Рыжов Артем Алексеевич: другие произведения.

Гарри Поттер и разрушенные планы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    Ну типа пока силы распыляются на разные сложные проекты решил написать что-нибудь простенькое, а то полгода фактически обновлений на странице не было. По этому встречайте Фанф на Потного Гарри. Разумеется черновик. Прода от 17 августа 2015
    Альтернативная выкладка: http://ficbook.net/readfic/2154165


   ГП и путь некроманта
   Пролог
   В дальнем конце улицы с тихим хлопком появился человек. Любой житель магической Британии немедленно опознал бы в нем Альбуса Дамблдора, героя войны с Грином де Вальдом, поедателя лимонных долек, директора школы "Хогвартс" и просто хорошего человека.
   Дамблдор осмотрелся, практически незаметно поморщился и достал из кармана предмет, походящий на гротескную бензиновую зажигалку. Едва он щелкнул ею, фонарь поблизости перестал гореть, а его свет мгновенно перетек на зажигалку, после чего та была немедленно захлопнута, а свет погашен. Старик проделал эти манипуляции несколько раз подряд, с каждым разом все больше погружая улицу во мрак.
   Многие посчитали бы действия директора странными, однако смысл в них был. Британское магическое сообщество уже более двух веков находилось в застое и неприятии всего не волшебного, а потому достижения магловской науки прошли мимо них стороной, и поэтому, ничего лучше "гасителя факелов", изобретенного еще в двенадцатом веке, против освещения не существовало. Впрочем, то, что это устройство работало, а так же накладывало чары отвлечения внимания на объект своей работы - было магам вполне достаточно, и более совершенные артефакты не разрабатывались. Да и вообще артефактам в Англии уделялось минимальное внимание, и лишь гоблины, не подотчетные Министерству, хранили у себя записи и передавали из поколения в поколение умение творить волшебные вещи.
   Как только последний фонарь был погашен, а чары равномерно накрыли всю улицу, Дамблдор неспешно пошел вперед, постепенно приближаясь к дому N4. Но, не дойдя до цели пары домов, он услышал мяукание, которое заставило его повернуться и заметить полосатую кошку, сидящую на заборе соседнего с его целью дома, и произнес странную фразу:
  -- Я должен был догадаться, что это Вы, профессор МакГонагл!
   Впрочем, наблюдатель, что смог бы пробиться через резонирующие чары отвлечения внимания, удивлялся бы не долго - несмотря на общеизвестную эксцентричность директора "Хогвартса", на этот раз он не ошибся. Кошка, сидевшая на заборе, спрыгнула с него, в полете превращаясь в даму, имеющую крайне строгий вид, благодаря своей мантии и очкам.
  -- Как вы меня узнали? - слегка неприязненно спросила она
  -- Очевидно, что настоящая кошка, вряд ли стала сидеть столь неподвижно в столь неудобной позе - умолчав о преимуществах поверхностной легалименции, произнес ее собеседник
  -- Вот как? Не по вашему ли заданию я здесь нахожусь? Признаться, я совершенно не понимаю, зачем Вам сдались эти ужасные маглы! Причем они Вам понадобились настолько, что Вы отправляете меня следить за ними в разгар войны!
  -- Здесь живет сестра Лилиан Эванс, Петунья. Думаю, ты должна была ее видеть хотя бы несколько раз, за время наблюдения.
  -- Эта уродливая мерзкая женщина - сестра Лили? Быть того не может! - невооруженным взглядом можно было увидеть, что МакГонагл ошарашена
  -- Ну, уверен, что у нее есть и светлые стороны, просто ты их не смогла увидеть. Все-таки дементоры крайне неблагоприятно влияют на окружающих, даже пару раз проходя в километре от них. Волшебник, конечно же, не заметит этого, а вот маглу не поздоровится.
  -- И все равно, Альбус. Зачем было посылать меня сюда?
  -- Я подозревал, что Волан де Морт захватит Петунью в заложники, и угрожая ей вынудит Поттеров покинуть убежище. Но ему это не потребовалось. Хранитель тайны оказался предателем и чары Фиделиуса спокойно пропустили убийц. Джеймс и Лилиан погибли, но жертва Лили спасла их сына, маленького Гарри Поттера. Я здесь, чтобы передать его последним оставшимся у него родственникам.
  -- Лили и Джеймс мертвы? Как? Когда? О ужас! - было видно, что женщине хочется заплакать, но привычка поддерживать строгий внешний вид, помогла собраться и продолжить разговор - А как же крестный? Ведь я сама убедила Лили провести ритуал магического опекуна!
   На мгновение в глазах Дамблдора мелькнул гнев, впрочем, и это, и небольшая заминка перед ответом, ускользнуло от внимания профессора трансфигурации.
  -- Увы, юный Сириус Блек пошел по стопам своей темной семейки. Именно его Поттеры назначили Хранителем тайны. Так что выбор у нас небольшой - либо отдать его родственникам, либо в приют.
  -- Но мы могли бы сами вырастить и воспитать его! Почти любой из Ордена не будет против позаботиться о нем!
  -- Нет, Минерва, будь он случайным выжившим - быть может, мы и смогли бы так поступить, но он не только выжил, но и стал погибелью для Волана де Морта! Ты представляешь, каким он вырастет, если с пеленок будет считать, что он лучше других? Я хочу оградить мальчика от его славы, которая неизбежно возникнет, хотим мы того или нет. С родственниками ему будет лучше, чем в приюте, поверь мне - посмотрел МакГонагл в глаза он
  -- Да, Альбус, наверное, ты прав... - слегка поплывшим голосом произнесла его собеседница, но тут же встрепенулась - Ты сказал, что ты здесь для того, чтобы передать Гарри Дурслям, но где он?
  -- Хагрид доставит его с минуты на минуту - скрыв улыбку, ответил старик
  -- А это не опасно? Я знаю, ты доверяешь Хагриду, но он... часто бывает неосторожен.
  -- Нет, что ты. А вот и он.
   С неба доносился приглушенный звук мотора и одна из звезд, постепенно приближающаяся, и оказавшаяся фонарем мотоцикла, начала снижение. Тяжелый мотоцикл, с еще более тяжелым пассажиром грохнулся с неба прямо на улицу, но, будучи зачарованным, не сломался, а поехал дальше, гася свою скорость, и остановился как раз у разговаривающих профессоров.
  -- Профессор Дамблдор? Профессор МакГонагл?
  -- Хагрид, ты привез его?
  -- Да, - продемонстрировал сверток полувеликан - Кошмар, просто кошмар! От дома то почитай ничего не осталось! А Джеймс и Лили...
   Тут Хагрид завыл, но вскоре стало понятно, что он плачет. Профессор МакГонагл взяла сверток с ребенком на руки, а Дамблдор принялся успокаивать полувеликана, зорко смотря по сторонам - все же, столь громкие звуки, это не то, что легко скрыть, а потому старый маг был готов кинуть Обливиэйт в любого любопытного, появившегося на шум. К счастью (маглов, конечно же), все жители этой улицы крепко спали, а чары на улице были установлены достаточно сильные, чтобы скрыть происходящее от всех остальных.
   Убедившись, что никто на незапланированный акустический эффект не придет, Дамблдор убрал свою палочку, взял у Минервы МакГонагл ребенка, оставив ту утешать Хагрида, и понес его к дому N4. Положив под дверь сверток и, прикрепив к нему чарами письмо, незаметно навесив на ребенка следящие заклинания, директор магической школы Англии с улыбкой произнес:
  -- Удачи тебе, Гарри Поттер.
   Затем он вернулся к своим подчиненным и уговорил лесничего поехать домой заливать свое горе самогоном. Тот, продолжая всхлипывать на каждом шагу, отправился к мотоциклу, но прежде чем уехать спросил:
  -- Профессор, а как же Гарри? Вы уверены, что с ним все будет хорошо?
  -- Разумеется, Хагрид. И потом, мы ведь расстаемся не навсегда, а лишь на время. Уверен, он унаследует и талант, и добродетели своих родителей.
   Хагрид неуверенно кивнул, и все еще всхлипывая, поехал в свой домик на опушке Запретного леса. Профессора, проводив его взглядом, аппарировали прочь, перед этим сняв чары с улицы единственным щелчком "зажигалки".
   Но фонари зажглись лишь для того, чтобы почти сразу потухнуть. Тьма наползла на улицу, и в одном из дворов, напротив дома N4, зажглись синие глаза. В них не было ни зрачка, ни белка, ни радужки, лишь синий огонь полыхал на их месте. Фигура, укрытая мраком, подобно плащу, направилась к свертку, что оставили ушедшие маги. Остановившись прямо над ним, фигура произнесла:
  -- Так-так... Интересный разговор я услышал. Не зря решил проследить за этой цепной кошкой с промытыми мозгами, хотя, кажется, ее просто на время убрали из расклада, чтобы не мешала крутить махинации. Что же делать... - мужчина задумался, а в том, что это мужчина сомнений не оставалось, пусть даже голос у него был шепчущий, но вполне мужской - Дамблдор ничего не делает просто так, значит, в подселении мальчишки именно сюда есть смысл. Мальчишка - Поттер, у которого не осталось опекуна, но так быть не может - опекун, тем более родовитого мага, это всегда маг, и никак иначе. Мог ли старик оформить опекунство на себя? Мог. Значит, он это сделал, эта тварь никогда мимо денег не проходила, так почему бы он отказался от этой традиции сейчас? Все равно непонятно. Но мальчишку надо спасать - маглы просто не в состоянии позаботиться о молодом маге как это требуется, даже выбросы контролировать неспособны! Не говоря уже об Источнике, необходимом, чтобы... Вот козел!
   Фигура сделала несколько пассов над мальчиком и выматерилась сквозь зубы - за все это время плащ сильно поредел, огонь в глазах почти пропал, открывая взору стальной цвет их радужки, а голос перестал быть шепчущим. Закончив с ругательствами, человек вновь начал водить руками над ребенком, периодически делая то одни, то другие пассы. По прошествии десяти минут он поднял сверток и пробурчав: "по минимуму сделал, остальное надо в ритуальном зале", вновь покрылся темным покровом и ушел, растворившись в тенях.
   А через день все газеты магической Англии, до этого пестревшие заголовками, прославляющими Гарри Поттера, а вместе с ним Альбуса Дамблдора, недоумевали по поводу исчезновения Избранного, информация о котором как-то просочилась в прессу.
   Поднявшийся рейтинг Дамблдора был омрачен этой потерей, и часть его подчиненных покинула Орден, обвиняя его в исчезновении Гарри, о котором единственно что было известно - что он жив. Поиски героя не принесли результатов, что злило главу Ордена Феникса, но еще больше его разозлило то, что гоблины, в свете последних событий, отказались предоставлять ему доступ к золоту Поттеров, мотивируя отказ тем, что не признают его опекуном, раз наследник рода исчез в первый же день опекунства.
   Газеты муссировали слухи несколько месяцев, но вскоре ажиотаж стал спадать. А сам предмет обсуждений все это время спокойно спал в кроватке, ел, играл и набирался сил, полностью свободный от всех заклинаний и зелий, некоторые из которых были скормлены ему еще в утробе матери...
   Глава 1. Halloween
  -- Гарри! Гарри, куда ты побежал? - догоняя смеющегося мальчугана, причитала Изабелла Ард
  -- Я не бегу! Я летаю! Ибо я вомпер! Ха-ха-ха-ха-ха!!! - в очередной раз скатившись по полированным перилам особняка, прокричал семилетний Поттер
  -- Последнего летающего вампира инквизиция истребила два века тому назад, а официально их уже лет пятьсот не существует в природе - донесся флегматичный голос Джереми Вайза с одного из диванов в гостиной
  -- Не будь букой, дядя Джи! Я же не настоящий. - подмигнул ему Гарри, неизвестно как оказавшийся прямо за спинкой дивана
  -- А что, хочешь им стать? - улыбнувшись во все клыки и сверкнув рубиновыми глазами, спросил Джереми
  -- Не знаю, еще не решил. В любом случае, до пятнадцати лет - это невозможно. Так что и думать об этом рано - появившись в кресле напротив серьезно ответил мальчик
   В этот момент беседа была прервана ударом по голове вампира:
  -- Джи! Что я слышу? Опять пристаешь к Гарри, с идеей обращения? Смотри, пожалуюсь на тебя мужу! - прямо в ухо пострадавшему прокричала Виктория Ард, незаметно подкравшаяся к двухсотлтнему вампиру
  -- Кто еще к кому пристает! Сама разве не видишь - уже третий год подряд его костюм на Хэллоуин представляет различные вариации на вампирскую тему. Да и не собирался я ничего делать, мне моя голова нравится, особенно тем, что находится на плечах, а не в канаве. К тому же, если он решит обращаться, то пусть лучше это сделаю я, чем любой из Рассветных кланов. Дэниэл как раз об этом и говорил - предоставлять ребенку любую информацию, кроме той, что он не поймет и той, что его травмирует, что я и делаю. Так что, можешь жаловаться, если хочешь, но ничего ты этим не добьешься.
  -- Ладно, отмазался. Кстати, не знаешь где Дэн? С утра ушел куда-то и до сих пор не вернулся.
  -- Не знаю, может деда своего поздравить в Россию отправился, сам то Виртелих сейчас не транспортабелен - учебный год идет, как-никак.
   В это время Гарри вновь исчез из гостиной неизвестно куда, едва завидев приближение тети Беллы, которая, пробормотав: "Блин, как же он это делает?", вздохнув, направилась на дальнейшие поиски стихийного бедствия этого отдельно взятого особняка. Приближалась ночь Самайна, а ритуалы до сих пор не были подготовлены. И все из-за упрямого мальчишки, вбившего себе в голову, что вампиры кровь не отдают, а только забирают. И вот уже второй год никакими силами переубедить его не получается, даже при помощи демонстрации вампиром магии крови, учебников ритуалистики и книг по магическим расам.
   Прошло ровно шесть лет, с тех пор как маленького Гарри принес на руках Дэниэл и поднял на уши весь дом, чтобы успеть провести все необходимые ритуалы, пока идет ночь Самайна. Было сложно, но они справились, благо самые необходимые для любого волшебника ритуалы в его жизни были проведены, а значит, мальчика не пришлось вводить в род Ард, чтобы тот вырос здоровым и со стабильной магией.
   По началу, ребенок был довольно тихим и недоверчивым, но, к двум годам, он ожил и постепенно начал общаться с окружающими. На удивление быстро он начал разговаривать, что, впрочем, быстро нашло свое объяснение - мальчик был змееустом, что в какой-то степени всегда дает способности к изучению языков. Что удивительно, этот талант был врожденным, а не привнесенным с помощью крестража, извлеченного в ту же ночь, что был создан, и теперь хранящегося в сейфе, в виде медальона. Так же быстро он научился чтению и уже с трех лет пропадал в библиотеке, отвлекаясь лишь на приемы пищи, сон и диверсии для окружающих.
   Первоначально диверсии были безобидными - чашка, мгновенно остужающая кофе, шнурки, что любят связываться между собой, вечно горячая сковорода, за которую ухитрился получить похвалу, и даже зачаровал кран на подачу воды, противоположной температуры, чем требуется, вне зависимости от того, какой кран открыт. Разумеется, это не весь список шалостей юного героя, однако это были самые значимые его достижения. В четыре с половиной года мальчик ухитрился влезть в охранную систему особняка и, подняв всех по тревоге, активировать ловушки без ключей доступа. Впервые в своей жизни Гарри был серьезно наказан и выслушивал нравоучения приютившей его компании. Впрочем, он сам понимал степень своей вины и был ужасно напуган зачарованными кинжалами, что чуть не прошили его насквозь.
   Именно в тот день он изобрел собственный способ перемещения в пространстве и назвал его "мерцание". Способ, заблокировать который пока никак не удалось, чем мальчишка пользуется по сей день, ускользая ото всех, кроме Дэниэла и Виртелиха Сигизмундовича, имеющих столь же эффективные способы передвижения. Директор волшебной школы "Азмаг", после полугода исследований сумел повторить мерцание, но пользоваться им в повседневной жизни не стал, заявив, что сумеречный шаг более функционален, пусть и является более медленным, по сравнению с изобретением мальчика.
   Единственное, чего не хватало маленькому Гарри - это общения со сверстниками. Особняк находился высоко в горах и жилья, даже магловского, поблизости не было. Разумеется, никто не запирал ребенка в особняке - пару раз в сезон Гарри вытаскивали на различные ярмарки и прогулки, или же возили в гости в "Азмаг", где он нашел несколько приятелей старше себя и с которыми регулярно переписывался с помощью ларца посланий, собственноручно зачарованного на увеличение внутреннего пространства. Пусть и топорно, но аркан нужно было развивать. Но вот с товарищами для повседневных игр - не сложилось, что вынуждало обитателей особняка ежедневно ждать новых, но теперь уже безопасных шалостей, и снисходительно к ним относиться.
   Когда солнце приблизилось к горизонту, а Изабелла давно оставила попытки поймать маленького проказника, из теней в углу гостиной соткалась та самая фигура в плаще тьмы, что шесть лет назад забрала Гарри из-под двери. Впрочем, она быстро преобразилась в молодого человека с густыми каштановыми волосами, доходящими ему до плеч, сломанным когда-то носом, серо-стальными глазами и усами, в которых, в отличие от шевелюры, проглядывала седина. Одет он был в стильный камзол, вышитый рунической письменностью и по надежности превосходящий бронежилет, сапоги-скороходы "от Лаптина" и брюки из шкур крикс, карманы которых, несмотря на материал, были зачарованы на повышенную вместительность французскими мастерами, славящимися своей тонкой, практически художественной работой.
  -- Дэн! - кинулась к брату Изабелла - Где ты был?
  -- У деда. Подкинул мне пару задач по профилю.
  -- По какому из? - встревожилась Виктория, подключаясь к разговору
  -- Ну, разумеется, по ритуалистике. Не думаешь же ты, что дед настолько выжил из ума, чтобы заставлять меня заниматься шпионажем в ночь Самайна? Да и не стоит сейчас обсуждать работу, следует поговорить о чем-нибудь более подходящем... например о том, как вы прекрасны в этих нарядах, но в особенности ты, Вика!
  -- Оставь свои комплименты для наивных дурочек, я не они и прекрасно понимаю, что ты выбрал меня не за красоту.
  -- Ну, почему же... Такой красивой и притягательной ауры я не встречал ни у кого более, а потому ежеминутно боюсь лишиться такой красоты. Однако во-первых: ты выглядишь действительно превосходно, а во-вторых: правда повторенная много раз становится комплиментом, а комплимент имеет свойство становиться банальным. Я же не хочу, чтобы выражение моих чувств к тебе стало банальностью.
  -- Опять этот спор... Вам не надоело? Каждый раз ведь перед праздниками ссоритесь на эту тему!
  -- Это не ссора, это объяснение в любви - хором ответили спорщики и рассмеялись
  -- Извращенцы - прошептала Белла под тихое хихиканье Джереми - Кстати, Гарри опять не желает давать кровь и волосы, урезонь его Дэн, у меня не получается.
  -- Эх... опять... Ладно, может хоть когда повзрослеет, будет вести себя умнее и прекратит свои кривляния. По информации, которой я располагаю - отец его тоже тем еще шутником и затейником был.
   Дэниэл выпустил из объятий его главное сокровище, неизвестно как там оказавшееся, и направился на поиски ребенка. Гарри обнаружился достаточно быстро, в кресле у камина. Он спокойно сидел и смотрел на огонь. Мужчина присел в другое кресло, и, сложив руки домиком, задумался, с чего начать разговор. О необходимости ритуалов и прочем он рассказывал не раз. Да что рассказывал! Они вместе с мальчиком рассчитывали каждый из них! И, тем не менее, каждый Хелоуин начинался именно с таких, как сегодня, шумных догонялок. Однако, разговор начал Гарри:
  -- Про отца, это правда?
  -- Что, прости?
  -- То, что вы говорили об отце - это правда?
  -- Подслушивал, значит?
  -- Как будто Вы занимаетесь чем-то иным на своих разведывательных миссиях. - фыркнул мальчик
  -- Да, это правда.
  -- Но почему вы не рассказывали мне ни о нем, ни о матери?
  -- Я считал, и до сих пор считаю, что ты слишком мал, чтобы знать правду. Но раз уж мы подняли эту тему, то, думаю, время рассказать хотя бы часть - пришло. Если ты хочешь, конечно.
  -- Расскажите мне все - уверенный, взрослый взгляд изумрудных глаз встретился со взглядом стальных
  -- Хорошо, - после краткого молчания произнес Дэн - Я расскажу тебе то, что сам сумел раскопать и какие выводы из этого сделал.
   Твои родители учились в английской школе волшебства "Хогвартс", факультете Гриффиндор. Каким образом туда ухитрилась попасть твоя мать, с ее-то родословной, я не представляю, но об этом позже. Твоя мать поддерживала хорошие отношения со многими сокурсниками с факультета Слизерин и Ровенкло, несмотря на то, что официально считалась грязнокровной, то есть безродной, а общение с таковыми среди аристократии, к которой относились практически все слизеринцы, порицалось. Особенно в те времена.
   Как ты знаешь, маг, не имеющий связи с родовым источником, для магических манипуляций привыкает использовать внешнюю энергию, не разбираясь чья она, что в случае с близко находящимися родовитыми магами ведет к тому, что безродные воруют их силу и силу их рода, что крайне негативно сказывается на последнем. Род, чей источник регулярно подпитывает безродного, требует принять его в род, либо провести ритуал создания вассального рода, что очень часто бывает неприемлемо либо для входящих в род магов, либо для безродного, не желающего принимать законы Магии. У чистокровных такой проблемы нет. С самого детства они связаны со своим источником, а потому потребность во внешней магии минимальна, а потому, когда они начинают ее использовать, то в первую очередь поглощают ту магию, что легче всего поглотить, а именно - нейтральную, да и детские визиты к другим чистокровным приучают детей к разнице в магии различных родов. Теоретически, чистокровные точно так же способны вытягивать магию из безродных, как и безродные из родовитых, однако различие в объемах и вреде, который может быть нанесен. Как я уже сказал - безродные влияют на магию родового источника, в то время как чистокровные не могут повлиять на родовой источник безродных за отсутствием такового, а потому именно безродные являются опасными для родовитых, а не наоборот.
   Предупреждая твой вопрос - скажу, что на наш источник ты негативно не влияешь, поскольку благодаря ритуалам воспринимаешься родом как мой дальний-предальний племянник, но в то же время наследник собственного рода, ведь основные ритуалы были проведены у его источника. Поэтому у тебя и проявляются, хоть пока и слабо, родовые арканы Поттеров, и именно потому, что ты не имеешь возможности побыть хотя бы пару месяцев близ собственного источника я не даю тебе книг по некромантии, повышенные способности к которой ты получил от нашего источника. Если ты будешь развивать сначала именно ее - это может заблокировать развитие родовых сил, а Наследник, неспособный к использованию родовой магии, никогда не сможет стать Лордом
   Так вот, твоя мать считалась безродной, однако с ней охотно общались отпрыски самых знатных и богатых семейств, а все потому, что у нее обнаружился дар змееуста, которого у обычной безродной быть просто не может. В свою очередь, это означает, что либо ее далекие предки были магами-змееустами, либо она жила близ змеиного источника и тот принял ее. Первое давало гарантию того, что она более-менее безопасна для чистокровных, потому как без хотя бы крошечной связи с родовым источником дар не получить, а второе - заявка на создание нового рода, либо потенциальное усиление рода в который она войдет, включало твою мать в выгодный круг общения для любого аристократа. Проследить генеалогию рода Эванс до его начала мне не удалось, однако удалось точно установить, что все Эвансы были сквибами и поколениями женились и выходили замуж за сквибов изгнанных из других родов, результатом чего стало появление на свет твоей матери и ее сестры-сквиба, ненавидящей магов и магию, к которой тебя хотели подбросить.
  -- У меня есть живая тетя? - перебил рассказ мальчик
  -- Да, есть, - вздохнул Дэниэл - вот только в ее доме тебе не дали бы развивать свои магические таланты, а выбросы спровоцировали бы твоих последних родственников на агрессию. Они не любят магов, и не без причины, ведь ничего, кроме пары ярмарочных фокусов и специально устраиваемых твоим отцом и магическим защитником пакостей и каверз, они не видели. В любом случае, оставлять там тебя было нельзя, особенно с тем комплексом чар и зелий, с которым я тебя нашел. Домик у твоих родичей тоже непростой - кто-то очень постарался, чтобы в нем отсутствовал внешний магический фон как таковой, что сильно задерживает развитие магических способностей. У меня ушло больше полугода, чтобы аккуратно, не привлекая внимания, ослабить чары и около двух лет на их полную дезактивацию, с сохранением видимости работы. Если изначальный вариант чар собирал практически всю энергию из Литтл-Уингинга и рассеивал вне пределов городка, то теперь вся эта энергия концентрируется около дома Дурслей, на порядок увеличивая шансы того, что твой кузен станет магом.
  -- Напоминает ритуал создания родового источника...
  -- Это он и есть, просто сильно растянутый во времени и лишенный привязки к кому бы то ни было.
  -- Но разве это не невозможно? Ведь все книги...
  -- Которые ты читал, утверждают, что для создания родового источника требуется частица духа мага, со встроенным в нее энергоконструктом? - подхватил улыбнувшийся маг - Верно, потому что обычно не имеет смысла поступать как-то иначе - источник создается магом для себя и своих потомков, а потому изначально привязанный к Роду духом своего создателя источник - намного выгоднее, потому как не имеет ценности для других магических родов.
  -- Но разве тогда мои родственники не в опасности? За нейтральные источники всегда шла негласная война, вряд ли этот источник окажется исключением!
  -- За кого ты меня принимаешь?! - притворно обиделся Дэн - Я один из лучших ритуалистов за всю историю этого мира! Как ты думаешь, если мне удалось растянуть по времени формирование источника, удалось ли мне скрыть его функционирование, если, как я сказал, чары по прежнему создают видимость работы в прежнем режиме?
  -- То есть, вместо рассеивания магии, вся она идет на создание одного из наиболее ценных сокровищ магического мира, прямо в мире маглов, а об этом никому не известно?
  -- И не будет известно, потому как чары теперь поглощают любую магию в зоне действия, в том числе следы заклинаний и магических выбросов, постепенно подстраивая источник под них.
  -- А учитывая, что, кроме моего брата, никого с магическими корнями там не живет - он получит личный источник магии! И не будет знать, чем он обладает, вплоть до полной привязки!!! Когда источник сформируется полностью? - глаза мальчика, от посетившей его догадки горели зеленым огнем
  -- Приблизительно, к его магическому совершеннолетию, а если быть точным, то в твой семнадцатый День рождения. Тот, кто тебя подкинул, очень хотел, чтобы все три стадии закрепления энергокаркасов происходили в почти полностью обезмаженой зоне. Предупреждая твой вопрос - создавшийся источник будет работать в одну пятую силы нашего. И примерно в десять раз будет превосходить источники, созданные по инструкции из тех книг, которые ты нашел в библиотеке - подмигнул Дэниэл, погрустневшему было Гарри
  -- То есть, брат сможет стать основателем сильного Рода?
  -- Если будет магом, то да. Формирующийся источник ничего не гарантирует, он лишь повышает шансы.
  -- Надеюсь, брату повезет - лучезарно улыбнулся Поттер - Но мы отклонились от темы - посерьезнел он, слегка прищурившись - И не надейся так легко отвлечь меня, дядя Дэн. У меня прекрасная память, которую ты же и тренировал.
