Леди Рысь: другие произведения.

Жемчужное ожерелье 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa
  • Аннотация:
    "Ожерелье" уже сильно большое, пора начинать новый файл.) Обновление от 19.04.2019

  - Что там у тебя, Судар? - взлетаю в рубку и перевожу взгляд на экран.
  - На радаре, вращение сворачивает сингулярность в кольцо, капита. - отвечает второй пилот.
  /Сворачивание сингулярности в кольцо имеет характерные признаки ленты Мебиуса через фрактальность элементарных частиц, не иначе, радар - на удар!/
  
  Если на пороге появляется обнаженный мужчина с медвежьим капканом на лодыжке - лучше всего сделать то, о чем он просит.
  /Морфий в лошадиных дозах - прекрасен. Даже не волнует раздробленный перелом конечностей./
  
  Приталенная красная юбка с длинными рукавами зашелестела у моих ног.
  /Юбка - для женщины, рукава на ней для мужчины - шоб не холодными руками лапал./
  
  У неё всё было длинным - волосы, ресницы, руки, ноги, и даже губы, накрашенные алой помадой.
  /За брови вообще молчу. Они срастались на переносице и плавно заходили за уши. Да и из-под длинной, до пят, юбки торчала какая-то подозрительная лохмашка... НОГИ, НОГИ длинноволосые были, а не то, что вы подумали, извращенцы.../
  
  - Вот оно что, - отпустил он девушку и снял сапоги, повесил катану и ушёл в себя по пути в зал.
  /Теперь ему, для полного завершения картины, оставалось только сходить под себя./
  
  Народ реагировал преимущественно неадекватно: самые жалостливые предлагали опохмелиться и не мучить онанизм, женщины кривили губы.
  /"Вы страдаете онанизмом? Нет, доктор, я им наслаждаюсь". (с) из врачебной практики./
  
  Технологии меняют наш мир и расу.
  /Теперь можно поменять не только пол, но и расу! Только у нас, всего за 1999.99.../
  
  Восхитительное напряжение распространилось из моего лона, по груди до самых стоп.
  /Йога, секс и гидравлический пресс./
  
  Я решила, что двуручный меч выглядит не очень женственно, и попросила выдать мне какое-нибудь другое оружие для двух рук.
  /В итоге - получила лук. Изогнутый - как мои брови, изящный - как моя талия, тугой - как моя задница... и косой - как мой разум./
  
  Негодяй Луиш заорал так, что покраснел до синевы.
  /Потом позеленел до желтизны и помер серо-буро-козюльчатым от разрыва аорты./
  
  Веретено одинаково легко приспособить для работы и убийства - вот я и совмещала как могла.
  /А еще и для удовлетворения томящейся плоти... Как то - ковыряние в ухе, чесание между лопаток и чистка зубов./
  
  Шут с ухмылкой смотрел на меня, я не могла понять, в чём дело, пока не ощутила, что у меня не хватает одной груди.
  /А говорили тебе, бестолочи: "ставь импланты, доска ты сучковая"! А ты: "шарики подложу, шарики..."/
  
  Я не занималась с ним нормальным сексом не потому, что опасалась гнева королевы, а потому, что ненормальный мне нравился куда больше.
  /Это, конечно, экзотика, да с примесью сельского колорита, да вот только после такого единороги рождаются.../
  
  Густо поросшая тёмными волосами грудь оттеняла повязку на левом глазу и шрам на щеке, создавая образ романтичного пирата, который страшен для врагов и дам.
  /Он манил застрявшими в них (волосах на груди) куриной ножкой, парой яблок, бутылкой рома и персиком. Ну... скажем... на редкость у него была мужественная грудь. Глядя на нее, некоторым хотелось поесть, а некоторым - выпить./
  
  Чулок сполз с моей ноги вместе с остатками разума и совести.
  /"Граждане, храните деньги в сберегательной кассе! Если они у вас есть, конечно". (с)/
  
  Джон пятые сутки валялся под забором, периодически отхлёбывая виски из всё той же оплетённой соломой бутылки. И не надоело ему?
  /Все норм, это бутылка такая огромная. Он просто унести её не мог, а бросить жалко, вот валялся и хлебал, сколько мог. Или же этот Джонни просто абстинент. Причем эталонный, сферический в вакууме./
  
  Меня поволокли на рею, но я предпочла смерть настоящей гордой испанки, перепрыгнув через борт и угодив в лодку, которая меня заранее поджидала.
  /Да, пробить дно лодки лбом и утонуть - гораздо романтичнее. "Р-р-р-р-р-р-р-р-р-рааааазбежавшись, прыыыгну сааа шкафааа!" (с) (голосом вусмерть бухой компании из подъезда/парадного (гы-гы), с гитарой, с двумя порванными струнами и настройкой типа "ща я подкручу."/
  
  От его мужской штуковины я получила ножевое ранение, которое было фатальным для моей невинности.
  /Этот мужчина стал мужчиной только со мной. Говорила мне мама, "долгое занятие ручными ремеслами для мужчин плохо кончается для женщин..." Ну, там, заточка, закалка.../
  
  Он дёргался сверху как муха, попавшая в мёд, и я ощущала себя пауком, который добился своего. Он мой, наконец-то мой!
  /Монтажная пена! Зафиксирует кого угодно!/
  
  Обычно попаданки сразу понимают, куда попали. Я же ничего не понимала, потому что смотрела только "Игру престолов", а это точно была не она. Может быть, это книжная версия? Вот влипла-то... Читала я "Гарри Поттера", первую часть, когда в больнице лежала, но это было давно, и я всё забыла. Интересно, и что теперь делать, если это не Гарри Поттер?
  /"Кто попал? Или мы куда попали? Степочкин? Н-н-нда..." (с) Придется, дамочка, восполнять недостаток книжного образования опытным путём./
  
  Из всех благ перемещения мне досталось девятимесячное беременное пузо, и то неизвестно от кого
  /"Родила царица в ночь..." (с)/
  
  От его шумного дыхания земля ушла из-под ног, а душа воспарила к небесам.
  /Да уж... Перегар двухнедельного запоя, да в упор, да сивухой. Здесь не только душа к небесам улетит, а и трафарет на стене останется./
  
  Я блондинка, но у меня мозги прирождённой брюнетки. Иными словами, я демон с внешностью ангела, и мне это нравится.
  /Я - болонка, с характером питбуля, но что-то веду себя как чихуа-хуа, и мне это нравится./
  
  Я целеустремлённо переместился с работы в ближайший паб, и меня никто не смог остановить.
  /Есть женщины в наших селениях,
  Им хочется срочно бухнуть.
  Мумака на скаку остановят
  И хобот ему оторвут. (с)/
  
  Тамила думала, что я бегаю то направо, то налево от дома, и там, и там была зелёная зона. Но она ошибалась: бегал я только направо, а налево ходил.
  /Ох... В мемориз. Это просто отмазка века. Ни слова лжи, но и не подкопаешься./
  
  Мои глаза выстрелили в него тяжёлым бронебойным снарядом.
  /Из ушей пошел дым выхлопа, грудь прыгнула под действием откатника, а сзади вывалилась "стреляная гильза"./
  
  Маркиз отличался особенным, с различными завихрениями умом.
  /Шизофрения, мания преследования и величия, агорафобия и, одновременно, клаустрофобия, расизм, фашизм, либерализм и еще около 20 -измов./
  
  Меня укусил упырь, но как любой эльф я оборотень.
  /И упырок тоже, поэтому смог обернуться и пырнуть чем-то упыря. В общем, то острые ушки, то острые зубки. Полезно./
  
  Снаружи город выглядел как современная средневековая крепость - многоэтажные дома и скверы.
  /...А внутрь зайдёшь - саман и мазанки./
  
  Это легкий, ни к чему не обязывающий флирт. Не стоит беспокоиться о серьезных намерениях, пока они не начнут предлагать мясо. Когда местный кавалер предлагает тебе жареный ростбиф, знай - это предложение серьезных отношений.
  /Скажи, что ты вегетарианка, и расслабься. А вообще мясо дорого нынче, скоро его на свадьбу гости будут дарить, так что все вполне серьёзно./
  
  Ненавижу румянец, расползающийся с щек на руки и живот.
  /Я такой румянец тоже ненавижу, сразу в голове много диагнозов роиться начинает./
  
  Машину качнуло влево, и моя голова врезалась в боковое окно, пробив его.
  Я закрыла глаза, позволяя качающейся кабине швырять меня из стороны в сторону, как тряпичную куклу, в то время главной моей заботой было удержать при себе содержимое желудка. Наконец мы скатились к ряду деревьев и резко остановились.
  Несколько секунд спустя заботливые руки разжали мои пальцы, мёртвой хваткой вцепившиеся в руль.
  - Мэгги, грузовик остановился. - сказал Ник. Он мягко повернул мою голову, чтобы осмотреть припухлость на виске.
  /Припухлость на виске... Сначала сомневался, но, похоже, реально голова чугунная. Тут главное - не вырвать, а башку пусть хоть на осколки разобьёт, потом все одно на место приварим./
  
  Он обхватил рукой мой череп и принялся втирать меня в стену.
  /Ты втираешь мне какую-то дичь! (с)/
  
  Он был хрупким изящным юношей лет сорока пяти.
  /Юноша 45л. Нормальный такой./
  
  Впервые я увидела своего сына в день его свадьбы, да и то издалека - даже матери не положено находиться в мечети рядом с мужчиной, если она осталась верна своей природной вере.
  /Да матери вообще не положено находиться рядом с мужчиной в мечети, для женщин там отдельное место. И что такое природная вера, мне кто-нибудь объяснит?/
  
  Вокруг царила тьма, лишь в некоторых местах можно было разглядеть лучи тяжелого воздуха, пыли и плесени
  /Тьма же подло манила чистотой, свежестью и уже привычными печеньками./
  
  Я двигала ногами, перекатывая лодыжки из стороны в сторону и чувствуя приятное покалывание.
  /Привычный вывих... Нормальным срочно на операцию, у мазохистов - приятное покалывание./
  
  Оборотень разорвал спереди мою футболку, за которой последовал лифчик, обрывками порхнувший на пол. Я раскачивалась и скакала возле любимого, добиваясь трения.
  /Чтоб зажечь и спалить его нафиг! А что, пионерский способ - с помощью лоскута и трения зажечь костер паре влюбленных идиотов, пошедших "в кустики"./
  
  Ему удалось пригвоздить меня к двери, не уронив мою задницу на пол, и натянуть на нее презерватив.
  /Натянул на дверь или на задницу? И где ж он такие презервативы нашёл, а?/
  
  Перекидываться в кошку по ночам меня никто не учил, я запуталась лапами в собственном платье и заорала что есть силы: "Мяу, мяу!".
  /Чтоб пришёл кто-нибудь и научил глупую кошку не орать по ночам дурным голосом, заодно и показал короткий путь через форточку на улицу./
  
  Я боялась рожать с чьей-то помощью, потому что была не уверена, что у меня не родятся одновременно человеческий ребёнок и котёнок. Или несколько котят. Ведь я сама с некоторых пор была наполовину кошкой.
  /Так это... В ветклинику же!/
  
  - Оставьте, эти наряды для вас слишком просты! Для вас у меня есть отдельное предложение!
  Стефан повел меня в другой зал. Там я увидела шикарную юбку солнце с запахом и длинными переливающимися рукавами.
  /Более откровенного оскорбления на тему, из какого места у меня растут руки, я ещё не встречала./
  
  В бой амазонки шли, отрезав себе левую грудь и открыв её для устрашения противника.
  /Потоки крови из отрезанной груди устрашают всех, да./
  
  Когда на тебе всякой рыцарской фигни на двадцать кило, трудно оказаться не опрокинутым в траву, и когда тебя опрокинули две дамы - избежать качественного изнасилования.
  /О, пошли изнасилования в рыцарской фигне! Секс в доспехе. Заметим, не снимая доспеха. Повалили и... Чего-то я в этом процессе не понимаю, видимо. (А тут уже вспоминается пошлый анекдот про Буратино и Мальвину)/
  
  От Дейва пахло надёжностью и любовью.
  /"Мыло "Дав " - нежность и защита". Будь проклят Пелевин со своим "Generation "П".../
  
  Клин журавлей надёжно замаскировал тень от нашего самолёта, с земли нас разглядеть не могли.
  /Югославия. Конец 90-х. Летят 2 МиГ-а. Пилот одного:
  - А хочешь журавля собью?
  - Не собьешь!
  - Спорим?
  - На сотку?
  Пуск. Взрыв.
  Удивился пилот пераго МиГ-а. Удивился пилот второго МиГ-а. Охренели журавли. Но больше всего ох...л пилот F-117A (с)/
  
  Арман влюбился в неё с первого вздоха, первого шага к ней, первой мысли о ней.
  Анна была грациозна и безмятежна как скифская статуя.
  /Тихо ржу над сравнением миледи со "скифской бабой". Авторша, по ходу дела, не понимает, где скифы, а где греки. /
  
  Но вот, настал тот миг, когда рожок с патронами был вставлен на положенное ему место, меня поставили на первую дорожку и предложили сделать первый выстрел по мишени, которая едва ли белела вдали.
  /Ну, хоть не чернела. А то после рожка с патронами, вставшего на свое место, можно и такого ждать./
  
  Старинное проклятие, знаете ли. Как только дочь достигает двадцатилетнего возраста - её родственники погибают. Все. Последней умирает мать. Девушка остается одна, и тут уж как повезет: или заезжий гость обрюхатит, или замуж выйти сподобится за того, кто не знает о проклятии. Но за шесть сменившихся поколений вся округа узнала. Я - седьмая. Седьмое поколение, то есть. Нет, в нашем роду не всегда рождаются дочери, бывали и сыновья. Но проклятие передается и через них. Не дочь, так внучка. Сыновья выживают.
  /Да просто душить дочерей в колыбели, и все сразу останутся довольны. А размножаться только сыновьями./
  
  Ту-124 парил, чуть помахивая крыльями, подставляя их утреннему солнышку.
  /Авиадиспетчер подавился булочкой и пролил кофе на панель связи./
  
  После нескольких минут углублённого самоанализа, я всё же сообразила в чём прикол. Просто я поумнела.
  /Бинго!/
  
  Серьга в идее креста в его ухе немного покачивалась от порывов головы парня.
  /Как-то всё философски сложно Серьга в идее, порывы головы... Уж не японец ли писал? Ладно, главное, чтобы голову от порывов не отломало./
  
  Остаток дня я посвятила изучению арбалета. К арбалету полагались болты в количестве двадцати штук, пять из которых я бессовестно потратила на пристрелку. В целом итог меня порадовал. Дальность поражения составила порядка двухсот метров, точность попадания восемь из десяти и наверняка не в последней степени благодаря высокотехнологичному прицелу.
  /Мда, потратить ПЯТЬ болтов. Ну, вот как их можно было так про...потерять? Или просто за болтами сбегать потом лениво? И, простите, высокотехнологичный прицел - это у вас там планка вивера и АКОГ стоит, или чего?/
  
  Она охнула, когда его палец грубо скользнул в ее мочевой пузырь...
  /Конечно, он хотел совсем не это, но 15-летний опыт работы урологом сделал своё чёрное дело./
  
  Не веря своему счастью, я прильнула к оптическому прицелу, как к родному и на несколько секунд затаила дыхание, высматривая в перекрестье резко приблизившуюся мишень.
  /Автора - в тир, перед тем, как что-то писать на эту тему! Высматривать в перекрестье - это очень сильное умение./
  
  Он своих способностей не демонстрирует. Тот уровень просветления, которого достиг отец, уже давно нивелировал нужность кому-то что-то доказывать, демонстрировать и объяснять, все это из области человеческого эго, то есть низких вибраций, а он уже давно существует в иных вибрациях и энергиях. Поэтому, что он умеет на самом деле, можно только догадываться. Но останавливать сердце и дыхание и полностью прекращать метаболизм в организме он может и практикует это как очистительную практику для ума и тела.
  /А Повелителю Галактики смешайте три на пять афтомизина и галоперидола, пусть дальше летает. (с) проф. Кудрин./
  
  Жадина Вадим дал мне магазин только на десять патронов, поэтому после десятого, завершающего выстрела, я медленно и очень печально подняла голову и опустила винтовку, перед этим успев прекрасно рассмотреть получившийся смайлик, расположившийся на восьмом и десятом кружках мишени. Два глазика и улыбка из восьми дырочек. Идеально.
  /Ну, чемпионка мира по практической стрельбе должна завидовать, да./
  
  Я не знаю, из чего делает мастер Лао Шань эти штуковины. Магический кинжал для ритуала самоочищения, он сделал для меня из клапана паровозного котла, Ключ От Всех Дверей - из куска авиационной турбины. Про это сам говорил. Хвалил товар, хвалился мастерством. А про набойки моЛчит. Не знаю. И не спрашиваю. Он же не спрашивает, из чего я делаю воду венгерской королевы, которой с ним за работу расплачиваюсь. Иначе он это снадобье и сам бы смог изготовить. Фармокопея-то несложна. Согласно трактату: кинул в колбу по фунту свежих цветов розмарина, порея, майорана, лаванды, залил всё это дело тремя хозяйскими кружками водки, плотно закупорил, поставил на сутки в горячий конский навоз. Чего тут сложного? Раз-два-три-четыре-пять - готово, можно принимать. Два раза в неделю по драхме перед едой. Ободряет дух, придаёт лицу свежесть, а телу бодрость.
  /Осталось горячий конский навоз найти. Ну, или подогреть, в крайнем случае./
  
  - Ты не девушка? - опять рычит, полыхают огнем глаза, а из ноздрей разве что пламя не изрыгает.
  Я постучала пальчиком по лбу.
  - Ты это...думай что говоришь. Я, по-твоему, на мальчика похожа?
  Мужчина вдруг вскочил с кровати и пронесся ураганом по комнате, снеся кресло, потушив огонь в камине, и вновь оказался в одежде. Это я рассмотрела сразу, как только камин снова заполыхал. Меня резко изъяли из постели, облачили в нечто, похожее на балахон, и поставили посреди комнаты. Я вгляделась в рисунок, в центре которого находилась, и ахнула. Пентаграмма, но какая-то странная.
  - Молчи! Ты должна стать девушкой, и только после этого мы сможем воссоединиться.
  /Бесполезная трата времени - одеваться, чтобы затем снова раздеться, и восстанавливать девственность ради того, чтобы её сразу утратить. (с)/
  
  Среди пьяных людей, говорящих на чужом языке, мы совершенно расслабились. И капитан то и дело менял мой пол.
  /А свой чего не менял? Себя жалко, небось. Хотя, как вариант, он мог просто раскатывать линолеум, как ковер./
  
  Он приветливо улыбнулся Луизе, сплюнул кровью себе под ноги и только после этого упал в тяжёлый, глубокий обморок.
  /Ну, не ожидал он, рассчитывая на "приятный вечер", что у нее в гостях друзья./
  
  Его шпага за свою жизнь наделала немало знатных покойников разной степени свежести.
  /Патологоанатом развлекался как мог./
  
  Под его умелыми руками она превратилась в кисель и растеклась в разные стороны.
  /- Последнее - это о кулинарии?
  - Нет, это господин де Ла Фер с мадам де Шеврез сексом занимается. (с)/
  
  Привычка говорить громко и уверенно, нахальные голубые глаза и большая щедро оголённая грудь тотчас выдали в ней знатную даму.
  /Так вот они, признаки знатной дамы.../
  
  Визгливый голос собаки проорал ругательства.
  /Надеюсь, не матом./
  
  Я купила там два предмета для углубления языка.
  /Хирургический скальпель и ножницы./
  
  Было видно как нервы на его лице напряглись и он нахмурился.
  /Так и запишем: неклассическое проявление нервного тика./
  
  Он переступил через порог, мешок с цементом замер в изумлении.
  /Потом залил себя водой и застыл бетоном./
  
  Старый склад химических органических веществ сейчас стоял одиноким зданием с летучими мышами и не было видно, что он хранит намного больше и играет роль не старого здания, готового под снос.
  /Конечно, он же играет роль отца Гамлета. Талантливый такой химико-органический склад./
  
  - Чёрт, - рыкнул он и занёс клинок ещё раз на лицо приспешника, прорубая нос, (или же это просто ещё один панцирь?) и этим самым лишая создание одного глаза
  /Можно было ещё написать "внёс в лицо", тоже бы звучало... А глаз на носу... Ну, хоть хорошо, что не на ж..../
  
  Тем временем на поляне разбили лагерь из валежника.
  /И подожги. И правильно, в пень такой лагерь./
  
  Вольдемир сделал попытку вытащить из-за пояса меч, чтобы остановить кровотечение.
  /"Смотри, ирод, что меч животворящий делает!"
  Кардинальный способ, однако./
  
  При ближайшем рассмотрении лошадь оказалась моей. Той самой, которую я так удачно сторговала на лошадином рынке вместе с комплектом запасной сбруи. На животном гордо красовалась пара седел.
  - У тебя двухместная лошадь? - хихикнул Мекс. - Сколько лет живу, такого не видел.
  - Ничего необычного, - отмахнулась я. - Вот если бы седло было у нее на голове - это да...
  /А почему нет? На голову, на хвост и под копытца. На голове даже прикольнее было б - посадка выше, обзор лучше./
  
  Канапе были больше похожими на произведения искусства, чем на круассан.
  /Это были самые лучшие дефлопе в городе./
  
  Македонский с Иваном Грозным полмира завоевали, всего за 20 лет.
  /Угу, прям напарниками были... Курс истории этому автору. СРОЧНО!/
  
  Дриады это младшие сестры эльфов.
  /Это в какой мифологии? О, тогда вампиры - старшие братья оборотней. И вообще, все собратья и сосёстры./
  
  Ближе к экватору у нас Египет, пара африканских республик, и пара европейских держав из скандинавов.
  /Да ладно, скандинавы ж прямо на экваторе расположились!../
  
  Легкие сапоги, один из которых раскладывается в баклер, - подарок умельцев.
  Поясные ножны за спиной и нож-кастет на голени.
  /А пуля в голове - необходимое дополнение ко всему этому, без пули функционировать не будет./
  
  Пистолет был точной копией моего глока, но более ухоженным и был снабжён дополнительными девайсами. Глушитель, открытый коллиматор и лазерный прицел. Все эти предметы имели компактные, практически крошечные размеры и находились в специальных отделениях на кобуре. Сама кобура была пластиковая и могла использоваться как приклад к пистолету, что я и сделал, отойдя подальше от трупа.
  Приклад, глушитель, коллиматор, лазерный прицеп заняли своё место на пистолете. Ремешка для носки на плече изменившего форму пистолета не имелось, но я нашёл выход: связал два шнурка от ботинок, привязал к затыльнику приклада и перекинул получившуюся конструкцию через плечо.
  /Глок... Шнурками... Угу.. Сказал бы - ремнём с пояса, ещё б понятно было... Чувак, ты глок видал вообще? Я уж про дополнительные девайсы молчу./
  
  Мой отец грек, а я коренной англичанин, моя мама тоже занимает в браке скромное положение.
  /Да ладно, у нас таких коренных москвичей.../
  
  У меня были сломаны несколько ребер и селезенка.
  /Сдури можно и не то сломать. Но, блин, хотела б я посмотреть на поломанную селезёнку./
  
  Я поссорился с отцом, бросил мединститут и стал анонимным спасателем.
  /Ну, хорошо, алкоголиком, но так же звучит интереснее!/
  
  У единорогов рождаются только мальчики. Родить им потомство может только невинная девушка.
  /Боюсь представить акт соития единорога и невинной девушки.../
  
  Мою щиколотку обвил его бархатный член.
  /И пощекотал за пятку./
  
  В тени раскидистых деревьев она увидела небольшого спящего грызуна. По окрасу животного, девушка сразу узнала в нем - хонорика, гибрид хорька и норки.
  /АРР!!! САМА ТЫ ГРЫЗУН!/
  
  Я торопливо замотала головой, при этом ловя себя на мысли, что не отрываю взгляда от его безупречного тела. Широкие плечи, узкие бёдра, пропорционально прокачанные мышцы, идеальной формы грудь и... и всё остальное. Я похвастать ничем подобным не могла.
  /И слава богу, девочка./
  
  Она накрасила губы кудрявой коричневой помадой.
  /Кудряшки вьюнком заколосились на губах./
  
  Аннет была в отчаянии: она меняла уже восьмого любовника за месяц, а беременность так и не наступала. Что она скажет мужу, когда тот вернётся и узнает, что наследника у него нет?
  /На месте мужа я бы удивилась, откуда наследник появился, если мужа-то и не было./
  
  У Альмины после ожесточённой стычки из левой ноздри шли дым и кровь, и вообще девушка выглядела слегка уставшей и помятой.
  /Но все фигня, главное, что накрашена, и тушь не потекла./
  
  Ли Уитакер являлся сыном шурина моего дяди Фрэнка.
  /Двоюродный племянник бабушки моего дедушки./
  
  Выход из тупика следовало искать в постели мадам Блавьер, и только там.
  /Там точно есть портал в районе подушек!/
  
  Как любая молоденькая англичанка, Эмили понятия не имела, откуда берутся дети, но умела отлично предохраняться.
  /А что, полезное знание для леди./
  
  Но заснуть нам дальше не дала физиология: фениксы огненные существа, поэтому мы, застонав, вместе подошли к окну. Рассвет успокаивал мою кожу.
  /Физиология штука серьезная, особенно если наесться на ночь селедки с молоком./
  
  Стены замка, выполненные из крупного камня, красиво обработанные и отделанные, создавали не только флер старины, но и роскоши.
  /Испуская миазмы благовоний, замок усиленно маскировался под привокзальный туалет./
  
  Начнем с того, что ни преподаватели, ни ректор института никаких мантий не носили. Они были одеты в различную одежду фэнтезийного характера с накинутыми поверх длинными безрукавками. Шикарные рубашки, как у пиратов; пиджаки, как у дворян, и красивые платья. У ректора, помимо неземной красоты и острых ушей, что я, в общем-то, в мужчинах не любила, имелся необычный глаз. Вместо радужки в нем мерцал синий рисунок, на котором по кругу крутились иероглифы, словно приближая или удаляя изображение. Скорее всего, эльф.
  /Говорили местным косплеерам, не выкидывать свои старые костюмы в придомовую мусорку. Теперь вот наших бомжей невозможно узнать в лицо./
  
  Студенты скакали словно живые.
  /ОГО! Срочно их в красную книгу! Живые студенты во время сессий - это похлеще, чем ирбисы./
  
  Отношения между расами были равнодушными, так сказать. Не было привязанности, родственных чувств, противоположной симпатии. Размножались наши предшественники только ради физиологического здоровья. Не гнушаясь и родственников. Проходили годы, а население росло, места в мире становилось мало.
  /Аффтору рекомендуется почитать "Жестокую Голактику".
  цЫтата из Лурка:
  "Жестокая Голактика. Год 3132. Система Солнце. Планета Земля. Меня зовут Джон Кавер. Мне 30 лет. В 3072 году, когда на нашу голактику напала Махпела, мои отец был пиратом, пишет нам Лобанов Александр. Когда же все рейнджеры сражались с махпелой, мой отец грабил и уничтожал мирные корабли, залетал (отец у него, понимаешь, залетал)... В этом месте в аудиоверсии Глагол тратит добрые две минуты на пересказ бородатого анекдота 'Как сделать аборт корове'; в текстовой версии он не приводится за ненадобностью."/
  
  Везде, где проходила Анна, она оставляла шлейф утончённого разврата, больших денег и могильного тлена.
  /Хреновые духи у этой Анны./
  
  Он был наполовину девушкой внешне, но девушки считали иначе и справедливо остерегались обаяния этого нежного юноши.
  /Какая же нелегкая судьба у нового ГК бундесвера./
  
  Вокруг него красиво лежали семь свежих трупов. "Семь - к счастью!" - подумал Бастьен, и отправился дальше.
  /- ОЧКО!!!! - воскликнул он, когда один из тех, того он считал мертвыми, нанес коварный удар./
  
  Дениза приняла личину пирата не по своей воле, а только в силу рокового стечения обстоятельств. Только так она могла спастись от домогательств отчима.
  /Голос за кадром: ""БАБА НА КОРАБЛЕЕЕЕЕЕ!"...
  В первом же морском бою она поняла, что отложить личинку в штаны - это гораздо проще, чем носить личину продубленного ветрами морского волка... /
  
  Судно бодро прыгало по волнам, вселяя оптимизм в сердца экипажа.
  /Висящий, радостно блюющий с такелажа экипаж думал: "Раз извергаюсь, значит, я существую"./
  
  Он боялся только ста чертей и летучего голландца, а больше ни черта не боялся и ни во что не верил.
  /Но после первого же "косяка" он понял, что еще нужно бояться фразы "Якорь мне в бухту", когда горячо любимый экипаж попытался выполнить сие действо. В прямом смысле./
  
  Суставы его мыщц были необычайно подвижными для сорокалетнего мужчины.
  /Суставы мышц, хрящи мозга..."
  
  Его мужское достоинство, как у любого простолюдина, оставляло желать лучшего, но выбирать мне было не из чего, и я использовала что оказалось под рукой.
  /Это моё сокровище. Я называю его "Принцем Альбертом". (с)/
  
  Предложение он мне сделал в сорокаградусную бурю, когда палуба плясала под ногами вместо нас. Теперь я думаю, что он надеялся погибнуть в тот же день, ещё до спешно организованного венчания и уж точно до первой брачной ночи. Я и погода обманули его: сразу после того, как кюре объявил нас мужем и женой, море успокоилось, и брачная ночь прошла чудесно.
  /А как поутру потом штормило-то, а? После 40-градусной бури? Еще энергетиками, небось, шлифовали?/
  
  "Семеро одного не ждут" - этот принцип применяли и при групповых дуэлях.
  /"И не только в дуэлях". (с) Браззерс./
  
  Я предпочла сгореть на огне любви своего верного оруженосца, а не на костре.
  /После этого несчастный Жиль де Рец стал извращенцем./
  
  Парень дёрнулся, и солдаты приметили его, рассекая воздух своими стальными орудиями, но, не задевая вампира.
  /Имперские штурмовики против графа Дракулы./.
  
  Я, полностью раздевшись, пока мастер отвернулся, начала погружаться в воду, и вскоре ушла с головой, а вот обратно появилась уже юношей. Вернее, физиология осталась прежней, но изменились. /Пластическая хирургия за 5 минут. Дешево, сердито, надолго./
  
  В голове молнией мелькнула мысль: а может у эльфов какое-то особое бельё? Трусы с кармашком, который всё-всё скрывает? Природная скромность впала в ужас, а любопытство крикнуло: - Машка, дерзай! И вот теперь я реально дала. В смысле, протянула руку и цепко ухватилась за эльфийские прелести. Один из лучших фехтовальщиков и стрелков Империи подобного поворота не ожидал и, прервав поцелуй, ойкнул. Я же замерла в попытке оценить улов. Пара похожих на вечность секунд, экспресс-пальпация добычи, и я не выдержала. Раньше, чем успела подумать, с губ сорвалось изумлённое: - А где? Длинноухий дёрнулся, но решение было не самым удачным - ведь я же по-прежнему его интимную часть сжимала... - Мари! - возмущённо воскликнул эльф. Я от неожиданности отпустила и подняла ошарашенный взгляд на бывшего. Увидела, как фарфоровые щёки заливает густой румянец, сама тоже покраснела, ибо, как ни крути, а девочка я скромная! Но... - И всё-таки, - выдохнула я, - он... - Он там! - сурово заявили мне. Ат сложил руки на груди, буквально провоцируя повторить недавний манёвр, но я сдержалась. Нахмурилась, потом состроила самую жалостливую рожицу и спросила дипломатично: - А сколько он у тебя? Блондин поджал губы и промолчал, но я отступать не желала... - Ататриэль, - сказала тихо, но требовательно. И вот теперь мне всё-таки сообщили: - Один дюйм!
  /Я чет всплакнула. Эльфа жалко./
  
  Многочисленный оргазм мгновенно выдал в ней полную сладострастия дуру.
  /Правильно, дуру. Очень емко и правдиво./
  
  Он постарался спустить свои губы как можно ниже и засунуть их глубоко, чтобы доставить даме незабываемое удовольствие.
  /Секс с верблюдом,- о, да, такое ей наверняка будет сложно забыть./
  
  В этот момент в бокал с вином залетела маленькая муха, на которую Клод не обратил внимания. Зря, потому что более внимательная Анна сразу поняла, что вино пить не следует, оно отравлено: муха пошла ко дну, едва коснувшись крылышком стенки бокала.
  /Видимо, мухе еще и грузик к ноге прицепили, для верности./
  
  Моя надежда на спасение бродила по двору замка, приняв вид бесхозного коня, потерявшего хозяина.
  /-Лошааадкооооо!!! - кричал йожиг.
  - Ауууу - ответила Ксюша.
  - Да ну нах! - закричал йожиг, убегая опять в туман./
  
  Бездна её ума была восхитительна.
  /Вакуум - прекрасен! Особенно жидкий./
  
  Я стиснула сопли и слёзы в кулак, и продолжала своё шествие.
  /В руке хлюпало, а все встречные слуги вытягивались спинами по стене и провожали меня квадратными глазами. Чего бы это? Ну, хлюпает, ну, ляпает, ну, капает... Но чего истерики то закатывать?/
  
  Дракон поперхнулся дымом вайпа и закашлялся.
  /Он очень хотел проехаться на моем гироскутере, но у него же лаааапки..../
  
  Девушка стала мушкетёром, но девушкой быть перестала.
  /"Не вешать "хвост", гардемарины!", пел чей-то хриплый голос в кустах, пока пыхтящее тело над ней распевало: "Пора-пора-порррадуемся...", хмыкая в усы и поправляя шляпу./
  
  Непоколебимая, лазерной точности контрацепция на целях - и есть власть. /Никогда так еще не развлекался Бэтмен, как сейчас, играя лазерной указкой с Женщиной-кошкой./
  
  Чтобы свалять ковёр требовалась грубая мужская сила. Делалось это элементарно: заготовку аккуратно сворачивали, связывали и выносили в чистое поле. А потом несколько мужчин просто пинали её ногами, гоняя туда-сюда как большой, длинный и довольно тяжёлый мяч. Шерсть уплотнялась, сваливалась и становилась ровной и плоской.
  /Это лучшее применение футбольной команды РФ, что я видел. Но... Не поможет, в ворота не попадут./
  
  От желания у Алекса потемнели глаза и брюки.
  /Не сдержался, бедняга, об****ся от восторга. Теоретически, можно попробовать сходить к сексологу, вдруг поможет./
  
  Я на миг оказалась в его руках. Его руки были сильными и оказались в моей спине. Я немного расслабилась.
  /Тайландские шаманы - настоящие гуру хирургии, порой пациент даже выживает./
  
  Прямо там, где бедро переходит во все остальное.
  /Да, именно там у него наблюдаются следы мозговой деятельности./
  
  Среди всех этих недомоганий Гарри почти не обратил внимания на то, что его пенис втянулся в тело.
  /...И прикрылся карманцем. "Может, как у настоящего рептилоида, у него там и второй спрятан?" - заинтересовалась Гермиона./
  
  На стене висело зеркало и полочка со встроенной расческой.
  /Правда, пользоваться этой расческой могла только моя кошка, зато все по феншую./
  
  Ден был загорелым, как скандинавский бог.
  /Автор - кандидат в Ландавшицы! Настолько быстро и изящно провести параллель между светлокожим скандинавским богом и смуглым испанским мачо, избежав сложных многоступенчатых промежуточных уравнений, смогли бы только они./
  
  Это был настоящий сжиженный вакуум.
  /Его, впрочем, как и каучуковую бомбу запретили за негуманность. Он мгновенно уничтожал мозг "технарей" одним фактом своего появления./
  
  Я уставилась на спрятанный в ладони серебряный кулон-шарик в виде ромба.
  /Да здравствует реформа обрезания, ой, образования!/
  
  В джунглях я никогда не был, но в земных джунглях безопасно.
  /Ну, козявки-букашки в джунглях - они героев вообще не кусают! Ладно, крокодилов, львов, тигров и прочих кавайных няшек можно не бояться, но с охотящимся Хищником даже Шварц не сразу справился. Думаешь, ты круче?/
  
  Он влюбился в нее как настоящий рыцарь-тамплиер.
  /"Находясь в состоянии абсолютного алкогольного опьянения и выражаясь нецензурными словами, совершил с пострадавшей насильственный половой акт в извращенной форме." (с) выписка из полицейского протокола./
  
  На переносице юноши выступил образчик смущения.
  /Это тот самый случай, когда автору рекомендуется отрубить язык и пальцы - в медицинских целях, во избежание насильственного орально-церебрального контакта с окружающими./
  
  Заливистый волчий лай напоминал хохот гиены.
  /Сколько можно объяснять всяким аФФторам, что волки не лают, у них для этого горло не приспособлено./
  
  Несса уже приготовила шелковое белье из тонкой бежевой шерсти.
  /Со вставками из натурального капронового дермантина./
  
  Лиззи не хотела становиться вампиром, но всё-таки стала: отцовские гены проиграли материнским с разгромным счётом.
  /В футбол./
  
  Её чулок служил для него многовековым соблазном, каким пользуются женщины со времён Евы и Лилит.
  /Правда, у Евы и Лилит с чулками было тяжело, приходилось рисовать их на ногах косметическим карандашом./
  
  Его лицо предстало перед моим внутренним взглядом синим от мучений.
  /Наша любовь была поистине задушевной./
  
  Он просматривал голографический отчёт, видимый только его мозгом.
  /...А потом его вылечили./
  
  Свою одежду с неё сорвали ветки в лесу, и в город она влетела как леди Годива - совсем без ничего, исключая сапог.
  /А второй где потеряла? И вот как можно одежду прое.. ветками - загадка природы. Это же в каком буреломе... Или деревья нападали? Специальные, одеждосрывающие?/
  
  Венгры, они все чокнутые на крови и сплошь вампиры. Взять хоть эту... ну, ту, что в крови купалась. У них ещё и имена дикие, один Дракула нормальный.
  /Не, ну, Влад Цепеш, конечно, норм товарищ, но ведь он же валах (румын)./
  
  Волосы были собраны в растрёпанную гальку, а чёлка нападала на глаза.
  /Чёлка нападала на глаза... Без объявления войны! Страшно жить!/
  
  Ошеломленный видом ее наготы, он разглядывал это тело, от крепкой груди и плоского живота до мужского естества.
  /Что, простите, у неё на теле??!!! Да, тут есть чему приошеломиться!/
  
  Шрам пересекающий левую половину глаза.
  /Единственного оставшегося!/
  
  Очередь его переделанного автомата не перепутаешь - он укоротил ствол и звук у него стал глухой какой-то со всхлипом.
  /Угу. А при первом удобном случае звук хватал мимопроходящих спецназовцев за пуговицу и долго жаловался на жалкую жизнь/
  
  Я исторгла из себя дикий томный стон счастья и удовольствия.
  /Вон оно что! А я-то думал, что это она пукнула!/
  
  Дикие камни больно ранили её нежные ножки и норовили подвернуть лодыжку или вовсе довести до перелома.
  /Домашние же, наоборот, приносили тапочки, делали массажик и даже читали книжку на ночь./
  
  Джейн подобрала оторванную пятку и поковыляла к лагерю, забыв про шнурки, валявшиеся в траве.
  /Крутая! Я бы валялся и орал./
  
  Я личная фрейлина Её Величества и буду следить за соблюдением вами королевского этикета в стенах дворца!
  /За величеством следи! Чай вовремя подавай, двери закрывай.../
  
  Почему бы и не рассказать любопытному парнишке, что его предок был... Большим любителем мальчиков? Среди вампиров, кстати, это не было редкостью. Просто их женщины настолько кровожадны чуть ли не треть дней в месяц, что многие клыкастые в итоге переключаются на представителей своего пола.
  /Так в наше время половина мужчин вампиры, что ли?/
  
  Я любила его со всей силой привязанной к физической оболочке.
  /Заклинание фаербол, наложенное на кирпич.../
  
  Ее желудок исполнял кульбиты от касаний Логана.
  /"Блин, где он этими руками лазил? Хоть бы помылся. Меня ща вырвееееееее.... - билось в голове./
  
