Кондорский С.: другие произведения.

Незримое коварство

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


Незримое коварство.

Роман.

  
   Самуэль Кондорский.
  
  
   Ближайшее будущее.
   Арулько (бывшая часть территории Мексики).
   Столичный город Медуна. Аэропорт.
  
   Небольшой двухмоторный самолет совершил мягкую посадку и покатился прочь от взлетно-посадочной полосы.
   Энрико Шибальдори, оторвав взгляд от круглого окна, отстегнул ремни безопасности и встал с сиденья. Самолет уже застыл на месте, и он направился твердой походкой к пока что закрытому люку. Трап подкатят чуть позже, не так быстро, Энрико об этом знал. И все же, он не мог сидеть на месте. Так хотелось поскорее увидеть отца, друзей и всех других кто ему дорог. Ведь он уже несколько лет не был на родине!
  -- Подождите еще немного, мой принц. Трап вот-вот будет. - извиняющимся тоном проинформировал пилот, показавшись из кабины управления.
  -- Ничего страшного. Я подожду. - Энрико посмотрел на пилота. Тот, казалось, готов расшибиться ради него в лепешку. - И не называйте меня больше "мой принц". - попросил он. - Я выбрал для себя другое будущее.
  -- Как скажите, мо... дон Шибальдори.
   Энрико вздохнул. Чтобы он ни говорил, чтобы он ни делал, он все равно остается для людей его страны принцем королевской крови. Еще с юношества он помнил обращение "мой принц". Вначале ему это нравилось - звучало величественно и романтично, но со временем... со временем он понял что быть королем не его призванье. Балы, светские беседы, мероприятия на которых обязательно надо присутствовать чтобы произнести речь - все это не было ему интересно. У него появилась другая мечта - стать врачом. Не просто каким-нибудь стоматологом или психиатром. Нет. Ему хотелось проводить исследования, заниматься разработкой новых лекарств, делать все чтобы продлить среднестатистическую жизнь человека. Для этого он поступил в медицинский университет и теперь скоро должен был его закончить.
   Энрико вышел через открытый для него люк и, спустившись по трапу вниз, полной грудью вдохнул воздух родной страны. Это был не только чистый, не загрязненный дымом заводов и выхлопными газами кислород, это был также запах лесов и равнин Арулько, страны где прошли годы его детства и немалая часть юношества.
   Совсем недалеко стояло небольшое приземистое здание аэропорта. В Арулько не был развит туристический бизнес. Сюда мало кто летал. Немногочисленные пассажиры самолета спускались по трапу на бетонированное покрытие. Почти все были одеты в деловые костюмы - финансовые воротилы, с некоторых пор эта страна стала их интересовать.
  -- Ваше величество, карета подана! - услышал он торжественный голос за спиной.
   Шибальдори медленно обернулся. У его отца никогда не водилось карет. Это что, новая мода?
   Сзади стоял улыбающийся парень, примерно одного с ним возраста. Но это он понял не сразу, так как тщательно подстриженная борода прибавляла ему как минимум лет пять.
  -- Мигель! Черт возьми, это ты?! - воскликнул Шибальдори, сжимая в объятьях друга детства.
  -- Он самый, мой принц. Что, не узнали? - шутливо отозвался тот.
  -- Ладно, кончай прикалываться. - Энрико отошел на шаг назад и еще раз оглядел своего друга - Мигеля Кордона. Тот действительно сильно изменился. Подрос, возмужал. Совсем не тот сорванец, каким он знал его в детстве. - Ну как дела? - наконец спросил он.
   Кордона пожал плечами.
  -- Пока что нормально... по крайней мере у меня. - в его взгляде вдруг появилась тревога, и Энрико Шибальдори понял - ЧТО-ТО НЕ ТАК.
  -- Что-нибудь с моим отцом? - стараясь развеять свои подозрения, спросил Энрико. - Когда я разговаривал с ним в последний раз, то почувствовал что ему плохо.
   Кордона покачал головой, оправдывая подозрения Шибальдори.
  -- Ему действительно плохо, и на это много причин. Пойдем к моей машине, я расскажу тебе обо всем по дороге во дворец.
  
  
   Бурный поток ветра залетал в открытое окно машины, вздымая волосы Мигеля, поигрывая с его бородой. Он, совсем не обращая внимания на бьющий в лицо воздух, продолжал рулить по широким дорогам пригорода, одновременно вводя своего друга в курс всего что произошло за время его отсутствия.
  -- ... твой отец так и не смог безболезненно пережить смерти твоей матери, а тут еще эти рудники. С тех пор как Арулько получил свою независимость, мы были аграрной страной. Золотодобыча для нас чужда, зато очень близка всяким мошенникам и проходимцам. Знаешь сколько их сюда понаехало? Скоро кормить нечем будет.
  -- Безусловно, душевная болезнь отца это трагедия. Мне тоже часто не достает матери. - согласился Энрико. - Но я не вижу ничего плохого в рудниках. Мы можем нанять иностранных специалистов, честных специалистов. Которые будут работать на нас, не прикарманивая наших денег.
  -- Может быть, Энрико. Может быть. - задумчиво проговорил Кордона. - Но рудники - это еще не самое важное. Я просто хотел чтоб ты знал, что Арулько сейчас кишит авантюристами, причем очень сомнительными. Кое-кто из них даже проник во дворец.
  -- Во дворец отца? Как?
  -- С помощью твоего брата. Это самый легкий путь. Ты же знаешь, он всегда был человеком без личного мнения. А когда он увлекся наркотиками, то вообще превратился во что-то вроде зомби. Вот она его и подцепила на крючок.
  -- Кто "ОНА"?
  -- Дурдана Райтман. Навряд ли ты ее знаешь. Насколько я помню, она появилась в Арулько пару лет назад, ты тогда уже отбыл на учебу... А вот твой брат совсем не хотел чем-либо заниматься. Деньги у него всегда были, давал отец. С жильем тоже проблем не возникало, из дворца его никто не выгонял. В общем, он занялся глубоким бездельем, шатался почти каждый день по барам да ночным клубам, транжирил деньги отца.
  -- Почему отец терпел это? Он всегда был строг с нами.
  -- Я не знаю. - Кордона пожал плечами. - Об этом лучше спросить у него. Хотя лучше не стоит.
   За окном машины замелькали городские дома и плотный поток людей на тротуарах. Энрико отметил что жителей столицы сильно прибавилось. Раньше такое количество людей собиралось только на праздник.
  -- В одном из стриптиз-клубов продавали марихуану, причем так ловко, что полиция никак не могла схватить наркодельца. - продолжил рассказ Кордона. - Вот туда то и любил в последнее время наведываться твой брат. А эта Райтман работала там стриптизершей. Дальше объяснять нет смысла. Ты сам знаешь как легко его окрутить, что она и сделала. В результате, она теперь живет во дворце и сует свой нос во все дела, крутит интриги. Твой отец терпит ее только потому, что твой брат собирается на ней жениться. По крайней мере, он так обещает уже почти год...
  
  
   Машина притормозила у ворот бетонной ограды. Один из стоявших на посту часовых двинулся к ней. Солдат шел размеряно и осторожно, держа автомат дулом вниз. По тому как насторожились охранники дворца, Шибальдори понял что они чего-то опасаются.
  -- Документы? - ладонь солдата просунулась в открытое окно, требовательно зависнув у лица Мигеля.
   Кордона, вымученно улыбнувшись, достал свой паспорт и вложил его в руку солдата. Энрико тоже последовал его примеру, хотя такой прием был ему чужд. Раньше, было вполне достаточно узнать человека в лицо, чтоб впустить его за ворота. Все сильно изменилось.
  -- Ваши документы в порядке, дон Кордона. - паспорт вернулся в руки Мигеля. - Мой принц, извините за доставленное ожидание. Таковы правила пропуска во дворец. - солдат вернул документы Шибальдори и, отдав честь потомку короля, кивнул своему напарнику.
   Ворота медленно открылись.
  
  
   Чтобы добраться до главных дворцовых апартаментов ушло в два раза больше времени чем требовалось раньше. Энрико поражался количеству людей в военной форме, присутствующих во дворце. Арулько всегда был мирной страной, а тут... казалось они готовятся к завоевательной компании. Не хватает только танков под окнами.
  -- Ну вот, кабинет твоего отца. - остановившись, сказал Кордона. - Тебе лучше поговорить с ним наедине. Я не хочу вам мешать.
  -- Ты нам не помешаешь. Мой отец любит тебя как сына. Разве ты забыл?
   Кодона мотнул головой.
  -- Нет, не забыл. Но... Я подожду тебя в библиотеке. Когда ты закончишь, приходи туда. - не дожидаясь ответа друга, Мигель развернулся и быстрыми шагами пошел прочь.
   Шибальдори тяжело вздохнул. Он не знал что он увидит за дверью, и почему-то этого боялся. С его отцом происходит что-то нехорошее, он был в этом уверен. А все перемены произошедшие во дворце - лишнее тому подтверждение.
   Тяжело вздохнув, он робко постучал в дверь и, услышав тихое "войдите", повернул ручку.
   Отец даже не сидел, а скорее полулежал в мягком кресле за своим рабочим столом. На его лице отражалась глубокая боль и печаль, ужасные морщины избороздили лицо, а в глазах стояла тоска и какая-то безнадежность - он был полутрупом.
   Энрико медленно подошел к креслу где сидел отец и увидел еще кое-что, что предпочел бы никогда не видеть. Возле рабочего стола, упираясь в стенной шкаф с документами, стояли костыли.
  -- Папа, я... - язык отказался ему повиноваться, и он, бросившись к отцу, прижался щекой к старческой ладони.
  -- Сын, мой сын... - усталым голосом проговорил Андреас Шибальдори, похлопывая другой рукой по его плечу. - Как я рад что ты вернулся. Ты необходим мне, Энрико. Ты нужен мне здесь...
  -- Но папа, что случилось? - едва не плача от нахлынувших на него чувств спросил принц. - Что происходит во дворце? Здесь собралась целая армия!
  -- Эта не армия, сынок. Это охрана. Я был вынужден принять строгие меры после того покушения...
  -- Покушения?! - Энрико, от неожиданности оторвавшись от ладони отца, с недоверием посмотрел ему в глаза. - Покушение на кого? - спросил он, заранее предчувствуя каким будет ответ.
   Андреас кивнул, подтверждая его подозрения, а затем перевел взгляд на костыли.
  -- Врачи говорят что рана полностью заживет через пару месяцев и они мне уже не понадобятся... Но до этого еще далеко. Пока что я не могу представить себя без них.
  -- Но как...? Как такое могло произойти? - Энрико, все еще не веря своим ушам, переводил взгляд с костылей на отца.
  -- Наверное, я всегда был чересчур доверчивым. - грустно промолвил Андреас. - Я не верил в сам факт подобного происшествия, не принимал мер... В конце концов это произошло. Водитель грузовика с продуктами для дворцовой кухни смог пробраться в центральную секцию дворца. У него был пистолет и он хотел меня убить... Ему помешала лишь случайность - служанка, увидев как он наводит на меня ствол, опрокинула на него поднос с горячим кофе. Выстрел получился неточным, пуля пробила мою ногу вместо груди и я упал за диван в приемной. К тому времени на шум прибежали слуги и убийце пришлось бежать. При отступлении он убил двоих и ранил еще одного... Мы так и не выяснили кто это был. Полиция предполагает что он иностранец, наемник.
   Энрико, немного придя в себя от услышанного, сделал несколько шагов назад и опустился в кресло напротив отца. Покушение, наемный убийца, трупы, раненый отец... Это взволновало его как ничто другое в жизни. Еще совсем недавно, меньше чем полчаса назад, все казалось таким спокойным и привычным, но... сначала Мигель со своими рассказами о происходящем, теперь еще и отец.
   Так хотелось тряхнуть головой или ущипнуть себя за ногу чтобы раз и навсегда избавиться от этого кошмара. Но он понимал что это не кошмар и проснуться от него не удастся. Это самая настоящая жизнь, реальная и жестокая.
  -- Папа, я так сочувствую тебе... Я могу чем-нибудь помочь? Тебе наверное сейчас трудно.
   Андреас утвердительно качнул головой.
  -- Очень трудно, сынок. Это постоянное чувство опасности, дела с рудниками, да и твой брат... все это давит на меня. Мне трудно справиться с этим в одиночку.
  -- Мигель мне уже рассказывал, Педро серьезно подсел на наркотики и еще привел во дворец стриптизершу.
  -- Значит, ты все знаешь... Это хорошо. Мне трудно рассказывать об этом. Каждый раз, когда я вижу во что превратился твой брат, мне становится больно. Я думаю что это моя вина. Я что-то упустил в его воспитании...
  -- Не говори так, папа. Ты сделал все что мог. - оборвал отца Энрико. - В этом нет твоей вины. Виноват лишь он сам.
  -- Может быть. Может быть... - дважды повторил Андреас и потянулся к лежащей на столе папке. - Энрико, я сожалею, но у меня сегодня полно работы. Я сам очень хотел с тобой поговорить. Давай обсудим все позже. Лучше всего завтра, за завтраком.
  -- Как скажешь, отец. Если тебе понадобиться моя помощь...
  -- Она мне очень понадобиться, но об этом завтра. У меня еще столько финансовых отчетов и подготовленных контрактов... я даже не знаю как успею все это просмотреть. Знаешь, если оставлю эти дела ненадежному человеку, он может оказаться мошенником и обворовать нашу страну. Я должен делать все сам.
   Энрико, поняв что лишь мешает отцу вести дела, поднялся с кресла.
  -- Иди сынок, устраивайся. Я распорядился подготовить для тебя комнаты, те в которых ты провел свое детство.
  -- Спасибо, папа. - Энрико подошел к отцу и, поцеловав его в щеку, покинул рабочий кабинет.
   Ему было больно за то, что отец так мучает себя, надрываясь на работе. Но он понимал что иначе нельзя. Если посторонние люди начнут вести дела вместо короля, то Арулько вновь скатиться в разряд стран третьего мира, каким он был до отсоединения от Мексики.
  
  
   Мигеля он нашел в библиотеке, где они и договорились встретиться. Тот сидел на диване с какой-то книгой, без видимого интереса листая пожелтевшие страницы.
  -- Ну как, поговорил с отцом? - спросил Кордона, оторвав взгляд от книги. Энрико был готов поклясться что тот смотрел в нее просто так, чтоб не выглядеть странным со стороны.
  -- Да. Мои опасения подтвердились, он действительно плохо себя чувствует, особенно из-за Педро. Он сильно за него переживает.
  -- А ты?
  -- Я переживаю за отца. Педро сам втравил себя в это дело. Никто не заставлял его принимать наркотики.
   Кордона захлопнул книгу (оказавшуюся руководством по уходу за крупным рогатым скотом), и вернул ее обратно на полку.
  -- Я тоже так считаю. - сказал он пару мгновений спустя. - Но проблема в другом, а в частности в твоем отце.
  -- В МОЕМ ОТЦЕ?
  -- Да, именно в нем. Я не хотел бы обижать тебя, Энрико, но... пойми, он уже "в возрасте", ему трудно справляться с делами.
  -- Я это и сам понимаю. - Шибальдори присел на стул. Друг говорил правильные вещи, но ему не нравилось к чему он клонил.
  -- Ты должен быть его опорой. Ты нужен ни только ему, но и народу Арулько. Нам больше не на кого положиться.
   Энрико уставился в пол, не зная что ответить. С одной стороны Мигель был прав, это его долг переложить часть забот отца на свои плечи. Но с другой стороны, он понимал что этим дело не ограничиться. Рано или поздно отец захочет чтоб он занял его место на троне, а этого ему не хотелось. Если он станет монархом, то не сможет окончить университет и получить диплом врача. Вся его мечта полетит к черту!
  -- Мигель, ты же знаешь...
  -- Я знаю. Это не то о чем ты мечтал. - согласился друг. - Но с другой стороны, разве у тебя есть выбор?
  -- Я не хочу об этом думать. Не сейчас. - Шибальдори мотнул головой, отгоняя мысли о "золотой клетке". - Давай лучше сходим в какой-нибудь ресторан. Поболтаем о прошлом, просто развлечемся...
   Кордона пожал плечами.
  -- Давай. Хотя, на мой взгляд, ты только оттягиваешь это решение.
  -- Все, Мигель. На сегодня об этом хватит! - категорично сказал Шибальдори и направился к выходу из библиотеки.
   Ему удалось сделать лишь несколько шагов, так как в этот момент в дверном проеме появилась неизвестная ему женщина, которая создала о себе неприятное впечатление с первого же взгляда.
   На вид в ней не было ничего особенного - невысокий рост, темно-каштановые волосы и невзрачное, не запоминающееся лицо. Светло-коричневый брючный костюм не выделял ни одной резкой черты фигуры, кроме объемной груди. Косметика тоже была не "на уровне", самая обычная. Но зато взгляд... такого взгляда он еще не встречал.
   В ее взгляде отражалась и надменность, и жажда власти в совокупности с жестким характером и упорством. Она смотрела на мир так, словно он существовал только для того, чтоб потакать ее желаниям. Даже взглянув на Энрико, она не выказала никакого почтения или интереса, просто зачислив его в ряды червяков, копошащихся у ее ног.
  -- Привет, Дурдана. - заговорил первым Кордона.
   Женщина перевела взгляд на него, и в ее глазах появилось пламя ненависти.
  -- Привет, Мигель. - процедила она сквозь зубы, произнеся его имя словно ругательство.
   Кордона, тихо усмехнувшись, встал рядом с Энрико и положил руку ему на плечо.
  -- ОЧЕНЬ НЕ ВЕЖЛИВО не проявлять почтения к НАСЛЕДНОМУ ПРИНЦУ. - подчеркивая слова, сказал он.
   Дурдана одарила Мигеля еще одним ненавидящим взглядом и, повернув голову к Шибальдори, смиренно склонила ее перед ним.
  -- Приветствую вас, мой принц. - тихо произнесла она смотря в пол.
  -- Здравствуйте. - отозвался Энрико. Эта особа ему сильно не нравилась, а ее притворная вежливость только действовала на нервы. - Мы с Мигелем как раз собирались уходить... Приятного вам дня. - он шагнул мимо посторонившейся женщины к дверному проему и вышел в коридор.
   Кордона тут же последовал за ним и, быстро нагнав друга детства, зашагал с ним в ногу.
  
  
   Дурдана Райтман подождала пока шаги не затихнут в коридоре, а потом поспешно покинула библиотеку и направилась к спальным секциям дворца. Ее уже оставило желание покопаться в огромном королевском собрании книг. Только что, она увидела новую ПРОБЛЕМУ, явившуюся подобно грому среди ясного неба. До цели осталось совсем чуть-чуть, нужно было лишь зарегистрировать свои отношения с сыночком Андреаса и дождаться пока не помрет этот старый осел... или даже помочь ему поскорее отправиться на тот свет. Но теперь, появился этот чертов принц, перечеркивающий все ее планы!
   Ступая по красной ковровой дорожке спальной секции, Райтман дошла до занимаемых ею комнат и, распахнув дверь, подобно урагану влетела внутрь.
  -- Дурди, ну что ты делаешь?! - вознегодовал Педро, отрываясь от своего занятия.
   Райтман тяжело вздохнула, но при ее теперешнем настроении получился скорее рык.
   Педро, испугавшись своей озлобленной подружки, торопливо смел на бумажный лист весь разлетевшийся по столу порошок и, вновь разгладив его по гладкой поверхности, вставил в нос трубку.
  -- Хватит нюхать эту гадость! - крикнула Райтман, сходу падая на диван.
  -- Но Дурди, я и так потерял из-за тебя почти треть. Будь душкой, не распахивай дверь так резко. - проскулил Педро и тут же принялся втягивать в себя свою "драгоценную" белую пыль.
   Дурдана задумалась как бы поэффективнее воздействовать на этого тупоголового идиота, с которым она жила последние восемь месяцев.
   Вначале, когда они только познакомились, Педро был просто глупым придурком, увлеченным марихуаной, ночными клубами и сексом с грудастыми шлюшками. Но она сама приложила руку к тому, чтобы вовлечь его в манящий рай наркомании еще глубже. Постепенно, Педро забыл обо всем. Стриптиз клубы, дискотеки, выпивка и продажные женщины стали интересовать его меньше и меньше. Теперь, у него была лишь одна цель в жизни - нюхнуть или кольнуть какую-нибудь очередную гадость, от которой он кайфовал дни и ночи напролет, напрочь перестав покидать дворец в поисках других развлечений.
   Бревно, полутруп, зомби - такие мысли возникали у Райтман, когда она смотрела на своего любовника. Но только так она могла полностью им управлять, только такого глупца можно было заставить жениться на себе и сделать полноправной королевой Арулько... конечно после того как трон освободиться. А при нынешней ситуации это весьма сомнительно.
  -- Педро, знаешь кого я сегодня видела? - начала она.
  -- Нет, Дурди. - весело отозвался Педро, уже порядком войдя в кокаиновый кайф.
  -- ТВОЕГО БРАТА!
  -- Энрико? А он разве не в Соединенных Штатах Америки... Нет, в Австралии? - Педро мотнул головой, пытаясь заставить соображать свои атрофированные мозги. - В Канаде! Он в Канаде! - радостно воскликнул он, наконец-то вспомнив где учиться его брат.
  -- Плевать где он должен быть. СЕЙЧАС ОН ЗДЕСЬ, ВО ДВОРЦЕ!
  -- Правда? - наркоман, не выказав никакого удивления, примерился для нового "внюхивания".
   Райтман вскочила с дивана и, в два прыжка покрыв расстояние между собой и дегенеративным королевским отпрыском, вырвала пластиковую трубку из его рук.
  -- Эй, отдай! - Педро потянулся рукой к отобранному у него имуществу но тут же получил хлесткий удар по ладони.
  -- Нанюхаешься потом. Вначале, встряхнись и слушай что я тебе скажу!
  -- Но Дурди, я не хочу ничего слушать. Дай мне трубочку или я применю силу.
   Все это было сказано таким жалобным голосом, что Дурдана невольно расхохоталась. От ее громкого хохота Педро сжался в комок и, закрыв лицо руками, стал ждать пока его любовница не успокоиться.
   Но Райтман не собиралась успокаиваться, по крайней мере не сейчас. Схватив наркомана за грудки, она оторвала его почти невесомое тело от стула, и поволокла к дивану. Швырнув несчастного дегенерата на спинку, она села ему на бедра и схватила за подбородок.
  -- Смотри мне в глаза! - сказала она пугающим и в тоже время завораживающим шепотом. - ТВОЙ БРАТ ВО ДВОРЦЕ!
  -- Ну и что? - не понял Педро, не спуская взгляда с ее горящих злостью зрачков.
  -- Как это "ну и что"? До тебя что, не доходит? Если твой брат здесь, то значит он собирается сесть на трон вместо твоего отца. Подумай как следует, кого Андреас выберет наследником, тебя или его?
  -- Энрико... он выберет Энрико. - пробормотал наркоман и вдруг громко расплакался. Крупные слезы полились с его глаз, скатываясь по впалым от недоедания щекам. - Он всегда любил его больше чем меня. Всегда гладил по голове, хвалил, целовал в лоб... а на меня только кричал, не пускал пить мамин "димедрол"...
  -- Да заткнись ты, тупица! - Дурдана встряхнула его как следует, вытряхивая из его головы внезапно попавшую туда дурь. - Хныкать будешь потом. Вначале нам нужно узнать, хочет ли твой брат быть королем.
   Педро жалобно заскулил и Райтман ослабила хватку. В глазах наркомана стояло выражение полного отупения и нежелания воспринимать реальность. От разговора с ним сейчас было мало толку.
  -- Ты поговоришь с братом сегодняшним вечером, спросишь об его планах. - строго сказала она, надеясь что Педро хоть что-то понимает. - Если королем станет Энрико, о деньгах на наркотики ты можешь забыть. Он их тебе никогда не даст...
  