   Понимая, что сослаться на то, что ребенку пора спать, в ночь Самайна не удастся, Дэн со вздохом: "На чем я остановился?", получив ответ, продолжил:
   Лилиан Эванс стала первым змееустом на Гриффиндоре, что показалось полезным Тому Марволо Реддлу, что ныне известен как Темный Лорд Волан де Морт, и он скормил твоей матери сказочку об общем предке - великом Салазаре Слизерине. Сколько в той сказке было истины неизвестно, однако шпионаж на Темного Лорда за твоей матерью числился. За ней приглядывал ее лучший друг - Северус Снейп, потому как Лорд еще во время учебы утратил любое доверие к директору, даже если оно и было когда-то.
   До пятого курса все было спокойно. О змееустости Лилиан не знал никто, кроме круга ее общения. Лили училась, цапалась с факультетскими забияками, предводителем которых был твой отец, которого она, кстати, на дух тогда не переносила, сливала интересные слухи Лорду, весьма интересующемуся школьными событиями того времени. Однако, на пятом курсе Джеймс Поттер публично унизил Северуса, так, что тот решил, что Лилиан Эванс стала предательницей. Он оскорбился и перестал разговаривать с ней, а когда спохватился - было уже поздно. Она уже не считала его другом и постепенно ссорилась со всем своим кругом общения, а всего через год - ее лютая ненависть к Поттеру переросла в возвышенное и нежное чувство, что вряд ли являлось естественными процессами.
   После окончания школы она вышла замуж за Джеймса Поттера, но не родовым, а гражданским браком, то есть зафиксированным не Магией, а Министерством, что сделало ее Лилиан Поттер лишь на бумаге, на самом деле к роду Поттер не причисляя. После чего, она вместе с мужем выступила против Лорда и своих прежних товарищей. Во время войны у четы Поттеров появился ты - бастард рода Поттер, которого магия рода не примет полностью никогда, если не принять его в род с помощью ритуала наследника, который, по настоянию твоей матери, все же был проведен, в твой первый Самайн, вместе с ритуалами магического опекунства, защиты и покровительства.
   Как бы мне не было неприятно это говорить, но все время беременности твою мать пичкали огромным количеством зелий, вредящих здоровью матери и родовой магии ребенка, практически блокируя все твои способности, отрезая от родового источника. Ритуалы смогли исправить это, но сразу же после этого семья Поттеров переехала из защищенного от ЛЮБЫХ опасностей Менора, с родовым источником, необходимым для дальнейшего развития даров, в обычный дом в Годриковой лощине, который наспех зачаровывается и скрывается под Фиделиусом, хранить который выбирается худшая кандидатура из всех возможных. А наследник Поттеров начал получать питание пропитанное зельями, которые при длительном использовании вдали от родового источника способны нивелировать большую часть эффектов от проведенных ритуалов.
  -- Но почему никто этого не заметил? Если ты смог все это узнать, то кто-то тоже знал об этом! Почему они ничего не сделали? - вскричал юный маг
  -- Кто-то не мог, кто-то не посмел, кто-то поддерживал такое к тебе отношение, кому-то понадобились годы, чтобы сопоставить известные ему факты... В этой истории очень много странностей, да и информацию я собирал по крупицам. Примерно половина того, что я узнал - мои собственные выводы, основанные на малозначимых для тех, кто не знает подоплеки событий, фактах. Так что не суди строго. Все еще хочешь знать больше?
  -- Да.
   31 октября 1981 года хранитель тайны предает твоих родителей и Темный лорд приходит, чтобы убить тебя. Зачем, не знаю, знаю только, что с такой же вероятностью он мог пойти убивать второго подходящего ему ребенка, скрытого аналогично. Он вошел, несколькими проклятиями убил твоего отца, решившегося задержать Лорда, пока его семья скрывается в зачарованной комнате. Твой отец умер, веря, что сумел защитить вас с твоей матерью, ведь на комнату была поставлена кровная защита, то есть в ней убийца одного из рода не мог убить никого другого из этого же рода. Описание защиты можешь посмотреть в книге "Кровные ритуалы. Том 3. Родовые защиты" из нашей библиотеки. Но вот курьез - в тебе пусть и текла кровь Джеймса Поттера, однако из-за зелий связь с родом была ничтожной, что позволило бы тебе выжить, но получить страшнейшие ограничители на магию. И магия рода никогда бы не позволила тебе стать не только лордом Поттером, но даже наследником рода, в отличие от твоих детей. Лилиан Эванс, по сути, не была защищена вовсе, а потому тоже погибла в ту ночь, подарив тебе защиту, что и уничтожила Лорда, решившего довершить начатое.
   Вот только мотивы Лорда - неизвестны. Вполне может быть, что он был дезинформирован, введен в заблуждение или был не в себе. Все же, до того как пойти Убивать! Ребенка! Наследника Рода! Лично! Его действия были последовательны и логичны, шаг за шагом приближая его к победе. Об этом нет никакой информации, даже у его гвардии, которая только и говорит, что о каком-то пророчестве. Странная причина для того, чтобы лично, без сопровождения, в разгар войны сорваться убивать какого-то ребенка.
  -- Не хочу тебя настраивать против кого-то, но из двух третей странных событий той войны торчала борода одного "доброго" старикана по имени Альбус Дамблдор, которого все знают как Великого светлого мага и директора школы "Хогвартс", за которого воевали и погибли твои родители. А вот была ли их смерть случайной или намеренной - думай сам. Лично я считаю, что твоих родителей подставили под удар, как только они перестали быть нужны. По крайней мере, об этом говорит та информация, что я собрал. Однако, прежде чем судить его, составь собственное мнение.
  -- Ибо среди мнений - нет одинаковых. Девиз твоего Рода, дядя Джи, я помню.
  -- Тебя никто не заставляет ему следовать, у твоего Рода тоже есть девиз, свой собственный.
  -- К умной мысли следует прислушаться, независимо от контекста, в котором она прозвучала. Я составлю свое мнение, прежде чем решать судьбу этого мага, обещаю.
  -- Прости за испорченный праздник и за то, что скрывали от тебя все это, но раньше ты вряд ли бы понял. Я и сейчас сомневаюсь, что ты полностью воспринял все что я сказал... Прости нас.
  -- Вам не за что просить прощения. Я видел... что вам тяжело праздновать в этот день, потому, чтобы вы не грустили я целый день вас развлекал. Я думал, что эта скованность связана с вашим прошлым... А оказалось с моим. Праздник не испорчен, праздник просто сменится днем памяти. Хэллоуин, но не Самайн. Я готов к участию в ритуалах, позовите, когда понадоблюсь. А я пока побуду здесь.
   Дэниэл поджал губы, встал с кресла и молча проследовал к выходу, но на выходе мальчик его окликнул:
  -- Дядя Дэн! А у тебя есть фотографии моей семьи?
  -- Немного.
  -- Принеси мне их, пожалуйста. И я хотел бы побывать в месте их смерти и упокоения, это можно устроить?
  -- Да, пожалуй, через неделю можно будет безопасно навестить и руины и могилы, толпы магических туристов схлынут.
  -- Туристов? Они смотрят на память о моей семье, как на достопримечательность?
  -- Да. Так решило Английское Министерство магии.
  -- Понятно. Жаль. Если можешь, подготовь мне пожалуйста выборку газет тех лет, а так же все, на основании чего ты составил тот рассказ. Лучше завтра, но если сложно - я подожду.
  -- Мне несложно. Для тебя - нет. Скоро приду с фотографиями. Отдыхай, думай и готовься к ритуалам.
   Маленький мальчик сидел и смотрел на огонь. В его голове бродили сумбурные мысли, он переосмысливал свою жизнь и ставил себе новые задачи, в свете того, что узнал. Пламя ревело, вздымаясь все выше, а холодный горный ветер завывал в трубах. И пускай ему было больно узнать, что с его жизнью играли еще до его рождения, что его родных предали те, кому они больше всего доверяли, но именно сегодня окончательно появился на свет свободный маг Гарольд Джеймс Поттер, ведь рождения без мук не бывает. А еще он был благодарен, благодарен семье Ард, за то, что они спасли его, приютили и сделали очень много для того, кто изначально был для них никем. Пламя ревело, ветер выл, а магия шептала, наполняя силой нового темного мага, принявшего свою суть и начавшего торить свой собственный путь.
   Глава 2. Косой переулок
   Тридцатое июля выдалось жарким. Гаррик Оливандер с улыбкой протирал пыль с коробок, в каждой из которых лежала палочка. Ему всегда нравилось это занятие - неспешно приводить в порядок ряды палочек на полках, в вечном полумраке своего магазина. Мало кто знает, но кроме основных стеллажей, уставленных сравнительно дешевыми и простыми в изготовлении, палочками, в магазине было целое помещение, уставленное настоящими шедеврами, что ждали и ждут своего владельца. Некоторые из них передаются из поколения в поколение в семье Оливандеров, но своих хозяев так и не обрели. Именно ими регулярно занимался Гаррик, лишь периодически занимаясь уборкой на основных стеллажах.
   Его наставник приучил, тогда еще только начинающего, мастера палочек - любить каждую из редких палочек, как своих детей, и искренне радоваться, когда каждая из них обретает своего мага. К сожалению, за последние семь десятков лет, что он заведует магазином, Оливандер продал лишь три таких палочки - с двумя хозяевами палочки не смогли ужиться и погибли, не успев совершить ничего значимого. Третья же, а по счету, скорее первая - успела натворить дел, пока ее хозяин не предал ее, променяв на более сильную. И где он сейчас? Заключен в тюрьме, которую сам же построил, из-за предательства лучшего друга, променявшего его на силу и власть. В такие моменты действительно начинаешь верить в Высшие силы и Воздаяние, что неумолимо...
   Неожиданно мастер замер, прищурившись, и расплылся в улыбке - еще до того, как посетитель вошел в магазин, его аура начала искажать магический фон, добавляя лишь ей присущий оттенок магии в окружающее пространство. А это значит, что клиент весьма непростой и, вероятно, сегодня одна из его малышек отправится в свое долгожданное путешествие, под названием жизнь. Дождавшись звона магических колокольчиков, Гаррик бесшумно переместился внутри магазина, воспользовавшись системой древних чар. Он любил появляться внезапно, ему казалось, что неожиданное появление делает его более загадочным, что было справедливо, по отношению к школьникам, в то время как знающие о его фокусах маги весьма сильно раздражались, но поскольку из вежливости держали свое мнение при себе - никто за все время работы Оливандера не указал мастеру на этот факт.
   Однако сегодня был день сюрпризов. Далеко не единожды отработанный прием дал сбой. Едва Гаррик появился сбоку, и чуть позади от клиента, как к его горлу был приставлен нож, а вокруг свободной руки гостя закрутился вихрь магии, что заставило хозяина магазина замереть, рассматривая посетителя. Профессиональный взгляд моментально выделил три боевых жезла и два кольца-усилителя, да и нож, чей холод Оливандер ощущал своей кожей, был отнюдь не прост. Ледяной взгляд изумрудных глаз, казалось, промораживал душу насквозь, несмотря на то, что один глаз был наполовину скрыт широкой седой прядью. Казалось, что тень, отбрасываемая на лицо капюшоном жила своей жизнью, а плащ развевается, несмотря на отсутствие ветра в магазине. Сглотнув, мастер палочек поприветствовал посетителя:
  -- Добрый день, добро пожаловать в "Волшебные палочки Оливандера", у нас вы сможете приобрести палочку подходящую именно Вам... правда, не думаю, что с Вашим арсеналом она Вам необходима. - помолчав несколько секунд, глядя на неподвижного парня, уже спокойнее продолжил - Не могли бы Вы убрать нож от моего горла, а то, боюсь, я не смогу справиться со своими обязанностями, находясь в таком положении.
   Гость еще несколько секунд постоял, глядя на мастера, после чего убрал нож и глубоким потусторонним голосом произнес:
  -- Я бы порекомендовал Вам быть более осторожным с посетителями. Если бы меня не предупредили о вашей привычке, я не успел бы сдержать рефлексы
  -- Кхм... ну и рефлексы у Вас... в любом случае, чем могу служить? Вы ведь наверняка знаете, что, согласно закону, у мага может быть лишь одна волшебная палочка, а я закона предпочитаю придерживаться.
  -- Как ни странно, но в законе говорится именно о палочках и не упоминаются другие артефакты подобного типа, а именно палочки у меня нет, поэтому все законно, не так ли? - ухмыльнулся посетитель из-под капюшона
  -- Д-да... пожалуй. Итак, прежде чем мы начнем, позвольте спросить - ваши родственники пользовались палочками моего изготовления? Просто если это так, то мы смогли бы ускорить процесс, а так же сохранить намного больше палочек целыми.
  -- Целыми? Разве в рекламе вашего магазина не указано, что все палочки, продающиеся здесь уникальны? Не является ли это расточительством, если каждый новый посетитель уничтожает несколько из них?
  -- О, Вы ошибаетесь.
  -- В чем же?
  -- Обычно, палочки, неподходящие магу просто отказываются работать в его руках, либо проявляют разрушительные свойства. Ваша же магия столь сильна, что уничтожит любую палочку Вам неподходящую, а потому прошу ответить на мой вопрос. Все же было бы прискорбно потерять несколько излишних десятков палочек, когда этого можно было бы легко избежать.
  -- Я не знаю, пользовались ли мои родители палочками вашего или чужого производства, возможно, Вы знаете это лучше. Мое имя Гарольд Джеймс Поттер.
   Оливандер изумленно вытаращился на посетителя. Теперь, после того как парень представился, стало заметно, что это ребенок, выглядящий старше своих лет за счет хорошего телосложения, седины и голоса, а не мужчина небольшого роста. Имя же повергло мастера в шок - пусть он и надеялся на встречу с мистером Поттером в этом году, несмотря на известия о его пропаже, но представлял себе их встречу совершенно иначе.
  -- Д-да... Ваши родители действительно выбирали свои палочки у меня. Для меня большая честь помочь Вам с выбором вашей палочки, - отойдя от очередного шока, проговорил мастер - разумеется, это палочка выбирает волшебника, а не волшебник палочку.
  -- За исключением тех случаев, когда палочка изначально создается под определенного человека или наоборот, предназначена для широкого диапазона лиц ее использующих. Я в курсе. - усмехнулся посетитель
  -- Что ж, вашей матери досталась ивовая палочка, довольно средние показатели, специализация на чарах... а вашему отцу - из красного дерева - ориентированная на мощность заклинаний и точность преобразований. Палочки из какого дерева будете пробовать первыми?
  -- Не думаю, что палочки дерева светлой породы мне подойдут, однако попробовать можно. Если у вас, разумеется, есть ива или красное дерево с темным компонентом, желательно добытым из нежити, но можно и просто из темных тварей. Разумеется, темных в изначальном значении этого слова, если вы меня понимаете.
  -- С чем связана ваша уверенность в том, что светлые палочки Вам не подойдут?
  -- Жезлы я ношу не для красоты, - голос молодого Поттера заметно похолодел, хотя и до этого не отличался теплотой - и среди них нет ни одного светлого. Выгорают.
  -- Я Вас понял. Тогда, быть может, продемонстрируете их мне... - увидев слегка сузившиеся глаза клиента, мастер спешно продолжил - или хотя бы назовете материалы из которых они сделаны, вероятно, Ваша палочка должна быть сделана из этих или сходных материалов.
  -- Кость призрачного дракона, моя кровь и обсидиан, - продемонстрировал один из жезлов юноша - адамантин, душа феникса и сапфир, - указал он на второй - и, наконец, черный тис, прах вампира и нефрит. Не думаю, что у Вас найдется хотя бы часть ингридиентов, для изготовления чего-то подобного. Жаль. Не подскажете, к кому еще я могу обратиться по этому вопросу?
  -- Быть может, подойдет обычный тис? Все же, с черным тисом они весьма близкие родственники. Все же, черные тисы исчезли вместе со своими создателями, а потому достать их древесину сейчас - практически невозможно.
  -- Тис мне не подойдет совершенно точно. Он ненавидит своего ближайшего родственника сильнее, чем все остальные деревья вместе взятые. Так же как и их создатели - светлые и темные эльфы. Уж Вам то это должно быть известно - в голосе юноши слышалась усмешка - Или слухи о том, что искусство артефакторики в Англии почти уничтожено - верны? Тис силен, но вряд ли он будет охотно принимать мою силу, чувствуя мою близость с его исконным врагом. Он уцелеет, но вряд ли позволит мне колдовать хотя бы в треть от моей силы, что в моем возрасте крайне негативно скажется на магической ауре. Так у Вас есть палочки из черного тиса или близких ему материалов? Если нет, направьте меня к другим мастерам, у которых может оказаться подобное. Я жду.
   Мастер лихорадочно вспоминал, есть ли палочки столь редкого материала среди обычных, проверочных палочек, но быстро пришел к выводу, что если таковые и были когда-то, то за шестьсот лет, с тех пор как темные эльфы оставили этот мир, все они либо нашли своих хозяев, либо так или иначе пришли в негодность. Он мог бы отправить Гарри Поттера к Грегоровичу, или посоветовать обратиться к кому-нибудь на Темной Аллее, однако семейное кредо гласило - "Ни один клиент не должен уйти, пока не найдет свою палочку. Или пока не будет доказано, что оная отсутствует", а потому Гаррик со вздохом призвал две палочки ручной работы из черного тиса, надеясь, что даже если они не подойдут - то останутся целыми.
  -- Вот. Черный тис и перо грифона, пятнадцать с половиной дюймов - мощная и весьма необычная палочка, нивелирует негативные стороны любой из сил. Сделана моим прадедом. Попробуйте!
  -- Действительно необычное сочетание - темное дерево и светлая основа. Но, как видите, - посетитель взмахнул палочкой, от чего по помещению пронесся сильный порыв ветра - мне не подходит.
  -- Вы правы. Тогда попробуйте еще одну - черный тис и чешуя руноследа, десять с половиной дюймов - палочка для тонкой работы, превосходно подходит для зачарований, артефакторики, ритуалистики и химерологии, правда, в боевом аспекте слегка слаба, но только по части светлых заклинаний.
   Гость молча взял палочку и по магазину пронесся ветер. Но не такой, как в прошлый раз. Если предыдущая палочка создала порыв ветра, демонстрируя свое недовольство, то эта создала стабильное возмущение сил, подстраиваясь под своего хозяина, которого нашла через несколько сотен лет, после создания.
  -- Взмахните палочкой. - заворожено прошептал Оливандер
   Взмах вызвал настоящий поток черных, синих и зеленых искр, который закружился вокруг юного чародея, постепенно исчезая.
  -- Любопытно. Очень любопытно
  -- Что любопытно? - вздернул бровь клиент
  -- Видите ли, я помню каждую проданную волшебную палочку, а так же помню их историю - от момента создания и до момента гибели. Палочка в ваших руках была создана шесть с половиной столетий назад. Тогда Оливандеры мечтали породниться с темными эльфами, а потому всей семьей изготавливали палочку в дар. Расчеты были произведены идеально, палочку создавали лучшие артефакторы и зачаровывали лучшие мастера чар Рода. Однако палочка, долженствующая подойти идеально - не приняла нового хозяина. Эльфы хотели разорвать помолвку, но их Оракул сделала предсказание. Бессмысленное, на мой взгляд, но эльфы в него поверили и скандал был замят. Поколениями мы предлагали эту палочку магам, но каждый раз получали отрицательный результат. В конце концов - палочка так и осталась среди других редких палочек рода Оливандер. Любопытно, что именно сейчас она решила принять чародея, ведь было сказано: "Палочка черного тиса, созданная для подлунного народа человеческим мастером, обретет своего хозяина лишь после творения мира".
  -- Разве мир не был сотворен давным-давно? Пророчество кажется бессмысленным, хотя ни одно из пророчеств таковым не бывает, если они истинные, разумеется.
  -- Вот именно. Если следовать людской логике - все это бессмыслица полная, но эльфы всегда были другими, а потому поверили. Но я надеялся, что, быть может, Вы сможете пролить свет на это предсказание. Увы, я ошибся. С Вас 70 галеонов за это, безусловно лучшее творение семьи Оливандер.
   Юноша молча расплатился и вышел из магазина, оставив мастера палочек в растрепанных чувствах. С одной стороны он был рад, что очередное дитя вышло в свет, однако опасался, что с таким хозяином оно сотворит еще больше боли и страданий, чем палочка, покинувшая его магазин чуть больше пятидесяти лет назад. Но вскоре тяжкие думы оставили его, ведь он вспомнил, что тис и черный тис настолько же ненавидят друг друга, как Волан де Морт и Гарри Поттер.
   ***
   Гарри Поттер вышел из магазина Оливандера кляня себя на чем свет стоит. Сначала он не сумел подавить рефлексы, даже зная о специфической манере появления хозяина магазина, затем, пытаясь успокоиться, призвав силу и отключив свои чувства, напугал мастера палочек до дрожи. Да и потом пришлось соответствовать роли и вести диалог с выражением превосходства, хотя на самом деле внутри он разрывался от желания узнать про волшебные палочки как можно больше, все же по качеству английские палочки до сих пор первые в мире и конкуренцию им составляют лишь французские и итальянские, а тут такой облом. И пусть ему удалось удержать маску на протяжении всего разговора, однако под конец он слишком расслабился, и она чуть не слетела! Прав был Джи - актерскому искусству ему еще учиться и учиться.
   Предаваясь невеселым мыслям, начинающий некромант, даром, что с огромным, по местным меркам, объемом резерва, шел сквозь мельтешащую толпу Косого переулка. Люди галдели, радовались, куда-то спешили и совершенно не замечали медленно идущего мальчика, лишь некоторые из магических существ, смогли бы заметить темную фигуру в капюшоне, но в это время их не было на улице. Сам того не замечая, Гарри дошел до банка и начал подниматься по лестнице.
   ***
   Гоблин, с трудно выговариваемым именем Гварыкторкыгнак, стоял у ворот банка и смотрел на оживленную улицу. Среди магов бытует мнение, что все гоблины, вынужденные стоять на страже банков - были отправлены туда за какую-либо провинность. Однако они сильно заблуждаются - несомненно, на поверхности расквартирован батальон штрафников, однако никто из людишек никогда не видел их вживую, а все те, кого глупые маги не принимают в расчет, считая их несколько опасными, но все же не слишком, бойцами, на самом деле - представители родов издревле занимающихся охранными услугами, элита воинов-гоблинов.
   Гварыкторкыгнак был молод, однако принадлежал к одному из древнейших охранных кланов, и потому охрану ворот возглавлял именно он. Комплекс амулетов позволял ему скрыться от практически любых средств обнаружения, а так же позволял обнаруживать потенциальную угрозу еще на подходах к зданию. Поэтому именно он первым заметил фигуру, словно сотканную из тьмы, медленно, но уверенно приближающуюся к банку. Опознание произвести не получилось. Но это не первый раз, когда в банк приходят неожиданные гости, а потому - как только фигура ступила на лестницу, был запущен сканирующий комплекс древних артефактов, что были под ней установлены. Отработав, система выдала невероятный результат - практически все параметры были указаны в диапазонах, что странным не было, а вот разброс поражал. Чего только стоит возраст в рамках от 5 до 21 года! Передав код "Уровень тревоги - желтый" и проверив, надежно ли закреплено и легко ли вынимается его оружие, молодой командир охраны ворот продолжил наблюдение за странным существом, решившим почтить их своим присутствием.
   Гость неспешно подошел к воротам, немного постоял перед ними, а затем прошел внутрь банка, а Гварыкторкыгнак, с ужасом в глазах отстукивал код "Уровень тревоги - оранжевый", наблюдая, как тьма, окутывающая фигуру, переваривает структуру заклятия-ловушки.
   ***
   Отзывчивый народ, эти гоблины! Неспешно идя по главному залу, Гарри отслеживал перемещения окружающих с помощью аурного зрения и восхищался организованностью охраны. Он видел, как большие отряды гоблинов слаженно рассредоточиваются, занимая свои места у мастерски скрытых бойниц, а оставшиеся разбирают оружие и строятся в боевые порядки за "декоративными" арками, коих он рассчитал уже шесть. Стоит так же отметить, что ни один из банкиров, хотя и был прекрасно уведомлен о происходящем - никоим образом этого не показал. Постояв около десяти секунд в центре зала, Гарри направился к наиболее старому гоблину, постепенно развеивая "Покров тени".
  -- Да пребудет на вас благословение Гратрэ, да обратят на ваш Дом взор Тыгре и Морки, и да минует ваш Род внимание Мальтри, - с легким поклоном произнес юный Поттер, гоблин вздернул бровь, но все же ответил:
  -- Да обойдет и Ваш Род сия участь, да будет наш Дом столь же гостеприимен, сколь Ваш, и да не забудут о Вас ваши боги. Чем могу служить, молодому человеку? - разглядывая мальчишку, что приветствовал его формулировкой, которой уже больше шести веков не пользовались даже гоблины меж собою.
  -- Мне нужно пройти проверку крови и духа. Я желаю определить свои наследия, а после получить доступ к наследству, буде такое окажется. Так же, я хотел бы оставить на сохранение в вашем банке некоторые ингредиенты, в любом случае. Это возможно?
  -- Разумеется. Десять галеонов прямая проверка, сто галеонов - полная.
   Мальчик молча отсчитал сто монет.
  -- Что ж, пройдемте в малый ритуальный зал, его успеют подготовить до того, как мы туда дойдем. С ингредиентами лучше всего будет разбираться уже после этого, ведь в наследуемом имуществе может оказаться и сейф, специализированный на их хранении, а значит - Вам не придется заводить новый. Прошу за мной.
   Гоблин вылез из-за стола и повел Гарри ко входу в подземелья, отходя от стола тот заметил, что место его провожатого немедленно занял другой гоблин, появившийся словно из ниоткуда. Поттер хмыкнул. Действительно профессионалы, зарекомендовавшие себя столетиями безупречной работы - даже в столь нестандартной ситуации всегда находят выход. Гарри не сомневался, что обратись он к любому другому гоблину, его провожатым был бы все равно этот, ведь чем гоблин старше, тем сильнее у него кровь, а уж у банковских гоблинов, которым периодически удается испробовать кровь магов...
   Фактически, Гарри только что взяли под конвой, противостоять которому - смерти подобно. Мальчик не сомневался, что сумеет сбежать от старого гоблина, пусть и не без потерь, но противостоять в прямом столкновении - вряд ли. А если учесть незримо сопровождающих их стражей - шансов даже на побег, без траты всех своих сил становится катастрофически мало. Но Гарри не возражал. Ему льстило такое внимание к своей персоне, а так же приятно грело знание, что его имущество, находящееся под защитой таких хранителей будет в абсолютной безопасности.
   Малый ритуальный зал, бывший целью гоблина, как и пара десятков его точных копий располагался на первом подземном этаже банка, а потому знаменитые гоблинские тележки остались невостребованными, а путь до него не был чересчур длинным. Сам зал представлял собой пространство, в котором уместилось бы до сотни магловских автомобилей, а его пол был испещрен множеством линий, выполненных из различных камней и металлов. Фактически, в этом зале можно было провести около тысячи разнообразный простейших ритуалов, воспользовавшись той или иной частью построений-заготовок. К большому сожалению гоблинов активировать одновременно несколько заготовок было невозможно, однако двадцать залов, в каждом из которых можно провести тысячу ритуалов занимали гораздо меньше места, чем две-три тысячи комнат, в каждой из которых можно провести один или два ритуала. И пусть Министерство и грозило санкциями за то, что большая часть этих ритуалов являлась запрещенной, однако ничего не могло поделать - территория Гринготса уже больше тысячелетия была приравнена, а по сути и являлась, суверенным государством гоблинского народа.
