Рыскин Александр: другие произведения.

"Зимнее Солнце - Алмазный серп"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    7-8-е место на Золотом Кубке-2019

  "Сиреневый тума-ан... Над нами проплыва-aет..."
  Я мазнул пальцем по кнопке ответа на смартфоне.
  Знакомый голос тут же уколол барабанную перепонку.
  - Вован? Это я. Ты где?
  - Стас, я...
  - Понял! Уже лечу! Только никуда не уходи!
  Вздохнув, я заказал еще одну чашку капучино. Стас явился минут через двадцать и с размаху приземлил свою нехилую тушу на свободный стул. Немного отдышавшись, воровато огляделся. Склонился ко мне и, понизив голос, сообщил:
  - Тебя Адвокат ищет.
  Я постарался ничем не выдать своих чувств. Ну зачем этому борову знать, что я до чертиков испугался? Не знаю, правда, насколько убедителен был мой "покер-фейс".
  - Догадываешься, в связи с чем? - продолжил он.
  - Не вчера родился, - буркнул я и тоже, по примеру Стаса, принялся озираться по сторонам.
  - Я думаю, это Шмулик тебя ему сдал.
  Пока я обдумывал слова Стаса, к нам подошла официантка.
  - Стакан минеральной воды, - распорядился мой приятель. - И... Двести граммов водочки.
  Я почувствовал, что тоже не прочь выпить. Но решил пока воздержаться.
  Мы сидели на застекленной террасе одного из многочисленных кафе на Брайтон-Бич, и настроение моё, несмотря на приятный для глаза вид на океан, было весьма не радужным.
  - Шмулик, значит..., - вымолвил я, сглатывая слюну - Стас как раз отхлебнул водки из своего бокала.
  - Он, собака, - прогундосил Стас. - Не, ну я не уверен на все сто, конечно...
  В этом был весь Стас - логику в его рассуждениях искать не стоило.
  - Ты, Вован, на него пока плюнь. У меня к тебе вот какое предложение...
  - Погоди-ка - что значит "плюнь"? Адвокат-то ведь на меня не плюнет... Сука старая!
  Адвокатом называли одного пожилого и тощего господина русско-еврейского происхождения, который действительно защищал в судах разных там гнусных типов. Да так заигрался, что вскорости и самому ему понадобился адвокат. И не один...
  Этому вот прекрасному человеку я и наступил на мозоль. Ненароком, конечно - но кого волнуют такие детали?..
  - Тебе надо свалить из страны. На время хотя бы, - произнес Стас, допивая остатки алкоголя. - Я помогу. Тут вот одно дельце образовалось...
  Всякий раз, когда мой приятель (которого здесь величали не иначе, как "Стейси Дронофф") произносил фразу: "Я помогу", у меня невольно сжималось... Ну, словом, всё сжималось - ибо его помощь и поддержка почему-то неизменно влекли за собою появление небезызвестного пушного зверька...
  - Какое ещё дело? - обреченно спросил я.
  - У моей двоюродной сестренки в Москве проблемка. Я ей скажу, что ты приедешь. Можешь, кстати, у неё и остановиться. Ну, и... Подсобишь. Ты же умный. А тем временем тут, может, и уляжется.
  - На "можа"- плохая надёжа, - раздраженно отреагировал я. - Что за проблемка у твоей сестры?
  - Это пусть она сама тебе расскажет. Что-то там украли у них в музее. А думают на неё. Ну так как - ты согласен с моим планом твоей эвакуации?
  Ответить я не успел - снаружи замаячили те, кого я меньше всего хотел бы сейчас видеть. Да и не только сейчас, а и вообще. Слоноподобные ребятки Адвоката...
  - Извини, Стас - вечером созвонимся! За кофе заплати! - выпалил я и, сорвавшись с места, побежал в сторону запасного выхода.
  
