Рыжков Владимир: другие произведения.

Артефакт

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa

  Самое непостижимое в этом мире - это то, что он постижим
  
  Альберт Эйнштейн
  
  
  Он был археологом, а она - его студенткой. Он раскапывал историю, а Мария искала Бога.
  - Эх, девочка, легко ль душе с “Происхождением видов” ладить? - говорил Роман Семёнович, выводя очередную высшую оценку в зачётке огненной златовласки, чья земная красота отравно и неистребимо рвалась из христианских пут.
  - А я как Джордано Бруно на костре уже атеистической инквизиции...
  - Ну, лапочка, вам хотя бы в моём прошлом веке позубрить истмат-диамат-научный коммунизм, тогда и инквизициям фигу в кармане не слабо показывать. Ведь сейчас уже все, кто не топчется по Дарвину, еретики и есть. А все продвинутые археологию скандальными артефактами засоряют.
   Архинепродвинутая по нынешним временам двадцатитрёхлетняя девушка - уникум универа - божественно-лениво уронила зачётку в сумочку и встала, потянув взгляды и всё прочее в аудитории, мгновенно забывшей, а зачем мы все здесь собрались...
   “Вот же бестия: ну не научный ли парадокс - истовая баптистка в дьявольски соблазнительном теле?” - отрешённо думал Роман Семёнович, невольно подсчитывая эпохальную разницу лет и не замечая солнечного зайчика на лицах более молодых, но вряд ли более удачливых собратьев.
   Бесшабашные университетские индианы джонсы напрочь проигрывали все пари: не то что соблазнить - вызвать хотя бы видимую симпатию отличницы-монашки было нереально. Всё свободное время она проводила в своей общине, обучая детей в воскресной школе, организовывая миссионерские лагеря и встречи, толкуя библейские изречения в интернет-блоге. Служение это и было личной жизнью.
   Но любому праведнику или отшельнику, мимолётно попавшему под взгляд бездонной синевы, открывалась такая её недостижимость, которую не утоляет и небо.
   Роман жалел не о том, что по привычной уже подлянке судьбы эта иконописная девочка встретилась ему на излёте мужской охоты, а о том, что молодость и жизнь проходили мимо Христовой невесты, прячущейся за порогом своего фанатизма. Не обижаясь на усмешки и ересь и ни словом не подвинув к знакомству с источником веры, воспринимаемым им лишь культурным наследием, она ненавязчиво вынудила его повторить прежние свои неудачные заходы, прорвавшись, наконец, через бесконечное родословие, пределы уделов, тошнотные шпаргалки Закона о жертвах-всесожжениях, деталюшечки скинии, списки обязательных приношений-обираний, перечисления поражённых Израилем царей, женские уставы и запреты смешанных браков, завет обрезания, почитание бездельной субботы - скрупулёзную значимость мелочей дотошного и поэтического народа, сюрреалистически уложившего под одной обложкой Екклесиаста, Песнь песней и притчи Соломоновы с гневливо-праведным и вздорным Богом.
   Так же непостижимо уже почти аспирантка, видящая космогоническую бредь “боговдохновлённого” Бытия, верила в каждую елейную букву Писания.
   Однажды, пригласив своего преподавателя на молитвенное собрание, она со всеми прихожанами была ошеломлена проповедью молодого пастора, раздвинувшего жалкое библейское время и пространство Творения миллиардами световых лет и более чем триллионом известных галактик, но сведшего, правда, непонятную для паствы картинку к восcлавлению Всемогущего, которому все эти числа что семечки...
   Выразив своё удивление, препод задал несколько вопросов, на которые пастору отвечать было недосуг, и они договорились, что о продолжении разговора Романа Семёновича известят через Марию. Ещё пару месяцев студентка смущалась от ожидающих взглядов, пока он не обронил: “Ладно, Мария, проехали...”
   Но позволил себе под ником Фомы процитировать на сайте общины, который она вела, ничтожную часть самохарактеристики Высшего Разума. Недостойного второго понятия.
  