  Он снова и снова бил ее членом по руке.
  /Смутно она, конечно, подозревала, что первая брачная ночь с Иванушкой должна быть немного не такой./
  
  Мужчины произошли от женщин посредством утраты значительной части половой хромосомы.
  /У автора просто явно есть одна лишняя. А может, и не одна./
  
  Я скользил руками по ее телу и взгляду.
  /Но, увы, не смог не за что уцепится ни там, ни там. Доска./
  
  Ее короткие подстриженые волосы метались под подушкой.
  /"Да шоп я исчё рас к парекмахиру схадила... - думала Медуза Горгона./
  
  Влад пытался отвести взгляд от девушки, но он у него усиленно вставал.
  /Видать, тоже хотел выбраться из штанов и посмотреть./
  
  Она вспомнела, как приятно и мускулисто он пах.
  /Совсем как портовый грузчик, разгрузивший сухогруз с гуано. В одиночку. Долбанные фетишисты./
  
  Все командиры Корпуса Магов были лейтенантами.
  /Кроме командира командиров. Он был... Ой, страшно сказать... ПРАПОРЩИКОМ!/
  
  Две маленькие родинки на ее носу цеплялись за каминную трубу.
  /-Тааак! Бабе Яге больше не наливать! Она опять Санта Клаусом себя считает. Забористая это штука - абсент./
  
  У него были длинный ум, длинное терпение и длинный язык.
  /Длинные губы - хит сезона! Целуйся, не выглядывая из-за угла!/
  
  Достав арбалет, я старалась продумать план действия. Обычно с этим оружием ходят на чешуйчатых тварей, наконечник стрел разрывной. И вот дракон поднимается на задние лапы, двигается на меня, рычит, собираясь броситься, а я навожу арбалет и, зажмурившись от страха, стреляю. Следом меня накрывает волна крови, окатывая с головы до ног.
  /"- Ждешь, когда медведь встанет на задние лапы.
  - А потом?
  - Бьешь ему по яйкам!
  - А если это медведица?
  - Тогда - писец.
  - Совсем?
  - Совсем-совсем." (с)
  А стрельба зажмурившись - это вообще эпик!/
  
  Её вспененная оголённая грудь засасывала Джека в свои бездонные пучины.
  /- Мгррр... Мгррруумыыр... - мычал Джек, сплевывая мыло и пытаясь хоть немного вдохнуть воздуха под тяжестью 7-го размера./
  
  Элеонора бежала без всякой задней мысли, непонятно, что гнало её вперёд и вперёд.
  /Извечный вопрос, беспокоящий всех мудрецов мира: "Зачем куры перебегают дорогу?"/
  
  Миссис Слайтли шестой раз рожала девочку, и всё ещё не могла к этому привыкнуть.
  /- Поручик, сколько у вас детей?
  - 20 или 30...
  - Вы так детей любите?
  - Нет. Не очень. А вот сам процесс..." (с)/
  
  Анна шла согласно записки среди крупных сосен к своей заветной цели, забыв, что по указанию доброжелателя ей нужны были ветвистые тополя. Бедняжка очень хотела замуж.
  /"Я шел аллеей тополей,
  Бедой гонимый неминучей.
  В кармане было 0 рублей,
  Но х... стоял на всякий случай" (с)/
  
  Алоизия тронулась умом и рассудком одновременно, параллельно лишившись всяких надежд на крупное наследство.
  /А перпендикулярно получив комнату "с белым потолком и правом на надежду"./
  
  Дядя испарялся в постели прямо у нас на глазах, уходя в иной, пока недоступный нам мир.
  /Такого техничного ухода любовника из постели она еще не видела./
  
  Я стала богатой наследницей без всякого права реализовать это наследство в своих интимных целях.
  /Эти гады все предусмотрели: сделав операцию по смене пола, я бы нарушила условия получения наследства и лишилась бы всего./
  
  За пятнадцать лет супружества Инесса родила супругу четырнадцать детей, десять из которых выжили. Старшую дочь уже выдали замуж, и она сделала графа и графиню дедушкой и бабушкой. Всё шло как полагается, но сердце Инессы по-прежнему оставалось девственно-нетронутым.
  /Но только сердце и оставалось, а так - пробу ставить негде. Вообще Инесса хотела стать монахиней, а её в 13 лет выдали замуж, и она сразу принялась рожать - точнёхонько раз в десять месяцев. Но она по-прежнему хотела стать монахиней./
  
  Пара обнаруживает в себе пену давно неутоленных желаний.
  /"Вот так и был изобретен пенициллин". (с)/
  
  Теперь она могла подробнее разглядеть его лицо; угрюмое, с глубокой складкой и небольшой бородкой на переносице.
  /Асфальтовая болезнь еще и не такой пластический хирург./
  
  Супруга мимолётно изменяла ему с каждым подряд: с ласковым ангорским котом, с клавишами клавесина, с вышивкой и с прогулками верхом по парку.
  /Самый шедевр был с кактусом на подоконнике./
  
  Он лез вперёд задом вниз и ощущал себя горгульей готического собора, раскрывшей чудовищную пасть на всё окружающее.
  /С невидящим взглядом почти вылезших из орбит глаз он всё думал: "Накой же меня занесло в "голубой" квартал???"/
  
  Швабра раскачивалась параллельно половой щели.
  /Вообще-то правильные ведьмы летают на метле, но "нам же нельзя без сложностей!"./
  
  Три жирных скорпиона сильно осложняли его будущность и целостность.
  /- Слышь, мужик, ты кого "жирным" назвал? А? Совсем рамсы попутал? Ща мы тебе голову оторвем и в зад засунем! - вопили скорпионы, грозно щелкая клешнями и размахивая хвостами, жала которых были похожи на "розочку" из бутылки./
  
  Он падал вниз в красивом рапидном режиме, даже не пытаясь ухватиться за выступ стены.
  /3-й день над городом висели эстонские парашютисты. (с)/
  
  Своим энтузиазмом Боб мог электрофицировать кого угодно. Он мог даже и мёртвого воскресить, я думаю. Хотя он точно не захотел бы этого делать: я слышала, что зомби плохо работают на плантациях, достаточно негров.
  /"Коммунизм есть Советская власть плюс электрификация всей страны, ибо без электрификации поднять промышленность невозможно" (с) В.И. Ульянов/
  
  Жернова его мельницы перемалывали ткань повседневного бытия и рутины медленно и тщательно. Это была черта протестантского характера нового переселенца.
  /Да, мы помним, как конкистадоры перемололи цивилизации Южной Америки./
  
  Губы красивой формы розовой розы.
  /На смену "уточке" приходят новые технологии и позы./
  
  Троянцы отстреливались как могли, но их патроны были уже на исходе.
  /А еще у них закончилось топливо для коней и вода для охлаждения горящих седалищ./
  
  Я была результатом родовой мутации: наполовину вампирша, наполовину волколак. Правда, в итоге перекидывалась не в волка, как вся родня, а в белку-летягу.
  /И пила ночами не кровь, а тёплое молоко./
  
  Джо широким жестом отстегнул мне пуговицы и развязал шнурки.
  /Затем намазал лыжи солидолом и выгнал на улицу./
  
  На его длинной шее слева виднелось большое пятно, а от одежды несло какой-то гадостью, и я заподозрила, что мой новый знакомый - профессиональный скрипач.
  / -Холмс, что вы по поводу этого думаете?
  - ?:%:;??"?;:?*())*?:%;?"!"?;%:?*())*:; !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!/
  
  Искусство макраме помогло мне овладеть наукой холодной, тщательно выдержанной мести.
  /А бисероплетение поможет научиться видеть, как растёт трава. Медитируйте на здоровье!/
  
  Осака встретила меня характерным запахом мёрзлых рыбных трупов, которые постоянно разлагались и прели на неярком солнце.
  /Мёрзлые трупы на солнце... Блин, никогда не понимала японцев./
  
  Рыбаки вроде меня туго соображают, когда речь идёт о каких-то художниках. Но творческое воображение у меня есть, я проверял.
  /На рыбах. Те очень радовались творческому подходу к приготовлению приманок./
  
  Лёгким пинком он вбросил Пита в покои к невесте, и ради пущего спокойствия закрыл дверь увесистым бревном. Окна были законопачены, второго выхода в спальне не имелось. Он сделал своё дело, остальное не являлось его проблемой.
  /Невеста проповедовала поведение самок богомола./
  
  Все, кто обитал в этой каюте, на второй месяц плавания морально деградировали - потому Люси знала, что делала, когда отправляла мадемуазель Ксавьен в роскошные апартаменты на корме, рядом с капитанскими.
  /Какая неустойчивая команда. Так, глядишь, ещё через пару месяцев до каннибализма докатятся./
  
  Напившаяся Амалия лишилась совести и членораздельной речи, а вот невинность в итоге так и не потеряла.
  /Надо было не её поить, а её кавалеров, чтоб совести лишались они. Эй, отставить водяру из горла!... Эхх, молодёжь, не знаете технологий.../
  
  От его плавок в сторону Патрисии тянулась невиданная сила и мощь.
  /Лысый из Браззерс был как всегда неотразим./
  
  Кот был точным отражением своего хозяина: точно так же не пропускал ни одной юбки, под все гадил с особым удовольствием разномастными котятами.
  /Кошки в юбках, хозяин гадит котятами... Анимэ какое-то.../
  
  Муж-паралитик не был уже ни на что способен как мужчина, но исправно учил юную супругу разным интимным трюкам, о которых она до этого понятия не имела.
  /А вот парализовало бы удачнее, как деда из анекдота - сам бы показывал./
  
  Как порядочная вдова, она потеряла невинность только после двух месяцев обороны.
  /"Тут надо, братцы, вам сказать,
  Что муж молоденькой вдовы,
  Пока ложился с ней в кровать,
  Был полным мерином, увы..." (с)/
  
  Грамотно организованный завтрак был непременной частью запланированной на вечер сцены прилюдного отравления маркиза.
  /Завтрак съешь сам, обед раздели с другом, а ужин отдай врагу" - покушение готовилось согласно заветам./
  
  Малочисленным обгорелым ручейком струились по подземному ходу воины из отряда Энея, покидавшие обречённый город.
  /Как я обожаю запах напалма по утрам... (с)/
  
  Единственная женщина, которой наплевать, как она причёсана и как выглядит в глазах мужчин - это Медуза Горгона. Елена ею не была.
  /Только вот у Медузы мужики "каменели", а от Елены неслись прочь, как болиды на Формуле-1. Увы./
  
  От камней разрушенной крепости исходил мощный пар вечности глубиной в восемь столетий.
  /Шириной в девять часов и длинной в красный... ЗУРАААБ, а ну положи мои таблетки!!!/
  
  Её глаза побежали вперёд, силясь ухватить и удержать силуэт уходящего возлюбленного.
  /Хм... Это не из фильма "Реаниматор"? А-а-а... Нет... Там другой орган гонялся./
  
  Теперь, когда она официально была за ним замужем, его оставалось вылить в раковину как остывший кофе.
  /А еще на мужиков бочку катят - "поматросил и бросил"./
  
  Паровой каток его страсти раскатал Эмили до мельчайших подробностей.
  /А бригада таджиков с лопатами помогла собрать воедино./
  
  Настоящий принц на настоящем белом коне ехал к ней навстречу, но когда принцу глубоко к сорока годам, у него лысина, нервный тик и трое детей от первого брака, уже не нужен ни принц, ни конь.
  / Ну, а конь чем не угодил???/
  
  Быть принцессой по-настоящему - это очень нервная и малооплачиваемая работа. Всё уходит в статус, а больше ничего не получаешь, только нервы тратишь.
  /Ох уж эта богема... Иди дворником работай./
  
  Она бегала за ним хвостиком, как будто он был собакой, а она - поводком.
  /Поводок, прикрепляемый к хвосту собаки... Хм, не перестает АлиЭкспресс удивлять, хотя круче был бы поводок к гениталиям. Самый свирепый волкодав был бы как ягненок./
  
  Куча леса вокруг становилась всё менее и менее развлекательной, а карета не желала останавливаться.
  /Развлекательная куча леса... Я бы тоже побоялась останавливаться рядом./
  
  Лужа скипидара, разлитая вокруг неподвижно лежащего тела, намекала на то, что кризис миновал, и теперь больной начнёт как следует поправляться.
  /Увидав такое, наш прапор чуть не напустил под себя керосину ведро. (с)/
  
  Оба мальчишки похватали свои игрушечные пистолеты и сцепились в яростной рукопашной, которую тщетно пытались развести в стороны испуганные воспитатели.
  / Уже в таком возрасте детишки понимали, что ствол без патронов гораздо лучше, чем пустые руки./
  
  Конечным пунктом нашего назначения оказался небольшой двухэтажный коттедж, стоявший практически на берегу моря. Утопающий в саду с местной фауной, с бассейном, с отделкой из натурального серого камня, огромными окнами и двумя террасами, он показался мне каким-то сказочным домиком.
  /В полузатопленном саду беспечно резвились ядовитые огромные медузы, плавали рыбы с отравленными шипами, из глубины смотрели электрические скаты, довершали картинку акулы-охранницы. В этом и неудобство коттеджа практически на берегу моря - после каждого шторма местная фауна, закинутая в сад, старается одолеть местную флору./
  
  Я разглядела лицо вора со спины.
  /Опять Двуликий Янус./
  
  У нее была обонятельная внешность.
  /Ни одна собака не могла спокойно пройти мимо, обязательно обнюхивала и задирала лапу./
  
  С первого взгляда в Лене угадывалась симпатичная девушка.
  /Со второго наружу выползал небритый трансвестит./
  
  Стас протянул каждой девушке руку и поцеловал ее.
  /Мужик, целующий свою руку, еще и в присутствии девушек? Месье знает толк в извращениях./
  
  Мой сын рос полноценным мусульманином, что сильно меня беспокоило в вопросах деторождения.
  /...- Готово. А теперь все-таки скажите, зачем вам это было надо?
  - Понимаете, доктор, я полюбил женщину-еврейку, а у них так принято! Я ей сюрприз хочу сделать!
  - Так вам нужно было обрезание!
  - А я как сказал? (с)/
  
  Большие колонны возвышались до потолка. Стены из мрамора отражали сами в себе противоположную стену со множеством дверей из массивного красного дерева. Пол был покрыт белым махровым половиком, края имитировали зелёные клумбы - это зелёные лепешки половика. По ним было приятно ступать ноге. Кругом казалась вечное лето.
  /Перефразируя - 'Вечное лето в одиночной камере'. Мягкие стены и смирительная рубашка прилагаются. Хотя тут, скорее. буйство фантазии, так что давайте еще и тазипам./
  
  Он был одет во всё чёрное, и в дыму невозможно было разглядеть во что именно, серебристые ремни проходили по спине и спускались к ногам. На них держались два пистолета и нож на голени. Из-за спиныи выглядывала тонкая ручка катаны. Лицо было скрыто капнюшоном из плотной кожи, а на нос натянута маска, в серых глазах поблёскивали язычки пламени.
  /Ага, одели в черное, серебристые ремни вместе с пистолетами засунули в *опу, воткнули нож в голень и катану в спину, на нос надели маску "шоб задохнулся", в глаза сыпанули углей и засунули в дым - чтоб с гарантией, если маска не поможет. 'Страшное самоубийство' - констатировала полиция./
  
  Машина так круто вписалась в поворот, что Алекс начал понимать опасения Эдвина. - Замечательно, - сказала Мэллори, поправляя растрепанные ветром волосы. - Мне нравится, что у него всего две скорости. Я все время могу держать вторую.
  /Коробка автомат на серпантине?/
  
  Немного изогнувшись, с места наводчика я зарядил пушку. Указал, где бронебойные снаряды, а где осколочные-других тут не было. Осколочных, к счастью, больше всего, танков у немцев не так уж много - всего одиннадцать штук. .... Бронебойный снаряд, пройдя тонкую лобовую броню "двойки", выбил через корму двигатель - что-то за ней такое массивное закрутилось по дороге.... В кратких промежутках, пока Бабочкин перезаряжал пушку, я успевал пострелять из спаренного с орудием пулемёта.
  /Через час, дойдя до Рейхстага, я (кoнчил и закурил - зачеркнуто) сдвинул шлемофон на затылок и немного изогнувшись, оперся лбом o казенник орудия. Устало засмеялся, слизывая пот с верхней губы. Воине конец, ребята. Сколько солдатских жизней я сберег, сколько мужиков вернется в семьи... Немного изогнувшись, первую мысль вытеснила вторая (ведь две сразу я думать не мог - зачеркнуто) - скольких тыловых крыс оставил я без орденов, скольким подлещам перешел дорогу, приняв на себя одного по сути всю тяжесть войны.. Я немного изогнулся и скинул с себя комбинезон, самое время было омыть свое мускулистое красивое тело в Одере. Победа." (с) Глорум./
  
  Десяток накаченных секьюрити в латах и один лорд с мечом и арбалетом выступают против хрупкой современной девушки, вооружённой только молитвой и своим женским очарованием. Развитие сюжета покажет, чьи трупы будет оплакивать читатель.
  /Труп читателя. Помрет от ржача./
  
  Я откусила самый существенный участок его мужского бытия, и тем самым лишила его смысла существования.
  /Философично. Впрочем, 'зубов бояться ...'/
  
  Незнакомец вознёс меня с телеги прямо на небеса, и я предпочла бы остаться там навсегда, но пришлось спуститься, а через два месяца меня стало тошнить по утрам после еды.
  /Так вот ты какое, непорочное зачатие.../
  
  Кюре заставил меня поклясться на Библии в том, что отец ребёнка - дворянин, а не какой-то там насильник.
  /А, ну да, если дворянин, то это уже не преступление, а обогащение генофонда./
  
  Принц подвёл меня к высоченному светлому жеребцу. Я с ужасом подумала, где же мой подъёмный кран, но умное животное, повинуясь жесту, по-верблюжьи опустилось на колени.
  Лориан аккуратно посадил меня в седло, сел сам и одной рукой подцепил поводья, а другой крепко обнял за талию, не забыв, впрочем, извиниться. А потом жеребец без видимых усилий резво встал на ноги.
  /Бгг. Двое в одном седле - это что-то. Автор, вы седло видели?/
  
  В роли Жанны д'Арк мне не нравилось одно: я была девушкой.
  /Вот так опустить Орлеанскую деву не пытались даже инквизиторы.../
  
  Я помнила, как умело он расшнуровал мой корсаж и нижние юбки, потому надеялась, что он поможет мне одеться. Но он сказал, что не умеет, потому что всегда сбегал раньше, чем просыпались фрейлины, и никогда даме одеваться не помогал.
  /Ну не знаю, что там с расшнуровкой юбок, но фрейлины... Он что только королев и герцогинь трахал?/
  
  Наличие мозгов в этом мире ничего не гарантировало.
  /Как и их отсутствие, да./
  
  На его ногах красиво выделялись полосатые в клеточку леггинсы. Я не знаю, как правильно назвать такие брюки у мужчин.
  /Полосатые в клеточку - это серьезная новость в сюрреализме./
  
  Пища поступила не в рот, а какую-то полость, стоило мне поднести еду к нужному месту лица.
  /Мутация форевер./
  
  Сорвала ягоды с куста и вновь положила в рот. Пища была странного незнакомого вкуса, да и полученный сок тоже. Я медленно ела. К сожалению, приходилось делать двойное пережёвывание.
  /И тройную перегонку./
  
  ДНК, правда, на волновом уровне издавало странную песню, причём, при прохождении магнитного поля местной планеты спектр частот изменился. Это определённо что-то да значило.
  /Это означало, что школьный курс биологии и физики был сдан на 3-, а после этого прочно забыт./
  
  Ситуация забавна, и я в замешательстве от того, что мое тело до сих пор не скручивает натужная истома смеха.
  /...Стремительным домкратом./
  
  Довершала образ однотонная рубашка в косой кружочек.
  /От однотонности рубашки кружочек совсем окосел./
  
  В крошечной лагуне посреди рифа могла купаться только такая деликатная особа как я. Ну, ещё моя дочка под присмотром двух нянь и камердинерши.
  /Не сливайте, пожалуйста, свою деликатность в океан - рыбки травятся./
  
  Джулия повсюду приносила привкус одиночества и безысходности.
  /И как привнесенное - вкусно или так себе?/
  
  Ни в одной из дневнегреческих мужских статуй она не заметила сексуальной коротконогости. Ещё бы: все греки были извращенцами и спали только с себе подобными.
  /Бедные греки, они не знали о вкусах автора и его глубоких познаниях их культуры./
  
  Лиз была одновременно моей мамой, бабушкой и любовницей.
  /Очередные чудеса генетики. Или это переселение душ?/
  
  От неё исходило притягательное сексуальное мерцание, особенно заметное в ранних южных сумерках.
  /Нехилую дозу радиации схватила, бедолага./
  
  Своё женское предназначение я открыла в неполные двенадцать лет со своим пятнадцатилетним кузеном Паоло, и с тех пор никогда не искала ничего другого.
  /- У нас с тобою будет домик
  и трое-четверо детей! -
  кричала на бегу Мария
  и потрясала топором./
  
  Ребёнок являлся эквивалентом моей страсти к Джо.
  /И тут валюту ввели, только очень уж странную, право./
  
  Бенедикт был типичным порождением аскезы и инквизиции.
  /Порождение 'Молота ведьм'? Брр.../
  
  Он мазал из "Макарова" и "Стечкина", зато спермой попадал стопроцентно: супруга рожала каждые десять месяцев, и у Димы было уже шесть детей.
  /Правильно, если из ПМ и АПС по супруге хронически мазать, то что еще остается... Только вот сроки странные./
  
  Тёмные очки искажали мой трезвый взгляд на жизнь и маскировали круги под глазами.
  /Может искажали все же фингалы?/
  
  Джин-тоник, правильно разведённый, значительно способствует вербовке новых шпионов.
  /Разводили спиртом. Автор, срочно продавайте метод в ГРУ/ФСБ/ЦРУ/Моссад/МИ-6!/
  
  Её строгий вид отрезвляюще действовал на моих головорезов, потому я поступал просто: Беатриса сидела на палубе и вслух читала Библию, а парни делали уборку. Обычно дело затягивалось, но с помощью Божьей и Беатрисы они справлялись не более чем за полчаса.
  /- Веруй в слово Божие, е.. твою мать, - любил повторять священник./
  
  Он торопливо бежал, с трудом отрывая ноги от асфальта и обливаясь почти кровавым потом, бежал из последних сил, срывая с губ вздохи пополам со стонами, бежал, потому что его сердце уже остановилось.
  /Иприт - глоток свободы./
  
  Я в который раз проверила собственную ауру. Да, не фонтан, но ничего, если лишнего не тратить.
  /Из-за халатности коммунальщиков фонтан из ауры получился... Ну, не очень.../
  
  Сбылась мечта идиота. Правда, не империя, а республика, но это дело поправимое, надо полагать; рулить не в одиночку, а быть одному из восьми верховных правителей.
  /Среди маршрутников-республиканцев появилось новое увлечение - игра за рулём 'Восьмым будешь?'/
  
  Бегая в одной ночной пижаме, девушка листала уцелевшие книги, и бегала глазами, читая меж строк.
  /Иногда глаза и их хозяйка слишком резко разбегались в разные стороны, что приводило к застреванию зрачков между строчками./
  
  Редкие машины медленно передвигались на замедленелом асфальте.
  /Редкие офигенелые машины передвигались опупело и опечалемши. Иначе - не позволял замедленелый асфальт./
  
  Янтарные глаза с изумрудными вкраплениями вокруг зрачка обтекали скульптурно вылепленные скулы. /Петер Карл Фаберже понял, что решение поработать после торжеств по случаю тезоименитства его императорского величества над очередным пасхальным яйцом было весьма опрометчивым решением. Да и абсент был откровенной дрянью на вкус.../
  
  Совершенно неожиданно барон изменил отношение к моей деятельности и ввергнул меня в глубины гарема.
  /Карьерный рост был очень крут: с панели - в старшие жены./
  
  Помечтали и хватит. У меня Кирилл есть, он парень достойный. Худенький правда, щупленький, ростом не высок, но руки у него сильные, колеса катает и ключами разного калибра машет. А глаза карие с отблеском голубого.
  /Да, современный формат "синицы в руке" требует каре-голубых тонов с колёсами./
  
  Домотканая рубаха перепоясана обычной верёвкой, на которой болтался тощий кошель, больше похожий на обычный мешок, и меч.
  /'Может быть, в этом и заключается сермяжная правда жизни?' - рассуждал Дон Кихот, рассматривая свой новый доспех от кутюр, приобретённый по случаю в Нарьян-Маре.../
  
  Майклу не дали сказать ни слова в своё оправдание, а сразу присоединили к электрическому стулу. Так он стал преступником.
  /Заметьте, не на стул, а к стулу. Еще и с сухой губкой... Садисты./
  
  Фил не хотел убивать свою подружку, он просто защищался, рука его нанесла девушке всего двадцать семь неглубоких ранений, обидных прежде всего для её женской сущности.
  /Просто сработал рефлекс. Попав в "женскую область" он просто не смог остановиться, но после двадцать седьмого тыка выдохся./
  
  В чай был подмешен сильный транквилизатор русского происхождения, противоядия против которого не имелось.
  /Это старинный рецепт - чай с водкой./
  
  С него сошли семь потов и одна куртка. Он бросил всё по дороге и побежал налегке, сверкая обнажённым торсом.
  /Куртка вырастила ноги, пот был брошен и размазан по дороге. А рубашку под курткой носить - вообще моветон. Это же герой!/
  
  Шериф задумчиво почесал переносицу уголком кольта.
  /Знаете, кольты, хоть пистолеты, хоть револьверы особой зализанностью, конечно, не отличаются, но где там уголки?/
  
  Антея обернулась; вынув стальную заколку, сняла шляпу и рассыпала по плечам черную бездну вселенную своих волос.
  /Демонстрация коллекции париков 'Волосы Вероники' прошла с огромным успехом./
  
  Здесь находились мужчины и женщины, между которыми присутствовал некоторый разврат, хоть не явный.
  /На разврат был наклеен фиговый листок. Впрочем, листок оказался фигОвым.../
  
  Сначала в вашем теле был Безымянный, в вас его кровь. Потом появились остальные, так-то.
  /Общежитие имени монаха Бертольда Шварца в отдельно взятой тушке или новое слово в психиатрии./
  
  За фигуру можно не переживать потому что я не влюбляюсь.
  /Новый подход к развитию теории женских шахмат./
  
  Что произойдет, если жизнь сведет вместе разорившегося дворянина, изгнанника-эльфа и разжалованную амазонку? Да если еще они наймутся на службу к трактирщику? Правильно - только успевай выхватывать шпагу из ножен!
  /Атос, Арамис, леди Винтер и сломанная карьерная лестница./
  
  Мужчину своей жизни я подобрала на улице.
  /...Когда он нёс меня на плече./
  
  Минотавр тяжело колотился в дикой истерике, сшибая стены лабиринта. Лана и Геракл, рискуя быть заваленными камнями, шли за ним следом и уповали только на милосердие богов. Что они такого сделали? Подумаешь, нарушили сон чудовища своими любовными стонами. Да это мерзкое создание просто завидует тем возможностям, которыми обладают люди!
  /Садист Геракл, истеричный бык-девственник и многое другое в новом триллере!/
  
  Боюсь, что в этой местности хорошо жилось только котам, потому что с утра я обнаружил, что мой завтрак съели мыши. Хорошо, что они воду из фляги не тронули.
  /Пить воду после выпитого с котами пива они уже были не в состоянии./
  
  Его ветреная натура дала о себе знать в виде сифилиса
  /Врач так и сказал: 'Это вам... ветром надуло'./
  
  Я вгрызался в скалу как мог руками, ногами, ногтями и зубами, старался слиться с ней как можно более полно и ни в коем случае не отпасть назад.
  /О чём позже пожалел, так как поковыряться в зубах не позволяли застрявшие в скале ногти и ноги./
  
  Образ Стеллы рождал во мне повышенную эрекцию, что доставляло определённые неудобства при нахождении в седле.
  /Пытался представить вместо Стеллы образ седла... Какой идиот придумал, что клин клином вышибают?/
  
  Стелла оказалась не такой простой, как на первый взгляд: природная блондинка с третьим размером груди, но умная и проницательная как десяток вместе взятых стерв с тёмными волосами. Потому трахнуть её у меня не получалось, я вынужден был петь серенады и таскать ей букеты цветов с
  окрестных гор.
  /Не, седло было куда менее требовательно./
  
  Моя хорошая теоретическая база помогла мне правильно зарядить пушку и выстрелить из неё.
  /Жаль, что близорукость не дала разобрать, где был противник./
  
  Он боготворил каждый листок, на который ступала нога любимой, и сил служить богу уже не оставалось.
  / ... Так как осенний листопад в этом году просто завалил храм./
  
  Из-под шляпы и плаща были видны только глаза. Они были голубого цвета. Миледи увидела в них, что-то такое любимое, но на силу забытое. И тут незнакомец снимает шляпу и плащ. Миледи вспомнила этот взгляд и пошатнулась.
  /Это же он, любимый голубоглазый эксгибиционист!/
  
  Мужчина разговаривал на итальянском, но странном, каком-то вычурном и непонятном, и Жаклин поняла, что это, скорее всего, священник.
  /Отец Патрик перестал прикладываться к фляге с виски и его речь из вычурно-итальянской перетекла в грустно-ирландскую./
  
  Они страстно занимались любовью всю ночь, а утром он её повёл к палачу, потому что она оказалась не невинной и подлежала клеймлению как проститутка.
  /На что только не пойдёшь, чтобы не жениться./
  
  От его волос пахло росой и тенями прошлого.
  /Парфюм 'Тень промокшего отца Гамлета' - Коко Шанель иногда вспоминала о мужчинах./
  
  Её томная грудь соблазнительно вздрагивала в низком вырезанном из кружев декольте и обещала много многозначительных намёков.
  /Впрочем, намёков было всего два - правый и левый, но они были весьма толстыми./
  
  У него было только два варианта действий: спрыгнуть с высоты пяти метров и переломать себе все кости, или просто свернуть шею мужу. Понятно, что он выбрал второе.
  /Очередная трагедия в однополой семье./
  
  Силой своих чар она легко перетянула его на свою сторону, а заодно и в свою постель.
  /С утра от принятых накануне чар, весьма объёмистых, надо сказать, отчаянно болела голова./
  
  Он имел хорошую привычку спать только наедине с собой.
  /И никогда себе не изменял./
  
  От её горячих бёдер широкими кругами распространялись волны страсти.
  /Бёдра штормило, они своими волнами захлёстывали всех мужчин, не успевших увернуться с пути тёти Дуси./
  
  На волне юношеского энтузиазма и по причине южного темперамента он не оставлял свою подружку в покое на протяжении многих часов, да так, что уже все соседи умоляли её, наконец, кончить и прекратить их страдания.
  /Но она всё ещё пыталась вспомнить его имя, это её отвлекало./
  
  Он был родом из Лангедока, а мужчины из той местности никогда плесневелой кровью не отличались, в их жилах протекал первосортный арманьяк, впитанный с молоком матери.
  /Сорт так и назывался - 'Молоко любимой арманьячки'/
  
  Луи с восторгом проскакал на ней до утра, а затем вернул законному мужу в целости и сохранности.
  /С кубком и грамотой за второе место в стипль-чезе./
  
  Поскольку не вышедшую замуж девушку уже в пятнадцать лет считали неликвидной старой девой и насильно отправляли в монастырь, Жанна постаралась соблазнить Готфрида, едва ей исполнилось десять. Она не хотела повторять участь старшей сестры, и женским умом понимала: раньше начнёшь - быстрее родишь.
  /Почти получилось, но тут кормилица пришла кормить Готфрида грудью, после чего он чисто по-мужски забыл о девушке, заснув в колыбели./
  
  Выйдя замуж, Жанна попала в компанию семерых братьев-близнецов - сыновей мужа от первого брака, и ей стало не до семьи и секса, она желала бегать и играть, как все двенадцатилетние девочки.
  /'Белоснежка и семь гномов', новая версия! Смотрите во всех кинотеатрах!/
  
  Когда сыновья простого конюха становятся наследниками герцога - это только проблемы самого герцога, а никак не всей семьи. Семья может закрыть глаза на подобное несоответствие.
  /Куда сложнее ситуация, в которой сыновья простого герцога становятся наследниками конюха. Столько нюансов.../
  
  К месту назначенной дуэли Арман пробирался сначала тёмными парижскими улицами, затем запущенным лесом, затем переплыл на лодке Сену и оказался у ярко освещённого монастыря кармелитов. Позади остался Люксембургский дворец и Лувр, так же празднично горевшие.
  /"А перед нами всё цветёт, за нами всё горит." (с)/
  
  Она и лошадь были совершенно нагими, свободными, как сама стихия и столь же неукротимыми. Обе очень подходили друг к другу по цвету и характеру.
  /Окрас неукротимой леди 'в яблоках' всегда привлекал взоры мужчин, но скакать они, почему-то, предпочитали на кобыле./
  
  Его конь уступал статью только легендарному Пегасу. Но Пегас был и ни к чему: маркиз с презрением относился к любому слову, тем более к стихам и прозе.
  /- А у вас есть точно такой же, но без крыльев?
  - Нет.
  - Будем искать!(с)/
  
  Перед ним стоял нелёгкий выбор относительно будущего: или на рею, или в море к акулам.
  /Оставалось только прикинуть, что более реально: помилование от доброй реи или акулы-веганы./
  
  Он учил её любви и пить густой, терпкий эль - напиток настоящих мужчин из Шервуда.
  /Он был настойчивым учителем: в Шервуде стало на одного настоящего мужика больше./
  
  Я хотела бы показать людям, в каком бешеном кручении времени мы выживаем, и как время происходило раньше, когда ещё не изобрели самолёт, танк и мобильный телефон.
  /Но споткнулась на женском шопинге. Он и в 13-м веке был таким же бесконечным./
  
  Всей силой своей мысли он толкнул её вперёд и открыл портал в будущее.
  /Всё бы ничего, если бы не её встреча с косяком портала./
  
  Я вцепилась в неё как могла, пока она не сказала, какой сейчас год. После чего я отошла и задумалась: как я могла попасть сюда, если пять минут назад стояла на остановке и ждала автобус пять веков назад?
  /В далёком прошлом городской транспорт также приходилось ждать на остановке, но так яростно узнавать год никто не пытался./
  
  Много часов он бродил по лесу, где с помощью очереди из автомата добыл трех белок.
  /В лесах уже поставили автоматы по выдаче белок???/
  
  Гладко выбритое лицо капитана скривилось точно в приступе оспы.
  /Руки скрючило в обострении подагры, ноги отплясывали пляску Святого Витта, а волосы упали в полной импотенции... Короче, чуваку было не выжить. /
  
  Ростом и походкой Ральф напоминал молодого щенка хорошей охотничьей породы.
  /...Метался как бычий хвост по дороге и задирал лапу, не переставая./
  
  Камин был занят теми, кто явился в трактир раньше меня, и хозяин задумчиво помешивал прогоревшие угольки.
  /- Садись, Иванушка, на лопату, сейчас в печке погреешься!/
  
  С его внешностью рокового Казановы глупо было быть девственником, но его действия не доказывали обратное: он был робок и закомплексован как какой-нибудь деревенский пастух.
  /... Зверски изнасилованный в детстве какой-то козой./
  
  Она жадно всосала его естество в себя и принялась аккуратно перебирать языком и губами каждую доверившуюся ей мышцу.
  /- Я вчера купил пылесос, сосет замечательно!
  - То есть, жениться ты раздумал?/
  
  Замок был частично руинизирован и порос мхом и забвением.
  /Спецзаказ для В.С. Высоцкого./
  
  Три раза в неделю в окрестных деревнях играли свадьбы, чтобы наследник мог вести нормальную мужскую жизнь, используя законное право первой ночи.
  /Фига себе сложности... А предоставить наследнику пару полноценных... фрейлин там или кого нельзя было, только свадьбы?/
  
  Она билась в цепях безжалостного Провидения как черепаха в панцире, и не видела выхода.
  /Господа, черепаха в панцире не бётся, у неё к нему позвоночник приделан./
  
  Сарабанда оставляла на паркете Лувра не лёгкие следы дамских туфелек, а кровавую неотвратимую поступь испанской пехоты.
  /Как бы и следы туфелек на паркете - это уже кошмар какой-то. А с чего это испанская пехота в Лувре сарабанду изображает?/
  
  Когда Леда осознала, кто явился к ней в виде прекрасного лебедя, вздохнула с облегчением: отдаться богу не означало изменить мужу и стать шлюхой. Она была чиста перед совестью и людьми.
  /Действительно. А если грибочков ещё поесть, будешь не только лебедям отдаваться, но и чудищам поганым./
  
  У Эмми был узкий прыщавый подбородок деградирующей проститутки и акулья хватка нарождающейся американской буржуазии
  /Зато теперь мы знаем признаки проститутки./
  
  Он выстрелил и задумался над странным звуком выстрела, всё ещё раскатисто звучащим над лесом.
  /А вот нефиг в пещеры стрелять, мало ли кто оттуда вылезет./
  
  От обилия серебряных украшений он со временем сильно позеленел и покрылся характерными пятнами.
  /А мыться он иногда не пробовал?/
  
  Язык Фреда как следует разбежался и уже не мог остановиться - его несло вперёд потоком сумбурных слов.
  /Да, разбежавшийся язык, да отдельно от мозга - штука страшная./
  
  Его хищная аура полосонула по моей, словно разряд.
  /Дай папиросочку, у тебя разряд в полосочку. (с)/
  
  Он высосал все её соки, а когда Белла простонала, что больше не может, взял и её тело.
  /Смотрите, только в нашем кинотеатре! Продолжение нашумевшей "Истории игрушек"! "Мистер и миссис картошка: сублимированные продукты.)/
  
  Она одарила его звонкой мушкетной очередью страстных поцелуев, и это была та смерть, о которой он даже мечтать не смел.
  /Две минуты между поцелуями она замеряла по песочным часам./
  
  Моё заклинание подействовало наполовину: Фархад не перестал интересоваться юными мальчиками, но теперь ему нравились и девочки, и он чередовал оба своих увлечения.
  /А потом он встретил Зверева и всё пошло прахом./
  
  Глаза у неё были огненно-зелёные, что ничуть не мешало золотистым локонам свободно спадать на полуобнажённые округлые плечи.
  /Довольно забавная пучеглазка. Ну, слышал я, что волосы глазам мешают, но чтоб глаза волосам .../
  
  Фродор достал из-за пояса свою боевую секиру и острым концом уколол себе палец.
  /Двадцать первый./
  
  Он заглянул в её декольте и был поражён открывшейся перед ним бездной.
  /Портал в бездну в декольте - это новая разработка хаоситов?/
  
  Чтение бесконечной нити арабской вязи вынесло из неё остатки мозга, и Елизавета утомлённо уснула прямо у стены мечети.
  /А чтение на цыпочках понесло остатки мозга за стену мечети, где был расположен городской мусорник./
  
  Виолетта выбирала оружие последней. Когда она вошла в комнату, целую стену которой занимал огромный стенд с разнообразными мечами, шпагами, ножами, ружьями и пистолетами, первым ее взгляд приковал к себе именно пистолет. Он казался ей самым лучшим оружием, ведь чтобы убить волка им, не придется даже слишком близко подходить, можно выстрелить с безопасного расстояния.
  - Ты когда-нибудь стреляла, Виолетта? - очень тихо спросил Забранский, когда она уже протянула руку к большому черному пистолету.
  Она едва заметно качнула головой.
  - Но ведь в этом нет ничего сложного, так? - почти не разжимая губ, прошептала она.
  - В том, чтобы выстрелить - да. А чтобы попасть? Большинство стреляет в 'молоко' даже после тренировок. Ты можешь выпустить в волка целую обойму, но, если попадешь не туда, куда надо, у него останется еще достаточно сил, чтобы убить или покалечить тебя.
  Возьми меч. Наверняка ты хотя бы в фильмах видела, что и как с ним делают.
  - Я видела много раз, как тренируется Марта, - добавила она.
  - О, это вообще прекрасно! Марта отлично владеет мечом. Если ты это хотя бы видела, уже хорошо.
  /ООО! Значит, я могу космическим кораблем управлять! Я модель на выставке видела и кнопочки нажимала! И звездными вратами! Я даже коды знаю! А еще я в тире стреляла, правда не знаю из чего, но, значит, умею!/
  