  
   Примерно то же самое время.
   Медуна.
  
   Энрико сел напротив уже пристроившегося за столом друга и взял в руки меню. Знакомый тип картона, знакомый цвет, даже названия блюд почти не изменились.
  -- А здесь все как прежде. - заметил Шибальдори.
  -- Именно поэтому я и привел тебя сюда. - отозвался Кордона. - Знал что тебе это будет приятно.
   Энрико вздохнул. Действительно, приятно ощущать себя дома, в своей родной стране. Жаль что Арулько теперь так не похож на то, чем был четыре года назад. Наверное, этот ресторан одно из немногих мест сохранивших дух той самой страны, из которой когда-то уехал на учебу в Канаду старший сын короля...
   Услужливый официант, приняв заказ, удалился на кухню, и друзья получили возможность поговорить.
  -- За что она так ненавидит тебя, Мигель? - Шибальдори задал мучавший его вопрос.
  -- Ты о Дурдане? Это из-за твоего отца. Он относиться ко мне почти как к своему сыну, в то же время игнорируя Педро.
  -- Причем здесь Педро? Я думал что она просто живет у него на содержании. Какое ей дело до того, как к нему относиться отец?
   Кордона усмехнулся. Ни так как он делал это раньше, в детстве, а совсем по-взрослому, как будто давал своему собеседнику понять что тот не видит очевидные вещи.
  -- Энрико, ты слишком долго находился вне двора. Ты не знаешь что такое хитрости и интриги.
  -- В нашем дворце никогда не было никаких интриг.
   Кордона согласно кивнул.
  -- Действительно, раньше не было. Но после того как Дурдана Райтман появилась во дворце, они возникли.
  -- Что такого она делает? Поясни. - Шибальдори нервно повертел салатную вилку в пальца. В Арулько произошли СЛИШКОМ БОЛЬШИЕ перемены. Такого он никак не ожидал.
  -- Многое чего. - вздохнул Кордона. - Для начала, ты знаешь почему твой брат так глубоко увяз в наркотиках.
  -- Время толкает на это всех наркоманов...
  -- Или это делают люди. Что происходит куда чаще.
  -- Ты хочешь сказать что это сделала Дурдана?
  -- Да. Ходит слух что она достает ему неимоверное количество наркотиков каждый месяц. Сам Педро уже не покидает дворец. Он стал настолько истощенным, что ему и ходить трудно.
  -- Зачем ей все это? - не понял Шибальдори. - Он ведь не протянет так долго. Через месяц другой, он примет опасную для жизни дозу и умрет...
  -- Но перед этим он на ней жениться.
  -- Что?!
  -- Да, да. Поверь мне. Наркотики разъели все его и так скудные запасы интеллекта. С каждым днем он все больше походит на зомби, марионетку в руках у опытного кукольника. Она заставит его жениться на себе. Не знаю когда это произойдет, может через две недели, а может и завтра. Но она это сделает, несмотря на то что сам Педро не очень-то стремиться обзавестись женой.
  -- И таким образом получит для себя постоянного содержателя?
  -- Энрико, проснись! - Кордона нагнулся к нему поближе, и Шибальдори почувствовал что его друг сильно нервничает. - Ты же видел эту особу. Ты же видел ее манеры и взгляд. Проклятая авантюристка добивается власти. Она хочет занять трон!
  
  
   Вечер того же дня.
   Медуна. Королевский дворец.
  
   Вместо ожидаемого отдыха, на Энрико свалился целый ворох проблем, превратив его пребывание на родной земле в сплошную муку. Разговор с Мигелем в ресторане затянулся надолго, и в конце концов, он просто перестал воспринимать новую информацию. Сознание устало анализировать одно и тоже десятки раз, постоянно находя все новые и новые подтверждения словам друга. Он решил что обдумает все это как следует завтра, когда отдохнет.
   Шагая по знакомым с детства коридорам, Энрико ощущал неодолимую тоску по матери и проведенному в стенах дворца детству. Он был так счастлив в то время, не зная тревог и забот, нужды и печали...
   Все изменилось с тех пор. Мать умерла, отец тоже постепенно двигался к концу своего жизненного пути, а тут еще и брат с его любовницей, которая вознамерилась стать женой короля Арулько. Педро вместе с Дурданой на троне, разве можно себе такое представить? Что будет с этой страной?
   Думая о грядущих неприятностях, Шибальдори добрался до своих комнат и, повернув дверную ручку, вошел в свою личную комнату отдыха. Здесь его ждал новый сюрприз...
  -- Педро, что ты тут делаешь? - Энрико с удивлением обнаружил своего брата, полулежавшего на мягком диване в его комнате.
  -- Пришел с тобой поздороваться. Пообщаться... Давно не виделись, брат. - неуклюже соврал тот. Стараясь избегать его взгляда.
   Брат? Энрико едва сдержался чтобы не рассмеяться. Педро никогда его не любил из-за ревности к родителям. Те, в свою очередь, не очень-то располагали к своему младшему сыну - Педро никогда не делал ничего хорошего для людей, думая лишь о том как самому получить удовольствие.
  -- Ну привет, брат. - Энрико опустился в кресло и воззрился на позорного сына короля. Тот выглядел совсем плохо. Впавшие щеки, желтая сухая кожа, судя по тому что доступно взгляду он истощал до дистрофии.
  -- Энрико, я хотел спросить... как твои дела, как поживаешь... - пространно начал Педро.
  -- Пока что неплохо. Скоро должен окончить университет и получить диплом врача.
  -- Поздравляю. Ты ведь всегда хотел стать врачом? - не скрывая своего интереса, уточнил брат.
  -- Да, это правда. - подтвердил Энрико, устало зевнув. Он уже собирался ложиться спать, и если бы не Педро, то давно бы это сделал.
  -- И ты... ты останешься в Канаде после окончание учебы?
   После этого вопроса, ему захотелось послать брата ко всем чертям. Мало того что он явился без приглашения и не дает ему спать, так еще и интересуется, собирается ли он остаться в другой стране, вдали от Арулько и его трона. Похоже наркотики и Дурдана полностью обволокли его разум.
  -- Может быть. - уклончиво ответил Энрико. - Я еще точно не решил. Отец просил меня помочь ему здесь с делами.
  -- Но ты не беспокойся. Если что, я ему помогу... Да и этот, как его там... Мигель, да Мигель. Он же здесь.
  -- Хорошо Педро, я об этом подумаю. - ответил Энрико.
   Его брат, ничего не поняв, на несколько секунд "завис".
   - Ты бы шел спать, а то уже поздно, а завтра мне рано вставать. - он поднялся с кресла и, открыв дверь, стал ждать пока брат не соизволит покинуть его комнаты.
   Педро хотел еще что-то сказать, но почему-то передумал. Встав с дивана, он нетвердой походкой направился к выходу и, лживо пожелав брату "спокойной ночи", удалился. Энрико наконец-то остался в одиночестве.
  
  
   Идти было трудно. Голова сильно кружилась от недоедания а пальцы уже начинали дрожать от наркотической ломки. Сучка Дурди спрятала весь его кокаин вкупе со всей остальной наркотой, которой он обычно не очень-то пользовался, но сейчас с удовольствием курнул бы. Конечно, это не "кока", но все же...
   Пошатываясь, Педро остановился перед дверью в свою спальню и требовательно застучал по ней кулаком. Пару секунд спустя дверь открылась, и на пороге показалась Дурдана Райтман в соблазнительно тонкой ночной рубашке, через которую четко проглядывали ее большие обсосанные соски.
  -- Ну как? - спросила она, прежде чем впустить его внутрь.
  -- Я с ним поговорил. - ответил Педро, в мыслях уже втягивая в нос белый порошок. Чертова сучка обещала его отдать...
  -- Входи. - Райтман посторонилась и, дождавшись пока он не войдет в комнату, закрыла дверь. - Давай, рассказывай о чем говорили. - поторопила она.
  -- О Канаде, об университете, о врачах...
  -- Еще о чем?!
   Педро тряхнул головой - в мозгах было пусто словно в желудке у блудного кота. Он никак не мог вспомнить о чем же они еще говорили.
  -- О Мигеле! - воспоминание пришло ему на ум весьма смутно.
  -- Что сделал этот паршивец?! - сразу насторожилась Райтман. В ее хитрых глазах появился испуг и злость.
  -- Не знаю. - Педро пожал плечами. Чего он вообще вспомнил о Мигеле? Разве они говорили о нем?
  -- Да черт тебя подери! - Дурдана схватила любовника за грудки и стала трясти с такой силой, что его едва не вырвало. Благо было нечем, последний раз он ел часов пять назад.
  -- Дурди, отпусти. - взмолился он.
  -- Не отпущу, тварь наркоманская! А ну вспоминай, что сказал Энрико! Он хочет быть королем или нет?!
  -- Не знаю. Честное слово, не знаю! Он что-то говорил о дипломе и о том что нужно помочь отцу...
   Райтман, вконец разозлившись, швырнула любовника на пол и, вынув из запертого на ключ шкафчика полиэтиленовый пакет, бросила его ему на грудь.
  -- На, подавись своим кокаином, придурок! Ни черта от тебя толку нет. Придется все узнавать самой...
  
  
   Утро следующего дня.
   Медуна. Королевский дворец.
  
   Энрико прожевал последний кусок яичницы с беконом и, убрав в сторону грязную тарелку, положил на блюдце аппетитную на вид булочку.
   За все время завтрака отец не проронил ни слова, будучи погруженным в свои мысли и неторопливое поглощение еды. Но вот, он закончил есть и, глотнув горячего кофе, обратился к сыну:
  -- Энрико, я хотел с тобой серьезно поговорить...
  -- Я знаю, папа. - отозвался тот. Время разговора пришло и он оторвался от булки и кофе, еда не лезла в рот.
  -- Сын, ты должен понимать что я уже стар и вскоре не смогу выполнять свои обязанности. Арулько может остаться без короля и власть может попасть в руки к мошенникам и проходимцам.
  -- Но отец, ведь ты можешь передать власть надежному человеку. Такому, который был бы этого достоин.
   Андреас отрицательно мотнул головой. По его виду было ясно что это не те слова, которые он ждал от сына.
   Энрико прекрасно понимал что хочет от него отец. Но он сам совсем не хотел этого. Власть, заботы о целом государстве, бесчисленные бумажные дела... нет, это не для него.
   Появившийся в столовой слуга начал медленно собирать грязную посуду со стола. Учитывая что завтракающих людей было только двое, он делал это слишком долго, но погруженные каждый в свои мысли отец и сын не заметили этого.
  -- Отец, я понимаю что ты хотел бы видеть меня на троне, но... ты же знаешь о каком будущем я мечтал?
  -- Энрико, я все понимаю и сочувствую. Подумай сам, если ты откажешься от унаследования престола то он перейдет к твоему брату. Разве ты можешь представить себе Педро королем Арулько?
  -- Нет. Я уже об этом думал. - признался сын. - Педро приходил ко мне вчера ночью, хотел знать собираюсь ли я занять твое место.
  -- И что ты ему ответил?
  -- Что я не знаю. Я сказал правду. - Энрико пожал плечами. - Я не хочу чтобы власть перешла к нему по наследству, но и сам не хочу сидеть на троне. Почему бы тебе ни передать власть кому-нибудь другому? Например Мигелю Кордона? Он ведь отличный юрист и вообще способный парень. Вспомни, его отец тоже претендовал на престол во время отделения Арулько от Мексики.
  -- Нет, этот вариант тоже не подходит. Я не имею ничего против Мигеля, он очень умный и образованный молодой человек и сильно помогает мне вести дела. Но я не хотел бы чтобы он стал королем. Он слишком прогрессивен и постоянно пытается привести страну к новым переменам. Сейчас я могу его сдерживать от излишнего рвения, но если он сядет на трон, это будет больше некому делать. Я боюсь что он поставит народ и нашу стабильную экономику под удар из-за своих чересчур смелых идей.
   Недавно покинувший помещение слуга, вновь появился возле стола. На этот раз он нес еще не успевшие остыть рогалики, которые, впрочем, никому не были нужны.
  -- Папа, я не могу с тобой полностью согласиться. На мой взгляд перемены нужны. Нигде без них не обойтись.
  -- Дело еще ни только в этом. Твой брат может оспорить мое решение, после того как я умру. Я знаю что он глуп и думает только о наркотиках, но он водит дружбу с нехорошими людьми. Например с этой Дурданой...
  -- Мне она тоже не нравится. - признал Энрико.
  -- К сожалению я слишком мягок к нему, и не могу выгнать ее взашей из дворца. - Андреас грустно покачал головой. - Я хочу чтобы ты стал королем, сынок. Ты должен это сделать ни только ради меня, но и ради всего народа Арулько. Они верят в династию Шибальдори. Мы не можем их обмануть.
   Энрико тяжело вздохнул. Что делать? Он уже больше не может уклоняться от прямого ответа - согласен он или нет. Отец хорошо воздействовал на его психологию и чувство долга перед народом. Он представил себе что будет если он откажется, если на престол сядет его полоумный брат-марионетка, который будет выполнять все прихоти и приказы свой любовницы-авантюристки. Он вчера долго разговаривал на эту тему с Мигелем. Друг тоже опасался такого исхода, считая что Дурдана Райтман не упустит своего шанса стать законной королевой, а такого правителя можно пожелать лишь лютому врагу.
   Прощай не так и не оконченный университет, прощайте мечты о карьере врача и исследователя в области медицины. Энрико понял что не может отказаться от трона. И в первую очередь не из-за желания своего отца видеть на престоле его а не Мигеля Кордона, а из-за опасности грозившей народу Арулько. Педро и Дурдану нельзя не принимать в расчет. Вместе, они могут натворить таких дел...
  -- Хорошо, отец. Я согласен. - сказал Энрико, с трудом произнося слова. - Только... дай мне хотя бы пару недель чтоб вникнуть в текущее положение дел нашей страны. Я не могу принять на себя такую ответственность вот так, сразу.
  -- Конечно, сын. Я так и планировал сделать. - Андреас улыбнулся, добившись того, к чему стремился. - Но через две недели ты займешь мое место на троне. Я верю в тебя, Энрико. Ты будешь прекрасным королем...
  
  
  -- Госпожа, госпожа, что я только что узнал...! - в комнату Дурданы без стука ворвался Элиот Сантьяго - один из слуг дворца.
   Райтман, схватив нарушителя спокойствия за руку, быстро затащила его в ванную комнату и закрыла за собой дверь.
  -- Ну же, говори! - поторопила она. - Только не ори как тупой осел, Педро в соседней комнате.
  -- Госпожа, я прислуживал за столом во время завтрака. Я слышал как господин Андреас предложил своему сыну занять его место на троне.
  -- А он?! Что он?! - Дурдана обнаружила что сама говорит на повышенных тонах и поспешно приглушила голос. - Что ответил Энрико? - спросила она полушепотом.
  -- Он согласился, моя госпожа. Он сказал что не хочет этого делать, но вынужден так поступить из-за господина Педро, который будет плохим королем. А еще они говорили о вас. Господин Андреас сказал что вы плохой человек... Но я сам так не думаю, госпожа. Я только передаю вам...
   Райтман, перестав слушать поток уже бесполезной информации, прислонилась спиной к стене. Черт возьми! Черт бы побрал этого Энрико Шибальдори заодно с его проклятым отцом! Старый хрыч не мог умереть просто так, оставив свой трон единственному человеку который им интересуется - Педро, а точнее ей, поскольку у тупого наркомана совсем отсохли мозги от его дрянных наркотиков. Что за невезение!
   Дурдана глубоко вздохнула, пытаясь придти в себя, но ничто не помогало. Ее план - цель последних лет ее жизни, рухнула словно карточный домик из-за неожиданного вмешательства старшего сына короля. Черт!
  -- Элиот, заткнись идиот! - наехала она на не прекращающего верещать слугу.
   Тот поспешно заткнулся.
  -- Когда... когда состоится коронация? Они говорили об этом?
  -- Да, моя госпожа. Господин Энрико просил дать ему две недели чтобы освоиться в Арулько, вникнуть в текущие дела...
   Две недели, у нее есть ДВЕ НЕДЕЛИ! Но что она сможет сделать за такое короткое время? Соблазнить этого подонка Энрико...? Нет, не получиться. Этот королевский сынок совсем не тот дегенерат что его младший брат. Паршивец сразу распознает ее игру, он и так невзлюбил ее с первого взгляда при встрече в библиотеке. Черт!
   Дурдана посмотрела на застывшего словно истукан Элиота Сантьяго - тот подобно собачке заглядывал ей в рот, ожидая что она скажет. Ох, если б она была правительницей этой маленькой занюханной страны, то весь народ смотрел бы на нее так. К ее услугам были бы миллионные прибыли от золотодобывающих шахт, многотысячная армия и полицейские отряды, чиновники и весь простой люд... ЕСЛИ Б ТОЛЬКО ОНА СМОГЛА СЕСТЬ НА ТРОН!
  -- Элиот, слушай меня внимательно. - сказала она.
  -- Все что прикажете, госпожа.
  -- Заткнись и слушай! - чуть ли не выкрикнула Райтман. - Король будет сегодня ужинать в столовой, как обычно?
  -- Да, госпожа.
  -- А Энрико, он будет ужинать с ним?
  -- Я точно не знаю, моя госпожа. Господин Андреас весь сегодняшний день планировал посвятить ознакомлению своего сына с делами страны...
  -- Превосходно! - обрадовалась Дурдана. В ее голове сложился хороший но сложно выполнимый план. - Устрой все так, чтобы ты прислуживал за сегодняшним ужином. Что ты должен будешь сделать, я сообщу тебе позже.
  -- Я сделаю все что вы прикажете, моя госпожа. - Сантьяго жеманно улыбнулся. - Вы ведь обещаете сделать меня своим доверенным советником, если станете королевой.
  -- Обещаю, обещаю. - бросила Райтман, думая о своем. От этого придурка Элиота было мало толку, он умудрился закончить университет с самыми низкими оценками и смог устроиться на работу лишь слугой. Но, как бы то ни было, он предан как пес... правда очень глупый пес. - Давай, возвращайся к своим делам. Встретимся через час, в садовой беседке...
  
  
   Некоторое время спустя.
   Город Альма.
  
  -- Вот, эта одна из наших лучших шахт. - сказал Андреас, едва они с сыном покинули сверкающий "land rover", на котором приехали в соседний город.
   Не спеша, они зашагали к приземистому зданию управления подземными работами, стоявшему недалеко от прорубленного в скале отверстия, уходящего далеко вниз по пологому наклону.
   Вокруг суетились десятки рабочих - одни вывозили на поверхность заполненные рудой вагонетки, другие спускались в шахту с инструментами. Высокий негр с взлохмаченной головой руководил всей этой суетой, начальническим тоном крича кому что делать.
   Андреас Шибальдори без раздумья двинулся к нему.
  -- Дункан! Дункан! - позвал король, сложив руки рупором.
   Негр, занятый раздачей распоряжений своим подчиненным, никак не прореагировал на зов монарха.
  -- Дункан! - крикнул еще раз король, махая рукой старшему рабочему.
  -- Дункан, Дункан! Что спрашивается Дункан!? - наконец отреагировал негр, правда совсем ни так как ожидал Энрико. - Занят я! ЗАНЯТ! Что не по...? - он замер на полуслове, врубившись с кем разговаривает. - Ваше величество? - негр удивленно вскинул брови вверх. - Прошу прощения... Я не знал что вы сегодня пожалуете...
  -- Можешь не оправдываться. Я не обиделся. - Андреас усмехнулся и похлопал подошедшего к нему негра по плечу. - Знакомься, это мой сын - Энрико. Энрико, это Дункан - старший рабочий этой шахты. Он мой самый лучший специалист по золотодобыче.
  -- Что вы, ваше величество. Я не самый лучший... - засмущался негр, потупив взгляд.
  -- Не надо скромничать. - возразил Андреас. - Дункан, я хочу чтобы ты подробно ввел моего сына в курс того, как это все происходит. Через две недели у Арулько будет новый король. Он должен хорошо разбираться во всем.
  -- Поздравляю, дон Энрико. - негр улыбнулся, обратившись к сыну короля. - Я много слышал о вас. Вы будете хорошим приемником его величества.
  -- Я надеюсь. - ответил Шибальдори младший, и в знак начала дружеских отношений протянул Дункану руку.
   Негр, сначала неуверенно протянув свою, но вдруг резко заулыбавшись, крепко пожал руку будущего короля.
   Краем глаза Энрико отметил что его отцу понравился этот жест. Он был доволен своим сыном.
  
  
   То же самое время.
   Медуна. Королевский дворец.
  
