Demonheart: другие произведения.

Плоды проклятого древа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.84*62  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Плоды проклятого древа" - это юридический принцип, согласно которому улики, добытые преступным путем, не могут служить доказательством в суде.
    Так имеет ли право человек, совершенно лишенный героических черт, стоять рядом с настоящими героями?
    И если для защиты мира нужна помощь худших из худших, имеет ли этот мир право жить?

    Обновлено 24.06.2019

  
1.1 РЕКТИФИКАЦИЯ
  
   Что чувствует человек, столкнувшийся лицом к лицу с кейпом?
   Вопрос, который в современном обществе старательно замалчивается, чтобы не пустить прахом все усилия Службы Контроля Параугроз по интеграции обладателей сверхсил в общество. Все могучая пропагандистская машина, от официальных пресс-релизов до спонсируемых фильмов и комиксов, навязывает образ кейпа как героического защитника, облаченного в яркий обтягивающий костюм, который всегда готов прийти на помощь. В самом деле, кому неизвестны имена героев Триумвирата, которые доблестно сражаются с Губителями? Кто не слышал о Драконе? О Зионе?
   Миллиарды долларов и труд десятков тысяч людей направлен на достижение единственной цели - убедить общественность, что парачеловек это не чудовище с эквивалентом ядерной бомбы в собственной голове, а такой же обыватель, носящий нелепый наряд и от того еще более нестрашный.
   Миссия, возложенная на СКП, благородна, и преследует благую цель - не допустить паники и анархии в обществе.
  Беда в том, что ее главный инструмент - ложь.
  Все усилия пропагандистов пропадают втуне в тот момент, когда человек сталкивается с кейпом в условиях, отличных от ток-шоу или иной пиар-акции. Когда паралюди высвобождают свою силу, людям остается лишь бежать и прятаться в надежде, что они окажутся удачливее тех, кто попался 'героям' или 'злодеям' под руку. В кавычках, потому что порой грань между ними тоньше листа бумаги, на котором отпечатан ордер на убийство.
  А теперь немного перефразируем вопрос: что чувствует человек, впервые увидевший кейпа в зеркале?
  Каково осознавать, что ты - уже не ты?
  
  Не знаю.
  
  Я вообще с трудом мог думать. Пожалуй, я мог вспомнить кто я такой, и где нахожусь, но остальное тонуло в зыбком песке полубредового состояния, вызванного отеком мозга.
  Я хотел пить. Боже, я бы отдал все, что имел, за стакан воды. Но ничего своего у меня не было, так что и питья никто не предложил. Хотя неважно. Я бы все равно не смог бы удержать воду в желудке, потому что рвало меня последние полчаса почти непрерывно. Посреди комнаты растекалась целая лужа рвоты, воняющая ацетоном, а у меня не оставалось сил даже открыть окно, чтобы проветрить.
  Хотя какое мне дело до свежего воздуха, если я все равно впаду в кому или умру максимум в течение следующих трех часов?
  Сердце в груди уже даже не колотилось, а мелко и часто трепетало, будто пойманная в марлевую сеть птичка колибри. Из-за этого я не мог стоять или вертикально сидеть. Только в лежачем состоянии к голове подливало достаточно крови, чтобы в мозг пробилась хоть какая-то мысль.
  Инсулин.
  Мне нужен инсулин, иначе мне конец.
  До того, как кетоциадоз лишил меня сил, я обшарил каждый угол и карман, в надежде найти хотя бы один завалявшийся где-нибудь неиспользованный шприц-ручку или ампулу. Я всегда был аккуратен со своими лекарствами, но все же надеялся на чудо.
  Потом я попытался выломать дверь. Безрезультатно, как и ожидалось. Я был достаточно сильным для своего возраста, мой терапевтический режим подразумевал постоянные тренировки для поддержания правильного метаболизма. Но эта чертова дверь была сделана из цельного дуба и оснащена очень крепким замком, а у меня не нашлось ничего, похожего на лом. Сбежать через окно я тоже не мог, квартира находилась на пятнадцатом этаже. Я не мог ни с кем связаться, чтобы позвать на помощь, потому что у меня никогда не было сотового телефона, а интернет-кабель моя мать предусмотрительно выдернула.
  Я лежал пластом на кровати и с ужасом чувствовал, как смерть запускает когти мне во внутренности.
  Интересно, нормально ли в безвыходной ситуации, когда безуспешно испробованы все доступные пути к спасению, оглядываться назад и размышлять над тем, как вообще угодил в такую жопу?
  Меня до ручки довели две вещи. Первая из них - моя мать.
  Женщина, известная окружающим как миссис Марта Кёлер, была грозой своих подчиненных и моим личным кошмаром. Она всегда знала, как нужно поступать правильно, и любое возражение считала в лучшем случае смертельным оскорблением. Ей было прекрасно известно, что мои одноклассники как один только и мечтают о том, чтобы помешать моей учебе и поступлению в университет, и я для своего же блага не должен с ними общаться больше необходимого. Она твердо знала, что я должен заниматься танцами, спортивной гимнастикой, карате, фортепиано и так далее - но стоило мне начать делать настоящие успехи в очередном выбранном ею деле, как она немедленно его пресекала. Полагаю, ее приводила в экзистенциальный ужас мысль, что у меня появится повод гордиться собой, и ее авторитет таким образом пошатнется. Я ведь совершенно не способен понять, что кроме нее никто не убережет меня от бесчисленных опасностей Броктон Бей. Например, от всех женщин в возрасте от двенадцати до пятидесяти, которые поголовно суть шлюхи и аферистки, норовящие разорить нашу семью через судебные иски. Или от любых денег, которые я бы наверняка, по ее мнению, потратил на наркотики.
  Надо ли говорить, что меня от нее тошнило? Во всех смыслах.
  Наверное, я бы дожил до взрослых лет, даже не понимая, в какой заднице нахожусь, а потом уехал бы на вечное жительство в психушку. Но год назад мать купила мне компьютер, потому что вбила себе в голову, будто мне совершенно необходимо обучиться им пользоваться. Конечно, стоило бы ей заметить, что компьютер приносит мне хоть немного радости, и он бы тут же оказался на помойке, но я достаточно быстро разобрался в тонкостях паролей, пользовательских настроек и скрытых папок, а также научился спать в школе, чтобы сохранить силы для ночных интернет-марафонов. Именно интернет открыл мне значение терминов 'гиперопека' и 'шизогенная мать'.
  Боже, храни сэра Тимоти Джона Бернерса-Ли.
  Оказывается, я не тонул в бездонном болоте. У меня был враг, а у врага было имя и лицо, от него можно и нужно было защищаться. Правда, довольно быстро выяснилось, что сил и средств у меня не густо, а навыков защиты от психологической агрессии нет вовсе. А мать сразу же почувствовала, что я пытаюсь вырваться из-под контроля, и усилила давление. Я продолжал сопротивляться, она подавляла мои попытки бунта все более жесткими методами.
  Кульминация наступила вчера, когда я посмел прогулять дополнительные занятия по испанскому. Чтобы сходить к однокласснику на вечеринку по случаю дня рождения. Я пробыл там не так уж и долго, но по возвращению меня уже ждал ордер на домашний арест. И скорее всего, я бы даже пережил это заключение, но на вечеринке я по ошибке выпил целую бутылку обычной колы, перепутав ее с диетической.
  Сто шесть граммов сахара. С тем же успехом это мог быть цианид.
  А моя мать, будто ей было мало просто унизить меня, успела забрать все мои запасы инсулина. Вряд ли она собиралась меня убить, скорее хотела дать мне прочувствовать первые стадии обострения, чтобы напомнить, кто оплачивает мое лечение. Собственно, это и было второй причиной, по которой я не мог, к примеру, просто сбежать из дома, как это бы сделал любой нормальный подросток.
  Диабет первого типа. Я жил до тех пор, пока получал инъекции. Мой случай не являлся терминальным, великий кейп-целитель Панацея на подобную ерунду не отвлекалась. Когда примерно год назад она только получила силы и о ней трубили по всем каналам, я еще надеялся на чудо, даже тайком отправил ей письмо с просьбой вылечить меня. Никакой реакции так и не последовало. Я ее за это даже не винил. Мы ровесники, и что-то мне подсказывало, что ей приходилось еще хуже, чем мне. На меня давила только мать, а на нее - буквально все вокруг. Будто в Броктон Бей мало проблем с чуть ли не еженедельными потасовками паралюдей, так ей пациентов привозили со всего Восточного побережья, как на подбор, самые тяжелые случаи, от которых отказались остальные врачи.
   Когда мать в очередной раз предложила мне отправляться бомжевать, если я не хочу следовать ее правилам, лишь из-за диабета я не решился последовать ее предложению. В сутки мне требовалось три дозы, и при этом соблюдать диету. Если этого не делать... ну, мучиться перед смертью мне пришлось бы достаточно долго, чтобы я успел пожалеть о побеге. Самая прелесть инсулина в том, что он не только дорогой, но и его нельзя купить без рецепта, а рецепт именной и действует только неделю. А при первом же обращении в любую больницу меня бы тут же вернули домой, где уже дожидалась удвоенная порция неприятностей в качестве наказания за бунт.
  Впрочем, мучился я уже сейчас.
  Мутным взглядом я обвел свою комнату. Моей она была в том смысле, что я спал в ней, а так же в ней хранились условно мои вещи. Условно - потому что мать постоянно напоминала мне, что буквально все, чем я пользуюсь, от мебели до еды, куплено на ее деньги. А значит права на свое мнение у меня нет. Впрочем, попытка устроиться во время летних каникул на подработку, чтобы иметь хотя бы сотню-другую долларов собственных средств, стоила мне недели домашнего ареста, хоть и без конфискации лекарств. Дескать, это было пустой тратой времени, которое можно было потратить на дополнительные курсы и выполнение домашнего задания. Так что нет, это была не моя комната. И не мой дом, если на то пошло. Я просто жил здесь за чужой счет.
  В животе стала нарастать режущая боль. Потом мои внутренности скрутил очередной рвотный спазм. Пропавший втуне, потому что все содержимое моего желудка давно красовалось на полу.
  Ненавижу свою мать.
  Ненавижу свою болезнь.
  Ненавижу вот это гребаное все.
  Какого хуя я должен умирать вот так, в заблеванной комнате, один?!
  Мои наручные часы показывали ровно половину второго дня. Мать придет с работы в восемь, отец - не раньше половины одиннадцатого. Если с неба вдруг не свалится бригада скорой помощи, за это время разовьется диабетическая кома.
  Живот болел просто нестерпимо.
  Настолько, что я заставил себя скатиться с кровати, и доползти до письменного стола. Там валялось несколько пустых ампул из-под инсулина и старая шприц-ручка с давно затупившейся иглой. Все, что я смог найти, пока обшаривал каждый квадратный дюйм комнаты.
  Движимый уже одним отчаянием, без примеси логики, я попытался вытряхнуть из всех источников хотя бы самые крохотные капли лекарства. Гаснущий рассудок подсказывал, что это не поможет. Даже будь у меня полная доза, толку бы от нее было не больше, чем от воды. Меня сейчас могла спасти только комплексная терапия и машинная поддержка. Я выронил пустую ампулу и рухнул на пол следом за ней.
  Парни не плачут, но у меня на глаза навернулись слезы.
  У меня не так много было радостей в жизни, но, блять, я не хочу умирать!
  Я не хочу умирать!
  Я...
  
  ...увидел нечто столь колоссальное, что планеты казались бы маленькими рядом с ним. Оно тянулось сквозь бездну пространства, сквозь бесчисленные измерения, отражаясь в каждом, и каждый осколок был целым, и целое состояло из осколков. Оно кормилось звездным светом, реликтовым излучением, радиацией квазаров и многими другими видами энергии, которым нет даже названия. Оно рассыпало на своем пути тончайшую пыльцу, где каждая былинка в свою очередь была огромной сущностью, существующей за пределами восприятия и понимания.
  
   ...оглянулся вокруг и вдруг понял, что еще не все потеряно.
   Не знаю, откуда взялись силы. Может, второе дыхание открылось, а может организм задействовал последние резервы, ради сиюминутного выживания жертвуя чем-то в перспективе. Из-за помрачившегося сознания я даже толком не осознавал, что и зачем делаю. Я рыскал по всей комнате с остервенением хищника, разрывающего добычу. Искал вещества. Субстанции. Компоненты. Каким-то инстинктивным образом я понимал состав всего, что видел перед собой, отбрасывал в сторону бесполезное и дрожащими пальцами вцеплялся в то, что могло пригодиться.
   Корни цветка, стоявшего на подоконнике. Чернила из шариковой ручки. Какие-то светлые частицы, которые я кончиком ножа выловил из лужи рвоты. Соскобленный с внутренней стороны обоев засохший клей. Чтобы получить достаточно жидкости для раствора, мне пришлось разрезать запястье и нацедить собственной крови. Мог бы использовать содержимое биотуалета, но брезгливость взяла верх. Ну и так далее.
  Я все смешал и долго взбалтывал, затем профильтровал через простыню, слил в чайную чашку. Потом отрезал от настольной лампы провод, оголил кончик и сунул его в получившуюся смесь, а вилку - в розетку.
   Я ждал несколько минут, пока инстинкт не сказал 'готово'.
  Получившееся зелье, или что там это было, имело неприятный вид, пахло еще хуже, а о вкусе я старался даже не думать. И в то же время я отчетливо понимал, что это - мое единственное спасение. Не самый эффективный рецепт, который мог мне помочь, не самый щадящий, просто единственный, который я мог приготовить из подручных ингредиентов. Собравшись с духом, я опрокинул содержимое чашки в себя, после чего очередной спазм скрутил меня так, что я ничком повалился на пол и, кажется, ненадолго потерял от боли сознание.
  Прошло довольно много времени, прежде чем я сообразил, что все еще дышу.
  Минуточку.
  Я попытался сесть, и мне это удалось без каких-либо проблем. Меня все еще мучила жажда из-за обезвоживания, но прошел отек мозга, вызывавший головокружение и спутанность сознания. Прошла боль в животе и тошнота. Сердце все еще билось учащенно, но скорее от волнения, его пульс не был похож на конвульсивное трепетание, как совсем недавно.
  Понятия не имею, как я это сделал, но мне стало намного лучше.
  Я встал на ноги и осмотрел комнату так, будто видел ее впервые.
  Вот стол. Чистая древесина, скрепленная клеем на основе желатина. Вот покрывало на кровати. Шерстяные волокна. Вот чашка на полу. Керамика из смеси гипса и глины. Вот старая коллекционная фигурка Эйдолона на полке. Эпоксидная смола, красители.
  Потом взглянул на собственные руки и обмер, зачарованный открывшимся зрелищем. Сложность динамической системы тысяч и тысяч различных веществ поражала воображение. Я едва ли мог осознать и десятую часть происходящего, а стоило мне попытаться вникнуть глубже, как голову прострелило болью. Решив не испытывать судьбу, я заставил себя увидеть мир под привычным углом, а не как комплекс химических систем.
  Понимание произошедшего вспыхнуло почти сразу же, но с трудом пробивалось в сознание. Я слышал о событиях-триггерах, моментах эмоционального перенапряжения, в которые чаще всего открываются сверхсилы. В интернете полезная информация зачастую перемешивалась с откровенным бредом, но общий вывод прост. Если тебе было очень плохо, а потом вдруг ты обнаружил, что можешь летать, стрелять лазерами из глаз или скручивать пространство в рогалик - добро пожаловать в герои. Или злодеи, тут как повезет.
  Нет, это бред какой-то! Этого просто не может быть! Может, это вообще не способности такие... может, просто... не знаю, само как-то вышло.
  Я переключил внимание на дверь. Кома мне больше не угрожала, но это не значит, что я горел желанием сидеть взаперти. Безрезультатно подергав ручку, я отступил на шаг и снова сосредоточился на комплексном восприятии. Даже без сознательного усилия, это казалось столь же естественным, как моргнуть.
  Дверь была прочной. Толстые дубовые доски, качественный стальной замок. Дверная коробка надежно совмещалась со стеной. Выбить ее у меня не получилось, сжечь тоже вроде нечем. Хотя это пустая трата сил, нужно разобраться с замком. Вскрыть? Вырезать? Выжечь? Последняя мысль нашла отклик. Достаточно повредить ригель, и дверь откроется. А сделать это можно...
  Я снова принялся за работу, и на этот раз лучше осознавал, что делаю. Первым делом, мне требовалась кислота. Каковая в достатке имелась в луже на полу. Разумеется, она не обладала должной концентрацией и окислительными свойствами, я даже смог собрать ее с помощью листа бумаги, но это оказалось несложно исправить. Мне снова пришлось потрошить всю комнату в поисках компонентов, после чего десять минут ушло на то, чтобы изготовить из оголенного куска провода и моего глюкометра нагреватель, который бы выдал нужный температурный режим. Я срезал с головы пучок волос и обмакнул их в содержимое биотуалета, чтобы получить катализатор. К счастью, эту смесь мне пить не пришлось.
  Пока в чашке шла реакция, я кое-как смог доковыряться до материала стен, отколоть несколько крошек и растереть их в пыль. После этого я отключил ток и высыпал бетонную пыль в смесь. Та мгновенно зашипела, вспенилась, но это вскоре прекратилось, и я заметил, что однородная мутная субстанция разделилась на две фракции - темный осадок на дне и светлую жидкость сверху. Именно жидкость мне и была нужна.
  Я взял пустую шприц-ручку, отсоединил иглу и набрал в нее немного жидкости. Изготовленная мною кислота, как я понимал, была почти полностью инертна к пластикам и органике, но зато крайне агрессивно реагировала с металлами. Подойдя к двери, я просунул шприц-ручку в зазор между дверью и косяком, и слегка надавил на поршень.
  Результат превзошел все ожидания. Ригель замка состоял из четырех цилиндров сантиметрового диаметра. На то, чтобы растворить их все, ушло всего восемь капель и две минуты времени.
  Дверь отворилась.
  Мою грудь наполнила такое воодушевление, будто я только что сыграл 'Лунную сонату' Бетховена перед многотысячной публикой и сорвал овации. Правда, в квартире я сейчас находился один, но это и к лучшему - никто не мог мне помешать гордиться собой.
  Первым делом я отправился на ванную, где жадно напился прямо из крана. Перевязал глубокий порез на запястье, почистил зубы, чтобы избавиться от запаха рвоты. Потом прилип к холодильнику, и долго выбирал, что же съесть. Мое комплексное восприятие раскладывало каждый продукт передо мной на компоненты, и чем дольше я смотрел на них, тем сильнее пропадал аппетит. Я и раньше вынужденно относился к еде с повышенной щепетильностью, тщательно следил за составом и временем приема пищи. Но теперь я уже не видел злаковые хлопья, обезжиренное молоко, овощи или фрукты. Я видел наборы веществ, которые должны были поддерживать мой организм, и меня невольно возмущало то, насколько эти наборы были неэффективным. Недостаточно одного, переизбыток другого. Неправильные сочетания, которые помешают усвояемости. Я знал, как все исправить. Как подобрать идеальный состав...
  И лишь с большим усилием удержал себя от того, чтобы немедленно начать претворять идею в жизнь. Я помнил, во что превратилась моя комната после приготовления лекарства и кислоты, и если бы та же участь постигла кухню... В общем, я пошел на сделку со своим невесть откуда взявшимся перфекционизмом и соорудил себе обед без мудрствований, просто чтобы получить достаточно энергии на ближайшее время.
  Часы показывали двадцать минут третьего. У меня было примерно пять с половиной часов до того, как миссис Кёлер вернется с работы и устроит мне десятый круг Ада. Мне нужно было как-то с ней сладить.
  Перед мысленным взором пронесся целый ворох идей. Контактный яд, нанесенный на дверную ручку? Или какой-нибудь токсин, который можно ввести с помощью шприц-ручки. Вызывающий, скажем, распад миелиновой оболочки нейронов. Или заменить жидкость для очистки контактных линз на кислоту...
  Идеи возникали одна за другой, каждая кровожаднее предыдущей, и в какой-то момент я испугался самого себя. Во мне всегда было столько жестокости, и теперь она высвободилась? Или на меня так повлияло то, что я стал... тем, чем стал.
  Я не мог заставить себя произнести слово 'парачеловек', даже мысленно. Оно оставляло ощущение обмана, розыгрыша, потому что не мог я, с трудом способный поддерживать разговор дундук, взять и получить сверхсилы.
  Конечно, в детстве я мечтал о них, как мечтали все дети. Я фанател от Эйдолона, чья фигурка до сих пор сиротливо ютилась на книжной полке, и воображал, что однажды буду парить в небесах рядом с ним и остальными членами Триумвирата, защищая мир от какой-нибудь жути. И мать тогда ободрительно кивала, что я обязательно стану, кем захочу, если постараюсь, а отец добродушно усмехался. Так было до злополучного лета 2003-го. После него мечты уступили место эскапизму.
  И да, родителей у меня действительно двое, пусть даже об этом легко забыть. Мой отец, Дитрих Кёлер, чью фамилию я носил, очень постарался, чтобы сократить свое пребывание дома до минимума. Он приходил обычно очень поздно, ужинал тем, что купил по дороге домой, и почти сразу ложился спать. Вставал он наоборот, очень рано, и убегал на работу сразу же, как правило, даже не завтракая. Не думаю, что он топил проблемы в спиртном или наркотиках, но любовниц на стороне имел однозначно. Полагаю, он бы давно подал на развод, если бы не боялся мести со стороны жены, у которой статус замужней женщины хорошо смотрелся в личном деле, а финансовые возможности превосходили на порядок.
   Его я тоже ненавидел всей душой. Правда, не за то, что он со мной делал, а за то, чего не делал. За то, что оставлял один на один со злобной мегерой. За то, что много лет назад выбрал не ту карьеру, которая бы сейчас позволяла ему зарабатывать больше жены. Моя мать была руководителем юридического отдела в головном офисе корпорации 'Медхол', я не знал точных цифр, но ее доход измерялся сотнями тысяч долларов в год. Отец же владел собственной логистической фирмой. Она и в лучшие времена не приносила сказочных богатств, но сейчас с каждым годом дела шли все хуже. Склады еще работали, и производились грузоперевозки, но из-за гребаной кучи гребаных кейпов, которыми Броктон Бей славился, страховые компании выкручивали суммы ежемесячных взносов в небеса. Буквально весь бизнес в городе находился под постоянной угрозой разорения. Один налет кейпов-грабителей, одна схватка между ними - и страховых выплат хватило бы только на раздачу долгов банкам и сотрудникам, после чего осталось бы два пути: закрываться или работать без страховки. Заниматься последним дураков не находилось. Все понимали, где живут.
  Я попытался представить себе его лицо, когда он узнает, что его сын стал парачеловеком. Попытался, и не смог. Даже живя под одной крышей, мы слишком мало общались последние годы. Я еще помнил его, но уже совсем не знал.
  Чтобы немного отвлечься, я затеял уборку у себя в комнате. Вымыл пол, подклеил оторванные обои. Испорченную простыню пришлось выбросить, та же участь постигла фикус, ранее выдранный из горшка с корнем.
  Потом открыл аптечку и достал оттуда полную шприц-ручку с новой иглой. Ощущения подсказывали, что хотя неведомое зелье и спасло меня, но полностью от инъекций я отказаться не могу. Пока во всяком случае.
  Я задрал рубашку и отработанным за много лет движением всадил иглу в живот. Звучит намного страшнее, чем есть на самом деле. Для меня это давно стало ежедневной рутиной. Тем более что игла была очень короткой и ее укол почти не ощущался. Я нажал на поршень и подождал десять секунд, пока доза инсулина вольется под кожу.
  У него была плохая формула, недостаточно эффективная. Я мог сделать лучше. Не знал, как именно, но знал, что мог.
  Еще час я потратил на то, чтобы вздремнуть. Приступ кетоциадоза вымотал меня, и я очень плохо спал ночью, потому что уже знал, что ждет меня на следующий день. Вдобавок мне хотелось немного оттянуть неизбежное и необходимое дело. Но когда я открыл глаза, на часах было четыре часа вечера, и тянуть больше было невозможно.
  Работа шла медленно, но в то же время несоизмеримо легче, чем прежде. Теперь в моем распоряжении было все содержимое холодильника и аптечки, а также бытовая химия, парфюмерия и весь отцовский бар, замок от которого я расплавил остатками кислоты. У меня была разнообразная посуда и бытовая техника. Вещество, которое я намеревался создать, должно было обладать неявным и мягким эффектом, но при этом достаточно продолжительным. Оно требовало аккуратности и собранности.
  Наконец, наступил этап, когда веществу нужно было просто остыть, причем очень медленно, для правильной кристаллизации. После нескольких попыток я соединил изготовленный ранее нагреватель с кухонным таймером, и принялся ждать.
  Если уж на то пошло, я мало интересовался кейпами. Они были чем-то слишком обыденным, чтобы подарить мне желанное бегство от реальности. Но даже моих скромных знаний, почерпнутых во время веб-серфинга, оказалось достаточно, чтобы определить себя как кейпа класса Технарь. Технари были способны создавать устройства, невозможные с точки зрения современной технологии, законов физики и здравого смысла, но даже они сами не понимали собственных разработок.
  Надо сказать, я здорово расстроился, потому что на слуху были имена Оружейника и Дракона. Крутая броня и алебарда у одного, дистанционно управляемые боевые модули у другой. По ощущениям, я со своими пробирками даже не в хвосте плелся, а глотал пыль где-то за горизонтом. Ах да, у меня же даже пробирок не было, вместо них приходилось использовать фужеры для шампанского.
  Зато у меня было время подумать, что же делать дальше. Больше всего мне сейчас хотелось с головой погрузиться в эксперименты. Чтобы понять пределы своей способности и просто потому, что сила Технаря была чем-то однозначно захватывающим. Но нехватка оборудования и реактивов уже встала передо мной во весь рост, а она в свою очередь проистекала из еще более фундаментальной проблемы.
  Это было бы смешно, если бы не было так грустно, но моя мать, зарабатывая больше, чем 97% населения страны, за пятнадцать лет не дала мне ни цента карманных денег. Конечно, у меня не было права требовать от нее что-то. Она и так обеспечивала меня жильем, одеждой, едой и медицинской страховкой, а также тратила очень солидные суммы на оплату самой дорогой в Броктон Бей школы, многочисленных дополнительных курсов и репетиторов. Но, черт побери, среди моих одноклассников - два миллионера, да и все остальные на шестнадцатилетие получат отнюдь не подержанные 'крайслеры'. Почему им не напоминали еженедельно, что они нахлебники и иждивенцы, и со своим личным мнением могут идти спать в коробке на улице?
   Короче, мой текущий капитал состоял из потрепанной купюры в двадцать баксов, которую я полгода назад нашел на улице. Эта находка взволновала меня настолько, что я до сих пор не решился ее на что-нибудь потратить. Разумеется, на нужные мне химикаты и даже простейший набор лабораторной посуды ее бы не хватило.
   Как там это называется? Воронка бедности? Чем ты беднее, тем сложнее тебе заработать, как-то так. Это чья-то очень тонкая шутка, что я, родившийся в весьма обеспеченной семье, угодил чуть ли не на самое днище этой воронки.
  Есть мнение, что быть кейпом дело прибыльное. Ну, как минимум, прозябать в нищете не будешь. Протекторат, по слухам, обеспечивает недурной оклад, плюс различные надбавки. Но в Броктон Бей в Протекторате служат семь кейпов, и столько же - в Стражах. Притом что общее количество кейпов немного недотягивает до сотни. Очевидно, что заниматься грязными делами выгоднее, причем настолько выгоднее, что три парачеловека из четырех выбирают этот путь. Мне даже не требовалось напрягать воображение, чтобы представить себя на 'темной' стороне. Наркотики, которые не вредят организму и дарят волшебное наслаждение? Сверхсмертельные яды, которые убивают только нужную цель и которые нельзя обнаружить? Может, сыворотка правды? Препараты, лишающие собственной воли? Афродизиаки? Я мысленно перебрал в уме все пришедшие идеи, приценился к каждой и убедился, что могу создать все перечисленное. Не сразу конечно, и далеко не из аспирина со средством для чистки ванн, но смогу.
  И, честно, не представляю себя героем. Что такое герой? Это кто-то вроде того же Оружейника. Альтруист, рыцарь без страха и упрека. Или просто идеалист, искренне верящий в справедливость и добро. Смелый, добрый, бескорыстный и сильный духом.
  Я бы вряд ли признал это вслух, но с собой был честен. Я всю жизнь был трусом и тряпкой. Можно было оправдать себя разными причинами, дескать с восьми лет с диабетом, да с такими-то родителями. Текущих фактов это не меняло. Я не умел противостоять трудностям, потому что никогда с ними не сталкивался. Я не умел отстаивать свое мнение, потому что у меня его не было. Я не верил в справедливость, но не потому, что уже разочаровался, а потому что никогда не имел случая поверить. Большую часть сознательной жизни я провел в страхе перед собственной матерью, и вообще перед внешним миром, запираясь внутри собственных мыслей и стараясь ни на что не реагировать.
  Я не мог быть героем, это очевидно.
  Но мысли о свободе и богатстве, которые сулила стезя суперзлодея, тоже не будоражили. Они казались чем-то слишком далеким и нереальным.
  Ладно, это не срочно. Я еще успею определиться со стороной. Прежде мне нужно разобраться с текущими проблемами.
  Щелкнул замок, хлопнула входная дверь. Я взял кофейное ситечко и сцедил раствор в раковину, оставив только белые кристаллики моего препарата. С виду, да и по вкусу, они были неотличимы от сахара, но горе тому, кто положил бы их себе в кофе.
  Я снял с плиты турку и перелил готовый кофе в чашку. Препарат высыпал туда же. Возможно, больше чем следовало, но хотелось действовать наверняка. Под сочетанием высокой температуры и кофеина препарат принял свою завершенную форму и был готов к действию.
  - Конрад?! - моя мать вошла на кухню и отреагировала ожидаемо. - Почему ты не в комнате?! И что тут за бардак?!
  - Я хотел приготовить что-нибудь на ужин, - мой голос был ровным, на моем лице, я уверен, не шевельнулся ни один мускул. Когда любое проявление моих подлинных чувств моментально превращалось в оружие против меня же, я не просто научился скрывать эмоции. Я вообще разучился их выражать. - Хочешь кофе? Я только что его сварил.
  Я протянул ей чашку.
  Если она сейчас выбьет ее из моих рук, будет плохо. Три часа работы насмарку, да и мой арест продлится на неопределенный срок. Я слегка наклонил голову, прикидывая крайний вариант разрешения вопроса. В конце концов, я был сильнее физически, а кухонный нож находился на расстоянии вытянутой руки.
  Полуповорот направо, сжать рукоятку, выбросить руку вперед. Тело можно будет растворить в ванне какими-нибудь ферментами... или разобрать и использовать. Человеческий организм - это сложнейшая химическая фабрика, в нем в готовом виде содержатся такие вещества, которые иначе пришлось бы синтезировать неделями.
  Но этого не будет. Она никогда не позволяла себе прямого физического насилия. Может потому, что ее до сих пор что-то сдерживало, а может потому, что удары бы оставляли следы, на которые в моей школе моментально обратили внимание.
  Она просто приняла чашку.
  Ей и в голову прийти не могло искать тут какой-то подвох.
  - Так как ты вышел?
  - Мне очень нужно было сделать укол.
  - Я сказала тебе не выходить из комнаты! Господи, я надрываюсь на работе, беру сверхурочные, а ты не можешь просто меня послушаться?!
  - Мне было очень плохо. Я собирался вызвать 911, но приступ прошел.
  - Приступ... - она нахмурилась. - Ты что, пропустил инъекцию?
  - Вчера я перепутал колу без сахара с обычной. Я пытался сказать, но ты не слушала. И забрала мой инсулин.
  - Вот именно поэтому я и запрещаю тебе шляться по всяким... сборищам! - резко ответила она, проигнорировав большую часть моих слов.
  - Но отнимать у меня лекарство все же не следовало.
  Она одарила меня яростным взглядом.
  - Поспорь еще со мной. Будет свой дом - будешь в нем правила устанавливать. А здесь распоряжаюсь я, - она отпила немного кофе. - Твой инсулин в аптечке. Сделай инъекцию.
  И замолчала. Она не стала мычать как зомби, не пустила слюни, глаза не расфокусировались. Она просто потеряла всякое желание действовать по собственной воле.
  Сработало.
  - И все же забирать мое лекарство было очень, очень плохой идеей, - сказал я. - Не выгребла бы ампулы из стола, и до такого бы не дошло.
  Она никак не реагировала. В моих словах не было посыла, импульса к действию, так что они просто проскальзывали мимо нее.
  - Допей кофе.
  Она повиновалась. Выражение гневного превосходства, впрочем, с ее лица не исчезло.
  - Первое. С этого момента ты не посмеешь поднимать на меня голос, приказывать мне, или иначе на меня давить. Ты потеряешь любой интерес ко мне, моей жизни и действиям. Не будешь обращать внимания.
  Сердце бешено заколотилось в груди, я чуть ли не заикался волнения. Одно дело мечтать о возмездии, и другое - вершить его. Особенно таким способом. Сейчас ее собственная воля была практически полностью подавлена, ее мозг был способен воспринимать только внешние стимулы к действию. Я мог приказать ей выброситься в окно или повеситься. Или уехать хоть... хоть в Мексику (кажется, край мира был именно там). Я очень хотел это сделать, и именно поэтому не сделал. Ощущение безграничной власти над другим человеком ужасало именно полным отсутствием границ. Простите за каламбур.
  Не хотел быть похожим на нее.
  - Второе. Я не против продолжать ходить в школу, потому что там я могу отдохнуть от тебя. Но дополнительные занятия любого рода мне не нужны. Не те, которые выбрала ты. Если у меня появится к чему-то интерес, я буду этим заниматься, и ты не будешь вмешиваться.
  Еще я собирался потребовать ее кредитку, но тут меня словно переклинило. Я парачеловек, черт меня дери! Я обладаю силой, пусть далеко не самой могучей и удобной. И я спущу в унитаз все крохи зарождающегося самоуважения, клянча у матери деньги на оборудование?
  - Третье. Ты сейчас ляжешь спать. Когда проснешься, то не будешь вспоминать об этом разговоре, но продолжишь следовать инструкциям, которые я тебе продиктовал.
  Она отставила чашку на стол и ушла в спальню.
  Я опустился на ближайший стул. Меня трясло. И от собственной наглости и смелости, и от осознания кошмарности того, что я только что натворил. Если это всплывет, то что со мной будет? Тюрьма? Казнь? Клетка? А ведь действие 'сахара' не будет длиться вечно. Через примерно пять дней, максимум через неделю, мне нужно будет подсунуть матери еще одну дозу или придумать что-то новое.
  Я перевел взгляд на беспорядок, который учинил в процессе готовки этой милой добавки к кофе. Конечно, удалось обойтись без погрома, как у себя в комнате, но все равно уборка предстояла долгая.
  'Надо быть аккуратнее, - сказал я себе. - Разборчивее в средствах. Эта сила... она будто демон, шепчущий мне на ухо. Она помогает, но взамен хочет крови'.
   Вечернее небо за окном прочертила яркая стремительная вспышка. Это Чистота отправилась по своим кейповским делам. Пунктуальная леди, хоть часы сверяй. Каждый пятничный вечер, ровно в половине девятого она появлялась на южной окраине города, после чего отправлялась на север. Насколько я мог судить, она жила если не в том же доме, что и я, то точно в одном из соседних.
   Моя квартира находилась в высотном жилом доме, практически в центре делового района Броктон Бей, где недвижимость стоила по-свински дорого.
   Где-то вдалеке снова вспыхнул свет Чистоты, а потом в землю с высоты ударили тонкие лучи. Взрывов слышно не было, но оказаться там, куда били ослепительно белые лазеры, мне бы в любом случае не хотелось.
  Вот уж кому повезло с силой. Что мне надо было сделать, чтобы получить вот такой аналог сил Легенды или хотя бы банальный 'набор Александрии', а не обрекать себя на мышиную возню среди булькающих колб, дистилляторов и перегонных кубов? Да, я охуел, и продолжаю жаловаться, уже вытянув выигрышный билет.
  Минуточку...
   У меня нет суперсилы, способностей к полету, я не могу стрелять лазерами из разных частей тела, но что если приготовить эликсир, который даст мне все это? Я обратился к своей способности, и получил в ответ лишь вспышку адской головной боли, настолько сильную, что чуть не закричал.
   Намек понял, больше не надо. Никаких суперсил из пробирки, ладно.
   Или же дело было не в них? Не в самих поломных способностях, а в том, что они с собой несли? Ощущение силы, власти над собой и окружением. Уверенность в себе?
   Да, точно. Я хотел именно этого.
   'Давай, демон, подскажи мне рецепт. Я хочу измениться'.
  Демон ответил, и я принялся за дело.
   Работа заняла на удивление мало времени, а состав поразил меня простотой. Я знал, что почти никогда изделия Технарей не удается повторить в промышленных условиях, но мне почему-то казалось, что этот рецепт, удалось бы запустить в массовое производство без больших потерь в эффективности.
  В стакане передо мной плескалась темная, ароматная жидкость. Ее основу составляли еще одна порция кофе и отцовский виски. Я поднес стакан к губам и видел, что зелье плещется в нем из-за дрожи в руках.
   Я залпом опрокинул в себя всю дозу и почти сразу же почувствовал эффект. Что-то всасывалось через слизистые оболочки и проникало в кровь, распространялось по всему телу. Намного быстрее, чем любое лекарство, принимаемое преорально. Стало жарко, в голове начало шуметь, и я ухватился за край стола, чтобы сохранить равновесие.
   Я, Конрад Кёлер закрыл глаза.
   Но открыл их кто-то другой.
  