  Быт. 3:22 И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простёр он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно.
  Быт. 6:7 И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю; ибо Я раскаялся, что создал их.
  Быт. 8:21 И обонял Господь приятное благоухание, и сказал Господь в сердце Своём: не буду больше проклинать землю за человека, потому что помышление сердца человеческого - зло от юности его; и не буду больше поражать всего живущего, как Я сделал.
  Быт. 19:24-25 И пролил Господь на Содом и Гоморру дождём серу и огонь от Господа с неба. И ниспроверг города сии, и всю окрестность сию, и всех жителей городов сих, и произрастения земли.
  Исх. 20:21 И стоял народ вдали; а Моисей вступил во мрак, где Бог.
  Исх. 3:22 Каждая женщина выпросит у соседки своей и у живущей в доме её вещей серебряных и вещей золотых, и одежд; и вы нарядите ими и сыновей ваших и дочерей ваших, и оберёте Египтян.
  Исх. 9:14 Ибо в этот раз Я пошлю все язвы Мои в сердце твоё, и на рабов твоих, и на народ твой, дабы ты узнал, что нет подобного мне на всей земле.
  Исх. 12:12 ... это Пасха Господня. А Я в сию самую ночь пройду по земле Египетской, и поражу всякого первенца в земле Египетской, от человека до скота, и над всеми богами Египетскими произведу суд. Я Господь.
  Исх. 20:3, 5 Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим. Не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвёртого рода, ненавидящих Меня.
  Исх. 23:23 Когда пойдёт пред тобою Ангел Мой, и поведёт тебя к Аморреям, Хеттеям, Ферезеям, Хананеям, Евеям и Иевусеям, Я истреблю их.
  Чис. 25:12, 17 Посему скажи: вот, Я даю ему Мой завет мира: Враждуйте с Мадианитянами; и поражайте их
  1 Цар. 15:3 Теперь иди и порази Амалика, и истреби всё, что у него; и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла.
  Втор. 2:25 С сего дня Я начну распространять страх и ужас пред тобою на народы под всем небом; те, которые услышат о тебе, вострепещут и ужаснутся тебя.
  Втор. 19:21 Да не пощадит его глаз твой: душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за рук, ногу за ногу.
  Втор. 32:22, 25, 42 Ибо огонь возгорелся во гневе Моём, жжёт до ада преисподнего, и поядает землю и произведения её, и попаляет основания гор. Отвне будет губить их меч, а в домах ужас - и юношу, и девицу, и грудного младенца, и покрытого сединою старца. Упою стрелы Мои кровию, и меч Мой насытится плотию...
  Втор. 25:11-12 Когда дерутся между собой мужчины, и жена одного подойдёт, чтобы отнять мужа своего из рук биющего его, и, протянув руку свою, схватит его за срамной уд: То отсеки руку её; да не пощадит её глаз твой.
  Исх. 32:27-28 И он сказал им: так говорит Господь, Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро своё, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего. И сделали сыны Левиины по слову Моисея: и пало в тот день из народа около трёх тысяч человек.
  Исх. 22:18-20 Ворожеи не оставляй в живых. Всякий скотоложник да будет предан смерти. Приносящий жертву богам, кроме одного Господа, да будет истреблён.
  2 Пар. 15:13 А всякий, кто не станет искать Господа, Бога Израилева, должен умереть, малый ли он или большой, мужчина ли или женщина.
  Исх. 31:14 И соблюдайте субботу, ибо она свята для вас: кто осквернит её, тот да будет предан смерти. Кто станет в оную делать дело, та душа должна быть истреблена из среды народа своего.
  Чис. 15:32, 35 Когда сыны Израилевы были в пустыне, нашли человека, собиравшего дрова в день субботы. И сказал Господь Моисею: должен умереть человек сей; пусть побьёт его камнями всё общество вне стана.
  Лев. 27:28-29 Только всё заклятое, что под заклятием человек отдаёт Господу из своей собственности, человека ли, скотину ли, поле ли своего владения, - не продаётся и не выкупается. Всё заклятое есть великая святыня Господня. Всё заклятое, что заклято от людей, не выкупается; оно должно быть предано смерти.
  Лев. 10:1-2 Надав и Авиуд, сыны Аароновы, взяли каждый свою кадильницу, и положили в них огня, и вложили в него курений, и принесли пред Господа огонь чуждый, которого Он не велел им. И вышел огонь от Господа, и сжёг их, и умерли они пред лицем Господним.
  1 Цар. 6:19 И поразил Он жителей Вефсамиса за то, что они заглядывали в ковчег Господа, и убил из народа пятьдесят тысяч семьдесят человек...
  Лев. 24:16 И хулитель имени Господня должен умереть, камнями побьёт его всё общество.
  Лев. 25:55 Потому что сыны Израилевы - Мои рабы; они - Мои рабы...
  Лев. 25:44 А чтобы раб твой и рабыня твоя были у тебя, то покупайте себе раба и рабыню у народов, которые вокруг вас.
  Ис. 14:1-2 ... и присоединятся к ним иноземцы, и прилепятся к дому Иакова. И возьмут их народы, и приведут на место их, и дом Израиля усвоит их на земле Господней рабами и рабынями...
  Иер. 27:8 И если какой народ и царство не захочет служить ему, Навуходоносору, царю Вавилонскому, и не подклонит выи своей под ярмо царя Вавилонского, - этот народ Я накажу мечём, голодом и моровою язвою, говорит Господь, доколе не истреблю их рукою его.
  Отк. 22:3 И ничего уже не будет проклятого; но престол Бога и Агнца будет в нём, и рабы Его будут служить Ему.
  Иер. 48:10 Проклят, кто дело Господне делает небрежно, и проклят, кто удерживает меч Его от крови!
  Иез. 7:9 И не пощадит тебя око Моё, и не помилую. По путям твоим воздам тебе, и мерзости твои с тобою будут; и узнаете, что Я - Господь каратель.
  Ос. 5:12,14 И буду как моль для Ефрема и как червь для дома Иудина. Ибо Я как лев для Ефрема и как скимен для дома Иудина; Я, Я растерзаю, и уйду; унесу, - и никто не спасёт.
  Лев. 26:15-31 И если презрите Мои постановления, и если душа ваша возгнушается Моими законами... то и Я поступлю с вами так: пошлю на вас ужас, чахлость и горячку... и побежите, когда никто не гонится за вами... Я всемеро увеличу наказание за грехи ваши... Пошлю на вас зверей полевых, которые лишат вас детей, истребят скот ваш, и вас уменьшат, так что опустеют дороги ваши... пошлю на вас язву, и преданы будете в руки врага. Хлеб, подкрепляющий человека, истреблю у вас... И будете есть плоть сынов ваших, и плоть дочерей ваших будете есть... и возгнушается душа Моя вами... и не буду обонять приятное благоухание жертв ваших
  Втор. 23:1 У кого раздавлены ятры или отрезан детородный член, тот не может войти в общество Господне.
  1 Цар. 16:14 А от Саула отступил Дух Господень, и возмущал его злой дух от Господа.
  2 Цар. 6:6-7 И когда дошли до гумна Нахонова, Оза простёр руку свою к ковчегу Божию и взялся за него; ибо волы наклонили его. Но Господь прогневался на Озу; и поразил его Бог там же за дерзновение, и умер он там у ковчега Божия.
  2 Цар. 21:1, 10, 15 Гнев Господень опять возгорелся на Израильтян, и возбудил он в них Давида сказать: пойди, исчисли Израиля и Иуду. И вздрогнуло сердце Давидово после того, как он сосчитал народ. И сказал Давид Господу: тяжко согрешил я, поступив так... И послал Господь язву на Израильтян... и умерло из народа, от Дана до Вирсавии, семьдесят тысяч человек.
  2 Цар. 12:13-14 И сказал Давид Нафану: согрешил я пред Господом. И сказал Нафан Давиду: и Господь снял с тебя грех твой; ты не умрёшь. Но как ты этим делом подал повод врагам Господа хулить Его, то умрёт родившийся у тебя сын.
  3 Цар. 21:29 Видишь, как смирился предо Мною Ахав? За то, что он смирился предо Мною, Я не наведу бед в его дни; во дни сына его наведу беды на дом его.
  Иез. 3:20 И если праведник отступит от правды своей и поступит беззаконно, когда Я положу пред ним преткновение, .. он умрёт за грех свой, и не припомнятся ему праведные дела его, какие делал он...
  Иез. 28:10 Ты умрёшь от руки иноземцев смертью необрезанных; ибо Я сказал это, говорит Господь Бог.
  3 Цар. 16:34 В его дни Ахиил Вефилянин построил Иерихон: на первенце своём Авираме он положил основание его, и на младшем своём сыне Сегубе поставил ворота его, по слову Господа, которое Он изрёк чрез Иисуса, сына Навина.
  Иез. 20:33 Живу Я, говорит Господь Бог: рукою крепкою и мышцею простёртою и излиянием ярости буду господствовать над вами.
  1 Пар. 17:21 И кто подобен народу Твоему Израилю, единственному народу на земле, к которому приходил Бог, чтоб искупить его Себе в народ, сделать Себе имя великим и страшным делом - прогнанием народов от лица народа Твоего...
  Ис. 40:17 Все народы пред Ним как ничто; менее ничтожества и пустоты считаются у Него.
  Иер. 44:27 Вот, Я буду наблюдать над вами к погибели, а не к добру...
  Иов. 7:19 Доколе же Ты не оставишь, доколе не отойдёшь от меня, доколе не дашь мне проглотить слюну мою? 9:17-18, 22-23 Кто в вихре разит меня и умножает безвинно мои раны, Не даёт мне перевести духа, но пресыщает меня горестями... Он губит и непорочного и виновного. Если этого поражает Он бичём вдруг, то пытке невинных посмеивается. 10:3, 6 Хорошо ли для тебя, что Ты угнетаешь, что презираешь дело рук Твоих, а на совет нечестивых посылаешь свет? Что ты ищешь порока во мне и допытываешься греха во мне 13:15 Вот, Он убивает меня; но я буду надеяться; я желал бы только отстоять пути мои пред лицем Его!
  Плач. 2:20-21 “Воззри, Господи, и посмотри: кому Ты сделал так, чтобы женщины ели плод свой, младенцев, вскормленных ими?.. Дети и старцы лежат на земле по улицам; девы мои и юноши мои пали от меча; Ты убивал их в день гнева Твоего, закалал без пощады”.
  Ам. 5:20 Разве день Господень не мрак, а свет? он - тьма, и нет в нём сияния.
  
  Яблоко от яблони...
  
  4 Цар. 2:23-24 И пошёл он оттуда в Вефиль. Когда он шёл дорогою, малые дети вышли из города, и насмехались над ним, и говорили ему: иди, плешивый! иди, плешивый! Он оглянулся и увидел их, и проклял их именем Господним. И вышли две медведицы из леса, и растерзали из них сорок два ребёнка. (святой пророк Елисей)
  2 Цар. 5:8 И сказал Давид в тот день: всякий, убивая Иевусеев, пусть поражает копьём и хромых и слепых, ненавидящих душу Давида. Посему и говорится: слепой и хромой не войдёт в дом Господень.
  2 Цар. 12:29-31 И собрал Давид весь народ , и пошёл к Равве, и воевал против неё, и взял её. А народ, бывший в нём, он вывел, и положил их под пилы, под железные молотилки, под железные топоры, и бросил их в обжигательные печи. Так он поступил со всеми городами Аммонитскими.
  2 Цар. 23: 10 ... И даровал Господь в тот день великую победу, и народ последовал за ним для того только, чтоб обирать убитых.
  1 Цар. 18:25, 27 И сказал Саул: так скажите Давиду: царь не хочет вена, кроме ста краеобрезаний Филистимских, в отмщение врагам царя. Ибо Саул имел в мыслях погубить Давида руками Филистимлян. Ещё не прошли назначенные дни, как Саул встал и пошёл сам и люди его с ним, и убил двести человек Филистимлян, и принёс Давид краеобрезания их, и представил их в полном количестве царю, чтобы сделаться зятем царя.
  Чис. 31:7,9-10,15-18 И пошли войною на Мадиама, как повелел Господь Моисею, и убили всех мужеского пола. И прогневался Моисей... И сказал им Моисей: для чего вы оставили в живых всех женщин? Итак убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужеском ложе, убейте; А всех детей женского пола, которые не познали мужеского ложа, оставьте в живых для себя.
  Чис. 28:1-2 И сказал Господь Моисею, говоря: Повели сынам Израилевым и скажи им: наблюдайте, чтобы приношение Моё, хлеб Мой в жертву Мне, в приятное благоухание Мне, приносимо было Мне в своё время.
  3 Цар. 9:2-3 И принес царь Соломон в жертву двадцать две тысячи волов и сто двадцать тысяч овец: так освятили дом Божий царь и весь народ. После того, как Соломон кончил строение храма Господня и дома царского и все, что Соломон желал сделать, явился Соломону Господь во второй раз, как явился ему в Гаваоне. И сказал ему Господь: Я услышал молитву твою и прошение твое, о чем ты просил Меня.
  Чис. 31:25, 28, 50, 53 И сказал господь Моисею, говоря: И от воинов, ходивших на войну, возьми дань Господу, по одной душе из пятисот, из людей и из крупного скота, из ослов и из мелкого скота. И вот, мы принесли приношение Господу, кто что достал из золотых вещей, цепочки, запястья, перстни, серьги и привески, для очищения душ наших пред Господом. Воины грабили каждый для себя.
  Иис.Н. 11:14 А всю добычу городов сих и скот разграбили сыны Израилевы себе; людей же всех перебили мечем, так что истребили всех их; не оставили ни одной души.
  4 Цар. 15:16 И поразил Менаим Типсах и всех, которые были в нём и в пределах его, начиная от Фирцы, за то, что город не отворил ворот, и разбил его; и всех беременных женщин в нём разрубил.
  Суд. 3:20-21 ...И сказал Аод: у меня есть до тебя слово Божие. Еглон встал со стула. Аод простёр левую руку свою, и взял меч с правого бедра своего, и вонзил его в чрево его.
  Суд. 9:1-2, 5 Авимелех, сын Иероваалов, пошёл в Сихем к братьям матери своей, и говорил им и всему племени отца матери своей, и сказал: Внушите всем жителям Сихемским: что лучше для вас, чтобы владели вами все семьдесят сынов Иеровааловых, или чтобы владел один?.. И пришёл он в дом отца своего в Офру, и убил братьев своих, семьдесят сынов Иеровааловых, на одном камне.
  2 Пар. 25:12 И десять тысяч живых взяли сыны Иудины в плен; и привели их на вершину скалы, и низринули их с вершины скалы, и все они разбились совершенно.
  Пс. 67:24 Чтобы ты погрузил ногу твою, как и псы твои язык свой, в крови врагов.
  Пс. 136:9 Блажен, кто возьмёт и разобьёт младенцев твоих о камень!
  Авв. 3:1, 5, 12 Молитва Аввакума пророка , для пения. Пред лицем Его идёт язва, а по стопам Его - жгучий ветер. Во гневе шествуешь Ты по земле и в негодовании попираешь народы.
  Еф. 5:2 ... Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное.
  Кол. 1:20 И чтобы посредством Его примирить с Собою всё, умиротворив чрез Него, Кровию креста Его, и земное и небесное.
  Иоанн Златоуст. Если убьет кто по воле Бога, убийство это лучше всякого человеколюбия. Если и помилует кто из человеколюбия вопреки тому, что угодно Богу, — недостойнее всякого убийства будет это помилование.
  
