больше 4000 метров. Дьявольский ветер- больше 10 м/сек. Холодно. Наматывать противно. Не доводя 500 м. до конца вытащили огромную путаницу троса. Авралом выперли на палубу, обрубили, срастили. Пустили. Осталось 50 м.- опять путаница. Остаток вытащили на руках Горбунов доволен- приволокли всякую мелочь, главным образом, камни и уйму тонких серых червей- под цвет камня. Плюс веточку белого коралла и несколько актиний и рачков. По словам Горбунова - актинии пойдут для изучения заграницу, червей будет рассматривать единственный у нас специалист, живущий в Ленинграде.
  Днем состоялось производственное совещание с докладом Зубова- о подготовке научного оборудования перед экспедицией. В целях, преимущественно, нравоучительных. Бочаров немного повернул порядок совещания и попросил устроить 12-ти часовую станцию для выяснения происхождения Гренландского моря: откуда пошла жизнь- из Атлантики в Гренландию или наоборот.
  Нашей кормовой лебедке нужен 7½ KW мотор. Оказывается, этот мотор Московский АртикСнаб по ошибке загнал в Ленинград. Оттуда его послали обратно, оттуда опять обратно- так он и ходит до сих пор.
  Рубка загружена метео. Судя по телеграммам, Леваневский должен вылететь сегодня. Поэтому с 12-ти выключаем всякую передачу, ловим его.
  Я сейчас вспоминаю историю этого перелета. Впрочем, это не для путевого дневника.
  Народ (Володарский, Эзра и Погосов) дуются в козла.
  В 2 часа ночи пошли к Ушакову- сидели до 5 утра. Говорили о дальнейшем маршруте, охоте, перелете Леваневского (Ушаков рассказывал - "Когда саданулись- я сразу залез к нему в кабину и вытащил кольт из кармана. Он сидел осунувшийся, потерянный, провалившийся, бесстрастный ко всему. В Ванякотале написал телеграмму, прочел ему- просветлел, крепко пожал руку".)
  Ушаков сообщил слова промышленника Журавлева о городской, непромысловой охоте: "Это- благородная страсть". И анекдот Журавлева: "Сидят два тетерева на дереве. Идет охотник. Один другому говорит: какое у него ружье? Штучное. Ну сиди спокойно!"
  Ночью, только легли, пришел Горбунов.
  -Вставайте, станция!
  Ветер, волны хлещут через палубу. Стали одеваться- отменили станцию Ух, хорошо!
  Получил "молнию" от редакции о перелете.
  - 18 июля.
  В полдень находились на широте 76о20" и долготе 6о38". Пока что идем почти перпендикулярно своему прежнему маршруту.
  Днем зашел Ушаков. Попросил сделать экстренный выпуск о Леваневском - "Молнию". Сели.
  Я написал сообщение о его полете, цели полета, биографию, что делается экспедицией для перелета, с кем мы работаем по метео (разорвавшим нас от мира), прогноз погоды. Володя заснял выпуск выпуска на кино. Сжег пробки.
  После этого стали делать второй выпуск "Молнии" о жизни корабля. Я написал о бардаке в лаборатории на корме, докторских приборах проф. Буткевича и прочее.
  Научные работники страшно довольны сегодняшней станцией. Глубина 3000 - 3100. Трал притащил кучу ила, в нем небольшую ( 15-18 см.) рыбу нежно фиолетового цвета, с плавниками-пальцами и ртом, как у щуки. Через несколько часов она выцвела и полиняла. Названия никто не знает.
  Вытащили также "самое ценное"- голотурию из семейства иглокожих. Хищник, длиной в 3 см., с 10 лапками, ртом, зубами. Что-то серое, бесформенное. Горбунов "ужасно" рад: даже зоологический музей в Ленинграде не имеет ни одного такого экземпляра. Раньше считалось, что она водится только в глубинах Баренцева моря.
  Из вчерашнего улова с 2050 м. наиболее интересными, оказывается, актинии и глубоководные кораллы (белые, почти бесцветные). Так как в СССР нет специалистов по ним, то этот улов пойдет для изучения заграницу.
  Забавно ловить такой экспорт!
  Гидрологи взяли пробы воды с 3000 метров и температуры (оказалось -0.85о) Давление же там кое-как достигает 300 атм. как только такие голотурии его выдерживают- как будто мягкие, аморфные существа.
  Бочарову не повезло. Его сетка дошла до дна и притащила, таким образом, не планктон, а желтый ил (между прочим, вчера на дне были камни, а не ил).
  Докторские колбы для бактерий впервые в мире спустились ниже их расчетной глубины в 500 м. - до 750 метров.
  - 19 июля.
  Проснулся в 3 ч. дня. Лег в 6. Сначала в 12 ночи пошли с Эзрой к Ушакову, взяли беседу о перелете Леваневского и участии в оном нашей экспедиции, затем писали ее на телеграфных бланках, отправляли (450 слов). После- заканчивали "Молнию".
  Сегодня в 7 утра пересекли меридиан Гринвича. На меридиане взяли станцию- восемнадцатую по счету. В знак памяти о пересечение стыка двух полушарий оставили на дне морском трубку Экмана для взятия проб грунта. Глубина была 3200 м.
  Затем вступили в Западное полушарие. К вечеру на горизонте показался ледовый отблеск. Около 9 часов вечера встретили отдельные льдинки, потом более частые. Еще с утра показалось много всяческих птиц (кайры, рюрики, чайки). В 9 вечера вошли в редкий лед, изредка перемежающийся осколками айсбергов (или глетчерного льда).
  Холодно. Всего 3о. А в Москве сегодня от 27о до 30о . Приятная разница! Без перчаток пальцы стынут.
  В 11 ночи остановились на станцию. Счисление 8о25" восточной долготы и 76о31"широты. Эта последняя наша западная точка. На этом первый разрез Гренландского моря заканчиваем и поворачиваем на север.
  Пустили эхолот. Он показал 750 м. Гидрологи и Бочаров взяли пробы исходя из этой глубины. Ермолаев полез за грунтом, стравил 1000 метров и дна не достал. Это выяснилось сейчас, в 2 ч. ночи. Решили станцию продлить. Прибор Ермолаева опять нырнул для определения истинной глубины.
  Все пока сидели в кают-компании. Неожиданно вошел Петелсин и объявил, что сорвался и потом единственный лот. Мрачный Лактионов предложил привязать к тросу вместо лота - эхолот. Общий смех. Грустен только Гутерман. Несколько дней ему не удавалось пустить радиозонд, т.к. рубка не слышала сигналов. Вчера ночью он, наконец, пустил первый зонд, и потеряли его, не настроившись. Сегодня он пустил второй, долго его выверял. Помогали ему Бабушкин и я. Володя снимал. Зонд ушел быстро и опять пропал на 3-й минуте.
  Леваневский должен был вылететь сегодня. Вечером радисты получили сообщение, что полет отложен на неопределенное время.
  Какая же, интересно, оказалась подлинная глубина? Может быть придется все приборы пускать заново, но начав уже с конца.
  Прочел "Не прерывая дыхания". Хорошо.
  В полночь ветер раздул облака и сквозь их пелену проглянуло мутное солнце.
  Глубина оказалась по двум промерам 1140 и 1120 м. Гидрологи запустили барометры на 1000. Ермолаев сунул свою трубку на ...1500 м. и достал какую-то замечательную нежно-розовую глину ("В первый раз вижу") Горбуновский трал на 2000 м. прошел поверх дна, притащил прелестные розовые кораллы, несколько бокоплавов, рачков и медуз. День кончили в 3 ч. 30 мин. ночи.
  - 20 июля.
   День непримечательный. Проспали опять до 3 дня. Борода уже начинает самого колоть. Проснулись- качка. Выпили чая. Гиршевич рассказывал о телеграфном коде промышленников ("год рождения", условные слова и т.д.) для обозначения убитого зверя.
  Идем на север по кромке плавучих льдов. Гидрологи продолжают наблюдения. Оказывается, температура воды в Гольфстриме выше прошлогодней- это указывает, что будущий год будет благоприятным для навигации по СМП.
  Днем лед потеряли. К вечеру он появился опять. Сейчас 3 часа ночи. Качать почти перестало. Сильный туман. Стали на станцию- кажется, последнюю- и после нее повернем в Баренцбург. Глубина свыше 2 тысяч.
  Днем, когда сильно болтало, уставший от этого дела Виленский жалобно попросил Погосова:
  -Саша, скажи, чтобы прекратили!
  Сейчас Погосов рассказывает в салоне, как погиб "Челюскин" (как он вытаскивал винтовки, как Васильева ждала своего мужа в каюте, как Сушкина собирала книги в Твиндеке). Матусевич его дополняет.
  Ночью случилась беда. Корабль дошел до широты Баренцбурга (3о15" западной долготы и 78ошироты). Это было в 12 часов ночи. Отсюда мы должны были повернуть в Баренцбург. Решили взять станцию. Глубина около 3000 м. Спустили весь трос трала. На лебедке сидел Петерсен . Начали травить, Петерсен не заметил сигнала и на полной скорости трал подскочил к блоку, стукнулся, оборвался и, мелькнув полным, раздутым уловом, потонул. Горбунов чуть с горя не кинулся за ним.
  До 8 часов не мог уснуть- не спалось. Вымылся, позавтракал и только после этого уснул.
  - 21 июля.
   Утром ( в 4 ч. дня) проснулся. Симка принес две радиограммы от Зинки и Васьки Реута. Наконец-то. Валялись они по дороге изрядно: поданы еще 15 июля. Васька сообщает, что материал печатается ежедневно.
  Море спокойно. Тепло. В 6 часов вечера снова пересекли Гринвичский меридиан, возвратившись в родное восточное полушарие. Опять на стыке двух полушарий взяли станцию. Лот опустился на 3000 метров и не достал дна. Горбунов всю ночь вязал новый трал, сейчас его опустили, вытравив весь трос. Улов оказался богатым: несколько сот всяких морских тараканов, голотурий, губок, рачков, червей.
  Бочаров достал первую креветку.
  Станция длилась 5 часов.
  Вечером Штерман пустил с трепетом третий зонд. На сей раз удачно. Слушали его 37 минут, затем потеряли. Поднялся он, следовательно, на 9-10 км. минимум. Температура на этой высоте оказалась -61 градус (у "земли"- +6).
  Сегодня впервые начали наблюдения над ультрафиолетовыми лучами. Таким образом, станция по вертикали оказалась высокой: 3 километра в глубину и 9 километров в высоту.
  Завтра- Баренцбург. За ужином - оживление.
  -Каюта Љ2 побрилась и вызывает каюту Љ4,- объявил Ермолаев.
  -Скоро будем бороды на плечи закидывать, - пошутил Петерсен.
  Надо спать. Три часа ночи. Ярко светит солнце. Море спокойно, Станция.
  - 22 июля.
   Проснулись и - прежде всего- бриться. Сегодня будем в Баренцбурге. Там готовятся к встрече- надо и нам быть чистыми. Когда решил снять свою шевелюру, нетронутую с Мурманска- стало страшно. Брился час. Соскреб. Изрезался, кровь хлестала, как из поросенка.
  Вышел на палубу. Шли айс-фиордом. По обеим сторонам - чудесные берега фиорда. Высокие, гористые, на них снег, меж их- глетчеры. Вдали на отвесе горы- мелкий игрушечный поселок. Издали виден громадный кран. Скоро подвалил катер- поднялся начальник рудника (он же председатель треста "Арктик-уголь" и советский консул) Мих. Эм. Плисецкий.
  Поговорили. Между прочим, он сообщил, что норвежцы, плававшие на север, уверяют, что Шпицберген обогнуть нельзя- забит льдами.
  Подвалили к пристани. Все битком. Лозунги. На пристани- целиком население Баренцбурга, с детьми и чадами. Митинг. Говорил Зубов, Ушаков, Плисецкий. Он сообщил, что план за 1935 год рудник выполнил по 20 июля на 125%, сэкономлено снижением себестоимости 1 млн. рублей, выгрузка идет успешно.
  Мы причалили в 7 час. вечера. Пошли осматривать город. Больницу, ясли, пожарную часть, столовую, шахтный комбинат с баней, бараки. Клумбы, фонтаны. На клумбах- "Садко" из битого стекла, приветственные надписи.
  Вечером сидели с Ушаковым, Николаевым и Бабушкиным у Плисецкого, ели замечательный торт с изображением "Садко", изготовленный кондитером Золотым (фамилия).
  Поздним вечером (около 11) поехали на охоту к глетчеру Нансена: Ушаков, Николаев, Виленский, Остальцев, я и Плисецкий. Подбили нескольких кайр и нырков, сели на мель, походили у всяких выносов и морен. В 5 вернулись на корабль.
  - 23 июля.
  Обедали у консула. Вечером осматривали шахты. Штольня- стрела, покрытая инеем, чистота- Николаев ходил в крахмальном воротничке, замечательный воздух, обилие механизмов- на всю шахту одна лошадь.
  Позже Плисецкий рассказал нам историю покупки этого рудника у голландского акционерного общества, возглавляемого неким Дрессель Хюисом. Рудники были законсервированы в 1926 году. Голландцы вложили в них 10 млн. золотых рублей. Просили 7 - американцы давали 5, хозяева не стали разговаривать. Конъюнктура ухудшилась, согласились на 5- американцы дали 2½. Через пару лет отдавали за 2½ - ни одна страна и разговаривать не хотела. В 1932 году мы решили купить. Пригласили Хюиса в Москву. Дали сначала 500 тысяч. Обиделись смертно. Заявили об отъезде, попросили билеты на самолет. Купили. А вечером пошли (Плисецкий, Лоренс и еще один) вместе с голландцами и женами в "Метрополь", чтобы расстаться друзьями. Истратили 250 рублей. Выяснили, что общий язык найдется. Переговоры тянулись 20 дней. Договорились на 1 250 000 в рассрочку на 10 лет. Когда уехали , телеграфно поладили на 1 млн. руб.
  Год назад Плисецкий был у Дресселя. Тот заявил : "Очень хотел бы приехать, поглядеть, что стало, но как вспомню продажу- не могу".
  Днем Бабушкин и Власов совершили 6 пробных полетов на "Хенкеле". Баренцбургу привез смену зимовщиков, нам газет и одно письмо на весь корабль. Мое осталось в Мурманске.
  Из Баренцбурга за подписями четырех отправлен рапорт Шмидту о первом этапе пути.
  
  Вчера взесился: в носках, холодном белье, синих брюках, казенном желтом свитере, теплом кителе и желтых туфлях- 60 кг.
  Вечером для нас устроили товарищеский ужин, а затем дали замечательный концерт. Ставили 2 картины из "Русалки", затем скрипка (выучился играть за одну полярку)- в т.ч. венгерский танец Брамса Љ5, затем всяческие пляски и танцы, под конец русские песни в исполнении медсестры Марии Федоровны.
  - 24 июля.
  Чем занимались- не помню. Утром заболел Ушаков- отправили в больницу.
  - 25 июля.
  Весь день писали письма и очерки. Отправили с "Юнкером"- он отвалил около часу ночи. Под вечер пришел громадный пассажир- француз "La foyett". Плисецкий пригласил меня и Виленского съездить, посмотреть. Поехали инкогнито, свитой консула. 5-ти этажная махина. Все в смокингах. Роскошные катера. Бесконечные коридоры, пол покрыт резиной, лифты, вестибюли. Огромные салоны с мягкой мебелью. Почтовая комната. Дансинг. Читальня, разрисованная в героическом плане, люди спят. Каюта 1 класса: две широких кровати, душ, умывальник, телефон, письменный стол, мягкая мебель, регуляторы отопления теплым воздухом. Все отделано везде (и в коридоре) под красное дерево.
  Широкие веранды. Площадка для бокса. Шезлонги. Настольный теннис. А в машинное отделение не пустили. Скандал. Консул обиделся и , несмотря на суматоху, уехал ("У меня нет времени").
  В фиорде- много норвежских тральщиков. В море шторм и они отстаиваются, живут, бедняги, впроголодь. Ходят толпами по Баренцбургу, украдкой обедают, охотно доедают незаметно даже объедки.
  Ночью они подошли к "Садко"- предложили рыбу. В обмен на фрукты, рубли, даже продукты. Наши не взяли, бросили им три пачки "тушки". С какой жадностью они их взяли и как горячо благодарили!
  -26 июля.
  У Плисецкого встретился с крупнейшим норвежским ледовым капитаном Ингвальдом Свенсоном. Колоритная личность. Ему 72 года, полвека он плавает, в т.ч. 45 лет на севере. Он заслуженно считается лучшим знатоком Норвежского севера, непревзойденным идеальным знатоком Шпицбергена. Кряжистый, крепкий, волевой старик. Всю жизнь он рыбачил и, скопив деньги, купил небольшой пароходик. На нем он рыбачил с сыновьями 8 лет и, наконец, решил продать его ("чтобы развестись с сыновьями"). Мечта- бросить море, купить домик с огородиком.
  Встретился в Тромзе с Плисецким. Тот решил купить пароходик и предложил сначала сделать ремонт. Старик взял в банке ссуду, честно отремонтировал, истратил 9000 крон. Поехал проверять в море и, благодаря небрежности сына, пароход наскочил на камни и затонул. Банк- в суд. Норвежцы (а Свенсона отлично знают во всей Норвегии) начали давить на суд, говоря, что нельзя с него взыскивать. Судьба! Суд постановил взыскать 3000 крон. Свенсон получил страховую премию в 4000 крон и всю отдал банку. А сам опять нанялся капитаном и по-прежнему водит чужие суда, проводит рыбачьи караваны сквозь льды.
  По всему свету он известен своей неподкупной честностью. Англичане законсервировали в Кингсбее свои рудники. Все имущество- там. Они предложили Свенсону быть посредником и продать его. Свенсон предложил Плисецкому купить, тот обещал съездить и посмотреть. Свенсон заявил, что 28 вечером он приедет за ответом. Из-за прихода "Садко" Плисецкий в Кингсбей не попал. Но точно сегодня вечером, так как он обещал 2 июля, Свенсон приехал к Плисецкому за 100 миль из залива Бел-Зунд, несмотря на шторм.
  Мы разговариваем:
  -Где ваши сыновья?
  -Рыбачат на чужих пароходах.
  -Приходилось ли сталкиваться с Амундсеном?
  -Да, он две недели плавал на моем боте и , кроме того, я проводил его на "Юнге" (вокруг Голландии)
  Говорим о походе "Садко". Принесли карту.
  -Как по вашему- существует Земля Джиллиса?
  Смеется.
  -Нет. Во всяком случае, нет там, где она изображена. И вряд ли в другом месте.
  Мы показываем маршрут "Садко". Свенсон смеется и прочерчивает наш возможный из-за льдов маршрут. Он не допускает высокой широты за Шпицбергеном и прижимает нас почти к берегам, ведет к о. Виктории, пролазит до половины высоты архипелага Зфи и сквозь него выводит опять к югу. Дальше и выше (а тем более в обход Зфи) люды не пустят. Вообще же к маршруту он относится с явным уважением и, видимо, удивлен размахом.
  Он радостно кивает, услышав о Бабушкине и вспоминает полеты Чухновского, имя которого он хорошо знает и хорошо выговаривает. Мы прощаемся, он крепко жмет руки, желает нам счастливого плавания, сбегает (72-х летний!!) вниз, садится на весла и гребет к пароходу. Через час его корабль скрывается по направлению к морю.
  Наши выступают с докладами. Вчера делал в клубе Зубов, сегодня Ермолаев- о происхождении угля, завтра- Бабушкин.
  Понемногу раскрываются и двери домов Шпицбергена. Здесь 250 женщин и 1500 мужчин. "Ничьих" женщин нет. За ними- настоящая охота. Из 250 - большинство замужних. Остальные- в жутком положении. Достаточно сказать, что за эту зиму было 34 рождения (несколько еще разрешатся на днях) и 194 аборта. "Ничьей" быть нельзя. У Сергея Арефьевича здесь знакомая, которую он когда-то воспитывал. Леля- комсомолка. Она приехала девушкой. Ее изнасиловали трое. Тогда она "прикрепилась" к одному парню. Весной он уехал, прислал письмо, что любит ее по-прежнему, но у него жена, ребенок, лучше им не встречаться. Она сделала аборт.
  Опять одна. Все смотрели голодными глазами. Она снова прикрепилась. Он- мастер, коммунист, ревнует ее страшно. Не пускал на корабль, хотя знал о безопасности и давности отношений с Сергеем. У нее - десятки писем с объяснениями в любви, прямыми предложениями сожительствовать.
  Вообще- это здесь трагедия. За зиму было 12 изнасилований, несколько самоубийств (по словам ее) на романтической почве. Между прочим, комсомолку, вышедшую за беспартийного мастера, комсомольская организация исключила из ВЛСКМ.
  PS (28 июля) Ставницер утверждает, что все эти изнасилования- чушь. В частности, знакомая С.А. сама просто проституирует и однажды учинила сей факт в бараке на глазах у всех. Оштрафовали.
  27 июля.
  Весь день работали в трюме. Вечером пошел к зубному врачу - выдрал подряд четыре зуба. Впечатление среднее.
  Был сегодня два раза у Г.А. (Ушакова). Чувствует себя лучше Послезавтра, видимо, выйдет. Придется очень сильно нажимать на зимовочные настроения.
  Оказывается, произошла любопытная история. К нашему сторожу, охранявшему норвежскую законсервированную радиостанцию, подбежал французский моряк с "Ля фойетта"
  -Русский.
  -Да.
  Он очень недоверчиво оглядел его сверху до низу.
  -Передай своим. И распишись на конверте. - и убежал.
  Две открытки с видами Гавра. На одной "Рот-Фронт от моряков Гавра"- и 8-10 подписей и печать. на второй - "братский привет от союза радистов Гавра товарищам из Советского Союза" - 22-25 подписей.
  Сегодня днем прибыл небольшой туристский пароход (норвежский) "Линген", возвращавшийся с севера, специально построенный для рейсов на север. На борту - норвежцы, немцы, англичане, шведы.
  28 июля.
   Сегодня днем пришел пароход "Ставаор-фиорд". Огромный 5-ти палубный трансатлантик. Водоизмещение 19000 тонн, мощность машин 16000 л.с., два вала к винтам имеют длину по 50 м., диам. 0,5 м. Восемь котлов, скорость- 19 узлов.
  Баренцбург украсился приветственными флагами, приготовили оркестр (за полчаса до прихода капельмейстер взволнованно звонил Плисецкому - "Нет кларнета!", -"Что ж, я его рожу? Играйте на полтона ниже или выше"). На пароходе- 750 туристов, в т.ч. из Южной Африки и из Бразилии и даже 2 иерусалимских еврея.
  С пароходом прибыл почти весь кабинет Норвегии: премьер-министр Ньюгорцвол, министр торговли Мадсен, председатель комитета по иностранным делам в парламенте Андеро, член комитета по ин. делам Мовинкель, французский и румынский послы в Осло, члены парламента и др.
  На пристани их катер (набитый, как сельдями) встретил Плисецкий, Виленский и я. Пошли осматривать поселок. Особенно поразили ясли ("я сражен и поражен" заявил французский посол) и баня. Очень понравились свиньи, клумбы- фотографировали без конца. Много туристов пришло берегом. Истинная причина приезда, видимо, разглагольствования фашисткой печати о том, что СССР хочет захватить Свальбард. Они уже осмотрели Адвент-бей и сейчас заехали сюда. Официально- туристы, "чисто туристские цели"- как заявил в беседе с Виленским премьер. После осмотра- завтрак у Плисецкого. Все зверски налегли на еду, особливо на икру. Под конец им подали два шоколадных торта, сделанных знаменитым местным кондитером Золотым. Один- в виде громадной книги, на отвороте которой выведено "За мир во всем мире", второй увенчан сладкой вазой со сладкими же белыми розами- символом мира. Один торт преподнесли президенту, второй- его жене. Захвалили.
  Премьер выступил с речью, в коей отметил большие успехи, энтузиазм советских рабочих, прекрасный прием. Плисецкий подчеркнул дружбу двух рудников ("наперекор всяким злостным инсинуациям"), - символ дружбы народов .
  Затем президент попросил к себе на корабль. На их катере поехали Плисецкий с женой, Виленский и я. Дали обед с участием всех министров. Довольно забавное меню: одна маленькая булочка на весь обед: пюре из рыбы, белуга, оленина и чудесное мороженное. Портвейн вкуса коньяка и шампанское. Затем повели в дансинг- кофе с ликером, сигареты. Насовали значков парохода, которые носят в петлице почти все плавающие на нем. Вообще, рекламируется общество неплохо: бесплатно дается почтовая бумага с изображением парохода, конверты, проспекты.
  Отличный джаз, танцы. Плисецкой пришлось танцевать почти со всеми министрами. За нашим столом сидел какой-то старик - друг Нансена, Свердруп - директор Адвент-Бея ("Я не мог им показать то, что вы, но мы остаемся друзьями"- Плисецкому), он же племянник Свердрупа, редактор какой-то "рабочей газеты", издающейся в городке с 40 000 населения вблизи Осло.
  Виленский заметил Свердрупу, что здесь хорошо танцуют. "Да, - ответил он, - в их ноги вложено больше, чем в головы".
  Плисецкий попросил премьера принять нас. Он согласился на "Известия", но дипломатично уклонился от "Правды" : "Я не буду говорить с "Правдой" потому, что моя беседа будет без политики". Я не настаивал и сам не просил о беседе, ибо не получил ответа от редакции на мою молнию о беседе.
  Беседа Виленского была довольно занятной. Он заявил, что собирается приехать в СССР и повидаться со Сталиным. "Я прочел все, что печаталось о Ленине и о Сталине на норвежском, шведском, датском и английском языках". Очень лестно отзывался о перелете Леваневского и экспедиции на "Садко". Все норвежцы следят за ними. "Вообще , такие вещи может устраивать только такая великая страна, как СССР". В заключении он отметил, что "бедные норвежские бедняки искони ловили рыбу у Зфи. После того, как СССР аннексировал Зфи, он запретил им это. "Я думаю, что Вам надо пойти им навстречу, т.к. и Норвегия много сделала для СССР". Премьер ставит этот вопрос "не политически, а общечеловечески".
  Простились они очень тепло. Долго трясли руки, премьер проводил до трапа. Пускали ракеты.
  Один из собеседников никак не мог понять пятидневки. Как это так- люди работают 7 часов, 5 дней, а некоторые- даже четыре дня. "Во всем мире работают полную неделю, а у вас выходит на 60% меньше". Невдомек!
  Премьер у них- рабочей партии. Это партия победила 5 месяцев назад под лозунгом "Снизить на 30000 крон жалование королю и отдать эти деньги безработным". Король получает 200000 крон в месяц. Кстати, Плисецкий рассказывал, что когда он ему вручал свои верительные грамоты, то король принял его на даче. Такой , в какой у нас живет руководитель Главка.
  И еще, кстати, когда мы два дня назад сообщили Свенсону о приезде министров, он скептически усмехнулся. Он не особенно их уважает и называл их в разговоре с Плисецким просто "Бюрократы".Между прочим, Свенсон получает жалование 300 крон в месяц.
   Перед отходом парохода, Плисецкий с Бабушкиным на "Ш-2" сделали несколько кругов над пароходом (и Власов на "Хенкеле"), а затем оба самолета сели и три раза обрулили пароход. Все население высыпало на палубу, приветствовало и снимало. В 5 утра пароход ушел. Он немного задержался, ибо при подходе к Баренцбургу напоролся на камень, и водолазы зашивали дыру.
  
  Бункеровка "Садко" закончена. Завтра Ушаков выйдет из больницы и завтра в 4 ч. дня уйдем в море. Наконец-то! Вчера на производственно-научном совещании Н.Н. тщательно увиливал от фиксирования сроков прохода Зфи, прихода на Новою Землю. И только под большим нажимом, Бабушкин глухо намекнул, что на Н. Земле может быть 20 августа.
  Был слух сегодня, что Леваневский вылетел. Следили весь день сегодня- оказалось, пробный полет.
  Получил от Левки и Новогрудского радиограмму. Сообщают, что верь материал пошел, по общему мнению- даю лучше "Известий" и "Комсомольской правды". Леваневский передает привет.
  29 июля.
   Сегодня в 8 ч. 30 м. вечера вышли из Баренцбурга, легли курсом на стык 79 параллели и нулевого меридиана. Дойдем до кромки льдов, а там повернем на север. На борту- 1000 тн. угля и 230 тн. воды. Эхолот исправлен, оба самолета закреплены (оба были опробованы в Баренцбурге) : "Ш-2" - на носу, "Хенкель"- на корме.
  Баренцбург простился с нами сердечно и тепло. Провожать нас вышли все свободные от работы. Г.А. принесли за час до отхода. На митинге выступили Зубов, Володарский, Плисецкий, Николаев. В нашу честь сделали 2 взрыва орудийной мощности аммонала и преподнесли огромный ("самый большой в мире") торт производства Золотого, изображающий Айсфиорд, обрамленный горами, "Садко" на рейде и льдины. В час ночи мы этот торт дружно съели. Золотого приветствовала вся пристань- "того, что делает нашу жизнь сладкой" (Плисецкий). Мы им оставили специальную фото-газету и зачли прощальное письмо со взаимными обязательствами.
  Написал отсюда два письма Зинке, письма Ваське, маме, в редакцию (и 3 кадра), открытку Абраму. Послали по радио благодарность Плисецким.
  Сейчас вышли уже в море. Чуть качает. Солнце, впервые появившееся вчера за неделю, опять скрылось.
  30 июля.
  Вчера, в 2 ч. ночи, когда я уже лег, пришел Горбунов и ласково поманил пальцем. Станция. Мы уже вышли в Гренландское море, вдали- милях в 15- синели отроги Свальарда. Глубина- 220 метров. Опустили драгу и, когда подняли, оказалось, что она принесла пудов 20 ила. Начали промывать. Закончили это занятие к 8 утра. Кроме камней, оказалось немного губки (колючей) и несколько рачков. Позавтракали и легли спать.
  Утром Гутерман пустил зонд. На высоте 11400 м. он лопнул. t у земли = +5о, на высоте 10100 м.= - 42,6 о, дальше - потепление: на 11400= -44о. Забавна инверсия: у Земли t= +5 о , на 1270м. = +7 о ( на 2300м. =0 о, прошлый раз- 21.08- t о земли =+6,2 о, на 1000 м.= 0 о, на 9500 м.= -62 о)
  Шли весь день на запад, чуть- на север. Вечером повстречались первые льдины, затем вошли в разреженный лед (3 балла). Немножко (впервые) на малом ходу побили лед. Чаще всего льдины просто и гостеприимно, охотно сворачивали в сторону, некоторые сворачивали в сторону ледокола.
  Да, чуть не забыл. Ночью я обнаружил на палубе колпак от баллона. Стали выяснять, в чем дело- оказалось от баллона с водородом. Немедленно кто-то (Горбунов?) вспомнил, что когда в Баренцбурге грузили баллоны- колпак с одного из них упал. А.В. попробовал навинтить- не вышло. Он распорядился "Хер с ним!" и баллон погрузили вместе с другими на уголь, в носовой твиндек, сверху завалили ящиками. Знатоки уверяют, что если уголь начнет нагреваться- баллоны лопнут- тогда от ледокола останутся только буйки с надписью "Садко".
  Ночью же обнаружилось, что Петерсен вытащил пробку из бензо-бочки, пробка сломалась и он оставил бочку в оном виде. Факидов, работающий возле, подошел, умыл руки бензином (и фигурально) и ушел. А мимо все время таскают шлак из кочегарки!
  В 11 ч. ночи начали станцию. Глубина - 2200 м. Стравили троса 3500- 4000. Вытащили замечательные белые губки в виде больших распускающихся цветов, несколько морских роз и лилий, тараканов, рачков, кораллы. Горбунов очень доволен.
  Метеорологи продолжают свои наблюдения, Факидов ведет наблюдения (каждые 4 часа) над интенсивностью ультрафиолетовых лучей. Уверяет, что это важно для изучения биологических условий жизни на севере и понимания цинги. Институт Экспериментальной медицины проводит, дескать, такие исследования в других местах СССР.
  Сейчас ночью, часа в 2, мне передали молнию от Железнова (дана 30 июля в 3 ч.). "Повторяем радиограмму Мехлиса: возьмите беседу у норвежского премьера. Тема- впечатления о советских рудниках". Своевременное разрешение! Я немедленно ответил молнией о неполучении радиограммы Мехлиса и запоздании Железновской.
  Станция кончилась в 3 часа ночи. "Садко" повернул на север. Закончен еще один гидрологический разрез. Сейчас- 4 ч.- видимо, вошли в более или менее солидные льды- изредка ледокол внезапно приподымается, затем замедленно падает, мимо с глухим скрежетом проходят льдины. Весь корпус сотрясается.
  Во льдах показались первые тюлени. Много чаек. Саша Погосов выдал сегодня полушубки, меховые рукавицы, и теплое белье.
  Послал 200 слов: Опять в Гренландском море, зонд, льдинки, в перерывах между станциями.
  Досидели до 8 час. утра 31 июля. Виленский принял по радио "последние известия". Странно и тепло слышать голос из Москвы и свежие новости ( раньше читателей Москвы). Оказывается, сегодня 7-й день работы конгресса, а мы даже не знали, что он открылся!
  Факидов за завтраком рассказал забавную историю. Им страшно надоели тараканы. Факидов взял одного, посадил в вакуумный насос, отсосал давление до 100 = 16 км. и он погиб в разреженной атмосфере. Гутерман казнил таракана на электрическом стуле, приложив к его ножкам ток в 110 В. Народ предлагает устроить эстафету: одного таракана опустить на трале на глубину 3000 метров, второго послать с радиозондом в стратосферу.
  31 июля.
  День непримечательный. Говорят, утром было солнце. Я не в курсе- спал до 4. Бочаров вытащил какую-то замечательную родственницу медузы- мартензино, у которой реснички окрашены во все цвета радуги, и она пульсирует как бы фиолетово-оранжевым пламенем.
  Вечером пал туман, стали ждать станцию. Днем курс изменили с севера на запад. Ждали станцию до 3 ч. утра. Все равно туман. Вошли во льды 6-ти бальные, прошли их, дошли до 80 параллели. Вот тут-то и взяли станцию.
  Глубина 2330м. Сейчас 6 ч. утра, стравили трос, дрейфа почти никакого, ждем.
  Ночью в кают-компании, в перерыве между тросами, собираются научные работники, в ватниках, болотных сапогах, плащах. Наспех откупоривают банки с помидорами и горохом ("мясо- растительное"), наскоро играют в японский бильярд. Ведут короткие, иронические разговоры.
  Ермолаев утопил, подняв до борта, губку. Гутерман утром пустил зонд на 15 км. Станцию закончили уже после завтрака- в 10 часов утра 1 августа. Достали штук 500-600 всяких голотурий. Горбунов счастлив : ему хватит их менять с Европой лет на 15. Промывали их, клали в спирт, давили.
  Тем временем народ зарезал свинью. Зрелище было забавное. Саша Погосов ходил по свинарнику и поднимал хвост всем свиньям, пытаясь определить, кто из них боров. ("А у них у всех гладко"). Наконец, ему помогли. Кое-как зарезали. Потом Герасимов палил свинью паяльной лампой.
  Вечером 31 июля в кают-компании Володя показал "Бабы рязанские". Забавно смотреть их здесь, на 80 параллели, месяц оторванными от семьи. Любопытные реплики.
  Володя:
  -Это Пужная. Я ее хорошо знаю, задавайте вопросы.
  Остальцев:
  -Кто с ней живет?
  "Вредная картина в наших условиях", - определил Н.И. Евгенов.
  Факидов за завтраком сообщил, что ему исполнилось 29 лет.
  
