Уралов А., Рыжкова С.: другие произведения.

Трон на двоих. Гл.17,18

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Трон на двоих" - сказка для взрослых, продолжение. Пишется в соавторстве с Александром Ураловым
    Глава 17. О нападении на Марину и о чашечке кофе с Игорем.
    Глава 18. О том, как когда-то мальчик катался на лыжах, Игорь ничего не понимает, а Марина вроде бы влюбляется.
    Предыдущие главы здесь.


  
   А.Уралов, С.Рыжкова
  
   ТРОН НА ДВОИХ
  
   Часть 3
  
   Глава 17. О нападении на Марину и о чашечке кофе с Игорем
  
   Выйдя из Грызмага, Марина двинулась обратным путём. Тяжеленный пластиковый пакет с покупками оттягивал правую руку. Эх, надо было в два пакета всё сложить, как и предложила кассирша. А сейчас, мучительно перекосившись набок, несчастная глава богатой и перспективной фирмы ковыляла к дому. Нет, господа, эту практику надо бросать... ещё во времена оно сестра упоминала о найме домоправительницы. Кажется, это была какая-то немолодая, но крепкая дама... вспоминалось, что она была из бывших воспитательниц местного детского дома для детей со значительными задержками развития.
   "Вот уж фиг! - подумала Марина, борясь с инерцией здоровенного пакета. - Пусть уж лучше ухватистые и хозяйственные женщины продолжают возиться с несчастными детьми. А компания "Гамма" готова, как и прежде, оказать финансовую поддержку богоугодному заведению". На мгновение ей представились обиженные разумом дети и по спине пробежал холодок. Наверное, совсем плохо было Ирининой домоправительнице, что она ушла из детского дома. Да, но Иринка?! Почему Иринка позволила этой женщи...
  
