Demonheart: другие произведения.

Плоды проклятого древа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.60*115  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Плоды проклятого древа" - это юридический принцип, согласно которому улики, добытые преступным путем, не могут служить доказательством в суде.
    Так имеет ли право человек, совершенно лишенный героических черт, стоять рядом с настоящими героями?
    И если для защиты мира нужна помощь худших из худших, имеет ли этот мир право жить?

    Обновлено 31.05.2020

  
Обложка маленькая [vk.com/mhiitumani]
  
  
1.1 РЕКТИФИКАЦИЯ
  
   Что чувствует человек, столкнувшийся лицом к лицу с кейпом?
   Вопрос, который в современном обществе старательно замалчивается, чтобы не пустить прахом все усилия Службы Контроля Параугроз по интеграции обладателей сверхсил в общество. Все могучая пропагандистская машина, от официальных пресс-релизов до спонсируемых фильмов и комиксов, навязывает образ кейпа как героического защитника, облаченного в яркий обтягивающий костюм, который всегда готов прийти на помощь. В самом деле, кому неизвестны имена героев Триумвирата, которые доблестно сражаются с Губителями? Кто не слышал о Драконе? О Зионе?
   Миллиарды долларов и труд десятков тысяч людей направлен на достижение единственной цели - убедить общественность, что парачеловек это не чудовище с эквивалентом ядерной бомбы в собственной голове, а такой же обыватель, носящий нелепый наряд и от того еще более нестрашный.
   Миссия, возложенная на СКП, благородна, и преследует благую цель - не допустить паники и анархии в обществе.
  Беда в том, что ее главный инструмент - ложь.
  Все усилия пропагандистов пропадают втуне в тот момент, когда человек сталкивается с кейпом в условиях, отличных от ток-шоу или иной пиар-акции. Когда паралюди высвобождают свою силу, людям остается лишь бежать и прятаться в надежде, что они окажутся удачливее тех, кто попался 'героям' или 'злодеям' под руку. В кавычках, потому что порой грань между ними тоньше листа бумаги, на котором отпечатан ордер на убийство.
  А теперь немного перефразируем вопрос: что чувствует человек, впервые увидевший кейпа в зеркале?
  Каково осознавать, что ты - уже не ты?
  
  Не знаю.
  
  Я вообще с трудом мог думать. Пожалуй, я мог вспомнить кто я такой, и где нахожусь, но остальное тонуло в зыбком песке полубредового состояния, вызванного отеком мозга.
  Я хотел пить. Боже, я бы отдал все, что имел, за стакан воды. Но ничего своего у меня не было, так что и питья никто не предложил. Хотя неважно. Я бы все равно не смог бы удержать воду в желудке, потому что рвало меня последние полчаса почти непрерывно. Посреди комнаты растекалась целая лужа рвоты, воняющая ацетоном, а у меня не оставалось сил даже открыть окно, чтобы проветрить.
  Хотя какое мне дело до свежего воздуха, если я все равно впаду в кому или умру максимум в течение следующих трех часов?
  Сердце в груди уже даже не колотилось, а мелко и часто трепетало, будто пойманная в марлевую сеть птичка колибри. Из-за этого я не мог стоять или вертикально сидеть. Только в лежачем состоянии к голове подливало достаточно крови, чтобы в мозг пробилась хоть какая-то мысль.
  Инсулин.
  Мне нужен инсулин, иначе мне конец.
  До того, как кетоциадоз лишил меня сил, я обшарил каждый угол и карман, в надежде найти хотя бы один завалявшийся где-нибудь неиспользованный шприц-ручку или ампулу. Я всегда был аккуратен со своими лекарствами, но все же надеялся на чудо.
  Потом я попытался выломать дверь. Безрезультатно, как и ожидалось. Я был достаточно сильным для своего возраста, мой терапевтический режим подразумевал постоянные тренировки для поддержания правильного метаболизма. Но эта чертова дверь была сделана из цельного дуба и оснащена очень крепким замком, а у меня не нашлось ничего, похожего на лом. Сбежать через окно я тоже не мог, квартира находилась на пятнадцатом этаже. Я не мог ни с кем связаться, чтобы позвать на помощь, потому что у меня никогда не было сотового телефона, а интернет-кабель моя мать предусмотрительно выдернула.
  Я лежал пластом на кровати и с ужасом чувствовал, как смерть запускает когти мне во внутренности.
  Интересно, нормально ли в безвыходной ситуации, когда безуспешно испробованы все доступные пути к спасению, оглядываться назад и размышлять над тем, как вообще угодил в такую жопу?
  Меня до ручки довели две вещи. Первая из них - моя мать.
  Женщина, известная окружающим как миссис Марта Кёлер, была грозой своих подчиненных и моим личным кошмаром. Она всегда знала, как нужно поступать правильно, и любое возражение считала в лучшем случае смертельным оскорблением. Ей было прекрасно известно, что мои одноклассники как один только и мечтают о том, чтобы помешать моей учебе и поступлению в университет, и я для своего же блага не должен с ними общаться больше необходимого. Она твердо знала, что я должен заниматься танцами, спортивной гимнастикой, карате, фортепиано и так далее - но стоило мне начать делать настоящие успехи в очередном выбранном ею деле, как она немедленно его пресекала. Полагаю, ее приводила в экзистенциальный ужас мысль, что у меня появится повод гордиться собой, и ее авторитет таким образом пошатнется. Я ведь совершенно не способен понять, что кроме нее никто не убережет меня от бесчисленных опасностей Броктон Бей. Например, от всех женщин в возрасте от двенадцати до пятидесяти, которые поголовно суть шлюхи и аферистки, норовящие разорить нашу семью через судебные иски. Или от любых денег, которые я бы наверняка, по ее мнению, потратил на наркотики.
  Надо ли говорить, что меня от нее тошнило? Во всех смыслах.
  Наверное, я бы дожил до взрослых лет, даже не понимая, в какой заднице нахожусь, а потом уехал бы на вечное жительство в психушку. Но год назад мать купила мне компьютер, потому что вбила себе в голову, будто мне совершенно необходимо обучиться им пользоваться. Конечно, стоило бы ей заметить, что компьютер приносит мне хоть немного радости, и он бы тут же оказался на помойке, но я достаточно быстро разобрался в тонкостях паролей, пользовательских настроек и скрытых папок, а также научился спать в школе, чтобы сохранить силы для ночных интернет-марафонов. Именно интернет открыл мне значение терминов 'гиперопека' и 'шизогенная мать'.
  Боже, храни сэра Тимоти Джона Бернерса-Ли.
  Оказывается, я не тонул в бездонном болоте. У меня был враг, а у врага было имя и лицо, от него можно и нужно было защищаться. Правда, довольно быстро выяснилось, что сил и средств у меня не густо, а навыков защиты от психологической агрессии нет вовсе. А мать сразу же почувствовала, что я пытаюсь вырваться из-под контроля, и усилила давление. Я продолжал сопротивляться, она подавляла мои попытки бунта все более жесткими методами.
  Кульминация наступила вчера, когда я посмел прогулять дополнительные занятия по испанскому. Чтобы сходить к однокласснику на вечеринку по случаю дня рождения. Я пробыл там не так уж и долго, но по возвращению меня уже ждал ордер на домашний арест. И скорее всего, я бы даже пережил это заключение, но на вечеринке я по ошибке выпил целую бутылку обычной колы, перепутав ее с диетической.
  Сто шесть граммов сахара. С тем же успехом это мог быть цианид.
  А моя мать, будто ей было мало просто унизить меня, успела забрать все мои запасы инсулина. Вряд ли она собиралась меня убить, скорее хотела дать мне прочувствовать первые стадии обострения, чтобы напомнить, кто оплачивает мое лечение. Собственно, это и было второй причиной, по которой я не мог, к примеру, просто сбежать из дома, как это бы сделал любой нормальный подросток.
  Диабет первого типа. Я жил до тех пор, пока получал инъекции. Мой случай не являлся терминальным, великий кейп-целитель Панацея на подобную ерунду не отвлекалась. Когда примерно год назад она только получила силы и о ней трубили по всем каналам, я еще надеялся на чудо, даже тайком отправил ей письмо с просьбой вылечить меня. Никакой реакции так и не последовало. Я ее за это даже не винил. Мы ровесники, и что-то мне подсказывало, что ей приходилось еще хуже, чем мне. На меня давила только мать, а на нее - буквально все вокруг. Будто в Броктон Бей мало проблем с чуть ли не еженедельными потасовками паралюдей, так ей пациентов привозили со всего Восточного побережья, как на подбор, самые тяжелые случаи, от которых отказались остальные врачи.
   Когда мать в очередной раз предложила мне отправляться бомжевать, если я не хочу следовать ее правилам, лишь из-за диабета я не решился последовать ее предложению. В сутки мне требовалось три дозы, и при этом соблюдать диету. Если этого не делать... ну, мучиться перед смертью мне пришлось бы достаточно долго, чтобы я успел пожалеть о побеге. Самая прелесть инсулина в том, что он не только дорогой, но и его нельзя купить без рецепта, а рецепт именной и действует только неделю. А при первом же обращении в любую больницу меня бы тут же вернули домой, где уже дожидалась удвоенная порция неприятностей в качестве наказания за бунт.
  Впрочем, мучился я уже сейчас.
  Мутным взглядом я обвел свою комнату. Моей она была в том смысле, что я спал в ней, а так же в ней хранились условно мои вещи. Условно - потому что мать постоянно напоминала мне, что буквально все, чем я пользуюсь, от мебели до еды, куплено на ее деньги. А значит права на свое мнение у меня нет. Впрочем, попытка устроиться во время летних каникул на подработку, чтобы иметь хотя бы сотню-другую долларов собственных средств, стоила мне недели домашнего ареста, хоть и без конфискации лекарств. Дескать, это было пустой тратой времени, которое можно было потратить на дополнительные курсы и выполнение домашнего задания. Так что нет, это была не моя комната. И не мой дом, если на то пошло. Я просто жил здесь за чужой счет.
  В животе стала нарастать режущая боль. Потом мои внутренности скрутил очередной рвотный спазм. Пропавший втуне, потому что все содержимое моего желудка давно красовалось на полу.
  Ненавижу свою мать.
  Ненавижу свою болезнь.
  Ненавижу вот это гребаное все.
  Какого хуя я должен умирать вот так, в заблеванной комнате, один?!
  Мои наручные часы показывали ровно половину второго дня. Мать придет с работы в восемь, отец - не раньше половины одиннадцатого. Если с неба вдруг не свалится бригада скорой помощи, за это время разовьется диабетическая кома.
  Живот болел просто нестерпимо.
  Настолько, что я заставил себя скатиться с кровати, и доползти до письменного стола. Там валялось несколько пустых ампул из-под инсулина и старая шприц-ручка с давно затупившейся иглой. Все, что я смог найти, пока обшаривал каждый квадратный дюйм комнаты.
  Движимый уже одним отчаянием, без примеси логики, я попытался вытряхнуть из всех источников хотя бы самые крохотные капли лекарства. Гаснущий рассудок подсказывал, что это не поможет. Даже будь у меня полная доза, толку бы от нее было не больше, чем от воды. Меня сейчас могла спасти только комплексная терапия и машинная поддержка. Я выронил пустую ампулу и рухнул на пол следом за ней.
  Парни не плачут, но у меня на глаза навернулись слезы.
  У меня не так много было радостей в жизни, но, блять, я не хочу умирать!
  Я не хочу умирать!
  Я...
  
  ...увидел нечто столь колоссальное, что планеты казались бы маленькими рядом с ним. Оно тянулось сквозь бездну пространства, сквозь бесчисленные измерения, отражаясь в каждом, и каждый осколок был целым, и целое состояло из осколков. Оно кормилось звездным светом, реликтовым излучением, радиацией квазаров и многими другими видами энергии, которым нет даже названия. Оно рассыпало на своем пути тончайшую пыльцу, где каждая былинка в свою очередь была огромной сущностью, существующей за пределами восприятия и понимания.
  