  Послал 200 слов. Результаты последних станций, зонд, последние известия.
  1 августа.
  Уснул, как известно, в 11. Проснулся в 7:30 вечера. За это время корабль пришел на восток по 80 параллели почти до Шпицбергена. Вечером на его склонах (500 м.) взяли станцию. Горбунов извлек опять голотурий, тьму звезд, корненожек.
  Сейчас, в 12 ч. ночи, дошли, примерно, до верха Шпицбергена и повернули на Северо-запад. Начали штурм высоких широт. Льда нет- идем чистой водой, туман.
  Событий нет. Сегодня вечером выступил Н.Н. Зубов с лекцией о Гренландском море. После этого Володя пошел в каюту к Г.А. и показал ему "Баб рязанских".
  Радиограммы лежат, будка не может связаться с материком, посему, больше ничего не отправляли.
  2 августа.
  Утром- в 9:30 начали станцию. Глубина 650 м. Очевидно находимся на склоне или в районе порога Нансена. Идем где-то посредине между Шпицбергеном и Гренландией, примерно на широте 80о30". Каждые 10 минут эхолот промеряет глубину, составляя карту рельефа дна. Есть порог или нет? Обследовать его мы так и не сумели. Были глубины в этом месте около 1000 метров, но проследить дальше не удалось- помешал лед.
  Покуда море чистое. Около 10:30 появились гонцы- маленькие, весьма одинокие льдинки. Начали ледовые вахты. В 10:30 опустили буек Љ 23.
  Горбунов утром вытащил трал со всякой живностью. Особенно хороша ветвистая "голова медузы"- перечерченная мальтийскими крестами, вся розовая с ветвистыми щупальцами- отростками и каракатица, двигающаяся на правах ракеты.
  
  В кают-компании Ешурин рассказывает:
  -Если попадем к о. Уединения- увидим скалу моего имени- Владиуса. В прошлом году на "Садко" мы подошли к острову. Нас послали на шлюпке промерить глубину- может ли "Садко" подойти близко- высаживать зимовку Шманева. Дошли до берега (я промерял лотом). Шманев предложил : "Давайте поищем бензин, который для нас оставил "Седов".
   (Балакшин добавляет : "Ну достался нам этот бензин. Везли мы его на самодельных санях. 30 бочек. 5 миль по торосистому припою по 6 человек в упряжке. Озерки проваливаются. Вытаскиваем сани, вытаскиваем человека, который их подталкивает сзади.)
  Бензин не нашли. Залезли на скалу. Вдруг - видим- по припою идет здоровенный медведь. Лениво. Трое сбежали вниз: комсомолец метеоролог Золотов (он сейчас зимует на Уединении) с трехлинейкой, наш штурман Н.Н. Иванов с японской винтовкой и я с "Кольтом". Уговорились стрелять с 50 м.
  Медведь шел на нас неторопливо. Затем зевнул. Так аппетитно и лениво. Золотов выстрелил, ранил. Зверь заревел и на нас. Иванов приложился- осечка. Опять- осечка. Я впервые почувствовал, как волосы шевелятся. Вроде, как муравьи по голове забегали. Оглянулся бежать- скала. Смотрю на Золотова- у него страшно растерянное лицо. "Стреляй, стреляй!!" - кричу ему, а он не стреляет. Тут я почувствовал в своих руках "кольт". В нем 7 зарядов. И с 30 метров открыл канонаду. Видимо, пули три попало в медведя. Метрах в 10 он заревел, закачался, повернулся и побежал от нас.
  Минуты 3-4 мы стояли в оцепенении. Потом бросились за ним. Пробежали немного, провалились. Трещины. Потом накрыл густой туман. Зверь ушел, "Садко" давал тревожные гудки. Вернулись. Скалу затем назвали моим именем. А у Золотова, оказывается, был только один патрон.
  
  Занес Г.А. книги: "Юношу", Диккенса. Он спросил- нет ли Эренбурга "Дня второго" и рассказал:
  -На Новою Землю я взял с собой библиотеку, завещанную Ф. Кони Академии наук. Прочел там всего Шекспира, Мольера, а вот Шиллер тяжело шел. Между прочим, Шекспиром там увлекся промышленник Журавлев. Особенно ему понравился ... Кстати, нашел я там в книгах сувенир: пачка, перевязанная ленточкой. Надпись: "Тернии жизни". Развязал. Женские карточки. Подписи на обороте "Поезд Љ... число.. Москва-Харьков", "Москва, адрес.. дата...". Любопытный был старик!
  
  Все эти рассказы нужно собирать пинцетом. Пригодится!
  В полдень достигли 80о34" -Зубов объявил за обедом.
  Прошли еще немного и напоролись на тяжелые льды мощностью в 8 баллов. Таранить его здесь- зряшная бравада. Добравшись до 80о39", повернули и легли генеральным курсом на восток.
  Прощай Гренландское море!
  Вечером пал туман. В час ночи стали на стацию. 670 м. Достали две замечательных "головы медузы", огромных, с десятками всяких ответвлений и веток.
  Вечером был политдень- общее собрание, посвященное упорядочению палубного хозяйства. С тонкой речью против стенгазеты и критики вообще выступил Зубов. Легкую отповедь ему дал Володарский. Внесено не мало толковых предложений. Днем у Горбунова народ разобрал все его звездочки "афиура вульгарис". Сейчас, исколов руки, пришил их к коробку "борцов".
  Получено сообщение, что 3 августа в 4 часа утра Леваневский вылетает. Наконец-то! Будет норд-вест. Радиопередач нет.
  3 августа.
  Весь день шли льдом, пользуясь полыньями. Ветра почти нет. Светит солнце и Володя почти весь день торчит с аппаратом на палубе. Днем, вернее поздним утром показались "7 островов" - самый север Шпицбергена. Обрывистые, скалистые, они внушают очень большое уважение.
  Дойдя до середины этой семьи, мы повернули круто на север. Однако, далеко уйти не удалось. В 10 ч. 30 мин. вечера остановились, чтобы отправить на воздушную разведку самолет. Наше счисление- 80о52" и 20о32". Столь северно в это раннее время года здесь еще никто не плавал ("Персей" в прошлом году с Зубовым плыл здесь в конце августа- начале сентября: "Льду было значительно меньше"). А сейчас к северу, востоку и северо-западу - сплошной лед, мощности до 10 баллов, с торосистыми нагромождениями. Ребята, обрадовавшись остановке, вышли на лед и выехали в резиновом гондоле пострелять (Виленский, Володарский, Шишкин). Днем такую же экскурсию - первую за нашу экспедицию- проделали Бабушкин, Дубравин, Факидов, Варламов и матрос Сергеев. Изредка мелькают тюлени, сидят глупыши.
  Сейчас 12:10. Стоим у самого северного из "7 островов". и готовимся к спуску "Ш-2". Власов уже притащил мелкокалиберку и рюкзак с продуктами.
  Сей остров считается самым обрывистым. Его название- Литл-Тэбл, высота 239 м. Он весь из какого-то мрачного отрывистого камня, стоит мрачным утесом. Справа от него ( у северного конца) пологая, выгнутая спиной, скала (h= 30,5м), которую Парри назвал островом РОСС, здесь Парри когда-то оставлял склад провизии. От нас кажется, что эта скала не остров, а соединена с Литл-Тэбл.
  Воспользовавшись остановкой из-за разведки, будем брать станцию. Глубина в 22:30 -115 метров.
  
  Леваневский вылетел в 6 ч. утра. Немедленно выпустили "молнию". Следить за ним страшно трудно. Радисты дежурят по двое. Слышно отвратно. За весь день поймали несколько отрывков.
  "Прошел Онегу" - около 12 часов.
  "Иду северной частью Белого моря" - около 3 час. дня.
  Затем пошло странное:
  "...сообщите какая норма расхода масла при 1750 оборотах... Укажите, где Петрозаводск..."
  И опять : "Дайте пеленг, сообщите, на каком расстоянии Петрозаводск".
  Неужели, он возвращается?
  
  Сейчас 2:30 ночи (с 3 на 4 августа). Спустили за борт "Ш-2", пробовал Бабушкин взлететь, но полынья припирала его своими боками, не давая нужной дистанции для разбега. Два часа он мучился и бросил затею.
  "Садко" пошел вперед, круша лед, добиваясь чистой води или хотя бы приличных разводий. Вернулись со льда группа наших охотников, приволочившая с собой молодую нерпу, убитую Виленским.
  Радисты пришли с грустной физиономией и сообщили, что Леваневский вернулся и сделал посадку под Ленинградом. Что-то случилось с масляной помпой- что именно, разобрать не удалось из-за плохой слышимости.
  Станцию не брали, увлеченные наблюдением за Бабушкиным.
  5:10. Получил радиограмму от Зинки: "Печатают всё. Хвалят". Хорошо. Воспользовавшись разрешением Ушакова, послал 200 слов о последних днях ( на трех листах). Увы, ушел только первый лист - в Ленинград.
  Бабушкина опять спустили за борт. Хочет попробовать еще раз. Солнце. Остальцев свежует нерпу. Варламов интересуется: "А аппендицит у нее вырезали?". Попов: "Не курит, видно- легкие какие чистые."
  
  РАДИОГРАММА 3 августа 1935 года. (напечатано "Правда" 7 августа)
  Вчера второго августа Садко вступил бескрайние просторы Ледовитого океана. Он встретил нас суровым ветром искристым льдом туманными далями абзац
  Гренландское море осталось позади мы перечертили его пятью гидрологическими разрезами сделали его глубинах тридцать станций всесторонне изучили воды течения рельеф дна фауну очертания береговой кромки льда окаймляющего Гренландию тчк Собрано несколько сот проб воды богатые коллекции планктона ценнейшие образцы донных глубоководных животных тчк Частности последних станциях выловлены чудесные белые губки виде огромных распускающихся цветов розовые бесконечно ветвистые головы медузы редкие экземпляры морских роз сотни редчайших голотурий абзац
  Закончив последний разрез Гренландского моря Садко взял курс северо-запад тчк. Вчера днем достигли широты 80 градусов 40 минут тк дальше восьми балльной крепостью стояли льды терять время их преодоление было жаль Ушаков приказал лечь генеральный курс восток тчк Последние сутки идем разреженном льду сегодня утром подошли семи островам тире северной оконечности Шпицбергена тчк Впервые последние дни засияло солнце тчк Освещенные его лучами скалистые обрывистые острова поражают своей мрачной мощью тчк кругом безлюдно изредка вынырнет тюлень скроется да недовольным визгом проносятся глупыши абзац
  Вечером поравнявшись последним островов круто повернули север идем лоб Ледовитого океана тчк Лед понемногу делается плотнее чаще встречаются большие поля нагромождениями торосов тчк часам достигли градусов минут широты тчк идем дальше абзац
  Последние дни участники экспедиции непрерывно осаждали Ушакова радистов вопросами что слышно перелете Сигизмунда Леваневского тчк По-прежнему геофизики экспедиции вели круглосуточные метеорологические наблюдения погодой передавали Москву свои чужие сводки составляли прогнозы тчк Состояние атмосферы прощупывалось тысячи километров вдоль поперек полярного бассейна десять пятнадцать километров вверх радиозондами абзац
  Погода хмурилась двт дожди туманы безрадостные ветры наконец вчера синоптик Клемин заявил третьего четвертого условия полета будут отличными тчк Вечером получили долгожданное сообщение двт Леваневский вылетает четыре утра абзац
  Немного участников экспедиции легли спать эту ночь тчк радисты Гиршевич Михайлов Иванов бессменно шарили эфиру позывные сигналы самолета тчк Шесть утра узнали вылетел немедленно корабле вышел второй экстренный выпуск стенгазеты высокими широтами посвященный перелету тчк Радисты напряженно следили самолетом тчк Слышимость была отвратительной тчк Кое-как удалось разобрать пролетел Онегу затем пролетел северную часть Белого моря тчк Затем пилот попросил сообщить норме расхода масла 1750 оборотах мотора дать пеленг указать Петрозаводск абзац
  Сейчас выпускаем следующую молнию стенгазеты нетерпением ждем новых известий самолета тчк Весь коллектив Садко следит героическим перелетом отважных летчиков уверен блестящем завершении смелого дела
  
  4 августа.
  Бабушкин вернулся с разведки и сообщил- кругом льды. Сейчас- в 18:00 - вылетел Власов на "Ш-2". Оторвался легко и быстро. С ним снялся Жонголович с приборами.
  За ночь и день мы продвинулись немного к юго-востоку. Стоим среди "7 островов". Ждем. Закинули ледовый якорь, за кормой - огромная полынья с торосистым льдом, покрытым глубоким снегом. Лед еще куда ни шло, но снег в августе!
  Утром получил две "молнии": от Мехлиса- от 27 июля- "Беседу с норвежским премьером взять!", и от Богового от 2 августа: "Только что Леваневский вылетел. Курс- 38 меридиан Гринвича. Ждем информации." Поздновато пришли обе радиограммы.
  На корабле- пользуясь длительной остановкой- спят, подгоняют дневники. Виленский ушел заниматься с музыкальным кружком. В салоне (не качает!) кочегары играют в ляпидевкий бильярд.
  
  Сажусь читать Флобера. Писатель тоже, как будто, вредный в наших условиях. Между прочим, тема о женщине в плавании весьма своеобразна. Сельвинский как-то писал, что в Арктике мужчины становятся нежными и сентиментальными. Когда Виленский спросил Г.А., что ему хочется из того, что он больше всего любит, Г.А. ответил: "То, что я больше всего люблю, на корабле, увы, нет." У нас нет ни одной женщины. Большинство очень нежно вспоминает о своих женах, ревниво гордятся или сообщают всем о том, что получили (или не получили) радиограмму из дома.
  Недаром в Баренцбурге зимой наблюдается (да и летом) такая дикая охота за женщинами. Любопытно, между прочим, что и женщины по иному переносят север, чем обычные широты. Зимовщики Баренцбурга рассказывали мне, что, видимо, полярная ночь как-то возбуждающе действует на железы внутренней секреции (а, может быть, просто усиливается приток крови в половые органы- в силу каких-нибудь причин).
  "Свободные женщины начинают держаться куда более свободно, - рассказывал Ставницер, - Это заметно даже на женах: они становятся гораздо требовательнее". Если такой дюжий парень, как Ставницер, говорил об этом с полупотушенным вздохом, то можно представить себе размеры этой требовательности.
  Моторист катера "Амундсен" в Баренцбурге выражался еще более определенно:
  -Ты какой год на острове?
  -Второй.
  -Едешь на материк?
  -Нет, поживу еще годик.
  -Женат?
  -Холост.
  -Трудно жить одному?
  Он рассмеялся:
  -Нет. Вот погоди, полярка придет- сколько хочешь. Одного мужа ей нипочем не хватает. Многие запирают своих жен. Да темно, разве уследишь!
  Очень любопытная проблема!
  
  Днем гидрологи и планктонолог взяли станцию. Из наиболее интересных работ хочется отметить:
  Вс. Березкин: взял пробы воды для определения коэффициента рассеяния и поглощения света в морских глубинах с помощью прибора профессора Шумейкина. Впервые за время экспедиции Березкин и Факидов измеряли освещенность морских глубин при помощи фотоэлектрических приборов ( в частности, селенового фотоэлемента). В воду впервые ночью пойдет и фотометр Геоганзена, фиксирующий на фотопленку количество света на различных глубинах. К нему Факидов приделал специальный химический прибор, показывающий интенсивность ультрафиолетовых лучей на различных глубинах. Таким образом, изучение ультрафиолета ведется нами одновременно в воде и воздухе.
  Еще в Баренцбурге (Гренландское море) Факидов начал наблюдения на воздухе. Он проводил их каждые 2-4 часа, в дождь, в туман, при солнце. По его словам, такие же наблюдения- по программе ВИЭМ- ведутся сейчас в Москве, Ленинграде и на Эльбрусе. В итоге, можно будет составить карту распределения ультрафиолета по широтам Земного шара. Это позволит определить состояние атмосферы, распределения в ней озона и ионизированных газов, определить биологическую роль лучей, в частности, для течения и возникновения цинги. Тогда возможно будет путем, скажем, искусственного увеличения ультрафиолета, оказать влияние на ход болезни.
  Дубравин разрисовывает на борту корабля теоретический чертеж ледокола. Затем он будет снимать на кинопленку наступающие льдины и, после кинопросмотра и расчетов, определять наивыгоднейшую форму корабля для плавания во льдах. Он уверяет, что этот метод применяется впервые в мире, Факидов сдержанно говорит, что ... "не так часто".
  Сейчас, в 21 час, закончилась станция. Бочаров вытащил двух замечательных прозрачных ангелочков, с крылышками, общей величиной в 4-5 см. и какой-то прозрачный грибневик, по форме напоминающий крыжовник.
  
  Весь день парит солнце, на палубе жарко. Температура +3оС, а ведь мы находимся на 80,5о , на 2775 километров севернее Москвы.
  Штиль. Приливно-отливные течения немного разогнали лед вокруг нас и мы стоим посреди огромной полыньи. Кое-какие острова, сделанные целиком из одной скалы- совсем рядом. Лед блестит ослепительно., море спокойно, как зеркало. Юг!
  В 20:30 вернулся с разведки Власов и Жонголович. Они сообщили, что на восток, миль на 15 тянется крепкий, вроде окружающий нас лед, затем он (к о. Карла) редеет до 3-4 баллов и дальше- покуда видит глаз- чистая вода (следовательно, минимум миль на 30-35). А к северу- 10 баллов.
  Известие всех страшно обрадовало. Зубов говорит, что в этом (нашем) месте с севера всегда спускается ледовый язык, в районе которого не плавал еще ни один корабль, и нет ни одной глубины.
  -можем ли мы туда пройти?
  -Попытаемся с северо-востока.
  Эх, если бы сильный южный ветер. Несколько дней дул норд, который сильно мешал нам в Гренландском море и сейчас нагнал люда льды. А сейчас штиль.
  Зубов рассказывает, что в прошлом году, примерно в этом же районе его сильно зажало льдами на "Персее". Стояли 5 суток в тумане, во льдах, без ветра. Начали уже падать духом. Вдруг подул южный ветер, разбросал льды, и через 2 часа "Персей" был уже на чистой воде, в 30 милях от кромки.
  Сейчас разводим пары, пойдем на восток.
  Идем тяжелым, 9-бальным льдом, круша льдины, небольшие поля, торосы. Вдоль борта непрерывный шум. Трещины идут далеко вперед и в стороны, лед приходит в движение почти во всем окружающем корабль районе.
  В полночь встали- сгорел подшипник у машины. Сейчас уже два часа, а пока дальше не двигаемся. Солнце печет по-прежнему: в 12 часов ночи на солнце было + 11,6 оС.
  Пришла радиограмма от Шмидта. Предлагает ежедневно пускать зонды. Создана бригада: Гутерман, Остальцев, Погосов.
  В 3 ч. утра- пошли дальше. Лед кругом все такой же крепкий, 1-1,5 метровый, иногда 2-х метровый, но на нем страшно много озерков, появившихся после двухдневных солнечных ванн. Пресная вода, стекая, покрывает морскую тонкой пленкой и тут же замерзает из-за разности температур (она замерзает при 0оС, морская - при
   -1,7оС)
  На мостике бессменно Николаев. Увидел меня, улыбнулся:
  -Доброе утро или спокойной ночи? - спросил он.
  -Газету выпускаем.
  -А. так сказать, ночная редакция.
  
  РАДИОГРАММА 4 августа.
  Изучение Гренландского моря было одной из основных задач высокоширотной экспедиции тчк. Оно представляет огромную чашу где стекаются два великих океана Атлантический и Северный Ледовитый является мощными воротами Атлантики ведущими в Полярный бассейн тчк Обмен обоих океанов может быть понятен и изучен только в Гренландском море абзац
  Ежегодно в Гренландское море вливается 150 тысяч кубических километров теплой атлантической воды тчк Часть этих вод уходит Баренцево море часть подымается вверх огибает Шпицберген уходя Ледовитый океан часть завихряется самом Гренландском море тчк Другой стороны севера море вливаются холодные полярные воды абзац
  Изучив взаимодействие этих потоков определить их характер мощность крайне важно для всего мореплавания вдоль материка Евразии тчк Гидрологический узел Северного Морского пути развязывается Гренландском море тчк Изучение Гренландского моря важно также для решения второй очень большой задачи тире возможности плавать Северным Морским путем но не вдоль берега а более высокими широтами абзац
  Мы сделали Гренландском море несколько гидрологических разрезов общим протяжением до 900 миль взяли 32 станции тчк Проведено более 300 глубоководных определений температуры взяты пробы воды химического анализа собраны ценнейшие экземпляры донных животных планктона скб некоторые них возможно являются уникальными скб абзац
  Все собранные материалы подвергнутся частично уже подвергаются тщательной обработке тчк Выводы делать слишком рано тчк Возможно обработка материалов позволит судить ином расположении течений чем считалось раньше зпт возможно даст основания предполагать существование новых течений зпт возможно наши биологи обнаружат своих коллекциях новые неизвестные раньше виды морских животных абзац
  Однако сейчас можно полной уверенностью сказать работы Садко внесли новое наши знания Гренландском море во-первых зпт взаимоотношения Атлантики Полярного бассейна во-вторых тчк Нам удалось установить дальнейшее потепление атлантических течений вливающихся Гренландское море что намекает благоприятные условия плавания Северному Морскому пути будущем году тчк Проведенные нами систематические промеры глубин дали новые данные рельефе дна изменяющие представление границах материковой отмели тчк Мы констатировали что льды окаймляющие Гренландию находятся значительно западнее прошлом году
  Задачей экспедиции является также установить существует ли порог Нансена который предположению проходит большой глубине между Северной оконечностью Шпицбергена Гренландией тчк Сожалению этот вопрос остается пока открытым нам не удалось проследить порог конца тчк Материалы собранные нем сейчас обрабатываются абзац
  Четвертого воздушная разведка установила наличие чистой воды востоке 15 милях тчк Садко взял курс восток ломая мощную полосу девятибалльного льда лежащую пути острову Карла тчк Ночью рассчитываем достичь полыньи затем если позволит обстановка снова повернем север тчк Жгуче греет солнце палубе почти жарко температура плюс три а мы находимся почти три тысячи километров севернее Москвы абзац
  Сведению молнию Мехлиса беседе норвежцем получил сегодня.
  
  5 августа.
  Весь день топтались в тяжелых льдах. Ледокол с хода брал разбег, врезывался в лед, продвигался вперед на 1/3 - ½ корпуса, затем отходил назад, снова разбегался. Лед поддавался мало, трещины уходили в все стороны, отдельные льдины переворачивались, либо, попадая под тяжелое тело ледокола, уходили глубоко в воду, почти теряясь в зеленовато-голубой пучине. Пресная вода, стаявшая со льда, тут же застывала прозрачным салом (сиропом), отдельные торосы подходили почти под крыло самолета, и капитану раз пришлось даже дать задний ход, чтобы не сломать крыло.
  Толщина льда от 1 до 2 метров, к вечеру подошли к огромному ледяному неторошенному полю. Оно сначала резалось туго, как масло, затем плотнело. Податься ему было некуда и лед не давал трещин. Тогда Николаев направил корабль в обход, ведя его по стыку с ропаками . Весь состав экспедиции любовался замечательным зрелищем. Светило солнце и почти все одели очки. Снимали без конца.
  Часов в 11 вечера обогнули мыс Платен - северный мыс архипелага- и подошли к северо-восточной оконечности северо-восточной земли Свальбарда. Угрюмая, уступистая, изрезанная ледниками и фиордами, перечерченная, как сердце, красноватыми жилами.
  Здесь оказалась большая полынья. Остановились. Спустили "Ш-2" и Бабушкин вылетел искать пути. Он вернулся через 30 минут, ибо заели свечи, и сообщил, что надо несколько миль пройти полыньями, затем повернуть севернее о. Сев. Репс, там лед 5-8 баллов, и дальше, видимо, чистая вода за о. Карла.
  Подобрались, пошли. Сейчас 6:30 утра (с 5 на 6 августа). Прошли вышеуказанные полыньи, подошли к траверсу о. Репс и сейчас ломаем тяжелые таки льды дальнейшего пути.
  Утром 5 августа Гутерман пустил зонд на 18 км. (у Земли +3оС, стратосфера 6000 м. = -36,8оС, потолок = -36,8оС)
  В 2 ч. ночи 5-6 августа он пустил второй зонд - на 14 км.
  Наши гравиометристы без устали снимают берега и пеленгуют их. Карта указывает, что восточнее 20о нельзя верить береговым очертаниям и глубинам. И действительно, мы сильно исправляем карту, ставим мысы, фиорды и острова на подобающее им место, наносим новые глубины. Кстати, здесь вдоль берегов довольно глубоко- по нашему, "по-гренладски", разумеется, мелко- от 50 до 200 метров.
  Находясь на траверсе о. Репс, Шишкин заметил милях в 15 от нас на горизонте, между о Карла и островами Брок, Фаюн и Шюбелер (к востоку) низкий гористый остров. Взял пеленг, посмотрел на карту- нет никаких указаний на существование такого острова. Евгенов высказывает предположение, что это просто остров Брок или Фаюн, неверно ранее нанесенный на карту. Но, во всяком случае, сейчас, пока до выяснения, пеленг записывается на острова Репс, Карла и... остров Шишкина.
  Должен был лететь с аппаратом аэрофотосъемки Варламов, но не успел и полетит видимо, завтра, т.е. сегодня, т.е. 6 августа. Спать!
  Кроме того, Шишкин заметил подозрительное пятно и на северо-западе. Нанес на карту, сообщил Зубову и Евегнову. Н.Н. ответил "Мне от ваших рассказов спать хочется."
  
  РАДИОГРАММА 5 августа. (напечатано 8 августа "Правда")
  Участники высокоширотной экспедиции огромным вниманием следят каждым шагом подготовки смелому перелету героя Леваневского тчк Мы были курсе каждого пробного полета над Москвой каждого испытательного перелета тчк Почти немедленно после старта радисты Садко Гиршевич Михайлов Иванов связывались самолетом следили им момента приземления тчк Все время Садко держал связь самолетом и время генерального старта провожал эфиру экипаж Баренцева моря возвращался ним обратно тчк Все радиограммы Леваневского принимались борту ледокола немедленно передавались Москву абзац
  Сейчас экспедиция деятельно готовится новому старту тчк Программа обслуживания перелета не только полностью возобновлена усилена тчк. Почти круглые сутки радисты принимают метеорологические сводки крупнейших полярных береговых материков станций СССР заграницы тчк Анализируя их два раза день синоптик Клемин составляет карты погоды передает ее обзор свой прогноз трассе перелета Москву тчк Геофизики Владимир Березкин Гутерман каждые три часа проводят самостоятельные местные наблюдения тчк Восемь раз сутки их материалы передаются сведения Леваневского абзац
  Мобилизован весь арсенал современной метеорологической аэрологической науки тчк Психрометр определяет температуру влажность воздуха анемометр показывает скорость ветра анероид подчеркивает давление многочисленные термометры ведут свои полагающиеся им отсчеты тчк Все это дополняется непосредственными наблюдениями облачности видимости состояния моря абзац
  Вчера начали пускать шары пилоты изучения скорости направления ветра верхних слоях зпт самолеты экспедиции увозят собой высь метеорографы записывающие температуру влажность воздуха различных высотах тчк Наконец ежедневно голубые просторы поднебесья уходят радиозонды исследующие распределение высоте воздушных масс их вертикальное движение устойчивость температуру тчк Сегодня радиозонд поднялся высоты 18 километров абзац
  Судя данным сегодняшней сводки завтра шестого седьмого ожидается общее улучшение погоды трассе Архангельск Земля Франца тчк Земли Франца до Полюса условия полета будут очень хорошими высокой облачностью значительной видимостью абзац
  Нас сейчас 80 параллели севере Шпицбергена светит яркое солнце тчк Палубе жарко тчк Полночь термометр выставленный солнце показал плюс двенадцать тчк А ведь мы находимся почти три тысячи километров севернее Москвы абзац
  
  Задание получил передал первую радиограмму радиосвязь крайне затруднена учтите некоторые дни бываем отрезаны материка вашу радиограмму беседе премьером получил вчера
  
  6 августа.
  Сегодня месяц, как вышли из Архангельска. За месяц прошли около 5000 км, сделали 46 станций. Утром покончили с ледовой полыньей и выбрались на чистую воду. Я проснулся и не сразу сообразил: идем или стоим во льдах, так незаметно было движение, хотя шли полным ходом. Хорошая, все-таки, вещь- чистая вода!
  В общем, ледовали мы трое суток и прошли за это время 70 километров. Все считают, что проскочили мы удачно, ибо в район "7 островов" с севера спускается постоянный ледовый язык, в районе коего не бывал, между прочим, ни один корабль. Ермолаев, взявший ил в этом районе, определил, что он застойный, и вода застойная, и лед застойный. Его сдвигает только ветрами, а последние две недели, как на зло, дули норды. Ежели лед по ветру проходит даже только 30 км. в день, то можно себе представить, откуда его притащило, и до коих мест мы бы добрались при южных зефирах.
  Добравшись, между тем, до мыса Лейсмит, мы остановились и бросили якорь. Весь день производили измерения и исправления берегов, бухт, фиордов и проливов. На картах прямо указывается: "Очертания берегов и глубины к востоку от 20о Гринвича наложены недостоверно. Плавание в этих водах требует осторожности." А глубин вдоль берега и вообще не было! Меряем, пеленгуем, вычисляем. Ночью с 6 на 7 августа отправили два самолета. На "Хенкеле" полетел Власов, Симка Иванов с рацией и Варламов с аэрофотосъемкой, на "Ш-2" Бабушкин и Жонголович (зарисовывать). Все это - в карты. Вернулись они в 4 ч. утра. Варламов рассказывает, что на карте очень многое переврано, снимать было трудно, хочешь снять карточный фиорд, а его нет, хочешь снять островок- нету, зато есть "вакантный" в другом месте.
  Стоим в чистой воде, милях в 5 от берега. Он спускается вниз отвесной стеной широчайшего глетчера, шириной километров в 20 (и 60 миль по береговому фронту) - самый большой глетчер Северного полушария.
  Утром миновали островки Брок и Файн, прошли район гибели "Италии". У Брока "Красин" собрал со льдины Цасино, Мариано и мертвого Мальмгрема, чуть севернее- группу Вольеру и самолет Лундборга.
  Мы обогнули Шпицберген. Здесь, видимо, начинается знаменитая Великая Северная полынья. Бочаров уверяет, что блестяще оправдался и ледовый прогноз Зубова. Визе, например, говорил Бочарову перед отъездом: "Жаль мне вас, не удастся вам обогнуть Шпицберген".
  Бабушкин рассказывает, что этот самый ледник тянется покуда хватает глаз, широченный, огромный. Впечатление такое, что ледовая шапка покрывает всю Землю. Далеко на юге видны легкие льды.
  Гутермановский ночной зонд поднялся на 10 км. Сейчас 5 ч. утра. Спать! Стратосфера на 7.5 км= -52оС. Холодновато.
  
  РАДИОГРАММА 6 августа (напечатано "Правда" 9 августа)
  Хорошо идти чистой водой тчк Трое суток мы брели сплошными ледяными полями торосами ропаками проламывая грудью ледокола путь вперед тчк Мощность льда оценивается десятибалльной системе тчк Эти почти трое суток мы шли десятибалльном льду тчк Корабль показал отличные ледокольные качества Капитан Николаев высокое мореходное мастерство абзац
  Покинув наскучивший пейзаж величественных отвесов Семи остовов мы сегодня шестого подошли месту которому семь мет назад прикованы взгляды всего цивилизованного мира месту где погиб дирижабль Италия тчк Здесь маленького каменистого островка Брок советский ледокол Красин спас Мариано чуть севернее снял льдины группу Вольери тчк Сегодня утром эти места покрыты разреженным льдом принесенным нордом севера абзац
  Пробив дорогу тяжелых льдах Садко обогнул Шпицберген сейчас находимся мыса Лейсмит тире восточного мыса северо-восточной земли архипелага тчк Эта громадная земля считается второй величине архипелаге тчк Почти вся она покоится гигантским колпаком материкового льда толщиной километра абзац
  Сейчас например стоим колоссального глетчера ширина которого превышает двадцать километров тчк Достигнув мыса Ушаков приказал стопорить машину тчк Картах всего мира есть примечание квч Очертания берегов и глубины востоку двадцатого меридиана мало достоверны плавание этих водах требует осторожности квч Экспедиции предстоит большая благодарная работа двт стереть карт это примечание абзац
  Столе капитанской рубки разложены карты русском английском норвежском языке тчк Евгенов Николаев профессор Жонголович устали определяют окрестности тчк Непрерывно раздается возгласы пеленг Белого острова пеленг мыса Икс пеленг мыса Игрек пеленг Белого пятна тчк Потом все эти данные будут сверены картой описаниями прежних экспедиций выведены точные координаты истинное положения очертания берегов и островов абзац
  Никто в этих местах не мерил глубины тчк Каждые пять минут капитан включает эхолот промеряет дно заносит специальную книгу тчк Глубина пяти милях берега колеблется пятидесяти двухсот метров авзац
  Ровно месяц назад Садко покинул Архангельск это время пройдено около пяти тысяч километров сделано 46 станций.
  
  7 августа.
  Утром, видимо, пал туман. Точно об этом, к сожалению, мне неизвестно, т.к. мы легли в 9, а встали в 4 дня. Для того, чтобы проснуться, завели будильник. Практика "Садко" показала, что есть два способа будиться будильником : первый (когда устал и боишься не услышать)- подвесить на веревочке над ухом, так делает Сашка Погосов. Второй: ставить его как можно дальше и каждый раз- в новое место, дабы, проснувшись, не сразу сообразил, откуда он звонит, и не мог моментально зажать ему глотку. Так делает большинство участников.
  Часиков до 6 утра читали "Историю партии" к сегодняшнему кружку, а, затем, пришли "поговорить" Ешурин, Погосов, Варламов и торчали до 8. Сашка рассказывал об изумлении Баевского, когда тот в Кремле при награждении узнал, что Микоян - Сашкин дядя, Ешурин - кинематографические истории.
  Но туман днем был-таки сильный. Мы прямо с тоской вспоминали вчерашнее солнце. Посыпал немощный снег, t упала до 6о. Потом появились обещанные Бабушкиным жиденькие 5-ти бальные льды, на которые никто после "7 островов" и смотреть не хотел.
  Днем остановились у одной большой льдины, в центре которой голубело озерко пресной воды. Опустили шланг, набрали 50 тонн. Ценность воды постигаешь в Каракумах и за 10 000 км- в Арктике. Хорошо бы и уголь найти на льдине. Факидов и Золотарев воспользовались остановкой и взорвали испытательно аммонал. Ничего, рвется!
  Осоавиахимовцы вышли на лед и устроили стрельбы по мишеням. Самый северный в мире тир!
  Сейчас 3:30 утра на 8 августа. Вчера Виленский принял по радио, что в номере от 7 августа помещена моя корреспонденция, посланная в ночь на 4 августа о выходе в Ледовитый океан. Сегодня днем подошли к о. Белому и, не доходя 15 миль, повернули на восток. Скоро станция- спать нем смысла.
  Виленский сейчас побрился- впервые после Баренцбурга. Об уснуть не вышло и речи. Часа в 4 к нам зашел Ушаков, затем забрел Погосов. Ушаков рассказывал об эскимосских обычаях, и, в частности, обычае кровного братства (когда жены объявляются общим достоянием и дети тоже), о многоженстве (до 5 жен, один имел 26 детей), о нравственности. Затем разговор перекинулся на охоту на медведей.
  Ушаков рассказывал:
  -Бьешь их с разного расстояния. Обычно, гонишь за ним на собаках, загонишь и стреляешь. Он, обычно, пробежит сажен 100 и оглянется- преследуют ли. Одного гнал километров 15.
  С одним забавно получилось. Нагнал его, пока приостановил собак и соскочил- метров 10-15 осталось. Да еще зацепил за застург, упал. Тяну винчестер и не знаю- ткнулся он дулом в снег или нет (тогда стрелять нельзя), выстрелил. Попал, не целясь, в лоб. Он по инерции- бежал ко мне- проехал, и нос к носу.
  Иногда они семьями ходят- раз я 5 штук за 5 минут убил на Северной земле. А на о. Врангеля был такой случай: поехал один эскимос за медведем, собаки разогнали, медведь бросился наперерез. Да схватился не за собак, а за передок нарт и возит его взад-вперед. Мы смотрели в бинокль, решили: кончился Янек. Успел отскочить, прострелил.
  Было и так. Догнал. Близко. Нажал- чик. Оказывается- расстрелял дорогой. Стало скучновато, а он на меня смотрит. Патроны висели в поясном патронташе. Достал один, пристрелил.
  