   # # #
  
  "И вот я уже министр, и ничего не делаю".*
  Тьфу ты! Это вообще из другой оперы.
  И вот я уже в "Боинге", в эконом-классе - возвращаюсь туда, откуда улетал почти два десятка лет назад. Тогда мне, дураку, казалось, что я перемещусь из мрачного кошмара в страну неизбежного и повального счастья.
  Встречаться со старыми знакомыми желания не было. От слова "вообще". А вот город... По нему я скучал.
  Утомленный многочасовым перелетом, я вышел из здания аэровокзала и зашагал к стоянке такси. Адрес Стасовой сестры я запомнил хорошо.
  Особого багажа с собой у меня не было - предпочитаю путешествовать налегке и покупать всё нужное уже на месте. Разве что верный ноутбук всегда был со мной...
  Таксист, вопреки не раз слышанным и читанным мною страшилкам о грабежах интуристов, благополучно доставил мою персону в один из спальных районов столицы.
  Лифт поднял меня на четвертый этаж. И я позвонил в нужную квартиру.
  Дверь открыли не сразу, а после сакраментального "Кто там?" и моего честного ответа.
  На пороге стояло небесное создание ростом едва ли мне по грудь, с копной огненно-рыжих волос и невинным взглядом. Скажу откровенно - подобные женщины сводят меня с ума. Я уже перестаю замечать какие-либо их минусы. Правда, в этот раз я отметил и основательную родинку на левой щеке, и легкое (ну правда же, совсем легкое!) косоглазие Стасовой родственницы.
  - Здравствуйте. Вы - Алиса?
  - Да, - не стала отпираться она, теребя поясок халата. - Проходите, Володя. Стасик мне подробно все написал по электронной почте.
  "По электронной почте..." Да, именно так она сказала. Не на "мыло" скинул, а "написал".
  Я осмотрелся. Обычная "двушка", безо всяких изысков. Сотни тысяч в таких живут. А может, и миллионы.
  Алиса предложила мне тапочки, я поблагодарил, переобулся и направился за нею в кухню.
  - Вы, наверное, устали с дороги? Отдохнуть хотите?
  - Нет, не очень устал, - соврал я.
  - Тогда давайте чаю попьем.
  - С удовольствием. И вы мне всё расскажете, хорошо?
  Алиса Дронова, как выяснилось, с недавних пор работала в небольшом доме-музее писателя Модеста Егорова. Писатель этот был отъявленным диссидентом, прошел сталинские лагеря, а затем - и брежневские психушки. В начале девяностых помер практически в полной нищете.
  А лет через двадцать пять после этого его родной племянник Даниил Егоров, весьма успешный и распальцованный бизнесмен, решил вдруг приобрести еще и некие моральные дивиденды, используя имя родственника.
  Так родился дом-музей. Самое интересное, что Модест Егоров провел в этом доме, в общей сложности, не так много времени, все больше слоняясь по психбольницам, СИЗО и прочим подобным учреждениям.
  - Экспонатов-то там - кот наплакал, - продолжала свой рассказ Алиса, в очередной раз наполняя наши чашки ароматным чаем. - Коллекция трубок, черновики, экземпляры изданного при жизни - мало совсем. Еще кое-что из одежды, обстановка...
  - А что же пропало?
  - Гравюра работы самого Модеста Николаевича.
  - Так он еще и гравюры делал?
  - Эта - единственная. Плохо, что журналисты узнали. И даже на одном подмосковном телеканале сказали про это. Потом еще и статья была в Интернете - мол, никто не заинтересован в сохранении наследия борца с советским режимом...
  - Извините, Алиса - а как вы вообще стали хранительницей этого музея?
  - Очень просто: откликнулась на объявление. Даниил Игоревич меня и нанял.
  - Понятно. И теперь он обвиняет в пропаже вас? А какие у него для этого основания?
  Алиса посмотрела на меня как-то странно.
  - Сразу понятно, что вы не знакомы с Даниилом Игоревичем.
  - Давай на "ты", хорошо? А то я себя каким-то стариком чувствую. И что же не так с Даниилом Игоревичем?
  - Ему не нужны никакие основания, чтобы обвинять.
  Ясно... Знакомый типаж. Мне тоже часто приходилось иметь дело с человекообразными, настолько уверенными в собственной правоте, что аж зубы сводило.
  - А поговорить с ним можно? - поинтересовался я.
  
