С. А. В.: другие произведения.

Книга 3 "Год Чёрной Лошади"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 6.94*18  Ваша оценка:


   КНИГА ТРЕТЬЯ
   "ГОД ЧЁРНОЙ ЛОШАДИ"
  
  
   Интерлюдия.
   Конец февраля 1942 года, Подмосковье - ближняя дача Сталина.
  
   -Товарищ Ленц, так как, вы согласны? - задал вопрос Сталин.
   Иван не знал, что и ответить. Сказать, что он был в растерянности, это ни чего не сказать, он форменным образом выпал в осадок. Выдернутый вчера с "Севмаша" в Молотовске, внезапным и срочным вызовом в Москву, летя на перекладных всю ночь и полдня. Он ожидал, опять каких ни будь, срочных консультаций понадобившихся ОСИП, или каких ни будь вопросов, связанных с флотскими делами. Но то, что предложили, просто не укладывалось у него в голове - вернуться к роли итальянского маршал авиации Итало Бальбо!
   Да, резоны руководства СССР, были Ивану понятны. Но его, даже сама мысль, что придётся быть не самим собой, изображая итальянского фашиста, привела в жуткое расстройство, вызвав полное неприятие этой идеи. Конечно, тело не его, но он уже как-то привык, за эти два года считать его своим. Ну, шебуршиться и зудит периодически эмо-симбионт реципиента, так уже привык, почти. А главное, жизнью и судьбой, сложившихся у Ивана в этой реальности, он был не просто доволен, он был по-настоящему счастлив. Всё, о чём ещё мечталось в детстве, наконец-то сбылось. Проектирует и строит подлодки и корабли, ходит на них в походы, пусть и не в основном экипаже, а как инженер водящий их в эксплуатацию. Но в море выходит регулярно. Звание инженер-капитана 1-го ранга, что присвоили, тоже греет, теперь оно точно заслуженно. Хотя, Иван понимал, что нарком ВМФ Кузнецов, присвоил его ему, не только за заслуги перед флотом, но и чтобы иметь возможность при случае "построить", до этого фактически не подконтрольного бригинженера от НКВД. Заслуги же у него и впрямь уже значимые - участие в модернизации ПЛ серии "К", разработка проекта ПЛ нового поколения "Архангельск", участие в проектирование и строительстве конвойных авианосцев, первого лёгкого "Чкалов", броненосца береговой обороны "Фрунзе", океанских эсминцев, эскортных миноносцев, больших эскортных сторожевых кораблей и т.д. и т.п. Что подтверждал, начавший уже собираться на груди "иконостас". Как Герой Социалистического Труда, он был награждён "Орденом Ленина" и золотой медалью "Серп и Молот", а до этого "Орденом Трудового Красного Знамени", медалями "За трудовую доблесть" и "За трудовое отличие". И первый боевой орден "Красной Звезды" украсил его грудь, за ноябрьский поход а Атлантику на вошедшем в стой "Чкалове", когда при сопровождении конвоя, сбили три бомбардировщика и утопили одну и повредили другую ПЛ нациков, сорвав атаки на конвой. Отметили Ивана и двумя сталинскими премиями первой и второй степени, а стать лауреатом любой сталинской премии, это как бы даже по-круче, чем стать Герой Социалистического Труда. К тому же, сами премии были очень большие в денежном исчислении - первой степени 100 тыс. руб., второй степени 50 тыс. рублей. Но, для Ивана деньги были делом десятым, он и так был миллионером за счёт отчислений с изобретений и рацпредложений. Его радовал сам факт лауреатства, признания его заслуг перед страной. И самое, наверно важное, Иван чувствовал себя полностью своим, в этом времени, в СССР. А уж он прекрасно, как ни кто дугой понимал, какое это счастье, чувствовать себя комфортно и полностью своим, в стране и среди людей. Он уже обзавёлся множеством хороших приятелей и даже несколькими настоящими друзьями. А уж про благосклонность, прекрасной половины человечества и говорить нечего, даже стал уже серьёзно подумывать о создании семьи, что пора бы уже остепениться, вот только войну закончим, поставив всех врагов раком. И тут, ему предлагают всё это бросить и "стать фашистом"! Которых он, как и нациков на дух не переносит! Да ни за что!
   Иван, оглядел смотрящих на него спокойно, с ожиданием, Сталина и Берия, глядящего на него также с вопросом Ворошилова, во взгляде которого ещё присутствовало сочувствие, ибо "друг Клим" знал - насколько это ему "не в жилу". Ответил, чуть севшим сипловатым голосом.
   -Товарищи, я, НЕ ХОЧУ!
   - Ну, а я, что-то говорил? - Сказал Ворошилов, повернувшись к Сталину и Берия - Не согласиться Иван ни за что.
   Отказ Ивана, был воспринят Берия спокойно, а Вождь, даже слегка кивнул, как будто и не ждал другого от него ответа.
   -Товарищ Ленц, - спросил он - а, что наиболее сильно, вызывает отторжения у вас в мысли, сыграть роль маршала Бальбо?
   Иван, как мог развёрнуто, постарался объяснить мотивы своего отказа, добавив:
   -Да и не готов я к глубокому внедрению, какой из меня разведчик? Проколюсь достаточно быстро, во вражеском-то окружении. Ну и опасность, исходящую от Дино Гранди надо учесть, я же сейчас в Италии ни кто. Запрёт меня, в какой ни будь лаборатории, где из меня будут сведения о будущем выколачивать. Да же с этой позиции, нельзя мне в Италии появляться.
  
   Сталин, снов слегка кивнул, видимо ожидая именно таких ответов Ивана.
   -Вы, товарищ Ленц, не волнуйтесь - сказал он. - Никто вас в одиночку, в фашистскую Италию, посылать не собирается. В неё, вы вернётесь вместе с РККА, если согласитесь сыграть роль маршала Бальбо. В этой роли, вы нужны нам, чтобы возглавить "Народно Освободительную Армию Италии". Ваша задача - перетянуть на нашу сторону, большинство пленных итальянце, одновременно стать объединительным центром, всех здоровых антифашистских сил новой Италии, от коммунистов, до умеренных социал-демократов. Опасность, исходящую для вас со стороны Дино Гранди, мы хорошо понимаем. Товарищ Берия над этим работает. Постарайтесь думать о перевоплощение в Итало Бальбо, как о длительной командировке, на три-четыре года. - Сталин замолчал, глядя на задумавшегося Ивана, спустя пару минут снова спросил: - Так, что товарищ Ленц, согласны вы помочь своей стране и будущей социалистической Италии?
  
   Иван, уже понимая, что чувство долга заставит его согласиться, сделал последнюю попытку отказаться.
   -Столько важнейших дел не законченных останется - сокрушенно покрутил он головой. - В Июне спуск на воду первого авианосца намечен, подлодки серии "А" заложили, новые серии эсминцев с БЭСК и большими торпедными катерами закладывать собрались. Как же мне это всё бросить?
   -Кому продолжить строительство флота найдётся, а вот второго итальянского маршала у нас нет. - Ответил Берия.
   -Иван, ты же идеальная кандидатура, - добавил Ворошилов - а у НОАИ и флот будет. Ты же в курсе, что ЭПРОНовцы обследовали потопленные итальянские корабли на Чёрном море?
   -Да, я в курсе, - кивнув головой, ответил Иван - что собираются поднимать.
   -Итальянских моряков у нас в плену несколько тысяч - продолжил нарком. Вот пусть поучаствуют в их восстановлении, а потом на них воюют. Но без тебя, точнее, твоего реципиента подвигнуть их на это будет намного сложнее.
   -А какие корабли планируется вернуть итальянцам в НОАИ? - Спросил Иван, поняв, что уже согласился на исполнение роли маршала.
   -Ну, так сразу точно не скажу. Это больше от Кузнецова зависит и степени повреждения кораблей. Скорее всего, линкор "Джулио Чезаре" и какой-нибудь крейсер, может два, три-четыре эсминца - ответил Ворошилов, посмотрев на Сталина и Берия.
   Берия пожал плечами, мол, тема не его. Сталин, подтверждающее, слегка кивнув головой, сказал.
   -Возможно, но окончательное решение оставим за нашим флотом.
   -Раз так, то большинство моих возражений с опасениями отпадает, я согласен - вздохнув, ответил Иван. - Но маршал ведь пропал с этнографической экспедицией в лесах Амазонки! Как быть? Ещё, для успешного выполнения "роли объединительного центра" итальянских левых, мне придётся плотно взаимодействовать с эмо-симбионтом. Иначе просто не смогу достоверно сыграть его роль, а он идейный противник коммунизма! И как тут быть? Ну и наверно главный вопрос, как идейному итальянскому фашисту, стать популярным у итальянцев с левыми взглядами?
   -Как пропал, так и найдется - слегка усмехнувшись, ответил Берия.
   -Вот как вы будете взаимодействовать с эмо-составляющей реципиента - продолжил Сталин - мы сейчас и уточним. Популярным мы ему стать поможем, вы товарищ Ленц по этому поводу даже не переживайте, механизм уже продуман. Маршал покинул Италию, уйдя в отставку со всех постов, ещё до её вступления в войну, так, что в этом плане он не замазан. Может человек изменить свои политические взгляды? Может! Вот он по легенде и изменил, разочаровавшись в фашистской идее. А вот то, что без плотного взаимодействия с эмо-составляющей реципиента, вы товарищ Ленц, в роли маршала Бальбо, будете выглядеть не убедительно, подмечено правильно. Одно дело, поменявшиеся политические воззрения у человека, такое сплошь и рядом. Совсем другое, если за два года кардинально поменялись все привычки и пристрастия, такое сразу заметят, что вызовет совсем ненужные вопросы и подозрения. Нам этого надо избежать. Поэтому в роли маршала, вам действительно, теперь придётся ориентироваться на его эмоции и привычки. Одновременно активно пропагандируя и продвигая концепцию социалистической Италии. Как это будет сочетаться, и до каких границ, идея социалистической Италии будет принята вашим симбионтом, мы прямо сейчас и выясним. Вы, же совсем не пьёте алкоголя, чтобы не активизировать эмо-симбионта?
   -Да, совсем не пью - ответил Иван.
   -Тогда мы её сейчас активизируем, чтобы проверить эмоциональную реакцию маршала, на идею социализма в Италии. Как раз, время обеденное, прошу в столовую товарищи.
  
   -Попробуйте товарищ Ленц, не отказывайтесь, - сказал Сталин. - Знаете, почему у Климента Ефремовича такой румяный цвет лица? Он перцовку пьет - улыбнувшись, кивнул он на Ворошилова.
   -Давай Ваня, перцовочки с тобой выпьем, - подержал Ворошилов - по такой холодной погоде, самый раз.
   После пары рюмок перцовки, как и ожидалось, активизировался эмо-симбионт Ивана. Сталин стал излагать тезисы, концепции социалистической Италии. Иван же, "прислушивался", как на то, или иное положение реагирует его симбионт, озвучивая его реакцию вслух. Где-то, через час, к концу обеда Вождь удовлетворёно констатировал:
   -Ну, что же товарищи, даже несколько лучше, чем можно было ожидать. Главное установили, что нет отторжения эмо-симбионтом товарища Ленца идеи: - построения солидарного, социально ориентированного государства в Италии и федерализации её колоний. Окончательный выбор государственного устройства, мы оставим за народом Италии. Пусть итальянцы сами решают, в каком государстве они хотят жить, - помолчав несколько секунд, Сталин, усмехнувшись в усы, добавил: - а мы, с маршалом Бальбо, поможет им сделать правильный выбор!
  
  
  
  
   ГЛАВА 1
  
  
  
   Я прилетел в Лиму этим утром, как только узнал, что Иван, легализовался тут в образе маршала Бальбо. Можно сказать, воспользовался служебным положением, оформив трех дневную командировку на Перуанский завод Republic International Aviation Corporation. Типа, для ознакомления с вариантом модернизировано И-18ММ, который решили запустить здесь в производство, вместо первоначально планировавшегося И-18. Олаф отпустил меня без вопросов. Так, как после эпопеи с "Си Вульфом", зачислил меня ещё и в "крутые авиаспециалисты". Понятно, что моё присутствие здесь и не требовалось, прекрасно разберутся без меня, благо, что и авиаконструкторов и авиаинженеров у нас сейчас хватало. Но мне нужен был повод, просто, ни чего лучше я придумать не смог, чтобы прилететь в Лиму, повидаться, поговорить с Иваном, возможно и порефлексировать, так как накопилось. Имея любимую, детей, родню, друзей, намерено приятелей и знакомых. Ни с кем полностью откровенно пообщаться в Мексике я не мог. Всё время приходилось себя контролировать, чтобы не сболтнуть лишнего, а это напрягает неимоверно.
   Уделив полдня на изучение и осмотр опытного образца, вроде как "случайно" познакомился с маршалом. Пригласил пообедать вместе. Иван предложил поехать в загородный ресторан, где в будни днём почти никого ни бывает, а готовят отлично. Вот и сидели сейчас мы с ним на террасе этого заведения, любуясь на замечательный вид открывающийся на долину, смакуя очень неплохое красное вино местного производства.
   -Значит теперь ты, типа вождь и знамя, в одном флаконе, у итальянских левых? - Спросил я Ивана, дослушав его рассказ.
   -Пока нет. - С легкой усмешкой, ответил он - Только позицию изменившихся политических взглядов обозначил - на пресс-конференции и в тех интервью, что давал газетчикам, после того как с гор в Лиму спустился. Пока книга "Обманутая Италия" не выйдет из печати, буду простым авиаинженером, в вашей РИАК. Да и нет ещё НОАИ, её только недавно формировать начали. Вождь с Палычем, на эту книгу большие надежды возлагают. Пленных итальянцев, в СССР, уже больше трёхсот тысяч, да толку с этого пока немного. Их ещё предстоит идеологически обработать, а это не так быстро.
   -Это, как раз понятно, что не быстро - согласился с ним я. - Заменить одни идеологические установки на другие, не так просто.
   Иван, слегка улыбнувшись, ответил.
   -Саня, ты книгу прочти, не пожалеешь. Поверь, "Обманутая Италия" просто гениально написана! Итальянцам шаблон порвёт на раз, если в башке, хоть что-то осталось. Вроде и материал, и факты общеизвестны, "откровений" совсем не много, но как поданы!? Даже не знаю с чем сравнить, по-крайней мере, на моего симбионта убойное впечатление произвела. Добавь к этому авторство маршала, что усилит эффект воздействия на порядок.
   -Ты так уверенно сказал, что авторство маршала усилит эффект от книги - я с сомнением покрутил головой. Думаешь, он в Италии по-прежнему популярен?
   -Просто знаю. Палыч, ещё тогда, два года назад распустил через агентуру слухи, что Итало, против союза и войны на стороне нацистской Германии. На этой почве, разосрался с Муссолини, ушёл со всех постов в отставку и уехал из страны, не желая во всём этом участвовать. Поэтому он у итальянцев сейчас достаточно популярен, особенно на фоне их последних поражений.
   -А кто её написал?
   -Без понятия, знаю только, что писал не один человек, а целый коллектив - писатели, психологи, экономисты. Мы с симбионтом, только стилистическую правку внесли, чтобы похоже на авторство маршала было.
   Иван, до этого расслаблено сидевший в плетёном кресле, потягивая отличное местное красное вино, выпрямился, облокотясь локтями на стол, наклонившись в мою сторону, горячо сказал.
   -Нет, Саня, ты понял? Они же мою реинкарнацию в маршала, ещё самого начала запланировали!
   -Хм-м-м, так уж и с самого начала?
   -Да, точно тебе говорю! Я пока шевелюрой и бородой обрастал, вживаясь в роль этнографа-исследователя под руководством двойника, в этом окончательно убедился. Вождь с Палычем, это сразу планировали, просто ждали подходящего момента! Все два года экспедиции, моим двойником, этим "лже маршалом", задокументированны на фото и кинокамеру. Алиби железное, где я два года ошивался. Ну а то, что маршрут по безлюдным и малоисследованным местам проходил, где в основном дикие племена индейцев обитают, так на то и экспедиция этнографически-исследовательская. За эти три недели, что я в Перу, ни у кого даже малейшего сомнения не возникло, где я два года пропадал! Как и вопросов, почему инженером на бывший авиазавод "Капрони" пошёл работать - поиздержался, все деньги на экспедицию потратил. Так, что всё было заранее спланировано.
   -Возможно, но скорей, как один из вариантов. То, что спланировали изначально, тут ты, похоже, прав, просто держали как латентную возможность развития событий. Сложится благоприятная ситуация, реализуют, не сложиться, значит, нет, а она сложилась, поэтому реализовали. - Немного помолчав, спросил. - Вань, тебя это сильно напрягает или обижает?
   -Да нет, просто могли заранее сказать или хотя бы намекнуть, можно было получше подготовился, у меня же нет твоих способностей вспомнить всё, что читал, смотрел или слышал.
   -Так тебе Берия и намекнул, когда настоящие документы маршала забирал, просто кто-то - "не будем показывать пальцами, хотя это был Слонёнок", тонких намёков не понимает.
   -Да, ладно тебе, намекнул он, - махнул он на меня рукой - намекать надо так, чтобы понятно было. У меня тогда голова совсем другим была занята, подготовкой к войне и борьбой с симбионтом. - Ответил Иван, снова откинувшись в кресле.
   Я посмотрел, как он отпил вина и спросил.
   -Слушай, а как ты сейчас, с симбионтом своим ладишь? Ты же от алкоголя, год назад, шарахался, как чёрт от ладана, а сейчас второй бокал вина пьёшь.
   -Можно сказать, что мы с ним поладили, - снова слегка усмехнувшись, ответил он - нашли точки взаимопонимания и общих интересов. Теперь мы с ним союзники в построении "Великой Социалистической Италии". Главное, что эмо-составляющая, оставшаяся от маршала - не личность! Соображать не может, только эмоционально реагировать, вот на этом и сыграли.
   -Это как?
   -Да всё несложно оказалось, я бы сам вряд ли додумался, но Сталин с Палычем подключили психологов. Реципиент у меня, из идейных фашистов, да ещё большой патриот, к тому же, к 40-му году, довольно сильно разочаровался в результатах фашизма в Италии. Его реально напрягало сложившееся положение дел в стране - когда декларируемые идеи корпоративного государства, декларациями и остаются, ни как, не влияя на улучшение жизни обычных итальянцев. - Иван, назидательно подняв указательный палец, продолжил. - Муссолини, на вопрос - чем же фашизм отличается от либерализма, заявлял: - "Фашизм - это стиль". То есть, те же яйца, только в профиль. А маршал-то, чувак идейный! В отличие от этого "недоЦезарья", на полном серьёзе хотел корпоративное государство и солидарное общество в Италии построить. За что его, в конце концов, и выперли в Ливию, с социальной справедливостью экспериментировать. Он и там не угомонился. В известной нам истории, его в результате грохнули! Как неудобную и очень популярную фигуру, что было, в общем-то, закономерно. Сам понимаешь, Муссолини такой конкурент, на хрен не сдался. - Он замолчал ненадолго, о чем-то задумавшись. Вздохнув, чрез пару минут продолжил: - В общем, отталкиваясь от его разочарования, что принцип солидарного и корпоративного общества: - "от каждого по способностям, каждому по труду", не выполнялся. Что, как был в Италии капитализм, так и остался. Что, как была паразитирующая родовая аристократия во главе с Королём, так и осталось. Вот от этого и стали плясать. Для построения справедливого - солидарного, корпоративного государства, необходимо национализировать промышленность, банки, землю, иначе ни как с произволом капиталистов и ростовщиков не справиться - одобрям? Одобрям, согласился мой симбионт. В этом случае, для эффективного управления, нужна плановая экономика - одобрям? Одобрям. Развитая социалка, для трудящихся итальянцев, гарантированная законами государства нужна? Нужна. А "кто не работает, тот не ест" - одобрям? Одобрям. Закон для всех един, без всяких исключений - одобрям? Одобрям. Ну и дальше по списку, в результате - так это у нас социализм получается - согласен? Согласился, не стал цепляться к названию, - замолчав и вроде как, прислушавшись к себе, Иван, усмехнувшись сказал - вот и сейчас соглашается. Ну а с федерализацией колоний и вовсе просто вышло. Маршал, после того как его выперли из Италии на пост губернатора Ливии, этим, там последние годы собственно и занимался. Уравнял ливийцев в правах с итальянцами, даже новый термин придумал - "мусульманские итальянцы"! Подвёл идеологическую базу даже, типа ливийцы - не дикие туземцы, а древний народ, с богатой культурой и историей. И не колония Ливия вовсе, а некий департамент Италии, пусть пока официально и не узаконенный. Кстати! - Иван, возбуждённо, вновь подался вперёд. - У него популярность среди Ливийцев просто огромная, можно хоть сейчас из тех, кто в плену, начать формирование частей НОАИ!
   Мне стало интересно, не так уж я хорошо знал историю Италии, а тут, Иван, открывал мне тамошние события совсем под другим углом зрения. Поэтому, я попросил подробностей: - "Чем же его реципиент так сумел покорить Ливийцев? Ну, кроме того, что уравнял их в правах с итальянцами". Из рассказанного им дальше, получалась занятная картина. Его симбионт, оказался малый не промах и совсем не дурак. В отличие от "евроитегаторов" конца 20-го начала 21-го века, натащивших в Европу мусульман - арабов и негров, без какой либо попытки их ассимилировать к европейской культуре и традициям. Маршал Бальбо, интеграцию и "итализации" Ливии, начал как раз с ассимиляции ливийцев к итальянской культуре! За семь лет его губернаторства, были построены сотни школ и больниц, запущена система социального лифта. Причём в школах, ливийские дети учились, вместе с итальянскими, по тому же образовательному курсу, что и в самой Италии. Очень много дало в плане ассимиляции, развитие системы здравоохранения местного населения. И пробитое маршалом разрешение для ливийцев, вступать на общих основаниях в армию и фашистскую партию. Даже в отсутствие маршала на посту губернатора, его политика "итализации" Ливии, продолжала оправдывать себя. С начала войны, только в 40-м году, в армию записалось добровольцами 40 тыс. ливийцев, в прошедшем 41-м, ещё 60 тыс., и в этом году процесс не остановился, хотя количество добровольцев сократилось. Для нас, это понятно был не очень хороший результат, так как солдатами ливийцы, в основной массе, оказались лучше итальянцев.
   Одновременно с развитием системы образования и здравоохранения, маршал начал и промышленное развитие Ливии. Масштабы сделанного за семь лет его губернаторства удивляли. Десятки построенных современных промышленных предприятий пищевой, легкой промышленности. Даже достаточно крупный, современный завод ФИАТ, где выпускали грузовики и дизельные поезда, так как он построил 400 километров железной дороги. И готовился начать строительство ещё 1000 км, чтобы связать восток и запад Ливии железнодорожным сообщением. Подготовительные работы по прокладке железнодорожного пути, были почти уже закончены к 40-му году. Построил более 4000 км современных шоссе, связав восток и запад Ливии, первоклассным шоссе - "Виа-Бальбо", протянувшимся вдоль побережья на 1820 километров. Помог крестьянам отвоевать у пустыни 30 тыс. гектаров земли. И везде, на строительстве и предприятиях, бок обок с итальянцами, работали ливийцы. Что на порядок повышало эффект ассимиляции ливийцев, так как документация и общение на работе, были только на итальянском языке.
   А главное, как объяснил Иван, после прежних губернаторов относившихся к ливийцам как к говорящему скоту. Маршал действовал строго по закону, не делая разницы межу итальянцами и аборигенами, давя любую коррупцию и клановость в зародыше. Что было необычайно важно для ливийцев, так как единого народа у них не было - коренное население состояло из сотен племён и тысяч кланов. Справедливое, непредвзятое отношение, строго в соответствии с законом, было оценено ими по достоинству, подняв уважение и авторитет маршала на небывалую высоту. Мда-а-а, умный и неординарный реципиент Ивану достался. Так, что его заявление - "можно хоть сейчас из тех (ливийцев), кто в плену, начать формирование частей НОАИ", похоже, было правомерным.
   -Послушай, а "твой кореш", который Гранди, не начнет болтать, - спросил я Ивана - что ты типа будущее ведаешь? Он этим, очень может тебе жизнь в образе маршала осложнить.
   -Не начнёт. - Ответил он. - Мёртвые, да ещё в подвале Лубянки, не склонны к публичным заявлениям.
   -Э-э-э, не понял? - Спросил я его, несколько сбитый с толку.
   -Ну, официально, - Иван изобразил скорбную мину на лице и печальным голосом произнёс - "Многолетний соратник Дуче, верный сын Италии, министр юстиции, президент Палаты фасций и корпораций, Дино Гранди, пал на боевом посту от рук бандитов". Партизаны его взорвали вместе с машиной, - прекратив дурачиться, ухмыляясь, ответил Иван - да так рванули, что сперва долго собирали остатки и хоронили в закрытом гробу! В действительности же, перебив эскорт, Гранди из машины изъяли, сунув на его место какую-то левую тушку. Доставили на побережье, дальше на подлодке в Союз, к Палычу, проливы-то, наши теперь. Так, что сидит наш страдалец в подвале на Лубянке, добровольно и чистосердечно рассказывая, как дошёл до такой жизни, с кем, где, сколько и как часто, и т.д. и т.п. Но вначале выяснили, рассказывал ли кому-нибудь, что я типа - будущее видел. А как выяснили, что никому и ничего не говорил, и опасности с этой стороны мне не угрожает, отправили меня сюда вживаться в роль маршала.
   -Ну, затейники! - Улыбнулся я, покрутив головой. - Слушай, Вань, а откуда партизаны в Италии взялись? Я вроде читал, что партизаны в Италии, ну там Гарибальдийские бригады и прочее, только после оккупации страны нациками, в 43 году, образовались.
   -Что значит, откуда? - Удивился Иван. - Партизаны в Италии появились одновременно с установлением фашистского режима Муссолини! Просто ребята Берия, пользуясь моей информацией, ну и информацией моего симбионта понятно, помогли им ещё до войны сорганизоваться. Подбросили инструкторов, помогли бежать из тюрем авторитетным противникам фашизма. Из разрозненных групп сопротивления - коммунистов, социалистов, и других антифашистских сил, скоординировали единое антифашистское движений - Комитет национального освобождения*. Вот они там сейчас и резвятся, конечно, той массовости, что была в 43-45 годах, в нашей с тобой ветке истории, нет пока. Но это пока нет. Знаешь Сань, ведь сейчас в Италии, ширятся антивоенные и антифашистские настроения, особенно после разгрома и потерь итальянских армий в Иране и Турции. И это только начало! Дальше партизанское движение там будет только крепнуть и расширяться. Война забрала почти все ресурсы экономики, положение с обеспечением продовольствием и товарами первой необходимости, рабочих и служащих в Италии, сейчас иным словосочетанием, как "полная жопа", охарактеризовать не выходит. Гитлер с Муссолини ресурсами делиться не собирается, наоборот тянет с Италии по возможности. Так, что недовольство войной и фашистами будет только расти.
   *(Комитет национального освобождения - Comitato di Liberazione Nazionale, сокращёно CLN, в РИ появился позже, в 43 г.)
   Я, в общем-то, был согласен с ним. Тоже слышал из новостей, о прокатившейся по Италии волне забастовок в конце марта, начале апреля. Хотя это и вызывало у меня некоторое удивление. Вроде положение с обеспечением промышленности ресурсами, было не в пример лучшим, по сравнению с эталонной историей. О чём, я и сказал Ивану.
   -Ну, ресурсы, ресурсам рознь. - Ответил он. - С металлами и нефтью, да, очень неплохо сейчас у итальянцев дела обстоят. Промышленность загружена на все 100%, ударными темпами увеличивает производство оружия и боеприпасов. Что позволило им сформировать и вооружить, вдвое большую армию, чем было в нашей с тобой истории. У Италии сейчас, где-то за 120 дивизий, даже после всех потерь за последние полгода. А ещё и Регия Марина, с Регия Аеронаутика, тоже сильно количественно и технически выросли, особенно флот. Так ведь армию и флот, не только вооружить надо, но и одеть, обуть, а главное накормить. Вот и сосут они, со страшной силой, из экономики соки. Притом, что большую часть рабочих рук, из промышленности и сельского хозяйства, забрали в них же. Вот это и есть причина дефицита, когда одежда и обувь по карточкам продается, да ещё втридорога. С едой и вовсе беда. Даже реквизиции итальянцами зерна и скота, на подконтрольных африканских территориях, проблему с продовольствием не решили. Да, сгладили проблему отчасти, до откровенного голода не дошло. Но и полуголодное существование итальянцам не в жилу. А тут ещё, большие людские потери в армии, поражения на фронтах, да и начавшиеся бомбардировки промышленности и инфраструктуры юга-востока Италии, наложились. Поэтому, ничего удивительного в протестах, забастовках и нарастании антивоенных настроений в Италии, нет. В общем, зря удивляешься, всё как раз просто и понятно. Наживаются на войне капиталисты, расплачивается народ. То, что простые итальянцы от этого не в восторге, то же естественно.
   После разъяснений Ивана, вопросов не осталось. Всё понятно: - "Кому война, а кому мать родная". Не зря говорят: - "Паны дерутся, а у казаков чубы трещат". Хотя раньше, пока военная фортуна сопутствовала им, что-то большинство итальянцев происходящим не возмущались, всецело поддерживая реваншистские и захватнические планы Муссолини. А как получили по сусалам, сразу сообразили: - на войне и убить могут. А оно им надо? Тем более, когда боевые действия, приблизились почти к самой Италии. Юго-восточную часть "итальянского сапога", уже бомбит наша авиация.
   Сейчас, линия фронта, уже проходила почти по границам Албании. Промышленная инфраструктура портов и предприятий юго-восточной Италии, стала доступна для ударов наших стратегических и фронтовых бомбардировщиков. А такого сильного ПВО, как в Рейхе, итальянцы не имели, поэтому удары нашей авиации были достаточно мощными и эффективными. Морское сообщение между Италией и Албанией, нашей авиацией было фактически пресечено. Что сразу сказалось на грузообороте ресурсов из Албании, а туда резервов, боеприпасов и снаряжения для итальянских войск, делая их положение очень тяжёлым. Сообщение с метрополией, осуществлялось через единственную железнодорожную ветку, по побережью Югославии. Которая тоже, подвергалась регулярным ударом нашей авиации, РДГ групп и партизан НОАЮ Жарко Зренянина.
   Кстати, здесь обошлись без тёмной личности известной в моей бывшей реальности, как "маршал Тито". Как не скудна была предоставленная Иваном информация по Югославии, выводы руководство СССР сделало правильные. Ещё в 40-м году, бывшего "раскаявшегося троцкиста", имёющегося большие непонятки с происхождением и в биографии, Коминтерн от руководства КПЮ отстранили, заменив на прямого и прозрачного как стекло - Жарко Зренянина. И как показали события января-февраля этого года, было правильным решением.
   -Значит, здесь ты ненадолго? - Возвращаясь к разговору, уточнил я у Ивана.
   -Получается так. - Согласился он. - Через пару недель, из печати выйдет "Обманутая Италия", небольшим тиражом на испанском и итальянском. Потом её типа переведут на русский, и она выйдет уже значительным тиражом в Союзе, половина на итальянском, для пленных. Какое-то время уйдёт на шумиху и раскрутку моей книги и моего бренда - "Маршал Итало Бальбо, видит будущую Италию только социалистической. В одном строю с прогрессивным человечеством бьется с фашизмом и нацизмом". Думаю, где-то в июле, но не позже августа, состоится моё приглашение в СССР. Ну, а дальше, во главе "Народно Освободительной Армии Италии", вместе с нашими, пойдём освобождать Италию от фашизма. Слушай, - Иван вновь облокотился о стол, подавшись ко мне - как думаешь, сможем в этом году войти в Италию?
   -Хм-м, хороший вопрос. Ещё две, недели назад, ответил бы утвердительно, а сейчас даже загадывать не возьмусь. Перемирие между англичанами и еврорейхом, все прежние расчёты сделало несостоятельными. Ты сам понимаешь, на данный момент, мы остались с немцами и их союзниками один на один. Даже одно то, что теперь, они смогут всю авиацию сконцентрировать против наших, войну минимум на год затягивает. А уж если Гитлер с Бевиным смогут договориться о мире, - я расстроено покрутил головой - вообще непонятно становиться когда война закончится.
   Иван посерьёзнел, понимающе покивал в ответ, потом сказал.
   -Понимаю, сам ловлю себя на мыслях, что история окончательно свернула "не в ту степь", можно сказать - "пошла в разнос". Но насчёт возможного сепаратного мира меж англичанами и "странами Оси", это ты Саня загнул. Перемирие, это не мир, а так, временная передышка. Просто сейчас у лимонников везде такая жопа, что вынуждены согласиться на предложенное Гитлером перемирие.
   От удивления, я даже на несколько секунд лишился дара речи. Поборов изумление, ответил с закипающим раздражением и сарказмом.
   -Ну, ты блин даёшь! Уж от кого, от кого, а от тебя такой благоглупости услышать не ожидал. Вань, ты хоть понял, что сейчас сказал? Не надо мне передовицы из патриотической прессы цитировать, своей башкой думай! Предали нас лимонники в очередной раз - цинично и расчётливо! Пойми ты, объяви об этом советские СМИ прямо, без прикрас, во всеуслышание, значить окончательно разорвать с ними все союзнические отношения, подтолкнув на скорейший мир с Гитлером и прочими Петенами с Муссолини.
   Иван, несколько смущённый, в примиряющем жесте выставил вперёд раскрытые ладони.
   -Саня, не ершись, не надо меня за советскую власть агитировать. Всё я прекрасно понимаю и помню, что нашим, в известной нам истории, в 41 и 42 было намного тяжелей, чем сейчас лимоникам. Помню и про план англичан "Немыслимое", отдавая себе отчёт, что с такими союзниками и враги не нужны. Но всё же, думаю, что ты чересчур драматизируешь. Бевин же, официально заявил, что это перемирие всего на полгода!
   -Нет, я хренею, дорогая редакция! Вань, ты точно головой в последнее время не стукался!? Или это симбионт на тебя так действует? Ты кому веришь!? Бевину!? Это Черчилль не пошёл бы на мир с Гитлером, а этот легко! Он от Черчилля, тем только отличается, что не стремиться, во что бы то ни стало сохранить Британскую империю в полном объёме, на штаты ставку делает! Как и Черчилль, он такой же патологический русофоб и антикоммунист. Так, что внутренних преград для мира с Гитлером у Бевина нет, только внешнеполитические договора и обязательства, его от такого шага удерживают.
   Наш разговор прервал появившийся официант, проинформировав, что заказанные нами Альпака и Антикучос готовы, спросил - можно ли уже подавать? Мы ответили согласием.
  