  
1.2
  Броктон Бей имел сомнительную славу города, где соотношение количества кейпов к общему населению было одним из самых высоких в Соединенных Штатах - больше восьмидесяти паралюдей на триста пятьдесят тысяч человек. Это почти вдвое больше, чем в среднем в городской местности. Соответственно, они гораздо сильнее примелькались, и зачастую горожане если и провожали героев Протектората или Стражей взглядом на улице, то забывали о встрече через секунду.
  Несколько иначе обстояли дела в северных районах. Чем ближе к старым докам и портовым терминалам, тем более упадочными и заброшенными становились улицы, и тем больше они притягивали кейпов-преступников. Им нравилось обилие беззащитных людей, из которых можно вербовать подручных, и за счет которых можно было самоутверждаться. Не меньше им нравились целые безлюдные кварталы, которые можно рушить в схватках, и не получить на свою голову не в меру пристальное внимание Протектората. Парачеловеческое отделение СКП трудно было сподвигнуть на действительно решительные действия, но если уж удавалось их разозлить, то благоразумнее всего было не попадаться на глаза.
  Ночью в районе доков всегда было малолюдно. Ночь - время кейпов. Сверхчеловеческие ублюдки, обожали таинственность и маскарад, и свои дела, что геройские, что злодейские, предпочитали обстряпывать под покровом темноты. Если приглядеться, то даже в этот самый момент можно было заметить одинокую фигуру, скачущую между домами. Она без видимых усилий перепрыгивала с крыши на крышу, и вдобавок выделывала на бегу гимнастические трюки - просто так, без всякой видимой причины. Темно-серая толстовка с капюшоном, джинсы и небольшой спортивный рюкзак за спиной имели мало общего индивидуально изготовленными костюмами профессиональных героев и злодеев, а белая маска без лица, в которой без труда угадывалась сувенирная реплика маски Эйдолона, довершала портрет.
  Новичок. Кто-то, кто лишь недавно прошел через триггер и обрел способности. И кому не хватило терпения или умения перед первым выходом изготовить нормальный костюм, не говоря о том, чтобы выбрать не занятый псевдоним.
  Что же до самого кейпа, его все эти мелочи, похоже, не слишком волновали. Он явно наслаждался своей обретенной силой, и несся по крышам без всякой видимой цели, просто ради самого процесса движения. Он в очередной раз коснулся ногами поверхности, прошелся колесом и сделал полуторное сальто назад, завершившееся приземлением на руки. Несколько метров он преодолел на руках, после чего потерял равновесие у края и с деланно испуганным воплем свалился вниз.
  Правда, не разбился. Свободное падение остановила куча мусорных мешков. Судя по виду и размеру груды, эти мешки лежали тут, по меньшей мере год, и будут лежать до восстановления работы порта, или до второго пришествия Христа. Второй вариант выглядел более реалистичным. Двое бездомных, гревшихся у горящего мусорного бака, повернули головы на шум.
  - Эй, ты там еще живой? - без интереса спросил один.
  - Не дождешься! - ответил кейп, отчаянно отплевываясь от гнилых картофельных очисток.
  Судя по голосу, он был очень молод, скорее всего подросток. По какой-то причине чаще всего триггеры случались именно в таком возрасте.
  - Эт кто там? - так же вяло спросил второй бездомный.
  - Да придурок очередной в трико, - ответил первый.
  - Ты охуел, нигер?! - возмутился кейп. - И никакого трико я не ношу.
  - Для тебя, снежок, я афроамериканец! И вообще, катился бы ты отсюда подальше. Будешь тут буянить, Лунг тебе кишки через жопу выдернет.
  - Да, тут его территория! - подтвердил второй бездомный.
  - И ему норм, что вы зовете его 'придурком в трико'?
  - А Лунг трико не носит, - возразил первый.
  - То есть вы называете его 'придурком без трико'?
  - Он босс! А придурок тут только ты, потому что сидишь задницей в мусоре.
  Кейп огляделся и был вынужден признать правоту оппонента. Он кое-как выбрался из груды мешков и принялся отряхивать одежду.
  - Работу ищешь или что? - спросил тот же бездомный.
  - Не, просто пробздеться выбрался, - кейп вдруг скрестил на груди руки и испытующе наклонил голову. - Какой-то ты неправильный нигер. Мы уже минуту разговариваем, а ты еще не предложил мне купить дурь.
  - Ты че попутал, беложопый? Думаешь раз мужик черный, значит сразу наркотой банчит?
  В темноте и за маской выражения лица кейпа было не разглядеть, но его поза буквально источала скепсис.
  - Это территория Лунга, - буркнул второй бездомный, в отличие от своего товарища - белый. - А значит дурь толкают только азиаты.
  - Вот это уже конструктивный разговор. И где тут могут отсыпать на косяк?
  - А то ты сам не знаешь.
  - Я первый раз сегодня, алло.
  - Если сильно надо - иди на запад два квартала, увидишь четырехэтажный дом, бывший офис. Заходи не в главный вход, там досками заколочено, а в подвал с торца. Там спросишь Ли Фэня, продадут что угодно, если бабки есть. И если с собой на хвосте Протекторат не притащишь.
  - Ога, - кейп кивнул. - Спасибо, выручили черного брата.
  - Не выделывайся, - проворчал первый бездомный. - Это мода такая, белым черными прикидываться?
  - Полегче, нигер. Может, у меня белая кожа, но зато душа чернее сажи!
  Паренек в маске рассмеялся собственной шутке и с кошачьей ловкостью взобрался по пожарной лестнице на крышу ближайшего здания, где тут же скрылся за карнизом.
  - Придурок, - проворчал второй бездомный.
  - Ага, - согласился первый.
  - Слыш, а если он кейп, вдруг он им там все разнесет?
  - А хоть бы и разнес, не жалко. Эти уебки мне на прошлой неделе зуб выбили.
  - А если пристрелят?
  - Тоже хорошо. От кейпов одни беды.
  Паренек если и слышал эту нелестную тираду в свой адрес, то никак не отреагировал. Он проверил, цело ли содержимое рюкзака, после чего вприпрыжку преодолел два квартала, разыскал нужное здание и уселся на край крыши.
  - Тада-дам, приветствую всех идиотов, которые выложили по пять баксов за билет на этот киновысер с бездарными актерами, вечно вмазанным режиссером и педиками-продюссерами! - произнес он в пространство, глядя куда-то в бок. - Если вы меня спросите, чей сфинктер пришлось отполировать до блеска, чтобы получить путевку во франшизу, то... ммм... пожалуй, список будет слишком длинный, чтобы уложиться в экранное время. Чем я тут занимаюсь? Хороший вопрос. Эй, оператор, опусти камеру. Вон там внизу расположились чуваки, которых по закону жанра для простоты называют 'плохими парнями'. Почему они плохие, и как дошли до такой жизни, традиционно остается за кадром. Они служат статистами и манекенами для биться, которых парни 'хорошие' швыряют по всей съемочной площадке, чтобы показать свою крутизну. А поскольку сейчас в моде антигерои и прочее инфантильное эджи-дерьмецо, то роль хорошего парня исполняю я. Так что жуйте свой попкорн и не моргайте, а не то все пропустите.
  Кейп спрыгнул с крыши. В падении он ухватился руками за неработающий уличный фонарь и провернулся на нем 'солнышком'. На втором обороте он разжал руки и под действием инерции полетел прямиком в стену соседнего здания. От которой оттолкнулся ногами, сделал кувырок в бок и мягко приземлился на три точки.
  - Не пытайтесь повторить это дома, - сказал кейп, обращаясь к той же невидимой аудитории.
   Он поправил сдвинувшуюся маску и направился к входу в подвал. То, что бездомный направил его не к дилеру, а к точке, где дилеры получали товар и сдавали прибыль, он сообразил по дороге. Впрочем, так было даже лучше. Больше куш в одном месте, и больше возможностей испытать себя. Больше шанс получить нож под ребра или пулю, но мысль о том, что ему пустят кровь, юношу не пугала, а лишь приятно щекотала нервы.
   Какое может быть веселье, если нет риска проиграть?
   Два азиаты, что стояли неподалеку на стреме, бросились к нему, как только заметили, но заметили они его поздно, потому что смотрели по сторонам, а не вверх, и вид маски заставил серьезно умерить пыл. Да, северную половину города держал в кулаке Лунг и его помощник Демон Ли. Да, они бы без труда выбили дерьмо из любого, кто посмел посягать на их бабки. Но оба были далеко, а рядовые члены банды оставались обычными людьми, и прекрасно знали, что даже слабый кейп способен искалечить или убить их без труда. У обоих были имели пистолеты, но слишком часто пули парачеловеческих говнюков не брали. Поэтому один из них сделал самую умную вещь из возможных: спрятался за угол и достал телефон.
   Кейп этого не заметил. Он без стеснения толкнул дверь и шагнул внутрь.
   Подвал был куда меньше, чем можно было ожидать от здания такого размера, не слишком просторное помещение из двух комнат. В первой, ближайшей к входу, стоял стол со счетчиком банкнот и сейф. За столом восседал крепкий китаец, а перед ним лежали расфасованные пакетики с какими-то порошками, сушеными растительными смесями и таблетками, а также внушительного вида пистолет. Еще один китаец подпирал собой стенку сбоку, у него был дробовик.
   Дверь в соседний зал была слегка приоткрыта, но можно было заметить, что свет там выключен. Оттуда доносились звуки работающего телевизора, а также негромкие разговоры на каком-то восточном языке, и запах жареной еды.
   Китаец за столом отреагировал быстро и даже не пытаясь схватить оружие, быстро что-то крикнул. Спустя всего три секунды на кейпа было нацелено, по меньшей мере, пять стволов, и терпение их владельцев утекало ну уж очень быстро.
   Юноша в маске примирительно поднял руки.
   - Брат, братан, братишка, - залепетал он. - Только не надо нервничать. Я ищу Ли Феня. Мне сказали, он может мне помочь.
   - Чего надо? - рявкнул китаец за столом.
   - Мне надо... - кейп неопределенно мотнул головой и, не опуская рук, указал пальцем на стол. - Вещества. Много. Я хочу купить. Не грабить, нет. Не хочу драться. Есть деньги.
   Азиаты соображали довольно долго, следует ли им попытаться пристрелить незваного гостя, рискуя нарваться на кого-то неуязвимого, дождаться разбуженного посреди ночи и от того злющего Демона Ли, который мог прирезать кого-нибудь из них просто от раздражения, или же повременить с принятием решения.
   На свою беду, Ли Фень выбрал последний вариант.
   Он кивнул подчиненным и те немного опустили оружие, хотя полностью не расслабились. Потом махнул рукой, позволяя кейпу подойти чуть ближе.
   - Что нужно? - спросил он еще раз, чуть более спокойно, но все равно готовый взорваться в любое мгновение.
   - Покажи что есть, - ответил кейп. - Моя сила скажет мне, что пригодится.
   - Все на столе.
   - Могу посмотреть ближе?
   - Подходи. Медленно.
   - Спокойно, я не вооружен. Даже ножа нет.
   - Ты кейп, - резонно ответил китаец. - Ты сам оружие.
   Юноша в маске подошел к столу и принялся изучать образцы наркотиков. Он забраковал 'декаданс', экстази и крэк, но утвердительно кивнул при виде кокаина, ангельской пыли, героина, ЛСД и марихуаны. После чего оглянулся на бандитов и принялся медленно снимать с плеч рюкзак.
   Подозрительным взглядам азиатов предстала бутылка виски 'Джек Дэниэлс'.
   - Может, я немного не вовремя, но что-то в горле пересохло. Вы же не идиоты отказываться от халявного бухла? - кейп поднял бутылку над головой и огляделся. - Давайте выпьем за то, что вы не идиоты.
   Если те и успели что-то понять, то сделать ничего не успели. Кейп уронил бутылку, и та разбилась от удара об пол. Раздался громкий хлопок, весь подвал моментально заволок густой дым, а в следующую секунду погас свет.
   Темноту разорвали вопли дикого, первобытного ужаса. Загремели выстрелы, и к испуганным крикам добавились стоны боли. Стрельба длилась до тех пор, пока не опустели обоймы, и те, кто еще мог стоять на ногах, кинулись к выходу, не разбирая дороги, спасаясь от скрывающихся в темноте кошмаров только для того, чтобы снаружи встретиться с другими. Ли Фень бежать не мог, он сползал по стене, зажимая кровоточащую рану в животе. Другой рукой он отчаянно стискивал рукоятку пистолета, и тихо подвывая от ужаса и боли, снова и снова жал на спуск, целясь в проступающую из клубов дыма белую безликую маску.
   Пистолет в ответ только беспомощно щелкал, потому что без патронов стрелять не мог. Наконец, глаза китайца закатились, он обмяк и повалился на бок - рядом с трупом своего охранника с дробовиком, которому шальная пуля пробила череп.
   Еще через примерно полминуты кейп щелкнул выключателем и позволил себе отдышаться. Газ, вызывающий неконтролируемую панику и нокталопию, распадался при контакте с воздухом в течение примерно минуты, а заблаговременно принятый антидот должен был уберечь от случайного отравления, но дышать им вместе с бандитами было бы определенно плохой идеей. А на противогаз просто не хватило денег.
   Одна купюра в двадцать долларов - это всего лишь двадцать долларов.
   - Именно в такие моменты тянет задуматься о вечном, - произнес кейп в пространство. - Вот, например, почему сосиски для хот-догов продают пачками по десять штук, а булки для них - по восемь?
   Времени у него, однако, было в обрез. Если сюда припрется Демон Ли, а он рано или поздно припрется без вариантов, это будет пиздец. Убежать от телепортера невозможно, а драться с ним имея только пару бутылок 'ноктюрна', как кейп решил назвать свое изобретение, неоправданно рискованное занятие.
   Кейп нанес на дверцу сейфа кислоту, и пока та разъедала металл, сгреб в рюкзак всю наркоту со стола, а также две перетянутых резинками пачки денег - немного на самом деле, купюры там были мелкие. Он проверил ящики стола и обнаружил коробку с пистолетными патронами и тут же отправил ее в рюкзак, а затем подобрал пистолет Ли Феня и заткнул его за ремень.
   Тем временем дверца сейфа поддалась и со стуком упала на пол. Кейп осмотрел свою добычу и разочарованно застонал. Мало. Намного меньше, чем он надеялся.
   - Я серьезно, парни, - сказал он, оглянувшись на тела. - Вы тут наркотой торгуете или мороженным?
   Ладно, как говорится, ворованному коню в зубы не смотрят. Или поговорка звучала как-то иначе? Не важно. Он перекидал содержимое сейфа в рюкзак и прислушался. Очень вовремя, потому что с улицы доносились крики, какой-то жуткий рык и стук приближающихся шагов.
   - Ой, - пробормотал кейп. - Ой-ой-ой.
   Издавать такой рев, насколько он предполагал, мог только сам Лунг, и только после трансформации. Это означало, что план спокойного отхода только что накрылся медным тазом. Нет, кейп не испугался. Он не был способен испытывать страх, но факт смертельной угрозы вполне осознавал, как и испытывал желание избежать ее.
   Вместо того, чтобы удариться в панику, он закинул рюкзак на плечи и затянул лямки потуже. Потом бросился в соседнее помещение, где помимо дивана, работающего телевизора, по которому крутился китайский фильм про боевые искусства, и низкого стола, уставленного тарелками с какой-то еще теплой едой, имелся еще и большой металлический шкаф. Шкаф этот практически пустовал, когда-то в нем хранился хозяйственный инвентарь и инструменты, а бандиты применения ему не нашли. Кейп забрался внутрь, закрыл за собой дверцы и затаился в надежде, что у АПП с момента последней правки в Парапедии не появилось никого, кто умеет видеть сквозь стены или как-то иначе обнаруживать людей.
   Из комнаты с сейфом донесся хлопок двери и чье-то удивленное восклицание. Кейп напрягся. Голос был мужской, молодой и без акцента. Обнадеживает, но не более, Лунг брал в банду за узкие глаза, а не за акцент.
   Второй голос. Женский. Тоже молодой и без акцента.
  Вот это уже интересно. Кто это мог быть? Кейпы? Кто-то из Протектората? Вряд ли, судя по голосам, это скорее подростки. Стражи? Да кто бы их вообще пустил работать ночью, да еще не в самом безопасном районе?
   Шаги приблизились к самому шкафу и дверцы распахнулись.
   Их было двое. Парень в белой рубашке и брюках, в белой маске, изображающей красивое лицо, с короной на голове и скипетром в руке. Длинноволосая блондинка в черно-лиловом комбинезоне и узкой маске-полоске, закрывающей только глаза. Несколько секунд они смотрели друг на друга, после чего парень в рубашке закрыл дверцу шкафа.
   - Ты видела то же, что и я? - спросил он свою спутницу.
   Если она и ответила, то не вслух. Дверца шкафа снова распахнулась.
   - Добрый день, - поздоровался кейп. - Вы не хотите поговорить о господе нашем Иисусе Христе?
   Дверца снова закрылась.
   Прошло несколько секунд.
   Дверца открылась.
   - Здравствуйте, это издательство 'Ридерз Дайджест', и у нас есть для вас подарок. Чтобы получить его, сделайте заказ по нашему каталогу на сумму не менее...
   Дверца закрылась.
   Прошло несколько секунд.
   Дверца снова открылась.
   - Хотите увеличить пенис на два дюйма всего лишь за восемь недель без операции?
   - Нет, я не хочу увеличить пенис, - ответила девушка.
   - А я еще не определился, - добавил парень. - А ты можешь?
   - Эээ... - протянул кейп и ненадолго задумался. - Да, могу.
   - Мне он уже нравится. Сплетница, мы можем его оставить?
   - Тела в соседней комнате - твоя работа? - спросила Сплетница, но дожидаться ответа не стала. - Хм, нет. Не совсем. Ты что-то сделал, но сам никого не убивал. Разозлил их? Спровоцировал? Запутал? Точно, напугал. Напугал чем? Угрожал им? Подбросил какую-то обманку? Не обманку, подбросил бомбу с ядовитым газом. Газом, вызывающим приступ сильнейшего страха и ухудшающий способность видеть в темноте. И не бомбу, а просто бутылку.
   - Ты конечно милая, - проникновенно сказал кейп, - но после смерти тебя гарантированно ждет ад, где ты будешь делить один котел с тем козлом, что проспойлерил мне Final Fantasy VII и 'Ковбоя Бебопа'.
   - Обычная плотная одежда вместо костюма, маска из сувенирного магазина в офисе СКП... ты вообще кто такой и что тут делаешь? - казалось, что Сплетница вообще не обращает на его слова внимания. - Кейп, конечно же. Совсем недавно получил силы, это твой первый выход. Да ты тот еще отморозок, дружок, первый выход - и уже два трупа. Непреднамеренно, согласна, но и ты и не раскаиваешься. Так, а какая же у тебя способность?
   Кейпа этот монолог начал порядком утомлять. Он шагнул из шкафа, достаточно быстро, чтобы девушка не успела отреагировать. Правой рукой он обхватил ее за талию, а левой отвел ее правую руку в сторону. Одновременно он подался вперед всей массой, из-за чего Сплетница потеряла равновесие и повалилась назад. Кейп приблизил маску к ее лицу.
   - Моя способность - это завязать нитку в узел языком, - сказал он голосом соблазнителя. - Хочешь, продемонстрирую?
   - Регент! - напряженно произнесла девушка. - Ты мне помочь не хочешь?
   - А как мне тебе помочь? - лениво отозвался парень в рубашке. - Сходить где-нибудь погулять часик? Успеете?
   - Лучше два часика, - сказал кейп.
   - Еще могу подсказать классную позицию, - за маской не было видно лица, но судя по тону, Регент с трудом удерживался от того, чтобы заржать. - Короче, ты, клади левую руку ей на бедро, потом прислони спиной к стенке...
   - Регент!
   - Что у вас тут происходит? - в комнату ввалилось клубящееся облако непроглядной темноты, в которой на уровне высокого человеческого роста висело изображение черепа. - Какие-то проблемы?
   - Гляди, Мрак, малышка Сплетница наконец-то стала интересоваться мальчиками, - Регент сделал движение, будто смахивал из-под глаза слезу. - Так быстро выросла...
   - Просто. Поставь. Меня. Вертикально, - терпение блондинки иссякло, и в бок кейпа уперся ствол пистолета.
   - Стрелять бессмысленно, потому что я уже поражен в самое сердце, - но все же Сплетницу он отпустил.
   - А теперь прекратите валять дурака и отвечайте, что вы тут творите! - рассержено прогремело облако тьмы, которое называли Мраком.
   - Этот придурок нас опередил, - сказала Сплетница. - Он пришел на несколько минут раньше, распылил тут газ, от которого АППшники постреляли друг друга, и выпотрошил сейф.
   - Так, погоди. Он кейп?
   - Определенно. Технарь со специализацией на химии. Не слишком впечатляющее и очень неизбирательно.
   - Есть такое. Никто пить не хочет? - кейп продемонстрировал две стеклянные бутылки из-под диетической колы, в которых плескался 'ноктюрн'. - Слушай, ты... Мрак. У меня что-то с глазами или ты правда черный?
   Сгусток тьмы не удостоил его ответом.
   - Мрак, твоя сила сможет заблокировать газ?
   - Не в таком замкнутом помещении.
   - А чего вы вообще до меня доебались? Я тут, понимаешь, злодеяния творить пытаюсь, а вы вламываетесь без стука и отнимаете мое экранное время.
   - Ты же комический персонаж, тебе много и не нужно, - встрял Регент.
   - Нам нужно то, что было в сейфе, - сказал Мрак. - Отдай, и сможешь спокойно уйти.
   - Отдать какому-то черному свою первую добычу? Не в этой жизни. И вообще, вы реально такие крохоборы? Там было три-четыре тысячи баксов от силы, этого даже мне одному на карманные расходы не хватит, а вас трое!
   - С нами еще четвертый, прикрывает снаружи.
   - Тем более.
   - Деньги можешь оставить себе, - смилостивился Мрак. - Нам хватит только наркотиков.
   - Ничего личного, черный брат, но как сказала эта красавица, я технарь, а технарю нужны материалы. Дурь я тоже не отдам.
   - Нас здесь трое, если ты не заметил, - в голосе Мрака появилась угроза.
   - А у меня в руках две бутылки лютой технарской отравы, которая на меня самого не действует. Смотри, что произойдет дальше. Вариант первый: вы пытаетесь отнять у меня добычу, я пускаю газ, вы теряете рассудок от страха, а мне остается добить вас. Вариант второй: я пытаюсь уйти, вы мне этого не позволяете... ну, будет в общем-то тоже самое. Вариант третий: мы продолжаем перепираться, тем временем подгребают Лунг и Демон Ли, которым шестерки наверняка уже настучали о нападении кейпов, и ломают нам лица. Мне этот вариант не нравится, потому что под маской я красавчик, а огонь и ножи не очень полезны для кожи. Вариант четыре: вы вытаскиваете головы из задниц, и понимаете, что 90% этих денег уйдут на оборудование, на котором из этой наркоты я сварганю такое, что не только увеличивает член, но и лечит рак, СПИД, облысение и рыночную стагнацию. А если Сплетница сходит со мной на свидание, то даже поделюсь с вами парой доз чего-нибудь забористого.
   - Регент, действуй!
   В следующий миг произошло сразу несколько событий. Во-первых, кейп почувствовал, как его руки сами собой разжались, и бутылки с 'ноктюрном' полетели на пол. Во-вторых, с улицы донесся жуткий звериный рев, одиночный взрыв и серия выстрелов. В-третьих, Мрак сплошным черным потоком бросился к кейпу, пытаясь поймать бутылки до того, как они коснутся пола. В-четвертых, кейп за крохотную долю секунды сумел сориентироваться, и пнул падающую бутылку ногой, а вторую успел схватить сам.
   Раздался звон бьющегося стекла и хлопок. На этот раз к дыму добавилась тьма, густая и плотная настолько, что в ней пропадали все звуки, и терялось чувство направления. Кейп задержал дыхание и длинным прыжком с места бросился к выходу, по пути сбив с ног что-то крупное и тяжелое - видимо, Мрака. Он выбрался из подвала на ощупь и принялся жадно хватать ртом воздух, но передышка ему пока не светила. Прямо у него на глазах какой-то ниндзя в черном комбинезоне и красной демонической маске сражался против трех здоровенных монстров из ночных кошмаров, которые больше всего напоминали помесь собак и шогготов. На спине у одного из чудищ сидел парень в маске, изображающей собачью морду.
   - Ребята, - сипло вопросил кейп в пространство. - А у нашего шоу точно рейтинг двенадцать плюс?
   Демон Ли, а никем иным ниндзя в красной маске быть не мог, непрерывно телепортировался, оставляя после себе короткоживущего клона, каждый из которых, впрочем, успевал несколько раз выстрелить из пистолета или выдернуть чеку из гранаты. Из собакоподобных шогготов (или все-таки шогготообразных собак?) летели клочья крови и мяса, но ни пули, ни взрывы, не причиняли им заметного ущерба. Складывалась патовая ситуация, в которой одна сторона не могла нанести достаточно урона, а другая - не могла поймать противника.
   Кейп попытался воспользоваться тем, что оба противника были поглощены битвой и сбежать, но после очередного телепорта Демон Ли его заметил. Он возник из воздуха прямо перед ним, и уже целился из пистолета. Кейп сделал единственное, что еще оставалось - бросился на землю и одновременно швырнул последнюю бутылку себе под ноги.
   Чуть позже он был готов поклясться, что побил все мировые рекорды в беге на короткие дистанции на годы вперед. Во всяком случае, два квартала он преодолел настолько быстро, что ни Демон Ли, парень с собаками-монстрами за ним не угнались. Он привалился к стене, пытаясь восстановить сбитое дыхание, и заметил, что двое бездомных, встреченных им по дороге, все также сидят у своего костра.
   - Ну что, отсыпали? - с тенью интереса спросил тот, что был черным.
   Кейп попытался придумать остроумную шутку, но центр юмора в мозгу в ответ на запрос объявил забастовку. Так что он просто кивнул и медленно поплелся по переулку. Убедившись, что вокруг никого нет, он стянул с лица маску и спрятал ее в туго набитый рюкзак, сбросил капюшон толстовки. Всего несколько нехитрых манипуляций, и вот уже новоявленный суперзлодей превратился в темноволосого подростка. Может, немного запыхавшегося и взъерошенного, но в целом безобидного.
   Дорога до дома заняла у него больше часа.
   Он бежал практически без остановок, сбавляя шаг только на мигающих желтыми огнями светофорах. Несмотря на недавнюю схватку, энергия и возбуждение продолжали кипеть в нем, требовали выхода. Хотя он и снял маску, но все еще не стал собой. Эффект эликсира 'Мистер Хайд' пройдет только после сна.
   Добравшись до своей квартиры, он первым делом направился в ванную. Родители уже спали, но звукоизоляция была достаточно хорошей, чтобы звуки душа их не разбудили. Не то, чтобы ему было дело до их мнения... но пусть лучше дом останется гаванью, свободной от конфликтов.
   Кейп поймал взгляд своего отражения в зеркале и улыбнулся так, как никогда не смогла бы его основная личность.
   - Понравилось приключение, Конрад? - спросил он у отражения. - Вижу, что понравилось. Ведь как бы мы ни различались, но все же мы один и тот же человек. Завтра ты снова будешь у руля, и уж постарайся, чтобы от нашей сегодняшней добычи была максимальная отдача.
   Он проскользнул в свою комнату и нырнул под одеяло. В памяти всплыл образ светловолосой девушки в черно-лиловом костюме, руки еще хранили тепло от прикосновения к ее телу.
   Что же, у основной личности был отличный вкус.
  
  
1.3
   Мое следующее утро началось не с кофе.
   Оно началось с боли.
   Адской, ослепляющей боли в каждом мускуле и сухожилии, сколько их было в теле. Вчерашняя прогулка в маске, как-то незаметно превратившаяся в перестрелку и скоротечную, но от того не менее напряженную схватку с Демоном Ли и группой неизвестных кейпов-преступников, напоминала о себе невозможностью сделать ни единого движения без стона.
   Аспирин тут точно не поможет.
   Часы показывали половину десятого, из-за чего меня моментально уколол стыд. То есть, конечно, спать я лег ближе к утру, но все же я немного гордился тем, что поддерживаю режим. К счастью, свою эскападу я совершал в ночь на воскресенье, и мне не стоило волноваться из-за пропущенных уроков. Однако позднее пробуждение также означало, что у меня осталось меньше времени на запланированные дела.
   Дел было немало. Хотя вчерашнюю ночь я провел в несколько... измененном состоянии сознания, но все же прекрасно все помнил и осознавал. Более того, пока моя вторая половина управляла телом и реагировала на угрозы, я мог спокойно и отстраненно заниматься анализом всего, с чем она столкнулась.
   Первое, и самое главное - разобраться с добычей. Разнообразные наркотики существенно расширяли мои возможности, а деньги позволяли приобрести настоящее лабораторное оборудование. Точные электронные весы, центрифугу, микроволновый реактор, шейкер, кучу всяких пробирок и колб... эээ... а денег-то хватит? Если не ошибаюсь, один только реактор мог съесть все, что я вынес из того сейфа. Может, я зря собираюсь разбрасываться деньгами, и мне следует сосредоточиться на изготовлении оборудования?
   Моя сила, до этого смирно дремавшая, встрепенулась и начала формировать неясные образы странных агрегатов, которые явно предназначались для производства и обработки самых различных материалов и веществ. Их разнообразие поражало, а предоставляемые ими возможности казались настолько обширными, что я не смог сосредоточиться на чем-то конкретном и образы рассеялись.
   Возможно, это была проблема всех технарей. Я должен был четко представлять, что желаю получить, и чем лучше мог оформить результат, тем быстрее и четче моя сила прокладывала к нему путь. Конечно, базовую лабораторную оснастку я все равно куплю немедленно, просто чтобы не устраивать опять бедлам на кухне. Остальной же капитал придется придержать для конкретных проектов.
  Второе по порядку, но столь же важное - костюм. В мире много правил и условностей, которые не несут очевидного смысла, но являются обязательными для выполнения, потому что так принято. Например, ношение одежды летом, когда и так тепло. Или общественное порицание всяких извращений, вроде зоофилии. Или ношение кейпами, решившими заявить о своем существовании, броских и запоминающихся костюмов. Чем-то напоминает обязательное для женщин ношение никаба на Ближнем Востоке. Быть кейпом и не носить костюм... ну не знаю, наверное, было бы приличнее пройтись без трусов по центру города в час пик.
  Нет, костюм определенно нужен. Вчера я использовал простую толстовку и дешевую маску, и был дважды если не облит презрением, то уж точно не воспринят всерьез. Особенно неприятно было ловить на себе снисходительно-понимающий взгляд той девушки в черно-лиловом комбинезоне, Сплетницы. Перед такой красоткой кому угодно захотелось бы предстать в лучшем виде. Этим вопросом следует заняться безотлагательно - поискать идеи для внешнего вида, синтезировать материалы. А с собственно изготовлением проблем не будет? Я не портной, как-никак.
  Я закрыл глаза и в голове начала вырисовываться приблизительная схема для выкроек и идеи на счет того, как скреплять между собой отдельные части. Прекрасно. Видимо не врали на счет того, что технарь в принципе способен делать и вещи вне своей специализации, пусть и не обладающие какими-то невероятными свойствами и с большими трудозатратами. Мне от костюма что-то запредельное не требовалось. Всего лишь защита для моего бренного тела от ударов, пуль, огня, ядовитых газов, гранатных осколков, клыков гигантских биомутантов и снисходительных взглядов красивых девушек.
  Окей, согласен, это как-то жирно получается. Последнего пункта для начала будет достаточно.
   Третье...
   Я попытался перевернуться на другой бок и взвыл от боли.
   К черту все, сначала я приготовлю себе обезболивающее и что-нибудь для ускоренного восстановления, чтобы к утру понедельника быть в порядке, а не еле ковылять всю следующую неделю. И позавтракать, потому что мой диабет никуда не делся, что подразумевало приемы пищи по достаточно строгому распорядку. И надо поэкспериментировать с инсулином, улучшить формулу. И...
   Черт побери, столько дел, а в сутках всего двадцать четыре часа! Я уже завидую кейпам-ноктисам, которых силы лишили потребности в сне.
   Стиснув зубы, я выполз из-под одеяла, кое-как натянул домашнюю одежду и, давя рвущийся наружу вопль, поплелся в ванную. Заодно я прихватил из рюкзака один из пакетиков с белым порошком, который моя сила сочла самым перспективным. Честно, не разбираюсь в том, какие бывают наркотики, и чем они друг от друга отличаются. Сейчас они меня интересовали меня только как ценные компоненты, до триггера не интересовали вовсе. Эскапизм эскапизмом, но он не стоил той платы, что взимали наркотики. Не говоря о том, что мне не на что было их купить. В каком-то смысле моя мать цели добилась.
   Надо сказать, выходные я ненавидел. Это были дни, когда родители не уходили на работу, мне не нужно было идти в школу, и я с головой погружался в тот чан с дерьмом, который представляла жизнь нашей семьи. Нет, скандалы были редкостью. Никто не кричал друг на друга, не пререкался.
   Наоборот.
   Когда я вошел на кухню, там царила гробовая тишина. Мои родители подчеркнуто друг друга игнорировали. Мать молча мыла посуду, оставшуюся после приготовления завтрака. Отец сидел за столом, загородившись от всего развернутой газетой. Подозреваю, что возможность мгновенно возвести вокруг себя вот такую стену была единственной причиной, по которой он продолжал покупать бумажные газеты, а не читал новости в интернете. Несколько дней назад я бы постарался механически поздороваться, как можно скорее заглотить завтрак и также быстро убраться к себе в комнату, сделать вид, что делаю домашние задания. Или придумать достаточно правдоподобную ложь, чтобы иметь повод убраться из дома хотя бы на несколько часов.
   Сегодня... мало что поменялось. Я бросил приветствие, не несущее в себе ничего, кроме обозначения своего физического присутствия, и сразу направился к холодильнику. Своим главным достижением на данный момент я считал обретение какого-никакого контроля над своей силой, позволяющего мне не начинать сразу громить все вокруг в поисках нужных реагентов и инструментов для их обработки, а сначала оценивать все наличные ресурсы, а потом удерживать производственный процесс в цивилизованных рамках.
   В общем, обезболивающее я сумел приготовить достаточно быстро, и вроде бы даже смог замаскировать все действо под наливание молока в тарелку с диетическими злаковыми хлопьями (дополнительно обогащены клетчаткой, кальцием и витаминами группы В). Плюс небольшая порция салата из рубленных овощей, заправленных ложкой льняного масла, плюс стакан чая без сахара. Завтрак диабетика готов. Уныло? Не без этого. Из-за своей диеты я даже выстраивал свои маршруты передвижения так, чтобы не проходить мимо разнообразных забегаловок. Просто чтобы не дразнить лишний раз нос.
   Я подсчитал в уме объем углеводов, уместившихся в хлопьях с салатом, и решил, что на дневной перекус, черед которого настанет через три часа, мне стоит ограничиться парой яблок. Так себе диета для растущего подростка, тем более парня. Организм отчаянно требовал белка, причем в астрономических количествах. Моя мать, однако, терпеть не могла возиться с мясом и рыбой, а полуфабрикаты убили бы меня не так быстро, как бутылка колы, но столь же надежно, так что протеины в моем рационе были представлены преимущественно 'скажи-пока-своему-тестостерону' соей. С девчонкой меня вроде бы не путали, но бугрящимся мышцам взяться тоже было неоткуда, несмотря на четыре занятия в секции спортивной гимнастики в неделю, и пока половина одноклассников вовсю щеголяла пушком под носом, моя физиономия оставалась удручающе гладкой.
   Прощайте, мои мечты о шикарной бороде а ля 'канадский лесоруб'.
   Жуя пресный салат, я потихоньку начинал ненавидеть тех кейпов, что помешали мне вчера. Я мог получить нужный компонент для приготовления лекарства от диабета, просто вырезав у одного мертвецов поджелудочную железу! Не знаю, смог бы я осознанно лишить жизни другого человека ради своего излечения, но те АППшники весьма любезно постреляли друг друга сами, пусть и с моей подачи. Было бы идиотизмом не воспользоваться случаем. Но пришлось удирать со всех ног, бросив гнить добычу, вероятно, более ценную, чем добытые деньги и наркотики. Еще два пункта в списке дел.
   Первый - нужно сегодня же заняться проектом Идеальной Пищи. Он пересечется с проектом препарата для ускорения регенерации, потому что телу в любом случае потребуется строительный материал. И лучше бы ему быть самым высококачественным.
   Второй - я должен сделать оружие.
   'Ноктюрн' сработал хорошо, но слишком неудобно его было носить и применять, особенно против кейпов. Моя сила, поскольку вопрос касался насилия, воодушевленно зашевелилась, предлагая решения на каждую идею, приходившую ко мне в голову. Изготовить газовые гранаты? Транспортировка станет удобнее, да и выдернуть чеку проще, чем бить бутылку об пол, но все недостатки химического оружия останутся на месте. Не париться, и просто сделать патроны для подобранного пистолета? В целом... вариант приемлемый, но не оптимальный. Придется повозиться, особенно с гильзами. Установка, производящая патроны, представлялась мне громоздкой, шумной и грязной. Дома такую не запустишь.
   Стоп-стоп-стоп. Я думаю в неверном направлении и использую неверную отправную точку. Я не должен опираться на существующие решения, и вырисовывать облик оружия из них. Мне нужно сосредоточиться на конечном результате. Вот предположим, передо мной та четверка. Что я хотел бы с ними сделать, чтобы убрать со своего пути?
   Воображение протестующее забуксовало.
   Я исправил ошибку, мысленно заменив Сплетницу на Демона Ли, и процесс пошел бодрее. Мне нужно избавиться от них - что с ними сделать? Разрубить? Сжечь? Испарить? Может даже заморозить? Нет-нет-нет, слишком жестко. Моя внутренняя личность совсем не возражала против кровопролития, но рациональной частью своего мышления я понимал, что выходить на улицы с однозначно смертельным оружием - это верный путь в Клетку или в могилу. Я бы не стал думать об оружии, если бы не намеревался его применять, а если начать убивать тех, кто встает на пути - все остальные объединятся, чтобы меня прикончить. Перво-наперво, мне нужно нелетальное оружие, которое можно использовать с легким сердцем. К примеру такое, как... как 'ноктюрн'! Если бы удалось достигнуть такого же эффекта, приступ паники и временная слепота, но без использования газа...
   Мой демон, нашептывавший на ухо рецепты и схемы, на радостях взвизгнул и сделал тройное сальто назад. Еще бы, он наконец-то смог предложить именно то, что мне нужно.
   Я покончил с завтраком, вымыл за собой посуду и вернулся в комнату. Вколол утреннюю дозу инсулина и выдрал из тетради лист, чтобы набросать эскиз своего оружия. По всему выходило, что оно включать в себя достаточно широкую поверхность, которая будет играть роль, чего-то типа антенны. Как тогда его носить? Или не носить? Или носить, но не в руках? Точно! Маска! Я не планировал продолжать пользоваться сувенирной маской, уж больно жалко она смотрелась, но новую смогу изготовить похожей. Сделаю ее не такой плоской, как у Эйдолона, не имеющей выраженных черт, но все же примерно следующей контурам лица - так я смогу расширить радиус охвата. Еще можно добавить щитки на груди и ногах с теми же функциями... сделать сегментированными, чтобы повреждение нескольких не вывело антенну из строя полностью...
   Свободное место на листе кончилось, и я вырвал новый. Заметка: в довесок к лабораторной посуде купить кульман. Или лучше графический планшет. Программу для создания чертежей. 3D-редактор. Или даже все вместе.
   Так, нужно экранирование... чтобы меня не ударило собственным излучением... материал антенны... вот это сложность! Это не просто металлическая пластина! Это... это что-то невообразимое! Строго ориентированная молекулярная структура... композиция различных веществ на уровне выше молекулярного, но намного ниже обычного композита. Мне придется сначала изготовить фотолитографическое оборудование. Но даже с ним процесс займет много дней. Напыление каждого макромолекулярного слоя придется проводить вручную... черт, надеюсь, оно того стоит.
   Да, черт побери, оно того стоит! Маска-излучатель - это лишь частный случай применения технологии! Покорпеть надо оборудованием для макромолекулярного напыления - и можно будет изготовить композитный материал с почти любыми свойствами! Для костюма... для чего угодно! И надо что-то подумать с энергопитанием для всего этого добра...
   За чертежами время пролетело незаметно. Я смог оторваться от мелко исчерканных листов только когда часы показали без четверти три, и выругался не хуже какого-нибудь безработного докера. Я пропустил свой перекус. Казалось бы, полтора часа небольшая разница, но я слишком хорошо помнил ощущения от кетоциадоза, чтобы рисковать даже незначительным нарушением режима. На всякий случай я потянулся за глюкометром, чтобы проверить сахар в крови, но запоздало вспомнил, что уже принес его в жертву своему технарскому демону.
   Размяв затекшую спину, я снова выбрался до кухни, и уже размышлял, не следует ли мне добавить что-нибудь к яблокам, чтобы скомпенсировать пропущенное время. Но именно в этот момент жизнь, словно возмущенная моим нежданным благоденствием, дала хорошего такого пинка.
   - Конрад, можно с тобой поговорить?
   Я обернулся. Из открытого холодильника тянуло холодом.
   - О чем?
   Мой отец, казалось, чувствовал себя не в своей тарелке. Вообще, он видимо постоянно себя так ощущал, если всеми правдами и неправдами старался проводить дома как можно меньше времени.
   - Где ты был прошлой ночью?
   Ох блять... точно. Я ведь не подсыпал ему 'сахар' в кофе. Понадеялся на его безучастность ко всему происходящему в этих стенах. И просчитался.
   - Не спалось, решил немного побегать.
   Отец скривился, будто от зубной боли.
   - Ты вступил в банду? Примкнул к нацистам, да?
   - Ну, для арийского идеала у меня слишком темные волосы, - я выразительно посмотрел на остатки его собственной шевелюры. - Да и кому я в банде нужен, болезный такой?
   - Не в этом смысле. Вчера ты ходил в магазин, и вернулся с маской. Конрад, я еще не выжил из ума. Я знаю, в каком городе мы живем, и понимаю, что значит, если юноша вроде тебя вдруг покупает или делает маску.
   Я закрыл дверцу холодильника и оперся спиной о тумбу.
   - Даже если ты предположить, что ты прав... что это меняет? Донесешь в СКП, что в доме завелся кейп, и попросишь прислать бригаду для, кхм, декейпизации?
   - Если это поможет оградить тебя от ошибок...
   - Оу, - я остался внешне бесстрастным, но почувствовал, как внутри вскипает ярость. - Последняя такая попытка защитить меня от дурного влияния чуть не стоила мне жизни. Знаешь, как весело валяться в луже собственной блевотины, не имя сил даже отодвинуться? А как прикольно безуспешно пытаться вспомнить собственное имя, потому работа мозга нарушена отеком?
   Он нахмурился.
   - Это когда такое было?
   - Недавно. Ты даже не в курсе.
   - Ты только сейчас это рассказываешь.
   - Будто бы это что-то изменило.
   - Все равно ты должен был рассказать.
   - Пап, мне много лет в этом доме мыли мозги, что я должен. Что я просто по уши в долгах, и должен быть бесконечно благодарен за каждую ночь, проведенную не под открытым небом. Кто знает, может я бы и правда был благодарен, если бы меня не тыкали в этот факт носом постоянно. Ну так вот. Я тут прикинул, во сколько обошлось мое содержание за все пятнадцать лет и три месяца. Сумма солидная, но думаю, если твои подозрения верны, я буду способен столько заработать. И когда я возмещу все, что было потрачено на мое питание, мебель, одежду, лечение, образование и прочее - можно я буду считать, что больше здесь никому и ничего не должен?
   Отец не ответил. Может, не ожидал такого отпора, а может, ему просто нечем было крыть. Никогда не умел читать людей.
   - Ты что-то сделал с Мартой? - спросил он через некоторое время.
   - С чего ты взял?
   - Я могу заметить изменения в женщине, с которой прожил почти двадцать лет.
   - Вряд ли с ней произошло что-то необратимое или вредное, что продлится дольше нескольких дней. А то, что она вдруг прекратила меня тиранить - простое совпадение. Думаю, у нее просто большая загрузка на работе. Так или иначе, легко отделалась. Мог и инфаркт случиться, как вариант.
   Теперь он испугался. Даже я это заметил. Наверное, так мог бы испугаться человек, который обнаружил в клетке с любимой морской свинкой какое-нибудь чудище со жвалами и щупальцами.
   Я подошел к нему поближе и добавил, понизив голос:
   - Меня хорошо научили держать свое мнение при себе. Почему бы и тебе не попробовать?
   - Сегодня ночью... ты тоже пойдешь на пробежку? - зачем-то спросил отец.
   - Сегодня нет, - сухо ответил я. - Мне вчера досталось от Демона Ли. Нужно время, чтобы восстановиться.
   Ложь, замешанная на правде - самая эффективная. Посыл, на мой взгляд, был очевиден: вчера я имел дело с известным убийцей, и выжил, чтобы рассказать об этом. Подумай дважды, прежде чем рисковать вызвать мой гнев. Так или иначе, отец немного сник, и больше меня расспросами не доставал.
   Не знаю почему, но на душе у меня стало настолько погано, что даже предвкушение работы над чертежами не смогло удержать меня дома. Я взял рюкзак с деньгами, выложил из него наркотики и патроны и отправился на шопинг.
   Броктон Бей - город небольшой. Соответственно, магазины на любой вкус и цвет, которые имелись в крупных городах, здесь отсутствовали. Вероятно, найди я время скататься в Бостон, что заняло бы половину дня в оба конца, то смог бы приобрести все необходимое в одном месте. Здесь же пришлось помотаться.
   Большую часть лабораторной посуды я смог купить в магазине хобби-товаров. Выбор там был невеликий, но под мои запросы хватило. На центрифугу и шейкер пришлось оформлять предзаказ, причем в них разом ухнуло две с половиной тысячи долларов из трех тысяч ста. Там же я купил пульверизатор на сжатом воздухе. С помощью подобных всякие гики красили коллекционные модели. Мне он пригодится для макромолекулярного напыления.
   В фотомагазине, который оказался неподалеку, удалось найти глубокие ванночки для проявления фотографий. По прямому назначению я их применять, конечно, не собирался, просто моя сила сочла их подходящими для производства излучающих пластин. Ну и так далее.
   Через пару часов начало темнеть, а я изрядно устал. Новый глюкометр, купленный на замену разобранному, показывал тревожно низкий уровень сахара. В качестве временной меры я закинул в рот маленький леденец, которые носил специально для таких случаев, но все же сбой означал, что надо поторапливаться домой. И все же я не смог отказать себе в удовольствии зайти в магазин компакт-дисков. В некотором смысле, это было исполнение мечты, потому что музыка давала мне успокоение, уносила меня прочь от проблем, давала возможность хоть что-то чувствовать. Прежде мне приходилось пробавляться пиратскими сайтами, теперь я мог позволить себе то, о чем мечтал последние полгода.
   - Полную дискографию Rhapsody, - сказал я продавцу. - И плеер.
   - С альбомом 2004-го года? - уточнил он.
   - Без.
   - Так бы и сказал, что интересует Сага об Изумрудном мече, - он хмыкнул. - Редко у молодежи встретишь хороший вкус.
   Я неопределенно пожал плечами?
   - Therion может интересует? Nightwish?
   - Первых оставлю на потом, а у вторых мне тексты не нравятся. Терпеть не могу песенки про кейпов.
   - Если что, здесь свежие поступления каждый вторник. Может, еще чего приглядишь.
   Я кивнул, расплатился и вышел на улицу. В наушниках Фабио Леоне пел о Воине Льда, что отправился на поиски могущественного Изумрудного Меча, способного сокрушить орды демонов.
   Я замер на полушаге. Меч будто наяву возник у меня перед глазами. Меч из чистого изумруда. Если так подумать... изумруд - второй по прочности минерал после алмаза. Хрупкий, но для меня это поправимо. Я постарался представить меч во всех деталях, каждую его грань, легкий изгиб лезвия, мягкий внутренний свет.
   Плевать на практическую ценность. Он был слишком прекрасен, чтобы я не попытался его сделать. А это значит, что мне еще нужно купить алюминиевую проволоку.
   Домой я вернулся настолько нагруженным, что пришлось ловить такси. Я спустил практически все, что смог добыть прошлой ночью, у меня осталось меньше двухсот баксов, но чувствовалось, что и они ненадолго задержатся в моем кармане. Скоро снова придется снова искать, где поживиться.
   Дома я сделал еще одну дозу обезболивающего, потому что все тело снова начало болеть, и наконец-то смог заняться обустройством. Окно моей комнаты выходило строго на север, так что я мог не опасаться прямых солнечных лучей, и подоконник оказался достаточно широким, чтобы использоваться в качестве лабораторного стола. На всякий случай я застелил его толстой пленкой, но если у меня тут прольется что-то действительно серьезное, не то что пленка - слой бетона не спасет.
   Казалось бы, стойка для пробирок - простейшая вещь. Но, черт побери, насколько же она упрощает жизнь! У меня было таких было три, и я составил их рядом, подписав каждую. 'Пыльца', 'амброзия' и 'панацея'. Не та, которая кейп, а которая из мифа. Соответственно, ускоритель регенерации, идеально сбалансированная пища и усиленная формула инсулина, чтобы сократить инъекции до одной в сутки. Может, не самые меткие названия, но я выдумал их на ходу, просто чтобы самому различать, где какие пробирки будут стоять.
   Минуточку...
   У меня возникло ощущение, что я забыл о чем-то очень важном. Что-то связанное с названиями... черт, точно! Как я мог забыть? Кейпу прилично не только носить скрывающий лицо костюм, но и иметь псевдоним.
   Я включил компьютер и запустил браузер. Строгих правил на счет имен не было и быть не могло, но кейпы предпочитали соблюдать уникальность, чтобы не возникало путаницы, и чтобы оставаться единственными и неповторимыми. Также считалось хорошим тоном, чтобы имя кейпа как-то указывало на его способности, хотя это соблюдалось отнюдь не всегда.
   Через полчаса поисков я был готов сдаться.
   В целом я склонялся к псевдониму, который был бы связан с химией или алхимией. Даже подобрал несколько вариантов, попробовал примерить их к себе, и ни один мне не понравился, не чувствовался своим. Одни звучали слишком банально или неудобопроизносимо. Другие, такие как Алхимик и Магистр, оказались заняты. Третьи звучали настолько жутко, что я выписал бы на парня с таким именем путевку в Клетку, просто услышав его.
   'Может, отложить это на потом? - с унынием подумал я. - У меня и без того работа стоит'.
   Но все же клацнул по ссылке на статью о философском камне. Зачем спрашивается? Имя 'Философский камень' я тоже успел забраковать по причине чрезмерной длины. Так, что там за подраздел в содержании? 'Синонимы'?
   Эликсир жизни.
   Пятый элемент.
   Красная тинктура.
   Магистерий.
   Сердце забилось чаще. Я забил это слово в поиск по Парапедии, по Parahumans Online. Ни одного совпадения.
   Мой рот изогнулся в довольной улыбке. Улыбаться мне было непривычно, даже не помню, когда я последний раз это делал. Но сейчас был идеальный повод для веселья.
   Шутка ли, я только нашел себя.
  