   - Лучше не вякай, дура! - сказал незнакомый мерзкий голос.
   Марина недоумённо обернулась, продолжая думать о неизвестной ей женщине, которая предпочла ухаживать за вполне здоровой и успешной бизнесвумен, а не за бедными детьми, обделёнными домашней... да и самой обычной! - лаской.
   - Простите, вы это мне?
   - Тебе! - в упор последовал ответ.
   Трое мужчин отнюдь не выглядели дружелюбно. Собственно говоря, смотрелись они так, как любая перезрелая шпана из подворотни и любой человек мгновенно понял бы, что дело намечается недвусмысленное, злое. "Ну, насиловать меня вряд ли будут, - неожиданно для самой себя спокойно подумала Марина, - место не столь уж глухое. А вот по физиономии вы, Марина Петровна, схлопочете, да и с кошельком расстанетесь. Во всяком случае, так этой троицей задумано".
   "Состояние магического подъёма сил приходит к человеку независимо от его настроя. Тем и отличается истинный воин от старательного ученика - ему не нужно "настраиваться" на бой!" - пробубнил в голове Кот... да так отчетливо, что на долю секунды Марина почувствовала его рядом. Она видела, как двое "зверолюдей", как мгновенно окрестила она нападавших, заходят по бокам, окружая бедную растерянную женщину с тяжёлым пакетом левой руке и полутора литровой бутылкой газированной "AQUA minerale" в правой. То есть, это зверолюди видели растерянную обывательницу, остановившуюся перед ними, этакими грозными ночными хищниками, наводящими панический ужас. Ноги их жертвы наверняка уже парализовал страх, а перехватившее горло теперь не могло выдавить ничего кроме слабого мышиного писка. Вожак уже держал перед собой смертельное жало - раскладной нож - предмет его гордости и источник захватывающего чувства всевластия. В этот момент он ощущал себя божеством ужаса и насилия...
   Марина тоже полностью отдалась некоему пьянящему чувству, но только она себе казалась юной девчонкой, вышедшей с практически пустыми руками против трёх молодых алмасты. Барон внимательно следил за нею, Кот критически усмехался, а взволнованная Иринка сжимала кулаки, переживая каждое движение сестры.
   Со стороны эти движения были угловатыми и небрежными, очень похожими на паническое дёргание слабой жертвы. Вот женщина суетливо поставила набитый снедью пакет на бугристый асфальт подворотни, вот одновременно подняла правую руку, словно пытаясь загородить лицо, и явно забыв о том, что побелевшие пальцы сжимают тяжёлую бутылку минеральной воды...
   ...резким точным движением она отправила её точно в лицо правому нападающему. Синяя пробка с логотипом "AQUA minerale" ударила прямо в глазное яблоко. Ах, как повезло женщине, ибо в самый момент удара пластик бутылки лопнул - видимо заводской брак - и не менее полулитра шипящей воды ударили несчастного в уцелевший глаз.
   Дёрнувшиеся зверолюди не успели ничего сообразить, как тот, кто топтался слева, взвыл от боли. Этот молодой помятый человечишка с запойным и испуганным лицом, согласившийся на забавное и выгодное предложение "напугать бабу до усрачки", мгновенно потерял всякий интерес к предстоящей награде. Каблук Марины ударил его в коленную чашечку. Не сильно, но больно... и дёрнувшись от неожиданности, помятый отступил на шажок и сильно подвернул лодыжку на проклятой асфальтовой кочке. Как нарочно, честное слово! Прямо даже обидно. А уж больно так, что не до глупостей теперь - не остаться бы хромым навсегда!
   Окривевший на один глаз ещё протирал залитое пенной водою лицо, как получил страшный удар по затылку и упал на колени. Хрипло взвыл вожак стаи, нож коротко звякнул, ударившись в стену подворотни.
   - Ты цела? - чуточку запыхавшимся голосом сказал Игорь, надавливая коленом на спину лежавшего навзничь вожака. Вожак уязвлено рычал, вывернув голову. Рука его, заломленная Игорем за спину, скрюченными пальцами напоминала подыхающего злобного краба.
   - Помолчи, а то сломаю, - рявкнул Игорь ему на ухо. - Ты цела? - снова спросил он Марину.
   - Всё нормально, - весело ответила Марина.
   Хромой, охая и страдальчески морщась, уже ковылял вдоль стены, держась за неё обеими руками, а кривой, шипя от страха и боли, убегал за угол. Скоротечный бой закончился победой скромной бизнес-труженицы на ниве металлургии... не без помощи строгого юриста в деловом сером костюме стального отлива. Марине было весело. Чёрт возьми, ей давно не доводилось в столь приподнятом настроении неожиданно встречать нравящегося мужчину. Так сказать, незапланированное свидание в момент незамутнённой радости.
   - Кто нанял? - тихо спросил Игорь лежащего. Видимо в его голосе нотки ярости прозвенели не только для слуха Марины.
   - Хрен какой-то... на "мерсе"... на комбинате работает, в высотке... видел несколько раз...
   - Сам ты откуда?
   - Из шламового... у Сидорчука в смене... на пятом агрегате...
   - Если соврал - душу выну и из цеха вышвырну, - яростным шёпотом сказал Игорь. - Её откуда знаешь?
   - Этот козёл фотку показал... сказал, что бабок отвалит...
   - Мордастый, с губой порванной, коротко стриженный - да?
   - Ой, больно!.. Ну, да-да, он, он, он... руку отпусти!..
   Игорь что-то пробормотал поверженному на ухо и легко поднялся, отряхнув брюки. Он молча взял пакет с продуктами; тактично, но настойчиво жестом предложил Марине взять его под руку. Получилось торжественно и очень романтично. Вожак зверолюдей молча кряхтел на асфальте, а его дружки опасливо топтались на другой стороне улицы, готовые дать тягу при первом приближении страшной парочки и явно прислушиваясь, не заноет ли где-то поблизости сирена патрульной службы. К их несказанному облегчению, Игорь и Марина прошли подворотню до конца и свернули во двор.
  