   # # #
  
  Со слов моей новой знакомой, обстоятельства исчезновения егоровской гравюры были следующими.
  Накануне вечером, часов в шесть, то есть перед закрытием музея, Алиса сделала обход (он занял всего несколько минут, поскольку в доме было четыре комнаты). Все экспонаты были на своих местах.
  Алиса включила сигнализацию, заперла входную дверь и ушла домой. Вернее, уехала на автобусе.
  На следующее утро Алиса, как всегда, явилась на работу к девяти, открыла дверь, соответственно - отключила сигнализацию и... Обнаружила пропажу гравюры по дереву, под названием "Зимнее Солнце". Она сразу же сообщила об этом директору музея Даниилу Егорову и уже потом - позвонила в полицию.
  Приехавшая в музей опергруппа никаких следов взлома не обнаружила, составила протокол. Алисе пообещали, что ее вызовут в ближайшее время.
  Ценности гравюра (по-научному - ксилография), в общем-то, никакой не представляла, да и рамка у нее была самая простая, самодельная. Висел сей "шедевр" в спальной комнате, над письменным столом. Сама работа была выполнена в примитивном стиле - большой диск солнца над грядой холмов.
  - А у Даниила Игоревича есть свой ключ от музея?
  - Есть. Только вот зачем ему похищать гравюру? - сразу же уловила ход моих мыслей Алиса.
  - А вам зачем?
  - Так ведь я поклонница творчества его дяди. Фанатка, можно сказать. Книжки все до дыр зачитывала. Собственно, потому и откликнулась на то объявление в газете.
  - Вон оно что... Алиса, мне надо побывать в вашем музее. И чем скорее - тем лучше. Но сначала...
  Сначала я решил все-таки познакомиться с "великим и ужасным" директором дома-музея. Почему-то не к месту вспомнился его инопланетный "коллега" из мультика "Тайна третьей планеты". Что-то типа: "Я буду жаловаться, я директор музея..."
  Во взятом напрокат авто я подкатил к зданию, где размещался офис объекта, надеясь, что в конце рабочего дня он, как и все, отправится домой.
  Так и случилось, только несколько позже, чем я ожидал. Выйдя из машины, я окликнул его по имени-отчеству.
  Он обернулся - вальяжный, одетый с иголочки. Окинул меня презрительным взглядом (ну да, а чего я еще от него хотел?).
  - Ты кто?
  - Извините, но мы на брудершафт с вами еще не пили. Меня зовут Владимир Сальский, я представляю интересы госпожи Дроновой.
  - Адвокат, что ли? - дернул бровями мой визави. И у меня слегка кольнуло под ложечкой от неприятных ассоциаций.
  - Не совсем. Скорее - частный детектив. Я только вчера прилетел из Нью-Йорка...
  - Допустим. Что вам нужно? Я очень спешу.
  - Охотно верю. Мне необходимо поговорить с вами. Когда вам было бы удобно?
  "Никогда" - явственно читалось в его взгляде.
  - У меня мало свободного времени, - процедил он.
  - Всего десять минут...
  - Ну, хорошо. Приходите завтра, после обеда. Охранник снизу позвонит моей помощнице, и вас пропустят. До свидания!
  Хорошими манерами бизнесмен и, по совместительству, директор дома-музея явно не отличался. Да и пёс с ним. Главное - перед этой встречей мне удалось вытянуть из Алисы одну подробность: Егоров подбивал к ней клинья. Ее отказ мог послужить причиной, по которой Даниил Игоревич решил возложить на Алису вину за пропажу экспоната.
  Вечером этого же дня мы с Алисой вновь пили на кухне чай.
  - Значит, получается, что кто-то отключил сигнализацию, вошел внутрь, забрал вещицу, а затем - снова включил систему и спокойно ушел?
  - Мне полицейские сказали, что для опытного взломщика это дело плёвое - залезть в распределительный щиток, потом подобрать отмычку - и готово.
  - Они замок осматривали, вообще-то? Должны были взять его на экспертизу...
  - Должны были, но... Это ведь мелкая кража. При беглом осмотре следов взлома не нашли.
  - "При беглом осмотре...", - с тоской в голосе повторил я. - Хороший у тебя чай, Алиса. Вкусный. Ты что-то туда добавляешь?
  - Да нет..., - смутилась девушка. Родинка на щеке и некоторая расфокусированность зрения совершенно её не портили.
  - А ты хорошо помнишь, что включала сигнализацию перед уходом?
  - Володя! - укоризненно произнесла она. - У меня это - на автомате. Как у водителя ремень пристегнуть!
  - У тебя машина есть?
  - Нет, что ты! Слышала просто...
  - Скажи вот еще что: в последние дни, перед пропажей гравюры, в музее не было каких-либо странных, подозрительных посетителей? Никто никаких вопросов не задавал?
  - Да вроде нет... Народу к нам совсем немного ходит. Женщина одна была, лет шестидесяти, ухоженная. Раза три приходила. Парень-иностранец был в день похищения, пытался со мной заигрывать. По-русски смешно говорил... Вот и всё необычное, пожалуй.
  Я вздохнул.
  - Видеонаблюдения у вас, конечно, там нет.
  - А зачем оно? Это же просто дом-музей, дань уважения выдающемуся человеку.
  Я призадумался. Вот, вроде, пустяковое дело - я в Нью-Йорке и не такие раскручивал. А поди ж ты...
  - А с чего это ты вообще заинтересовалась творчеством Егорова? Я тоже о нем слышал, но книг не читал.
  - Подружка как-то дала мне его первый роман, "Чёрные дни" называется. Очень мне понравился. Вот и решила остальное тоже прочесть.
  - Завтра я навещу Даниила Игоревича. А потом, сразу же - к тебе в музей. За чай - спасибо. Давно такого не пил.
  Ночью у меня никак не получалось заснуть, я всё ворочался с боку на бок, памятуя о том, что в соседней комнате находилась Алиса...
  Попытался думать.
  Женщина, посещавшая музей аж целых три раза... Таинственный иностранец, говорящий по-нашему... И, наконец, сам основатель и директор - Даниил Егоров...
  
   # # #
  
  Беседа с родственником знаменитого писателя заняла еще меньше времени, чем я предполагал.
  Я поинтересовался, кому формально теперь принадлежит дом. Оказалось, что Даниил Игоревич выкупил его у женщины, которой покойный диссидент (неженатый и бездетный) завещал свою недвижимость.
  - По ходу, она была дядиной любовницей. Имя еще такое странное - Рогнеда... Регина... Не вспомню точно, всеми делами мой юрист занимался.
  - Алиса Дронова давно в музее работает?
  - Да нет, всего около месяца. Я сначала нанял одну пенсионерку. Потом она заболела, я нанял вторую. На эту посетители жаловались, всю книгу отзывов исписали - мол, склероз у нее, ни на один вопрос толком не отвечает. Ну, я и дал объявление...
  - А почему вы решили, что именно Алиса взяла ту злосчастную гравюру?
  - А кто же еще-то? Она ведь повернута на дядином творчестве! Ну взяла - и взяла, шут бы с ней! Но зачем отпираться-то? Вот что меня возмутило! Ладно. Вы извините, у меня сейчас совещание по Скайпу, с китайцами.
  - Уже ухожу. Спасибо за информацию.
  
