Леди Рысь: другие произведения.

Жемчужное ожерелье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    Я очень люблю читать. Но иногда можно только смеяться или плакать над незабываемыми перлами некоторых творцов поистине бессмертных эпосов. Как выяснилось, этим отличаются самые разные жанры нашей литературы, и я просто не смогла обойти их своим вниманием - все это многообразие фантастики, детективов и пр. современной прозы. Вот вам особо понравившееся из прочтенного, дополненное нашими комментариям. Закончено 2.02.2017, продолжение в следующем файле.))

  Лифт остановился на ковровой дорожке.
  /Для генсека КПСС дюжие комсомольцы и не то утворят.../
  
  У меня есть брат-близнец, на два года старше меня.
  /Ох, куда зашла наука.../
  
  На Гедеоне были черная спортивная майка и удлиненные черные шорты, демонстрирующие его широкие и мускулистые плечи.
  /Фигасе у него шортики.../
  
  Мои последние отношения закончились половым провалом.
  /Это от лица девушки, если что. Поймет кто, о чем это она?/
  
  Ее поцелуи дрожали от избытка чувств.
  /Это что-то новое даже в Камасутре. Или просто эпилепсия?/
  
  Он набросился на ее губы и стал самозабвенно поглощать ее поцелуи.
  /Я поняла, это новое диетическое блюдо, в дополнение к известной диете Фаины Раневской./
  
  Откуда у этого парня такие льдисто-голубые глаза обрамленные длинными черными ресницами и чувственными губами.
  /Я начинаю понимать, над кем стебалась Вера Викторовна Камша с "гривастым окном"./
  
  Она не была красавицей в классическом понимании этого слова, но ее душе было комфортно в ее теле.
  /Ну, видимо, в чужом было некомфортно./
  
  Собрались тучи, черные, словно копыта телки.
  /Это всадники акопаляпсиса на коровах, однозначно!/
  
  Она влетает в небеса от его запаха и длинных пальцев, обхвативших руль.
  /Очевидно, пока машина падает с обрыва./
  
  Кивнув, Дайна пошла по кругу.
  /Без комментариев./
  
  ...Огненное буйство черных всполохов...
  /СОтонисты, не иначе./
  
  Ландшафт еще не сменился, но уже претерпел существенные изменения.
  /Это не из серии книг S.T.A.L.K.E.R, а просто... Ну, вы поняли./
  
  Солнце девушку не разбудило, но рассвет Рейн встретила с широко раскрытыми глазами.
  /Интересно, что автор подразумевает под "рассветом"?/
  
  Ее полупустой стакан был полон до краев.
  /Чеширский кот отдыхает, пряча улыбку./
  
  Эллион заподозрил неладное на ужин.
  /Убегая в "Домик неизвестного архитектора?"/
  
  Она ласково погладила гнедую морду каурой лошадки.
  /Ага, которая была белой в серых яблоках буланой масти/
  
  У Рей по всему дому прятались конфеты, подаренные Арманом.
  /Черт, Satanie non vox est, Стивен Кинг отдыхает, когда не игрушечные солдатики ныкаются, а конфеты!/
  
  Она сжала руку, не позволив мужчине поцеловать ей тыльную сторону ладони./
  /Мои знания о гуманоидной анатомии, видимо, скудны и бесцветны./
  
  В одну секунду я оказалась обнаженной в центре кровати, прижатая длинным твердым телом.
  /Сферический конь в вакууме. Он вытянулся, аааа!!!/
  
  От его прикосновения моя кожа покрылась танцующими мурашками.
  /Что мы там говорили про Стивена Кинга?/
  
  Голубоглазый белокурый блондин с пронзительно-синим взглядом.
  /И старенький старичок мазал масляным маслом погибшего мертвеца... /
  
  Он взял в руки штепсель электрического шнура и вставил его в телефонную розетку
  /Простите, но... Как?! И зачем??/
  
  Они активно размножались, но дети появлялись нечасто.
  /ГИнетика, однако.........../
  
  Она ударила меня по генетическому признаку.
  /Рецессивная аллель влияет на фенотип, если.../
  
  Мой двоюродный брат-близнец.
  /Тот самый, видимо, который старший./
  
  Не отрываясь от ее губ, он покрыл горячими поцелуями ее грудь и живот.
  /Сколько-сколько у него, простите, губ, и где?/
  
  Она чувствовала запах его кожаных сидений и одеколона.
  /А за окном шли снег и рота красноармейцев./
  
  Ему очень хотелось снять с себя все доспехи и сложить к ее ногам.
  /Эльфийский стриптиз от тяжелой пехоты конца 90х?/
  
  С тяжелым вздохом девушка рассталась с последней частью своего обычного гардероба - сапогами на высокой, с локоть, подметке.
  /Подразумевается, что она в этом ходила./
  
  Его гибкая конечность прижала меня к себе, затягиваясь на талии.
  /"Анатомия 9 класс", ау!/
  
  Животом я ощупала все его чувства.
  /Прошу прощения, моя фантазия в шоке./
  
  Я зашла в ванну и приготовила чай.
  /Лис, мы с тобой не одиноки в выборе странных мест для распития чая./
  
  Наши близкие отношения развивались в физиологическом направлении.
  /Автор, видимо, не смог подобрать другой цензурной характеристики для этого процесса./
  
  Угол в 450 градусов.
  /Штурман дальнего плавания указал на карте курс 375 градусов.../
  
  Кое-где начали желтеть белоствольные тонкие тополя.
  /Чернобыль?../
  
  Она почуствовала прикосновение его возбужденной плоти и увидела его высокие аристократические скулы.
  /А за окном шел снег и... Ну, вы поняли./
  
  Она почуствовала неладное, и у нее возникло неприятное ощущение.
  /На русском языке это, простите, зовется просто. Про**алась./
  
  Ее волосы были еще влажными после душа и сободно ниспадали на затылок.
  /Она только с зоны откинулась, или что?/
  
  Рыжие волосы Джой представляли собой единственное цветное пятно в его квартире.
  /Это была, вероятно, квартира Малевича. Хотя тут скорее всего "племянники лица его" переводчику./
  
  Привет, красавица! Ты готова на это ночь стать моей напарницей? Твоя собачка тоже в деле.
  /Невольно вспоминается анекдот про ковбоя в сопровождении страуса и мокрой кошки.../
  
  Это было нечто совсем другое, не то что обычно происходит между симпатичными друг другу мужчиной и женщиной.
   /Это намек на гомосексуализм или как?/
  
   На ней были надеты вельветовые брюки, их кожа облегала ее ноги как вторая кожа.
   /Бррр, параллельная реальность. Кто-то это представить себе может, плюнув на безграмотность фразы, а по факту - что хотели сказать?/
  
   Она наклонилась ко мне, взяла за подбородок, как принц в сказке про любовь.
   /Еще один нетрадиционный... Развелось, блин./
  
   В его поцелуях не было никакой неуверенности. Он точно знал, как найти её губы.
   /Карта, компас и фонарик рулят, по-любому!/
  
   Мужские пальцы гладили её голую кожу. Схватив его за запястье, Эми оторвала его руку.
   /И начала принимать кровавые ванны по старинному спа-рецепту./
  
   Селина стенала, больше не напрягая мозг.
   /Было бы, что напрягать./
  
   Всего за два дня она влюбилась в него с первого взгляда.
   /А на третий день Зоркий сокол заметил, что в сарае нет четвертой стены./
  
   - Ты, должно быть, устал с дороги. Почему бы тебе не прогуляться?
   /Если устал ходить, начинай бегать./
  
   Она тихо вскрикнула, когда их тела сошлись настолько близко, что соприкоснулись.
   /Про смертельно убитый труп я уже писала в предыдущих сериях./
  
   И её улыбка показала, что она покинула сей мир и отправилась на небеса от счастья.
   /Это явно про выход в астрал./
  
   Ей хотелось умереть, но вместо этого она уснула.
   /После того, как выход в астрал не удался./
  
   Чейз схватил её за руку. Что-то теплое заструилось между ними.
   /Главным героям надо было заранее запастись памперсами./
  
   Он стал подниматься по лестнице, прижавшись к ней губами.
   /Интересно, а лестницу перед этим мыли?/
  
   Её курносый нос плавно переходил в лебединую шею.
   /Это даже не ноги от ушей, это ближе к творчеству Пикассо./
  
   Надев рубашку и красивые брюки с расстегнутым воротником, он вышел из дома.
   /Расстегнутый... хм, воротник на брюках в данном случае может быть расценен, как нарушение общественной нравственности./
  
   И тут она увидела это.
   /Ключевая фраза большинства женских романов./
  
   Знакомься, это мой внебрачный брат.
   /Он же двоюродный близнец./
  
   Лук с четверным загибом.
   /Приспособленный для стрельбы в упор из-за угла./
  
   Он бился в судорогах оргазма.
   /... головой АП стену./
  
   Полутемный эльф, полудроу.
   /В полуинтимном полумраке и не такое водится./
  
   Островная часть города, раскинувшаяся на материке.
   /Горная низина каньона.../
  
   Я попыталась прочесть заглавие, но витиеватые буквы, украшенные цветочным орнаментом, плясали по всей обложке, затрудняя прочтение.
   /Вальс, танго?/
  
   Фэнтези с элементами фантастики.
   /Историчная история тихо курит в уголке./
  
   Зеленоватый солнечный зайчик шмыгнул на стол
   /Постапокалипсис?/
  
  Первое, что ей бросилось в глаза - стоящие на стуле мужские брюки, со всем их содержимым.
  /Не, когда носки стоят, я понять еще могу... Но брюки?! С содержимым???/
  
  Дочка состоятельных родителей, самых роскошных форм.
  /Что там было про роту красноармейцев и снег?/
  
  Она включила телефон, и сразу же десятки сообщений радостно кинулись к ней, перекрикивая друг друга.
  /Шизофрения косит СМС, чо.../
  
  Но ее губы помнили о субординации.
  /Так вот оно как - отдать честь.../
  
  Он оценил филигранное плетение перекатывающихся под бархатистой кожей мускулов высокой груди.
  /Мускулистая и волосатая девичья грудь... я не хочу это видеть!/
  
  Она мимоходом отметила стройный до худобы обнаженный, перевитый напряженными канатами мускулов широкий торс Великого Лорда.
  / Стройный до худобы перевитый мышцами широкий торс? Не путайтесь в показаниях!/
  
  Когда солнце до половины затонуло в смоляной глади озере, на небе заполыхал пожар заката, озаривший белый мрамор замка кровавыми отблесками, светильников.
  /Ну, я даже не знаю, может, кто еще комментарий придумает... У меня только один - не курите коноплю, это статья 228 УК, да и вообще - вредно./
  
  В произведении присутствуют откровенные сцены секса. Люди, не достигшие совершеннолетия, и мужчины - не читайте, идите мимо.
  /Очень милая авторская аннотация книги. Зато сразу все понятно!/
  
  Сильно пахло алкоголем, перегаром и свежим спиртом.
  /Почему там не пахло еще и формалином? Дело в том, что словосочетание - "свежий спирт" встречается только среди сотрудников патологоанатомички или же морга... А там, кроме перечисленных - обязательных запахов - должен быть еще и формалин./
  
  Её вырвало прямо мне в рот.
  /Божечки, как надо было накачать девочку, дабы ее все одно начало тошнить при поцелуях??? Или там БОМЖ был?/
  
  Скривившиеся в усмешке желтые глаза цвета загустевшей крови...
  /Видимо, у автора сильно ограничено цветовосприятие... а он помнит, где у светофора зажигается красный цвет, а где зеленый?/
  
  Как заставить галлюцинацию признаться, бред она или реальность, если сама галлюцинация активно сопротивляется участию в этом деле.
  /Можно проще. Есть такой препарат - галоперидол./
  
  Бессмысленно проносящиеся за окнами серые тоннели. Километры пьяных кабелей и редкие осветительные фонари.
  /Таакккк.... Что я упоминал о галоперидоле? Вроде же от глюков помогает./
  
  Я присела в реверансе, выставив ногу так, что разрез разъехался, почти целиком открыв взглядам бедро.
  /Эээ... точно реверанс? или упражнение на растяжку?/
  
  Я распахнула ведущие на балкон двери и впустила свежий воздух.
  /Воздух заглянул в комнату, принюхался и убежал обратно.../
  
  У нее была классическая женская фигура.
  /В пару к "классическому.../
  
  Роста во мне метр шестьдесят, темные волосы до плеч, глаза темные, но тоже стройная.
  /"Я умная, но красивая"/
  
  Идеальная фигура - большие голубые глаза, правильные черты лица.
  /А также мощный клюв и крепкие тентакли/
  
  Освежеватель воздуха.
  /Вам в Warhammer, некроны умеют освежевать все, даже небо/
  
  Твой запах не контролировал ситуацию.
  /Его глаза меня не слышали./
  
  Мне улыбнулись приветливые двери супермаркета.
  /Опять злоупотребляли?/
  
  Ее родители важные люди, герцог Северной Провинции.
  Отец герцога граф Эстаргон огласил формулу расторжения помолвки.
  /Если отец герцога - граф, то это действительно повод для разрыва помолвки./
  
  Она ответила мне обоими губами.
  /Одной, видимо, было слабо, не потянула./
  
  Светло-черные джинсы.
  /Оу, это кто тут различает по сотне оттенков белого и черного?../
  
  Парень совсем молодой, мускулатура нечетко очерчена, так зачатки.
  /Ого. Зачатки мускулатуры - это либо олигофрен, либо дистрофик, нет?/
  
  Он одел на лошадь седло и попону.
  /По утрам, надев часы, не забудьте про трусы./
  
  'Жабры, дно и мокрый принц.'
  /Ну да, мне опять вспоминается тот ковбой со страусом и мокрой кошкой. Люди, четко формулируйте свои желания, они ведь могут и исполниться./
  
  Океан безаппеляционно тянул меня вниз.
  /Я стучала кулаком и грозилась подать жалобу в вышестоящие органы./
  
  Мой кот был единственным человеком, заслуживающим доверия.
  /Дорогой, не лезь своей мордой коту в лицо!/
  
  Высоченный маленький мужчина крутился у плиты.
  /Простите, маленький - это, в данном случае, характеристика чего?/
  
  Заколка из войлока.
  /А из шелка заколку - слабо?/
  
  В вас текла кровь эльфов.
  /Но вся вытекла, да./
  
  В глазах у девушки была откровенная каша.
  /С тушенкой? Последствия ментальной атаки, да./
  
  Сашка сидела на нем, голая, изгибаясь в пароксизме страсти.
  /'Хорошо-то как, Вася!', 'Я не Вася!', 'А все равно хорошо!' Автору к словарю Даля./
  
  Его пальцы начали медленно целовать мою шею через ткань футболки.
  /Жители Цветочного Города благодарят создателей аниме за подбор рифмы к слову пакля!/
  
  Ночной холод покрылся мурашками.
  /А дневной жар запарился./
  
  Подошедший Жако недовольно поцокал языком своего господина.
  /Ну, остается только надеяться, что Господин - это конь, которому перетянули трензеля. Иначе вообще порнография выходит.../
  
  Размер его желания явственно выпирал.
  /А ее нежелания сжимался? Выпирающие желание - это сильно. Кстати, подразумевает, что есть еще и 'Впирающее желание', ведь, как известно каждое действие.../
  
  Он был устало прислонен к стене.
  /Рядом устало были прислонены его чулки и панталоны./
  
  Белка обвила незнакомца хвостиком, случайно проведя им по накачанным икрам.
  / Эхм... В таких случаях обычно говорят " белочка./
  
  Кто знает, а вдруг это у меня оргазм такой?
  /А действительно: кто знает? что делать? и кто виноват? Если кто-то знает, пускай и с нами поделится./
  
  Свои стринги, три кожаные полосочки, он сдернул с себя и плеть из них сделал.
  /И другие поделки в новой книге "Очумелые ручки или 100 полезных вещей из подручных средств"./
  
  Я с мучительным стоном косила глаза.
  /Стон мучился, но глаза скашивал./
  
  У нашего брюнета слегка длинные волосы.
  /Настолько длинные, что слегка короткие. Или они в одном месте у него длинные, а в другом слегка?/
  
  Пестрый, отливающий пурпуром, бело-голубой плавник.
  /50 оттенков плавника./
  
  Его глаза и руки тут же оказываются на моей груди.
  /Вырви глаз и положи на грудь./
  
  Светло иссиня черные волосы.
  /Заплетенные в тугие коротенькие косички до самых пяток./
  
  Я отодвинулась стараясь сохранить остатки своего мозга от перехода в жидкое состояние и стекания между ног.
  /Диарея - страшная сила!/
  
  Глаза старика напоминали крупные маслины.
  /Так и просились в греческий салат./
  
  Спор был жарким, дракониха даже ауру подключила.
  /Не тыкайте своей аурой в розетки, это опасно!/
  
  Роскошное бежевое платье майка до самых пят.
  /Корсет-болеро, к сожалению, не прилагался./
  
  В лицо ударил влажный теплый холодный ветер.
  /Синоптики не ошиблись - выглянуло ясное солнышко, и пошел снег, дождь, град./
  
  Две кровавые полосы текли из глаз.
  /Квадрат Малевича катился рядом./
  
  Он снял с лошади попону, одел седло и недоуздок и поскакал.
  /Лошадь закуталась в попону и печально побрела следом./
  
  А зубы у него в три раза, острые.
  /И когти на два дюйма краснее./
  
  Ночь стояла звёздная и облачная.
  /Звезды упрямо продолжали прогрызать себе окошки в облаках./
  
  Марья Моревна щеголяла в белоснежном платье с молочными всполохами.
  /Творожное ожерелье и сметанная накидка прилагались./
  
  Гибкое длинное тело с полоской хребта.
  /Оторвали крокодилу гребень костяной.
  И с тех пор он гибок, щеголяя голою спиной./
  
  И я - среднего ростика, волосы длинные, но не сказать, что их у меня прям грива.
  /Кашу. Манную. И перловую. Тогда вместо ростика будет рост, да и грива волос прибавится./
  
  Лорд драматично помахивает бровями.
  /Мсье, у вас ус отклеился! Ой, простите, бровь./
  
  Я просыпаюсь не одна, а в компании умопомрачительного мужчины, разметавшего по подушке уши и гриву.
  /Чебурашка подался в рокеры и отрастил хайры./
  
  Доминируя и подавляя отсутствующее сопротивление.
  /Тут одна из морских свинок громко зааплодировала и была подавлена. Служители взяли большой мешок, сунули туда свинку вниз головой, завязали мешок и сели на него. (с) Л. Кэррол./
  
  Но едва за ней закрылась дверь, как в нутрии заулюлюкали и зашумели.
  /Так чем вы, говорите, кормили нутрию? Ах, так эта зверушка сожрала группу мирных демонстрантов, причем заглатывала их целиком?/
  
  Я едва не сомкнула челюсть на его пальце.
  /Если не сомкнула ОДНУ челюсть... Это, пардон, не челюсть. Это жвало./
  
  Сэм отстранился, потом вернулся и полностью загнал себя в нее.
  /По самую... Макушку./
  
  Его мысли ворочались в его голове, соединяясь в звенья.
  /Видимо герой часто получал по кольчужному капюшону хауберга, раз мысли иначе, чем в звенья, ну, не складываются./
  
  Леди Элинор слегка наклонилась вперед, чтобы потрепать шею лошади, беспокойно гарцевавшей под ней - одной из самых богатых невест Англии.
  /Да, не будь она таковой - лошадь бы плебейским образом взбрыкивала, вероятно./
  
  Сэр Андре снял свою госпожу с лошади и присел в глубоком реверансе.
  /И тут толерантность. Рыцарь в реверансе./
  
  Косой свет сквозь широкое полуциркульное окно под потолком бликами падал на лестницу.
  /Мда. Архитектор хотел сделать арочное окно. Но тут у него поломался циркуль, заказчик торопил. Вот и вышло полуциркульное окно, что же./
  
  Страх овладел его существом, холодный пот заструился по венам.
  /'Покуда кровь по жилам...' автору не светит. Тут даже не квас, все просто - холодный пот./
  
  Болт натянул тетиву самострела.
  /Ай, малацца! Стрела натянула тетиву лука, чего уж смущаться-то ей, после такого?!/
  
  Меч получился дивно, он имел форму катаны, длину 130 сантиметров и лезвие шириной в 6 пальцев.
  /И был изобретен во времена султана Салах-ад-Дина, и назывался он ятаган /
  
  Проснулась я от внимательного взгляда на холодном полу.
  /От невнимательно-разнеженного взгляда на горячем полу просыпаться не захотелось./
  
  Скептицизм посветлел, расцветая рыжеватым, с вкраплениями зеленого.
  /Разум позеленел, увядая последними оттенками красок и покрываясь лепрозоричными пятнами./
  
  Лорна расчесала свои волосы и платье.
  /Теперь ее волосы гармонично сочетались с ее лохматым камуфляжем./
  
  Я предлагаю пожениться, а между собой остаться только помолвленными.
  /И поставить кактус между кроватями, а сверху возложить меч, для большей символичности./
  
  На островах оказалось плохое качество радиоволн.
  /На материке выпускали радиоволны качеством получше, несомненно. Материк, фигли./
  
  В свете фар я заметила человека, стоящего в позе эмбриона.
  /Это был не иначе, как гуру йоги, никого иного, СТОЯЩЕГО в этой позе, я представить не могу. А потом он побежал в позе мыслителя Родена./
  
  Парни-красавцы, метра по 2 ростом, силой уводят ее с собой в другой мир, где вскоре предлагают жениться на главном принце/
  /Вот она, истинная толерантность - мужчины выходят замуж!/
  
  Они стали целоваться короткими заходами.
  /На бреющем полете с топмачтовым бомбометанием, угу./
  
  Когда он увидел эти тяжелые белые груди с просвечивающими сосками.
  /Силиконовая грудь с просвечивающими сОсками - это как-то излишне экстравагантный дизайн, а вот с цветочками было бы, наверное, покруче, чем у Памелы /
  
  Ты знаешь, у тебя супервпитывающие яйцеклетки.
  /Их тоже можно полить синей жидкостью и сжать в кулаке./
  
  Он откидывает свои песочные волосы со лба.
  /Лоб, наверное, был глиняным./
  
  Должно быть, мое лицо синее, как знак стоп.
  /Права автору не давать!!!/
  
  Его глаза широко распахнуты, как у ядовитых древолазов.
  /Очередной клон Аватара?/
  
  Из-за того, что он садится, одеяло падает и обнажает его скульптурное футбольное очарование и шесть кубиков.
  /Стесняюсь предположить, какое отношение это... скульптурное очарование имеет к футболу?!/
  
  Внезапно, я чувствую, как его руки, оборачиваются вокруг меня.
  /Это опять были тентакли, однозначно. А уж учитывая количество запятых...\
  
  Неодобрительный взгляд мисс Конор скользнул по его голой груди, где должен быть пупок.
  /Какая странная физиология./
  
  Язык был человеческим, зеленый с толстым кончиком.
  /Ксеносы атакуют!/
  
  Достал из пачки 'Парламента' сигарету, поднес ее к губам, вставил фильтром в них.
  /И взялся извлекать из него дым губами./
  
  Сергей был голый, без носков, в одних джинсах.
  /Это были настолько эротиШные прозрачные джинсы?/
  
  Чиновники брали под козырек и безжалостно вырубали ценнейшие сорта вина.
  /Курили лозу и рубили топорами бочки. Трактирщик бился в истерике./
  
  Стены крепости были очень толстыми и в них были выкопаны глубокие рвы с водой..
  /Новое слово в фортификации - копать рвы с водой в стенах. Видимо, для купания защитников стен и утоления их жажды./
  
  Большой внешний двор крепости из-за множества строений скорее походил на город, здесь же возводился новый двухэтажный дом для владельца замка. Наличие большой свободной площади позволяло проводить боевые учения воинов во внутреннем дворе.
  /Мдаа... Учите матчасть! Ну, или хоть фотки средневековых замков гляньте, если читать лень, а писать - нет!/
  
  В камере кроме голых стен ничего не было, но через щели в досках пола над головой тянуло сквозняком.
  /Да не вопрос, если через щели в полу над головой сквозняк - то камера нуждается разве что в мягкой обивке стен./
  
  Так как мы не обнаружили армию, о которой нам сообщили в конце первого дня нашего марша, то я подумал, что будет лучше, если мы вернемся домой. Случилось то, что мне и следовало ожидать: он решил выманить меня из замка и затаился в засаде.
  /О гениях тактики мне даже сказать нечего. Только Бертрана де Борна вспомнить разве./
  
  Она шила тунику для графа из красной венецианской парчи.
  /А тогу из шифона для герцога она шить не пробовала? Для разнообразия, так сказать./
  
  Часть внешних стен пострадало от обстрела из баллисты, но они не были основательно разрушены.
  /Угу. Стены были разрушены совершенно безосновательно. А как еще бревном из баллисты можно сломать каменную стенку?/
  
  В случае неудачной атаки необходимо было начать рытье туннеля, хотя в рядах его армии не было специалиста по подземным работам.
  /Диггеры кончились./
  
  Когда осадную башню подтянут к рву с водой и наклонят так, что бы она оперлась о стену, он будет стоять на ее верхней платформе.
  /Не, ребята. Не будет. Или раньше убьют, или когда башня будет 'наклоняться' - читай - падать через ров - улетит в этот ров. Хана главному герою./
  
  Бриллианты золотого и зеленого парили над простынями, тепло ложась на его голую кожу.
  /Оттеняя ее ледяным прикосновением фиолетовый цвет белыми изумрудами и синим янтарем.../
  
  Ее язык вражеским дозором проскользнул в его рот.
  /Стесняюсь предположить, куда делся дружественный дозор./
  
  Читая все представляется как на Яву, до того реалистично!
  /Вредно курить Яву и печатать при помощи т9!/
  
  Он склоняется надо мной в мокром небрежном поцелуе.
  /В сухом аккуратно-застенчивом Лизун просто не умеет./
  
  Его лишний вес трясется, когда он скользит вверх.
  /А когда падает вниз, то подавляет авторитетом./
  
  Я бросила три великолепных паха.
  /Так, гражданочка-кловелинщица, сколько еще мужиков вы?.../
  
  Даже Джейк, настоящий кабель, не знает, что у меня есть грудь.
  /Кабель электрический, телефонный, интернет?/
  
  К своему изумлению она обнаружила, что у него не было иммунитета от близости их тел.
  /Срочно требуется иммуномодулятор, желательно, с аккумулятором./
  
  Глупая девчонка влюбляется в парня, который на самом деле оборотень, а вампир на самом деле дракон с большими крыльями, а привлекательный король в действительности вампир.
  /А Слава КПСС - вообще не человек, прикинь?/
  
  .Чтоб у детей не было клипового сознания они должны решать кейсовые задачи.
  /Спасибо Эриху Хонекеру за наше счастливое детство! Ни клипового сознания, ни кейсовых задач..../
  
  У короля есть 20 регентов...
  /Лучше бы это были любовницы... 20 регентов при короле - это гражданская война с участием 20 родственников малолетнего королька при полной ясности, что править тот никогда не будет./
  
  "Время переместиться в мой будуар", - ответил Ричард.
  /Но когда у меня на чулке поползла стрелка, я понял, что в моей жизни надо что-то менять./
  
  Его руки пахнут настоящим ковбоем.
  /Как бы намекнуть, чтоб он их почаще мыл, - подумала кобыла и чихнула./
  
  Я не пошла домой, чтобы Том не встретил меня там полумужской улыбкой.
  /Его женская половина нравилась мне гораздо больше./
  
  Ужас сковал мой пистолет...
  /Это конец, - подумал Штирлиц. Пистолет был в другом кармане./
  
  Вместо аккуратной фигурки, красивых волос и загорелой кожи Лизе досталось обычное тело, непослушная рыжая копна на голове и белая кожа.
  /А мозги и смелость Гудвин вообще зажал./
  
  Они подружились, как чужие, в закрытой школе.
  /Хищника там не нашлось. Жаль. Чужие так и плодятся.../
  
  В зале был специальный пол для танцующих.
  /Хороший хирург поможет плохому танцору!" Решили обойтись без хирурга - "Хороший пол..."/
  
  Османская империя, ХVI век. По мусульманским поверьям рождение двойни - плохой знак, и второй ребенок - дитя шайтана. Поэтому султан узнал только об одной из дочерей, а маленькая Орыся стала сокровенной тайной прекрасной Роксоланы. Сестры росли во дворце и часто менялись ролями, чудом избегая разоблачения. Однажды они обнаружили в заброшенной башне пленников - молодых и пригожих Тараса и Ежи. Впервые в жизни девушки влюбились и, чтобы быть вместе с любимыми, решили организовать побег. Но в назначенный час только одна из сестер оказалась способна бросить все и пойти за любимым на край света...
  /И почему у Дюма-отца не было ваших препаратов? Мировая художественная литература с трудом бы это пережила. Так и вижу саксонку Роксолану, рожающую польскую дочь Орысю в Султанате. Которая потом влюбляется в чеха Ежи и украинца (русского, белоруса?) Тараса, собираясь бежать с ним из оного султаната. И пофиг, что это 16 век. Зачем при написании книги заглядывать хотя бы в википедию, ведь главное - заворот сюжета!/
  
  Уже вооруженный презервативом, он соединил наши тела и скользнул вперед с болезненным самомнением.
  /Не вооружайтесь некачественным презервативом, он имеет прискорбное свойство страдать болезненным самомнением в момент рывка вперед, рвется. Ну а дальше только скользить./
  
  Лука был уверен, что жизнь в разлуке отложит отпечаток на прекрасном лице Шеннон.
  /Про кирпичи, летящие отпечататься уже на его лице, он вспомнить не успел. Не сложилось./
  
  От нервов его мускулы излишне напряглись, и он перебросил свое тело через двухметровый забор на полметра выше.
  /После олимпийского прыжка в высоту он долго лечил не только кости и излишне напряженные мышцы, но и перенапряженные нервы, после попытки понять, как автору удалось придумать ему такую епитимью. /
  
  Шапка скрывала заточенную расческу и уши.
  /Несмотря на то, что в местах лишения свободы герою книги оттянули уши, там же его научили затачивать расческу и прятать ее под шапкой. А что, полезно, и черт бы с ними, с ушами./
  
  Темные глаза уперлись в его загорелую грудь.
  /А светлые глаза уперлись... Господи, когда же пресечется издевательство над тентаклями???/
  
  Это неотъемлемое свойство эфира - слышать призыв электромагнитных полей на любом расстоянии.
  /Нет газу теплороду! А ежели он слышать научен, то впору соломкой маковой воспользовать. Так бы сказал Ломоносов. Что бы на это сказал Шувалов, боюсь представить./
  
  С каждым сделанным шагом трава становилась мягче и ласковее.
  /И с каждым вдохом - все веселее и веселее. А потом кончились спички.../
  
  Юрий Татаринов 'Посланник Аллаха'. Любовно-исторический и мистический роман о страсти хана Батыя во время нашествия его орды на белорусские земли.
  /Хан Батый с ужасом узнал, что его обвиняют не только в нашествии на белорусские земли, но и какой-то страсти во время оного - вот она, заявленная мистика! Адвокаты хана подали аппеляцию в Верховный Суд Предков. Далее мы не смогли это откомментировать, там через слово - обрыв мозга. Но страна должна знать героев Аллаха!/
  
  Многолетний опыт родового пестуна подсказывал ему практически безошибочно, из кого выйдет толк на ратном поле.
  /Из тычинки./
  
  Рукава розового халата из малиновой парчи.
  /И голубое кимоно из сиреневого войлока. /
  
  Многие недооценивали его силу, так как он был прекрасно физически развит.
  /Use the force! Физически развитый человек не может использовать другую силу!/
  
  Я ждала его, как Пенелопа своего Геракла.
  /А Геракла ждали конюшни и не только, причем он понятия не имел, кто такая Пенелопа.../
  
  Она положила записку в боковой карман корсета.
  /В другом боковом кармане корсета лежал пистолет Браунинга. Модели 'Хай Пауэр', чего стеснятся, это же боковой карман корсета./
  
  Его костюм был одет с иголочки.
  /Костюм одевался у лучших кутюрье Парижа./
  
  Интересно, когда он вновь выйдет замуж?
  /Опять толерасты./
  
  Служанка уже наливала воду в мраморный тазик.
  /Который с легкостью подносили четыре дюжих лакея. А стирала она исключительно в гранитном корыте,- Золотая рыбка пошутила очень зло./
  
  Помимо того, они с матерью избрали для путешествия не просто лодку, а богато вызолоченный ялик, на веслах которого сидели шестеро гребцов лакеев. Еще два лакея в напудренных париках были к услугам дам на любой возможный случай, а на борту суденышка сверкал фамильный герб.
  /Ялик, очевидно, носил гордое название 'Титаник', судя по количеству народа, которое туда утрамбовали./
  
  Это лавка, куда камердинеры относят костюмы своих хозяев - разумеется, те, которые им не надобны,- там костюмы достойные, но весьма простые, без всяких там кружев и легкомысленных вышивок.
  /Средневековый секонд-хенд. И да, измельчало дворянство - костюмы в лавку сдавать./
  
  Мне вовсе не нужен камердинер, леди, мой лакей удовлетворяет всем моим нуждам.
  /Ой. Как бы без пошлости сказать? Не получается.../
  
  Он взял ее руку, снял с нее перчатку и поднес ее к губам.
  /Ну, хрен с ним, что на людях с руки леди была содрана перчатка, но подносить оную к губам - это уже прилюдный фетишизм./
  
  Родители Седрика умерли, когда он был еще единственным ребенком.
  /Средневековая наука творит чудеса, это да. Иначе как понять 'еще был единственным'?/
  
  Да, я вдова, но скоро стану совершеннолетней.
  /Тваюжналево. Несовершеннолетняя вдова - это невозможно в тупом средневековье, но... Маленькая тонкость, автору, очевидно неведомая. Если происходит венчание (не помолвка, именно венчание), то девица официально является дамой. Несовершеннолетних дам в природе не бывает./
  
  Полное имя лорда Брайта - Арсниллбрайт, его назвали в честь одного из британских князей древности.
  /Ага, хорошо, что не королей халифата./
  
  Дом сделан в псевдо-старинном стиле, скопированном с особняков конца 19 -начала 20 века. Стилизованные барочные колонны, поддерживающие снизу балкон, во внешней отделке сочетание красного кирпича с белой штукатуркой. Круглые окошки мансарды. В гостиной и каждой комнате печь или камин.
  /Ну, архитектором явно был Церетели. Внешнего дизайна, ибо даже он не догадался бы лепить в каждой комнате по печи./
  
  Из глубины салона показалась бесконечная стройная нога в серебристой босоножке.
  /И опять бесконечные тентакли. Теперь в босоножках! Встречайте новое слово в моде!!!/
  
  Калипсо - второе имя Цирцеи, которая только чуть пофлиртовала с Одиссеем.
  /Улисс с тихим ужасом ждал исполнительного листа на алименты, памятуя о Геракле и Пенелопе./
  
  Если бы ты ответила на мой поцелуй, я бы уже не смог нести ответственность за последствия.
  /Еще одна ключевая фраза женских романов. Да-да, за Чернобыль, Аризону, Хиросиму - и все это после твоего поцелуя.../
  
  Это была мирная боевая операция.
  /Угу, в Чеченской Республике более не осталось не одного незаконного вооруженного бандформирования. Теперь там существуют только законные вооруженные бандформирования./
  
  Этой ночью бесконечные пески Сахары будут цвести вечно.
  /Вечно-бесконечно, цветет трава извечно.
  Всех радует нектаром, теперь вот и Сахару!/
  
  Глаза их сверкали адским пламенем неминуемого сражения.
  /Ну да, смеркалось.../
  
  Как обвал, как лавина, как безумный цунами обрушился на их головы растрепанный, запыхавшийся Фалько, и его легкие клинки замелькали в воздухе, словно лезвия сенокосилки.
  /Когда лезвия сенокосилки начинают мелькать в воздухе, нужно отрывать голову ответственному за технику безопасности./
  
  Он повернулся к захваченному колдуну спиной, задрал голову, засунул оба меча подмышку и приложил ладони рупором ко рту.
  /В этот момент мечи упали на землю, чувствительно приложив его крестовинами по ноге. Окрестности огласил отборный мат. Да, что бы еще изобразить более идиотское в данной ситуации - фантазии не хватило. Низачот./
  
  Сейчас, в тени деревьев, выжженная солнцем пустошь не казалась такой долгой и томительной, как днем.
  /Ну конечно. С такой травой никакая выжженная солнцем пустошь в тени деревьев не покажется ни долгой, ни томительной./
  
  Павильон для танцев, украшенный гирляндами лампочек, был круглый, примерно 30 ярдов в диаметре. В углу павильона играли музыканты.
  /Они точно отмечены музой. Найти угол в круглом павильоне - не, это без вдохновения никак нельзя. /
  
  Военные с трех баз, расположенных в округе, плотно облегали стойку.
  /Да, нажрались, походу, конкретно, хорошо хоть, гирлянду изобразить догадались./
  
  Клэнси распрощалась со всеми, когда в 30 лет умерла от рака мозга, ее болезнь стала следствием слишком частых венерических болезней.
  /И рождения двоюродных братьев-близнецов, один из которых на пару лет старше другого. Впрочем, распрощаться ПОСЛЕ того как умерла. Это да, это сильная заявка на крутого мога, так что все возможно./
  
  Она посвятила свою жизнь лишениям, воздержанию и сексу.
  /О, как интересно. Тамплиеры бы оценили!/
  
  Катышки замерзшей воды стекли по его лицу.
  /ЧТО??? Катышки. Воды. Стекли. Чувак, ты ниче не попутал?/
  
  Накачай мышцы кислородом, ты сможешь это сделать.
  /Неудачная попытка самоубийства - шприц с воздухом вместо вены попал в мышцу./
  
  Ты сможешь перекусить в аптеке.
  Аптека располагалась на углу двух параллельных улиц.
  /Аптека Лобачевского. Полагаю вопросов, чем можно перекусить в аптеке, уже и не встает./
  
  Рубашка из тонкого атласного трикотажа.
  /Это в пару к джинсам из вельветовой кожи. Самое то./
  
  Ее спина дрожала, как натянутая стрела.
  /Ого, стрелу тоже натянули.../
  
  Лично я католик, протестант.
  /А еще альбигоец и пуританин! Шо, скажите-таки, вам больше подходит?/
  
  Кэтрин сидела на полу в позе индейского йога.
  /Индийские йоги в это время курили трубку мира и танцевали Кан-Кан в Мулен-Руж./
  
  Ее обнаженный язык скользил по его плечам.
  /Хм, какую одежду для языка вы предпочитаете? Ужели резиновую? Бесподобно, леди!/
  
  В его глазах зажглось чисто женское любопытство.
  /Да как вы залюбопытели, толерасты!/
  
  Ее дыхание было легким из-за только что пережитых волнений.
  /Легким движением сдавив горло, волнение чудесным образом исторгло легкое дыхание./
  