   Педро с трудом разлепил веки. Ему казалось что кто-то его зовет, пытается разбудить. Но вставать совсем не хотелось, лучше лежать так, в наркотическом забытье. Что есть хорошего в реальной жизни? Отец, который не обращает на тебя внимания, и лишь ругает время от времени, когда ты дашь о себе знать? Или мать, все время пытающаяся направить тебя на путь истинный, заставляющая учиться, читать книжки и заниматься спортом? А может быть старший брат Энрико...? Ему всегда доставалась вся ласка и любовь родителей. Для них он был всегда на первом месте - самый умный, самый красивый, самый спортивный... Нет, в жизни определенно нет ничего хорошего. Просыпаться не стоит. Конечно, рано или поздно ему все равно придется встать, ведь надо же проведать свою маленькую аптечку...
  -- Педро, сонный козел. Вставай! У нас серьезные проблемы. - кто-то, кого он пока не видел своим мутным взором, тряс его за плечи стараясь разбудить.
  -- Мама, отстань. Я не хочу ни на какое плавание... Я хочу спать. - слабо попытался возразить он.
   Вместо ожидаемого строгого тона и нравоучений, на Педро одна за другой обрушились пощечины, пока он не закричал от боли.
  -- Дурди, это ты? Не бей меня! - взмолился он, наконец-то вспомнив что мать давно умерла, и единственная женщина которая может придти его будить - его любовница.
  -- Да встанешь же ты или нет, тупой наркоманский выродок?! - взревела "Дурди". - А ну быстро марш в ванную и прими холодный душ!
  -- Я не люблю холодную воду. - слабо попытался возразить Педро, но Дурдана не собиралась с ним нянчиться. Схватив своего любовника за рубашку, она стянула его с кровати и за шкирку потащила в уборную.
   Педро пытался брыкаться и сопротивляться, но ничего не мог поделать против нее. Мега дозы наркотиков сильно истощили его организм и даже такая, на вид вовсе не сильная женщина как Дурдана могла запросто сотворить с ним все что хотела.
   Она впихнула его голову в раковину и открыла холодную воду на полную мощь. Ледяная струя вмиг намочила все волосы Педро и обильно полилась за шиворот рубашки. От неприятных ощущений он вновь закричал, за что тут же получил подзатыльник.
  -- Дурди, пожалуйста, отпусти!
   Райтман, видать добившись того чего хотела, закрыла кран.
   Педро с облегчением вздохнул. По виду он сейчас напоминал испуганную мокрую курицу, но он все равно был счастлив из-за того, что муки прекратились.
  -- Ты уже пришел в себя, или мне наполнить для тебя ледяную ванну?
  -- Со мной все в порядке, Дурди. Я проснулся. Слышишь? - Педро схватил висящее на вешалке полотенце и стал поспешно вытирать голову. - В чем дело? Почему ты надо мной издеваешься? - робко спросил он.
  -- Я? - удивленно переспросила Дурдана. - Разве я над тобой издеваюсь? - с нажимом в голосе добавила она.
   Педро отрицательно помотал головой. Он знал что ей нельзя перечить. Она может разозлиться и больно ударить его по лицу, а еще отнять наркотики... Только не это! Он готов ползать перед ней на коленях лишь бы она не сделала этого.
  -- Я делаю все это ради твоего же блага, милый. - Райтман ласково погладила его по щеке и плотно прижалась к его телу.
   Педро ощутил приятное тепло женской груди и тут же почувствовал прилив нежности и доброты к своей "Дурди". Ему всегда не хватало женской ласки. Девушки избегали его еще с юношества, из-за того что он шатался с компанией наркоманов и часто проводил время в подпольных притонах. Но даже не это являлось причиной того, что он испытывал нехватку любви и нежности. Причина была намного глубже, она брала корни с его детства, когда его обделяли вниманием родители.
   Никто никогда не гладил и не целовал его так как Дурдана. Никто никогда не любил и не ждал его. Только с ней он мог чувствовать себя мужчиной, только от нее он мог получать так необходимую ему ласку.
   Педро, потеряв над собой и так слабый контроль, расплакался на плече у своей любовницы. Та нежно погладила его по голове и похлопала по спине.
  -- Ну что ты, мой хороший. Я ведь тебя люблю. Ты ведь знаешь? - пробормотала она.
   Педро хотел кивнуть, но ничего не получилось, так как его подборок упирался в ее плечо.
  -- Ну не плачь, не плачь мой любимый. Когда я ругаю и кричу на тебя, я делаю это ради твоего же блага. Ты ведь понимаешь это?
  -- Да. - хныкнул Педро, с трудом заставляя себя прекратить реветь.
  -- Ну вот и молодец. А теперь пойдем со мной, я расскажу тебе какие у нас проблемы. - ласково пропела Дурдана, таща его за руку из ванной комнаты.
   Доведя любовника до дивана, она усадила его рядом с собой и продолжила своим ласковым и заботливым тоном:
  -- Педро, тебе грозят большие неприятности. Тебя скоро выгонят из дома и лишат средств к существованию.
   Он не смог ничего ответить. От ее слов его сковал жуткий страх. Для него не было ничего страшнее чем остаться без денег, без возможности покупать для себя хоть бы самый паршивый сорт кокаина.
  -- Сегодня я узнала что твой брат изъявил желание стать королем Арулько. Через две недели твой отец передаст ему все дела, а сам уйдет на покой. Подумай, чем это тебе грозит! - в ее голосе послышалась такая угроза и пугающая безвыходность что Педро сжался в комок.
  -- Ты думаешь что Энрико выгонит меня из дома...? - слабо проблеял он.
  -- Я не думаю, я знаю. - твердо возразила Дурдана. - Вспомни, ты ведь сам мне рассказывал как он отбирал у тебя всю родительскую любовь. Помнишь как он получал все похвалы, а тебе доставалась вся брань? Помнишь как они всегда ставили его желания на первое место, а про твои надобности забывали на месяца.
  -- Но Дурди, в этом ведь виноваты мои отец и мать. Энрико никогда не делал мне ничего плохого...
  -- Ты ОШИБАЕШЬСЯ! Он специально настраивал твою мать и твоего отца против тебя. Он ревновал тебя к ним, он хотел быть единственным сыном в семье и получать все. А сейчас он сядет на трон, станет хозяином дворца и выгонит нас отсюда. Ты уже подумал от том, где ты будешь жить и работать?
  -- Нет, Дурди. Нет, он этого не сделает. - испуганно проговорил Педро, хотя в своих мыслях все больше и больше убеждался что она права.
  -- Еще как сделает. ОН ТЕБЯ НЕНАВИДИТ! Пойми же это наконец! - Дурдана взяла его рукой за подбородок и заставила смотреть себе в глаза. - У него не дрогнет рука оставить тебя без дома и денег. Твоему отцу тоже на тебя плевать, он и пальцем не пошевелит чтобы это предотвратить. Они твои враги. Понимаешь? ВРАГИ!
   Несколько секунд он немигающим взором смотрел в глаза своей любовнице, а потом понял - ОНА ГОВОРИТ ГОРЬКУЮ ПРАВДУ. Отец и брат действительно не любят его, а если Энрико вдруг станет королем, то он запросто может выгнать его из дома. В отличие от отца он более строг и бескомпромиссен. Он наверняка не захочет видеть его в своем доме. Что же ему делать?!
  -- Что же мне делать?! - повторил он свои мысли вслух. Слезы от безграничного страха потекли по его щекам, на губах появился неприятный солоноватый вкус.
  -- Ну не плачь, не плачь, мой маленький. - сказала Дурдана гладя его по голове. От этих слов он разревелся еще больше. - Я знаю как тебе выйти из этого положения. Я помогу тебе...
  -- Как?! - обрывая ее, с надеждой спросил Педро. - Скажи что мне делать?
   Дурдана промедлила прежде чем ответить. На несколько секунд в комнате повисла тишина и он слышал лишь свое напряженное дыхание и бешеный стук сердца.
  -- Тебе нужно убить отца. Это единственный выход...
  
  
   Некоторое время спустя.
   Медуна. Королевский дворец.
  
  -- Ну, сынок, теперь ты уже неплохо разбираешься в золотодобыче. - пошутил Андреас, шагая в ногу со своим сыном по коридору дворца.
  -- Не думаю, папа. Мне еще многое предстоит узнать. Все не так просто. - возразил Энрико, чем вызвал поощрительную улыбку отца.
  -- Молодец, так держать. - похвалил король. - Никогда не думай что ты знаешь все. Всегда старайся изучить все что тебе необходимо как можно подробнее. - посоветовал он.
   Наследник престола вздохнул. Что-что, а это он хорошо усвоил еще на первом курсе в университете. Быть врачом тоже намного сложнее чем вначале кажется... только вот ему уже никогда не овладеть этой профессией. Он сделал свой выбор.
   Отец и сын молча добрались до обеденного зала, перед красивым арочным входом в который их уже ждал слуга.
  -- Добрый день, ваше величество. Добрый день, господин Энрико. - вежливо поздоровался он, склонив голову.
  -- Здравствуй, Элиот. Хотя по-моему мы уже здоровались сегодня. - заметил Андреас. - Ты ведь уже прислуживал нам за завтраком.
  -- Да, ваше величество. Вы правы. - согласился тот. - Хосе попросил меня прислужить вам за ужином вместо него.
  -- Опять у него семейные проблемы? - спросил король, направляясь к столу.
   Энрико, пройдя мимо слуги, тоже подошел к своему стулу, выбрав место по левую руку от отца.
  -- Да, ваше величество. У него небольшие неурядицы. - Элиот виновато (даже чересчур) улыбнулся. - Что вам падать к столу? Ваше величество?
  -- То же что я и распоряжался приготовить - грибной суп и котлеты по-брюсельски.
  -- Господин Энрико?
  -- Мне тоже самое. - механически ответил он. В голове вертелось столько всего, что он просто не мог думать о еде. Ему было все равно что есть.
   Слуга повернулся к выходу из обеденного зала и сделал первый шаг, но вдруг остановился. В арку входил третий член семьи Шибальдори - младший сын короля.
  -- Принеси мне куриный салат и копченые колбасы. - бросил он Элиоту, слегка повернув голову в его сторону.
  -- Да, господин Педро. - коротко ответил слуга и поспешно удалился.
   Наркоман быстрым шагом добрался до стола и сел с левой стороны от короля. Вид у него был немного странноватый, как будто он сильно нервничал и не хотел сюда приходить но его заставили насильно.
  -- Педро, ты будешь ужинать с нами? Вот так сюрприз. - искреннее удивился Андреас. - Обычно ты неделями не выходишь из своей комнаты и требуешь чтоб тебе принесли еду туда.
   Младший сын поднял на него свой туманный взгляд, в котором страх перемешивался с отчаяньем и болью. Его хилая грудь стала вздыматься еще сильнее, дыхание резко участилось.
  -- Папа, ты не хочешь чтоб я ел вместе с тобой? - медленно и тихо спросил он.
   От этого пугающего шепота Энрико стало не по себе. В нем было что-то неприятное и опасное, какая-то скрытая угроза. Ему показалось что в обычно, такого тихого и аморфного брата вселился злой демон, управляющий его телом и сознанием.
  -- Нет, сын. С чего ты взял? - сказал король, предварительно прочистив горло. Энрико отметил что от него тоже не ускользнули перемены произошедшие с Педро.
   Младший сын ничего не ответил, уткнувшись взором в пустую тарелку. Энрико тоже решил помолчать. Сейчас он мог говорить с отцом только о делах, а эта информация не для ушей Педро. С ним твориться что-то странное, не хватает только того, чтобы он продал какой-нибудь секрет местным мошенникам.
   В обеденный зал вошел Элиот с подносом в руках. Следом за ним двигались две служанки, также несущие по подносу. Слуги расторопно расставили еду на столе и, пожелав приятного аппетита, удалились. Семья Шибальдори осталась наедине.
   Энрико попробовал грибной суп - тот как всегда был превосходен. На королевской кухне всегда работали лучшие в Арулько повара, по-другому и быть не могло.
   Делая вид что он интересуется только едой, Энрико скосил глаза в сторону младшего брата. Педро по-прежнему нервничал, и судя по его подрагивающим рукам - еще больше чем прежде.
   "Интересно, что он задумал?" - Энрико просчитал в уме все возможные варианты, но пока что пришел только к одному выводу - это как-то связанно с его согласием занять престол. Только вот, чего брат хочет добиться своим присутствием? Неужели он собирается оспорить переход власти к законному наследнику? Глупо. Каким бы он не был тупым и недалеким, он так не поступит.
   Продолжая механически есть суп, Энрико пришел к выводу что Педро просто хочет втереться к нему в доверие, опасаясь что он, придя к власти, перестанет давать ему деньги на наркотики. По правде говоря, он сам так и планировал сделать - лишить брата средств к существованию и, поставив его перед выбором - лечиться или страдать от наркотической ломки, отправить его в лечебницу. Отец и так долго терпел его пагубное увлечение. Будучи слишком мягким по своей натуре, король не мог принудить сына к лечению. Когда он придет к власти, то положит конец этому безобразию. Педро будет вынужден согласиться на его условия. Наверное, сейчас он чувствует что старший брат сделает нечто в этом роде, поэтому и пришел сюда, но слишком нервничает чтобы начать разговор.
  
  
   Педро, вяло жуя бутерброд, исподлобья посмотрел на брата и отца. Те неторопливо ужинали, уткнувшись каждый в свою тарелку. По их лицам было видно что присутствие третьего члена их семьи нежелательно. Вероятно, они собирались поговорить о чем-то своем, о том что они могли сказать лишь друг другу, но никак не ему.
   Младший сын короля едва не подавился куском колбасы. Черт, а ведь Дурди в самом деле права, она вообще всегда права. Ни отцу ни брату нет до него никакого дела. Пусть он томиться в одиночестве, нуждается в ласке и любви, они все равно не будут обращать на него внимания. Для них не существует Педро Шибальдори. Он им не нужен. И даже если он помрет на их глазах, им будет плевать. Абсолютно.
   Педро почувствовал как в нем медленно закипает злость. Злость ни только на его отца, мать и вечно любимого всеми брата, но и на жизнь в целом. Ему никто никогда не помогал, его презирали еще с детства - взрослые смотрели на него как на уродца семьи, а их дети не хотели с ним играть. ПОЧЕМУ?! За что такая несправедливость?! Он ведь ничем не хуже этого Энрико, Мигеля, или любого другого человека... Да, он не поступил в университет и даже не закончил среднюю школу, но разве это самое важное? Он ведь никогда не сделал никому ничего плохого! Почему их всех так волнует что он наркоман?! Он же им не мешает?!
   Аккуратно, стараясь не обратить на себя внимания остальных, Педро пощупал рукою правый карман брюк. Его пальцы наткнулись на твердую выпуклость, и он ощутил быстро нарастающее желание сделать все прямо сейчас.
   С трудом отказавшись от соблазна, Педро убрал руку от брюк и потянулся за новым куском колбасы. Время еще не настало. Слишком рано. Дурди тщательно проинструктировала его что он должен сделать. Так он и поступит. Она ведь желает ему добра...
  
  
   Энрико доел горячий суп и принялся за сочные котлеты. Еда по-прежнему казалась бесподобно приготовленной, но вот с ним самим творилось что-то странное. Хотелось отложить тарелку в сторону и встать из-за стола. Руки двигались все более и более вяло, голова клонилась к покрытой белой скатертью столешнице, а глаза слипались сами собой.
   Неужели он настолько устал за день что вот-вот потеряет сознание от усталости? Или, может быть, он подхватил какой-нибудь грипп и теперь сильно болен. Температуры он вроде бы не ощущает, но кто его знает...
  -- Энрико, с тобой все в порядке? - заботливо спросил король.
   Он поднял на отца свой усталый взгляд и неуверенно кивнул. Расстраивать его не хотелось. Зачем отцу переживать из-за какой-то дурацкой болезни. Да и скорее всего это не болезнь. Просто он вымотался за весь сегодняшний день. Столько поездок, знакомств с новыми людьми, целый поток информации о состоянии дел в Арулько... Ему нужно всего лишь выспаться.
  -- Энрико, я позову слуг. Пусть вызовут врача. - Андреас потянулся к колокольчику.
  -- Папа, мне не нужен врач. Я просто устал. - остановил его он. - Слишком много всего на меня свалилось сегодня...
  
  
   Педро заметил что его брат уже "готов". Его движения замедлились, глаза утратили жизненный блеск, он выглядел так, будто не спал несколько дней. Пора начинать...
  -- Мне нужно поспать. Я пожалуй пойду. - сказал Энрико.
  -- Иди сынок, выспись. - ответил Андреас. - Ты уверен что с тобой все в порядке?
  -- Да, папа. - наследник престола встал из-за стола и, пошатнувшись, едва не упал на пол.
  -- Энрико, я тебе помогу! - Педро соскочил со своего стула и быстро обошел стол.
   Брат бросил на него удивленный взгляд. Видимо, он никак не ожидал помощь с его стороны.
  -- Давай я доведу тебя до спальни. - сказал Педро обходя старшего брата со спины. Его рука уже незаметно полезла в карман и пальцы сомкнулись на рукояти маленького пистолета.
  
  
   В голове Энрико, сквозь отупение от внезапно нахлынувшей слабости, проскользнуло удивление от последней реплики младшего брата. Тот всегда ревновал его к родителям и никогда не любил. А тут, он предлагает помощь...
   Возможно, будь у наследника престола больше времени, он бы заподозрил что-то неладное. Но брат уже успел зайти ему за спину и теперь стоял где-то позади него. Энрико стал поворачиваться в сторону Педро. В глазах двоилось, комната плыла перед глазами...
   БАНГ! БАНГ! - тишину разорвали два выстрела. Энрико увидел как дважды дернулось тело отца, на его отутюженной белой рубашке появилось два кровавых пятна, быстро расплывающихся на ткани.
  -- Педро? - он повернул голову к брату - тот держал в руках маленький "simmerling" 45-го калибра. - Зачем...? - только и успел спросить он.
   БАНГ! - третья пуля пробила спинку стула, на котором недавно сидел младший брат. Сделав последний выстрел он шагнул к нему и протянул пистолет.
  -- Возьми. - Педро схватил руку Энрико и вложил ему в ладонь свой "simmerling".
  -- Что? - наследник престола непонимающе уставился на оружие убийства его отца. Его состояние еще более ухудшилось. Теперь он с трудом сохранял вертикальное положение.
  -- Слуги! Кто-нибудь! На помощь! - истошно завопил Педро, бросившись к дверям.
   Тот час же, как будто он ждал его сигнала, в обеденный зал ввалился Элиот Сантьяго и, увидев наследного принца с оружием в руках, заорал так громко, что уже через минуту на место происшествия сбежался весь дворец.
   Энрико не мог ничего поделать. Он тупо рассматривал "simmerling", стараясь сообразить как оружие попало ему в руки. В голове стоял такой плотный туман, что он даже не помнил что вообще здесь делает.
   Ворвавшиеся в помещение солдаты растолкали вопящих от ужаса слуг и взяли принца под прицел своего оружия.
  -- Брось пистолет! - приказал командующий отрядом сержант. - Ствол "AR-15" указал точно в голову Энрико, давая ему понять что сопротивление бессмысленно.
   Он и не собирался сопротивляться. Он вообще не понимал что происходит. Его взгляд наткнулся на сидящий за столом труп отца, и он лишь слегка расстроился по поводу его смерти. Сознание только частично воспринимало реальный мир.
   Энрико разжал онемевшие пальцы и "simmerling" глухо стукнулся о ковер обеденного зала.
  -- Убийца. Убийца короля. - разнесся шепот слуг по всему залу.
   Солдаты проворно подскочили к наследному принцу. Сержант стукнул его прикладом в спину и он словно манекен рухнул на пол. Ему больно вывернули руки, чьи-то пальцы бесцеремонно полезли в его карманы, ощупали его одежду.
  -- Он чист. Больше ничего нет. - доложил один из солдат.
  -- Значит надеялся только на эту пушку. - сержант кивнул на лежащий на ковре пистолет. - Кто-нибудь видел как все произошло? - спросил он, повернувшись к испуганной толпе.
  -- Я все видел. Я сидел напротив. - с трудом пробивая себе дорогу среди слуг, в центр зала выбрался худосочный Педро. - Мы разговаривали... отец объяснял ему что он должен занять престол, а он злился из-за этого... А потом, потом он поднялся со стула и вытащил из кармана пистолет. Он убил отца и выстрелил в меня, но я вовремя упал на пол. Вот, смотрите! - Педро указал пальцем на разбитую пулей спинку стула. - Он хотел убить всех нас!
  -- Странный он какой-то, сэр. Сначала стреляет во всех, а потом стоит как истукан. - высказал свое мнение солдат.
  -- Это у него из-за шока. Разозлился, выстрелил. А потом понял что натворил и вошел в столбняк. - объяснил сержант. - Поднимите его с пола. Нужно передать его полиции...
  
  
   Некоторое время спустя.
   Медуна. Королевский дворец.
  
   Педро вошел в свою спальню и, захлопнув за собой дверь, привалился к стене. Чувство страха и вины сдавило его грудь, пальцы нервно тряслись, взгляд не мог зафиксироваться ни на одной точке. Он был в панике.
   Дверная ручка пришла в движение и в комнату вошла довольная Дурдана. Педро непроизвольно вздрогнул когда услышал звук, но, увидев что это его любовница, немного успокоился.
  -- Дурди, милая. Я его убил. Убил... - он бросился к раскрывшей свои объятья женщине и прижался лицом к ее груди. Страх перешел в обильные слезы и крупные капли потекли по его щекам, впитываясь в ткань кофты Дурданы.
  -- Ну, ну, не плачь. Ты молодец, сделал все как надо. - Райтман оторвала его голову от своей груди и поцеловала в лоб. - Теперь, ты будешь королем Арулько. У тебя будет целая страна, огромный дворец, куча денег... Ты сможешь купить самые лучшие сорта своих порошков.
   Педро закивал словам Дурданы. Он сам еще не успел обдумать все плюсы того, что он стал единственным наследником престола.
  -- Но это еще не все. - предупредила Райтман. - Ты должен сделать еще кое-что, чтобы прочно утвердиться у власти.
  -- Что? Что я должен сделать?
  -- Жениться на мне, разумеется. - Дурдана погладила его по голове, ее тон становился все слаще и слаще. - Подумай, тебе ведь нужен умный помощник чтоб управлять такой большой страной? Кто будет вести дела, заботиться о прибыли, следить за капризным народом. Ты ведь не хочешь чтоб они сбросили тебя с трона?
  -- Нет, они никогда...
  -- Еще как могут. - оборвала его любовница. - Народ - это сборище тупых и низменных тварей. Его всегда нужно держать в подчинении, иначе они обнаглеют и начнут выставлять тебе свои условия. Ты в этом плохо разбираешься, доверься моим словам.
  -- Хорошо, Дурди.
  -- Вот так, молодец. - Дурдана ловко расстегнула пуговицы его рубашки и занялась брюками. - Ты должен на мне жениться как можно быстрее.
  -- Да, моя милая. - Педро ощутил нарастающее возбуждение своего мужского начала. Умелые пальцы любовницы легко воспламеняли в нем страсть. - Давай назначим свадьбу на следующий месяц...
  -- Лучше на завтра, мой пупсик. - Райтман толкнула его на кровать и, освободившись от брюк, села ему на бедра. - Завтра ты женишься на мне. - добавила она входя в привычный ритм движения.
  -- Да! Да! - простонал Педро. Больше он ничего не смог сказать...
  