  Сашка Погосов увидел у нас на столе в стакане косточку нерпичьего penis"a и заметил:
  -Во Владивостоке есть один капитан. У моржей кость гораздо больше и напоминает ножку стула. Он сделал стул из них И затем предлагал дамам: "Садитесь на этот... (тут он делал паузу).. стул".
  Ушаков добавил, что косточка penisa медведя очень напоминает ручку, можно вставить перо и писать, косточка песца очень изящна, и рассказал:
  -Есть одна полярница.... Один промышленник взял кость penis"a моржа и говорит ей: "Вот, Ириша, вещь. От такой и скончаться можно". "Да, - ответила она, - только на том свете обязательно спросят: отчего умер?".
  Уснул в 9 утра 8 августа.
  
  РАДИОГРАММА 7 августа (напечатано 10 августа "Правда")
  Еще вчера солнце заливало ослепительно режущим светом водяные окрестности заставляло наряжаться темно-синие дымчатые очки укладывало нежный загар чисто выбритые лица наших высокоширотных мореплавателей тчк Сегодня седьмого снова пал надоедливый туман покрывший серой шапкой все горизонты тчк Вместе ним атмосфера опечалила нас реденьким снегом понижением температуры нуля тчк Только сообщение полученное корабле пущенного утром радиозонда нас несколько утешило двт высоте пяти километров было значительно прохладнее минус 5 градусов абзац
  Как ни странно новому появлению льда участники экспедиции сильно обрадовались тчк Протяжении всех встреч ледяными полями мы проводили большие работы определению характера льдов их расположения происхождения тчк Только районе Семи островов было сделано сотни фотоснимков отдельных льдин полей торосов айсбергов тчк Корабле заведена специальная книга которой составляется паспорт каждое интересное ледовое образование записываются его формы характеристика особые приметы абзац
  Каждой остановке физик челюскинец Ибрагим Факидов выскакивает борт ищет океане особые виды льда тчк Взятые образцы он кладет гидравлический пресс выжимая него все соки изучая его прочность плотность другие физические качества тчк Оказалось что плотный снег выдерживает давление 18 атмосфер подмытый лед 33 атмосферы тчк Пресс может дать 120 атмосфер мечта Факидова найти лед который выдержит такое колоссальное давление тчк Правда его поиски представляют чисто теоретический интерес ибо такого льда ни один корабль мире выбраться не сумеет абзац
  Сегодня днем капитан сделал остановку требованию тчк Центре огромной льдины голубело озеро прозрачной пресной воды образовавшейся таяния льда тчк Попробовали вкус чудесный тчк Спустили шланг течении нескольких часов забрали 50000 литров напитка наших условиях почти столь драгоценного как уголь абзац
  Садко идет размытому пятибалльному льду тчк Днем подошли меридиану острова Белого прошли 15 милях острова взяли курс норд тчк Начат второй этап плавания обход Земли Франца Иосифа севера тчк Первый этап закончен блестяще установленные сроки тчк Программа намеченных научных работ выполнена полностью тчк Особое значение имеют исследования проведенные Гренландском море тчк Там стыкуются два великих океана - Атлантический Ледовитый там теплые южные течения встречаются холодными полярными водами там развязывается гидрологический узел Северного Морского пути тчк Изучить взаимодействие этих потоков проследить дальнейший путь теплых течений Ледовитого океана крайне важно мореплавания вдоль всего материка Евразии абзац
  Собранные материалы подвергаются тщательной обработке тчк Однако сейчас можно полной уверенностью сказать плавание Садко внесло немало нового наши познания Гренландском море тчк Нам удалось установить дальнейшее потепление атлантических течений вливающихся Гренландское море что намекает благоприятные условия плавания Северному Морскому пути будущем году тчк Промеры глубин дали новые данные изменяющие представления границах материковой отмели тчк Материалы дают основания предполагать несколько ином расположении некоторых течений чем считалось раньше тчк Наконец Садко впервые так рано обогнул Шпицберген, значительно уточнил карту северо-восточной земли тчк Первый крупный выход советской науки мировой океан увенчался большим успехом абзац
  Ледовитом океане экспедиция продолжает углубленную научно-исследовательскую работу тчк Результаты пока неплохие тчк квч Если так пройдут остальные три месяца плавания говорит руководитель научной части Зубов то материалы экспедиции придется изучать крайней мере пять лет квч абзац
  дайте карту похода
  
  8 августа.
  По-прежнему, туман. Лед плотный, многолетний, силой до 10 баллов. Откуда его здесь, на относительном юге, столько нагнало? Ведь мы опустились почти на полградуса. Сегодня утром с очень большим трудом вырвались от о. Белого, сейчас застряли на половине между Белым и Викторией, берем 13-ти часовую станцию, готовые в любую минуту сняться и спасаться на север.
  Лед лежит внешне рыхлый, но большими ледяными полями, грязный от частого употребления, рыжий от водорослей, мутный от берегового припая. Изредка проносятся айсберги, оторвавшиеся, видимо, от с ледников Шпицбергена. Высота одного была больше 10 метров.
  Ушаков сегодня получил запоздалую радиограмму с Диксона (от 2 августа) о том, что Масленников, летая за Врангелем, видел какую-то землю (возможно, мифическую землю Андреева).
  Сейчас 5:30 утра. Южным ветром нанесло разводья. Ушаков совещался ночью с Зубовым и Евгеновым (и Николаевым). Часто смотрит на лед.
  
  РАДИОГРАММА 8 августа (напечатано 11 августа "Правда")
  Медленно осторожно пробирается ледокол среди огромных ледяных полей густо посыпанных свежим снегом тчк Повинуясь капитану огромный корабль колесит влево вправо используя встречающиеся разводья скрежетом врезается молодой лед или отступает назад чтобы взять разбег продавив затем упрямое поле тяжестью корпуса помноженной силу инерции абзац
  Сон участников экспедиции проходит всегда аккомпанемент льдин ударяющихся борт тчк Мы научились тону доносящегося скрежета определять мощность льда не выходя палубу тчк Например звуковые сигналы сегодняшнего девятибалльного льда доходят каюты виде грохота трамвая проносящегося над Арбатской станцией московского метрополитена абзац
  Как вчера море затянуто серой пеленой тумана тчк Изредка его слякотной неизвестности выплывают огромные айсберги оторвавшиеся видимо ледников Шпицбергена тчк Они проходят мимо нас впечатляя своей десятиметровой высотой тчк Мы знаем что лицезреем только одну седьмую их величины ибо основной корпус айсберга скрыт под водой тчк И когда прикинешь их общую пятидесяти семидесяти метровую высоту невольно проникаешься уважением этим ледяным путешественникам величина которых превышает Исторический музей абзац
  Мы идем восток держа курс острову Виктории- крайней западной земле советской Арктики тчк Завтра девятого утром Садко пересечет ... меридиан вступит советские воды закончив четвертую тысячу километров заграничного плавания тчк
  
  9 августа.
  Пробиться к Виктории не удалось. В 3-4 часа дня мы повернули на север. Курс относительный, так сказать, генеральный, ибо очень, очень часто, почти непрерывно, ледяные стены заставляют нас менять направление. Идем очень медленно, тяжело, неуютно.
  Туман немного рассеялся, вечером проглянуло на 10 минут солнце, затем опять все затянуло пеленой. К полуночи находились на 80о37".
  Вечером была лекция Зубова о морском льде, причем он, завязнув на основах молекулярной физики, до льда так и не добрался. После лекции обсудили наши обязательства по договору с "Сибиряковым" и "Русаковым" : основное- закончить рейс к 7 ноября.
  Затем смотрели картину "По Самарканду" (и "Дело с застежками"). Забавно видеть, как на базаре продают лед и прошлогодний снег.
  Володя устраивает сеансы для желающих или участников какой-нибудь съемки и по каютам.
  
  РАДИОГРАММА 9 августа.
  Плавание Арктике переполнено всякими парадоксальными неожиданностями тчк Обогнув Шпицберген мы направились вниз карты югу тчк Сколько хватает глаз разливалось море чистой воды тчк Пройдя полпути острова Белого мы начали встречать сначала отдельные льдины затем айсберги наконец жесткие ледяные поля тчк Вчера утром огромным трудом выбрались ледяной петли захлестнувшей остров Белый направились земле Виктории намереваясь уже оттуда повернуть северо-восток тчк Оказывается льды тянулись сплошной стеной вдоль квч южной квч восьмидесятой параллели тчк Пробившись около этой стены сутки Садко вынужден был повернуть север тчк Путь тяжел тернист однообразен тчк Весь день идем тяжелом десятибалльном льду часто меняя направление выбирая многих ледовых зол самые податливые тчк Полночь девятого десятого достигли 80 град 37 минут тчк Туман немного рассеялся лед нет абзац
  Плавание льдах чрезвычайно сложная наука тчк Нужно уметь выждать иногда отступить назад вовремя свернуть сторону тчк Положение серьезное Ушаков Николаев Зубов почти не покидают капитанского мостика месте решая все тактические задачи непрерывно выдвигаемые огромным белым учебником распластанным поверхности океана абзац
  Вчера обстановка заставила нас выждать перегруппировки льда тчк Воспользовавшись остановкой решили устроить большую научную станцию она длилась тринадцать часов тчк Гидрологи сверх обычных приборов опустили воду вертушки Экмана определяющие направление скорость подводных течений тчк Планктонолог взял больше 40 проб планктона биолог достал глубины 100 метров замечательные красочные морские лилии десятком распускающихся щупальцев кучу звезд ежей тчк Сейчас нашем кинотеатре просмотрели картину видами Самарканда тчк Больше всего понравились очереди льдом снегом выстроившиеся базаре тчк Затем вся экспедиция грустно вздохнула виде чудесных ароматных дынь спелого винограда тчк
  
  10 августа.
  По-прежнему в тяжелых льдах. Все время хруст за бортом. Часто приподымаемся на дыбы. Часто качает, как на свежей 4-х бальной волне. Виленский говорит, что его даже чуть поташнивает. С палубы взглянешь- лед сплошной, сугробистый, от края до края земли. Впечатление такое, что колоть его можно без конца.
  Гутермановский зонд добрался до 19250 м. t земли= -0,2 о С, стратосфера t= -47 оС, t потолка = - 3 оС.
  Хочется увековечить меню:
  8 ч. завтрак: котлета колбасная, масло, галеты, чай с экстрактом.
  12 ч. обед: суп-пюре мясной, бефбули из быка, кисель черносмородиновый.
  4 ч. чай: хлеб белый, масло, чай, галеты, варенье из апельсиновых корочек
  8 ч. ужин: суп-пюре, пирог с мясом, хлеб, масло, чай, конфеты.
  Идти на север ночью ( на 10 августа) было нельзя- Николаев отказался, боясь сесть на мель. Восток был забит льдами. Двинулись на юго-запад, часто меняя курс. Вечером достигли о.Белого, в полночь вышли на чистую воду и вдоль кромки- на северо-запад. Хорошо.
  Перед кромкой Ушаков и Бабушкин пристрелили морского зайца пудов на 15. Первый в экспедиции. Зайчиха.
  Эзра вечером рассказывал историю своей женитьбы.
  
  РАДИОГРАММА 1 10 августа
  Завтра исполняется месяц непрерывной вахты высокоширотной экспедиции обслуживанию перелета авиатора тчк Подножья полюса высоких параллелях Арктики мы являемся дозорными метеорологических условий решающих старт смелого перелета охраняющих великую полярную воздушную магистраль тчк Всех сторон стекаются рубку ледокола рапорты состоянии погоды северном полушарии нашей планеты специалисты анализируют каждое сообщения отдельности сумме другими составляют условную характеристику погоды всей трассе перелета и вместе своим прогнозом метеорологический условий ближайшего дня сообщают Москву сведения авиатора абзац
  Ежедневно радисты Садко принимают результаты наблюдений полутораста станций СССР заграницы тчк Первым аппарату подходит Диксон оповещающий состояние погоды Карском море всем полярном побережье Советского Союза тчк Короткой очередью шифрованных цифр проходят пять станций Латвии ними следуют двенадцать станций Швеции затем идут сводки метеорологических пунктов Норвегии Германии Франции тчк Итак три раза день абзац
  Сухих коротких цифровых сводках содержаться все что нужно знать пилоту двт данные силе направлении ветра давлении его тенденции максимуме минимуме температуры воздуха облачности ее высоте количестве характере значительности осадков прочее тчк И все эти наблюдения принимаются Садко по каждой станции три раза сутки тчк Течение месяца радисты ледокола Гиршевич Михайлов Иванов приняли свыше одиннадцати тысяч таких наблюдений отдельных станций тчк Переводе слова это составит сто тридцать тысяч слов тчк Подавляющая часть времени работы радиорубки занята обслуживанием перелета абзац
  Сопоставляя все сводки синоптик экспедиции скб старший научный специалист Бюро прогнозов Центрального Управления метеорологической службы СССР скб ясно видит общую картину определяет куда дуют ветры разгадывает пути циклонов антициклонов тчк Диксоне сегодня скучная погода низкая облачность слабый дождь температура плюс шесть приличная видимость тчк Маточкином Шаре моросит дождь туман давление медленно падает тчк Земле Франца Иосифа давление растет сыпет мелкий дождь температура минус один тчк Вот Стокгольме Риге светит солнце легкие облака почти ясно температуры доходят плюс восемнадцати тчк Два раза день Клемин вычерчивает карту погоды тчк Ясно видно сейчас метеорологические условия трассе перелета пока благоприятны тчк Всем материкам проходит отрог высокого давления обеспечивающий слабые ветры хорошую видимость кучевую облачность разрывами дающую возможность ориентировки тчк Районе Земли Франца Иосифа кромки льдов пятна тумана значительная облачность дальше Полюса отличные условия полета тчк Такая погода продержится и завтра тчк После западной северо-западной части Карского моря облачность увеличится южные ветры усилятся тчк Закончив карту Клемин посылает оценку погоды свой прогноз Москву тчк Итак два раза день завтра одиннадцатого уйдет прогноз номер 57 абзац
  Но Садко передает Москву и свои собственные наблюдения тчк Сейчас мы являемся самой северной мире метеорологической станцией тчк Каждые три часа геофизики экспедиции Березкин Гутерман проводят полный цикл наблюдений погодой тчк Каждую ночь стратосферу уходит радиозонд тчк Сей день сделано 160 наблюдений выпущено одиннадцать зондов тчк Сегодня нас пасмурно дует очень слабый восточный ветер туман немного рассеялся температура упала минус одного тчк Пущенный ночью зонд поднялся высоты девятнадцати километров зарегистрировав минимальную температуру тчк Все эти данные наравне прогнозами немедленно также отправляются Москву абзац
  Так ежедневно ежечасно коллектив высокоширотной экспедиции делает все облегчения небывалого перелета героя Советского Союза выполняя одну важнейших задач доверенных экспедиции тчк Каждый милей пути мы приближаемся меридиану вдоль которого полетит авиатор тчк Успеем мы не успеем пройти крыльями замечательного советского самолета но шум его мощного мотора прокатится необъятным просторам полярного бассейна Арктики всколыхнет атмосферу всего земного шара тчк
  
  РАДИОГРАММА 2 10 августа
  Попытка пробиться прямо Север не удалась тчк Тяжелые льды загромоздили дорогу заставили нас сегодня утром повернуть юго-запад тчк Вечеру вновь появились виду острова Белого мимо которого прошли два дня назад тчк Сейчас идем Запад рассчитывая достичь полосы чистой воды которая тянется вдоль восточных берегов Шпицбергена тчк Оттуда повернем Север абзац
  Туман немного рассеялся смену сплошным ледяным полям пришел битый торосистый лед появились большие полыньи тчк Видимо скоро выберемся свободу абзац
  Наша многодневная борьба тяжелыми льдами дала обширный материал бригаде изучающей поведение корабля льдах тчк Удар каждой льдины корпус судна его влияние регистрировалось точнейшими приборами тчк Руководитель работ инженер Дубравин считает Садко отлично выдержал очень серьезное испытание тчк Корабли такой формы длины разумеется некоторыми изменениями обводах вполне пригодны плавания Арктике тчк Независимо выводов бригады участники экспедиции успели нежно привязаться своему Садко уверены его ледокольных качествах также как исключительном мастерстве своего ледового капитана тчк
  
  11 августа.
  День событий, которые м. быть большими и трудными. Шли полыньей и к 10-12 часам пересекли 81о. Таким образом, чистой водой перли от 80о15" и 30о30" до 81о3" и 28о (на 12 часов дня). Часов в 10-11 штурман Марков заметил милях в 50 на северо-западе какое-то темное пятнышко. Поглядел Ушаков и Николаев и свернули на запад. Шли до 28о, пока не уперлись в лед. Туман горизонта менял очертания, пятно- нет.
  Остановились. Хотел лететь Бабушкин на "Хенкеле"- не завелся. Взлетел в 2 часа дня Власов на "Ш-2". Летал 2 часа, шел волнами тумана, осмотрел в радиусе 25 миль (т.е. летал на 12 и видел на 12 миль вперед) запад, север и восток- никакой земли Джиллиса не обнаружил. Дальше лететь и смотреть мешал туман.
  У нас уже накопилось много признаков земли:
  Ушаков считает нерасплывчатые очертания вещью. Ермолаев достал грунт- крупная галька. В течение нескольких миль глубина понизилась с 400 до 150 метров. Бабушкин указывает, что нет зверя (ушел на землю), и птицы летят от нее к нам (это заметил во время полета и Власов).
  Лед- крупно-битый, но прошедшие ветра его не тронули- значит за что-то цепляется (Ушаков высказывает предположение о мелководье, а на нем сидят айсберги). Евгеньев осторожничает, но намекает, что вот не верим в землю Андреева, а сейчас Масленников ее видел. Ушаков постановил задержаться на месте на день, завтра пустить 2 самолета.
  Среди газетчиков дикое оживление. Черненко написал 1000 строк. Самая ходовая книга : Самойлович "Во льдах Арктики", где рассказана история земли Джиллиса.
  Сегодня утром взяли 50-ую станцию.
  
  РАДИОГРАММА 11 августа напечатано 13 августа "Правда"
  Двести лет назад английский мореплаватель Джиллис время своего плавания якобы обнаружил северо-востоке Шпицбергена Землю вошедшую потом историю именем мифической Земли Джиллиса тчк Затем ее существование предполагал известный путешественник Баффан тчк 1896 году английский исследователь Фредерик Джексон пытался найти Землю но безуспешно тчк Адмирал Макаров время своего похода Ермаке 1899 году предполагал видел Землю Джиллиса расстоянии восьмидесяти миль тчк 1925 английский мореплаватель Уорслей плавая районе Северо-восточной земли также будто бы видел проблематичную Землю тчк Умберто Нобиле пролетая над этой Землей 15 мая 1928 года ее не обнаружил тчк Ледокол Красин спасая Нобиле том же году пересек указанное картах пунктирное изображение Земли не встретив никакой суши тчк Один лучших знатоков Шпицбергена норвежский ледовый капитан Свенсон неоднократно плававший рыбачьих ботах севере архипелага которым мы встретились Баренцбурге считает существование Земли абсурдом абзац
  Есть эта Земля или нет всяком случае все исследователи сошлись том что если эта Земля существует всяком случае не там где ее искали значительно севернее западнее тчк Одной задач нашей экспедиции является окончательное разрешение этого вопроса абзац
  Выбравшись чистую воду Садко сегодня одиннадцатого днем пересек 81 параллель вступив район помеченный всех картах мира белым неисследованным пятном именно здесь последней версии находилось единственное место возможного существования Земли Джиллиса абзац
  Сопровождавший нас несколько дней туман немного рассеялся отступив горизонту тчк Одиннадцать утра стоящие мостике Ушаков Николаев Марков заметили северо-западе милях пятидесяти темное пятнышко тчк Туманные формы горизонта все время изменялись очертания пятнышка нет тчк Это всех заинтересовало тчк Шесть дней назад когда мы были районе острова Брок вахтенные также наблюдали мутное пятно северо-западе тчк Подозрение усиливалось рядом обстоятельств двт северо-запада летели птицы зверя не видно глубина расстоянии нескольких миль резко понизилась четырехсот полутораста метров исследование грунта показало гальку лед шел битый ветра его не уносили значит что-то его задерживало абзац
  Ушаков приказал остановить Садко послать разведку самолет тчк Два часа летчик Власов вылетел район таинственного пятна тчк Пролетав два часа вернулся сообщив радиусе 25 миль никакой Земли западе востоке севере не обнаружено никаких признаков ее нет тчк Дальше лететь мешал туман абзац
  Таким образом существование Земли пока не подтверждено не опровергнуто тчк Ушаков решил задержаться этом районе завтрашнего дня если туман рассеется послать детального воздушного обследования оба самолета экспедиции тчк
  
  12 августа.
  Никакие самолеты, увы, не полетели. Весь день стоит туман. Днем на полминуты выглянуло солнце, определились: на 12 часов дня наше счисление 81о10,7"N и 26o27"E. Стоим в тяжелом двухметровом льду, дрейфуем.
  Народ начал немного томиться по теплу. Лучше всех сказал Журавлев:
  -Эх, что сейчас на юге делается! Хорошо бы подкрасться тихонечко туда, хорошую погоду у них утащить, а им нашу подсунуть. Не надолго, хотя бы часика на три. Послали меня лечиться в Евпаторию. Приехал и обидно стало. Такую бы картину нам на Новую Землю. Хотя бы на неделю!
  Многие жалуются на недостаток времени. Неплохо высказался сегодня Марков:
  -Не хватает суток. Привязать бы к солнцу двухпудовую гирю, чтобы оно медленнее вращалось.
  Пользуясь остановкой, взяли полусуточную станцию. Вс. Березкин заметил очень любопытное явление. Обычно, свет проникает всей гаммой до глубины в 110 м. Вчера он опустил свои приборы под лед на 10 метров и они показали тьму. Он повторил отсчеты- то же. Тогда сегодня он сунул на 10 м. специальный фотометр. Сейчас Варламов проявляет снимки, любопытно, что получится. Бочаровский планктон тоже держится как можно ближе к дну льда. Но потому ли , что глубже мало света, или глубже мало света потому, что поверхностно-кишащий планктон его страшно рассеивает? Бочаров это проясняет сегодня.
  Вечером в кают-компании Н.Н. Зубов прочел третью свою лекцию "История земли Джиллиса". Как и первые две лекции Зубова, она осталась незаконченной.("Чтобы корреспонденты не успели в один день записать")
  Власов с существованием земли в этом районе не согласен. Летая в отличную видимость от "7 островов", он видел даже о. Карла, а землю (в направлении, в коем ее видел от "7 островов" "Ермак" - с судна, а не с самолета) он обязательно бы заметил. Во второй - вчерашний- полет он видел тут только очень плотные паковые ледяные поля. "Если она есть, то сильно севернее".
  Судя по телеграмме, сегодня ночью вылетает Леваневский.
  
  РАДИОГРАММА 12 августа. напечатано в "Известиях" 17 августа
  Ста шагах корабля синеет полоса чистой воды тчк Врезавшись кромку льда Садко стоит без движения выжидая летной погоды тчк Как только рассеется туман оба самолета экспедиции будут спущены борт начнут тщательное обследование громадного белого пятна краю которого мы прислонились тчк Но туман продержался весь день двенадцатого отрезав возможность воздушного наступления тчк Ушаков решил ждать завтрашнего дня абзац
  Внутри этого белого пятна тянущегося запада восток восемьдесят миль простирающегося верх далеко северу не был никогда ни один корабль тчк Нижняя граница пятна проходит примерно 81 параллели площадь извивается между двадцатым тридцать пятым меридианами тчк Запада востока юга границы пятна охраняются плотным льдом абзац
  Вообще этих широтах плавало очень мало кораблей тчк Однако они сумели хорошо изучить океан трех сторон вокруг пятна внутрь же его не проник никто и что оно представляет никому неизвестно тчк 1928 году ледокол Красин поднялся Семи островов до 81 градуса 47 минут хотел пройти восток но льды белого пятна заставили повернуть вниз тчк 1931 году подводная лодка Наутилус поднялась двадцатому меридиану 82 параллели повернула восток но льды белого пятна заставили опуститься тчк Том же году стотонный бот Книпович 35 меридиану дошел 82 градуса повернул запад но те же льды преградили путь и ему потребовав изменения курса абзац
  Естественен огромный интерес проявляемый полярниками мореплавателями этому району тчк Изыскания некоторых них скб Книповича прошлом году скб показывают наличие дне гравия тире обычного признака близкой Земли тчк Время пребывания вблизи Семи островов некоторые исследователи скб например адмирал Макаров 1899плавая Ермаке зпт английский капитан Уорсли 1925 скб видели севере неясные туманные пятна похожие Землю однако поручиться этом не решались абзац
  Изучение таинственного белого пятна представляет исключительный интерес географии океанографии мореплавания тчк Садко сейчас вступил этот район сегодня мы находимся широте 81 градус 16 минут долготе 26 градусов 27 минут тире так сказать сенях загадочного здания тчк Последние десятки миль мы шли районе до нас неизвестном где не было определено ни одной глубины тчк Удалось обнаружить глубина резко упала четырехсот полутораста метров тчк Исследования грунта принесли морского дна крупную гальку тчк Сопоставляя эти данные другие наблюдения результатами прежних исследований Ушаков Зубов предполагают что внутри белого пятна существует либо обширное мелководье либо земля или группа островов постоянно задерживающие лед этом районе делающие его недоступным абзац
  Мы нетерпением ждем прояснения погоды чтобы решить одну крупнейших загадок Ледовитого океана.
  
  13 августа.
  Сегодняшняя ночь (с 12 августа) оказалась переполненной событиями. Легли мы спать. Я окончил "Саламбо" и решил уйти к Морфею. На часах - 5 утра. От дремоты подняла канонада. Выскочил на палубу. Оказывается, заметили медведя, Нечаев сказал об этом Ушакову и Погосову. Те притаились на полубаке. Когда медведь подошел метров на 300-350, Ушаков выстрелил- промахнулся. Немедленно выстрелил Погосов, зверь подскочил и бросился бежать, Ушаков ударил- попал, Погосов стукнул- попал. Бросились на лед, а зверь уходит, вдогонку ему выстрелил Журавлев. Медведь стих.
  Стали искать- потеряли. А образовалась целая поисковая партия во главе с Варламовым, вооруженным "Зеркалкой" и патроном 16 калибра с дробью Љ2. Нашли. Н.Н. Иванов для верности подбил его еще одним зарядом.
  Подтащили к кораблю, и тут же, на льдине, Журавлев начал его свежевать. Особенно внушительны его лапы- широкие, огромные, чувствуется, что если один раз ударит, то дальнейшее теряет всякий интерес. Впечатляет и мускулатура. Неплохой тяжелоатлет вышел бы из этого трехлетнего дитяти.
  Я взял себе кость penis"a зверя, обстругал, хочу сделать ручку (для изящных дамских ручек). Должно получиться неплохо. Вообще же этот прибор у него, видимо, довольно значительных размеров и с хрящевым продолжением достигает, надо думать, 30-40 см.
  В 7 часов отправился слушать последние известия по радио. Передавали обзор сегодняшней "Правды". Забавно слушать ее в 7 утра, когда все московские читатели еще спят, и знать здесь новости раньше их. Правда, новости невелики, ибо обзор составляется очень убого и бездарно. Наиболее интересно сообщение Симбунренго о неком подполковнике, забравшемся в кабинет генерала Ногато и зарезавшем его ножом. Забавный способ уничтожения ближнего.
  К 8 часам начали пить какао. Вдруг влетает матрос- "Охотники тут есть?" Я выскочил на палубу. В полынье, в 50 метрах, кувыркался заяц (северный, т.е. тюлень С.Р.). А винтовку до сих пор не могу вымолить. Сашка сидел у меня в каюте, разговаривал с Эзрой.
  -Заяц!
  -Где? - и за винтовкой.
  Выскочил, ударил, попал в туловище. Тот перевернулся, нырнул, выглянул еще раз и смылся. Подождали, подождали, ушли допивать какао. Прибегают опять дозорные "Показался!". Соленая вода, видимо, разъедала рану и тюлень вылез на льдину, метрах в 300. Сашка выстрелил- мимо, вторично- тот подпрыгнул и скис.
  Притащили, освежевали- самка.
  В 9 лег спать, проснулся в 4 дня. Оказывается случилось еще одно событие. Митя Черненко пошел погулять на улицу, на лед, и вдруг раздались крики:
  -С Черненко несчастье!
  Он упал и не вставал. Вызвали доктора, побежали с носилками и сан. сумкой. Принесли на корабль. Оказывается- нервно-мышечный прострел. Сейчас спит. Через несколько дней пройдет.
  После чая сидели компанией за столом и Ушаков рассказывал свои впечатления о двух континентах, пересеченных на пути за Шмидтом и обратно. Забавные всего два инцидента:
  Одна газета послала спец. корреспондента в Фербенкс с заданием подробнейше описать смерть Шмидта. Температура у него держалась на 38,6о. Ушаков все время дежурил в госпитале. И бедняга корреспондент все время вертелся около, дабы не пропустить.
  И второе. В Вашингтоне, на углу около Белого Дома стоит продавец каштанов. Его предок торговал здесь еще при Вашингтоне. И с тех пор это место занято этой династией. Всякий посещающий Белый Дом считает своей обязанностью купить у него на 10-15 пенсов каштанов.
  Я рассказал о панике в Негорелом (??) и Минске.
  Потом толковали о Гаграх и Лакобе. Остальцев предложил отдыхать ехать кучно, компанией.
  Получил сегодня радиограмму от Зинки (от 11 августа). "Баренцбург станция напечатаны печатают ежедневно". Значит, оба очерка, посланные из Баренцбурга напечатаны.
  Днем немного прояснилось, показалось солнце. Но только хотели спустить самолеты- накрыл туман. Что за чертовщина! И сейчас светит солнце, а внизу все закрыто туманом.
  Сегодня утром Сашка Погосов принес тайком "по большому блату" полстакана мадеры. До чего приятно цедить по капле эту терпкую влагу! Страшно жалею, что не купил в Архангельске или Мурманске несколько бутылок вина.
  
  Пара рассказов.
   Ушаков:
  -В Нью-Йорке очень много понимающих русский язык. Как-то три наших товарища ехали в сабвее. Напротив сидела очень интересная женщина. Один спросил другого:
  -Интересно, кто ее ..... ?
  -Тише, кто-нибудь поймет.
  В это время станция. Поднимаясь, дама полуобернулась:
  -Во всяком случае, не такой дурак, как ты.
  Гиршевич:
  Жена главного врача Архангельской больницы нынче зимой возвращалась ночью из гостей. Встретился запыхавшийся мужчина:
  -Простите, гражданка, вы не видели поблизости милиционера?
  -Нет, вот иду 15 минут и ни одного милиционера.
  -Ах, так! Раздевайся!
  И ограбил до белья.
  
  8 часов. Звонок. На ужин- медвежатина, к ужину спирт и рыжики маринованные. Красота! Туман понемногу разгуливается. Мы отошли от кромки на милю к югу и стали на якорях.
  Глубина -178 метров. Счисление - на 16:20 - 81о12,5" и 26о10". Сдрейфовали на северо-запад, вглубь пятна. Хорошо!
  Леваневский опять отложен. Получено распоряжение пускать зонд три раза в день. Вот начнется морока!
  Ужин оказался превосходным. Медвежатина, которую я ел первый раз в жизни, превосходная. Мясо, правда, темное, развалистое, но вкус отличный. Хотел перекусить еще- не было. Вообще, успех ее сегодня за столом оказался высоким.
  