  
  
  
   ГЛАВА 2
  
  
  
  
   Пока официант сервировал стол, устанавливая посередине сковороду с ещё скворчащей, нежнейшей, вырезкой из Альпаки - местного верблюда, двоюродного брата ламы, и блюдо с перуанскими шашлыками - Антикучос, из говяжьего сердца. Думал о том, что благодаря нашему с Иваном вмешательству, история действительно - "окончательно свернула не в ту степь". Взяться за составление хоть насколько-то правдивого прогноза, даже на ближайшие полгода, я сейчас уже не рискну - слишком много образовалось дополнительных и неожиданных факторов.
   В одном я был с Иваном согласен, англичанам приходилось тяжелее, чем в известной нам с ним истории. "Волчьи стаи" папаши Денница, активно сокращали численность Royal Navy и тоннаж торгового флота, не только в северной и центральной Атлантике, но и в Индийском океане, особенно с прошлой осени. Что для англичан, было как серпом по известному месту - вся их экономика и логистика, были завязаны на морские перевозки. А тут ещё узкоглазые потомки Аматэрасу распоясались и "хулюганют" в Юго-Восточной Азии и на Тихом океане, вломившись с криками - "Банзай!", в тылы Британской империи. Без малейшего снисхождения, не дрогнувшей рукой, ставя "почтенных джентльменов" в позу пьющего оленя.
   "И всё же", - думал я - "нынешнее перемирие англичан с европейскими "странами Оси", это откровенное предательство. Не настолько сложилось у них безнадёжное положение, чтобы иди на перемирие с "Еврорейхом". Тяжёлое, это да, даже тяжелейшее, но совсем не безнадёжное. Нашим, в той истории, даже тяжелее в 41 - 42 годах приходилось. Очень плохо, что об открытии "союзничками", этим летом, "второго фронта" в Европе, теперь даже говорить не приходится. А ведь стоят бLядь, стоят, без пользы на острове больше полусотни дивизий, даром жрущие паёк. Не отвлекут они на себя, хоть сколько-то вражьих войск с Советска Германского фронта. Наоборот, руки нацикам с фашиками развязали, твари подлючие! Те уж не упустят возможность, сконцентрируют все силы против нас, а это значит, что война затянется, увеличив наши потери и цену - заплаченную СССР за победу. Понятно, что англосаксам это и нужно".
   -У бLяди островные! Даст бог, за всё заплатите. - Не громко, пробурчал я себе под нос.
   Это перемирие, официальным Лондоном, преподнесено было так: - "Это вынужденная мера. Сейчас только Японцев остановим. А потом, верные союзническому долгу, продолжим войну с нацизмом и фашизмом". Верилось в это с трудом, а мне так и вовсе не верилось. Это была откровенная ложь, так как наступление самураев, на момент подписания перемирия с "еврорейхом", англичане уже остановили в своей зоне ответственности. Сил у них было достаточно, чтобы даже начать отбирать у японцев назад захваченное. С моей точки зрения, всё упиралось в их желание воевать по-настоящему, в военный талан их генералов и адмиралов. Волей, неволей, начал сожалеть об ушедшем в отставку Черчилле, он хоть и был всегда последовательным нашим врагом, но на перемирие с Гитлером не пошёл бы. Хотя его отставка, в сложившейся к концу февраля ситуации, после падения Сингапура, была закономерна и неизбежна. Ведь англичане не зря Сингапур называли "Гибралтаром Дальнего Востока", стратегически, на него была завязана вся оборона Юго-Восточной Азии. Сам Черчилль назвал сдачу Сингапура - "худшей катастрофой и крупнейшей капитуляцией в британской истории". Ну, ещё бы не катастрофа! Если после его захвата, японцам открылась прямая дорога в английскую Индию и на острова Голландской Ост-Индии. Да и с военной точки зрения - позорище на весь мир! Ведь численность обороняющихся британских войск, была вдвое выше численности наступающих японских. Не просто военное поражение, а позорнейшее поражение, с колоссальным унижением британской империи, когда 120 тысяч британцев капитулируют перед 70 тысячами японцев.
   Это-то и послужило последней каплей исчерпавшей к нему кредит доверия. Взбешенные англичане, припомнили Черчиллю всё - все неудачи и поражения империи за время его премьерства. Как результат, импичмент и отставка, вместо него премьером стал Эрнест Бевин.
   Самое смешное и парадоксальное, для меня, в этой ситуации было то, что в потере Сингапура, вина Черчилля была минимальна. Он то, как раз, требовал от военных: - "всячески укрепить его оборону и не сдавать его, ни при каких обстоятельствах". Ну а английские генералы, расслабленные на тыловых базах, где самым распространенным "боевым ранением" офицерского корпуса, до войны с Японией, был запой и венерические заболевания, в результате оказались сами себе - "злыми буратинами". Хотя что-то, для усиления его обороны, они, сделать пытались, но на конечный результат это не повлияло.
  
   Официант закончил сервировать стол, пожелав нам приятного аппетита, ушёл. Иван, всё это время, задумчиво крутивший в руке бокал с вином, посмотрев на меня, сказал, возвращаясь к прерванному разговору.
   -Похоже ты прав. Знаешь, если посмотреть на их перемирие с такой точки зрения, это точно предательство всех союзников по антигитлеровской коалиции. Это, что же получается? Они больше не собираются воевать с "еврорейхом"? - Иван вопросительно посмотрел на меня.
   Я пожал плечами. Как будет развиваться ситуация в дальнейшем, сейчас я мог только предполагать. Для достоверного анализа с прогнозом, мне не хватало информации.
   -Вань, я сейчас могу только строить предположения. Точного прогноза сделать не возьмусь.
   -Ладно, пусть будут предположения. Так, что дальше от них ждать?
   -Хорошо. Вероятность того, что англичане не станут дальше воевать с европейскими "странами Оси", действительно большая. Возможно к концу перемирия, договорятся о приемлемых условиях мира с Адольфом. Но ещё большая вероятность, что будут выжидать, продлевая и продлевая перемирие, чтобы вмешаться в удобный момент, став полными хозяевами в Европе, на крайний случай вместе с США. Собственно лимонники так и планировали, ещё тогда, когда только готовили вторую мировую.
   -Ты хочешь сказать, - задумчиво спросил Иван, - что они будут выжидать, когда мы с "еврорейхом" истечём кровью, ослабнем, тогда и ударят вместе с США им в спину? Рассчитывая стать той силой в Европе, которая будет всем диктовать условия?
   -Да. Я думаю, именно так они и планируют. Причём, не стану исключать удара в спину нам! Если, к тому моменту, немцы с итальянцами будут при последнем издыхании. Ты вот вспомнил про несостоявшийся, в нашей реальности, план Черчилля - "Немыслимое". Так вот, думаю вероятность, что Бевин здесь может что-то аналогичное устроить, достаточно велика.
   -Бл..ть, вот же суки! - Ругнулся, в сердцах Иван, поставив со стуком бокал на стол. - Как думаешь, наши об этом знают?
   -Вань, во-первых, это только мои предположения. Во-вторых, если у наших так сказать "союзничьков", такие планы действительно есть или появятся. Первым об этом узнает товарищ Сталин. У наших, хорошая агентура не только в Англии, как и в нашей реальности было, но и штатах. Сейчас там у них, такая сеть наших агентов, что Палыч, уже через несколько часов в курсе, сколько раз ФДР рыгнул после обеда и какую ягодицу чесал перед сном. Поверь, я знаю, о чём говорю. - Добавил я, заметив появившееся скептическое выражение на лице Ивана. - И вообще, не стоит переживать раньше времени. Пусть они с самураями сперва справятся, ведь тем и помочь можно слегка, если что!
   -Думаешь?
   Я, с сожалением вздохнув, честно ответил.
   -Вообще-то маловероятно. Это я, если бы от меня зависело, японцам бы помог. Чтобы США и Англии лет на пять, ни до чего другого дела не было. А Сталин на такое никогда не пойдёт, он международные договора и обязательства чтит, в отличие от меня. Пока мы с ними, какие ни какие а "союзники", не станет он самураям помогать.
   -Жаль, очень интересно могло получиться - с мечтательно, задумчивым выражением лица, ответил Иван.
   -Это да, ход мог быть очень многообещающим. Мда-а, красивая, многовариантная комбинация могла бы в результате получиться. Но, сейчас он на это не пойдёт. - Я немного помолчал, обкатывая мысленно о возможности военно-технической помощи СССР Японской империи. - Вот если отношения с "союзничьками" окончательно испортятся, престав такими быть даже формально, тогда да, вероятность помощи почти стопроцентная. А пока официально они союзники, и выполняют в полном объёме свои обязательства по ленд-лизу, не будет он помогать Японии, даже тайно. Вижу, ты в моих словах сомневаешься. Ладно, вот тебе показательный пример, почему я уверен, что сейчас им помощи от нас не будет. Ты же помнишь, что американцы раскололи самые секретные военные шифры японцев? И теперь свободно читают все их радиограммы.
   -Да, помню. - Кивнул Иван.
   -Ну так вот, когда я весной был в Союзе. Заикнулся, было, Берия о том, что не плохо бы эту ифу слить японцам. Мол - "Чего ждать-то, а то устроят штаты японцам новый "Мидуэй", что нам вряд ли выгодно". Так он меня так отчитал.... - я остановился, не желая озвучивать неприятные воспоминания, только рукой махнул. - Ну да ладно, как говорится - рабочий момент. В общем, как война на Тихом океане началась. Ты знаешь, мы торговлю с японцами почти свернули, никакой нефти, металла и прочих стратегических ресурсов. Решение не помогать им в войне против наших "союзничьков", было принято на самом верху. Я когда в Мексику вернулся, очень аккуратно, у нашего резидента курирующего корпорацию, ещё раз о возможном сливе инфы японцам уточнил. Точно, запрет даже на помощь информацией.
   -Понятно, значит они до сих пор не в курсе, что американцы их шифры читают. Печально. Я бы, не задумываясь, слил бы это джапам.
   -Плохо ты мне Ваня знаешь. Месяц как уже в курсе! - самодовольно усмехнулся я.
   -??
   -Скажу честно, пришлось поломать голову, чтобы им эту инфу слить, не подставляя наших. Но в результате, всё оказалось не так сложно. Слил через мексиканцев, у них к этому свой большой интерес имелся. Причём, послу Японии, эту инфу слил, ни много ни мало сам президент Мексики! Заодно проинформировав, что Рузвельт просил Мексику и СССР, вступить на стороне союзников в войну с Японской Империей. Но они, как и СССР, отказались, мол - "Чтим международные договоры". Это, Авило, уже по собственно инициативе слил.
   -"Ну, вы блин даёте!" - Довольно улыбаясь, процитировал Иван. - Как оказывается, некоторые интересно живут, не то, что отставные маршалы авиации. Может, ну эту Италию? Переберусь к тебе в Мексику, будем вместе интригами международного уровня заниматься. - Пошутил он.
   -Не обольщайся. - В тон ответил ему я. - Почти каждодневная рутина ответственных должностей, с исключительно редкими возможностями "пошалить". У тебя, "маршал ты наш, отставной", жизнь даже разнообразней и насыщенней на события, чем у меня. Вон, скоро пойдёшь Италию освобождать, а я так и буду, до победы, в душных кабинетах корпеть над бумажками.
   От запаха одуряющее пахнущего мяса, рот наполнился слюной. Я решительно подвинул ближе к себе блюдо с перуанскими шашлыками.
   -Давай всё же пообедаем, а то сейчас слюной захлебнусь. - Сказал я накладывать антикучос к себе на тарелку. - Я межу прочим, со вчерашнего дня ещё ни чегошеньки ни ел.
   -Извини, заговорил тебя. Просто, я невероятно рад тебя видеть! О стольком хочется поговорить, столько обсудить, я же здесь, ни с кем нормально пообщаться не могу. Всё время в напряге, как бы чего не ляпнуть.
   -Аналогично друг мой, аналогично! И всё-таки, давай сперва перекусим. У меня командировка на трое суток, успеем ещё наговориться. - Ответил я, отправляя первый кусок мяса в рот. - Мм-м-м, вкуснотища! - Пробурчал я и активней заработал челюстями.
  
   Время пребывания в Лиме, за общением и разговорами с Иваном, пролетело незаметно. Он отпросился с работы на всё время моего пребывания там. Поэтому мы фактически не расставались эти дни. За исключением нескольких часов, на второй день. Которые я провел на заводском аэродроме, где мне демонстрировали лётные возможности И-18ММ. Скоростные и маневренные характеристики стали значительно лучше, из двигателя М-89 выжали всё возможное, планер самолёта стал более аэродинамически вылизан. Плюс, улучшенный автомат регулирования шага винта, высокая механизация крыла, кабина пилота с удобным расположением приборов, намного упростили его пилотирование. Усилили бронирование фонаря и спинки кресла пилота с заголовником. Усилили вооружение, две 23-мм пушки и два 12,7-мм пулемёта. Новый прицел, с аналоговым баллистическим вычислителем, позволял точно вести огонь из пушек на дальние дистанции. И не смотря на всё это, общий вес И-18ММ снизился на полсотни килограмм. За счёт ставшей цельнометаллической конструкции самолёта. При сохранении почти той же внешней геометрии, фактически, это был новый истребитель. В КБ Поликарпова над ним хорошо поработали, только вот в серию в Союзе он так и не пошёл. В серию пошли истребители с более мощными двигателями - И-186(По-5) со средневысотным двигателем АШ-82ФН и И-185(По-3) с высотным М-71Ф-ТК. Поэтому лицензию на его производство передали нашей РИАК.
   Всё остальное время, я провел в общении с Иваном в его небольшом, но уютном доме. Даже в гостиницу ночевать не ездил, спал на диване в гостиной. Дом Иван снял на тихой столичной окраине, точнее его Ивану сняли заранее. По размерам дом небольшой, кабинет совмещенный с гостиной, спальня, ванна и кухня. Зато имелась большая тенистая терраса, вся увитая плюющём, где так хорошо сидеть в жару днём. Ухоженный садик вокруг дома и высокая каменная ограда, тоже полностью покрытая плюющём, создавали иллюзию уединения, настраивая на мирный лад. Вот только темы наших разговоров, по большей части, мирными не были. Но говорили мы не только о войне. Оба стосковались по возможности говорить полностью свободно, не контролируя постоянно, что можно сказать, что нельзя. Поэтому разговоры коснулись всех аспектов нашей жизни здесь. Я даже порефлексировал на тему: - "Возможно ли было, свести к минимуму негативные последствия, во внешне политическом плане, от нашего вмешательства в исторический ход событий?". Ивана эта тема тоже сильно занимала. Обсудив, пришли к заключению, что только при одном варианте течения событий, негативные последствия не успели бы проявится. В случае, если бы РККА, успела разбить нациков с их союзниками за полгода, максимум за год. Но такое, увы, было не возможно. После чего я для себя решил: - "Раз уж поправить ничего нельзя, что сделано, то сделано. То и нет дальнейшего смысла, переживать по этому поводу".
   Обсудили с ним и перспективы ленд-лиза. Ивана волновал вопрос, выполнят ли англичане свои обязательства, по передаче Северному флоту, этим летом, линкора "Рамиллис". Который заканчивал ремонт и модернизацию в США. Договорённость об этом была достигнута на переговорах прошлой осенью в Москве. Вопрос действительно был не простой, англичане могли и зажать линкор, так как потери тяжёлых кораблей королевским флотом, сейчас были близки к критическим. С другой стороны, перемирие Англии и европейских "стран Оси", остановило активные боевые действия между ними в Атлантике. Не выполнить договорённость о передачи линкора СССР, флот которого остался один на один с флотами Германии и Италии, могло повлечь за собой симметричный ответ со стороны СССР. Японская Империя уже предложила СССР, за возобновление торговли в полном объёме, продать линкор и пару тяжёлых крейсеров. Сталин пока отказался, оставаясь верным союзническим обязательствам. Но англичане понимали, если они зажмут "Рамиллис", вместе с другими кораблями, обещанными СССР по ленд-лизу, то рискуют окончательно разрушить союзнические отношения. И тогда, вполне возможно, начнётся сближение СССР и Японии, что им и в страшном сне не могло присниться.
   Поэтому я считал, что и США и Великобритания, выполнят все обязательства по ленд-лизу, и даже, возможно в большем объёме, только бы не допустить сближение СССР и Японии.
  
   Безусловно, большую часть нашего общения, заняло обсуждение положения на всех ТВД. А обсуждение дальнейшего хода войны на Тихоокеанском и Юго-Азиатском ТВД, даже переросло у нас в горячий спор. Слишком там всё было неоднозначно. С одной стороны - дальнейшее продвижение японцев союзники вроде как остановили. Но! Это было временное затишье в неустойчивом равновесии. Сил у Японской Империи ещё было достаточно, чтобы продолжить наступление. У союзников, тоже сил хватало, чтобы переломить ход войны и начать отбирать захваченное самураями. Поле возможных вариантов последующих шагов сторон, было достаточно велико, из-за чего мы, не могли прийти общему мнению.
  
  
  
  
   ГЛАВА 3
  
  
  
   Военные планы Японской Империи, для победы в войне, предусматривали два безусловных положения. Первое, безусловно, уничтожить основные силы американского тихоокеанского флота. Второе, безусловно, захватить английский Сингапур. Без этого, о победе в войне или выгодном мире, им даже мечтать не приходилось. Если первое им блестяще удалось, заманив американский флот в ловушку у Филиппин. То второе, чуть было не сорвалось. Из-за того, что на тот момент в Индии, у англичан, было достаточно войск и резервов, а оттуда до Малаккского полуострова рукой подать. Уже 9 декабря, первые подкрепления из Индии разгрузились в Джорджтауне. Уничтожение 10-го декабря, ударного "Соединение Z" адмирала Филипса в Южно-Китайском море. Когда погибли новейший линкор "Принс оф Уэлс", линейный крейсер "Рипалс", авианосец "Индомитебл" и два эсминца. Морально тяжело отразились на англичанах, но подкрепления перебрасывать в Малайю они не прекратили. Всего подкреплений, до капитуляции Сингапура, в Малайю прибыло более 90 тысяч: - две индийские пехотные дивизии, английская и австралийская танковые бригады, новозеландская пехотная бригада, а также, несколько других частей, в основном инженерно-технических и пополнение. За первый месяц войны, только авиационные силы Малайской группировки в 160 самолётов, англичане увеличили на 150 истребителей и сотню бомбардировщиков. Два тяжёлых крейсеров и два эсминца, уцелевшие после уничтожения "Соединение Z", после устранения повреждений, вошли в состав флота ABDA.
   После разгрома американского флота, 2-го января, в проливе Суригао, командование английских сил на Дальнем Востоке совсем пало духом и видимо перетрусило. Ему было очень неуютно и откровенно стрёмно оставаться в Сингапуре, который регулярно бомбили японцы. А вдруг убьют!? Ну и неверие генералов с адмиралами, в возможность, сейчас, победить японцев в Малайе. Поэтому, 20 января, командование свалило из Сингапура, подальше от "злых самураев", в Коломбо, на остров Цейлон. По озвученной официальной версии, в связи с тяжёлой обстановкой в Малайе. Хотя именно в тот момент, англичане наступление японцев на Малаккском полуострове остановили, опираясь на горный хребет Титивангса. Четыре индийских, австралийская пд, гуркхская пехотная бригада, английская тбр, удерживали этот достаточно хорошо укрепленный рубеж почти десять дней.
   Оставленные руководить обороной: - генерал-лейтенант Персиваль - командовавший всеми союзными силами в Малайе, с генерал-лейтенантом Хьюзом - командиром 3-го Индийского корпуса, вели себя абсолютно пассивно и нерешительно - "командуя по глобусу". Честно сказать, откровенно тупили, боясь высунуть нос из Сингапура.
   В отличие от них, командующий японской 25-ой армией, генерал Томоюки Ямасита, действовал решительно и инициативно. Убедившись, что его сил из четырёх пехотных дивизий и танковой бригады, не достаточно, чтобы прорвать оборону англичан на прежних направлениях наступления, вдоль восточного и западного побережья полуострова. Перегруппировывает свои силы и наносит удар по центру обороны англичан, в трудно проходимой местности, где наступление японцев не ждали. Одновременно, пользуясь господством японского флота на море, высаживает морской десант, из пехотной бригады с частями усиления, обороняющимся в тыл. Императорская гвардейская дивизия при поддержке 3-й танковой бригады, одним мощным ударом прорывает растянутую оборону 22-й индийская пехотной бригады. За трое суток, по предгорьям и джунглям, сметая на своём пути завалы на дорогах и тропах, ломая сопротивление остатков 22-й пбр и брошенной на ликвидацию прорыва фронта гуркхской пехотной бригады, японцы выходят к побережью. В тыл английской тбр и австралийской дивизии, пытающихся ликвидировать плацдарм японского десанта. Ещё сутки ожесточённого сражения и японцы замыкают кольцо окружения. В окружение попадают - 11-я индийская пд, английская тбр, часть сил австралийцев и 9-той индийской пд. На их уничтожение, японцам потребовалось всего трое суток, остатки британских войск сдались на четвертый день.
   Дальше японцы наступали безостановочно, все попытки англичан их остановить, ни к чему не приводят. Даже на подготовку форсирования Джохоского пролива и захват плацдармов на самом острове, японцы потратили всего восемь дней. Бои за сам остров и город, продолжавшиеся одиннадцать суток, были ожесточенными, до предела упорными и кровопролитными. В них отличились новозеландская пехотная и австралийская танковая бригады, сражавшиеся очень стойко и мужественно.
   И был там, невероятно интересный момент, когда всё могло пойти совсем по-другому. К 24-му февраля, положение японцев стало критическим, у них кончалось горючее, заканчивались боеприпасы, было потеряно 90% танков и самоходок, а людские потери в частях были столь велики, что генерал Ямасита, приказал своему штабу разработать план отхода с острова. Сложилась ситуация, как в том старом анекдоте, где мужик поймал медведя. Ему кричат - "давай тащи медведя сюда", а мужик отвечает - "что не может, мол, медведь не пускает". Так и тут у японцев с гарнизоном Сингапура.
   Атмосферу уныния штабе Ямаситы, развеяли прибывшие, утром 24-го, английские парламентёры. Опасаясь, что англичане могут догадаться о незавидном, да что там, отчаянном положение японцев, Ямасита, потребовал прибыть на переговоры лично Персиваля и начать переговоры немедленно. Когда тот прибыл, Ямасита стал блефовать, "гнул пальцы и пёр буром", стараясь психологически его подавить и сломать. Тот поначалу пробовал упираться и торговался. Ямасита, стал на него кричать* - "Я твой дом труба шатал, тупой гайдзин! Только немедленная и безоговорочная капитуляция, а то отдам приказ о всеобщем наступлении. К утру, мы вас всех порвём, как тузик грелку - на британский флаг!"**. В конце концов, деморализованный Персиваль уступил, единственно, вырвал у разошедшегося не на шутку Ямаситы, обещание сохранить жизнь семьям английских граждан. В 5 часов 30 минут утра, 25 февраля, гарнизон Сингапура капитулировал, перед более, численно и технически слабейшим противником, но превосходящим мотивацией и силой духа.
   *(Хотя японцы так просто разговаривают, а впечатление, что орут как потерпевшие)
   **(Краткая интерпретация блефа Ямаситы, смысл сохранён)
   Вот такой "парадокс и перегиб". Не поторопись командование англичан с капитуляцией, продолжая сопротивление, сутки, а для гарантии пару суток. И Ямасита сам отдал бы приказ, покинуть остров японским частям, чтобы не потерять оставшиеся без боеприпасов войска.
   Варианты, в этом случае, могли быть прелюбопытнейшие. Все дальнейшие планы японцев, по захвату Юго-Восточной Азии, были бы сорваны к чёртовой матери, как и захват Голландской Ост-Индии. Даже мне, было понятно, что только пассивность, трусость и профессиональное несоответствие английского командования, позволило японцам захватить Сингапур. Ведь у них были все возможности, не только его удержать, но и при условии, что вместо Персиваля, союзными силами в Малайе командовал бы решительный и грамотный тактик, разбить 25-ю армию Ямаситы, удержав большую часть Малаккского полуострова.
   Изначальное превосходство войск Ямаситы в авиации, 600 японских самолётов, против 160 английских, уже к середине января было значительно уменьшено. Японцы численно превосходили англичан в авиации всего на треть, фактически силы сравнялись.
   Прибывшие из Индии, в подкрепление, две индийские пд и английская танковая бригада, были обстрелянными частями, имевшие реальный боевой опыт противостояния немецко-итальянским войскам. Танковая бригада, помимо "Матильд" и "Валентайнов", имела две роты новейших тяжёлых танков "Черчилль", которые в лоб японцам пробить было нечем. Противотанковая оборона японцев была откровенно слабоватой. Их противотанковая 37-мм пушка Тип 94, основное оружие японских противотанкистов, против хорошо бронированных английских танков, была почти бесполезна. В лучшем случае, могла только перебить гусеницу или сбить катки.
   Новейшая, длинноствольная, противотанковая 47-мм пушка Тип 1*, могла пробить броню "Валентайна" на дистанции 350 - 400 метров, "Матильды" на 180-и - 200-х метрах, "Черчиллея" только в борт или корму, тоже на 180-и - 200-х метрах. Да и было-то их всего три дивизиона, по одному на пд. В императорской гвардейской дивизии вместо буксируемых 47-мм пушек, была рота противотанковых 47-мм САУ "Хо-Ру", на шасси лёгкого танка "Ха-Го". Ещё в танковой бригаде было три роты средних танков с длинноствольными 47-мм пушками - новейшими "Чи-Хе" Тип 1, "Шинхото Чи-Ха" Тип 97-кай и модернизированные до его уровня "Чи-Ха" Тип 97. Но их 27-мм - 50-мм лобовую броню, английские танковые и противотанковые 42-мм пушки пробивали с полукилометра, 57-мм с километра, даже 13,9-мм ПТР "Boys", пробивало их в борт и корму, метров с 100 - 200. А наша "Базука", вообще не оставляла шансов любой японской бронетехнике.
   *(47-мм пушка Тип 1, примерно соответствовала нашей 45-мм пушке М-42, или здешнему аналогу М-40)
   Правда были у японцев отличные, современные 75-мм пушки Тип 90, по баллистике и бронепробиваемости, соответствующие нашим дивизионным трёх дюймовкам Ф-22 УСВ и ЗиС-3. Но опять-таки, было их с гулькин хрен, один моторизованный дивизион в императорской гвардейской дивизии и один дивизион 75-мм САУ "Хо-Ни I"**, в армейском подчинении как средство усиления. И, в общем-то, это всё, чем располагала на тот момент 25-я армия Ямаситы, если не считать автоматических универсальных 20-мм пушек Тип 98, 20-мм противотанковых ружей Тип 97 и 13,2-мм пулеметов Тип 93, годных только для поражения легкобронированных целей и авиации.
   **(75-мм САУ "Хо-Ни I", на шасси среднего танка "Чи-Ха", вооружалась 75-мм пушкой Тип 90)
   Короче, английская тбр, могла запросто проломить оборону японцев, было бы на то желание командования англичан. И даже проще и лучше можно было сделать. В седине января, когда остановили японское наступление на приморских флангах фронта, нанести отсекающий удар, с центрального участка фронта к побережью Южно-Китайского моря. 24-я индийская пехотная дивизия, закаленная в боях с немецко-итальянскими войсками, первая выгрузившаяся на севере полуострова, сражалась с японцами на равных. Достаточно прочно и уверенно удерживая левый фланг англичан в провинции Перак, в то время, как правый фланг фронта, японцы потеснили более чем на 200 километров к Куантану. Сложившаяся на тот момент линия фронта, пролегшая под острым углом с севера на юг, просто "просила" нанести такой удар, в тыл левому флангу японской 25-й армии, окружив и прижав к морю наступающих японцев. К тому же, силы для такого удара были, это находящиеся в резерве английская тбр и австралийской пд.
   Не думаю, что англичане смогли бы уничтожить прижатые к морю дивизии Ямаситы, всё же на море господствовал флот японцев, снабжение и поддержку окружённым войскам он обеспечил бы. Но, бои перешли бы в позиционную фазу. Где успех компании, стал бы зависеть уже от того, кто быстрее сможет перебросить резервы и нарастить силы. И вот тут-то, преимущество в скорости наращивании резервов, было бы у англичан. Отход из Белуджистана немецко-итальянских войск, высвобождал британцам большое количество войск, что могли быть быстро переброшены на Малаккский полуостров.
   Как известно, успех окрыляет и вдохновляет, пусть даже и небольшой. Успешно проведенная операция по окружению японцев, могла вдохновить британских "енералов", действовать решительней и активней. Вдохнула бы в них уверенность в победе и собственных силах. И завязли бы тогда японцы в боях на Малаккском полуострове, в борьбе за Сингапур. Скорей всего, тогда и Голландскую Ост-Индию удержали, ну хотя бы основные острова Яву и Суматру. А так думать, были все основания.
  
