Шерстобитова Ольга Сергеевна: другие произведения.

Ты - мое притяжение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приобрести роман - щелкни на картинку.




    РОМАН ВЫШЕЛ В ИЗДАТЕЛЬСТВЕ "АСТ"!
    Иллюстрация на обложке: Д. Родионовой М.: АСТ, 2019 г. Серия: Любовь внеземная Тираж: 2000 экз. ISBN: 978-5-17-114780-8
    КУПИТЬ на Book24
    КУПИТЬ на Лабиринте
    КУПИТЬ на Оz
    КУПИТЬ на Оzon
    КУПИТЬ в Читай-городе
    КУПИТЬ электронный вариант: на Книгомане
    КУПИТЬ электронный вариант: на Литресе


    Когда ты вынуждена отправиться на далекую планету, чтобы сохранить тайну, а в твою жизнь неожиданно врывается мужчина и переворачивает ее вверх дном, переживать уже поздно.
    Легче согласиться на путешествие, полное приключений. Ведь предложение крылатого капитана "Звездного странника" так заманчиво! На неизведанных планетах ждут удивительные растения для исследований, а космос так и притягивает загадками. Да и сам красавчик-капитан явно что-то скрывает, выполняя секретную миссию!
    И все это просит, нет, жаждет моего вмешательства! А когда еще неожиданно нагрянет любовь... спасаться от такой катастрофы бесполезно.

    Для тех, кто желает получить книгу с автографом, подробнее тут .
Для всех, купивших бумажный вариант романа"Ты - мое притяжение", в подарок БОНУСНЫЙ РАССКАЗ "ЗВЕЗДА ДЛЯ ТЕЙРИНЦА"! Подробнее об условиях акции тут .
Для тех, кто желает получить книгу с автографом, подробнее тут .

  
  
   Это последняя выкладка. После 20 ноября на СИ останется две-три ознакомительные главы.
   Полностью роман можно приобрести на Книгомане. 15 ноября завершается предзаказ и заканчивается скидка 20%!
   Всем желающим сюда.
  
  
  Глава первая
  
  Рина.
  - Все готовы?
  Мы закивали, но как-то не особо уверенно и радостно.
  - Напоминаю, свернуть с полосы препятствий возможности не будет. Вы пройдете ее от и до. Ну или проползете, - ехидно добила тори Аурика, которая преподавала в Межзвездной Академии Риндара физическую подготовку и точно помнила, кто и как ее всегда из факультетов одолевает.
  Ждать от нее жалости и надеяться на послабление не приходилось. Всегда собранная и серьезная, она невольно внушала студентам уважение. Кое-кто преподавательницу даже побаивался. Еще бы! Тори Аурика - типичная риндарка, а это уже говорит о многом. Фигура мощная, сильная, натренированная. И пусть роста она была небольшого и стриглась коротко, так что черные прямые волосы часто падали на лоб и норовили закрыть глаза, а шея оставалась открытой и беззащитной, назвать ее коротышкой и попытаться оспорить хоть один приказ, не решился бы никто. Еще живя на Земле, я читала книги о валькириях. И тори Аурика всегда ассоциировалась у меня именно с девой-воительницей. Хотя она не имела никаких доспехов, а оружием пользовалась самым обычным - лазерным, если требовалось защитить себя от нападения дикого животного. Выжить на Риндаре, родившись иной, непросто.
  Близость планеты к звезде Дордроне - красному карлику, давало возможность Риндару получать столько же энергии, что и Земли от Солнца. Имелось здесь и магнитое поле, служившее защитным барьером от радиации и вредных излучений, а температура и давление атмосферы позволяло воде оставаться в жидком виде. Но все же климат оставлял желать лучшего. Временами на Риндаре случались сильные ураганы, приходилось прятаться в специальных скальных укрытиях, температура не всегда была стабильной - жара и зной могли смениться холодом, и только коренные жители, такие, как тори Аурика спокойно выстаивали при подобных катаклизмах.
  Преподавательница оглядела наш неровный строй, рявкнула так, что мы подскочили, нахмурилась и отправилась проверять наше обмундирование - иначе не скажешь, по второму разу.
  Я подавила тяжелый вдох и облизнула пересохшие губы. Звезда светила вроде бы и тускло, от чего небо вечно было окрашено в алый цвет, и только на рассвете или закате становилось розовато-фиолетовым, нереально сказочным и манящим, но на полигоне, где мы собрались, было душно. Действие защитного магнитного поля, однозначно, свели на нет, давая нам, студентам-выпускникам, почувствовать на себе все прелести предстоящего испытания.
  - Зарянская, поправьте пояс и проверьте, как закреплена фляга. И линзы в этот раз взяли, надеюсь?
  Я нервно сглотнула, уставившись на тори Аурику, сверлящую меня красными почти не мигающими глазами.
  Когда я только оказалась на Риндаре, постоянно вздрагивала от цвета глаз коренного населения. Очень уж устрашающе они смотрелись, особенно на фоне массивных накаченных от тренировок фигур. Но потом привыкла, инфракрасное излучение давало возможность ринадарцам хорошо видеть даже во время урагана, зачастую спасать тех, кому суждена гибель.
  - Зарянская, вы слышите меня или нет?
  Я вздрогнула от грозного окрика и тут же полезла проверять на защитном - темно-синем эластичном комбинезоне, который подстраивался под температуру тела - и если тебе было холодно, согревал, а жарко - слегка охлаждал, пристегнутую фляжку. Под взглядом тори Аурики проверила заклепки на поясе, которые оказались все же не до конца застегнуты, что грозило мне в лучшем случае - потерей фляжки и трехчасовой жаждой, а в худшем - обмороком под палящим небом, а затем поморгала, показывая, что линзы, защищающие от пыли и сильного излучения Дордроны, в целостности и сохранности. Стоили последние безумно дорого, выдавались в Межзвездной Академии Риндара строго под учет. В прошлый раз, когда в одной из учебных оранжерей на меня напали хищные водяные лилии с планеты Хитрок, расположенной в Звездной системе Маара, и обрушили поток воды прямо в лицо, линзы просто выскочили, и я стала беззащитна, если бы не... Впрочем, о моей тайне, так тщательно скрываемой и невыносимо тяжелой, не знал никто на этой далекой планете.
  - Все в порядке, тори Аурика. Я готова к предстоящим испытаниям, - четко ответила я, стараясь не морщиться.
  Волосы, собранные в тяжелый узел на затылке, немного стягивали кожу на голове, и это доставляло неудобство.
  На Земле, где я провела восемнадцать лет своей жизни, все время оставляла их распущенными, и это светлое безобразие, которое так тяжело расчесывать, падало до талии легкими волнами. На Риндаре такого я себе позволить не могла. Зацепишься за куст какого-нибудь кактуса, которые в избытке росли на каждом шагу на планете, или застрянешь в лиане, и единственной красоты лишишься.
  Тори Аурика тем временем еще раз пристально меня оглядела.
  - Зарянская, прекращайте витать в грыхазабрах, - приказала она.
  Грыхазабры - так звучали на местном языке облака желто-красного цвета, появляющиеся на планете несколько раз в год. Дожди здесь - редкое явление. И от этого, как и в любой пустыне на Земле, желанные.
  Преподавательница, не дожидаясь моего ответа, пошла вдоль строя, останавливаясь уже у алара Одинара - представителя еще одной инопланетной расы. Одинар был из звездной системы Аларии, расположенной на другом конце Вселенной. Высокий, с темно-коричневой кожей, которая не боится никаких излучений и словно бы гасит их, с длинным гладким хвостом, покрытым защитными чешуйками, на конце которого прячется ядовитое жало, тут же выпрямился и стал исправлять погрешности.
  На данный момент по земному летоисчислению уже наступил две тысячи пятьсот тридцатый год. На самом деле, когда мы вступили в Межгалактический Союз Всех Рас, было решено следовать общему исчислению времени, где космический час приравнивался в семидесяти двум минутам земного, но на планетах время всегда было местным, и к такому распорядку давно уже привыкли.
  За последние пятьсот лет человечество шагнуло далеко вперед, совершив немало технических революций. Одна из них, случившаяся триста лет назад, привела к тому, что началось движение земной коры, сдвинулось несколько пластов, и на Земле начались катаклизмы. Извержения вулканов, наводнения, частые ураганы... Я не знаю, выжили бы мы в таких условиях, ученые до сих пор строят предположения на этот счет, если бы случайно мимо Земли в поисках нового дома для своей расы не пролетал космический корабль дайтурцев.
  Дайтурцы мало чем отличались от землян чисто внешне, разве что глаза сияли более насыщенными оттенками, напоминая драгоценные камни, да их голоса звучали мелодично и легко.
  А еще они обладали особой силой - могли управлять природой, используя энергию, которую видели и направляли ее в нужное им русло. Дайтурцы нас и спасли, остановив лавину катастроф, что пала на головы землян. Правда, вернуть все в привычное для нас состояние они не смогли, поэтому вместо шести континентов, на Земле появилось восемь, плюс в Тихом океане вспыхнуло множество мелких остров, но климат, как ни странно, остался прежним, привычным.
  Используя особый, изобретенный ими же передатчик - голсор, вставляемый в ушную раковину и позволяющий понимать речь любой расы, дайтурцы рассказали свою непростую историю, которую знали наизусть теперь все земляне.
  Дайтурцы - древняя и очень развитая раса, живущая больше пятнадцати тысяч лет в галактике под названием Звездный Полет, настолько далекой от нашей, что добираться до нее пришлось бы больше двадцати лет. Дети у них рождались безумно редко, женщин было совсем мало, и дайтурцы постоянно искали расы, которые подходили бы им для продолжения жизни. Раз в сто лет по их исчислению времен (на Земле примерно раз в сто тридцать семь лет), так как дайтурцы считали года по движению сразу нескольких звезд в их галактике, с маленькой планеты, где они жили, отправлялся корабль с теми, кто был избран (и при этом еще и согласен) найти новый дом и навсегда остаться на незнакомой планете.
  Дайтурцы обрели его на Земле, а так же помогли росту наших технологий, ускорив технический прогресс и правильно рассчитав его последствия. В последний раз, когда я улетала с Земли, на континентах находились крупные мегаполисы с небоскребами, окруженные зелеными заповедниками. Лесов, конечно, стало меньше, но сам факт, что их удалось сохранить, говорил о многом.
  На мой взгляд, дайтурцы сделали еще одну важную вещь - помогли землянам наладить контакт с другими разумными расами. Они поражали многообразием и уровнем развития, и вскоре земляне вступили с ними в дружеский Межгалактический Союз Всех Рас. Были созданы единые для всех законы, установлены военные патрули в случае возникновения опасностей, а для землян появилась возможность осваивать новые планеты даже далеко за пределами Солнечной Системы и основывать там колонии.
  - Раз все готовы, через пять минут окончательно выключится защитное поле, сразу стартуйте! - громко возвестила тори Аурика, оторвав от неожиданных воспоминаний.
  Все же я скучала по дому. Порой так сильно, что готова была бросить то, к чему так долго шла, и вернуться, невзирая на опасность и предсказуемый финал. Мне не хватало тепла родных, с которыми я так и не рискнула за семь лет разлуки связаться, боясь навлечь на них беду; привычного синего с белыми облаками неба над головой, шепота листьев, через которые бежит легкий ветерок и аромата хвои. Врут люди, когда говорят, что можно забыть то, что так дорого.
  Я снова загнала тоску в самую глубину сердца, спрятала на донышке и, наконец, сосредоточилась.
  - И помните, как сильно от результатов этого испытания зависит ваше будущее!
  Еще бы! Академия, где я училась последний седьмой год, считалась престижной не только на Риндаре, где и располагалось, но и славилось своей подготовкой выпускников к выживанию в экстремальных условиям разных планет в ближайших галактиках. Это было ее основное направление. В Межзвездной Академии Риндара готовили более восьмидесяти специалистов, и шестьдесят из них выходили с кафедры военно-экстремальной подготовки. На планету для обучения в Академии стекалось немало разных инопланетных рас, а временами направлялись на дополнительную подготовку военные самых разных статусов.
  Я же предпочла другой факультет, менее популярный и появившийся в Межзвездной Академии Риндара лет тридцать назад - межзвездный биологический дизайн, выбрав из множества направлений в качестве будущей профессии - звездную флористику. От земной профессии она отличалась тем, что включала в себя не только искусство составления букетов, но и создание цветников на любой планете, а в масштабном варианте я могла вырастить сад.
  Дисциплин у нас было много. Мы изучали условия разных планет, полезные ископаемые, хищных растений и животных, вели расчеты, разбираясь в тонкостях строительства беседок и садовых украшений, и конечно, проходили обязательный курс по безопасности, в который входила и физическая подготовка учащихся.
  И не смотря на то, что данный комплекс занятий был не основным, именно по его результатам нас отправляли на летнюю практику. Оно и понятно. Если студент факультета межзвездного биологического дизайна успешно справляется с испытаниями в условиях, которые будут на предполагаемом месте его практики, то он выживет. Если нет... вариантов имелось немного: отправиться на родную планету и выполнять задание преподавателей там или остаться и работать в оранжереях Академии. Их было больше сотни, каждый год привозили все новые и новые растения, а рук все равно не хватало. Такая работа неплохо оплачивалась, но желающих копаться в земле и следить за размножением, к примеру, аурикуса - кактуса, стреляющегося ядовитыми иголками, от которых лицо опухало, как от укуса пчел с планеты Рошан, находящейся почти на окраине галактики Млечный путь, все равно было немного.
  Я провела в этих оранжереях практики за все годы обучения, а в учебные дни часто подрабатывала. Стипендия хоть и была, но ее всегда не хватало даже на необходимые мелочи, а помочь мне в ситуации, в которой я оказалась, некому.
  Вздохнула, отмечая тот факт, что становится еще жарче, чем раньше, хотя на планете раннее утро, отогнала непрошенные воспоминания, сосредоточилась. И постаралась не смотреть в сторону тех, кто собрался в специальном боксе, следя за нашим испытанием. Помимо нескольких преподавателей, а так же трех врачей, там располагались представители разных планет - зачастую капитаны межзвездных кораблей или их заместители. Именно они и забирали на лето студентов, прошедших испытания, на практику. Поучаствовать в этом деле мог любой корабль, отправляющийся на исследования в любую точку Вселенной или же перевозящий простые грузы. Команда получала дополнительного члена экипажа, выполняющего простую работу, студент - возможность научиться новому и побывать на разных планетах, а на моем факультете - еще и собрать гербарий и использовать его потом для защиты выпускного проекта.
  Наконец, раздался долгожданный щелчок - и мы разом сорвались с места и побежали. Я старалась держаться чуть в стороне, укрываясь от многочисленной пыли. От нее не особо спасал даже специальный комбинезон. Нос и горло я защитила универсальным спреем, но его действия надолго не хватит.
  Чуть вильнула, уворачиваясь от двух риндарцев, с боевым кличем мчащихся вперед, выровняла темп. Дышать было тяжело, но останавливаться нельзя. Впереди уже замаячила стена, покрытая лианами. Половина нашего потока поползла по ней, часть стала падать, тереть глаза и ругаться.
  Я выдохнула, оглядела участок, где оказалась. Вроде бы самые простые лианы - таких на Ринадаре тьма-тьмущая самых разных видов. Стебли у них толстые, способные выдержать большие грузы. Оно и логично - во время урагана лианы корнями цепляются за камни, выживают... Я еще раз осмотрела стену, ища подвох, а потом полезла. Вниз старалась не смотреть, так как высоты боялась с детства. Делала равномерные вдохи и выдохи, проверяла каждый стебель, а потом уже ставила ногу. Одна из лиан порвала защитную перчатку, но кожу не оцарапала. И вот тут я поняла, что за пакость нам подсунули! Песчаные силки! Да-да, именно так назывался этот вид лиан. Они медленно обступали, а потом выпрыскивали из своих стеблей самый обычный песок, который засасывали в себя вместо воды, когда ту не могли по какой-либо причине добыть. И пока жертва терла глаза... опутывали, лишая воздуха.
  Я постаралась унять бешено колотящееся сердце, вспоминая полученные на парах знания, уверенно поползла дальше. Наступила на нарост, так удачно подвернувшийся под ногой, и раздался шелест и взрыв. Я зажмурилась, позволяя вырвавшемуся из лианы песку обсыпать меня. Отряхиваться не стала, лишь полезла быстрее, внимательно смотря, куда ставлю ноги, но наросты появлялись неожиданно, словно по мановению чей-то руки. И я все чаще зажмуривалась, тяжело дышала и старалась не думать, что за испытания ждут впереди.
  Зацепилась рукой за ветку, та хрустнула, и я повисла на одной руке, цепляясь за лиану и поминая нехорошим словом преподавателей. В глаза попала парочка песчинок, и я усиленно заморгала. Линзы всегда защищали от такого рода воздействий на Риндаре, но сейчас их свойства ослабили, явно оставив минимальные возможности - не сгореть окончательно от излучения Дордроны, да суметь рассмотреть окрестности. От песка и пыли они теперь не защищали. Наверняка профессор Зитпартик постарался. Он родился на планете Трооке, находящейся в окраине Малого Магелланового облака, и коренные жители там неплохо управляли магнитными полями. Если учесть, что линзы и опознавательный лаурт - носитель информации в виде небольшой татуировки-узора на запястье с возможностями подключения к Мезгалактической Сети, который наносили все представители Межгалактического Союза Всех Рас, делась при помощи технологий троокцев, то я уже боялась представить, что будет дальше.
  С трудом, но все же я вернулась в исходное положение, прикидывая, сколько осталось до конца проклятой стены. По сторонам не смотрела. Каждый студент, едва попадал на определенный участок, отгораживался электромагнитным полем. Помогать на испытаниях другим строго запрещалось. Здесь проверялись не душевные качества, а физические навыки и умения. И был ли ты с этим согласен, нет, мало кого волновало.
  Я срывалась со стены, повисая на лиане еще трижды, прежде чем оказалась на вершине. Выдохнула, перевесила ноги и чуть не взвыла! Внизу, с другой стороны стены плескалась вода. Я нервно сглотнула, отцепила флягу и выпила треть того, что было внутри. Сощурилась, вглядываясь в темную гладь непонятного водоема. Зная изощренную фантазию преподавателей, там не ждало ничего хорошего. Хуже всего, я даже не предполагала, что они кинули на дно или запустили в воду. Плотоядные кувшинки, затягивающие жертву в цветок, были после третьего курса. Жгучие водоросли, после которых с трудом за три месяца даже при всех достижениях современной медицины разных рас сходили ожоги, порадовали студентов прошлым летом.
  Я слегка тряхнула головой, забыв, что вся обсыпана песком, чихнула и, не удержавшись, полетела в воду. Даже закричать не успела, как мир вокруг изменился. По началу начала барахтаться, не соображая, что происходит, а потом все-таки вынырнула и огляделась. Водоем заволокло туманом. И куда теперь? Оглянулась, но стена растаяла, будто кто-то ее спрятал. Решив довериться интуиции, прислушиваясь и всматриваясь в белесое пространство, я поплыла. Вода была до подозрительного ледяная, и в ней не встречалось ни рыб, ни цветов. Когда мне почудился сладкий аромат, я замерла. Снова оглянулась, проплыла еще немного. Запах становился сильнее, приторнее, но ни на какое вредное вещество не был похож. И кто же его выделяет?
  Гребок, вдох, рывок... Я перебирала в памяти растения и животных, обитающих в подобных условиях, пока не заметила рядом с собой небольшой островок. Темный, покрытый мхом, с маленькими белыми цветочками. Соблазн забраться на него и отдохнуть, был невыносимо велик. Вода чуть всколыхнулась, пошла волнами. Я огляделась и прислушалась, но вокруг было тихо. Цветочки на острове чуть наклонились от невидимого ветра. Я выпучила глаза и замерла.
  Нет, я всякого ожидала от преподавателей, но такого...Подсунуть нам аларийского бордовобрюха! В том, что это был именно он, сомневаться не приходилось. Чем-то это млекопитающие по строению тела напоминало нашего земного кита. Только питалось оно не мелкими рыбками и планктоном, а всем, что попадется в его ловко расставленные сети. Бордовобрюх выделял особые вещества, и в результате этого на части туловища у него прорастали цветы с приторным ароматом. Он манил путников, оказавшихся в морских просторах Аларийска - планеты-гиганта, сплошь покрытой водой, обещая отдых и уют. Но стоило путнику оказаться на островке, как цветы дурманили разум, а бордовобрюх уходил под воду. Жертва зачастую не понимала даже того, что умирает.
  Вот где они эту пакость достали? Не преподаватели, а изверги!
  Отплывала я медленно, дышала через раз, потому что знала - в любой момент запах может усилиться, и ничто тогда не спасет. Долгожданному берегу радовалась так, как ничему на свете. Разлеглась, отдышалась, отжала волосы. Мне оставалось еще два испытания.
  Следующее представляло собой обычную полосу препятствий, которую мы проходили каждый день. Правда, ее чуть усложнили. Я пробежала небольшое расстояние, взобралась на скользкое бревно, лавируя и не теряя равновесия, легко его преодолела. Перепрыгивая через препятствия разной величины, оказалась у каната, с помощью которого мне, как Тарзану, предстояло преодолеть огромную лужу грязи. Вот вроде бы столетия уже прошли, а в испытания все равно добавляют всякую пакость. Сдается, с чувством юмора у риндарцев все совсем нехорошо. Наверняка их еще и земные специалисты консультируют.
   Силы у меня было немного, и хоть я хорошо разбежалась, все равно руки заскользили по канату, и ноги по колено проехались по грязи, забрызгав меня по грудь. Несколько капель попало и на волосы, и на лицо. И еще от пояса отцепилась фляжка, и я ее потеряла.
  Я выругалась и облизала губы. Пить хотелось по-страшному, жара становилась сильнее, а до финишной прямой - мне еще одно испытание. Каким оно будет - предположить нереально. Каждый раз что-то новое. После второго курса нас заставили лечить выдр с планеты Турака. Вроде бы и ничего сложного, но эти звереныши обладали неимоверной скоростью, попробуй их... вылови! А как они царапались и плевались от лечебной мази... Нет, такое лучше не вспоминать, кошмары начнут сниться.
  Я снова пробежала небольшое расстояние и чуть не упала от неожиданности. Передо мной расстилался лес из кактусов! Большинство из них росло на планете, и я точно знала их названия и чем они опасны. Только в чем смысл испытания-то? Пройти через лес?
  Стоило ступить на территорию, как магнитое поле ослабло, а потом и вовсе исчезло. Со всех сторон послышалась ругань, а кое-где даже виднелись макушки студентов. Лязг, хруст, треск... Что там происходит? Кого они ловят и убивают? Лазер был прикреплен на поясе и у меня, но я надеялась, воспользоваться им не придется. Стреляла я до отвратительно плохо. И вроде бы с меткостью проблем не было, но то оружие выскальзывало из рук, то просто вещество, делающее ударную волну нужной силы, исчезало. Преподаватели фыркали и разводили руками, не зная, как подобное объяснить. А я чувствовала, что та сила, живущая внутри меня, протестует, не дает использовать оружие. Понять бы еще почему...
  Я осторожно скользнула между первыми кактусами. Пройти бы этот лес, не прикасаясь ни к одному из них! Некоторые вообще обходила как можно дальше, зная, что они могут спокойно плюнуть в тебя лавой, к примеру.
  На половине пути действие спрея, который защищал от песка и пыли горло и нос, окончательно закончилось. Во рту сразу стало сухо, и я закашлялась. Лоб давно горел, губы потрескались, а перед глазами поползли черные мушки. Звуки слились в один ровный гул, огибали меня, но единственная мысль, которая оставалась - пройти этот проклятый кактусовый лес!
  Пригнулась, уворачиваясь от острых и ядовитых иголок аурикуса, проползла под другим и перекатилась, заметив, как под соседним лежит песчаная тара - небольшая змея, которая бросается на любого, кто находится в стоячем положении.
  Чувствуя себя совсем без сил, поползла дальше. Черту, за которой испытания закончатся, увидела сразу же. И мне оставалось до нее всего немного. Только пройти разновидность кактусов, вызывающих галлюцинации. Но с этим я справлюсь без проблем, вдохну побольше воздуха и быстренько пробегу. В этот момент, когда душа возликовала, я и услышала отчаянный крик.
  Замерла. Послышался хруст, а потом и визг. И что делать? Желанная свобода маячила в нескольких метрах от меня, но шагнуть за заветную черту я не могла. Кого они запустили на эту территорию?
  Когда крик повторился, вздохнула. Если помогать запрещено, зачем снимать магнитное поле? Хотят испытать выдержку? Или это лично мое испытание - не нарушать установленные правила? Ведь моя практика с путешествием к другим планетам срывалась именно потому, что в любой критической ситуации я не могла бросить никого на погибель. После первого курса я спасала марсианского котенка, заблудившегося в зарослях, от чего потеряла время и завалила испытание. Потом были лунорские розы, погибающие от жары. А еще...
  Крик стал пронзительным, хруст отчетливее. Я уже не думала, сорвалась с места, выхватывая на бегу лазер, и помчалась в нужную сторону. Ну и пусть завалю очередную практику и не отправлюсь в путешествие по другим планетам! Зато совесть будет чиста! Я свой выбор сделала.
  На небольшом пространстве под обстрелом ядовитых кактусов с болот, расположенных у Северного полюса планеты, пыталась выбраться Лар-ина, представительница еще одной инопланетной расы - инаров. Прекрасные настолько, что напоминали богов, сошедших с небес. Высокие, изящные, с белоснежными волосами до пола, в которые инары вплетали самые разные цветы, с пронзительными серыми, словно жемчужины, глазами. И все бы ничего, да только слюна у них обладает свойством менять твою сущность. То есть был ты землянином, а поцеловал такую красавицу и превратился в инара. И никаких антидотов не существует против этой напасти. Правда, закон запрещает им использовать против какого-либо представителя инопланетной расы эту способность, да только инаров с каждым годом все равно становится больше.
  - Лар-ина! Оружие доставай!
  - Пошла вон! - рявкнула она, снова перекатываясь и не позволяя колючкам аурикуса впиться в тело.
  Выглядела инарка потрепанной, но лучше меня. Я пожала плечами и развернулась, чтобы уйти. О характере инаров наслышаны все. Помешанные на красоте, считая себя едва ли не центром Вселенной, от них высокомерием так и отдает. Правда, поклонников от этого у той же Лар-ины не становится меньше. Я вообще не понимаю, что она забыла на нашем факультете на отдаленной планете. Зачем ей учиться, если ирков - единой космической валюты у нее столько, что можно пару Юпитеров купить, да еще и останется. Слышала, будто на получении образования настоял ее жених, но подобное казалось странным.
  - Я лазер потеряла. Одолжишь свой? - неожиданно спросила она.
  - Зачем? Против колючек с ним не справишься.
  - Мне нужно.
  И ни спасибо тебе, ни пожалуйста.
  Я пожала плечами, отстегнула оружие и бросила его к ее ногам. Последний участок пути пройду и так. Против галлюцинаций лазер бесполезен.
  Лар-ина ловко поймала лазер, перекатилась и скрылась из вида. И почему она кричала, если спокойно и без лазера могла одолеть преграду? Не понимаю. Я развернулась и тут же нашла ответ на свой вопрос. Инарку сторожило два обычных таких варана, завезенных с Земли. Они выжидали, когда кактусы перестанут стрелять, так как для них их жала смертельны, и жертва сама попадет в их лапы. И вроде бы раньше могли напасть, да я стояла на границе, могла ускользнуть.
  Ну почему только я могу быть настолько глупой? Особенно там, где каждый сам за себя! Теперь попробуй, выберись из ловушки, выбирая между смертью от древних ящериц, которые разорвут меня беззащитную на куски, или маленьким шансом выпутаться из зарослей кактусов. Вот какое количество яда ауорикуса сможет выдержать мой организм? Я бы предпочла ни то чтобы не знать ответа на этот вопрос, но и никогда не проверять это на практике.
  Но выбора не осталось. Первый варан припал на задние лапы, облизнулся, забил хвостом по земле, готовясь к атаке. Второй повторил эту позу. Я взвизгнула и рванула под обстрел ядовитых колючек. Шрамы на лице, отеки и несколько дней в целительском боксе - это мелочи по сравнению с тем, что меня могут съесть.
  Я ползла вперед, закрываясь руками от ядовитых колючек, уже ничего не соображая от жары. Губы кровоточили, и я оторвала лоскут от комбинезона и приложила к ним, чтобы не так сильно чувствовался запах ран, иначе встречу и других хищников. В меня, сколько я не уворачивались, все же попало несколько иголок, опухла рука и щека. Но я все равно ползла. И когда оказалась за финишной чертой, ощущая прохладу, даже не сразу осознала этот факт.
  - Зарянская, встать! - раздался грозный оклик ректора Межзвездной Академии Риндара.
  
  Дисар-ри.
  - Ты все-таки не изменил своего решения и полетишь.
  - А ты в этом сомневался, дядя? - уточнил я, оборачиваясь и рассматривая своего родственника.
  Несмотря на возраст, он прекрасно выглядит. Черные волосы унизаны каплями драгоценных камней, каждая из которых стоит целое состояние, падают на плечи. Лицо у него не с такими плавными чертами, как у меня, скулы и подбородок острые, а глаза - более глубокого серебряного оттенка цепкие, но спокойные. А телосложение воина только добавляет привлекательности. Не одной тейринки не найдется, которая бы отказалась от него. И они до сих пор не верят, что он прошел с тетей обряд объединения в долине Инарула, принеся клятву верности, которую невозможно нарушить, одной-единственной женщине.
  - Я надеялся, мне не придется переживать за тебя. Снова. И рвать сердце на части от тревоги.
  Я подавил вздох. Скажи кому, что мой дядя Индар весьма жесткий, пусть и справедливый, император Тейрины однажды заговорит со мной так, не поверил бы.
  - Ты знаешь, что у нас нет выхода. Если не отправимся на поиски, не найдем... Тейрина окажется беззащитна.
  - Знаю, - спокойно отозвался он. - И если бы мог, все равно бы не отпустил. Слишком опасно. Слишком непредсказуемо. Даже несмотря на то, что у тебя большой опыт воина и пройдена такая подготовка для выживания в разных экстремальных условиях, что удивительно, как ты собой остался, душу свою от зла уберег. Но разве тебя удержишь...
  В голосе дяди прозвучала грусть.
  - Я готов к этому путешествию. Сведения собраны и подтверждены. Остается только...
  - Пройти по краю пропасти. Ты всегда любил играть, Дисар.
  - Напомнить, кто меня научил? - уточнил я, потягиваясь и расправляя крылья.
  Дядя усмехнулся, посмотрел на распростертую долину, которую слегка скрывал темневший внизу заросший сад. Кажется, мы никогда не найдем нормального садовника, способного не только ухаживать за растениями, но и организовать работу других тейринцев. Мой народ больше рвется в небеса, расправляя крылья, технически развивается. Да еще и война эта недавняя... До садов ли было? А теперь все в таком запустении, что хоть самому спускайся да приводи в порядок.
  - Корабль уже проверен? - неожиданно перевел тему дядя.
  - Разумеется, - удивился я. - Жду только последней сводки информации от Шора.
  Я покосился на лаурт, который пока молчал, поймал взгляд дяди.
  - Почему ты не сказал мне, что отправлялся в долину Инарула? - тихо спросил он, и я даже не удивился, что он уже знает, где я провел ночь. Мимо охраны, которая стоит в долине, и мышь не пролетит.
  И я ждал этого вопроса. Сдается, за ответом на него он и пришел. И весь предыдущий разговор был лишь обходным путем. Мы ведь оба знали, что я полечу на неизведанные планеты и справлюсь с заданием.
  - Думал, ты спросишь, зачем, - заметил я.
  Но продолжить разговор не получилось. Лаурт щелкнул, давая понять, что пришло сообщение, которого я ждал.
  - Итак, первая точка вашего путешествия...
  - Риндар.
  
