Demonheart: другие произведения.

Во мрачной тьме: крайнее обновление

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.14*12  Ваша оценка:

   Еще пару недель спустя
  
   Если бы кто-то еще пять лет назад сказал Алисии Боррес, как повернется ее жизнь, она бы рассмеялась ему в лицо. Об Инквизиции она знала столько, сколько полагалось знать при ее должности - то есть ничего, кроме того, что носителю инсигнии следует повиноваться беспрекословно, ибо он прямой исполнитель воли Императора. Она точно знала, как будет развиваться ее жизнь и карьера, знала свое место в мире, и совершенно точно знала, что Император всесилен, власть его вечна и благодатна, а зловредные чужаки - детские страшилки. Теперь она сама носила на своей руке татуировку в виде литеры 'I' с черепом посередине - своего рода клеймо, потому что, в отличие от Арбитрес, слуги Инквизиции в подавляющем большинстве уходили в отставку посмертно. И все отчетливее понимала, что не знает ничего вообще.
   То был великий груз, выдерживать который было тяжело, и в то же время, великая честь, сносить которую было еще тяжелее. Алисия продолжала считать, что не заслужила места в свите. Ее умения и таланты еще в бытность арбитром не возвышали ее над сослуживцами. Она не выделялась психической мощью или пылкостью веры, не была прирожденным бойцом, не блистала гениальным интеллектом. Он была хороша в своем деле - но не более.
   Но каждый человек имеет свое место в божественном порядке Императора, и место Алисии оказалось здесь. Небольшая, но отдельная каюта - само по себе признак привилегированного положения в тесноте боевого корабля. Здесь не было места для роскоши и вообще сколько-нибудь разнообразной обстановки. Кровать, сундук для небогатого личного скарба, стойка с оружием, стойка для брони да икона Императора на стене - вот и все. Агенты Трона не привязывались к вещам.
   - Пять тронов за твою первую мысль.
   Влад сидел на краю узкой, малопригодной для двоих койки, с той расслабленной непринужденностью, которая была свойственна только людям ослепленным уверенностью или же обреченным на смерть. Его глаза были прикрыты, а аугментика выставлена на обозрение. Алисия отвела взгляд.
   - У тебя пресса нет.
   - Технически, он есть, - Влад хихикнул. - Только его не видно.
   Перед глазами Алисии на подушку упала монета. Она прокатила ее на пальцах и принялась рассматривать. Это была монета обычного в субсекторе образца, которую чеканили на всех мало-мальски развитых планетах по утвержденным Администратумом клише. Конкретно эта, судя по клеймам на ребре, происходила с промороженного насквозь мира, название которого в памяти женщины не отложилось, но который запомнился ей городами под защитными куполами, под завязку набитыми клерками, и титаническими инфохранилищами, чьи машинные духи обожали низкие температуры.
   - А теперь твоя мысль, за ту же ставку, - сказала она и бросила монету обратно.
   Влад взял ее из воздуха двумя пальцами, у самого лица. Взял, а не поймал, таким ленивым и небрежным казалось движение. Алисия уже знала, насколько обманчиво это впечатление.
   - Прятать такую задницу под броней - расточительство.
   - Мало того, что дикарь, так еще и пошляк, - арбитр подтянула на себя одеяло.
   - Я предпочитаю формулировку 'обезоруживающая прямота'. Что до пошлостей, я заметил в современной культуре острый недостаток юмора и здорового секса. Сплошной надрывный пафос, безвекторная ненависть и превозмогание трудностей, половину из которых сами же и создали. Неужели от смеха тоже какое-то зверье в варпе заводится?
   - А смех чем-то так ценен?
   - Конечно! Когда ты в отчаянии, когда кругом мрак - смейся. Когда смешно, тогда не страшно, - Вертер отрешенно поднял глаза к потолку. - Вас учат ненавидеть врага, и на первый взгляд это верно, потому что ненависть является мощным стимулом к действию. Но она бьет по вам так же, как по тем, кого вы уничтожаете, сжигает изнутри, оставляя лишь полную пустоту.
   - Когда мы сражались недавно, ты не ненавидел еретиков?
   - Нет. За что? Я берегу свою ненависть для кого-то равного, а они пали настолько низко, что утратили право зваться людьми. Это по-настоящему печально: видеть, во что может превратиться человек, утративший самоконтроль.
   - Странный ты, - пробормотала Алисия.
   - Это взаимно.
   Арбитр промолчала, хотя тишина не наступила. На корабле никогда не бывало тихо, даже 'ночью'. Гудение электропроводки, глухой гул вентиляции, низкий рокот двигателей - все они складывались в своеобразную симфонию, милую слуху любого, в чью жизнь плотно вошли межзвездные перелеты. Если слышишь шум, значит все работает. Значит, все в порядке.
   И все было в порядке. Пока. Через несколько часов 'Таласа Прайм' вырвется из объятий варпа в точке назначения, и одному Императору ведомо, что ждет их там. И как всегда, Алисию грыз изнутри страх. Она успела повидать достаточно, чтобы иметь представление о бесчисленных опасностях, таящихся во тьме космоса, и знала, что есть вещи намного хуже смерти.
   - Тебе не страшно? - спросила она, уже догадываясь, каким будет ответ.
   - Что за дурацкий вопрос, - фыркнул Влад. - Конечно же, мне страшно. Раньше я думал, что из меня вырезали это чувство, но оказалось, что не до конца. Когда варп вышвырнул меня в забитый генокрадами трюм, я бы обгадился от страха, если бы мой кишечник был полон. Примерно те же ощущения были, когда я обнаружил, что почти обесчещен тремя мутантами. О прелестнейшей компании на протяжении нескольких десятков тысячелетий я вообще молчу. А к чему такой вопрос? Думаешь, что я струшу и всех подведу?
   - Нет, я так не думаю. Просто... а, забудь.
   - Тебе самой страшно, и ты хочешь убедиться, что не одна такая.
   - Прекрати читать мои мысли. Одного псайкера у нас к отряде более чем достаточно.
   - Не тебе волноваться из-за страхов. Я видел, как ты действуешь в бою. Быстро соображаешь, не суетишься, стреляешь точно. Благодаря этому ты еще жива, и лучше бы тебе продолжать бояться, если хочешь выживать дальше. Я знаю, что тебя не к такому готовили, но ты отлично справляешься, как мне кажется.
   - ....
   - Только не надо делать такое лицо.
   - Все-таки, ты меня бесишь.
   Влад беззвучно рассмеялся.
   - Вот это тебя и отличает. Ты пока еще живая.
   - А остальные нет что ли, - Алисия слегка пихнул его ногой в бедро.
   - Остальные... будто пеплом присыпанные. Что Айна, что Джей... они слишком много повидали, больше, чем может вынести человек. Вдобавок, они родились на таких мирах, которые сами по себе иначе как адом не назовешь.