  
1.4
   Следующие несколько дней пролетели для меня в рабочем угаре.
   Сразу после подъема и зарядки я первым делом проверял состояние заготовок, помещенных в ванночки с электролитом. При необходимости я корректировал состав, или же добавлял правки в литографические схемы. Можно было бы сделать все проще, но мне хотелось придать им универсальность. Хотя человеческое мышление и чувства - крайне сложная штука, в которой моя сила не позволяла достаточно четко разобраться, но ее оказывалось достаточно, чтобы вникнуть в механизмы возникновения основных реакций. Боль, страх, удовольствие, сексуальное желание, гнев... любая из перечисленных эмоций кодируется определенным набором нейромедиаторов и гормонов. Синтезируй их - и заставишь человека чувствовать то, что тебе нужно. Еще проще с органами чувств. У меня вряд ли получилось бы создать сколько-нибудь внятную иллюзию, но вот нарушить работу так, чтобы ослепить и оглушить - это запросто.
   Как я постепенно начал понимать, моей специализацией являлась не химия, а что-то более обширное. Для меня оказалось возможным не только самостоятельно создавать нужные вещества, но и мастерить устройства, позволяющие обрабатывать материалы способами, о которых я даже не подозревал. Например, рядом с ванночками с заготовками стояла длинная форма, сделанная из листа нержавеющей стали, в которой пучок алюминиевой проволоки медленно, но верно превращался в зеленоватый клинок.
   На что-то большее времени не хватало. Я занимался утренним туалетом, принимал дозу инсулина - теперь уже единственную за день - и бежал в школу, на ходу заглатывая завтрак. Надо сказать, здесь мне моя сила подложила подлянку. Когда я синтезировал порошок, в котором содержались все вещества, требующиеся телу и мозгу для работы, подобранные в оптимальной форме и сочетаниях, а потом спрессовал его в батончик (чтобы можно было кусать и жевать), то полностью сосредоточился на эффективности состава. И начисто забыл про вкус.
   В общем, если свою старую диету я соблюдал без особого энтузиазма, то нынешнюю - с отвращением и через силу. Гордость не позволяла мне признать эксперимент провалившимся, а использовать вкусовые добавки означало разрушить идеальную нутриентную синергию. Тем не менее, я практически исключил из своего рациона 'обычную' пищу, дав себе зарок хотя бы месяц прожить только на 'амброзии'. Просто чтобы разработка не была напрасной.
   Часы в школе тянулись неимоверно медленно. Раньше мне нравилось здесь находиться, просто потому, что в это время я был избавлен от общества родителей. Даже различные дополнительные занятия меня не особенно тяготили. Теперь же каждый час, потраченный на уроки, был часом, который я не потратил на свои проекты. Даже с учетом брошенных курсов, каждый день я проводил в школе около шести часов - прорва времени, за которое можно было бы значительно продвинуться в работе над костюмом. Скрепя сердце, я также продолжил ходить в секцию спортивной гимнастики. Мне все еще требовались регулярные нагрузки для регулировки метаболизма, а приобретенные на снарядах навыки оказались неожиданно полезными в ходе ночной вылазки.
   Первая мысль, которая бы возникла у кого угодно - а может нафиг ее, школу эту? Я успел об этом подумать, и очень быстро выдумал себе кучу оправданий, чтобы не нарушать сложившийся порядок вещей. Я находился в шатком положении, не одинокий волк и не вольная птица, а просто бродяга, не примкнувший ни к одной организации, не имеющий достаточного жизненного опыта и устремлений, чтобы создать собственную, и не настолько пассивный, чтобы не нуждаться в обществе других кейпов. Школа в этом плане оставалась страховкой и опорой. Ниточкой, что связывала меня с прежней жизнью - достаточно определенной и понятной, при всей ее неприглядности.
   Впереди была неизвестность.
   У меня, по сути дела, было два пути. Во-первых, я мог пойти в офис СКП, и раскрыть себя. Сделать это можно было в любой момент, хоть сразу после школы. Это бы означало влиться в структуру Протектората, точнее в его подразделение для несовершеннолетних, в Стражи. Не сказал бы, что идея плохая... просто занимались Стражи, на мой взгляд, сущей ерундой. Кто-то скажет, что патрулирование улиц - дело достаточно ответственное, но они крутились в основном в центре, где шанс столкнуться даже с мелкими хулиганами был исчезающее мал. Еще они ходили по школам, встречались с младшеклассниками, и пытались втолковать им, что такое хорошо и что такое плохо, у них часто брали интервью, приглашали на радиопередачи и ток-шоу... работа на публику, короче. Зато легально и безопасно, а пример Дракона и некоторых других наглядно показывал, какую ценность может представлять технарь, способный делать что-то не только для себя - а я не сомневался в своих способностях создать какую-нибудь промышленную установку, хотя и отнюдь не горел желанием оказаться навечно к ней привязанным в качестве техподдержки. На этой неделе я даже специально пару часов шатался по улицам, пока не встретил Висту и Рыцаря. Мне хотелось спросить у них, как они попали на службу, и не жалеют ли о выборе, но без маски не решился с ними заговорить.
  Другим вариантом было искать встречи с членами группировки Империя-88. Не то, чтобы я считал себя расистом... но всю свою жизнь я провел в окружении достаточно респектабельных людей, обеспеченных и образованных - то есть белых. Христианская школа 'Безупречность', куда я ходил, расового ценза, конечно, не имела, но в моем классе не было ни одного черного, латиноса или азиата. Расистские шутки мне нравились, сам бы шутил, если бы умел. Да и родители мои даже в лучшие времена, когда они были совсем другими людьми, брезгливо морщили носы, если речь заходила о беженцах из Кореи и Японии, чьи страны были практически уничтожены одним из Губителей, Левиафаном. В общем, если бы мне и пришлось себя пересиливать, продлилось бы это недолго. Тем более что на сладкое мне доставалось почти полное отсутствие ограничений, которыми, как я слышал, были по рукам и ногам скованы кейпы Протектората. Проблема в том, что Империя-88 была, как ни крути, мафиозной организацией, а значит, вход туда был, а вот выход только вперед ногами.
  Вариант 'остаться самому по себе' мне казался неправдоподобным. Обладай я классическим 'набором Александрии', то есть полетом, неуязвимостью и суперсилой, то наверняка смог бы оградить себя от посягательств, которых бы все равно не последовало. Но моя способность делала меня чем-то вроде тюленя-белька, которого каждый норовит стукнуть дубинкой, чтобы содрать шкурку. Конечно, при условии, что он будет знать, где водится этот белек.
  Только поздновато спохватился, уже как минимум четыре кейпа в курсе. Шесть, если Демон Ли сообразил, что я тогда был не с ними, и доложился боссу. Оставалось надеяться, порция 'ноктюрна' прямо в лицо оставила у него неизгладимые впечатления. И те четверо... я был не в курсе, с кем они. Точно не с Лунгом, и вряд ли с Кайзером. Империя-88 претендовала на власть над умами, и не скрывала свой состав, данные на Парапедии считались заслуживающими доверия, и никого с именами Регент, Мрак и Сплетница там не значилось.
  Сплетница...
  Не то, чтобы я совсем не был избалован женским вниманием. В школе я время от времени ловил на себе заинтересованные взгляды девчонок, но надо снова сказать спасибо моей мамаше. После единственного раза, когда я попытался пригласить на свидание одноклассницу, она явилась в школу и закатила такой скандал, что теперь все, что имело сиськи или их зачатки, шарахалось от меня как от огня. Смотри, но не трогай.
  Сплетница ничего этого не знала, и это в ней само по себе привлекало. Она явно была суперзлодейкой, причем независимой от крупных банд, и это привлекала вдвойне - ее свобода от любых рамок и ограничений, ее готовность бросить вызов миру. Ну и химия, конечно, куда без нее. Мы были достаточно близко друг от друга, чтобы я вдохнул ее аромат, и он впился в мой мозг, как ключ в замочную скважину. Я дал себе слово, что как только завершу свое снаряжение, то разыщу ее.
  Так и прошло пять дней - в работе, раздумьях и тревоге. В мечтах. Я возвращался из школы, наскоро расправлялся с домашним заданием, не прилагая и половины обычных усилий, и с головой окунался в технарские дебри.
  Большая часть усилий уходила, конечно же, на костюм. Я бы не позволил себе еще раз выйти в обычной одежде и сувенирной маске, и уж точно не собирался носить ничего похожего на классический комбинезон в обтяжку. Не из-за желания выделиться, просто стеснялся своей тощей фигуры.
  Ладно, признаю, выделиться мне тоже хотелось.
  Основой послужил обычный рабочий комбинезон за пятьдесят баксов. Сначала я думал просто покрыть его дополнительными полимерными слоями, но оказалось, что дешевая ткань плохо дышит. Я взопрел в нем всего через час пробной носки, в результате чего образец был забракован и распорот по швам на выкройки. Пришлось попотеть, пока делал шлем, наподобие такого, как у дайверских костюмов. Моя сила тут была плохим помощником, поскольку изготовление одежды ну уж слишком далеко отстояло от моей специализации, но зато позволила собрать что-то, что можно было назвать соответственно дезинтеграционным резаком и лазерным паяльником. Первый, будучи в девичестве канцелярским ножом, легкостью резал прочнейший полимер, который не брали ножи и ножницы. Второй, изготовленный из лазерной указки, скреплял между собой куски, не оставляя швов.
  Резак, надо сказать, меня немало впечатлил. Когда я случайно разрезал с его помощью стальную ложку, то понял, что только что нашел способ сделать мой Изумрудный Меч не только красивым, но и полезным, благо лезвие еще не полностью выросло, и необходимые изменения в конструкцию можно было внести немедленно. Демон, учуяв что дело пахнет еще одним орудием смертоубийства, расстарался вовсю, подсказав способ как вывести дезинтегрирующее поле за пределы физического клинка. Воспользоваться им мне, однако, не светило до тех пор, пока я не изобрету более емкие элементы питания. Резаку хватало одной батарейки ААА, для меча потребовались уже три штуки типоразмера С. Но в режиме удлинения дезинтеграционной области энергопотребление возрастало в сотни раз, и полчаса работы превращались в несколько секунд, на которые метровой длинны лезвие становилось двухметровым.
  В общем, в течение нескольких дней костюм принял более-менее завершенный облик. Хотя он и не висел мешком, но был достаточно толстым, чтобы скрадывать детали фигуры. В нем не было слишком жарко или холодно, микроскопическая структура позволяла свободно циркулировать кислороду, но не пропускала более крупные молекулы. Материал костюма не брал огонь и серная кислота, слабая теплопроводность позволила бы мне несколько секунд провести в открытом пламени и выйти невредимым. Я даже рискнул выбраться без маски в безлюдный район Кладбища кораблей, где обернул стеклянную бутылку в кусок этого полимера и расстрелял ее из пистолета. Точнее, выпустил по ней пять пуль, которые все завязли в слоях полимера, приобретающего тем большую жесткость, чем меньше была площадь удара и больше его скорость. Бутылка, надо сказать, только чуть-чуть треснула. Кроме того, этот же материал блокировал излучение, генерируемое маской.
  Оставалась всего одна проблема.
  Огромная проблема.
  Душераздирающая проблема.
  Полимер получился белым. Не как молоко, а скорее как мрамор, но все же я представлял свой костюм таким, чтобы хорошо маскировал в темноте, или хотя бы скрывал пыль и грязь. Белый цвет... не могу даже представить, кто такое носил. Навскидку, я мог вспомнить только Славу и Панацею.
  Ну, еще Зион. Но это же Зион, ему можно.
  И не надо делать такие глаза, дескать, парень бесится из-за цвета одежды. Без маски мне было глубоко безразлично, что носить, лишь бы прикрывало срам и не давало мерзнуть. Но образ для кейпа почти также важен, как его сила, они взаимно дополняют друг друга. И как связать белоснежный костюм со специфичной силой Технаря, мне представлялось слабо. Не говоря о том, что я бы стал идеальной мишенью в любых условиях.
  В общем, после нескольких безуспешных попыток покрасить полимер не напортачив в молекулярной структуре, я на последние деньги купил отрез темно-бордовой ткани, из которой наскоро скроил что-то вроде балахона, и припаял его к костюму так, чтобы ничего не болталось. Из той же ткани я сделал длинный капюшон, края которого полностью закрывали грудь и доходили до локтей опущенных рук. Он не только неожиданно удачно дополнил общий образ, но и скрыл проводку и системы управления маской-излучателем.
  Вот так и прошла большая часть недели. До самого пятничного вечера.
  Когда дверь моей комнаты распахнулась, и до боли знакомый окрик заставил меня оторваться от монтирования рукояти меча.
  - Конрад! - моя мать замерла на пороге, изумленно оглядывая преобразившуюся всего за неделю комнату. - Что... что тут творится?!
  Я удивленно огляделся. Ну и что тут творится? Все вроде бы в пределах нормы. Ну, постель неровно застелена, на тумбочке учебники горой навалены. На окне - батарея пробирок всех цветов, ванночки с растворами, куча расфасованных наркотиков и прочих реактивов. Под окном - форма для выращивания монокристаллов. С платяного шкафа свинчены дверцы и превращены в верстаки для синтеза и сушки полимерных листов. Стол - одна сплошная куча мусора. То есть, с посторонней точки зрения это бы наверняка был мусор, для меня там все было предельно ясно, и разложено так, чтобы до всего было легко дотянуться.
  В самом деле, что тут творится? Да ничего особенного.
  - Я занят школьным проектом, - ляпнул я первое, что в голову взбрело.
  Черт. За всей этой круговертью я совсем забыл дать ей еще одну дозу 'сахара'.
  - Конрад... - ее интонация как-то странно изменилась. - Просто скажи, что за муха тебя укусила? Ты... ты...
  - Я уже пятнадцать лет Конрад. Если ты закончила напоминать мне об этом, закрой дверь, пожалуйста, мне надо работать. И больше не вламывайся без стука, я мог быть не одет, смотреть порно или разговаривать по телефону с девушкой. У меня, конечно, нет ни телефона, ни девушки, но ведь когда-то они появятся, верно?
  - Н-не дерзи мне! - мне кажется, или она правда запнулась? - Нос еще не дорос со мной спорить!
  - Нос, может и не дорос. И надеюсь, не дорастет. Мне как-то сказали, что у меня очень пропорциональное лицо. Зато кое-что выросло как раз.
  Я вытащил из формы полностью сформированное изумрудное лезвие и в два счета соединил его с рукояткой. Перехватил готовое оружие прямым хватом и сдвинул тумблер на гарде.
  Если до этого свет лишь тускло играл на немногочисленных гранях тонкого лезвия, то после активации меч начал источать уже собственное сияние. Казалось, что он шло изнутри, хотя на самом деле дезинтрегрирующая область создавалась в нескольких микронах от поверхности. Будто у меня в руках действительно был волшебный Изумрудный Меч, надежда Алгалорда. Иногда действительно хочется забыть о том, как все устроено по-настоящему, и окунуться в сказку. К сожалению, сегодня был не тот случай, когда можно позволить себе уйти от реальности.
  Честно, над нелепостью ситуации можно было бы посмеяться. Я стоял с сияющим клинком в руке, будто эпический герой, готовящийся сразить Темного Владыку. Стой небольшой разницей, что вместо Темного Владыки передо мной была только моя мать. И убивать я ее, как бы ни было велико желание поквитаться за отравленные годы и расколотую психику, не собирался.
  - Все вспомнила? - уточнил я на всякий случай и сделал шаг вперед. - Кофе, сахар, приказы?
  - Вспомнила, - она наоборот, отступила. Теперь даже я, толком не умеющий разбираться в чужих чувствах, мог заметить написанный на ее лице ужас.
  - Знаешь, почему событие-триггер еще называют 'худшим днем в жизни'? - я сделал еще шаг, и она снова попятилась. - Потому что это, блять, действительно худший день в жизни. Суперсилы пробуждаются только в момент экстремальной нагрузки на психику. И они, вот странно-то как, всегда приобретают такую форму, чтобы уничтожить причину, вызвавшую триггер.
  Еще шаг, и моя мать уткнулась спиной в стену коридора.
  - А теперь попробуй угадать с одного раза, что - или кто - причина моего триггера? И что я готов сделать с этой причиной?
  Ее глаза закатились и она сползла по стене на пол. Я подавился заготовленной обвинительной речью и удивленно раскрыл рот. Такого я не ожидал, признаю. Интересно, это я настолько внушительный, или же моя мать оказалась куда слабохарактернее, чем я привык считать?
  Я бросил выключенный меч на кровать, после чего бросился к телефону. С некоторым трудом вспомнил рабочий номер отца, и принялся ждать ответа. Трубку подняла секретарша.
  - Простите, мистер Кёлер занят и не может вам ответить.
  - Скажите, что звонит его сын, и это вопрос жизни и смерти.
  - Эээ... одну минуту.
  В трубке послышалось какое-то кряхтение и шуршание, после чего ответил отец.
  - Да, Конрад, что случилось?
  - Если я скажу, что ничего, ты поверишь?
  - Ты звонишь только чтобы пошутить?
  - Я звоню, чтобы ты немедленно метнулся домой. Если поторопишься, тебе не придется помогать мне избавляться от трупа. Не копайся там, потому что я последнее время не отличаюсь терпением.
  Я бросил трубку до того, как он успел что-то еще спросить или возразить. Черт. Я всегда предпочитал убегать от проблем, но последнее время они не оставляют мне путей для отступления. Демон, это не твоя работа?
  Я оттащил бессознательное тело на диван в гостиной и вернулся в свою комнату. Раньше чем через полчаса отец все равно не приедет, а я хотел поскорее закончить с маской и кое-какими вспомогательными составами. В конце концов, сам процесс работы над изобретениями хотя и был увлекателен, но являлся лишь прелюдией. Нет смысла делать оружие, если не хочешь его применить, а я хотел.
  Я заканчивал с монтажом интерфейса, когда раздался грохот распахнувшейся входной двери. Надо же, всего за двадцать минут добрался. Зуб даю, на следующий день получит по почте квитанцию со штрафом за превышение скорости. Я отложил готовую маску и вышел в гостиную.
  Отец встретил меня каким-то диким взглядом, в котором отчетливо читались страх и гнев, и что-то еще, чего я не понял. Он стоял на коленях возле дивана, на котором все еще лежала моя мать, и пытался прощупать пульс.
  - Что ты натворил, черт тебя дери?! - выцедил он сквозь зубы.
  - Я? Ничего. Она просто увидела срач в моей комнате и грохнулась в обморок от потрясения.
  - Довольно, Конрад! Я звоню в СКП, сейчас же!
  - Я бы на твоем месте этого не делал.
  - Опустился угроз собственному отцу? - он покачал головой. - И это твоя благодарность? Мы вкладывали в тебя все силы...
  - Тогда ты должен быть доволен результатом. Я не знаю статистики по событиям-триггерам, но не думаю, что гиперопека и домашнее насилие, а ничем другим лишение свободы и жизненно важного лекарства я назвать не могу, стоят на первом месте. Благодаря вам двоим, мир получил еще одного кейпа. Не второй Эйдолон, но тоже кое-что могу.
  - И посмотри на себя, на что ты употребил эту силу?
  - Голословные претензии. Я еще ни на что ее употребить не успел. Собирался вот прошвырнуться по Докам, сломать несколько челюстей и вскрыть пару артерий, но придется потратить остаток вечера на лечение женщины, которую ненавижу больше всего на свете.
  - Конрад, она пыталась обеспечить твое будущее, думала только о твоем благе... как она его понимала, - отец принялся нервно ходить по комнате. - Господи, она просто больна! После той нашей поездки...
  - Я помню. Конечно, оказаться под ударом Губителя, пусть даже зацепило самым краем, не слишком-то приятно. А то, что ты таким тюфяком стал, тоже связано с поездкой?
  - Ты тогда был слишком мал, чтобы помнить. Случился новый виток кризиса, в 'Медхол' шли сокращения, и тогда же тебе диагностировали диабет... Мы думали, отдых за границей всем нам поможет... - он остановился и тяжело опустился в кресло. - Но случилось то, что случилось. Она была до смерти напугана. Сначала пыталась оградить тебя от всех возможных угроз, а потом это переросло в манию. Я ничего не мог сделать.
  - И теперь находишь утешение в объятиях секретарши. Мог бы нас познакомить, раз уж ходишь налево. Она готовить хоть умеет? Все мечтаю о сочном стейке.
  - Конрад!
  - Помолчи, я думаю.
  Вообще, я старался не слишком усердно использовать свою вторичную силу на людях и животных. Сложность биохимии живого организма была запредельной. Созерцать структуру неодушевленного предмета я мог часами без последствий, но неумеренный интерес к нюансам человеческой физиологии оборачивался для меня головной болью, и чем глубже я вникал во взаимосвязи процессов, тем сильнее она становилась. А сейчас мне требовалось влезть в самую сложную вещь - мозг.
  Я присел рядом. Даже закрыл глаза, чтобы зрительная картинка не отвлекала от потока информации, поставляемого силой. Вместо того, чтобы пытаться вникнуть во все хитросплетения реакций и взаимодействий, я постарался охватить картину функционирующего мозга целиком, а потом сличить ее с неким усредненным образом, который видел во множестве других, относительно здоровых людей. Сличить - и найти поломку. Если, конечно, она была.
  А она, черт побери, была. И не одна.
  Височные доли в моем восприятии мерцали россыпью дефектных областей. Я не мог уверенно сказать, были это органические поражения, аномально устроенные нейроны или еще что-то. Однако они слишком резко выбивались из усредненной картины, чтобы являться индивидуальными особенностями.
  'А теперь мне нужно это починить'.
  Сила отзывалась со скрипом, что меня немало удивляло. Я успел привыкнуть что все, что было связано с приготовлением различных препаратов, давалось мне как по маслу. Но сейчас у меня создавалось впечатление, что моя сила столкнулась с чем-то, выходящим за пределы ее возможностей, и она отчаянно пыталась подобрать хоть какой-то способ разрешения проблемы. Очень, очень странно.
  'Ну давай, работай'.
  В моем воображении демон пискнул от натуги и сердито шлепнул передо мной рецепт, да так, что от виска до виска прострелило дикой болью, будто череп иглой насквозь пробили. Хорошая новость - у меня было хоть что-то, с чем можно работать.
  Плохая - для приготовления требовался человеческий мозг. Не важно, мужской или женский, и конечно не весь целиком, а лишь небольшой кусочек, но ткани не должны были иметь генетических или приобретенных повреждений, как от алкоголя, наркотиков или склероза. И, разумеется, требовался свежачок.
  Да ладно, я же все равно собирался пойти развеяться, не так ли? Вот и совместим приятное с полезным.
   Так, стоп машины. Я что, собираюсь разменять незнакомого чувака на перегной только для того, чтобы без стопроцентных гарантий сделать свою чокнутую мамашу менее чокнутой? Я не решился на убийство даже ради собственного лекарства!
   С другой стороны, во время прошлой прогулки у меня образовалось аж два жмура, причем при довольно опосредованном вмешательстве. Вдруг и на этот раз, кхм, повезет? Можно пойти в самые задрипаные трущобы, присмотреться к местной шпане. Может, удастся спровоцировать поножовщину, и кто-нибудь опять удачно сыграет в ящик. Или... в городе же есть больницы, а при больнице всегда есть морг. В сутки в Броктон Бей, исходя из численности населения, умирают пять-десять человек. Уж хотя бы один не слишком порченый труп найдется?
   Эммм... я так и вижу заголовки на следующее утро: 'Неопознанный кейп ограбил больницу'. 'Обезглавливатель не оставляет в покое даже мертвецов'. 'Маньяк-некрофил изнасиловал всех сотрудников морга за одну ночь'. Тем более что больницы расположены преимущественно в цивилизованных районах, а значит по сигналу тревоги тут же примчится кто-нибудь из Протектората. А герои Протектората, в отличие от Стражей, умели не только перед камерами позировать, но и довольно болезненно бить. Иногда насмерть. Даже если мне каким-то чудом удастся его одолеть, моя карма улетит на дно Марианской впадины.
   Хотя, по-хорошему, мне и грабить не надо. Зашел - забрал что надо - вышел. Дел на пять минут.
   Кажется, вариант с трущобами уже не выглядит таким уж отстойным...
   Я открыл глаза, попятился и рухнул в кресло. Голову ломило нещадно, но я знал, что никакое, даже самое мощное обезболивающее не сможет ослабить боль. Зато почему-то ее снимал 'мистер Хайд'.
   - Конрад? - обеспокоенно спросил отец. - Ты в порядке?
   - Нет, я не в порядке. Но это поправимо. Вот тут, - я кивнул на мать, - придется попотеть.
   Я заставил себя подняться на ноги и принес из своей комнаты пробирку. Буквально на ходу я дополнил рецепт, превратив мощный транквилизатор в мягкое успокоительное. Я достал из аптечки обычный одноразовый шприц, наполнил его смесью и сделал миссис Кёлер укол в трицепс.
   - До утра не проснется, а там будет как огурчик, - успокоил я отца.
   - Это и есть твоя сила?
   - Только малая ее часть. Так, - я зашипел от боли. - Тебе советую придумать побольше убедительных доводов, почему не надо немедленно сдавать меня СКП. Можешь прозрачно намекнуть, что они настолько захотят меня заполучить, что ради этого пойдут на лишение родительских прав.
   - Сам поговори, это же тебя касается.
   - Я и так за сегодня наговорился с вами обоими на год вперед, спасибо. Сейчас я ухожу, меня как минимум полночи не будет. Если не вернусь к утру, - я задумался на минуту, - значит, вернусь чуть позже.
   - Погоди, ты уходишь? На эту свою 'пробежку'?
   - Тебе значит можно развлекаться на стороне, а мне нет?
   - Когда ты уходил в прошлый раз, тебе намял бока Демон Ли. Где гарантии, что в этот раз тебя просто не убьют?
   - Когда я уходил в прошлый раз, Демону Ли досталось от меня гораздо сильнее, чем мне от него. Вопрос ставить надо иначе: где гарантии, что в этот раз я никого не убью?
   - И это должно было меня успокоить?
   - Нет, это должно было заставить тебя заткнуться. Я в любом случае пойду туда, куда сочту нужным, и сделаю я это беспрепятственно, или перешагнув через твое спящее тело - зависит только от тебя.
   - Тогда я сообщу в СКП, и тебе придется иметь дело с Протекторатом!
   - И будешь дальше жить с этой мегерой. Или ты можешь мне не мешать, чтобы я смог добыть нужные компоненты, приготовить лекарство и вправить ей мозги. Душкой не станет, к сожалению, но вменяемости должно заметно прибавиться.
   - Что ты мне втираешь? Даже Панацея не может лечить мозг, это везде пишут!
   - Тогда получается, что я круче Панацеи, - я примирительно развел руки. - Мне нужно времени до утра. К полудню следующего дня ты сам увидишь результат. И вот тогда уже решишь, стоит кляузничать в СКП, вынуждая меня переходить к жестким действиям или сбегать из города, или проще дождаться пока я сам туда схожу и легализуюсь как кейп.
  Отца такая перспектива не слишком радовала, но он тоже привык убегать от проблем. Его явно потрясло мое преображение, но ему все еще куда проще было махнуть на все рукой, и подождать, пока все само рассосется, чем решительно пресечь мои действия. Я отнес использованный шприц в урну и вернулся к себе. Времени я себе выторговал до утра, но надеялся закончить максимум за несколько часов.
  Я побросал в спортивную сумку, с которой обычно ходил на тренировки, свой костюм, маску, пару газовых гранат, сделанных из алюминиевых банок и, после недолго колебания, пистолет. Конечно, я надеялся сделать все тихо, но снова оказаться в ситуации, когда со всех сторон окружают враги, а оружия нет, мне не хотелось. Туда же отправилась небольшая поясная сумка с кое-какими вспомогательными зельями. Я не обладал супер-силой, супер-скоростью или даже супер-интеллектом, как кейпы класса Умник. У меня было только мое тело, однако я все еще мог заставить его работать на пределе и немного сверх того.
  И последний штрих...
  Я немного разгреб завалы на столе и вытащил из-под них плоскую металлическую фляжку, которую стянул у отца, а он даже не заметил. Отвинтил крышку и сделал несколько глотков.
  
   Преображение прошло легче, чем в прошлый раз. Магистерий плавно выдохнул и поставил фляжку на стол. Он обвел взглядом комнату, припоминая, не забыл ли чего, и остановился на кровати, где лежал выключенный Изумрудный Меч. И расплылся в улыбке.
   В самом деле, нет смысла делать оружие, если не хочешь его применить.
   А он очень хотел.
  
  
1.5
  
   - Я идиот. Я клинический, невозможный идиот, - пробормотал Магистерий. - Даже страдающая синдромом Дауна курица соображает лучше меня. Что мне мешало сделать в этом костюме карманы?! Ничего! Я просто не додумался!
   Он повертел в пальцах шприцы. Регенеративную сыворотку 'пыльца' можно было оставить в сумке вместе с гражданской одеждой. Ее действие было не настолько мощным и быстрым, чтобы полагаться на нее как на средство спасения в критической ситуации. Обезболивающие... вообще непонятно, зачем взял. 'Мистер Хайд' не лишал его чувствительности к боли, но словно отчуждал от нее, она переставала как-либо влиять на концентрацию или способность двигаться. Стимулятор, 'боевой коктейль ?1'...
   Магистерий нахмурился под маской и украдкой выглянул из переулка. Оттуда ему открывался вид на восточное крыло Центральной больницы Броктон Бей. Вообще, совершать налет настолько близко от дома было не самым разумным действием, но это была единственная больница, где он бывал прежде и чью планировку знал. Добраться до морга он мог за пять минут. За две, если вломиться напролом. Двери его не удержат, но придется изучить все трупы, которые удастся найти. Допустим, по минуте на каждый. Допустим, только в последнем удастся найти удачный образец. Еще минута на извлечение. Если к тому времени не заметят, что вряд ли, на отход потребуется еще около полутора минут.
   То есть в самом худшем случае он потратит, с учетом возможных форс-мажоров, около двадцати минут. Господи, это целая вечность! В центре города даже полиция приезжает не позднее чем через десять минут после звонка, что говорить про Оружейника или Скорость?! При мысли о стычке с героями Магистерий только ухмыльнулся.
   - Заодно снаряжение испытаем, - пробормотал он и вколол 'боевой коктейль' в оголенное запястье.
   Эффект развивался в течение примерно полуминуты. Жар и пульсирующая боль сдавили все тело, а потом отступили, оставив после себя только чувство невероятной легкости и сверхъестественную остроту восприятия. Работает, отлично. Он затолкал пустой шприц в сумку, а сумку бросил в канализационный люк. Доверять мусорным ящикам в городе с уровнем безработицы более пятидесяти процентов... неблагоразумно.
   Маска - на месте, питание подключено, режим - болевой, семьдесят процентов мощности. Пистолет - на бедре, в самодельной кобуре. Гранаты - висят на поясе. Меч - там же, и это залет, потому что если придется бежать, то ножны будут мешаться. Надо сообразить крепление на спине, чтобы выхватывать одним движением. Потом как-нибудь.
   Магистерий подобрался, приник к земле, как бегун на старте...
   И неспешным шагом пошел к служебному входу патологоанатомического отделения. По пути он послал воздушный поцелуй камере видеонаблюдения, но никакой видимой реакции не последовало. Он дернул ручку, но дверь не поддалась. Тогда он дернул еще раз посильнее. Снова безрезультатно. Ругнувшись сквозь зубы, кейп потянул из ножен меч, но тут порыв ветра, налетевший с залива, толкнул дверь, которая открывалась вовнутрь.
   С видимым сожалением Магистерий задвинул меч обратно в ножны и вошел внутрь.
   По пути ему не встретилось никого. Ну разумеется, это же морг, здесь не снуют толпы пациентов и дежурных медсестер. Дверь одного из кабинетов была приоткрыта, из-за нее доносились звуки работающего телевизора. Магистерий осторожно заглянул внутрь и увидел двух санитаров, которые смотрели бейсбольный матч.
   'Янкиз против Ред Сокз, - подумал кейп. - Классика'.
   Он аккуратно прикрыл за собой дверь и пошел дальше. Следующая дверь оказалась кабинетом врача, за ней - кладовка для хозяйственного инвентаря. Наконец, за третьей он нашел то, что искал - хранилище, совмещенное с секционной.
   Патологоанатом ночной смены, как раз проводивший вскрытие, удивленно поднял голову и замер. Он сразу понял, что перед ним кейп, но не мог взять в толк, что ему тут надо. Магистерий приветственно помахал рукой.
   - Салют, доктор, - сказал он. - У вас мозгов не найдется?
   - Своих не хватает? - вопросом на вопрос ответил патологоанатом. - Я не знаю, кто вы, и что вам надо, но вы видели над входом вывеску 'банк' или 'ювелирный магазин'?
   - Эммм... нет, не видел.
   - Потому что ее там и нет. А знаете, почему ее там нет?
   - Я теряюсь в догадках.
   - Потому что это морг, а не банк и не ювелирный магазин. Здесь нечего красть, здесь хранятся только мертвые люди. Уходите и не мешайте работать.
   - Но мне нужны мозги, а не деньги с бриллиантами! - возмутился Магистерий и подошел к столу для вскрытий, где лежал частично выпотрошенный чернокожий старик. - Причина смерти?
   - Инсульт, - сухо ответил врач, на бейджике которого красовалась надпись 'доктор Джим Диммик'.
   - Не пойдет, - кейп разочарованно покачал головой. - Еще есть поступления за последние сутки?
   Доктор Диммик одарил его тяжелым взглядом. Магистерий вздохнул и вытащил из-за ремня пистолет. Доктор пожал плечами, отложил в сторону циркулярную пилу для костей и принялся выдвигать поддоны холодильных камер.
   - Передозировка наркотиков, - сказал он, демонстрируя тело щуплого корейца (или японца, кто их разберет). - Поступил сегодня утром, предполагаемое время смерти двадцать-тридцать часов назад.
   - Нет, точно не годится. Мало того, что наркоман, так еще и несвежий.
   - Вот другой случай, - в другой камере оказалась пожилая женщина. - Привезли пару часов назад. Ишемическая болезнь сердца.
   - Хммм... - Магистерий склонился к трупу. - Здесь не только ишемия, здесь еще и с мозгами что-то. Болезнь Альцгеймера, скорее всего. Мне так кажется.
   - Вам кажется? - уточнил доктор Диммик со смесью удивления и сарказма. - Умеете ставить диагноз с одного взгляда?
   - Могу заглянуть внутрь, но не понимаю, что именно вижу. Было бы специальное образование... Ладно, а помоложе у вас никого нет?
   - Ну так бы сразу и сказали, - недовольно ответил патологоанатом. - А то мозги, мозги. Вот, пожалуйста. Поступил четыре часа назад, время смерти не позднее шести часов назад. Причина смерти - множественные проникающие ножевые ранения.
   На поддоне холодильной камеры лежал белый парень около двадцати лет. На плече у него красовалась татуировка в виде двух стилизованных восьмерок, а лицо и тело, вдобавок к ранам, покрывали множественные гематомы.
   - Если не смущает закрытая ЧМТ, то должен подойти.
   - Нет-нет, все замечательно, - успокоил его Магистерий. - Лишь бы нейроны не слишком деградировали, а остальное ерунда. Так, голову мне нести не в чем, придется вскрывать. Ассистент, пилу!
   Патологоанатом закатил глаза.
   - Пожалуйста, - добавил кейп с нажимом.
   Доктор Диммик закрыл лицо ладонью, но все же протянул Магистерию пилу для костей. Тот попытался было спилить черепную коробку, но при первой же попытке шкрябнул диском по поддону, выбив сноп искр.
   - Эм... сэр, вы не поможете?
   - Молодежь, - пробормотал доктор Диммик и отобрал у кейпа пилу. - Силы есть, а вот ума...
   - Я мог бы сделать все своим мечом, но боюсь повредить больничное имущество. А тогда бы про меня завтра весь город трубил, что я не только ограбил больницу, но и устроил в ней погром.
   - Зачем вам вообще нужен человеческий мозг, если не секрет?
   - Да так, микстурку одну смешать.
   - Чтобы стать умнее?
   - Нет, для лечения психического расстройства. Не для себя.
   - И поэтому вы решили вломиться в морг?
   - Вы бы предпочли, чтобы я кого-нибудь убил?
   - Юноша, не знаю, как вас зовут, - доктор Диммик аккуратно отделил черепную коробку и профессиональным движением извлек комок плоти кремового цвета. - Если вам в следующий раз понадобится вылечить душевнобольного, не надо никуда вламываться. Просто постучитесь и попросите.
   - Магистерий.
   - Что?
   - Зовут меня так. Я себя так зову. Об этом еще никто не знает.
   - Рад, кхм, знакомству. И вообще, почему бы вам просто не снять черную шляпу? Если вы действительно способны работать с мозгом, то могли бы составить прекрасный дуэт с Панацеей, помочь тысячам! - патологоанатом достал из шкафа стеклянную банку для препаратов и положил в нее извлеченный орган. - Если не ошибаюсь, она еще должна быть здесь. Можете встретиться с ней и поговорить.
   Магистерий не мог ощущать страх, но испытанное им чувство было ближе всего к смертельному ужасу. Он опасливо принял из рук доктора банку и на всякий случай уточнил:
   - Вы хотите сказать, что Панацея действительно здесь? В этом здании?
   - Ну да. Она часто задерживается допоздна. Бедная девочка, работает на износ...
   - Черт. Черт-черт-черт, - кейп попятился. - П-приятно было пообщаться, доктор, но кажется, мне пора бежать.
   Одной рукой прижимая к груди банку, а другой придерживая ножны, Магистерий выскочил из секционной и побежал по коридору. Его здравомыслия хватило, чтобы разыграть перед врачом-патологоанатомом недотепу, потому что причинять вред невинному человеку он не хотел. И его уж точно хватило на то, чтобы построить простейшую логическую цепочку: Панацея - Эмили Даллон - семья Даллон - лютый неостановимый пиздец под названием 'Новая волна'.
   Он осторожно выглянул наружу и огляделся. Чисто. Сто пятьдесят метров через пустующий двор и газоны, потом нырнуть в переулок и спуститься в канализационный люк. Там переодеться, и на этом проблемы заканчиваются. Можно идти домой, заниматься нейро-сывороткой. Если повезет, он даже успеет выспаться.
   Магистерий успел бегом преодолеть две трети этого расстояния, прежде чем движение воздуха и вторичная сила предупредили его о появлении поблизости еще одного объекта. Биологического, малогабаритного, и очень быстро движущегося.
   Миниатюрная фигурка, облаченная в короткое белое платье и золотую корону, рухнула с неба, преграждая путь. Фирменное приземление Славы - на одно колено и ладонь, после которого нормальный человек остался бы калекой, и от которого асфальт пошел трещинами. Магистерий остановился и только и смог произнести:
   - Ох блять...
   - Рада, что ты сразу все правильно понял, - шестнадцатилетняя звезда Броктон Бей, которую пресса наделила льстивым прозвищем 'мини-Александрия', откинула копну шикарных светлых волос и насмешливо улыбнулась.
   - Блять-блять-блять... - Магистерий мелко затряс головой. - Ты серьезно носишь шорты под юбкой?!
   - Что? - Слава удивленно приподняла бровь.
   - Шорты! Под юбкой! - выкрикнул Магистерий. - Это оскорбляет саму идею коротких юбок! Под ними следует носить либо кружевное белье, подходящее под цвет волос, либо вообще ничего! А то, что делаешь ты, это...
   Он покрутил пальцем в воздухе, потом указал им на Славу и выпалил:
   - Ересь! Ты еретичка!
   - Со страху мозги отшибло? - поинтересовалась героиня. - Хотя ты и так редкостный кретин - из всех больниц в городе напал именно на ту, где работает моя сестра. И именно тогда, когда я пришла забрать ее домой. Ну ты как, сдашься сразу или сначала сломать тебе несколько костей? Не волнуйся, Панацея тебя вылечит. Потом, когда на тебя наденут наручники.
   Неприятнее всего было не выслушивать эти речи, а признавать, что для них есть все основания. Весила Слава, она же Виктория Даллон, ибо ее семья не скрывала свои личности, от силы сорок килограммов, а ростом уступала Магистерию на голову, но личные параметры мало что значили в столкновении кейпов. Непробиваемое ничем силовое поле, способность к скоростному полету и сила достаточная, чтобы одной рукой играючи швырнуть дорожный каток - вот чем была Слава. Если она чем-то и уступала Александрии, так это послужным списком.
   И скромностью.
   - Слушай, может, в другой раз подеремся? У меня тут скоропортящийся продукт, - Магистерий продемонстрировал банку с мозгом. - Можем даже время назначить. Хотя говорят, у тебя парень есть... но это же не будет считаться изменой?
   - Дружок, драка может быть между равными противниками, а ты мне не ровня, - она медленно пошла вперед, исполненная уверенности.
   - Я сегодня первый день злодействую, и у меня в графике на сегодня еще два злодеяния стоят. Может, хоть фору дашь несколько минут? А то больница рядом, а тебя недаром на РНО* зовут 'Барби Сопутствующий Ущерб'.
   Начало движения Славы он заметить успел, и потратил долю секунды на то, чтобы включить маску-излучатель. Именно этой доли секунды ему не хватило на то, чтобы защититься или уклониться. Слава ударила его один раз, небрежно и без скупого изящества, присущего тренированным бойцам. Но этого хватило, чтобы отшвырнуть кейпа на несколько метров и выбить из него сдавленный стон.
   - Ой, прости, - прощебетала героиня. - Ты какой-то легкий.
   Магистерий приподнялся на локте и посмотрел снизу вверх на стоящую над ним Славу. Маска работала, но эффекта не оказывала. Поле Славы защищало ее от всего входящего ущерба, и нейромедиаторное излучение не было исключением. Черт, черт, черт... сначала банда Сплетницы, потом Демон Ли, а теперь этот летающий неуязвимый кирпич! И от того, что она была миленькой длинноволосой блондинкой, отбитым ребрам и внутренностям легче не становилось. Ну, вроде не сломаны, внешние слои костюма затвердели в момент удара и уберегли от худшего.
  - Да уж, - прохрипел он. - Будет на что передернуть перед сном.
   - Тебе хватило или еще добавить? - Слава без видимых усилий подняла его одной рукой за грудки. - И между нами говоря, костюм у тебя отстойный.
   Маска уже показала неэффективность. Пистолет? Даже пытаться не стоит, эта девчонка в прямом смысле лбом стены прошибает. Гранаты? Очень сомнительно, нет никаких указаний на то, что Слава способна задохнуться от дыма или газа. Меч... Магистерий перебросил чудом уцелевшую банку с мозгом в другую руку и положил правую ладонь на рукоять. Меч поражал не остротой лезвия, а расщепляющим полем. Есть шанс.
   - Сама ты отстой, Попугайчик**, - ответил он.
   Он активировал расщепляющее поле еще до того как полностью вытащил меч, из-за чего лезвие рассекло ножны. Вот только ударить не успел. Слава схватила клинок свободной рукой, и стиснула так, что проще было бы выдернуть дерево из земли.
   - Оцениваю попытку на четыре из десяти, - сказала она с улыбкой. - А что у тебя за меч такой зеле...
   Юная героиня испустила пронзительный вопль настолько громкий, что заложило уши. Она отбросила от себя и Магистерия, и его меч, будто случайно схватилась за раскаленный металл. Сравнение от истины ушло недалеко - из ее ладони обильно хлестала кровь, а четыре пальца болтались только на лоскутах кожи.
   Мысль первая: что за нахер?
   Мысль вторая: она же неуязвимая!
   Мысль третья: ее защитное поле имеет предел прочности.
   Кейп принял единственное верное решение: бежать. Додумать, что там произошло, можно и потом. Выключить оружие, спрятать меч. И не прыгать сразу в люк, потому что Слава все еще слишком близко, хоть и орет и мечется вслепую в воздухе, поливая все вокруг кровью. Лучше отойти вглубь квартала, где есть строительная площадка, отсидеться там немного.
   Позади раздался грохот - Слава врезалась в стену больницы и, похоже, пробила ее насквозь.
   'Не волнуйся, Панацея тебя вылечит, - злорадно подумал Магистерий. - Но если ты разгромила кабинет моего эндокринолога, я тебя потом урою'.
   Он перемахнул через забор и оказался на территории стройки. Как и большинство проектов в городе, она тянулась уже давно и вяло, но в отличие от них еще имела шансы прийти к завершению. При условии отсутствия форс-мажоров, что в набитом кейпами городе казалось наивной надеждой.
   Магистерий прошел вглубь недостроенного первого этажа, и укрылся в каком-то закутке, благо вторичная сила помогала ему худо-бедно ориентироваться даже в полной темноте. Смесь стимулятора и естественного адреналина все еще кипела в его крови, но все же он смог достаточно успокоиться, чтобы проанализировать случившееся.
   Слава, насколько он мог судить, получила двойной удар - и от меча, и от маски, которая продолжала работать все время. Основная личность наверняка будет ужасаться на утро, и попытается построить что-то менее устрашающее, но эффективность сомнению не подлежала.
   Расщепляющее поле меча не вступило в резонанс с полем Славы, как он надеялся, но все же продолжало оказывать разрушительный эффект. Из-за чего ее защита, каков бы ни был ее механизм, в итоге дала сбой. Скорее всего, Слава сама не знала об этой уязвимости, иначе бы не подставилась так тупо. Также следует считать, что ее защитное поле исчезает на очень непродолжительное время и быстро восстанавливается до исходной мощности. Точное время, как и объем урона, требующегося для перегрузки поля, не известны. Его разрушило трехсекундное воздействие меча. Значит ли это, что пули не возымеют эффекта? Или механизмы какие-то иные?
   Ай, не важно. Но вероятно, стоит сменить спортивную гимнастику на легкую атлетику. А то что-то слишком много приходится бегать.
   Магистерий ощупал грудь, прислушался к ощущениям, но резкой сильной боли, свидетельствующей о смещении сломанных ребер, не почувствовал. Не факт, что нет трещин, но инъекция 'пыльцы' должна быстро все исправить. Он для верности подождал еще несколько минут и осторожно побрел к выходу.
   Появление Славы он успел предугадать по случайному белому отблеску на самом краю зрения. Пришпоренные 'боевым коктейлем' рефлексы сработали раньше, чем сознание успело зафиксировать угрозу. На этот раз героиня не разменивалась на эффектные приземления, и атаковала точно коршун, пикирующий на добычу. Магистерий разминулся с ней на сантиметры, и Слава вместо того, что бы размазать его в лепешку, пропахала глубокую борозду в земле. Ни капли не смутившись, она тут же взлетела и снова бросилась в атаку.
   Магистерий был готов. Он включил маску сразу же, как заметил нападение, и сразу выхватил пистолет. Он видел, что рука героини выздоровела, хотя на платье виднелись бурые брызги крови. Панацея успела вылечить сестру за считанные минуты, и наверняка сможет сделать это столько раз, сколько потребуется. Просто ранить Славу будет мало. Он навел пистолет и выстрелил.
   'Отлично. Хватает одной пули'.
   Ослепленная и оглушенная героиня с криком отпрянула, и Магистерий со всех ног рванул обратно в строящееся здание. Быстрее, под защиту бетонных перекрытий! Там Слава не сможет атаковать сверху! Он выключил маску и принялся петлять между колонн и несущих стен. Пока болеизлучатель применять бессмысленно. Оказавшись под его действием, Слава моментально отступит, и просто переждет окончание эффекта, который длится всего несколько секунд, после чего нападет с новой позиции. Ее можно остановить тремя способами: убить, нанести настолько тяжелые увечья, чтобы Панацее пришлось долго возиться, или же угостить 'ноктюрном'. Для последнего будет всего две попытки, по числу гранат. Модернизированная формула быстрее формирует газовое облако и накрывает большую площадь при той же массе заряда, а также обеспечивает более мощный, но при этом менее продолжительный эффект - всего три-четыре минуты парализующего ужаса со слепотой и глухотой, вместо двадцатиминутного приступа паники с нокталопией, как раньше.
   Всего-то дел - в очередной раз сбить со Славы защиту и бросить в нее гранату.
   Магистерий недовольно надулся. Скучно.
   'В магазине пятнадцать патронов, один я потратил. Значит, у меня четырнадцать возможностей для атаки'.
   Он высунулся из-за угла и огляделся. Славу нигде не было видно.
   - Эй, Попугайчик! Ты еще собираешься выделываться, или мы наконец нормально подеремся?!
   Вместо ответа с улицы прилетело что-то, в чем Магистерий с помощью вторичной силы опознал строительный бетонный блок. Он рассек воздух и с диким грохотом врезался в одну из стен. Такое вот милое напоминание, насколько на самом деле сильна 'мини-Александрия'. Блок весил больше тонны, и она запустила его, будто это был бейсбольный мяч. Ну что же. У Попугайчика оказались не совсем куриные мозги. Со второго раза до нее дошло, что лезть в ближний бой чревато, и она пыталась достать его с дистанции.
   Мимо один за другим пролетели еще два блока, после чего Магистерий рискнул сделать несколько перебежек, ступая как можно мягче. Насколько он знал, у Славы не было улучшенных чувств или чего-то подобного, она могла полагаться только на обычное зрение и слух. В противном случае она бы целилась лучше.
   - Слава, черт бы тебя побрал! - раздался снаружи гневный мужской голос. - Прекрати этот погром!
   - Отстань! Я этому уроду все кости переломаю!
   - Ты уже нанесла ущерба на десятки тысяч! Твоя мать поседеет, когда получит письма от СКП!
   Ох, дождались, Протекторат проснулся. Это точно не Батарея и не Мисс Ополчение, но радости не слишком добавляло. Слабый пол не был сильным звеном среди местной команды Героев.
   'Только бы не Бесстрашный, - подумал Магистерий и принялся осторожно подбираться ближе к наружным стенам. - Кто угодно, только не Бесстрашный'.
   Он достаточно трезво оценивал свои возможности, и с появлением второго героя увлекательная, но выигрышная битва превращалась в сложный бой на выживание. А если это Бесстрашный, то проще самому закопаться.
   - Ты один не справишься, - донесся с улицы угрюмый голос Славы. - У него меч, который режет что угодно, даже мое силовое поле. И он может вызывать вспышку адской боли во всем теле, и одновременно с этим ослепить и оглушить. А еще моя аура на него не действует.
   - Погоди. Так ты не знаешь, кто это?
   - Нет, первый раз его вижу. Белая маска, темно-красный балахон, зеленый светящийся меч.
   - Слава, молчи. Пожалуйста, - устало сказал неизвестный герой. - Иначе я сорвусь и начну ругаться плохими словами. А что если это кейп, только недавно прошедший через триггер? Что, если ты своими действиями толкнула его на темную дорожку? Он вряд ли захочет сотрудничать с СКП после того, как ты на него напала.
   - Он первым напал на больницу! А еще отрезал мне пальцы! - резко ответила Слава. - Он уже объявил себя злодеем. Не вижу смысла с ним цацкаться.
   - Вранье! - проорал Магистерий. - Попугайчик пиздит как Цицерон! Ни на какую больницу я не нападал!
   - Слава, стой!
   В стену, за которой он укрывался, что-то врезалось. Не бетонный блок, иначе бы ее проломило насквозь, но тоже тяжелое. Магистерий повалился на пол и закричал, якобы от боли. Одновременно с этим он снял с пояса гранату. Герои через пару секунд ворвались в здание и Магистерий облегченно выдохнул. На помощь Славе пришел не Бесстрашный.
  Это был Штурм.
  - Назад! - взвизгнул Магистерий, очень убедительно, как ему казалось, изображая истерику. - Или взорву эту штуку!
  - Парень, не надо глупостей! - Штурм поднял руки, демонстрируя открытые ладони. Еще бы это что-то значило для настолько мощного кейпа класса Контакт. - Я уверен, это дикое недоразумение, и все можно исправить.
  - Я всего лишь просил несколько минут форы! - прохныкал Магистерий, добавив слез в голос. - Неужели это было так много?!
   - Брось гранату или тебе конец. Ты не сможешь вырубить обоих разом, - прорычала Слава. В исполнении любой другой девчонки это бы выглядело комично.
   - Эта дрянь... в двадцать раз смертоноснее чем VX, - он закашлялся, будто от крови в легких. - Но не волнуйтесь. Быстро... распадается на воздухе. Умрем только... мы трое.
   - Поверь, это того не стоит, - спокойствию и терпению Штурма можно было позавидовать. - Я клянусь, что не причиню тебе вреда, а если это попытается сделать Слава, я ей сам морду набью. У тебя внутреннее кровотечение, тебе срочно нужен врач или ты можешь умереть.
   - Погеройствовал, кретин... - пробормотал Магистерий так, будто с трудом удерживался в сознании, но достаточно громко, чтобы его расслышали. - Я просто хотел...
   Он обмяк и растекся на полу.
   - Пульт, это Штурм! Вошел в контакт с новым кейпом, он тяжело ранен, требуется реанимационная бригада. А ты звони сестре, черт бы тебя побрал! Доигралась, Барби Сопутствующий Ущерб?
   - Я звоню, звоню... - рассерженно ответила героиня.
   Послышался звук приближающихся шагов, и в шею Магистерия что-то уткнулось.
   - Пульс еще есть, - сказал Штурм. - Не трогай его, если раскрошены ребра, то только хуже сделаешь.
   Еще один звук шагов, более легкий.
   - А теперь посмотрим на тебя без маски, - сказала Слава.
   - Не вздумай!
   - Почему? Он меня в лицо знает, значит, я тоже право имею. И вообще, вдруг он симпатичный? Может, даже прощу тогда.
   Магистерий большим пальцем вдавил детонатор гранаты. Собственно, детонатором это не было. Просто закрепленный в пазу гвоздь, который протыкал пломбу и заставлял реагенты смешиваться. А смешавшись, они образовывали 'ноктюрн', который начинал бурно испаряться. Он крученым движением кисти подбросил гранату вверх, чтобы газ равномерно накрыл все вокруг, и чуть-чуть приподнялся, наводя пистолет.
   Вероятно, Штурм успел задержать дыхание, но если и так, это не слишком ему помогло - 'ноктюрн' прекрасно впитывался и через слизистые оболочки, в том числе через глаза. Слава же слишком привыкла полагаться на силовое поле, чтобы в одночасье стать действительно осторожной. Единственная пуля оставила ее без защиты, а рефлекторный вдох отправил в царство невообразимого кошмара.
   Магистерий откатился в сторону и вскочил на ноги. Теперь рядом с ним находилось два слепых, глухих и насмерть испуганных кейпа, каждый из которых кулаками мог крушить бетонные сваи. Он вытащил меч и попытался прицелиться. Вероятно, Панацея и отрубленные конечности на место без труда приставит, но лучше не рисковать. Он подкрался сзади к беспорядочно мечущемуся Штурму и самым кончиком клинка полоснул его под коленом. Слава же возможности себя нейтрализовать не дала. Она на лету проломила стену, и больше ее видно не было.
   Подобрав с пола злополучную банку с мозгом, он кинулся бежать. Двое героев выведены из строя на достаточное время, чтобы можно было безопасно добраться до переулка и спуститься в канализацию. Магистерий за полминуты смог добраться до нужного места, и уже отодвигал в сторону люк, когда сверху на него обрушилась тьма. Разом пропали звуки, стало холоднее, а вторичная сила, позволяющая ощущать строение окружающих веществ, съежилась до пределов вытянутой руки.
   'Какой-то у меня сегодня... день богатый на встречи', - подумал он, выхватывая меч.
   Точнее, он попытался его выхватить. Мрак, а никто другой не мог создать такую тьму, был выше, тяжелее, и определенно имел опыт в единоборствах. Он вывернул руку Магистерию так, что тот выронил меч, после чего швырнул его лицом на землю и придавил голову коленом. В следующую секунду он избавил его от последней гранаты.
   'Знали, мрази, - подумал кейп. - Знали, следили, были готовы. Вычислили весь арсенал, определили слабые места и слепые зоны, предсказали реакцию, последовательно нейтрализовали. Как? Известно как. Сплетница...'.
   На его голову опустился мешок, руки защелкнули наручниками за спиной. Потом погрузили на что-то крупное и живое, но покрытое костяными шипами. Видимо, одна из тех монструозных собак. Догадка подтвердилась, когда груда мяса под ним заходила ходуном, а ускорение вжало в чей-то живот.
   Бешеная скачка длилась несколько минут, причем бежали мега-псины не только по земле, но и карабкались по стенам, и залазили на крыши. Стучась головой о какой-то костяной выступ, Магистерий не боялся, но мысленно прикидывал, что будь активна основная личность - он бы уже визжал от страха или еще нет?
  Скорее, нет. В этом было их одно из кардинальных различий. Конрад всегда чувствовал очень остро, болезненно и близко к сердцу воспринимал все происходящее. Но при этом в любой ситуации сохранял морду кирпичом. Внешние реакции Магистерия наоборот, были яркими и разнообразными - но в них не было наполнения. Только игра, следование некоему неписанному сценарию, где правильно сказанные фразы и действия образуют изящную коллизию, ценную своим обликом, а не содержанием.
  'И все же как-то странно, - подумал он. - В городе плюнешь в нигера - попадешь в кейпа. Но новичка не постеснялись выследить и похитить. Только потому, что технарь? Серьезно, они будут пытаться заставить технаря работать на них против воли? Как это можно сделать? Подсадить на наркотики. Технаря, могущего в фармацевтику. Смешно. Тогда шантажировать, угрожать семье. Могло бы и сработать, но не в моем случае. Запереть, угрожать расправой? И рисковать самим откушать многокомпонентного яда? Идиотизм. Или они идиоты?'
  Тем временем, собака остановилась, и Магистерия стащили с ее спины и усадили возле какой-то стены. И только тогда соизволили снять мешок.
   - Привет, Шутник, давно не виделись, - Сплетница выступила под свет одинокого тусклого фонаря. Было видно, что она самодовольно улыбается. - Классный костюм, мне нравится.
   Магистерий повертел головой. Он и его похитители находились в каком-то безлюдном переулке, причем в явно севернее окрестностей Центральной больницы. Это было заметно по существенно меньшей ухоженности, а вторичная сила, в отсутствие тьмы Мрака, сообщала о большой массе воды поблизости. Побережье.
   - Добрый вечер, Кругленькая Жопка, я по тебе скучал, - он вгляделся в темноту, в которой проступало еще шесть силуэтов, три из которых принадлежали людям, и еще три - огромным звероподобным монстрам. - А вот по вам не скучал.
   - В прошлый раз ты был дружелюбнее, - Сплетница расслабленно прислонилась к фонарю.
   - Прости, у меня случилась напряженная неделя. Ну, знаешь, это изобрети, то построй. Технарские проблемы, девочкам не понять.
   - Отрезание пальцев юным героиням тоже входит в технарские проблемы? - она тут же примирительно помотала головой. - Нет, пойми меня правильно. Я впечатлена тем, как ты уделал Славную Дырку*** и Штурма, а меня невероятно сложно чем-то удивить. Но знаешь, Броктон Бей город небольшой, новости расходятся быстро. Неделю назад ты впервые о себе заявил, и по воде пошли круги. Тебя ищут.
   - А вы нашли первыми, - Магистерий попробовал на прочность цепь наручников. Обычные полицейские. На раз не разорвешь, но можно попытаться. - Черт, я так пропущу 'Время приключений'.
   Под свет фонаря выдвинулся уже знакомый клубящийся сгусток тьмы, Мрак. Через секунду тьма опала, оставив после себя высокого, крепко сложенного человека в плотном кожаном комбинезоне и мотоциклетом шлеме с принтом в виде черепа на забрале. Магистерий слегка поморщился под маской. И это ему Сплетница пеняла за бюджетный костюм?
   - Мы не собираемся тебе мстить, - сказал он глухо. - Хотя есть за что. Ты прервал нашу цепь успешно выполненных заказов, да и газ у тебя... довольно неприятный. Но я понимаю, что ты не специально влез вперед нас. И признаю, что сам повел себя не лучшим образом, я надавил на тебя, и вынудил к жестким действиям. Мы на протяжении всей недели обсуждали действия в отношении тебя, и пришли к выводу, что лучший вариант - предложить тебе присоединиться к нам.
   - Да вы ребята просто гении от HR, я бы поаплодировал, да руки заняты. Для гарантии успеха вам следовало повыдергивать мне ногти и отрезать уши, а то вдруг я усомнюсь в выгодах сотрудничества.
   - Согласен, не очень красиво получилось, - ответил Мрак. - Но, во-первых, туда вот-вот должна была налететь целая толпа СКПшников, и мы старались убраться подальше. Во-вторых, ты уже дважды показал, что слишком непредсказуем и жесток, а твое технарское оружие - слишком смертоносно. Мы бы хотели вернуться домой в одном куске, а не отведать твоего меча, не успев даже поздороваться. Он ведь может бить гораздо дальше длины своего клинка, верно?
   - Я? Жесток? - Магистерий хихикнул. - Я целую сраную неделю пытаюсь придумать что-то, что не причиняет реального вреда, и какой-то черный мне начинает втирать, что я жесток. Нигер, жестокость - это жахнуть человека по голове, усадить его на какого-то лавкрафтианского монстра и увезти черт знает куда. Даже если я и был не против вас выслушать, сейчас я хочу только насрать тебе на голову. Да вот беда, даже заметно не будет.
   Мрак повернулся к Сплетнице.
   - Какого черта? - спросил он. - Ты же говорила, что он все воспринимает как игру, не обидчив и легкомысленен?
   - С ним та же проблема, что и с Цирк. Слишком различаются гражданская личность и маска. Он использует какие-то наркотики собственного рецепта чтобы искусственно их разделять.
   - Ты не могла сказать раньше?
   - Я только сейчас это поняла.
  - Короче, Шутник. Сейчас я тебя освобожу, если ты пообещаешь, что ни на кого не нападешь. Идет?
  - Только если Регент прекратить хватать немытыми ручонками мой длинный, твердый меч. Его могут трогать только девочки.
  - Тонковат что-то, - парень в рубашке заткнул свой скипетр за пояс и пару раз махнул мечом на пробу. - Девочки не оценят.
  - Регент! - Мрак немного повысил голос.
  - Ладно-ладно, не кипятись. Вот твоя любимая игрушка, - показалось, или у него правда французский акцент?
  В следующее мгновение раздался громкий щелчок - лопнуло одно из звеньев цепи. Магистерий коснулся тумблера маски и ногой подкинул меч с земли. Регент, находившийся в радиусе действия излучателя, взвыл от боли, но тут же прекратил, отправленный в нокдаун мощным ударом в висок. Магистерия тут же накрыла волна тьмы, но теперь его не застали врасплох. Он сосредоточился на вторичной силе, а как только в зоне действия оказалась органика, отступил назад и сделал два резких широких взмаха.
  - Убери свою завесу, Мрак, - сказал он, выключая маску. - Я не очень хорошо в ней вижу, могу убить нечаянно.
  Тьма схлынула. Мрак стоял полусогнувшись, зажимая обеими руками длинный кровоточащий разрез через весь корпус. Неглубокий, внутренности не вываливались, но явно болезненный. Регент валялся в отключке. Сплетница пятилась назад. А вот гигантские монстрособаки наоборот, оказались совсем близко, и злобно рычали.
  - Убить его? - спросил парень в маске бульдога странно высоким голосом. Словно отреагировав на его слова, собаки низко припали к земле, готовые к прыжку.
  - Я успею забрать с собой двоих одним ударом, - весело заметил Магистерий. - Убьешь меня, но потеряешь половину команды.
  - Сука, нет! - прохрипел Мрак. - Пусть уходит.
  - Где мои мозги? - требовательно спросил Магистерий. - Я сегодня выбрался только ради них. Если вы их испортили или потеряли, я компенсирую потерю за ваш счет.
  - Я все сложила в твою сумку, - подала голос Сплетница. - И если что, такое... грубое приглашение - не моя идея, честно.
  - Я надеюсь, ты хоть в белье моем не копалась?
   - Только с целью поиска информации.
   - Гррр... я на тебя полировал свой клинок целую неделю, но сейчас уже ненавижу.
   - Ну, я же суперзлодейка. Чего ты ждал, изящных манер?
   - И не поспоришь, - Магистерий проследил, как Сплетница принесла ему сумку с гражданской одеждой. - Значит так, ребята. Я на вас сильно обижен, но искать и мстить не стану. Выкинете еще один такой фортель, а второй раз вы меня врасплох не застанете - и клянусь Девой Марией, выловлю вас даже без масок и сдеру с вас кожу. Возможно, через несколько дней я уже не буду так зол, и даже заставлю себя поговорить на счет того, что мы можем друг другу предложить. Вступать я к вам, конечно, не стану, но вероятно вы сможете побыть посредниками. Где мне вас найти?
  - Вот телефон, в нем записан единственный номер, - Сплетница протянула ему дешевую одноразовую трубку. - Звони в любое время, как надумаешь. Только не среди ночи. Мы обычно в это время либо спим, либо на задании.
  - Как неудобно, меня-то вечно тянет в третьем часу с кем-нибудь поболтать. Ну да ладно, - он спрятал телефон в один из отделов сумки. - Адиос.
  Путь до дома занял больше часа. Приходилось держаться самых темных переулков, пробираться через заброшенные кварталы. Пару раз ему встретились маргинального вида личности, но маска и светящийся меч словно создавали невидимую стену. Только завидев Башни, он решил остановиться и снять костюм. Меч пришлось заворачивать в тряпье.
  Кажется, на Стражах после такого можно ставить жирный крест.
  Магистерий посмотрел на себя в зеркале лифта и на пробу сделал нацистское приветствие.
  - Забавно, - подумал он вслух. - Оба родителя немцы, а я ни слова по-немецки не знаю.
  _________________________________________________________________________
  * РНО - Parahumans Online, если кто не в курсе. Основной интернет-ресурс Америки Бет, посвященный паралюдям.
  ** Непереводимая игра слов as is. Имя Славы в оригинале Glory Girl, Магистерий назвал ее по-английски Lory Girl. Лори - это такие попугаи.
  *** В оригинале Glory Hole.
  
