Уралов А., Рыжкова С.: другие произведения.

Трон на двоих. Гл.10,11

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Трон на двоих" - сказка для взрослых, продолжение. Пишется в соавторстве с Александром Ураловым
    Глава 10. О том, как Ирина и Марина учились Великому Женскому Искусству и о хитром ходе в дворцовую библиотеку.
    Глава 11. О том, как Карла давал уроки магии, а хижина Охотника опустела.
    Предыдущие главы здесь.


  
   А.Уралов, С.Рыжкова
  
   ТРОН НА ДВОИХ
  
   Часть 2
  
   Глава 10. О том, как Ирина и Марина учились Великому Женскому Искусству, и о хитром ходе в дворцовую библиотеку
  
   Отец со сдержанной гордостью говорил, что у девочек, в отличие от подавляющего большинства их одноклассниц, есть вкус. Бегая на школьные танцы, они умело пользовались косметикой и умудрялись перекраивать школьную форму так, что она сидела на них как влитая. Это вызывало бешеные взрывы зависти у старшеклассниц, укорачивающих подол до самого предела и наносивших на свои юные личики килограммы туши и крем-пудры. Что уж говорить о помаде! "Марш умываться!" - почти ежедневно гремело над головами школьниц по утрам и очередная жертва тяги к красоте уныло тащилась в туалет смывать с лица все утренние, делаемые тайком от родителей, ухищрения.
   К Марине и Ирине претензии предъявить было трудно. Математичка, например, только руками разводила - вроде и нет на их лицах ничего, бросающегося в глаза... но с другой стороны - не могут же они, чёрт возьми, быть такими хорошенькими, не прибегая к усилиям косметических средств!
   Однако ни мама, ни отец, ни уж тем более учителя не подозревали о ранней, почти полуторагодовалой практике в королевстве, где сёстры могли удовлетворить свои самые смелые, воистину дерзкие фантазии. Старая баронесса, глядя на их "раскраску" хохотала чуть ли не до инфаркта, Кот приходил в священный ужас, пушистики с Алиной распевали весёлые, а иногда и обидные дразнилки - пока, наконец, баронесса не прислала в королевский замок старую даму дуэнью-Мигренью (прозвище, разумеется, данное ей смешливыми сёстрами), которая в короткий срок поведала им основы Великого Женского Искусства. Именно от неё девчонки узнали, как несколькими отточенными движениями подвести глаза и ресницы так, чтобы они казались абсолютно естественными. Именно она, Мигренья, научила их видеть себя со стороны. Не в зеркало, нет! Именно со стороны, когда ты не можешь следить за собой, но должна нравиться всем, кто на тебя смотрит.
   Маринке это искусство далось сложнее, а Иринка - о, Иринка! Сестра держалась с грацией и достоинством, и это было, похоже, врождённым. Ах, сколько платьев, туник, рубашек, сари и накидок было перепробовано принцессами! Сколько перемерено шляпок, беретов и головных платков, сколько шарфов, плащей и туфелек, прежде, чем дуэнья-Мигренья не сказала однажды:
   - Ну, поняли?
   - Поняли! - дружно ответили сёстры. И сухая, чопорная Мигренья расцвела, вдруг превратившись в очень милую даму. Сёстры "нашли свой стиль" - это точное выражение стало им известно позднее. Тогда они просто решили, что усвоили раз и навсегда, кому что идёт. Это включало себя и цвета, и фасоны, и прически, и манеры держаться - словом, всё, чем только может вооружить девушку собственный вкус, текущая мода, здравый смысл и знание своих достоинств и недостатков.
   Дуэнья-Мигренья, между прочим, так и осталась для них непререкаемым авторитетом в области моды. Как ни странно, с девочками она позволяла себе шутить и смеяться, с жаром обсуждать тот или иной фасон... в общем, была совершенно не такой, какой представала перед баронессой и другими. И ещё она очень любила засахаренный миндаль. Иногда дуэнья передавала сёстрам красивые коробочки с этим лакомством через баронессу, а раза два - через Кота и даже как-то через барона, отнесшемуся к этому поручению серьёзно, с истинно солдатскими рвением и точностью. Всю свою жизнь Марина, чуть почувствовав вкус миндаля, краешком сознания вспоминала о прохладных кипах разноцветного шёлка, о таинственных запахах духов, о прекрасном ощущении новых туфелек на ногах...
   Дни, когда Мигренья гостила в королевском замке были наполнены шелками и кружевами, сладостями, суетой, смехом и беготнёй. Иногда принцессы появлялись на бал настолько безукоризненно одетыми, что дворцовая гвардия только усы подкручивала, а Кот становился чрезвычайно напыщенным, открывая перед принцессами двери бального зала, выступал вперёд, особенно чётко звеня подковами начищенных до сияния сапог, и томно провозглашал:
   - И-и-их высочества-а при-и-инцессы! - и делал шикарную отмашку лапой, кланяясь.
   Ей-богу, после такой воистину королевской практики Маринке с Ириной было нетрудно ходить среди старшеклассниц и старшеклассников, окутанными аурой благоговения, зависти и восторга!
  