   - А Герман?
   - И Герман. И даже Тор. Я долго не мог понять, что с ними не так, думал, это из-за того, что оба псайкеры. Но на самом деле они просто ни на что уже не надеются. Они уверены, что их действия приведут лишь к локальным улучшениям, но продолжают рвать жилы и сражаться не щадя себя, потому что если они не будут этого делать, то станет еще хуже.
   - Думаешь, я этого не осознаю?
   - Думаю, что ты еще не сломалась. Я, кстати, все спросить хотел, а как ты вообще попала в Инквизицию?
   - А, это была довольно дурацкая история, если честно, - Алисия дернула плечами, вспоминать о том случае ей было не особенно приятно. - Я была арбитром, и формально им все еще являюсь. Служила на планете Провинс Тета, субсектор Гарвалар. Вряд ли тебе название этой дыры что-то говорит.
   - Вообще-то говорит, недаром я штаны в архивариуме протираю. Это сравнительно юный мир, колонизирован три тысячи лет назад, во время Светоносного крестового похода, возглавляемого Лордом-милитантом Латимоном ван Аквайром. Классифицирован как мир-улей в 429.М41, основная специализация - производство продукции гражданского назначения, в основном топлива и различных промышленных реактивов. Ну и так далее.
   - Тогда ты имеешь представление, чем этот мир является на самом деле. Иногда мне кажется, что запах Провинса въелся в меня настолько, что уже никогда не выветрится. О степени загрязнения и говорить не приходится. Регулярные рейды арбитров по подулью были не прихотью, а необходимостью, чтобы плодящиеся там мутанты не лезли на обитаемые уровни. Вот тут мне и не повезло. Мы думали, это будет обычная вылазка, довольно опасная, но более-менее привычная. У нас было защитное снаряжение, оружие, в достатке патронов, нас сопровождала бронетехника. Но из-за ульетрясения пришлось сойти с известного маршрута, и вся наша группа на полном ходу въехала в здоровенный улей хрудов.
   - Ох... судя по тому, что я читал про них, ничем хорошим это не кончилось.
   - И не говори. Видел когда-нибудь, когда человек за несколько минут стареет на пятьдесят лет? Как новенькая 'Химера', только что с завода, рассыпается в ржавую труху? Молись, чтобы никогда не увидеть. Тогда в подулье спустилось три сотни арбитров, но вернулось меньше десятка.
   - Но ты каким-то образом выжила.
   - Таким же, как и остальные. Я замыкала строй, и энтропийное поле меня не коснулось. А потом мы просто удирали со всех ног, и отстреливались на бегу. Полегли бы вообще все, но когда хруды почти добрались до нас, объявился господин инквизитор, а с ним полроты Астартес из ордена Странствующих Десантников. Крупно повезло, что они именно тогда остановились в системе Провинс для дозаправки. Они зачистили все меньше чем за полдня, потеряв одного бойца. А я... - невольно Алисия содрогнулась. - Меня тогда должны были расстрелять.
   - За что?
   - Ну... для меня встреча с ксеносами была шоком. У меня на глазах заживо сгнило три сотни человек. Я... усомнилась в Императоре. Сказала прилюдно, что он нас оставил, что мы ему безразличны.
   - Тебя не пристрелили на месте?
   - Поверь, так бы и сделали, но господин инквизитор сказал, что я искуплю вину кровью, и забрал с собой. А потом... чем больше видела, тем больше осознавала, что тьма окружает нас со всех сторон, и свет Императора - слабая искорка в ней. Но этот свет хранит нас, и если он на самом деле погаснет... будет куда хуже, чем кучка ксеноублюдков в подулье.
   - И все же в глубине души ты надеешься, что тьма однажды отступит.
   - Может и так. А на что надеешься ты?
   - Не знаю даже. Наверное, на то, что моих усилий хватит. Хоть на что нибудь... - он вдруг резко встал и принялся торопливо одеваться. - Извини, я у тебя засиделся. Выспись как следует. В следующий раз еще не скоро получится.
   'Кретин', - подумала Алисия, когда за Владом закрылась гермодверь, и перевернулась на другой бок.
  
  
   Герман Ларико роскошь полноценного сна позволить себе не мог. Он сидел в своей каюте, полностью одетый, словно для боя, и раскладывал перед собой карты. Снова и снова, до адской боли в висках и носового кровотечения. Он напрягал свои психические силы в попытке прорицать будущее, и каждый раз результат был один другого хуже.
   Решив взять передышку, он вышел из медитативного транса и глотнул немного воды из графина на столе. Вода, как всегда, имела мерзкий привкус очищающих химикатов, но сейчас она была самой жизнью. Помутившимся взглядом псайкер обвел свою каюту и остановился на молитвенном сервиторе. Лоботомированное существо, чьим единственным предназначением было бесконечное пение священных гимнов, бессмысленно разевало и закрывало рот, и издавало только треск и щелканье. Устало выдохнув, Герман подошел к сервитору и нанес ритуальный удар ладонью по корпусу, будящий задремавших машинных духов. Полуживой слуга поперхнулся, заскрежетал, и из его вокс-решетки, заменяющей рот, снова полился поток монотонных молитв.
   Герман покачал головой. Сервитор барахлил уже давно, но Варнак только разводил механодендритами. Виной неполадок была деградация синаптических связей в органической части мозга слуги. Техножрец, при всем желании, не мог починить плоть, и оставалось только ждать, когда в зоне досягаемости окажется фабрика сервиторов, чтобы реквизировать там одного на замену. Псайкер заново разжег успевшую погаснуть ладанку и вернулся в круг для медитации. Глубоко вдохнул ароматный дым и взял в руки колоду психоактивных карт.
   Таро Императора.
   Он закрыл глаза, потянулся к вратам варпа внутри своей души, и немного приоткрыл их, позволив энергии Имматериума вливаться в него. Но он не позволял ей растекаться бесконтрольно, а направил весь поток по своим нервным волокнам в первую карту. Шепот на краю сознания стал ощутимо громче, острые когти начал скрестись о щит веры, окружавший его разум, но Герман был к этому готов. Он нараспев прочел литанию против варпа и зачерпнул из Эмпириев еще больше энергии, и все до последней капли снова влил в карту. В висках начало стучать, температура внутри черепа повысилась, и Герман с усилием разлепил веки, что увидеть проявившийся рисунок.
   Грязно-багровое пятно на темно-синем фоне, вертикальный зрачок, потоки крови.
   'Великое Око'.
   Если бы псайкер не опасался нарушить свою концентрацию, то грязно выругался бы. 'Великое Око', да еще первой же в раскладе. Оно означало противостояние с Губительными Силами, в том или ином виде. То могла быть одержимость, охватившая мир разлагающая порча, и даже демоническое вторжение. И будучи извлеченной из колоды первой, задавала направление всему раскладу.