   # # #
  
  В музее царила тишина. Алиса указала мне место, где висела гравюра.
  - Ты обычно у двери сидишь?
  - Когда как. Встаю иногда, прохаживаюсь. На вопросы отвечаю.
  - И с твоего места не видна стена, где висела вещица?
  - Нет, конечно. Можешь сам убедиться.
  - А тот парень, иностранец, который приходил... Они одновременно с той женщиной появились - ну, с той, что трижды здесь была?
  - Кажется... Вначале она зашла, стала тут бродить. А потом и он... Ничего не смотрел, чушь всякую нёс - про мою красоту, и прочее.
  - Отвлекал, - в задумчивости произнес я.
  - Что-что?
  - Нет, ничего. Он ушел, так и не осмотревшись?
  - Ну да. А минут через пять и женщина ушла.
  - В тот день они были единственными посетителями?
  - Нет. Под вечер еще приходила пожилая семейная пара.
  Я принялся за тщательный осмотр музея.
  Три смежных комнаты плюс совсем небольшая спальня.
  Минимум мебели - облезлый комод, пара кресел, стул, кровать, письменный стол и книжный шкаф. Ничего лишнего.
  "Интересно, почему Егоров завещал дом любовнице, а не племяннику?"
  Стоя в личном кабинете писателя, я погрузился в размышления. И внезапно услышал голоса из прихожей...
  Я поспешил выйти. И увидел женщину, которая как раз расплачивалась за билет. Когда она развернулась, чтобы проследовать дальше, сидевшая за стойкой Алиса принялась отчаянно "семафорить", тыча пальцем в направлении спины посетительницы.
  Я чуть прикрыл глаза в знак того, что понял ее намек. И, как ни в чем не бывало, уселся рядом с Алисой.
  - Это она? - шепотом уточнил я.
  - Да..., - прошелестело в ответ.
  - Ну что же... Подождем.
  Женщина пробыла в музее почти до самого закрытия. Едва она попрощалась с Алисой и вышла на улицу - я последовал за ней. И увидел, как она садится за руль машины - видавший виды "жигуль" пятой модели. Ну что ж, зрение у меня хорошее, острое, и номер я разглядел...
  