  
   Следующий день.
   Медуна. Городская тюрьма.
  
   Пробуждение было долгим и неприятным, в глазах стоял туман, голова раскалывалась от боли. Он плохо помнил что произошло вчера. Какие-то выстрелы, затем крики, ему вывернули руки и отвели в полицейский участок, где допрашивали несколько часов, без какого-либо результата. Он просто был не в состоянии отвечать.
   Энрико полежал полчаса в койке, постепенно обретая способность мыслить и воспринимать действительность.
   "Отец мертв!" - болезненное воспоминание словно молот ударило в его сознание. Он непроизвольно вскочил с вонючего матраса и опустил ноги на пол.
   Все так и было, он вспомнил как умер отец и еще... он вспомнил что в этом обвинили его. ЕГО?! Разве мог он когда-либо задуматься о том, чтобы поднять руку на отца или мать? Разве он хотя бы раз в своей жизни сознательно причинил кому-нибудь боль? Но это было мрачной реальностью, его арестовали в тот момент, когда он стоял возле трупа отца с пистолетом в руках.
   Как же такое могло произойти? Следователь говорил что все улики налицо и он непременно понесет заслуженное наказание. Но ведь у него даже не было оружия?! Откуда он мог его взять? Черт, он слишком плохо помнил вчерашний день. Даже сейчас голова отказывалась толком работать.
   Когда-то, давным-давно, он в первый раз попробовал виски, а на следующий день уже пожалел об этом. Сегодня все было намного хуже, это состояние нельзя было сравнить с тем что испытывал он тогда.
   Крохотное дверное окошко с лязгом отворилось и в нем показалось хмурое лицо тюремщика.
  -- Энрико Шибальдори?
  -- Да, я здесь. - отозвался он, подходя к двери. Неужели наконец-то выяснилось что это была ошибка? Неужели он покинет эту ужасную камеру и это мрачное место?
   Тяжелая железная дверь отворилась, и в камеру зашли два тюремщика.
  -- Вас ждет ваш адвокат, дон Шибальдори. - сказал тот же самый что и заглядывал в окно. Несмотря на вежливое обращение, в тоне не чувствовалось ни капли уважения.
  -- Адвокат? Я не нанимал никакого адвоката... - удивился Энрико.
  -- Вы отказываетесь от адвоката, дон Шибальдори.
  -- Нет, нет. Я такого не говорил. - поспешно поправился он. То, что творилось с его головой, сильно тормозило мыслительные процессы. Он заподозрил что вчера ему что-то подсыпали.
  -- Тогда, вытяните руки. - распорядился тюремщик.
   Энрико вытянул руки перед собой, и его конвоир заученным движением сковал их наручниками.
   Холод стали на запястьях создавал неприятные ощущения ни только в лишенных подвижности руках, но и в сознании. Неприятно ощущать себя опасным преступником - зверем убившим собственного отца, который в жизни не сделал никому ничего плохого. А особенно неприятным было то, что ОН НИЧЕГО ПОДОБНОГО НЕ СОВЕРШАЛ. Что бы ни подсыпали ему вчера в обед, он не смог бы выстрелить в Андреаса Шибальдори. Да и откуда у него мог взяться пистолет?
   Его повели по длинному коридору, по бокам которого располагались железные двери. Путь казался долгим, чуть ли не вечным. Мрачная атмосфера вокруг, мерный стук тяжелых ботинок конвоиров - все это навевало на Энрико размышления о безвыходности ситуации в которой он оказался. Навряд ли ему чем-то сможет помочь адвокат. Все улики против него. Для суда это уже заранее ясное дело.
   Конвоир отпер ключом преграждавшую путь дверь, и они выбрались в административную часть тюрьмы. Тут не было камер и той жуткой гробовой тишины, что царила в коридоре. Тюремщики и другой рабочий персонал тюрьмы перекидывались приветственными фразами, встречая друг друга. Несмотря на обилие вооруженных людей в форме, здесь не ощущалось той напряженности что в предыдущей секции, где они были прежде всего стражами порядка, а уж потом человеческими существами.
   Энрико подвели к одной из дверей в обширном холле и, открыв ее перед ним, подождали пока он не войдет внутрь. Затем, дверь за его спиной закрылась и он оказался в тесноватой комнатке с занимающим четверть помещения письменным столом, за которым его уже ждал адвокат.
  -- Привет, Энрико. - сказал он.
   Старший сын короля потоптался на месте и, заглянув другу в глаза, сказал:
  -- Я этого не делал, Мигель. Ты хоть мне веришь?
   Кордона кивнул.
  -- Я-то верю. Тебе не было никакого смысла стрелять в отца, да и я знаю твой характер. Ты такого просто не мог сделать. Садись. - он кивнул на стул напротив себя. - Нам нужно все подробно обговорить.
   Энрико опустился на предложенный стул и, пристроив скованные наручниками руки на столе, тяжело вздохнул.
  -- Я не думал что адвокатом будешь ты, Мигель. Ты ведь не специализируешься на криминальных делах.
  -- Придется начать, ради тебя. - отозвался Кордона. - То что произошло вчера, сильно настроило против тебя весь народ. Адвокаты тоже не исключение. Они будут вести это дело спустя рукава. Для них ты убийца любимого короля.
   Энрико опустил голову и закрыл глаза ладонями, все еще не в силах смириться с тем, что произошло. Еще вчера он был свободным человеком, имел заботливого отца, целое состояние, незаконченное медицинское образование и будущее короля Арулько. А кто он теперь? Всего лишь жалкий заключенный, которого ненавидят все кроме его друга детства. Как же такое могло произойти...?
  -- Мигель, скажи мне. Ты единственный кто верит в мою невиновность?
  -- Нет. Есть и другие люди, но их очень мало. Давай пока что оставим эту тему и поговорим о другом. Расскажи мне подробно что случилось вчера.
  -- Я и сам мало что помню. Мы сидели за столом, ужинали... - Энрико насторожился. Кое-что в его воспоминаниях показалось ему странным. - Там был Педро! - чуть ли не выкрикнул он. - Да, он ужинал вместе с нами. Он никогда не любил нашего общества. Вчера мне еще показалось что это подозрительно...
  -- Дальше. - прервал его Кордона. - О подозрениях ты мне расскажешь после. Сперва описание событий.
  -- Как знаешь. - Энрико пожал плечами. - Как я уже говорил, я почти ничего не помню. Когда я доедал суп у меня появилась вялость и быстро растущее чувство сонливости. У меня закружилась голова и я встал со стула, собираясь пойти прилечь... А вот потом мне стало еще хуже. Последнее что я помню - Педро хотел мне помочь... и выстрелы, кажется их было три. Отец в окровавленной рубашке... Но я не видел кто стрелял. В себя я пришел только в полицейском участке, куда меня привели солдаты. Что произошло после выстрелов я не помню. Следователь сказал что я держал в руках пистолет. Но у меня никогда не было огнестрельного оружия! Я даже не умею им пользоваться...
   Кордона задумчиво пожевал губу. Его вид не очень-то подбадривал. Кажется, он тоже сомневался в благополучном исходе этого дела.
  -- Ты не знаешь кто во дворце хранил у себя "simmerling" 45-го ACP калибра?
  -- Нет. Откуда я могу об этом знать?
  -- А вот я догадываюсь...
  -- Кто?! - Шибальдори неосознанно подался вперед.
  -- Или твой младший брат, или его любовница. Им выгоден подобный расклад. Король мертв, наследник в тюрьме...
  -- И теперь королем станет Педро. - закончил за друга Энрико. - Значит, он подсыпал мне что-то в обед, затем убил отца и сунул оружие мне в руки. Увидевшие меня с пистолетом в руках слуги и солдаты поверили в то что стрелял я. Все превосходно спланировано и разыграно, только вот план чересчур сложен для Педро... если только эта Дурдана не использовала его как средство достижения цели. Она могла просто им управлять.
  -- К такому же выводу пришел и я. - согласился Кордона. - Для них сейчас сложилась идеальная ситуация. А Дурдана, она еще та авантюристка. Знаешь какую новость я услышал сегодня? Вечером состоится свадьба. Угадай, кто виновники торжества?
  -- О боже! - воскликнул Энрико. - Только не это. Что будет с этой несчастной страной?!
  
  
   Вечер того же дня.
   Медуна. Королевский дворец.
  
  -- ... объявляю вас мужем и женой. Педро Шибальдори, вы можете поцеловать свою жену. - закончил свою речь священник.
   Педро, наклонившись над невысокой Дурданой, пламенно поцеловал ее в губы. Его бывшая любовница, а ныне жена, не очень-то страстно отреагировала на этот поцелуй, но он не обратил на это внимания, решив что она просто нервничает.
   Приглашенные на свадьбу гости один за другим подходили к ним выражали свои пожелания, а также дарили подарки. Несмотря на то, что Педро вовсе не собирался жениться, сейчас он был счастлив. В королевском саду собралось столько людей, которые улыбаются ему и говорят приятные вещи. Как же ему всего этого не хватало в жизни. Как хорошо чувствовать что окружающие не призирают тебя и не смотрят свысока словно на ничтожество, а любят и уважают.
   Педро принял из рук жены министра культуры небольшую коробку обвязанную красным бантом. Ни капли не замечая натянутой улыбки женщины, он чмокнул ее в щеку и пожал руку ее мужу.
   Когда последний из присутствующих гостей высказал ему свои пожелания, Педро уже еле стоял на ногах. Хотелось поскорее вернуться в дом, лечь в постель... но ни в коем случае не секса. Нет, он слишком устал. Дурди сказала что подготовила для него особый подарок, и это ему также не терпелось увидеть. В прошлый раз был высший сорт кокаина. Что она подарит теперь?
   Педро посмотрел на свою жену - та выглядела довольной, но в тоже время сосредоточенной. Он невольно возгордился ею, она была такой умной и хитрой. Если б не ее идея убить отца и свалить все на Энрико, то он бы мог остаться без дома и денег.
   При воспоминании об убитом отце Педро стало немного не по себе. Сколько бы не желал тот ему зла, он не хотел делать этого. Его вынудили обстоятельства.
  -- Пойдем в наши покои, мой милый? - спросила Райтман, прижавшись к его плечу.
  -- Да, моя любовь. Конечно. - ответил он.
   Вежливо попрощавшись с гостями, они направились к центральному зданию дворца. Дурдана шла в ногу с ним, думая о чем-то своем. Сам Педро уже предвкушал наркотический кайф, который он поймает с минуты на минуту, и поэтому даже не заметил как добрался до своих комнат.
   Новоиспеченная жена закрыла за собой дверь и, усадив мужа на диван, удалилась в другую комнату. Через пару минут она уже вернулась, неся маленькую коробочку в руках.
  -- Посмотри-ка, что я для тебя купила. - заговорщицки ему подмигнув, она открыла коробочку и извлекла на свет стеклянный пузырек с резиновой крышкой.
  -- Что это? - спросил Педро. Пузырек отражал яркие лучи лампы, интригуя его, поднимая в нем волну воображения.
  -- Это кое-что особенное. Тебе понравиться. - сказала она, протягивая ему подарок. - Только много не вкалывай. Это сильное средство.
  -- Да, да... - пробормотал Педро вскакивая с дивана. Не теряя времени, он пошел к своему любимому шкафчику, где хранились столь необходимые ему принадлежности.
  
  
  
   Пять дней спустя.
   Медуна. Здание верховного суда.
  
  -- ... суд признает вас виновным в убийстве Андреаса Шибальдори. Согласно закону Арулько, вы приговариваетесь к пожизненному заключению. - громовым голосом закончил судья.
   Энрико смертельно побледнел. Сбылись его самые ужасные кошмары, никто так и не поверил в разумные объяснения случившегося, несмотря на все старания его адвоката. И зал, и судьи, и присяжные - все были настроены против него. Кордона был прав - дело было проиграно еще даже не начавшись.
   Шибальдори бросил взгляд на то место где должен был сидеть его адвокат - пусто. Неужели Мигель сбежал с зала суда, оставив его одного? Но зачем? Он ведь и так не обещал что вытащит его из этой передряги. Или он тоже ненавидит его, и специально взялся его защищать чтоб подставить еще больше... Нет, о чем он думает! Такого просто не может быть!
  -- Обвиняемый, не желаете ли вы произнести последние обращение к суду?
   Голос судьи вывел Энрико из задумчивости и он поднялся во весь рост.
  -- Я любил своего отца. - начал он твердым и решительным голосом. - Он всегда заботился обо мне, и доверял все секреты. На следующей неделе должна была состояться моя коронация. У меня не было причин убивать Андреаса Шибальдори. Я этого не делал!
   По залу пробежал недовольный ропот. Люди восприняли его слова как последнюю попытку "отмазаться" от приговора. Но в любом случае это было уже невозможно. Даже апелляция не принесет никаких успехов. Энрико был уверен в этом на все сто процентов.
   Теперь он конченый человек - пожизненный заключенный.
  -- Дело об убийстве короля Арулько - Андреаса Шибальдори объявляется закрытым. - молоток судьи лязгнул по подставке, закрепляя его слова.
   Пришедшие на заседание суда свидетели и просто жители столицы повставали со своих мест, направляясь к выходу. Стоявший за спиной Энрико конвоир, положил ему руку на плечо, давая понять что и ему пора возвращаться домой... правда теперь его домом будет тюрьма, а не дворец.
   Охраняя Энрико с четырех сторон, солдаты повели его к черному выходу. Покинув здание через него, они зашагали к ждущему их бронированному фургону.
   Двое шедших впереди людей в легких бронежилетах раскрыли задние дверцы кузова и несостоявшегося короля без лишних слов впихнули внутрь.
   Энрико опустился на сиденье тянувшееся вдоль всей стенки. Оно было жестким и неудобным, спина упиралась в броню кузова а ягодицы с трудом умещались на узкой планке.
  -- Что, неудобно, дон Шибальдори? - издевательски спросил солдат, присаживаясь напротив него. Второй конвоир присел рядом с соратником и, пристроив на коленях свой "UMP9", тоже усмехнулся.
   Энрико опустил взгляд в пол. Отвечать не хотелось. Конечно, он мог бы вновь сказать что ни в чем не виновен, что он всегда был в хороших отношениях с отцом и даже не мог подумать о том, что поднимет на него руку. Но какой в этом смысл? Ему не поверили ни судьи, ни свидетели, присяжные все как один вынесли роковой для него вердикт. Разве эти простые солдаты будут слушать его слова? Нет, скорее просто посмеются...
  -- Что, не хотите отвечать, дон Шибальдори? - "вежливо" поинтересовался тот же самый конвоир.
  -- Гуго, оставь его в покое. - устало бросил сидевший в кабине сержант. Через узкое зарешеченное окошко была видна лишь часть его головы. - Сейчас приедем в Тиксу, там им другие займутся. Не твое это дело - людей мучить.
  -- Да, сэр. - в унисон отозвались два солдата и тут же довольно усмехнулись. - Да, Тикса это не подарок, приятель. Намучаешься ты там. - сказал конвоир.
   Машина взревела заведенным мотором и, медленно набрав скорость, устремилась к окраине столицы.
  
  
  -- Мигель, мы торчим здесь уже десять минут. Здорово рискуем. - высказался одетый в гражданское мужчина с охотничьим ружьем.
  -- Подождем еще немного, Карлос. Машина вот-вот появиться. - отозвался Кордона, всматриваясь в оптический прицел своего автомата.
   С краю дороги, за редкими камнями, примостились около десятка вооруженных людей. Они не были профессиональными солдатами и скорее походили на ополчение. Все в разных одеждах, с разношерстным оружием и отсутствием строгой дисциплины.
   Кордона, устав наблюдать за дорогой, оторвался от прицела и оглядел окрестности. Пока что все было тихо. Этим путем мало кто пользовался, он вел к Тиксе, местной тюрьме. За все время что они находились здесь по дороге проехал только один автомобиль.
  -- Мигель, кто-то едет. - Карлос похлопал его по плечу, привлекая внимание.
   Кордона бросил взгляд вдаль, и с трудом разглядел приближающийся тюремный фургон. Не медля, он свистнул снайперу, чтобы тот подготовился к стрельбе. У фургона бронированное стекло, и его сможет пробить только одно оружие в их отряде - винтовка "Light Barett" 50-го калибра.
  -- Ты тоже будь готов, Карлос. - сказал он своему главному помощнику и поудобнее пристроил "АКМ".
   Остальные члены отряда тоже занимали более удобные позиции для перестрелки.
  
  
   Энрико знал куда его везут - в Тиксу, небольшой городок в самом центре страны, все население которого состояло из заключенных и надзирателей. Обычные люди старались держаться подальше от этого мрачного места. А вот ему придется провести там всю свою жизнь...
  -- Вот трясет. - пожаловался один солдат в кузове другому. - Что-что, а дороги за городом паршивые.
  -- Да хрен с ними, с дорогами. Посмотри как паршиво ему. - второй кивнул на поникшего Энрико. - В Тиксе с заключенными не церемонятся. Подъем в 07:00 и вперед, вкалывать на токарном станке или мыть унитазы, в зависимости от умений... или настроения тюремщиков.
   Первый усмехнулся словам товарища.
  -- Думаешь, для принцев не положено ничего особенного?
  -- Ага, как же, положено. Пахать будет как вол, в пример остальным. Короли и принцы ведь должны быть примером...?
   На этот раз захохотали даже сидевшие в кабине сержант и водитель, а Энрико сделалось еще хуже. Грубые шутки солдат больно ранили его душу. Ему захотелось поскорее оказаться в этой проклятой тюрьме, чтоб не слышать эти ужасные издевки.
   ДЛАНГ! - вдруг раздался звук со стороны кабины, а вслед за ним тревожный возглас сержанта.
   ДЛАНГ! - повторился звук несколько секунд спустя. Сержант запнулся на полуслове. Энрико увидел через крохотное окошко как его голова стукнулась о лобовое стекло.
  -- Что за черт?! - успел вскрикнуть сидевший напротив конвоир, и в тот же момент фургон вылетел с трассы и завилял на неровной земле.
   Кузов побрасывало когда колеса наезжали на камни и Энрико схватился руками за сиденье, чтобы с него не слететь.
   ГРООУУМ!!! - машина сотряслась с такой силой, словно гигантский великан стукнул по ней огромным молотом. Все пассажиры упали на пол, сброшенные с сиденья ударной силой.
   Энрико ударился головой о железный пол и разбил подбородок в кровь. Упавший на него солдат с ругательствами поднялся на ноги, и подобрал валяющийся на полу автомат.
  -- Хулио, сержант и водитель мертвы! - сообщил второй конвоир, в отличие от первого сохранивший равновесие.
  -- Гуго, заткнись! Я не идиот! - рявкнул первый, подскакивая к бронированным дверям. - Быстрее наружу, пока они нас гранатой не прищучили.
   Дверные замки с лязгом разомкнулись, и солдаты спрыгнули на землю.
   Энрико оторвал ноющее лицо от пола и бросил взгляд на двери. Конвоиры, лежа на земле, отыскивали свои цели дулами автоматов.
   ТАТАТАН! - неподалеку ударила очередь. Пули со звоном отскочили от брони фургона, а солдаты, наконец, увидели неприятеля.
   ПУПУПУМ! ПУПУПУМ! - автоматы конвоиров огрызнулись короткими очередями.
  
  
   Кордона, едва не став жертвой пуль конвоиров, спрятался за свое ненадежное укрытие. Новые пули застучали о крупный камень, выбивая из него мелкое крошево.
  -- Сукины дети! - выругался Карлос. Пуля едва не отхватила ему палец.
   Остальные открыли шквальный огонь по огрызающемуся очередями врагу. Кордона не рисковал высунуться из своего укрытия но услышал как вскрикнул конвоир.
   Второй враг переместил огонь на другие позиции и Мигель с Карлосом тут же приподнялись над камнем, беря его на прицел.
   ТАТАТАН! ТУН! - заговорило их оружие.
   Последний конвоир обмяк на земле, безжизненно уронив на нее голову.
  -- Достали! - обрадовался Карлос.
  -- Вперед! Надо поскорее все сделать. - поторопил его Кордона и они затрусили к врезавшемуся в придорожный валун фургону. Времени было в обрез.
  