  После ужина Факидов, подрывник Золотарев, механик Герасимов, матрос-водолаз Кононенко, штурман Н.Н. Иванов и я поехали на айсберг. Он стоял в миле от "Садко", огромный, плоский, столообразный. Взяли винчестер. Подъехав, мы обнаружили, что один край у него выше другого и форма у коротких сторон четырехугольника- трапециевидная. Высота сторон трапеции 4 и 8-10 метров. В длину он имел около 150 метров, в ширину около 100. Следовательно:
  1. площадь = около 1,5 км2, подводная часть высотой около 55-60 метров. Махина стояла на чистой воде, отблескивая на солнце. Нижние края ее были сильно подмыты и образовались ледяные навесы. С трудом нашли одно место, где можно было выбраться под углом в 60о. Иванов зацепился за верх багром и подобрался. Затем забросили конец и подымались на руках.
  Самое трудное- доставить наверх ящик с аммоналом- 75 кг! Тащили его на конце, веревка соскочила и ящик едва не оборвался в воду. Саша Герасимов выскочил ему навстречу и , балансируя на круче, держась одной рукой за веревку, придавил своим телом ящик к отвесу.
  -Приготовьте конец на случай, если я упаду в воду, - попросил он.
  Пешней вырубили ступени во льду, и Саша встал твердо на ноги. Обвязал ящик канатом, ребята скололи верх кручи и подняли его на айсберг.
  Мы стояли наверху. Поверхность айсберга была покрыта плотным оледеневшим снегом, смерзшимся в куски, величиной с орех. Взорвать решили угол. Ящик взвалили на Факидова (больше 5 пудов с тарой!), я и Золотарев поддерживали с боков и утащили к месту взрыва.
  -Выройте яму, - попросил Золотарев, а сам начал готовить детонаторы.
  Я и Кононенко били пешней лед, потом выгребали лед руками. Наконец, получилась достаточная могила. Золотарев открыл крышку ящика, размешал аммонал в порошок. Ящик положили в могилу, к детонаторам приделали двойной бикфордов шнур длиной в 14 метров и сунули в ящик. Детонаторы, величиной с патрон нагана, наполнены гремучей ртутью. Действие их страшно: они развивают давление в 24000 атм. и, взорвавшись в руке, снимают все мясо, оставляя одни перебитые кости скелета. "Я сам видел много таких рук" - говорит Золотарев.
  -Все в лодку! - скомандовал Золотарев.
  Он поджег шнур, пробежал к лодке (которая была с мотором в полной готовности) и камнем свалился вниз.
  -Полный вперед!
  Мы понеслись. Прошло 14 минут. Ровно через 14 минут 10 секунд раздался ошеломляющий взрыв. Взлетел огромный сноп огня и сразу-100 метровый столб желтого дыма. Он держался несколько минут, постепенно растекаясь.
  Мы поехали обратно. На "Садко" все вышли на палубу, полубак и мостик. Еще издали поверхность угла айсберга казалась желто-опаленной. Мы подъехали ближе - угла не было, его снесло. Вокруг него плавал большой круг грязноватой ледовой кашицы с ледяными островками, внутри круга- чистая вода: таково действие взрыва. Айсберг потрескался в нескольких местах, с других сторон отлетели глыбы, на бывшем углу красовался замечательно-чистый хрустальный кристальный лед.
  Факидов подобрал в лодку несколько глыбок плотного льда. Он был совершенно прозрачен, страшно тверд и резал до крови руки, пресен и вкусен. Первый раз в жизни я поел айсберга. В полночь вернулись обратно. Взорвали, оказывается, не малое количество аммонала. Обычно, для взрыва льда при проводке судов употребляются порции от 10 кг. (максимум- 100 кг).
  Факидов тащит лед под пресс. Лед слоистый, видно, как постепенно на глетчере оседали слои снега, пласт за пластом. Испытание показало, что лед выдержал давление в 14 атмосфер, (прессованный снег -18 атм., рыхловатый многолетний лед "7 островов"- 33 атм.).
  Сейчас- час ночи. Солнце, штиль. Туман разнесло. Помогли Бабушкину спустить "Ш-2". Рядом с ним сел Ушаков в своей канадской полудохе (которая до penis"a и одевается мешком на голову). В путь- на землю Джиллиса. Власов на резиновой лодчонке, отгребая веслами, оттащил самолет подальше от "Садко" на простор. Сейчас начали запускать мотор. Вылетели в 1 час 15 минут. Курс- норд-ост.
  Сегодня я начал играть в турнире. Сыграл две партии- с Н.Н. Ивановым и Апокиным. Обе легко выиграл. Вечером был кино-вечер. Виленский сделал доклад об истории кино.
  Самолет летал 1ч.40 мин. и обшарил весь запад. Ушаков рассказывает (все на него накинулись), что отлично были видны "7 островов", но никакой другой земли нет- лед. Большей частью, ледяные поля местного образования. Большинство их длиной в ¾ - 1 милю, но одна попалась и в 7 миль. По стыкам- битый лед.
  Решили послать еще Власова на восток. Приподнятый до борта самолет спешно окунули обратно в воду. С Власовым полетел Марков. Вылетели примерно в 4:30 утра. В 6 часов прилетели, вокруг "Садко" уже падал туман. Шли они на восток 35 минут- 35 миль. Дальше врезались в туман. Земли никакой. Кромка льда тянется ровно на восток и затем немного заворачивает к северо-востоку.
  В 7 ч. вынули якорь и двинулись в путь на восток. Я пошел, принял "последние известия", Гутерман пустил третий зонд, потом обрабатывал данные подъема, он, бедняга, высох, как лист и ходит бледный и немощный, как тень. В чем душа держится!
  Выпили чаю, смотрел партию Остальский - Виленский (ничья), которую они эндшпилили до 90 ходов. Лег в 10:15. Лежал час- не могу уснуть. Встал, дописал сейчас в дневник о результатах полетов, через 15 минут пообедаю и залягу спать.
  Прощай земля Джиллиса!
  13 часов - пообедал. Курс- чистый норд. Спать!
  14 августа.
  Как прошел день- об этом мне почти неизвестно. Я и Виленский спали до 9 ч. вечера. Затем поужинал, сыграл удачно 2 партии в шахматы.
  Судя по рассказам, мы пошли ровно в 7:40 утра. В 4 часа утра мы находились на 81о12.5"N и 26o10"E. Шли в тумане, сначала чистой водой, затем потянулся крупно-мелко битый лед, ледяные поля с полыньями, дающие возможность легко пробираться вперед.
  Шли на ост. К 20 часам добрались до 81о21"N и 29o52,5"E. Глубина - 200 м. До 81о13,3"N и 29o25"E шли на чистой воде, затем повернули на NO.
  Сейчас полночь. Остановились на станцию. Туман. Лед 9-10 баллов.
  Сегодня утром зашел Ушаков. Долго толковали о человеческих настроениях в Арктике, о необходимости в кинокартинах экспедиций показывать быт человека, его думы, его взаимоотношения.
  12 ночи: 81о25"N и 30o20"E. Станция!
  15 августа.
  Спал за эти сутки, наверное, часов сорок. Сейчас смотреть на койку не могу. Влезли в лед, баллов на 7. Плитные поля, толщиной в 2 - 2½ метра. До 8 часов утра кое-как придерживались курса. Дальше пошел мудеж.
  Мы стояли во льду, плотно прижатые полями. Метрах в 300 от нас виднелась полынья. Все страстно на нее заглядывались. Решили подождать- она не идет, не придвигается.
  Наш Магомет сунулся вперед. 6 раз мы колотили в перемычку и не подались вперед ни на шаг. Тогда зацепили льдину, которая прилегала к перемычке (и ей некуда было податься) и на стояночном канате пытались отвести ее ледоколом назад. Она немного отъехала, трос натянулся, как струна до "ре", льдина уперлась в поле.
  -Стоп! - распорядился капитан.
  -Позвать Николая Яковлевича!
  Пришел Золотарев. Слазил за борт, осмотрел льдину. Меж тем побило 12 ч дня, за вахту прошли 150 метров. Пошел за аммоналом.
  Штурман попробовал еще раз протаранить. Огромные глыбы льда весом в десятки тонн подминались ледоколом утопая в глуби моря.
  -Полный вперед!
  Ледокол пер, раздвигая корпусом глыбы, топя их, дробя, въехал на отколовшийся кусок льдины перемычки и замер. Мы, стоявшие на баке, почувствовали, как приподнялись в лифте на 2 этажа.
  -Назад!
  Машины дают полный назад- никакого эффекта. Стоим, как на привязи. Начали вилять задом, чтобы раскачать кораблик и спрыгнуть обратно в воду. Наконец, слезли.
  Взорвали. К концу вахты добрели до полыньи. Дольше пошло сравнительно легче: повернули на юго-восток. Перемычек было больше, зато и чистой воды неизмеримо больше. Иногда идем, не чувствуя движения. Собираемся дойти до полыньи, и тогда снова на ост. Покуда мы все еще находимся в пределах пресловутого белого пятна.
  Наше счисление на 8 ч. утра и 16 часов дня: 81о25.8"N и 31o02"E.
  
  Ночью гидрологи получили интересные результаты. Температуры распределялись необычно:
  от 0 до 10 метров= -0,2о,
  дальше до 100 м. - отрицательные,
  до дна- положительные.
  Очевидно Гольфстрим здесь шляется и в глубине и по поверхности. Впрочем, это целиком на совести Зубова и гидрологов.
  Бочаров вспорол брюхо зайцу, убитому Погосовым. Нашел придонных рачков, живущих на дне 200 метров. До этого считалось, что зайцы живут на глубинах не свыше 40-50 метрах и питаются только там. Видимо, могут нырять и глубже!
  
  Дальше мыкаться во льду было бесполезно. Евгенов после долгого спора с Зубовым настоял на повороте к югу. Пошли на юг в поисках чистой воды. К вечеру спустились на юго-запад до стыка 81 параллели с 30 меридианом. Оттуда пошли прямо к югу.
  Проклятый туман превратил нас в слепых щенят. Не то, что разобрать что-нибудь с самолета- из бочки ничего не видно.
  Гутерман высох. Сегодня ночью он пустил усиленный зонд, а он на 3 км. перестал давать температуру. Гутерман расплакался. Мы дали ему коньяку, он сморщился и заснул.
  
  РАДИОГРАММА 15 августа
  Четыре дня мы провели безвыездно одном месте пытаясь разгадать тайну белого пятна тчк Именно здесь должна была находиться таинственная мифическая земля Джиллиса споры существовании которой ведутся протяжении двухсот лет абзац
  11 августа вступая границы неисследованного района вахтенные Садко заметили северо-западнее горизонта туманное неясное пятно напоминающее землю тчк Подозрение усиливалось уменьшением глубин специфическим грунтом морского дна тчк Продвигаться северо-востоку мешал непроходимый лед спустить самолеты было нельзя нагрянувшего тумана Ушаков решил выждать тчк Садко встал якорь Ледовитом океане абзац
  Вчера четырнадцатого дали наконец немного прояснились тчк Немедленно воздушное обследование района вылетели Ушаков Бабушкин тчк Течении двух половиной часов осмотрели весь участок белого пятна до 82 параллели двт все забито льдом никакой земли тчк Дальнейший путь северу преграждал сплошной туман тчк Тогда восток вылетел летчик Власов он вернулся такими же сведениями тчк Полетами установили было ясно что
  районе белого пятна всяком случае пределах до 82 параллели никакой земли том числе Земли Джиллиса не существует тчк Вероятность мелководья этом районе или островов расположенных севернее не исключена абзац
  Едва самолеты вернулись полета снова пал туман тчк Подняв самолеты борт двинулись северо-восток исследуя эту часть белого пятна нанося карту глубины изучая льды тчк Сегодня ночью гидрологи обнаружили очень интересное явление двт температура воды поверхности до 80 метров была отрицательной дальше положительной тчк Очевидно здесь глубине проходят теплые течения какая то ветвь Гольфстрима идущая Атлантического океана омывающая севера Шпицберген абзац
  Продвигаемся вперед исключительным трудом тчк Сегодня восьми утра достигли 81 град 20 минут 31 меридиана тчк Такого льда мы еще не встречали дорогу преграждали огромные сплошные поля толщиной двух половиной метров несколько раз ледокол разбега всей тяжестью налегал льдину подминал их но не мог расколоть тчк Пришлось пустить действие аммонал взрывая непокорный лед тчк Течении 8 часов продвинулись вперед триста метров тчк Надо было изменить тактику тчк Повинуясь логике железных законов плавания во льдах Николаев повернул корабль юг чтобы затем м.б. повернуть на восток тчк Сейчас пробиваемся чистой воде стремясь кратчайший срок пробраться Земле Франса Иосифа тчк
  
  16 августа.
  По южному направлению дошли до параллели о.Джиллиса (Белого), затем свернули немного на восток и к 16 часам находились на траверзе восточного мыса острова. Счисление на 16 часов 80о13"N и 33o43"E. Глубины все время менялись от 150 до 6 сажен. В месте счисления- 150 сажен.
  Днем поднялся штормовой ветер, дующий с NW. Вокруг крупно-битый лед, осколки полей. Ребята узнают знакомые айсберги- "только тогда он был на чистой воде, а сейчас скован льдом". Пошел мокрый снег, крупа. Снасти обледенели. Море- темного, почти черного цвета.
  В 16:30 остановились во льду. Нас со скоростью 1,2 мили в час тащит на SSW . Положение не меняется до полуночи. Сейчас час ночи. Спать!
  17 августа.
  Шли на юг. Лед. Туман. К 8:40 утра 18 августа- 79о22.7"N и 30o30"E
  18 августа.
  Утром Ушаков попросил меня зайти к нему. Зашел.
  -Вот товарищи обижаются на Вас, что не бреетесь.
  Я пошел и начал бриться. Зарос жутко- последний раз брился в Баренцбурге 27 июля перед приездом норвежского премьера. Во время операции к концу заглянул заросший кочковатыми островами Шишкин и всплеснул руками:
  -Штрейкбрехер!! Предатель!
  И затем соболезнующе укорил:
  -Что же ты, дурак, наделал. Теперь тебе придется бриться каждые две недели.
  В кают-компании меня встретили аплодисментами. Николаев порывался даже произнести спич.
  День авиации провели чудесно. Днем я написал приветствие от Ушакова нашей летной группе, Алкснису, Шевелеву,.... (много зачеркнуто).
  День, собственно, начался вечером. С ужина. Стол был сервирован по-царски.
  15 часов- 79о21"N и 32o15"E
  24 часа- 79о07"N и 34o00"E
  Все входящие изумленно посматривали на Ивана Михайловича. Рыжики, огурчики, капуста, ветчина, ветчинная колбаса, затем чай, консервированные персики и яблоки. И водка. К супу никто не притронулся.
  Ужин начался. Я предложил Мише Бабушкину выпить за его здоровье. Балакшин от имени нашего ударного стола Љ3 перенес этот на всю летную группу.
  Встал капитан. В теплой речи он говорил об авиации- глазах ледоколов. Мы выпили и избрали его тамадой. Н.И. Евгеньев рассказал о своем первом полете (он же первый пассажирский в Арктике) в 1924 г. из Маточкина Шара вдоль берегов Новой Земли.
  Тамада предложил:
  -А сейчас о своем, первом полете расскажет Н.Н. Зубов.
  Общий смех. (Впервые в жизни несколько дней назад Зубов должен был полететь искать землю Джиллиса, но самолет не взлетел.) Зубов посерел, но рассказал о заботливости Г.А. Ушакова, предложившего свои ботинки и провозгласил тост за него. Тамада оглядел его :
  -Профессор всегда выкрутится. - и выпил.
  Зубов был зол. Он вышел и через пару минут вошел:
  -Станция! - все поникли .
  Николаев:
  -На этой станции стрелка переведена на другой путь.
  Зубов настаивал. Николаев громил остротами:
  -Когда вы все напьетесь, состоится вечер самодеятельности.
  -Ко мне в президиум поступило предложение- переименовать Бабушкина в Бабочкина, поскольку летают не бабушки, а бабочки.
  Бабушкин: -Летают и бабушки.
  Николаев: - Только в трубу верхом на метле к ... матери.
  Кто-то внес предложение огласить программу. Огласили. Вольнодумный Варламов поинтересовался - будут ли танцевать на столе. Ему ответили, что капитан не разрешит этого.
  -Я разрешил бы, - ответил Николаев, - если бы был объект, которая умеет танцевать на столах.
  Все чувствовали себя крепко спаянной семьей.
  А затем состоялся концерт. Попов читал отрывки из "Думы про Агианаса ??" с интонациями самого Багрицкого. Эзра прочел стихи Поспеловского на случай радио ?? смерти одной дочери.
  Балакшин зачел свои стихи об охоте на медведя.
  Затем- концертная часть программы. "Высокоширотный джаз" под управлением Виленского с участием известного барабанщика Остальцева сыграл "Все выше", "Дальневосточную" и - впервые на 80 параллели - "У самовара".
  Миша Марков спел "В гавани, в далекой гавани". У него очень небольшой, но такой вникающий ("пронзительный"- по Скитальцу) голос. И когда он пел о далеких рейсах и девушке, оставленной в гавани- почти у всех лица стали задумчивыми, глаза смотрели в одну точку и становились влажными.
  Саша Погосов плясал. Плясал и пел вольготные частушки ("Мою милку обокрали, и к ней ключик подобрали") и Устинов. Пели хором могучего "Ермака".
  Кончили чаем с орехами и конфетами.
  Ушли спать в 3 часа.
  
  РАДИОГРАММА 18 августа (напечатано "Известия" 21 августа)
  Истинная роль ветров наглядно ощущается пожалуй только в Арктике да в пустыне тчк Три недели подряд дул норд-ост и его влияние мы почувствовали еще в Гренландском море ехидные ветры нагнали с севера огромные ледяные поля забаррикадировали просторы океана льдами всех баллов и категорий тчк Неожиданно для нас оказался забитым путь Шпицбергена восток проливы между островами Белым Виктории абзац
  Тесном союзе льдом выступил туман преследующий нас почти всё плавание тчк Туман нельзя выпустить воздушную разведку определения ледовой обстановки приходится идти ощупью почти наугад руководствуясь стометровой видимостью да какой то особой изощренной интуицией опытных полярников абзац
  Так получилось что от белого пятна мы вынуждены были повернуть вниз опуститься почти два градуса и только после этого снова взять свой генеральный курс восток тчк Идем между 79 80 параллелями по-прежнему льдах но уже более податливых облегченных разводьями полыньями абзац
  Воспользовавшись длительным пребыванием Садко льдах бригада инженеров руководством Дубравина составе челюскинцев Колесниченко Филиппова проводят очень интересные важные наблюдения поведением корпуса машин корабля льдах тчк Выводы исследования сыграют немалую роль будущем полярного судостроения помимо того работа имеет специальный интерес двт Садко пролежал 17 лет дне моря тчк Естественно сейчас ответ вопрос как сказалось многолетнее подводное пребывание мореходных качествах корабля интересует не только участников нашей экспедиции абзац
  Одновременно группа руководством известного ученого Евгенова ведет изучения ледовой обстановки физик челюскинец Факидов физических свойств льда тчк Наблюдения показали что формы Садко вполне подходят работы льдах открытого полярного моря тчк Принимая удар ледокол его трансформирует равномерно распределяя всему корпусу тчк Попав такие тяжелые льды кои были нашем пути иные корабли скб например типа Челюскина скб давно получили бы ряд пробоин тчк Садко не имеет сих пор ни одной пробоины или вмятины тчк Размеры корабля его длина ширина осадка хороши его конструкция особенно ледовый пояс прочна надежна тчк Машины Садко несмотря то что иногда приходилось менять режим восьмидесяти раз час находятся полной исправности тчк Несколько открыта лишь кормовая часть судна результате лед изредка наваливается руль сзади абзац
  Таковы предварительные выводы бригады тчк Свое мнение Садко она формулирует кратко двт таком корабле можно биться самых тяжелых условиях тчк
  
  19 августа.
  Сегодня ранним утром пересекли 35о - вошли вновь в Советские воды. Иной подумает и позавидует- 37 дней плавали за границей, прошли там 5000 км. Но напомним, что почти половину иностранного рейса шли во льдах.
  Утром же покинули льды. Вечером Ушаков решил идти сначала к Новой Земле, где давно стоит "Спартак" с углем. Все гадают- есть ли письма и газеты: "Спартак" 2 августа вышел из Архангельска- немного (при расторопности родных) мог захватить.
  Море чисто, чуть качало. Сейчас ночью - 2 часа- стали попадаться льдины. Туман опять, проклятый, накрыл.
  Сидели часа три у Ушакова. Он рассказывал о женитьбах на о. Зфи (от начальника станции Иванова до радиста Ивлева), о поездке со спиртоносом по Амуру, о пожаре в тайге. Мы ему- о газетных опечатках. Много хохотали.
  Сейчас спать. Сегодня спал до обеда (8 часов) и затем до ужина (8 часов). Сейчас надо еще немного!
  
  РАДИОГРАММА 19 августа напечатано "Известия" 22 августа.
  Ночь сегодня Садко пересек 35 меридиан вновь вступил советские воды покинутые 37 дней назад тчк Закончено 5 тысяч километров заграничного плавания почти половина этого пути сделана льдах абзац
  Густой туман сопровождающий нас последнее время не дал возможности произвести воздушную разведку севера Земли Франца Иосифа тчк Между тем Русской Гавани Новой Земли нас давно ожидает угольный транспорт Спартак бомбардирующий нас призывными радиограммами тчк Ушаков решил изменить ранее намеченный план сейчас идем полным ходом Русской Гавани тчк Наполнив трюмы Садко снова пойдет север обход Земли Франца Иосифа тчк Утром временно простились льдом море чисто горизонта горизонта чуть покачивает после долгого перерыва это даже приятно тчк
  
  20 августа.
  Чешем полным ходом к Новой Земле. Никаких станций- гоним вперед. Все оживленно обсуждают перспективы экспедиции. На Новой Земле будем завтра утром. Днем Ушаков отдал приказ об угольном аврале. Создано три бригады: Маркова, Колесниченко и Филиппова. Я у Колесниченко. Вахта- 4 часа.
  Эзра получил сегодня от жены соблазнительную телеграмму: "Набираюсь силами твоему приезду".
  Вечером смотрели кино. Хорошо- "Бухара". Затем пустили "Есть в полете" (о "СССР-1")- приятно поглядеть на Прокофьева, Годунова, Гараканидзе. Затем- комедию "Отважные мореплаватели", смотрели ее нормально и сзаду-наперед. Смеха- бесконечно.
  Ночью сидели в кают-компании. Сашка Погосов рассказывал о свое пешем переходе из Ванкарема в Уэллен, о последнем дне лагеря. Я- о пробеге Каракумы и рассказал Сашке о пробегах будущего года. Загорелся- "Я тебе жить сейчас не дам!" Выйдет отличный участник!
  Сейчас, в 3 ч. ночи, показались отлогие, темные, длинные берега Новой Земли, покрытые снеговыми черточками.
  21 августа.
  В 6:30 в каюту вбежали Иванов и Черненко:
  -Вставайте, черти! Гавань. Пришвартовываемся.
  Высочили. "Садко" подбирался к "Спартаку", один бок уже подчалил. На борту стоял Журавлев и уже разговаривал с каким-то корешком- соучастником зимовки на мысе Желания. Тот с горечью ему поведал о гибели собак ("Не усмотрели, перегрызлись") и сорока четырех убитых медведях ("Но шкуры сопрели") и ласково кликнул "Гайдо". Тот кинулся к борту, но, испугавшись воды, жалобно подался обратно.
  У трубы в группе стояла Комова и высматривала знакомых челюскинцев. В сторонке с почтением стояли новые зимовщики. Женя Гиршевич разговаривал со старшим штурманом "Спартака" Демидовым, с которым вместе зимовал в 1920 году на Канином Носе . Потом он нашел еще одного корешка- своего ученика, затем съездил на берег, осмотрел радиостанцию и, вернувшись, пренебрежительно заявил, что "бардак, как у Кренкеля, оборудование чахоточное".
  Ушаков побрился, порезал губу ("Все равно она сейчас не нужна"), одел костюм, белоснежный воротничок и галстук. Душка! Праздник. К нему заглянул рыже-бородатый полярник Шишкин и смущенно скрылся.
  К завтраку в кают-компанию пришли новые зимовщики Русской Гавани, оживленно рассказывали Ермолаеву, Петерсону и Лактионову о начатых работах, новых промерах бухты и изучении движения ледников.
  Затем принесли газеты. "Правду", "Известия" и "Правду Севера" с 5 по 30 июля. Некоторых номеров, увы, нет. Печатают хорошо, меня лучше и больше, чем других.
  Писем, увы, было только три: Гутерману (он зарделся, как девушка), Балакшину и Журавлеву. Остальные устроили газетный аврал. Новостей в них куча!
  Бригада Љ1 приступила к бункеровке с 8 ч. утра. Нам- Љ3- в четыре. Выдвинули соц. обязательства: Максимум угля, ни одной поломки, выпустить бюллетень:
  Бригада Љ1 (Маркова) дала за смену ... тн., Љ2 (Иванова) ... тн. (но без штивки), наша (Колесниченко) ... тн. и заштивила почти вдвое больше, Љ4 (Филиппова)... тн.
  Я работал в трюме на штивке- мрачное дело. Стоя на коленях, потом сидя, все время - беспрерывно 4 часа- кидать уголь в задний угол. Сверху все время наваливают, заваливают вконец колодец и ты чувствуешь себя замурованным. Дышать нечем, но это еще хорошо, ибо когда отверстие в колодец не закрыто, то каждый опрокинутый ковш дает к нам мощную струю пыли, напоминающую струю пара в бане, когда во вьюшку бросишь таз воды. Угольная пыль проникает всюду, слюна становится абсолютно черной, когда вытрешь платком нос- на платке остаются черные смолистые полосы. Лица нет, блестят только белки и зубы. Негры выглядят белее!
  До вахты съездили на берег. Осмотрели зимовку, живут скучновато и временно тесновато, ибо кроме самих зимовщиков (нач. Цветков, радист Скворцов, метеоролог Мажаев и механик Засолицкий , приехавших на зимовку 15 августа со "Спартаком", в домиках живет 17 гидрографов партии Смирницкого, доставленных месяц назад (19 июля) "Малыгиным" для съемки Русской Гавани, до сих пор очень мало изученной.
  Осмотрев станцию, мы отправились на ледник Шокальского, чудесный, дряхлый, с огромными пологими трещинами, хрустальной ледяной коркой над пластом в 400 м. (палуба ледника ниже уровня моря, ширина от 3 до 10 км). Бродили, снимались.
  
  РАДИОГРАММА 21 августа
  400 слов - встреча соратников (на стыке путей полярных), коротко история Новой Земли и встреча садковцев со Спартаком
  
  22-23 августа.
  Заканчивали погрузку. Всего приняли 420 тонн. Вечером давали концерты, лекции и кино для работников "Спартака" и зимовки. Володя измаялся, отпуская по 3 сеанса в день.
  Вчера начали играть в покер. Я, Ушаков, Погосов и Остальцев. Играли у Ушакова: Г.А. больной лежал в кровати. Остальцев проиграл. Ушли в 6 утра.
  В море шторм, в бухте ветер в 9 баллов, отсиживаемся.
  
  РАДИОГРАММА 23 августа
  100 слов - угольный аврал, шторм мешает выйти в море, прошла гроза, читаем газеты
  
  24 августа.
  Сегодня в 12:30 вышли. Курс на о. Визе, а там будет видно. Но, видимо, пойдем к Северной. Земля Франца Иосифа, надо думать, накрылась. В море- спокойно, чуть покачивает, легкий туман. Идем вдоль ледниковых, полускрытых туманом берегов Новой Земли.
  За чаем Леня Балакшин живо рассказывал о полученной из дома радиограмме: "Переехала новую квартиру". Как сие понять? Мы посоветовали ему запросить проникновенно: "Где мои вещи?". Балакшин предлагает организовать общество молодых рогоносцев.
  Вчера Остальцев получил письмо. Когда Ушаков уезжал из Москвы, некая Нина Бауман попросила его передать Остальцеву письмо. Что Ушаков и сделал... спустя 2 месяца. Еврейская почта! Впрочем, это даже приятно. "Никто писем не получает, а я получил".
  Начало качать- Виленский слег.
  
  РАДИОГРАММА 24 августа напречатано "Известия" 26 августа.
  Заголовок у подножья ледника абзац
  Воды не видно двт залив битком набит чудесными айсбергами темно голубого льда хаотически нагроможденными берега до берега тчк Севера заливу массивными террасами спускается гигантский древний ледник изборожденный трещинами провалами пологой струей шириной трех девяти километров он уходит далеко глубь земли сливаясь затем огромным ледниковым щитом покрывающим почти всю северную часть Новой Земли тчк Размеры этого щита грандиозны двт его длина около четырехсот километров ширина семьдесят толщина доходит пятисот метров тчк Некоторых местах он проходит ниже уровня моря перекрывая проливы присоединяя Земле острова которые сейчас находятся звании мысов полуостровов берегов абзац
  Три года назад здесь у подножья ледника Русской Гавани была основана первая единственная пока западном берегу Новой Земли полярная станция тчк Зимовку остались геолог Еромлаев моторист Петерсен скб оба ныне участвуют высокоширотной экспедиции скб еще три человека тчк Они проделали обширную работу изучению ледникового покрова тчк Их деятельность получила и внешнее отражение двт на картах Новой Земли появилась гора Ермолаева мыс Петерсена абзац
  Сейчас станция занята метеорологическими гидрологическими наблюдениями она расположена трехстах метрах ледника узком плато перешейка полуострова Горякова являющегося самом деле прибрежным островом тчк Поселок невелик жилой дом пяти комнат баня радиостанция склад трехлетним запасом продовольствия тчк Тут стенах маленького поселка несколько человек живут работают течении долгих месяцев глухой полярной ночи тчк Только побывав такой станции начинаешь представлять как трудна самоотверженна их работа тчк Скромное почти бедное оборудование комнат старый продырявленный диван общей столовой книжный шкаф бессистемно подобранными книгами тчк Входа стоит непременная полка прислоненными ней винтовками углу патефон совершенно фантастическим подбором пластинок где арии Пиковой Дамы перемежаются вальсом Разбитая Жизнь исполнении оркестра 109 Пехотного Саратовского Полка пикантным романсом Последний Гавот спетым известным любимцем московской публики Тамара абзац
  Круглые сутки работники станции ведут наблюдения температурой влажностью воздуха ветром приливами отливами отыскивая вместе полярниками других станций ключи европейской погоды изучая районы советской Арктики тчк Отделенные тысячами километров тайги тундры ледовых пространств культурных центров страны родных близких они проводят зимовке год два три отдавая свои силы успеху советского наступления Север абзац
  Несколько дней назад транспорт Спартак доставил Русскую Гавань смену четырех новых зимовщиков метеорологов Цветкова Мажаева радиста Скворцова механика Засолоцкого тчк Самому старшему них 30 лет младшему 21 тчк Придя ним гости мы нашли столе общей комнаты раскрытую дряхлую книгу изданную полвека назад квч Поваренная книга для молодых хозяек постный и скоромный домашний стол квч зимовке нет повара готовить приходится самим сейчас они спешно повышают свою квалификацию абзац
  Сегодня днем Садко ушел Русской Гавани продолжая свой путь Север тчк Постепенно зыбком тумане скрылись очертания величавого ледника исчезли фигуры машущих людей но еще долго был виден красный флаг реющий зданием зимовки тчк
  25 августа.
  Мотает. Суровый ветер, волна с гребешками. Корабль кладет то на один, то на другой борт. По палубе ходишь зигзагами. На столах- решетки. Волна часто захлестывает борта- гидрологи попеременно бегают переодеваются- мокрые в дымину.
  За полтора дня поднялись на 2 градуса. Сейчас 3 ч ночи- подходим к 79 параллели. Опять вступаем в высокие широты (заголовок для книги- "У последних параллелей") Пересекли границу Карского моря- пятого на нашем пути.
  Сегодня три раза тралил. Сейчас кончилась 65 станция (после выхода из Русской Гавани состоялось уже 5).
  Страшно противно тралить на ветру, в холод и дождь. Хорошо, хоть глубины небольшие- от 200 до 500 м.
  У Бочарова несчастье- жена родила мертвого ребенка. Володарский сознается в мыслях об измене жены, многие ему единомышляют.
  Было партсобрание: уроки Саратова. Избрали партком: Володарский, Ушаков, Остальцев, Анохин, Балакшин
  
  РАДИОГРАММА 25 августа Напечатано в "Известиях" 27 августа
  Заголовок лед и планктон абзац
  Вчера ночью в кают-компании разгорелся страстный спор гидрологи напробовавшись холодной воды уверяли близости льда планктонолог Бочаров давал суточную гарантию чистой воды тчк Сутки прошли это время мы поднялись Север почти два градуса сделали свыше 100 миль тире впереди ледокола по прежнему чистая вода никаких признаков льда абзац
  Еще районе Семи Островов Бочаров высказал мысль возможности определения характера и близости льда по сезонности планктона тчк Льду местного происхождения давнему этом районе сопутствует сезонно более молодой весенний планктон зпт чистой воде или транзитному льду тире летний планктон тчк Почти весь путь Шпицбергена Новой Земли Бочаров безвыходно просидел около водомера изучая на ходу корабля планктон пересекаемого Баренцева моря тчк Наблюдения подтвердили теорию Бочарова тчк И сейчас планктонные сетки приносят палубу огромное количество летних рачков вестников открытого моря тчк Только что кончилась последняя 64 станция и Бочаров продлил свою гарантию еще несколько часов абзац
  Садко идет полным ходом вперед острову Визе рассекая границу двух морей Баренцева Карского тчк Сильный ветер взбаламутил воду нарушив монотонность прямолинейного движения ледокола тчк Корабль методически накреняется влево вправо почти касаясь бортами воды тчк Столах кают-компании снова появились решетки удерживающие посуду нормальном горизонтальном положении путь человека палубе совершается зигзагообразной кривой абзац
  Несмотря качку ветер пронизывающую сырость научные работы ведутся полным ходом тчк По-прежнему каждые три часа регулярно проводятся океанографические станции тчк Часто волны захлестывают палубу омывая ног головы гидрологов работающих борта тчк Хотя льда еще нет но нулевая температура воды делает эти морские ванны малоприятными тчк Переодевшись гидрологи снова выходят борту тчк Своей лебедки разгуливает биолог Горбунов его тралы методично извлекают дна моря сотни змее-хвостых морских звезд голотурий рачков морских тараканов величиной кулак малопонятных рыб еще невиданных участниками экспедиции абзац
  Заправившись углем Садко снова возвращается высокие широты сейчас мы приближаемся 79 параллели завтра утром рассчитываем достигнуть острова Визе тчк Зависимости ледовой обстановки будет избран один трех путей северо-запад тире Земле Франца Иосифа прямо север или северо-восток тире суровой северной Земле тчк
  
  26 августа.
  Сейчас ночью (4 ч. утра 27 авг.) в кают-компании зашел Н.И. Евгенов. Он устало посмотрел на нас поверх очков и, приложив руку к биноклю, сказал:
  -Доброй... утра, что ли, уж не знаю, как выразиться.
  Почти все ходят бессонные и измученные. Два дня, как вышли из Русской Гавани, а за это время уже сделали десяток станций. Каждые три часа! Горбунов сегодня сообщил, что он спал сегодня 5 часов.
  -Итого, за три дня, выходит по 2 часа в день (я как-то позавчера переспал часок). Немного сам виноват- пока Зубов не спохватился, гентос беру не через станцию, а на каждой.
  Бочаров не весел. Смерть ребенка его страшно расстроила- они так мечтали об этом. Кроме того, он очень волнуется за состояние жены: "Одна, в четырех стенах. Но я дал слово Ушакову ехать с ним". Однако, когда он достал здесь летний планктон позавчера или сегодня вытащил планктон, аналогичный северной части Гренландского моря- расцвел и забегал.
  Горбунов извлек утром животных, типичных для юга Баренцева моря.
  Гидрологи от поверхности до 150 м. фиксируют теплую воду.
  Утром миновали о. Визе. Он в тумане, не видели.
  Оттуда пошли на Ост, встретили кромку, повернули на N.
  К 10 вечера достигли 80о40"N (на 74o). Шли все время чистой водой. Сейчас начали попадаться большие льдины. Туманит.
  