  -- Встаньте в круг, пожалуйста. В тот, который подготовлен.
   Гарри в очередной раз усмехнулся - Джи опять не ошибся, активированный круг действительно мог провести полную проверку родства, вот только использовать его исключительно для этих целей - все равно, что палить из дробовика по мухам. Мух то, может, и убъешь, вот только сделать это можно было бы и проще. Ритуал познания сути, а именно он и был подготовлен, проводил полное сканирование дара, тела, духа, души, магии рода, атрибутов, и их взаимодействия между собой. Этот ритуал позволял узнать о том, кто, или что оказывалось внутри - абсолютно все, вплоть до отношения к определенным группам лиц и никакая маскировка, кроме прямой защиты кого-либо из богов не смогла бы укрыть что-либо. Кроме того, цена этого ритуала более чем на порядок превосходила цену оплаченного. И пусть у Поттеров никогда не было нужды в деньгах, однако, как любил приговаривать Джереми: "Копейка рубль бережет". Дело останется за малым - убедить подземный народ продемонстрировать полный свиток результата, а так же сделать ему копию с оригинала. Мысли не заняли много времени, и, уже через несколько секунд после вежливой просьбы провожатого, та была исполнена.
   ***
   Магический круг засветился, попеременно меняя цвета, но постепенно они сливались в один - фиолетовый, оплетенный золотисто-красными, серебряно-зелеными и черно-синими жгутиками. Заунывные речитативы ритуалиста нисколько не сменили тональность, в отличие от его глаз, приобретших просто неприличествующие для его возраста и положения размеры. Ну, еще бы! Принадлежность, даже косвенная, к Великим Древнейшим Благороднейшим Родам - весьма редкое явление, а тут еще и три сразу. Следует пояснить, что для наследования любому из прервавшихся или стоящих на грани вымирания Родов - родство по крови является наименее значимым из всех необходимых условий. Наиболее проблематичным было соответствие Кодексу Рода, ведь зачастую законы Родов прямо или косвенно конфликтовали друг с другом. А потому соответствие условиям сразу двух Благороднейших Родов - уже достижение, двух Древних Благороднейших Родов - подвиг, двух Древнейших Благороднейших Родов - героический подвиг, двух Великих Древнейших Благороднейших Родов - совершить невозможное. А тут еще и с Величайшим Древнейшим Благороднейшим Родом Перевелл родовое наследие активно! Немыслимо!
   Старый гоблин продолжал ритуал, не позволяя себе сбиться ни на мгновение, он умел сдерживать не только шок, но также любопытство и предвкушение. Последнее, давалось ему даже легче, за счет большего опыта. Все же гоблины - темный народ, сколь Министерство не будет пытаться это отрицать, а значит преподносить гадости и, с невозмутимой миной на лице, дожидаться их воздействия умеют в совершенстве. Ритуал близился к завершению и гоблин, еще раз проверив, что ассистенты уже подготовили компоненты для завершающей части, позволил слегка отвлечься части своего сознания для анализа ситуации, однако быстро решив, что подобные вопросы вне его компетенции, занял эту часть сознания мечтами о будущей награде и возможных перспективах.
   По истечению тринадцати минут с его начала, ритуал завершился, и старый гоблин лишь благодаря своей выдержке не скакал от радости - воображение у него было развито хорошо, а уж то, что инициатора такого способа решения проблемы наградят - было для него несомненным, так что радость была обоснована. Вот только она разом померкла, как только посетитель расплылся в слегка безумной улыбке, подобную которой ритуалист часто видел в зеркале, и произнес:
  -- А теперь обсудим мою компенсацию...
   ***
   Из банка Гарри вышел лишь через пять часов, большую часть которых продолжался торг. В итоге, дополнительных материальных благ (которых у него и так было предостаточно) он не получил, однако несколько договоров, подписанных с подземным народом, были для мальчика исключительно выгодны. Например, за возможность проводить некоторые специфические ритуалы на территории Гринготса, многие темные маги могли бы отдаться гоблинам в рабство лет на десять-пятнадцать... Вот только мало кто знает, что подобный договор вообще возможен. На фоне этого приобретения снижение комиссии на операции и договор на первоочередной выкуп определенных минералов, если такие потребуются, смотрелись довольно блекло.
   Однако, прокол с ритуалом послужил не причиной, а поводом для подобных уступок, потому как на самом деле договора подразумевали так же и ответные услуги. В частности, если отбросить кружева слов, Поттер становился внештатным сотрудником Гринготса по защите сейфов высшего уровня защиты, а именно по их защите с помощью светлой ветви некромантии (специалистов в которой на территории Англии не наблюдалось уже пару столетий). Поскольку таких сейфов немного, то Гарри было достаточно проверять их состояние раз в год, затрачивая на всю процедуру менее часа своего времени, или, если появлялся новый сейф (вероятность этого хоть и стремилась к нулю, но не была ему равна), зачаровать его в течение полугода после получения сейфом нового статуса. Последнее дополнение было внесено по причине предстоящего обучения, а также возможного нахождения вне Англии по его окончании, за что Поттеру пришлось обязаться не совершать на территории Англии сделок на сумму свыше десяти тысяч галеонов без посредничества подземного народа.
   Так же, Гарри предъявил претензии на наследование роду Поттер и роду Перевелл, ибо, став наследником Перевелл, но не став наследником Поттер, пришлось бы каждому встречному представляться именно наследником Перевелл, что породило бы массу вопросов, которых можно было бы легко избежать. Да и нехорошо это, забывать Род, который дал тебе жизнь. Наследие родов Гриффиндор и Слизерин мальчика не заинтересовало - Гриффиндор при жизни не очень ладил с Перевеллами из-за слишком разных взглядов на жизнь. Столь же противоречащими получились и Кодексы этих Родов, а отказаться принять наследие Перевелл ради наследия Гриффиндор - это плевок в лицо богине Смерти, что для некроманта... неприемлемо, мягко говоря. И пусть сейчас Гарри еще не сделал ничего, что сделало бы одно из наследий неактивным - рано или поздно ему пришлось бы выбирать, и если бы он к тому моменту был наследником обоих родов, его бы ждал довольно таки мучительный ритуал отречения от одного из них, либо проклятие от магии того Рода, чей Кодекс он нарушит.
   Род же Слизерин отпадал по иным причинам. Причем, антипропаганда этого рода стояла если не на последнем месте, то близко к нему. Род Слизерин был разворован. Не только материально, но и магически, и единственное, что мог бы получить Гарри, приняв наследие - абсолютный иммунитет к ядам, в том числе к зельям, влияющим на сознание, однако отравить некроманта - задача нетривиальная. А вот восстановление этого Рода, особенно при живом родственнике, что за свою жизнь успел нарушить половину Кодекса и, при возвращении, собирается продолжить - чистый мазохизм.
   В любом случае, все поставленные себе цели в Косом переулке мальчик выполнил, а потому, добыв из печати наследника Рода Поттер координаты перемещения, исчез в мерцании. Предстояло еще много работы.
   Глава 3. Хогвартс-экспресс
   Молли Уизли стояла на платформе 9 и 3/4 и высматривала героя магического мира - Гарри Поттера. Так велел Дамблдор, ведь бедный мальчик целых десять лет провел неизвестно где и неизвестно с кем! Необходимо найти его и окружить заботой, чтобы он как можно скорее забыл невзгоды и лишения прошлого! И, пусть внешность мальчика остается неизвестной, но приблизительное описание, каким он может быть, Дамблдор для нее составил. Великий человек! Да и сама Молли верила, что с первого взгляда узнает бедного сиротку - сердце подскажет.
   Неожиданно, ее задела фигура, закутанная в плащ с капюшоном. И Молли, ухватив школьника за плечо, развернула его лицом к себе, чтобы разразиться тирадой о вежливости и аккуратности, как она себе их представляла, а заодно проверить, не является ли он Гарри Поттером, но пронзительный взгляд зеленых глаз и мгновенно направленная на нее палочка заставили ее передумать.
  -- Надеюсь, ваши причины достаточно вески, чтобы задерживать меня столь бесцеремонным образом - холодно произнес мальчик, с не по-детски серьезным взглядом. От одного его голоса по спине забегали холодные мурашки, а волосы начали вставать дыбом.
  -- Что ж, - через минуту молчания, словно окаменевшей, женщины произнес мальчик - если Вам нечего сказать, то совершенно необязательно отвлекать других людей, да еще забыв о правилах приличия. Хотя о чем это я? Какой вежливости можно ждать от предателей крови?
   Развернувшись на каблуках, мальчик продолжил свой путь под вопли и ругань миссис Уизли, наконец отошедшей от шока и изрыгающей проклятия на его голову.
   ***
   Гарри шел по платформе, внимательно слушая каждое из изрыгаемых мерзкой рыжей толстухой проклятий, развернув сглазоотводящий щит первого уровня. Не то, чтобы он всерьез рассчитывал, что хотя бы одно из высказываний предателя крови, чье клеймо он разглядел практически на всей рыжей семейке за ту минуту, на которую толстуха задержала его продвижение, сможет воплотиться в жизнь, но, как говорится - береженого боги берегут. А вот родителей Гарри эта невежливая дамочка задела совершенно зря. Гарри развернулся, сложил несколько странных жестов правой рукой, от чего кольцо на указательном пальце слегка засветилось и тут же вновь потухло. Врагов, а после своих слов толстуха не могла расцениваться иначе, даже таких ничтожных можно оставлять в живых лишь в двух случаях - если они приносят больше пользы, чем вреда и если хочешь насладиться их мучениями, и пусть результат будет довольно жестоким, рыжая крикунья заслужила это проклятье. Предателям крови вообще не следует как-либо пытаться выделиться, наоборот, им следует сидеть тише воды и ниже травы в надежде, что никто на них не обратит внимание, пока они очищают Род от последствий деяний своих предков, ибо даже безродные менее уязвимы, чем они.
   Вскочив на ступеньку, Гарри бодро взобрался в вагон и пошел искать подходящее купе. К несчастью, в приглянувшемся Поттеру вагоне свободных купе не было, а потому, он выбрал то, где в одиночестве сидел слегка пухлый мальчик.
  -- Я не помешаю? - снимая с головы капюшон, вежливо поинтересовался вошедший, решив быть вежливым.
  -- Н-нет, тут свободно. Садись.
  -- Сесть я всегда успею, а пока только присяду - улыбнулся Гарри - меня зовут Гарри, а тебя?
  -- Невилл, Невилл Лонгботтом, а это моя жаба, Тревор.
  -- Приятно познакомиться, Невилл, а в особенности с Вами, уважаемый жаб Тревор - хихикнул Поттер - Позволите ли Вы представить моего питомца? Каасшех, это Невилл и Тревор, они не еда, Невилл и Тревор - это Каасшех, мой карвидский летучий змей. Его род уже третье поколение живет бок о бок с магами и, насколько мне известно, совершенно не жалеет об этом. Кстати, чего это ты на меня вылупился? У меня рогов нету, маленький еще, хе-хе, да и копыт не наблюдаю.
  -- Т-ты г-говоришь со змеей!
  -- Со змеем. Чего в этом странного?
  -- Но змееусты же все темные маги!
  -- С чего ты это взял? Хотя не отрицаю, я темный, но разве это плохо? Из четырех магов основавших Хогвартс лишь одну колдунью можно назвать условно-светлой, да и та разработала столько проклятий, что если записать одни только названия - солидный том получится. И вообще - я лично знаю двух светлых змееустов, а в России изучение языков птиц, зверей и гадов ползучих - профильный предмет для трети учащихся!
  -- Но Тот-кого-нельзя-называть был змееустом! Так же как и Салазар Слизерин! Владение парселтангом - темный дар! Мне бабушка рассказывала...
  -- Хех... Дозволите ли вы, сударь, разъяснить всю глубину вашего заблуждения? Волан де Морт, не вздрагивай, сейчас этот псевдоним силы не имеет, так же известный как Томас Марволо Реддл был полукровкой, связанным с родом Гонт - младшей наследной ветви рода Слизерин. То есть, де-факто ты сказал, что если два мага из темного рода владеют парселтангом, значит и все остальные кто владеет - темные маги. Где логика? То есть, если я скажу, что в одном роду рождались прирожденные зельевары и все они были темными, а значит, что все прирожденные зельевары - темные, это будет верно? Но как тогда быть с десятком светлых прирожденных зельеваров, которые числятся в Международной Ассоциации зельеваров и алхимиков? Так что, в том, что быть змееустом плохо - ты не прав. Да и в большей части того, что английское Министерство активно запрещает, нет ничего темного. Например, около двухсот лет назад, был введен запрет на магию стихий, по причине того, что отследить автора этой магии практически невозможно. А полторы сотни лет назад была запрещена магия крови, по причине того, что ее применение невозможно отследить при помощи артефактов.
  -- Такого не может быть! Ни в одной из книг, которые я прочла, ничего подобного нет! - донеслось до ребят от дверей - Не думаю, что столь важную информацию стали бы скрывать!
   Невилл вздрогнул, в дверях стояла девочка их возраста, с копной волос, смотрящая на Гарри чуть вздернув тонкий носик. Сам Гарри спокойно повернул голову и произнес:
  -- Я очень рад, что наша скромная беседа нашла отклик в вашем горячем сердце, однако ваши слова лучше всего говорят о вашей наивности. На самом деле, чем важнее информация, тем сильнее ее скрывают и искажают. Манипуляторы играют фактами как им угодно, заставляя окружающих верить в то чего нет и никогда не было, при этом не говоря ни слова лжи. Я рад, что Вам не приходилось сталкиваться с такими людьми, но боюсь, если Вы не станете менее доверчивой к мнению общественных, а не ваших собственных авторитетов, Вас ждет огромное разочарование, мисс...
  -- Грейнджер. Гермиона Грейнджер.
  -- Так вот, мисс Грейнджер, люди, а тем более политики, всегда преследуют свои и только свои цели. Замалчивать неудобные факты, не скрывать, а всего лишь не упоминать о них - довольно распространенная практика. Всего пара поколений, не придающих чему-либо внимания, с гарантией отправляют это что-то в пучину забвения. Разумеется, если не найдется кого-либо, кто сохранит эти знания и не передаст их потомкам. В качестве примера, из недавних событий, можно привести Темное восстание лорда Волана де Морта. Любой родовитый волшебник знает о неравенстве между такими как он и безродными. Порой это знание порождает агрессию, направленную на последних, порой этому не придается значения - все зависит от личности аристократа и его воспитания. В то же время Министерство, нагло играя фактами, заявляет, что разницы между заклинанием чистокровного и маглорожденного нет никакой разницы. И действительно, если посмотреть на качество исполнения того или иного заклинания то все зависит от таланта и безродный, при должном усердии может превзойти аристократа. Вот только почему-то никто не говорит, что безродным, за редчайшими исключениями недоступна Высшая магия, а так же огромнейший пласт заклинаний, основанный на силе и объеме резерва волшебника. Да и просто так разница чувствуется - если сильный маглорожденный, с потенциалом, близким к вашему, способен на пике силы выдать около ста - ста двадцати ступефаев подряд, то аристократ, притом из не слишком старого рода способен произвести двести - двести пятьдесят. И это не учитывая, что у означенного аристократа резерв будет восполняться в два-четыре раза быстрее. Под эгидой уравнивания безродных и аристократов, а так же усиления Статута Секретности Министерство Магии уже не первое столетие обеспечивает деградацию магической науки, а так же ограничение прав аристократов. Например: "Эдикт о правах маглорожденных" от 1768 года, запрещающий забирать перспективных одаренных на воспитание в аристократические рода "дабы позволить ребенку расти со своими истинными родителями", к нынешнему моменту поставил аристократические Рода под угрозу вымирания. И именно отмены этого и других, усугубляющих ситуацию законов и указов, добивался Темный лорд. Причем, что интересно, изначально пытался добиться этого с помощью реформ, но как только его блок набрал большой политический вес, достаточный для постепенного изменения ситуации - небезызвестный Орден Феникса начал боевые действия против семей сторонников лорда. Ему пришлось принимать ответные меры, вылившиеся в десятилетнюю войну.
  -- То, что ты говоришь, интересно, но откуда ты сам все это узнал? Если, как ты говоришь, эти факты замалчивают - устраиваясь поудобнее рядом с ошарашеным Невиллом, спросила девочка
  -- Это замалчивают в Англии, об этом не говорят в Европе, это мало кого интересует в Азии и абсолютно не интересно американцам. Но в русской учебной программе, а так же в некоторых международных учебных заведениях - новейшую мировую историю освещают вполне подробно. Как магическую, так и магловскую.
  -- Но Пожиратели были злом! Белатрикс Лестрейндж запытала моих родителей до безумия! - отошел от шока Лонгботтом
  -- Верно, но в 1972 году она потеряла своего ребенка и возможность когда-либо снова стать матерью. Произошло это во время проверки поместья, которую возглавлял знаменитый Шизоглаз. Скандал был знатный! И если в Англии Орден Феникса еще смог скрыть правду от общественности, то Европу лихорадило около месяца, не меньше, а если учесть, что, по свидетельствам бывших Пожирателей, Белатрикс теряла остатки рассудка, едва в поле ее зрения попадал Френк Лонгботтом, член Ордена Феникса и аврор из подразделения Шизоглаза... Два и два сложить не сложно. Поверь, у нее были причины ненавидеть твоего отца. Насчет твоей матери - не знаю, но если учесть, что по неофициальной информации Лестрейндж нашли оглушенной, а не оторвали от процесса пыток, как было написано в протоколе, то совершенно ясно, что в конфликт кто-то или что-то вмешалось до появления авроров, и ответ на вопрос: "Почему оба супруга Лонгботтома впали в капсулирующий деклюментозный транс?", должна знать либо Белатрикс, либо эта таинственная сила.
  -- Деклюментозный? Что это значит? Капсулирующий - это еще интуитивно понятный термин, а с этим я сталкиваюсь впервые - заинтересованно спросила девочка
  -- Хе-хе-хе... Возьми, - рассмеялся Гарри и протянул блокнот с перьевой ручкой - я же вижу, что ты уже пять минут ищешь куда бы записать новую для тебя информацию. Я не возражаю - лучше ты сейчас запишешь, чем потом по десять раз переспрашивать будешь - подмигнул он - Итак, деклюменция - это один из пяти известных разделов ментальной магии, который изучает способы комплексного воздействия на разум. В основном используется для лечения посттравматических синдромов, а так же изменения или уничтожения воспоминаний, без вреда для сознания и личности. Однако может служить и для обратных целей, что и можно наблюдать на примере родителей Невилла. Деклюменция - довольно редкий и сложный раздел ментального искусства, а потому действительно хорошо владеющих ей магов в мире не более пятидесяти, из которых пятнадцать-двадцать являются китайцами и семь-десять японцами. В грубой форме может быть применена сильным легалиментом, однако легалиментов такой силы в мире не больше сотни и Белатрикс Лестрейндж не входит в их число. Зато входит Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, основатель Ордена Феникса, который мог вмешаться и разрушить транс на ранней стадии, но почему-то занимался иными задачами, нежели помощь доверившимся ему людям.
  -- Ты все врешь! Врешь! Дамблдор великий светлый маг! Он помогал нам после произошедшего! Ты темный маг! Ты сам признался! Тебе нельзя верить! - прокричал Невилл и, в слезах, выбежал из купе.
  -- Мда... Вот и еще один пример - даже узнав правду, люди предпочитают в нее не верить, если она разбивает их собственные убеждения. Но тут чистоты эксперимента не получится, мало ли что мог с его сознанием сотворить сильнейший легалимент страны за десять лет общения с его семьей.
  -- Стоило ли так ему это преподносить? Ведь даже если это правда - она сильно ударила по нему. Быть может, нужно было сказать это мягче? Или не все сразу?
  -- Браво, Гермиона! Вот еще один пример того, что не всегда стоит верить людям - весьма часто, руководствуясь подобными соображениями, они искажают факты настолько, насколько нужно им, а не тебе. В любом случае, я придерживаюсь позиции, что лучше сразу отрубить весь хвост без наркоза, чем под наркозом рубить его кусочками. Правда он не дослушал и я не успел "перебинтовать обрубок" и сказать, что род Лонгботтом, как и род, которому он наследует, лет двести пятьдесят назад славился тем, что каждый третий в нем был пусть слабым, но деклюментом.
  -- Может тогда мне сходить и объяснить ему?
  -- Не стоит, если он достаточно умен, он потрудится проверить информацию, причем не у источников, на которые я бросил тень, и тогда получит свою награду в виде информации, которую я и так хотел ему предоставить, если же нет... каждый сам кузнец своего счастья и, если ему не достает ума, то он не достоин этого шанса. Хм... надеюсь он не выпрыгнул от горя с поезда.
  -- А? Но мы ведь еще стоим!
   В этот момент вагон дернуло и он начал набирать ход.
  -- Как видишь, уже нет. С движущегося поезда он бы не спрыгнул - духа не хватит даже у самых храбрых, а вот сбежать на платформу - подальше от такого злобного меня, он вполне мог. А учитывая, как Дамблдор подстраховался со мной, с Лонгботтомом он мог подстраховаться точно так же. Не желаю я ему разрыва договора со Школой в одностороннем порядке - у него и так магия слаба, такой удар по ней может вообще лишить его способности к магии, сделав сквибом. Ну да ладно, если не дурак - он еще в поезде, если не является клиническим идиотом - доберется до Хогвартса с помощью камина, ну а если является... туда ему и дорога.
  -- А ты довольно жесток - поджала губы девочка
  -- Я рационален - вздохнул Поттер - Когда живешь среди воюющих за свои идеалы магов, перестаешь переоценивать то, что не следует переоценивать, и недооценивать то, что недооценивать нельзя, даже не сталкиваясь с противником в лицо. Просто общаясь с теми, кто ходит по грани, постепенно перенимаешь их ценности, потому что понимаешь, что авторитетов превыше тех, кто без страха смотрит в глаза смерти - быть просто не может. А еще я немного сумасшедший. Как, впрочем, и все маги моего основного направления.
  -- Воюющих? С кем? И почему сумасшедший?
  -- Ну... в мире всегда кто-то с кем-то воюет... - мальчик сменил позу, откинувшись спиной в угол между окном и сиденьем - Что ты знаешь о Статуте Секретности?
  -- Это закон, по которому маги не должны рассказывать о волшебстве обычным людям, но при чем тут это?
  -- А ты не задумывалась, зачем его вообще приняли? Или почему?
  -- Чтобы отделиться от обычных людей, которые мешали магическому сообществу развиваться.
  -- Четко, как по учебнику. А теперь вспомни наш разговор и ответь на такой вопрос: "Развивается ли магическое сообщество?" и вообще, были ли совершены хоть какие-нибудь значимые открытия за время действия Статута?
  -- Были! В 1723 году было создано заклинание Тибульма Вирсено!
  -- А в 1729 оно было запрещено, так как заклинание полной прочистки организма повсеместно стало использоваться мелкими бандитами для ухода от авроров. Согласитесь, трудно преследовать кого-то, когда бунтует желудок. Приветствую Вас, милорд, леди.
   В дверях стоял мальчишка с пепельными волосами, одетый в черно-серебристой гамме. Серебристая рубашка с рисунком листьев, черный жилет, прошитый серебряной нитью с гербом напротив сердца, аккуратно отутюженные брюки и полуспортивная черно-серебристая обувь. Было видно, что один из его глаз слеп, но, видимо мальчику это никаких неудобств не доставляло, второй его глаз так и лучился довольством, рассматривая чуть смущенную девочку.
  -- А ты что здесь забыл, Рест? Не вижу ни одной причины, по которой ты бы мог променять Азмаг на Хогвартс.
  -- Разумеется, не видишь, ведь в купе нет зеркала, а к окну ты сидишь практически спиной. Представишь меня леди?
  -- Опять что-то задумал, верно? Ладно, потом расскажешь. Гермиона, позволь представить тебе Ареста Винда, первого в моем окружении, ударение на а, а то он обижается, Рест, знакомься - Гермиона Грейнджер, весьма любознательная, но чересчур доверяющая общественным авторитетам девочка.
  -- Грейнджер, Грейнджер... Не припоминаю такой аристократической и даже благородной фамилии. Род вышел из тени, или безродная?
  -- Судя по силе возможен и тот и другой вариант, но в любом случае личность она любознательная и ее потенциал как мага довольно высок - прежде чем девочка успела то ли возмутиться, то ли задать очередные вопросы, ответил Гарри - Ты ведь не проходила проверку в Гринготсе, Гермиона?
  -- Какую проверку?
  -- Проверку родства по крови и по духу. Впрочем, вторую следует делать, только если точно уверен, что приходишься родней какому-либо магическому роду. Проверка по крови показывает наличие родственников-магов, ведь магия редко берется из ниоткуда и вполне возможно, что твои предки были сквибами какого-либо рода, а потому у тебя есть права на наследство и наследие этого рода или же его поддержку, если род до сих пор существует. Процедура стоит от одного до десяти золотых - в зависимости от количества поколений предков, которые следует проверить. Кровное наследие возможно только в семи коленах родства, наследие от более дальнего родства передается только по духу и ритуал проверки по крови и духу стоит уже сотню галеонов. Самое любопытное, что если ты платил за проверку по крови на семь поколений, а потом заказал проверку по крови и духу, то ты заплатишь сто десять галеонов, а если сразу по крови и духу, то стоимость будет сто монет, при этом полученная информация будет идентична.
  -- Однако если заплатишь за проверку по крови и духу, а она ничего, кроме родства с кем-то в четвертом-пятом колене не обнаружит - будет огромнейшее разочарование, хе-хе-хе!
  -- Сколько раз повторять? Ну не получается у тебя злобный смех! А ты, Гермиона на каникулах выберись в Гринготс и проведи ритуал. Советую.
  -- Обязательно! Мне уже сейчас не терпится увидеть какой-нибудь ритуал, а еще лучше поучаствовать! Но я понимаю, что это в ближайшее время мне не светит - резко погрустнела девочка - наверняка это опасно.
  -- Если соблюдать технику безопасности - то нет. Ритуалистика не столь сложна сколь кажется, но поскольку ключевым пунктом техники безопасности является проверка учителем каждого символа и контроль всех действий во время ритуала - она не преподается массово. И тебе повезло, рядом с тобой находятся два практикующих ритуалиста, пусть и не профессиональных и узкоспециализированных, но вполне способных и преподать азы и вовремя подстраховать - подмигнул Винд
  -- Но абы кому помогать мы не будем, так что, если решишь с нами связаться, то отделаться от нашего, прямо скажу, не самого лучшего общества вряд ли получится. По крайней мере, без серьезных последствий - неожиданно гулко серьезно сказал Поттер
  -- То есть?
  -- То есть я приглашаю тебя в свое окружение, со всеми соответствующими клятвами, последствия разрыва которых в одностороннем порядке весьма и весьма неприятны, хотя в данном случае стоит сказать мучительны. Плюсы этого положения весьма высоки - в первую очередь тебя будут воспринимать как часть моего окружения, независимо от происхождения, тем самым, открывая огромное количество дорог, что ранее были закрыты, во вторых это даст тебе защиту, как морального, так и магического характера. Любое покушение на тебя - будет равносильно покушению на меня и я буду иметь право адекватно ответить. Минусы очевидны - относительная несвобода, то есть, право оспорить мое решение никто не отменяет, но если решение окончательно, то его неисполнение невозможно, а так же мои враги станут и твоими врагами, как и твои моими.