   В этой реальности, Голландцы, неожиданно продемонстрировали решимость и упорство в сражениях не только на море. За острова Нидерландской Индии, развернулись по-настоящему упорные бои на суше. Войскам "страны восходящего солнца и цветущей сакуры", за захват Голландских владений, пришлось заплатить намного большую цену, чем было в известной мне истории.
   По всей видимости, на такие решительные действия, по защите всех ключевых островов, командование Голландской колонии, с подвигла начавшаяся по-другому сценарию война на Тихоокеанском ТВД. Видимо голландцы, очень рассчитывали, что выдвигающийся к Филиппинам американский флот, в "силах тяжких", прибьет "наглого, узкоглазого, агрессора", или хотя бы хорошо "начистит ему рыло и намнёт бока". Ну и безусловно, более лучшее положение с обеспечением войск вооружением и военной техникой, чем было в другой реальности.
   Неожиданным и очень неприятным сюрпризом, для японцев, оказались наши танки CTLS-5TAC, произведенные фирмой "Мармон-Херрингтон", для королевской голландской ост-индской армии (KNIL). Ни чего подобного встретить у голландцев они не ожидали. Изначально, мы его проектировали как лёгкий. Только вот в реальности, он превосходил по своим боевым качествам, средние японские танки "Чи-Ха", не уступая "Шинхото Чи-Ха" и новейшим "Чи-Хе" Тип 1. Его последующая модификация М5 "Феникс", новейшие средние японские танки "Чи-Хе" Тип 1, превосходила по всем показателям, даже, несмотря на: - 47-мм длинноствольную пушку, 50-мм лобовую броню, радиофикацию и 240 сильный дизель у японского танка. Японские танкисты, после боёв с М5 "Феникс", просто отказывались верить, что этот танк относится к категории лёгких. С начала войны и до середины марта месяца, голландцы успели получить их больше сотни.
   К началу войны, KNIL имела три пехотные дивизии, танковую*, пехотную и смешанно-моторизованную бригады, два танковых и два батальона морской пехоты, прочие части усиления и обеспечения - с общей численностью войск от 65 до 70 тысяч. После начала войны с Японией, голландцы, не только объявили мобилизацию в армию европейцев, но и массовый набор местных добровольцев. За счёт чего, к февралю месяцу, увеличили численность армии более чем вдвое. Сформировав дополнительно ещё три пехотные бригады и более двух десятков отдельных полков и батальонов. С вооружением помогли США и Англичане, поставив необходимое снаряжение для новых частей. Даже мы поставили им оружие, кстати, хорошо на этом заработав. ЮТЭК, продал голландцам, больше 20 тысяч пистолетов пулемётов, под пистолетные патроны парабеллума и маузера, 120 единиц буксируемых 60-мм пушек миномётов и три сотни базук с большим боекомплектом.
   Продали голландцам 50 тысяч карабинов маузер и наши друзья из Латинской Америки, Венесуэла и Перуанско-Эквадорская конфедерация. Как и более сотни устаревших полевых орудий от 75-мм до 105-мм, германского производства, времён первой мировой войны. Всё равно решили перевооружаться, а тем в самый раз. Так как KNIL, традиционно, имело оружие немецкого производства, боеприпасов к нему было более чем достаточно. А вот для американского и английского вооружения, их требовалось доставлять.
   *(В отличие от РИ, здесь, голландский заказ на изготовление 200 танков CTLS-5TAC, фирма "Мармон-Херрингтон" выполнила в полном объёме и в срок. Что позволило Голландцам сформировать бронемеханизированные части.)
   С образованием союзного командования ABDA в Индонезии, англичане и австралийцы послали на помощь свои войска, правда, не много, но всё же. Из Индии прибыли обстрелянные части - индийские пд и две пехотные бр. Из Австралии одна пехотная дивизия, хорошо обученная и полностью оснащенная. Англичане выделили от щедрот, шесть эскадрилий, местом базирования для которых стал остров Суматра. Они работали одновременно и в интересах войск на Малаккском полуострове, потом в Сингапуре. Пять эскадрилий выделили американцы, кроме поставленных полутора сотен самолётов.
   Поэтому вначале компании, были все шансы не отдать Голландскую Ост-Индию японцам. Высадившиеся в английских владениях, на севере острова Борнео, японские войска, к концу декабря, испытывали серьёзные трудности с продвижением на юг острова, да и с удержанием захваченного кстати. Голландцы развоевались не на шутку, намереваясь скинуть японцев в Южно-Китайское море.
   Не смотря на то, что танковая и смешанно-моторизованная бригады голландцев, были сформированы незадолго до войны, из-за чего имели слабоватую подготовку. Как и пехотные бригады, полки и батальоны, сформированные уже после начала войны. Голландские части очень достойно противостояли японским войскам, поначалу не только успешно обороняясь, но и переходя в успешные наступления. Союзный флот ABDA, под командованием голландского контр-адмирала Доормана, в середине декабря, вполне чувствительно дал по зубам 2-му японскому флоту вице-адмирала Нобутакэ Кондо. Не допустив японцев, во внутренние воды Индонезийского архипелага. Флот ABDA, не только обеспечивал судоходство союзников в водах Индонезии, но и сам предпринимал успешные набеги на коммуникации противника. Потопив четыре японских транспорта и повредив десяток военных и транспортных судов. Пока союзный флот, под командованием адмирал Доормана, обеспечивал безопасность внутренних перевозок в архипелаге, японцам, победа в Голландской Ост-Индии точно не светила. Имея многочисленный каботажный флот, из сотен и сотен малых грузовых и грузопассажирских кораблей. Командование ABDA, могло быстро перебрасывать войска между островами, концентрируя силы в нужном месте, создавая численный и технический перевес над противником.
   После разгрома 2-го января американского флота в проливе Суригао, обстановка начала меняться в пользу японцев. Очистив к концу декабря южную часть филиппинских островов от американцев, высвободив часть флота, в начале января, японцы перешли в наступление на Голландскую Ост-Индию широким фронтом. Десятки одновременных десантов на остова Целебес, Моротай, Хальмахера, Буру, Серам, Новая-Гвинея, заставили командование ABDA распылять свои силы, что значительно усложнило остановку по обороне островов. Сражения за острова проходили, с попеременным успехом, ещё два месяца. Пока японцы не расчистили своему флоту безопасный проход в Яванское море. Где их силы, из 2-го и 3-его японского флотов, при поддержке авианосного соединения вице-адмирала Дзисабуро Одзавы, в середине марта, навязали адмиралу Доорману генеральное сражение. В кровопролитном сражении, развернувшемся в Яванском море, флот ABDA был почти полностью уничтожен. Погиб и контр-адмирал Доорман на своём флагманском крейсере "Де Рёйтер". Японцы оказались сильнее, их было тупо намного больше. Остаткам союзного флота вырваться и уйти в Австралию, не удалось. Вырваться удалось только четырём эсминцам. Десяток военных кораблей разной степени повреждённости, среди которых два крейсера, достались японцам как трофеи.
   С этого момента, потеряв возможность маневрировать войсками между островами, оборона Голландскую Ост-Индии потеряла целостность, став фрагментарной. Каждая группа войск могла оборонять только свой остров, не имея возможности прийти на помощь соседнему гарнизону на другом острове, или получить помощь от него. Чем японцы не замедлили воспользоваться, давя сопротивления гарнизонов островов один за другим. И все-таки, голландские, индийские и австралийские войска, сопротивлялись до последнего. Чему неожиданно способствовала почти поголовная гибель штаба во главе с командующим, под японскими бомбами в Батавии. Нидерландские офицеры среднего звена, заняв командные посты, проявили неожиданную решительность биться до последнего, призвали к партизанской войне против оккупантов, не побоявшись раздать оружие добровольцам. Чего точно не было в эталонной истории. Только гарнизон Явы, с середины марта до середины апреля, увеличился с 32 тысяч до 93 тысяч.
   Поэтому, только в середине апреля, японцы смогли задавить последние очаги сопротивления на Суматре. А на Яве, в столице голландской Ост-Индии, городе Батавия и вокруг неё, бои шли ещё две недели. Здесь, организованное сопротивление частей гарнизона, японцы смогли подавить только в первых числах мая. На два месяца позже, чем это было в той истории. Не сдавшиеся части, отступили вглубь острова, в горы и джунгли, где продолжают сопротивление до сих пор. Но это, по факту, уже агония, организованное сопротивления японцы ликвидировали. Открыв себе возможность десанта в Австралию.
   Будет японский десант в Австралию? Возможно. Время покажет, будут они там высаживаться или не рискнут. Хотя, с моей точки зрения, все предпосылки для этого у самураев есть. Японцы в Индонезии захватили не только нефтяные поля и сопутствующую инфраструктуру с нефтеперерабатывающими заводами. Они получили удобные базы с нехилыми судостроительными и судоремонтными мощностями. Плюс, на голландских верфях, в качестве трофеев, им достались несколько десятков торпедных катеров, патрульных судов и тральщиков, в разной степени готовности. Главное же, им досталось более тысячи каботажных голландских кораблей**, огромные запасы продовольствия, горючего и боеприпасов.
   **(централизовано их уничтожить, как это было в эталонной истории, здесь, не смогли)
   А учитывая, что к началу мая, японцы захватили не только архипелаг Бисмарка с островами Новая Британия, Новая Ирландия. Но и полностью Соломоновы острова, даже южнее продвинулись, захватив английский архипелаг Санта-Крус. Высадка самураев в Австралии, более чем вероятна.
   К тому же, австралийцы не смогли удержать свою часть Новой Гвинеи, что дало японцам отличную базу в Порт-Морсби, откуда до Австралии рукой подать. Это были уже последствия, со знаком минус, от изменения хода истории. Возможно, что оборона и сражение за территорию австралийской части Папуа, развивалось бы по знакомому сценарию. Где японцев остановили на трудно проходимом Кокодском тракте, проходящем через хребет Оуэн-Стэнли. Вот только в этой реальности, захват Порт-Морсби, произошёл с моря, ещё в середине апреля, да ещё и с запада. Силами десанта в 3000 человек, до этого захватившего остров Тимор. Ничего, даже отдалённо, напоминающее сражения в Коралловом море, здесь не произошло.
  
   После разгрома флота ABDA, авианосное соединение вице-адмирала Одзавы, в сопровождении сильного отряда крейсеров, отправилось в конце марта, громить австралийский порт Дарвин, крупную военно-морскую и авиационную базу союзников. Атака началась на рассвете, с налёта палубной и базовой авиации японцев. К атаке на Дарвин, японцы привлекли более сотни базовых бомбардировщиков с наземных аэродромов на островах Голландской Ост-Индии. Около 250 японских бомбардировщиков и истребителей, походя, снесли слабенькую ПВО порта, состоявшую "курам на смех", из двух десятков зенитных пулемётов и 20-мм автоматов, с дюжиной старых зенитных трёхдюймовок. Заодно, посшибав с десяток взлетевших на перехват Р-40, изображавших из себя истребители ПВО. Потом принялись за сам порт, где скопилось до сотни грузовых и военных судов, вплоть до линкоров. В этот момент, только на погрузке и разгрузке стояло больше полусотни судов. За весь световой день, японцами было совершено четыре массированных налёта на порт и город. Вдобавок к полудню, отряд крейсеров, сопровождавший авианосное соединение Одзавы, вышел на дистанцию уверенного огня, подключившись к избиению судов в гавани и разрушению инфраструктуры порта. Сотни и сотни 356-мм, 203-мм, 150-мм и 140-мм снарядов, двух линейных, пяти тяжёлых и трёх лёгких крейсеров, тоже внесли весомую лепту в рукотворный Армагеддон, устроенный японцами в порту Дарвина. Потопив в общей сложности: - три линкора***, крейсер, пять эсминцев, три десятка грузовых кораблей, серьезно повредив еще полсотни судов, заодно разрушили инфраструктуру порта и нефтехранилище. Одновременно была разрушена и основная база ВВС Австралии, вместе с казармами и топливным хранилищем. Одним словом, самураи, устроили разновидность "Австралийского Перл-Харбора", надолго выведя ВМБ Дарвин из строя.
   ***(Это были два старых английских линкора и старый же французский "Лоррэн". Утопили правда не с концами, мелководье в бухте, позволило их довольно скоро поднять. Затем их отбуксировали для ремонта и модернизации в штаты.)
   Главным последствием успешной атаки на Дарвин, стало не только прекращение поставок союзниками оружия, боеприпасов и снаряжения, гарнизонам островов Голландской Ост-Индии. Самым главным было прекращение почти всей активности военно-морского флота союзников, в Тиморском и Арафурском морях. Ну а дальше все просто.
   Посмотрев задумчиво на это дело, своими узкими глазами, потеребив самурайскую косичку на голове, японское командование решило - "А собственно, почему нет? Умный в горы не пойдёт, умный горы обойдёт. Зайдём как мы австралийцам, по-тихому, с заднего крыльца. Они нас там не ждут, а мы уже тут как тут и оп-па-па!".
   Так и поступили. Десантный отряд, в сопровождении сил 3-го флота, вышел с Тимора с расчётом, чтобы миновать Торресов пролив ночью, подойдя к Порту-Морсби на рассвете.
   Торресов пролив миновали без потерь, эсминцы потопили австралийский сторожевик и попавшиеся по дороге пару транспортов. Десант, как и планировали японцы, начал высадку на берег рано утром. Гарнизон в порту был малочисленный, неполный папуасский пехотный батальон 30-й пехотной бригады австралийских милиционных сил, недавно набранный из местных туземцев добровольцев. Папуасы милиционеры, отважно вступили в бой с японским десантом. Хотя у папуасов достаточно философский взгляд на жизнь и смерть, успешно обороняться очень сложно, когда по требованию десанта, по обороняющимся, с моря незамедлительно фигачат восьми и шести дюймовыми чемоданами, оставляющими пятиметровые воронки. А из-за слабенькой ПВО, японские палубные штурмовики и бомбардировщики, в наглую ходят почти по головам.
   К вечеру всё было кончено, сам порт и город с окрестностями, были в руках японцев. Сопротивление остальных частей 30-й бригады австралийских милиционных сил, находящихся в глубине острова, японцы давят до сих пор, те перешли к диверсионной и партизанской тактике.
   Главное, что успешный захват Порт-Морсби, дал самураям стратегичес­кий порт, который можно рассматривать как ворота в Австралию. Так, что вероятность японского десанта в Австралию, безусловно есть.
   Там сейчас кстати - жуткая паника. Население эвакуируется с побережья вглубь континента, объявлена мобилизация всех призывных возрастов, даже начат набор добровольцев из непригодных к военной службе. Это которые с близорукостью, плоскостопием, геморроем или грыжей. Формируют сразу 80 резервных ("милиционных") батальонов. Куда столько? Ведь ещё и линейные части есть. Это видимо они от испуга, формируют резервы с запасом.
   Хотя сейчас самураям, не до десанта в Австралию. Они крепко завязли в Бирме и на Гавайях. Да и на Филиппинах, точнее на Лусоне, американские и филиппинские части пока сдаваться не собираются. Кстати, там произошёл, интересный выверт здешней изменившейся истории. Макартур, ещё в начале марта свалил в Австралию, как и в тот раз, руководя обороной из безопасного далёка. Но вместо трусливо сдавшегося японцам, в эталонной истории, генерал-лейтенанта Джонатана Уэйнрайта, американо-филиппинскими войсками, на самом острове, командует генерал-майор Дуайт Эйзенхауэр. Что возможно, как раз и объясняет достаточно успешную оборону американцев на Лусоне. В известной мне истории, Айк, сейчас должен был быть в штатах, на должности начштаба 3А. Какое уж стечение обстоятельств, привело его на должность начштаба Макартура на Филиппинах, одному богу известно.
   Пришлось японцам, на Филиппины, дополнительно отправить три дивизий из Квантунской армии, две из Японии и одну из Кореи, очень уж упорно американо-филиппинские войска обороняются. До сих пор, центральная часть острова с Манилой, в руках американцев. А вот север и юг острова, это почти три четвертых Лусона, за японцами.
   С другой стороны, уже ясно, что японцы, американцев на Филиппинах, рано или поздно додавят, и это только вопрос времени. У самураев там сейчас, почти полумиллионная группировка, против двухсот пятидесяти у Айка. Пока на острове временное затишье, но думаю это ненадолго. Японцы, понятное дело, копят силы, чтобы быстрей покончить с обороняющимися, из-за которых срываются их планы дальнейшего наступления. А американцы с филиппинцами, зарываются поглубже в землю, превращая центральную часть острова, в один большой укрепрайон. Они, для усиления своей обороны, сняли и продолжают снимать с потопленных в Манильской бухте и поврежденных судов, довольно много орудий. От зенитных автоматов, универсальных и противоминных 127-мм орудий, до шести дюймовок, благо снарядов к ним запасено много. Так же, не вызывает сомнения, что не смотря на все усилия американо-филиппинских войск во главе с Айком. Без надёжного истребительного прикрытия, они были бы уже "съедены", узкоглазыми "азиатскими арийцами". Но тут история повернулась так, что несмотря на принятое первоначально решение, не посылать на Филиппины дополнительные авиационные силы, послать их американцам всё же пришлось.
   Начав вывоз самолётами в Китай моряков с Филиппин, американцы, буквально во втором рейсе, на обратном пути, потеряли от атак японских истребителей, два грузовых борта. Хотя истребительное прикрытие у транспортных самолётов было, истребители с подвесными баками сопровождали их туда и обратно. Но как оказалось, этого было не достаточно. Избавившись от подвесного бака, для лучшей маневренности в бою, истребитель, почти гарантировано не дотягивал до Китая. Поэтому, американские пилоты предпочитали их не сбрасывать, что сильно снижало их возможности в бою с истребителями японцев.
   Так вот, на этих сбитых транспортах, летели два адмирала и несколько высокопоставленных офицеров флота, имевших очень влиятельную родню. В Вашингтоне разгорелся нешуточный скандал, который подержала и ещё больше раздула контролируемая нами пресса. Выплеснув на ФДР и иже с ним, свой "ушат грязи", припомнив все его клятвы и обещания, не бросать американские войска на Филиппинах без помощи и поддержки. В результате было принято решение, направить на Лусон истребительную авиацию в достаточном количестве. Чтобы встречать транспортные самолёты на полпути, и на обратной дороге тоже, обеспечивать их безопасность на половину радиуса действия. Таким макаром, на Лусоне, сейчас действовала нехилая такая американская авиационная группировка, почти в пятьсот истребителей, сотню штурмовиков и фронтовых бомбардировщиков.
   Такой воздушный мост из Китая на Лусон, позволял американцам не только эвакуировать с острова морских специалистов, но и снабжать войска горючим, боеприпасами, медикаментами, пусть и не в полной мере. Но даже такой небольшой ручеёк помощи, позволял им сопротивляться японцам и дальше. Самураев это бесило и раздражало не на шутку. Им войска срочно требовались на Гавайях, а особенно в Бирме, где они не просто застряли, там Британско-Китайские части начали их даже теснить. А тут столько войск связано обороной американцев на Филиппинах. Так, что вопрос, быстрей покончить с американской обороной на Лусоне, для японцев выходил, в данный момент, на первый план.
  
   Не знаю точно причину, но почему-то, самураи неохотно снимали не задействованные войска из Манчжурии и Кореи. С начала войны, сняли оттуда незначительную часть войск, правда достаточно сильные соединения: - две пехотных дивизий типа "А-1"*** и четыре усиленные типа "А"**** - их ещё называли "старыми регулярными". И войска попроще - танковую, две пехотные, смешанную бригады.
   ***(Дивизий тип "А-1" - 29400 чел., имелся танковый полк.)
   ****(Дивизий тип "А" - 24600 чел., имелся танковый отряд, от роты до батальона.)
   У меня, эта ситуация, вызывала недоумение. У них явный кризис на фронте в Бирме, где британцы с китайцами, начали их "фейсом об тейбл" прикладывать. На Гавайях и Филиппинах серьёзный затык образовался, а они зачем-то, без толку, кучу войск в Манчжурии и Корее держат.
   Если с континентальным Китаем было всё ясно, где 25 японских расчётных дивизий связаны борьбой с войсками Гоминдана и КПК, перебросить их на другой ТВД нельзя. То, что 14 полнокровных дивизий делают у границ СССР? И это без учёта новосформированных японских частей, армии Маньчжоу-го, войск князя Дэ Вана******, плюс японские войска в Корее. Все месте, эти войска, составляли почти миллионную группировку у наших границ. Вызывая у меня недоумение, пополам с подозрением, что самураи - "камень за пазухой держат".
   ******(Войска князя Дэ Вана, автономного государства Мэнцзян, ещё называемого - Внутренней Монголией.)
   А вот, по мнению Ивана, ответ достаточно очевиден. Как он сказал - "Достаточно абстрагироваться и поставить себя на место японского командования". Он считает, Японцы опасаются, что это СССР "держит камень за пазухой", готовясь, напасть при удобном случае, несмотря на мирный договор. Доводы в пользу этого предположения Ивана, выглядели вполне убедительными.
   Подобный вывод, они могли сделать, отслеживая количество наших войск на Дальнем Востоке. Сколько наших дивизий из состава Дальневосточного фронта отправляется на фронт, столько же новых, взамен убывших, формирует генерал армии Апанасенко. Что об этом думают самураи? А то - "Как бы сейчас РККА тяжело не приходилось, а войска-то с Дальневосточного фронта не забирают. Видать Советы не доброе замыслили!".
   И более чем миллионная группировка частей железнодорожных войск и стройбата на Дальнем Востоке, тоже в цвет. О том, что это не только строители, а будущее обученное пополнение для действующей армии, им наверняка доподлинно известно. И что они могут думать? Да примерно так могут - "Это они сейчас БАМ, дороги, тоннели, с мостами и инфраструктурой строят. А через пару месяцев, закончат обучение, получат тяжёлое вооружение, увеличат силы ДВФ сразу раза в три-четыре. И моментом сделают Квантунской армии, принудительное харакири, особо и не напрягаясь".
   А несколько миллионов китайских строителей, которые не только строят, но и проходят начальную военную подготовку с идеологической промывкой мозгов? У-у-у-у! Тут паранойя у кого хочешь разыграется. Такое ведь, при всём желании не скрыть. Хоть и повыбили основательно японскую агентуру, но агентов на Дальнем Востоке и в Сибири у них всё ещё хватает. Смотрят самураи на марширующие отряды китайских строителей, изучающих в свободное от работы время устройство винтовок и пулемётов, с основами тактики. И не верят, ни одному нашему официальному объяснению. Не торопясь забирать войска из Квантунской армии, даже при сильной в этом необходимости. При всём притом, что необходимость в них, у японцев, сейчас реально острейшая.
  
   Дело в том, что имея достаточный мобилизационный потенциал, Японская империя может довести численность сухопутных войск - до 5,5 миллионов человек, даже особо не напрягаясь. А это, ни много ни мало - 220 расчётных дивизий. Если бы, не одно но. Нехватка вооружения и снаряжения для формирования такого количества дивизий, обусловленная перекосом в развитии и общей слабостью японской промышленности. Она пока справлялась с восстановлением потерь в имперском ВМФ и даже с увеличением его численности, до нужного адмиралам уровня. Пока справлялась с восстановлением потерь в имперских ВВС, и продолжалось их постоянное численное увеличение. Даже сформировали и принялись натаскивать, второй и третий состав для авиагрупп авианосных соединений. На опыте убедившись, что без своей авиагруппы, любой авианосец, не более чем дорогущее, бесполезное, плавающее корыто. Но вот, с производством необходимого вооружения для имперской сухопутной армии, уже не справлялась. Особенно в плане производства - радиостанций, новейшей бронетехники, средней и тяжёлой полевой артиллерии. Перекос в промышленности, можно было бы исправить, задействовав часть мощностей работающих для флота. Упиралось всё в нежелание адмиралов, хоть что-то уступить армейцам. Прямо как в том старом анекдоте, про слона - "Съесть-то он съест, да кто ж ему даст?!".
   По сведениям, полученным по разведывательным каналам Саблина, впервые месяцы войны, Япония смогла значительно увеличить численность сухопутной армии, почти опустошив арсеналы. Вступив в войну, примерно с 70-ю расчётными дивизиями, за первые три месяца, в самой метрополии было сформировано 16 дивизий и 14 бригад. В Корее, к марту, сформировали 8 пехотных дивизий и 7 отдельных смешанных бригад. В Маньчжурии, за тот же период, было создано ещё 8 пехотных дивизий и 4 отдельные смешанные бригады. Дальнейшее формирование новых частей на этом не остановилось, но сильно замедлилось, упав до пары дивизий и пары бригад в квартал. Так как промышленности, одновременно, требовалось восстанавливать понесенные войсками потери в оружие и технике. В отличие от эталонного варианта истории, здесь они были у японской императорской армии, очень даже существенные.
   Кстати, интересный момент, как японцы распорядились новосформированными соединениями. Почти 90% частей сформированных в Японии, больше половины сформированных в Корее, отправились на усиление группировок на Филиппинах, Гавайях и в Бирме. Из сформированных в Маньчжурии, задействовали меньше четверти, отправив на фронт только одну дивизию и две бригады.
   В общем, так необходимые сейчас на фронте войска, у Японии в наличие имелись, но простаивали без пользы в Маньчжурии и Корее. С моей точки зрения, это большой просчёт японского командования. Версия Ивана, почему японцы их не задействуют, всё же, больше из области догадок и предположений. В реальности, у них с СССР мирный договор, вполне нормальные отношения, ну, по крайней мере, явно лучше тех, что были в известной мне истории. Вряд ли, самураи, всерьёз опасаются нападения СССР, хотя Рузвельт об этом Сталина уже просил.
   Но! Во-первых, Вождь, хоть и в вежливой форме, но категорически отказался нарушать мирный договор с Японией. Они точно в курсе этого. Во-вторых, не то положение у нас сейчас, чтобы воевать на два фронта. Имея с конца 40-го года, достаточно военных наблюдателей в вермахте, люфтваффе, кригсмарине, японцы не могут не знать о сложной и достаточно тяжёлой ситуации, сложившейся для нас на Балканах. И о том, как далеко не просто и однозначно, для РККА, обстоят дела после зимней компании, на части других фронтов. Получается, самураи точно знают, что СССР сейчас не до войны с ними. И всё же, держат почти три десятка дивизий у наших границ. Вместо того чтобы с их помощью переломить ситуацию в Бирме, задавить сопротивление американцев на Гавайях и Филиппинах. И может быть, организовать высадку в Австралии.
   В общем странное и непонятное мне, поведение японского командования в сложившейся, к началу мая, ситуации на фронтах. Хотя возможно, я просто не владею всей необходимой информацией.
  
  
   ГЛАВА 4
  
  
  
   С той же Бирмой все не однозначно. Если бы, не вынужденный отвод немецко-итальянских войск из Белуджистана, в январе месяце. Очень большая вероятность, что захват Бирмы самураями уже состоялся бы, как и в той истории. Получается, ситуацию в Бирме, однозначно отнести к просчётам командования японцев, будет не совсем корректно. Начавшийся сейчас там период муссонов, остановил наступление англичан и китайцев, как минимум до осени. А что будет через три - четыре месяца, я спрогнозировать уже не возьмусь. Вон, в конце января казалось, что японцы вот-вот, захватят Рангун и Бирма падёт к их ногам. Прошло всего три месяца и японцы в глухой обороне, с трудом отбивают атаки британских и китайских войск.
  
