Рыжиков Василий Александрович: другие произведения.

01. Тёмный дебют

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:


Тёмный дебют.

  
   Любой, кто оказался бы в этот день в этой холмистой долине, на некоторое время забыл бы обо всём на свете - так тут было красиво. Запахи били в голову, краски заливали глаза, теплый ветер ласкал кожу, солнце опутывало путников лучами... Да нет, какие тут путники. Ещё на дороге, которая взбегала на холм, спускалась в ложбинку и снова взбиралась на очередную возвышенность, можно было надеяться на встречу с кем-нибудь живым. А здесь в стороне от магистрали (громкое название для полосы утрамбованной земли, не покрытой травой), опять же на вершине холма, в тени дерева, местного аналога дубу, не было ни души.
   Не было. Секунду назад действительно не было. А теперь - появилось. Вернее - появился. Мужчина стоял, прислонившись спиной к дубу, и мрачно обозревал окрестности. Из общей картины он явно вываливался. Мужчина был одет в комбинезон из тёмно-коричневой ткани, плотно прилегавшей к телу. Руки и ноги поверх одежды были обмотаны тонкими серебряными цепями. Цепь потолще стягивала грудь крест-накрест. Короткий ёжик русых волос придавал любителю цепей воинственный вид. Круглое лицо могло бы сгладить этот эффект мягкостью черт, но шрам, проходивший от переносицы через всю правую скулу сводил на нет все попытки человека прикинуться добродушным и простоватым парнем.
   Человек постоял у дуба несколько секунд и сделал три шага вперёд. Освободившееся место пустовало недолго. Из ничего, точно так же, как и мужчина с цепями, возникла девушка в красных брюках, красной же мужской рубашке и чёрном плаще. Её лицо было полной противоположностью разбойничьей роже любителя цепей - худое, открытое. Каштановые волосы падали на плечи. Две пряди волос были стянуты серебряными колечками и окрашены в разные цвета - правая в сиреневый, левая в зелёный.
   Вновь прибывшая ненадолго задержалась у дуба - несколько секунд, и мужчина снова сделал три шага вперёд, девушка повторила его движения - и около дуба появился третий человек. На этот раз снова мужского пола. В глаза сразу бросалась куртка из чёрной кожи, надетая поверх чёрной футболки. Штаны тоже были кожаные и тоже чёрные. Светлых пятен было два - серебряная пряжка в виде черепа на чёрном ремне и бледное, точнее даже белое лицо. Оно было из тех, при взгляде на которое становится ясно - обладатель лица не ел, по меньшей мере, неделю. Белый цвет особенно выделялся на фоне чёрных, аккуратно расчёсанных волос.
   Компания подобралась занятная и разношёрстная. Но кое-что общее было у всех троих. Во-первых, чёрные сапоги. Во-вторых, у каждого в одежде присутствовали серебряные элементы. В-третьих, глаза у всех тоже были одинакового цвета - сиреневого.
   Трое людей снова сделали по три шага вперёд, но у дуба никто не появился. Два парня и девушка застыли на месте. В течение десяти секунд они не двигались.
   - Ильшь-хэ, да что там такое? - произнёс мужчина с цепями, - где она?
   Все трое одновременно обернулись и уставились на дуб.
   - Убить её, что ли? В воспитательных целях, - тихо проговорил человек в чёрной коже.
   - Всю гармонию развалила, - грустно вздохнула девушка, - вот ведь...
   На "точке прибытия" возник четвёртый человек, девушка. Одета она была в простое черное платье с подолом до самой земли и длинными рукавами. В отличие от остальных, она не носила серебряных украшений и ходила босиком. Цвет глаз остался невыяснен - на лице девушка носила широкую чёрную повязку из плотной ткани. Она полностью закрывала глаза, обхватывала голову поверх длинных, до середины спины, чёрных волос, и была завязана аккуратным узлом на затылке. В руке девушка держала длинную тонкую трость цвета слоновой кости.
   Трое взирали на четвёртую с плохо скрываемой яростью.
   - Соскучились по мне? - спросила девушка.
   Она провела тростью по земле. Вправо, влево. Сделала три неуверенных шага в сторону от дуба и осторожно опустилась на землю.
   Злость исчезла так же внезапно, как и появилась.
   Дело было даже не в том, что трое других постеснялись ругать слепую девушку. Такие мелочи их никогда не останавливали.
   Просто увешанный цепями мужчина всегда быстро отходил, особенно когда бывали дела поважнее выговоров.
   А девушка с цветными прядями волос подумала, что такое эффектное опоздание - отличный штрих к общей картине и не столько разрушает гармонию, сколько подчёркивает её.
   Второй мужчина был, в отличии от первого, злопамятным и никогда не мог успокоиться быстро. Никогда, кроме исключительных случаев. Например, когда смотрел на лицо этой слепой девушки. Фраза насчёт убийства мгновенно превратилась в пустое сотрясание воздуха.
   - Я просто решила пошутить, - спокойно сказал слепая, - простите.
   - Да ладно, чего там, - махнул рукой мужчина в чёрной куртке и сел на землю.
   Остальные последовали его примеру.
   - А красиво здесь, - сказала девушка в плаще.
   - Угу, - согласился мужчина в цепях, - Толмач, как тут в целом, а?
   - Сейчас, минуту, - мужчина в чёрном, отзывавшийся на прозвище "Толмач" прикрыл глаза.
   - Здесь хорошо, - сказала слепая, - солнце тёплое и мягкое, даже сейчас, когда оно в зените. Трава мягкая, земля богатая. И жизни полно.
   Помолчали.
   - Значит так, - сказала через пять минут Толмач, открыв глаза, - ничего хорошего, как мы и думали. Мир с упором в магию. Застрял на феодальном уровне. Видите, как тут всё красиво, приятно? Кажется, что ничего плохого тут в принципе ни с кем случиться не может? Так оно и есть. Они тут все добрые, умные, жизнь ценят. Войн нет, и не было. Оружия тоже, ничего страшнее ножей, серпов, кос, вил, топоров и турнирных копий с мечами мы не найдём...
   - Турнирных? - перебил обладатель цепей.
   - Да, Чейнз, турнирных. У них есть рыцари. Совершенствуют тело. Это для них искусство, как и умение махать мечами. Только соревнования, понимаешь?
   - Понял, - кивнул Чейнз, - рыцари знания и совершенства, а не воины и защитники.
   - Точно так. Идём дальше. У меня создалось впечатление, что тут половина населения обладает магическими способностями в той или иной степени.
   - Офигеть! - воскликнула девушка в плаще, - не верю, чтобы у них не было деструктивных заклятий. Не может такого быть.
   - Грозы, ветер - пожал плечами Толмач, - может бурение для рудников. Всё в мирных целях. Для чего им тут ведьмы с ведьмаками я так и не понял. А ведь есть...