  
1.6
  
   К полудню следующего дня меня посетило ощущение, что что-то пошло не так.
   С момента получения мной сил прошла неделя, и за это время я успел:
   1) Обокрасть АПП, а значит и лично Лунга. Вдобавок к этому я был косвенно виновен в гибели двоих его людей и серьезно ранил гордость Демона Ли. В последнем, правда, я до сих пор не был уверен, но надеялся на это.
   2) Посраться с неизвестной, но хорошо организованной командой суперзлодеев.
   3) Очень серьезно посраться с Новой Волной.
   4) Ранить Штурма и таким образом посраться еще и с Протекторатом, Стражами и СКП в целом.
   Подводя итог, в городе оставалось только две группы кейпов, не считая одиночек, которые не хотели меня убить, покалечить или запереть в Клетке до конца моих дней - с различными вариациями перечисленного и в разном порядке. Это были Барыги и Империя-88. И поскольку к употреблению наркотиков (кроме тех, которые изготовил сам), я был равнодушен, то ничего удивительного, что во время школьных перемен я тренировал в мужском туалете салют 'зиг хайль'. Не то, чтобы это было действительно необходимо. Просто позволяло справиться с абсурдностью происходящего.
   В школе двинутые на паралюдях гики (увы, обеспеченность родителей не защищала от идиотизма) и просто интересующиеся бурно обсуждали побоище, случившееся вечером возле Центральной больницы, не подозревая, что виновник сидит в двух метрах и дремлет, загородившись учебником. Форумы на ПЛО* бурлили, в немногочисленных инсайдеров сразу вцеплялись точно пираньи в добычу, строились теории на счет сил неизвестного кейпа. Мои одноклассники гадали, кто же тот монстр, что ухитрился надрать зад Славе и Штурму, а упомянутый 'монстр' предавался самоедству и пытался смириться с участью борца за величие белой расы.
   Не скажу, что идея была плоха, но и перспектива мочить черных, азиатов, гомиков и тому подобный сброд, бессистемно и невзирая на сопутствующий ущерб, меня прельщала мало. В конце концов, Легенда был геем, и если грохнуть его за это (чего за четверть века еще никто не смог) - кто будет воевать с Губителями? Последнее нападение Левиафана было совсем недавно, десятиметровый водяной ящер разнес четверть Кейптауна, прежде чем Легенда, Александрия и Эйдолон пинками загнали его обратно в океан.
   Вот, что было настоящей жизнью кейпа в моем понимании. Нечто значимое. Нечто, оставляющее след и в памяти и жизнях людей, и в истории, и даже, в случае Эйдолона, в изменившемся ландшафте. Растрачивать себя на мелочи вроде отстрела нигеров в одном небольшом городе мне казалось... жалким.
   Ну, мечтать о великих свершениях было легко, но в суровой реальности у меня был лишь собственная сила, дюже прожорливая до материальных ресурсов, небольшое количество изготовленного снаряжения, и половина кейпов города во врагах. Мне нужны были реагенты, материалы и оборудование. Мне нужно было нормальное место под мастерскую, потому что моя собственная комната с каждым днем становилась все менее пригодной для жизни. В этот момент я завидовал чуть менее состоятельным людям, которые селились не в элитных высотках, а в даунтауне, где к каждому дому прилагался гараж и подвал, и не было бдительного консьержа на входе.
   И что мне точно нужно было, так это постараться не посраться со второй половиной города. Признаю, это приятно щекотало нервы ночью, но сейчас я чувствовал себя, мягко говоря, неуютно осознавая, что где-то за стенами школы рыщут, по меньшей мере, два десятка кейпов, жаждущих моей крови. 'Мистер Хайд', при всех его неоспоримых достоинствах, оказался слишком эффективным средством в плане снятия внутренних ограничений. Уверен, если бы я не принял его перед вчерашним выходом, то со Славой бы тогда разошелся мирно.
   или же эта тупая курица отметелила бы меня до полусмерти и притащила в офис СКП перевязанным ленточкой
   В общем, я собирался этой ночью снова надеть маску - но только в прямом смысле, не используя 'мистер Хайд'. И постараться хотя бы в этот раз никого не накурить 'ноктюрном', не порезать мечом и не поджарить мозги маской. А также не хамить, не язвить, не подкалывать.
   Скукотища
   Ну а что поделать. Развлечения развлечениями, но ради денег стоит потерпеть. Само по себе богатство не будоражило мои мысли, но оно было еще одним инструментом в моих руках, таким же, как лазерный паяльник. Что невольно поднимало вопрос: а для чего мне инструмент? Чего я хочу от своей силы? В момент триггера, в минуты мучительной агонии, я желал лишь спасти себя, и сила исполнила мое желание. Что дальше?
   Да, я жаждал свободы, жаждал перемен. Я хотел освободиться от диктата матери и от своей болезни. Но это краткосрочные, и легко достижимые цели. С диктатом так вроде бы уже разобрался - утром мы с ней не разговаривали, но отец впервые за годы остался дома и похоже, беседа там намечалась долгая и болезненная. Отчасти тому поспособствовали пара капель 'для храбрости', случайно оброненные в отцовский кофе за завтраком. Мне оставалось только надеяться, что нейро-сыворотка сработала как надо, и не сделала хуже.
   Нет, вопрос стоял о дальнейшей перспективе. И, сказать откровенно, я немного жалел о том, что назвался Славе злодеем. Тогда это показалось удачной шуткой, но можно представить, каких проблем это будет мне стоить в будущем. Потому что сказанные мимоходом, и наверняка даже без задней мысли, слова патологоанатома, которого я заставил отдать мне мозг трупа, запали в душу.
   Я действительно мог исцелять.
   Далеко не так эффективно и быстро, как Панацея, и с намного большими ограничениями на тяжесть травм, но все же мог. И, в отличие от Панацеи, мог воздействовать на мозг. А кейпы, чьи силы можно было применить для лечения, встречались настолько редко, что во всех Штатах и Канаде вместе взятых едва набралось бы два десятка. Осталось найти идиота, который рискнет принять лекарство от того, кто прямо назвался злодеем. Пошутил, кретин...
   В общем, свой грядущий фронт работ я разделил на несколько основных пунктов:
  Во-первых, найти хоть кого-нибудь, кому нужно хоть что-нибудь, что я могу ему продать. Основные кандидаты здесь были Империя-88 и те, на кого меня могла вывести Сплетница. На последнюю я все еще злился, потому что она наверняка соврала, что не она придумала меня похищать. Слишком уж эффективно меня тогда выключили. Если бы не принятый загодя стимулятор, с помощью которого я смог порвать наручники, булькать мне на дне залива. Или стать едой для собаковых монстров.
  Во-вторых, провести эксперименты с лекарствами, понять возможности и пределы своей силы в области исцеления. С этим были определенные проблемы, потому что для такого дела требовались подопытные. Много подопытных. И, разумеется, не морских свинок, а людей - потому что лечить я собирался их. Сложность была в том, что к пациентам в больнице меня бы не пустили даже в том случае, если бы со Славой я вчера не встречался и спокойно добрался до дома. Для такого требовалась, по меньшей мере, аккредитация от СКП и пройденный у них тест способностей. Разумеется, не ради бюрократии, а ради подтверждения безопасности применяемых сил, и гарантии, что после лечения, скажем, язвы желудка у пациента не вылезет рак. Чего я, кстати говоря, обещать не мог. Мне придется снова отправляться в район Доков. Искать тех, у кого нет доступа к нормальной медицине, и соблазнять бесплатным лечением - но без каких либо гарантий, а потом еще и вести журнал наблюдений за каждым добровольцем.
  В-третьих, найти способ повысить свою мобильность. Столкновение со Славой оставило у меня двоякое впечатление. С одной стороны, я был рад победе. С другой, меня грызла зависть. Все кругом летали, прыгали как кузнечики, телепортировались, катались верхом на шипастых биомутантах, и только я один, как конченый лошпед и лузер, ходил пешком. Моя специализация очень слабо соотносилась со средствами передвижения, но я надеялся, что правильная постановка задачи и легкая стимуляция воображения подкинут мне какие-то идеи, с которыми можно будет работать.
  В-четвертых, разработать новые источники питания. В данный момент мой прогресс упирался в емкость обычных батареек. Хотя я без труда мог увеличить эффективность электролита и электродов в разы, но этот путь был тупиковым. Для действительно качественного роста мне требовался источник энергии, превосходящий их на порядки. Ну, не ядерный реактор в кармане, конечно, но хотя бы аналог переносного дизельного генератора. У меня возникла пара свежих идей, каждая со своими плюсами и минусами, и мне нужно было тщательно изучить обе, набросать чертежи и оценить затраты на производство.
  В-пятых, после школы забрать из магазина предоплаченную центрифугу и шейкер. На счет шейкера я сомневался, но он и стоил недорого, а вот центрифуга обещала стать серьезным шагом вперед. Еще мне хотелось лабораторный реактор, но он стоил пятнадцать тысяч, и заказать его можно было только напрямую у производителя, и уж точно его бы никто не продал школьнику. Я уже говорил, что с радостью бы поменял свою силу на что-то более практичное? Я готов повторить еще раз.
  Когда я вернулся домой, сгибаясь под тяжестью вожделенной центрифуги, родители вроде бы уже успокоились, и впервые за много лет пришли к какому-то единому мнению. Во всяком случае, давящая атмосфера взаимной молчаливой ненависти, которая воцарялась каждый уик-энд, отсутствовала. Ну или ослабла настолько, что я ее не замечал. Так или иначе, я оставил свою прелесссть не распакованной в комнате, и вышел в гостиную, где мать меня словно дожидалась.
  Меня поразило выражение ее лица. Какое-то... потерянное что ли. Как у ребенка, которому только что объяснили, что Санта-Клауса нет. И что письмо из Хогвартса никогда не придет. И что хорошие оценки и прибранная комната не сделают тебя кейпом. И все это одновременно.
  - По дороге я не встретил бойцов СКП и жаждущих мести героев Протектората, - сказал я, садясь напротив. - Так что смею надеяться, что вы оба согласились помалкивать о моих силах.
  Это было хорошо. Не придется применять амнезиак или усовершенствованную формулу 'сахара'.
  - То, что вчера случилось... про что весь день говорят, - она избегала смотреть мне в глаза. - Это сделал ты?
  'В основном это сделала Слава, - подумал я. - Моя сила вообще мало пригодна для масштабных разрушений, разве что я сделаю какую-нибудь офигенно мощную взрывчатку... кстати, это отличная мысль, надо будет записать, пока не забыл. А вот у нашей мини-Александрии шикарные ножки и такие же проблемы с самоконтролем'.
  - Отчасти. В меньшей мере.
  - Зачем?
  'Чтобы добыть блядский человеческий мозг, из которого я вчера полночи готовил тебе блядскую нейро-сыворотку, которая наконец-то вправила тебе твои собственные блядские мозги! И если для того, чтобы наконец-то стать похожей на нормального человека тебе потребовалась аж технарская химия - делай выводы сама!'
  - Искал компоненты для твоего лекарства. Немного погорячился в процессе.
  Моя мать было раскрыла рот, чтобы прикрикнуть на меня, что бы я не юлил, не смел от нее что-то утаивать... но посмотрела мне в глаза и осеклась. Я принял во внимание ее болезнь, чем бы она ни была, и не собирался мстить. Но не простил ее, и прощать не собирался. Восемь лет она уничтожала мою личность, использовала против меня мою немощь. Теперь перед ней находился парачеловек, появившийся ее усилиями. Меня не волновали ее мотивы, не волновали ее проблемы - потому что мои проблемы от этого никуда не исчезали.
  Потому что я тоже был там. Пока ополоумевший от страха водитель гнал туристический автобус по трассе прочь от города, пока мои родители шептали невесть когда выученные молитвы, я смотрел на Губителя. А Губитель смотрел на меня.
  - Просто скажи, что я сделала не так?
  - Все, - ответил я. - От начала и до конца. Но в первую очередь не надо было трогать мой инсулин.
  - Твой инсулин... - эхом повторила она, будто что-то пыталась сообразить. - Знаешь, мы с твоим отцом поговорили, и решили, что тебе все же стоит попытаться вступить в Стражи. Как-то объяснить ситуацию, найти компромиссы. Я приблизительно знакома с их юридическими процедурами, они не станут арестовывать нового кейпа, тем более несовершеннолетнего, из-за единственного случайного конфликта, в котором даже не было жертв, и не пострадали гражданские. Их программа для этого и существует, чтобы подростки-кейпы учились контролировать свои силы. И кроме того, у СКП есть договоренность с Панацеей. Она могла бы вылечить твой диабет.
  Я скрипнул зубами. Сыворотка нейтрализовала отклонения в ее мозгу, но она ведет себя по-старому! Нет, терпение, только терпение. Наверняка это просто привычка. Раньше она бы уже наорала на меня, безальтернативно объявила свою позицию и завела свою обычную шарманку про мою никчемность, бездарность и дармоедство.
  'Работать по полдня аниматором, изображающим героя, конечно неплохо в плане легальности и безопасности, но сомневаюсь, что Стражи будут рады меня видеть после такого знакомства - это раз. Вряд ли Панацея станет тратить время на того, кто отмудохал ее сестру - это два. Ну и наконец, если Панацея вдруг меня все же вылечит, и не оставит при этом пару опухолей в подарок, я не буду чувствовать, что победил. Я справлюсь с диабетом сам, это вопрос времени. Три недели максимум, но скорее намного меньше. Это три'.
  - Я считаю, что сейчас этого делать не стоит. Подождать, как минимум. А диабет я вылечу сам. Это не так сложно.
   - Так ты и такое можешь...
   'Проще, блять, составить список того, что я не могу. Например, я не могу тратить время на пустую болтовню, когда меня ждет работа. Собственно, я хотел лишь убедиться, что твой мозг работает относительно нормально, насколько это вообще возможно в твоем случае. Все хорошо? У меня на совести не будет трупа или пускающего слюни овоща? Прекрасно, у меня на этом все'.
   - И еще много чего.
   - Тогда что ты собираешься делать?
   - То же, что и сейчас. Буду осваиваться со своей силой. Искать ей применение. Возможно, сумею создать что-то по-настоящему стоящее. И когда я пойму, на что действительно способен - тогда и решу, стоит мне вступать в Стражи, или же обойдусь без них.
   - Конрад, но то, что делаешь ты, это уже не игрушки, это по-настоящему опасно! Кейпы гибнут регулярно, особенно одиночки!
   Я начал по-настоящему злиться.
  'В последний раз, когда ты пыталась меня обезопасить, дело чуть не кончилось моей смертью и привело к триггеру! И именно поэтому я будут делать то, что сочту нужным, и ты мне не указ. Лучше пусть я в свой следующий выход нарвусь на взбешенного Лунга, на Кайзера вместе с охраной, на Оружейника или Бесстрашного. Пусть меня бьют, жгут огнем, режут, ломают мне кости - я просто буду бить, жечь, резать и ломать в ответ. И это будет честно, это будет хорошо и правильно, потому что я сам принял такое решение, а не ты приняла за меня. Следишь за мыслью? Лучше я сам совершу ошибку, чем поступлю правильно по твоему указанию'.
   - В обозримом будущем я хочу заняться собой, и вообще поэкспериментировать с лекарствами. Возможно, в Броктон Бей скоро не останется ни одного диабетика.
   - Слушай, а можешь сделать какие-нибудь образцы? - оживилась она, услышав о лекарствах. - Не каждая компания может похвастаться штатным кейпом, и если 'Медхол' заинтересуется...
   - Нет! - отрезал я, впервые за весь разговор не сумев полностью сдержать эмоции. - Нахрен 'Медхол'.
   - Ладно-ладно, - она торопливо подняла руки. - Тебе ничего не нужно?
   - Покоя, - ответил я и ушел к себе.
   Поначалу я хотел сразу взяться за работу, но от нервов не мог сосредоточиться. Возможно, моя мать и была права на счет того, что при следующей встрече герои не кинутся выдергивать мне руки и ноги. Вероятно, если бы она не высказалась за мое вступление в Стражи, я бы попытался позвонить в СКП, попытаться договориться о встрече, объяснить, свести все к недоразумению и побочным эффектам своих боевых стимуляторов. Честно, мне совсем не улыбалось иметь во врагах два десятка кейпов и весь госаппарат вместе с ними. Но, во-первых, моя мать предложила это - и я не имел права идти у нее на поводу, как все прошлые годы. Во-вторых, я мысленно проговорил свои аргументы, и они показались мне, мягко говоря, шаткими. Пистолет я при враче достал, хотя и не направлял на него, пальцы Славе отрезал, дважды ударил ее болеизлучателем, а напоследок угостил ее и Штурма газом, от которого обоих в принципе мог хватить сердечный приступ. Ну и перерезал Штурму подколенное сухожилие, до кучи.
   Так себе кармический багаж. А еще Кэрол Даллон дорогой адвокат, что тоже говорит само за себя - как в плане возможностей отравить мне жизнь, так и в плане морального облика в целом. Хороший человек не станет заниматься юридическим крючкотворством.
   Нет-нет, надо что-то делать со своей репутацией. Репутация кейпа - это его все. Ну, так говорили, во всяком случае. Если я смогу заявить о себе в положительном ключе, даже Новая Волна подумает дважды, прежде чем связываться - просто чтобы не выставить себя злобными мудаками.
   Я перевел взгляд на костюм, который висел на спинке стула, будто обычный свитер. Вообще, яркие цвета мне не идут. Да и сам по себе темно-бордовый плохо сочетается с зеленым цветом меча. Белый с зеленым гармонирует намного лучше. Тем более что такая цветовая схема знаковая, как-никак, Эйдолон носит белую маску вместе с зеленой мантией. И вообще, раз я нацелился на стезю целителя, белый цвет будет очень к месту.
  Остаток дня и половина ночи прошли в подобии транса, в который я входил каждый раз, когда руки наконец-то доходили до дела. То есть, я осознавал происходящее, и контролировал свои действия, но при этом словно наблюдал за всем со стороны. Странное ощущение, если честно. В голове словно из ниоткуда всплывают схемы, рецепты, инструкции, я им следую и получаю требуемый результат - но не могу понять ровным счетом ничего.
  Почему из алюминиевой проволоки и песка вырос монокристалл изумруда, сразу имеющий форму тонкого клинка, обладающий бритвенной остротой и превосходящий по прочности вообще что угодно?
  Как из раскрошенного карандашного грифеля я сделал поляризованный алмаз, да еще пустил его на линзы для маски?
  Как из купленных в обычных магазинах веществ, редко с примесью конфискованных наркотиков, я создаю препараты с настолько точным и мощным эффектом?
  Некоторые вещи вообще не лезли ни в какие ворота. Например, я до недавнего времени просто не знал, что в изумруде кроме алюминия, кремния и кислорода содержится еще и бериллий. Тогда откуда взялся бериллий в кристаллизационной форме, если я его туда не клал? Я что, сам того не зная провел трансмутацию?
  Заметка - найти где-нибудь кусок свинца и попытаться превратить его в золото. Надо оправдывать взятое имя.
  В общем, к часу ночи я со скрипом оторвался от рабочего стола и с хрустом прогнул затекшую спину. Все образцы были готовы. Обезболивающее мощнее морфия но вызывающее привыкания. Модифицированный 'мистер Хайд' в таблетированном виде, с более слабым и плавным действием. Сыворотка правды, не причиняющая вреда реципиенту. 'Боевой коктейль ?2', немного усиленный по сравнению с ?1, с более продолжительным действием, но с прогнозируемыми неприятными побочными эффектами.
  Я не брался предсказать, что из перечисленного вызовет отклик, так что постарался охватить различные возможные сферы применения. Я не рассчитывал сразу обогатиться, моей целью было, так сказать, передать трубку мира. А заодно понять, что нужно моим потенциальным покупателям, и продемонстрировать собственные силы, не раскрыв слишком много.
  'Ноктюрн' в гранатах, принять антидот от него на всякий случай...
  И да, на этот раз я не допустил промашки, и сделал себе два небольших подсумка, куда можно было сложить шприцы. Немного подумав, я закинул туда же полбатончика 'амброзии', оставшейся с 'ужина'. Беготня в костюме отнимала много сил, а 'амброзия' отлично поддерживала сахар в крови и вообще была замечательна всем. Кроме вкуса.
  Я покидал в сумку снаряжение, тихо вышел из квартиры и спустился на лифте в холл. Консьерж за стойкой скользнул по мне цепким взглядом. Не играло роли, донес бы он на меня родителям или нет, но он мог рассказать о моих ночных отлучках не только им. Я сделал то же самое, что и раньше - провел рукой над стойкой, обронив на нее пару капель состава из маленькой склянки. Веки консьержа начали опускаться, он опустился на свой стул, чтобы не потерять равновесие и принялся клевать носом, ко всему безразличный.
  Ничего страшного ему не грозило. Он придет в норму через пару минут, просто не помня толком, что произошло в это время, и даже не осознавая, что что-то произошло. Видеокамеры оставались проблемой, но они хотя бы не любопытны и к болтовне не склонны. Может, я смогу сделать костюм-невидимку или какое-нибудь маскировочное поле? Ну, как кожа у хамелеонов, или как-то менять коэффициент преломления воздуха вокруг себя...
  Столько идей, и все опять упирается в оборудование и деньги. Я конечно знал, что еда в холодильнике не из воздуха появляется, но только теперь прочувствовал на себе, что такое нужда.
  Я переоделся в костюм в трех кварталах от дома, укрывшись за мусорным баком. Хорошо было Супермену в 40-х, когда кругом торчали телефонные будки. Все красные тряпки я решительно срезал, и остался в мраморно-белом комбинезоне с длинным капюшоном из того же полимера, скрывающим системы маски. Интересно. Вот нигеры любят чуть что визжать 'это потому что я черный, да?!'. А я смогу кого-нибудь также возмущенно спросить 'это потому что я белый?!'
  Покончив с переоблачением, я сложил гражданскую одежду в сумку и вскарабкался по пожарной лестнице на крышу. Там я бросил сумку и подобрал оставленный вчера вечером телефон. Тот самый, что мне дала Сплетница.
  Я сковырнул крышку и сосредоточился на устройстве. Моя сила едва ли соотносилась со средствами связи, но общую схему я смог уловить. Здесь контакты аккумулятора, здесь динамик, микрофон, здесь миниатюрный процессор, тут плата, с которой передается сигнал от нажатых кнопок, это антенна... упс, а вот это что?
  Я достал из подсумка сделанный из канцелярского ножа резак и, не включая расщепляющее поле, выковырнул из внутренностей телефона небольшое устройство. Оно резко выделялось из общей схемы и моей силе казалось чужеродным. Жучок что ли? Радиомаячок? Они серьезно собирались отследить кейпа-технаря с помощью жучка, или это просто проверка на вшивость?
  Я собрал телефон обратно, включил его и открыл список контактов с единственным номером в нем. С помощью мнемонической техники я запомнил его, после чего подбросил телефон в воздух и резко выхватил меч из ножен.
  Ни в чем не повинный аппарат разлетелся вдребезги. Я разочарованно цокнул языком - чистого удара, как в кино, не получилось. Видимо, до мастерства Затоичи, на слух срезавшего фитили со свечей, мне далеко. Но все равно, каковы поросята!
  - Однажды, Кругленькая Жопка, я доберусь до твоей жопки, и заставлю за все ответить, - пробормотал я, пряча меч в ножны.
  Дальше последовал почти час блужданий по ночному городу в поисках кого-нибудь, похожего на нациста. Как ни странно, поиски затянулись, потому что нацисты, как и все нормальные люди, ночью предпочитали спать, а не шататься по улицам. Зато один раз мне пришлось очень быстро прятаться за углом, когда мимо проехал Оружейник на своем мотоцикле. Герой вел обычное патрулирование, и то ли отвлекся, то ли задумался, а потому на мелькнувший где-то в переулке белый силуэт внимания не обратил. В противно случае мой выход закончился бы очень быстро и плачевно. Оружейник, наравне с Бесстрашным, был из той категории кейпов, которым мне нечего было противопоставить. Даже сбежать у меня бы вряд ли получилось.
  Но спустя час мои старания все же были вознаграждены. Когда я уже начал склоняться к мысли, что на сегодня кейповских дел с меня хватит, и что здоровый сон важнее поисков нацистов в битком набитом нацистами городе, я набрел на бар, который в это время еще работал. И его дверь подпирал крепкого вида человек с такой же татуировкой на плече в виде стилизованных восьмерок, какую я видел вчера на трупе.
  Сегодня я вышел в маске, но не под маской, и потому смог сначала оценить возможные последствия от эффектного вламывания внутрь с мечом наголо. Ну то есть, мне вряд ли что-то грозило. С обычными членами банды я мог справиться в любом количестве, даже если у них пистолеты. Вот только это означало посраться еще и с Империей, чего я как раз хотел избежать.
  Я аккуратно обогнул бар через полквартала, и зашел к нему со стороны служебного входа. Мечом я аккуратно вырезал замок и отворил дверь. Внутри было пусто. Я прокрался внутрь, прислушиваясь к звукам. Из главного зала доносилась музыка, но меня больше заинтересовали голоса за одной из дверей, выходивших в узкий коридор. Внутри были люди, и судя по обрывкам фраз, они играли в карты.
  Я немного постоял перед дверью, придумывая такие способы войти внутрь, чтобы не дать себя застрелить на месте, заставить воспринимать всерьез и при этом никому не навредить. Воображение, помахав на прощание платочком, укатило куда-то на Гавайи, оставив меня одного разбираться с нацистской бандой. Окей, ладно. Попробуем соединить два взаимоисключающих варианта действий, и посмотрим, что получится. Я вытащил меч и включил его, после чего вежливо постучал.
  Ноль реакции.
  Я постучал еще раз.
  - Чего? - спросили из-за двери.
  - Доставка приехала, - ответил я.
  - Какая еще доставка... - послышались шаги, и дверь мне отворил среднего роста бородач в майке и джинсах.
  Он раскрыл было рот, но вид светящегося изумрудного меча заставил его поперхнуться словами.
  - Прощу прощения, - сказал я и шагнул внутрь. - У кого-нибудь найдется телефон позвонить?
  Лишь тишина была мне ответом.
  - Телефон, - я изобразил пальцами трубку. - Звонить.
  Снова тишина. Руки некоторых присутствующих поползли в направлении оружия.
  - Тут что, никто по-английски не говорит? - спросил я разочарованно. - Я думал, тут собрались борцы за очищение Америки от всевозможного мусора, республиканцы и патриоты. И что я вижу? Вы мужики или демократические пусечки?
  - Ну, у меня есть телефон, - ответил бородач. До него дошло, что я никого тут рубить не собираюсь, и он решил поддержать разговор. - Чего надо?
  - Звони, - я развел руками. - Руководству звони.
  - Что сказать? - он достал из кармана трубку и начал набирать номер.
  - Что пришел кейп, который вчера выбил дерьмо из Штурма и Славной Дырки. И заинтересован в сотрудничестве.
  _________________________________________________________________________________
  * По многочисленным заявкам PHO (Parahumans Online) переименовано в ПЛО (Паралюди Онлайн)
  
  
1.7
  
   - Начальству звони, - как можно невиннее сказал я, не опуская впрочем меча. - Скажи, что пришел кейп, который вчера выбил дерьмо из Штурма и Славной Дырки, и заинтересован в сотрудничестве.
   Бородач кивнул и принялся ждать ответа. Вопреки ожиданиям, ждать ему пришлось недолго, потому что кейпы Империи, в отличие от своих подчиненных, нормальными людьми не были, и ночью не спали. Ну или держали наготове ударный отряд, готовый выдвинуться в ответ на угрозу, пока остальной состав выдергивается из постелей тревожными звонками.
   - Да, новый кейп, - подтвердил бородач в трубку. - Вот, стоит передо мной. Как выглядит? Сейчас... белая маска, белый капюшон, вообще все белое. Плаща нет. И меч зеленый, светится. Эй, парень, тебя спрашивают.
   Он протянул мне сотовый.
   - Добрый вечер, - поздоровался я. - Или доброе утро, как вам больше нравится.
   - В двух словах - ты в курсе, который час? - недовольно осведомился в трубке мужской голос.
   Я удивленно приподнял бровь.
   - Если что-то не нравится - полчаса назад я разговаривал с Оружейником, и он уверял, что Протекторат мне все простит, если я пойду к ним, - ложью это было только наполовину, потому что технически я действительно полчаса назад встретился с Оружейником. - Просто у них что Мисс Ополчение чурка арабская*, что два нигера в Стражах.
   - Ладно, ладно, - смягчился голос в трубке. - Можешь подождать немного? Мне нужно оповестить кое-кого рангом повыше. К нам не каждый день новички приходят.
   - Подождать? - Я оценивающе оглядел сидящих за столом мужиков. - Если немного, то могу. Думаю, в течение часа я смогу сопротивляться соблазну достать из ваших людей костный мозг и уйти по своим делам.
   - Хо, серьезно подходишь к делу, - голос усмехнулся. - Кстати, тебя как зовут?
   - Магистерий.
   - Виктор. Скоро будем.
   Раздались короткие гудки. Я вернул телефон владельцу и вложил меч в ножны. Спокойно, Конрад, спокойно. Они старше, их больше, они крупнее и сильнее, они все вооружены. Но у меня есть моя сила, и при желании я справлюсь с ними без труда. Это не я должен бояться, это меня должны тут бояться.
  Я придвинул к столу еще один стул и уселся на него, после чего достал из кобуры пистолет и положил его рядом с собой.
  - Что? - спросил я. - Пушку под рукой держать не обязательно? Мне показалось, у вас тут так принято.
  - Да держи, если хочешь, - буркнул один из нацистов.
  - Погоди, - сказал другой. - Это у тебя 'Sig Sauer' P226? Где достал?
  - Понятия не имею, как он называется. А где достал... - я неопределенно махнул рукой. - Тряхнул недавно желторожих из АПП.
  Я нервно хихикнул, в надежде, что сказанное прозвучало круто. К счастью, маска полностью скрывала мое лицо и приглушала звук голоса, так что мой смешок бандиты, видимо, восприняли как злодейский смех. А содержание слов им понравилось еще больше. На злобных рожах, с которыми бы я точно не хотел столкнуться при свете дня, появились признаки доброжелательности.
  - Ну так это... чего делать будем. Ждать-то долго, - я обвел комнату взглядом и остановился на разложенных картах. Нужно было как-то сымпровизировать, отвлечь внимание непосредственно от себя. - Правила объясните?
  - А деньги-то есть на ставку? - осведомился бородач.
  Я порылся в подсумках.
  - Семнадцать баксов.
  - На пару партий хватит, - другой нацист собрал карты и принялся раздавать по новой. - Короче, есть восемь основных комбинаций...
  
  Пятнадцать минут спустя
  - Так, еще раз. Четверка бьет фул хаус, фул хаус бьет флеш, флеш бьет стрит? Все правильно?
  - Ага, - ответил бандит, сдававший карты в первой партии.
  - Ладно.
  - Так не честно, - заявил другой. - Он в маске.
  - Да уймись, Хэнк, парень первый раз карты в руки взял.
  - Ты сказал, он пару партий продержится. А ты смотри...
  Рядом с моей левой рукой уже лежала небольшая стопка мятых мелких купюр, придавленная несколькими четвертаками - двадцать шесть долларов в сумме.
  - Новичкам везет, - отозвался я, изучая свои карты. - А еще я единственный, кто тут трезвый.
  - А ты маску сними, и мы тебя напоим.
  - Я несовершеннолетний, - для убедительности я поставил рядом с собой гранату с 'ноктюрном'.
  - Все, уймись, - повысил голос бородач. - Белого мальца ни спаивать, ни накуривать нельзя. Ему еще детей делать.
  Имперцы расхохотались, а я сосредоточился на своей вторичной силе. С одной стороны, она поставляла мне очень ограниченный объем информации, только состав конкретного вещества и его количество. С другой, этого оказалось достаточно.
  Масти на картах, которыми мы играли, были нанесены двумя разными красками - черной для пик и треф, красной для червей и бубен. Для каждого сочетания масти и номинала карты использовалось разное количество краски. Различие было небольшим, несколько микрограммов, но для моей силы оно оставалось очевидным. Спустя три партии я запомнил соответствия для всей колоды, и теперь был во всеоружии. Главное - не дать понять, что я буквально вижу чужие карты насквозь.
  