  
  Глава вторая
  
  Рина.
  Я закашлялась, мечтая хотя бы о глотке воды, но голоса, чтобы попросить, не было, так же как и сил.
  - Вы надо мной издеваетесь? Каждый год нарушаете правила, проходя испытания!
  Ректор Мдан еще что-то кричал, а я просто лежала, приходя в себя и давая боли по всему телу немного утихнуть. Снова закашлялась, давясь воздухом так, что на глаза выскочили слезы, а щека, в которую попали колючки аурикуса, стала неметь. Когда рядом кто-то опустился и прислонил к губам обычную флягу с водой, я подумала, это очередной глюк. Немыслимо, чтобы преподаватели проявили в такой момент заботу! Они все тут, как один, придерживались принципа, что выживать должен каждый сам, и за последствия своих поступков тоже отвечать сам. Нет, это не было злословием в духе - 'мол, получи и наслаждайся', скорее мне давали жизненные уроки.
  Неизвестный подтолкнул к моим губам флягу с водой настойчивее, и я поддалась соблазну. Пусть потом, что хотят со мной делают! Я - землянка, мне даже со специальными линзами и спреем в горле сложно переносить климат планеты, а уж эти испытания на физическую выносливость... Да с ними даже не все риндарцы справляются!
  - Осторожно и медленно, - раздался спокойный, с легкой хрипотцой незнакомый голос.
  Я немного приподнялась, закашлялась, сделала еще глоток, прикрывая глаза. Пила и чувствовала, как становится легче. Только подозрительная тишина вокруг пугала и как-то настораживала. Да и ректор... Вот интересно, откуда он здесь взялся? Никогда же не приходил на испытания. Тем более нашего, не особо престижного факультета. И пусть после провалов меня каждый год традиционно вызывали к нему на ковер для отчитывания, но не думала, что он запомнит одну из многочисленных студенток в лицо. Ох, нечисто дело...
  Осознание происходящего возвращалось, и я выдохнула, рассматривая руку, похожую, на первый взгляд на человеческую. Но если приглядеться, то можно заметить, что она покрыта едва заметными чешуйками. На указательном пальце находилось простенькое колечко, состоящее из серебристо-синего, неизведанного металла с небольшим черным кристаллом, внутри которого мерцал огонек. Или так казалось? Впрочем, необычная кожа меня волновала больше. Я зажмурилась, боясь все это счесть игрой воображения, а потом быстро, чтобы не передумать, коснулась чешуек на пальцах своего спасителя. Он слегка вздрогнул, а я удивленно охнула. Кожа была теплой, бархатной на ощупь, словно никаких чешуек на ней не имелось.
  - Еще воды? - спросил он, и я невольно подняла глаза и уставилась на незнакомца, проявившего сострадание, такое забытое здесь, на этой планете, где просто учат выживать.
  Волосы у него были черные, как земная ночь, собраны в высокий хвост на затылке и закреплены кожаным шнурком. Лицо приятное, хотя скулы острые, как у хищной птицы, а глаза... совершенно невероятного цвета! Словно расплескалось жидкое серебро, да так и застыло, мерцая.
  - Зарянская, встать! - снова, словно очнувшись, выпалил ректор Мдан.
  Он тоже типичный риндарец, как и тори Аурика, поэтому темперамент жителя планеты дает о себе знать. Удивительно, что он до этого молчал.
  Я осторожно приподнялась, пытаясь выполнить указание. Незнакомец, поивший меня водой, среагировал мгновенно: поднялся, обхватил за талию и вздернул. Я не сразу поняла, что не так и почему снова воцарилась тишина, пока не заметила за его спиной два странных угловатых нароста стального цвета. Какая-то неизвестная раса?
  Одет незнакомец был в военный черный китель, расшитый серебром, который по большей части напоминал старинный камзол, рубашку в тон узорам на костюме и черные брюки.
  - Зарянская, ко мне в кабинет! Немедленно!
  Я дернулась, незнакомец осторожно меня отпустил и медленно развернулся в сторону ректора. Я вытаращила глаза и уставилась на два огромных крыла за его спиной. Перья на них казались стальными, поблескивали так остро, будто на конце находилась игла, и чем-то напоминали орлиные. Я, как зачарованная, даже руку потянула, чтобы потрогать, убедиться, что мне это не снится, но тут же себя одернула.
  Передо мной стоял тейринец. Их планета находилась от Земли в пятидесяти неделях пути, а от Риндара - в восемнадцати. С тейринцами Межгалактический Союз всех рас заключил договор на поставку ископаемых с разными удивительными свойствами еще сотню лет назад, но эта инопланетная раса все равно оставалась самой загадочной и таинственной из всех, что я знала. Информации о них было немного, раса вела достаточно закрытый образ жизни, а попасть к ним на планету было практически невозможно, лишь по особому приглашению. Простому человеку не стоило и мечтать, чтобы там побывать. Не пустят... Атмосфера у них как-то по-особенному защищена, откинет любой корабль, как теннисный мяч, если явишься спонтанно. И никакое оружие ее, созданное разными расами, как выяснилось вскоре, не берет. Так с тейринцами и было принято решение сотрудничать. А куда еще деваться?
  Тейрина - особое место, заповедное. Она покрыта сказочными лесами, в которых спрятаны огромные долины с самыми невероятными цветами и хрустальными озерами. Я слышала, будто вода в них, в зависимости от кристаллов, растущих на дне, бывает самых разных цветов. А уж сколько растет невиданных трав и деревьев!
  Часть суши покрывали горные хребты. Раньше планета из-за нестабильной атмосферы подвергалась частым падениям метеоритов, которые, соприкасаясь с каким-то жутко странным магнитным полем Тейрины, сделали ее уникальной. Говорят, на черных космических рынках за коллекцию минералов и кристаллов с этой планеты просят нереальные ирки.
  И народ Тейрины хочет сохранить свой дом в неприкосновенности, зная историю схожей планеты в звездном скоплении Весов. Ее превратили в курорт для всех желающих, уникальные озера быстро загрязнились, цветы исчезли, леса вырубились... Пусть и случилось это двести лет назад, но Тейрина - это закрытая территория для всех рас, хотя на контакт коренные жители охотно идут, активно с нами торгуя и даже выделив для патрулирования нескольких межпланетных коридоров свои корабли.
  О самих тейринцах известно еще меньше, чем об их планете. Они не особо охотно покидают свой дом, изредка появляясь на общих Межгалактических собраниях, и о себе мало рассказывают.
  Все представители имеют крылья, которые позволяют летать и преодолевать большие расстояния. Я слышала, у этой инопланетной расы ускоренная регенерация и неплохая выносливость. А еще, каким бы переизбытком прошлого такое не считалось, тейринцы превосходно владеют оружием. Любым. Осваивают его быстро, легко, будто у них это в крови.
  По характеру же тейринцы уравновешенные, спокойные, где-то даже скупые на эмоции. И от них просто веет... опасностью. С тейринацами желали познакомиться все расы, но решались немногие. Наверняка не выдерживали их взгляда. Не глаза ведь, а металл!
  Когда тейринец обернулся к главе Межзвездной Академии Риндара, показалось, он хочет спросить его, а не бессмертный ли тот? А потом достать оружие и...
  - Я выбрал студентку для прохождения практики в составе своей команды, ректор Мдан. Договор, полагаю, стандартный?
  - Да, если вы не хотите внести в него изменений, - неожиданно спокойно отозвался он. - Лар-ина - одна из наших лучших учениц. И побывав с вами на разных планетах, достойно защитит...
  Неизвестный тейринец поднял руку открытой ладонью кверху - я к этому моменту как раз выглянула из-за его спины и узрела растерянное лицо ректора Мдана. Кажется, он удивился, что его прервали. Нечасто увидишь такое зрелище. Да когда два года назад случился самый большой ураган, по силе превосходящий все предыдущие, он не растерялся и четко руководил студентами и подчиненными. А тут... видимо, гость был действительно важным. Я вообще тейринца видела вживую так близко первый раз в своей жизни, и даже не знала, прилетали ли они сюда за те восемь лет, что я жила на Риндаре хотя бы раз. Сдается, нет. Разве бы о таком не говорили?
  Лар-ина же, стоящая рядом с ректором Мданом, чуть встрепанная, но невероятно прекрасная, обворожительно улыбалась.
  - Я выбрал не ее.
  Мне кажется, свались сейчас на планету астероид, никто бы не был так ошарашен.
  - А кого? - выпалил глава академии, как-то сразу посерьезнев.
  Тейринец обернулся, уставился на меня так, что коленки подкосились.
  - Адиса... - начал он и замер, и я не сразу поняла, что нужно представиться. Адиса - это у их расы уважительное отношение к представительнице прекрасного пола. По крайней мере их правитель именно так обращался к главе Межгалактического Союза Всех Рас.
  - Марина. Можно Рина, - выпалила я и закашлялась.
  Фляжка с водой у моих губ оказалась мгновенно, и я, наплевав на мертвую тишину, благодарно сделала глоток.
  - Вы согласитесь стать частью моей команды на одно лето?
  Я подавилась водой и снова закашлялась. Он издевается, что ли? Я отчетливо представляла, как сейчас выгляжу. Порванный и грязный костюм, многочисленные царапины и изодранные локти и колени, опухшее лицо от яда колючек, окровавленные губы. И наверняка мой прекрасный во всех отношениях образ завершает прическа - колтун, с налипшей грязью и песком.
  - Капитан Дисар-ри, осмелюсь напомнить, Зарянская не прошла испытания.
  Глаза цвета расплавленного серебра снова уставились на меня, рассматривая, как неизведанную зверушку.
  - А Лар-ина справилась. Она принесет вашей команде большую пользу. С ней не возникнет трудностей. И вам не придется платить ни ирка, так как лучшую ученицу во время путешествия всем необходимым обеспечивает Академия.
  Умеет ректор Мдан унижать, что тут скажешь.
  - Вы согласитесь стать частью моей команды на одно лето? - снова, пронзая этим ненормальным взглядом, повторил вопрос Дисар-ри, игнорируя всех вокруг.
  - Да, - хрипло ответила я, зная, что глава Академии сейчас меня проклинает, а Лар-ина едва ли не плюется ядом, но я не могла отказаться.
  Меня выбрали. Впервые. Несмотря на поражение.
  Вопрос в том, зачем?
  - Почему ее? - опередил мой вопрос ректор.
  Тейринец обернулся к главе Межзвездной Академии Риндара и тихо, но так, что услышали абсолютно все, ответил:
  - Для тейринца нищий не тот, у кого пустой кошелек, а тот - у кого пустая душа.
  Ректор Мдан открыл рот и не нашелся, что ответить. А у меня в душе вдруг разлилось неожиданное тепло.
  - У меня мало времени, - намекнул капитан с серебром в глазах. - Договор!
  Глава моей академии кивнул, прикоснулся к своему лаурту на запястье, активировал нужную функцию, и перед Дисар-ри вспыхнула голограмма. Он коснулся ее кончиком пальцев, - и лист замерцал, создавая необходимые параметры для чтения. Читал тейринец внимательно, я бы даже сказала долго, что-то добавлял, явно изумляя этим ректора Мдана. Затем кивнул, дотронулся до лаурта на своей руке и прикоснулся им к голограмме.
  - Зарянская, ваша очередь, если не передумали, - поморщился ректор.
  Интересно, почему именно он сам возиться с контрактами, если капитанам достаточно согласовать все с отделом договоров? Неужели Дисар-ри такой важный гость? Я попыталась вспомнить, знакомо ли его имя, но не преуспела.
  Подошла, дрожа и с трудом соображая, прочитала договор, отмечая, что мне положено жалование, премиальные и... всем необходимым меня обеспечивают во время путешествия из бюджета корабля! Вот, что я должна думать? Что меня возвысили до статуса лучшей ученицы или просто... купили?
  - Адиса Рина, что не так?
  Я вздрогнула, осознав, что капитан стоит за моей спиной и явно следит за тем, как я читаю договор.
  - Все в порядке.
  - Чем я вас оскорбил?
  Вот же... упрямый!
  - Зачем... это все? Я - не лучшая ученица, и платить столько...
  - Тейринцы оценивают любого по их качествам, а не заслугам, - мягко напомнил он. - Подлости мы не терпим.
   То есть это награда за то, что поступила так, как велела совесть? На то, что я нарушила приказ он и не смотрит? Чудной какой! Но сдается при всех этих взглядах, на корабле у него полный порядок.
  - Подписывайте.
  Кто-то явно торопился. Да и куда мне деваться? Я прикоснулась запястьем к голограмме, позволяя отпечатку лаурта остаться на договоре. И тут же раздался легкий щелчок, подтверждающий, что копия договора сохранена на моем информационном носителе.
  Ректор Мдан, недовольно сверля меня тяжелым взглядом, покосился на Дисар-ри, но промолчал.
  - Жду вас на корабле завтра на рассвете, адиса, - попрощался он, чуть наклонив голову.
  - А как я его узнаю? - не выдержала я, заставив его удивленно приподнять брови.
  - Поверьте, Зарянская, не перепутаете, - тихо хмыкнула тори Аурика.
  Она, кажется, единственная, кто за меня порадовалась, несмотря на суровость своего характера.
  - Идите уже, - фыркнул ректор Мдан, отворачиваясь.
  За его спиной находились другие капитаны разных кораблей, желающие заключить договоры с приглянувшимися студентами. Я заметила их только сейчас, полностью увлеченная тейринцем. Они негласно уступили ему первенство, не вмешиваясь в разговор и явно насладились ситуацией. Очень уж взгляд у них был своеобразным и многообещающим.
  - Кстати, у нас имеется еще одно место. Кто-то должен проверять порядок в разных отсеках, - неожиданно сказал Дисар-ри, оборачиваясь.
  Ректор сощурился, покосился на Лар-ину.
  Та отчаянно затрясла головой, словно ей предложили руками отмывать корабль, а потом странно дернулась, подошла к Дисар-ри и кивнула.
  Наблюдать за тем, как подписывает договор инарка, я не стала. Удивительно, что еще держалась на ногах. Дойти бы до целительского корпуса, а потом - до жилого. Голова кружилась от яда, который был в колючках, горло першило, потрескавшиеся губы ныли, а тело ломило. Еще немного - и я просто свалюсь на месте.
  Мне даже не хотелось думать о причинах, почему капитан тейринцев предложил договор и Лар-ине. Ведь, однозначно, там будут указаны обычные условия. Хотел наказать? Напомнить, как нехорошо совершать подлость? Или надеется, инарка сможет измениться? А может... она ему просто приглянулась. И одарит своей неземной красотой в качестве благодарности. Но предполагать такой исход, пусть и самый вероятный, не хотелось. Капитан Дисар-ри произвел на меня положительное впечатление. И я решила думать о нем хорошо, пока он не докажет мне обратное.
  До целительского корпуса я добралась с трудом. Перед глазами все так и мелькало. Риндарка Дайкара, лечившая меня постоянно, была немногословной и вечно угрюмой, но свое дело знала. Правда, сейчас у нее обнаружилась очередь, пришлось ждать. Ко мне мгновенно подскочила ее помощница и велела вымыться и пройти дезинфекцию.
  Душевые находились в соседнем помещении, я приложилась лауртом к одному из боксов, который распахнулся, взяла запасную одежду и полотенца. Брать что-то из средств по уходу, не стала. Сложно предположить, как они будут взаимодействовать с ядом аурикуса. Душ выбрала тоже простой, водяной. Многие пользовались другой разновидностью - потоками воздуха с особым составом, который стирает с тебя грязь, еще и энергетически подпитывает. Я же предпочитала обычную воду. Порезы щипало, плечо и щека, куда попали ядовитые колючки, окончательно онемели. Сдается, отек будет снять непросто. Горло по-прежнему горело и саднило, а потрескавшиеся губы снова кровоточили. Я боялась смотреть на себя в зеркало, но перед дезинфекцией необходимо было вытащить линзы. Зрение сразу ухудшилось, но зато глаза, которые с защитой становились болотного цвета, снова стали ярко-зелеными, пронзительными. Тяжелые волосы падали за спину, но сушить их не было смысла. Блок для дезинфекций в Академии до сих пор доисторический, такими редко где пользуются. Обычно уже во всем космосе обходятся энергетическими потоками, а у нас по старинке обливают тебя жгучей смесью, и пока она впитывается, сканируется состояние организма.
  Из бокса я вышла через четверть часа, но все равно пришлось ждать, пока Дайкара вытащит из лианы какого-то студента, а потом перебинтует рану у старшекурсника.
  - И как тебя угораздило, Рина? - удивилась она, бесцеремонно стаскивая с меня полотенце и крутя в разные стороны, недовольно щуря красными глазами.
  - И не спрашивай. Лар-ина постаралась.
  - Да про это я уже наслышана. Ты расскажи, как тейринца покорила? Чем? Они же неприступные, как древняя Шурманская крепость!
  - Тебе и про это уже известно, - удивилась я.
  Оказывается, слухи в нашей Межзвездной Академии распространяются едва ли не со скоростью света.
  Дайкара окинула меня многообещающим взглядом и кивнула на бокс, в котором хранились особо дорогостоящие лекарства.
  - Знаешь, что там?
  - Успокоительное для ректора? - уточнила я.
  - Раз шутишь, значит, настроение улучшается. На самом деле, очень хорошая мазь, которая стоит таких ирков...
  - Эм...
  Я все никак не могла уловить связи между мной и ее рассказом.
  - А знаешь, кто ее принес? Тейринец!
  Я открыла рот, охнула и уточнила:
  - Да когда он успел?
  - Если ты думаешь о красавчике-капитане, то это был, увы, не он, а один из членов его команды. Пришел, переполошил своим появлением весь целительский корпус, выспросил, кто тебя лечит, и оставил.
  Я прикинула, сколько прошло времени с заключения договора до моего путешествия к Дайкаре, задумалась. Интересно, как так быстро успели добраться до Академии и привезти мазь - а взяли ее точно с корабля, на Риндаре такой не продавалось.
  - Ты бы видела его крылья! Он когда взлетел, так у меня даже пациенты, у которых ноги переломаны, умудрились к окнам пробраться.
  Ответ на очередной вопрос был найден, и мне оставалось только разочарованно вздохнуть, когда я поняла, сколько интересного упустила.
  Дайкара, выспрашивая у меня подробности прошедшего испытания, отвлекала от боли, пока вытаскивала колючки из плеча, а потом и из щеки. Обеззаражила, втерла удивительную мазь, которая слегка охладила кожу, а потом начала покалывать, в царапины и порезы, а потом и щедро распределила на места, куда попал яд.
  - К утру опухоль спадет, царапины исчезнут.
  - Так быстро? - поразилась я, думая, что с неделю буду ходить такая красивая, пугая своим видом окружающих.
  - А ты как хотела? Тут другие технологии, - чуть усмехнулась Дайкара.
  Она вообще редко улыбалась, так как над губой у нее был шрам, полученный в схватке с каким-то диким животным. Сводить его риндарка отказывалась, считая украшением, но когда улыбалась, это выглядело слегка устрашающе.
  Заставив меня выпить какую-то гадкую на вкус микстуру, выдала универсальный спрей для горла и новый раствор для линз, наказала, чтобы я берегла себя на практике, и на этом мы распрощались.
  Я отправилась в жилой корпус собирать вещи. До ужаса хотелось есть, но до обеда еще пара часов, а завтрак давно прошел. Съесные же запасы в Академии держать студентам запрещалось.
  Я поднялась на второй этаж, переходя из одного коридора в другой и внимательно отслеживая нумерацию и обозначения. Сама Межзвездная Академия Риндара была невысокой - всего три этажа, но растянутой на пару километров, если не больше. Зато спокойно выстаивала при таком простом способе архитектуры даже в сильные ураганы. Впрочем, здание защищало магнитное поле, а такой способ постройки риндарцы предпочли скорее 'на всякий случай'. Коридоры петляли, отсеки ветвились. Заблудиться тут, даже спустя семь лет учебы, можно запросто.
  Наконец, я подошла к своему блоку, приложила лаурт к панели на двери и вошла в небольшую аккуратную гостиную. Посередине располагался обычный круглый стол, окруженный многочисленными пуфиками, которые имели свойство подстраиваться, едва ты на них садился, под твою позу. Слева вела дверь в общий санузел, а справа располагалось четыре комнаты, в которых жили такие же студентки, как и я. Все три мои соседки были риндатками, особо со мной не общались, но и проблем друг другу мы за эти годы не создавали. Жаль, что не случилось дружбы, но не враждовать же.
  Я прошла в свой бокс. Комнатка была совсем небольшой. В ней помещалась кровать, шкаф, стол с полками для мелочей, тумбочка с цветами и собственно все. Но я никогда не горевала на этот счет, хотя риндарки постоянно ворчали, что им некуда складывать свои вещи. У меня их просто всего немного, и по-прежнему, как и с момента прилета на эту планету, вещи помещались в одной сумке.
  Я впервые отправлялась в такое долгое и дальнее путешествие, поэтому не думая, сгребла все в кучу и принялась мучиться извечным женским вопросом: что взять, а что оставить.
  Через два часа, когда на лаурте сработала функция-напоминалка об обеде, вещи оказались собраны, а так же составлен список необходимых покупок.
  В столовой, несмотря на то, что многие факультеты уже разъехались по местам практики, было оживленно и шумно. Я выбрала небольшой свободный столик возле окна и активировала меню стандартным способом, приложив к нему лаурт.
  Овощное рагу, кусок шарлотки и травяной чай. Аларцы, сидевшие неподалеку, покосились на меня снисходительно, так как сами предпочитали одно-единственное блюдо - мясо. И своими хвостами скорпионьими поигрывали, явно стараясь привлечь чье-то внимание. Инарки, находящиеся на другом конце зала не ели, а что-то бурно и эмоционально обсуждали. Сдается, тейринца и меня. И я бы с удовольствием ушла из столовой, но есть хотелось сильно. Да и всю жизнь не станешь прятаться.
  Я молча поглощала еду, зал наполнялся студентами. Риндарцы заказывали так же, как и аларцы, мясные блюда, но под острыми соусами. А пить предпочитали сок дерева айи, росшего на экваторе. Ядовито-зеленого цвета, острый, как перец чили, но в тоже время богатый разными витаминами и минералами. Силы восстанавливал на раз. Вскоре к риндарцам присоединились аларцы, о чем-то заспорили. Кажется, опять о пристрастиях в еде. Хорошо хоть не о боевых навыках. Обе расы сдружились, давно найдя общий язык.
  Появлялись в столовой и другие представители разных инопланетных рас, но из-за их немногочисленности, я с трудом узнавала лишь некоторых из них, точно зная, что землян здесь не обнаружу. Новости с моей планеты сюда приходили еще реже, а позволить себе что-то узнавать через лаурт, я не могла, опасаясь, что мое любопытство не так расценят. Выдать же себя и тем самым обнаружить, было легко и просто. Сдается, меня до сих пор не нашли только потому, что никому и в голову не пришло, будто я отправлюсь именно сюда, на совсем неподходящую для землян планету. Впрочем, выбирала я ее не только из-за удаленности от Солнца, но и понимая, что смогу получить хорошее образование. А главное - во время обучения никто не имеет права по единым законам, созданным Межгалактическим Союзом Всех Рас, меня отсюда забрать без моего на то желания! Я получила семь лет свободы, отсрочки, возможности все обдумать и решить, как поступить дальше.
  Я отнесла грязную посуду в специальный отсек и отправилась в хранилище знаний. Еще пятьсот лет назад такие здания называли библиотеками, но сейчас бумажных книг почти не осталось. Многие предпочитали оплачивать годовой абонемент хранилища, сохраняя потом нужные книги на лаурте. И зайдя в помещение, где можно было за пару ирков приобрести любые книги с любой точки Вселенной, я до сих пор чувствовала себя не очень уютно.
  В моей семье, в доме, где я родилась и жила, имеется самая настоящая библиотека. Ее собирали мои родители для нас с сестрами и братом, добывая книги везде, где можно, и приучали к чтению. И пока что ни одна голографическая книга не сравнится для меня с бумажной. С тем особым ощущением, когда держишь ее в руках, вдыхая запах. Когда я бежала с Земли, так торопилась, что не прихватила ни одной из книг. Не успела. А здесь, на Риндаре бумажных фолиантов не водилось.
  Я подошла к терминалу, прикоснулась лауртом, позволяя считать определенные данные, и сделала запрос на книги о тейринцах. Информации имелось немного, но я скинула ее себе на всякий случай. Отправляться в путешествие с неизвестной расой, мало что зная об их традициях и обычаях... только я могу так вляпаться!
  Мой годовой абонемент почти закончился, но я предпочла его не продлевать.
  Быстро покинула хранилище знаний и отправилась в складские и торговые отсеки, которые располагались прямо в Академии глубоко под землей. Можно было, конечно, побродить по ним, самой выбирая все необходимое, но усталость брала свое, поэтому я на специальном терминале выбрала товар, следуя своему списку, оплатила вместе с доставкой и отправилась обратно в жилой отсек.
  Остаток дня ушел на уборку, разбор покупок и утрамбовку их в еще одну сумку. Спустилась поужинать, хотя глаза слипались, а потом вернулась и провалилась в сон.
  
  Дисар-ри.
  Все пошло не по заранее продуманному плану сразу же. Все вообще пошло не так, покатилось к шархам в когти.
  И кто бы мне объяснил, что это было. Стоило только увидеть эту грязную уставшую девчонку, попавшую в глупую ситуацию, и в глазах потемнело, а горло сжал спазм. А крылья, казалось, потяжелели так, что не поднять.
  Эмоции хлынули разом, потоком, снеся все на своем пути. Желание не просто вспыхнуло, опалило и сжало в когтях. На миг даже показалось, что я умираю, рассыпаясь на искры, которые шипели в крови.
  Никогда ничего подобного я не испытывал.
  Никогда.
  Ничего подобного.
  А ведь тейринцы спокойны, как прибрежные скалы, уравновешены, хладнокровны. До того момента, пока не встретят рихани.
  Тогда этот всплеск объясним. Я не раз слышал от советников истории о дяде, который найдя свою желанную, походил на ненормального и совершал абсолютно неадекватные поступки, чтобы завоевать женское сердце.
  И не понимал его, пока сейчас не оказался сметен ураганом чувств, которым не было названия.
  Я взял себя в руки. С четвертой попытки. Сосредоточился. Привычка, отработанная годами, брала верх. И первое, что я сделал, проверил себя на воздействие. Все же на Риндаре много рас с неизведанными способностями. И не то чтобы я опасался, но ситуация была нестандартная.
  Продержался в спокойном состоянии, если его можно было назвать таковым, меньше минуты. А потом меня снова накрыло витком странной, взявшийся из ниоткуда боли, будто в меня вонзаются иглы. Хотя это не я ранен, а неразумный птенец, которого по-подлому обманули, оставив умирать в выжженной пустыне, проверяя на стойкость. Я вижу, как она ползет под обстрелом аурикуса, уже ничего не видя перед собой. Упрямая. Сразу же видно.
  Пропасть Гисара!
  Я медленно приходил в себя, не сводя взгляда с землянки.
  На Тейрине я бы убил того, кто заставил женщину выживать в подобных условиях. Горло бы разорвал, выпуская наружу инстинкты хищника, защищая. А эти шархи трусливые лишь смотрят, как она ползет к финишу. И ведь не вмешаешься. Только хуже сделаешь. Хотя, на мой взгляд, хуже уже не будет.
  И зачем землянке понадобилось учиться именно здесь, на Риндаре, где каждый день - это борьба за выживание? Какими ветрами ее сюда занесло? Я еще понимаю инарок, те выносливы и лишь с виду безобидны. А кинь такую в яму с шаорнскими змеями, и те не выживут, даже яд не успеют выпустить.
  Но землянка...
  Я не помню, как оказался с ней рядом, отцепляя фляжку. Как в забытьи поил водой, смотря в эти невозможные глаза. Впрочем, тезаринка таращилась на меня еще больше, явно впервые увидев вживую представителя с моей планеты. Лучше бы о ранах своих думала, глупая... А уж как на нее поглядывали... Я с трудом подавил желание закрыть ее крыльями от всех присутствующих. И только когда поймал взбешенный взгляд ректора, окончательно вернул себе хладнокровие и спокойствие. Шквал эмоций на время отступил, и я ощутил себя пусть не прежним, но вполне в состоянии вести беседу.
  Вчитывался в договор, исправлял и дополнял, сдерживая ругательства. Как же я был в тот момент зол! Предложить мне соглашение, по которому тезаринке подрезали крылья! Девчонка так вообще не поняла, почему я взял ее в команду. Пришлось объяснять. Понятно и доступно. Мне только заниженной самооценки не хватало!
  Я быстро покончил с делами, уходя и зная, что ее отпустят, а затем связался с Лео, велев принести в Академию мазь, и трижды повторил имя, для кого ее оставить.
  Сдается, он счел меня сумасшедшим. И судя по тому, что команда ждала меня в полной боевой готовности, едва ли не готовая к штурму академии Риндара, я переусердствовал. Впрочем, что ошиблись хотя бы в последнем своем предположении, поняли сразу, пошли на попятный.
  - Капитан, каюта для тренировок отремонтирована, - решился нарушить тишину, которая меня встретила, Джан. - Опробуем?
  Я выдохнул, скидывая камзол и собирая волосы в узел, кивнул. Может быть, бой так нужный мне сейчас, чтобы привести мысли в порядок и унять огонь в груди, поможет ответить на вопрос: что же это было на проклятом полигоне в Межзвездной Академии Риндара? Что?
  
  Глава третья
  
  Рина.
  Будильник сработал за полтора часа до рассвета. Я быстро умылась, собралась и на всякий случай перепроверила вещи. Вроде бы ничего не забыла.
  Из одежды надела стандартную форму, в которой ходили все студенты Межзвездной Академии Риндара. Она состояла из облегающей водолазки алого цвета, дополнялась, если ты находишься в здании, темно-бордовым пиджаком с воротничком-стойкой, с парой больших металлических пуговиц, которые застегивались при помощи цепочки. Пиджак, как и брюки, был приталенным, узким, подчеркивал фигуру любого представителя инопланетной расы. Из обуви на Риндаре носили ботинки на шнуровке. Удобно, безопасно, комфортно. Форма у нас на занятиях была обязательна. Мы меняли ее лишь на физической подготовке, надевая синие комбинезоны, способные регулировать теплообмен. И мне цвет этой одежды казался приятнее, чем алый и бордовый, который не особо сочетался с цветом моих ярко-зеленых глаз и светлых, почти что белых, волос. Но выбирать не приходилось.
  Я поправила пиджак, заплела косу и стянула в тугой узел, стараясь не морщиться, зевнула. Спать хотелось, несмотря на то, что я всегда была ранней пташкой, но часов отдыха после вчерашней практики все равно не хватило. Зато опухоли на щеке и плече, куда попало самое большое количество ядовитых иголок, исчезли, а порезы затянулись. Я определенно хочу приобрести про запас мазь с таким восхитительным эффектом. Только сдается, тейринцы - не та раса, которая станет делиться со студенткой-практиканткой секретами ее изготовления, а уж стоит чудо-средство... Даже и представить боюсь, сколько именно ирков за нее придется выложить.
  А активировала лаурт и вызвала скворф - летное средство для передвижения по планете на любое расстояние, которое использовалось во всех галактиках. Оно было достаточно комфортным для пассажира с небольшим грузом, и легким в управлении - всего-то и ввести в навигационную систему название нужного места или координаты, да нажать пару кнопок для активации. Жаль только, что сумки придется нести самой. По виду они вроде и небольшие, но почему-то тяжелые.
  Потратив двадцать минут на спуск, я остановилась у выхода из академии, чтобы отдышаться и дать возможность рукам отдохнуть. Горизонт наливался сизым цветом, сквозь который прорывались алые лучи. Дордрона еще не показалась, но воздух, изрядно остывший за ночь, уже нагревался, становилось душно и влажно, как всегда бывает ранним утром на этой планете.
  - Адиса Марина? - услышала я голос позади меня и, вздрогнув, обернулась.
  Незнакомый тейринец с темно-каштановыми волосами, едва достигающими плеч, красивыми аквамариновыми глазами и слегка загорелой кожей стоял неподалеку и осторожно, стараясь не спугнуть, рассматривал меня с едва заметным любопытством. Одет он был в обычную белую рубашку и светло-серые брюки. На ногах - ботинки на шнуровке, украшенные какими-то черными камушками.
  - Допустим. А вы кто?
  - Джан, - коротко представился он, слегка наклоняясь в мою сторону. - Меня капитан прислал, чтобы помочь вам с вещами. Правда, в здания академии пропуска у тейринцев нет, лишь на территорию.
  Я растерянно уставилась на Джана, покосилась на скворф, который как раз опускался на специальную, предназначенную для него, площадку.
  - Капитан вас не предупредил, да? Странно. Обычно он не забывает о таких вещах.
   - Дисар-ри сказал, чтобы на рассвете я была на корабле. О вашем приезде не сообщил, - пожала я плечами.
  - Вы обращаетесь к капитану именно так?
  - Как нужно? - тут же уточнила я.
  - Ох, вы же мало знаете о тейринцах! - улыбнулся Джан, от чего на щеках у него заиграли симпатичные ямочки. - Пока летим, немного расскажу.
  Он подхватил мои вещи и отправился в сторону скворфа. Я быстро активировала лаурт, отменила заказ летного средства и догнала Джана. Тут же расспросила подробнее об обращениях. Оказывается, по имени к тейринцу могут обращаться только самые близкие, те, кому он сам разрешил себя так звать. Добавка 'ри' означает высший военный чин у аристократа, и к капитану так обращаются все, проявляя тем самым уважение, за исключением его команды, для которой созданы свои правила. Получается, раз теперь я член экипажа - 'Звездного странника', корабля тейринцев, то должна к Дисар-ри обращаться 'капитан' и никак иначе. Сойду с корабля - Дисар-ри. Стану родственницей - просто Дисар, то есть по имени, и то с его разрешения.
  Джан, как выяснилось, хоть и имеет аристократическое происхождение и кое-какие способности, связанные с выслеживанием редких зверей, высшего военного чина не имел, поэтому обращаться к нему можно было просто по имени. Расспросить про иерархию тейринцев я не успела, так как мы подошли к посадочной площадке.
  Быстро загрузились в скворф, который по форме напоминал летающую тарелку и был покрыт каким-то блестящим металлом, о котором я точно не слышала, и Джан стал вводить координаты космопорта.
  - А Лар-ину ждать не будем? - вспомнила я про инарку.
  - Рассвет через двадцать минут. Капитану, мягко говоря, не нравится, когда кто-то опаздывает. Дисциплина - на первом месте. У нас на 'Звездном страннике' достаточно строгие правила.
  - А если нарушишь? - уточнила я, пристегиваясь и в последний раз оглядываясь на видневшуюся среди деревьев Академию.
  - Капитан накажет. Он не потерпит неповиновения.
  Дальше Джан тему развивать не стал, поправил крыло и уставился прямо перед собой. Я не стала расспрашивать ни о чем, решив напоследок насладиться мелькающими пейзажами. Планета, когда летишь на скворфе, кажется красной, раскаленной. Изредка мелькают темно-зеленые острова, состоящие из кактусов, а если направиться в противоположную от космопорта сторону, то очутишься в джунглях.
  Небо становилось ярче, напоминая сюрреалистичный сон. Оно плескалось оттенками бордового, алого, розового и фиолетового. В такие моменты я скучала по Земле еще больше. Но хандрить не получилось, так как мы приближались к космопорту. Он был огромный, утыканный разными секциями, напоминая по форме разложенный на кусочки кубик-рубик, от чего создавалось ощущение полного хаоса, хотя внутри все располагалось удобно. Едва остановился скворф, Джан выгрузил мои вещи, и мы пошли к свободной стойке регистрации, где проверяют и заносят личные данные всех, кто покидает планету. Процедура считывания с лаурта информации заняла пару минут, мы быстро прошли через блок дезинфекции, и оказались на стоянке.
  Джан уверенно запетлял между разных кораблей, даже не давая толком их рассмотреть, и вскоре я увидела 'Звездный странник'. Тори Аурика была права: перепутать корабль тейринцев с другими невозможно. Мало того, что название выписано какими-то рунами, напоминающие следы птиц на земле, так еще и сам 'Звездный странник' покрыт непонятной сверкающей пылью.
  - Нравится? - усмехнулся Джан.
  - Очень. А что за сплав?
  - Это у капитана спроси... спросите.
  - Давай на ты, - предложила я.
  - Давай, - легко согласился он. - Спроси, если осмелишься. Он любит экспериментировать с металлами и их свойствами.
  Джан неожиданно замолчал, словно сказал лишнего, махнул рукой в сторону корабля. Трап был спущен, но чтобы попасть внутрь, пришлось активировать лаурт. Пройдя через стыковочный блок, мы миновали грузовой отсек, по пути никого не встретив, и вскоре вынырнули в жилой блок.
  Джан уверенно прошелся по коридору, пару раз свернул и остановился у двери.
  - Твоя каюта. Лаурт приложишь, откроется.
  - И никто кроме меня не войдет? - уточнила я.
  - У капитана имеется доступ ко всем помещениям корабля. А так...
  Я кивнула и поблагодарила за помощь.
  - С устройствами сама разберешься?
  - А что с ними не так? - растерялась я.
  Джан хмыкнул, показывая очаровательные ямочки на щеках, а я, заподозрив неладное, справилась с дверью и немного растерялась.
  Каюта была просторная и светлая. Напротив входа - большой, с половину меня ростом иллюминатор, справа - дверь в санитарный блок, полагаю и... вот все. В комнате больше ничего не имелось. Похоже, тейринцы спят на полу. Или как?
  - В стены вживлена особая система, - тут же поймав мой взгляд, пояснил Джан, откидывая прядь волос, лезших на лоб. - Прикасаешься ладонью в любом месте, где хочешь поставить мебель, появляется голограмма.
  Он тут же показал, как это делается, выбрал первый попавшийся стул, коснулся сенсорной кнопки, и мебель - оказалась в каюте.
  - Если захочешь убрать, снова заходишь в систему. В твоем профиле высветиться комната, коснешься нужного предмета и нажмешь необходимую функцию.
  Я уставилась на экран, где помимо кнопки 'убрать' находились 'передвинуть', 'прикрепить к полу, потолку, стенам', 'подвесить' и много еще удивительных глаголов.
  - В общем, разбирайся и осваивайся. Через полчаса - общий сбор в пульт-гостиной. За тобой зайти или доберешься?
  - Зайти, - ответила я, все еще приходя в себя.
  Время от времени я летала на космических кораблях, оснащенных новейшими технологиями, но с подобным столкнулась впервые.
  - Это у вас на Тейрине какое-то особое вещество имеется? - и я махнула рукой в сторону стен, не зная как объяснить свое любопытство, связанное с таким интересным появлением мебели в каюте.
  Джан звонко рассмеялся, сверкая аквамариновыми глазами.
  - Не совсем. Устройство 'Звездного странника' - это новейшая разработка нашего капитана. Такой ни у кого пока нет.
  Он что, еще и корабли строит?
  Джан подмигнул и исчез, а я закрыла дверь и огляделась. Каюта была больше той комнаты, в которой я прожила последние семь лет. И даже возникло подозрение, не перепутал ли что-то капитан, когда мне ее выделил. За полчаса я успела создать стандартный санитарный блок, выложить необходимые принадлежности вроде шампуня и мыла, а так же переодеться. Форму пока что бросила в сумку, но достала обычные серые брюки и белую рубашку. Волосы трогать не стала. Если зацеплюсь за что-то на корабле, будет совсем невесело.
  Тейринец зашел за мной как раз в тот момент, когда я собиралась выходить. Сам он тоже переоделся. Я рассматривала стального цвета китель, больше напоминающий сюртук, рукава и подол которого были посыпаны какими-то мелкими черными камушками, обычные брюки, черную атласную рубашку без каких либо украшений. Волосы Джан собрал в высокий хвост и перехватил широкой лентой.
  - Пошли, - велел он.
  И развернулся ко мне спиной. Я, наконец-таки, смогла рассмотреть его крылья. Все то время, что мы были знакомы, Джан, проявляя безукоризненную галантность, пропускал меня вперед, и полюбопытствовать не получалось.
  Крылья у него торчали из разреза в одежде и явно были меньше, чем у капитана. И перья казались другими... Поблескивали, как будто сделаны из металла, но сиюминутного желания их потрогать не вызывали. Видимо, Дисар-ри был первым, кого я из тейринцев увидела, поэтому произвел более сильное впечатление.
  Коридор вывел в огромную кают-компанию, где собралась, судя по всему, вся команда 'Звездного странника'. Нас было двадцать пять, не считая капитана. Кто-то переговаривался и подшучивал, пребывая в хорошем настроении, остальные были более спокойны и холодны. Так с ходу и не скажешь, будто другая раса, разве что крылья у всех. И женщин совсем нет... Интересно, они их так берегут и в космос не отпускают? Или те сами не хотят, как, например, инарки, опасаясь за свою безопасность? Нападения недружественных рас, не входящих в Межгалактический Союз, временами случаются, но обычно очень легко останавливаются совместными усилиями. Другое дело, если женщины не желают покидать родную планету.
   Когда мы с Джаном вошли, разговоры смолкли. Меня рассматривали с любопытством, от чего я, непривычная к подобному вниманию, начала краснеть, сгорая от желания спрятаться за спину тейринца. В его аквамариновых глазах плясали смешинки, но помогать мне Джан точно не собирался.
  Неожиданно команда вытянулась как по струнке, начиная каким-то выстраиваться. Я оглянулась и уставилась на капитана, рядом с которым стояла разозленная Лар-ина, одетая в ярко-синее платье длиной до колена. Капитан выглядел спокойно, уверенно и безумно, до возмутительности, прекрасно. Одетый в брюки прямого кроя, в черный, слегка поблескивающий китель, расшитый серебром, с изящной застежкой у горла и в серебряного цвета рубашку с воротником-стойкой, он затмевал всех остальных. Волосы по-прежнему, как и в первую нашу встречу, собраны в высокий хвост и перетянуты все тем же кожаным шнурком, только скулы кажутся острее.
  Дисар-ри бросил на меня непонятный взгляд и распорядился, чтобы я встала в конец строя. Недоумевая, я выполнила этот приказ. Мне казалось, я отправляюсь не на военный корабль, чтобы соблюдать устав с построением, но кто этих тейринцев знает. У них наверняка свои правила, придется их соблюдать. Тем более для меня попасть на их необыкновенный корабль и отправиться в путешествие - большая удача.
  - Доброе утро, команда! - поприветствовал он.
  - Доброе утро, капитан! - рявкнула вся это орава мужиков, едва не заставив подпрыгнуть.
  При этом они сделали синхронный шаг, раздвинулись, словно оставляя друг для друга пространство. Крылья тейринцев взметнулись вверх, кончики соединились, и экипаж слегка склонил головы перед Дисар-ри, тут же выпрямляясь. Я сильно впечатлилась и не сразу поняла, что это у них так принято приветствовать капитана.
  - Для начала хочу представить вам двух новых членов нашей команды. Адиса Марина и Лар-ина - студентки-выпускницы Межзвездной Академии Риндара, факультета биологического дизайна. Адиса Марина защищает диплом, связанный со звездной флористикой и будет собирать боксы с разными растениями, а так же делать необходимые голограммы.
  Я удивленно уставилась на Дисар-ри. Он уже, оказывается, успел и с моим научным руководителем пообщаться. Иначе откуда знает о таких планах?
  - Лар-ина, - при звуке этого имени команда как-то странно переглянулась, а я подавила вздох.
  Мне, конечно, Джан объяснил, что тейринцы ко всем обычным гражданам обращаются одинаково просто по имени, если не имели с ними дел и не смогли оценить их моральные качества, но все равно казалось, что ко мне капитан обращается слишком уж официально. И это почему-то задевало.
  - Специализируется по созданию красивых беседок и украшений для сада и станет собирать минералы и камни.
  Команда как-то напряглась, покосилась на недовольную девушку, стоящую рядом с Дисар-ри. Мне причина их волнения была понятна. Капитан ни с того, ни с сего выделил студентку, а за что - неясно.
  - И во избежание слухов и сплетен. Лар-ина нарушила правила дисциплины, опоздав на полчаса. Наказана на два часа.
  Интересно как? А у самой меня волосы едва ли не дыбом встали. Что за армейские правила?
  - Вы не имеете права! - вспылила Лар-ина, не удержавшись.
  Дисар-ри медленно к ней обернулся, и инарка под его строгим взглядом сникла. Он тут же развернулся, окинул взглядом команду.
  - Адиса Марина, вам следует переодеться в форму, принятую на 'Звездном страннике'. В своей одежде вы можете находиться в каюте и на отдыхе. На общих сборах, в столовой, при вылетах и отлетах с других планет, форма обязательна.
  Я кивнула, чувствуя, как коленки от серебра в его глазах подгибаются, а по позвоночнику ползет волна тепла. Что происходит? Почему этот недоступный, как далекая звезда, мужчина так на меня действует?
  - Джан, покажешь, где взять форму, - распорядился он.
  Тейриниц кивнул.
  - Расписание дежурств всем скинуто на лаурты, а вам, адиса, и вам, Лар-ина, отправлен файл с правилами, принятыми на 'Звездном страннике'. Ознакомиться, выучить и прийти ко мне после ужина их сдавать. Ясно?
  Я кивнула, с трудом приходя в себя от шока.
  - Взлет через полчаса. Готовьтесь. Завтрак через час.
  После этого Дисар-ри отправился к капитанскому мостику, прихватив с собой трех тейринцев - явно двое из них пилоты, а третий навигатор, а команда разбежалась, занятая своими делами.
  Лар-ина же осталась на месте. Зло сверкнула глазами, но не сдвинулась.
  - И еще два часа так простоит, - тихо заметил Джан, когда мы покинули пульт-гостиную.
  - Это наказание такое?
  - Да. У капитана есть возможность воздействовать ментально. И на данный момент он приковал ее к месту.
  Заметил мой удивленный взгляд, вздохнул.
  - Я читал, когда-то на Земле в дикие времена были позорные столбы.
  - И вы берете этот варварский обычай на вооружение? - не выдержала я.
  - А что остается делать? Любого из нас капитан бы просто ослабил или наложил запрет на определенные действия, но Лар-ина же девушка, представительница другой расы. И в то же время она уже часть команды, а значит, должна соблюдать правила.
  С этими словами Джан открыл очередную просторную каюту, где справа располагались многочисленные ряды вешалок с висевшей на них формой, а справа находились боксы-ящики.
  - Подбери себе комплект формы. С остальным потом разберешься.
  - С чем остальным? - поинтересовалась я, понимая, что Джана назначили взять над двумя студентками шефство.
  - Любой член команды может брать из запасов одежду. Жду за дверью, поторопись.
  Моя форма представляла собой классический вариант земной одежды. Я даже посмеялась над иронией судьбы, когда ее примеряла. Белоснежная рубашка с серебряной вышивкой на воротничке-стойке и рукавах, прямые черные брюки, приталенный пиджак из плотной ткани. Просто и привычно - на Земле до сих пор на многих официальных встречах предпочитают такую одежду. И справилась я быстрее, чем рассчитывала, выбрав свой размер. Когда вышла, Джан с двумя другими тейринцами о чем-то тихо разговаривал.
  - Трасирий, - представился тот, что бы чуть ниже ростом. Глаза у него оказались такими же ярко-голубыми, как и у Джана, но волосы гораздо короче, с белыми прядками, напоминающими перья.
  - Леондир, - отозвался второй. Он выглядел старше Джана и Трасирия, мужественнее и увереннее. Глаза темно-карие, а волосы - длинные, перехваченные жгутом-косичкой. И крылья огромные, почти как у Дисар-ри.
  - Рада познакомиться, - ответила я.
  Тейринцы кивнули, что-то шепнули Джану и исчезли в конце коридора. Передвигались они как-то быстро, словно бегом. Или мне показалось? Впрочем, что я знаю об их способностях? Ничего!
  Я быстро занесла свои вещи в каюту, вернулась к Джану.
  - Почему капитан так суров из-за опозданий? - не выдержала я.
  Утренняя сцена все никак не выходила из головы. Мы же даже правил не знали с Лар-иной, поэтому ситуация казалась абсурдной.
  - Он - арнардир, - тихо ответил тейринец.
  - Кто?
  Джан задумался, чуть склонил голову набок и все же пояснил:
  - Это высший военный чин, вроде вашего адмирала звездного флота. Нашу планету так часто пытались завоевать и захватить другие расы, что боюсь сбиться со счета. Капитан Дисар-ри участвовал во многих боях, всегда выходил победителем. То, что мы имеем свой дом и сохранили обычаи предков, не подстраиваемся под чужие правила и живем на уникальной планете - его заслуга.
  - Так он вроде правителя у вас? - поинтересовалась я.
  - Нет. Император у нас имеется. И возвращаясь к твоему вопросу, должность накладывает отпечаток. Капитан уважает и свое время, и чужое, поэтому и требует такого же от других. Ты привыкнешь, станешь относится к правилам проще.
  Пока я переваривала информацию, мы снова оказались в пульт-гостиной, где стояла Лар-ина. Она выглядела по-прежнему злой и раздраженной.
  - Это ментальное воздействие усиливает ее эмоции.
  - Тогда его опасно применять! - вспыхнула я.
  - Да нет, если смиряешься с наказанием, принимаешь его... Да и капитан использует его за все то время, что мы летаем, всего второй раз.
  - Вы никогда не нарушаете правила? - удивилась я.
  - Для тейринца большим унижением считается, если его заставят принять наказание, а не он сам на него согласится.
  Мы вышли к капитанскому мостику. Пилоты и навигатор уже разместились за пультом управления, команда расселась по своим местам, пристегнулась. Лар-ина, почувствовав свободу, впорхнула в ближайшее кресло, что-то недовольно бурча под нос.
  - Джан, занимай свое место. Адиса Марина, подойдите ко мне.
  Тейриниц исчез, а я приблизилась к капитану.
  Он протянул руку, помогая взобраться на возвышение, где он находился. С этого места было хорошо видно пульт-гостиную, где осталась команда. Внизу располагались пилоты и навигатор, а прямо перед нами - огромные иллюминаторы, через которые виднелся космопорт.
  Капитан пропустил меня вперед, заставил положить руки на поручни и тихо заметил:
  - Полагаю, вы захотите посмотреть.
  Я обернулась и встретилась с ним взглядом, не зная, как передать все то, что чувствую. Сейчас мне отчаянно хотелось плакать.
  Пока я жила на родной планете, летала нечасто. Несколько раз мы навещали родственников на ближайших к Земле планетах, но билеты на пассажирские космические лайнеры были самыми простыми и дешевыми, так как моя семья небогата. Каюты на десять, а то и больше человек, располагались внутри жилищного отсека, и звездного неба я тогда не видела. Когда же бежала с Земли, то добиралась до Риндара с пересадками, зачастую на грузовых суднах, где комфорта имелось еще меньше. И как-то так вышло, что ни разу не видела распростертого звездного неба, когда находилась на кораблях.
  - Спасибо, - тихо сказала я и осторожно погладила его ладонь.
  Он чуть вздрогнул, но мои пальцы, коснувшиеся его кожи, не скинул.
  - Держитесь крепче, адиса...
  - Рина, пожалуйста. Мне так привычнее.
  Кивнул.
  - При взлете может тряхнуть, так как на Риндаре не всегда действуют привычные для установленных на 'Звездном страннике' приборов, законы гравитации.
  Я отвернулась, вцепилась в поручни и уставилась в огромный иллюминатор. Корабль загудел, чуть дернулся, наклонился. Один из пилотов взялся за управление, навигатор подтвердил координаты, и корабль стал подниматься, набирая высоту и скорость. За какое-то мгновение я увидела Риндар, стремительно уменьшающийся в размерах, по-прежнему опаленной Дордроной, несдающийся. И практически сразу же оказалась окруженная темнотой с россыпями звезд.
  Капитан отдал какую-то команду, оставив освещение только на пульте управления, и я, завороженная, плыла в этом небывалом, впервые открытом мире, вспоминая, как часто на Земле любовалась звездным небом, мечтая, но не представляя, насколько оно может оказаться прекрасно. Я тонула в этом чуде, сливалась, впитывала новые краски.
  Не знаю, сколько времени прошло, но здесь я могла стоять вечность.
  Неожиданно загорелся свет, нас слегка тряхнуло. Я вцепилась в перила, а момент утратил свое небывалое очарование.
  - Ворота будут через час? - спокойно уточнил капитан, так и не покидая меня. - Координаты сверил?
  Воротами называли своеобразное пространство, через которое крупные космические компании выстраивали туннели для быстрого перемещения кораблей, используя новейшие разработки техники, а так же законы пространства и времени. Раскиданы ворота были по всему космосу, да только просто нырнуть в них - небезопасно, так как где именно окажешься, неизвестно. Да и выживешь ли... Туннели же выстраивались специалистами и гарантировали спокойный полет и доставку экипажа в целостности и сохранности в необходимое место за минимальное количество дней. Стоили такие переходы больших денег. И позволяли их себе немногие.
  - Да. Как раз после завтрака, капитан. Путь уже проложил, данные перепроверил, - отозвался навигатор, отстегивая ремни и перемещаясь к одному из пилотов.
  - Мы покинем звездную систему Риндара? - не удержалась я.
  - Наш маршрут, как вы уже наверняка знаете, рассчитан примерно на три месяца плюс-минус две недели, - отозвался Дисар-ри. - Я вам скину на лаурт план, если хотите.
  Я кивнула.
  - Неточность расчетов связана с тем, что мы будем оказываться на достаточно малоизученных планетах, и предугадать, насколько на каждой из них задержимся, нельзя.
  Он неожиданно шагнул ко мне, сокращая расстояния до неприличия, наклонился, впиваясь взглядом, пригвождая к месту.
  - Я оценил вашу смелость, адиса Рина, там, на полигоне Академии. Но те места, куда мы летим, зачастую опасны и непредсказуемы, поэтому вы дадите мне слово, что не станете рисковать.
  - Капитан...
  - И если я прикажу, вы побежите, бросив всю команду, спасая свою жизнь.
  Я подумала, вдохнула поглубже и ответила чуть дрожащим голосом:
  - Можете прямо сейчас вернуть меня на Риндар, капитан. Я никогда не брошу того, кто нуждается в помощи, даже если сама при этом окажусь в смертельной опасности. Вы - капитан 'Звездного странника', я стану подчиняться установленным правилам, но не ждите от меня невозможного. Что касается рисковать... Вы оскорбляете меня, считая, будто я могу специально совершить поступок, поставив под удар команду.
  Он молчал долго, не спуская с меня глаз.
  - Надеюсь, вы меня не разочаруете, адиса Рина.
  - Надеюсь, вы меня тоже, капитан, - выпалила я.
  Дисар-ри удивленно приподнял брови, крылья на спине слегка шевельнулись, и он отодвинулся, давая возможность спуститься с капитанского мостика.
  Я замялась.
  - Хотите еще что-то мне сказать?
  - Да. Каюта...
  - Вам не понравилась? - спокойно уточнил он, и я заметила, что к нашему разговору прислушивается часть команды, которая не спеша прогуливалась по пульт-гостиной.
  - Она точно предназначена мне?
  - Да. Адиса, что не так?
  Я подавила вздох и покачала головой.
  - Все хорошо. Спасибо.
  Дисар-ри уставился на меня, явно ожидая объяснений. Мои жалкие попытки отделаться от него не имели успеха.
  Но как объяснить ему, что у меня не было такой роскоши?
  - Адиса Рина, говорите.
  - Она очень красивая и большая. Я не ожидала... Спасибо, - неловко переминаясь с ноги на ногу, закончила я. А потом неуклюже обошла его и спустилась с лесенки.
  Тейринцы сделали вид, что ничего не слышали, хотя у некоторых из них в глазах мелькали смешинки.
  - Атрахас берта, - совсем тихо сказал Дисар-ри, но я услышала.
  Кажется, пойду сейчас искать, что значат эти слова. Только я покинула пульт-гостиную и вышла в коридор, сразу же активировала лаурт. Но как назло, перевода с явно древнего языка тейринцев, в сети не имелось. Гадай теперь, что к чему!
  На мое счастье, рядом появился Джан.
  - Что такое атрахас берта? - с ходу поинтересовалась я.
  - Птенец неразумный, - машинально ответил тейриниц и тут же спросил: - А тебе зачем?
  Прелестно! Значит, капитан отвесил мне такой комплимент!
  - Да так...
  - Рина, не переживай, здесь никто тебя не обидит. Капитан не позволит.
  А кто не позволит меня обидеть самому Дисар-ри? Но я не стала спрашивать, решив оставить эти мысли при себе.
  - Ты о чем с ним сейчас говорила?
  - А ты не слушал?
  - Я с Трасирием обсуждал завтрак.
  - А его готовит он?
  - Ну да. Так о чем, если не секрет?
  - О моей каюте.
  - Что, и тебе она не понравилась? - расстроился Джан.
  - Да почему не понравилась! Очень даже наоборот! Просто я не привыкла к такому... и подумала, может он напутал чего.
  Джан озадаченно захлопал глазами и тихонько рассмеялся.
  - Дисар-ри и напутал? Представляю, как он удивился, когда ты ему об этом сказала.
  - А кому из ваших не понравилась каюта? - уточнила я, решив перевести тему.
  - Лар-ине, - осторожно заметил тейринец. - Она такая же, как и твоя, но для инарки оказалась слишком маленькая.
  Я закатила глаза и хихикнула. Представляю, как непросто придется с нами капитану. Все-таки мы, хоть и женского пола, но совсем разные.
  - Не обращай внимания. У вас чудесный капитан, - заявила я. - Добрый, справедливый, внимательный.
  - Приглянулся? - усмехнулся Джан.
  - Я таких никогда не встречала, - улыбнулась в ответ, а про себя решила, что надо доставлять ему поменьше проблем.
  Я здесь оказалась, чтобы пройти практику и защитить выпускную работу, а не покинуть корабль с разбитым сердцем. Ведь если в Дисар-ри влюбишься, уже не сможешь забыть. И всех мужчин в жизни станешь сравнивать с ним.
  - Покажешь мне столовую? - спросила, не давая Джану снова поднять тему обсуждения капитана.
  - Конечно! - отозвался он. - На завтрак сегодня вкуснючие лилаби!
  Еще бы знать, что это такое, и едят ли его земляне.
  