   ...оглянулся вокруг и вдруг понял, что еще не все потеряно.
   Не знаю, откуда взялись силы. Может, второе дыхание открылось, а может организм задействовал последние резервы, ради сиюминутного выживания жертвуя чем-то в перспективе. Из-за помрачившегося сознания я даже толком не осознавал, что и зачем делаю. Я рыскал по всей комнате с остервенением хищника, разрывающего добычу. Искал вещества. Субстанции. Компоненты. Каким-то инстинктивным образом я понимал состав всего, что видел перед собой, отбрасывал в сторону бесполезное и дрожащими пальцами вцеплялся в то, что могло пригодиться.
   Корни цветка, стоявшего на подоконнике. Чернила из шариковой ручки. Какие-то светлые частицы, которые я кончиком ножа выловил из лужи рвоты. Соскобленный с внутренней стороны обоев засохший клей. Чтобы получить достаточно жидкости для раствора, мне пришлось разрезать запястье и нацедить собственной крови. Мог бы использовать содержимое биотуалета, но брезгливость взяла верх. Ну и так далее.
  Я все смешал и долго взбалтывал, затем профильтровал через простыню, слил в чайную чашку. Потом отрезал от настольной лампы провод, оголил кончик и сунул его в получившуюся смесь, а вилку - в розетку.
   Я ждал несколько минут, пока инстинкт не сказал 'готово'.
  Получившееся зелье, или что там это было, имело неприятный вид, пахло еще хуже, а о вкусе я старался даже не думать. И в то же время я отчетливо понимал, что это - мое единственное спасение. Не самый эффективный рецепт, который мог мне помочь, не самый щадящий, просто единственный, который я мог приготовить из подручных ингредиентов. Собравшись с духом, я опрокинул содержимое чашки в себя, после чего очередной спазм скрутил меня так, что я ничком повалился на пол и, кажется, ненадолго потерял от боли сознание.
  Прошло довольно много времени, прежде чем я сообразил, что все еще дышу.
  Минуточку.
  Я попытался сесть, и мне это удалось без каких-либо проблем. Меня все еще мучила жажда из-за обезвоживания, но прошел отек мозга, вызывавший головокружение и спутанность сознания. Прошла боль в животе и тошнота. Сердце все еще билось учащенно, но скорее от волнения, его пульс не был похож на конвульсивное трепетание, как совсем недавно.
  Понятия не имею, как я это сделал, но мне стало намного лучше.
  Я встал на ноги и осмотрел комнату так, будто видел ее впервые.
  Вот стол. Чистая древесина, скрепленная клеем на основе желатина. Вот покрывало на кровати. Шерстяные волокна. Вот чашка на полу. Керамика из смеси гипса и глины. Вот старая коллекционная фигурка Эйдолона на полке. Эпоксидная смола, красители.
  Потом взглянул на собственные руки и обмер, зачарованный открывшимся зрелищем. Сложность динамической системы тысяч и тысяч различных веществ поражала воображение. Я едва ли мог осознать и десятую часть происходящего, а стоило мне попытаться вникнуть глубже, как голову прострелило болью. Решив не испытывать судьбу, я заставил себя увидеть мир под привычным углом, а не как комплекс химических систем.
  Понимание произошедшего вспыхнуло почти сразу же, но с трудом пробивалось в сознание. Я слышал о событиях-триггерах, моментах эмоционального перенапряжения, в которые чаще всего открываются сверхсилы. В интернете полезная информация зачастую перемешивалась с откровенным бредом, но общий вывод прост. Если тебе было очень плохо, а потом вдруг ты обнаружил, что можешь летать, стрелять лазерами из глаз или скручивать пространство в рогалик - добро пожаловать в герои. Или злодеи, тут как повезет.
  Нет, это бред какой-то! Этого просто не может быть! Может, это вообще не способности такие... может, просто... не знаю, само как-то вышло.
  Я переключил внимание на дверь. Кома мне больше не угрожала, но это не значит, что я горел желанием сидеть взаперти. Безрезультатно подергав ручку, я отступил на шаг и снова сосредоточился на комплексном восприятии. Даже без сознательного усилия, это казалось столь же естественным, как моргнуть.
  Дверь была прочной. Толстые дубовые доски, качественный стальной замок. Дверная коробка надежно совмещалась со стеной. Выбить ее у меня не получилось, сжечь тоже вроде нечем. Хотя это пустая трата сил, нужно разобраться с замком. Вскрыть? Вырезать? Выжечь? Последняя мысль нашла отклик. Достаточно повредить ригель, и дверь откроется. А сделать это можно...
  Я снова принялся за работу, и на этот раз лучше осознавал, что делаю. Первым делом, мне требовалась кислота. Каковая в достатке имелась в луже на полу. Разумеется, она не обладала должной концентрацией и окислительными свойствами, я даже смог собрать ее с помощью листа бумаги, но это оказалось несложно исправить. Мне снова пришлось потрошить всю комнату в поисках компонентов, после чего десять минут ушло на то, чтобы изготовить из оголенного куска провода и моего глюкометра нагреватель, который бы выдал нужный температурный режим. Я срезал с головы пучок волос и обмакнул их в содержимое биотуалета, чтобы получить катализатор. К счастью, эту смесь мне пить не пришлось.
  Пока в чашке шла реакция, я кое-как смог доковыряться до материала стен, отколоть несколько крошек и растереть их в пыль. После этого я отключил ток и высыпал бетонную пыль в смесь. Та мгновенно зашипела, вспенилась, но это вскоре прекратилось, и я заметил, что однородная мутная субстанция разделилась на две фракции - темный осадок на дне и светлую жидкость сверху. Именно жидкость мне и была нужна.
  Я взял пустую шприц-ручку, отсоединил иглу и набрал в нее немного жидкости. Изготовленная мною кислота, как я понимал, была почти полностью инертна к пластикам и органике, но зато крайне агрессивно реагировала с металлами. Подойдя к двери, я просунул шприц-ручку в зазор между дверью и косяком, и слегка надавил на поршень.
  Результат превзошел все ожидания. Ригель замка состоял из четырех цилиндров сантиметрового диаметра. На то, чтобы растворить их все, ушло всего восемь капель и две минуты времени.
  Дверь отворилась.
  Мою грудь наполнила такое воодушевление, будто я только что сыграл 'Лунную сонату' Бетховена перед многотысячной публикой и сорвал овации. Правда, в квартире я сейчас находился один, но это и к лучшему - никто не мог мне помешать гордиться собой.
  Первым делом я отправился на ванную, где жадно напился прямо из крана. Перевязал глубокий порез на запястье, почистил зубы, чтобы избавиться от запаха рвоты. Потом прилип к холодильнику, и долго выбирал, что же съесть. Мое комплексное восприятие раскладывало каждый продукт передо мной на компоненты, и чем дольше я смотрел на них, тем сильнее пропадал аппетит. Я и раньше вынужденно относился к еде с повышенной щепетильностью, тщательно следил за составом и временем приема пищи. Но теперь я уже не видел злаковые хлопья, обезжиренное молоко, овощи или фрукты. Я видел наборы веществ, которые должны были поддерживать мой организм, и меня невольно возмущало то, насколько эти наборы были неэффективным. Недостаточно одного, переизбыток другого. Неправильные сочетания, которые помешают усвояемости. Я знал, как все исправить. Как подобрать идеальный состав...
  И лишь с большим усилием удержал себя от того, чтобы немедленно начать претворять идею в жизнь. Я помнил, во что превратилась моя комната после приготовления лекарства и кислоты, и если бы та же участь постигла кухню... В общем, я пошел на сделку со своим невесть откуда взявшимся перфекционизмом и соорудил себе обед без мудрствований, просто чтобы получить достаточно энергии на ближайшее время.
  Часы показывали двадцать минут третьего. У меня было примерно пять с половиной часов до того, как миссис Кёлер вернется с работы и устроит мне десятый круг Ада. Мне нужно было как-то с ней сладить.
  Перед мысленным взором пронесся целый ворох идей. Контактный яд, нанесенный на дверную ручку? Или какой-нибудь токсин, который можно ввести с помощью шприц-ручки. Вызывающий, скажем, распад миелиновой оболочки нейронов. Или заменить жидкость для очистки контактных линз на кислоту...
  Идеи возникали одна за другой, каждая кровожаднее предыдущей, и в какой-то момент я испугался самого себя. Во мне всегда было столько жестокости, и теперь она высвободилась? Или на меня так повлияло то, что я стал... тем, чем стал.
  Я не мог заставить себя произнести слово 'парачеловек', даже мысленно. Оно оставляло ощущение обмана, розыгрыша, потому что не мог я, с трудом способный поддерживать разговор дундук, взять и получить сверхсилы.
  Конечно, в детстве я мечтал о них, как мечтали все дети. Я фанател от Эйдолона, чья фигурка до сих пор сиротливо ютилась на книжной полке, и воображал, что однажды буду парить в небесах рядом с ним и остальными членами Триумвирата, защищая мир от какой-нибудь жути. И мать тогда ободрительно кивала, что я обязательно стану, кем захочу, если постараюсь, а отец добродушно усмехался. Так было до злополучного лета 2003-го. После него мечты уступили место эскапизму.
  И да, родителей у меня действительно двое, пусть даже об этом легко забыть. Мой отец, Дитрих Кёлер, чью фамилию я носил, очень постарался, чтобы сократить свое пребывание дома до минимума. Он приходил обычно очень поздно, ужинал тем, что купил по дороге домой, и почти сразу ложился спать. Вставал он наоборот, очень рано, и убегал на работу сразу же, как правило, даже не завтракая. Не думаю, что он топил проблемы в спиртном или наркотиках, но любовниц на стороне имел однозначно. Полагаю, он бы давно подал на развод, если бы не боялся мести со стороны жены, у которой статус замужней женщины хорошо смотрелся в личном деле, а финансовые возможности превосходили на порядок.
   Его я тоже ненавидел всей душой. Правда, не за то, что он со мной делал, а за то, чего не делал. За то, что оставлял один на один со злобной мегерой. За то, что много лет назад выбрал не ту карьеру, которая бы сейчас позволяла ему зарабатывать больше жены. Моя мать была руководителем юридического отдела в головном офисе корпорации 'Медхол', я не знал точных цифр, но ее доход измерялся сотнями тысяч долларов в год. Отец же владел собственной логистической фирмой. Она и в лучшие времена не приносила сказочных богатств, но сейчас с каждым годом дела шли все хуже. Склады еще работали, и производились грузоперевозки, но из-за гребаной кучи гребаных кейпов, которыми Броктон Бей славился, страховые компании выкручивали суммы ежемесячных взносов в небеса. Буквально весь бизнес в городе находился под постоянной угрозой разорения. Один налет кейпов-грабителей, одна схватка между ними - и страховых выплат хватило бы только на раздачу долгов банкам и сотрудникам, после чего осталось бы два пути: закрываться или работать без страховки. Заниматься последним дураков не находилось. Все понимали, где живут.
  Я попытался представить себе его лицо, когда он узнает, что его сын стал парачеловеком. Попытался, и не смог. Даже живя под одной крышей, мы слишком мало общались последние годы. Я еще помнил его, но уже совсем не знал.
  Чтобы немного отвлечься, я затеял уборку у себя в комнате. Вымыл пол, подклеил оторванные обои. Испорченную простыню пришлось выбросить, та же участь постигла фикус, ранее выдранный из горшка с корнем.
  Потом открыл аптечку и достал оттуда полную шприц-ручку с новой иглой. Ощущения подсказывали, что хотя неведомое зелье и спасло меня, но полностью от инъекций я отказаться не могу. Пока во всяком случае.
  Я задрал рубашку и отработанным за много лет движением всадил иглу в живот. Звучит намного страшнее, чем есть на самом деле. Для меня это давно стало ежедневной рутиной. Тем более что игла была очень короткой и ее укол почти не ощущался. Я нажал на поршень и подождал десять секунд, пока доза инсулина вольется под кожу.
  У него была плохая формула, недостаточно эффективная. Я мог сделать лучше. Не знал, как именно, но знал, что мог.
  Еще час я потратил на то, чтобы вздремнуть. Приступ кетоциадоза вымотал меня, и я очень плохо спал ночью, потому что уже знал, что ждет меня на следующий день. Вдобавок мне хотелось немного оттянуть неизбежное и необходимое дело. Но когда я открыл глаза, на часах было четыре часа вечера, и тянуть больше было невозможно.
  Работа шла медленно, но в то же время несоизмеримо легче, чем прежде. Теперь в моем распоряжении было все содержимое холодильника и аптечки, а также бытовая химия, парфюмерия и весь отцовский бар, замок от которого я расплавил остатками кислоты. У меня была разнообразная посуда и бытовая техника. Вещество, которое я намеревался создать, должно было обладать неявным и мягким эффектом, но при этом достаточно продолжительным. Оно требовало аккуратности и собранности.
  Наконец, наступил этап, когда веществу нужно было просто остыть, причем очень медленно, для правильной кристаллизации. После нескольких попыток я соединил изготовленный ранее нагреватель с кухонным таймером, и принялся ждать.
  Если уж на то пошло, я мало интересовался кейпами. Они были чем-то слишком обыденным, чтобы подарить мне желанное бегство от реальности. Но даже моих скромных знаний, почерпнутых во время веб-серфинга, оказалось достаточно, чтобы определить себя как кейпа класса Технарь. Технари были способны создавать устройства, невозможные с точки зрения современной технологии, законов физики и здравого смысла, но даже они сами не понимали собственных разработок.
  Надо сказать, я здорово расстроился, потому что на слуху были имена Оружейника и Дракона. Крутая броня и алебарда у одного, дистанционно управляемые боевые модули у другой. По ощущениям, я со своими пробирками даже не в хвосте плелся, а глотал пыль где-то за горизонтом. Ах да, у меня же даже пробирок не было, вместо них приходилось использовать фужеры для шампанского.
  Зато у меня было время подумать, что же делать дальше. Больше всего мне сейчас хотелось с головой погрузиться в эксперименты. Чтобы понять пределы своей способности и просто потому, что сила Технаря была чем-то однозначно захватывающим. Но нехватка оборудования и реактивов уже встала передо мной во весь рост, а она в свою очередь проистекала из еще более фундаментальной проблемы.
  Это было бы смешно, если бы не было так грустно, но моя мать, зарабатывая больше, чем 97% населения страны, за пятнадцать лет не дала мне ни цента карманных денег. Конечно, у меня не было права требовать от нее что-то. Она и так обеспечивала меня жильем, одеждой, едой и медицинской страховкой, а также тратила очень солидные суммы на оплату самой дорогой в Броктон Бей школы, многочисленных дополнительных курсов и репетиторов. Но, черт побери, среди моих одноклассников - два миллионера, да и все остальные на шестнадцатилетие получат отнюдь не подержанные 'крайслеры'. Почему им не напоминали еженедельно, что они нахлебники и иждивенцы, и со своим личным мнением могут идти спать в коробке на улице?
   Короче, мой текущий капитал состоял из потрепанной купюры в двадцать баксов, которую я полгода назад нашел на улице. Эта находка взволновала меня настолько, что я до сих пор не решился ее на что-нибудь потратить. Разумеется, на нужные мне химикаты и даже простейший набор лабораторной посуды ее бы не хватило.
   Как там это называется? Воронка бедности? Чем ты беднее, тем сложнее тебе заработать, как-то так. Это чья-то очень тонкая шутка, что я, родившийся в весьма обеспеченной семье, угодил чуть ли не на самое днище этой воронки.
  Есть мнение, что быть кейпом дело прибыльное. Ну, как минимум, прозябать в нищете не будешь. Протекторат, по слухам, обеспечивает недурной оклад, плюс различные надбавки. Но в Броктон Бей в Протекторате служат семь кейпов, и столько же - в Стражах. Притом что общее количество кейпов немного недотягивает до сотни. Очевидно, что заниматься грязными делами выгоднее, причем настолько выгоднее, что три парачеловека из четырех выбирают этот путь. Мне даже не требовалось напрягать воображение, чтобы представить себя на 'темной' стороне. Наркотики, которые не вредят организму и дарят волшебное наслаждение? Сверхсмертельные яды, которые убивают только нужную цель и которые нельзя обнаружить? Может, сыворотка правды? Препараты, лишающие собственной воли? Афродизиаки? Я мысленно перебрал в уме все пришедшие идеи, приценился к каждой и убедился, что могу создать все перечисленное. Не сразу конечно, и далеко не из аспирина со средством для чистки ванн, но смогу.
  И, честно, не представляю себя героем. Что такое герой? Это кто-то вроде того же Оружейника. Альтруист, рыцарь без страха и упрека. Или просто идеалист, искренне верящий в справедливость и добро. Смелый, добрый, бескорыстный и сильный духом.
  Я бы вряд ли признал это вслух, но с собой был честен. Я всю жизнь был трусом и тряпкой. Можно было оправдать себя разными причинами, дескать с восьми лет с диабетом, да с такими-то родителями. Текущих фактов это не меняло. Я не умел противостоять трудностям, потому что никогда с ними не сталкивался. Я не умел отстаивать свое мнение, потому что у меня его не было. Я не верил в справедливость, но не потому, что уже разочаровался, а потому что никогда не имел случая поверить. Большую часть сознательной жизни я провел в страхе перед собственной матерью, и вообще перед внешним миром, запираясь внутри собственных мыслей и стараясь ни на что не реагировать.
  Я не мог быть героем, это очевидно.
  Но мысли о свободе и богатстве, которые сулила стезя суперзлодея, тоже не будоражили. Они казались чем-то слишком далеким и нереальным.
  Ладно, это не срочно. Я еще успею определиться со стороной. Прежде мне нужно разобраться с текущими проблемами.
  Щелкнул замок, хлопнула входная дверь. Я взял кофейное ситечко и сцедил раствор в раковину, оставив только белые кристаллики моего препарата. С виду, да и по вкусу, они были неотличимы от сахара, но горе тому, кто положил бы их себе в кофе.
  Я снял с плиты турку и перелил готовый кофе в чашку. Препарат высыпал туда же. Возможно, больше чем следовало, но хотелось действовать наверняка. Под сочетанием высокой температуры и кофеина препарат принял свою завершенную форму и был готов к действию.
  - Конрад?! - моя мать вошла на кухню и отреагировала ожидаемо. - Почему ты не в комнате?! И что тут за бардак?!
  - Я хотел приготовить что-нибудь на ужин, - мой голос был ровным, на моем лице, я уверен, не шевельнулся ни один мускул. Когда любое проявление моих подлинных чувств моментально превращалось в оружие против меня же, я не просто научился скрывать эмоции. Я вообще разучился их выражать. - Хочешь кофе? Я только что его сварил.
  Я протянул ей чашку.
  Если она сейчас выбьет ее из моих рук, будет плохо. Три часа работы насмарку, да и мой арест продлится на неопределенный срок. Я слегка наклонил голову, прикидывая крайний вариант разрешения вопроса. В конце концов, я был сильнее физически, а кухонный нож находился на расстоянии вытянутой руки.
  Полуповорот направо, сжать рукоятку, выбросить руку вперед. Тело можно будет растворить в ванне какими-нибудь ферментами... или разобрать и использовать. Человеческий организм - это сложнейшая химическая фабрика, в нем в готовом виде содержатся такие вещества, которые иначе пришлось бы синтезировать неделями.
  Но этого не будет. Она никогда не позволяла себе прямого физического насилия. Может потому, что ее до сих пор что-то сдерживало, а может потому, что удары бы оставляли следы, на которые в моей школе моментально обратили внимание.
  Она просто приняла чашку.
  Ей и в голову прийти не могло искать тут какой-то подвох.
  - Так как ты вышел?
  - Мне очень нужно было сделать укол.
  - Я сказала тебе не выходить из комнаты! Господи, я надрываюсь на работе, беру сверхурочные, а ты не можешь просто меня послушаться?!
  - Мне было очень плохо. Я собирался вызвать 911, но приступ прошел.
  - Приступ... - она нахмурилась. - Ты что, пропустил инъекцию?
  - Вчера я перепутал колу без сахара с обычной. Я пытался сказать, но ты не слушала. И забрала мой инсулин.
  - Вот именно поэтому я и запрещаю тебе шляться по всяким... сборищам! - резко ответила она, проигнорировав большую часть моих слов.
  - Но отнимать у меня лекарство все же не следовало.
  Она одарила меня яростным взглядом.
  - Поспорь еще со мной. Будет свой дом - будешь в нем правила устанавливать. А здесь распоряжаюсь я, - она отпила немного кофе. - Твой инсулин в аптечке. Сделай инъекцию.
  И замолчала. Она не стала мычать как зомби, не пустила слюни, глаза не расфокусировались. Она просто потеряла всякое желание действовать по собственной воле.
  Сработало.
  - И все же забирать мое лекарство было очень, очень плохой идеей, - сказал я. - Не выгребла бы ампулы из стола, и до такого бы не дошло.
  Она никак не реагировала. В моих словах не было посыла, импульса к действию, так что они просто проскальзывали мимо нее.
  - Допей кофе.
  Она повиновалась. Выражение гневного превосходства, впрочем, с ее лица не исчезло.
  - Первое. С этого момента ты не посмеешь поднимать на меня голос, приказывать мне, или иначе на меня давить. Ты потеряешь любой интерес ко мне, моей жизни и действиям. Не будешь обращать внимания.
  Сердце бешено заколотилось в груди, я чуть ли не заикался волнения. Одно дело мечтать о возмездии, и другое - вершить его. Особенно таким способом. Сейчас ее собственная воля была практически полностью подавлена, ее мозг был способен воспринимать только внешние стимулы к действию. Я мог приказать ей выброситься в окно или повеситься. Или уехать хоть... хоть в Мексику (кажется, край мира был именно там). Я очень хотел это сделать, и именно поэтому не сделал. Ощущение безграничной власти над другим человеком ужасало именно полным отсутствием границ. Простите за каламбур.
  Не хотел быть похожим на нее.
  - Второе. Я не против продолжать ходить в школу, потому что там я могу отдохнуть от тебя. Но дополнительные занятия любого рода мне не нужны. Не те, которые выбрала ты. Если у меня появится к чему-то интерес, я буду этим заниматься, и ты не будешь вмешиваться.
  Еще я собирался потребовать ее кредитку, но тут меня словно переклинило. Я парачеловек, черт меня дери! Я обладаю силой, пусть далеко не самой могучей и удобной. И я спущу в унитаз все крохи зарождающегося самоуважения, клянча у матери деньги на оборудование?
  - Третье. Ты сейчас ляжешь спать. Когда проснешься, то не будешь вспоминать об этом разговоре, но продолжишь следовать инструкциям, которые я тебе продиктовал.
  Она отставила чашку на стол и ушла в спальню.
  Я опустился на ближайший стул. Меня трясло. И от собственной наглости и смелости, и от осознания кошмарности того, что я только что натворил. Если это всплывет, то что со мной будет? Тюрьма? Казнь? Клетка? А ведь действие 'сахара' не будет длиться вечно. Через примерно пять дней, максимум через неделю, мне нужно будет подсунуть матери еще одну дозу или придумать что-то новое.
  Я перевел взгляд на беспорядок, который учинил в процессе готовки этой милой добавки к кофе. Конечно, удалось обойтись без погрома, как у себя в комнате, но все равно уборка предстояла долгая.
  'Надо быть аккуратнее, - сказал я себе. - Разборчивее в средствах. Эта сила... она будто демон, шепчущий мне на ухо. Она помогает, но взамен хочет крови'.
   Вечернее небо за окном прочертила яркая стремительная вспышка. Это Чистота отправилась по своим кейповским делам. Пунктуальная леди, хоть часы сверяй. Каждый пятничный вечер, ровно в половине девятого она появлялась на южной окраине города, после чего отправлялась на север. Насколько я мог судить, она жила если не в том же доме, что и я, то точно в одном из соседних.
   Моя квартира находилась в высотном жилом доме, практически в центре делового района Броктон Бей, где недвижимость стоила по-свински дорого.
   Где-то вдалеке снова вспыхнул свет Чистоты, а потом в землю с высоты ударили тонкие лучи. Взрывов слышно не было, но оказаться там, куда били ослепительно белые лазеры, мне бы в любом случае не хотелось.
  Вот уж кому повезло с силой. Что мне надо было сделать, чтобы получить вот такой аналог сил Легенды или хотя бы банальный 'набор Александрии', а не обрекать себя на мышиную возню среди булькающих колб, дистилляторов и перегонных кубов? Да, я охуел, и продолжаю жаловаться, уже вытянув выигрышный билет.
  Минуточку...
   У меня нет суперсилы, способностей к полету, я не могу стрелять лазерами из разных частей тела, но что если приготовить эликсир, который даст мне все это? Я обратился к своей способности, и получил в ответ лишь вспышку адской головной боли, настолько сильную, что чуть не закричал.
   Намек понял, больше не надо. Никаких суперсил из пробирки, ладно.
   Или же дело было не в них? Не в самих поломных способностях, а в том, что они с собой несли? Ощущение силы, власти над собой и окружением. Уверенность в себе?
   Да, точно. Я хотел именно этого.
   'Давай, демон, подскажи мне рецепт. Я хочу измениться'.
  Демон ответил, и я принялся за дело.
   Работа заняла на удивление мало времени, а состав поразил меня простотой. Я знал, что почти никогда изделия Технарей не удается повторить в промышленных условиях, но мне почему-то казалось, что этот рецепт, удалось бы запустить в массовое производство без больших потерь в эффективности.
  В стакане передо мной плескалась темная, ароматная жидкость. Ее основу составляли еще одна порция кофе и отцовский виски. Я поднес стакан к губам и видел, что зелье плещется в нем из-за дрожи в руках.
   Я залпом опрокинул в себя всю дозу и почти сразу же почувствовал эффект. Что-то всасывалось через слизистые оболочки и проникало в кровь, распространялось по всему телу. Намного быстрее, чем любое лекарство, принимаемое преорально. Стало жарко, в голове начало шуметь, и я ухватился за край стола, чтобы сохранить равновесие.
   Я, Конрад Кёлер закрыл глаза.
   Но открыл их кто-то другой.
  