   - Ведьмаки - какие? - спросил Чейнз.
   - Классические. Те же ведьмы, только с яй... с игрек-хромосомами. Так вот, Аннет, свои мысли о войне магов по плану "Безумный разрушитель" можешь засунуть в самый дальний уголок головы. Не покатит.
   Девушка в плаще пожала плечами.
   - Животных любят. Кошек, собак - особенно. В общем, перед нами мир либо десятилетней девчонки, либо девяностолетней бабки. Детали я, пожалуй опущу, сами всё потом увидим.
   - Предложения? - спросила Аннет.
   - Обустроить лагерь и поесть, - ответил Толмач, - дело потом.
   Чейнз с готовностью вскочил на ноги.
   - Тут у них вон там, - он показал рукой, - есть лесок, наверняка там кто-нибудь водится. Пойду, поймаю...
   - Ага, разлетелся, - хмыкнул Толмач, - Я больше готовить не буду, надоело. Давайте запасами, сухим пайком и настойкой обойдёмся. Или сам готовь.
   - Я не умею! И это не моя работа.
   - И не моя!
   - Вот пусть Аннет и готовит.
   - Да я с радостью, - хихикнула девушка.
   - Ты забыл, что она нам приготовила когда-то? Я думал, у меня никогда больше живот не отпустит, и до скончания дней моих мне придётся в кусты отлучаться каждые пятнадцать минут!
   Чейнз плюнул.
   - Что же теперь, без свежей жратвы сидеть? - спросил он, - Ты уж приготовь, Толмач, постарайся, что тебе стоит?
   - Куда ж я денусь, - заворчал Толмач, - тащи своего зайца.
   - Зайца? Тут есть зайцы?
   - Есть, - кивнул Толмач, - я их чую. Только у них по четыре уха и весят они больше обычных раза в два. Так что осторожнее.
   - Не боись, я даже на белок с голыми рукам выходил, - хмыкнул Чейнз, и стал спускаться с холма.
   - Опять готовить, - с тоской сказал Толмач, - как мне это надоело.
   - Давай я приготовлю, - сказала вдруг слепая.
   Толмач и Аннет удивлённо уставились на девушку.
   - Я умею, вы не думайте, - улыбнулась слепая, - я же всё чувствую.
   - Спасибо, Тёмная, - улыбнулся Толмач, - я пойду, воды принесу, тут в лесу ручей есть...
   - Да, я тоже услышала, - кивнула Тёмная.
   - А зайцев ты не услышала?
   - Гигантских, с четырьмя ушами - нет, - Тёмная задумчиво подпёрла голову рукой, - странно.
   - А их там и нету, - Толмач поднялся на ноги, провёл рукой в воздухе и подхватил появившиеся из воздуха вёдра, - Зайцы там самые обыкновенные. Но Чейнз будет искать именно с четырьмя ушами. Пойду я...
   - Иди-иди, - Аннет тоже поднялась, - Я думаю тут пару палаток разбить...
   - Не надо, - ответил Толмач, - лагерь переносим, место неудачное. Торчим тут у всех на виду, в грозу опасно, вода далеко. Спускаемся в лес, к ручью. Чейнза там перехватим.
  
   Солнце уже почти спряталось за горизонтом, когда четверо друзей вернулись к обсуждению животрепещущей темы: "Что делать?"
   К этому времени уже был сделан уютный навес, зайцы, добытые Чейнзом (он только добродушно ткнул Толмача кулаком в плечо, вернувшись без монстров с четырьмя ушами), были частично сварены, частично запечены в углях с грибами и украшены ягодами (их нашёл Толмач) и, конечно, съедены.
   - Ну, по крайней мере, - довольно сказал Чейнз, вытирая рот салфеткой, - У нас теперь есть отличный повар. Хоть что-то...
   - Да ладно с поваром, - Толмач уже пристраивал над костром котелок с водой, - Вчетвером работать легче.
   - Точно.
   Пока готовился ужин, Чейнз успел слетать на разведку и осмотреть "своими глазами" примерно четверть мира. Свои впечатления Чейнз выразил следующим образом: "Куча рыжих магов и ведьм, не умеющих сражаться. Философствуют, глушат травяной чай литрами и наслаждаются жизнью.Остальные - статисты". Насилия, по наблюдениям Чейнза, в мире действительно не было. Кроме...
   - Кроме, например таких случаев. Девушка хлопнула книгой рыцаря по башке - он был чересчур романтичен. Учитель в их магической школе запер двух ведьм в разных башнях замка за нарушение дисциплины. Нарушение банальное - попытались стырить задания для контрольной. Через минуту обе ведьмы сидели уже на одной башне и гнали всякую пургу насчёт неизбежного счастья.
   Толмач поморщился:
   - Глухо дело. Застряли надолго. Я когда сканировал, так мне постоянно в глаза оранжево-золотой цвет лез. Это плохой знак.
   - То-то у них 95% населения - рыжие, - хмыкнул Чейнз.
   - В первый раз что ли сталкиваемся с таким? - спросила Аннет, - Толмач, вода кипит.
   - Угу... - парень извлёк из воздуха плотный полотняный мешочек и четыре кружки.
   - Вообще-то, - сказала Тёмная, - действительно в первый раз.
   Остальные рассмеялись.
   - Неплохое боевой крещение получится, а? - спросил Толмач.
   Кипяток был налит в кружки. Туда же последовали горсти порошка из мешочка. Он представлял собой размельчённые грибы, сначала вымоченные в соке одного растения, а потом высушенные. Это и был "настой", напиток крайне популярный в одном из миров, где побывали Толмач, Чейнз и Аннет. От кружек поднимался пряный запах. Надо было ждать - питье настаивалось долго, кипяток как раз успевал остыть.
   - Споём, друзья? - спросил Чейнз, - Песни у них тут есть интересные, хоть и без брутальности.
   - Не стоит. У нас гости, - ответил Толмач.
   Чейнз и Аннет вскочили.
   - Кто? Где?
   - Двое, - вмешалась Тёмная, - идут быстро, но не бегут. Я их две минуты назад засекла.
   - Чё ж не сказала? - взвился Чейнз.
   - Потому что они в трёх километрах от нас.
   - И они во-он за тем холмом, - подтвердил Толмач, - пока дойдут, пока поднимутся.
   - Пока прицелятся из чего-нибудь дальнобойного, - подхватил Чейнз, - туши огонь, уходим под навес, отсидимся...
   - Не будут они целиться. Забыл, тут нет оружия? И насилия?
   - Раз в год и палец стреляет!
   - Это дети, Чейнз.