  Дисар-ри.
  Я вижу ее одну. Это осознание было таким сильным, что, похоже, вся вчерашняя четырехчасовая тренировка наизнос прошла зря. Команда после поединков три банки мази использовала, а Лео пришел побеседовать и принес успокоительной настойки.
  А потом увидел, как серебрятся кончики на моих крыльях, вышел и вернулся уже с тейринским вином. Ни о чем не спрашивал, просто наливал и пил вместе со мной да травил истории, пытаясь дать возможность прийти в себя. Знал, как тяжело приходится тейринцу, который встретил женщину, способную стать его парой.
  Таких подходящих бывает несколько. Дайдре - та, на кого откликается сущность, вспыхивает вполне объяснимое желание обладания. Физическое влечение и не больше. Другое дело - рихани. К ней не только телом тянешься, но и откликаешься сердцем, согреваешься от одного ее взгляда. И с того момента, едва признал и принял, а серебрение крыльев отсчитывает витки до окончательного слияния, когда выбора уже не будет, ты сходишь с ума.
  Я еще смел надеяться, что все сложится иначе. Крылья серебрятся в обоих случаях, а этапы слияния знает каждый тейринец. Не было их. Ни одного. Тот необъяснимый шквал эмоций - всего лишь реакция на несправедливость. Не больше.
  Только почему же мне так плохо?
  И легче, пока Рина не появилась на корабле, не стало. Да и сейчас... Смотрю на нее, готовый прижать к стене, закрыть крыльями от своей команды, и... что?
  Что я от нее, девчонки, с любопытством смотрящей по сторонам, а потом опутывающей меня взглядом, будто сетями, хочу?
  Проклятые инстинкты!
  С трудом отвел глаза, справляясь с непонятными эмоциями, и принялся за представление и объяснение правил. Жаль, в сводке, которую я получил по запросу из Межгалактического центра Риндара было так мало информации о землянке.
  Да я даже по этим крупицам, к шарху, не понимаю, почему тезаринка оказалась на планете, где выживают сильнейшие?
  Временами я ловлю ее испуганный взгляд, осторожный, прощупывающий. Что же ты скрываешь, тезаринка моя недоступная и светлая, словно опутанная лучами Сиринды - звезды, которая согревает мою планету. Неужели, я хочу, чтобы ты согрела и мое сердце?
  Губительные пески Зарисы! Я ведь не готов к проснувшемуся во мне чувству. Но она смотрит так, что все звездное небо готов под ноги постелить. Неужели я все же встретил свою рихани?
  Иначе как еще объяснить, что я нарушил правило и пустил ее на капитанский мостик? Пусть экипаж смотрит, как на сумасшедшего. Высказываться все равно не решаться. Слишком о многом говорит мой взгляд. А тезаринка насладится тем моментом, когда взлетает 'Звездный странник'. Я не сводил с нее глаз, лишь изредка отвлекаясь на показания приборов. В едва заметном освещении корабля, Рина, как она просила себя называть, кажется еще заманчивее и желаннее.
  Как-то дядя сказал, будто однажды я найду свой цветок. Видящие из долины Интерула в довесок пообещали, что мне за ним еще и, разбивая руки в кровь, придется лезть по скалам. Я не понял их иносказаний, но теперь, смотря, как Рина распахнутыми от восхищения глазами смотрит в звездное небо, находясь мыслями там, расправляя невидимые крылья, чувствую, что эти слова были о ней.
  После взлета я отдал распоряжения, ответил на стандартные вопросы и посмел напомнить, что моим командам придется подчиняться. Уж кому-кому, а Рине я не позволю рисковать собой. Может, и стоило оставить ее на Риндаре, но почему-то даже мысль о разлуке причиняла боль. Я не могу от нее отказаться. Уже сейчас не могу.
  А она... удивительная, не привыкшая к богатству, гордая... Давно заметил. И от этого еще желаннее. Так и тянет прикоснуться.
  Ну что, видящие, вы обещали мне острые скалы и сбитые в кровь ладони? Вы не ошиблись. Я уже карабкаюсь. И обратного пути для меня нет.
  
  Глава четвертая
  
  Рина.
  В столовой оказалось просторно и уютно. На стенах расположились картины с натюрмортами, созданные из мелких кристаллов и камешков. Пол сделан из зеленых, желтых и оранжевых квадратов, которые слегка подсвечивались. Столики были круглые, рассчитанные для двоих, не больше, расположенные на достаточно большом расстоянии друг от друга. Я сначала не поняла, зачем это сделано, но после того, как первые тейринцы стали усаживаться, расправляя крылья, вопросы отпали. Вместо удобных стульев возле столиков располагались табуретки. Оно и опять же понятно, крылья так не помнешь.
  - Нравится? - поинтересовался Джан, который стоял позади меня.
  - Очень.
  - Да спрашивай уже, - хмыкнул он, видя, как я мнусь.
  - Слушай, а как вы одеваетесь? Крылья же мешают. И пока их в отверстия в одежде запустишь...
  - Я бы тебе показал, да боюсь, наш капитан в столовой подобной вольности не оценит.
  Я заинтересованно уставилась на него, сгорая от любопытства.
  - Ладно, убедила, - сдался Джан. - Любая наша верхняя одежда состоит из двух частей. Сначала одеваешь левую, потом правую, или наоборот, значения не имеет, а потом нажимаешь на вот этот значок, - показал он на крохотную пуговичку в районе левого плеча, напоминающую мерцающую жемчужину, - и одежда на спине сходится.
  - Эм...
  - Там вшиты специальные волокна, которые реагируют на подаваемый импульс.
  - И снимать так же?
  - Разумеется.
  - А комбинезоны?
  - Как раз над этим работаем, очень уж неудобно крылья в специальные чехлы прятать, а потом уже его надевать, - отозвался Джан, захватывая для нас два самых обычных подноса.
  Команда, которая собралась на завтрак, прислушивалась в нашему разговору, временами кто-то посмеивался, но не вмешивались.
  Пока я вертела головой и рассматривала обстановку, незаметно подошла наша очередь. За годы учебы я настолько привыкла заказывать еду через меню, что подобный способ раздачи казался странным.
  Получив наши порции и наотрез отказавшись от моей помощи, Джан все унес к ближайшему столику.
  Лилаби оказалось запеченным мясом птицы, обитавшей на Тейрине. По вкусу блюдо напоминало курицу, а особые приправы сделали ее ароматнее и мягче. Рагу из неизвестных овощей тоже понравилось. И уже попивая травяной напиток, я заметила, что в столовую вошла вечно недовольная Лар-ина. Белоснежные волосы убраны в изысканную прическу, украшенную заколками-цветами, форма выгодно подчеркивает фигуру, а серые глаза сверкают, придавая очарования. Тейринцы запереглядывались, один из них поднялся и предложил помощь. Отказываться инарка не стала, даже улыбнулась, хотя это больше напоминало оскал.
  Сгрузив грязную посуду и распрощавшись с Джаном, я отправилась в каюту. Санузел я уже обустроила, даже успела выложить полотенца, халат и ванные принадлежности, а вот другое пространство оставалось совершенно пустым. Прикладывая руку к стене и пробуя самые разные комбинации мебели, я получила от этого процесса истинное удовольствие. Наконец, определившись, разобрала вещи. И только присела, как на лаурт пришло сообщение, что через четверть часа уже обед.
  Джана я не встретила, Трасирий, смешно поправляя белые выбившиеся прядки из хвоста волос на затылке, разливая суп по тарелкам, сообщил, что тейринец до утра на дежурстве.
  Я быстро поела, радуясь, что никто не надоедает своим вниманием, переключившись на Лар-ину, находящуюся в окружении уже шести тейринцев, и снова вернулась к себе, решив заглянуть в файлы, которые прислал капитан.
  Маршрут рассматривала долго, приближая порой совсем неизвестные мне планеты и читая о них краткую справку. По какому принципу выбран такой путь, почему именно эти звездные системы, оставалось только гадать. Конечно, в договоре было прописано, что 'Звездный странник' отправляется в экспедицию с целью изучения минералов на разных планетах, но для чего тейринцам это надо, я так и не поняла. У них же ископаемых столько, что на пару тысяч лет хватит. И есть такие драгоценные камни, которых нет ни на одной планете. Их разве что в Музее Солнечной Системы можно увидеть, да и то записавшись на экскурсию за пару месяцев.
  Дальше я открыла график дежурств. Мое выпадало через четыре дня. Начиналось после ужина, а заканчивалось перед завтраком. В обязанности входило следить за показаниями определенных приборов, раз в два часа делать обход корабля, проверяя, все ли в порядке. Компанию мне составлял один из пилотов, график дежурств у них был свой, отмечен какими-то символами, и я так и не смогла понять, кто будет вести 'Звездного странника' в ночь, когда я дежурю.
  И только потом я добралась до правил, которые придется сдавать капитану. Какие-то из них были простые и понятые. Про нахождения на корабле в форме я уже знала. А вот про наказание за проступки и дисциплинарные нарушения пришлось перечитывать несколько раз, прежде чем я разобралась, что к чему. Другая раса - другие законы, ничего не поделаешь.
  Прикинув, что до ужина у меня есть время, отправилась выяснять, где на корабле стирают одежду. Как не пыталась создать в каюте нечто подобное, не вышло. В одной из кают располагалась прачечная. И встретившийся там тейринец, представившийся как Рик, объяснил, что грязную одежду загружают в любой очистительный контейнер, но обязательно необходимо прописать номер каюты, тогда никто не напутает, чья это одежда. Я, конечно, сомневалась, будто мою форму можно не идентифицировать, но спорить не стала.
  По пути заглянула в лабораторный отсек, прикинув, смогу ли в случае чего оставлять здесь часть трав и цветов. Больше тридцати боксов с растениями по договору я все равно не смогу заполнить и увезти с других планет, по большей части придется делать голограммы.
  На ужин снова была какая-то запеченная птица в незнакомом соусе, а потом ко мне подошел Леонидр и велел зайти в целительский отсек. А я и не знала, что этот мужчина, выглядевший так мужественно и уверенно во время нашей первой встречи, целитель. Я сообщила о необходимости сдать экзамен на знание правил капитану и пообещала после заглянуть. Леондир кивнул, велел не затягивать, так как мы двигались по туннелю и через двое суток окажемся на первой планете - Снежный цветок, расположенной в звездной системе Гийрине. Целитель хотел убедиться, что у меня сделаны все прививки, а организм спокойно вынесет перепады температур в разных климатах.
  В каюту, служившую капитану кабинетом, была, как ни странно очередь. Двое незнакомых тейринцев, завидев меня, тут же предложили пройти раньше них. Интересно, что они такого натворили? Желания идти к капитану и получать нагоняй, явно у них не имелось. Но и мне торопиться было некуда. Наверное, так бы и припирались, если бы из каюты, не вышла чересчур довольная Лар-ина. Серые глаза сияли, волосы, небрежено собранные в хвост падали на плечи, а форма, расстегнутая на две верхние пуговицы, выгодно подчеркивала нежную лебединую шею. Пока тейринцы пялились на инарку, я удержалась от того, чтобы закатить глаза, вошла в каюту, закрыв поплотнее дверь.
  Капитан располагался за столом, задумчиво водил пальцем по поверхности и явно что-то обдумывал. Выглядел он слегка расслабленным и немного непривычным. Черный китель висел на спинке стула, мужчина же остался в серебристой рубашке, и я невольно залюбовалась на перекатывающиеся под одеждой мышцы. На мгновение, будто это вовсе была не я, захотелось подойти, расстегнуть пуговицы, на которые рубашка застегнута, и провести пальцами по коже, проверяя ее на ощупь, изучая. И распустить заодно еще и волосы, по-прежнему собранные в высокий хвост. Я нервно дернулась, сглотнула и поймала взгляд капитана, который все же меня заметил.
  - Проходите, адиса, присаживайтесь, - указал он на стул.
  И только в этот момент я обратила внимание на его кабинет. Справа - сложнейшая навигационная система, в которой я ничего не смыслила. Знала только что такие, позволяющие управлять кораблем из любой его точки, переливающиеся время от времени, словно омываемые волной, легким фиолетовым светом, самые надежные и мощные. А уж сколько стоят...
  - Последняя разработка, - уловил мой интерес капитан.
  Я чуть поерзала, сгорая от желания расспросить его о многих вещах, к которым раньше даже не проявляла интереса, но промолчала.
  - У вас будет время ее изучить, если возникнет порыв. В вашу практику такое не входит, но... почему бы и нет? - неожиданно заметил он.
  Я спешно поблагодарила и перевела взгляд на противоположную стену, где располагался шкаф с разными ячейками, явно предназначенный для хранения документов, а совсем рядом - низкий столик с небольшой кружевной скатертью и несколько пуфиков, принимающих форму тела того, кто в них садился.
  И тут же посмотрела на капитана, который терпеливо ждал, пока я освоюсь и перестану чувствовать себя неловко, давая ему понять, что готова к разговору.
  - Расскажите основные правила нахождения на 'Звездном страннике'.
  Я кивнула и принялась перечислять важные пункты. Что-то Дисар-ри переспрашивал и уточнял, но при этом по-прежнему оставался задумчивым. Для меня же, учившейся хорошо и привыкшей к зубрежке, стихия опроса и беседы с преподавателем была привычна. А капитан сейчас воспринимался именно так, в невольно присвоенной ему роли.
  - Вижу, вы все выучили. Полагаю, у вас и вопросы имеются, адиса Рина, - заметил капитан. - Спрашивайте.
  О, да! Я хотела! Правда, не о том, о чем он полагал. О нем самом. Их закрытой планете, куда безумно желала попасть. Непонятной цели экспедиции. Крыльях, что за его спиной так манили. И о многих вещах, о которых не имела права знать.
  - У вас весьма строгая дисциплина, - решилась я.
  - Я отвечаю за безопасность своей команды.
  - И столько наказаний...
  - Я не жесток, адиса, если вы...
  - Там есть даже пункт, что если вы нарушите правила, вас может наказать команда! - не выдержала я.
  И в это мгновение наши взгляды встретились. Я не знаю, что чувствовал он, а мне показалось, будто я взлетала высоко-высоко, к самым звездам, задерживая дыхания от непередаваемого чувства заново открывшегося перед тобой мира, а выдохнуть... не могу!
  - Из всего того, что там прописано, вас волнует именно это? - спокойно уточнил он.
  - Да. А что?
  - Атрахас берта! - снова тихо заметил он.
  И эти слова подействовали на меня, как случайно пробежавшая мимо пса кошка! Я вскочила, оперлась руками о стол, наклонилась и выпалила:
  - Да какой я вам птенец?
  Нет, ну как он смеет-то!
  - Весьма шустрый и любопытный, - вдруг отозвался капитан, - раз уже выяснил значение случайно сказанных слов.
  - Для меня оскорбительно такое прозвище!
  - Почему?
  - Вы постоянно даете понять, насколько не высокого мнения о моих умственных способностях!
  - Не ожидал, что вы расцените мои слова так, адиса Рина, - мягко заметил он. - Приношу свои извинения.
  И вот тут я заметила, как он находится близко-близко. Непозволительно и недопустимо. Попыталась убрать руки со стола, но сделала это весьма быстро и неуклюже, зацепив какие-то листы. Краснея от стыда, бросилась собирать, ударилась локтем о стул, еле сдержалась, чтобы не выругаться, а потом еще и за ковер зацепилась ногой и чуть не сшибла с ног Дисар-ри, который решил мне помочь.
  - Я могу идти? Зачет сдан? - выпалила, краснея и желая сбежать от капитана и собственного стыда.
  - Да.
  Я вскочила, сунула ему в руки ворох бумаг и исчезла за дверью.
  Послышался мужской смех, я тут же встрепенулась и уставилась на членов экипажа, которые стояли неподалеку, готовая высказать все, что думаю об их поведении. Поддержали бы лучше, а они... хохочут! Но вместо этого встретилась с весьма растерянными лицами. Тейринцы переглядывались и почему-то не спешили подойти к каюте, из которой я только что вышла. И вот тут я поняла: смеялся... Дисар-ри!
  Да чтоб его, волки земные покусали!
  Недовольная и раздраженная я явилась к Леондиру. Тот даже ни о чем не стал расспрашивать, лишь поместил в блок, который считывал информацию о моем здоровье и состоянии. Опять новая для меня технология, и явно стоящая как парочка планет. Такую бы в космический музей. Вместе со 'Звездным странником'. И тейринцами в качестве экспоната.
  - Успокоительное дать? - поинтересовался Леондир, сверкая темно-карими глазами.
  - Нет.
  - Тогда можете идти, адиса Рина.
  И при этом уткнулся в результаты моего исследования. Интересно, что он там хочет найти? Вчера меня Дайкара проверяла менее совершенной аппаратурой, но вполне действенной. На минуту я даже запаниковала, кто их знает, этих тейринцев с их загадочными способностями и явно более высоким развитием техники. Еще выведают мою тайну. И тогда... Думать о жутком будущем, которое для меня настанет, не хотелось.
  И я ушла к себе в каюту. Приняла душ, пытаясь успокоиться, улеглась и попыталась заснуть. Как же далеко сейчас был мой дом! И как хотелось, хотя бы на несколько минут в него вернуться!
  Странный какой-то день! Непонятно с чего скачущее настроение, тоска по Земле, и тревога от того, что я чувствую к едва знакомому мужчине. Дисар-ри не может не привлекать, тут не поспоришь. Но почему к нему так тянет? Не понимаю!
  Я поворочалась, закуталась в одеяло и провалилась в сон. И там меня укутали знакомые крылья, словно закрыли от бед, спрятали в кокон, убаюкали. И перья у моего крылатого наваждения были мягкие, приятные на ощупь. И тревога растаяла, сгорела в тепле того, кто поделился чем-то особым, непередаваемым. Пусть во сне. Пусть этого не случилось по-настоящему. Но мне давно не было так легко и спокойно.
  И приснится же такое!
  
  
  Утром я встала бодрая и свежая, преисполненная энтузиазма заняться чем-нибудь полезным и нужным. После завтрака отправилась изучать корабль, делая для себя на лаурте полезные заметки. Капитан Дисар-ри, конечно, скинул мне план 'Звездного странника', но обойти все самой интереснее. Сначала думала, Джан составит компанию, но он отсыпался после дежурства, поэтому я отправилась одна. Корабль был не самым большим, но построен, если судить по моим скромным знаниям, по новейшим разработкам. Тейринцы, заметив меня в том или ином отсеке, тут же предлагали помощь, и я не стеснялась спрашивать. Кажется, они были рады избавиться от моего общества, когда возникла необходимость отправиться на обед.
  Лар-ина, сидевшая за столиками с четырьмя тейринцами, строила глазки, посмеивалась и делала вид, что со мной не знакома. Впрочем, я в друзья к ней и не набивалась. Хотя ее поведение казалось странным. Зачем привлекать к себе столько внимания? Или же это я наоборот отстала от жизни, зацикленная на собственной безопасности и учебе?
  До ужина я просидела в каюте, изучая флору и фауну планеты Снежный цветок, на которой нам предстояло приземлиться на четвертые сутки пути. Несмотря на красивое название, ученые не рвались ее изучать по нескольким причинам. Первая - непростой климат. Планету исчертили горные хребты, покрытые снегами, а низины представляли собой глубокие озера. Попробуй устрой в таких условиях лагерь! Плюс суровые холодные ветра, опасные хищники и ядовитые змеи, временами бьющие из-под земли гейзеры. Но это казалось мелочью, по сравнению с тем, что о планете ходили самые жуткие легенды, связанные с исчезновением людей и появлением призраков. И вот вроде бы живем уже в двадцать шестом веке, а в призраков верят все расы, и не спешат осваивать новую планету из-за каких-то суеверий! Впрочем, несколько человек из последней экспедиции отсюда, действительно, не вернулось.
  Я задумчиво отключила лаурт и отправилась на ужин. Странно, что Дисар-ри не появился сегодня в столовой ни разу. А расспрашивать где капитан и чем занят, даже у Джана, весь день провозившегося с какими-то приборами, я не стала. Сдается, мой интерес тейринцы не так поймут.
  На следующий день думать уже было некогда. Корабль готовился к рассвету спуститься на Снежный цветок, и команда, включая нас с не особо довольной Лар-иной, отправилась помогать проверять приборы. Оказывается, на планете, куда мы направлялись, три дня назад активировалось несколько вулканов, и климат сменился. Вместо зимы нас ждала ранняя весна, и очень важно было выбрать правильное место посадки - не угодить в какое-нибудь озеро.
  - А карты на что? - не удержалась я.
  - Их еще мой прадед составлял! - отозвался Дисар-ри, неожиданно появляясь в пульт-гостиной и направляясь к капитанскому мостику.
  Как всегда собранный, уверенный в себе. Джан тут же подобрался, поприветствовал особым тейринским способом капитана. Я уже давно заметила, что команда так делает, если Дисар-ри оказывается у пульта управления. В столовой, лабораториях и даже просто коридоре, капитана никто не приветствует. Хорошо, что мне не надо так заморачиваться, крыльев нет. Достаточно просто выпрямиться и слегка наклонить голову, как я уже выяснила.
  - Джан!
  - Да, капитан!
  - Из туннеля выйдем на рассвете, ты отвечаешь за стыковочные шлюзы.
  - Есть!
  И не успела я ни о чем спросить, как Джан исчез, а Дисар-ри подошел к пилотам, что-то уточняя и показывая по голограммам какие-то точки. В этот момент выяснилось, что на складах рухнули контейнеры, и разлилось молоко, и часть команды отправилась приводить эту часть корабля в порядок. И я поспешила помочь.
  В общем, вечером я была несказанно рада оказаться в своей постели. Нагрузка и в Академии у меня была еще та, но смена обстановки сыграла свою роль, и я буквально падала от усталости.
  В этот раз спала, как убитая, и от звонка, означавшего подъем, даже подскочила. Собиралась быстро, предвкушая скорую встречу с планетой, где никогда не бывала.
  Капитан уже был на своем мостике, щелкая голограммы, настраивая навигационные приборы и время от времени отдавая распоряжения разным членам команды. Одетый в свой парадный камзол, с отблескивающими за спиной крыльями, он не позволял мне оторвать от него глаз. До чего же красив! Пусть и не по земным меркам, а чисто по моим. Но привлекает не только этим, а своей внутренний силой.
  - Адиса Рина, Лар-ина, пройдите сюда.
  Он указал на два кресла за своей спиной, и мы с инаркой послушно в них сели. Через несколько минут Дисар-ри подключил какую-то функцию на сенсорном экране управления, и на нас легли ремни безопасности.
  - Команда, по местам!
  Тейринцы шустро, но не толпясь и не толкаясь, расселись, пристегнулись и замерли.
  - Посадка будет жесткой. Может сильно тряхнуть. Садимся на вершине горы Агуртавы. Там имеется относительно ровная площадка. Затем завтракаем, и я отправляю нескольких человек на проверку местности. Все ясно?
  Команда отозвалась, и капитан тут же отвернулся к навигационным приборам, а потом сел неподалеку от меня.
  Щелчок, означающий, что корабль благополучно выбрался из туннеля, все равно пришел неожиданно. И 'Звездного странника' тут же ощутимо тряхнуло, а потом еще дважды, прежде чем пилоты выдохнули. Правда, обрадовались мы рано - пояс астероидов и две черные дыры, засасывающие в себя все, до чего способны дотянуться, были впереди. Нас перевернуло, швырнуло в сторону, а потом куда-то припечатало. Кажется, я понимаю, почему сюда не летают.
  Как Дисар-ри умудрялся еще четким спокойным голосом отдавать приказы, я не понимаю, но паники среди команды он не допустил.
  Поворот, резкий щелчок, нас снова подбросило.
  Я старалась ровно дышать и не дать себе встревожиться. Я слышала, будто в черных дырах, куда до сих пор не рискует по доброй воле сунуться никто, облетая их стороной, есть особая энергия. И кажется, моя сила, спрятанная и так тщательно скрываемая, откликалась. Я держала ее, осознавая, что если вырвется, последствия будут ужасны, уговаривала и старалась не кусать губы.
  А потом все неожиданно закончилось. 'Звездный странник' пошел ровно и плавно, пилоты ухмыльнулись, переглядываясь, и тут я увидела... ее. Планету со сказочным названием Снежный цветок. Рельефом, она, действительно его напоминала. На белом фоне, словно на лепестках, Вселенная сплела прожилки из серо-синих лент рек, разрисовала долины озерами, от чего Снежный цветок напомнил кружево. И пока мы приближались к планете, я забыла обо всем на свете. Проникалась, впитывала, рвалась к тому неизведанному, что меня окружало.
  Еще несколько мгновений тишины и покоя, а потом корабль стал идти на посадку, делая вираж и разыскивая нужное плато для приземление. Едва замерли движки, в голове зашумело, дышать вдруг стало тяжело.
  - Леондир! - крикнул Дисар-ри, отстегиваясь и оказываясь рядом со мной так неожиданно, что я задрожала.
  - Все хорошо, - глядя прямо в глаза, тихо сказал капитан и прижал к моему лицу платок.
  Оказывается, у меня шла кровь из носа, а я даже этого не заметила.
  - Защиту с корабля пришлось снять почти всю, чтобы гравитационное поле пропустило 'Звездного странника', да и близость двух черных дыр сыграло роль.
  Леондир присоединил к моему плечу какой-то датчик.
  - Что? - уточнил Дисар-ри, не давая мне подниматься и не спуская взгляда с целителя.
  - Все показатели в норме. Видимо, особенность организма какая-то, - пожал он плечами, вкалывая мне зачем-то обезболивающие и восстанавливающее.
  Эх! Знал бы капитан тейринского корабля, какая тут особенность, наверное, Диса-ри в открытый космос бы выкинул без раздумий.
  Капитан тем временем отстегнул мои ремни безопасности и уточнил:
  - Голова не кружится?
  - А ничего, что тут я целитель? - проворчал Леондир.
  Я улыбнулась и поблагодарила за заботу. Правда, когда попробовала встать, выяснилось, что ноги и руки занемели. И опомниться не успела, как руги капитана оказались на мне, растирая бережно, осторожно, заставляя кровь бежать по венам быстрее, щеки алеть от двусмысленной ситуации, в которой я оказалась. Все же увидеть Дисар-ри на корточках, та еще картина.
  Леондир лишь покачал головой и отошел, убирая аптечку, а команда, делавшая вид, что ничего не замечает, занялась проверкой приборов.
  - Идите в каюту, адиса, отдыхайте. И чтобы до обеда, ее не покидали!
  Что? Тут неизведанная планета, а я лежать? Ну уж нет!
  Дисар-ри поймал мой взгляд, нахмурился, явно понимая, что я собираюсь спорить. К слову сказать, такое по отношению к капитану, согласно корабельному уставу, строго запрещено и наказывается, и поэтому я просто попросила, глядя в эти невозможно-прекрасные глаза:
  - Пожалуйста, не заставляйте меня оставаться на корабле. Я чувствую себя гораздо лучше.
  - До обеда вы пробудите в каюте, адиса Рина! - припечатал он и поднялся.
  - Джан, проводи и возвращайся. Ты отправишься со мной на разведку местности вместе с Дортом и Рингиром.
  Настроение у меня стремительно упало, и даже Джан, который пытался по-дружески утешить, не помог. Когда уже выходила из каюты, Лар-ина наклонилась к моему лицу и тихо, так чтобы услышала только я, прошипела:
  - Как видишь, жертву из себя нужно уметь изображать. Если что, за пару сотен ирков я могу дать несколько дельных уроков.
  - Обойдусь, - выпалила в ответ, скрываясь в коридоре.
  Возле дверей каюты Джан меня оставил, и я от души выругалась и села на кровать, поглядывая в иллюминатор, за которым под лучами сразу двух звезд, у которых не было названия, только номера, лежит неизведанный мир.
  Пока я добиралась до Академии, побывала на нескольких планетах, совершая пересадки, но они не шли ни в какое сравнение со Снежным цветком. Тот, кто обнаружил ее, явно был поэтом и романтиком, раз дал такое название.
  Чтобы не травить душу и утешая себя тем, что все равно выберусь наружу, легла отдохнуть и даже незаметно для себя задремала. Обедать, впрочем, пошла, хотя есть не хотелось. Стоя в очереди, прислушивалась к впечатлениям тейринцев, которые побывали на поверхности, и горестно вздыхала.
  - Что, лилаби не радует? - усмехнулся Трасирий, ставя тарелку на мой поднос.
  Его волосы снова торчали во все стороны, выбиваясь из-под повязанного поварского платка, и от этого тейринец казался забавным.
  - Вы чудесно готовите.
  - Давай на ты, - предложил кок, подмигивая ярко-голубыми глазами.
  - Давай. Просто есть не хочется.
  Он чуть наклонился и тихо заметил:
  - Не расстраивайся так, мы тут точно на пару дней задержимся.
  Я поблагодарила за заботу, отошла за дальний столик и вяло поковырялась вилкой в тарелке.
  - Пока все не съедите, адиса, я вас с корабля не выпушу.
  Я обернулась и уставилась на Дисар-ри, который невозмутимо усаживался за мой пустующий столик.
  Нет, он что, еще и намерен проследить, как выполняется его указ?
  - У вас карр, кстати, есть?
  - Нет.
  Устройство, при помощи которого можно было направить луч из нескольких сплетенных энергий на растения, и тем самым мгновенно узнать не только его название, но и общие характеристики, стоило таких денег, что даже в нашей Академии Риндара его не имелось. А как он устроен мы изучали по голограммам.
  - Одолжу, - заявил этот невозможный тип, и я выронила вилку, уставившись на него.
  Вспыхнула, поймав удивленный взгляд серебристых глаз, нырнула под стол, стукнулась макушкой, ойкнула и только тогда вернулась на место.
  - Вы дадите мне попользовать карром? - все же неверяще уточнила я.
  - Да. Адиса Рина, ешьте уже, остывает. А потом собирайтесь, мы отправляемся на скворфе на северо-запад планеты на побережье озера Урхун-тан. Полагаю, разочарованы вы не останетесь.
  
  Дисар-ри.
  Игра увлекательнее, когда ты знаешь не просто правила, но и чуточку больше. Лар-ина о выведанной мной информации не догадывалась, изощрялась как могла и ничем не трогала, вызывая едва ли не брезгливость. Уже и тысячу раз пожалел бы, что взял ее на 'Звездный странник', но я намеревался следовать выверенному плану. Стрижи - особый элитный разведывательный отряд тейринцев всегда давали точную информацию.
  Выпроводил инарку, заметив, как в каюту неуверенно входит моя тезаринка.
  Почему же они - инарка и землянка такие разные? Одна - чиста, как хрусталь в тейринских озерах, а вторая - настолько же пропитана ядом. На моей планете все с уважением относятся к женщинам, оберегают, заботятся, ценят на вес звездного серебра... И это нормально. Я бы сказал - правильно. Но как относится к той, что внешне красива, а душой черна? Я не привык спасать гадюк.
  Я оторвался от своих мыслей, повернулся к тезаринке. Рина пришла давно, смотрела на меня, стараясь не показывать интереса. Выходило это у нее с трудом. Взгляд не просто изучал, а гладил, ласкал и говорил слишком о многом. И я почему-то снова поймал себя на мысли, что легко не будет. Придется сдерживаться до последнего, чтобы не спугнуть и не поставить под удар.
  Сколько же в Рине любопытства! Придется помочь ей разобраться в навигации, найти на это время.
  Правила, впрочем, она выучила, другого и не ожидал, но я чувствовал, как ее что-то тревожит. И все же она спросила не о том, о чем хотела. Я точно знал. Прочел в этих невозможных красивых глазах, напоминающие сейчас айридию - сверкающий драгоценный камень Тейрины, встречающийся безумно редко, и стоящий как парочка малых планет в любой галактике.
   Логично, что Рину заинтересовали наказания, но вот с какой стороны... Я даже высказался вслух. Слова сами сорвались с губ, чего со мной никогда не бывало.
  А когда она сердится, оказывается, глаза сверкают еще ярче, а губы кажутся совсем заманчивыми, заставляя желать только одного - ощутить их вкус. Впиться до потери памяти.
  Удивительно, как сотни разных женщин, красивых и страстных, которые старались привлечь мое внимание, ничего не добились, а Рина, ничего не делая, не соблазняя и даже не пытаясь флиртовать, заставила перья на крыльях серебриться.
  Смутилась и сбежала, будто знала, о чем я думал, и я рассмеялся. Впервые женщина сбежала от меня, а не бежала ко мне.
   Через час Лео скинул мне на лаурт результаты исследований, и я озадаченно уставился на голограмму. Если с Лар-иной все было понятно, то с моей тезаринкой... Странные потоки в крови, едва заметные даже для наших сверхчувствительных приборов. И главное, словно заперты. Несут опасность? Или девчонка о них не подозревает? Нет ответов.
  Я снова неожиданно уловил чужой поток эмоций. Знакомый... Не такой сильный, как в прошлый раз во время нахождения в Межзвездной Академии Риндара, но весьма ощутимый. Почему он меня так тревожит, словно душу вытрясает?
  Я распахнул дверь и быстрым шагом направился в каюту Рины, радуясь, что никого не встретил по пути, еще не думая, как объясню свое присутствие, и как-то слишком быстро оказался рядом с тезаринкой.
  Организм требовал свое, но я только глубоко дышал и смотрел на нее спящую. А когда Рина заворочалась, подчинился инстинктам, осторожно прилег рядом. Выдохнул.
  И правда, тезаринка. Такая хрупкая и нежная.
  Укрыл крыльями, закутал, применяя легкое ментальное воздействие, чтобы не проснулась. Ей совсем не обязательно знать, что я был здесь. Испугается...
  Впрочем, когда мы сели на Снежный цветок, испугался я. Того, в каком состоянии оказалась Рина. И уже стало все равно, что подумает команда и Лео, дающий понять, что дело не в давлении и нагрузке, а в откликнувшихся в девчонке потоках энергии, которые она сдерживает.
  Значит, знает. И молчит. И мне придется искать ответ на вопрос 'почему' самому.
  Я растирал ее ноги и руки, не думая о том, насколько это неприлично, желая лишь одного: чтобы Рине стало легче. А потом заставил эту упрямицу пойти отдохнуть. Чуть не сдался под умоляющим взглядом - взять ее с собой на разведку на неизвестную планету, и чуть не остался вместе с ней, когда отказал.
  Я, и правда, становлюсь сумасшедшим.
  И смотрю в глаза Рины, ощущая боль. Тяжело отказывать женщине, которая будит в тебе неведомое, делающее живым. И я просто пообещал себе отвезти ее на самое красивое озеро, которое отыщется на этой планете.
  
