А.Уралов, С.Рыжкова: другие произведения.

Трон на двоих. Гл.4,5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Трон на двоих" - сказка для взрослых, продолжение. Пишется в соавторстве с Александром Ураловым
    Глава 4. О детских игрушках и взрослых заботах .
    Глава 5. О лесной дорожке ночью, несчастных вампирах и суровом Охотнике.
    Предыдущие главы здесь.


  
   А.Уралов, С.Рыжкова
  
   ТРОН НА ДВОИХ
  
   Глава 4. О детских игрушках и взрослых заботах
  
   Наведя в квартире более-менее приличную чистоту, Марина быстренько сбегала в Грызмаг - теперь блестящий просторный супермаркет. Прикупила минимум продуктов - курочку, хлеба, молока, сока пакетик, огурцы, картошку. У подъезда нос к носу столкнулась с соседкой: "Приехала, Мариночка?!" - "Да, Елена Алексеевна. Пусть ключ у вас останется пока. Все новости - попозже. Устала".
   На кухне поставила варить бульон. Задумалась - начать ли разбирать вещи сестры сегодня, или отложить эти хлопоты на завтра. А что будет завтра? Завтра надо звонить нотариусу, в Иркин офис... куча дел у нас завтра.
   Присела за кухонный стол, подперев щёку рукой.
   Отец часто смеялся над Маринкой: "Ты, доча, прямо по-бабьи сидишь. Того и гляди, спросишь, на что квартальную премию тратить будем. Не смотри на меня, а то подавлюсь!" Маринке нравилось кормить его ужином. Пётр Данилович работал начальником главного цеха на большом оборонном заводе и приходил домой поздно, уставший. Мама проверяла тетрадки своих учеников, или тоже допоздна задерживалась в школе. Быть одновременно учителем и завучем начальной школы нелегко. "У меня детей - свой класс и целая школа, - говорила Мария Николаевна. - На своих девчонок вечно времени не хватает". Ирка возилась с уроками, которые всегда откладывала на вечер. А Марина разогревала отцу ужин, накрывала на стол и ждала, когда он появится из ванной, вытирая полотенцем лицо и большие сильные руки.
  
   В честь окончания учебного года - да-да, в тот самый год - Маринка закончила первый класс, а Иринка - второй и на одни пятёрки! - родители подарили девочкам новых кукол. Ах, что это были за куклы! Настоящие красавицы, придворные дамы. Приехали эти куклы из дальней-дальней страны, которая назвалась таинственно - Гэ-Дэ-Эр. Взрослые, друзья отца, ездили туда в командировки и привозили много разных интересных вещей. Маме - красивые оправы для очков, папе - пластинки с поющими тётеньками и гитарами на конвертах, Марине и Ирине - нарядные гольфы, которые никогда не сползали по ногам, и тонкие пластинки жевательной резинки. Они пахли мятой, или клубникой, или апельсинкой. Девочки жевали их по нескольку дней, аккуратно заворачивая пожёванные комочки в блестящую фольгу, - до тех пор, пока совсем не оставалось вкуса. А мама почему-то ругалась. Она говорила, что так жевать негигиенично. Но разве можно было пожевать - и выбросить?! И этикетки такие красивые - их собирали в коробочку из-под конфет... коллекция!
   Марина рассмеялась, вспоминая, как однажды забыла "жевачку" в кармашке платья, а мама постирала и потом погладила. Какой был скандал!
   Так вот куклы... у них были длинные волосы, уложенные красивыми локонами. Почти настоящие густые ресницы - и глаза закрывались, когда кукол укладывали на спину. Их волосы можно было расчесывать и заплетать в косы. Иркина - строгая с темными кудрями. На коробке было написано имя нерусскими буквами. Мама прочитала: Грэтта. Ирка так и назвала свою даму - по заграничному. А Маринка потихоньку дразнила эту брюнетку Фифой.
   Её кукла конечно же была самая лучшая - Кэтти - золотистые волосы, розовые бантики и голубые глаза. И даже когда Марина вымыла своей Кате-Кэтти волосы, а потом решила сделать ей модную стрижку - кукла не стала хуже. Ирка смеялась над спутанным клубком обдерганных волос. А мама молча расчесала остатки золотой роскоши и закрутила на тоненькие бигудюшки. Прическа была та ещё! Иринка потом обзавидовалась, только виду не подавала.
   Но всё равно, старый плюшевый Мишка с потёртыми лапами, был самый любимый и добрый. А у Ирины - Братец Кролик из серого фетра, с розовыми ушами. И ещё всякая мелочь - пластмассовые пупсики, самодельные пушистики, сшитые мамой из остатков тряпочек и искусственного меха, паровозик с двумя пузатыми вагонами, кукольная посуда и мебель, ведёрки, мячики, резиновые рыбки и уточки. Где-то теперь все эти сокровища?.. "Там же, где и детство - пройдено, потеряно, забыто!" - горько прошептал внутренний голос.
  