   # # #
  
  - Алло, Петр Антоныч? Здравствуйте. Это Володя Сальский вас беспокоит...
  - Погоди! Какой Володя? Неужто Ильи сын?..
  - Он самый.
  - Ешки-матрешки! Сколько лет-сколько зим! Ты ж лет пятнадцать как в Штаты свалил!
  - Уже двадцать, дядь Петь.
  - Как время летит! А ты что, в Москве сейчас?
  - Да. И мне нужна ваша помощь...
  Когда я дал отбой, Алиса поинтересовалась, кому я звонил.
  - Дядя Петя Лазарев, друг моего покойного бати. Они служили вместе - в армии, потом в милиции. Скоро узнаем, кто эта твоя загадочная посетительница.
  Петр Антоныч позвонил на следующий день, когда мы с Алисой завтракали в кафе напротив ее дома. Поговорив, я поблагодарил собеседника за помощь.
  - Значит, так... Твою постоянную гостью зовут Руфина Родионовна Мезенцева. Ей шестьдесят пять лет. А живет она...
  - Мезенцева?! - воскликнула Алиса.
  - Ну да. А ты ее знаешь?
  - Лично нет, но... В одной из книг Егорова я видела посвящение - моей дорогой "Р.Р.М.". Вот я и подумала...
  - Правильно подумала. Я почти уверен, что она и есть та самая бывшая любовница писателя, у которой твой работодатель приобрел дом под музей.
  Слежка... Я заметил "хвост", когда ехал к Мезенцевой. Первая мысль была - чертов Адвокат достал меня и тут.
  Пока думал, как поступить, позвонила Алиса.
  - Меня достали журналисты! - чуть ли не орала в трубку она. - Двое с утра приходили в музей; еще один звонил на сотовый.
  - Посылай их, - посоветовал я.
  - Я так и делаю, но очень уж они настырные!
  - Это их работа. Извини, я чуть позже тебя наберу.
  Я резко свернул направо, затем сразу - налево и скрылся в небольшом дворике. Так мне посчастливилось избавиться от излишнего внимания. Но машину я запомнил - светло-серая "шкода", похоже, не очень новая. Номера разглядеть не удалось.
  Руфина Родионовна была весьма удивлена, увидев меня на пороге своей квартиры. Я же попытался сразу включить свое обаяние.
  - Простите великодушно... Видите ли, я недавно прибыл из Нью-Йорка. Меня попросили разобраться в одном неприятном инциденте...
  - Как ваше имя? - спокойно спросила она.
  - О-о, я не представился... Владимир Сальский, к вашим услугам.
  - Я не совсем понимаю...
  - А я всё объясню. Вы позволите войти?
  Она неохотно посторонилась.
  Мы расположились в гостиной. Хозяйка была явно напряжена, и я ее хорошо понимал.
  - Дело в том, что из дома-музея Модеста Егорова недавно исчез один экспонат... Гравюра по дереву. Девушку, которая там работает, обвинили в краже. Ее пока не вызывали в полицию официально - но кто знает, что будет завтра? Девушку зовут Алиса, и она ни в чем не виновата. Меня попросили ей помочь. То есть, найти пропажу.
  - А почему вы пришли с этим ко мне? Как вы вообще нашли меня?
  Я развел руками.
  - Вы довольно часто бываете в доме-музее Егорова. Предполагаю, вы были знакомы с покойным Модестом Николаевичем. Не вам ли он завешал дом, в котором нынче - его музей? И почему?..
  Она встала из кресла. Похоже, я расстроил или даже рассердил ее - но, провалиться мне сквозь землю, понятия не имел, чем именно.
  - Уходите, - произнесла она ледяным тоном.
  - Руфина Родионовна, я...
  - Уходите! - повторила она. - Вы не имеете права донимать меня своими расспросами! Модест... Николаевич был святой человек... В конце жизни все его бросили, все! И только я... А вы спрашиваете - почему...
  - Извините, - тяжело вздохнул я. - Мне вовсе не хотелось досаждать вам.
  Когда я подъехал к дому Алисы, то заметил стоявшую поодаль знакомую "шкоду". Подавив желание подойти поближе и рассмотреть водителя, я вошел в подъезд.
  - Сегодня опять приходил тот парень. Он итальянец, зовут Массимо, - сообщила мне Алиса.
  - Опять к тебе клеился?
  - По ходу - да. Предлагал уехать с ним на Сицилию.
  - Неужели? Там же - сплошная мафия! - улыбнулся я.
  - Вот поэтому я его и наладила.
  - Интересно - зачем же он приходил, если они уже выкрали гравюру? - пробормотал я, устраиваясь поудобнее за кухонным столом. - Алиса, мне нужно, чтобы ты как можно подробнее рассказала мне про Модеста Егорова. С этой гравюрой наверняка связана какая-нибудь тайна. Ты ведь поклонница его творчества?
  - Да, но... Про эту гравюру он упоминает лишь однажды, в своем дневнике. "Зимнее Солнце" - это посвящение Магадану, где он провел несколько лет в заключении. Ничего необычного в этой работе нет - просто резьба по дереву, лаковое покрытие...
  - Но зачем-то же за ней охотились?
  Алиса лишь пожала плечами.
  - Что ж - чем сложнее задача, тем нам интереснее, - покривил душой я. - Пойду прогуляюсь, воздухом подышу.
  Честно говоря, я и сам не знал, почему решил не звонить Петру Антонычу при Алисе. Вот просто решил - и всё.
  Ветеран правоохранительных органов (а ныне - владелец охранного агентства) понял меня с полуслова. Я озадачил его двумя просьбами: выяснить, кто "пасет" меня на серой "шкоде" и... кое-чем еще.
  Вернувшись, я пожелал Алисе спокойной ночи и уединился со своим верным ноутбуком - мне хотелось вытянуть из Сети все, что касалось личности Модеста Егорова...
  
   # # #
  
  Завтракать в кафе напротив Алисиного дома становилось у нас уже некоей доброй традицией. Однако на этот раз поесть спокойно не удалось.
  Алиса пристально смотрела на кого-то, кто сидел за моей спиной.
  - И кто там? - спросил я тихо, почти не разжимая губ и, естественно, не оглядываясь.
  - Массимо. Итальянец, - как-то испуганно ответила Алиса.
  - Что ж, пора с ним познакомиться, - сказал я и встал.
  Но Массимо был иного мнения: заметив, что я иду к его столику, он стремительно ретировался.
  Я вышел на улицу, но "иноагент" как сквозь землю провалился. Однако серая "шкода" была тут как тут - стояла метрах в пятнадцати.
  Я вернулся в кафе и развел руками.
  - Необщительный он какой-то... Слушай, а может, он тоже - журналист?
  - Не очень похож, однако... Кто его знает? Какие у тебя планы на сегодня?
  - Хотелось бы повидаться с кем-то из тех, кто помнит Модеста Егорова. Наведаюсь в Союз писателей.
  Звонок Петра Антоныча застал меня уже на обратном пути, после полудня.
  - Знаешь, Володь... Сели мы вчера на "хвост" этой "шкоде", что стояла у дома твоей знакомой. Она снялась с места часов в двенадцать ночи. Проехала почти через весь город. Остановилась у клуба под названием "Алмазный серп". Водитель вошел туда, побыл часа полтора. Потом вышел и уехал, предположительно - домой. Адрес я тебе скину.
  - Личность его установили?
  - Обижаешь, Володь. Шоташвили Юрий Автандилович, девяносто четвертого года, официально нигде не работает. Зато его папаша..., - Лазарев сделал паузу.
  - Что - папаша? - спросил я, чуя очередную "бяку".
  - Владелец сети автозаправок в столице и области. Ранее неоднократно судимый.
  - Oh, shit! - вырвалось у меня. - Что такому перцу от меня нужно?
  - Ты меня спрашиваешь? Вова, прошу тебя - будь осторожен. Если что - мои ребята прикроют, конечно...
  "Если успеют", - мысленно добавил я.
  