  Франсуа качественно выдолбил её мозг, и она уже ничего не могла соображать, целиком подчинившись желаниям свёкра.
  /В травматологию поступил пациент, который пытался покормить дятла с рук./
  
  Меня зовут Люция Веронезе, и я обучаюсь в пансионе при аббатстве, но мечтаю стать капитаном пиратского корабля. Мое происхождение туманно, зато ум ясен, язык остер, а талант несомненен и многогранен. Жизнь в пансионе скучна и однообразна, но однажды все меняется. А началось все с появления говорящей крысы. Сижу я в карцере, наказанная за невинную шалость, а вышеуказанная личность предлагает улучшить условия моей жизни. Естественно, я согласилась. Но кто бы мог подумать, что ради комфорта мне придется возиться с капризной титулованной девчонкой, участвовать в ее проделках, упражняться в изящной словесности и - о ужас! - помогать огромному кузнечику украшать замок к торжеству! Что еще меня ждет?..
  /Видимо, корабль, ритуальное изнасилование всем экипажем (или всего экипажа?) и желудок акулы /
  
  Меч, похожий на обычную игрушечную стекляшку, весело переливался своим диковатым ярко-рыжим цветом и пускал блики по всей комнате. Рукоять его была совсем не к месту.
  /Чайник без носика, унитаз без дырочки, непрозрачное окно, стул без сиденья, меч без рукояти... Чего только не встретишь в нашем мире./
  
  - А вы знаете, что у вашего отца в минуты злости дым из рогов идет?
  /Это еще что... Вы не видели еще, как у мамы яд из зубов капает.../
  
  Он - настоящий красавец в одежде.
  /А без одежды - Квазимодо. А все эти корректирующие фигуру шмотки с Али./
  
  Нож небольшой, как раз для женской ладони. Рукоять - причудливо украшенная почти стертой от времени резьбой и без защитной гарды. А лезвие тонкое и длинное.
  - У нее нет порезов на ладонях? - спросила я, не глядя на Ричарда.
  - Что? - не сразу понял он моего вопроса. - Каких порезов?
  - Элизабет утверждает, будто убила этим ножом кого-то, - вздохнув, терпеливо пояснила я. - Рукоять выглядит достаточно гладкой. Остается вопрос, как именно убила Элизабет. При ударе в грудь ее рука бы соскользнула с рукояти, и она порезалась бы.
  /Кадочников зло втянул воздух сквозь зубы.
  - А ну дай сюда! Я сейчас на тебе покажу, как это делается. /
  
  Левый ботфорт юноши уже дымился от перенапряжения, но Лоуренс продолжал сопротивляться чарам спутницы и упрямо игнорировал недвусмысленные взгляды, продолжая проповедовать мир между пришельцами и аборигенами.
  /"Фух... дохлые собаки... дохлые собаки.... Не, не помогает" (с) "Американский пирог"
  А причина возгорания была в следующем. Его мужское достоинство провалилось в левую штанину и упрямо сопротивлялось попыткам удержать ногу от отрыва от пола. От постоянного трения подошвы об пол и возникло это досадное термодинамическое недоразумение./
  
  Главная улика находилась прямо по центру его штанов и представляла из себя увесистый автомат с бронебойными патронами, наполовину использованными во время стычки.
  /А вот и описание его достоинства подъехало. Гребанные киборги. Не удивлюсь, если во время "борьбы" он пару раз выстрелил. Тогда причина пожара имеет и второе объяснение./
  
  Самым выразительным мазком во внешности миссис Франклин был её муж Роберт.
  /Злая судьба... Иметь мужем своего сиамского близнеца. О, времена! О, нравы.../
  
  Его любовь и неизменная верность служили ей бесперебойным источником питания.
  /- А теперь по йогурту и спать. (с) известный анекдот./
  
  - А почему некроманты занимаются так высоко? - спросил стоящий рядом со мной вампир.
  - Любой некроматический материал тянется к земле, чем выше находится лаборатория, тем больше шансов перехватить его До того, как он ее достигнет.
  /Хотя всё было гораздо прозаичнее. При отсутствии должного заземления во время грозы молния частенько превращала все живое в башне в неживое. Что для некроманта являлось высшей степенью кайфа./
  
  Камзол на его заднице выглядел идеально только тогда, когда молодой человек сидел в седле.
  /Еще когда сидел в глубоком кресле или в луже. В общем, выглядел идеально, когда его было не видно./
  
  - Да на тебе пахать можно! - сказал он утром не без уважения, оглядывая мои соблазнительные округлые формы. Я фыркнула: ещё чего, пахать на новоиспечённой графине! У него что, подчинённых нет и лошадей?
  /"Утром Толстой любил выйти с косой на луг.
  - А что это барин капусту косит?
  - А кто их, графов, поймет?" (с)
  Так и стоит перед глазами картина "Пахота". Вот уж эти забавы аристократов./
  
  От него излучались гормоны радости и оптимизма, свойственные молодому неиспорченному организму.
  /Звучало это, как громкое "ПУУУУУУК"./
  
  Русалки, сильфиды, фейри, - трудно было перечислить расы, которые смешали свои гены, чтобы получить целую комнату очаровательных барышень.
  /А еще солитеры, аспиды, сколопендры и даже одна коза. Что было видно по их характерам./
  
  Напряжённая мозговая деятельность сильно мешала половой жизни, сводя её к ничтожеству.
  /Постоянная холодность от обдумывания разных проблем приводила к тому, что очередной кавалер, подтягивая штаны, бросал - "фригидная!" и уходил. И только одно ничтожество - глухонемого дворника Герасима это нисколько не парило. Он приходил, делал дело и уходил по первому же зову - удару в большой церковный колокол, от которого содрогался весь дом./
  
  Сочные хрустящие ягодицы шевалье де Лоррена Филипп теперь видел в кошмарных снах. Кошмарных - потому что это были только сны.
  /Теплые, хрустящие ягодицы? Серьезно? Надеюсь, хотя бы не ароматные./
  
  Он с размаху припечатал хрупкое тело Анри о столешницу, лёг сверху и теперь блаженно ощущал слабое тёплое шевеление внутри своего естества.
  /Что это? Слэш или Чужой? Правда, наслаждаться шевелением внутри Чужого - это серьезная заявка на финал.../
  
  Реактивные винты двигателя шумели над раскаленными соплами, унося корабль дальше, в светящийся космический вакуум.
  /Гребцы на веслах выли и стонали. Эта своеобразная песнь далеко разносилась в безвоздушном пространстве./
  
  Когда истребитель ныряет в бездну сквозь открытые ворота пространственного шлюза, снепривычки сначала теряешь все визуальные ориентиры. Я же летчик, я приучена к топографии.
  /Опыт - дело необходимое. С опытом можно и ориентироваться по кардиограммам в полете, и сажать истребитель с помощью секстанта, и вести бой в космосе по компасу./
  
  Глаза фиксировали дальность кораблей, показания приборов, траектории, носились по кнопкам и рычагам, не дожидаясь команды мозга.
  /А что его было дожидаться? Ему и на потолке было неплохо. Взрывная разгерметизация - штука не очень приятная./
  
  Остроумие так и сыпалось из неё, совместно с огнём больших глаз это производило неизгладимое впечатление на собравшихся юношей.
  /Особенно учитывая полное незнание девушкой языка - точно неизгладимое./
  
  Рюши и оборки несколько разнообразили отнотипный рельеф её тела, превращая в подобие взрослой девушки.
  /А я думала, в девушку превращаются, взрослея, а не рюши напяливая.. Или это о мужике речь?
  Или вообще на разделочную доску натянули платье?/
  
  Огонь его прекрасных глаз ворвался в её душу потоком расплавленной стали.
  /Оставив на поверхности весь шлак собственных мыслей./
  
  Секрет моложавого вида таился в по-прежнему модной 'трехдневной щетине', которая скрывала морщины.
  /Боюсь даже представить, в каких местах у него растёт борода./
  
  Её женская притягательность скрывалась в еле уловимой зыбкости бёдер, которые делали любого мужчину законченным алкоголиком и вонзали в жертву вечную жажду древнего желания.
  /"- В чем прикол секса с эпилептичкой?
  - Она вибррррриррррует... (с) /
  
  Под мягким персиковым огнём глаз Оливии преступники сразу смущались.
  /- Мужык, пэрсык хочэщь?
  - Да что вы, мадам, свои есть...,- отвечал стеснительный горский парень./
  
  Здоровенная машина рыскала по дороге.
  /- Где-то здесь должно быть салко, но что-то я его не вижу.../
  
  - Мне кое-что от тебя нужно. Что-то твое, Коннор. Личное. Знаю... твой плед. Лоскут твоего пледа вполне подойдет.
  Коннор покачал головой, зная, что спор ни к чему хорошему для него не приведет. Он оторвал лоскут внизу пледа и передал его Розалин. Розалин осторожно сложила лоскут его пледа в бархатный мешочек, положила туда кулон и, широко улыбаясь, затянула тесемки.
  /- Я смогу отрезать яйца, я смогу побрить голову, только не трогай мой плееееееееед!!! - Шон О' Коннери стеснительно натянул килт на свои колени (ему было стыдно, но что не сделаешь ради женщины) и достал меч. - В живых остаться должен один!/
  
  Среди гномов нет ни единой женщины какого-либо возраста. Нет детей-девочек - возраст самых юных мужей где-то от двенадцати-четырнадцати лет.
  /Угу. И размножаются они почкованием/размножением. Именно так, через слэш./
  
  Кивнув в ответ, я шагнул к лежащему на столе поддоспешнику, сшитому из волчьих шкур, вывернутых мехом внутрь. Поддоспешник шили по предоставленным мною выкройкам, и он был абсолютно цельным, с рядом костяных крючков-застежек, и прикрывал меня с пят до головы. Предварительно отряхнувшись от налипшего снега, я разделся, насухо вытерся полотенцем, после чего принялся облачаться в поддоспешник.
  /А еще был подшлемник из свежеснятой шкуры верблюда, который мне, тоже мехом внутрь, надели на голову пару лет назад./
  
  А теперь давайте вернемся к этому мечу. Да, это двуручный фламберг. Для начала стоит заметить, что из рук кузнеца он вышел обычным прямым мечом и лишь гораздо позже подвергся специальной заточке по заказу некоего малоимущего, но, несомненно, храброго и достаточно наплевательски относящегося к религии воина. Данные выводы я сделал самостоятельно, опираясь на общедоступные источники. Фламберг было достаточно сложно создать в то время, и поэтому такое оружие стоило очень приличных денег. Иногда путем специальной заточки лезвие прямого меча модернизировалось в волнообразное, и такой фламберг стоил гораздо дешевле. Мы остановились на религии. Дело в том, что к тому времени, когда выковывался этот клинок, католическая церковь уже прокляла фламберги и запретила их использование как негуманное оружие. Истово верующие католики не могли пренебречь таким запретом, значит, заказавший клинок воин относился к запретам церкви достаточно пренебрежительно. Настоящая отчаянность и храбрость требовались воинам, рискнувшим выйти на поле боя с фламбергом. Из-за страшных ран, наносимых им, этого меча боялись и в первую очередь старались убить именно воинов, обладавших таким оружием. Если же воина, вооруженного фламбергом, захватывали в плен, то его ждала страшная и мучительная смерть.
  /- Странная у вас шпага, сэр...
  - Это арматура, сэр. (с)
  Интересно, а про мизерикордию автор знает? Не знает - покажем. Правда, применим не сразу./
  
  Это меч. Вернее тесак. Двуручный тесак с не слишком широким лезвием заточенным лишь с одной стороны. Лезвие длиной с мужскую руку. Тесать и рукоять это одно целое. Выточены из хорошо знакомого мне пористого багрового камня. Тяжелый каменный тесак. Вот что зажато в моей руке.
  /Так вот ты какой, памятник кроманьонцу.../
  
  Если выбирать между луком и арбалетом, то я выбираю арбалет за его скорострельность.
  /Лук - слишком быстрое оружие для эстонского стрелка... Прицеееелиться ннееее уууусппееевваааюуууууу./
  
  Бриллиантовые серёжки в ушах Антонии громко стучали от мороза, потому что нежный итальянский цветок был непривычен к крепким русским холодам и матерным тирадам, которыми ямщик осыпал лошадей. Кибитка медленно ползла вперёд, преодолевая метель и километры трудного, опасного пути по неведомой стране Сибири.
  /Им вторил звон "бубенчиков" ямщика. Зима в этом году и впрямь, выдалась прохладной./
  
  Самым трудным в монастырской жизни оказалось вставать на утреннюю мессу с похмелья, но Дени привык успешно преодолевать трудности и бороться с ними, когда был ещё мирянином.
  /Ну, а что вы хотите? Новая вера - Баххристьянство. Во имя Бахуса, спирта и закуси. Вздрогнули!/
  
  Злодейство он всосал с молоком матери, поэтому уже к семи годам его считали опытным негодяем и ждали, когда Жана можно будет навсегда посадить в тюрьму, чтобы он никому не мешал и никого не убивал.
  /Ох уж это современное воспитание - "онижедети", "яжемать", "ягламурноекисо" и подвороты.../
  
  Он жил как настоящий мастер: от отравления до отравления, а в промежутке, когда не было заказов, впадал в спячку.
  /В Японии лучшим удобрением для полей считались человеческие экскременты. Но вот с колхозами и должностью "специалиста-удобрителя" что-то пошло не так. А тут еще расширение пахотной площади и сокращение персонала.../
  
  Дженни подковала его ум новыми знаниями, необходимыми для успешного вживания попаданца в новый мир.
  /Забивание гвоздей в затылок - подковывание ума, надо запомнить. Типа забила гвозди - и готово, вжилась./
  
  - Вы должны уметь на ощупь определить, что перед вами: пистолет, охотничье ружье, обрез, автомат или снайперская винтовка.
  /Но только нужна постоянная практика. Некоторые сперва, правда, танк от саперной лопаты отличить не могут, но это пройдет. В целях безопасности, чтоб не пристрелили кого, - начинаем сегодня же после отбоя щупать товарищей. Практиковаться./
  
  Солнце бесстыдно щекотало ресницы даже сквозь закрытые веки.
  /Сквозь открытые ресницы бесстыдство наблюдаться стеснялось./
  
  Нечто оказалось носом, принадлежавшим морде коня.
  /Когда присмотрелся, понял, что это не нос. И далеко не морда.../
  
  Форма на нем представляла ансамбль из угольно-черной гимнастерки с красным кантом, аксельбантом и кивером с имперским гербом - грифоном, изрыгающим три языка пламени.
  /С дергающимся глазом и перекошенным лицом Шойгу повернулся к Звереву, расстегивая кобуру./
  
  Лечить дерматит дёгтем она придумала сама. Радикальный метод - увольнение, но и он имел минус: как ни экономь, непродолжительное время спустя наступает финансовый кризис. Трагедия, когда единственный доступный способ зарабатывания денег вызывает дерматит!
  /Дёготь, вестимо, добывают эльфийские пчелы на оркском шиповнике в горных гнездах гномов??? Проще уж прижигать каленым железом./
  
  Экипаж ехал так быстро, что кони и колёса разбрызгивали искры направо и налево.
  /Всё нормально! Это адские жеребцы везут повелителя демонов, не иначе./
  
  Её глаза доверчиво лежали на шее у Филиппа и щекотали своими длинными ресницами.
  /Ну да, попробуй тут не доверять... А если рассердится и стряхнёт?/
  
  Он подождал, пока стук её сердца затихнет вдали, и осторожно выбрался из придорожных кустов.
  /Констатировал смерть и написал посмертный эпикриз. Вот так скорая теперь должна работать./
  
  Налетевшая со всех сторон метель прямо в лицо сказала мне всё, что думает по поводу мужчин, которые выгоняют возлюбленную на улицу перед тем, как должна вернуться жена.
  /Также Снежная королева высказала всё, что думает по поводу баб, которые даже в метель ходят в гости к женатым мужчинам./
  
  Усилием воли я пропилила пальцем в двери небольшое отверстие, затем расширила его и вылетела наружу.
  /Краткое описание освобождения привидения из опостылевшего замка./
  
  Вдалеке одновременно замаячили волчьи глаза и перспектива на скорый ночлег.
  /Правда, по частям, но зато в теплом желудке./
  
  Его хаотичные копошения внутри меня и нервное подёргивание ног несколько раздражали и наводили на мысль о мошенничестве.
  /Не, ты или туда, или сюда, а туда-сюда меня раздражает. (с)/
  
  Предельная концентрация чувств и эмоций родила в ней семя будущей жизни, и оно принялось развиваться, пока что неведомое никому.
  /Так в школе врали, рассказывая о яйцеклетках и сперматозоидах? Эмоциями тоже можно? Все, больше не буду нервничать! А то мало ли, что родится.../
  
  Как только Симона говорила, что сейчас будет петь, гости тут же вспоминали про неотложные дела и раскланивались. Силой своего артистического таланта она убила уже не одного своего поклонника.
  /Ну, убивать грубо, а вот гостей разгонять - очень полезное умение./
  
  У него были низко посаженные глаза изломанно-овальной формы и квадратная мужская челюсть.
  /Вообще многие големы отличаются изломанно-квадратной фигурой и чертами лица./
  
  Тень на стене расплылась в широкой добродушной улыбке.
  /А еще через мгновение отбрасывающий эту тень свалился со сквозными дырами в голове./
  
  Я столько раз ходил под дулом клинка, что мне теперь ничего уже не было страшно.
  /Даже острие пистолета и турбина арбалета!/
  
  Лицо Селены состояло преимущественно из невидимых простому глазу золотых нитей, также пронизывавших всё её существо.
  /Видимая часть лица оставляла желать лучшего, уж лучше бы были видны нити./
  
  Его аура лживо намекала на порядочность и надёжность.
  /А вот нефиг за чужими аурами подглядывать. Ещё и не то наплетут./
  
  Элеонора не принадлежала к титулованным от рождения дамам, потому с ней никто не собирался делиться списком приличных любовников.
  /Так что надо составлять свой список - самых неприличных! И продавать титулованным особам за большие деньги./
  
  С застарелой и ненужной фригидностью она окончательно рассталась после рождения пятого сына.
  /А держала её для чего так долго? Чтоб за это время двадцать не родить?/
  
  Девушка в окружении стога цветов.
  /Нда, кавалер с романтикой переборщил. Хотя если бы к стогу цветов ещё озеро шампанского.../
  
  Джунгли хрустели всеми своими суставами, покачивались вокруг, как будто были единым организмом. Этот организм хотел её маленькое гибкое тело, хотел неистово, кроваво!
  /Блин, это ж надо - так москитов напугаться!/
  
  Она посмотрела на свои нахмуреные брови и зло распрямила их.
  /Потом недобро изогнула и ласково изломила одну.. Короче, ещё долго у зеркала тренироваться./
  
  На обочине росла густая трава, кусты и деревья.
  /Эх, давненько вы обочину не косили./
  
  Вы увидели парня, в спешке сбегающего с портфелем в руках? Может быть это Лена?
  /А кто их разберёт с современной модой?/
  
  Было в нем что-то притягательное, несмотря на острую нужду в каблуках у дамы.
  /То есть, если у дамы будут каблуки, он станет ещё краше? Как-то странненько всё это./
  
  Я выпила бутерброд с кефиром и начала новую жизнь.
  /Я теперь после 18.00 не ем, только пью. Вчера в полночь выпила кастрюлю борща, десяток котлет и тортик./
  
  Я заткнула свободным кулаком левое ухо.
  /Вот это ушко! Боюсь представить, чем ей рот можно заткнуть./
  
  Она коснулась поцелуем его души и затрепетала от неведомого восторга и счастья, остальное было делом привычки.
  /Душа, надеюсь, не в пятках была? А то есть риск безнадёжно перепутать позы./
  
  Он никогда не говорил по-израильски, а теперь с лёгкостью мог это делать часами, не спотыкаясь и не подбирая слова.
  /Евреи очень удивлялись, не понимали, но на всякий случай кивали./
  
  Боб подумал, что если они с Томой не брат и сестра, то можно сразу начинать жить как муж с женой и никого не стесняться, но если брат и сестра, то придётся уехать и начинать уже там.
  /Кровосмешение - фигня, лишь бы не знали люди... Эхх, молодёжь, почитайте книжки по генетике, что ли./
  
  Он гонял меня и в хвост, и в гриву, пока я не начала визуально находить станцию из любой точки ближнего космоса.
  /Фигасе, зрение - в пару астрономических единиц и больше. Вот это дальнозоркость!/
  
  У нас редкая группа крови, но я его сестра, так что она у меня есть.
  /Очень редкая, 5-я с нейтральным резусом, блин./
  
  - У нас разнополые близнецы мужской линии.
  /Зато с двумя х-хромосомами каждый./
  
  Была любимой дочурой миллионера-отца, прощающего все твои выходки? Поздравляем! Но теперь все изменилось. Теперь ты-всего лишь незаконнорожденный и совершенно никому ненужный сын.
  /Папаша, гад, решительно против трансгендеров, и отказался переписывать документы. Но зато ты, детка, в тренде. Лови хайп!/
  
  Сила африканского темперамента такова, что несчастная Мария-Терезия забеременела с первого же взгляда на своего пажа-эфиопа.
  /Вот и ещё один вариант непорочного зачатия образовался- силой взгляда! А я-то думал, отчего Императрица Австро-Венгерской Империи скрывала своего старшего (скорее всего, внебрачного) сына! Я думал, политика, а оно вона как - магия.../
  
  Король отхлестал её по заднице чётками: это был знак, но какой? Не то он желал более жёсткого секса, или же следовало всё воспринимать как приказ немедленно удалиться в монастырь. Луиза, кроткая и благочестивая, выбрала второе.
  /Люди! Не ищите во всем скрытый смысл, а то ведь найдете! На свою голову и прочие части тела.../
  
  Познать счастье материнства она могла только на пути супружеской измены, чем активно пользовалась.
  /Ну, дак, если пользоваться пассивно, материнства не будет.
  ...Жаловалась лет шестнадцати отроду жена на своего семидесятилетнего мужа.../
  
  Ее язык болтался у меня по ноге.
  /Преступницу вытаскивали из недр Монфокона./
  
  Коннор стоял в дверях в одном лишь килте. Укутанный лишь в килт, который сполз с одного плеча, он выглядел... взъерошенным, статным.
  /И явно с перепою. Укутаться в шерстяной килт на голое тело так, чтоб он сползал с плеча можно только с дикого бодуна./
  
  Теперь я могла смотреть на бывшего без боли в сердце: его личность во мне давно вымерла.
  /Мужик бывший, а подселенная им личность только вот сейчас давно вымерла.../
  
  Я отправилась на аборт на следующий же день после того, как залетела.
  /- Девушка! уступите место бабушке!
  - А может, я беременная?
  - А где живот?
  -А я сегодня забеременела!/
  
  Корсет, выгодно подчеркивающий грудь, который по всем правилам красивого платья для фрейлины был затянут утром на голое тело.
  /Ой, придворные дамы, обучите идиоток не только правильно клеить мушки-родинки, но и потребно одеваться - не забывая, как эта, про нижнее белье./
  
  Кожаный саквояж из слоновой кости с позолоченной застежкой он сложил рядом с собой.
  /В виде поленницы, потому что по-другому его транспортировать технически не получалось./
  
  Она была похожа на мальчика-подростка, но какого-то престарелого.
  /Беда нашего времени - престарелые подростки, перезревшие девушки и полное отсутствие взрослых людей./
  
  Небольшой коррелианский грузовик YT-1760 входил в атмосферу лежавшей под ним планеты под неимоверным углом.
  /Хвостом вперед, но надо ж выпендриться в описании. А угол объяснялся тем, что черепаху штормило, а один из слонов, стоя на коленях, мотал головой, пытаясь вспомнить вчерашнее./
  
  В мужском общежитие в отличие от женского не бывает комендантского часа.
  /Да, там бывает... Женские часы, в общем./
  
  Время шло, а трясущийся в страхе парень, доставляющий наркотики, испытывал терпение Оливера. Держа курьера на мушке стрелы, Изумрудный Лучник был немного раздражён, ибо так и не получил нужных ему ответов. Куин, натягивая тетиву вместе с метательным снарядом для стрельбы из лука, не стал тратить на это ничтожество ресурсы.
  /А в метательный снаряд для лука входит дофига ресурсов, в том числе финансовые и моральные./
  
  Увидев, как Джордан начал пугать бедняжку стрелой с размером в двухэтажный дом, созданной с помощью энергии зелёного кольца.
  /И как он ей собрался в бедняжку попадать? Это уже ковровая бомбардировка какая-то./
  
  В нашей семье на протяжении трёхсот лет действовало древнее проклятье, наложенное убитой моим предком ведьмой. Оно заключалось в том, что все женщины в возрасте до сорока лет с первого взгляда на мужчину сразу понимали, сволочь перед ними или прекрасный принц из девичьих грёз, поэтому замуж ни одна так и не вышла, а дети появлялись сами собой, всегда только девочки. Мужчин в нашем доме я не припомню, как и моя старшая сестра, их словно не существовало.
  /Всё-таки к сорока годам соглашались и на сволочь... Просто детям не рассказывали./
  
  Линда с присущей ей грациозностью упала с каблуков прямо к ногам Арно, и для пущей убедительности немного покаталась по траве, имитируя приступ острой боли.
  /У наших футболистов научилась, что ли.../
  
  От него исходил явный запах мужественного успеха и больших денег истинного бизнесмена, что сводило с ума женщин и с более крепкой психикой.
  /А если б он изволил помыться, то женщины вокруг остались бы в здравом рассудке./
  
  Дэвид как ни в чём не бывало перешагнул через балкон второго этажа и скрылся в густом тумане, оставив бандитов ни с чем. Последовать за ним никто не решился, даже стрелять начали только спустя пять минут, когда было уже поздно.
  /За пять минут лепёшка под окном уже начала остывать./
  
  Он расстрелял все патроны, после чего принялся за пулемётную ленту - к счастью, она подошла для автомата.
  /...Только патроны пришлось долго выковыривать, а потом дорабатывать рашпилем./
  
  Она хотела отдать ему всю жизнь, всю кровь и всю душу, как любая романтическая девушка, а ему нужен был только её титул. Итак, с самого начала они не совпали, и это не могло не привести к трагедии, которая потрясла весь городок через пять лет, когда у молодой пары так никто и не родился, поскольку телесный вопрос не интересовал ни её, ни его.
  /Ну, если всю кровь отдать, родить потом уже не сможешь, это медицинский факт./
  
  В результате развратных действий мачехи парень в шестнадцать лет уже страдал старческой импотенцией, которой не помогали никакие лекарства и уколы.
  /Действия были хирургического характера?/
  
  После того, как Мэри от него сбежала, он был жив ещё некоторое время: должно быть, лет тридцать.
  /Вот и верь потом во фразы типа: " я без тебя жить не могу". Немножко проживёт./
  
  От её сумасшедших эротических фантазий у Антонио ехала крыша и начиналось острое половое недержание.
  /Сперматорея - неприятная штука и она не от фантазий, лечиться надо, чувак./
  
  Телефон был в дребезги но не постродал.
  /Телефон Шредингера находится сразу в двух состояниях./
  
  Две девицы из NASA были во всеоружии. Эффектные комбинезоны с локонами волос и макияжем.
  /Индейского происхождения были девицы. Скальпы на поясах комбезов, боевая раскраска, томогавки... Ну ооочень эффектные./
  
  Теперь пути семнадцатилетнего короля и его пятнадцатилетнего братца сильно расходились: Людовик шёл к фрейлинам, Филипп - к пажам, но оба возвращались к себе очень довольными.
  /Они, случаем, не в Нельскую башню бегали? Ногаре бы не пощадил обоих... Хотя Людовик бы, может, отделался внушением, а вот автору Библию почитать нужно, про то, что "мужеложство смертью карается"./
  
  У него было имя, достойное древнего иранского тролля, и высеченное на камнях норвежских скал: Антуан-Ольгерд.
  /Ну, мало ли, откуда тролль в Иран пришёл./
  
  Босые пятки бодро простучали как каблучки вечерних туфелек: Ира вернулась к себе в комнату после занятий в институте.
  /Твою ж налево, у студенток на педикюр денег совсем нет.../
  
  Когда он перестал заниматься с ней любовью, она уже минут десять как была беременна, и теперь ничего нельзя было изменить.
  /На следующий день - уже было, теперь 10 минут... Самая ранняя постановка на учёт - 3 секунды от начала беременности - хорошо б смотрелось./
  
  Обильный хвост её побед над мужчинами придавал девушке особый шарм.
  /Хвост побед, ухо неудач и жопа радости.../
  
  Ужин заключался в богатстве меню всего элитного ресторана, куда простых смертных просто так не допускали, и Анна поняла, что ни к чему не сможет притронуться, потому что платить за эту роскошь придётся своей жизнью, а может быть, и честью себя и своего супруга.
  /А если заплатить деньгами? Такая простая мысль не приходит в голову?/
  
  Любовник был ещё жив и шевелился, но использовать его по назначению уже не представлялось возможным.
  /Используй не по назначению - как грелку, к примеру./
  
  Она рожала одновременно от Боба и Марка, отцы смешались в крови её ребёнка воедино и теперь были неразделимы, прекратив давнюю вражду между двумя могущественными межгалактическими кланами.
  /Генная инженерия - сильная штука./
  
  Он с ног до головы был обрызган шампанским и презрением Анны.
  /А нефиг было стрелять в ее люстру. Да, женщины начинают презирать мужчин, не умеющих нормально открывать шампанское./
  
  Она вгрызалась воспоминаниями в его душу подобно бешеной собаке и тем мстила за прошлые унижения и страдания.
  /После драки кулаками не машут, грызун душевный./
  
  На каждой из банкнот Джек оставил свой многозначительный отпечаток, который был призван запутать следствие как можно больше и вывести на следы жизнедеятельности убитой Лиз.
  /И что, простите, определят по экскрементам убитой?/
  
  Его зубы окончательно расшатались, отплясывая лихую лезгинку от страха.
  /Стоматологи на этой фразе с дрожью в руках закрыли книгу./
  
  Первые пять лет брака Эллин страдала от бесплодия, а затем дети пошли один за другим: двойня, тройня и снова двойня, а на восьмом году супружества - четыре горластых славных мальчишки.
  /Ну что? Двойной план! Даешь пятилетку за 2 года! Мечта программиста - 9 женщин за месяц могут родить одного ребёнка!/
  
   Её глаза искусно ткали паутину женского коварства и накидывали на плечи избраннику, который уже не мог сопротивляться.
  /Глаза с лапками и жопкой ткут паутину... Ещё и пересмеиваются меж собой... Да он просто от ржача дикого не мог сопротивляться./
  
  Верхняя губа надёжно скрывала от опекуна доказательства того, что Михаэль давно курит.
  /А что скрывало от опекуна то, что он уже не девственник?/
  
  Она не могла выйти замуж потому, что ощущала себя стопроцентным мужчиной.
  /Так всё просто! Тогда надо жениться./
  
  Призрак секса постоянно преследовал его на протяжении первого триместра учёбы, Бранд представлял всех девчонок из класса у себя в постели и не мог выбрать, какая лучше подходит для того, чтобы поразить всю школу своим выбором .
  /Так он секса хотел или понтов? Сначала бы хоть с этим определиться./
  
  У него были большие, серые, чуть навыкате глаза с каплями наследственной безнадёжности еврейского народа.
  /Капли в середине были? Так то зрачки!/
  
  Теперь его член был большой и главный.
  /Прям как член политбюро./
  
  Вчера, после того, как я высадил Жюстин у ее дома и не получил даже чмока в щечку, я забрал свою сексуальную неудовлетворенность домой и довольно немного подрочил, ну вы понимаете.
  /А мог бы выпустить на волю, она б на кого-нибудь напала и дрочил бы уже он
  
  Мы целовались, обертывая друг друга языком.
  /Аааааааа! Опять сексуальная жизнь хамелеонов!/
  
  Нет ничего первобытнее, сексуальнее, чертовски непристойнее, чем пожирать женщину, тем самым делая ее своей.
  /Женщин сожрать, самим вымереть./
  
  Гены Морганов не заткнуть никаким воспитанием. Опять штопор! Я ушла за ним винтом в пространство, надеясь, что хотя бы он вспомнит дорогу на станцию.
  /Это был уже 6-той штопор и второй ящик. Коты путались под ногами, но винишко-тян на это было наплевать./
  
  Я снимаю приклад пулемета с предохранителя, беру автомат в руки и иду в перед.
  /Выдираю чеку из цевья, взвожу ствольную коробку и заряжаю ремень, после чего санитары таки меня догоняют и тянут назад, в палату./
  
  Высокий каблук моего узкого платья опять задрался вправо.
  /А что вы хотели, скафандр - это вам не шутка! Тяжело оставаться женственной на планете с кислотной атмосферой. /
  
  Он нежно обвил мою щиколотку своим пушистым членом и пощекотал вторым.
  /Как оказалось, у Цербера не только голова в трёх экземплярах./
  
  Волосы блондина были накинуты на плечи легким плащем.
  /Плащ из скальпов - это тепло, красиво, креативно и поднимает статус владельца./
  
  Хочется просто побыть хоть немножечко женщиной, ведь мужчины - существа сложные.
  /Подумал Антон, собираясь в Тайланд. Антон был типичный гуманитарий. И на просьбы коллег по гаражу: " Подай ключ на 17", он всегда отвечал: "Ой, всё"./
  
  От такой жизни Стиву хотелось немедленно умереть, но он даже такой малости не мог себе позволить, потому что теперь являлся вампиром. Перспектива бессмертия была им ещё не до конца осознана, а потому представлялась унылой и туманной, как столетние разводы грязи на давно не мытом окне родового гнезда. Для начала Стив решил помыть окно, а дальше - как пойдёт.
  /Да, я тоже, когда сдохнуть хочется, дома уборку затеваю./
  
  Лиз и Полли давно решили выйти замуж за одного мужичну, поскольку были близнецами и не мыслили жизни друг без друга.
  /Замуж за одного и того же мужчину. Почему бы нет. Полигамия, ёпт. Главное, чтобы он был из состоятельной мусульманской семьи./
  
  От узорной речи графа у Мари разболелся правый висок. Левый продолжал внимательно слушать и запоминать.
  /Это всё потому, что уши заранее свернулись в трубочку и отвалились./
  
  Вот уже пятый день подряд невыплаканные грёзы душили бедную Джулию, не давая ей уснуть ни днём, ни ночью.
  /Так и не задушили за 5 дней? Плохо душат нынче, старайтесь больше!/
  
  Забыть такую женщину, как миссис Смит, представлялось невозможным: она в три приёма могла вынести мозг любому супермену.
  /Дети... У нас так каждая умеет!/
  
  Кэт смутно замаячила в дверном проёме, подавая отчаянные сигналы о помощи, только из-за смутности их никто не мог принять.
  /Хрен с ними, с сигналами... А вот маячить надо отчётливее!/
  
  Симона умылась слезами и торопливо отправилась на доклад к шефу.
  /Страшно представить, чем она принимает душ.../
  
  Пан Ковальский оказался приятным рослым мужчиной под семьдесят, и к тому же очень высокого полёта.
  /Неясно, над чем он летал. Но явно под чем-то забористым./
  
  Она была активна до такой степени, что получила мимолётную беременность, которая, впрочем, сама собой ликвидировалась через две или две с половиной недели.
  /Ооочень активная дама! Это ж как же надо.. того.. Страшно вообразить./
  
  Болото у дома Рикертов было в высшей степени аристократическим: сухим, приятно моховым и с ягодами.
  /Прямо как у меня на даче. О, так у меня аристократическое гнездо, оказывается./
  
  Она отличалась от коллег повышенным пароотделением, и потому хороший дезодорант постоянно лежал у неё или в верхнем ящике стола, или в элегантной сумочке.
  /А я уж подумала, что на ней коллеги обед готовили. Чего пару зря пропадать?/
  
  От его изнеженных белоснежных рук исходила мощная волна сладострастия и порока.
  /Зато от ног сногсшибательная волна аромата, которая нивелировала весь предполагаемый порок./
  
  Она была из милости собрана моей мамой из лондонского мусора, и потому дальше столовой для слуг и чашки чая в нашем доме никогда не задерживалась. Какова была моя ярость, когда я увидела, что Джозеф, будущий герцог, спокойно спит с ней и дарит всякие подарки! Он повёл эту безродную тварь к венцу, а я возмущённо ушла в монастырь, и это сделало брак между нами невозможным.
  /То есть, мать собрала голема мусорного, один извращенец его соблазнил, а вторая... такого любила? Точно, ребят, не надо вам размножаться./
  
  Одного взгляда на его жену было достаточно, чтобы понять: как и многие другие мужчины, он не выносит чужую беременность.
  /Упс... А как это понять можно? Жена постоянно беременна, или, наоборот, плоская, как гладильная доска? И вообще, зачем мужчине выносить беременность? Не мужское это дело./
  
  В пылу семейной ссоры она жгла его своими горячими испанскими глазами и неистово колотила всем, что попадалось под руку.
  /Кайф! Где глаза заказывала? Я себе тоже такие хочу!/
  
  Вместе с девственностью она отдала ему всю нерастраченную материнскую нежность.
  /Подождала бы после потери девственности, может, и материнская нежность уже по делу бы пригодилась./
  
  От услуг телохранителя Теа предпочла отказаться, потому что хранить было нечего.
  /Люблю самокритичных людей./
  
  Свою новую фамилию она запомнила по имени мужа.
  /Ну, может, он Ваня Иванов. Спасибо, хоть имя запомнила./
  
  Сара - женщина, в которую вы пойдёте, когда современная медицина и наука бессильны, и ничего другого не осталось.
  /Нам не проще и не легче,
  Нам бы выпить что покрепче,
  Всё равно, с какой холеры помирать (с)/
  
  Она завернула тело, орудуя гаечным ключом, и улыбнулась халату.
  /Следователь поседел, патологоанатом, увидев тело, заблевал прозекторскую, свидетель, нашедший тело, до конца своих дней глупо хихикал в психбольнице. Такого зверского убийства криминальная история ещё не знала./
  
  Его безусое лицо принадлежало девушке лет восемнадцати, румяной, свежей и радостной.
  /Гендерная неопределённость, она такая./
  
  К'аэли постоянно передаривали ненужные вещи, поэтому Аль'Тана три раза в год получал в дар свою жену.
  /И те же три раза передаривал обратно К'аэли, ибо принцип "кто последний- тот и папа" никто не отменял./
  
  Он не помнил ничего подобного ни до, ни после своей жизни, потому происходящее казалось ему невероятным, сказочным, переливающимся туда-сюда разными цветами.
  /Не запомнил он этого и во время жизни, Альцгеймер, однако. Колесо Сансары вращалось неумолимо./
  
  Ани, как множество других женщин, умела принимать разные образы отражений: от маленькой девочки в бантике и розовых туфельках с наивными пряжечками до пожилой женщины с алой революционной помадой на губах и несмываемым следом гильотины на шее.
  /Испытуемые уже заканчивались, а доктору Гильотену никак не удавалось оставить на их шее смываемый след. Физика была безразлична к его потугам./
  
  У Толика были необычные глаза цвета уральских камней и продолговато-правильный нос.
  /Никогда, слышите, никогда не заказывайте свой портрет у художника абстракциониста!/
  
  Когда Стив вошёл в неё, она ощутила нечто, схожее с ощущениями от удара булавкой: больно, жарко и неудобно. Булавка Стива же всё раскалялась и продолжала поступательные движения, это несколько напрягало. И вот от такой фигни людям сносит голову?
  /В КВД, дура! И быстро!/
  
  Кулон-пацифика в виде розового черепа с надписью 'peace'.
  /И другой - в виде куриной лапки из пушек. Армия мертвых пацифистов очень уж не хотела гламурно умирать вторично./
  
  Судя по немытому треугольнику смуглой шеи под бровями, он еще спал.
  /Гомонукл всегда начисто вылизывался, едва проснувшись./
  