  РАДИОГРАММА 26 августа
  Заголовок воротах Ледовитого океана абзац
  Проклятый туман снова накрыл море тчк Он сопровождает нас течении почти всего пути обидно снижая возможности экспедиции тчк В тумане трудно пробираться вперед невозможно осмотреть окрестности нельзя спустить самолеты для воздушной ледовой разведки и территориального обследования тчк Так было две недели назад дни нашего пребывания районе белого пятна севернее Шпицбергена когда туман помешал окончательно выяснить вопрос существования Земли Джиллиса тчк Время тяжелый схватки льдами вблизи острова Белого туман приковал самолеты палубе корабля лишив возможности избрать наиболее удобный быстрый путь вперед заставляя ломиться сквозь ледяную стену абзац
  Так случилось и сегодня тчк Рано утром Садко подошел острову Визе затянутому знакомой белесой пеленой постепенно прикрывшей все стороны света тчк Дальше северу-востоку находилось большое мелководье районе которого мнению многих исследователей возможно существование неизвестных пока островов тчк Ушаков решил обследовать мелководье однако густой туман снова сделал нас страшно близорукими тчк Не стоять же здесь скончания века дела впереди еще очень много буквально каждый час взвешен учтен тчк Пришлось проститься этим интригующим льдом тчк Садко повернул северу тчк Десяти вечера достигли 80о40". Снова мы находимся Ледовитом океане вступив этот раз один самых интересных его районов абзац
  Начинающийся полярный край является почти абсолютно неизученным тчк Его гидрографии гидрологии существуют только предположения подводный рельеф неисследован глубины неизвестны тчк Даже новейших лоциях картах весь огромный треугольник между восточной оконечностью Земли Франца островом Визе мысом Молотова считается белым пятном тчк Еще ни одному судну не удавалось проникнуть этот треугольник абзац
  Между тем этот район чрезвычайно интересен значителен именно здесь развязываются гидрологические узлы завязанные Гренландском море изучение которых мы потратили столько труда тчк Где-то здесь проходят теплые течения Атлантики открывающие великий северный путь абзац
   Полным ходом Садко идет север рассекая просторы загадочного треугольника тчк Море чисто лишь изредка встречаются отдельные льдины быстро пропадающие тумане кормой ледокола тчк О если бы туман разошелся восклицательный
  
  РАДИОГРАММА 26 августа Полночь
  Другой стороны мощно наступают полярные воды застилающие корабельную дорогу сплоченным ледяным полотном тчк Никто не изучал навигационных условий этого района его метеорологический обстановки флоры фауны тчк Наконец тут возможно наличие новых мелководий банок целых островов абзац.
  Исключительным интересом научные работники приступают изучению огромного куска неизведанных высот Арктики тчк Каждые три часа мы устраиваем станции и их результаты нетерпением ожидаются всеми участниками экспедиции тчк Только что закончилась очередная 69 станция она длилась два часа которые довелось выстоять пронизывающем ветру сдобренном колючим снегом ледяной водой тчк Сейчас продрогшие работники собрались ночным чаем кают-компании оживленно делятся своими наблюдениями тчк Гидрологи обнаружили слои теплой воды биолог сообщил улове донных животных типичных для более южных районов планктонолог продемонстрировал свежий планктон сильно напоминающий пробы северной части Гренландского моря тчк Столах появились карты течений справочники определители отчеты разных экспедиций предусмотрительно захваченные корректурные оттиски статей еще не напечатанных научных журналах Москвы Ленинграда абзац
  
  27 августа.
  От чистой воды не осталось никакого воспоминания. Прем льдом 8-9 балльным. Идем так, как принято- бьем перемычки, болтает, качает, нельзя писать.
  Возобновились ледовые вахты. Утром стоял Володарский, записал в журнал: "Почему-то штурман повел прямо, тогда как справа было две трещины. Это надо будет учесть" и "Встретил стадо пингвинов". Ему сейчас с пингвинами прохода не дают, также, как Виленскому с касатками, питающимися планктоном и чайками, пожирающими медуз.
  Курс держим на Греем Белль. В полночь пересекли 81 параллель. Отправил 400 слов. о работах Березкина. Сейчас лягу необычно рано: 12:25. Буду читать третью часть "Похождения факира".
  Что-то нет радиограмм. За эти дни послал 1)Ваське, 2)Зинке, Левке, Морзову, Герцелю.
  
  РАДИОГРАММА 27 августа
  Заголовок реки полярного бассейна абзац
  Один другим воду уходят блестящие барометры заглатывая различных глубинах образцы морской воды тчк Припаянные ним термометры регистрируют ее температуру химики затем определяют соленость насыщенность кислородом тчк Днем ли ночью каждой станции гидрологи становятся борта корабля решая одну важнейших задач нашей экспедиции абзац
  С юга через Гренландское море в Полярный бассейн вливается гигантский поток теплых атлантических вод тчк Встречаясь холодными струями Ледовитого океана они разбиваются ряд течений извилистыми реками растекающихся бескрайним просторам Арктики тчк Их присутствие влияет климат островов побережья океана определяет возможности мореплавания Севере создает благоприятные условия развитию животной жизни Арктики абзац
  Наиболее значительное количество теплых вод поступает Арктику через Гренландское море тчк Сути дела оно является воротами Атлантики ведущими полярный бассейн тчк Потепление или похолодание атлантических вод резко сказывается всем Севере частности условиях плавания великой полярной магистрали тире Северному Морскому пути тчк Поэтому изучение режима теплых течений их путей является исключительно важным благодарным делом абзац
  От Скандинавии до сегодняшних координат ледокола на протяжении многих тысяч километров гидрологи экспедиции тире руководитель кафедры Военно-морской Академии Всеволод Александрович Березкин аспирант Ленинградского института Леонид Леонидович Балакшин круглые сутки каждой станции ведут наблюдения поведением морской воды тчк Особым вниманием они изучили потоки Гренландского моря тире основу дальнейших исследований абзац
  Промежутки между станциями счет сна гидрологи вели обработку огромного материала наблюдений тчк Сейчас обработка вчерне закончена тчк Построена схема течений Гренландского моря их выходов полярный бассейн тчк Теплые потоки Атлантики идут сюда двумя путями двт через Баренцево море и огибая западные берега Шпицбергена тчк Подсчетам наших гидрологов ежедневно Атлантика вливает Баренцево море 67 млн кубометров теплой воды температурой четыре градуса тчк Через Гренландское море уровне 76 параллели проходит сутки 30 млн кубометров теплой воды тчк Гидрологи также подсчитали площадь потоков они текут север массивными реками шириной до 200 километров глубиной 300 метров тчк Сравнению прошлым годом воды Атлантического океана оказались теплее что мнению проф Зубова несомненно скажется условиях навигации Севере будущем году абзац
  Покинув Гренландское море южные реки опускаются глубь океана под слоем холодных вод идут север восток неизвестными пока путями тчк Течении всей экспедиции мы ищем эти пути тчк Огибая Шпицберген мы одновременно производили гидрологическое наблюдения следя северной ветвью тчк Садко обогнул Шпицберген спустился острову Белому изучая взаимодействие Баренцева Карского морей мы пронизали частыми станциями путь Новой Земли острова Визе тчк Продолжая наблюдения водами высоких широт мы идем сейчас снова север абзац
  Последних станциях Березкин Балакшин снова встретили теплые подводные слои отделенные поверхности моря стометровой холодной толщей тчк Видимо сейчас под нами протекает одна из атлантических рек но направление течения ее мощность очертания так сказать берегов пока еще неизвестны тчк Частности возможно что она огибает севера Землю Франца Иосифа тчк Покинув уступчивую чистую воду продираясь сквозь тяжелый десятибалльный лед неисследованных районов Ледовитого океана нанося девственную белизну карты глубины рассекаемого моря изучая его льды рельеф дна фауну течения к этой Земле мы сейчас и держим курс еще никем не проложенным своим путем тчк
  
  28 августа.
  Обычно суда подходят к Зфи с юга. Пинегин указывает со слов голландца Горна (Хорна), что за 50 лет со дня открытия земли у ее берегов побывало свыше 130 судов. Все они подходили с юга. Мы первые промерившие путь с востока, притом по 81 параллели.
  Утром получилось забавно. Считали, что мы находимся где-то на 81о40". Проглянуло солнце, Жонголович подсчитал, что на 81о10" .
  В 6:30 впервые заметили низкие гористые берега крайнего восточного острова архипелага. Греем Белль. По карте и описаниям, они опоясаны ледниками- мы видели чистые черные обнаженные берега. Кроме того, остров выглядит что-то юго-западнее, чем ему полагается по карте. Наконец, заметили несколько скалистых островков, в частности, я видел пальцеобразный (торчком) островок. На картах их нет.
  В полночь выбились на чистую, опоясывающую остров, воду. Идем на SW, осматривая остров. Пришел сейчас в каюту Власов (3 часа), сообщил, что Иванов заметил неизвестный остров и занес его в вахтенный журнал под именем о. Иванова. Все на мостике.
  29 августа.
  Ночь прошла бурно. Почти никто не спал. Остров, замеченный Ивановым в 18 милях (мы пошли к нему), оказался исполинским айсбергом, высотой до 30 метров, вулканообразной формы. Величественен до пафоса!
  Все время шли на север. В 6:45 встали на ледовый якорь у берегового припая норд-остовой оконечности острова Греем Белль. Глубина, резко уменьшавшаяся, опустилась до 8 сажен (а когда шли к айсбергу- запеленгованному со всех сторон- глубина падала. Ну остров и только! И лед за ним не двигался: видимо, сидел на мели.
  В 6:35 на лед спустилась первая партия с нартами, собаками, резиновыми лодками, припасами и оружием. Берег отделялся несколькими полыньями. Шли час, прошли 3-4 километра, несколько раз переправлялись через полыньи. И когда берег был уже в 200- 300 метрах, раздались 4 тревожных гудка ледокола и на мачте подняли сигнал "Возвратиться всем на судно". Это было в 7:40, ибо на берег и корабль с севера надвигался сплошной торосистый лед. Пришлось возвращаться. А было так обидно: уже видели грязный илистый берег, отнюдь безо всяких ледников, лишь середина покрыта ледниковым щитом, попадались дорогой огромные глыбы льда, вымазанные береговым илом. А скольком было слез- кому идти!
  Сейчас взяли курс к югу. Здесь неподалеку есть мысок, Ушаков рассчитывает через 2-3 часа быть около оного и там высадить партию. Деятельно готовимся, точу финку, я и Эзра сейчас садимся набивать патроны: он 12 калибр, я- 16.
  В 8 часов неожиданно повалил ледяной дождь. Взволнованно забегал Вл. Березкин: "Очень редкое явление". Я зашел в рубку: Михайлов включил репродуктор: стоял сплошной грохот, как будто бы по мембране передвигался трамвай с прицепом. Это- льдинки дождя электризовали атмосферу. Скоро дождь сменился хлопистым снегом. Все им завалило. Снимаем без устали. Вода, заваленная снегом (имея отрицательную температуру) выглядит так, как будто в нее влили целый завод сгущенного молока. Штормовой ветер, бушевавший ночью, утих.
  Утром Михайлов передал мне радиограмму Мирецкого (??) (насчет очередного автопробега - С.Р.) от 28 августа: "Охотно включаем тчк старту не опоздайте тчк получите благословение Ушакова привет Садковцам". Сашка Погосов от радости прыгает и только токует о пробеге. Начали поступать новые заявления: просится Остальцев: "На тебе левую руку- покупаешь? Смотри, жмешь левую- ближе к сердцу!" Просится и Ешурин, и Петерсон.
  Вчера ночью (вернее, сегодня) получил телеграмму и от Зинки (от 27 августа) : "Все в порядке, все здоровы, новостей нет". Поймал себя на том, что хотелось показать кому-нибудь радиограмму, сообщить о ней, поделиться.
  На море туман. Низкие берега почти скрылись. Сейчас 10:30 утра. Иду заряжать патроны.
  
  Пришел Черненко и рассказал удивительные вещи. Проводил он сегодня собрание кочегаров, свободных от вахт. Собралось человек двадцать. Говорили о рационализаторских предложениях. Выяснилось, что наш уголь очень мелкий, проваливается сквозь колосники и около половины угля, не сгорев, выкидывается со шлаком за борт. Только одна вахта (Филиппова) пережигает шлак второй раз, экономя, таким образом, около 30-40 % угля.
  А уголь для нас- дороже всего. Кочегары предложили распространить это на все вахты. Присутствующий Матусевич полностью согласился. Предложение было принято.
  На собрании был поднят и вопрос о питании. Оказывается, ночного питания для ночных вахт не полагается, ибо они съедают свой паек нормально днем. Пробовали они обратиться к Погосову и Остальцеву- отказ. Обратились к Володарскому, тот сказал, что "Из-за таких пустяков нечего обращаться к Ушакову". Ну- ну!
  Позже пришел Симка. Ребята насели на него из-за ряда безобразий в рубке, в частности, крыли за чтение наших радиограмм другими. Симка, оправдываясь, проговорился:
  -Я спросил однажды у Остальцева: кто имеет право читать корреспондентские радиограммы? Он ответил: "Ушаков, я и Володарский". Затем недавно в рубку пришел Володарский и начал просматривать радиограммы. Я спросил его: "Вы имеете на это право?" Он ответил "Да , имею!".
  Н-да!
  
  Четыре часа дня. Дали ход, пошли на юг, затем - минут через 15 - на Ост. Остров полускрыт туманом. Я стою на мостике, мерзну и зарисовываю остров на память. Затем, туман скрыл все. Идем по чистой воде, в тумане. Очень любопытно здесь изменяется погода. Утром было ясно, ушла партия. Ее вернули через 15 минут по возвращению пошел ледяной дождь, а затем и снег- ничего не видно. Я решил зарисовать остров, пошел вниз за тетрадью, вернулся, поднялся на мостик- все в тумане. Затем прояснилось. После этого начал рисовать Иванов- опять все закрыто.
  Сбоку от м. Ольнея (левее) я заметил айсберг, принятый вчера за остров. Пошел в рубку за биноклем. Вернулся на правый борт, стал наводить- пропал в тумане. Прямо - сказка "Синяя птица!".
  С грустью мы уходили от земли Франца Иосифа. А что делать- пережидать туман- бесполезно. Решили двигаться к Северной Земле, время не ждет.
  Наше место на 8 ч. утра : 81о22" и 65о18".
  Здесь взяли последнюю станцию разреза Визе-Зфи. Почти под берегом. Глубина была 20 м.
  Не удалось, к сожалению, и нанести остров на карту. Выяснили только, что раньше изображался неверно. Он должен быть значительно юго-восточнее.
  
  Ушаков говорит в каюте Бочарова:
  -Я часто читал в книгах, что Арктику забыть нельзя и она тянет. Много думал над этим. В чем дело? По-моему, здесь огромные просторы, бескрайний горизонт. А в Москву приедешь- куда не повернешься- забор, переулок. Начинаешь тосковать по безбрежью. На севере очень мало людей. И, отрешенный от них, начинаешь идеализировать их немного. А приедешь- сукины дети!
  Сами условия работы в Арктике требуют очень сильного постоянного напряжения- и физического и морального. Трудно, опасно, тяжело. Возвратишься на материк- этого напряжения нет, не хватает привычного импульса, нет настроения: как у курильщика без папиросы. И тянет опять на север, к "табаку".
  Бывает, конечно, тоскливо, одиноко. Тогда на Северной Земле я садился на собак, гнал без отдыха километров 80, и когда свалишься сам- выздоровеешь.
  А не Земле этого и рассказать некому. Хоть первого встречного останавливай. А встреться мне человек на Северной Земле- я бы ему все выложил.
  
  8 часов вечера. Лед 9 баллов. Продираемся.
  
  РАДИОГРАММА 29 августа
  Заголовок К северной земле абзац
  Ночью откуда-то с запада примчался штормовой ветер бушевал несколько часов и к утру отбросил туман к горизонту тчк Перед нами чернели унылые низкие берега острова Греем Белль отрытого американцем Болдуином 35 лет назад тчк Вопреки утверждению карт опоясывающих его ледниками берега острова оказались обнаженными лишь средний части белела шапка ледникового щита тчк Впрочем и само положение острова картах было нанесено неправильно самом деле он находится значительно юго-западнее тчк Когда туман рассеялся выяснилось то что мы принимали неизвестные островки одном случае является конусообразным выдающимся мысом того же Греем Белля другом случае исполинским айсбергом высотой свыше 40 метров находящимся нас расстоянии тридцати километров абзац
  Детального обследования Греем Белля семь утра берегу льду на собаках отправилась группа участников экспедиции захватив собой резиновые лодки продовольствие оружие тчк Неожиданно берег и корабль начал наступать лед севера немедленно мачте вывесили сигнал квч Возвратиться всем судно квч дали тревожные гудки тчк Товарищи вернулись обратно тчк Через полчаса туман снова заволок все кругом повалил ледяной дождь тире очень редкое явление удовольствием отмеченное метеорологами затем чистый снег абзац
  Днем вблизи острова широте 81 градус 20 минут взяли последнюю 72 научную станцию закончив таким образом гидрологический разрез Визе Земли Франца Иосифа значительной части проходящий неисследованному району тчк Работы гидрологов дают основания думать что теплые воды Гольфстрима проходящие через Гренландское море север огибают Землю Франца Иосифа тчк Это указывают также специфические сборы планктона донных животных пробы грунта тчк Наши подрывники испытали действие аммонала термита айсбергах льдинах фотографы рисовальщики запечатлели очертания острова тчк Делать здесь больше было нечего Ушаков решил не теряя времени идти напрямик Северной Земле тчк Путь пролегает через самое сердце абсолютно неизвестного неисследованного белого пятна лежащего между этими двумя архипелагами тчк Пробираясь Земле Франца Иосифа нам удалось изучить только юго-западный участок этого обширного района абзац
  Очень скоро чистая вода сменилась тяжелым девятибалльным льдом большим трудом двигаемся вперед стараясь пока не опускаться ниже 81 параллели тчк Снова вокруг нас густой туман тчк Полночи достигли меридиана абзац
  Начинается третий наиболее трудный этап экспедиции тире высокоширотный обход Северной Земли тчк
  
  
  30 августа.
  Нудный, мудный день. Замечателен только тем, что Ушаков решил ввести мулисты (мучисты ???) для корреспондентов. Я самым решительным образом протестовал, Эзра занял нейтральную , а затем, и полу-согласительную позицию ("Посмотрим дней 5-6, всегда можно будет отменить").
  Почти весь день простояли у льдины, набирая воду. Взяли 118 тонн. Ребята на льду повторили самый северный в мире стрелковый тир. Гидрологи опять уцепились за течение. Оно проходит по 100 метрам слоем до 400 метров (t= 1½ oC), дальше - опять холодная вода t= -1,5oC . Радио сообщило о смерти Барбюса. Умер от воспаления легких. Выпускаем бюллетень, устраиваем вечер памяти.
  Кстати, у Ушакова закончили и обсуждение вопроса - кто может читать наши радиограммы.
  -Я и Володарский (Остальцева уже нет)
   -Почему он??
   - Помполит.
  -Неверно!
  -Я его уполномочиваю.
  - Это, конечно, практически осуществимо, но неправильно!
  Так и не согласились.
  Бочаров достал (из моря - С.Р.) какую-то замечательную стрелку с обводами формы дирижабля и субмарины. Изучают, гоняют по бассейну, снимают. Длина оной- 7-8 см., вся прозрачная и видны все внутренности. И Бочаров и Горбунов видят ее впервые.
  31 августа.
  Сегодня у всех праздничное бодрое настроение. Когда я поднялся на мостик, Н.И. Евгенов так меня и приветствовал: "С праздником!". Мы идем по абсолютно чистой воде.
  В 3:15 мы кончили "питье" воды и дали ход. Через полчаса вышли на чистую воду и пошли на NO. В 7:50 взяли станцию Љ7 на глубине 552 метра. В 10:50 дали ход чистый на норд! В 12 ч. дня истинное место оказалось 81о02" и 72о0"Е
  Большинство на палубе. Сквозь пелену тумана проглядывает призрачное пергаментное солнце, которого мы не видели уже несколько недель. Справа видны небольшие ледяные тропки, по курсу- редкие льдинки.
  -Как в Гренландском море! - говорит Варламов, - Можно снимать первый лед.
  Настроение у всех чудесное. Я даже Зубову сказал комплимент. "Садко" гонит полным ходом вперед. Это также приятно, как после двухсуточного проползания в песках выйти на такыр и нестись 80 в час.
  Два бы дня такого хода - и нам больше не надо.
  Днем взяли станцию. Гидрологи опять щупали теплые течения. Оно оказалось от 100 до 300 метров, с температурой максимум +1,9о, т.е. больше предыдущих, более южных станций.
  В этом течении утром Бочаров поймал микроскопических одноклеточных животных (радиолярия) и водорослей (галосфера) - типичных жителей Атлантики. Он поместил их под микроскоп и весь корабль ходил рассматривать добычу.
  Жонгаловичу нужно было точно определить координаты. При общем смехе Николаев довольно долго искал льдинку, способную выдержать тяжесть астронома.
  К 8 часам вечера мы добрались до 81о30" и 73оЕ , побив свой прежний рекорд 81о21,8", поставленный в "белом пятне Джиллиса". Шли дальше. Однако в 10:30 вечера на мостик вышел Николаев, увидел впереди ледяные поля и повелел повернуть в обход на SSO (155о). Нехотя, Марков повиновался. Было в это время 81о37". Шишкин скорбел "Только мы с Мишей намерились переть до самого полюса".
  Народ клеит стенгазету Љ3 и выпускает экстренный бюллетень о Барбюсе. Я с Сашкой Погосовым сидели за подготовкой "Высокоширотного Крокодила".
  Лег в 2 ч. Проспал 15 минут, вдруг чувствую- кто-то меня дергает. Володя Петерсон.
  -Дорогой друг, - сказал он конфиденциально, вставай, станция!
  Ой, как хочется спать и не хочется вставать. Вяло натянул сапоги, брюки, фуфайку, ватник и, нехотя, выхожу. Решил- хоть тут горе излить!
  Глубина неожиданно оказалась мизерной: всего 195 метров. Это после целого ряда последовательных 550 м. и 600 м., до 670 м. на предыдущей. Гидрологи высказывают предположения, что мы дошли до северо-западной границы мелководья, начинающегося у о. Визе.
  Ушаков не лег спать. В 4 часа ночи, когда мы в перерыве трала пили чай, он зашел в кают-компанию и спросил:
  -Где Власов? Спит? А Бабушкин? Пойду будить.
  Через несколько минут Бабушкин был одет, однако, прикинув, заявил, что ветер слишком силен, облачность низка, вдали туманит, и лететь нельзя.
  Все ждут Земли. На это указывает и неподвижная невзломанность льда и исчезновение теплого течения. Однако- туман, и в 5:30 решили спать. Станция кончилась в это же время.
  Сейчас вломились во льды, тыркаемся.
  
  РАДИОГРАММА 31 августа
  Заголовок сердцу белого пятна абзац
  Течении двух дней мы пробивались восток трудом прокладывая дорогу сквозь льды белого пятна тчк Каждый час можно было наткнуться ледяную стену которая заставила бы спуститься вниз карты тчк Всем нам памятны были тяжелые льды юге этого белого пятна острова Визе тчк Чего же можно было ждать вблизи сердца неисследованного района сто миль севернее вопросительный абзац
  Сегодня пяти утра по коридору вихрем пронесся летчик Власов поднимая всех ноги радостным криком квч вода квч впереди ледокола сколько хватал глаз простиралась широченная полоса чистой воды лишь справа слева виднелись небольшие ледяные поля тчк Садко полным десятиузловым ходом несся вперед взяв курс прямо север тчк Все участники экспедиции столпились палубе наблюдая необычным этих широтах движением корабля тчк Как приятно после улиточной скорости хода льдах двигаться вперед скоростью десяти миль час тчк Таким же наслаждением ровно два года назад дни каракумского пробега выбравшись сыпучих барханов каракумской пустыни дно высохших озер плато Усть-Урта мы мчались каменистой глади плоскогорья развивая восемьдесят километров час тчк Моды так много что когда астроному Жонголовичу понадобилось высадиться лед точного определения нашего местопребывания капитан общему веселому удовольствию долго искал льдинку которая могла бы выдержать человека тчк А несколько часов назад окружающем нас поле можно было спустить население небольшого государства абзац
  Происхождение этой чистой воды определить пока очень трудно тчк Может быть это результат сильных ветров отжавших лед северу тчк Возможно даже здесь сказывается влияние речных вод мощной Оби Енисея тчк Вероятно большую роль играет также теплое течение проходящее этом районе абзац
  Протяжении всех последних станций гидрологи экспедиции наблюдают изучают подводные теплые потоки тчк Сейчас несомненно что они являются ветвью атлантического Гольфстрима вливающегося через Гренландское море полярный бассейн тчк Течении всей экспедиции мы отыскивали дальнейший путь Гольфстрима в Атлантическом океане тчк Теперь уже есть основания думать что оно огибает севера Шпицберген Землю Франца Иосифа тчк Только что закончившейся станции гидрологи снова обнаружили под стометровым слоем холодной воды мощное теплое течение толщиной двести метров тчк Планктонолог Бочаров извлек этого течения микроскопических одноклеточных животных явно Атлантического происхождения тчк Подобным выводам приводят исследования грунта тчк Таким образом мы находимся накануне решения одной важнейших задач экспедиции двт о путях Гольфстрима Ледовитом океане абзац
  Каждые пять миль мы останавливаемся измеряя глубину океана тчк Мы потеряли всякий интерес карте ибо она сейчас стала для нас простой ничего не говорящей бумажкой разлинованной меридианами параллелями тчк Весь район нашего теперешнего плавания никогда еще не плавал ни один корабль помечен карте огромным сплошным белым пятном тчк Здесь Садко продолжает свой путь Северу тчк Восьми вечера мы достигли восемьдесят одного градуса широты 72 градусов долготы тчк Это пока самая северная точка достигнутая нашей экспедицией тчк Идем дальше настроение всех чудесное тчк
  
  1 сентября.
  В 8:50 вахтенный Марков записал в судовой журнал: "На SO земля или огромный айсберг". Через несколько минут мостик напоминал орудийную башню. Все наличные бинокли устремились на SO. Там виднелась низкая хребето-образная темная громада. Глубина упала до 30 метров. Земля?
  Оказалось- айсберг. Но они стали попадаются чересчур часто. Откуда бы их могло затащить?
  -С Востока, от Северной Земли, - рассуждал Зубов, - вряд ли: их не пустит наблюдаемое нами мелководье- мы находимся на его западной стороне. С Запада от Зфи- но почему же мы не встречали их дорогой? Видимо, с какой-то местной Земли, но тогда- учитывая вообще происхождение айсбергов и их величину, в частности- она должна быть огромной. (Шеф чувствует себя очень нервно).
  Нервничает и Николай Иванович Евгенов. Правда, он допускает некоторую возможность североземельского происхождения айсбергов- может быть, с острова Шмидта? - предполагает Лактионов.
  В 5:40 утра мы достигли максимума 81о37,3" N при 76о09.5"E. Мелководье, и тяжелые льды впереди, решили не ломиться вперед, а обследовать мелководье- видимо, родственное, либо являющееся продолжением мелководья о. Визе. Пошли по отвесу к югу. К 12 ч. дня дошли до 81о02"N и 76о28"Е. Глубины все время меньше 100 метров, причем, иногда падают до 25, а в большинстве колеблются от 35 до 60 м.
  Хорошо бы послать самолет для обследования, но только утром было солнце, а сейчас- хмарь, восточный ветер, пасмурно-низкая облачность. Власов правда ручается за радиус 20 - 30 миль.
  Бабушкин неожиданно спросил Зубова:
  -В какую сторону лететь, Н.Н.?
  Тот просиял: - А, разве, можно?
  -Далеко нельзя, а близко- можно.
  -Голубчик, это страшно важно, - и забыв обычную осторожность, начал рассказывать в возможностях местной Земли.
  -А когда сможете лететь?
  -Через час.
  -Хорошо! Это будет замечательно!
  Я и Бабушкин стояли на мостике.
  -Посмотри, - сказал он, - по-моему, это, все таки, очень похоже на Землю. На норд-осте!
  Я взял бинокль. Милях в 10-15 на переднем плане виднелся гигантский айсберг, а за ним темноватая, будто покрытая свеянными снегами широкая горбатая масса. Если это тоже айсберг, то какой он должен быть потрясающей величины!
  5 ч. вечера. Ушаков за чаем внес свою бороду в фонд МЮД"а и вызвал меня на соревнование. Горько жалея о прошлом бритье- решил отпустить бородку и усы.
  За чаем оживленные разговоры о возможной Земле. Бочаров поймал самые мелкое животное Земного шара- коловратку, величиной в 0,1 мм. Причем, этот экземпляр великий! Обычно - не больше 0,01 мм. Так вот, это червеобразная многоклеточная тварь (со всеми органами пищеварения, выделения и пр.) - оказывается, является типично прибрежным обитателем.
  Вносятся оживленные предложения. Бочаров предлагает назвать это мелководье "Возвышенностью "Садко".
  Не мешает!
  Холодно, t= -1,7оС. Ветер- 6 баллов, 10метров в сек. ONO.
  После чая я сел писать радиограмму. Начал так: "Два заголовка центре белого пятна возвышенность Садко" Написал черновик, начал переписывать. Вдруг приходит Сашка Погосов:
  -Ушаков просит к себе.
  Поднялись. Я, Эзра, Черненко.
  -Чтобы было единое толкование положения, я вам хочу сообщить: мы нашли мелководье. Раньше считалось, что здесь область больших океанских глубин. Наше открытие переворачивает все старые представления о режиме льдов в Карском море, течениях в этой части океана, является не только географическим вкладом, но является очень важным для океанографии и навигации.
  Мелководье, айсберги, планктон- все это указывало на близость Земли. Поэтому мы решили повернуть к югу, чтобы обследовать это мелководье.
  В это время в каюту вбежал взволнованный Андрюша Шишкин и наспех проговорил:
  -Георгий Алексеевич! По правому борту открылся остров.
  -Ну вот... -растерянно рассмеялся Ушаков.
  Мы выскочили на палубу. перед нами на юго-востоке белела полоса берега. "Садко" полным ходом мчался к ней по чистой воде. Верх ее был передернут туманом. Все наличные бинокли пришли в движение. На мостике тесно, оживленно, шутки.
  -С праздником, Георгий Алексеевич, - поздравил я его полушутливо.
  Он серьезно пожал мне руку: -Спасибо... И вас, также.
  -Разбуди Зубова, - попросил меня капитан.
  Я сбежал вниз. Ушаков уже тормошил его:
  -Вставайте, Николай Николаевич, Земля!
  -Бросьте дурачить, - и он повернулся лицом к стене.
  Еле уговорили. Тогда он выбежал на мостик в одной толстовке.
  На мостике волновался Черненко.
  -Эх, назвать бы именем МЮД"а!
  Мы соглашались назвать так мелководье.
  Я умчался вниз, памятуя о том, что в 7:30 будет Баренцбург на линии, написал "молнию" Мехлису и вышел наверх.
  -Георгий Алексеевич, вам радиограмма!
  Он недоуменно взял в руки и рассмеялся.
  Я отнес Симке Иванову и целомудренно вернулся на мостик. Все шумели, ничего нельзя было разобрать.
  Зашел в рубку. По ней возбужденно разгуливал Шишкин: "Если бы не я - никто ее и не заметил бы. Прошли бы мимо". Над картой корпел вахтенный Ножкин, определяя приблизительное положение Земли. Ему помогал Жонголович.
  Звенел звонок ужина, но никто не шел вниз. Я спустился и сел доделывать и переделывать свою радиограмму. Быстро приписал конец.
  А в это время "Садко" бросил якорь в миле от берега. Видны были низкие отрывистые стены припая, изъеденные, избитые волной.
  -Пишите "молнии", - посоветовал Ушаков корреспондентам. Я завизировал у него срочную в 400 слов, написал еще одну "молнию" о подходе к берегу и неторопливо отнес в рубку. Симка сообщил, что первую "молнию" уже передал на Диксон.
  А низу горел ужин. Столы были покрыты снежно-хрустящими скатертями, стояло красное вино, закусочная ветчина, орехи, рахат-лукум.
  -Знаете, - подозвал меня Ушаков, - другие уже дают название Земли.
  -Какое?
  -Да вот, - он смущенно улыбнулся, - все настаивают на моем имени.
  Еще "молния"!
  Наконец, можно наскоро поужинать.
  Настроение у всех радостное, возбужденное. Ушаков, Зубов, Николаев и Володарский ушли поздравить команду.
  Срезу после ужина на берег поехала береговая партия. Еще за ужином Ушаков спросил:
  -Кого вы выдвигаете, Николай Николаевич?
  Тот назвал: Жонголович, Ермолаев, Балакшин, Бочаров, Горбунов.
  Затем Ушаков добавил к ним себя, штурмана Иванова, Факидова, Герасимова и Ешурина.
  Я и Виленский насели. Он беспомощно разводил руками:
  -Катер поднимает 8 человек, а мы грузим и так больше. Поедете завтра днем.
  -Нам сегодня давать. Снимите кого-нибудь!
  Сколько я ни доказывал, ни бился, ни спорил- ничего не вышло.
  Я прямо локти готов был кусать. Снова настаивал. Ничего. Что можно было сделать?
  Я повернулся, ушел в каюту, лег, хотел читать- не могу. Киплю.
  Тем временем, наверху заканчивали подготовку. Избранники ходили в полушубках и болотных сапогах.
  Сумрачный Погосов готовил рюкзаки с припасами, доктор раздавал всем походные аптечки, Ушаков искал компас и распоряжался о взятии четырех винтовок.
  Наконец, сели. Ушаков задержался на палубе, визировал бесчисленные радиограммы. Притащили еще резиновую лодку, запасные весла, пса Нордвика.
  Отчалили около 11 часов. (Что видели на острове -опишу в очерках).
  А в столовой снова накрыли полуночный чай: кофе, замечательные пирожные крем-брюле, наполеон, орехи, рахат-лукум. Пели, играли, веселились (МЮД!).
   Я и Эзра самостоятельно с горя взяли планктон и трал - 14 метров.
  Исследователи вернулись в 3 утра. Немедленно их окружили, забросали вопросами.
  Ушаков коротко рассказал нам о поездке и распорядился готовить самолет.
  -Я полечу, - взволновался Николаев.
  Ушаков сформулировал задание: облететь остров, определить можно ли его обойти, если будут видны другие острова- не лететь к ним, а сначала вернуться к кораблю и сообщить.
  -Все ясно, - ответил Николаев, - Если мы не вернемся через 2½ часа, идите нас искать. В случае вынужденной посадки мы постараемся сесть вблизи береговой кромки. Там и ищите.
  Власов завел машину. Взлетели. Через час вернулись (мы только уснули - нас разбудили, будильник постаили, чтобы он поднял нас через 45 минут).
  -Самолет летит!
  Приземлились. К Ушакову. Николаев рассказал о полете.
  -А есть на острове места с коих могли оторваться айсберги? - спросил Ушаков.
  -Нет.
  -Значит, где-то еще есть Земля.
  Решили до утра постоять на этом месте, а затем обойти остров вокруг и заснять на карту. Ориентировочное положение острова 80о54"N и 79о10"Е (Визе в своей книжке даст 80о54"N и 79о20"Е)
  Взошло солнце и осветило чудесными сказочными низкими лучами весь остров. Они отражались красным золотом от мыса, серебрились на исполинских небоскребных громадных айсбергах, расставленных часовыми вокруг острова.
  Мы легли и камнем уснули.
  
  Появилась шуга. Ночами достаточно темно. Приближается позднее время.
  