  
  
   Это действительно были дети. Мальчик и девочка лет двенадцати. На холм они поднимались долго, солнце успело скрыться. Четверо друзей тоже успели подготовить маскировку. Костёр был аккуратно потушен и накрыт куском дёрна. Сами "туристы" успели с удобствами устроиться под навесом за деревьями, выпить настойку и подготовить "воздушную линзу" - в воздухе висел полупрозрачный экран. Сейчас он показывал верхушку холма, знакомый дуб и двух малолетних путешественников.
   Конечно, оба рыжие. Одежда примечательна только у девочки - один рукав оторван по плечо и пристроен в виде пояса.
   Девочка стала разводить костёр и перебирать содержимое дорожного мешка, расшитого цветными узорами. Мальчик сидел, прислонившись спиной к дубу, и что-то увлечённо рисовал, высунув язык от напряжения и старательности.
   - Мать моя, - покачал головой Чейнз, - бродят себе по лесам и полям, ничего не боятся...
   Дети запекли в углях картошку и приступили к трапезе. За всё время перебросились лишь парой фраз - мальчик спросил, куда они пойдут завтра, девочка (выяснилось, что зовут её Пенни) объяснила, что на "вооон тот холм". Мальчик сразу после ужина завалился спать прямо на траве. Девочка некоторое время рассматривала рисунок, сделанный мальчиком, потом довольно кивнула и убрала рисунок в сумку своего спутника.
   - Там ещё кто-то есть, - сказала вдруг Тёмная, - я слышу... животные... много.
   - Не чувствую, - ответил Толмач.
   - Да есть там кто-то, говорю тебе! - в голосе Тёмной проступило отчаяние, - только они... живые, но не живые...
   - Я поняла! - вскрикнула Аннет и заставила "линзу" укрупнить изображение.
   Из сумки мальчика выглядывал краешек изрисованного бумажного листа. Была видна и часть рисунка - чей-то зелёный хвост, вероятно местной ящерицы. Вот только нарисованный хвост подёргивался, шевелился и вдруг совсем пропал из поля зрения. Вместо него на бумаге появилась когтистая чешуйчатая лапка.
   - Рисунок живой, - Толмач прищурился, - и, судя по всему, это не единственное ожившее творение парня. Маг.
   - Пошуруем в сумке? - предложил Чейнз.
   - А смысл? Лучше подумаем, что можно извлечь из первого контакта.
   - Прежде всего, то, - вмешалась Аннет, - что этой девчонке не двенадцать лет. Больше. Она, типа, его наставница, учительница. Просто осталась девчонкой. Такое бывает, особенно в подобных мирах.
   - Согласен, - кивнул, подумав, Толмач, - мальчик за неё пойдёт в огонь и воду. Хоть и сам этого не понимает.
   - А вот пойдёт ли он на убийство? - задумался Чейнз.
   Тёмная заволновалась:
   - Вы... вы уже решили через него этот мир раскручивать? Да? А почему через него? Что в нём особенного?
   - Видишь ли, - начал Толмач, - конечно, магов вокруг хоть отбавляй. И детей с магическими способностями тоже. Но просто с этим уже всё ясно. Он оживляет не рисунки, а образы из своего сознания. Он ещё маленький, мы в него такие образы сумеем вложить - закачаешься. А он их и оживит до кучи. Причём сам, без этих, учителей из магических школ, сам до всего дойдёт.
   - Девчонка не даст, - нахмурилась Аннет.
   - Значит, будем убирать, делов-то. Заодно и место наставника освободится.
   - Отлично, - Чейнз потёр руки, - кто будет наставником?
   - Мы с тобой не подходим, можешь оставить мечты, - Толмач с досадой сплюнул, - будь он помладше, или сильно постарше... а сейчас парня наверняка на рыцарство тянет, чтобы прекрасную даму защищать. Жалко, я бы из него такого монстра сделал... Да и ты, Чейнз, отличного воителя бы воспитал. А то Аннет, конечно, специалист, но её жестокость чересчур специфична... Ладно, готовься...
   - Давайте я, - тихо сказала Тёмная.
   Она тут же покраснела и опустила голову.
   - Я понимаю... мне рано ещё... первый поход, многого не понимаю... Но меня он скорее будет защищать. Я ведь беззащитная калека.
   Наступило молчание. Длилось оно минут пять. За это время Тёмная уже справилась с прихлынувшей к щекам краской и теперь настороженно прислушивалась.
   - А что, отличный план, - сказал, наконец, Толмач, - возражений нет? Схема вырисовывается красивая...
   - Я - за, - коротко сказал Чейнз.
   Аннет тоже не возражала. Ей, по правде сказать, не очень нравились роли наставников.
   Четверо удивительных людей приступили к составлению плана. На это ушло полночи. Вторая половина ушла на репетицию. За полчаса до рассвета всё было готово. Скоро должен был заработать принцип "Дети - цветы. На могилах миров".
  
  
   Рассвет был прекрасен. Как впрочем, и много рассветов до него. Пенни улыбалась встающему солнцу. Она могла бы вечность стоять вот так, но солнце, поднимаясь всё выше, начинало слепить глаза. Пенни с сожалением отвернулась и пошла будить Альтерса. Им пора было идти. До следующего холма было не так уж близко.
   Альтерс проснулся и легко вскочил на ноги. Будто и не было долгого пешего перехода. Мальчик подхватил сумку с рисунками и уже хотел было бегом спуститься с холма, как вдруг насторожился.
   - А на нас кто-то смотрит! - заявил он.
   Пенни хмыкнула:
   - Нет тут никого, кроме нас.
   Альтерс пожал плечами.
   - Всё равно кто-то смотрит. Ой, а теперь идёт! Шаги слышишь?
   Шаги действительно были слышны. Мягкие, осторожные, но быстрые. Кто-то поднимался на холм, той же дорогой, что и они сами ещё вчера. Пенни и Альтерс обернулись и увидели совсем близко девушку в чёрном платье с подолом до земли, чёрной повязке на глазах и белой тростью в руке.
   Девушка сделал ещё несколько шагов и настороженно остановилась.
   - Кто здесь? - спросила она наклонив голову, прислушиваясь.
   - Мы, - ответил Альтерс, - Ой, тётенька, давайте я вам помогу.
   - Не надо, - улыбнулась слепая, - мне поводыри не нужны.
   Но дети не послушались. Они подбежали к девушке, подвели за руки к кострищу и осторожно усадили на землю.
   - Спасибо, - улыбнулась слепая.
   Дети рассматривали гостью по-разному. Мальчик с интересом - чёрные волосы были редкостью, да и в целом, девушку окружал ореол таинственности, скорее всего из-за того, что никто не мог увидеть её глаз. Пенни же смотрела на девушку с явным неодобрением - слишком мрачная, одета в чёрное - ну как так можно? Мир-то кругом такой яркий, а ты как на похоронах... Хотя откуда ей знать, как мир-то выглядит? Девочке стало стыдно за свои мысли.