   Герман продолжил гадание. Он уже глубоко окунулся в поток варп-энергии, почти утратив связь со своим физическим телом, и оставив себе только чувство боли. Он сосредоточился на второй карте, представлявшейся его психическому взору огромным черным омутом. Он коснулся его поверхности, и принялся напряженно всматриваться вглубь, одновременно следя за болью, раздирающей его голову. Если повезет, он успеет остановиться до того, как убьет себя инсультом. На поверхности проступил рисунок, и псайкер охнул.
   Иссохший труп, чей рот раскрыт в вечном вопле, сидящий на троне из золота, окруженный рыдающими ангелами.
  'Император'. Перевернутый.
  Это было плохо. Карта 'Император' была благоприятной для предсказания, она предвещала благополучное путешествие в варпе, триумф в сражении, в более широком толковании - удачу. Но извлеченная перевернутой, она говорила о противоположном, о поджидающей во мраке космоса порче, о вражеских нашествиях и поражениях в битвах. Она сулила отчаяние.
  При гадании на Таро всегда извлекалось четное количество карт - обычно от четырех до восьми, в зависимости от силы псайкера. Использовать меньше было просто бессмысленно, при большем количестве начинались проблемы с интерпретацией предсказания. При этом расклад делился на пары, в каждой из которых первая карта задавала направление, а вторая - уточняла значение первой. Перевернутый 'Император' после 'Великого Ока' - это плохо. Это очень, очень плохо. Худшая комбинация, которую можно представить - только перевернутый 'Император' после 'Разорителя'.
  Не чувствуя стекающей по подбородку слюны, перемешанной с кровью, Герман коснулся третьей карты. Рисунок проявился в его сознании, принеся с собой чувство озадаченности.
   'Отшельник'.
  Мудрость, осторожность, вдумчивое принятие решений. Эта карта не причиняла таких мучений, как предыдущие, и вдохновленный, дознаватель тут же потянулся за четвертой.
  Белая птица на фоне голубого неба, держащая в клюве зеленую ветвь.
  'Голубь'.
  Надежда. Отсутствие конфликта.
  Герман мысленно еще раз вознес молитву Императору, и ненадолго остановился. Он не прерывал свой транс, но отстранился от варпа, оставив в своей голове место только для собственных мыслей. 'Отшельник' и 'Голубь'. Хорошая, ценная комбинация. Она предостерегала от необдуманных действий и поспешных решений, позволяя избежать кровопролития. Но как воспользоваться ею там, куда они направляются? Цель текущего путешествия находилась за пределами Империума, свет Астрономикона здесь казался еле заметной искоркой и навигатор с трудом пробивал путь сквозь Имматериум, а господин Тор все еще не спешил делиться подробностями. Но в любом случае, это хороший знак. По крайней мере, они не идут на верную гибель.
  Псайкер снова отправил сознание в потоки эмпириев. Для него, обладавшего рангом 'дельта', использование шести карт само по себе являлось риском, но картина грядущего оставалась слишком неопределенной. Боль продолжила нарастать, снова начала подниматься температура внутри черепа. Герман терпел и боялся только потерять концентрацию. Пятая карта...
  Мрачная фигура, закутанная в черный саван, на фоне звездного неба. Ее руки сжимают косу, а чернота под капюшоном безучастно взирает на вселенную.
  'Смерть'.
  Знак перемен и новых начинаний. Не перевернутая, что не может не радовать. Но ее появление в раскладе, пусть и в третьей паре, только усложняет общую картину. Что может измениться настолько резко и значительно, что резонанс этих событий отзовется в Таро? Ладно, остался последний рывок, в который нужно вложить все силы. Еще будет время поразмышлять, не рискуя вскипятить собственные мозги. Герман сосредоточился, вливая свою энергию в психореактивный пластик, и вот на поверхности проступил рисунок...
  Бам-бам-бам!
  Громкий стук в дверь вырвал псайкера из транса, могучим ударом вбил обратно в оболочку из мяса, крови и костей. От неожиданности он потерял равновесие и кубарем покатился по полу, запутавшись в собственном плаще.
  Бам-бам-бам!
  Психосиловой меч словно сам прыгнул Герману в руку, но прежде, чем вершить расправу, он мельком глянул на разложенные по полу карты. Последний рисунок успел проявиться.
  'Будем считать, тебе сегодня повезло!' - зло подумал он и подошел к двери.
  - Оу... прости. Кажется, я тебя отвлек, - Вертер излучал искреннее смущение, но оно не могло пересилить его решимость.
  - Твоя интуиция феноменальна, - выцедил сквозь зубы Герман, и только сейчас заметил, что из его рта ручьем текут слюни, а из носа - кровь. Он беззастенчиво утерся рукавом и вперил в незваного гостя гневный взор. - И надеюсь, у тебя серьезная причина, чтобы меня беспокоить.
  - Да есть такое, - Вертер чувствовал себя неловко, и не только из-за того, что застал дознавателя в не лучшем виде. - У меня... как бы это описать... предчувствие. Кажется, это по твоей части.
  - По моей, по моей, - проворчал Герман, но гнев уже начал отступать. - Заходи.
  Впустив Вертера, он первым делом достал из шкафчика початую бутылку амасека и сделал солидный глоток прямо из горла. Потом вытащил оттуда же пластинку гликопасты и разом откусил половину, запив еще одним глотком спиртного. И только потом указал аколиту на стул, а сам устроился на кровати. Не выпуская из рук бутылку.
  - Что за предчувствия?
  - Предчувствие, что скоро будет жопа, - Вертер пожал плечами и виновато улыбнулся.
  - Конкретнее.
  - Каждый раз, как подумаю про планету, к котором летим, так будто холодный пот прошибает. Притом, что мне потеть нечем. Это даже не страх. Это животный ужас, без какой-либо рациональности.
  - Видения были? Странные сны?
  - Нет.
  - Голоса слышишь?
  - В реальном пространстве - нет, в варпе постоянно.
  - Что они говорят?
  - В основном обещают надрать мне зад.
  - Раньше такое уже было?
  - Да. Когда мы подлетали к Рисле Квартус, я смотрел на нее через иллюминатор, и она казалась мне больной. Тогда я списал все на загрязненную атмосферу. Но... - Вертер принялся тереть виски. - Это происходит слишком часто, чтобы быть простыми совпадениями.
  - Знаешь, если бы я дважды самолично не замерял твой психический потенциал, то уже запер бы тебя в нуль-камере, как латентного псайкера.
  - Я бы сам туда залез. Но тут что-то другое, а что именно, я понять не могу, и меня это бесит.