  
1.2
  Броктон Бей имел сомнительную славу города, где соотношение количества кейпов к общему населению было одним из самых высоких в Соединенных Штатах - больше восьмидесяти паралюдей на триста пятьдесят тысяч человек. Это почти вдвое больше, чем в среднем в городской местности. Соответственно, они гораздо сильнее примелькались, и зачастую горожане если и провожали героев Протектората или Стражей взглядом на улице, то забывали о встрече через секунду.
  Несколько иначе обстояли дела в северных районах. Чем ближе к старым докам и портовым терминалам, тем более упадочными и заброшенными становились улицы, и тем больше они притягивали кейпов-преступников. Им нравилось обилие беззащитных людей, из которых можно вербовать подручных, и за счет которых можно было самоутверждаться. Не меньше им нравились целые безлюдные кварталы, которые можно рушить в схватках, и не получить на свою голову не в меру пристальное внимание Протектората. Парачеловеческое отделение СКП трудно было сподвигнуть на действительно решительные действия, но если уж удавалось их разозлить, то благоразумнее всего было не попадаться на глаза.
  Ночью в районе доков всегда было малолюдно. Ночь - время кейпов. Сверхчеловеческие ублюдки, обожали таинственность и маскарад, и свои дела, что геройские, что злодейские, предпочитали обстряпывать под покровом темноты. Если приглядеться, то даже в этот самый момент можно было заметить одинокую фигуру, скачущую между домами. Она без видимых усилий перепрыгивала с крыши на крышу, и вдобавок выделывала на бегу гимнастические трюки - просто так, без всякой видимой причины. Темно-серая толстовка с капюшоном, джинсы и небольшой спортивный рюкзак за спиной имели мало общего индивидуально изготовленными костюмами профессиональных героев и злодеев, а белая маска без лица, в которой без труда угадывалась сувенирная реплика маски Эйдолона, довершала портрет.
  Новичок. Кто-то, кто лишь недавно прошел через триггер и обрел способности. И кому не хватило терпения или умения перед первым выходом изготовить нормальный костюм, не говоря о том, чтобы выбрать не занятый псевдоним.
  Что же до самого кейпа, его все эти мелочи, похоже, не слишком волновали. Он явно наслаждался своей обретенной силой, и несся по крышам без всякой видимой цели, просто ради самого процесса движения. Он в очередной раз коснулся ногами поверхности, прошелся колесом и сделал полуторное сальто назад, завершившееся приземлением на руки. Несколько метров он преодолел на руках, после чего потерял равновесие у края и с деланно испуганным воплем свалился вниз.
  Правда, не разбился. Свободное падение остановила куча мусорных мешков. Судя по виду и размеру груды, эти мешки лежали тут, по меньшей мере год, и будут лежать до восстановления работы порта, или до второго пришествия Христа. Второй вариант выглядел более реалистичным. Двое бездомных, гревшихся у горящего мусорного бака, повернули головы на шум.
  - Эй, ты там еще живой? - без интереса спросил один.
  - Не дождешься! - ответил кейп, отчаянно отплевываясь от гнилых картофельных очисток.
  Судя по голосу, он был очень молод, скорее всего подросток. По какой-то причине чаще всего триггеры случались именно в таком возрасте.
  - Эт кто там? - так же вяло спросил второй бездомный.
  - Да придурок очередной в трико, - ответил первый.
  - Ты охуел, нигер?! - возмутился кейп. - И никакого трико я не ношу.
  - Для тебя, снежок, я афроамериканец! И вообще, катился бы ты отсюда подальше. Будешь тут буянить, Лунг тебе кишки через жопу выдернет.
  - Да, тут его территория! - подтвердил второй бездомный.
  - И ему норм, что вы зовете его 'придурком в трико'?
  - А Лунг трико не носит, - возразил первый.
  - То есть вы называете его 'придурком без трико'?
  - Он босс! А придурок тут только ты, потому что сидишь задницей в мусоре.
  Кейп огляделся и был вынужден признать правоту оппонента. Он кое-как выбрался из груды мешков и принялся отряхивать одежду.
  - Работу ищешь или что? - спросил тот же бездомный.
  - Не, просто пробздеться выбрался, - кейп вдруг скрестил на груди руки и испытующе наклонил голову. - Какой-то ты неправильный нигер. Мы уже минуту разговариваем, а ты еще не предложил мне купить дурь.
  - Ты че попутал, беложопый? Думаешь раз мужик черный, значит сразу наркотой банчит?
  В темноте и за маской выражения лица кейпа было не разглядеть, но его поза буквально источала скепсис.
  - Это территория Лунга, - буркнул второй бездомный, в отличие от своего товарища - белый. - А значит дурь толкают только азиаты.
  - Вот это уже конструктивный разговор. И где тут могут отсыпать на косяк?
  - А то ты сам не знаешь.
  - Я первый раз сегодня, алло.
  - Если сильно надо - иди на запад два квартала, увидишь четырехэтажный дом, бывший офис. Заходи не в главный вход, там досками заколочено, а в подвал с торца. Там спросишь Ли Фэня, продадут что угодно, если бабки есть. И если с собой на хвосте Протекторат не притащишь.
  - Ога, - кейп кивнул. - Спасибо, выручили черного брата.
  - Не выделывайся, - проворчал первый бездомный. - Это мода такая, белым черными прикидываться?
  - Полегче, нигер. Может, у меня белая кожа, но зато душа чернее сажи!
  Паренек в маске рассмеялся собственной шутке и с кошачьей ловкостью взобрался по пожарной лестнице на крышу ближайшего здания, где тут же скрылся за карнизом.
  - Придурок, - проворчал второй бездомный.
  - Ага, - согласился первый.
  - Слыш, а если он кейп, вдруг он им там все разнесет?
  - А хоть бы и разнес, не жалко. Эти уебки мне на прошлой неделе зуб выбили.
  - А если пристрелят?
  - Тоже хорошо. От кейпов одни беды.
  Паренек если и слышал эту нелестную тираду в свой адрес, то никак не отреагировал. Он проверил, цело ли содержимое рюкзака, после чего вприпрыжку преодолел два квартала, разыскал нужное здание и уселся на край крыши.
  - Тада-дам, приветствую всех идиотов, которые выложили по пять баксов за билет на этот киновысер с бездарными актерами, вечно вмазанным режиссером и педиками-продюссерами! - произнес он в пространство, глядя куда-то в бок. - Если вы меня спросите, чей сфинктер пришлось отполировать до блеска, чтобы получить путевку во франшизу, то... ммм... пожалуй, список будет слишком длинный, чтобы уложиться в экранное время. Чем я тут занимаюсь? Хороший вопрос. Эй, оператор, опусти камеру. Вон там внизу расположились чуваки, которых по закону жанра для простоты называют 'плохими парнями'. Почему они плохие, и как дошли до такой жизни, традиционно остается за кадром. Они служат статистами и манекенами для биться, которых парни 'хорошие' швыряют по всей съемочной площадке, чтобы показать свою крутизну. А поскольку сейчас в моде антигерои и прочее инфантильное эджи-дерьмецо, то роль хорошего парня исполняю я. Так что жуйте свой попкорн и не моргайте, а не то все пропустите.
  Кейп спрыгнул с крыши. В падении он ухватился руками за неработающий уличный фонарь и провернулся на нем 'солнышком'. На втором обороте он разжал руки и под действием инерции полетел прямиком в стену соседнего здания. От которой оттолкнулся ногами, сделал кувырок в бок и мягко приземлился на три точки.
  - Не пытайтесь повторить это дома, - сказал кейп, обращаясь к той же невидимой аудитории.
   Он поправил сдвинувшуюся маску и направился к входу в подвал. То, что бездомный направил его не к дилеру, а к точке, где дилеры получали товар и сдавали прибыль, он сообразил по дороге. Впрочем, так было даже лучше. Больше куш в одном месте, и больше возможностей испытать себя. Больше шанс получить нож под ребра или пулю, но мысль о том, что ему пустят кровь, юношу не пугала, а лишь приятно щекотала нервы.
   Какое может быть веселье, если нет риска проиграть?
   Два азиаты, что стояли неподалеку на стреме, бросились к нему, как только заметили, но заметили они его поздно, потому что смотрели по сторонам, а не вверх, и вид маски заставил серьезно умерить пыл. Да, северную половину города держал в кулаке Лунг и его помощник Демон Ли. Да, они бы без труда выбили дерьмо из любого, кто посмел посягать на их бабки. Но оба были далеко, а рядовые члены банды оставались обычными людьми, и прекрасно знали, что даже слабый кейп способен искалечить или убить их без труда. У обоих были имели пистолеты, но слишком часто пули парачеловеческих говнюков не брали. Поэтому один из них сделал самую умную вещь из возможных: спрятался за угол и достал телефон.
   Кейп этого не заметил. Он без стеснения толкнул дверь и шагнул внутрь.
   Подвал был куда меньше, чем можно было ожидать от здания такого размера, не слишком просторное помещение из двух комнат. В первой, ближайшей к входу, стоял стол со счетчиком банкнот и сейф. За столом восседал крепкий китаец, а перед ним лежали расфасованные пакетики с какими-то порошками, сушеными растительными смесями и таблетками, а также внушительного вида пистолет. Еще один китаец подпирал собой стенку сбоку, у него был дробовик.
   Дверь в соседний зал была слегка приоткрыта, но можно было заметить, что свет там выключен. Оттуда доносились звуки работающего телевизора, а также негромкие разговоры на каком-то восточном языке, и запах жареной еды.
   Китаец за столом отреагировал быстро и даже не пытаясь схватить оружие, быстро что-то крикнул. Спустя всего три секунды на кейпа было нацелено, по меньшей мере, пять стволов, и терпение их владельцев утекало ну уж очень быстро.
   Юноша в маске примирительно поднял руки.
   - Брат, братан, братишка, - залепетал он. - Только не надо нервничать. Я ищу Ли Феня. Мне сказали, он может мне помочь.
   - Чего надо? - рявкнул китаец за столом.
   - Мне надо... - кейп неопределенно мотнул головой и, не опуская рук, указал пальцем на стол. - Вещества. Много. Я хочу купить. Не грабить, нет. Не хочу драться. Есть деньги.
   Азиаты соображали довольно долго, следует ли им попытаться пристрелить незваного гостя, рискуя нарваться на кого-то неуязвимого, дождаться разбуженного посреди ночи и от того злющего Демона Ли, который мог прирезать кого-нибудь из них просто от раздражения, или же повременить с принятием решения.
   На свою беду, Ли Фень выбрал последний вариант.
   Он кивнул подчиненным и те немного опустили оружие, хотя полностью не расслабились. Потом махнул рукой, позволяя кейпу подойти чуть ближе.
   - Что нужно? - спросил он еще раз, чуть более спокойно, но все равно готовый взорваться в любое мгновение.
   - Покажи что есть, - ответил кейп. - Моя сила скажет мне, что пригодится.
   - Все на столе.
   - Могу посмотреть ближе?
   - Подходи. Медленно.
   - Спокойно, я не вооружен. Даже ножа нет.
   - Ты кейп, - резонно ответил китаец. - Ты сам оружие.
   Юноша в маске подошел к столу и принялся изучать образцы наркотиков. Он забраковал 'декаданс', экстази и крэк, но утвердительно кивнул при виде кокаина, ангельской пыли, героина, ЛСД и марихуаны. После чего оглянулся на бандитов и принялся медленно снимать с плеч рюкзак.
   Подозрительным взглядам азиатов предстала бутылка виски 'Джек Дэниэлс'.
   - Может, я немного не вовремя, но что-то в горле пересохло. Вы же не идиоты отказываться от халявного бухла? - кейп поднял бутылку над головой и огляделся. - Давайте выпьем за то, что вы не идиоты.
   Если те и успели что-то понять, то сделать ничего не успели. Кейп уронил бутылку, и та разбилась от удара об пол. Раздался громкий хлопок, весь подвал моментально заволок густой дым, а в следующую секунду погас свет.
   Темноту разорвали вопли дикого, первобытного ужаса. Загремели выстрелы, и к испуганным крикам добавились стоны боли. Стрельба длилась до тех пор, пока не опустели обоймы, и те, кто еще мог стоять на ногах, кинулись к выходу, не разбирая дороги, спасаясь от скрывающихся в темноте кошмаров только для того, чтобы снаружи встретиться с другими. Ли Фень бежать не мог, он сползал по стене, зажимая кровоточащую рану в животе. Другой рукой он отчаянно стискивал рукоятку пистолета, и тихо подвывая от ужаса и боли, снова и снова жал на спуск, целясь в проступающую из клубов дыма белую безликую маску.
   Пистолет в ответ только беспомощно щелкал, потому что без патронов стрелять не мог. Наконец, глаза китайца закатились, он обмяк и повалился на бок - рядом с трупом своего охранника с дробовиком, которому шальная пуля пробила череп.
   Еще через примерно полминуты кейп щелкнул выключателем и позволил себе отдышаться. Газ, вызывающий неконтролируемую панику и нокталопию, распадался при контакте с воздухом в течение примерно минуты, а заблаговременно принятый антидот должен был уберечь от случайного отравления, но дышать им вместе с бандитами было бы определенно плохой идеей. А на противогаз просто не хватило денег.
   Одна купюра в двадцать долларов - это всего лишь двадцать долларов.
   - Именно в такие моменты тянет задуматься о вечном, - произнес кейп в пространство. - Вот, например, почему сосиски для хот-догов продают пачками по десять штук, а булки для них - по восемь?
   Времени у него, однако, было в обрез. Если сюда припрется Демон Ли, а он рано или поздно припрется без вариантов, это будет пиздец. Убежать от телепортера невозможно, а драться с ним имея только пару бутылок 'ноктюрна', как кейп решил назвать свое изобретение, неоправданно рискованное занятие.
   Кейп нанес на дверцу сейфа кислоту, и пока та разъедала металл, сгреб в рюкзак всю наркоту со стола, а также две перетянутых резинками пачки денег - немного на самом деле, купюры там были мелкие. Он проверил ящики стола и обнаружил коробку с пистолетными патронами и тут же отправил ее в рюкзак, а затем подобрал пистолет Ли Феня и заткнул его за ремень.
   Тем временем дверца сейфа поддалась и со стуком упала на пол. Кейп осмотрел свою добычу и разочарованно застонал. Мало. Намного меньше, чем он надеялся.
   - Я серьезно, парни, - сказал он, оглянувшись на тела. - Вы тут наркотой торгуете или мороженным?
   Ладно, как говорится, ворованному коню в зубы не смотрят. Или поговорка звучала как-то иначе? Не важно. Он перекидал содержимое сейфа в рюкзак и прислушался. Очень вовремя, потому что с улицы доносились крики, какой-то жуткий рык и стук приближающихся шагов.
   - Ой, - пробормотал кейп. - Ой-ой-ой.
   Издавать такой рев, насколько он предполагал, мог только сам Лунг, и только после трансформации. Это означало, что план спокойного отхода только что накрылся медным тазом. Нет, кейп не испугался. Он не был способен испытывать страх, но факт смертельной угрозы вполне осознавал, как и испытывал желание избежать ее.
   Вместо того, чтобы удариться в панику, он закинул рюкзак на плечи и затянул лямки потуже. Потом бросился в соседнее помещение, где помимо дивана, работающего телевизора, по которому крутился китайский фильм про боевые искусства, и низкого стола, уставленного тарелками с какой-то еще теплой едой, имелся еще и большой металлический шкаф. Шкаф этот практически пустовал, когда-то в нем хранился хозяйственный инвентарь и инструменты, а бандиты применения ему не нашли. Кейп забрался внутрь, закрыл за собой дверцы и затаился в надежде, что у АПП с момента последней правки в Парапедии не появилось никого, кто умеет видеть сквозь стены или как-то иначе обнаруживать людей.
   Из комнаты с сейфом донесся хлопок двери и чье-то удивленное восклицание. Кейп напрягся. Голос был мужской, молодой и без акцента. Обнадеживает, но не более, Лунг брал в банду за узкие глаза, а не за акцент.
   Второй голос. Женский. Тоже молодой и без акцента.
  Вот это уже интересно. Кто это мог быть? Кейпы? Кто-то из Протектората? Вряд ли, судя по голосам, это скорее подростки. Стражи? Да кто бы их вообще пустил работать ночью, да еще не в самом безопасном районе?
   Шаги приблизились к самому шкафу и дверцы распахнулись.
   Их было двое. Парень в белой рубашке и брюках, в белой маске, изображающей красивое лицо, с короной на голове и скипетром в руке. Длинноволосая блондинка в черно-лиловом комбинезоне и узкой маске-полоске, закрывающей только глаза. Несколько секунд они смотрели друг на друга, после чего парень в рубашке закрыл дверцу шкафа.
   - Ты видела то же, что и я? - спросил он свою спутницу.
   Если она и ответила, то не вслух. Дверца шкафа снова распахнулась.
   - Добрый день, - поздоровался кейп. - Вы не хотите поговорить о господе нашем Иисусе Христе?
   Дверца снова закрылась.
   Прошло несколько секунд.
   Дверца открылась.
   - Здравствуйте, это издательство 'Ридерз Дайджест', и у нас есть для вас подарок. Чтобы получить его, сделайте заказ по нашему каталогу на сумму не менее...
   Дверца закрылась.
   Прошло несколько секунд.
   Дверца снова открылась.
   - Хотите увеличить пенис на два дюйма всего лишь за восемь недель без операции?
   - Нет, я не хочу увеличить пенис, - ответила девушка.
   - А я еще не определился, - добавил парень. - А ты можешь?
   - Эээ... - протянул кейп и ненадолго задумался. - Да, могу.
   - Мне он уже нравится. Сплетница, мы можем его оставить?
   - Тела в соседней комнате - твоя работа? - спросила Сплетница, но дожидаться ответа не стала. - Хм, нет. Не совсем. Ты что-то сделал, но сам никого не убивал. Разозлил их? Спровоцировал? Запутал? Точно, напугал. Напугал чем? Угрожал им? Подбросил какую-то обманку? Не обманку, подбросил бомбу с ядовитым газом. Газом, вызывающим приступ сильнейшего страха и ухудшающий способность видеть в темноте. И не бомбу, а просто бутылку.
   - Ты конечно милая, - проникновенно сказал кейп, - но после смерти тебя гарантированно ждет ад, где ты будешь делить один котел с тем козлом, что проспойлерил мне Final Fantasy VII и 'Ковбоя Бебопа'.
   - Обычная плотная одежда вместо костюма, маска из сувенирного магазина в офисе СКП... ты вообще кто такой и что тут делаешь? - казалось, что Сплетница вообще не обращает на его слова внимания. - Кейп, конечно же. Совсем недавно получил силы, это твой первый выход. Да ты тот еще отморозок, дружок, первый выход - и уже два трупа. Непреднамеренно, согласна, но и ты и не раскаиваешься. Так, а какая же у тебя способность?
   Кейпа этот монолог начал порядком утомлять. Он шагнул из шкафа, достаточно быстро, чтобы девушка не успела отреагировать. Правой рукой он обхватил ее за талию, а левой отвел ее правую руку в сторону. Одновременно он подался вперед всей массой, из-за чего Сплетница потеряла равновесие и повалилась назад. Кейп приблизил маску к ее лицу.
   - Моя способность - это завязать нитку в узел языком, - сказал он голосом соблазнителя. - Хочешь, продемонстрирую?
   - Регент! - напряженно произнесла девушка. - Ты мне помочь не хочешь?
   - А как мне тебе помочь? - лениво отозвался парень в рубашке. - Сходить где-нибудь погулять часик? Успеете?
   - Лучше два часика, - сказал кейп.
   - Еще могу подсказать классную позицию, - за маской не было видно лица, но судя по тону, Регент с трудом удерживался от того, чтобы заржать. - Короче, ты, клади левую руку ей на бедро, потом прислони спиной к стенке...
   - Регент!
   - Что у вас тут происходит? - в комнату ввалилось клубящееся облако непроглядной темноты, в которой на уровне высокого человеческого роста висело изображение черепа. - Какие-то проблемы?
   - Гляди, Мрак, малышка Сплетница наконец-то стала интересоваться мальчиками, - Регент сделал движение, будто смахивал из-под глаза слезу. - Так быстро выросла...
   - Просто. Поставь. Меня. Вертикально, - терпение блондинки иссякло, и в бок кейпа уперся ствол пистолета.
   - Стрелять бессмысленно, потому что я уже поражен в самое сердце, - но все же Сплетницу он отпустил.
   - А теперь прекратите валять дурака и отвечайте, что вы тут творите! - рассержено прогремело облако тьмы, которое называли Мраком.
   - Этот придурок нас опередил, - сказала Сплетница. - Он пришел на несколько минут раньше, распылил тут газ, от которого АППшники постреляли друг друга, и выпотрошил сейф.
   - Так, погоди. Он кейп?
   - Определенно. Технарь со специализацией на химии. Не слишком впечатляющее и очень неизбирательно.
   - Есть такое. Никто пить не хочет? - кейп продемонстрировал две стеклянные бутылки из-под диетической колы, в которых плескался 'ноктюрн'. - Слушай, ты... Мрак. У меня что-то с глазами или ты правда черный?
   Сгусток тьмы не удостоил его ответом.
   - Мрак, твоя сила сможет заблокировать газ?
   - Не в таком замкнутом помещении.
   - А чего вы вообще до меня доебались? Я тут, понимаешь, злодеяния творить пытаюсь, а вы вламываетесь без стука и отнимаете мое экранное время.
   - Ты же комический персонаж, тебе много и не нужно, - встрял Регент.
   - Нам нужно то, что было в сейфе, - сказал Мрак. - Отдай, и сможешь спокойно уйти.
   - Отдать какому-то черному свою первую добычу? Не в этой жизни. И вообще, вы реально такие крохоборы? Там было три-четыре тысячи баксов от силы, этого даже мне одному на карманные расходы не хватит, а вас трое!
   - С нами еще четвертый, прикрывает снаружи.
   - Тем более.
   - Деньги можешь оставить себе, - смилостивился Мрак. - Нам хватит только наркотиков.
   - Ничего личного, черный брат, но как сказала эта красавица, я технарь, а технарю нужны материалы. Дурь я тоже не отдам.
   - Нас здесь трое, если ты не заметил, - в голосе Мрака появилась угроза.
   - А у меня в руках две бутылки лютой технарской отравы, которая на меня самого не действует. Смотри, что произойдет дальше. Вариант первый: вы пытаетесь отнять у меня добычу, я пускаю газ, вы теряете рассудок от страха, а мне остается добить вас. Вариант второй: я пытаюсь уйти, вы мне этого не позволяете... ну, будет в общем-то тоже самое. Вариант третий: мы продолжаем перепираться, тем временем подгребают Лунг и Демон Ли, которым шестерки наверняка уже настучали о нападении кейпов, и ломают нам лица. Мне этот вариант не нравится, потому что под маской я красавчик, а огонь и ножи не очень полезны для кожи. Вариант четыре: вы вытаскиваете головы из задниц, и понимаете, что 90% этих денег уйдут на оборудование, на котором из этой наркоты я сварганю такое, что не только увеличивает член, но и лечит рак, СПИД, облысение и рыночную стагнацию. А если Сплетница сходит со мной на свидание, то даже поделюсь с вами парой доз чего-нибудь забористого.
   - Регент, действуй!
   В следующий миг произошло сразу несколько событий. Во-первых, кейп почувствовал, как его руки сами собой разжались, и бутылки с 'ноктюрном' полетели на пол. Во-вторых, с улицы донесся жуткий звериный рев, одиночный взрыв и серия выстрелов. В-третьих, Мрак сплошным черным потоком бросился к кейпу, пытаясь поймать бутылки до того, как они коснутся пола. В-четвертых, кейп за крохотную долю секунды сумел сориентироваться, и пнул падающую бутылку ногой, а вторую успел схватить сам.
   Раздался звон бьющегося стекла и хлопок. На этот раз к дыму добавилась тьма, густая и плотная настолько, что в ней пропадали все звуки, и терялось чувство направления. Кейп задержал дыхание и длинным прыжком с места бросился к выходу, по пути сбив с ног что-то крупное и тяжелое - видимо, Мрака. Он выбрался из подвала на ощупь и принялся жадно хватать ртом воздух, но передышка ему пока не светила. Прямо у него на глазах какой-то ниндзя в черном комбинезоне и красной демонической маске сражался против трех здоровенных монстров из ночных кошмаров, которые больше всего напоминали помесь собак и шогготов. На спине у одного из чудищ сидел парень в маске, изображающей собачью морду.
   - Ребята, - сипло вопросил кейп в пространство. - А у нашего шоу точно рейтинг двенадцать плюс?
   Демон Ли, а никем иным ниндзя в красной маске быть не мог, непрерывно телепортировался, оставляя после себе короткоживущего клона, каждый из которых, впрочем, успевал несколько раз выстрелить из пистолета или выдернуть чеку из гранаты. Из собакоподобных шогготов (или все-таки шогготообразных собак?) летели клочья крови и мяса, но ни пули, ни взрывы, не причиняли им заметного ущерба. Складывалась патовая ситуация, в которой одна сторона не могла нанести достаточно урона, а другая - не могла поймать противника.
   Кейп попытался воспользоваться тем, что оба противника были поглощены битвой и сбежать, но после очередного телепорта Демон Ли его заметил. Он возник из воздуха прямо перед ним, и уже целился из пистолета. Кейп сделал единственное, что еще оставалось - бросился на землю и одновременно швырнул последнюю бутылку себе под ноги.
   Чуть позже он был готов поклясться, что побил все мировые рекорды в беге на короткие дистанции на годы вперед. Во всяком случае, два квартала он преодолел настолько быстро, что ни Демон Ли, парень с собаками-монстрами за ним не угнались. Он привалился к стене, пытаясь восстановить сбитое дыхание, и заметил, что двое бездомных, встреченных им по дороге, все также сидят у своего костра.
   - Ну что, отсыпали? - с тенью интереса спросил тот, что был черным.
   Кейп попытался придумать остроумную шутку, но центр юмора в мозгу в ответ на запрос объявил забастовку. Так что он просто кивнул и медленно поплелся по переулку. Убедившись, что вокруг никого нет, он стянул с лица маску и спрятал ее в туго набитый рюкзак, сбросил капюшон толстовки. Всего несколько нехитрых манипуляций, и вот уже новоявленный суперзлодей превратился в темноволосого подростка. Может, немного запыхавшегося и взъерошенного, но в целом безобидного.
   Дорога до дома заняла у него больше часа.
   Он бежал практически без остановок, сбавляя шаг только на мигающих желтыми огнями светофорах. Несмотря на недавнюю схватку, энергия и возбуждение продолжали кипеть в нем, требовали выхода. Хотя он и снял маску, но все еще не стал собой. Эффект эликсира 'Мистер Хайд' пройдет только после сна.
   Добравшись до своей квартиры, он первым делом направился в ванную. Родители уже спали, но звукоизоляция была достаточно хорошей, чтобы звуки душа их не разбудили. Не то, чтобы ему было дело до их мнения... но пусть лучше дом останется гаванью, свободной от конфликтов.
   Кейп поймал взгляд своего отражения в зеркале и улыбнулся так, как никогда не смогла бы его основная личность.
   - Понравилось приключение, Конрад? - спросил он у отражения. - Вижу, что понравилось. Ведь как бы мы ни различались, но все же мы один и тот же человек. Завтра ты снова будешь у руля, и уж постарайся, чтобы от нашей сегодняшней добычи была максимальная отдача.
   Он проскользнул в свою комнату и нырнул под одеяло. В памяти всплыл образ светловолосой девушки в черно-лиловом костюме, руки еще хранили тепло от прикосновения к ее телу.
   Что же, у основной личности был отличный вкус.
  