  
   Энрико вжался в стенку кузова, не зная что ему делать. Сначала его обвиняют в убийстве, затем везут в тюрьму, а теперь, его пришли освободить... Но освободить ли? Или же он просто насмотрелся американских боевиков? Что если это разъяренная толпа местных жителей, которых не удовлетворило решение суда? Они захотят свершить правосудие своими руками...
  -- Энрико! Энрико! - донесся до него знакомый голос, сразу развеяв все подозрения.
   Шибальдори выскочил наружу и замахал руками, показывая что он здесь. Из-за разбросанных по округе валунов начали выбираться вооруженные люди в разношерстных одеждах. В одном из них он безошибочно определил Мигеля Кордона, который, судя по командирским выкрикам, и был главным среди них всех.
   Энрико осмотрел измятую переднюю часть фургона - даже броня не смогла толком защитить машину от столкновения с массивным придорожным валуном, лежавшим в десятке метров от асфальтовой полосы. Оба сидевших в кабине солдата безусловно мертвы, в лобовом стекле заметны аккуратные отверстия от пуль. А их соратники, ненамного пережившие их самих, валяются в пыли на высохшей земле, по-прежнему сжимая в мертвых пальцах свои автоматы.
  -- Мигель, зачем ты это сделал? - спросил он, едва друг приблизился к нему на достаточное расстояние. Несмотря на то, что эти солдаты издевались над ним, они не были ни в чем виноваты. Просто, обстоятельства заставили их возненавидеть его.
  -- У нас не было выбора, Энрико. - Кордона повесил свой "АКМ" на плечо и повернулся к соратникам. - Где труп?
  -- Уже несут. - отозвался стоявший дальше всех человек.
   Несколькими секундами спустя, с противоположенной стороны дороги показались еще трое людей. Первый сгибался под тяжестью большой канистры, двое других тащили черный прорезиненный мешок, держа его за концы.
  -- Что вы собираетесь делать? - вырвались у Энрико слова недоумения.
  -- Создавать легенду о твоей смерти. - бросил в ответ Кордона и, подойдя к мертвым солдатам, присел возле них на корточки. - Так, мертвы. - проговорил он и повернул голову в сторону кабины. Там уже суетился другой участник засады.
  -- Здесь тоже все трупы. - сообщил неизвестный Энрико мужчина.
  -- Хорошо, а теперь кладите мешок сюда. - Кордона показал на место рядом с двумя мертвыми конвоирами.
   Шурша подошвами ботинок по сухой земле, к фургону приблизились двое с прорезиненным мешком и положили свою ношу на указанное место. Третий человек - несший канистру, тоже остановился неподалеку.
   Вжикнула расстегиваемая молния и из мешка показалось бледное лицо мужчины, примерно одного с Энрико возраста. По мере оголения следующих частей тела, глазу открывалось все большая и большая схожесть между ними.
  -- Ты хочешь выдать этот труп за меня? - не поверил Шибальдори. - Мы не настолько и похожи...
  -- Этого и не требуется. - прервал его Кордона. - Раздевайся.
  -- Что?
  -- ОДЕЖДУ СНИМАЙ. Я дам тебе другую.
   Один из людей Мигеля как раз вытащил из своего рюкзака потертые джинсы, вельветовую куртку и старые ботинки. Одежда не шик, но в его положении это последнее о чем он должен думать.
   Энрико торопливо снял с себя пиджак, рубашку и все остальное что на нем было. К его облегчению вокруг стояли одни лишь мужчины, и он мог не стесняться женского общества.
   По мере того, как новые элементы одежды падали на землю, люди Мигеля облачали в нее принесенный труп. Когда с переодеванием было покончено, Кордона обратился к человеку с канистрой:
  -- Давай, обливай его керосином.
   Мужчина быстро отвинтил крышку и, отбросив ее в сторону, вылил все содержимое канистры на труп. Остальные члены отряда отступили в разные стороны. Энрико последовал их примеру.
   В следующее мгновение в руке Мигеля сверкнула спичка и он бросил ее на грудь мертвеца. Пламя мгновенно охватило все тело, пожирая одежду и мертвую плоть. В воздухе появился тошнотворный запах горелого человеческого мяса.
   Энрико непроизвольно поморщился - вид сгорающего трупа был ему неприятен.
   Кордона, между тем, достал из кармана сложенный бумажный лист, и без лишних слов бросил его в кузов.
  -- Что это было? - спросил Шибальдори.
  -- Небольшое послание к правительству, Энрико. Народ не удовлетворен что суд приговорил тебя всего лишь к пожизненному заключению. Они посчитали что за убийство их любимого короля ты должен быть сожжен. Заживо. Как тебе моя легенда?
  -- Неплохо. Если только они на это клюнут.
  -- Будем надеяться...
   Мигель! Мигель! - взобравшийся на валун человек неистово замахал руками. - Машина!
  -- Кто-то сюда едет. Нам пора убираться. - Кордона бросил последний взгляд на валявшиеся на земле трупы. - Карлос, подбери все автоматы. Народ не оставил бы бесхозное добро...
  
  
   Вечер того же дня.
   Медуна. Королевский дворец.
  
  -- Госпожа, госпожа, у меня срочные новости! - в библиотеку, стуча каблуками по паркетному полу, вбежал запыхавшийся слуга, который теперь имел звание советника(на самом деле ничего не значащие).
  -- В чем дело, Элиот? Какого черта ты отвлекаешь меня от дел? - Дурдана встала из-за стола и шагнула к едва отдышавшемуся советнику. - Чего там у тебя срочного?
  -- Госпожа, народ взбунтовался...
  -- ЧТО?!!! - не сдержав эмоций выкрикнула Райтман. Она ждали что эти тупые скоты рано или поздно восстанут против нее. Но так быстро? Она же еще не готова...
  -- Го...го...госпожа, они напали на фургон тюремщиков и убили всех конвоиров, охранявших дона Энрико Шибальдори...
   ПЛЯЧ! - звонкая пощечина остановила дальнейшие объяснения.
  -- Элиот, ты идиот! В следующий раз выражайся пояснее! Меня от твоего "бунта" чуть удар не хватил! - наорала она на Сантьяго. - Быстро, говори что там дальше.
   Советник потер раскрасневшуюся щеку и, сделав на всякий случай один шаг назад, продолжил:
  -- Народ напал на тюремный фургон, и собственноручно казнил дона Шибальдори. Они сожгли его заживо.
  -- Откуда тебе известны все эти подробности?
  -- Мне сообщил их начальник полиции, госпожа. И еще... - он полез в карман своего пиджака. - Полиция нашла на месте преступления вот это.
   Дурдана приняла из рук советника вчетверо сложенный лист бумаги и, развернув его, прочла несколько строк:
  
   Мы не признаем решение суда. Оно слишком мягко и не может быть применено к Энрико Шибальдори - убийце своего отца и всеми любимого короля Арулько - Андреаса Шибальдори. Преступник заслуживает более серьезного наказания - сожжения живьем. Мы делаем это во имя справедливости!

Народ Арулько.

  
  -- М... да. - процедила Райтман. - А труп нашли?
  -- Чей труп, моя госпожа?
  -- ЭНРИКО ШИБАЛЬДОРИ, идиот!
  -- Ах да, конечно. Полиция нашла его обгоревшее тело рядом с убитыми конвоирами. Судя по тому, что осталось от трупа, это действительно дон Шибальдори.
   На лице Дурданы медленно расползлась улыбка торжества. Надо же, это сборище тупых недоносков само облегчило ей дорогу к власти. Энрико Шибальдори мертв. Теперь, без лишних осложнений, она сможет посадить этого кретина Педро на престол. Просто замечательно.
  -- Это все что ты хотел мне сообщить, Элиот?
  -- Да, моя госпожа.
  -- Называй меня "ваше высочество". Мне пора уже привыкать к новому титулу...
  
  
   Утро следующего дня.
   Поселок Омерта(недалеко от северной границы Арулько).
  
   Энрико проснулся в чужой комнате, в чужой постели. Вначале он испугался что освобождение было всего лишь сном, но потом, осмотрев помещение и кровать, успокоился. Таких условий в тюрьмах не предусматривалось.
   Он встал с кровати и, одевшись в оставленные на стуле вещи, побрел к двери. Несмотря на то что он вчера почти ничего не ел, аппетита не было. Совсем. Тело хранило в себе не проходящую усталость, а сознание с трудом признавало события, произошедшие с ним вчера. Слишком невероятной стала его жизни за последнюю неделю.
   Энрико вышел за дверь и, сориентировавшись в смутно знакомом помещении, направился к кухне. Как бы то ни было, а он обязан подкрепиться. Если он будет продолжать в том же духе то свалиться с ног от недоедания. Только этого ему еще не хватало.
  -- С добрым утром, Энрико. - прохрипел чей-то голос из кухни, едва Шибальдори вошел в дверной проем.
  -- Вас тоже, дон Кордона. - узнал он деда Мигеля, уже давно переехавшего в этот маленький городок из столицы.
   Пепе Кордона доживал последние годы своей жизни. Ему перевалило за восемьдесят, ноги отказались служить еще два года назад, так что теперь он мог передвигаться только в инвалидном кресле. Но, не взирая на свой преклонный возраст, в его глазах все еще светился ум и проницательность. Энрико знал по рассказам друга что годы пока что не затронули ум его деда.
  -- Как вы поживаете? - начал он первым разговор.
  -- Да неплохо, пока что неплохо. - Пепе тяжело вздохнул. - Но, думаю что это ненадолго. Новости я уже слышал.
  -- Вы о смерти моего отца?
   Кордона старший покачал головой.
  -- И не только об этом, но и обо всем другом. - он кивнул на стул напротив. - Ты садись. Чего стоишь? Наверное проголодался?
  -- Мне немного неудобно, дон Кордона. Я навлекаю на вас опасность своим присутствием...
  -- Помолчи. - коротко бросил старик. - Норма! Норма! - громко позвал он.
   Через некоторое время на кухне показалась служанка в кухонном фартуке с большой банкой солений в руках.
  -- Где тебя черти носят?
  -- Да я в кладовке была, дон Кордона. А чего надо? - улыбаясь гостю, полюбопытствовала она.
  -- Завтрак надо приготовить. Не мне же этим заниматься.
  -- Что вы, дон Кордона. - засмущалась служанка. - Я мигом. Что сварганить-то?
   По воцарившемуся молчанию Энрико понял что вопрос адресуется ему.
  -- Яичницу с беконом, если вам не трудно. - смущаясь сказал он. Ему было стыдно за то, что он подвергает такой опасности семью своего друга.
  -- Ей не трудно. За это я ей деньги плачу. - ответил вместо служанки старик.
   Норма отошла в дальний конец кухни и, вынув из холодильника все необходимое для готовки, завозилась над плитой. Через некоторое время послышалось шипения масла на сковороде.
  -- Ну так что ты планируешь делать сейчас, когда вновь оказался на свободе? - прервал молчание Пепе.
  -- Я еще не думал об этом, дон Кордона. Все так неожиданно произошло... Если б не ваш внук, то я бы сейчас сидел в тюрьме, в Тиксе.
  -- Да, Мигель настоящий герой. - подтвердил старик. - Настоящий друг и, кроме того, трезвомыслящий человек. Пока все умные люди Арулько разводили руками, он сколотил вооруженный отряд и ждал окончания суда. Он предвидел что тебе никто не поверит.
  -- А вы сами, дон Кордона... Вы верите что я не убивал своего отца?
  -- Я-то верю. Но вот другие, их трудно переубедить. Все слуги видели как ты держал пистолет. Видели мертвого короля и тебя в шоке.
  -- Мне что-то подсыпали в обед.
  -- Да, да. Я знаю. Мигель мне рассказывал. - Пепе на несколько секунд ушел в свои мысли. - Плохие времена для нас наступают. Теперь, когда ты вне закона, на трон сядет твой брат, а его я знаю с самых пеленок. Он разорит нашу страну в течение года, если не быстрее.
  -- Вы правы. Им управляет жадная до власти женщина. Она выжмет из Арулько все соки...
   К столу подошла служанка и, положив перед Энрико тарелку с аппетитно пахнувшей яичницей, вновь удалилась.
  -- Ты кушай, внучек. Кушай. Поговорим потом. - предложил Пепе, но в этот момент на кухню ворвался Мигель.
   Вид у Кордона младшего был взволнованный, по напряженному дыханию сразу стало ясно что что-то не так.
  -- В чем дело, Мигель. У тебя плохие новости? - озабоченно спросил старик, едва его внук пересек порог.
  -- Даже больше чем плохие, дедуля. Ужасные времена наступают быстрее чем я думал. Тридцать минут назад состоялась коронация. Ты сам понимаешь кого...
  
  
   Вечер того же дня.
  
   Норма, закончив работу в доме старика Кордона, отправилась в гости к своей подруге. До ее дома было недалеко, и уже через десять минут она стучалась в дверь к Розе Санчес, с которой дружила еще с детства.
  -- А, Норма. Входи. - благодушно разрешил подвыпивший муж Розы - Хуан.
  -- Привет, негодник. Ни привет мне, ни как поживаешь... - проворчала Норма, прошмыгивая мимо него внутрь.
   У Санчесов всегда царил порядок и частота. Несмотря на то, что глава семейства был не прочь выпить, он умудрялся всегда зарабатывать хорошие деньги, и содержать свою жену и двух детей. В их доме часто появлялись разные новшества - от простого электрического ножа, до сверхсовременного компьютера с доступом в интернет (которым, впрочем, никто из Санчесов так и не научился пользоваться).
   Роза, увидев свою лучшую подругу, подскочила к ней и радостно поцеловала в щечку.
  -- А чего ты такая счастливая? Муж огород наконец вскопал? - попробовала угадать Норма.
  -- Да нет. На черт мне этот огород? Все равно только сорняки растут. Ты лучше поди со мной посмотри, что мой благоверный из столицы приволок.
   Схватив подругу за руку, Роза потащила ее в кухню. В маленькой и тесьненькой из-за неимоверного количества мебели комнатушке, на кухонном столе стоял странный прямоугольный предмет, похожий на железную коробку, только со стеклом.
  -- А чего это? - Норма принялась рассматривать непонятный предмет. Ряд маленьких разноцветных кнопочек на панели управления привел ее в восторг. - Это что, телевизор такой маленький?
  -- Да нет, это же печь, микроволновая. Совсем ты ничего в этом не понимаешь, деревня. - посмеялась над ней "более умная подруга".
  -- А... - "глубокомысленно" выразилась. - А это чего... как ты там сказала? Микрововная...?
  -- Микроволновая. - по буквам повторила Роза. - Это вместо духовки, только готовит намного быстрее. Ну помнишь, мы по телевизору сериал смотрели? Там такая точно была.
   Норма закивала словам подруги, наконец-то поняв что это за странный предмет. У нее самой дома не было ни микроволновой печи, ни стиральной машинки, и ничего другого чем могла похвастаться семья Санчесов. Только один старый телевизор хоть как-то скрашивал ее жилище, но он выглядел таким убогим в сравнении с новеньким "Panasonic ultra flat", который Хуан Санчес купил в прошлом году.
   Норме стало очень обидно за то, что ей нечем похвастаться перед подругой, но тут она вспомнила о доне Энрико Шибальдори, прятавшимся в доме где она прислуживала. Правда дон Кордона велел держать рот на замке, но ведь она скажет только ей - Розе, и больше никому-никому.
  -- Ха! Да что твоя микроволновая печь. - усмехнулась Норма, и постаралась нацепить на лицо маску всезнайки. - А вот я зато в дворцовые интриги посвящена. Мне все тайны доверяют.
  -- Да кто ж тебе тайны доверит? - не поверила Роза. - Ты ведь в Омерте живешь, а не в Медуне.
  -- А мне в Медуне жить и не надо. Я и здесь все знаю. Ты представляешь кто прячется сейчас у старого дона Кордона? Энрико Шибальдори, убийца короля.
  -- Ах! - Роза театрально всплеснула руками и от нахлынувших на нее эмоций опустилась на стул. - Да ты никак сбрендила, Норма? Я ж по телеку видала что Энрико Шибальдори заживо люди сожгли. Они ж и мертвого его показывали...
  -- Сожгли, не сожгли. Думай что хочешь. Я его живого видела. Как сейчас с тобой разговаривала.
  -- Санта-Мария. - пробормотала ошеломленная Роза. - Хуан! Хуан! Сюда скорее иди! Ты послушай что мне Норма рассказала...
  
  
   Ночь того же дня.
   Медуна. Королевский дворец.
  
   Как хорошо быть королевой, обладать силой и властью... Годы работы в ночных стриптиз барах, нехватка денег, жизнь с народом... с этой противной чернью, как приятно осознавать что все это закончилось. Теперь, все кто причинил ей зло да и просто неудобства, глубоко поплатятся за это. Ее список велик и почти бесконечен, а начнет она его с...
   ТУМ! ТУМ! ТУМ! - неприятные звуки внезапно ворвались в окружавшую ее тишину. Казалось, кто-то ломиться к ней чтобы пресечь ее дерзкую попытку захватить власть в этой занюханной стране.
   ТУМ! ТУМ! - остатки сна слетели с Дурданы словно сдутые ветром пушинки, и она вскочила с кровати наконец-то, поняв что стучат в дверь. Не теряя времени, она побежала на стук, одновременно прокручивая в голове кто бы это мог быть.
   Райтман повернула ключ и распахнула дверь. На пороге стоял раскрасневшийся от бега Сантьяго, который с трудом переводил дыхание.
  -- Элиот, ты хоть представляешь себе который сейчас час?! - грозно прошипела на него Дурдана.
  -- Да, моя госпожа. - волнуясь, ответил советник. - Но новости чрезвычайной срочности. Я только что говорил с начальником полиции Омерты и близлежащих к ней районов. Он сообщил мне что по слухам, Энрико Шибальдори скрывается в доме Пепе Кордона...
  -- Черт тебя возьми, идиот. Заткнись! - шикнула Райтман. - Быстро проходи в комнату. - она посторонилась, пропуская советника внутрь.
   Сантьяго зашел в покои нового короля и остановился в нескольких метрах от двери.
  -- Ваше величество, а... - вместо слов он кивнул на кровать, видневшуюся через дверной проем в соседнюю комнату. На ней мирно посапывал Педро.
  -- Нет, он не помешает. Сегодня он принял такую лошадиную дозу какого-то нового дерьма, что я не удивлюсь если он завтра отбросит копыта... - Дурдана запнулась на полуслове. - Значит, начальник полиции утверждает что Энрико Шибальдори жив, и скрывается в доме деда этого поганца Мигеля?
  -- Это только слухи, моя госпожа.
  -- Слухи? - Райтман задумалась. - Мне самой не очень-то верилось в эту историю с народным правосудием. Так что, будем считать что слухи это и есть правда... Мы должны схватить этого подонка!
  -- Дона Кордона, ваше величество? - осторожно переспросил советник.
  -- В первую очередь Энрико, хотя и Мигеля с его дедом тоже. - Дурдана скрипнула зубами. Новые неприятности поднимали в ней волну злости. - Возьми самых доверенных людей и немедленно езжай в Омерту. Арестуй их всех, а потом... потом отвези в заповедник. Эти чертовы негодяи все равно должны умереть, а тигры скажут мне спасибо за мясо. - Райтман глухо усмехнулась. - Чего ждешь как остолоп? Давай, двигай. И чтоб люди поменьше знали о том, куда доставят этих преступников...
  
  
   Несколько часов спустя.
   Поселок Омерта.
  