  
   На пассаж она ответила двумя фразами: “Обсуждение замыслов Божьих является богохульством. Но Вас я всё равно люблю!”
   Строго говоря, атеистом Роман не был. Всё-таки Вселенная столь грандиозна и соразмерна во всех своих физических законах, столь математически и духовно-чувственно прекрасна, что огулом отрицать Разумный Замысел некорректно. Но слепая фанатическая вера, возводящая бездоказательность в догму, а на пьедестал узурпатора Яхве, проклинающего все гораздо более древние религии и потянувшего космическое одеяло только на себя, не равна ли “аксиоме”: банан удобно держать в руке, значит его Бог создал для нас... Если бы религия врачевала только души и нравы, не пылала миссионерским зудом, насаждаясь кострами и виселицами и во многом являясь катализатором человеческих распрей, то есть не вела бы себя по образу-подобию людскому или наоборот... Да и людская пятерня в потяге одеяла не ленилась: ещё в XIV веке до н.э. Аменхотеп поклонение десяткам богов заменил культом бога Солнца. Заодно и имя взял поновей - Эхнатон (Действенный дух бога Атона). Великий цесарь, равный апостолам, Константин установил в своем государстве закон, предающий насильственной смерти того, кто не верит в Святую и Животворящую Троицу, а собственность его - наградой в разграбление. Попутно решив, какие Евангелия станут каноническими, а какие еретическими.
   Поэтому Роман склонялся, скорее, к агностицизму. На лесенке познания мозг определённо развивался не для того, чтобы стать рудиментом по прихоти веры. А глобальный замысел и глобальность случая, может, и не отменяют друг друга.
   Богов как проявлений энергий и стихий можно понять. В каждом народе - по его сути, истории и фантазии. Многобожие древних - не отзвук ли цивилизации богов или модели множественности миров? Разнообразие более приличествует и природе. Евангелие от диктатуры вряд ли всеубеждающе. И первым примером - Израиль: то ли придумавший Единого под себя, то ли получивший Его на свои выи. То ли слямзили богоборцы Яхве из пантеона шумеров, хананеев, вавилонян, египтян, заодно с потопом и многими библейскими событиями, то ли, творчески обобщив, влили в Него свою неукротимую волю быть всегда и во всём первыми. Конечно, иудаизм и христианство не единственны, кто свиреп своими богами и резнёй, но в перевёртывании понятий и освящении кровожадности фиговым листком милосердия равных им нет.
   Если Новый завет коробил Романа, пожалуй, лишь неблагодарной подставой Иуды, оскоплённой седьмой заповедью в варианте Христовом, непротивлением злу и подставлением щёк, фальшивым огнём той истины, что в духе Яхве требует служения только ей и отвержения родных, то мерзости людские Ветхого завета, по сути, от божественных отличались лишь трубою пониже да дымом пожиже... Многие библейские следствия объяснимы человеческим незнанием, но есть особо циничные: зачем жертва искупления, если она ЗАДУМАНА от вечности за ЗАДУМАННЫЕ грехи людские? В чём вина перед Богом детей, пришедших в Его мир с врождёнными болезнями? После потопа "грешное" человечество исчезло, но Бог не успокоился и через святое семейство перенёс "первородный грех" на новые народы (кстати, всех - уже евреев как потомков Ноя)... И не понимал Роман, как умудрялись христиане в своём святом источнике веками в упор не видеть прямых посылов прямым текстом на вражду народов, на торгашескую мораль “ты мне - Я тебе”, насаждение страха и раболепствия, божественного воспитания провокациями, изгнанием от знаний, проклятиями, потопом, казнями Египетскими - всё цветочками перед людоедским апокалипсисом... Опасна Библия для верующих: не дай бог им читать её внимательно...
   И толкования осанствующими адептами лютых детских смертей непостижностью Божьего Промысла самим Замыслом - ревнителем и карателем до энных колен - тупо безнаказанно и опровергаются. Гениальность со злодейством, увы, вещь совместная, но зло Абсолюта аморально по определению. И все припевы, что раз создал, то вправе и уничтожить, что все божественные убийства как бы и не убийства, а возмездие осужденным и профилактика от греха, что поскольку наши проступки оскорбляют Его бесконечную святость, наказание также должно быть бесконечным, что для Бога есть вещи поважнее, чем жизнь человеческая или существование народов - не просто воспитательское бессилие, но бессилие невсемогущества. Жестокость Бога и присных - жестокость хирурга или садиста? Хирург, беря скальпель, вряд ли ставит целью прирезать пациента... К терапевтической практике Тетраграмматон-Яхве-Иегова-Элохим-Адонай-Саваоф-Шемхамфораш-Шалом... вроде и пытается две тысячи лет перейти, да ремесло кровопускания не отпускает. Мера за всё - смерть. С неё и началось. Параллелью к “не убий, не укради” Эталон допускает и геноцид, и рабство, и расизм, и обирание неродственных соседей... Пусть христианство и задолбало всех “первородным грехом”, перманентно отягчающим поколение за поколением, но главный смертный грех - жертва не Ему, а мелким соперничкам. Тут даже палочка-выручалочка покаяния (“нет греха непрощаемого, кроме того, в котором не каются”) не срабатывает: милосердие камнями, серой и скрежетом зубовным движимо божественным глаголом “истреблю!” И что нам трёп о свободе воли и терпимости - “нельзя терпеть еретиков!” * Единый Бог - скрепа народов? Силовое поле Вселенной? Или и здесь чеканка: “Любая власть развращает. Абсолютная власть развращает абсолютно”? И выдержит ли Бог собственный закон: воздастся каждому по делам его...
   Понятно, что Бог - не человек, точнее - не человечен. И нам мораль Его пока не по размеру. Как, впрочем, и наоборот. Но если создал разум и ведёшь к Себе, применимо ли обращение как с компьютерной программой: стёр и выбросил... И не к умалению ли Творца такая Ему осанна от истинно уверовавшего: “Даже геноцид нравственен, если его приказал осуществить Бог”.
   Вера в Абсолюта и должна быть абсолютной, всё остальное - от лукавого. После такой аксиомы служкам всё через губу: тварному человеку не положено достоинство и право на выбор и сомнение. Безропотно бездумен - угоден, а бормочешь «Eppur si muove» («И всё-таки она вертится!») - еретик.
   В общем, прочтение Писания породило вопросы - под присказку, что задают их только атеисты, а верующие знают ответы. И если космогонические прописи древних вполне укладываются в вопрос, зачем нужна чудовищно безразмерная Вселенная при создании жизни только на Земле, то ответы “зло - прививка от зла; нет зла - нет и добра” на “что помешало Богу создать мир, в котором по физическим, моральным - любым законам - нельзя было бы уничтожать живое?” Романа не убеждали абсолютно.
   Верой он не насыщался. Хотел понимания.
  