  
1.3
   Мое следующее утро началось не с кофе.
   Оно началось с боли.
   Адской, ослепляющей боли в каждом мускуле и сухожилии, сколько их было в теле. Вчерашняя прогулка в маске, как-то незаметно превратившаяся в перестрелку и скоротечную, но от того не менее напряженную схватку с Демоном Ли и группой неизвестных кейпов-преступников, напоминала о себе невозможностью сделать ни единого движения без стона.
   Аспирин тут точно не поможет.
   Часы показывали половину десятого, из-за чего меня моментально уколол стыд. То есть, конечно, спать я лег ближе к утру, но все же я немного гордился тем, что поддерживаю режим. К счастью, свою эскападу я совершал в ночь на воскресенье, и мне не стоило волноваться из-за пропущенных уроков. Однако позднее пробуждение также означало, что у меня осталось меньше времени на запланированные дела.
   Дел было немало. Хотя вчерашнюю ночь я провел в несколько... измененном состоянии сознания, но все же прекрасно все помнил и осознавал. Более того, пока моя вторая половина управляла телом и реагировала на угрозы, я мог спокойно и отстраненно заниматься анализом всего, с чем она столкнулась.
   Первое, и самое главное - разобраться с добычей. Разнообразные наркотики существенно расширяли мои возможности, а деньги позволяли приобрести настоящее лабораторное оборудование. Точные электронные весы, центрифугу, микроволновый реактор, шейкер, кучу всяких пробирок и колб... эээ... а денег-то хватит? Если не ошибаюсь, один только реактор мог съесть все, что я вынес из того сейфа. Может, я зря собираюсь разбрасываться деньгами, и мне следует сосредоточиться на изготовлении оборудования?
   Моя сила, до этого смирно дремавшая, встрепенулась и начала формировать неясные образы странных агрегатов, которые явно предназначались для производства и обработки самых различных материалов и веществ. Их разнообразие поражало, а предоставляемые ими возможности казались настолько обширными, что я не смог сосредоточиться на чем-то конкретном и образы рассеялись.
   Возможно, это была проблема всех технарей. Я должен был четко представлять, что желаю получить, и чем лучше мог оформить результат, тем быстрее и четче моя сила прокладывала к нему путь. Конечно, базовую лабораторную оснастку я все равно куплю немедленно, просто чтобы не устраивать опять бедлам на кухне. Остальной же капитал придется придержать для конкретных проектов.
  Второе по порядку, но столь же важное - костюм. В мире много правил и условностей, которые не несут очевидного смысла, но являются обязательными для выполнения, потому что так принято. Например, ношение одежды летом, когда и так тепло. Или общественное порицание всяких извращений, вроде зоофилии. Или ношение кейпами, решившими заявить о своем существовании, броских и запоминающихся костюмов. Чем-то напоминает обязательное для женщин ношение никаба на Ближнем Востоке. Быть кейпом и не носить костюм... ну не знаю, наверное, было бы приличнее пройтись без трусов по центру города в час пик.
  Нет, костюм определенно нужен. Вчера я использовал простую толстовку и дешевую маску, и был дважды если не облит презрением, то уж точно не воспринят всерьез. Особенно неприятно было ловить на себе снисходительно-понимающий взгляд той девушки в черно-лиловом комбинезоне, Сплетницы. Перед такой красоткой кому угодно захотелось бы предстать в лучшем виде. Этим вопросом следует заняться безотлагательно - поискать идеи для внешнего вида, синтезировать материалы. А с собственно изготовлением проблем не будет? Я не портной, как-никак.
  Я закрыл глаза и в голове начала вырисовываться приблизительная схема для выкроек и идеи на счет того, как скреплять между собой отдельные части. Прекрасно. Видимо не врали на счет того, что технарь в принципе способен делать и вещи вне своей специализации, пусть и не обладающие какими-то невероятными свойствами и с большими трудозатратами. Мне от костюма что-то запредельное не требовалось. Всего лишь защита для моего бренного тела от ударов, пуль, огня, ядовитых газов, гранатных осколков, клыков гигантских биомутантов и снисходительных взглядов красивых девушек.
  Окей, согласен, это как-то жирно получается. Последнего пункта для начала будет достаточно.
   Третье...
   Я попытался перевернуться на другой бок и взвыл от боли.
   К черту все, сначала я приготовлю себе обезболивающее и что-нибудь для ускоренного восстановления, чтобы к утру понедельника быть в порядке, а не еле ковылять всю следующую неделю. И позавтракать, потому что мой диабет никуда не делся, что подразумевало приемы пищи по достаточно строгому распорядку. И надо поэкспериментировать с инсулином, улучшить формулу. И...
   Черт побери, столько дел, а в сутках всего двадцать четыре часа! Я уже завидую кейпам-ноктисам, которых силы лишили потребности в сне.
   Стиснув зубы, я выполз из-под одеяла, кое-как натянул домашнюю одежду и, давя рвущийся наружу вопль, поплелся в ванную. Заодно я прихватил из рюкзака один из пакетиков с белым порошком, который моя сила сочла самым перспективным. Честно, не разбираюсь в том, какие бывают наркотики, и чем они друг от друга отличаются. Сейчас они меня интересовали меня только как ценные компоненты, до триггера не интересовали вовсе. Эскапизм эскапизмом, но он не стоил той платы, что взимали наркотики. Не говоря о том, что мне не на что было их купить. В каком-то смысле моя мать цели добилась.
   Надо сказать, выходные я ненавидел. Это были дни, когда родители не уходили на работу, мне не нужно было идти в школу, и я с головой погружался в тот чан с дерьмом, который представляла жизнь нашей семьи. Нет, скандалы были редкостью. Никто не кричал друг на друга, не пререкался.
   Наоборот.
   Когда я вошел на кухню, там царила гробовая тишина. Мои родители подчеркнуто друг друга игнорировали. Мать молча мыла посуду, оставшуюся после приготовления завтрака. Отец сидел за столом, загородившись от всего развернутой газетой. Подозреваю, что возможность мгновенно возвести вокруг себя вот такую стену была единственной причиной, по которой он продолжал покупать бумажные газеты, а не читал новости в интернете. Несколько дней назад я бы постарался механически поздороваться, как можно скорее заглотить завтрак и также быстро убраться к себе в комнату, сделать вид, что делаю домашние задания. Или придумать достаточно правдоподобную ложь, чтобы иметь повод убраться из дома хотя бы на несколько часов.
   Сегодня... мало что поменялось. Я бросил приветствие, не несущее в себе ничего, кроме обозначения своего физического присутствия, и сразу направился к холодильнику. Своим главным достижением на данный момент я считал обретение какого-никакого контроля над своей силой, позволяющего мне не начинать сразу громить все вокруг в поисках нужных реагентов и инструментов для их обработки, а сначала оценивать все наличные ресурсы, а потом удерживать производственный процесс в цивилизованных рамках.
   В общем, обезболивающее я сумел приготовить достаточно быстро, и вроде бы даже смог замаскировать все действо под наливание молока в тарелку с диетическими злаковыми хлопьями (дополнительно обогащены клетчаткой, кальцием и витаминами группы В). Плюс небольшая порция салата из рубленных овощей, заправленных ложкой льняного масла, плюс стакан чая без сахара. Завтрак диабетика готов. Уныло? Не без этого. Из-за своей диеты я даже выстраивал свои маршруты передвижения так, чтобы не проходить мимо разнообразных забегаловок. Просто чтобы не дразнить лишний раз нос.
   Я подсчитал в уме объем углеводов, уместившихся в хлопьях с салатом, и решил, что на дневной перекус, черед которого настанет через три часа, мне стоит ограничиться парой яблок. Так себе диета для растущего подростка, тем более парня. Организм отчаянно требовал белка, причем в астрономических количествах. Моя мать, однако, терпеть не могла возиться с мясом и рыбой, а полуфабрикаты убили бы меня не так быстро, как бутылка колы, но столь же надежно, так что протеины в моем рационе были представлены преимущественно 'скажи-пока-своему-тестостерону' соей. С девчонкой меня вроде бы не путали, но бугрящимся мышцам взяться тоже было неоткуда, несмотря на четыре занятия в секции спортивной гимнастики в неделю, и пока половина одноклассников вовсю щеголяла пушком под носом, моя физиономия оставалась удручающе гладкой.
   Прощайте, мои мечты о шикарной бороде а ля 'канадский лесоруб'.
   Жуя пресный салат, я потихоньку начинал ненавидеть тех кейпов, что помешали мне вчера. Я мог получить нужный компонент для приготовления лекарства от диабета, просто вырезав у одного мертвецов поджелудочную железу! Не знаю, смог бы я осознанно лишить жизни другого человека ради своего излечения, но те АППшники весьма любезно постреляли друг друга сами, пусть и с моей подачи. Было бы идиотизмом не воспользоваться случаем. Но пришлось удирать со всех ног, бросив гнить добычу, вероятно, более ценную, чем добытые деньги и наркотики. Еще два пункта в списке дел.
   Первый - нужно сегодня же заняться проектом Идеальной Пищи. Он пересечется с проектом препарата для ускорения регенерации, потому что телу в любом случае потребуется строительный материал. И лучше бы ему быть самым высококачественным.
   Второй - я должен сделать оружие.
   'Ноктюрн' сработал хорошо, но слишком неудобно его было носить и применять, особенно против кейпов. Моя сила, поскольку вопрос касался насилия, воодушевленно зашевелилась, предлагая решения на каждую идею, приходившую ко мне в голову. Изготовить газовые гранаты? Транспортировка станет удобнее, да и выдернуть чеку проще, чем бить бутылку об пол, но все недостатки химического оружия останутся на месте. Не париться, и просто сделать патроны для подобранного пистолета? В целом... вариант приемлемый, но не оптимальный. Придется повозиться, особенно с гильзами. Установка, производящая патроны, представлялась мне громоздкой, шумной и грязной. Дома такую не запустишь.
   Стоп-стоп-стоп. Я думаю в неверном направлении и использую неверную отправную точку. Я не должен опираться на существующие решения, и вырисовывать облик оружия из них. Мне нужно сосредоточиться на конечном результате. Вот предположим, передо мной та четверка. Что я хотел бы с ними сделать, чтобы убрать со своего пути?
   Воображение протестующее забуксовало.
   Я исправил ошибку, мысленно заменив Сплетницу на Демона Ли, и процесс пошел бодрее. Мне нужно избавиться от них - что с ними сделать? Разрубить? Сжечь? Испарить? Может даже заморозить? Нет-нет-нет, слишком жестко. Моя внутренняя личность совсем не возражала против кровопролития, но рациональной частью своего мышления я понимал, что выходить на улицы с однозначно смертельным оружием - это верный путь в Клетку или в могилу. Я бы не стал думать об оружии, если бы не намеревался его применять, а если начать убивать тех, кто встает на пути - все остальные объединятся, чтобы меня прикончить. Перво-наперво, мне нужно нелетальное оружие, которое можно использовать с легким сердцем. К примеру такое, как... как 'ноктюрн'! Если бы удалось достигнуть такого же эффекта, приступ паники и временная слепота, но без использования газа...
   Мой демон, нашептывавший на ухо рецепты и схемы, на радостях взвизгнул и сделал тройное сальто назад. Еще бы, он наконец-то смог предложить именно то, что мне нужно.
   Я покончил с завтраком, вымыл за собой посуду и вернулся в комнату. Вколол утреннюю дозу инсулина и выдрал из тетради лист, чтобы набросать эскиз своего оружия. По всему выходило, что оно включать в себя достаточно широкую поверхность, которая будет играть роль, чего-то типа антенны. Как тогда его носить? Или не носить? Или носить, но не в руках? Точно! Маска! Я не планировал продолжать пользоваться сувенирной маской, уж больно жалко она смотрелась, но новую смогу изготовить похожей. Сделаю ее не такой плоской, как у Эйдолона, не имеющей выраженных черт, но все же примерно следующей контурам лица - так я смогу расширить радиус охвата. Еще можно добавить щитки на груди и ногах с теми же функциями... сделать сегментированными, чтобы повреждение нескольких не вывело антенну из строя полностью...
   Свободное место на листе кончилось, и я вырвал новый. Заметка: в довесок к лабораторной посуде купить кульман. Или лучше графический планшет. Программу для создания чертежей. 3D-редактор. Или даже все вместе.
   Так, нужно экранирование... чтобы меня не ударило собственным излучением... материал антенны... вот это сложность! Это не просто металлическая пластина! Это... это что-то невообразимое! Строго ориентированная молекулярная структура... композиция различных веществ на уровне выше молекулярного, но намного ниже обычного композита. Мне придется сначала изготовить фотолитографическое оборудование. Но даже с ним процесс займет много дней. Напыление каждого макромолекулярного слоя придется проводить вручную... черт, надеюсь, оно того стоит.
   Да, черт побери, оно того стоит! Маска-излучатель - это лишь частный случай применения технологии! Покорпеть надо оборудованием для макромолекулярного напыления - и можно будет изготовить композитный материал с почти любыми свойствами! Для костюма... для чего угодно! И надо что-то подумать с энергопитанием для всего этого добра...
   За чертежами время пролетело незаметно. Я смог оторваться от мелко исчерканных листов только когда часы показали без четверти три, и выругался не хуже какого-нибудь безработного докера. Я пропустил свой перекус. Казалось бы, полтора часа небольшая разница, но я слишком хорошо помнил ощущения от кетоциадоза, чтобы рисковать даже незначительным нарушением режима. На всякий случай я потянулся за глюкометром, чтобы проверить сахар в крови, но запоздало вспомнил, что уже принес его в жертву своему технарскому демону.
   Размяв затекшую спину, я снова выбрался до кухни, и уже размышлял, не следует ли мне добавить что-нибудь к яблокам, чтобы скомпенсировать пропущенное время. Но именно в этот момент жизнь, словно возмущенная моим нежданным благоденствием, дала хорошего такого пинка.
   - Конрад, можно с тобой поговорить?
   Я обернулся. Из открытого холодильника тянуло холодом.
   - О чем?
   Мой отец, казалось, чувствовал себя не в своей тарелке. Вообще, он видимо постоянно себя так ощущал, если всеми правдами и неправдами старался проводить дома как можно меньше времени.
   - Где ты был прошлой ночью?
   Ох блять... точно. Я ведь не подсыпал ему 'сахар' в кофе. Понадеялся на его безучастность ко всему происходящему в этих стенах. И просчитался.
   - Не спалось, решил немного побегать.
   Отец скривился, будто от зубной боли.
   - Ты вступил в банду? Примкнул к нацистам, да?
   - Ну, для арийского идеала у меня слишком темные волосы, - я выразительно посмотрел на остатки его собственной шевелюры. - Да и кому я в банде нужен, болезный такой?
   - Не в этом смысле. Вчера ты ходил в магазин, и вернулся с маской. Конрад, я еще не выжил из ума. Я знаю, в каком городе мы живем, и понимаю, что значит, если юноша вроде тебя вдруг покупает или делает маску.
   Я закрыл дверцу холодильника и оперся спиной о тумбу.
   - Даже если ты предположить, что ты прав... что это меняет? Донесешь в СКП, что в доме завелся кейп, и попросишь прислать бригаду для, кхм, декейпизации?
   - Если это поможет оградить тебя от ошибок...
   - Оу, - я остался внешне бесстрастным, но почувствовал, как внутри вскипает ярость. - Последняя такая попытка защитить меня от дурного влияния чуть не стоила мне жизни. Знаешь, как весело валяться в луже собственной блевотины, не имя сил даже отодвинуться? А как прикольно безуспешно пытаться вспомнить собственное имя, потому работа мозга нарушена отеком?
   Он нахмурился.
   - Это когда такое было?
   - Недавно. Ты даже не в курсе.
   - Ты только сейчас это рассказываешь.
   - Будто бы это что-то изменило.
   - Все равно ты должен был рассказать.
   - Пап, мне много лет в этом доме мыли мозги, что я должен. Что я просто по уши в долгах, и должен быть бесконечно благодарен за каждую ночь, проведенную не под открытым небом. Кто знает, может я бы и правда был благодарен, если бы меня не тыкали в этот факт носом постоянно. Ну так вот. Я тут прикинул, во сколько обошлось мое содержание за все пятнадцать лет и три месяца. Сумма солидная, но думаю, если твои подозрения верны, я буду способен столько заработать. И когда я возмещу все, что было потрачено на мое питание, мебель, одежду, лечение, образование и прочее - можно я буду считать, что больше здесь никому и ничего не должен?
   Отец не ответил. Может, не ожидал такого отпора, а может, ему просто нечем было крыть. Никогда не умел читать людей.
   - Ты что-то сделал с Мартой? - спросил он через некоторое время.
   - С чего ты взял?
   - Я могу заметить изменения в женщине, с которой прожил почти двадцать лет.
   - Вряд ли с ней произошло что-то необратимое или вредное, что продлится дольше нескольких дней. А то, что она вдруг прекратила меня тиранить - простое совпадение. Думаю, у нее просто большая загрузка на работе. Так или иначе, легко отделалась. Мог и инфаркт случиться, как вариант.
   Теперь он испугался. Даже я это заметил. Наверное, так мог бы испугаться человек, который обнаружил в клетке с любимой морской свинкой какое-нибудь чудище со жвалами и щупальцами.
   Я подошел к нему поближе и добавил, понизив голос:
   - Меня хорошо научили держать свое мнение при себе. Почему бы и тебе не попробовать?
   - Сегодня ночью... ты тоже пойдешь на пробежку? - зачем-то спросил отец.
   - Сегодня нет, - сухо ответил я. - Мне вчера досталось от Демона Ли. Нужно время, чтобы восстановиться.
   Ложь, замешанная на правде - самая эффективная. Посыл, на мой взгляд, был очевиден: вчера я имел дело с известным убийцей, и выжил, чтобы рассказать об этом. Подумай дважды, прежде чем рисковать вызвать мой гнев. Так или иначе, отец немного сник, и больше меня расспросами не доставал.
   Не знаю почему, но на душе у меня стало настолько погано, что даже предвкушение работы над чертежами не смогло удержать меня дома. Я взял рюкзак с деньгами, выложил из него наркотики и патроны и отправился на шопинг.
   Броктон Бей - город небольшой. Соответственно, магазины на любой вкус и цвет, которые имелись в крупных городах, здесь отсутствовали. Вероятно, найди я время скататься в Бостон, что заняло бы половину дня в оба конца, то смог бы приобрести все необходимое в одном месте. Здесь же пришлось помотаться.
   Большую часть лабораторной посуды я смог купить в магазине хобби-товаров. Выбор там был невеликий, но под мои запросы хватило. На центрифугу и шейкер пришлось оформлять предзаказ, причем в них разом ухнуло две с половиной тысячи долларов из трех тысяч ста. Там же я купил пульверизатор на сжатом воздухе. С помощью подобных всякие гики красили коллекционные модели. Мне он пригодится для макромолекулярного напыления.
   В фотомагазине, который оказался неподалеку, удалось найти глубокие ванночки для проявления фотографий. По прямому назначению я их применять, конечно, не собирался, просто моя сила сочла их подходящими для производства излучающих пластин. Ну и так далее.
   Через пару часов начало темнеть, а я изрядно устал. Новый глюкометр, купленный на замену разобранному, показывал тревожно низкий уровень сахара. В качестве временной меры я закинул в рот маленький леденец, которые носил специально для таких случаев, но все же сбой означал, что надо поторапливаться домой. И все же я не смог отказать себе в удовольствии зайти в магазин компакт-дисков. В некотором смысле, это было исполнение мечты, потому что музыка давала мне успокоение, уносила меня прочь от проблем, давала возможность хоть что-то чувствовать. Прежде мне приходилось пробавляться пиратскими сайтами, теперь я мог позволить себе то, о чем мечтал последние полгода.
   - Полную дискографию Rhapsody, - сказал я продавцу. - И плеер.
   - С альбомом 2004-го года? - уточнил он.
   - Без.
   - Так бы и сказал, что интересует Сага об Изумрудном мече, - он хмыкнул. - Редко у молодежи встретишь хороший вкус.
   Я неопределенно пожал плечами?
   - Therion может интересует? Nightwish?
   - Первых оставлю на потом, а у вторых мне тексты не нравятся. Терпеть не могу песенки про кейпов.
   - Если что, здесь свежие поступления каждый вторник. Может, еще чего приглядишь.
   Я кивнул, расплатился и вышел на улицу. В наушниках Фабио Леоне пел о Воине Льда, что отправился на поиски могущественного Изумрудного Меча, способного сокрушить орды демонов.
   Я замер на полушаге. Меч будто наяву возник у меня перед глазами. Меч из чистого изумруда. Если так подумать... изумруд - второй по прочности минерал после алмаза. Хрупкий, но для меня это поправимо. Я постарался представить меч во всех деталях, каждую его грань, легкий изгиб лезвия, мягкий внутренний свет.
   Плевать на практическую ценность. Он был слишком прекрасен, чтобы я не попытался его сделать. А это значит, что мне еще нужно купить алюминиевую проволоку.
   Домой я вернулся настолько нагруженным, что пришлось ловить такси. Я спустил практически все, что смог добыть прошлой ночью, у меня осталось меньше двухсот баксов, но чувствовалось, что и они ненадолго задержатся в моем кармане. Скоро снова придется снова искать, где поживиться.
   Дома я сделал еще одну дозу обезболивающего, потому что все тело снова начало болеть, и наконец-то смог заняться обустройством. Окно моей комнаты выходило строго на север, так что я мог не опасаться прямых солнечных лучей, и подоконник оказался достаточно широким, чтобы использоваться в качестве лабораторного стола. На всякий случай я застелил его толстой пленкой, но если у меня тут прольется что-то действительно серьезное, не то что пленка - слой бетона не спасет.
   Казалось бы, стойка для пробирок - простейшая вещь. Но, черт побери, насколько же она упрощает жизнь! У меня было таких было три, и я составил их рядом, подписав каждую. 'Пыльца', 'амброзия' и 'панацея'. Не та, которая кейп, а которая из мифа. Соответственно, ускоритель регенерации, идеально сбалансированная пища и усиленная формула инсулина, чтобы сократить инъекции до одной в сутки. Может, не самые меткие названия, но я выдумал их на ходу, просто чтобы самому различать, где какие пробирки будут стоять.
   Минуточку...
   У меня возникло ощущение, что я забыл о чем-то очень важном. Что-то связанное с названиями... черт, точно! Как я мог забыть? Кейпу прилично не только носить скрывающий лицо костюм, но и иметь псевдоним.
   Я включил компьютер и запустил браузер. Строгих правил на счет имен не было и быть не могло, но кейпы предпочитали соблюдать уникальность, чтобы не возникало путаницы, и чтобы оставаться единственными и неповторимыми. Также считалось хорошим тоном, чтобы имя кейпа как-то указывало на его способности, хотя это соблюдалось отнюдь не всегда.
   Через полчаса поисков я был готов сдаться.
   В целом я склонялся к псевдониму, который был бы связан с химией или алхимией. Даже подобрал несколько вариантов, попробовал примерить их к себе, и ни один мне не понравился, не чувствовался своим. Одни звучали слишком банально или неудобопроизносимо. Другие, такие как Алхимик и Магистр, оказались заняты. Третьи звучали настолько жутко, что я выписал бы на парня с таким именем путевку в Клетку, просто услышав его.
   'Может, отложить это на потом? - с унынием подумал я. - У меня и без того работа стоит'.
   Но все же клацнул по ссылке на статью о философском камне. Зачем спрашивается? Имя 'Философский камень' я тоже успел забраковать по причине чрезмерной длины. Так, что там за подраздел в содержании? 'Синонимы'?
   Эликсир жизни.
   Пятый элемент.
   Красная тинктура.
   Магистерий.
   Сердце забилось чаще. Я забил это слово в поиск по Парапедии, по Parahumans Online. Ни одного совпадения.
   Мой рот изогнулся в довольной улыбке. Улыбаться мне было непривычно, даже не помню, когда я последний раз это делал. Но сейчас был идеальный повод для веселья.
   Шутка ли, я только нашел себя.
  