  -- Очень многие безродные мечтают о подобном предложении, а еще больше и мечтать о подобном не смеют, так что предложение более чем щедрое, особенно от моего сюзерена, - добавил Арест - если он вступит во все свои права, то знатнее его во всем мире будет разве что с десяток династий, большая часть которых прервана. Но советую серьезно подумать, потому как и врагов у моего сюзерена более чем достаточно, как родовых, так и личных.
   Девочка с серьезным прищуром смотрела на своих попутчиков, она чувствовала, что ее во что-то втягивают, притом речь идет не о детской забаве, а о чем-то серьезном, да и слово "враги" для того, кто, как утверждает, жил среди воинствующих магов не должно являться абстрактным. Вот только во всей беседе было целых два смущающих момента, а именно: "Если сюзерен будет темным, значит ли это, что вассал тоже обязан им быть?" и момент с сумасшествием так и остался неосвещенным.
   Не то чтобы в душе Гермиона категорически была против темных сил, однако во всех доступных ей источниках темные маги однозначно ассоциировались со злом, а потому многолетняя привычка настойчиво подталкивала вздернуть носик и, заявив о том, что не хочет иметь ничего общего с темными магами, выйти из купе и отправиться искать того обиженного мальчика и успокоить его. Однако всем своим существом она ощущала, что делать этого нельзя, что именно это предложение решит практически всю ее жизнь, а часть ее сознания, о которой до этого момента не подозревала, просто сгорала от любопытства и требовала не раздумывая соглашаться. И Гермиона не была бы собой, если бы не погрузилась в анализ, как информации, так и самой себя, поэтому совершенно пропустила безумные пробежки близнецов Уизли "непринужденно" в каждом вагоне восхваляющих факультет Гриффиндор, а вынырнула лишь когда в их купе заглянула рыжая веснушчатая физиономия со словами:
  -- Э-э-э... вы не видели Невилла?
  -- Это такой полный темноволосый слегка заикающийся мальчик с жабой? - спросил Гарри
  -- Да!
  -- Нет, не видели - любуясь физиономией рыжика расплылся в улыбке Арест
  -- Кстати, когда найдешь его - передай ему, чтобы лучше следил за своим питомцем, - доставая из-под лавки Тревора и передавая еще более удивленному шестому Уизли, как ни в чем не бывало, продолжил Гарри
  -- А-а-а... э-а... Спасибо! - буркнул рыжик и захлопнул дверь. За ней сразу же раздались торопливые шаги, переходящие в бег
  -- Хи-хи-хи-хи-хи! - сполз на бок от смеха Винд - Вы его рожу видели? Вот умора, судя по всему только что этот парень познал значение слов "когнитивный диссонанс", от простейшей и старой как тапочки моей бабушки шутки!
  -- Вот именно, что старой. Шутка, повторенная больше трех раз - смешной не считается, а ты на моей памяти уже двадцатый раз так поступаешь! Должна же быть мера!
  -- Да! Зачем ты ему соврал?
  -- Ну... Вообще-то это не было ложью. Этого, как его, Невилла, кажется, видели лишь вы вдвоем, я его не видел, а значит сказать, что мы его видели - значит соврать, но и сказать, что никто из нас его не видел - будет ложью. Какой вопрос был задан такой ответ и был получен, но вкупе со словами моего сюзерена прозвучало как издевательство, которого этот тугодум так и не понял!
  -- Ага, и теперь наверняка считает нас с тобой сумасшедшими. Хотя, в чем-то он и прав.
  -- Вы странные. Но не скажу, что это плохо. И все же, почему сумасшедшие? Ты уже второй раз это говоришь, и нельзя сказать ни что ты соответствуешь этому званию, ни что наговариваешь на себя. Просто говоришь, как факт.
  -- Все люди в той или иной мере безумны, но на общем фоне это незаметно, так как их безумие входит в пределы погрешности индивидуальности, а есть те, кто выделяется, и именно их награждают эпитетами: сумасшедший, ненормальный, псих... Вот только многие люди скрывают свою ненормальность. Кто-то с помощью самоконтроля, кто-то перенаправляет свое безумие, кто-то прячет его иными способами. Маги же... хм... стоит сказать лишь то, что чем сильнее маг, тем менее он скован границами и законами реальности, просто потому, что он их не приемлет. Некоторые направления магии, без слегка расшатанной психики освоить невозможно, даже азы. А теперь представь насколько безумен должен быть маг, чтобы творить волшебство в этих направлениях интуитивно, как делают это дети с даром к этому направлению магии. Для того, чтобы просто общаться с другими людьми необходим огромный самоконтроль, удерживающий безумие в определенных рамках. Дар прогрессирует, а вместе с ним и безумие, а потому спонтанные перепады настроения - меньшее из зол. Периодически становится очень трудно удерживать себя в рамках... людской морали. Когда наша сила стабилизируется, станет легче, но до полной стабилизации каждому из нас осталось больше шести лет.
  -- А что у вас за направления? - вновь высунуло нос любопытство Гермионы
  -- Некромантия - спокойно ответил Гарри
  -- Шаманизм - лихо сверкнул глазом Арест
  -- Согласись, когда вытаскиваешь людей с того света
  -- Или постоянно общаешься с теми, кто по той или иной причине задержался или не смог туда попасть
  -- Нормальным остаться трудно - закончили они хором
  -- Мда... А если я приму предложение... ну, про вхождение в окружение, я стану такой же?
  -- Совершенно не обязательно! - подмигнул Винд
  -- Но скорее всего - неодобрительно смотря на веселящегося вассала сказал Гарри - в моем окружении уже семеро магов и из них лишь двое смогли остаться светлыми на настоящий момент. И далеко не факт что останутся ими навсегда... Ну, за исключением одной девочки - все же талант Вдохновителя - безусловно светлый, а я ей его в землю зарывать не позволю. В любом случае - выбор пользоваться или нет "темной стороной силы" останется за тобой. К нему я тебя принуждать не собираюсь.
  -- А к чему-то собираешься?
  -- Разумеется. Ментальная магия - в обязательном порядке. Способности к оклюменции есть у всех живых существ. Даже маглы способны на это, так что хотя бы на полминуты сдерживать вторженца уровня Дамблдора тебе в итоге придется научиться - рано или поздно.
   И решившись, проклиная себя за столь неподобающее деятельное любопытство, Гермиона сказала:
  -- Я хочу стать одной из вас. Что надо делать?
   Глава 4. Полезные знакомства и рухнувшие планы
   Время в поезде летело для Гермионы незаметно. И немудрено, ведь из ее попутчиков сыпались самые настоящие откровения, которые она едва успевала записывать, и которые порождали все больше и больше вопросов. На некоторые из них мальчики отвечали, на другие - давали ссылки на учебники, в которых эти вопросы подробно освещены. Правда, большая часть книг были на неизвестных ей языках, но это была не такая уж и страшная преграда - все же, к своим одиннадцати годам девочка хорошо знала, не только английский, но и французский язык, который она выучила из интереса к дневникам своей прабабушки.
   Та была коренной парижанкой, притом довольно не бедной, однако все, что досталось от нее по наследству - это несколько старых дневников и книг из ее библиотеки. Впрочем, не смотря на успехи девочки, записи так и остались загадкой, так как малопонятные научные термины встречались там на каждом шагу, и даже изучение сопутствующих книг ничего не дало - большая их часть даже не открывалась, а другие были написаны на неизвестном языке. Теперь, зная о существовании магического мира, Гермиона подозревала, что именно в нем узнает ответы на свои вопросы, поэтому взяла пару книг в школу и сейчас те покоились на дне ее чемодана в багажном отделении о чем она и сообщила мальчикам, сожалея, что не сможет их продемонстрировать прямо сейчас.
  -- А продемонстрировать хотя бы примерно несколько символов сможешь? - внезапно заинтересовавшись попросил Гарри
  -- Наверное... - девочка увлеченно начала рисовать в блокноте, не заметив, как мальчики переглянулись и, в ответ на вздернутую бровь Винда, кивнул на ее блокнот, призывая подождать - Вот, примерно такие.
   Глаза Ареста выпучились и он начал смотреть на Гермиону, словно увидел в ней восьмое чудо света. Его рот беззвучно открывался и закрывался - это был один из немногих моментов в его жизни, когда мальчик не знал что сказать. Гарри же резко встал и сказал ей:
  -- Идем, нам следует изъять их из твоего чемодана, до того, как багаж проверят и эти книги конфискуют и уничтожат.
  -- Но почему? Как можно уничтожать знания? - шокировано спросила девочка
  -- Поверь. В магической Англии уже давно уничтожаются и менее опасные знания, а тех, кто обладал ими, приговаривают к поцелую дементора, даже если знания лишь теоретические. Тебя же, вероятно, будет ждать вызов к директору и комплексная коррекция личности и памяти, после чего авроры явятся за остальными книгами. И никто из вас не будет помнить не только о книгах, но и о родне, от которой они вам достались. Кстати, поздравляю. Теперь сомнений в твоей чистокровности практически нет, впрочем, теперь я советую тебе провести ритуал познания сути, и даже готов тебе его оплатить. - увидев непонимающий взгляд девочки, Гарри пояснил - Символы, что ты написала - это руны демонического алфавита. Запрет на демонологию действует на территории Европы и Северной Америки на протяжении четырех веков, а твоя прабабушка, судя по тому, что вела дневники, была практикующим французским демонологом. Это могла бы себе позволить лишь достаточно родовитая волшебница, имеющая как удерживающие демонические эманации помещения, обустройство которых весьма недешево, так и положение в обществе, которое не позволило бы обвинить ее, не имея веских доказательств. Так что стоит поторопиться, ведь до прибытия, а значит и осмотра багажа, осталось не так уж и много времени.
  -- Почему ты мне помогаешь? Ведь если за этими книгами охотятся, разве ты не подставишь себя под удар?
  -- Потому что ты уже несколько часов - одна из моего круга, что практически равнозначно семье. Разве не очевидно? К тому же - подобные знания слишком редки и ценны, чтобы ими разбрасываться. А по поводу удара - нет, ни в коем случае. Наоборот, собираюсь уменьшить вероятность собственных проблем. Если бы я не знал об этих книгах, то ответственность за их утрату была бы целиком и полностью на тебе, не знаю, что за проклятие должно пасть на того, кто виновен, но теперь, когда мне известно о них - получать большую часть этого самого проклятия за неисполнение обязанностей сюзерена я не намерен.
  -- Проклятия?
  -- Разумеется. Все книги с темными знаниями ценятся весьма высоко, потому как за многие из них заплачено слишком многими жизнями, а потому весьма часто на них накладываются различные чары, которые обеспечивают бережное отношение к ним хозяев и защиту от тех, кто хозяевами не является. Чем знания ценнее, тем защита надежнее, а учитывая, что книги по демонологии уничтожаются будучи едва обнаруженными, то можно утверждать, что их защита обеспечена на высшем уровне и вполне вероятно обеспечена самими демонами. А теперь следует вспомнить, что демоны никогда не прощают лишь предателей и соответственно, по привычке защищаются именно от них.
  -- То есть...
  -- Именно. Проклятие падшее на тех, кто будет уничтожать книги, покажется недостижимым счастьем для того, кто будет виновен в их уничтожении. А потому, даже если бы я не испытывал желания тебе помочь - помог бы не раздумывая. Но не переживай, даже если бы проклятия не существовало, я все равно помог бы тебе, ведь я же твой сюзерен - подмигнул Гарри, но тут же вновь стал серьезным - пойдем, пока туда народ не набежал, чтобы взять форму и не заметил, что помимо нее мы забираем еще что-то. Не хотелось бы, чтобы кто-нибудь заложил нас перед профессорами или сделал своей целью доподлинно выяснить, что мы скрываем и заложить уже потом.
   Троица вышла из купе и направилась к последнему вагону, который и был багажным. Арест постепенно приходил в себя, но все еще пялился на Гермиону, хотя теперь периодически он точно так же поглядывал на своего сюзерена. Наконец, когда компания прошла уже пару вагонов, он вздохнул и протянул:
  -- Да-а-а-а.....
  -- Что? - повернул голову Гарри
  -- Да вот... думаю, почему тебе ТАК везет... Я конечно ожидал, что девочка она не простая, раз ты ее в окружение позвал - твоя удачливость известна, но таких талантов я от нее не ожидал. Это же... Немыслимое везение!
  -- Ага, вот только чем за него расплачиваться придется - неизвестно. Да и о способностях ты рано заговорил, пока лучше говорить - наследственность, чтоб не сглазить.
   Гарри, а следом за ним и Арест постучали по ближайшей деревянной поверхности, которой, к несчастью, оказалась дверь чьего-то купе, которая почти сразу была открыта мальчиком довольно широкой комплекции, со слегка мутноватым взором.
  -- Кто вы такие? - вопросил он - Надо чего?
  -- О, Просим нас извинить, но лишь стечение обстоятельств заставило нас последовать примете, отгоняющей неблагоприятные эманации от вероятностей будущего, что и выразилось в стук по ближайшей деревянной поверхности - начал разливаться соловьем Арест
  -- Че? - взревел открывший - Ты издеваешься что ли?
  -- Остынь, Винс - донеслось из купе - Они всего лишь вежливо извинились. А вы, господа, раз уж стечение обстоятельств привело вас сюда, не могли бы представиться?
  -- Как мы можем отказать в такой вежливой просьбе? Мое имя Гарри, Гарри Поттер - за ним едва слышно пискнула Гермиона, только сейчас узнавшая фамилию мальчика - это Арест Винд, первый в моем окружении и Гермиона Грейнджер, на данный момент - последняя в нем.
  -- Драко Малфой, очень приятно - скучающее выражение быстро покинуло лицо блондина - Это мои сквайры - Винсент Кребб и Грегори Гойл, а эту прекрасную даму зовут Дафна Гринграсс, и я имею счастье называть ее своей невестой.
  -- Нам тоже весьма приятно. Мы бы с удовольствием пообщались, однако мы спешим. Смею надеяться, что это не последняя наша встреча, а сейчас прошу нас простить, но существует дело, не терпящее отлагательства.
  -- Не смею вас задерживать и так же надеюсь на скорую встречу - Драко слегка кивнул головой, продолжая изучать пришельцев
  -- Всенепременно
   ***
   Дверь закрылась, и послышались шаги. Драко с минуту продолжал сидеть, смотря на дверь под взглядами своих соседей, затем извлек лист бумаги и перо, не требующее чернильницы и начал писать письмо отцу, чтобы известить его обо всех деталях состоявшейся встречи и о выводах, которые сделал он сам. Дафна, хоть ее и мучил вопрос, так же как и Грегори, молчала, беря пример с последнего вплоть до того, как письмо было полностью написано, проверено и аккуратно убрано.
  -- Скажи, Драко, а почему ты не сказал ничего о грязнокровке рядом с Поттером? Рода Грейнджер не существует, да и ветви такой и у одного рода нет! Что с тобой случилось?
  -- Хех... полагаю, вы тоже задаетесь этим вопросом? - кивнув на Грегори и Винсента и получив ответный кивок, спросил Драко - Если бы вы лучше изучали традиции родов, то знали бы, что такое окружение. Все просто - окружением называются личные вассалы, принесшие клятву верности, которая совершенно не связывает потомков тех, кто приносил клятвы вассала и сюзерена. То есть эта девчонка, принеся клятву, вошла в Дом Поттер, на правах личного вассала наследника рода. А это значит, что она фактически является жалованной благородной леди Дома Поттер, без оглядки на происхождение, так что, называя ее неподобающим образом, я бы оскорбил Род Поттер клеветой на членов его Дома, что привело бы к дуэли. А ссориться с аристократом, имеющим огромнейший политический вес чуть ли не с рождения - не лучший путь для упрощения собственной жизни. Надеюсь, никто из присутствующих не собирается делать глупости? Вот и чудно.
   Юный Малфой погрузился в размышления и просчитывание ситуации. Несомненно, знакомство с Поттером - весьма удачно, пусть это и не совсем то, чем мог бы гордиться сын слуги убитого мальчишкой Темного Лорда. Несомненно, многие из знакомых его отца были бы шокированы общением Гарри и Драко. Если они подружатся, то отношение к последнему среди Пожирателей смерти колебалось бы от недоумения до откровенной ненависти, а значит такое знакомство небезопасно. С другой стороны, Малфои всегда были на той стороне, что принесет им выгоду, то есть на своей, а потому Драко просчитывал ситуацию именно с этой позиции. Было бы неплохо завоевать доверие Поттера и подружиться с ним, все-таки, в будущем это голос в Палате Лордов, а возможно и не один, а так же вероятная политическая поддержка и увеличение влияния для семьи Малфоев, так же, как и для Поттеров... Перспективы весьма хороши, но о многих из них думать пока рано. В любом случае, встретиться с Поттером еще раз - стоит. Особенно с таким Поттером.
   ***
   На станции "Хогсмит", названой в честь маленькой деревеньки неподалеку, стоял огромный косматый субъект в видавшем виды кожаном плаще, сплошь испещренном карманами. Было заметно, что изначально карманов было намного меньше, но, в процессе эксплуатации, одежда обрастала все большим и большим их количеством. Любой из магов непременно бы признал в этом существе полувеликана, любой из знающих магов при этом бы брезгливо сморщился, сплюнул и пошел дальше, стараясь не замечать плод противоестественной связи. Однако таковых на территории Англии было исчезающе малое количество, да и те не спешили просвещать окружающих и мнение свое держали при себе. Полувеликана звали Рубеус Хагрид и это именно он чуть меньше десяти лет назад доставил маленького Гарри на Тисовую улицу.
   Полукровка был взволнован, ведь, как сказал Дамблдор, сегодня мальчик мог приехать в школу вместе со всеми. Хагрид верил, что узнает сына Джеймса и Лили сразу же, как тот появится. Наверняка это будет шебутной мальчишка, который сразу же начнет забрасывать его вопросами, не беспокоясь о правилах приличия, однако, не переходя границу грубости. Хранитель ключей, а именно такую должность занимал полувеликан, погрузился в воспоминания о посиделках, которые периодически устраивала компания Джеймса у него в хижине, скрашивая его серые будни, перед очередной их вылазкой в Запретный лес.
   От воспоминаний его отвлек свисток подходящего поезда, а потому он дал сам себе мысленный подзатыльник и приступил к своей работе. Зазывая первокурсников, он выискивал в толпе кого-нибудь похожего на Джеймса или Лили, но не находил. Подбодрив как всегда робеющего Невилла, и грустно вздохнув от того, что так и не нашел в толпе первокурсников Гарри, Хагрид собирался уже повести учеников к лодкам, как его взгляд зацепился за фигуру в капюшоне, о чем-то беседующую со светловолосым мальчиком и темноволосой девочкой, которые, впрочем, сами не выделялись из толпы первокурсников.
  -- А ты, это... почему не в форме? - попытался привлечь внимание ребенка полувеликан
   Мальчик повернулся к Хагриду (слегка распахнувшийся плащ, позволил заметить на ребенке мужскую одежду), секунду посмотрел на него пронзительным взглядом зеленых глаз, и, ни слова не говоря, вернулся к, было прерванной, беседе. Хагрид попробовал дозваться ребенка еще несколько раз, но тот словно не замечал того, что к нему кто-то обращается, так что, махнув рукой на внешний вид странного парня, полувеликан повел детей к озеру.
   ***
   Гарри шел следом за привратником Хогвартса и объяснял Гермионе, почему проявил к нему такое неуважение:
  -- Гермиона, думаю, ты уже достаточно начитана, чтобы представлять откуда берутся дети?
   Девочка залилась краской, но ответила:
  -- Да...
  -- Хе, судя по твоему виду, знаешь ты это достаточно подробно, хе-хе-хе - вмешался в диалог Арест
  -- Не вгоняй девочку в краску, Рест. В среде маглов считается, что дети не должны знать о процессе соития как можно дольше, потому как считают его постыдным. Тем более, мы в Англии - наградил шутника тяжелым взглядом Гарри - Так вот, настоящие великаны имеют размер, превышающий рост этого полувеликана в три-пять раз, в зависимости от возраста. И органы их, в том числе и половые, соответствуют пропорциям тела, а потому мезальянс между человеком и великаном практически невозможен. Однако периодически дети великанов нападают на людей и, в редких случаях, занимаются насилием, не осознавая, что творят, конечно же. Большая часть девушек погибает и поедается, но некоторые выживают и производят на свет полувеликанов, разумеется, погибая после родов. Ну, а если ситуация обратная и какой-то человек сумел победить и обрюхатить великаншу, то значит это сделал педофил, ибо более-менее сформировавшаяся великанша понести от человека просто не способна.
  -- Мда... Похоже, ты как всегда увлекся - тихонько прошептал Винд, выводя Гарри из состояния лектора - а еще мне про приличия говорил... Погляди вокруг!
   И действительно, вокруг ребят очень многие первогодки спешно опорожняли свои желудки, ибо Гарри не потрудился понизить голос, во время своего рассказа. А те, кто ничего не понял из рассказа расспрашивали тех кто понял и по мере осознания присоединялись к остальным. Зеленая Гермиона удерживала обед в себе, но чего ей это стоило! Она ошарашено переводила взгляд с Поттера на Хагрида и обратно, а в глазах у нее, как и у всех, кому раньше происхождение полувеликанов было неизвестно, стоял ужас и шок. Из этого состояния их вывел голос Рубеуса, который был так увлечен дорогой, что пропустил всю лекцию Поттера мимо ушей:
  -- Садимся по четыре человека в лодку, по четыре человека... Эм... А чего это вы зеленые такие? Невилл?
   Но Невилл отшатнулся от протянутой руки полукровки, что наполнило сердце последнего болью и обидой. Он не понимал, за что и почему такой славный мальчик как Невилл стал так плохо к нему относиться! А ведь только что вел себя нормально! Совладав с душившими его слезами, Хагрид слегка хрипловатым голосом продолжил зазывать детей в лодки.
   Впервые за столетие громада прекрасного замка, возвышавшегося над озером не вызывала восторга, предвкушения или иных светлых чувств у первокурсников. Слишком они были погружены в свои мысли...
   ***
   Директор школы чародейства и волшебства "Хогвартс" наводил последний марафет перед тем, как спуститься в зал, чтобы поприветствовать этих милых мальчиков и девочек, вступающих под эти своды впервые, а так же полюбоваться на тех, кто уже слегка повзрослел под сводами этой школы. Настроение улучшалось еще и тем, что с минуты на минуту последний шанс для переставшего быть нужным героя вернуться в магический мир будет упущен, как и возможность помешать директору в его планах.
   Наблюдатели сообщили, что ни на платформе 9 и 3/4, ни на станции Хогсмита мальчика, похожего на Джеймса Поттера обнаружено не было. Да и откуда ему там быть, если стандартная процедура сопровождения детей, не знающих о магии, была злостно проигнорирована директором? Ведь формально Гарри - чистокровный, да и найти его любыми известными директору способами не получалось, так что перед магией Дамблдор чист, аки ангел.
   Внезапно, директор замер, прекратив прилаживать свежие блестки к мантии. Мало кто знал, но помимо легалименции Альбус владел эмпатией, и, хотя уровень способностей в этих направлениях был несопоставим, директор смог почувствовать комок негативных эмоций: брезгливость, отвращение, презрение, обида, злость, которые исходили от множества разных людей, которые медленно подплывали к замку. Конечно же, Дамблдор знал, что в этом году поступает множество детей из семей, что поддерживали Волана де Морта, но совершенно не ожидал, что это настолько повлияет на атмосферу, царящую сейчас внизу. Ощущение неприятностей появилось и начало постепенно крепнуть, однако по прошествии нескольких секунд, потраченных на анализ ситуации, директор решил отмахнуться от предчувствия, объяснив ощущаемый негатив большим расстоянием, на которое не могут пробиться положительные эмоции.
   Так что, последний раз поправив мантию и, скомандовав магической расческе прекратить издевательства над его идеально уложенной бородой и прической, отправился в Большой зал, встречать старшекурсников, что уже начинали подтягиваться ко входу. И пусть "встречать" не совсем правильное слово - двери распахнутся и так, но вот войти в зал не сможет никто, пока он этого не разрешит. Директор еще не подозревал, какого масштаба неприятности приготовила ему судьба.
   ***
   Декан факультета Гриффиндор зачитывала свою обычную приветственную речь, внимательно разглядывая учеников, в поисках Гарри Поттера, однако ни один из поступающих учеников не был похож ни на Джеймса, ни на Лили. Надежда, и так весьма слабая, окончательно умирала. Среди будущих первокурсников было весьма мало одиночек. Более того, часть маглорожденных прибилась к группам детей аристократов и слушали какие-то пояснения от странного мальчика, в плаще с капюшоном, уделяя его лекции больше внимания, чем ее, что породило яростный гнев к нему, на почве такого пренебрежения к ее персоне. Мальчишка был чуть выше своих сверстников и держался весьма уверенно, рассказывая совершенно неважную чушь о Хогвартсе, перемежая ее с откровенным бредом, поэтому она решила немедленно прервать его.
  -- Мистер...
   Фигура в плаще, "Кстати, за это его тоже стоит отругать! И как это я не заметила сразу?" - подумала МакГонагл, перевела взгляд пронзительно зеленых глаз, словно светящихся в тени из-под капюшона, прямо на нее.
  -- Поттер. - после нескольких секунд молчания произнес он
  -- Что, простите? - неверяще спросила Минерва
  -- Гарольд Джеймс Поттер, наследник Рода Поттер, к вашим услугам, профессор МакГонагл
  -- Что ж, мистер "Поттер", быть может, Вы объясните зачем обманываете учеников и меня? - вне себя от гнева, прошипела МакГонагл на аристократического выродка, которым, по ее мнению, Гарри Поттер быть никак не мог - Быть может, Вам захотелось славы и Вы, воспользовавшись отсутствием настоящего Гарри, присвоили себе его имя и сейчас распускаете дешевые небылицы, чтобы быть в центре внимания?
  -- Леди МакГонагл - воздух ощутимо потяжелел - прежде чем разбрасываться такими высказываниями, убедитесь что они обоснованы. Насколько мне известно, именно профессора должны обучать учеников основам поведения в обществе. Вот моя печать наследника, новая форма которой официально заверена гоблинами Гринготса.
   Минерва внимательно осмотрела свиток с печатью, которая, как ей и положено, слегка переливалась, подтверждая, что принадлежит предъявителю. Как это не прискорбно, но женщине приходилось признать, что печать настоящая. Однако, это не давало испорченному мальчишке права не слушать ее и рассказывать небылицы окружающим! Что МакГонагл не замедлила высказать.
  -- Прошу прощения, быть может, я чего-то не понимаю, но в вашей, так сказать, речи присутствовали лишь названия факультетов и ни об особенностях контрактов, заключаемых со школой поступающими, ни о факультетах и их предназначении Вы не рассказали, хотя должны были это сделать. Поэтому я, видя столь наплевательское отношение к Уставу Школы, а вернее, его обход всеми мыслимыми и немыслимыми путями, решил проинформировать поступающих самостоятельно - спокойно ответил Гарри на тираду профессора
  -- То, что рассказывали Вы, мистер Поттер, является бредом умалишенного! - взвизгнула Минерва
  -- Я передам лорду Арду ваше мнение о его умственных способностях. Возможно, после этого Виртелих Сигизмундович лично захочет встретиться и обсудить данный вопрос в более приватной обстановке - сохраняя спокойствие ответил Поттер и вернулся к лекции, которую, благодаря рекламе профессора, теперь хотели послушать все, а потому Гарри пришлось начинать с самого начала.