   Альтерс уже успел задать девушке сотню вопросов. Откуда идёт? Куда? Проходила ли через город, где растут такие замечательные вишни? Из чего сделана трость? Что у неё с глазами, и почему она не попросила какого-нибудь колдуна вылечить?
   Последний вопрос был довольно нескромным, но девушка не обиделась.
   - Нету глаз. Нечего лечить.
   - И никогда не было? - ужаснулся Альтерс.
   - Может и были. Год, или полтора. А потом не стало. Злые люди отобрали.
   Последняя фраза повергал детей в шок.
   - Злые люди? - удивился мальчик.
   - Отобрали? - переспросила девочка.
   - Очень злые, - кивнула девушка, - Выкололи. Я-то не помню, конечно, я маленькая была. Дед рассказал. Только мы двое и спаслись. Чудом ушли.
   То, что потом рассказала девушка, было настолько ужасным, настолько не укладывалось в сознании, было настолько неправильным и невозможным, что дети даже не стали перебивать странницу.
   А Тёмная монотонным, будничным голосом рассказывала о том, как её родную деревню разорили подлые южане. Чейнз и Толмач составили отличную карту обитаемых земель этого мира и выяснили следующее.
   Суша в Оранжевом мире, как окрестил Толмач это место, разделялась на два континента. Тот материк, на котором оказались четверо друзей был разделён на две неравные части горным хребтом. Северные страны (княжества, как называли их люди) могли контактировать с южным княжеством только через море (магия не помогла бы - заклятий телепортации в этом мире не было). Понятное дело, о южном крае было известно мало. Отличная основа легенды.
   Тёмная представилась как жительница одной из деревень к югу от горного хребта. Когда ей (якобы!) было полтора года, на деревню напали люди из центральной части южного княжества. Дальше - стандартные штампы зверств, которые во многих мирах показались бы детскими забавами но для Оранжевого края были верхом дикости и жестокости. Ну и под конец трогательный рассказ о том, как дед Тёмной (выдуманный, как, впрочем, и остальные персонажи) убил бандита, выколовшего полуторагодовалой девочке глаза. Потом - бегство в горы, суровая школа выживания. Как результат - Темная не испытывает никаких неудобств от своей травмы
   Рассказчица из Тёмной получилась отменная - история растянулась на весь день. Девушка и двое детей дошли за этот день до вершины следующего холма и стали устраиваться на ночлег
   - А как вы перебрались через горы? - спросил Альтерс, когда история была окончена.
   - Землетрясение было, - ответила Тёмная, - обвал, и проход появился. Сложно, пройти, конечно, но я справилась. А значит и другие справятся. Например, такие же бандиты, как и те, которые разорили нашу деревню.
   - Ой! - выдохнули разом Альтерс и Пенни.
   - Вот именно. Я хочу дойти до столицы княжества, предупредить об опасности. Я боюсь опоздать, я и так уже крюк сделала... я же не знала, куда идти.
   - Мы проводим! - воскликнул Альтерс, - Обязательно!
   Пенни ничего не сказала. Ей что-то не нравилось. Что-то было не так. И даже не в жуткой истории... в самой слепой девушке. Но что?
   - А вы босиком по горам ходили? - спросила Пенни, надеясь ухватить ускользающую мысль.
   "Нет, не то... хотя и это тоже"
   - В сапогах, конечно, - рассмеялась девушка, - только растрепались напрочь.
   Тёмная скрипнула про себя зубами. Девчонка что-то почувствовала. Прав был Толмач - с девчонкой под боком план не выполнить. Где он кстати? Неужто опаздывает? Нет, ещё рано...
   - Ой, смотрите! - подскочил Альтерс, - вон там! Люди! Эй! Э-э-ээээй!
   Люди действительно были. Они только что вывалились из лесной чащи и теперь шли к дороге. Путники могли рассмотреть их довольно подробно - от холма до ближайших деревьев было метров двести. Двое, мужчины, в неброской одежде городских ремесленников. У одного чёрные волосы, у второго русые. Они о чём-то переговаривались, не смотря по сторонам, но крик Альтерса заставил их встрепенуться и схватиться... за мечи. У них были мечи! Клинки они носили за спиной.
   - Это рыцари? - спросил Альтерс, - у них мечи! А где же доспехи?
   - Молчи! - тихо сказала Тёмная и схватила Альтерса за плечо, почувствовав, что мальчик готов сорваться навстречу "рыцарям".
   Пенни лишь снова поразилась, что слепая так ориентируется в пространстве.
   - Откуда они появились? - спросила Тёмная, - из леса? За лесом горы. За горами... - девушка не договорила.
   Дети сразу насторожились. История о зверствах Тех-Кто-Живет-За-Горами прочно засела в их головы.
   - Как они держат мечи? - спросила Тёмная.
   - За спиной! Ой, один на пояс повесил...
   - Это они. Они носят меч за спиной, когда ездят на лошадях, когда путешествуют. Но когда готовятся к драке, вешают оружие на пояс.
   - Да не может этого быть! - сказала Пенни.
   Двое неизвестных, тем временем почти прошли расстояние, отделявшее их от Тёмной и ей спутников.
   - О! Кто тут у нас здесь? - заулыбался темноволосый, - ты видишь, брат? Девушка.
   - Слепая, - поморщился русый, - наверняка под повязкой мясное месиво!
   - Ты на лицо смотреть будешь, что ли? Ну, как хочешь. А мне лично воздержание уже надоело.
   - О чём они говорят? - шёпотом спросил Альтерс у Пенни.
   Та лишь пожала плечами. Тёмная, между тем, поднялась и сделала несколько шагов навстречу посетителям. Трость она крепко сжимала в руках.
   - Вас двое! - сказала девушка, как показалась детям, с облегчением.
   - На тебя хватит! - ответил черноволосый, не переставая улыбаться.
   - День добрый, детишки! - поздоровался русый, - найдётся, чем угостить уставших воинов?
   - Нет! - ответила Пенни, - идите, куда шли!
   Она первая поняла, что это те самые люди, которые напали на деревню их спутницы. Ну, конечно, не те самые, может их дети, но уж ничего хорошего от них ждать не придётся.
   - Грубит, брат, - покачал головой русый.
   Темноволосый перестал, наконец, улыбаться.
   - Мы пойдём, куда захотим, - сказал он, - и когда захотим. Давай, девка, иди сюда, - обратился он к Тёмной, - приласкай работников меча.
   - Уходите, - ответила Тёмная, перехватив трость на манер меча, - хуже будет. Пенни, Альтерс, назад. Не мешайте.
   Злые люди (в языке Оранжевого мира не было слов, обозначающих бандитов и разбойников) расхохотались. Они продолжали смеяться, даже когда Тёмная взмахнула рукой и часть трости отлетела в сторону. Под деревянной оболочкой скрывалось длинное и узкое металлическое лезвие. Лишь когда Тёмная сделала лёгкое движение рукой и выписала шпагой замысловатую фигуру, бандиты резко оборвали смех.