  Она поставила поднос на располагавшийся перед диваном низкий столик, который представлял собой двух керамических слоников.
  /Если бы слоники были мраморные, как тот тазик, то это было бы сперто из Тадж-Махал./
  
  Его фотоаппарат застрочил как пулемет.
  /Шарик проапгрейдил свое фоторужье./
  
  Руки Ривза нашли ее грудь.
  /Штирлиц поднял глаза. Это были глаза профессора Плейшнера./
  
  Осторожно приоткрыв дверь, я вошел в храм, привычно перекрестился и направился к алтарю - месту, где обычно находятся служители. Для этого пришлось пройти по открытому пространству центрального нефа, осторожно ступая по гладким плитам цветного мрамора, которым был выложен весь пол. Мне надо было добраться до боковой апсиды, батюшка часто задерживался там, читая каноны и акафисты.
  /Читаю. Акафисты. Задерживаясь в апсиде. (кстати, а что, бывает не боковая?). Охрененный батюшка, впрочем, что от него ожидать, если служители находятся у него обычно у алтаря./
  
  Темза нынче текла лениво, но она знала, что все дело в отливе.
  /Темза знает все, сэр. Даже как правильно исполнить отлив, сэр, даже это Темза знает./
  
  Лодка качнулась на волнах и зазвенела.
  /- Доктор, мы плывем в Валинор? Ведь лодка звенит!
  - Нет, просто вы, голубчик, ****звон.../
  
  Телесное платье из зеленого бархата.
  /Сшитое из шкурок невинно убиенных хамелеонов. Или это комбинация из слов "зеленый" и "бархат" образует телесный оттенок?Художники будут в восторге./
  
  Она жила от авантюры к авантюре, ничего не делая наполовину.
  /И долго она жила на свободе, простите? Украл, выпил - в тюрьму.../
  
  В чулке повыше колена была ссадина.
  /Чулок-симбионт корчился от боли и матерился. Ему не нравились ссадины, полученные от космодесов./
  
  Кусты были высижены на абсолютно одинаковом расстоянии друг от друга.
  Высиживали уникальные птицы-кустонесушки. Плод генной инженерии - гибрид садовода-любителя и курицы-несушки./
  
  Ее каблук насквозь проткнул пушистый ковер на полу.
  /Точу ножи, ножницы, когти, шпильки.../
  
  На третий день после операции ей сняли швы на ресницах.
  /Хирургическая операция на ресницах - это сильно, простые врачи за такое не берутся./
  
  Он развернул самолет в мертвую петлю и протаранил облака.
  /Облака дружно охренели от такого тарана и поняли, что пилотировать этого дебила учили не Нетеров, Иммельман, Чкалов, Водопьянов, а боярышник и димедрол. Вообще, "развернуть в мертвую петлю" - вызывает полный обрыв. Развернул мертвую петлю... развертел штопор.../
  
  Его мужская сила так и выпирала из этих джинсов наружу.
  /"Господин учитель, у вас на галстуке молния расстегнулась!" Выпирающая из джинсов мужская сила - несомненно, это страшная сила, но уточните все же, сколько ньютонов?/
  
  Ее груди расплющились о его мускулы, и соски начали жить своей жизнью.
  /Соски объявили референдум по вопросу независимости от груди и ушли в загул./
  
  У нее был аморальный рот.
  /А также извращенный ум, порочные глаза, безнравственные уши, распущенные волосы и развращенное до мозга костей тело./
  
  Великолепный размах ее груди.
  /Косая сажень в грудях. Налево грудью махнет - коня на скаку остановит. Направо махнет - мужика в горящую избу вобьет./
  
  Женские пальцы ощупали холмы и борозды теплого тела.
  /А в пылающий овраг пришлось засовывать руку целиком./
  
  Он шептал ей слова любви без ритма и размера.
  /Она гладила его по волосам и утешала, что размер в любви - не главное./
  
  Труба под мойкой опять подтекала. Все бы ничего, но Ник держал там свой любимый меч.
  /Меч размокал, изоленту приходилось наматывать заново, причем так, чтобы папа не видел перевод ценного материала на какую-то деревяшку./
  
  Через минуту глаза мужчины замкнулись, перестав выражать что бы то ни было...
  /4 киловольта, - сказал монтер./
  
  К четырем часам из гусеницы вылупится великолепная невеста.
  /Она была прекрасна, как сон: стройная фигурка, огромные фасеточные глаза, тоненькие суставчатые лапки, соблазнительный хоботок... Куда там, нафиг, Дюймовочке!/
  
  В ее глазах отразились грани кабошона.
  /Ну, поиски угла на круглой площадке мы проходили выше. А это всего лишь следующее измерение. Сводим решение задачи к предыдущей./
  
  Рот прелестницы действительно не утолил страсти мужчины, и он принялся исступленно искать другие пути.
  /Оказывается, и Эммануэль может потерять квалификацию./
  
  Девушка в синем платье на консервативных каблуках.
  /Честно, я не представляю, что это такое. Или это оно так съехало, что на каблуки намоталось? Хотя муж вот говорит, что синее платье на консервативных каблуках называется рабочим комбинезоном, 'и нечего огород городить'./
   .
  Ее сокровенное место отверзлось ему со всей любовью.
  /Вот смотришь так на разверзающийся перед тобой кратер и понимаешь - размер действительно имеет значение. Он бегал по краю кратера и восхищенно орал: "Неужели это всё моё?!"/
  
  - Прежде всего, позвольте сказать, - заговорил Бекнем, - что со стороны Фредерика это скверно. Действительно скверно. Если бы он спросил меня, я бы стал возражать.
  - Против чего? - требовательно спросила Джейн. - Бекс, ты говоришь загадками. Мы все знаем, что поместье ушло. По майоратному наследованию вся собственность перешла к новому барону, но есть моя вдовья доля и выделенные другим суммы.
   - Вовсе нет, - покачал он головой. - Видишь ли, отец Фредерика перед смертью убедил его нарушить майорат. Это дало Фредерику полную свободу распоряжаться поместьем, как он пожелает.
   - Не считая других мелких сумм, Фредерик оставил все свои средства, ценные бумаги и золото тебе, Джейн. Он сделал тебя очень богатой женщиной. Это означает весьма серьезные последствия для поместья. - Бекнем снова переключил внимание на Константина. - Коротко говоря, Фредерик оставил вам, лорд Роксдейл, все земли, принадлежащие титулу, но не оставил средств, чтобы содержать собственность.
  /Мы не смогли выделить главное и привели цитату целиком. Это очередной 'исторический' роман, на дворе 1799 год. Просто откровенный бред. Майоратное наследство. Lex Salica. Главный постулат - все переходит ОДНОМУ наследнику (майорат), и никто это изменить не может. А там вокруг этой ***** весь сюжет закручен. Имя автора и название романа могу сообщить особо желающим.
  Как мне пояснили, дело, видимо, было так. Перед смертью лорду Ф. явился призрак папы и долго-долго убеждал его послать закон. Лорду это надоело и он согласился. А когда папа ушел он взял и сделал все по закону. Потому что поместье досталось наследнику, а деньги просто сперли духи. Иначе не объяснить./
  
  У него хорошо поставленный, профессиональный поцелуй.
  /Из объявления в газете: профессионально целуем, укладываем паркет. Женщинам скидка 20%.
  Заказчик на следующий день: аааа, вы что написали! Циклюем, а не целуем!
  Заказчик через неделю: пожалуй, уберите часть про укладку паркета./
  
  Он потерся животом об нее, что бы рассеять все сомнения в том, что испытывает желание именно к ней.
  /Подушка! Любимая мягкая подушка! Только с тобой я могу выспаться во всех позах!/
  
  Теперь я знаю, Дэвид мой сын, потому что у меня такая же группа крови.
  /Ой, дядя! Я тоже ваш сын? Или, - в сторону,- не дай Господи, учитывая возраст, - папа??? У меня та же группа крови, что и у вас. И вообще, не поверите, - их всего четыре, и два варианта резус-фактора./
  
  Итальянец, немного красивый брюнет.
  /Немного итальянец, немного красивый, немного мужчина.../
  
  Ник опустил меч, уткнув острие в пол.
  /После чего оперся об меч, как об посох. А что, он же деревянный,- с нормальным мечом такое не вытворяют./
  
  Раб трудится на своего господина, получает за это жалованье.
  /Очередная 'средневековая' фантастика. Почитайте хотя бы 'Историю древнего мира' за 6 класс, там подробно рассказано, что такое рабство./
  
  На воротах стояли двое бравых молодцев в полной экипировке с алебардами на перевес. Ремешки у шлемов ослаблены, так что металлические блины съезжали чуть ли не на уши, то и дело закрывая всю видимость.
  /Перевод: у покосившегося шлагбаума сидели два толстых борова-стражника в засаленных и проржавленных кольчугах, в которых зияли дыры. Наперевес они держали копченые окорока, алебарды с искривленными лезвиями, не знавшими точила уже много лет, были прислонены к поросшей мхом стене около давно не закрывавшихся ворот. Ремешки саладов стражников были давно пропиты, потому шлемы, несмотря на жару, приходилось таскать на голове, что явно доставляло огромнейшие неудобства, ведь шлемы были подобраны ну совсем уж не по размеру голов доблестных стражников, умом скудных./
  
  В кофейных сумерках картинка расплывалась, съезжала в сторону, менялась и вздрагивала.
  /Мда, чем опять вы злоупотребили? Думаю, все-таки не стоило мешать димедрол с боярышником, и тем более не надо добавлять туда белладонну./
  
  Когда он оказался в седле, вставил ноги в стремена, Броневепрь пробудился, напугал Жара, заинтересовавшегося экспериментами командира.
  /Было от чего пробудиться. Это действительно мощный эксперимент. Нет, вскочить в седло без стремян - не проблема, но... Потом вставлять(!) ноги в стремена - это кого хошш напугает. Автора на ипподром. Учится отличать уздечку, недоуздок и вожжи./
  
  Теперь Аля была подкована в религии, знала, как креститься - кстати, здесь этого не делали, здесь очерчивали перед лицом посолонь и касались сначала губ, а потом лба.
  /А потом клали на глаза по медной монете, связав руки платком и вложив в них свечку./
  
  Его неподвижная поза не могла скрыть трепет живой жизни.
  /А бывает жизнь мертвая? Ах, да, зомби-апокалипсис./
  
  Лиля опять присела в киба дачи, простите - в глубоком реверансе.
  /И исполнила маваши-гери, простите, пируэт./
  
  Она промокнула шестидюймовый порез на бицепсе, потянулась за присыпкой, припудрила рану.
  /6 дюймов - это 15см., т.е. это - резаная рана глубиной от 3мм. Использование присыпки (детской, от раздражения на попе?) и припудривание раны?!/
  
  Наблюдение за птицами отвлекло Рея от грустных мыслей, ему нравились переливающиеся чешуйчатые спины.
  /Чешуя? У птиц?? В тексте вроде бы говорится о куликах, а не о птерозаврах.../
  
  Он медленно провел пальцами по щеке девушки, вытирая слезы пушистыми ресницами.
  /Так вот почему ресницам стала необходима операция!!! Со швами!/
  
  У Рио над бровью она заметила светлый шрам, который проходил через скулу.
  /Спускаясь через всю спину и приближаясь к паху. Эльфы таки затейники./
  
  Его пальцы нашли ее соски, спрятанные в волосах.
  /Ой. Волосатая женская грудь. Фильм ужасов от Стивена Кинга./
  
  Уверенным шагом на негнущихся ногах пошла за дворецким
  /Ну да, уверенно шагает, как циркуль - ноги-то не гнутся!/
  
  В столь ранний час он был одет в форму с идеально уложенными волосами.
  /Он долго расчесывал свою "медвежью шапку". Смог!/
  
  Уже через полчаса она могла плавать стоя несколько минут.
  /Но до олимпийской чемпионки по синхронному плаванию ей было еще очень далеко. Она еще не умела плавать, стоя на голове./
  
  На стоянке рядом с пирсом находились педальные лодки.
  /Ну да, "педальная лодка"- это же толерантнее, чем какой-то "катамаран" или, избави бог, "речной трамвайчик"./
  
  На женщине были стройные джинсы с заниженной талией.
  /Стройные джинсы упорно пытались исправить недостатки ее фигуры. Получалось плохо./
  
  Шуба из английского соболя.
  /С капюшоном из египетского горностая./
  
  Под его рукой оказалась твердая небольшая выпуклость другой женщины.
  /Большая выпуклость предыдущей ему показалась излишней./
  
  Фрегат утром вышел из Глазго к Оркнейскому острову, расположенному чуть восточнее Ла Манша.
  /О да, это нобелевка в области географии, такое открытие! Оказывается, Оркнейский остров мало того, что нехило отдрейфовал, так еще и разбился на целую группу островов!/
  
  Предполагалось, что затопления не будут быстрыми, однако сильными.
  /Эээ. Порядок слов в предложении убивает. Чукча на корабле не к добру, однако./
  
  Корабль поворотом оверштаг лег в фордевинд и пошел круто на ветер.
  /Скажите, ну почему, к примеру, Камша, при всем разнообразии батальных сцен на суше и море не допускает у себя и намека на такой бред?
   Для несведущих: поворот оверштаг - когда линию направления ветра пересекает нос корабля, башктаг - корма. Но это ладно, черт его знает, как они там ворочали. Но. Фордевинд - когдв ветер дудет в корму, галфинд - в борт, бейдвинд в нос. "На ветер" - ветер дует в нос, "под ветер" - в корму. Соответственно "наветренная сторона"- это в которую дует ветер, а "подветренная" - противоположная. Что-то не стыкуется, верно?/
  
  Одномачтовый бриг отчаянно уходил от погони.
  /Очевидно, за ним гналась четырехмачтовая бригантина и весельный фрегат./
  
  Корабль качнулся на волне накреневшись на нос, после чего выправился.
  /После чего неминуемо получил дифферент на левый борт, несомненно. Очередное переосмысление терминов автором. Кто не в курсе - крен это отклонение корабля от вертикальной оси на какой-либо борт. Дифферент - по горизонтальной, на нос или корму./
  
  "Ривендж" попал в бушующий шторм, примерно балла четыре.
  /Автора срочно на осеннюю балтику, на прогулку на катере в штормовую погоду. От Кронштадта до Пушкина. Более вопросов о 4х балльном шторме не возникнет./
  
  Он не смог быстро вытащить пистолет из перевязи Тича и пришлось хвататься за шпагу.
  /И это крутой корсар Ее Величества. Который на кой-то черт лезет поперек команды на абордаж, не подозревая, что данная перевязь как раз для быстрой стрельбы БЕЗ вытаскивания пистолета./
  
  Плоский клинок рапиры рубящим ударом располосовал лицо его противника.
  /Который ответил ему ударом восьмигранной шпаги, скорее всего./
  
  Эфес шпаги внезапно сломался прямо у основания клинка.
  /Лезвие, видимо, было высверлено в основании, и в него узким штырьком вгрызался эфес. Кто бы мне еще объяснил смысл такой конструкции?! /
  
  Луи выстрелил в него из двух пистолетов сразу, после чего нанес сокрушительный удар саблей.
  /А у шамана три руки, ага-ага. (с)/
  
  Эдвард подхватил с треноги фальконет и выстрелил очередью по наседавшим на лестницу испанцам.
  /С треноги. Фальконет. С рук (улетел за борт?) и очередями по гадам, очередями!. Фальконет в данном случае - картечница на вороте. Что характерно - однозарядная. Заряжать минуты три минимум./
  
  Откинув руку заспину, он достал из-за сапога нож.
  /Опять тентакли. Без босоножек, другой конечностью - зато на Карибах./
  
  Он не успел отразить удар и ему пришлось подставить под него голову.
  /Финиш. Нет, я понимаю, человек был в саладе(!?, 18 век), но... Эльфийская защита головой?/
  
  Сгущалась, гремела гроза и орудийный гром.
  /О да, за окном портовой таверны шумел тропический ливень и пьяная драка. Снег и рота красноармейцев с интересом взирали на конкурентов./
  
  Бочки с солониной были изъедены молью.
  /Я даже не знаю. Вспоминается, как в одной игрушке по карибам меня настигло сообщение вроде "Крысы съели 7т красного дерева, 75 ядер, 6т специй". Оголодали, бедные, мда./
  
  Михель, бывший строевой матрос, вдруг понял свое предназначение, и принялся изучать астролябию.
  /Астролябия изучению не поддавалась, для этого нужно было начать с астрономии./
  
  Гремели выстрелы. Их артиллерийский грохот перекрывал даже шум дождя, звучащего над городом.
  /Дождь замолчал и с интересом прислушался./
  
  Генерал-губернатор был строг, подтянут, на его черных волосах уже блестела седина, хотя борода была по-прежнему рыжей.
  /Для полного комплекта не хватало только зеленого языка./
  
  - Сэр, может быть мы вызовем на дуэль этих двух мерзавцев?
  - Джордж, не стоит беспокоиться, они над нами смеются.
  - Тогда стоит. Пошли.
  /Ситуация в том, что два аглицких капера сидят в портовой таверне в Пуэрто-Пренсо, и, как потом выяснилось, два корсара ничего против них не имели, бухали, ждали кореша.
  Представьте себе их реакцию, когда к ним подходят два франтоватых по местным меркам хлыща со шпагами и... Вызывают их на дуэль. Представили? Кружки, табуретки (колоды), ножи... Так вот нет. Вызов приняли!!!/
  
  Она накинула на себя легкий халатик и трусики.
  /Но покрывало из трусиков оказалось так себе./
  
  У нее было не одинарное лицо.
  /Дорогая, снимаю, подними подбородок! И второй тоже!/
  
  Граф с десятью титулами трех поместий и местом в палате лордов, глава одной из старейших фамилий в Англии.
  /Но место для орденов на широкой груди Генерального Секретаря закончиться, увы, не успело./
  
  В поле ее зрения попала проплывавшая мимо лодка, убаюкивая ее мерным покачиванием на ногах.
  /Лодка икнула и, мерно покачиваясь на шагающих ногах, побаюкала дальше./
  
  В уголке его надменных губ дрожала улыбка.
  /Улыбку расстреляли на рассвете.../
  
  Кронпринц хочет вернуть трон законной наследнице, его родители похитили трон около тридцати лет назад.
  /Определитесь-таки - кронпринц или узурпатор престола?/
  
  Наверняка можно было установить ДНК моей матери во время вскрытия.
  /Откуда установить? Или куда? Генетические патологоанатомы отаке./
  
  Он вышел из лимузина с парадного хода и наклонился к пассажирскому окну.
  /А вот в Москве у лимузинов, например, подъезды.../
  
  Прямо под люстрой по стойке смирно стояли в ряд 25 человек.
  /Дамоклова люстра - это вам не Кузькина Мать./
  
  Ленивая мужская улыбка ядовитой змеей заползла мне на грудь.
  /Улыбка была одна, без кота,- Кот в это время курил на балконе./
  
  Он потратил огромные суммы, что бы заполучить самую красивую куртизанку Лондона.
  /Да уж, тут нужны реально огромные суммы, в 1820 - то году, в Лондоне, куртизанку./
  
  Когда первые лучи восходящего солнца начали пробиваться к нему сквозь пышную грудь Деб, куртизанка застонала.
  /Вы знаете, чем Бардак отличается от борделя? Все правильно, в борделе нет куртизанок. Тем более с грудью, которую просвечивают лучи восходящего солнца. Это точно в первое заведение./
  
  Широкие ноги с рельефными мускулами без сапог, а на лице пугающая улыбка.
  /Нурглиты не использовали сапог, они пугали всех рельефными мускулами. А улыбка.... А что улыбка, так, мелочи./
  
  Она привезла с собой в Лондон два платья, и оба были на ней.
  /А еще на корове было надето рыцарское седло, недоуздок, совмещенный с лассо, попона сверху и горн./
  
  Её обольстительные формы развивались на ветру.
  /...А он взял мои белые груди и узлом завязал на спине. (с)/
  
  Он был женат, и снова холост.
  /И замуж тоже выходил.../
  
  Он бережно выложил Лоретту на кровать.
  /Пазл, наконец, сложился./
  
  Ключ от ящика его стола все еще лежит в кармане его корсета.
  /Его. Корсета. Его. Ну да, у дамы браунинг, а у него - ключи... Кому и зачем карманы в корсетах./
  
  В середине фарфорового стола росли тюльпаны.
  /Золотая Рыбка опять пошутила./
  
  У нее был роскошный бюст с оборками.
  /А еще бедра с турнюром и лицо с вуалью. Это была первая модель киборга./
  
  Ее штормило от одного берега к другому.
  /Ла-Манш - он узкий, да. Но вообще это про стюардессу./
  
  На заднем сиденье сидела великолепная, стильная, одетая женщина.
  /Это было такой редкостью, что женщины голые завидовали и падали ниц перед одетым великолепием. Девица же на переднем сиденье уже успела раздеться и как раз прятала белье в бардачок /
  
  В один из дней у Алисы случилась сильная нестабильная депрессия.
  /Чеширский кот умывался. Он уже замечал, что Алисе не стоит столь часто ходить в гости на чаепитие./
  
  Я легко овладела французским и любовниками.
  /А немецкий обиженно курил в углу на коврике, сегодня ему не повезло... Подробнее про лингвистическую Камасутру читайте в новых романах наших ультрамодных писательниц./
  
  Когда ей было16 лет она посмотрела на себя в зеркало.
  /А ведь была сбоку наклейка "18+". Но вообще для полноты образа в предложении не хватает слова "впервые". Фраза бы однозначно заиграла еще более непредсказуемыми оттенками./
  
  Они щеголяют длинными ногами и выбеленными волосами, а в нутрии черны, и нет в них любви. И ты будешь конечным человеком, если свяжешься с какой-нибудь из них.
  /Черные длинноногие нутрии любовно отбеливали кого-то в пруду. "Конечный человек", - подумал Шляпник, - "надо спросить у Зайца, куда он спрятал нож. Пора часы смазывать... Март на дворе..."/
  
  Мне нравятся нюансы ее тела.
  /Но есть нюансы... (с) /
  
  Из огромных окон пентхауза открывался захватывающий вид на крышу Эйфелевой башни.
  /Операторы космических спутников сломали себе голову в попытке распознать крышу Эйфелевой башни. Компьютерная система же просто повисла при запросе о том, из окон какого пентхауза оную можно увидеть./
  
  Женщины буквально липнут к моим губам.
  /Клей 'Момент' - это наше все./
  
  Он вальяжно вытянул перед собой ее длинные ноги.
  /Ганнибал Лектор, или перестановка манекенов прямо./
  
  Лев не подхватывал воспаления легких, пока ситуация не прояснилась.
  /Когда ситуация прояснилась, выяснилось, что одним вшивым воспалением легких Лев не ограничился,- в общем и целом, оставшаяся ему память была гораздо веселее. /
  
  Его лицо в темноте казалось бледно фиолетовым пятном, оттеняемым блеском его глаз.
  /В темноте, конечно, все кошки серы, но если накушаться грибочков, то блеск его глаз может сделать их и не только фиолетовыми. А уж каким в подобном интерфейсе может предстать лицо, ведомо лишь психиатру одному./
  
  Два джентльмена уперлись взглядом друг в друга и объявили друг другу смертельную войну.
  /Как на зорьке, утром рано ... повстречались автор и редактор./
  
  Их дорожная карета, с маленькими передними колесами и незначительно большими задними, исчисляла свое существование, по меньшей мере, с середины прошлого столетья. Крыша представляла собой зеленый кожаный купол, двери из красного дерева с позолоченными панелями были украшены розовыми цветами, венецианские ставни на окошечках защищали пассажиров от солнечных лучей.
  /Еще одно чудо, на этот раз инженерно-дизайнерской мысли. И колесики маленькие, все четыре. И возраст почтенный. И куполообразный верх, еще и из кожи - трескается за это время, зараза... И золото, и зеленый с розовым, а уж ставни.. куда уж без них карете. Кулибино-Юдашкин и бамбук удивляются в сторонке./
  
  Мы познакомились с Райаном не так, как знакомятся люди.
  /Он протянул мне свою верхнюю жвалу и лукаво подмигнул третьим глазом на животе./
  
  В ее голове вертелись и смешивались мысли.
  /В глазах сверкали искры, губы напевали что-то бравурное - в общем, тараканы в ее голове явно что-то праздновали./
  
  Он мечтал раздеть ее обнаженное тело.
  /Джек-Потрошитель оценивал новую жертву. Опять же, кожа, мышцы, кости, кровь, волосы, внутренние органы - как вариант, всё это можно было не так уж и дешево загнать вендерам./
  
  Его тело билось в предсмертных судорогах от удовлетворения.
  /Судя по всему, так должно сбываться желание - умереть в постели и от оргазма. А вообще, прежде, чем вешаться, надо было получше изучить технику данного процесса./
  
  Этот подбородок в Лондоне она будет держать высоко.
  /Это подбородок сэра Уинстона Черчилля. Вопрос, 'который из', оставим за кадром./
  
  Он обнял ее, обволакивая своим телом.
  /Это, что, занимательная биология? Брачные игры слизней?/
  
  Ее глаза, пользующиеся дурной славой, рыскали по комнате.
  /'Очи черные... Очи жгучие
  Очи славные, что ж вы рыщите...
  Как люблю я вас, как боюсь я вас,
  Знать, уперли вас из глазниц у нас!'
  Пока правый глаз искал сейф, левый скидывал в мешок любые мало-мальски ценные вещи. Да и вообще, было бы странно, если бы самостоятельно перемещающиеся по комнате глаза имели хорошую репутацию./
  
  Коул приходил в себя чертовски долго, а когда очнулся, то обнаружил, что лежит, накрытый своим телом, с которого струится пот.
  /Коул с трудом поднялся и, взяв свое второе тело за руку, побрел дальше к горам. Разбрасываться собственными телами он не привык. Мало ли что еще может случиться в жизни наемника... вот и пригодится запасное тело./
  
  Обмотав бедра полотенцем, Коул вытирал им голову, одновременно расчесывая волосы пятерней.
  /Осьминоги и не такое могут./
  
  Собака подошла и села рядом с ней, уставившись снизу вверх влажными коричневыми пятнами. Кетти взяла ее на руки и рассмотрела.
  /Ее очень заинтересовали эти влажные коричневые пятна, которыми уставилась на неё эта собака. Кетти, выкинь! Выкинь это немедленно! ОНО либо заразно, либо это съемки очередной "Обители зла"./
  
  Возраст проявился в его внешности разными способами.
  /Иногда весьма оригинальными и исключительно креативными./
  
  Я моргала на них мокрыми глазами
  /Я плевала на них жидкими слюнями и чихала зелеными соплями. Я вообще страсть какая гордая!/
  
  В его тело не проникало ни одного постороннего звука.
  /Мысли, видимо, в голову тоже не проникали.../
  
  Она не могла работать в полном вакууме мужчиной.
  /Эта фраза сломала нам всем мозг. Я тоже мужчиной не смогу работать. Нигде. Вне зависимости от вакуума./
  
  Она увидела голову четко очерченной формы, но его тело ей не соответствовало.
  /Лично мне вспоминается Франкенштейн. 'За что, хозяин?!'/
  
  Он был известный либерал и консерватор.
  /Демократ и коммунист. А также фанат 'Зенита', "Спартака" и "ЦСКА".../
  
  Франческа прикрепила мушку на внутренний изгиб груди.
  /Говорят, лист бумаги нельзя согнуть пополам больше семи раз. Автор роман решил углубить и расширить этот эксперимент. Врачи 'Скорой' в истерике.../
  
  Хелена застенчиво помахивала пушистыми ресницами.
  /А лорд - все также, бровями./
  
  Ее муж имел право распоряжаться ее вдовьей долей.
  /Да, телеграф на тот свет уже провели, чем не преминули воспользоваться банки./
  
  Она повела нас в темную прихожую, стены которой были отделаны лампами, и крашеным деревом.
  /Лампы были очень суровы и сильно отделали стены, аж до крашеного дерева. Дерево явно сопротивлялось. Странно, что в этой темной прихожей не сохранилось отпечатков копыт.'/
  
  В разрезе глаз глубокого синего цвета с длинными черными ресницами пустота взора сменилась искорками интеллекта.
  /Уважаемые отдыхающие, вы можете видеть перед собой легендарный Провал. Дна в нем пока не нашли, но ученые продолжают исследования./
  
  Я стала крестной матерью дочери моего кузена по доверенности.
  /В нашей семье это весьма распространенное явление. Кузен, к примеру, по доверенности отец моей дочери, а моя мама по доверенности мать своего внука. /
  
  Слава Богу, что у него есть приданное.
  /А еще у него есть целая комната женских мелочей и свадебное платье с фатой. Только т-с-с-с, он это тщательно скрывает!/
  
  Выложенная из слоновой кости миниатюра на палубе...
  /Группа ученых-натуралистов пыталась выложить скелет слона в натуральную величину./
  
  Говорят, что сочетание почвы и сорта винограда придает его хересу и виски уникальный вкус.
  /А какое из винограда получается пиво.../
  
  Хотя самой Нике ни к чему была реклама: внешностью Создатель не обидел, наделив огненными волосами, которые девушка любила заплетать в бесконечные косы, украшая неоновыми лентами
  /Будучи очень скромной девушкой, она стеснялась своей красоты и, чтобы отпугивать потенциальных ухажеров, Ника делала экстравагантные прически. /
  
  Звездное небо укоризненно покачивалось над его крышей.
  /Крыша, завороженная ритмичным покачиванием звездного неба, тихо шурша рубероидом, съезжала на землю./
  
  Утром Милли разбудило солнце, оно дрожало на стенах и ползало по постели.
  /У Солнца случился коллайдер. У коллайдера случилась лаборант Милли. Так закончилась история коллайдера и лаборанта Милли. /
  
  Возле ворот удивленно зафыркала машина.
  /Кто- знает - поймет. Машина испугалась разлегшегося над воторами кугуара, ей не нравился запах бензина./
  
  Это здание не скрывало своих кирпичей, из которых было сооружено.
  /Видимо ЭТИХ кирпичей зданию стоило бы стыдиться./
  
  Перешитое платье жало в горле, тело под ним безбожно потело, но я не жаловалась.
  /Грешным делом я считала, что платье носят не на горле, отстала от жизни, оказывается./
  
  Траурный альбом с крепом лежал на столе и жёг спину.
  /Сначала пытались представить тот стол, потом спину, воображения не хватило. Лазерная установка в нем была, что ли?/
  
  Я, естественно, камнем из пращи полетела в небеса и едва не расшиблась. Повезло, что угодила не в стену, а в окно.
  /Не, ну кто так строит, кто так строит, а? (с) Окно в небесах, вах./
  
  Медленно сгущались тени, отбрасываемые многочисленными светильниками.
  /Только у нас, только сейчас! Спецпредложение! Маг-недоучка создал теневые светильники, мы сами не понимаем, зачем они, но продать надо./
  
  Наша кадастровая книга составлена еще при Вильгельме Завоевателе.
  /И состоит из кучи крестиков - Вильгельм был фактически неграмотен, как и его окружение. А понятие кадастр, если мне не изменяет склероз, появилось в 19 веке.../
  
  Солнце уже клонилось к рассвету.
  /Оно просто непозволительно много выпило на корпоративе. Потому и 'оно', потому и 'клонилось'./
  
  Чай был сервирован на низеньком столике, под которым горели сосновые дрова.
  /"Вдруг у огня ожидают, представьте, меня."/
  
  Он мог бы попытаться заставить меня встать на свою точку зрения.
  /И потоптаться, потоптаться!/
  
  Девушка промолчала. Она и так взболтнула лишнего.
  /Смешивать, но не взбалтывать!/
  
  - Для утонченного виски нужна особая почва и хороший сорт.
  - Для всех утонченных вин нужна особая почва, и виски не исключение.
  /О да, с тех самых пор, как кукурузный самогон стал приравниваться к вину, ему потребовалась особая почва. Желательно, за полярным кругом. Московская 'Хрущевка' - наше все!/
  
  У нее были старомодные волосы из прошлого века.
  /Новомодное окрашивание из нынешнего века ее не привлекало, изничтожало благородную седину ее редких волос./
  
  Он поднял свою рапиру перед глазами на уровень шпаги.
  /На минуточку. Черт с ней, общей безграмотностью фразы, это уже нам привычно. Но я, будучи человеком, занимавшимся фехтованием, в т.ч. и спортивной рапирой, с превеликим трудом представил себе сие начала такта поединка. То, что родила моя фантазия, повергло меня в ужас./
  
  - Ты чего такая хмурая? - удивленно хлопнула длинными ярко-синими ресницами подруга, глядя на девушку своими невозможно небесно-голубыми глазами. - Не порти мне настроение, улыбнись.
  /Кислотный DJ, хей!
  Кислотный music, хей!
  Кислотный people, хей!
  Давай, давай веселей!/
  
  Ты согласна выйти замуж за меня и всю мою семью?
  /Это была, видимо, фраза аль Капоне./
  
  Она улыбнулась, чуть раздвинула ноги и поманила его своей тьмой.
  /Тьма ужаснулась свету между его ног и благопокорно отступила./
  
  Он вскрыл ее бедра и поцеловал.
  /И снова Потрошитель,- встречайте на аренах нашего литературного цирка!/
  
  Ее род был самым скандальным образом оккупирован человеком с плутовской улыбкой и грязными сапогами.
  /Рота красноармейцев уже не шла. Снег тоже. Все валялись от хохота - грязные сапоги при оккупации девичьего рта - всенепременный скандальный атрибут./
  
  Бойд подвел ее быстрым шагом к одномоторному самолету. Этот летательный аппарат был, вероятно, ровесником динозавров. Обшивка флюзеляжа была латана-перелатана столько раз, что напоминала стеганое одеяло, пропеллер еще вращался, но мотор чихал, выл и стучал.
  /И-16 прототип на повторных испытаниях? Хотя там латанным фЛюзеляэем не пахло. Да и пропеллер нормально вращался./
  
  Он сиял тысячеваттной улыбкой.
  /Это либо электрический стул дал сбой, либо с коллайдером нахимичили. Не повезло либо американскому ЗК, либо лаборанту. Проекты и поныне живее всех живых и освещают всех улыбками./
  
  Вскоре няня удалилась к криком новорожденного на руках.
  /Какое поэтичное название для детской неожиданности!/
  
  На нем были брюки и две расстегнутые пуговицы.
  /Это форма номер раз - трусы, часы, противогаз./
  
  Если бы в конюшню пригласили группу экспертов по поцелуям, Харлан Бойд непременно потряс бы их своими талантами.
  /У!... В конюшне. Мне вспоминается показанный мне лист из л/д одного человека, где в графе 'место рождения' стояло - 'Конезавод им. Буденного'. Из какого конезавода родом этот Харлан Бойд?/
  
  Он гладил ее блестящие загорелые ногти.
  /Можно ли гладить нейлоновые чулки - можно, если они надеты на стройные ножки. А вот незагорелые когти он гладить опасался./
  
  Его язык вошел в нее как друг.
  /Муравьед втянул обратно все 60 сантиметров своего языка, удовлетворенно вздохнул и решил, что в незарытых трупах гораздо больше муравьев, чем в муравейниках, да и достать их легче./
  
  Его зубы и нос придавали лицу высокомерно-презрительное выражение.
  /А выбитый правый глаз намекал на гений полководца, достойный Ганнибала, Нельсона и Кутузова./
  
  Его собственные проблемы рвались наружу из джинсов, и он ничего не мог с этим поделать.
  /Танцевать с такими проблемами уж точно не получалось, очень мешали /
  
  Он стоял у окна, засунув узкие руки в задние карманы джинсов
  /Вторую пару рук, широкие, но короткие, он сунул в карманы пиджака, т. к. до джинсов они не доставали. Хваны - они хваны и есть./
  
  Родители Слоун погрустили немного вместе с дочерью, а затем вернулись к пыльным книгам египетских фараонов.
  /Фараоны весело их приветствовали, помахивая бинтами и постукивая костями. Фараоны не знали, что у них есть книги, и громко радовались этому факту. Еще больше радовался Ж.-Ф.Шампольон./
  
  Лишь в отдалении слышны приглушенные звуки - хруста копыт, лязганья металла, и быстрой, липкой речи нукеров.
  /Хруст копыт? Вы серьезно? Змей-Горыныч изволил завтракать, подвернувшиеся ему нукеры, в целях собственного спасения, пожертвовали лошадьми - жизнь дороже.
   Боюсь, дальше хрустеть начинает уже мой мозг./
  
  Самая высокая была богиня-демиург Эммануэль, атлетическая девчонка, едва прикрытая откровенным под цвет морской волны бикини, с перекатывающимися под золотисто-оливковой коже шариками мускулов.
  /Эммануэль Арсан была очень удивлена столь похабным копирайтом. Бикини с перекатывающимися шариками мускулов - это ж надо такое придумать./
  
  Монголо-татары при виде почти обнаженной, голоногой дивы волшебной красоты физически совершенной воительницы заревели словно тысяча белуг, преследуемых излитым с неба напалмом.
  /Белуга - это рыба... Чингисхан и Батый не были знакомы ни с ней, ни с напалмом. Тем не менее, бой рыбаков с рыбами шел уже третий день. Рыбаки постепенно проигрывали, поэтому в ход пустили секретное оружие - голоногих дев с огнеметами. Помогло почему-то слабо./
  
  Всемогущие создатели-демиурги Корсак и Эммануэль накручивали себе облака из звезд и пульсаров. Небесные светила сливались в фигуры немыслимых созданий иных миров. Вот например краб с шеей жирафа и крыльями бабочки принялся разбрасывать переливающиеся цветом оранжевой глазури карты. Причем рисунки на картах пришли в движение и принялись осыпать друг друга постоянно меняющими форму пузырями.
  /Простите, мой мозг не в состоянии переварить эту фразу, не то что представить себе подобную ересь. Amen./
  
  Все же хорошо состоять, как мы из гипертеоплазмы. Все подвластно нам...
  /Сказал один протоживой организм-философ другому, тот согласно булькнул протобульоном. А синхрофазотрон в ведре так и не был покрашен.../
  
  Корсак поменял свой облик, обратившись в юнгу - красивый светленький мальчик лет четырнадцати (самый массовый типах воплощения божества-творца!) в бескозырке застыл на траке возникшего силой мысли фрегата.
  /Тракторный фрегат - это, очевидно, разработка Адмиралтейства Великобританской Короны в Первую Мировую войну,- проще говоря, 'tank'./
  
  Божество испускало из бескозырки разноцветные и большие ленточки те расходились, от их вращения возникали новые звездолеты, а по сверкающей всеми цветами радуги дорожке бежали - девушки.
  /Абонемент в 'Кащенко' - это сильно, да./
  
  Богиня-демиург испустила от зубов солнечные зайчики с миллионами оттенков
  /Мне страшно представить себе мир, созданный этим демиургом./
  