   А ведь по началу-то, всё у самураев в Бирме шло по плану и даже лучше, перли вперёд на всех парах. В самом начале войны, 16 декабря, Таиланд стал их союзником. Тому, правда, и деваться особо некуда было, когда японцы, в начале декабря, там высадились и из Французского Индокитая вторглись. До падения Бангкока оставалось несколько дней, когда вернувшийся в страну премьер-министр, фельдмаршал Плек Пибунсонграм, сел с самураями за стол переговоров. Ну и договорились. Следуя своей доктрине - "Великой восточноазиатской сферы сопроцветания", самураи предложили тому вполне приемлемые условия союза: Японское правительство давало Таиланду гарантии сохранения независимости, возвращало ему уступленные в конце прошлого века англичанам, четыре малайских султаната, предоставляло карт-бланш на присоединение Шанского государства* и бывших вассальных земель в Лаосе. За это, Таиланд, становился союзником Японской Империи: - объявлял войну США и Великобритании, отправляя свою, пусть и не особенно многочисленную, но не плохо обученную и оснащенную армию в Бирму, помогать самураям, бить англичан.
   *(Один из штатов Бирмы)
  
   Японская 15-я армия генерал-лейтенанта Иида, состоящая из трёх стандартных дивизий тип "В"**, при поддержке части армии Таиланда: - 40 тыс. человек, 94 танка и сау, 140 самолётов, вторглась в Бирму в середине декабря. Англичане, до начала войны с Японией, почему-то, были свято убеждены, что японцы не умеют воевать в джунглях. К тому же, кроме пары грунтовых дорог, на северном участке границы с Тайландом, нормальных дорог между ним и Бирмой нет, только караванные тропы. И вообще, возлагая главные надежды на оборону Сингапура, английское командование Бирму рассматривало как глубокий тыл. Поэтому, оборону на границе с Таиландом, почти в пять сотен километров, держала всего одна - 1-я бирманская дивизия, состоящая из 1-й и 2-й бирманских бригад, плюс включённая в её состав 13-я индийская бригада. В Рангуне, находилась в резерве, ещё одна 3-я индийская бригада, где она восстанавливала численность и пополнялась техникой. Сама же оборона британских войск, из-за протяжённости границы, носила очаговый характер. За что, японцы их и наказали.
   **(Стандартная дивизия императорской армии с 38 года, численностью до 20000 человек.)
  
   Вторжение в Бирму, войска генерал-лейтенанта Иида начали с юга, откуда их вообще не ждали. В течение нескольких дней, части 15-й армии, состоящие в основе своей из ветеранов, имевших опыт войны в джунглях, с приданной им авиацией и танковыми частями, преодолев непроходимую, как казалось англичанам, горно-лесистую местность хребта Билау на юго-восточной границе Бирмы. Сломили сопротивление разрозненных частей британцев, захватив к 25 декабря, бирманскую часть перешейка Кра, с городами Тавой и Мергуи, выйдя на подступы к городу Моулмейн (сейчас Моламьяйн), где столкнулись с основными силами 1-й бирманской дивизии. Главное, японцы захватил три почти неповреждённых аэродрома. Захват аэродромов, с длинными бетонированными ВВП, дал возможность передислоцировать на них японскую авиацию из Таиланда. Обеспечив наступающим японцам плотную поддержку с воздуха и возможность, бесперебойного снабжения частей 15-й армии, транспортной авиацией - боеприпасами, горючим, продовольствием. Сражение за Моулмейн, 12-18-го января, закончилось для британцев полным разгромом. Отвратительно поставленная разведка, тройное численное превосходство в воздухе японской авиации, бестолковые, а зачастую и противоречивые приказы английского командования. Позволили японцам, довольно легко сбить британские части с оборонительных позиций, прижать их к реке Салуин, в районе городка Пхаан. Где те, будучи окружёнными и не имея возможности переправиться на другой берег, там уже весело скалились японцы, форсировав Салуин на десяток километров севернее, капитулировали 20-го января. Путь на Рангун, до которого оставалось около 150 километров по-прямой, бы открыт для японцев.
  
   Собственно, в этот момент, мало кто сомневался, что до его захвата японцами остаются считанные дни. Почти каждодневные налеты японских бомбардировщиков на Рангун, в основном на порт. Из-за слабой ПВО, позволили им вывели его из строя, да и работать там стало некому. Большинство население города, в панике, его покинуло, стараясь убраться подальше от японских бомбардировок. Наступающие севернее японцев, тайские войска, сломив сопротивление 2-й бирманской бригады, форсировали Салуин, и концу января, захватили всё Шаньское нагорье. Объявив о возвращении бирманского штата Шан Таиланду. Правда, достигнув своих целей, тайская армия, дальше особо наступать, не спешила, больше демонстрируя наступление, занявшись очисткой Шана от английской администрации, заменяя её своей.
   Генерал Иида слишком рано "расслабил булки", посчитав, что победа у него уже "в кармане". Совершив, как показало дальнейшее, фатальную ошибку, тем, что наступление на Рангун продолжил незначительными силами разведывательных и кавалерийских частей дивизий и двумя танковыми полками приданными армии, дав отдых основным силам. Занявшись подтягиванием тылов, организацией снабжения и перевариванием достаточно богатых трофеев, захваченных в юго-восточной Бирме. Организацией японской администрации на захваченных территориях и выполнения обещания национально-освободительному движению Бирмы - о провозглашении её независимости, после занятия Моулмейна.
  
   Армии независимости Бирмы (АНБ), возглавляемая лидером движения левых такинов "Добама Асиайон" - Аун Саном, росла не по дням, а по часам. На момент вторжения японцев в Бирму, АНБ состояла из нескольких десятков человек, а через полтора месяца, её численность превысила 5000 человек, продолжая быстро увеличиваться. Занимая населенные пункты, части АНБ, явочным порядком принялись организовывать "административные комитеты свободной Бирмы". Вооруженные трофейным английским оружием, АНБ, начала боевые действия против войск Таиланда, не прейдя в восторг от аннексии тем штата Шан. Генералу Иида, пришлось всё это срочно разруливать.
   Вскоре, было организованно правительство Бирмы во главе с правым националистом Ба Мо, освобожденным из английской тюрьмы, в противовес левому популярному политику Аун Сану. Естественно, большинство в правительстве получили правые, левые только портфели: - военного министра, министров внутренних дел и сельского хозяйства. Играя на противоречиях между самими бирманцами, генерал Иида, добился прекращения конфликта с войсками Таиланда, договорившись отложить обсуждение о будущем штата Шан, на после победы. Раздавая щедрые обещания, с одобрения Токио, как выделение 200 млн. рупий в фонд реконструкции Бирмы, подготовку офицерского состава АНБ, снабжение её оружием. Иида умудрился, саму АНБ, поставили под контроль японских советников, переориентировав её усилия на борьбу с англичанами. И 31 января, "независимая" республика Бирма, подписала договор о союзе с Японией, войдя "Великую восточноазиатскую сферу сопроцветания". Объявила войну англичанам и американцам, став пятым государством, воюющим на стороне Японской Империи, вслед за - Маньчжоу-го, Мэнцзянном, Китайской республикой, Таиландом.
   Не надо думать, что все в национально-освободительном движении Бирмы, были в восторге от союза с Японской Империей. Даже не смотря на прекращение массовых репрессий японской армией, на оккупированных территориях, в последние полтора года. И довольно решительное пресечение японским правительством необоснованных казней армией гражданских. Жестокое поведение японцев в отношении мирных жителей, особенно в Китае, иллюзий ни кому не оставляло. Командующим АНБ генерал Аун Сан, неоднократно подчеркивал - "Что они рассматривают союз с Японией, как тактический шаг, направленный на возможность создания национальной армии и органов самоуправления. С последующим достижением, независимо от желания Японии, действительной самостоятельности". Такая позиция удивления не вызывала. Стать японским доминионом, наподобие Маньчжоу-го, или Китайской республики. Это было всё равно намного больше, чем колонией у англичан. Не смотря на подписание Англией и США, в августе 1941 года, Атлантической хартии, в которой говорилось о праве народов на самоопределение. Англичане жёстко и быстро дали понять, что положения Атлантической хартии не распространяются на колонии Британской империи. Большинство лидеров национально-освободительного движения Бирмы, открыто выступивших за предоставление настоящей независимости, моментально оказались за решёткой, за исключением единиц, наподобие Аун Суна, успевших бежать из страны.
  
   В общем, за те полторы недели пока генерал Иида, оказавшийся хорошим тактиком, неплохим политиком и хреновым стратегом, этим всем занимался, время было упущено. Англичане с толком использовали передышку и успели многое, не смотря на отсутствие нормальных шоссейных дорог, между Индией и Бирмой. Те, что шли из Индии в Бирму через горы с севера и запада, дорогами назвать можно было только с натяжкой. Единственная, более менее похожая на нормальное шоссе, шла вдоль берега Бенгальского залива, но и она твёрдое покрытие имела далеко не на всём протяжении. Понятно, что самым удобным было морское сообщение. Но так как инфраструктура порта в Рангуне, была по большей части разрушена, тяжелую технику выгружали в небольших западных портах Бирмы, с очень ограниченной пропускной способностью, откуда она уже своим ходом двигалась к фронту. Пехоту, пользуясь достаточным количеством автотранспорта, англичане направили грузовиками по сухопутному пути. Потеряв половину автотранспорта от поломок, передовые части двух индийских пд и 7-й английской бронетанковой, к реке Ситаун успели раньше японцев. Это был последний удобный рубеж обороны перед Рангуном.
   Очень удачным решением англичан, было назначение командующим войсками в Бирме генерала Хаттона, вместо генерала Маклеода, после разгрома 1-й бирманской дивизии на реке Салуин. Тот в отличие от Маклеода, явным дебилизмом не страдал, наоборот, действовал волне грамотно и разумно. Оставшись с одной 3-й индийской пехотной бригадой, хоть и имевшей боевой опыт, против всей 15-й японской армии, потрепанная 2-я бирманская бригада вела бои с тайскими войсками севернее, забрать у неё хоть какие-то части не представлялось возможным. Хаттон, сосредоточил усилия на обороне прямой дороги к железнодорожному и автомобильному мосту через Ситаун. Действуя по принципу подвижной обороны, нанося контрудары, смог сдержать продвижение японцев к Ситауну до подхода подкреплений. В этом ему помогло и то, что против него действовали достаточно ограниченные силы японцев. И то, что осознав реальность потери Бирмы, английское командование озаботилось увеличением там авиационной группировки. Буквально в течение недели, переправив туда, пять истребительных и две бомбардировочные эскадрильи. Даже договорилось с американским авиаполком наёмников "Летающие тигры", действующим в Китае, о выделение двух эскадрилий истребителей для действий в Бирме. Японцы, с этого момента, уже не могли безнаказанно бомбить и штурмовать боевые порядки британских войск, расчищая путь своим войскам. Всё ещё уступая японцам, числено почти вдвое, британские истребители показали самураям, что Люфтваффе и Регия Аеронаутика хорошо научили их, как надо "держать небо" над своими войсками.
   Этим действия англичан не ограничились. Они обратились за помощью к Чан-Кайши, запугивая того потерей бирманской дороги, основного источника помощи ленд-лизом Китаю. Честно сказать, тот не особо рвался помогать англичанам, у самого в Китае дела шли неважнецки. Но реальная угроза потери бирманской дороги, которую китайцы строили долгих три года через горы, вынудила Чан-Кайши, всё же, отправить 5-ю и 6-ю армии на помощь англичанам.*** Передовые части гоминдана вошли в Бирму 30 января, а уже 4 февраля, 6-я армия вступила в бой с Тайской армией, неожиданной атакой выбив её из Лашо. 5-я армия продолжила движение на Мандалай, для соединения с остатками 2-й бирманской бригады.
   ***(5-я и 6-я армии гоминдана, это 10 слабо вооруженных пехотных дивизий. Средняя численность китайской дивизии - 5000 человек. Тяжёлое вооружение отсутствует, или присутствует в столь незначительном количестве, что можно не учитывать. Пересчитывая 5-ю и 6-ю китайские армии, на стандартные японские дивизией типа "В", получим - 2, максимум 2,5 дивизии.)
  
   Несколькими днями ранее, 2-го февраля, генерал Иида, осознав, что победа готова выскользнуть у него из рук, двинул на захват Рангуна основные силы своей армии. Вот только время было упущено, на реке Ситаун его ждала подготовленная оборона, индийская пехота уже успела зарыться в землю. Перед железнодорожным мостом, на левом берегу реки вокруг одноимённого городка Ситаун, 7-я бронетанковая создала тет-де-понт. Начавшееся 5-го февраля сражение продолжалось пять дней, так и не принеся успеха японцам. Все атаки на плацдарм были отбиты английскими танкистами, со значительными для японцев потерями. И попытки форсировать Ситаун, на десять километров севернее, успеха японцам не принесли. Индийская пехота, стойко отбивала все атаки самураев, не дав им ни малейшего шанса создать плацдарм.
   Иида, решает перенести усилия по форсированию Ситауна ещё севернее. Его 55-я дивизия, с приданными ей двумя танковыми полками и частями АНБ, совершают труднейший, двухдневный, 70-и километровый марш, по просёлкам и джунглям. Неожиданной атакой опрокидывает британскую оборону, из пары батальонов, захватывает городок Таунгу с мостом и создаёт плацдарм на правом берегу. Иида вновь продемонстрировал, что он хороший тактик. Можно вроде бы продолжить наступление на Рангун, зайдя в тыл обороне Хаттона, да вот не задача, в тот день, тот сам перешёл в наступление с плацдарма у Ситауна. Да так мощно и удачно, что Ииде пришлось думать вовсе не о продолжении наступления, а совсем даже наоборот.
  
   К этому времени, британские войска занимавшие оборону по Ситауну, закончили сосредоточение. Подтянулись отставшие подразделения, ремонтники восстановили поломанную технику, даже пополнили 3-ю индийскую бригаду. Авиация тоже увеличилась на две эскадрильи бомбардировщиков. В тылу заканчивали сосредоточение ещё одна пехотная дивизия и бригада. Их, правда, генерал Хаттон, вынужден был направить на север к Таунгу, для локализации плацдарма японцев, а не использовать для развития наступления как планировал ранние. Не смотря на это, подготовленное наступление он решил не отменять. Утром, 12 февраля, после достаточно сильной артподготовки и бомбардировки позиций противника, британцы перешли в наступление. С неподавленными очагами японской обороны и не разрушенными полевыми укреплениями, успешно справились штурмовые танки непосредственной поддержки пехоты и САУ. Больше всего у Хаттона было танков непосредственной поддержки "Матильда" CS, вооруженных 76,2-мм гаубицей - почти три десятка. Что не могли поразить и разрушить их трёх дюймовые осколочные и фугасные снаряды, уничтожали 87,6-мм пушки-гаубицы САУ "Бишоп". С тем, с чем не могли справиться 25-фунтовые пушки-гаубицы дивизиона САУ, уничтожали 94-мм гаубицы роты "Черчиллей" CS. Их 9-и килограммовые снаряды, японские дзоты выворачивали на изнанку.
   В небе, над наступающими частями, тоже шло ожесточенное сражение, регулярно перераставшее в "собачью свалку", в которой неожиданно для японцев оказались сильны американские наёмники. Истребители с обеих сторон действовали очень решительно и упорно, не позволяя авиации противника прицельно бомбить свои войска. Особенно успешно и эффективно, выигрывая почти все схватки у японцев, действовала 3-я американская эскадрилья наёмников - "Адские ангелы", летающая на P-44 "Rocket" Северского. Что для самураев, оказалось пренеприятнейшим сюрпризом. Они-то, до этого момента, не сомневались в превосходстве своей авиации и пилотов над англичанами и американцами.
   Артиллерия обеих сторон, от происходящего в стороне тоже не осталась. Занимаясь контрбатарейной борьбой и поддерживая огнём свои войска. Только вот к обеду, плотность огня японской тяжёлой полевой артиллерии заметно упала, затем и вовсе сошла на нет, по прозаической причине, закончились боеприпасы. В отличие от них, тяжёлая полевая артиллерия англичан благодаря большому количеству накопленных снарядов, плотно поддерживала огнём наступающую пехоту и танки до конца дня.
   Оборону японцев, англичане прорвали на всю глубину ещё днём. Но те не торопились признать своё поражение, ожесточённо контратакуя до самого вечера. И всё же, численное превосходство британцев, а в танках ещё и качественное, заканчивающиеся боеприпасы, понесенные большие людские потери, один из полков 56-й дивизии был почти полностью уничтожен, вынудили генерал Иида отдать приказ 56-й и 33-й дивизии на отступление. Торжествующие англичане бросились преследовать отступающего противника.
  
   Понимая, что на равнине английские танки ему не остановить, так как 90% противотанковой артиллерии составляли 37-мм пушки, чьи снаряды не пробивали брони "Черчиллей", "Матильд", "Валентайнов". Иида, решает отступить на 30 километров, к отрогам Шанского нагорья. К гряде, что протянулась из внутренних районов Бирмы, в междуречье Ситауна и Салуина, до самого побережья. Где собирался создать оборонительный рубеж, подготовив Хаттону - "сюрпрайз".
  
  
   Мда-а, "сюрпайз" у Иида, для Хаттона, вышел на славу. Тоже последствия нашего с Иваном вмешательства в ход истории. Подтолкнув и ускорив военно-технический прогресс на Родине, мы тем самым, фактически запустили механизм цепной реакции: - ускорение военно-технического прогресса у всех воюющих сторон, в оперативно-тактическом плане ведения боя тоже. В меньшей степени это проявлялось пока в штатах, в большей степени у англичан и итальянцев. Наибольшая степень ускорения военно-технического прогресса произошла у немцев. Так как они первые, на собственной шкуре, испытывали все те новинки техники и тактики, что наши успели приготовить и внедрить. Несколько отставали от немцев, в этом плане японцы. Многие архаические черты армии периода Русско-Японской войны, или периода Первой Мировой, сохранились у них до сих пор. Даже не потому, что они чересчур консервативны, хотя отчасти и поэтому, а и за слабости производственной базы.
   Надо честно признать, что не смотря на "консерватизм" и шовинизм. Самураи искренне считали только японцев вышей расой, всех остальных, особенно белых "гайдзинов" - слабыми, трусливыми, развращенными, туповатыми "унтерменшами". Японцы, вовсе не прочь были учиться передовой тактике и перенимать лучшие образцы военной техники. По примеру СССР, направившего наблюдателей в вермахт, во время Французской компании. Они договорились с немцами о том же, только уже для всех родов войск. С осени 40 года, несколько десятков японских офицеров набирались опыта в вермахте, люфтваффе, кригсмарине, меняясь каждые три-четыре месяца. Пройдя с ними Африканскую компанию, Ближневосточную, наблюдая за противоборством на Советско-Германском фронте. Мотая на свой тонкий самурайский ус, просчёты и находки сторон при разгроме Английского флота на Средиземном море, разгроме флота и десанта "стран Оси" под Одессой, десантных операций в Персидском заливе, Индийском океане. Японцы очень многое почерпнули тогда для себя, что, безусловно, сказалось на тактике и вооружении японской армии и флота.
   К примеру: Не имея возможности производить в достаточном количестве современную электронику, стали закупать морские РЛС для флота в Германии, и не единицами, а десятками.
   Убедившись, что без защиты пилота и бензобаков, любой самолёт в современном бою обречён, принялись модернизировать свою авиацию. Бронеспинка, бронестекло, фибровые протектированные бензобаки, стали само собой разумеющимися в японских ВВС. Хотя в той реальности, они к пониманию этого шли полтора года войны. К тому же, активно покупались лицензии и разрабатывались новые модели самолётов, намного раньше, чем это происходило в эталонной реальности.
   Буквально несколько дней назад, узнал, на Филиппинах сбит новый японский истребитель, проходивший там фронтовые испытания - Кавасаки Ки-61 "Хьен" ("Ласточка"). Которому американцы присвоили кодовое обозначение "Тони", ошибочно полагая, что этот истребитель ита­льянского производства! Нет, ребята демократы, на фото я чётко опознал японский Ки-61 "Хьен", хоть и сильно покоцаный. Фронтовые испытания двух сентаев новых истребителей, это считай уже серийное производство! Почти на год раньше, чем было в моей истории! Ки-61 это полностью цельнометаллический истребитель, с лицензионным Daimler-Benz в 1500 л.с. Своего предшественника Ки-43, превосходит практически по всем характеристикам, чуть уступая ему в маневренности и дальности полета. Скорость под 600 км/ч на высоте 4800 м, 681 км/ч на 8500 м, в пикировании разгоняется до 760 км/ч, хорошая броневая защита, протектированные топливные баки, мощное вооружение: - два 12,7 мм пулемета в носовой части фюзеляжа и две 20-мм пушки в крыльях, две бомбы по 250 кг. Если самураи смогут быстро наладить массовую серию, я пилотам союзной авиации не завидую, даже новейшим американским истребителям только пошедшим в серию или готовящимся к выпуску: "Мустанг", "Корсар", "Лайтинг", "Хэлкэт", - Ки-61 "Ласточка" будет достойным противником. Более ранние модели американских истребителей - ему не соперники.
   И если бы только он. Уже появилась модификация палубного "Зеро", аналогичная его модификации A6M5 из моей реальности. С 50-мм бронестеклом, бронеспинкой и бронезаголовником, с протектированными бензобаками и скоростью 565 км/ч*** на 6000 метрах. И это при феноменальной дальности, за счёт ПТБ вместо бомб, вооруженном двумя 20-мм пушками и двумя 13,2-мм пулемётами. Всё это, как минимум, на полтора года раньше. Пилотам, основного на этот период американского палубного истребителя "Уайлдкэт", можно только посочувствовать.
   ***(565 км/ч на 6000 метрах без подвесных баков, с ними 540 км/ч)
   И про дальний скоростной бомбардировщик-торпедоносец, берегового базирования Мицубиси G4M "Бети", теперь никто не скажет - "Одноразовая зажигалка". Пошедшая в серию его модификация, соответствовала примерно G4M3 из 44 года моей реальности. За счёт некоторого снижения дальности до 4334 километров, и более мощных двигателей Мицубиси Касей 25 в 1825 л.с., G4M получил необходимое бронирование, протектированные бензобаки, оборонительное вооружение из 20-мм пушек и крупнокалиберных пулемётов, плюс поисковый радар Тип 3 Ку H6. И это только самолеты, про которые я знал точно.
   Впечатленные результатами использования нашими КР "Гранит", поверив брехне Геббельса, что им управляет пилот смертник. Японцы, ещё до начала войны озаботились созданием отрядов камикадзе. И сейчас разрабатывают, что-то типа самолётов-снарядов "Ока" с ЖРД. Так что, и морякам союзников можно тоже посочувствовать, если они смогут быстро довести самолёт-снаряд до ума.
  
   С новыми образцами вооружения для сухопутной армии, было примерно аналогично. Некоторые образы вооружения, как то: - противотанковая 47-мм пушка Тип 1, средние танки "Чи-Хе" Тип 1, легкие танки "Ке-Ни" Тип 98 и т.д. и т.п., разработанные в эталонной реальности тоже до войны, но по ряду причин, в большинстве субъективных, пошедшие в серию с запозданием на год, или даже два. Здесь, в серийное производство внедрялись сразу, как только завершали испытания. Плюс, разработка более совершенных образцов на перспективу, на подобии 57-мм длинноствольная противотанковой пушки с высокой баллистикой.
   Не осталась в стороне от внимания самураев и реактивная артиллерия с РПГ. По немецким лицензиям, начат был выпуск аналогов реактивного миномёта "Nebelwerfer 41", как в шестиствольном варианте, так и переносного одноствольного. Крупповской 105-мм безоткатки LG 40 и аналога немецкого 88-мм РПГ "Panzerfaust Klein", калибром в 90-мм и бронепробиваемостью до 120-мм. Кстати, их использование уже отмечено в Бирме и на Гавайях, наравне с трофейными "Базуками".
   Японские военные, сильно впечатленные действиями немецких, английских и наших - танков, САУ и ШСУ, озаботились разработкой аналогов на базе своих танков. При этом, не забывая про разработку более совершенных моделей. Уже проходил испытания и готовился к серии новый средний танк "Чи-то" - с мощной длинноствольной 75-мм пушкой, бронёй до 75-мм, с дизелем в 400 л.с. И штурмовая САУ на его базе, с 105-мм гаубицей, похожая компоновкой на немецкие "штуги".
   Так, что отсталыми, в техническом плане, японцев язык не поворачивался назвать. Всё упиралось в возможность их промышленности, производить новые образцы вооружения в достаточном количестве. Даже производство давно принятых на вооружение, совсем не плохих гаубиц 150-мм Тип 96 и 105-мм Тип 91, не успевало за потребностями армии. С началом войны, промышленности с трудом удавалось компенсировать только их потери в войсках. Современную дивизионную 75-мм пушку Тип 90, которая единственная успешно могла бороться со всей линейкой союзной бронетехники. Выпускали в месяц чуть больше 100 единиц, хотя потребность в ней была в десятки раз больше. Тоже и с 47-мм противотанковой пушкой Тип-1, в месяц чуть больше 100 единиц. Не лучше дело обстояло и бронетехникой.
  
   Прекратив в октябре 41-го выпуск среднего танка "Чи-Ха" Тип 97, вместо него наладили выпуск, в общем-то, достаточно современного среднего "Чи-хе" Тип 1 и его штурмового варианта с 75-мм короткоствольной пушкой "Хо-и", за шесть с половиной месяцев смогли произвести всего около 390 шт. "Чи-Хе" и 60 шт. "Хо-и". В декабре приняли на вооружение следующую модификацию "Чи-хе" - "Чи-ну", вооруженную танковым вариантом 75-мм пушки Тип 90, в новой увеличенной башне. В январе запустили его в серию, вместо среднего танка "Шинхото Чи-Ха". За четыре месяца, смогли произвести всего около 170 единиц "Чи-ну". Так вот, все эти новые машины, смогли покрыть только половину японских потерь в средних танках. Созданные специально для поддержки морских десантов - штурмовой танк с короткоствольной 120-мм пушкой на базе "Шинхото Чи-Ха", в количестве 30 единиц. И плавающий вариант танка "Чи-хе", созданный по принципу плавающего танка "Ка-Ми" - "Ка-Чи", в том же количестве, к настоящему моменту, все до одного были потеряны в боях. Их развороченные и обгорелые остовы, ржавеют на островах Гавайского архипелага, Индонезии, пляжах Бирмы.
   С самоходками на базе средних танков, обстояло не на много лучше. Достаточно удачная 75-мм САУ - "Хо-Ни I", с дивизионной пушкой Тип 90, на базе среднего танка "Чи-хе" Тип 1, серийно выпускаться начала практически с ним одновременно. Выпустить смогли всего 84 машины, уже к маю, две трети самоходок было потеряно. Созданная на той же базе 105-мм САУ - "Хо-Ни II", с 105-мм гаубицей Тип 91, с прошлого ноября, произведена в количестве 62 машин, половина которых тоже уже потеряна.
   Чуть-чуть лучше, обстояло дело с лёгкими танками и самоходками на их базе. Массово продолжался выпуск удачной танкетки "Те-Ке" Тип 97, вооруженной 37-мм пушкой. Её использовали не только для разведки, чаще как транспортёр. Прекратив год назад выпуск лёгкого танка "Ха-Го" Тип 95, вместо него в производство запустили более совершенную модель "Ке-Ни" Тип 98. За счёт более удачной компоновки, снизился вес, уменьшилась длина танка, что в сочетании с более мощным двигателем в 130 л.с., несколько расширенными траками гусеницы, обеспечили "Ке-Ни" лучшую проходимость, маневренность и скорость - до 50 км/час. Бронезащиту тоже несколько улучшили, в лобовой проекции доведя до 20-мм. На командирские машины, стали устанавливать радиостанции. Вооружение усилили, устанавливая на него более мощную 37-мм танковую пушку с начальной скоростью выстрела 810 м/с и 7,7-мм пулемёт. За год смогли изготовить чуть больше 1000 машин. Параллельно, на его базе, с прошлого лета выпускали 75-мм САУ, для непосредственной поддержки пехоты на поле боя - "Ку-Сае". Вооруженную танковым вариантом 75-мм горной пушки Тип 94, 7,7-мм пулемётом, с компоновкой по типу немецкого штуга. Несмотря на слабое бронирование 25-мм в лобовой проекции, "Ку-Сае" оказалась на удивление удачной легкой САУ, за счёт мощной пушки, низкого силуэта, хорошей манёвренности. Изготовить успели около 300 машин.
   Занялись японцы и переделкой уже выпущенных танков. Понимая, что средние "Чи-Ха" Тип 97 не отвечают новым требованиям к средним танкам, их принялись модернизировать. Снимали с них башни с короткоствольной 57-мм пушкой, взамен устанавливая башни с длинноствольной 47-мм от "Шинхото Чи-Ха" или "Чи-хе" Тип 1. Доведя накладными экранами бронирование корпуса в лобовой проекции до 35-40-мм. Оставшиеся "бесхозными" башни с короткоствольной 57-мм пушкой, устанавливали на лёгкие "Ха-Го". На котором несколько усиливали лобовое бронирование корпуса до 25-мм. Получился лёгкий танк непосредственной поддержки пехоты - "Ке-Ну". Не смотря на некоторую потерю скорости до 40 км/ч и маневренности, из-за увеличения массы танка на 1,2 т, в целом он неплохо проявил себя за пять месяцев войны. Только потери от огня ПТО союзников, из-за слабости бронирования, были слишком высокие. Из более 400 выпушенных "Ке-Ну", в строю осталось, дай бог половина.
   Часть лёгких "Ха-Го", около 300 машин, коренным образом переделали в 47-мм противотанковые самоходки "Хо-Ру". Длинноствольную пушку, 47-мм Тип 1, устанавливали в приземистой открытой сзади боевой рубке. Получилась удачная легкая ПТ САУ, за счёт низкого силуэта и подвижности, в целом пока отвечала задачам ПТО. Также около 200 "Ха-Го", переделали в 20-мм ЗСУ "Та-се". Зенитная 20-мм пушка устанавливалась в новой открытой сверху башней с увеличенным погоном.
  
   Все они, из-за слабого бронирования, несли существенные потери. Но благодаря простоте конструкции и меньшей металлоемкости, промышленность почти успевала восстанавливать их потери в войсках. Вот это "почти" и прочие неожиданно большие потери вооружения японской армии, да и просто его нехватка ещё до начала войны. Заставило командование сухопутной армии продавить в правительстве Японии решение, о строительстве на подконтрольных Империи территориях, новых промышленных предприятий. Вроде бы логичное решение, строить заводы поближе к ресурсной базе, да и трудовые ресурсы и нужная инфраструктура там имелась. Но раньше, этот предложение, ни кто рассматривать даже не стал бы. Считалось, что промышленная база должна быть расположена только в метрополии. После же заключения мирного договора с СССР, ситуация несколько изменилась. И через два месяца, началось строительство крупных металлургических комбинатов, двух в Манчжурии и одного в Корее. Двух новых пороховых заводов в Корее и на Тайване, там же заложили и артиллерийский завод. Прошлой осенью пошли ещё дальше, начав строительство в Корее танкового, моторостроительного, артиллерийского, в Манчжурии порохового завода. После начала войны, вопрос нехватки вооружения для сухопутной армии империи, стал настолько остро, что началось строительство сразу танкового, авиационного и двух артиллерийских заводов в Манчжурии; Авиационного и автомобильного в Корее; Одного артиллерийского на Тайване.
   Но дело это не быстрое. Первую продукцию, новые заводы, смогут выдать только в 43 году. А воевать-то надо сейчас. Поэтому ещё до войны, не смотря на весь свой "консерватизм", командование армии много внимания стало уделять передовой тактике. Японские офицеры наблюдатели в вермахте, не зря ели свой рис и пили своё сакэ. Их подробные отчёты по тактике и стратегии вермахта, да и не только, внимательнейшее разбирались и изучались в штабах, примеряя этот опыт для использование в Императорской армии. В результате, многие новые, удачные тактические приёмы были приняты японцами на вооружение. Так вот, "сюрпайз" Иида, для Хаттона, был как раз из таких тактических нововведений. Вообще-то Иида применил их целый "букет", но основной, это - противотанковая оборона на обратном скате гряды.
  