  Глава пятая
  
  Рина.
  Скворф был рассчитан на пятерых, но учитывая, что весь багажник заняли разными неизвестными для меня штуками, а половину пространства заполнили остальные важные вещи, я даже засомневалась, возьмут ли меня, как обещали.
  Дисар-ри вышел на площадку, где большая часть команды заканчивала погрузку всего необходимого, через четверть часа после обеда. Одет он был не в привычную форму, а в черный эластичный костюм с серебряными пластинами. Крылья при этом оставались открытыми за спиной, из чего я сделала вывод, что тейринцы все-таки усовершенствовали космические комбинезоны.
  Атмосфера планеты оказалась приближена к земной, поэтому мне не пришлось озадачиваться, как я буду здесь дышать, а из одежды выбрала легкий комбинезон, сделанный из какого-то непонятного материала. Но как сказал Джан, в таком суровом климате он не позволит замерзнуть, сохраняя тепло, а по прочности уступит многим вещам. Правда, с цветом я, похоже, не угадала. Капитан вон вышел в черном, команда - в коричневых и серых комбинезонах, а я - в цвете морской волны.
  - Нарий, - позвал капитан, и один из пилотов оглянулся и тут же подошел к Дисар-ри. - Когда я сказал, что мы отправляемся в экспедицию до заката, то не имел ввиду, что нужно грузить в мой личный скворф половину корабля.
  - Так с вами же... девушки, - отрапортовал пилот, слегка шевеля крыльями и вытягиваясь по струнке.
  Дисар-ри покосился на меня, стоящую неподалеку, потом на Лар-ину, весело щебетавшую с кем-то из команды, и промолчал.
  - Я ни о чем не просила, - выпалила прежде, чем подумала.
  - Адиса Рина, вам и не нужно бы это было делать, - спокойно отозвался Дисар-ри, рассматривая меня так, что его глаза снова стали отливать металлом. - Забота о женщинах у тейринцев в крови. Просто кое-кто, - Дисар-ри многообещающим расправу взглядом окутал замершего Нария, - явно перестарался.
  - Капитан...
  - Выводите еще два скворфа. Скажи Готиру, пусть переведет корабль на уровень защиты под систему три теры. И чтобы через десять минут взлетели. Иначе оставлю на 'Страннике' всех. Ясно?
  Нарий снова странно шевельнул крыльями, кивнул и бросился выполнять распоряжение. И я только потом поняла, что вызывало у тейринца недоумение. Готир - единственный, кто оставался на корабле, пока команда отправлялась к Урхун-тану. И почему капитан снял его с дежурства, я так и не поняла.
  - Адиса Рина, забирайтесь в скворф. Джан, - крикнул он, - забери Лар-ину к себе.
  Я быстро нырнула внутрь, пристегнулась и уставилась в иллюминатор, наблюдая, как по площадке носится вся команда, о чем-то перекрикиваясь.
  Дисар-ри отдал еще какие-то распоряжения и вскоре оказался рядом. Дотошно проверил, как я закрепила ремни, включил легкий режим отопления, покосился на горы непонятных вещей, сгруженных за нашими спинами, и принялся настраивать навигационные приборы. Все это молча, уверенно, отточенными движениями.
  Я украдкой полюбовалась на его четкий профиль, сгорая от желания прикоснуться к крылу, которое было так близко, и провести рукой по перьям. Но это было бы верхом неприличия.
  Здесь же, в скворфе вдвоем хоть и было немного тесновато, но ощущение тепла и уюта меня не покидало. Я даже немного расслабилась, хотя эмоции от предвкушения увидеть что-то новое не давали покоя.
  Впрочем, стоило нам взлететь, как я прилипла к окну и только и успевала вертеть головой и рассматривать проплывающие мимо пейзажи. Проснувшиеся вулканы разбудили планету от зимней спячки, пусть ненадолго, но мы попали в удивительный момент. Кое-где сошли снега, словно скинулось белое покрывало и приоткрыло зеленые лужайки с лужами и первыми цветами. Озера же попадались настолько часто, что я даже не стала спрашивать их названия - все равно не запомню, а просто вглядывалась в них, удивляясь, насколько водоемы могут быть разными, менять оттенки и краски от серо-серебристых до лазурно-синих.
  Капитан молчал первые пять минут путешествия, пока я не поинтересовалась, как называется хребет, куда мы летим. Может, и не стоило отвлекать его от управления, все-таки рисковать и переходить на автоматический режим на неизвестной планете небезопасно, но Дисар-ри моему вопросу обрадовался, будто ждал, что я заговорю первая, и после этого стал рассказывать, где мы летим, давая краткие характеристики. А когда стали приближаться к месту назначения, поднял скворф выше и сделал несколько медленных плавных виражей, давая мне возможность полюбоваться видами и насладиться происходящим.
  Мы опустились на небольшую площадку на склон Урхун-тана. Окруженное сизыми горами, сплошь покрытыми снегом, озеро было настолько красивым, что я даже не сразу начала выбираться из скворфа. Насыщенный синий цвет создавал разительный контраст с остальным пейзажем, и так и манил и очаровывал.
  Команда оглядывалась с не меньшим любопытством, но пыталась тщательно его скрыть. Построилась, впрочем, быстро. С дисциплиной у Дисар-ри все было предсказуемо.
  - Делимся на три группы. Первую возглавлю я, и мы отправимся в западную часть Аютанга, - он кивком показал на одну из гор. - Вторая останется здесь, разобьет лагерь и исследует окрестности. Далеко не уходить, радиус четыре арка. Готир, ты возглавляешь.
  Тейринец кивнул, подобрался и чуть склонил голову набок, словно чего-то ожидал.
  - Лар-ина, вы присоединитесь к этой группе. С южной стороны озера растут деревья, обладающие уникальными свойствами. Полагаю, вы захотите на них посмотреть.
  Инарка ничего не ответила, но явно что-то задумала, судя по нехорошим искоркам в глазах. Поймала мой взгляд, перекинула тщательно заплетенную косу за спину, поправила ворот серебристого комбинезона и довольно хмыкнула. И что ей от меня надо? Все никак не уймется! Не стоило, наверное, тогда спускать ее подлость на полигоне на тормозах, но сделанного не воротишь. Да и ректор Мдан точно был бы не на моей стороне.
  - Третью группу возглавит Джан, отправляйтесь к восточному склону Аютанга. Там сошел снег. Адису Рину прихватите с собой.
  После этого Дисар-ри дал команду расходиться и выполнять его поручения. Я подошла к Джану и двум тейринцам, с которыми не была до сих пор знакома.
  - Исар, навигатор 'Звездного странника', - представился один из них, чуть нахмурившись.
  Принюхался, поморщился и на мгновение распахнул крылья, подставляя их ветру, словно они помогали определять направление запахов и рассказывали о чем-то неизведанном. Хотя кто этих тейринцев знает... Об их способностях такие легенды ходят, нарочно не придумаешь.
  Над бровью у Исара располагался маленький шрам в виде полумесяца, и я невольно задумалась, в какую передрягу он попал, что следы убрать не удалось. Это с таким-то уровнем медицины, как у тейринцев! Исар, впрочем, тут же отвернулся и сообщил Джану, что заберет необходимые вещи и вернется к нам. Второй тейринец - Локрис с чуть раскосыми глазами черного цвета и волосами собранными в узел на затылке, оказался помощником врача, и тоже едва познакомившись со мной, сбежал за вещами.
  - Джан, что мне взять с собой?
  - Боксы для растений, голограф, фляжку с водой, на всякий случай лазер. Тут обитают хищники, но их немного. Прячутся по норам. И если что мы их заметим и почуем, успеем разобраться. Капитан сделал сегодня облет тех мест, куда мы направляемся.
  - А еду? Приборы?
  - Ребята захватят.
  - Моя помощь не нужна?
  - Рина, ты хоть представляешь, как оскорбительно для тейринца звучит подобное предложение? - спокойно поинтересовался Джан, отходя к скворфу и вытаскивая увесистый рюкзак. - Надеюсь, капитану не догадалась такого сказать?
  - Пыталась, - отозвался Дисар-ри, как-то незаметно оказываясь рядом и протягивая небольшой браслет с разноцветными камнями и непонятными значками. Все-таки принес карр!
  Молча взял мою руку, натянул прибор, чем-то пощелкал и быстро объяснил, как им пользоваться. Все-таки в академии Риндара мы изучали самый простой вариант, а тут явно усовершенствованный. Убедившись, что я разобралась, отозвал в сторону Джана и что-то ему сказал. Тот кивнул и вернулся к нам.
  Локрис и Исар уже были готовы, и я быстро отправилась в скворф капитана и забрала необходимое.
  До подножия Аютанга, расположенного рядом с озером, мы отправились вместе пешком с первой группой, которую возглавлял Дисар-ри. С собой он взял двоих пилотов и трех незнакомых мне и весьма угрюмых на вид тейринцев. Судя по их мощным фигурам, они явно были профессиональными воинами. И сразу начали крутиться вопросы, связанные с их непонятным исследованием. Что они ищут? С какой целью создали экспедицию? Я так и не получила точный ответ от капитана, сколько не пыталась его расспрашивать.
  Местность была каменистой, и приходилось постоянно смотреть под ноги. Когда мы пришли, Дисар-ри, не прощаясь, отошел со своей группой, расправил крылья, оттолкнулся и взлетел, заставляя меня забыть, зачем я сюда добиралась. Взмахи были ровные, красивые. Тейринец словно не просто оказался знаком с ветрами этой местности, а играл с ними, позволяя приласкать и ощупать каждое перо. Остальные тейринцы из его команды последовали примеру командира, но предпочли держаться на расстоянии.
  Я даже не сдвинулась с места, когда Дисар-ри превратился в крошечную точку, исчезая где-то вдали за скалами, находясь под впечатлением.
  - Не влюбляйся в него, Рина. Пожалуйста, - тихо попросил Джан.
  - Что?
  Тейринец прикусил губу, а потом заметил:
  - Ты же ничего о нас не знаешь.
  - А рассказать?
  - Я не собираюсь вмешиваться в дела капитана. Мне, знаешь ли, жить еще хочется. Но предупредить, предостеречь... считаю нужным.
  И зачем только воду мутил, спрашивается, раз никакой информации не выдал?
  Я еще раз глянула в сторону, где исчез Дисар-ри, а потом мы начали карабкаться по скалам, чтобы добраться до поляны, о которой рассказал капитан. Джан сверялся с навигатором, прикрепленным на поясе, Исар время от времени принюхивался, Локрис держался совсем рядом, каждый раз подхватывая, если я норовила соскользнуть с камня. Делал это бережно и спокойно, словно оберегал не человеческую девушку, а драгоценную стеклянную вазу.
  - А почему вы не полетите? - поинтересовалась, когда мы сделали небольшой перерыв на одной из скал примерно в середине пути.
  Я хоть и натренирована, но все же подустала. Очень уж скалы были отвесные и острые. Хорошо, что не поранилась, и то счастье.
  - И бросить тебя одну? - удивился Джан, убирая флягу с водой и проверяя координаты места. - К слову сказать, я бы тебя и на руках на вершину унес, да только тейринские традиции не позволяют. Согласно им, я могу взять с собой в полет либо рихани, либо родственника.
  Я вылупилась на него, так как впервые услышала от тейринцев за все дни пути хоть какие-то сведения об их народе.
  - У нас к этому относятся очень серьезно, Рина. Мы приносим клятву о сохранении нашей культуры, едва можем говорить, и нарушить ее не можем.
  - Почему? Накажут?
  - Не без этого, - отозвался Джан, который явно пожалел, что начал такой разговор. - Тейринцы верят, будто духи планеты в подобном случае меняют судьбу, добавляя... неприятностей.
  Нет, это уму непостижимо! Двадцать шестой век уже, а на Тейрине до сих пор верят в духов.
  Я с трудом спрятала улыбку, боясь их обидеть, чуть помялась и все же уточнила:
  - А кто такая рихани?
  - Какая же ты любопытная! На ваш язык точно и не переведу.
  - А примерно?
  - Желанная. Избранница. Любимая.
  Ого! Впрочем, что-то такое я и подозревала.
  - Если передохнула, пойдем дальше.
  Я тут же поднялась, убирая фляжку и проверяя лазер, который был прикреплен на поясе. Боксы и голограф нес Джан.
  Нужная нам поляна поразила своими размерами. Огромное поле, усеянное невиданными горными цветами, над которыми кружили бабочки, шмели и другие насекомые, о которых я ничего не знала.
  - Исар, осмотришься?
  Молчаливый тейринец тут же поднялся в воздух и отправился облетать поляну.
  - Далеко от меня не уходи, - велел Джан. - Будь внимательна и осторожна. Здесь водятся змеи и хищники, которых нужно опасаться.
  - А ты...
  - Буду рядом, но мне необходимо проверить вон те скалы на определенный вид минералов, а Исар с Локрисом отправятся, как и ты, собирать целебные травы для настоек и мазей.
  - А вы их используете в медицине? - удивилась я.
  - Почему бы и нет? На Тейрине их с избытком. Но все же тут другой климат, условия... - отозвался Локрис, доставая контейнеры и боксы и прикрепляя их с двух сторон на пояс комбинезона.
  Когда вернулся Исар и сказал, что поляна безопасна, мы осторожно разбрелись в разные стороны.
  Трава здесь была огромная, мне по пояс, поэтому я двигалась медленно, прислушивалась к шелесту и шорохам, вглядываясь в небо, наполовину затянутое облаками. Если бы не горы вокруг, да не перелетающие с места на место тейринцы, собирающие лекарственные травы, я бы подумала, будто очутилась почти дома.
  Почти...
  Решив не поддаваться унынию, а радоваться тому, что имею, я поднесла карр к первому растению, которое мне попалось, получила нужную информацию и стала продвигаться дальше. Голограф, прототипом которого когда-то давно послужил обычный фотоаппарат, работал исправно и верно, несмотря на то, что был самой простой модели. Я получала четкие голограммы - трехмерные изображения заинтересовавших растений, и сразу же сбрасывала их на лаурт, коротко вбивая информацию, считанную с карра. На растения, которые уже знала, я свое время решила не тратить, лишь приписала, что они обитают с определенными видами трав и цветов. Мало ли... пригодится. Ведь каким именно будет мой цветник или сад, предназначенный для выпускной работы в Академии, я пока не знала.
  Я навела карр на небольшой, с ноготок, маленький синий цветок, смахивающий на огромный лютик, и тот неожиданно под лучами дернулся, вытянулся и мгновенно вырос, свалив меня с ног, как простую букашку.
  - Не ушиблась? - прокричал Исар, подлетая и протягивая руку, чтобы я могла подняться.
  - Не особо, - я потерла ногу и покосилась на громадный лютик.
  Тут же полезла смотреть информацию в карре. И правда, лютик, оказывается под названием 'великанский'. Абсолютно безопасный для человека, а маленьким становится лишь тогда, когда на горизонте появляется птица грах, поедающая его сердцевину. Вот самой птицы стоило опасаться, кстати.
  Но стоило мне подняться, как выяснилось, что этих великанских лютиков рядом не мало, и они заслонили для меня даже небо.
  - Рина, помочь? - спросил Исар.
  - Да сама выберусь, только направление укажи, - попросила я.
  - Влево немного возьми.
  Я последовала совету и вскоре выбралась из лютикового леса, отдышалась и тут же увидела на скалах рододендроны. Подходила к ним с опаской, так как это на Земле они безопасны, а тут на Снежном цветке возможно все. Исследование начала с бледно-розовых, тут же выяснив, что те выпускают побеги, стоит к ним потянуться. Правда, яда в них не обнаружилось, и я все-таки решилась положить отросток в бокс, настроив нужную температуру. А вот остальные - белые и лиловые ни проявили никакой инициативы себя обезопасить от моих посягательств, но оказались ядовиты, как и большинство вересковых на этой планете.
  В общей сложности мы с тейринцами проверили на поляне больше четырех часов, занимаясь каждый своими делами. Локрис и Икар собрали шесть контейнеров с целебными травами, а за обедом, устроенным прямо на поляне, до хрипоты спорили, какую силу выжимки лучше применить к мать-и-мачехе, которая здесь случайно обнаружилась и была величиной с блюдце. В карре ни я, ни тейринцы не нашли никакой информации, отчего это произошло. Джан же большую часть отдыха прообщался с кем-то по лаурту, радуясь, что в горах имеется связь. Про свои изыскания он промолчал.
  После этого Джан сообщил, что капитан нашел небольшую проталинку с восточного склона, покрытую неизвестными цветами, и предлагает нам на них взглянуть. Отказываться, разумеется, никто не стал.
  Правда, пришлось спускаться, идти пару километров, прежде чем мы оказались у нужной тропинки. Заполненные контейнеры решили оставить внизу, спрятав за кустами, чтобы не нести с собой, а потом мы снова ползли. Вернее, это я про себя. Тейринцы были весьма ловкие и в чем-то даже грациозные. Хотя ощущение, что они напоминают хищных птиц, с каждым их прыжком усиливалось. Неудивительно, конечно. Стоит обычному человеку увидеть тейринцев за охотой или во время боя, испытываешь двоякие чувства - восхищение и страх. Таким, наверное, и оружие не нужно, могут медведя в прыжке голыми руками придушить.
  Полянка, координаты которой скинул Дисар-ри, оказалась небольшой и заснеженной. Я присела на корточки и разгребла руками сугроб, заметив небольшую проталинку. И там, в снегу, нашла маленький подснежник. Еще покрытый хрустальной коркой, едва проснувшийся... На моей Земле их совсем не осталось, исчезли как вид столетие назад, и я никогда их не видела вживую, вот так запросто, но много о них слышала и часто в детстве рассматривала голограммы, сохранившееся в семье. Не узнать их и с чем-то перепутать было нереально. Я наклонилась, вдыхая легкий, чуть свежий аромат. И не передать, насколько он тонкий и звенящий, так подходящий этому месту и этому простору, где еще не бывали никакие народы. А потом от едва заметного ветра, цветок вздрогнул, будто готовился к чему-то страшному и... поник.
  - Не выдержал холодов, - вздохнул Джан и побрел через полянку.
  А я сидела, смотрела на умерший цветок и чувствовала, как к горлу подкатывает ком.
  Выживают сильнейшие.
  Эти слова были девизом Межзвездной Академии Риндара. Выдолбленные в главном зале над сценой и в каждой аудитории - над кафедрой.
  Выживают сильнейшие.
  А маленький хрупкий цветок, возвещая весну, так и остался в сугробе.
  Я прикусила губу, оглянулась на спутников, которые разбрелись по поляне, а потом наклонилась и призвала то, что жило во мне. Энергию, которая поможет вернуть чудо. Она выползла осторожно, зелеными лентами коснулась цветка, разбудила в нем жизнь, вернула...
  Нет, ректор Мдан. Вы не правы. Выживают те, у кого есть сердце, наполненное светом. Так всегда считала моя бабушка, которую в последний раз я видела в детстве перед тем, как...
  - Рина, смотри, тут еще какие-то цветы!
  Я убрала руку, наблюдая, как подснежник размером с ноготок выпрямился, расправил лепестки, сверкнул нарядный в снежном кружеве, и поднялась, направляясь к Джану.
  И увидела пушистые колокольчики сон-травы - светло-желтые, будто их слегка коснулось солнце и окрасило капелькой, нежно-лиловые и белоснежные. Россыпями по всей окраине поляны.
  - Это что? - поинтересовался Локрис. - У меня карр ничего не выдает.
  - Сон-трава, - тихо ответила я. - А не выдает, потому что ни на одной планете, кроме Земли, они не росли.
  - Исчезли? - поинтересовался Джан, водя ноздрями и вдыхая дивный ни с чем не сравнимый аромат.
  Так пахнет лес, горы, ветер, снег... Так пахнет весна.
  И я, улыбаясь, склонилась к цветам, наслаждаясь и любуясь, силясь не расплакаться от эмоций и неожиданных воспоминаний, которые вызвала эта крошечная, затерянная на чужой планете на другом конце Вселенной, проталинка с подснежниками.
  Когда доставала контейнер, руки дрожали, не слушались, поэтому лопатку я протянула тейринцу, который находился рядом, и вздрогнула, заметив на пальцах знакомое колечко из серебристо-синего металла с черным кристаллом.
  Дисар-ри появился внезапно, а я... увлеченная, и не заметила. Он ни о чем не спрашивал, лишь помогал. Дотронуться бы до едва заметных прозрачных чешуек на его руке, провести пальцами и почувствовать ответную реакцию.
  Как же мне не хочется в тебя влюбляться, мой нереальный мужчина, всегда готовый прийти на помощь, когда я в ней нуждаюсь.
  - Джан, за безалаберность будешь до конца рейда чистить посуду руками. Ясно?
  - Да, капитан. Что я не заметил? - поинтересовался, не понимая происходящего.
  Дисар-ри поднялся, вынуждая меня сделать то же самое, молча подхватил боксы с подснежниками и направился на край поляны. Команда, недоумевая, последовала за ним.
  Он сосредоточенно уставился на скалу, покрытую снегом, и та пошла зыбью, а потом на белом фоне появились два больших, с мою ладонь, голубых глаза. Часть снега отошла, потянулась и... на поляну спрыгнула белая кошка, сильно напоминающая рысь. Она понюхала воздух, шикнула и исчезла за скалами.
  Ой, что сейчас будет...
  Джан нервно сглотнул, виновато покосился на меня.
  - Вопросы?
  - Виноват. Буду внимателен, - тут же отозвался руководитель нашей маленькой группы.
  Дисар-ри ничего не ответил, кивком показал на тропу, по которой предстояло спускаться. Сам расправил крылья, поманил Джана, и они оба полетели вниз.
  - Какой-то он подозрительно добрый, - заметил Исар.
  - Ты про наказание? - поинтересовался Локрис.
  - Разумеется.
  - А что с ним не так? - пыхтя, поинтересовалась я, и тут же проверила, насколько уступ под ногами надежен.
  - Да упусти Джан кошку раньше, то капитан бы заставил эту зверюгу за ним гоняться по всем горным хребтам, - на полном серьезе заявил Исар, принюхиваясь и прислушиваясь.
  - Поверь, чистить котелки на глазах у всех нашему Джану тоже не понравится.
  - Обычная работа, - фыркнула я.
  - О, да! Особенно для сына императора, - отозвался Локрис, волосы которого изрядно растрепались в пути и давно выбились из узла на затылке. - Сдается, половину запасов мази от порезов и синяков на него изведу.
  - А Джан из правящий семьи? - поразилась я.
  - Он вообще-то капитану двоюродным братом приходится.
  Тейринцы замолчали, давая мне возможность переварить неожиданную информацию. Дисар-ри и Джан вели себя, как ни чем не бывало, никак не проявляли родственных чувств. Похоже, тут скрывается какая-то тайна. Надо бы ее выведать.
  - Как спуститесь, забирайте вещи и отправляйтесь к Урхут-тану. Ужин будет готов через два часа, - подлетая, заявил Дисар-ри.
  Джан опустился на соседнюю скалу, потер нос. Кто-то явно получил дополнительный нагоняй от нашего капитана вдали от посторонних глаз.
  Дисар-ри спрыгнул на уступ, подошел ближе.
  - Адиса Рина, вы останетесь со мной.
  Признаться, я жутко устала и с удовольствием бы после всех своих изысканий и приключений, отдохнула, но спорить с Дисар-ри не представлялось возможным.
  Он посмотрел на меня, отцепил флягу, протянул.
  - Глотка вам для бодрости хватит.
  Алкоголь что ли?
  - Да пейте уже, там травяная настойка с моей планеты.
  Я послушалась, привыкая к слегка горьковатому и вяжущему вкусу во рту, все еще гадая, зачем я капитану понадобилась.
  - Прогуляемся. Тут недалеко.
  Недалеко вылилось в получасовой переход с одной горы на соседнюю на южный склон, покрытый...
  - Эдельвейсы! - поразилась я, рассматривая россыпь цветов, напоминающих звезды.
  Белоснежные, растущие прямо в скалах, никем нетронутые.
  - Пройдите на середину поляны, адиса Рина, - напомнил о себе капитан, поглядывая на солнце.
  - Да мне и тут хватит, чтобы сделать голограмму и положить цветок в контейнер.
  - Пройдите. Не пожалеете.
  Ну до чего же он странный! И смотрит так, что глаза опять отливают серебром.
  - Замрите, не двигайтесь.
  Сам Дисар-ри оказался рядом и, кажется, даже дышать перестал.
  А потом цветы затрепетали и превратились в белоснежных бабочек, которые сверкнули в лучах звезды, согревающих снежную планету, и растаяли в воздухе.
  - Но... это же...
  - У нас на планете их называют астры видящих. Они - большая редкость, найти трудно, но возможно. Такие цветы способны создавать правдоподобные иллюзии белоснежных мотыльков. Есть вид, который показывает летящие белые лепестки.
  - То есть они не превратились в бабочек? - поразилась я, впервые услышавшая о такой способности у определенной разновидности растений.
  А ведь столько лет космобиологию изучаю!
  - Нет, конечно, - улыбка чуть тронула губы Дисар-ри и, он показал рукой на поляну, где раскрывались эдельвейсы.
  - Они растут на определенных скалах, в составе которых есть амордоний. Из этого минерала выделяют элементы и часто используют в медицине для обезболивающего эффекта. Если же пары амордония впитывает именно эдельвейс, то цветы приобретают свойство создавать иллюзии.
  - И как часто? - хрипло поинтересовалась я, не сводя глаз с поляны.
  - Обычно для такого представления им необходимо накопить достаточно много амордония. Полгода минимум.
  - И как вы поняли, что вот сейчас...
  - На Тейрине часто видел подобное.
  Где же вы там жили, мой звездный капитан, если это редкость, а вы ее не раз наблюдали? И сколько вам лет?
  Я все еще находилась под впечатлением от увиденного, не решаясь задавать вопросы.
  Дисар-ри же, чуть наклонившись, посмотрел на меня, словно разрешая спросить о личном.
  - Извините, - смутилась я.
  - Не думали, адиса Рина, что я могу знать о растениях что-то, вам неизвестное?
  - Есть такое. Вы же много воевали. Полагаю, вам, капитан, было не до цветов.
  - Это верно, - отозвался он, помогая выкопать эдельвейс и при помощи лазера отколупывая небольшой камень, в котором имелся амордоний. - Наверстаю. Тем более теперь есть кому подтянуть.
  Я как раз поднялась, тут же споткнулась и чуть не сшибла его с ног от такого чудесного заявления.
  - Вы на меня намекаете? - все же уточнила, решив, что Дисар-ри шутит.
  Будет он учиться у студентки, как же!
  - Не у Лар-ины же! Та вообще мимо них прошла, даже взглядом не удостоив.
  - А она тут была? - выпалила я, чувствуя, как горло сжимает спазм.
  - Да. С породами деревьев на другом склоне она разобралась быстро. Я тогда и скинул Готиру координаты одного места неподалеку отсюда. Там мы нашли хорошие породы камня для резьбы. Адиса Рина, вам нехорошо?
  Я вздрогнула и разжала побелевшие пальцы, уставившись на Дисар-ри и не понимая, почему так реагирую на его слова об Лар-ине.
  - Все хорошо, капитан. Спасибо.
  - Тогда пойдемте.
  
  Дисар-ри.
  - Капитан, неужели все? - выдохнул Кай, когда мы, спустя шесть часов плутаний по скалам и спускам на глубину, вышли на поверхность.
  - Можно подумать, кто-то недоволен, - заметил я, отмечая, что лаурт показывает присутствие связи.
  Мы, конечно, не нашли то, зачем отправились в экспедицию, но я и не рассчитывал на быструю удачу. И доверял не только своим способностям, но и проверял.
  Отойдя на расстояние, вызвал через лаурт дядю.
  - Да неужели обо мне вспомнили? - ехидно поинтересовался он.
  - Дел было много.
  - Да уж наслышан я о них, - не удержался он.
  - Откуда? - коротко спросил я, понимая, что речь пойдет о Рине.
  - Когда с тобой хочется связаться ректор из Межзвездной Академии Риндара...
  - А он-то чем недоволен? - удивился я.
  - Твоим поведением, - дядя не выдержал и расхохотался, а я закатил глаза и фыркнул.
  Надо быть совсем недалекого ума, чтобы пожаловаться на меня императору Тейрины.
  - И чем все закончилось?
  - Я извинился.
  - Ты... что? - поразился я.
  Или, может, все же ослышался?
  - То. Ты совсем думать перестал? Зарянской в Межзвездной Академии Риндара еще доучиться надо. Не хватало нам только спровоцировать ректора Мдана на конфликт.
  - Будто мы не можем с ним справиться, - поморщился я. - Если возникнет необходимость.
  - Дисар, последствия просчитай. Это привлечет к твоей подопечной лишнее внимание, а оно ей, судя по всему, нежеланно.
  - Ты нашел информацию о Рине?
  Вчера я не удержался и отправил дяде запрос через лаурт, зная, что у него есть свои возможности найти необходимые сведения. Все же император Тейрины.
  Дядя вмиг посерьезнел, кивнул.
  - Информации почти нет. Кто-то сознательно подчистил базу. Если не делать запрос в саму Межзвездную Академию Риндара, полагаю, найти адису Рину нереально.
  Мы какое-то время помолчали, пока я обдумывал услышанное.
  - Крылья, по-прежнему, серебрятся? - спросил дядя, которому не нужно было рассказывать, с чего я вдруг так рьяно заинтересовался землянкой.
  И так понял. И о многом догадался. Да и Лео, с которым давно на короткой ноге, наверняка расспросил.
  - Да.
  - И больше ты мне ничего не скажешь?
  - Мы нашли месторождение редких розовых топазов, - отрапортовал я.
  Камней, которые ценились наравне с сапфирами, а по прочности лишь слегка уступали алмазам.
  - Ты тему не переводи, - грозно сверкнул он глазами. - Что у тебя с землянкой? Серьезно или как?
  - Не знаю.
  Он недоуменно уставился на меня.
  - Если бы мог - объяснял.
  - Даже так?
  - Да.
  - Желание или больше? - не унимался дядя.
  Пески Зарисы! Мне и так непросто удержаться, а тут еще и родственник со своими расспросами. Даже я не готов к той правде, которая меня коснулась. Губительна она, как край бездны, и желанна, как глоток свободы, когда подставляешь крылья ветрам.
  - Дядя! К чему ты это спрашиваешь?
  - К тому, что тут мои советники опять составляют списки невест на смотрины.
  - К шархам их!
  Дядя замер, даже чуть придвинулся и тихо сказал:
  - Так я и думал.
  - Что именно?
  - Сам поймешь. Вернее, примешь. Так что там с топазами?
  Я коротко выдал информацию, скинул координаты места, зная, что дядя пришлет команду на разработки.
  А потом распрощался, отпустил команду и отправился туда, где сейчас находилась Рина.
  
  Глава шестая
  
  Рина.
  Чистить котелки, не используя никаких выдуманных разными инопланетными расами средств, имея в наличие только тряпки и обычный песок с берега озера, это я вам точно скажу, еще то занятие. Вернее, наказание.
  Джан, кстати, упирался всеми силами, отказываясь от моей помощи.
  - До чего же ты упрямая! Я даже начинаю капитану сочувствовать!
  - Себе лучше посочувствуй, так как до рассвета здесь просидишь, - заметила я, подтаскивая котелок поближе.
  И откуда Дисар-ри такую древность раздобыл? В моде давно складные, способные заряжаться от маленьких батареек, заряда которых хватает почти на месяц при возможности использования посуды пять раз в сутки. И главное в таком количестве... Вся поляна этими злополучными закопченными котелками уставлена! Надо будет обязательно поинтересоваться у Трасирия. Уж он-то точно знает.
  - Рина! - возмутился Джан, вцепившись в другой конец злополучной посудины.
  - Ну ты еще со мной подерись давай, - предложила я.
  Джан возмущенно засопел, явно прикинул последствия, задумался и даже ослабил хватку.
  - К слову сказать, я могу и в глаз дать, - решила нужным сообщить я.
  Тейринец, не ожидавший от меня ничего подобного, выпустил котелок.
  - А с виду такая тихая...
  Я хмыкнула и принялась за работу, стараясь не отвлекаться на красивые виды озера, что плескалось в нескольких шагах от нас. Большая часть озера чистая, зеркальная, а в отдалении виднелись льдины.
  Погода же стремительно портилась, предвещая то ли снежную бурю, то ли дождь с грозой. На Снежном цветке вообще очень странный климат, связанный с перемещением нескольких звезд и четырех спутников. На одной части гор - ранняя весна, местами лежит снег, распускаются первые цвета, на другой - начало лета, где уже вовсю буйствуют зеленые кроны на деревьях, в которых щебечут птицы.
  - Там наверняка имеются какие-нибудь подземные источники, - заметил Джан, когда я поинтересовалась особенностями климатических условий. Озеро-то было незамерзшим. - Да и близость одной звезды, и удаленность другой... Сама же знаешь, как многое зависит от движения небесных тел.
  Когда я почти дочистила первый котелок, к нам подошли Локрис и Исар. Попереглядывались и присоединились к работе, обсуждая новое медицинское оснащение, которое появилось у корабля в этой поездке. Я не особо слушала, понимая, что не разбираюсь в технических новинках и устройствах. По большей части я была пользователем, не больше, и ушла в свои мысли.
  - Когда я назначал наказание, помнится, оно предназначалось только Джану, - раздался над головой голос Дисар-ри, и я вздрогнула, опустила котелок и подняла на него глаза.
  Одетый в теплый ярко-синий свитер и черные штаны, заправленные в высокие ботинки, с лазером за поясом, и заплетенными в косу волосами, капитан был дивно хорош.
  - Адиса Рина, вы что тут делаете?
  - Помогаю, - отозвалась я и почесала нос, совсем забыв, что руки в саже.
  - Да она всех, капитан, жалеет. Забыли? - ласковым голоском пропела Лар-ина, появляясь из-за спины Дисар-ри.
  Одетая в ярко-розовый комбинезон с золотыми вставками, с красиво убранными в прическу волосами и изящным маникюром, инарка заставила тейринцев даже оторваться от начищения до блеска котелков. У Локриса глаза совсем потемнели и сузились, а Рингир, который присоединился к нам чуть позже, нервно дернулся, покраснел и снова уткнулся в котелок.
  И я сразу представила, как выгляжу сейчас я. Встрепанная, измазанная песком и сажей, с поломанными ногтями - по скалам же лазила. Хороша, чт скажешь?
  - Поднимайтесь и отправляйтесь на тот холм, - показал капитан вдаль. - Там сегодня Лео обнаружил лирисы.
  Я подскочила, котелок покатился.
  - Что, правда? И мне можно пойти?
  На мгновение показалось, будто Дисар-ри хочет фыркнуть и закатить глаза, но он лишь оглядел с ног до головы, наверняка замечая все то, что мне так хотелось скрыть - и поломанные ногти, и грязь на лице, и растрепанные волосы. Эх...
  - Джан, если она еще раз станет отбывать за некоторых наказание, ты с тренировок не уходить будешь, а уползать.
  - Капитан, а вы бы хотели в глаз получить? - не удержался тейринец.
  Дисар-ри наклонился, приподнял Джана, как нашкодившего котенка, за шиворот так, что ноги стали болтаться над землей и уточнил:
  - Мне послышалась угроза?
  - Что вы, капитан. Ваша... Рина пообещала этим осчастливить. И уж лучше пусть она... моет котелки, и я уползу, как вы решили, полуживым с тренировки, чем получу в глаз от девчонки!
  Дисар-ри медленно перевел взгляд на меня и выпустил Джана.
  - Так я пойду, да? Лирисы там...
  - Исар, составь адиса Рине компанию, - велел Дисар-ри, направляясь вдоль берега.
  И только тут я заметила на его плече большой контейнер и какую-то свернутую блестящую штуку. Лар-ина ехидно улыбнулась, и пошла вслед за капитаном.
  Я быстро побежала к скворфу, вынула бокс для лирисов и вскрикнула от неожиданности. Контейнер с первоцветами и подснежниками, надежно закрепленный капитаном, оказался поврежден чем-то острым. Приборы, которые отвечали за соблюдение нужной температуры и режима влажности, не работали. И цветы, так сильно оберегаемые и лелеемые мной, завяли и погибли.
  А я надеялась, что однажды вернусь домой и порадую этой красотой бабушку! Я собрала то, что от них осталось, бросила в мусорный мешок и медленно вернулась к Исару, с трудом сдерживая подступившие к горлу слезы. Он удивленно приподнял бровь, заметив мое изменившееся настроение, и легкий шрам-полумесяц стал почти невидимым, но расспрашивать не стал.
  Полдороги до холма мы шли молча. Тейринцы вообще были не особо общительными, когда я появлялась на горизонте, и пока непонятно, чем это вызвано. Но потом Исар все же поинтересовался, почему я такая расстроенная. Пришлось рассказать. И после этого дышать стало легче, хотя неприятный осадок остался.
  На холм над озером, расположенный не так далеко от разбитого тейринцами лагеря, забраться оказалось достаточно просто. С одной стороны он был пологим, с другой располагался обрыв. Лирисы - цветы, чем-то напоминающие наши обычные ирисы, но имеющие на одной чашечке разного цвета лепестки, расстилались на самом краю, прорастая в скалах. Я знала, что их очень любят мелкие птицы, так как в лирисах достаточно питательный сок, но аромат был совсем нецветочный, предназначенный отпугивать всех желающих на растение посягнуть.
  Я предупредила об этом Исара, брызнула в горло и ему, и себе защитный спрей, который обычно использовала на Риндаре, и принялась за голограммы, а потом уже осторожно подобралась к лирисам, вырыла несколько цветов и опустила в контейнер. Полюбовалась на разноцветное поле вокруг и случайно бросила взгляд на озеро. Не сразу поняла, что над ним кружит Дисар-ри, а не огромная птица. Делая странные движения, поворачивая крылья под порывами ветра, которые словно подчинялись капитану, он резко спикировал вниз и выхватил из воды сетку, полную рыбы, и полетел к берегу, где ждала Лар-ина с контейнером.
  - Адиса Рина, тут что-то странное...
  Я с трудом оторвала взгляд от Дисар-ри, разрезавшего крыльями небо, повернулась и охнула. Под ногами Тейринца шевелилась ризидия - озерная водоросль, которая встречалась на планетах безумно редко. Она имело нехорошее свойство опутывать жертву и утаскивать на дно. И вот как она сюда-то заползла? Высоко же для нее!
  Я бросилась на помощь Исару, крича, чтобы ни в коем случае не применял лазер, иначе эта пакость только сожрет всю энергию и вырастет в разы, и... не успела. Ризидия уже опутала мои ноги, и я упала, покатилась к обрыву и рухнула вниз. Сначала летела просто по камням, а потом докатилась до отвесной скалы, и не различая, где земля и небо, хватая ртом воздух и ничего не соображая, стала падать.
  Практически сразу врезалась во что-то мягкое, теплое, пахнущее ветром и снегом, родное... и тут же встретилась взглядом с поймавшим меня Дисар-ри. Его глаза налились металлом, сверкали так, что захотелось зажмуриться. И скулы сильно заострились, отчего он стал напоминать хищника.
  Я вцепилась в капитана руками, утыкаясь носом в свитер, дрожа и боясь снова оказаться падающий в неизвестность, чтобы погибнуть.
  - Не отпускайте меня, пожалуйста, - попросила, стараясь не расплакаться. - И там... Исар... Он...
  - Капитан, - раздался голос тейринца, - я виноват.
  Я дернулась и немного повернула голову, чтобы увидеть растрепанного, в слегка порванном комбинезоне, будто кто-то царапал его когтями, Исара. Живой! И даже не ранен! Вздохнула с облегчением, подняла глаза к капитану, тут же их опуская.
  - Это я, не он, - прошептала, прижимаясь к Дисар-ри крепче, ощущая тепло и спокойствие, которое от него исходит. - Я не заметила ризидию. Должна была проверить... Должна.
  - Вы были слишком расстроены, адиса. Не наказывайте ее, капитан.
  - Чем расстроена? - поинтересовался Дисар-ри, который до этого не проронил ни слова, и я не выдержала и всхлипнула, все еще испуганная случившимся и не пришедшая в себя.
  - Бокс с первоцветами и подснежниками оказался поврежден, - коротко отозвался Исар.
  Нашел что вспомнить!
  - А ризидия...
  - Не заметил. Моя вина.
  Исар и не думал делиться со мной этой ношей.
  - Ты вместе с Джаном завтра выползешь с тренировки, и никак иначе, - ледяным тоном пообещал Дисар-ри.
  - Капитан! - возмутилась я.
  - Забери у Лар-ины улов, отнеси Трасирию и скажи, пусть Джан, если уже закончил с чисткой котелков, сворачивает лагерь.
  После этого Дисар-ри, по-прежнему не выпуская меня из рук, невозмутимо рванул в сторону и на бешеной скорости - такой, что снова перед глазами закружились земля и небо, полетел к своему скворфу.
  Еще мгновение - и я оказалась внутри летного средства закреплена ремнями безопасности, а капитан сел за управление, поднимая скворф в воздух.
  - Где болит? - коротко поинтересовался он.
  - Голова кружится. Вы летели... быстро, - сочла нужным заметить я.
  Скворф замер на месте, продолжая работать в автоматическом режиме, капитан с тревогой вгляделся в меня, выдохнул и тихо сказал:
  - Простите, адиса Рина. Я не привык брать кого-то в полет, не подумал о том, что вы испытаете. Тейринцы с рождения обладают возможностью быстро перемещаться, видеть на дальние расстояния и не ощущают скорости так, как люди. Для нас подобный полет - как для вас легкий бег трусцой.
  Он поднял руку, словно захотел ко мне прикоснуться и тут же себя одернул, лицо опять заострилось.
  - Вы, однозначно, будете мне должны, - хрипло заметила я. - Должны еще один полет. Нормальный.
  Дисар-ри уставился на меня так, будто на него сошла лавина, а потом неожиданно устало ответил:
  - Мало того, что вы пренебрегли собственной безопасностью, так я еще вам и должен остался.
  Покачал головой, перешел на ручное управление. Скворф вел уже аккуратно, спокойно, лишь изредка бросая на меня обеспокоенный взгляд.
  Едва опустился возле 'Звездного странника', отцепил ремни безопасности и помог выйти из скворфа. Меня шатнуло, перед глазами все поплыло, и Дисар-ри подхватил на руки, сделав это так легко, будто я весила, как перышко.
  - Не надо, сама дойду, - попыталась запротестовать я, но капитан моих слов даже не услышал.
  Голова немного кружилась, и я, поняв, что только потеряю силы, если начну спорить, прижалась к его удобному плечу.
  Пять минут нам пришлось простоять в дезинфекционном блоке корабля, а затем капитан направился по коридору в целительский отсек.
  Прижался плечом к двери, коснулся лауртом, зашел.
  - Что случилось? - Лео оказался рядом тут же.
  - Сорвалась со скалы, покатилась вниз, - коротко отозвался Дисар-ри, осторожно спуская меня на кушетку.
  - Я проверю на сотрясение мозга и обработаю порезы, синяки и ушибы.
  - Запусти полную проверку, Лео. Я настаиваю.
  Целитель посмотрел на Дисар-ри, который направился к двери, и перевел взгляд на меня.
  - Переодеться сами в состоянии, адиса Рина?
  - А может...
  - Это распоряжение капитана. Сканирование займет четыре часа.
  Я кивнула, при помощи целителя сняла комбинезон, и когда тот деликатно отвернулся, стянула нижнее белье и закуталась в простынь.
  Лео подключил датчики, вколол обезболивающие и принялся задавать вопросы. Пока сканер действовал, отвлекая разговорами, чтобы не смущалась еще больше, смазал мои ушибы. Потом я умудрилась задремать и очнулась от голоса Дисар-ри, который интересовался результатами сканирования.
  - Сотрясения нет, ушибы залечил. Обезболивающее вколол, успокоительное тоже, - отчитывался целитель. - Адиса Рина отделалась легкими ушибами и испугом.
  - Голова от чего кружилась?
  - От перенесенного стресса. Дисар, девчонка думала, что умрет!
  - Это она тебе сказала?
  - Это повышенный выброс гормонов в ее крови сказал. Так что можешь забирать свою тезаринку и...
  - Что? - с угрозой уточнил капитан, которого я совсем не узнавала.
  - Для начала покорми. Адиса Рина, вы есть хотите? - поинтересовался Лео, оборачиваясь ко мне.
  Дисар-ри тоже поймал мой взгляд, а потом посмотрел на Лео так, будто хотел его прибить.
  - Немного.
  - Чувствуете себя как?
  - Спасибо, гораздо лучше.
  Я осторожно села, прикрываясь простыней.
  - Одевайтесь, отправимся на ужин вместе. Я подожду снаружи.
  Дисар-ри, к которому снова вернулось невозмутимое спокойствие, вышел. Я еще раз поблагодарила Лео, быстро приняла душ в целительском отсеке, оделась и уже у выхода спросила:
  - А кто такая тезаринка?
  - Птичка на нашей родной планете, - не очень охотно отозвался целитель, нервно шевеля большими крыльями и занося через лаурт какие-то данные.
  Сдается, больше никакой информации я не узнаю, и в сети, разумеется, не найду. Ох уж эти тейринцы, со своими тайнами! С ума ведь от любопытства сойду! Впрочем, лаурт все же включила и проверила.
  А капитан хорош - с 'птенца неразумного' перешел на 'тезаринку'. Наверняка какая-нибудь неуклюжая птица! Я вздохнула и покинула Лео.
  Дисар-ри окинул меня беглым взглядом, но промолчал. Так, словно под конвоем, я и дошла до столовой.
  Команда, заметив нас, разом смолкла. Я нашла Джана, сидевшего вместе с Исаром и Локрисом, быстро получила свою порцию еды и направилась к ним. Меня даже не особо волновало, что мои действия напоминают побег.
  - Ты как? - хором спросили они.
  - Лучше, - честно ответила я, приступая к еде и замечая, что тейринцы выглядят как-то измученно.
  - Что-то стряслось? Вы... уставшие, - решилась я, когда молчание затянулось, и у меня на подносе остался только легкий напиток с тейринскими травами, чем-то смахивающий на наш земной чай, разве что цвет - насыщенной фиолетовый, а консистенция чуть маслянистая.
  - Мы с тренировки, - потягиваясь, сообщил Джан.
  - Капитан гонял почти всю команду четыре часа, пока нас Лео не спас сообщением, что готовы какие-то результаты.
  Я поперхнулась и закашлялась.
  - Простите. Я не хотела...
  - Мы заслужили, Рина, - спокойно отозвался Джан. - Сами расслабились. Привыкли, что тейринки, в случае чего, могут себя защищать. Но ты-то землянка, не учли... Поэтому... по делу... выползали.
  Исар и Локрис усмехнулись, поддерживая друга, принялись обмениваться впечатлениями от боя с Дисар-ри. Мне даже стало жаль, что я его не увидела, провалявшись в целительском отсеке. Но тейринцы заверили, что тренировки у них с капитаном через день, а в другие дни команда занимается самостоятельно в любое удобное для каждого время.
  После ужина я сходила в отсек, где хранились боксы с растениями. Убедилась, что все они находятся в целости и сохранности, проверила температурные режимы и искусственно созданные климатические условия, расставила свои сокровища в одном месте, вписав название планеты, на которой их добыла, и отправилась к капитанскому мостику на дежурство.
  В пульт-гостиной находился Нарий, один из пилотов, следя за приборами и попивая из кружки, судя по запаху, горячий шоколад. Волосы у него были растрепаны, а крылья сложены так, что кончики не касались пола.
  - Вы на дежурство, адиса Рина? - спросил он, поднимаясь.
  - Да.
  - Так как мы сейчас на планете, а не в открытом космосе, капитан разрешил дежурить по одному. Полночи вы, полночи - я. Годится такой расклад?
  - Вполне, - отозвалась я.
  - Тогда давайте я покажу, за какими приборами необходимо следить, снимая показания. В случае малейшей неисправности - сразу докладывать капитану. 'Звездный странник' оборудован по последним технологиям, испытания прошел успешно, но... сами понимаете, рисковать не стоит.
  Я кивнула, радуясь, что хоть кто-то объяснил, зачем нужно это дежурство, подобралась к пульту, внимательно выслушала инструкции. Нарий вручил мне схему отсеков, где необходимо проверять показания, напомнил, что обход раз в час, и ушел.
  Я немного побродила по кораблю, забралась на мягкий диванчик в углу и подключила лаурт к сети, решив поискать информацию о тейринцах. Мало ли на что наткнусь...
  Через час совершила обход трех отсеков, старательно внося показания через тот же лаурт в программу, которую подключил Нарий, вернулась. В пульт-гостиной так никто и не появился, поэтому еще один час я потратила на бесполезный поиск в сети, а потом снова отправилась выполнять возложенную на меня работу.
  Время уже близилось к часу ночи, если судить по земному исчислению, когда я во время пятого обхода столкнулась в коридоре с Дисар-ри и Лар-иной. Они стояли близко-близко, смотря друг другу в глаза.
  И во мне зашевельнулось что-то страшное, неведомое. Энергия, о которой я даже не вспомнила во время падения со скалы, забурлила, попыталась пробраться наружу, чтобы опутать Дисар-ри, защитить от яда, истончаемого инаркой. Кровь ударила в голову, пульс участился, и я, удерживая силу и не понимая происходящего, так как подобная реакция случилась впервые, споткнулась. Дисар-ри мгновенно среагировал на звук, отодвинулся от Лар-ины. Инарка едва не зашипела от досады. И судя по злым глаза, похоже, я кому-то помешала выполнить миссию под названием 'соблазни капитана корабля'. Похоже, напросто старалась эти дни держаться от Лар-ины, как можно дальше. Наши встречи неизбежны. Мы все же на одном корабле.
  Молча проскользнула мимо нее и капитана, несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула.
  Я его что, ревную? Захотелось даже побиться головой о стену от такой мысли, но вместо этого нырнула в нужный отсек, продолжая снимать показания. Когда вернулась в пульт-гостиную, Дисар-ри уже был там, настраивал какие-то приборы.
   - Если не передумали разобраться в навигационной системе, подходите, - кивнул он. - Покажу основные узлы и схему расчета координат.
  Удивляться поведению капитана я давно перестала. Кажется, даже начала привыкать к его спокойствию и уверенности. Да и интересно же! В Межзвездной Академии Риндара занятий по навигации у нашего курса не велось. А рассказывать и пояснять, как устроен корабль, самыми простыми словами, Дисар-ри, как вскоре выяснилось, умел. И на мои вопросы охотно отвечал. А когда я вернулась после предпоследнего обхода, обнаружила на столе приготовленные бутерброды с сыром и чашки с дымящимся кофе.
  - Угощайтесь, - предложил он.
  - Не думала, что на корабле имеется земная еда, - улыбнулась я, с наслаждением вдыхая аромат.
  - Полагаю, в запасах у моего повара и не только она найдется, - заметил Дисар-ри, присоединяясь к ночному перекусу.
  - Капитан, я бы очень хотела узнать побольше о вашей планете, но информации в сети нет.
  - Что интересует? - спросил он, и между нами словно натянулась струна.
  - Да все, - честно призналась я. - О вашей расе известно так мало.
  - Я могу дать вам информацию о флоре и фауне, адиса. И даже разрешу ее использовать для защиты вашей выпускной работы, если возникнет такая необходимость.
  - Так...
  - Но о традициях - нет. У тейринцев не принято о них рассказывать чужакам. Слишком личное.
  - Я не собираюсь их никому рассказывать. Но среди тейринцев мне жить почти три месяца, поэтому... Я не всегда понимаю ваших реакций и действий даже на мои простые слова.
  - Привыкните, - спокойно возразил он.
  Ага, ужом извернусь, но выведаю и про тезаринку, и про странное отношение к женщине, и про загадочный поиск разных минералов.
  - Не отступитесь, да? - вдруг поинтересовался Дисар-ри, поймав мой упрямый взгляд. - Давайте договоримся, адиса Рина. Сейчас я дам вам информацию по флоре и фауне. А к концу путешествия, если обстоятельства сложатся нужным образом, расскажу о традициях и отвечу на все ваши вопросы.
  Я удивленно приподняла брови. Вот даже интересно, что он подразумевает под 'обстоятельства сложатся нужным образом'?
  - Но это случится еще при одном условии.
  Почему у меня ощущение, будто он хочет меня обдурить? Причем действует весьма изощренным способом.
  - Каком?
  - Вы не станете искать информацию о наших традициях сами. И не будете спрашивать ее ни у кого из членов команды.
  Точно дурит!
  - Адиса Рина, пожалуйста, - опять правильно понял он мой скептический взгляд. - Я расскажу вам сам, обещаю.
  - Про все ваши традиции.
  - Да.
  - Про способности тейринцев.
  - Да.
  - И про тезаринку.
  - И про нее, - сдался Дисар-ри, сверкая серебром во взгляде.
  Желание забраться к нему на колени, обхватить за плечи и обнять, стало нестерпимым, но вместо этого я вдохнула, улыбнулась и сказала:
  - По рукам, капитан, - и хлопнула о его ладонь.
  Дисар-ри растерялся, уставился на меня.
  - Так на земле принято сопровождать заключение сделок.
  И после этого поднялась, потянулась и отправилась на последний обход. Через несколько минут на лаурт пришла информация о флоре и фауне Тейрины. И я, счастливо улыбаясь, предвкушая приятное времяпровождение в пути, даже забыла, что впервые испытала ревность к едва знакомому мужчине.
  