  Сорок минут спустя
  Шла девятая партия с момента, когда я сел за стол, и дело определенно шло к кульминации. Ну, то есть к тому, чтобы я раздел эту кучку простаков догола, или же проиграл все, что имел. Не то, чтобы мне было жалко семнадцать баксов, просто обидно немного.
   Пока карты мне шли неважные, я еще ни разу не собрал ничего лучше тройки валетов, и потому весь мой текущий банк ограничивался пятьюдесятью тремя долларами. Однако я осторожничал со ставками, и почти ничего не терял кроме блайндов, обязательных ставок в начале партии для тех двоих, кто сидит слева от дилера. Но именно от этого я решил отталкиваться, потому что, если я правильно понял правила, важно было не собрать сильную руку, а убедить всех в том, что ты это сделал.
   Только что начался пре-флоп, блайнды сделали ставки - пять и десять долларов соответственно, и каждый получил на руки по две закрытых карты. Пока у меня была всего пара дурацких троек, и я не мог предположить, чем все закончится. Сосед слева - я настолько сосредоточился на запоминании карт, что не удержал в памяти имена имперцев - имел две шестерки. Второй слева держал трефовую тройку и червового короля. Напротив меня сидел бородач, который был в этой партии дилером и у него были бубновые туз и двойка - кажется, лучший пре-флоп, если в общих картах будет три бубны, он соберет флеш. Первый справа был большим блайндом, и он находился в неважном положении - всего лишь разномастные четверка и пятерка, притом, что поставить ему пришлось десятку. Наконец, второй справа был малым блайндом, и неплохо себя чувствовал с червовыми валетом и дамой.
   Итак, я 'под прицелом', и обязан первым решить, делать ставку или бросать карты. Я не могу предугадать, какие карты будут общими, потому что перед тем, как выложить каждую новую карту, дилер опять перетасует колоду. Но могу оценить шансы, вероятности. Не с помощью силы, а просто, по-человечески.
   'Ладно, попробуем. На столе лежат, от меня по часовой стрелке: тройка бубен и тройка пик; шестерка треф и шестерка червей; тройка треф и туз; король бубен и двойка бубен; валет червей и дама червей; четверка бубен и пятерка треф. Что это значит?'
   Во-первых, у меня крайне мало шансов собрать трипл и нулевые шансы собрать каре - в колоде осталась всего одна карта нужной стоимости. Во-вторых, шансы дилера собрать флеш на самом деле малы, потому что на столе уже лежат четыре бубны. В колоде их осталось девять из сорока двух. Первый-слева имел хорошие шансы получить третью шестерку и таким образом собрать трипл. Второй-слева почти наверняка спасует, у него слишком неудачная рука, при самом удачном раскладе он получит всего лишь две пары и проиграет моему триплу. Большой блайнд... на самом деле, у него все не так плохо. Ни четверок, ни пятерок на столет нет - а значит, в колоде по три карты той же стоимости. Он имеет очень высокие шансы получить две пары или тройку, причем обе тройки будут сильнее моей. Дела у малого блайнда не хуже - червей в колоде еще десять штук, а также есть нетронутые дамы, валеты, десятки, девятки, восьмерки и семерки. Есть шансы и на стрит, и на флеш. Да даже и на стрит флеш.
   'Окей, а мне что делать?'
   Терять мне все равно особо нечего. Все равно скоро приедут кейпы Империи, а у меня на руках и так втрое больше денег, чем я имел вначале. Да и деньги мизерные, если откровенно. Чего бы и не рискнуть? При плохом флопе я просто спасую.
   - Принимаю, - сказал я вслух и двинул в центр стола две пятидолларовые банкноты.
   - Принимаю, - эхом отозвался Первый-слева и тоже сделал ставку.
   Ожидаемо.
   - Повышаю, - с довольным видом сказал Второй-слева и положил в банк сразу пятнадцать долларов.
   Под маской я удивленно приподнял бровь. У него карты хуже моей жизни - и он повышает ставку? Только спустя несколько секунд я сообразил, что это и есть тот самый легендарный покерный блеф.
   - Хм... принимаю, - пробормотал дилер и добавил собственную ставку.
   Так закончился пре-флоп. В банке - пятьдесят пять долларов, столько за этот вечер я еще не видел. Кажется, всем уже надоело, и хотелось закончить поскорее, чтобы с чистой совестью вздремнуть до конца 'смены'. Насколько чистая совесть может быть у мафии. Я на всякий случай заглянул внутрь каждого из игроков. Да, характерная для утомления электрохимическая активность мозга. Они невнимательны. Не слишком серьезное преимущество, потому что мне тоже спать хотелось.
   - И так, джентльмены... - дилер выдержал драматическую паузу. - Флоп!
   Он перемешал колоду и одну за другой выложил в центре стола три карты.
   Четверка пик. Пятерка бубен. Туз пик.
   Эммм... ладно. Я не получил с флопа ничего. Первый-слева - тоже. Зато блефовавший Второй-слева внезапно получил хорошую пару на тузах. Дилер... дилер уже почти наверняка проиграл. Лучшее, на что он может рассчитывать - пара на королях. Малый блайнд тоже в пролете, но его шансы на две пары значительно возросли. Зато большой блайнд получил две пары, и у него самая сильная рука - но на этом все, флеша ему скорее всего не видать. Зато в колоде еще две пятерки и две четверки, он легко может усилиться до фул хауса.
   Но...
   Но в колоде осталось также две шестерки и четыре семерки. Моя пара может превратиться в стрит. Так почему бы и нет?
  - Повышаю, - сказал малый блайнд и докинул в банк пятнадцать долларов к тем пяти, что он поставил в самом начале. Его так воодушевил туз, подаривший шанс на стрит? Или устал и стал невнимательным?
   - Уравниваю, - большой блайнд решил не рисковать и подождать следующих карт. Он положил в банк десятку.
   Настал мой черед, и я поддержал ставку.
   - Повышаю, - сказал Первый-слева и докинул от себя пятнадцать. Он не знает чужих карт, но рассчитывает не еще одну шестерку в общих, чтобы получить трипл.
   - Повышаю, - блефующий Второй-слева положил в банк сразу двадцатку.
   Дилер просто бросил карты. Он немного потерял на откровенно паршивой руке, и мог бы продолжить в следующей партии, но по-моему у него уже слипались глаза и все надоело.
   Банк вырос до ста двадцати пяти, размер текущей ставки составил уже двадцать пять баксов. Дилер опять перемешал колоду и положил семерку треф. Малый блайнд опять уравнял ставку, а большой повысил. Я ухмыльнулся под маской и в свой черед повысил ставку до сорока. Первый-слева сохранил ставку, второй - снова повысил. Кстати, он мог и выиграть. Если ривером, последней выложенной общей картой, будет двойка, он получит две пары, одна из которых будет на тузах.
   Бородатый дилер принялся неспешно мешать колоду. Казалось бы, от этой карты не зависело ровным счетом ничего. Не важно, чем закончится партия - через несколько минут я должен был говорить уже с другими людьми и о намного больших, как я надеялся, суммах. И все же процесс меня почему-то увлек. Может от того, что моя сила не давала ощутимого преимущества, сохранялся азарт. Может от того, что покер для меня был неизведанной территорией, и мне понравился процесс анализа распределения карт и чужого поведения. А может, дело было именно в соревновательном элементе, в противостоянии, независимо от того, что стояло на кону. В конфликте.
   На стол легла последняя карта, ривер.
   Тройка червей. Ух. Не ожидал.
   Так-так-так... это что получается? У меня трипл на тройках. У Первого-слева - пролет, всего лишь пара на шестерках. У Второго-слева как была пара на тузах, так и осталась. Малый блайнд проиграл вчистую, не собрав ничего. Большой блайнд остался с двумя парами.
   Минуточку... так я что, выиграл получается? Нет. Еще нет. У меня сильнейшая комбинация, но это еще не все. Если я правильно понял, то надо притвориться, будто у тебя плохие карты, если они хорошие, и сохранить довольный вид, если они плохие. Как это сейчас делает Второй-слева.
   Малый блайнд ожидаемо бросил карты.
   Большой, после длительных раздумий, поднял ставку.
   Так, как мне поступить? Я повысил ставку, когда выпала семерка треф в терне, но на флопе только уравнял. Не будь сейчас половина четвертого ночи, наверное, это бы стало четким сигналом для остальных. Другими словами, если я сейчас повышу ставку, то дам сигнал, что моя рука одинаково выгодна и с тройками, и с семерками в общих, причем преимущество это возникло уже после флопа. То есть я бы создал впечатление, что у меня стрит или что-то еще более сильное. Наверное.
   - Чек, - сказал я вслух.
   Первый-слева грозно зыркнул на меня, но тоже бросил карты. А вот Второй-слева уже ухмылялся во все зубы и громко объявил:
   - Повышаю.
   Он произнес это настолько уверенным тоном, что я на всякий случай снова проверил его карты. А также осмотрел весь объем пространства вокруг него и внутри него на предмет чего-то, похожего на карты - вдруг сейчас из рукава вытащит еще одного туза. Но нет. Блеф оставался блефом.
   - Ладно, уравниваю, - сказал я, пожав плечами.
   - Вскрываемся, - скучающим тоном объявил дилер и с хрустом зевнул.
   - Да гребаные кейпы! - Второй-слева с яростью швырнул карты об стол. - Спорим, он своими телекинезом карты подтасовал!
   - У меня нет силы телекинеза. А также ясновидения, телепатии и тому подобного, - ответил я и подгреб к себе выигранную кучу мелочи. Мелочь, а приятно. - Ты еще больше себя за ухо тереби, чтобы все точно увидели, что ты блефуешь.
   - Ну а по правде, ты точно первый раз карты в руки берешь? - уточнил дилер. Он проиграл всего пятнадцать долларов, а потому не злился.
   - Ну, в детстве как-то пасьянсами баловался...
   Двадцатки и десятки я утрамбовал в подсумок, более мелкие купюры и монеты просто оставил на столе. Я и выиграл их не вполне честно, и места уже не хватало. Второй-слева расстроено зевнул и проводил взглядом остальных имперцев, которые один за другим вышли из комнаты кто куда.
   - Что, ты и правда отжарил Штурма и Славную Дырку? - спросил он хмуро.
   - Было немного. Хотя будь там вместо Штурма Оружейник или Бесстрашный, я бы сейчас считал прутья на решетке камеры.
   - И че, пробовал дырку Славной Дырки? - он осклабился.
   Я промолчал, не зная толком, что тут ответить. Активируй я вторую личность, то точно не полез бы в карман за словом, но боюсь, бескровно бы дело не разрешилось.
   - Славно, - сказал я, чтобы поддержать игру слов.
   Видимо, эта шутка показалась Второму-слева, или как там его звали, смешной. Он согнулся вдвое и расхохотался, хлопнув себя по колену. Я поудобнее устроился на стуле, собрал со стола карты и принялся мешать карты. Я пытался повторить ловкие движения крупье, которые видел в каком-то фильме про шулеров. Фильм снимали на Земле Алеф, так что кепов там не было. У меня в голове вертелась неоформленная идея, какой-то неясный образ, предложенный моей силой, и через карты я пытался ухватить его.
   - Карты в колоде. Комбинации, - бормотал я. - Одно свойство у каждой. Пятьдесят два свойства. Количество комбинаций... пятьдесят два в пятой степени? Не, меньше...
   Я поднял глаза на Второго-слева... на Хэнка, вот, вспомнил как его зовут. У него на майке был изображен белоголовый орлан, расправивший крылья. Крылья... что общего между картами и крыльями? В моем воображении возник тот же орлан, но у которого крылья были покрыты картами.
   - О, а это у тебя кола?
   - Нет, это газовая граната... - ответил я рассеянно и снова сосредоточился на образе карточного орлана. Почему-то мне показалось, что карт на нем поместилось непозволительно мало. Может, добавить еще? Орлан тут же обзавелся двумя дополнительными парами крыльев.
   'Триста процентов Америки', - подумал я и только сейчас заметил, что Хэнк не только взял гранату с 'ноктюрном', но и зачем-то поднес ее к лицу.
   - А что тут за...
   - СТОЙ!!! - заорал я во весь голос, но было поздно.
   Пожалуй, 'ноктюрн' был лучшим моим изобретением, на текущий момент. Во всяком случае, свою функцию, повергать людей в бесконечную пучину кошмаров, он выполнял превосходно. Я бы сказал, слишком превосходно. Он провоцировал ложные импульсы в зрительных и слуховых нервах, вызывал колоссальный выбросов гормонов страха, в частности адреналина, и блокировал норадреналин. Превращал человека в вопящий и дрожащий, не способный на любые осмысленные действия комок плоти. Ненадолго, но после вчерашнего случая я пришел к выводу, что надо разбавить формулу.
   А сейчас я осознал, что надо выкинуть эту дрянь подальше, и забыть о ней, как о страшном сне. Простите за каламбур.
   Газовое облако моментально заполнило комнату, а буквально через полсекунды раздался визг. Я бы никогда не подумал, что взрослый парень, выше меня на полголовы и вдвое шире в плечах, способен так визжать. Такие звуки пришлись бы к лицу зайцу, с которого живьем сдирают шкуру, и они напугали меня больше, чем вынужденное противостояние лицом к лицу с 'мини-Александрией'. Потому что внутренняя личность не принимала на себя весь эмоциональный удар, и я со всей ясностью осознал, насколько отвратительную вещь создал. Никто не заслуживал испытать то, что переживал сейчас Хэнк, будь он хоть сто раз расистом, бандитом, преступником - да кем угодно! Никто.
   Я не принимал 'боевой коктейль' когда надевал костюм, и мог рассчитывать только на собственные силы. К счастью, Хэнк почти не сопротивлялся, и мне потребовалось всего несколько секунд, чтобы выволочь его из комнаты и захлопнуть дверь. Из главного зала и из туалета уже начали сбегаться остальные имперцы, но я выставил ладонь перед собой и крикнул:
  - Не приближайтесь! Здесь газ!
   Бегущие люди словно натолкнулись на невидимую стену. Захлебывающиеся вопли Хэнка разносились по всему коридору, и напряжение нарастало с каждым мгновением.
   - Что с ним?! - крикнул один.
   - Его не учили в рот что попало не тянуть, - выцедил я сквозь зубы.
   Хэнка били конвульсии, мне пришлось придавить его шею коленом, чтобы иметь возможность высвободить обе руки и открыть подсумки. Сыворотки, стимуляторы, деньги... амнезиак... опять деньги... черт, где же антидот?! 'Боевой коктейль', молекулярный резак... а, вот он!
   В склянке оставалось немного, я не был уверен, что этого количества хватит такому верзиле, но выбирать не приходилось. Я надавил Хэнку на челюсть, чтобы разжать ему зубы и влил антидот прямо в рот. И тут же понял, что что-то пошло не так.
   Вместо того, чтобы успокоиться, боец Империи задергался в жестоких судорогах и схватился обеими руками за сердце. Он перестал кричать, вытаращил расфокусированные глаза и только натужно хрипел. Я не видел в его теле болевых нейромедиаторов, но активность мозга указывала на болевой шок.
   Что произошло дальше, я не запомнил, словно несколько секунд просто вырезали из памяти. Вот я пытаюсь придумать, как мне остановить инфаркт. А вот я сползаю по стене на противоположном конце коридора, все мое тело стонет от боли, а передо мной возвышается пылающая ослепительным пламенем фигура.
   Спасибо костюму, он уже второй раз спас меня от серьезных травм. В противном случае я если бы не сломал позвоночник, то точно изжарился. Моего самообладания хватило на то, чтобы поставить себя на ноги и вытащить меч. Огненная фигура имела хорошо узнаваемые черты, даже одежда сохранилась, хотя тоже стала огнем. Не требовалось быть гением, чтобы понять, что именно сейчас произошло.
   Событие-триггер. Худший момент в жизни. И я только что стал его причиной.
   - Хэнк! - крикнул я и поднял перед собой меч. - Хэнк, погаси огонь!
   - Что?! Что такое?! - голос новоявленного кейпа походил на гудение огня, но в нем отчетливо слышалась паника. - Какого хуя блять происходит?!
   - Хэнк, спокойно! - я подшагнул ближе, держа меч наготове. Не знаю, будет ли он эффективен против живого сгустка пламени, но остальные мои средства выглядели еще менее надежно. - С тобой все в порядке! Просто пожелай, чтобы огонь погас, и все пройдет!
   - Ты! - проревел он в ответ. - Ты что-то сделал!
   Он сделал два шага в мою сторону. Я переключил меч в терминальный режим и взмахнул перед собой, прочертив по полу борозду. Должно быть, яркий зеленый всполох выглядел убедительным, потому что огненный сгусток остановился.
   - Черт тебя дери, просто успокойся! Этот огонь - твоя суперсила! Ты только что получил ее! Просто остынь, блять!
   На другом конце коридора распахнулась дверь, и в нее вошли трое. Первым оказался коренастый мужчина в костюме, стилизованном под старомодную военную форму и в маске, похожей на металлический противогаз. С ним были парень одетый в красную рубашку, черные штаны и бронежилет, в полумаске и со штурмовой винтовкой в руках, а также девушка в обтягивающем комбинезоне со скандинавской руной на груди.
   Криг, Виктор и Отала.
   Дальше все случилось очень быстро. Отала дотронулась до Виктора, а он направил левую руку на Хэнка. Вокруг последнего из ниоткуда начали возникать глыбы льда. Они плавились рядом с ним, но Виктор создавал лед быстрее, чем тот успевал таять. В ответ Хэнк ударил рукой одну из ледяных глыб, и та буквально взорвалась, окатив появившихся кейпов ледяной крошкой.
  Он еще и создает ударные волны. Понятно тогда, как он смог меня отшвырнуть.
  - Ты, полудурок с автоматом! - проорал я. - Я его тут успокоить пытаюсь, а ты только хуже делаешь!
  Вперед вышел Криг. Отала коснулась и его, но никакого заметного эффекта не последовало. Он только поднял руку и громко сказал:
  - Всем прекратить, - судя по голосу, он был уже немного в возрасте. - Ты, горящий, потуши огонь. А ты, с мечом, спрячь оружие.
  Хэнк подчинился. Видимо, он узнал Крига и остальных, и признавал их главными. Я помедлил, но тоже убрал оружие в ножны. Кажется, еще оставалась надежда нарушить традицию и не закончить все побоищем.
  - Что тут произошло? - требовательно спросил Криг.
  - Этот придурок, - я указал на Хэнка, - схватил мою газовую гранату, потому что подумал, что это банка колы. Он надышался газом, вызывающим страх, и него случился триггер. Остальное вы видели.
  - А нахрена было делать газовую гранату в виде банки колы?! - яростно проревел Хэнк. Его кулаки снова запылали огнем, но он еще удерживался от полного превращения.
  - Я не делал ее В ВИДЕ банки колы, идиот! Я сделал ее ИЗ банки из-под колы!
  - Достаточно, - прервал нас Криг. - Идите за мной, пока не разгромили весь бар. Оба.
  Мы впятером вышли через служебный вход. Виктор указал на гладкие края срезов там, где я вырезал замок из двери.
  - Твоя работа? - спросил он.
  - Я не обязан свидетельствовать против себя, - ответил я. Виктор мне чем-то не понравился сразу. То ли тем, что сначала делал, а потом думал, то ли из-за развязного поведения. Он не уважал личное пространство.
  - Да не бойся, платить не потребуем, - он хлопнул меня по плечу, из-за чего я попытался отстраниться. - Не каждый день к нам новички приходят.
  - Виктор, полегче, - негромко сказал Криг. - Не дави.
  Кейпы Империи приехали на настолько большом и роскошном автомобиле, что в любом другом районе города он бы смотрелся как бриллиант в помойной яме, и даже здесь, в центре, навевал мысли о гиперкомпенсации конструктором недостаточности в другом месте. Виктор сел за руль, Отала - на переднее сиденье. Криг забрался в салон и жестом пригласил следовать за ним. Я пропустил Хэнка вперед, и сел в автомобиль последним - чтобы держаться у самого окна, и при необходимости иметь возможность выбить стекло, или вырезать дверь, и сбежать. Отала сама по себе сил не имела, но могла наделять ими других. Виктор мог похищать у людей приобретенные навыки - вроде меткой стрельбы или игры на фортепиано. Криг обладал чем-то вроде телекинеза, а также многократно повышенную стойкость и силу.
  То есть Виктора и Оталу я мог вывести из строя любым средством, на Крига подействовала бы маска и газ, но не стоило замахиваться на него мечом. Хэнк... похоже, он был неуязвим, но я мог и просто сбежать. Наверное. Возможно, он в огненной форме еще и не устает.
  - И так. Я проснулся среди ночи, потому что объявился кейп, желающий сотрудничать. Но не ожидал, что их будет двое, - Криг повернулся к Хэнку. - Друг, как давно ты с нами?
  - Два года.
  - Прекрасно. Я понимаю, у тебя был тяжелая ночь. Триггер еще никто не переносил легко. Давай просто подвезем тебя до дома, ты хорошенько выспишься, отдохнешь, и завтра поговорим в спокойной обстановке. Идет?
  Нацист нервно дернулся, но кивнул и прошептал адрес так, чтобы я не услышал. Виктор завел мотор и машина плавно тронулась с места. Криг повернулся ко мне.
  - Значит, это ты Магистерий?
  Я кивнул.
  - Я Криг, возможно, ты уже слышал обо мне, - он протянул мне руку. - Ты хочешь вступить в Империю?
  Рукопожатие у имперца было крепким, уверенным, но без агрессии. Во всяком случае, я не видел в его крови повышения норадреналина.
  - Нет. Я не собираюсь становиться одним из вас.
  - Вот как? Тогда чего ты хочешь?
  - Я во многом согласен с вашими идеями, но меня смущают средства, - я указал большим пальцем в сторону Хэнка. - Собирать дань с бизнеса, выбивать дерьмо из цветных и либералов - это не мое. Но я все еще готов поделиться некоторыми своими изделиями - за весьма умеренную плату. Не стремлюсь в одночасье разбогатеть, но технарь не может строить из ничего. Нужны ресурсы.
  - Технарь... - Криг покивал головой. - Технарь - это всегда ценный кадр. Если, конечно, технаря зовут не Элит. В досье, которое на тебя завело СКП после вчерашнего, говорится, что ты специализируешься на психотропных эффектах. Вот этот газ, вызывающий страх. Какое-то неопознанное устройство, вызывающее резкую боль и слепоту. Правда, в такое определение плохо вписывается 'зеленый меч'.
  - Сам не до конца уверен в своей специализации, она выглядит весьма обширной. У меня не было возможности проверить себя в разных областях, но пока неплохо получается с разными лекарственными препаратами и тем, что на них похоже.
  - Это весьма интересно, - всплеск активности в мозгу Крига говорил о том, что он действительно искренне заинтересовался. - Можешь что-нибудь продемонстрировать? Только без газа, ладно?
  - Ладно, - сказал я так, будто до этой просьбы всерьез собирался угостить всех в салоне 'ноктюрном', и принялся выгребать содержимое подсумков.
  - А еще он шулер, - зло бросил Хэнк, искоса наблюдавший за тем, как на свет из залежей денег появляются шприцы и пробирки с образцами.
  - Шулер? - громко переспросил Виктор. - Это же отлично! А то со мной никто сыграть уже не хочет.
  - Виктор как-то похитил умения у профессионального картежника, - пояснил Криг. - Что у тебя тут?
  - Это я называю 'боевой коктейль ?2', - я потряс первым шприцем.
  - А есть и ?1?
  - Есть, но это был прототип. Он значительно увеличивает физические возможности, снижает чувствительность к боли. Благодаря ему я мог уклоняться от атак Славы и Штурма, а также рвать цепи наручников, защелкнутых за спиной - при том, что мои физические возможности вполне естественны. ?2 сильнее и дольше действует, но вызовет интоксикацию. Тошнота, головокружение, боли. Возможно рвота или диарея, но это вряд ли.
  - Хм... что еще?
  - Это - сыворотка правды. Объяснять действие, думаю, не надо. Безвредна, действует в течение десяти-пятнадцати секунд, прогнозируемая продолжительность эффекта - около получаса. В шприце одна доза, рассчитанная на человека весом восемьдесят килограммов.
  - Надеюсь, ты оставишь это? - Криг кивнул на образцы. - Сам понимаешь, мы должны проверить их действие.
  - Затем и принес. Только поторопитесь, хранится это все плохо. Неделя максимум, потом только выкинуть. Ладно, едем дальше. Обезболивающее. Просто и со вкусом. Точнее, без вкуса. И без запаха. Не вызывает привыкания. Полностью отключает все болевые ощущения, кроме тех, что вызваны силой Умников. Конкретно этот образец не вызывает сонливости, но можно добавить эффект наркоза.
  - Пока оно выглядит самым многообещающим. Если клинические испытания пройдут нормально, его можно будет реализовывать по легальным каналам. И если оно не настолько скоропортящееся.
  - У этого пробника срок годности тоже ограничен специальной присадкой. Без нее будет около семи месяцев.
  - Маловато, - протянул Криг. - Обычно срок годности лекарств - несколько лет. Обезболивающих это тоже касается. Больницы обычно закупают крупные партии, чтобы иметь запас на случай крупных происшествий, когда обезболивающее расходуется литрами, но в обычном режиме они тратят всего несколько доз в сутки. Короткий срок хранения не позволит им приобретать крупные партии, не неся при этом убытков, если препараты не израсходованы, а если будут закупать понемногу, то окажутся не готовы к авралам.
  - Я вообще сомневаюсь, что смогу снабжать лекарствами кого-то за пределами Броктон Бей. Последнее, о чем я мечтаю - это оказаться придатком к собственной производственной линии.
  - Понимаю. У тебя еще что-нибудь есть?
  - Вот, - я вытащил из подсумка маленький бумажный конверт, в котором лежали вручную спрессованные и нарезанные таблетки. - Это - значительно ослабленный вариант вещества, которое я использую в качестве стимулятора. Если 'боевой коктейль' усиливает тело, то эта штука действует на разум.
  - Что-то вроде настойки из мухоморов, как у викингов?
  - Разве что в самых общих чертах. Это зелье, - я достал фляжку и потряс ею, - снимает внутренние ограничения. Страх, сомнения, мораль - все, что как-то сдерживает, уходит на задний план. Если бы не эта штука, я бы вряд ли смог отрезать симпатичной девочке пальцы, а потом избить ее. Вдобавок позволяет использовать полный потенциал собственного тела - с соответствующими последствиями.
  - Но таблетки такого убойного эффекта не оказывают?
  - Они намного слабее. По идее почти безвредны, их нужно есть горстями, чтобы получить передозировку. И срок хранения я оцениваю в год. Можете хоть сейчас попробовать, я угощаю. Аккуратно, они очень горькие, потому что основа - кофеин.
  - Отала, дай мне неуязвимость, - сказал Криг.
  Девушка коснулась его рукой, и кейп немного оттянул край своей маски, чтобы просунуть под нее таблетку.
  - Вот это действительно впечатляет, - сказал он через полминуты. - А от синдрома дефицита внимания можешь что-нибудь приготовить?
  - Я не могу изобрести лекарство от несуществующей болезни.
  - Жалко. Лекарства от несуществующих болезней - это золотая жила, особенно если есть контакты с врачами, - Криг развалился на сиденье и со вкусом потянулся. - Ну, лекарства лекарствами, но на них особо не заработаешь, если у тебя нет собственного завода. Что думаешь на счет настоящих дел?
  - Каких именно? - насторожился я.
  - Тебе что-нибудь говорит название 'Гезельшафт'?
  - Европейская националистическая организация кейпов.
  - Это взгляд поверхностный! - Криг потряс пальцем. - Они выполняют в Старом Свете ту же функцию, какую у нас выполняет Протекторат - то есть устанавливают правила, следят за порядком, поощряют законопослушных и карают беспредельщиков. Они всеми силами оберегают людей, и не их вина, что в списке угроз присутствуют психи, носители врожденных уродств, мусульмане и черные. Ну так вот... 'Гезельшафт' считает, что паралюди являются новым эволюционным витком человечества, его возвышением. Они не только бережно собирают у себя всех новых кейпов, но и проводят эксперименты по провоцированию триггер-событий.
  Ох, епт...
  - То есть, вас интересует 'ноктюрн'? - я постучал пальцем по еще одной гранате, висящей на боку.
  - Весьма интересует, потому что в его действенности я убедился лично. Понимаешь, Империю-88 считают дочерней структурой Гезельшафта, но это не так. Мы поддерживаем связь, сотрудничаем. Мы не являемся доминирующей силой в Америке, и поэтому не претендуем на равный статус, но все же мы далеко не филиал. Европейцы готовы очень хорошо платить за средства, которые позволят им продвинуться в изысканиях и понимании природы сверхспособностей и триггер-событий. Более того, они с готовностью поделятся собственными наработками, чтобы в перспективе получить еще больше новых данных. Ты сказал, что не стремишься махом разбогатеть, и я не стану расписывать тебе возможные суммы дивидендов - хотя они там будут внушительными. Но что скажешь о возможности познакомиться с проектами лучших умников и технарей Европы?
  - А в чем ваш интерес?
  - В тебе, в чем же еще, - Криг развел руками. - Как ты, вероятно, знаешь, в нашем составе больше дюжины кейпов, но ни одного технаря. Даже Отала не может дать кому-то такую силу.
  - Я уже говорил, что не намерен вступать. Без обид, но стать одним из вас - значит поставить крест на пути целителя, потому что меня ни к одной больнице на выстрел не подпустят. А посмотреть на работу Панацеи мне тоже очень интересно.
  - Я не говорю о вступлении. Пойми, даже если ты просто не будешь нам врагом - это уже счастье. Потому что я знаю, что технари расцветают не сразу, вам нужны месяцы и годы, чтобы достигнуть пика силы. И если тебе со старта СКП присвоило шестой класс угрозы, боюсь представить, на что ты окажешься способен в будущем.
  Шестой класс угрозы? Мне это ничего не говорило. Тем временем Криг продолжал:
  - Скажу честно. Я в тебе заинтересован. Когда я доложу обо всем Кайзеру, он тоже заинтересуется.
  - Меня уже пытались завербовать насильно, - ровным голосом сказал я. - В результате недосчитались конечностей.
  Вранье конечно, но Кригу об этом знать было не обязательно. Он лишь хлопнул себя ладонью по маске:
  - Господи, да причем тут насильная вербовка? Я говорю о поддержке. Скажу без обиняков - положение у тебя шаткое, да ты и сам понимаешь. СКП присвоило тебе высокий рейтинг угрозы не за красивый костюм, а за способность влиять на сознание людей. Твой подкласс - Властелин. Другого кейпа они могли бы даже оставить в покое, но ты технарь, способный воздействовать на разум и чувства с помощью своих изделий. Слышал про Бойню ?9? Про Ампутацию? Милая девочка, лет тринадцати вроде бы. Она и есть причина, по которой настолько боятся технарей, способных работать с мозгом. Также, как Нилбог бросил тень на всех биокинетиков, а Сердцеед - на Властелинов.
  - А, то есть мне угрожает страшная опасность, и только вы можете мне помочь.
  - Пойми меня правильно. Ты напугал СКП до чертиков. Они не знают, кто ты, откуда взялся, что тебе нужно и чего от тебя ожидать. Конечно, они не посадят тебя в Клетку, если ты к ним явишься сам. Но ты всегда будешь под подозрением, всегда чужим - просто из-за того, что у тебя такая сила. Лучшее, что ты сейчас можешь сделать - это найти кого-то, кто за тебя поручится. Герои, не герои - не важно даже. Главное показать, что тебе известны правила, и что ты им следуешь. Что ты не пугающая неизвестная угроза, а вполне заурядный кейп, который не доставит серьезных проблем.
  - Правила... а, которые 'неписанные'? Не убивать, не атаковать гражданскую личность...
  - Кхм-кхм, - громко прокашлялся Хэнк.
  - А, ты же... да, нехорошо с тобой получилось.
  - Можешь снять маску только перед ним, - сказал Криг. - Этого будет достаточно, подобное практикуется, если личность раскрыта не намеренно. Но мы отвлеклись. Ты не спешишь кому-то доверять, и это объяснимо. Не будем торопить события. Для начала ограничимся тем, что ты сегодня принес с собой. Твои пробники, образец этого газа, 'ноктюрна'... и новый кейп Империи, который появился благодаря ему.
  Он посмотрел на Хэнка.
  - Не надо так смотреть, сэр, - ответил тот. - Я по любому в деле.
  - Скажи, эффект 'ноктюрна'... на что это было похоже?
  - Сэр, на свете много дерьма, - глухо сказал Хэнк. - Но это дерьмо - дерьмовее любого другого. Не знаю, может ли быть что-то хуже.
  'Может, - подумал я. - Это был просто чистый неразбавленный страх. А ведь его можно смешать с горем, с отчаянием, с ненавистью - в любых пропорциях. Можно оттенить послевкусием угасающей надежды. Или приправить болью утраты. Да много чего можно... и все как на подбор - дерьмовое дерьмо'.
  - Наличными такие суммы носить неудобно. А переводы на обычные банковские счета слишком легко отслеживаются. Так, Магистерий, ты знаешь про Счетовода?
  - Первый раз слышу, - признался я.
  - Это кейп-умник, один из сильнейших в мире. Он что-то вроде бухгалтера для кейпов. В основном его услугами пользуются те, кто не в ладах с законом, но герои тоже отнюдь не брезгуют. Всем время от времени требуются средства, не засвеченные в официальных транзакциях. В общем, будет тебе счет, туда все перечислим, оттуда выведешь, куда захочешь. И теперь собственно суммы... - Криг задумался. - Пять тысяч за каждый пробник препаратов, просто за возможность их испытать, а если что-то сочтем пригодным для использования или открытой продажи - это отдельно обговорим, в зависимости от того, какие объемы ты сможешь предоставить. По пятнадцать тысяч за каждый готовый образец 'ноктюрна', и сто пятьдесят тысяч - за израсходованный.
  Я все еще колебался. Мне предлагали треть годового дохода обоих моих родителей - просто за пробники, которые я сделал за полдня, и три... теперь уже две гранаты с лютой дрянью, которой я был бы рад никогда не касаться. И ясное дело, ее собирались не на полочку поставить, а использовать на людях, чтобы довести их до триггера. И Хэнк, как назло, молча сидел рядом, пустым взглядом таращась в сиденье напротив. Будто немой укор совести.
  Но пятнадцать тысяч за каждый образец, сто пятьдесят за успешный триггер... доступ к работам европейских технарей... мне вспомнилась одна цитата, прочитанная во время ночных интернет-марафонов. Примерно сто двадцать лет назад жил изобретатель Хайрем Максим, который сказал примерно следующее: 'Если ты американец, и хочешь заработать - сделай что-нибудь, что поможет европейским олухам быстрее друг друга убивать' . Своим словам Максим следовал, и изобрел пулемет, который распространился по всей Европе, Азии и России, где собрал жатву из многих тысяч жизней.
  - Криг, вы знаете, есть такое животное - кот, - сказал я вслух. - Оно пушистое, но не особенно умное. И я бы не стал уважать себя, если бы сделал что-то более глупое, чем может сделать кот. Вы улавливаете мою мысль?
  - Прости, пока нет.
  - Так вот. Кот никогда не будет гадить там, где спит. И я тоже не стану этого делать, потому что я не глупее кота. У меня есть условие. 'Ноктюрн', а также все составы, которые я изготовлю и предоставлю с той же целью, то есть для принудительного провоцирования триггер-событий, не должны использоваться на территории Соединенных Штатов. Гезельшафт получит столько составов, сколько захочет, и распорядится ими так, как сочтет нужным. Но если практика искусственных триггеров с использованием моих разработок появится по эту сторону Атлантического океана - нашему сотрудничеству конец. Я лучше позволю СКП надеть на себя ошейник и посадить на цепь.
  - Приемлемо, - сказал Криг после долгой паузы. - Но тогда и я выставлю дополнительное условие.
  - Какое? - я напрягся.
  - Ты должен заявить о себе в течение недели. Желательно в героическом ключе: СКП, сообщество кейпов и горожане должны знать, что ты не старший братик Ампутации, а вменяемая и договороспособная фигура. У меня есть идея, как оформить наше сотрудничество, но для этого тебе потребуется положительный образ.
  - Приемлемо, - кивнул я.
  Лимузин затормозил на каком-то перекрестке, и Хэнк вылез наружу. Я выбрался следом и окликнул его. Он обернулся, и от его взгляда мне стало не по себе. Ни злости, ни раздражения. Вообще ничего. Собравшись с духом, я откинул капюшон и снял маску.
  - Вот, - сказал я. - Теперь мы в расчете.
  Он молчал.
  - Слушай, мне жаль, что так вышло. Хотя и сам мог бы не хватать руками то, что не твое...
  Я запнулся и замолчал. Хэнк молча развернулся и побрел прочь. Когда он скрылся за углом, я надел маску обратно и надвинул капюшон. Черт. Никогда не умел правильно разговаривать с людьми. Виктор у меня за спиной посигналил.
  - Эй, тебя подвезти?
  - Не надо, - бросил я через плечо. - У меня настроение пройтись.
  В каком-то смысле я сегодня добился поставленных целей - вышел на контакт с Империей-88, обеспечил себе недурной доход, который в скором времени почти весь уйдет на технарские нужды, ни с кем почти не подрался, и даже, в качестве небольшого бонуса, узнал, что обо мне думают в СКП.
  Так почему я сам себе противен?
  ___________________________________________________________________________
  * На самом деле нет, Мисс Ополчение - няшка-курдяшка. Но эти тонкости знают только те, кто способен отличить Т-72Б1 от Т-72Б3, Джобар от Замальки и салафита от алавита.
  
  
  
1.8
  
   Если бы я заранее знал, что путь героя окажется настолько тяжелым, я бы купил ортопедические стельки. Нет, серьезно. Когда на следующей неделе мои выходы в костюме превратились из коротких вылазок в многочасовые пешие марафоны, боль в ногах стала мне таким же постоянным спутником, как меч, чемодан с оборудованием и настороженные взгляды, которыми меня провожали встречные люди.
   Хотя я пообещал Кригу, что выйду на свет со следующей недели, пришлось потратить несколько дней на подготовку. Прежде всего, пришлось открыть несколько собственных счетов, передать управление ими Счетоводу и перевести туда часть оплаты. Строго говоря, такие суммы меня пугали, потому что я за собственные деньги впервые подержался неделю назад, а тут на голову свалилось двести тысяч - и отнюдь не от благотворительного фонда. Честно говоря, я даже в идеальном случае рассчитывал на вдесятеро меньшую сумму, и тревога меня не оставляла, потому всем известно, что чем больше деньги, тем больше проблемы. Со счета, предоставленного Империей-88, я вывел четыре тысячи, раскидал их по пяти счетам в разных банках так, чтобы нигде не было больше тысячи. Не знаю, достаточно ли этого, чтобы не привлекать внимание налоговой инспекции... мне страшно было просто касаться этих денег.
  Хотя колебался я все равно недолго. Слова Крига лишь подтвердили мою правоту, что мне следовало обелить себя, а без средств я этого сделать не мог. Ну, не клянчить же у родителей, в самом деле? 'Привет, мам, я тут собираюсь погеройствовать немного, чтобы меня не ассоциировали с самыми жуткими маньяками среди паралюдей, одолжи тысяч десять'. Даже думать об этом было противно. В общем, присвоенный подкласс Властелина означал довольно пристрастное отношение, и мне нужно было трудиться на пределе сил, чтобы отмыть себя от подозрений. Кейпов, способных влиять на человеческий разум, ненавидели и боялись все.
   Неприятно признавать, но для этого накопилось достаточно оснований.
  Пришлось побегать за разными деталями и узлами, из которых я собрал компактный реактор. Например, я купил дешевую микроволновку и раскурочил ее, чтобы достать магнетрон. Реактор не ядерный, разумеется, а химический. Не имея увеличенной физической силы, я мог таскать с собой всего несколько килограммов ноши, и этот реактор должен был заменить часть моей лаборатории, чтобы можно было синтезировать не слишком сложные препараты на месте.
  Далее пришел черед реактивов. Я с трудом мог предположить, что мне может понадобиться, поэтому пару вечеров просто терся возле больницы в гражданской одежде, высматривая пациентов и прикидывая рецептуру лекарств для них. Я пришел к выводу, что надо носить с собой что-то белковой природы, что-то из животного жира, побольше дистиллированной стерильной воды, немного морской соли, а также кое-какие довольно обыденные лекарства и биодобавки. Из всего перечисленного можно было составить достаточно универсальные базы. Всего остального стоило взять понемногу - чтобы максимально разнообразить набор доступных веществ. Как из этого должны были получиться чудо-эликсиры? Да без понятия. Особая технарская магия.
   В больницу мне пришлось заглянуть и в качестве пациента - на дежурный осмотр к лечащему врачу, чей кабинет, к счастью, не пострадал от оглушенной Славы. Он тогда выразительно посмотрел на синяки у меня на груди и спине, оставленные Хэнком, но я лишь невинно развел руками. Упал с брусьев на тренировке по спортивной гимнастике, бывает. За всей этой подготовкой я не нашел времени для себя, чтобы сделать еще регенеративной сыворотки. В остальном же моим состоянием доктор Винфилд остался доволен, и велел продолжать в том же духе.
   Смешно.
   Впрочем, совсем бессмысленным визит не стал. В приемной лежали справочные и рекламные брошюрки, в одной из которых говорилось о лечении стволовыми клетками. Аккуратные расспросы и дальнейший поиск в интернете отодвинули мой 'светлый' старт еще на два дня, потому что я не мог обойти вниманием что-то настолько многообещающее. Получившийся в итоге агрегат выглядел устрашающе даже с моей точки зрения, представляя собой что-то среднее между дрелью, сварочным аппаратом, шприцем и лазерным пистолетом. Его назначение, однако, оставалось сугубо мирным - проделать отверстие в плоти и кости, извлечь чуть-чуть костного мозга, и зарастить ранку так, чтобы она не причиняла неудобств. Честь испытать его первым, конечно же, выпала мне, и теперь в пробирке хранился образец моих стволовых клеток, который постепенно рос в питательном растворе. С ним мне уже не нужно было выжидать или искать подходящий свежий труп, чтобы забрать его поджелудочную железу, и ради такого, право, стоило потерпеть боль от пробитой кости.
   Лишь огромным волевым усилием я переборол соблазн развить технологию биопсатора до полноценного ручного дальнобойного оружия. Во-первых, время поджимало, во-вторых, мой арсенал и так был чрезмерно убойным.
   Я уже успел усвоить, что моя сила не знает слова 'полегче', и всегда подсовывает мне такие схемы, по которым я собираю что-то существенно более опасное, чем мне хотелось бы. Так что к замене 'ноктюрна' я подошел ответственно. Я сходу отказался от парализующих составов, чтобы вместе с двигательными мышцами случайно не вырубить диафрагму и сердце. Я забраковал идею с усыпляющим газом, потому что грань между угнетением ЦНС и ее полным отключением оказалась непозволительно тонка. После мучительного дня раздумий я, наконец, остановился на веществе, вызывающем апатию, лень и нежелание двигаться. Оно действовало не мгновенно, а в течение нескольких секунд, чтобы цель успела прилечь и ничего себе не повредить. Время действия я ограничил двумя минутами, скорость распада при контакте с воздухом довел до тридцати секунд.
   С чем пришлось действительно попотеть, так это с гранатами. Мне с самого начала показалась сомнительной идея делать их из алюминиевых банок, а после инцидента в баре сомнений уже не оставалось. Новые корпуса гранат я нарезал из пластиковых канализационных труб, каждый полученный цилиндр с одной стороны запаял заглушкой их того же пластика - и получил стаканы. Но самая сложная часть даже настоящей гранаты, это не корпус и не начинка, а детонатор. Из-за возни с детонаторами я чуть было не завалил сроки - никак не получалось подобрать фабричные детали подходящей геометрии и свойств.
   Наконец, когда пролетела почти вся неделя, я в костюме наведался на грандиозную свалку в северной части побережья, именуемую Кладбищем Кораблей. После нескольких часов ковыряния в мусоре, точно какой-нибудь енот, я набрал достаточно разного хлама, чтобы наделать детонаторов на пару десятков гранат. А также набрал полные подсумки ядовитых, но очень многообещающих грибочков.
  Забавно, но на той же гигантской свалке я заметил двух копошащихся парней, одного щуплого, а другого плотного. Я бы не придал значения, но одеты оба были в костюмы и маски, и худой при этом тоже высматривал среди нагромождений мусора непонятно что. Время от времени он кидался за каким-то обломком, ничем не выделявшимся среди прочих, игнорируя прочие, с виду неотличимые.
  Я никогда не был кейпо-гиком, и на ютуб-канал Убера и Элита не подписывался, но иногда они всплывали у меня в рекомендациях. А уж поведение технаря, ищущего материалы, распознал сразу же, поскольку сам вел себя точно также. Не знаю, что на меня нашло, но я решился с ними поздороваться, и они ответили. Мы не задавали друг другу лишних вопросов, а они, к их чести, не попытались втянуть меня в свою компанию. Из-за завязавшегося разговора и последовавшего обсуждения философских аспектов творчества Хидео Кодзимы, легендарного гейм-дизайнера с Земли Алеф, мы засиделись до темноты. На прощание Элит уговорил меня дать поближе рассмотреть мой Изумрудный меч, а взамен подарил сломанный проектор силового поля собственного изобретения. Его живо заинтересовала идея о том, что черпать идеи можно не только в играх, но и в книгах с музыкой.
   Уже дома, занявшись сборкой детонаторов, я осознал, что это был первый раз, когда я говорил с другими кейпами просто так, а не как с потенциальными или явными врагами. Интересно. Империя-88 могла дать мне многое, и я готов был многое отдать взамен, но сможет ли она подарить мне именно вот это чувство непринужденности и комфорта, что я испытал, обсуждая с двумя кейпами-жуликами консольные игры?
   Спустя ровно неделю с момента заключения сделки с Кригом, я решил, что подготовил все, что только можно было подготовить за установленный срок. Я все еще нервничал, потому что не мог предсказать последствия собственного лечения. То есть, вряд ли я бы кому-то серьезно навредил, но моя сила уже не раз срабатывала немного сверх ожиданий.
   Так или иначе, субботним днем после уроков я собрал вещи и сел на автобус, идущий в сторону Доков. Я переоделся в костюм в заранее примеченном укромном местечке в ливневой канализации, и оставил там гражданскую одежду. Правда, извлек урок из последней встречей с бандой Сплетницы и установил рядом несколько растяжек с катализованным энтеротоксином. Если на мои шмотки кто-то позарится - я найду его просто по горячим следам.
   Если вы понимаете, о чем я.
   Свой 'врачебный чемоданчик' я притащил сюда днем ранее. Изначально это был раздвижной ящик для инструментов (я не нашел в розничной продаже обычный медицинский саквояж), который я щедро обмазал белой краской, а сбоку пририсовал символ философского камня - круг, в который был вписан треугольник, в него - квадрат, и в самой середине снова круг. В него умещался весь набор реактивов в пробирках и баночках, несколько готовых доз препаратов простого действия, кое-какие вспомогательные инструменты, одноразовые шприцы и разобранный реактор.
   Ну и последний штрих. Я достал фляжку и отвинтил крышку. Возможно, не совсем правильно было высвобождать внутреннюю личность в настолько ответственном деле, но у меня, в отличие от Магистерия, крайне хреново получалось общаться с незнакомыми людьми. Столкновений с кейпами не предвиделось, а с людьми без способностей он конфликтовать не стремился. Выдохнув, я поднес фляжку к губам и сделал глоток.
   ...
   Магистерий спрятал фляжку обратно в подсумок, схватил 'чемоданчик' и полез по лестнице к люку, хватаясь за ступеньки одной рукой. Когда основная личность отошла на задний план, он не почувствовал таких сильных изменений, как раньше. Кейп выбрался наружу, задвинул за собой люк и оглядел пустынный тупик.
   Стены покрывали граффити, в основном кое-как намалеванные похабные картинки.
   Рядом лежала кучка несвежего собачьего дерьма.
   Возле переполненного мусорного контейнера валялись кучи мусора.
   - За что я люблю свой родной город, - проговорил Магистерий вслух, - так это за то, что он не оставляет равнодушным.
   Он поглубже надвинул капюшон и вырулил на улицу.
   Даже с активной внутренней личностью Магистерий чувствовал себя неуютно. Да, это были Доки, неблагополучный район - но вовсе не безлюдный. В центре города герои примелькались, они были частью антуража, привлекавшего туристов в негласную столицу кейпов Северо-Востока. Здесь Стражи почти не появлялись, а взрослые герои приезжали только по тревоге, и не автографы раздавать, а сражаться.
   На него откровенно пялились. Тыкали пальцем, реже снимали на телефоны. Основная личность бы это вытерпела. Конрад вообще был очень терпеливым, и его терпение было вознаграждено на прошлой неделе. Магистерий тоже понимал, что новый кейп в городе, особенно явившийся открыто - это новость минимум на пару дней. Вот только терпением не отличался. Хорошо, что никто не попытался заговорить с ним, иначе бы точно не выдержал.
   Он остановился перед пятиэтажным зданием из красного кирпича - типичный жилой дом в бедном районе. Возле входа сидела компания азиатской шпаны, не старше восемнадцати. Прохожие их старались не замечать и вообще держаться подальше, а жильцы дома, вынужденные проходить через дверь, явно старались проскочить мимо поскорее.
   Магистерий их проигнорировал. Более того, он со злобным удовлетворением толкнул одного из парней плечом. Дескать, и что вы мне сделаете, желторожие? Я - кейп, а вы тараканы. Бегите, жалуйтесь Лунгу. При мысли о возможной схватке с сильнейшим злодеем в городе он невольно расплылся в довольной улыбке. Конечно, сколько-нибудь затяжной бой выиграть не получится. Если босс Азиатских Плохих Парней успеет трансформироваться, тоже шансов нет. Но если подловить Лунга тогда, когда он не успел достаточно вырасти, то костюм в течение нескольких секунд удержит пламя, а один-два удара меча покончат с ублюдком навечно. Вряд ли даже Лунг сможет выжить без головы, или рассеченным пополам, от макушки до задницы.
   А Протекторату можно будет сказать, что это была самооборона. Переборщил немного со страху, бывает.
   Дом встретил Магистерия полутемным коридором, в котором не горела половина лампочек, застарелой вонью, запахом готовящейся еды и визгом маленьких детей, которые чуть не сшибли его с ног, когда пронеслись мимо.
   - Ах вы, мелкие извращенцы! - рявкнул он на них. - Я до вас доберусь и скормлю вас крабам!
   Дети захихикали, явно не восприняв угрозу всерьез, и убежали на улицу. Магистерий хмыкнул и подошел к первой двери. Он собрался было нажать на кнопку звонка, но обнаружил, что его тут нет.
   - И чего еще тут нет? - вслух подумал он. - Может, канализации? А местные делают свои дела в горшки, а потом все выплескивают на улицу?
   Ужасаться положению низших социальных слоев, лишенных доступа к таким привычным благам как канализация, подземная парковка и водопровод, не было ни времени, ни желания. Он ведь и пришел сюда в поисках жертв некачественного питания и отсутствия медицинских страховок. Магистерий постучал и принялся ждать, когда откроют.
   Через несколько секунд открылась дверь, явив лик жильца - латиноса средних лет с лицом, похожим на медвежий капкан, и длинными усами.
   - Чего надо? - угрюмо спросил он.
   - Проблемы со здоровьем есть? - спросил Магистерий.
   - Нету.
   - Хочешь иметь?
   - Это че типа, наезд? - спросил латинос уже с неприкрытой злобой.
   - Так да или нет?
   - Нет!
   - Тогда постарайся разбавить рацион овощами, у тебя явный недостаток витаминов. И завязывай с бухлом, хотя бы иногда, - Магистерий бросил взгляд на длинную вереницу дверей, которые ему предстояло обойти только на одном этаже, потом умножил их количество на пять. - А знаешь кого-нибудь в доме, кто болен?
   - Не знаю.
   - Жалко. Тогда всего хорошего.
   Он постучал в следующую дверь, но никто не открыл. Латинос продолжал пристально следить за его действиями, будто опасался розыгрыша. В третьей квартире тоже никого не оказалось дома, но в четвертой Магистерию улыбнулась удача. Ему открыла женщина лет сорока с виду, явно не имеющая средств на косметические салоны, фитнесс и тому подобное, но старающаяся выглядеть опрятно.
   - Добрый день, - поздоровался он. - У вас кто-нибудь имеет проблемы со здоровьем?
   - А почему вы спрашиваете? - подозрительно спросила женщина. - Вы кейп, верно?
   - Да, я кейп. Я готов вылечить любого, кто в этом нуждается. Ну, или попытаться.
   - Вы точно не из Протектората, - уверенно сказала она. - Вы кого-то представляете?
   - Нет, сам по себе. Так лечение кому-нибудь нужно?
   - У нас нет таких денег, которые вы запросите.
   - Это бесплатно. Благотворительная акция.
   - А кто ее проводит?
   - Я провожу, по собственной инициативе, - Магистерий начал потихоньку закипать. - Слушайте, отвечайте прямо: 'да, мы нуждаемся в помощи' или 'нет, мы не нуждаемся в помощи'.
   Он мог понять, почему до него так допытываются, и почему не верят. Герои были достопримечательностями, были символами и знаменитостями, менее явно они были стражами порядка и, изредка, солдатами невидимых войн. Они не ходили по домам, и не предлагали помощь. Про суперзлодеев и говорить не приходилось. Да и сложно было ожидать доверия от людей, которые за доверчивость наверняка успели поплатиться. Конрад бы посочувствовал им. Магистерия бесила пустая потеря времени.
   - Джесси, кто там? - донесся из глубины квартиры мужской голос.
   - Пришел какой-то кейп, - ответила женщина. - Говорит, что он занимается благотворительностью.
   Из-за ее спины показался мужчина тех же примерно лет, полноватый и с лысиной - видимо, муж. Магистерий использовал на нем сквозное зрение и сходу определил аномалии в брюшной полости. Судя по расположению... район желудка. Неужели брат по несчастью, такой же диабетик? Нет, дисфункция секреции инсулина в поджелудочной железе выглядит иначе. Там какие-то инородные тела, неорганические. Камни в желчном пузыре? Похоже на правду, но надо уточнить.
   - А что он предлагает? - деловито спросил мужчина.
   - Лечение. Утверждает что бесплатно.
   Магистерий приветственно помахал рукой.
   - Здравствуйте, сэр. Мне кажется, я по адресу. У вас какие-то проблемы вот здесь, - он указал на живот мужчины, напротив того места, где определил аномалии. - Желчные камни, верно?
   - А вы откуда знаете? - подозрительно осведомился тот.
   - Я же кейп. Такая у меня сила, вижу неполадки в теле. И думаю, смогу исправить.
   - Это как Панацея что ли?
   - Не как Панацея, - Магистерий тряхнул чемоданчиком. - У меня методы более традиционные. Микстуры, уколы, ректальные свечи... иногда электрошок и лоботомия. Но вы не пугайтесь, это не ваш случай.
   - Что-то вы не больно похожи на медика, - мужчина все еще сомневался. - Оружия многовато.
   - Так район неспокойный. Меня на прошлой неделе чуть не разорвали какие-то здоровенные монстры, помесь собак, гризли и китовых какашек.
   - А, это наверное звери Адской Гончей были, обитает такая в районе бывших складов. Вы с ней справились?
   - Отхлестал мечом по суслам, и больше они со мной решили не связываться, - кейп нетерпеливо забарабанил пальцами по рукояти. - Вы лечиться будете или как? Я не могу с вами весь день трепаться, мне сегодня весь квартал обойти надо.
   - Ммм.... Ладно, входите.
   Квартира первых пациентов Магистерия могла бы целиком уместиться в его комнате, и еще осталось бы место. Про кухню, где его пригласили разместиться, и говорить не приходилось. Можно было подумать, что тут используется какая-то суперсила, позволяющая втиснуть в настолько маленький объем пространства весь домашний скарб. Ну, по крайней мере, здесь было намного чище, чем в коридоре.
   - Прежде чем мы начнем, - Магистерий достал ручку и блокнот, - позвольте собрать немного сведений о вас. Мне нужна подробная статистика, чтобы понимать, что нужно улучшить в моей методике. Ваше имя и возраст?
   - Уильям Дент, тридцать восемь лет.
   - Я думал, вы скажете 'сорок восемь'...
   - Простите?
   - Ничего, ничего. Рост и вес?
   - Пять футов и девять дюймов. Двести фунтов.
  - У вас эти камни давно обнаружили?
   - Год назад. Хроническая форма, сказали, что для операции недостаточно показаний. Да и не по карману.
   - Хорошо... сейчас подумаем...
  Магистерий снова принялся изучать внутренности Дента сквозным зрением. Растворить камни - дело плевое. Но это не устранит причину их появления. В той же области находится большое количество медиаторов воспаления. Идет какой-то патогенный процесс, нарушивший нормальную работу органа. Инфекция, точно она. Если сосредоточиться, можно заметить повышенную концентрацию токсинов, следов жизнедеятельности болезнетворных бактерий. Он обратился к своей силе за способом исправить обнаруженные проблемы, не причинив вреда остальному организму.
  - Понятно, - произнес он спустя минуту напряженного молчания и раскрыл свой чемоданчик. - Ну, приступим.
  Чета Дентов здорово удивилась, когда на их кухонный стол взгромоздился переносной реактор. Еще больше они удивились, когда кейп попросил стакан кипяченой воды и ложку арахисового масла. Что поделать, он не мог носить с собой реагенты на все случаи жизни. Для того, чтобы доставить действующее вещество до нужного органа, его следовало обернуть в эмульсионную оболочку из жира.
  Через пять минут реактор пиликнул сигналом, с проводами выдранным из той же микроволновки, и Магистерий извлек из его недр керамическую чашку со слегка дымящейся сиреневой жидкостью.
  - Пейте, - он сунул чашку под нос Уильяму. - На вкус это может оказаться хуже, чем что угодно, предупреждаю сразу.
  - То есть, вы не знаете? - скептически уточнил тот.
   - А с чего бы мне знать? У меня ваших проблем нет. Но те средства, что я делал для себя, редко отличались приятным вкусом.
   Оставив Дента наедине с микстурой для расщепления желчных камней, Магистерий занялся инъекцией. Здесь, как ни странно, пришлось легче. Небольшая доза иммуностимулятора, немного противовоспалительного, немного регенеративной сыворотки. Готовые решения комбинировались, позволяли прийти к новым выводам и идеям. На новые задачи и проблемы сила отзывалась неожиданно охотно, пусть конечные цели и не были связаны с насилием.
   - Да вроде ничего так, - сказал Уильям и поставил на стол пустую чашку. - Почему-то похоже на теплое молоко.
   - Похоже так похоже. Так, теперь ваш филей, пожалуйста, - Магистерий многозначительно продемонстрировал наполненный шприц.
   - А это что?
   - Микстура, которую вы выпили, устранит проблему. А вот это не даст случиться рецидиву.
   - Эээм, ладно.
   Пришлось пройти в другую комнату, где Уильям улегся на кровать и немного стянул штаны и трусы. Магистерий постучал пальцем по шприцу, немного надавил на поршень, чтобы выдавить остатки воздуха, и прицелился. Почему-то, когда описывали подвиги врачей, все внимание сосредотачивалось на выздоравливающих пациентах, и никогда - на вот таких малоприятных деталях.
   Уколы точно не были частью его силы, но с иглой он за годы инсулиновой терапии обращаться научился прекрасно. Постепенно шприц опустел, и Ульям поднялся на ноги, потирая седалище.
   - На этом все. Сейчас вам лучше всего лечь поспать, потому что процессы восстановления лучше идут во сне, - сказал кейп и начал собирать принадлежности. - Я загляну к вам ровно через неделю, примерно в это же время. Проверю, что все в порядке, что не проявилось побочных эффектов и просто проконтролирую результат.
   - А какие могут быть побочные эффекты?
   - Я не знаю. С вероятностью 70% их не будет вообще. 25% на то, что средство сработает мощнее, чем ожидается, и вместо простого выздоровления вы еще и омолодитесь лет на десять.
   - А еще пять процентов?
   - Статистическая погрешность, не берите в голову. А, чуть не забыл. Если в течение нескольких дней все будет хорошо, можете написать отзыв на 'Паралюди Онлайн'?
   Оказавшись в коридоре, Магистерий дополнил страничку в блокноте, посвященную Уильяму Денту. Адрес, что увидел сквозным зрением и что это означало, что и в каком количестве использовал для лечения. Дату контрольного посещения.
   На несколько секунд он замер, прокручивая в уме все собранные данные, и дополнил записи парой собственных соображений на счет оптимизации формул и обеспечения доставки действующих веществ к целевым областям. После чего постучал в следующую дверь.
  