   Небо было еще темным, и лишь легкое сияние на горизонте говорило о наступающем рассвете. На широких улицах Омерты в этот час не бродило ни души. Все жители спали в своих домах, никто не подозревал о надвигающейся угрозе.
   Колонна из двух грузовиков и одного военного джипа быстро приближалась к спящему поселку. Сидевший на переднем сиденье Элиот Сантьяго чувствовал себя неуютно среди солдат. Он больше привык прислуживать во дворце, подхалимничать перед важными шишками, а тут... его посылают арестовать старшего сына короля, который вовсе не был сожжен позавчерашним днем, во время засады на тюремный фургон.
   Шурша шинами по плохому асфальту, машины домчались до самой середины Омерты, и плавно затормозили у богатого двухэтажного дома, с примыкающей к нему цветочной клумбой.
  -- Вперед. - сказал Сантьяго. Он не знал как командовать военными. Как назло, даже фильмы никак не вспоминались.
   Сидевшие на заднем сиденье солдаты повыскакивали из джипа быстрее чем он сам успел дернуть ручку дверцы. Советник, пыхтя, вылез вслед за ними и с облегчением понаблюдал как другие военные сами покидают грузовики. Хоть им не пришлось ничего говорить.
  -- За мной. - бросил Сантьяго через плечо и двинулся к двери дома.
   Солдаты могли поместиться на узкой рассекающей клумбу дорожке только в ряд, но это их не устраивало. Рассыпавшись цепью они окружили дом и, топча тяжелыми ботинками тюльпаны и гвоздики, остановились в десятке метров от окон.
   Советник не совсем понял этот маневр военных, но предположил что они перестраховываются от возможного побега преступников. Почувствовав себя уверенней от их профессиональных действий, он преодолел последние шаги до дома и заколотил кулаком в дверь.
   Судя по отсутствию звуков изнутри, никто не собирался открывать. Сантьяго повернулся к сопровождавшему его лейтенанту.
  -- Они не открывают. - сообщил он.
  -- Нам выломать дверь, дон Сантьяго? - спросил офицер.
   Советник опешил. "Дон" - хорошо звучит. К нему еще никто никогда так не обращался. Приятно привыкать к своему высокому положению.
  -- Да, выломайте дверь. - высокомерно приказал он. Ему столько приходилось прислуживать за свою жизнь, что теперь он с удовольствием отыгрывался на ком попало... кроме госпожи. При ней он всегда показывал себя преданным рабом. Иначе она раздавит его как насекомое.
   Дюжий солдат с нескольких ударов высадил непрочную на вид дверь, и военные, по одному, вбежали в темный холл дома. Большинство быстро рассредоточились по большой комнате, остальные направились к следующим дверям.
   Сантьяго вошел внутрь самым последним. Если б у него был выбор, он бы вообще предпочел остаться снаружи, в окружении следящих за окнами солдат. В этом неосвещенном доме он чувствовал себя неуверенно. Любая безобидная тень наводила на него страх, принимая образы скорчившегося преступника с ножом или револьвером.
  -- В чем дело? Как вы смеете врываться в мой дом? - послышался недовольный голос из глубины особняка.
   Некоторое время спустя в холл вкатился старик на инвалидном кресле, ни капли не заботясь о том, чтоб не отдавить колесами ноги военным. Двое солдат тихо выругались.
  -- Включите свет! - попробовал взять командирский тон советник. Получилось не очень-то впечатляюще. Слишком силен был в нем страх.
   Лейтенант щелкнул светящимся во тьме выключателем, и желтый свет электрических ламп полился из-под абажуров настенных светильников.
   Сантьяго заморгал глазами, приводя в порядок зрение. Теперь, кресла и диваны в холле не казались ему такими страшными. Кроме солдат и старика в инвалидном кресле здесь никого не было.
  -- Мы пришли за Энрико Шибальдори! Я знаю, ты укрываешь убийцу короля, старый мятежник! - сходу набросился на Кордона советник.
   Старик ответил ему ненавидящим взглядом, но тут же взял себя в руки и спокойно сказал:
  -- Я не понимаю о чем вы говорите. Энрико Шибальдори мертв. Сожжен заживо народом.
  -- Ложь! Я знаю что это ложь! - вскрикнул Сантьяго. - Ты скажешь мне правду или я... я замучу тебя до смерти!
  -- Меня? Ты поднимешь руку на немощного человека? - удивился старик.
  -- Я тебя пристрелю! - советник шагнул к лейтенанту и вытащил у него из кобуры пистолет. - Я считаю да трех. Говоришь мне правду, я тебя оставлю в покое, скажешь ложь, я тебя убью! - от нервов, его голос сорвался на визг.
   Старый дон Кордона посмотрел на советника своими мудрыми видавшими жизнь глазами. На его лице уже не было ненависти, только насмешка.
  -- Раз. - начал Сантьяго.
   Старик не отреагировал.
  -- Два.
  -- Ну, чего ждешь? Стреляй в старого инвалида. - подбодрил его Кордона.
  -- Три. - выдохнул советник и навел ствол на плечо старика.
   Несмотря на все усилия взять себя в руки, пистолет дрожал, не желая смотреть в одну точку. Сантьяго попробовал нажать на курок - ничего не получилось. И даже не из-за предохранителя, с которого он не снял "sig pro", а из-за влажного от пота пальца, так и не нажавшего на курок.
   Сантьяго отвел ствол в сторону и, наконец-то догадавшись повернуть рычажок, выстрелил. Пуля пробила журнальный столик в метре от инвалидного кресла, никому не навредив.
  -- Это было предупреждение. - дрожащим голосом сообщил советник. - В следующий раз я буду стрелять в тебя.
  -- Стреляй. - старик пожал плечами. - Мне уже восемьдесят три. Двадцать пять лет назад я похоронил жену, четыре года назад единственного сына. Ноги... те тоже отказали в позапрошлом году. Зачем мне жить? Ради внука? Да он и сам без меня проживет. - Кордона безразлично усмехнулся. - Стреляй. Мне уже давно пора на тот свет.
   Страх постепенно оставил Сантьяго. Он чувствовал что злиться. Этот чертов старик вздумал выставить его негодяем и слабаком перед всеми остальными кто был в холле. С каким бы удовольствием он приказал солдатам замучить старого дурака до смерти... Но он сомневался что они будут это делать. Судя по их лицам, они и так не одобряли его поведения.
  -- Что, трудно сделать это самому? - спросил Кордона.
  -- Нет. - прорычал советник. - Вначале я найду твоего поганого внука и...
   ПУМ! ПУМ! БРРРРРАНГ! - выстрелы снаружи слились в сплошную какофонию. Несколько пуль ударило в стены дома, окно разлетелось вдребезги и стоявший возле него солдат рухнул на пол.
  -- Засада! Все за мной! - заорал лейтенант бросившись к выходу.
   Солдаты выскочили из дома вслед за командиром и тут же активно включились в перестрелку между правительственными войсками и местными жителями.
   Пули впивались в стены построек, в землю и в тела живых людей. Изредка сквозь шум от перестрелки слышались предсмертные крики нападавших и солдат, нашедших свою смерть.
   Сантьяго упал на пол и, заползя за спинку кресла, сжался в комок.
   ЗЛЯНГ! - стекло взорвалось фонтаном осколков, и они посыпались на пол в каком-то метре от советника. Тот, испугавшись еще больше, закрыл голову руками.
   Рядом послышался скрип колес по полу и вплотную к скорчившемуся на полу человеку подъехал старый Кордона.
  -- Напрасно ты сюда пришел. Напрасно. - как будто над головой не свистели пули, спокойно проговорил он. - Жители Омерты не дадут меня в обиду. А ты совершаешь большую ошибку, работая на эту мерзавку Райтман. Она использует тебя.
  -- Заткнись! - взвизгнул Сантьяго и оторвал руку от глаз.
   Проклятый старик как ни в чем ни бывало сидел в своем инвалидном кресле, беспристрастно рассматривая его лицо. Сам советник трясся от страха каждый раз когда раздавались новые выстрелы, а чертов инвалид даже не вздрагивал. ОН СОВСЕМ НЕ БОЯЛСЯ СМЕРТИ!
  -- Как ты посмел натравить своих простонародных собак на людей ее величества?! - немного совладав с нервами, выкрикнул советник.
  -- Я никого на вас не натравливал. Ты первый произвел выстрел в моем доме. - не согласился старик. - Я вижу по твоим глазам, это не твое дело - убивать. Ты не убийца, а обычный подлиза и трус. Беги подальше от этой страны, от этой королевы... Она погубит Арулько, но и тебя заодно.
  -- Заткнись! - надрывая голосовые связки, крикнул Сантьяго.
   Старик сильно действовал ему на нервы. Он говорил настолько неприятные вещи, что хотелось его пристрелить...
   Советник вспомнил о пистолете. Он так и не вернул его лейтенанту и по-прежнему держал в руке.
   ТУП! ТУП! ЗЛАНГ! - пули прошили воздух над головой старого Кордона. Разбитая рамка с фотографией грохнулась со стены на пол.
   Сантьяго инстинктивно распластался на полу а старый Кордона лишь глухо хмыкнул, всем своим видом показывая что презирает труса.
  -- Признавайся, где вы спрятали Энрико Шибальдори?! - советник, не вставая с пола, навел ствол "sig pro" на старика.
  -- Энрико Шибальдори уже давно сбежал из Арулько. Еще вчера он перешел границу с Мексикой. Вам его не найти. - Кордона оторвал взгляд от дула и посмотрел советнику в глаза. - Твоя госпожа не сможет долго продержаться у власти. Народ уже ворчит из-за вчерашнего повышения налогов, еще чуть-чуть, и вспыхнет восстание. Ты можешь оказаться в роли спички...
  -- Нет! Этому отребью не сбросить ее с престола! Замолчи, старик! Слышишь?!
  -- Я-то могу помолчать. А вот народ молчать не будет...
   ПУМ! ПУМ! - две девятимиллиметровые пули пробили грудь инвалида, и его тело, вздрогнув, обмякло в кресле.
   Сантьяго, все еще не веря в то что он нажал на курок, недоверчиво уставился на пистолет. Черный "sig pro" сохранял молчание, как будто и не стрелял вовсе. Но пахнущий порохом сизый дымок доказывал что выстрел произвел именно он.
   Советник, испугавшись содеянного, с таким ужасом отбросил пистолет в сторону, словно это была ядовитая змея. Бешено работая трясущимися руками, он отполз подальше от сидевшего в инвалидном кресле трупа, и, только когда пристроился под подоконником, смог отдышаться. Он еще ни разу ни в кого не стрелял. Теперь ему точно будут сниться кошмары...
   Перестрелка снаружи как раз стала стихать, и Сантьяго пополз к двери. Он очень боялся что солдаты забудут про него при отступлении, и разъяренные жители Омерты своими руками разорвут его на части.
  
  
   Несколько часов спустя.
   Медуна. Королевский дворец.
  
   Сантьяго, скривившись от боли в прострелянной руке, медленно шел к центральному залу дворца, где его ждала королева. Со времени перестрелки прошло почти десять часов, но он до сих пор с облегчением вспоминал тот момент, когда грузовики с поредевшим отрядом правительственных войск покинули Омерту, где его едва не убили мятежные жители. К счастью для него, шальная пуля лишь слегка задела руку. Ранение было простой царапиной, но ему казалось что он умрет от потери, пока двое солдат перевязывали его в кузове грузовика. Даже сейчас, несмотря на обезболивающее, любой, самый мимолетный взгляд на девственно-белые бинты доставлял ему боль. В основном моральную.
   Советник прошел в открытые двери и почти тут же наткнулся на Дурдану Райтман, беспокойно мерявшую шагами длину зала.
  -- Элиот, наконец-то ты явился. Я уже думала что ты ранен настолько серьезно, что мне будет дешевле тебя пристрелить! - выдала она.
   Сантьяго на пару секунд потерял дар речи. Высказывание новой королевы его сильно напугало.
  -- Давай, рассказывай как все было. Я разговаривала с командиром отряда, но этот тупой солдафон не смог толком ничего объяснить. - поторопила Райтман.
  -- Мы попали в засаду, ваше величество. - ответил советник.
  -- Это я и без тебя знаю! Говори что произошло в доме этого негодяя Кордона!
  -- Моя госпожа, я собирался сделать все как вы приказывали, но в том доме не было Энрико Шибальдори. Только старый дон Кордона...
  -- А куда делся Энрико?! Вы его упустили?! - в глазах Дурданы зажглись нехорошие огоньки.
  -- Нет, ваше величество. Он сбежал через границу, в Мексику. Он сделал это за много часов до того как мы прибыли в Омерту. - заплетающимся от страха языком поведал Сантьяго.
  -- Сбежал?! Черт его возьми!!! Этот негодяй сбежал! - Райтман хлопнула с досады ладонями и нервно заходила взад-вперед по залу.
   Сантьяго на всякий случай отошел подальше от ее маршрута. Весь ее вид, начиная с грязно-коричневого костюма, и кончая искаженным от ярости лицом, наводил на него страх. Он не хотел попасться ей под горячую руку.
   Дурдана как вкопанная остановилась на месте и, повернувшись лицом к своему советнику, подошла к нему поближе. Тот ощутимо вздрогнул, но не отступил, зная что этим вызовет ее гнев.
  -- Значит, Энрико сбежал, а проклятые жители Омерты пошли против меня? - тихим, но от этого еще более страшным голосом спросила она.
  -- Да, ваше величество. Они обстреляли нас когда мы арестовывали старика Кордона. Во время перестрелки он погиб от шальной пули, от рук своих же соседей. - не моргнув глазом соврал Сантьяго.
  -- Проклятое дурачье убило своего же любимчика... - задумчиво протянула королева. - А где его внук? Его нашли?
  -- Нет, моя госпожа. Осмелюсь предположить, что он тоже сбежал через границу...
  -- Мне плевать на твои предположения, Элиот. - жестко прервала его Дурдана. - Теперь, слушай внимательно. Ты поступишь именно так, как я тебе скажу. Попробуй хоть что-нибудь испортить, и я велю тебя кастрировать. Ты меня понял?!
   Советник усиленно закивал головой. Королева умела угрожать.
  -- Отправь нескольких надежных людей в Мексику, пусть они наймут частных детективов и выследят маршрут Энрико Шибальдори. На всякий случай, отправь кого-нибудь в Канаду. У него там много связей и он скорее всего подастся именно туда. Ясно?
  -- Да, ваше величество. - поспешно ответил Сантьяго. - Что им делать потом, когда они его найдут?
  -- Убить. И как можно быстрее. - твердо ответила Райтман. - А вот насчет Омерты... ее жители совершили огромную ошибку ввязавшись в эту драку. Чтоб сегодня же все наши танки были готовы к военной компании. Я хочу чтоб от этого проклятого поселка не осталось и камня на камне...
  
  
  
  

Солдаты удачи.

Роман.

  
  
   Самуэль Кондорский.
  
  
   Его звали Вальтер Соколов... хотя, впрочем, никто его так не называл. Уже давно за ним твердо закрепилась кличка - Дьявол, и она полностью соответствовала его личности...
  
  
   Год спустя после вышеописанных событий.
   Чешская республика. Прага.
  
   Дьявол допил остатки пива в своей кружке и, вздохнув, осмотрел бар. Простые рабочие, шлюшки, редкие вкрапления деловых костюмов - ничего интересного. Он устало наблюдал как ведут вечернюю жизнь простые обыватели, и понимал что ничего не понимает в их радостях и заботах. Для него все они были чуждыми, такими же как чешская земля.
   Дьявол задумчиво повертел в руках кружку, но решил ограничиться сегодня одной. Обычно, он всегда так и делал. Напиваться - не в его правилах. Жизнь и так не очень приятная штука, не стоит превращать ее в полное дерьмо при помощи алкоголя...
   Он сильно выделялся среди остальных посетителей бара - мощное телосложение, хороший рост, на обветренном лице застыли тонкие морщины, свидетельствовавшие о его трудной жизни. В то время как другие посетители были увлечены праздными разговорами, Соколов сидел в сторонке, за угловым столом, уныло обозревая помещение. Он не был разговорчив по своей натуре, и мало с кем общался. Его друзей можно было пересчитать по пальцам одной руки... и один из них как раз приближался к нему.
  -- Привет, Дьявол. - чем-то похожий на него здоровяк плюхнулся на стул напротив. - Опят не в настроении?
   Соколов поднял на друга свой умудренный жизненным опытом взгляд и хрипло усмехнулся.
  -- Когда я был в настроении, Вольф?
   Тот, кого он назвал Вольфом, усмехнулся в ответ. На самом деле его звали Питер Сандерсон, но, будучи одной с Дьяволом профессии, он предпочитал чтоб к нему обращались по кличке.
  -- Никогда. - подтвердил он. - По крайней мере я такого не видел.
   К столу подошел вездесущий официант и, приняв заказ от двух странных на вид типов, удалился. Обыватели обычно чувствовали себя неуютно рядом с ними.
  -- Ребята взяли деньги. Сто тысяч. - коротко сообщил Сандерсон.
  -- Они заплатили на десять тысяч больше?
  -- За осложнения, которые едва не пооткусали наши задницы. Мэджик умеет вытаскивать деньги из клиентов.
   Дьявол кивнул. Насчет Мэджика он никогда не сомневался.
   Возле стола вновь возник официант, принесший кружки с пивом какую-то закуску. Оставив все это на столе клиентов, он поспешно двинулся к другому столу, где его как раз звали посетители.
   Соколов пригубил поставленный перед ним бокал - пить не хотелось. Вторую кружку он заказал только из солидарности с Вольфом.
  -- Что будешь делать со своей долей? - полюбопытствовал друг.
  -- Не знаю. Не решил. - без интереса отозвался Дьявол. - Да и какое это имеет значение? Меня ничего не интересует.
  -- Надоела жизнь?
  -- Жизнь... - Соколов глухо хмыкнул. - Жизнь очень плохая штука. Она вредна для здоровья и вообще... от нее умирают.
  -- Ха! Ты прав. - согласился Сандерсон. - Я раньше тоже так думал... да и сейчас мнения не изменил. Вот только умирать не хочу.
  -- Боишься попасть в ад?
  -- Да нет. Какой к черту ад. - отмахнулся Вольф и отхлебнул пива. - Ты видел мою внучку?
  -- Да. Ты уже показывал фотку. Симпатичная девочка.
  -- А то. - Сандерсон довольно усмехнулся. - Дожил до пятидесяти лет без счастья, а тут... Моя дочь полная дура и в своей жизни не сделала ничего правильно. Даже замужем долго не продержалась. Кто бы мог подумать что от нее может быть какой-то толк?
   Соколов слегка улыбнулся, показывая другу что рад за него, хотя на самом деле не разделял его чувств. И вовсе не потому что ненавидел Вольфа, просто он не понимал его радостей. Сам он не имел семьи... с тех пор как его родители погибли автокатастрофе, оставив двенадцатилетнего мальчика один на один с суровой жизнью.
  -- Я положу все деньги на счет в банке. - продолжал болтать Сандерсон. - Не хочу давать их этой дуре - своей дочери. Вот когда внучка подрастет, все мои сбережения достанутся ей. Она сможет ими лучше распорядиться чем ее мать. Пусть получит образование, и вообще...
  -- Вольф. - тихо сказал Дьявол.
  -- Да?
  -- Ты заговариваешь мне зубы. Я знаю что ты хочешь сказать нечто важное. Говори.
   Лицо стареющего солдата прорезала широкая улыбка. Она смотрелась так некстати на его квадратном и грубом лице, что Соколов даже засомневался что он видит это на самом деле.
  -- Ты угадал. - ответил Сандерсон. - Есть новая работа. Предлагают неплохие деньги.
  -- Когда ты успел?
  -- Сегодня. Пару часов назад. Сразу после того как вернулся с Мэджиком. Но, я еще ни о чем не договаривался. - Вольф поднял руки. - Последнее слово за тобой, командир.
   Соколов опустил свой мрачный взгляд на столешницу, задумавшись над предложением друга. Только вчера они вернулись из Югославии, и вот опять им предстоит работа. Конечно, он может отказаться, ведь ребята начнут ворчать, всем нужен отдых.
  -- А сколько предлагают? - Дьявол оторвал взгляд от стола и вновь посмотрел на Вольфа.
  -- Один миллион долларов, в случае успешного завершения операции. Сорок процентов предоплата, ее мы в любом случае можем оставить себе.
  -- Неплохо. - одним словом высказал мысли Соколов. Он не любил долгих выражений.
  -- Так ты согласен?
  -- Вначале, я поговорю с этим типом. Работодателем.
   Сандерсон полез в карман куртки и, порывшись немного, выудил оттуда обглоданный клочок бумаги.
  -- Он будет ждать тебя по этому адресу, через двадцать минут. Наши уже там, следят чтоб все было чисто. - сообщил Вольф, протягивая ему бумажку.
  -- Ты многое на себя берешь. Я мог и не согласиться. - Соколов развернул бумагу, запомнил адрес наизусть и сунул ее в карман.
  -- Ты никогда не отказываешься, Дьявол. Без работы ты просто умрешь... от плохого настроения.
  