   # # #
  
  - И что ты выяснил в Союзе писателей? - спросила меня Алиса.
  - Почти ничего. Егорова они там видели раз или два, никто с ним близко не общался. Скажи-ка... Фамилия Шоташвили тебе ни о чем не говорит? - безо всякого перехода спросил я, внимательно глядя на Алису.
  Дрогнули, ох, дрогнули у неё реснички!
  - Н-нет. А кто он? Грузин какой-то?
  - Дa уж, cудя по фамилии - явно не китаец. Ты вот лучше подумай - нет ли у тебя каких-то недоброжелателей в этом славном мире?
  Ответить Алиса не успела - вошел посетитель. Игнорируя меня, он обратился к девушке:
  - Простите, вы - Алиса Дронова?
  - Да. А вы?..
  - Я работаю на интернет-журнал "Столичные сенсации". К нам поступили сведения, что из вашего музея была украдена...
  - Извините, но я не даю интервью.
  - Мы могли бы договориться о вашем гонораре!
  - Нет-нет! - воспротивилась Алиса. - Мне это неинтересно.
  - И всё же подумайте. Мы могли бы с вами где-нибудь поужинать сегодня...
  При этих словах моё ангельское терпение истощилось.
  - Вам же сказали "нет", молодой человек! Что тут неясного? Выход - вон там!
  Интернет-журналист окинул меня презрительным взглядом.
  - Я не с вами разговариваю!
  - И тем не менее... Позвольте вас проводить!
  - Ну, знаете!.. - вспыхнул он. Но все же вышел.
  Алиса перевела дух.
  - Я думала, он не отстанет. Спасибо тебе, Володя.
  - Да пустяки! - приосанился я. И зачем-то добавил: - Ноу проблем! Разбираться с нахалами - мой конек.
  - А кстати, насчет ужина..., - сказал я минутой позже. - Есть здесь поблизости местечко, где нас не отравят?..
  
   # # #
  
  Местечко нашлось, и называлось оно "Радуга". Туда мы отправились, когда закончился Алисин рабочий день.
  -...Кстати, хозяева заведения подумывают о смене названия, - заметила моя спутница, когда мы уже оккупировали столик.
  - Ребрендинг, так сказать... А в чем причина?
  Алиса объяснила.
  - Ах, ну да! Радуга! Символ... Неоднозначный. В Штатах-то уже давно по этому поводу не напрягаются. А тут всё еще...
  За приятным общением мы и не заметили, как "приговорили" две бутылки отличного белого вина. Я отвез Алису домой (хотя садиться за руль, может, и не стоило).
  А затем... Случилось то, что происходит порою между не очень юным, но еще далеко не старым мужчиной и симпатичной, молодой женщиной.
  Когда довольно трудно определить, кто же из двоих был инициатором, а кто просто согласился поучаствовать в этом не слишком сложном, но таком приятном действе...
  