  РАДИОГРАММА 1 сентября
  Заголовок земля центре белого пятна возвышенность Садко абзац
  Бесстрастные термометры сегодня утром отметили температуру минус два дует шестибалльный северный ветер палубе холодно снасти обледенели мы уже давно нарядились полушубки теплые шапки сегодня многие одели шубы ватные брюки абзац
  Но отогреваться некогда наступили самые горячие дни время всей экспедиции тчк Каждый час наполнен волнующим ожиданием все напряжены предела тчк Садко находится самом центре белого пятна Ледовитого океана тчк Любой час может принести неожиданные открытия ибо сюда еще не пробиралось ни одно судно здесь не бывал ни один человек из всего многомиллиардного населения планеты тчк Все мы спим тревожно урывками зпт Ушаков Николаев Зубов Евгенов корреспонденты почти не покидают мостика оглядываясь даль передернутую неотступным проклятым туманом абзац
  Всю ночь мы шли северо-восток чистой воде пяти утра добрались до широты 81 градус 37 зпт 3 минуты тчк Обычной навигационной карте уже не хватало места отметки нашего пути пришлось приколоть сверху чистый лист бумаги тчк Достигнув этого пункта встретили сплошную стену тяжелого пакового льда тчк Повернув восток дойдя 76 градусов остановились измерили глубину обнаружили поразительное явление двт час назад глубина была почти 700 метров сейчас меньше 200 тчк Мелководье восклицательный Но кроме того возникает исключительно интересный вопрос откуда здесь центре белого пятна полпути архипелагом Франца Иосифа Северной Землей может быть мелководье тчк Далеко не каждый день удается побывать таких местах Ушаков решил спуститься юг обследования мелководья тчк Каждой милей пути глубина уменьшалась тчк Когда достигла тридцати метров мы увидели горизонте грандиозные сидящие мели айсберги сначала принятые нами острова тчк Видимо они оторвались ледников той неизвестной Земли существовании которой мы предполагаем этом районе тчк Вероятность земли указывает также выловленные планктонологом Бочаровым микроскопические животные типичные прибрежных районов специфический характер морского грунта добытого геологом Ермолаевым абзац
   И наконец семь вечера находясь примерно стыке 81 параллели 78 меридиана мы увидели юго-востоке длинную выступающую горизонте белую полосу тчк Земля восклицательный Садко немедленно изменил курс полным ходом приближаясь неизвестной Земле тчк Она тянулась юго-запада северо-восток снежной полосой сливающейся туманным вечерним небом тчк Затем перед нами возникли низкие берега сплошь покрытые ледниками ломаными террасами спускающимися прямо море тчк Восемь вечера Садко подошел Земле бросил якорь расстоянии двух миль берега тчк Готовимся высадке партии тчк
  
  2 сентября.
  Утром в 7-8 час. к брусу, воткнутому нами вчера на береговом припае ("единственному дереву острова") подошел матерый медведь, потрогал его, ударил лапой, накренил и пошел прочь. Сашка Погосов завертелся на месте и бросился умолять начальство разрешить поездку за медведем. "Свежего мяса давно нет!"
  Вместе с Журавлевым он сел в лодчонку- каяк Журавлевский - и понеслись к острову. Медведь уходил и они налегали так, что весла гнулись. Добрались, Сашка выскочил, побежал за медведем, настиг его у какой-то бухточки и убил.
  В 12 ч. снялись с якоря и пошли бродить вокруг острова, снимая его очертания. В общем, он оказался почти овальным, каплеобразным. Хотели спустить самолет для обследования окрестностей- туман нагрянул. Сейчас, в 9 вечера, стоим в разводье- после 4 часов дня попали в довольно сплоченный лед. Туман. Народ бьет нерп (я заказал косточку).
  
  А на корабле пошли всякие разговоры об острове среди научных работников.
   Зубов, который, когда мы встретили мелководье, настаивал на дальнейшем пути к северу "на большие океанские глубины" и яростно спорил с Евгеновым, требовавшим хода на юг для обследования мелководья, страшно оживился и начал быстро прибирать хозяйство к рукам. Вчера он говорил Черненко, что еще в 1923 году высказывал предположения о существовании здесь острова, любезно объяснял мне и Эзре свои взгляды.
  Березкин Вс. напоминает со своей обычной джентльменской корректностью о своем анализе приливов, отливов и течений в Карском море, где он "предсказал существование острова к северу от о. Визе" (Правда, его остров "находится" на 83 меридиане - Л.Б.)
  Впрочем, так, видимо, в мире ученых полярников и должно быть. Мне все это покуда неясно и известно только то, что остров открыли мы и сделали этим большое хорошее дело.
  
  Виленский видел мрачный сон, якобы жена ему изменила. Проснулся в страшно тяжелом настроении. Немедленно разбудил меня и сообщил содержание сна. Затем отправился к Погосову и другим рассказывать. Везде встречает явное сочувствие. Дал Лиде телеграмму "Запомни запиши как провела день вечер ночь 2".
  
  
  Ушаков рассказывает об открытии островов "Комсомолец" и "Пионер".
  - Весной 1930 года вскоре после возвращения с о-ва Врангеля мне пришлось присутствовать на заседании правительственной комиссии под председательством Каменева. Было задание: "поручить одному из судов идущему на Зфи дойти до Северной Земли и, по возможности, ткнуться в Северную Землю".
  Я спросил: "Почему, если ткнуться, нельзя высадиться?"
  Постановили высадиться. Стал спрашивать о средствах. Требовалось на посылку спец. экспедиции от 600 тыс. до 2,5 млн. рублей. Тупик. Через два дня я представил проект на 67 000. Приняли. Но нашли всего 47 000 руб.- бери!
  Взял, пошел в Госторг. Меня там знали , вернее слышали обо мне.
  -Дайте мне кредит на 10-15 тысяч.
  -Кому??
  -Мне лично.
  -Чем платить будете?
  -Пушниной Северной Земли.
  -А есть она там?
  -Может быть.
  -Зайдите через два дня.
  Зашел. Получил чек на Архангельский Госторг на 12 тысяч рублей.
  **************
  Моим ближайшими помощниками были: Николай Иванович Урванцев, много работавший на Севере, в частности, на Таймырском полуострове; Сергей Прокопович Журавлев - проведший 11 зимовок на Новой Земле, зверобой, физически очень сильный человек, с огромным опытом. Четвертому- 19 лет, новичок в Арктике, Вася Ходов. Я долго их выбирал, а когда он пришел решил , что именно он мне и нужен. И я не обманулся: наша связь, несмотря на исключительно трудные условия, была достаточно крепкая.
  И 40 собак. Продовольствия на три года. Никто не знал- целый это массив или ряд островов, как и сколько Земля простирается к Северу и Западу. Никто условий плаваний не знал, сможет ли пробиться потом до нас ледокол, и мы взяли боевых припасов на пять лет, дабы, может быть, потом дойти до Диксона (около 1500 км).
  Взяли и маленький срубленный в Архангельске домик, моторную шлюпку, ветряк, оборудование. Доставил нас "Седов" под начальством Шмидта. По дороге открыли остров Визе, остров Воронина и, подойдя к Северной Земле, встретили кромку непроходимых льдов. Поднялись на Север, встретили о.Самойловича, затем о.Каменева и распрощались с товарищами (на "Седове" остались Лактионов, Горбунов). Выгружались 6 дней. Сели на островке "Домашний".
  ************
  Каковы ощущения человека на зимовке у Новой Земли. В шлюпке мы сидели, смотря в след ледоколу. Журавлев без надобности перекладывал вещи в шлюпке. Лицо Урванцева стало страшно суровым. Ходов имел вид ученого. Разрядились только выстрелами по морским зайцам.
  Через полчаса уже колотили линолеум, устраивали кухню. Вскоре пошел снег. На привод базы в порядок (крепление домика, расстановку оборудования и т.д.) ушел месяц. Заготовили и корм для собак. Это- безо всякого труда. Кто-нибудь выглянет в окно, бросит молоток, схватит карабин. Через минуту- медведь убит.
  Начали обследование Земли. Сколько до нее- неизвестно. Цель первого похода- сколько до нее и ее доступность. 1октября вышли в путь. Встретили метель. Бились 12 часов. Продвинулись по ровному льду на 11 ¼ километров, разбили лагерь на морском льду.
  Утро. Палатка оказалась занесенной снегом. Долбили ход. Ни саней, ни собак не видать. Метель продолжалась. Когда стихло, откопали, двинулись к острову.
  В конце дня на горизонте увидели неизвестный пик и низкий берег. Мы все же решили идти на N-O. Под облаками оказались горы - первая "Серпа и Молота".Дойти до нее смогли за 2 суток, а казалось -рядом. Видимость!
  Выйдя на обнаженный лед, собаки ободрали лапы. В сумерки мы вышли на западный берег Северной Земли. Ощущения человека, попавшего впервые на землю, где еще не ступала нога человека, вам известны.
  Земля приветствовала нас полярным сиянием, звездной ночью. 4-5 октября мы продвинулись к мысу у "Серпа и Молота" <где> мы подняли советский флаг. Остальные салютовали из карабинов.
  Решили обследовать берег Дошли почти до северной оконечности, поднялись на гору, увидели ледниковый щит. Решили вернуться - начиналась полярка. На мысе "Серп и Молот" оставили продовольствие. Вернулись.
  *********
  18 октября зашло солнце, началась полярная ночь. Солнце было в последний день такое, "как будто его собаки изгрызли" (Журавлев). Хотелось приготовить солнечных консервов на четыре месяца.
  Ночью мы продолжали научные работы , шахматы, книги, домино, радио. Запоем переходили от одного к другому. Неделями!
  Были интересные моменты. Слушали как-то концерт. Я писал, Журавлев починяет что-то. Слушаем Харьков. Поет контральто. К нему мы всегда прислушивались внимательнее, чем к тенору (вам это понятно сейчас). Вдруг потеряли. Нащупали Голландию. Передают рассказ. Журавлев не выдержал, выругался и крикнул репродуктору: "Даешь "Кирпичики"!!!" Вдруг слышим "руссиши романс" и .... "Кирпичики" !! Журавлев был горд. Мы его сбили, попросив заказать "Конную Буденного".
  Однажды Ходов показал мне радиограмму на имя Журавлева: "Валя (дочь) и Шура безнадежно больны тифом. Мария (жена)". Дать ему или не дать? Видимо, умерли? Полярная ночь. Он очень любит детей, тоскует. Я кладу телеграмму в стол. Через день связь прервалась на 4 месяца. Журавлев каждый день тоскует и вспоминает о них, рассказывает о них, о своих снах. А я знаю, что они, видимо, умерли.
  Тоскует по близким и еще одни товарищ, которому кажется, что и с его женой что-то случилось. Выпытывал.
  Наконец, я получил телеграмму, что дети умерли. Я запряг две упряжки, взял Журавлева. Метель. Выехали на лед. В палатке я рассказал ему все. Страшно было смотреть. И немедленно начали походы, ходили до упадка.
  ************
  Мы могли ездить втроем на трех упряжках и брать продовольствия на месяц. Но мы не знали ее <земли> ширины и северности. Предполагали, что пути на два месяца. Поэтому еще перед поляркой выдвинули склады вдаль, в том числе, и на Северную Землю. Однажды, двинулись при лунной ночи. Сказочная обстановка. Не лед, а полированное серебро. А мы движемся на дне чаши из этого серебра. А над головой- сияние! Но через 25 км. небо в течение получаса закрыла облачность. Темнота- собак не видишь. Начали терять друг друга. Перекликались, перестреливались, зажигали магниевые факелы. В полной темноте нашли не только "Серп",
   но и ручей, где в октябре оставили продовольствие.
  На обратном пути- метель. Сильная. Боялись промахнуться по очень низким островам Каменева. Через недельку забросили еще полтонны. Итого- полторы тонны.
  В марте решили продвинуть его <лагерь> дальше на север. Неожиданно попали в неизвестный пролив (ныне Красной Армии). Затем увидели берега острова Пионер. Поход был трудный. До мыса Блюхера шли легко. Но пролив почти битком набит айсбергами высотой от 5 до 30 метров. Между ними - пушистый снег, проваливаешься по пояс. Бились очень долго. Один раз Журавлев провалился в трещину - ванна при 32о мороза! Я успел дать ему хорей. Туман! Наконец вышли на берег.
   Однажды утром Журавлев высунулся из палатки и вдруг пробкой вылетел, заругался и закричал: "Настоящая земля! Такой еще не было !"
  На расстоянии 15 км. высилась огромная скала (высота около 675 м.), почти отвесная, названная мысом Ворошилова. Мы убедились, что прошли проливом, назвали его пролив Красной Армии. Затем выстроили там прод. склад. для весны 1931 года и вернулись, сделав в два дня 240 км.
  ***********
  Весной мы начали большой поход с оборудованием, 1 мая застало нас в проливе Красной Армии. Тяжело было в эти дни. Нервы напряжены до отказа. Подняли флаг над айсбергом, поздравили друг друга.
  Продолжая съемку, убедились, что перед нами не островки, а берег большого острова (- "Комсомолец"). Решили увязать свои наблюдения с единственным астрономическим пунктом Северной Земли (установленным Вилькицким) - на мыс Берга. Я и Урванцев поехали туда, Журавлева послали на "Серп" за продовольствием и на обратном пути он ослеп. Страшная штука! Остановились мы у ледника на восточной стороне "Комсомольца", которая дает основную массу айсбергов. Мы стояли под айсбергом. Разразился ветер жуткий. Стоять нельзя - 37 м/с- под айсбергом. Выжидали, пока Журавлев выздоровеет. Буря кончилась через сутки.
  Почти весь остров покрыт льдом- такой же ледяной шапкой, как и основной остров. В тумане мы выписывали очертания берегов. 18 мая мы дошли до м. Молотова и на N, NO, и О увидели открытую воду. Просидели мы там 5 суток, карауля солнце для астрономических наблюдений, купались в палатке (!!).
  Затем прошли западными берегами, которых до нас никто совсем не видел. Я очень люблю метель, кажется вся вселенная сорвалась с пути и с визгом, шумом и гамом несется в неизвестное. Не будь метели- совсем совсем бы было скучно в Арктике!
  У мыса Куйбышева туман начал разрежаться. У мыса Фрунзе увидели, как мы считали -большой залив, двинулись к югу и вышли к мысу Крупской. На о. Комсомолец мы потратили 30 суток. И все 30 суток Вася Ходов сидел один. Что с ним?
  И обычно возвращаясь мы спрашивали у смотрящего в бинокль:
  -Дым видно?
  -А собак?
  -А человека?
  Пришли. Все в порядке. Убил 8 медведей. Иногда, передавая радиограммы, слышал лай, выскакивал, убивал, заканчивал передачу, затем свежевал.
  Таким образом не только открыли но и обследовали весь о. Комсомолец.
  **********
  В 1932 году мы с Урванцевым обследовали о. Большевик и, возвращаясь, решили таки выяснить : залив ли у о. Комсомольца или пролив. Было опасно: со дня на день могла начаться распутица, но оставлять идею было обидно. Все знаем, а этого не знаем. Пошли.
  Оказалось, что пролив. Назвали его Юнгштурмом, а остров - Пионером.
  Об остальных поездках- в следующий раз.
  **********
  
  После доклада разгорелся спор о собачьих упряжках и экипировке. Ушаков говорит, что раньше он стоял за рекомендованную Амундсеном цуговую упряжку, но затем убедился, что гораздо лучше веерная новоземельская, и теперь он является ее убежденным сторонником.
  Остальцев, Петерсен и отчасти Евгенов- за цуг.
  Петерсен: "А какие нарты вы считаете лучшими?"
  Ушаков:
  -Самыми плохими я считаю норвежские нансеновские. м.б. они хороши только для передвижения человека. Восточносибирские тоже плохи, узки, часто переворачиваются. Лучше всего новоземельские, правда я их немного модернизировал.
  Шоколад с собой брать ни к чему, нужно брать продукты, к которым больше всего привык человек. Это- твердое мое убеждение.
  Я сторонник эскимосской одежды. Правда, несколько измененной. Белья не надо- без него теплее.
  
  
  РАДИОГРАММА 2 сентября
  Заголовок На неизвестной земле абзац
  Нетерпеливые радостно взволнованные возбужденные мы готовились высадке берег новой Земли тчк Что скрывать чувство огромной гордости переполняло серде каждого из 78 участников экспедиции тчк Далеко Севере у последних параллелей Земного шара найдена неизвестная Земля расшифрована тайна еще одного загадочного белого пятна географических картах Советского Союза расширена территория Земного шара тчк И мы спешили как можно скорее вступить эту землю которой никогда еще не отпечатывался след человека осмотреть что представляет собой открытый нами новый кусок земли нашей великой Родины пославшей поднявшей нас исследование туманных далей Арктики абзац
  Погрузили шлюпку дно завалили припасами сверху аккуратно разложили винтовки киноаппараты лейки походный запас навигационных инструментов тчк Веселые напутствия остающихся шлюпка отчаливает борта идет прямо обрывистому берегу тчк Но высадиться нельзя тчк Отвесный береговой припай высотой трех метров опоясывает Землю тчк Он избит волной океана изъеден пещерами тчк После долгих поисков наконец нашли маленькую бухточку причалили Первым берег высадился квч владелец острова квч Ушаков чье имя участники экспедиции постановили присвоить новой Земле тчк Он мельком взглянул на отпечатки своих сапог внимательно осмотрел горизонт рассмеялся абзац
  Где же земля спросил он веселым недоумением абзац
  Вокруг сколько хватал глаз расстилалась ровная белая пустыня без малейшего клочка обнаженной почвы абзац
  Вслед начальникам высадились остальные тчк Радостным лаем берегу закружилась привезенная корабля лайка Нордвей тчк Кинооператор терпеливо снимал первую высадку тчк Это будет мировой кадр бормотал он полузабытьи абзац
  Под ногами хрустела хрупкая ледяная корка прикрывающая мощный пласт крупчатого снега озерками талой воды тчк Дальше в глубине виднелось пологое возвышение самого острова и сквозь туман тускло блестел щит ледника куполом покрывающего всю Землю абзац
  Научные работники рассыпались цепью берегу наблюдая магнитное склонение определяя характер припая измеряя глубину моря скб глубина около припая оказалась девятнадцать метров скб Остальные направились вверх тчк Ходили час прошли вглубь острова три километра но гребня так не добрались тчк Пути попадалось много ручьев часто проваливались снег иногда ручьи под обманчивой замерзшей поверхностью тчк Первым невольно выкупался Ушаков абзац
  Ледниках Северной Земли вода была холоднее эпически отметил он абзац
  Измерили температуру ручья под льдом плюс две десятых абзац
  Черном море пожалуй теплее неохотно согласился Ушаков абзац
  Дорогу часто пересекали многочисленные следы медведей тчк Затем неожиданно полукилометре берега нашли отесанный четырехгранный брус маркой квч номер 1633 квч и три безымянных бревна очевидно доставленные сюда течением абзац
  Самом берегу полумиле этого лесного склада обнаружили еще один брус тчк Немедленно нем вырубили топором Садко воткнули вертикально лед абзац
  Единственное дерево растущее здесь умилился снимая оператор абзац
  Вернувшись Садко Ушаков приказал готовить самолет воздушного обследования Земли тчк Вместе летчиком Власовым полетел капитан Николаев тчк Возвратившись они сообщили что Земля представляет остров почти правильной овальной формы растянутый юго-запада северо-восток тчк Ширина его около пятнадцати восемнадцати километров длина двадцать двадцать пять высота трехсот метров тчк Весь остров покрыт сплошной ровной шапкой ледника без всяких трещин тчк Словам Власова остров является точной копией острова Моржовец (???) Белом море абзац
  Снявшись якоря Садко отправился вокруг острова точного определения его рельефа нанесения карту Советской Арктики координат 80о54" 79о10"
  
  3 сентября.
  Денек выдался суматошным. Особливо вечер. Колесили в густейшем тумане по океану на северо-запад, отыскивая место, где видели айсберговое скопище и глубину в 16 сажен. К вечеру кое-как нашли, вроде этого места с подобной глубиной. Начали ощупывать возвышенность. Как только глубина увеличивалась- Марков немедленно разворачивался, иногда на 360 градусов., отыскивая последний минимум.
  Море было изумительно спокойно, вода не шелохнется, редкие льдины, туманно, пасмурно, тепло. Корабль беззвучно шел вперед. Я и Эзра вышли на полубак, там уже стоял Ушаков и "Манлихером", поджидая нерп, с тихим плеском выныривавших то там, то сям. Часто высовывали в воздух свои черные головки юные нерпята.
  Замечательная картина. Впечатление такое, как будто плывешь в лодке после вечерней зари (заря уже погасла) по большому уснувшему озеру.
  -Вон на том плесе сейчас поднимутся чирки, - сказал я Ушакову.
  Он подсознательно быстро взглянул туда и рассмеялся.
  Около 11 вечера глубина дошла до 16 сажен. Все собрались на мостике. Шишкин взволнованно и часто пускал эхолот, попутно рассказывая мне с гордостью историю открытия острова Ушакова.
  -Я стоял на вахте вместе с Василием Ивановичем. Он говорит мне- вот, взгляните направо- белое пятно, отблеск льдов. Я посмотрел, потом перевел бинокль левее и увидел желтое пятно. Откуда здесь, елки палки, желтое пятно? "Василий Иванович, - говорю, - там остров!" Он посмотрел, : "Нет", говорит, а я настаиваю. Тем временем, подошли ближе и оба убедились. Тогда я опрометью бросился к Георгию Алексеевичу. Остальное ты знаешь.
  Здесь Шишкин не вытерпел и пошел снова биноклем и пошел с биноклем на мостик.
  Ушаков прогнал
  - Ищите остров эхолотом, а не биноклем. А то сядем на мель- тогда и вы не поможете.
  -Какая глубина? - непрерывно спрашивали Евгенов, Марков, Иванов.
  Я стоял в дверях, передавая сообщения Шишкна, как ведра на пожаре.
  -Шестнадцать сажен.
  -Пятнадцать.
  -Четырнадцать.
  -Тринадцать.
  -Шестнадцать!
  Нетерпение нарастало. В обычных условиях капитана силой не заставишь идти на таких глубинах, а тут шли средним ходом. В тумане ропаки казались огромными айсбергами, а затем при приближении принимали миниатюрные размеры.
  Небо было темно- свинцовым. Неожиданно на горизонте показались исполинские айсберги, а за ними - покатое рельефно выделяющееся выпуклое облако белого тумана. А над ним серая синь тумана обычного, как бы своеобразной фон белого облака, похожего на гору Аюдаг в Гурзуфе. Чеканно и строго впереди стояли остророгие айсберги.
  Глубины падали.
  -Тринадцать.
  -Двенадцать.
  Ушаков посмотрел влево и заявил: "По-моему, там, под облаками, что-то подозрительное". Все посмотрели и рассмеялись. Да и сам Ушаков махнул рукой и ушел на правый борт.
  -Двенадцать.
  -Двенадцать с половиной!
  -Одиннадцать!
  Пятнышко мне понравилось. Я долго всматривался в него, переменил два бинокля. Сквозь туман неясно проглядывала пологая, очень ровная линия склона. Понемногу туман менял формы, линия -нет. Все светлела и светлела линия.
  -Георгий Алексеевич, - сказал я, - а ведь это- остров!
  Он немедленно поднял бинокль, внимательно посмотрел, взял мой бинокль:
  -Да, пожалуй.
  Поглядели остальные:
  -Нет!
  Я прозакладывал голову Виленского, Сашка Погосов, поддерживая меня, свою. "Садко" полным ходом шел к острову.
  -Остров, конечно! - сказал Ушаков.
  Все ближе и ближе мы к нему. Вот, наконец, он виден совсем хорошо. Ровно катится очень пологий, чуть приподнятый купол. Перед островом- мелко битый лед.
  -Ура! - все на палубе.
  Вдруг кто-то сказал: а ведь это- остров Ушакова. Стали спорить. Кинулись к карте- мы от него, как будто, в 15-30 милях. Но тогда сей остров должны были видеть с самолета. Вскоре спор разрешился- мы увидели знакомые айсберги. Остров, увы, был тот же. Мы подкружили к нему в тумане и подошли несколько более юго-западнее, чем раньше. Ну что ж, зарисовали и эту сторону.
  Все мы долго и обиженно смеялись над собой. Я предложил, памятуя о заслугах Шишкина по открытию новых земель, назвать его именем пролив, разделяющий остров Ушакова и "этот" остров. Предложение немного утешило участников экспедиции.
  
  РАДИОГРАММА 3 сентября
  Заголовок Поиски новой Земли абзац
  Первый вопрос который вчера задал Ушаков капитану Николаеву вернувшемуся воздушного обследования острова Ушакова был следующий абзац
  Южные берега обрывисты абзац
  Нет похоже весь остров покрыт ровным ледниковым щитом абзац
  Хорошо значит где-то есть еще земля абзац
  Время приближения острову пребывания около него мы обнаружили большое количество великанских айсбергов столовой формы тчк Они сидели мели огромными небоскребами как бы сторожа тайны Белого пятна тчк Как попали сюда эти исполинские ледяные горы вопросительный Если они принесены ледников Земли Франца Иосифа почему мы не встречали их своем пути тчк Если они сползли ледников Северной Земли что мало вероятно то каким образом сумели перешагнуть своей чудовищной подводной частью через мелководье его западную сторону тчк Ледниковый щит покрывающий остров Ушакова не дает айсбергов тчк Значит они по-видимому являются детищем какой-то новой неизвестной Земли покрытой мощными ледниками способными отделять такие исполинские глыбы абзац
  Слишком подозрительно и открытое нами мелководье тчк Раньше вообще считалось что здесь полагается находиться большим океанским глубинам тчк Месте их мы нашли мелководье тчк Оно видимо достаточно обширно помимо того весьма неоднородно тчк Спускаясь севера мы обнаружили глубина его пятидесяти метров внезапно упала двухсот затем снова уменьшилась тчк Венцом возвышения оказался остров Ушакова тчк Естественно предположить что и некоторые другие возвышения могут оканчиваться над водой тчк Наконец существование новой земли этом районе указывают также карты кривых течений капризно огибающих неизвестные пока препятствия расположенные где-то соседству нас абзац
  Командование экспедиции решило сделать все возможные исследования района тчк Уже одно открытие острова Ушакова месте предполагающейся океанской глуби имеет исключительное значение географии океанографии практической навигации по-новому ставит вопрос течениях режиме льдов Карском море тире сердце Северного Морского пути тчк Но здесь также возможно существование другой земли может быть даже нескольких абзац
  Нанеся карту очертания острова Ушакова определив точно его положение произведя нем некоторые научные наблюдения мы начали обследование окрестностей острова тчк И снова поперек пути встал проклятый туман тчк Ранним светлым утром мы начали готовить самолет воздушной разведки но пока спускали его воду нанесло знакомую белесую муть всех сторон окружившую корабль тчк Идти этих условиях вперед значит рисковать пройти двух милях возможной земли не заметив ее тчк И Садко лег дрейф тчк Сейчас берем станцию глубина 212 метров тире мы находимся подводном проливе открытого нами мелководья тчк Все участники экспедиции огромным нетерпением ждут прояснения погоды абзац
  
  4 сентября.
  От острова прошли немного вниз и остановились, ибо туман просветлел. На западе Ушаков заметил белые пятна, подозрительно смахивающие на острова. Лететь!
  В 4 утра было дано Бабушкину и Маркову задание обследовать острова. Срок- 2 часа.
  -Через 2 часа ищите, - соглашается Бабушкин, - Если буду вынужден сесть, то постараюсь дотянуть вон до тех больших айсбергов на горизонте. Там и шарьте!
  Улетели в 5:15 утра. Затем, через 50 минут пролетели над кораблем, уйдя к о. Ушакова и, вскоре, сели. Рассказали, что острова оказались хлопьями тумана, на север и восток лететь было нельзя - туман, на острове найдено озеро, шириной 200 метров, длиной до километра, ранее нами незамеченное. Компас врал на самолете почти на 180о, корабля бы не нашли, если бы не ориентировались по острову.
  Выслушав, легли спать, а корабль поплыл на юго-запад, отыскивать юго-западную границу мелководья и проследить - не сливается ли оно с мелководьем у о. Визе.
  Вечером дошли, убедились, что сливается, и повернули на север, оконтуривать западную сторону мелководья. Вечером состоялось общее собрание, на котором выступил Ушаков с докладом об итогах и планах экспедиции.
  
  Жены Виленского и Погосова прислали Н.Н. Зубову телеграмму, поздравляющую с открытием острова и с ехидным издевающимся вопросом: "Надеемся острове женщин не обнаружено".
  Старик вздохнул и ответил: "О, если бы!"
  Недаром во время путешествия на остров Факидов спрашивал у Ушакова
  -А девушек не видно?
  -Нет, - отвечал он, - девушек не видать, остались только следы их каблучков.
  
  РАДИОГРАММА 4 сентября
  Заголовок путешествие дну океана абзац
  Замечательные захватывающие дни переживает наша экспедиция тчк Представьте себе площадь пятьдесят тысяч квадратных километров тчк Центре этой огромной площади занимает обнаруженное нами мелководье которое мы себя корабле нежно называем возвышенностью Садко тчк Условий плавания этом районе никто не знает тчк Как расположены льды неизвестно их мощность количество проходимость неопределенны тчк Довершение картины все горизонты покрыты туманом тчк Таких условиях нам приходится рыскать океану решая одну интереснейших задач современной Арктики абзац
  Открытие возвышенности Садко простирающейся несколько градусов поставило голову все существующие взгляды океанографию этого района тчк Считалось здесь большие глубины оказалось мелководье тчк Предполагали Ледовитый океан непосредственно сливается Карским морем оказалось резко отмежеван широким подводным скб а может надводным скб барьером тчк Думали льды полярного бассейна легко беспрепятственно проникают Карское Баренцево моря сама деле возникает большое сомнение проникают ли вообще тчк Иначе нужно строить карту течений ледового режима что особенно важно прогноза условий плавания вдоль этой пожалуй основной части Северного Морского пути абзац
  Мы колесим вдоль поперек белого пятна решив стереть его карт Ледовитого океана возможно точно определить протяженность мелководья его ширину форму отыскать наконец те новые острова существование которых не вызывает нас споров тчк Под корпусом корабля находится большая подводная страна своими заливами проливами плато островами тчк Следя рельефом океанского дна мы тщательно изучаем его очертания особенности впадины подъемы попутно разыскивая основании этой донной карты надводные земли вершины абзац
  Эти дни нас самой дефицитной вещью оказались бинокли тчк Туманные горизонты оглядываются десятками линз тчк Капитанском мостике тесно оживленно тчк Мы медленно двигаемся вперед ощупывая каждый значительный выступ дна океана тчк Рубке непрерывно работает эхолот измеряющий проходимые глубины абзац
  Шестьдесят метров пятьдесят пять сорок тридцать рисует на ленте эхолот и нам ясно что под нами подводный остров капитан поворачивает ледокол влево вправо отыскивая показаниям эхолота его возвышенности следуя скатам которых можно найти если она данном случае существует надводную вершину абзац
  Но вот ленте прибора черточки уходят вправо глубины увеличиваются штурман течении часа повторяет вслух сто полтораста двести тчк Значит под нами подводный пролив шириной десяти километров тчк Так миля за милей мы ощупываем дна океана абзац
  Сегодня утром полоса тумана западе немного рассеялась горизонте показались подозрительные похожие землю пятна тчк Разведку немедленно вылетел летчик Бабушкин тчк Земля оказалась кусками тумана обследовать район северу востоку ледокола мешала столь знакомая нам белесая стена тчк Тогда летчик пролетев еще раз островом Ушакова которому мы снова подошли после ночных странствований обнаружил его ледниковом щите незамеченное раньше озеро вернулся обратно абзац
  Сейчас мы направились юго-запад чтобы определить южную границу мелководья установить сливается ли оно мелководьем острова Визе тчк
  
  5-6 сентября.
  Писать нечего. Достигли мелководья Визе, убедились, что наше с ним сливается и повернули на юго-восток, внимательно обходя льды.
  Вечером 6 сентября состоялось партсобрание. Вышибли с треском старый состав редколлегии (Остальцева, Виленского, Черненко, Кахновича, Погосова) и избрали новый (Власова, Иванова Н. и Кахновича). Разобрали так же конфликт промеж Вс. Березкина и Зубова. Когда открыли остров, Березкин сказал о своей радости, о том, что, изучая течения Карского моря, он говорил о том, что здесь должен быть остров. Зубов при всех назвал его дураком, ничего не понимающим, человеком, старающимся погреть руки у острова. Березкин молча повернулся и ушел из кают-компании.
  В 12 ночи я поднялся на мостик. Стоял Ушаков и туман. На горизонте виднелась темна полоска.
  -Похоже, остров, - сказал мне Ушаков, - попросите капитана.
  Подвернули- вода.
  Пошли дальше.
  