  
   Вальтер Соколов добрался до нужного ему места на пять минут быстрее. Улицы вечерней Праги были заполнены людьми, но все уступали дорогу здоровенному типу с жестким и мрачным лицом. Никто не хотел иметь с ним неприятностей.
   Дьявол знал что люди его бояться и всегда пытаются обойти стороной. Сам он был в этом не виноват, так как никогда не старался быть страшным и отталкивающим для остальных. Виновата была только его внешность. Все, от фигуры до лица олицетворяло в нем угрозу. Люди не рисковали смотреть ему в глаза и вздрагивали от его хриплого голоса, а стоило ему рассмеяться своим леденящим душу смехом как и у самых устойчивых не выдерживали нервы. Всем не нравилась его внешность, и им было плевать что за этой грубой маской хладнокровного убийцы скрывается тонкая и чувствительная душа интеллигента. Мало кто знал каков Дьявол на самом деле...
   С неба капал неприятный холодный дождь и Соколов поспешно нырнул в темный, неприметный на вид переулок. Он плохо знал Прагу но, судя по объяснению Вольфа и адресу, это было здесь.
   Переулок упирался в кирпичную стену дома прямо в центре которой стояла прочная железная дверь.
   "Tavern - The Fog" - гласила вывеска над дверью. Из открытой створки выбивался яркий луч света, озарявший маленький пятачок перед входом в заведение.
   Дьявол, не раздумывая зашагал вперед, не забывая при этом следить за черными проемами подъездов, в любом из которых можно было устроить засаду.
  -- Гм... - раздалось тихое сопение сзади.
   Соколов развернулся на месте, одновременно вытаскивая из кобуры пистолет. Черный "Tactical USP" зашарил в поисках цели и...
  -- Спокойно, Дьявол. Это я. - остановил его гнусавый голос.
   Вальтер вложил свой пистолет обратно в кобуру. Невысокая фигура в темно-зеленой дождевой куртке была ему знакома.
  -- Не подкрадывайся ко мне больше, Шэдоу.
  -- Ты же знаешь, по-другому я не могу. - ответил Кайл Симмонс, остановившись напротив него.
   Дьявол посмотрел в сумасшедшие глаза этого признанного мастера маскировки и решил не спорить.
   Шэдоу был психом. Полным. После того как он ушел из "рейнджеров" и стал наемником его психическое состояние только ухудшилось. Он все больше и больше превращался в бесшумную машину-убийцу, забывая что он человек. Все его мысли и повадки выдавали в нем хищника. Такой индивидуум был потенциально опасен для окружающих. Дьявол все время опасался что он окончательно сойдет с ума.
   Но, как бы то ни было, Кайла Симмонса ценили все, и он никогда не оставался без работы. Соколов настолько привык видеть Шэдоу в камуфляжной форме с измазанным маскировочным кремом лицом, что обычный, человеческий вид бывшего рейнджера вызывал в нем что-то вроде удивления. В гражданской одежде Симмонс смотрелся немного странно.
  -- Обстановка?
  -- Вроде бы чисто. - тихо прогнусавил Шэдоу.
  -- Оставайся здесь. Если что, дай мне знак. - распорядился Соколов.
  -- Йеп. - отозвался Симмонс и тут же подобно тени растворился во тьме.
   Дьявол усмехнулся и продолжил свой путь. Что ни говори, а всегда приятней работать с профессионалами, нежели с новичками. И пусть даже у них не все в порядке с головой.
   Соколов вошел в тускло освещенную таверну и ненавязчиво осмотрелся. Посетителей было немного - чуть больше десяти человек. Прямо возле входа сидели два типа в плащах, они попивали пиво беседуя о чем-то своем. Чуть дальше столы были заняты парами, двумя вполне обычными - мужчина и женщина, и еще одной состоящей из двух педиков. Сидевший у стены толстяк автоматически выбывал из списка подозреваемых - он был слишком толстым чтоб представлять угрозу. А вот огромный, подозрительного вида негр за угловым столом как раз походил на убийцу. Его недобрые глаза внимательно следили за помещением, не задерживаясь ни на ком подолгу, под светло-коричневым пиджаком отчетливо наблюдалось уплотнении чуть ниже груди.
   Дьявол прошел мимо нескольких пустых столов и, безошибочно угадав нанимателя, присел за стол у окна.
   Мужчина с усталыми, наполненными болью глазами поднял на него свой взгляд и, инстинктивно вздрогнув, тут же взял себя в руки.
   Дьявол промолчал. Его поврежденные осколком голосовые связки отпугивали людей. Он редко начинал разговор первым.
  -- Добрый вечер, мистер Соколов. - наконец заговорил наниматель. Его лоб был покрыт испариной а пальцы нервно подрагивали в такт произносимым словам. - Мистер Сандерсон сказал что я могу обратиться к вам...
  -- Да, можете. - прохрипел Дьявол. - Но вначале о себе. Я не работаю на кого попало.
   Наниматель согласно кивнул. Он не был против. Потянувшись рукой к внутреннему карману пиджака он осторожно вытащил свой паспорт и протянул его наемнику.
  -- Вы канадец. - скорее утвердил, нежели спросил Дьявол, осматривая документ.
  -- У меня канадское гражданство. - поправил наниматель. - Я родился в Арулько... точнее тогда это была Мексика, как вы можете видеть в моем паспорте.
  -- Я вижу, мистер Шибальдори. - Соколов вернул документ владельцу и бросил взгляд по сторонам. Гомосексуалисты успели исчезнуть. Все остальные по-прежнему были на месте. - Что дальше?
  -- Я, пожалуй, расскажу вам все с самого начала, мистер Соколов. - Шибальдори вздохнул, собираясь со словами. - Начну с того, что я не совсем обычный уроженец Арулько. Я старший сын короля Андреаса Шибальдори, а следовательно наследник престола.
   Дьявол кивнул. Лично ему было наплевать является ли наниматель наследником или нет. Просто он никогда не вмешивался в сомнительные авантюры. Проблемы с "Интерполом" и спецслужбами ему были ни к чему.
  -- Я не планировал занять место отца на троне. Я выбрал для себя другой путь. - продолжил Шибальдори. - Но я оказался в безвыходной ситуации. Мой отец состарился а мой младший брат - Педро не годился для роли короля. Он слишком глубоко погряз в наркотиках. Мне пришлось согласиться... К сожалению, ни я, ни мой отец не учли всего того, на что способно человеческая коварство. Мой младший брат и его любовница устроили заговор и, убив короля, подбросили мне пистолет...
  -- И вас конечно же осудили.
  -- Не торопитесь с выводами, мистер Соколов. Прошу вас, дайте мне все рассказать до конца.
  -- Хорошо. - согласился Дьявол. Ему уже не нравилось это дело. Наниматель совершил преступление, упустил свой законный трон, а теперь хочет вернуть его силой. Любому кто сунется в эту авантюру грозят неприятности...
  -- Меня признали виновным, но мои друзья и верные сторонники моего отца вытащили меня из тюрьмы. Мы подстроили все так, как будто бы народ свершил свое правосудие и сжег меня заживо. Не знаю, поверили ли мой брат и его жена-авантюристка в эту легенду, но вечером следующего дня я бежал через границу, в Мексику.
  -- Вы на свободе, имеете Канадское гражданство. Что же вас не устраивает? - Дьявол улыбнулся. Наниматель казался ему слишком наглым.
  -- Меня устраивает моя жизнь. У меня есть деньги и в любой момент я могу закончить свое образование и стать врачом... Дело не в этом. Народ Арулько страдает, мистер Соколов. Вы понимаете, они страдают под гнетом этой самозванной королевы. - Шибальдори подался вперед, заглядывая в глаза наемнику, но в них было лишь безразличие. - Вы мне не верите? - спросил он.
  -- Я не могу верить каждому встречному. По-моему, это скорее проблема ООН, нежели моя. Почему бы вам не обратиться туда?
  -- Я обращался. Но они, как всегда, ограничились лишь экономическим давлением на правительство Арулько. От этой политики страдает скорее сам народ, чем проклятая королева. Сельское хозяйство моей страны вполне развито чтобы прокормить ее армию и население, а оружие всегда можно достать через Мексику. Я уверен что именно так она и поступает... Мистер Соколов, поверьте, еще год-другой, и население Арулько превратиться в бессловесный скот. Дурдана Райтман давит на них все больше и больше. - наниматель испытующе посмотрел на наемника. Тот был непроницаем. - Хорошо. У меня есть доказательства. Надеюсь, они вам помогут принять правильное решение. - Шибальдори нагнулся к полу и поднял свой дипломат.
   Дьявол напрягся и на всякий случай переместил руку поближе к кобуре.
  -- Вот, смотрите. - Шибальдори открыл крышку и, развернув дипломат к Соколову, продемонстрировал его содержимое.
  -- Газеты?
  -- Да, именно газеты. Это статьи журналистов о творящемся в моей стране беспределе. Они регулярно печатались в крупнейших газетных издательствах, пока нынешняя королева - Дурдана Райтман не перекрыла все доступы в Арулько для иностранцев. Теперь, туда въезд запрещен. Местные же журналисты молчат. Никому из них не хочется быть расстрелянным.
   Дьявол подвинул дипломат к себе поближе и взял в руки первую попавшуюся газету, точнее вырезку из нее. В ней сообщалось о демонстрации граждан Арулько у королевского дворца. На крупной фотографии были запечатлены десятки людей, сжимающие в руках плакаты с требованиями.
   Соколов поднес аккуратно вырезанный кусок газеты к глазам и прочитал что было написано на этих плакатах. "Понизьте налоги!", "Верните бесплатное образование", "Выплатите пенсию" - прочитал он про себя. За заднем плане виднелись другие плакаты, но надписей было не различить.
   Дьявол внимательно прочел статью от начала до конца. По сообщению журналиста требования так и не были выполнены, а на следующий день зачинщики демонстрации бесследно исчезли из Арулько. Какая их постигла судьба можно было только предполагать.
  -- Ну как? Вы видите что творит в моей стране эта ненормальная баба? И это еще начало, ранние статьи. Посмотрите что произошло потом, два месяца спустя. - Шибальдори покопался среди газетных вырезок, и выудив другую, протянул ее наемнику.
   Дьявол молча принял вырезку из рук нанимателя и погрузился в созерцание фотографии. Собственно, именно фотография занимала большую часть бумаги. На ней, было отчетливо видно как солдаты поджигают дома мирных жителей, а лежащие на земле трупы в гражданской одежде только добавляли реализма этой картине. Ни один из погибших гражданских не был вооружен, и возле них не валялись гильзы, как было бы, если б они оказывали вооруженное сопротивление.
   К такой фотографии уже не требовалось статья. Собственно, ее почти и не было. Писавший статью журналист ограничился лишь датой и местом происшествия, сообщив что к разрушенной тремя месяцами ранее Омерте добавился поселок Эстои. Из его жителей выжили единицы.
  -- Армия убивает людей... - задумчиво пробормотал Дьявол. Все признаки злоупотребления властью были налицо. - Вы говорите что в этом виновата королева. А ваш брат?
  -- Мой брат умер через неделю после моего побега из Арулько. От передозировки наркотиков.
  -- Хитрая стерва. Сначала подставляет вас, потом убивает мужа...
  -- Так вы возьметесь за это дело, мистер Соколов? - с надеждой спросил Шибальдори.
  -- Что конкретно вы хотите от меня?
  -- Убейте ее. Прошу вас, убейте. Если она не будет стоять во главе армии, то народ возьмет власть в свои руки. Я не хочу быть королем Арулько, я только хочу свободы для своего народа.
  -- Красивое желание. - Дьявол бросил газетную вырезку в дипломат и принялся рассматривать свои ногти. - Вы даже взяли меня за душу своим желанием. - он хрипло усмехнулся. - Как насчет денег? Речь шла о миллионе.
  -- Да, я готов заплатить вам миллион американских долларов за освобождение Арулько. Чек на сорок процентов от этой суммы я дам вам вперед...
  -- Этого мало. - оборвал его Дьявол.
  -- Прошу прощения, мистер Соколов?
  -- Одного миллиона долларов мало для подобного дела. Здесь идет речь ни о какой-то миссии третьеразрядной сложности. Это настоящая война.
  -- У Арулько не такая уж и большая армия...
  -- Но хорошо вооруженная. Я ведь тоже в курсе всего что происходит в этом мире. Такова моя профессия. - Дьявол посмотрел на нервничающего нанимателя и решил что настало время торга. - Два миллиона.
  -- Что?! Мистер Соколов, у меня нет таких денег. Может быть я и наскреб бы еще пятьсот тысяч... Но больше?! Нет. Я не мо... - Шибальдори внезапно прервался и уставился куда-то за спину наемника.
   Для Дьявола это было лучше любого предупреждения. Он резко бросился на пол, во время падения подмечая что посетителей в таверне почти не осталось.
   ПУХ! ПУХ! - не успевший упасть наниматель дважды вздрогнул от попаданий пуль.
   ПУХ! - еще одна пуля чиркнула по полу, едва не задев наемника.
   Дьявол понял что не успеет достать пистолет, и откатился в сторону, уходя от следующих выстрелов. Возможно, ему стоило испугаться, он был на грани гибели, но ему было плевать, собственная жизнь не представляла для него большой ценности.
   БРРРРРРАНГ! - заговорило другое оружие. Вслед за этим оба нападавших шлепнулись на пол, пораженные длинной очередью.
   Соколов приподнялся с пола и, сжав рукоять своего "Tactical USP", оглядел помещение.
   Наблюдавшая перестрелку парочка, истерично вопя убегала через входную дверь, два типа в плащах валялись на полу недалеко от него, а огромный негр прятал в наплечную кобуру "MAC-10" - пистолет-пулемет 45-го калибра.
  -- Я выйду наружу. Вдруг тут кто еще бродит. - проинформировал негр, двигаясь к двери, но оттуда уже входил Шэдоу с пистолетом наголо.
  -- Снаружи чисто. - прогнусавил Симмонс. - Хороший выстрел, Мэджик. - одобрил он глядя на трупы.
  -- Я никогда не промахиваюсь... с такого расстояния. - усмехнулся негр.
   Дьявол подошел к скрючившемуся на стуле нанимателю. Обе пули пробили его плечо, и на пиджаке быстро расползались пятна крови.
  -- Как вы? - наемник убрал его руку от раны и произвел беглый осмотр. Вроде бы ничего серьезного не задето.
  -- Я... не знаю... - стоная ответил Шибальдори. - Меня еще никогда...
  -- Кто были эти люди?
  -- Это... наверное агенты Дурданы Райтман. Один раз... на меня уже покушались... - он посмотрел Дьяволу в глаза. - Вы согласны на полтора миллиона, мистер Соколов? Я не смогу дать вам...
  -- Я согласен. - остановил его наемник и повернулся к своим людям. - Кто-нибудь из вас вызовет скорую, черт возьми?!
  
  
   Две недели спустя.
   Где-то над Мексикой.
  
   "Ми-8" летел низко над водой, его лопасти вспарывали утренний влажный воздух и создавали небольшие волны на ровной глади залива.
  -- Почти уже на месте! - проорал пилот, перекрикивая шум.
   Дьявол похлопал его по руке, в знак того что понял. Насиловать свои голосовые связки он не любил.
   Вертолет достиг узкой прибрежной полосы и, зависнув над пустынным каменистым берегом, пошел на посадку покачиваясь на турбулентной струе.
  -- Ну все ребята. Вперед! - крикнул пилот. - Не люблю я эти игры с радаром.
   Сидевший рядом с пилотом Дьявол обернулся к "своим" и махнул рукой. Уже готовые к спуску наемники один за другим заспешили к открытому проему. Первый уже схватился за толстый трос и, поправив висевший на шее автомат, исчез за бортом. Остальные действовали столь же четко и вскоре Соколов остался один на один с пилотом.
  -- Ну, счастливо! Ни пуха ни пера! - пожелал тот, продемонстрировав покрытые камнем зубы.
  -- Пошел ты в задницу. - беззлобно отозвался Дьявол и, хлопнув его по плечу, поспешил за остальными.
  
   Вальтер Соколов любил землю, гораздо больше чем вертолеты. Здесь, все зависело от его умения и выучки, а не от мастерства пилота.
   Почувствовав под ногами твердую почву Дьявол испытал нечто вроде облегчения, страха он никогда не имел.
   Другие геликоптеры сбрасывали оставшийся десант и вскоре на берегу скопилась порядочная толпа одетых в военные униформы людей. Каждый из них был хорошо вооружен и решительно настроен. Все они были наемниками, а эти ребята кого угодно загрызут за деньги... в особенности за большие.
  -- Выглядит впечатляюще. - прокомментировал Вольф, разглядывая через бинокль чернеющие впереди развалины поселка. - Кто-то неплохо постарался.
  -- Это Омерта. - отозвался Дьявол. - Похоже, наше прибытие осталось незамеченным. Теперь бы только найти этого Мигеля. - он пощупал толстую ткань камуфляжной формы, удостоверясь что письмо от нанимателя при нем. Этот Шибальдори обещал содействие населения... - Передай всем, пусть двигаются к строениям впереди. Нам лучше укрыться среди них.
  -- А разведка?
  -- Я, ты и... - Соколов обернулся назад, всматриваясь в лица наемников. Большинство из них были ему хорошо знакомы. - Шэдоу и Иван. За мной. - закончил он и затрусил к разрушенной Омерте.
  
  
   Четверка наемников отделилась от основного отряда и, рассыпавшись цепью, быстро сокращала расстояние до поселка. Остальные двигались не торопясь, если в Омерте и была ловушка, то она должна сработать только на разведчиков. Другие будут предупреждены.
   Укрытий на пути почти не наблюдалось. Редкие камни были чересчур маленькими чтоб за ними мог спрятаться взрослый человек. Так что, продвигаясь без остановок, через десять минут они уже достигли первых домов некогда большого и процветающего поселка. Теперь он состоял лишь из руин.
   Дьявол сходу нырнул в зияющую в стене одноэтажного дома дыру и, скрывшись в лабиринте комнат, затаился. Вольф привалился к стене рядом, не выпуская из рук полуавтоматический дробовик. Шэдоу и Иван заняли позиции чуть дальше, так чтобы лучше наблюдать что твориться снаружи.
   Наемники прислушались к доносившимся до них звукам - пение птиц да едва слышная крысиная возня. Больше ничего.
  -- Кажется, чисто. - шепотом сказал Вольф.
   Дьявол бросил взгляд на лежавшую на полу детскую игрушку. Она валялась в пыли возле маленькой перевернутой кроватки. Судя по состоянию мебели, жильцы этого дома сопротивлялись солдатам. На дверцах шкафов и стенах виднелись выбоины от пуль. Разбитое зеркало серванта было забрызгано кровью. Возможно кровь принадлежала хозяевам, возможно солдатам, но это не имело разницы. Все здесь свидетельствовало о кровопролитной бойне, которая вмиг положила конец мирной жизни местных жителей. Если и в других домах то же самое, то в этом поселке им не встретить ни души.
  -- Пошли. - коротко бросил Соколов и сорвался с места.
   Он вынырнул из дома через распахнутую дверь и, держась ближе к стене, совершил длинную перебежку до следующего полуразрушенного строения.
   Армейские ботинки стучали подошвами по занесенному песком асфальту, палец лежал на спусковом крючке "Вепря-2", а уши жили своей собственной жизнью - они ловили звуки, отсеивали от них лишние. Мозг четко анализировал услышанное.
   Дьявол бросился в дверь следующего строения и подождал пока вслед за ним не вбегут остальные.
   Интерьер этого дома мало чем отличался от предыдущего. Вроде бы, здесь жили более бедные люди, но разгром сравнял всех и все. Никто не ушел от пуль солдат, мало что из предметов обихода осталось целым.
  -- Ты слышал...? - насторожился Вольф, придвинувшись к Соколову вплотную.
  -- Тсс... - тот прижал палец к губам. Звуки приближались.
   Сначала был слышен лишь отдаленный шум трех голосов. Затем уже можно было расслышать шаги, понять где находятся эти люди.
  -- Ты сбрендил, Нино. Какой к черту вертолет...? - недовольно буркнул первый голос.
  -- Слушай, ты придурок, я сам видел как он взлетал. Думаешь у меня глюк? - отозвался второй.
  -- Да заткнитесь вы оба, уроды. Будете много спорить - не услышите как к вам подкрадываться мятежники. Готов поспорить, эти твари где-то здесь...
   Дьявол перевел взгляд на Ивана и Шэдоу - те ждали его сигнала. Он указал большим пальцем на разбитое окно в противоположенной от входа стене, а затем провел им по шее и, показав указательный палец, дотронулся им до сердца.
   Наемники, кивнув, бесшумно двинулись по указанному маршруту и один за другим выбрались на улицу.
   Голоса звучали уже совсем близко. Трое человек, по-видимому солдаты, переговариваясь короткими фразами, быстро приближались к полуразрушенному дому. Судя по их шагам, они не соблюдали большой осторожности.
   Шум шагов слышался уже возле двери, когда посланная в обход двойка дала о себе знать.
   ТУТУТУН! ТАТАТАМ! - грянули очереди. Тут же раздался предсмертный крик и заговорило другое оружие.
   ТУТУТУН! - подвела итог последняя очередь. Кто-то упал прямо возле порога дома и Дьявол инстинктивно навел на него ствол "Вепря-2". Но это был всего лишь бездыханный труп.
  -- Кажется, эти кретины убили всех. - недовольно пробормотал Вольф.
   Соколов, тихо выругавшись, вышел наружу и, проверив жив ли лежащий возле порога солдат, взглянул на двух провинившихся наемников.
  -- Я же говорил, одного взять живым.
  -- Не кипятись, Дьявол. Это все из-за Ивана, его едва не прибили. - оправдался Шэдоу. - У меня не было выхода...
  -- Это тебя едва не прибили, капиталист проклятый! - буркнул Иван Дольвич.
   Наемники посмотрели друг на друга с такой ненавистью, что казалось, они сейчас перегрызутся насмерть.
  -- Заткнитесь оба, мать вашу! - разозлился Соколов. - Иван, иди за остальными. Пусть все двигаются сюда.
   Дольвич, бросив еще один злой взгляд на своего напарника, поспешил обратно в ту сторону, откуда явились разведчики. Никогда не вмешивающийся в ссоры Вольф утробно хмыкнул и принялся собирать трофейное вооружение.
   Дьявол тоже опустился на корточки и вырвал из рук трупа автомат. Это был девятимиллиметровый "MP5-PDW", ни то чтобы он представлял какую-нибудь ценность для отряда, просто Соколов не любил оставлять оружие бесхозным. Им могут воспользоваться и враги.
   Дьявол вынул из кармана покойного тридцати зарядный магазин и, чисто механически огляделся по сторонам. Едва уловимое движение за оконной рамой соседнего дома привлекло его внимание.
   Прежде чем он успел выкрикнуть предупреждение, Шэдоу упал на дорогу и отработанно откатился в сторону. Вольфу ничего говорить не пришлось, это послужило для него сигналом и он распластался на земле с довольно неплохой для своего возраста прытью.
   Дьявол навел на окно свой "Вепрь-2" и приготовился выстрелить, но никакой цели не увидел.
  -- Я им займусь. - отозвался Шэдоу своим гнусавым голосом и по-пластунски пополз к дому где укрылась опасность.
   Соколов сконцентрировался на двух, похожих на пустые глазницы трупа окнах, зияющих в стене дома. Враг мог появиться в любой момент в одном из них. Но в каком...?
   Симмонс быстро сокращал расстояние до цели. Дьявол и представить себе не мог как у того получается так быстро ползти. Меньше чем через минуту грязно-зеленая форма Шэдоу исчезла в дверном проеме.
  -- Вот он! - выкрикнул Вольф и бросился к правому углу дома.
   Дьявол, немного удивившись поведению Сандерсона, резко навел ствол в ту сторону и... тут же опустил оружие. Это был всего лишь мальчишка, напрасно пытающийся скрыться от неуклюжего на вид Вольфа.
   Мальчик нырнул в дверной проем обгоревшего дома, но Сандерсон уже прочно сел ему на хвост. Ловко выпрыгнувший из окна Шэдоу проигнорировал вход и бросился в обход дома где скрылся ребенок. С такой скоростью передвижения как у него, можно запросто догнать хоть кошку.
  -- Ай! - послышался крик с другой стороны дома, а вслед за этим еще какие-то слова на испанском.
   Дьявол побежал к потрепанному строению с обгоревшими стенами и, оказавшись внутри, выскочил на другую улицу через противоположенное входу окно.
   Мальчик был здесь. Его крики были уже не настойчивыми, и не походили на требования. Теперь это было скорее нытье.
  -- Чего он говорит? - спросил Соколов у Вольфа, крепко державшего пацана за руку.
  -- У Шэдоу спроси. Я по-испански не понимаю. - отозвался Сандерсон.
  -- А с чего ты взял что я говорю по-испански? - удивленно прогнусавил Симмонс.
  -- А разве нет?
  -- Ребята, заткнитесь и подумайте как у него спросить где люди. - прервал их разговор Дьявол.
   Вольф сморщил лоб, обдумывая как же это сделать. Шэдоу просто пожал плечами и повернулся ко всем спиной.
  -- Пока вы тут думаете, я кого-нибудь сам найду. - бросил он через плечо и исчез за углом.
  -- Вечно он все на других перекладывает. - проворчал Сандерсон. - Эй, парень. - обратился он к хныкающему мальчику. - Houbla English?
   Пацан отрицательно замотал головой. Действительно, было бы странно если этот ребенок говорил на иностранном языке. Он был еще слишком мал, едва достиг школьного возраста.
  -- А может ему жестами объяснить? - Сандерсон перевел взгляд на Соколова.
  -- Вольф, ты с ума сошел? Ему лет семь-восемь. Какие жесты?
  -- Я в восемь машины чинил... А! - взревел Сандерсон, не закончив фразы.
   Пацан вырвался на свободу и вовсю улепетывал вглубь поселка.
  -- Черт! Паразит укусил меня за руку! - пожаловался Вольф, массируя запястье.
   Дьявол уже его не слушал. Резко набрав скорость он бросился за мальчишкой, на бегу вскидывая свой "Вепрь-2". Темные оконные и дверные проемы могли таить в себе опасность... намного большую чем другие любопытные дети.
   Сзади слышалось напряженное дыхание Сандерсона. Ему уже перевалило за пятьдесят и бег давался ему не так легко как раньше. Соколову было еще сорок, и в отличие от своего более старшего товарища он не чувствовал проблем с легкими. Марафонские забеги доканывали его не так сильно.
   Впереди маячила коричневая футболка пацана, с каждой секундой она становилась все ближе и ближе. Наемник настигал сбежавшего "пленного".
   Мальчик миновал следующий угол и скрылся в огромной дыре, вероятно проделанной снарядом в стене дома. Дьявол, прикинув на глаз что не пролезет внутрь тем же путем, остановился высматривая дверь.
   Сзади послышался топот тяжелых ботинок.
  -- Черт! Хорошо что прошел этот проклятый курс фитнесса. - Вольф остановился на месте, приходя в себя после бега. - Мне нужно совладать со своим дыханием...
  -- Найди дверь. - бросил Дьявол и, повесив пулемет на плечо, подбежал к окну.
   Стекол в поселке не было, ни одного. Окна представляли собой лишь голые рамы с острыми зубьями разбитого оконного стекла. К счастью, в этом окне не было осколков. Вероятно их убрали те, кто остался здесь жить.
   Ухватившись за раму, Соколов подтянул свое крупное тело наверх и, втащив его внутрь, спрыгнул на пол первого этажа. Тут же взяв в руки "Вепрь-2", он осмотрел помещение.
   Здесь на самом деле кто-то жил. Слишком чистой выглядела комната. Мебель собрана безвкусно, просто шкафы разных цветов и видов. Пол начисто подметен. На обеденном столе лежит толстая потрепанная книга...
   Из соседней комнаты послышался шум и вслед за эти испуганный вскрик ребенка. Судя по голосу, того же самого.
   Дьявол рванулся на источник звука и, пробежав по коридору, вбежал в лишенную двери спальню. Тут собралось довольно большое количество людей - целых трое. После того как к ним присоединился сам Соколов, в комнате стало совсем тесно.
   Толстая немолодая негритянка жалась спиной к углу выставив перед собой кухонный нож. Пацан в коричневой футболке выглядывал у нее из-за спины, опасливо косясь на разукрашенную камуфляжем фигуру наемника, держащего их под прицелом короткого "M4 Commando".
  -- Молодец, Шэдоу. - похвалил Соколов.
  -- Без проблем. - прогнусавил тот.
   Вошедший в спальню Вольф, остановился возле Дьявола и, присвистнув, осмотрел помещение.
  -- Неплохо обжились. Везде разруха, а у них хоть что-то есть. - проговорил он.
  -- Кто вы такие? Что вам от меня нужно? - на неплохом английском спросила негритянка, все еще не доверяя ворвавшимся к ней в дом людям.
  -- Мы не солдаты. Мы пришли вам помочь... - Дьявол демонстративно повесил пулемет на плечо так, чтобы он оказался за спиной. - Шэдоу, убери оружие.
   Симмонс опустил ствол карабина и безразлично пожал плечами. Соколов знал что ему плевать. В любом случае, он выстрелит или достанет нож быстрее чем негритянка успеет его пырнуть.
  -- Откуда я знаю что вы не служите королеве? - засомневалась женщина. В ее взгляде было уже меньше подозрительности а осмелевший пацан рискнул выйти из-за ее спины и встать рядом.
  -- Если бы мы на самом деле служили королеве, то тогда бы с вами не церемонились. - предположил Дьявол.
  -- И говорили бы на испанском. - добавил Вольф.
   Негритянка перевела взгляд с одного на другого и, расслабившись, опустила нож.
  -- Тогда, кто вы такие?
  -- Наемники. Нас послал Энрико Шибальдори...
   Женщина разразилась долгим и громким смехом, прервав Соколова.
  -- Энрико Шибальдори давно мертв. Его убили мятежники. - сказала она отсмеявшись.
   Дьявол посмотрел ей в лицо. Не надо было быть психологом чтобы понять что она врет. Слишком наигранным был ее смех.
  -- Мы с вами хорошо знаем что Энрико Шибальдори жив. Я даже знаю имя того человека, который спас его от тюрьмы.
   Негритянка невольно подалась вперед. В ее взгляде интерес перемешивался со страхом.
  -- Мигель Кордона. Ведь так? Насколько я знаю, он лидер повстанцев...
  -- Я ничего не знаю ни про этого Мигеля. Его дед жил через два дома отсюда, но его убили год назад солдаты Дурданы...
  -- Хватит ходит вокруг да около. - Соколов сунул руку в карман, вызвав этим легкий испуг ребенка. Мальчик явно не привык получать что-либо хорошее от людей в форме. - Вот письмо от самого Шибальдори. - он развернул исписанный красивым подчерком листок и поднес его к глазам негритянки.
   Та сделала инстинктивное движение рукой, пытаясь схватить его пальцами, но Дьявол ловко отдернул руку. Копии письма у него не было.
  -- Читай так. - сказал он. - Я тебе тоже не совсем доверяю.
   Негритянка, буркнув под нос проклятье, пробежала глазами лист от начала до конца. По мере чтения в ее глазах появлялось все больше и больше радости.
  -- Такое мог знать только наш принц. - проговорила она. - Энрико послал вас нам в помощь?
  -- Да. Я должен встретиться с Мигелем Кордона. Он здесь?
  -- Он в Омерте, в тайном убежище. Я вас проведу туда... Только не делайте резких движений. Повстанцы в последнее время такие нервные...
  