  
1.4
   Следующие несколько дней пролетели для меня в рабочем угаре.
   Сразу после подъема и зарядки я первым делом проверял состояние заготовок, помещенных в ванночки с электролитом. При необходимости я корректировал состав, или же добавлял правки в литографические схемы. Можно было бы сделать все проще, но мне хотелось придать им универсальность. Хотя человеческое мышление и чувства - крайне сложная штука, в которой моя сила не позволяла достаточно четко разобраться, но ее оказывалось достаточно, чтобы вникнуть в механизмы возникновения основных реакций. Боль, страх, удовольствие, сексуальное желание, гнев... любая из перечисленных эмоций кодируется определенным набором нейромедиаторов и гормонов. Синтезируй их - и заставишь человека чувствовать то, что тебе нужно. Еще проще с органами чувств. У меня вряд ли получилось бы создать сколько-нибудь внятную иллюзию, но вот нарушить работу так, чтобы ослепить и оглушить - это запросто.
   Как я постепенно начал понимать, моей специализацией являлась не химия, а что-то более обширное. Для меня оказалось возможным не только самостоятельно создавать нужные вещества, но и мастерить устройства, позволяющие обрабатывать материалы способами, о которых я даже не подозревал. Например, рядом с ванночками с заготовками стояла длинная форма, сделанная из листа нержавеющей стали, в которой пучок алюминиевой проволоки медленно, но верно превращался в зеленоватый клинок.
   На что-то большее времени не хватало. Я занимался утренним туалетом, принимал дозу инсулина - теперь уже единственную за день - и бежал в школу, на ходу заглатывая завтрак. Надо сказать, здесь мне моя сила подложила подлянку. Когда я синтезировал порошок, в котором содержались все вещества, требующиеся телу и мозгу для работы, подобранные в оптимальной форме и сочетаниях, а потом спрессовал его в батончик (чтобы можно было кусать и жевать), то полностью сосредоточился на эффективности состава. И начисто забыл про вкус.
   В общем, если свою старую диету я соблюдал без особого энтузиазма, то нынешнюю - с отвращением и через силу. Гордость не позволяла мне признать эксперимент провалившимся, а использовать вкусовые добавки означало разрушить идеальную нутриентную синергию. Тем не менее, я практически исключил из своего рациона 'обычную' пищу, дав себе зарок хотя бы месяц прожить только на 'амброзии'. Просто чтобы разработка не была напрасной.
   Часы в школе тянулись неимоверно медленно. Раньше мне нравилось здесь находиться, просто потому, что в это время я был избавлен от общества родителей. Даже различные дополнительные занятия меня не особенно тяготили. Теперь же каждый час, потраченный на уроки, был часом, который я не потратил на свои проекты. Даже с учетом брошенных курсов, каждый день я проводил в школе около шести часов - прорва времени, за которое можно было бы значительно продвинуться в работе над костюмом. Скрепя сердце, я также продолжил ходить в секцию спортивной гимнастики. Мне все еще требовались регулярные нагрузки для регулировки метаболизма, а приобретенные на снарядах навыки оказались неожиданно полезными в ходе ночной вылазки.
   Первая мысль, которая бы возникла у кого угодно - а может нафиг ее, школу эту? Я успел об этом подумать, и очень быстро выдумал себе кучу оправданий, чтобы не нарушать сложившийся порядок вещей. Я находился в шатком положении, не одинокий волк и не вольная птица, а просто бродяга, не примкнувший ни к одной организации, не имеющий достаточного жизненного опыта и устремлений, чтобы создать собственную, и не настолько пассивный, чтобы не нуждаться в обществе других кейпов. Школа в этом плане оставалась страховкой и опорой. Ниточкой, что связывала меня с прежней жизнью - достаточно определенной и понятной, при всей ее неприглядности.
   Впереди была неизвестность.
   У меня, по сути дела, было два пути. Во-первых, я мог пойти в офис СКП, и раскрыть себя. Сделать это можно было в любой момент, хоть сразу после школы. Это бы означало влиться в структуру Протектората, точнее в его подразделение для несовершеннолетних, в Стражи. Не сказал бы, что идея плохая... просто занимались Стражи, на мой взгляд, сущей ерундой. Кто-то скажет, что патрулирование улиц - дело достаточно ответственное, но они крутились в основном в центре, где шанс столкнуться даже с мелкими хулиганами был исчезающее мал. Еще они ходили по школам, встречались с младшеклассниками, и пытались втолковать им, что такое хорошо и что такое плохо, у них часто брали интервью, приглашали на радиопередачи и ток-шоу... работа на публику, короче. Зато легально и безопасно, а пример Дракона и некоторых других наглядно показывал, какую ценность может представлять технарь, способный делать что-то не только для себя - а я не сомневался в своих способностях создать какую-нибудь промышленную установку, хотя и отнюдь не горел желанием оказаться навечно к ней привязанным в качестве техподдержки. На этой неделе я даже специально пару часов шатался по улицам, пока не встретил Висту и Рыцаря. Мне хотелось спросить у них, как они попали на службу, и не жалеют ли о выборе, но без маски не решился с ними заговорить.
  Другим вариантом было искать встречи с членами группировки Империя-88. Не то, чтобы я считал себя расистом... но всю свою жизнь я провел в окружении достаточно респектабельных людей, обеспеченных и образованных - то есть белых. Христианская школа 'Безупречность', куда я ходил, расового ценза, конечно, не имела, но в моем классе не было ни одного черного, латиноса или азиата. Расистские шутки мне нравились, сам бы шутил, если бы умел. Да и родители мои даже в лучшие времена, когда они были совсем другими людьми, брезгливо морщили носы, если речь заходила о беженцах из Кореи и Японии, чьи страны были практически уничтожены одним из Губителей, Левиафаном. В общем, если бы мне и пришлось себя пересиливать, продлилось бы это недолго. Тем более что на сладкое мне доставалось почти полное отсутствие ограничений, которыми, как я слышал, были по рукам и ногам скованы кейпы Протектората. Проблема в том, что Империя-88 была, как ни крути, мафиозной организацией, а значит, вход туда был, а вот выход только вперед ногами.
  Вариант 'остаться самому по себе' мне казался неправдоподобным. Обладай я классическим 'набором Александрии', то есть полетом, неуязвимостью и суперсилой, то наверняка смог бы оградить себя от посягательств, которых бы все равно не последовало. Но моя способность делала меня чем-то вроде тюленя-белька, которого каждый норовит стукнуть дубинкой, чтобы содрать шкурку. Конечно, при условии, что он будет знать, где водится этот белек.
  Только поздновато спохватился, уже как минимум четыре кейпа в курсе. Шесть, если Демон Ли сообразил, что я тогда был не с ними, и доложился боссу. Оставалось надеяться, порция 'ноктюрна' прямо в лицо оставила у него неизгладимые впечатления. И те четверо... я был не в курсе, с кем они. Точно не с Лунгом, и вряд ли с Кайзером. Империя-88 претендовала на власть над умами, и не скрывала свой состав, данные на Парапедии считались заслуживающими доверия, и никого с именами Регент, Мрак и Сплетница там не значилось.
  Сплетница...
  Не то, чтобы я совсем не был избалован женским вниманием. В школе я время от времени ловил на себе заинтересованные взгляды девчонок, но надо снова сказать спасибо моей мамаше. После единственного раза, когда я попытался пригласить на свидание одноклассницу, она явилась в школу и закатила такой скандал, что теперь все, что имело сиськи или их зачатки, шарахалось от меня как от огня. Смотри, но не трогай.
  Сплетница ничего этого не знала, и это в ней само по себе привлекало. Она явно была суперзлодейкой, причем независимой от крупных банд, и это привлекала вдвойне - ее свобода от любых рамок и ограничений, ее готовность бросить вызов миру. Ну и химия, конечно, куда без нее. Мы были достаточно близко друг от друга, чтобы я вдохнул ее аромат, и он впился в мой мозг, как ключ в замочную скважину. Я дал себе слово, что как только завершу свое снаряжение, то разыщу ее.
  Так и прошло пять дней - в работе, раздумьях и тревоге. В мечтах. Я возвращался из школы, наскоро расправлялся с домашним заданием, не прилагая и половины обычных усилий, и с головой окунался в технарские дебри.
  Большая часть усилий уходила, конечно же, на костюм. Я бы не позволил себе еще раз выйти в обычной одежде и сувенирной маске, и уж точно не собирался носить ничего похожего на классический комбинезон в обтяжку. Не из-за желания выделиться, просто стеснялся своей тощей фигуры.
  Ладно, признаю, выделиться мне тоже хотелось.
  Основой послужил обычный рабочий комбинезон за пятьдесят баксов. Сначала я думал просто покрыть его дополнительными полимерными слоями, но оказалось, что дешевая ткань плохо дышит. Я взопрел в нем всего через час пробной носки, в результате чего образец был забракован и распорот по швам на выкройки. Пришлось попотеть, пока делал шлем, наподобие такого, как у дайверских костюмов. Моя сила тут была плохим помощником, поскольку изготовление одежды ну уж слишком далеко отстояло от моей специализации, но зато позволила собрать что-то, что можно было назвать соответственно дезинтеграционным резаком и лазерным паяльником. Первый, будучи в девичестве канцелярским ножом, легкостью резал прочнейший полимер, который не брали ножи и ножницы. Второй, изготовленный из лазерной указки, скреплял между собой куски, не оставляя швов.
  Резак, надо сказать, меня немало впечатлил. Когда я случайно разрезал с его помощью стальную ложку, то понял, что только что нашел способ сделать мой Изумрудный Меч не только красивым, но и полезным, благо лезвие еще не полностью выросло, и необходимые изменения в конструкцию можно было внести немедленно. Демон, учуяв что дело пахнет еще одним орудием смертоубийства, расстарался вовсю, подсказав способ как вывести дезинтегрирующее поле за пределы физического клинка. Воспользоваться им мне, однако, не светило до тех пор, пока я не изобрету более емкие элементы питания. Резаку хватало одной батарейки ААА, для меча потребовались уже три штуки типоразмера С. Но в режиме удлинения дезинтеграционной области энергопотребление возрастало в сотни раз, и полчаса работы превращались в несколько секунд, на которые метровой длинны лезвие становилось двухметровым.
  В общем, в течение нескольких дней костюм принял более-менее завершенный облик. Хотя он и не висел мешком, но был достаточно толстым, чтобы скрадывать детали фигуры. В нем не было слишком жарко или холодно, микроскопическая структура позволяла свободно циркулировать кислороду, но не пропускала более крупные молекулы. Материал костюма не брал огонь и серная кислота, слабая теплопроводность позволила бы мне несколько секунд провести в открытом пламени и выйти невредимым. Я даже рискнул выбраться без маски в безлюдный район Кладбища кораблей, где обернул стеклянную бутылку в кусок этого полимера и расстрелял ее из пистолета. Точнее, выпустил по ней пять пуль, которые все завязли в слоях полимера, приобретающего тем большую жесткость, чем меньше была площадь удара и больше его скорость. Бутылка, надо сказать, только чуть-чуть треснула. Кроме того, этот же материал блокировал излучение, генерируемое маской.
  Оставалась всего одна проблема.
  Огромная проблема.
  Душераздирающая проблема.
  Полимер получился белым. Не как молоко, а скорее как мрамор, но все же я представлял свой костюм таким, чтобы хорошо маскировал в темноте, или хотя бы скрывал пыль и грязь. Белый цвет... не могу даже представить, кто такое носил. Навскидку, я мог вспомнить только Славу и Панацею.
  Ну, еще Зион. Но это же Зион, ему можно.
  И не надо делать такие глаза, дескать, парень бесится из-за цвета одежды. Без маски мне было глубоко безразлично, что носить, лишь бы прикрывало срам и не давало мерзнуть. Но образ для кейпа почти также важен, как его сила, они взаимно дополняют друг друга. И как связать белоснежный костюм со специфичной силой Технаря, мне представлялось слабо. Не говоря о том, что я бы стал идеальной мишенью в любых условиях.
  В общем, после нескольких безуспешных попыток покрасить полимер не напортачив в молекулярной структуре, я на последние деньги купил отрез темно-бордовой ткани, из которой наскоро скроил что-то вроде балахона, и припаял его к костюму так, чтобы ничего не болталось. Из той же ткани я сделал длинный капюшон, края которого полностью закрывали грудь и доходили до локтей опущенных рук. Он не только неожиданно удачно дополнил общий образ, но и скрыл проводку и системы управления маской-излучателем.
  Вот так и прошла большая часть недели. До самого пятничного вечера.
  Когда дверь моей комнаты распахнулась, и до боли знакомый окрик заставил меня оторваться от монтирования рукояти меча.
  - Конрад! - моя мать замерла на пороге, изумленно оглядывая преобразившуюся всего за неделю комнату. - Что... что тут творится?!
  Я удивленно огляделся. Ну и что тут творится? Все вроде бы в пределах нормы. Ну, постель неровно застелена, на тумбочке учебники горой навалены. На окне - батарея пробирок всех цветов, ванночки с растворами, куча расфасованных наркотиков и прочих реактивов. Под окном - форма для выращивания монокристаллов. С платяного шкафа свинчены дверцы и превращены в верстаки для синтеза и сушки полимерных листов. Стол - одна сплошная куча мусора. То есть, с посторонней точки зрения это бы наверняка был мусор, для меня там все было предельно ясно, и разложено так, чтобы до всего было легко дотянуться.
  В самом деле, что тут творится? Да ничего особенного.
  - Я занят школьным проектом, - ляпнул я первое, что в голову взбрело.
  Черт. За всей этой круговертью я совсем забыл дать ей еще одну дозу 'сахара'.
  - Конрад... - ее интонация как-то странно изменилась. - Просто скажи, что за муха тебя укусила? Ты... ты...
  - Я уже пятнадцать лет Конрад. Если ты закончила напоминать мне об этом, закрой дверь, пожалуйста, мне надо работать. И больше не вламывайся без стука, я мог быть не одет, смотреть порно или разговаривать по телефону с девушкой. У меня, конечно, нет ни телефона, ни девушки, но ведь когда-то они появятся, верно?
  - Н-не дерзи мне! - мне кажется, или она правда запнулась? - Нос еще не дорос со мной спорить!
  - Нос, может и не дорос. И надеюсь, не дорастет. Мне как-то сказали, что у меня очень пропорциональное лицо. Зато кое-что выросло как раз.
  Я вытащил из формы полностью сформированное изумрудное лезвие и в два счета соединил его с рукояткой. Перехватил готовое оружие прямым хватом и сдвинул тумблер на гарде.
  Если до этого свет лишь тускло играл на немногочисленных гранях тонкого лезвия, то после активации меч начал источать уже собственное сияние. Казалось, что он шло изнутри, хотя на самом деле дезинтрегрирующая область создавалась в нескольких микронах от поверхности. Будто у меня в руках действительно был волшебный Изумрудный Меч, надежда Алгалорда. Иногда действительно хочется забыть о том, как все устроено по-настоящему, и окунуться в сказку. К сожалению, сегодня был не тот случай, когда можно позволить себе уйти от реальности.
  Честно, над нелепостью ситуации можно было бы посмеяться. Я стоял с сияющим клинком в руке, будто эпический герой, готовящийся сразить Темного Владыку. Стой небольшой разницей, что вместо Темного Владыки передо мной была только моя мать. И убивать я ее, как бы ни было велико желание поквитаться за отравленные годы и расколотую психику, не собирался.
  - Все вспомнила? - уточнил я на всякий случай и сделал шаг вперед. - Кофе, сахар, приказы?
  - Вспомнила, - она наоборот, отступила. Теперь даже я, толком не умеющий разбираться в чужих чувствах, мог заметить написанный на ее лице ужас.
  - Знаешь, почему событие-триггер еще называют 'худшим днем в жизни'? - я сделал еще шаг, и она снова попятилась. - Потому что это, блять, действительно худший день в жизни. Суперсилы пробуждаются только в момент экстремальной нагрузки на психику. И они, вот странно-то как, всегда приобретают такую форму, чтобы уничтожить причину, вызвавшую триггер.
  Еще шаг, и моя мать уткнулась спиной в стену коридора.
  - А теперь попробуй угадать с одного раза, что - или кто - причина моего триггера? И что я готов сделать с этой причиной?
  Ее глаза закатились и она сползла по стене на пол. Я подавился заготовленной обвинительной речью и удивленно раскрыл рот. Такого я не ожидал, признаю. Интересно, это я настолько внушительный, или же моя мать оказалась куда слабохарактернее, чем я привык считать?
  Я бросил выключенный меч на кровать, после чего бросился к телефону. С некоторым трудом вспомнил рабочий номер отца, и принялся ждать ответа. Трубку подняла секретарша.
  - Простите, мистер Кёлер занят и не может вам ответить.
  - Скажите, что звонит его сын, и это вопрос жизни и смерти.
  - Эээ... одну минуту.
  В трубке послышалось какое-то кряхтение и шуршание, после чего ответил отец.
  - Да, Конрад, что случилось?
  - Если я скажу, что ничего, ты поверишь?
  - Ты звонишь только чтобы пошутить?
  - Я звоню, чтобы ты немедленно метнулся домой. Если поторопишься, тебе не придется помогать мне избавляться от трупа. Не копайся там, потому что я последнее время не отличаюсь терпением.
  Я бросил трубку до того, как он успел что-то еще спросить или возразить. Черт. Я всегда предпочитал убегать от проблем, но последнее время они не оставляют мне путей для отступления. Демон, это не твоя работа?
  Я оттащил бессознательное тело на диван в гостиной и вернулся в свою комнату. Раньше чем через полчаса отец все равно не приедет, а я хотел поскорее закончить с маской и кое-какими вспомогательными составами. В конце концов, сам процесс работы над изобретениями хотя и был увлекателен, но являлся лишь прелюдией. Нет смысла делать оружие, если не хочешь его применить, а я хотел.
  Я заканчивал с монтажом интерфейса, когда раздался грохот распахнувшейся входной двери. Надо же, всего за двадцать минут добрался. Зуб даю, на следующий день получит по почте квитанцию со штрафом за превышение скорости. Я отложил готовую маску и вышел в гостиную.
  Отец встретил меня каким-то диким взглядом, в котором отчетливо читались страх и гнев, и что-то еще, чего я не понял. Он стоял на коленях возле дивана, на котором все еще лежала моя мать, и пытался прощупать пульс.
  - Что ты натворил, черт тебя дери?! - выцедил он сквозь зубы.
  - Я? Ничего. Она просто увидела срач в моей комнате и грохнулась в обморок от потрясения.
  - Довольно, Конрад! Я звоню в СКП, сейчас же!
  - Я бы на твоем месте этого не делал.
  - Опустился угроз собственному отцу? - он покачал головой. - И это твоя благодарность? Мы вкладывали в тебя все силы...
  - Тогда ты должен быть доволен результатом. Я не знаю статистики по событиям-триггерам, но не думаю, что гиперопека и домашнее насилие, а ничем другим лишение свободы и жизненно важного лекарства я назвать не могу, стоят на первом месте. Благодаря вам двоим, мир получил еще одного кейпа. Не второй Эйдолон, но тоже кое-что могу.
  - И посмотри на себя, на что ты употребил эту силу?
  - Голословные претензии. Я еще ни на что ее употребить не успел. Собирался вот прошвырнуться по Докам, сломать несколько челюстей и вскрыть пару артерий, но придется потратить остаток вечера на лечение женщины, которую ненавижу больше всего на свете.
  - Конрад, она пыталась обеспечить твое будущее, думала только о твоем благе... как она его понимала, - отец принялся нервно ходить по комнате. - Господи, она просто больна! После той нашей поездки...
  - Я помню. Конечно, оказаться под ударом Губителя, пусть даже зацепило самым краем, не слишком-то приятно. А то, что ты таким тюфяком стал, тоже связано с поездкой?
  - Ты тогда был слишком мал, чтобы помнить. Случился новый виток кризиса, в 'Медхол' шли сокращения, и тогда же тебе диагностировали диабет... Мы думали, отдых за границей всем нам поможет... - он остановился и тяжело опустился в кресло. - Но случилось то, что случилось. Она была до смерти напугана. Сначала пыталась оградить тебя от всех возможных угроз, а потом это переросло в манию. Я ничего не мог сделать.
  - И теперь находишь утешение в объятиях секретарши. Мог бы нас познакомить, раз уж ходишь налево. Она готовить хоть умеет? Все мечтаю о сочном стейке.
  - Конрад!
  - Помолчи, я думаю.
  Вообще, я старался не слишком усердно использовать свою вторичную силу на людях и животных. Сложность биохимии живого организма была запредельной. Созерцать структуру неодушевленного предмета я мог часами без последствий, но неумеренный интерес к нюансам человеческой физиологии оборачивался для меня головной болью, и чем глубже я вникал во взаимосвязи процессов, тем сильнее она становилась. А сейчас мне требовалось влезть в самую сложную вещь - мозг.
  Я присел рядом. Даже закрыл глаза, чтобы зрительная картинка не отвлекала от потока информации, поставляемого силой. Вместо того, чтобы пытаться вникнуть во все хитросплетения реакций и взаимодействий, я постарался охватить картину функционирующего мозга целиком, а потом сличить ее с неким усредненным образом, который видел во множестве других, относительно здоровых людей. Сличить - и найти поломку. Если, конечно, она была.
  А она, черт побери, была. И не одна.
  Височные доли в моем восприятии мерцали россыпью дефектных областей. Я не мог уверенно сказать, были это органические поражения, аномально устроенные нейроны или еще что-то. Однако они слишком резко выбивались из усредненной картины, чтобы являться индивидуальными особенностями.
  'А теперь мне нужно это починить'.
  Сила отзывалась со скрипом, что меня немало удивляло. Я успел привыкнуть что все, что было связано с приготовлением различных препаратов, давалось мне как по маслу. Но сейчас у меня создавалось впечатление, что моя сила столкнулась с чем-то, выходящим за пределы ее возможностей, и она отчаянно пыталась подобрать хоть какой-то способ разрешения проблемы. Очень, очень странно.
  'Ну давай, работай'.
  В моем воображении демон пискнул от натуги и сердито шлепнул передо мной рецепт, да так, что от виска до виска прострелило дикой болью, будто череп иглой насквозь пробили. Хорошая новость - у меня было хоть что-то, с чем можно работать.
  Плохая - для приготовления требовался человеческий мозг. Не важно, мужской или женский, и конечно не весь целиком, а лишь небольшой кусочек, но ткани не должны были иметь генетических или приобретенных повреждений, как от алкоголя, наркотиков или склероза. И, разумеется, требовался свежачок.
  Да ладно, я же все равно собирался пойти развеяться, не так ли? Вот и совместим приятное с полезным.
   Так, стоп машины. Я что, собираюсь разменять незнакомого чувака на перегной только для того, чтобы без стопроцентных гарантий сделать свою чокнутую мамашу менее чокнутой? Я не решился на убийство даже ради собственного лекарства!
   С другой стороны, во время прошлой прогулки у меня образовалось аж два жмура, причем при довольно опосредованном вмешательстве. Вдруг и на этот раз, кхм, повезет? Можно пойти в самые задрипаные трущобы, присмотреться к местной шпане. Может, удастся спровоцировать поножовщину, и кто-нибудь опять удачно сыграет в ящик. Или... в городе же есть больницы, а при больнице всегда есть морг. В сутки в Броктон Бей, исходя из численности населения, умирают пять-десять человек. Уж хотя бы один не слишком порченый труп найдется?
   Эммм... я так и вижу заголовки на следующее утро: 'Неопознанный кейп ограбил больницу'. 'Обезглавливатель не оставляет в покое даже мертвецов'. 'Маньяк-некрофил изнасиловал всех сотрудников морга за одну ночь'. Тем более что больницы расположены преимущественно в цивилизованных районах, а значит по сигналу тревоги тут же примчится кто-нибудь из Протектората. А герои Протектората, в отличие от Стражей, умели не только перед камерами позировать, но и довольно болезненно бить. Иногда насмерть. Даже если мне каким-то чудом удастся его одолеть, моя карма улетит на дно Марианской впадины.
   Хотя, по-хорошему, мне и грабить не надо. Зашел - забрал что надо - вышел. Дел на пять минут.
   Кажется, вариант с трущобами уже не выглядит таким уж отстойным...
   Я открыл глаза, попятился и рухнул в кресло. Голову ломило нещадно, но я знал, что никакое, даже самое мощное обезболивающее не сможет ослабить боль. Зато почему-то ее снимал 'мистер Хайд'.
   - Конрад? - обеспокоенно спросил отец. - Ты в порядке?
   - Нет, я не в порядке. Но это поправимо. Вот тут, - я кивнул на мать, - придется попотеть.
   Я заставил себя подняться на ноги и принес из своей комнаты пробирку. Буквально на ходу я дополнил рецепт, превратив мощный транквилизатор в мягкое успокоительное. Я достал из аптечки обычный одноразовый шприц, наполнил его смесью и сделал миссис Кёлер укол в трицепс.
   - До утра не проснется, а там будет как огурчик, - успокоил я отца.
   - Это и есть твоя сила?
   - Только малая ее часть. Так, - я зашипел от боли. - Тебе советую придумать побольше убедительных доводов, почему не надо немедленно сдавать меня СКП. Можешь прозрачно намекнуть, что они настолько захотят меня заполучить, что ради этого пойдут на лишение родительских прав.
   - Сам поговори, это же тебя касается.
   - Я и так за сегодня наговорился с вами обоими на год вперед, спасибо. Сейчас я ухожу, меня как минимум полночи не будет. Если не вернусь к утру, - я задумался на минуту, - значит, вернусь чуть позже.
   - Погоди, ты уходишь? На эту свою 'пробежку'?
   - Тебе значит можно развлекаться на стороне, а мне нет?
   - Когда ты уходил в прошлый раз, тебе намял бока Демон Ли. Где гарантии, что в этот раз тебя просто не убьют?
   - Когда я уходил в прошлый раз, Демону Ли досталось от меня гораздо сильнее, чем мне от него. Вопрос ставить надо иначе: где гарантии, что в этот раз я никого не убью?
   - И это должно было меня успокоить?
   - Нет, это должно было заставить тебя заткнуться. Я в любом случае пойду туда, куда сочту нужным, и сделаю я это беспрепятственно, или перешагнув через твое спящее тело - зависит только от тебя.
   - Тогда я сообщу в СКП, и тебе придется иметь дело с Протекторатом!
   - И будешь дальше жить с этой мегерой. Или ты можешь мне не мешать, чтобы я смог добыть нужные компоненты, приготовить лекарство и вправить ей мозги. Душкой не станет, к сожалению, но вменяемости должно заметно прибавиться.
   - Что ты мне втираешь? Даже Панацея не может лечить мозг, это везде пишут!
   - Тогда получается, что я круче Панацеи, - я примирительно развел руки. - Мне нужно времени до утра. К полудню следующего дня ты сам увидишь результат. И вот тогда уже решишь, стоит кляузничать в СКП, вынуждая меня переходить к жестким действиям или сбегать из города, или проще дождаться пока я сам туда схожу и легализуюсь как кейп.
  Отца такая перспектива не слишком радовала, но он тоже привык убегать от проблем. Его явно потрясло мое преображение, но ему все еще куда проще было махнуть на все рукой, и подождать, пока все само рассосется, чем решительно пресечь мои действия. Я отнес использованный шприц в урну и вернулся к себе. Времени я себе выторговал до утра, но надеялся закончить максимум за несколько часов.
  Я побросал в спортивную сумку, с которой обычно ходил на тренировки, свой костюм, маску, пару газовых гранат, сделанных из алюминиевых банок и, после недолго колебания, пистолет. Конечно, я надеялся сделать все тихо, но снова оказаться в ситуации, когда со всех сторон окружают враги, а оружия нет, мне не хотелось. Туда же отправилась небольшая поясная сумка с кое-какими вспомогательными зельями. Я не обладал супер-силой, супер-скоростью или даже супер-интеллектом, как кейпы класса Умник. У меня было только мое тело, однако я все еще мог заставить его работать на пределе и немного сверх того.
  И последний штрих...
  Я немного разгреб завалы на столе и вытащил из-под них плоскую металлическую фляжку, которую стянул у отца, а он даже не заметил. Отвинтил крышку и сделал несколько глотков.
  