  
  РАДИОГРАММА 5 сентября
  Вчера вечером общем собрании участников высокоширотной экспедиции выступил начальник Георгий Алексеевич Ушаков тчк Предупредив подводить итоги еще рано можно лишь наметить некоторые выводы Ушаков коротко характеризует что сделано рассказывает плане дальнейшей деятельности тчк Основными задачами экспедиции говорит он являлось изучение режима Северного Ледовитого океана что необходимо прогнозов условий плавания Севере обследование сих пор неизведанных районов Арктики тчк Кроме этого мы имели ряд других заданий среди которых необходимо отметить обслуживание перелета Леваневского тчк Руководству экспедиции было дано право изменять маршрут тчк Два месяца плавания мы проделали немалую работу Баренцевом Гренландском морях Ледовитого океане частично изучили Белое пятно северо-восточнее Шпицбергена внесли исправления карту северо-восточных его берегов тчк Времени прихода Русскую Гавань основные материалы гидрологии биологии моря были собраны интересующая нас петля Гольфстрима изучена тчк Поэтому Русской Гавани перед нами встал вопрос куда идти дальше тчк Обход Земли Франца Иосифа севера не мог чем-нибудь существенным пополнить наши научные материалы зато потребовал бы много дорогого времени тчк Другой стороны предстоял путь Белое пятно знаменитый треугольник между Землей Франца Иосифа Северной Землей островом Визе куда не удавалось проникнуть еще ни одному кораблю тчк Мы сделали разрез мыс Желания остров Визе Земля Франца Иосифа направились белое пятно тчк Здесь нашли мелководье котором никто не подозревал тчк Это открытие столь значительно гидрологии всего района что мы немедленно перестроили весь план экспедиции взяв упор всестороннее обследование мелководья тчк Нам нужно изучить характер мелководья его границы юге западе востоке тчк Всем признакам пределах этого обширного мелководья должны быть еще другие острова кроме уже открытого нами тчк Частности я лично считаю что виденные нами айсберги безусловно местного происхождения оторвались ледников какой-либо пока неизвестной большой Земли или группы островов абзац
  Резюмируя Ушаков считает что сейчас неизмеримо важнее полностью расшифровать белое пятно чем огибать Северную Землю что уже было проделано рядом судов тчк Окончив обследование пятна мы возможно займемся изучение зимней кромки льдов Карском Баренцевом морях тчк Экспедиция закончится середине октября абзац
  Звездочки
  Вчера вечером Садко снова повернул северо-запад тчк Установлено что открытие нами мелководье юго-западе сливается мелководьем острова Визе сейчас мы наносим карту западные берега возвышенности Садко тчк Поднявшись примерно 81 параллели ледокол повернет восток целью изучить насколько простирается мелководье северу тщательно обследовать происхождение замеченных нами айсбергов тчк После этого займемся восточными склонами подводной возвышенности тчк
  
  
  РАДИОГРАММА 6 сентября
  Заголовок выходной день Садко абзац
  Сейчас ужином кто-то вспомнил что сегодня календарю выходной день все рассмеялись течение всего плавания нас не было ни одного дня имеющего право звания выходного тчк Но каждые сутки корабля устраиваются вещи приурочиваемые Земле выходному дню тчк Так и сегодня абзац
  Выходной день начался шесть утра станцией которой были заняты все научные работники тчк Физики течение трех часов изучали химические физические свойства льда тчк Гидрологи определяли температуры соленость морской воды биолог достал дна океана несколько тысяч животных планктон геофизики провели метеорологические наблюдения тчк Палубе сегодня чисто просторно никаких работ не производится тчк Одновременно свободные вахты прошлый выходной день матросы каждый порядке сверхурочных занятий начали переброску угля носового трюма бункера абзац
  Праздничный обед состоял как обычно трех люд тчк Первое повар подал мясной борщ второе котлеты медвежатины третье компот тчк После обеда научные работники разошлись своим лабораториям обрабатывать материалы полученные станции тчк Это же время кают-компании начался киносеанс вечерней смены кочегаров матросов тчк Аккомпанемент патефона Прокофьев отправляется стратосферу челюскинцы строят лагерь рязанские бабы организуют детский сад тчк Вечером началось партийное собрание когда оно кончится все исключением вахтенных разойдутся каютам чтобы заснуть два три часа тчк Ровно час ночи дежурный поднимет всех для проведения очередной научной станции абзац
   Кончается полярный день тчк Исчезло незаходящее ночью солнце вечерами темно приходится жечь электрическую лучину тчк Садко полным ходом мчится берегам Северной Земли рассекая юго-восточную часть белого пятна тчк Уже несколько часов мы идем чистой водой море спокойнее зеркала необычно тепло тчк Еще вчера мы ходили полушубках зимних шапках некоторые шубах сегодня большинство спокойно разгуливают одних ватниках тчк
  
  7 сентября.
  Шишкин преимущественно спит. Деликатный Евгенов будит его сентиментально и иронически:
  -Андрей Георгиевич, вы, кажется, сейчас хотели проснуться.
  Вчера вечером мы слушали доклад Когановича на массовке железнодорожников в ЦПКиО. Сначала спорили о личности далекого оратора, но затем до нас дошло характерное знакомое нарастание пафоса, четкие бесспорные образы- Каганович. Радио- во всех каютах.
  Ночью я и Сашка Погосов пошли в баню. Мылись с редким удовольствием. На Земле такого не испытываешь.
  Днем зашел Володарский. Сообщил любопытную директиву, данную ему перед отъездом "Не поднимать склок на принципиальную высоту". Хорошо!
  Идем на восток. Находимся где-то за 80о и 90о. Идем к берегам Северной Земли на траверз мыса Литвинова.
  Около полуночи сидел, писал. Отчаянно захотелось спать. Пошел, умылся, взглянул на гирокомпас- курс 180о. Что такое, почему вдруг изменили курс? Лед? Поглядел в иллюминатор- чистая вода. Гм! Надо на мостик.
  Поднялся. Нервно прохаживается с биноклем Ушаков. Ледокол полным ходом идет на юг. Впереди в тумане виднеется черная полоска. Остров! Поглядели на карту- никаких островов между мысами Литвинова и Фрунзе не зарегистрировано.
  Около часу ночи бросили якорь примерно в двух милях от острова. Туман немного изодрало. Мы глядели во все бинокли: низенький длинный, почти обнаженный остров, лишь в середине навалены торосы. За ним, отделенный узким проливом, виднелся второй остров. Такого же типа.
  Но что с Ушаковым? Почему начальник мрачен? Он не сходит с мостика и не отрывает глаз от бинокля, изучая темные берега Северной Земли, виднеющиеся за островами. Они тянутся почти полукругом, свободны от снега и лишь один мыс слева покрыт сплошным ледником, который и обрывается в море.
  -Где же мы? - наконец, вымолвил начальник.
  Если налево- мыс Литвиова, тогда все в порядке. А ежели мы южнее - в проливе Юнштурма, то почему пролив так широк- много шире, чем определил Ушаков в 1931 году? И почему Ушаков не видел этих островов во время съемки Земли?
  Он отдал распоряжение готовиться к высадке на берег, а сам не покидал поста. Давно уже готов и тарахтит мотор, готовы и одеты мы, а Ушаков все на мостике. Изредка он заходит в рубку, смотрит на карту и задумчиво уходит наверх. Туман то покрывает, то открывает берега, Евгенов и Жонголович без устали пеленгуют оконечности и выступы.
  -Ну как: - спрашивает Ушаков.
  -Да еще неясно, - соболезнующе отвечает Жонголович.
  Николаев мрачно сопоставляет пеленги.
  -Едем! - распорядился, наконец, Ушаков.
  Мы в шлюпке. Ушаков, Ермолаев, я, Виленский, Колесниченко, Погосов, Черненко, Варламов, штурман Иванов.
  Долго молил о поездке Ешурин, и Ушаков кое-как разрешил ему прицепиться сзади на резиновой лодчонке. С нами четыре винтовки, припасы, продукты, запасные весла. Горбунов убедительно просит привезти ему пернатое население острова и с согласия Ушакова я беру его двустволку.
  Отчалили. Сразу навалился туман и мы потеряли из вида корабль и остров. Шли по компасу. Вскоре показались берега. Мы пошли к западу, решив войти в пролив меж островов. Впереди вынырнул заяц, Ушаков выстрелил из винчестера- мимо.
  Причалили на узкой пологой косе острова. Первым, с винчестером в руках, выпрыгнул Ушаков, за ним я, потом и остальные участники. Берег был покрыт крупной и мелкой отшлифованной галькой и страшно низко. Таким он оказался и в дальнейшем, и в самом высоком месте он вряд ли превышает 5 метров.
  Судя по обмеру Ермолаева, остров имеет Y-образную форму. В вилке расположен еще один маленькие, метров 70-80 в диаметре, почти круглый островок.
  Вскоре дорогу нам перегородили нагроможденные торосы, высотой в 10-15 метров. Обошли вброд, Ешурин торопливо и жадно снимал экзотическое продвижение. Стали часто попадаться следы медвежьи, пролетели кулички, сшибли. На берегу, входящем к лагуне, валялось много плавника- бревна, колья, куски дерева, обломки досок, береста. На торце одного бревна увидели намалеванное краской 0-32 и дважды выдавленные буквы ЛТ. Откатили это бревно на водораздел, вкопали вертикально в землю, покрыли, как гриб, плоским камнем, надписали "Садко". Недалеко приподняли бревно с одного конца, расперли его, как аттракцион равновесия в парке культуры, вырубили "Садко", загнали в торец два винтовочных патрона.
  На переносице острова неожиданно попали в большую полосу глины, а за ней тянулось ровное поле намытого черного песка. Поверхность его мерная, волнообразная, напоминала заборонованное черноземное поле.
  Захватив дорогой солидное бревно, чертыхаясь от его тяжести, достигли, наконец, самого возвышенного места острова. Здесь вырыли яму, вогнали в нее бревно и начали воздвигать навигационный знак- гурий. Таскали к нему камни, тяжелые, словно налитые свинцом, каменные плиты. Полушубки сделались невыносимо теплыми. Завалив бревновой низ камнями, дабы обезопасить его от медведей, наколотили карнизом доски, а сверху прибили весло. Общая высота памятника достигла 6-7 метров.
  На доске штурман Иванов вырубил топором "Садко 1935", а я финкой- по обычаю поморскому и ушуйному ?? вырезал "Ушаков со товарищи".
  С дальней стороны острова также виднелись торосы высотой 30-40 метров. Ушаков с Погосовым отправились туда, и от нас их фигуры на торосах казались детскими солдатиками. Нашли они там на льду медвежьи следы и пустую берлогу.
  Тем временем Ермолаев заснял очертания острова. Пробыв на острове 5-6 часов, весело вернулись обратно, пройдя на своем "Ермаке" с караваном мимо огромного замечательно красивого , похожего на наковальню, айсберга.
  Немедленно по возвращении, Ушаков с Власовым вылетели на разведку. Вернулся он веселый: отрытый нами архипелаг находится действительно между мысами Литвинова и Фрунзе, состоит из трех островов, мысы нанесены им правильно.
  Подняв якорь, двинулись на запад до кромки. К полуночи дошли до 84оЕ. Впереди лед, повернули на NW. Идем опять белым пятном.
  Н.Н. Зубов предлагает назвать острова им. "Персея" и ехидничает "Это- единственные острова в Арктике, существование которых никто не предсказал". Евгенов от предложения в ужасе.
  
  Грустная деловая вставка.
  За дни 8-14 сентября дневник придется писать по памяти, ибо они были столь плотны, что еле-еле успевал давать радиограммы и не успевал выспаться. Мотались зверски.
  
  РАДИОГРАММА 7 сентября
  Заголовок Голоса в Белом пятне абзац
  Репродуктор молчал тчк Давно уже миновал условленный ночной час но берег не отзывался тчк Старший радист Садко орденоносец Гиршевич настойчиво продолжал поиски эфирного собеседника тчк Молчавший репродуктор вдруг хрипло протрещал двт Вас не слышу тчк
  Диксон вскл радостно опознал Евгений Николаевич и деланно удивился двт Почему же он меня не слышит вопр
  Мы находились центре белого пятна за чертой 81 параллели переступив рубеж исследованной Арктики тчк По ледовым просторам океана яростно носился штормовой ветер свежий снег покрывал зимним нарядом самолеты и палубу ледокола. обелял снасти тчк В этом стихийном хаосе точки и тире нашего коротковолнового передатчика терялись бесследно и безнадежно абзац
  Перехожу на длинные волны вскл нервно кричал Гиршевич Диксону тире Лови скорей вскл
  Каждая минута корабельной связи расписана строго и сурово тчк В сжатые до предела строки нужно успеть передать оперативные донесения служебную переписку корреспондентские сообщения о рейсе неизведанным районам частные радиограммы участников экспедиции своим далеким друзьям близким тчк И каждый раз приходится заново драться эти дорогие минуты связи ибо ежедневно корабль переходит новое место со своими своеобразными отличными вчерашних атмосферными физическими всякими прочими условиями тчк Наконец волна пролезла тчк Гиршевич торопливо передал донесение Ушакова Шмидту об открытии неизвестного сих пор острова запоздалую молнию корреспондента Труда о вступлении Белое пятно несколько частных радиограмм и позвонил телефону Ушакову состоявшимся обмене абзац
  Чуть слышно в наушниках пропищал далекий Цып-Новолак тчк Почти два месяца эта маленькая станция поддерживала с нами непрерывную связь обслуживая широкую клиентуру нашей экспедиции тчк Сейчас мы слишком удалились берегов Мурмана зпт связь прервалась тчк Львиную долю нашего исходящего потока забирает мощный Диксон легко перебрасывая ее на материк тчк Часто опознав срочность корреспондентских радиограмм давний сподвижник Ушакова Северной Земле начальник радиоцентра острова Вася Ходов передает их своему знаменитому телефону непосредственно радиостанцию Москве тчк
  Здравствуй Женя вскл ласково приветствовал дежурный радист Гиршевича известного работникам всех арктических станций тире Прими голуба очередную порцию абзац
  На столе вырастала маленькая горка тчк Здесь были нежные приветы близких деловые вести товарищей сухие задания институтов немногословные вопросы редакций тчк Последней пришла радиограмма командира Каракумского авто пробега Мирецкого предлагающая вашему специальному корреспонденту не опоздать старту большого автомобильного пробега будущего года котором для него закреплено твердое место абзац
  День радиорубки сложен и насыщен тчк Он открывается шесть утра приемом метеорологической сводки тчк За сухими сжатыми цифрами наши научные работники различают ветра дующие всем протяжении Ледовитого океана дожди снега туманы островов Земли Франца Иосифа ясное солнце далекой чудесной Москвы тчк Вслед советскими станциями чередой рапортуют своей погоде метеорологические пункты Латвии Швеции Норвегии Германии Франции тчк Обложившись сводками синоптик Клемин составит карту поведения атмосферы Северного полушария предугадает циклоны антициклоны надвигающиеся район деятельности экспедиции абзац
  По неостывшим следам метеорологических станций рубку ледокола захлестнут волны Диксона Архангельска Баренцбурга Русской Гавани Мыса Желания вопрошающие печалящие радующие тчк Перерез им радисты Садко будут передавать свою информацию тчк Так течение суток ключи наушники нашей маленькой рубки пройдет около пяти тысяч слов посланных нами адресованных нам абзац
  А затем наступают часы полу-таинственной судовой вахты тчк Существует замечательный международный обычай которому ежедневно строго определенные часы строго определенной волне все береговые судовые радиостанции обязаны слушать море тчк Эти минуты почти священны каждого радиста двт внимательно чутко он прислушивается всем далеким сигналам проносящимся эфире чтобы не пропустить леденящего SOS тире лаконичного вестника кораблекрушения пожара гибели абзац
  Оборудование нашей радиорубки вызывает невольное почтение тчк Ней установлены два длинноволновых два коротковолновых передатчика отдельно полной готовности хранится аварийная станция случай безвременной высадки экспедиции лед абзац
  У рубильников ключей корабельной рубки стоят мастера имена которых известны всей Арктике тчк Старший радист Гиршевич неоднократно зимовал беломорских станциях объездил все архипелаги Ледовитого океана искал Амундсена тчк Участник исторического похода Сибирякова он награжден орденом Трудового Красного Знамени налаженную им безупречную радиосвязь время челюскинской эпопеи отметили грамотой ЦИК абзац
   Имеющий двадцатилетний радио-стаж Александр Александрович Михайлов участвовал последнем плавании Вайгача 1918 году закончившемся гибелью судна шесть раз зимовал Диксоне Усть-Енисейском порту ходил Карские экспедиции тчк Он сконструировал специально Севера портативный длинно-коротковолновый передатчик и именно его передатчиком установленным льдине Чукотского моря Кренкель поддерживал связь лагеря Шмидта Большой Землей тчк Бесперебойное обслуживание радиосвязи время челюскинской эпопеи Михайлов награжден грамотой ЦИК абзац
  Третий радист Серафим Александрович Иванов участвовал походе Челюскина сразу после спасения улетел Врангель восстанавливать связь острова внешним миром возвратившись материк отправился вместе Водопьяновым рекордный перелет Москва-Чукотка -Москва тчк Иванов награжден орденом Красной Звезды абзац
  Похудел я наверное три пуда тире весело жалуется Гиршевич тчк Работа радистов экспедиционных условиях многогранна утомительна тчк Отстояв свою двенадцатичасовую вахту они вынуждены заниматься техническим обслуживанием станции монтировать радиоустановки на самолетах помогать выпуску радиозондов настраивать приборы магнитолога тчк Благодаря из заботливости в далеком рейсе мы ни на минуту не отрываемся своей страны радостно следим пульсом строительства СССР тчк Они радиофицировали кают-компанию, красный уголок кубрик сейчас заканчивают установку репродукторов каютах научных работников матросов кочегаров абзац
  Хмурыми арктическими вечерами мы слушаем речь Кагановича массовке железнодорожников телеграммы всех перипетиях итало-абессинского конфликта сообщения открытии дворца пионеров Харькове асфальтировании набережных Москвы абзац
  Алло алло говорит Москва Слушайте бой часов Спасской башни тире и в торжественной тишине арктических просторов перекатываясь через весь мир раздаются гулкие позывные Кремля тчк
  
  
  
  9 сентября.
  К вечеру достигли 81о32"N. Снова вышли за пределы навигационной карты. Погода резко ухудшилась, ветер, снег. Океан волнуется. Качает. Виленский слег.
  
  РАДИОГРАММА 9 сентября
  Заголовок За пределами карты абзац
  Условия нашего плавания последние дни совершенно необычны тчк Все начало рейса Ледовитом океане прошло тяжелой борьбе льдами тчк Сейчас фактически конце полярной навигации мы идем сих пор недоступными высокими широтами чистой воде абзац
  Покинув открытые нами острова Северной Земли Садко взял курс прямо запад возвращаясь центру белого пятна тчк Отойдя восемьдесят миль мы уперлись кромку льда повернули север тчк Идем вдоль кромки льда тчк Направо впереди открытое море абзац
  Систематические промеры глубин показали что мелководье отделяется Северной Земли широким сравнительно глубоким желобом соединяющим Карское море центральной частью Полярного океана тчк Глубина этого желоба среднем измеренному нами пути триста метров тире мельче западного желоба проходящего между мелководьем Землей Франца Иосифа абзац
  Вчерашний сегодняшний день ознаменован еще одним значительным открытием двт гидрологи обнаружили этому восточному желобу под слоем холодной воды проходит теплое течение атлантического происхождения тчк Его существовании здесь никто не подозревал абзац
  Садко полным ходом идет северу раскраивая самую высокую часть белого пятна тчк Десяти вечера мы достигли широты 81 градуса 32 минуты снова перешагнув пределы навигационной карты тчк Дежурный штурман опять отмечает наш путь чистом листе бумаги приколотом кнопками вверху карты абзац
  Погода резко ухудшилась бушует свирепый ветер метет снег океан волнуется тчк Вопреки всем предположениям белом пятне широте 82 параллели нас болтает как Белом море тчк
  
  10 сентября.
  К утру разыгрался настоящий шторм. Это- за 81 параллелью. "Садко" лег в дрейф, иначе перевернет. "Овер киль", как говорит Марков. Большинство участников (в том числе и начальник) в каютах. К завтраку вышло человек 10, не больше. Погосов радостно меня приветствовал на посту.
  Укаченный Березкин пустил микробарограф и записывал длину волн. Даже в постели он был на посту. Волны бродили порядочные. Высота их доходила до 7 метров, длина превышала сотню. Почти ежеминутно этакая Страстная площадь обрушивалась на палубу, смывая все. Вмиг уничтожило решетку на кроме, закрывающую штурвал, поломало весь свинарник. Свиньи стояли чистенькие, розовые и мелко дрожали. Аппетит у них сразу пропал. Собаки свернулись мокрыми клубками, жалобно скулили и растерянно жались к проходящим.
  Журавлев пошел было перевязать собак, грянула волна, его подхватило и бросило за борт. Ноги Федора Сергеевича уже были в море, но, к счастью, он успел уцепиться за реллинг. Пришел в кают-компанию бледнее полотна, выпил стакан чаю и слег (пролежал до 13 сентября).
  Волна сшибала все на пути. По бортам перевязанные толстым трехдюймовым канатом покоились железные бочки с бензином. Под ударами волн канты полопались, как нитки, бочки раскидало по всей палубе в диком беспорядке (а каждая из них весит по 220-230 кг = 15-18 пудов!).
  Вечером бросили всех стоящих на ногах отливать воду из кормового помещения. Пришел возбужденный Погосов и рассказал, что в его трюме все перемешалось, как в Гурзуфском чертовом ущелье: разобрать где что- нельзя.
  Супа к обеду не варили. Только второе. Все яростно налетели на огурцы. Все остальное казалось слишком пресным. На столах появились зловещие решетки. Дубравин вошел в кают-компанию к обеду, увидел решетки, молча повернулся и со страдальческим лицом ушел обратно.
  К нам в каюту пришел согнувшись Варламов. "Ну я свое вытравил", - сказал он насильственно улыбаясь.
  Под диктовку Эзры я написал в "Известия" радиограмму о шторме. Кончалась она так : "Пишу коротко тчк меня укачало".
  К ночи внезапно где-то, видимо у Полюса, вынырнуло солнце и слегка окрасило облака. На бушующий океан лег пурпурный, почти кровавый отсвет. Зрелище потрясающее, какая-то необыкновенно мрачная, почти феерическая картина первозданного Хаоса.
  Уснул с великим удовольствием. Сила шторма- 9 баллов, ветер 16½ метров в сек.
  11 сентября.
  Сегодня немного утихомирилось. Шторм с 9 баллов упал до 607. Обед был более многолюдным. Я с исключительным удовольствием фиксировал, что не укачиваюсь и в 9-ти балльном ералаше. В Черном море я насчитал до 4-х баллов, в Белом -до 5, в Баренцевом -до 6, сейчас в Ледовитом океане- 9. Десять шутк я неверно перенесу, а вот за 11 уже не ручаюсь.
  Миша Марков поучительно говорит:
  -Если хочешь знать, что такое двенадцатибалльный шторм, то запомни характеристику. Когда тебе начнет казаться, что вся веленная поставлена вверх ногами, нигде за тысячу верст не осталось камня на камне, все провалилось в тартарары, когда ты почувствуешь, что даже выругаться не в силах- это 12 баллов.
  "Садко" покуда все еще лежит в дрейфе, носом против волны, мы все время держим малый ход, чтобы только нас не повернуло боком к волне. Считали, что находимся где-то милях в восьмидесяти от Северной Земли, определились по солнцу в 20 часов. Оказывается, шторм нас за сутки отбросил обратно почти к тому же мысу Фрунзе. Правда, мыс был скрыт 20 милями расстояния, туманом и штормом, но Николаев также, как в первый подход с Северной Земле- с такой уверенностью, будто он здесь плавал с детства, вывел нас прямо к мысу.
  Тут устроили небольшое, но бурное совещание. Некоторые настаивали на том, чтобы зайти в пролив Юнштурм и там отстояться до окончания шторма, некоторые, увидев появившееся сало, требовали немедленного возвращения к югу, некоторые предлагали, воспользовавшись штормовой метлой, расчистившей лед на NW, идти к северу.
  Мы пошли к северу.
  12 сентября.
  Около полуночи на носу показались туманные, почти нереальные очертания пологого купола острова Шмидта. На мостике- Ушаков, Зубов, Евгенов, Жонголович, мы. Все не опускают биноклей.
  Только два корабля видели этот остров. "Седов" в 1930 году со Шмидтом и Ворониным открыл его, нанес на карту и вернулся обратно, и "Сибиряков" в 1932 году видел этот остров. На "Седове" плавал Горбунов.
  -Были мы тут 5 сентября. Увидели купол острова в 10 милях. Все было забито льдом, айсбергами. Нанесли приблизительно.
  Андрюша Шишкин, ходивший на "Сибирякове" рассказывает, что и при них льда было очень много, и остров они видели тоже "издаля".
  Эхолот непрерывно чертит ленту глубин.
  -14 сажен, пятнадцать, шестнадцать.
  -Хорошо, замечательно- говорит Ник. Ив. Евгенов.
  Дело в том, что дорог каждый час и поэтому мы, не взирая на опасно-малые глубины, прем полным ходом. Правда, Николаев сам на мостике и не отходит от машинного телеграфа, готовый в любой момент перевести рукоять на "стоп". Но глубина увеличивается и мы начинаем обходить остров с никем еще непосещенного и невиданного Запада, берега тут нанесены (на карте) пунктиром. Легко и быстро мы идем по месту, занимаемому на карте западным краем острова. Глубина берега здесь от 40 до 70 сажен.
  Остров значительно меньше, чем считалось- по-моему, раз в 5-6. Его длина, во всяком разе, не больше 15 миль, а числилась - почти 30 миль. Он страшно похож на о. Ушакова, только , пожалуй, несколько выше, щит такой же, также нигде не видно обнаженной земли. Со всех сторон щит спускается прямо в море, лишь с севера тянется на 4-5 миль высокий обрыв.
  Обойдя остров и нанеся примерно его очертания, мы полным ходом гнали к мысу Молотова. Около полудня подошли к этой заветной точке.
  -План экспедиции выполнен, - сказал мне Ушаков, - можете писать.
  Ушаков явно волнуется, увидев этот открытый им четыре года назад северный кусок земли, покрытый холодным бледным медником.
  Море впереди было чисто и мы помчались дальше на север. Курс- 0о. Милях в десяти от мыса взяли станцию. Горбунов достал несколько видов бокоплавов, еще неизвестных науке. Глубина 360 метров, грунт- песок.
  Снова на Север. Все лихорадочно следят за секундами. В каютах- никого. Я непрерывно курсирую между радиорубкой и мостиком, отправляя "молнию" за "молнией". Гиршевич предупредил Диксон о готовящемся радио-аврале.
  Справа- льды. Мы взяли маленький крен на Восток. Вот, наконец, 82о. Побиты рекорды "Наутилуса", почти всех судов. На столе у Ушакова выписки- кто, где, сколько поднимался. В этом районе плавал только "Сибиряков", доставший 81о......
  Выше всех поднялся в 1931 году "Малыгин"- до 82о27"N.
  -Но это было в море Королевы Виктории, - говорит Евгенов, - там совсем иные условия, да и иные времена года.
  В полночь на 82о06"N остановились промерить глубину. Немного погодя, на мостик прибежал взволнованный старпом.
  -Что-то лучилось, - растерянно сказал он. - лебедка шалит, трос не достает дна.
  Позвали Ермолаева. Он скептически вышел на палубу в одном пиджачке, вытравил тысячу метров с трамвая, побледнел от догадки и поспешно убежал за полушубком. Стравили обе тысячи троса- дна нет.
  Тогда все с огромным нетерпением побежали к кормовой лебедке. Начали травить. Все считали вслух.
  -Тысяча, .... 1200.... 1400...
  По всему кораблю останавливали друг друга, сообщали об этом. Ермолаев никого не подпускал к счетчику.
  Бочаров поймал меня на спардеке.
  -Идите скорее вниз, замечательная глубина. Вы знаете, что это такое?
  И он начал чертить на стене рельефы океана и его вечных глубин.
  Но вот, наконец, трубка дошла. Две тысячи четыреста метров!! Проверили несколько раз, приподымая и опуская трубку. Точно!
  Подняли. Ермолаев помчался к Ушакову, радостный, возбужденный, горячий.
  -Учитывая снос- 2200 метров. Не верил. Розовый ил.
  Зубов:
  -Такой же как в Гренландском море?
  Ермолаев:
  -Да. Теперь понятны пески предыдущей станции- континентальный склон.
  Ушаков:
  -Было 360 метров?
  Еромлаев:
  -Да.
  Ушаков:
  -Крутая стена!
  
  РАДИОГРАММА 12 сентября
  Полночи подошли острову Шмидта тчк Его размеры оказались значительно меньше считалось пересекли место занятое им карте двт глубина бывшем центре острова оказалась семьдесят метров тчк Остров внешне похож открытый нами остров Ушакова так же весь покрыт пологим ледниковым щитом тчк Нанеся карту очертания взяли курс мысу Молотова абзац
  Полдень подошли мысу тчк Этом план экспедиции выполнен однако используя благоприятные условия пошли север выяснения кромки льда тчк Три дня находимся широте 81 половиной тчк Идем дальше море чисто востока лед холодно тчк
  
  13 сентября.
  Спать, разумеется, никто не ложился. Все следили за секундами. Вот уже 82о13"N
  Побит рекорд "Седова", остался только "Малыгин".
  В два часа утра дошли до 82о27"N . Побит "Малыгин". Дальше!!
  В три часа утра дошли до кромки льда. Подсчитали- 82о32"N
  -Войти в лед. Пройти для верности на две мили дальше, - распорядился Ушаков.
  Легко продвинулись еще на две мили. На мостике все непрерывно поздравляли друг друга. К Ушакову пришла делегация от команды с поздравлениями (Лаптев, Бармичев и другие).
  -Поднять праздничные флаги.
  Взвились. На носу и на корме. Знаменитые цветные многокрасочные морские флаги.
  "Садко" хрипло и торжественно гудел. С испугом невдалеке поднялась стайка глупышей и отлетела прочь.
  -К утру приготовить феноменальный завтрак, какого еще не бывало, - приказал Ушаков Погосову.
  Вокруг расстилалось спокойное море почти цвета чугуна. Небо пасмурное. Довольно редкий лед, но среди него вкраплены огромные толстенные глыбы- вестники полярной шапки.
  Шел снег, падал в воду и почти моментально замерзал, создавая прозрачные протоплазменные фигуры, величиной с тарелку. Фигуры смерзались, образуя блинчатый лед. Кромки льда не существовало. Он сходил на нет: сначала лед, затем ледок, затем- блины, и, наконец, снег.
  -Начинать станцию!
  Все бросились по местам. Мы спустили все 5000м - глубина 2397 метров. Спускали два часа, ждали час, вытаскивали час десять. Когда оставалось метров 100, раздался дикий крик. Прибежал Березкин:
  -Зацепили барометры. Оборвете 2000 метров! Бесценный научный материал!
  Осторожно подняли на палубу. Трал был весь сбит в комок, перетянут тросом, принес немного ила. Освобождали час барометровый трос, затем почти час исправляли трал и запустили обратно.
  -Тихонечко, чтобы никто не пронюхал, - торопился Горбунов, - только бы спустить, а там- пускай хватятся!
  Когда начали травить- пришел Зубов. Выругался, но делать нечего.
  -Сколько у вас займет?
  -Минут 40-45.
  Через 2 часа мы вытаскивали трал.
  -Что?? Еще не кончили? Черт знает что!!!!
  -Через 5 минут!
  Через час вытащили. Много моллюсков, черви.
  -Типично атлантические, - говорит Горбунов, и стыдливо признается, - у меня и в том иле были, голотурия, например, попалась. Я только промолчал.
  Гидрологи уловили теплое, необычайно мощное течение от 100 до 750 метров, температура t=+2,6оС!!!
  -Вот куда Гольфстрим уходит, - обрадовался Березкин, - на Юг идут только его веточки.
  Позавтракали. Ушаков выбрился, напудрился, одел китель с орденами.
  -Бриться! - сказал он мне, - В кают-компанию не пущу.
  Весь корабль брился. Брились в каюте, по очереди -у умывальника, в ванной. Побрился и я, оставил себе испанскую бородку и усы. Бородатый консультант Остальцев одобрил, остальные- ахнули.
  Ровно в 12 начался торжественный обед. Белые скатерти вино, рагу из медведя.
  Первый тост- за Ушакова. За Родину, за свою великую страну, пославшую и поднявшую нас. За участников экспедиции.
  Встает Виленский, провозглашает тост за Ушакова и вызывает наш стол на тост.
  Стол избирает меня, я провозглашаю здравницу за наших ледовых капитанов.
  Мы пьем за 25-ти летний юбилей полярной деятельности Евгенова, за 20-ти летнюю летную работу Бабушкина, и такую же, но подводную, Горбунова, за юбиляра Вл. Березкина, еще 28 лет назад побывавшего на Новой Земле (28 лет!- я тогда даже под стол не мог самостоятельно путешествовать!)
  Встает Евгенов.
  -Я уже стар и мне позволительно произнести тост: За тех, кто ждет.
  Овация.
  Мы пьем за кочегаров, машинную команду, за штурманов, за Шмидта.
  Встает Николаев.
  -За тех, кто о нас помнит, и о ком мы думаем!
  
  Спать! Двое суток без сна. Корабль поворачивает на WSW. Он идет полным ходом, и вода сгущенным молоком разрезается ледоколом. В час дня я лег спать и проснулся только в 11 вечера. Узнал, что на Диксоне радиопробка, ничего не проходит на материк, отчаялся, махнул рукой и лег снова одетый, и проспал до 6 утра 14 сентября.
  Говорят, меня ночью будил Горбунов на станцию и я даже что-то ему отвечал- не помню.
  
  На станции около мыса Молотова мы выловили тралом много раков (креветок). Они- атлантические. Планктон тоже был атлантический. А гидрологи теплой воды не нашли.
  -Раки обогнали течение, - смеется Ушаков.
  -Вот бы их сейчас под пиво, - продолжает он.
  -Что ж, наши раки- ваше пиво! - соглашается Бочаров. - Сейчас начнем их ловить тралами, барометрами и сетками.
  
  Вечером 12 сентября у Остальцева в каюте мы вдруг вспомнили о помидорах. Все заволновались. Перебивая друг друга, рассказывали о том, как их надо готовить.
  -Разрезать и сыпать солью. (Погосов).
  -Нет, - горячился Остальцев, - уксусу!
  -И луку! - кричал я.
  Как часто мы вспоминали самые простые земные кушанья.
  
  Послан рапорт Сталину, Молотову, Калинину, Шмидту.
  14 сентября.
  В 7 утра зашел в рубку. Там Ушаков.
  -Что не спите?
  -Выспался. Пришел послушать- не передают ли рапорта.
  Он явно волнуется за судьбу рапорта. Напечатают или нет? Но, кстати, видимо, весь наш материал еще покоится на Диксоне, а моя подробная радиограмма от 12-го на 500 слов, где я дошел до абиссалия (???), только что ушла на Цып-Наволок .
  Ушаков сообщил мне, что по точному солнечному определению, мы добрались вчера до 82о40"N. Я немедленно написал "молнию", он подписал, и она тут же ушла на Цып-Наволок. Молодец Гиршевич!
  В обзоре рапорта не было. Печально.
  -Дайте беседу о мировом рекорде, Г.А.
  -Будет рапорт днем- будет беседа, нет- нет.
  Мудро!
  Начинает холодать. Температура = -3,6о. Мы прем полным ходом на SWS. Глубина уже 200- 300 метров. Идем восточным желобом. Изредка встречаем ледяные перемычки. Форсируем. Справа почти все время видна кромка. Пасмурно, только утром ненадолго проглянуло солнце.
  Сейчас за обедом Миша Филиппов сообщил, что поды осталось сильно мало. Посему в воду для умывания уже прибавлено 50% соленой морской воды. Мылится никудышно. Питьевая вода тоже стала солоноватой и очень мутной (шторм перебоярил все в цистернах).
  13:40. Слегка болтает. Гиршевич занес радиограмму от Зинкиной мамы от 9 сентября. Наконец-то!
  
  Точную широту по солнцу, оказывается, определяет Марков. Он страшно доволен:
  -Три года назад я определялся в Индийском океане близ Сингапура (на "Сибирякове") - 1о15". Сейчас довелось и самую северную. Сначала у меня получилось в 9 часов утра- 82о40,8". Затем через полчаса- 82о40,3"N На основании их, Жонголович вывел в 11 часов 10 минут- 82о41,6". Долгота- 87о17".
  Я спросил у Ушакова: сколько точно?
  Средняя 82о40,9". (82о41,7" - исправлено -Р.С.)
  Хорошо!
  
  Днем свернули на вест. Снова идем по бывшему Белому пятну, доисследуя отдельные места. В будущем году мы, вероятно, не узнаем карты: все будет покрыто глубинами.
  Море чисто, лишь блинчатый лед смущает штурманов. Он густой, блины сцепились вместе, покрыв поверхность своеобразным леденистым солончаком. Крайне любопытно наблюдать его ступени. Сначала вода делается страшно жирная с виду, потом- при волне или на ходу корабля- начинает напоминать чай со сгущенным молоком, и, наконец, вся поверхность колышется цельным протоплазменным покровом, напоминая студень, что ли.
  