  
  Лаурт, где я по привычке настроила будильник, сработал за час до завтрака. Спать, конечно, хотелось, но я все равно поднялась и ошарашено уставилась на контейнер, внутри которого находилось с десяток видов разных первоцветов и подснежников, и маленький букетик сон-травы, стоящий в небольшой вазочке.
  Я даже глаза потерла, неуверенная, что окончательно проснулась. Но цветы были здесь, на тумбочке возле моей кровати. Живые, настоящие, пропитанные ароматами леса и гор, слегка сбрызнутые первой росой. Будто-то кто-то пару минут назад принес их сюда и ушел, решив остаться неизвестным.
  Я вдохнула запах, нежно провела пальцами по слегка пушистым лепесткам, заглянула в бокс, проверяя температурные настройки и решительно отказалась от мысли отнести их в общий отсек. В мою каюту, кроме меня и капитана, никто точно не войдет, поэтому...
  И мысль о том, кто именно их принес, запоздало вышибла из груди воздух. Я быстро умылась, оделась и отправилась к Дисар-ри в каюту.
  Застала его полураздетым, со слегка встрепанными волосами, будто только что проснувшегося. И я бы так и подумала, если бы не легкий аромат ветра и леса, который он принес с собой, когда отправлялся за цветами для меня.
  - Спасибо, капитан, - выдохнула я. - За то, что вчера спасли мне жизнь. И за подснежники.
  Сдается, он даже захотел соврать, не желая признавать в себе романтичную натуру, так тщательно скрытую за строгостью и силой. Словно таким он становился совсем беззащитным и открытым.
  - Вы так уверены, что это я, - задумчиво протянул Дисар-ри.
  - Во-первых, доступ к моей каюте только у меня и вас.
  Он вздохнул и так осторожно поинтересовался:
  - А во-вторых?
  - От вас лесом пахнет, капитан.
  Я не сдержалась и улыбнулась, так как Дисар-ри выглядел весьма обескуражено.
  - Земляне способны так чутко улавливать запахи?
  В голосе Дисар-ри слышались любопытство и легкая насмешка.
  И такой он был в этот момент красивый, аж до невозможного, и сияющий изнутри каким-то особым светом, который и не видно вроде бы, но чувствуешь, что я закрыла дверь, шагнула к нему и обняла, чувствуя, как быстрее забилось под моей щекой его сердце.
  Дисар-ри осторожно, словно боясь спугнуть, провел руками по моей спине и плечам, вдохнул и отпустил.
  - Кстати, полет вы мне все равно должны, - напомнила я, улыбаясь и немного смущаясь.
  Не ожидала, что полезу обниматься с капитаном. Ох, и странно все это! Я выскочила за дверь, не прощаясь, и отправилась в отличном настроении завтракать.
  
  Дисар-ри.
  - Позволь поинтересоваться, зачем тебе столько информации о землянках и их характерах? - спросил дядя, когда я утром связался с ним через лаурт и, он впечатлился перечнем, который я ему выслал.
  - Не так уж и много, - отозвался я.
  - Всего-то сорок семь пунктов. Совсем ни о чем, - ехидно заметил он. - Значит, все-таки рихани...
  - Еще не разобрался. Честно.
  Но как же меня к Рине тянет...
  - А пунктов почему так много? К примеру, зачем тебе знать, чистят ли земляне посуду? И дерутся ли их женщины?
  Недоумение дяди было искренним. Он действительно не понимал. И я коротко рассказал ему и про наказание Джана, и про угрозы Рины. А потом, когда он вволю отсмеялся, сдался и поведал, как тезаринка полетела со склона.
  И там сработал уже не я - инстинкты, древние как мир. Защитить. Не дать погибнуть. Самому остаться без воздуха, но дать ей последний глоток. Я не мог успокоиться даже тогда, когда Рина вцепилась в меня, обвивая руками и ногами, прижалась так крепко, как я и не мечтал. И правильно сделала, мог сорваться и Исара бы щадить не стал. Когда она падала - разум отключился.
  Я схожу с ума. Уже сошел.
  - Именно поэтому, - дядя остановился, снова сверился со списком, который я ему выслал, - вопрос тридцать семь звучит как 'стандартная защита земных девушек'.
  Я кивнул.
  - Дисар, что к шархам, происходит?
  - Я пытаюсь найти подход к девушке, которая нравится.
  Дядя посмотрел на меня. Я уже знал этот взгляд - таким пытать можно. Обычно я сдавался сразу же, понимая насколько бесполезно сопротивляться. В конце концов, он просто волнуется за меня.
  - Хорошо. От которой я схожу с ума. Я признал это. Доволен?
  - Просто счастлив, - хмуро заметил он. - Но действуешь ты весьма странно. И методы... даже меня впечатлили. Похоже, ты слишком много воевал, Дисар.
  - Дядя, я боюсь ее напугать. У каждой расы есть свои особенности.
  - И она о наших не подозревает?
  Индар-ри чуть усмехнулся, сверкая глазами. В его движениях сквозила уверенность и сила. Поддержит и поможет, если попрошу, но сам вмешиваться не станет.
  - Пытается узнать, но я заключил соглашение.
  Я снова коротко пересказал свой разговор, и дядя опять рассмеялся.
  - Не ожидал от тебя такого коварства, Дисар.
  - Да я сам от себя не ожидал.
  - Значит, все же боишься, что особенности связи, к примеру, ее отпугнут?
  - Да. Сегодня я так испугался, дядя, когда она падала. По-настоящему испугался. До темноты в глазах, - сознался совсем тихо. - И забылся... Полетел, держа ее в руках, а для нее скорость оказалась ненормальной, голова закружилась.
  Я встал, прошелся по комнате, пытаясь успокоиться и не помнить того отчаяния, которое испытал.
  - Думаешь, она тебе из-за этого не подходит? Адиса Рина больше не хочет с тобой летать?
  В голосе родственника слышались волнение и тревога. Он понимал, что значат для меня крылья, и как важно избраннице их принять. Кто-то ведь считал это мутацией, уродством...
  - Нет, дядя. Рина наоборот заявила: я должен ей полет. Я просто испугался, что причиню ей боль. Я хочу для нее... радостей, а не страха.
  Еще одно признание, которое душу рвало на части.
  Дядя вздохнул, щелкнул пальцами, украшенными перстнями, посмотрел в мои глаза и спокойно заметил:
  - С этих слов 'я хочу для нее' обычно и зарождается у тейринцев, да и у всех нормальных мужчин любой расы, любовь. Я редко давал тебе советы Дисар, если только мой любимый племянник сам за ними обращался. Обычно ты справлялся без моих подсказок. Я просто выслушивал, поддерживал, старался дать тебе возможность вырасти и самому научиться решать проблемы. Но сейчас дам... Поговорил бы ты со своей землянкой начистоту, может и компромиссы бы вам легче было искать. А то я как только выйду на связь со 'Звездным странником', так слышу удивительные вещи, которые у вас происходят.
  - Например? - хмуро уточнил я.
  - Что ты перерыл все кладовые камеры, с целью найти земную еду. И угробил полмешка элитного кофе, обжег пальцы, подпалил перья на левом крыле, но сам научился за час сносно варить земной напиток.
  - Дядя! Вот просить Лео шпионить - не самый хороший вариант.
  - Да он просто запросил на ближайшую торговую станцию для команды 'Звездного странника' столько тейринской заживляющей мази... И что мне думать? Будто у вас на корабле мор?
  Крыть было нечем. Абсолютно. У меня закончились все аргументы. Весомые и не очень. Я бы на месте дяди давно бы сел на корабль и сам отправился выяснять, что творится.
  - Подснежники - дело рук Лар-ины? - вдруг спросил он.
  - Да, - на автомате ответил я.
  Учуял же запах инарки. Но так как наказать ее - это раскрыть часть своих способностей, к примеру, умение видеть энергетические следы и чувствовать запахи, о которой знать Лар-ине необзательно, то пришлось спустить подлость с рук. Пока что... Я злился за это на себя, но иначе не поступить. Правда, боксы, в которых Рина хранит растения, я все проверил, закрепил и поставил дополнительную защиту.
  - Ты и про них знаешь?
  - Ты сказал, что девчонка расстроилась, поэтому и не заметила на склоне опасности. Почему ты так остро воспринимаешь мой интерес, Дисар?
  Пришлось сознаться, что летал за цветами для тезаринки. Правда, не сказал, как потратил на это полночи, встретил с десяток ночных хищников, убил множество силы, чтобы просто остаться для них незамеченным и не вступать в бой, а потом ждал рассвета, пока подснежники распускались, и как ненормальный скептично оглядывал каждый цветок, подбирая их для Рины. И потом снова тайком пробрался к ней в комнату, сгорая от желания остаться и увидеть, как она откроет глаза, улыбнется, касаясь лепестков сон-травы...
  - И судя по тому, что я вижу, как ты улыбаешься впервые за последние месяцы, оно того стоило.
  Я вспомнил это доверчивое тепло, ни с чем несравнимую волну нежности, когда всего мгновение держал Рину в своих объятьях, и даже не стал с дядей спорить.
  - Ты просмотрел мои отчеты? - решил я перевести тему в деловое русло.
  И дядя, чуть усмехаясь, принялся за обсуждение.
  
  Глава седьмая
  
  Рина.
  
  На завтрак Трасирий приготовил пироги с рыбой, которую, как вскоре выяснилось, вчера наловил капитан. В начинку добавились какие-то неизвестные мне овощи, по вкусу напоминающие картошку, но по цвету - ярко зеленые, и специи. Я, недолго думая, активировала лаурт и полезла искать информацию в тех файлах, что вчера щедро сбросил капитан. Кажется, это все же разновидность земной картошки, только выращенной в других условиях.
  Удовлетворив любопытство, принялась есть, запивая пироги травяным отваром с легкой кислинкой.
  Джан, который обычно составлял мне компанию в столовой, пока не появлялся. Трасирий сказал, его вызвал капитан. И за мой столик так никто и не подсел. Зато Лар-ина, одетая в форму 'Звездного странника', приятно облегающую фигуру, напропалую очаровывала половину команды. На ее обаяние разве что Рингир не поддавался, хотя изредка бросал задумчивые взгляды на инарку.
  Сразу после завтрака началась погрузка в скворф. Лететь предстояло гораздо дальше, чем в прошлую вылазку. В любой другой раз Дисар-ри подвел бы корабль к нужному месту, не теряя время, но садиться на плохо изученной планете где-то еще, помимо проверенных стоянок, было опасно. Рисковать ни кораблем, ни своими людьми наш капитан не собирался. Да и в поездку взял всего пятерых, включая меня и Лар-ину, оставив во время его отсутствия Джана за главного на 'Звездном страннике'.
  Вещи со скворфа выгрузили еще вчера, оставив самое необходимое в багажнике - приборы для исследований, боксы с контейнерами, еду, запасное лазерное оружие и стандартную аптечку.
  Лар-ина разместилась на задних сиденьях с Нарием, Готиром и Локрисом, о чем-то их расспрашивая. Дисар-ри привычно вел скворф.
  Нам предстояло лететь несколько часов, заснуть я бы все равно не смогла, поэтому открыла лаурт и принялась изучать флору и фауну Тейрины.
  - Будут вопросы, спрашивайте, - разрешил Дисар-ри.
  И время побежало. Мы дважды останавливались, разминая затекшие мышцы, а потом снова залазили в скворф.
  На нужном месте оказались спустя четыре часа. Капитан с осторожностью облетел несколько небольших действующих вулканов, взял курс влево и остановил скворф в тридцати километрах от огнедышащих гор.
  В воздухе пахло серой, огнем и пеплом, от чего начинали слезиться глаза и першить в горле. Радуясь, что захватила с собой защитный спрей, я тут же им воспользовалась.
  - Нарий, ты отправишься со мной вдоль подножья гор. Готир - вы с Лар-иной - по ту сторону долины, - указал направление Дисар-ри, тут же скидывая на лаурт нужные координаты. - Дорт и Рингир вчера обнаружили там интересные сплавы минералов. Локрис, ты поможешь адисе Рине. Растений здесь не так много, в основном мхи и несколько разновидностей деревьев.
  Я кивнула, зная, что вулканическая лава достигает тех мест, где мы остановились, покрывая все огненным покрывалом. Впрочем, опасность, если быть осторожным, нам на склоне не грозила.
  - Пройдитесь, осмотритесь. Далеко не направляйтесь. Встречаемся все здесь через два часа. Связь поддерживать!
  Капитан чуть нахмурился, вглядываясь в затянутое серыми тучами небо, и махнул рукой, давая команду расходиться.
  Местность, как вчера, не радовала красивыми пейзажами. И я, используя карр, который капитан разрешил на время путешествия оставить у себя, определяла неизвестные виды растений, прикидывая, что из этого можно взять для своей выпускной работы. Мхи выделяли специфичный чуть сладковатый запах, на который слетались самые обычные мухи, и я долго их рассматривала, анализируя исходные данные. Локрис тем временем, отвечающий за мою безопасность, глядел в оба глаза, пару раз не давая мне пойти в желаемом направлении. Я решила не спрашивать, что там ждет, поберечь нервы. Впрочем, пару раз какие-то низкорослые кустарники заинтересовали и его. Он выкопал корешки и пробормотал о сильной успокоительной настойке.
  Оставшиеся полчаса до встречи с остальной командой, я просматривала сделанные голограммы, удаляя лишние. Локрис принюхивался и созерцал унылый серый пейзаж. Дисар-ри с Нарием появились позже Лар-ины с Готиром.
  - Обедать будем через полчаса, - распорядился капитан, складывая приборы в багажник и направляясь в скворф.
  Теперь мы двигались на север, соблюдая четкое направление, и оставалось только гадать, куда именно мы летим. Капитан от наших вопросов отмахивался. И когда, словно из ниоткуда появились хребты белых скал, тянущихся вдоль какого-то водоема, я охнула от удивления.
  - Ируп - единственное море на Снежном цветке. Обычно оно замерзшее, сплошь покрытое льдом, - пояснил Дисар-ри. - Но весной оживает, а горячие течения, которые его подогревают, делают Ируп теплым.
  - А скалы? - поинтересовалась я, всматриваясь в небывалое зрелище - хребет, изрезанный каньонами, над которым мы летели.
  - Располагаются вдоль всего побережья. Они вулканического происхождения.
  Я снова прилипла к окну, рассматривая косу белоснежного, явно кварцевого, песка, которая тянулась между хребтами и Ирупом.
  Дисар-ри выбрал площадку, приземлился.
  - Обедаем, купаемся и отправляемся на корабль, - распорядился капитан.
  И я даже немного расстроилась, так как купальных принадлежностей совсем не взяла. Мы же летели мхи у вулканов изучать. Поедая вкусную запеченную рыбу и горюя о невозможности поплавать, я настолько задумалась, что не обратила внимание, как команда, подшучивая друг над другом, рванула к воде, а Лар-ина успела переодеться в добытый непонятно где купальный костюм.
  - Скворф свободен, - тихо заметил капитан. - И я взял на себя смелость захватить вещи, которые вам могут пригодиться.
  Дисар-ри опустил возле моих ног небольшую сумку и направился к воде. Быстро скинул комбинезон, заставив меня совсем забыть о том, где я нахожусь и что нужно делать, и, взлетев над водой, нырнул ласточкой. Все еще отгоняя от себя зрелище натренированного мужского тела в одном нижнем белье, я отправилась в скворф. Там я краснела, радуясь, что меня никто сейчас не видит. Слишком явно представляла капитана, который подбирал этот нереально красивый бирюзовый купальник, расшитый серебряными нитями. Но поплавать хотелось сильно, и поэтому я вышла из скворфа, бросила белое махровое полотенце неподалеку и пошла к воде.
  Теплая, ласковая, прозрачная настолько, что видно белый песок на дне... Что еще мне было нужно для счастья? Я поплыла вдоль берега, наслаждаясь и радуясь. Команда плавала на небольшом расстоянии друг от друга, а капитан время от времени невысоко взлетал над водой, осматривая поверхность. Крылья у него были мокрые, во все стороны летели брызги, и долго Дисар-ри в воздухе не задерживался, снова ныряя в море.
  Мы наплавались так, что с трудом выползли из воды. Я так точно. Пока тейринцы доставали еду и раскладывали ее на обычном полотенце, сначала Лар-ина, а потом и я быстро переоделись. Команда же не надела комбинезоны, щеголяя голыми торсами и заставляя невольно их рассматривать. Так я и выяснила, что кожа у тейринцев, похожая на чешуйки, находится только на верхней стороне ладони и немного у запястий, а так... обычная, почти человеческая, не считая того, что из-за спины торчат крылья.
  - Ничего, через полчаса обсохнем, - бодро заявил Нарий.
  - Или полезем мокрые, - хмыкнул Готир, который все время был достаточно молчалив.
  Я потянулась к куску рыбы, и Дисар-ри предусмотрительно, будто всю жизнь так и поступал, придвинул контейнер поближе.
  - Капитан, и много вы тут обездвижили хищных рыбок, пока мы наслаждались жизнью?
  Я чуть не подавилась от мысли, что в море водятся разные кровожадные создания.
  - За два часа семь акул ростом со 'Звездного странника' да с десяток гробазов, - отозвался он, наливая из термоса травяной отвар.
  Я икнула и чуть не подавилась куском рыбы. И сама могла бы догадаться, что взлетал он не просто так, а применяя к хищникам свою ментальную силу. Иначе бы нами тут раз так пятнадцать точно подзакусили.
  - А кто такие гробазы? - поинтересовалась я, все же не утерпев.
  - Аналог ваших земных пираний, только еще и со жгучими щупальцами, - пояснил Дисар-ри. - Адиса Рина, неужели вы их испугались?
  - Нет, - прошептала я, встречаясь взглядом с Дисар-ри, в глазах которого плескались смешинки.
  - И правильно, не стоит.
  - Вы же были рядом, - пролепетала я, зная, что хоть капитан и команда не лезла друг к другу, наслаждаясь возможностью поплавать и отдохнуть, но все равно присматривали и за мной, и за инаркой, которая льнула к угрюмому и непрошибаемому Готиру.
  Дисар-ри странно на меня посмотрел и поднялся с песка, подставляя крылья легкому ветру. Команда последовала его примеру. Другого способа высушить перья у них здесь не имелось.
  На обратном пути, утомленная прошедшим днем, я все же задремала, а проснулась, укрытая легким пледом, под неторопливый разговор Дисар-ри и Нария. Немного смущенная, протерла глаза и потянулось, насколько позволяло пространство. На горизонте, в свете прожекторов уже виднелся 'Звездный странник'.
  - Вылет на рассвете, отдыхайте, - отпустил всех капитан, едва скворф оказался в транспортном люке.
  Я быстро расставила в лабораторном отсеке контейнеры с растениями, проверила, все ли в порядке, и отправилась в каюту.
  
  
  Планету Снежный цветок, на мой взгляд, мы покинули весьма вовремя. Как раз набежал циклон, и на поверхности разразились настоящие катаклизмы - появились ураганы, активировалось еще два вулкана, а с моря, где мы вчера так чудесно отдохнули, пришло огромное цунами. Это все я узнала из новостных сводок, когда 'Звездный странник' нырнул в очередные ворота.
  В этот раз я была готова к тому, что сила может проснуться и отозваться, но взлет перенесла на удивление спокойно. Покосилась на упрямо сжавшего губы Дисар-ри, находившегося в тот момент на капитанском мостике, но спросить - применял ли он ко мне свое ментальное воздействие, так и не решилась.
  В течение следующего дня я снова погрузилась в изучение флоры и фауны Тейрины, которая казалась очень занимательной и интересной. Если бы у меня имелась возможность хотя бы раз побывать на этой чудесной планте, наверное, выпускную работу я бы делала, создавая цветник на Тейрине. Так заманчиво... и нереально.
  Я сделала несколько набросков садов и составила планы размещения тех растений, что у меня на данный момент имелись, а потом отправилась в пульт-гостиную. Часть команды только что пришла с тренировочного зала, а остальные как раз туда направлялись. Сгорая от любопытства, я скользнула следом.
  Дисар-ри в одних свободного кроя штанах стоял посередине зала, о чем-то разговаривая с Исаром. Тот кивал, хмурился и вскоре отправился в сторону раздевалки.
  Капитан оглянулся, столкнулся со мной взглядом.
  - А я просто... посмотреть, - выпалила осторожно. - Можно?
  - У нас сегодня рукопашный бой, адиса Рина. С оружием будет в следующий раз. Если вам интересно, конечно, оставайтесь.
  Я кивнула и села на ближайшую к выходу скамейку.
  Едва в зале появились тейринцы, одетые точно так же, как и Дисар-ри, про меня забыли. Прошла стандартная разминка, которая была и у нас в Академии, затем Дисар-ри разбил команду на пары, давая возможность каждому потренироваться самостоятельно, а сам вызывал по одному на поединок.
  Я ни раз видела, как проходят бои у инопланетных рас. Коренные жители Риндары применяли силу и четко выверяли удары. Алары пользовались хвостом, и если бой был с противником, которого необходимо убить, то выпускали ядовитое жало, нанося им порезы. Инары активировали особые железы и плевались слюной. На некоторое время после такого действия их враг был парализован. Еще одна затейливая особенность расы.
  Но я никогда не видела, как дерутся тейринцы.
  Сталкиваясь, делая множество поворотов, используя крылья, перья на которых, казалось, заострились, тейринцы были столь стремительны, что сначала я видела только мелькание размытых теней. Но потом вгляделась, оценила силу, ловкость и мастерство.
  Лучшим, предсказуемо, оказался капитан. Все остальные для меня сливались, таяли, а он - с отдающими отливом крыльями, гибкий и сильный, затмевал других. Я не могла отвести глаз, ловила каждое движение, поражаясь красоте и необычности боя. Сколько такому можно учиться? И что же тогда он творит, когда использует оружие?
  Едва команда получила свою радость от такого общения с капитаном и отправилась на тренажеры в конце зала, Дисар-ри поймал мой взгляд.
  - Два часа прошло, - тихо заметил он, подходя ближе. - Вы все еще тут.
  - Я не видела ничего подобного, - ответила, не в силах оторвать взгляда от стекающих по груди каплях воды, которой он себя ополоснул прямо в зале.
  Поймать бы хоть одну и увидеть, как меняется его лицо, а сердце бьется гулко и часто, от моего прикосновения. Вспыхнув от собственных неприличных мыслей, я покраснела и немного замялись.
  - Вас в Академии учат рукопашному или только обращению с оружием? - неожиданно спросил он.
  - У нас только спецкурс по выживанию в экстремальных условиях. Искусство ведения боя, техники - это не по нашей специальности.
  - А второе?
  - Оружие-то? С ним у меня не особо получается, если честно.
  Я прикусила губу, стараясь успокоиться. Мне совсем не нравилось, в какую сторону повернул наш разговор. Так недолго, с его-то острым пронзительным взглядом, и выведать все про мои энергетические потоки. И что я тогда буду делать?
  - С любым или только лазерным?
  - Если вы про метательное, то там я тоже не преуспеваю. Да и все остальные показатели... Капитан, вы будто не видели, как я проходила полосу препятствий! - возмутилась, начиная раздражаться и немного жалеть, что не ушла чуть раньше и вынуждена вести разговор.
  - Могу я задать вам личный вопрос?
  - Попробуйте, - настороженно ответила я, снова сгорая от желания потрогать его плечи и ощутить под ладонью налитые мышцы.
  Дурдом!
  - У вас есть мужчина?
  - Кто? - удивилась я.
  - Избранник или жених?
  Голос у него звучал спокойно, будто он спрашивал о погоде, но глаза почему-то стали отливать металлом, и воздух между нами словно бы сгустился, создавая напряженность.
  - Вам зачем? - выпалила я.
  - У тейринцев женщину всегда защищает мужчина. Отец, брат, а потом - избранник или муж. Я понимаю, в Академии у вас нет родственников, но мужчина...
  - Его тоже нет, - выпалила я, краснея и сгорая от желания сбежать.
  Он некоторое время помолчал, окинул меня оценивающим взглядом и сделал осторожный шаг навстречу, сокращая расстояние до неприличия, позволяя чувствовать непривычные для меня мужские запахи. Они не вызывали отторжения и неприятия, а наоборот окутывали и дарили какое-то неправильное состояние покоя.
  - Нескольким приемам самообороны я могу вас научить, если желаете.
  Я глупо моргнула и неверяще уставилась на Дисар-ри. Он это всерьез?
  - Я вас покалечу, - буркнула в ответ.
  - Вы меня что, простите? - уточнил он.
  - Покалечу. Случайно наступлю на ногу, не так ударю, врежусь...
  Капитан рассмеялся, глядя в мои глаза. Вот что он там хочет найти?
  - Вы? Меня?
  Потряс головой, хмыкнул.
  - Идите переодеваться, пока есть время до ужина, начнем.
  Я, плохо соображающая, на автомате вышла из зала, а потом сползла по стене и часто задышала.
  - Рина, тебе плохо? - подскочил Джан, неожиданно оказываясь рядом и помогая подняться.
  - Все чудесно.
  - О чем с капитаном говорила?
  - Он предложил показать несколько приемов самообороны.
  Джан удивленно приподнял брови, скептически меня оглядел.
  - Вот и я про то же, - правильно поняла его намек. - Еще лишу вас капитана, проявляя чудеса неуклюжести.
  - Ты-то?
  Тейринец вдруг расхохотался. И я хотела уж было расспросить подробнее о причине смеха, как ему на лаурт пришел вызов, и он тут же сбежал.
  Так и недоумевая, почему мужчины недооценивают силу моей неуклюжести, я переоделась в легкий тренировочный костюм и отправилась в зал.
  Дисар-ри, увидев, как я вошла, спрыгнул с тренажера и подошел ближе. Задал несколько вопросов, явно выясняя какие-то ключевые для себя моменты, немного меня повертел, рассматривая и заставляя делать разные повороты и наклоны, кивнул своим мыслям, не спешив ими поделиться.
  - Что ж, с этим можно работать. Для начала освоите базовые упражнения для нескольких видов мышц, плюс неплохо бы взять небольшую силовую нагрузку на определенных тренажерах. Эффективность точно будет лучше. И парочку приемов тоже покажу, как и обещал. Полагаю, вам понадобится время, чтобы их освоить.
  Через два часа я вползла в свою каюту и разлеглась на кровати в позе звезды. Сил, чтобы двигаться не было, желания тоже, но на лицо почему-то все равно лезла глупая улыбка. Прикинув, что через полчаса уже ужин, отправилась в душ и переодеваться. Пока приводила себя в порядок, вспомнила, как оставила на зеркале в раздевалке одну из заколок для волос и решила заглянуть туда перед сном.
  На ужин Трасирий приготовил овощное рагу и запеченное мясо в каких-то красных листьях. Кому скажешь, что я, проучившись почти семь лет на факультете космической биологии, не знаю и половину растений, которые используют тейринцы для пищи, не поверят.
  - Ты не перестаешь меня удивлять, - улыбнулась я повару.
  Трасирий, одетый в ярко-синюю тунику, оттеняющую его голубые глаза, подмигнул.
  - Только не говори, что хочешь научиться готовить тейринские блюда, - усмехнулся он.
  - Почему бы и нет? Понятное дело, продуктов потом ваших я не найду, но я же на практике, должна учиться всему новому.
  - Лар-ина вон стремится только отточить умения флирта, надеясь заполучить кого-то из нашей команды.
  - Нашел с кем сравнить, - отозвалась я. - И что многие пали под ее чарами?
  - У нас у восьмерых серебрятся крылья, Рина, - серьезно заметил Трасирий.
  - И что это значит? Они встретили свою любовь?
  - Можно сказать, что Лар-ина впустую тратит свое время. А ребята так... забавляются от скуки.
  - Трасирий, вы уж не обижайтесь на нее, - сочла нужным сказать я. - У инарок в крови обольщать и...
  - У нее в крови яд, не больше. И среди их расы почему-то считается, что уж если впрыснул его в кровь добровольно согласившегося, то и способности другой расы при этом останутся.
  - То есть...
  - Не выйдет из этого ничего. Тейриниц никогда не согласится сменить свою сущность даже ради великих чувств.
  Тут к раздаче подошли другие члены команды, и я была вынуждена забрать поднос и отойти к своему столику.
  Надеюсь, капитан не настолько глуп, чтобы попасть в сети инарки, а то я слышала, одно из дежурств у Дисар-ри выпадает именно с Лар-иной. И почему-то хотелось запереть его в своей каюте и не выпустить.
  Дисар-ри, кстати, появился в столовой вместе с Джаном, у которого явно было испорчено настроение. Ел он молча, о чем-то размышляя. Я даже сочла нужным спросить - не обиделся ли Джан на меня за что-то, но тейриниц лишь удивленно поднял брови и в своей невозмутимой манере (кто бы знал, как она порой раздражает!) ответил отрицательно. И вообще у их расы не принято обижаться на женщину. Вина за ее проступки всегда ложится на того, кто ее защищает. Меня так и подмывало расспросить Джана поподробнее об этих интересных отношениях, но неподалеку сидел Дисар-ри, которому я дала слово придержать собственное любопытство. Эх!
  После ужина я зашла в каюту для тренировок. Здесь было свежо и чисто. Видимо, как и на всем корабле, запускается автоматическая система уборки. У нас в Академии она была несовершенна. И все, что лежало на полу - от сапог до конспектов, отправляла в утилизатор. Понадеявшись, что на 'Звездном страннике' дело обстоит иначе, отправилась в раздевалку. Заколка лежала на зеркале, я взяла ее и случайно споткнулась о край ковра, больно ударившись о стену.
  Раздался легкий щелчок, отъехала панель за зеркалом, и я удивленно уставилась на два парных посеребренных клинка с росчерками узоров на металле. Рукоятки были черные, украшенные лишь тонким ободком мелких прозрачных камушков, похожих на бриллианты. Но я почему-то была уверена, что это не они, а какие-то другие неизвестные мне минералы. Очень уж форма необычная придана - маленькие звездочки с острыми гранями.
  Я не сразу поняла, откуда эти клинки мне знакомы, лишь заметив кожаные ножны, расшитые серебряными нитями и синими камнями, удивленно потянулась рукой, не решившись коснуться.
  В Межгалактическом Союзе Всех Рас, куда входят порядка семидесяти четырех дружественных галактик с двухсот тремя расами, есть особая элитная категория воинов. Она состоит из двадцати семи представителей разных планет - тех, кто может вступить в бой с сотней инопланетян, и не просто остаться живыми, но и победить. И если возникает угроза, которая может унести неисчислимое количество жизней, этот отряд станет на защиту мира во всей Вселенной. Каждый год проходят соревнования, где звездный отряд собирается и проверяет свои силы, состязаясь друг с другом. Обладатель клинков, которые сейчас лежали передо мной, будто оставленные в спешке, за последние десять лет призван лучшим, так как из года в год побеждает весь элитный отряд в бою.
  Информация об этих особых воинах закрытая, практически секретная. Для рас известны крупицы - по сути, само существование звездного отряда, их успешные рейды и высказывания правительства о соревнованиях, оглашение итогов.
  Но я знала больше, так как одним из двадцати семи бойцов звездного отряда был мой старший брат Алекс. И он лишь мне рассказывал о Серебряном Клинке - воине, готовым в одиночку спасти мир. Он выходил на арену в серебряном костюме под черной полумаской с вот этими двумя клинками... Алекс восхищался им, и я невольно после его рассказов начала пропитываться теми же чувствами.
  Осознание, что Серебряный Клинок - это кто-то из тейринцев на 'Звездном страннике' было жутким.
  Я потянулась к оружию...
  - Адиса Рина, не трогайте.
  Я вздрогнула и одернула руку, боясь оглянуться на капитана, стоящего в дверях.
  - Не то чтобы мне жалко... Просто клинки слишком... острые. И сделаны из особого сплава семи редких металлов, поэтому не всегда положительно откликаются на чьи-то прикосновения, кроме моих.
  Наверное, если бы сейчас мне сказали, что мы через несколько минут умрем, я бы испугалась меньше. Все никак не получалось уложить в голове две простые истины - соединить воина по прозвищу Серебряный Клинок и капитана Дисар-ри со 'Звездного странника' в одного мужчину.
  - Простите. Я забыла заколку, вернулась, случайно споткнулась и ударилась. А тут... стена отошла.
  И выдохнула. Нельзя дать понять, что я знаю об этих клинках! Нельзя! Тогда Дисар-ри проведает об Алексе, а потом о той судьбе, которая мне грозит.
  Дисар-ри молча уложил клинки в ножны, закрыл панель и заметил:
  - Будет лучше, если вы оставите это, - он кивнул на стену, - в тайне. Оружие опасно. И я не хочу, чтобы кто-то из команды случайно пострадал.
  Я кивнула и выскользнула из раздевалки. И только зайдя в каюту, заметила, как сильно у меня дрожат руки.
  
  Дисар-ри.
  - Середина ночи! - вздохнул дядя, когда я вызвал его по связи. - Что у тебя стряслось, Дисар?
  Он стал серьезным, едва заметил выражение моего лица.
  - Мне нужна информация о звездном отряде.
  - Ты с ума сошел! Она под немыслимой защитой...
  - Я знаю. Задействуй все возможные ресурсы.
  - И что конкретно хочешь узнать?
  - Характеристики на участников. Для начала.
  - Ты среди них десять лет и хочешь сказать, что кто-то может знать об элитном отряде больше, чем ты? Издеваешься?
  Я промолчал, и дядя вдруг вгляделся в меня пристальнее, окутывая суровым пронзительным взглядом.
  - Дисар, скажи правду!
  - Рина увидела клинки. Случайно.
  Дядя смачно выругался и потребовал рассказать, как это случилось. У меня до сих пор перед глазами очарованный и растерянный взгляд тезаринки. А уж про то, как я испугался, что одно прикосновение может причинить непоправимый вред той, из-за которой серебрятся мои крылья... Пропасть Гисара!
  - Она никому не скажет, раз обещала. И уж тем более...
  - Дядя, - оборвал я, - Рина узнала клинки.
  - В смысле?
  - Она знает о звездном отряде. Знает больше, чем мне бы хотелось. И так как на правительство Рина не работает...
  - Это да, мы проверили.
  - Остается один-единственный вариант. Вывод, я бы сказал, так и напрашивается.
  - Думаешь?..
  - Да. Кто-то из звездного отряда приходится ей родственником. Я хочу знать, кто именно.
  - Зачем?
  - Базы подчищены, ты сам сказал. Информации о Рине там просто нет, будто она всю жизнь провела на Риндаре. И у нее странные замкнутые потоки энергии, с которыми я не встречался.
  - Может быть, на Земле они вполне нормальны? Ты же ни разу не был на этой планете, - заметил дядя. - Тем более дайтурцы, раса которая их, по сути, спасла от гибели, создавала на Земле пары, а значит, часть их способностей перешла к землянам.
  - Хочешь сказать, я тревожусь на пустом месте? Ты бы видел, как она пыталась их сдержать при посадке!
  - А при взлете?
  - Я заблокировал. С трудом.
  - Она так сильна?
  - Да.
  Дядя на мгновение задумался.
  - И все же... Я бы не спешил с выводами.
  - Если эти потоки нормальны, почему Рина боится? Для чего прячет свои способности? Зачем хочет казаться незаметной? Ведь ради этого она даже улетела на другую планету, находящуюся так далеко от Земли, по которой сильно скучает.
  - Нам нужна информация, ты прав, Дисар. Я подключу все возможные связи. Жаль, покинуть Тейрину, чтобы помочь, пока не могу.
  Да я бы никогда его об этом и не попросил. Дядя держит в своих руках власть, оберегая планету, не давая превратить ее в очередной курорт для других рас. Но всегда находятся те, кто ради собственной выгоды и жажды власти, рискнут действовать иначе. И ситуация, если мои поиски не увенчаются успехом, станет плохой.
  - Спасибо. Буду должен.
  - Вернешься, уйду в отпуск. Мийя просится на морское побережье.
  - И свалишь на меня все дела, - закончил я.
  Дядя кивнул, с трудом подавил зевок, пообещал связаться, как что-то удастся выяснить, и отключил связь. А я снова вернулся к мыслям о тезаринке.
  