   Иида, прикрыл отход основных сил дивизий, минно-артиллерийскими засадами, напряг приданную авиацию, чтобы активней работала по колонам наступающих британцев, провел удачную ночную контратаку, задержав их продвижение надвое суток. Что позволило оторваться от преследовавших его войска британцев. За это время, отступившие на 30 км к гряде, основные силы 56-й и 33-й дивизии успели подготовить оборонительный рубеж.
   Нельзя сказать, что гряда была совсем уж не проходима для танков. Наоборот, большая часть склонов были достаточно пологими, максимум в 20-30 градусов, что позволяло танкам, на пониженной передаче её преодолеть. Был и удобный проход в гряде, шириной где-то в километр, по нему проходила железная дорога с шоссе. В нём Иида создал минно-артиллерийскую ловушку, рассчитывая, что первый удар англичане нанесут там, надеясь прорваться и рассечь его оборону по самому прямому и удобному пути. Основные позиции пехоты располагались по вершине гряды, в стороны от прохода, противотанковая артиллерия на обратных склонах. Уже, довольно пожилой Сёдзиро Иида, не поленился лично обойти и объехать подготавливаемую войсками оборону, чтобы убедиться, в точности выполнения его приказаний. К моменту подхода войск Хаттона, у него всё было готово.
   Хаттон, не полез "очертя голову" в минно-артиллерийскую ловушку, созданную Иида в проходе, а сперва провел разведку боем, атаковав японские позиции в проходе ограниченными силами. После достаточно мощной артподготовки, пришедшейся по ложным позициям японцев, обороняемых незначительным количеством пехоты: - основная оборонительная позиция с минными полями, располагалась на 400 метров дальше. В атаку пошёл один танковый батальон и один пехотный полк. Замаскированные на склонах гряды японские дзоты, пулемётным огнём, при поддержке гаубиц, бивших по пристрелянным ориентирам, отсекли индийскую пехоту от танков. Танки же, ушедшие в перёд, через триста метров попали на минное поле перед окопами пехоты. Вырвавшиеся вперёд машины подрываясь на минном поле теряли подвижность, остальные, сообразив в чём дело, остановились и попятились, но ловушка уже захлопнулась. В этот момент в борта танков полетели бронебойные снаряды, замаскированной на склонах прохода артиллерии. На каждом склоне, были расположены по паре батарей, 75-мм дивизионных, 47-мм противотанковых и 75-мм зенитных*** орудий, открывших огонь в борта и корму английских танков. Расположенные в глубоких капонирах, вырытых в склонах и перекрытых сверху несколькими накатами брёвен и земли, они были невидны и не доступны фронтальному вражескому огню. Дальше, через сто метров, за пехотными окопами, располагались остатки противотанкового батальона 47-мм самоходок "Хо-Ру". Стоящие в окопах, хорошо замаскированные САУ, огня не открывали до последнего момента. Только когда, занервничавшие под фланговым арт-огнем, танки, стали маневрировать, разворачиваясь передом к орудийным капонирам на склонах прохода, подставляя борта и корму самоходкам, те открывали точный и убийственный огонь, кончено всё было очень быстро. Часть танков подорвавшихся на минах добила японская пехота, вооружённая бутылками с "Коктейлем Императора" и некоторым количеством трофейных "Базук". Весь бой, с начала атаки не занял и получаса, подбиты были все танки англичан, индийская пехота отступила на исходные.
   ***(из приданного армии, механизированного полка ПВО)
  
   По всей видимости, Хаттон, ждал чего-то подобного, поэтому и не сунулся основными силами в проход. Вторая атака британцев последовала очень скоро. Проведя артподготовку по японским позициям на вершине гряды, которая была слабей и больше проводилась в расчёте на воодушевления войск. Не дождавшись помощи от авиации, английские бомбардировщики перехватывались на подходе японскими истребителями. Основные силы Хаттона, танковая дивизия и две индийские пехотные, пошли в атаку широким фронтом, слева и справа от прохода в гряде. Поначалу атака развивалась успешно. Индийская пехота, прикрываясь броней, медленно ползущих в гору танков, уверенно продвигалась к японским окопам. Заградительный огонь японской артиллерии был достаточно жидким, из-за ширины фронта атаки, чтобы отсечь индийскую пехоту от танков. Зато английские штурмовые танки и двигавшиеся следом за пехотой САУ "Бишоп", своим огнём давили японские пулемётные точки, достаточно успешно.
   Когда танки достигли вершины гряды, а пехота, кое-где уже сошлась в рукопашную с японцами. Хаттон, возможно уже думал, что выиграл сражение. Но тут, стало происходить нечто странное, английские танки, один за другим, стали застывать и загораться на вершине гряды. Расположенные за пехотными позициями, на 200-300 метров ниже по обратному склону, японские противотанковые 37-мм пушки, расквитались с английскими танками за прежнее своё бессилие. Их снаряды поражали хорошо бронированные машины в "мягкое подбрюшье". Броня на днище английских танков не превышала 20-мм, переваливая гребень, они невольно подставляли его под японские 37-мм, которые легко его пробивали. Обездвиженные машины с поврежденной трансмиссией или убитым мехводом, добивала японская пехота, закидывая бутылками с "Коктейлем Императора".
   Та часть танков, которой посчастливилось перевалить гребень, не получив 37-мм снаряд в днище, ринулась вниз по склону. Английские танкисты, в злом азарте боя, уверенные, что их лобовая броня не по зубам 37-мм снарядам. Разгоняли свои машины по уклон, ведя их на плюющиеся снарядами японские тридцатисеми миллиметровки, предвкушая, как раздавят орудие и посекут пулемётом "желтомордых", если раньше не разнесут расчёт из орудия. Увы, сбыться мечтам, было не суждено. Бронебойные 75-мм снаряды японских зениток и дивизионных орудий, уверенно пробивали с полукилометра, даже трёхдюймовые бортовую броню "Черчеллей". Их, на сто метров ниже гребня гряды, по обратному склону, Иида, расположил побатарейно, на расстоянии 500 метров друг от друга. С сектором обстрела, параллельно гребню гряды. Со стороны вершины, их огневые позиции, были прикрыты мощным деревоземляным бруствером, который даже снаряд 94-мм гаубиц штурмовых "Черчиллей" CS, не разрушали с первого раза. Второй раз, выстрелить они уже, как правило, не успевали. В общем, "сюрпайз" Иида, для Хаттона, удался на все сто. В этот день, англичане потеряли практически все танки 7-й бронетанковой. Но зацепившуюся за гребень, в ряде мест, индийскую пехоту, японцы выбили из своих окопов весь день, закончив только в сумерках и понеся изрядные потери.
   Сил наступать у англичан уже не осталось, они принялись зарываться в землю, у самураев, кстати, сил наступать, не осталось тоже.
   Севернее под Таунгу, попытки японской 55-й дивизией расширить плацдарм, результата не принесли. Индийская пд и бр, надёжно блокировали плацдарм японцев, пресекая все попытки его расширения. Ещё севернее, в полосе действия тайских войск, активные боевые действия тоже прекратились. Англичане, обрадованные подошедшей помощью из Китая, подбросили 5-й и 6-й армии вооружения и боеприпасов. Даже расщедрились на передачу каждой армии, по дивизиону 87,6-мм пушек-гаубиц. Все попытки тайской армии отбить у китайцев город Лашо, были отбиты. Китайцы вцепились в него как "в своё". Наступление тайцев на Мандалай, обороняемый 5-я армией гоминдана и остатками 2-й бирманской бригады, тоже выдохлось.
  
   На Бирманском фронте, наступило месячное затишье, которое противники использовали для восстановления потерь, переброски резервов, накопления боеприпасов, готовясь переломить ситуацию на фронте в Бирме в свою пользу. Быстрей пополнять войска людьми и техникой, доставлять новые части, выходило у Британцев. И всё-таки, первый ход после временного затишья сделали Японцы.
  
   В начале марта, в Бирме, японцами был образован Бирманский фронт. Куда кроме 15А, армии Таиланда, АНБ, вошла новая 19А. В неё вошли, освободившиеся после падения Сингапура - гвардейская Императорская дивизия, танковая бригада, и две пехотные бригады, переброшенные из метрополии и Кореи. Численность АНБ, к середине марта, выросла очень значительно, достигнув 30 тысяч человек. Но, как и китайские армии, страдала отсутствием достаточного количества тяжёлого вооружения, слабой военной подготовкой личного состава. Зато моральное состояние бойцов АНБ было на высоте, бить англичан готовы были даже холодным оружием.
   Имея преимущество перед союзниками на море, самураи решили, высадит морской десант под Рангуном, планируя ударами с двух сторон, разгромить британские войска. Специально натренированная на морские десанты 5-я дивизия, часть сил 18-й дивизии**, танковая бригада и части усиления, ещё примерно в расчётную дивизию. Успешно захватили, 15 марта, плацдарм под Пегу, легко преодолев береговую оборону незначительных сил британцев. И немедленно принявшись его расширять, за двое суток продвинулись на 15-20 километров во все стороны. Несмотря на общее численное превосходство, к исходу 17 марта, положение правого фланга Бирманского фронта англичан, стало угрожающим.
   **(Вторая половина 18-й дивизии, занималась захватом Андаманских островов, в Бенгальском заливе. К 17-у марта, полностью взяв их под контроль. Захватив огромную ценность для этих мест - неповрежденный стационарный аэродромом Форт-Блэр. После чего, должна была быть переправлена в Бирму.)
  
   К вечеру, 17-го марта, когда передовые части японцев уже вели бои за Пегу, Хаттон, осознав в полной мере всю степень угрозы исходящую от японского плацдарма: - мог рухнуть не только правый фланг фронта, и потерян Рангун, дальнейшее наступление самураев с плацдарма и их соединение с войсками Иида, грозило потерей всей Бирмы. Хаттон, начинает активно этому противодействовать. Подготовленные для нового наступления части, это две бронетанковые, три пехотные дивизии и две пбр, направляются им для локализации, а в дальнейшем полного уничтожения плацдарма. Четыре пехотные дивизии и танковую бригаду, он оставил удерживать оборону, против начавшего наступление 16-го марта, Бирманского фронта генерала Иида. Войска Таиланда, тоже активизировались, начав новое наступление на Лашо и Мандалай.
  
   Как показал дальнейший ход событий, у японцев всё могло получиться. Будь 18-я дивизия в тот момент в полном составе и хотя бы имей они ещё, дополнительно, пару батальонов противотанковых самоходок. Тогда захват Пегу и соединение с рвущимися к плацдарму дивизиями Иида, стало бы реальностью. Не хватило сил им буквально чуть-чуть. Но "чуть-чуть", не считается, а "Бог на стороне, больших батальонов", как любил говорил один француз, работающий маршалом у короля Людовика. Вот и военная фортуна, в этот раз, повернулась лицом к британцам, отвернувшись от японцев. Кровопролитное сражение за Пегу, длившееся три дня, закончилось поражением самураев. От 5-й дивизии и танковой бригады, осталась едва треть, англичане задавили их трехкратным превосходством в пехоте и танках. С утра, 21-го марта, японцы стали отступать к побережью.
   Переведший дух генерал Хаттон, отдал приказ - индийской пехотной дивизии с двумя пехотными бригадами и 7-й бронетанковой, преследовать, добить и скинуть японцев в море. Две другие пехотные и 8-ю бронетанковую, срочно стал перебрасывать к трещавшему по всем швам фронту на Ситауне. Так как, продолжающееся наступление войск Ииды, развивалось вполне успешно. К этому моменту, самураи прорвав фронт британцев, отбросили их к реке Ситаун. Решительной атакой, не считаясь с потерями, смогли захватить городок Ситаун с железнодорожным мостом***, автомобильный англичане успели взорвать. Продолжающие наступление японцы, к исходу 22-го марта, значительно расширили плацдарм на правом берегу Ситауна. Под Таунгу, наступление японцев, тоже было относительно удачным. Они смогли расширить плацдарм на пару десятков километров, в южном и восточном направлении, хотя прорвать фронт британцев не смогли.
   ***(Мосты через Ситаун, огромная ценность, из-за крутых берегов реки. Организация переправы в любом другом месте, будет сопряжена с огромными трудностями.)
   Но уже 23 марта, ситуация на Бирманском фронте, меняется в пользу англичан. Подошедшие из-под Пегу, 8-я бронетанковая и индийская пехотная дивизии, без остановки, при поддержке двух других индийских дивизий и танковой бригады, мощной атакой ликвидирует плацдарм японцев, захватывая обратно железнодорожный мост. Его, "безумные" Гуркхи, захватывают фактически с одним холодным оружием, славившись к нему ночью на плотах. Как только мост был захвачен, не дожидаясь рассвета, Хаттон, начинает атаку на левый берег. В неразберихе ночного боя, где всё перемешалось, стороны несут огромные потери, в результате все свелось к всеобщей свалке и рукопашной. Но благодаря пятикратному превосходству в живой силе, к утру, британцы очистили приличных размеров плацдарм вокруг моста на левом берегу. Хаттон, приказывает немедленно его укреплять, создав вокруг моста, надёжный тет-де-понт. Британцы начинают усиленно строить на плацдарме не только полевые укрепления, но и вкапывают в землю, два десятка танков с сильным повреждением ходовой. Через сутки, подтянув подкрепления, Иида, пытается вернуть мост, но все последовавшие атаки японцев, результата не дали. Кроме разве того, что городок Ситаун, в буквальном смысле, был стёрт с лица земли.
   И под Таунгу, дела у самураев пошли не важно. Подошедшая к 24 марта индийская пехотная дивизия, а через сутки и танковая бригада, меняют расклад сил в пользу британцев. Самураи, вынуждены шаг за шагом отступать, под давлением превосходящих сил, к концу марта, сохранив лишь небольшой плацдарм, вокруг моста, на правом берегу Ситауна.
   Тайская армия, к этому времени, после упорных боёв с китайцами, всё-таки захватывает Мандалай с английскими складами полными продовольствия, амуниции и медикаментов. Успех достался тайцам тяжело, потери достигали половины списочного состава батальонов. Даже не смотря на превосходство в вооружении над китайской 5-й армией, разбить её тайцы не смогли. На удивление всем, китайцы дрались очень стойко, проявляя тактическую гибкость, не позволив себя ни окружить, ни разбить. В результате, восточная группировка армии Таиланда выдохлась, обескровила, достичь конечной цели наступления - форсировать реку Иравади, не смогла.
   Под Лашо, китайцы вообще неожиданно нанесли чувствительное поражение Тайской армией. В тот момент, когда бои шли уже в самом городе и за аэродром, и казалось, что армия Таиланда, вот-вот вернёт себе контроль над городом и "Бирманской дорогой", лишив гоминдан сухопутного пути получения ленд-лиза. Посланные в глубокий обход, по горам и джунглям, две китайские дивизии нанесли неожиданные удары во фланг и тыл наступающих тайцев, вызвав смятение и панику в их войсках. Только общая слабость китайских войск, не позволила этот успех, превратить в полный разгром северной группировки Таиландской армии. Потеряв почти десять тысяч, убитыми и ранеными, тайцы откатились на исходные рубежи, не помышляя больше о наступлении.
   Добить десантные силы японцев, британцам всё же не удалось. Плацдарм под Пегу, сократившийся территориально в трое, японцы удержали только благодаря всемерной помощи флота. Артиллерийская поддержка японских кораблей, от канонерок до тяжёлых крейсеров, не дала англичанам скинуть сильно потрепанный десант в море. Но и сохранять плацдарм, требовавший больших человеческих и ресурсных затрат, японское командование не видело смысла. Поэтому в первых числах апреля, остатки 5-й и 18-й дивизий, с остатками танковой бригады и прочих частей, были с него эвакуированы в Бирму. Оставив под Пегу, тысячи японских могил и сотни ржавеющих остовов, уничтоженной и поврежденной техники.
  
   Напуганное активностью самураев в Бирме, командование англичан подбросило Хаттону ещё резервов. Тот, не став жевать сопли, 16 апреля, перешёл в наступление. Не смотря на значительный, почти двойной перевес в силах, наступление шло ни шатко, ни валко, до сезона муссонов, остановившего все военные действия в Бирме, Хаттону, удалось не многое. Только несколько расширить плацдарм в нижнем течении Ситауна и полностью ликвидировать японский плацдарм под Таунгу - мост через реку, отступая, японцы уничтожили сами. Несколько больших результатов достигла 5-я китайская армия, вместе с 2-й бирманской бригадой и присланной Хаттоном, для поддержки наступления, 7-й бронетанковой дивизией. Отбив у тайцев Мандалай, китайцы, при поддержке английских танков, смогли отбросить их от города на десяток километров в джунгли. Начавшиеся дожди остановили наступление и тут.
  
   Вот такие события, совершенно не похожие на знакомую нам с Иваном историю, где японцы легко захватили Бирму, происходили в здешней изменившейся реальности. Сражение за Бирму, здесь, отличалось накалом и активностью боевых действий, удивляя ожесточенностью сражений и упорством проявленным сторонами. Если от самураев, в общем-то, такое можно было ожидать, то упорство, проявленное британскими войсками, по крайней мере, для меня, было удивительным.
   А вот, неожиданно успешным действиям экспедиционной армии Гоминдана в Бирме, мы с Иваном ответ нашли легко. В отличие от нашей реальности, командовал ими не американский генерал Стилуэлл. А легендарный и до последнего времени таинственный "полковник Х", русский офицер на службе Чан Кайши. Недавно, пронырливые газетчики, наконец-то раскрыли его инкогнито. Это оказался бывший белый офицер, полковник Иннокентий Сергеевич Мрачковский, сейчас ставший генералом национально-революционной армии Китая. Таинственной "полковник Х", стал легендой ещё при обороне 19-й китайской армией Шанхая. Где его "бронепоезд-призрак", вооруженный тяжёлыми орудиями, наводил неподдельный ужас на японцев. Мрачковский преподавал некоторое время в военном училище, подготовив несколько выпусков китайских артиллеристов и специалистов для китайских бронепоездов. С 37-года, выполнял секретную миссию по заданию Чан Кайши в Шанхае, возглавляя самую успешную сеть китайской резедентуры в тылу японцев. Откуда, после оккупации 7-го декабря Шанхая японцами, по личному приказу Чан Кайши был отозван. Обласканный и награжденный Чан Кайши, полковник Мрачковский, 15 декабря 41 года, получает звание генерал-лейтенанта и назначается командовать экспедиционными силами Народно-Революционной Армии Китая, в Бирме. Это то, что о нём, нам стало известно из газет. По всей видимости, настоящий "человек войны", если судить по его высказыванию, приведенному в одним из журналистов: - "Я не приспособлен к мирной жизни, к жизни вне армии. Я пытался продавать лимонад в киоске фруктовых вод. Это мне претило". Начштабом в экспедиционной армии гоминдана, был назначен тоже русский белоэмигрант, генерал Тихобразов. Известно о нём было ещё меньше. Из газет следовало, что он тоже из бывшего отряда Нечаева*. После плена, пошедший на службу к Чан Кайши, ценившего его, как хорошего штабного офицера. Поэтому, удивления удачные действия китайцев больше не вызывали.
   *(Отдельная бригада русских добровольцев белоэмигрантов под командованием генерала Нечаева, учувствовавшая с 1924 по 1928 год, в Гражданской войне в Китае, на стороне правителя Маньчжурии Чжан Цзолиня.)
  
   Ну, так вот, Иван считал, что после сезона дождей, ещё накопив сил, англичане вышибут самураев из Бирмы. Далее вторгнутся в Таиланд и попытаются отобрать назад Сингапур. "Против лома нет приёма, если нет другого лома!" - считал он, приводя как аргумент наличие трёх бронетанковых дивизий и четырех танковых бригад у англичан в Индии и Бирме. Я бы с ним согласился, если бы местность там была равнинная, но рельеф и условия бирманского ТВД плохо подходят для стремительных танковых прорывов. Поэтому, я не считал этот аргумент серьёзным. Наоборот был уверен, что японцев, теперь, будет не так-то легко выбить из Бирмы, а боевые действия там примут затяжной характер. Ещё больше мы расходились в мнениях о перспективах борьбы за Гавайский архипелаг. Ситуация там была, не менее сложная и с моей точки зрения, достаточно не предсказуемая.
  
  
   ГЛАВА 4
  
  
  
   Началом операции по захвату Гавайев, можно считать появление у острова Гуам, на рассвете 3-го января, авианосного соединения Нагумо. Думаю, он сильно расстроился, не обнаружив у острова поврежденных линкоров "Аризона" и "Пенсильвания", а только авианосец "Уосп", с тремя эсминца и несколько транспортов снабжения. Но линкоры уже поковыляли в штаты на ремонт более двух суток назад, в сопровождении одного эсминца, убедившись, что от их 356-мм орудий проку в помощи морской пехоте меньше, чем от универсалок эсминцев и пикировщиков "Уоспа". Отсутствие в боекомплекте главного калибра линкоров фугасных снарядов, делало их пребывание у Гуама бессмысленным. Мне так и вовсе было непонятно, почему у американского флота были только бронебойные снаряды для ГК. Иван, кстати, моё недоумение разделял, тоже удивляясь такому авангардизму американских адмиралов.
   В ста милях от острова, Нагумо, поднял в воздух все самолёты, оставив на прикрытие авианосцев незначительное количество истребителей. Неожиданно появившиеся полторы сотни японских "Зеро", почти мгновенно, смахнули с неба всю находившуюся в воздухе авиацию "Уоспа", бомбившую и штурмовавшую остатки окапавшихся в центре острова японцев. Во-первых, американцы не ожидали атаки, почему РЛС авианосца не работала - вопрос оставался открытым. Во-вторых, перевес был у самураев - семь к одному. Очистив небо, японские истребители расчистили дорогу бомбардировщикам и торпедоносцам, а те уже, плотно занялись американскими морпехами и находящимися у острова кораблями.
   Командовавший "Уоспом", капитан Джон Ривз, здраво рассудив, что нет ни малейшего шанса противостоять японскому соединению, постарался как можно быстрей свалить от сюда куда подальше, бросив тихоходные транспорты. Да не тут-то было. Не успели "Уосп" с эсминцами, только-только отбившиеся от японских самолётов зенитным огнём, отчаянно маневрируя, уклоняясь от торпед и бомб, удалиться от острова и приближающегося соединения Нагумо даже на полтора десятка миль, как вокруг, стали вставать фонтаны от падения крупнокалиберных снарядов. Это хитрый и осторожный Нагумо, опасаясь, что приближающие самолёты будут обнаружены РЛС "Уоспа" и он с эсминцами бросится наутёк, заранее послал на перехват половину крейсеров.
   Вскоре разрыв четырнадцати дюймового снаряда у борта авианосца, выбил временную заплату с пробоины от торпеды, скорость авианосца начинает падать. Ещё, через пару минут, восьмидюймовый снаряд пробивает полётнуюпалубу, разрывается в ангаре, вызвав там сильный пожар. Видимо пристрелявшись, японцы снова добиваются попадания в "Уосп" и один из эсминцев, который окутавшись паром остановился, а горящий авианосец начинает быстро терять ход, с него начинают спускать шлюпки. Два других эсминца, принимают на борт спасающихся, кого смогли, и не задерживаясь улепетывают, так как японские крейсера всё ближе. Не знаю, о чём думал в этот момент капитан Джон Ривз, но при приближении японских крейсеров он спустил флаг, попросив помощи в спасении экипажей, так как большая часть моряков оставалась всё ещё на борту авианосца и эсминца. Три уцелевших американских транспортных корабля, флаги спустили ещё раньше, шансов ускользнуть от японцев они не имели. Один транспорт японцы утопили, ещё один, получив сильные повреждения, выбросился на берег, где тоже сдался японцам.
   Днём, к Гуаму, подошёл японский конвой, под прикрытием авиации и орудий крейсеров, почти без противодействия высадил на остров полк японской пехоты. В отличие от американских линкоров, 356-мм орудия ГК японских линейных крейсеров, фугасные снаряды в боекомплекте имели. На все попытки американских морпехов оказать сопротивление, с моря летели 356-мм, 203-мм и 152-мм снаряды, перепахивающие их позиции на несколько метров вглубь. С неба, их давили пикирующие бомбардировщики "Айти" D3A1 - бомбами до 250 кг. и торпедоносцы-бомбардировщики "Накадзима" B5N2 - бомбами до 800 кг. Ближе к ночи, находившиеся целый день под непрерывными ударами японской авиации и артиллерии, деморализованные останки американских морпехов благоразумно предпочли сдаться. Остров Гуам остался за японцами.
   Заправившись топливом, пополнив боекомплект, авианосное соединение Нагумо, двинулся к атоллу Уэйк. Через день, от Гуама, с призовыми партиями на борту в сопровождении сторожевиков, отправился в Йокогаму и "Уосп" в компании трёх трофейных военных транспортов, взяв на буксир поврежденный эсминец. Пусть линкоры от Нагумо ускользнули, зато почти целый авианосец был добычей не хуже. К тому же, на одном из трофейных кораблей, обнаружились 36 разобранных истребителя Р-40.
  
   В ста пятидесяти милях от атолла Уэйк, Нагумо, соединился с конвоем везущим большой десант. На наш с Иваном взгляд, силы для захвата небольшого атолла площадью в 7 квадратных километров и двух более мелких островков Пил и Уилк, были собранны чрезмерные. Даже не смотря на то, что он был лучше укреплён, чем в нашей реальности и оборонялся сильным гарнизоном: - шесть 127-мм орудий береговой обороны, около 500 солдат и офицеров батальона морской пехоты. Плюс сильное ПВО атолла: - двенадцать 76-мм зениток, восемнадцать 12,7-мм пулемётов, 24 истребителей "Кертис" Р-40 и 12 "Уайлдкэт" F4F. Для обороны такого небольшого острова, силы очень солидные. И всё равно, три отряда морской пехоты императорского флота, бригада морского десанта императорской армии Японии, с частями усиления - это перебор. При таком подавляющем превосходстве в авиации и артиллерии, за глаза хватило бы одного флотского отряда морской пехоты. Если только, это не было генеральной репетицией, отрабатывавшей взаимодействия армии и флота перед десантом на Гавайские острова. Другого объяснения, мы с Иваном не нашли.
   Дело в том, что из-за существовавшей в японской империи розни между армией и флотом, каждый тянул одеяло на себя. К началу войны, императорский флот имел свои десантные силы: - 21 отряд морской пехоты - "Кайгун токубэцу рикусентай" и три флотских парашютно-десантных отряда - "Кайгун кутэй". Каждый такой отряд численностью 1200 человек, имевший на вооружении артиллерию, миномёты и даже плавающие танки "Ка-Ми", за счёт тщательной подготовки и выучки, насыщенности автоматическим оружием* и гранатомётам**, по своей ударной силе соответствовал пехотному полку. Армия же, имела свои специализированные части, предназначенные для морских десантов: - четыре бригады морского десанта и некоторые другие - типа 5-й пехотной дивизии "Хиросимских карпов", тренированных для высадки на неподготовленное в инженерном плане морское побережье. Плюс, созданные специально для поддержки морских десантов: - штурмовой танк "Шинхото Чи-Ха" с короткоствольной 120-мм пушкой и плавающий средний танка "Ка-Чи". И даже несколько десятков специализированных десантных кораблей. Несколько более ранее появление у армии этих типов танков, как и ускоренное завершение флотом работ над "Ка-Ми", как я думаю, было, результатом осмысления японцами опыта немецко-итальянских десантов. Особенно сильное влияние, опять же, как я думаю, оказало создание и успешные действия немецкой дивизии морской пехоты и итальянской механизированной амфибийной дивизии, имеющие в своём составе механизированные подразделения и танковый части. Успешные действия, при комбинированных десантах, немецких парашютистов Курта Штудента и десантников итальянского полка специальных операций "Arditi dell'Aria", ускорило формирование флотских частей ВДВ. У императорской армии были свои парашютно-десантные части.
   Собственно эти трения, как мы думали с Иваном, и вынудили командование флота, провести совместную десантную операцию с армейскими частями, для отработки взаимодействия, отложив на время прежнюю вражду и рознь. Из-за безусловного понимания флотским командованием, что Гавайи, без помощи армии не захватить, американцы будут за них биться до последней возможности.
   *(Императорский флот, как и в эталонной реальности, вооружал свои десантно-штурмовые части наиболее современными видами вооружений. Кроме ручных, станковых, крупнокалиберных 13,2-мм пулемётов, универсальных зенитно-противотанковых 20-мм автоматов, 20-мм ПТР и 50-мм гранатомётов, состоящих на вооружении и армейской морской пехоты. Флот, не обошёл вниманием и пистолеты-пулемёты. Флотские морпехи, через одного, были вооружены швейцарскими ПП "Бергман" - SIG Model 1920, под патрон 7,63х25 мм Маузера, или его усовершенствованным отечественным клоном Тип-100, под патрон 8х22 мм Намбу. Флотские части ВДВ, почти поголовно, были вооружены ПП Тип-100 - со складным прикладом.)
   **(Винтовочные "околоствольные" 50-мм гранатомёты Тип 100 и ручные 50-мм гранатомёт-миномёт Тип 89. Стреляющие универсальными 50-мм осколочными гранатами, приспособленными и для ручного метания, и для выстрела из гранатомёта.)
  