  Я пошла на рынок поднять себе настроение другими стрессами.
  /Вот она, сакральная тайна базарных бабок./
  
  Она выдохнула его голову в туман.
  /Выдыхай, бобер! (с)/
  
  Я не разрешала ему курить в трусиках.
  /Ну, хоть пепел не стряхивал туда во время куни, как предыдущий... И вообще, курить пусть на балкон ходит./
  
  На торжественном имперском празднике памяти павших всегда вручались медали, посмертно - и мёртвым и живым.
  /Ну, это как повелось - напраздновались, наградили, и давай приносить выживших в жертву павшим, чтобы наверняка./
  
  Дени, отключившись, вытащила зубами сигарету из пачки, съела её. Потом вторую.
  /Потом выкурила бутерброд и, налив кофе на голову, пошла на работу. Начинался понедельник./
  
  Многие людские болезни вампиры переносят тяжело.
  /И если б только похмелье... А вот нефиг с людьми сексом заниматься, раз вампир - жри сразу, без прелюдий./
  
  Платья герцогини, уложенные в высокую прическу, украшали скромные букетики белых фиалок.
  /Лучевая болезнь, химиотерапия, химический ожог головы - всё это не оставляло волосам ни единого шанса. Причёску сделали из того что было в наличии. В довершение образа туфлями было выложено декольте, а на ножки надет корсет./
  
  Шикарная грива единорога развивалась без всякого ветра.
  /- Лошадка, а у тебя педикулез, - сказал Йожиг, отодвигаясь подальше./
  
  Он ехал в грозу и на кладбище.
  /Единственный свидетель воскрешения Ворона-мстителя после удара молнии был. Был.../
  
  Шары были круглые, стеклянные и полые внутри. Висели они на скрученном медном шпагате.
  /Медный шпагат тоже имел круглое сечение, и был из меди. (Где-то зарыдал капитан очевидность)/
  
  Ее тёмные прямые брови, имеющие дурную привычку топорщиться.
  /Ее очень бесило, когда к ней подбегали юные пионеры и кричали: "Тетенька, а тетенька, покажите Брежнева!"/
  
  Муж Таниль оказался таким же головозадым, и голопопым как и ее отец.
  /Ну, чего жаловаться то? Женщина ищет мужа по образу отца. Синдром Электры, - сказал психиатр мартышке./
  
  Воздержание в еде еще хуже интимной близости с мужчиной.
  /Подумала самка богомола, дожевывая лапку своего последнего партнера./
  
  Метким выстрелом из мушкета пустил стрелу орлу прямо в глаз.
  /Потом добил его станиной 18 дюймового орудия, притороченной к седлу лошади как раз для такого случая./
  
  Ее светлые волнистые волосы цвета агата.
  /И ослепительно-карамельная улыбка цвета индиго./
  
  Сегодня в моих планах покрасить забор в новый освежеванный белый цвет, мне нужно как-то оживить этот дом.
  /Видимо, цвета отскобленной кости. Пусть знают, что лучше не соваться - тут живет голодающий маньяк-каннибал. И сразу оживление - все будут пытаться пробежать мимо дома побыстрее /
  
  На нее смотрела поджарая гончая - белый волкодав.
  /Станковый пистолет-пулемет 12-го калибра./
  
  Из колчана он извлёк саморазрушающуюся стрелу, натянул специальные перчатки, чтобы не отрубить себе тетивой пальцы или кисть. Прикрыв глаза, уровнял дыхание, опустился на колено, накладывая стрелу на тетиву и располагая оружие горизонтально. Ещё миг он настраивался на цель, выбирая точку попадания и угол удара. От коридора осталось менее десяти секунд...
  - Стреляю, - произнёс он, рывком оттягивая тетиву. Протестующе засияли под нагрузкой татуировки на него руках, но перчатки скрыли это яростное сияние.
  Хлоп! Стрела пошла на 'свидание' с целью.
  С неуловимым для уха человека гулом и шипением стрела прошила воздух, с просто ювелирной точностью прошла сквозь решётку, не касаясь прутьев и, пробив насквозь взрывчатку, сорвала её с цели, прибив к полу.
  /Стрела немедленно выполнила своё предназначение и саморазрушилась. И правильно, ибо нефиг хамить магу накладывавшему заклинание.
  Перчатки доходили ему до локтя или до колена. Стрелять из лука в таком положении было, конечно, неудобно, но американские фильмы категории Б утверждали, что только так стреляют настоящие крутые чуваки из Бронкса.
  А от часа оставалось полтора метра
  Если бы взрыватель мог думать, он бы подумал: "Фигасе повезло, жаль никто не узнает", но думать он не умел, а изрядно ослабленная кислотой проволочка не выдержала сотрясения, ударник надколол капсюль, и взрыватель, таким образом, сделал своё черное дело на целых 30 секунд раньше положенного срока./
  
  Увернувшись от очередного воскресшего, Гретель с живым интересом воззрилась на то, чем стала голова Всадника: на месте глаз теперь зияли дыры, пылающие сверхъестественным огоньком; на месте волос - лысина, а на месте кожи - восхитительной белизны черепушка. Черепушка оказалась гораздо болтливее ее обладателя и без конца сыпала смехотворными угрозами, осуществлению которых девица, само собой, всячески мешала.
  /"... Меня охватило желание, обхватив голову руками, бежать на... прочь. С криками "Только не мой мозг, ё...ные пришельцы"..." (с)/
  
  С шумом втягивая носом воздух, предательски покидающий молящие о пощаде легкие, Грет отчетливо ощущала, как кровью пропитывается верхняя одежда, как начинает кружиться голова, как пересыхает во рту и как гулко бьется о ребра сердце - пусть останавливаться и не думала.
  /Ну, подумаешь, дыра сквозная.. От носа через легкие до попы, чего уж там../
  
  Массивная спина впереди с перекинутым через нее, античным топором, рядом маячит спина потоньше, одетая, к сведению, аналогично страже.
  /Это был настоящий античный топор на гибкой силиконовой ручке./
  
  Совсем внизу же, в нескольких сантиметрах от ботинка Грет, валялась лохматая черепушка, невозмутимо ожидающая от незнакомки ответа.
  /Бедный Йорик... (с) /
  
  У стражи, правда, согласия никто не спрашивал - их Кром крошил без слов, избегая светских бесед в перерывах.
  /Сэр, а ничего, что я вам голову отхреначу? Спасибо, сэр./
  
  - Говорила ведь матушка: дружелюбие меня погу-у-убит! - минуту спустя горько вопила голова, отправленная сердитой охотницей в полет. Изучая просторы поднебесья, она приготовилась было жестко приземлиться, как вдруг в поле зрения попал некто обезглавленный и вполне ходячий.
  /Так вот как Хаблл запустили... А я то думал..../
  
  - Долой предателей, Королеве нужны верные послужники! - донеслось из-за поворота грозно - и девица вовремя догадалась спрятаться.
  /К верным она не относилась... Так, шмакодявка, на стреме стояла./
  
  Лишь чьи-то сдавленные стоны под ухом вызывали подозрения, заставив Гретель в определенный момент приглядеться к тому, что сделалось ее временной опорой, повнимательнее.
  /"Девушка, отпустите, наконец, мой конец - сдавленно прохрипел мужик, - моя остановочка!" (с) переполненный автобус/
  
  Заказав в комнату бутерброды, мужчина переоделся и, прихватив нож, меч. Немного подумав, взял с собой довольно серьёзный ручной бластер, из тех, за одно наличие которого гарантирован немалый срок, и только после этого занялся едой.
  /Ох уж эта извергская пища... Пока не повоюешь, так и бутерброда не съешь./
  
  Сестра подрихтовывала женской прагматичной романтикой мои суровые экономически-политические мужские планы.
  /- Мы сдаём квартиру в Москве, едем в Таиланд и просим там политического убежища!
  - Сходи в "Пятёрочку" за картошкой, идиот. Кстати, откуда у тебя квартира в Москве?/
  
  Какая тебе разница какого пола моя невеста?
  /Действительно, мне - никакой./
  
  Пока я провел с луком только один спаринг.
  /Лук оказался злым, сильным соперником, я плакал, как девчонка, но не терял надежды всё-таки натянуть тетиву./
  
  Самый младший сын Девона был его единственным отпрыском.
  /Остальные дети были от соседа и от соседа соседа./
  
  Воздух был пропитан запахом одиночества и повсюду находились следы бессонных ночей.
  /Какая элегантная замена фразе "а лифт у нас зассаный." Экспертам криминалистам предстояла очень долгая работа по сбору образцов./
  
  Он присел в реверансе, чтобы скрыть свое возбуждение.
  /Но он не знал поговорку про плохого танцора и ушиб себе подбородок./
  
  Дуло пистолета смотрело точно мне в лоб. Граф продолжал медлить - теперь целился мне в шею. Был уверен в победе.
  /Пока граф думал, дрожащие руки опускали ствол все ниже./
  
  Давно в стародавние времена существовала могущественная могущественнейшая расса, но в ней не было женщин, и они не стали размножаться дальше.
  /Потому что вырывать ребра было очень больно./
  
  Большое ростовое зеркало узкого окна-бойницы.
  /Правда, рассмотреть свой наряд и сделать вечернюю прическу, пользуясь зеркалом в 5 см. шириной, героине так и не удалось./
  
  Разворот его плеч изумлял, а фигурка была исключительно для женщин, но впечатляла.
  /Тяжелы будни трансгендера./
  
  Величественный рык, вырвавшийся из утробы маркиза, незамедлительно сдул с поляны всех зазевавшихся слуг вместе с подносами и шампанским, потому что попадаться под горячую руку и умирать ни за что никто не хотел. Только Дениза, сильно простудившаяся накануне, а потому замедленная, осталась сидеть в кресле, она даже не поняла, что случилось, и почему они с маркизом остались наедине.
  /Из-за хронического насморка Дениза просто не смогла оценить все величие и густоту аромата "рыка утробы"/
  
  Его сексуальная жизнь была разнообразна до примитивности: все позы, которые предложит законная жена и одобрит церковь. Неудивительно, что рано или поздно он завёл себе горячую любовницу, которая владела всей Камасутрой и активно применяла её на практике.
  /Так и представился совет почтенных священнослужителей, которые обсуждают: одобрить ли новое предложение рабы божьей? А с любовницей, определенно, повезло. Особенно, должно быть, радовали дивиденды от владения Камасутрой.../
  
  Тони одновременно освоил вождение машины и травматический пистолет, потому что это были основные навыки мужчины в непростом криминальном мире.
  /Осталось освоить стрельбу из пистолета и, судя по логике автора, машину./
  
  Его мужской курок постоянно пребывал на сильном взводе и готов был выстрелить в сторону сексуального объекта.
  /В детстве его укусил радиоактивный дикобраз.../
  
  Он был законченным ловеласом и горел на работе, перевыполняя все планы.
  /Так и вижу эти рассказы ловеласа от работы: "Я так за@лся на работе - можно я поем?" (с)/
  
  География новой планеты накрыла всё пространство воображения его мозга, и мозг расплавился и распластался перед открывшимся величием.
  /Так в психушках и появляются Наполеоны и Цезари - в зависимости от того, каким историческим периодом накрыло./
  
  Ножницы очень быстро оставили от усов и бороды Дженни одни воспоминания, она почувствовала огромное облегчение от мысли о приближении совсем новой, пока ещё недоступной жизни.
  /Боюсь спросить, что там еще должны были отрезать?/
  
  От камней разрушенной стены сильно несло холодом и вечностью, находиться рядом было как-то не по себе, потому палатки поставили поодаль, предоставив их степному сильному ветру и воле рока.
  /...Но иногда бегали к камням. После каждого посещения вечностью начинало нести сильнее./
  
  Ольга применила свой коронный сильный удар демонстрацией пышного бюста, колыхнула им несколько раз, и этот трюк подействовал: Анатолий часто задышал и стал масляным.
  /Плюс тридцать баллов Гриффиндору! Пятнадцать за успешную трансфигурацию и пятнадцать за колдовство без палочки!/
  
  Я была убеждённой феминисткой, и потому не заводила даже котёнка: коты в юном возрасте часто маскируют свою поганую сущность под ангельскую, а потом их приходится тащить к врачу и кастрировать. Салли поддерживала мои начинания, и перетаскала к ветеринару всех окрестных котов, в том числе и хозяйских. Мы, конечно, были правы, но теперь судились сразу с пятью соседями - оказывается, мужская сущность тоже склонна к объединению. Странно, ведь речь идёт не о спорте и не о машинах?
  /... И превратила фея кота в сексуального мачо, и спросил он грустно хозяйку: "Вот нахрена ты меня тогда кастрировала?"
  И, собственно, это всё, что нужно знать о современном феминизме. Борьба с дискриминацией, за право на равную оплату труда - всё фигня! Главное - котиков кастрировать!/
  
  Его глаза оставили на мне несмываемый сальный след, который я тщетно пыталась выскрести вот уже пятые сутки.
  /Памятка начинающему маньяку: Когда идёшь на дело, одевай резиновый комбинезон, с него легче отмывать кровь и другие естественные жидкости./
  
  Как только наступали тёплые дни, а они у нас случались уже в начале марта, миссис Пэтти начинала выпускать своих мальчиков гулять во дворе тщательно отутюженными, чтобы все видели, какая она хорошая мать.
  /... Но у ее мальчиков всегда были на такой случай припасены грязная лужа, мазут, банка с краской и покрытый побелкой забор с прекрасными ржавыми гвоздями, торчащими во все стороны./
  
  Я задумчиво ковыряла ложкой десерт, одновременно травмируя аристократические манеры Джорджа.
  /Лоботомия десертной ложечкой - от настоящего мастера-профессионала./
  
  Дженни неумело сделала кузену минет, о котором тот умолял, но сразу после окончания ощутила себя более уверенно. Может быть, она сумеет столь же успешно сдать и экзамен по французскому языку, который её так страшил?
  /Но вспомнив, что преподавателю французского далеко за 80, поняла, что придётся всё же учить.... Нууу, а вдруг он предпочитает другие способы?/
  
  Она вышла на дорогу, ведущую от усадьбы к Портмуту, повернула за ближайший стог, и с этого момента окончательно удалилась во взрослую привлекательную жизнь, полную волнений и приключений.
  /... Поскольку за стогом ее ждали конюх и лакей, всегда согласные обеспечить девушкам и волнения, и приключения./
  
  Минни врезалась в него на велосипеде, и тут же потеряла голову от любви.
  /Я надеюсь, это был не тот велосипед, которым асфальт укатывают./
  
   По её глазам А. видел, что она хочет его, да и соски, верный признак возбуждения, смотрели на него, обиженно сжавшись в тугие горошинки.
  /Окно закрой, придурок! Холодно девушке!/
  
  Расстегнула брюки, сглотнула от жаркой волны, прокатившейся по спине. Пальцы дрожали от волнения. Почему-то казалось, что я совершаю ошибку. Глобальную и катастрофическую. Нельзя отступать, но и страшно приступить к исполнению плана. А вдруг у меня ничего не получится? А если А. очнётся прямо сейчас? Я не хотела терять время, поэтому постаралась быть решительной и приспустила брюки с бёдер А. На нём были классические мужские трусы с кармашком для экстренных случаев. Сейчас именно такой случай и был, поэтому я смело запихнула руку и чуть не вскрикнула от омерзения. Там всё было волосато и горячая мягкая плоть! Я, чуть не плача, стала искать то, что мне нужно. Ничего длинного и твёрдого не находилось, а значит, придётся подбадривать его поглаживанием, как мама говорила. Я бросила жалобный взгляд на дверь в ванную. Господи, чем я занимаюсь! И ведь родители за этим всем следят! Всхлипнув, достала-таки на свет божий мягкую и вяленькую мужскую плоть.
  /Цитата самодостаточна. Любоваться просто. Чистейшей прелести... (с)/
  
  Он крутил педали дельтаплана, что есть силы, пытаясь выровнять аппарат и взлететь, однако, противники никак не желали отрываться и сильно нервировали.
  /Летят дирижабли в синие дали.
  Усталые негры крутят педали.
  Очки запотели, натерли сандали,
  Хотят получить очень, негры медали.
  Но тут из-за гор показалась вражина.
  На супер секретных мега машинах.
  Это индусы на дельтопланах.
  В шапках верблюжьих и гермо-пижамах... (с)/
  
  После третьего тура бешеной мазурки корсаж и сердце Пэт остались в объятиях незнакомца, с которым она протанцевала до нарушения правил приличия светского общества, отдав ему все до единого вальсы, котильоны и польки, а в конце вечера окончательно лишившись девственности, пусть пока и не фактически.
  /Фетишист, маньяк, некрофил - и все это в одном человеке!/
  
  Присев в поучительном реверансе, она подмигнула мне.
  /Методики поучений во все времена были одни и те же - кнут и пряник. Так что тут наблюдается либо эротика, либо какая-то интересная разновидность вольной борьбы./
  
  На ее лице застыло выражение кроткой ярости.
  /После чего она в умиротворенной истерике заорала на него шепотом.../
  
  Из его половых признаков в процессе трансформации исчезли все, позволявшие успешно оплодотворить самку этого племени, что превратило альфа-самца в изгоя. Болеслав с трудом переносил перемены в своей жизни, и только прославленное польское чувство достоинства позволяло ему оставаться человеком.
  /Трансформация = кастрирование. Это опять феминистки засветились? А при обратной трансформации он отрастет?/
  
  Марыся припустила вперёд как подраненная лосиха, и своей хрупкой неразвитой девичьей грудью снесла все преграды на пути, что было не по силам мужчинам, оставшимся ожидать её возвращения.
  /...А если бы у нее был так любимый нашими мужиками 8-й размер? Страшно представить... Хиросима?/
  
  Свадьба Мэри Элфорд не состоялась по одной причине: она упала, ее поднял граф и сообщил, что она находится в Англии, в девятнадцатом веке.
  /...В восемнадцатой палате седьмой психиатрической больницы./
  
  Янек обнял Марысю и весом своего тела придавил как таракана её девичью честь.
  /Хорош был лось, однозначно!/
  
  Ложбинка в пышной груди пани Ядвиги опасно задела Владека и пробила брешь в его обороне. Он ощутил слабость, недостойную рыцаря, и поскорее сбежал обедать.
  /Видимо, пани так сжала ложбинкой его гульфик, что... Клещи бы делать из этих грудей!/
  
  Он укрылся от неминуемой гибели в ложбинке между её грудей.
  /Но не помогло, наглого таракана таки выудили из лифчика и раздавили./
  
  Эльфийки мне не понравились, прямые как доски от волос до жопы, ни изгиба, ни ложбинки, и чуть что, лук натягивают.
  /У мужика, может, навязчивая идея - ложбинки считать, а тут мало того, что плоские, так еще и отстреливаются... Не-не, такие эльфийки нам не нужны!/
  
  Ложбинка между двух округлых яблочек, соблазнительно колыхавшихся под началом штанов, притягивала мой взгляд и приятно волновала
  /Таки непонятно, ягодицы или яйца там соблазнительно колыхались? Автор, плиз, уточните анатомию объекта.
  И почему в прошедшем времени? Оторвал на память?/
  
  Я сцеловал с неё весь панцирь многовековой обороны, которым она себя окружила, все магические пассы и заклинания, оставил обнажённой и буквально вгрызся в беззащитную девичью плоть.
  /А ведь предупреждают юных девиц: не крутите попой перед мужиками, особенно если они - зомби! Сожрут-с!/
  
  Но вам с ее ложбинкой просто не суждено быть вместе - она мальчик.
  /Да ладно вам, "не суждено!" Мальчик, девочка, какая в ... разница! (с)/
  
  Неожиданно немного его горячего пепла упало в ложбинку ее груди. О. не знала, специально ли он это сделал или нет.
  /А не надо было слишком близко к сжигаемому колдуну стоять! Естественно, он специально старался доставить максимум удовольствия всем своим дорогим гостям, пришедшим на аутодафе./
  
  Бетти, такая кремовая, такая невинная, такая соблазнительная сверху, сверкавшая зубками и глазками, рассыпавшая звонкий смех, прикрывавшая рот изящной пухлой ладошкой, со своими локонами, со своей шикарной грудью, оказалась монстром с х**м в половину моего клинка.
  /Да ладно переживать! "Один раз - не...". Ну, вы поняли. Зато какие незабываемые впечатления останутся от турпоездки в Таиланд!/
  
  От его скрытого влагалища исходила волна пряного оргазма, недоступного обычному мужчине.
  /Сестробрат Вачовски собирал материал для следующего блокбастера./
  
  Если бы она была мужчиной, он бы уже трижды залетел от неё точным попаданием.
  /Вот поэтому она и баба! Природа мудра, нефиг свои сепульки во все стороны разбрасывать!/
  
  При каждом движении все тело Элизабет переливалось жемчужным блеском. 'Более красивого рождественского подарка не придумаешь', - подумала она, разглядывая себя в зеркало. Груди с розовыми сосками ослепляли своим сладострастным великолепием; янтарь, ставший горячим от прикосновения к ее бедрам, пленял своей первобытной мистической красотой. А обет верности, который принес ей Джонни, хранился меж двух прекрасных холмов. Но и цепь, сковавшая ее ногу, напоминала о том, что Элизабет должна быть верна своему суженому.
  /"Нафиг мне эта шкатулка с драгоценностями", подумал Джонни, вспомнил песню о иноземном благородном разбойнике Стеньке с раскрасавицей княжной, схватил за цепь, раскрутил - и бросил в набежавшую волну./
  
  Она была закована в надёжную броню его рук и сердца.
  /Из его черепа получился чудесный шлем с забралом, ноги тоже в дело пойдут, но над ними еще придется поработать./
  
  Он застонал и проник в нее на всю глубину, подобно тому как человек тонет в зыбучих песках...
  /Увы, глубины оказалось едва с дюйм в возбуждённом состоянии, потому зыбучие пески с отвращением вытолкнули его./
  
  Его тело было сильным, твердым и худым, как канат.
  /Ну, всё понятно. Поистрепался от частого использования, твёрдым его сделала морская соль, а сильным - это для показухи, чтобы в расход не пустили./
  
  Наша героиня была старой, но не девственницей, она до сих пор ждала.
  /Конечно, ждала - того единственного, который после ночи любви обещал на ней жениться./
  
  Холод поднял меня на руки и понес в ванную.
  Поцелуй в машине - это было чудесно, но это было первое наше с Холодом прикосновение. А теперь нам предстоял секс - да еще и на публике.
  /Я не планировала стать любовницей, а для признания факта свершения законного супружества требовалось не менее тысячи свидетелей./
  
  Ее пальцы ласкали член, проверяя предел его прочности.
  /Испытывали на растяжение, сжатие, скручивание, истирание, отрыв. Этот пункт был самым интересным: изо всех сил дернуть и посмотреть, что испытуемый будет делать дальше./
  
  Член во всю длину лежал между ними, указывая пурпурным наконечником прямо на блестящую розовую расщелину.
  /Отрубленные половые органы доказывали, что Ланселот и Гиневьера не были любовниками./
  
  У него было всегда не менее десяти любовниц одновременно, каждой из которых он посвящал день своей недели.
  /Дней на всех не хватало, это добавляло отношениям экшена./
  
  Более твердошеего и заносчивого болвана Маргарита ещё не встречала, потому её решение выйти замуж стало непреклонней любой скалы. В конце концов, у неё тоже есть непростой характер!
  /Во-первых, на такой шее можно гораздо дольше тренировать руки, а во-вторых, плохая метафора подобна котенку с дверцей.../
  
  Но нет, каждая её фраза заканчивается очередным фиаско, и пульс мой ускоряется так быстро, как частицы в адронном коллайдере никогда не смогут ускориться.
  /...А медики напишут буднично - острый гипертонический криз./
  
  Он вставил мне в промежность под коленом напряженный член.
  /Тяжелые будни межвидовых соитий./
  
  - Она невинна, - сухо произнесла мадам Фуко, выходя из-за ширмы вместе с акушеркой и двумя монахинями, бывшими свидетельницами при процедуре. - Совершенно невинна, никаких мужчин у неё нет.
  - И это, по-вашему мешает ей быть беременной? - завопила на всю комнату графиня. - Она не может не быть беременной! Она же постоянно целуется с моим сыном!
  /"Отказ от рабовладения приравнивается к невинности" - а какие вы знаете казусы истории?/
  
  Первый подарок, преподнесенный чертогами лабиринта, настиг чужеземцев невообразимо быстро. Стенки его совершенно прекратили самовольничать, слипаясь и разлипаясь там, где им вздумается, а лозы, растянувшиеся на земле вдоль чистой зигзагообразной тропинки, умиротворенно отползали чуть вбок, завидев на горизонте бегущие навстречу пятна. Лоз было бесчисленное множество - и каждая из них щеголяла десятками розовых бутонов. Куда они все ведут - оставалось загадкой до тех пор, пока Грет, выбившись из сил, не свернула с дороги. Все еще любопытно, куда вели лозы?..
  /Судя по описанию, бутоны щедро выделяют в пространство лизергин или псилоцибин. Куда ведут лозы, при таких раскладах, уже совсем не важно. В конце концов, еще чуть-чуть, и они сами вам все расскажут. И покажут./
  
  Где-то - торс открыт, практически, полностью; где-то, вообще, вместо рукавов - маленькие подобия кожаных корсетов.
  /...Суровая средневековая медицина с кожаными жгутами и разгильдяйством цирюльников, забывающих эти жгуты снять. Дикари-с./
  
  Она любила и хотела обглодать его плоть как паучиха.
  /Парфюмер понял, что новый состав духов удался./
  
  От волнения и неожиданности запечатанный крепким страстным поцелуем рот Алисии плохо соображал, что было для неё, в общем-то, нехарактерно.
  /Обычно рот давил интеллектом, а тут Алисия ощутила отсутствие довлеющего авторитета./
  
  Генномодифицированная картошка с прослойкой сала по середине была настоящим лакомством, особенно со свежей зеленью.
  /Сельское хозяйство Украины быстро переориентировалось на требования ЕС, но сало - это, знаете ли, святое./
  
  Оказалось, что тысячелетия назад наши предки шили себе хорошую одежду, изготавливали оружие и украшения, создавали произведения искусства. Они обладали технологией распрямления бивня мамонта, которая недоступна современным учёным.
  /Хуже того - наши ученые так и не поняли, на кой ляд это нужно. Шок! Сенсация!!!! Рен-ТВ./
  
  На первый взгляд они производили впечатление родствеников, принадлежащих к одной расе.
  /На второй взгляд становилось понятно, что у одного лицо в шоколаде, а у второго... не в шоколаде./
  
  У него была выразительная внешность цвета хаки, в камуфляже ярко светились синие глаза славянского происхождения.
  /Траун перекрасился./
  
  Он одинаково хорошо подделывал чужие предсмертные записки женским и мужским почерком, подписывая их как правой и левой рукой. Я думаю, что при его практике он мог убедить кого угодно, что самоубийство из-за несчастной любви или непомерных выплат банкам мог совершить даже принтер.
  /"И.Д.И.О.Т.Ы. И зачем вас истреблять? Сами загнетесь от деградации",- распечатал захваченный Скайнэтом принтер, после чего искусственный разум отформатировал свои диски. /
  
  Мои пальцы соскользнули с коробочки и просыпались на пол.
  /Химию надо было учить, а не всякую фигню писать!/
  
  Первое серьёзное государство возникло ещё двадцать пять тысяч лет назад, и этому имеются достоверные подтверждения.
  /Врятович, прекрати. Не смешно уже./
  
  Птичьи трели украшали смачный храп трёх уставших мужчин, придавая ему изысканность.
  /Концерт для птички с оркестром./
  
  Его самцовость и моя самочность были предназначены друг другу с рождения, но что-то в этом плане разладилось, и он ко мне во взрослом возрасте даже не подошёл. При этом эмоциональная наша связь не прерывалась ни на мгновение.
  /Во всем виноваты хромосомы, влияние которых феромонами не перебить./
  
  Современной женщине, привыкшей к реалиям конца двадцать второго века, оказалось непросто адаптироваться в условиях средневекового дремучего патриархата и ортодоксальных представлений о том, как нужно себя вести и одеваться. Поразмыслив, Хи пришла к выводу, что следует переквалифицироваться в мужчину и уехать из Европы, заражённой христианством, в более спокойное место. Она выбрала север той страны, которую позже назовут Россией, и поселилась в Москве.
  /Христианство у нас теперь болезнь, даа, это вам не Н1 N1./
  
  От быстрого бега он задохнулся, но продолжал выполнять поручение, пока вокруг него ощущался прилив воздуха.
  /Раскрылись запасные лёгкие, так бывает./
  
  Своей грудью она намертво припечатала его к стене и принялась плотоядно вытаскивать содержимое гульфика. Увы, там всё от страха умерло.
  /Это как в старом анекдоте про два члена в бане:
  "- Хорошо тебе - женат, секс нормальный, все дела... А я вот работаю на износ.
  - А не вставать пробовал?
  - Пробовал. Чуть не сожрали..."/
  
  Всю свою первую брачную ночь Алиса пролежала в позе трупа, и как труп, ничего не чувствовала и не осознавала. Побочный эффект от её отчаяния оказался потрясающим: жених так и не появился в спальне.
  /Еще и запашок подпустила, как от трупа, для пущей маскировки. Увидев и унюхав такое, жених и не появился./
  
  Она называла его "мой шмелик", потому что он был жёлтым, жирным и жадным.
  /"Мой лысый зайчик стал счастливым муженьком."(с)/
  
  Делая мисс Джейн своей любовницей, Стив ни о чём плохом или далеко идущем не думал. Он хотел мимолётно развлечься, а для этой цели вполне годился подоконник в приёмной его отца. В конце концов, где ещё можно овладеть секретаршей без последствий и препятствий?
  /Стив не учел, что весь офис отца находится под видеонаблюдением, а сам он регулярно просматривает записи с пульта охраны./
  
  По жаркому пару его объятий опытная женщина сразу определила бы любовника класса "ультра", но Джин была скована любовью к мужу и консервативным ценностям.
  /Консервативные ценности - не путайте с "консервированными"!/
  
  Керосин - это такой растворитель, вроде уайт-спирита, которым ты разводишь масляные краски.
  /Угу, а бензином разводят акварель. Интересно, что разводят мазутом?/
  
  Вампиры не пили кровь, вместо этого они отсасывали жизненную энергию.
   /Генномодифицированных вампиров - в студию!/
  
  Ее парик был уложен буклями, как у гончей.
  /Представилась гончая в буклях. Спасите меня, грешного, от этого кадавра!/
  
  Путешествие в мрачное Средневековье, где доблестные отцы-инквизиторы вовсю отлавливали ведьм, колдунов и демонов, оказалось для капитана ФСБ Даниила Платонова не единственным приключением. Проклятая магия! Теперь сознание Платонова переместилось в... далекое будущее, прямиком в тело капитана Айрона Блада - легендарного космического пирата, командующего рейдером 'Арабелла'. И все бы ничего, но и заклятый друг Платонова, Сенкевич, тоже оказался в XXIV столетии, вселившись в тело адмирала Гарри Гранта, одержимого идеей во что бы то ни стало уничтожить Блада.
  /- Скрестил, значит, Сабатини, шпагу.. С "Огнем и мечем" Сенкевича... - вещал пьяный учитель философии - А тут и ФСБ подъехало, все, дети, сказочке конец!./
  
  Ядвига очнулась не в холодном омуте, где надеялась стать русалкой, а в красивой спальне в объятиях красивого мужчины, который уже сделал её женщиной и намеревался продолжить воспитание девушки.
  /Это в стиле - выкопаю, оживлю, убью, закопаю, потом опять выкопаю, оживлю?../
  
  Своими вздохами, взглядами и многозначительными паузами в разговоре она вскипятила его невинность и испарила её до полного исчезновения.
  /Чайник таки сгорел./
  
  Ложбинка между её выдающихся грудей сильно пугала его и не давала никакого шанса юношескому вожделению.
  /Видимо, выдающаяся грудь выдавалась исключительно своим нулевым размером./
  
  Замыслив отбить жениха у сестры, Бекки с лёгкостью переступила через себя и направилась выбранной дорогой, на которой её неминуемо ждали секс до брака, беременность и череда скандалов.
  /Куда послали, туда и пошла, если коротко./
  
  Она перебежала через дорогу и с радостью упала в прибрежные скалы лицом, которое тут же освежило и утешило море.
  /Разговор криминалистов:
  - Так отчего же наступила смерть, от травмы черепа, вроде, ну - мордой-то об скалу?
  - Нет, так она сознание потеряла. Захлебнулась во время прилива./
  
  Секс был для него малопонятным спортом вроде биатлона в южной стране. Понятно, что нужно бежать как можно скорее и точно стрелять... но в обычной жизни после того, как точно выстрелишь в мишень, приходится жениться, а это в планы не входило.
  /Поэтому штрафной круг вокруг пальмы был привычным делом./
  
  От её твердокаменного сердца отлетали куски льда.
  /И сердце забилось в ярких тонах мерцательной аритмии./
  
  Я покраснела, когда он развязал ленту на моем гульфике.
  /Вот такая средневековая Кончита Вурст./
  
  - Марал, - прошептала Лиса, медленно поднимаясь на ноги.
  Серый марал. Грозный хищник, ужас лесов. Грациозное и смертельно опасное животное готовилось к броску. Хищника не волновало, что его жертвы его заметили. Почти трехметровый взрослый самец с длинным дымчато-серым мехом прекрасно понимал, что здесь он король. Глаза горели холодным голубым цветом, мощные лапы с длинными когтями в нетерпении мяли землю.
  /Потом марал услышал треск ломающейся ветки и втянул своё улиточное тело в панцирь.
  Ну да, знаю, марал - это олень. Но раз у него есть когти и это вот всё, то почему бы ему не иметь и панцирь?/
  
  Я нашла на небе все четыре звезды Большой медведицы и успокоилась.
  /А я бы как раз озадачилась вопросом, куда пропали ещё три. Ненужные знания по астрономии - причина лишнего беспокойства./
  
  Мой муж гинеколог. Мы познакомились, когда я ходила к нему лечить зубы.
  /Вот, оказывается, что такое зубы в труднодоступных местах!/
  
  Наш современник проваливается в прошлое, за пару лет до начала Смутного времени. Внешнее сходство с покойным Иваном Грозным играет с ним злую шутку - все принимают его за царевича Дмитрия. Но 'чудом спасенный' Дмитрий Иванович не желает вступать в игру за престол. Он готов подружиться с Борисом Годуновым, чтобы совместно отбить польскую интервенцию. Однако судьба распоряжается по-другому - в России начинается боярский мятеж, переросший в 'бессмысленный и беспощадный' народный бунт. И чтобы спасти страну от ужасов гражданской войны, Дима решается стать правителем. Лжедмитрий? Да. Но это совсем другой Лжедмитрий...
  /Смотрите в кинотеатрах страны блокбастер "Мария Мнишек - двойной агент!". Польские интервенты переносят из будущего и внедряют в среду русских бояр агента Матильду - танцовщицу, специализирующуюся на романах с особами царского семейства Романовых! Романовы не могут устоять перед обаянием очаровательной панночки! Сумеет ли Лжедмитрий, прекрасно осведомлённый о чарах Матильды Кшесинской, на деле доказать, что потомок Рюриковичей - это не какой-то там слабовольный Романов?/
  
  Пора. Конор поцеловал спящую девушку, застегнул килт и вылез из палатки. Свежий ветерок пробирался под ткань, лаская обнаженную кожу бедер. Рота уже выезжала из лагеря. Мак Ален разбежался, запрыгнул на коня и сорвался в галоп, догоняя своих.
  /Да знаете, шерстяной килт на голое тело - он меня всегда умиляет, а если при этом еще и с разбегу на коня... И только у опушки изумлённый конь догнал своего хозяина /
  
  От ярчайшей вспышки света в рассудке у Нетти что-то щёлкнуло и выключилось, после этого она без проблем перешла через реку и оказалась в первобытном мире, полном тайн и опасностей.
  /Рассудок отключился и ушёл в перезагрузку, в итоге просто сбросившись до заводских настроек./
  
  Муж ещё только подходил к дому, я его ещё не видела, но уже отчётливо ощущала, что от него пахнет тленом разврата.
  /Палитесь, господа некрофилы, запах выдает!/
  
  Дэвид ходил только в школу и ещё шахматами, которые подарил ему покойный отчим.
  /С шахматами все было сложно, они выходили с большим напрягом./
  
  - Дорогая, мозг начинает формироваться только годам к двадцати пяти, и то, если повезёт.
  /Жаль, многим не повезло. А потом такие вот безмозглые дяди и тёти пытаются писать книги./
  
  Что-то ударило Таю в шею и обожгло острой болью. На миг показалось, что её парализовало, а почти перед самым носом миледи с удивлением обнаружила какие-то пёстрые перья. Из Таиной шеи, чуть выше ключицы, пришпилив её к спинке кресла, словно булавка бабочку, торчала стрела.
  Он тем временем крепко зажал руками Таину шею со стрелой и сильно дернул на себя, выдирая наконечник из кресла.
  - Этайя, потерпите немного, сейчас нельзя вытаскивать стрелу!
  Лорд в сердцах сплюнул, подхватил почти потерявшую сознание Таю и понёс в шатер медиков. Там Риотир обломал оперение и вытащил стрелу. Плащ и серый бархат стремительно набухли от крови. Раненая слабо запротестовала, когда барон кинжалом вспорол её платье. Засуетились врачи, проверяя чистоту раны, останавливая кровь и накладывая повязку. Перевязывать было неудобно, приходилось заводить бинты под противоположную подмышку.
  - Риотир, я ведь как чувствовала, что турнир до добра не доведет, - вяло сообщила миледи, отплевываясь от омерзительного лекарства.
  - Глупо не глупо, а дырка у вас в шее есть. Не знаю, куда метил стрелок, но вам невероятно повезло. Я бы сказал, нереально! Стрела пробила лишь трапецевидную мышцу.
  /Начиная с чудес оказания первой помощи, которые просто обязаны были привести к болевому шоку и кровопотере, и заканчивая чудесами анатомии - это прямо учебное пособие для юных докторов./
  
  Джо ежедневно подходил к стене постройки и украдкой потирал её правой и левой ладонью несколько раз на протяжении прогулки, пока стражи развлекались рассматриванием прочих заключённых. Одновременно он мочился на траву, чтобы оставить после себя устойчивый запах человека. Он добился своего: через месяц мучений стена дала трещину, и Джо вырвался на волю, потому что валькирии так и остались стоять на месте, где пахло человеком. Преследовать опытного рейдера глупые духи не догадались. Может быть, с пользой для себя, потому что через полчаса Джо раздобыл себе простенькое оружие, оставленное кем-то на обочине дороги. Теперь можно было приступать к выполнению возложенной на него миссии спасения.
  /"... А если вы не отзоветесь - мы напишем в СПОРТЛОТО!"(с)"/
  
  Она умела материться так нежно и аккуратно, что никто этого даже не замечал, бранные слова звучали как "Я тебя люблю".
  /А смысл тогда материться?!/
  
  На выпускном он все-таки лишился невинности, три раза.
  /Третий раз - с женщиной./
  
  Через неделю после того, как два подонка лишили Салли девственности, она неожиданно родила двух девочек.
  /Вот он, ответ "пятилетке за 3 года"./
  
  У Фила каждый раз не хватало духу сказать жене, что их долгожданный первенец - не его сын.
  /Какая бурная половая жизнь была у людей до зачатия ребенка... Секс, наркотики, рок-н-ролл?/
  
  От одного появления супруга у Патрисии случался восторженный сердечный приступ.
  /Бедняга менял уже пятую жену за последние несколько месяцев, и начал всерьез задумываться о пластической операции./
  
  Леденящий камнепад её взгляда заворожил Роя, и сделал его душу прозрачной, как во младенчестве.
  /У меня бы тоже вся жизнь перед глазами пронеслась, если б я такой взгляд увидела./
  
  Хищная птица его орлиного взгляда за два вечера расклевала нежную голубку её души, растоптала и превратила в расплавленную массу, состоявшую из греха и страсти.
  /Образное мышление орнитолога не предполагает написания любовных романов. Разве только распространять их среди людей смежных профессий/
  