   Марина, вздохнув, сняла с закипающего бульона пенку, и решила обойти квартиру - глянуть, где что лежит и составить план, с чего завтра начинать разборку вещей. Во встроенном шкафу-купе висели наряды Ирины, внизу стояли коробки с обувью. "Это надо будет разобрать и кому-то подарить" - размеры одежды и обуви у сестёр не совпадали, Марина была чуть крупнее. Компьютер и телевизор, конечно, забрать домой после всех формальностей. В откидном отделении серванта Марина обнаружила кучу бумаг с печатями, счета, квитанции. "Это разбирать долго - вечерами сидеть придётся". Прозрачная папка с завещанием, документами на квартиру и машину - хранилась отдельно у Марины со дня похорон сестры. Она достала пакет из сумки и положила на видное место возле компьютера.
   На столике у окна пронзительно зазвенел телефон. Марина вздрогнула от неожиданности и схватила трубку.
   - Слушаю? - внезапно охрипшим голосом спросила она. Вдруг показалось, что на том конце провода - Ирина, и сейчас прозвучит решительный уверенный голос старшей сестры. Но голос в трубке был совсем другой - резкий, торопливый голос молодого мужчины, похожий на речитатив рэпера, радио-ди-джея или сетевого промоутера.
   - Марина Петровна, день добрый. Вас беспокоит старший менеджер фирмы "Омега". Мы долгое время являемся тесными партнёрами фирмы Вашей сестры. При жизни Ирины Петровны мы рассматривали вопрос слияния наших уставных капиталов и создания холдинга. Но трагическая случайность прервала этот процесс. Вы принимаете дела Вашей сестры? Мы хотели бы продолжить с вами переговоры по поводу...
   - Подождите, - Марина нашла в себе силы прервать нескончаемый поток слов в трубке телефона. - Я только сегодня приехала и не в курсе дел. Мне нужно время. Я не готова сейчас разговаривать на эту тему. Позвоните через... гм... пять дней.
   Она торопливо положила трубку на аппарат, не дождавшись ответа. Ей вдруг стало страшно, что этот - из "Омеги" - затянет её своим напором в болото формальностей, из которого ей уже не выбраться. Вот ведь ещё незадача! Надо проконсультироваться у кого-нибудь. Самой Марине не справиться. Она подумала о том, что где-то у неё был записан телефон юриста Ирины. Найти и перезвонить! Завтра. Утром. Только не сегодня.
  