   - В чашечке кофе не откажешь? - негромко спросил Игорь. Марине его голос показался сухим и напряжённым. Самой же ей по-прежнему было весело. Рыцарь в стальном костюме и на белом коне появился спасать боевую принцессу. И надо сказать, он успел вовремя. Принцесса успела повоевать сама, и в то же время дала рыцарю возможность не чувствовать себя неловко, одержав полностью самостоятельную победу.
   - Угощу, - ответила она, стараясь, чтобы счастливые и радостные нотки в её голосе не звучали совсем уж откровенно. - А ловко ты этому, зверолюдю, в челюсть двинул! Бокс?
   - Привычка, - неохотно сказал Игорь. - Всякое в жизни бывало...
  
   Оказалось, что Игорь заехал к Марине и не застал её дома, опоздав буквально на пять минут. Соседка охотно поведала, что "красотка наша в магазин побежала; наверное, в холодильнике пусто, а домоправительницу так и не наняла". Среди прочего успела поведать и о забредшем в гости пушистом коте. Выяснив, что ближайший магазин находится на улице Грызунова, зовётся Грызмагом и открыт допоздна, Игорь пошёл навстречу Марине, не боясь разминуться.
   Кот сидел на кухне, смирно дожидаясь хозяйки. Увидев, что хозяйка не одна, он хрипло мяукнул, видимо напоминая о себе.
   - Не волнуйся, на всех хватит, - сказала ему Марина, торопливо моя руки.
  
   Через полчаса, когда довольный кот, умывшись по кошачьему обыкновению после еды, нашёл себе место на форточке, щурясь на обретённых новых хозяев, сидящих напротив друг друга за маленьким кухонным столиком. Почему-то они пили кофе на кухне, совершенно не подумав перебраться в комнату с торшером, телевизором, стареньким сервантом и книжными полками. Игорь, допивая горячий молотый кофе, сказал, деликатно переводя светскую беседу в деловое русло:
   - А надо бы вам, Марина, возобновить службу охраны.
   - У нас договор с ЧОПом, - не сразу сообразила Марина, - как и у всех контор в здании...
   - Я имею ввиду личную охрану. Телохранителей. Мордастый и со шрамом, который по дешёвке нанял сегодняшних работяг-алкашей - это один из доверенных лиц Фредди по всяким тёмным делишкам. Кличка у него Фанфарон и получил он её, отсиживая в юности небольшой срок за хулиганку. Любит корчить из себя авторитета, но меру знает - чересчур в своём вранье не зарывается. Сейчас он, кстати, снебрежничал... решил по лёгкому денег отпилить. Уж наверняка он Фредди Крюгеру доложил, что наймёт дико крутых уголовников, чтобы напугать вас и заставить продать компанию. А разницу в карман положил.
   - Продать Иринкину фирму... - задумчиво сказала Марина, как бы взвешивая на весах ценность полученного предложения. Краем глаза она видела, что Игорь чуть-чуть дрогнул. Насторожился... быть может, готовясь принять и простить слабость - возможную слабость! - слегка испуганной женщины. Испуганной, несмотря на её смех и улыбки.