   За пару месяцев до лета 2010 года с Романом Семёновичем неожиданно связался его бывший аспирант - сириец Мурад аль Нассер. Он был очень взволнован и просил о помощи. Ещё не был разворочен арабский муравейник, но гул человекотрясений уже шатал государства. У горной цепи Антиливан, идущей по границе Сирии и Ливана, скотовод, родственник Мурада, провалился на невысоком холме в странную полость. Хорошо, что сообразили его вызвать: спрятанное в пласте городище тянуло на археологическую сенсацию. Опыта у молодого учёного было маловато, и никого из профессионалов ближе учителя он не нашёл. Чтобы остановить утечку информации и нежелательную заинтересованность сопредельной стороны, Мурад пробил приглашение двух-трёх русских экспертов и повязал молчанием своих родственников, взяв их рабочими на раскопки и пообещав награду от государства. Охваченный охотничьим азартом, он торопил Романа Семёновича с определением спутников и, смущаясь, просил взять с собой Марию. Но лёгкий на подъём профессор выговорил ему, что эта экзотическая затея вряд ли подходит для девушки да вдобавок христианки.
   Назавтра преподаватель попал под такие штурм-плач-уговоры своей лучшей ученицы, такие неожиданные ходатайства за неё уважаемых людей, что понял: община - не только молитвы.
   - Как ты смогла практически за ночь такую волну на меня погнать? - изумлялся Роман Семёнович, а она отвечала, что ему ни о чём не надо хлопотать - всё сделает его самая преданная и послушная ученица.
   За неимением практики она и сама не подозревала о силе взрывного своего обаяния. Искушённый и независимый мужчина только и удивлялся, не обучалась ли она параллельно гипнозу у небезызвестного проповедника из Галилеи?
   - Не зря же имя мне Мариам... - полыхнула влажным взглядом дщерь магдалинова, и повергнутый Фома истинно вдруг ощутил в триединстве христианского Бога четвёртую ипостась...
  
   ***
  
   В самолёте Мария кое-что прояснила. Оказалось, что её семья - потомки древнейшей секты ессеев, с которыми каким-то боком соприкасался Иешуа бен Иосеф, он же Иисус. Спасаясь от десятого римского легиона и спасая, что могли унести из Кумранской библиотеки, ессеи бежали по векам и странам. А по фрагменту свитка, переданного ей Мурадом на мобильный, она почти с уверенностью может сказать, что пергамент - из легендарной библиотеки. И, может, не зря она самостоятельно штудировала древнееврейский и арамейский, не зря её род и община сейчас благословляют их миссию...
   Такой вдохновенной и взволнованной свою недотрогу-студентку он не видел никогда. И вновь жалел поправившего седьмую библейскую заповедь новатора-Иисуса, не въехавшего в недостойную Его земную жизнь...
   Самолёт прибыл в Дамаск вечером, и знакомство с ним отложили на обратный путь. Мурад погнал машину по дороге на Бейрут и после часа езды недалеко от границы повернул направо к селению Кфер Ябус. Жёлтые и серые, изредка зелёные, тона пустых каменистых холмов, за которыми виднелась более высокая гряда, распустились в котловине белоснежным цветком двухэтажных, приплюснутых друг к другу кирпичных домов.
   Практически вся семья Мурада работала на археологических раскопках, и их встретили патриарх-дедушка с женщинами и детворой.
   Национальные блюда с обилием специй были невозможно вкусны. Марии понравилась Баба Гануш - запечённые и размолотые до пасты баклажаны с перцем и соусом тахини и тефтельки из турецкого гороха в хлебцах питта - фалафель, а Роман к удовольствию хозяев по-русски уминал котлеты киббех. А когда Мария перешла на лепёшки и экзотические сладости, мужчины смешали с кофе золотистый арак.
  