  Глава восьмая
  
  Рина.
  Следующую неделю мы находились в открытом космосе, не делая никаких остановок на близлежащих планетах. Я изучала информацию о Тейрине, которую тогда так любезно скинул на лаурт Дисар-ри, ухаживала за растениями в контейнерах, а после ужина взяла за привычку появляться возле пульта управления. К дежурившим пилотам и другим членам экипажа я не лезла, да и они не особо стремились со мной общаться, занятые своими разговорами или делами.
  Чаще всего я забиралась в кресло у дальнего окна и смотрела на мелькающие снаружи звезды, отслеживая по внутреннему навигатору системы, которые мы пролетали. Одни из них были совсем рядом, завораживая воронками с многочисленными скоплениями звезд, другие же наоборот находились далеко и казались песчинками. В космосе звезды совсем другие, чем ты смотришь на них с планеты. Ближе, завораживающе, ярче. Звездное пространство вызывало у меня необъяснимый трепет. Ведь по сути, когда моя планета встала во главе Межгалактического Союза Всех Рас, объединив многие дружественные народы со всех уголков Вселенной под своим началом, а рост технологий стремительно возрос, космос стал для нас открыт и изучаем. Только в нем оказалось столько всего неизведанного, что и представить сложно.
  Пока мы летели к Рохтан-ритуну, планете в созвездии Водолея, капитан проводил тренировки не раз в трое суток, как было принято, а каждый день через час после завтрака. Я теперь разминалась вместе с остальными членами команды - Дисар-ри подобрал для меня особый комплекс упражнений, а потом переходила к тренажерам. За это время капитан успевал провести бой с каждым присутствующим. Я часто прерывала тренировку, не в силах отвести взгляд от того, что происходит на площадке. Тейринцы, как я уже знала, использовали в бою крылья, и выглядело это завораживающе, словно танец на краю пропасти. А когда они доставали оружие - причем каждый разное, я даже начала подозревать, что у тейринцев на 'Звездном страннике' явно прячется какое-то склад с железяками из прошлых веков. Удивительно, как я на него до сих пор не натолкнулась. Иначе где крылатые достают все эти мечи, копья, ножи и много другого оружия, названия которому я не знала? Но наблюдала каждый раз с огромным интересом и любопытством.
  Дисар-ри изредка поглядывал в мою сторону, но замечания делать не спешил, позволяя смотреть и отвлекаться. Лар-ина, кстати, на тренировках не появлялась. С инаркой мы не общались от слова 'совсем'. Пару раз она шипела какие-то гадости в мой адрес, когда мы сталкивались в столовой или пульт-гостиной, но на этом дело и заканчивалось. А вот тот факт, что Лар-ина постоянно ищет встречи с Дисар-ри, настораживал. Конечно, если тейринец захочет устроить свою личную жизнь, я не посмею вмешиваться. Не мое это дело. Но сама мысль, что Дисар-ри и Лар-ина станут близки, вызывала слишком много негатива. И капитан, как назло, в такие моменты оказывался рядом, словно чуял, о чем я думаю. Отвлекал разговорами, о чем-то расспрашивал. После обеда, когда я проверяла контейнеры с растениями, Дисар-ри часто заглядывал в лабораторный отсек. У него там тоже располагались какие-то боксы. Как позже выяснилось - с разными неизученными кристаллами со Снежного Цветка.
  Четыре дня я честно продержалась, хотя сгорала от любопытства, а потом... Как-то само собой вышло, что я подошла ближе, а Дисар-ри, опять же, словно ждал моего вопроса о том - 'что это?' начал пояснять и рассказывать. Так у нас и повелось - проводить пару часов в лаборатории, делясь информацией друг с другом: он - о камнях, я - о цветах.
  Неделя прошла, (всего-то!), а я уже привыкла к присутствию Дисар-ри, принимая это как должное. Да я с Джаном, который постоянно был занят изучением навигации или тренировался, проводила времени меньше, чем с капитаном.
  В одну из ночей, правда, осмыслив происходящее, решила сократить наше общение. Ведь если капитан проникнет в мое сердце, то потом придет боль от разбитого сердца, какой никогда не было. Но как избежать встреч с тем, кто постоянно рядом? Зайдешь в пульт-гостиную - и Дисар-ри обсуждает что-то с пилотом. Появишься в столовой - и тут же за спиной обнаруживаешь капитана, стоящего в очереди. Отправишься в лабораторный отсек - и Дисар-ри уже перебирает минералы, проверяя колбы. Единственное место, где я могла побыть одна - собственная каюта. Только не сидеть же там безвылазно!
  В итоге, успокоившись, я решила просто отпустить ситуацию - пусть все идет так, как идет.
  На восьмой день пути после завтрака Дисар-ри объявил общий сбор. Я быстро переоделась в уже привычную форму, поправляя пиджак и воротник-стойку на рубашке. Волосы, поддавшись моде тейринцев, подняла и собрала в высокий хвост. На мой взгляд, смотрелось весьма своеобразно - локоны пушились, разлетались в разные стороны, в отличие от тейринцев, у которых прядки были прямые, блестящие и гладкие. Лар-ина, увидев меня такой, фыркнула и отвернулась. Сама она, пусть и одетая в такую же форму, что и я, волосы оставила распущенными, и явно не была довольна тем порядком в плане одежды, что царил на 'Звездном страннике'.
  Команда, ожидая капитана, переглядывалась и о чем-то перешептывалась. Кители стального цвета, украшенные у кого камнями, у кого - вышивкой, подчеркивали красивые и статные фигуры, а серебряного цвета рубашки оттеняли кожу в самом выгодном цвете. Красавцы да и только! Правда, общалась я лишь с несколькими из них, остальные не отличались, как и вся их раса, разговорчивостью. С десяток тейринцев, выполняющих работу воинов и охраны, я даже не знала по именам.
  - Доброе утро, команда! - привычно поприветствовал Дисар-ри, входя в пульт-гостиную.
  В черном, слегка поблескивающем камзоле, расшитом серебром, в такого же цвета рубашке и сверкающими, я бы даже сказала, сияющими непонятно от чего глазами, Дисар-ри снова разбивал мое сердце на части. Впрочем, ему давно позволена эта привилегия.
  Меня тянуло к нему... Тянуло так, как никогда раньше ни к одному мужчине. Каждый раз, когда я его просто видела - вокруг словно менялся мой мир, наполнялся им одним, а стоило, как сейчас, поймать его спокойный взгляд - я пропадала, с трудом сосредотачиваясь на том, что Дисар-ри говорил.
  - На Рохтан-ритуну мы прибудем к сегодняшнему вечеру. Планета, хоть и большая, но изучена мало. Практически на девяносто пять процентов покрыта водой. 'Звездный странник' совершит посадку на острове Мален на южной стороне Рохтан-ритуну. Корабль без моего разрешения не покидать. Приказ ясен?
  - Так точно, капитан.
  - Течения здесь опасны и коварны. Непредсказуемы. Фауна такая... хоть книгу ужасов пиши. А от Малена до следующей группы мелких островов - почти пять часов лета на скворфе. Это, если никакая рыбина не решит вами подзакусить, - припечатал Дисар-ри. - На разведку отправимся мы с Джаном и Рингиром завтра на рассвете. Вернемся к завтраку, после - опять построение.
  Команда слушала молча.
  - А теперь принимаемся за проверку корабля, готовясь к вечерней посадке. Ворота откроются через шесть часов. После обеда мы уже окажемся в системе Водолея.
  Нарий и Кай, пилоты 'Звездного странника', поморщились так, словно съели парочку лимонов без сахара.
  - Опасных виражей там много, летающих астероидов еще больше, - пояснил Джан, когда Дисар-ри отдал команду разойтись, и мы направились распределяться для обхода корабля, проверяя показатели приборов.
  - А посадка?
  - Да обычная будет, полагаю. Иначе капитан бы предупредил.
  Дальше мы не разговаривали, выполняя свою работу. 'Звездный странник', находящийся так долго в пути, ожил, словно муравейник. Я уже закончила обход, который поручили, внося данные в программу на лаурте, когда в лабораторном отсеке, мимо которого я проходила, послышался странный звук. Я остановилась, замерла, прислушиваясь.
  Щелчок, треск, будто лопалась скорлупа, стук. Я, не думая, набрала по связи капитана.
  - Адиса Рина? - тут же отозвался он, отвлекаясь от навигационного пульта. - Что стряслось?
  Он, кажется, даже не удивился, что я его впервые вызвала через связь. Коротко описала ситуацию.
  - Ждите. Сейчас буду. Сами туда не суйтесь.
  Появился Дисар-ри неожиданно быстро вместе с Ританом и еще двумя угрюмыми и молчаливыми тейринцами. Прислушался к тишине, которая заполнила лабораторный отсек, сощурился и вытащил лазер. Скользнул внутрь, а следом, словно тени, исчезли и тейринцы.
  Раздался грохот, словно что-то взорвалось, и я, не думая, рванула следом, замирая на пороге. В левом углу, там, где располагались минералы, собранные Дисар-ри, полыхал фейерверк.
  - И как это остановить, капитан? - раздался голос одного из тейринцев.
  - Да никак. Заряда еще на сутки хватит, потом столько же будет восстанавливаться, а затем все по-новой пойдет.
  Дисар-ри вытянул руку, направляя ладонь на фейрверк, и тот словно отгородился невиданной стеной. Шум и грохот исчезли, легкая дымка, созданная огнями, таяла.
  - Проходите, адиса Рина, не бойтесь.
  Я прокралась ближе, остановилась рядом с капитаном, разглядывая разноцветные кристаллы, которые запускали огненные шары и звезды, взрывающиеся над нашими головами.
  - А это что?
  - У вас на Земле такие кристаллы считались выдумкой, назывались алатырь-камень.
  Я удивленно уставилась на Дисар-ри и уточнила не то, что собиралась:
  - Вы что, изучаете земной фольклор?
  Капитан поймал мой взгляд и промолчал. И думай, что хочешь!
  - Тейринцы называют такие камни - огарийнами. Они рождаются раз в сотню лет, иногда даже реже, вблизи большого количества вулканов. Когда тот извергается, вместе с лавой выходит и большая энергия, которую камень впитывает и копит. А потом, она начинает вырываться таким вот интересным образом.
  Дисар-ри обошел огарийн по кругу, рассматривая. Отпустил тейринцев, а сам двинулся к контейнерам.
  - Поможете мне, адиса Рина, раз уж вы так удачно тут оказались? - спросил он, поражая еще больше.
  Нет, я не ослышалась, ему моя помощь нужна? Мой мир рушится.
  - Конечно, капитан. Что необходимо делать?
  - Подавайте ингредиенты. Понадобиться создать сферу, которая не пропустит огненных всполохов, - пояснил он.
  Провозились мы больше часа. Дисар-ри смешивал растворы и порошки, о которых я не имела никакого представления. Меня больше волновала наша нечаянная близость. Нет, капитан даже не прикасался к моей ладони, но между нами словно сгущался воздух, наполнялся невидимыми искрами, натягивались нити, грозя порваться, и толкнуть друг к другу. Или же у меня богатое воображение?
  Когда раствор был готов, Дисар-ри установил каркасы из незнакомого материала и, взяв распылитель, взлетел, распространяя изобретенное чудо-средство. Сфера вспыхнула, пошла волнами. Пока я любовалась летающими внутри шарами и молниями, вспыхивающими все реже и реже, Дисар-ри прикрепил стандартные датчики, срабатывающие при появлении огня.
  - Проверьте, не пострадали ли ваши контейнеры с растениями.
  Я, только сейчас вспомнив о них, бросилась вправо. И порадовалась, что все в порядке. Капитан тем временем связался через лаурт с Дортом, механиком 'Звездного странника'. То-то я его почти никогда не вижу, наверняка увлечен починками и изысканиями поломок.
  - Дорт, в лабораторном отсеке местами повреждена обшивка. И дверь слегка покорежена. Займешься после обеда?
  - Есть капитан! - отозвался тейринец.
  - Адиса Рина, пойдемте. Пора поесть.
  В столовую мы с Дисар-ри отправились вместе.
  - Что у нас сегодня, Трасирий? - поинтересовался капитан, едва подошла наша очередь.
  - Тушеное мясо с овощами, слоеный пирог с сыром и зеленью и компот из яблок, - бодро отрапортовал повар, чуть мне подмигивая.
  Я удивленно приподняла брови. Вот уж не думала, что увижу на 'Звездном страннике' земное меню. Чудеса да и только!
  Забрав наши подносы, Дисар-ри отправился за пустующий стол возле дальней стены. Команда провожала нас заинтересованными взглядами, но никак не комментировала действия своего капитана.
  Дисар-ри осторожно попробовал еду и поймал мой взгляд.
  - Никогда не бывал на вашей планете, адиса Рина. Расскажите мне о ней?
  - Что вас интересует, капитан? - едва не поперхнулась я.
  - Да хотя бы еда. Необычная, но вполне вкусная. А блюд столько...
  Обсуждая кухню разных земных народов и сравнивая ее с тейринской, мы даже не заметили, как в столовой стало тихо. Дисар-ри обвел взглядом затихшую команду, не сводящую с нас глаз, поднялся, отнес грязную посуду и счел нужным напомнить о скорой посадке.
  - Что у тебя с ним? - не выдержал и напрямую спросил Джан, поймав меня возле каюты, спустя минут десять после обеда.
  - Да ничего, - пожала я плечами. - Разговариваем. Капитан много знает. Мне интересно.
  - Рина, зачем обманывать? - вздохнул тейринец. - Вы же столько времени проводите вместе! Наедине!
  - Джан, прекрати! Мы не переходим границ под названием 'просто общение'.
  - А тебе бы хотелось? - не утерпел он.
  И полыхнул лазурью во взгляде, словно тут решалась судьба всего их народа.
  - На данный момент мне сильно хочется устроить тебе бой подушками, - фыркнула я, уходя от ответа.
  Джан неожиданно схватил за плечи, склонился к моему лицу, словно собирался поцеловать, полыхнул ярко-голубым светом в глазах, пугая так, что я словно приросла к месту.
  - Руки опустить! - раздался короткий приказ Дисар-ри, который появился в трех шагах от нас.
  Джан послушался, а у меня и так они были в нужном положении.
  - Отойди на пять шагов к стене, Джан! - велел капитан, и тейринец снова послушался. - Адиса Рина, вы не пострадали?
  - Нет, - пролепетала я, приходя в себя и не зная, что делать.
  - Капитан, простите. Я забылся, - выпалил Джан.
  - Выход на Рохтан-ритуну для тебя запрещен.
  Тейринец обреченно выдохнул.
  - Два часа в кают-гостиной на одном месте. Выполнять!
  - Есть капитан, - сдался Джан, разворачиваясь. - Рина, извини. Я... не хотел.
  Дисар-ри приблизился ко мне, оглядел и поймал встревоженный взгляд.
  - Вы в порядке, адиса?
  Кивнула.
  - Считаю все же нужным принести вам свои извинения от лица Джана. Как вы, наверное, уже знаете, он - мой двоюродный брат. Этот рейс для него под моим присмотром - особое наказание, наложенное императором Тейрины за безрассудство.
  - И что он сотворил? - не удержалась я.
  - Тайно от семьи прошел ритуал слияния.
  - Ритуал слияния?
  - На вашем языке - женился, хотя это совсем упрощенный вариант.
  - А почему... тайно?
  - Посчитал это более романтичным.
  Я уставилась на Дисар-ри, чувствуя себя глупо. Капитана явно тянуло выругаться и обозваться Джана не самым приличным словом, но он сдерживался.
  - А...
  - Когда тейринец встречает пару, он совершает весьма неадекватные поступки, адиса Рина. Это был как раз один из них. Во время ритуала слияния император дарит особый цветок, создающий для пары защиту. Джан этого лишился вместе со своей половинкой. И так как самым страшным наказанием для него было - разлука со своей избранницей, император счел нужным отправить его со мной в экспедицию на 'Звездном страннике', надеясь, что Джан повзрослеет и станет серьезнее относиться к своим поступкам.
  - Не лишайте его возможности посмотреть на планету, - неожиданно попросила я.
  - Адиса Рина, мои приказы не обсуждаются. Джан прикоснулся к вам, хотя без вашего разрешения, не имел на это право.
  Заметив, как я снова пораженно охнула, Дисар-ри уточнил:
  - Если бы вы были ранены, находились без сил, нуждались в помощи...
  - Ну и варварские у вас обычаи! - не выдержала я.
  - На Земле другие? - удивился уже капитан. - У вас считается нормальным пугать женщину своими прикосновениями? Это не является оскорблением?
  Я поймала его пылающий взгляд, сраженная металлом, который серебрился, сковывая меня.
   - Джан просто переживает за вас, капитан, - не в тему ответила я, желая только одного - втащить Дисар-ри в свою каюту, прижаться крепко-крепко, приласкать. Пусть неумело, но искренне, от чистого сердца... Слишком уж много тьмы билось у него в этот момент где-то внутри. И от этого Дисар-ри казался еще привлекательнее. Я точно сошла с ума.
  - Мои приказы не обсуждаются, адиса Рина, - спокойно заметил он. - Почему я постоянно должен вам об этом напоминать?
  - Нельзя быть таким... правильным! - возмутилась я.
  - Джан наказан за дело.
  - А я постоянно спорю с вами. Меня тоже накажите?
  Дисар-ри наклонился так, что до моих губ ему оставалось всего пара сантиметров, не больше, и ответил чуть хриплым голосом:
  - Ну что вы, адиса Рина. Каждый раз, когда вы возражаете мне, своему капитану и вашему непосредственному начальству, напоминая, что я пока не заслужил вашего безграничного доверия, это доставляет неслыханное удовольствие.
  Ох, как захотелось его ударить! Прямо руки зачесались! Напомнил он мне, что я - лишь подчиненная! Ну погоди... Отомщу так, мало не покажется. Я придумаю как... я...
  Дисар-ри склонился еще ниже, уже почти коснувшись меня.
  - Вы такая настоящая, адиса Рина. Не боитесь быть собой и поступать так, как вам кажется правильным. И этим вы восхитительны.
  После этих слов капитан выпрямился, отступил и стремительным шагом покинул коридор. Я, ошарашенная признанием Дисар-ри, смятенная и пылающая, залетела к себе в каюту.
  Он же просто со мной играет! Как кот с мышью! Вопрос в том, почему это так нравится?
  Злясь на ситуацию и не в состоянии мыслить трезво, я быстро приняла душ и села рисовать эскизы для выпускной работы. Такое занятие, как создание проектов цветников, всегда отвлекало от разных нехороших мыслей.
  Пришла в себя, когда в дверь забарабанили. Открыла и узрела встревоженного Джана.
  - Посадка через десять минут, ты почему не со всеми?
  - Ой! Я увлеклась. Сейчас. Минутку! Подождешь? Капитан сердится?
  - Разумеется. Нет, не сердится, что подозрительно, Рина. Настроение у него слишком хорошее. Сказал даже, если я научусь делать перевертоны, используя крылья и при этом не падая, то отпустит на Рохтан-ритану на один день.
  Я быстро поправила рубашку, натянула пиджак и взялась за волосы, собирая их в хвост.
  - Сознайся, ты его пытала, раз он впервые изменил свое решение? - поинтересовался Джан. - И, может, пригласишь войти? Неудобно в дверях.
  - Конечно, проходи, - отозвалась я.
  - Не сердишься на меня? Я не со зла... История еще эта с Ариадной...
  - Твоей парой? - поняла я, пытаясь поудобнее перехватить волосы лентой, чтобы не топорщились в разные стороны.
  - Так и знал, что Дисар расскажет. Я просто переживал и за тебя, и за него. Понимаю, что разберетесь, но...
  - Все хорошо, Джан.
  - Мир?
  - Мир, - улыбнулась я, готовая выйти.
  Тейриниц с любопытством покосился на рисунки, которые повсюду лежали в моей каюте, но времени на разговоры и расспросы не осталось. И мы едва ли не бегом отправились в пульт-гостиную.
  - По местам! Пристегнуться! Виражи будут крутыми, - напомнил капитан, не обращая внимания на запыхавшуюся меня.
  - Рисунки потом покажешь? - спросил Джан, пристегиваясь.
  - Если хочешь.
  На этом разговор пришлось прервать, так как корабль ощутимо крутануло, и капитан тут же сам подошел к пульту управления, готовый в любое мгновение подстраховать пилотов. Снижались мы минут двадцать, не больше, прорываясь через газовые облака и несколько поясов метеоритов. Пару раз 'Звездного странника' ощутимо тряхнуло, а потом в иллюминатор стало видно Рохтан-ритану. Формой она оказалась похоже на Землю, а вот цветом... На моей планете есть зеленые и коричневые оттенки, здесь же сплошь сине-голубые переливы с редкими крошками-островами, которые будто случайно и ненароком сюда попали. Только облака здесь плавали ярко-розового, а не белого цвета, так как планета располагалась на разном расстояние от трех звезд.
  Мален же, на который мы взяли курс, был самым большим островом. Как выяснилось, его можно пешком пройти за одни земные сутки вдоль и за половину суток - поперек. Дисар-ри увеличил территорию острова, выбирая место для посадки. Мален с одной стороны оказался покрыт скалами с множеством отверстий. Я читала в сводке о планете, которую всей команде для ознакомления сбросил Дисар-ри, что там даже имелись пещеры - целый город, получивший название - 'Архатуриус', что с языка тех, кто эту планету открыл, переводилось как 'Небеса под ногами'. Если посмотреть на голограммы, то вода в том месте кристально-чистая, а пещеры покрыты голубой разновидностью водорослей, обитавших только на этой планете, отсюда и название, связанное с цветом.
  Две другие окраины острова были покрыты непроходимыми тропическими лесами. А вот последняя, куда мы взяли курс - полоса белоснежного песка и бирюзовое море, теряющееся за горизонтом.
  Дисар-ри отдал распоряжения пилотам, потом оглядел притихшую команду, выглядывающую в иллюминаторы, но покидать корабль запретил. Все три звезды, которые освещали Рохтан-ритуну, стремительно исчезали, и через несколько мгновений снаружи воцарилась темнота.
  Пока команда расходилась, готовясь к ужину и время от времени бросая взгляды на капитана в надежде, что их выпустят на разведку, к кораблю подобрался какой-то хищник, напоминающий кошку, а радар высветил с десяток мелких лемуров.
  Дисар-ри так и не сдался на уговоры. Наоборот, чтобы отвлечь команду, загнал нас перед сном на тренировку. В итоге я устала так, что едва дошла до каюты, и тут же провалилась в сон.
  
  Дисар-ри.
  Приручать женщину, которая может стать парой - занятие не из легких. Я пока не действовал в открытую, приглядывался, изучал информацию о землянках. Иногда она была столь противоречива, что я не знал, о чем думать. Вычитал про алатырь-камень, а потом выяснилось, что он встречается только в сказке. Надо быть осторожным с найденной в сети информацией. Про земную еду пришлось расспрашивать, и даже выдать Трасирию двойную премию, чтобы готовил блюда, привычные для Рины. Тот, впрочем, сдался сразу же. Землянка вызывала у него симпатию, но соперничать со мной он не собирался. Я это видел.
  Я же не знал, чем девчонку еще порадовать. Цветов бы нарвать - да негде, а она их любит. До сих пор силу вливает в сон-траву, чтобы не завяла, бережет, как сокровище. В кабинете у меня стояла резная шкатулка, расписанная лучшими мастерами Тейрины, наполненная редкими розовыми и голубыми топазами, но если подарить их Рине без объяснения причин, еще и обидится. Это Лар-ина взяла бы не думая, а тезаринка... Гордая птичка, ничего не поделаешь. Я уже выяснил, что Рина кроме формы, ничего из одежды так и не взяла. А ведь имеет право, согласно договору, и список необходимого составить,. Чую, намучаюсь еще... С девушкой, для которой цветы дороже камней, стоимостью в одну маленькую планету, просто не получится. Этим Рина в первую очередь и привлекает - искренностью, бескорыстностью. Ей ничего от меня не нужно, хотя мог бы дать все, подарить хоть целый мир. Она не гонится за славой, деньгами, титулом, не стремится стать моей парой... И я не знаю, что с этим делать.
  От дяди новостей пока никаких не поступало, на хвосте не держались враждебные корабли, и я позволил себе расслабиться и полностью переключиться на мою землянку. Узнавать Рину, открывать в ней новые качества, привыкать и наслаждаться тем, что она рядом. Сгорая от желания... Не имея права прикоснуться, пока не разрешит...
  Я смотрел на Рину... Просто смотрел, когда она любовалась звездным небом и возилась с цветами, слушала мои рассказы о минералах и камнях и старательно выполняла упражнения на тренировках, и внутри появлялось ощущение, будто я, как птенец птицы-феникса, который возрождается из пепла, сгорая в собственном огне, обретаю крылья. И вроде бы вот они, казалось, за спиной. Все те же... Послушные, знакомые до последнего пера. Только распахнуть их, упасть в распахнутое знакомое небо, как в детстве, замирая и ожидая чего-то необыкновенного, снова стало возможным. Я, найдя Рину, отыскал... себя?
  Мне не хватило этих дней, что мы были в пути к Рохтан-ритуну. И радовало только одно - впереди еще полтора месяца, чтобы пробудить в моей тезаринке ответные чувства. Серебрение на крыльях поднималось все выше. Медленно, неотвратимо, напоминая, что у моего решения есть предел. Если же Рина не откликнется... оборвать слияние, пока оно не подошло к последней стадии, будет возможно. Больно так, словно тысячи мечей проткнут, но реально.
  Вопрос в том, захочу ли... Я знаю, что иногда легче пройти смирение и умереть от безответности, чем отказаться испытать сильные чувства. Тут каждый тейринец выбирает сам.
  А Рина будет во мне эти проклятые чувства, тревожит то, что спит. И я меняюсь. Даже Джану смягчил наказание по просьбе моей тезаринки. Вот как ей откажешь? Смотрит своими невозможными глазами, и я забываю, о чем думал, готовый согласиться на все, что угодно, ради ее улыбки. И страсть жжет огнем, дурманит разум.
  Я желаю Рину. Желаю так, как ни одну женщину во Вселенной. И ладно бы только телом.
  Когда же я наберусь смелости и окончательно признаю, что тезаринка и есть моя рихани? Но когда ждешь... Долго, отчаянно, забываясь в работе, а потом встречаешь... Оказываешься к этому не готов. Беззащитен. Растерян.
  Я оторвал взгляд от иллюминатора, отвлекаясь от мыслей, оглядел собравшуюся команду, заметив, что Рины до сих пор нет. Попросил Джана за ней сходить и направился к навигатору еще раз уточнить маршрут.
  
  Глава девятая
  
  Рина.
  За завтраком, на который собралась вся команда, обсуждая предстоящее посещение Рохтан-ритану, я пришла последняя. Трасирий протянул тарелку с молочной рисовой кашей, заставив меня глупо хлопать глазами, так как последний раз я ела ее в детстве, положил на мой поднос кусок ягодного пирога и гордо поставил ароматно пахнущее какао.
  - Слушай, Трасирий,- не удержалась я от вопроса, - откуда ты добываешь земные продукты?
  - Они у нас в запасах были, - ответил он.
  - И ты меня решил побаловать? - улыбнулась я.
  - Если бы я... - подмигнул он.
  - Я отнесу ваш поднос, адиса Рина, - неожиданно раздался за спиной голос капитана.
  Я обернулась, смущенно улыбнулась и пожелала ему доброго утра. Правда, запоздало сообразила, что мою еду Дисар-ри отнес за свой стол. И команда впервые за последние дни была поглощена не происходящим со мной, а тем, какие хищники водятся на Рохтан-ритану. Кажется, за прошедшую ночь их собралось тут, привлеченных светом 'Звездного странника', немало. Экипаж даже лаурты подключил, показывая сдлеанные голограммы и делясь впечатлениями.
  - Инстинкты просыпаются, засиделись на корабле, - пояснил капитан, присаживаясь напротив и приступая к завтраку.
  - Вы позволите отправиться им на охоту? О ней только и говорят!
  - Пусть разомнутся, - ответил Дисар-ри. - Но вы ведь не только об этом хотели спросить, адиса Рина?
  Что же он такой понимающий-то!
  Я немного помялась и все же заметила:
  - У вас очень необычная раса.
  - Есть такое.
  Дисар-ри выжидательно уставился на меня, зная, что я всегда начинаю издалека, если собираюсь что-то выведать у него про тейринцев.
  - Обычно они не такие... шумные, - нашлась я.
  - Хотите, чтобы я раскрыл вам тайну? - улыбнулся он, явно начиная какую-то особую игру, о правилах которой, я и не подозревала.
  - Уж не откажите в любезности, - фыркнула в ответ.
  - Тейринцы уравновешены и спокойны до тех пор, пока не встретят свою пару.
  - То есть те члены команды, что проявляют эмоции, женаты? - наконец, разгадала я причину их поведения.
  - Или помолвлены. Любовь будит в нас многие чувства, раскрывает настоящую суть, показывает краски жизни. Не то чтобы мы не умели радоваться и наслаждаться, просто способны и эти проявления эмоций взять под контроль.
  - А если встретили любовь - уже нет?
  - Уже нет, - ответил капитан.
  На этом наш разговор прервался, и мы, наконец-таки, приступили к завтраку. Капитан закончил раньше, ушел по своим делам, напомнив, что высадка на планету состоится через полтора часа, а ко мне подошел Лео. Оказалось, атмосфера у планеты перенасыщена кислородом, необходимо было вести вакцину, регулирующую обменные процессы организма. Возражать я, естественно, не стала. Это заняло четверть часа, а после укола я отправилась переодеваться. Уже вытащила комбинезон и доставала обувь, когда на лаурт пришло сообщение. Капитан распределил команду на группы и скинул всем списки. Половина экипажа отправлялась на охоту, Трасирий и Готир - дежурили до их возвращения, намеченного через шесть часов, потом их сменяли Лео и Локрис. Два скворфа улетали на разведку. В первом - Нарий, Джан, Рингир и Лар-ина, во втором - капитан, Кай, Исар и я.
  Я быстро переоделась, собрала минимум необходимых вещей в небольшую сумку, крепившуюся на поясе, и отправилась за контейнерами. Их оставалось немного, но Дисар-ри откуда-то достал разрешение на увеличение их количества почти в пять раз. С трудом представляя, что я могу добыть в воде, нырять же мы не собирались, взяла с десяток.
  Стоило покинуть 'Звездный странник', как в лицо ударил теплый ветер, а под ноги лег белоснежный песок. Распростертая гладь бескрайнего водного пространства радовала взгляд. Правда, к небу насыщенно-розового оттенка и фиолетовым облакам пришлось привыкать.
  - Стройся! - раздался звучный голос капитана.
  Команда сорвалась с мест и моментально вытянулась в линейку. Я, встав последней, так как не обладала такой скоростью, как тейринцы и инарка, одетая в белоснежный комбинезон, украшенный узором из бабочек, отчего Лар-ина казалась хрупкой сказочной принцессой, с трудом оторвала свой взгляд от воды и посмотрела на Дисар-ри.
  - Оружие показать, проверю! - велел он.
  И пошел вдоль ряда, щелкая лазерами своей команды, высвечивая заряд. Кое у кого даже виднелись за поясом ножи в чехлах, а за плечами - рюкзаки с сетями.
  Когда очередь добралась до меня, я смутилась.
  - Оружие для вас, адиса Рина, я захватил. Но все же держитесь поближе к команде.
  Я кивнула, краснея. Та же Лар-ина взяла с собой и лазер, и нож, а у Джана, летящего на разведку был вообще какой-то устрашающе набитый рюкзак, из которого торчали рукоятки самого разнообразного оружия.
  - Вернуться к положенному сроку! Оставлять маяки на каждом километре. Раз в час выходить на связь с кораблем.
  - Чтобы вы знали - мы еще живы? - пошутил кто-то из команды.
  - Не без этого. Расходимся!
  Часть команды тут же скрылась в джунглях за нашей спиной, остальные направились кто - к кораблю, кто - в скворфы.
  На этот раз за управление сел Кай. Исар и капитан о чем-то переговаривались, сверяя координаты неизвестных мест, а я просто смотрела в окно, любуясь открывшимся видом.
  Через час из воды показалось большое полотно. Я не сразу сообразила, что это огромная рыба, а разглядев плавники и блестящее тело, поняла, насколько ошиблась. Кит! Самый настоящий, огромный кит!
  - Никогда не видели их вот так, просто свободными и плавающими? - заметив мой восторг, тихо спросил Дисар-ри, кивая Каю, чтобы шел на снижение.
  - На Земле китов почти не осталось, - сиплым голосом ответила я, наблюдая, как зверь, то появляется, то исчезает в волнах, не в силах отвести взгляда. - А у вас на родине они есть?
  - Да, - отозвался Дисар-ри.
  Скворф медленно снижался, позволяя рассмотреть кита и вызывая и ужас - все же проглотить нас он мог за раз, и восхищение. Поднялись повыше только тогда, когда кит исчез под водой окончательно.
  - Приближаемся к Мелким островам, капитан.
  - Найдешь где спуститься? - спросил он.
  - Разумеется.
  Я сначала не поняла, почему острова называют именно так, а потом рассмотрела с десяток крошечных кусочков суши, раскиданных на небольшом расстоянии друг от друга и покрытых растительностью.
  - Адиса Рина, - неожиданно обратился капитан. - Удобнее всего будет, если вы позволите мне перемещать вас с одного острова на другой.
  - Хорошо, - кивнула я, прикрепляя лазер и доставая контейнеры.
  Мы направились к полосе растительности, а Кай и Исар полетели к следующему острову. Дисар-ри осмотрелся, подключил какие-то приборы и принялся исследовать скалы и песок, а я воспользовалась карром. Растений на островке обнаружилось немного, но все же я насмотрела маленький красный цветочек, росший на скале с северной стороны. Правда, стоило к нему подойти, как он тут же закрылся, а потом еще и осторожно стал передвигаться.
  Когда карр выдал информацию о бегающем лютике, я хмыкнула и отправилась в погоню, зная, что с острова цветок никуда не денется. Так бы, наверное, и гналась за этим несчастным лютиком, если бы Дисар-ри ловко не накинул на него сеть.
  - Спасибо, капитан.
  Я быстро сгребла цветок в контейнер, выдохнула, поднимаясь.
  - А вот теперь, адиса Рина, советую вам, не оглядываясь, бежать. Я подхвачу вас через несколько метров.
  Я моргнула, оглянулась и помчалась по берегу. По пятам бежал алый ковер из лютиков, который явно решил отбить у меня своего товарища. И лишь оказавшись в надежных руках Дисар-ри, я отдышалась и успокоилась.
  - Когда выясните, как они размножаются, поделитесь парочкой. У дяди тоже есть сад, думаю, лишними они там не будут.
  Я честно попыталась сдержать смешок, но не смогла. Так мы и летели - я, пряча улыбку и прижимаясь к плечу капитана, и он - как-то чересчур бережно обнимающий меня за талию и не возмущаясь, что я оплела его ногами.
  На втором и третьем острове все обошлось без приключений. Там, в основном, располагались скалы, капитан нашел какие-то редкие камни, делая пометку в лаурте, а я лишь следила за его работой, не решаясь прерывать и спрашивать о неизвестных приборах. Впрочем, моего терпения хватило до четвертого острова. Там, отыскав два неизвестных вида растений, одно из которых распускалось на звук моего голоса, показывая ярко-желтый цветок, а второе - пахло земляникой, я подобралась к капитану, изучавшему небольшой грот и, переминаясь с ноги на ногу, покосилась на коробочку с длинными щупальцами, приникшую к скале. Дисар-ри, видимо, изучил меня уже хорошо, поэтому вопросов задавать не стал, принялся рассказывать о приборах и о том, как они используются. Коробочка засветилась, булькнула.
  - Стойте тут, адиса Рина, - велел он, а сам, вытащив свернутую на поясе сеть, взлетел и потянул ее в воду.
  Делая странные повороты и виражи, смысла которых я не уловила, вскоре Дисар-ри потянул сеть обратно. Я, естественно, подбежала и попыталась помочь ему ее вытянуть. Капитан не сопротивлялся, только странно на меня смотрел.
  - Ну как добыча? - спросил он, когда я села на песок и уставилась на огромные разноцветные кристаллы и раковины, опутанные водорослями.
  - А это...
  - Кристаллы, по прочности не уступающие и алмазу. Именно их крошку я добавлял в обивку корабля.
  - И он поэтому еще и так сияет?
  - Если сплавить их с определенными видами металлов.
  На песок с воздуха опустились Кай и Исар, обозрели богатство и полетели за двумя большими сумками. Почти час мы потратили на упаковку кристаллов и еще столько же - на добычу жемчужин из раковин. Их было немного, но все почему-то белоснежные. Пока Кай и Исар относили добычу в скворф, а потом устраивали пикник, мы с Дисар-ри облетели остальные островки. Два из них были покрыты песком, три - скалами, где нас ничего не заинтересовало, а на последнем ютились маленькие птички, напоминающие трясогузок, только перья у них были ярко-синие.
  Быстро пообедав, забрались в скворф. И снова понеслась безбрежная синяя гладь. Иногда мы спускались, рассматривая косяки разных рыб, капитан подключал приборы. А на следующей группе островов встретились с Джаном и его командой. Мокрый, взъерошенный и ошеломленный он сидел на песке и тяжело дышал.
  - Что случилось? Ты ранен?
  - Я в порядке. Просто не думал, что за нами погонится одна кровожадная рыбка, - заявил он. - Корабль найден, капитан.
  - Какой корабль? - поинтересовалась я.
  - Координаты скинешь или отправишься со мной?
  - Отправлюсь.
  Да о чем речь-то?
  - Кай, Исар, загружайтесь. Рингир, Нарий, Лар-ина, вы остаетесь. Будьте осторожны.
  Лар-ина что-то недовольно фыркнула, отошла подальше, стянула комбинезон и растянулась на песке. Рингир расположился неподалеку. Нарий вопросительно посмотрел на меня, я - на капитана.
  - Мы отправляемся на глубину, где лежит один из кораблей тейринцев. Не думаю, что вам...
  - Капитан, я не стану мешать.
  Что-то в его голосе казалось странным, он словно говорил с надрывом. Или чудится?
  Но тем не менее, подумав, кивнул. Я забралась в скворф, пристегнулась. Капитан скинул Исару координаты, Джан подключал приборы и был необычайно молчалив. По обшивке скворфа пробежало несколько волн, что-то сверкнуло.
  - Давление воды выдержит, - сообщил Джан и уставился в окно.
  Скворф поднялся, немного пролетел и стал медленно опускаться под воду. Я никогда не любила подобных путешествий. Там, под толщей воды, конечно, красиво и невероятно, но страх перед этой огромной невероятной стихией был велик. А сейчас, когда мелькали то тут, то там косяки рыб, проплывали невиданные чудовища, для которых наш скворф - что горошина, хотелось зажмуриться.
  - Адиса Рина, не бойтесь.
  - Они безобидны? - пискнула я, вспоминая, как за Джаном гналась какая-то рыбина.
  - Нет, разумеется. Но если мы к ним не лезем, то и они нас не тронут. Плюс защитный слой скворфа оттолкнет излучением любое чудище.
  Дисар-ри показал на приборы, поясняя, что для каждого вида подбирается свое излучение, и я некоторое время наблюдала за столь необычным отражателем, а потом успокоилась.
  Мы плыли минут сорок, не больше, когда перед нами возник остов космического корабля. Обросший тиной и водорослями, облепленный неизвестными растениями, он почти скрылся под ними.
  Я так и не решалась спросить, что произошло с кораблем тейринцев, когда капитан щелкнул какими-то приборами.
  - Дисар, ты уверен, что есть необходимость...
  - Джан, с какой стороны вы заплывали?
  - Слева, возле тех белых водорослей.
  Капитан что, собрался туда? Я вытаращила глаза на Дисар-ри, замечая, как он активировал на своем комбинезоне функции, позволяющие дышать под водой, щелкнул на сенсорной панели, и от днища скворфа отъехала крышка.
  - Если не вернусь через час, ты помнишь мой приказ, Джан.
  И нырнул вниз в узкий коридор, вскоре оказываясь снаружи.
  Я, оглушенная и этим странным поведением, столь не свойственному капитану, и приказом, и тишиной в скворфе, даже не спросила, что происходит. Однозначно, не скажут!
  Время бежало медленно, тянулось, я просто смотрела в окно, надеясь, что вот-вот вынырнет из поверженной громадины ловкая фигура капитана. Он и появился, когда до времени, оставленного им, оставалась пара минут. Поднялся в скворф, вернул первоначальный вид комбинезону. И я невольно округлила глаза от удивления. Скулы и подбородок у Дисар-ри заострились, губы - тонкая нить, кожа - белее снега, будто он вернулся с того света, а глаза - чужие, незнакомые, серебряный металл да и только. Что он там делал? Почему так выглядит?
  - Капитан, вы ранены? - тут же спохватилась я.
  Промолчал. Джан, Кай и Исар тревожно вглядывались в его лицо. Дисар-ри выдохнул, неожиданно приложил руки к вискам и коротко приказал:
  - Щиты!
  Тейринцы разом, словно готовились к чему-то подобному, сжали черные кристаллы на комбинезонах, и Дисар-ри опустил голову, по-прежнему сжимая ее руками.
  - Рина, в кармане... цепочка... надень.
  Маленький черный кристалл я нашла сразу же, накинула на себя и замерла, не понимая происходящего. Джан вдруг часто задышал, его комбинезон чуть раздулся, будто кристалл, что был в него впаян, хотел треснуть и разлететься на части. Кай и Исар вздрогнули и свалились в глубокий обморок. Я в ужасе повернулась к Джану, который бледнел и держался, но вскоре присоединился к товарищам. А потом этим непонятным, скосившим тейринцев, зацепило и меня. Окатило холодной волной чьей-то боли и паники, ожидания смерти и отчаяния. И больше всего странная волна походила на отголосок, чем на ментальный удар, который явно не смог сейчас сдержать Дисар-ри, приказав тейринцам и мне надеть защиту. Итут же чувство потери стихло, ушло, будто кто-то ее отрезал.
  Я смотрела на капитана, сжавшего виски, пыталась позвать и даже прикоснулась к плечу, но ответа не получила. Тейринцы тоже не приходили в себя. Покосилась на приборы - без подзарядки, что осталась на острове у ребят, скворф выдержит от силы пару часов. Надо действовать, иначе мы умрем на морском дне! Дрожащими руками отыскала данные, которые вводил Исар, запустила их в навигатор. О том, чтобы поставить скворф на автоматическое управление, не могло быть и речи. Он не рассчитан на огибание препятствий, а громадные рыбы сновали тут и там. Я боялась их до дрожи в кончиках пальцев, но еще больше - за капитана, который замер в одной позе и не приходил в себя. Уж лучше бы обморок!
  Поднималась я медленно, следя за защитными волнами, отпугивающими подводную живность,
  - До поверхности дотянете? - неожиданно раздался хриплый голос Дисар-ри, и я дернулась и чуть не упустила управление и не врезалась в акулу, которая щелкала пастью, намереваясь нами подзакусить.
  - Да, капитан.
  Спрашивать его о самочувствии не стала, и так все понятно, раз задает такие вопросы.
  Я не смотрела на него, просто вела скворф, и когда увидела знакомое розовое небо с фиолетовыми облаками, на мои руки легли ладони Дисар-ри. Он молча перехватил управление, а за нашими спинами послышались стоны очнувшихся тейринцев. И команда разом перешла на свой родной язык, судя по незнакомым словам.
  То, что они ругаются, я поняла по интонации.
  - Живы? - поинтересовался Дисар-ри.
  - Чтоб я еще раз женился тайно и в наказание отправился с тобой в экспедицию! - выпалил Джан.
  - Можешь подать официальную жалобу на рассмотрение команды, я понесу наказание, - спокойно отозвался капитан.
  И в скворфе воцарилась тишина.
  - Капитан, а может, расплатитесь за то, что чуть не угробили нас, чем-то иным? Много ли радости видеть вас, несущим наказание? - хрипло поинтересовался Кай.
  Я повернулась к пришедшим в себя, но все еще бледным тейринцам. То ли торгуются, то ли шутят, не понять.
  - Чем? - коротко спросил капитан. - Я бы тоже предпочел, чтобы дальше этого скворфа информация не просочилась.
  Значит, слова были сказаны всерьез.
  - Вместо одной добытой жемчужины, я возьму две, - первым выдвинул предложение Кай.
  Капитан кивнул.
  - Исар?
  - Разрешение на обряд слияния.
  Дисар-ри поморщился, а потом вздохнул.
  - И все тебе спокойно на месте не сидится!
  - Посмотрю я на вас, капитан, когда влюбитесь, и крылья начнут серебриться.
  Дисар-ри думал несколько минут, а мы ждали.
  - Я дам разрешение, Исар. Все равно ведь не отстанешь ни ты, ни Диара.
  Тейринец вздохнул.
  - Я заплачу откуп.
  - Забудь. У меня всего одна сестра.
  Я переводила взгляд с одного на другого, осмысливая информацию и не зная, что думать.
  - А с меня, дорогой родственничек, сними уже эти проклятые наказания, - возмущенно выпалил Джан.
  - Тебе они на пользу.
  - Да мне все на пользу, если ты так решил.
  Дисар-ри сверкнул металлом в глазах, поднял скворф чуть выше и возмущенно заметил:
  - Я ведь всех предупредил, на что шли! Разве что адиса Рина была не в курсе, но она землянка, ее бы так ментальная волна, как вас, не зацепила.
  А она по-разному действует на расы? Как любопытно!
  - И? - хором вопросили тейринцы.
  - Лучше бы вы подали жалобу, - устало ответил Дисар-ри, а потом передал управление Каю и повернулся ко мне.
  Причем сделал это так, что загородил собой всю команду.
  - Что хотите вы взамен неразглашения произошедшего, адиса Рина? - спокойно поинтересовался Дисар-ри.
  Все такой же растрепанный, бледный, с кругами под глазами.
  - Для начала неплохо бы получить объяснение происходящему.
  - У меня есть способность ментального воздействия, адиса Рина.
  Это я уже знала.
  - Одна из граней этой способности - считывать энергию с предметов.
  - А с представителей других рас?
  - Нет. Но вещи порою могут рассказать о них больше, чем вы думаете, а потоки энергии держатся долго. Для каждой расы, конечно, свой срок. Но у нас, тейринцев, почти столетие после смерти, поэтому для меня раскрыть любое преступление...
  Он замер, вдохнул, глаза снова налились металлом.
   - Тот корабль... На него напали в открытом космосе, неподалеку от Рохтан-ритуну. Понадобилось почти десять лет, чтобы найти его местоположение. Вещи... не все, так как вода обладает сильной энергетикой, но некоторые, сохранили след воспоминаний. Я их считывал, адиса Рина.
  - И видели, как погибал экипаж?
  - Да. И сдержать столько эмоций оказалось непросто. Кристаллы защитили вас и команду от сильного ментального воздействия, которое на время лишилось моего контроля.
  Он замолчал, посмотрел в мои глаза, заставляя сходить с ума и сгорать от желания просто его обнять, чтобы забрать ту боль, которая ко мне пришла лишь отголоском, а он испытал и пытался до сих пор сдержать.
  - Адиса... простите. Я снова подверг вас опасности.
  Дисар-ри говорил мягко, но я видела, как сверкают его глаза, напрягается все тело, будто готовое для прыжка, и понимала, насколько непросто дается ему этот разговор.
  - Я... не сержусь. Хотя было бы лучше, если бы я знала, что вам может стать плохо. Не так сильно бы испугалась.
  Он вздрогнул, чуть наклонился, но так и промолчал.
  - И я никому не расскажу, капитан.
  - Что вы хотите взамен? - тихо спросил он.
  - Да ничего, - пожала я плечами.
  Того, что мне, действительно, нужно - свободы и возможности жить без страха, Дисар-ри дать не в силах.
  - Адиса... Рина, - прорычал он.
  Я уставилась на него, такого грозного и гневного, как за спиной неожиданно раздался голос Джана:
  - А ты ведь играешь совсем нечестно, Дисар. Даже всей правды девчонке не сказал.
  Капитан вздохнул, уставился в окно.
  - Ну же, скажи, почему тебе, привыкшему считывать энергию и повидавшему столько смертей, именно после посещения полуразрушенного корабля стало так плохо! - холодно заметил Джан. - Отец ведь запретил, а ты не послушался!
  - Думаешь, я боюсь его гнева?
  - Да ты ему, как сын! Опомнись! Он всего лишь не хочет, чтобы ты испытывал боль. Мало ее было в твоей-то жизни?
  Я, затаив дыхание, слушала их разговор, жадно ловя каждое слово. Дисар-ри поймал мой взгляд и тихо заметил:
  - Пожалуй, Джан прав, адиса Рина. Вы имеете право знать всю правду. На Тейрине тридцать лет назад одна из богатых династий попыталась свергнуть власть. На этом корабле, что лежит в водах Рохтан-ритуну для заключения мирного договора с одной из рас, которая согласилась оказать поддержку правящей династии, отправился наш император со своей женой. Это были мои родители.
  С последним предложением лицо капитана стало еще бледнее, словно та боль, что он испытал на дне океана, вернулась, снова коснулась его души. И я не думала, чуть придвинулась и обняла Дисар-ри, желая согреть своим теплом, поделиться... Забыть произошедшего он не сможет, но со временем боль станет глуше, сойдет на нет.
  Его руки осторожно коснулись моей спины, притянули ближе, а волосы на макушке пощекотало легкое дыхание.
  - Адиса Рина, я не предлагаю вам кристаллы и жемчуг. Знаю, не возьмете. Хотя готов отдать все. Может быть, вы согласитесь, в качестве благодарности сходить со мной на свидание?
  Я опустила руки, чувствуя, как волна гнева поднимается до недопустимой отметки. Замахнулась и... не смогла его ударить. Опустила ладонь, сгорая от желания прямо сейчас выпрыгнуть из скворфа и что-нибудь разрушить до основания. Хоть остров разнести по камешку!
  - Вы сейчас оскорбили меня, как только могли, капитан, - тихо ответила я и отвернулась к окну, чтобы он не видел моих слез.
  - Подлетаем, - заметил Кай.
  Я выпрыгнула из скворфа первая, услышав, как Джан выдохнул капитану в лицо:
  - Ну ты даешь, Дисар! На свидание? В качестве благодарности?
  Что ответил капитан, я не услышала, так как быстрым шагом, не обращая внимания, на остальную команду, лежавшую на песке, отправилась в противоположную от них сторону, по берегу, подставляя щеки, по которым бежали слезы, теплому ветру едва знакомой планеты.
  