  Унтер проводник - вид материи, что способен фильтровать различные виды тока и ультратока в зависимости от разновидности модификации отсеивая не нужные проявления электричества.
  Так что именно электричество и поддерживает структуру кислотных ино мирян.
  /А унтер-офицер зарубает на корню все ваши антиарийские инсинуации, пресекая издевательства над физикой фон Брауна./
  
  Планета в виде кренделя вдруг выросла в размерах, забавные пушистые человечки зарылись в пастилу и шоколад. Такие странные существа, вроде бы утки, но без хвостов, на двух ногах, и четырьмя лапами вместо крыл. Когти крючковатые, лакированные. Причем явно разумные, на крылатых машинах газуют. Корсак дунул на них, и автомобиль раздвоился и сверху посыпались золотые монетки. Создатель мирозданий слизнул пару тысяч существ языком. Видя испуг Эммануэль предупредил:
  - Там у меня внутри им будет весело. И они обретут в награду вечную молодость. Ибо я вложил бессмертие в их сердца!
  /Профессор Бехтерев радовался столь отзывчивому пациенту, тестируя свои капли./
  
  Ожоги и ссадины, особенно страшные и зловещие при ярком свете прожекторов, придают российскому офицеру вид мученицы.
  /Это был не российский офицер,- любому офицеру вид мученицы погон никак не прибавляет./
  
  Остервенелую атаку цветоэльфы вели по классической схеме.
  /Эльфы, как выяснилось, бывают светлые, темные, полутемные... И других цветов и ориентации. Отражали атаку тоже по классической схеме - быстро поменяли местами тыл и фланг, потому удар кувалды пришелся на вспомогательный прострел. И пока опешившие цветоэльфы пытались восстановить управление, мега-пупер-генерал Радикулит скомандовал: 'В атаку!' Но так как фронт был развернут в другую сторону, войска предприняли тактическое отступление задом наперед./
  
  Три всадника уже в весенних сумерках въехали в славный стольный град Владимир. Город был неплох, просторен и средневеково роскошен, хотя и не выдерживал сравнения с Киевом, а для людей двадцать первого века напоминал смесь деревни и открытых музеев. Иван Леопардов, отметил про себя довольно высокие стены, глубокий ров, правда, во многих местах засыпанный мусором. Сами улицы были прямы и чисто выметены. Дома стройные примерно половина каменые, многие с красивым резным узором. Обилие недавно настроенных церквей, со звучными колоколами и приличный высотой в сорок пять метров золотоглавый массивный собор из белого камня
  /Повествование книги идет о временах хана Батыя, на минуточку. Выметенные улицы? И все остальное? Ну-ну... Жители, видя трех непонятных юродивых с оружием, решили от греха попрятаться. Когда юродивый один - это почти святой, а вот когда их трое вместе - хоть святых выноси. /
  
  Затем девушка аккуратно надела венок. Микросхемы сработали и тысячи толщиной с ядро водорода щупальцев разом проникли в мозг. Зером почти сразу же отключился от реальности. В первое мгновение он оказался словно в космическом вакууме. Вокруг светились призмы, эллипсы, квадраты, треугольники и многочисленные еще более сложные светящиеся фигуры, образовывающие звезды.
  /Сферический конь в коническом вакууме удивлялся плоскости четырехмерного пространства./
  
  Звездное небо с прямоугольными звездами и багровым оттенком. Разрезая пространство, несутся космические истребители, они движутся очень быстро, маневрируют и в них очень трудно попасть. Кажется что эти точки и вовсе не машины смерти, а молекулы кипяченой воды, насколько стремительно они снуют туда-сюда.
  /Услышав про прямоугольные звезды, Физика обняла Химию, и они ушли плакать молекулами кипяченой в вакууме воды./
  
  С атакующими кусками магоплазмы сражались и воины-фантомы которые спешно создавали техноволшебники. На восьминогих скакунах могучие рыцари кромсали мечами, секирами и заточенными шестами атакующие их кометы, заставляя рассыпать в пыль попадающие под клинки звездные порождения. Основной, стремительный удар с размахом технотронной из множества боевых, космических кораблей кувалды нанесен по тыловым соединениям. А вспомогательный прострел - по маневренным ударным группам.
  /Что это за вещества, ну хоть кто-нибудь, подскажите?! Их просто необходимо внести в Реестр./
  
  Атакующие звездолеты напоминали стаю стремительных, колючих от стволов орудии и излучателей мальков с огромной скоростью снующих в космическом пространстве.
  /Космические Копперфильды - это пять, и добавить, в общем, нечего./
  
  Эти звездолеты магической цивилизации, сильно разогревали при перемещении космическую пыль, переливались всем цветами радуги, и дышали словно живые. Впрочем, они и в самом деле живые, выращенные колдунами с помощь особой системы питания и логосмагии.
  /Космическая пыль удивлялась собственному нагреванию при абсолютном нуле и не понимала, чем и как в вакууме можно дышать./
  
  Геринг побежал, затем не хотя сел в истребитель. "Мессершмит"-262, недурная по вооружению и маневренности машина, но очень не надежная, да и скорость у нее поменьше "Саламандры".
  /Вальтер Новотны и Адольф Галланд с весельем наблюдали, как Герман Геринг бежит, распихивая телесами - не сказать что бы тучными, скорее жирными, по летному полю. Затем он, нехотя (пристрелите Ворд, или хоть пользуйтесь им нормально!), ломая крашеные ногти и, попутно, лесенку взбирается в кабину истребителя. Реактивного, заметим. Слезящимися от морфия глазами с зауженными зрачками пытается оценить готовность машины к взлету. Удет нервно ржет с небес. Марсель оттуда же икает. Рихтгофен просто в истерике, выпрыгивает из адского котла - 'Как мой ученик смеет так позорить меня, Красного Барона!?'
  Далее Галанд и Новотны пытались понять, в каком месте у Ме-262 недурная маневренность. Для справки - это машина под тактику 'Упал с высоты, сбил - хорошо, не сбил - щас на скорости проскочим, наберем высоту, повторим, и так пока БК не кончится'. Ровно того же типа американский 'Лайтнинг', только хуже./
  
  Подымается чуть тяжелее, хотя реактивный самолет в этом отношении втрое круче винтового. Рассекая атмосферу, он устремляется в высь.
  /И падает. Одним из основных недостатков Ме-262 был срыв воздушного потока в компрессорах двигателей, и именно при наборе высоты. Или при глубоких виражах. Итого смотрим дальше на этого... аса./
  
  По небу плывут тяжелые темно-бурые тучи. Где-то в них могут прятаться советские самолеты.
  /Мрак и ужас. Т.е, тучи - слоисто-дождевые. Или кучевые - дождевые. Черт его знает, что для авиации страшнее, но по факту результат один. Ага, а все советские пилоты, по мнению автора,- кретины./
  
  Его истребитель быстро отрывался от остальных, скорость примерно 850 километров. Остальные винтовые "мессершмиты" явно устарели, куда этим черепахам до воздушного боя.
  /Bf-109 никогда не летали в компании Ме-262. Мозгов у командиров люфтваффе, в отличие от автора сей альтернативы, хватало, дабы не скрещивать ужа и ежа. Хотя обозвать 'стодевятый' черепахой - это круто./
  
  А вот, наконец, видны самолеты противника. Их много, в основном Яки и "Ланкастеры", за ними бомбардировщики Пе-4. Машины не очень грозные, с американским Б-27 и близко не стояли, зато хороши для бомбовых атак на малой высоте.
  /Ага, вместе. И Яки, и 'Ланкастеры'. И плевать, что вторые с августа 1942 года применялись только в ночных налетах. Автор, а чего 'Веллингтонов' нету? Недорабртка! Ну и, конечно, сравнить двухмоторный фронтовой Пе-4 и стратегический бомбардировщик В-17 с четырьмя моторами - раз плюнуть./
  
  Геринг воспроизводит кульбит и по косой линии, атакует советские истребители. У него мощное вооружение, три тридцатимиллиметровых пулемета.
  /После чего просыпается дома, уже раздетый адъютантами. Даже он и даже после морфия не смог вспомнить в пилотаже такой фигуры - 'кульбит'. А четвертую пушку Геринг, очевидно, обменял на очередную картину. И да, на Ме-262 нет пулеметов. Вообще./
  
  Грозная сила, можно стрелять по врагу с большой дистанции; прошивает и лобовую броню. Летящий впереди Як попал под удар - следует взрыв. Попасть, конечно, с дистанции не легко, только такой матерый ас как он может на подобное решиться, зато можно сбивать врага, находясь в относительной безопасности. Геринг перевел пулеметы, и рубанул сразу с трех стволов. Еще один ЯК.
   /Лобовая атака. Скорость Ме-262 - около 800км/ч. Скорость Яка - около 600 км/ч - берем крайне грубо. Итого - каким, простите, терминатором с запредельной реакцией нужно быть, чтобы попасть по отдельному Яку???/
  
  Теперь эсесовец выполнил антиманевр, сделал двойную бочку, и сбил еще один самолет.
  /Эсесовец Геринг - это, безусловно, прорыв в истории. Двойная бочка (это как?) на ме-262 перед этим блекнет./
  
  На нем был арабский халат с капюшоном.
  /И чалма с козырьком./
  
  Для жилища, где обитают свиньи, дом казался ухоженным, чистым и уютным.
  /Три поросенка радостно, чисто и уютно хрюкали./
  
  Он так изумительно пах, словно впитывал погасшие солнечные лучи.
  /Звезда Смерти пахла просто изумительно, не зря она гасила. В том числе и лучи. 'Уходя - гасите всех!' (с) Гоблин./
  
  Они были мужчиной и женщиной, оставшимися наедине, если не считать свинью и спящую тетушку.
  /И тут кругом опять одни свиньи./
  
  Одна ночь игры в покер заставила ее желать чего-то более глубокого.
  /Ага. Преферанса. Ленинградка или Сталинград?/
  
  Ее губы оказались приятным сюрпризом.
  /Все остальное, видимо, было сюрпризом неприятным. Не повезло мужику./
  
  Я накрасила губы не для тебя, а для пиццы.
  /Так вот он, сюрприз. Он, оказывается, для пиццы, так что губы не раскатывай!/
  
  Я поспешила в зал, чтобы не столкнуться с самим мистером Бернисом. Войти я так и не успела: у самого входа меня кто-то схватил за локоть, и я узнала Дезире. Она прихорашивалась перед огромным, во всю стену, зеркалом в массивной золочёной раме.
  /Дезире особенно шли ее длинные клешни, которыми, прихорашиваясь перед зеркалом, она хватала людей за локти./
  
  Я решительно отодвинула их и нажала на ручку двери. Она подалась, и я шагнула внутрь. Едва успев прикрыть дверь, я чуть не задохнулась от врезавшейся мне в голову подушки.
  /Вот так и погибают любопытные дуры. У нас тут заговор, понимаешь, и вдруг явление... Что остается? Душить подушкой./
  
  Очень редко улыбается, отчего лицо вываяло структурность надменности и немалой злобы, которая, впрочем, не имеет особых оснований.
  /Дальнейшие структурные изменения психики по диагнозу МДП не наблюдаются./
  
  Умываясь кровью и впитывая в себя всю истинность значений Рейха, девушка научилась надевать маску бешеного спокойствия, за которой тяжело было угадать ее настоящие эмоции.
  /Ханну Рейч вообще было сложно понять./
  
  Нам предписывается направить наши легкие танцующие ножки на благотворительный бал.
  /Поставка ножек осуществлялась по плану. Прочая фигура была излишня./
  
  Они знали, что введут Лин, которую они так любят, в круг непрерывного счастья и брак.
  /Да, Круг непрерывного брака - это, пожалуй, в Кащенко, в одну палату с фигурантом нашей предыдущей нити./
  
  Почему-то при взгляде на тело моего случайно приключившегося мужа даже мысли о зале не возникает.
  /Случайно приключившийся случайный муж со случайным телом без неслучайного зала. Что-то рандомайзер сегодня какой-то злой./
  
  Девушка чувствовала себя обнаженной под развевающимся взглядом его светлости.
  /Все восемь глаз его светлости развевались на стебельках под резкими порывами ветра./
  
  Он, вместо того, чтобы разревется, делал из себя еще более скорбное лицо.
  /Пабло Пикассо поймал момент деланья из себя скорбного лица и отразил в автопортрете./
  
  Суккуб в квадрате.
  /И инкуб в корне./
  
  Он точно знал, что делает своим ртом.
  /Сэр, он знает, что своим ртом он ест, дышит, произносит звуки! Сэр, он действительно знает, что он им делает, сэр!/
  
  Лишь на полвдоха поглотив ее запах, он понял, что пропал навсегда.
  /Потому что второй половины вдоха уже не вышло. Никогда. Она пользовалась очень специфичным отравляющим веществом для выполнения таких заказов./
  
  Я смотрела на него, и внутри что-то странно заскреблось
  /Чужой, видимо, уже просился наружу./
  
  Мой оргазм стал прорываться наружу.
  /Кажется, автор перепутал оргазм и запор.../
  
  Я притиснул изящную фигурку Юлали к себе и, зарывшись лицом в волосы, наполнил ею свои легкие.
  /После чего в муках скончался от механической асфиксии,- фигурка в легких - это не шутка./
  
  ...Обнажая свой просто противозаконно рельефный торс.
  /Расписанный многочисленными куполами с крестами и прочей подобной атрибутикой?/
  
  В животе все скрутилось и завибрировало жестким горячим узлом чистой, раскаленной до бела нужды.
  /Очевидная ошибка. Генри Белл тут не причем. Это скорее перепой до 'белочки', судя по описанным симптомам./
  
  Я подхожу и укутываю её в свои руки, обвиваясь и прижимаясь.
  /Новые серии хентая с тентаклями на ваших экранах!/
  
  Юлали выпотрошила меня дочиста, чтобы через край наполнить собой.
  /...И другие изыски художественной некрофилии./
  
  Дворецкий герцога, граф Гант.
  /И дворецкий дворецкого, барон Гонт... Граф - дворецкий? Не иначе, через постель титул получил.../
  
  Для такой стройной девушки у нее были отличные выпуклости.
  /Впуклости, правда, не очень, Лобачевский не одобряет... Да и вообще, комплексно надо топографию поверхности рассматривать, комплексно!/
  
  Казалось, ее ноги в зеленых лосинах никогда не закончатся.
  /Так и была решена проблема голода в странах третьего мира./
  
  Она использовала вначале Брона - правда она хорошо его полюбила; она видела, что меня тоже очень хорошо использовать к своей выгоде.
  /Хорошо полюбила. Ему понравилось. Во всех позах./
  
  И тут Макс действительно почувствовал, что в паху что-то происходит, и отскочил от женщины.
  /Ну да, и самому стремно, и женщину напугать можно - ладно, если просто вши, а вдруг там вообще чужой на волю рвется?/
  
  Я резко послала свой язык навстречу интервенции Северина.
  /Новое слово в тактике, однако - запугивать интервентов отрезанными частями тела./
  
  Я вскинула голову, желая сказать все, что думаю о его наглости, но Северин молниеносным движением шагнул ко мне и, схватив за задницу одной своей лапищей, вздернул меня вверх по своему телу, одновременно вжимая в стену, а второй вцепился в волосы и, потянув за них, подставил мои губы под свирепую атаку своего рта.
  /Это какой-то очень сложный БДСМ. Вздергивать по телу, одновременно вжимая в стену, параллельно тянуть за волосы и атаковать ртом. Видимо, симметричный ответ на отсыл языка к интервенции./
  
  Я вломился в ее тело, действуя сообща с волком
  /Волк, видимо, грыз, а тут еще ломиком или топором добавили. А потом еще так "Всем выйти наружу с поднятыми руками!"/
  
  И я освобождаю зажатую внутри стихию, крича, когда она рвёт меня по пути, лишая всех чувств, кроме одного единственного. Способности ощущать такую же стихию, что изливается с последними судорогами тела Северина в меня.
  /Северин, видимо, скончался в процессе действия, описанного в предыдущей фразе, раз тело выдает последние судороги. А бабе не везет фатально - спонтанный взрыв, что рвет ее, высвобождаясь... Жуткий конец./
  
  Потом быстро ушел, благо скорость на двести километров выше советских истребителей. Можно и покуражиться, сделать тройную горку, потом в пике набрать предельную скорость.
  /О, да. Горка. Тройная. Это либо такой 'тройной салют', либо набор высоты под углом втрое больше обычного - 135 градусов (действительно, а полетели обратно, чоужтам). Набор скорости в пике тут выглядит уже не бредом, а единственно возможным выходом...
  Нет, я понимаю, что это сделать легко, но встает вопрос - зачем? Ме-262 полез в маневренный бой? Тогда хвала герою Рейха рейсмаршалу Герингу. Посмерно./
  
  Сразу два советских самолета попадают под чудовищный "веер", видно как дымятся хвосты. Конечно, выполнять фигуры высшего пилотажа, и заодно прицельно стрелять и попадать, может далеко не каждый ас. Но у Геринга опыт боев и стрельбы на несравнимо больших скоростях с плазменными пушками. И по этому этим его не удивишь. Сейчас он гораздо более сильный летчик, чем в прежние времена.
  /Ладно Геринг, ас, люфтваффе... Но Геринг, плазменные пушки?! О_О Сильно альтернативная история... Более сильный - растолстевший напомаженный Геринг, фигурой идеально вписывающийся в объем кабины и не оставляющий лишних сантиметров пространства?/
  
  Легкое беспокойство за своих двоих не столь опытных товарищей, да и самолеты у них похуже, могут и не вернуться из боя. Вот разлетелся на осколки и взорван седьмой истребитель.
  /Боже мой, истребитель разлетелся на осколки и ВЗОРВАЛСЯ?! Там атомный движок, что ли?/
  
  Круто теперь новая горка, затем "вертушка" уничтожаешь двоих заходящих на тебя яков. У одного на фюзеляже видны звездочки. Значит матерый противник, умеют биться русские! Ба! Пушки заглохли. Кончились снаряды! Ну что же, ни чего страшного, можно просто уйти. Жаль что реактивных самолетов, да и таких асов как он мало, а то бы ввалили союзникам по первое число. Разорвал дистанцию, сзади слышны выстрелы, рвутся снаряды, и по изломанной траектории ушел от поражения.
  /Горка, затем вертушка - ЧТО? What a fuck is going on?! Изломанная траектория?! Дайте мне этот реактивный самолет, и я захвачу мир!!!/
  
  Теперь остается только, приземлиться. МЕ-262 капризный летающий конь, может при приземлении подзадать "козла", а то и вовсе развалиться на части. Не даром его не любят немецкие летчики. Геринг сбросил скорость, и сел максимально аккуратно, словно пух на водную гладь. На сей раз, обошлось. К нему подбежала обслуга.
  /Ничего с ним при приземлении не происходит, если садиться нормально (тут же ас вроде), и не делать резких виражей на малой скорости. Но - пух. На водную гладь. Это когда задать 'козла' или развалиться на части. А до этого тройные горки, вертушки и изломанные траектории. Это не Геринг, это шизофрения./
  
  Флот надменных захватчиков гроборков только что обошел звездное скопление. Прорываясь сквозь нерукотворные заслоны, с помощью магомагнитных пушек и сделанных на основе боевых заклинаний, вибро-пулеметов, армада прорывалась сбивая бешеные астероиды. Эти скопления жидкого металла буйно плескались словно морская пена, проворно передвигались, выпрыгивая как волчки из семимерного пространства, и поражая тех, что позволял себе расслабиться на малую долю секунды.
  /Аааа, а в космосе могут быть рукотворные заслоны?! Покажите мне этих мутантов! Далее. Биоплазма, бешенство у астероидов, живые планеты, да... И жидкий металл. Плескался. Как пена. Нарисуйте мне это, я хочу это видеть! Моя физика плачет и собирает пожитки./
  
  Казалось по вакууму, носятся размытые как от дрожащего пера второгодника кляксы. Отнюдь не безобидные скопления боевой магоплазмы, демоны аннигиляции, моментально с противным рвущим барабанные перепонки скрежетом пробивающие борта, и корпуса звездолетов.
  /Дрожащие семимерные волчки-кляксы. Рвущие барабанные перепонки в, на секундочку, безвоздушном космосе и пробивающие борта, находящиеся, по ходу, где-то не на корпусах звездолетов. Хотя хуле - волчки-то семимерные, с них станется.../
  
  Бой хоть и изобиловал цирковыми элементами и на деле совсем нешуточный, смертоносные потоки залили вакуум, вертелись несущие смерть причудливые фигуры.
  /О, великий Розенталь, спаси мой разум! Смертоносные потоки в вакууме, в котором еще и вертятся фигуры... Дистиллятом вскипели слезы в безвоздушном пространстве и таинственной дымкой прикрыли паническое отступление физики./
  
  Особенно когда в атаку пошли наколдованные девчата-эльфики. Некоторые фантому, стреляли из арбалетов многоразового использования, а другие лупили особым оружием в виде дискообразных бубликов.
  /Бублики! Дискообразные! Тоже семимерные, в виде клякс?/
  
  Как это чудно смотрится в атаку идут девушки-эльфийки на самоваре с головой тираннозавра, и лапами в виде локаторов. И вот этот зверь саблезубыми клыками поддет космический, рыбообразный эсминец гроборков.
  /Самовар с головой и лапами. Голова саблезубая и тиранозаврячья. А лапы в виде локаторов (что характерно - не наоборот). По-моему это жесткий лизергиновый приход археолога-славянофила./
  
  Сквозь пробитые перегородки с шумом вырывается фтористый воздух, вспыхивая пышным четрехцветнным фейерверком в вакууме. И эсминец начинает содрогаться, самовар-динозавр дергает его, словно пытающийся сбросить кувшин лис
  /Вспыхивая. В Вакууме. Серьезно? Лукас громко радуется. Господи, автору не только не дают покоя лавры кинорежиссера - он еще и археолог, и культуролог-славянофил!/
  
  Находящихся внутри гроборков бросает, словно горошины в погремушке лишенного сладкого ребенка. Капралу Шену сокрушило, да так, что высыпалась розовая крошка перемолотых костей от броска руку и вывихнуло плечо, а повторный удар заставил глухо скулить:
  /Вот тут уважаю. Плевать на розовую крошку костей - мало ли, какие там обстоятельства, может, сначала кость долго и надсадно пилили и дробили. Плечо еще вывихнули - правда, откуда плечо, когда рука на крошку изошла - ну, да это лирика. А вот то, что только повторный удар заставил глухо скулить - вот тут уважаю!/
  
  В следующий момент напичканная электроникой Бронированная темно-гранатовая машина стала. Стала неожиданно для самого шофера. Джерси и Люджина были ошеломлены, никогда за все свою жизнь они не видели более красивого мужчины.
  /Вот это мужик - даже машина встала!!!/
  
  Незнакомец поражал высоким более двух метровым ростом и удивительно пропорциональным сложением. Плитки могучих мышц были не естественно рельефными.
  /Неестественно рельефные, но удивительно пропорциональные. Ах да, мы же допускаем семимерное восприятие.../
  
  По красоте великолепно-потрясающая мускулатура, атлета превосходила статуи древнегреческих богов. При движении мышцы колыхались как гибкая сталь, каждый мускул четко просматривался, сквозь светло-бронзовую загорелую кожу. Незнакомец был обнажен по пояс, вся его фигура дышала неимоверной силой. Мышцы казалось стальными и очень крупными, чудовищно развитыми, а прорисовка была настолько четко, что даже мистер "Олимпия" умер бы от зависти. Тело блестело на солнце, словно смазанное маслом. Лицо имело идеальные пропорции, и в тоже время в нем было, что-то неуловимо орлиное. Не имея ни одного лишнего волоса, он производил не естественное впечатление, литой из гибкой стали фигуры.
  /ЧТО?! Мышцы КОЛЫХАЛИСЬ?! И опять гибкая сталь? Притом из нее еще и льют?!/
  
  В тоже время лицо у него было удивительно юное, даже в какой-то мере мальчишеское.
  /Такое все стальное, пропорциональное, орлиное и... мальчишечье? То есть скругленное и неоформленное? Логика перестала мимикрировать и сбежала вслед за физикой и химией./
  
  Очень широкоплечий, с могучими дельтами, он походил на античного бога владеющего секретом вечной молодости. Молодой бог улыбнулся им такой лучезарной улыбкой, от которой женщины сходили с ума. Один раз, попав под обаяние это го бога, они были готовы на все что бы быть рядом с ним, рожать от него детей. Наверное, таких же прекрасных малюток, как и их отец. Голос нового ангела вернул их к реальности.
  /Античный бог, ангел, стальной и пропорциональный, но 'такой же прекрасный малютка!' И все-таки могучие дельты. Логике вслед раздались пулеметные очереди. Так закончились первые испытания препарата метадон, созданного по приказу Геринга. Несмотря на успехи фармацевтов, это никак не повлияло на ситуацию на фронтах, скорее ее усугубило./
  
  Высоченные купола вонзались в небо заостренными черепами.
  /Собор. С куполами-черепами. Простите, это уже даже не распятие. Но орки не знали, куда еще можно приспособить черепа эльдаров./
  
  И действительно полыхнула яркая вспышка, заставляющая прижмуриться, и перед ними возникли солдаты в стандартном армейском обмундировании, на солнце блеснули штыки автоматов. Еще вспышка: воины застыли в молочном кимоно и в атакующих позах, замерев как влитые статуи, на высоких бамбуковых палках.
  /То есть молочные кимоно, автоматы со штыками и бамбуковые палки для эффективного появления - это стандартное армейское обмундирование? Мозг говорит, что после такого ему надо покурить./
  
  Священная земля Аллаха попрана вашим военным сапогом, а на месте наших селений стоят ваши базы. Мы изгнали США, а теперь пришли вы со своими гигантами-авианосцами и атомными самолетами, но близок ваш конец.
  /Авианосцы и атомные самолеты на местах селений на священной замле Аллаха,! Плавайте поездами аэрофлота!/
  
  После долгой суровой зимы солнце, наконец, раскрыло бирюзовые врата и ослепительным светом затопило все еще белоснежную долину бескрайнего Перуного бора. Несмотря на пышные жемчужные сугробы, чувствовалось ласкательно-свежее дыханье весны.
  /Пусть с ним, с ласкательно-свежим дыханием весны... Но жемчужные сугробы?! И бирюзовые врата солнца?! Ховайся, сталкеры, счетчик Гейгера заклинило!/
  
  Старший тиун Великого князя Владимиро-Суздальского - Торопка Петух в сопровождении дюжины роскошно убранных ратников, отправился за очередным, уже мартовским сбором традиционной дани.
  /Старший петух с роскошными ратниками... Ммм... Что? А, нет-нет, это я так - задумался.../
  
  По некогда блистательному, а затем безжалостно раздавленному монгольским сапогом среднеазиатскому Сыгнаку носились взбешенные всадники, с дико зачесанными косами.
  /Боже! Коней-то хоть спасли от этих психов?/
  
  Монголы нарочно натравливали своих нечесаных коней на людей, затаптывая тех кто не успел убраться, затем они соскакивали с лошадей и безжалостно обирали жертву, продолжая избивать и варварски издеваться над беспомощными людьми.
  /Ладно, я молчу уж о том, что монгол + нечесаный конь = конь + мертвый монгол. Но безжалостно обирать затоптанную жертву (что там обирать осталось-то?!), и при этом избивать и издеваться - они для этого специальных людей с собой возили, что ли? Одних затоптали и обирают, а прочих бьют и глумятся над ними?/
  
  Оставляя глубокие густо окрашенные кровью следы, вздыбленный динозавр устремился к городской стене. Монголы, тем временем пошли на приступ, тридцать туменов под гул тысяч барабанов ринулись на штурм. Из катапульт и баллист в город полетели тяжелые камни, зажигательные снаряды, тысячи, десятки тысяч стрел.
  /Катапульты и баллисты? У монголов? При штурме степных крепостей? Очевидно, их заказывали у Крупа и привозили из Германии кораблями по железной дороге./
  
  Тяжелый камень попал диву в голову, а котелок с подожженной смолой со снайперской точностью угодил в здоровенный свинячий пятак. Такого чудовищного визгу, кипчакам и монголам еще не приходилось слышать. Даже закаленные монгольские кони, испугавшись, рева неудержимой лавиной ринулись от стен.
  /Ладно уж, Аллах с ним, с многотонным дивом, но - свинячий пятак? Серьезно? Монгольские кони явно не от рева слиняли.../
  
  Отборные тургауды, выставили копья, создав непроницаемую стену. Див тем не менее яростным прыжком перепрыгнул зловещий стальной лес и в громовом падении смял роскошный шатер предводителя монголов. Батый махнул острой саблей, рубанув по длиннющей шерсти, и вдруг неожиданно для себя самого устремился в бегство.
  /Это как в том анекдоте - 'Ой, а куда это я пошел?'/
  
  Хотя надменная гордость покорителя вселенной и протестовала, тело отказывалась повиноваться разуму, и ноги сами несли галопом всех меры напыщенного хана.
  /Галопом? Батый еще и кентавр?!/
  
  Однако не дано смертному убежать от дива, когтистая лапа схватила джихангира, сдавив ребра. Батый посинел, сломанный палаш вывалился из ослабевших рук.
  /Пардон, Батый не знал, что такое палаш, и уж точно не ведал, как его сломать./
  
  Наконец-таки он загнал меня в нужный угол.
  /Ага, того самого круглого павильона, видимо./
  
  Что-то невероятно большое разрывает меня изнутри.
  /И тут чужие! Спасайтесь!!/
  
  Чувствовать, как его мышцы напрягаются и подрагивают, как электричество гудит внутри нас
  /'Электрический стул или казнь в реалиях современного мира.'/
  
  Маркус прижал её к себе, она свернулась змейкой у него на груди, упиваясь минутами единения.
  /Пригрел на груди змею, а это была личинка чужого. Вот так и пришел конец цивилизации./
  
  Он целенаправленно вел машину куда-то в глубь ельника.
  /Водитель БЕЛАЗА обращает внимание на рельеф местности и знаки дорожного движения исключительно из любопытства./
  
  Что-то горячее и влажное прошлось по артерии, бьющейся в бешеном ритме.
  /Неужели это кровь?! Артерия билась в истерике.../
  
  Их руки одновременно обхватили лица друг друга, глаза пожирали оболочку, проникая в самую душу.
  /Смотрите на ваших экранах! 'Чужой и Хищник: любовь'./
  
  Он склонился надо мной и впился поцелуем тем, что пару минут назад целовал мой рот в небольшой бугорок, явственно выделяющийся под лобком.
  /Рот над лобком? Опять ксеносы атакуют!/
  
  Я поставила размашистый засос на шеи.
  /Я полюбила его всеми подручными средствами, некоторыми еще и с размаху./
  
  Мы с братом будто были отдельной ячейкой общества.
  /Инцест?!/
  
  Волосы до этого ниспадавшие на плечи и спину, сейчас буквально витали в воздухе.
  /Аэродинамическая труба, не иначе./
  
  Ей нравилось сочинять музыку и ставить на нее слова.
  /Слова отказывались стоять на всяких закорючках просто так и требовали бутылку./
  
  Волк все изводился лаем.
  /Это была тупая самоуверенная собака - волки не лают./
  
  За углом скрылись чьи-то оттасканные ноги, оставляя дорожку кровавого следа.
  /Ноги спрятать не успели, пришлось оттаскивать за угол./
  
  На поляне воцарилась молчаливая тишина.
  /Она откровенно завидовала громкой тишине, плясавшей и пьющей пиво на соседней полянке./
  
  Я порхала по залу вслед его горячим рукам.
  /Он долго отлавливал по комнате этого надоедливого комара./
  
  Кожу покалывало, словно тысячи микро зарядов пробегало по ней.
  /Ошибка электромонтера насквозь пронизывает все его существо./
  
  А адреналин и наркотики никак не могли решить между собой, отправить ли его в эйфорию, или заставить работать на пределе вместе с сердцем, которое еще никогда так бешено не билось в его груди.
  /Не смешивайте наркотики, адреналиновый шок может дать слишком интересные эффекты./
  
  Это действие посылало мощный разряд огня в матку.
  /Читайте последнее переиздание 'Молота ведьм'./
  
  Но у мужчины в душе сыграл огонек совести
  /Она очень красиво догорала./
  
  Восемь месяцев совместной жизни - это достаточный срок, чтобы покинуть этот древний мир.
  /Почему-то мой муж с этим не согласен и еще пытается сопротивляться./
  
  Я подняла глаза джентльмена.
  /Его вставная челюсть осталась лежать на газетном столике./
  
  Для идеальной контрацепции на заклинании лучше отключить зрение.
  /Чай. Вместо. Да, чай вместо написания и отсылки книги издателю./
  
  Он мужчина или все-таки видимость.
  /То ли девочка, то ли видение./
  
  Взял в ладони лицо её... всматриваясь в широко раскрытые глаза... вошёл до упора, пах сладко хлопнул, выгнулся от удовольствия и замер...
  //Пах сладко хлопнул в ладоши, выгнулся и сломался./
  
  Девушка сложила на груди руки в самой строгой позе.
  /В миссионерской, одобренной религией./
  
  Его футболка бугрилась на ее груди.
  /Эта наша нить, видимо, посвящена Чужим и их месту в отечественной литературе./
  
  А сердце все так и прыгало, отдаваясь эхом в промежности.
  /Поражаемая голова в истфехе и ролевых играх. /
  
  Его низкая керамическая чаша обложенная по краю терракотовой плиткой сохраняла литров сто прозрачной голубой воды тонкими струйками дробящей яшмовую вазу в центре.
  /Яшмовая керамика... Алмазный фарфор... Малахитовый хрусталь... Этот ряд можно продолжать вечно, но философский камень так и не вышел./
  
  ... - Отозвалась я, незаметно под прикрытием подола платья перетекая в боевую стойку
  /Приседание в реверансе из кибодачи, и обратно./
  
  Подними ковер и начерти на полу пятиугольный круг.
  /И другие чудеса нелинейной геометрии. Евклид в трансе./
  
  На шее висел овальный бирюзовый амулет круглой формы.
  /Евклид и Лобачевский изображают вечный двигатель./
  
  В первую очередь мы всем промыли раны спиртом.
  /Постоянное промывание ран спиртом в разных книгах меня особо убивает. Особенно глубоких колото-резаных... Так и хочется посоветовать автору, который промывает раны спиртом, промыть им себе мозг. И почитать хотя бы один учебник по первой медицинской помощи./
  
  Тот самый велосипед, который папа, стараясь смыться по-тихому, и уронил как Эйфелеву башню, себе же на ногу.
  /Папа мягкий, он простит. (с) Но я, честно, не представляю, как этот папа ронял Эйфелеву башню себе на ногу./
  
  Инструмент был очень похож на арфу и свирель.
  /Оставалось только дунуть в орган. (Заметим, ударение на 'а.') Гибрид струнного и духового инструментов... Даже если это иносказание, всё равно фантазии автора можно посочувствовать./
  
  Шайка промышленных на дорогах разбойников.
  /Промышленные разбойники - это как промышленные альпинисты, только разбойники.?/
  
  Он испускал изящные словоформы.
  /Бывают благовония, бывают зловония, бывают словоформы.../
  
  Я вляпалась по самые сугробы.
  /Помидоры кончились, пришлось креативить./
  
  Под накрытой тканью шатра, по кругу, стояли высокие ледяные скульптуры.
  /Это и был настоящий фигвам из Простоквашино./
  
  Ее нога застряла в расщелине между двух сталактитов.
  /- Пить надо меньше,- думал Человек-паук, снимая свою девушку с потолка пещеры./
  
  Мысли Тиши стали ало-зелеными.
  /Что хорошо сочеталось с ее коричнево-сиреневенькими желаниями./
  
  Мудреные наручники во все тело.
  /Однозначно, Железная Дева. А также испанские сапоги и прочие удовольствия от ордена Святого Игнатия./
  
  Поняла, что он поранил мои десны своими клыками.
  /Это не клыки - это кариес и осколки зубов!/
  
  Вокруг запястья был обернут мягкий лиловый колокольчик.
  /Новая мода в этом коровнике. Резиновые цветы, безалкогольное пиво, лысые женщины... Куда катится мир?/
  
  Некромант был темным.
  /Светлые волшебники закончились на прошлой попаданке,- ушли на Темную сторону Силы за печеньками. Этот же был совсем темным. Почти черным... Да негром он был!/
  
  Поскольку вы принадлежите к притесняемой и принижаемой расе женщин.
  /Раса мужчин альфа-самцов берет вас под свою опеку, чтобы защитить вас от расы голубых котов-поработителей и уберечь от тлетворного влияния расы паучих-амазонок!/
  
  Его рука сжала мое округлое место пониже спины.
  /Какая деликатная девушка... сразу видно истинную леди. Перевод: "Наглый мужлан ухватил меня за задницу." А хвоста там не было?/
  
  Над высокими окнами вдоль стены были рельефные красивые рисунки лепнины.
  /Ну, архитектор хотел там лепнину сделать, набросал эскиз... А потом ему денег не заплатили, вот и остался "рисунок Окна в комнате тоже были нарисованы очень умело./
  
  Вы зачислены на факультет искусствоведов розыска, кафедра: следователей-художников.
  /Вообще в криминалистике до массового появления фотографии, отмечу - именно фотографии, не печати - художник-криминалист ценился поболее оперативного сотрудника. Так, в принципе, было до середины 80х годов прошлого века. А вот следователь-художник это, безусловно, новость. Соседние потоки будут состоять из прокуроров-скульпторов и патологоанатомов-архитекторов. Занятия будет вести полковник Б.Оборотень, он вас научит дела рисовать./
  
  Массивные многокилометровые сооружения, некоторые из которых имели нашлепки в виде двух- или трехэтажных крыш.
  /Не, трехэтажная крыша - это понятно. Ее строители так матом крыли, пока возводили. А двух? Не доделали? Балконы тоже были налеплены кое-как. Ласточкины гнезда - что вы хотите. 'Нет, не с той стороны гриба я откусила!' - подумала Алиса./
  
  Он подхватил меня рукой, начиная выцеловывать угол челюсти.
  /Затем черед дошел до овала рта и цилиндра шеи. Как бедняга не поранился об ощетинившуюся углами челюсть, я так и не поняла./
  
  На один хлебный квадрат он нанес ореховое масло, а на второй крыжовенное.
  /Скрестить корову и крыжовник было нелегко, но мичуринцы таки добились своего./
  
  Огромный шар, в котором метались всполохи, похожие на струи тока: лиловые, оранжевые и зеленые.
  /Британские ученые доказали: струи тока имеют целых три цвета! Между ними прогуливались пары нейтрино. Так вот ты какой, Адронный Коллайдер/
  
  Как оказалось, этим утром кто-то напал на графиню и ранил ее. И не просто ранил, а порезал горло от до уха, да так, что бедняжка и звука не может произнести. ...
  - Но граф знает о происшествии с графиней?
  - Да, он-то ей первую помощь и оказал - рану затыкал.
  /Может быть не граф, а князь Камарильи? Пытался спасти своего гуля... И судя по тому, что графиня еще жива, у графа не получилось ее заткнуть./
  
  Алиса, умоляю, не держи первые умы мира за дураков. Они достаточно долго взвешивали это решение, изучали материю, составляя карту ее визуальной проекции.
  /И программу математической визуализации, и в результате поняли, что ничего не понимают. Материя же молча недоумевала, глядя на этих высоколобых идиотов. Возмутилась лишь тогда, когда они стали по карте курс прокладывать. Первые умы палаты номер шесть всенепременно были радостью преподавателей психиатрического факультета. Ну, где еще найдешь в одной комнате Евклида, Ломоносова и Лобачевского?/
  
  Ищу девушку противоположного пола.
  /Для альтернативных отношений, интим не предлагать. Новое слово в генетике - девушки стали разнополыми и теперь делятся на + и -./
  
  Когда солнечные часы показали полночь.
  /Он понял, что пить уже точно хватит. Далее наступило затмение и настал апокалипсис.
  
