Ржаницын Дмитрий: другие произведения.

Гл.7 Апокалипсис.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:



ПЕРВОХРИСТИАНСТВО И РАННЕЕ ХРИСТИАНСТВО.









Глава 7.
Апокаллипсис.


Итак, проанализировав Евангелия от Марка, Луки, Матфея и Иоанна, можно сделать вывод, что главное отличие Первохристианства от Раннего, сформировавшегося ко второй половине I века, заключается совсем не в том, что христиане полностью отделились от иудаизма и распространились в языческой среде. Появился новый постулат, отсутствовавший до ап. Павла, то, что Иисус Христос - Бог. Произошла смена богов, что сделало Раннее Христианство совершенно новой религией, принципиально отличной от иудаизма. Логически, следующим шагом следовало официально объявить об этом и полностью разорвать все отношения с евреями. Однако такой решительный шаг в I в. не был сделан. Причина - в том, что постулат о божественности Христа принимался далеко не всей общиной. Старички - ортодоксы, последователи ап. Петра все еще ревностно хранили наследие своего учителя и сопротивлялись этому как могли.
Дискуссии и споры об отношении к язычникам и их обращении, о соблюдении Закона, о моральном облике христиан, можно ли есть жертвенное, надо ли делать обрезание - все это было лишь внешнее проявление непримиримой борьбы двух идеологий. Старой, что Иисус - Мессия, и новой, что Он - Бог. И они действительно не примирились. Новая идеология победила, подавила старую и постаралась сделать все, чтобы от той ничего не осталось, даже памяти. Так, чтобы приверженцы новой религии, какое бы Евангелие они не читали, - всегда читали "Евангелие от Павла". Появилось понятие "Новый Завет", заменивший древний, никем не отмененный Завет Бога с Авра'амом.
Почему же в этой борьбе никто не высказывался прямо и определенно, вся полемика шла намеками и расплывчатыми фразами? В писаниях круга ап. Павла ни разу не было сказано: "Иисус Христос - наш Бог. Он же - Йегова", все больше "Наш Господь", "Сын Божий", "Дух Божий" и прочие двусмысленные определения, такие, чтобы можно было в принципиальном споре сказать: "Господь - мы так называем Иисуса просто из уважения", а рядовым верующим в междусобойчике объяснять: "Что тут сомневаться, Господь - эти и есть Бог!". Вести честную открытую дискуссию для них было смерти подобно. Это сразу повлекло бы полный раскол во всей организации, с таким трудом созданной. Ясно, что сами они ни в Бога ни в черта не верили. Учение о новом боге им было нужно лишь для того, для чего бывает нужна любая идеология - сплотить массы на борьбу за власть для своих руководителей.
Но, однако, ведь именно эти самые руководители претерпели гонения и многие пали мученической смертью? И не только они, но и тысячи рядовых христиан? И даже смерть их не поколебала?
На такие вопросы есть несколько контрвопросов.
Во-первых: А что, разве в истории человечества не было подобных примеров, когда люди гибли за ложные идеалы и кумиры?
Во-вторых: А можно ли вообще говорить о гонениях конкретно против христиан в I веке?
До 60-х гг. пострадавших христиан было не так уж много. В Деян упоминается первый христианский мученик св. Стефан. Однако он, обвиненный Синедрионом, пытался оправдаться, т. е. совсем не имел горячего желания "ступить на Голгофу". Казнили его не за его веру, а за то, что на суде но не сдержался и оскорбил иудеев. Апостолы Петр и Иоанн тоже привлекались к синедриону. Петр открыто высказал суду свои убеждения, и они были оправданы. Иаков, брат Иисуса, первый епископ Иерусалима, был казнен, но по историческим данным это произошло значительно позже, чем это описано в Деян, - в 62 г. уже на волне нероновских гонений.
Репрессии Нерона вполне можно сравнить со сталинскими репрессиями ХХ века. Гонения конкретно христиан сменялись гонениями других, таких же ни в чем не повинных людей, так же как сменялись объекты преследования у Сталина, - то шла борьба с правой оппозицией, то с врачами-вредителями, - на самом деле просто всех мели подчистую. Время правления Нерона было суровым для всей Римской Империи. Головы летели постоянно, и среди друзей и среди врагов, - император намеревался изничтожить всех. Не даром восстание в Иудее началось сразу после избиения христиан, хотя вроде те и другие к этому времени почти не имели отношения друг к другу.
Следует еще учесть, что хватали всех подряд, не очень разбираясь, кто есть кто, но отличие в том, что в наше время можно было спасти свою шкуру отступившись и раскаявшись, а при Нероне никто никого ни о чем не спрашивал - раз попался, значит "подрывной элемент", значит - на арену к львам. Может быть, обреченные на смерть, и готовы были бы отступиться, но никто им этого не предлагал. Вот в чем объяснение массовой стойкости казненных христиан.
Сама массовость репрессий против христиан - это очень большой вопрос. Христианские историки во все века завышали цифры многократно, и их можно понять. Современные оценки: за все века преследований, количество жертв среди христиан насчитывалось от 1500 до 3000 человек. И это на фоне того, что времена были несравнимо суровыми, человеческая жизнь ни во что не ставилась. Например, при разрушении Иерусалима в 70 г., количество жертв было около 100 000, и это было в порядке вещей.
Теперь касательно противоположного круга, которые стояли на старине и твердо держались Единобожия.
В общем и целом в организации Павла они составляли меньшинство, Павел регулярно подкармливал их, подбрасывая деньжат. Они считали себя замкнутой сектой, свои взгляды держали при себе, опасаясь лишиться довольствия. К тому же не следует забывать, что они их совесть была не чиста - тело казненного Иисуса Христа было похищено и пущена сказка о его воскресении.
Кто это сделал? Если трудно сказать, кому конкретно выгодно преступление, надо посмотреть, кто в результате выгадал. В Деян есть такой человек - Иаков брат Иисуса. Его не надо путать с другим Иаковом бар Заведеем, братом ап. Иоанна. При жизни Христа Иаков не играл никакой роли, во всех четырех евангелиях он упоминается только вскользь, наравне с другими его братьями и сестрами. А после казни он вдруг становится одним из основных в Иерусалимской общине, а потом и главным. Хотя никаких доказательств или указаний на роль Иакова в этом деле в Евангелии нет.
Так что долгие десятилетия круг ап. Петра жил в постоянной опасности быть разоблаченными и поэтому все предпочитали с новыми функционерами не слишком ссориться.
И еще надо вспомнить, что среди них затесались ессеи, которые вообще жили своей тайной жизнью и внутренне с христианами никак себя не обобщали. Им и дела не было до того, чтобы что-то доказывать тем, кого они считали отступниками.
И последний вопрос: Неужели среди всех христиан не нашлось таких, кто бы встал за правое дело во весь рост и сказал бы во-всеуслышание: "Ребята, что вы делаете! Долой еретиков, что мутят воду и Анафема!"
Выходит, что таких не нашлось. Таких не было, - что ждать от христианства, которое родилось из лжи и расцвело на лицемерии? К чему оно должно было прийти и к чему привести?