   Но даже если ты трижды принцесса и будущая королева, ты обязана подчиняться взрослым, когда они говорят разумные с их точки зрения, вещи. Такова суровая реальность жизни; такова, так сказать, неприкрыто жестокая проза повседневности. Маринка даже ногой топнула от злости... и в ответ на звонкий щёлк каблука в хрустальной люстре испуганно отозвалась тонким звоном витиеватая висюлька.
   - Нет, ну почему?!
   - Потому что в библиотеке замка есть книги, читать и изучать которые принцессам положено только в определённом возрасте, - мрачно ответил рыжий Карла, прижимая к груди шкатулку с магическими браслетами.
   - Но мы же для пользы дела! - завопила Маринка. - Нам же надо знать, как бороться с вампирами и спасти Охотника от медленного умирания, - как ты это не поймёшь, Карла бесчувственный?
   Бесполезно. Карла упёрся, как баран - такое обидное сравнение обычно приводила мать, когда кто-либо из сестёр пытался настоять на своём. "Как баранка!" - подмигивал в таких случаях отец. Однако сейчас речь не шла о таких прозаических вещах, как "немедленно надень шапку" или "никаких походов на каток, пока домашнее задание от зубов отскакивать не будет", или "пусть другие дети купаются, а вам нельзя, вода ещё холодная!"
   - Что это за крики? - заглянул в дверь Кот. - Я уж думал, что принцессы подрались.
   - Юмор у вас сегодня, господин Кот, безобразный, - гордо сказала Иринка и села в кресло, держа спину прямой, точь-в-точь престарелая герцогиня с кислым лицом.
   - Юмор - это верно, - ничуть не смутившись, ответил начальник дворцовой стражи. - Как я понимаю, Карла вполне справедливо не пускает вас в старый зал библиотеки? В принципе, Карла прав - вы ещё очень юны... но уже безмерно очаровательны! - и Кот поклонился, сорвав с головы шляпу и замысловато покрутив её перед собой.
   Маринка невольно улыбнулась. Хитрый Кот умел вовремя сказать что-то хорошее. А в библиотеку не пускают, так это, наверное, как в кино на "детям до шестнадцати", например, "Анджелика - маркиза ангелов", где много дерутся, без конца болтают и под конец чуть ли не массово помирают. Да - в кинотеатр их не пустили, но ведь нашлись и другие способы поглазеть на "взрослый фильм"!
   Ирине, похоже, пришла в голову та же мысль, потому что она вдруг преувеличенно скорбно вздохнула и жалобно сказала:
   - Ну, так бы сразу и сказали... мы же не знали, - и махнула рукой, как бы отсекая этот ставший ненужным разговор.
   Позже, когда принцессы старательно пыхтели в фехтовальном зале, из принципа не глядя на Кота, Иринка шепнула сестре, что, мол, есть план. Однако что это за план так и осталось неизвестным, потому что сострадательный Кот, видя такое холодное к себе отношение со стороны обиженных любимиц, не выдержал. Перебирая рапиры в поисках подходящей для руки Маринки, он вздохнул и, покосившись на присутствовавшего барона, тихо шепнул:
   - Полка "География", книга "Поход в Море Мрака блистательного альбигойца Консуэло". Потянуть на себя. Я вам ничего не говорил.
   И сёстры расплылись в улыбках. Кот тоже засиял... и урок фехтования прошёл, как обычно, интересно и весело. Старый барон, поддавшись общему веселью, показал принцессам особый выпад и они до изнеможения скакали и прыгали перед злобным соломенным чучелом в доспехах, стараясь отбить боковой удар его рапиры, одновременно направив своё остриё в открывшуюся щель плечевого сочленения. В конце концов, у Ирины стало получаться и чучело обозвало её "жульём". Это означало, что хитрый удар достигал цели. Немногим позже премудрость нового фехтовального приёма освоила и Маринка. Тренировка закончилась под аплодисменты барона и злобное пыхтение чучела, у которого из-под панциря уже начала сыпаться соломенная труха.
  