  Дисар-ри.
  Лаурт сработал, едва я спрыгнул на песок и так и не понял, почему Рина на меня обиделась. Ведь если бы позвал на свидание просто так, она бы не пошла. А тут такой... повод! И все равно я сделал что-то не так.
  - Хорош! - выдохнул дядя, сразу по моему виду поняв, где я был и что делал.
  Я перевел взгляд с тонкой фигурки тезаринки, которая шла вдоль берега, на лаурт. Отошел подальше, сел на песок и вздохнул.
  - Сказал же, не суйся!
  - Кто тебе...
  - А то я не вижу! - зло выдохнул он. - Все живы?
  - Да.
  - Смотрю, кто-то совсем немногословен. А я, между прочим, старался, сведения интересные добыл о твоей...
  - Что именно ты узнал? - устало спросил я, поворачиваясь так, чтобы тезаринка оказалась в поле моего зрения.
  - Помнишь, как земляне стали общаться с другими расами? Кто им помог?
   - Ты про дайтурцев? Они же сгинули много столетий назад, - удивился я.
  - Что верно, то верно. Но пары-то на Земле они создали, жили... И их гены остались в одной десятой населения планеты.
  Я задумался, покосился на тезаринку, севшую, как и я, на песок. Расстояние, что нас разделяло, казалось огромным.
  - Она из тех, кто унаследовал их способность работать с энергией стихий? - уточнил я, с трудом отводя от Рины взгляд.
  Я явно сделал что-то не так. Девчонка, кажется, плачет. Вот же... шархи проклятые!
  - Судя по тому, что нашли дознаватели, да. Таких, как она, немного, Дисар. В девяносто девяти случаях из ста, гены не сработают, окажутся не теми. А вот если ген нужный, пробудится способность чувствовать энергию стихий и управлять ими, то тогда...
  - Что? Дядя, что? От чего она бежит?
  - И я бы хотел это понять. Землянам с такими способностями цены нет. Они имеют на планете все, что пожелаешь. Восстанавливают природные ресурсы, конечно, поддерживают климат, если требуется. Большинство живут прямо на территории заповедных зон вместе с семьями. И все же...
  - Рина сбежала, - спокойно заметил я.
  - Да. Дело нечисто. Я сначала, было, подумал, она совершила нечто противозаконное. Могла ведь и не удержать контроль, но тогда бы на планете случился катаклизм, и его, уж поверь моему опыту, не скроешь. Информация все равно просочится.
  Я молчал, строя догадки и предположения, что же заставило мою землянку сбежать на край Вселенной, затеряться. Я видел, как отчаянно она скучала по своей планете, но даже не пыталась узнать о ней хоть какие-то новости.
  - Надо выяснить правду, чтобы знать, как помочь, - уверенно заметил я.
  Дядя кивнул. Вопрос, почему я помогаю девчонке, для него уже давно отпал. Можно, конечно, попытаться напрямую поговорить с Риной, только сомневаюсь, что моя тезаринка захочет делиться своими секретами. Не доверяет. Я чувствую это кожей, прихожу в ярость, но пока не могу сделать ничего, чтобы изменить ситуацию. Подбираюсь к ней маленькими шажочками - пусть привыкает, стараюсь не пугать. Приручаю...
  - А что про звездный отряд?
  - Пока ничего. Информация, правда, секретная. Но мы ищем.
  Я кивнул, собираясь рассказать о гибели родителей, но не успел. Легкая вибрация прошла по воздуху. Для человека или представителя другой расы - неуловимая, но не для тейринца. Беда!
  Море пошло волнами, я вскочил, чуя недоброе. Команда поднялась и, повинуясь моему приказу, нырнула в заросли. Дядя вопросительно уставился на меня, а я... бросился к тезаринке, беспечно сидевшей на берегу, погруженной в свои мысли настолько, что даже не замечавшей, как из воды на сушу выползает огромный голубой змей, длиной в метров десять.
  Она опомнилась, поднимая заплаканное лицо, лишь тогда, когда я оказался рядом, сбив ее с траектории удара чудища и доставая из-за пояса лазер. Змей напал первым, и я взлетел, не подпуская его к испуганной Рине, так и не двинувшейся с места, в каком-то оцепенении смотревшей на то, как я отражаю атаки хищника. Уворачиваясь, достал меч и ринулся в бой, приказав команде, которая собралась броситься на помощь, не вмешиваться.
  Змей, сраженный ударами, наконец, рухнул в воду. И взметнувшаяся волна потащила его в глубину. Я не сразу понял, что это Рина не смогла сдержать силу, выпуская ее наружу и позволяя морю унести добычу. Когда я опустился с ней рядом, девчонку трясло. Сгорая от желания прижать к себе, утешить, заставить забыть случившееся, я присел на корточки и протянул руку.
  Она часто задышала, успокаиваясь, кажется, уже только от того, что я оказался рядом, а потом, тихо сказала, словно ударила под дых:
  - Может быть, вы согласитесь, в качестве благодарности за спасение моей жизни сходить со мной на свидание, капитан?
  Слово в слово повторила мой вопрос, и внутри что-то гневно вспыхнуло, сверкнуло, наполнило яростью... В качестве благодарности? Не потому, что хочет? Не потому, что желанна, как каждый проклятый вздох? Не потому, что нравлюсь?
  Я смотрел в ее ясные глаза. На ее лицо. Заплаканное. Уставшее. И не знал, что сказать. Запал боя ушел, а ярость все еще сжигала, не оставляя никаких других чувств. Хотелось перевернуть эту планету, чтобы отпустило. Но разве это хоть что-то изменит, уничтожит пропасть, которую я сам, неосторожными словами, создал между мной и тезаринкой? Но вместо этого я почему-то потянулся к ней и так же тихо спросил:
  - А просто так, не в качестве благодарности, вы окажете мне честь, адиса Рина, и пойдете на свидание? Или мне попытаться как-то иначе принести извинения?
  - В качестве них я уже приняла убитого морского змея.
  Я ждал ее ответа, боясь дышать и снова сделать что-то не то, спугнуть, обидеть, потерять...
  - Да, капитан. Ваше предложение принимается, - И Рина, чуть пошатываясь, поднялась с песка, направляясь к скворфу.
  - М-да, Дисар, - раздался голос дяди, связь с которым я так и не отключил, просто забыл, ринувшись к своей тезаринке, - таким тебя даже я не видел. Свяжись со мной позже.
  Дядя вдруг от души рассмеялся и, не прощаясь, отключился. А я выпрямился, запустил на оружии очистительное заклинание и отправился к скворфам, махнув команде, чтобы поторапливались. А в голове назойливо билась одна-единственная мысль: случайно ли редкий морской зверь оказался именно здесь в этот момент рядом с Риной?
  
  Глава десятая
  
  Рина.
  В скворф я залезала, все еще дрожа. Кай сел за управление, Лар-ину пустили на первое сидение, Исар попросился в скворф к Джану, хотел что-то с ним обсудить по дороге, да и места там было больше. Мы с капитаном расположились на заднем сидении. Дисар-ри смотрел, как я с четверть часа безуспешно пытаюсь справиться с последствиями встречи с морским змеем, а потом набрал через лаурт Лео, объяснил ситуацию и по его совету нашел в аптечном блоке успокоительное. Солнце уже клонилось к горизонту, мы летели почти час, когда я пришла в себя и задремала.
  И показалось-то, будто проспала всего часа два, не больше, но очнулась уже в своей комнате под одеялом в одном белье. Осознав, что в каюту меня принес капитан, у него ведь одного из членов команды есть доступ, и раздевал, похоже, тоже он, покраснела и решила сделать вид, словно ничего не было. Полежала еще немного, зная, что до завтрака осталось часа три, а потом все же поднялась. Спать не хотелось, я чувствовала себя отдохнувшей, поэтому быстро сполоснулась, оделась и отправилась проверять контейнеры с растениями.
  В лабораторном отсеке горел приглушенный свет. В первую очередь я проверила боксы с подснежниками и эдельвейсами, а потом уже прошла к остальным. Вчера я собрала не так много растений, и кто-то заботливо настроил нужные параметры температуры и полива. Правда, бегающего лютика я так и не нашла. Может, погиб? Жалко, конечно, но сдается, вернуться и поискать такой цветок еще на тех островах, не выйдет. Я вышла из лабораторного отсека и услышала глухой удар.
  Ночные хищники? Или что? Прислушалась. Кажется, шум идет не снаружи, а со стороны тренировочного зала на 'Звездном страннике'. На всякий случай направилась туда проверить, все ли в порядке. Осторожно заглянула за дверь и чуть не вскрикнула. Капитан, одетый в одни тренировочные штаны, прижимал к стене Лар-ину. Сначала я подумала, он ее целует и собирается заняться с ней любовью, но потом заметила, как Дисар-ри Лар-ины даже не касается телом, лишь держит руками за горло. Приподнял - и девушка захрипела.
  - Где? - холодно поинтересовался Дисар-ри.
  - У вас нет никаких доказательств, - спокойно, будто ее и не держали за шею, собираясь придушить, ответила она.
  - Если потребуется, я обыщу весь корабль.
  - Да почему я? Неужели никто из тейринцев...
  И умолка под ледяным взглядом капитана, черты лица которого заострились. Лар-ина дернулась, как от удара током, вскрикнула.
  - Отпустите, отдам, - прохрипела она.
  Дисар-ри уставился на нее, встряхнул и отпустил, позволяя Лар-ине упасть. Она, тяжело дыша, схватилась за горло. Поднялась с трудом, вытащила из внутреннего кармана комбинезона, в который до сих пор была одета, несмотря на то, что мы вернулись несколько часов назад, маленький прозрачный кристалл с красноватыми всполохами внутри.
  Дисар-ри взял его, сощурившись, разглядел и уставился на инарку.
  - Вот скажи мне, Лар-ина, - начал он таким голосом, что у меня по спине побежали мурашки, и захотелось убежать и спрятаться, но я так и стояла, пока никем незамеченная, в дверях, будто приросла к полу. - Неужели эта пакость стоила того, чтобы я убил иртиахарда?
  Это он про морского змея? И в чем его ценность? Взяв на заметку, поискать информацию в лаурте, я уже собралась уйти, как неожиданно капитан приблизился к Лар-ине, снова схватил ее за шею, вжал в стену и наклонившись к самому лицу, сказал:
  - Если по твоей милости, с адисы Рины упадет хоть волос, я выкину тебя в открытый космос и никогда не буду об этом жалеть. Уяснила?
  Лар-ина побледнела, кивнула и прохрипела:
  - Не наказывайте при всех.
  Голос ее звучал глухо и тихо.
  - Ты осмеливаешься меня еще и просить?
  - Он... узнает, что я... что вы...
  В голосе инарки слышался отчетливый ужас и страх.
  Дисар-ри вздернул Лар-ину повыше, кинул на мат и заметил:
  - Тебе пора выбрать сторону.
  Выброс силы Дисар-ри, который я почувствовала, пусть меня он и не зацепил, был небольшой, но Лар-ина согнулась и с трудом не закричала, а потом как-то обмякла и, преодолевая слабость, поднялась.
  И тут ее взгляд упал на меня. И столько в нем было ненависти... Дисар-ри, естественно, не остался в стороне, заметил изменение выражения лица Лар-ины. Обернулся. И глаза, сверкающие серебром, пригвоздили меня к месту, не давая дышать, не то что думать. Дрожали колени и руки, голос не слушался, а я все смотрела на него, отмечая, как на лице проявляются маленькие полупрозрачные чешуйки и поблескивают, скулы и подбородок заостряются сильнее. Всего мгновение - и все исчезло. Неужели показалось?
  Я вздрогнула и рванула прочь из тренировочного зала. Не помня себя от ужаса, не осознавая произошедшего, сжигаемая одним-единственным желанием - сбежать, нырнула в какую-то полутемную каюту и забилась в угол, мелко дрожа.
  Прошло минут десять, прежде чем дверь распахнулась, и вошел Дисар-ри. Тут же послышался щелчок, каюта закрылась. Свет окончательно погас, погружая окружающее пространство в темноту. Я оказалась в ловушке, из которой не выбраться. Что он со мной сделает? Что? После того, как я услышала этот непредназначенный для чужих ушей разговор.
  - Адиса Рина, вам не кажется, что прятаться от меня в моем же кабинете странно?
  Он так и стоял возле двери, а потом сел прямо на пол, прислонился к стене и тихо спросил:
  - Я испугал вас? Простите.
  Я промолчала и попыталась вжаться в угол.
  - Я никогда не лишал кого-то сил, вытягивая энергию, без причины, адиса Рина.
  - Вы... не в первый раз так делаете? - не выдержала я.
  - Вы хоть что-то знаете об арнардирах, адиса Рина?
  Я не ответила. Хотя помнила, про этот высший военный чин на их планете, вроде нашего адмирала звездного флота. Так тогда Джан пояснил еще при первом знакомстве. И знала, конечно, что Дисар-ри звание арнардира непросто так. Но никогда бы и в голову не пришло, будто он способен вот так... действовать.
  - Звание арнардира получают самые сильные и выносливые тейринцы, способные защитить планету от любой беды. Это подтверждается делом, разумеется. Нас учат убивать практически сразу, как только пробуждается дар чувствовать в себе силу.
  - Почему именно убивать?
  - Арнардир беззащитен, пока не научится контролировать себя, а это процесс долгий.
  - И вы...
  - Я никогда не желал оказаться арнардиром, тяжелая ноша, как ни посмотри. Но смерть родителей не оставила выбора. Потрясение было столь сильным, что внутри вспыхнуло пламя. По крайней мере, ощущалось это именно так. И не избавиться от него, адиса Рина.
  - И вы... Это почти как у дайтурцев? - не удержалась я, потрясенная рассказом Дисар-ри.
  - Дайтурцы, насколько мне известно, связывали свою энергию с потоками разных стихий, и это позволяло им менять, к примеру, климат, останавливать природные катастрофы. И передавалось это умение на генном уровне. У тейринцев... обретение силы считается даром богов. Имеется чистая энергия, которая пробуждается спонтанно, связать ее нельзя, удержать... почти невозможно. Слишком разрушительная, направленная на защиту, но при этом сметающая все на своем пути. Помнится, когда у меня случился первый выброс, я случайно вытянул энергию из озера и бросил ее на лес. Вода исчезла, деревья сгорели... Говорят, раньше у нас только боги могли повелевать... так. Мне пришлось учиться себя контролировать, выбирать способ, которым я смогу силой управлять. Способность ментального воздействия не так уж плоха. Правда, чем больше энергии я использую, тем сильнее меняется внешность, приближаясь к той, какими были мои предки. Усталость при этом не особо чувствуется, к перевоплощению привыкаешь, но если кто-то видит впервые...
  Он замолчал, давая возможность осмыслить сказанное.
  - Вы оттуда выбраться не хотите, адиса Рина?
  Помотала головой. Пусть он и не увидел, в кромешной-то темноте.
  - Лар-ина...
  - При помощи одного... прибора она призвала иртиахарда.
  - Прибора?
  - Кристалл с дальней планеты Норкс, что в созвездии Стрельца. Там выращиваются камни, способные увеличивать колебания в любой среде, создавать высокочастотные волны.
  - И...
  - И ладно бы просто призвала... У иртиахардов, из чешуи которых можно при определенных условиях вырастить редкие драгоценные камни, очень тонкие нервные окончания. Высокочастотные волны доводят зверя до ярости. Вывести его из этого состояния возможно одним-единственным способом - позволить кого-то убить.
  Я вздрогнула.
  - Лар-ина получила по заслугам, адиса Рина. И надеюсь, отсутствие способностей на несколько дней, заставит ее задуматься о некоторых важных вещах.
  Мы снова помолчали.
  - Вам там точно удобно, адиса Рина?
  Я даже не сдвинулась с места.
  - И вопросов у вас ко мне нет?
  Мне хотелось спросить. И про иртиахарда. И про удивительный прозрачный кристалл, представляющий собой прибор. И про мужчину, о котором обмолвилась инарка. И больше всего на свете поинтересоваться: какого черта тут вообще происходит? Ведь чувствую, капитан многое не договаривает.
  - А у меня вот к вам есть.
  - Какие? - прошептала я, так и не сдвинувшись с места, все еще чувствуя страх, истинный, первобытный перед тем, кто сильнее.
  Если же Дисар-ри узнает о моей силе... Если узнает, что зверь ушел на глубину не просто так... Если...
  Кто бы знал, как я устала бояться! И так хотелось хоть с кем-то поделиться, рассказать и получить пусть не защиту, а временную передышку, сочувствие...
  Что-то я совсем расклеилась! А так - нельзя.
  - Не думаю, что вы готовы на них ответить. И дрожите, как цветок арринии на ветру.
  - Я не боюсь, - выпалила в ответ, стремительно поднимаясь.
  Лгала ведь. Безжалостно. И он это знал, чувствовал.
  - Тогда идите сюда.
  Что?
  - Давайте, адиса Рина.
  Я так и осталась стоять на месте, вглядываясь в темноту, в которой находился Дисар-ри.
  - Впрочем, я доберусь до вас сам.
  И теплое дыхание мужчины, мгновенно оказавшегося рядом, коснулось моей щеки.
  - Если не боитесь, сделайте шаг навстречу, адиса Рина. И позвольте применить мою способность, чтобы помочь вам успокоиться.
  - Вам нужно мое разрешение?
  - Вы за кого меня принимаете?
  Он был близко. В кромешной темноте я чувствовала силу, исходящую от мужчины, просившем о доверии.
  Я сделала этот шаг и уткнулась носом в его грудь. Дисар-ри осторожно положил пальцы на мои виски, и тревоги ушли. Дышать стало легче, сердце не колотилось, словно бешеное.
  - А почему вы вчера не использовали свою способность? - не удержалась я. - И ваша ментальная сила же действует без прикосновений.
  - Подумал, лекарство поможет вам лучше. А с прикосновениями... так гораздо приятнее, адиса Рина, не находите?
  Я не находила. Щеки пылали, по позвоночнику ползла волна жара, ноги подкашивались. Я уже не боялась. Я хотела этого мужчину, стыдясь своего же желания, мечтала о его прикосновениях и поцелуях. И помнила о том, кто я и кто он.
  Отступила на шаг, когда вдруг за стенами каюты послышались шорохи. Будто кто-то полз и цеплялся за металлическую обшивку. Дисар-ри нахмурился, сосредоточился, щелчком пальцев зажег свет и направился в коридор. Я, естественно, за ним. Раздался крик, потом послышалась ругань.
  - Ааааа! Спасайся! - вылетел из-за поворота Джан, чуть не врезавшись в капитана, стоящего почти в проходе и до сих пор не сообразившего, что происходит.
  - Джан!
  - Лютики атакуют! Апчхи! Чего стоите? Бегите! Я их запер, но они через все щели пролезут. Цепкие заразы, пыльцой плюются! Апчхи!
  Дисар-ри удивленно приподнял брови, схватил Джана за шиворот и уточнил:
  - Что пил?
  Ответить тейринец не успел, снова послышались шорохи, а потом в коридор хлынул ковер из белых, розовых и алых цветов.
  - Ой, бегающие лютики! - выпалила я. - А я думала, они пропали! И откуда у нас белые и розовые взялись? Только же красный экземпляр был!
  - Так и знал, Рина, что без тебя тут не обошлось! Они размножаются и меняют цвет в зависимости от освещения. Вроде бы...
  Я присмотрелась, отмечая, что белые находятся под лампами, чуть розовые в тени, а красные лютики чувствуют себя хорошо везде.
  Дисар-ри выпустил Джана, тот пригрозил несчастным цветам лазером, заставив меня рассмеяться. Цветы угрожающе зашелестели и пошли в атаку на тейринца, который решительно спрятался за мою спину.
  - А почему ты их испугался? - спросила я, замечая, как цветы замедлились и подползают к нам осторожно, словно крадутся за добычей.
  - Говорю же... апчхи, стреляют, апчхи, какой-то пакостью, апчихи! - возмутился Джан.
  Я наклонилась к цветку, что замер у моих ног, погладила лепестки и тихо заметила:
  - Ты большой и страшный, вот они и разрослись, чтобы защититься.
  - Да это меня от них надо спасать! Апчхи!
  Раздался щелчок, в Джана полетела бело-желтая пыльца, а лютики, мгновенно поняв, что я их защищаю, ринулись ко мне, облепили ноги и руки и замерли, лишь угрожающе качаясь в сторону тейринца.
  Дисар-ри посмотрел на Джана, перевел взгляд на такую красивую меня, оценил безобразие, которое мы устроили, шикнул на команду, неожиданно в полном составе оказавшуюся в коридоре, едва Джан завопил, и велел уносить цветы в лабораторию.
  Унести-то не проблема, а вот отцепить их от своей одежды, как выяснилось, нереально. Повоевав с полчаса, я стащила штаны и рубашку, бросив их в контейнер, где цветам предстояло жить. Сняла несколько лютиков с волос, проверила, не выберутся ли шустрики из нового места обитания, и принялась за режимные настройки. Лютики, и правда, реагировали на свет, поэтому поставила для них разные лампы, насыпала земли и удобрений, немножко понаблюдала за их перемещением, глупо улыбаясь.
  Когда через полчаса прозвучал сигнал к завтраку, я выждала десять минут и, крадучись, направилась в свою каюту, радуясь, что ни с кем по пути так и не столкнулась. Боюсь, никто бы не оценил мой поход в нижнем белье по коридорам 'Звездного странника'.
  После завтрака, где вовсю обсуждали мои лютики, изрядно веселясь, капитан снова устроил сбор и распределил нас на группы. В этот раз я никуда не летела, направляясь исследовать остров с Джаном, а остальные, за исключением Кая и Лео, оставшихся дежурить на 'Звездном страннике', отправились загружать скворфы.
  - Тут вчера Локрис и Дорт побывали. Большая часть острова - все же скалы с пещерами, а вот здесь, в этой полосе водятся интересные экземпляры, - заявил Джан.
  Проверив лазер, закрепленный на поясе комбинезона, и спрятав волосы под обычную косынку, я нанесла на лицо спрей, чтобы отпугнуть насекомых, и позволила тейринцу первым скользнуть в заросли. Лиан и деревьев было много. Я только и успевала искать информацию в карре, но так как планета оказалась мало изучена, то и растения там находились не всегда. Парочка лиан, невзрачных таких, попытались меня задушить. Обвили ноги, потянули в сторону, но Джан вовремя их обрубил. С какого-то дерева упал плод, похожий на кокос, и на нас пролился голубой сок, который не получалось смыть. С комбинезоном светло-салатового цвета, похоже, придется распрощаться. Вскоре мне попались орхидеи, которые могли перелетать с места на места. Джан уговаривал их не брать на корабль, припоминая злополучные лютики, но я не согласилась.
  - Оказывается, ты умеешь неплохо ругаться, - заметила я, когда гоняться за цветами пришлось все же тейринцу.
  У меня крыльев не имелось, да и с ловкостью всегда были проблемы.
  - Главное, капитану не рассказывай. У нас при женщинах не принято так выражаться, но эти маленькие заразы...
  Джан все еще воевал с двумя орхидеями - голубой и розовой, запихивая их в контейнер, который я держала.
  - Что теперь? - поинтересовался, когда вытер пот со лба.
  - Перекусим? И двинемся дальше.
  Так мы и поступили. Время было обеденное, да и передышка бы не помешала.
  - Ты говорил, слева от пальм с голубыми кокосами находилась какая-то поляна с неизвестными цветами, - напомнила я.
  - Ну идем.
  Джан, вообще, оказался на редкость сговорчивым мужчиной и ворчал изредка только по привычке. На самом деле, тейринец был рад побродить со мной по джунглям. Любопытство и у него имелось, а тут... столько всего интересного!
  Полянка посреди тропического леса была небольшой. Я оглядывала мощные стволы баобабов, покрытые голубыми лианами, когда Джану на лаурт пришло сообщение.
  Он отвлекся, а я подошла к одному из деревьев. Положила руку на ствол, призвала силу. Иногда такие деревья могут рассказать об очень многом. Ярко-оранжевые цветы, которые росли на макушке, меня не заинтересовали - все равно не достать, а вот тонкие побеги салатовых алироний, способных жить вблизи водоемов, показались интересными. Я выкопала парочку и поместила в контейнер, когда заметила, что остальные цветы, пораженные какой-то плесенью, погибают.
  Я оглянулась. Джан все еще разговаривал с кем-то по лаурту. Медлить не стала, осторожно выпустила энергию, сплетая ее с той, что жила в растениях. Цветы очистились, стали распускаться. На плечо села ярко-желтая бабочки, тут же перепорхнув на алиронию. Я поднялась, обернулась и так и замерла на месте. Кобра с человеческий рост, с раскрытым капюшоном и приличной пастью находилась в пяти шагах от меня. Зашипела, предупреждая о ближайшем нападении. То, что лазер я выхватить не успею, поняла сразу, несмотря на сковавший страх. Да что там! Даже на помощь не смогу позвать Джана. Змея чуть помедлила и бросилась на меня.
  Я действовала инстинктивно, защищая свою жизнь. Призвала энергию, которая оплела лианы, обрушила на кобру небольшое деревце.
  - Беги! - вдруг закричал Джан.
  Я снова не думала, времени не было, рванула в сторону. Джан подхватил меня, поднял в воздух, но какая-то из лиан зацепила ноги и потянула вниз. Джан потерял равновесие, и мы кубарем полетели в кусты. Послышался шум, а потом... взрыв. Волна нас не задела, прошла по касательной. Мы лежали, уткнувшись в землю, приходя в себя.
  - Это была огненная кобра! При соприкосновении с алирониями, она взрывается. И плюется не ядом, а кислотой, - сообщил тейринец, поднимаясь. - Эх! Опять не уследил! Дисар с меня все десять шкур спустит.
  - А мы ему не скажем.
  Джан красноречиво оглядел меня, а потом показал на лаурт, где все еще была включена связь... с капитаном.
  - Джан, вот скажи, как можно не заметить огненную кобру? Не среагировать на ее движение? - угрюмо вопросил он.
  Тейринец виновато посмотрел на меня, Дисар-ри вздохнул. Кажется, он начинает жалеть, что взял в этот рейс землянку.
  Но никаких нотаций не последовало, капитан даже не стал назначать Джану наказание, лишь передал какие-то координаты и отключился.
  Ох, не к добру...
  Так и оказалось. Радовалась я рано. Через пять минут Джану на лаурт пришло сообщение со списком деталей, которые он будет чистить вместе с механиком. Тейринец не спорил, стоически принимая наказание, хотя выругался отменно. У меня даже уши покраснели.
  Сориентировавшись, где мы находимся, отправились к небольшому водопаду, прятавшемуся в зарослях. Пробирались медленно, оглядывались и прислушивались, а возле воды немного расслабились. Я срезала в контейнер несколько лилий, которые имели свойство подпрыгивать над водой и выбрасывать в верх пыльцу, оседающую серебристой пылью на лепестках, придавая цветам сказочный вид. Их и выкапывать-то было жалко, но я все равно нырнула, радуясь находке. Остальные цветы были уже знакомые и привычные. Мы немного отдохнули и отправились обратно к кораблю. Пробираться пришлось окружным путем, так как у огненной кобры могло неподалеку от места взрыва находиться гнездо. Встречаться с родственниками взорвавшейся змейки не хотелось ни мне, ни Джану. Времени ушло больше, но по пути я встретила черные фиалки, способные цвести в любое время суток, поэтому ни о чем не жалела.
  Джан, едва мы оказались на 'Звездном страннике' отправился к Лео, чтобы тот осмотрел крыло, которым он зацепился за лианы. Мне тейринец категорически не давал к нему даже прикоснуться. Впрочем, с Джаном все оказалось в порядке. И он тут же ушел в каюту отмываться. Я же разместила контейнеры с растениями, настроила режимы. Полюбовалась на лилии, фиалки и орхидеи и уже собралась уйти, когда обнаружила в дверях лабораторного отсека капитана.
  В отличие от меня он выглядел безупречно - серебристо-серый комбинезон, собранные в узел на затылке волосы, лицо без разводов и грязи. Я рядом с ним почувствовала себя замарашкой. Одежда не просто измазана землей и соком растений, но еще и местами порвана. Лицо в царапинах, синяк на скуле - все же я неудачно упала, когда Джан пытался уберечь меня от взрыва.
  - Как насчет свидания сегодня после ужина? - поинтересовался капитан, ставя два контейнера возле стены и стягивая легкие перчатки. - И к Лео загляните, адиса.
  - Хорошо, загляну. На свидание приду, - тут же согласилась я и сбежала.
  В каюте, глянув в зеркало, оценила потрепанный вид и принялась приводить себя в порядок. А то та еще красотка! Затем все же сходила с Лео и залечила порезы и синяки чудодейственной тейринской мазью. Вернулась в каюту и долго рассматривала свою немногочисленную одежду, так как выбор оказался невелик. Даже платьев в моем гардеробе не имелось. На Риндаре они были лишними, я ценила комфорт и безопасность. А теперь, собираясь на встречу с мужчиной, которым увлечена, я безумно хотела надеть платье. Но его не было.
  Вздохнув, переоделась в легкие темно-коричневые брюки и белоснежную рубашку. Чтобы убрать строгость в одежде, расстегнула две верхние пуговицы, а волосы не заплела в косу, а перекинула на бок, позволив скользить волнами, и закрепила обычной заколкой. Ничего другого нарядного у меня не имелось.
  На ужине я волновалась, поглядывая в сторону капитана, который невозмутимо разговаривал о чем-то с Рингиром и Нарием, подсевшим к нему за столик. Когда я в четвертый раз ответила не в тему, Джан махнул на меня рукой и принялся за обе щеки уплетать рыбную похлебку. Она получилась у Трасирия наваристой и вкусной, никого даже темно-синий цвет рыбы не смутил. Да и пирог с каким-то очередным неизвестным мне фруктом оранжевого цвета, по вкусу напоминающий дыню, оказался выше всяких похвал.
  Когда с ужином было покончено, команда разошлась, а капитан подошел ко мне. Мы покинули корабль, пошли вдоль берега. Облака стали совсем черничного цвета, а небо неоново-розовым. Я так загляделась, что не сразу заметила небольшой капитанский скворф. Дисар-ри привычно помог забраться, пристегнул ремни безопасности, а сам сел за управление.
  Разговор почему-то не клеился, хотя в лабораториях мы болтали без умолку! Я чувствовала некоторую скованность, капитан, по всей видимости, тоже. И ладно я... Мне никогда не доводилось ходить на свидания. На Земле - не успела, а на Риндаре - никто не звал. Но Дисар-ри... С его-то обаянием и харизмой!
  - Не хотите поделиться, о чем думаете, адиса Рина?
  Я смутилась, а потом все же созналась:
  - Это мое первое свидание. Я не знаю, как себя вести.
  Дисар-ри неожиданно замер, а потом перевел скворф на автоматическое управление и повернулся ко мне.
  В лучах заходящих звезд на Рохтан-ритуну его лицо было мягче, глаза сияли, и я окончательно смутилась.
  - Если вас это утешит, то у меня в какой-то степени подобное свидание тоже впервые.
  - Это как? - поразилась я.
  Ну не может же такого быть, чтобы у него не имелось женщин!
  - Я - арнардир, адиса Рина. По большей части меня бояться. Титул, власть, богатство - это, конечно, привлекает женщин на всех планетах и во все времена, да только столкнувшись со мной настоящим, увидев проявление силы... сбегают.
  Он задумчиво посмотрел в мои глаза, словно ожидал ответа.
  - С трудом верится, что вы... одиноки, - нашлась я.
  - Если тейринец одинок, адиса Рина, это не значит, что он слабый.
  Я замерла, не понимая, почему из моих слов он сделал именно такой вывод.
  - Это значит, он достаточно сильный, чтобы ждать ту, которая ему предназначена. Вы... мне нравитесь, адиса Рина. И я намерен... укрепить нашу связь.
  Я открыла рот, закрыла, покраснела и ничего не ответила. Эта откровенность капитана пугала.
  - Нам лететь еще с полчаса, расскажете, что сегодня с Джаном нашли?
  Я кивнула. Цветы меня всегда увлекали. Я считала, они делают нашу жизнь красивее и лучше, приносят в нее прекрасное. Один мудрец сказал, что цветы - это бабочки, которые застыли, удивившись красоте мира. И все свои впечатления я неожиданно вывалила на Дисар-ри. Он, впрочем, отличался любопытством, поэтому много спрашивал.
  - На обратном пути, капитан, с вас рассказ, о сегодняшних находках, - заявила я, когда скворф остановился, и он помогал отцеплять ремни безопасности.
  Дисар-ри улыбнулся. Я редко видела его таким - расслабленным, с теплым взглядом, смягчающим черты лица, каким-то... живым. Сейчас он был не капитаном, а просто мужчиной.
  Мы вышли у темных нависающих скал и направились прямо к ним.
  - Не бойтесь, хищников я уже разогнал, - прошептал Дисар-ри, заметив, что я оглядываюсь.
  - А мы где?
  - Подумал, вы захотите увидеть Архатуриус.
  - Город из подводных пещер?
  - Они не только под водой, адиса Рина.
  Дисар-ри указал на самую обычную лодку - и откуда он ее только взял, ума не приложу, помог в нее забраться, зажег несколько фонарей и взялся за весла. Первые несколько пещер, через которые мы проплывали, заставляли меня вертеть головой в разные стороны и рассматривать пространство вокруг, а потом я поуспокоилась. Наверное, зря. Под водой замелькали рыбы ростом с меня, а то и больше.
  - Не бойтесь. Они не причинят вреда, - заметил Дисар-ри, опуская весла и позволяя течению нести нас медленно и плавно.
  Я же, восхищаясь и ужасаясь, смотрела на огромных рыб, снующих под днищем лодки. Чем-то они напоминали сомов, но кожа слегка отливала синим и голубым. Капитан молчал, но стоило нам проплыть пещеру и оказаться под сводами следующей, в которой росли белоснежные кристаллы, я тут же принялась его расспрашивать о камнях.
  Он рассказывал, заставляя улыбаться и смеяться, так как умело переплетал вымысел и легенды с реальными фактами. Мы проплыли несколько похожих пещер, Дисар-ри накинул на меня свой камзол, все же становилось прохладнее. Я же не замечала перепада температур, разглядывая удивительные, созданные природой арки из камня, которые щедро оплели морские растения, сделав их темно-зелеными, почти скрыв под собой, вглядывалась в стены, состоящие из кристаллов. Те светились, мерцали и бросали блики на воду, создавая непередаваемую атмосферу таинственности. Архатуриус был прекрасен даже той небольшой частью, которую я видела.
  Через час или чуть больше мы оказались посередине красивого подземного озера. Вода в нем была прозрачная, словно стекло, просматривалось дно, где мелькали разноцветные рыбки и лежали россыпи фиолетовых кристаллов.
  Дисар-ри приподнялся, оказался рядом, протянул мне руку.
  - Что вы собираетесь делать? - тихо спросила я.
  - Показать вам особую красоту. Стойте прямо. Я затушу фонари.
  Пространство погрузилось в темноту, но вскоре его рука коснулась моей, давая понять, что он рядом.
  Сначала послышался легкий звон. Хрустальный, тонкий. Вскоре он перерос в нежную светлую мелодию, а потом темнота стала расступаться, и на стенках и потолке распустились невиданные белые цветы. Чем-то они напоминали розы, но только бутоны у них были больше и слабо мерцали, пока не начинали раскрываться. Я вытаращила глаза и так и замерла, рассматривая полупрозрачные, словно сотканные из лунного света, лепестки. Сердцевина оказалась серебристой.
  Удивительная мелодия росла, и я молчала, боясь спугнуть этот невероятный миг. А потом музыка достигла пика, цветы вспыхнули серебром, разливая мягкий свет, из воды стали выпрыгивать разноцветные рыбки, словно радовались жизни, и мелодия медленно угасла, а цветы свернулись в бутоны и исчезли, словно и не бывало. Мир снова погрузился в темноту. Дисар-ри опять зажег фонарики.
  - Что это было? - прошептала я.
  - Нарийны хрустальные, - ответил капитан. - Это единственное место, где они обитают. Я считал эти цветы легендой, пока не услышал об этом месте от дяди.
  - Он тут бывал?
  - Да. Вам понравилось, адиса Рина?
  - Очень. А еще можно послушать?
  - Они поют лишь один раз в сутки, адиса Рина. В тот момент, когда небо над планетой покрывается звездами.
  Я обернулась к Дисар-ри, встала на цыпочки и нежно поцеловала в щеку. Он замер. Кажется, даже перестал дышать, а потом поднес к губам мою ладонь и, не сводя с меня сумасшедших сияющих глаз, нежно и осторожно, будто боясь спугнуть, поцеловал.
  Мы уселись в лодку, капитан снова взялся за весла, игнорируя мою предложенную помощь. У нас неожиданно завязался разговор о музыке и танцах, и из пещерного города, как мне показалось, мы выбрались подозрительно быстро. И только вдыхая теплый воздух, я поняла, как замерзла в пещерах. Дисар-ри, едва мы оказались в скворфе, тут же включил отопление. Подниматься в воздух не стал, достал контейнер со сладким пирогом, который мне так понравился за ужином, травяной напиток в термосе. Мы перекусили, наслаждаясь хорошим вечером, и полетели обратно.
  Я поймала себя на мысли, что впервые с того момента, как покинула Землю, ощутила такой покой и легкость. Рядом с Дисар-ри я чувствовала себя защищено, надежно. И при этом в мужчине чувствовались и сила, и властность. Но он умел быть нежным. Я еще помнила это прикосновение-поцелуй, которое разбудило во мне столько всего... И как тейринки могли убегать от такого мужчины? Решительно не понимаю.
  