   # # #
  
  Поцеловав меня на пороге, Алиса упорхнула в свой музей.
  Не успел я выпить приготовленную чашку кофе, как раздался звонок в дверь.
  На площадке стояла женщина средних лет, одетая опрятно, но небогато.
  - Алиса дома? - сразу же спросила она.
  - На работу ушла. Передать что-нибудь?
  - Вообще-то, я хотела насчет квартплаты поговорить. Если у нее папа такой крутой, так... А вы-то кто будете?
  - Я ее друг. Володя меня зовут.
  - Хм...
  Гостья (хозяйка?) квартиры явно была недовольна. Впрочем, меня ее проблемы мало волновали.
  - Ладно, передайте ей, что приходила Марья Константиновна... Или нет. Я сама ей перезвоню.
  "Папа - крутой? Что это значит, интересно? Да и квартира, получается - съемная?"
  Та-ак... Отчества Алисы я не знаю. Но фамилия папы должна быть Дронов.
  Проверим в Сети. Все-таки не Иванов...
  Предприниматели... Этот не подходит - молодой... Этот? Ну, нет! А вот этот, пожалуй... Евгений Витальевич Дронов, владелец контрольного пакета...
  Я присвистнул. Зачем же она в зачуханном музее-то работает? Только из любви к творчеству Модеста Егорова? Всё может быть, конечно.
  Допив кофе, я позвонил с мобильного в Нью-Йорк.
  - Шмулик, это ты?
  - Влади? Куда ты пропал?!
  - Да так, по делам отъехал. What"s up?** Что слышно?
  - Всё тихо. Что тебя интересует?
  - Тебя никто про меня не расспрашивал? Наш общий знакомый юрист, например?
  - Да нет. А что случилось? Я должен что-то знать?
  - Нет, Шмулик, спасибо. Я перезвоню.
  М-да... Чем дальше в лес - тем... Труднее вылезать.
  Дочь олигарха работает за копейки в доме-музее какого-то диссидента. За мною следит сын другого олигарха - причем на задрипанной "шкоде".
  Бывшая любовница диссидента едва ли не ежедневно наведывается в дом-музей, откуда недавно исчезла никому не нужная гравюра по дереву.
  При этом происшествием весьма заинтересовались журналисты - я сам читал заметки в популярных блогах.
  Загадочный итальянец Массимо упорно ухаживает за Алисой. Но со мной ему общаться не с руки...
  Bull shit! Хотел бы я посмотреть на того Холмса или Пинкертона, который бы увязал все это в логичную схему!
  Я набрал номер Лазарева.
  - Петр Антонович? Извините за наглость... Как насчёт второй моей просьбы, по поводу Даниила Егорова?
  - Ничего интересного, Вова. Бизнесмен, чуть выше среднего уровня. В последнее время заинтересовался литературой и искусством. На тусовках появляется с одной молодой писательницей - судя по всему, именно она и влияет на его вкусы. Всё...
  - Спасибо.
  Я дал отбой.
  А что, если и нету никакой-такой Системы? Если всё это - разные события, лишь случайно совпавшие по времени? В жизни чаще всего так и бывает - это объяснял мне один ветеран нью-йоркской полиции, обучaвший меня искусству частного сыска.
  Одевшись, я отправился в музей. Еще издали заметил полицейский автомобиль у входа и заволновался.
  Алису я застал в слезах, в окружении людей в форме и в штатском. Тут же крутился (не к ночи будь помянут!) и Даниил Егоров.
  - Вы кто, уважаемый? - тут же взял меня в оборот молодой капитан.
  - Владимир Сальский, друг Алисы Дроновой. Гражданин США, если что.
  - Здесь проводятся следственные действия! Покиньте, пожалуйста, помещение.
  - Если Алисе нужен адвокат...
  - Покиньте помещение, гражданин! - металл в голосе капитана слышался отчетливо и был самого высокого качества. Прямо легированная сталь.
  Что ж, спорить с людьми при исполнении (причем по обе стороны океана!) весьма не рекомендуется, так что я подчинился. И, устроившись в машине, стал наблюдать за входом в музей. Уйдут же они когда-нибудь!
  Ушли они примерно через час. Вместе с директором музея.
  - Чего они хотели? - спросил я у Алисы.
  - Кто-то позвонил и сказал, что в музее заложена бомба, - сдерживая дрожь в голосе, сообщила она.
  - Во дела! Ладно, закрывай контору, и пошли, пообедаем.
  На следующее утро Алиса ушла на работу еще до того, как я проснулся. Собственно говоря, ее звонок меня и разбудил.
  - Представляешь, Вова - гравюра нашлась! - вопила она в трубку. - Я прихожу - а она на месте! Я в шоке просто!.
  Признаться, в шоке был и я. Поэтому, быстро собравшись и наплевав на утренний кофе, я помчался в музей...
  Наконец-то я ее увидел. "Зимнее Солнце"...
  Сняв гравюру со стены и выйдя в прихожую, где было больше света, я вертел ее и так, и эдак. И не находил ничего необычного.
  Едва лишь я повернулся, чтобы сходить и повесить экспонат на место - входная дверь распахнулась.
  Массимо я узнал сразу; второй был мне не знаком.
  - Сеньорита Алиса, сеньор Сальский - не делайте лишних движений!
  В руке у спутника Массимо был пистолет. Сам же Алисин ухажёр шагнул в мою сторону и протянул руку.
  - Дайте гравюру мне!
  - Зачем? - задал я идиотский вопрос.
  - Вы хотите умереть за нее?
  Говорил он по-русски с акцентом; но вот ведь какая штука... Я всё же двадцать лет прожил в Нью-Йорке и поставил бы сто против одного, что Массимо - никакой не итальянец. Или же - итальянец из него никакой. Что одно и то же.
  Да и пистолет у его сообщника выглядел как-то странно. В итоге любопытство победило страх.
  Протянув Массимо дощечку (которая была у меня в левой руке), правой я от души "зарядил" в челюсть этому клоуну. Когда он повалился на пол, я перепрыгнул через него и оказался лицом к лицу со вторым налетчиком. Окажись у него настоящий пистолет, я беседовал бы уже с Апостолом Петром. А так - я подбил его ногу, ударив под колено, и навалился сверху с намерением отобрать "пушку".
  Массимо "воскрес" сзади и с немалым трудом оттащил в сторону мою персону.
  - Довольно! - заорал я. - Прекратите этот цирк!
  Массимо сразу же меня отпустил. Я перевел дух.
  - Алиса! Скажи мне только одно - Стас тоже тут? Хотя - какого черта?! Конечно, он тут! Где он? Пусть выходит - я расскажу, до чего додумался.
  Алиса нахмурилась. Затем молча набрала нужный номер на мобильнике...
  