  - Меня тоже. Но сейчас это не так важно. Что-то еще?
  - Пока все.
  - Тогда проваливай. А про то, что будет жопа, - дознаватель кивнул на разложенное Таро, - я и так уже знаю.
  Вертер ушел. Герман дожевал гликопасту и уже не спеша прикончил остатки амасека. При всех тяготах жизни псайкера, в ней были и приятные моменты. Например, биомант мог не волноваться об алкоголизме. Он крутнул в руках меч и выполнил первую форму из Девяноста девяти священных ударов. На завершающем выпаде оружие чуть-чуть скользнуло в ладони, уведя движение острия в сторону, и Герман тихо ругнулся. Меч был подарком его наставника, врученным одновременно со званием дознавателя. К своему вящему стыду, он признавал, что не уделял достаточно внимания тренировкам с ним, больше концентрируясь на непосредственном использовании психосил. Не станет ли это пренебрежение роковым?
  Он еще раз осмотрел получившийся расклад.
  'Великое Око' и перевернутый 'Император'. 'Отшельник' и 'Голубь'. 'Смерть' и...
  Герман подобрал с пола последнюю карту и внимательно ее осмотрел. Эта карта довольно редко появлялась в раскладах, пожалуй даже реже, чем 'Разоритель'. Она изображала обнаженного златоволасого ангела, с зияющей раной на груди, сжимающего в правой руке пламенный меч, а левой заслоняющегося от нависшего над ним бесформенного чудовища. Символ жертвы и героизма. Символ подвига и победы. Символ смерти, дарующей жизнь.
  'Ангел'.
   Извлечь из колоды эту карту означало предсказать великий триумф. Герман обратился памятью ко времени, когда он, будучи подростком, получил свое назначение. Он сжимал в руках выданный в день выпуска посох и таращился в иллюминатор, пока суборбитальный челнок вез его на корабль. Терра праздновала Сангвиналу, предшествующую Дню Вознесения и посвященную примарху Сангвинию. И хотя маршрут пролегал на значительном отдалении от стен Дворца, а годы в Схоластика Псайкана привили Герману изрядный цинизм, он не сдержал дрожи благоговения при виде Врат. Именно на этом месте десять тысяч лет назад стоял Ангел и защищал Дворец от прислужников Хаоса.
   Герман убрал карты и погасил освещение. Завтра будет достаточно времени, чтобы доложить обо всем господину Тору и выработать дальнейшие действия. А пока стоит вспомнить все хорошее, что случалось в жизни, хоть таких вещей и было немного. Другой возможности может и не представиться.
  
  
   Точильный камень в сотый раз прошуршал вдоль лезвия. Темная катачанская сталь почти не отражала свет ламп, и могло показаться, что нож урчит от удовольствия, предвкушая вкус вражеской крови. Сержант Джей Спенсер знал, что так оно и есть, и тихо улыбался, с терпением и заботой доводя лезвие до бритвенной остроты. Это не было фигурой речи, обычных бритв он не признавал.
   Скоро будет еще одна операция, еще одна битва. Или несколько. Еще больше уничтоженных ксеносов и еретиков. А значит, все будет правильно, как и должно быть. И если удача изменит ему, то так тому и быть. Жизнь, проведенная в истреблении врагов Императора - жизнь, прожитая не напрасно. И Джей понимал, что вечно она длиться не будет. Он и так подзадержался на этом свете, о чем каждое утро напоминали седые проблески в волосах. Его ум все еще был остер, и в руках оставалось достаточно силы, чтобы перерубить орочью шею одним ударом. Но сам Джей замечал, что чуть-чуть хуже стало зрение, и пусть совсем немного, но замедлилась реакция. Он не был так уж стар, лишь немного перешагнул за сорок, но по меркам Катачана уже был древней руиной.
   Краем глаза он глянул на Айну. За соседним верстаком она с особым тщанием перебирала свой хеллган. Она разобрала оружие на самые мелкие детали, положив каждую на отдельную бумажку с написанной на ней молитвой машинным духам, и теперь занималась тонкой настройкой под характеристики атмосферы планеты, к которой летела 'Таласа Прайм'. Джей беззвучно хмыкнул. Тщание и дотошность, с которой кадианка относилась к подобным вещам, могла бы показаться смешной для кого угодно. Кроме кадианцев.
  В чем-то, однако, они были похожи. Оба были детьми своих миров, солдатами по праву и обязанности рождения, никогда не знавшими ничего кроме войны... да и не желавшими знать ничего другого. Джей до сих пор не мог перебороть в себе отвращения, что охватывало его всякий раз при спуске на мирные имперские планеты. В глубине души он презирал их жителей за беспечность и мягкотелость, хотя и понимал умом, что это неправильно, и что именно они и составляют ту огромную штуку, что зовется 'человечеством', и что именно ради них существуют прирожденные бойцы, такие как он и Айна.
  - Серьезно, на этом корабле хоть кто-нибудь спит ночью?
  Джей обернулся на голос. В арсенал вошел Влад и проследовал к закрепленному за ним шкафу.
  - Похоже, что нет, - хмыкнул сержант. - А ты чего арбитрше койку не греешь? Трясет перед дракой?
  - Можно и так сказать, - Влад выгреб весь свой арсенал и водрузил его на свободный верстак. - Хотя завтра просто не будет времени проверить снаряжение. По расчетам мы выходим из варпа в полдень, а я хочу нормально выспаться.
   - Впрок все равно не наспишься.
   - Не недооценивай терранцев старой выделки. Держу пари, никто в секторе не умеет спать так, как я. Однажды я заснул на краю лагеря, а когда проснулся, надо мной стоял танк. Я чуть голову себе не расшиб о днище.
   - Тоже мне достижение, - Джей осклабился. - Вот попробовал бы ты вздремнуть рядом с батареей 'Василисков', про которой ведут контрбатарейный огонь...
   - Не давай ему продолжать, - произнесла Айна, на секунду оторвавшись от внутренностей хеллгана. - Это третья по невыносимости из его историй.
   - А какие тогда первая и вторая? - ехидно спросил он, но кадианка уже вернулась к своему занятию.
  Джей попробовал пальцем лезвие и одобрительно цокнул языком. Он убрал нож в ножны, и взялся за мельтаган. Вообще, большого смысла в этом не было, оружие бойцов 'Пальца' время от времени перебирал Варнак, что железно гарантировало отсутствие любых поломок. Но, как и любой ветеран, Джей предпочитал подгонять снаряжение под свои привычки. Регулируя полярность магнитных катушек в стволе, он заметил, как Влад разворачивает темно-серый комбинезон с капюшоном.
  - Это та штука, которую тебе Варнак смастерил? - спросил он.
  - Ага.
  -Тонковат, мне кажется.