  Дисар-ри.
  Я чуть не сорвался. Там, когда ее губы коснулись моей щеки, и позвоночник залило огнем, который побежал по всему телу. Прижать к себе, впитаться в желанные губы, сделать своей... Да я ей уже одержим! Настолько, что боюсь причинить малейшую боль, увидеть страх или ужас в самых прекрасных глазах на свете.
  Я нашел хрупкое запястье моей тезаринки, сдерживаясь и наслаждаясь прикосновением, старался растянуть это мгновение. И не напугать.
  Как она одним прикосновением способна разбудить во мне столько неизведанного? Не понимаю.
  Это были особые ощущения, новые и незнакомые. Страсть и нежность. Желание обладать и просто дышать с ней в такт. Ласкать, чтобы могла шептать лишь мое имя, помнила только его и спрятать в коконе своих крыльев, защищая от зла.
  В эту ночь, распробовав вкус счастья, я даже не пытался уснуть. Сверкали серебряные клинки, выплескивалась сила... Я не знал, сколько прошло времени, прежде чем убрал их обратно, а сам пошел на капитанский мостик. Застал там дежурившего Джана, наблюдавшего за стаей летающих кошек, которая пыталась забраться в корабль, и отправился в душ.
  - Капитан, да вы улыбаетесь! - воскликнул Трасирий, от неожиданности выронив поварешку и сунув в кастрюлю с водой полотенце.
  Тут же исправил свою оплошность и уточнил:
  - А ко мне зачем пришли? Завтрак не готов, но если вы проголодались...
  - Кофе сварю. И блины испеку.
  Трасирий вытаращился на меня, но так и не нашел достойных слов.
  Готовить завтрак женщине, которая тебе нравится, оказалось сложным делом. Воевать и управлять кораблем легче в разы, чем отмерять муку и сахар. Сделать нужное тесто получилось с шестой попытки, а первый нормальный блин - с третьей. Приноровившись, все же справился. Пока варилось кофе, отыскал банку какого-то сладкого джема. На корабле вообще мало сладкого. Надо запастись на ближайшей станции для Рины. И закупить земные продукты. Я снял фартук, поднял поднос и развернулся.
  Команда в полном составе, одетая в форму, принятую на корабле, сидела за ближайшими столами и не сводила с меня глаз.
  - А вы почему так рано поднялись? - хмуро поинтересовался я, заметив за дальним столиком Рину с Джаном, у которого было весьма интересное выражение лица - крайней растерянности.
  - Так вы же сами сказали, что подъем на два часа раньше, капитан, - нашелся Лео, не сводя глаз с тарелки.
  Совсем про это забыл. У нас же вылет. И они что, два часа тут сидят и наблюдают? И главное тихо же было... Вот хитрющие заралины! Покосился на Рину. Глаза удивленные, со смешинками, которые она не собиралась прятать. Ну точно, два часа тут сидят. И явно слышали и все мои ругательства, и заметили попытки приготовления еды.
  - Завтракайте, - распорядился я, подходя к Рине и делая вид, что все шло по плану.
  Она удивленно уставилась на гору блинов в треть ее роста.
  - Так, а чем, капитан? - послышался голос Трасирия. - Пока вы хозяйничали на моей, между прочим, кухне, варить было негде.
  Я замер и снова захотел выругаться. Рина поднялась, подошла ко мне. Осторожно пальцами вытерла мой нос.
   - Мука, - пояснила она и светло улыбнулась.
  Пожалуй, я согласен ради такой теплоты, что из тезаринки прямо выплескивается, хоть каждый день готовить ей завтрак. Правда, не уверен, что Трасирий не выгонит.
  Потом Рина оглядела гору блинов, меня, замерших тейринцев и уточнила:
  - Вы не возражаете, если я поделюсь с командой? Мне столько не съесть.
  Кивнул и сел за стол, мгновенно забывая обо всем на свете, потому что Рина смущенно улыбнулась и принялась кормить меня с рук.
  
  Глава одиннадцатая
  
  Рина.
  Дисар-ри не сводил с меня сверкающих глаз. Впрочем, команда, делавшая вид, что поглощена завтраком, тоже по-прежнему косилась в нашу сторону. Я же обмакивала кусочек выпечки в джем, кормила капитана и чувствовала себя донельзя странно. Этот мужчина, от которого я не ожидала ничего такого вроде готовки еды, сегодня, однозначно, меня покорил своей заботой и вниманием.
  С того момента, как Джан постучался в каюту, разбудив ни свет ни заря и заговорщицки велел одеться и тихонько зайти в столовую, прошло уже два часа, и мы с командой наблюдали увлекательнейшую картину под названием: капитан зачем-то учиться готовить. Трасирий страдал, поглядывал в нашу сторону и никак не давал Дисар-ри знать, что в столовой полно народу. Сдается, мстил капитану за свое разгромленное рабочее место. Если бы я знала, для кого он готовит... сбежала бы. Не привыкла я всеобщему вниманию.
  Но почему-то от одного этого пронзительного взгляда Дисар-ри, его невозможной, почти запредельной близости, когда нас разделяет лишь стол, а воздух кажется накаленным и тяжелым, хочется по-глупому улыбаться. Временами мне все происходящее казалось невероятным, ненастоящим... Особенно, когда Дисар-ри взялся и меня кормить с рук, заявив, что так точно вкуснее. Я краснела и не могла отказаться. Тем более еда была вкусная, навевала воспоминания о доме. В академии на Риндаре меню имелось разнообразное, но продукты привозили не с Земли, а с ближайших планет, со схожими климатическими условиями. И пусть готовили вкусно и сытно, даже временами я находила яблочный пирог или пирожки, но подобного завтрака с мужчиной, который перед всей командой таким необычным образом заявил, насколько я ему небезралична, у меня не было.
  И да, я улыбалась даже тогда, когда поднималась из-за столика и шла за капитаном, относившим поднос. Команда все еще находилась в столовой, хотя блины давно закончились.
  - Вылет через полчаса. Готовьтесь, - велел Дисар-ри, снова становясь самим собой.
  Я подалась всеобщей суете и отправилась проверить контейнеры с растениями. Полила те, что нуждались во влаге - лилии, алиронии и лирисы, проверила и подправила настройки для нескольких видов лютиков, которые явно чувствовали себя некомфортно, а потом отправилась к капитанскому мостику.
  Команда разбежалась по своим местам. За пультом управления остался Кай и Исар, Дисар-ри щелкал какие-то голограммы на лаурте. Но мелькали они так быстро, что рассмотреть не удавалось. Я покосилась на Лар-ину, которая выглядела чересчур подавленной. Кажется, она одна не обращала внимания на команду, которая переговаривалась друг с другом. Лишь смотрела куда-то вдаль, острым ноготком скользила по колену. Я даже не припомнила, видела ли ее за завтраком. Взгляд ее скользнул к Рингиру, ненадолго задержался и вернулся к окну. Переживает? Ох, и странная она... эта инарка!
  От мыслей меня отвлек Дисар-ри. Он обернулся и оглядел команду, отдавая распоряжение к взлету. Мы шустро расселись по креслам, закрепляя ремни безопасности.
  Привычный рывок - и корабль стал набирать скорость, покидая Рохтан-ритану. Я напряглась, ожидая, что могу почувствовать себя плохо, но как ни странно, ничего подобного не произошло. И боюсь, если пойду к Лео поинтересоваться, почему мой организм стал спокойно переносить взлеты, он точно не так поймет.
  - Тренировка через час, - напомнил капитан, отпуская команду и направляясь к Каю.
  Прикинув, что у меня еще есть время, отправилась в каюту и занялась выпускной работой. Пока я лишь создала таблицу, куда заносила все растения, которые добыла на планетах, отдельно помечала те, что были на голограммах. Рядом вписывала свойства. Имелось и несколько рисунков, где я набрасывала планы сада, но чувствовала - это все не то. Джан, заглянувший через четверть часа ко мне, долго рассматривал мои чертежи, но потом сознался, что не разбирается в схемах сада и взялся за распределение растений со схожими свойствами по группам. Я повздыхала и решила отложить чертежи до лучших времен, понадеявшись на вдохновение. Пока Джан копался и что-то бормотал под нос про кровожадные лютики, я взялась за расчеты, связанные с почвой и водными условиями для деревьев.
  В итоге, на тренировку мы чуть не опоздали. Разминаясь, я наблюдала, как двигаются тейринцы. Каждый раз Дисар-ри показывал им новые приемы. Дорт и Рингир, вечно молчаливые и угрюмые, явно лидировали, хотя и Джан не отставал. Капитан не умел делать поблажек. Через два часа, когда я с трудом передвигалась и мечтала побыстрее вымыться и принять душ, Дисар-ри нас отпустил. Мы только и успели выбраться в коридор, когда по громкой связи Кай сообщил, что на весьма небольшом расстоянии от нас, практически у ворот, замерли два боевых корабля. Дисар-ри уточнил про оружие, какие-то параметры, расчеты и велел всем немедленно отправляться в пульт-гостиную и пристегиваться.
  По тому, как переглядывались тейринцы, не высказывая удивления и паники, я поняла, что к подобному исходу событий они явно были готовы. Даже Лар-ина, вышедшая из каюты, спокойно прошла на свое место.
  - Не переживай, Рина, прорвемся. Капитан и не при таких обстоятельствах корабль выводил целым и невредимым.
  То есть дело серьезное...
  Расспросить Джана о происходящем я не успела. Корабль тряхнуло, Дисар-ри щелкнул по панели, взлетел и настроил какой-то прибор на потолке.
  - Ставь высшую скорость, Кай! - отдал он распоряжение. - Нарий, хвост может зацепить, сворачивай до минимума.
  Я еще не осознала этот приказ, когда корабль снова тряхнуло, а потом послышались странные щелчки, дверь забарикодировалась, а снаружи вылезли металлические, поблескивающие серебром пластины, напоминающие щиты. Корабль свернулся как коробочка, о чем свидетельствовали приборы, и я глупо захлопала глазами, так как впервые столкнулась с подобным. Очередная техническая разработка тейринцев, о которой никто не слышал?
  - Кай, что там...
  - Уровень опасности третий, расстояние для атаки - три световые минуты.
  Дисар-ри кивнул, сохраняя спокойствие и хладнокровие, которое меня пугало еще больше, чем его сверкающий взгляд.
  - Не проскочим, капитан, зацепит. Они сузили расстояние до минимума и выпустили...
  - Я вижу, - оборвал он.
  Джан тревожно вглядывался в приборы и хмурился. Я выглянула в иллюминатор, насколько позволял ремень безопасности, но ничего, кроме черноты и рассыпавшихся звезд не увидела.
  - Исар, ближайшая планета к нам какая? - поинтересовался Дисар-ри, не сводя глаз с пульта управления.
  - Обитаемая?
  - Да.
  - Шорна. Почти вся местность болотистая. Неядовитых видов змей не обнаружено. Из птиц...
  - Мы должны до нее дотянуть с повреждением в левом крыле, - отдал приказ капитан.
  Кай кивнул, не отрываясь от панели управления.
  - Джан, Рингир, пересаживайтесь.
  Оба тейринца тут же вскочили и заняли места с двух сторон от пилотов.
  - Не дать обстрелять правое крыло и днище. Приказ ясен?
  - Да, капитан!
  - Кай, предельная скорость, Нарий следи за откатом, Исар, курс на Шорну. Через две минуты начинаем. Через семь минут мы должны оказаться в воротах.
  - Есть капитан, - отрапортовали пилоты, навигатор и Джан с Рингиром.
  Дальше все происходило слишком быстро. Капитан стремительно взлетел к потолку, снял с шеи кулон, что давал мне на дне океана, накинул его на выдвинувшийся крюк. Спустился и скинул тренировочную рубашку. Еще мгновение - и пол в каюте раздвинулся, выпуская весьма странный прибор, пролетающий по кругу и выпускающий тонкие сантиметров по пять иглы. Воздух в этом огороженном пространстве сгустился, капитан же оборачивался и хватал его руками, будто видел какие-то нити. Я сколько ни приглядывалась, не могла рассмотреть энергию, которую он явно собирал. Да и слишком была шокирована происходящим. Я даже об опасности не думала, лишь смотрела на капитана, который скатал в руках никому невидимый клубок.
  - Начали! - отдал он приказ и запустил собранное в кристалл.
  Тот налился неоновым светом, вспыхнул, рассыпаясь на грани, выпуская что-то нереально-жуткое и горячее, и корабль будто накрыла мощная сильная волна, укрывая, словно куполом, защищая... Дисар-ри не оглянулся, не покинул круга и даже не пошатнулся, когда нас сильно тряхнуло. Попадали какие-то вещи, оставленные в углу, корабль накренился, перевернулся, сделал рывок... Глухой удар пришелся на левую сторону, в иллюминаторах со всех сторон мелькало бело-голубое зарево.
  Моя сила рвалась, требовала выхода, потому что я находилась в опасности. Я прокусила губы до крови, чтобы не кричать. Боль ввинтилась в висок, лишала возможности дышать.
  Снова удар - и резкий кувырок. Черная громадина чужого горящего корабля в иллюминаторе слева. Сужающаяся воронка перед глазами и мельтешение световых полос. Я зажмурилась, потому что ничего, кроме точек не видела. Дышалось тяжело, пошла кровь из носа, в голове шумело... И внутри билась одна-единственная мысль - только бы не выпустить энергию, которая всегда увеличивалась в случае опасности.
  - Четверть часа - и мы выберемся из коридора, - раздался голос Исара.
  - Левый бок, где хранятся вторые запасные люки, пробит, двигатель цел, - отрапортовал Джан. - Приказ выполнен, капитан.
  - Один из вражеских кораблей уничтожен, - подал голос Рингир. - Приказ выполнен, капитан.
  - Держим курс на Шорну, - раздался голос Дисар-ри, который показался почему-то не далеким, а слишком близким. - Лео...
  Меня отстегнули, ощупали...
  - Адиса Рина, вы слышите меня.
  - Да.
  - Глаза откройте.
  Я выполнила его приказ, но зрение не возвращалось. Дорого же я заплатила за то, что не позволила энергии вырваться на свободу.
  Мне неожиданно разорвали рукав на левой руке, что-то вкололи, потом заставили проглотить горькую жидкость и запить водой. Ладони дрожали, зубы стучали. К вискам прижались чьи-то пальцы, и стало легче дышать, но зрение не возвращалось. Такого еще никогда не было, и я с трудом не запаниковала.
  - Чувствительность повышена, капитан. Адиса Рина, кроме потери зрения еще что-то пугающее вас имеется?
  - Нет. С остальным я справлюсь.
  - Реакция на защиту кристалла? - уточнил Дисар-ри.
  - Полагаю, да. Даже тейринцы не всегда выдерживают. Лар-ина там как? - поинтересовался целитель.
  - В обмороке, - ответил Локрис. - В лечебную капсулу?
  - Обеих, - ответил Лео.
  Меня подхватили на руки, не дав ничего осмыслить, куда-то понесли. То, что это сделал капитан, не вызывало сомнений. После тех странных действий с кристаллом, который явно активизировал неизвестную мне защитную энергию, спасшую корабль с экипажем, Дисар-ри так и не успел одеться. И я чувствовала жар его тела, твердое плечо под щекой и чуть терпкий мужской аромат, свойственный именно этому мужчине.
  - Вам хуже? - вдруг встрепенулся он, когда я попыталась чуть потянуться у него на руках, собирая крохи силы.
  - Безумно хочется вас потрогать, капитан. Плечи и спину, мышцы все эти... - созналась я и даже не сразу сообразила, что именно и кому сказала.
  - Что ты ей вколол? - глухо поинтересовался Дисар-ри.
  - Восстанавливающее с успокоительным эффектом. Оно убирает последствия шока, снимает слабость. Зрение и силы вернет лечебная капсула.
  - Не хочу туда, - поморщилась я.
  - Почему? Она безопасна для вас, адиса Рина, - тихо заметил Дисар-ри, явно боясь меня испугать.
  - Если бы там были вы, капитан...
  - То что?
  - Я бы вас потрогала, и мне не было бы страшно, - заявила я.
  Какую гадость они вкололи, что язык с трудом поворачивается, а запах мужчины становится все сильнее?
  Дисар-ри вздрогнул и остановился. И я даже не сразу поняла, что укусила его в плечо и теперь зализываю укус.
  - Лео, - прохрипела я.
  - Что, адиса?
  - Я вас убью, когда эта пакость исчезнет.
  - Я доберусь до него раньше, адиса Рина, - прошипел капитан.
  Я снова уткнулась в его плечо. На большее сил не было. Слабость наступила страшная, губы саднило, во рту остался привкус крови - металлический, противный, такой ни с чем и не спутаешь.
  Вскоре меня бережно положили, разжимая ладони, которыми я вцепилась в Дисар-ри.
  - Капитан... - позвала я.
  - Да, адиса Рина.
  - Вы красивый. Очень.
  - М-да... с дозой я явно переборщил, - неожиданно отозвался Лео.
  - Я не хочу, чтобы вы уходили, капитан. С вами так хорошо и спокойно... И пахнете вы вкусно. Домом...
  А потом раздался легкий щелчок, голоса мужчин стали гулкими и тихими, кожу начало слегка покалывать, и я провалилась в безвременье.
  
  
  Я открыла глаза на вторые сутки. Лео находился неподалеку за своим столом и вносил в голограммы какие-то данные.
  Раздался щелчок крышки у капсулы, в которой я находилась, и тейринец оглянулся.
  - Как самочувствие?
  Он поднялся, подошел ближе, проверил приборы.
  - Показатели в норме. Зрение вернулось?
  Кивнула и уточнила:
  - А сколько прошло времени?
  - Двое суток.
   Ох!
  - Ужин через полчаса.
  Покосилась на Лар-ину, все еще находящуюся в соседней капсуле и что-то бормотавшую во сне, поблагодарила целителя за заботу и сбежала к себе в каюту. Та встретила меня разбросанными схемами и рисунками. Я ведь так и не успела после тренировки их убрать, не до этого было. Посмотрела в зеркало и бросилась умываться. Контрастный душ оказался весьма кстати. Посвежевшая и переодетая в чистое, почувствовала, как проголодалась.
  В столовой уже находилась почти вся команда. Они неожиданно стали подходить, интересоваться моим самочувствием и даже уступили очередь к столу раздачи.
  - Смотрю, наша птичка ожила, - заметил Трасирий, накладывая лилаби и ставя на поднос стакан с ярко-зеленым соком.
  - Не то слово! Да я слона готова съесть.
  Тейринцы запереглядывались и дружно полезли в лаурты искать, что это за животное такое. Размерами впечатлилась, смерили с моими и дружно посмеиваясь, отправились ужинать.
  Я уже почти заканчивала доедать лилаби, когда в столовой появился Джан. Чуть уставший, немного растрепанный. Увидел меня, улыбнулся и тут же присел за столик.
  - Смотрю, ты чувствуешь себя гораздо лучше.
  - Что верно, то верно. Какие у нас новости?
  - Мы на Шорне. Пробит запасной блок, придется ремонтировать. Покорежено левое крыло, сгорела система вентиляции... На самом деле все не так страшно, но еще дня три-четыре мы тут проторчим, пока починим...
  - А капитан где? - поинтересовалась я, так и не заметив его в столовой.
  - Помогает механикам.
  Наверное, удивляться, что он разбирается не только в навигации, уже не стоило. Я попыталась расспросить о нападении, но Джан отмахнулся, давая понять: капитан не желает, чтобы это происшествие обсуждалось на корабле.
  Когда с ужином было покончено, Джан отправился отсыпаться - он держался без отдыха на ногах вторые сутки. Наверное, так и остался бы помогать, если бы Дисар-ри не отправил поспать, пригрозив в наказание за непослушание отловом на болоте гадюк, длиной с его рост.
  Я посмеивалась над его ворчанием, но капитана поддерживала.
  - Трасирий, они хоть там едят? - поинтересовалась я, когда команда исчезла из столовой, и я очутилась в ней одна.
  - Забегали раза три. Правда, только Дорт - механик наш, да Рингир. Джан вот... Капитана я не видел, но еду ему время от времени кто-нибудь уносит. Утром вроде захватывали точно.
  - Ужас! - возмутилась я, представив, сколько прошло времени. - Может, я тогда отнесу?
  Трасирий покосился на меня, подумал и кивнул.
  - Атмосфера на планете близка к земной, поэтому выйти можешь спокойно. Только никуда, дальше корабля не отходи. Опасно, Рина. Испарения ядовитые на этих болотах. Туман вчера такой стоял... и на два шага не видно, а уж змей самых разных...
  - Я буду осторожна, - ответила я. - Готовь контейнеры.
  Я быстро сбегала и переоделась в комбинезон, переплела косу и выглянула в иллюминатор. Ночи на Шорне непроглядные, но корабль был освещен, поэтому успешно разгонял темень и распугивал хищников. Я зашла к Трасирию, подхватила увесистый контейнер и выскользнула наружу. Небо затянуло серо-красными облаками, что навевало жуть. Моросил противный дождик, дул холодный ветер, по земле тянулся зеленоватый туман, явно пришедший с болот. Воздух напитался влагой, ощущался тяжелым. И запахи - тины, ряски, стоячей воды заставляли морщить нос. Я огляделась, старательно посмотрела под ноги, прислушалась и пошла в ту сторону, где ремонтировали корабль.
  Вскоре раздался голос капитана, который попросил какой-то инструмент, потом послышался легкий скрежет, полетели искры. Я осторожно заглянула внутрь и обнаружила, что трое тейринцев в простых комбинезонах с помощью неизвестных мне и, сдается, многим расам инструментов, состыковывают куски, сдвигая блоки.
  Капитан неожиданно обернулся, и наши глаза встретились. Его чуть отливали серебром и утягивали меня на край Вселенной, где никого, кроме нас двоих не осталось. Я забыла, как дышать, где нахожусь и зачем пришла. Просто смотрела на капитана и не двигалась.
  А потом волной пришли воспоминания... Тогда, после лечебной капсулы я не помнила произошедшего. Лео сказал, это бывает, беспокоиться не стоит, все вернется. Так и случилось, как он пообещал. И теперь от стыда я готова была провалиться сквозь землю, бежать даже через все эти болота. Вот как я могла ему заявить, что хочу его потрогать?
  - Это ужин, - тихо заметила я, поставила контейнер на землю и отвернулась, старательно сохраняя последние остатки гордости и пытаясь уйти спокойным шагом, а не сорваться на бег так, чтобы сердце колотилось, готовое выскочить.
  И неожиданно уткнулась в плечо капитана, который незаметно оказался передо мной.
  - На вас действовало лекарство, адиса Рина, - спокойно заметил Дисар-ри, давая понять, что от него не укрылось мое смятение. - Хотя... я бы отдал все звезды над Тейриной, чтобы услышать от вас эти слова снова. Сейчас.
  И уставился на меня, не давая возможности сбежать. Мне стало жарко и душно, я открывала и закрывала рот, так и не находя слов.
  - Вы... вы...
  Он поднял руку, потянулся к моей щеке и замер, словно остановленный невидимой стеной.
  - Без вашего разрешения я не могу к вам прикасаться, адиса Рина. Какая жалость! Но вы ко мне можете. Всегда.
  Я нервно сглотнула, а потом сделала глупость. Шагнула ему навстречу, кивая и позволяя чуть огрубевшим от работы пальцам скользнуть по щеке, обвести контур губ, погладить подбородок.
  - Капитан, мы сходим поужинать? - раздались голоса тейринцев слишком рядом, и я вздрогнула.
  Дисар-ри же лишь сверкнул глазами.
  - Идите, - ответил он, так и не убирая руку и не сводя с меня глаз.
  Но стоило им уйти, как Дисар-ри вспомнил про ужин.
  - Составите компанию, адиса Рина?
  - Посижу рядом, - согласилась я, понимая, что в меня и кусочка не влезет.
  Пока Дисар-ри мыл руки, я оглядела поваленное дерево на полянке, где мы находились, и быстро расстелила небольшую скатерть и вытащила еду.
  Капитан вскоре вернулся, приступил к ужину, время от времени спрашивая меня о чем-то, попутно сообщил, что мои растения не пострадали, он даже проверил настройки, но заглянуть в лабораторный блок стоит. Я поблагодарила и потянулась к термосу, когда он неожиданно спросил:
  - А вы точно не хотите меня потрогать?
  Я пролила теплый сок, который так заботливо налил Трасирий, и уставилась на Дисар-ри. Скажу, нет - поймет, что совру. Но и правду говорить невыносимо.
  - Я серьезен в своих намерениях, адиса Рина. И хотел бы, чтобы вы перестали бояться и начали ко мне привыкать.
  - У нас у обоих есть тайны, капитан, - заметила я.
  - И?
  - Не уверена, что вы примете меня вместе с ними.
  - Я приму вас любой, адиса Рина. А вы меня?
  Я поймала его встревоженный взгляд.
  - Как у вас все просто! Вы так уверенны в себе, своих чувствах, а я...
  - Сомневаетесь? Для вас прошло слишком мало времени? Или вас что-то смущает в моей расе? Крылья? Моя сила? Мое прошлое? Что?
  - Крылья я бы хотела потрогать. Очень.
  Дисар-ри неожиданно рассмеялся, удивляя меня. Я глянула в его глаза и только сейчас поняла, что мы опять вернулись к этому 'потрогать'. Черт!
  - Вы когда сердитесь, становитесь еще красивее. Я вам уже об этом говорил. Что касается крыльев... я запомню, адиса Рина. И однажды... позволю вам их коснуться.
  - Слишком личное? - не удивилась я.
  - Да. Вы так и не ответили на мои вопросы.
  - Я не так много знаю о вашей расе, временами... сгораю от любопытства.
  - Но все же держите свое слово, - заметил капитан, складывая контейнеры один в один.
  Мне показалось, он хочет улыбнуться, но старательно сдерживается, чтобы ненароком не обидеть.
  - Разумеется! - возмутилась я, досадуя, что он заподозрил обратное.
  - И все равно вас что-то тревожит. Полагаю, моя команда о чем-то сболтнула за ужином, а вы все не так восприняли.
  - Вот откуда вы такой проницательный, капитан? - вспылила я, поднимаясь.
  - Не вздумайте сбегать, догоню, - предупредил он, снова оказываясь рядом.
  Я попереминалась с ноги на ногу, потом ковырнула носком ботинка землю, увидела, как возвращаются тейринцы, успевшие поужинать, и все же решилась.
  - Кое-кто из ваших упомянул, что женщин надо воспитывать... - выпалила я, вспомнив разговор в столовой.
  Дисар-ри посмотрел на меня и снова тепло рассмеялся, заставляя чувствовать, как жар ползет по телу, пробирается внутрь, заставляя желать этого мужчину, как никого на свете.
  И ощущение - он мой, предназначенный Вселенной, подаренный звездами, становится все сильнее. Я чувствую это кончиками пальцев, боясь спугнуть невероятную сладость чуда.
  - Адиса Рина, на моей планете женщин принято оберегать и защищать, заботиться о них и... любить. Просто любить. Вот и все. А воспитывать... у нас для этого птенцы есть, адиса Рина.
  Отвечать я не стала, так как вернулись тейринцы. Я быстро попрощалась, подхватила контейнеры и направилась к кораблю.
  
  Дисар-ри.
  Уже шел второй час ночи, а я только возвращался на корабль. Двое суток сумасшедшей тревоги за мою тезаринку, когда Лео не выдержал и выгнал меня из целительского бокса, грозя вколоть снотворное, уже закончились. Рина живая, невредимая. Еще желаннее, чем была. И крылья серебрятся, рассыпая мягкий свет, почти наполовину сменив цвет.
  Наверное, это даже хорошо, что Лео заставил меня уйти. Занялся ремонтом корабля, почти забылся. Ночевать я все равно приходил в целительский отсек, и Лео только головой качал, но не возражал. Некоторое время я сидел рядом с Риной, просто смотрел, как она спит, восстанавливая силы, а потом отправлялся на соседнюю кровать отдыхать. Соблазн заглянуть к ней и сейчас, был слишком велик.
  Ничего, разберусь с починкой 'Звездного странника', снова позову на свидание. Я почувствовал, как жар, так тщательно сегодня унимаемый, снова возвращается, не давая нормально вздохнуть.
  Я знал, сегодня мы сделали шаг навстречу друг другу. И однажды все встанет на свои места. Все получится. Я ведь не намерен сдаваться. И буду стараться... быть мягче, осторожнее, терпеливее. Рина такая пугливая, но в тоже время доверчивая и наивная. Хрупкая, как цветок лазорь-цвета по утру.
  Вызов от дяди пришел неожиданно, и я принял его.
  - Что стряслось?
  Я понимал: в такое время суток просто так он звонить не станет.
  - Оппозиция выслала с Тейрины еще семь кораблей, - без предисловия заявил он. - Инарка не выдала сведений об их базе?
  - Нет, дядя. Я дал ей время и возможность выбрать сторону. Пусть решает сама. Сейчас она еще находится в целительском боксе у Лео. Действие кристалла и на нее было оказано впервые.
  - Они вас ищут. Если вычислят...
  - Раньше, чем через неделю им до нас не добраться. Лететь с повреждениями нам нельзя.
  Дядя это и сам понимал, но все равно за меня волновался. И за команду тоже.
  - Их больше, Дисар. В семь раз больше, чем вас. Я хочу выслать подкрепление.
  - Дядя, много кораблей, дрейфующих по неизученным планетам, вызовут подозрения. И нас найдут...
  - Вас и так найдут. Это вопрос времени.
  - Знаю. И я к этому готов.
  - У тебя осталось три недели. Подкрепление я все же пришлю к последней планете, на которой вы остановитесь. Скинь координаты.
  Я кивнул, понимая, что рисковать не стану.
  - Держи меня в курсе новостей и береги себя, - попрощался дядя, отключая связь.
  
  Глава двенадцатая
  
  Рина.
  Следующие два дня мало чем отличались от предыдущих. На Шорне беспрестанно моросил дождь, небо затянуло ядовито-оранжевыми облаками. Их цвет был связан с излучениями, атмосфера с ним не справлялась. Впрочем, с ядовитым туманом, от которого на коже сначала начиналось покраснение, а потом высыпала сыпь, и появлялись ожоги, проблем прибавилась. Лео только ворчал, что всю целебную мазь на нас переведет. Наружу команда почти не выходила - разве что отнести еду тем, кто чинил отсеки, а так - капитан запретил. Та моя вылазка оказалась единственной, после я оставалась на корабле.
  Дел у меня было немало, и я ими занялась на следующий же день. Составила сводные таблицы, набросала несколько рисунков цветников и садов с учетом тех растений, что у меня имелись в контейнерах и на голограммах, а потом все же отправилась на тренировку. Без Дисар-ри она потеряла свою прелесть, а когда в зале появилась Лар-ина, я проскользнула в раздевалку и отправилась в себе в каюту. Общаться с инаркой мне отнюдь не хотелось.
  На второй день я застряла в лабораторном отсеке. Часть растений требовала их срочно пересадить. Бегающие лютики с Рохтан-ритану разрослись настолько, что заполонили уже часть стены и угрожающе шевелились, цепляясь и переползая на одежду мгновенно, стоило к ним прикоснуться. Пришлось включить для них режим легкого бриза. А вот великанский лютик со Снежного цветка вел себя тихо и спокойно. У эдельвейсов и подснежников пришлось обогащать почву минералами и витаминами. Это были весьма требовательные цветы, простора им явно не хватало. Зато лирисы, за которыми я лезла на скалы и тогда сорвалась, оказались неприхотливы.
  Больше всего я провозилась с нарийной хрустальной, взятой капитаном для меня из тех чудесных пещер. Бутон у цветка закрылся, хотя показатели оставались в норме. Дисар-ри сказал, что пока он не очутиться в какой-нибудь укромной скале, не то что побеги не выпустит, даже лепестком не дрогнет. Я вздыхала, смотрела на полупрозрачные лепестки и ничего не предпринимала.
  После пересадки я взяла часть цветов и принялась комбинировать их, сочетая на разных почвах и задавая разные условия. Это можно было сделать и при помощи специальной программы - Цветники Вселенной, забитой у меня на лаурте, но неточности там имелись поразительные. Так что я попробовала и решила не рисковать.
  Увлеклась настолько, что провозилась с экспериментами весь день, прерываясь только на перекусы, а потом вернулась на следующее утро, чтобы сделать последние заметки. И уже закончила, когда на лаурт пришло сообщение от капитана. Он собирал всех в пульт-гостиной.
  Я пришла последняя, на ходу поправляя форму и переплетая растрепанную косу. Лар-ина, выглядевшая, как модель, чуть скривилась и поморщилась от запаха земли и растений, который от меня шел. Принять душ я, разумеется, не успела.
  Капитан оглядел команду, сообщил, что левый бок залатали совместными усилиями тейринцев, вечером назначен вылет. Погода, кстати, улучшилась, ни дождя, ни тумана, хотя небо по-прежнему затянуто облаками. Дисар-ри вздохнул и разрешил прогуляться, не отходя от лагеря больше, чем на десять километров. Расстояние для тех, кто имеет крылья, смешное, но капитан был непреклонен и каждому члену экипажа в случае бунтарских мыслей пообещал выслать голограммы змей, которых он засек вблизи 'Звездного странника'. Ненормальных не нашлось.
  Дисар-ри распустил команду, которая шумно переговариваясь, отправилась на обед.
  Трасирий расстарался на славу. Сегодня из еды нас ждало тушеное мясо в ароматной пряной подливе и пирог с сырной начинкой и сладкими ягодами внутри.
  - Ешь, вкусно, - заметил Джан, уплетавший свою порцию за обе щеки.
  - Да я и не сомневаюсь. Просто оказывается, я столько растений не знаю!
  - Большую часть продуктов капитан велел захватить на Тейрине, кое-какие закупили на одной из межпланетных станций. Так, на всякий случай.
  Я с наслаждением откусила пирог и запила его напитком, названия которого так и не запомнила. Белый сок очередного неизвестного мне дерева. Чувствую, если выпадет шанс попасть на Тейрину, я сведу жителей с ума своим любопытством. Информации о планете, что так любезно скинул капитан, не хватало.
  - Джан, ты отправишься со мной прогуляться?
  - Давай. Дорт был на утренней разведке с капитаном и сказал, неподалеку есть чудесная полянка с непонятными цветами.
  - О! - тут же загорелась я.
  Джан по-доброму усмехнулся, отчего у него на щеках появились забавные ямочки, чуть махнул в мою сторону крылом, прерывая разговор и отправляясь за еще одним куском пирога.
  Едва мы закончили, отправились переодеваться, договорившись встретиться у входа в дезинфекционный блок.
  Снаружи действительно стало лучше. Ветер унес запахи болот, хотя их аромат все же не мог не ощущаться, скорее приглушился, но воздух стал чище и свежее. Я покосилась на низкорослые кустарники, проверила закрепленный на поясе лазер и смело шагнула за Джаном по едва заметной тропинке. Шла осторожно и медленно, оглядываясь и прислушиваясь. Тейринец тоже не спешил, явно помня о змеях и жабах, что тут водятся.
  - Нам влево. Туда даже не суйся, - показал он чуть правее от меня на заросли, за которыми явно скрывалась топь.
  - А что там?
  - Гнездовье шорнских гидр. Шкура нерпобиваемая, уязвимых голов - одна-две, плюется кислотой, мгновенно прожигающей кожу до кости.
  Я нервно сглотнула и прибавила шагу.
  На нужную нам полянку мы с Джаном добрались через час, обнаружив на ней большую часть команды. Некоторые тейринцы отправились полетать и размять крылья, кто-то еще и поохотиться, а остальные тренировались с мечами, жарили на костре мясо и просто сидели на поваленных стволах и разговаривали.
  - Надеюсь, Исар, цветы целы? - поинтересовался Джан.
  - Обижаешь, крылатый. Да чтобы мы красоту, которая адисе Рине может приглянуться, тронули...
  Тейринец подмигнул и кивнул в сторону кустов с желто-фиолетовыми листьями.
  - Серебристые лайры! - удивленно воскликнула я, радуясь такому чудо - что они нашлись здесь, на далекой планете.
  - И где ты видишь серебро? - не выдержал Джан, рассматривая с десяток серых цветов с острыми лепестками, на конце которых виднелись уплотнения, цветов.
  - Опять, адиса, вы капитану какую-нибудь гадость притащите на корабль! - раздался за спиной голос Исара. - Он еще от ваших бегающих лютиков в себя не пришел, поди.
  Команда, услышав его слова, рассмеялась.
  - Все вам гадость, а они... красивые.
  - Да чем же? - снова удивился Джан.
  - Тем, что можно проверить, счастливый ты человек или нет, на несколько минут опустив их на голову, - пояснила я. - Наросты видишь? С волосами сплетутся, считают информацию по нейронным клеткам. Лайры очень чувствительные. Я впервые вижу их в диком виде.
  - Даже не думай на мне их опробовать! - тут же заявил Джан, и команда снова рассмеялась.
  Я закатила глаза и осторожно выкопала парочку цветков, пряча их в контейнер. Рингир и Кай, занимающиеся жареным мясом, предложили опробовать их блюдо, и мы с Джаном вернулись на поляну.
  Весело болтая и поглощая еду, даже не заметили, как прошла пара часов. Вернулись с охоты тейринцы, волоча тушу какой-то антилопы, возбужденные и пересказывающие самые интересные моменты развлечения. Я же смотрела на Дисар-ри, который, оказывается, ходил вместе с ними. Пока он мыл руки, молча наложила еды в тарелку и пошла к капитану.
  - Спасибо, - отозвался он, присаживаясь на ближайший поваленный ствол.
  Выглядел Дисар-ри слегка уставшим. Под глазами залегли тени, а скулы заострились. Видимо, сказывались бессонные ночи и ремонт корабля, отнявший силы. Команда располагалась чуть поодаль, смеялась и стягивала с костра мясо, рассматривая добычу. Ну, чисто первобытные варвары! Я усмехнулась и собралась подняться, когда меня остановила рука капитана и его четкий приказ:
  - Замерли все!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Тимофеев "История одного лиса"(Уся (Wuxia)) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Н.Семёнова "Ведьма, к ректору!"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"