   - Ты понимаешь, что происходит? - спросил черноволосый у своего приятеля, - Она видит?
   - Нет, - помотал тот, - помнишь мастера Йай-онора?
   - Эта тварь училась у него?
   - Какая на фиг разница?
   Язык Оранжевого мира обогатился двумя элементами ненормативной лексики. Собственно это были первые подобные выражения.
   Разговор бандитов прервала Тёмная. Она одним прыжком покрыла разделяющее их расстояние и нанесла удар. Если бы ей не подвёл слух, черноволосый воин уже падал бы с перерубленными артериями на шее. А так острие рассекло воздух в пяти сантиметрах от кожи воина.
   Тот запоздало отпрыгнул назад, выхватывая меч. Его напарник прыгнул в другую сторону, разрывая дистанцию. Меч он достал почти одновременно с приятелем.
   - Бей-убивай! - крикнули хором воины.
   Русый напал первым. Рубящий удар сверху вниз должен был развалить тело Тёмной на две ровные половины. Тонкая шпага не спасла бы. Но Тёмная и не пыталась остановить удар - она скользнула в сторону, ударила шпагой по мечу, направив его в сторону, и хлёстко ударила снизу вверх. Русый отшатнулся, спасся от шпаги, но споткнулся об некстати подвернувшийся камень и покатился по земле.
   Тёмная скользящими шагами метнулась к упавшему противнику и ударила шпагой, пытаясь пригвоздить воина к земле. Русый сумел отбить выпад, а потом Тёмной пришлось оставить врага в покое - черноволосый пришёл на помощь другу. Он ударил наотмашь, параллельно земле. Тёмная нырнула под меч и атаковала в ответ. Темноволосый отбил выпад и ударил сам.
   Девушка и темноволосый закружились в жестокой схватке. Удары воина скользили по тонкой шпаге, но и клинок Тёмной постоянно отлетал в сторону. Благодаря длине своего клинка девушка могла не подпускать врага к себе - на близкой дистанции её ловкости могло и не хватить.
   В общем, всё шло по плану. Чейнз, ворча и трепыхаясь, изображал сотрясение мозга и не пытался вступить в схватку. Толмач и Тёмная сосредоточились на драке. Сейчас была важна реакция детей.
   Она вскоре последовала, причём именно такая, какую и предсказывал Толмач. Девочка подняла руки и стала плести какое-то заклинание. Что могла сотворить ведьма, не умеющая ни наслать порчу, ни вытравить плод у беременной женщины, ни сварить порцию яда? Вполне вероятно, что ничего страшного. Но вдруг? Поэтому рисковать не стали.
   Чейнз мигом пришёл в себя, бросил взгляд на Пенни и зарычал:
   - Ах ты, ведьма! Хорош тут колдовать!
   Чейнз занёс над головой меч и шагнул к Пенни. Девочка вскрикнула, и заклинание распалось, так и не обретя формы. Тёмная среагировала на крик и метнулась к Чейнзу, падая на колено в длинном выпаде. Остриё шпаги вошло в спину воину, как раз напротив сердца, и прошло насквозь. Тёмная тут же выдернула клинок. Чейнз выпустил из рук меч и повалился на землю.
   Тёмная повернулась к Толмачу, но недостаточно быстро - меч воина ударил по шпаге, у самого основания, и вырвал оружие из рук девушки. Толмач, продолжая движение и, используя инерцию клинка, легко вскинул его над головой и ударил второй раз. Тёмная шагнула навстречу воину, поднырнула под руку, перехватила запястье противника и провела несложный бросок. Меч выпал из рук воина. Толмач на мгновение потерял ориентацию в пространстве от удара о землю, но быстро пришёл в себя, заблокировал удар, направленный ему в горло и, не вставая, ударил в ответ, отбросив Тёмную назад.
   Воин довольно легко поднялся на ноги и потянулся к поясу, где висел нож. В это время, опомнившаяся Пенни снова подняла руки, сплетая заклинание. Толмач довольно усмехнулся про себя - события разворачивались по самому благоприятному варианту. Выхватив нож, Толмач резко обернулся и метнул оружие.
   - Ведьма! - с ненавистью выдохнул он.
   Нож вошёл точно в горло Пенни. Длины лезвия хватило, чтобы перебить шейные позвонки. Юная ведьма, не умевшая причинять своим колдовством зло, умерла мгновенно. Альтерс бросился к упавшей девочке и без сил опустился около тела на колени.
   Тёмная, убедившись, что девочке уже никто не поможет, вихрем налетела на Толмача и повалила его на землю. Схватка перешла в партер. Несколько раз противники вскакивали на ноги, но лишь за тем, чтобы провести очередной бросок или ударить коленом, потерять равновесие и снова упасть на землю.
   "Хватит пожалуй", - скомандовал Толмач.
   Тёмная оказалась прижатой к земле, Толмач навис над ней, пытаясь одной рукой сдавить горло противницы. Тёмная старательно изображала попытки освободиться от "железной" хватки.
   "Если б не правила, я бы давно уже сломала тебе руку!"
   "А я бы не стал давить тебе горло, а ударил бы в третью точку гортани!"
   "А я бы... Слушай, что-то паренёк не торопится! Сейчас..."
   - Альтерс - захрипела Тёмная, - трость! Моя трость!
   "Он там не в обмороке?"
   "Нет, в полном сознании. Уставился на девчонку, как будто первый раз труп видит. Ах да... Скорее всего, действительно в первый раз".
   "Толмач, ты бы не молчал. Ты же подлый, хладнокровный убийца! Ругай меня, матерись по полной!"
   "Не хочу. И не могу".
   "Что не можешь?"
   "Ругать тебя не могу!"
   "Почему?!"
   "-------------"
   "Так и будешь молчать?"
   "Ну, сказать-то я кое-что могу. И даже хочу, но сейчас как-то не время".
   "Да ладно, чего там".
   "Ну, хорошо. Сама напросилась..."
   Договорить Толмач не успел. Альтерс начал действовать. Надо сказать, с его стороны подвигом было даже подняться - так сильно на него подействовала смерть Пенни. Но не зря Толмач и компания решили разрабатывать именно его. У мальчика был отличный потенциал. Он поднялся.
   Относительно финального акта драки было предложено три возможных варианта. Конечно, были и другие, но они автоматически перечеркивали кандидатуру Альтерса на пост ученика Тёмной. Итак, три варианта.
   Первый - Альтерс убивает Толмача мечом, благо поблизости было целых два. Сил поднять клинок и снести башку убийце хватит. Хороший вариант, но не самый благоприятный.