   Добро пожаловать на форумы 'Паралюди Онлайн'!
  Вы вошли в систему как Magisterium.
  Вы просматриваете:
  - Темы, созданные за последние три дня.
  - Темы, помеченные как важные.
  - Непрочитанные личные сообщения.
   - Первое сообщение темы: отображается.
  
   Тема: У нас пополнение. Снова.
   В: Разделы > Места > Америка > Броктон Бей
   Страница 4 из 15
  Bagrat (Автор темы)(Ветеран)(Знаток)
   25 сентября 2010
   Вынужден поднять старую тему, потому что появились свежие данные. Кейп, назвавшийся Магистерием, который на прошлой неделе сделал буквально взрывной дебют, отправив на больничную койку двух героев, снова проявил активность. И на этот раз в прямо противоположном качестве. Весь день его видели в районе Доков, со слов очевидцев, он просто ходил по квартирам и предлагал бесплатную медицинскую помощь всем желающим.
  Первые сообщения начали поступать в половине пятого вечера по местному времени.
   Через полчаса информация дошла до Протектората и прибыл Бесстрашный, но из-за чрезмерного количества гражданских вокруг он был вынужден ограничиться наблюдением. Магистерий на присутствие героя никак не отреагировал, и продолжал заниматься своим делом.
   Он находился в Доках около пяти часов, и все это время занимался обходом квартир, прерываясь только на то, чтобы сделать какие-то заметки в блокноте. Достоверно известно, что он не причинил никому явного вреда, и не взял в уплату ни цента.
  Я теряюсь в догадках, что происходит. Он прямо объявил себя злодеем при своей встрече со Славой, но такой акт альтруизма мало походит на поведение отпетого негодяя. Он решил перейти на светлую сторону, или же это какой-то акт немыслимого коварства?
  С местными жителями работают специалисты СКП, думаю, к утру будут первые подробности.
   Glitzglam
   25 сентября 2010
   Я ему не доверяю. Напомню, этот тип вломился в морг, угрожал врачу пистолетом, украл мозги мертвеца. Не говоря о том, что последовало за этим.
   Bagrat (Автор темы)(Ветеран)(Знаток)
   25 сентября 2010
   СКП разделяет твои опасения. Мне только что сообщили, что введен протокол 'Властелин'.
  Glitzglam
   25 сентября 2010
  Ох, черт... были жертвы?
  Bagrat (Автор темы)(Ветеран)(Знаток)
   25 сентября 2010
  Не было, но они предпочитают перебдеть. Мне кажется, люди просто не в восторге, что им мешают спать.
  Char
  25 сентября 2010
  Мой брат там был, видел Магистерия на расстоянии руки.
  Bagrat (Автор темы)(Ветеран)(Знаток)
   25 сентября 2010
  Нужны подробности!
  Char
  25 сентября 2010
  Ничего особенного. Он с друзьями шел по улице, а Магистерий сидел на своем чемодане и что-то писал в блокноте. Рядом стояла нетронутая бутылка воды. Он заметил, что на него смотрят, и пожаловался на свою маску, что в ней нельзя пить. Мое мнение, это слишком заурядное поведение для жуткого отморозка. Злодей бы постарался запугать всех вокруг.
  Glitzglam
  25 сентября 2010
  Поверь, этот парень умеет пугать так, что потом неделю заикаться будешь.
  ............
  Bagrat (Автор темы)(Ветеран)(Знаток)
  26 сентября 2010
  И так, свежие новости, как и обещал.
  Первое, протокол 'Властелин' отменен.
  Второе, получены предварительные данные о веществах, которые применял наш новоявленный целитель-волонтер. Не знаю, как они справились так быстро, похоже, что к делу подключили Дракон. В общем, бояться нечего. При всех заумных прелестях технарской химии, это именно лекарства, а не что-то другое.
  Третье, жители домов, которые успел посетить Магистерий, отзываются о нем в разных тонах, но скорее положительно. Некоторые отмечают склонность к пошлым шуткам.
  Неужели наконец-то пополнение в рядах белых шляп?
  White Fairy (Ветеран)
  26 сентября 2010
  Я сейчас сама в Доках, хотела побеседовать с очевидцами. Он опять тут. Попробую заговорить. Жалко мало заряда в телефоне.
  XxVoid_CowboyxX
  26 сентябрь 2010
  Охренеть! Адрес, срочно! Я должен быть там!
  Mojizen
  26 сентября 2010
  О боже, его опять разбанили...
  Antigone
  26 сентября 2010
  Мне только что пришло в голову. Магистерий - это одно из названий философского камня, которому часто приписывали свойства панацеи, лекарства от всех болезней. Наводит на интересные мысли.
  XxVoid_CowboyxX
  26 сентября 2010
  Oh, shiiiiiiiiiiiiiii...p!*
  White Fairy (Ветеран)
  26 сентября 2010
  Смогла выцепить Магистерия между визитами в дома. Он сказал, что сможет уделить мне полчаса, но по ощущениям мы говорили значительно дольше. Что могу сказать... это очень милый молодой человек. Молодой потому что он пару раз упомянул 'занятия' и ни разу 'работу'. Милый - ибо безукоризненно вежлив, даже галантен. По его версии событий, Слава сильно напугала его своим появлением, а упоминание злодеяний - просто неудачная шутка, вызванная сильным стрессом. Также он заявил, что до следующей пятницы включительно будет появляться в Доках каждый день, и продолжит свою благотворительную акцию. Сказал, что хотел бы извиниться перед Штурмом и тем патологоанатомом, доктором Джимом Диммиком, которого заставил отдать мозг покойника.
  Glitzglam
  26 сентября 2010
  Да он вас просто очаровал. Кажется, протокол 'Властелин' отменили рано.
  White Fairy (Ветеран)
  26 сентября 2010
  Не сказала бы. В нем чувствовалась что-то... назовем это двойственность. Я видела, как он разговаривает с людьми, предлагает свою помощь, готовит целебные эликсиры с помощью какого-то технарского устройства. Но еще он был вооружен до зубов. И не шокером или перцовым баллончиком, а настоящим пистолетом, газовыми гранатами и мечом. Что-то мне подсказывает, что этот меч - не бутафория. Он процитировал мне Гиппократа, 'что не исцелит лекарство, то исцелит сталь'. Я уверена, что Магистерий не злодей, но в герои его записывать рано. Надеюсь, Протекторат проявит благоразумие, и не станет на него давить, иначе весы могут качнуться не туда.
  Vista (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  26 сентября 2010
  Могу я спросить - его эликсиры действительно действовали?
  White Fairy (Ветеран)
  26 сентября 2010
  Привет, Виста. Рада, что ты заглянула сюда. Сложно сказать. Тем, кому он их давал, становилось лучше, это можно было заметить невооруженным глазом. Он также всем обещал, что проконтролирует результат через неделю. То есть в полную силу лечебный эффект, если он есть, проявляется через несколько часов или дней. Что Стражи думают обо всем этом?
  Clockblocker (Подтвержденный кейп) (Стражи ВСВ)
  26 сентября 2010
  Нам строго запрещено вступать с Магистерием в контакт, это отстой. Только представьте. Сейчас он делает лекарства, но что ему мешает смешать какие-нибудь духи с феромонами, чтобы девчонки штабелями вешались? Как в рекламе Old Spice, но по-настоящему. Как думаете, моей стипендии Стража хватит на флакончик такого приворотного зелья, или надо будет добавить из карманных денег?
  ............
  Magisterium
  27 сентября 2010
  @Clockblocker, да ты просто гений. Я третий день пашу как *** на хлопковой плантации, чтобы отмыться от клейма Властелина, а ты мне предлагаешь взять и пустить все труды насмарку. Но за идею спасибо.
  [ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: на форуме запрещены высказывания, оскорбляющие людей по расовому признаку]
  Clockblocker (Подтвержденный кейп) (Стражи ВСВ)
  27 сентября 2010
  Вау! Виновник торжества или просто присвоил ник?
  Alathea (Модератор)
  27 сентября 2010
  @Magisterium, если захотите подтвердить свою личность кейпа, пришлите мне фотографию, где видно ваш костюм, текущую дату и наглядное проявление парасил.
  Magisterium
  27 сентября 2010
  Это я, не сомневайся. Сегодня работаю в квартале на юго-запад от Рынка, буду там до десяти часов вечера. Можешь прийти и убедиться. За просмотр деньги не беру, но если хочешь потрогать - придется раскошелиться.
  @Alathea, одну минутку.
  @White Fairy, благодарю, мне тоже было приятно с вами пообщаться. Без вас я бы не решился выйти из ридонли**.
  Clockblocker (Подтвержденный кейп) (Стражи ВСВ)
  27 сентября 2010
  xD
   Извиняй, но я прям, как часовая стрелка.***
  Magisterium
  27 сентября 2010
  Я пошутил.
  Alathea (Модератор)
  27 сентября 2010
  @ Magisterium, получила фотоподтверждение, ваш статус обновлен.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  27 сентября 2010
  Ладно, всем счастливо, мне пора.
  ............
  XxVoid_CowboyxX
  29 сентября 2010
  Я не понял, а чего тема заглохла?
  Glitzglam
  29 сентября 2010
  Так ничего не происходит.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  29 сентября 2010
  И меня это радует. Я уже пятый день подряд выхожу в костюме, а меня еще ни разу не попытались убить или покалечить.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  29 сентября 2010
  Кажется, сглазил.
  XxVoid_CowboyxX
  29 сентября 2010
  Чувак, у тебя проблемы?
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  29 сентября 2010
  Похоже, у АПП ко мне претензии. Они ждут, когда я выйду наружу. Черт-черт-черт...
  XxVoid_CowboyxX
  29 сентября 2010
  Ох, дерьмо! Там Лунг?!
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  29 сентября 2010
  Лунга не вижу. Проблема не в том, как справиться с этими придурками. Проблема в том, как никого не убить в процессе. Кажется, придется прибегнуть к крайним мерам...
  ............
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Простите, слишком занят был, чтобы отвечать. Выковыривал пули из костюма и зашивал дыры в себе.
  Могу сказать, что 45-й калибр - это больно. Не так больно, как дробь в упор или винтовочный 308й, но его много.
  Гребаная игра в одни ворота.
  XxVoid_CowboyxX
  1 октября 2010
  Подробности! Срочно!
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Захлопнись, надоел уже.
  Glitzglam
  1 октября 2010
  Без обид, но ты всю неделю буквально нарывался. И я бы не назвала ЭТО игрой в одни ворота.
  Reave (Подтвержденный сотрудник СКП)
  1 октября 2010
  Я видел последствия нападений Крюковолка, но даже там крови было меньше.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Жертв нет. Я проверил, перед тем как уйти. В одном случае я даже не пожалел дозу коагулянта, чтобы ублюдок не загнулся от кровопотери. Моего личного коагулянта, который я сделал для себя, на случай самых тяжелых ранений.
  @Reave, мне им станцевать надо было? Я сейчас сфоткаю, чем меня там попотчевали.
  Glitzglam
  1 октября 2010
  Дюжина средне и тяжело раненых, половина из них навсегда останутся калеками. Мимикрия под героя длилась недолго.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  [ФОТО]
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Вот так в Броктон Бей выглядит воздаяние за бескорыстную помощь.
  @ Glitzglam, самооборона.
  White Fairy (Ветеран)
  1 октября 2010
  Боже... Это пули?
  Brocktonite03(Ветеран)
  1 октября 2010
  Это определенно полная горсть сплющенных пуль. Но чтобы убить, хватило бы и одной. Если конечно у парня нет рейтинга Бугая.
  @ Glitzglam, Я не вижу, что тут обсуждать. Бой снимали на видео с нескольких точек, все отлично видно. На него напали с огнестрелом, при поддержке кейпа. Уверен, любой судья оправдает его за пять минут.
  MZenny
  1 октября 2010
  @ Glitzglam, уймись, припадочная. Магистерий, конечно, не Панацея, но мой дядя полтора года назад перенес инфаркт, а Магистерий поставил его на ноги. Если его арестуют, я закидаю офис СКП яйцами. А у меня в магазине много яиц.
  tt
  1 октября 2010
  Милый, почему ты не звонишь? Ты обещал.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Меня спас только костюм. Одна пуля вообще его пробила, внутри все оказалось залито кровью. Хорошо, что вошла неглубоко, смог достать. Ради справедливости, больше половины из них - подарочки от Демона Ли. Кажется, этот уродец всерьез вознамерился сжить меня со света. Если в нашу следующую встречу он лишится головы - знайте, это была чистая случайность, я тут не причем.
  Laotsunn (Выживший с Кюсю)
  1 октября 2010
  Поверь, по нему никто плакать не станет. Я готов свидетельствовать под присягой, что это будет несчастный случай.
  XxVoid_CowboyxX
  1 октября 2010
  Семь раз ударил себя ножом в спину, а потом прыгнул с моста. Типичное самоубийство, лол.
  Glitzglam
  1 октября 2010
  *твое лицо когда посмотрел 'Анализируй это' и уже пять минут никому об этом не рассказывал*
  @Magisterium, я не знаю, какая идея смотрится хуже - публично обещать прикончить другого кейпа, или же прийти на перестрелку с мечом.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Что не исцелит лекарство - исцелит сталь. Что не исцелит сталь - исцелит огонь.
  Меня уже убеждали, что гнойник не следует трогать, иначе забрызгает всех вокруг, так что я ограничиваюсь медикаментозными методами. Но в данном конкретном случае уместным кажется прижигание. Или резекция.
  @Glitzglam, ну извини, что у меня специализация такая, с лазерами-шмазерами проблема.
  Vista (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  1 октября 2010
  Ну не хнычь, тебе не идет. Меня первый раз подстрелили в одиннадцать лет.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Ты мне сейчас совсем не помогла.
  Vista (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  1 октября 2010
  Мы можем встретиться завтра?
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Завтра я должен компенсировать день, пропущенный из-за этой стычки.
  Vista (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  1 октября 2010
  А на следующей неделе?
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  А со следующей недели у меня контрольные обходы.
  Vista (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  1 октября 2010
  Ню пазязя...
  Cute_cat_smile.gif
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Нгххх... это был запрещенный прием.
  Я что-нибудь придумаю.
  Ekul
  1 октября 2010
  @Glitzglam, слушай, чего ты на него взъелась? Он что, твой бывший?
  Glitzglam
  1 октября 2010
  @Ekul, не люблю безответственных разгильдяев.
  
   Я закрыл вкладку с форумом на смартфоне, единственной вещи, которую я купил лично для себя, и растянулся на нагретой скудным осенним солнцем металлической крыше. После последних почти четырех недель, пролетевших в сумасшедшем ритме, простое расслабление было чем-то сродни вознесению в райский сад. Хотелось, чтобы время остановилось, и во всем мире остались только я, ветер и плывущие по небу облака.
   Я чувствовал себя опустошенным.
   Два дня назад я снова встречался с Кригом. Точнее с Кайзером, но Криг также присутствовал, как мой (вроде как) куратор. Из предложенных мною пробников, ни один не прошел проверку. 'Боевой коктейль' не впечатлил кейпов-боевиков, а выдать его рядовому составу означало положить конец моему легальному прикрытию. 'Сыворотка правды' была хороша, но слишком ситуативна и очень плохо хранилась. Улучшенное обезболивающее не выдерживало конкуренции с менее безопасными, но зато созданными по классическим технологиям аналогами. Даже простейшие, сверхстабильные кофеиновые таблетки оказались слишком близко к обычным наркотикам, чтобы просто взять и пустить их в продажу без долгих испытаний.
   Это меня удивило по началу. С чего бы это суперзлодеям бояться наркоторговли? Все встало на свои места, когда Кайзер вдруг снял маску, и земля начала позорно убегать у меня из-под ног.
  Максимилиан Андерс. Глава совета директоров 'Медхолл Корпорейшен', владелец ее контрольного пакета акций. И непосредственный начальник моей матери.
  Клянусь, если бы не наработанный за годы контроль за внешним проявлением чувств, я бы там и обделался. Криг тоже снял маску, его я в лицо не узнал, но это даже было не важно. Важно то, чего ждали от меня - и если бы я отказался, то живым бы меня не отпустили. Я не строил иллюзий, будто смогу справиться с половиной кейпов Империи в одиночку. Максимум - проредить чуток. Да, я снял перед ними маску, и Кайзер-Андерс удивленно вскинул бровь.
   - Сын Марты Кёлер, - утвердительно сказал он. - Конрад.
   Я кивнул. Отпираться не имело смысла. Мы пересекались ранее почти год назад на каком-то светском приеме, куда моя мать зачем-то сочла нужным меня притащить. Мы не разговаривали, и вообще рядом находились всего несколько секунд. Но, похоже, память у Андерса была отменная.
   - Достойная женщина, что воспитала достойного сына, - произнес Кайзер с холодной улыбкой. Если он думал так польстить, то добился прямо противоположного эффекта. - Тем больше меня удивляет твое нежелание последовать по ее стопам.
   - Меня не прельщает карьера юриста, - попытался отшутиться я. Безуспешно, разумеется.
   - У 'Медхолл' открыто немало вакансий.
   - И для пятнадцатилетних тоже? Скажу честно, вариант предложенный Кригом...
   - Мистером Флишером.
   - ...вариант, предложенный мистером Флишером устраивает меня полностью - то есть официальное сотрудничество по подряду. За прошедшую неделю я собрал огромный массив данных, и полагаю, что мне будет по силам как создавать небольшие партии сильнодействующих таргетных препаратов под заказ, так и производить достаточно долгоживущие присадки для существующих действующих веществ, с целью повышения эффективности или устранения побочных эффектов. Мне ничего не стоит производить их десятками килограммов в неделю, тогда как на пачку таблеток потребуются доли грамма. А надпись на этикетке 'технарская разработка' сама по себе обеспечит продажи.
   - И промо-акции, - добавил Криг... то есть, Джеймс Флишер. - Чуть позже, когда заработает имя.
   - С последним проблем не будет. На днях я встречался со Стражами, мне предложили стать одним из них. На общих условиях, без испытательного срока. И я склоняюсь к тому, чтобы принять их предложение.
   - Со Стражами, - с прохладцей повторил Кайзер, и напряжение в помещении скакнуло к потолку.
  Он отшагнул в сторону и обвел закованной в броню рукой других кейпов Империи, находившихся рядом и тоже снявших маски. Крюковолк. Фенья и Менья - две близняшки-блондинки, горячие штучки, но боюсь, их формы меня сейчас волновали в последнюю очередь. Руна - единственная несовершеннолетняя. И Хэнк. Блять. Он принял имя Игнис. Его маска в виде оскаленной пасти закрывала нижнюю половину лица, так что я мог видеть его глаза - такие же пустые и расфокусированные, как полторы недели назад.
  - Если ты станешь Стражем, то можешь встретиться с любым из них в бою. С Кригом. И даже со мной, - сказал Кайзер с обманчивой мягкостью. - И что ты будешь делать?
  - Я надеюсь, что у любого из присутствующих достанет здравомыслия не убивать и не калечить меня, - медленно ответил я, стараясь как можно тщательнее подбирать слова. - Тогда и я смогу действовать в четверть силы. Не так, как с АПП на прошлой неделе.
  Не так, как с АПП.
  Не так как в бою, где я со страху применил все, что было, почти не думая о последствиях. Ну, то есть на ПЛО пользователи назвали это боем, и возмущались низостью банды, напавшей на целителя. С моей точки зрения это была почти резня. В меня могли только стрелять - издалека, вслепую, через газовые облака, потому что вблизи я получал просто адское преимущество. Адское во всех смыслах, потому что системы болеизлучателя, после небольшой модернизации работающие на 360 градусов, не позволяли никому приблизиться ближе чем на четыре метра, и не получить при этом удар мечом. Серьезные проблемы мне смогли доставить один урод с дробовиком, пересиливший боль и успевший сделать пару выстрелов, стрелок с охотничьей винтовкой, который смог пробить костюм, и Демон Ли. Но даже последний предпочел отступить, когда у него кончились патроны и люди. Удачно, потому что батарейки почти сели.
  - Кроме того, Стражи получат меня только в том случае, если мне позволят работать в больнице, в том числе в психиатрии - а значит, в патрули я буду ходить значительно реже остальных. Если, конечно, мною вообще станут рисковать на улице.
  Кайзер буравил меня пристальным взглядом, и я не мог понять его чувств, потому что их просто не было. Активность его мозга сосредоточилась в областях, ответственных за рациональное мышление и абстрактные вычисления. Передо мной был не суперзлодей-нацист, а глава корпорации, считающий риски, расходы и прогнозируемые прибыли.
  Крюковолк наоборот, кипел от сдерживаемого гнева. Похоже, с его точки зрения, я либо был с ними целиком и полностью, либо становился врагом. Он может создать проблемы. Точнее, он их определенно создаст.
  Заметка - разработать тактику противодействия. И всегда иметь при себе что-нибудь, позволяющее быстро избавиться от трупа.
  Чувства близняшек были бледны. Я не представлял для них интереса, ни как кейп, ни как парень - возрастом не сходились. Раз они были телохранителями Кайзера, то их отношение будет зависеть от мнения босса.
  А вот Руна наоборот, излучала интерес. Не только похотливый, но и его тоже. Если бы была активна моя внутренняя личность, как бы она поступила? Я на секунду задумался, после чего слегка подмигнул девчонке. Реакция в виде участившегося пульса последовала мгновенно. Я мысленно себя похвалил и снова перевел взгляд на Кайзера.
  - И все же, почему Стражи? - спросил он.
  - Сугубо меркантильные мотивы, - заверил я его. - Как думаете, почему соотношение героев и злодеев примерно 1:3, но среди технарей оно изменяется до 4:1****? Потому что Протекторат обеспечивает консолидированное развитие. К тому, что придумал один, получают доступ все, и даже конкретное устройство это не вписывается в их специализацию, они могут почерпнуть идеи. А также приобрести материалы, запчасти и отдельные модули. Или сбыть то, что сделал, но стало ненужным или разонравилось. Переписка с 'Гезельшафтом' это конечно интересно, но королевской щедрости я от них не жду, да и тема сотрудничества с ними довольно узкая. А вот архивы Дракон и Героя...
  Я придал лицу выражение, которое мне казалось мечтательным, и закатил глаза.
  Кайзер некоторое время еще размышлял, после чего повернулся к Кригу.
  - Джеймс, все под твою ответственность.
  Тот кивнул, и у меня отлегло от сердца. Кажется, до заката я все же доживу.
  На этом все и кончилось. Криг решил дождаться момента, когда я буду официально зачислен в Стражи, и уже тогда прислать предложение от лица 'Медхолл Корпорейшен', чтобы точно комар носа не подточил. Заодно он передал мне пароль от шифрованного почтового ящика, на который мне должны были прийти инструкции от Гезельшафта по поводу желаемых характеристик триггер-активных веществ и кое-какие данные, которые бы могли меня направить по нужному пути. Руна, как ни странно, за мной не увязалась, и я был этому больше рад, чем расстроен. Я и так увяз по шею, не хватало мне еще связаться с девчонкой-телекинетиком на год младше меня. Формально числящейся в школе Уинслоу, что само по себе давало минус сто очков в моих глазах.
  Только отойдя от места встречи на три квартала, я осмелился украдкой достать из подсумка крохотный флакончик с розоватой жидкостью. С духами. Во флакончике оставалась половина содержимого, потому что вторую я незадолго до встречи размазал по своей шее, запястьям и макушке.
  Блять.
  Я использовал на Кайзере и половине кейпов Империи духи с эффектом Властелина, и мне ничего за это не было. Стояк, ты этого не знаешь, и не узнаешь никогда, но я твоей идее обязан жизнью. Конечно, я не подчинил их себе, но вызывал позитивную предрасположенность, которая в итоге и сыграла роль.
  Облака все также лениво катились по небу.
  Они стали плотнее, так что почти полностью закрыли солнце.
  Я не торопился уходить с крыши, потому что металл оставался достаточно теплым, чтобы просто лежать на нем, особенно в костюме.
  В поле моего зрения появились ноги. Стройные, красивые, затянутые в белый латекс. Они не касались крыши, что автоматически причисляло их обладательницу к кейпам. Я не шевельнулся с места, уступая первый выстрел даме. Точнее леди.
  - Так вот какой ты на самом деле, - приятный голос. Ниже чем у Славы, немного более взрослый. - Думала, ты будешь выше ростом.
  - У меня еще есть пара лет, чтобы добрать рост, - ответил я лениво и немного приподнял голову, чтобы видеть всю собеседницу целиком. - А у тебя оснастка получше, чем у кузины. Хотя у нее, наверное, тоже еще все впереди.
  Я сделал круговое движение ладонью возле своей груди, чтобы не оставалось сомнений, о чем идет речь. Лазершоу презрительно сморщилась и откинула назад волосы, растрепавшиеся от ветра.
  - И это все, что ты можешь сказать?
  - Это единственное, что я нахожу существенным.
  - До меня дошел слух, что ты решил присоединиться к Стражам.
  - Серьезно, в этом городе можно что-нибудь утаить хотя бы на неделю?
  - Видимо нет.
  - Нет так нет. В любом случае, это дело между мной и СКП, Новой Волны оно не касается.
  - Еще как касается. Ты выставил условие, чтобы тебе позволили работать в больнице. То есть, ты почти наверняка хочешь изучить силу Панацеи.
   - У меня есть такой интерес. Он не на первом, и даже не на втором месте в списке причин, но он есть. И никто не помещает мне его удовлетворить. Мне ведь достаточно посидеть рядом и понаблюдать за ее работой.
   - Это мое тебе первое и последнее предупреждение, - сказала героиня спокойно. - Может, Пиггот выжила из ума, раз решила тебя принять, да еще без испытательного срока. Может, ты использовал свои властелинские штучки. Но запомни, если ты посмеешь причинить вред Эми или Виктории - тебе конец.
   - Это ты только тут такая смелая. Попробовала бы ты встретиться со мной в интернете.
  - Я все сказала.
  - Слушай, Лазершоу. Я тут вкушаю отдых после трудов праведных, а ты сваливаешься с неба и даже не здороваешься, сходу сыплешь угрозами. У вас это семейное, похоже. Ну, в это играть можно вдвоем. Можешь прилетать хоть днем, хоть ночью, на твои булочки я рад полюбоваться в любое время. Но если будешь мне угрожать, я тебя вырублю и изрисую все лицо членами - несмываемым технарским маркером!
  В подтверждение своих слов я продемонстрировал ей черный маркер. Правда, обычный.
  - А я тебя засужу за домогательства.
  - А я записывал наш разговор на диктофон. И если не хочешь, чтобы он сегодня оказался на ПЛО - отредактированный правильным образом, разумеется - блин, я даже не знаю, чего бы от тебя потребовать...
  - Ма-гис-те-рий... - прошипела Лазершоу, и на внутренней стороне ее ладони вспыхнуло свечение, предшествующее разрушительной энергетической атаке.
  - Придумал. Напиши в теме, посвященной мне, что ты ошибалась во мне, и что я классный парень, которому не грех послать трусики. О, и извиниться не забудь за все то, что понаписала в мой адрес.
  Свечение в руке героини погасло.
  - Я, конечно, предполагала по твоим постам, что ты придурок, но не думала, что настолько.
   - Серьезность - это роскошь, которая мне больше не по карману, - я приподнялся на локте. - Слушай, это там не Лунг на соседней крыше?
   - Где? - Лазершоу резко обернулась и принялась высматривать несуществующую угрозу, предоставив мне шикарнейший обзор. Нет, без шуток, Сплетница неплохо смотрелась в черном, но до Лазершоу ей было как до Антарктиды пешком.
   Я щелкнул камерой на смартфоне.
   - Какой ракурс, какой свет, - пробормотал я, сохраняя фото и для пущей безопасности отправляя его себе на e-mail. - Какие формы и объемы.
   - Нет там никакого Лунга... и что ты там мелешь?
   - Что только что получил лучшую в мире обоину для смартфона, - на всякий случай я спрятал устройство в подсумок.
  Вопреки опасениям, она не попыталась испарить смартфон вместе со мной. Только фыркнула что-то про пубертатных дрочил, и улетела, укутавшись в сферу силового поля. Я снова разлегся на крыше, но ощущение умиротворенного безвременья оказалось разрушено безвозвратно.
   Я перевел взгляд на свой 'врачебный чемоданчик'. Целую неделю я занимался чужими проблемами, пропустил через себя и свою силу больше боли и личных трагедий, чем иные люди встречают за всю жизнь. Но не нашел времени для себя. А может просто боялся сделать важный шаг, о котором столько мечтал.
  Раньше я был уверен, что если каким-то чудом избавлюсь от диабета, моя жизнь вдруг резко переменится к лучшему. Что смогу общаться с девушками, что мать перестанет меня третировать, что отец наконец-то вспомнит, что у него есть семья. И вдруг это начало происходить, а я все еще колол инсулин каждое утро, соблюдал диету и не расставался с глюкометром. Так что произойдет сейчас, если я использую это средство? Я не буду тратить лишние две минуты по утрам, смогу жрать всякое вредное хрючево вроде бургеров, и в моих карманах станет чуть больше места?
  Нет. Не в этом дело. Фактически в моей жизни изменится мало, но важен сам акт. Символизм. Завершение гештальта. Да, я в пятнадцать лет знаю такие умные слова. Интернет - отличная штука, и совсем не вызывает зависимости.
  Я открыл ящик и вытащил на свет собственноручно изготовленный инжектор с системой очистки иглы, и ампулу с мутной красной жидкостью, стоившей мне стольких трудов. Я немного оттянул рукав костюма, чтобы оголить запястье, и глубоко вдохнул.
  - Ну, прощай.
  И вогнал иглу в вену.
  Ничего не произошло. Не прогремел гром, небеса не разверзлись, даже фанфары не зазвучали. Просто мне пришлось несколько минут терпеть сильную боль в животе, пока введенный препарат из стволовых клеток расщеплял мою поджелудочную железу и воссоздавал ее заново - такой, какой она должна быть в идеале, согласно генетической программе. Но даже когда все прекратилось, я не почувствовал разницы.
  Может, ее действительно не было, потому что диабет стал наименьшей из моих проблем.
  Смартфон в подсумке зажужжал виброзвонком. Я отложил инжектор и посмотрел, от кого вызов. Виста.
  - Привет, - сказал я, нажав на кнопку 'ответить'.
  - Магистерий, привет! - я чуть отстранился, чтобы радостный девчачий голос меня не оглушил. - Ты сейчас не занят?
  - Не. Валяюсь где-то на крыше близ набережной, ищу фигуры в облаках, придумываю новые способы упороться.
  Виста захихикала.
  - Слушай, мы тут с Кид Вином в патруль идем, хочешь с нами? Тебя же все равно скоро зачислят, посмотришь, что у нас и как. Только пистолет с собой не бери, по правилам нельзя.
  Я посмотрел на свой ящик и инжектор. Вообще, мне надо было продолжать обходы тех, кого я лечил на прошлой неделе. Пока проблем не возникало, таких, чтобы это бросилось в глаза и потребовало вмешательства, но я предпочитал перестраховаться. С другой стороны, маршруты Стражей были рассчитаны на три часа, у меня бы осталось еще достаточно времени, чтобы просто оббежать по списку десяток квартир в двух разных домах.
  - Мне нравится такая идея. А Кид Вин даст мне посмотреть свой летающий скейт?
  - Сейчас спрошу, - в трубке послышалось бормотание, после чего голос Висты вернулся. - Только в обмен на твой меч.
  - Ррр, какие все меркантильные кругом, один я Иисус. Ладно, где вас искать?
  Виста назвала район, и я пообещал прийти не позднее чем через четверть часа. Когда я собрал свой ящик и спрятал его так, чтобы случайно на него никто не наткнулся, смартфон коротко прожужжал еще раз. Это было оповещение с домашнего компьютера о новом письме в почтовом ящике. Гезельшафту пришелся по вкусу 'ноктюрн' и он хотел добавки.
  На форуме писали про мою двойственность. Я и сам цитировал Гиппократа, дескать, что не излечит лекарство, то излечит сталь. Но кажется, мне больше подходило другое изречение.
  'Рука, что способна исцелять - это рука, способная убивать'.
  
  ________________________________________________________________________
  * - Еще одна непереводимая игра слов. Пришлось написать по-английски. Если кто не в курсе, что такое 'шиппинг' - в гугл.
  ** - read only, если кто-то до сих пор не знает ингуриш. Когда только читаешь форум, но ничего не пишешь.
  *** - 'straight' ('прямой') в английском языке синоним гетеросексуальности.
  **** - цифры взяты с потолка, срсли.
  