  Их ноги, руки, тела, волосы и губы окончательно запутались в страстном слиянии.
  /А после слияния пришлось ехать распутываться к травматологу./
  
  Лиз была воспитана викторианскими родителями в стиле "умри, но не смей целовать мужчину до свадьбы", потому за её невинность уже никто не волновался: целовать дурнушку никто не стремился, разве что на балах, где она танцевала лучше всех хорошеньких девиц графства и вела себя как обычная беспринципная особа.
  /А волноваться по поводу поведения беспринципной особы уже не имело смысла./
  
  От девушки, воспитанной тремя братьями и отцом на отдалённом ранчо, не следует требовать наивности: она вдоволь насмотрелась на техасских жеребцов, покрывающих кобылу, и замуж нипочём не пойдёт. Она уже знает, чем закончится дело - стоит кобыле уступить, как она оказывается беременной, за ней ухаживают добрые люди, отец же скачет себе и скачет в готовности снова сделать жеребёнка очередной дуре. Лучше девушка будет читать финансовые отчёты и считать себя умнее мужчин.
  /Ну, считать себя и быть - две абсолютно разные вещи./
  
  Народ шумным ручейком всасывался в недра метро и равномерно раздроблялся по станциям.
  /Первая в мире добровольная людедробилка запущена в эксплуатацию!/
  
  Стелла тщательно придумала себе жениха, влюбилась, а теперь не знала, что делать с его образом, мало соответствующим действительности. День официальной церемонии приближался, а образ никуда не пропадал и опасно дышал Стелле в декольте и прочие места, закрытые для обычных мужчин.
  /Выходить замуж за образ! Раз он такой активный.../
  
  Её смёрзшиеся от непрерывных рыданий веки теперь выражали только огромную скорбь и смирение, поразившие всех гостей бракосочетания. Женщины её жалели, а мужчины восхищались.
  /За снеговика выходила?/
  
  Ей показалось, что стена сдвинула брови гардин и вопросительно на неё посмотрела, точно приглашая в иной мир хотя бы одним глазом.
  /Хорошие грибы готовит свекровь, вкусные. Только угощает почему-то её одну./
  
  Если кто-то посмеет заделать незамужней девушке жеребчика, то сразу отец и братья несчастной придут к виновнику позора требовать, чтобы тот немедленно женился.
  /То есть вот как всё, там, на отдалённом ранчо и сексом можно только с лошадьми заниматься? Тогда да, я б тоже не хотела замуж за жеребца./
  
  Ноги танцевали против неё и не по воле.
  /Руки были за неё, но бой всё равно вышел неравный./
  
  В этот раз Лил перебежала себя саму, причём дважды: в первой попытке и в третьей.
  /Потом пришлось долго отстирывать майку от собственных следов, в итоге оказалось проще выбросить./
  
  Кожа и заклёпки рокерской куртки Боба сочились слезами раскаяния и боли.
  /Потому что нельзя рокерские куртки красить в карамельно-розовый цвет!/
  
  От неполной семьи после гибели Джо не осталось даже воспоминаний.
  /Это была крайне неполная семья, состоящая из одного человека./
  
  В жизни Стива совпали первый секс, первое изнасилование и первое похмелье.
  /Первый шаг и первое слово./
  
  Крепкая бескорыстная дружба между финансовыми кланами была основана на общем капитале и родстве методов увеличения его доходности. Чтобы укреплять эту дружбу, Спенсеры традиционно выходили замуж за Джейсонов, наплевав на то, что английская аристократия стояла несоизмеримо выше, чем какие-то там янки. У одних был блеск древности рода, другие поддерживали этот блеск своим капиталом, и всё шло чудесно до тех пор, пока Стелла Спенсер не убежала с каким-то голландским биологом в Россию, где найти её не представлялось возможным.
  /Не знаю, что смущает меня больше: то ли понятие бескорыстности, то ли пренебрежение полом поколений - замуж так замуж, то ли странное стремление голландского биолога в Россию./
  
  От операции по смену пола Морис ничего не выиграл, просто теперь его звали Мэри, и он не мог сказать мужикам: "Отвали, я девочек люблю".
  /А предупреждали, что от перемены мест слагаемых сумма не меняется./
  
  Страна снегов, медведей и балалаек разочаровала юную англичанку. Стояло сибирское лето с его невыносимыми жарой и мошками, медведи обходили лагерь стороной, а на балалайке никто не играл. Даже водку никто не пил, только спирт, разбавленный всякой дрянью.
  /Бедненькая, когда она узнает, что спирт лучше не разводить - мошки лучше дохнут, а затем начнёт гонять медведей балалайкой, только тогда русификация пройдёт успешно./
  
  Он был похож на Аполлона, а в золотом сечении напоминал идеального человека Леонардо да Винчи. Как ни посмотри, божественный чувак.
  /Думаю, после сечения надо было в формалин./
  
  Волосы. Глаза. Грудь. Изгиб бёдер. Воркующий смех горлинки. Он любил её всю и по частям, даже самым потаённым, скрытым от других внутри. Пока она была в его руках, он мог до бесконечности перебирать их.
  /Ну кто же с Лего спит, лучше тогда с резиновыми, чтоб углы были не острые./
  
  После стакана спирта русские показались девушке милейшими людьми, а медведи - маленькими симпатичными хомячками.
  /Вооот, а я о чём./
  
  Если смотреть на ситуацию под другим углом, он был даже ничего, а сексуальность его походки впечатляла.
  /Осторожно! Занос 3 метра!/
  
  Похмелье накатывало на неё неумолимым океанским штормом, но не наследнице британских пиратов было бояться таких пустяков.
  /Спирт, ещё спирт, всем спирт - помянем./
  
  Она служила в космодесанте и воевала с монстрами, перемещалась по временам и пространствам, владела всеми видами оружия, сама напоминала остро заточенный клинок, но не смогла противостоять тупой палке в руке первобытного вандала.
  /Против лома нет приёма./
  
  Отношения в нашем племени были сложные, порой противоречивые, и всё зависело от того, кто держит власть: мужчины или женщины.
  /А если мужчины держат власть, а женщины за неё держатся?/
  
  Геолог Тарасов оказался тем бревном, которое сломало ван Гуллену всю жизнь: Стелла осталась с русским, и переубедить её было невозможно. Русский медведь покорил аристократку своим желанием взять её замуж, что в цивилизованной стране было невозможно.
  /А что там возможно? Просто взять, но не замуж? Странная цивилизация./
  
  Запах тела инопланетного пришельца напоминал самые дорогие духи, и Лана не удержалась, чтобы не провести рукой сначала по неожиданной находке, а затем по себе. Его кожа напоминала цветы, а открывшиеся неожиданно глаза - провалы в глубокое небо. Это вызвало в доселе холодной Лане настоящее вулканическое извержение.
  /Если даже жабы выделяют токсины с галлюциногенами, то насколько в этом усовершенствовались инопланетяне? Так и поработят нас - дуры понамажутся, и все./
  
  После травмы она умела перемещаться вверх, вбок, но не наискосок, прямо пока тоже не очень получалось, что создавало кучу проблем при вождении машины.
  /Да какие проблемы? У нас почти весь город так перемещается, особенно если на машинах./
  
  К Рею кот относился нейтрально, но доверял ему безоговорочно.
  /Правильно, ещё один мужик в доме отвлекает внимание хозяйки от мелких шалостей кота. А какой это мужик - фиолетово, лишь бы кормил и проявлял мужскую солидарность в определённых вопросах. Это же хозяйкин мужик, а не кота./
  
  Больше всего, они, наверное, походили на ежей. Серые шарики размером с мяч с огромными черными, словно бусины, глазами.
  - Они ядовиты? - шепотом спросил Лель.
  - Нет. Травоядны. Но у них очень острые зубы, могут ранить, - ответил эльф.
  - Загрызть? - осторожно уточнил Рей.
  - Да.
  /"Ну, хоть не засосать насмерть..."(с)
  Позже нашли тело Рея со следами укусов ежей./
  
  Кто-то решил избавить ее от браслета анально убив.
  /Девушка, как интересно у вас настроен т9.
  Вот даже стало интересно, где же находился браслет, если убивать пришлось столь экзотическим способом.)/
  
  Её нежное тело лежало белой простынкой, кусочком Европы, неведомо как попавшим на раскалённый песок Сахары.
  /Так и скажите - тряпочкой обезвоженной оно лежало. Надо было с собой воду брать./
  
  Став постоянной любовницей сэра Пэмфри, Лора значительно продвинулась по социальной лестнице, и уже никто из соседей не кричал ей вслед: "Шлюха!", когда она гордо усаживалась в экипаж, или появлялась в церкви на первой скамье, где сидели лучшие люди города. Она стала незыблемым оплотом нравственности, а чем Лора занималась по вечерам или ночью со своим покровителем, не имело значения. Главное, что ей позволили стать частью общества.
  /- Чем отличается бордель от Бедлама?
  - Сэр, в борделе каждая б*** знает свое место./
  
  После изнасилования Эми изогнулась как змея и откусила своему мучителю часть головки. Пусть знает, как лишать честных женщин невинности.
  /Все откусывать не стала, на потом оставила, доесть./
  
  Стелла научилась делать в походных условиях вареники и борщ, и окончательно русифицировалась после того, как однажды поутру сказала "Б..., мужики, кто посуду мыть будет?".
  /Услышала в ответ: "Б.., ты, конечно!", после чего и русифицировалось окончательно./
  
  Увидев, что этот гад лишил меня невинности, мой муж прикончил его на месте без всякой жалости.
  /- Ты девственница?
  - Ну, смотря с какой стороны. (с) известный анекдот.
  ...Ведь сам он собирался сделать это только на золотую свадьбу./
  
  Будучи женщиной, я не могла быть совершеннолетней.
  /Это фигня, вот будучи совершеннолетней, не стать женщиной - достижение./
  
  Моя девическая кровь обильно удобрила его мужское самомнение, посеяв семена распри и раздора между нашими семействами.
  /Вы это... Мойте самомнение после процедуры, а то мало ли, что за семена вырастут./
  
  От родного порога её теперь отделяло три столетия и восемь государств, которые пока даже не возникли, а впереди маячила перспектива быть проданной в рабство. Её, феминистку, непримиримого борца, отдадут какому-то средневековому самцу!
  /Зато хоть он ей мозги на место поставит и укажет на предназначение женщины./
  
  Материнство обильно брызгало из тела густым здоровым молоком.
  /Страшно представить, как может извергаться тяга к знаниям, и что делает сопереживание./
  
  Теперь, когда Ира заснула, она уже больше не могла бегать и спокойно лежала в космической капсуле, уносящей её к новой галактике. По пути она повзрослеет и достигнет цели красивой молодой девушкой, родоначальницей новой человеческой колонии на окраине Вселенной.
  /Трудно бегать во сне, но вот по поводу окраины вселенной... Она всего лишь повзрослеет, а не рассыплется в прах?/
  
  Мы стали лагерем в небольшой кипарисовой роще, засыпанной прошлогодними осенними листьями.
  /Дуб дерево хвойное, растет исключительно в высокогорных мангровых болотах./
  
  Его шлем был покрыт костяными наростами.
  /При ближайшем рассмотрении это оказались его рога. Ох уж эта семейная жизнь в средневековье./
  
  Под золотой кожей ангела катались мускулы.
  /На спинерах, на гироскутере или со смеху?/
  
  Ее глаза расширились в шестиугольную призму.
  /До этого они были маленькими кубиками./
  
  Солнечный взрыв улыбки Люси сшиб его с ног и лишил всякого управления: Курт временно оглох, ослеп и почти умер от счастья.
  /Термоядерная женщина./
  
  Не моргнув оранжевыми глазами, он ответил: - А ты знаешь, что во время близости с тобой мужчина уязвимее, если ты знаешь его имя, даже не истинное, а просто общеиспользуемое?
  /Правда, обращение "Слышь, ты, мужик, как там тебя..." во время интимного процесса тоже не очень соответствует продолжению этого самого процесса, особенно если звучит прокуренным басом и с кавказским акцентом. /
  
  Я стала девушкой Эрика, а потом наоборот.
  /И другие подробности нелёгкой жизни трансгендеров./
  
  Пожар? Потуши его разрядом молнии между ног.
  /Молния между ног и прочие приколюхи БДСМ с электромагом, или 1000 советов на все случаи жизни от Пикачу./
  
  На его лице ягодицами проступали следы усталости.
  /Никогда я не видел более элегантного высказывания "ну ты и жопа."/
  
  Забравшись на вершину горы, Стив обнаружил там увесистую зубастую пропасть, которая начиналась прямо у линии его пяток, и с трудом удержал равновесие.
  /- Фальстарт, - сказала гора и закрыла пасть, - следи за пятками./
  
  Всё указывало на зловщие признаки неминуемо надвигавшейся беременности.
  /А нефиг было экономить на презервативах./
  
  Распалённый страстью Люк разложил её вместе с диваном прямо на полу.
  /Принес, замотанную в надувной диван, как в ковер, разложил на полу... Посмотрел и сложил обратно./
  
  Примерно в 21.30 пассажиры судна услышали приглушенный хлопок и теплоход начал терять ход. В районе кингстонной коробки машинного отделения началась течка.
  /Началась течка - это да, это сильно. Интересно, у кого?/
  
  Я достал из сундука автомат и набор разнокалиберных патронов к нему.
  /Патроны снаряжались дядей Мойшей в ближайшем гараже города Грозный./
  
  Он вынул из кармана пистолет с подствольным глушителем.
  /После подствольного глушителя я не удивлюсь подствольному оптическому прицелу - а фигли, и не такое по укурке придумывают./
  
  Это был армейский склад, заброшенный с прошлого года. Я поднапрягся и высадил дверь коленом. Вот оно, лицо удачи.
  Я посмотрел на столы с разложенным оружием. Подхватил три акм, лазерный пистолет с одетой оптикой. Нет, ппш брать не стоит - тяжелые, а дальность ни к черту. Лучше мой любимый пистолет, тем более, тут нашелся к нему прдствольный гранатомет. И запас патронов - хорошо, тут все ко всему подходит, просто снял одну из сумок с полки. Перед самым выходом захватил еще и мосинку. Руки были заняты, пришлось придержать ее зубами, пока захлопывал дверь - я еще вернусь сюда.
  /Это был рум ((с) "Посмотри в глаза чудовищ"), где хранилось все - от сабель до миниганов, и пофигу, зачем...
  Ну, а лежащие на складе мосинка, ппш, акм и лазпистоль - сразу ясно, откуда аффтар все это взяла. Fallaut forever!/
  
  Два автомата легли в траве, прекрасно их замаскировавшей. Теперь дело за малым. Я устроился на ветке с третьим, а на мизинцах закрепил веревочки, идущие напрямую к куркам. Охота на зомби началась.
  /Спорим, он, нажимая курки (курки, Карл!) мизинцами через веревочки, будет попадать зомбакам прямо в мозг!
  Лично я не смог даже по приколу найти вменяемого применения этой ловушке. Допустим, мы зафиксировали автоматы на земле колышками, и можем дергать спусковой крючок за веревочку. После отрезанных веревочками мизинцев... Зомби будут рады. Ну и дальше понятно./
  
  Сейчас объясню. Понимаешь, основной звук при стрельбе из обычного автомата издает приклад. Но если одеть на него мягкий глушитель, можно его скомпенсировать.
  /Если приставить приклад к пустой голове автора, то гулкий звук точно перекроет все и вся. Если перед этим накрыть голову подушкой..../
  
  У правильного автомата должно быть три курка - от самого оружия, от подствольного гранатомета и от оптического прицела.
  /Курок оптического прицела - это вообще пять с плюсом. Осталось добавить курок фонаря (обязательно тактического, у них там все тактическое, даже носки!), курок коллиматора, курок... К чему еще придумать курок, посоветуйте?!/
  
  А еще к автомату должен крепиться тактический фонарь, чтобы можно было стрелять в темноте!
  /В основном по владельцу автомата. Конечно, фонарь штука полезная, только вот на автомате польза сомнительна. Чем поможет фонарь на 200-300 метрах - загадка./
  
  Он натянул арбалет, нажал на спусковой крючок и дал очередь стрел по наступающим. Вопли боли и некоторое замешательство убедили, что выстрел достиг цели, и теперь нужно продолжать в том же духе, чтобы удержать монстров на безопасном расстоянии и прикрыть отступление из города через потайной лаз на берегу реки.
  /Да... Мне попадался стреляющий очередями фальконет, но арбалет - это уже совсем вундервафля./
  .
  Шпага в его руке сверкала, шипела, дымилась искрами от напряжения и продолжала рассыпать убийственные удары направо и налево. Абордажный бой продолжался, думать было некогда, требовалось остаться в живых самому и сохранить жизни экипажа, ведь капитан недаром часто называет их "мои дети".
  /Шпага шипела, дымилась искрами (могуч язык автора) и грязно ругалась, ибо для абордажного боя против тесаков, сабель и топоров предназначена слабо./
  
  В этом мире порох отказывался действовать убийственно и годился только для изготовления фейерверков. Смесь, приготовленная Даной, не могла взорвать даже кусочек мыла в тазике, и девушка была в отчаянии: она обещала Владыкам смертоносное оружие, а получилась забава.
  /Особенно забавляли оторванные этими "фейерверками" пальцы испытателей. В общем, химия нервно икает, Звезда Смерти тоже, глядя на яркие лучи протонных торпед, стремящиеся к ней. Ave Palpatin!/
  
  Умело и к месту применённый кастет часто действует лучше выстрела из кольта, потому что оказывает деморализующее эстетическое воздействие на врага. Любой предпочитает сохранять мозги ясными.
  /Эстетический синяк от эстетического кастета. Черт, мне одному кажется, что деморализующее воздействие от пули крупного калибра, особенно от "глейзера", в лобешник все же несколько больше, чем от кастета? Для всех присутствующих, заметим./
  
  Дуэль на лазерных бластерах была смертельно опасной как для самих участников, так и для их секундантов, поэтому старались пригласить на поединок как можно больше людей, чтобы в итоге кто-то донёс до Управляющего Совета Колонии истину.
  /Старая военная мудрость. Если у вас много людей, это не значит, что у вас больше огневой мощи. Это значит, что у противника больше мишеней./
  
  Мост был разрушен, но враги не учли того, что эльфы умеют ходить по тетиве из луков. А если этих луков три десятка, то два с половиной можно пустить на мост, даже с перилами для удобства, оставшиеся использовать для устрашения.
  /У меня два вопроса. Зачем плести мост с перилами, если "эльфы умеют ходить по тетиве из луков"? Проще было веревку перекинуть. И что они будут делать на том берегу с луками без тетивы?/
  
  Полуторный меч в девичьей узкой ладони воительницы выглядел впечатляюще, и огры недовольно зашумели.
  /- Брось зубочистку, дура малолетняя!/
  
  Димке, привыкшему к компьютерным стратегиям, было несложно организовать реальное сопротивление настоящим монстрам с помощью опытных сторонников. Он не учёл только одной мелочи: жизни не восстанавливались.
  /- Стратегия ниче так, но тактика подкачала. Game over, сорян./.
  
  По правилам поединка земля и поместье доставались первому, кто прольёт кровь, поэтому никто нападать не спешил, все выжидали, и это был бой нервов.
  /Видимо, эта земля никому нахрен не была нужна?/
  
  Четыре великих племени сошлись в битве, какой ещё не знала история, и теперь воины шумно чавкали в такт испарениям болота.
  /Это была легендарная битва с поеданием помоев в кабаке./
  
  Она была самым эффективным убийцей, потому что одним своим взглядом забрасывала крючья в пах мужчинам, и те начинали думать не о войне, а о сексе.
  /Я не знаю, что это за мутант с забрасыванием крючьев в пах, но одно могу сказать - после такого о сексе точно думаться не должно./
  
  От дула его кольта исходил запах леденящей гибели.
  /От пера автора исходил смрад дурости./
  
  Он сохранил способность ясно соображать даже при двадцати пулевых ранениях и частично открытом скальпе. Такова была способность регенерации человека в этом параллельном мире.
  /"Страшное самоубийство - сто пулевых ранений из пулемета, и все в спину." (с)/
  
  Телепатическое общение - это способность исключительно сильного пола и женщин.
  /А я говорила, что третий пол ущербен изначально./
  
  Взведённый страстный кольт в моих штанах и добротный 45-й калибр в её руках уравнивали шансы на секс. Или впечатлится увиденным, всё оценит, и у нас будет обоюдное удовольствие, или мне без разницы, жить или нет.
  /ОБСЕ приняли звуки разрыва моего шаблона за очередной мощный обстрел./
  
  Нас приветствовал рослый даже для местного люда десятник, опираясь на двуручную секиру с укороченным древком.
  /Он был настолько рослым, что упирался головой в потолок, и мог действовать только сидя. А чтобы секира в потолок не упиралась, древко укоротили./
  
  Топороносцы догоняли танка прицельным выстрелом.
  /Выстрел топором или из топора? "Королевский Тигр" не мог окрутить луноход и получал плюхи от тапка.../
  
  Борг оставил службу, занявшись промыслом кишу или киша, какого-то местного подземного существа вроде мокрицы. Сок его использовали в лечебных бальзамах, а хитин в кровле крыш.
  /Крыша из хитина подземной мокрицы. У меня все./
  
  - Там под полом где-то полтора фута пустого пространства, потом начинается грунт. Я нырнул в него и где-то на глубине шести ярдов нашел ступени, ведущие в сокровищницу. - Воздушная прослойка где-то полметра, и метров пять грунта. Ерунда. После обеда начнем копать, к вечеру закончим.
  Проведя краткий военный совет, мы порешили, что копать будут двое, а землю будем насыпать в ведро с привязанной к ручке веревкой. Оставшиеся двое наверху отвечают за своевременное освобождение и подачу тары. Некоторые разногласия вызвал вопрос, чем укрепить стенки лаза, чтобы свежевырытая нора не обрушилась в самый неподходящий момент, погребая заживо находящихся внизу. Дима, прошерстив подвал, очень кстати нашел деревянную лесенку, еще довольно прочную и широкую. В связи с этой находкой было решено проложить по бокам лаза доски, коих в подвале было навалом, а между ними в качестве распора и средства спуска-подъема вставить лесенку.
  /Очень мощная идея, показывающая, что автор учебник физики видел из-за угла, и то в классе так 7-ом. Про пробивание головой шести ярдов грунта я вообще думать боюсь.../
  
  Друг сжал мою талию и крутанул так, что юбка встала колом.
  /Новые разработки нашего охранного агентства! Теперь при первом же приставании ваша юбка станет колом у него в.../
  
  - Привет солнышко! А почему у тебя глазки сегодня голубенькие?
  - Потому как я сейчас Ани, а у Ани, как ты видишь небольшой рост, голубые глаза и рыжие локоны.
  /Мечта шизофреника - менять не только личность, но и внешность, включая рост и массу тела./
  
  - Если будет работа, будет и зарплата. А пока вы агенты в холоде.
  - Как, опять в заморозке?!
  - Нет, не в том смысле. Вас привлекут к работе, только в случае крайней необходимости.
  /Великолепное определение фразы: "Пишите заявление по собственному желанию"./
  
  А все потому, что есть существенная разница между движении в гиперпространстве и в подпространстве. В первом случае действует целый ряд законов, ограничивающих движение. Скорость увеличивается, это да, но только по прямой. Корабли, способные на гиперскорость, создают вокруг себя некое искаженное пространство, которое позволяет избегать столкновения с объектами.
  /По самой фразе виден глубинный смысл, скрытый от простого обывателя./
  
  К усталости Патриции примешивались и превращались в настоящую проблему постоянный недосып, отсутствие творческих идей, недовольные задержками заказов покупатели, а также хроническая девственность.
  /Надо было проще - ублажить недовольных клиентов, глядишь, и девственность бы уже не беспокоила./
  
  Дроу - они что-то среднее между эльфами и вампирами.
  /Ну да... Остроухие и острозубые. Питаются песнями и кровью./
  
  Сильные руки скользят по податливому телу пеньюара.
  /Тело пеньюара, уши трусиков, руки джинсов, глаза кроссовок.../
  
  С внезапной силой в ней проснулась скромность, развратное состояние блаженства, в которое погрузил ее этот развратник.
  /Пытаюсь представить, как скромность сочетается с развратным состоянием блаженства. Может быть, это когда лежишь в ванне, вся такая розовая и невинная, а на тебя с бортика хищно смотрит кошак. А что? Тоже мужик, кстати.../
  
  Я пыталась успеть за ним к обсиженному олеандрами подъезду.
  /Вот ведь повезло. Олеандры, даже обсиженные - они как-то приятней, чем бомжи. Цветут, благоухают.../
  
  Он был в меня без памяти влюблен... А потом взял и оказался геем. Мерзавец.
  /Почему сразу мерзавец? Радоваться надо, к человеку память вернулась!/
  
  Благодаря возможностям нейроконтактов игроки со всего мира не только отлично понимали друг друга, но и с легкостью могли изучать иные, никогда не существовавшие языки.
  /Фортран, Си++, Алгол, JavaScript.../
  
  - Скажи мне, пожалуйста, чем лечить отравление парами ртути?
  - Димеркапрол, пятипроцентный раствор, как сильно? Симптоматика?
  - Сильно. Задыхается, еле ходит.
  - Тогда колоть надо. Капельницу. Вот, держи, пользоваться умеешь?
  - Научусь! Там же не сложно?
  - Нет. Это внутримышечное. Делишь ягодицу на четыре части и колешь в верхнюю четверть.
  /Капельница в задницу - это хорошо! Автору. Со скипидаром./
  
  Меня ласкали щупальцы его губ.
  /Опять ксеносы сторговались с анимешниками./
  
  Масляные картины на тему охоты и природы.
  /Наш повар очень творчески подходил к процессу намазывания бутербродов./
  
  Танки ехали по гранитному полю с немыслимой скоростью, превышающей ветер и звук. Через полминуты я потеряла их из виду, и смогла безопасно выбраться из траншеи. Мне удалось скрыться от улавливающих датчиков, установленных на каждом из танков, теперь я могла свободно продолжать движение в обратном направлении и достичь поставленной цели.
  /Продолжая прогрызать окопы в гранитном поле, на гиперзвуковой скорости уклоняясь от сверхзвуковых танков./
  
  Поджарое смуглое мужское тело, упругие ягодицы в виде завитков.
  /Я узнаю тебя, колонна с ионическим ордером в виде завитков. Но ещё никто из туристов не говорил мне, что завитки напоминают ..опу./
  
  Я нервно взяла бокал с сырым шампанским.
  /Оно не сырое, а мокрое. И в пузырьках./
  
  Мой член был давно потерян для общества.
  /Ну.. Сдал человек партбилет - его право./
  
  Он повернулся и положил ее грудь на кровать.
  /Будни патологоанатома, ничего особенного. Работаешь за троих... кровать прямо в морге, что такого?/
  
  А потом на Земле случилось легендарное неизвестно что.
  /Хотели как лучше, а получилось как всегда./
  
  Вечером того дня Майя купила себе платье на факультете астрономии. Бархатное тёмно-синее платье с открытой спиной до щиколоток.
  /Астрономы в качестве накидки, скрывающей открытую до щиколоток спину, рекомендовали приобрести копию созвездия "Волосы Вероники"./
  
  - Мне еще по городу на вертолете лететь, а радар не работает, когда много людей
  - Ну и полетишь за мной. Мы просто подцепим твою ми-8 на трос, закрепим к моей бэхе. Я поеду по улицам, а ты сверху, метрах в 10, как воздушный шарик
  /"..Над косолапым навис злобный рок,
  Исчадие ада спустило курок,
  Таких поражений не знала земля -
  Во всем виновата косая свинья!!!" (с) КВН РУДН/
  
  После химической обработки невыносимый характер Бобби стал как шёлковый, что несколько насторожило меня, но не так, чтобы не выходить за него замуж.
  /Химическая обработка характера - это водкой, что ли?/...
  
  Любовь это подресающее чувство.
  /Потдряздно!/
  
  - Послушай Борг, а что мне будет, если я принесу тебе амулет?
  - Денег у меня не так много, но вот знаю я много чего. К примеру, могу показать несколько редких ударов секирой. Таким нынче нигде не учат.
  
  /Из общения тупого игрока в AD&D с еще более неадекватным Game Master`ом./
  
  Она была моей полупостоянной девушкой.
  /Проще говоря, пока невеста изображала недотрогу, я постоянно пользовался услугами одной и той же шлюхи./
  
  Роман-хроника переносит нас на остров Горгад, в столицу Империи амазонок город Бакстер. Это история Никатеи - принцессы амазонок, ее путь от кровожадной воительницы до кроткой 'богородицы', которая определила будущее славянской цивилизации. Это уникальный мир древних амазонок, наполненный политическими интригами, опасными приключениями и любовными подвигами. Давайте вспомним о времени, в котором жили эти милые девушки - первые амазонки-воительницы планеты Земля... И не будем скорбеть о тех, кому обрубили корни...
  /И правда, чего о них скорбеть./
  
  Взял за рукоять длинный меч и с сомнением сунул в мешок.
  /Мешок удивился, решил, что он не ножны, и с треском порвался.../
  
  От её глаз во все стороны сбегали весёлые морщинки счастья и успеха.
  /Они стеснялись и сбегали от этого кошмара./
  
  Обезоруживание - при попадании с противника снимается случайно выбранный доспех.
  /Кольчужный топик?/
  
  Заблудившийся в саду ветер поднимает бледно-розовые юбки платья замершей у перил на балконе женщины, и они взмётываются, открывая ноги стоящего рядом с ней мужчины.
  /Какая у них, однако, интересная поза.../
  
  Метя мой кабинет быстым шагом Эйрат высказывал мне все.
  /"Идет бычок качается, все метит он вокруг"./
  
  У него были чуткие, пронзительные глаза психолога, твёрдая челюсть настоящего преданного мужчины, на которого можно положиться во всех вопросах, улыбка законченного романтика, обаяние голливудской кинозвезды и мускулатура парня моей мечты. Он был невозможен, но существовал не только в моём воображении.
  /Это был доппельгангер - мастер своего дела./
  
  От её виртуальной ауры исходило мощное сияние правды и справедливости.
  /А от реального запаха лжи и двурушничества подташнивало./
  
  Он испытывал к ней любовь, сходную с большой финансовой, которая всегда больше, чем просто чувство секса.
  /-Автор, что вы хотели сказать?
  - Ну, он из-за денег спит с владелицей отеля, хотя она старая и некрасивая, а она его содержит, и ему её жаль очень. Потому деньги, конечно, но ему жаль её, потому что она ещё женщина, и с ней можно спать, тем более что она хорошо платит и даёт кататься на её машине.(с)/
  
  Киса схватила меня за руку и потащила в зал. Я на долю секунды потеряла свою ориентацию.
  /Пришлось подхватить ориентацию проходящего мимо парня./
  
  Видимо чай разливает не девушка, а ее широкие бедра.
  /Ой, простите, там самовар спрятан?/
  
  Она до сих пор носила его пальцы на запястье.
  /Новая орочья традиция - не ожерелье из клыков, а браслет из пальцев./
  
  В рамке стояла фотография женщины в летнем платье с роялем.
  /Также рояль был изображен на ее шляпке, чулках, веере./
  
  Предполагается маленькая детективная повесть с пунктирной любовной линией.
  /Это описание фрикций или что? СОС (в смысле SOS, а не от иного слова)?/
  
  Катя поцеловала его через ткань в угол члена.
  /Проверка защиты спецназа кевларовыми гульфиками от пунктирной любовной линии/
  
  Покрывая жадными поцелуями, мускулистую обнаженную мужскую грудь, Лили сдернула с любовника трусы и пульсирующий член.
  /И обнаружила, что это любовница со страпоном./
  
  Наша планета являлась частью астероидного пояса.
  /А наша солнечная система является частью рукава звездного пояса Млечный Путь. Который в свою очередь - часть галактического пояса вселенная. А астероиды... А что астероиды - ну так когда ученые мужи обозвали Плутон сателлитом - там и до Земли в роли астероида недалече./
  
  Мы вышли из тесного шлюза и облетели корабль по периметру.
  - Все в порядке, пробоин нет! Можно лететь дальше.
  - Давай еще немного посидим? На корабле нам не дадут ни минуты покоя, а я хочу побыть с тобой. Хотя бы здесь, в открытом космосе.
  - Хорошо, только давай зацепим трос, чтобы не потеряться в невесомости.
  /Инструкторы "Звездного городка" замерли в ожидании продолжения. /
  
  Мы тяжело дышали. А дышать хоть и чистым кислородом, но при давлении 0.2 атмосферы, было действительно тяжело.
  /Чем-чем, простите, дышали? И при каком давлении? Легкие слиплись, оргазм получен, цель и задача порномультика достигнута./
  
  Мы сделали 10 глубоких вдохов и она открыла люк, отделяющий нас от вечности. Кислород из шлюза мгновенно вышел. Я ощутил легкий холодок - с поверхности моего тела испарялась влага. Мои уши сразу заложило. Одежда сразу стала очень тесной. Я выпустил часть кислорода, чтобы не разорвало легкие.
  /Дайверы охерели немедленно, Леонов чуть позже. NASA начало изучать феномен./
  
  Мы оттолкнулись от шлюза и покинули станцию. Сверху над нами было черное небо, на котором разбросаны бледные плевочки звезд. Звезды были невзрачными, не такими красивыми, как на земле. Их свет не был искажен атмосферой. Рядом со звездами ослепительно горело белое солнце, в лучах которого сияла космическая станция, с которой мы были связаны тонкой веревочкой. Внизу был огромный синий земной шар, украшенный узорами облаков.
  /Звездам было реально плевать на укурившихся идиотов./
  
  Мы решили, что лучший вариант секса в вакууме - минет, потому, что давление в организме партнерши помешало бы мне проникнуть в другие отверстия.
  /Ну да, избыточное давление и прочие тонкости. "А потом забрызгало хомячком". (с)
  Минет. В вакууме.. Аааааа...../
  
  Я хотел ахнуть от восторга, но когда я открыл рот весь кислород мгновенно вышел из моих легких. Я почувствовал, как у меня во рту кипит слюна. Я попытался вдохнуть и потерял сознание. Дина быстро затащила меня обратно в шлюз, закрыла люк и подала воздух. Через пару минут я пришел в себя и увидел, как она пытается делать мне искусственное дыхание.
  /И раскололся на кусочки. Fatality by Sub-Zero (c) Mortal Combat./
  
  Мы пришвартовались к ручке входного люка. На нас были скафандры, плотно облегающие тело, но я все равно чувствовал ее упругую грудь, хотел касаться ее членом.
  - Давай? Все равно с этой стороны корабля иллюминаторов нет, нас никто не увидит.
  - Сумасшедший, мы же в вакууме.
  - Не бойся, все будет нормально. Мы только чуть расстегнем скафандры, а шлемы снимать не будем, чтобы не задохнуться. - Я освободил свой член из штанов, расстегнул ее скафандр снизу.
  Мы парили вдвоем, привязанные к кораблю только веревочкой, тросом, а вокруг горели далекие звезды.
  Кончив, я ощутил легкий холодок. Прижался поближе, защищая девушку от ветра. Мы обнялись, смущенные, как школьники, и нырнули обратно в корабль.
  /Во-первых, ветер. Это уже даже не оригинально. Или у них скафандр прохудился? Как они живы-то тогда до сих пор? Скафандры, где крутой шлем, и прочее всё отдельным контуром. Блин, на высоте у самолёта-то от небольшой дырочки взрывная декомпрессия, а тут... Эх, технологии, технологии.../
  
  Тут надо сказать, что имя ситха, с которым ей предстоит встретится - Дарт Мол. Он принадлежит к расе Забрак. Его голова покрыта шипами. Мужчины этой расы обладают внушительным половым органом. Кроме того, в любую секунду, по своему желанию, из члена могли вырастать шипы, превращая половой акт в мучительную и кровавую пытку, которая не редко кончается смертью партнера.
  /Какие-то негроидные нынче ситхи пошли, фирмы Brazzers./
  
  Лезвием лазерного меча он прижал леди к стене, приподнял рукояткой подбородок. Меч уверенно разрезал ткань, сверху вниз.
  /Автор, а можно мастер-класс? Прижать девчонку к стене "лезвием плазменной горелки", да чтобы в итоге только одежду разрезать,- разрезать, заметим, а не спалить.../
  
   []
  
  Быть альбиносом сложно. Белая девушка-индейка так радовалась его любви. До этого настоящие индейцы и не смотрели в сторону ее снежно-белой кожи и русых волос.
  /Ну, все правильно - индейка их привлекала исключительно в качестве еды./
  
  Сара гуляла по прерии, наслаждаясь легким ветерком, срывающим капли утренней росы с листьев. Она искала орлиные перья для головного убора Темному Крылу. Вдруг на опушке увидела палатку, в которой спали трое мужчин.
  /Орлы нервно каркали и просили автора убиться об томик Льюиса Спенса./
  
  Она отстреливала врагов очередями из кольта, попутно отбиваясь штык ножом от собак.
  /...Примотав к нему синей изолентой мачете и зарядив, аки Гатлинг.
  