  - Со слов изготовителя, это все равно, что слой стандартной флакк-брони, но закрывающий каждый сантиметр тела, - Влад скинул гвардейскую гимнастерку со штанами и принялся натягивать комбинезон на себя. - Если бы я не видел, что изготовлено это платьице чуть ли не из обрезков буквально у меня на глазах, то может даже и поверил бы.
  - Не ссы, Варнак в своем деле шарит как никто. Не удивлюсь, если на самом деле это эквивалент двойного слоя, а он просто перестраховывается.
  - Да мне бы и одного хватило, если честно. От серьезной подачи все равно никакая броня не убережет, а мне просто не хочется из-за каждой царапины менять листы обшивки.
  - Это же просто куски металла, - удивился Джей.
  - Это память о доме, дурак, - без гнева отозвался Влад. - Если у тебя отнять твою бандану и нож - ты сильно будешь этому рад?
  - А, вот что... а шлем тоже с нуля изготовлен?
  - Не, это обычная 'Аквила' со склада, я ее только покрасил. Хм... а неплохо сидит, - Влад покрутился на месте, помахал руками, сделал кувырок с места вперед, потом назад. - Ну, давайте сюда своих elfow, посмотрим, что у них внутри.
  - Кого? - не понял Джей.
  - А, elfy, - Влад изобразил кислую рожу. - Это сказочные существа из легенд Старой Земли. Их описание схоже с внешностью эльдар. Даже по легендам те еще ублюдки. Могли иногда одарить волшебным предметом или сокровищами, но чаще развлекались похищениями детей. Очень боялись железа.
  - Хорошие были легенды, - сержант ухмыльнулся. - Правдивые. Вот пусть и эти ушастые боятся нашего железа. Кстати, ты нормальный нож себе так и не сделал, все зубочистку эту носишь?
  - Если ты про штык-нож, то его и дальше буду носить. Он многофункциональный, не то, что твой тесак. А для рукопашной у меня кое-что другое.
  Джей пригляделся, что это за 'другое'.
  - Ты все-таки до них дорвался...
  - Я не для того столько времени позволял Гериону швырять меня по всему гимназиуму, чтобы потом идти на дело с одной стрелковкой. И если ты не забыл, совсем недавно мы столкнулись с огрином-берсеркером, и если бы я не расплавил трос крана с контейнером...
  -... то я бы просто зажарил его из мельты.
  - Все равно они лежат без дела. Это оскорбление для духов оружия.
  - Да мне-то не жалко, - сказал Джей. - Но это тебе не хеллган, силовые мечи вещицы недешевые.
  - Если нас завтра перебьют, на стоимость всем будет плевать, - Влад вытащил мечи на свет и выполнил серию приемов, без активации клинков. - А я собираюсь использовать все, чтобы пережить эту высадку.
  - Все-таки трусишь?
  - Я был у Германа, он раскладывал Таро Императора и подтвердил, что будет плохо.
  - Ты бы поменьше заморачивался с этими псайкерскими штучками. От них иногда толк бывает, но чаще они просто сбивают с толку.
  - Я бы хотел, - с неожиданной злостью ответил Влад, и глянул на него исподлобья. - Но я чувствую то же, что и он. Мы слишком отдалились от света. Тьма все гуще. Я не знаю, как мы переживем завтрашний день, но если от меня хоть что-то зависит - я сделаю все, и немного сверх того.
  Он ушел, унеся с собой все свое снаряжение. Айна проводила его взглядом и принялась собирать хеллган.
  - Надо было пристрелить его, когда только нашли. Он бы моральной угрозой, - безразлично сообщила она. - А теперь поздно. Он ел с нами за одним столом и сражался плечом к плечу. Он стал одним из нас.
  - Инквизитор ему доверяет. Герман тоже, хотя слышал, они чуть не подрались.
  - Это не вопрос доверия или недоверия. Это вопрос сохранения чистоты душ, чистоты от размышлений и сомнений. Пусть моя душа давно пожрана тварями варпа, ваши еще не поздно спасти, - она повернулась к Джею и впилась в него немигающим, рыбьим взглядом. - Когда настанет момент, просто сделай то, что должно.
  Наверное, впервые в жизни сержант Спенсер не нашелся, что ответить.
  
  
  На следующий день
  'Таласа Прайм' вышла из варпа в половине второго по бортовому времени. Задержку вызвало пожелание Тора вернуться в реальное пространство как можно ближе к гравитационному колодцу системы. Когда по корпусу корабля прокатилась волна вибрации, и цепкие лапы Имматериума выпустили фрегат из своих объятий, по всем отсекам пронесся вздох облегчения. Успешное окончание путешествия через варп - всегда повод для радости. Где бы это путешествие ни завершилось.
  Планета, которая виднелась через огромный иллюминатор на мостике, в имперских регистрах значилась длинным неудобопонятным индексом, и настоящего имени не имела, как не имела его вся система. Это могло показаться очень странным, ведь мир ААА класса, обладающий чистой атмосферой, водой и благоприятным климатом, неизбежно должен был встать первым в очередь на колонизацию. Но свет Астрономикона едва добирался до окраины Галактики и несоразмерные риски ставили жирный крест на аппетитах чиновников Администратума.
  Была и еще одна причина, о которой знали лишь лорды Оринтийского конклава, и имя ей было 'эльдар'. Три тысячи лет назад, во время волны экспансии в секторе, силы Светоносного Крестового похода столкнулись с ожесточенным противостоянием со стороны ксеносов. Битвы в космосе и на поверхностях планет были столь ожесточенными и кровавыми, что среди сопровождавших флот инквизиторов Ордо Ксенос возникла идея попробовать дипломатию там, где не справлялись сталь и огонь.
  Результатом долгих витиеватых споров стал своеобразный пакт о ненападении. Империум объявлял плеяду звезд в субсекторе Тенебралем запретной территорией, туда не допускались колонисты и эксплораторы. Взамен остальные завоеванные и вновь открытые миры получали неприкосновенность от действий Рукотворных Миров и Ушедших. Заключенный мир держался хлипко и шатко, с обеих сторон всегда находились непримиримые и просто лихие личности, но все же он держался.
  Вертер этих тонкостей не знал. Он смотрел на постепенной растущий сине-зеленый диск, до боли напоминающий Землю, боролся с душащим его страхом и слушал брифинг инквизитора.
  - Первое, что я хочу сказать: изначально мы летели не сражаться. Я надеялся провести все вообще без единого выстрела, - Тор перевел взгляд на дознавателя, - мы должны быть готовы ко всему. Как всегда.