  
2.1 Катализ
  
   В какой момент я стал Стражем? На самом деле, ответить сложно.
   Может в тот момент, когда Виста вытащила меня на совместное патрулирование, я уже почувствовал некую общность. Или когда Мисс Ополчение впервые представила меня всей команде без масок. Возможно, следует вести отсчет с момента подписания документов о приеме - без бумаг в этом деле было никак.
   Или же все это неверно, и частью команды я стал намного позже, ведь узы товарищества возникли далеко не сразу?
   Честно, не знаю. Я давно отдалился от своих прежних друзей, а с момента получения способностей привык рассматривать человеческие взаимоотношения через призму биохимических реакций. И то, что я видел насквозь чужие мозги, не делало вопросы отношений проще. Даже наоборот. Ну ладно, обо всем по порядку.
   Одна из вещей, что особенно мне врезалась в память - это собеседование с директором нашего отделения СКП Эмили Пиггот. Точнее, это был один из этапов тестирования моих способностей, и технически, его проводил Оружейник, как наиболее компетентный кейп-технарь в радиусе пары тысяч миль. Но если он с видом патологоанатома изучал мою маску и меч, Пиггот очень живо заинтересовалась не тем, что я уже сделал, а что мог бы сделать в теории.
   - Каков твой вердикт, Оружейник? - она постучала ногтем по клинку. - Этот меч действительно из чистого изумруда?
   - Не совсем чистый, примеси все же есть, они обеспечивают аномальную прочность. Но да, это изумруд, спектральный анализ подтверждает, - ответил тот сухо. - Не совсем понимаю, откуда он достал бериллий в нужном количестве. Его применение в быту крайне ограничено.
   - Нигде я никакой бериллий не доставал. Алюминиевые провода из магазина и песок с ближайшей стройки - вот и все, что я использовал. Если там появился другой элемент - значит, его создала кристаллизационная ванна, в которой этот меч выращивался.
   - Трансмутация элементов? - уточнила Пиггот у Оружейника.
   - Вполне вероятно.
   - Хм... - почему-то ее заинтересовала. Надеюсь, она не строила планов засадить меня за производство алмазов или чего-то подобного. - Магистерий. Тебе по силами синтезировать уран или плутоний?
   - Хоть калифорний. Я так полагаю, пока не пробовал, - честно, я немного обиделся, и одновременно напрягся. - Слушайте, если вы хотите использовать мою силу для пополнения ядерного арсенала...
   - Ни в коем случае, - отрезала Пиггот с неожиданным раздражением. - Наоборот, будет лучше, если ты вообще никогда возьмешься работать с радиоактивными материалами.
   - Ничего не обещаю. Я не собираюсь делать ядерную бомбу, но радиоактивность может быть вызвана работой устройств. Например, у меня есть проект источника питания на антивеществе, и в процессе тлеющей аннигиляции неизбежно возникнет гамма-излучение. Я, конечно, включил в схему экранирование...
   Под взглядом Пиггот я невольно стушевался. Если бы она повела себя как моя мать до терапии, если бы она просто хотела навязать мне свою волю, следуя каким-то своим соображениям, я бы только разозлился. Директор меня боялась. Это никак не отразилось на лице, но я видел бурление эпинефрина в ее крови и повышение активности соответствующих долей мозга. Как мне правильно вести себя с взрослой женщиной, командующей кучей солдат и кейпов, которая смотрит на меня как на ядерную боеголовку с вкрученным детонатором?
   - У вас интоксикация, - сказал я, в надежде сменить тему. - Проблемы с почками. Не камни, я не вижу инородных неорганических включений. Инфекция? Тоже нет, отсутствуют биотоксины. Аномально много коллагена. Соединительная ткань. Хм... не фиброз, нет воспалительных медиаторов. Значит, механические повреждения. Старые раны, директор? Но ведь у СКП контракт с Новой Волной. Панацея могла бы вас исцелить.
   Я замолчал, ожидая реакции и надеясь, что не сделал хуже. Кажется, напрасно, потому что стоило мне упомянуть Панацею, как заметил новый скачок стрессовых гормонов. Она боялась Панацею? Самое безобидное, на мой обывательский взгляд, существо в Броктон Бей? Или чего-то, что ассоциировалось с ней? Чтобы это могло быть? Девочки-подростки? Обладатели веснушек? Может, кто-то в белой одежде? Или кто-то со схожими силами, раз уж речь идет о сотруднике СКП? Кто-то, кто ковыряется во внутренностях?
   - Бойня ?9? - спросил я наугад. - Ампутация?
   Пиггот дернула щекой, но ее пульс начал падать, а гормональный фон - успокаиваться. Не угадал.
   - Эллисбург. Нилбог, - сказала она прохладно. - Да, я не всю жизнь в кресле просидела. Пришлось и с автоматом побегать.
   Честно говоря, глядя на габариты Пиггот, с трудом верилось, что она вообще умела бегать.
   - И теперь боитесь всех, кто способен что-то там делать с мясом?
   - Во-первых, это не твое дело. Во-вторых, я боюсь тех кейпов, которые даже осознавая опасность своих сил, не считают нужным сдерживать их.
   - Тогда это не про меня. Иначе бы я тут не сидел. Я увидел в действии, что делают с людьми мои составы, и пришел в ужас.
   - Этого недостаточно, - веско сказала Пиггот. - Ты должен осознать, что твоя способность, как и любая другая - это инструмент разрушения. Слишком мощный, чтобы оставлять его без контроля. Например, батарейки с антивеществом. Или твоя маска. 'Нейромедиаторный излучатель', так ты ее называешь?
   - Да. Воздействует на нервную систему цели путем синтеза нейромедиаторов.
   - Игнорирует эффект Мантона. Виста будет в ярости. Оружейник, какой радиус действия?
   - Эффективная дальность - три метра, - ответил герой. - Затем резко падает, и на расстоянии четырех метров почти полностью сходит на нет. Но не вижу проблемы в увеличении радиуса воздействия, достаточно подать больше энергии.
   - А можно ли достигнуть более сложного эффекта? Не просто страх, боль, сон или эйфория, а какие-то конкретные побуждения?
   - Вообще, наверное, можно, - мне очень не нравилось, куда дует ветер. - Но это будет очень, очень сложно. Придется сделать очень громоздкую конструкцию из множества излучающих панелей, каждая из которых будет отвечать за определенный белок. И предсказать эффект заранее... не, не возьмусь.
   - Предположим. А если синтезировать не белки, а синильную кислоту? У нее очень простая формула.
   - Директор, давайте на чистоту. Я не буду создавать для вас оружие для геноцида. И если вы еще раз поднимите этот вопрос, я звоню в 'Молодежную гвардию'. Я пошел на контакт со Стражами, потому что увидел возможность направить свою, без сомнения, разрушительную способность на благое дело. Но общаюсь с вами, и начинаю сомневаться в своем решении.
   Пиггот почему-то удовлетворенно кивнула и выползла из-за стола.
   - Рада это слышать. Нечасто приходится встречаться со здравомыслящим кейпом, особенно всего через месяц после триггера. Оружейник, остальное не тебе, - она повернулась к герою и указала пальцем в мою сторону. - Шестой фактический, девятый потенциально. Возьми на личный контроль. И не вздумай опять все спихивать на Ханну.
   Она тяжело выкатилась из кабинета, в котором проходил этот этап тестов, и глава городского Протектората проводил ее взглядом.
   - Что значит 'шестой' и 'девятый'? - спросил я.
   - Уровни угрозы, - ответил Оружейник.
   - Но я не угроза!
   - Все мы можем однажды стать угрозой, даже я. Например, попав под влияние Властелина.
   - Это не успокаивает. А что именно они означают?
   - Ты это узнаешь, когда ознакомишься со служебными инструкциями.
   - Я должен узнать сейчас, или не смогу успокоиться.
   За забралом шлема я не видел глаз Оружейника, но кажется, он смотрел на меня как на идиота.
   - Шестой уровень угрозы для успешной нейтрализации требует атаки специально подготовленного кейпа, или кейпа без дополнительной подготовки при содействии взвода оперативников. Девятый предполагает экстремальные осложнения при выполнении боевой задачи, наивысший приоритет при эвакуации гражданских лиц и потребность в разработке индивидуальной тактики.
   - О, великолепно. Я, оказывается, 'экстремальное осложнение'.
   - Потенциально. При условии целенаправленной работы в области средств массового поражения, радиоактивных изотопов и воздействия на разум. Не беспокойся, я смогу справиться с тобой в любом случае.
   Последнее время мне все кругом говорили не беспокоиться, но почему-то это ни капли не помогало.
   - Директора интересовал твой потенциал, но мне, как твоему вышестоящему командиру, важно понимать, какую боевую задачу ты можешь выполнить в команде, - продолжил Оружейник. - Прямо сейчас, или в течение месяца, чтобы дать тебе время на разработку снаряжения.
   Да уж, вопросики... роль в команде. Я думал, Стражи заняты дефилированием по центральным районам и спасением котят с деревьев. Какие еще боевые задачи?
   - Я не могу быть полевым медиком. Моя сила довольно ограничена в плане исцеления, мне нужно готовить лекарство под конкретную задачу. Я могу собрать индивидуальные медкомплекты. У меня есть образец регенеративной сыворотки, я им успешно пользовался для быстрого восстановления после легких травм. Попробую форсировать эффект, включить в состав обезболивающее, антидоты...
   - Это не то. Технарь, как правило, снабжает свою команду, но это не главная его роль. Вопрос в том, что лично ты можешь сделать? Думай с позиций эффективности.
   - Газовые гранаты... - я не успел даже продолжить фразу, как Оружейник тут же меня перебил.
   - Неэффективно. Нейтрализуется любым средством индивидуальной защиты.
   - Меч?
   - Очень эффективно в ближнем бою, бесполезно на расстоянии.
   - Нейромедиаторный излучатель. Радиус действия можно увеличить, а также произвести тонкую настройку для получения требуемого эффекта.
   - Действует не избирательно, создает угрозу для противников, союзников и гражданских лиц в равной мере. Мощность воздействия резко снижается с расстоянием.
   - Я думал над дальнобойным оружием, но единственный образец получился слишком смертоносным. Кид Вин сказал, что летальное оружие под запретом.
   Вместо ответа Оружейник взял свою Алебарду и положил ее на стол.
   - Летальное оружие не под запретом. Но его следует применять лишь тогда, когда это необходимо, и так, чтобы не причинить ущерб гражданским и их собственности, если протоколы противодействия не допускают обратного. Шанс Стража в обычной обстановке столкнуться с угрозой, требующей применения летального оружия, исчезающее мал, поэтому в целях безопасности введены некоторые ограничения. Ввиду того, что тебя уже пытались убить в маске, запрещать тебе постоянно иметь при себе меч нецелесообразно. Тем более, что это часть твоего образа. Но помни, что включение дезинтеграционного поля повлечет санкции, если будет причинен неоправданный ущерб.
   - Ключевое слово 'неоправданный'? - уточнил я, одновременно прикидывая продолжительность жизни того, кто попытался бы отобрать у меня мое лучшее творение.
   - Ключевое слово 'санкции', - губы Оружейника скривились так, будто он надкусил лимон. - Твоя задача, как Стража, в первую очередь не дать противнику причинить вред мирным гражданам, и сила должна применяться сообразно купированию угрозы, а не ее соразмерности. То есть в том случае, если столкновение происходит в людном месте, а у противника нож, ты можешь применить более жесткие меры, чем если бы сражался в безлюдном переулке с тем же противником, вооруженным пистолетом - потому что в первом случае существует явная угроза жизни и здоровью граждан. Вторичный приоритет - личная безопасность. Это не значит, что ты обязан заслонить кого-то грудью, но ты не можешь отсиживаться в стороне, выбирая время для атаки, или применить для самозащиты средство, которое причинит вред окружающим.
   - Например, газ?
   - Газ, излучатель... почти весь твой текущий арсенал мало подходит для Стражей, эффекты слишком мощные и неконтролируемые. В-третьих, соразмерность применяемой силы. Здесь довольно тонкая грань, но точно не следует отрубать голову удирающему воришке, вроде Цирк, - последние слова Оружейник произнес с настолько явным неудовольствием, что даже я заметил. - Но мы отклоняемся от темы. В каком направлении ты намерен работать в ближайшее время?
   - Прежде всего, антиматериальные элементы питания. Сейчас все упирается в то, какой объем энергии я могу использовать. Затем повышение мобильности. Я рассматривал разные варианты, от реактивного ранца по примеру Героя до личного транспорта, как у вас. Но сейчас, мне кажется, я нашел намного более изящное решение. Придется внести изменения в структуру костюма, изменить внешний вид. И... - я нервно поерзал на стуле. - Директора Пиггот, кажется, здорово напугал нейромедиаторный излучатель, но я вижу большой потенциал в этой технологии. Его можно использовать и для синтеза, и для расщепления, как органики, так и неорганики. Я к тому, что с ним я могу попытаться обойти свое ограничение на точечность медицинских манипуляций. Создать устройство, которое бы стабилизировало даже самые тяжелые ранения. Например, в битвах с... с Губителями.
   Я притих, пораженный собственной дерзостью. Черт, я был уверен, что Оружейник сейчас скажет мне забыть об этом по крайней мере до совершеннолетия, и я бы даже не стал спорить. Губители - это не шпана в небольшом городе, и даже не суперзлодеи. Эта лига намного выше, смертность в битвах с ними колебалась двадцати до пятидесяти процентов.
   - Хорошо, сделай статистическую выборку по характеру травм, нанесенных Губителями, которые не приводили к мгновенной смерти . Следующее нападение ожидается через три-шесть недель, это будет либо Симург, либо Бегемот. Если успеешь за это время, то хорошо. Если не успеешь или ничего не выйдет - не страшно. Твоя первоочередная задача - повышение своей эффективности как члена отряда. Прочее второстепенно.
   Вот так легко и просто. Не знаю, хотел Оружейник угробить меня, помочь в раскрытии потенциала или же герои настолько отчаянно нуждались в каждом, кто может помочь им пережить следующий бой. Подозреваю, что он просто был раздражен приказом Пиггот лично за мной приглядывать, так что решил загрузить меня по уши задачами, которые бы поглощали мое время. Ну что же, я сделаю вид, что выполняю их, а он сделает вид, что контролирует мои проекты, и все довольны. Тем более что я и не собирался делать ничего действительно опасного. Пока во всяком случае.
   Тесты сил на этом не закончились, мне приходилось ковыряться в изделиях других технарей (без особенных успехов), собирать что-то самому на время из предложенных материалов и с определенными инструментами (немного лучше). Нашлось несколько добровольцев из числа оперативников, решивших испытать на себе мои препараты (никакого риска, честно). Финальным штрихом стали клинические испытания - или испытания в клинике, тут уж как посмотреть.
   Короче говоря, я в сопровождении нескольких чинов СКП пришел в больницу, и те поинтересовались у врачей, кто тут записан к Панацее. Переводя на английский, кто тут при смерти и в настолько безнадежном состоянии, что современная медицина в лучшем случае продлит страдания.
   Вот тут я чуть не сдрейфил. Пока я с чемоданчиком гулял по Докам, то занимался сравнительно простыми случаями. В основном это были хронические заболевания, не несущие прямой угрозы жизни. Только один раз мне 'повезло' набрести на больного раком в стадии ремиссии, и растворить все раковые клетки до единой оказалось несложно. Однако в отделении интенсивной терапии меня словно макнули головой в чан с дерьмом. Несложно мнить себя целителем, когда лечишь язву или камни в почках. А как на счет чего-то посерьезнее?
   Человеку на больничной койке не было даже пятидесяти, он с трудом мог двигать только левой рукой, не мог членораздельно говорить, а из уголка его рта постоянно текла слюна. Из-за обширного ишемического инсульта у него развился инфаркт мозга, и часть содержимого черепной коробки теперь представляла собой мертвую ткань. Не настолько, чтобы убить, но этого хватило для превращения человека в почти овощ. При виде его мне захотелось немедленно сбежать из больницы как можно дальше, но, к счастью или нет, я сам отрезал себе все пути к отступлению. Мне оставалось только попросить у главврача доступ к свежему трупному материалу и взяться за работу.
   Процесс растянулся почти на семь часов, до самого вечера. То есть, я смог бы управиться быстрее, оставив все на самотек, но мне очень хотелось пронаблюдать процесс восстановления от начала и до конца. Поэтому вместо обычной инъекции я сделал раствор для капельницы, и не отходил от пациента до тех пор, пока он не смог сесть на койке и связно выговорить свое имя. Порадоваться собственному успеху и выслушать слова благодарности мне мешала адская головная боль, вызванная чрезмерным использованием сквозного зрения.
   Обычно в таких случаях я прикладывался к фляжке, внутренняя личность умела не обращать внимания на боль. Но выпусти я ее сейчас, то наверняка бы решил развеяться по-своему, и отправился на территорию АПП выпустить пар. Увы, с меня успели взять слово, что я не буду ни во что встревать до оформления всех официальных процедур, когда у меня появится и юридическое прикрытие, и негласная защита Протектората. Не говоря уже о том, что в драках с людьми без сил я не видел интереса, а прикончить Демона Ли вряд ли сумел бы.
   Так что я решил просто посидеть в холле, пока сопровождающие специалисты и врачи возились с излеченным человеком. У меня с собой была бутылка минеральной воды, но я не мог ее выпить, не сняв маску. Серьезно, может клапан какой-нибудь придумать? Или в туалетной кабинке запереться. Будь проклята культура комиксов 70-х, на основе которой сформировались нормы поведения кейпов в Америке. Я только что сотворил почти чудо - и не могу напиться воды, не прячась от всего мира.
   Я бы наверное и дальше занимался самоедством, но заметил, как с лестницы спустилась девушка в длинной белой мантии, с лицом, прикрытым красным шарфом. И не только спустилась, но и направилась прямиком ко мне. Ох...
   Панацея, вопреки моим ожиданиям, не встала передо мной с немым укором, а присела на ту же лавку. Но не слишком близко.
   - Из-за тебя мне пришлось нарушить свой график, - сказала Панацея. - Меня попросили проверить результат твоей работы.
   - Извини, - буркнул я, крутя в руках бутылку. Почему-то этот процесс начал казаться невероятно увлекательным.
   - Не обошлось без недочетов, но он поправится. По крайней мере, точно не стало хуже.
   - Хорошо.
   - Но тебе следует знать, что я на тебя все еще очень зла. Не думай, что если тебя подпустили к пациентам, ты от этого стал героем.
   - Ладно.
   - Ты вообще умеешь отвечать не одним словом?
   - Умею.
   - То есть ты специально пытаешься меня еще больше разозлить?
   - Нет. Я непрерывно использовал силу в течение нескольких часов, и у меня ужасно болит голова.
   - Разве у технарей такое бывает?
   - У меня слабая способность Мыслителя. Умник-1 по классификации СКП. Приложение к основной способности технаря, обеспечивающее ее работу. Такая есть у всех, как мне сказали, но редко кому удается эту способность перенапрячь.
   Настолько длинная речь заставила меня беззвучно завыть и уронить голову в ладони. Вот она, плата за любопытство. К черту все, как только СКПшники закончат со своим бумагомаранием и проверками, зальюсь 'мистером Хайдом' по самые брови, потом найду Крюковолка и обзову его вшивой дворнягой. Кайзер мне конечно потом выскажет пару ласковых... но это будет потом. А за труп Крюковолка, может медальку выпишут. У героев вообще есть какая-то система наград? Хех, я даже этого не знаю.
   - Тогда я не понимаю, зачем тебе это?
   - Потому что могу, - прошипел я. - Хватит говорить, у меня сейчас голова лопнет.
   Хвала Зиону, она все поняла и ушла без лишних слов. Или не поняла. А, не важно. Главное, что ушла. Через четверть часа вдумчивого созерцания пола на горизонте наконец-то показались сопровождавшие меня специалисты и двое медиков. Первый был главврачом, второй, судя по надписи на бейджике, являлся главой патологоанатомического отделения.
   - А, Магистерий, ты еще не ушел, прекрасно.
   'Разумеется, сами же попросили подождать'.
   - Ты еще в состоянии говорить?
   - Если только недолго.
   - Ладно, - главврач дернул щекой. - Это касается твоей методики. Она действенна, но смущают требуемые компоненты. Даже если опустить вопросы этики и законности изъятия органов покойного без согласия родственников, далеко не всегда в морге может оказаться подходящий трупный материал. Тебе ведь нужен очень свежий?
   - Да, не позднее шести часов с остановки сердца. Но не обязательно.
   - Не обязательно? Тогда почему ты попросил именно свежий мозг?
   - Вы попросили быструю демонстрацию - я ее провел. Могу готовить препараты индивидуального назначения из стволовых клеток, у меня есть даже специальное устройство, чтобы их извлекать. Но тогда потребуется время, чтобы вырастить культуру нужного объема, а еще не придумал, как безопасно форсировать процесс. Это зависит от характера и обширности повреждений... короче, со свежей донорской тканью получается быстрее и проще.
   - А что будешь делать с наследственными и аутоиммунными заболеваниями?
   - Когда буду иметь дело - тогда и подумаю, - голова раскалывалась так, что продолжи главврач расспросы, то стал бы сырьем для новой партии препаратов.
   К счастью, СКПшники, бывшие в курсе моей проблемы с перенапряжением, прервали его и заверили, что хуже не станет, и что у технаря со специализацией 'медицинское оборудование' точно не может возникнуть никаких проблем.
   Да, вот так меня решили представить публике. Это был первый случай, когда я осознал, в какой мере работа СКП состоит из искажения информации, замалчивания и откровенной лжи. Пока я был чуждой и неизвестной угрозой, меня не постеснялись классифицировать как устрашающего специалиста по 'психотропным воздействиям', но стоило мне пойти на сотрудничество - и весь механизм заработал на улучшение репутации нового почти-Стража. 'Почти' потому, что собственно церемония вступления с принесением присяги должна была состояться через два дня. Обе версии были одинаково далеки от истины, которая значилась только в служебном досье, но согласитесь, 'медицинское оборудование' смотрится намного более приятно и успокаивающе, чем 'преобразование вещества'. Даже мой меч с такой точки зрения выглядел всего лишь большим скальпелем, а не устройством, разрушающим межатомные связи.
   Ни один Крюковолк тем вечером не пострадал. СКПшники подвезли меня до офиса, где я оставил гражданскую одежду, а стоило мне переодеться, как желание нарезать кого-нибудь на кебаб ушло. Зато некстати вспомнилась несделанная домашка по алгебре, и тот скромный факт, что завтра мне предстояло общение с отделом по связям с общественностью. И не знаю, что из этого хуже.
  
   После тех страшилок, что мне успели нарассказывать Виста и Кид Вин о пиар-отделе, я морально приготовился к худшему. Тем больше было удивление, когда меня встретили не безумные мясники, одержимые желанием прокрутить меня через мясорубку и наделать из останков кучу маек и коллекционных фигурок, а вполне терпимые люди. Точнее, всего двое - один специалист-пиарщик и Мисс Ополчение.
   - Семюэль Нортон, - представился первый, протягивая руку. - Будем знакомы.
   - Конрад, - ответил я.
   - Предпочитаешь использовать настоящее имя?
   - Нет. Просто сейчас я Конрад, независимо от того, есть на мне маска или нет. Также я могу быть Магистерием, также в маске или нет.
   - Послушай, Конрад, - вмешалась Мисс Ополчение. - Последнее, что требуется программе Стражей, это пропаганда наркотиков. Я понимаю, что запретить тебе использовать стимуляторы - это все равно, что связать руки, но постарайся делать это неявно, и не акцентировать на этом внимание.
   - Это не наркотик, - возразил я, и достал из внутреннего кармана пиджака фляжку. - Это психоактивное вещество, вводящее в состояние измененного сознания путем угнетения отделов мозга, отвечающих за механизмы самосохранения.
   Мисс Ополчение закатила глаза.
   - Ладно. Технически, повторюсь - технически, это действительно можно считать наркотиком. Но мне от него нет вреда, так что не вижу проблемы.
   - Тебе может и нет, а вот другим... - героиня усмехнулась за своей банданой в виде национального флага. - Штурм лично прийти не смог, но просил передать тебе, что ты вонючка, потому что здорово испортил воздух.
   - В таком случае будьте добры передать ему, что он газонюх, - сочувствие к герою, надышавшемуся 'ноктюрном', куда-то одним махом испарилось. - Может, делом займемся?
   - Да-да, к делу, - подхватил Нортон. - Обычно, когда дело касается новых кейпов, мы в первую очередь стараемся определиться с образом. 'Благородный рыцарь', 'ночной охотник', 'стойкий защитник' - думаю, сам поймешь, о ком из твоих будущих товарищей идет речь. Это делается для создания костюма и формирования общей модели продвижения. Ты костюм сделал себе сам?
   - Да. Полностью кустарная работа.
   - Превосходно. Костюм для героя крайне важен, потому что несет в себе сигнал всем окружающим - 'я не наврежу вам'. Именно хорошо узнаваемый костюм превращает естественный страх перед парачеловеком в успокоение, потому что люди знают, что герой никогда не навредит невинному. Как бы ты охарактеризовал себя в двух словах? Так, чтобы максимально точно описать свои стремления?
   - Если в двух словах... - я ненадолго задумался. - Наверное, 'лекарство и яд'.
   Нортон удивленно вскинул бровь, Мисс Ополчение тоже с интересом подалась вперед.
   - Могу я поинтересоваться, почему именно такое определение?
   - Потому что все есть лекарство, и все есть яд. Разница в дозировке, - я поудобнее устроился в кресле, и принялся излагать мысль. - Мой костюм белый, как халат врача, но также это цвет могильного мрамора. Он защищает от пуль, а еще с него легко смывать кровь. Я могу спасти жизнь, а могу ее отнять, могу восстановить рассудок и могу его разрушить. Мне было в радость видеть, как от моих лекарств людям становилось лучше. Но я не меньше наслаждался насилием, когда на меня напали АПП. Я знаю, что во мне есть и хорошее, и дурное, и одно неотделимо от другого. Вот как-то так. Не слишком сложно?
   - Не сложнее, чем смешать кетчуп с майонезом, - уверенно ответил Нортон. - Ладно, если в целом посмотреть, то костюм тяготеет к классическим образам. Взял за основу облик Эйдолона?
   - Если и да, то неосознанно. Все элементы функциональны.
   Нортон кивнул и что-то принялся печатать в ноутбуке перед собой.
   - Что-то серьезно менять нет смысла, но есть пара общих замечаний по фасону, - он протянул мне несколько листов с эскизами. - В первую очередь от персонала клиники, где ты вчера был. Пациенты беспокоились от твоего вида в броне.
   - А меня беспокоит возможность получить винтовочную пулю в живот. Один раз это уже случилось, было очень больно.
   - Поэтому, в качестве компромисса, ты не мог бы прикрыть ее чем-нибудь? Слоем ткани, например. Просто чтобы лишний раз не нервировать людей в больнице слишком боевым видом.
   Вообще, я и так собирался вносить изменения в костюм, в первую очередь связанные с повышением мобильности, и дополнительные бронепластины, которые я после памятной стычки наварил поверх комбинезона, все равно бы скрылись из виду. Но сама проблема казалась высосанной из пальца.
   - Им придется немного потерпеть. Мне нужно очень тщательно соблюдать баланс объема, веса и бронирования, иначе либо стану неповоротливым, либо защита окажется недостаточной.
   - Так или иначе, обрати внимание на эти наброски. Не нужно соответствовать им полностью, но в целом они отражают тот образ, который бы вызвал наиболее позитивный отклик.
   На эскизах в разных вариациях было изображено одно и то же.
   - А мне обязательно рядиться в мантию? - уточнил я. - Если нет способностей к полету, плащ только в ногах путаться будет. Да и вообще.
   - Не обязательно, - Нортон развел руками. - Но поскольку заставить тебя надеть обычный облегающий костюм мы вряд ли сможем, придется повышать градус привлекательности таким образом.
   - Мне казалось, все и так неплохо.
   Вместо ответа Нортон развернул ко мне ноутбук. Там было мое фото в костюме, сделанное на улице, со спины.
   - Ничего в глаза не бросается? - спросил он.
   - Неа, - честно ответил я.
   - Давай начну издалека. Кто такие Стражи?
   - Несовершеннолетние кейпы, вступившие в Протекторат?
   - Верно. А какое слово ключевое?
   Я пожал плечами.
   - Несовершеннолетние! К Стражам приковано внимания не меньше, чем к взрослым героям, а в чем-то и больше. Не в последнюю очередь из-за того, что каждый новый Страж - это подросток, совсем недавно получивший силы. Вот представь, что подумают все школьники в городе, когда завтра состоится церемония присяги? 'А вдруг он в нашем классе учится?!' И если мальчики будут просто тихо завидовать, то у девочек интерес будет несколько иного плана.
   Теперь до меня начало доходить.
   - А... кажется, понял. А пеняете мне вы за то, что мои, кхм, мягкие французские булки скрыты под плотным комбинезоном.
   - Соображаешь, - Нортон удовлетворенно кивнул. - Спору нет, сексуализация образов Стражей запрещена, да это и не требуется, но это не значит, что юный герой имеет право расхаживать на людях в мешковине. И поскольку со своим изобретением ты все равно добровольно не расстанешься, проще всего добавить немного акцентирующей драпировки... приталенная мантия выглядит вполне компромиссным решением.
   Я собрал эскизы и сложил в портфель.
   - Хорошо, я подумаю, что с этим можно сделать.
   На самом деле чуть ранее я и сам пришел к тому же решению. Комбинезон не мог вместить весь новый функционал, а наращивать толщину материала значило снизить подвижность. Ну да ладно, пусть считают, что уговорили.
   - Ладно, с этим разобрались. А теперь о неприятном... - Нортон сложил руки на груди и посмотрел на Мисс Ополчение, будто ища поддержки. - Как ты наверное заметил, мы сейчас обсуждаем формирование образа. То есть того, что видно снаружи. Ты определил себя как 'лекарство и яд', и в этом мы можем пойти навстречу. Но тем важнее для тебя осознать, что твоя подлинная личность, какой она является, не должна демонстрироваться публично.
   - То есть...
   - То есть тебе придется очень тщательно следить за тем, что ты говоришь и делаешь. Отделить маску от гражданской личности. В быту ты вправе быть тем, кем хочешь, но в костюме твои слова должны исходить не от тебя лично, а от сформированного образа героя. Понимаешь, к чему я клоню?
   - В смысле, читать только по бумажке?
   - Нет, не совсем. Просто не позволяй своим суждениям влиять на тебя, когда ты в маске.
   - Простите, тогда я не понимаю, о чем речь.
   - На самом деле все просто, - вмешалась в разговор Мисс Ополчение. - У тебя могут быть проблемы дома или в школе - но будучи Стражем, ты не должен этого демонстрировать. Ты можешь встретиться на улице с лично тебе неприятным человеком, но не должен подать вида. Никакой политической агитации, никакой рекламы, если это не согласованная акция.
   - Звучит не слишком радужно.
   - Через это проходят все герои. Когда надо казаться лучше, чем ты есть на самом деле.
   - Особенно пункт с политической агитацией. Всегда мечтал раздавать коммунистические агитки и бороться с частной собственностью и присвоением прибавочной стоимости методами диалектического материализма.
   - Ты знаешь, что такое диалектический материализм?
   - Нет, - честно ответил я. - Но звучит внушительно.
   - И в этом вся суть современного политического дискурса, - печально резюмировал Нортон. - Ладно, церемония будет завтра в три, постарайся прийти хотя бы на час раньше, чтобы успеть подготовиться.
   На этой ноте собеседование закончилось, и мы с Мисс Ополчение пошли в штаб-квартиру Стражей - представиться команде. Конечно, большого практического смысла в этом не было, все что нужно они и так знали обо мне из предоставленных материалов. Тут в свои права снова вступала тонкая и малопонятная материя под названием 'человеческие отношения'. Знакомство одновременно со всей командой, и сам я при этом в гражданском облике.
   Штаб-квартира находилась на одном из подземных этажей, отгороженная от остального мира толстыми бронированными перекрытиями, а двери лифта смотрели прямо на сканер сетчатки, отпирающий тяжелые створы.
   Стражи были предупреждены о визите и находились на месте в полном составе. Триумф - командир команды, в скором времени он должен был перейти в Протекторат по причине совершеннолетия. Эгида - его преемник. Стояк - о нем Виста говорила, что он любит шутить. Рыцарь - с ним меня предупреждали быть поаккуратнее, не знаю почему. Призрачный Сталкер - новичок в Стражах, вступившая в команду лишь за полтора месяца до меня. Кид Вину и Висте я приветственно помахал рукой. О, тут не только они...
   - О, привет, Мисс Ополчение, - Слава, у которой на шее висел гостевой пропуск, вскочила с кресла и подлетела ближе. - А кто это с вами?
   Я выступил из-за спины героини, стараясь ни лицом, ни позой не выдать стиснувшего внутренности страха. Сила Славы всегда была при ней, а у меня с собой не было вообще ничего.
   - Привет, Попугайчик, - ляпнул я прежде, чем сам успел сообразить, что говорю.
   На миг мне показалось, что внутри штаб-квартиры замерли даже атомы. Стражи были в масках, их лиц я не мог разглядеть, но сквозное зрение сообщало об охватившем их замешательстве. Что творится в голове у Славы, я понять не мог. Во всех смыслах, потому что ее силовое поле блокировало мою силу.
   Потом тишину разорвал сдавленный хрюк.
   - Попугайчик? - переспросил Стояк, давясь от смеха.
   Я приготовился очень быстро прятаться за Мисс Ополчение. Которая, похоже, сразу просекла, что ситуация стала взрывоопасной, и выступила вперед.
   - И так, ребята, я хочу представить вам вашего нового товарища. Вы о нем уже слышали, но теперь встретились лично, - она отошла в сторону. - Можете представиться.
   - Снова парень. У нас тут какая-то сосисочная вечеринка получается, - разочарованно протянул Стояк, после чего снял сплошную белую маску и протянул мне руку. - Я Деннис, он же Стояк, занимаю вакансию штатного клоуна, и уступать ее не собираюсь.
   - Триумф, он же Рори, - лидер группы стянул шлем в виде львиной головы. - Рад, что ты все же на нашей стороне. Слушай, а мы не знакомы? Кажется, я где-то тебя видел.
   - Ходили в одну школу, - ответил я, потому что тоже узнал сына нынешнего мэра Кристнера. - Только я класса на четыре младше.
   Вообще-то, пару раз также пересекались на официальных мероприятиях, куда нас притаскивали родители, но это я решил не вспоминать. Затем настал черед следующего.
   - Я Эгида, без маски - Карлос, - он оказался латиносом. Мне оставалось только незаметно вздохнуть, что триггеры не делали расовых различий. - Добро пожаловать в Стражи.
   -Рыцарь, - под глухим шлемом, обвешанным светодиодами, скрывался ухоженный светловолосый парень. - Или просто Дин.
   Его рукопожатие было крепче, чем требовала обстановка, а в выражении лица сквозила хорошо сдерживаемая неприязнь. Вполне обоснованная, учитывая, что именно его девушку я отметелил три недели назад. Но извиняться я не собирался.
   - Призрачный Сталкер, - неприветливо буркнула девушка в черном костюме с плащом и сняла маску, такую же глухую, как у меня. - София.
   - Кажется, в моей жизни настали черные дни, - пробормотал я, поднимая глаза к потолку. - Если вы понимаете, о чем я.
   - Что ты там сказал? - у Софии будто шерсть на загривке дыбом встала.
   - Ничего существенного. Просто неуместная расистская шутка. Дурная привычка.
   - Мисс Ополчение, кого вы вообще притащили?
   - Я Магистерий. В гражданском облике - Конрад. С Кид Вином и Вистой - то есть, с Крисом и Мисси - уже знаком. Официально я технарь со специализацией на медицинском оборудовании, но это полная хрень, чтобы не пугать общественность. Мой профиль шире, с неживой материей мне работать проще, чем с мясом. И... - я запнулся. - Если у кого-то есть ко мне претензии, лучше выскажите их сейчас, пока я безоружен.
   - У меня есть претензия, - громко сказала Слава. - Почему этот негодяй все еще не за решеткой?
   - Может потому, что это не я устроил погром в больнице и на стройке?
   - Ты ограбил морг!
   - Я пришел и вежливо попросил, то, что мне нужно. А потом пришел снова и извинился перед врачом. А извинения подкрепил тортом, бутылкой дорогого виски и пятью сотнями долларов. Я не знаю, что из этого списка сработало, но доктор Диммик отказался от любых претензий ко мне, и пообещал содействие, если мне снова потребуется трупный материал.
   Слава сердито фыркнула и снова уселась в кресло.
   - Странно. Я думал, будешь злиться по поводу своих ранений.
  - Для кейпов нормально сражаться, - зло ответила Слава. - В сражениях можно получить ранение. Это часть нашей жизни.
  - Ранений можно получать меньше, если не хватать руками все подряд, особенно если это светящийся меч в руках незнакомого кейпа. Но признаю, я не ожидал от тебя такого спокойствия. Лазер-шоу и Панацея пригрозили мне голову оторвать за любой неровный вздох. Ладно, тогда на том и закончим. А если захочешь реванш - я всегда к твоим услугам.
  - Заранее приготовь побольше лекарств.
  - Конечно. Уверен, они тебе пригодятся. С каким вкусом предпочитаешь микстуру? Клубника, шоколад, ваниль?
  Слава ответила долгим тяжелым взглядом.
  - Врежьте ему кто-нибудь за меня, боюсь сил не рассчитать.
  - Ладно, если вы больше не собираетесь устраивать потасовку прямо здесь, я вас оставлю, - сказала Мисс Ополчение. - Разумеется, присутствие новичка не избавляет остальных от обязанностей.
  Героиня ушла, оставив меня один на один с восемью кейпами. Ну что же... надеюсь, вступление в Стражи не самое ошибочное мое решение. По крайней мере, в обществе сверстников я мог не вспоминать о проекте, дожидавшемся меня дома.
  
  
  
2.2
  
  От кого: gibe_me_@_fry-up@gmx.com
  Тема: RE: английский завтрак
  'В ходе последнего исследования традиционной кухни мы обошли несколько заведений различной ценовой категории и географического расположения: это были ресторан 'Yellow hall', обычный кафетерий в даунтауне 'Regency' и кафе в туристическом районе 'Quo Vadis'.
  Как известно, традиционный английский завтрак состоит из 7 компонентов: яичница-глазунья, жареный бекон, томаты, консервированная фасоль, колбаска, тосты и чай. Вариации могут быть различными, равно как допускаются дополнительные элементы в виде картофельных оладий, капустно-картофельной поджарки, различных соусов. Сломано немало копий на тему того, какой же соус идеально дополняет английский завтрак, томатный кетчуп или коричневый финиковый соус, однако знатоки не отдают предпочтения ни одному, считая, что каждый из них идеален с разными продуктами. Например, бессмысленно класть на жареные томаты кетчуп, коричневый соус подчеркнет их вкус намного лучше. Равно как кетчуп гораздо лучше сочетается с беконом. В ирландской и йоркширских вариациях этого блюда вместо чая может подаваться пиво или эль.
  Вынуждены признать, что хотя английский завтрак является настоящей холестериновой бомбой, закладываемой под ваш организм, нельзя не отметить его феноменальную питательность. Недаром на родине его называют завтраком на весь день'.
  Я на несколько раз перечитал письмо. Надо было отдать должное Гезельшафту, законспирировались они на славу. Не зная заранее условленных знаков, раскрыть метод связи мог только сильный кейп-Умник, и только достаточно четко представляя, что именно ищет. В определенной последовательности букв и символов, в порядке слов и предложений скрывался IP-адрес и пароль для доступа к виртуальному серверу, который в свою очередь ответит на запрос только к определенному порту с определенного диапазона прокси-серверов. Получив правильный запрос, сервер единственный раз передаст шифрованный пакет с данными и отключится.
  Сам пакет был защищен шифрованием с настолько длинным ключом, что все суперкомпьютеры мира, и даже большинство технарей потратили бы много месяцев на взлом. Компьютеры и программы сами по себе не были моим профилем, написанный мною декодер изяществом и оптимизацией не отличался даже по обычным меркам, но у меня имелся ключ.
  Домашний компьютер натужно загудел, пытаясь своим не самым мощным процессором прожевать пришедший файл. Я откинулся в кресле и потер уставшие глаза. Неделька выдалась утомительная.
  Я официально стал Стражем. Мое фото уже висело в холле штаб-квартиры СКП, у меня брали интервью местные журналисты - разумеется, я отвечал то, что нужно, а не то, что хотелось. Весь спектр ограничений и обязанностей Стража лежал на моих плечах грузом но, полагаю, лучше было терпеть этот груз, чем ходить по улицам с нарисованной на спине мишенью. Печально конечно, что хорошая драка в ближайшем будущем не светит, потому что враги внезапно кончились, но надеюсь, Слава решит взять реванш. Если нас согласится подстраховать Панацея, то можно будет практически не сдерживаться. Если же нет... ну что же, придется выкроить время и попробовать пощипать Барыг. Это не повлияет на хрупкий баланс сил в городе, но позволит и дать моей силе порцию желанного насилия, и положительно повлиять на город в целом - хотя бы временно наркоты станет меньше. А у меня будет необходимое сырье, потому что буквально вчера на мою просьбу предоставить полфунта героина отдел снабжения раздраженно ответил, чтобы служебная почта не использовалась для глупых розыгрышей.
  И, что самое главное, мое сотрудничество с 'Медхолл' было официально закреплено, и новая партия пробников, сделанная с учетом возможностей и потребностей корпорации, отправилась на испытания. По итогам будут отобраны самые удачные образцы, которые отправятся на повторную доводку, чтобы максимально оптимизировать баланс эффективности и долговечности.
  В остальном складывающийся график выглядел достаточно сносно. Три дня в неделю полностью отводились на работу Стража, включая в себя патрулирование и участие в различных акциях. Еще три частично высвобождались для амплуа целителя, потому что с раскалывающейся головой оставалось либо лежать пластом, либо закинуться 'мистером Хайдом' и запереться в выделенной мастерской в штаб-квартире. Меня очень настойчиво просили не выходить наружу в упоротом виде. Как я ни старался объяснить, что внутренняя личность временами адекватнее основной, и точно не станет делать ничего, что мне навредит. Один день - 'для себя'. Формально это был выходной, по факту выходных у Стражей не было, особенно если почти все свободное время проводить в мастерской.
  Плюс изучение инструкций, протоколов и формальных процедур. Плюс общие для всех Стражей тренировки по взаимодействию с силами СКП и прочими официальными структурами, и использованию стандартного снаряжения. Плюс Пиггот сразу после присяги с оттенком какого-то мстительного удовольствия представила мне личного инструктора по фехтованию. Зачем это нужно, я так и не понял, как и того, где СКП умудрилась за несколько дней откопать кого-то, владеющего средневековым оружием. Кроме того, ни одна существующая техника не учитывала баланс и режущие свойства технарского оружия. Кажется, она преследовала ту же цель, что и Оружейник - максимально занять мое время.
  Я лишь пожал плечами и тем же вечером смешал снотворное, эффект которого длился меньше трех часов, и заменял собой полноценный семичасовой сон. Только мысленно укорил себя за то, что раньше не додумался.
  Со снотворным вообще вышла довольно странная история. Первый раз я принял его там же, в штаб-квартире, благо там были все возможности для круглосуточного пребывания. Я проспал до двух часов ночи, после чего бодрый и полный сил принялся за работу над полетной системой. От дел меня отвлек вызов с терминала, и Оружейник без особого благодушия поинтересовался, чем это я один занят в пустом Хабе. А после того, как я объяснил ситуацию, то попросил прислать с помощью дрона немного такого же средства. Для тестов и испытаний, разумеется. Через два дня батарейки на антиматерии, которых почему-то так остерегалась Пиггот, без каких-либо проблем прошли комиссию для повседневного использования.
  В больнице приходилось тяжелее.
  Во-первых, мне чуть ли не с боем пришлось выбивать право посещать психиатрическое отделение. Сопротивлялись решительно все - начиная директором, которой очень не хотелось допускать новоиспеченного Стража до углубленной работы с психотропными веществами и заканчивая собственно психиатрами, которые опасались остаться без работы. Чтобы уломать Пиггот, пришлось пустить в ход тяжелую артиллерию, в виде отдела по связям с общественностью, Оружейника и Мисс Ополчение. После почти часовой дискуссии, в ходе которой я преимущественно сидел в стороне и невинно молчал, было решено, что позитивный эффект покроет возможные пересуды о моей способности влиять на чужое сознание. Психиатрам же хватило клятвенного заверения не посягать на сравнительно легкие, купируемые обычной терапией случаи, вроде биполярных расстройств и депрессий, и заниматься исключительно безнадежными случаями.
  Во-вторых, сила продолжала преподносить сюрпризы. Само по себе регулярное использование сквозного зрения на людях создавало серьезную нагрузку, из-за чего я в день мог заняться небольшим количеством пациентов, особенно когда дело касалось мозга.
  Все это не шло в сравнение с шизофренией. В глубине души я заочно возненавидел пятницы - потому что именно в пятницу служебная машина СКП привезла меня на окраину города к унылому двухэтажному зданию, построенному в первой половине двадцатого века. Просто находиться там было страшно, но вдвойне страшнее оказалось остаться наедине со своей первой психической пациенткой.
  Согласно медицинской карточке, ей было двадцать, на вид я бы не дал ей меньше сорока. Она почти не реагировала на происходящее, конвульсивно подергивала руками и время от времени принималась озираться по сторонам с выпученными глазами. В тот день я понял, что все хвастливые россказни Виктора про 'взгляд в лицо смерти', которыми он успел меня задолбать по время моего визита в офис 'Медхолл' - полная херня. Первый настоящий ужас, с которым я столкнулся, выглядел вот так - заторможенным от нейролептиков, с распадающимся мышлением, практически утратившим контакт с реальностью.
  Я посмотрел ужасу в глаза. Разложил его на составляющие. Вычленил из общей картины сбои в нейронных связях, нарушения работы церебральной секреции и создал средство, частично выправившее поломки, частично уничтожившее дефектные области. Пациентка не вылечилась полностью и в одночасье, но впервые за годы наслаждалась покоем без терзающих злых голосов и галлюцинаций. А я на обратном пути высосал фляжку досуха и уже в Хабе Магистерий в приступе какого-то ожесточения составил не просто яд, а настоящий кошмар, шизофрению в жидком виде. Эта вещь ужаснула меня на следующий день, но выкидывать ее я не стал.
  Программа-декодер переменила цвет иконки с желтого на зеленый, сигнализируя, что расшифровка сообщения завершилась. Магистерий глотнул кофе из кружки и принялся читать.
   'Отвечая на ваш вопрос - главная проблема с триггерами не в том, чтобы их вызвать, а в том, чтобы вызвать их у конкретного человека, и после этого новый кейп не обратил силу против тебя.
  Проанализировав обстоятельства шести тысяч триггеров, нам удалось установить, что существует два граничных условия получения сил. Первым является чувство отчаяния, потеря надежды. По этой причине настолько сложно пробудить силы в человеке, который знает о своем участии в программе, ведь он зачастую будет надеяться на проявление способностей. Второй фактор - наличие реальной угрозы. В подавляющем большинстве случаев полученные силы направлены на то, чтобы нейтрализовать возникшую опасность, или разрешить стоящую проблему.
  По этой причине некорректно считать, что причиной триггера Игниса был страх. 'Ноктюрн' вызвал чувство страха, это верно, но угроза существовала только в его разуме, и она оставалась иллюзорной, пока у него не случилась остановка сердца. Именно она стала событием-триггером, именно она обусловила получение силы, связанной с изменением физической природы - ведь у сгустка пламени и сердца-то нет. Вторичным фактором стали вы, точнее, ваше присутствие. Хотя вы, если верить вашим показаниям, не имели цели причинить ему вред, искаженное 'ноктюрном' восприятие Игниса распознало вас как угрозу, что проявилось в атакующих способностях, действующих при контакте.
  Последний фактор явился определяющим, когда рассматривался вопрос о продолжении сотрудничества с вами. С инструментарием, который вы можете предоставить, становится возможным исследование баланса между субъективными и объективными факторами, влияющими на триггер, а также создание симуляций с меньшим уровнем травматизма и летальности. Ниже приведен список основных вариаций психологического состояния кейпа и обретенные им силы.
  1. Желание устранить внешнюю персонифицированную угрозу (нападение вооруженного грабителя).
  2. Желание устранить внешнюю неперсонифицированную угрозу (стихийное бедствие, абстрактные и техногенные угрозы).
  3. Острая потребность в помощи или союзниках в кризисной ситуации (ситуация предательства, смерть близких людей/домашних животных).
  4. Слом существующей картины мира (получение доступа к секретной информации, раскрытие чужого обмана).
  5. Телесные повреждения (самый простой способ вызвать триггер, но с наибольшим процентом летальности, также крайне травматичен для психики объекта).
  6. Желание сбежать от угрозы.
  7. Желание спрятаться от угрозы.
  В свете перечисленного, мы бы хотели получить по пять различных образцов психотропов каждого типа. Воздействие должно быть сравнительно мягким, не симулирующим эмоциональное состояние, а усугубляющим существующее. Образцы должны быть промаркированы и снабжены поясняющими инструкциями. Газообразная форма оптимальна, крайне желательно отсутствие вкуса, цвета и запаха для обеспечения чистоты эмоционального фона объектов.
  Оплата в размере шести тысяч долларов за каждый образец уже поступила на ваш счет. Успешные образцы будут премированы в десятикратном размере. Ожидаем поступления не позднее первого ноября текущего года'.
  Я несколько раз пробежался по письму, тщательно фиксируя в памяти каждое слово, после чего щелкнул мышкой, и программа-декодер закрылась, унеся с собой в небытие не только содержимое файла, но и все сопутствующие записи реестра.
  Условия мне нравились. Двести тысяч за одни только образцы - и кто знает, насколько успешными окажутся те или иные вариации кошмаров. И, что куда более ценно, информация о силах, об их природе, происхождении - то, доступ к чему не мог иметь Страж. Сроки достаточные, можно успеть не только собрать информацию о требуемых эмоциях, но и изготовить контейнер для транспортировки, чтобы дольше обеспечить сохранность чувствительной технарской химии. Странно, но после общения со Стояком и созерцания его силы в действии появилась пара очень интересных идей.
  Не то, чтобы я действительно нуждался в деньгах. Даже если не брать в расчет собственный черный бюджет, которого я старался не касаться без необходимости, от СКП мне на месяц выделялся вполне приличный фонд, который можно было расходовать на закупку оборудования и материалов, и нужно было постараться, чтобы полностью его выбрать. Но сам факт внешнего контроля, зависимости от чужой благосклонности приводил меня в бешенство. Можно сколько угодно оправдывать это безопасностью - в глубине души я понимал, что связался со Стражами по причине обычной трусости. Испугался, что с настолько опасной специализацией за меня возьмутся всерьез.
  Я был готов поставить пять против одного, что роман с СКП не навсегда, и что однажды придется снова отправляться в вольное плавание или, как минимум, сменить команду на ту, где не будет постоянного надзора. По достижению совершеннолетия или раньше, мирно или нет, сохраняя контакты или сжигая мосты - не важно даже. Сама необходимость отчитываться перед кем-то, следовать предписанным кем-то нормам поведения, говорить то, что скажут, быть там, где скажут - все это словно возвращало меня на недели назад, в эту же комнату, запертую на ключ и без единой капли инсулина.
  Я закрыл глаза и вызвал в памяти содержимое письма. Пробежался по строчкам, убедившись, что запомнил все как надо, и остановился подробнее на списке стрессовых состояний. Большую часть можно смоделировать в уме. Для некоторых потребуется живой пример. Но для начала - еще немного кофе.
  Оторвавшись от монитора, я понял, что опять настолько увлекся, что проторчал за компьютером всю ночь. Не то, чтобы это было в новинку, но раньше потребность во сне, в конце концов, загоняла меня в постель. Суперсила позволяла выйти за рамки человеческих возможностей - например, троллить на ПЛО одновременно с трех разных прокси-серверов под тремя разными аккаунтами на протяжении пятидесяти страниц обсуждения. Или навернуть двенадцать серий 'Gundam Wing' за один присест. Или убить двадцать попыток на то, чтобы выучить мувсеты гребаных горгулий в Demon's Souls и не расколотить в ярости клавиатуру*.
   Была половина седьмого утра, и мои родители уже должны были проснуться. А мне через сорок минут следовало отправляться в школу. В гребаную новую школу. Еще один момент, в который Пиггот уперлась рогом. Мне было вполне неплохо в 'Безупречности', туда я ходил не первый год, и хотя близких друзей там не имел, но и изгоем не был. Просто не сближался ни с кем.
   До 'Аркадии' нужно было добираться через полгорода. Учебная программа в 'Аркадии' была заметно проще, из-за чего я опасался отупеть. 'Аркадия' являлась не частной, а государственной школой, поэтому приличные люди там терялись в толпе разномастного сброда. Перевод посреди учебного года нового ученика в 'школу для Стражей' не могли не связать с вступлением в их ряды нового кейпа. Наконец, прогулы в 'Аркадии' бы не остались незамеченными. Если уж переводиться, я бы предпочел помойную яму типа 'Уинслоу', где отсутствие ученика на занятиях могли не замечать неделями. Отличный повод не тратить драгоценное время на среднее образование, когда его можно потратить на технарские дела.
   Пиггот уперлась. Я тоже. Не то, чтобы перечисленные аргументы были весомыми. Я бы и сам не отказался сменить обстановку, просто для разнообразия, но очень не хотелось идти у Свинки на поводу. Положение спас - кто бы вы думали? Кайзер. Точнее, Макс Андерс. Во время оформления моего соглашения с 'Медхолл', он за закрытыми дверями дал мне общую рекомендацию по линии поведения в Стражах.
   - Не конфликтуй, - сказал он, срезая кончик с сигары. - Они - твое прикрытие. Личности членов Империи - это секрет Полишинеля для Протектората, с тем количеством Умников и Технарей, которые есть в их распоряжении. Неписанные правила защищают наши гражданские идентичности, но...
   Он зажег сигару и выпустил изо рта облачко дыма.
   - Насколько нам известно, у них нет данных о твоих контактах с с кейпами Империи. Но ты все равно под подозрением - и потому, что сам работаешь с 'Медхолл', и потому, что твоя мать работает здесь, а фирма твоего отца недавно получила крупный долговременный контракт. Они не могут быть уверены на сто процентов, что ты крот, но никогда не сбросят со счетов такую вероятность.
   - То есть в один прекрасный момент я могу обнаружить себя в звукоизолированной камере для допроса? - меня такие новости, мягко говоря, не радовали. У Андерса был поразительный талант доводить людей до паранойи.
   - Маловероятно. Скорее, тебя будут постоянно держать под наблюдением, ограничивать в доступе к информации, и одновременно пытаться изо всех сил перетянуть к себе. Не только формально, но и душой. И даже если что-то всплывет, СКП обернет это себе на пользу - смотрите, мы вырвали юного кейпа из лап нацистов, наша система работает, - Последние слова Андерс выплюнул с презрением. - Разумеется, тебе от этого лучше не станет. Недостаточный повод для Клетки, и даже для обычной тюрьмы, но с последними крохами свободы ты попрощаешься. И вот тогда ты встанешь перед выбором - провести остаток жизни на каторге, или сражаться за свою свободу. Это даже иронично, с учетом даты твоего рождения.
   Благодаря маске Андерс не заметил, как я нервно дернул щекой.
   - Благодарю за совет, сэр, - ответил я. - Буду белым и пушистым.
   - Не надо становиться пушистым, - серьезно ответил глава совета директоров. - Такая резкая смена образа может быть негативно воспринята общественностью.
   - Кстати о пушистых... Крюковолк. Насколько он ценен для Империи?
   - Он сильнейший из наших бойцов и прирожденный боевой командир. Почему ты спрашиваешь?
   - Мне показалось, он не слишком рад моей... двойственной роли. Я не исключаю конфликтов, и у меня нет средств остановить его, кроме как искромсать на куски. В случае схватки погибнет либо один из нас, либо оба.
   - Вероятность вашей встречи пренебрежимо мала, - заметил Андерс, и я решил не развивать дискуссию. - Но если для тебя критически важно избежать схватки - просто сообщи ему расписание патрулей. Думаю, он сможет подкорректировать свои планы.
   После этого разговора я понял, что Пиггот твердо вознамерилась держать меня под прицелом если не круглосуточно, то как минимум вне дома. Глубину жопы, в которой я очутился, зажатый между нацистами и СКП, я начал осознавать только поверхностно, но и этого хватило. Да, я согласился в конечном счете на перевод, но радости от этого было немного. В качестве слабого утешения, в 'Аркадию' ходили большинство остальных Стражей, а также Барьер, Слава и Панацея... то есть, Эрик Пелхам, Виктория и Эмили Даллон. Не худшая компания.
   Приняв холодный душ, я совершил набег на кухню в поисках чего-то съедобного. Мои родители завтракали вместе, что само по себе являлось чем-то фантастическим. Они также разговаривали - не повышая голос, и не цедя сквозь зубы, что переводило фантастику в ранг фентези. Последнее время такая картина, невообразимая пару месяцев назад, стала достаточно обыденной. Не берусь утверждать, в какой степени это была их заслуга, способность преодолеть годы взаимной неприязни на почве общей проблемы в лице сына-кейпа, а в какой - моя. Точнее, слабенького состава, снижающего конфликтность и улучшающего настроение, который я регулярно добавлял в фильтры для воды. Надо бы в следующий раз снизить дозу вдвое и посмотреть, что получится.
   Я коротко поздоровался и принялся собирать завтрак. По большей части, он мало изменился с того дня, когда я демонстративно вывалил в мусорку шприцы и ампулы с инсулином. Все же сила привычки - серьезная штука. Но, слава Зиону, никакой сои.
   - Ну как, Конни, готов к первому дню в новой школе? - спросил отец.
   'Конни'. Охренеть. Последний раз мое имя так сокращали классе во втором.
   - Нет повода для беспокойства. Это всего лишь школа.
   - Ну, почему 'всего лишь', - отцу было неловко. Наверное, он пытался вести себя 'как подобает', но смутно представлял, что это значит. - Новые одноклассники. Друзья. Девушки.
   - Девушки это хорошо, - легко согласился я. - Пока сила не начинает докладывать, что у какой-нибудь красотки рядом с тобой находится в кишечнике и на какой стадии ее менструальный цикл.
   Вообще, все было не так печально. Я мог не смотреть, когда не хотел что-то видеть. Но если увидел - то развидеть уже не получалось.
   - Мы за столом вообще-то, - тихо сказала мать.
   - Да, за конструкцией из целлюлозы, уставленной керамическими дисками, на которых лежат комки протеинов, сложных углеводов и жирных кислот, - я тихо вздохнул. - Мир становится унылым, когда понимаешь, как все устроено.
   - Мда, жутковато наверное видеть все... вот так, - хмыкнул отец.
   - На самом деле, быстро привыкаешь.
   - Тебя подвезти до школы?
   - Спасибо, я сам доберусь.
   После завтрака я собрал портфель, сверившись с расписанием на сайте школы, на всякий случай сунул во внутренний карман пиджака фляжку и достал из ящика стола маленький флакончик с духами. В их основе лежала та формула, что я использовал при своей встрече с Империей со снятыми масками, но доработанная, более долгоиграющая, не раздражающая кожу и с более плавным эффектом. Эта вещь была того же сорта, что и 'ноктюрн' - слишком жуткая по своей природе, но слишком эффективная, чтобы от нее отказываться. Я постарался разбавить состав, но факт оставался фактом - 'форнеус' влиял на мышление любого человека, который вдыхал его пары. Слабо, почти неуловимо, но заставлял считать меня лучше, чем я был на самом деле. Эта штука задумывалась как средство для самых крайних случаев, вроде судебных заседаний, внутренних разбирательств, тайного общения с кейпами Империи...
   Я нерешительно повертел в пальцах флакончик. Первый день в школе за 'крайний случай' сойдет или нет? Потому что отцу я сказал одно, но на самом деле здорово нервничал.
   - Ладно, - пробормотал я. - Но только один раз.
   Я положил две капли 'форнеуса' не шею, сунул в нагрудный карман пиджака 'паркер' с потайным стилетом и решил, что уж теперь-то готов предстать перед будущими одноклассниками.
   Мда.
   Мне уже за себя стыдно.
   Я вызвал по телефону такси, вышел из квартиры и спустился на лифте в вестибюль. Консьерж при виде меня позеленел и старательно уткнулся в гостевой журнал. Меня снова болезненно укусила совесть. Я даже не знал его имени, но в ходе моих прежних ночных отлучек ему не единожды пришлось отведать 'морганы', вызывающей кратковременную потерю памяти. Я уже подходил к выходу, когда заметил свою соседку сверху. И, вспомнив одну вполне безобидную просьбу Кайзера, решил поздороваться.
   - Доброе утро, миссис Андерс, - сказал я и отворил перед ней дверь. - Вы сегодня рано.
   - А, благодарю, - женщина с каштановыми волосами, до этого погруженная в свои мысли, встрепенулась и вопросительно посмотрела на меня.
   - Конрад. Конрад Кёлер. Живу на этаж ниже вас.
   - Понятно... мы встречались раньше?
   - Ну, разве что случайно. Моя мать работает в 'Медхолл', она юрист... не берите в голову, я просто хотел поздороваться.
   Я поспешил к подъехавшему такси и, садясь на заднее сиденье, облегченно выдохнул. То есть, я и раньше догадывался, что Чистота живет где-то неподалеку, но чтобы сильнейший кейп-Стрелок Америки (после Легенды) жила буквально у меня над головой... еще один повод потерять сон. Кайзер попросил меня познакомиться с ней. Наладить доверительные отношения. Зачем? Не знаю. Я знал, что Максимилиан и Кайден Андерсы были в разводе, а Чистота полтора года назад покинула команду и стала вигилантом-одиночкой. Не хотел ли Кайзер таким образом вернуть ее в ряды Империи? Звучит как-то нелепо. Хотя кто их разберет...
   Такси высадило меня у самых ворот школы. Я уже был тут при оформлении перевода, но ощущение вавилонского столпотворения ударило меня как в первый раз. Мимо меня протопала компания черных парней, о чем-то развязно болтающих, и я невольно поморщился. Ладно, спокойно. Это нужно для дела...
  