   Утром встали удивительно отдохнувшими и сразу заторопились на раскоп. Джип Мурад заменил транспортом более высокой проходимости, Марию сразу признавшим, а Роману Семёновичу выказавшим тысячелетнюю пустынную упёртость. Уговоры и понукания хозяев дурашная животина невозмутимо игнорировала, и дедушка Мурада распорядился привести другого осла. Но Мария вдруг что-то нашептала в уши-семафоры, - и транспорт резво побежал за собратьями под восхищённые прицокивания мурадовой родни.
   Около трёх часов пропетляв по тропам предгорья, подъехали к стану. Палатки и шатры стояли у бьющего из-под земли родника под уже почти обнажённым холмом. Маленький оазис прятался в кипарисовой роще с вкраплениями дуба и похожих на грибы сосен. Нетерпеливо соскочив, Мария бросила умоляющий взгляд на Романа Семёновича и Мурада и метнулась к раскопу.
   Поднявшись за ней, Роман похвалил Мурада и себя за то, что не зря ел свой учительский хлеб: раскоп был аккуратным и грамотным. Почтительно приветствуя учителя Мурада, рабочие не отрывали глаз от заморской пери, с благоговением гладящей ладонями шершавые стены вечности. Терпеливо и обыденно несущие время в себе, скотоводы и пахари этой древней земли мгновенно подпали под магнетизм волшебного создания.
   Остановив танец Марии, Мурад похвастался собранным материалом. Один найденный свиток оправдал часть затрат, но в его шатре хранились и парочка керамических тарелок, и серебряные подвески, и винный кувшин, и осколки предметов быта.
   Они уточнили ближайшую очерёдность работ и распределили участки. Внимательному хозяину достались самое большое прямоугольное строение (возможно, общинная трапезная) и хозяйственные пристройки, Мария выпросила похожий на склеп и оглаженный ею домик, в разломе которого Мурад нашёл кувшин с пергаментом, а Роман Семёнович, при общем руководстве, приглядывал за пятью семейными жилищами со сросшимися стенами. Землекопы остались при своих объектах, хотя произошла маленькая ссора и кидание жребия за право попадания в команду девушки.
   От семейных жилищ, трапезной и хозпостроек остались только фундамент и куски стен. Объект Марии оказался, на удивление, почти неподвластным тарану времени, и Мурад добавил ей рабочих. По общему предварительному мнению возраст находки тянул не менее чем на 18 веков.
   Убедившись в тщательности своих помощников, Роман Семёнович кружил вокруг источника, острым длинным щупом протыкая почву. И в соответствии с предположением наткнулся на каменное основание сразу же ниже по течению. Наметив контуры и соорудив временный желоб для отвода воды в сторону, он привёл сюда своих землекопов и сам очистил семь ступенек ритуальной купальни ессеев - микве.
   Повариха - тётка Мурада - позвала на обед. Приятная женщина сорока лет сразу же взяла Марию под опеку, осаживая чересчур ретивых искателей её внимания. Маленькая палатка Марии стояла между палаткой Романа Семёновича и шатром Мурада, а с тыла прикрывалась Вафой.
   Запечённую фасоль с рисом и жареную баранину, которая ещё недавно паслась в небольшом стаде поодаль запили родниковой водой и, отложив отдых, по просьбе рабочих бросились на котлован проступившей из земли купальни. И уже к позднему вечеру, выворотив несколько кубометров грунта, вычистили прекрасно сохранившуюся кладку, прорыли тонкий водоотвод вниз по течению и пустили воду.
   Мурад прочёл короткую молитву, повторенную всеми, кроме Романа, и две пары женских ножек, пересчитав семь ступенек разной высоты и ширины, символизирующих, как полосата жизнь, подарили своё тепло заждавшейся купальне. Женская нагота почему-то вызывала у Романа меньшие эмоции, чем полуприкрытость, допускающая эротическое домысливание. Но полумрак смазал силуэты, и все вдруг увидели двух земных богинь, выходящих из освящённой ими купели.
   - Вот же зацепила меня сестра по вере, - услышал Роман Семёнович голос своего ученика. - Три года прошло от дня, когда увидел её на вашей лекции, а всё не стряхнуть наваждения.
   - Да, брат, ты в нём не одинок: нет, наверное, в университете ни одного не полонённого, но нет и победителя. Однако, пора и нам смыть толику грехов.
   После жаркого во всех смыслах дня вода целила и услаждала, вливая в тело всю нерастраченную многовековую энергию и умиротворяя душу.
   А за оглушающе беззвучной ночью пошли размеренные и безавральные будни полевой экспедиции. Шатёр Мурада пополнился живописной пасторалью из керамики: пастушок, дрессирующий коз-приверед танцевать вместе с ним. Вещица была исполнена такого очарования и улыбки, что любой музей ухватился бы за раритет. Добавились ещё несколько чаш и подсвечников и небольшая, но тяжёлая ваза из тёмнофиолетового камня.
   Как девочка куклам, радовалась Мария каждой находке, но было видно, что это не то, что она ожидала: главное пряталось за неприступной броневой кладкой склепа, одной стеной которого была гора, а в трёх остальных не было ни окон, ни дверей. Не удалось расширить даже ту узкую дыру, в которой Мурад нащупал на пределе руки и выудил свиток: кайло и лом оказались бессильны перед тысячелетним монолитом стен и крыши, да и четвёртую стену можно было вырубить лишь взрывом.
   - Что надо замуровывать, чтобы не использовать ни в культовых, ни в бытовых целях? - удивлялась Мария. - Где-то в горе, сросшейся с холмом, должен быть тоннель или лаз. Придётся искать. И не с ливанской стороны, а гораздо ближе.
   Отправив рабочих Марии дочищать другие участки, археологи подобно козам начали обнюхивать каждый квадратный метр. Но в радиусе ста метров ничего не обнаружили. В середине второго дня, возвращаясь на обед, Мария присела у можжевелового куста между валунами. Роман с Мурадом уже увидели лагерь, когда услышали её крик. По застывшей тридцатиградусной жаре так рванули, что она едва успела застегнуть шорты.
   - Ой, Мурад, взгляни, есть ли стена за кустом?
   Мурад, сжимая можжевельник, прорвался сквозь него и завопил:
   - Да! Есть проход!
   Мария рванулась сквозь колючки, но Роман Семёнович поймал её и крикнул Мураду, чтобы вернулся.
   - Ну ты же опытнее этой кладоискательницы: куда же без фонарей и снаряжения! Всё, идём на обед, не забудешь и свой пистолет прихватить, тогда и нырнём... А ты-то как сообразила?
   Покраснев, девушка призналась, что, сидя на корточках, почувствовала, как нежную попу гладит вкрадчивый сквознячок, скользящий из куста. Поскольку воздух был плотнее парного молока, это насторожило...
   - Вот, Мурад, каким местом делаются великие открытия, - посмеивался Роман, и они согласились, что учёным может стать лишь тот, кто сигналы мироздания ловит не только мозгом...
   Взяв всё необходимое для разведки и предупредив Вафу, проводившую их до лаза, они протиснулись сквозь куст и осветили известняковые стены неширокого, но в человеческий рост хода. Уже через десять метров в стене обнаружилась естественная полость размером с небольшую комнату. Определённо, древние ессеи позаботились о вентиляции, и за отсутствием внешних жара и пыли дышалось довольно сносно.
   Если бы не притормаживания Романа Семёновича, Мария бы - птичкой. Но облететь внушительного препода было невозможно, да и флегма-Мурад осаживал. Терпеть ей пришлось недолго: через полсотни метров они уткнулись в заветную дверь. Под страстные девичьи стоны мужчины неторопливо осматривались, прикидывая возможные сюрпризы. Коротко поспорив, Роман отвёл подпрыгивающую искательницу, и Мурад медленно отворил дверь.
   Они зачарованно стояли у входа, и бегающие лучи выхватывали из спрессованной темноты полки с запечатанными глиняными кувшинами, характерный восьмичашечковый масляный светильник из мрамора - ханукию, похожий на светильник кувшин с хрустальным шаром в цветке горлышка, ритуальный духовой музыкальный инструмент из рога барана - шофар, кружку для омовения рук, указку для чтения Торы - яд, коробочки с отрывками из Торы - охранные амулеты тфилин, четырёхгранные детские волчки - дрейдл, курильницу, непостижимо сохранившую аромат сандала, керамические бочонки с окаменевшими пряностями...
   Половину смогли унести в сумках и до темноты успели бегло осмотреть свои сокровища. К 850 ранее найденным в 1947-56 годах Кумранским свиткам можно было добавить ещё пару десятков неизвестных науке апокрифов и не обнаруженную в Кумранских пещерах Книгу Эсфири.
   Мария ахала, а Роман с Мурадом качали головами, боясь поверить в то, что нашли. Какое-то интуитивное волнение отрывало их от благоговейного разглядывания и заставляло бегло просматривать, сортировать и упаковывать находки. Загадкой было, куда и когда исчезла община ессеев, оставив в замурованном, но не скрытом склепе спасённые реликвии. Но однозначно надо было консервировать раскопки и, свернув выполнившую свою задачу экспедицию, вывозить раритеты в безопасное место.
   И здесь Мария достала из сумки странную керамическую пластину размерами 30х20х5 сантиметров. Гладкий и цельный футляр от тепла её рук засветился и вдруг распался, обнажив холст в рамке из красного дерева, с которого смотрела... Мария. Это было не видео и не голограмма: девушка на холсте была живая. Стоящее над ущельем и тянувшееся к кому-то изображение УВИДЕЛО Марию и улыбнулось ей и остолбеневшим мужчинам. Эманация любви была столь неодолимой, что вздрогнула Мария во плоти, прозревая и отвечая на их чувства. Невидимый художник поражал не фантастической техникой и красками, а мгновенным прониканием в душу и установлением родства.
   Внизу холста струилась арабская вязь, и Мария прошептала, переводя: “я здесь дышал Твоими небесами...”
   - О Господи... - она вся дрожала, - неужели нашла?
   Мария с восторгом обнимала взглядом своего двойника, и та, казалось, удивлена была не меньше.
   - Если я, боюсь надеяться, догадываюсь - это моя тёзка и праматерь... уроженка Мигдал-Эль,- голос Мари понизился на пол-октавы. - Вот вам, Роман Семёнович, нерукотворное чудо: художник - Христос... Мурадушка, милый, я не могу отдать, прости: ну ты же видишь - кто там!
   - Она права, Мурад, кажется, ситуация выше национальных приоритетов. Всё остальное с лихвой им возместит.
   - Так тому и быть,- неожиданно легко согласился Мурад, и Роман подумал, что любовь, пожалуй, последнее сокровище этого раздрайного мира.
   Полог шатра приподнялся, и покрытый пылью бородач в чёрном мусульманском уборе стволом автомата показал им на выход.
   Перед шатром стояли три моджахеда в пустынных пятнистых камуфляжах.
   - Кто такие и что здесь делаете? - перевёл быстро Мурад и ответил, что он работник департамента древностей и музеев, с ним двое русских учёных , остальные местные - повариха и рабочие археологической экспедиции.
   Главарь шагнул к Марии и протянул руку к картине. Испуганная девушка перестала дрожать и спрятала свою святыню за спину. Левой лапищей верзила ухватил её за грудь и, притянув к себе, правой вырвал картину. Мурад оторвал лапу от груди Марии и упал от удара прикладом карабина.
   Роман заслонил Марию, его тоже сшибли с ног и сковали наручниками с Мурадом охранники главаря, который, удивлённо уловив сходство портрета и женского трофея, отошёл к стоящим под дулами его коммандос Вафе и рабочим. Гортанную и короткую речь, еле шевеля губами, перевёл очнувшийся Мурад: воины ислама объявили джихад неверным, и крестьянам предлагается встать под чёрное знамя. Родственники Мурада молчали, а Вафа ответила, что они мирные люди и у них другая вера. Её отвели в сторону, приказали мужчинам встать на колени и экономно-деловито выстрелили им в затылки. Затем отправили Вафу заканчивать с готовкой и, издевательски повесив на шею обнажённой Марии её портрет, долго и безжалостно насиловали девушку. Вафа кричала: не трогайте - возьмите меня, Мария кричала, мальчики, не смотрите, а Роман и Мурад дрались ногами так яростно, что уложили троих бандитов, пока их не измесили прикладами. Оттащив к лазу и срубив можжевеловый куст, их бросили в карман стены, сковав и ноги.
   Насытившись телом потерявшей сознание жертвы, джихадисты потребовали продолжения банкета. Прежде чем приступить к еде, Вафу заставили попробовать все приготовленные ею блюда. Молча исполнив приказ, она перетащила Марию к роднику и, омыв и вытерев, перенесла на руках в палатку. Когда девушка, так и не выпустившая из рук картину, застонала, выкарабкиваясь из спасительного забытья, Вафа легла рядом и обняла, утешая. И почувствовав резкую боль, поняла, что первый бой со зверьём, начавшим терзать её страну, она выиграла...
   Через две минуты посланный притащить на закуску повариху, судорожно схватился за грудь и, падая у палатки, увидел, что воины ислама предпочли неверной райских пери.
   В мёртвой тишине из мрака появился коренастый мужской силуэт и осторожно приподнял полог. Фосфоресцирующим светом навстречу ему полыхнул маяк картины.
   Мужчина приподнял голову Вафы и, достав из сумки пузырёк, вылил жидкость ей в рот. Затем положил свои ладони на её лоб и под левую грудь, и сразу же усилился световой поток. Через несколько минут первая судорога тряхнула мёртвое тело, и мужчина перенёс ладони на затылок и живот. Судороги пошли волной, и Вафа вскрикнула как новорождённая от глотка воздуха. Мужчина прижал пальцы к вискам и дождался ровного и сонного дыхания.
   Осторожно высвободив картину, он коснулся её лбом, заряжаясь. Затем вернул амулет на грудь девушки и, обняв ладонями её голову, начал изгонять боль, шок и память о злодействе. Напоследок легко помассировал всё тело, стирая ушибы и щипки правоверных, и задержал ладони на лобке и животе Марии.
   - Кто ты? Как смог воскресить? - услышал он нащупывающий звуки голос Вафы.
   - У вас когда-то прозывался Иудой Искариотом. Прости, что не могу помочь твоим соплеменникам. И не говори Марии, что с ней сотворили нелюди. Пусть не помнит.
   - Надо помочь двум мальчикам.
   - Да. Спите. Сейчас приберусь здесь и пойду к ним.
   Иуда погладил её по голове, снимая беспокойство и непонимание. Потом сложил тела джихадистов поперёк двух сухих стволов деревьев и, ослабив под ними гравитацию, толкнул катафалк к бывшему отхожим местом оврагу. Когда он подходил к лазу, в овраге взметнулся огненный столб, и пери Аллаха брезгливо стряхнули вонючий пепел со сладчайших колен и пальчиков.
  