   Второй - Альтерс убивает Толмача тростью Тёмной. Вариант не так хорош как первый, но свидетельствовал бы о подверженности мальчика внушению (Тёмная сознательно крикнула мальчику про трость), а следовательно ученик получился бы послушный.
   Третий - самый благоприятный. Он и имел место быть.
   Альтерс наклонился над трупом ведьмы и выдернул нож из тела. Конечно, не обошлось без пары фокусов со стороны Толмача и Тёмной, иначе процесс извлечения клинка грозил затянуться надолго. Обхватив рукоятку двумя руками и направив остриё вниз, мальчик подбежал к дерущимся, занёс нож над головой и ударил в основание шеи Толмача. Опять-таки своевременное вмешательство со стороны добавило в удар надлежащей силы.
   "Да! Класс!", - сказал Толмач Тёмной, перед тем как отойти в мир иной.
   Тёмная выбралась из под трупа Толмача.
   "Поговорить не дал", - мысленно проворчала Тёмная.
   Девушка ощупала рану на шее поверженного воина (Альтерс уже успел выдернуть из раны нож) и одобрительно кивнула.
   - Хороший удар, Альтерс, - сказал она, - ты спас мне жизнь.
   - Я... Я... - до мальчика только сейчас дошло, что он убил человека.
   - Да. Ты его убил. А что с девочкой?
   Этот вопрос был задан для порядка - Тёмная услышала и движение Толмача, когда тот бросал нож, и свист металла в воздухе, и звук рассекаемой плоти, и треск костей. И, напоследок, угасание сердцебиения.
   - Он её... - Альтерс расплакался.
   "Долго продержался", - отметила Тёмная.
   - Подай мне мою трость, - сказала девушка, - и ножны захвати.
   Альтерс быстро нашёл трость, с ножнами вышла небольшая заминка, однако вскоре Тёмная с тростью в руке подошла к трупу Пенни и "зафиксировала факт смерти".
   - Он убил её, - сказала Тёмная, вызвав этим новый приступ рыданий, - Но ты отомстил. Её душа получит покой.
   - Я... Я... - всхлипывал Альтерс, - я не хочу... чтобы ещё кто-нибудь у... умер! Смерть - это плохо!
   - Иногда смерть таких гадов, как эти два, спасает миллионы. Вам везло, у вас не появлялось сумасшедших людей. А эти два - психи. Они получали удовольствие от насилия. И получили по заслугам. Но их ведь много, ты понимаешь? Нашу деревню разрушили не два бандита с мечами, а войско. И теперь они пытаются пробраться сюда. Их надо остановить.
   - Мы пойдём к князю, да?
   - Да, мой мальчик, пойдём. И мы дойдём, и мы расскажем ему обо всём. Поверит ли он нам - другой вопрос.
   - А если не поверит? - испугался Альтерс.
   - Тогда мы сами их остановим, - Тёмная изобразила гримасу "Кровожадность N4".
   - А как?
   - Как я остановила сегодня одного из воинов, чтобы спасти Пенни. Вот только у меня не получилось остановить второго... Его ведь остановил ты, когда он хотел задушить меня?
   - Это лучше! - заявил вдруг Альтерс, - Мне... мне так кажется...
   - Жажда мести, - кивнула Тёмная, - Но для того, чтобы отомстить, тебе надо уметь драться.
   Возглас Альтерса "Научи меня!" был предсказуем, причём без вариантов.
  
  
   После очередной смерти у Толмача всегда оставались "остаточные ощущения". Вот и сейчас шея постоянно чесалась. Приходилось терпеть. Ни Чейнз, ни Аннет, судя по всему, подобного не испытывали. Насчёт Тёмной было неизвестно - как новичок в команде, она ещё ни разу не погибала. Толмач в сотый раз поскрёб ногтями шею и подошёл поближе к остальным.
   Чейнз приплясывал вокруг Аннет и размахивал руками. Девушка внимательно всматривалась в "линзу", дающую изображение и лёгкими движениями рук что-то подправляла в настройке.
   - Да нет, больше справа... так, а теперь вертикальный угол... Нет, не так...
   - Слышь ты, оператор хренов! - не выдержала Аннет, - Сам поворачивай!
   - Да я же не в ладах с этой штукой, сама знаешь.
   - Вот и не доставай меня! Делаю что могу!
   - Что делаешь? - спросил Толмач.
   - А, вернулся? - обрадовался Чейнз, - я этот... как его... скриншот пытаюсь сделать!
   - Чего сделать? - не понял Толмач.
   - Картинку! С запечатлённым моментом моей смерти! Я решил собирать такие картинки. Особенно когда у нас такая воительница появилась! Ты посмотри, какой удар! Легко, красиво!
   Толмач посмотрел на линзу. На ней застыло изображение Тёмной в момент её выпада, пронзившего сердце Чейнза. Действительно, было красиво.
   - А что там наша воительница сейчас делает? - спросил Толмач.
   - Обрабатывает мальчишку. В некоторых мирах её бы взяли на должность начальника отдела психологической борьбы без раздумий.
   - Нас всех бы взяли, - сказала Аннет, - и брали ведь, забыл?
   - Да помню я... все мы - псих-борцы.
   - Мне больше нравится официальное название нашей должности, Прогрессоры, - сказал на это Толмач, - Слушай, Чейнз, а что это такое в воздухе висит?
   - Где? А, это... Это душа той ведьмочки, которой ты чуть голову ножом не отрубил.
   - Перехватил? Зачем?
   - Смешно стало... Ты когда-нибудь видел, как человек, не знающий ни одного ругательства, пытается выразить переполняющие его эмоции?
   - Бывало такое. Но каждый раз новое. Да и потом... традиция есть традиция. Давай её сюда...
   - Меня подождите! - раздался голос Тёмной.
   Девушка уверенным шагом приближалась к новому убежищу Прогрессоров - лагерь перенесли к холму, на котором и началась схватка.
   - Заснул, - сказала Тёмная, подойдя ближе, - не проснётся до утра.
   - Отличная работа! - похвалил Толмач.
   - Да, а удар - просто класс! - подхватил Чейнз, - надо нам будет с тобой настоящий поединок устроить, без ограничений!
   - Ты не отвлекайся, а ведьму сюда волоки!
   Чейнз протянул руку в сторону бесформенного облака, зависшего над опушкой леса. Именно так выглядела душа, избавившаяся от тела, но по каким-то причинам застрявшая в родном для неё мире. Облако, повинуясь приказу Чейнза, подплыло к Прогрессорам и обрело форму, к которой привыкло за время первой фазы своей жизни.
   Перед Толмачом и остальными висела в воздухе девочка, носившая имя Пенни. Рыжего в ней не осталось ничего - серый цвет поглотил её. Очератния тела размылись.
   - ЧТО ВЫ СДЕЛАЛИ?! - закричала мёртвая, как только Чейнз дал ей возможность говорить.