  Мой отец был третьим бабушкиным мужем
  /Всего пол дня, потом бабушку посадили на пятнадцать лет за инцест и педофилию./
  
  Наличие чужого внезапного трупа отбило охоту продолжать разборки.
  /Свои запланированные надо было куда-то деть, а тут еще и чужой... Ничто так не портит настроения, как свалившийся на голову внезапный труп... /
  
  Белоснежный камин с лепниной единорогов.
  /Единороги были готовы навалять лепнины и на барельефы, но архитектор воспротивился, хотя голубое вещество, пахнувшее фиалками, смотрелось довольно забавно./
  
  Бабочки в животе порхают с момента, как я увидела этого самца.
  /Впрочем, врач убил меня наповал, сказав, что это глисты./
  
  Холодный воздух облизывал мою грудь.
  /Причмокивая и оставляя пятна протоплазмы./
  
  Зеленый квадрат осветил мою фигуру золотым светом.
  /'Фигня! - сказал Малевич,- слишком гламурно!' И закрасил квадрат черным./
  
  Ее брат жульничает в бильярд.
  /-Холмс, но как?! Как можно жульничать прямо в бильярде?!
  - Ватсон, вы подумайте, быть может, там сидит специальный человек, с которым можно договориться?/
  
  Я чувствовала, как его чёрные маленькие глазёнки, похожие на изюм в сыром тесте, липко ползают по груди, бёдрам, ногам, лицу.
  /Липкие ползающие глазки - новое слово в фильмах ужасов... Куда там Фредди Крюгеру./
  
  Теодорих был так хорош собой, что мои мысли приняли странное в данной ситуации, матримониальное направление, заалев щеками и ушами от смущения.
  /Замуж девушке пора, ибо перезрела... Вот и уши об этом сигналят./
  
  Второй голодный зверь - мой желудок, вёл себя куда агрессивнее, он не мурчал, а урчал и кусался.
  /Грыз печень и царапал селезенку, хозяйка плотоядного желудка корчилась от боли./
  
  Трезвость пришла стремительно, как оргазмы.
  /Тренироваться надо, почаще трезвым ходить, тогда это ощущение не будет казаться столь новым, неожиданным и стремительным./
  
  Руки Глеба соскользнули по спине и сжали то место, которое уже не талия, но тоже красиво.
  /В человеке всё должно быть красиво - и мысли, и чувства, и талия, и то, что не она./
  
  От меня исходят феромоны, связанные с моими эмоциями.
  /Ёжик, ты бы помылся.../
  
  Парень разжал пальцы и обрушил на меня стихию ласк.
  /Стихия падала стремительным домкратом./
  
  Надежда почувствовала вкус независимости, и этот вкус ей пришёлся по вкусу.
  /Вкус был вкусный, 'теперь - банановый!'/
  
  Поцелуй отдаленно напоминал наказание.
  /Может, надо было сначала почистить зубы?/
  
  Я сама отдала ему руку.
  /А правда, зачем мне чужая рука? Разве что для дактилоскопического замка.../
  
  Воительница легко увернулась от метательного меча.
  /О, вот и метательный меч - суровая вундервафля бравых швейцарских ландскнехтов!/
  
  Серебристая лунная дорожка бегала по поверхностью воды.
  /Пьяная Луна отплясывала гопак, плюнув на все законы физики./
  
  Она замоталась в несколько щитов.
  /Щиты были тщательно подобраны по цвету и рисунку - пастельных тонов, клетчатые, в полосочку, в горошек, с цветочками и бабочками... в лучших традициях импрессионизма./
  
  Реана до сих пор ощущала, как горят ее щеки от воспоминания этого привселюдного унижения.
  /С общевселенским огорчением она вспоминала свой позапрошлонедельный суперпуперпсевдоквазиуспех./
  
  Узкие улочки и грязные переулки не освящались фонарями.
  /Вот не надо было церковь от государства отделять - в переулках было бы святлее./
  
  На плече отчетливо виднелась фибула - знак некромантов.
  На плече была брошка с рисунком фибулы.
  /Девочка явно не в курсе, что фибула - это такая застежка./
  
  Так, ну что ж, констатирую консенсус.
  /Ага, разумеется, мы с Раисой Максимовной пришли к консенсусу и его констатировали. Два раза./
  
  Он сидел за столом, за которым свободно поместилась бы лошадь.
  /Соня, Шляпник и Мартовский Заяц тихо мучились от зависти. Ради такого стола они даже были согласны принять лошадь в свою компанию./
  
  Все-таки сложно объяснить мужу, что в твоей спальне делает посторонний труп.
  /Еще более сложно было бы объяснить наличие не постороннего трупа. Например - его собственного./
  
  Мне безумно нравится его смех, особенно который не вслух. Он оранжевый, как апельсины.
  /... И длинный, как морковка./
  
  У оборотней очень чувственный слух.
  /И бесчувственное зрение, такие ужасы лицезреть./
  
  Он упал и умер, а потом умер окончательно.
  /Ну да, а потом еще раз - бесповоротно. Ну и еще раз - уже на бис. Овации Безрукову были опять обеспечены./
  
  Догадка пронзила Агнию.
  ./Три сквозных пулевых ранения в голову, мозг не задет./
  
  Мы миновали холл и короткий коридор, свернули вправо и тут же оказались в небольшом, шипением дверей зале.
  /Двери раздували капюшоны и пытались цапнуть входящих за голову. Церетели очень старался./
  
  В дверях я подмигнула Густаву, широко смотрящему на нас.
  /Густав долго подбирал глаза с пола, правый закатился далеко под диван./
  
  Сердце тут же запнулось, в низу живота возник вакуум.
  /Сферический конь рвался наружу./
  
  Легкие горели огнем и отчаянно чесались.
  /Поднимите мне веки, почешите мне легкие!/
  
  Это жив-трава. Корень ее обладает целительным действием. Мертвого на ноги поднимет... Если он еще не умер.
  /Если уже умер - нужна совсем другая трава. Но ее у нас тоже мешочек завалялся./
  
  Соня потупила взгляд, чтобы сразу же втереться глазами в твердые бицепсы его груди, которые рельефно вырисовывались.
  /Франкенштейн снова был недоволен. Вот опять. Традиция-с./
  
  Его уши скрутились от удовольствия.
  /Скрутились в тугие спиральки. А хвостик Пятачка очень сильно завидовал ушам Чебурашки./
  
  Какие тут варианты подкуп должностного лица это самое немедленно сейчас раз и все и чтобы больше не сметь никогда ясно или нет.
  /Молчать я вас спрашиваю./
  
  Ольга обернулась, услышав его защитный запах.
  /Скунс-оборотень -секретное оружие иностранных спецслужб./
  
  Мертвяк шел навстречу читателю, раскинув в приветствии руки, а над ним сиял зловещий полный месяц.
  /Не стоит открывать чужие гримуары, иначе полный месяц превращается в полный.../
  
  - Переживу!, - отмахнулся он одним ухом.
  /Второе ухо было занято - хоть парусность у его ушей и была вполне достаточной, но все-таки поворот бакштаг на одних ушах совершить не так просто./
  
  Поинтересовался сосед болтуна, сейчас отливавшего многозначительной синевой.
  /А вот нефиг синьку жрать./
  
  Сэр остановился и умер но не тронулся с места
  /'А у любви у нашей села батарейка!'/
  
  Он вошел в нее и вышел в дверь
  /А там аплодировала рота красноармейцев./
  
  В своих попытках Боги убивали невинные тела.
  /Виновные помогали./
  
  Я поползла следом на негнущихся ногах.
  /Ну да, на локтях; я все-таки вспомнила это слово!/
  
  Стриженый блондин с короткими зелеными прожилками
  /Опыты 'Аненербе' опять дали сбой, кельты и тут своего не упустили./
  
  Орел-беркут, птица, чьи крылья мощные как у орла, и острые как у беркута
  /Разрезая острыми крыльями пространство и время, мутант тщетно пытался убежать от бабочки./
  
  Я смотрел на свое лицо со спины.
  /Не занимайтесь алхимией, если не уверены, что цверги не пнут вас в спину!/
  
  В своих блистающих от недавней полировки доспехах он вскочил на палубу фрегата и начал размахивать своим остро отточенным двуручным мечем.
  /'Ну, сумасшедший, что возьмешь!' - думали остальные каскадеры./
  
  Для боя рыцарь взял проверенные дедовские доспехи с шипами и рогами. И еще как следует наточил все шипы.
  /Принц Хаоса готовился к встрече с мамой./
  
  В руках эльф держал явно тяжелые металлические поручи. Красивые, из закаленной стали, с золотистым узором. Правда, таких я еще никогда не видела. Длинноватые, их нижний край, судя по форме, должен прикрывать тыльную сторону ладони, доходя практически до первых фаланг пальцев и чуть закругленные, явно для защиты их же. Сверху, на лицевой стороне с узором слой металла явно тоньше, чем снизу.
  /Кошка Шредингера долго поражалась устройству лестницы Мебиуса, поражающей монструозностью Лабиринта. В голове крутились два вопроса: как и зачем? Впрочем, все было проще. Это был Логрус./
  
  Амазонка состояла из легкого колета с воротничком-стоечкой, рукавами три четверти длиной и черным кружевом вдоль талии и узких, но удобных штанов с пришитой поверх них юбкой с разрезами до бедер.
  /Конь вытаращил глаза и подходить к этому "hot couture" отказался. Юдашкин нервно плакал - даже он не смог ТАК опошлить форму./
  
  А на сердце расплывается теплота
  /... И задумываешься, не то котенок в нагрудном кармане от испуга описался, не то все-таки шпагой задели.../
  
  Я посмотрела на спину эльфа, задрапированную в легкую темно-синюю безрукавку. Слова были излишни.
  /Вячеслав Зайцев плакал и кидался ножницами... Ну, нельзя, нельзя на манекенщика надевать безрукавки на 5 размеров больше, даже если он эльф!/
  
  Он забыл про пистолет и потянул от бедра двуручный меч.
  /...Который запутался в подвесной, на которой висел оный пистолет калибра .388 лапуа, с присобаченными на нем ЛЦУ, тактическим фонарем, коллиматором, АКОГом, сошками... Боже, какой бред еще придумать, если у автора уже двур носят на бедре./
  
  Крылья раскрашенные в экзотическую какофонию цветов.
  /Очень правильное слово "какофония" - то ли "кака", то ли "фония." Звучные какие крылышки получаются! Да еще и экзотические. Художники с необычным видением мира сего, куда вы в авторы лезете? Берите пример с Пикассо, он книг не писал!/
  
  Теперь аккуратненько расположим шарики в восьми углах гексаграммы.
  /Игра "лайнс" в магической школе. Финальный суперквест - найдите восьмой угол гексаграммы. Видимо, автор, лично участвовал в мероприятии: 'Копать отсюда и до обеда!' Что ему эти восемь шариков?! Звезда Давида тихо подавилась от зависти и принялась отращивать еще два угла./
  
  Глаза его пытались найти Аманду, но он уже отвернулся и вышел из комнаты.
  /Дистанционные глазки - Вы уже вышли, а они все пытались. Какие самостоятельные! За ними глаз, да глаз нужен. А то как найдут что-нибудь... мама дорогая!
  
  В его ледяных глазах плещется океан нежности и любви.
  /В левом была Артика, в правом Антарктика. Особо любвеобильны и нежны были айсберги к проплывающим мимо Титаникам... Главное, что бы нас волной этих самых 'любви и нежности' не накрыло! *бормочет под нос: 'Зачем Герасим утопил Му-Му?!'/
  
  Его губы поверх темного покрывала растянулись в довольной улыбке.
  /Крипота.... а что вы знаете о подтяжке лица на покрывало?/
  
  Я демонстративно облизнулся всем телом.
  /Мое воображение ушло вешаться, ибо не смогло представить себе эту картину. То ли язык должен быть размером с тело, то ли вместо языка тело, что бы им облизываться. Автор старательно вживается в роль бескостных существ?/
  
  По саду, разбитому вокруг фонтана, бродили одинокие и парные эльфы.
  /Сад "Красных фонарей" Амстердама ужасался такому наплыву. Это как носки после стирки, бывают одинокими, а бывают парными... И бродят... или бредят./
  
  К нам приближался еще десяток белоснежных и крылатых коней. Поравнявшись с нами, они начали выстраиваться клином, ну чисто утки.
  /Утки отрабатывали новую тактику противодействия крылатым коням. Это были совместные учения НАТО и Варшавского договора./
  
  Также я разглядел бодро торчащий пушистый хвост.
  /День четвертый. Хвост лошади не изменился - он был беличьим! Но я разглядел пузо! И какие-то металлические штуки на копытах у лошади. Она меня ими долбануть пыталась! Но я смог увернутся!/
  
  Я только и успел, что брови удивленно задрать.
  /Ну, хоть это смоглось./
  
  Его поцелуй освежал, как зубная паста.
  /"Двойной эффект отбеливания" на спине целующего написано не было, нет?/
  
  Темные пятна превратились в отвратительные пузыри, которые пульсировали и медленно перемещались по ауре.
  /Чистите ауру своевременно! Иначе не избежите операции на чакрах. Особливо - оранжевой./
  
  При нашем приближении Федотов встрепенулся и скомпоновал мышцы лица в заискивающую улыбку.
  /Компоновка мышц лица заняла много времени, за это время мы успели упаковать ПТУРС./
  
  Я вообще смесь дриады и демона.
  И вообще, я одна, маленькая беззащитная колдунья-ведьма, а по совместительству дриада-демон.
  /Смешать, не взбалтывать./
  
  А вода изумрудная, как молоко парное.
  /Боже, что ели эти коровы??? Видимо, они руководствовались УК РФ, уделяя особое внимание странице со ст.228./
  
  - Аден, ты извини, но это не праздное любопытство. Я должен спросить. У вас с Надин был физический контакт?
  - Что?! - Аден вытаращил глаза и возмущённо посмотрел на доктора. - Нет, конечно!
  - Я поясню. Любой физический контакт, который мог привести к обмену ДНК.
  - А ... Лед Торис, поцелуй относится к такому виду контакта? - посиреневел Аден.
  - Конечно, мой мальчик, конечно.
  /Атипичный ДНК, как есть атипичный./
  
  ...Разглядывая кожаный колет длиной до середины бедра, с воротничком-стоечкой, длинными и чуть расширяющимися на запястьях рукавами с широкими отворотами, и вышивкой с левой стороны груди.
  /Туника с рукавами не прилагалась к костюму? И белые штаны? А также - конь по имени Моро?/
  
  А ты представь, если она в нигляже будет?
  /Представила. Видимо, это какое-то отказывающееся 'гляже'. То есть, говорящее и с сознанием./
  
  Похлопав ресницами и походкой от бедра, я двинулся следом.
  /Похлопав ресницами, походкой, грудью третьего размера и шестым подбородком, я двинулся следом и взлетел./
  
  Я взбрыкнул и сел всеми конечностями.
  /Кентавр утомился и смог сесть, наконец. Тут, на мой взгляд, даже Человек-Паук, нервно курит, бегает кругами и прихихикивает!/
  
  Я уже замужем, а вот мой муж на мне не женат.
  /Прикольно, че. Просто праздник для адвокатов по гражданскому праву!/
  
  - ... Запястье вчера потянула...
  - Моя бабуля в таких случаях наказывала запястье шерстяной ниткой обвязывать. Проверено, помогает.
  - Цвет не важен. Главное, чистая шерсть, без синтетики, и лучше потолще. Все дело в тепловом и статическом поле, которое образуется в центре окружности.
  /Эээээ? Физика, ау! ...А как в таких случаях помогают пластиковые наручники и "вязки"!/
  
  Жизнь в графствах и герцогствах южного государства течет мирно и размеренно: от Праздника Сбора Урожая до Праздника Середины Зимы - Радована, и от Радована до Дня Летнего Равноденствия.
  /Летнее равноденствие... Летом. Равноденствие, а не солнцестояние. Куда катится мир?/
  
  Запах мужчины, обнаженный отсутствием одежды.
  /Я не знаю, как это прокомментировать, фантазия пасует./
  
  Декада - 3 месяца в мире Эйтайнии. Считается одним из времен года.
  /Остальные времена года называются сиеста, файвоклок и неделя. А весь этот бардак в целом именуется Олимпиада./
  
  Еле уловимый аромат воспоминаний о весенних грезах.
  /Люблю весенние запахи, знаете: тает снег, бегут ручьи, плачут сосульки, все, что ранее было скрыто под белой снежной шубой - появляются наружу. Не время, а мечта Борхеса. А главное, любой менталист учует./ Это какие же должны быть воспоминания, чтобы ТАК пахнуть?...
  
  Небольшой королевский корабль быстро преодолевал астрономические расстояния, что стало возможным благодаря четырехмерным расам, входящим в ООС.
  /Интересно, куда входили двумерные и трехмерные расы? А вообще все правильно, это же "out of canon", так что любые глупости приветствуются./
  
  В течение недолгого полета мысли скользили по всему, что известно о кентавропегасах.
  /А потом мои мысли потекли к склисам-минотаврам - летающим по лабиринтам быкам. Очень причудливы пути эволюции, а уж если древнегреческие боги поспорят с древнеиндийскими на бочку кармы против бочки амброзии, то уже никакая ксенология не поможет./
  
  Наручный телепорт слегка сжал мою кисть, сигнализируя о получении сообщения.
  /Айфон3000 в действии: абонент не просмотрел сообщение, и недовольный телепорт сломал ему кисть за невнимание. А дальнейшее промедление в несколько секунд переносит тебя прямо к отправителю./
  
  Здание изогнутых во все стороны форм.
  /Вот что бывает, если за проект отвечают три разных организации, а чертежи читать никто не умеет. С другой стороны, как известно, пьяный прораб прекрасно дополняет укуренного архитектора./
  
  Вскоре дата смутно сфокусировалась.
  /Дата смутно сфокусировалась, икнула и растворилась. В каюте было пьяным все: кровать, пол, стены, компьютер и даже потолок. Что уж говорить о календаре?
  
  В голову слетались мучительные мысли.
  /Мысли мучительно хлопали крыльями по моей голове, пытаясь удержаться в воздухе./
  
  Отражение долго смущало меня, но со временем я свыклась с ним, и оно даже начало давать дельные советы.
  /- Не бойтесь смотреть на себя в зеркало, со временем привыкнете. (Совет Доктора - Чудовищу).
   - Но оно же со мной разговаривает, Доктор?
   - А чего вы хотели? У вас весь дом заколдованный. Хотя возможны и галлюцинации от одиночества. Хотите поговорить об этом?/
  
  Она прилагала все усилия, чтобы гордо снести свое достоинство на твердую почву.
  /Правда, достоинство всячески вырывалось и требовало вернуться обратно, твердая почва ему не нравилась. TAFT ТРИ ПОГОДЫ: идеальная фиксация достоинства для гордого снесения в любую погоду, на весь день. Только не забудьте, его еще и высиживать придется./
  
  Легкие продолжали почесываться.
  /Моргеллонова болезнь во всей своей красе./
  
  Два следующих дня ей приходилось спать на деревьях, завернувшись в плащ, чтобы не привлекать внимание местных хищников.
  /Современные авторы очень негуманны по отношению к хищникам - они, бедные, так и подавиться могут, пока сидят под деревом и ржут, глядя на очередную идиотку-попаданку./
  
  Она никогда бы не нашла укрытый за несколькими слоями темноты замок.
  /Седьмой слой Сумрака, однако./
  
  Снова вскочить на лошадь, ударить пятками по крупу и нестись во весь опор.
  /И свалиться нафиг, не удержавшись в сей странной позе - сами попробуйте, сидя в седле, ударить лошадь пятками по крупу./
  
  Узкие штаны, заправленные в сапоги и тунику.
  /Это вам не шубу в трусы заправлять, это уже более высокий уровень./
  
  Моя охрана следовала за мной сконцентрированными тенями.
  /Корнет Оболенский, сконцентрируйтесь! Сделайте, что ли, еще затяжечку, голубчик, не помешает-с./
  
  В местном спектре преобладали фиолетово красные, удивительно мягкие тона.
  /Оттенок был просто плюшевым - золотобахромчатым и блескостразиковым. /
  
  На щеке запеклась кровь от длинного рваного пореза.
  /Простите, так рвали или резали? Или грызли?/
  
  Я вдохнула запах, заворачиваясь в его присутствие
  /Запах испугался. Он думал - он страшный, а тут в него заворачиваться начали./
  
  Я прошлась по просторной комнате, выдержанной в голубоватых тонах и позах.
  /Позы явно были неприличными - тона и краски совсем уж разбушевались. Не комната - мечта декадента. Только в ней можно было жить, творить и морально разлагаться. /
  
  На его прицеле поручни не выступали, но он едва уловимо напрягался каждый раз, когда посылал луч Эйкузэ, и пальцы его белели.
  /Я не знаю, кто такие поручни, и что они делают на прицеле. Но да, я бы тоже напрягался при выстреле из ТАКОГО и покрывался сединой раз за разом./
  
  В то время, как женщина схватила меня за прикрытое амулетом горло, моя рука проникла внутрь ее тела и сжалась вокруг незащищенного позвоночника.
  /Внутреннее строение и восприятие квазибиологических цивилизаций отличается от привычного нам строения гуманоидов. Автор так видит./
  
  Сейчас я мыслила третьей половиной сознания.
  /Поскольку оба два полушария мозга полностью отказали, пришлось искать другие возможности./
  
  Камни прогнулись под ее телом, из кладки лезли колкие травинки. Вейн шипела, но лишь быстрее карабкалась вверх.
  /И тут стена посыпалась. Game Over. Надо было искать иное решение квеста./
  
  Руна в виде пятиконечной звезды, заключенной в двойной круг.
  /Один бился головой о стены, думая, что пора посылать к людям Хугена - проводить ликбез по рунам./
  
  Жестокая радость битвы сменилась пустотой, горечью растеклась по нутрии.
  /Ой, бедная нутрия. Что с этим зверьком только уже не делали авторы. Теперь вот, понимаешь, горечь растекли./
  
  Он хлопнул себя топором по коленке.
  /Неудачная попытка наколоть дров. Хорошо хоть, не бензопилой./
  
  Я явственно увидела золотой цвет смеха в его глазах.
  /Зеленые свистки продолжают нас радовать./
  
  Эмпаты - это те, кто способен проникнуть в воспоминания любого человека.
  /Юзайте, пожалуйста, хотя бы Гугл и Вику, проверяя значение слов. Эмпатия - это восприятие эмоций человека. Здесь и сейчас./
  
  Он налил янтарь в специальный стаканчик. Знаете, у янтаря на редкость мерзкий вкус, каждый раз приходится перебивать хорошей порцией кофе.
  /Виноделы "Токай" повесились./
  
  Достопочтимые лорды и леди, сегодня состоится бал, посвященный, инкогнито прибывшему ко двору, принцу соседней державы.
  /Отличное инкогнито. Принц наивно надеется стать королем?/
  
  Тепло проникало в мышцы, охлаждая напряженные суставы.
  /Закон сохранения энергии взял веревку и мыло. Потом плюнул и пошел пить с законами термодинамики и анатомией./
  
  Но снег в мае не пошел, потому что пошел дождь.
  /Я сильный, потом что умный. "К чему бы это, о, любезный читатель?"(с) Г.Л. Олди)/
  
  Вполне можно было сказать, что она выглядела как мокрая крыса, однако она была прекрасна.
  /Любовь добра не только к козлам./
  
  Он притаился, услышав заливной смех за закрытой дверью.
  /Селедка под шубой и жаркое обижались, стоя за воротами./
  
  Его брови неподвижно украшали этот чудесный взгляд
  /Брови, наконец, приклеились на нужное место./
  
  Когда она вернулась обратно, он по-прежнему сидел вокруг столба.
  /Неудивительно,- прикованный к столбу со всех сторон, он просто не мог никуда сбежать./
  
  Она эротично поглаживала бокал большими пальцами своей руки
  /Пальцами. Руки. Большими пальцами одной своей руки../
  
  Сердце ее сжалось, выходя в прихожую.
  /Печень и легкие остались на диване пить чай./
  
  - И хотя с виду это обычный галеон, осадка у него меньше, на нем всего тридцать две пушки, восемнадцать на пушечной палубе и еще четырнадцать на верхней, на нем нет ни кормовых, ни носовых орудий, а на нижней палубе целая система весел.
  - Ладно, буду думать. Каков в общей сложности состав Пересмешника знаете?
  - Немного, - снова нахмурился адмирал, - матросов двадцать, плюс капитан, бортовой врач, квартирмейстер и канонир.
  /И как это, простите, плавает? Ибо ходить оно не может. На галеон с 32 пушками нужно полсотни только палубных матросов - иначе с парусами не управишься. Впрочем, если на галеон как-то и зачем-то воткнули весла, то можно подозревать там и паровую турбину, и центральный артпост, и - даже -радар./
  
  Он был огромен и прекрасен: высокие мачты, крепкие борта, начищенная до блеска палуба, охранные и защитные узоры на штурвале, парусах, капитанском мостике и бухтах.
  /Охранные узоры на бухтах - они каната защищали? Однако./
  
  Они двигались с такой скоростью, что за их движениями невозможно было уследить, а фигуры превратились в размытые пятна, оружие оставляло в воздухе серебристые росчерки, тонкий металл свистел, звенел, дрожал, а безумцы смеялись, отпускали колкие замечания, распаляясь все больше. Они не замечали ничего и никого вокруг, они высоко подпрыгивали, они то оказывались почти в объятьях друг друга, то расходились на расстояние вытянутой со шпагой руки. Они менялись оружием, перехватывая клинки противника какими-то невероятными движениями, казалось бы, послушно отдавая свои взамен.
  Вот Калисто зашла за спину эльфа, пока он пытался сделать выпад, обхватила его кисть, надавила на локоть, и квартирмейстер выпустил свое оружие, здесь же левой рукой, разжимая пальцы девушки, выхватывая шпагу капитана. И снова скрещивается в воздухе сталь.
  /Рокэ Алва и Рамон Альмейда смотрели фантастический боевик./
  
  Раздвоенным светило казалось потому, что фактически так и было. Солнце и его тень (как прозвали в народе самое настоящее второе солнце, хотя и более бледное) восходили с разных сторон. 'Тень' поднималась с запада, вместо положенного востока, и двигались на встречу друг другу. Ровно в полдень они сливались воедино и снова расходились.
  /Ой... Мои познания в астрофизике сошли с ума. Хотя вариант, что это какой-то особо хитрый очень большой спутник, особо хитро отражающий солнечный свет и идущий по особо хитрой орбите... Но его же раздолбит нафиг силами Кориолиса очень быстро
  Опять же, в случае двойных звезд - климат на планетке будет аццкий, и жизни там всё равно не получится./
  
  Чуть подальше тонула заполучившая пробоину подболотная лодка.
  /В степях Украины шла... болотами... А украинские историки считали ее атомоходом, первейшим в мире, и еще не боялись ядерной войны./
  
  Это казненное имущество.
  /И его тоже казнили. И солью засыпали место./
  
  С боку мрачным памятником воздвигся парень с двуручной витой алебардой.
  /Не, я понимаю, может алебарды, если они витые (КАК и ЗАЧЕМ) могут быть одноручными.... Но скорее это была работа Церетели./
  
  Я встал, нацелив на подозрительное растение палец. Осинка изо всех сил прикидывалась жертвой беспочвенных подозрений.
  /Чикатило делал невинный образ и не нацеливался на палец./
  
  Мягкая зеленая трава гостеприимно приняла меня в свои объятья, всей массой накинувшись сверху.
  /Говорили же магам не шутить с заклинанием страстных растений!.../
  
  После грабежа со взломом зал хранил только тьму и воздух.
  /А еще пыль и обломки сломанных дверей./
  
  Обуянная духом сенокосилки, нежить кромсала растения так, что во все стороны летели ошметки.
  /Всех победила дружба. Бензопила "Дружба" - мир и покой вашему дому./
  
  Беда выронил бутерброд, а копыто непонятного назначения загудело и рванулось вперед, сразу утихнув и перестав раскачиваться.
  /Я выронила челюсть, а мозг обнял себя и начал раскачиваться со словами: "За что, Боже, за что?"/
  
  Его жадные поцелуи плотно закрывают ей рот.
  /Это были поцелуи строительного пистолета с герметиком./
  
  Я крепко обмякла в его руках
  /Можно сказать проще - изобразила труп. Ибо, как ни грустно или смешно, при переноске тяжелых раненых они кажутся существенно тяжелее, чем в сознании, а таскать трупы - вообще трындец. Хотя нет, обмякла - скорее 300т.(тяжелое ранение)/
  
  Сэй взял в руки мое лицо и ушел.
  /Так появилось грустное произведение "Человек без лица"./
  
  Его голос повысился на октаву и звучал так, что мы не-Египтяне называем паникой.
  /Это была Турция. С границей с Сирией. Там так муэдзины орут воздушную тревогу - технических средств не осталось просто, для оповещения./
  
  На бордюре, огибающем ров, стояли деревянные ящики из красного кирпича.
  /Гудвин был великим волшебником, но первая партия желтого кирпича не удалась./
  
  Проход представлял собой длинный кроткий тоннель.
  /Длина короткого длинного тоннеля измерялась в Ангстремах, не иначе./
  
  Так они и танцевали всю ночь: Алла и его глаза.
  /О да, Анна и наши уже знакомые глаза! Боюсь представить, как глаза поднимали свою партнершу.../
  
  Я сожгу всю его коллекцию оружия из расплавленного металла.
  /Ну, сжечь коллекцию оружия... Из расплавленного металла... Т-1000 с удивлением наблюдает за этой эпикой./
  
  Это был роскошно чувственный, мрачно эротичный мужчина с черным сердцем чудовища.
  /Король-Солнце повесился от ревности./
  
  Биение его монитора было устойчивым и ритмичным.
  /Монитор бился в истерике, содрогаясь от перепадов напряжения. И, вообще, какой идиот догадался врубить его в 320 вольт?!/
  
  Леди Кэролайн, раздетая в зеленый бархат и бриллианты. Добавьте к этому объемную грудь с упругими локонами.
  /У меня возникла картинка двух пышных грудей с локонами, стоящими как трава. И в цирке на её представлениях будет просто аншлаг!/
  
  Пристегиваться ни Вильна, ни Эбби не стали - когда направляешься в морг. это как-то не прилично. Флиртуя со смертью, мы проявляем солидарность с покойным.
  /А в качестве кого отправляться? Если в виде трупа, то да... пристегиваться не обязательно... Проявляя солидарность с покойным, вы рискуете составить ему компанию./
  
  Серьезные отношения - вот что запоминается; они сохраняются на жестком диске.
  /А еще копируются на внешние носители./
  
  Кофе мокко-латте.
  /А также сыр брынза с плесенью и кокаин с фенолфталеином. На закуску были поданы бутерброды со сливочно-подсолнечным маслом./
  
  Он мучительно неторопливо погладил мои ноги вдоль позвоночника.
  /Так вот ты какая: жертва пластической хирургии. Мне казалось, что такие позы только изломанные трупики принимать могут.../
  
  Я лежала в теплых объятиях лица любимого.
  /Кама_с_бодуна. Встречайте, специально для человоко-червячно-подобных! Губы на одеяле, глаза по комнате, тело в коридоре. Теперь и объятия лицом./
  
  Я медленно и довольно выдохнула, выходя из его комы.
  /Медсестра реаниматор ?1 в мире: умеет входить в кому и выходить из нее вместе с пациентом./
  
  Кукурузные пончики из яблочного сидра.
  /Мсяво говюжье из ржачного хлеба./
  
  В увядающем свете грубых вечерних сумерек.
  /Будь они нежными свет был бы романтичным и возвышенным./
  
  Во сне он будил во мне что-то первобытное... какое-то исконное женское любопытство.
  /В реале не удалось, так хоть во сне смог.../
  
  Я вовремя поймала свои глазные яблоки, пока они не решили совершить кругосветное путешествие.
  /Вокруг столба./
  
  Вокруг разлился удушающий растительно-цветочный запах. Это было что-то невообразимое: смесь горького аромата осенних листьев, сладких тонов иланг-иланга, ландыша, душистого гиацинта и сирени с крепкой, чисто мужской терпкостью дубового мха и дымным послевкусием можжевельника.
  /Слон зашел в парфюмерную лавку./
  
  Мужчиной она не была по рождению, женщиной не могла стать по определению.
  /Амеба?/
  
  Вдруг по щеке ее скатилась слезинка, она смахнула ее носом.
  /И мы вновь наблюдаем неизвестную картину Пикассо - "Нос, смахивающий слезу"/
  
  По лужице на подоконнике прошла волна и на поверхности воды появился крохотный бурунчик.
  /Испытания нового оружия - микрогенератора торсионных полей шли успешно. /
  
  Вдруг обнаружится, что у нас полное совпадение интересов, и мы разойдемся друзьями?
  /Заклятыми./
  
  Он издал стон прямо в меня.
  /Изнутри ему ответило эхо./
  
  Я была укутана так, чтобы не обжечь язык.
  /Чехол для языка - теперь можно пить кипяток безбоязненно. Главное, чтобы не лопнул./
  
  Осушающая девушка взяла на себя управление НЗАДом.
  /Наш салон окажет вам полный спектр услуг! Кроме осушающей девушки, еще есть увлажняющая, антисептическая и пиллинг. Мы всегда рады новым клиентам!/
  
  Голова моя висела над раковиной
  /Сотый эксперимент профессора Доуэля, бесспорно, удался. Голова не только научилась плавать, загребая ушами, она научилась летать, интенсивно ими помахивая./
  
  На запястье у нее болтался браслет с коллекцией увесистых золотых подвесок, а в пропасть между грудями - уж не юными, но сохраняющими прекрасную форму благодаря хирургии,- спускались тяжелые бусы и массивные цепочки.
  /Жена нового цыганского барона. Гадает не по руке, а по груди. Своей. А потом приходит муж и требует плату за прокат. Ничего личного, только бизнес./
  
  Дьявольски улыбаясь, он начал целовать ее всем сердцем.
  /Своим? Или выдранным из груди предыдущего поклонника? Вот говорили, что генно-модифицированные продукты до добра не доводят, и они таки были правы./
  
  На меня набросилось интенсивное удовольствие.
  /Оно меня связало и долго пытало./
  
  Выслушав сие признание, все желающие поувяли и быстро отпали нераскрывшимися бутонами в свои комнаты.
  /Ну просто страсти в Сочинском Дендрарии./
  
  Тело отрубилось кулем. Глазки склеились, в моей голове погас свет.
  /- Мы будем ждать, когда к нам проведут энергомост, - провозгласил самый главный таракан и зажег свечку./
  
  "...В тексте содержится недобросовестная реклама ЛСД..."
  /Дорогие авторы, пожалуйста, указывайте в аннотации полный список наркотических и психотропных препаратов, употреблявшихся при написании книги!/
  
  Стреляли в голову. Ей повезло, что пуля не задела кисть. Аккуратная чистенькая дырочка.
  /5 сквозных ранений в голову, мозг не задет - он спрятался в кисти./
  
  В красном платье с рукавами до колен.
  Белые брюки без каблука.
  /Носятся эти наряды, видимо, в комплекте, прекрасно дополняя друг друга./
  
  Полуобнаженный, темный, обжигающий свет в глаза.
  /Темный свет в глаза? Гелиос, ау!/
  
  Ее ладони с буйной порослью в мягких ложбинках.
  /Ой. Это даже не приматы.... И у хоббитов, да простит меня Профессор, волосатыми были только ноги./
  
  Они с Олегом поделили Нэтти пополам. Дику досталось лицо Нэтти и образ, а Олегу - тело.
  /Это не пополам, а по-братски, как мне заметил муж./
  
  Они ехали в ресторан. К этому мероприятию Эжени относилась со всей ответственностью и обязательно брала с собой диету.
  /Диета была в восторге - наконец-то она наестся до отвала, не листая справочники и не подсчитывая количество калорий./
  
  Сердце тревожно билось в висках.
  /"Не злоупотребляйте виски! или путевые заметки хирургов Космического Госпиталя."/
  
  В его дыхании пробежали горячие искорки.
  /Не дразните огнедышащих драконов!/
  
  Она попробовала водичку пальчиками между ног.
  /Очередные открытия в ксенобиологии./
  
  Роскошный длинноволосый ковер.
  /С глазами и губами - не только же покрывалу выделываться!/
  
  Сходи проветрись в позе мыслителя.
  /Встречайте! Антикварный "домик неизвестного архитектора" на вершине Эвереста!/
  
  Пришлось собрать всю выдержку и нежно спустить ее с плеча.
  /Выдержка плюнула с досады, и ушла гулять с экспонентой./
  
  Он заскрипел ее зубами, чтобы не взорваться с ходу.
  /Использование чужих вставных челюстей при проглатывании гранаты Ф-1 - что только не придумают люди для получения премии Дарвина./
  
  Ее глаза цвета многолетнего виски. Они были похожи на осеннюю листву.
  /Гепатит - серьезная штука, соболезную./
  
  Она - барный стул и шапка роскошных волос.
  /Когда скучно просто пить с зеркалом, и хочется более пространного общения./
  
  Школа приключений по свободному падению.
  /Школа неудачников паркура?/
  
  Бедняжка несправедливо повесилась.
  /Ну, относительно справедливо вешалась разве что Цветаева, а эта - просто от дури, видимо./
  
  Грейси словно зачарованная смотрела, как двинулся кадык по его загорелой шее
  /Да, если кадык двигается ПО шее, патологоанатому остается только смотреть. О враче скорой умолчим - он будет материться, но может даже спасет./
  
  Его мускулы потянулись навстречу твердой поступи ее пальцев.
  /Играет "Имперский марш" из Звездных Войн, все счастливы, кроме мускулов./
  
  Ее приподняли жаркие хмельные губы.
  /А холодные похмельные губы Песика-Барбосика немедленно спустили на землю, опошлив весь ее роман с вантузом./
  
  С каждой секундой маринованный огурец разрастался.
  /Лысенко гордо демонстрировал Мичурину грядку, на которой росли маринованные огурцы.
  - Мировой закусон! - поделился Трофим Денисович
  Мичурин ухмылялся,- у него огурец пах дыней и рос на елке./
  
  Ее губы были подобны пудингу.
  /Если все время шептать "плюш" и "пудинг", губы будут иметь модную форму утиного клювика. (с) Профессиональные секреты английских гувернанток./
  
  Оливия небрежно закинула ногу на ногу и облизнула ее кончиком языка.
  /А ещё она своим длинным и гибким, в метр длиной, языком качественно ловила мух. Новый блокбастер - женщина-хамелеон.
  