   Она продолжила обход квартиры. В спальне, в старом шифоньере - полки: постельное бельё. На перекладине на плечиках висели норковая шубка и демисезонное драповое пальто. И ещё что-то, закрытое холщовыми чехлами. Марина приподняла чехлы - один и другой, и ахнула. Отцовский парадно-выходной костюм и нарядное мамино платье! Господи, да как же Ирина хранила их столько лет и ни разу не показала сестре?!
   Марина аккуратно достала зачехлённые плечики с одеждой и разложила её на широкой кровати. Так и есть. Тёмно-синий костюм папы, белая рубашка в тонкую голубую полоску и галстук - с синими и вишнёвыми диагоналями. Он очень нравился маме. Может быть потому, что её чудесное платье было из элегантной благородной шерсти цвета бордо. И нарядные родители выглядели вдвоём так торжественно и стильно. Настоящая королевская чета...
   Младшая сестра ещё долго сидела на краешке кровати и вспоминала отца, маму, Ирину, детство. И не было сил встать и спрятать обратно эти реликвии, почему-то так бережно и секретно хранимые старшей сестрой.
  
   А часом позже, заглянув в кладовку между комнатами, она увидела две огромные картонные коробки с аккуратной надписью (маминым почерком!) на боках: "Игрушки девочек".
  
   - Нет ничего удивительного в том, что я нашла игрушки... - прошептала Марина, растянувшись на пахнущих старыми духами простынях. Ходики с котом-звездочётом тихо подтвердили это: "Тик-так! Тик-так!"
   Ах ты, старый и глупый кот, сколько лет ты уже отсчитываешь секунды, начав делать это ещё тогда, когда Ирка-королевишна лежала в пелёнках, а счастливый король-отец и молоденькая богиня-королева-мать шептались по ночам о том, что через годик-другой неплохо бы заиметь и сына. "Вначале нянька, а потом - лялька!" - высказывала мать замшелую деревенскую мудрость, наверняка запомнившуюся ей от вдовствующей императрицы - старенькой суровой бабушки. "А что? - соглашался отец. - Квартиру как раз и получим, под двоих-то..." - и они тихо хихикали и шушукались в темноте, представляя себе, как переедут в новый дом и по этому случаю купят свой собственный телевизор. Теперь-то они уже не будут вечерами ходить к соседям по коммуналке, чтобы посмотреть забавные фильмы, вроде "Медвежьего цирка Валентина Филатова". А кот-звездочёт поддакивал им, блестя ещё совсем новенькими эмалированными глазами, ходившими туда-сюда, туда сюда, тик-так, тик-так! Да-да! Да-да!
   И над всем эти маленьким семейством широко раскидывало свои руки-крылья большое и тёплое счастье...
   "Таких бы, как Маринка, я бы ещё хоть десять родила, - говорила несколькими годами позже королева-мать. - Спала тихо, по ночам концерты не закатывала. Ирка у меня - шило! На дыре дыру вертит, а с Маринкой я и горюшка не знаю. Спокойная, рассудительная..."
   - Нет-нет! - вдруг вмешался в разговор кот.
   "Конечно же, "нет-нет"! - подумала Марина. - Вот тут ты прав. Видела бы ты нас, мама, в Королевстве..."
  