   "Мало ты обо мне знаешь, уважаемый воин-юрист!" - лукаво подумала Марина. Ничего продавать она не собиралась и сделай ей Фредди или Рудольф Карлович это предложение воочию, - пусть даже самое лестное, - она бы отказалась сразу, решительно, бесповоротно. И с лёгким сердцем. Ей нравилось входить в курс дела, разбираться в хитросплетениях налаженного бизнеса и с нарастающей гордостью понимать, что со временем из неё обязательно получится руководитель, достойный памяти о сестре-основательнице.
   - Принимать решение только вам, - кашлянув, сказал Игорь, глядя в чашку. Встречаться глазами с Мариной ему явно не хотелось.
   - Игорь, - не выдержала Марина, - мы, вроде бы договаривались перейти на "ты". А ты постоянно сбиваешься на какой-то почти казённый тон. Это нехорошо, мой спаситель, совсем нехорошо!
   Удивительно, но Игорь густо покраснел. Не давая ему опомниться, новоиспечённая королева сказала, постаравшись вложить в эту фразу все мыслимые и немыслимые оттенки лукавства, кокетства, игривости и чёрт его знает, чего ещё. В общем, целый арсенал многокилотонного женского оружия, против которого со времён древних человекообразных обезьян у мужских особей так и не появилось защиты:
   - Вот что, мы сейчас выпьем на брудершафт и закроем эту тему!
   Коньяк, выпитый в торжественной, почти чопорной тишине, весело зажёг тёплую лампочку где-то даже не в желудке, а в сердце... и Марина с удовольствием крепко поцеловала пламенеющего Игоря в губы.
   - Ну, вот! Скажи мне что-нибудь!
   Игорь набрался духу, посмотрел Марине в глаза и... и замялся. Ох уж эти мужчины!..
   - Нам с тобой нужно непременно поговорить с Андреем, - сказал Игорь явно не то, что хотел сказать вначале. - Это бывший личный водитель и телохранитель Ирины.
   Коньяк ли тому виной, чудесная ли романтическая встреча, - а скорее то, что в душе Марины опять щелкнула какая-то золотая струнка, разбуженная радостью, ощущением новизны и полноты жизни, - но понимание пришло к Марине мгновенно, легко и сразу.
   - Андрей. Рыцарь Маренго.
   - Откуда?.. Но... да, она однажды назвала его при мне так, но...
   Игорь смотрел на неё. В глазах его робко и нежно улыбалась совсем ещё юная, недавно появившаяся на свет любовь. Наверное, Игорь и сам не отдавал себе отчёта в этом... ещё не осознав, не поняв, что старое уходит... что тонкий росточек может превратиться вскоре в могучий всесокрушающий поток. Марина ясно видела и понимала это. Как и то, что это хрупкое чувство слишком быстро может переродиться в обыденную взрослую, глупую и надоедливую связь. Связь двух обывателей нашего абсолютно реального, прозаического мира.
   Ей хотелось, чтобы этого не случилось и она, сама не понимая этого, взяла в свои ладони его руку.
   - Ты опять пришёл вовремя, Охотник, - мягко сказала она. - Пришёл, чтобы спасти двух самонадеянных принцесс.
  