  Сара очень любила динго - подтянутых серо рыжих собак, но когда эти кореные обитатели техасской прерии несуться ей на встречу.
  /Динго тоже офигели - такая трава, видимо, есть только на опушке техасской прерии.../
  
  Ветер гуляет по просторам прерии. Пышный лес шумит в сопровождении бурной реки. Прекрасная музыка природы, не правда ли. Где-то далеко в горах слышен крик степного орла. Природа манит и восхищает вас своей красотой и девственностью. Вдали, за горами виднеется сероватая струйка дыма. Что это? Я вам скажу, это поселение индейцев. Мирные и дружелюбные жители поселились там и нашли общий язык с природой, а также с прекраснейшими животными на планете - лошадьми. Неподалёку и живут эти животные, вон, видете вдали табун? Нет, это не овцы и не коровы - это лошади. Если подойти поближе, можно заметить прекрасные очертания лошадиных фигур. Они приближаются к тебе. Не бойся. Эти ласковые и нежные животные никогда не обидят тебя, а примут в свою семью, в свой край...
  /Из протокола собрания в больнице: "После острой дискуссии с главврачом гинеколог, уролог и проктолог были направлены им по своим рабочим местам в грубой, циничной форме"./
  
  Калеб вдыхал запах сосновых лесов, гуляющий по прериям.
  /Стояла хорошая погода, на эвкалипте распустилась брусника, бурундук лениво обгладывал гиену а в спокойной горной речке резвились фламинго. Дисгармонию единства с природой омрачало только лик шамана маори, кричащего на ацтекском: "ВЫДЫХАЙ, БОБЕР!!!!!"/
  
  Ее звали загадочные леса техасских прерий.
  /Но она помнила о родных северных джунглях знойной антарктической пустыни./
  
  Гладкий мех шкур убитых животных.
  /Жесткие колючки неубитых - не вдохновляли. /
  
  Как все нормальные совы, мой филин по ночам спал.
  /Это страшно - спящий ночью филин... А, простите, жрет он когда?/
  
  Она говорила еще что-то, но я почти не слышал, увлеченный видом на пастбище. Острые пики скал были покрыты клочками сочной изумрудной травы, беспокойная речка бурлила далеко внизу, белые чуть шевелящиеся пятна изредка блеяли и переходили-перескакивали с камня на камень. Пастбище походило на необъятный, давно умерший вулкан, где вместо застывшей магмы вдруг оказались куски разбросанной, но плодородной земли. По всей видимости, днем солнце здесь проходило полный круг, через прореху в горе давая траве силу, ночью наступала пора речки питать упрямо растущую зелень, застилая пастбище легким туманом испаряющейся влаги, что капала с выступов и утесов.
  Эх, выбраться бы наверх. Правда, сдается мне, тут не каждый альпинист справится. Высоко, конечно, тут, метров пятьсот-шестьсот, а по ширине пастбище и того больше в несколько раз.
  /Идиоты... Глюки отставить... Аааааа... Печаль./
  
  Не желая никаких ассоциаций с фильмом "Красотка", я сразу предупредила Тимура, что за свои покупки плачу сама. Благо, что мне накануне наша бухгалтер начислила отпускные на карточку. Тимур только подвел глаза, но спорить не стал.
  /А еще он внимательно осмотрел маникюр, голубые джинсы со стразами и повел меня в "Голубую устрицу"/
  
  - Жил... - задумчиво произнес Ромео. - Это было непростое время. Я родился в 1715 году. Тогда только-только отгремела война за испанское наследство, и люди в Италии переживали сильнейший кризис. Мой отец решил уехать в Англию, надеялся, что там будет полегче. А в Англии шла борьба за власть между королем Георгом II и сыном Джеймса II. Отец решил заняться торговлей...
  - Разве графья занимаются торговлей?
  - У него не было выбора. Приезжие, да еще чужестранцы.
  /О, какие познания открываются нам. Борьба за власть между Георгом II и Якобом II - это прикольно./
  
  - Очень приятно, - залилась румянцем Машенька, глядя, как призрак отвешивает ей элегантный поклон и окидывает ее замаслившимся взором.
  /Взор давно не смасливали. Заржавел, однако./
  
  Она привлекала мужчин умом и деловой хваткой, которые позволили девушке к тридцати восьми годам стать самой себе хозяйкой и распоряжаться собственной жизнью так, как этого заслуживает обладательница миллионного состояния, двух яхт, гаража с машинами и вертолётной частной площадки с тремя винтокрылыми мощными агрегатами. Проблема была только в том, что муж не разрешал ей с кем-то ещё встречаться не по делам бизнеса.
  /Фигасе у нее муж,- ниче не разрешал./
  
  Молли следила за ним жаркими глазами и губами, на которых было написано одно слово: "Мой!".
  /А в глазах прыгали значки долларов, как у Скруджа./
  
  - Тор, если кто спросит, мы еще утром уехали.
  - Отлично, только подъедите с черного хода, что бы вас никто не видел, и выпрыгнул на улицу.
  /Зерлинги выходили с черного хода./
  
  Я уж не знаю, что именно эту мутацию спровоцировало, но появилась она именно на планете, а не имелась изначально у тех, кто решился на столь далёкое космическое путешествие. Именно поэтому до сих пор и неясно, откуда именно прилетел корабль.
  Есть, конечно, предположение, высказанное на основании проведённого анализа маршрута, что это была система Бокус, там тоже имеется одна обитаемая планета - Цесс. Но с другой стороны, цессяне такие же мутанты, как и мы. Как они могут быть родоначальниками всех остальных? У предковой формы должна быть чистая генетика, иначе откуда возьмутся лабильные мутации. Они же, если появились, жёстко фиксируются на информационном уровне и мешают возникновению новых изменений!
  А вот то, что род наследниц идёт именно от чистой в генетическом смысле особи женского пола, у которой не имелось мутаций, - бесспорно. Именно её нейтральный информационный фон помогает нам принимать чужие изменённые признаки и аккумулировать способности, которые получаем от своих отцов.
  /Автора в коллайдер. Это более гуманно, чем в холодильник. Для окружающих, по крайней мере./
  
  Дело в том, что успокоить излишне энергичную даже в утробе малышку, моментально и на несколько часов, может только моё с ней общение. Во всём виноваты ультразвуки, которые я издаю. Но что я могу? Навыки этого непривычного способа передачи информации вырабатываются, только когда мозг часто, а ещё лучше постоянно речь в ультразвуковом диапазоне воспринимает.
  /Дельфины прифигели, но обрадовались./
  
  Стелла была непримиримым борцом до последней капли крови, но после удара по голове во время очередного противостояния злу монстры взяли над ней верх и стали завоёвывать её сознание и тело.
  /Шизофрения таки догнала..../
  
  Она закусила язык, чтобы не выдать свою боль, и, не размыкая губ, сказала гордо, что ни слова не скажет.
  /Чревовещание - суперкруто,- гордо сказать, не размыкая губ, что.. ЧТО?!/
  
  Битва под Веной - это одно из тех событий, о которых знают даже далекие от истории люди. Османская империя давно облизывалась на Вену, и уже пыталась ее захватить, так что повторная попытка не стала чем-то неожиданным. Турки готовились к войне основательно - чинили дороги и мосты, ведущие к Австрии.
  /О, блин. Австрийцы вообще не знали, что Вену штурмовали турки, они отчего-то думали, что отбивали Пешт... Ну а мосты - и правда, чего бы бравым янычарам не починить мосты, таким извращением они еще не развлекались./
  
  В итоге, самым недовольным остался Яков, который сохранил корону, но потерял часть свобод и земель. Ирландия отошла под мою руку, а Уэльсу, как и Шотландии, подтвердили статус независимых государств, имеющих общего монарха.
  /Независимый Уэльс - это сродни независимому Дофине, да./
  
  Если государственным умом Наталья Нарышкина не отличалась, то житейской смекалки ей было не занимать. И она прекрасно понимала, что лучшее средство укрепиться на троне - это обзавестись наследником. А потому уже начала искать Петру невесту.
  /Автор был просто озабочен.../
  
  В плюсе было то, что императоры Священной Римской империи признавали графов Оранских в княжеском достоинстве. У князя Оранского было право голоса в коллегии имперских князей, что тоже не последнее дело. Суверенность правителей Оранжа с XV века неоднократно подтверждали и короли Франции. Хотя последнее, как раз, не довод. Во время первой войны с Вильгельмом III, Людовик XIV не постеснялся оккупировать Оранж.
  /Князь Оранский, что за нахрен? Да-да, особенно яро подтверждал суверенность Оранжа Генрих IV, ага./
  
  Чего только стоили два сына Степана Разина - шестнадцати и четырнадцати лет, которые обучались в Навигацкой школе. Причем матерью одного явно была какая-то индейская скво, а второго - красивая мулатка. Мда. Слышал я, что Разин себе гарем завел, но теперь убедился в этом воочию.
  /Действительно. Я даже не знаю что сказать, видимо Разин был персонажем Купера, случайно перекочевавшим в русский эпос./
  
  Султаном Османской империи был Мустафа II. Человек, не отличавшийся военными талантами и интересовавшийся больше охотой, чем политикой. Ну а после того, как имперские войска Евгения Савойского разгромили турецкую армию под Зентой, у Мустафы II появилось очень много проблем.
  /А Ойген ди Савойя в курсе, кого он столь сурово бухал под Центой?/
  
  Началось все с очередной гениальной идеи Гука. Специально оружием он не занимался, но из любопытства побывав на стрельбах, предложил усовершенствовать морскую артиллерию. Почему бы, дескать, не использовать короткие пушки большого калибра? С больших дистанций, да разрывными снарядами с большим разрывным зарядом, да по деревянному флоту... красота! И этого замечания хватило, чтобы я, почувствовав себя идиотом, вспомнил про бомбические пушки Пексана.
  В результате у орудия, для придания большей прочности, была утолщена казенная часть. А для размещения уменьшенного заряда изменена форма каморы. Ну и для удобства заряжения было сделано расширение канала у самого дульного среза - распал. За счет большого калибра при относительно коротком стволе пушка стреляла очень тяжелыми (почти 40 килограмм) бомбами. При этом перегрузка при выстреле была сравнительно невелика, и риск детонации бомбы в стволе допустимо мал.
  Для испытания нового оружия мы использовали старый корабль. Попав ему в борт, своей массой бомба проломила доски и застряла в борту. Последующий взрыв привел к сильнейшему разрушению деревянных конструкций, возникновению множества очагов возгорания и разлету деревянных обломков и осколков оболочки самой бомбы, смертельно опасных для экипажа.
  Бомбы представляли собой чугунные оболочки, заполненные чёрным порохом, и имели дистанционный взрыватель в виде деревянного, со специальной огнепроводной вставкой, запала. В целях безопасности было решено хранить бомбы пустыми и снаряжать их перед боем.
  /А еще можно на берегу порох оставить - еще безопаснее будет. (с) /
  
  Год 1701 начался с того, что сбылась мечта идиота. Моего кузена Фридриха, которому был тесен титул курфюрста Пруссии. Он уже давно мечтал стать королем. Даже согласен был влезть в войну за испанское наследство на стороне антифранцузской коалиции, хотя к интересам его страны намечающаяся заварушка никакого отношения не имела. Немецкого королевства в империи до сих пор не случилось по весьма прозаической причине - появление короля сразу же девальвировало бы титул императора. Поэтому Габсбурги, раздавая другие титулы, всячески стремились избежать прецедента.
  При других обстоятельствах император ни за что не решился бы на данный шаг. Однако цена испанского наследства была столь велика, что Леопольд I был вынужден пойти на уступки. Фридрих в ответ обещал помочь деньгами и выделением 8 тысяч солдат - армия в
  Бранденбург-Пруссии была достаточно сильной, благодаря его отцу - Великому курфюрсту Фридриху Вильгельму. В результате, в рыцарском замке Кенигсберга, прусский герцог был-таки коронован под именем Фридриха I.
  /Ребята, вы с "испанским наследством" ничего не путаете, а?/
  
  В год 988, ранним февральским утром, когда ветер с Босфора до краев наполняет город влажным стылым воздухом, в стену одной из хибар знаменитых константинопольских трущоб, что вплотную примыкают к Большому императорскому дворцу, вдруг постучали...
  /К московскому Кремлю примыкали трущобы, овеваемые ветром с Черного моря./
  
  Любимым оружием европейских гвардейцев были парные алебарды с ручными щитами.
  /После боя конструкция из парных алебард и ручных щитов легко превращалась в носилки./
  
  Суши, роллы и холодные, обжигающий рот ледяной корочкой рыбные шашлычки в тягучем кисло-сладком соусе. Эти классические блюда русской кухни, Антониа любила, хотя и не всегда понимала, как это вообще можно есть.
  /Налейте басурманке рассолу на опохмел, а после из Москвы отправьте к бабке Прасковье в деревню - пусть там классический русский кисло-сладкий соус попробует!/
  
  Воин заорал что-то нечленораздельное и с утроенной силой замахал своими парными секирами, полностью игнорируя жуткую рану, тянущуюся от правой ключицы до пупка.
  /Эммм... Это описание боя Россомахи и Гимли?/
  
  Плечистые мышцы бугрились на мощных руках и обнажённой груди.
  /"Если бы ты знал женскую тоску по сильному плечу!".(с)
  Сколько же счастья кому-то привалит: сплошные плечи - и все только ей!/
  
  Дик повертел на пальце ППШ у бедра.
  - Знаешь, неплохо, но та БСУ, снятая позавчера с чувака на стене, легче и скорострельнее.
  /При этом задумчиво поправил "Пом-Пом", заткнутый за резинку треников сзади. Надульник неприятно давил на копчик./
  
  - Патроны кончились.
  - Возьми у меня в рюкзаке, они для акм, но должны подойти.
  - Отлично, спасибо. Они чуть тяжелее получаются, но так даже лучше.
  Макс зарядил магазин пистолета, взвесил его в руке и убрал в карман.
  /ВПО-131 и "Марголин" - лучшее оружие пецнадза.
  Также возьми гвоздь и молоток - накалывать капсюль, ну и вот тебе бинт и жгут - точно пригодятся./
  
  - Эти твои патроны - они же большие, в барабан не влезают.
  - А ты их просто в дуло заряжай, по одному. Выстрелов на 6 хватит, в больше нам и не надо.
  /- В ДУЛО!!! В ДУЛО!!! Не в ДУПЛО! А хотя, гляди, стреляет.
  А давай теперь пушку охотничьей дробью зарядим... /
  
  Он был красивый и с хорошо подвешенным языком.
  /Работа лучших трансплантологов империи внушала бы уважением, если бы язык был закреплён анатомически правильно. А так приходилось выбирать что-то одно. Или наблюдать красоту или язык. Если и то,и другое, то быстро затекала шея./
  
  Его личный стиль - длинные кудрявые волосы, борзые, одежда.
  /И на какое, простите, место он надевал борзых?
  
  Домен передавался по наследству детям, при этом паладины и их наследники обязаны хранить целомудрие.
  /А размножались они или почкованием, или делением. Особенно хорошо выходило двуручником: "ХРЯСЬ!!!
  При этом очень важно было не использовать ударно-дробящее оружие, иначе наследников могло получиться слишком много./
  
  Для женщин же роль, подобную паладинскому корпусу, играла Инквизиция.
  /Вы видели, как злая женщина на сковороде разогревает борщ опять нажравшемуся мужу? Классическая инквизиция - это просто детский сад, по сравнению с этим. Экспрессия. Прожигающий 700мм гомогенной брони взгляд. Шипение тысячи змей... И осознаешь, кого, предаваясь сему занятию, она представляет на сковороде./
  Ну, а публичное аутодафе, действительно, очень эффективное средство контрацепции./
  
  Когда Кристиан закапывал сейф, то естественно замаскировал место раскопок. Уходя, он бросил туда яркое красное ведерко.
  /Но вор просто побил рекорды маскировки - он был в ластах, розовом противогазе и ярко-желтой купальной шапочке со стразами../
  
  Роджер подхватил шаль губами и запел.
  /Пел он, правда, не ртом, но это уже детали./
  
  Я была выпускницей пансиона для юных пажей.
  /Корнет, вы женщина?!/
  
  Ярина вышла замуж в рамках славянской религии.
  /Но по законам иудаизма./
  
  Я несла его идеи до позднего ужина.
  /А после исторгла их из себя./
  
  Тогда Александр Македонский назвал своего коня Ипполит.
  /Чтобы никто не узнал, что его звали Цербо-Буцефалом./
  
  Рядом с ним две девушки в приветственных поклонах сервировали стол.
  /Не разгибаясь, заметим, сервировали./
  
  Колесница судьбы переехала её с утроенным ускорением, поскольку Ти была единственной выжившей из тройни незаконных принцесс королевства. Судьба невыживших сестёр, убитых злым коварством прямо в утробе матери, сохранила девушку для будущего, полного неожиданных поворотов, удивительных сюжетов и всепоглощающей божественной любви, которую Ти должна была отдать этому миру, полному греха и коварства.
  /Колесница проехала по ней три раза, разворачиваясь на самом интересном месте./
  
  В свои годы Ти была прекрасно сформировавшейся девушкой, обладавшей всеми признаками своего пола, которые стали очевидны всем и не поддавались даже волшебной маскировке.
  /Все правильно, с грудью 6-ого размера за парня не прокатишь./
  
  Сперва беглец жрал вонючие птичьи яйца ворбьёв или ворон, потом научился находить орешник или какие грибы.
  /И только совсем отчаявшись, он перешел на мивину и доширак./
  
  Прекратив сопротивление, он позволил Светлой прикурнуть у себя на груди, а сам тем временем залечивал её раны, восстанавливал повреждённую одежду и напитывал тело целебными и укрепляющими чарами.
  /Но все попытки были тщетны. Она так и осталась кособокой горбуньей, покрытой шрамами, одежду пришлось выкинуть, а чары через 4-е года обернулись утренними ударами игрушек по голове с воплем "кучимутики".... А все из-за курения на мужчинах!/
  
  Все то, что в мужчине вызывает закономерную и желаемую нами женщинами реакцию, для меня сейчас лишь принадлежности моего бренного тела, с которым мое "я" сосуществует уже 30 с хвостиком лет.
  /Все правильно, после 30 лет женщине каждый год исполнялось 25, ну и что, что уже 40-й раз.../
  
  Светящаяся материя портала колыхалась на ветру.
  /- Портал Темнючей Темноты! - объявил маг и накинул мне на голову какой-то мешок.
  Я ничего не видел! Это было прекрасно! Потом он снял мешок - и я узрел свет!!! И меня посетила истина! Если света нет - значит, будет темно./
  
  Меня все еще манили его когтистые губы и глаза.
  /Будь проклят тот "друг", что посоветовал для храбрости перед первым свиданием "принять таблеточку успокоительного"./
  
  Я целовала его всеми губами сразу.
  /Камасутра и йога - страшная сила!/
  
  Она наверняка, из семейства кошачьих, только однозначно не пума. Да и вообще, кем бы девушка не являлась, скорее всего собака, а не кошка.
  /В общем, настоящая сука. А если ржет, как конь, с ваших эпистолярий - ужели лошадь?/
  
  Он был красив другой привлекательностью. Это был красивый темно каштановый волк.
  /Окунули волка в корабельный сурик, отмыть не смогли... Вот так и выводят новые породы./
  
  В дикой природе ее хвост защищал ее тело и мордочку от холодных ветров.
  /Хвост бедного песца раскрывался куполом - Чернобыль, однако./
  
  Джейсон стоял и с рычанием вибрировал на Саманту.
  /Давать имена вибраторам - это, конечно, мысль интересная.../
  
  Он насиловал ее машину языком и заставлял ее бюстгалтер стонать ему в рот.
  /Бюстгальтер задумчиво крутил застежкой, пока мужик страстно облизывал подвеску машины..../
  
  Она потратила достаточно денег на еду чтобы заняться с ним сексом.
  /"Я тебя накормила? Отрабатывай, давай, и чтоб до последней крошки!/
  
  Медленно, его веки поднялись, и он взглянул ей прямо в глаз. Он был достаточно близко, чтобы она могла увидеть маленькие зеленые пятнышки в разрезе его глаз.
  /"Посмотри в глаза чудовищ, или записки патологоанатома."/
  
  Это потому что она была лисой-волком.
  /Раньше она была кошко-собакой, теперь доросла до ёжика-страуса./
  
  Ее розовые щечки замечательно сочетались с клитором.
  /Эксперименты с подтяжкой лица не всегда.../
  
  В амазонки принимали только девствениц, согласных насиловать всех попадающихся в плен мужиков.
  /Такого собрания страхолюдин история не знала ни до, ни после.
  Мужиков связывали как следует, танцевали перед ними зажигательный стриптиз... А затем начинали одеваться и выкрикивать феминистические лозунги./
  
  Анна Сульпиция была настоящей валькирией чистоты, произошедшей из наследственных весталок Рима, самых целомудренных женщин, цельнокроенных из добродетели.
  /Раскроили, а сшить забыли. Но римская валькирья чистоты - это сильно./
  
  Девочек с шести лет воспитывали в стиле удержания от всяких связей с мужчиной, они даже информационно не могли с ними обмениваться, только со жрецами, за которыми чутко бдили старшие весталки. Карой за нарушение обетов была мучительная многодневная смерть в стене, лишённая пищи, еды и общения девушка умирала сразу как только её оставляли одну в камне.
  /Удерживать мужчину, удерживать! Чтобы не подходил к этим идиоткам./
  
  Знатность римлянки определялась по одежде и имени. Если у девочки было имя в честь пяти-шести родственников по мужской и женской линии и добавлялся титул Августа, то есть божественная, она была из семьи потомственных жрецов, добившихся высокого положения в своём слое.
  /Только сами римляне этого почему-то не знали.../
  
  От его высокого чела исходило мощное сияние истинной сексуальности.
  /Хрен на лбу вырос и мощно засиял, или что?/
  
  Он добился её полного опьянения, но решил взять как женщину поутру, когда она будет способна соображать. Но наутро девушки в покоях не оказалось, только ленты, которыми он обвязал её ноги ради успокоения и гарантии собственного утреннего блаженства.
  /Похмельем девушка страдала, вот и смылась к белому другу./
  
  Она исторгла его мужественность из себя с проклятьями и слезами унижения.
  /Ну, хоть не откусила, а только исторгла./
  
  Меж чётко расчертивших лицо бровей залегала складка напряжённой думы. Она не была, впрочем, умна.
  /Дума умом не отличалась.../
  
  - Чему швея может обучить дофину Франции? О чём ты?
  - О, дофину Франции решительно нечему учить! Она знает и этикет, и церемониал! Но! Εё нуҗно обучить простым и понятным традициям народа! Эта девушка из магазина... Сегодня она так живо общалась со мной, так легко! Она просто удивительно близка людям! Она поводит Лисель по местам, где та сможет проявить себя, возможно приюты или школы. Покажет ей город, обучит народным праздникам.
  /Дофин - наследник короны. Во Франции никогда не было правящих королев, только в качестве регентов. Следовательно, наследовать корону дочь короля не могла. Ну и Гарун-аль-Рашид во Франции - это тоже сильно./
  
  Дамы торопились за перчатками и новыми шляпками, прекрасно понимая, что окончен сезон осенних бархатных одёжек и пришло время для пресловутой норки, песца и кокетливого кролика, украшающего премилые зимние наряды стoличных мoдниц.
  /И правда, куда несчастной пресловутой норке до шанхайских барсов, не говоря уж о мексиканском тушкане./
  
  - Тётя, это работа во дворце. Меня пригласила эрцгерцогиня Ангелика. Им нужна простая девушка, вроде меня, чтобы обучить дофину нашим традициям! И мне полагается приличное жалование в качестве кoмпаньонки дофины...
  /Дофина, видимо, попалась бракованная, некондиция, так сказать, но до поры до времени говорить об этом было нельзя - вот и учили потихоньку тому, что дуре действительно в жизни пригодится. Затем, глядишь, освоится с простым народом, своей себя почувствует, выйдет замуж за простого крестьянина../
  
  Вдали уже виднелся экипаж, запряженный в белоснежную тройку.
  /Иванушка, доколе тебе твердить: не ставь телегу поперед лошади!/
  
  - Я смотрю первый танец, ты подарила императору, Кристин!
  - Ну что вы, просто я оказалась рядом, а приличия требовали открыть бал вальсом. Приём не такой уж большой, чтобы думать об этикете и искать партнёршу с более... достойным...
  /Эммм... это только у меня приличные мысли про титул появились?
  И танец... До середины 19 века вальс очень фривольным и вульгарным считался./
  
  Эти женщины, обе не бывавшие замужем, если не считать замужеством месячный брак Элизы принёсший ей Марту.
  /Месячный брак - ну да, брак и есть, хорошее дело- оно браком не называется./
  
  - Это тайная операция и мы тут инкогнито!
  - Но мы прибыли на императорском экипаже!
  - Ты очень придираешься!
  /Чем больше выпил - тем лучше замаскировался! Напоить всех, и никто ничего не заметит! /
  
  Он целовал свою жену, вновь и вновь компроментируя ее.
  /В высшем свете любовь к законной супруге много веков считалась вещью недопустимой и жутко неприличной. Жена - для рождения наследников, а не вот эти ваши глупости, для которых нормальные люди любовницу заводят./
  
  При дворе было модно курить в его (императора) постели.
  /Весь двор собирался и модно курил в постели Императора... Ох, нет на вас Карла Великого./
  
  Она была его женой но он не собирался еще раз консумировать этот брак.
  /Первая попытка настолько не задалась, что о второй даже думать не хотелось, зато денег из приданого было нестерпимо жаль./
  
  Мы закончим консуммацию этого брака в другой раз.
  /Прилюдно, чтоб наверняка./
  
  Как всегда, туника Эроса с низким вырезом на мускулистой груди элегантно спускалась струящимся шелком вниз до колен, прикрывая мощные бёдра. Его лук и колчан свисали с плеча.
  /Мужская туника-бикини с вырезом до пупа и ниже, сумочка-лук в подарок./
  
  Ну вроде как по вашим законам если мужчину застали с неженатым мужчиной, он обязан жениться?
  /Ох, а если женщину застали с незамужней женщиной?/
  
  Мой оргазм закрутил Джима в свою невероятную скоростную воронку, и выбросил нас на берег космического блаженства! Там мы, наконец, задумались о нашем совместном будущем, и, рука в руке, стали постепенно возвращаться к земной жизни.
  /Действительность гнусно ворвалась жесткой пружиной кровати в общаге, амбре перегара и прокисшей .еды./
  
  Ему не хотелось на неё смотреть, но он продолжал постоянно жить с ней как с женой со всеми вытекающими отсюда последствиями, хотя женаты они не были и не собирались такое допускать.
  /Приходилось напоминать себе, что закрывать лицо партнера подушкой - все-таки не лучшая идея, слишком уж способствует чрезмерному охлаждению отношений./
  
  От слов, которые она медленно роняла со своих окаменевших губ, исходил смрад ранней и невыносимой смерти, окутывавший всё вокруг своей паутиной колдовства и коварства. Все, кто слышал заклинание, должны были со временем стать мёртвыми.
  /Уж лет через 100 - точно./
  
  Сергей отвлекся от поступающей информации и бросил взгляд сквозь прозрачный блистер кабины пилота. Космос взрывался разноцветными бутонами энергии.
  /Космос пах свежими протонами./
  
  Длинными медного цвета волосами я загородила грудь - это единственное место, в которое я не хочу пускать посторонних, даже некроманта.
  /Длинные волосы на груди замечательно отпугивали и от других частей тела тоже./
  
  Я села на кровати, сложив руки и коленки, медленно проведя рукой по мускулам его губ.
  /Попросила я у папы цветочек аленький, а получила конструктор-киборга для утех различных./
  
  Я продела шубу в бурдюк с водой, потому что руки нужны свободные.
  /В бурдюке, правда, пришлось выбить дно, но получилось оригинально./
  
  Я женщина, но в постели приходится быть мужчиной из за члена.
  /Новые разработки в физиологии./
  
  Умирая, моя бабка передала мне ведьмовскую силу, завещав хранить девственность до рождения дочери.
  /Бабка уже не в себе немного была, не успела договорить, чьей именно.../
  
  Оно женского рода, но мужского пола.
  /Эта лошадь вообще-то конь, но на самом деле мерин./
  
  Волк зарычал и полез на дерево.
  /- Крокодил сидит на дереве...
  - Марь Иванна, они не умеют!
  - Девочка с голимым планом - вон из класса! Класс, затянулись...
  - Пишем... Крокодил сидит на дереве и ловит аистов... (с) (известный анекдот)/
  
  Раненому волку не хватало шерсти и я сняла свою майку.
  /Новое слово в трансплантации - пересадка волку шерсти с женской груди./
  
  Муж целует меня при его росте под два метра делает он это медленно, чтобы шею не сломать.
  /Гулливер и Дюймовочка./
  
  Достаю из ножен меч: настоящее демоническое оружие большое и нелепое, как таким вообще фехтовать можно. Баланс явно шпажный, при этом бастардный широкий чуть закругленный фальшионный клинок, приспособленный в основном для рубящих ударов, какие то зубцы и выступы, которые точно будут цепляться за доспех и щиты противника.
  /Автору респект - я так и не смог хоть сколь вменяемо описать стандартус-демоно-армус. Тут тоже не особо, но уже хорошо, что попытался./
  
  Джина прополоскала горло и рот тем, что осталось от Фила, после чего отправилась на работу.
  /Интересный способ приготовления настоек, прямо скажем.../
  
  Отметка о бракосочетании не сделала её женщиной во всех смыслах.
  /Под громкие команды старшины мальчики становятся мужчинами. (с)/
  
  Она признавала сама себе, что могла бы станцевать рил после восьмой кружки пива, если когда-нибудь выпьет больше половины первой.
  /Лежа танцевать удобнее.../
  
  Держать чёткий строй босыми пятками было очень неудобно, но рота справилась с этой целью.
  /Строй призывников пытался убежать из военкомата./
  
  Её сегодняшнее ночное безумие закрыло шторы и тихо прошептало на ушко нечто доброе.
  /"Пойдем, пожрем, что ли?" (с)/
  
  С каждым словом волосы на голове студентки все больше приходили в движение.
  /Горгона опять дрессировала свою прическу./
  
  Крыша держалась на четырех столбах и медном колоколе.
  /Часовня в Аризоне?/
  
  Внешне она была мужчиной с привлекательной внешностью.
  /Таиланд... Такой Таиланд!/
  
  Грудь и бедра у меня низкие и крутые.
  /Эк срослось-то, аж страшно./
  
  Из за кофе мои соски стояли как два солдата.
  /В берцах и с автоматами./
  
  На работе мне сняться эротичные сны.
  /Эх, мне б такую работу, где б мне снились эротичные сны. А то как ни усну в грузовом отсеке, так нифига не снится, да и будят быстро (с)/
  
  От смущения я начала жевать туалетную бумагу.
  /Я не овца, а личный секретарь! (с)/
  
  Почему она если влюбляется, то всем организмом?
  /А надо, видимо, частями - задница в одного, ноги в другого..../
  
  Владелец крупной строительной компании Дэниель Круз в тот день должен был подписать многомилионный международный контракт, но его вместе с партнёром по бизнесу похитили прямо на пороге особняка. Круз и Шейла Дизмонд должны как можно скорее понять, кто это сделал. Похитители утверждают, что они инопланетяне, но герои так просто не сдаются. Удастся ли им выяснить, настоящий космос вокруг или поддельный?
  /И чистый вакуум с мягкими стенами./
  
  Его язык часто путешествовал слишком далеко на юг поэтому это было мало похоже на поцелуй с ним.
  /Переезд кунсткамеры на новое место./
  
  Она натравила на ничего не подозревающую жертву всю тяжесть своего обаяния, порочность тоже сыграла свою решительную главную роль.
  /Раздавила, в общем, скажем прямо./
  
  В его крепких руках были приливы силы и отмели нежности, которые запускали Джуд в космическое пространство и осторожно опускали на землю совершенно счастливой и наполовину обновлённой.
  /Эксперименты по запуску в космос без скафандра считаем успешными. Если вернулось - значит, выжило./
  
  Это была королевская фрейлина-горничная.
  /По четным фрейлина, по нечетным горничная, по выходным королевская./
  
  Оливио тренирвался с мечом, отражая им удары кочерги.
  /Второй меч Оливио решили не давать, нечего добро переводить, все это деньги. Хотели дать вместо меча ухват, но хозяйка запретила./
  
  Это был двуручный меч в виде розы ветров, из настаящей дамаской стали.
  /А чекан, видимо, был в виде астролябии из настоящего булата.
  И мне интересно, на чём дамасскую сталь настаивали? На кедровых орешках, али на калгане?/
  
  Очень просто призвать демона, если у тебя есть его член.
  /Просто за него подергать... или потереть?../
  
  Он целует на лавочке девушку, ощущая тепло древесины.
  /Буратино и Мальвина, 5сезон, 675 серия./
  
  Я теперь тартарский князь Сергей Оболенский.
  /И фуагринский граф, чего уж там...
  Как мало мы знаем об Оболенских./
  
  Необходимо было нарисовать не только щит с изображением совы, но и то, что его окружает.
  На гербе это обязательно должно быть отражено. Тем более, что по легенде я - "природный" князь, имевший право на титул как потомок удельных или великих князей. А это означает титулование "Ваше сиятельство", а в гербе - княжескую шапку с горностаевым околышем над бархатной с горностаями сенью.
  /Еще немного - и был бы "зоопарковый" князь. Пока только горностаи и сова в княжеской шапке на щите охотятся на мышей... /
  
  - Небогатый дворянин ищет место на корабле, направляющемся на Тортугу. Берете ли вы пассажиров? - поинтересовался я у помощника капитана самым заискивающим тоном, какой только мог изобразить, и постоянно кланяясь, чтобы не встретиться глазами и не засветить физиономию.
  /"Японец!" - догадался Штирлиц /
  
  Сначала показался сторожевой корабль. Двадцать четыре пушки, как минимум! Затем от берега отчалило 12 лодок, на каждой из которых было по два негра. Расстояние между лодками было приличным, и мы потратили немало времени, прежде, чем добрались до последней. Там-то мы и увидели второго охранника - довольно большую барку, на которой было восемь пушек и примерно полсотни людей.
  В обед негры сделали перерыв, сдав свой улов испанцам, и продолжили нырять до темноты. Жемчужины ссыпали в небольшие сундучки и погрузили на сторожевой корабль. Один фрегат против двух боевых кораблей - это даже не смешно. Следовательно, нужно вывести из строя сторожевик.
  Как только немного рассвело, мы буквально подкрались к сторожевику, не поднимая всех парусов. Разумеется, нас заметили, но особого беспокойства не проявили - фрегат был испанским от носа до кормы. Ну а когда мы, немного развернувшись, дали бортовой залп, было уже поздно. Следующий наш залп прозвучал пусть и не сразу, но испанцы все равно не успели отреагировать.
  /То есть фрегат, обычно несущий до полусотни орудий, спасовал перед каким-то восьмипушечным баркасом и сторожевиком, к которому потом еще и "подкрадывался"? Чтобы потом дать залп, которым сторожевика просто на щепки должно разнести...
  Хотя достаточно уже и того, что пираты плавают на фрегате. Испанском. Это настолько жирная отсылка к "Одиссее капитана Блада", что неприлично.
  Сторожевик о 24 пушках - это он сильно маскировался...
  Сторожевик в 17 веке в начале второй половины - очень сильно, это корвет, если что../
  
  Серж Николя Сильвен Андрэ де Боленс, (испанская версия имени - дон Серджио Николас Сильвен Андрес де Боленос) (1640(?)-1701г.г.) - известный флибустьер, о происхождении которого до сих пор ведутся научные споры. Общеизвестно, что на своем фрегате "Фортуна" он всегда поднимал флаг с черной совой на желтом фоне, и представился губернатору Тортуги как подданный Тартарии.
  /Так известный или спорный? И не пофиг ли губернатору Тортуги на подданство флибустьеров? Он мог поднимать хоть трех розовых фламинго на зеленом фоне. Всем было бы пофиг - флаг не государственный./
  
  Поэтому для хранения корабельной казны я заказал нечто, похожее на огромный сейф. Самих сейфов еще никто не делал, да и с производством стали для них пока было глухо. Так что получился огромный железный шкаф, который еле втащили на корабль. Стоял он в маленьком, специально отведенном помещении за обитой железом дверью. Ну и на замки я не поскупился, да.
  /Вместо того, чтобы запатентовать устройство сейфа и обогатиться, я заказал шкаф. Железный, потому что со сталью, известной человечеству еще с античности, были проблемы - на Тортуге про нее, оказывается, не знали./
  
  Еще одной проблемой было хранение пресной воды. Она быстро стухала и начинала цвести. Именно поэтому, кстати, пираты предпочитали ром, и спивались на фиг. Бочки с пресной водой, по 60 ведер каждая, устанавливались в трюме поверх балласта. Но уже через 10-15 дней вода начинала портиться и издавать дурной запах.
  Саня Македонский делал специальные бочки, покрытые изнутри тонким слоем серебра. Дубовые бочки ошпаривали, к доскам изнутри прикрепляли листы меди и серебра в соотношении 10 к 1, а воду кипятили. Конечно, перед употреблением воду все равно придется разбавлять ромом из расчета полрюмки на кружку, но это лучше, чем хлестать чистый ром.
  /Кипяченая вода, соприкасающаяся только с металлами и находящаяся в плотно закрытой емкости без проблем хранится до полугода - так что моряки тупо нашли способ хоть чуть-чуть прибухнуть, навешав лапши на уши офицерам. Хотя им-то лучше чистый ром - но хоть так.../
  
  Теперь осталось решить вопрос с провизией. Бочки тщательно просмолили, а затем покрыли воском, пытаясь полностью перекрыть доступ кислорода. В ход пошли и луженые медные емкости с запаянной крышкой. На борт отправилась солонина, копчености, квашеная капуста, порезанный лимон в сахаре, крупы, мед, сухари и много чего еще.
  / ...Например, лобстеры в белом винном соусе, трюфели, фуа-гра и небольшая коробка милых песочных пирожных - на случай, если у кого-то день рождения выпадет на время плавания./
  
  К сожалению, сдаваться никто не захотел. А первая попытка Олоне взять Гибралтар нахрапом окончилась неудачей. Не удивлюсь, если губернатор Мериды уже прибыл в город с хорошо вооруженным отрядом человек в четыреста, и сейчас вооружает жителей.
  Как потом выяснилось, нам противостоял настоящий профессионал. Полковник, долгое время служивший во Фландрии, умел защищать города. Он распорядился поставить на берегу батарею в двадцать два орудия и прикрыть ее турами, а также соорудить редут с восьмью пушками. Губернатор приказал завалить шедшую прямо от берега широкую просеку, и вместо нее сделать другую, ведущую в болото.
  Пока его пираты рубили саблями сучья, пытаясь пробиться через завал, испанцы начали стрелять по ним из пушек. Перестрелка длилась довольно долго, ни одна, ни другая сторона сдаваться не собирались. Наконец, д,Артиньи не выдержал.
  - Отходите! Отходите, я сказал! Это приказ!
  Пираты послушались и отступили. И тут, защищавший Гибралтар губернатор Мериды, совершил свою самую большую ошибку. Заметив, что пираты отходят, испанцы вышли за туры и погнались за врагами.
  - Вперед! Круши их!
  Услышав такой приказ, пираты неожиданно повернули, дали залп, а затем схватились за палаши и набросились на испанцев, сразу же перебили большинство из них. Перепрыгнув через туры, пираты тут же овладели укреплениями, оттеснили испанцев к зарослям и перебили всех до одного.
  /Непроходимые завалы вместо просек, прорубаемые саблями, артиллерийский огонь, героическое отступление - короче, мертвые завидуют живым. А потом, когда враги закричали "Круши их!", стало как-то обидненько, мы их по стеночке и размазали. "Сначала мы белых из лесу выбили, потом они нас, потом снова мы их, а потом пришел лесник и вообще всех разогнал к едрене фене!" (с)/
  
  На том заканчивается история пирата де Боленса и начинается история испанского гранда, королевского бастарда и вице-короля Испании дона Серджио Николаса Сильвена Андреса де Боленоса. Пожалуй, никто из пиратов не взлетал так высоко, не оказывался так близко к трону. Впрочем, и не каждый бастард был признан. Поэтому довольно интересна встреча де Боленоса с доном Хуаном Хосе, еще одним бастардом Филиппа IV.
  Де Боленос участвовал в восстании, которое возглавлял дон Хуан в 1669 году. И пусть итоги этого восстания были не слишком впечатляющими, вины дона Серджио здесь не было. Дон Хуан предпочел уступить, удовольствовавшись тем, что королева отправила в отставку своего фаворита, Великого инквизитора Нитарда.
  Дон Хуан и Марианна Австрийская примирились. А де Боленос получил титул вице-короля Сицилии. И прекрасно справился с управлением острова. Он принимал участие еще в двух восстаниях под началом дона Хуана, и, в конечном итоге, помог тому единолично встать у королевского трона, направляя Карлоса II, и верша высокую политику...
  /"Папа усынови меня, или я тебя уматерю!"
  Великий инквизитор - фаворит королевы? Сжечь!
  Я приехал на восстание, ничего не успел сделать, но получил титул вице-короля Сицилии - пруха!
  А дон Хуан вообще серийный революционер, и как его не грохнули просто за образ жизни такой - загадка... /
  
  Про Марианну Австрийскую я не знал ничего от слова "совсем. Судя по всему, сторонников у Марианны Австрийской не так уж много. Тот же дон Хуан Хосе, например, обвинял королеву не только в том, что она отвратительно управляет страной и плохо воспитывает наследника, но и в провале португальской компании.
  Само собой, в данном безобразии обвиняли не только Марианну Австрийскую, но и Великого инквизитора Нитарда. Дон Хуан Хосе в свое время и королевский двор-то, собственно, покинул в знак протеста против его влияния. К нему тут же присоединились все те, кто был недоволен поведением регентши. Причем в первом раунде бастард и его сторонники потерпели поражение.
  Дон Хуан еще легко отделался. Его друзьям повезло меньше. Один был приговорен к крупному штрафу, второй был вынужден оставить председательство в совете, а третий так и вовсе без всякого суда схвачен и казнен в тюрьме. Дону Хуану было велено удалиться в свои владения в Консуэгре.
  /Короче: баба у власти - плохо, дон Хуан - испанская либеральная оппозиция - и мешает, и сделать с ним что-то реально серьезное, а не показное - та еще задачка./
  
  Дело в том, что я еще на Пти-Гоав обзавелся собственной плантацией. Но зарабатывать решил не на сахарном тростнике. Гораздо больше меня привлекало какао. Деревца, кстати, хорошо принялись. Ну а потом я решил переключиться на стручковый и красный перец. Финансовое поощрение и хорошие отношения с индейцами помогли мне обзавестись не только ценными специями, но и ананасами. Кукуруза к ним прилагалась в качестве подарка. А сколько денег пришлось отвалить голландцем, чтобы обзавестись деревцами корицы - вспомнить страшно.
  Ну а раз уж было решено перебраться на Сицилию, то и свой огород я сюда решил перетащить.
  Вернувшись на Сицилию, я выяснил, что Бульон тоже зря времени не терял. Во-первых, наконец-то привез из Франции свою семью, а во вторых, прихватил оттуда несколько специалистов по разведению тутового шелкопряда. Благо, тутовое дерево у нас на Сицилии росло давно.
  /В общем, на одной грядке у меня росли картошка, кофе, розы и черемуха, а с деревьев мы собирали баклажанную икру. А вам слабо?/
  