   Преображение прошло легче, чем в прошлый раз. Магистерий плавно выдохнул и поставил фляжку на стол. Он обвел взглядом комнату, припоминая, не забыл ли чего, и остановился на кровати, где лежал выключенный Изумрудный Меч. И расплылся в улыбке.
   В самом деле, нет смысла делать оружие, если не хочешь его применить.
   А он очень хотел.
  
  
1.5
  
   - Я идиот. Я клинический, невозможный идиот, - пробормотал Магистерий. - Даже страдающая синдромом Дауна курица соображает лучше меня. Что мне мешало сделать в этом костюме карманы?! Ничего! Я просто не додумался!
   Он повертел в пальцах шприцы. Регенеративную сыворотку 'пыльца' можно было оставить в сумке вместе с гражданской одеждой. Ее действие было не настолько мощным и быстрым, чтобы полагаться на нее как на средство спасения в критической ситуации. Обезболивающие... вообще непонятно, зачем взял. 'Мистер Хайд' не лишал его чувствительности к боли, но словно отчуждал от нее, она переставала как-либо влиять на концентрацию или способность двигаться. Стимулятор, 'боевой коктейль ?1'...
   Магистерий нахмурился под маской и украдкой выглянул из переулка. Оттуда ему открывался вид на восточное крыло Центральной больницы Броктон Бей. Вообще, совершать налет настолько близко от дома было не самым разумным действием, но это была единственная больница, где он бывал прежде и чью планировку знал. Добраться до морга он мог за пять минут. За две, если вломиться напролом. Двери его не удержат, но придется изучить все трупы, которые удастся найти. Допустим, по минуте на каждый. Допустим, только в последнем удастся найти удачный образец. Еще минута на извлечение. Если к тому времени не заметят, что вряд ли, на отход потребуется еще около полутора минут.
   То есть в самом худшем случае он потратит, с учетом возможных форс-мажоров, около двадцати минут. Господи, это целая вечность! В центре города даже полиция приезжает не позднее чем через десять минут после звонка, что говорить про Оружейника или Скорость?! При мысли о стычке с героями Магистерий только ухмыльнулся.
   - Заодно снаряжение испытаем, - пробормотал он и вколол 'боевой коктейль' в оголенное запястье.
   Эффект развивался в течение примерно полуминуты. Жар и пульсирующая боль сдавили все тело, а потом отступили, оставив после себя только чувство невероятной легкости и сверхъестественную остроту восприятия. Работает, отлично. Он затолкал пустой шприц в сумку, а сумку бросил в канализационный люк. Доверять мусорным ящикам в городе с уровнем безработицы более пятидесяти процентов... неблагоразумно.
   Маска - на месте, питание подключено, режим - болевой, семьдесят процентов мощности. Пистолет - на бедре, в самодельной кобуре. Гранаты - висят на поясе. Меч - там же, и это залет, потому что если придется бежать, то ножны будут мешаться. Надо сообразить крепление на спине, чтобы выхватывать одним движением. Потом как-нибудь.
   Магистерий подобрался, приник к земле, как бегун на старте...
   И неспешным шагом пошел к служебному входу патологоанатомического отделения. По пути он послал воздушный поцелуй камере видеонаблюдения, но никакой видимой реакции не последовало. Он дернул ручку, но дверь не поддалась. Тогда он дернул еще раз посильнее. Снова безрезультатно. Ругнувшись сквозь зубы, кейп потянул из ножен меч, но тут порыв ветра, налетевший с залива, толкнул дверь, которая открывалась вовнутрь.
   С видимым сожалением Магистерий задвинул меч обратно в ножны и вошел внутрь.
   По пути ему не встретилось никого. Ну разумеется, это же морг, здесь не снуют толпы пациентов и дежурных медсестер. Дверь одного из кабинетов была приоткрыта, из-за нее доносились звуки работающего телевизора. Магистерий осторожно заглянул внутрь и увидел двух санитаров, которые смотрели бейсбольный матч.
   'Янкиз против Ред Сокз, - подумал кейп. - Классика'.
   Он аккуратно прикрыл за собой дверь и пошел дальше. Следующая дверь оказалась кабинетом врача, за ней - кладовка для хозяйственного инвентаря. Наконец, за третьей он нашел то, что искал - хранилище, совмещенное с секционной.
   Патологоанатом ночной смены, как раз проводивший вскрытие, удивленно поднял голову и замер. Он сразу понял, что перед ним кейп, но не мог взять в толк, что ему тут надо. Магистерий приветственно помахал рукой.
   - Салют, доктор, - сказал он. - У вас мозгов не найдется?
   - Своих не хватает? - вопросом на вопрос ответил патологоанатом. - Я не знаю, кто вы, и что вам надо, но вы видели над входом вывеску 'банк' или 'ювелирный магазин'?
   - Эммм... нет, не видел.
   - Потому что ее там и нет. А знаете, почему ее там нет?
   - Я теряюсь в догадках.
   - Потому что это морг, а не банк и не ювелирный магазин. Здесь нечего красть, здесь хранятся только мертвые люди. Уходите и не мешайте работать.
   - Но мне нужны мозги, а не деньги с бриллиантами! - возмутился Магистерий и подошел к столу для вскрытий, где лежал частично выпотрошенный чернокожий старик. - Причина смерти?
   - Инсульт, - сухо ответил врач, на бейджике которого красовалась надпись 'доктор Джим Диммик'.
   - Не пойдет, - кейп разочарованно покачал головой. - Еще есть поступления за последние сутки?
   Доктор Диммик одарил его тяжелым взглядом. Магистерий вздохнул и вытащил из-за ремня пистолет. Доктор пожал плечами, отложил в сторону циркулярную пилу для костей и принялся выдвигать поддоны холодильных камер.
   - Передозировка наркотиков, - сказал он, демонстрируя тело щуплого корейца (или японца, кто их разберет). - Поступил сегодня утром, предполагаемое время смерти двадцать-тридцать часов назад.
   - Нет, точно не годится. Мало того, что наркоман, так еще и несвежий.
   - Вот другой случай, - в другой камере оказалась пожилая женщина. - Привезли пару часов назад. Ишемическая болезнь сердца.
   - Хммм... - Магистерий склонился к трупу. - Здесь не только ишемия, здесь еще и с мозгами что-то. Болезнь Альцгеймера, скорее всего. Мне так кажется.
   - Вам кажется? - уточнил доктор Диммик со смесью удивления и сарказма. - Умеете ставить диагноз с одного взгляда?
   - Могу заглянуть внутрь, но не понимаю, что именно вижу. Было бы специальное образование... Ладно, а помоложе у вас никого нет?
   - Ну так бы сразу и сказали, - недовольно ответил патологоанатом. - А то мозги, мозги. Вот, пожалуйста. Поступил четыре часа назад, время смерти не позднее шести часов назад. Причина смерти - множественные проникающие ножевые ранения.
   На поддоне холодильной камеры лежал белый парень около двадцати лет. На плече у него красовалась татуировка в виде двух стилизованных восьмерок, а лицо и тело, вдобавок к ранам, покрывали множественные гематомы.
   - Если не смущает закрытая ЧМТ, то должен подойти.
   - Нет-нет, все замечательно, - успокоил его Магистерий. - Лишь бы нейроны не слишком деградировали, а остальное ерунда. Так, голову мне нести не в чем, придется вскрывать. Ассистент, пилу!
   Патологоанатом закатил глаза.
   - Пожалуйста, - добавил кейп с нажимом.
   Доктор Диммик закрыл лицо ладонью, но все же протянул Магистерию пилу для костей. Тот попытался было спилить черепную коробку, но при первой же попытке шкрябнул диском по поддону, выбив сноп искр.
   - Эм... сэр, вы не поможете?
   - Молодежь, - пробормотал доктор Диммик и отобрал у кейпа пилу. - Силы есть, а вот ума...
   - Я мог бы сделать все своим мечом, но боюсь повредить больничное имущество. А тогда бы про меня завтра весь город трубил, что я не только ограбил больницу, но и устроил в ней погром.
   - Зачем вам вообще нужен человеческий мозг, если не секрет?
   - Да так, микстурку одну смешать.
   - Чтобы стать умнее?
   - Нет, для лечения психического расстройства. Не для себя.
   - И поэтому вы решили вломиться в морг?
   - Вы бы предпочли, чтобы я кого-нибудь убил?
   - Юноша, не знаю, как вас зовут, - доктор Диммик аккуратно отделил черепную коробку и профессиональным движением извлек комок плоти кремового цвета. - Если вам в следующий раз понадобится вылечить душевнобольного, не надо никуда вламываться. Просто постучитесь и попросите.
   - Магистерий.
   - Что?
   - Зовут меня так. Я себя так зову. Об этом еще никто не знает.
   - Рад, кхм, знакомству. И вообще, почему бы вам просто не снять черную шляпу? Если вы действительно способны работать с мозгом, то могли бы составить прекрасный дуэт с Панацеей, помочь тысячам! - патологоанатом достал из шкафа стеклянную банку для препаратов и положил в нее извлеченный орган. - Если не ошибаюсь, она еще должна быть здесь. Можете встретиться с ней и поговорить.
   Магистерий не мог ощущать страх, но испытанное им чувство было ближе всего к смертельному ужасу. Он опасливо принял из рук доктора банку и на всякий случай уточнил:
   - Вы хотите сказать, что Панацея действительно здесь? В этом здании?
   - Ну да. Она часто задерживается допоздна. Бедная девочка, работает на износ...
   - Черт. Черт-черт-черт, - кейп попятился. - П-приятно было пообщаться, доктор, но кажется, мне пора бежать.
   Одной рукой прижимая к груди банку, а другой придерживая ножны, Магистерий выскочил из секционной и побежал по коридору. Его здравомыслия хватило, чтобы разыграть перед врачом-патологоанатомом недотепу, потому что причинять вред невинному человеку он не хотел. И его уж точно хватило на то, чтобы построить простейшую логическую цепочку: Панацея - Эмили Даллон - семья Даллон - лютый неостановимый пиздец под названием 'Новая волна'.
   Он осторожно выглянул наружу и огляделся. Чисто. Сто пятьдесят метров через пустующий двор и газоны, потом нырнуть в переулок и спуститься в канализационный люк. Там переодеться, и на этом проблемы заканчиваются. Можно идти домой, заниматься нейро-сывороткой. Если повезет, он даже успеет выспаться.
   Магистерий успел бегом преодолеть две трети этого расстояния, прежде чем движение воздуха и вторичная сила предупредили его о появлении поблизости еще одного объекта. Биологического, малогабаритного, и очень быстро движущегося.
   Миниатюрная фигурка, облаченная в короткое белое платье и золотую корону, рухнула с неба, преграждая путь. Фирменное приземление Славы - на одно колено и ладонь, после которого нормальный человек остался бы калекой, и от которого асфальт пошел трещинами. Магистерий остановился и только и смог произнести:
   - Ох блять...
   - Рада, что ты сразу все правильно понял, - шестнадцатилетняя звезда Броктон Бей, которую пресса наделила льстивым прозвищем 'мини-Александрия', откинула копну шикарных светлых волос и насмешливо улыбнулась.
   - Блять-блять-блять... - Магистерий мелко затряс головой. - Ты серьезно носишь шорты под юбкой?!
   - Что? - Слава удивленно приподняла бровь.
   - Шорты! Под юбкой! - выкрикнул Магистерий. - Это оскорбляет саму идею коротких юбок! Под ними следует носить либо кружевное белье, подходящее под цвет волос, либо вообще ничего! А то, что делаешь ты, это...
   Он покрутил пальцем в воздухе, потом указал им на Славу и выпалил:
   - Ересь! Ты еретичка!
   - Со страху мозги отшибло? - поинтересовалась героиня. - Хотя ты и так редкостный кретин - из всех больниц в городе напал именно на ту, где работает моя сестра. И именно тогда, когда я пришла забрать ее домой. Ну ты как, сдашься сразу или сначала сломать тебе несколько костей? Не волнуйся, Панацея тебя вылечит. Потом, когда на тебя наденут наручники.
   Неприятнее всего было не выслушивать эти речи, а признавать, что для них есть все основания. Весила Слава, она же Виктория Даллон, ибо ее семья не скрывала свои личности, от силы сорок килограммов, а ростом уступала Магистерию на голову, но личные параметры мало что значили в столкновении кейпов. Непробиваемое ничем силовое поле, способность к скоростному полету и сила достаточная, чтобы одной рукой играючи швырнуть дорожный каток - вот чем была Слава. Если она чем-то и уступала Александрии, так это послужным списком.
   И скромностью.
   - Слушай, может, в другой раз подеремся? У меня тут скоропортящийся продукт, - Магистерий продемонстрировал банку с мозгом. - Можем даже время назначить. Хотя говорят, у тебя парень есть... но это же не будет считаться изменой?
   - Дружок, драка может быть между равными противниками, а ты мне не ровня, - она медленно пошла вперед, исполненная уверенности.
   - Я сегодня первый день злодействую, и у меня в графике на сегодня еще два злодеяния стоят. Может, хоть фору дашь несколько минут? А то больница рядом, а тебя недаром на РНО* зовут 'Барби Сопутствующий Ущерб'.
   Начало движения Славы он заметить успел, и потратил долю секунды на то, чтобы включить маску-излучатель. Именно этой доли секунды ему не хватило на то, чтобы защититься или уклониться. Слава ударила его один раз, небрежно и без скупого изящества, присущего тренированным бойцам. Но этого хватило, чтобы отшвырнуть кейпа на несколько метров и выбить из него сдавленный стон.
   - Ой, прости, - прощебетала героиня. - Ты какой-то легкий.
   Магистерий приподнялся на локте и посмотрел снизу вверх на стоящую над ним Славу. Маска работала, но эффекта не оказывала. Поле Славы защищало ее от всего входящего ущерба, и нейромедиаторное излучение не было исключением. Черт, черт, черт... сначала банда Сплетницы, потом Демон Ли, а теперь этот летающий неуязвимый кирпич! И от того, что она была миленькой длинноволосой блондинкой, отбитым ребрам и внутренностям легче не становилось. Ну, вроде не сломаны, внешние слои костюма затвердели в момент удара и уберегли от худшего.
  - Да уж, - прохрипел он. - Будет на что передернуть перед сном.
   - Тебе хватило или еще добавить? - Слава без видимых усилий подняла его одной рукой за грудки. - И между нами говоря, костюм у тебя отстойный.
   Маска уже показала неэффективность. Пистолет? Даже пытаться не стоит, эта девчонка в прямом смысле лбом стены прошибает. Гранаты? Очень сомнительно, нет никаких указаний на то, что Слава способна задохнуться от дыма или газа. Меч... Магистерий перебросил чудом уцелевшую банку с мозгом в другую руку и положил правую ладонь на рукоять. Меч поражал не остротой лезвия, а расщепляющим полем. Есть шанс.
   - Сама ты отстой, Попугайчик**, - ответил он.
   Он активировал расщепляющее поле еще до того как полностью вытащил меч, из-за чего лезвие рассекло ножны. Вот только ударить не успел. Слава схватила клинок свободной рукой, и стиснула так, что проще было бы выдернуть дерево из земли.
   - Оцениваю попытку на четыре из десяти, - сказала она с улыбкой. - А что у тебя за меч такой зеле...
   Юная героиня испустила пронзительный вопль настолько громкий, что заложило уши. Она отбросила от себя и Магистерия, и его меч, будто случайно схватилась за раскаленный металл. Сравнение от истины ушло недалеко - из ее ладони обильно хлестала кровь, а четыре пальца болтались только на лоскутах кожи.
   Мысль первая: что за нахер?
   Мысль вторая: она же неуязвимая!
   Мысль третья: ее защитное поле имеет предел прочности.
   Кейп принял единственное верное решение: бежать. Додумать, что там произошло, можно и потом. Выключить оружие, спрятать меч. И не прыгать сразу в люк, потому что Слава все еще слишком близко, хоть и орет и мечется вслепую в воздухе, поливая все вокруг кровью. Лучше отойти вглубь квартала, где есть строительная площадка, отсидеться там немного.
   Позади раздался грохот - Слава врезалась в стену больницы и, похоже, пробила ее насквозь.
   'Не волнуйся, Панацея тебя вылечит, - злорадно подумал Магистерий. - Но если ты разгромила кабинет моего эндокринолога, я тебя потом урою'.
   Он перемахнул через забор и оказался на территории стройки. Как и большинство проектов в городе, она тянулась уже давно и вяло, но в отличие от них еще имела шансы прийти к завершению. При условии отсутствия форс-мажоров, что в набитом кейпами городе казалось наивной надеждой.
   Магистерий прошел вглубь недостроенного первого этажа, и укрылся в каком-то закутке, благо вторичная сила помогала ему худо-бедно ориентироваться даже в полной темноте. Смесь стимулятора и естественного адреналина все еще кипела в его крови, но все же он смог достаточно успокоиться, чтобы проанализировать случившееся.
   Слава, насколько он мог судить, получила двойной удар - и от меча, и от маски, которая продолжала работать все время. Основная личность наверняка будет ужасаться на утро, и попытается построить что-то менее устрашающее, но эффективность сомнению не подлежала.
   Расщепляющее поле меча не вступило в резонанс с полем Славы, как он надеялся, но все же продолжало оказывать разрушительный эффект. Из-за чего ее защита, каков бы ни был ее механизм, в итоге дала сбой. Скорее всего, Слава сама не знала об этой уязвимости, иначе бы не подставилась так тупо. Также следует считать, что ее защитное поле исчезает на очень непродолжительное время и быстро восстанавливается до исходной мощности. Точное время, как и объем урона, требующегося для перегрузки поля, не известны. Его разрушило трехсекундное воздействие меча. Значит ли это, что пули не возымеют эффекта? Или механизмы какие-то иные?
   Ай, не важно. Но вероятно, стоит сменить спортивную гимнастику на легкую атлетику. А то что-то слишком много приходится бегать.
   Магистерий ощупал грудь, прислушался к ощущениям, но резкой сильной боли, свидетельствующей о смещении сломанных ребер, не почувствовал. Не факт, что нет трещин, но инъекция 'пыльцы' должна быстро все исправить. Он для верности подождал еще несколько минут и осторожно побрел к выходу.
   Появление Славы он успел предугадать по случайному белому отблеску на самом краю зрения. Пришпоренные 'боевым коктейлем' рефлексы сработали раньше, чем сознание успело зафиксировать угрозу. На этот раз героиня не разменивалась на эффектные приземления, и атаковала точно коршун, пикирующий на добычу. Магистерий разминулся с ней на сантиметры, и Слава вместо того, что бы размазать его в лепешку, пропахала глубокую борозду в земле. Ни капли не смутившись, она тут же взлетела и снова бросилась в атаку.
   Магистерий был готов. Он включил маску сразу же, как заметил нападение, и сразу выхватил пистолет. Он видел, что рука героини выздоровела, хотя на платье виднелись бурые брызги крови. Панацея успела вылечить сестру за считанные минуты, и наверняка сможет сделать это столько раз, сколько потребуется. Просто ранить Славу будет мало. Он навел пистолет и выстрелил.
   'Отлично. Хватает одной пули'.