   Как известно, Хогвартс основали лорды и леди четырех Родов. Сейчас принято считать, что каждый из них был основателем собственного рода, что отчасти является правдой.
   Годрик Гриффиндор создал свой Род путем слияния двух других равноправных Родов в один, он сам мало что сделал, чтобы этого достигнуть. Тем не менее, Гриффиндор был одним из сильнейших боевых магов своего времени, рыцарем во всех смыслах, в том числе и магическом, а так же весьма умелым артефактором, на почве чего в свое время и сошелся с Ровеной Ровенкло, правда, неизвестно насколько близко.
   Хельга Хаффлпаф была магической полукровкой, не принятой своей магической родней. Под магической родней я подразумеваю расу магических существ, которые дали ей жизнь. Из-за своего происхождения Хельга была несколько ограничена в использовании магии, однако, знакомство с Салазаром Слизерином оказалось весьма полезным. Молодой химеролог помог девушке с ее проблемой, переведя расовые способности в родовые дары при основании Рода. До сих пор Хельгу помнят как непревзойденного целителя, однако мало кто знает, что во время ее соревнования с Ровеной Ровенкло, она создала более пятисот различных проклятий, благодаря чему выиграла пари и право назвать эту школу.
   Ровена Ровенкло была обретенной безродной, однако с весьма сильным и старательно развиваемым даром. Что бы ни говорили о ее могуществе, оно достигалось не за счет грубой магической силы, которой было в избытке у всех прочих Основателей, а за счет искусства, с которым она эту силу применяла. Свой Род она создала сама, прогрызая себе путь к признанию всеми возможными способами, что не могло не создать ей врагов, так что когда Салазар предложил ей поучаствовать в создании школы магии она согласилась не раздумывая.
   Салазар Слизерин, пожалуй, был самым неоднозначным из Основателей. Будучи ненаследным бастардом рода Перевелл, он, тем не менее, сделал свое имя даже более известным и значимым, нежели родовитые родственники. Благодаря таланту Слизерин основал свой род к пятнадцати годам, что до сих пор не удалось повторить никому во всем мире. К пятидесяти годам, когда замок Хогвартс уже достраивался, богатствам Слизерина завидовали все Рода магической Британии, за исключением Перевеллов, Поттеров и Блэков, притом все деньги ему принесли плоды его исследований.
   Хогвартс, помимо того, что является замком, является так же и магическим Домом со своим Уставом, а так же Главой, занимающим директорскую должность. Благодаря тому, что на момент строительства Хогвартса Основатели были единственными представителями своих Родов, они смогли ввести свои Дома в Дом Хогвартс. Фактически, принятие на любой из факультетов является принятием в Дом одного из родов Основателей, а так же в Дом Хогвартс, что дает каждому определенные права и обязанности. Например, между членами любого факультета на время обучения действует равноправие, независимо от социального статуса, материальной обеспеченности, а так же происхождения, вплоть до нарушения им законов Магии, вследствие чего он автоматически изгоняется изо всех Домов, к которым имеет отношение, что делает его крайне уязвимым для всех остальных магов.
   Распределение по факультетам, а так же по Домам производит артефакт Годрика Гриффиндора, с заключенным в нем Ровеной Ровенкло демоном, что создает магический контракт на каждого, кто проходит распределение. То есть, не зависимо от желания, ученик, надевший шляпу, обязан отучиться в Хогвартсе пять лет, после чего может продолжить обучение, перевестись в любое другое учебное заведение или отправиться на поиски работы. Так что, перед церемонией Распределения советую каждому хорошо подумать, на какой факультет он хочет попасть, а так же подумать, хочет ли он вообще поступать в далеко не лучшую на данный момент европейскую школу магии. После поступления возможности отказаться от обучения здесь не будет.
   Сейчас у всех факультетов программа абсолютно одинаковая, так что необходимость распределения заключается лишь в Уставе Дома Хогвартс, а правила распределения изменены до неузнаваемости. Так, например, на Гриффиндор распределяются ученики с высокой "храбростью и отвагой", тогда как чуть более трехсот лет назад туда попадали будущие боевые маги, артефакторы, а так же на факультете существовали курсы для сквибов, способных к пользованию артефактами. Да, сильные сквибы ранее так же обучались в Хогвартсе, пусть и вне факультетов, по особой программе.
   На Хаффлпаф сейчас попадают "верные и честные", но большинство учащихся на остальных факультетах считают, что на этом факультете учатся исключительно те, кто не имел необходимых качеств для поступления на другие. Однако, ранее факультет выпускал великолепных целителей и малефиков, а так же вел курсы травологии для сквибов.
   Ровенкло ныне является приютом "умных и талантливых", ранее же на этом факультете подготавливали зачарователей и ритуалистов, в том числе некромантов и демонологов, а так же на этом факультете для сквибов велись курсы обнаружения магических ловушек.
   Слизерин, ныне считающийся собранием "хитрых и изворотливых" ранее выпускал великолепнейших химерологов, алхимиков и зельеваров, а так же на факультете для сквибов велись курсы простейшего зельеварения, которое и сейчас преподается вплоть до пятого курса, только уже для современных "магов".
   Более подробно о порядках, заведенных в Хогвартсе Основателями можно прочитать в пятитомнике "Хогвартс. Магическое наследие" Виртелиха Сигизмундовича Арда, первое издание которого было в 1261 году на немецком, французском и английском языках. Современные же, относительно дешевые, переиздания можно найти лишь на русском, немецком и итальянском языках. Так что, если желаете узнать истинную историю нашей школы, а не абсолютно зацензуренную и приправленную откровенным бредом версию - советую прочитать эти книги. Уверяю вас, вы найдете там много интересного.
  -- Прекрасная речь, мистер...
  -- Поттер, сэр. Гарольд Джеймс Поттер, наследник рода Поттер к вашим услугам, профессор Снейп.
  -- Не припомню, чтобы я вам представлялся - вопросительно подняв бровь и просчитывая ситуацию заново, произнес преподаватель зельеварения
  -- О, что вы, не узнать одного из трех лучших зельеваров Англии, а так же одного из двадцати лучших во всем мире, притом довольно знаменитого, поступая в школу, где он преподает - настоящее преступление.
  -- Тем не менее, вы один из немногих, кто озаботился навести обо мне справки. Почему?
  -- Полагаю потому, что Вы - один из немногих здешних преподавателей способных Учить по настоящему. И раз уж мне предстоит обучение здесь, то знать хотя бы краткую характеристику каждого преподавателя я был просто обязан. А, учитывая, что некоторые преподаватели являются весьма неординарными, как личностями, так и специалистами, то не обратить внимания на их труды - было бы кощунственным.
  -- Приятно, что в этом наборе присутствуют столь здравомыслящие молодые люди, был бы рад увидеть Вас на своем факультете - позволил себе легкую улыбку мастер зельеварения - И что вы сделали с Минервой?
  -- Обычные чары временного стазиса, примененные на область... И, профессор, если бы я выбирал факультет, то ваш стоял бы на втором месте в списке тех, на которые я бы хотел попасть.
  -- И почему, если не секрет? - сощурился декан Слизерина
  -- Как я уже говорил, Дом Ровенкло специализировался на чарах и ритуалистике, а значит и в библиотеке Дома должны содержаться знания, необходимые для углубленного обучения по этим направлениям, кроме того, мой потолок как зельевара - старший подмастерье, так что выбор очевиден, профессор.
  -- Понятно, а теперь отмените свои чары, мистер Поттер, я был послан сюда, чтобы узнать, в чем причина задержки. Вас всех уже давно ждут в Большом зале.
   Северус Снейп эффектно развернулся и с развевающимся плащом за спиной удалился. Впервые за много лет он обрел хотя бы слабое душевное равновесие, ведь сын его любимой женщины походил на кого угодно, но только не на ненавистного Джеймса Поттера, да и воспитание получил великолепное, так что впервые за много лет Северус испытывал искреннее чувство благодарности к неизвестным похитителям мальчика. Доносящиеся вопли выведенной из стазиса Минервы только улучшили его настроение. День, который начинался так же плохо, как и все подобные дни за прошедшие десять лет завершался на удивление хорошо. Похоже, что Судьба решила, что зельевар наконец искупил ошибки прошлого, и решила подарить праздник и ему тоже...
   ***
   Альбус Дамблдор сильно удивился, когда почувствовал вспышку гнева профессора трансфигурации, ведь ученики излучали лишь легкое удивление и сильный интерес, что несказанно радовало директора после того коктейля чувств, что он почувствовал от них в своем кабинете. Когда же эмоциональный фон обычно спокойной МакГонагл выдал целую бурю сменяющих друг друга эмоций, а затем вдруг словно исчез - директор не на шутку обеспокоился и послал Северуса проверить в чем дело. Он бы предпочел сделать это сам, однако бегать за первокурсниками лично, для директора учебного заведения - чересчур не по статусу. Эмоции Снейпа так же вызывали удивление - злость и недовольство, перманентно источаемые зельеваром по причине отрыва от своей лаборатории сменились сначала удивлением, затем легким беспокойством, перешедшим в удовлетворение и довольство, за этим последовала вспышка застарелого гнева, впрочем, быстро подавленная положительными эмоциями, а через некоторое время гневный эмоциональный "голос" профессора трансфигурации появился вновь.
  -- Ну что там, Северус - спросил у медленно подошедшего зельевара Дамблдор
  -- Лекция одного из поступающих учеников оказалась интереснее и информативнее того, что рассказывала Минерва - ухмыльнулся декан Слизерина - что вызвало у нее крайнее раздражение, шок, а затем и ярость. Думаю, этот ученик отлично проявит себя как на Слизерине, так и на Ровенкло, и мне искренне жаль, что на данный момент он отдает предпочтение не моему факультету.
  -- Кто же этот загадочный ученик, знающий больше преподавателя?
  -- Пусть это станет сюрпризом - нехарактерно для себя задорно улыбнулся Снейп
   Тем временем, в зал вошла метающая громы и молнии, в ментальном плане, Минерва, ведя за собой поступающих. Сразу было заметно, что абсолютное большинство маглорожденных окружают того или иного ребенка аристократов, и одиночек среди новых учеников весьма мало. Альбус нахмурился, ведь его новый Избранный оказался среди таких одиночек, да и организация маглорожденных теми, кто их всегда, мягко говоря, недолюбливал, напрягала. Впрочем, лишь немногие знающие его хорошо люди успели заметить набежавшую на лицо директора тень.
   Началось распределение. Ученики один за другим подходили к табурету, надевали шляпу и отправлялись на свои факультеты, причем заметно быстрее, чем это происходило обычно. Что удивительно, но Гриффиндор, который обычно, благодаря пропаганде в поезде, набирал наибольшее число поступающих, в этом году заметно отставал от других факультетов. А вот и Невилл идет к шляпе. После всех потраченных усилий на правильное воспитание Избранного N2 Дамблдор не сомневался, куда шляпа его отправит, но проконтролировать процесс не помешает...
  -- ХАФФЛПАФ!!! - выкрикивает шляпа прежде чем директор успевает подключиться к модулям блокировки работы артефакта и ментального управления им, навешенному поверх артефакта Основателей чуть меньше пятиста лет назад.
   Давящая аура на мгновение образовалась вокруг директора, но тут же распалась, пройдясь легким ветерком по залу, чего опять же почти никто не заметил. А вот к шляпе направилась девочка, которую так расхваливала Минерва. Стоит ли ее отправить в помощь к новому Избранному? Поверхностная легалименция ничего не дала, что для маглорожденных нехарактерно. Шпионка? Может быть. Вот только кому мог понадобиться ребенок-шпион в его школе? Нет, своими руками приближать ее к Избранному он не будет, а вот организовать наблюдение и контроль над ней стоит. Да, так он и поступит. Хм... Ровенкло... Вон как перекосилось лицо декана Гриффиндора, желавшей вырастить из этой девочки подобие себя. Что может интересовать его недругов на факультете Ровены? Вроде все ценное давно уже было изъято из доступа. Так что, либо недоброжелатели имеют далеко идущие планы и неизвестную ему информацию, либо его паранойя начинает прогрессировать. В любом случае присмотр за девчонкой необходим. А так же за ее кругом общения - кажется, что тот светловолосый паренек, с которым она сейчас мило болтает, радостно обсуждая поступление, уже с ней знаком...
   Но все размышления директора по поводу маглорожденной мгновенно испарились из его головы, как только он услышал, как МакГонагл произнесла:
  -- Поттер, Гарольд
   Из изрядно поредевших рядов поступающих вышла фигура в капюшоне, который был тут же откинут, являя всем частично седую голову мальчишки. В мгновенно установившейся тишине был различим легкий скрежет зубов профессора трансфигурации, смотревшей на мальчика как на вредное насекомое. Сам Дамблдор застыл, пытаясь разглядеть в ребенке черты предполагаемых родителей и не находил, кроме изначально темных волос, того же цвета, что и у Джеймса и пронзительных зеленых глаз, как у матери, вот только если у той глаза были наполнены теплом, то у этого Поттера - спокойным холодом.
   Пока Дамблдор просчитывал десятки вариантов появления и использования Избранного N1, Шляпа уже успела выкрикнуть:
  -- РОВЕНКЛО!!!
   Глава 5. Hogwarts never sleeps
   Альбус Дамблдор сидел в своем кабинете и размышлял о последних произошедших событиях. Эмоции уже ушли, и можно было спокойно обдумать уже свершившееся, а так же составить новые планы, с учетом множества мелких деталей, что неожиданно появились в шестернях механизма Плана директора. Он смотрел на книжные полки своей личной школьной библиотеки, но не рыскал глазами по корешкам, в попытке найти искомое, а смотрел словно сквозь них, что хорошо отражало, насколько его думы были глубоки. Центром этих размышлений был Гарри Поттер, давно пропавший, но, как оказалось, не навсегда, а так же его слов и действий, о которых ему уже было известно. Казалось, что Поттер появился исключительно, чтобы разрушить систему, что более полувека строил директор Хогвартса. По результатам распределения заметно, что за столь короткий срок, прошедший с момента посадки на поезд (хотя, скорее даже за время, потребовавшееся для доставки первокурсников в Большой зал), он успел приобрести авторитет у всего курса, и к его словам прислушались. Если ранее на Гриффиндор, благодаря пропаганде в поезде и общей положительной репутации, отправлялась чуть ли не половина курса, то сегодня, а вернее уже вчера, ало-золотой факультет приобрел крайне мало студентов, да и те в абсолютном большинстве итак являются сторонниками его политики.
   Но кто этот Гарри Поттер? Неправильно воспитанный герой, или же новый враг, которого следует уничтожить до того как он наберет силу? Скорее второе. Как ни прискорбно это признавать, но мальчик слишком сильно погряз во Тьме... Впрочем, жизнь давно отучила Альбуса рубить сплеча любой гордиев узел, не попытавшись в нем разобраться. Да и возможности воздействия на учеников директором сильно ограничены, а Филиус, сколько бы не прикидывался милым веселым старичком, своих студентов в обиду не даст и сотрудничать не будет. Зелья тоже исключены, не зря же поговорка "Отравить Арда, значит расписаться в собственном безумии", существует до сих пор, пусть даже первый и последний представитель этого Рода ушел в небытие столетия назад... А насколько тесно Гарри с ними связан - пока неизвестно.
   Тоже, кстати, интересный вопрос - откуда Арды вылезли вновь? До Дамблдора, конечно, доходили слухи о некой военной магической академии возглавляемой тем самым Ардом, но ни одного подтверждения существования этой академии, ни доказательств того, что В.С.Ард жив, за все года поиска ни он, ни Геллерт не нашли. И тут появляется ребенок, утверждающий, что вполне может передать весточку официально мертвому, лично или опосредованно - неважно, но это уже внушает определенное опасение.
   С другой стороны, может на это ребенок, или те, кто за ним стоят и рассчитывали? На то, что упоминание Арда позволит мальчику дистанцироваться от интриг Альбуса, или позволит отвлечь внимание от чего-то по-настоящему важного? Совершенно не исключено. Стоит признать, что в их с Томом партии появился еще один игрок, которому зачем-то потребовался Гарри Поттер на своей стороне. Осталось лишь понять мотивы отправки мальчика-который-выжил в Хогвартс.
   Во-первых, это может быть план по внедрению подготовленного агента в клоаку политических интриг Англии, но зачем - непонятно. Пусть Альбус и был патриотом своей страны, но он как никто другой понимал, что за ее пределами мир не кончается, а будучи председателем Международной Конфедерации Магов, знал так же, что магический мир не ограничивается и ей. И на этом фоне, события небольшой страны, не слишком значимой для мировой политики вряд ли заинтересуют крупных игроков настолько, чтобы разработать и исполнить план, рассчитанный на десятилетия вперед, а мелкие игроки такое просто не потянут. Так что, либо Альбус чего-то не знает, либо этот вариант ошибочен.
   Во-вторых, тот, кто воспитывал героя, мог узнать о контракте связывающем Гарри с Хогвартсом и его условиях, из-за чего и отправил мальчишку сюда. Что может быть вызвано как заботой о мальчике, так и началом очередной интриги, что, однако, не мешает друг другу.
   Ситуация неприятная, но времени, чтобы решить эту головоломку у директора хватит. У ребенка не получится скрывать свои намерения вечно, а столь весомый аргумент, как Мантия Смерти, который даст мальчику иллюзию скрытности и безопасности, благодаря следящим чарам позволит выяснить, куда он ходит, боясь быть обнаруженным, да и, возможно, добавит доверия к "доброму мудрому дедушке", маску которого Альбус носит на публике. Жаль, что нельзя передать мантию Невиллу - она отлично бы вписалась в План, однако Перевеллы умели защищать свои артефакты.
   Старый волшебник задумчиво откинулся в мягком кресле, как всегда скрытом иллюзией золотого трона. Что поделать, старость - не радость, а свою слабость Великий светлый волшебник не может показывать никому. Очередная горсть любимых сладостей отправилась в рот - последние двадцать лет лишь ударная доза глюкозы, вкупе с одним интересным зельем, позволяла старику мыслить столь же ясно, как раньше. Порой Альбус завидовал своему фениксу, способному переродиться и стать молодым вновь... Мечты, мечты... Старый волшебник посмотрел на красивую гордую спящую птицу... вот и еще один повод для зависти - феникс не мучался бессонницей и голову его не переполняли думы - он знал, что о его благополучии позаботится Альбус. А вот о самом светлом волшебнике позаботиться было некому, да и замены себе среди современных волшебников директор не видел.
   Дамблдор тяжело вздохнул, отгоняя тягостные мысли, и вернулся к насущным проблемам. На распределении, после ликбеза, устроенного Поттером, Невил, который должен занять место героя в глазах общественности, выглядел несколько потерянно и был одним из немногих одиночек. Альбус слегка поморщился - Шестой Уизли совершенно не оправдал надежд на него возложенных. И ладно бы это можно было легко изменить, окажись Избранный N2 на Гриффиндоре, но нет, пришлось извращаться с расписанием, чтобы Невилл мог достаточно много времени проводить с Уизли, который должен постараться направить его мысли в нужное русло, так и пересекаться со слизеринцами для возникновения конфликта между Наследником Лонгботтомов и Наследниками иных родов. Насколько бы проще было провернуть это с Поттером, если бы кто-то не вмешался в План!
   Ладно, неважно. Надо играть со сданными картами, невзирая, на то, что колода оказалась крапленой не только им. Нынешний Поттер - джокер и в чьих руках он окажется - совершенно не ясно. В любом случае, пока ситуация остается неясной лучше дистанцировать Поттера от основных действующих лиц. Похоже, он сам желает этого, так пусть получит! Заодно и следить за его контактами будет легче. А с Невиллом надо поговорить - все же, мальчик вырос на рассказах о своих героических родителях-гриффиндорцах, значит, надо выяснить, что повлияло на его решение в выборе факультета...
   ***
   Сам же Избранный N2 ворочался в кровати в одной из спален Хаффлпафа и никак не мог уснуть. У него было целых четыре соседа, что сопели сейчас в своих кроватях, тогда как дома он всегда спал в одиночестве. Даже усталость, которую он чувствовал, не могла превозмочь дискомфорт от непривычных ощущений. Кроме того, мальчик размышлял обо всем, что произошло с ним за сегодняшний день, до которого он выбирался из родового гнезда лишь несколько раз, и то всегда под неусыпным присмотром старших. Наверное, стоило бы написать бабушке, чтобы узнать ответы на мучавшие его вопросы, однако Невилл боялся. Его бабушка была весьма строгой дамой почтенного возраста, не приемлющей ничьего мнения, кроме своего собственного, а потому, наученный горьким опытом мальчик боялся спросить у нее или кого-то из родственников совета, ведь они непременно расскажут бабушке и тогда скандала не избежать.
   Впрочем, Невилл благодарил провидение за то, что он Лонгботтом, а не Уизли. Тетя Молли, как она просила себя называть, была очень милой женщиной... с ним и со своей дочерью Джинни, однако могла мгновенно переключиться в "режим вопиллера" и совершенно не сдерживая свой голос устроить настоящий скандал за любую провинность остальных своих сыновей, рядом с которым выговоры бабушки Августы казались бы спокойными разговорами о дальнейшей судьбе.
   Лонгботтом размышлял о своей встрече с Поттером в поезде. Да, у него был шок от тех намеков, которые тот сделал, но не стоило же вот так убегать, теряя всякое достоинство? Перед распределением Поттер многое рассказал о факультетах, больше, чем знала или собиралась сказать та же МакГонагл, так может и сведения о родителях, на которые он опирался - не вымысел? Кто знает...
   Мальчик перевернулся на другой бок и вновь замер, прислушиваясь к сопению своих соседей по комнате. Невилл надеялся, что сможет подружиться с ними по настоящему, а не из-за дружбы семей, как с Роном, который, к тому же, бросил его одного на церемонии Распределения. В основном, именно поэтому он пошел сюда - он вдоволь насмотрелся на "истинных гриффиндорцев" в лице Уизли - шебутные, шумные и непрерывно ищущие неприятностей, а когда не могут найти - создающие их сами. Поэтому он хотел попасть сюда задолго до сегодняшнего дня, к тихим и спокойным людям, пусть и не пользующимся популярностью среди сверстников, однако ставящим трудолюбие и дружбу во главе угла, ценящим старательность и стабильность. Лекция же Поттера о том, что на факультете раньше обучались целители, лишь уверила его в своем решении, ведь вполне возможно, что сейчас где-то рядом спит тот, кто однажды станет колдомедиком, вылечившим его родителей, или даже он сам им станет.
   Вылечить маму и папу... по лицу ребенка расплылась счастливая улыбка. Да, надо приложить все усилия, чтобы однажды они смогли пройти по Косому переулку всей семьей!
   На этой мысли улыбающийся мальчик успокоился и заснул. И снилось ему только хорошее...
   ***
   В это время в другой части Хогвартса крались два новоиспеченных третьекурсника. Не то, чтобы им это было сильно нужно, ведь карта, которую они украли у Филча в середине прошлого года, исправно показывала всех, кто находился рядом, а вернее, показывала, что никого рядом совершенно точно нет, однако привычка, выработанная за два школьных года, изживать себя не желала. Да и не то чтобы братья прилагали усилия, чтобы от нее избавиться, наоборот, они оба придерживались убеждения, что осторожность лишней не бывает.
   Вот они добрались до конечной точки своего маршрута - казалось бы, пустого коридора на четвертом этаже, однако хранящего свою тайну. Фигуры разделились и встав на расстоянии десятка метров друг от друга направили свои палочки к целям - третьему блоку одной из колонн и стене в одной из ниш, свободных от доспехов.
  -- Конфигуре...
  -- Люминарем!
   Шары света разных цветов и размеров зависли напротив целей ребят, и на до этого ровной поверхности противоположной стены начала проявляться дверь. Близнецы Уизли, а это были именно они, проверили свои прошлогодние закладки, сделанные по магловским методам. Об этом помещении совершенно точно было известно руководству школы, а следовательно и Филчу, но открыть его у других волшебников вряд ли бы получилось, однако, Фред и Джордж, как было уже сказано, не считали любую предосторожность лишней, а потому не поленились в конце года даже замазать в паре мест промежуток между дверью и косяком магловским пластилином. И вот, они вновь вступили в свою подпольную лабораторию, уверенные, что никто в их отсутствие сюда не наведывался.
   Благодаря своей особенности братьям не требовалось большое количество разговоров друг с другом, они и так прекрасно понимали, что другой из них хочет сделать или сказать, а потому общались вслух они лишь на сложные и интересные им темы, или же когда в общении участвовал и еще кто-либо кроме них. Поэтому едва войдя они палочками применили отработанные до автоматизма в течение прошлого курса заклинания вызова огня и призыва воды из ближайшего водоема. И пусть "Инсендио" было в несколько раз проще внепрограммного "Аква Таэрис", однако Фреду пришлось повторять его несколько раз, разжигая огонь под всеми котлами, в то время, как Джордж управился с работой намного быстрее.
   Близнецы переглянулись и начали распределять обязанности по варке лечебных зелий между собой. Правила школы запрещали драки, однако детей, желающих выплеснуть раздражение таким образом, всегда находилось достаточно много, и, к сожалению, на их факультете таковых всегда было наибольшее количество, а потому лечебные зелья и мази всегда пользовались спросом, ведь синяки и шишки просто так не спрятать и не подлечившись самостоятельно ты рискуешь подставить товарищей, что на Гриффиндоре не поощрялось. Спрос, как известно, рождает и предложение, поэтому с начала прошлого года близнецы приторговывают зельями своего производства, как лечебными, так и парочкой развлекательных, за что учащиеся их факультета были им благодарны и не скупясь скупали продукцию их производства.
   Да, близнецам Уизли были нужны деньги. Вот только не для того, чтобы куда-нибудь потратить, как сделал бы их обожаемый папаша, а для покупки ингредиентов для экспериментальных зелий, и тех подачек Дамблдора, что тот платил за рекламу Гриффиндора во время поездки в Хогвартс, категорически для этого не хватало.
   Быстро закончив с распределением, с усердием, достойным истинных хаффлпафцев, Фред и Джордж приступили к работе, которая однажды поможет им встать на ноги и не зависеть от своей "обожаемой" семьи...
   ***
   Рон спал в своей кровати, громким раскатистым храпом не давая невезучим сокурсникам отправиться в мир грез, отчего последние прожигали Шестого Уизли взглядами, но Рон, видимо, был огнеупорным и прожигаться, как и прекращать храпеть, не собирался совершенно.
   Ему снился сон, как он, в развевающемся плаще, сражается с двумя троллями! Тролли хитры и коварны и пытаются одолеть Героя, зайдя с двух сторон (конечно, тролли же известны именно своей хитростью XD, хотя для Рона... прим. Автора). Вот они заносят свои дубины и устремляются вперед, но Герой в последнюю минуту выпрыгивает из ловушки и, отскочив, наслаждается видом двух тупых рож. Наглых рыжих, похожих друг на друга, рож! Зеленое небо закручивается в водоворот, превращая его противников в плывущую ему прямо в рот жареную рыбу... Кто он такой, чтобы отказываться? Ням-ням-ням...