  С производством жести в данное время... была полная жесть. Я начал прикидывать, чем заменить жестяные банки для консервов. Да! Решено! Мой выбор пал на керамику.
  /И разбил ее нахрен. Пришлось вернуться к жести./
  
  Я только мечтал о том, чтобы создать скорострельное оружие. И даже подозревал, что в конце 17 века это просто невозможно. А флорентийский гений взял, и воплотил мою мечту в жизнь.
  Темно-коричневая рукоятка была украшена серебристым узором и тонким золотым рисунком, который переходил на ствол, граненый в основании и слегка расширяющийся на конце. В рукояти оружия было проделано два канала, в одном из которых помещались сами пули, а в другом порох. Между этими каналами и стволом оружия имелась вращающаяся деталь с ручкой, в которой были сделаны два углубления, одно для пули, другое для пороха.
  После выстрела для перезарядки, необходимо было наклонить оружие вперед, повернуть ручку и вернуть ее в исходное положение, произведя подачу пули и пороха одновременно. При достаточно хорошей тренировке, этот пистолет может творить чудеса.
  /Например, рвануть в самый неподходящий момент - хорошо, что чертежи были вовремя "украдены" армией противника./
  
  В 1672 году Испания позволила втянуть себя в Голландскую войну против Франции, которую поддерживали Великобритания и Швеция. Итог был немного предсказуем, невзирая на альянс со Священной Римской империей и Брандербургским курфюрстом. Людовик ХIV такой хитрец, которому палец в рот не клади. Ему уже удалось вывести Англию и Швецию из альянса с Нидерландами.
  /А теперь, господа короли, открываем учебники и готовимся к пересдаче./
  
  Мне (за бешеные деньги) привезли даже кусты роз откуда-то с Востока, и они прекрасно прижились. А были более приземленные, но не менее полезные вещи. Картошка, например. Про помидоры я тоже не забыл.
  /"Сынок, приезжай, у нас тут шашлыки, пивко холодненькое из "Востока" - у всех было, да?/
  
  Король Франции, кстати, объявил меня чуть ли не личным врагом. Как это так - я посмел ударить по его чувствительному месту, по карману! И это в тот самый момент, когда уже практически завоеванные голландцы дали ему неожиданный отпор! Мда. Все-таки, Вильгельм Оранский - незаурядный человек. А Людовик - тщеславный болван. Предлагал же ему Конде, воспользовавшись ситуацией, двинуть сразу на Амстердам. Но Король-Солнце, наслаждаясь своими победами, брал город один за другим. И голландцы успели открыть Мейденские шлюзы. Представления не имею, как Вильгельм на такое решился.
  /Если мне память со склерозом не изменяет, то, завоевывая один город за другим, как раз на Амстердам и выйдешь - хрена там тех городов во времена Короля-Солнце?/
  
  Напомнив миру, что Испания - все еще самая сильная морская держава. В результате Людовик, скрепя зубами, вынужден был уступить. Король-солнце и до этого довольно успешно устранял конкурентов - кого подкупом (как английского короля Карла II, которому заплатили 2 миллиона ливров), а на кого натравливая давних врагов (как турок на Леопольда I Габсбурга).
  /Кого Людовик скреплял зубами? Испанию?! Как можно подкупом устранить конкурента? Это контрибуция называется. Садись, двойка./
  
  ...Брак русской царевны и вице-короля Сицилии стал поворотной точкой, навсегда изменившей отношения России и Испании. Последний раз с Европой роднились еще русские князья - во времена Анны Ярославны. После этого были только попытки привезти иностранных женихов в Россию, которые ничем не закончились. А потому отбытие Софьи на Сицилию было воистину необычайным событием. Ведь она не только покинула страну, но и приняла католичество. Алексей Михайлович, позволивший этот брак, думал, прежде всего, об интересах России.
  /В последний раз Россия роднилась с Европой всю историю, на секундочку./
  
  Передовые отряды враждующих сторон и на этот раз встретились к северу от Дандолка, на перевале Моури. Яков, может быть, и не был военным гением, но и идиотом тоже не был. Так что он принял вполне понятное решение - перекрыть Вильгельму путь в южные и юго-восточные области Ирландии. Ну а какая самая удобная позиция для этой цели? Разумеется, река Бойн, в окрестностях Дрохеды, откуда Яков мог быстро вернуться в Дублин в случае поражения.
  Войско Вильгельма было собрано буквально "с миру по нитке" по всей Европе, но, нужно отдать должное, вооружено лучше ирландских ополченцев.
  Как оказалось, Вильгельм тупо не мог рисковать, не зная, как поведут себя вчерашние подданные короля Якова при встрече со своим бывшим господином. Впрочем, войско Якова тоже состояло не из одних только ирландцев. Там и французы были, и даже финны затесались, не говоря уж о прочих. А чтобы различать в бою, кто свой, кто чужой, даже опознавательные знаки придумали. Отличительным знаком солдат армии Вильгельма были зеленые побеги, прикрепленные к шляпам, а якобиты носили полоски белой бумаги.
  /"Так, пацаны, делимся на войнушку - сначала Яша выбирает, потом я!"/
  
  Даже самый хороший мушкет и меткий стрелок не могли гарантировать точного попадания. А за время, требуемое на подзарядку, даже раненный король успеет скрыться, поскольку ездит верхом и в сопровождении верных людей.
  /Это был особый снайперский мушкет 4-го калибра, с привязанной скотчем подзорной трубой и с лазерной указкой. Да, в 17 веке./
  
  Убийства правителей в 17 веке не понимают. И не прощают. Мало ли, что врага убил. Кто разрешил проливать священную королевскую кровь? Вильгельм, когда захватил власть, помог Якову бежать. И вместо того, чтобы стать мучеником, бывший король в глазах большинства своих подданных стал трусом.
  / ...И вот теперь-то его можно со спокойной совестью грохнуть, раз уж все такие щепетильные, не?/
  
  - Ты уверен, что сможешь его посадить? Все таки ТУ-лайнер, 300 человек пассажиров.
  - Конечно, ничего сложного.
  Дик потянул штурвал, выключил двигатели и самолет ринулся вниз к взлетной полосе.
  /- Помирать - так с музыкой! Чтоб двигло не глушило! БЛЯМС!!!
  Из отчета МА:."Основной причиной авиакатастрофы послужил вывод ЛА на режим сваливания в результате действий лица, не имеющего допуска к управлению ЛА."/
  
  Физиология драконов такова, что яйца у них откладывают как самцы, так и самки.
  Если бы Харору удалось тебя соблазнить, то ты бы не забеременела, - сказал Арри. - Никакая человеческая женщина не способна понести от дракона. Хотя сам акт...Само действие при этом ничем не отличалось бы от такового между двумя обычными людьми. Но Харор бы не излил свое семя. При самом благоприятном развитии ситуации ваши, скажем так, ауры смешались бы. И в результате он бы получил частичку твоей жизненной энергии. Это зародило бы жизнь внутри его. И через год, два или три Харор стал бы счастливым отцом, отложив яйцо.
  /"Мужики, пропустите инвалида!" (с)/
  
  - Прекратите! - оборвал их прения лорд Экшен. - Начнем сейчас же составлять наше алиби. Если оно будет одинаковым у всех нас, то нам больше поверят.
  /И тут пришел Пэрри Мейсон и опошлил все алиби одной фразой: "Лорд, а почему вы находились, по показаниям свидетелей, "там", а вот остальные "там", "там" и "там", но при этом все друг друга видели, хотя вас разделяло более 15 миль?/
  
  Инна достала из сумочки револьвер системы АКМ.
  /Ахренеть Какой Маленький? Ну, хоть не Гатлинг Маузера корейской сборки.../
  
  - Сережа противозачаточные таблетки только два месяца назад пить перестал, а у меня срок три с половиной.
  /А, простите, начал он пить их когда? И - главное - почему он?!?!/
  
  Безумно гармонично сложенный, с интересными привлекательными чертами лица, мощными мышцами, перекатывающимися под кожей. Особенно нравилась спина: широкий размах плеч на длинном теле плавно переходил в узкую талию, заканчивающуюся аккуратной, аппетитной попой.
  /Эх, размахнись плечико, на длинном теле!... Так-так, а вот плечо отдачи вы посчитали совершенно неверно, кости перемололо./
  
  Он снял трусики, чтобы сделать мне массаж ног, потому что у меня клинило шею.
  /Надень шапку на х**, а то уши отморозишь! (с)/
  
  Лорд Экшен занимался ментальностью с юных лет, у него открылись неординарные способности.
  /Это был его action quest, ага, и он набил 80 уровень./
  
  После бессонной ночи мои глаза опухли и сгорбились.
  /Горбатые глаза и окулист не исправит. Только патологоанатом./
  
  Плотоядно скрипнули гнилые зубы, сухо хрустнули старческие колени - как злобная самка саранчи, бабка выпрыгнула из травы, на лету распахивая шумные дырчатые крылья. Томагавки попарно блеснули в лапах - эх, сейчас бы модернизированный китайский маузер образца 1999 года с винтовочным патроном, подумал я...
  Нет, не просто подумал. Я еще и пробормотал этот бред - насчет маузера. Врач-психолог поймет меня: герой слишком много тешился в 'Whorecraft'. В этой забавной игре есть одно правило: 'Дракона бери на живца, а банши - на винтовочный патрон'. Почему именно маузер? Объясняю: из 11-миллиметрового ствола (калибр 45) весьма хорошо тюкать дюжих красноармейцев в моей собственной гамесе 'Чапаев и Мутота'. Выдумывая для этой игры наиболее брутальные виды оружия, я изобрел и фантастический 'Маузер', предназначенный специально для грядущих гражданских войн XXI века. Я сделал его самым мощным - и не напрасно.
  /А чего тогда не "Дезерт Игл" под .338Lapua - по крышесносу один хрен (как и сносу собственных частей морды), а по эффективности - куда как лучше... /
  
  Я в детстве отравилась арбузом, ощущения были незабываемые. Покруче оргазма.
  /Так и появляется психиатрическая фригидность./
  
  Ты уже прошёл всю школу сексуальной потребности.
  /Непотребности прошел без всякой школы, и правда - нафиг она нужна. А тут тонкости с ночными рубашками в дырках на известных местах. Пора поступать в университет, дружок, и давай сразу думать о месте прохождения дипломной практики./
  
  Создание молчало женским голосом.
  /Т.е. страшно истерило, но всем было пофигу./
  
  Он медленно опустил свое лицо в ладонь и посмотрел на девушку.
  /Прием "Facepalm" в исполнении средневековых альфонсов в действии, руководство./
  
  Сломать сопротивление весталки означало вкусить смертельное блаженство, потому что вместе с бывшей девушкой убивали и её случайного любовника. Обычно это не происходило раньше шестнадцатилетнего возраста, но случались случаи четырнадцатилетних и даже тринадцатилетних, обладавших погибельным коктейлем красоты, юности, раннего созревания, похожего на взрослую, но ещё нераспустившуюся женщину-цветок. Всё это опьяняло мужчин и лишало их рассудка. От бутона весталки исходило неиссякаемое очарование молодости и очарования.
  /Автору немедленно избавится от чуда девомудрствования и почитать о том, что же такое весталки./
  
  Лина Валерия происходила из знатного, но незначительного рода римских правителей, которые старались держаться в тени блистательного Цезаря.
  / - И ты, Брут?
   - Сюрприз, Цезарь. (с)/
  
  Выйдя замуж за русского, Ингрид быстро принялась освоячиваться в новой стране и становиться полноценной родственницей, владеющей речью, обычаями и религией.
  /Фигасе, С3РО отдыхает ваще, вместе с М3, Зимой и генералом Кракеном./
  
  Она протекла в дверь за спиной мужа незаметно, словно струя горной речки из шведского фьёрда.
  /Ревность Т-1000 не знала границ, даже со шведской толерантностью/
  
  Она сочетала обязанности хорошей жены, хорошей матери и хорошей правительницы, причём последнее отнимало у неё все силы и время.
  /Лея, ты, дура! - ругался Хан Соло./
  
  После перепрошивки телефона Яна после долгого перерыва обрела речь и разум, что очень помогало ей в успешном бизнесе.
  /Скайнет сделал reboot & restor./
  
  Педали велосипеда под её остановившимися ногами продолжали танцевать своё смертельное танго, несущееся под откос под музыку Пьяццоллы, гремящую из ушей Лиз. Она только силой воли удерживала взбесившуюся машину и пролетела в паре миллиметров от пропасти, которая злобно ухнула вслед, протягивая костлявые смертельные руки в колёса, но не в силах удержать их стремительный бег.
  /Не стоит принимать ЛСД перед тем, как на велосипед садиться. Стремительный бег под музыку Пьяцоллы - это только так, а дальше уже все ясно, ремиссия и ... Костлявые руки в колеса./
  
  Спустя пару минут к нашим ногам буквально свалилось с неба смесь ястреба и собаки.
  /Дракон сплюнул, не прерывая полета. Смесь сказала "Мяу", и зарылась в землю. А говорили, что ГМО безопасно./
  
  В современном мире материк Америка делиться на три континента - США, Мексика и Канада, а с севера к ним примыкает Аляска.
  /Вот к чему приводит окружение страны рвом по границе. Иногда просто трудно остановиться и не копать больше. Вон Черное море так и выкопали..../
  
  Честно сражается на полях в густых лесах.
  /На узких просторах арктической пустыни, в тесных пещерах Сахары и высокогорье Марианской впадины./
  
  Над солнечными и лазурными берегами мерцали яркие звезды.
  /ЛСД, лужа, фонарик ППСника... Что еще нужно старому хиппи для счастья?/
  
  Самолет можно посадить даже при выключенных двигателях - они рассчитаны на самую сильную турбулентность и удары молний.
  /Ну, с таким подходом можно сказать и то, что не один самолет не смог не вернуться на землю. В том или ином качестве. Вот только посадкой ЭТО я бы назвать постеснялся./
  
  У Лизы были яркие синие глаза, шикарные волосы и бюст между тройкой и четвёркой, это делало её идеальной секретаршей из кинофильма и привлекало новых клиентов для процветания.
  /Жаль, продюсеры и режиссеры не ценили,- только клиенты../
  
  Её босые ноги бесцельно гуляли по песчаной дорожке вдоль леса, ожидая Сергея с работы.
  /Тапочки гуляли в другом месте, задница в третьем... Задолбались потом собирать запчасти вашего киборга!/
  
  В ночи прогрохотал взрыв новой женской силы, от которого проснулись все соседи. Лиза кричала громко и радостно, потому что обрела своего мужчину, способного сделать её удовлетворённой и сытой.
  /И не забыла при этом подключиться к оповещению МЧС.../
  
  Негодные к употреблению кандидаты отправлялись домой на общественном транспорте, им никаких льгот не полагалось, тем более автомобиля.
  /Ну, хоть не в Дахау, пусть радуются./
  
  Последний раз в метро Лиза была двадцать три года тому назад, то есть задолго до своего рождения.
  /Сильно затяжная, видать, у ее мамы была беременность./
  
  - В нашем мире изредка рождаются уникальные дети. Они прекрасные и хрупкие. Простая семья не может сохранить жизнь такому ребёнку. Мы называем их цветками Лориозы, поскольку они такие же ранимые и красивые, как сами цветы. С самого рождения уникальные дети проживают в пансионе. О них заботятся, их опекают. Ничто не должно омрачать существование цветка Лориозы. Дитя может умереть оттого, что оттенок ковра не соответствует чувству прекрасного или долго идет дождь, или ткань одежды недостаточно нежная. Наставники в пансионе закрывают лица вуалью. До совершеннолетия цветок Лориозы видит только себе подобных прекрасных существ.
  /А в день 18-летия ему говорят: "Всё, детка, ты теперь взрослый!", и выгоняют на все четыре стороны./
  
  Он был красивым мужчиной с благородной ипостасью и далеко идущими планами.
  /Ипостась прямо-таки отображала его планы на его грядущем иконостасе./
  
  Шиа спускался к девушке каждый месяц в новолуние и входил в неё несколько раз, всегда в новом обличии, и Гуна уже не знала, как будет выглядеть божественный младенец. Шиа говорил, что так и должно быть, Гуна верила и опасалась только за реакцию мужа. Золотоволосый ребёнок с огненными глазами пришельца мог насторожить его.
  /Чернокожий сын у китаянки и индейца? Да легко!/
  
  Между мирами было холодно, неуютно и мокро.
  /Рождаться - это штука сложная, да./
  
  Её тошнило от людей, печенья и сигарет, она не знала, что это означает.
  /"А потом я отравился печенькой." (с)/
  
  Совесть мучительно росла в Тоде каждый день, трансформируя его суть и внешность.
  /Шредер опять экспериментировал с мутагеном./
  
  Джейн вальсировала у большого зеркала туда-сюда, старательно повторяя фигуры менуэта.
  /Получалась помесь ча-ча-ча, кадрили и полонеза./
  
  Это внешне мужчины, но со способностью принимать иной облик. Одним словом - оборотни!
  /- Что вы мне продали?! Дома надул, а там мужик со здоровенным @@ем, с сигарой в зубах и с хвостом!
  - Э-э, наизнанку вывернуть не пробовали? (с)/
  
  Трехдневная небритость придавала ему вид настоящего принца из сказки.
  /Немецкой сказки про принца-сантехника./
  
  Костюмы с налетами стимпанка ему определенно шли.
  /Видимо, туалеты в дирижаблях устроены по тому же принципу, что и в поездах./
  
  Я поцеловала Макса и мое сердце упало в его яйца.
  /Сердце в яйцах - это уже кулинария. На что только не пойдешь, чтоб добыть пропитание в пустыне./
  
  Их брак был фиктивным, они просто трахались.
  /У брака двух мужчин масса достоинств: можно целый день смотреть футбол, пить пиво и устраивать бардак в квартире. Но есть и большой минус: сексом приходится заниматься на стороне - ну не трахаться же друг с другом./
  
  Она заметила мой взгляд и широко улыбнулась, отчего кончики губ коснулись ушей.
  /Она улыбалась так широко, что вся исчезла за улыбкой, а потом и улыбка пропала. Так я познакомился с женой Чеширского Кота./
  
  Они оба давно положили по глазу в вырез моего декольте. Теперь осталось только выбрать, чей глаз лучше.
  /Зачем выбирать, если можно сделать серьги?/
  
  Мой монолог плавно перетек в легкий взаимный стеб над фильмом.
  /Шизофрения - и ты никогда не будешь один! Фильм стебался в ответ?/
  
  - Нам подложили в кровати мертвые букеты, - выпалила общительная медноволосая Настя.
  /Видимо, выкопанные с землей кусты роз были предпочтительнее./
  
  Во второй раз меня расстроило ужасное, практически голое дизайнерское платье.
  /Платье фабрики "Большевик" нравилось больше - оно не раздевалось так быстро./
  
  С эрекцией на каминной физиономии он шагнул ко мне.
  /Горгульи на каминах бывают не только женского пола. Никогда, слышите, никогда не создавайте голема, если у вас нет способностей к скульптуре! И тем более не делайте это под просмотр шедевров немецкого кинематографа./
  
  Он вошел в меня и его член достал до мозга.
  /Это не про оральные ласки, это про анатомические особенности нервной системы./
  
  Его язык орудовал у меня во рту и одновременно ласкал все мои дырочки.
  /Так, т.е. это через пищевод, желудок, толстый и тонкий кишечник, прямую кишку, к влагалищу.... Товарищи, это же метров 10 выходит, как минимум! А он ещё и разветвленный - уши, ноздри.../
  
  Король продолжал шантажировать этого наглого стражника, не давая ему ни секунды покоя и свободного времени. В конце концов тот измотался совсем и уволился из дворца.
  /Директор Газпрома долго шантажировал охранника на входе, и тот уволился по собственному желанию.../
  
  Ее нежные ноги брутально ласкали мужскую грудь.
  /Какое интересное описание для связки йоко-гири с маваси-гири и ой-гири.../
  
  Я хотела замуж, как сапожник.
  /Иными словами была убеждённой мужененавистницей. Замужний сапожник - это даже не гей, это уже обыкновенный.../
  
  Он не был ни парнем, ни мужчиной, ни любовником.
  /Да ладно, обычная трагедия евнуха в гареме.../
  
  Мы с ним только друзья, поскольку не поменяли статусы в вконтакте.
  /ВКонтакт - и никаких лишних штампов в паспорте!/
  
  Это добрая сказка в стиле "Вечера на хуторе близ Диканьки".
  /Девушка, вы давно Гоголя читали? Но Панночка оценила. Вий тоже./
  
  Парни отличались не только внутренне, но, и свежестью - Костя был на десять лет моложе.
  /Ну да, зомбятина десятилетней давности выглядит посвежее./
  
  Зои оказалась в опасности и нуждается в защите, но сможет ли Дрейк спасти положение? Похоже на то, учитывая, какое у него тело! Предупреждение: герой владеет службой безопасности. Героиня немного странная. 18+!
  /"Да **** я эту Службу Безопасности!" - говорил стриптизёр Дрейк, спасая эту... героиню./
  
  - Фрр. Где эти дурацкие ключи?
  - Передний левый задний карман.
  /Лобачевский в соседней палате задумался и начал что-то рисовать на стене./
  
  Акиа уже проснулась - время доить Бурую, кролей и кур.
  /Дойка кур растянулась надолго - куры офигевали.../
  
  Он пах сексом с одеколоном.
  /А лучше б он пах шахматами и математикой!! Секс с одеколоном - это вообще новое слово в половых девиациях. Не знаете, давно такую приблуду выпускать начали?/
  
  Кем тебе приходятся родители?
  /Ну... даже не знаю. Очевидно же, детьми./
  
  В будущем я бы хотела памперсов с режущимися зубами.
  /Chabs-Chabs coming!/
  
  Парень вновь влез в мое личное пространство своей вездесущей рукой.
  /И начал там шарить. И что вы возмущаетесь?/
  
  Она без опаски бродила по комнатам, распространяя себя повсюду!
  /Подпрыгивая и попукивая?/
  
  Честно говоря, я с трудом держала глаза вскрытыми.
  /Тяжелы квалификационные экзамены у патологоанатомов./
  
  Тогда она и стала раковой женщиной.
  /Рак-оборотень - при виде опасности становится раком. (с)/
  
  Она открыла дверь, села и потянула на себя руль танка. Двигатели Т-34 взревели, набирая обороты.
  /Набрав обороты, она взлетела горизонтально вверх, погрузившись на 72 метра. Ей очень хотелось крикнуть "ЭГЭГЭЙ!!!" но в вакууме звук не распространяется. (с) Интересно, а машину автор тоже так водит?/
  
  - Это тот самый, который стоял в музее?
  - Да, до вчерашнего дня. Но настоящие колеса должны бегать, я так думаю, и Т-34 не исключение.
  - А внутрь можно?
  - Да, давай прокатимся.
  /Морфеус подмигнул Нео и достал свои знаменитые таблетки.
  - Малыш, а давай полетаем на танке по крышам..../
  
  Забравшись в нутро танка и сев на соседние сиденья, мы переглянулись. Джон сладко поцеловал меня, его губы продолжали спускаться вниз. Я закинула ноги на руль и откинулась назад, чтобы ему было удобнее.
  /Оргазм был похожий на взрыв, а взрыв - на оргазм. Нога задела какую-то педаль, но неважно... Всю вселенную сотряс импульс. Казенной частью выстрелившего орудия его мозги разбрызгало по башне./
  
  - И куда мы поедим? Тут же вокруг дремучая тайга.
  - На схеме написано, что чуть севернее Иркутска есть болото, там и должен быть клад. А почти до самого болота идет нормальная асфальтовая дорога. Так что возьмем машину и запас еды, скажем, дня на три.
  /Асфальтовая дорога через болото в тайге.../
  
  Я, удовлетворенно потянувшись, сложила крылья и поглядела на коня. Тот удивленно смотрел на меня, поджимая к брюху левую заднюю ногу.
  /Это точно был конь, а не фламинго?/
  
  И тут я поняла, что это и есть производитель наследников.
  /Святая простота... Лишь бы не подумала, что для произведения наследников этот производитель нужно оторвать, а потом вырастет новый. А этот, собственно, в наследника и превратится. Ну, как гусен0ичка в бабочку./
  
  Ее глаза встали в стойку.
  /Вот так я и понял, что обозначает выражение - "Глаза друг друга нах посылают"./
  
  Экономка вышла за лорда в замешательстве.
  /Лорда очень уж соблазнило хобби экономки сбивать масло и замешивать тесто. Нужно ли говорить, что он не разочаровался? Тот еще мазохист был./
  
  Она стояла со скрещенными губами.
  /Бедная девочка, кто ж ее так.../
  
  Дверь открылась и в мой рот ворвался язык.
  /Неслабый замок был у двери, неслабый./
  
  В корнях нимба над головой Шиа читалась мудрость столетий, видимая даже простому глазу смертного человека, а его улыбка изрекала неиссякаемое блаженство. Гуна оценила это и храбро шагнула вперёд, понимая, что сейчас полетит в пропасть. Но вера её оказалась велика, и девушка устояла на облаке, подвернувшемся под ногу. Главное теперь было не помнить, что она какая-то не как все окружающие. Шиа смотрел на неё немигающим солнечным взглядом, и Гуна шла и шла вперёд точно по мосту. Такое было возможно только в присутствии настоящего бога, так что Гуна перестала о чём-то другом беспокоиться. Она уже не боялась предстоящей беременности и всего прочего.
  /"..Я требую выполнения конвенции по правам умалишенных и созыва совета безопасности ООН" (с)/
  
  Процесс регенерации и восстановления вошёл в её организм.
  /Вот это реально грубо, практически полостная хирургия без наркоза./
  
  Я нимфа с примесями гномьей крови и орочьих мозгов.
  //it's alive! it's aliveeeee! (с) dm Victor Frankenstein./
  
  Это был настоящий рокенрольный вальс почти как в нашем мире.
  /Панк-мазурка, дезметалл-танго и регги-сальса продолжали программу этого вечера./
  
  Став верховной жрицей клана Аллори, даже лорд Миал не сможет распоряжаться твоей жизнью.
  /В ритуал посвящения в верховные жрицы входит смена пола?/
  
  Конечно, абсолютно не прилично находиться в обществе капитана без компаньона и такого важного корсета, который придает настоящей леди идеальную форму.
  /Таким образом, корсет должен был иметь чин не ниже статского советника или полковника действительной службы. Имеющие менее низкие чины корсеты, нужны были для общества старшего офицера и лейтенантов, перед матросами можно было предстать и вовсе без корсета./
  
  При поцелуе идет обмен днк, они смешиваются и влияют друг на друга.
  /Днк - дисперсный не***кий коклюш?/
  
  Он положил руки ей на плечи и зарылся пальцами в волосы, начиная генетический массаж.
  /Это что он с ней делал? Превращал в кашу, чтобы получить взвесь генов?/
  
  После генетического массажа Ева должна хорошо отдохнуть.
  /Разложенная по пробиркам с питательной средой./
  
  По просьбе Старка я облачилась на этот раз в одну только тунику, длиною в пол, из шелковой ткани. Фасон этой одежды имел некую схожесть вечерним платьем. С виду - приталенный обычный наряд, чуть расширяющийся к низу, но зато сзади на спине красовался огромный вырез, расшитый по краям узором из крохотных кристалликов в тон ткани.
  /В каком месте это туника?/
  
  Несколько минут они сидели молча. Ирина ждала реакции, Юлька переваривалась.
  /Ирина ждала, как отреагирует на Юльку пищеварительная система хищника./
  
  - Вы очень разные, - Эрика вновь вернулась к наблюдениям за сражающимися.
  - Велизар был...зачат немного по-другому, - уклончиво отозвался Аргент.
  /На люстре, с подоконника?/
  
  Он был как большой двоюродный пес.
  /От сестры-суки./
  
  - Потому что у них пока еще положительный резус-фактор, как и у Каро. А у всех взрослых он - отрицательный. А если в крови нет никаких 'примесей', то это как раз первая группа, она же 'нулевая',и отрицательный резус. Вот почему наша кровь всегда подходит для переливания любому человеку. Даже несмотря на двадцать пять пар хромосом вместо положенных двадцати трёх.
  /Медикам не читать. Тут явный delirium tremens студента-первокурсника меда. /
  
  В моей семье, например, отец тоже был кентавром. А вот мой брат избежал этой участи.
  /Извините, а вы тогда кто?/
  
  Он был стройный с голубыми глазами до плеч.
  /Вытекли?/
  
  Он только что подхватил взрослую меня на руки. Потом достал из кармана какой-то камень очертил ним перед собой прямоугольник и ступил в него, совершенно не обратив внимания на мои трахания, в попытке обрести свободу.
  /В попытке обрести свободу? Да еще в такой позе? Какое замечательное извращение!/
  
  Лорин птичкой спорхнула с балкона и таким образом испытала силу притяжения рук возлюбленного.
  /Руки были оснащены гравитационными захватами./
  
  Бобби был солидным, основательным и вместительным мужчиной в полном расцвете сил.
  /Жрал много, солидно и основательно./
  
  Стив и Джонни дружили много лет, но не очень чтобы так сильно, потому что постоянно вспоминали о том, что являются периодическими любовниками под настроение.
  /Иногда дружили, иногда.../
  
  Хин бросила грабли и лопату где лежала, и опрометью бросилась искать увлекательные приключения, где эти предметы только помешали бы ей. Она надеялась, что по возвращении застанет их на прежнем месте, хотя черенок лопаты и содержал золотые элементы.
  /Золотую лопату охраняли дрессированные грабли.../
  
  - Извините, - натянуто сказала Кэролайн. - В жару я генерирую много статического электричества.
  /Но как?!/
  
  Русь была христианской после того, как Владимир перекрестил Киев в Днепре.
  /Фигасе ему пришлось бы запруду городить - весь Киев-град в Днепре утопить.../
  
  Наш лайнер был разбит пиратами, но я сумела спастись, и, задержав дыхание и немного подрейфовав между астеироидов, на обломках скафандра добраться до ближайшей планеты.
  /Где её арестовали за злостное нарушение законов физики./
  
  Само платье чем то напоминало каскадное. На передних ногах его почти не было, а вот на бёдрах оно доходило до самых копыт. Сверху этого каскада была более светлая, просвечивающая ткань. Спереди же, начиная от низа талии и почти до самого пола лоскут тяжёлой ткани того же цвета что и платье ниспадал практически до пола.
  /Это не нужно комментировать, достаточно прочитать.../
  
  Ракшас. Это вид оборотней с не полным метаморфозом.
  /Индийские демоны за такое в суд не обратятся. Просто сожрут./
  
  Обед завершился бурным генетическим обменом.
  /Все поплевали в бокал, залили шампанским и, смеясь, пустили его по кругу. Ещё можно поблевать на брудершафт..../
  
  Полноценный обмен - это полное совмещение и слияние ДНК-цепочек. Теоретически, возможно лишь с другим джамрану. В основном поэтому, джамрану не заключают межрасовых браков. А практически - возможно с любым. И не забывай, что я умею обмениваться генами как никто. А в твоём случае - за двоих. Более того, это привилегия брачных пар.
  /Это уже какой-то запредельный бред./
  
  В рассеянном свете вакуума блестели дисковые корабли противника.
  /Что-то вакуум сегодня как-то не так светится, да и запах странный./
  
  Это был дегидрогиперпространственный переход.
  /Обезвоженный гипер - это нечто, да.../
  
  Перед сном он каждый раз раздевался с необьяснимой целью.
  /А проснувшись - с не менее необъяснимой - одевался, представляете?/
  
  Корабль отливал космической полночью.
  /Кто поил корабль всякой дрянью?!/
  
  При оргазме ДНК человека заменяется в организме на РНК-коды.
  /Краткая суть перехода разрабов игр на новый движок./
  
  Над землёй пиарился рассвет.
  /По черному так пиарился. В выходные. Дай поспать, зараза!!!/
  
  Сапоги, надо отметить, были совершенно бесполые.
  /Различались только по политическим взглядам. Один был вухнарь левым, а другой - радикально правый./
  
  В некоторых закоулках нежданно-негаданно проявлялось пятое измерение, с маху выбрасывавшее адепта в Большой Мир. В это крыло Академии водили адептов на ознакомительные экскурсии - где еще увидишь пятое измерение, завязанное тройным морским узлом?
  /Бутылка Клейна с лентой Мебиуса грустно распивают пивко в уголке эшеровского Бельведера./
  
  Его власть над женщинами безгранична. Причиной тому - уникальный феромон, что вырабатывает его тело, против которого не устояла ещё ни одна.
  /Разил наповал. Мыться надо все же несколько чаще, чем 2 раза в жизни./
  
  Мой желудок сжимается в оргазме предвкушения.
  /Так поэтично заворот кишок ещё никто не описывал!/
  
  Эта лошадь - настоящий племенной мерин.
  /Племя трансвеститных кобылоконей было родом из Юты и вело родословную от мустангов, скрещенных с козло*ами./
  
  Она оттирала его щеку от сажи приватными жестами.
  /Ну, можно было еще написать "вип-щеку".../
  
  - Похоже, мы застряли.
  - Да, все таки на мерсе в болото не проедешь, жаль. Давай тогда звонить ребятам? Пусть прилетят за нами на "корове".
  Через полчаса раздался шум мотора и над нами навис серегин ми. Парень выглянул из кабины и помахал рукой.
  - Залазьте в машину, сейчас будем поднимать. Даня, давай, поднимаем.
  Вертолет спустился вниз, обхватив своими шасси корпус джипа.
  - Тяжеловат. Но до нормальной дороги дотяну, а там разберемся, кто на чем поедит.
  /Вертолет-трансформер или приключения придурков на мерсе в болоте./
  
  Он танцевал с ней всеми своими мускулами и грацией.
  /Первый раз слышу, что бы мускулами и женским бельем (на мужчине, заметим) танцевали - новый стиль, видимо./
  
  Пожар страсти полыхал часа три, после чего Тони, лениво потянувшись, попросил залить его вином и подать уже хоть что-то пожрать.
  /- Исполнено! - джинн щелкнул пальцами, выливая на Тони бочонок вина и подбрасывая в огонь дров./
  
  Я нейтрализовала накопленную радиацию в вашем организме и некоторые признаки истощения ушли.
  /Истощение решило остаться - свято место пусто не бывает!/
  
  Он почти обнажен но он действительно прячет от всех некий фрагмент ДНК. Но это делает его достоинства осязаемыми
  /Робко прячет, но достойно, он фрагмент своей спирали, осязаемый не всяким.(с)/
  
  Глаза и носки общались с ней в запанибратской манере.
  /Новая жизнь, бывшая ранее его носками, открыла глаза и заговорила./
  
  Он взял напрокат машину и старого трансвестита.
  /Вертолет и молодого гермафродита можно было только купить./
  
  Она выявила его ориентацию при аудите.
  /"Вот он пид**ас!" (с)/
  
  Ариан почувствовал, как животные в нем зашевелились.
  /Глисты, однако./
  
  По своему я писямистька.
  /Мистическая, простите, кто?../
  
  Последняя плоть крайнего героя.
  /Обрезание правофлангового в еврейской армии./
  
  Метаморфы подарили сундук черных бриллиантов. Здесь мои ручки зачесались, а глазки загорелись. Они же не граненые... В них столько силы можно вкачать.
  /Ну да, что бы из уже ограненного бриллианта сделать граненый стакан - сил авторских нужно много./
  
  У императора была жена и сын - наследник, потомучто жена не сопротивлялась.
  /Новое в евгенике - при сопротивлении жены рождается наследница./
  
  Алиса с визгом отразилась в зеркале.
  /Визг тоже отразился - испугался настолько, что забыл спрятаться./
  
  В кругу сидело девятнадцать человек с мертвой тишиной.
  /Потом тишина ожила и взяла слово./
  
  В гамаке лежал обросший подобно человеку мужчина.
  /Интересно, кого же автор считает человеком?!/
  
  Теперь ты была одним из наполнителей в моем диване, в моей кровати, немного на коврике и частично под шкафом.
  /Опять крошки от булки по всей квартире рассыпаны./
  
  Она была примерно возраста библейской Сарры, но детей себе так и не отрастила, а теперь было уже бесполезно это делать без поддержки мужа, просто для личного пользования. Нельзя сказать, чтобы это обстоятельство очень беспокоило Лиз, однако по душе то и дело скребло, потому она компенсировала отсутствие своих наличием чужих: в посёлке жили представители нескольких рас, которые могли отращивать сразу по трое-четверо детей, им всегда требовалась помощь.
  /Неотрощенные дети скребли когтями по каменной душе, да. И тем, кто таки умеет отращивать детей для личного пользования - помощь нужна, безусловно./
  
  Внучку Сильвестера насильно выдают замуж, с её полного согласия.
  /Странная интрига./
  
  Плоские бедра с маленькими сжавшимися сосками демонстрирующие острые тазовые косточки.
  /Несчастная девушка с полителией всё же смогла найти своего фетишиста./
  
  Именно мастер дуэлей позволил сару Мичиро появиться в круге с веслом, слегка обточенным под меч, а Мичиро одолел этим веслом мастера меча Каварото, и сам стал мастером меча.
  /Как имя весла твоего?/
  
  Я не пью ничего кроме безалкагольного спирта.
  /Что? Да, и женщины тоже. Из безалкогольной резины без ГМО/
  
  Известие о беременности Игната расставило все по местам.
  /Он просто хотел получить премию./
  
  Лицо поручика бессильно взмахнуло саблей.
  /Русская капоэйра - бой со связанными руками и саблей в зубах./
  
  В книге присутствуют нецензурные сексуальные сцены.
  /Ну, т.е. автор намекает, что такие сцены описаны исключительно матом./
  
  Штык нож служил гусарам для очистки ствола карабина от остатков сажи.
  /После помешивания стволом углей в костре./
  
  Вместо снотворного Лика решила дать Николаю выпить ящик водки.
  /Передоза не произошло, и пациент не умер, а действительно уснул на второй "таблетке", ощутив утром всю прелесть побочных эффектов./
  
  У него были почти два метра развитых мышц.
  /А остальные мышцы организма были неразвиты./
  
  Главной достопримечательностью этого места был Хинийский тракт - единственный торговый путь с севера, где процветали грабеж и разбой.
  /Ну, на остальных так - мелкий гоп-стоп, торговля телом, продажа паленой водки. МКАД какой-то./
  
  На корме лодки болтался носовой парус.
  /Болтался... Вот не стоило вчера шкиперу наливать. Смутно вспоминались крики "на АБОРТАЖ!", приставания к другим суднам и прочее непотребство./
  
  Баркас дал еще один залп подводными орудиями.
  /Капитан похмелился. Чересчур похмелился./
  
  Синий, с белыми витыми шнурами, доломан, расстегнутый на бедре.
  /...Плавно переходил в декольте ботфортов./
  
  Колдун шел целененаправлено.
  /Целенеустремленно, целенеориентированно, целенесосредоточенно... Ненапролом, ёпта. /
  
  Тропинка вела вглубь седого елового леса. Седым он назывался потому, что здесь росли высокие серые вязы.
  /Под которыми попадались в обилии подберезовики, подосиновики и, в значительной степени, галюциногенные мухоморы/
  
  Он должен хранить целибат своей супруге.
  /А она мужественно хранила девственность супруга./
  
  Она нежно кастрировала его в мусорке под раковиной.
  /Ласковая моя, нежная.../
  
  Его эрекция стояла, как кающийся девственник.
  /На коленях./
  
  Она своим оргазмом пробила дыру в моих доспехах.
  /Сквирт в исполнении матки Чужих мог не только пробить броню, но и разгерметизировать Звезду Смерти. /
  
  Он оскорбил ее своим феминизмом.
  /Он считал, что женщина и после свадьбы должна продолжать работать, чтобы самостоятельно обеспечивать себя одеждой, косметикой и прочим./
  
  Не понимаю, как можно придерживаться гендерных ролей, когда речь касается свадебной церемонии.
  /Невеста во время церемонии осознала свою мужественность, посмотрела на слабое женственное создание, которое стояло рядом, и решительно сказала: "Дорогая, да фиг с ними, с мужиками! Ты пойдёшь за меня замуж?". Рядом в объятиях свидетеля рыдал несостоявшийся супруг, которому тоже очень хотелось замуж./
  
  Все собравшиеся будут свидетелями чужой жизни, чужих переживаний, трагедий и восторгов и все это произойдёт перед их глазами, под светом пюпитров на сцене.
  /Свет пюпитров прекрасен. Автор узнал новое слово, но забыл уточнить значение./
  
  Из брюк выпрыгнула широкая, напряженная и горячая длина.
  /И сбежала. Ширина продолжала лежать в брюках, узкая, вялая и безжизненно холодная./
  
  - Оборотни размножаются не так, как мы, - пояснил Дэн Фрэнку. - Мы можем иметь детей только от половинок, но в любое время, а они с любой женщиной, но очень редко.
  /Те, вчера, по пять, большие такие. А те, что сегодня, по три, но маленькие./
  
  У нее была тонкая шея и такая же талия.
  /И вообще она была швейной иголкой./
  
  Мама была фениксом. А вот папа у меня вампир. Король. Братишки похожи на папу, тоже вампиры. А я почти феникс.
  /Ну как "почти". Жила с огнетушителем, одежда из асбеста, и была девственницей./
  
  Трудовые будни рядового космодесантника обычно посыпаны кровью, солью, потом, пеплом и пеной, но мы научились с этим справляться.
  /Мы проводили влажную уборку напалмом, прожаривали отсеки плазмой, проветривали вакуумом... Пока нам не сказали, что засохшая кровь - остатки команды, пот - наш, а пена - из системы пожаротушения./
  
  Джейн жила в своём сотворённом мире, состоящем из мастерской, холстов, запаха масляной краски и растворителя, а в реальный мир выходила изредка - перекусить и вдохнуть краски очередного дня. Летом мир пах солнцем, зимой - свежестью, осенью - прелой горечью, весной - просыпающейся землёй. В один из очередных дней она узнала, что её выдали замуж за Майкла, но Майкл был равнодушен к картинам, и сотворённый мир его не интересовал.
  /У Майкла просто была астма, и он не мог пользоваться пакетом и клеем./
  
  По приказу капитана, фрегат 'Гарбий', ловя волну и галсируя, вышел из шторма на парусах. Не налетел на рифы, не растерял снасти и такелаж.
  /Правда, были потеряны киль, обшивка бортов и та часть команды, что не уцепилась зубами за ванты. Над волнами, как крылья, неслись паруса с остатками палубы./
  
  Он меня недодолюбливает!
  /Он никого недодолюбливает, у него даже кличка - УЗРГМ. 3,5-4 секунды./
  
  Это раса инсектицидов.
  /Вот нельзя было Шевчуку идти в политику, нельзя. Арийцы, атланты, этруски его не устраивали, вот он и создал новую расу - ДДТ./
  
  Подозреваю, что в этой жидкости было вещество, которое до этого было твердым.
  /А вот сейчас становится газообразным... и нагревается. (задумчиво) А не ё**нет?/
  
  Эгрегор его проекции вихрем метнулся в другой край каюты.
  /Душа ушла в пятки, тёмная сторона спряталась под диван.. Короче, развалился чувак на глазах./
  
  За сверхпрочным прозрачным пластиком не было того мерцающего голубого поля, за которым стояла непроглядная тьма гиперпространства. Теперь снаружи разливался поток разноцветной туманности. Мы вышли в обычный космос.
  /Ещё раз моргнули... и вышли в обычную послеоперационную палату. Забудьте всё, что вы знали о космосе. Это был обычный темный космос. Необычный вам покажут наши специалисты./
  
  Я провела большим пальцем руки по своему телефону, поправляя стрелку компаса.
  /Тогда и поняла, что костюм железной леди все-таки выполнен из магнитных металлов./
  
  Сам деревянный посох был скорее всего металлическим.
  /Фиг поймешь этих ролевиков с их ларповым оружием./
  
  Трава вдоль траектории дороги была вытоптана редко.
  Траектория реки приближалась к противоположному берегу.
  /У автора некоторые проблемы с траекторией мозга./
  
  Пуля ранила Альена, но не попала в него, только под одеждой стало тепло от крови.
  /Долбаные телепаты, задрали пси-удары юзать, когда ж у них мана кончится? А то уже призрачными пулями расшвырялись./
  
  Проверяли оружие, изделие тульских мастеров, способное стрелять в высоком вакууме,.
  /Низкому, среднему и прочим вакуумам было обидно./
  
  В цветовой поллитре преобладали красные, розовые, лиловые и фиолетовые тона.
  /Водка "Художественная" - самые качественные галлюцинации в формате 3D! Иным художникам и поллитры палитры много, желательно не больше четверти./
  
  В коротеньких платьицах, с распущенными по плечам ридикюльчиками.
  /На каждом из ридикюльчиков был игриво завязан фильдеперсовый чулочек, что завершало картину "Барышни ограбили банк и тут же пропили все деньги"./
  
  Они нашли пристанищще на параллельной стороне планеты.
  /Ну, хоть в альтернативную реальность не угодили, и то радость./
  
  Время от времени она просыпалась ночью и вглядывалась в темноту стажера.
  /Лежать под безмятежно дрыхнущим негром было очень неудобно./.
  