  С облегчением сняла через голову платье и трусики.
  /Трусики - через голов, да еще и после облегчения? Соболезнуем./
  
  Едва заметно хамелионистый BMW.
  /Ядовито-розовый, но плотно залепленный грязью, маскируясь под асфальт и скрываясь за бордюром, он пытался пробраться мимо поста ДПС./
  
  Он улыбался не только глазами - всей харизмой.
  /Харизма - это от слова харя?/
  
  Истинно первобытная картина женско-мужского начала.
  /Жена с топором и копьем идет на охоту, а муж занимается наскальной живописью. /
  
  В молодости я бы влюбилась в него несколько раз.
  /И несколько раз вышла бы за него замуж. А сколько раз он меня бросил...(с) из воспоминаний Элизабет Тейлор)/
  
  Он был смуглым и голубоглазым, как и подобает арабу.
  /Араб был настоящим арийским мулатом, иначе эту мутацию объяснить невозможно./
  
  Просто хорошо сложная девушка.
  /Девушка-оригами. Создана на стыке математики и генетики./
  
  Ее вены сгорали в предвкушении поцелуя.
  /Тромбофлебит, необходима консультация специалиста./
  
  Крупные пятипалые следы волков вокруг охранного контура
  /Новое слово в генной инженерии. Автор, сходите в зоологический музей, не позорьтесь./
  
  Он нежно оседлал ее шею губами.
  /Еще одно новое слово в генетике. Оседлать шею губами - это надо сильно перестроить организмус!/
  
  Это было очень скромное платье с неглубоким вырезом до колен.
  /О-ла-ла, Людовик XIV в восторге!/
  
  Она схватилась за ткань ее мускулистой спины.
  /Коломбина оказалась непрочная./
  
  Он забрался между ее губами и нашел язык.
  /Разведка прошла успешно. Пришла пора активных действий. Секс мальчика-с-пальчик и великанши. Продолжительность умопомрачительная, выход ноль, травматизм почти 100%./
  
  На этом диване она была его женой, а не любовницей.
  /Диван областного ЗАГСа - роспись по факту, штамп на пятой точке автоматически./
  
  Ее глаза были светло-карими но зелеными.
  /И вообще меняли цвет на ярко оранжевый, а потом в них включился дальний свет. Что поделать, контактные линзы оказались бракованными./
  
  Джио откидывал назад голову с ровными белыми зубами.
  /Были бы с неровными - не откидывал бы. Ну а зачем тру-зомби ровные зубы?/
  
  Волосы были спрятаны под старой фетровой шляпой до колен из мешковины
  /А перьями и дегтем там не пахло?/ // Безумный шляпник был в ударе...
  Кутюрье вдохновлялся огородными пугалами.
  
  Его пальцы плакали на ее щеке
  /Кровью. Зато ноги смеялись./
  
  Стена ванной засмущалась и порозовела.
  /А потолок позеленел от ужаса. Старый извращенец Дамблдор в своём репертуаре./
  
  Пол соседа установить не удалось.
  /Но пьянке это не помешало./
  
  Я оторвала кусок ткани от подола мешка.
  /Мешки от Юдашкина - с подолами и стразами. Специально для гламурных овощей. Но лучше было бы отрывать рукава - все равно в них не так удобно хранить картошку./
  
  Мне выщипали все волосы кроме ресниц и хвоста на голове
  /Стилист Зверев совсем озверел. Прическа 'под лошадь' - последний ржач моды./
  
  Мешок с небольшим ситечком для глаз - среднестатистическая чалма.
  /Новое творение Славы Зайцева - чалма с ситечками для глаз и ушей./
  
  Струйки пота потекли по спине под чалмой.
  /Не надо на ребенка надевать чалму нукера./
  
  Надавив нужный камень, я открыла потайную дверь и шагнула в дом мужиком.
  /Только у нас! Мгновенная смена пола! Первые 20 клиентов обслуживаются со скидкой в 60% (если найдут потайную дверь с бонусом)/
  
  Я потираю шею сзади, стряхивая взгляд Натали.
  /Взгляд не стряхивался, пришлось отрывать силой./
  
  Она перехватила занесенную руку над умирающим топором.
  /Ну, умер топор. Умер. Умер и все тут. Чего непонятного? Разве что - как..../
  
  Металлические шарики которые стали черепами, а затем каменными табличками.
  /Которые унес розовый кролик в цилиндре. Конопля для воскурений была забористой. Каменные таблички стали белыми ангелочками, а потом улетели. Последняя порция колес была уже лишней./
  
  Кончик ярко синего галстука в полосатой рубашке
  /Спешите! Новая коллекция одежды для вашего галстука!/
  
  Исполинская рыжая морковка с россыпью веснушек на лице.
  /Чистить не пробовали, ели так. Впрочем, какая корнеплоду разница./
  
  Странно, но он весь в своего папашу.
  / А я все просчитала, он должен был быть от любимого. Не получилось!!! - сказала принцесса Амидала, глядя на то, как ее ребенок мастерит из папье-маше шлем Дарта Вейдера. /
  
  Помимо меня в комнате был полумрак.
  /Вторая часть мрака где-то гуляла../
  
  Я еще за обедом поглядывала на его лиру, которая очень походила на мою арфу.
  /Но после десерта и коньяка я пришла к выводу, что его лира больше походит на аккордеон./
  
  Он поднял табурет и поставил его на стол, что бы обеспечить себе дополнительное прикрытие.
  /Аааа, в типа стреляют 2 (прописью - два!) снайпера. Офигенное прикрытие изобразил.
  По книге - помогло. Разум пасует. Салфеточку забыли, чтобы полное прикрытие было, в белую накрахмаленную салфеточку они бы точно не стреляли.
  
  Он схватился за фаркоп едущего на бешеной скорости "дефендера" и перепрыгнул на капот.
  /Джекки Чан растворился во тьме. Он просто не мог понять, не только как это сделать, но и - зачем?!
  А на самом деле это была новая разновидность Х-мэна - человек-кузнечик./
  
  Она сняла ружье с предохранителя и зарядила разрывными патронами.
  /Ружье с разрывными патронами. В 17 веке. В Колорадо. Вот до чего доводит Ван Хелсинг по-американски. Для не понимающих: на кремневых ружьях не было предохранителей. Как класса. Изобретение первых разрывных пуль - 1911 год. В Колорадо первые постоянные поселения белых людей появились не раньше 1848г. Как итог в результате попытки выстрела героиню убило от разрыва ствола./
  
  На ней было платье цвета морской волны без бретелек.
  /Цвет ночи с бретельками отчаянно завидовал цвету морской волны без оных. Но всех переплюнул веселенький сиреневенький с вытачками на груди./
  
  Страх который все больше подглядывал в ее глаза.
  /- Все? Уже можно, да, можно? Вы уже придумали нелепое выражение для моего описания? Можно, я уже пугать начну? (с) Страх./
  
  Идея красоты во мне не развилась.
  /Идея интеллекта погибла в зародыше, а логика даже не зародилась./
  
  Тишину испортило гусиное стадо.
  /Ваши гуси, собаки страшные, весь огород вытоптали, как кони, козлы!
  
  Темнозеленые соболиные брови.
  /Зеленый соболь - новое животное из Чернобыля! Вам не придется красить вашу шубу для новых акций в поддержку Гринписа./
  
  Пара секунд пролетели, качаясь.
  /"Тваюмать!", подумал Марсель, пытаясь удержать BF-109 брюхом кверху и выпрыгнуть, не стукнувшись о хвостовое оперение. Не удалось./
  
  Мирейа не удивилась, но на её лице я прочитала искреннее удивление.
  /Какая чудесная цирковая физиогномика - не удивиться, а изобразить удивление. Причем так, чтобы дать понять человеку, что на самом деле не удивилась. Спешите на мастер-класс!/
  
  Попытка сгладить углы не прошла, напротив, они ощутимо выпирали наподобие рёбер давно голодающего человека.
  /Вот ты Баба-Яга странная. Ты сначала покорми, в баньке попарь, потом спать уложи, и только тогда расспрашивай./
  
  Брови Тёрна сошлись на переносице под острым углом.
  /Задача из учебника: Занимательная геометрия для пластических хирургов./
  
  От спиртного меня обычно тошнит страшной тошнотой.
  /От неспиртного - нестрашной. А от еды мучаюсь голодом - сначала ужасным, потом животным, а напоследок и вовсе непереносимым./
  
  Ее необузданные кудри плясали на голове.
  /Сначала тарантеллу, потом ча-ча-ча, закончили канканом - Медуза Горгона третий день маялась жестокой мигренью./
  
  Они спали вобнимку как убитые.
  /Зомби тоже хотят любви и ласки./
  
  От ее тела исходило что-то такое обволакивающее.
  /А еще оно было липким - так она ловила приклеивающихся к ней мужчин.
  - Помылся б ты, ёжик...
  - Я не ёжик, я скунс./
  
  Анджела проникновенно ласкала его душу.
  /Душа отбивалась и орала: Хоть руки сначала помой!!!/
  
  Запах цветов апельсина воскурил комнату.
  /Кажется, в этих свечах был не ароматизаторы.../
  
  Медленно оторвав от него губы, Эди провела ими по подбородку Клифа.
  /Аборигены, съевшие Кука, считали губы особым деликатесом. /
  
  Я чувствовал, как незаметно падаю в бездну, в виде которой был светло-бежевый диван.
  /На диване зашевелилась темная сотканная из мрака фигура и инфернальный голос рявкнул: ЗАНЯТО! МЕСТ НЕТ!!/
  
  По дороге он наткнулся на труп Макса, который сказал ему: "Прости меня, друг...
  /Раз, два, три, четыре, пять,
  вышел зайчик погулять,
  вдруг охотник выбегает,
  прямо в зайчика стреляет,
  пиф, паф, ой-ой-ой,
  джейкоб ранен, майк прикрой, рпг на крыше, внимание, снайпер, огонь, где стивен, почему нет связи, боже, всё в огне, мы в аду, мы в аду, возьмите себя в руки, сержант, где авиация, санитааааааар, передайте дженифер, что я любил её./
  
  Я вздохнул и почувствовал приятный запах. А вот и стадо оленей.
  /Олени были двоюродными братьями розовых пони, которые какают незабудками./
  
  Она стояла перед зеркалом, открыв рот. Закрыв его, глянула в зеркало. Рот начал медленно открываться.
  / - Закрой рот, идиотка, - сказало зеркало./
  
  Встав с постели, я смотрю на тебя спящую. Кусочек твоей до неприличия белой кожи валяется на измятой простыне.
  /Наркоз качественный, можно резать и дальше./
  
  Паутина блестящей, как глаза маленькой девочки, слюны ещё свисала с губ к земле.
  /Матроны дроу еще соревновались в выведении особенно жизнестойких особей (с) Роберт Сальваторе/
  
  По околице стреляла батарея, укрыться было негде. Беспилотник четко контролировал все пространство, пришлось, пригибаясь бежать почти 50 метров под огнем пушек. Снаряд из Д-30 свечей отрикошетил от деревянного забора.
  /Из ненаписанных воспоминаний Дункана Маклауда. Последней его мыслью было: Хорошо, что мне осколком голову не оторвало.
  От гаубицы. Фугас. Отрикошетил. Хрен с ним, что от забора, хрен с ним, от деревянного, хрен с ним, что угол падения равен углу отражения... Так-то есть понятие стрелять 'на рикошет' осколочными, взрыватель ставят на замедление и рикошетя от твердой земли или воды, снаряд взрывается в воздухе. Но это очень редко и сложно. Здесь же был не просто забор. Местный житель строил макет Великой Китайской Стены в натуральную величину. С применением бетонных плит. Такое циклопическое сооружение только особо мощной авиабомбой брать./
  
  ... Перебросив связанный изолентой магазин СКС...
  /Ну, если без мата - я очень хочу узреть не Тип-56 "китай-таун", а наш родной СКС, или же чехословацкий, где можно магазины (которые обойменного заряжания) так сношать. Особенно, если карабин с оптикой. Вот сволочные тыловики до чего дошли. Ржавые магазины к СКС, чтобы не разваливались, изолентой связывают. И пишут: 'Обращаться осторожно!'/
  
  Кольчужное покрытие латной рукавицы.
  /И это 12 век. На Руси. Верю, да. Третья бочка гномьего эля была лишней. Старого дварфа потянуло на ноу-хау./
  
  Отроки вразнобой загомонили что-то в положительном смысле.
  /А на смысл предложения положил уже автор./
  
  Мишка и Дмитрий поделили между собой опричников, натренированных воевать в населенном пункте.
  /Ой, этот гламурненький - тебе, а этот - мне. Поделили. Когда отряд опричников натренированный на войну в населенных пунктах нечаянно переместился из 16 века в 12 и занялся привычным делом... Они очень удивились. Местные жители эту непонятную банду быстро вырезали. Сказалось наличие оружия почти у каждого и совершенное отсутствие страха. Остались в живых всего двое - самый шустрый и самый хитрый./
  
  Отроки первого десятка, укрываясь за коньком крыши, стреляли в указываемом направлении.
  /Весь десяток отроков дружно прятался за коньком крыши. Магия, однако. Девять указуют, один стреляет?/
  
  Вражеская стрела полоснула его по внешней стороне стопы и застряла между ногой и стременем.
  /Парис зло сплюнул. Во-первых, он промахнулся. А во-вторых, это был не Ахиллес./
  
  После родов моя фигура напоминала часики. Солнечные. Хоть мне и нравилось, что бедра широкими стали, а талия осталось узкой, но менять из-за этого все вещи...
  /Еще одна задачка из учебника: Занимательная геометрия для пластических хирургов. Как найти талию на фигуре, стремящейся к идеальному шару./
  
  Лениво почесал крылья, выдернув парочку.
  /- Разрешите представиться. Шестикрылый серафим, ой, простите, нет, забыл, уже четырехкрылый. Вчера сонный был. Пока. Буду теперь отращивать новые./
  
  Терра, к её удивлению, за эти дни, пока они метались по ограниченному пространству с выпученными глазами, пытаясь не сойти с ума, неплохо сошлась с остальными девочками, хотя была затворницей и социально неадаптированной личностью. И это ей нравилось!
  /Терра могла сколько угодно считать себя социально неадаптированной затворницей, но все остальные считали ее просто илиоткой./
  
  Они нервно, недоверчиво, испуганно смотрели на женщину, севшую напротив, чтобы видеть их всех. Она была среднего роста, удивительной красоты, с каштаново-медными волосами, имеющими оттенок крови.
  /Никогда не знаешь, чего ждать от собеседника, если он приходит на встречу с волосами в крови. Тут никаких нервов не хватит./
  
  Звёзды вспыхнули в её глазах и засверкали на небесах. И не важно, что вокруг них царил день. А ещё появилась яркая радуга и заржали прекрасные белоснежные единороги.
  /Настоящие принцесс даже после выпитого ракетного топлива все равно какают бабочками. Автор! Я ТОЖЕ ХОЧУ ТАКУЮ ТРАВУ!!! Крик души читателя./
  
  Но тут свежепоявившееся мёртвое тело внезапно открыло глаза.
  /Зомбаки прифигели и начали присматриваться к своим.
  - Да сколько ж раз тебя убить-то надо? - поинтересовался Талахаси.(с) к\ф Добро пожаловать в Зомбиленд./
  
  Вокруг летали пёстрые экзотические птицы, включая самых разных попугаев, чёрные вороны, голуби, синицы и множество других птиц, которых она никогда раньше не видела даже на картинках.
  /Экзотические вороны, голуби и синицы активно делили содержимое птичьей кормушки для исчезающих видов у входа в метро.
  - Больной. Больной!!! Просыпайтесь. Поздравляю! Операция прошла успешно. Аппендицита у вас больше нет. А галлюцинации скоро пройдут. Сколько пальцев?/
  
  Помахав всем присутствующим ручкой и бедрами, Таня вышла из комнаты.
  /Обернув руку и бедра эльфа снятой с него кожей, она закинула добычу на плечи и легкой походкой направилась к таверне "Обед у орка"./
  
  По его бритой голове бегали солнечные зайчики.
  /А радужные тараканы на макушке вообще танцпол устроили, еще и собирали с зайчиков деньги за вход./
  
  Хорошо прожаренный бифштекс с кровью.
  /Кровь отдельно и в стакан, пожалуйста./
  
  Некоторые акулы - хищники.
  /Только некоторые? Автору, видимо, сильно повезло. Зато акулы политкорректны и толерантны - сожрут и гея, и би, и вегана, не говоря уже о национальности, расе, поле и вероисповедании./
  
  Его жена умерла и уехала жить в Америку.
  /Какое познавательное предложение... Сразу становится ясно, что происходит с трупами, которые не отпеты, и кто проживает в Америке...Не, то, что теоретические трупы переезжают в Америку, не новость, это еще с каторжников 17 века повелось. Да и про зомби мы давно знаем по фильмам.../
  
  Блондинка живописно раскинулась на диване, закинув одну бесконечную ногу на другую.
  /Лодыжки или колени этих уникальных ног терялись где-то за окном. /
  
  Он жил здесь уже три дня вторую неделю.
  /...Шестого месяца и десятого года. Это было полнолуние. Лунатизм вылез в полный рост, а оказавшись помноженным на весеннее обострение, довел автора до ручки./
  
  Его помыслы причудливо раздвигались.
  /Раздвижные помыслы - новое слово в дизайне вашего мозга. Стройные мыслеформы прилагаются. /
  
  Симпатичный, высокий, с открытым взглядом и обаятельной улыбкой, которая сразу полетела мне на встречу.
  / Обаятельная улыбка налетела и начала меня облизывать, поймать удалось с трудом, а наказать не получилось - слишком обаятельная, не была бы такой слюнявой, вообще замечательно./
  
  С первого взгляда становилось ясно, кто в этой паре хочет выйти замуж, а кто жениться.
  /Дорогие брачующиеся трансвеститы, определитесь, пожалуйста, заранее с распределением ролей на церемонии бракосочетания и как-то отметьте это для окружающих - например, нацепите хоть юбку на "невесту"!/
  
  Саша хотела обрадоваться, но не смогла.
  /Функция "радость" в программе "Виндоуз-Киборг" находится на стадии тестирования и не может быть задействована без разрешения администратора./
  
  Брал днем пробы воды в проруби, в них рыба зимует.
  /Это была ошибка. Пираньи там не зимовали, а только питались./
  
  Шкаф был узкоширокий.
  /- Все относительно, - сказал Эйнштейн вешая в свой шкаф длиннокороткий пиджак. А ножки у шкафа были ровнокривые. Магия пространственной геометрии наконец-то освоена авторами. Впрочем, по сравнению с углами круглой комнаты - на нобелевку уже не тянет./
  
  Доехав до какого-то парка, они два часа играли на поляне, покрытой холодным белым веществом.
  /Видишь, там, на воде толстый слой вещества,
  Это белое вещество называется лёд
  И он на этой реке лежит уже месяца два.
  Зима на дворе, зима на дворе, зима на дворе, идиот!! (с)/
  
  Две родинки возле правого девичьего виска весело прыгнули в сторону.
  /Это были не мушки, а блохи, они осваивали новые территории./
  
  Ей поднесли бокал вина, а ему рюмку водки с водкой.
  /Не правильно, сударь - водку надо запивать спиртом, это эффективнее!/
  
  Кот превосходно исполнял роль набитого соломой сфинкса.
  /Сфинкс плевался, глядя на эту импровизацию, и грозился съесть автора сего без всяких загадок./
  
  Сигнальный револьвер уже предназначен для управляющего, с тех пор как сломался домофон.
  /Вечный спор, кто первый добежит до калитки - дворецкий или пуля?/
  
  У нее были длинные каштановые волосы и большие глаза, обрамленные очень черными ресницами, поддерживаемые заколкой.
  /Глаза, пришпиленные заколкой к волосам за ресницы? Поручик был большим затейником.../
  
  Возьмите поесть в холодильнике, на средней полке микроволновки.
  /Суп перегрелся и был поставлен остывать вместе с микроволновкой. Японцы опять совместили несовместимое./
  
  Светлана встала коленками на табуретку, оперлась о кухонный стол и стала ждать, когда муж выйдет из подъезда.
  /Они с соседом предпочитали максимально сокращать прелюдию./
  
  Удить рыбу можно, не выходя из комнаты.
  /- Завтра едем на рыбалку!
  - Там же дождь.
  - Пофиг, просто удочки не берем, из машины не выходим./
  
  Фонарь погас, зашипел и фыркнул.
  /Шахтер Вася долго и высокохудожественно матерился./
  
  Её лицо очень красиво живет.
  /Читаем как "Да вы, леди, зажрались?"/
  
  Графиня открыла грудью веер.
  /Это мелочи,- грудью графиня свободно открывала вино и шампанское, что уж говорить о более простых движениях./
  
  Когда она говорила, ее губы изгибались тысячью всевозможными способами.
  /Сурдопереводчики ее ненавидели. Мало того, что болтает без умолку, хоть и немая, так еще и жестикулирует губами./
  
  Именно чтобы заставить разум работать одна из людей посылается в космос.
  /Причем без скафандра - для стимуляции более плодотворной работы разума автора./
  
  Откинув тяжелую крышку, Летякина восхищенно ахнула: длинное плиссированное платье из полупрозрачной темно-голубой ткани ей сразу же очень понравилось. Этакое эротичное, с короткими рукавами... жаль, без разреза от бедра. А ну-ка...
  /Это типа 964 год, Киевская Русь. Увидев такое, древнеславянская княжна сказала, что ночнушка хоть и интересной расцветки, но спать в ней неудобно. А мастеру, пустившему редкое полотно на такое непотребство, велела батогов всыпать, не по злобе, а вразумления для./
  
  Сбросив рубаху, Женька живенько натянула платье, покрутилась перед стоявшей на лавке пластиной из полированного серебра - зеркалом. Да-а-а, вот клево-то! И никакого разреза не надо - точно по фигурке... и почти ничего не скрывает. Что же... вот так вот и на люди, на прием к княгине, идти? А не слишком ли вызывающе? Или тут так и принято? Нет! Наверное, поверх что-то еще одевается... ну да - вот.
  /Автору следует срочно сделать две вещи. Перестать смотреть 'богатырские' мультики и найти себе девушку. Может быть, поможет./
  
  Склонившись над сундуком, девушка вытащила изящную, на узких лямках, тунику или, скорей, сарафан из тонкой, приятного красновато-коричневого цвета шерсти с золотистым орнаментом в виде каких-то не то букв, не то рисунков, но все равно - красиво очень, хоть сейчас на подиум! И эротично - куда более, чем просто в одном платье!
  /Так там было платье??? А зачем скрывать красоту? Ее бы надо всем продемонстрировать, чтобы, значит, героиня идет, а мужики к ногам падают и падают, а потом сами в штабеля укладываются.
  Ну да, за поход в таком виде ее бы в реальности либо сожгли, либо притопили, но автор об этом явно не в курсе./
  
  Лямки на тунике застегивались большими овальными бляшками, то ли золотыми, то ли бронзовыми, с рисунками в виде каких-то фантастических зверей. К наряду прилагалось и ожерелье, целая серебряная пектораль, никоим образом, по мнению Летякиной, к образу не подходившая. Иное дело - янтарные бусы, ладожский подарок, вот они-то тут вполне к месту пришлись.
  Женька снова повернулась к зеркалу, посмотрелась... Красота - не оторвать глаз! Умели же люди одеваться в давние времена!
  /В мутной картинке даваемой плохо полированным серебром она конечно много чего углядит, не только красоту, но и черта с рогами, и мачо с большим... носом. А уж лямки на, простите, тунике.../
  
  Нашлись в сундуке и туфли, жаль, без каблуков, но вполне стильные, этакие мокасины из красно-коричневой - в тон тунике - расшитой стразами... нет! Какими там стразами - настоящим жемчугом! - замши, стягивающиеся на щиколотке тоненьким ремешком.
  /Показ коллекции спившегося в древнем Киеве французского модельера прошел под девизом - Смешались в кучу кони, люди... Вот нельзя авторам смешивать коноплю с мухоморами. НЕЛЬЗЯ!!! Если опустить мат... Автора следует принудительно отправить в школу еще раз. Потому что история, как минимум, прошла мимо него. Вся целиком./
  
  Новая - парадная! - прическа понравилась Женьке ничуть не меньше, чем платье. Пышные темно-русые пряди ее были собраны в небольшой пучок, откуда уже ниспадали этакими томно-завитыми локонами, а-ля 'Наташа Ростова на первом балу'. Только вместо князя Болконского другой князь - Святослав. Интересно, он хоть танцевать умеет? И бывают ли здесь балы? Наверное, бывают, как же без танцев-то?
  /Это все еще Киевская Русь, напоминаю.... Дама явно эту историю...
  Совет авторам. Бесплатный. Если соберетесь писать книгу про Древнюю Русь, начните хотя бы с учебника. А то это ПИИИИИИИИИИИИИИИ... Князь Святослав Игоревич на балу: меч, щит и секиру оставляйте при входе, а танцевать будете в гриднице на столе? Или сразу в саду?/
  
  В нужнике - просторной, для княжеского рода! - уборной Летякина расположилась с удобством - у маленького волокового оконца, рядом с которым на полочке курилась благовонная свечка. Закурила и Женька - щелкнула зажигалочкой, затянулась, глаза блаженно закрыла...
  Все об Ольге думала, меньше - о Святославе. О княгине-матери все здесь - слуги и та же тетушка Здрава - говорили с почтением и страхом, Святослава же поминали этак, поскольку-постольку, Женька даже опасалась, неужели и этот - маменькин сынок? Жаль, историю-то уже подзабыла... так а кто не подзабыл, тем более - такую древнюю... Так а кто ее и помнил-то, кому она, кроме реконов, нужна?
  Докурив, Женька выбросила окурок и улыбнулась - а хорошо вот так потянуть иногда дымка, успокоить нервишки. Успокоилась ведь! Теперь можно и к Ольге.
  /Попаданка, курящая в нужнике благовонную палочку... Я плачу. Угрхм... Как бы так попроще-то? Нужник тогда назывался задок. А все остальное настолько лютая ересь, что ....!!!!! Уточнение: Американские фильмы за очень небольшим исключением ничем помочь не могут, там еще большая ересь. Автор, как я понимаю, вместе с героиней, на учебник истории в лучшем случае смотрел... Но открыть так и не смог./
  
  Княжеский двор, сверху выглядевший маленьким и убогим, вблизи показался гостье довольно просторным.
  Высокие хоромы, массивные угловые башни, какие-то невзрачные домишки (для слуг?), амбары, конюшни, птичники. И люди. Много людей: все те же слуги, воины в сверкающих на солнце кольчугах, какие-то осанистые господа в расшитых серебром и златом плащах и кафтанах, в пижонских цветных сапогах, в отороченных дорогим мехом (несмотря на жару) шапках. Женщины, правда, в шапках не попадались, видать, не носили - все больше платки и какие-то замысловатые сооружения (убрусы?), а те, кто помоложе, - вообще с непокрытыми головами, волосы лишь лентой широкой перевязав, убрав в косы.
  /Автор, вы хоть предупреждайте, что у гостьи близорукость! Еще и домишки для слуг...
  Только сегодня, только один раз, в честь прибытия гостьи из иных времен все жители Киева приглашаются на гуляния в княжеский двор. На гостью посмотреть и себя показать. Про то, что автор пересмотрел мультиков, я уже вспоминал./
  
  А вот в сторону уборной в сопровождении кучи людей, в основном женщин и девушек, проследовала какая-то дородная особа в накинутой на покатые плечи шикарной, щедро расшитой золотом шали. Едва зайдя в нужник, особа громко закашлялась и завопила, в ярости распахнув дверь:
  - Эт-то што тут, а? Это что за благовония, я вас спрашиваю, сучьи дети? Так в аду пахнет, и дым... дым! Дым поганый, зловоние - ни вздохнути, ни пернуть!
  Вся свита разом бросилась на колени:
  - Не вели казнити, княгиня-матушка! То Ермоген-грек свечки благовонные третьего дня приподнеси.
  - В задницу ему свечи эти! - потрясая посохом, ярилась княгиня.
  - Не можно посейчас в задницу, матушка. Вчераси Ермоген-грек себе в Царьград уплыл. Ужо, как в обрат явится, так мы... Новые-то свечки Рогвольд Ладожанин в подарок обещался занести - уже те-то не худые!
  Так это, верно, Ольга и есть, - поднимаясь на крыльцо, отстраненно подумала Женька. Ишь, разоралась, Кабаниха! А все ей кланяются, боятся. Ладно, поглядим.
  /Приключения прапора. Серия первая.
  Попал я ..... знает.... Куда.... Они там.... Даже по-русски не понимают, пришлось учить. Кое-как справился. Вот только зачем свечки в сортире, даже и не понял. Нерусским духом пахнет, однозначно.
  Свечки за отсутствием пистонов, как таковых, я прислуге в зад вставляю. Регулярно. Ну не на кол же сажать? Я же вообще..... этот..... как его.....? Хуманитарий, во!/
  
  - Будто больше учити некому... Ладно. Ты! - резко повернувшись, великая княгини ткнула в Женькину сторону корявым старческим пальцем, искривленным жестоким артритом. - Красива девка, что и сказать, хоть и тощевата. Сынку моему понравишься... А вот мне пока - не очень! Вижу, нет в тебе ни почтенья, ни благонравья, ни страха. Одна, прости господи, гордыня да еще дурость детищая. Пошла покуда прочь... На свадьбу добро даю, что уж, весян обижать не будем. Но ты, девка, смотри! - Ольга погрозила кулаком. - Гордыню свою не уймешь, огребешь по полной, усекла?
  /Приключения прапора. Серия вторая.
  Оказалось..... я теперь..... не мужик. ..... Я теперь .... баба. И не просто баба, а.... - княгиня....!!!! Ольга.....!!!! А кругом такие олухи, никто даже устав гарнизонной службы не учил....!!!! И украсть не моги. Самому у себя красть....!!! А руки так и тянутся....!!!!/
  
  Обиду стерпев (выпендриваться-то зря не дура же!), девчонка поклонилась молча, ушла, столкнувшись на крыльце с красивым, лет тридцати, мужчиной - чернобородым, светлоглазым, в узком, поверх длинной рубахи, кафтане с блестящими круглыми пуговицами, при мече в ножнах на кожаной перевязи и с пирсингом - в левом ухе красовались аж пять золотых серег!
  /Князь Святослав по прозвищу Барс, с пирсингом. Автор!!! Перестаньте злоупотреблять мухоморами!!! В любой форме!!!/
  
  Попаданец со шпагой. Талантливый химик и спортсмен-фехтовальщик Вадим Денисов вынужден зарабатывать на лечение сына участием в боях без правил. Судьба бережет его в кровавых поединках, но только для того, чтобы однажды во время рыбалки забросить в... 1810 год. Сам того не желая, Вадим становится гостем провинциального русского помещика, отставного подполковника Белозёрского мушкетерского полка.
  Пришлось Вадиму выдать себя за подданного Российской империи, но родившегося в Америке. А как еще объяснить свои необыкновенные для XIX века знания? Ведь он не собирается сидеть сложа руки и ухаживать за прелестной помещичьей дочерью. В отличие от своих гостеприимных хозяев Вадим прекрасно знает, что до нашествия Наполеона осталось всего два года...
  /Больше всего доставило, как ГГ, владеющий СПОРТИВНОЙ техникой шпаги, лихо рубит на дуэлях самых разных противников. То, что спортивная шпага отличается от боевой примерно как туристический топорик от алебарды и, соответственно, техника владения ими ПРИНЦИПИАЛЬНО разная, аффтор в великой э-э-э... мудрости своей игнорирует./
  
  Я не поверил своим глазам, когда соперник с воплем ринулся вперед и попытался своим клинком цапануть мои ноги. Я элементарно парировал это двумя шагами назад и тут же показал нахалу, что могу контратаковать. Тот ушел от демонстрации контратаки и вроде бы остепенился.
  /Я даже комментировать это не хочу. Показать он язык может. А парировать удар отступлением... Это только если противник ходить не в состоянии. Несколько раз дуэльные правила меняли именно поэтому: шустрые новички банально убивали признанных профессионалов. Хоть Три Мушкетера бы вспомнил, что ли./
  
  - Все просто, как блин: в донышке пули делается небольшое углубление, туда же устанавливается стальной усеченный конус, и в момент выстрела пороховые газы давят на него, он раздвигает стенки этого углубления, края пули плотно ложатся в нарезы, и вся мощь расширяющегося газа идет на разгон пули в стволе, не прорываясь между ней и стенками. То есть и заряжать штуцер будет быстрее, и выстрел получим более далекий и более мощный.
  /Все гениальное вообще просто. А уж попаданцам я всегда верю. Вот этот конкретный сейчас пытается пулю Минье изготовить. На сорок лет раньше для неизвестной модели штуцера. Не умея, ни стрелять, ни заряжать, ни готовить патроны и гильзы для выстрела. Вот прямо щаз тут нарисует, потом, силой духа Нео, форму для пули изготовит. И в пулелейку ее впихнет. Ага. Я верю. Это дураку Минье потребовалась стрелковая школа, в которой он служил, туева хуча выстрелов и профессор в помощь. А нашему чего? Бумажка и местный Левша. Шмяк, бряк и нате вам./
  
  Восемнадцатый век. Российская империя.
  Эпоха войн и балов, дворцовых переворотов и... магии. В этот котел страстей попадает обычный парень из XXI века, студент-археолог Алексей, случайно обнаруживший в раскопе Клык Фенрира - древний артефакт. Откуда Алексею было знать, что в славном городе Санкт-Петербурге готовится заговор чернокнижников, что не только России, но и всему миру угрожает легендарный Рагнарек? Ведь в институте ничему подобному не учили. Но Алексей сориентировался быстро. Немного знаний, немного ловкости, немного необычных способностей - и вот он уже помогает знаменитому магу, графу Сен-Жермену, и становится близким другом будущей императрицы Екатерины...
  /Наши попаданцы - они такие попаданцы. А вот со студентами как-то не сложилось. Студенты в основном от попаданцев сильно отличаются. Что говорить, некоторые (о, ужас, кошмар!) не то что знаниями блещут, а банальный зачет с третьего раза сдать не могут. Автор, покажите мне того студента, с которого вы списали ентого попаданца!!! (Крик души читателя)/
  
  - Главное - знать, где искать. Информацию об этом я и надеюсь получить. Возможно, даже сегодня. Нам с вами, любезнейший герр Шнайдер, несказанно повезло. Глава российских масонов - граф Воронцов - происходит из древнего варяжского рода. Его предок еще в одиннадцатом веке пришел на Русь. В семье Воронцовых хранятся записи, относящиеся к тому периоду и способные пролить свет на наше дело. Но это не все. Старшая дочка Романа Илларионовича, к которому мы сейчас и направляемся, - фаворитка нынешнего наследника престола. Так что граф Воронцов кровно заинтересован в быстрейшем вступлении на престол Петра и в том, чтобы ветреная его женушка Екатерина перестала так активно вмешиваться в дела мужа. Если действовать умно и аккуратно, то одним ударом мы убьем сразу двух очень жирных зайцев.
  /Или мне кажется, или я знаю, но если с ним познакомится, то у него есть то, что нам надо. Чего нам надо, я сам не знаю, но человек это нужный, так что мы с ним на охоту пойдем. (Перевод с русского на русский)/
  
  Впервые Сен-Жермен и Самуил Роза столкнулись давно, во Франции, на учреждении степени Рыцаря Кадоша - мстителя за тамплиеров. 'Рыцарь Белого и черного орла, Великий Избранник Кадош' - тридцатая, высшая масонская степень. Она дает доступ ко всем тайнам и документам масонов. Роза очень хотел получить эту степень, чтобы добраться до сокровищ тамплиеров, а получил ее Сен-Жермен, причем совершенно неожиданно для себя, не прилагая никаких усилий. Просто некоторые из высших масонов знали о ряде заслуг графа перед братством, о тех заслугах, которые не афишировались. А Розе просто не доверяли, его презирали и понимали, что он преследует только свою выгоду. После того, как на собрании в Лионе кандидатуру Самуила Розы даже не включили в список претендентов, он и начал мстить Сен-Жермену. Да так умело и хитро, что смог серьезно достать непроницаемого графа, нашел слабое место и ударил, подло и жестоко.
  Граф до сих пор испытывал боль, вспоминая события минувших лет. Он, конечно, отомстил. Сделал все, чтобы Самуила Розу лишили сана и весьма денежной должности советника консистории, благо нынешний барон не отличался добродетелью и его романтические пристрастия вызывали у братьев порицание. Даже придумывать не пришлось ничего. Естественно, отношения после этого стали только хуже, редкие встречи заканчивались всегда плачевно, а самое неприятное, что часто герра Розу интересовали те же вещи, что и Сен-Жермена.
  Распрощавшись с карьерой, бывший советник консистории возомнил себя магом и увлекся поисками древних артефактов в надежде ими усилить свои скудные способности. А между делом шпионил в пользу то одного, то другого европейского монарха. Сейчас вот прибился к прусскому императору Фридриху.
  /Вы только что прочли статью о битве двух 'диванных генералов' в изложении третьего. Великие битвы совершенно неизвестных личностей по неизвестному поводу. О других великих битвах, в частности, о великой битве за холодильник и про побоище за пульт дистанционного управления читайте в следующих выпусках нашего блога./
  
  - Деньги?! - Граф уже смеялся в голос. Алексею очень хотелось прервать этот издевательский смех, но он сдерживался. В чужой монастырь не лезут со своими правилами. - Деньги мне не нужны, у меня этого добра хватает. Впрочем... - Граф на минуту задумался... - Если вам действительно необходима помощь, я могу предложить вам, любезный, такой обмен: я уничтожаю беспокоящую вас нежить, а вы достаете мне одну очень старую и почти никому не нужную бумагу из архива вашего отца. Слышали об архиве викинга?
  /Вот если мне кто не понравится, и я ему потом в морду дам... Меня полиция заберет. Это не считая того, что обиженный и сам может в ответ врезать. Хотя, если попаданца даже вести себя не научили... Что тут скажешь? Хоть шаолинский монастырь, хоть католический - все одно ответку схлопочешь./
  
  - Так что там с Дикой Охотой?
  - Ну, что тебе рассказать-то? Слухи да легенды, стало быть, всякие есть. Кто говорит, будто это рыцари, проклятые за душегубства, и во главе их сам Дьявол скачет. А другие, напротив, говорят, что это боги старые, еще варяжские, бесы по-нашему. А впереди всех сам главный бог Один на коне восьминогом. И сопровождают их то ли собаки большущие, то ли волки, а может, и те и другие. Я думаю, второе-то вернее будет. При Одине-то свита, как полагается, - воины мертвые, другие боги, попроще. А стаю зверей сам Локи ведет в облике большущего черного волка.
  /'- А вокруг мертвые с косами стоят и тишина...'
  Верьте только нашей газете, она снабдит вас самыми достоверными слухами и сплетнями, а также мягкой и удобной бумагой./
  