  
   Уже десять минут Дьявол и Вольф шагали за толстой негритянкой, которая несмотря на свой возраст и телосложение, от радости двигалась довольно шустро. Людей на улицах Омерты не встречалось, одни покинутые дома. Некоторые выглядели почти целыми, другие были сожжены дотла, но все они являлись безжизненными памятниками когда-то кипевшей здесь жизни. Поселок давно уже превратился в город-призрак.
  -- А солдаты сюда часто заглядывают? - прервал молчание Соколов. Они удалились на порядочное расстояние от основной массы наемников и он начал опасаться внезапной атаки правительственных сил.
  -- Бывает, иногда. - отозвалась негритянка. - Приезжают к нам мелкими отрядами, осматриваются, и снова к себе, в казармы. Те кто остался жить в Омерте прячутся так искусно, что солдатам их ни за что не обнаружить.
  -- А мятежники?
  -- Не знаю, дон Дьявол. Вам бы лучше у них спросить. - негритянка пожала плечами.
   Соколов понял что ответов на все вопросы от нее не добиться. То ли она на самом деле ничего не знает, то ли не хочет сообщать ничего важного без разрешения Мигеля, но спрашивать ее бесполезно. Лучше немного подождать...
  -- Скоро еще? - ворчливо спросил Вольф.
  -- Почти пришли. - негритянка свернула с дороги и двинулась к дому с заколоченными окнами.
  -- Хорошо что я потерял сорок фунтов в этом году. Давно бы уже окочурился. - пробурчал старый наемник.
  -- Пора тебе на пенсию. - согласился Дьявол.
  -- Я тоже так решил. Прибьем эту Дурдану, и я поеду домой, с внучкой буду возиться...
  -- Опустите оружие. За нами должны наблюдать. - предупредила женщина.
   Вольф посмотрел на Соколова - тот повесил оружие на плечо.
  -- А мне это не нравиться. - проворчал Сандерсон, опустив ствол дробовика вниз.
   По привычке настороженно наблюдая за окрестностями, оба наемника следовали за проводницей. Дом был все ближе и ближе, но с его стороны не доносилось ни звука. Это еще больше настораживало.
   Негритянка отворила скрипящую дверь и сделала шаг внутрь. В тот же момент ей в голову уперся черный ствол.
  -- Стой, женщина! - приказал голос.
   Наемники едва сдержались от того, чтобы открыть огонь. Вовремя остановившись, они вновь опустили оружие.
  -- Зачем ты привела их сюда?! - требовательно спросил тот же самый голос.
  -- Это наемники, Димитрий. Их послал Энрико...
  -- Кто тебе это сказал?!
  -- У них есть письмо. Димитрий, дай им поговорить с Мигелем.
   Страж убежища на время задумался, но ствола от головы негритянки не убрал.
  -- Хорошо, Фатима. Я проведу вас к Мигелю из уважения к твоему покойному мужу. - согласился голос. - Но... если ты ошиблась, ты умрешь вместе с ними!
  
  
   В подвале было сыро и грязно. Дыхание десятков собравшихся здесь людей исчерпало запасы кислорода. Дьявол быстро ощутил как ему не хватает воздуха. Хотелось послать все к чертям и выйти наружу.
   Еще большее неудобство доставляло оружие, точнее его отсутствие. Его "Вепрь-2" и "SPAS-15" Вольфа они отдали мятежникам. Те не соглашались вести их к своему предводителю не разоружив. У них отобрали все, даже десантные ножи.
  -- Мигель сейчас придет. - сообщил Димитрий.
   Двое других мятежников держали их под прицелами ружей. Чуть дальше, плохо различимые из-за тусклого света, стояли женщины и дети, видать семьи повстанцев.
  -- Хорошо. Мы будем ждать. - глухо отозвался Дьявол. Ему не нравилось ощущать себя в качестве неподвижной мишени.
   От нечего делать, он стал рассматривать отсыревшие стены огромного подвала, осыпавшуюся штукатурку и натасканные сюда предметы мебели. Все представляло собой такой плачевное зрелище, что он начал по-настоящему жалеть местных жителей. За то, чтобы вести сопротивление они платили ни только своими жизнями, но и нормальными человеческими жилищами и чистым воздухом. Прошло всего лишь пару минут, а Соколов чувствовал как его тело покрывается потом. Влажность и духота были невыносимы.
   Из-за дверного проема из следующей секции подвала, послышался шум от двух пар ботинок.
  -- Мигель идет. - известил один из мятежников.
  -- Стойте смирно, и тогда вы не умрете. - предупредил другой.
   Из проема показался мужчина лет тридцати пяти в маскировочной военной куртке. На лице он носил ухоженную бородку, а в руках раскованно держал видавший виды "АКМ".
  -- Вы от Энрико? - спросил он остановившись напротив Дьявола.
  -- Да, он нанял нас и послал сюда...
  -- Ха! Не верь им, Мигель! - вступил в разговор второй мятежник, пришедший вместе с Кордона. - Энрико сейчас сидит в своей Канаде. Живет в безопасности. Зачем ему тратить такие деньги на нас?
   Кордона вопросительно уставился на Соколова и тот, под пристальным взглядом всех присутствующих, вытащил из кармана письмо.
  -- Вот. Прочтите сами. - сказал он, протянув листок бумаги.
   Предводитель повстанцев принял письмо из рук наемника и внимательно прочитал его от начала до конца. Затем, он передал листок своему помощнику.
  -- Да, это действительно от Энрико. - подтвердил Кордона. - Верните этим людям оружие. - приказал он своим подчиненным.
  -- Ты не боишься, это может быть ловушкой, Мигель? - помощник оторвался от письма и с недоверием следил как наемникам возвращают ножи, пистолеты и остальное вооружение.
  -- Ты видел письмо, Карлос. Мы должны им доверять. - опроверг сомнения помощника Кордона.
  -- Не беспокойтесь насчет нас. Нам заплатили хорошие деньги. - вступил в разговор Дьявол.
   Карлос бросил на него полный неприязни взгляд. Ему явно не понравилась идея сотрудничать с наемниками.
  -- Сколько у вас человек? - спросил Кордона. На его приятном лице не было ни тени сомнения.
  -- Тридцать восемь. Все профессионалы.
  -- Мало... Черт! Этого мало. - лидер восстания сокрушенно покачал головой.
  -- Мы хорошо вооружены, Мигель. - подал голос Вольф. - Не беспокойся, я лично сорву корону с головы этой сучки.
  -- Я надеюсь... - в глазах Кордона появилась грусть. - За последний месяц я потерял почти тридцать человек. Дурдана ведет за нами крупную охоту. Проводить диверсии становиться все труднее... Когда я начинал, со мной были все сбежавшие из Омерты и Эстои жители, почти две сотни людей. Сейчас, нас всего лишь пятьдесят. И это несмотря на то, что каждую неделю мои силы пополняются недовольными режимом тирании.
   Наемники молча переглянулись. Никто из них не ожидал что мятежников будет так мало.
  -- А как же остальной народ, Мигель? Они не хотят присоединиться к восстанию? - спросил Дьявол.
  -- Может быть и хотят... в душе. - Кордона пожал плечами. - Королева так запугала людей за последний год, что они бояться лишний раз пикнуть. Суда уже давно не существует, за любое неповиновение полагается расстрел. Часто, солдаты убивают или берут в заложники детей жителей Арулько, и таким образом добиваются полного подчинения некоторых нужных им людей. Народ в страхе. Не рассчитывайте особо на их помощь.
   Соколов вздохнул. Дело оказалось труднее чем он предполагал. Если бы у них была поддержка народа... вкупе с опытом наемников, численность мятежников могла сыграть решающую роль в восстании.
  -- Ты дашь мне немного людей, Мигель? Мне нужно двигаться к Медуне.
   Кордона отрицательно мотнул головой.
  -- Почему? - не понял Дьявол.
  -- Завтра в Арулько прибывает конвой грузовиков с горючим для вертолетов и танков. Мы должны его перехватить. Для этого, мне понадобятся все люди которых я имею.
  -- Ты хочешь чтобы я к тебе присоединился?
  -- Нет, моих сил мне достаточно. - ответил Кордона. - Следуйте за мной. Я должен вам кое-что показать. - сказал он и зашагал к соседней секции.
   Вольф, положив свой дробовик на плечо, последовал за ним. Дьявол, перед тем как уйти, бросил еще один взгляд на Карлоса. Что-то ему не нравилось в его глазах.
  
  
   Следующая секция была не единственной. В пропахшем канализацией помещении находились другие двери, в одну из них и вошел предводитель повстанцев, ведя за собой двух наемников.
   Когда Дьявол оказался в небольшой чистенькой комнате он слегка удивился. Трудно было представить что на фоне бардака творящегося в этом подвале может существовать подобное помещение.
  -- Это моя комната. Она служит мне спальней и кабинетом. - сообщил Кордона.
   Карлос, войдя в комнату последним, сходу плюхнулся в подранное кресло и положил свою винтовку на колени.
  -- Садитесь, господа. Вы наверное устали стоять. - предложил Кордона, опускаясь на стул за письменным столом.
   Соколов присел на последний оставшийся стул-вертушку, а Вольфу пришлось размещаться на кровати.
   Когда все расселись, лидер повстанцев продолжил:
  -- У меня есть к вам предложение. Если вам удастся это сделать, мы можем приобрести многих сторонников.
  -- Что именно? - спросил Дьявол. Кордона казался ему умным человеком, и это было вполне естественно. Дурак просто не смог бы организовать сопротивление и выжить после этого.
  -- Один момент. - предводитель выдвинул ящик стола и достал оттуда помятую карту. - Смотрите. - он развернул бумагу перед наемниками и ткнул пальцем в небольшой городок, находящийся поблизости от Омерты. - Это Драссен, в нем живут наиболее готовые к борьбе люди. Обычно, я получаю пополнение из этого города.
  -- Ты хочешь чтоб мы его взяли?
  -- Это будет нетрудно, для вас с вашей выучкой и вооружением. А если вы нападете ночью, то не понесете больших потерь. Я и сам планировал это сделать, но мои люди непрофессионалы. Они наделают столько шума, что всполошат весь гарнизон Драссена. По нашим сведениям, он насчитывает около пяти десятков солдат. Полицейских нет, королева упразднила полицию через два месяца после того как села на трон.
  -- Пятьдесят солдат против тридцати восьми моих... неплохой расклад, учитывая внезапность. - согласился Соколов. - Что мы можем получить от этого города кроме людей?
  -- Там есть аэропорт для малых машин, вертолетная площадка, один рудник... - Кордона задумался. - И еще церковь... Отец Уолтер помогает нам чем может, снабжает лекарствами и продуктами. Я не видел его уже два месяца. Королева усилила контроль за городами. Возможно, именно поэтому он не появляется у нас. Передайте ему что у нас кончились антибиотики и антисептики. Нам нечем лечить раненых.
  -- Если смогу взять этот город, то передам. - ответил Дьявол. Он никогда не был уверен в успехе той или иной операции. - Что мне делать дальше, если мы все-таки возьмем этот Драссен?
  -- Если вам это удастся, мои люди начнут агитацию его жителей. Граждане Арулько боятся королеву, но когда вы покажите им пример как с ней надо бороться, они к нам присоединятся.
  -- Напрасно ты надеешься на это, Мигель. - встрял Карлос. - Жители Драссена напуганы словно зайцы. Они не полезут в эту войну...
  -- Мы обязаны их убедить. У нас нет другого выхода. Правительственные войска намного превосходят нас численностью. Они просто раздавят нашу горстку людей. - Кордона взял в руку карандаш и стал наносить пометки на карте. - Смотрите, мистер...
  -- Зовите меня Дьявол. - предложил Соколов.
  -- Дьявол? - удивился предводитель. - Как скажете. Так вот, Дьявол. Я отмечу для вас расположения постов на дороге к Драссену. Вам лучше обойти эти места чтоб не всполошить городской гарнизон раньше времени.
  -- Мне понадобиться проводник. - Соколов внимательно рассмотрел карту. Кордона нарисовал на ней слишком запутанный маршрут.
  -- Лучше два. С одним может что-нибудь случиться, и тогда нам всем кранты. Заблудимся. - заметил Вольф.
  -- Хорошо. Я дам вам двоих...
  -- ДВОИХ?! Мигель, ты сошел с ума! - Карлос вскочил с кресла и нервно затеребил приклад своей винтовки. - Завтра у нас операция, а ты разбрасываешься людьми!
   Кордона посмотрел на своего эмоционального помощника и тяжело вздохнул.
  -- Карлос, сейчас мы все в одной упряжке. Мы обязаны помогать друг другу, или проиграем все вместе...
  
  
   Несколько часов спустя.
  
   Привычные к долгим марш-броскам наемники без ворчания шагали уже больше двух часов. Проводники молча шли впереди, показывая дорогу. Остальные ориентировались на их грязно-зеленые куртки, явно снятые с трупов солдат.
  -- Ноги уже не те что в молодости. - после долгого молчания пожаловался Сандерсон. - Все. Точно уйду на пенсию.
  -- Я бы тоже ушел, но за племянником присмотреть надо. Неопытный он еще. - поддержал разговор Иван Дольвич.
   Дьявол взглянул назад - племянник Ивана как раз вел беседу с Клиффом Хайболлом.
  -- Черт. Опять эти два алкоголика вместе. - высказал он свои мысли вслух.
  -- Игорь больше не пьет. Два месяца как бросил. - сообщил Дольвич. - Я ему всыпал после Чехии. Нечего честь нашей семьи позорить.
  -- Ты так дорожишь этой честью? - послышался гнусавый голос Шэдоу.
  -- Отстань, Кайл. - огрызнулся Дольвич и повернулся к Дьяволу. - В отличие от этих американцев, у нас русских всегда была честь. - сказал он по-русски.
   Соколов предпочел промолчать, и уставился себе под ноги. Как раз вовремя, на пути попался скрытый желтыми листьями корень и Сандерсон едва не шмякнулся на пол.
  -- Ты поменьше веди разговоры о чести. Они тебе ни к лицу. - заметил Шэдоу на том же языке.
  -- Да что ты в этом понимаешь, буржуй недобитый!? - зло буркнул Дольвич.
  -- Гораздо больше чем ты, коммунист!
   Вольф перевел взгляд с одного на другого и громко хмыкнул.
  -- Дьявол, о чем скандалят эти два шизика? - поинтересовался он.
  -- О чести. - ответил Соколов.
  -- О чести? - Вольф скептически поморщился. - У наемника нет чести. Кстати, Шэдоу, откуда ты знаешь русский?
  -- Каждый должен знать язык своего врага.
   Соколов заметил как рука Дольвича дернулась к набедренной кобуре, но замерла на пол пути. Он знал что эти двое ненавидят друг друга, и единственно что их сдерживает от драки или стрельбы - общее дело. Как ни странно, но в бою они отлично взаимодействовали друг с другом, невзирая на личную неприязнь.
  -- Ладно, ребята. Заткнитесь оба. - разрядил ситуацию Дьявол. - Шэдоу, иди вперед и позови одного проводника. Иван, присмотри за Игорем и Клиффом. Я не хочу чтобы эти придурки спились и подставили нас всех.
  -- Йеп. - коротко отозвался Симмонс и, увеличив скорость, запетлял между густорастущими деревьями.
  -- Как скажешь. - бросил Дольвич, поворачиваясь назад.
  -- Ну что, растащил драчунов? - усмехнулся Сандерсон.
  -- Я не верю что до драки дойдет дело. Просто они мне действуют на нервы.
  -- А Линкс?
  -- Что Линкс? - не понял Соколов и на всякий случай нашел снайпера взглядом. Тот шел чуть в стороне от всех, разглядывая местную природу. - Что с ним не то?
  -- Он поссорился с Базз. Уже как две недели. - Вольф вздохнул. - Он мне как брат. Мне больно видеть что он с собой делает. Тоже старость наверное...
  -- Ты знаешь из-за чего?
  -- Из-за его ворчания. Линкс хотел чтобы она оставалась дома. В последнее время он стал переживать когда она участвовала в операциях. В конце концов у них произошел скандал. Она обвинила Линкса в консерватизме и ушла от него. Видал как она вся кипит?
   Соколов кивнул. Он успел заметить что с Луизой Гарно не все в порядке, но не придал этому большого значения. Теперь он уже жалел что не узнал об этом скандале раньше. Не все могут вовремя остановиться как Шэдоу и Иван. Перестрелка между своими - дело смертельно опасное для миссии.
  -- Вы меня звали, сэр? - к Дьяволу подбежала девушка-проводник и пристроилась с ним в ногу.
  -- Можно без "сэр". Просто Дьявол. - Соколов ненавязчиво оглядел проводницу. Среднего роста, каштановые волосы, лицо вполне обычное. На валькирию или амазонку совсем не тянет. - Когда мы будем на месте?
  -- Я точно не знаю. Думаю, через пятнадцать минут мы выйдем к опушке. - отрапортовала девушка.
  -- Ты говоришь без испанского акцента. - заметил Соколов. - Училась в англоязычной стране?
  -- Я американка. - она грустно улыбнулась. - Приехала сюда по программе гуманитарной помощи, как медсестра. Когда я увидела что здесь твориться, то сразу поняла - проблема не экономической нестабильности страны, а в этой проклятой Дурдане Райтман. Посмотрите что она делает со своим народом...
  -- Как тебя зовут? - перебил ее Дьявол.
  -- Ира... Ира Смутье.
  -- Ира, а твои родители знают где ты пропадаешь? Ты не думала что с ними будет, если тебя убьют?
   Проводница стыдливо опустила взгляд. Ее щеки слегка покраснели.
  -- Дочка, напрасно ты рискуешь своей задницей. - встрял Вольф. - Это не твоя родина и не твоя война. Как только будет возможность, отправляйся домой. Ты хоть матери звонила?
  -- Два раза. - призналась Смутье. - Я сказала что задерживаюсь по работе.
  -- Нельзя врать матери. Ты еще слишком молода и горяча. Поживешь с мое, поймешь что ошибаешься. - пофилософствовал Сандерсон.
  -- Вы не понимаете! Эта Дурдана Райтман одержима злым духом и еще черт знает чем! Она убивает и калечит всех направо и налево! - вскипела девушка. - Я не могу закрыть на это глаза!
  -- Хорошо. Успокойся. - Дьявол положил ей руку на плечо и отвел в сторону от отряда. - Ты мне понадобишься для ответственного задания. Я хочу послать часть людей в обход Драссена, чтобы устроить нападение с двух сторон. Это повергнет врага в панику.
  -- Хорошо придумано, сэ... Дьявол. - заулыбалась она. - Я проведу ваших людей туда, куда вы прикажете.
  -- Молодец. - похвалил Соколов. - Мэджик! - громко крикнул он.
   От проходящего мимо отряда отделился крупный негр в лесной камуфляжной форме. Пружинистой походкой он направился в их сторону, держа "M-249" наперевес.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"