  Этот мир населен эльдар подвида 'гамма', известными как экзодиты, они же Ушедшие, и на их языке он зовется Иша'киараль. Открывать огонь только по моему приказу или в случае моей смерти, если приказ не был отдан ранее. Я знаю, это трудно, это противоречит всему, чему вас учили, но это необходимое требование для успеха нашей миссии, от которой зависит судьба не только этого сектора, но и многих других. Если повезет, мы управимся со всеми делами за месяц-другой, а наш контакт с ксеносами будет сведен к минимуму.
  'А если не повезет?' - мысленно спросил Вертер, и тот же вопрос наверняка задали себе все остальные.
  - Сэр, есть данные с авгуров! - крикнул один из корабельных офицеров.
  В данном случае привычное обращение 'сэр' было адресовано не Тору, а тому, кто стоял рядом с ним - капитану Оркаду Венкмайеру. Этот древний столетний старец, выглядевший на сорок благодаря ювенат-хирургии, носил свой флотский мундир с таким видом, будто то была мантия правителя, и курил совершенно ужасающие сигары, дым от которых наполнял весь мостик. И если его собственные офицеры давно привыкли к ядовитой атмосфере, то инквизиторская свита морщила носы, а Вертер демонстративно нацепил респиратор. На что, впрочем, никто не обратил внимания.
  - Вывести на центральный проектор! - рявкнул капитан.
  Посреди мостика возникла голографическая модель планеты, с жирной красной точкой на поверхности.
  - Засечены энергетические сигнатуры, свойственные оркам. Предположительно, это орочья Каменюка или корабль, судя по мощности излучения.
  - Сканирование пространства?
  - Пусто, сэр. Кроме нас в системе никого нет.
  - Хорошая новость. Эй, господин инквизитор! У вас немного бойцов, даже если добавить к ним моих людей, но как на счет того, чтобы поджарить зелень лэнс-излучателями с орбиты?
  - Не торопитесь капитан, - Тор хищно всмотрелся в голограмму. - Это хорошая возможность для нас.
  - Ваши приказы?
  - Пусть 'Таласа Прайм' выйдет на низкую орбиту. Я хочу, чтобы вы могли оказаться над любой точкой Иша'киараль в течение часа, если нам понадобится орбитальный удар или срочная эвакуация. И... даю разрешение на использование вы-поняли-чего.
  - Вы собираетесь высаживаться?
  - Конечно! Орки в таком количестве - это неприятно, но не более. Пусть подготовят нам посадочный модуль. Нам понадобится наземный транспорт и оборудование для развертывания временного лагеря, а также автотурели.
  Капитан кивнул и принялся надиктовывать приказы по системе бортовой связи. Инквизитор со свитой отправились в ангар. Варез и Хаддрин в высадке не участвовали, им предстояло довольствоваться ролью консультантов и координаторов, зато к группе боевиков присоединился Варез и его боевые сервиторы. Видимо, дело ожидалось прямолинейное, без изысков, требовавшее больше огневой мощи, чем расследований и дедукции.
  Вертер занял свое место в шаттле и принялся в последний раз проверять снаряжение. Хеллган - вот он, на плече висит. Запасные батареи - четыре в кармашках на груди, по одной на плечах. Револьвер - на бедре, кобура засегнута. Запасные обоймы к нему - четыре штуки в подсумке на ремне. Запас пищевых рационов - в том же самом подсумке. В другом подсумке тоже лежат батареи, но для питания собственных систем. Фляга с водой, нож, трос с карабином, световая шашка, дымовая шашка... Самое главное - медкомплект, стащенный из апотекариона. Не индивидуальный пакет, которым максимум можно перевязать легкое ранение, а достаточно серьезный набор, с кучей разнообразных препаратов и инструментов. Вообще, его полагалось таскать в рюкзаке, но место на спине прочно заняли силовые мечи, так что пришлось равномерно распределять массу по телу.
  Он оглянулся на остальных. Брат Герион держал болтер на коленях и, хотя шлем скрывал звуки, но неверняка шептал молитвы духам оружия. Айна безразлично смотрела перед собой и почти не шевелилась. Герман сидел с полузакрытыми глазами, навершие его посоха слабо потрескивало от психических разрядов. Алисия с легким волнением оглядывалась по сторонам, но вполне держала себя в руках. Не желая изменять привычкам, она взяла в довесок к хеллгану свой любимый дробовик. Джей мечтательно подбрасывал в ладони гранату и насвистывал какой-то простенький мотивчик. Похоже, он единственный наслаждался происходящим, и, перехватив взгляд Вертера, весело подмигнул.
  - Не трясись, Железка! - и бросил ему какой-то увесистый металлический предмет размером с детское бедро.
  - Эм, - Вертер не сразу сообразил, что это за штука. - Зачем мне мельтабомба?
  - Малыш, поверь опыту дяди Джея, с мельтабомбой все становится лучше.
  - Тебе просто лень тащить эту дуру, - фыркнул Вертер.
  - У нас мало противотанковых средств, - серьезно ответил Джей. - Только мой мельтаган и эта малышка. И лучше бы им быть в разных руках, а тебе подобраться к орочьему вагону или смертодреду будет проще всего.
  - Ладно, убедил, - Вертер прицепил мельтабомбу к поясу.
  Он проверил работу ауспекса, который Варнак без особой деликатности встроил в его тактический визор. Выглядела получившаяся химера уродливо, только синей изоленты не хватало для полной картины, но она работала, и освобождала от необходимости таскать с собой еще один прибор.
  - Герман, у нас план есть?
  Псайкер приоткрыл один глаз:
  - Сейчас приземляемся, а дальше импровизируем.
  'Сорок тысяч лет оттачивания тактики малых групп', - подумал Вертер.
  В пассажирский отсек челнока вдруг вплыл магос, держащий в манипуляторах горсть каких-то массивных браслетов.
  - Разбирайте, - проскрипел он синтезированным голосом. - Кто потеряет - пущу на сервитора. Брат Герион, возьмите тоже.
  - Что это? - спросил Вертер.
  - Генераторы рефракторного поля. Ввиду крайней опасности миссии, я выдаю их всем.
  'Я бы предпочел пару когорт скитариев или полк Гвардии'.
  Вертер застегнул браслет на левом запястье, и через несколько минут 'Арвус' задрожал и оторвался от палубы. Сидящая рядом Алисия принялась шептать молитву, и Вертер чуть было не последовал ее примеру. Ощущение надвигающегося кошмара давило на него со всех сторон, выбивало воздух из легких, вытягивало силу из рук. Может, и правда стоит обратиться к Императору? Он ведь защищает? Усилием воли Вертер прогнал эти малодушные мысли и сосредоточился на мысленном повторении форм с мечами.
  
  
  Путь до поверхности занял всего полчаса. Стоило 'Арвусу' коснуться земли, как оперативники повыскакивали наружу, беря зону высадки на прицел. К счастью, ничего даже отдаленно напоминающего противника поблизости не оказалось. Буквально через несколько секунд рядом приземлилась 'Аквила' с Тором на борту и большой, неповоротливый грузовик, доставивший на поверхность крупногабаритные грузы и Варнака.