  Бель, ну ты же привыкла уже, что сама на три четверти эльф, три четверти дракон, да еще имеешь восьмушку человеческой крови в придачу?
  /Копали канаву полтора землекопа... /
  
  Лига - мера расстояния в Империи, равна полутора километрам.
  /Уважаемые авторы, пожалуйста, если вы используете известные всем единицы измерения, - используйте их правильно! Или, если уж присваиваете им свое собственное значение, так и назовите как-нибудь по-своему!/
  
  Оказалось, придворные лорды, которым помогали гвардейцы, заезжали в большом загоне молодых лошадей. На жеребенка нельзя садиться слишком рано - можно навсегда искалечить его, дав слишком большую нагрузку на позвоночник. Поэтому самых ценных коней императорской конюшни не трогали до трёхлетнего возраста. До этого времени их только приучали сначала к недоуздку, потом к уздечке и гоняли на корде. В результате заездка молодых зверюг выше трех локтей в холке и весом в четыреста килограммов превращалась иногда в настоящее родео.
  /...Учите матчасть!/
  
  В спальне мне удалось Ти удивить. Уронив челюсть, он смотрел, как я белкой вскарабкалась по столбику полога кровати, нажала там спрятанную под обивкой тайную кнопку, соскочила вниз, влезла на столбик по диагонали от первого, дернула там открывшийся рычажок, соскочила, качнула подсвечник на стене и, наконец, отодвинула панель рядом с дверью.
  /"1001 и один способ удивить своего мужчину в постели!" Не пожалейте времени, вы узнаете очень много нового и приятно разнообразите ваши отношения!/
  
  - Тиану... Скажи, а когда во мне будет расти дракон, он тоже будет чесаться?
  ...
  - Ну-у... Я стала единорогом. И сегодня во мне кто-то рычал.
  ...
   Во мне кто-то неистово чесался.
  /Опять чужие.../
  
  Теперь по локоть я была настоящей леди.
  /Все остальное по-прежнему принадлежало базарной торговке./
  
  Ее натянутые нервы завибрировали, когда он задел их ногой.
  /Операционная. Остеопластика. "А теперь мы вытягиваем нервы на 11 метров. КУДА ТЫ, ***, С НОГАМИ ПОЛЕЗ?!"/
  
  Сара подошла к холодильнику и достала упаковку семейных яиц.
  /Их недавно отложил муж. Про запас. Не знал же, что жена и туда заглянет./
  
  Его мысли ворочались в его голове, соединяясь в звенья и разъединяясь, как трусы в сушилке без антистатика.
  /В сушилке с антистатиком трусы, безусловно, формировались в пулеметную ленту, не оставляя ни малейшего шанса мыслям поворочаться хоть где-нибудь. У автора из-за постоянной утечки мыслей в голове произошло короткое замыкание, обратно так и не разомкнуло. Из заключения психиатра./
  
  Посмотри в багажнике, там человек, знающий ответы на вопросы.
  /Хорошо возить с собой личную Википедию! Только прихвати паяльник, для верности./
  
  К нам, суетясь, откуда-то из-за офисного здания, видимо, прямо из моего особняка, примчалась довольно крупная серенькая белочка. Я устало поклонился.
  /Ну, хоть не зеленые человечки - все-таки свое, земное, значит, договоримся../
  
  У нехищных нет стадного инстинкта.
  /Нехищные жЫвотные с тихим ужасом стали соображать, как им теперь выживать в изменившейся политической конъюнктуре. /
  
  - Стоимость не за килограмм, а за фунт. Древняя мера веса, равна четыремстам восьмидесяти граммам, - поправил меня лавочник, продолжая ласкать реплику.
  /Вообще-то, фунт - это 453 грамма... Экий затейник этот лавочник. Тоже попаданец? Раз для него фунт - древняя мера веса? А что имелось в виду под репликой, страшно представить./
  
  - А здешние хищники - с ними огнестрел как, справляется? - Мне этот вопрос жизненно интересен.
  - Поверь, огнестрела вполне достаточно. Все винтари бьют отменно, точно и надежно. Правда, траектория горбата, но что поделать, пуля толстая и тяжелая.
  /Если огнестрела не хватит? Чем хищников бить? Топором? Миной? Электрошоком? Силой джедая?/
  
  Зато с переснаряжением гильз никаких проблем. И порох есть, и капсюли, а пули хочешь сам лей, хочешь готовые покупай. Причем в русских землях по популярности конкурентов мосинкам нет. Машинка привычная, надежная, недорогая, накоротке медведя стопорит немногим хуже двенадцатого калибра. - Говоря все это, лавочник продолжал оглаживать фузею.
  /А этот, с позволения сказать, специалист в кустарных условиях и к 'калашу' патрон воспроизвести может?/
  
  Потом он что-то про себя решил, махнул рукой и вытащил из выдвижного ящика пяток патронов с латунными гильзами и свинцовыми пулями. - Сейчас попробуешь, только я эту красавицу выстрелом разряжу. Эти выстрелы - бесплатно.
  /Экий профессионал, он еще и оружие заряженным продает? А если клиент в процессе выбора его пристрелит? Или лавочник бессмертен?/
  
  Подойдя к полкам с ружьями и прочим оружием, он с усилием отодвинул тяжелую деревянную створку, за которой оказались окна на улицу. За лавкой домов не было, шел длинный пустырь, где примерно в сотне шагов на мощной перекладине висел черный лист толстого железа. Ближе, метрах в тридцати, стояли два столба, измочаленных пулями.
  Негоциант, уложив ружбай на широкий подоконник, взвел курок, надел капсюль. Тщательно приложился и выстрелил. Гонг качнулся и глухо зазвенел, а от окна поплыло облако дыма, впрочем быстро рассевающееся ветерком. Отошел и сделал приглашающий жест рукой.
  /Если порох дымный, а этот спец стрелял из помещения... Ну кто ему доктор? Чихать и кашлять он будет долго. А нормальную стрелковую позицию оборудовать, видимо, не судьба. Как и великим космическим профессионалам бездымный порох сварганить. Хотя попаданцы не boen легких путей./
  
  А почему бы и не попробовать? Тем более что бесплатно. Так что я вставил в карабин затвор и, взяв патроны, по одному затолкал их в магазин. Вогнав затвор на место, я встал на место лавочника и прицелился в гонг. Карабин лягнул в плечо весьма ощутимо, но вполне терпимо. На мгновение дым застил видимость, но практически сразу все прояснилось. Гонг, гудя, покачивался, и на черной краске стало на одну метку больше. Блин, а здорово! Попал фактически туда, куда и целил. Ну-ка, еще разок!
  /А где, простите, затвор был до этого? Не, я понимаю, что для автора разницы между мосинкой, карабином из нее и охотничьим ружьем, сделанным из списанной мосинки, нет. Вот совсем нет... Но вообще-то она есть, только автору про это неизвестно./
  
  - А фузея в том мире стоит сотню с лишним, мосинка максимум пятнадцать, такие револьверы по тридцатке. В принципе нормально. Но давай так - ты мне еще карту здешних мест дашь и растолкуешь, где, что и как, идет? - Я крутил в руках револьвер со стволом с четыре дюйма с небольшим и вроде как уже выбрал. Еще бы стрельнуть пару раз не помешало. - Пробный отстрел будет?
  /Видно, что автор большой специалист по оружию, настолько, что даже боюсь думать, чего он имел в виду под фузеей?/
  
  - Пяток патронов дам, - кивнул лавочник. Подошел к оружейным полкам, снял картонную коробку, битком набитую поблескивающими боками револьверными патронами, и отсчитал пять штук. - И это, не бойся заряжать барабан полностью, это все же не именно 'миротворец', а перепевки. Можешь спокойно носить и не бояться, что упадет и выстрелит.
  /Вот какой идиот держит патроны на оружейных полках на виду? А не в закрытых ящиках под прилавком?/
  
  Повозившись немного, я снарядил револьвер, который 'ругер' с шестидюймовым стволом, парой патронов, а 'тейлорс' с коротким - оставшимися тремя. Почему-то мне именно эти пистолеты понравились, просто в руку легли. Продавец понимающе усмехнулся. Ну-ну, смейся. Неожиданно, до рези в руках, захотелось пристрелить продавца, занять оборону в лавке и перестрелять как можно больше жителей этого дерьмового городишки. Хорошо, что я уже отвернулся к окну и лавочник моего лица не видел.
  /Чем больше читаю, тем больше хочется пристрелить автора!!! За идиотизм./
  
  Вдохнув-выдохнув, я привел нервы и дыхание в порядок и плавно поднял тяжелый пистоль. Взвел курок и выстрелил, а потом повторил. К моему удивлению, оба раза попал в столб. Откинул дверцу барабана и вытряхнул стреляные гильзы. Как я заметил, лавочник их складывал в отдельную коробочку. Потом я так же отстрелял 'тейлорс', и тоже удачно. Конечно, я никуда не спешил и хорошо выцеливал, но все-таки тридцать метров и незнакомое оружие. Качество исполнения револьверов явно было на высоте. Впрочем, то, что они сделаны на окраинных планетах, вовсе не говорит о плохом качестве. Сейчас на Землю везут товар со всей освоенной части Галактики.
  - Неплохо, хоть и непривычно. - Я вытряхнул гильзы из 'тейлорса', положил его рядышком с длинноствольным 'ругером' и мосинкой. - А что в качестве бонуса? Кобуры для револьверов? Погон для карабина и подсумки? И это, набор для чистки?
  /Ну что сказать? Что стрелять этот специалист не умеет, и так ясно. Отстреливают, по идее, одну обойму/бабарабан для понимания того, как поведет себя оружие. Но этот ганфайтер - гений просто. Или у него баллистический компьютер в голове? А кто такой погон для карабина, я не знаю./
  
  Рюкзак не дал ничего неожиданного. Пара сменного белья, такое же, как у меня, серое и теплое, и даже размер почти подходит, всего на два меньше.
  /Охрененно подходит, да, всего на два размера меньше./
  
  Пройдя внизу, по дну оврага, на самом деле каменному, я перебрался вброд и уже собирался лезть наверх, когда мое внимание привлек тусклый блеск небольшого, примерно с лесной орех, камешка. Нагнувшись, я вытащил его из холодной воды ручейка. Золото, мать его!
  - М-да, - глубокомысленно произнес я, подбрасывая увесистый и холодный самородок. - Нашла награда героя. И что нам теперь делать, Герда? А?
  Собака своим видом показала, что абсолютно не понимает моего волнения из-за какого-то камешка и нужно поскорее идти, хоть куда-нибудь. Все-таки, несмотря на ее отвагу, соседство с медвежьей семейкой Герду нервировало.
  - Не спеши, торопыга. - Я брел вдоль ручейка, вглядываясь в камешки и песок и порой их ворочая. На расстоянии десять метров я нашел еще пяток самородков, а потом плюнул на все, вытащил один из котелков и попробовал промыть песок и мелкий гравий, который был под галькой.
  /Какой интересный способ добычи золота... Жаль, старатели о нем не знают./
  Сначала был овраг, потом в нем появилось каменистое дно, потом брод, а за ним ручеек и в ручейке герой нашел золото. Или я чего-то не понял, или одно из двух. Герой воспринимает реальность кусками и постепенно. Или это у него шлем виртуальной реальности глючит./
  
  Через пару часов я ссыпал примерно граммов триста золотого песка и мелких самородков в отрезанный от портянки и торопливо, но прочно сшитый кисет. Туда же ушли и те самородки, которые были покрупнее, всего общим весом примерно граммов двести. Неплохо, два с четвертью часа работы - и полкило золота.
  /И правда, неплохо, вот только способ описанный автором - полная хрень. Я понимаю, читать Джека Лондона тяжко и неохота, но на ютубе-то посмотреть, "как моют золото", можно? Он таким способом не намоет ничего./
  
  Его губы стянули с нее чулки и туфли.
  /Этот номер всегда был изюминкой представления. А его уши нежно ласкали ее бедра. Секс с пришельцем-амебой он такой. Ни рук, ни ног, даже щупалец нет. Только губы и ложноножки. Тут главное, чтобы партнер не увлекся и переваривать не начал./
  
  Я тебя люблю очень сильно, ведь ты не только мой муж, но и лучшая подруга.
  /Це цивилизованная Европа. Модные тенденции косят мужиков: были братья режиссеры, стали сестры, были муж и жена, стали лучшие подруги. А с другой стороны что делать? При разводе придется отдать ей почти все. Так хоть это все вместе потратим. Проклятые брачные договоры./
  
  Его рука путешествовала вверх-вниз по ее голой ноге, пока не остановилась на груди.
  /Сбылась мечта идиота, нашел девушку с ногами от груди. Тока че-то она страшная какая-то... А она вообще человек?!/
  
  Он накрыл губами ее груди.
  /Ребятам о зверятах. Он был бегемот?/
  
  Он нежно ласкал кожу ее упругого тела.
  /Мягкое тело было для его физических воззрений слишком аморфным./
  
  Крис достала из ящика белье, все время стараясь разглядеть его лицо.
  /Шел пятый день запоя. Со стаканом она уже говорила. Не ответили. Застиранное лицо нагло ухмылялось с трусов./
  
  В полусне он опустился на колени рядом с ней и взял ее на руки.
  /Будьте осторожны, сомнамбулизм - это серьезное психическое заболевание, требуется наблюдение квалифицированного специалиста./
  
  Он целовал ее страстно, как отец.
  /Преступным инцестом являются насильственные и добровольные половые контакты взрослого человека со своим малолетним кровным родственником. (с) УК РФ)/
  
  Он имеет к ней только визуальный интерес.
  /Бывает. Бывают такие индивиды, которым рот лучше вообще не открывать или открывать под фонограмму. Сойдут за умного или даже умеющего петь артиста, спортсмена, политика, нужное добавить. /
  
  ...Он гнал лошадь изо всех сил, прижимаясь к ней во время езды.
  ...Он скакал на лошади, прижимаясь ко всей ее поверхности.
  /Бедная лошадь. Вот почему так? Страх погони и неумение ездить у всадника, а страдает лошадь? А как можно прижаться ко всей поверхности лошади - это вопрос./
  
  Встаньте около этой стены с той стороны.
  /Сударь, выйдите, пожалуйста, через окно, пока вас с лестницы не спустили, и закройте за собой дверь./
  
  Я предпочел бы спать с двадцатью ружьями.
  /Я куплю себе змею или черепаху, а тебя я не люблю, ехай, ехай... ((с)Ленинград "Дорожная песня")./
  
  Теперь она стояла перед ним и буфетом.
  /Главное, что не между ними. Буфет манил к себе сдобными пирожными./
  
  Он силой придвинул свой язык к ее губам.
  /'Этому я тебя не учил',- завистью подумал Йода./
  
  Его поцелуй был крепким и быстрым, настолько быстрым, что он успел расстегнуть только три пуговицы, но это был поцелуй, исполненный истинного чувства.
  / ЭЭЭЭЭ... Всегда считал, что в процессе поцелуя не пуговицы расстегиваются, а кое-что другое происходит, но если рот на пуговицах... Тогда без этого никак.
  Шоу 'Раздень партнершу за 60 секунд!' было в самом разгаре./
  
  - Так бывает... всегда? - спрашивали позже зацелованные женские губы.
  - Всегда восхитительно? Да, - отвечали им мужские.
  /Говорящие губы!!! Аааааааа!!! А вот не фига, вы не правы, просто Чеширский кот нашел себе пару./
  
  Она знала о нем главное - у него три головы и шесть глаз.
  /Змей Горыныч был, как всегда, неотразим./
  
  Его загорелая спина состояла из одних мышц - холмы и долины ландшафта большой красоты.
  /Квазимодо опечаленно вздыхал, в лепрозории гадали, сколько король Балдуин еще проживет на этом свете./
  
  Заполучить мужчину с деньгами и бизнесом - сладкая мечта любого пилота.
  /Гей, гей, гей - крепкой дружбы апогей./
  
  Через несколько часов пилот погиб по неизвестной причине, врезавшись в гору.
  /Очень - очень странный вид: речка за окном горит, чей - то дом хвостом виляет, пёсик из ружья стреляет, мальчик чуть не слопал мышку, кот в очках читает книжку, старый дед влетел в окно, воробей схватил зерно да как крикнет, улетая: "Вот что значит запятая!"/
  
  Я не мальчик, но у меня на плечах голова мужчины.
  /Доктор Франкенштейн тренировался./
  
  Ее тело было шириной с плечо.
  /Анорексия последней стадии./
  
  Это только небольшой порез - на 26 стежков.
  /Небольшой, всего-то сантиметров 20 длиной./
  
  Когда Джеки проснулась на следующий день, у нее было ощущение радости бытия.
  /Это были хорошие наркотики, видимо - приход о радости бытия случился только на следующий день, раньше был просто приход./
  
  После той непринужденности, с которой он раздевался, она не удивилась, что явление его наготы было как вспышка. О небеса, он был прекрасен! Кожа похожа на что-то новенькое, на что-то, что родилось только вчера. Мускулистая грудь, сильные и новенькие мышцы. Ее руки страстно обыскивали его всего - все по отдельности, что ей удалось потрогать.
  /"Сильные и новенькие." Аппарат БУ, проходил капремонт, прошу зачесть в ведомости!./
  
  Всю свою молодость Вильям был стариком.
  /А всю старость он просто про..л в молодости./
  
  Я сама на четверть демон, еще на четверть человек - это по линии папы, а от матери мне досталась кровь эльфов и нимф творения.
  /Так и вспоминается AD&D с Полуэльфами-полудендроидами и прочими дивностями. Или это опять Франкенштейн развлекался?/
  
  Даже отсюда чувствовала, что труп на поляне один. Вернее, пятеро.
  /One, two... five! Beatiful! (с) Три Мушкетера. Но, простите, это как же должно смердеть, дабы почувствовать труп на поляне вообще, и какой стойкостью характера нужно обладать, что бы их по запаху сначала определить как один, а потом уточнить - пять???/
  
  Но соблазнила Машу не возможность заполучить угол дивана, а лукавая улыбка последнего.
  /Улыбающийся угол дивана побил все рекорды продаж среди поставщиков наркотиков./
  
  Есть два способа полета: с пассажирами и без них. Обычно Джеки старалась вести себя должным образом, когда у нее был пассажир, но сейчас ей хотелось заставить Вильяма сказать, что он не хочет быть ее партнером и, может быть, кроме этого, хотелось показать и еще кое-что. Первое - очистка кабины. Пилоты - отчаянные головы - любят хвастаться чистотой своих кабин. Они это проделывали так - поворачивали самолет вверх дном и немного качали крыльями. Конечно, вы должны убедиться при этом, что ремни сидений пристегнуты. Случалось, что народ выпадал.
  Джеки все это проделала, а потом повторила. И снова перевернула машину вверх дном и вошла в пике, а затем быстро вернулась в положение горизонтального полета. Ей, видите ли, надо было избавиться от грязного обрывка. Пыль и грязь, несколько оберток от жевательной резинки пролетели мимо ее лица. Впереди нее сильные руки Вильяма вцепились мертвой хваткой в края кабины, как будто он держал сам себя.
  Затем пришло время твиста. Она переходила с крыла на крыло, с крыла на крыло. Быстро она вошла в петлю, описав полный вертикальный круг. Все это сопровождалось ее собственным изобретением, который кто-то назвал 'сумасшедшая петля в твисте', в которой она одновременно делала 'твист' и петлю. Выйдя из 'сумасшедшей петли', она вошла в штопор, и мир неожиданно и непривычно затих, пока снова не заработал мотор.
  Раньше, когда она только училась летать, Чарли приучил ее к любым экстремальным ситуациям. Он заставлял ее взлетать с пляжей, дорог, футбольных полей, гоночных треков. Она летала боком, вверх дном, при боковом ветре, при попутном в безветрие. Он научил ее, что надо делать при пожаре на борту и при обледенении крыльев. Он показал ей, как надо располагаться в кабине, прожигая отверстие в тумане теплом от мотора, когда между ней и землей остается слой тонкого тумана. Он научил ее, как сажать самолет на воду, и что делать, если ее снесет в море.
  Сейчас она решила показав Вильяму почти все, чему научилась. Она плыла между высокими деревьями, до дюйма рассчитывая расстояние между ними. Одна ошибка в расчете - и могло оторвать крылья. Когда она летела между деревьями, она сделала пару 'бочек'. Точно направив самолет на горизонт, она сделала несколько боковых поворотов в триста шестьдесят градусов, один за другим, уйдя от столкновения с горой на каких-то четыре дюйма.
  Когда она уехала с Чарли и первую неделю почти не вылезала из кабины, он сказал: 'Детка, у тебя гироскоп в голове. Для тебя лететь вверх дном и задом наперед одно и то же. Ты всегда знаешь, где окажешься'. Сейчас Джеки летела вверх дном, одновременно маневрируя между деревьями, а ее голова была перпендикулярна земле.
  /Мда.
  1. - вытряхивание таким способом мусора из кабины - сильно. Это типа на потолок его вытряхивать? Упоминается жевательная резинка, а самолетов с открытым фонарем нет лет 80.
  2. Глушить мотор при сваливании в штопор это забавный способ самоубийства.
  3. Рехнулись? Что такое профиль крыла, почему крыло держит машину в воздухе - не в курсе? Какое летать кверху пузом? Максимум - работая элерона, предкрылками и закрылками - по дуге вниз, тупо за счет скорости и ловя потоки, ибо та сила, которая в нормальном состоянии поддерживает тебя в воздухе - теперь тупо толкает вниз./
  
  Во мне распускалось, цвело и благоухало счастье.
  /Какая хорошая была трава./
  
  Болела рука, спина, колени... короче - все. А после истерики еще и горло.
  Поэтому лицо в порядок она приводить даже не пыталась. Козе понятно - если его в три слоя штукатуркой не покрыть, ничего не скроешь. Ни красных глаз, ни отеков, ни... эх, не надо было плакать...
  /Истерика после попойки. Часть ...цать-какая-то./
  
  Аманда проснулась так же аккуратно, как до этого спала.
  /-Ты свечку держал?
  Папарацци спорил с канделябром./
  
  Его мышцы под тонким свитером играли и переливались.
  /Мужчина, вас обманули. Вас накачали не силиконом, а желе./
  
  Подол ее платья приподнялся, оголяя грудь и колени.
  /И намотался на голову/
  
  Ровно подстриженная зеленая трава колоситься на ветру.
  /Из дневника муравья. "И все идет по плану." ((с) Е. Летов.)/
  
  Я чувствовала, как моя кровь струится по коже. Ждать было нельзя, ведь потеря крови была мне невыгодна.
  /Приход смерти - это вообще предприятие не сильно выгодное./
  
  Он выпустил в глаза зверя.
  /Зверь был счастлив./
  
  Его рубиново-голубые глаза.
  /Цвета детской неожиданности./
  
  Костюм с жилеткой черного цвета, заканчивающейся в районе бедер воротником-стойкой.
  /Это чтобы стоял не только воротник./
  
  Служанка ушла, чтобы через минуту вернуться с двумя слугами, несущими мраморную ванну.
  /А также кусок трубы и унитаз. Чего мелочиться-то/
  
  Мечом я владею на уровне ученика, то есть могу продержаться минут пять против среднего противника.
  /Ниче так у них падаваны./
  
  Воззрившись на правила строительной фирмы (начертанные на прямоугольной доске и пристроенной на стенке коридора) туго вздохнула. С тягомотиной внутри который раз осознавая, что тот, кто их составлял и вовсе не владел не то, чтобы письменным, но даже мало-мальски русским языком
  /Джамшутам русский как бы и не очень нужен./
  
  Оттянув нижнее веко на правом глазу, заглянул в его недра.
  /И тут я поняла значение фразы: "Натянуть глаз на ж..пу"./
  
  Пропала сила не только в руках, ногах, похоже, и само туловище смягчилось в мышцах, расслабилось и даже дыхание стало степенно снижать свой временной промежуток, делая медленный вздох и не менее продолжительный выдох.
  /В общем, персонаж умер./
  
  В такие моменты ночного единения с собственным мозгом она внезапно начинала слышать легкий шепот, точнее даже шорох, вроде спускающий на нее те или иные фрагменты ее книг.
  /Шиза проджект представляет: психиатрическая лечебница была на соседней улице./
  
  Он развернул ее лицо в объятиях.
  /Просто и романтично свернул ей шею?/
  
  Потом мама с бабушкой поженились.
  /Европа, батюшка.../
  
  Внутри меня бушевало какое-то животное, но я пока не могла разобраться какое.
  /Это был бешенный хомячок, отвечаю!/
  
  Рой решил, что брат не сильно обидится, если он невзначай ударит его лопатой по голове.
  /Я бы обиделась, и в отместку в гроб уложила бы.../
  
  Незнакомец стоял в озере и медленно плавал.
  /Автор, ты уж определись./
  
  Сейчас каждый из вас уколется, тем самым закрепив себя в журнале посещаемости.
  /Перепись наркоманов объявляю открытой!/
  
  Я отказываюсь снижать мужчину до его возраста.
  /Ну, то есть повышать планку - можно./
  
  Мудрая мысль ее не нашла, а град нашел.
  /Мда, мудрые мысли стараются не соваться туда, где накрывает установка залпового огня "Град"/
  
  Она идет длинными шагами пожирая землю.
  /Ох-хо, я что-то не припомню ни в какой мифологии персонажа, который бы пожирал землю НОГАМИ. Пробел, видимо, в образовании./
  
  Я тебя вымою, когда мы поженимся.
  /Это про чукчей в чуме?/
  
  Черты лица изменились, став более утонченными и слегка заутюженными к подбородку.
  /Из методички "О пользе утюга в период первоначального накопления капитала в РФ в конце 90х годов"./
  
  Отец начал учить волка маскировать собственный запах.
  /Научил самостоятельно мыться с мылом?/
  
  Наши с Эрикой предки разрушали друг друга поколениями.
  /Они были глиняными големами./
  
  Она остановилась на желтой юбке с короткими рукавами.
  /Юбка с рукавами - новый писк моды! И, кажется, последний.../
  
  Ник высокий, темноволосый, одетый в светло-голубой галстук.
  /"На крыше склепа Дракула в плаще, в одном плаще, в одном ваще - в натуре граф."(с)"Башня Rowan"/
  
  До того как родился их ребенок, Ник не был близок с Эрикой более 9 месяцев.
  /- Так я с твоей фотографией спала!
  - Ни фига, жена, чукча умный - чукча фотографию только до пояса присылал.(с)/
  
  Ник стал отыскивать белокурые волосы Риз.
  /Никогда не доверяйте мужчине искать ваш парик в сумочке - все там перепутают!/
  
  В его карих глазах участилось сердцебиение.
  /А вот нефиг долго шастать там, где радиация, а то глаза еще и неприличные звуки издавать начнут./
  
  Герои кельтских преданий король Артур и его рыцари собирались, как равные, за Круглым столом.
  /Странно, что кельты не знали о героях своих преданий./
  
  Пес, услышав свое имя, поднял голову, улыбнулся хозяйке черными губами, и опять опустил лохматую башку на лапы.
  /Это был злой пес Бандерас?/
  
  За хорошую сумму они с Аделаиды Вельс глаз не спустят... а случись что - и не выпустят.
  /Простите, чьи глаза эти "они" собрались выпускать, и каким способом?/
  
  Лиля вышла на поляну - и сердце захолонуло.
  /Надо было или одеваться теплее, или не выходить на поляну с пятью трупами./
  
  Одной рукой пастор прижимал к себе служку, и Лиля отметила их сходство. Отец и сын?
  Ладно. Она еще узнает.
  Лиля поднялась с земли, почти сама.
  - Пастор, я понимаю ваше горе. Но и вы поймите меня...
  - Да-да... - Опустил голову пастор. - Моя церковь сгорела, а графство бедно. Эдор говорил мне об этом каждый раз.
  - Эдор воровал все, что движется. А что не движется - продавал и тоже воровал, - огрызнулась Лиля. - Графство бедно, но на храм у меня деньги найдутся.
  В карих глазах пастора загорелись удивленные огоньки:
  - Ваше сиятельство?
  - Да, я. Пастор, где вы живете?
  - У нас была комнатка над храмом.
  - Нас?
  - Я и мой сын.
  Лиля едва успела подхватить челюсть. Сын?!
  /Про "черное" и "белое" духовенство, как и про то, что целибат - после рукоположения, которое может быть лет в 60 - припомним Бертрана де Борна - автор не знает. Отдельно доставляет стилистика - сначала героиня предполагает, что это сын, а потом ловит челюсть при подтверждении предположений./
  
  В седле она держалась уже уверенно. И смела надеяться, что лошадь ее выдержит. Даже несколько часов. Раньше-то она не каталась верхом.
  /То ли дама весила несколько центнеров, то ли лошадь, в свою очередь, гадала - выдержит ли эта дура несколько часов в седле.../
  
  Самогонка - гадость. Но заснуть помогла. И Лиля отключилась. Сейчас ее могли бы и зарезать - не проснулась бы.
  /Ну, если бы зарезали - то точно не проснулась. Божечки, как меня достали стилистические кретины.../
  
  У ее ног видна тропинка, которая была чуть шире прохода между ними.
  /Это как, Родосский колос в женском обличии на тропике?/
  
  У меня действительно появились бабушки. И я справлюсь даже с дедушками!!!
  /А мужики-то не знают!!!/
  
  Освещение было достаточно утренним.
  /Но, очевидно, недостаточно дневным./
  
  Я пила свой молчаливый кофе.
  /В отличие от разговорчивого чая, кофе не любил трепаться попусту,- воспитание не то./
  
  Я хочу чувствовать поддержку, а не что бы меня поддерживали
  /"Поддержку, блин! Я просила поддержку, а не что б меня поддерживали!" - орала на тренировке олимпийская чемпионка по гимнастике./
  
  Его сильные руки взяли меня в кольцо и прислонили к себе.
  /Это была неизвестная доселе аномалия в игре СТАЛКЕР/
  
  Волк был спокоен и робок, умен и хитёр.
  /И очень противоречив./
  
  Простучав когтями по полу к кровати, я поставил передние лапы на край постели и привстал, сейчас я совсем как человек, только хвостатый и мохнатый.
  /Бабуин, когти подстриги. Побрейся, и хвост спрячь!/
  
  Мстислав был вышиблен из седла. Покатившись по невысокой траве, ему чудом удалось увернуться от камня, что лежал на поляне. Мужчина, вскочив на ноги, помчался вперёд к противоположной стороне лужайки, выхватывая из заплечных ножен меч.
  /"Штирлиц падал и чудом зацепился за балкон. Наутро чудо распухло и мешало ходить". (с) А меч в процессе качения приятно амортизировал о позвоночник. Впрочем, чего ожидать от славянских самураев с мечами за спиной./
  
  Раздумья терзали его умную голову.
  /Роден никак не мог создать вторую гениальную скульптуру./
  
  Походка его была пружинящей и лёгкой. Ступал он медленно, будто просто прогуливался поздно вечером на сон грядущий или в поисках приключений.
  /Он несся галопом, никуда не спеша./
  
  Когда холодало, он сам, инстинктивно, покрывался волосяным покровом.
  /Линька она и есть линька, чего уж стесняться./
  
  Его наномозг говорил ему, что бояться абсолютно нечего, ведь атомные волны, возникающие при взрыве не способны ничего сделать с таким организмом как его, но все равно Киборг боялся и убегал что есть мочи.
  /Да, мочи в Киборге было много, раз он убегал от каких-то атомных волн. Впрочем, может, дело не в выделительной системе, просто наномозг в шестеренках заклинило./
  
  Подлодка состояла как бы из множества пластинок нахлобученных одна на другую и представляла собой как бы броню танка Т - 100, которая защищает технику от сильных повреждений в случае попадания в него снаряда врага. Чем - то с такой броней и являлась эта подлодка - она была словно вытесана из стали.
  /"После сборки обработать напильником и обмыть хорошенько, и будет вам ПЛ, как ПЛ, а не крокодилозмея бегемотная"./
  
  Теперь это было очевидно - этот бочонок содержал чуму.
  /А еще оспу, ящур, свиной, птичий, овечий и слоновий грипп, СПИД, сифилис./
  
  Всадник мчался вперёд, подгоняя коня уколами ножа в шею.
  /Долго ли, коротко ли... Скорее, коротко, - лошадка просто ослабела от постоянно повторяющегося шока и потери крови./
  
  Света, так же как и её братья, села за стол в шесть лет. И тут же пошла в Якова.
  /Ага, по примеру братьев. Так вот откуда толерантность-то./
  
  Аргус смотрел на свои земли, хоть и вечером женится.
  /Земли сочувствовали Аргусу искренне и со снегом./
  
  Голова командора лихорадочно рисовала тактические схемы.
  /В итоге крепостная стена не выдержала напора головы командора и обвалилась. Эпик фэйл./
  
  Одновременно с этим, я чувствовал в голове небольшое помутнение и ощущение тяжести, будто туда мне засунули чугун.
  /Не надо казан по пьяни на башку нацеплять, ну не надо же!/
  
  Кожаные с многочисленными карманами штаны облегали мускулистые ноги Сайруса, а бугрящиеся исполинские мышцы защищала кожаная кираса.
  /Какое счастье, что форму Юдашкина так и не приняли для повседневного ношения в армии./
  
  Сайрус, смекнув, напрягая мышцы голеностопного сустава прыгнул вверх и вперед, взяв клинок в обе руки. Точный, нацеленный удар и череп хрустнул. Клинок вонзился, проделывая путь, проткнув продолговатый мозг. Пронзенный оборотень задыхался от удушья, свалился мгновенно, продолжая безвольно дергать лапами. Из пробитой болтом раны струилась свежая кровь, устилая собой землю. Вероятнее всего, воздух невзначай проник в образовавшийся проход и устроил полный хаос внутри организма волка, - подумал Сайрус.
  /А потом оборотень умер от смерти. Анатомический атлас обливался кровью./
  
  Локоны разлетелись в стороны, закрывая выпуклости и промежности героини.
  /Горгона была затейница и не боялась учиться у Клеопатры. Даже переплюнула - она нашла себе еще одну промежность./
  
  Воля теребила мою душу,
  /Воля боролась с душой. Разум позорно дезертировал ранее./
  
  Во времена средневековья ,политика королевств была агрессивной ,что давало повод для новых войн .
  /- Сэр, нам нужна маленькая победоносная война.
  - Да, но мы же не можем воевать без повода!
  - Конечно, сэр. Поводом будет то, что мы кровожадные мудаки, и в килтах.
  - Блестящий план!(с)/
  
  Недалеко от перекрестка я заметила движущуюся в мою сторону фигуру. Во мне, по привычке, включилась защитная система.
  /Завыла сирена, и система Виндовс-Киборг-2999 опять дала сбой./
  
  В общем они стали хорошими друзьями. Настолько хорошими, насколько гетеросексуальный мужчина может дружить с бродячим котом.
  /Я боюсь спрашивать об ориентации кота./
  
  Охотник мысленным усилием подавил выделение ферамонов запаха из своего тела
  /Сначала учебник русского языка, потом - курс биологии,- может быть, поможет./
  
  Кот мог случайно наступить на выброшенную на берег медузу, или подплывший к нему осьминог мог ужалить его своей клешней.
  /Массаракш. И тут нашли мутантов./
  
  Я осторожно приложила руку к щеке. Она была такой же твердой, идеально-гладкой и мягкой.
  /А это уже к учебникам физики - с твердым и мягким./
  
  У них на родине детей обучают драться с тех пор, когда они начинают ходить, причем, всеми частями тела.
  /Чеченская разведшкола Старца Горы имени шахидки Мата Хари./
  
  - Чего вы стоите, как остолопы? - не потерял самообладания Маркай. - Хватайте багры и загоните обезьяну в клетку! Это же практически ваш родственник.
  /Вот оно, правильное обращение с родственниками./
  
  Молния сверкала так, что во тьме был свет.
  /Комиссия установила, что вода была мокрой. (с)/
  
  На тонких руках надеты, явно сшитые на заказ наручи, потому как не один войных дел мастер не станет делать сам такие узкие наручи.
  /Наручи шились из кожи заказчика. В прямом смысле слова./
  
  Мельхор по-королевски, даже по-императорски восседал за своим гладковыбритым столом и неспешно заполнял многочисленные бумаги только одному ему известного содержания.
  /Не забывайте регулярно брить ваш стол!/
  
  Тут же тягучая боль на мгновение пронзила верхние слои эпидермиса, и золотистая жидкость через артерию попала в организм.
  /А это, простите, как?!/
  
  Открытие гена хищности разделило человечество на два подвида: жестоких беспощадных животных, питающихся преимущественно сырым мясом, и миролюбивых дружелюбных вегетарианцев. Милая и скромная девочка-вега Элена даже не подозревала, что однажды ночью грубый хищник по кличке Бешеный ворвется в спальню ее дома и силой заставит невинную красавицу покинуть ее идеальный мир и пуститься во все тяжкие вместе с ним.
  /И подсадит ей этот самый "ген"./
  
  Некоторые могилки ничем не огораживались, и Катя внимательно смотрела под ноги, чтобы не дай бог, не затоптать чей-то бренный труп, закопанный на глубине 2-2,5м.
  /Фигасе она проваливалась. Тяжело ей с такой походкой. Шаг и вниз. Вылезла, шаг.../
  
  Только он успел подбежать к двери, как тамагавк Лиса пригвоздил его кафтаном к стене.
  /Тамагавк был пижоном и носил кафтан./
  
  Рыба извивалась, и кричала булькающим внутриутробным воем.
  /Какие чудеса генетики - кричащая рыба. Да еще и внутриутробно воющая. Я не хочу видеть этого монстра./
  
  Самый старший эльф имел темные волосы до плеч, которые источали темно - сиреневый отлив.
  /Из описания картины художников-сюрреалистов./
  
  Тонкие черты лица гармонично умещались на фоне бледной, фарфоровой кожи
  /Индейцы майя вполне хорошо владели искусством нанесения черт лиц на снятую с принесенных в жертву кожу./
  
  В дверь постучали условным рисунком.
  /Сигнал к атаке - 3 зеленых свистка./
  
  Я относилась к расе ведьм-охотниц. Некоторые называли таких, как я, просто наёмницами. В нашей расе все мужчины и женщины были наёмными убийцами. Но убивать нам приходилось мало, мы просто ловили преступников и охраняли наш скрытый мир от мира смертных.
  /Мы раса китобоев и живем в лесу, и всегда в нем жили. Правда, китов тут нет, и нам особо нечем заняться, поэтому мы выкорчевываем пни./
  