   Могущество принцесс было неимоверным. Они легко переносились из одной эпохи в другую, в зависимости от того, что узнали, услышали или прочитали. "Это всё папина заслуга, - думала Марина. - Его библиотека - огромный мир, из которого мы брали всё то, что нам было необходимо в наших странствиях и приключениях - вот источник нашего всесилия". Они сидели рядышком на полу, рассматривая огромные цветные сборники репродукций, а потом бежали к отцу с вопросами. "Папа, а кто такие Урия и Вирсавия? А почему такая красивая девушка держит на коленях блюдо с головой Иоанна Крестителя? Папа, а что это за три грации такие?" - вопросы сыпались до бесконечности, и только король-отец, усталый рыцарь знал все-все ответы... или давал им в руки толстый том "Справочника по мировой мифологии". "Держите и ищите! Найдёте - расскажете мне всё по порядку, хорошо?"
   И они искали, а потом взахлёб рассказывали отцу и маме, перебивая друг друга и иногда даже ревниво толкаясь - им не терпелось поделиться открытым только что миром...
   А потом они бежали к себе и немедленно вторгались в этот узнанный мир. О, у них-то Медея не оставалась покинутой Тезеем - нет! Она выходила за него замуж и напоминала герою о том, что надо как можно скорее поменять чёрные паруса на белые, ведь отец ждёт сына на обрывистом берегу моря! Королева Марго благополучно спасала де Моля, а ученики Христа не давали его в обиду, чтобы страшные картины с распятием так никогда и не были написаны.
   Многое из того, что они узнавали, не появлялось в волшебном королевстве, ведь сёстры успокаивались тем, что вершили своё девчачье правосудие в сердцах, твёрдо зная, что оно и есть самое справедливое. Однако что-то входило в их тайную жизнь навсегда. Иногда им казалось, что они - юные девочки-богини, в чьих силах зажигать новые солнца и создавать целые страны, жизнь в которых текла в мире и гармонии.
   - Когда же мы поняли, что мир вокруг нас сложнее и жёстче? - пробормотала Марина, невидящими глазами глядя в тёмное окно спальни не закрытое на ночь шторами. Лунный диск то заслонялся медленно плывущими по небу облаками, то открывался полностью. И тогда на его фоне чётко выделялись графикой голые ветки деревьев. Словно контуры какого-то сказочного леса. - Ведь было же что-то...
   Да, было. Она вспомнила это внезапно. Вспомнила сразу всё. Порыв ветра распахнул неплотно прикрытую форточку, но Марина не заметила этого. К ней вернулись...
  
  
   Глава 5. О лесной дорожке ночью, несчастных вампирах и суровом Охотнике
  
   ...к ней вернулись страхи. Очень уж неуютно было идти по лесной дорожке ночью, когда огромная, уже начинающая убывать, луна пробивалась сквозь путаницу ветвей, почти не давая света. Ирина подобрала толстую смолистую ветку, обмотала её конец платком и ловко чиркнула спичкой. Даже в волшебной стране им никак не давались кремень и тесало. Упрямый трут так и не разгорался. Поэтому, отправляясь в королевство, сёстры брали с собой коробок спичек, обычно заранее спрятанный в ящике стола.
   - Смотри, Маринка, поляна!
   Они собирали хворост, стараясь не углубляться в лес и держаться поближе друг к другу. Ирина уже чиркала спичкой, подсовывая кусочки бересты в маленький огонёк, как Маринку охватили жилистые лапы и рывком загнули голову назад. Что-то со страшной силой поволокло её спиною вперёд, мёртвой хваткой перехватив горло. Маринка ещё успела мельком увидеть поворачивающееся к ней лицо Ирины, как замелькали деревья... и вдруг перед глазами вспыхнули искры - её бросили на землю в подлеске, и она сильно ударилась головой о сухой ствол березки, переломленной у самого комля. В наваливающейся тьме прошелестел грустный голос: "Ну, вот, девочка, Грызмаг до тебя и добрался..."
  