   Ослепленная и оглушенная героиня с криком отпрянула, и Магистерий со всех ног рванул обратно в строящееся здание. Быстрее, под защиту бетонных перекрытий! Там Слава не сможет атаковать сверху! Он выключил маску и принялся петлять между колонн и несущих стен. Пока болеизлучатель применять бессмысленно. Оказавшись под его действием, Слава моментально отступит, и просто переждет окончание эффекта, который длится всего несколько секунд, после чего нападет с новой позиции. Ее можно остановить тремя способами: убить, нанести настолько тяжелые увечья, чтобы Панацее пришлось долго возиться, или же угостить 'ноктюрном'. Для последнего будет всего две попытки, по числу гранат. Модернизированная формула быстрее формирует газовое облако и накрывает большую площадь при той же массе заряда, а также обеспечивает более мощный, но при этом менее продолжительный эффект - всего три-четыре минуты парализующего ужаса со слепотой и глухотой, вместо двадцатиминутного приступа паники с нокталопией, как раньше.
   Всего-то дел - в очередной раз сбить со Славы защиту и бросить в нее гранату.
   Магистерий недовольно надулся. Скучно.
   'В магазине пятнадцать патронов, один я потратил. Значит, у меня четырнадцать возможностей для атаки'.
   Он высунулся из-за угла и огляделся. Славу нигде не было видно.
   - Эй, Попугайчик! Ты еще собираешься выделываться, или мы наконец нормально подеремся?!
   Вместо ответа с улицы прилетело что-то, в чем Магистерий с помощью вторичной силы опознал строительный бетонный блок. Он рассек воздух и с диким грохотом врезался в одну из стен. Такое вот милое напоминание, насколько на самом деле сильна 'мини-Александрия'. Блок весил больше тонны, и она запустила его, будто это был бейсбольный мяч. Ну что же. У Попугайчика оказались не совсем куриные мозги. Со второго раза до нее дошло, что лезть в ближний бой чревато, и она пыталась достать его с дистанции.
   Мимо один за другим пролетели еще два блока, после чего Магистерий рискнул сделать несколько перебежек, ступая как можно мягче. Насколько он знал, у Славы не было улучшенных чувств или чего-то подобного, она могла полагаться только на обычное зрение и слух. В противном случае она бы целилась лучше.
   - Слава, черт бы тебя побрал! - раздался снаружи гневный мужской голос. - Прекрати этот погром!
   - Отстань! Я этому уроду все кости переломаю!
   - Ты уже нанесла ущерба на десятки тысяч! Твоя мать поседеет, когда получит письма от СКП!
   Ох, дождались, Протекторат проснулся. Это точно не Батарея и не Мисс Ополчение, но радости не слишком добавляло. Слабый пол не был сильным звеном среди местной команды Героев.
   'Только бы не Бесстрашный, - подумал Магистерий и принялся осторожно подбираться ближе к наружным стенам. - Кто угодно, только не Бесстрашный'.
   Он достаточно трезво оценивал свои возможности, и с появлением второго героя увлекательная, но выигрышная битва превращалась в сложный бой на выживание. А если это Бесстрашный, то проще самому закопаться.
   - Ты один не справишься, - донесся с улицы угрюмый голос Славы. - У него меч, который режет что угодно, даже мое силовое поле. И он может вызывать вспышку адской боли во всем теле, и одновременно с этим ослепить и оглушить. А еще моя аура на него не действует.
   - Погоди. Так ты не знаешь, кто это?
   - Нет, первый раз его вижу. Белая маска, темно-красный балахон, зеленый светящийся меч.
   - Слава, молчи. Пожалуйста, - устало сказал неизвестный герой. - Иначе я сорвусь и начну ругаться плохими словами. А что если это кейп, только недавно прошедший через триггер? Что, если ты своими действиями толкнула его на темную дорожку? Он вряд ли захочет сотрудничать с СКП после того, как ты на него напала.
   - Он первым напал на больницу! А еще отрезал мне пальцы! - резко ответила Слава. - Он уже объявил себя злодеем. Не вижу смысла с ним цацкаться.
   - Вранье! - проорал Магистерий. - Попугайчик пиздит как Цицерон! Ни на какую больницу я не нападал!
   - Слава, стой!
   В стену, за которой он укрывался, что-то врезалось. Не бетонный блок, иначе бы ее проломило насквозь, но тоже тяжелое. Магистерий повалился на пол и закричал, якобы от боли. Одновременно с этим он снял с пояса гранату. Герои через пару секунд ворвались в здание и Магистерий облегченно выдохнул. На помощь Славе пришел не Бесстрашный.
  Это был Штурм.
  - Назад! - взвизгнул Магистерий, очень убедительно, как ему казалось, изображая истерику. - Или взорву эту штуку!
  - Парень, не надо глупостей! - Штурм поднял руки, демонстрируя открытые ладони. Еще бы это что-то значило для настолько мощного кейпа класса Контакт. - Я уверен, это дикое недоразумение, и все можно исправить.
  - Я всего лишь просил несколько минут форы! - прохныкал Магистерий, добавив слез в голос. - Неужели это было так много?!
   - Брось гранату или тебе конец. Ты не сможешь вырубить обоих разом, - прорычала Слава. В исполнении любой другой девчонки это бы выглядело комично.
   - Эта дрянь... в двадцать раз смертоноснее чем VX, - он закашлялся, будто от крови в легких. - Но не волнуйтесь. Быстро... распадается на воздухе. Умрем только... мы трое.
   - Поверь, это того не стоит, - спокойствию и терпению Штурма можно было позавидовать. - Я клянусь, что не причиню тебе вреда, а если это попытается сделать Слава, я ей сам морду набью. У тебя внутреннее кровотечение, тебе срочно нужен врач или ты можешь умереть.
   - Погеройствовал, кретин... - пробормотал Магистерий так, будто с трудом удерживался в сознании, но достаточно громко, чтобы его расслышали. - Я просто хотел...
   Он обмяк и растекся на полу.
   - Пульт, это Штурм! Вошел в контакт с новым кейпом, он тяжело ранен, требуется реанимационная бригада. А ты звони сестре, черт бы тебя побрал! Доигралась, Барби Сопутствующий Ущерб?
   - Я звоню, звоню... - рассерженно ответила героиня.
   Послышался звук приближающихся шагов, и в шею Магистерия что-то уткнулось.
   - Пульс еще есть, - сказал Штурм. - Не трогай его, если раскрошены ребра, то только хуже сделаешь.
   Еще один звук шагов, более легкий.
   - А теперь посмотрим на тебя без маски, - сказала Слава.
   - Не вздумай!
   - Почему? Он меня в лицо знает, значит, я тоже право имею. И вообще, вдруг он симпатичный? Может, даже прощу тогда.
   Магистерий большим пальцем вдавил детонатор гранаты. Собственно, детонатором это не было. Просто закрепленный в пазу гвоздь, который протыкал пломбу и заставлял реагенты смешиваться. А смешавшись, они образовывали 'ноктюрн', который начинал бурно испаряться. Он крученым движением кисти подбросил гранату вверх, чтобы газ равномерно накрыл все вокруг, и чуть-чуть приподнялся, наводя пистолет.
   Вероятно, Штурм успел задержать дыхание, но если и так, это не слишком ему помогло - 'ноктюрн' прекрасно впитывался и через слизистые оболочки, в том числе через глаза. Слава же слишком привыкла полагаться на силовое поле, чтобы в одночасье стать действительно осторожной. Единственная пуля оставила ее без защиты, а рефлекторный вдох отправил в царство невообразимого кошмара.
   Магистерий откатился в сторону и вскочил на ноги. Теперь рядом с ним находилось два слепых, глухих и насмерть испуганных кейпа, каждый из которых кулаками мог крушить бетонные сваи. Он вытащил меч и попытался прицелиться. Вероятно, Панацея и отрубленные конечности на место без труда приставит, но лучше не рисковать. Он подкрался сзади к беспорядочно мечущемуся Штурму и самым кончиком клинка полоснул его под коленом. Слава же возможности себя нейтрализовать не дала. Она на лету проломила стену, и больше ее видно не было.
   Подобрав с пола злополучную банку с мозгом, он кинулся бежать. Двое героев выведены из строя на достаточное время, чтобы можно было безопасно добраться до переулка и спуститься в канализацию. Магистерий за полминуты смог добраться до нужного места, и уже отодвигал в сторону люк, когда сверху на него обрушилась тьма. Разом пропали звуки, стало холоднее, а вторичная сила, позволяющая ощущать строение окружающих веществ, съежилась до пределов вытянутой руки.
   'Какой-то у меня сегодня... день богатый на встречи', - подумал он, выхватывая меч.
   Точнее, он попытался его выхватить. Мрак, а никто другой не мог создать такую тьму, был выше, тяжелее, и определенно имел опыт в единоборствах. Он вывернул руку Магистерию так, что тот выронил меч, после чего швырнул его лицом на землю и придавил голову коленом. В следующую секунду он избавил его от последней гранаты.
   'Знали, мрази, - подумал кейп. - Знали, следили, были готовы. Вычислили весь арсенал, определили слабые места и слепые зоны, предсказали реакцию, последовательно нейтрализовали. Как? Известно как. Сплетница...'.
   На его голову опустился мешок, руки защелкнули наручниками за спиной. Потом погрузили на что-то крупное и живое, но покрытое костяными шипами. Видимо, одна из тех монструозных собак. Догадка подтвердилась, когда груда мяса под ним заходила ходуном, а ускорение вжало в чей-то живот.
   Бешеная скачка длилась несколько минут, причем бежали мега-псины не только по земле, но и карабкались по стенам, и залазили на крыши. Стучась головой о какой-то костяной выступ, Магистерий не боялся, но мысленно прикидывал, что будь активна основная личность - он бы уже визжал от страха или еще нет?
  Скорее, нет. В этом было их одно из кардинальных различий. Конрад всегда чувствовал очень остро, болезненно и близко к сердцу воспринимал все происходящее. Но при этом в любой ситуации сохранял морду кирпичом. Внешние реакции Магистерия наоборот, были яркими и разнообразными - но в них не было наполнения. Только игра, следование некоему неписанному сценарию, где правильно сказанные фразы и действия образуют изящную коллизию, ценную своим обликом, а не содержанием.
  'И все же как-то странно, - подумал он. - В городе плюнешь в нигера - попадешь в кейпа. Но новичка не постеснялись выследить и похитить. Только потому, что технарь? Серьезно, они будут пытаться заставить технаря работать на них против воли? Как это можно сделать? Подсадить на наркотики. Технаря, могущего в фармацевтику. Смешно. Тогда шантажировать, угрожать семье. Могло бы и сработать, но не в моем случае. Запереть, угрожать расправой? И рисковать самим откушать многокомпонентного яда? Идиотизм. Или они идиоты?'
  Тем временем, собака остановилась, и Магистерия стащили с ее спины и усадили возле какой-то стены. И только тогда соизволили снять мешок.
   - Привет, Шутник, давно не виделись, - Сплетница выступила под свет одинокого тусклого фонаря. Было видно, что она самодовольно улыбается. - Классный костюм, мне нравится.
   Магистерий повертел головой. Он и его похитители находились в каком-то безлюдном переулке, причем в явно севернее окрестностей Центральной больницы. Это было заметно по существенно меньшей ухоженности, а вторичная сила, в отсутствие тьмы Мрака, сообщала о большой массе воды поблизости. Побережье.
   - Добрый вечер, Кругленькая Жопка, я по тебе скучал, - он вгляделся в темноту, в которой проступало еще шесть силуэтов, три из которых принадлежали людям, и еще три - огромным звероподобным монстрам. - А вот по вам не скучал.
   - В прошлый раз ты был дружелюбнее, - Сплетница расслабленно прислонилась к фонарю.
   - Прости, у меня случилась напряженная неделя. Ну, знаешь, это изобрети, то построй. Технарские проблемы, девочкам не понять.
   - Отрезание пальцев юным героиням тоже входит в технарские проблемы? - она тут же примирительно помотала головой. - Нет, пойми меня правильно. Я впечатлена тем, как ты уделал Славную Дырку*** и Штурма, а меня невероятно сложно чем-то удивить. Но знаешь, Броктон Бей город небольшой, новости расходятся быстро. Неделю назад ты впервые о себе заявил, и по воде пошли круги. Тебя ищут.
   - А вы нашли первыми, - Магистерий попробовал на прочность цепь наручников. Обычные полицейские. На раз не разорвешь, но можно попытаться. - Черт, я так пропущу 'Время приключений'.
   Под свет фонаря выдвинулся уже знакомый клубящийся сгусток тьмы, Мрак. Через секунду тьма опала, оставив после себя высокого, крепко сложенного человека в плотном кожаном комбинезоне и мотоциклетом шлеме с принтом в виде черепа на забрале. Магистерий слегка поморщился под маской. И это ему Сплетница пеняла за бюджетный костюм?
   - Мы не собираемся тебе мстить, - сказал он глухо. - Хотя есть за что. Ты прервал нашу цепь успешно выполненных заказов, да и газ у тебя... довольно неприятный. Но я понимаю, что ты не специально влез вперед нас. И признаю, что сам повел себя не лучшим образом, я надавил на тебя, и вынудил к жестким действиям. Мы на протяжении всей недели обсуждали действия в отношении тебя, и пришли к выводу, что лучший вариант - предложить тебе присоединиться к нам.
   - Да вы ребята просто гении от HR, я бы поаплодировал, да руки заняты. Для гарантии успеха вам следовало повыдергивать мне ногти и отрезать уши, а то вдруг я усомнюсь в выгодах сотрудничества.
   - Согласен, не очень красиво получилось, - ответил Мрак. - Но, во-первых, туда вот-вот должна была налететь целая толпа СКПшников, и мы старались убраться подальше. Во-вторых, ты уже дважды показал, что слишком непредсказуем и жесток, а твое технарское оружие - слишком смертоносно. Мы бы хотели вернуться домой в одном куске, а не отведать твоего меча, не успев даже поздороваться. Он ведь может бить гораздо дальше длины своего клинка, верно?
   - Я? Жесток? - Магистерий хихикнул. - Я целую сраную неделю пытаюсь придумать что-то, что не причиняет реального вреда, и какой-то черный мне начинает втирать, что я жесток. Нигер, жестокость - это жахнуть человека по голове, усадить его на какого-то лавкрафтианского монстра и увезти черт знает куда. Даже если я и был не против вас выслушать, сейчас я хочу только насрать тебе на голову. Да вот беда, даже заметно не будет.
   Мрак повернулся к Сплетнице.
   - Какого черта? - спросил он. - Ты же говорила, что он все воспринимает как игру, не обидчив и легкомысленен?
   - С ним та же проблема, что и с Цирк. Слишком различаются гражданская личность и маска. Он использует какие-то наркотики собственного рецепта чтобы искусственно их разделять.
   - Ты не могла сказать раньше?
   - Я только сейчас это поняла.
  - Короче, Шутник. Сейчас я тебя освобожу, если ты пообещаешь, что ни на кого не нападешь. Идет?
  - Только если Регент прекратить хватать немытыми ручонками мой длинный, твердый меч. Его могут трогать только девочки.
  - Тонковат что-то, - парень в рубашке заткнул свой скипетр за пояс и пару раз махнул мечом на пробу. - Девочки не оценят.
  - Регент! - Мрак немного повысил голос.
  - Ладно-ладно, не кипятись. Вот твоя любимая игрушка, - показалось, или у него правда французский акцент?
  В следующее мгновение раздался громкий щелчок - лопнуло одно из звеньев цепи. Магистерий коснулся тумблера маски и ногой подкинул меч с земли. Регент, находившийся в радиусе действия излучателя, взвыл от боли, но тут же прекратил, отправленный в нокдаун мощным ударом в висок. Магистерия тут же накрыла волна тьмы, но теперь его не застали врасплох. Он сосредоточился на вторичной силе, а как только в зоне действия оказалась органика, отступил назад и сделал два резких широких взмаха.
  - Убери свою завесу, Мрак, - сказал он, выключая маску. - Я не очень хорошо в ней вижу, могу убить нечаянно.
  Тьма схлынула. Мрак стоял полусогнувшись, зажимая обеими руками длинный кровоточащий разрез через весь корпус. Неглубокий, внутренности не вываливались, но явно болезненный. Регент валялся в отключке. Сплетница пятилась назад. А вот гигантские монстрособаки наоборот, оказались совсем близко, и злобно рычали.
  - Убить его? - спросил парень в маске бульдога странно высоким голосом. Словно отреагировав на его слова, собаки низко припали к земле, готовые к прыжку.
  - Я успею забрать с собой двоих одним ударом, - весело заметил Магистерий. - Убьешь меня, но потеряешь половину команды.
  - Сука, нет! - прохрипел Мрак. - Пусть уходит.
  - Где мои мозги? - требовательно спросил Магистерий. - Я сегодня выбрался только ради них. Если вы их испортили или потеряли, я компенсирую потерю за ваш счет.
  - Я все сложила в твою сумку, - подала голос Сплетница. - И если что, такое... грубое приглашение - не моя идея, честно.
  - Я надеюсь, ты хоть в белье моем не копалась?
   - Только с целью поиска информации.
   - Гррр... я на тебя полировал свой клинок целую неделю, но сейчас уже ненавижу.
   - Ну, я же суперзлодейка. Чего ты ждал, изящных манер?
   - И не поспоришь, - Магистерий проследил, как Сплетница принесла ему сумку с гражданской одеждой. - Значит так, ребята. Я на вас сильно обижен, но искать и мстить не стану. Выкинете еще один такой фортель, а второй раз вы меня врасплох не застанете - и клянусь Девой Марией, выловлю вас даже без масок и сдеру с вас кожу. Возможно, через несколько дней я уже не буду так зол, и даже заставлю себя поговорить на счет того, что мы можем друг другу предложить. Вступать я к вам, конечно, не стану, но вероятно вы сможете побыть посредниками. Где мне вас найти?
  - Вот телефон, в нем записан единственный номер, - Сплетница протянула ему дешевую одноразовую трубку. - Звони в любое время, как надумаешь. Только не среди ночи. Мы обычно в это время либо спим, либо на задании.
  - Как неудобно, меня-то вечно тянет в третьем часу с кем-нибудь поболтать. Ну да ладно, - он спрятал телефон в один из отделов сумки. - Адиос.
  Путь до дома занял больше часа. Приходилось держаться самых темных переулков, пробираться через заброшенные кварталы. Пару раз ему встретились маргинального вида личности, но маска и светящийся меч словно создавали невидимую стену. Только завидев Башни, он решил остановиться и снять костюм. Меч пришлось заворачивать в тряпье.
  Кажется, на Стражах после такого можно ставить жирный крест.
  Магистерий посмотрел на себя в зеркале лифта и на пробу сделал нацистское приветствие.
  - Забавно, - подумал он вслух. - Оба родителя немцы, а я ни слова по-немецки не знаю.
  _________________________________________________________________________
  * РНО - Parahumans Online, если кто не в курсе. Основной интернет-ресурс Америки Бет, посвященный паралюдям.
  ** Непереводимая игра слов as is. Имя Славы в оригинале Glory Girl, Магистерий назвал ее по-английски Lory Girl. Лори - это такие попугаи.
  *** В оригинале Glory Hole.
  