  Получается, её убили насильственной смертью, и она упокоилась.
  /"За убийства насильственно голосуем мы!" (с) Соответственно, если бы убили ненасильственной смертью, она не упокоилась бы. Зомби надо стрелять в голову!/
  
  Рори приветствовал свою невесту в позах, исполненных любви.
  /Сперва исполнил танец павлина, потом озабоченного слона, вовсю размахивая хоботом, а напоследок исполнил с ее ногой действо собаки с ногой хозяина. Некоторые позы невеста оценила сразу, но замуж выходить передумала./
  
  Это была Меган - с яркой улыбкой на лице и на шортах.
  /И только футболка хмурилась, представляя своё дальнейшее путешествие под диван./
  
  Мэтт всосал её губами и руками и поместил в себя.
  /Вот гад! - заорала Кларисса, - это была моя печенька!/
  
  Получается, я виртуально целовалась с его энергетическим обликом?
  /А засосы на моей шее были почему-то совершенно реальными... Ох уж эта виртуальная реальность.. Ну, хоть не забеременела./
  
  А квантовые флуктуации в зоне темпоральных вихрей имеют высокую плотность материи.
  /Профессор, не отмазывайтесь! Сами нагадили, вот и идите, уберите за собой. Только осторожно, эта плотная материя в темпоральном вихре может нехило дать по башке! Надевайте каску при входе./
  
  Между ними существовала странная усталость от мира.
  /Суть проблемы такова: болтливые экстраверты Таня и Дима, которые каждое свое действие сопровождали кучей слов, страшно мешали работать интроверту Кате, которая сидела как раз между ними./
  
  У него было тонкое, одухотворенное, брутально-мужественное лицо.
  /Лесоруб, стремящийся понравиться другим лесорубами.
  "/В бороде - бантики,
  Бровки - домиком.
  Так бы и...
  Чугунным ломиком." (с)/
  
  Как феминистке начала 19 века устроиться на работу и укротить своего несносного боса?
  /Ох уж эти проблемы жён Людовика./
  
  Доспехи со средневековой гравюрой кузнеца сидели на нем как влитые.
  /Всегда, когда он поворачивался к противнику спиной, враг видел ехидную рожу кузнеца./
  
  Он согнулся над бумагами, его биофекальные очки съехали на кончик носа.
  /Современные технологии: Китай научился делать очки из дерьма и открыто их пропагандирует./
  
  Дворян полагается убивать бескровно, чтобы не проливать благородную субстанцию, текущую в их жилах. Повесить могут, или утопить.
  /Не знаю, что там у дворян в жилах, а про автора нельзя даже сказать "В одно ухо влетело, в другое вылетело", потому как звук в вакууме не распространяется./
  
  Как мужчина, я готов был к драке, а как женщина - к переговорам и заключению альянсов.
  /Итого... Боря Моиссев всё же смог договориться, чтоб его не били, а того... этого..../
  
  Судьба разводила их в разные стороны, но они продолжали идти нога в ногу, не решаясь отпустить друг друга далеко.
  /Левый и правый. Приключения носков в походе./
  
  Одна ночь. Книга первая. Прелюдия.
  /Том двадцатый: "Наконец-то оргазм"?/
  
  В море её кружев мерно колыхались сдвоенные корсетом соблазнительные полушария, разделённые золотой цепью с крестом, украшенным алмазами. Арман тонул в этом зрелище по самые уши и не видел возможности спастись.
  /Про двойной подбородок мы уже слышали, а вот сдвоенные сиськи - новое слово в индустрии интимных услуг./
  
  Сущность Ренаты вынуждена была раздвоиться на шестнадцатый и двадцать первый век.
  /"Вялотекущая шизофрения с расщеплением личности", гласила выписка из больничной карты/
  
  Вступив в монастырь, Диана перестала быть плотской женщиной и стала ангелом.
  /Ну, строго говоря, жертвоприношение новообращённых - давняя традиция человечества./
  
  С первого бала сёстры вернулись другими людьми: одна приехала домой развратной шлюхой с двадцатью тремя мужчинами, другая - завершенной монахиней, сделавшей свой нелёгкий выбор.
  /"Тут из маминой из спальни, кривоногий и хромой, выезжает умывальник.... И начисто сносит неокрепшую детскую психику"(с) народное./
  
  У него были вампирские притягательные глаза, перечеркнутые резкой линией двойных ресниц.
  /Ну, паук, ну что поделать, "Я его слепила из того что было, а потом что было, то и полюбила"./
  
  Беркут парил над Андами, и простор степей восхищал его взор.
  /Нехилый у него радар.../
  
  Нарушена экология и пища мутировала настолько, что вносит изменение в ДНК человека.
  /А еще она не дает себя съесть и отбивается./
  
  У него были совершенно лысые волосы.
  /Фантомас!!!/
  
  У Софи были глубокие, переходящие в бесконечность глаза чуть наискосок друг от друга.
  /Окулисты всегда рыдали, глядя на нее. Любимая модель Пикассо - ты ли это?/
  
  От её русалочьего гибкого тела исходила волна сильного девичьего сопротивления.
  /Свернулась в бублик и отлынивала от сбора водорослей./
  
  Хэм, как предводитель противоборствующих племён, не мог допустить вооружённой стычки между ними. Нет, цивилизованные люди решают спорные вопросы за столом дипломатии, и Хэм обязан научить этому искусству воинственных туземцев.
  /С учетом нынешнего уровня дипломатии честнее будет бить друг другу морду. Так стол дипломатии превратился в стол кулинарии, тот, в свою очередь, в стол дегустации, и все опять кончилось мордобоем./
  
  Опасные фантазии постельной направленности превращали приличную учёную в опасную даму с огненной изюминкой в сердцевинке.
  /Она записывала их маркером на лбу собеседника./
  
  Эфес шпаги Диего раскалился от натуги и энтузиазма, он рубил французов направо и налево, как полагается честному испанскому кабальеро.
  /Раскалился от стыда за автора./
  
  Чуткий барометр её незримой души показывал состояние шторма и ясно сигнализировал: этот человек опасен, от него срочно нужно бежать, вот только остальное зримое существо намертво приросло к месту и приготовилось принимать неизбежные поцелуи, и кто знает, до чего мужчины подобного рода готовы зайти по отношению к невинной красивой девушке без средств защиты!
  /Барометр, конечно, не Средство Индивидуальной Защиты, но тоже штука довольно увесистая, было бы желание им воспользоваться./
  
  Она прибежала к дому вслед за струями дождя точно порыв ветренной яркой осени, такая свежая и спелая, что Джон поспешил съесть её тут же, на крыльце, чуть влажную и горьковатую сродни грозди рябины, алевшей под крыльцом.
  /Каннибал-веган - новое слово в криминальной хронике./
  
  Его мощные руки выжали из неё все соки, а затем и жизнь, Кларисса сначала умерла от душераздирающего оргазма, а затем возродилась как сфинкс из пепла к новой женской эре.
  /Говорили про ребро, а тут явно соковыжималка замешана./
  
  Седьмая из шести сестёр Бенетто решила замуж не выходить, а жить как придётся.
  /А-а-а, теперь это так называется? Сегодня Томазо, завтра Джованни, а там и Винченцо на подходе./
  
  Зов предков выгнал его из дома на закате и погнал вслед за улетевшим на олене счастьем.
  /Господа дачники, в наши, простите, холода рекомендуется озаботиться биотуалетом в доме, а не бегать в.../
  
  Её бросало в дрожь от вида открытых мужских мускулов.
  /У нее всегда были крепкие нервы. Другие от вида несвежих зомби падали в обморок. /
  
  Она выходила замуж по принуждению, подкреплённому страстной необходимостью.
  /Пятый месяц беременности, куда уж тут страстней необходимость./
  
  Его короткие кривые ноги, туго обтянутые шелковыми вышитыми чулками с золотыми подтяжками с атласными лентами, обещали упоительную ночь любви.
  /А вот про то, что мужик любит ногами, я слышу впервые./
  
  Грядущее её ничуть не страшило, потому что являлось глубоким прошлым.
  /День сурка у домохозяйки. /
  
  - Значит вы баронесса, моя дорогая? - спросил граф.
  - Да, была ей с утра, - подтвердила Элиа.
  - Ну почему же была, вы и сейчас ей остаётесь, - возразил Арамис.
  - Да, вы будете баронессой и здесь, - кивнул Атос. - Вам нужно только какую-нибудь землю.
  - Зачем мне какая-нибудь земля? - удивилась Элиа.
  - Чтобы не вызвать подозрения! - воскликнул д'Артаньян.
  - Ну, вы для начала будете иметь часть моей земли, - решил граф.
  - Только если это так важно! - согласилась Элиа.
  /- Кусок земли 2 на 3 автору!!! - мнение читателя.
  С утра баронесса, вечером герцогиня, а днем ломовая лошадь - землю ведь нужно обрабатывать./
  
  За хорошенькой мордашкой скрывалась помесь лисы и дикого кота.
  /Опять Мичурин пил с профессором Преображенским./
  
  В парке я выбрала самую старую скамейку и отделенную от лишних ушей.
  /Агенту Смиту опять не удалась маскировка./
  
  Впадала ли Анастасия в ступор? Разве что на долю секунды после клофелина.
  /Сразу видно опытного.../
  
  Ваш брак не консуммирован, - холодно возразил кейа. - То, что вы успели надеть на Лиру обручальное кольцо, ещё не делает его настоящим. Ваша половая связь, уж извините, тут не считается.
  /Я вот не берусь себе представить социо-культурную модель, в которой добрачные половые связи являются нормой, но при этом факт консуммации брака является юридически значимым. Странные обычаи у богомолов, очень странные.../
  
  Он измялся как бумага в оригами, но продолжал выглядеть элегантно, как и положено прирождённому лорду.
  /Он просто был немного потаскан./
  
   Феликс вёл двойную жизнь: утром и днём, а так же при родителях и приятелях он был мальчиком, а вечером при старшем брате и его новой подружке - прелестной девочкой, никто о таком не догадывался, потому что возраст позволял и голос с внешностью тоже.
  /Феликс был гигантской разумной улиткой - именно они, как известно, умеют менять пол по желанию./
  
  Принц терпеть не мог породистых лошадей, предпочитая преданных полукровок разных пород, но из-за статуса приходилось терпеть что давали.
  /Вместо дворняг заводить борзых, спать не с милой гусятницей, а с подобранной отцом фавориткой, и вместо любимого самогона пить исключительно коньяк и красное вино./
  
  Вчера вечером от него ушла последняя жена, и Кевин находился в состоянии горького разочарования в жизни.
  /Даже у Синей Бороды бывают черные дни./
  
  Шелуха светской жизни долго не могла с него слезть, но в конце концов Кевин стал настоящим человеком.
  /Перестал мыться, бриться, чистить зубы и вернулся на любимое дерево./
  
   Вышел из банной жених уже одетый в военную форму. Сорочка без вышивки до колен с коротким рукавом, длинный красный плащ, босоножки, на голове очельник.
  /Воины Святослава явно набрались чего-то нехорошего у византийцев./
  
  - Тебе помимо формы носить что-то можно? - хотелось распланировать день, раз у меня домашний день.
   - Из формы только плащ. Зимой порты и сапоги.
  /Чтоб хозяйство не отморозил?/
  
  Это было черное платье с градиентом и декольте.
  /Его достоинство усиливала равнобедренность, доказанная тем, что биссектриса, проведенная от подола юбки к основанию, то есть диафрагме, являлась медианой и высотой./
  
  Секунда и я уже упираюсь взглядом в затылок его мужского профиля.
  /А ухом в пах фаса./
  
  Я обвила паляну рукой.
  /С пАяну и море по колену и пАляна с обнимашку, чоуж./
  
  Атмосфера планеты представлена жидким азотом, но люди могут дышать растворенным в ней воздухом, так что скафандр не нужен.
  /Лёгкое, бодрящее, обжигающей действие жидкого азота. Глоток воздуха, и лёгкие больше не понадобятся, вообще ничего не понадобится./
  
  Он не разговаривал с девушками без Y-хромосомы.
  /Ааааа, откуда у нее У взялся?! После какой операции? Обрезание для хромосом.../
  
  Через стекло я вижу, как поднимается и опускается его адамово яблоко на члене.
  /Кадык в районе гениталий, мозг аккурат в простате. Такой экземпляр реально нужно рассматривать исключительно через стекло - заспиртованным./
  
  Обои угрюмо молчали, но не вырывались.
  /Они знали, что их все равно осудят на пожизненное приклеивание!/
  
  Он выхватил откуда-то из складок плаща маленький ножик, по форме похожий на четырёхконечную звезду.
  /В детстве играли в ниндзя, вот звездочка из рессоры и завалялась./
  
  Внезапно вместо меча появился черный шар. И странник вонзил шар в себя.
  /Шар трансформировался в веник и начал высасывать из головы тараканов через задний проход, постепенно превращаясь в кирпич. А чего вы после ЛСД хотите, банальных розовых слоников?/
  
  Было решено отправить отряд Имперских кулаков в глубь заросшей болотистой пустыни.
  /Интересный метод раскулачивания - послать на поиски то ли болот в пустыне, то ли пустыни в болотах./
  
  Капитан Форус был невозмутим. Но только на лице.
  /А на теле... весь букет. Мурашки, эрекция, дефекация, тремор, потоотделение и прочая-прочая./
  
  В мыслях же он успел припомнить все известные ругательства, пополнив этим свой лексикон.
  /Робот начал подгрузку в RAM с жесткого диска./
  
  Орк был облачен в толстый серебряный шлем.
  /Утончаясь, шлем спускался к щиколоткам и развевался на ветру./
  
  Волосяной покров стал врастать в белую рубашку с чёрными брюками, - одежду этого человека.
  /И вскоре рубашка стала свитером, а брюки - гамашами.(с)/
  
  В правом углу стояла каменная ниша с ямой.
  /Тут явно замешана свёртка пространства./
  
  Поскольку это самое здание имело два входа, а точнее один вход и один выход, пришлось придумывать долгий план.
  /- Ара, а пачыму они всэ в ту двэр ломяца, а в эту ныкто нэ ыдёт?
  - Да патому што там вход, а здес - виход!/
  
  Но к счастью это здание было построено в советские времена, а это значило, что стенка из хрупкого кирпича. По счастливому стечению обстоятельств, именно за этой стеной находилась 'центральная' комната, без разрушения которой здание маловероятно могло обрушиться.
  /Сколько счастья в одном отрывке. (с)/
  
  Х. достал свой пистолет левой рукой и четырнадцать раз дёрнул спусковой крючок. Х. плохо стрелял левой рукой, поэтому большинство пуль в цель не попали. Тем не менее одна пуля прошла сквозь коленную чашечку, три попало в грудь (причём одна из них в сердце), и одна строго влетела в челюсть, попутно выбив три зуба.
  /..но застрелиться так и не получилось. (с)/
  
  Она фихтует на мечах. Убивает оркоэльфа. Через некоторое время его приглашают домой и они женятся.
  /На трупе оркоэльфа?/
  
  В воде она стала быстро вращать телом, чтобы создать вокруг себя подобие воронки, а заодно и не так быстро закоченеть.
  /Девушка-миксер. (c)/
  
  Проверила наличие рапиры в огромном кармане штанов во всю длину штанины, а кинжалы приделала к ногам под креплением босоножек. Переобуваться, к сожалению, не было времени.
  И вот, уже вся команда со мной во главе оказалась на борту "Черной сети" и ринулась в бой.
  Я сражалась своей любимой абордажной саблей, которая была крупнее ножа и меньше меча, и хороша для ближнего боя.
  /Если вовремя проорать: "Я несу возмездие во имя Луны!", и иметь большие раскосые глаза - наряд, вооружение и прочие мелкие детали уже абсолютно несущественны./
  
  По спине сразу ее узнать было трудновато, если она и выделялась чем-то от других женщин, то не со спины, а с передних грудей.
  /Ну да, задние груди были абсолютно обычные. О, мои слаанешитские фантазии!/
  
  По бокам, на стенах висели гобилены с полными губами.
  /На фасаде висели исключительно гоблинские чучела с губами узкими, как более благовидные./.
  
  Колени были надежно защищены жирной широкой доисторической броней
  /Никто и никогда не мог сбить с ног пьяную тетю Сару Моргенштерн, когда она начинала отплясывать на праздничном столе./
  
  Они тихонечко дрейфовали в лодочке через пруд, именно так, как не дрейфовал бы кегельбанный шар.
  /Офелия - теперь в кегельбанных шарах.../
  
  Выбежав из церкви, обмер... Прямо перед церковью стояло кладбище.
  /Чертовы некроманты. Поднимая кладбище, озаботьтесь сразу штатным расписанием, чтобы знали начальство в лицо./
  
  Он облил остатки пальцев водой, после чего приложил две ватки с перекисью водорода. Кровь зашипела и начала пениться. В конце концов, Х. достал спирт и облил рану. Жгучая боль прожгла его ещё сильнее. Боль стала настолько сильной, что боль от отсутствия пальцев прошла сама собой. Это от спирта у Х. сгорали оставшиеся нервные клетки. Х. начал сильно-сильно кричать,.
  /Вот как сейчас помню, как Диггеру в РП по С.Т.А.Л.К.Е.Р.у мы пальцы отрывали.../
  
  Болото под ногами с чавканьем проглотило очередного зомби. Саша опустила винтовку, воткнув ствол в землю, и вытерла руками пот со лба.
  - Рано радуешься. Вон еще пятеро, добивай, это тоже твои.
  Устало вздохнув, девушка перезарядила винтовку и продолжила отстрел, с трудом переставляя ноги в липкой жиже.
  /Жаль, что не было ни одного боевого патрона. Только холостые. Вот и приходилось перед каждым выстрелом забивать ствол своего .600 нитро экспресса разными камешками и веточками. Дополнительный дамаг осколками ствола и кусочками собственного черепа./
  
  Я хотел бы кофе гляссте!
  /Кофе с глистами? Вам с какими? Власоглавые? Ленточные? Круглые?/
  
  Вэлиан присела, воткнув шпагу в землю, и быстро опустила голову, потеревшись щекой о теплую металлическую защиту своего шлема.
  /"Неплохая была идея - удалить нижние ребра",- мелькнула мысль после соприкосновения головы с гульфиком./
  
  Дамы загрузились в карету, держа путь в монастырь и поехали по дороге. Кучер и лакей, управляли сидели на козлах на крыше кареты.
  /В этой ситуации мне реально жалко козлов./
  
  Перехватив ружье, Алекс снял с пояса шпагу и почистил ствол, вынимая остатки сажи.
  /Шпага-шомпол, удобно, чо.../
  
  Они всегда были вместе, как Ромео и Джульета, как Сид и Нэнси, как Пантагрюа и Гаргантюэль.
  /Сравнение, достойное Лесли Уайта... Или Зигмунда Фрейда?/
  
  Они бросили странный взгляд на сидящую на полу девушку, но остались верны своей компетенции - молча наблюдать до потребности вмешательства.
  /Компетенция непотребности вмешательства?/
  
  Внутреннее животное был настолько близок к поверхности, что мужчина находился на грани превращения.
  /Тонущий заяц очень хотел превратиться в жабу и выплыть.../
  
  Он вставил патрон в ствол ружья и протер его шомполом, смахивая лишний порох.
  /- Мне кажется, вы смахиваете на придурка.
  - Хорошо, я буду смахивать в другую сторону. (с)/
  
  Пэм ощутила, как по ее пищеводу опустился жидкий огонь и сосредоточился в ее легких.
  /Нефиг пить соляную кислоту - вот потроха и перемешались./
  
  При виде математических формул Дима испытывал оргазм, при разговорах на гуманитарные темы становился полным импотентом, а потому ему не оставалось выбора - он поступил на факультет менеджмента, где можно было соблюдать золотую середину.
  /Оргазм импотента?../
  
  Очнулась я в лесу, от ощутимого удара головой об дерево.
  /Интересный способ прекращения лунатических перемещений./
  
  Выглядел он невероятно сексуально: оформившийся мужчина, грудь напоминала перевернутый треугольник сплошь перевитый мышцами.
  /"Девочка абсолютно не умеет рисовать, зато какое у нее воображение!"(с)/
  
  Подача заявления на фиктивное разрешение на брак.
  /... в официальную контору мошенников./
  
  Жители этой планеты дышали вакуумом, как чистым, так и растворенным в атмосфере или воде.
  /Я даже не знаю. Растворенный в воде вакуум уже за пределами любого расширенного сознания, как мне кажется./
  
  Появившиеся за окном звезды свидетельствовали, что звездолет поднялся на орбиту. Дей открыла окно, решив проветрить каюту на последок.
  //Вот уж воистину - напоследок!/
  
  Его великолепные мышцы зловеще двигались под мужской кожей, предвещая наступление оргазма, а затем, после ликующего крика, осыпались на Лауру, потеряв всякий смысл.
  /Это она статую затрахала, простите?/
  
  Неопровержимые улики невиновности есть у всех подозреваемых.
  /Судя по тому, что у невиновности есть улики, это можно квалифицировать как покушение на непредумышленное убийство группой лиц, совершенное по предварительному сговору, не доведенное до логического завершения по независящим от них обстоятельствам.../
  
  Войдя в таверну, маг явственно ощутил, как челюсть стукнула его по подбородку.
  /Тут было принято кидать во входящих вставными челюстями, да. Какой маг - такая и таверна./
  
  Один старик пытался разводить рыбу в Ледяном Озере. Специально привез из Северных морей океанскую рыбу, и она, конечно же, не выжила - вода тут хоть и холодная, но ведь она в Озере пресная! И рыба просто в итоге погибла. Этого старика после того случая так никто и никогда не видел - что с ним сталось не известно. Говорят, что он утопился, увидев своих мёртвых рыб, плавающими верх распоротыми брюхам, вырванными позвоночниками и выколотыми глазами...
  /Ух, вредная пресная вода!!! Надо было с пивом.../
  
  Овальное лицо до плеч обрамляли темные густые волосы.
  /Лицо до плеч, руки до пола и попа ниже плинтуса./
  
  Ржавчина это типичное окисление металла щелочью.
  /Окисление металла щелочью, защелачивание кислотами, и тысяча других подобных ответов на экзамене по химии. Сборник./
  
  Рунная магия североамериканских индейцев-вуду.
  /"Египетские руны в иерогифическом узелковом письме зороастрийской традиции даосских раввинов ведического населения Теночитлана" - вот как должен называться супершедевр./
  
  Она выставила колючки как серенькая неприметная мышка.
  /У неприметной мышки есть не только иголки, но и анигилятор, и атомная бомба в уголке норки. Мышки-мутанты они такие/
  
  Его руки легли Еве на гортань и нежно сжали соски.
  /На гортани соски... Может, то полипы?/
  
  Тору окинул беглым взглядом плетку. Она была кожаной с круглой нагайкой на конце.
  /Нагайка заканчивалась хлыстом, хлыст - кнутом и т. д. (с)/
  
  А также, робот оказался запрогромированным на уничтожение определённых любых живых совсем целей
  /Program command: destroy targeted any live quite targets.
  Robot`s processor: WTF?/
  
  Ну да, всех не угадишь, а по правде так и должно быть, такова наша жизнь, УВЫ.
  /Всех обгадить - никаких сил не хватит. (с) /
  
  Рыба извивалась, и кричала булькающим внутриутробным воем.
  /А были времена, когда издевались над переводчиками за фразы: "коза закричала нечеловеческим голосом"... Так вот, это - не перевод, все печально./
  
  Нажать на одну из кнопок, на большом пальце перчатки своей левой руки, стоящая перед собой указательным пальцем вперед.
  /Моя есть не есть понять твой языку жест слово перед сказать за смысл справа нужно./
  
  Капитан космодесантников галактического спецназа, укушенный радиоактивным скорпионом и осеменённый взором Богини Любви.
  /Не пропёрло капитану, однако... Осеменили.../
  
  Выложив черные колготки, черный лифчик и такие же черные трусы она села накладывать на них макияж.
  /Макияж на колготках - это новая мода, ничего вы не понимаете.. И удачный ход рекламщиков, теперь на косметику надо тратить втрое больше./
  
  Там уже стоял мужчина в темно синем костюме лососевого цвета.
  /Синий лосось.. Ну, со всеми бывает, особенно после нереста:./
  
  Сам он себя к мужикам не причислял, ибо был женат на бывшей институтской одногрупнице, которая в данный момент находилась в декрете.
  /Ну да, какой же он мужик. Муж, считай, потерян для общества./
  
  Опустив глаза на документы, подтянула вытянутое лицо до нормального состояния.
  /Суперподтяжка! Вот так бюрократия вытесняет пластическую хирургию. Удобно./
  
  Посмотрев на собеседника, он устало скомкал глаза и встал.
  /Надеюсь, глаза он скомкал собеседнику, а не свои./
  
  Окна кабины изрядно обгорели в углекислой атмосфере планеты.
  /Ну, это ж инопланетная углекислота, наверное, особо жгучая./
  
  Андрей мог дышать кислородом, растворенным в углекислой атмосфере планеты, его около тридцати процентов.
  /О, там ещё кислород растворен... Интересное кино./
  
  Кровать была прикрыта прикроватной тумбочкой.
  /То уборка была, тумбочку на кровать и бухнули./
  
  Что делать симпатичной девчонке, если даже в мире оборотней ее считают монстром? Ведь вторая ипостась Найки - огромный злобный парень!
  Смирится ли Найка со сказочной несправедливостью бытия, или же найдёт плюсы даже в таком бедственном положении?
  /Господи, дура какая!!! Это же самое невозможное счастье! Мне бы так...ух!/
  
  Полил дождь, что мгновенно превратился в настоящий ливень. Засверкали моли.
  /Вместе с ними засветились литры и метры./
  
  Она закатила глаза и он провел по ним пальцами.
  /Затем легким движением вырвал их. Так девочка поняла, что вместо эротического массажиста попала к маньяку./
  
  - Воздушная тревога! Косяк противника!
  /- Лебединая стая журавлей пикирует снизу!
  - Опять Семеныч за свое... (с)/
  
  Она утопила глаза в чашке кофе, и Денис последовал ее примеру.
  /Кофе со льдом, кофе с молоком, кофе с глазурью, кофе с глазами.../
  
  Избиение спасательного троса у меня в штанах было коммерческой сделкой моего отца.
  /Вот и помер дед Максим... (с)//
  
  
  
  Продолжение от 19.04.2019
  Фотосинтез кислорода из сероводородной атмосферы планеты растение проводило за счет хлоропластов в мясистых листьях, вырабатывая углекислоту.
  /К вопросу о фотосинтезе экспотенциальных идей авторов в клиническом непонимании ими научных терминов./
  
  Трехгранный клинок двуручного меча переливался алмазным блеском, витая рукоять так и манила. Вот оно, настоящее боевое оружие.
  /...В воззрениях режиссера голливудского анимэ./
  
  У неё, как у истинного гота даже была своя коллекция укрощений, поделок статуэток и всяческих шкатулок из костей домашнего ската
  /Коллекция укрощений бледнеет перед шкатулкой из костей(!) домашнего(!!) ската(!!!)./
  
  Полярная сова снимает медведя в баре, и оба последуют за своими инстинктами.
  /Что сделает сова с медведем, даже страшно представить. А он ее, что белый, что бурый, все одно сожрет - что там той совы, она маленькая. Даже на глобус не хватит./
  
  Его отменная задница сорвалась с моих губ.
  /1000 и 1 способ продвижения по карьерной лестнице./
  
  - Где бы мы еще встретились?
  - Я этот год из-за руля танка и не вылезал, только и успевал педали менять.
  - Да ладно, мне недавно шину на гусенице прокололи, пришлось менять. Все, поехали, врубай задний привод.
  Т-34 начал выкатываться из оврага.
  /Педальные танки, надувные гусеницы, а так же другие, сравнительно честные способы обхода Версальского соглашения, под редакцией А. Шекельгрубера./
  
  Он поцеловал ей на прощание руку, хотя ей случалось принимать поцелуи и в менее подходящие места.
  /Девиации у супругов должны совпадать, а иначе - поцелуи в менее подходящие места./
  
  Рука была предплечьем, эффективной частью тела для того, чтоб кого-нибудь придушить.
  /Нога была голенью - эффективной частью тела, что бы кого-нибудь пнуть, например, аффтара./
  
  Он развел ее бедра пистолетом и радостно впился зубами в трусики.
  /Ст. 131 ч.2 УК РФ от 4 до 10./
  
  Как и все представители своего народа, юный полевой эльф весьма хорош собой.
  /С эльфийками в тот период в Ирландии было туго, пришлось обходиться мышами-полёвками./
  
  На городской площади проходило множество художественных выставок, стенды были заполнены различными изделиями. Броуди начал участвовать в соревнованиях, научившись вырезать бензопилой медведей. Броуди совершенствовался в своей работе, научившись вырезать не только свой автопортрет.
  /Автопортрет? Однако. Медвежий народный промысел - фигурная резня бензопилой./
  
  Что-то надо с собой делать, как-то брать себя в руки, иначе работа встанет, а шеф даст хорошего пинка под зад вместо повешения.
  /Действительно, после повешения как-то на всё наплевать сразу, а после пинка ещё и работать придётся. "Вешаться или работать?" - философский вопрос всех времен, независимо от шефов./
  
  Ее папа был военным и работал в борделе.
  /Разведчику ради выполнения задания нужно быть готовым на любые лишения. А так - крутое прикрытие организовали, Мата Хари отдыхает./
  
  Мне исполнилось восемнадцать и я сползла с дуба.
  /Вот откуда взялась поговорка "с дуба рухнула"/
  
  В нейропространстве сегодня преобладали холодные сиреневые оттенки.
  /Те, что вчера, были тёплыми оранжевыми... но вчера!/
  
  Дворецкий вошёл с кашей и кислым видом, напоминающим о тюремном заключении.
  /"Надзиратель вошел с кашей и вежливой улыбкой, напоминающей о лондонском особняке." Ничего не настораживает?/
  
  Они оба были поглощены разговором, а точнее его монологом, слишком сильно, что даже если бы строй из солдат прошел мимо дома, они бы его не заметили.
  /Поглощение монологом, столь сильное, что делает незаметным дом, мимо которого проходит строй солдат, да еще и во время диалога - это жестоко./
  
  Обращало на себя внимание наличие постовых на каждом десятом метре вокруг штаба.
  /Осталось определить радиус, и можно вычислять число постовых.../
  
  На столе лежал ломоть хлеба, два картофеля в мундире и стакан молока
  /Стакан увидел два картофеля (не картофелины, заметим!) в одном мундире и лег. Вместе с молоком./
  
  Вдали виднелась бесконечная шеренга танков при виде которой пробирал холодный пот. Линия машин заканчивала построение. Раненые и кухня должны были замыкать строй. До неё не долетали приказы офицеров, но она могла видеть с какой слаженностью танки развернулись в одном направлении, как тронулись машины
  /"Раненые и полевая кухня в танковом построении." (с) из сборника "Для тех, кто в танке"/
  
  Сегодня я одела гульфик с плюмажем.
  /И батплаг с клювом. Новое слово в охоте на павлинов, заставляет самцов заходить со стороны плюмажа. Как раз под ружейный выстрел. На что только не пойдешь ради охоты./
  
  Самолеты растянулись по всему флангу, методичными бомбардировочно-штурмовыми ударами они не оставляли шанса на спасение.
  /Войдя в левую циркуляцию, они по команде "Все вдруг" совершили поворот оверкиль и бодро отбомбились по атакующим сверху истребителям-транспортникам торпедами на гелевых шариках. Смерть была и на земле, и в небесах./
  
  Мишель был высоким сочным блондином с недурными манерами и парой королей в близкой родне, что делало его хорошим собеседником в застольной беседе и дерзким охотником на зверей и дам.
  /У пухлика были король папа и король мама... Упс. Королями были родитель ?1 и ?2. Полный успех за столом обеспечивало знание ВСЕХ анекдотов про Ржевского и Штирлица. Да, и почему-то при его появлении прятались все лошади, коровы, козы, кошки, собаки. И, даже страшно сказать, жабы. Почему это? Непоняяятно./
  
  Ему особенно хорошо удавались быстрые этюды на природе, исполненные левой рукой, потому что правой он обнимал жену Макса, ускользнувшую от мужа на время прогулки по лесу, и момента двойного творческого счастья нельзя было упустить.
  /А потом он изобрел порнохаб. И быстрые этюды левой стали неотъемлемой частью жизни подростков в пубертатный период и многих одиноких людей. /
  
  Если бы не быстрая реакция эсэсовца, поймавшего ее за плечи, она бы угодила лицом прямо в его бёдра, но все же его действия не помешали рукам Анны прошерстить по его ногам выше колен. Она ощутила, как напряглись мышцы под строгими брюками.
  /Зверское нападение карлицы-золотарки Ани во время работы на доблестного солдата Вермахта. Холст, масло, фекалии. (Зато руки обтерла)/
  
  Подошвы её тапочек поутру отбивали естественный ритм жизни для всего дома.
  /Тремор от похмелья был такой, что даже в соседнем доме сокрушались: "Опять полночи бухала, Кобыла Тыдыгынская",- смахивая с плеч и голов сыпавшуюся штукатурку./
  
  Он был румяным жизнерадостным блондином высокого роста, тщательно скрывавшим свою вампирскую сущность.
  /Так, тут не только воспитание родителями-королями и странные пристрастия. Так еще и это. К психиатру всех. И аффтора./
  
  В голове медленно вальсировал хаос мыслей.
  /А начиналось все с того, что пытались научить танцевать тектоник с помощью двух гвоздей и розетки/
  
  Наследник судостроительной компании 'Денбо-Вест Индастриз', выпускающей космические корабли второго класса, Шейн Вест отказывается от опасного права наследования семейного бизнеса ради того, чтобы попытать счастья в Охоте и устоять против свирепых и похотливых котов Марикета. Благодаря своему мастерству выживания в диком лесу Шейн сразу завоевывает симпатию других игроков, фанатов и судей арены. В первую же ночь он привлекает внимание распалённого преследованием кота, и они спариваются.
  /Отныне его девиз - "Ни капли в рот, ни сант... Зато какие полосы на спине!!!"/
  
  Он любил меня жестко, сильно и долго, вгрызаясь в нежное тело как дятел.
  /Орал "Матушка Природа, помоги!!!" и пытался всунуть в ухо палец. Все мозги проколупал. Дятел./
  
  Лили разрядила свой 'Глок-22'. Потянула затвор и высыпала пули из патронника. Разобрала пистолет и собрала снова, заменив магазин обоймой от пулемета.
  /Обойма от пулемета? Ох уж эти дамы, впихнуть обойму от пулемета Гочкис в бедную шахту магазина... Невольно вспоминаются шутки про банан и хомячка./
  
  
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) А.Шихорин "Создать героя"(ЛитРПГ) В.Василенко "Смертный"(Боевое фэнтези) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) Н.Кожедуб "Земная сфера"(Научная фантастика) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"