   Когда Маринка пришла в себя, она увидела, что лежит у костра. Судя по ощущениям, на лбу у неё вырос огромный тяжёлый желвак, который, наверное, даже свешивался набок. В желваке пульсировала боль, не то, чтобы острая, но какая-то надоедливая. Впрочем, осторожно подняв руку, она потрогала прохладную нашлёпку на самом болезненном месте. Что-то вроде древесного листа, потому что пальцы нащупали корешок.
   - Не хватай руками, - шепнула ей сидящая рядом Ирина. Её глаза, подозрительно влажные, виновато моргали. - Ты как, а? Обоими глазами видишь?
   Маринка закрыла вначале один глаз, потом другой. Лицо сестры, наклонившееся над ней, виделось немного не в фокусе, но в целом вполне нормально.
   - Обоими вижу, - прошептала она. - Что это было, Ирка?
   Ирина помогла ей сесть. Чуть поодаль неподвижно застыла фигура человека в длинном выгоревшем плаще и широкополой шляпе. Человека окружали несколько странно горбящихся фигур, стоящих на коленях... а кто-то и на четвереньках. Маринка видела испуганные лица, на мгновение выхваченные из темноты светом костра и вновь растворяющиеся во мраке. Что-то странное было в этих испуганных и заискивающих лицах. Бледные, с неестественно вытянутым подбородком и тщательно сжатыми губами, словно удерживающими во рту что-то крупное. Ну, совсем, как маленький ребёнок, набивший полный рот манной кашей и делающий вид, что проглотил, чтобы выплюнуть, как только родители отвернутся.
   Вот человек что-то негромко сказал и среди павших ниц прошло движение. Кто-то отпрянул, не смея, впрочем, отползти далеко. Кто-то совсем опустил голову, зарывшись ею в траву. Жалобный плач резанул Марину по сердцу. Судя по побледневшему лицу Ирины, она чувствовала то же самое. Человек в плаще поднял руку и плач поднялся до нестерпимо пронзительных жалобных нот.
   - Не мучайте их! - вдруг закричала Марина. Боль ржавым сверлом вгрызлась в голову, но она не обратила на неё внимание. Пошатнувшись, она поднялась на ноги. - Не мучайте их, слышите?!
   Ирина поддержала её левой рукой. В правой она сжимала пылающую ветку. Они сделали несколько шагов в сторону странного круга, в центре которого стоял человек, даже не шелохнувшийся от крика Марины. Неверный свет выхватил из темноты несколько фигур. Ближе всех к сёстрам стояла на коленях маленькая девочка лет шести, прижавшая к себе потрёпанную, измазанную землёй тряпичную куклу. Маринка задохнулась от негодования и нежности - как смеет этот ужасный человек в плаще так запугать ребёнка?! Она неуклюже опустилась на одно колено и протянула к ребёнку руку, ещё не успев понять, что именно крикнула ей сестра... но уже увидев тонкий чёрный коготь, которым малышка придерживала куклу за порванное тельце.
   Девочка с куклой испуганно шарахнулась в сторону. Движение её было быстрым и каким-то нечеловеческим. Так отпрянет от вас паук, мгновенно подобрав по себя волосатые лапки, так отскакивает в сторону блестящий чёрный жук.
   Девочка спряталась за спиной растрёпанной бледной женщины и зашипела из-за её плеча. Нет, рот этого ребёнка не был набит манной кашей... огромные тонкие зубы изогнутые внутрь, как на картинках с ядовитыми змеями... и Маринка слабо удивилась тому, как они могли умещаться во рту у малышки.
   - Не обиж-ж-жай! - невнятно произнесла женщина, вытянув вперёд руки. - Ш-ш-што-о-о ты-ы-ы?.. - с подбородка её свисала тоненькая струйка красной слюны. Маринка вдруг с ужасом поняла, что женщина поранила язык и губы, пытаясь говорить, пытаясь защитить своё ужасное дитя. Она отшатнулась, боль в голове ударила её так сильно, что она упала бы, но её подхватила сильная, твёрдая, как железо, рука.
   - Идите к костру, - сказал хриплый и мрачный голос... и Маринка впервые увидела лицо своего спасителя. Изрезанное морщинами, с суровой, будто прорезанной в крепком потемневшем от времени дубом, линией рта. Синие глаза сверкнули колючими льдинками. - Вам нечего здесь делать по ночам, принцессы.
   - Это вампиры? - шёпотом спросила Ирина. - Это вампиры, да?
   Человек молча подтолкнул к ней Маринку.
   - Вампиры? - настойчиво спросила Ирина, повышая голос. - Вы их будете... - голос её упал до испуганного шёпота, - вы их будете... убивать?
   - К костру! - жёстко сказал незнакомец.
   - Но...
   - Я не буду убивать их, но если вы хотите спокойно дожить до утра, ночуя в своих королевских покоях, вам лучше не мешать мне.
   Человек резко обернулся. За его спиной уже приготовилась к прыжку скорченная, совсем уже не человеческая, костлявая фигура. Одной рукой он оттолкнул девочек, а второй сделал молниеносный выпад. Что-то щёлкнуло... и фигура, отпрянув назад, вдруг молча завертелась на месте, взвыл хор жалобных голосов и резко смолк, когда пронзенный тонким жалом серебряной иглы, пораженный в сердце старый вампир съёжился, затихнув, и медленно растёкся по земле. Именно растёкся, как показалось испуганной Марине. На мгновение мелькнули кости рук, закрывающих голову, потом бессильно опали; показалась грудная клетка, где рассыпалось что-то чёрное и уродливое... а потом существо окончательно истончилось, растворяясь в густой траве.
   Под тихие всхлипывания пораженных ужасом вампиров, человек поднял с травы ниточку блестящих бус, долго смотрел на них, а потом кинул одной из серых фигур, припавших к земле.
   - Это украшение твоей ушедшей сейчас матери, Салвик, - негромко сказал он. - Храни его, пока сможешь. Она была хорошим человеком. Когда-то она умела смеяться и любить.
   Хор сдавленных горловых и шипящих рыданий был ему ответом.
   - Уходите!
   Принцессы и Охотник остались одни.
  