И вот этот вопрос подводит нас к последней теме - к Апокалипсису.
Апостол Иоанн прожил долгую жизнь, достигнув высшего авторитета среди своих собратьев по вере. Он познал мудрость и тщету земной жизни. В отличии от ап. Павла, который мог только занудно рассуждать об Агапе, Иоанн познал эту неземную Любовь, которая есть Бог, и жил Ей. Таким мы видим его в четвертом Евангелии.



Но не всегда он был таковым. Мы имеем другое его произведение "Откровение св. Иоанна" или "Апокалипсис", написанное им, лет на 20-30 раньше, когда он был в полноте всех своих сил и за будущее своей Веры готов был драться.
Чтобы правильно понять Апокалипсис, прежде всего надо не дать себе втянуться в распутывание бредовых видений и разгадывание тайной символики.
Прежде всего надо отказаться от вселенского масштаба, и не искать картины Конца Света. Начинается ведь Апокалипсис вполне буднично - руководителям семи Азиатских церквей передаются деловые замечания, что хорошо, а что - не очень в их приходах. Надо понять, что все последующие ужасы - иносказательные предостережения, адресованные только им, а не всему миру. Не надо копаться в деталях и угадывать в каждом роге страшного зверя определенного императора или очередную атомную войну.
Все эти рога и короны - определенный литературный стиль. Точно также писал свою сатиру, скажем, Рабле - никому не приходит в голову искать тайный смысл в точном количестве съеденных Пантагрюелем коров. Еще Апокалипсис не надо воспринимать как последовательное повествование. Совсем не значит, что за пятой печатью будет сорвана непременно шестая. И, главное, надо понимать, что все предрекаемые ужасы исходят не извне, а есть внутренние беды христианства. Ожидать всяких напастей от врагов - для этого не надо быть Иоанном Богословом. Его гениальность и провиденье как раз в том, что он видел то, чего другие не хотели и не хотят видеть до сих пор: сама христианская церковь, отступив от Единобожия, пойдя на подлог воскресения Иисуса Христа, зародила в себе дьявольское семя. Апокалипсис - книга, показывающая, какое дерево может вырасти из этого семени.
Вот, например "жена, облеченная в солнце, под ногами ее ... " и т. д., Она собирается родить, но страшный дракон, со страшным хвостом, и, вообще, весь страшный, - уже ждет и собирается поужинать ребеночком. Но он остается в дураках, потому что ребеночек, родившись, тут же подпадает под небесную защиту, а жена сбегает в пустыню. Мало того, другие ее дети становятся на защиту своей матери. Разве это не разоблачение мифа о чудесном предназначении младенца Иисуса, и что мать его - девственница. Бог знает правду - в этом смысл поражения дракона.
Далее, из моря вылазит зверь вавилонского, т. е. чужеземного происхождения, со смертельной раной, но живой. И говорит он гордо и богохульно 42 месяца.
И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца, закланного от создания мира.
(Откр 13:8)