   ***
  
   Дети материального мира и сбросить оковы могли лишь с помощью какой-нибудь проволочки. Но обшарив в скальной темноте пол вокруг себя, ничего подобного не нашли. Из изломанных тел уходили последние силы, когда им показалось, что в пещере кто-то кашлянул - и железо на руках и ногах разомкнулось само собой.
   - Кто здесь? - спросили Роман и Мурад, каждый на своём языке.
   - У вас был зван Иудой. Портрет Марии Магдалины, найдя её потомка-двойника, вызвал и меня.
   - Что с Вафой и Марией?
   - Вафа - героическая женщина: она сделала то, что должен был успеть я. Отравила этих шакалов, съев и сама отравленную пищу, чтобы не заподозрили. Я успел возвратить её к жизни. Потом излечил душу и тело Марии, которая, проснувшись утром, не будет помнить о насилии над ней. Вафа будет молчать, вы, надеюсь, тоже. Сейчас же подстегнём ваши иммунитет и жизненные силы.
   Две свечи затеплились над их головами, выхватив из мрака рыжебородого странника в бедуинском бурнусе. Иуда положил их головы себе на колени и прикоснулся к лбам. Сеанс был гораздо более стремительным, и даже сквозь пелену анестезии Роман и Мурад, стиснув зубы, чувствовали, как срастаются кости, вправляются вывихи и рассасываются синяки и гематомы.
   Выйдя из лаза, Иуда повёл их не направо к лагерю, а в левую сторону, где в небольшой лощине паслись стреноженные кони.
   - Исламисты шли из Ливана на северо-восток, в Ракку. Везли деньги на разжигание и подпитку надвигающегося мятежа. Всё начинается, как всегда - с нетерпимости. Мы пытались изменить сознание детей Земли, но...
   - Вот-вот: создать самую-самую из всех идей и тысячи лет смотреть, как мы спотыкаемся о её догмы, - горько ответил Роман. - Высший разум...
   - Учитель, Иуда не просто дремал в бенуаре, а спас нас! - не согласился Мурад.
   - Всё так, и всё иначе, - не стал спорить Иуда и, погладив коней, направил их к лагерю.
   Убедившись в безопасности женщин, разместились в шатре Мурада. Но плескавшаяся в них энергия и осознание, с кем они встретились, не давали уснуть.
   - Прости, Иуда, и спасибо! Но если возможно, не мог бы ты поведать, откуда все мы и зачем, за что погибли родственники Мурада и в чём смысл всей этой пьесы? - попросил Роман.
   - Ну, что ж... С этого момента Мария увидит мой рассказ во сне. Вафе незачем занозой ранить веру, и так будет нелегко помнить, через что ей пришлось пройти.
   В памяти людей, их эпосах и религиях рассыпаны знания. Но от россыпей остались крупицы: можно сказать, что прежде чем начать подъём по лестнице эволюции, люди успели деградировать.
   Извечна пустота. В ней было всё: вакуум-поле-вещество, частица и волна, предопределение и случай, инстинкты, мысль и разум, живое в неживом...
   Но бесконечность не знала расстояний, путей и идущих по ним; вечность не обременялась движением и потерями, и ритм не флиртовал с музыкой; живое и мёртвое не размыкали объятий, все измерения толкались в коммуналке, где ответы не нуждались в вопросах.
   В истоке творения лежала скука. Её зуд растревожил замкнутую нирвану, и в одной из своих областей пустота квантовым скачком родила Протовселенную. Целое разъединилось на части, чтобы познать себя со стороны. Проявились свойства и состояния материи, вы воспринимаете ничтожную их часть. Природа многолика, но её творец безличностен. И в каждой из проявляющихся вселенных, экспериментируя, он создаёт её структуру и константы, не вмешиваясь на своём уровне в дальнейший ход событий.
   Мы - ваши предтечи - цивилизация столь древняя, что уже тяготимся грузом бытия. Мы, по сути, руки творца, наша цель - создавать пути разума, наше существование - энергетические плазмоиды с любой степенью метаморфоза, практически вечны, но можем захотеть стать смертными. Возможности, с человеческой точки зрения, божественны: чтобы создать звезду и разумное существо размерами поменьше, не обязательны шесть дней, а межвселенские расстояния - всего лишь миг.
   После рождения вашей Вселенной последней галактикой, куда пришли наши искатели и сеятели, стал Млечный путь. Надо сказать, что Мать-пустота каждому своему ребёнку давала всё больше ограничительных законов и проблем, тщась между молотом и наковальней (через тернии - к звёздам!) выковать расу, которой можно передать своё дело, которая, может быть, единственная сделает себя сама. Как ни странно, мы, старшие дети, в нашей маленькой Протовселенной всесильные с рождения, тоже не без изъянов: нравственность и мудрость от местечкового до космического уровня растёт явно медленнее силы необъятной. Что и приводит иногда к божественным ляпам.
   Отыскав в одном из узлов Орионова рукава, на краю галактики, прелестный уголок - третью от светила планету, расположенную в зоне обитаемости белковой жизни, сеятели решили проскочить этап колыбели и с двойника Земли за сотни световых лет доставили на юную планету высокоразвитых гуманоидов - титанов и атлантов. На своей планете эта раса, вырождаясь, приближалась к тупику, и сеятели решили дать колонии шанс.
   Гиганты вполне прижились, создав цивилизацию, вышедшую в космос системы. Но какая-то нравственная и физическая генная поломка-червоточина, не увиденная сеятелями, сработала опять, и добрые и мудрые существа начали молотить себя ядерными дубинами.
   С самого начала критиковавший идею переселения сеятель Сатанаил потребовал предоставления полномочий для исправления ситуации.
   Утопив в океане Атлантиду, заковав в ледяной панцирь Антарктиду, повышением гравитации, ледниками и землетрясениями стерев Гиперборею, он, посчитав, что очистил генный материал титанов от мутации, скрестил его с пронырливым обезьяньим народцем и, выгнав из лаборатории, велел плодиться и размножаться. “Колоссов создал ты сперва, великий Боже, а муравейник сотворил гораздо позже” **...
   Вначале Сатанаил не вмешивался, а присматривался к повадкам своих подопечных. Когда же те стали придумывать по роду-племени себе богов, он ревниво понял, что командировка несколько затягивается. Пытаясь вернуть народам память об истинном Создателе, он, догадываясь, что одновременное низвержение всех языческих богов приведёт к хаосу, сделал ход конём: выглядел настырный, склонный к догме, но своенравный и непреткновенный в смиренномудрии кочевой народ и объявился под личиной Единого и Сущего. Усилив образом Яхве свою эгоцентричность и нетерпимость, он вскоре понял, что коса нашла на камень. Положив своему избранному народу роль Троянского коня и тучу прописей и заветов, нарцисс и солдафон Сатанаил-Яхве и т.д. придирчиво вколачивал их в жестоковыйных ропотников.
   Славословя и попрошайничая, детки обременялись не светом, а грехами. Он уставал их вразумлять, косил тысячами и городами, топил потопом, но всё больше убеждался, что раковую опухоль титанов вырезать не может. Забывая о милых чертах собственной сущности по образу и подобию, ожесточался и ожесточал тысячекратной карой до воплей и скрежета зубовного. Кромсая детей прокрустовым ложем своих уставов, нарвался на земную присказку: “Хотел как лучше - получилось как всегда”...
   Пошедший в разнос Сатанаил готов уже был потушить земной драчливый гибрид, но Совет Протовселенной посчитал этот путь уникальным и отправил нас с Иисусом отстранить бога и выправить положение.
   Конечно, были варианты. Вплоть до силового - на уровне физических законов Вселенной - исключения зла из вашей реальности. Но... как у вас говорят, дьявол прячется в деталях: зла и добра нет в природе - это лишь градуирование этики, да и то далеко не точное. Добро для льва есть зло для антилопы, и, исключив её зло, стираем из природы весь львиный род. Конечно, можно и льва попытаться приучить к травке, можно всех посадить на солнцеедение да стерилизовать мораль под белых и пушистых, но это уже другая планета и иной путь.
   От титанов люди получили и некоторые “чудодейственные” способности (точнее, малую толику Знания): подключение к инфополю планеты, предвидение, понимание языка животных и растений и способность принимать их облик, дар целительства, способность к минимуму жизнеобеспечения, изменение скорости собственного времени, концентрацию своей биоэнергии, пси-воздействие на чьё-либо сознание, телепатию, телекинез, левитацию, регенерацию (залечивание ран и выработка противоядий), отведение взгляда (невидимость)... И жили перволюди под тысячу лет, что практически сравнимо с бессмертием. Но испугавшись, что его резвое создание , развив свою магическую составляющую, ещё больше станет перечить, Сатанаил-Яхве и прочая эту часть человеческой сущности и притушил, подтолкнув человечество к техногенному развитию. Надел узду-регулятор и на бессмертие.
   Было ясно, что разъединённое, разноязыкое, раздрайное человечество также топает в тупик. Как их половинки-титаны, как многие ветви вселенского разума. Может, при последнем своём творении Мать-пустота перегнула с условиями задачки, но в предыдущих мирах дисбаланса было меньше. Создав Мультивселенную, пустота взяла паузу и, поставив нас няньками, ждёт результата. Наивная вера в возможность потрепаться с Творцом и поплакаться в жилетку - всего лишь издержки детства. Мы тоже не сидим на связи и вмешиваемся по катастрофической необходимости. Да и то не всегда: путь лишь тогда идёт в зачёт, когда собственными ножками, ползком-катком ли, но без наших костылей.
   В общем, собери мы всепланетное вече, низложи Яхве с прочими богами, открой нашим братьям-несмышлёнышам жёсткую правду Мироздания, - хорошо, если б только пинка получили... Право выбора есть, но как говорили древние, никто не обязан пользоваться своим правом. Вот и пришлось не сносить старое административное здание, а латать. Продлили сюжетные линии и пророчества древних, объявили Иисуса сыном человеческим и божьим, поведав о его предсуществовании, набрали рыбацкую артель по уловлению человеков - и начали изнутри очеловечивать человечество. С “чудесами” и массовыми иллюзиями было просто, тут, главное, не пережать. Обманом, пожалуй, стало внушение Марии, что она родила Иисуса, и Иосифу, что он здесь ни при чём. Переборщили, пожалуй, и со следованием Ветхому завету: многое не стоило продления...
   Иисус проповедовал, притчи доходили далеко не до всех. Евреи ждали обещанного Машиаха-освободителя, их первосвященники держались за власть - так что Иисус всем был не ко двору. Ученики хоть и смотрели ему в рот, но тоже не понимали, когда же всех побьём и воцарим еврейский рай.
   И настолько въелся в сознание образ Сатанаила и обезьяны, что слова Иисуса, входившие в уши, в душах не всех задерживались, из рта и евангелий вылетая на потребу дня и сильных мира сего. Иисус не звал в загробную вечность: царство небесное - это совершенствование духа на земле, принявшего в себя естественный закон и образ бога - совесть: воздаваться должно на земле; не призывал подставлять щёки для битья возлюблением ближнего своего, а говорил: “Люби того, кто достоин любви”; терпимость Христа никому не желала страданий и к ним не призывала, а “рабы божьи” сделали крест, то есть виселицу, и вечные муки символом веры и ключом к раю: чем больше здесь терпишь, тем легче там - верблюдом в ушко иголки; не по лезвию меча показывал он путь, а ему приписали "Не мир пришёл Я принести, но меч"; не сотвори себе кумира, повторял он, а идола сделали и из него; Христос был влюблён и любим, и радость его существования открыла ему именно земная жизнь, а фанатическая экзальтация при умерщвлении плоти и самоистязании, уход от мира и из мира - это религиозное мученичество от кастратов; не покорности и покаянию за спасение, а тяжкому труду самосовершенствования учил сын человеческий, открывая бесконечность разума и познания, а паразитирующая на нём церковь слишком часто впадала в мракобесие, вопя "низ-зя!"; небо и всё небесное у него - это мера человеческой высоты, он поднимал братьев с колен показом человеческих возможностей, а церковники ставили на каждом клеймо “раба божьего”; видеть по Иисусу в мире, где всё выглядит не так, как кажется, где видишь вещи, но не себя - это видеть духом своего “я”, своей божественной духовной сутью - и увидев себя, различаешь реальность мира; не телесное непорочное зачатие - по учению церкви, а второе, духовное, - рождение по-Иисусу; и не женщина породила “первородный грех”, спихнутый на неё божком-провокатором и угодливыми служками, ибо она - божественный храм и лоно вселенной; Бог не свыше, а во всех, и все - Боги, и все - творцы; проповедь “каждому - по делам его” Иисус связывал с понятием реинкарнации - законом перевоплощения сущностей, - иудаизм вообще это понятие не вводил, а христиане изъяли: под индульгенции и торговлю раем-адом не подходило...
   В общем, не ставил мой друг своё учение выше жизни, и все его максимы - творчество летописцев. Что-то подчистили, что-то присочинили - воз людских страстей и ныне там. Попытавшись эволюционно, сохраняя мудрость и искры добра древних, показать путь к единству Земли, мы не обольщались: времени после Евангелия должно быть не меньше, чем до него. Уже два тысячелетия Земля на карантине: Вселенные ждут. Не забывая своей колыбели, человечество - пока черновой набросок - должно найти и выдержать свой путь.
   Слово Иисуса впитывалось столь медленно, что он решился на более кардинальный сценарий. Я сыграл роль предателя, загнав учеников в апостольскую миссию и подтолкнув трусливых первосвященников ввести в действие Пилата под людоедский вопль народа Господнего: “Распни!” А крест, Голгофа и, главное, кровь стали фундаментом веры и самопожертвования (из всех апостолов только Иоанн умер собственной смертью. Да и то его ранее варили в котле с кипящим маслом...). Но правильно поставив на жестоковыйных упрямцев, мы жестоко просчитались с фанатизмом христиан: Иисус никого не убил, но именем Христа убиты миллионы... Толкнули камешек - сошла лавина. Чуть перефразируя поэта,
  