   Чав-Чав-Чав, раздалось в комнате, всего минуту назад познавшей блаженную тишину.
  -- Фу! Он жрет мой носок! - воскликнул Симус Финиганн, с отвращением глядя на своего соседа - Какая мерзость!
   Оба его товарища по несчастью полностью поддержали его мнение. Для них это будет длинная ночь...
   ***
   "Как ни прискорбно это признавать, но у Альбуса начинается маразм" - думала, заканчивая работу над расписанием, заместитель директора Минерва МакГонагл - "Вот зачем, зачем ему потребовалось полностью менять расписание для первого курса прямо перед началом учебного года? Он то поменял, вот только мне теперь сидеть и мучиться половину ночи, пытаясь состыковать пары у старших курсов так, чтобы получился минимум "окон" как у учеников, так и у преподавателей!"
   Декан Гриффиндора понимала, что злиться бесполезно, однако, ей было жаль времени, потраченного на составление предыдущего расписания в середине августа и времени сна, которое она недоберет сейчас.
   "Можно, конечно, воспользоваться казенным маховиком времени, но сильно не хочется прибегать к его помощи в самом начале года" - размышляла Минерва - "А еще сильнее не хочется любоваться на довольную ухмылку Северуса, когда тот, пойдя на ночное патрулирование в новом учебном году, наткнется на ее имя в первой строчке журнала пользования маховиком"
   "Высплюсь! Оставшегося времени хватит!" - решила она - "Уж лучше небольшой недосып, чем пострадавшая гордость" - МакГонагл продолжила работать над расписанием.
   Сегодняшний день был далеко не лучшим в жизни профессора трансфигурации. К привычному волнению перед встречей с учениками, добавилась надежда на то, что пропавший сын Джеймса и Лили Поттеров все же прибудет в Хогвартс. И он приехал, пусть она даже до сих пор внутренне не признавала этого. Ведь в этом... этом... высокомерном, пренебрегающим правилами и ни во что не ставящем взрослых, а тем более преподавателей не было НИЧЕГО от его прекрасных родителей. Право слово, пообщавшись с Поттером всего несколько минут можно подумать, что отцом мальчишки является Северус! По крайней мере, ведет себя он столь же вызывающе. Если бы Минерва не знала точно, что после аферы Дамблдора детей у Лили кроме как от Поттера быть не могло, то она бы пребывала в полной уверенности насчет этого.
   Вообще, как заместитель директора, Минерва знала многое, однако формулировка "Дело Хогвартса" связывала язык получше иной клятвы. Про аферу с Поттерами и ветвью Эвенгард она узнала случайно, просто заинтересовавшись, с чего вдруг Лили охладела к Северусу. Будучи сверстницей Тома Риддла МакГонагл вполне допускала возможность хороших взаимоотношений между представителями Домов Годрика и Салазара, вот только так же она знала и то, что ничем хорошим эти взаимоотношения не заканчиваются, опять-таки из собственного опыта, а потому не одобряла эту дружбу, постепенно перерастающую в любовь, хотя и не препятствовала. Может, знай она о нежелательности союза полукровного Принца и первой в возрожденной ветви Эвенгард она бы и предприняла какие-то действия, однако Альбус не имел совершенно никаких резонов делиться своими далеко идущими планами с новоиспеченным деканом, да и о том, что милая девочка Лили настолько родовита ее просветить как-то забыли. В результате оказались сломаны две судьбы. Как бы она ни симпатизировала Джеймсу Поттеру, регулярно приносящему победы своему факультету, однако считала что девочка была достойна счастья, а не его суррогата.
   Вспомнив, как Лили плача сама себя травила амортенцией, Минерва передернулась. О самоотверженности девушки можно было бы слагать песни, если бы причины по которым эта самая самоотверженность потребовалась, не были столь неприглядны. И эта самоотверженность ушла в никуда. Ребенок, ради рождения которого одна из немногих любимых учениц профессора трансфигурации пожертвовала счастьем, здоровьем и, в конечном итоге, жизнью был ничуть на нее не похож. Разве что, цветом глаз. Хотя... Может это и есть результат всех приложенных усилий? Может быть Эвенгарды такими и должны быть? Нет... Что за бред лезет ей в голову!
   Минерва потрясла головой, отгоняя глупые мысли. Пожалуй, как говорят маглы - не стоит судить книгу по обложке. Впереди целых семь лет обучения за которые мальчишку следует изучить и попытаться понять. И уж тем более никто не посмеет обвинить ее в предвзятости!
   Принятое решение успокоило декана Гриффиндора и расписание занятий было закончено довольно быстро. Магически скопировав его для префектов и деканов каждого факультета и отправив получателям, Минерва, по здравом размышлении, трансформировалась в кошку и в таком виде отправилась спать на свой любимый стол в кабинет трансфигурации. Завтра первое занятие у первокурсников Гриффиндора и Ровенкло, а значит можно будет поспать чуть подольше под видом демонстрации возможностей трансфигурации. А Северус обойдется и без лишнего повода для веселья!
  
   ***
   У Филиуса Флитвика дрожали руки. От волнения, предвкушения, жажды действия и страха одновременно. Да, полугоблин испытывал столь постыдное для представителей своего народа чувство, но трудно не испугаться, когда видишь у ребенка настолько сильное сродство со Смертью... словно он стоит одной ногой в могиле. Лишь предупреждение родственников из банка позволило ему сохранить лицо, ведь он знал - объявился молодой Наследник Перевел! И вот он тут, на его факультете - крайне волнительно!
   Хотелось изучить его и его артефакты, если тот конечно позволит. Все же, вошедшие в легенды собственничество, паранойю и злопамятность некромантов не стоило сбрасывать со счетов и опрометчиво лезть с расспросами, да и вообще лезть к юному Поттеру чересчур рано, не наладив даже малейшего контакта!
   Да, Поттер, странно, но это так - дар некроманта, так заметный для посвященных не перебил родовую магию, что на фоне этого источника кажется мелким ручейком, по сравнению с озером, а лишь усилил. Как Пространство может быть усилено Смертью Филиус не понимал, а потому все больше хотел изучить этот феномен.
   Наконец, поймав себя на мысли прямо сейчас бежать в комнату первокурсника в научных целях, и определив, что ведет себя подобно ребенку, а никак не достойно волшебника его возраста, профессор Заклинаний лег спать - завтра ему предстоит произвести впечатление на первокурсников, а потому отдых ему просто необходим. А с загадкой Поттера он еще успеет разобраться. Семь лет - долгий срок.
   ***
   Помона Спраут находилась в теплице. За годы преподавательской деятельности никто из профессоров так и не смог уловить время, когда она спит. Впрочем, это было не так то просто - поддержка магических растений позволяла получать полноценный отдых за крайне малое время. Именно поэтому на ее факультете всегда царили мир и спокойствие - когда декану достаточно нескольких часов сна в неделю, а то и в месяц - времени для решения, а чаще и недопущения внутренних неурядиц остается крайне много. Разумеется, за все это растения взимали плату, впрочем, почти незаметную для декана Хаффлпаф, ведь жизни без своих обожаемых трав и деревьев она и так не представляла.
   По правде говоря, имя Помона - не было настоящим для профессора Спраут и далеко не первым из вымышленных имен. Симбиоз с магическими растениями, произрастающими на таком сильном магическом источнике, принес результат в виде крайне высокой продолжительности жизни. Кажется, она устраивалась на работу в этот замок еще при существующем роде Хаффлпаф, тогда еще простой ассистенткой преподавателя.
   За века своей работы на благо Хогвартса Помона сильно прониклась духом своего факультета и единственная из деканов, в полной мере его сохранившая и по сей день. Но ее также удручало и состояние остальных. Забвение, медленно начавшее свое наступление с появлением Диппета, продолжило свое продвижение стремительным маршем при Дамблдоре. Сравнивая положение дел сейчас и триста лет назад, профессор Спраут приходила в ужас, однако ничего не могла сделать - лишь продолжать хранить незыблемый дух Хаффлпафа, надеясь что кто-нибудь сможет все изменить в лучшую сторону.
   От возникшей мысли декан улыбнулась. Ведь есть, есть решение! Теперь есть, когда наследник Лонгботтом, значимость которого директор уже успел раздуть чуть ли не до небес, попал на ее факультет. Уж она постарается, чтобы мальчик обнаружил и изучил от корки до корки настоящий Устав Хогвартса, и воспитает в нем истинного Хаффлпафца! Тем более что, несмотря на перенесенное им, мальчик так и дышит Жизнью, в отличие от иного ученика...
   Не то, что бы Помона не понимала необходимость равновесия, но все же, поступивший адепт Смерти у нее, как мастера противоположной стихии вызывал сильное отторжение. Да и гербология, которая преподается остальным ученикам этому магу не подойдет, просто потому что Смерть, даже просто прикоснувшись, все меняет необратимо, а все результаты работы учеников рано или поздно оказываются переработаны в зелья для медицинского крыла, что может привести к травмам или даже смерти учеников, чего допустить нельзя ни в коем случае. А значит, либо мальчику придется заниматься отдельно от остальных, либо ей придется все время нивелировать эффект. Было бы намного лучше, если бы Поттер и Лонгботтом попадали на одно время - было бы достаточно поставить их работать в паре, но директор недвусмысленно сказал оградить мальчиков друг от друга, а потому просить Минерву было бесполезно.
   Профессор Спраут вздохнула. Все же придется поговорить с Поттером, прежде чем принимать решение на этот счет. Оставалось надеяться, что урок гербологии у первого курса Ровенкло будет не завтра...
   ***
   В подземельях на роскошной кровати с зеленым балдахином заливалась слезами в подушку Пенси Паркинсон. "Гринграсс! Все это подлая черноволосая дрянь! Это она во всем виновата!" - крутилось в голове несчастной девочки. Причиной этого состояния послужил скандал в гостиной Слизерина, который начался совершенно без повода, по мнению Пенси, в котором (о ужас!) ее любимый выступил против нее! Да еще и оказалось, что он помолвлен с этой черноволосой куклой!
   Flashback
  -- Кровь не вода - произнес староста и стена до этого казавшаяся монолитной открыла проход на лестницу, что уходила еще глубже вниз
   Лестница была далеко не первой и даже потомственные маги чуть не застонали, но покосившись на ничем не выразивших недовольство детей магической аристократии, сдержались.
  -- Запомните, - продолжал староста, спускаясь вниз - Это наш пароль на всю осень, если не возникнет подозрений в его передаче третьим лицам, отношения к факультету не имеющим. Если же вам потребуется провести в гостиную постороннего, в чем я сомневаюсь, обращайтесь к нам, старостам, или префекту и после одобрения декана вам будет выдан специальный пароль для этого. А вот и наша гостиная.
   Дверь, в самом конце оказавшегося не таким большим, каким казался, спуска открылась, впуская первокурсников и их сопровождающих в большой, но, тем не менее странно уютный зал, где несмотря на позднее время собралась большая часть факультета, сбившись в обособленные от остальных группы по интересам. Периодически группы перемешивались, распадались и вновь собирались вместе - факультет Слизерин жил своей, малопонятной для всех остальных жизнью.
  -- На факультете Слизерин действуют определенные правила, ознакомиться с которыми можно взяв соответствующий свиток у префекта, однако все они сводятся к тому, что разрешено все, покуда оно не подставляет факультет под удар и не приводит к необратимым последствиям, например смерти или неизлечимой травме учащегося любого, подчеркиваю, любого факультета. На факультете Слизерин, что бы там не говорили, приветствуются контакты с иными факультетами, однако секреты факультета так и должны остаться секретами. Также, наш декан, профессор Снейп просил передать, что, несмотря на слухи о его потакании своему факультету, никто из провинившихся учеников не останется безнаказанным и речь идет не о баллах. На этом, пожалуй, можно завершить ознакомительную лекцию. Возьмите ключи от своих комнат, но я не советую торопиться ложиться спать... впрочем, это только совет.
   Улыбнувшись, староста оставил первокурсников одних. В конце концов, слизеринцы они или кто? Справятся. Как и все предыдущие поколения слизеринцев. Как и он сам когда-то.
   Постепенно, масса первокурсников начала разбредаться по свободным уголкам гостиной. Свиты аристократов, образовавшиеся перед распределением в большинстве своем поредели, ибо маглорожденные отправились на другие факультеты, тем не менее заставив задуматься о продолжении общения с некоторыми из них. К обсуждению данного вопроса неожиданно подключились и старшекурсники, поддерживая идею налаживания контактов с перспективными людьми с других факультетов. Однако вскоре спокойное обсуждение было прервано диким взвизгом Пенси Паркинсон:
  -- Да как вы можете обсуждать грязнокровок!!! Мараться общением с ними? Вы в своем уме? И это факультет великого Слизерина?
  -- "Мараться" нам всем придется, рано или поздно. В магической Англии не так много чистокровных даже для того чтобы полностью занять все управляющие должности в Министерстве. Не говоря уже о том, что часть из них, пусть и ничтожную, занимают Предатели Крови, общение с которыми во много раз хуже, нежели с грязнокровками.
  -- Вот! Я и говорю!.. - воодушевилась девочка
  -- Однако - невозмутимо продолжил Драко, не обратив на выкрик Паркинсон никакого внимания - Далеко не все из маглорожденных становятся грязнокровками в истинном значении этого слова. И помочь маглорожденным не стать ими это не позор, а достижение, учитывая нынешнюю политическую и демографическую ситуацию.
  -- Но наши родители боролись против этого! Они хотели бы уничтожить всех этих недомагов!
  -- И где они сейчас большей частью? Мой отец боролся за чистокровных и против попрания наших прав. Да и сейчас продолжает бороться в Визенгамоте и Палате Лордов. Нигде в данной формулировке призыва к уничтожению грязнокровок, а тем более маглорожденных лично я не вижу. И, быть может, прекратите визжать, мисс Паркинсон? Ваши вопли действуют окружающим на нервы, верно, Дафна?
  -- Пожалуй. Тем более, что вряд ли мисс Паркинсон сможет сообщить нам что-то интересное, - насмешливо посмотрела та на разевающую, подобно рыбе, рот Пенси - Продолжай, Драко.
  -- Благодарю. Итак, как я уже сказал, ситуация в магической Англии сложилась прескверная. Чистокровных после двух войн осталось крайне мало и большая часть из нас сильно связана между собой кровными узами, а потому введение маглорожденных в наше общество - жестокая необходимость. Или, в качестве альтернативы, поиск брачного партнера за рубежом, однако последнему препятствует Министерство, так же как и достойному обучению маглорожденных традициям волшебного мира. Поэтому, я крайне рекомендую поддерживать контакты со всеми перспективными маглорожденными и слегка помогать им, чем-то необременительным для вас и нужным для них. Учитывая репутацию факультета, обычно выйти на контакт с маглорожденными крайне трудно, однако, благодаря Наследнику Поттер не для нашего курса. Это преимущество довольно быстро сойдет на нет, а упускать его нам крайне нежелательно, ведь управление и контроль всех вокруг и есть истинный путь слизеринца. Я советую...
  -- Да что ты о себе возомнила!!! Как ты смеешь так обращаться к нему! Кто ты такая?! - отмерла наконец Пенси
  -- Печально... Видимо, правы те, кто говорит, что чем невежественнее человек, тем громче он кричит. Ваше поведение подходит скорее Гриффиндору, нежели Слизерину... Быть может Вы выпросили место на нашем факультете у Шляпы? Если нет, то все равно я не считаю Вас достойным собеседником и прошу покинуть мое общество. Но прежде чем Вы это сделаете, я Вас немного просвещу: позвольте представить Вам Дафну Гринграсс, мою невесту.
  -- Что?!!
   EndFb
   В итоге Пенси закатила безобразную истерику, опозорившись на весь факультет в первый же день, и убежала в свою комнату, благо на Слизерине они были распределены по одной на человека, где и рыдала сейчас, измышляя планы мести Гринграсс. Ведь это она виновата в том, что Драко стал не таким как в ее мечтах! Она испортила его! И Пенси отомстит. Страшно отомстит!
  -- Я уничтожу тебя, Дафна Гринграсс! Не знаю как, но я тебя уничтожу и Драко будет моим! - прошептала девочка и рассмеялась хриплым смехом, который, пусть и не достигнув его ушей, заставил передернуться спящего декана факультета
   Утомленная своей же собственной истерикой Пенси заснула, не подозревая о том, что на рассвете одна из школьных сов будет отправлена ее родителям с подробнейшим описанием произошедшего. Префект Слизерина, в отличие от своего гриффиндорского коллеги, исполнял свои обязанности добросовестно.
   ***
   В темноте ночи злобно хихикая пробиралось самое важное, по его собственному мнению, существо в Хогвартсе. Пивз, а это был именно он, готовил первые ловушки для первокурсников, что завтра с утра пойдут на занятия. Разумеется, он не обделил бы своим вниманием и более старшие курсы, но ловушки которые он сейчас готовил были бы слишком легкими для них и никто бы в них не попался... а значит и смысла в них не было.
   Тяжелая работа и, как считает подавляющее большинство глупых учеников - абсолютно бесполезная, была привычна древнему полтергейсту. Он точно знал на что способны дети и в качестве препятствий ставил лишь то, с чем они готовы справиться, приучая к единственной мысли: "Постоянная бдительность!". И пусть с каждым десятилетием тех, кто усваивает это нехитрое правило, становится все меньше, пусть ловушки приходится делать все проще и проще, но это его работа, от которой его никто не освобождал. Да и сам он не желал освобождения, с удовольствием играя днем шута, а ночью готовясь к новому представлению.
   Ночь... прекрасное время. Время, когда можно по настоящему творить магию, не боясь, что твои истинные силы, возможности и предназначение будут раскрыты не в меру любопытными магами. Впрочем, сегодня в замке появился тот, кому можно рассказать все. Тот, кто поймет, кто оценит и кто сможет помочь Хогвартсу... Но не время. Замок еще не готов довериться, а значит не готов и Пивз. У последнего даже не возникало и тени сомнений в том, что рано или поздно мальчик докажет что достоин каждой ветви своей запутанной родословной, однако воля Хогвартса - закон. Закон, которому он верен уже почти тысячу лет...
   ***
   А в шесть утра из башни Ровенкло выскользнули две маленькие тени, уверенно и тихо пробежав по коридору они проскользнули в потайной ход, который немедленно закрылся за их спинами. Альбус Дамблдор, уснувший всего чуть больше часа назад, чьи следящие заклинания на вещах Поттер не стал развеивать специально, подскочил на своей кровати и со стоном определил, что Гарри вместе с кем-то отправился в сторону Запретного леса. В битве между необходимостью проследить за ним и необходимостью выспаться победила последняя и Великий Светлый маг махнув на все рукой перевернулся на другой бок и вновь погрузился в объятия Морфея.
  
   Глава 6. Первый день
   Утром следующего дня башня Ровенкло была разбужена криками Демиуса Кери, маглорожденного, который, проснувшись, не обнаружил своих соседей по комнате и испугался непонятно чего.
  -- Оно съело их! Оно их съело!!! - вопил новоиспеченный первокурсник, носясь по общей гостиной Ровенкло, в которой в столь ранний час еще никого не было.
   Вскоре в нее начали забегать полуодетые ученики младших курсов, чтобы узнать, что случилось.
  -- Что произошло? Чего орешь?
  -- З-злое п-п-привидение съело моих соседей по комнате! Я проснулся, а оно "Ух", а я "Ах!", а оно как развеется! Смотрю - никого кроме меня во всей комнате!!! Ну, я и бежать!
  -- Можешь рассказать спокойнее и по порядку? - спросила спустившаяся недовольная Гермиона.
  -- Ну, значит, проснулся я, а надо мной0 морда страхолюдная висит, увидела, что я проснулся, и завыла! Я как закричу, как жахну по ней выбросом! Она и развеялась! Смотрю, а ни Гарри, ни Ареста в комнате нету!
  -- Ареста... Так, а ну-ка покажи вашу комнату, разберемся!
  -- А, а вдруг оно вернулось?
  -- Вряд ли. Да не бойся! Если ты в одиночку его отогнал - значит, все вместе мы тем более с ним совладаем.
   Дети, под предводительством Демиуса, Гермионы и нескольких третьекурсников отправились осматривать поле битвы, которое, впрочем, ничего интересного из себя не представляло. Две аккуратно заправленные кровати, с балдахином из светло-синей материи, отороченным шнуром бронзового цвета, и третья, находящаяся в полнейшем беспорядке, три тумбочки с личными вещами, две из которых еле заметно искрились от наложенных защитных заклинаний, небольшая черная сфера, покрытая рунными знаками, лежащая на полу... Гермиона уже видела эту сферу, ее, а так же полтергейста в ней заключенного, показывали в поезде мальчишки, судя по всему, полтергейст выбрался наружу и напугал Кери до полусмерти, когда тот проснулся, и, судя по тому, что сфера не в чемодане или тумбочке парней - выпущен он был намеренно. Так что, вздохнув, девочка пообещала себе выяснить, кто из мальчишек это сделал, после чего прочитать тому нотацию на тему его безответственности и недопустимости подобных шуток, и принялась успокаивать Демиуса, предварительно подняв сферу с пола и положив в карман.
   Примерно к середине речи о том, что если бы то, что прогнал мальчик, съело Гарри и Ареста, то уж следы этого точно бы остались, а раз их нет, то с ребятами все в порядке, обсуждаемые ввалились в комнату и удивились обилию малознакомых людей в своей комнате, после чего задали естественный вопрос:
  -- А что случилось?
  -- Нападение полтергейста на этажах башни от него экранированных. Осматриваем место преступления, так сказать. Ну и опрашиваем и успокаиваем единственного свидетеля, который так же является пострадавшим - вашего соседа - пояснил третьекурсник, что-то строча в своем блокноте, и тут же спросил - Кстати, а вы где были в столь ранний час? Быть может, это вы столь зло пошутили над своим соседом, проведя в наши комнаты ПИВЗа?
  -- Мы были на пробежке. В этой школе отвратительная программа, исключающая физические нагрузки, а потому мы решили заниматься самостоятельно, благо некоторый опыт у нас в этом деле имеется. Так что с половины шестого и до настоящего момента нас в башне не было - спокойно ответил Гарри
  -- Но это противоречит школьным правилам! С девяти часов вечера и до семи часов утра нахождение вне гостиных факультетов или спален - запрешено! - взвился третьекурсник, поддержанный большинством собравшихся
  -- И? Из-за того, что мне пришлось поступать в эту ужасную школу с деградировавшей программой, я не собираюсь забрасывать необходимые мне занятия. Тем более, соблюдать любые правила, кроме тех, что записаны в Уставе данного учебного заведения.
   Студенты зароптали - Гарри Поттер заявлял, что лучшая школа магической Англии - мусор, не достойный того, чтобы тот в ней обучался. Разумеется, такое высказывание привело к недовольству и отрицанию, совместно с возмущенными криками.
  -- Что, Поттер, думаешь, раз ты знаменитость тебе все можно? Хаять наше наследие после того, как проторчал десять лет неизвестно где? У тебя совесть есть вообще?
  -- Если бы вы почитали "Хогвартс. Через века", написанную в 1622 году, то поняли бы, что то, что я говорю - правда. Система обучения за последние три столетия неимоверно деградировала, а значительная часть предметов исчезла из программы, да и в тех, что остались программа была серьезно пересмотрена в сторону упрощения. Так, например, то, что сейчас изучают на седьмом курсе трансфигурации, раньше изучалось на третьем. Из чар исчезла теория их создания и построения, превратив предмет в запись сборника готовых заклинаний и их изучения, боевая магия в упадке, физическая подготовка вымарана из программы. Уроки магических традиций и этикета исчезли, как будто их не было, при том, что данное учебное заведение занимается обучением не только потомственных волшебников, но и безродных. Во всей Европе учебному заведению запрещено принимать на обучение безродных волшебников, если эти два предмета отсутствуют в программе, но не в Англии. Английскому министерству проще плодить грязнокровок, чем озаботиться нормальным обучением безродных! И это я еще молчу об "Эдикте о правах маглорожденных", благодаря которому половина одаренных детей становится сквибами так и не попав в волшебный мир, а обретенных не сыскать днем с огнем! И после этого вы, англичане, указываете мне, что делать, как жить и во что верить? Да идите... - на плечо разошедшегося Поттера легла рука его друга и сжала его - кхм... Спасибо Рест. В общем, ничего страшного не произошло, можно расходиться.
  -- Давайте, давайте - расходимся, тут вам не гостиная факультета! Вперед, а то на занятия опоздаем! Левой, правой, левой, правой, ать-два, ать-два!
   ***
  
   Класс трансфигурации довольно быстро заполнился учениками. Поттер, благодаря вчерашней речи, оказался в центре внимания сразу, однако инициативы к общению не проявлял, что несколько расстроило маглорожденных первокурсников. Впрочем, заскучать в отсутствие учителя ученикам не позволил Арест, начавший массовое производство бумажных самолетиков-хлопушек, параллельно поясняя процесс создания наиболее любознательным. Вполне ожидаемым оказалось то, что потомственные маги не могли нормально сложить самолетик, а маглорожденные, уже обладающие некоторым опытом в данном деле складывали вполне достойные поделки, но не были в силах их зачаровать. На этой почве чуть не вспыхнула ссора, но брошенные Поттером слова: "А додуматься делать их вместе - никак?", мгновенно изменили расклад сил.
   К началу занятия кабинет напоминал филиал Хаоса. Бумажные поделки всех цветов и размеров носились по классу под всевозможные звуки, исчезали и появлялись вновь, чтобы напугать кого-то громким звуком или выделывали фигуры высшего пилотажа, чтобы неожиданно ткнуться в кого-нибудь. Дети смеялись и создавали все новые и новые самолеты, преумножая творящийся беспредел, ведь учителя так до сих пор и не было - в суматохе никто не замечал кошку с отвисшей челюстью, сидящую на преподавательском столе, а если и замечал то не придавал этому зрелищу никакого значения, всецело отдавая себя новому развлечению. Пивз, прилетевший на шум, растроганно прослезился, но не рискнул присоединиться к веселью в присутствии декана Гриффиндора, которая уже очень давно точит на него зуб.
   Всеобщее веселье прервалось внезапно. Сразу после появления Рональда Уизли, в которого, ну совершенно случайно, одновременно атаковали все бумажные творения. Впрочем, свое дело он сделал, успев с зевком произнести, выводя МакГонагл из ступора: "Повезло! Старой вешалки еще нет! Надеюсь..." Продолжить Рон не успел, будучи снесенным бумажным роем обратно в коридор под хохот всего класса. Однако хохот оборвался едва кошка, в прыжке превратилась в строгого декана Гриффиндора.
  -- Мистер Уизли! - начала Минерва - Я крайне недовольна вашим поведением! Мало того, что вы опоздали на занятие, так еще и смеете позорить своего декана перед учениками других факультетов! Если подобное повторится, то две недели отработок Вам гарантированы! Впрочем, думаю то, что уже произошло, послужит Вам уроком на будущее. Мистер Винд!
  -- Да, профессор?
  -- Если бы все это происходило на уроке Чар, то вы бы несомненно заработали от пятнадцати до двадцати баллов для родного факультета, однако меня больше интересует вопрос, почему эти ваши "само-клетики" атаковали мистера Уизли.