42 месяца - три с половиной года - столько проповедовал вымышленный Павлом Иисус, он же имеет рану смертельную, но жив.
Кто имеет ухо, да услышит.
Кто ведет в плен, тот сам пойдет в плен; кто мечем убивает, тому самому надлежит быть убиту мечем. Здесь терпение и вера святых.
(Откр 13:9-10)

И вот уже появляется второй зверь, действующий от имени первого - Церковь:
... и заставляет всю землю и живущих на ней поклоняться первому зверю, у которого смертельная рана исцелена;...
(Откр 13:12)

Вспомните ежегодное пасхальное чудо нисхождения небесного огня в Храме Гроба Господня:
И творит великие знамения, так что и огонь низводит с неба на землю перед людьми,
(Откр 13:13)

Иконы:
И чудесами, которые дано было ему творить пред зверем, он обольщает живущих на земле, говоря живущим на земле, чтобы они сделали образ зверя, который имеет рану от меча и жив.
(Откр 13:14)

Чудотворные иконы. Сколько народа поубивали (в легендах) чудотворные образа и Богоматери и Николы Угодника, и Самого Всемилостивейшего Спаса!
И дано было вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил и действовал так, чтоб убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя.
(Откр 13:15)

И вот - "число зверя":
Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть.
(Откр 13:18)
Сейчас оно записывается тремя шестерками, а в евангелические времена - греческими буквами
ХИ КСИ ДЗЕТА
Именно почти такую закорюку изображают на иконах Спаса. Только центральная "кси" поднята наверх и превращена в титло. По адресу http://host.kub.kz/dar/666.htm можно посмотреть, как это выглядит.
Законное возражение, - все эти иконы и православные чудеса происходили не во времена Апокалипсиса, а значительно позже. Но, может быть Иоанн, - человек явно неординарный, - на самом деле обладал даром предвидения? Чудесного предвидения, или предвидения, основанного на глубочайшей проницательности.
Но даже если эти толкования и не соответствуют действительности, наверняка в те времена в христианстве уже было достаточно чертовщины, которую Иоанн Богослов мог и должен был изобразить.




И вот - последний пункт:
Я, Иоанн, видел и слышал сие. Когда же услышал и увидел, пал к ногам Ангела, показывающего мне сие, чтобы поклониться ему;
но он сказал мне: смотри, не делай сего; ибо я сослужитель тебе и братьям твоим пророкам и соблюдающим слова книги сей; Богу поклонись.
И сказал мне: не запечатывай слов пророчества книги сей; ибо время близко.
Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще.
Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его.
Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, Первый и Последний.
Блаженны те, которые соблюдают заповеди Его, чтобы иметь им право на древо жизни и войти в город воротами.
А вне - псы и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители, и всякий любящий и делающий неправду.
Я, Иисус, послал Ангела Моего засвидетельствовать вам сие в церквах. Я есмь корень и потомок Давида, звезда светлая и утренняя.
(Откр 22:8-16)
Последняя страница Библии, последняя глава последней книги Евангелия...
Все таки нашелся один человек, который не побоялся выступить, все поставить на место и расставить точки над i: "Бог одному поклоняйся, а я не Бог, я Иисус, такой же человек, как и ты и твои собратья."
Но новому христианству такие категорические заявления уже были не страшны. Потому что христиане этого не читают. А если читают, - видят совсем иные слова и воспринимают в ином смысле.
Христианство - идеология, а идеология начинается там, где кончается разумное критическое мышление, где написанное теряет свое самостоятельное значение и меняет смысл в соответствии с тем, как его объясняют на текущих "политпрочистках", где слепо верят "батюшкам", какой бы вздор они не несли.
Как сказал Тертулиан: "Верую, потому что это абсурдно!" - такова сила идеологического внушения.









 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"