  
   Глава 18. О том, как когда-то мальчишка катался на лыжах. Игорь ничего не понимает, а Марина вроде бы влюбляется
  
   Давным-давно худощавый спортивный мальчишка назло всему классу, а главное, учителю физкультуры Хасанычу, совершил резкий спурт в начинающуюся метель.
   Речь шла просто напросто о том, что после спаренного декабрьского урока физкультуры, приходящегося, как обычно, на длинную лыжную субботу, Хасаныч во всеуслышание объявил:
   - Сегодня все - малохольные! Все! И Федченко, и Венедиктов, и Османчук и даже Дольникова с Султанбековой! Весь класс сегодня ползает, как сонные мухи, даже противно смотреть!
   Класс, опираясь на лыжные палки, обессилено молчал. Крупные хлопья снега начинали свой медлительный танец. Солнце, на минутку выглянувшее из-за низких туч, посылало откуда-то со стороны пологих гор закатные красные лучи, словно прощалось до завтрашнего воскресенья. Падающий снег казался в этих лучах фантастически нереальным, словно с другой планеты. Например, смертоносным радиоактивным пеплом из Страны Багровых Туч, зловеще планирующим на ровную поверхность пустыни. Пустыней была заснеженная поверхность уральского озера, исчерченная несколькими трассами лыжни. Конечно, замёрзшее озеро не походило на смоляные Чёрные Пески, где экипажу "Хиуса" во главе с мужественным Ермаковым пришлось встретить страшные испытания, но что-то зловещее в этом свете в снежном просторе безусловно было.
   - Жалкие пять километров, - продолжал бушевать неистовый Хасаныч, - жалкие пять километров полкласса проползли ниже всяческих нормативов! Те, кто уложился в норматив, выглядят дистрофиками на футболе - так что тоже не хвастайтесь!
   Хасаныч скорбно потряс головой в лыжной шапочке с помпоном, с которого слетела уже пристроившаяся там стайка снежных хлопьев, и трагически заключил:
   - Позорище на мою голову! Ну, девочки - ладно. А пацанам через несколько лет в армию идти. Как вы там будете выглядеть? А если с полной боевой, да километров тридцать? Что я говорю, старый маразматик? Какие тридцать? Им сейчас и пяти не проползти!
   Вот тут-то бес и толкнул в бок хмурого Игоря.
   - Шамиль Хасанович, мы же не в армии и не на войне. В армии бы - прошли.
  