  -- О, в этом нет секрета. Прообраз этих чар намного сложнее и задает поведение для чучел животных, так же анимируя последние. Предназначены же они для пресечения сквернословия и обычно завязываются на того, кто этим грешит. Например, у меня дома подобным образом было анимировано чучело тигра. Убегать от него всякий раз мне претило, а потому я занялся поиском способа противодействия, в процессе получив несколько побочных результатов, один из которых вы видите перед собой.
  -- Думаю, Вам стоит поделиться результатами своих исследований со своим деканом. Уверена, он оценит их по достоинству.
  -- Всенепременно.
  -- Можете сесть, мистер Винд. Итак, ученики, перед вами... мистер Уизли, встаньте пожалуйста, побудьте учебным пособием для своих сокурсников... перед вами один из результатов применения магии. Мистеру Уизли сильно повезло, что все поделки, атаковавшие его, были бумажными, тем не менее, он выглядит весьма потрепанным. Однако, - тут МакГонагл подняла один из более-менее уцелевших самолетиков - одно из простейших заклинаний трансфигурации и перед нами стальное лезвие с тончайшей режущей кромкой.
   Класс замер. Мысль о том, что кто-то способен превратить простейший лист бумаги в страшное оружие обладая лишь базовыми знаниями трансфигурации, кажется, выбила всех из колеи. А профессор тем временем продолжала:
  -- Кстати, именно это заклинание, вернее его наиболее безопасное применение мы сегодня и будем изучать. Я говорю это для того, чтобы вы все поняли - трансфигурация крайне опасная и могущественная магия, при помощи которой можно легко убить или покалечить себя или кого-то другого. Невольно или намеренно - неважно. Именно поэтому мы будем практиковать наиболее безвредные, а потому иногда кажущиеся абсурдными, варианты применения трансфигурационных формул и заклинаний. Теория трансфигурации, помимо необходимого минимума будет преподаваться начиная с третьего курса и для всех, кто пожелает специализироваться именно на этой дисциплине в будущем с того же курса открыты факультативные занятия. Именно на них мы будем экспериментировать, а пока вы не получили достаточной практики даже думать не смейте о самодеятельности!
   Профессор прошла из середины кабинета, куда переместилась во время лекции за свой стол.
  -- Итак, тема сегодняшнего урока - превращение спички в иголку. Я вижу, что многие из вас снисходительно улыбаются, уже освоив это упражнение, а некоторые маглорожденные в тихой панике от сложности поставленной задачи... Не стоит ухмыляться, мистер Радж! Причина этой паники отнюдь не так называемое "превосходство чистокровных", а то, что эти дети знают больше вас!
   С предпоследней парты раздалось бурчание, но Мак Гонагл не обратила на него ни малейшего внимания.
  -- То, что представили эти маглорожденые - действительно задача уровня мастера трансфигурации, но не беспокойтесь - я не требую ничего невозможного. Начну издалека. Как известно, вечной трансфигурации не бывает, а та, что зовется "вечной" просто построена на иных принципах взаимодействия и действительно вечной так же не является. Некогда Трансфигурация, тогда еще не оформившаяся в единую дисциплину, называлась магией Изменения и заключалась в придании предметам дополнительных или изменении существующих свойств. Классификаций этих самых свойств было придумано великое множество, никакой единой системы не существовало и обучение по книгам было попросту невозможным - в разных книгах одни и те же свойства могли описываться совершенно по-разному, а гриммуары хоть и были менее редки, но ценились намного больше собственного веса в золоте. Трансфигурация как наука смогла сложиться лишь благодаря тому, что были изобретены формулы трансфигурации - своеобразные ограничители воздействия, сделавшие концентрацию на каждом отдельном свойстве предмета глупостью. Благодаря формулам трансфигурации изменяются лишь необходимые параметры в соответствии с представлениями мага, иными словами при помощи воображения. Не нужно представлять процесс, достаточно представить конечный результат и благодаря правильному совмещению формулы, заклинания и непосредственно вашей воли воздействие произойдет само собой. Да, мистер Финиган?
  -- Профессор, а можно попроще?
  -- Превращая спичку в иголку вы изменяете три параметра: форму, материал и вес. Тот, кто к концу урока сможет изменить форму спички получит "Хорошо", тот, кто сможет изменить материал - получит оценку "Отлично" и пять баллов в копилку факультета, а тот кто сделает иголку неотличимой от настоящей получит "Превосходно", десять баллов и будет освобожден от написания эссе на тему "Трансфигурация. Базовые понятия", срок сдачи которого для всех остальных через неделю. Формула и заклинание на доске, описание в учебнике, можете приступать.
   ***
  -- Ну и зачем был весь этот балаган в начале урока?
  -- Герми, отвлечение внимания - крайне важная задача и я с ней блестяще справляюсь - подмигнул Винд
  -- То есть, ты хочешь сказать, что вы провернули какое-то дело в тайне от меня?
  -- Ну не злись, все равно тебе нам помочь пока не по способностям, а действовать надо было сразу. Как видишь, мы готовы покаяться тебе прямо сейчас.
  -- Удиви.
  -- Нам было нужно множество ярких, хаотично мельтешащих объектов. Объектов мельтешащих перед лицом МакГонагл так, чтобы она ничего не заподозрила.
  -- И?
  -- Гипноз, Гермиона, банальный магловский гипноз, слегка приправленный магией. - решил подключиться Гарри - В этой школе целых два легалимента и всю магическую активность направленную на разум они просекут в момент, а вот подобное нестандартное внушение сразу не заметят, а потом будет поздно что-то делать, ибо "мягкая" коррекция перестанет быть возможной.
  -- То есть ты программировал преподавателя? О ужас! На что я подписалась?
  -- На вечное рабство, зе-ха-ха-ха-ха!!! - замогильным голосом рассмеялся Поттер, но тут же вновь переключился на нормальную речь - Ничего серьезного на самом деле я не сделал. Просто заставил ее объяснять предмет, а не заставлять нас бездумно следовать правилам, непонимание которых вредно даже больше, чем знание всех возможностей применения "безобидных" заклинаний, которые есть в программе. Ну и сделал так, чтобы внезапное изменение стиля преподавания не вызывало у нее отторжения. Денька за два привыкнет и установка окончательно приживется, став неотъемлемой частью жизни. Да и ко всему этому я тебя не привлекал, так что клеймо "Соучастница" можешь на себя не ставить... пока. Зе-ха-ха-ха-ха! - вновь рассмеялся он, вызвав у девочки классический facepalm.
  -- Ладно, что там дальше?
  -- Чары у нашего декана, вместе со слизеринцами. Учитывая его личность и достижения, а так же все, что о нем рассказывают - скучно не будет и без нашего вмешательства
  -- Может наперегонки? - предложил Арест
  -- Давай! - согласился Гарри
  -- Мальчишки - вздохнула Гермиона, поправляя, пусть и заметно полегчавшую, но по-прежнему весьма объемную сумку, на плече и отправилась следом
   ***
   Урок чар прошел очень занимательно. Декан сине-бронзового факультета сразу же произвел впечатление, влетев в кабинет в буквальном смысле, что заставило в шоке вытянуться лица всех, за редкими исключениями слизеринцев, да и ровенкловцы от них ни в коей мере не отставали. Разве что мысли последних были в первую очередь о том, как подобный эффект был достигнут, в отличие от перестановок в системах приоритетов, которыми занимались представители зелено-серебряных. Впрочем, профессор быстро расставил все на свои места, просто слегка приподняв мантию, под которой обнаружилась левитируемая им книга, которую он и использовал в качестве своеобразного средства передвижения, а так же сообщил, что это одно из первых заклинаний изучаемых на его предмете, добавив, что даже самые банальные и простые чары способны произвести неизгладимое впечатление, будучи примененными в нужное время, чем заинтересовал разочаровавшихся было слизеринцев и успокоил юных студентов своего факультета.
   Все вводное занятие было проведено в подобном ключе, профессор Флитвик умел заинтересовать своим предметом. Он рассказывал интересные истории из своей практики, перемежая их интересной информацией по некоторым аспектам своего предмета и демонстрацией оных, благодаря чему, внимание аудитории было приковано к нему с самого его появления вплоть до конца занятия, который, по мнению абсолютного большинства присутствующих, прозвучал слишком рано.
   С занятия слизеринцы уходили весьма задумчивыми и молчаливыми в противовес ровенкловцам, среди которых мгновенно разгорелись несколько дискуссий по поводу информации озвученной на уроке. А старый полугоблин улыбался - еще один курс одиночек-первокурсников, зачастую просто не умеющих дружить, стабильно попадающих на его факультет получил множество тем для общения, да и множество юных слизеринцев искренне заинтересовались предметом, пусть и исключительно с практической точки зрения. Как декан и преподаватель Филиус Флитвик не мог и представить лучшей награды.
   ***
  -- А что нас ждет после обеда? - как ни в чем не бывало, поинтересовался Арест, выходя из кабинета Чар
  -- История Магии с Хаффлпафом и ЗОТИ со Слизерином, - на автомате ответила Гермиона - И с какой это стати я должна подрабатывать твоим органайзером?
  -- Ну, мы же теперь в одной лодке, - пожал плечами Винд - Кроме того, кто наложил чары уменьшения веса на твою сумку?
  -- Гарри!
  -- Во-от.
  -- Что "во-от"? Каким образом из этого следует то, что я должна докладывать тебе расписание?
  -- Ну, раньше хранителем информации полагалось быть мне, как, собственно, и ее добытчиком, не считая остальных моих задач. Как-то много обязанностей, не находишь? Разумеется, я могу и дальше продолжать заниматься всем этим самостоятельно, но я думал, что ты хочешь быть полезной нашему сюзерену... Так почему бы не начать прямо сейчас, хотя бы с мелочей? Память у тебя великолепная, в этом я уже успел убедиться.
  -- Рест, не грузи девочку. Как по мне, так ты слишком рано затронул эту тему. Все равно заказ ждать еще две недели. Да, Гермиона прирожденный Архивариус и эту способность требуется развивать, однако стартовать с места в карьер совершенно необязательно.
  -- Да ладно, Гарри, мне не сложно...
  -- Замечательно! Так. С этого момента ты в моей власти! Служи усердно и воздастся тебе! - патетически провозгласил Арест, но, неспособный долго удерживать серьезную мину, вскоре расхохотался - Да ладно тебе, я просто шучу. Пока ничего серьезного не требуется, просто запоминай происходящее как можно более подробно. Расписания, встречи, имена, взаимоотношения. Учись подмечать частицы и собирать из них целое. Пока только очевидные, а там... посмотрим. И да, можешь всецело на меня рассчитывать.
  -- Гермиона, ты поосторожнее с ним, а то сядет на шею и ножки свесит, - возмущенный вскрик "Эй!" был нагло проигнорирован - Если нагрузка покажется тебе чрезмерной - обращайся ко мне, обсудим проблему и вместе найдем решение. Договорились?
   Гермиона кивнула и погрузилась в свои мысли.
   В таком состоянии она провела большую часть обеда, механически поглощая пищу и очнувшись только от крайне противного вкуса. Закашлявшись, Гермиона выплюнула содержимое своего рта обратно на тарелку, после чего испуганно заозиралась, но зал был уже практически пуст, а присутствующие старшекурсники совершенно точно не интересовались ее скромной персоной, так что, облегченно вздохнув, она приступила к изучению причины своего конфуза, и чем дольше она ее изучала, тем сильнее в ней разгоралась ярость на одного, совершенно конкретного представителя рода людского, который предусмотрительно отгородился от нее сюзереном. Но как-либо высказать свое возмущение она не успела, потому как объект ее интереса подал голос:
  -- О! Очнулась! Я же говорил, что использование бобов Берти-Боттс совершенно точно поможет! Гони мой галеон!
  -- А я говорил, что ей совершенно точно это не понравится, так что техническая ничья. Да и вообще, это было довольно грубо. - флегматично заметил Поттер
  -- Эй! Я же не могу бить девушек? Значит, классический способ выведения из прострации не подходит. Вот и пришлось использовать голову. Эй! Что значит этот скептический взгляд? Да чтобы ты знал, я гений! Не думаю, что ей бы понравилось поливание водой по твоему методу!
  -- И чем же плох мой метод? Насколько я помню, до сих пор на него никто не жаловался.
  -- А Бетти?
  -- Тебе напомнить, кто виноват в том, что в чайнике оказалась горячая вода, а не холодная?
  -- Кто же знал, для чего ты этот чайник используешь?! Ладно. Закрыли тему... Черт. Мы же опаздываем! Гермиона, прости, выскажешься как-нибудь потом, а сейчас береги дыхание!
  -- Что?..
   Но парни уже подхватили ее под руки с двух сторон и помчались в направлении выхода из Большого зала, под смешки немногочисленных очевидцев перепалки также двигающихся в направлении выхода.
   ***
   Вся История магии прошла под аккомпанемент ядовитых комментариев неразлучной парочки Поттер-Винд, на которые профессор-призрак совершенно не обращал внимания, и скрип перьев учеников, с непередаваемым удовольствием протоколирующих происходящее, разносящийся по всему кабинету в редкие моменты затишья. Пожалуй, впервые за многие годы, на уроке по Истории магии не спал ни один ученик! Более того, всем, без исключения, присутствующим урок понравился, пусть и ни малейшей заслуги профессора Бинса в этом не было, а тема урока и на пергаменте, и в головах выступала чем-то второстепенным.
  -- И почему мне кажется, что профессор Бинс умер не своей смертью? - задумчиво поглядывая на Гарри протянул Винд, когда аудитория и сокурсники скрылись из поля зрения - кабинет ЗОТИ был недалеко и можно было не спешить
  -- Вероятно. Уверен, если бы профессор остался привидением из-за любви к своему предмету, то наши сокурсники не попытались бы уснуть еще на пятой минуте его монолога. Его либо поднял косорукий неумеха в области некромантии, либо в этой истории не все чисто.
  -- Как же так? Убийство учителя прямо в школе? Неужели никто не расследовал это дело?
  -- Гермиона, я лишь предполагаю. Я, исключительно по физиологическим причинам, его смерти не видел и утверждать ничего не могу. Впрочем, если хочешь себя чем-нибудь занять на досуге, можешь расследовать это дело. Только осторожнее, убийца, если он был, может до сих пор быть в замке. И быть незаинтересованным в своем раскрытии.
  -- Но профессор Бинс преподает в качестве призрака уже несколько десятков лет! Вряд ли кто-то из профессоров вообще застал его смерть.
  -- Дамблдор, Спраут, МакГонагл и, возможно, Флитвик по возрасту вполне подходят. Флитвика и Спраут исключаем сразу. Декан факультета Ровены поднял бы привидение намного качественнее, а декан Хаффлпафа слишком фонит Жизнью чтобы быть способной на подобное вообще. Вот и остаются только директор и декан Гриффиндора, остальные преподаватели того времени в большинстве своем умерли, в меньшинстве - покинули Англию. Кстати, не путай привидений и призраков.
  -- Разве это не одно и то же? Стоп. Ты мне зубы не заговаривай! Почему ты подозреваешь директора Дамблдора? Да и... раз уж подозреваешь, то почему так открыто об этом говоришь?
  -- Разница примерно как между собакой и волком, вроде бы родня, вроде бы похожи, но такие разные, если посмотреть на деле. Не обращай внимания, это профессиональные заскоки. Просто постарайся не путать, ладно? - дождавшись, пока девочка кивнет, Поттер продолжил - Почему не боюсь открыто говорить? Это просто - на данный момент директор свято убежден, что мы взрываем хлопушки над головами сокурсников, а ты нас пытаешься урезонить. А доверять тому, кто воспитал двух Темных лордов, тому при ком не раз обновился преподавательский состав, притом не в лучшую сторону, и тому, кто ведет активную и успешную политическую карьеру, я не собирался изначально. У каждого человека в шкафу есть множество скелетов, которые не хочется показывать никому. Кому-то достаточно темноты в означенном шкафу, кто-то выбеляет шкаф под цвет стен, а кто-то еще и ставит поблизости слепящие лампы, которые делают и так хорошо укрытый шкаф крайне трудно находимым, а его содержимое практически невозможным к визуальной идентификации. Если неинтересен ты, то неинтересен и твой шкаф, так зачем его прятать? Если интересен ты, но неинтересен шкаф, то лучше перестраховаться и спрятать шкаф от случайного внимания, но если интерес вызывает непосредственно шкаф... Спрятать его надежно может только белый свет чистой репутации. Парадокс в том, что чем лучше означенный шкаф защищен от внимания посторонних, тем сильнее и чаще он используется. Независимо от намерений. А потому любые политики с хорошей репутацией гарантированно замазаны в дерьме.
  -- Все... так плохо?
  -- Ага. Единственное могу сказать, что некоторые из политиков в дерьме потому что это самое дерьмо разгребают, а не создают. Но в большинстве случаев именно их репутация страдает в первую очередь. В общем, не доверяй политикам. Всем. Без исключений, - неожиданно серьезно ответил за своего сюзерена Арест, после чего принялся разглядывать свои ногти, продолжив нейтральным голосом - Кстати, до урока осталось всего две минуты.
   Мальчишки без слов переглянулись и синхронно повернулись к девочке, которая мгновенно оценив одинаковые ухмылки обоих неожиданно осознала, что произойдет дальше:
  -- Нет! Не надо! Не надо меня таска-а-а-а-а-а-а-а-ать...
   ***
  -- Д-добрый д-день д-дети. Се-сегодня м-мы по-о-оверх-хностно оз-знакомимс-ся с тем, ч-что из себя п-представляю-ут Темные Искусства и-и защи-ита от ни-их. Н-но п-прежде ч-чем мы нач-чнем я хотел бы по-опросить в-вас д-дать самостоятельный о-ответ на э-этот воп-прос. К-кто ж-желает вы-высказаться? М-мистер П-пот-т-тер?
  -- Да, профессор. Темные искусства - это методики боя темных магов. Тактики, стратегии комбинирования проклятий, ядов и темных боевых заклинаний для достижения максимальной эффективности в достижении конечной цели. Соответственно, Защита от Темных искусств должна изучать наиболее эффективные методики противостояния, контрмер и контратаки. Если бы ЗОТИ как дисциплина не сформировалась, то темные маги неизменно побеждали бы во всех схватках, просто-напросто истощая неэффективную оборону светлых. Что, впрочем, встречается до сих пор, благодаря тому, что данной дисциплине не уделяется достаточно внимания.
  -- Б-браво П-поттер. Д-двадцать баллов Ровенкло! Д-даже я не сказал б-бы луч-чше.
  -- Спасибо, профессор. Ваша похвала много для меня значит. - ухмыльнулся Гарри - Кстати, я знаю один великолепный рецепт зелья от заикания, могу поделиться.
  -- С-сп-пас-сиб-бо П-поттер, но эт-то н-нервное. П-поп-п-прошу Вас с-сесть н-на м-место. В-все з-зап-писал-ли оп-пределение? В т-таком случае я п-продолжу...
   ***
  -- Это же просто ужас! В нормальной школе такого учителя не допустили бы к преподаванию и на милю! Я имею в виду, что каждая его фраза и распознавалась то с трудом, не говоря уже о ее смысле! Да с таким учителем проще учиться по учебнику! - пыхтела раздраженная Гермиона в гостиной факультета
  -- Все сказала? А теперь открой конспект и прочти написанное в нем. Затем открой учебник и сравни. Информация отличается весьма сильно, не так ли?
   На несколько минут девочка зарылась в пергамент и книгу дотошно сравнивая свои записи с текстом все сильнее и сильнее меняясь в лице:
  -- Но... Как же так? Почему то, что рассказал преподаватель, разительно отличается от рекомендованного учебника?
  -- Цензура. Она способна извратить любую информацию. Поверь, это далеко не худший из возможных учебников, но и в нем информация подается весьма и весьма купированной. Поэтому запомни два правила: Первое правило - в мире магии, чем больше лет книге, тем ценнее информация в ней находящяяся, а потому любое современное издание следует сверять с более ранними и так далее, для получения полной картины. Второе правило, кстати, действенно оно и в магловском мире, заключается в том, что преподаватель, даже минимально разбирающийся в преподаваемом предмете, лучше учебника просто потому, что в отличие от книги может передать опыт, а не знание в чистом виде. Исключением из последнего правила являются Гриммуары, но пользование ими не имея некоторого опыта в изучаемой области - смерти подобно, а потому исключение они крайне редкое. Да и мало их осталось.
  -- Почему?
  -- Что-то сожгла Инквизиция, что-то спрятали аристократы, что-то навсегда осталось ждать мифических наследников в сейфах Гринготса, а что-то опечатало Министерство. Более-менее свободный доступ, насколько он вообще может таковым быть, к Гриммуарам, есть только в России, до которой Инквизиция не добралась, а так же в Америке, где древних европейских родов просто нет, а существующие рода договорились об организации общей библиотеки для всех чистокровных, полукровок и потомственных магов. Собственно, все в традициях Америки. Если сперли и сделали это общественным достоянием, то вроде бы и не сперли. Все, что требуется для посещения означенных библиотек - иметь гражданство Канады или США для Американской и гражданство СНГ для Русской.
  -- То есть, мне ничего не светит? - резко погрустнела, было зажегшаяся энтузиазмом девочка
  -- Ну почему же? Студенческий билет Азмага работает в обеих библиотеках не хуже - подмигнул Гермионе подошедший Винд - Держите. Эльфы таки сподобились приготовить нормальную еду, пусть и пришлось долго объяснять ньюансы рецептуры
  -- Эльфы? Настоящие? Где???
  -- Как много мы еще о тебе не знаем... - с глубокомысленной миной пробормотал Гарри, глядя на девочку
  -- Пха-ха-ха-ха-ха!!! Если ты о высоких длинноволосых красавцах с острыми ушами и не менее острым зрением и слухом, то спешу тебя разочаровать, последний раз представителей этой расы видели не меньше пяти веков назад, - оскалился Арест - Ну а если о домовых эльфах, то кухня находится за одним любопытнейшим натюрмортом. Домовые эльфы там работают и живут. Будет желание нормально питаться - покажу.
  -- На кухне? А разве у них нет жилища?
  -- Нет. Но оно им не особенно и нужно. Домовой эльф питается магией и физическую оболочку имеет лишь по прихоти создателя этих существ. Так что отдыхают они крайне мало. И не потому, что работы много, не смотри так на меня, а потому что не терпят безделья. По сути, когда-то их предки были злобными духами, пакостящими людям, в чьих жилищах они поселялись, которых изловил какой-то энтузиаст и направил их энергию в конструктивное русло. В том числе на борьбу со своими бывшими сородичами.
  -- Кстати, именно поэтому в Европе нет того, что в Азии называют низшими екаями - домовички с радостью питаются означенной пакостью еще когда она только начинает свое формирование. Послушные, работящие, исполнительные... Их создатель определенно был гением... А вот со вкусом у него было не очень, так что внешность этих существ оставляет желать лучшего. Если хочешь, можешь почитать о них в третьем томе Полнейшего бестиария Европы авторства Алехандро Максвелла от 1792 года. Поищи в библиотеке, как будет время, по идее он там должен быть.
  -- О чем ты, Рест? Это же Хогвартс. Вряд ли на полках местной библиотеки найдется что-либо кроме описания условий "рабского" контракта домовых, - изобразил кавычки Поттер
  -- Ну, по уверениям всех английских магов именно в Хогвартсе собрана самая богатая библиотека Европы...
  -- И ты этому веришь?
  -- Почему нет? Какой процент означенной библиотеки находится в общем доступе - это уже совершенно другой вопрос
  -- Рест. Мы. Только что. Прибыли. Давай не будем устраивать твоих сомнительных авантюр хотя бы в первый месяц учебы?
  -- Зануда.
  -- Имею право. Тем более, что на означенный месяц у нас и так много планов.
  -- Кстати об этом. По дороге я встретил младшего Малфоя. Он прозрачно намекнул, что хотел бы поговорить с тобой с глазу на глаз.
  -- Конфиденциально?
  -- Не обязательно. Так что ему передать?
  -- В среду, после занятий, в Зале Наград. Конкретное место и обеспечение озвученных условий на нем. Посмотрим, на что способно это английское дарование... Гермиона, что-то случилось?
  -- ...
  -- ...?
  -- Просто впервые в жизни почувствовала себя глупой... Такое... странное ощущение. Знаешь, Гарри, в обычной школе я выделялась начитанностью и более взрослым поведением, чем у других детей, но сейчас я чувствую себя... словно оказалась на месте тех самых детей, а вы на моем... Только еще умнее, лучше, сильнее... и, словно недосягаемые вершины, к которым хочется стремиться, но которым не хочешь навязываться... - Гермиона стремительно утерла слезинку, готовую вот-вот сорваться с ресниц, и с надеждой посмотрела на удивленных парней - Вам действительно нужна такая как я?
  -- Разумеется. - улыбнулся Гарри
  -- Даже не сомневайся! - подмигнул Рест
  -- Даже если бы у тебя не было твоих талантов, я бы обратил на тебя внимание. Ведь, в отличие от большинства, ты готова стремиться к большему, к лучшему. Готов поспорить, у тебя не было друзей в школе. Я прав? Вот видишь. Подавляющему большинству не нужна "вершина", к которой нужно стремиться, и протянутую руку "альпиниста", прошедшего чуть дальше они или отвергают или пытаются заставить означенного "альпиниста" тащить их наверх самостоятельно, а когда тот откажется это делать, в порыве злобы пытаются сбросить благодетеля вниз и затоптать ногами, "чтоб неповадно было сверху вниз смотреть". Ты не такая как они. И именно поэтому я протянул тебе свою руку.
  -- И я. Не переживай, Гермиона. Ты наконец-то среди друзей - поддакнул Винд
  -- Мальчики... Спасибо! - оба ровенкловца оказались стиснуты в весьма крепких, чего не заподозришь от довольно хрупкой девочки, объятиях
  -- Э-э-эй! Еду уронишь! Я что, зря все это тащил?
  -- Ха-ха-ха-ха-ха!
  
   Глава 7. Первая вылазка
  -- Блин, и куда я только влезла? - задумчиво прошептала Гермиона, следуя за двумя мальчишками, что за неполные два дня сумели занять огромное место в ее жизни
  -- Мы тебе предлагали остаться в гостиной. Ты решила пойти с нами, так что не жалуйся.
  -- Ну, я же не знала, что "прогуляться" это значит хаотично бродить половину ночи по замку! Я вообще удивлена, как нас до сих пор не схватил Филч или преподаватели!
  -- Я подкупил Пивза, так что Филч нейтрализован, а Снейп в основном патрулирует наиболее удобные для передвижений гриффиндорцев и слизеринцев коридоры, чтобы снять баллы и назначить отработки первым, а так же отчитать и прикрыть вторых. Хаффлпафцы традиционно не шастают по замку малыми группами, а потому караулить их совершенно необязательно - достаточно просто придти на шум, а Ровенкловцы обычно просчитывают наперед все свои вылазки и весьма наблюдательны, так что пойманными бывают крайне редко. Таким образом достаточно не лезть в гриффиндорскую башню, слизеринские подземелья, библиотеку, зал наград и Большой зал, а так же отвлечь завхоза, чтобы беспрепятственно гулять ночью по всему замку.
  -- И зачем мы тут "гуляем" уже три часа? Мне уже надоело проходить через этот коридор! Какой это раз? Третий? Пятый? Мы просто без толку бродим кругами.
  -- Мы собираемся радикально решить проблему Истории магии. Хоть остроумия у нас и в достатке, но нам за него никто не платит, так что повторения сего... хм... уже вчерашнего концерта можешь не ждать.