   На следующее утро, после соединения авианосного соединения с десантом, началась операция по захвату Уэйка. Да и погода играла на руку японцам, волнение моря не превышавшее двух трёх балов. Палубную авиацию Нагумо, подержала базовая авиация с Маршалловых островов: - 36 бомбардировщиков G3M, 12 G4M и 20 больших четырёх моторных летающих лодок H6K4. Для G3M, расстояние в 600 - 750 километров, даже с полной бомбовой нагрузкой, было не значительным, для G4M и H6K4, имевших максимальный боевой радиус более 2000 километров и вовсе фигня. Полдня ушло на уничтожение американских самолётов, что далось японцам совсем нелегко, не смотря на пятикратное превосходство в истребителях. Американские пилоты оказались хорошо подготовленными, не смотря на отсутствие боевого опыта. Потери в "Зеро" были сёрьёзными, 24 истребителя - 8 сбитых и 16 сильно поврежденных, погибли четыре пилота. Но как бы то ни было, во второй половине дня, небо над атоллом японцы от американцев очистили, и в дело вступили бомбардировщики.
   Днём, на затянутый облаками пыли и дыма остров, при поддержке артиллерии флота, началась высадка первой волны десанта - одновременно с четырех направлений. На сам Уэйк, высаживались армейская бригада морского десанта с одним из подразделений морской пехоты флота, на островки Пил и Уилк, по одному флотскому отряду морпехов. С транспортных кораблей спускали на воду десантные катера, куда грузили десантников, артиллерию, боеприпасы. Плавающие танки "Ка-Ми" и "Ка-Чи", добирались до берега своим ходом. Использование обычных войсковых транспортов, вместо специализированных десантно-штурмовых кораблей, сильно тормозило высадку, до темноты удалось высадить на берег только половину десанта. Хотя разработку специализированных кораблей для высадки десанта, самураи начали ещё вначале 30 годов. Они построили в 35 году, очень удачный и совершенный, для своего времени, десантно-штурмовой транспорт "Синсю Мару", несущий 20 десантных катеров типа "Дайхацу"*, но, по неизвестным мне причинам почему-то на этом остановились. Спохватились только прошлым летом, срочно бросившись переделывать по его подобию около десятка недостроенных кораблей водоизмещением 10-12 тысяч тон. Заложив прошлым летом, три ещё более совершенных десантных авианесущих корабля - типа "Кумано-Мару"**. Кроме больших специализированных десантных кораблей, для императорского флота, также заложили серию средних универсальных быстроходных десантных транспортов тип Т-1***, имевших максимально упрощённую конструкцию для облегчения массовой постройки. Несколько средних и больших десантных транспортов были уже в стадии завершения, но в данный момент, в строю был единственный "Синсю Мару". Как это ни странно, но армия, смогла в этой области несколько опередить флот. Роту штурмовых танков с короткоствольной 120-мм пушкой, к берегу доставили три армейских средних десантные корабли - типа SS****. Усиленная носовая часть, при десантировании давала им возможность опираться на грунт, поэтому танки и солдаты быстро выгрузились на берег атолла, через носовой створча­тый лацпорт, без промедления устремившись на захват аэродрома и береговой батареи. И если захват, подавленной 127-мм батареи береговой обороны, прошёл для десанта без потерь - американские артиллеристы, потеряв орудия, сдались без сопротивления. То бой за аэродром, затянулся до утра.
   Батальону японцев, подержанных ротой танков, противостояло всего около 100 солдат корпуса морской пехоты, батарея ПВО из четырёх 76-мм зениток, шести 12,7-мм пулемётов и около двухсот лётчиков с техперсоналом. Опираясь на два бетонных дота, каменные здания штаба и казармы, бетонные капониры ПВО, и земляные укрытия для самолётов, американцы отбили две атаки японцев. Те, потеряв два танка, и три десятка морпехов атаки прекратили, угомонившись до утра. Но как только рассвело, японцы вызвали авиацию и запросили поддержку артиллерии. Один из дотов разнесло 500-кг бомбой, казармы, штаб, часть капониров ПВО, с укрытиями для самолётов, перепахала артиллерия флота и авиация. И всё таки, последовавшею затем атаку японцев, защитники аэродрома, отбили снова. Правда, японские морпехи, особо и не настырничали. Потеряв от огня уцелевшей 76-мм зенитки ещё один танк, с десяток солдат, они снова вызвали авиацию и артиллерию. Последний дот и капониры ПВО были уничтожены. В 8 часов 30 минут с аэродрома в штаб в Пёрл-Харбре, была отправлена последняя, совсем короткая радиограмма: - "Возможности к сопротивлению исчерпаны. Положение безвыходное. Мы сдаёмся". Не дожидаясь следующей атаки, американцы на аэродроме организовано сдались. Хотя на Уэйке, в ряде опорных пунктов, сопротивление продолжалось, японцы его давили почти до самого вечера.
   Дольше всех сопротивлялись американцы на острове Уилкс. Там, по какому-то стечению обстоятельств, сохранилась в целости 2-х орудийная батарея 127-мм орудий, с парой 76-мм зениток и парой 12,7-мм пулемётов. Рота морпехов, с приданым взводом 60-мм миномётов, прикрывавшая батарею и закапавшаяся в коралловый грунт по самую макушку, понесла незначительные потери. Поэтому десант японцев был встречен организованным огнём. По крупным кораблям били 127-мм орудия, 76-мм зенитки и крупнокалиберные пулемёты по десантным катерам и плавающим танкам. Японцы, похоже, не ожидали сильного сопротивления и достаточно близко подошли к берегу, сокращая путь десанту, за что и поплатились. От беглого огня 5-тидюймовых орудий, получили повреждения разной степени тяжести эсминцы "Юбари", "Хаяте", три транспорта, старый лёгкий крейсер "Тенрю" получил три попадания, из-за чего на нём вспыхнул пожар. Зенитчики повредили два больших сторожевых корабля, четыре десантных катера, один утопив с концами, повредили два танка "Ка-ми" - разворотив им башни и короба воздухозаборников. Не ожидавшие такого "радушного" приема, японцы, высадку десанта остановили, прикрывшись дымовой завесой отошли дальше от берега. Во время её постановки, американцы повредили ещё два эсминца - "Оите" и "Вайе". Даже ещё не высадившись, японцы потеряли убитыми и ранеными более ста человек морпехов и моряков. Из-за этого десант на Уилкс отложили до утра. Наследующий день, с самого утра, американцами вновь занялись бомбардировщики и артиллерия флота. По американским укреплениям били десятки орудий, от трёх дюймовых универсалок сторожевиков, до 356-мм орудий ГК линейных крейсеров. Кроме палубных самолётов, по американским позициям на Уилксе, удар нанесли бомбардировщики с Маршалловых островов. Батарея 127-мм орудий была уничтожена, на островок стал высаживаться японский десант, под прикрытием палубных истребителей. Которые огнём пушек, пулемётов, и 60 килограммовыми бомбами, давили всякую замеченную активность, разгоняя раз за разом по укрытиям уцелевшие расчёты зенитного орудия и пулемётов. В этот раз, сорвать высадку десанта американцам было уже нечем, и всё равно, гарнизон острова сопротивлялся до последней возможности. Бой за островок шёл упорный, японцы, при поддержке пяти танков "Ка-ми", и приданной артиллерии, выковыривали американцев из укреплений до глубокой ночи. Израсходовав боеприпасы, последние выжившие защитники сдались, атолл Уэйк полностью перешёл под контроль японцев. Безвозвратные потери у японцев составили около 200 человек, у американцев около 500 человек. В плен попали - 470 морпехов, летчиков, моряков, 1140 человек техперсонала и гражданских лиц. Более подготовленные в тактическом плане японцы, имевшие реальный боевой опыт, понесли значительно меньшие потери, хотя являлись атакующей стороной.
  
   *("Дайхацу": - Десантный катер водоизмещением 20 тон. Скорость 8 узлов, вооружение 2-а пулемёта или 25-мм зенитный автомат. Вместимость 1 танк, или 70 солдат, или 10 тон груза. В эталонной истории, их было построено более 3200 штук. Имел две модификации более крупных вариантов: - "Моку дайхацу" вместимостью 12 тон и "Току дайхацу" вместимостью 15 тон, построено более 1200 штук.)
   **(Десантный авианесущий корабль "Кумано-Мару": - Водоизмещение 12000 тон, скорость 20 узлов, вооружение восемь 75-мм зенитных орудий, шестнадцать 25-мм зенитных автоматов. Мог брать до 25 катеров "Дайхацу" и от 8 до 37 самолетов.)
   ***(Средний универсальный десантный транспорт тип Т-1: - Водоизмещение 1500-1800 тон, скорость 22 узла, вооружение: - два универсальных 127-мм орудия, восемнадцать 25-мм зенитных автомата, четыре 13,3-мм пулемёта, возможна дополнительная установка 4-х бомбомётов с 42 ГБ и гидрофона. Вмещал: - 4 катера типа "Дайхацу" + 260 тон груза, или 7 танков + 220 тон груза, или 2 сверхмалые ПЛ "Koryu" + 184 тон груза, или 6 человеко-торпед "Kaiten" + 243 тон груза, или 450 -- 500 тон груза + 480 чел. Строится серия около 50 штук.)
   ****(Средний десантный транспорт типа SS: - Водоизмещении около 1000 т, скорость 13,5 узлов, вооружение: - одно 76-мм орудие, один миномет для поддержки десанта, восемь 20-мм зенитных автомата. Вместимость десанта: - четыре средних танка, один автомобиль и 150 чел. Строится серия в 27 единиц для императорской армии.)
  
   Переоценить важность захвата этого атолла, для успешной десантной операции на Гавайях, просто невозможно. Уэйк, представляет собой идеальный аэродром, расположенный в 1025 милях от Мидуэя, как раз в зоне досягаемости базовых бомбардировщиков G4M "Бети", и больших четырёх моторных летающих лодок H6K4. Бетонная полоса существующего аэродрома позволяет взлетать с него всем типам японских бомбардировщиков. Расположенный в 764 милях от острова Маркус, в 620 милях от Рой и Намюр - островов атолла Кваджалейн, основной базы "сынов Ямато" в группе Маршалловых островов. Позволяло теперь японцам, без проблем, перегонять базовые самолёты из метрополии на остров Маркус, с него на Уэйк, с него на Маршалловы острова. Поэтому самураи, буквально на следующий день после окончательной зачистки Уэйка, принялись восстанавливать аэродром и его инфраструктуру. Планируя построить ещё две взлетно-посадочные полосы и расширить аэродром, для базирования минимум 200 бомбардировщиков. Восстановлением и строительством занялись пленные американцы. Хотя императорский флот в отличие от армии отличался достаточно гуманным отношением к пленным, не практикуя бессмысленных расправ, но и мягким отношением тоже не отличался. Не выполнили дневную норму, остались голодными, а любой бунт или неповиновение каралось расстрелом. Поэтому уже через пару дней, пленные американцы вкалывали как "папы карлы" на пользу Японской империи.
  
   Флот простоял у Уэйка ещё два дня, дожидаясь прибытия постоянного гарнизона, инженерно-строительного полка Китайской республикой, транспорта с истребителями для Уэйка, танкеров и кораблей снабжения с боеприпасами для соединения Нагумо. За это время, авианосное соединение разделилось, "Акаги" и "Кага", передав свои самолеты и пилотов для пополнения авиагрупп на более новых "Сёкаку", "Дзуйкаку", "Сорю", "Хирю", двинулось в Японию, за новыми авиагруппами. Заодно с ними ушли для ремонта в метрополию, сильно поврежденные корабли. Сократившийся отряд Нагумо, пополнив запасы топлива и снарядов, вместе со войсковыми транспортами, везущими флотский отряд морской пехоты, двинулось к атоллу Джонстон, ещё одной очень важной ВМ и ВВ базе, в плане захвата Гавайев. Так как был расположен между Маршалловыми остовами и Гавайским архипелагом, от него до "большого Гавайского острова" было всего около 450 миль.
  
   Захват атолла Джонстон, прошёл по отработанной схеме, два его островка, в течение суток, поменяли свои гарнизоны с американского на японский. Здесь сопротивление, в отличие от гарнизона Уэйка, из-за малочисленности гарнизона, слабости ПВО: - всего 12 истребителей, шесть трёхдюймовых зениток, с десятком крупнокалиберных пулемётов, американцы оказали слабое, сдались фактически сразу. Дождавшись, когда приведут наземный аэродром порядок, сгрузят с транспортов самолёты для гарнизона, что в общей сложности заняло ещё пару суток, отряд Нагумо, двинулся на север, к острову Маркус. В этом районе собирались силы вторжения на Гавайский архипелаг, северной группы объединенного императорского флота. Южная группа объединённого флота, начала собираться у атолла Джонстон.
  
   Зачем Ямамото разделил Объединенный флот на Северную и Южную группы, тем самым заранее ослабляя силы, выделенные для захвата атолла Мидуэй на севере и Большого острова Гавайи на юге. Зачем он вообще, начал Гавайскую операцию с захвата островов на её концах, а не ударил сразу всеми силами на Охаху, для захвата Пёрл-Харбора, однозначных ответов у меня не было. Иван же, считал это большой ошибкой: - "С такими силами, что джапы собрали к началу операции, надо было сразу начитать с захвата Оаху. Даже потеря ими половины авианосцев окупилась бы потом сторицей. Ты пойми Саня, - с жаром убеждал он меня - захват Пёрл-Харбора, сделал бы джапов хозяевами архипелага! Остальные острова от амеров, можно было не спеша зачистить после". Я, не то чтобы был не согласен с постулатом Ивана, в морских делах он разбирался лучше меня. Но всё же, у меня были большие сомнения, в возможности японцев сразу захватить Пёрл-Харбор. Мои сомнения: - "Ваня, а ты точно уверен, что самураи, реально могли захватит Пёрл-Харбор, только с помощью авианосной авиации, без опоры на промежуточные оперативные базы, без помощи трёх-четырёх сотен базовых бомбардировщиков? Без нейтрализации оставшегося у США флота? Не ополовинив, заранее, авиационную группировку на Гавайях, уничтожая её по частям?" - он развеять не смог. Поэтому, представлялось мне, что сунься Ямамото сразу захватывать Пёрл-Харбор, там бы его и похоронили, вместе с десантом и основными силами Объединённого флота.
   Но, не зря ведь, Ямамото, считается лучшим японским флотоводцем. Его тактика, постепенного продвижения к Пёрл-Харбору, представлялась мне единственно верной. Пусть японцы не читали американские шифры, зато их агентурная разведка поставляла штабу императорского флота вполне достоверную и обширную информацию о положении на Гавайях.
   В США, кстати, с этническими японцами, поступили предельно жёстко, без всяких сантиментов. После начала войны, на территории континентальных штатов, более 300 000 японцев, не смотря на то, что они были граждане США, зачастую уже не в первом поколении, отправили за решётку - в концентрационные лагеря.
   На Гавайях, ситуация была несколько иной, сразу интернировать всех японцев не получалось чисто технически. Только на самом Оаху, японцы составляли 40% населения, это ни много ни мало 160 000 человек, на других островах архипелага их было тоже достаточно много. В начале войны, спецслужбы на архипелаге интернировали 35 000 японцев не граждан приехавших туда на заработки и чуть больше одного процента граждан США - "самых подозрительных". Но уже в январе, после гибели американского флота у Филиппин и начала подготовки Японии к захвату архипелага, решено было интернировать всех подозрительных "дохо" и "нисей" - этнических японцев в первом и втором поколение. В руки американских спецслужб попала информация, что командование японцев, на полном серьёзе, рассматривает возможность антиамериканского восстания этнических японцев на Гавайях, при приближении флота с десантом к Пёрл-Харбору. В результате, за решёткой, оказалось ещё 54 000 японцев мужчин активного возраста. Часть из них, стали вывозить в штаты, большую же часть интернированных, отправили строить на гавайских островах укрепления и военную инфраструктуру, относясь к ним как к военнопленным.
   Не знаю уж, насколько обоснованной была информация о возможности "антиамериканского восстания этнических японцев на Гавайях", но превентивное интернирование "американских граждан японского происхождения", разведсеть, созданную самураями в США, затронуло не сильно. Вообще-то, в это время, японская разведка считается одной из лучших в мире, большинство её зарубежных агентов в штатах имели неяпонское происхождение - европейцы, американцы, китайцы, филиппинцы, пуэрториканцы и т.д. и т.п. Так, что, Генеральный штаб Императорского флота Японии, при планировании Гавайской операции, располагал достаточно подробной информацией о действиях и планах своих противников. И какую же картину, он мог наблюдать? А такую, что несмотря на потерю большей части флота, защищать архипелаг, США, будут до последней возможности!
   Американское командование прекрасно понимало, что удержать за собой Гавайи, обойдётся несравнимо дешевле, чем отбивать их потом у японцев. Самое главное, захват Гавайев, даст японцам базу для доминирования в западной части Тихого океана. После чего станут уязвимы, для ударов японских авианосных соединений, американские города на континенте - от Аляски до Мексики. Логистика снабжения союзнических войск, и так испытывавшая колоссальные трудности после вывода из строя самураями Панамского канала, вообще - "прикажет долго жить". На необходимом и своевременном снабжении войск в Австралии и на островах южной части Тихого океана, можно тогда ставить жирный крест. Такое развитие ситуации, американское командование не устраивало настолько, что решили, оборонять Гавайи не взирая ни на какие потери и затраты.
   На помощь новейшему "Хорнету", из Атлантики, американцы перебрасывают ударный авианосец "Рейнджер", с тремя эскортными авианосцами. Линкоры "Аризона" и "Пенсильвания", ремонтируются ударными темпами, и к началу февраля должны быть полностью боеспособны. Линкор "Колорадо" почти завершили капитальный ремонт, который начался в пошлом июне, и вот-вот отправится на Тихий океан. Линкоры "Миссиссиппи" и "Нью-Йорк", уже перешли с Атлантики, и находятся в Пёрл-Харборе. В Атлантике оставался только линкор "Арканзас", к которому скоро должен, присоединится однотипный "Вайоминг", срочно восстанавливаемый из учебно-боевого корабля. Получалось, что в начале февраля, американцы, могут сосредоточить в Пёрл-Харборе соединение: - из пяти линкоров, двух ударных авианосцев, четырёх - пяти тяжёлых, шести лёгких крейсеров, шестнадцати - двадцати эсминцев, 21-25 подлодок, трёх эскортных авианосцев. Даже не учитывая многочисленные лёгкие силы, американский флот на Гавайях, мог снова представлять значительные силы, которые уже нельзя игнорировать. Так как мог стать той "гирей", которая склонит чашу военной фортуны на сторону США, сорвав замыслы Империи восходящего солнца по захвату архипелага. И это всё на фоне, быстро увеличивающегося сил гарнизона Гавайского архипелага!
   Не отправленный, в начале января, конвой с подкреплениями на Филиппины, отправился по большей части на Гавайи. Две пехотные дивизии, несколько подразделений национальной гвардии общей численностью в 20 000 человек, четыре отдельных танковых батальона с полутора десятком артиллерийских частей, значительно усилили сухопутные силы местного гарнизона. Быстро усилить гарнизон, при острой необходимости, могли ещё - одна моторизованная, две бронетанковые, две кавалерийские*, девять пехотных дивизий, уже полностью сформированных, заканчивающих сколачивание и тренировки в метрополии.
   *(по факту, это не кавалерийские, а лёгко пехотные дивизии)
   Авиационную группировку на Гавайях, которую обозвали "Седьмой воздушной армией", американцы увеличили очень значительно и быстро. К февралю, общая численность приближалась к 3000 самолётов, только истребителей было за 1000 машин. Правда, была и оборотная сторона поспешного наращивания авиационных сил на архипелаге. Быстро собрав "по сусекам" все исправные боевые самолёты, "Седьмая воздушная армия", в результате спешки, часть машин получила устаревших типов - В-10, В-18 "Боло", В-23 "Драгон", F2А "Буффало", Р-36 "Хавк", а часть наоборот, чуть ли не из предсерийных установочных серий, толком не освоенных пилотами, и не избавленных от "детских болезней". А вновь сформированные на Гавайях авиационные эскадрильи и крылья, были недостаточно слётаны. Зато, ещё с середины декабря, на островах началось быстрое строительство дополнительных аэродромов и отдельных ВПП, как аэродромов поскока и для аварийных посадок. Одновременно строилась инфраструктура, должная обеспечить их функционирование, особое внимание было уделено заглубленным хранилищам ГСМ и боеприпасов. В начале января, темпы строительства ещё возросли, став фактически круглосуточным. Замысел американского командования состоял, в возможности быстрого маневра авиационными силами в архипелаге. Хотя полностью реализовать задуманное к началу операции, всё же не успели. Но даже в таком виде, уже появилась возможность сконцентрировать 7-й ВФ, в течение суток, на Оаху с близлежащими островами. Так, что, сунься императорский флот сразу к Пёрл-Харбору, одна базовая авиация могла сорвать его захват. С большой долей вероятности, перетопив большую часть японского флота.
   К тому же, американцы спешно усиливали береговую оборону островов, не только увеличивая численность орудий береговой обороны и ПВО, но и укрепляли все удобные зоны высадки десанта. Не пренебрегая бетонными дотами, орудийными капонирами, минными полями и даже проволочными заграждениями.
   Уделили они должное внимание и проблеме снабжения. На начало декабря, запасы на Оаху, позволяли гарнизону архипелага, не испытывая ни в чём недостатка, продержаться в полной изоляции два месяца. Но гарнизон увеличили и очень значительно, поэтому на Гавайи потоком пошло продовольствие, ГСМ, боеприпасы, снаряжение, медикаменты. Особое внимание уделили запасам воды. На тех островах и атоллах, где не было своих источников пресной воды, как Мидуэй, Лайсан, Терн, Лисянского, строили подземные хранилища для неё.
   Одним словом, США, приложили громадные усилия для безусловного удержания Гавайского архипелага. По имеющимся у меня сведениям, это даже вызвало у японцев определенные сомнения в успешности проведения десантной операции. Генеральный штаб Императорского флота, разработавший план этой операции, даже предложил отложить её до лета. Предлагая дождаться окончания ремонта поврежденных линкоров*, тяжёлых крейсеров**, вода в строй достаточного количества специализированных десантных кораблей. Когда же к обсуждению подключилась ещё и армия, разногласия и ругань, по поводу сроков и самой операции, достигли максимального накала, грозившего отодвинуть её вообще на неопределенный срок. Только ультиматум командующего Исороку Ямамото, потребовавшего проведения операции в первоначально запланированные сроки, или же он немедленно подаёт в отставку, поставили точку в спорах о сроках и самой возможности проведения Гавайской десантной операции.
   *(Три линкора из семи - "Ямато", "Исе", "Муцу", находились в ремонте, устраняя повреждения полученные во время сражения в проливе Суригао. Линейных крейсер "Конго", поймал торпеду с американской подлодки и чинился в Йокосуке. К началу Гавайской операции, флот располагал только четырьмя линкорами и тремя линейными крейсерами.)
   **(Шесть тяжёлых крейсеров из восемнадцати - "Хагуро", "Такао", "Нати", "Майя", "Фурутака", "Како", к началу операции находятся в Японии. Устраняя повреждения разной степени тяжести.)
   Настойчивость Ямамото, в скорейшем проведении операции по захвату Гавайев, как я думаю, объяснялась чётким пониманием, что через два-три месяца, оборона островов ещё больше усилится. Строившиеся круглосуточно, с опережением графика, войдут в строй в середине марта и в конце апреля, закончив боевую подготовку, новейшие линкоры "Саут Дакота" и "Индиана". Ударный авианосец "Эссекс", тоже уже спущен на воду и проходит ходовые испытания, окончание боевой подготовки его авиагруппы - июнь месяц. В августе ожидается спуск на воду, однотипного с ним, ударного авианосца "Бон Омм Ричард". Лёгкие авианосцы "Индепенденс" и "Принстон", переделанные из крейсеров "Кливленд", уже спущены на воду, ориентировочный срок готовности их авиагрупп и их самих - июль и август соответственно. К лету, должны ещё войти в строй - один тяжёлый, три лёгких крейсера и полтора десятка эсминцев. Строительство оборонительных сооружений будет завершено, как и усиление артиллерии береговой обороны. И тогда потери японцев при штурме островов, будут просто колоссальными, что в значительной степени обесценит их захват, если вообще удастся захватить архипелаг. А не провести операцию по захвату Гавайев нельзя! Иначе ни как не получалось преодолеть доминирование флота США в западной части Тихого океана. То, что американцы скоро флот восстановят, не смотря на все потери начала войны, думаю, не сомневался ни кто из японского командования. Оперативная база на Гавайях, позволит восстановленному американскому флоту, перейти в наступление с удобных позиций. Но если самураям удастся их захватить, то у "Страны восходящего солнца и цветущей сакуры", появлялся реальный шанс, если и не победить безоговорочно в войне, то заключить с США и Англией мир, на приемлемых для империи условиях. Самураи рассчитывали, что у США - "пупок развяжется" от натуги отбит Гавайи назад, а понесенные потери армии и флота застит их сесть за стол переговоров. Примерно так, по моим сведениям, рассуждал Ямамото, как и многие из японского командования и правительственных кругов. Мы-то с Иваном знали, насколько в стратегическом плане это несбыточные мечтания и надежды, но самураи реально на это рассчитывали и строили свои планы исходя из этого.
   Определённую уверенность, в удачном развитии операции, Ямамото, давало огромное превосходство японцев в авианосцах и качестве авианосной авиации. На начало февраля 1942 года, последние модификации истребителя "Зеро", безусловно, превосходили основные палубные истребители американцев - "Буффало", "Уайлдкэт", да и основные базовые истребители "Кертис" Р-40. Японские палубные пикирующие бомбардировщики D3A2 и бомбардировщики-торпедоносцы B5N2, тоже вполне соответствовали своим задачам. К тому же, в ближайшее месяцы, ожидалось поступление на вооружение палубной авиации более совершенных моделей - D3A2, с двигателем Мицубиси Кинсей 54 мощностью 1300 л.с. и нового бомбардировщика-торпедоносца "Тензан" B6N2. Качество подготовки японских летчиков палубной авиации, в основном, было значительно выше, чем у американцев. Ну и конечно, почти 700 палубных самолётов, что могли поднять в воздух японские авианосцы, плюс больше сотни гидросамолётов.
   Как мне теперь было известно, к началу Гавайской операции, самураи располагали 19-ю авианосцами разных классов и четырьмя плавбазами гидроавиации. И это, несмотря на потерю лёгкого и трёх конвойных авианосцев в начале войны. По классификации самих японцев, Ямамото имел: Больших или тяжёлых авианосцев, 6 единиц - "Акаги", "Кага", "Сёкаку", "Дзуйкаку", "Дзюнъё", "Хиё"; Последние два, в строю с декабря и начала января, соответственно. Средних авианосцев, 2 единицы - "Сорю", "Хирю". Лёгких авианосцев, 4 единицы - "Рюдзё", "Дзуйхо", "Сёхо", "Рюхо"; Три последних, в строю с ноября, октября, января, соответственно. Конвойных авианосцев типа "Тайё", 7 единиц - три строившихся с начала для СССР, четыре остальных сразу перестраивались из пассажирских лайнеров для императорского флота. "Тайё", "Унъё", "Тюё", вошли в строй в ноябре - декабре, четвертый из серии "Кайё", буквально за неделю до начала операции. Так, что, уверенность Ямамото, в благополучном исходе операции имела под собой реальную основу.
   Вспомнилось моё безмерное удивление, когда в феврале, стали доподлинно известны силы Объединённого флота. - "Охренеть не встать! Откуда у них авианосцы в таком количестве!?". Но постепенно всё прояснилось. В этой реальности, не случилось налёта английских палубных торпедоносцев на итальянскую ВМБ Таранто. Зато случился неудачный прорыв английской средиземноморской эскадры, вместе с эвакуируемыми войсками с Кипра, в Гибралтар. После детального разбора неудачи англичан, самураи пришли к заключению, что дополнительная пара даже лёгких авианосцев, или три-четыре эскортных, сделали бы прорыв успешным. Закономерно последовала более ранняя переделка судов двойного назначения в авианосцы.
   Надо честно признать, что командование японского императорского флота, и до этого понимало значение авианосцев в современной войне как никто другой, возможно, даже лучше чем американское командование. Хотя традиционно не отказывалось от строительства и развития тяжёлых артиллерийских кораблей. Самое главное, что командующий флотом Ямамото, поддерживаемый молодыми и талантливыми офицерами флота, считал, что решающая роль в морских сражениях перешла к авианосцам. И только международные договора, ограничившие японцев в тоннаже флота и количестве кораблей, не позволили им заранее построить необходимое количество авианосцев. Но на хитрожёпых англосаксов с их ограничениями, не менее хитрожопые азиаты нашли свой болт с винтом, придумав как их обойти. Они просто заранее стали строить корабли двойного назначения, которые при необходимости, можно было быстро перестроить в авианосцы.
   Так из пассажирских лайнеров "Касивара Мару" и "Идзумо Мару", водоизмещением 24000 тон, имевшим усиленную конструкцию корпуса с разделением на многочисленные отсеки в подводной части, получились большие авианосцы "Дзюнъё", "Хиё". Правда отличавшихся скромным бронированием: 70 мм брони в районе машинно-котельных отделений; 25 мм вокруг цистерн с бензином и погребов боезапаса. Из больших быстроходных плавбаз подводных лодок, получились лёгкие авианосцы - "Дзуйхо", "Сёхо", "Рюхо"; нёсущие авиагруппы в 30 самолётов. Заказ СССР на строительство эскортных авианосцев, с подвиг японцев заняться переделкой грузовых и грузопассажирских судов в МАК-шипы, уже для себя, на четыре месяца раньше, чем это было в эталонной истории. Кроме 7-ми имеющихся к февралю эскортников, в апреле, императорский флот пополнился ещё двумя конвойными авианосцами переделанными из грузопассажирских лайнеров; несущих авиагруппы в 24-27 самолётов. Кроме них, прошлым летом, была заложена серия эскортных авианосцев-танкеров водоизмещением в 16000 тон, первые четыре уже спущены на воду. И по сведениям американской разведки, которыми со мной поделился Саблин, самураи планируют за год, к середине 43 года, утроить имеющееся у них количество конвойных и лёгких авианосцев. Хотя эта информация насчёт утроения количества конвойных и лёгких авианосцев, вызывала у меня определённые сомнения, но я всё же, допускал, что построить десятка полтора МАК-шипов, японцы за год сумеют. Такая вот несколько неожиданная "любовь" японцев к эскортникам, в этой реальности, объяснялась двумя факторами. Первое - это пришедшее к ним понимание, после боя лёгких авианосцев и МАК-шипов с ударным американским "Йорктаун", что пара лёгких, или тройка эскортников, вполне способна "запинать до смерти" тяжёлый авианосец. Второе же - строить их несравнимо быстрей и легче, чем тяжёлые или средние авианосцы. Хотя и их самураи строят. В разной степени готовности у них сейчас два тяжёлых - типа "Тайхо", плюс шесть средних - типа "Унрю", заложенных с началом войны.
  
   Все эти предпосылки и устремления, привели к тому, что Гавайская операция получилась такая неоднозначная. Думаю, что все подробности этой операции, почему поступили так, а не иначе, узнаем после войны. Когда Ямамото, Нимиц, Нагумо, Холси и прочие, напишут мемуары, если конечно доживут до её конца. В общем, как бы то ни было, а сразу начать с захвата Перл-Харбора, Ямамото не рискнул.
  