  Вертер огляделся. Все транспортные корабли сели на холме, возвышавшимся посреди бесконечной равнины. Равнину пересекала небольшая речка, всего полсотни метров в ширину, с аккуратными берегами, без малейшего намека на заболоченность. Сам холм покрывало не очень высокое, чуть выше колена, но очень густое разнотравье, которое продолжалось и дальше, насколько хватало глаз. Деревья на равнине росли, но на большом удалении друг от друга. Внешне они больше всего напоминали земные кедры, с такими же низкими, толстыми стволами и мощными кронами, но из-за расстояния и опускающихся сумерек рассмотреть их толком не получалось. Сердце Вертера замерло. Этот мир слишком походил на Землю.
  Сервиторы под надзором магоса тут же принялись за дело, возводя из рокритовых блоков периметр и укрепляя его турелями 'Тарантул'. Тем временем Джей выкатил из трюма грузовика открытый шестиколесный вездеход, и теперь нетерпеливо барабанил пальцами по рулю.
  - Значит так, - объявил Тор, когда немного улеглась суета. - В настоящий момент наша важнейшая задача - обнаружение местных эльдар и установление с ними контакта. Да, вы не ослышались. Экзодиты живут племенами, и меня интересуют именно их вожди. Если бы не орочье вторжение, с этим не возникло проблем, но сейчас ситуация осложнилась. Я выбрал эту зону высадки, потому что на примерно равном расстоянии отсюда находятся три поселения, карты местности и их координаты Варнак сейчас передает машинным духам 'Тауросов'. Чтобы сэкономить время, обследуем все разом, для чего разбиваемся на три группы. В первой буду я, Варнак и Майгрем, во второй - Герман и брат Герион, в третьей - Спенсер, Боррес и Вертер. Все группы возьмут с собой по сервочерепу, так Варез сможет наблюдать за всеми. Избегайте встреч с орками, не вступайте в бой, если не уверены что не дадите никому из них сбежать и поднять тревогу. Вопросы?
  - Да, сэр, - Вертер поднял руку. - Перед прибытием мы не проходили обучения языкам ксеносов. Это не будет проблемой при, кхм, установлении контакта?
  - По моему опыту, большинство эльдар свободно владеют низким готиком. Если на экзодитов это не распространяется, держите связь с Мальфрум для синхронного перевода. Еще?
  Больше ни у кого вопросов не оказалось, и инквизитор скомандовал выдвигаться. Вертер устроился на сиденье рядом с водителем, Алисия заняла место за спаренным тяжелым болтером, и Джей тронул вездеход с места.
  'Таурос' оказался очень приятной машиной. Хотя комфортом и плавностью хода он, конечно, недотягивал до знакомых Вертеру гражданских автомобилей, но давал сто очков вперед любой армейской технике, в первую очередь из-за наличия отличной подвески и почти полной бесшумности двигателя. Поддавшись искушению, Вертер снял респиратор и глубоко вдохнул воздух Иша'киараль. Тот пах медом, свежей травой и хвоей. Были и другие запахи, незнакомые, но тоже приятные и умиротворяющие. Даже не верилось, что где-то на этом мире прямо сейчас творилось страшное кровопролитие.
  - Джей, как думаешь, зачем Тору понадобилось выходить на контакт с эльдар? - спросил он, чтобы отвлечься от ностальгии.
  - Спроси чего попроще, - буркнул катачанец. - Я эльдар-то видел всего один раз. Тогда уже был в Инквизиции, Тор участвовал в экспедиции какой-то. И тут посреди дня из-под земли начали лезть некроны. Наших там две трети полегло, выжили только я, Герман и Тобиас, ты про него слышал. И когда уже собрались Императору души отдавать, появились ушастые, будто из воздуха. Перебили всех некронов, а нам велели уматывать, пока целы. Жалко патроны кончились к тому времени... но те пустотники были, а не дикари.
  - Может, он снова с этими пустотниками связаться пытается? - предположил Вертер и снова принюхался. - Мне кажется, или дымом пахнет?
  Джей ударил по тормозам и тоже принялся озабоченно тянуть носом.
  - Дым, определенно, - подтвердил он. - Дальше едем очень, очень осторожно.
  'Таурос' продолжил путь, но уже вдвое медленнее, Джей ежесекундно сверялся с электронной картой, а Алисия и Вертер прильнули к прицелам, ища малейшее движение или проблеск тепла. Тем временем по воксу Герман успел отрапортовать о том, что он с космодесантником добрался до обозначенного поселения, но нашел его покинутым и разоренным. Причем орки побывали там уже после того, как беженцы ушли, потому что не осталось ни одного трупа или пятна крови.
  'Может, и у нас пронесет?' - подумал Вертер, но всего через несколько минут его надежды потерпели крах.
  Зарево от пожаров они увидели довольно скоро, когда вечерние сумерки начали превращаться в ночную тьму. Но Джей продолжал ехать, пока не стали различим эльдарский поселок. Строго говоря, поселком-то это назвать было сложно. Скорее хутор, состоящий из полудюжины зданий странного, болезненно-изящного дизайна, чья неправильная геометрия с трудом воспринималась человеческим глазом. Располагались здания полукругом вокруг небольшой площади с круглым прудом в середине, высотой каждое было в два-три этажа, и еще совсем недавно они наверняка были по-своему красивы. Пока их не объял огонь.
  А еще были крики. В основном грубые, похожие на смесь звериного рыка и свиного хрюканья, в котором изредка угадывались слова низкого готика, но были и другие, более высокие, напоминающие человеческие.
  - Там идет бой, - сказала Алисия, рассматривая поселок через бинокль. - Зелень против ушастых, и я бы поставила на первых.
  - Численность противника? - деловито уточнил Тор по воксу.
  - Десять... восемнадцать... двадцать две головы, сэр. Включая ноба.
  - Справитесь?
  Вертер поймал на себе вопросительные взгляды Алисии и Джея.
  - Конечно, сэр, плевое дело, - обреченно ответил он.
  - Отлично, - удовлетворенно отозвался инквизитор. - Доложите, когда закончите.
   Вертер хотел было тихо выматериться, но связь работала непрерывно, а о смысле славянских метафор легко было догадаться из контекста. Он снял хеллган с предохранителя и перевел визор в режим трекинга.
   - Аккуратнее, Железка, - тихо сказал Джей. - Орки тебе не вшивые культисты. Эти говнюки на редкость живучие и крепкие, а боли они практически не чувствуют.
   - Но от лазболта между глаз они умирают?