  
   Но вера — это Рим, который***
   Взамен турусов и колес
   Не читки требует с актера,
   А полной гибели всерьез.
  
  
   Режиссёр сам так решил: в земном теле испытать земную боль. И не столько “смертью смерть поправ”, сколько в попытке изгнания зла из человека. Ночью мы с Марией Магдалиной отвалили камень склепа и помогли воскреснуть Христу. Затем Мария опять нам подыграла: оповестила учеников и собрала их на прощание и уход. Она была его земной и единственной любовью. Он показал ей Вселенную и свой дом, но перешагнуть в энергетическую жизнь она не захотела. Он вновь и вновь предлагал Марии продлить её земную жизнь, посмотреть, что выйдет из христианской затеи, но она, увидев мученическую гибель апостолов, женской своей интуицией прозрела кровавое шествие-ответ порождённой ими религии и не смогла оставаться ни её движителем, ни её оболганной иконой. Иисус до конца дней, неузнанным, трудился с ней благовестником, идя за ней в Константинополь, Рим, Александрию, Францию... В Эфесе она помогала Иоанну писать Евангелие, там же как бы и окончила свои дни. В первые века по Средиземноморью повсюду возникают её культы. Как обычно, объявилось много мест, где “находятся” и мощи. Но христианство считало женщину изначально греховной, и ревнивые апостолы не могли принять её как равную. После энциклики папы Григория I в VI веке, окрестившего Марию мерзкой блудницей, спекулятивное искусство композицию “кающаяся грешница” отработало по полной. Лишь в 1969 году Католическая церковь изволила признать, что Магдалина не была блудницей (православие это и не утверждало), но краеугольным своим камнем положила всё-таки труса и интригана Петра - столпа идей Святой инквизиции, которая именем Христа лгала и принуждала. Ушли в своё завселенское путешествие Иисус и его миндаль, Башня рыб его из родной Галилеи. Помогая в других мирах выбирать путь разума и света, они уже не дают вовлечь себя в запрограммированный поток событий. Двигаясь к Началу, они возвращаются к Земле. Свою дочь - “легендарную чашу Грааля” - мать поручила близким в Провансе. Ей мать и передала портрет, написанный Иешуа Ха-Ноцри, когда он махнул бессмертие на любовь. Через чьи руки картина попала в эту общину ессеев, неизвестно, но ваша Мария и портрет нашли друг друга, и я счастлив, что в ней опять увидел своих друзей.
   - Неужели для тебя это неожиданность? - удивился Мурад.
   - В Мироздание не заложено предопределение. Есть цель - любовь и выбор к ней пути. Смысл движение - познание и восхождение. Но не самоцелью, а преображением мира. Не уничтожение хаоса, но его гармонизация. А гармония - постижение себя как части истины. С каждыми идеей, шагом, поступком сУдьбы человека и человечества ветвятся, и комбинации истории бесконечны: природа даёт вероятность различных будущих и прошлых, а не определяет единственно-узаконенное - Бог тоже кидает кости. В одну реку дважды не войдёшь. Библейская история - не факт, а версия. И события несли иную реальность или не случились вообще, и записывались по испорченному телефону. У вас опять пошло трагическое время, но уже рождаются дети-индиго, и в них - надежда на скачок. Технологически ещё можно развиваться. Не слишком далеко. Человечеству пора поворачивать к человеку. Не мнить себя избранным у местечкового Сатанаила-Яхве с заманушкой рая - вязанкой сена перед мордой осла, а среди равных рас и планет строить Мироздание, открывая его сверхизмерения своим магическим биоключом. И стать гипермерным существом, живущим в материальном и духовном мирах, - стабилизатором существования своей Вселенной. Чаша ещё не наполнена и есть куда восходить: ощущаемая и воспринимаемая вами материя составляет 5% от вещества Вселенной, всего на 5% работает ваш мозг, всего 5% генома хватает для существования вашего организма. Нет закрытых дверей - так идите и стучитесь!
   - И получилось, что один бог стал Сатаной, другой - Христом, а третий - Иудой?
   - Можно и так. Хотели как лучше...
   - Всё, что ни делается - к лучшему, но худшим из способов, - хмыкнул Роман. - Наши ребятки...
   - Иуда, а как вы перемещаетесь во вселенных и между ними? - не отставал Мурад.
   - Ну, постройте “кротовую нору” или чёрную дыру: искривите пространство-время сжатием объекта с массой Земли до размера в сантиметр. Всего-то энергии потребуется 1033 киловатт-часов, а человечеству, в сравнении с энергией, произведённой за всё время существования, около 1019 лет, что в миллиард раз больше возраста Вселенной... Или укорачивайте путь через иные измерения пространства и времени, или просто скажите формулу переноса сознания в нужные координаты, а плоть нарастите по прибытии, или, ещё проще, найдите построенные нами порталы...
   - Так физические законы одинаковы во всех вселенных?
   - С какой стати? Творение - это причина рождения разума, чтобы осознать смысл мироздания и его пути. А чёрно-белым зрением унифицированных законов и форм всей мировой радуги не увидишь. Может быть мир, в которой физические константы меняются. При каком-то их сочетании возникает разум. Может быть Вселенная с антиматерией и невообразимыми значениями её антиконстант. При благоприятных условиях неотвратимо возникает разум. Но не обязательно по щелчку. Сосуд без вина - форма без содержания, мироздание оживает разумом, и все не дураки выпить... Смешно ли-нет, но все миры и инопланетяне, придуманные земными фантастами, - лишь малая толика бесконечного их разнообразия.
   - Ну ладно: со спектаклем и вашим бессмертием прояснилось, а каково наше существование после смерти - раю-аду-вечности каюк? - без особого интереса спросил Роман.
   - Надеюсь, сыграли мы хотя бы мистерию... Страшилки апокалипсиса и бесконечных (сковороду возлюбишь или от скуки снова сдохнешь) ада-рая выворачиваются своим стационарным состоянием в бессмыслицу. До них додумались только ваш Всемилостивый со церковниками. В официальном христианстве полно двуличия: смерть всем за непослушание двух деточек (Райское Древо - дерево знания. Жлоб Иегова...); страх перед вечными муками, но спасение души через страдание; религия - узда на звере в человеке и... благочестивая старушка , подбрасывающая хворост в костёр инквизиции... Кнут и пряник, крест и кровь - символ веры, как всегда... Как сказал ваш Станислав Лем: "Мне кажется, было бы лучше, если бы мы существовали в космосе одни. Потому что худшее состояние, чем человеческое поведение, уже недостижимо".
   Но истинно сказано о естественном изначальном законе: будет по делам их... Жизнь - ответ на вопрос "Кто мы?" Смерть - зеркальный отскок её подачи, суть переход в иные измерения. Кто-то становится пророком, кто-то - навозом; кто-то задерживается на пересылке, ожидая новую материальную или полевую одёжку; воин становится философом, философ - мудрецом, а мудрец магом - и в связке они творят миры...
   Во вселенной невпроворот работы, чтоб тратиться на сиропную благость осанн и аллилуй. Таки и за отсутствием адресата.
   У нас в Протовселенной тоже напряг с вариантами. Когда решаешь уходить, можешь разделить сознание и энергетическое поле на несколько сфер, дав жизнь детям, или излучиться сверхновой, или стать разумной планетой и запустить эволюцию... Но перейти грань бытия и слиться с Матрицей пустоты, сохранив свою личность, нам не дано. Возможно, ещё не нашли путь. Ещё и поэтому Христос пошёл в обход: добраться до Начала с ТОЙ стороны бытия, чтобы из первых рук получить ответ на “Зачем мы?” И чтобы рядом была его любимая.
   Полог шатра колыхнулся, и Мария, давно стоявшая у входа, скользнула внутрь и поцеловала Иуду: “Спасибо...” Перекрестив всех сияющим обликом своей праматери, она вышла, и Иуда замолчал. А Роман молитвой перед сном проговорил строки великой и трагической женщины:
  