   Первый удар, 4 февраля, должен был нанести Северный отряд Объединенного флота, включавший: 4 больших, 2 средних авианосца, две плавбазы гидроавиации, два линкора, два линейных крейсера, четырё эскортных авианосца - нёсших авиагруппы исключительно из истребителей, шесть тяжёлых, два лёгких крейсера, двадцать шесть эсминцев. Были ещё лёгкие силы флота и отряд транспортов несший силы десанта: два флотских отряда "Кайгун токубэцу рикусентай" из Курэ и Йокосуки, 2-ю армейскую бригаду морского десанта. Была и завеса из 13 подлодок развернувшаяся между Пёрл-Харбором и Мидуэем.
   Операция началась не совсем удачно для японцев, её начало пришлось отложить из-за непогоды. Разыгравшийся шторм, частое явление в северной части Тихого океана в зимнее время, два дня мотал силы вторжения. Как только шторм утих, с опозданием на два дня, Ямоамото, начал Гавайскую операцию. На рассвете, 6 февраля, в 210 милях от Мидуэя, в 04.30 на взлёт пошли 198 палубных самолётов. В 04.45 закончив построение, ударная группа первой волны взяла курс на Мидуэй, вслед за ней со скоростью 24 узла двинулись к атоллу японские авианосцы и силы прикрытия. На авианосцах готовились поднять вторую волну самолётов, которая должна была добить на атолле то, что не уничтожит первая ударная группа. Готовили вторую волну по плану, но в большей степени для проформы, так на всякий случай. Рассчитывая, что всё сравняет с землёй ещё первая волна самолётов. Почему-то японцы были уверенны, что "тупые и ленивые гайдзины" спокойно спят и не ждут удара "сынов Ямато".
   Но американцы не спали, они ждали появления японских самолетов и были к нему готовы, ещё прошлым вечером японские корабли были обнаружены летающей лодкой "Каталина". На рассвете, из Пёрл-Харбора, на помощь гарнизону Мидуэя вышло оперативное соединение вице-адмирала Холси по прозвищу "Буйвол", состоящее из ударных авианосцев "Хорнет" и "Рейнджер" - всего 171 палубный самолёт, четырёх тяжёлых, двух лёгких крейсеров и двенадцати эсминцев. Что вместе с авиацией Мидуэя, состоявшей из 174 самолётов, давало в сумме 345 истребителей, бомбардировщиков, торпедоносцев и разведчиков, готовых встретить японцев. Одновременно на Оаху, Каури, Гавайях, привели в готовность резервные группы базовой авиации, готовых вылететь по первому требованию к Мидуэю, для усиления и восполнения потерь его авиационной группы. В отличие от авианосцев, аэродромы на атолле обладали одним неоспоримым преимуществом - их невозможно было утопить. На этом и строился расчёт американцев. Пусть даже японцы смогут уничтожить большую часть находящейся там базой авиации, зато у них была возможность быстро восполнять эти потери, раз за разом. Американское командование было полно решимости отстоять Мидуэй, перемолов в оборонительном сражении палубную авиацию "жёлтомордых обезьян". Дело было в том, что американцы считали Мидуэй вторым по важности пунктом для обороны Западного побережья США, после Пёрл-Харбора.
   Укреплять его начали ещё задолго до войны. Состоящий из большой лагуны, трёх островов - Санд, Истерн и маленького островка Спит, атолл Мидуэй, к этому моменту, был уже хорошо укреплён. Ещё до войны, на атолле были построены; Военный аэродром с тремя ВПП на острове Спит, база гидросамолётов, установлены четыре семидюймовых орудия береговой обороны в бетонных капонирах, углублён канал в рифе, что позволило построить в лагуне базу подводных лодок и заходить в неё крупным военным кораблям типа эсминцев. С началом войны, строительство укреплений сильно ускорилось, особенно в январе. На острове Истерн, начали строить второй аэродром тоже с тремя ВПП, на островах устанавливали дополнительную артиллерию - 127 мм и 76 мм, строили доты и укрытия для самолётов, построили пост РЛС. Кроме военных строителей, на стройках укреплений, аэродрома и инфраструктуры на атолле, было задействовано более 3500 интернированных японца. Обороняли острова атолла, полк морской пехоты, с частями усиления, части береговой артиллерии и ПВО. Общая же численность гарнизона приближалась к 7000 человек, что для невеликих размеров суши - в 6,23 квадратных километра, было очень прилично. А для недопущения незаметного подхода японцев к атоллу, с 10 января, гидросамолеты разведчики-бомбардировщики PBY "Каталина", начали ежедневно вести разведку в радиусе 700 миль, на путях вероятного подхода японцев.
   Поэтому нет ничего удивительного, что застать американцев врасплох не удалось, японские самолёты были обнаружены американской РЛС почти за 40 минут до подлёта к Мидуэю. Ещё через 15 минут, с разведчика "Каталина", обнаружили авианосное ударное соединение, идущее к атоллу, о чём немедленно доложили командованию, с точными координатами авианосцев. Все американские самолеты, находившиеся на атолле, были немедленно подняты в воздух*. Две трети истребителей, готовилась встретить японцев, оставшаяся треть сопровождала американские бомбардировщики и торпедоносцы, отправившиеся топить "Кидо бутай" адмирала Нагумо.
   *(Наутро, 6 февраля, на аэродромах Мидуэя находилось 174 самолёта - 68 истребителей "Буффало", "Уайлдкэт", "Кертис" Р-40, 48 пикировщиков "Доунтлесс", "Виндикейтор", 6 торпедоносцев "Эвенджер", 36 двухмоторных бомбардировщиков В-26 "Мародёр", В-25 "Митчелл", В-18 "Боло", В-23 "Драгон", способных нести торпеду, 18 четырёх моторных Б-17, Б-24, 6 больших летающих лодок PBY "Каталина".)
   Оставшиеся защищать Мидуэй, 42 истребителя - 16 "Буффало" и 26 Р-40, отважно атакуют появившиеся самолёты ударной группы первой волны. И вот тут-то, сказалось не только техническое превосходство японского истребителя "Зеро", но и более высокий класс мастерства опытных японских лётчиков. Через десять минут, всё было кончено с удручающим для американцев результатом. 51 "Зеро", порвали американские истребители как "тузик грелку" - 27 были сбиты, 10 тяжело повреждены. 5 уцелевших американских истребителя, предпочли от дальнейшего боя уклониться. Японские бомбардировщики, 20 минут, почти беспрепятственно бомбили острова Мидуэя, ПВО которых - 16 зенитных 76-мм орудий и 30 зенитных 12,7-мм пулемётов, оказалось малоэффективным. Безвозвратных потерь японцы не имели, американцы смогли повредить лишь 7 бомбардировщиков. Закончив с бомбёжкой, японцы самолёты собрались в походный строй, и с чувством "глубокого удовлетворения" за отлично выполненное задание, отправившись навстречу к своим авианосцам.
   Сверху, острова, окутанные облаками песка, коралловой пыли и черным тяжёлым дымом от трёх горящих нефтехранилищ, для которых американцы не успели сделать подземные резервуары, выглядели как местный филиал ада, в котором вряд ли кто выжил и уцелел. Но японские пилоты ошибались, потери, нанесенные оборонительным сооружениям и инфраструктуре острова, были минимальные, не повлияв, ни как, на его обороноспособность. Вылезшие из укрытий американский гарнизон, отплевываясь от песка и коралловой крошки, матерился и показывал "факи" вслед японцам. Единственно серьёзными потерями, от первого налёта японской авиации, стали три танка с ГСМ, КП полка морпехов, разрушенный ангар гидросамолётов, поврежденная электростанция, наполовину разрушенная казарма авиатехников. Самой серьёзной потерей, на острове Санд, стала уничтоженная, "узкоглазыми выродками", столовая личного состава, не на шутку расстроив и опечалив гарнизон острова. Система береговой обороны и система ПВО Мидуэя абсолютно не пострадали.
   И почти никто из гарнизона Мидуэя, не обращал внимание на японский разведчик, крутившийся высоко над атоллом, а зря. Через десять минут, когда пыль улеглась, а коралловая взвесь была отнесена в океан бризом, он опустился до 1000 метров, прошёл пару раз над островами, для контроля эффективности бомбоштурмового удара. Ни три столба густого дыма от горящих баков с горючим, ни огонь ПВО, не помешали зафиксировать полную не эффективность авиаудара по Мидуэю, о чём и было немедленно доложено командованию. Нагумо, с достойной самурая невозмутимостью, отправил к нему вторую волну самолётов, а ведь вначале считал, что и одной за глаза хватит.
   Вообще странное дело, война между Японией и США шла уже два месяца, а они продолжали относиться друг к другу с невероятным пренебрежением. Самураи считали американцев тупыми гайдзинами, ленивыми, трусливыми, жадными и развращенными унтерменшами. Ну ладно японцы, они хотя бы пока побеждают. Но и американцы искренне считали японцев - тупыми, слабыми, жадными, косорукими, узкоглазыми дикарями и желтомордыми обезьянами. Видимо из-за такого отношения, ответный удар базовой авиации по "Кидо бутай" Нагумо, был организован из рук вон плохо, точнее вообще никак не организован.
   -Невероятные козлы! Мало того, что у них авиационная группа представляла полный винегрет, так они даже удар по авианосцам мало-мальски скоординировать не удосужились. Интересно, отдали этого командира под трибунал, или это у амеров в порядке вещей, терять сотню самолётов с нулевым результатом? - так охарактеризовал ответный удар американцев Иван. В этом случае я был с ним полностью согласен, невероятный не профессионализм. Даже не верилось, что американцы сейчас так воевали, притом, что основную ставку американское командование, в идущей войне, делало на ВВС. Неплохая индивидуальная подготовка американских пилотов, штурманов, бомбардиров, стрелков, соседствовала с жутко бездарной организацией самих воздушных операций. Единственно, что у них неплохо было организованно и поставлено - это авиаразведка.
   Сменяющиеся разведчики на "Каталинах", вывели базовую авиацию с Мидуэя точно на авианосцы Нагумо. Но эскадрильи бомбардировщиков и торпедоносцев атаковали японцев в разнобой, каждый сам по себе - "как бог на душу положит". К тому же, японцы их ждали. Каждый авианосец непосредственно прикрывала дежурная эскадрилья истребителей, связать боем американские истребители должны были 36 "Зеро" с эскортных авианосцев. Так всё и получилось. Первыми к авианосцем вышли 26 "Уайлдкэтов", но не только не смогли очистить небо от японских истребителей, они не смогли защитить даже сами себя. Единственно связали боем, на какое-то время, большую часть истребителей с эскортных авианосцев. Потом на сцене появилась шестёрка "Эвенджеров", для торпедоносцев это был дебют, правда неудачный. Они смело вышли в атаку на авианосцы, но почти все не долетели до рубежа сброса торпеды. Единственный "Эвенджер" долетевший до "Каго", так и не сбросил торпеду, врезавшись в палубу, вспорол деревянный настил и упал за борт. Видимо его пилот был убит ещё на боевом курсе. Все подходившие в разнобой американские бомбардировщики, за исключением Б-17 и Б-24 вываливших бомбы с 5000 метров, встречались рассерженным роем "Зеро" еще на подлёте. Это была не битва, а форменное "избиение младенцев", хотя это я погорячился. Крепкая конструкция американских бомбардировщиков, позволяла им выдерживать значительное количество попаданий, а многочисленные пулемёты создавали значительную плотность огня. Пока плотно сбившиеся в ордер бомбардировщики подходили к цели, они даже успешно огрызались из пулемётов, сбив и повредив пару "Зеро". Но вот когда они разделялись на звенья, выходя на цель, тут их японцы и начинали рвать почти безнаказанно. Наиболее крепкими оказались двухмоторные В-26 "Мародёр". "Уронить" их, японцы смогли лишь на обратном пути, уже после сброса торпед, правда, безрезультатного, лучше бы они несли бомбы. Единственными, достигшими хоть какого-то результата были 16 пикировщиков "Доунтлесс", добившись двух попаданий в авианосцы. Но критичных повреждений не нанесли, даже вызванные ими пожары потушили минут за пятнадцать - самолётов в тот момент на авианосцах не было, палубы и ангары были пустыми. Пробоины на полётных палубах заделали как раз к моменту возвращения первой волны.
   Из всех вылетевших утром с Мидуэя самолётов, для удара по авианосцам, не пострадавшими вернулись только Б-17 и Б-24. Даже здесь им повезло, они пошли на посадку, когда вторая волна японских самолётов уже отправилась назад к авианосцам, после намного более успешного бомбоштурмового удара по обороне атолла, чем у первой волны. Хотя опять, ВПП аэродромов почти не пострадали, видимо японцы берегли их для себя. И вот тут-то им досталось по-полной программе. Не успел севший последним "Либерейтор" вырулить на стоянку, как над Мидуэем показались базовые японские бомбардировщики с Уэйка. Первыми шли 36 G4M "Бети", за ними, с задержкой на полчаса, подошли ещё 16 летающих лодок H6K4. А достойно встретить их, гарнизону атолла было уже нечем, истребители уничтожены, восемь уцелевших трёх дюймовых зениток оказались малоэффективны, против летевших на 5000 мерах японских самолётов. Бомбардировщики несли только 100 килограммовые фугаски, но зато много, полностью накрыв ковровым бомбометанием острова Санд и Истерн, почти добив орудия береговой обороны, ПВО и все тяжёлые четырёхмоторные бомбардировщики. Теперь вслед японцам, гарнизон атолла "факи" уже не показывал, понеся значительные потери в людях, американцы опасливо выглядывали из укрытий, не торопясь их покидать.
   Кстати, кто бы мне объяснил, почему на Гавайях, американцы, береговую артиллерию размещали в капонирах не защищенных от удара авиации. Иван вот не смог, сам удивлялся такой архаике - "Дебилы, что ещё сказать. В эпоху господства авиации, ставить тяжёлые орудия на позиции, даже без броневых полубашен, уж не знаю, кем надо быть!" Из всей американской артиллерии на атолле, уцелели только два пятидюймовых и три - трёх дюймовые зенитки.
   Анализируя действия сторон в первый день битвы за Гавайи, я поражался их бестолковыми и неорганизованными действиями. Если американцам, это было по большей части простительно, они вынужденно реагировали на действия японцев. Хотя у них, должны были быть чёткие планы противодействия. То действия японской стороны, не выдерживали ни какой критики. Они же, япона мать, действовали по заранее утвержденному и тщательно проработанному плану! И, несмотря на это, организация приёмки на авианосцы возвращающихся самолётов, как и подготовка снова их к вылету, была до безобразия отвратительной. Приняв на палубы первую вернувшуюся волну самолётов, сильно затянули их подготовку к очередному вылету. К моменту возвращения самолётов второй волны, только половина была заправлена и вооружена, пришлось поднятые на палубу, уже готовые к вылету самолёты, опускать обратно в ангары и принимать вернувшиеся. В результате подготовка и отправка третей волны, растянулся больше чем на половину светового дня, вместо пары часов. Самолёты ушли к Мидуэю, только ближе к вечеру. Хотя по плану, должно было быть минимум четыре волны. Да ещё авиаразведка профукала переброску на атолл, свежего крыла американских истребителей - по факту почти авиабригада. Разведывательный гидросамолёт с крейсера "Тоне", успел только передать, что сбит истребителями с Мидуэя, ведя этим командование в заблуждение.
   Поэтому, когда ударная группа третей волны японской авиация, добралась до атолла, их ждала горячая встреча: две эскадрилий Р-40 и две "Уайлдкэтов" - 84 американских истребителя, против 36 японских "Зеро" - "сюрпрайз, однако". В этот раз, американцы сильно потрепали самолеты третьей волны, сбив и повредив треть из них. Но мало этого, японцам пришлось бомбить уже в сумерках наступающего вечера, при активном противодействии американских истребителей, что сильно снизило эффективность удара по обороне Мидуэя, так ещё и садиться на авианосцы пришлось уже почти в полной темноте. И хотя соединение Нагумо подошло на 70 - 60 миль к Мидуэю, а для облегчения посадки на авианосцах зажги посадочные огни, несколько самолётов на посадке гробанулись, увеличив и так значительные потери в палубной авиации.
   На этом, "сюрпризы" для японцев не закончились. На расцвеченные посадочными огнями авианосцы, словно новогодние ёлки гирляндами, отлично видимые в быстро наступающей темноте, вышли в атаку две американские субмарины. Переполох получился знатный, авианосцы стали активно маневрировать, уклоняясь от торпед, возможно ещё и поэтому пошедшие на посадку самолёты промахивались и бились. Авианосец "Сёкаку", от торпед одной из американских подлодок увернулся удачно, вторая всё же попала двумя торпедами в борт "Акаги". Но... взрывов не последовало. Выглянувшие за борт японские моряки, увидели проплывший у самого борта пятиметровый обломок торпеды*. Покрашенный в серо-голубой цвет, он был хорошо виден на воде в свете прожекторов, от удара об борт, американская торпеда развалилась на две части, вторая видимо ушла на дно целиком. Почти в это же время, эскадрилья "Каталин", имеющая радары и вооруженная торпедами, атакует отряд японских транспортов, не особо успешно, но одну торпеду в танкер "Акэбоно мару" всадили, сильно его повредив.
   *(Реальный эпизод из РИ, скандально известной атаки американской подводной лодки SS-168 "Наутилус" на авианосец "Кага", в сражения при Мидуэе. Исторический факт, американские торпеды Mark 14, из-за технических недоработок, в большей половине случаев не взрывались.)
   Японские подводники, в тот день, тоже помотали нервы противнику, даже добились определенных успехов. Не успело направляющееся на помощь гарнизону Мидуэя оперативное соединение вице-адмирала Холси, удалится от Пёрл-Харбора и на сотню миль, как налетело на одну из японских подлодок завесы. Её четырёх торпедный залп грозил поставить точку в карьере авианосца "Рэйнджер". Торпеды заметили, авианосец попробовал уклониться, но явно не успевал. Спас его один из эсминцев, таранив одну из торпед, вторую приняв на носовую оконечность. Носовую часть эсминцу оторвало почти по рубку, искалеченный корабль заковылял обратно на базу. Эсминцы и самолёты с авианосцев, скинули десяток другой глубинных бом, но конкретно гонять подлодку не стали. Адмирал Холси, оправдывая своё прозвище "Буйвол", очень торопился схватится с Нагумо - "Преподать этой облезлой жёлтомордой обезьяне, урок хороших манер. Чтобы знал своё место". Его соединение, восстановив строй ордера, снова рвануло на всех парах к Мидуэю. Но не прошло и полчаса, как ещё одна японская подлодка вышла на него в атаку. Пуск торпед заметили в последний момент, строй соединения рассыпался, уклоняясь от шести торпедного залпа, корабли отчаянно маневрировали. Увернутся-то, увернулись, только в результате лёгкий крейсер "Бойс" на полном ходу столкнулся с тяжёлым "Уичита", пробив ему борт и нефтяные цистерны, себе же свернул носовую часть до первой башни. Ещё два корабля американского соединения выбыли из строя. Японские подводники могли быть довольны, хоть и не попали ни в кого, а всё равно, урон американцам нанесли серьёзный. Покидав на предполагаемое место нахождения японской субмарины несколько десятков глубинных бомб, без особого "огонька", больше платя за испуг. Оперативное соединение Холси, несмотря на его горячее желание как можно быстрей сразится, с "желтомордыми дикарями", двинулось дальше противолодочным зигзагом со всеми предосторожностями, из-за чего достигло Мидуэя только утром. А там уже веселуха была в самом разгаре. На рассвете японцы начали высадку десанта на острова Сэнд и Истерн, не только при поддержке авиации, артиллерии крейсеров и эсминцев, но и главного калибра линкоров.
   Почему Ямамото изменил план, выдвинув в первую линию не только крейсера, но и линкоры с линейным крейсером, я мог только предпологать. Иван же, считал:
   -Да элементарно, очконули джапы конкретно! Не ожидали, что амеры так лихо авиацией сманеврируют, вот и решили там всё в пыль размолотить главным калибром, а взлётки на аэродромах можно и после восстановить. Продолжи они и дальше давить оборону атолла только авиацией, это могло обернуться полной потерей авианосных авиагрупп через пару дней. При условии, что амеры, продолжили восполнять потери в самолётах на Мидуэе так же оперативно. А они бы продолжили, на это у них весь расчёт и был!
   Да, определенная доля правды в этом была, но только отчасти. Думаю, при принятии этого решения, Ямамото, руководился сразу несколькими причинами. Во-первых - японцам 100% было известно о строительстве нескольких аэродромов на северо-западных островах архипелага, авиаразведку они там точно проводили. Другое дело, они не ожидали, что американцы их смогут так быстро построить и легко перебросить дополнительную авиацию с Кауаи и Оаху на Мидуэй. А собственно, почему и нет? Остров Терн атолла Френч-Фригат-Шолс, острова Лисянского и Лайсан, плоские как стол, ни каких тебе скальных выступов. Пара бульдозеров, разровняет ВПП за день. Дальше укладывай просечные металлические плиты на полосу и в конце катком пройтись. И всё! Взлётная полоса готова. Конечно, не всё так просто с этими островами, вон на Лисянского, чтобы построить аэродромом с двумя ВПП, пришлось американцам вначале подходы для транспортов к нему обеспечить. В коралловой отмели, с юго-восточной стороны, неделю с помощью взрывчатки пробивали 3-х километровый канал, чтобы суда с осадкой до 2-х метров могли доставлять на него всё необходимое. Да и на Терне, не только ВПП длиной в один километр построили, а целую базу гидроавиации в лагуне атолла Френч-Фригат-Шолс. На Лайсане, вообще большой аэродром с тремя ВПП отгрохали, правда успели забетонировать только одну полосу, а может так и планировали. Так, что знал Ямамото об этих аэродромах, что, кстати, объясняет отправку десантного отряда - линейный крейсер "Кирисима", пара тяжёлых крейсеров, пять эсминцев, два транспорта с десантом, эскортный авианосец, пара больших охотников, три эскадренными тральщика - для захвата островов Лисянского и Лайсан. В то время как остальные силы Северной группы флота, вместо первоначального эшелонного построения, собрал в один кулак у Мидуэя. Вторая причина, возможно даже более важная, потеря темпа. И так два дня шторм отнял, а одна авианосная авиация не смогла полностью подавить оборону на островах атолла, зато "чемоданы" калибра 406, 356 и 203 мм, перемолотят в пыль, всё, что будет мешать высадке десанта. Третья причина - поступившая информация о движении к Мидуэю двух ударных авианосцев в составе оперативного соединения Холси. Надёжно прикрыть свои корабли от воздействия её авиации и бомбардировщиков с атолла, Ямамото, мог, только собрав свои силы в кулак, под истребительный зонтик с авианосцев. Ну и четвёртая причина, связывающая воедино и недодавленую оборону на атолле и приближение авианосцев Холси, половина авианосцев "Кидо бутай" - "Акаги", "Сёкаку", "Дзуйкаку", 7-го февраля, в поддержке десанта не участвовали. Их авиагруппы, вооруженные для удара по кораблям Холси, находились в полной готовности с раннёго утра, ждя только информацию от разведчиков о месте нахождения американских авианосцев.
   А ситуация, в эти часы вокруг сражения за Мидуэй, была подвешена до непредсказуемости, или можно сформулировать по-другому - качалась на весах военной фортуны. Кто первый сделает правильный и удачный ход, тот и выиграет сражение.
   Вчера американцы перебросили на атолл не только крыло истребителей, но и полсотни бомбардировщиков. Над Мидуэйем, с самого раннего утра, в воздухе шло настоящее бескомпромиссное рубилово. На второй день, первоначальная растерянность у американского гарнизона прошла, и он оказывал яростное сопротивление настырно лезущим на атолл самураям. Сложность десанта на острова Сэнд и Истерн, состояла ещё в том, что десантные корабли не могли подойти вплотную к берегу, даже десантные катера "Дайхацу" не могли выброситься на пляжи, всё из-за рифа окаймляющего острова. Последние 200 метров до берега, японские десантники преодолевали по грудь в воде, под ураганным огнём гарнизона. Если верить очевидцам, вода на коралловой отмели вскоре покраснела от крови. Взвод плавающих танков "Ка-ми", высаженный на коралловую отмель, роль щита выполнил частично, на некоторое время отвлек на себя внимание американцев. Но уже через полчаса, последний седьмой танк застыл объятый пламенем в сотне метров от кромки прибоя, навалившись на раздавленный крупнокалиберный "Браунинг". К досаде японских морпехов, помощь танков существенного влияния на сражение не оказала, слишком быстро они были подбиты. Вжимаясь мордой в коралловый песок пляжей, под ураганным огнём американцев, десант молились своему японскому богу и корабельной артиллерии. Действительно, только сильная артиллерийская поддержка, которую оказывали, чуть ли не стоявшие на прямой наводке два десятка кораблей, от эсминцев до линкоров, не дала гарнизону острова уничтожить остатки десанта. Зацепившись за пляжи, японский десант проявил выдающуюся стойкость, пополам с безумной отвагой. Лишившись всех раций впервые полчаса боя, японцы обозначали вражеские позиции, по которым требовался огонь артиллерии, цветными дымами. Десантники, фактически смертники, по очереди ползли к американским дотам и огневым точкам, кидая рядом с ними цветные дымовые гранаты, если их не убивали американцы, то они гибли от разрывов снарядов собственной артиллерии. Вторая волна десанта, хотя тоже понесла значительные потери при десантировании, решительной атакой, опрокинула обороняющихся, позволив расширить и углубить плацдармы на пару тройку сотен метров вглубь островов.
   И как раз в этот момент, японские радары обнаружили компактную большеразмерную цель, в получасе лёта, это к атоллу подходила ударная группа самолётов с авианосцев "Хорнет" и "Рейнджер". Часто бывает, что знаковые события случаются почти одновременно, в таких случаях говорят - перст судьбы. А может небрежение корабельного авиамеханика. У одного из отправленных на разведку гидросамолётов, начались перебои с двигателем, вынуждая его повернуть намного раньше, чем запланированный маршрут. Он то и обнаружил соединение Холси, совсем не там где его искали. Выпустив самолёты, соединение на полном ходу пошло на северо-запад, японцы же искали его на востоке и юго-востоке. И на удаление 100-150 миль, а оно было гораздо севернее и намного ближе, всего в 80 милях на северо-восток от Мидуэя.
   Наконец-то получив долгожданный сигнал, с авианосцев "Акаги", "Сёкаку", "Дзуйкаку", стартуют самолёты - 138 бомбардировщиков и торпедоносцев, 36 истребителей. Закончив построение, направляются к американскому авианосному соединению. В этот момент, весы победы идущего сражения, замерли в неустойчивом равновесии, готовые склонится на ту или иную сторону, в зависимости от того, кому в тот день будет более предрасположена военная фортуна.
   Вопреки расхожему мнению, созданному американскими газетами об адмирале Холси: "Буйвол" - безбашенный отморозок, бросающейся на врага без малейших раздумий". Всем на удивление, мне в том числе, он кроме присущей ему решительности, неожиданно, проявил себя грамотным, предусмотрительным и расчетливым командующим. - "Вот и верь после этого газетным писакам!" Не только оставил для прикрытия своего соединения 36 истребителей, а в случае невозможности посадки на авианосец, приказал ударной группе садится на аэродромы атолла. Главное, он чётко спланировал и скоординировал совместную атаку базовой и авианосной авиации на японцев. Его 20 палубных "Уайлдкэтов" с уцелевшими Р-40 и "Уайлдкэтами" с Мидуэя - это ещё 42 истребителя, должны были совместно прикрыть атаку бомбардировщиков и торпедоносцев на японцев. По расчётам Холси, удар 67 палубных "Доунтлессов" с 29 "Дивастейторами", поддержанный 36 двухмоторными В-26 "Мародёр" и В-25 "Митчелл" с Мидуэя, несущих по две торпеды, гарантировал уничтожение ударных сил соединения Ямамото. И в начале, всё так и развивалось по плану Холси.
   Над атоллом, с самого рассвета, постоянно находилось в воздухе не меньше половины базовых истребителей с Мидуэя, не дававших самураям безнаказанно его бомбить. При подлёте ударной авиагруппы с авианосцев, в воздух были подняты все оставшиеся исправными истребители. Уступающие противнику числено, пилоты американских истребителей продемонстрировали в тот день, что они тоже "не пальцем деланные", при нужде могут драться не менее решительно и отважно чем японцы. Ценой почти поголовной гибели, 62 американских истребителя обеспечили выход на цель палубным "Доунтлессам" с "Дивастейторами". Оказавшись под ударом пикировщиков с торпедоносцами, тяжёлые японские артиллерийские корабли прекратили обстрел атолла и поспешили на полной скорости уйти мористее, для свободы манёвров ПВО. Прекращением артобстрела, незамедлительно воспользовались американцы. Из укрытий, с уже прогретыми моторами и подвешенными торпедами, на взлётки, выруливали двухмоторные "Митчеллы" с "Мародёрами", которые должны были нанести завершающий удар по японским кораблям. Одновременно, отчётливо понимая, что другого шанса уничтожить японские плацдармы просто не будет, гарнизон атолла предпринял отчаянную атаку на японские плацдармы. На островах Санд и Истерн, американские морпехи, с оставшимися без орудий артиллеристами и пвэошниками, примкнув штыки, запасаясь гранатами, невзирая на плотный пулемётный и автоматный огонь, ежесекундно теряя десятки убитых, матерно ревущей волной накатили на позиции японского десанта. Весы победы дрогнув, стали склонятся на сторону американцев.
   Через полчаса, когда закончилась атака американской авиации, ни о каком сегодняшнем продолжении наступления на Мидуэй, речи уже не шло. Линкор "Хюга", после попадания в него трёх торпед и нескольких полутонных бомб, потеряв ход, опасно кренился на борт и горел. Авианосец "Кага", получив попадания четырёх бомб, горел от носа до кормы. "Сорю", поучил два бомбовых попадания, лишивших его кормового лифта и устроивших пожар на корме. "Хирю", приняв на борт несколько тысяч тон воды, потерял половину скорости, глубоко осев в воду. От бомб пикировщиков он увернулся, но получил в борт торпеду, пробившую здоровенную пробоину по правому борту. От близкого взрыва бомбы у борта, лишился управления один из эскортных авианосцев, у него было повреждено управление рулями. Линкор "Нагато", после попадания торпеды и двух бомб, остался почти боеспособным, потеряв только несколько узлов скорости. Линейный крейсер "Хиэй", три попадания авиабомб, уничтожена часть универсальной артиллерии и радиорубка. Повреждения разной степени тяжести получили ещё три крейсера, плавбаза гидроавиации, несколько эсминцев, три транспорта и танкер. Два эсминца от попаданий торпед отправились на дно. Урон, нанесенный японскому соединению, был очень существенный, пилоты американских пикировщиков и торпедоносцев отработали по японским кораблям выше всяких похвал. Особенно отличились пилоты торпедоносцев, не сворачивающие с боевого курса даже на подбитых и горящих машинах. Своей отвагой и бесстрашием, заслужившие наше с Иваном искреннее восхищение и уважение.
   -Это Саня не истеричные, трусоватые и изнеженные общечеловеки из нашего с тобой времени! Сейчас реально крутые парни сидят за штурвалами "Дивастейторов"! - с неподдельным уважением в голосе, охарактеризовал нынешних американских пилотов Иван. Я полностью разделял его оценку. "Не дай бог" - думалось мне - "придется нам схватится с нынешними американскими "Аир Форсе", эти будут драться не слабее "Люфтваффе". Если что, махатся с ними пройдется не по-детски!".
   -Знаешь, что я думаю? После такого результативного авиаудара, имей Холси возможность двинуть на джапов линкоры, разгром Северной группы был бы предрешён! - сделал тогда вывод Иван.
   Действительно, по всему выходило, что командовавший всем Тихоокеанским флотом адмирал Нимиц откровенно протупил, оставив линкоры в Пёрл-Харборе. Чем это было обоснованно, ни я, ни Иван, не знали. Но представить ситуацию, когда атаку на японцев продолжили бы американские линкоры и крейсера, мы могли отчётливо. Трём американским линкорам - "Миссиссиппи", "Нью-Йорк", "Пенсильвания", Ямамото, в тот момент, мог противопоставить только получившие повреждения линкор "Нагато" и линейный крейсер "Хиэй", последний хоть и имел ГК в 356-мм, но одновременно был слабо бронирован. Шанс, при таком раскладе, добить японское соединение, или хотя бы нанести ему такие потери, что о продолжении операции речи бы уже не шло, был более чем реален. Но линкоры остались в Пёрл-Харборе, возможность полностью сорвать японскую операцию по захвату Мидуэя, американцами был упущен. Зато свой шанс, по выведению из строя авианосцев Холси, не упустили самураи.
   Американским истребителям, обеспечивавшим ПВО соединения, сорвать атаку палубных ударных самолётов не удалось. К атакующим японским торпедоносцам и пикирующим бомбардировщикам смогли прорваться только несколько "Уайлдкэтов", сумевших сбить три D3A2 и один B5N2. Сказалось превосходство японских "Зеро" в скорости и маневренности, а их пилотов, в мастерстве и боевом опыте. Выстроившийся вокруг авианосцев ордер ПВО из крейсеров и эсминцев, своим зенитным огнём, тоже, лишь частично смог проредить атакующие японские сентаи ударных самолётов. Как результат, получивший больше десятка попаданий "Рейнджер", разломился на две части от внутреннего взрыва. Потерявший ход "Хорнет", объятый пламенем, опасно кренился на левый борт. Недалеко от него, уходил под воду легкий крейсер, принявший на себя попадание трёх торпед, предназначавшихся авианосцу. Два потерявших ход эсминца, чудом ещё державшиеся на воде, представляли горящие груды металлолома, их спешно покидали экипажи. Потеря авианосцев, сильно облегчила чашу американцев, весы неумолимо пошли в обратную сторону, всё быстрее склоняясь на сторону самураев. Этому способствовало и удержание десантом плацдарма на острове Истерн.
   Японский плацдарм, на острове Сэнд, американцы уничтожили. Но на Истерн, японцы, зацепившись за два полуразрушенных дота и развалины казарм, атаки американцев отбили, удержав часть плацдарма. В чём немалую роль сыграла артиллерия флота, а возможно, что и главную. Как только закончилась атака американской авиации, на помощь японским десантникам устремились эсминцы. Подойдя на милю к острову, они прямой наводкой универсальных орудий и зенитных автоматов прижали наступающих американцев к земле. Ещё через пару часов, на плацдарм была высажена оставшаяся треть 2-й армейской бригады морского десанта. С наступлением ночи, японцы провели успешную ночную атаку, продвинувшись до аэродрома. Победа окончательно склонилась на сторону самураев.
   Командование гарнизона, осознав, что удержать атолл уже не получится, начинает эвакуацию, и конечно в первую очередь себя любимого. Ночью, с 7-го на 8-е, в лагуну атолла смогли пробраться две американские подлодки, на которые погрузилось командование базы с частью штаба. Но до Пёрл-Харбора, добралась только одна из подлодок. Вторая, при выходе из канала в рифе, была обнаружена японцами и уничтожена глубинными бомбами. Немецкие гидролокационных системы, установленные на части японских охотников и эсминцев, были ничуть не хуже английских ASDIC-ков.
   Тогда же, в ночь с 7-го на 8-е, с Мидуэя эвакуировались остатки авиации. Одиннадцать уцелевших бомбардировщиков, забитые ранеными как "бочки селёдкой", без потерь долетели до острова Кауаи. Из семи взлетевших истребителей, до аэродрома на атолле Френч-Фригат-Шолс, долетели только пять. Два сбились с курса и рухнули в море. Надо сказать, полёт истребителей на максимальный радиус до острова Терн, был вынужденным. К этому моменту, два ближайших аэродрома на северо-западных Гавайских островах, были уже под контролем самураев. Ямамото поступил очень дальновидно, отправив десантный отряд на захват аэродромов на островах Лисянского и Лайсан. Аэродром с двумя ВПП на острове Лисянского и большой аэродром с тремя ВПП на Лайсане, стали серьёзным подспорьем для японцев в проведении дальнейшей операции по захвату Гавайских островов.
   Седьмого, рано утром, отряд контр-адмирала Такэо Курита подошёл к острову Лисянского. Пока с транспортов спускали десантные катера и грузили в них десантников, 24 истребителя "Зеро", с эскортного авианосца, очистили небо над островом от американской авиации, к слову, особо не напрягаясь. Девять истребителей Р-40 с шестью устаревшими пикирующими бомбардировщиками "Виндикейтор", ничего не смогли противопоставить численно и технически превосходящим японским истребителям, к тому же, "Виндикейторы" вообще были сбиты на взлёте. После чего "Зеро" занялись расчётами двух 127-мм орудий и четырёх 76-мм зениток. С помощью пушек, пулемётов и 60 килограммовых бомб, разогнали орудийную прислугу по укрытиям, выведя из строя часть орудий. Правда несколько "Зеро" было повреждено огнём зенитных 12,7-мм пулемётов, но и с ними японцы покончили достаточно быстро, остров даже не пришлось обрабатывать корабельной артиллерией. Больше всего времени, японцы потратили на разведку канала в коралловой отмели. В конце концов, спустя два с половиной часа, в канал вошёл эскадренный тральщик, возглавлявший направляющиеся к острову катера с десантом. После высадки десанта на берег, на захват самого острова, самураям потребовалось меньше часа. Ещё час спустя, не желая напрасно терять светлое время суток, отряд Куриты направился к острову Лайсан. А вот при его захвате, японцам пришлось выдержать серьёзный бой с остатками соединения Холси.
   Тот получил известия о захвате острова Лисянского одновременно с ударом по его соединению японской авиации, после которого, в его распоряжении остались только три тяжёлых крейсера и шесть эсминцев. Идти к Мидуэю для сражения с основными силами Ямамото, было равноценно гарантированному самоубийству. Всё же, адмирал Холси хоть и носил кличку "Буйвол", сумасшедшим склонным к суициду не являлся. А вот попробовать сорвать захват самураями острова Лайсан, он был готов.
   Вообще-то, это наши с Иваном домыслы, почему сразу после авиаудара японцев, остатки соединения Холси направились к Лайсану. Иван считал, что это самое логичное решение, которое он мог принять в тот момент.
   -Я бы, тоже так поступил. - задумчиво говорил он - Лезть к Мидуэю, можно было бы в случае, если Нимиц, отправил бы на помощь линкоры из Пёрл-Харбора. С тремя крейсерами и четырьмя эсминцами, что оставались у "Буйвола", реально, можно было только попробовать не допустить захвата Лайсана. Что он думал после известия о захвате Лисянского? Что следующий на очереди - Лайсан! Так как его захват, пресечёт американцам возможность перегонять истребители на Мидуэй своим ходом. Острова не далеко друг от друга, три часа хода для отряда Куриты. Ну, ещё и уверенность, что сил отряду Куриты, Ямамото выделил по минимуму! Ведь основное сражение идёт за Мидуэй. Значит, шанс разбить его отряд и не допустить десанта на остров есть и очень даже неплохой. Это Саня, чистой воды логическое заключение, а там хрен его знает, чего он попёрся к Лайсану.
   С предположением Ивана, я был согласен, всё равно другого не было. Был ещё и чисто психологический аспект, мне думалось, что после такой плюхи от презираемых им "желтоморды дикарей" - потери основных ударных кораблей соединения. Холси, нужно было реабилитироваться хотя бы в собственных глазах, взять пусть небольшой, но реванш, над противником. Ведь потеря авианосца, лёгкого крейсера, двух эсминцев и выведение надолго из строя второго авианосца*, превращало его ударное авианосное соединение просто в отряд крейсеров. Он лишился возможности оказать реальное воздействие на сражение за Мидуэй. Поэтому Холси, так важно было разгромить отряд Куриты, честолюбия, как и отваги, у него было с переизбытком.
   *("Хорнет", на удивление всем, оказался крепким кораблём. Даже одиннадцать бомбовых попаданий и пять попавших в него торпед, не смогли сразу отправить его на дно. Потушив пожар, частично восстановив ход, в сопровождении двух эсминцев он был отправлен в Пёрл-Харбор)
   Отряд Куриты, добравшийся до Лайсана первым, занимался подготовкой к высадке десанта на остров. В то время как истребители с МАК-шипа, успешно расправлялись с авиацией американцев из 9 Р-40, 6 F2А "Буффало", 6 Р-36 "Хавк". Не смотря на одинаковое количество истребителей, перевес был явно на стороне японцев, американские истребители сбивались один за другим. И в этот момент РЛС, на линейном крейсере "Кирисима", засекает приближение отряда Холси. Оставив для поддержки десанта эсминцы, эскортный авианосец, охотники с тральщиками, Курита на "Кирисиме" в сопровождении двух тяжёлых крейсеров, направляется навстречу американцам.
   Бой, начавшийся в сумерках, продолжался почти четыре часа, наступившая в скоре ночь оказалась для противников не помехой. Проходил он в общем-то на равных. Бронирование "Кирисимы", в принципе, соответствовало бронированию американских тяжёлых крейсеров типа "Уичита" или "Балтимор". Единственное его преимущество над американцами, 356 мм ГК, Курита, в полной мере реализовать не смог. Броня линейного крейсера, была вполне по зубам 203 мм орудиям ГК американцев, как и их бронирование для 203 мм снарядов двух других японских крейсеров. Холси, попытался переломить ход сражения в свою пользу, послав в атаку оставшиеся четыре эсминца. Японцы не позволили им выйти на дистанцию уверенного поражения торпедами, а от пуска с предельной дистанции толку оказалось мало, японские крейсера увернулись, заодно потопив пару американских эсминцев. За время боя, все крейсера получили достаточно серьёзные повреждения, на них полыхали многочисленные пожары, а боезапас подходил к концу. Точку в сражении поставили японские эсминцы. Как только остров был захвачен самураями, по приказу Куриты, эсминцы бросились на помощь его крейсерам. Хорошо натренированные на ночные атаки, эсминцы выпустили торпеды с непредставимой для американцев дистанции, те даже не поняли поначалу, что их атакуют торпедами. Ночью, горящий крейсер представляет прекрасную цель, сам себя подсвечивая. Выпушенные с эсминцев "длинные копья" калибра 610 мм, поразили два американских крейсера. В "Асторию" попала только одна торпеда, но и этого хватило, чтобы скорость крейсера упала до 18 узлов. В флагманский крейсер Холси, "Сан-Франциско", попало пять! Почти моментально он разломился и затонул. Эсминцы, спасая команду крейсера, заодно выловили из воды адмирала Холси, после ночного купания растерявшего весь свой прежний задор. Оказавшись на борту, он отдал краткий и емкий приказ отряду - "Fuck out of here!"* Но выполнить его смогли не все, "Астория", безнадёжно отставала от улепётывавших на всех парах к Пёрл-Харбору остатках отряда. Натерпевшийся страха за четыре часа боя, от многочисленных попаданий 203 мм снарядов в "Кирисиму", мстительный Такэо Курита, приказал догнать и добить отставший американский крейсер. Первыми "Асторию" догнали эсминцы, поразив её ещё двумя торпедами, после чего потерявший ход, горящий, кренящийся на борт крейсер, принялись не торопясь расстреливать японские крейсера. После третьего залпа, по всей видимости, поразившего носовые артпогреба, крейсер вспух от внутреннего взрыва и почти мгновенно затонул. Правда и японцам победа досталась совсем не дёшево, что "Кирисима", что остальные два тяжёлых крейсера, имели многочисленные тяжёлые повреждения. Но как бы то, ни было, победа досталась самураям.
   *(Уёбываем отсюда!)
   На следующий день, 8-го февраля, приведя силы своего соединения в относительный порядок, Ямамото, продолжил захват Мидуэя. Гарнизон атолла, противостоять атакам японского десанта подержанного корабельной артиллерией и авиацией, долго не смог. К обеду, самураи полностью захватили остров Истерн и маленького островок Спит. Вернувшийся к тому времени отряд Куриты, позволил ещё усилить силы десанта. На Лисянского и Лайсане, японцы оставили гарнизонами только половину отряда "Кайгун токубэцу рикусентай" из Курэ. Состоявшийся во второй половине дня, японский десант на остров Санд, сопротивления почти не встретил. Спустя час, остатки американского гарнизона, деморализованные бегством командования не меньше чем не прекращающейся бомбёжкой и артобстрелом, не видя смысла в дальнейшем сопротивлении, сдались японцам.
   Атолл Мидуэй, важнейший стратегически пункт в восточной части Тихого океана, полностью перешёл под контроль самураев. Но и достался он им очень дорогой ценой! Наверно поэтому, победные реляции в Токио, Ямамото, отправил в очень сдержанных тонах. Были потеряны два эсминца, потери десанта достигли 50%, палубной авиации 30%. Половина кораблей Северной группы объединённого флота нуждалась в ремонте той или иной степени сложности. Выведены из строя из-за серьезных повреждений и, по всей видимости, надолго: авианосцы "Кага", "Сорю", линкор "Хюга", линейный крейсер "Кирисима", четыре тяжёлых крейсера, плавбаза гидроавиации, два танкера, десантный транспорт. В среднем ремонте, но тоже на базе, нуждались: авианосец "Хирю", линкор "Нагато", линейный крейсер "Хиэй", легкий крейсер, эскортный авианосец, четыре эсминца, два военных транспорта. Как говорится - "Пиррова победа". По этому поводу, прежде чем продолжать операцию дальше, Ямамото, собрал совещание, где после всестороннего обсуждения приняли решение - Несмотря на повреждения, оставить в составе отряда: авианосец "Хирю", линкор "Нагато", линейный крейсер "Хиэй". Наибольшее сомнения вызывала боеспособность авианосца "Хирю". За прошедшие сутки, там завели пластырь на пробоину от торпеды, поставили временные заплатки, откачали воду из затопленных отсеков, так что, выпускать и принимать самолёты он был в состоянии, но близкий взрыв снаряда или бомбы, мог их выбить. Поэтом, его перевели во вторую линию, к эскортным авианосцам, обеспечивать ПВО Северной группы.
   Наследующий день, 9 февраля, к Мидуэю подошёл большой транспортный конвой, доставивший боеприпасы, гарнизоны для островов, 60 разобранных базовых истребителей, отряды строителей и аэродромного обслуживания. Двухмоторные бомбардировщики и летающие лодки, самостоятельно перелетели на острова с атолла Уэйк. Доставил конвой и свежие силы для десанта на остров Кауаи: пехотную дивизию, горонопехотную бригаду, отряд "Кайгун токубэцу рикусентай" из Майдзуру, отдельный танковый полк. 11 февраля, Ямамото, повёл Северную группу пополнившую боекомплект и топливо на юго-восток. Следующим, по плану операции, захвату подлежал атолл Френч-Фригат-Шолс и остров Кауаи.
  