   Так, слово за слово, сопровождаемый обидно покорным гулом класса, в целом склонявшимся к мнению "чёрт с ней с гордостью - домой охота! темнеет уже!", разгорелся спор гордого ученика с маловером-учителем. Хасаныч упорно отстаивал пессимистическую точку зрения. Мол, не пройдя и двух километров, даже по короткой "первоклашкиной" лыжне, мальчик Игорь выдохнется, заплачет, начихает на гордость и поплетётся домой, к мамочке.
   Игорь запальчиво настаивал на том, что самбист, будущий защитник Родины и даже, - кто знает? - вполне возможно, что и межпланетный космонавт Игорь, - одолеет все пять километров без остановки. Дескать, жилы рвать он не собирается, но идти ровным походным шагом, позволяющим лыжникам наматывать десятки километров, он, Игорь, способен. И можете не сомневаться, многоуважаемый маловер Шамиль Хасанович, у геройского юноши есть порох в пороховницах, неистощимый запас спортивной злости и мужского самолюбия.
   Честно говоря, спор мог бы закончиться ничем, как это чаще все и бывает, но Любочка Дольникова, обладатель третьего взрослого разряда по гимнастике, глядя в упор своими прекрасными синими глазищами, захихикала и бросила на ветер оскорбительные слова, повторить которые и язык-то не поворачивается! Мол, мальчишки лишь хвастать и горазды, а сами представляют собой лишь дохловатых птенчиков, которые способны только покуривать на большой перемене за углом школьной теплицы, да и то тайком. Подружки Любы дружно захихикали.
   Принципиально некурящий Игорь, имеющий первый детский разряд по самбо, был уязвлён прямо в сердце. Ветреная красавица, предмет тайного обожания и, вполне вероятно, будущий предмет вечной, неземной и пламенной любви, оказалась ледяной статуей. Бесчувственной куклой, пронзившей Игоря своим коварством, несправедливой обидой, нестерпимо гнусной насмешкой... и прочая, и прочая, прочая.
   Выкрикнув что-то невнятное, но пышущее горячим гневом, Игорь рванулся назад, на развилке старта свернув на десятикилометровую лыжню, причудливым зигзагом змеившуюся по заснеженному льду озера. Хасаныч что-то прокричал в ответ, - похоже, звал одуматься и не валять дурака, - но Игорь упрямо сжал губы и только прибавил ходу. Слёзы ярости стыли в уголках глазах.
   Солнце скрылось в тучах, стремительно заваливаясь за горы, невидимые в пелене снега и ватной серой облачности. Жизнь становилась чёрной и беспросветно мрачной - отныне и вовеки веков. Игорь упрямо вошёл в ритм и ходко двигался вглубь наступающих сумерек. Сбоку по ходу движения на далёком берегу уже горели цепочки огоньков - микрорайон "Мыс Курчатова" призывно подмигивал новостройками.
   Игорь представлял себе, как класс беспорядочно кидается вслед за ним, гремя лыжными палками, мешая друг другу, оступаясь и падая... но Игорь уходит всё дальше и дальше от брошенной им жестокой красавицы Любы, рыдающей сейчас на тёмном пятачке льда, обдутого ветром от снега. Где-то там, в глубине шевелят плавниками сонные окуни и лещи. Люба всем сердцем жаждет пробить лёд и утопиться; плавно лечь на ил рядом с вялыми пучеглазыми раками; умереть от стыда и позора... сгинуть от мысли о том, как люто она оскорбила юного спортсмена.
   Трезвая часть его души - наверное, взрослый будущий Игорь - шептала ему, что класс мирно и не спеша покатил к берегу, где поднимется к входу в парк культуры и отдыха, снимет лыжи и в два захода разъедется по домам на автобусе номер двенадцать. Лыжня знакомая, температура воздуха всего-то минус семь градусов спокойного и почти безветренного Цельсия. Ну, а горячий и нервный мальчик Игорь, говорят сами себе одноклассники и вторит им Хасаныч, отмахает пять, а то и десять километров, и спокойно прикатит домой. Между прочим, наш бунтарь вернётся с прекрасным аппетитом, который нагуляет на свежем воздухе.
   Так бы оно и было. Не впервые Игорь шёл на лыжах эту дистанцию. Да и весь их класс, не будучи поголовно спортивными дарованиями, вполне мог спокойно, без секундомера, пройти десять километров по лыжне при приятном лёгком морозце. Квёлым класс был сегодня по причине скорее психологической. Классная руководительница Инна Яковлевна, которую обожали девчонки и уважали пацаны, устроила своим подопечным выволочку за сорванный урок английского языка.
   Дело было пустяковым, - самая обычная буза, а англичанка была не в духе... да только, как на грех, бедная English Lady пустила слезу и выскочила из класса. Инна Яковлевна, принимавшая близко к сердцу беды своей бывшей ученицы, а ныне молодого педагога, расстроилась. И спустила на класс свору эринний - богинь мщения. Самое печальное во всём этом было то, что класс понимал - он получил по справедливости. "Кто же знал, что у Натальи-англичанки с мужем такое!" - сокрушённо перешёптывались девчонки. "Да пусть не волнуется - бросает своего дурака! - хорохорились пацаны. - Подумаешь, развод! Вон, у нас полкласса неполные семьи. И ничего! С мамкой одной лучше жить, чем ещё и с вечно пьяным батяней!" Однако чувствовали все себя мерзко... что и сказалось на результатах лыжного забега.
  