   # # #
  
  Повесив на двери табличку "Закрыто", мы впятером расположились в гостиной дома-музея. Я уже успел извиниться перед "Массимо" (его на самом деле звали Максимом) и познакомиться с его товарищем, у которого пытался отобрать муляж пистолета.
  - Начнем с тебя, Стас, - обратил я взор на своего смущенного друга. - Ты наплёл мне, что меня ищут люди Адвоката. Мало того, ты устроил так, что они заявились в кафе в тот момент, когда мы там сидели. Вероятно, это был анонимный звонок. Что ты им сказал?
  - Что в кафе ворвались китайцы с бейсбольными битами, - ответил Стас.
  - Понятно. Затем ты направил меня сюда, в Москву - якобы для того, чтобы защитить твою сестру от ложного обвинения. Я стал разбираться, кто же мог похитить эту, никому не нужную, вещь. Заподозрил бывшую любовницу писателя Егорова, которой он завещал этот дом и которая периодически сюда приходила - видимо, просто испытывая чувство ностальгии. Я даже поначалу решил, что Массимо - сообщник Мезенцевой, который отвлекал Алису, пока она, Мезенцева, осматривала место будущего преступления.
  Но потом началось нечто совсем уж... Very strange***. За мной на потрепанной тачке стал следить не кто-нибудь, а сын крупного бизнесмена Шоташвили. По моей просьбе его самого проследили до некоего частного клуба под названием "Алмазный серп". Никаких упоминаний об этом заведении в Интернете нет, что уже странно. Идем дальше. Ты, Алиса, оказывается - тоже дочь олигарха. А живешь в съемной "двушке". Может, ты и вправду поклонница творчества Егорова - но зачем же пахать за гроши и терпеть приставания какого-то коммерса, который твоему папе и в подметки не годится? На первые подозрения меня, кстати, натолкнул твой чай, весьма недешевый. А вся эта шумиха в Сети и по телевидению? Она явно кем-то специально организована! Сообщение о бомбе - в том же ряду. Ну, и наконец... В оружии я разбираюсь и могу отличить муляж от боевого ствола. Так что признавайтесь, ребята - вы зачем все это затеяли? Не для того же, чтобы разыграть потрепанного жизнью частного детектива из Нью-Йорка? Кража - которая не кража, и весь этот цирк с конями в отдельно взятой стране? Всё от скуки, да? С жиру беситесь, мажоры чертовы?
  Я обвел их насмешливым взглядом. Они молчали. А затем Стас вдруг улыбнулся и стал хлопать в ладоши. К нему присоединились мнимый итальянец Макс и его незадачливый друг Федя.
  - Ты прав, - вздохнула Алиса. - Мы играем.
  Она так на меня смотрела... Эх, если бы мы были сейчас наедине...
  - Многим представляется, что мы, "золотая молодежь", только и заняты тем, что нюхаем кокс и гоняем по ночной Москве на всяких там "Ламборджини", пачками сбивая несчастных прохожих. Есть среди нас, к сожалению, и такие уроды. Но понимаешь, Вова - у нас есть всё. Наркотики, секс, бриллианты, текила литрами, яхты, "мерсы", Милан, Гоа... Ну сколько можно этому радоваться?.. Год, два? Десять?.. Вот мы и создали наш клуб для квестов - "Алмазный серп". Даём друг другу всякие заморочистые задания, потом - контролируем выполнение. При этом есть ограничения и табу. Никакой крови, минимум нарушений закона. В частности, очень нежелательны взятки, а шантаж, запугивание - вообще исключены. Месяца три назад Юрка Шоташвили дал мне такой квест. Чтобы, значит, я устроилась на работу за копейки, совершила там мелкую кражу - но не попала за решетку. Чтобы вокруг кражи поднялся ажиотаж в СМИ. Чтобы для "расследования" этой кражи я привлекла иностранного частного детектива, но чтобы он в итоге ни фига в деле не разобрался и свалил восвояси. И тут я натыкаюсь в Сети на объявление - требуется хранитель в дом-музей Егорова. А я и вправду люблю его книжки. Вспомнила, что в Штатах у меня живет любимый кузен, - Алиса нежно обняла Стаса за плечи. - А у кузена друг - частный сыщик. Если бы выгорело и ты, Вова, не догадался ни о чем - я бы выиграла у Юрика нехилую сумму в "зеленых рублях". А так... Придется либо платить ему, либо придумать в ответ квест, чтобы он сел в лужу.
  - Вместе придумаем, - заверил я ее.
  
   # # #
  
  Спустя несколько дней Алиса и я провожали Стаса на самолет.
  - Адвокат ведь и не думал за мной охотиться? - лукаво улыбнулся я.
  Мы сидели в аэропортовском кафе, попивая виски.
  - Нет, конечно. И Шмулик тебя не сдавал. Фокус, что вы с ним провернули... Адвокату ни в жизнь не догадаться, кто увел у него из-под носа тех "жирных" клиентов.
  - А звонок насчет бомбы? Что за дурь, Стас?
  - Усилить хотелось, - махнул он рукой. - Как в фильме "Служебный роман", помнишь? Чтобы уж окончательно сбить тебя с толку. О, слышишь? Кажется, мой рейс объявили!
  Мы обнялись.
  - Ты это, Вов... Зла не держи. И Алиску не обижай тут. Раз уж остаться решил...
  - Не обижу, - пообещал я. И добавил: - Как бы она меня, часом, не обидела...
  
  ______________________________________________________________
  * Цитата из выступления А.Райкина
  ** Что нового? (разг. американизм) *** Очень странное (англ.)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) М.Шмидт "Волшебство по дешёвке"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"