  РАДИОГРАММА 14 сентября
  "У края земли"
  Капитан нервно потянул рукоять машинного телеграфа. Коротко звякнул ответный звонок. Ледокол плавно останавливался.
  -Ну вот и дошли, - взволнованно проговорил Ушаков.- Поздравляю, товарищи, с победой. Вашу руку, Николай Михайлович.
  Тишина взорвалась громом рукоплесканий. На мостике сразу стало шумно и оживленно. Усталые люди, не смыкавшие глаз несколько суток, радостно обнимали друг друга, восклицали, перебивая рассказывали, забыв о собеседниках.
  Строго и величественно взвились праздничные флаги увенчанные гордым кумачовым вымпелом великой родины, доставленным к последним параллелям Арктики. По бескрайним просторам океана раскатился торжествующий салют троекратного гудка.
  Вокруг простиралось мерное чугунное море. В обледенелых снастях пронзительно метался ветер. Термометр показывал четыре градуса мороза. Падал снег и моментально замерзал в воде, образуя прозрачный блинчатый лед- вестник быстро наступающей полярной ночи. Где-то далеко на востоке за тучами всходило низкое солнце чуть позолотившее облака. На спокойную зыбь океана лег пурпурный, почти кровавый отсвет, придавая обстановке мрачную дикую красоту.
  Странное чувство владело нами . Садко недвижно стоял у рубежа желаний человечества. Сегодняшний день экспедиции отмечен двумя крупнейшими событиями. Мы побили мировой рекорд свободного плавания в высоких широтах, не просто проникли в область вечных глубин Ледовитого океана - заповедное сердце полярного бассейна. К этим глубинам обращены взгляды полярных ученых всего мира, но никому еще не удалось разгадать их тайны. Только однажды эта завеса была приподнята 40 лет назад- великим Нансеном во время знаменитого дрейфа на "Фраме". С тех пор человечество тщетно пыталось проникнуть к загадочным глубинам.
   Мы были горды огромной победой и, вместе с тем, испытывали какое-то странное чувство. Тысячи миль мы шли, не встречая ни единого корабля, но всегда знали, что вот недалеко от этих земель, на этих параллелях -западнее ли, восточнее ли- путешествовали люди . Здесь же никогда не присутствовало ни одного человека. Мы были единственными людьми проломившимися к недоступному сердцу Арктики.
  -Начинаем станцию, - тихо произнес Ушаков.
  Застучали, запели лебедки, опуская в нетронутые толщи океана научные приборы, низко, почти над нами пронесся радиозонд, уходя в пасмурную высь неба.
  Глубина 2397 метров. Под килем ледокола находилось заветное дно океана, о котором сложено столько легенд, и нет ни одного проверенного сведения.
  -Из-за одной только этой станции стоило послать специальную экспедицию, - задумчиво промолвил Николай Иванович Евгенов.
  Научные работники работали, волнуясь, молча. И в тоже время они были переполнены потребностью поделиться своей радостью. Первым в кают-компанию прибежал гидролог Березкин. Он был мокр от головы до ног, дрожал и отрывисто рассказывал:
  -Тепло! Это началось на глубине ста метров. Гигантский слой необычайно теплой воды плюс 2,6 градуса. Вот куда уходит Гольфстрим, раньше нам попадались только его ветви и веточки.
  На корме раздались радостным крики и все стремглав кинулись туда. Торжествующий сияющий планктонолог Бочаров высоко поднимал в воздух крупного уродливого красного рака.
  -Один такой рачок на всем белом свете, - кричал он окружающим. - Весь он восемь сантиметров, а усы длиной в четверть метра. Какой красавец!! Неважно, что глаза у него слепые. Зачем ему глаза в абсолютной темноте извечных глубин!
  С чудовищной осторожностью мы выбирали трос трала, опущенного для ловли обитателей морского дня. И когда трал лежал на палубе, биолог Горбунов схватился за голову:
  -Мало, - застонал он, -мало! Я всю жизнь мечтал об этом лове. Давайте незаметно, пока нет начальства опустим вторично. Скорее, пока никто не видит.
  И поняв прекрасную жадность этого большого ученого, мы тихонько снова стравили за борт пять километров стального троса.
  Восемь часов длилась научная станция. Мы взяли здесь пробы воды восемнадцати различных уровней от поверхности до дна, выловили бесценные, единственные в мире экземпляры донных животных и планктона, собрали уникальные пробы грунта и морских бактерий. Для каждого специалиста экспедиции эта станция является темой самостоятельной крупной научной работы, выводы которой использовать и цитировать будут ученые всего земного шара.
  Еле держась на ногах от усталости к Ушакову подошли штурман челюскинец Марков и астроном Жонголович.
  -Товарищ начальник экспедиции, - доложили они, - Точные координаты Садко определены. Широта 82о40,3" при долготе 87о4" . Мировой рекорд побит на тринадцать минут. Вашу руку, товарищ начальник.
  Прозвенел звонок телеграфа. Ледокол плавно развернулся по курсу. Путь шел на зюйд-вест.
  
  
  
  
  
  
  15 сентября.
  Шли на норд-вест. Температура упала еще больше- до -9,8о. В 8 час вечера достигли 81о43"N и 75оЕ. Хорошо! Затем начали понемногу спускаться, держа курс на вест, к Греем-Белю, отыскивая кромку льдов. Все время по дороге блины.
  У научных работников только и разговоров , что о станции на "краю земли". Бочаров, волнуясь, рассказывает о своей добыче рачьей:
  -Этот же рачок- один на всем свете. Когда кто-то из команды спросил меня- не могу ли я ему подарить - я даже не рассердился. Бесценный, цены нет. Я три часа не решался его фиксировать, все казалось, что не так сделаю и испорчу. Пришел сюда, разбудил Всеволода, хотя знал, что он безумно устал, советовался с ним.
  А устал! Когда надо было сходить в машину и взять пробку из водомера- дойти только - чувствовал, что не мог, собирался, наверное, час, поднялся с огромным напряжением. Все ныло.
  16 сентября.
  Ночью с 15 на 16 не спал. В полночь зашел в рубку. Бессонный капитан (когда он спит? - как ни зайдешь на мостик- он там, а если и видишь его спящим, то одетым, сидя в кресле и свет не погашен) сказал мне:
  -Посмотрите восход!!
  Зрелище потрясающее! небо было покрыто плотными тучами, почти осевшими на края свода. Над самым горизонтом прорезалась полоса цвета свежей крови. Вверху она переходила в пурпурный цвет и обрывалась мохнатыми складками порозовевших облаков. А слева и справа- бледно-зеленый цвет принебесья и светлые, почти желтоватые блики облаков.
  Море внизу почти чисто, спокойно. С виду -это какая-то необычно густая, жирная, страшно плотная матовая масса. Но вот- весь восточный край подернулся румянцем, постепенно светлел, разгорался, полоса пурпура светлела и ширилась, разбавляясь краской. Красота!
  17 сентября.
  Днем взяли последнюю, 107 станцию. Глубина- 300 м.
  107 станций! От Норд-Капа на 71о до 82о40,91", от 8о западной до 85о восточной, от глубины 3200 м Гренландского моря до 19 км. высоты.
  Вечером подошли к о.Визе. Поглядел в бинокль- низкий, скучный, длинный, как кишка. Итак, идем домой. Вчера и сегодня у всех только и разговоров, что о доме, только и радиограмм, что о скорой встрече и горячих поцелуях.
  Увы, многих ли ждут так, как ждали они!
  Ледокол быстро причищается. Со спардека все перенесено в трюм, с палубы- тоже. Непривычно свободно. Готовимся к штормам- в Карском, говорят, 8 баллов. От предвкушения волны многих уже поташнивает.
  Горбунов за обедом радостно огласил радиограмму от дочери, поступившей в 1 класс и считающей, видимо, что это уже взрослость: "Ната Горбунова, ученица первого класса, приветствует экспедицию".
  Немедленно отправили ответ: " Ленинград Толмачева 7/28 Нате Горбуновой Спасибо за приветствие желаем хорошей учебы кланяйся товарищам по школе Начальник Ушаков капитан Николаев летчик Бабушкин".
  18 сентября.
  Вечером прошли мыс Желания. Слегка покачивало. На мысе зажгли столбовой сигнал. Дым, негодуя, несся к небесам, обижаясь на "Садко", не повернувшего к зимовью.
  Бочаров вспомнил, как в 1929 г. они здесь водружали шест. Ермолаев спохватился, как в 1925 г. они опасливо подходили к этому совершенно неизученному району (на "Эльдинге", водоизмещением 50 тн. и мотором в 49 л.с.), голому, пустынному и сочли свой поход за величайший подвиг.
  Затем он рассказал о своем пешем передвижении в 1933 году во время первой зимовки "у подножия ледника" от Русской Гавани до м. Желания. Как они, не жравши, несколько суток, вдруг увидели впереди в тумане огонь. "Мой спутник галлюцинировал уже два дня. Я взглянул- огонь- и решил, что мы оба сошли с ума".
  Начальник нервничает. Сегодня хотел разговаривать со Шмидтом, но того "не оказалось дома", хотя он уже три дня на Диксоне. Ушаков передал ему пространный отчет с 25 августа.
  
  ОЧЕРК 18 сентября.
  "Самая замечательная экспедиция в моей жизни". Н.М. Николаев.
  Поход "Литке" в 1931 году в Охотское море. О нем ничего не писалось и не говорилось. В конце 1931 года с развитием строительства Дальнего Востока началась усиленная перевозка грузов в район Колымы. Совторгфлот с ними справляться не мог, хотя фрахтовал десятки судов. Он вынужден был продлить навигацию как можно дольше. Москва запросила: возможны ли более поздние сроки? Нужны ли ледоколы? Ответ должен быть через 48 часов. Исчерпывающий!
  В Охотском море зимой никто не плавал. Во Владивостоке созвали срочное совещание всех капитанов. Я был тогда морским инспектором и мне поручили созыв совещания. Результатов оно не дало. Никто не плавал в Охотском море позднее октября. В лоции Охотского моря Давыдова указано, что Охотское море зимой не замерзает, а лишь покрывается узкой полосой берегового припая. Часты шторма.
  Дали интуитивный ответ: "Врядли возможно. В крайнем разе- необходимы пароходы большого тоннажа и высокобортные, дабы предохранить от обмерзания. Какой ледокол- возможно "Ленин".
  В конце декабря получили приказ направить пароход в Охотск и Ногаево. Избрали пароход "Свирьстрой", а для проводки решили "Литке".
  В 1929 году "Литке" вернулся из похода на Врангель и возвратился сильно поврежденным, в то же году ходил в Провидение и опять потрепался. Регистр запрещал ему даже покидать порт.
  А идти было надо. Решили идти. И когда начальник Тихоокеанского бассейна вызвал меня, я ему сказал, что он, вероятно, сможет вернуться не потонув.
  -Ну если вы считаете, что может, то и отправляйтесь на нем.
  Поспешные сборы. "Литке" стоял в полуконсервированном виде, возил воду для иностранных судов. Дали полный запас угля и с большим трудом кое-какой запас продовольствия месяцев на шесть.
  7 декабря 1931 года "Литке" вышел из Владивостока. Помимо проводки была и вторая задача- освободить зазимовавший в бухте Аян зафрахтованный китайский пароход "Дашинг". Это надо было сделать сначала, а затем сопровождать "Свирьстрой", вышедший на пару дней раньше нас. На китайце не было запасо и мы валютой оплачивали простой. Когда мы подошли к северной оконечности Сахалина, оказалось, что "Свирьстрой" попал в центре Охотского моря в лед и выбраться не может. А на нем- 400тн. воды замерзло, 350 пассажиров, срочные грузы, начались заболевания. Капитан просил ему помочь.
  Положение ухудшалось с каждым часом. Пошел ему навстречу. Часов десять мы искали друг друга, двинулись совместно на север, в Охотск. Лед становился все толще, ровные гладкие поля толщиной до 1,5 футов. Страшно невыгодный для "Литке". Около о.Ионы стали двигаться со средней скоростью ½ узла и , наконец, вынуждены были остановиться.
  Барометр быстро падал. Начался крепкий ветер, переходящий в штормовой 10-11 баллов. Постепенно лед прямо на глазах начал разрушаться, корабли могли бы двигаться, но из-за ветра не могли. Лежали в дрейфе. Качало с креном до 40о.
  Во время дальнейшего продвижения "Литке" ударился бушпритом о лед, отломал его и поставил вверх почти вертикально.
  Наконец подошли к Охотску. Температура - 30о - 38о. Вечером приехали в гости почти все местное руководство, включая нач. милиции. На утро поехали на катере на берег за 3 мили . Я приказал на всякий случай шлюпку. Через 10 минут увидели, что там вспыхнул пожар, послали шлюпку. Затем сами снялись с якоря, разыскали их. Там пожар уже потушили, мы их забросили на "Свирьсрой"- он пошел вместе с гостями в Ногаево, мы- в Аян.
  Во льду шли до Аяна. "Дашинг" обрадовался, мы его окололи, развернули. От "Свирьстроя" было получено сообщение, что он на полпути у мыса Лисянского сломал руль и застрял. Надо было идти ему на помощь. Каритан китайца Француз, проживший большую часть жизни в Сайгоне, заявил, что по страховому уставу он не может идти севернее 56-57о.
  Пошли запросы в центр и к судовладельцам в Шанхай. Предложили ему идти с нами. Пошли, соединились со "Свирьстроем", 3 января прибыли в Ногаево.
  В это время из Владивостока вышел пароход "Сахалин" с грузом в Ногаево. Я просил 1500 тн. угля и сколько можно на палубу- в мешках.
  Когда "Сахалин" был в море, я узнал, что на всех нас он везет всего 900 тн.
  "Сахалин" шел вдоль западных берегов Камчатки- по моему указанию. Я пошел ему навстречу с очень ограниченным запасом угля- на 6 суток. Поэтому, сделав разведку, мы решили ждать его в дрейфе. Тем временем вместо чистой воды появился молодой лед, он торосился. Неожиданно "Сахалин" сообщил, что на 52о он попал в очень тяжелый лед и двигается только ударами.
  Мы развели пары и двинулись ему навстречу. С 55о пошел тяжелый спрессованный лед. Угля было страшно мало. И нам стало ясно, что угля для встречи не хватит. Содрали деревянную палубу, деревянную обшивку кормовых помещений, все дерево за исключением шлюпок, масла, краски, уголь подметали метелочкой.
  Когда запас угля кончился, корабли по счислению были в 35 милях. На суррогате продержались 12 часов, двигались рывками и кое-как доползли.
  Радость! Лунный ночью остановились в 100 саженях от "Сахалина", хотели погудеть- сипение. "Сахалин" несколько часов подходил к нам. Перегрузили уголь и довели до Ногаево, израсходовав 600 тонн из 900 привезенных.
  Подсчитали в Ногаево общие запасы- всем зимовать! Тогда решили оставить троим на камельки, а на наскребенные 200 тн. попробовать "Литке" проскочить во Владивосток.
  Так как и с запада и с востока, как мы испытали, был тяжелый лед - решили пробовать серединный путь.
  У 58о встретили тяжелый лед. Механик каждый день приходил с рапортичкой, и я с ужасом видел, как он таял. Когда лед чуть-чуть улучшился, угля оставалось 180 тонн. Была речь о 150-200 тонн в час.
  Где кромка неизвестно (эх, самолет бы...) 15 февраля пришлось на 56о и 148о лечь в дрейф, выключить все котлы за исключением одного, выключили отопление, освещение.
  Дали радио, перешли на зимовочное положение, занимались физкультурой, учебой. Продовольствия было на 2 месяца, кроме команды в 79 человек было 43 пассажира из Ногаево, часть болела цингой.
  Во Владивостоке были чрезвычайно встревожены, посылали запросы, просили приготовить площадку.
  Через месяц вышел ледокол "Давыдов" с транспортом "Бурят" угля в 200 тн. Вел его капитан Дублицкий. Как только дошел до Хокадате, старенький ледокол сломался и двое суток ремонтировался. Но как только вошел в лед- начались мучения. Днем шел- ночью чинился, давал нам заказы на всякие части. Мы точили и дали потом полный склад.
  17 апреля они, наконец, добрались до нас- до горизонта. Тут сообщил, что дальше идти не может. Мы пособирали все последние кусочки угля и кое-как дотащились до него.
  Пробыли мы в дрейфе 2 месяца 2 дня. Прошли за это время к SW около 420 миль. Когда началась весна появилось много китов. Они отлеживались, игрались, отдыхали. Пробовали их бить сразу из 5 винчестеров. Зря! Я хотел даже подорвать аммоналом. Продовольственных запасов у нас было -чуть. Консервов на неделю, муки- 1½ мешка. С самого начала мы перешли на жесткую норму, к приходу судов выдавали по 200 грамм хлеба в день.
  Двинулись на юг. Была неприглядная погода. 31 апреля, когда готовились встречать 1 мая, получили SOS.
  "Юкагир" сообщал, что, идя из Владивостока в тумане, выскочил на южную часть острова Парамушир. На нем 450 рабочих с женами. Пошли. Искали, искали- нет!
  А он сообщает, что там.
  -Вы нас видите?
  -Нет!
  -А где вы?
  -На южной части.
  Что за мистика! Искали везде. Стали осматривать остров Шамшу. Получили новое радио : "Удалось определиться. Находимся вблизи Петропавловска, в бухте Офантен" Это в 200 милях от того места, где искали.
  Пошли. Он проскочил в каменистые ворота бухты шириной в ¼ мили и сел на скалу. Пассажиры были высажены на каменистый пляж. Их била волна. Мы приняли их на борт- у всех окровавлены руки, все в ужасе, все избиты. Мы доставили их в Петропавловск, вернулись - "Юкагир" уже надломился и почти затонул. Через день он переломился пополам и затонул.
  Мы погрузились в Петропавловске и пошли во Владивосток. 12 мая отдали якорь в порту. Еще в большей потрепанности, чем уходил, но в целости и сохранности.
  Население Владивостока устроило торжественную встречу.
  Так закончился этот поход. 15 мая "Литке" встал в док, а в конце июня вышел в новое плавание на восток, к калымскую экспедицию, которой командовал Н.И. Евгенов и которая продолжалась 21 месяц.
  Те пароходы вернулись во Владивосток во второй половине мая.
  С тех пор зимняя навигация в Охотском море начала развиваться.
  
  19 сентября.
  Шли к Юшару. Ушаков, непрерывно слушающий напряженно все 6 и 7-мичасовые утренние выпуски "Последних Известий", не вытерпел и свалился. Нервный припадок, крики. Море спокойно, Земли не видно.
  20 сентября.
  С 13 часов стоим у порога Юшара. Где-то он тут, а где- неизвестно: туман. Непрерывно переговариваемся по радио- радисты по телефону приветствуют друг друга. Бросили якорь в 3-х милях от пролива. Тьма черная, египетская. Туман озлил Маркова:
  -Как в болоте, - раздраженно говорит он.
  Вечером зашел в лабораторию Бентоса. Там сидели Бентос Петрович, Ермолаев, Бочаров, Гагарин. Пили спирт, угостили меня. Поведали о желанных планах Зубова- идти сейчас в обход Зфи ("уголь есть, время раннее"), "как ни устали, а дожилим"- (Горбунов). Затем разгорелись ярые воспоминания о прежних походах.
  Веня о "Персее", Ермолаев и Горбунов - о своем походе на "Эльдинге" в 1925 г. в "неизвестность" к мысу Желания. "И когда мы в Арктическом институте предложили установить там станцию, на нас заорали: "Вы с ума сошли, хотите людей посылать на верную гибель!!". Они вспоминали, как дошли до Зфи, хотя капитан отказывался, и Горбунов хотел его даже сместить ("интересовался, как это провести"), а когда дошли, опытный Полистратов ?? сказал, что "теперь можно умереть спокойно". И как испортился мотор, и они работали внизу, отравленные газами, отлеживались и снова работали.
  
  РАДИОГРАММА 20 сентября
  Геологические исследования на "Садко" производились по тщательно продуманной разносторонней программе тчк Они были органически связаны со всей программой научных работ и кроме того должны были дать ответ на несколько специальных кардинальных вопросов современной науки о грунтах морей и океанов тчк
  Работы производились на всем пути экспедиции от берегов Скандинавии до Новой Земли тчк Всего удалось взять 297 проб грунта с различных глубин в том числе впервые с больших глубин Гренландского моря и центрального Полярного бассейна тчк
  О чем же говорят эти пробы что рассказывает дно океана вопр Изучая отложения морского дна внимательный исследователь прочтет геологическое прошлое этого района увидит животных населявших его некогда живущих над этим дном сейчас укажет на растения когда-то покрывающие его поверхность опознает течения проносящиеся ныне в толще морской воды тчк Анализ добытых в экспедиции грунтов доложит о геологических пертурбациях происшедших здесь миллионы лет назад определит время наибольшего оледенения поверхности покажет было ли когда-нибудь теперешнее дно океана сушей абзац
  Однако и сейчас на основании предварительной разработки материалов уже можно сделать несколько чрезвычайно интересных выводов тчк Целый ряд полезных ископаемых например нефть (сапропелитовые ???) угли гипсы соль связаны с определенными зонами древнего моря тчк Поэтому для их прогноза нам очень важно уметь определить древние береговые линии тчк Ищем мы их изучая осадки морского дня тчк Так возникла целая наука палеография абзац
  Исследуя дно Гренландского моря мы неожиданно обнаружили на глубине трех километров продукты разрушения берегов Сибири тчк Нелепица восклиц С точки зрения современной науки загадочная чушь тчк Дальнейшие наблюдения показали что куски береговых сибирских пород были занесены сюда полярными льдами тчк Следовательно при наличии некоторых условий на больших глубинах могут находиться такие глубоководные осадки которые носят все черты прибрежных тчк И действительно динамическая карта течений составленная гидрологами нашей экспедиции целиком совпала с картой распространения грунтов тчк Обнаруженные нами факты заставляют не только очень критически отнестись к самым основам палеографии но и подумать о создании новой науки тире палеогидрологии абзац
  Одной из важнейших задач геологии является определение по характеру грунта происхождения и гидрологического режима находящихся над ним водных масс тчк А знание гидрологического режима тире основа мореплавания тчк Нам удалось установить что вода и грунт электрически взаимодействуют между собой причем часть этой энергии идет на формирование грунта тчк В свете такой созданной нами на "Садко" теории подтвержденной 400 измерениями становится понятным исключительное своеобразие грунтов Карского моря. Со стороны Полярного бассейна в него вливается мощный поток активных атлантических вод избыточная энергия которых по своему преобразует грунт тчк Изучая этой именно точки зрения осадки Карского моря нам удалось установить что приток атлантических вод сюда является постоянным явлением и Северный Морской путь с этой стороны подачей энергии обеспечен надолго абзац
  Очень интересными оказались пробы грунта взятые на открытом нами мелководье Садко тчк Они указывают на весьма широкое развитие угля и угленосных отложений в пределах мелководья и подчеркивают своевременность внимательного геологического обследования островов Карского моря (Визе Самойловича Воронина Исаченко др) тчк Эти пробы также говорят об энергичном поднятии всего мелководья Садко тчк Оно идет очень быстрыми темпами не меньше одного метра в сто лет абзац
  Распространено мнение что дно арктических морей безжизненно или во всяком случае очень скудно населено тчк Это неверно тчк Жизнь там богата и разнообразна тчк Особенно пестро и многочисленно население на глубине от 60 до 150 метров тчк Затем идет сравнительное обеднение разнообразия при массовом развитии отдельных форм тчк На границе континентального мелководья и океанических глубин ( от 600 до 1200 метров) снова наблюдается расцвет фауны ниже постепенно затухающий тчк И наконец на дне самого океана или так называемых абиссальных глубинах мы находим уже свою весьма своеобразную фауну бедную и в количественном и в качественном отношении тчк Эта скудность объясняется крайне тяжелыми условиями жизни на больших глубинах тчк Солнечный свет туда не доходит и там царит абсолютная темнота, давление огромно (например на глубине 3000 метров оно равно 300 атмосферам) абзац
  Все население морского дна тесно связано с окружающей средой двт физические и химические свойства воды состав грунта глубина и тд тчк Водам определенного происхождения скажем Гренландским Баренцева моря соответствуют определенные виды организмов тчк Изучая данных животных мы можем судить о гидрологическом режиме происхождении вод течениях того иного района что особенно важно Арктике где многие районы почти недоступны для систематического исследования абзац
  Огромная роль Северной Атлантики и в частности вод Гренландского моря в гидрологическом режиме Полярного бассейна и крайне нас интересующего Северного Морского пути общеизвестна тчк Между тем наши сведения о донной фауне Гренландского моря также как севера Шпицбергена и севера Карского моря были сих пор почти нищенскими причем ограничивались преимущ0ественно мелководьем и глубинами южной части тчк О данной фауне Полярного бассейна никто ничего не знал абзац
  За время экспедиции мы провели 65 сборов донных животных в том числе 8 на глубинах от одного до трех с лишним километров тчк Некоторые уловы были чрезвычайно обильны тчк Достаточно сказать что мы выбросили обратно в море как дублирующие (разумеется после определения) свыше 16 000 штук одних только иглокожих животных тчк Тралы "Садко" доставили на палубу почти все основные виды донных обитателей Арктики тчк В Гренландском море и Полярном бассейне нам удалось выловить уникальные еще не имеющиеся в музеях и институтах СССР экземпляры иглокожих- лилии голотурии и др тчк Обработка основной массы собранного материала потребует около 8-10 месяцев работы десятка специалистов тчк Некоторые группы организмов пойдут для определения заграницу абзац
  Но даже предварительный разбор материала намечает ряд интереснейших выводов тчк Уже сейчас можно сказать что фауна в западной части Полярного бассейна вероятно почти идентична глубинной фауне Гренландского моря тчк Отсюда возникает весьма существенный вопрос на который геология сих пор не дает ответа возникла ли впадина Полярного бассейна раньше впадины Гренландского моря или позже и когда произошло соединение этих двух впадин тчк Во всяком случае собранные материалы показываю что некоторая часть мелководья Карского моря видимо является не мелководьем а континентальным склоном тчк Случаи нахождения "гренландских" абиссальных форм организмов в пределах арктических морей отнюдь не дают права говорить об их гренландском происхождении так как они имеются в гораздо более близком соседстве в Полярном бассейне абзац
  Сложнее вопрос с фауной континентального склона тчк Некоторое сходство между животными склонов Гренландского моря и Полярного бассейна еще не дает оснований для каких-нибудь выводов тчк Требуется более детальное изучение всего склона Гренландского моря и Ледовитого океана где весьма вероятно скажется и влияние Тихоокеанского бассейна тчк Вопрос же о фауне мелководья можно разрешить полностью почти немедленно если использовать для этого все материалы имеющиеся у нас в стране но лежащие к сожалению под спудом абзац
  Во время экспедиции нам удалось собрать чрезвычайно ценный и полный материал тчк Ни одна из европейских экспедиций не может похвастать такой богатой и исчерпывающей коллекцией тчк Обработка этого материала позволит сделать много важных выводов о придонном гидрологическом режиме Арктических морей заставит вероятно пересмотреть наши представления о путях распространения донных животных тчк Не подлежит также сомнению что изучение коллекции выявит целых ряд новых форм для мировой науки абзац
  
  21 сентября.
  В полдень вошли в пролив. Отдали якорь в миле от берега. Он высок и обрывист. Слева выдается скала острова Сокольего, на нем - мигалка. От острова отвалило несколько лодок, подъехали к нам- ненцы. Вскарабкались на палубу и сразу в кают-компанию. В малицах ??? сидели за обедом (Никота ?? и Алексей Вылка), выпили, мы их сняли.
  Затем поехали на берег. Встретили нас радушно. Обед. Вино. Зимовщики напились. Мы остались до ужина, зверски резались на бильярде. Пришел еще Филипп Тайборей- хитрый умный ненец.
  Поехали ночью домой. Катер идет только задним ходом. Тьма, ругань. Возились около часа. Наконец, подвезли их обратно на шлюпке. Ушаков плюнул, ушел- "когда исправите- привезете". Я уехал на кунгасе с ненцами. Остальные добрались через час на буксире шлюпки. Маяки сверлили тьму.
  
  РАДИОГРАММА 21 сентября
  Заголовок У самовара в Арктике абзац
  Едва лишь Садко бросил якорь вблизи станции Югорский Шар как от хмурого скалистого Соколиного острова отделилось несколько шлюпок тчк Через полчаса борт ледокола вошли ненцы промышленники члены многоликой новоземельской фамилии Вылки тчк Они дружелюбно поздоровались нами бегло осмотрели корабль видимо остались довольны его видом тчк Это время подъехали работники полярной станции посыпались приветствия расспросы объятия завязалась оживленная беседа абзац
  Садко стоял миле одной старейших полярных станций страны тчк Она расположена восточном краю пролива Югорский Шар соединяющем Баренцево Карское моря тчк Это своего рада южный шлагбаум Северного Морского пути тчк Почти ежедневно здесь проходят суда идущие запада восток востока запад тчк Только течении последнего месяца мимо станции продефилировало несколько десятков иностранных лесовозов пароходы Анадырь Сталинград Герцен Ломоносов Рошаль Спартак Рабочий многие другие абзац
  Давно уже мы перестали удивляться обилию знакомых встречаемых участниками экспедиции даже тех немногочисленных свиданиях которые были нашем пути тчк Когда-то они вместе зимовали прокладывали новые пути Север изучали течения следили коварной метеорологией Арктики собирали планктон или донных животных тчк Но все же как много волнующего таких свиданиях тчк Пожалуй радость задушевность ценность встречи можно полностью испытать только Арктике даже если эта встреча происходит дотоле незнакомыми людьми абзац
  Вечером мы сидели уютной кают-компании станции окруженные всеми 23 зимовщиками тчк Коленях взрослых разместились юные полярники Юшара восьмилетний Юра тире сын радиста Бобкова уже успевший свою короткую жизнь провести шесть зимовок Арктике и сын радиста Бойко тире Гена возрастом один год два месяца недавно прибывший сюда Новороссийска тчк Оба чувствуют себя отлично держатся независимо но гостеприимно тчк Нам несколько дней назад покинувшим льды ледники снега высоких параллелей было странно видеть за окном зеленую траву тундры только что сорванные правда скудные но живые настоящие цветы тчк Патефон мирно исполнял оперетки абзац
  Столе дымился большой пузатый домашний самовар тчк Мы пили чай разговаривали театре моторах шлюпках предстоящей зимовке тчк И когда собрались ехать обратно корабль торжественно внесли комнату большую кастрюлю угостили нас многоточие парным молоком тчк Это Арктике ах если бы тому еще свежие помидоры восклицательный
  Завтра утром Садко уходит Амдерму где выгрузим оставшийся ненужный нам сейчас бензин тчк
  
  
  
  22 сентября.
  Утром разбудил Устинов:
  -Вставай, "Литке" !!
  Ушаков, парадный, уехал с визитом. Зубов нервно бегал от иллюминатора к иллюминатору. "Видимо нас не ценят. Долго не едет". Через четыре часа после выезда пришло сообщение Ушакова: "Шмидт будет в 12 часов".
  Приехал. Засели в каюте. Потом собрание. Шмидт предлагал запретить охоту на медведей. После осматривал лаборатории. Затем сел играть в "козла".
  Я съездил на "Литке", осмотрел, отлично!
  Вечером подошел "Сибиряков", гудки. Вошел юный Юрий Конст. Хлебников. Рассказывал Шмидту о походе к Северной Земле, "хроническом героизме" Кренкеля, о подозрении, что остров Воронина не его остров.
  Вошел Воробьев. Шмидт его раздолбал за отвратную работу станций на Енисее ("передайте Шевелеву"), лаял за Диксон ("вогнали миллионы рублей, а радисты- дрянь"), ругался вообще за подбор кадров.
  Вечером уезжал. Я и он стояли на спардеке. Он говорил: "Ваш поход вначале был внешне мало эффектен. А конец- очень эффектный. Судите сами!"
  23 сентября.
  На рассвете кильватером вышли в Амдерму. Впереди - "Сибиряков", за ним "Литке", дальше-мы. В полдень- Амдерма. На рейде- "Красное знамя" и "Герцен". Флот! Гудки, приветственные флаги.
  Берег холмистый. Поехали туда. Осмотрели рудник. Шмидт очень интересовался флотацией, требовал улучшения сортности, правильного распределения рабочей силы, срочной стройки железной дороги.
  Затем -обед в столовой. Первые женщины!
  Тосты, коллекции, речи.
  Потом ужин у Матсона. Ушаков встретился с Верой Михайловной. Пропадал. Свежие овощи!! Виноград!!
  Хотели ехать- прибой. Чей-то баркас с восемью человеками перевернуло, еле спасли, катер выкинуло. Остались ночевать.
  24 сентября.
  Утром- прибой. "Литке" на рассвете ушел в Мурманск. Только в полдень выбрались. Катер "Чекист" сел на мель, начало заливать водой, подошел второй, взял часть народа, мы не успели (я, Эзра, Погосов). Народ прыгал в воду. Волна дробила. Завезли на шлюпке трос. Наматывали на ворот. Сели на мель у другого берега лагуны. Вышел на помощь еще один катер- его отбрасывало волнами. Кое-как отпихнулись на волне- и снова сели на мель на том берегу. Наконец, снялись, кидало волной. Подошли к борту, я схватился за борт, катер отбросило- повис на руках. Ребята вскрикнули- могло катером переломать ноги, либо оборваться. Подтянулся- "от смерти ушел".
  Ушаков визировал радиограммы в ванне. До сих пор (час ночи) его еще нет.
   На корабле читали газеты с "Сибирякова" за август. Многие в дикой ярости- почему нет их фамилий ("это относится не ко мне, а к Академии, пославшей меня").
   Зубов говорит: "Я говорил- не надо корреспондентов... буду говорить с Ушаковым не терять больше времени на передачи- лучше слушать оперы... Ушаков не компетентен в научных вопросах- я должен визировать".
  Володарский юлит, хамелеонничает и гадит. Противно!
  В полночь на небе темно-голубом показалось северное сияние. Оно шло с востока на запад, почти посредине небосвода узкой бледной полосой от края до края. Казалось, что где-то, чуть ли не в Китае, пустили гигантский прожектор, и его свет прочертил небосклон. Затем появился бледно-зеленый мазок на севере, чуть разветвляющийся сверху. Постепенно полоса расплывалась, становилась шире и шире, затем рядом с ней появилась другая, очень узкая, но параллельная. Они казались тканными, и сквозь них просвечивали звезды. Наконец, угасли, и только на севере остался мазок.
  А полярная звезда здесь почти над головой. И звезды какие-то маленькие и тусклые.
  25 сентября.
  В 6 утра покинули Амдерму. В 9 часов подошли к "Ленину", приняли 50 тонн воды и вышли. Мимо все время идут иностранцы с лесом из Игарки.
  Курс - на Архангельск!
  Море чисто. Все прибираются, пишут радиограммы.
  
  
  
  
  **********************************************************************************************
  телеграмма от ?? 29 января 1936 года.
  
  Милый Лазарь!
  В Москве ли ты? А может быть тоже сейчас где-нибудь бродишь по далеким местам и строчишь в газету.
  С твоей легкой руки я тоже стал писать в "Правду" не знаю какого мнения там о моей писанине, но по полученным мной сведениям мои статьи все же помещаются в газете. Скажу честно, что все же трудновато совмещать одновременно две работы. Вот если бы мы были с тобой здесь вместе , то уверен- была бы проделана большая работа. Материалу здесь интересного очень много. На тебя я обижен не зависимо от твоего сватовства относительно моего корреспондирования в "Правду". Неужели ты не мог написать хотя бы маленькое письмо? Писать было, конечно, о чем. Ты присутствовал при выпуске фильма о ледоколе "Садко", интересно бы было узнать твое мнение. До меня дошли сведения о том, что Эзра раздолбал меня в "Известиях". Я не обижаюсь, ведь он безобидный парень. Пускай ему будет хуже.
  Часто вспоминаю наше совместное плавание. Помню, как ты вытаскивал драгу, а я переливал воду из пустого в порожнее, то есть из барометров. Много было трудного, но много и приятного. А вообще-то те трудности были пустяк, по сравнению с трудностями здесь. У меня здесь с собой фотографии похода. Часто их показываю местному народу и даже императору. Ты, конечно, представляешь, какой фурор они здесь представляют. Вообще меня здесь даже выставляют как героя. После севера, без семи градусов от полюса- попасть в Абессинию...
  Но все это, конечно, пустяк.
  Итак, Лазарь- какие вопросы? Вопросы имеются? Ты помнишь, как я не давал тебе работать там, на пароходе. Как все же было приятно там работать в своем родном коллективе.
  В данный момент вот уже месяц как живу в палатке в "Дессие". По-видимому, ты все посланные мной материалы читал и имеешь теперь уже представление о моей жизни. Жизнь, правда, не совсем хорошая, но зато интересная. Масса впечатлений. Надеюсь- в Москве встретимся где-нибудь в укромненьком местечке и долго поговорим. Скажу откровенно, ты мне понравился еще на ледоколе. Видишь, сразу и в любви объяснился.
  Сколько здесь еще пробуду, не знаю. Война затянулась. Итальянцев бьют, но они, гады, не сдаются. Каждый день бомбят с самолетов и на перекор всем правилам- в первую очередь госпитали.
  Приятно бы было - говорю честно- так, ради смеха, получить от тебя телеграммку. А еще лучше- письмишко. Адрес, если не знаешь сам, то спроси у Мехлиса. Немедленно отвечу.
  Жму руку.
  "Дессие" Абиссиния
  29 января 1936 года.
  **************************************************************************************************
  
  
  
  
Оценка: 5.56*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | А.Респов " Небытие Ковен" (Боевое фэнтези) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | О.Обская "Принц под Новый год" (Любовное фэнтези) | | П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | П.Працкевич "Когда я потерял себя " (Научная фантастика) | | B.Janny "Дорога мёртвых" (Постапокалипсис) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"