   И пока класс в ожидании автобуса принимал решение зайти завтра в гости к Наталье Алексеевне и мужественно, по-взрослому попросить прощения и предложить помощь, Игорь скользил по лыжне, постепенно остывая. Пройдя пять километров, он вдруг вспомнил, что у мамы, работавшей в смену, сегодня отсыпной, а завтра - выходной. И не простой выходной, а совпадающий с воскресеньем! По этому случаю, мама намеревалась сварить вкусный борщ с мозговой костью, а завтра с утра отпустить своего сына в кино с условием, что по приходу он поможет ей с генеральной уборкой. Уборка, конечно, дело унылое, но она будет только завтра, а сегодня - борщ! И "Последний из могикан" Фенимора Купера, одолженный Игорю почитать, кстати, всего лишь до понедельника.
   Игорь решил, что соблюсти твёрдость он всё-таки сумел. Пятикилометровая отметка была пройдена, есть хотелось, гнев и возмущение превратились в стойкую, но уже не такую острую обиду, - можно было ехать домой. Обиду хорошо растравлять поздно вечером, когда лежишь в кровати и строишь планы страшной мести. Игорь махнул напрямик, решив одним из ответвлений лыжни пересечь залив озера, подняться "лесенкой" на вздымавшийся берег и прокатиться до остановки. Попутно неплохо получится съехать со знакомой попутной горки. Крюк небольшой, а удовольствие огромное, ага! Лыжня на горке освещённая, спуск полого тянется сквозь сосновый лес. Едешь - только ветерок в ушах посвистывает.
   Поднимаясь по довольно крутому берегу вверх, где таинственно размахивали своими могучими ветвями стройные сосны, смутно светлеющие в темноте рыжими стволами, Игорь радостно предвкушал, как вот-вот повернёт к горке. Он уже слышал вопли каких-то мелких ребятишек, оккупировавших спуск. Ишь, как кто-то заливается! Наверняка нос себе расквасил. А может, доверчиво лизнул алюминиевую лыжную палку и теперь в ужасе верещит, силясь отлепиться и слыша жестокосердный хохот товарищей.
   ...Лыжи будто дёрнули из-под него! Падая вперёд, он машинально вытянул руки, путаясь в палках. Правую руку как-то странно дёрнуло и она сразу же перестала слушаться. Боль пришла в следующее мгновение, когда Игорь только начинал скользить вниз по склону. Несколько раз он перевернулся, сильно ударившись лицом, но боль, вгрызшаяся в несчастную скрюченную руку, затмила всё остальное. В момент последнего кувырка в спине что-то хрустнуло и Игорь с размаху плюхнулся на утоптанный снег. "Вот тебе и сократил путь!" - подумал он. Впоследствии эта мысль много раз приходила к нему в голову.
   Всё было плохо. Наверное, всё могло быть ещё хуже, но и сейчас было несладко. Плача от нестерпимой боли, Игорь кое-как освободился от лыж и палок. Левую ногу он, похоже, немного растянул, но по сравнению с рукой боль в ноге казалась сущим пустяком. Бросить лыжи ему даже не пришло в голову - мама купила их совсем недавно. Кое-как связав их одной рукой, помогая себе зубами, Игорь стянул с себя сумку, переброшенную через плечо. В ней лежали зимние ботинки. Мальчик с сомнением посмотрел на них. Переобуваться сейчас, когда каждое движение заставляло подвывать от боли, казалось немыслимым. Но в лыжных ботинках с их скользящими подошвами, ни лезть вверх, ни идти вдоль берега по лыжне, да ещё и тащить на себе груз, было практически невозможно. В любой момент можно было упасть... а об этом было и подумать страшно! Хватало и того, что временами Игорю казалось, что от рвущей его руку боли на глаза наплывает багрово-серый туман; он смутно понимал, что может вот-вот свалиться без сознания.
   Нельзя падать, нельзя! А как же Алексей Быков тащил Григория Дауге и Юрковского? Ему тоже хотелось пить, ему тоже было жарко!.. Эх, до чего же хорошая книга "Страна Багровых Туч"!..
   Мысли путались. Но одно он понимал твёрдо: надо, надо, надо дотащиться до остановки. Звать на помощь как-то неудобно... что он, не мужчина что ли? Да и люди далеко, за этим чёртовым берегом... ребятня мелкая, бестолковая... бесполезно звать их...
   Он всё-таки потерял равновесие и упал уже на пологом участке берега. Пушистые багровые облака окутали его, стремительно теряя цвет до угольно-чёрного.
   - ...Эй, эй... парень... ты чего? Вставай, простудишься! Слышишь? Олег Степанович, тут какой-то мальчик лежит, не встаёт!
   Игорю повезло. После лыжной пробежки возвращались в спортклуб девушки-волейболистки. Тренер - громогласный и бородатый Воронков, известный всему городу, отрядил двух девчонок срочно бежать к остановке и вызывать "скорую" из телефона-автомата. А если он опять сломан - пулей нестись через рощу к спортклубу и звонить уже от дежурного сторожа. Воронков нёс Игоря на руках, стараясь идти осторожно, а Игорь просил его не забыть взять лыжи и сумку.
   Вот так Игорь в одночасье заработал сложный перелом, двустороннее воспаление лёгких и две недели пролежал в детской больнице в полубессознательном состоянии.
  