  Маленькие кинжалы, которые он мог метнуть за долю секунды сразу в несколько целей, были прикреплены к его поясу и скрыты под небольшим кожаным жилетом, прикрученные к запястьям арбалеты с маленькими дротиками, в которых содержалось вещество способное нанести вред как темным силам так и светлым.
  /А шлем был прибит гвоздями./
  
  Одевать это платье было сущем пустяком и огромным удовольствием, а когда я еще посмотрела на себя в зеркало, то вообще выпала.
  /Выпала из платья? Во что было одето платье, история умалчивает./
  
  Мысли скакали в голове Астарты из угла в угол.
  /Меньше смотрите телевизор,- так и голова квадратной не будет, и мысли по углам скакать перестанут./
  
  У нее очень гибкое тело, которое может увернуться от капель дождя.
  /Она была дождевым червем./
  
  Я ударил себя по лицу. Наотмашь.
  /Да, тренировать пощечины на себе - это уже дао./
  
  Вся керамика была глиняной и не отличалась особой красотой.
  /Да, до высоких технологий изготовления керамики из полимеров и металлов еще не дошли, так что глиняная посуда таки была из глины./
  
  Конница, которая лихо прорывалась, сметая всё на своём пути, оказалась окольцована вражескими воинами.
  /Конница, наконец, допрорывалась (сметая преграды) до свадьбы./
  
  В этот момент кислотное выражение набросилось на его лицо.
  /Очередной монстрик скорчил персонажу рожу и плюнул кислотой./
  
  С той стороны от нас, на уровне ее талии и доходя до щиколоток, свисал кусок ткани, схожий по внешности с футболкой.
  /Хм. По внешности схожий с авторитетом по погонялу Футболка? Кто фоторобот делал?/
  
  Следующим явился миру, прикрытый фирменной набедренной повязочной с черепом и золотыми каемками, таз.
  /За ним шествовала нагая мраморная ванна./
  
  Его нос, дико похожий на вороний клюв, всегда задирался вверх и как-то выделялся на его лице.
  /Хм, правда, выделялся? Я-то думал, что он будет незаметен.../
  
  Человек гуськом отошел к стенке и затих, спрятавшись в тени стены.
  /Шизофреник ждал расстрела или санитара./
  
  Бровь капитана взлетела под потолок реактора, ехидно скрестившись в хмурый домик.
  /Остальная часть капитана при взрыве реактора, видимо, просто испарилась./
  
  Проверила наличие рапиры в огромном кармане штанов во всю длину штанины, а кинжалы приделала к ногам под креплением босоножек. Переобуваться, к сожалению, не было времени.
  /Поутру она идет странною походкою.../
  
  Было решено отправить отряд Имперских кулаков в глубь заросшей болотистой пустыни
  /Топограф был смертельно пьян при составлении карты. Генштаб на карту просто не смотрел. Обалдевающий командир долго пытался понять, что это может быть. Это была горная лесостепь с озерами./
  
  Капитан Форус был невозмутим. Но только на лице.
  /А вообще его лихорадочно трясло, от штанов исходил резкий запах./
  
  Во-первых, все мои друзья знают, что еще ни разу в своей жизни я не написалась до потери памяти.
  /Из воспоминаний обитательницы яслей. А вообще... писать до потери памяти... это какой-то жесточайший энурез, тут простого мочегонного мало./
  
  Было немного сыро, туннель представлял собой овал шириною в полтора метра, а высотой под два.
  /Тоннель был в сечении квадратным, а на плане круглым. Автор! Убейся учебником геометрии./
  
  После долгих объяснений о том, как нужно выслеживать зверя, дети утомились и запросили звериного убийцу.
  /Чтобы тот укокошил оленя-лектора. Или осла-автора./
  
  Судя по всему, его держат либо в плену, либо в заточении.
  /Скорее всего, его убили, и почти наверняка поймали. И нам надо его либо освободить, либо добить./
  
  Он не мужик, он стилист.
  /Это не определение или профессия - это диагноз./
  
  Русоволосый мужчина наблюдал за происходящим, не опуская поднятых к верху рук. Затем он развёл их в стороны, и его кожаный плащ плотно натянулся на спине, обрисовывал мощные мускулы сильного физически развитого человека..
  /Полному сходству с человеком мешали рога, хвост и копыта. И, конечно, крылья, которым не давал нормально расправиться этот гребаный кожаный плащ./
  
  Когорты с легионерами, были равномерно расставлены по всему войску северян.
  /Северяне тихо фигели и пытались понять, откуда появился такой ядреный глюк.
  Коробочки с конницей и баночки с лучниками были расставлены между когортами. Мальчик игрался в солдатики. Автор, честное слово, когорта - это не построение, а название подразделения. /
  
  Раздался громкий звук трубящего рога, сбивший меня с мыслей. Нашему войску приказывалось приготовиться к наступлению. Вражеская армия не собиралась сдвигаться со своей удобной позиции и нам придется нападать на них самим.
  Мы на своем участке, шли прямо за шеренгой щитоносцев северян, готовые в любой момент перемахнуть через него и ворваться в порядки вражеской армии.
  Раздались боевые кличи воинов или просто громкие крики. Оружие пока использовали слабо, мешали столкнувшиеся щиты и некоторая толкучка
  /Как? Не ну как? А я думал, все просто - постоять, посмотреть друг на друга собрались? Перемахнуть через кого? Смысл? А главное, зачем в битве оружие? Главное громко орать, прыгать и идти в атаку. Победа будет наша!!!/
  
  И вот мы, наконец, дождались сигнала по телепатии. Через секунду после него, с флангов, по башне с магами ударили огромные плазменные лучи, которые разрезали башню на несколько частей.
  /Горело все: железо доспехов, люди, кони, земля, трава и даже воздух. Из-за горизонта поднималась Звезда Смерти.
  Автор! ЗВ конечно прекрасны, но это ненаучная фантастика. Плазмой на поверхности планет стрелять НЕЛЬЗЯ!!! Просто потому, что температура плазмы больше миллиона градусов./
  
  Даала насторожилась. Кто-то копошился у неё взаде и это настораживало.
  /Да, глистов лучше выводить сразу./
  
  Ромео и Фиона попытались сделать реверанс.
  /Реверанс никак не делался. После третьего кувшина вина это было сложно. А потом Ромео понял, что рядом с ним все-таки не Джульетта./
  
  Гордон знал, что такое меч, и он с силой вцепился в клинок зубами, намереваясь лишить его действия.
  /Только сегодня! Только у нас! Единственный раз! Йог по прозвищу Гордон-идиот! Уже через полчаса он будет беззубый и тяжелораненый!!!/
  
  Конечно, я владею не человеческой силой, мой отец был свирепым викингом оборотнем. Я в мать внешне и силой, но внутренний и мышцами, в отца.
  /Тяжко жить потомку викинга и хоббитки. Маленький хоббит с силой викинга-оборотня. Чихнешь и уже на улице оказался./
  
  Грязные копыта жеребца топали по грязной дороге, приближаясь к речушке, облипая голень и стопу.
  /А безногий конь и всадник остались на чистой дороге и никуда не пошли. Полевые испытания новых видов боевых големов прошли почти успешно. Во всяком случае, ноги по грязи прошли. Правда, туловище отвалилось в процессе ходьбы, но что делать? Плохо болты прикрутили, учтем на будущее./
  
  Задача Инквизиции, как длани Создателя, как избранников божиих, как высшей расы, состояла в очищении мира от неугодных и деструктивных элементов общества: в первую очередь, магов маргиналов, нищеты и интеллигенции.
  /А еще они уничтожали инородные элементы, занимались раскулачиванием и ловили шпионов с загнивающего Запада. А в конце им следует построить коммунизм с человеческим лицом./
  
  Клинок погрузился в плоть и, начиная от мечевидного отростка начал свое похождение. Оборотень пал. Из разорванной брюшины вываливались внутренности. Оборотень задыхался. Лапы безвольно колотили мелководье. Речка пропиталась от пролитой крови.
  /Из повести Похождения благородного клинка и его непутевого хозяина. Романс "Об оборотне бедном замолвите слово"./
  
  Он упал на бок отчего нога пошла на излом, и молния ударила по его топору так, что тот отскочил от земли на приличное расстояние, и падая обратно разрубил орка пополам.
  /Вот не надо было пускать Аннушку с маслом в цех и, тем более, бить электрощит пожарным топором. Но орк... Что ему пояснишь?/
  
  В том смысле, что кожа, как бы лежала на нем прикрывая все что было внутри, а не была туго натянута, как у всех худых, хотя стоит признать и тот факт, что кожа так же нигде не отвисала, казалась она просто не могла образовать складку, даже кадык, который по всем законам должен выпирать, на тонкой шее был едва заметен.
  Лицо овальное, хотя из-за густоты волос, скорее треугольное.
  /Вот так и прокалываются инопланетяне контрабандой прилетевшие на Землю. Сначала кожу складками забудут развести, потом кадык ложный прилепить, а дальше смотришь - у него и голова треугольная к тому же./
  
  Его ботинки не имели шнуровки или застежек, а главное прикрывали только голеностоп.
  /И вообще это были банные шлепанцы, а ногу он газетой обмотал, так как обгорела на солнце./
  
  Толстые, острые, как ножи когти легко вонзались почти в любой камень, а сама выносливость мышц ног и спины, легко переносила весь груз тела, а потому они могли передвигаться и по самым отвесным стенам, нападая на своих жертв из подтяжка, сверху.
  /Главное в процессе нападения не запутаться в подтяжках. А то они, как и когти, почти не рвутся. Запутаешься, и виси потом пару дней, выпутывайся./
  
  Растянув уголки губ, живописав едкую ухмылку, с насмешкой дополнил.
  /Сальвадор Дали отличался эксцентричностью даже по меркам современников./
  
  - Принесите лук со стрелами, - приказал тихо принц.
  - Выпрямись, сделай небольшой шаг вперед левой ногой, чтобы сохранить равновесие, и прими боевую стойку, - приказал его высочество, при этом уверенно заставляя меня делать все это.
  Едва я натянула стрелу, как его рука скользнула мне на плечо, слегка надавила, словно направляя, и отпустила.
  - Пробуй, - сказал он невозмутимо.
  Я зажмурилась.
  - Стрелять с закрытыми глазами достаточно сложно, - заметил принц, касаясь дыханием моих волос на макушке.
  Я тут же открыла глаза, вдохнула и пустила стрелу. Кто-то ахнул, а потом вокруг загалдели и зашумели. Все и разом. Создалось ощущение, что я оказалась в час пик в метро.
  - Точно в цель, - сказал принц, разворачивая ошеломленную меня к себе.
  /Ладно, оставим вопрос о стилистике. Автор, ты вообще лук видела? Или только репчатый?/
  
  Бессмысленный разговор пошел явно по второму кругу. Просто смириться с тем, что я вот так неожиданно, сама того не ведая, стала чьей-то женой, было невозможно.
  - И как ты себе представляешь наши отношения?
  - поинтересовалась я осторожно.
  - Я не знаю, кто ты. Да что уж говорить, а даже имени твоего не знаю! И если ты надеешься, что я брошу Академия Магических Талантов и...
  Снежный принц взял меня за плечи и приподнял над землей так, что мои глаза оказались прямо напротив его.
  - Учебу бросить тебе не позволю сам. Маг, не имеющий образования, слабак. Так что не надейся, что будут послабления. Будешь учиться, а я буду помогать, насколько это возможно. Ночевать будешь в моем замке. А имя мое тебе знать необязательно, - припечатал он.
  /Прости, любимая, постель - не повод для авторизации в соцсети, да./
  
  Только бы маньяк попался не озабоченный.
  /Какой-то вы, маньяк, не сексуальный. (с)/
  
  Я дернула полухвостом.
  /Хвост рубили по кусочкам./
  
  Из полетов русалки не всегда возвращается.
  Полет русалок искажает пространство.
  /Не курите с русалками, а то тоже случайно обзаведетесь полухвостом./
  
  Её возбуждали длинные мускулы его ног.
  /Анатомический театр был в восторге./
  
  Да же в анкете написано - интересы - слабовыражены.
  /То есть, их просто нет./
  
  Глаза были какими-то чужеродными во всем облике герцогини.
  /Вот так и палятся внедренцы с иных планет./
  
  У него было красивое но симпатичное лицо.
  /Ага. Хоть не "Омерзительно до очарования"(с) Ивлин Во/
  
  Ее лицо принимает выражение сосредоточенных раздумий.
  /Ей так трудно думать, что для мыслительного процесса у нее существует специальное выражение лица???/
  
  - А где же эта Эйми, виновница торжества? - спросил через полчаса Рэворт.
  - Доканчивает свой туалет.
  /Вот сейчас крушит ломом фаянсовый унитаз./
  
  Вихляя бедрами, словно второй кожей, она направилась к охраннику.
  /Целлюлит как оружие массового поражения./
  
  Ее большое окно, которое было от пола до потолка, ее маленькая прихоть, обошедшееся ей в целое состояние, было развито.
  /Оно сильно выделялось на фоне соседских недоразвитых окон./
  
  Длинные и легкие лучи аккуратно прилизанных волос серебристыми стрелами устремились за уши.
  /Копья ушей пронзали стрелы волос. В голове третий день шел бой между правой и левой половиной мозга./
  
  Грудь вздымалась как от быстрого бега, а сердце готово было растерзать ребра и вырваться наружу кровавым любовным месивом.
  /- Девочка, какая любовь, о чем вы? - всплеснул руками доктор. - Судя по симптомам, у вас отравление. - Голубушка, - обратился он к матушке, - несите тазик, воду и полотенца. А вы готовьтесь./
  
  Мельхор вскочил точно ошпаренный горячей субстанцией.
  /Судорожно превращая кислород в углекислый газ./
  
  Осень уже подступала к зиме и имела честь содрать со всех деревьев зелень.
  /Деревья такого произвола не одобряли, но кто их спрашивал./
  
  Тугие лошадиные бёдра вальяжно процокали мимо.
  /Бывает. Некромант подшутил над мясником./
  
  Река была очень большой, раскинутой. Невероятная красота охватила охотника. Решив попроситься на ночлег, он подошел к первому дому, который встал у него на пути.
  /Реку раскинули. Красота, отрастив щупальца, охватила охотника, а дом на петушиных ногах встал у него на пути. Бабе Яге было скучно, вот и заманила гостя на огонек, ужин и дружескую беседу./
  
  Он вынул свой шипованный ремень и начал вставлять в мои шорты.
  /Инстинкты разведчика по поводу маскировки были вбиты намертво. А вот то, что шипованный мужской ремень, обернутый вокруг женских шорт дважды, будет привлекать внимание, суперагент не подумал. /
  
  Я - полукровка, ведь моя мама из рода драконов-оборотней, которые оборачиваются в совершеннолетие, и по своему желанию могут менять форму, а мой отец - чистокровный эльф (они тоже могут обращаться, правда никто не знает, в кого он сможет обратиться и стараются не превращаться, ведь не всегда хватает силы воли, чтобы стать эльфом обратно)
  /Каждый эльф превращается в то, во что пожелает, потому вернуться обратно очень сложно. Захотел стать муравейником, а муравьи разбежались, а захотел котом - нашел себе хозяина и никаких проблем. Вот только смесок дракона с муравейником.../
  
  Мое лицо отмечалось утонченными чертами: красивые глаза, ровный носик и пухлые губы.
  /Черты отмечались - мол да, были здесь... Когда-то... И шли дальше./
  
  - Так что же держит меня в сим бренном мире? - прошептал едва уловимо Арен, оторвавшись мыслями от червей в груди и еще много где.
  /Черви молча посмотрели на Арена - они не понимали идиотов, задающих такие дурацкие вопросы. Черви не давали мыслям оторваться от бренного мира, хотя Арен очень старался. Мешало покусывание и размеренное чавканье./
  
  А как говорит сам Тиль, у него в родне были родственники самого Гитлера, если не сам Адольф.
  /Обычно он так говорит после третьей кружки, после пятой там уже есть Фридрих Великий, а после восьмой - Цезарь./
  
  По легендам этот меч за один удар может повергать сразу десять врагов, позволяя наносить самые сильные и бескомпромиссные удары.
  /"А вон тот образец обладает искусством компромисса - он не просто убивает врагов, а забалтывает их насмерть". - Из рассказа экскурсовода в музее невозможного оружия. /
  
  Отчаянно смеясь он упал на дно канаву, ощущая мусор своим лицом.
  /Собственно это было последнее, что он почувствовал. Мусор в носу, глотке и других местах не особо способствует продолжению жизни. /
  
  Рысь передо мной была рыжая с черными пятнами на шкуре. Она была вдвое больше меня. Груди Киры болтались и казались не уместными на этом животном.
  /Первый раз вижу такого странного мутанта, - подумал сталкер, перезаряжая дробовик./
  
  Телосложение впитало античные идеалы периода эллинистической классики.
  /Еще оно впитало амфору оливкового масла, кувшин вина и шмат сала, и теперь только сыто икало. /
  
  Маркус повел плечами, от долгого лежания на диване, они немного затекли. Круги твердых мышц, словно мягкая глина переплывали из одной формы в другую
  /Опять маскировка слетела,- подумал Т1000./
  
  Между ними ширела серая кладбищенская дорога, по которой ещё недавно шествовала похоронная процессия, окропив медовой солью слёз притоптанный снег.
  /- Делириум тременс, уважаемые, как он есть. - сказал доктор, приоткрывая глазок. - Можете полюбоваться: пациент сидит с потолком разговаривает, манную кашу считает за мед. Ничего, через пару месяцев выпишем. До следующего раза. /
  
  Все вещи можно хранить в одной очаровательной сумке с лицом кролика.
  /Главное при этом - не напиться, а то с такой сумки можно словить очень шикарный глюк и выбросить это чудовище. Потом заявления, объяснения, расходы... И признаться стыдно./
  
  Прихватить 'медицинскую сумку'. Оружие?
  Вот тут проблема. Сами понимаете, хоть Лиля и сбросила большую часть лишнего веса, но привычного ей огнестрела тут не было. А что было... Единственное что было - она сунула в сумку.
  /Только у нас: лекарство от всех болезней. И вы правы это - укороченный арбалет. Один выстрел и больной уже ничего не хочет. При случае наш арбалет защитит вас и от разбойников./
  
  Тонкое тельце в моих руках бьется в агонии, не в силах совладать с разрывающим его оргазмом..
  /Дурак, прошептало тельце, - это не оргазм, у меня приступ эпилепсии, положи обратно!/
  
  Мой отец был старшим сыном моих дяди и тети.
  /Ох уж, эти мне индийские сериалы. Моя тетя была мне женой, а дядя соответственно сыном./
  
  Второй был обычным заржавевшим ножом. Ржавчина? Насколько мне известно, ржавеющий металл лучше держит заточку.
  /Ржавеющую сталь, в принципе, можно наточить острее, чем нержавейку. А вот заточку ржавое железо не держит совсем. Автор, учи матчасть./
  
  В разговоре со мной участвовало все ее лицо.
  /Глаза говорили, морщился лоб, скакал подбородок, хлюпал нос. "Так впервые прошел разговор человека с обезьяной", думал человек. Что думала обезьяна, осталось неизвестным./
  
  Буквально завтра к обеду дворец ждет наплыва своих женщин. Ни много ни мало, а девять княгинь. В их число входили сама Великая Княгиня; жена деда, моя непосредственная бабушка, то есть мать отца; три тетушки - жены сыновей Князя и еще четверо княгинь, которые постоянно жили во дворце, так как их мужья занимали придворные посты - трое министров и начальник стражи.
  /Однако, очень странные тут титулы, хотя может, они там все княгини и князья? А что? Ну и ладно, что я сапожник, или там дворник, зато князь! У меня есть сабля, герб и дырявый сапог. Вот!/
  
  - Святые отцы... - обернулась я к священникам, которые едва ли не тащили на себе крепкого матроса лет тридцати. У всех троих с одежды ручьем стекала вода - на палубе они успела вымокнуть до последней нитки. - Святые отцы, вы его в кубрик ведете?
  - Куда же еще...
  - Я с вами.
  В кубрике, несмотря на возражения моряка, я осмотрела его распухшую ногу. Так, кажется, для него все складывается не так и плохо.
  - Ну, чего там?.. - пропыхтел парень, глядя на свою посиневшую ногу.
  - Тебе, можно сказать, повезло - не перелом, а всего лишь трещина, хотя и очень длинная. Как это тебя угораздило?
  - Да в лине нога зацепилась, а тут корабль тряхнуло... Вот я и упал неудачно.
  /Х-мен-девушка-рентген. Ей достаточно только посмотреть... Вот только спорить с ней не надо, сила тоже не человеческая./
  
  Сейчас пойдем на восток. Там должен быть переход,- сказал уверенно эльф.
  Я тоже поразилась. Дело в том, что стояли мы как раз напротив востока.
  /Рюмочная 'Восток' всегда вам рада!/
  
  Я отправила пальцы в путешествие уже по его шее и скулам.
  /А сама внимательно за ними наблюдала./
  
  Он дрался в степи с полчищем орков, когда его меч засиял и создал воронку.
  /Он прижался спиной к стене, получил удар в затылок, прямо в сердце. И упал лицом на пол каменный и посмотрел в потолок сводчатый.../
  
  Лично я за человечность человека.
  /А, простите, за бесчеловечность человечества, это звучит менее странно, согласитесь, - ответил Воланд,/
  
  Точнее мне сон приснился, как я впиваюсь своими устами в сочное мясо...
  /Диета страшная сила. Я представила губы любимого, а тут... МЯСО. Садитесь жрать, пожалуйста, сударыня./
  
  Мне мило улыбались парни, с завистью смотрели девушки, но никто не заметил меня.
  /Прямо-таки НИКТО не заметил? Ни мило улыбающиеся парни, ни девушки... Однако, новый вид Мэри-Сью./
  
  Заиграли первые ноты. Половина последовала примеру именинника и пригласили своих половинок на танец. Остальные разбрелись по палубе.
  /Остальные половинки, оставшись без половинки, решили прогуляться, это нормально ./
  
  Сейчас не время злиться и устраивать истерики, так что я просто опустила глаза в воду.
  /Глаз недостаточно! Вынь челюсть и положи подальше на полку!/
  
  Моя игра завила меня в тупик.
  /Леший был большой проказник, он любил поиграть подольше./
  
  Все мысли исчезли. Неужели я снова упаду в прострацию?.
  /Приятного приземления! Встретимся у людей в белых халатах!/
  
  Осень. Холод и тишина падающих капель.
  /Да, петь и плясать капли начинали уже после падения, приземлившись в холод - согреться хотели./
  
  Мы все сестры. Но не совсем.
  /- Вы родные братья?
  - Нет, мы близнецы./
  
  Надо только не забыть, что говорить надо медленно и певуче, чтобы походило на хриплое карканье.
  /Гарпии учили эльфийский. Медленное и певучее карканье. Мне такое даже в страшном сне не приснилось бы./
  
  Он надел предмет тороидальной формы на свой циллиндрический орган.
  /Угу. Теория спин-торсионных полей во весь рост. С тороидальной лошадью в сферическом вакууме./
  
  Мира всегда считала, что у нее зеленые глаза.
  /Но не учитывала свой прогрессирующий дальтонизм./
  
  Его высоченные черные волосы и глаза.
  /Отдельно волосы, отдельно глаза, отдельно тело... Мама, я больше не буду смотреть ужастики, обещаю!/
  
  Собираясь уже уйти, его телефон зазвонил.
  /Мобила, стой, я всё прощу! Только не уходиииии!!!!!/
  
  Частично я телепат.
  /А остальной частью я телепаюсь в другом месте./
  
  Голову словно сжали тиски и боль утихла.
  /Фрезеровочный станок - новое безотказное решение от головной боли!/
  
  Длинна этих ножек не шла ни в какое сравнение с их бесконечностью.
  /Ножки Мебиуса. Увидав бы их, даже Стив Хоккинг вдруг бы встал и сплясал джигу./
  
  Ее тело напоминало кофе с молоком.
  /Так же колыхалось от любого движения./
  .
  В ней часто просыпалась женщина.
  /В остальное время она была брутальным мачо, а ее редкая темная щетина в такие моменты придавала лицу вид нежный и загадочный. Дикая женщина./
  
  Обаятельный мужчина вне возраста с худощавыми холодными глазами.
  /Глаза могут похудеть, лишь высохнув. "Мумия возвращается", ремейк! Смотрите за вашими окнами!/
  
  Его голубые глаза до плеч, как и волосы.
  /А ресницы пушистым венчиком окаймляли идеальной формы коленные чашечки.../
  
  Я переложила лицо страдальца себе на колени и обтерла платочком.
  /Это было приятное разнообразие, после уже поднадоевшей методики снимания скальпа. А теперь, главное, правильно высушить./
  
  А потом на Землю напали марсиане с Плутона.
  /Предводителем у них был татуинец с Альдебарана со своим отцом-близнецом с Альфы Центавра./
  
  Дым был виден через заднее лобовое весьма явственно.
  /Он кубическими кольцами стелился с северо-юга на западо-восток, устремившись вверх и изредка пропадая под землей./
  
  Откуда у вас тень моего сородича? - он прошептал это мне в ухо буквально на ультразвуке.
  /Отдай тень моего папы, - уже на инфразвуке вскричал Гамлет./
  
  Большие зеленые заплаканные красные глаза.
  /На мертвецки землистом лице, оттененные посиневшим носом и побелевшими губами, они смотрелись очень возбуждающе./
  
  Энергичность того движения порывом донесла до женщины осознания властности и мощи его фигуры. На нее дыхнуло духом человека, который привык все решать силой,
  /"Дикий мужчина,- яйца, табак, перегар и щетина." (с)/.
  
  Дарья была отделена от религии собственным, медленно выращенным в ее мозгах мировоззрением.
  /И, видимо, на некоторое время была отделена от мозгов - пусто там, без мировоззрения-то. А диагноз "шизофрения в термальной стадии" отнюдь не спешил упрощать ей жизнь.
  
  Та белокурая девица в кудрях, что покинула сверкающий "мерс" и топает через двор на пятидюймовых каблуках с алыми губами.
  /Новый писк моды! Туфли с губами, дабы сразу целовать следы./
  
  Я замахнулась на него ножом прижатым к ноге.
  /Нож уже просто держался за ногу зубами и никак не хотел отказываться от столь удобного средства передвижения./
  
  А затем представила, как мои волосы выстреливают вперед десятками рук, обвивают его обнаженный торс и с силой впиваются в спину.
  /Из дневников Медузы Горгоны./
  
  Мама смерила мне голову старым бабушкиным методом, при помощи веревочек и фломастера, оказалось небольшое сотрясение. Она поправила мне голову, туго перевязав.
  /Вот, какие бабушкины методы! Не чета вашим рентгенам и МРТ!/
  
  Мы в тропиках, трава сейчас сухая, а значит, скоро может пойти дождь.
  /Я на седьмом этаже. Это как шестой, но на один повыше. (Гуф)
  Когда идет дождь - дороги мокнут (Каста)
  Снег растаявший - он вода (Киркоров)/
  
  Я самодовольно усмехнулась Шейну и подергала бровями.
  /Подергала Шейна своими бровями, ими же станцевала твист и заварила чай. Хорошая модификация, прекрасно заменяет или дополняет тентакли./
  
  Шейла, Шейла, Шейла... Мне нравилось, что это имя можно произносить практически шепотом и кошка услышит его. Почти ультразвук.
  /−273,15 RC - абсолютный нуль температуры. Мне нравится. Почти скорость света./
  
  Я завернулась в позу лотоса.
  /Йоги из завести научились грызть локти, а у Шивы нервный тик после попытки скрутить морским узлом руки./
  
  Открыла проект своей квартиры и начала переделывать комнату для релаксации под спортзал для кошки.
  /Теперь надо купить кошке айфон, чтобы кошка могла делать селфи на тренировке./
  
  Мне ауру сокращать или как?
  Сейчас меня больше всего беспокоило, что моя аура продолжает расширяться уже без моего участия.
  /Сидишь себе на диете, никого не трогаешь, съела печеньку - и всё. Выкатывают тебя потом из дома. Вот и с аурой так же./
  
  Потом я стала с аппетитом облизывать измазанные кремом пальцы и заказала нам всем еще по коктейлю. Примерно на безымянном и мизинце мне пришло в голову, что тот парень, должно быть, видит, как я облизываю пальцы, но если я сейчас перестану и возьму салфетку, то он поймет, что я знаю, что он видит, как я облизываю пальцы.
  /Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли я. (М. Леонидов)/
  
  Внутренне он был смущен очень сильно, а внешне - лишь слегка. Женщина поразилась такому контрасту.
  /Женщины часто вообще сквозь стены на три метра видят, чего уж говорить о каких-то там мужиках./
  
  Алине посчастливилось родиться в очень обеспеченной семье, и то, что родители не поскупились на гены для родной и единственной дочери, нет ничего удивительного.
  /-Мааам, можно мне другие гены, а то эти меня полнят?/
  
  По телу пробежали мурашки, вместо крови по венам заструилась лава изо льда.
  /Биология - 2, термодинамика - 2. Садись, Вовочка./
  
  У него были четкие движения голубых кровей.
  /Каждое его движение просто вопило окружающим - "Уйди, прааатииивный"!/
  
  Орган размножения частично отсутствует полностью.
  /...А частично присутствует на полностью не отведенном для него месте.../
  
  В тот же миг один из бандитов получил сильный удар между промежностей.
  /Так подло под обе подмышки сразу его еще никто не бил.../
  
  Оказывается вот эти выступы над глазами у дракона были его бровями, потому что один из них отчетливо повторил движение принца взлетев вверх.
  /А вы думали, драконы летают на тех крыльях? Глупцы. Настоящие драконы летают на этих выступах, что выдают дилетантам за брови./
  
  А еще я - суккуб с крайне запутанными ... В том числе, ангельскими... Корнями.
  /Фигасе в раю порядочки, оказывается!/
  
  Ее лицо забледенело.
  /Это уметь надо - столько сказать о героине одним только словом./
  
  На широком поясе располагались ножны, с которых свисал массивный двуручный меч. На другом боку висело несколько не прозрачных мешочков из кожи, один размером с кулак, второй же втрое больше. Под поясом вокруг всего таза обмотана тонкая шкура, плотно облегающая тело. На ногах одеты темные кожаные сапоги, внешняя сторона которых имела множество небольших отверстий.
  /Горец из "Вархаммера" очень гордился своим двуручным мечом на поясе. А неудобства передвижения - мелочи,- никто же не просит с ним ходить, главное, правильно в кадре постоять./
  
  Как только двери закрылись, меня моментально окутал невероятный запах мужских феромонов.
  /Слышь, мужик, у тебя сын черным родился,- чаще мутатор мыть надо! (с)/.
  
  Самым интересным для меня стало, как мальчики достали оружие. Ламион, тот самый голубоглазый брюнет, который первым сдал письменную работу, достал парные короткие трезубцы из... ненадолго опустив руки в карманы штанов. Двое ребят вытряхнули из рукавов кинжалы. Цветик-семицветик и здесь отличился, задрав штанину до середины бедра и отстегнув от ноги меч.
  /Зрители цирка восторженно аплодировали фокусникам./
  
  Аллерген пробил астральное тело вплоть до эфирного.
  /Да уж, почечные колики вкупе с мигренью прошибают не только астральное тело.../
  
  Сверху видно было, что озеро когда-то имело необычно-правильную форму, типа овала. Нет, не овала, а как бы увеличенный во много раз кошачий глаз, о чем я и подумала вслух:
  /Озеро в форме кошачьего глаза - довольно смелый образ даже для абстрактного искусства./
  
  Дурень, у тебя внуки новой породы родились.
  /Мне как-то показывали страничку из личного дела. Там у человека в графе "место рождения" было написано - "конезавод им. Буденного".../
  
  Оглянувшись - не забыл ли чего - и стал думать, куда идти. Земля явно шла на повышение. Лес там был гуще.
  /Земля стремилась выбиться в начальники лесозаготовки./
  
  В самых уголках ее лица горели караловые губки.
  /Так губки карали квадратное лицо./
  
  За плечами виднелся лук с белым оперением.
  /Удачное достижение юных мичуринчев - лук репчатый невиданных размеров./
  
  Словно в голове разрастается лингвистическое полотно.
  / - Избушка, избушка, повернись ко мне лесом, к заду передом.
  - Боюсь, вы поставили меня в идеологический тупик вашими
  авангардистскими идеомами.
  - ЧЕГО??
  - Э.... ну примерно это я и хотела сказать... (с)/
  
  Я разрешил гнусной усмешке лечь на мои губы.
  /Усмешка разрешением побрезговала./
  
  Всё время вертелся в голове образ заросшего охотника в ватнике с зашиками, валенками и девственно замученной двустволкой.
  /Да уж, если ружье использовать ТАК..../
  
  Кричали в лесу ночные птахи, словно всхрапывали кони.
  /Это птеродактили там орут?/
  
  За спиной у меня покачивалась на ремне верная подруга клеймора.
  /Операция по смене пола для двуручного меча ?/
  
  Зачем взяли с собой Оленьку? Потому что для поисков требовался третий участник. Дело в том, что работали не просто так, а с прибором. Ко входным клеммам вольтметра подключили два провода, которые девчата разносили в противоположные стороны и растягивали примерно в метре от земли, удерживая за прикрепленные к концам изоляторы. А парень считывал и записывал напряжения постоянного и переменного тока.
   Потом провода опускали на грунт, а они были в изоляции, и снова снимали данные. Затем эту измерительную линию поворачивали на сорок пять градусов и всё повторяли. И ещё на сорок пять. Это происходило не в чистом поле, а в густом лесу, так что рук, порой, даже не хватало на борьбу с постоянно мешающими ветвями.
   А потом переходили на несколько сотен метров и снова начинали измерения.
   Семён отдавал себе отчёт в том, что за пятнадцать лет в лесу любые следы покроются палой листвой или хвоей. Что ямки оплывут, а сломленные стволы сгниют. Поэтому сразу сделал упор на подробное обследование местности с помощью техники.
   - Сём! А почему ты не сделал какую-нибудь хитрую штучку с рожками и разноцветными лампочками, какие показывают в кино? - спросила Оля на привале, когда "изыскатели" запивали бутерброды чаем из термоса.
   - Так я не знаю, что мы ищем. Поэтому просто снимаю карту распределения напряжённости электрического поля. Когда составим более-менее обширную картину, может быть, что-нибудь приметим на плане.
   - А прибора посовременней ты почему не взял? Таскаешься с этой коробкой.
   - Это ламповый вольтметр с очень высоким входным сопротивлением. Корпус у него металлический - его удобно заземлять. И питание от батарей, поэтому никаких наводок нет. Вот, если бы я хоть что-то заранее знал о характере сигнала, который ищу, я бы придумал что-нибудь специальное, именно на его обнаружение рассчитанное. А так - просто ловлю интеграл и пытаюсь понять, где он больше, а где меньше.
   - Но что-то есть? Мы поймали какой-то признак того, что здесь не совсем пусто?
   - Что-то есть везде. Радиоволны, например. Наводки от линий электропередач. ЭДС, что наводится магнитным полем Земли, когда мы пересекаем его линии. Вся хитрость в том, чтобы отделить одно от другого. Но даже для этого у нас просто недостаточно данных. Вот и будем их собирать.
  /С измерением чего-то, что они там измеряли... Физики в истерике катаются по полу, цензурно прокомментировать не могут./
  
  Наткнулся на стенку, растерялся и получил касательное ранение сквозь левую грудь.
  /Т-1000 пофиг, касательное сквозь грудь - мелочи, то ли дело - проникающее в лоб с выходным из афедрона..../
  
  А еще тут была ванная. Выглядела она как большая бадья, но это была именно ванная, с краниками горячей и холодной воды, душем и полотенцесушителем. Только в ванной вместо лампочки под потолком, были факелы в крепежах на стенах.
  /Джакузи со стилизацией под средневековье - страшная штука, особенно когда отключают электричество в "Хилтоне"./
  
  Я уже хрипела, сорвав голос, а у второго в этот миг на голове вспыхнули волосы, вернее не все волосы, а две широкие полосы-пряди. Сначала едва заметные на темных волосах, они за пару секунд стали ослепительно белыми и от этих прядей в два глаза монстра ударили как бы стрелы раскаленного металла.
  /Как-то не функционально оружие придумано, башку-то жечь зачем... И вообще, раскалёнными волосами из носа было бы гораздо круче./
  
  Девушка удивилась еще больше и мне даже стало интересно: сможет ли она удивиться еще?
  /Доползут ли брови до затылка?/
  
  С Кайселем я знакома лишь несколько минут, в то время как достоинства его брата были передо мной на протяжении трех последних дней.
  /Гм,. Лучше скрывать достоинства надо, он что, голым 3 дня ходил? Не подмёрз ненароком?/
  
  А я с висельниками и подонками,- парировала дамочка, предельно высушив голос.
  /Перед этим вымыв и уложив его, как подобает,- они с мокрыми грязными голосами не ходят./
  
  Одновременно с оскорблением, блондин молниеносно, как умеют только волки, швырнул тело в атаку.
  /И снёс этим телом часть противников. Хорошо, когда под рукой куча трупов,- есть, чем швыряться./
  
  Лавиния побледнела. Почти незаметно повела плечом, но лук тут же очутился у нее в руках. Стрела с белым оперением легла на тетиву: плавное движение, а затем - тонкий звон и свист отправившейся в полет стрелы.
  Я только моргнуть успел.
  Обернулся, ища глазами стрелу. И обмер.
  Из старой, лет двадцать назад засохшей осины, что торчала в чистом поле примерно в ста шагах, торчало белое оперение.
  - Неплохо, - сказал я искренне. - Очень неплохо.
  Лавиния не ответила, презрительно поджав губы. На тетиву легла вторая стрела. Эльфийка подняла лук, прицелившись в небо и намного левее осины. Тонко тренькнуло, стрела исчезла с тетивы, мелькнув в небе белым росчерком. А затем вдруг описала невозможную дугу, как хищная птица, свернув вправо и рухнув на осину.
  Глухо ударило. Теперь из сухого ствола торчало два оперения: оба на расстоянии пальца друг от друга.
  /Пуля из ПМ прошила БТР, танк, сбила "Пэтриот" - неплохо, очень даже неплохо, молвил сержант Звездной пехоты./
  
  Мясо буквально тает на языке, а желудок, словно голодный пес, подхватывает пищу налету.
  /Простите, но глистов надо погонять, может, тогда желудок не будет у них в панике мясо выхватывать./
  
  Их лица были вооружены парными мечами.
  /А в печени и почке - торчало по заточке (с) (местный фольклор)/
  
  Кардинал был настолько умен и недурен собой, что бравые швейцарцы при одном его облике становились похожи на ножки венского табурета.
  /Мне кажется, что это характеристика не на Жана - Армана дю Плесси (да, это о нем), а на знакомство автора с русским языком?/
  
  Эта пропасть короткая, можно перепрыгнуть.
  /Ну, если только выразить свой путь не в горизонтальной, а в вертикальной проекции. Дальше дна еще никто не падал.../
  
  А дальше меня насильно накрасили, одели и даже причесали.
  /Если при этом сопротивляться, побольше дергаться и отбиваться, можно получить в итоге очень креативный образ./
  
  На плечи набросилось что-то теплое и пушистое.
  /И игриво грызануло за ухо./
  
  Несколько веков у них рождались дети.
  /Бедные женщины, тяжелая беременность и роды в несколько веков - это не шутка./
  
  Блондин с идеально уложенной прической, обладал светло-голубыми глазами, красивым носом с горбинкой и тонкими губами. Идеально прямая осанка, дорогой костюм и богато украшенные ножны для шпаги, все это кричало о его богатом происхождении.
  /А что-то внутри тихо нашёптывало: "п***ит."/
  
  Взгляд резко переметнулся туда...Зафиксировав на одной точке начала поднимать глаза выше, выше и выше....
  /Какие странные тренинги. Глаза на 360 градусов?/
  
  Тонкие бедренные кости плавно переходили в очень, нет, очень-очень широкие плечи.
  /Угу, 'ноги от ушей' - это еще фигня, я понял. Безголовый плеченог - вот новый вид человека современного./
  
  Светлая кожа слонового оттенка, подчёркивает тёмно синие глаза опущенные длинными ресницами более темного цвета чем волосы.
  /А что, серая кожа - это в чем-то даже красиво. Но лучше просто бегите, пока оно вас не увидело./
  
  Видимо всё же я попала на космический корабль, а не в другой мир, с троллями и другими существами. Ведь ванная комната не особо отличалась от тех, которые видела в фантастических фильмах: вся гладенькая, выдвижная-раздвижная, с кучей сенсорных кнопочек, с разными непонятными закорючками.
  /Учи родной язык, раздвижное дитя природы./
  
  Медленно осмотрелся по сторонам и, натянув привычную декоративно-прикладную улыбку, направился в мою сторону пружинистым шагом хищника, вышедшего на охоту.
  /Нет, лучше наоборот - натянул пружинистую улыбку и направился декоративно-прикладным шагом., так страшнее./
  
  И без того красивое тело напряглось и через одежду начали проглядывать мышцы.
  /Опять мышцы с глазами. Или одежда из марли?/
  
  Длинные ноги в стройных брюках.
  /К ним прилагались толстый живот в подтянутом жакете и ласта в малюсенькой туфле./
  
  И тут его глаза распахнулись и прижали меня к дивану.
  /Всосали в себя, переварили и выплюнули остатки./
  
  Он был очень тощий и худой.
  /Лысый и без волос, одетый в одежду, и ел кашу масляную с маслом./
  
  Если у обычных людей тень всего лишь отбрасывалась, то в случае с ним - она словно окружала, окутывала его фигуру. И сверкала!
  //...То у него она НАбрасывалась...интересно, по команде или по собственной инициативе? О рыдающих физиках я уже молчу./
  
  Совесть после прочитанного проснулась и накрыла меня с головой.
  /Злость закосила под подушку, а матрасом служил стыд./
  
  К одной вопросительно поднятой брови директора присоединилась вторая.
  /Затем они налили по бокалу, чокнулись и ушли с лица директора искать лучшее место для общения./
  
  Так что план моего обучении включал изучение местных животных вдоль и поперек.
  /А изнутри? Как же так? Ведь внутренний мир лучше всего познаётся только хирургами!/
  
  Одно чрезмерно кабелистое создание очередную юбку изучает. И как у нее уши не отвяли?
  /Кабелистое - то есть жутко похожее на кабель. Телефонный или высоковольтный? Надо уточнять автору.. А юбка с ушами, видимо, очередное произведение Юдашкина?/
  
  Я сунула оптическую винтовку в карман и пошла дальше.
  /Винтовка оптическая, видимо, была по совместительству ещё и телескопической. А еще со штопором и открывашкой. Но даже в таком виде она умещалась лишь в карман, как у жилетки Вассермана./
  
  Отец бабушки в детстве умер от тифа.
  /Мы уже устали поражаться альтернативной генеалогии./
  
  Мэсс в деталях разглядел белеющее лицо и ужас, медленно ползущий их глаз.
  /Речь об эмоциях, а не об очередных паразитах, если что./
  
  Я выразительно моргала веками.
  /Особенно хорошо удавалось движение нижним правым - не зря я его долго отрабатывала перед зеркалом./
  
  Земля была усыпана опавшими листьями кипариса.
  /Листьями чего, простите? Автор, вы хоть школьный курс ботаники проходили?/
  
  Большие и невероятно красивые глаза ярко красного цвета, длинные ресницы, и пухлые розовые губки, и белые острые клыки по бокам.
  /Не очень понятно, по бокам от чего клыки... от глаз? Тогда и правда красотища!
  