   Вечером принцессы, приплясывая от нетерпения, торчали в библиотеке. Величественные латы библиотечного стража оставались всё на том же месте, у дубовой двери с устрашающим железным запором. За дверью был читальный зал для королей и королев, куда любопытным принцессам ход был заказан. Приветливо кивнув латам головой, принцессы шмыгнули за стеллажи, громко прошуршали страницами и подвигали по каменным плитам тяжёлыми креслами у камина, чтобы страж подумал, будто принцессы уселись читать. Всё было готово. Иринка поднялась на цыпочках и осторожно потянула на себя пухлый том в кожаном переплете и солидных бронзовых накладках.
   Тяжёлый том неожиданно легко выдвинулся наполовину. В первый момент ничего не произошло и Маринка даже успела подумать: "Ну, господин Кот, вы и обманщик!" - как вдруг с лёгким шуршанием разъехались книги на соседнем стеллаже и открылся таинственный узкий проход куда-то в полумрак, откуда потянуло вкусным запахом кофе. Принцессы проскользнули в проход и он бесшумно сомкнулся за ними.
   Первое, что они увидели, кресло у камина, большего по размерам, чем в зале принцесс. В кресле самым преспокойным образом спал рыжий Карла. Над камином висел огромный портрет Маринки и Ирины держащихся за руки. В полумраке огромного зала тускло отсвечивали корешки бесчисленных книг, мирно стоящих на полках, уходящих до самого потолка. Несколько тяжёлых на вид стремянок были раскинуты по всему залу. На столике перед Карлой громоздились огромные фолианты. Остывающая чашка кофе распространяла тот вкусный аромат, который так дразняще выплыл из потайного прохода.
   - Дрыхнет! - негодующе прошептала Ирина. - Дрыхнет без задних ног, притворяла несчастный!
   - Что делать будем?
   - Иди тихонько. Найдём книги про вампиров и стырим самые нужные.
   Маринка подумала, что выйти обратно им не удастся, но обернувшись, сразу же увидела знакомый корешок "Похода в Море Мрака". Наверное, за него тоже было нужно потянуть, чтобы проход вновь открылся. Интересно, с чего бы это Карла так разоспался? Может, подшутить над ним? Вылить его кофе, например, или тихонько стянуть его книги? Нет, пусть уж спит, пока принцессы ищут необходимое.
   Шагая на цыпочках мимо полок, Маринка зацепилась рукавом за колючий сухой куст, за каким-то чёртом торчащий из огромной напольной вазы. Ваза накренилась и плавно завалилась на бок, не разбившись. Но своими рельефными боками прокатилась по гранитным плитам, издавая при этом противный, почти пулемётный звук - тр-р-р!
   - Тетеря! - прошипела Иринка. - Услышит же!
   Маринка сглотнула пересохшим ртом и попыталась отцепить рукав.
   - Так-так-так! - противно пропел за спиной знакомый голос. - Шастаем где не положено?
   - Мы не шастаем, - огрызнулась Маринка, дёргая рукав. Проклятая ваза прокатилась ещё немного. Впрочем, её звук теперь уже никого не мог выдать. Нелепое украшение уже сыграло свою зловещую роль. Маринка решительно рванула рукав, оставив на колючках обрывок ткани, и обернулась.
   Иринка стояла в "боевой позе", как шутил отец - руки в боки, нос задран кверху, на лице написано ледяное презрение и воистину королевское высокомерие.
   - А что здесь такого? - вызывающе спросила она. - Мы у себя дома, в конце концов.
   - Ага... имеем полное право, - робко пискнула Маринка.
   Карла почему-то погрустнел и скорбно закивал лохматой головой.
   - Я так и думал, что противное животное будет на вашей стороне.
   - Он не противное и не животное, - вспыхнула Иринка. - Он... он - рыцарь!
   - Да-да... болтливый рыцарь.
   - Мы сами нечаянно эту книгу взяли, - храбро сказала Маринка. - Мы же не знали...
   - Для тех, кто не знает об этой двери, книга является самой обычной! - перебил её Карла. - Можете её спокойно брать, читать и перелистывать! Придётся мне этот проход ликвидировать.
   - Не надо ничего ликвидировать, - против своей воли жалобно прошептала Маринка. - Мы уже совсем взрослые. Что нам теперь, и книжки читать нельзя?
   Карла строго смотрел на них. Ирина, похоже, боролась с собственным задиристым характером. Она сопела, в нетерпении притоптывала носком сапога, переминалась с ноги на ногу, и вдруг нормальным, почти нежным голоском попросила:
   - Ну, Карла, милый... зачем ты нас мучаешь? Мы же не для баловства!
   Карла вдруг покраснел и стушевался. Он покашлял, глядя в сторону, хмыкнул, развёл руками, возвёл глаза в потолок. Маринка уже собралась пустить притворную слезу, чтобы окончательно смутить рыжего волшебника, когда Карла, наконец, нехотя сказал:
   - Ладно... но только будьте осторожны. Ещё лучше, если вы будете приходить сюда только вместе со мной.
  