   - Нууу... как правило. Выкрути хеллган на максимальный пробой, у них чертовски толстые черепа. И постарайся как можно скорее убить большого. Сейчас мы разгонимся, вдоль этого пруда, - Джей показал пальцем. - Там ты спрыгнешь, а Алисия прикроет тебя из тяжелых болтеров. Я займусь их тачилами, чтобы не сбежали, и тоже присоединюсь.
   - Ты главное не копошись там, дедуля, а то тебе ничего не достанется. Ну что, погнали? За Императора, и все такое.
   - За Императора, - эхом отозвался Джей и утопил педаль газа в пол.
   'Таурос' промчался по самому краю пруда, подняв тучу брызг. Установленные на корме вездехода болтеры протяжно взревели, выплевывая очереди реактивных болтов, рвущих ксеносов на куски. Вертер выпрыгнул из машины на полном ходу, перекатился и тут же вскочил на ноги, вскидывая перед собой хеллган. Его удушающий страх никуда не делся, но сейчас он точно знал, что боится не орков.
   - Давай, малышка. У нас первое знакомство сложилось не лучшим образом, понимаю. Литании, ритуалы, - прошептал он оружию в своих руках. - Но сейчас такая романтичная ночь... ты ведь споешь мне? Дашь услышать свой прелестный голосок?
   Хеллган с громким треском выплюнул ослепительно-яркий фиолетовый луч, который прошил через ближайшего орка навылет и опалил каменную стену, а сам череп взорвался от резкого перегрева, обрызгав все вокруг кровью, кусочками мозга и осколками черепа. Та же участь постигла еще двоих, а потом орки заметили его.
   Вертер побежал зигзагами, не переставая стрелять ни на секунду. Он был наслышан, что орки стреляли хуже всех в галактике, но проверять это утверждение на практике не очень-то хотелось. Используя свое огромное преимущество в скорости, он петлял между эльдарских домов, всаживая два-три луча в орочьи черепа, и тут же скрываясь за углом. Тяжелые болтеры 'Тауроса' тоже не смолкали, перекрывая собой истошный звериный рев.
  В какой-то момент хеллган пискнул, сигнализируя об исчерпании батареи, и времени на перезарядку не оставалось. Вертер встал в стойку и встретил несущегося на него орка прямым ударом ноги в горло. Может, эти ксеноублюдки и были живучими, но разрыв трахеи на них действовал немногим хуже, чем на людей. Не дожидаясь, пока враг отправится от шока, Вертер подхватил оброненный им здоровенный тесак и раскроил орку череп.
  - А НУ СДОХНИ ЗОГАНЫЙ ЮДИШКА!
  Вертер обернулся и увидел орка, по меньшей мере, на голову превосходящего ростом прочих. В лапах он держал двуручный цепной топор с отчаянно коптящим двигателем, а поверх склепанной брони из какого-то металлолома брони носил содранные кожи, похожие на человеческие.
  Но не только орка.
  - Бах, - сказал Вертер, притворно стреляя из пальца.
  В следующую секунду поток перегретой плазмы испарил голову и грудь ноба.
  - Не выделывайся! - рявкнул Джей. - Еще двое внутри!
  Вертер кивнул и кинулся к единственному дому, не превратившемуся в факел, на ходу доставая силовой меч. Проскочив через выбитые двери, он взлетел по лестнице на второй этаж и заметил двух орков, столь увлеченно рубивших топорами деревянный сундук, что не услышали звуков побоища снаружи. Меч испустил змеиное шипение, когда его лезвие засветилось синим светом и окуталось молниевыми разрядами.
  В этот миг орки спохватились, что они тут не одни, но было поздно. Первого из них Вертер развалил одним ударом от плеча до пояса, почти не почувствовав сопротивления. Сделал шаг вперед, одновременно поворачиваясь вокруг себя, и ударом наотмашь снес второму голову.
  В воцарившейся тишине стало отчетливо слышно чье-то прерывистое дыхание, доносящееся из сундука. Вертер попробовал поднять крышку, но та не поддавалась. Тогда он широким взмахом перерубил замок и откинул крышку пинком. Комната наполнилась истошным визгом, и в следующее мгновение Вертер заметил лезвие ножа, нацеленное в его горло. Удар был настолько быстрым, что без своей аугментики он бы уже был мертв. Но, хвала Императору, аугментика работала как надо, и он перехватил нож у самой своей шеи, стиснув его мертвой хваткой, а своей меч приставил к шее напавшего на него существа.
  Это определенно был эльдар.
  Существо, одновременно очень похожее на человека, и столь же бесконечно чуждое, особенно если наблюдать его в движении. А еще, судя по пропорциям и росту, это был ребенок. Девочка. Немного потянувшись шеей, Вертер заглянул внутрь сундука, и заметил там еще одного эльдар, окровавленного и, похоже, с выпущенными кишками, но еще дышащего.
  - Влад, что у тебя тут?!
  Алисия и Джей ворвались на второй этаж вместе, с оружием наперевес. Девчонка-эльдар уставилась на них диким взглядом, и попыталась вырваться, но Вертер держал крепко.
  - Все нормально, - сказал он. - Вы помните приказ инквизитора? Не стрелять.
  Он деактивировал меч и медленно убрал его за спину. Потом чуть-чуть присел, чтобы сравняться уровнем глаз, и сделал правой рукой жест, обозначающий спокойствие. Во всяком случае, в человеческой культуре.
  А потом очень осторожно разжал левую руку.
  Девчонка отпрянула назад, прижалась спиной к стене, все еще вцепившись обеими руками в нож. Вертер снял тактически визор и шлем, демонстрируя свое лицо, как он надеялся, ничем не напоминающее орочье.
  - Мы не орки, - сказал он самым дружелюбным тоном, на который был способен, и постучал по двуглавому орлу на наплечнике своего комбинезона. - Мы из Империума. Люди.
  - Mon-keigh... - выдавила эльдарка.
  - Кто-нибудь в курсе, что она сказала?
  - Это они так нас называют, - угрюмо ответил Джей. - 'Мон-кей', это что-то вроде 'варваров' или 'дикарей'.
  - А сами земледелием да животноводством живут, - Вертер покачал головой и постучал по вокс-передатчику. - Палец-5 - Макушке. Контакт установлен. Мы нашли гражданских.
Оценка: 7.14*12  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Миленина "Ректор моего сердца" (Любовное фэнтези) | | К.Леви "Асирия. Путь к счастью." (Любовное фэнтези) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | В.Лошкарёва "Жена Наследника" (Любовное фэнтези) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | Леший "Леший. Путь проклятых." (Боевое фэнтези) | | Е.Вострова "Мой муж - дракон" (Любовное фэнтези) | | С.Казакова "Позволь мне выбрать 2" (Любовное фэнтези) | | Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | Эль`Рау "И точка" (Киберпанк) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"