   У костра Охотник осторожно стянул с правой руки чёрную кожаную перчатку. Поймав внимательный взгляд Марины, он криво усмехнулся и протянул к ней руку.
   - Впечатляет, правда?
   Маринка с ужасом увидела переплетение стальных и медных блестящих жил, чем-то напомнивших ей плетёные колечки и браслетики из разноцветных монтажных проводков, которые любили делать девочки постарше. Охотник медленно сжал и разжал пальцы. Видно было, что делать это ему было больно и трудно, но он всё-таки сжал в пальцы в кулак. Скрип проводов, вытягивающихся в сложных бугристых переплетениях, напоминал звук, с которым в заржавевшем игрушечном автомобильчике проворачивались колёса.
   - Вы... вы весь такой? - с ужасом спросила она.
   - Правая рука, - с усмешкой сказал охотник и поморщился. - Ну, вот и добавилась ещё одна стальная струна в моей клешне.
   - С каждым убитым вампиром? - спросила Ирина, блестя сухими глазами.
   - С каждым. Когда-нибудь эта проволока доберётся до моего сердца.
   - И что случится?
   - Тогда появится новый охотник, а я - отдохну.
   - То есть, вы умрёте? - настойчиво спросила Ирина, не отрывая глаз от лица Охотника.
   - Да, - помолчав, неохотно ответил он, с треском переломив ветку дерева в кулаке и бросив обломки в костёр. В глазах его плясали огоньки костра.
  