   Через шесть часов я понял, что с меня хватит. Плевать на внезапно свалившуюся участь двойного агента, плевать на наблюдение и подозрения. Мне нужно было любой ценой добраться до своей мастерской в штаб-квартире и уйти с головой в пучину сверхпроводников и нейроконтроллеров, потому что в противном случае я рисковал кого-нибудь случайно убить.
   Ладно, вру. Не случайно. Преднамеренно и с крайней жестокостью.
   Случилось именно то, о чем я предупреждал Пиггот - во мне сразу заподозрили Стража. Мне пришлось громко и во всеуслышание объявить, что моя мама - большая шишка в 'Медхолл' и устроила мне перевод, потому что мне надоело в прежней школе, а героев я презираю и считаю бесполезными мудозвонами, которые просирают деньги налогоплательщиков без всякой видимой пользы. А Магистерий среди них - самый большой козел и беспредельщик, которому место за решеткой, потому что он посмел поднять руку на девушку. За это меня чуть не побили, потому что среди новых одноклассников оказался родственник одного из моих пациентов.
   Спасибо 'форнеусу' и мимо проходившему Рыцарю под личиной Дина Стенcфилда, который каким-то образом разрулил ситуацию и всех успокоил. А мне он посоветовал не оскорблять Магистерия в радиусе слышимости Виктории, потому что своего главного врага она ценила, уважала, и оставила за собой исключительное право поливать его ругательствами и ломать ему кости.
   Эммм... ладно.
   После вмешательства Дина враждебности в мой адрес изрядно поубавилось, но все равно прошлось выдержать шкуродерный перекрестный допрос с пристрастием, длившийся несколько перемен и прерываемый только уроками. Особенно усердствовали Эрик и Крис, с которыми я оказался в одном классе.
   'Конрад, ты сколько раз подтянешься?'
   'Конрад, скажи свой ник на ПЛО'.
   'Конрад, откуда ты знаком с Дином?'
   'Конрад, а как отсюда брать корень?'
   'Конрад, Конрад, Конрад...'
   Еще немного, и у меня выработалась бы аллергия на звук собственного имени. Я поклялся никогда, ни при каких обстоятельствах больше не использовать 'форнеус' в школе. И при первой же возможности отравить Пиггот.
   Используя навыки скрытного перемещения, приобретенные за недели выходов в костюме, я сумел после занятий выбраться из здания школы не пойманным. Дело оставалось за малым - спокойно добраться до офиса СКП, благо идти всего три квартала. И если бы не одно чрезвычайное обстоятельство, мой план завершился бы успехом.
   У чрезвычайного обстоятельства были длинные светлые волосы, заплетенные в пучок, джинсы в обтяжку, кожаная куртка с металлическими набивками и топик, демонстративно выглядывающий из-под куртки, но ничего не подчеркивающий - ибо подчеркивать было особо нечего. Пока во всяком случае.
   - Хай, Конни! - поздоровалось обстоятельство без капли стеснения и стукнуло меня кулачком в плечо. - Че бля, как сам?
   На краткий миг мысль об отравленном стилете и баллончике с нервнопаралитическим газом, спрятанном в безобидной перьевой ручке, стала невероятно притягательной. К счастью, это мгновение мгновенно прошло, и я избежал убийства кейпа в гражданской идентичности.
   - Кэсси... - просипел я, пытаясь звучать угрожающе но, кажется, это больше походило на звук спущенной шины. - Какого черта ты тут забыла?!
   Кэсси Херрен, она же Руна, только довольно осклабилась. В отличие от красно-черной длиннополой мантии кейпа, ее гражданский облик бросал вызов общественной морали вообще и моему чувству вкуса в частности. Как и ее манера выражаться. Нет, я вовсе не ханжа, и сам знаю толк в крепких выражениях... но, черт побери, я ими ругаюсь, а не разговариваю!
   - Да не ссы. Мне глянуть захотелось, что ты вообще за чел. А то все под маской да под маской, - она оценивающе оглядела меня с головы до ног. - Ты всегда такой понтовый прикид таскаешь?
   Что она нашла 'понтового' в песочного цвета пиджаке с брюками и черной рубашке, я не понял. Зато понял, что прилюдно разговаривать с ней для меня может быть чревато. Нет, серьезно. Даже если отринуть в сторону предупреждение Кайзера об информированности СКП о масках Империи-88, мы смотрелись рядом как... как коллекционное издание 'Сильмариллиона' и бульварный роман по мотивам Роберта Говарда. Без лишних слов я схватил ее за руку и утянул за собой в подвернувшийся переулок - благо в физической силе мое превосходство было бесспорным.
   В глубине переулка я толкнул ее спиной к водосточной трубе, сдернул с ее плеч кожаную куртку и так быстро привязал ее руки к трубе, что она не успела опомниться. Только удивленно вытаращила глаза.
   - Воу-воу-воу, чувак, ты коней-то придержи! Я еще не соглашалась с тобой перепихнуться!
   - Послушай, Кэсси, мне лишние проблемы не нужны, у меня их и так вагон, - я наклонился к ее лицу. - Если тебе не терпелось пообщаться, могла бы позвонить сначала и спросить, а стоит ли вообще караулить меня возле школы, в которой находится куча Стражей, и которая находится в двух шагах от офиса СКП.
   - А в чем проблема-то? Ты же без маски.
   - В тебе проблема, в чем еще. Ты не учишься в 'Аркадии' - да ты вообще нигде не учишься, даже в 'Уинслоу' появляешься, только чтобы получить новое отстранение. Не делай такое лицо, мне Виктор про тебя все рассказал. И сразу возникает вопрос, где мы с тобой могли познакомиться. И тут Стражам впору задуматься - ага, в обычной жизни мы пересечься не могли. Значит, это случилось, когда я был в маске. Так-так-так, а много ли в Броктон Бей девчонок-кейпов с таким ростом, телосложением и цветом волос? - я придвинулся еще ближе, почти прижимая ее телом к стене. - Ой, неужели это телекинетик Руна из Империи-88? А кто же тогда Магистерий? Шпион? Агент? А давайте мы его сдадим штатным Умникам Протектората, чтобы раскололи!
   Кэсси надулась и отвела взгляд. Честно, я рассердился на нее за эту дурацкую выходку, но долго злиться почему-то не получалось. Если бы она ответила агрессией - я бы тоже повысил голос, пригрозил бы Кайзером... но она походила на нашкодившего щенка, которого поймали с поличным.
   - Я просто хотела поболтать, - буркнула она.
   Я пару секунд прокручивал в уме возможные варианты действий.
   - Так, если сегодня задержаться наподольше и остановить проект тесла-пушки в пользу поляризационной системы... планы на завтрашнюю ночь есть?
   - Эээ... ну охуеть теперь, - Кэсси вскинула бровь. - Сначала связать девушку, а потом звать потусить - это нечто.
   - Пойми меня правильно, - я легонько щелкнул ее по лбу. Видел такой прием в одном аниме. - Я просто хочу протестировать свою полетную систему. Будет лучше, если кто-то сможет меня поймать, если она вдруг откажет.
   - И с хуя ли мне тебя ловить? Вдруг я на тебя обиделась, и хочу чтобы ты там разъебался нахер?
   - Печально. Придется звать Славную Дырку.
   Осталось тайной, что собиралась ответить на это Кэсси, потому что краем глаза я заметил движение сбоку и резко обернулся. У входа в переулок стоял Деннис и созерцал представшую перед ним картину со странным выражением лица, будто в нем боролись две полностью противоположных эмоции. Через несколько секунд неловкого молчания я сообразил, что расстояние между мной и Кэсси намного меньше, чем допускали правила приличия, ее руки все еще привязаны к водосточной трубе, а моя ладонь лежит у нее на плече. Точнее, почти на груди.
   - Рыжий, сдрисни, - первой пришла в себя именно она. - Тебя не звали.
   Услышав эти слова, Деннис пришел к какому-то выводу, показал мне большой палец и одобрительно кивнул.
   - Хорошо, не буду мешать.
   И ушел. Я бы провалился сквозь землю, если бы обладал подходящей силой, но мне оставалось лишь с размаху врезать себе ладонью по лицу. Из всех Стражей нас застукал именно Стояк...
   - Ладно, Конни, будь по-твоему. Только лучше развяжи меня сам, а то я боюсь стену снести.
   О Зион, помоги мне пережить вторую половину дня...
  ____________________________________________________________________________________
  * - На Земле Бет Demon's Souls портированы на PC, а Конни, в силу пубертатной ненависти к себе, играет без джойстика.
  
  
2.3
  
   - Как весело, отчаянно, шел к виселице он, - пробормотал я, пока лифт спускался на подземный этаж. - В последний час, в последний пляс пустился МакФерсон.
   Лифт остановился, я пересек небольшой холл и приник к сканеру сетчатки. Тот скользнул по моим глазам, одобрительно пиликнул и взрывостойкие двери бесшумно разъехались в стороны. В Хабе присутствовали Эгида, Стояк и Призрачный Сталкер - то есть те, кому сегодня предстояло отправляться в патруль. Кид Вин, без сомнения, обретался в мастерской, и я по своему опыту знал, что никакая сила его оттуда не вытащит, пока у технарской силы не кончится запал.
   - Добрый день.
   - Привет, привет, - отозвался Эгида, не отрываясь от огромного каскада мониторов, на которые поступали изображения с десятков камер в ключевых точках города. - Так значит мы бесполезные мудозвоны, который просирают деньги налогоплательщиков?
   - Именно так, сэр, - охотно кивнул я и пошел к своему 'кабинету', отгороженному невысокими передвижными стенками. - При Линкольне всех вас давно согнали бы в резервации и там заперли.
   В кабинете стояла узкая койка, письменный стол со стулом и стойка с костюмом. В случае необходимости (например, если у Стража не было собственного дома) в Хабе можно было жить неделями. На практике ночевка на рабочем месте допускалась только в чрезвычайных ситуациях. Не из заботы о комфорте Стражей, а чтобы никакие крючкотворы не могли подать на СКП в суд за то, что на подростков оказывается психологическое давление.
   Я аккуратно сложил брюки на кровати, повесил на спинку стула рубашку и пиджак, и принялся натягивать костюм. Последний за прошедшие дни претерпел серьезные изменения. В первую очередь это касалось плотной белой мантии, являвшейся основой полетной системы. По сути, это был один большой сверхпроводник, генерировавший в определенном радиусе электрогравитационное вихревое поле. Родилась эта безумная идея из наблюдений за силами Славы и Лазершоу, изучения подаренного Элитом сломанного щитового генератора и вдохновения мангой 'Берсерк', где один из героев летал с помощью сотканного феями плаща.
   Кид Вин, пока наблюдал за изготовлением мантии, скептически морщился. Судя по его досье, он специализировался на антигравах и лучевом оружии, но почему-то мой вариант ему казался малопонятным и странным. Согласен, это было довольно необычное решение, но таким образом я достигал сразу нескольких целей. Во-первых, плотный композитный материал мантии, в котором объединялись макромолекулярный каркас и сверхпроводниковый наполнитель, обеспечивал недурную дополнительную защиту при малой толщине и весе. Во-вторых, благодаря такому решению полетное снаряжение всегда было со мной, в отличие от летающего скейта Кид Вина, а его устойчивость к повреждениям была существенно выше. В-третьих, я подкинул конфетку отделу по связям с общественностью, которым дополнение к образу пришлось по вкусу.
   Правда, кое-какие существенные недостатки у мантии все же были. Конструктивно она не могла выдавать ускорение больше двух g, маневренностью немногим превосходила сонного носорога, а управление полетом сложностью не уступало гимнастическим трюкам. Во время первого испытания, прямо в мастерской, я набил себе несколько крупных синяков о стены и потолок. Скрипя зубами, я установил верхний порог развиваемой скорости в пятьдесят миль в час. Это было вдвое ниже максимальной скорости Эгиды или Кид Вина на скейте но, по крайней мере, у меня сохранялись хорошие шансы при полевых испытаниях не расшибиться о стену. Во всяком случае, до тех пор, пока я не добьюсь от своей силы более надежной системы управления, чем то аналоговое убожество, которое она мне предложила. Видимо, демона разочаровывало то, что я давно не влезал в драки.
   Втиснувшись в костюм, я осторожно выглянул из 'кабинета'. Эгида одним глазом следил за мониторами, в том числе передававшими изображения с мини-камер, которые имели при себе Рыцарь и Виста. Другим глазом он читал учебник по социологии. Призрачный Сталкер залипла в телефоне и происходящим вокруг, как всегда, не интересовалась. Стояк сидел за ноутбуком в своем 'кабинете' и что-то печатал. Судя по азартному выражению лица, он как обычно троллил на ПЛО.
   Улучив момент, я принялся осторожно мигрировать в сторону мастерской, но оказаться в безопасности мне не светило. Стояк, будто ожидая моего маневра, закрыл ноутбук и деловито прокашлялся. Я сделал вид, что это относится не ко мне, и продолжил движение.
   - Ма-гис-те-рий! - громко и с расстановкой произнес штатный клоун Стражей. - Ты нам ничего не хочешь рассказать.
   Я обернулся в его сторону.
   - Нет.
   - Совсем-совсем?
   - Не понимаю, о чем ты.
   - В чем дело? - подал голос Эгида. Я одарил пуэториканца испепеляющим взглядом - увы, только фигурально, микроволновый излучатель достаточной мощности в габариты маски влезать не желал.
   - Я сегодня шел из школы и увидел нечто просто шокирующее... - Стояк с довольным видом откинулся на спинку кресла. - Юная невинная дева была связана и беспомощна, а над ней нависал герой, чей плащ бел, но душа черна как...
   Он покрутил в воздухе пальцами, пытаясь подобрать подходящую метафору.
   - Черна как душа сутенера, - подсказал я и тут же мысленно отвесил себе подзатыльник.
   - Воу! Так у вас ТАКИЕ отношения?!
   - Нету у нас никаких отношений.
   - То есть ты просто схватил незнакомую девушку, утащил ее за собой в переулок, сорвал с нее одежду и жестоко над ней надругался?
   - Что?! - шокированный Эгида подпрыгнул с кресла. Даже Призрачный Сталкер отвлеклась от фейсбука и хмуро прислушалась к разговору.
   - Спокойно, - Стояк остановил его раскрытой ладонью. - Она против такого обращения явно не возражала. Мне просто обидно, что мы друг от друга не таимся, а Магистерий сначала прикидывается скромным и правильным, а потом лапает девчонок в переулках.
   - Я ее не лапал.
   - Охотно верю. Наверняка ты таким образом исполнял долг героя, и не важно, что был без маски. Изловил хулиганку и...
   - Стояк, заткнись. Пожалуйста.
   - ...и заставил ее заплатить за все преступления. Так сказать, продемонстрировал ей всю твердость, мощь и длину руки закона, которая настигнет ее неминуемо.
   - Клянусь, еще слово...
   - ...только мне кажется, твоя тактика ошибочна. Потому что теперь она снова что-нибудь натворит, лишь бы еще раз быть наказанной таким образом.
   Я вытащил из ножен меч и указал острием на грудь Стояка.
   - Ты. Я. Сейчас. До третьей крови.
   - Что такого? - удивился он. - Кстати, вы уже выбрали имена вашим детям?
   Я шагнул вперед.
   - Обнажи свой клинок и умри как мужчина.
   - У меня и клинка-то нет... - Стояк опасливо отступил. Конечно, я не включал дезинтеграционное поле Изумрудного меча, но он и сам по себе был острым. Нет, не так. Просто охренеть насколько острым. - Не, погоди. Ты серьезно?
   - Абсолютно. Кодекс тевтонских рыцарей, от которых ведут род мои предки, велит мне смыть кровью оскорбление, нанесенное простолюдином чести незамужней леди, - я сделал еще пару шагов. - Твое последнее желание, чернь?
   Стояк бухнулся на колени.
   - Смилуйтесь, маса! Джим не хотеть никого обижать, маса! Джим идет собирать сахарный тросник, маса!
   - Дебил, - громко сказала Призрачный Сталкер и снова уткнулась в телефон.
   - Ладно, холоп, я сохраню тебе твою ничтожную жизнь, - я вложил оружие в ножны. - Сходишь тогда в патруль сейчас вместо меня. А я в твою очередь через три часа.
   - Лааадно, - Стояк плюхнулся обратно в кресло. - Ну а если серьезно - кто та девчонка? Она явно не из Аркадии.
   - Позорище, вот кто. Родственница одного из коллег моей матери, - технически, с определенной точки зрения это было правдой. - Когда родители узнали, что я кейп, то попросили на нее... повлиять. Не дурманящими веществами, а просто как положительный пример.
   - В смысле, уговорить ее сделать домашку и прибраться в комнате?
   - Поверь, если мне это удастся, я потребую себе докторскую степень по педагогике.
   - А только что в переулке, видимо, был частный урок?
   Я снова положил ладонь на рукоятку, но на этот раз Стояк понял намек сразу, и наконец-то замолчал.
   Вскоре вернулись Рыцарь и Виста, и вместо них в поле отправились Стояк с Эгидой. Призрачный Сталкер с недовольным ворчанием заняла место за пультом, даже не думая, впрочем, прекращать своего основного занятия, а я наконец-то смог закрыться в мастерской.
   Я последние дни я невольно ловил себя на мысли, что мастерская технаря это не просто отражение его внутреннего мира, а даже более наглядное проявление его силы, чем собственно изделия. В том смысле, что мастерская - это место непрерывного движения, поиска и развития, тогда как готовое устройство является чем-то статичным, завершенным. Интересно, что мог бы рассказать психолог или Умник, взглянув на мои покои? Потому что именно эту комнату без окон я считал своей, а не тот клочок пространства в Хабе.
   Конечно, я не успел тут толком обжиться, собрать или дождаться доставки всего требуемого оборудования, но кое-какие знаковые вещи уже имелись. Например, далекий потомок кристаллизационной ванны, а теперь скорее реактор, в котором я выращивал сверхпроводящую ткань для своей мантии. Или пятикоординатный фрезерный станок, который разом съел весь выделенный на месяц бюджет - штука, на технарский взгляд, незамысловатая, и едва ли пригодная для серьезных проектов, но после небольшой доводки незаменимая в создании других станков. Например, таким был стоящая рядом плавильная печь, который я использовал для получения металлов с требуемыми свойствами.
   По какой-то неясной прихоти моей силы, мне намного труднее было работать с готовыми материалами. Пойдя на сотрудничество с СКП, я было решил, что о материальных проблемах можно будет забыть. В результате, получив доступ к тому же складу, с которого брали материалы Кид Вин и Оружейник, я два дня впустую промучился над проектом антиматериальных батарей. И затык длился ровно до того момента, пока я не переключил внимание на сборку печи. Когда же я закончил, в голове словно снесло какую-то невидимую плотину, и благодаря выплавленной в этой печи магнитной обмотке я смог завершить проект в ту же ночь.
   Это весьма любопытным образом соотносилось с тем, что я узнал от Гезельшафта о корелляции между психологическим состоянием в момент триггера и полученными силами. Я нуждался в лекарстве - ну вот, пожалуйста, я готовлю разные препараты, которые сам же постоянно принимаю. Меня терзало одиночество - и мои изделия могут влиять на мышление. Наверняка было еще много разных факторов, в той или иной мере сформировавших облик моей силы. И какой-то из них в ответе за вот эту... склонность к самодостаточности.
   Да, до определенного предела я все еще мог пользоваться тем, что продавалось в магазинах, валялось на свалках или лежало на складе СКП, но таким образом я мог сделать только что-то простенькое и маломощное. Чтобы создать что-нибудь действительно впечатляющее, я должен был существенно удлинить производственную цепочку - синтезировать материал, построить станок для его обработки, сделать детали, и только после этого заниматься собственно проектом. И если оглянуться на мои прошлые изобретения, это выглядело вполне обоснованным предположением.
   Надо ли говорить, насколько взбесило меня осознание этого свойства силы? Будучи расстроенным, я заглянул в мастерскую Кид Вина, и с чувством какой-то мрачной зависти смотрел, как он за пару часов из кучки бесполезного хлама собрал серьезного вида пистолет. Последний, как я понял, мог стрелять лазерным лучом из главного ствола, оглушающим электрическим разрядом - из дополнительного, а встроенные в его корпус датчики сканировали пространство вокруг в нескольких волновых диапазонах и передавали информацию на ретинальный дисплей шлема.
   С моей точки зрения это было охрененно круто, о чем я не замедлил сообщить. Кид Вин же отнесся к своему творению куда более критично, обозвал его 'кучей мусора из старых ошметков'. Он не дорожил им ни капли, и когда я попросил его для изучения, то даже не потребовал ничего взамен. Мне пришлось чуть ли не силком втискивать ему свой старый молекулярный паяльник.
   Теперь пистолет лежал у меня на верстаке, точно тунец на разделочной доске перед шеф-поваром. Меня мало интересовали его свойства как оружия, все равно попытка повторить чужую работу была бы неоправданной тратой времени. Но вот система связи датчиков со шлемом казалась очень интересной. Хрустнув пальцами, я принялся за дело.
   ...
   Магистерий вынырнул из технарской фуги вместе со звоном таймера, который он выставил специально, чтобы не пропустить свою смену. Несколько секунд, как всегда, заняло осознание, где он находится, чем только что занимался, что за ворох проводов и датчиков у него в руках.
   Скосив глаза, он заметил пустую фляжку, валявшуюся рядом на столе. В какой момент он решил переключиться на вторую личность? И главное зачем? Это терялось в тумане, застилавшем события последних трех часов. Кажется, у него что-то не получалось, и он решил взглянуть на ситуацию под другим углом. Он и раньше иногда так делал, но точно не перед патрулем.
   Конрад бы обеспокоился, ведь его просили не демонстрировать внутреннюю личность прилюдно. Магистерия эти мелочи не волновали. Он лишь порадовался возможности сделать следующие три часа чуть менее скучными.
   С сожаление оставив на верстаке полусобранную систему управления, он заглушил оборудование и вышел в Хаб. Стояк с Эгидой Вернулись, а Призрачный Сталкер наконец-то отлипла от телефона и проверяла свои арбалеты. Последние вызывали у Магистерия острое желание отобрать их, сломать и сделать нормально, но Сталкер наотрез отказалась от любого вмешательства в свое снаряжение, а технарь в тот день узнал пару новых эпитетов и идиом.
  Чем-то она напоминала ему взведенный детонатор, который готов взорваться от малейшего касания. Было отчетливо заметно, что остальные Стражи ее только терпят, а сама Призрачный Сталкер вовсе не испытывает радости от их общества. Острожные расспросы обрисовали странную картину. Сталкер получила силы очень давно, около полутора лет назад, и долгое время шаталась по улицам в одиночку, влезая в драки с мелкой шпаной без сил и с легкостью избегая противостояния с кейпами. У нее была не слишком опасная сила, и долгое время ее не трогали, пока она кого-то не искалечила. Тогда герои в кои-то веки продемонстрировали, что они все-таки герои, а не фотомодели, и очень быстро Софию изловили.
  Мягкость приговора могла бы поразить, если не знать о некоторых юридических тонкостях, касавшихся кейпов. Например, о 'правиле трех ошибок' и кое-каких других, менее громких законах. Призрачный Сталкер была признана виновной в нападении с применением параспособностей, и приговорена к тюремному заключению до достижения совершеннолетия, которое тут же было заменено членством в Стражах на испытательном сроке. Все, что от нее требовалось - считать дни до окончания школы и худо-бедно подчиняться приказам. Первый же прокол, и она отправлялась в тюрьму по-настоящему.
  В этот момент Магистерий вспомнил обстоятельства собственного вступления. Он был готов поклясться, что в одной только стычке с АПП натворил дел в разы больше, чем София за всю свою сольную карьеру. Нанесенные им увечья требовали как минимум судебного разбирательства, даже с заведомо оправдательным приговором. Ничего такого в отношении него не последовало.
  Почему с ним поступили мягче, чем со Сталкер? Потому что он предлагал свою помощь, или потому что его сила была на порядки смертоноснее? Конрад надеялся на первое, Магистерий склонялся ко второму. Да это сейчас было и не важно. Важно то, что сейчас нужно было отправляться в патруль. И со слов Эгиды, он был единственным, с кем Призрачный Сталкер вообще согласилась идти в паре.
  
  Патрулирование - это та часть работы Стражей, которая больше всего бросается в глаза, съедает больше всего времени и приносит меньше всего практической пользы. Просто получаешь маршрут, и в назначенное время выходишь на улицы с напарником. И... вы просто идете. Конечно, вы в масках, при вас рации, какое-то зачастую нелетальное оружие и, конечно, ваши собственные силы. Вероятность, что что-то из перечисленного придется пустить в ход, невелика. Можно считать, что это просто длительная прогулка.
   Если вы живете не в Броктон Бей.
   Злые языки утверждали, что город давно следовало обнести стеной и запереть на карантин, как это сделали в Гэри в Индиане или в Гэллапе в Нью-Мексико, где количество кейпов в какой-то момент выросло лавинообразно, и привычным соотношением 'один герой на трех злодеев' и близко не пахло. В Броктон Бей пока все было не так печально, но и численный, и качественный перевес находился на стороне злодеев. Стычки с участием Стражей не были редкостью, вот только 'победой' считался не захват или убийство очередного злодея, а неполучение серьезных травм и минимизация ущерба.
   Магистерий стер с линзы маски капельку воды. С самого утра в небе висели серые тучи, но вместо дождя падали только редкие капли. Будто дождь собирался пойти, но каждый раз не мог набраться смелости.
   Он подошел к самому краю крыши и посмотрел вниз. С высоты двадцати этажей люди внизу казались крохотными, а полосы улицы и тротуаров - обманчиво тонкими.
   Если упасть - то падать придется долго. Достаточно долго, чтобы в деталях представить себе ощущения от удара о землю.
   Он развел руки в стороны и занес ногу над пустотой, позволил себе насладиться ощущением близости к пропасти. Стоять на месте, на твердой и надежной крыше, кажется безопасным, но для роста, для развития и совершенствования, всегда нужно сделать шаг вперед... или прыжок веры.
   Магистерий шагнул вниз.
   Его восприятие времени ускорилось, подстегнутое стрессом. Асфальтовые полоски внизу рванулись навстречу, становясь толще с каждым мгновением. Сама земля будто распахнула ему объятия.
   'Прости, малышка, не сегодня', - подумал он с улыбкой.
   Включившаяся электрогравитация внешне проявилась в сотнях бело-голубых молниевых разрядов, скачущих по поверхности мантии. Колоссальные напряжения вызывали электрические пробои в воздухе. Падение с рывком замедлилось, пока не прекратилось полностью на высоте около десяти метров, а потом превратилось в плавный взлет. Магистерий немного изменил положение тела, чтобы двигающий импульс направился немного вперед, и как только его ноги оказались на одном уровне с крышей здания на противоположной стороне улицы, выключил мантию.
   Снова чувство падения, но на этот раз мимолетное - всего полметра.
   - Ты там в носу поковырять остановился? - резко поинтересовалась Призрачный Сталкер.
   - Размышляю над твоим ребрендингом, - ответил Магистерий. - В твоем костюме слишком мало теплых тонов и слишком много ткани.
   Сталкер только презрительно фыркнула и перешла в призрачную форму и бесшумно побежала к противоположному краю крыши. Она оттолкнулась от карниза, но не сорвалась вниз, а начала плавно планировать на следующее здание. Магистерий снова включил мантию и последовал за ней.
   Они двигались по маршруту неторопливо. Силы позволяли им перемещаться достаточно быстро, так что оба время от времени делали остановки, чтобы достать смартфоны - Сталкер переписывалась с кем-то, Магистерий делал пометки о том, что и как нужно усовершенствовать в системах управления полетом. Они не разговаривали, но чувствовалось, как напряжение от невысказанных вопросов нарастает.
   Первой сдалась Призрачный Сталкер. Надо полагать, терпением она вообще не отличалась. В какой-то момент она просто остановилась и загородила Магистерию путь.
   - Я не могу понять одну вещь. Что такой, как ты, забыл в Стражах?
   - 'Такой' это какой? Потому что контекст - страшная сила.
   - Я видела, как ты дрался против АПП. Мне даже на секунду показалось, что ты настоящий хищник. А через неделю ты приходишь в СКП вместе с этой тупой малявкой Вистой, и заявляешь, что хочешь спасать котят, - она грубо схватила его за ворот мантии. - То ты ведешь себя так же, как все эти восторженные идиотики, которые думают, что что-то могут изменить. То вдруг показываешь зубы, берешь что нужно, ни на кого не оглядываясь. Так кто ты такой - хищник или овца?!
   Чего это ее так разнесло? Он наступил на какое-то ее больное место или она случайно забрела в его мастерскую и нюхнула что-то не то? Сквозное зрение не давало ответов на эти вопросы, оно лишь сообщало о ярости, охватившей Сталкер. Магистерий пожал плечами и отреагировал в самой нескучной манере: пустил ток на мантию и одновременно вывернул девушке руку.
   Сталкер была готова к чему-то подобному. Чувствовалось, что она сильна, отлично владеет своим телом и знает толк в мордобое. Возможно, у Магистерия было намного меньше опыта за пределами татами, но силой он все еще превосходил ее в разы.
   Призрачный Сталкер мгновенно перешла в форму Излома, чтобы освободиться от захвата, и тут же отскочила подальше. Почти невидимая, она вскинула арбалет и выстрелила. Транквилизаторный болт вышел из призрачного состояния примерно в метре от Магистерия, и бессильно отскочил от костюма, спроектированного выдерживать автоматные очереди.
   - Спасибо, София, - сказал он и похлопал в ладоши. - Я уж думал, помру тут со скуки.
   С реакцией у Сталкер было все в порядке. Атаку Магистерия она разглядела, кувырком ушла в сторону и тут же кинулась бежать. Он несколько секунд провожал ее взглядом, давая небольшую фору. Вот так она проводила годы с момента триггера? Сбегала из любой схватки, где получала отпор? Наверняка ее демон в бешенстве. Интересно, как сила реагирует на долговременный недостаток насилия? Надо будет поразмыслить об этом, и упомянуть в следующем письме Гезельшафту.
   Он настиг ее через пару минут, то почти догоняя, то позволяя оторваться. Стоило ему сократить дистанцию до вытянутой руки, как Призрачный Сталкер вильнула в сторону стены, оттолкнулась от нее и тут же попыталась нанести ему удар ногой в голову. Шоковый импульс настиг ее в ту же миллисекунду, как она вышла из формы Излома. В призрачной форме София была невосприимчива к излучению нейроподавителя*, но стоило ей воплотиться, как она сама подставила себя под удар.
   Магистерий без капли сантиментов вонзил кулак в ее солнечное сплетение. Приподнял согнувшуюся вдвое девушку и ударил снова - основанием ладони по маске, с полным вложением. Достаточно для нокдауна, недостаточно, чтобы оставить синяк.
   После этого он вытащил меч, включил дезинтеграционное поле и уселся на Сталкер сверху, приставив сияющий зеленым клинок к ее горлу. Молнии все еще плясали по мантии, не давая девушке перейти в призрачную форму. И только после этого выключил нейроподавитель.
   - Отвечая на твой второй вопрос, Сталкер, - промурлыкал он, склонившись к ее маске. - Я не овца, и я не хищник. Я - свинья. Жру все подряд, люблю поваляться, охотно выступаю в цирке, а когда меня пинают - только смешно хрюкаю. Но если меня взбесить, я собью тебя с ног, обглодаю мясо, сожру внутренности и сгрызу кости.
   Он нахмурился под маской.
   - Эй, ты там жива вообще? Шевельнись хоть или скажи что-нибудь...
   - Иди... нахуй... - тихо, но с чувством ответила Призрачный Сталкер.
   - Слава Зиону... я уж испугался, что опять переборщил с мощностью, - убирать меч, однако, Магистерий не спешил. - Что до первого вопроса, почему я стал Стражем... это слишком личное. Даже я сам не знаю точного ответа. Может, я пооткровенничаю с тобой... как-нибудь в другой раз. Через год или два. А теперь поднимайся. Если ты не забыла, мы все еще в патруле.
   Он спрятал меч в ножны и принялся рыться в скрытых под мантией кармашках. Почему-то он был уверен, что Призрачный Сталкер не попытается атаковать его снова. Вскоре он нашел искомое и извлек на свет инжектор, который тут же снарядил небольшой ампулой.
   - Руку дай сюда, - потребовал он.
   - Отцепись, - огрызнулась Сталкер и отстранилась.
   - Если тебя увидят в настолько потрепанном виде, к нам обоим возникнут вопросы. Тебе за эту драку засчитают нарушение испытательного срока, мне тоже несладко придется. Не будь дурой, и дай сделать укол.
   - Что это за херня вообще?
   - Регенеративная сыворотка второго поколения.
   - Я тебе, блять, не расфуфыренная дура вроде Славы! Я такие синяки десятки раз получала.
   - У тебя спазм диафрагмы, сотрясение мозга и частичная нейронная деградация после моего излучателя. Умереть не умрешь, но будет неприятно, и главное заметно.
   - А откуда мне знать, что у тебя там не отрава?
   - Ни откуда. Тебе придется мне довериться. И к твоему сведению, это далеко не последний раз, когда я буду латать в тебе дырки и пришивать оторванные конечности. Привыкай.
   За маской Магистерий не видел ее лица, но она все еще кипела от смеси ярости и страха.
   - Не тяни кота за яйца. Либо ты сейчас даешь мне свою руку, либо я вырублю тебя тесла-разрядником, и все равно сделаю укол. Правда, во втором случае еще и добавлю к сыворотке крайне мощный афродизиак. Вообще-то ты даже близко не в моем вкусе, но на безрыбье...
   Тесла-разрядника у него не было. Точнее, был, но только в виде грубых набросков, которые только предстояло воплотить. Призрачный Сталкер об этом не знала, зато наверняка ярко вообразила последствия от приема афродизиака. И очень ясно прочувствовала, что Магистерий угрозу с радостью исполнит.
   - Только попробуй... - прошипела она. - Клянусь, я тебя прикончу!
   - Прикончишь, прикончишь. Или можно сделать все мирно. Если, конечно, ты не трусиха, которая втирает мне про хищников, а сама боится одного единственного укольчика.
   Призрачный Сталкер испустила тихое не то шипение, не то рык. Она с каким-то злобным остервенением содрала с руки перчатку и закатала рукав костюма.
   - Коли свое дерьмо, - приказала она. - И если я почувствую что-то неладное...
   - То к тому времени будет уже поздно, - успокоил ее Магистерий, и ввел иглу инжектора в вену. - София, это моя технарская специализация. Я изобретаю новый смертельный, не обнаруживаемый и не нейтрализуемый яд каждое утро, после того как почищу зубы. Я могу убить другого человека таким количеством изуверских способов, что мне приходится часами корпеть в мастерской, прежде чем удается сделать что-нибудь более-менее безопасное.
   - Тогда за каким хером ты взялся лечить?
   - За таким, что любой яд - это лекарство. Разница в дозировке, - Магистерий убрал инжектор обратно в подсумок. - Препарат, которое я тебе дал, ускоряет деление клеток, сужает сосуды, снимает боль. Но в случае передозировки он обеспечит тебе десяток видов рака, на которые тебе будет похуй, потому что произойдет остановка сердца и инсульт. Одновременно.
   - И кто-то еще называет меня ебанутой... да ты в сто раз хуже.
   - Я, в отличие от тебя, приношу больше пользы и меньше проблем. А на счет афродизиака подумай на досуге. Может, станешь не такой ебанутой.
   Вместо ответа сапог Призрачного Сталкера полетел в его голову. Магистерий уклоняясь от удара почти упал на корточки и одновременно провел подсечку. София ожидала атаки, словно специально раскрылась, и превратила падение в ловкий перекат, но не принимала призрачной формы. Она выхватила что-то из-за спины, и скорее благодаря сквозному зрению, нежели обычному, Магистерий опознал стальной арбалетный болт. Ладно.
   Он не успел занять устойчивую стойку, когда Призрачный Сталкер добралась до него. Он смог перехватить ее запястье и придать себе вращение, но на ногах удержаться не сумел. Магистерий упал на крышу, увлекая за собой Сталкер, чья рука с болтом оказалась заломлена за спину.
   Оба замерли - в нижнюю челюсть девушки упиралось пистолетное дуло.
   - Тебе сказали от него избавиться, - прошипела Призрачный Сталкер.
   - А тебе сказали не использовать стальные болты, - в тон ей ответил Магистерий. - Но мы оба знаем, как приятно нарушать правила. А теперь не могла бы перестать елозить по мне задницей? Если я кончу в костюм, придется возвращаться на базу.
   Вероятно, Призрачный Сталкер была настроена продолжить свару, но тут ожили рации.
   - Сталкер, Магистерий! - раздался в наушниках голос Стояка. - У вас там все нормально? Вы отклонились от маршрута.
   - Извини. Мы немного заболтались.
   Стояк ответил не сразу.
   - Тебе что, одной мало?
   - Я хочу семь, - ответил Магистерий. - По одной на каждый день недели.
   - А недавно ты другое говорил... стоп! Ты что, сменил личность?!
   - А ты только сейчас заметил?
   - Черт... Мисс Ополчение же говорила тебе так не делать в патруле!
   - Ну, я немного увлекся в мастерской. Да брось, что плохого может случиться? - Магистерий бросил взгляд на Сталкер, которая поднялась на ноги и оправляла одежду. - Мы один и тот же человек, просто... с немного разными точками зрения.
   - Не знаю. Но помню, что она была очень настаивала и... - Стояк вдруг прервался, и когда заговорил снова, то стал неожиданно серьезным. - Так, шутки кончились. Пять кварталов от вашей позиции на запад. Перестрелка. Люди без способностей.
   - Поняла, - коротко ответила Призрачный Сталкер. - Выдвигаемся.
   Магистерий довольно хмыкнул и его мантия снова ощетинилась разрядами. Вечер, который обещал быть скучным, становился все интереснее.
  ____________________________________________________________________________
  * - Теперь эта хрень называется так. Задействована не только маска, но и вообще все поверхности костюма, соответственно излучение хреначит на 360 градусов во всех плоскостях. Для защиты нужен толстый слой металла или тьма Мрака.
  
Оценка: 7.84*62  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) LitaWolf "Жена по обмену. Вернуть любой ценой"(Любовное фэнтези) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"