   Тёмная вздрогнула и поморщилась - её сверхчувствительный слух плохо переносил такие неожиданные крики. Остальные Прогрессоры даже ухом не повели.
   - Мы тебя убили, - ответил за всех Чейнз, - конкретно вот он, - взмах в сторону Толмача, - метнул в тебя кинжал. Но всё это представление мы разрабатывали вместе.
   Ведьма сжала кулаки. Эмоции действительно переполняли её через край. Нормальный человек давно бы крыл своих убийц трёхэтажным матом, а обитателям Оранжевого мира оставалось лишь рыдать. Чем и занималась сейчас душа ведьмы.
   - Зачем? - спросила она, не прекращая всхлипывать.
   - Чтобы Альтерс отомстил за тебя. Научился убивать.
   - Зачем?
   Толмач усмехнулся.
   - Давай уж я тебе всё расскажу, только ты не перебивай меня своими "зачем?" и "почему?", договорились? Ну вот и хорошо.
   Объяснять свои действия - это не привычка Прогрессоров и даже не желание оправдаться. Глупо всё-таки просить прощения у того, кого ты уже убил ради достижения великой Цели. Но существовала традиция... или даже правило, хотя официально у Прогрессоров не было никаких правил, никого кодекса, никакого устава. Был только стиль, присущий каждому Прогрессору. Ну и традиция - хоть один раз за время акции, но всё же перехватить душу человкеа, пострадавшего от действия Прогрессоров, и объяснить ему или ей всё. Считалось, что узнавший правду человек станет Прогрессором сам. На самом деле, подтверждения этому не было. Никто из Прогрессоров не знал своего прошлого, как, впрочем, и будущего. Да, Прогрессоры не знали, что ожидает их, когда они уже не смогут выполнять свои задачи. Они даже не знали, когда наступит это время. Существовал, правда примета - если Прогрессор перестаёт говорить себе "У меня нет выбора, я должен быть жестоким, иначе нельзя", значит его срок на исходе.
   Толмач прислушался к своим ощущениям. Когда-то ему было очень тяжело. Тяжело убивать детей, насылать болезни и разжигать кровавые войны. Вскоре это чувство притупилось. Ощущение своей собственной вины стало просто неотъемлимой частью работы. Устроить катастрофу, а затем оправдываться перед самим собой и рефлексировать. А сейчас... Толмач с некоторым удивлением понял, что уже очень давно его удивляет собственная жестокость. В нём что-то меняется... Неужели скоро придётся ему оставить свою работу и уйти?
   Толмач обвёл взглядом друзей. Чейнз и Аннет... они переживают до сих пор. Для Аннет, по всей вероятности, самооправдание ещё не вошло в привычку. Тёмная только-только начала работать с ними, ей будет тяжелее всех. Но сейчас все они не подают и вида. Никто не должен узнать, что творится у Прогрессора в душе, даже уже убитая ведьма.
   - В мире много миров, - начал Толмач, - звучит глупо, но это так. Ваш мир - один из миллионов других. Но он немного не такой, как большинство. Он слишком добрый, а это очень плохо, как ни парадоксально это звучит. Вы не развиваетесь. К чему, если у вас нет трудностей, если вы не боретесь друг с другом? Знаешь такое слово "прогресс"? Знаешь... Но не понимаешь, что в вашем мире нет прогресса. Нет развития. Вообще никакого. Ни развития науки, не эволюции сознания. Вы завязли в своей радужной стране.
   - Нам и так хорошо! Мы счастливы! Вы хотите сделать нас жестокими, так? Научить убийствам и войнам, чтобы мы "развивались"?
   - Да. Ибо главный двигатель прогресса - война. В тех мирах, где человек произошёл от обезьяны, главной движущей силой стала война. Слабая, голодная обезьянка попыталась сорвать банан, но её сородич, тупой, жестокий, накачанный качок отобрал у неё еду. Вот только обезьянка была ещё и очень умной. Она схватила крепкую палку, или увесистый камень и разнесла вдребезги голову обидчику. А потом, сожрав свой банан, стала думать, куда бы ещё применить палку, причём главной мыслью было - как получше ударить, и как сделать камень более смертоносным? Может, обколотить его, чтобы был острым? Такие миры мы не трогаем, если развитие не прекращается. Но это случается крайне редко, и ещё не ясно, что лучше - самостоятельное развитие, или то, которое ты инициировал сам, которое ты можешь контролировать.
   - Зачем? - крикнула Пенни, - Зачем вам это? Какой вам прок?! Нам хорошо и так, без вашего... тварьного прогресса!
   - Ух, ты! - воскликнул Чейнз, - уже ругаются! Словообразование подкачало, но общую суть уловила. Вот только слишком поздно.
   - Вопрос понял. Задаю встречный, - сказал Толмач, - вы помогаете друг другу? Вы не эгоисты?
   - Конечно, помогаем! Всем, чем только можем!
   - Как ни парадоксально, но это оборачивается жутким эгоизмом. Ваш мир не развивается и не производит... хм... мы это называем Энергией. Энергия нужна для того, чтобы существовало пространство между мирами, в котором живём мы. Мы и ещё много кто...
   - Да чтоб вы поумирали там все!
   - Не хотим, - улыбнулся Толмач, - но если бы дело было только в нас, мы пережили бы застой в мирах. Тех, которые развиваются самостоятельно, хватает на поддержание Промежутка. Но мы ещё и о вас заботимся. Что будет твориться в шкафу, или в тёмном углу дома, куда никто не заглядывает, и где ничего не происходит? Гниль. Пыль. И паутина. Пауков, которые могут оплести паутиной застоявшийся мир, достаточно. Если бы ваши души были покрепче, я бы показал вам другие миры, которые мы уступили паукам. Ты бы на коленях просила бы нас спасти ваш мир от такой участи. Но - тебе придётся поверить мне на слово.
   Толмач перевёл дыхание. Чейнз бесшумно зааплодировал, остальные молчали. Даже ведьма. Правда, её хватило на минуту, не больше:
   - Что со мной будет?
   - А во что ты веришь? - спросила Аннет.
   - Что?
   - Куда все вы попадаете после смерти? Вечный сон? Небытие? Или рай? Во что веришь, то с тобой и будет. Через пару сотен тысяч лет, твоя душа очистится от воспоминаний о жизни, через ещё сотню - от воспоминаний о посмертии. Ну а потом, выйдет в Промежуток. Как раз достаточно окрепнет для этого. А что потом - никто не знает. Но, как вариант, ты можешь стать Прогрессором, может, даже застанешь кого-нибудь из нас. Хотя вряд ли. В лучшем случае - вот её, - Аннет кивнула на Тёмную, - она молодая очень. А мы через сто тысяч лет уже уйдём. Если тебе это приятно услышать, мы понятия не имеем, что с нами будет.