   Собственно говоря, всё обошлось довольно мирно. Маринка опасалась, что Карла переменит своё решение и всё-таки свистнет охране. Тогда-то непреклонные алмасты вежливо, но настойчиво рыча, наверняка выволокут сестёр из зала, где им быть не положено по юности лет. Однако неузнаваемый Карла только ёжился и вздыхал, показывая принцессам сокровища зала. Наверное, он знал здесь каждый закоулок и целыми днями рылся в волшебных книгах, пополняя свои и без того немыслимые знания. Что ж, на то он и главный маг и хранитель королевской сокровищницы, чтобы непрестанно учиться. Кстати, вон она, дверь в главную сокровищницу - тускло мерцает в самом конце зала. Точнее, мерцает не сама кованая дверь, а воздух вокруг. То, наверное, Карлы волшебство свою скрытую мощь показывает.
   - Не советую вам пока подходить без меня к двери, - сказал Карла. - Запросто можете на пару часов одеревенеть, если чего похуже не случится. Со мной - можно.
   Соблазн побродить по сокровищнице был очень велик. Подобно гигантской винтовой лестнице она уходила глубоко в недра скалы, на которой построен весь замок. В самом низу снуют огненные саламандры, карауля озеро расплавленного золота, и легко скользят по раскалённой поверхности, озаряемые пылающими фонтанами ослепительных подземных огней. Надо быть очень знающим магом, чтобы зачерпнуть золото из озера... бр-р-р! - голыми руками. Иначе ничего не получится, только угоришь, потеряешь сознание и сгинешь на обжигающих берегах.
   Да и на верхних ярусах спирального спуска просто так не разгуляешься. Сердитые духи-скряги исщиплют, искусают, задёргают тебя в разные стороны, а потом, вдоволь наигравшись, столкнут прямо вниз, в кипящий расплав.
   "Наверное, даже сам Карла до конца не уверен в своих силах, коль уж так неохотно в сокровищницу ходит, - подумала Маринка. - А мы ещё с него кольца требовали!" Однако выяснилось, что магические кольца, браслеты и другие любопытные штуки Карла хранит в одной из малых сокровищниц. Вроде шкафа-серванта, где в самой красивой из салатниц мама хранит повседневную бижутерию. Вон она, дверь в это хранилище - за портьерой прячется. И дверь-то из чистого горного хрусталя, так вся и переливается и искрится в отблесках света от камина! Не простой хрусталь, естественно, а заколдованный. В общем, Маринка обо всём забыла у этой двери, любуясь.
   - Что ты там? Приклеилась? - сердито позвала её сестра. Оказывается, они с Карлой уже раскладывали на одном из столов толстые рукописные книги.
   - Красиво очень, - искренне сказала Маринка.
  