   - Понимаешь, в бреду я переживал какие-то бесконечные запутанные приключения. Наверное, целые годы... о которых у меня остались самые смутные воспоминания. Но я твёрдо помню, что я был взрослым, - закончил свой рассказ Игорь. - И у меня всё время болела рука, как будто она была сплетена из раскаленной проволоки...
   Он замолчал и как-то беспомощно посмотрел на Марину. На кухне было тепло и уютно. Кот давно перебрался в угол, где спокойно спал на свёрнутом в несколько раз одеяле, которое принесла для него Марина.
   - И я помню двух ослепительно красивых девочек... и Кота, - собравшись с духом, сказал Игорь. - Слушай, как это возможно? Я всегда старался не вспоминать об этом...
   Марина молчала, улыбаясь своим мыслям. Мужчины... как легко случается с ними потерять почву под ногами. Вот только что она видела перед собой уверенного в себе, подтянутого юриста, бывшего военного, человека несколько суховатого, собранного и твёрдого, как стальной механизм. А теперь перед ней сидел маленький мальчик, краснея, рассказавший о самом удивительном в своей жизни событии... и умоляюще глядел на неё. Что она должна ему сказать? Наверное, в глубине души он ждёт, что всё произошедшее с ним сегодня окажется сном... или просто привиделось. Но другая часть его "я" ещё больше страшится того, что Марина сейчас, равнодушно зевнув, скажет, что бред и есть бред. Что в горячке, напичканный лекарствами ребёнок может вообразить себе всё, что угодно...
   Внезапно она поняла, что делать. Это решение пришло к ней откуда-то со стороны и она в тысячный раз за сегодня подумала об Иринке. Ничего не говоря, он провела рукой над чашками, где ещё оставался полуостывший кофе.
   Чашки плавно взмыли в воздух. Они висели над столом, как эти тысячу раз виденные НЛО на мутных фотографиях. Тёплый порыв ветра прошёлся по кухне. Где-то неподалёку забренчал клавесин. Растворившаяся стена открыла скрывающийся в полутьме бальный зал. Горели всего несколько свечей, да огромная луна смотрела сквозь стёкла окон, отбрасывая причудливые тени от витых оконных решёток. Тихие фигуры скользили по паркету, не обращая внимания на стоящих Охотника и Марину. Вдали горел камин и в одном из кресел смутно виделся Кот, задумчиво возлежавший на подушках с чубуком трубки кальяна в лапе.
   - Добро пожаловать в замок Двух Королев, - негромко сказала Марина. - Вы пригласите меня на танец, мой старый друг?
   Охотник молча поклонился. Без плаща и шляпы он казался моложе. Даже ужасная, сплетённая из стальных и медных жил кисть руки выглядела не такой страшной. В своей потрёпанной куртке с бахромой по шву и крепких высоких сапогах он, тем не менее, держался спокойно и с достоинством.
   - Я не одет для бала, юная принцесса, но ещё помню, как танцуют вальс, - и он подал ей левую, живую руку.
   - Похоже, нас никто не замечает, - сказала Марина, кружась в струях мерцающего слабыми искорками воздуха.
   - Кот хочет дать нам поговорить спокойно.
   - Ты не Игорь, да?
   - Я никогда не знал о его существовании. Он создал меня в своём воображении... но я живу долгие годы и он почти не помнил меня. И всё же я - это он, а он - это я, не совпавшие ни во времени, ни в пространстве.
   - Куда ты исчез тогда? Мы искали тебя... и я всегда тебя помнила... то есть, почти всегда. Извини.
   - Ты тоже не такая там, какая здесь. Но ты - единственная. Ты и твоя сестра... и Карла.
   - Карла? Он всё такой же брюзга и зануда?
   - Да, он вряд ли менялся. Но и он не осознаёт себя одновременно в двух мирах. Зато ты теперь помнишь всё, что происходит с тобой там и в Королевстве.
   - Почти всё...
   - Значит, ещё не время.
   - Я не хочу уходить...
   - А ты и не уходишь никогда. Ты никогда не покидала Королевство...
  
   Королевство... не покидала... ты...
   О, это томительное кружение в волнах музыки! Эта свобода, эта невыразимо радостное бытие! Вальс, вальс, вальс... и...
  
   (любовь)
  
   ...это пьянящее предчувствие любви...
  
   Проснувшись утром, Марина долго лежала, сонно глядя, как по стеклу окна ползут капельки моросящего дождя. Сотовый телефон нежно запиликал. Она взяла его и улыбнулась, нажимая кнопку.
   - Марина, это вы... ты?..
   - Я, Игорь, конечно же, я.
   - Марина, я... я не понимаю... я из дома звоню, но... но я не помню, как я оказался... и вальс...
   - Это ничего, - сказала она. - Сегодня мы с тобой встретимся с Андреем - Рыцарем Маренго - а потом ты отвезёшь меня в парк, к Старому Театру. Мы должны сделать одну важную вещь.
   Он долго молчал в трубку, а потом сказал... и Марина радостно услышала нотки надежды в его голосе:
   - Ты познакомишь меня с Охотником, королева?
   - Конечно! - Ей хотелось закричать это, закричать громко и радостно. - Конечно, Игорь!
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"