  -- Вы собираетесь убить приз... привидение?
  -- Правильно говорить - "упокоить", но нет, мы собираемся сделать не это.
  -- Тандем шаман-некромант может очень и очень многое. Если бы здесь был только я, то Бинса действительно пришлось бы упокоить, потому как восстановить его в достаточной степени, чтобы разницы между живым профессором и неживым практически не было, способен только мастер-некромант, до звания которого мне еще очень и очень далеко. Благодаря Ресту можно будет использовать связь с духом мира, чтобы получить информацию о недостающих частях духа, а, соответственно, личности нашего профессора.
  -- Ну и заодно поискать относительно целый слепок личности нашего дорогого учителя в Астрале. Не факт, конечно, что найдем, но если найдем, можно будет форсировать восстановление, сделав своеобразную перезагрузку сознания.
  -- А если все-таки не найдете?
  -- Поставим на недостающие участки своеобразные "пустышки", которые со временем заполнятся сами. В духовном мире целое всегда притягивает свои части. В любом случае, месяца через два мы получим нормального учителя истории, а не это бубнящее недоразумение.
  -- Но если вы собираетесь что-то делать с призраком, то зачем ходить кругами?
  -- Затем, что нам не нужно, чтобы другие привидения - сделав ударение на последнее слово, ответил Гарри - влезли под руку в самый неподходящий момент. Вот и приходится ставить несколько барьеров подряд, причем так, чтобы об их наличии никто не догадался. Было бы проще, прими я еще одно или два наследия из возможных - я мог бы банально приказать привидениям не лезть в мои дела, а портретам молчать о моих действиях, но тогда придется влезать и в борьбу за Хогвартс, раскрывая карты раньше времени. Да и вообще, не особо то мне и хочется лишнюю ответственность на себя взваливать без особой необходимости. Именно поэтому мы нарезаем круги вокруг учительской. А поскольку учительская также на особом контроле - круги приходится делать такими большими.
  -- Но когда ты перечислял места, в которые нельзя соваться, учительскую ты не упоминал!
  -- Потому что туда соваться можно. Если осторожно, конечно. Там просто сигнализация самовосстанавливающаяся по всем ближайшим коридорам навешана. А регулярно ее вырубать - никаких нервов не хватит. Да и следов много останется. Или ты думаешь, что ни один ученик прошлого не додумался до маленького "розыгрыша" преподавателей? Примерно по той же причине преподавательский стол - одно из наиболее защищенных мест в замке. Ну, еще и потому, что, вломившись через стенной витраж за спинами профессоров во время обеда, потенциальный противник не сможет убить преподавательский состав сразу же.
  -- А как же смертельное проклятие?
  -- Этот щит ставила еще Ровена. А убитый при помощи магии смерти некромант - это вообще анекдотический случай. Есть мнение, что этот щит запитан от драколича, спящего в складке пространства, вот только означенную складку за прошедшую тысячу лет найти никому не удалось, в отличие от Тайной комнаты Слизерина, которая, согласно некоторым источникам открывалась уже раз пять. Правда последний случай какой-то мутный был - на "монстра Слизерина" повесили убийство маглокровки, а наследником назвали нашего лесника, он тогда еще здесь учился. И ладно бы его изгнали, так нет, на следующий год он уже тут работал! Где, мать его, логика?
  -- Рест, умерь пыл. Шум нам не нужен. Да и чего ты хотел? Английская политика уже около столетия устраивает гонения против магических существ. И мы оба знаем, кто за этим стоит. Так что то, что виноватым назначили полукровку - неудивительно. Даже если бы он был не полувеликаном, а, например, полутритоном или полусатиром. В его невиновности были уверены многие, но кого-то нужно было сделать козлом отпущения.
  -- Эм... А они вообще бывают? - ошарашено просипела девочка
  -- Редко, но, тем не менее, встречаются, - кивнул Гарри - Так, вроде все. Пора заглянуть к нашему учителю и устроить сеанс спиритизма и "страшной и ужасной черной магии".
  -- Так что там с прочими полукровками? Просто я еще ни одного не встречала.
  -- Гарри ведь уже сказал, что в Англии к ним отношение весьма и весьма негативное, так что если и рождается полутритон, то заявлять о себе миру ни он, ни его мать не стремятся. И проживают либо в естественной среде обитания, либо уезжают из страны, если мать из магов. Полусатиры же в Англии если и бывают, то только взрослые и проездом. И также не стремятся привлечь внимание к своему происхождению.
  -- Есть также и другие виды полукровок, но эти, не считая вейл и сирен, наиболее часто встречаются в Европе. Если же говорить об Азии, то там черти все ноги переломают, потому как потомки екаев, пробудившие кровь вполне могут стать чистокровными, а уж если они потомки не одного вида екаев, а нескольких, то, что из них получится, ведают только Ками. Собственно, одна из причин огромного видового разнообразия кроется именно в том, что от носителей разных пропорций крови екаев могут пробудиться основатели совершенно различных по силе и способностям новых видов екаев, в зависимости от личности и личной силы носителя. Впрочем, не забивай голову. Просто знай, что восток - дело тонкое и без поллитры в большинстве нюансов его жителей разобраться невозможно.
  -- Поэтому, прежде чем знакомиться с кем-либо восточного происхождения следует тщательно запомнить то, что делать нельзя ни в коем случае и что делать не запрещается, но порицается.
  -- Так же, не следует форсировать знакомство. Достаточно проявить интерес к общению. Если объект внимания заинтересован в налаживании контакта - он поддержит разговор и будет искать нового. Во время разговора, завязанного по чужой инициативе достаточно просто не проявлять неуважения - все остальное тебе без проблем спишут на твое невежество и не будут в обиде.
  -- Если только ты не попытаешься показать себя "знатоком" традиций, - хмыкнул Винд - В этом случае с тебя будет спрос как с равной. И в зависимости от настроения над тобой будут смеяться или же ставить жирные минусы в личное дело за каждую оплошность.
  -- Кхем... - пришла в себя Гермиона через пару минут молчания - И зачем мне это надо знать? Я вроде бы пока в Азию не собиралась.
  -- Босс немного нервничает, вот и выдает лекции, чтобы немного успокоиться. Но ты запоминай, вдруг пригодится?
  -- Когда это еще будет... Да и будет ли вообще? - наблюдая за остановившимся сюзереном, водящим по воздуху руками, протянула девочка
  -- Не сомневайся. Азмаг - академия международная, и рано или поздно, но хотя бы с одним азиатом тебе общаться придется... Да и зная наших учителей, можно с уверенностью сказать, что на красоты востока ты полюбуешься вдоволь, даже если не хочешь этого.
  -- А при чем тут ваша академия?
  -- Разве мы не сказали? Точно! Заявление на заочное поступление тебя в Азмаг Гарри уже написал и отправил. Ответа еще не было, но вероятность, что его отклонят практически нулевая - демонологии сейчас редкость и в каждого наши ректоры вцепляются клещами. Ты же демонолог потомственный, притом с наличием родовой библиотеки. Так что о своем образовании можешь не переживать - в его наличии многие более чем заинтересованы.
  -- Это возвращает нас к моему первому вопросу, но в более глобальном масштабе - вздохнула Гермиона
  -- В войну. Впрочем, из всех вариантов именно этот, как ни странно, обеспечивает тебе гораздо лучшую судьбу, нежели любой другой. Не сомневайся в правильности своего выбора, - отвлекся Гарри от своего занятия, - Я закончил. У нас примерно пять минут, чтобы добраться до учительской, снять с нее защиту, проникнуть внутрь и вернуть защиту на место. Так что, вперед!
   Школьники молча сорвались с места и ринулись за Поттером, безошибочно идущим к цели. Впрочем, из присутствующих, лишь Гермиона могла заблудиться в замке - и Гарри, и Арест прекрасно помнили всю известную карту Хогвартса. К сожалению многие из тех, кто отыскал в замке что-то скрытое, предпочитали сохранять секрет, что им открылся, а потому даже потайных ходов, начинающихся и заканчивающихся в замке, на карте было отмечено крайне мало.
   Портреты мирно спали, не замечая ничего необычного, призраки давным-давно покинули внезапно ставшее негостеприимным пространство, а следящие чары были аккуратно перенесены на фиалы с кровью в куче тряпья на кровати. Филч воевал с Пивзом, взявшим в заложники миссис Норис, а у профессора Снейпа... у профессора Снейпа было занятие поважнее, чем выслеживание троицы первокурсников. Некому было помешать дерзкому проникновению, а потому за три минуты, что были потрачены парнями на вскрытие двери их никто так и не побеспокоил.
   В тишине коридора щелкнул замок. Пара пассов руками и троица учеников проникает в большой кабинет, где среди пары десятков столов, из которых использовались едва ли больше пяти, парил профессор Бинс. Апатичный взгляд, абсолютное отсутствие движения и какой-либо реакции. Профессор казался бы мертвецом, если бы уже им не был. Даже Гермиона, далекая, в общем-то, от некромантии, сравнивая профессора с другими привидениями замка видела разительные отличия не в пользу учителя Истории магии. Здесь действительно была какая-то тайна, безумно волнующая и интересная. Впрочем, осматривалась в кабинете она одна - мальчишки были заняты возвращением защиты на двери в прежнее состояние.
   Неслышно загудели магические линии и система слежения вновь активировалсь, но было уже поздно - в искомых коридорах никого не было, защита по-прежнему оберегала кабинет от посягательств, а никем незамеченные взломщики изучали предмет своего интереса:
  -- Он какой-то странный, неживой - поделилась наблюдением Гермиона
  -- Ага. Видимо тому, кто его поднимал, высокая активность привидения была не нужна или даже повредила бы.
  -- Раньше ты выдвигал несколько версий. Что привело тебя к выводу, что профессора все-таки подняли?
  -- Гермиона, - улыбнулся Поттер, - Самоподнявшиеся привидения тяготеют к тому месту и окружению, где они умерли. Поднятые же, тяготеют к месту своего поднятия или к материальному якорю, к которому его привязали в процессе. Официальная версия гласит, что профессор в один прекрасный день просто пришел на свое занятие в призрачной форме. Встал из-за стола в учительской и пришел на урок, "забыв" за столом свое тело. Однако, профессор висит в воздухе, а не сидит за столом, значит официальная версия неверна. А теперь посмотри на расположение столов. Ближайшие к нам прижимают углы ковра, расстеленного на полу. И все бы хорошо, если бы вышивка по периметру ковра не была предназначена для рассеивания магии. Готов поспорить, что если заглянуть под ковер, мы найдем схему поглощения энергии или ее аналоги.
  -- И что это значит?
  -- Это значит, что в число подозреваемых в поднятии попал профессор Флитвик. Впрочем, убийца, если он был, тот, кто поднял профессора, и тот, кто соорудил вот эту конструкцию, могут быть тремя абсолютно разными людьми. Конструкция выкачивает энергию изнутри и отдает вовне. Часть энергии возвращается, но тут же вновь поглощается схемой. Таким образом, профессор Бинс, находясь здесь, теряет всю накопленную энергию и впадает в некое подобие анабиоза.
  -- То есть, как, если он был?
  -- Ну, возможно кто-то, обнаружив смерть преподавателя, придумал как сэкономить на зарплате одному из учителей, ведь на Истории магии, собственно магией нам пользоваться и не требуется. - почесал макушку Винд, - Так что вполне возможно, что ничего криминального тут, кроме использования некромантии, конечно же, которая по нынешним представлениям Министерства "страшная и злобная", нет.
  -- В любом случае, кто-то не хотел, чтобы уроки Истории магии несли хоть какую-то полезную нагрузку, и активно этому поспособствовал. И не думаю, что директор не смог бы сделать тех же выводов, что и мы, а значит за этим стоит либо он, либо это просто вписывается в его планы. Налицо преступная халатность, как минимум.
  -- И что же делать? Если все это задумка директора Дамблдора, то вряд ли он не заметит изменений, а после того, что вы провернули с профессором МакГонагл, мы первыми попадем под подозрение!
  -- Это не такая уж и проблема. В смысле, даже если мы прямо сейчас уберем всю эту дрянь, или оставим видимость работы - пройдет не один год, прежде чем поведение привидения придет в относительную норму. Но это естественным путем.
  -- Мы собираемся ускорить процесс и создать видимость давнего повреждения схемы. Конечно, придется потерпеть пару-тройку месяцев, но анонимность того стоит, верно? В любом случае, к тому времени мало кто сможет связать нас и это событие.
  -- Ну что ж, начнем. Чем раньше закончим, тем раньше ляжем спать. Кстати, Гермиона. С завтрашнего дня ты присоединяешься к нам на утренней пробежке. Как мы успели убедиться - выносливость у тебя ни к черту.
  -- Пф... Можно подумать, что она мне сильно пригодится.
  -- Ну не знаю, не знаю... Меня мое первое умертвие гоняло около двух часов с целью откусить кусочек. Демоны же вроде на душах специализируются...
   Гермиона громко икнула. Воображение, благодаря огромному количеству прочитанных книг, среди которых было немало художественных, у нее было развито весьма хорошо.
  -- Это он так шутит. На самом деле тебе бегать не придется. Подавляющее большинство демонов владеют той или иной формой телепортации, так что сбежать вряд ли получится, - "успокоил" девочку Арест, - А вот от толп поклонников с факелами и святой водой убегать - пригодится.
  -- Начинайте уже! - нервно воскликнула Гермиона, стараясь отвлечься от печальных мыслей, - А то заинтриговали девушку, а до сих пор так ничего и не показали, - фальшиво скуксилась она
  -- Слушаюсь и повинуюсь, о моя госпожа - засмеялся Рест
  -- Ну, приступим...
   ***
   У Северуса Снейпа был просто отвратный день. День начался с пары зелий у первого курса Слизерин - Хаффлпаф. Разумеется, и в этом году не обошлось без уникумов, неспособных сварить простейшее зелье, но один ученик превзошел все ожидания. Невилл Лонгботтом ухитрился не только расплавить котел, хотя температуры используемые первым курсом крайне низки, но и взорвать его так, что легче было посчитать тех, кто не пострадал, чем пострадавших. Для подобного эффекта необходимо иметь значительный антиталант, но Дамблдор глух уже который год к просьбам об отстранении таких учеников от занятий и потому придется учить это стихийное бедствие в течение ближайших пяти лет. Благо право назначать проходной балл для изучения продвинутого курса у него еще никто не отнимал.
   Затем было некоторое затишье, даже несмотря на то, что одной из пар был третий курс Гриффиндор - Слизерин, где среди рядов учеников торчали две рыжие макушки, чьи обладатели еще с прошлого года были известны на весь замок, как неунывающие шутники и пройдохи. Несмотря на то, что эти "рыжие паразиты", как про себя их называл декан Слизерина, неоднократно ловивший их на горячем, он не мог не отдать должное их усердию и таланту. Ему не хотелось признаваться в этом даже себе, но если эта парочка продолжит в таком же духе, то он будет рад видеть их и на продвинутом курсе. Все же к занятиям эта парочка подходила весьма ответственно.
   После занятий, когда Северус, разобравшись с пока что немногочисленной бумажной работой, хотел было достать "Вестник зельевара" и дочитать интересную статью его вызвал директор. И ладно бы по делу, но двухчасовое переливание из пустого в порожнее убило и так не слишком хорошее настроение. А потом был он. Шок.
   За ужином, вплоть до которого его мурыжил старик, Снейп случайно услышал, как кто-то из первокурсников хвалит урок Трансфигурации и декана львят, как преподавателя. Но когда он осознал, что разговор, чей обрывок он только что услышал, происходит за слизеринским столом он подавился костью и чуть не задохнулся, пока не смог достать палочку и невербально удалить посторонний предмет. Благо... а благо ли? Никто не заметил такого неловкого положения декана Слизерина.
   Придя в себя и решив убедиться в том, что ему не послышалось, он скользнул в разум одного из говоривших и оказался поражен. Похоже старая кошка сошла с ума, раз показывает боевые варианты использования заклинаний... Или это из-за Лонгботтома? Он же "запасной герой", быть может, все это игра Дамблдора? В любом случае, без его одобрения Минерва и шагу не сделает, так что возмущаться бесполезно. Впрочем, как и всегда. Казалось бы, все неожиданности остались позади, но интуиция, которая далеко не раз его выручала, говорила Снейпу, что настоящие неприятности только приближаются.
   Неприятности начались сразу после начала вечернего обхода. Не то, чтобы это входило в его обязанности, или ему за это платили, но, после первых пяти десятков гневных писем от родителей учеников его факультета насчет пострадавших в стычках с гриффиндорцами детишек, он выбрал меньшее из зол. И оттого, с момента своего назначения прожил не десять лет, а почти пятнадцать. Не раз и не два он поднимал вопрос о хотя бы посменном патрулировании, но, похоже, кроме него гуляющие и влипающие в переделки ученики волновали только завхоза. И именно завхоз стал вестником, а так же участником неприятностей в этот день.
  -- Пивз! - гневу завхоза не было предела, - проклятый полтергейст! А ну сей же час отпусти миссис Норис! Профессор! Помогите! Этот безумный призрак свихнулся окончательно! Он похитил мою кошку и приковал за хвост к потолку астрономической башни, и требует выкуп в размере всех конфискованных навозных бомб! Профессор, у меня же целый склад скопился за эти годы! Если он до них доберется, то это будет катастрофа!
  -- Сколько конкретно? - мгновенно обеспокоился декан Слизерина
  -- Хватит, чтобы залить подземелья по пояс... - в ужасе прошептал завхоз
  -- Что?!
  -- Этот склад - одно из немногих мест недоступных привидениям. С тех пор, как семнадцать лет назад новый владелец "Зонко" отказался принимать конфискат обратно в продажу, не без участия небезызвестных Вам четырех исчадий ада - этот склад стал единственным способом спрятать от Пивза все, что он мог бы использовать в своих шуточках!
  -- Проклятье! Ладно, идемте. Думаю, Кровавому Барону будет интересно, что Пивз растерял остатки благоразумия.
   ***
  -- Огромное спасибо, профессор! - нежно прижимая к себе любимицу, сердечно поблагодарил завхоз декана Слизерина
   Тот лишь скупо кивнул - беготня по замку сначала в поисках кошки, которая исчезала, стоило подобраться к ней поближе, затем в поисках Кровавого Барона, который оказался заперт в одной из комнат подземелья, которую не мог покинуть, затем поимка зловредного полтергейста и отнятие у него цепей Барона, с помощью которых он и ухитрялся проделывать все эти трюки, серьезно вымотала его. Пожалуй, лишь гордость не позволяла Северусу Снейпу сипло дышать, вывалив язык, потому как подобных пробежек он не совершал со времен десятилетней давности, да и то, в то время он был скорее штабным работником, чем полевым агентом, так что происходило это крайне редко. В который раз уже тело напоминало, что времена бурной молодости позади, несмотря даже на вполне молодое отражение в зеркале... если привести себя в порядок.
  -- Профессор, не могли бы Вы продолжить патрулирование без меня? Я для таких пробежек уже староват, да и миссис Норис требуется забота и внимание. Все-таки такой стресс в ее-то годы...
   Северус посмотрел на старого завхоза и, подумав, кивнул - в отличие от Филча у него есть еще и магия, которая приведет его в порядок достаточно быстро, а вот старику совершенно точно следует отдохнуть. Да, действительно, стоит лишь пожаловаться на жизнь, как она тут же покажет тебе, что может быть и намного хуже. И хорошо, если не на тебе самом.
   Завхоз еще раз поблагодарил Снейпа и пошаркал в свою каморку, а тот отправился обходить школу. Время уже давно перевалило за полночь, и профессор уже не рассчитывал никого поймать, а потому был крайне удивлен шумом, на который не замедлил поспешить, а когда понял, откуда этот шум доносился, удвоил свою скорость.
   Как и ожидалось, сигнальная сеть была отключена. Ворвавшись в учительскую, готовый сурово покарать нарушителей, профессор... не заметил ничего необычного. Единственное, Бинс выглядел даже хуже, чем обычно, а в кабинете слегка пахло озоном. Просканировав кабинет на предмет пакостных закладок и не обнаружив ничего подобного, профессор устремился в погоню, ругая про себя тех, кому не спится трехэтажным матом и просчитывая их вероятные пути отхода к башне Гриффиндора.
   Так, проносясь по очередной лестнице и не находя ни единого следа беглецов, Северус Снейп внезапно заметил дернувшуюся тень, отброшенную факелом. Сдержав радостный вскрик, совсем не приличествующий декану Слизерина, профессор бросился туда, предвкушая миг поимки, ведь беглецы укрылись не где-нибудь, а возле запретного коридора, что автоматически позволяло снять с каждого провинившегося еще, как минимум, двадцать баллов, в добавок к тридцати за прогулку ночью и пятидесяти за проникновение в учительскую! О да, сегодня кара будет страшна. Единственное, что огорчает, так это то, что баллы не уходят в отрицательные значения, но даже если нарушитель всего один - его факультет гарантированно потеряет все заработанные баллы, что даст Слизерину дополнительный шанс на победу в соревновании за кубок школы!
   Предвкушая свою расправу, профессор вбежал в коридор, но вместо того, чтобы разразиться тирадой о недопустимости, правилах школы и лишении баллов, застыл с палочкой наизготовку.
  -- Северус? Что вы здесь делаете? - удивленно спросил профессор Квирел, стоя перед ним
  -- Я бы хотел задать Вам тот же вопрос, Квиринус, - сощурившись и направив палочку в лоб преподавателю ЗОТИ, прошипел Снейп.
  -- Я? Я выполняю свою работу. Услышав переполох в замке я сразу же поспешил сюда. Кажется, мы вместе были на том собрании, где директор говорил об огромной важности сокрытого за этой дверью для темных сил, - кивнул Квирел на дверь, из-за которой раздавалось сдавленное рычание, - Ученики спят в своих комнатах, а значит под надежной защитой, соответственно, если шум был вызван темными магами, неизвестным образом проникшими в Хогвартс, то их целью был бы этот коридор и то, что в нем спрятано. Поэтому я здесь.
  -- Хм... Поверю Вам, Квиринус. Кстати, Вы не видели учеников, гуляющих по школе ночью? Только что произошло проникновение в учительскую, но ничего не было ни взято, ни подложено. Кому и зачем потребовалось это, к сожалению пока неизвестно. Я искал нарушителей и увидел вашу тень. Решив, что это нарушитель я последовал сюда.
  -- Я мог бы помочь Вам с поиском виновника. Кстати, что это все-таки был за шум?
  -- Пивз стащил цепь у Кровавого Барона и подвесив на нее кошку Филча требовал выдать ему все навозные бомбы, скопившиеся на складе конфиската за последние полтора десятилетия. Пока поняли, что цепь не простая, пока нашли и выпустили Барона, пока загнали полтергейста в ловушку...
  -- Выпустили? А кто, позвольте спросить, его запер?
  -- Не знаю. Быть может все тот же Пивз.
  -- А вот я не уверен в этом. Если привидение не может проникнуть сквозь дверь, то значит, что и полтергейст не может на нее воздействовать, кроме как опосредованно. Но полтергейсты крайне редко способны на столь сложные планы.
  -- Полагаете, у него был сообщник? Кто?
  -- Скорее, это Пивз был сообщником неизвестного, проникшего в учительскую. И справился он с этой ролью, судя по всему, блестяще. Впрочем, у меня может быть паранойя.
  -- Хм, впервые Дамблдор соизволил нанять кого-то толкового. Если бы не ваша боязнь толпы, я бы даже признал, что Вы лучше подходите на эту роль, чем я.
  -- От Вас это звучит, как похвала.
  -- Это она и была.
  -- Ясно. Что ж, давайте поторопимся, пока следы, оставленные вторженцем не успели исчезнуть.
   ***
   Если бы кто-то заглянул в гостиную Ровенкло в столь поздний час, он мог бы наблюдать двух тяжело дышащих первокурсников, оккупировавших диван, и первокурсницу, с отстраненным взглядом взирающую на них с кресла.
  -- Фух, чуть не попались! - пробормотал немного отдышавшийся Арест
  -- Это было близко, - согласился Гарри, - Еле успел зачистить следы. Давненько я так не выкладывался.
  -- Гермиона. Ты меня извини, конечно, но учиться бегать тебе все же придется. Как бы ты не хотела обратного, ты уже вовсе не пушинка. На малых скоростях это, конечно, не чувствуется, но быстро бегать с тобой на руках по лестницам уже довольно тяжеловато
  -- Не слушай его, Гермиона, на тренировках он и вдвое больший вес таскал. Просто ворчит немного. Поворчит - перестанет.
  -- К.
  -- Гермиона?
  -- К.. К-к! Какого хрена там произошло?!!
  -- Ну, я немного перестарался. Извиняюсь. Зато Хогвартс мне по гроб жизни будет обязан - такого учителя по истории ни у кого другого точно нет.
  -- Ага. Только не распространяйся слишком. Как бы не заставили повторять эксперимент. А в том, что все выйдет так же гладко, я отнюдь не уверен.
  -- Мне кто-нибудь объяснит, что там произошло, или же нет?
  -- Изволь. За прошедшее со времени смерти профессора время, те осколки духа, что не были воплощены в привидение, были поглощены духом мира. Это, в принципе, естественное явление и вытащить эти осколки обратно, пусть и не в первозданном виде вполне реально. Вот только некоторые осколки слились с духом Истории, притом не слабым. По сути, этот дух является лишь частью целого, иначе рано или поздно был бы поглощен, но частью самостоятельной. И вот он начал мне противодействовать. Пришлось действовать в обход. Честно говоря, я даже не ожидал что все выйдет именно так, думал обманом вытащить куски нашего преподавателя и разорвать связи, но вот только последнее... немного не получилось.
  -- То есть?
  -- То есть, наш профессор, в теории, станет аватаром духа Истории, и, соответственно, одним из лучших возможных учителей по данному предмету. Рест, дух-то сильно большой был?
  -- Огромный. Я даже не сразу заметил, что это не общий дух мира. Либо ему просто невероятное количество лет, либо он охватывает колоссальную территорию, но тоже не менее пары тысячелетий.
  -- А это не опасно? В смысле, что такая древняя сущность имеет доступ в реальность?
  -- Хе. Если бы он чего-то захотел - для него проблемы это бы не составило. Сама видела, каким выбросом энергии сопровождалась стабилизация канала. Это я к тому, что избыток энергии от этого, в общем-то, простого действия можно было наблюдать визуально. Плюс акустический удар. Этот выброс для него, все равно, что твой чих. А теперь представь масштабы катастрофы, будь он по настоящему разумен.
  -- А если профессор и станет тем самым разумом?
  -- ...
  -- Эм...
  -- Твою ж мать...
  -- Гермиона.
  -- Ты ведь.
  -- Никому не скажешь?
  -- О боже, - рука Гермионы Грейнджер впервые встретилась с лицом в классическом жесте. В первый раз, но далеко не в последний...


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  К.Фарди "Моя судьба с последней парты" (Женский роман) | | N.Zzika "Лишняя дочь" (Любовное фэнтези) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Женский роман) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | Натали "Бракованная невеста" (Любовные романы) | | А.Платунова "Твое имя" (Приключенческое фэнтези) | | Р.Навьер "Плохой, жестокий, самый лучший" (Современный любовный роман) | | К.Корр "Императорский отбор. Поцелованная Тьмой" (Приключенческое фэнтези) | | Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | | У.Гринь "Няня для дракоши" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"