   - Вампиры бывают разные. Кто-то с охотой кровь пьёт, а кто-то так и не может с этим смириться.
   - А девочка эта... она со своей мамой была?
   - Нет, - не сразу ответил Охотник. - Это мать её подружки. Не смогла мать вынести то, что её ребёнок живым мертвецом стал. Вначале сама вампиршей стала, а затем обратила и лучшую подругу дочери. Ту, которую вы с куклой видели.
   - Но это же... это же подло! - задохнулась Ирина.
   - Дочка просто приходила к маме, когда голод гнал её из леса, - как будто не слыша Ирину, продолжал Охотник. - Здесь много таких... жить-то и вампиру хочется. Детей в основном жалеют. Ну, пьёт она кровь, что же теперь - колом её? А маленькая Дина всё время спрашивала соседку, куда подевалась её дочь, Динкина подружка? Дина румяненькая такая... и растёт красавицей. Вот соседка и не выдержала. И сама стала вампиром, и маленькую Дину обратила.
   - А где её дочь... соседки-то этой? - спросила Марина со страхом.
   - Убил я её, - жёстко сказал Охотник. - Недолго в ней человеческое оставалось.
   Они долго молчали, глядя в огонь. Маринка представляла себе, как становится вампиршей... и её терзает голод. Как она бродит по лесам, стараясь догнать быстроногих оленей и грациозных единорогов. Но не может она соперничать с их царственной грацией и ловкостью... и как приходит она, голодная и оборванная к родительской двери и плачет под ней от холода...
   - Так и живут... - сказала она.
   - Да. Так и живут - годами. Дети и родители... влюблённые пары... только всё равно, вампирская сущность постепенно верх одерживает. Так бы она сегодня тебя и закусала бы, принцесса, не приглядывай я за их стаей. Твоё счастье - в рубашке ты родилась.
   - Спасибо...
   - Сестре спасибо скажи, она с факелом за тобой рванула, - спокойно перебил её Охотник.
   - Я думала, у меня сердце выскочит, - Ирина бросила в огонь веточку и зябко передёрнула плечами. - Ну и лица у них... и зубы...
   Утром Охотник ушёл, так и не сказав больше ни слова. Сёстры, проклевавшие всю ночь носами у костра, только и успели увидеть скрывающуюся в подлеске спину - выцветший почти до белизны брезентовый длиннополый плащ и широкую коричневую шляпу, за ленточкой тульи которой торчали несколько серебряных игл-дротиков.
   - Знаешь, Маринка, - сказала Ирина, отчаянно зевнув, - это же не мы с тобой придумали, да?
   - Конечно не мы, - согласилась сестра, пытаясь увидеть хоть что-то в путанице ветвей.
   - Тогда - кто?
   Они так и не нашли ответа. Их волшебное королевство на этот раз открыло им новую, пугающую, а не яркую и счастливую грань. "Сколько же их ещё, граней?" - невольно думала Маринка, прикладывая свежий лист лопуха к огромной шишке на лбу. От этой проклятой шишки, как ей казалось, даже глаза у неё припухли, словно она стекала вниз ноющими волнами. Кто же, кто вместе с сёстрами придумывает и приводит в движение этот огромный и сложный мир?
   Весь день она ходила задумчивая, размышляя о том, что, когда вырастет, то обязательно выйдет замуж именно за такого человека - угрюмого, сильного, с волевым изрезанным глубокими складками лицом и холодными голубыми глазами. Ох, уж эти детские наивные мечты... мы всегда представляем себе, что идеал дожидается нас сразу же за порогом школы, после выпускного бала.
   Накануне она спросила Кота, охраняется ли замок от вампиров.
   - Конечно, принцесса! - сдержанно сказал кот и положил лапу на эфес своей шпаги. - Вы защищены от всех видов магического проникновения в замок, в том числе и от вампиров.
   - А почему вы ничего не рассказывали нам о них, господин Кот? - набравшись смелости, спросила Марина. Она всегда его побаивалась, несмотря на то, что Кот ей нравился.
   - Простите, принцесса, но вы с вашей сестрой всё-таки ещё маленькие девочки, а им такие вещи знать пока ни к чему, - неожиданно мягко сказал Кот.
   - Ну вот... - пробормотала Маринка, сама удивляясь тому, что обиделась, - папа с мамой считают нас ещё маленькими, и в королевстве та же история.
   Кот хмыкнул и положил свою мягкую пушистую лапу на руку Марины. В этой густой шёрстке прятались острые когти-кинжалы, но сейчас Кот бережно погладил Маринкину руку, вздохнул, и тихо сказал:
   - Моя драгоценная принцесса, вы ещё встретите в своей жизни много страшного и горького. Зачем вам торопить это время? Быть может, оно будет более ужасным и трудным, чем нам сейчас это представляется. К сожалению, нам не дано это знать.
   Тогда Маринка поняла это умом, но не сердцем. Их любимое королевство, начавшееся с уютной Страны Пушистиков, раздвинуло свои горизонты ещё дальше... но теперь это стало напоминать игру с чем-то опасным, вроде охотничьего ружья взрослых. Можно сделать из него новогоднюю ёлку или мост между двумя стульями...
   ...а можно нечаянно нажать на курок и...
   Наверное, тогда впервые её коснулось грядущее неизбежное взросление. И ей не понравилось это чувство. Оно было слишком горьким... и сладким одновременно. Опасные, странные взрослые игры.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"