  
  О путях твоих пытать не буду,****
  Милая! — ведь всё сбылось.
  Я был бос, а ты обула
  Ливнями волос —
  И — слёз.
  
  
  Не спрошу тебя, какой ценою
  Эти куплены масла́.
  Я был наг, а ты меня волною
  Тела — как стеною
  Обнесла.
  
  
  Наготу твою перстами трону
  Тише вод и ниже трав.
  Я был прям, а ты меня наклону
  Нежности наставила, припав.
  
  
  В волосах своих мне яму вырой,
  Спеленай меня без льна.
  — Мироносица! К чему мне миро?
  Ты меня омыла
  Как волна.
  
  
   Наутро в авральном режиме собрали лагерь, вынесли оставшееся из склепа и, упаковав, навьючили на ослов. На коней положили убиенных сирийских крестьян, посадили женщин. Перед этим попрощались с Иудой. Мария и Мурад не хотели брать оружие и деньги, но Иуда велел взять всё, сказав, что война уже на пороге. Он отозвал Марию и, что-то быстро ей сказав, исчез, не всколыхнув воздуха.
   Скорбный караван вёл Мурад, Роман с автоматом шёл сзади. К ночи плакали оставшиеся родственники Мурада и скорбел весь посёлок. Жара не тронула хранимые Иудой тела, и, словно живые, новые мученики смотрели в мирное бездонное небо.
   После похорон Мурад отдал трофейные деньги и обещанную оплату семьям погибших и распределил по клану оружие. Вафа проводила их до окраины и долго крестила вслед.
   В Дамаске они разобрались с найденным, и Мурад выправил разрешение на вывоз из страны нескольких артефактов. Перед отлётом он водил друзей по самой древней столице мира. Чем-то милым веяло от первого названия города во времена фараонов - Димашка... Где как не в “глазе Востока” могли поселиться Адам и Ева; ужаснувшись, вскрикнула каменная глотка пещеры Макам аль Арбейн, где Каин убил Авеля; построена первая после потопа Дамасская стена; где на вечное хранение сдал свою голову Иоанн Креститель и гонитель христиан Савл вдруг переродился в рьяного апостола Павла... Глаза и души не успевали впитывать намоленное время мечетей, медресе, мавзолеев, минаретов, часовен, дворцов и крипт, и хаос узких улочек Старого города обволакивал мистической аурой. Мурад буквально силой притащил Марию на суматошный километр тысячелетнего рынка Сук аль-Хамидия в кафе Бакдаш угощаться знаменитым мороженым из порошка высушенных клубней орхидей и смол мастикового дерева, посыпанного фисташками, пока некурящий Роман торговался с продавцом кальянов и скупал разноцветье пряностей...
  
  
   ***
   Через две недели после возвращения Романа скрутила лихорадка. Врачи оказались бессильны перед неведомой заразой, и его начала выхаживать Мария. Она сутками не отходила от бредящего учителя, засыпающего Иуду бесконечными вопросами. Ответы ли его целили или Мария, непонятно когда словно прошедшая стажировку у Иуды и с помощью портрета вливающая силу в больного, но приговор врачей был отменён.
   - Выздоровел? - спросила она, не утруждаясь реверансами перехода на “ты”, и лукаво добавила, что теперь как честный профессор он обязан взять студентку, скомпрометировавшую себя столькими ночами с одиноким мужчиной, в жёны.
   Что он тут же и сделал, даже не удивившись подарку Иуды: Мария оказалась девственницей. Перед тем, как уснуть у него на груди, она призналась, что ей сказал при прощании Иуда: портрет усилит твои врождённые способности целительства, но не отдавай его своей общине и не используй в качестве иконы или евангелия в религиозных делах - не возрождай мессианство художника, а возьми примером его последний спектакль: взгляни в души Мурада и Романа и услышь свою тональность.
   - И знаешь, какой у него взгляд: не по-божественному - сквозь, а по-человечьи - внутрь...
   Мария окончила аспирантуру и стала работать ассистентом Романа. Однажды, уложив малышку, она прикатила столик с ужином мужу, смотрящему новости.
   Когда показали истерзанную “невесту пустыни” Пальмиру, Роман резко схватил голову жены и прижал к своей груди. Бородатые вандалы ХХI века, взорвав тысячелетний римско-восточный, впоследствии христианский храм, деловито отрезали головы новым неверным. Вторым в шеренге стоял Мурад. Как будто прозревая своих друзей, он улыбнулся им и вскинул прощально руку...
   И на этот миг Роман не смог удержать Марию.
   ____________
  
  
  * Фома Аквинский
  ** В.Гюго
  *** Б.Пастернак
  **** М.Цветаева

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Емельянов "Последняя петля" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Д.Тихий "Миры Аргентум I. Мрак Иллюзий. ( моя первая книга )" (Боевик) | | Г.Александра "Пуля для блондинки" (Киберпанк) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1" (Киберпанк) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | Ю.Эллисон "Между льдом и пламенем 2, или Как достать ректора" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст, "Как легко и быстро сбежать от принца" (Любовное фэнтези) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | П.Працкевич "Код мира (6) - Хеппи-энд не оплачен?" (Научная фантастика) | |

Хиты на ProdaMan.ru Любовь по-драконьи. Вероника ЯгушинскаяОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Букет счастья. Сезон 1. Коротаева ОльгаШерлин. Гринь АннаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеТитул не помеха. Сезон 1. Olie-В объятиях змея. Адика ОлефирВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"