  
   ГЛАВА 5
  
  
   В соответствии с планами японцев, Южная группа объединённого флота*, 9 февраля, начала десантную операцию по захвату Большого острова Гавайи. Она вызывала стойкое ощущение удавшейся самураям авантюры. В тоже время, была на удивление чётко спланирована, что возможно и объясняло успех начальной фазы операции по захвату острова.
   *(Южная группа объединённого флота, в целом, несколько слабее Северной, но силы десанта более значительны. Состав тяжёлых кораблей группы: Два больших авианосца - "Дзюнъё", "Хиё"; Четыре лёгких авианосцев - "Рюдзё", "Дзуйхо", "Сёхо", "Рюхо"; Три эскортных авианосца - "Унъё", "Тюё", "Кайё"; Две плавбазы гидроавиации. Линкоры - "Фусо", "Ямасиро"; Линейный крейсер - "Харуна". Четыре тяжёлых, два лёгких крейсера, двадцать эсминцев. Состав сил десанта: Две усиленные дивизии типа "А", горнопехотная бригада, 3-я армейская бригада морского десанта, два флотских отряда "Кайгун токубэцу рикусентай", отдельный танковый полк, противотанковый батальон 47-мм самоходок "Хо-Ру" и парашютисты 1-го воздушно-десантного отряда Императорского флота.)
   Самый большой и самый южный остров гавайского архипелага, второй месяц усилено и торопливо укреплялся. Его гарнизон численностью более 50 000 человек представлял значительную силу: - 28 пехотная дивизия "Ключевой Камень", два полка береговой обороны, части Национальной гвардии - насчитывающие около в 15 000 человек, семь мобильных полков береговой артиллерии, по одному батальону средних "Генерал Ли" и лёгких танков "Стюарт", значительные силы ПВО и авиации. Имеющиеся на острове к началу войны четыре аэродрома спешно расширялись. Кроме них было начато строительство ещё трёх аэродромов, но к моменту высадки японского десанта, работы на них не были полностью закончены. Самая большая авиабаза на острове - Морс Филд, располагалась на самой его северной оконечности. Вот с её захвата японцы и начали.
   То, что потом писали в американских газетах - "Гавайские острова просто кишили сотнями японских диверсантов", у меня вызывало только снисходительную улыбку. Не было у флотской разведки Императорского флота подразделений наподобие немецкого "Бранденбурга". Нет, безусловно, какие-то японские разведчики-диверсанты на Большом острове присутствовали, направляя и координируя действия местных добровольных помощников из японской диаспоры. И вряд ли диверсантов было много, от силы полтора, два десятка. А вот японских женщин и подростков, готовых им помогать, оказалось действительно много. Не знаю уж, с самого начала была у них такая готовность, или это месть американцам за интернированных отцов и мужей. Только в добровольных помощниках из местных японцев, диверсанты недостатка не испытывали.
   В ночь, с 8 на 9 февраля, вокруг американских аэродромов в Хило, Кона, Паркер Ранчо, одновременно вспыхнули ярчайшие магниевые свечи, послужившие прекрасным ориентиром для японских бомбардировщиков с атолла Джонстон, как раз подошедших к острову. Около полусотни G4M и G3M, полностью вывести из строя американские аэродромы естественно не смогли, но шухер учинили изрядный. Уничтожив и выведя из строя несколько десятков американских самолётов, что-то разрушили, что-то подожгли, главное, приковали к себе внимание. Американцы, поначалу, так и решили, что это ответ японцев за регулярные налёты Б-17 и Б-24 на атолл Джонстон**. РЛС строящаяся американцами на самой высокой точке острова, потухшем вулкане Мауна-Кеа, была ещё не готова. Поэтому японские большие летающие лодки Н6К в транспортной модификации, под тарарам устроенный бомбардировщиками, незамеченными выбросили 200 десантников из "Кайгун кутэй" в нескольких километрах от аэродрома Морс Филд. За час до рассвета, две сотни парашютистов из 1-го воздушно-десантного отряда Императорского флота, неожиданной атакой захватывают аэродром. Караул и секреты были тихо взяты в ножи, казармы, со сладко спящей ротой Национальной гвардией и зенитчиками, закидали гранатами. Единственные, кто неожиданно оказал реальное сопротивление парашютистам, оказался взвод охраны концентрационного лагеря для интернированных японцев, расположенного рядом с аэродромом. Но не вохре тягаться со спецназом***, задавили их японцы быстро. Освобожденных соплеменников, почти три тысячи человек, парашютисты привлекли для строительства укреплений и вспомогательных работ. Три сотни добровольцев из них, имеющих хоть какую-то военную подготовку, привлекли как охрану - одних только пленных американских лётчиков и авиатехников было захвачено около полутора тысяч. После установления японского контроля над аэродромом, в эфир, ушла кодированная радиограмма о его успешном захвате.
   **(В этой реальности, после захвата атолла Джонстон японцами, две эскадрильи Б-17 базирующиеся на аэродроме Морс Филд и эскадрилья Б-24 с Паркер Ранчо, довольно регулярно летали его бомбить)
   ***(Если и было в тот момент у самураев, что-то напоминающее спецназ, то это флотские и армейские парашютисты. В РИ, с 1940 года, 100 немецких инструкторов-парашютистов занимались подготовкой японского воздушного десанта. Армейских десантников готовили на острове Хайнань, флотских -- на базе Кюньсён. В этой реальности, вместе с немцами готовили японский десант и итальянцы из полка специальных операций "Arditi dell'Aria")
   После получения радиограммы, с авианосцев Южной группы вице-адмирала Гунъити Микавы, находящейся в этот момент в 180 километрах от Большого острова, начинают взлетать истребители, беря курс на аэродром Морс Филд. Все японские авианосцы, дополнительно к основной авиагруппе, открыто несли на палубах от 9 до 15 истребителей, которые должны были перебазироваться на захваченный у американцев аэродром, в случае успешного его захвата. Из лагуны атолла Джонстон, в это же время, взлетали транспортные летающие лодки Н6К тоже направляющиеся на Морс Филд, несущие авиатехников и боеприпасы для истребителей. Двумя часами ранее, на аэродром атолла, сели три десятка транспортных самолёта с Маршалловых островов, с второй волной парашютистов из 1-го воздушно-десантного отряда. Пока парашютисты отливали накопившееся за долгий шести часовой перелёт и разминали ноги, транспортники дозаправили, до Большого острова десантникам предстояло лететь ещё 450 миль. Освободив полётные палубы от дополнительных истребителей, авианосное соединение вице-адмирала Дзисабуро Одзавы, подняло ударную авиационную группу. В солнечных лучах наступившего утра, японские самолёты закончившие построение направились к острову. Десантная операция на Большой остров Гавайи, вошла в решающую стадию.
   Анализируя начало десантной операции на Большой остров, мне так и хотелось сказать - "план ни что, планирование всё!". Притом, что авантюризм самураев при планировании просто зашкаливал. Хотя этим грешили почти все операции японцев на Тихоокеанском ТВД в начальный период войны. Самое простое, могла испортиться погода, и вся тщательно, по часам, распланированная самураями десантная операция на остров имела бы непредсказуемые последствия для десанта. Но погода оставалась ясной, с несильным ветром и волнением моря в два три балла, что не являлось критичным для высадки десанта. С другой стороны, иначе поступить японцы не могли, при равенстве сил, только наглость, нахрапистость и четкое соблюдение плана, гарантировало успех десанта на Большой остров.
   Утреннему удару 180 палубных самолётов по аэродромам и инфраструктуре острова, предшествовала атака тех же аэродромов в Хило, Кона, Паркер Ранчо, 93-мя истребителями взлетевшими первыми с авианосцев и базовых бомбардировщиков с атолла Джонстон. "Зеро", идя на крейсерской скорости, достигли американских аэродромов на 15-20 минут раньше бомбардировщиков, когда последствия ночного удара на них были почти устранены и готовился авиаудар по обнаруженной "Каталинами" Южной группе Микавы. Неся по две 60 килограммовые бомбы, японские истребители вначале выступили как штурмовики, нанеся основной удар по позициям ПВО аэродромов. Дальше, имея не израсходованным три четверти запаса топлива, занялись резнёй дежурных звеньев американских истребителей. Им на помощь, американцы, стали поднимать все имеющиеся истребители и через десяток минут, в небе над аэродромами кипела яростная "собачья свалка". Но, даже имея почти двух кратное превосходство в истребителях, им, ни как не удавалось задавить наглых и нахальных самураев дерзнувших на это нападение. За каждый сбитый "Зеро", американцам приходилось расплачиваться потерей двух, тёх, а то и четырёх своих Р-40, Р-36, Р-35, F2А. Всё небо было перечёркнуто дымными следами от падения горящих самолётов, десятки парашютов расцветших в небе свидетельствовали о накале боя, который приковал к себе всё внимание американских наблюдателей. Поэтому появление на сцене 48 бомбардировщиков G4M и G3M поначалу прошло незамеченным. Только когда их бомбы накрыли готовые к вылету американские бомбардировщики, склады ГСМ, боеприпасов, ангары ремонтных служб и казармы, спохватились силы аэродромных ПВО. Второй налёт японских бомбардировщиков, по своей эффективности, намного превзошёл их первый ночной налёт. Вскоре вышли из боя и уцелевшие "Зеро", по причине заканчивающегося горючего и боеприпасов, направившись к аэродрому Морс Филд контролируемому парашютистами. Американцы облегчёно вздохнули, полагая, что на сегодня всё закончилось, как же они ошибались, всё только начиналось.
   Последовавший через полчаса налёт палубной авиации американцам парировать не удалось, более сотни сбитых и поврежденных истребителей подкосили их обороноспособность в плане ПВО. На перехват японцев смогли подняться меньше трёх десятков истребителей, что против 43 "Зеро" идущих с этой волной оказалось совсем не достаточно. Американские истребители были связаны ими боем и вскоре по большей части сбиты, прорвавшиеся к бомбардировщикам считанные машины ни чего принципиально изменить не смогли. Правда, какое-то противодействие ударам палубных бомбардировщиков оказали зенитки наземных частей ПВО, но их огонь оказался малоэффективным. Зенитные трёх дюймовки и 28-мм автоматы продемонстрировали почти полную беспомощность в борьбе с японскими пикирующими бомбардировщиками, только расчёты 12,7-мм пулемётов могли похвастается несколькими сбитыми D3A2, что увы не меняло общей картины. Не понеся критических потерь в авиации, самураи захватили господство в воздухе над островом, что для успешной высадки десанта было необычайно важно. Почти все американские бомбардировщики были уничтожены или повреждены****, даже не успев взлететь, исправных истребителей почти не осталось, да и ВПП с инфраструктурой аэродромов серьёзно пострадали. Были разрушены три важных моста, что сильно затруднило гарнизону манёвр резервами. Сильно пострадала и инфраструктура порта Хило, разрушение нефтехранилища и разлив топлива вызвал в порту сильнейший пожар, перекинувшийся на город.
   ****(На аэродроме Морс Филд, японцами было захвачено более сотни исправных самолётов, 40 из которых Б-17)
   Всё происходящее в эти дни в архипелаге: - Разгром авианосного соединения Холси, потеря Мидуэя, островов Лисянского и Лайсан, панические донесения о захвате японцами аэродрома Морс Филд и уничтожение американкой авиации на Большом острове. Если и не ввергло американское командование в полную растерянность и ступор, всё же вызвали у него лёгкую панику и нездоровую суету, что привело к поспешным и непродуманным действиям. Вопреки прежнему плану, предусматривающему при значительных потерях авиации, обычную переброску на аэродромы острова Гавайи с ближайшего к нему острова Мауи резервных эскадрилий, и уже с его аэродромов удары по противнику. Было внесено, на первый взгляд, вполне разумное дополнение, при перебазировании, нанести заодно бомбовый удар по захваченному японцами аэродрому. Для помощи гарнизону острова в уничтожении вражеского плацдарма, ведь расстояние между островами не превышало полторы сотни миль. Так как оставлять в распоряжении противника сухопутный аэродром, на котором могут базироваться до сотни двухмоторных бомбардировщиков, грозило почти гарантированной потерей острова. Вот только для самураев это не явилось неожиданностью. Ими, такой удар вполне ожидался, как один из вариантов развития ситуации.
   Около половины двенадцатого дня, японские гидросамолёты разведчики патрулирующие пролив Аленуихаха, между островами Мауи и Гавайи, обнаружили приближающиеся американские самолёты. К тому времени, прибывшие на аэродром Морс Филд японские авиатехники, успели уже проверить, заправить и пополнить боекомплект уцелевшим "Зеро". Хотя в утреннем бою потери японцев составили сбитыми и поврежденными 34 машины, встретить американские бомбардировщики готовились почти три полных сентая: - 59 истребителей. Для защиты аэродрома, японцы дополнительно подняли в воздух 48 "Зеро" с трёх эскортных авианосцев и 72 с авианосного соединения Одзавы, пользуясь тем, что Южная группа вице-адмирала Гунъити Микавы уже достигла острова готовясь начать высадку десанта.
   Ни какого удара по Морс Филд у американцев не получилось. Наоборот, получилась резня и избиение самой американской авиации. Японские истребители атаковали их ещё над пролив Аленуихаха, когда тем оставалось около десяти минут лёта до аэродрома. Так как истребителей у американцев было не меньше чем у японцев - 60 "Уайлдкэтов" и Р-40. Два сентая - 39 "Зеро", связали их боем, не давая оказать помощь своим 40 бомбардировщикам, на которые набросились 20 истребителей третьего сентая. Разбить строй бомбардировщиков ощетинившихся пулемётами не так просто, у американских истребителей оставалось ещё больше половины баков горючего, позволяя им продолжать сражение. Поэтому, ещё какое-то время, сражение в воздухе продолжало смещаться в сторону аэродрома, расцвечивая воздух куполами парашютов и дымными следами сбитых самолётов. Всё резко поменялось, когда 120 истребителей с авианосцев достигли места сражения. Первой же атакой 72-ух "Зеро" была сбита половина бомбардировщиков, их строй рассыпался, а истребители с эскортников атаковали американские истребители, началась натуральная резня и "избиение младенцев". Американские бомбардировщики повернули назад, вывалив груз бомб в море пробовали уйти форсируя моторы, но самураи им это не позволили, последний был сбит уже у береговой кромки Мауи. Уцелело только несколько истребителей, четыре вернулось на Мауи, два сели на аэродроме Паркер Ранчо и все они были сильно повреждены. Вот теперь в штабе Седьмой воздушной армии началась настоящая паника, численное превосходство американцев в авиации было потеряно. А при нынешнем превосходстве японского флота на море, перед американцами, отчётливо замаячила возможность полной потери Гавайских островов.
  
  
  
  

Оценка: 6.94*18  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Федоренко "Крылья свободы"(Постапокалипсис) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"