  Люди боялись опасности радиоактивной угрозы.
  /Фиг с ней, с радиацией, но мутировать дальше под воздействием "Русского радио" - это было слишком.... Они боялись за свои нежно взращенные антенны./
  
  
  Фотография была положена в раствор, чтобы потом снять с нее отпечатки.
  /Надо сжечь сразу, тогда отпечатки чётче!/
  
  Я была в серо-голубом платье со скромным вырезом до бедра.
  /Правда, окружающие, странно на меня поглядывающие, называли это "декольте". А фигли, вполне себе скромно. Ева же скромной была, а совсем нагишом ходила./
  
  При простуде надо заваривать кожу эвкалипта.
  /В случае отсутствия рядом эвкалипта, можно ее снять с любой другой дриады./
  
  Дул теплый но шквальный ветер с моря.
  /Ну, в условиях ядерного конфликта и не такое случается./
  
  Голос у нее был красивый, обрамленный морщинами.
  /И голубые, нежно звучащие глаза!/
  
  В стеклянные разделочные доски не впитываются бактерии.
  /Точно! Они разбиваются всмятку о твёрдое негостеприимное стекло! А чтоб бактерии не попали на продукты с рук, помойте их (бактерии) в слегка подогретой "Царской водке"./
  
  На полу небольшого склепа валяли трупы костей.
  /Мумии сосудов и чучело мозга./
  
  Он достал из ножен пистолет и выстрелил из кольта.
  /Потом достал меч и зарезал ломом, взял бомбу и сжёг спичками. Изобретательный товарищ./
  
  Она махнула глазами в его сторону и вышла с глаз.
  /Гордо неся свои глаза на длинном шнурке! А потоптанные ею глаза счастливо прослезились./
  
  Мои внутренности взвыли.
  /Бог мой, это что же с ними делать надо?! Ну, кишки ещё поурчать могут, а взвыть... только если в соковыжималке./
  
  Трандуил держал ее за подбородок а его глаза приблежались.
  /Трандуил рак? А как он тогда на лосе ездит??/
  
  С чавкающим звуком пуля ворвалась в его голову, и застряла в лобовой кости.
  /Динозавр, однозначно! С метровой прослойкой мяса на лбу и пятиметровой костью./
  
  Он взял мою руку, и оказалось, что она напрямую связана с моими коленками.
  /Там вообще с физиологией все не так однозначно. И руки связаны с попой, но с коленками - звучит красивее./
  
  Руки мои упокоились на его плечах.
  /Ну и на фиг ему на плечах трупы рук?/
  
  Короткие светлые волосы небрежно разбросаны по его голове.
  /Мелкими островками. Плешив был товарищ, или болен чем-то заразным... Я б такое руками не трогала./
  
  Усталость была сероватой с коричневыми потеками.
  /Пить надо в меру, чтобы не засыпать в общественном туалете./
  
  Серебристое платье обхавало и без того узкую фигурку девушки.
  /И начало обгладывать. Лишь бы его не стошнило.... в самый неподходящий момент./
  
  Высокие золотые сапожки, плавно перетекающие в защитные наколенники на невысоком каблуке.
  /Новое слово в рыцарской моде - наколенники с каблуками, успейте купить!/
  
  Через 15 минут Вероника научилась правильно держать лук и вставлять стрелу.
  /Куда-куда она её вставлять научилась?? Беда с этими женщинами.../
  
  Глаза Трандуила чуть расширились, когда его взор предстала белая кожа чуть пониже шеи и плоского живота девушки.
  /На пятках что ли? ох уж эти глазастые, им даже наколенники с каблуками не помеха./
  
  Сама же Елена была облачена в рыцарский женский корсет, короткую черную юбочку.
  Широкий меч бился о ногу ведьмы, нисколько не мешая ей соблазнительно перемещаться.
  Железные наплечники соединенные со шлемом, который был откинут.
  /Рыцарский корсет! Орден Храма Соломона, блин.....
  Нарисовала, испугалась, стёрла. Перемещалась она явно не ногами, а наплечники откинула вместе со шлемом, головой и плечами, за компанию./
  
  Снисходительная улыбка и прямой открытый взгляд ничего не выражающих глаз.
  /О, а вот и зомби! У них как раз глаза не закрываются, и взгляд под описание подходит./
  
  А отец давно хочет отойти от дел. Он хороший автомеханик. В девстве мы с ним часто вместе перебирали ворованные тачки.
  /Да, детка, кажется, в своем "девстве" вы с папой не только краденными машинами занимались.
  В таком случае, ему не так просто будет отойти от дел./
  
  Тогда же во мне начало просыпаться то, что именуется взрослением или созреванием.
  /Одновременно начало засыпать беспробудным сном то, что называется умом или разумом./
  
  Проспав под действиями зелья остаток дня и половину ночи, более-менее поправилась. Смогла есть и изредка даже дышать.
  /Точно, змея! Они как раз дыхание в спячке замедляют./
  
  Кто-то заорал женским визгом.
  /И пробасил мужским матом./
  
  Удирающих способностей у разбойников полно.
  /Все способности удрали, одна неспособность и осталась./
  
  После этой голоконференции Дарт Вейдер отправился отдыхать в свои гиперболические покои.
  /В Параболических покоях у него голова сильно кружилась, а в Косинусойдных слишком сильно хотелось выпить./
  
  Собственно, вывод по результатам моих исследований можно было сделать только один - я наткнулась на месторождение спирта.
  /А я предупреждал директора спиртзавода, что ставить разливочный цех на другой стороне деревни - плохая идея. 10-я врезка за неделю!/
  
  Российская действительность времен доэльфийского вторжения.
  /О, а вот и 11-я врезка в спиртопровод!/
  
  Охотиться на эльфов - занятие очень опасное, поскольку остроухие превосходят большинство рас в скорости реакции, долголетии и ксенофобии.
  /А долголетие на охоту как влияет? Или она может затянуться на пару десятков лет? Типа, в колыбели их давить надобно, пока не выросли и не заматерели./
  
  Если богатые драконы готовы платить приличные деньги за породистых лошадей, а ведь у них приданого нет, то почему бы аристократам не взять меня замуж?
  /В самом деле, почему бы и нет? Логика, да.../
  
  Широкая улыбка перекосила мое лицо.
  /Точно. Всё лицо получилось... перекошенное радостью.
  Мы пробовали повторить этот трюк, но ничего не получилось - зеркало выло и билось в конвульсиях от хохота./
  
  Его смуглая кожа полосой выглядывала из выреза рубашки.
  /Колумбийские наркобароны тоже любили "мексиканский галстук" в качестве вида казни./
  
  Я за рулем и за мужем.
  /- Уберите этого с руля!
  - Я не Сруль, я Чебурашка!/ (с)
  
  Глаза сами собой начали бегать по его лицу, тут же трусливыми зайцами ныряя в кружку.
  /Такие вот своенравные и прыгучие глаза./
  
  Реагенты для определения отпечатков ауры.
  /Хлор! Отмывает все ваши отпечатки отовсюду!/
  
  Аллен ещё раз посмотрел на стол, с которого ему улыбался пушистый свитер. Улыбался издевательски, щурясь, как бы говоря: 'Никуда ты от меня не денешься'.
  /А выполняй Аллен все назначения доброго доктора, никто бы ему и не улыбался так./
  
  Однажды я сточила ярко розовою краску и нарисовала 'милого' кролика с кружке тупого Комуи себе на всю дверь, теперь мою комнату стараются обходить стороной.
  /Я не поняла, она ее ела, что ли?!/
  
  Оби-Ван внимательно осмотрел пещеру состоявшую целиком из мусора и понял, что это планета-свалка мусора
  /Еще один Зоркий Сокол.../
  
  Энакин обнял рыдающую жену за шею и пальцы его рук переплелись и заползли в черные волосы.
  /Нет, у него, конечно, были известные проблемы с конечностями, но Оби-Ван, вроде, нарезал их более крупно?/
  
  Она начала хорошо отрыгивать нужные эмоции
  /А если бы она не мешала водку с пивом, то могла бы эти эмоции скрыть./
  
  Не терял времени и нанятый мною маг. Тимес вообще оказался довольно выгодным приобретением. Очень даже зря наши фантасты никогда не рассматривали вариант гном-маг.
  /Ну да, прям никто и ни разу.../
  
  За стеклами прижалась к окну отвратительная рожа симпатичного парня.
  /Вот это тебя расплющило товарищ Двуликий./
  
  Звуки из меня вылетали в таком широком диапазоне, что казалось, будто я глухо шепчу и громко кричу одновременно.
  /Говорила мне мама, не есть приемник.../
  
  Речка была не широкой - всего-то метров 30 в ширинку.
  /Шаровары шириной с Черное море помню, да. Но 30 метров в ширинку... Такое даже brazzers не снилось..../
  
  Приворот это заклинание и эликсир. Его необходимо выпивать внутрь.
  /Самое интересное, что фраза "выпивать внутрь" даже вполне логически обоснована./
  
  - Пошла прочь, животное! - она пнула кровать ногой, и та убежала и спряталась под кровать.
  /Я так и не поняла, кто именно убежал? Хотя по тексту выходит, что нога?/
  
  Он шел вверх по склону, у него на бедре в ножнах болтался акм с подствольным гранатометом и штык ножем.
  /Я не могу себе представить АКМ с ГП и штыком. Хотя из фразы совершенно не следует, что ГП и штык-нож примкнуты к АКМ-у - возможно, они просто болтаются на бедре в ножнах, все вместе .../
  
  Красный глаз нависшей в небе звезды бил радиоактивностью, так что на глазах жухла трава. Но мне оно не страшен - я закинул в рот две таблетки радия и запил водой из фляги.
  /Таблетки радия закусили полонием, не помогло. Догнались ураном с иридием, после чего радиоактивность уже просто не стала бить своих./
  
  - До этого все исследования мне приходилось проводить, довольствуясь только мертвым материалом, но я установил, что ДНК вампира не просто идентична человеческой, но еще и способна менять последовательность нуклеотидов в зависимости от внешних и внутренних факторов. То есть она чертовски мобильна и может произвольно перестраиваться. Именно этот фактор натолкнул меня на мысль, что трансплантация органов вампиров в организм человека вполне реальна. И не надо тщательно подбирать доноров, сдавать кучу анализов, стоять в многолетних очередях. Ваша братия в этом случае универсальна!!! Органы сами без проблем подстраиваются под новую физиологию. Только мертвый материал, опробованный на зверушках и, что уж скрывать, нескольких людях, показал отрицательный результат - подопытные после, казалось бы, удачной операции и прекрасного вживления новой ткани погибали в считаные дни, разлагаясь практически на глазах.
  /Вот про ДНК в общем и целом такой бред, который даже никто толком прокомментировать не смог. "Идентична, только перестраивается". Автор вообще значение слова знает?! "Всё подходит, но гниёт" - ну да, тогда точно подходит.../
  
  Клэр кивнула, повесив круглый изумрудный шар, словно её глаза на ветвь ели, а после заправила мешающую прядь нежно-розового цвета за ушко.
  /Ничего вы не понимаете, глаза - очень романтичн0е украшение для новогодней елки!/
  
  За белым столбом было практически невозможно уследить, но Каин отреагировал моментально, возведя вокруг себя прочную каменную стену. Ударившись об неё, вихрь развеялся, но Крис уже готовил сразу три косые сферы. Разрезая пространство подобно острым ножам, они неслись прямо на стену, и в следующий миг от неё осталась лишь горсть мелких земляных крупинок. Однако Каин успел увернуться и послать в ответ несколько пульсаров, взрывающихся зелёной ослепляющей пыльцой.
  /Стена в крупинки, а Каин таки увернулся - видимо, и впрямь сферы были совсем косыми./
  
   На то, чтобы определиться с тем, в каком качестве (мужчины или женщины) я буду официально существовать, мне потребовался весь оставшийся день.
  /О существовании в качестве умного человека речи даже не шло - такая возможность автором не предусматривалась..../
  
  Вино, которое стояло буквально везде в сообществе двух бокалов на высоких, тонких ножках.
  /Вино в сообществе бокалов - ну прямо алкогольная группировка./
  
  Синие протуберанцы магии выстрелили из рук шести чародеев, стараясь меня опутать.
  /В дополнение к тем косым сферам./
  
  Тогда Ами не вытерпела и выбросила в него ногу
  /Страшная женщина, что ещё сказать./
  
  Обломки камней впитывались в широкие ступени лестницы.
  /Ага, квазиживые организмы могут сожрать даже гранит науки./
  
  Золотисто-пепельные пряди любимого трепал пепел.
  /И тут биотехники постарались. На пару с художниками-абстракционистами,- такой цвет волос можно изобрести лишь под изрядной дозой тяжелых наркотиков./
  
  Я вдохнула неполной грудью родной запах. Почему неполной? Ну, во-первых, мой размерчик и на четверку не тянет, а во-вторых, Тарухан так крепко меня сжал, что ребра вполовину уменьшили место, предназначенное легким.
  /Труп. Механическая асфиксия./
  
  Гиены произошли от любви огненной драконицы и саблезубого тигра.
  /Мыши самозарождаются из грязных тряпок, а аффтар недавно упоролся под "Шрека" с историей любви Осла и Драконихи./
  
  Снейп как всегда летал по классу с холодцем во взгляде.
  /Реактивную тягу ему предавал несвежий оливье,- доедание остатков блюд после праздников и впрямь сильно затянулось./
  
  Большое окно с плотными синими шторами из белоснежного тюля.
  /Оно слабо пропускало сине-красный свет зелено-черного солнца сквозь маленькое стекло в посеребренной золотой раме./
  
  Ее кристально голубые глаза на тонкой шее завораживали.
  /Она была вообще на редкость привлекательной улиткой./
  
  Слегка взъерошенная небольшая челка, прикрывающая глаза которые с одной стороны короче, с другой длиннее.
  /Ой, такие глаза надо прикрывать очень большой чёлкой!/
  
  И пошел к входной двери, которая уже пошла рябью - в нее вошли трое мужчин.
  /И тоже пошли рябью. И я пошёл рябью. Да и все вы пошли рябью!../
  
  Мое сердце едва не выпрыгивало из штанов.
  /Всё у вас там есть - и сердце, и мозги.../
  
  Нет, он конечно красивый высокий поджаристый блондин с платинными волосами.
  /Хрустящий такой, башка тяжеленная.. Ну просто объедение!/
  
  Ей ответил голос с мужским акцентом.
  /И женской логикой./
  
  - Слишком, - прошептал Гарри, и его глаза покрылись проволокой.
  /Колючей. Зрачки же съехались к переносице, как две противоборствующие стороны.
  "На Западном фронте без перемен", вздохнула Гермиона./.
  
  Дело в том, что в Атлантике ветра и течения движутся по часовой стрелке, как бы скользя вдоль Африканского и Американских материков. Дельта реки Гамбии и остров Тобаго находятся на одной широте, и вдоль этой широты с востока на запад всегда дует попутный ветер, к тому же от Африки к Америке устремляется еще и Южное пассатное течение. Все это делало путь кораблей со скоропортящимся товаром очень быстрым.
  /Прям пневмопочта какая-то./
  
   Нет уж, если и начинать изобретательскую деятельность, то с оружия. Хотя бы с пушек, поскольку вариант 17 века меня совершенно не устраивал. Выстрелы из ядер, на мой взгляд, были малоэффективны, картечь не нравилась дальностью полета и неудобством заряжения, так что была у меня мечта повторить изобретение шрапнели. Полая сфера (вспомнить бы, из чего ее делали), пули, заряд пороха и деревянная запальная трубка. Мда. Если уж ударяться в плагиаторство, то по полной программе. Ну... зато я песен Высоцкого не пою.
  Первым делом меня интересовало, можно ли изобрести унитарный патрон прямо сейчас. Одними пушками не спасешься. Читал я, помнится, про некоего Жана Самуэля Паули, который разродился данной идеей примерно во времена Отечественной войны против Наполеона. Даже казнозарядное ружье под данный патрон создал. Подумаешь, всего каких-то 150 лет. Неужели нельзя опередить время? Конструкция-то была нехитрая - патрон состоял из картонного цилиндра с наполнением из инициатора воспламенения - бертолетовой соли, дымного пороха и круглой пули. Идея сыровата, но надо с чего-то начинать!
  /Не, порох нужен сухим. так что сырая идея никак не подходит. И вообще, чего мелочишься - сразу атомную бомбу изобретай! Там всего-то делов - чтоб быстро две половины сблизились./
  
  Если на суше шведы были сильным и опасным противником, то на море... Не внушали. Чего только стоила провальная попытка риксадмирала Густава Отто Стенбока добраться до шведской Померании, чтобы высадить там десант. Флот оказался в таком жалком состоянии, что вынужден был вернуться в Даларё. Разумеется, шведы постараются учесть свои ошибки, но вряд ли смогут кардинально изменить ситуацию. А вот датчане чувствовали себя на море уверенно. Не говоря уж о голландцах. Ну и курляндские корабли, вооруженные лучшими пушками, лишними не будут.
  /Ну, бред же. Интересно, а сами шведы в курсе, что они "не внушали?".../
  
  На вкус Карла Якоба, сражение у Эланда оказалось хоть и победным, но откровенно идиотским. Если сначала линии обеих флотов значительно растянулись, и бой шел на параллельных курсах, нося, скорее, характер преследования, то затем происходящее стало напоминать фарс. Кройц, и без того показавший себя не лучшим командующим шведским флотом, из-за собственной дурости утопил собственный флагманский корабль. Ну и сам утонул вместе с ним.
  Кройцу, видите ли, приспичило немедленно повернуть. Причем (как потом рассказывали немногие спасшиеся) его убеждали в необходимости перед поворотом убавить паруса, поскольку корабль неустойчив и имеет слишком мало балласта. Ему указывали на необходимость сначала закрепить орудия, так как при приведении к ветру они могут переброситься на подветренный борт и вызвать губительный для корабля крен. Все доводы не привели ни к чему - Кройц уперся как баран. В результате, флагманский корабль бросился к ветру, опасно накренившись во время поворота. Ну а под ударом нового сильного шквала он лег на левый борт и начал опрокидываться.
  Дальше случилось именно то, о чем Кройца предупреждали умные люди - незакрепленные орудия перекатились на подветренную сторону, а полупортиков нижней батареи, разумеется, задраить не успели. Ну и неизбежная вишенка на торте - в то время, как правый борт корабля был еще высоко над водой, загорелся пороховой погреб. В результате, в течение буквально нескольких минут сильнейший шведский корабль взлетел на воздух.
  /"Историю я ни хрена не знаю, но писать буду, ибо мне так хоцца." (с)/
  
   Первым делом я развязалась с портретом. Как ни странно, он действительно получился впечатляющим. Я даже не ожидала. И Гилберт, и Варрхан выглядели на нем как живые. Несмотря на то, что я любитель, а не профессиональный художник, эпическое полотно однозначно удалось.
  Надо сказать, что нарисованная мной картина произвела на мага с комендантом потрясающее впечатление. Они замерли и никак не могли от нее отойти. Это потом я выяснила, что подобных вещей в данном мире не пишут, хотя могла и раньше догадаться, вспомнив уровень средневековой живописи собственного мира.
  /Средневековые художники рисовать не умели. Особенно портреты, ага./
  
   Чтобы решить одним махом вопрос с собственной женской сущностью, я пригласила для разговора сразу всех - и Грозу, и Тимеса, и парочку уже нанятых охранников. И сообщила им, что я не совсем мужчина. Настолько не совсем, что вообще женщина.
  /Вот оно, влияние толерантности - как следствие, неудачно проведенная операция./
  
  И да, хорошо бы определиться с тем, какую территорию я собираюсь захватывать. Чтобы распланировать, как дальше действовать. Первое, что мне пришло в голову - остров Бекия. Небольшой (всего 18 кв. км.), и, главное, никем не занятый. Индейцы и беглые рабы - это даже несерьезно. А остров, между прочим, многообещающий. Во-первых, укрепиться на нем можно неплохо, а во-вторых, с голоду по-любому не пропадешь. Там и китобойный промысел великолепный, и черепах (особенно на северо-востоке) множество. А если еще и кое-какое собственное производство открыть, совсем хорошо будет!
  /Китобойный промысел на Карибах - ну круто, чо. И ведь какой способ по отмыванию денег! А если еще и кое-какое собственное производство открыть, совсем хорошо будет!- всего-то нужно, взять кредит в банке открыть производство, запустить рекламу.../
  
  Управлять двумя фрегатами - не такое уж простое дело, даже если они находятся в пределах видимости друг друга. А если шторм, и корабли разделятся? Искать друг друга замучаешься.
  /А чего тут сложного - управлять? Обвести рамкой и дать команду./
  
  Не помню, когда изобрели рупор, но пока я этой нужной штуки еще не встречал, а боцманская дудка явно не могла его заменить. Так что флаг мне в руки, нужно попробовать изобрести сей необходимый девайс. В идеале, конечно, хотелось бы создать двухметровый рупор. Он позволил бы доораться до соседнего корабля, даже если тот находится на расстоянии четырех миль.
  /А чтобы слышать ответные крики, надо сделать трехметровые наушники. Так что в руки не флаг, а что-нибудь, из чего конус можно свернуть. Автор как себе рупор представляет,- с усилком?/
  
  В общем, как только на корабле появился оргАн, тут же нашлись и желающие приобщиться к прекрасному. Где пираты находили священников - бог весть.
  /Орган на корабле. Средневековом. В кают-компании. Занавес./Она стреляла вверх очередями из кольта, нежно держа его за приклад.
  /Кольт Комманндо. М4, она же С4... КАК можно держать ее за приклад (пофиг, нежно или не очень) и еще куда-то попадать? И если держать её ТОЛЬКО за приклад, то я не совсем понимаю, как вообще стрелять. Если приклад держать шеей... Шея, впрочем, отвалится раньше расстрела магазина. "Но идея хороша!" (с)/.
  
  Я открыла форточку, впустив в комнату свежий вакум.
  /Да, взрывная декомпрессия определенно освежает./
  
  Я стояла у расстыкованного шлюза и мои волосы трепал ветер большого космоса.
  /Это в большой космос из шлюза вылетал воздух, таща за собой все, что не было закреплено там намертво. Герой, видимо, был закреплен./
  
  - Интересный экземпляр,- промурлыкала "ворона". Именно промурлыкал и похож он был на ворону.
  /ст. 228 УК РФ. Желательно принудительное лечение у нарколога./
  
  Север, или как его называют-Ледяное Королевство, самое холодное из государств. Оно состоит из одного города, окруженного большими стенами и высокой крепостью.
  /Город из изнаночного измерения. Обычно все же крепость стоит внутри города, внутри городских стен, и как раз ее город и окружает./
  
  Райнер вскочил на лошадь, и, вынув из ножен военный, зазубренный меч, оттолкнулся ногами от спины своего отстранённого, такого же как и офицер Шейн, коня.
  /Что офицер Шейн, что конь уже привыкли к чудачествам вроде беготни по спине коня с приведенным в негодность мечом./
  
  На его же голове красовался легкий шлем, будто-бы произведение кого-то искусного мастера. Удлиненный в верх, он раскалывался по сторонам в двух, остроконечных рогах. А разрез по обоим сторонам глаз, давал увидеть замерзшие, практически прозрачные очи варвара.
  /Варвару сначала вертикальным ударом раскроили черепушку вместе со шлемом, потом горизонтальными надавали по бокам глазных прорезей, и под конец заморозили./
  
  
  - ААА!!! - источено выпела я.
  /"...Нет ни голоса, ни слуха, а кому какое дело,- захотела, взяла и спела!" (с) Мораль: не умеешь петь, не пей./
  
  Тучи расходились в разные стороны давая чисто голубому небу лицезреть себя.
  /Угу, стыдливо прикрывая нечистое./
  
  Она сбросила с плеч плащ; он стек по ее ногам в сапогах в лужу шоколадной ткани.
  /Эльфийские нанотехнологии -тряпка, лужа, шоколад./
  
  Со вздохом она достала из кармана гранату Ф1, подожгла ее и кинула в толпу.
  /Шутка была более чем удачной - толпа сильно испугалась, увидев Ф1 с огнепроводным шнуром./
  
  Холл вмиг пропитался тестостероном.
  /"Не, спасибо, жидкий тестостерон меня уже не интересует. Дайте мне лучше баночку компрессии и вон ту разводную отвертку./
  
  Я жила одна, личной жизни у меня не было, впрочем, как и мужчины.
  /Бедняга. Ни тем не нужна, ни этим./
  
  В какой-то момент передо мной остановился мужчина двухметрового телосложения.
  /И волосами девяностокилограммового цвета./
  
  Закрыть врата и зачать демонов обратно могли только я и отец.
  /Папа, роди меня обратно!/
  
  На лице его был изображен ужа.
  /Гример отлично потрудился, рисуя змейку на пол лица./
  
  Ирма поправила прическу бедрами.
  /Большими пальцами ног разгладила брови, пяткой закинула чёлку за ухо. Йога, однако./
  
  Твоя мать умерла задолго до твоего рождения.
  /Франкенштейн, история одного зачатия. Хотя с тех пор криогенная медицина шагнула далеко вперёд./
  
  Сначала показались изящные длинные ножки в военных ботинках на высоком каблуке цвета хаки.
  /Очень удобная обувь для марш-бросков - всю дорогу тебя несут, еще и озвучка просто непередаваемая./
  
  Егор и сам не понял, как у него на талии очутилась женская рука блондинистой сексапильной девушки.
  /Как-как... Кто-то выбросил за ненужностью./
  
  Ди рассмеялась своими белыми зубами.
  /Вот, что значит попутать с пьяни свой протез с челюстью из магазина приколов./
  
  И голос оказался совсем не скрипучим, бьющим по голени поленом.
  /И обухом по голове для профилактики мозга!/
  
  Он иронично метил красивой мелодией пространство над нами.
  / В общем, "все умеют Мишки Гамми..."(с)/
  
  Теперь самочувствие испортилось ниже.
  /К венерологу! Срочно!!/
  
  Я снова пробежала по платью, скользнув по хорошему коричневому пиджаку.
  /Приключения блохи?/
  
  На меня из упаковки смотрел венок из красивейших перьев. Венок из перьев сирен.
  /Неплохо кто-то заработал на этой идиотке и ее знаниях./
  
  Я с трудом переварил нынешнюю фаворитку отца.
  /Так вот куда они деваются.../
  
  Дроу стремительным броском вскочил на своего скакуна, потом перекинул ногу на моего, зависнув между обоими, и резким движением наклонился и поднял меня за подмышки, усаживая в паланкин.
  /Фиг с ней, со странной джигитовкой, но при чем тут паланкин?!/
  
  И мое тело станет его женой.
  /А его душа - моим семнадцатым мужем./
  
  Я подняла голову и она упала.
  /Голова профессора Доуэля./
  
  Но с миллионами местных обычаев здешнее население старается лишний раз не пересекать темноту.
  /С какой же скоростью, спрашивается в задачнике, это население движется? Если темноту оно пересекает?/
  
  Слова мои были сказаны мужским густым басом.
  /Он еще и самодвижущийся - просто вытек изо рта и втёк слушающему в уши./
  
  - Ты не переживай, я шпагу в чемодане прихватила.
  /А в рюкзаке у меня "тополь-м"./
  
  А на входе расположен аквариум с маленькими акулами, до которых можно дотронуться.
  /"Акул не гладить, у них от немытых рук животы потом болят!"/
  
  Глаза Этана задрожали.
  /И выпали на пол./
  
  - Да, а свиньи тоже умеют летать. Завтра не забудь захватить ружьё.
  /В книге 13й век. "Таких поражений не знала Земля, во всем виновата косая свинья!"
  
  
  
  Продолжение от 2.02.2017
  Чай, кофе, а может, ледяная вода или лимонад ― у каждого свой вкус на бодрость.
  /Имелось в виду - у каждого для утренней бодрости напиток на свой вкус, но куда нам стандартные речевые обороты?
  - А какие у Вас вкусы на бодрость? - Знаете, люблю бодрость со вкусом пина-колады, третьим размером и не выносящую мозг./
  
  - Хватит, - взмолился я, схватившись за голову, ошалевшую от происходящего.
  Мой потрясённый мозг потихоньку отходил, пока я опирался рукой на стену и приходил в себя. Другая рука продолжала удерживать голову от взрыва.
  /Голова - отдельно, мозг - отдельно, ГГ - отдельно. Мозг самый прохаванный - уже понемногу отходит, видимо, пытаясь свалить, пока не поздно и пока ГГ не пришел в себя./
  
  ...Колба из моих рук вырвалась и зависла в воздухе. Крутнувшись вокруг своей оси пару раз, она, медленно паря, опустилась на стол.
  /Для справки - если парить, имеется в виду "зависать", то это очень проблематично делать быстро или медленно - можно быстро, например, воспарить - т.е. подняться до какого-то уровня, или просто взлететь, а так... Вейперы атакуют даже в параллельных мирах!/
  
  Я понял, что надо не напрягаться, а наоборот, успокоиться и сосредоточиться, магия удалась - кружка, подергиваясь и норовя упасть, поднялась на десять сантиметров.
  /Еще два абзаца назад это была колба. Однако, колдунство реально сильное!/
  
  На поляну перед домом выскочила первая здоровенная блоха.
  Передние мандибулы этой мерзости щёлкали прямо перед лицом.
  /Кхм... Ладно, то, что у вшей мандибулы редуцированы - это ж параллельный мир, тут и не такое бывает. Но - передние? - то есть еще и задние есть? Это оно просто с количеством ртов больше одного, или, пардон, на заднице тоже мандибулы?/
  
  Я дотянулся до хлебницы, намазал пару кусков хлеба вареньем и заснул, чувствуя, как они перевариваются.
  /Это, видимо, особая волшебная хлебница, которая выделяет варенье, и потом переваривает хлеб, оным намазанный, причем так, что это может чувствовать хозяин. No rules - it's magic!/
  
  Я, призывая тысячу чертей на голову этого недочеловека, приказал телу подняться. Тело нехотя повиновалось, и мы вместе двинулись к входной двери.
  /Мы помним, что ГГ не дружит с головой и мозгом - так вот, тело тоже уже как-то не особо радо.../
  
  Нашел я в себе силы удивиться, оперевшись на холодильник.
  /Не оперся бы - не нашел. Холодильник давал +5 к fatigue./
  
  Легкие штаны - нечто среднее между брюками и спортивным трико.
  /Это брюки, но с вытянутыми "пузырями" на коленях? Или треники, отглаженные до появления "стрелок"?
  
  Коротышка, метр с кепкой. Такими обычно гномов изображают, вот только у них не бывает кожи насыщенного красного цвета, и из головы не торчат рога. Чтобы ещё более шокировать, он был одет в костюм-тройку. Опираясь на трость
  Редкие прохожие хоть и поглядывали в сторону Стиффа, но помалкивали и вообще старались быстрее проходить мимо.
  /Да через день такие тут шастают, а потом ложки серебряные пропадают./
  
  Ты чародей, такие, как вы, излучают магию, фонят ею, словно уран обогащенный.
  /Так вот почему уран, на самом деле, такой дорогой./
  
  Для начала - тебя никто нарочно мучил - ты гость.
  /Казалось бы, одного "не" не хватает - и все.../
  
  Зато был магический дар, о котором я вспомнил за пару секунд до испепеления.
  /Как печально - вспомнить-то вспомнил, но испепеление все же наступило через пару секунд./
  
  Сбившись в тесный круг. Сквозь него пробивались языки пламени, периодически менявшие цвет. Вот он был голубым, будто на газовой печи. Затем стал зелёным.
  /Так круг менял цвет, или языки пламени?/
  
  Если не считать ощущения, будто я пил беспробудно в течение года и наконец дождался похмелья... - начал было я. Понял, что закончить длинную аллюзию у меня не получится.
  /То есть, ГГ уже явно подобный опыт имел, чтобы к нему аллюзию проводить. Живуч, чертяка./
  
  Удивительно, как его гордый орлиный нос сразу не бросился мне в глаза.
  /Этот нос, определенно, более агрессивен, чем голова, мозг и тело ГГ - те хотя бы просто вяло свалить пытаются./
  
  На улице я с удивлением обнаружил людей и общественный транспорт.
  /Опа, нежданчик!/
  
  Городской пейзаж с такого ракурса рисуют крыши ― блестящим алюминием и черным рубероидом.
  /Вот так поднялся на какую-нибудь многоэтажку, смотришь, а вокруг крыши бегают, суетятся, рисуют что-то - милое дело. Не то, что внезапные люди на улицах./
  
  В глаза тут же бросился бубен, висящий на стене. Собственно, только он и бросился.
  /Может, это в глазах дело - вечно в них кто-то/что-то бросается или старается это сделать. "Сударь, ваша физия кирпича просит-с!"/
  
  Честно говоря, я здесь не для того, чтобы пихать вам в лицо жирные доказательства.
  /Собравшиеся облегченно выдохнули./
  
  Теперь касательно конкретных действий. У нас будут бить в тамбурин и дарбуку.
  /А несогласным будем бить в бубен!/
  
  Это было похоже на сон - то, что в какой-то момент увидели мои закрытые глаза.
  /Глаза взбунтовались и, вслед за прочими частями организма, затребовали независимости./
  
  Он имел жуткий вид - его окружал фиолетово-темный ореол. Глаза, казалось, пронзали насквозь всех в комнате.
  /Причем, не только его глаза. Это заразно./
  
  Через несколько поворотов из-за спины раздался громкий звон. Было в нём что-то странное, будто он... из стекла?
  /Круши к черту физику! Звуковая волна из стекла? А почему бы и нет?!/
  
  Следующие десять минут мы молчали по вескому поводу - принесли заказанную еду.
  /Вот, если не знать из предыдущих абзацев, что они эту еду, собственно, заказали и сейчас, соответственно, будут ее есть, то можно решить, что это был разговор двух официантов или курьеров./
  
  Мы обменялись телефонами и Тринк ушёл.
  /Развлекуха нового времени - махнулись мобилами и пытаемся вдуплить, кто и зачем сейчас звонит./
  
  Убранство квартиры говорило о разных вкусах владельца.
  /Осталось разобраться, как они меняются - по дням недели, по частям тела, по стадиям расстройства?/
  
  На одной из стен висело полотно с иероглифами, изображающее самурая на фоне сакуры.
  /Иероглифы + самурай? Иероглифы выстроены в виде самурая? Полотно в виде самурая? Ах да, разные вкусы - когда надо, одно, когда надо, другое./
  
  
  
  
  
  Закончено, продолжение в следующем файле.))

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Научная фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"