  
   Глава 11. О том, как Карла давал уроки магии, а хижина Охотника опустела
  
   В одном Карла был непреклонен: некоторые книги упорно не желали сниматься с полок. Правда, были они совсем старые, какие-то неприятные на вид, а иногда и попахивали чем-то тухлым и старым. Совсем, как потрёпанная, но ещё годная обувь, лежащая в сарае во дворе. От каждой квартиры дома в сарае была выделена своя клетушка с занозистыми деревянными стенами в щелях. Играть в таких клетушках, именуемых сарайками, было безумно интересно и зимой, и летом. Жаль, взрослые не часто позволяли детишкам брать ключи от навесных замков и вдоволь наиграться. Хранились в сарайках разные интересные вещи - от старых велосипедов, потрёпанных детских колясок и колченогих стульев, до пустых бутылок и банок. А также и несметного количества разномастной растоптанной обуви.
   Ограничения по возрасту... ха-ха, это точь-в-точь, как в сокровищнице Королевства! В некоторые сарайки попасть можно было только в присутствии взрослого хозяина. Сосед дядя Гриша, например, хранил там канистры с бензином и запчасти к своему дряхлому "Москвичу-412", удочки, брезентовые дождевики, блесны, крючки и прочие умопомрачительно заманчивые богатства. У родителей Маринки с Иринкой в сарайке на самой верхней полке можно было увидеть картонный ящик с ёлочными игрушками. Они, наверное, жили в нём какой-то обособленной, таинственной жизнью, выбираясь на свет только в новогодние праздники. Во всяком случае, когда прошлым летом сёстры упросили отца достать ящик с полки, шары, "сосульки" и звёздочки показались им совсем не такими красивыми, как зимой. На ярком солнце они как будто спрятали свою загадочную новогоднюю красоту...
   Вот и здесь, сейчас, в настоящем взрослом зале дворцовой библиотеки далеко не всё готово было открыться двум упрямым девочкам. Собственно, Маринка так и не поняла - Карла тому виной или действуют старинные, куда более мощные запреты. Впрочем, было безумно интересно и без мрачных неприятно попахивающих книг.
   Почти каждый раз, когда девчонки бегали в библиотеку, с ними приходил и Кот. Карла так и не дал разрешения заколдованным латам пропускать принцесс, но так было даже интереснее - прошмыгнуть мимо, сделать вид, что устраиваешься в малом зале, и тайком проникнуть в главный зал. Кот, как правило, устраивался у камина и потягивал свою замысловатую трубку. Карла с Котом были в натянутых отношениях. Обычно Кот сухо здоровался и сразу же уходил к своему любимому креслу, а Карла немного подобострастно кланялся и удалялся на ступени одной из лестниц-стремянок, усаживаясь там, как нахохленный старый воробей. Девчонки устраивались за столом и учёба начиналась. Наверное, это трудно было назвать учёбой в общепринятом смысле этого слова: принцессы читали, обсуждали вслух прочитанное, теребили Карлу, прося объяснить им непонятные места в старинных текстах, иногда, расшалившись, галдели. Карла страдальчески морщился и шипел, а округлый мраморный барельеф Минервы в одном из простенков морщился и прикладывал палец к губам: "Тс-с-с!"
   - Магия - не фокусничество, не ловкость рук, не очарование иллюзии, - говорил иногда Кот. - Магия - это особый и чаще всего опасный дар. Карла может лишь помочь вам его разбудить, а дальше вы сами должны будете его совершенствовать, сообразуясь со своим жизненным опытом и возрастом.
   Конечно, пресловутый дар не очень-то и хотел просыпаться и уж тем более совершенствоваться. Всякие магические заклинания всего лишь должны были так сказать настроить его в соответствие с моментом. К примеру, собрались вы в лес поздним вечером, когда по тайным тропам крадутся несчастные вампиры в поисках жертвы. А вы в свою очередь самонадеянно твердите длинное шумерское заклинание и, посвистывая, топаете по дорожке, считая, что если вы произнесли заветную фразу не сломав язык, то благополучно защищены. А в итоге вампиры пьют вашу кровь, ибо, поленившись настроиться на нужный лад, вы всего лишь смогли приобрести защитные чары от ласторуких кузнецов тельхинов, когда-то выковавших трезубец могучему Посейдону. Как вы понимаете, в лесу это вам было ни к чему. Хе-хе-хе, как говорит Карла. Привет богине Гекате и проклятому Грызмагу.
  