   - Как может быть приятна чужая беда? - спросила ведьма, - я же не вы. Я не умею ненавидеть.
   - А мы никого не ненавидим, - улыбнулся Толмач, - мы просто делаем свою работу. Ничего личного. Ну, тебе пора.
   И душа ведьмы исчезла.
   - Ничего личного, да? - спросил Чейнз, - Ой не ври, я-то тебя знаю. Ты такие уютненькие магические мирки...
   Толмач помрачнел.
   - Да пошёл... - начал он, но не успел договорить.
   С ними заговорили. Голос был слышен только им. Он оглушал и одновременно вкрадчиво проникал в каждый участок мозга, подобно шёпоту. Сообщение было не очень длинным. Голос быстро передал всю нужную информацию и пропал.
   - Ильшь-хэ! - выругался Чейнз, - так я и думал, что ничего хорошего с тем миром не получится!
   - Извините, - сказала Тёмная, - я не поняла... О чём он говорил? Что за прорыв?
   - Ах, да... ты же не знаешь... - Толмач почесал в затылке, - Ладно успеем. Аннет, ты сразу отправляйся к своим киберпанкам...
   - Почему я? - возмутилась Аннет, - Они такие же ваши, как и мои!
   - Не спорь. Там прорыв завязан на священных книгах, у тебя с этим лучше получается. Мы с Чейнзом разберёмся с самородками. Тёмная... ты остаёшься здесь, действуешь по схеме. Мы быстро. Максимум - месяц.
   Тёмная испугалась.
   - Я же... Я ничего не знаю! Даже не знаю, что такое "прорыв"! Вдруг он тут начнётся?
   - Не начнётся. Аннет, давай!
   Аннет отсалютовала и сделала шаг назад, сразу уходя за грань мира, в Промежуток.
   - Толмач, давай я тоже быстро отправлюсь, а ты объясни всё и догоняй, лады? - сказал Чейнз.
   - Хорошо. До скорого.
   Чейнз исчез.
   - Значит так, - начал вторую за сегодняшний день лекцию Толмач, - когда мы двигаем мир, есть два основных варианта развития. Технический и магический. В общем, эти два варианта как полюса магнита... как груз на весах. И если одна чаша весов перевешивает другую слишком долго и слишком сильно, сам мир пытается добавить противоположной силы. В случае с техническим миром, куда отправилась Аннет, там начинает сбываться предсказание о конце света, с появлением всяких магических тварей, с которыми никакая техника не справится. А в этом мире будет технический прорыв. Рано или поздно. Какой-нибудь алхимик случайно откроет термоядерную реакцию и устроит тут ядерную зиму, или прилетят инопланетяне, не подверженные магии...
   Тёмная нервно сглотнула. Толмач сразу это заметил и усмехнулся:
   - До этого должно пройти ещё очень много времени. Не бойся. Мы успеем.
   - А это тоже наша работа? Останавливать прорывы?
   - Да. Если мир погибнет, это так же плохо как и его захват... пауками.
   Тёмная помолчала.
   - А что такое... Ой, я тебя не задерживаю?
   - Вовсе нет.
   "Наоборот", - добавил про себя Толмач.
   - Что такое самородок?
   - Мир-самородок - это тот, который развивается без наших вмешательств. Там всегда очень неприятные прорывы. А этот мир вообще... И, как назло из тех, кто с ним уже работал, рядом только мы.
   Тёмная присела на траву.
   - Я пойду пожалуй, - сказала она, - мне ещё могилу для Пенни копать, и от ваших тел избавляться...
   - Мы не достойны могилы? - понимающе улыбнулся Толмач.
   - Да. Вас сожгут, прах развеют по ветру и проклянут вашу родину.
   Толмач поёжился.
   - Послушай, - снова заговорила Тёмная, - мне и Чейнз и Аннет все уши прожужжали, что ты мрачный как туча... А ты постоянно улыбаешься. Я чувствую.
   Толмач сел на траву рядом с Тёмной. Смотрел он в сторону. В душе у Толмача творились очень странные вещи.
   - Я улыбаюсь тебе, - сказал он, - Для тебя. Я... Я не договорил тогда, на холме. Почему я не хотел тебя ругать... И бить тоже не хотелось, по правде говоря... Мне хотелось сказать тебе, что ты самая красивая во всех мирах. Что ты...
   Тёмная промолчала. Толмач сжал кулаки.
   - Я не помню ничего из своей жизни, - сказал он, - как и все мы. Но наверняка я и при жизни не умел говорить комплименты и признаваться в любви. Чёрт...
   - Это точно, - хихикнула Тёмная. - Я тоже не помню ничего... и не помню, говорили ли мне комплименты при жизни... Любили ли меня... любила ли я. Так что мне всё равно, как ты это скажешь.
   - Я вроде бы уже сказал, - Толмач поднялся, - Чёрт... Я вернусь и скажу всё ещё раз. Мне сейчас трудно...
   - Постой! - Тёмная тоже вскочила и схватила Толмача за плечи, - ты обиделся, что я ничего не ответила? Подожди!
   - Да, нет, что ты... Просто мне действительно надо торопиться. Поговорим потом. Подумай просто... нужен ли тебе я. Я ведь действительно сказал не всю правду этой ведьме. "Ничего личного". Нет. Прав Чейнз, к таким мирам как этот у меня особое чувство неприязни. Знаешь почему? Потому что я хотел бы прожить в таком мире жизнь. Человеческую, короткую жизнь. Видишь, какой я? Я слабый Прогрессор, я не контролирую свои чувства. Видишь? Так что подумай. А сейчас мне пора.
   И Толмач исчез. Мгновение назад Тёмная чувствовала под пальцами куртку Прогрессора, и вот - только воздух.
   - Дура! - крикнула Тёмная, сжав кулаки, - А если он не вернётся?
   Девушка вздохнула так печально, что даже у Прогрессора стало бы тяжело на сердце. Потом она поправила повязку на лице и пошла к тому месту, где спал Альтерс. У неё действительно было много работы.
   "Надо бы сделать так, чтобы мальчик сам рассказал про ожившие рисунки... Я даже знаю как! Скажу, чтоб нарисовал портрет Пенни, чтобы на могилу повесить... Должно сработать..."
  
  
   На следующий день Тёмная и Альтерс начали свой путь к столице княжества, оставив позади себя два погребальных костра и одну обычную могилу. Яму выкопали под кустом местной разновидности орешника. На растение Альтерс и повесил свой новый рисунок. С листа бумаги весело улыбалась рыжеволосая девочка. Она, конечно, не знала того, что знал её живой прототип, иначе она не улыбалась бы.
   Путники шли молча. Альтерс крепко сжимал в руках трофейный нож. Мечи несла Тёмная. Нож ножом, но на мечах тоже надо уметь драться.
   Начинались Прогрессорские будни.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"