   А поход в лес, кстати, закончился ничем. Охотника не было, его убежище стояло пустым, и парочка молодых дриад уже заплела его ползучими плетьми дикого винограда на свой вкус. Вампиры тоже исчезли, - во всяком случае, жители окрестных деревень уже несколько дней не видели ни одного. Сердце сжималось глядеть, как молоденькая девушка ставит на кладбище символический крест.
   - Раньше сестрица ко мне по ночам приходила. Она и при жизни-то тихая и ласковая была, а как покусал её вампир, так и вовсе тень тенью. Я ей говорю, мол, пей кровь, ты же немного берёшь, а лишь бы с голоду не умереть, а она только стонет и лицо руками закрывает. Не умеют они плакать, мёртвые-то... ох, хоть бы уж Охотник её не тронул, а то где мне её косточки искать?
   Так ничего и не узнали принцессы. Деревенские считали, что Охотник угнал всех вампиров к Грызмагу. Бабки шептались, что поубивал он их всех, кости в лесу зарыл, а сам за реку ушёл. Мол, проклятие на нём лежит: пока бродит по земле хоть один вампир, не будет ему ни смерти, ни покоя.
   А уроки - остались. Учились принцессы глаза отводить, от порчи отгораживаться, тайные следы видеть. Между прочим, даже в обычном, реальном своём мире стали они более зоркими и приметливыми. Помнится, Иринке как-то раз удалось уйти в Королевство прямо сквозь стену. Точнее, через незримую дверь, конечно. Сквозь стены и маг не каждый может проходить, а юной девчонке и вовсе невозможно. Ну, а Маринка наловчилась тайные секретики видеть...
   Как бы это объяснить? Ну, скажем, заговаривает с тобой человек. Вежливо вроде бы говорит, по-доброму... а в глазах чёрные недобрые секретики тускло отблёскивают. А в лесу видишь такой секретик и понимаешь, что под спутанной травой ржавая железяка, острая, как бритва, торчит, или ямка. Ступишь и ногу себе на ходу вывернешь, а то и сломаешь. Совсем, как человек-оборотень, с которым ухо надо держать востро. Может, потому и протекала Маринкина взрослая жизнь более или менее гладко, что умение невидимое видеть всегда ей помогало. Как сказала ей одна подруга: "в педагоги тебе податься надо было после школы или в следователи". Но - жизнь, как и водится, всё по-своему повернула...
   Больше всего сёстрам нравилось заставлять предметы вести себя на грани возможного. Дело это сложное, но безумно интересное. Например, кидаете вы у себя на кухне вилку через плечо. В миллионе случаев вилка упадёт куда попало. А с уроками можно было заставить руки выбрать единственно верное миллион первое движение, чтобы вилка о стену ударилась и плавно в открытый ящик стола улеглась... точно в отделение для вилок. Или бросаете вы камушек с таким расчётом, чтобы он от веток срикошетировал и точнёхонько в карман стоящего за деревом человека опустился. В реальной жизни таких случаев - один на миллиард, сами понимаете.
   Как сказал однажды Кот, овладев навыками приведения предметов магическим образом в состояние маловероятной случайности, можно стать наипервейшим в мире фехтовальщиком, стрелком и борцом. Иринку тогда эта идея здорово увлекла. Помнится, тренировалась она до полного изнеможения - истово и всерьёз. Во дворе как-то пацан из соседнего двора к ней приставать начал. На шнурок собственного ботинка наступил, упал, рукой в стекло заехал, застёжкой-молнией чуть угол рта себе не разорвал, да ещё и на заду джинсы лопнули. А всего-то Иринка его ладонью толкнула! Совпадение, подумали все присутствующие, ха-ха!
   Правда, у Маринки всё же лучше получалось. Видимо, именно к этому у неё врождённые способности. Не то, что к магии излечения, скажем, или отстранения от страха. Зато уж чего-чего, а навык магии невероятных совпадений у Маринки на всю жизнь неосознанно остался. В тире она всегда медвежат, да зайцев выигрывала; могла через весь офис карандаш в стаканчик не глядя закинуть... просто ниндзя какой-то! Это, да ещё умение предвидеть неприятности. Свернуть на другую тропинку, выйти из-за угла на пять минут раньше, чем у него пьяные гопники торчать станут; от поездки отказаться, если чувствуешь, что добром она не кончится... да мало ли что.
   Выходит, не пропала всё-таки магия уроков рыжего Карлы. И кровь, конечно же кровь королевская сказывалась! Вот и подумаешь - и как же Марина могла на всю жизнь забыть такое? И почему Ирина ей не напоминала, королевишна наша железная и твердокаменная?
   Видно были на то причины. Недаром Карла как-то странно на них посматривал. Так и не поняла тогда юная Маринка - добрый или недобрый был этот рыжий, неопределенного возраста человек. Может, Кот чего о Карле и рассказывал, да что-то сейчас не вспомнить, нет. Не то испокон веку Карла в замке жил, не то пришёл откуда-то из дальних краёв и быстро в казначеи выбился... ни черта не вспоминается! Иногда он напоминал сёстрам того самого волшебника из пушкинских "Руслана и Людмилы", которому Руслан бороду обкорнал. И тоже, кстати говоря, Карла. Только у Пушкина это слово не имя означало, а карлика. Лилипута. А наш рыжий Карла вполне нормального роста был. И без бороды... даже без намёка на бороду.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"