  
1.6
  
   К полудню следующего дня меня посетило ощущение, что что-то пошло не так.
   С момента получения мной сил прошла неделя, и за это время я успел:
   1) Обокрасть АПП, а значит и лично Лунга. Вдобавок к этому я был косвенно виновен в гибели двоих его людей и серьезно ранил гордость Демона Ли. В последнем, правда, я до сих пор не был уверен, но надеялся на это.
   2) Посраться с неизвестной, но хорошо организованной командой суперзлодеев.
   3) Очень серьезно посраться с Новой Волной.
   4) Ранить Штурма и таким образом посраться еще и с Протекторатом, Стражами и СКП в целом.
   Подводя итог, в городе оставалось только две группы кейпов, не считая одиночек, которые не хотели меня убить, покалечить или запереть в Клетке до конца моих дней - с различными вариациями перечисленного и в разном порядке. Это были Барыги и Империя-88. И поскольку к употреблению наркотиков (кроме тех, которые изготовил сам), я был равнодушен, то ничего удивительного, что во время школьных перемен я тренировал в мужском туалете салют 'зиг хайль'. Не то, чтобы это было действительно необходимо. Просто позволяло справиться с абсурдностью происходящего.
   В школе двинутые на паралюдях гики (увы, обеспеченность родителей не защищала от идиотизма) и просто интересующиеся бурно обсуждали побоище, случившееся вечером возле Центральной больницы, не подозревая, что виновник сидит в двух метрах и дремлет, загородившись учебником. Форумы на ПЛО* бурлили, в немногочисленных инсайдеров сразу вцеплялись точно пираньи в добычу, строились теории на счет сил неизвестного кейпа. Мои одноклассники гадали, кто же тот монстр, что ухитрился надрать зад Славе и Штурму, а упомянутый 'монстр' предавался самоедству и пытался смириться с участью борца за величие белой расы.
   Не скажу, что идея была плоха, но и перспектива мочить черных, азиатов, гомиков и тому подобный сброд, бессистемно и невзирая на сопутствующий ущерб, меня прельщала мало. В конце концов, Легенда был геем, и если грохнуть его за это (чего за четверть века еще никто не смог) - кто будет воевать с Губителями? Последнее нападение Левиафана было совсем недавно, десятиметровый водяной ящер разнес четверть Кейптауна, прежде чем Легенда, Александрия и Эйдолон пинками загнали его обратно в океан.
   Вот, что было настоящей жизнью кейпа в моем понимании. Нечто значимое. Нечто, оставляющее след и в памяти и жизнях людей, и в истории, и даже, в случае Эйдолона, в изменившемся ландшафте. Растрачивать себя на мелочи вроде отстрела нигеров в одном небольшом городе мне казалось... жалким.
   Ну, мечтать о великих свершениях было легко, но в суровой реальности у меня был лишь собственная сила, дюже прожорливая до материальных ресурсов, небольшое количество изготовленного снаряжения, и половина кейпов города во врагах. Мне нужны были реагенты, материалы и оборудование. Мне нужно было нормальное место под мастерскую, потому что моя собственная комната с каждым днем становилась все менее пригодной для жизни. В этот момент я завидовал чуть менее состоятельным людям, которые селились не в элитных высотках, а в даунтауне, где к каждому дому прилагался гараж и подвал, и не было бдительного консьержа на входе.
   И что мне точно нужно было, так это постараться не посраться со второй половиной города. Признаю, это приятно щекотало нервы ночью, но сейчас я чувствовал себя, мягко говоря, неуютно осознавая, что где-то за стенами школы рыщут, по меньшей мере, два десятка кейпов, жаждущих моей крови. 'Мистер Хайд', при всех его неоспоримых достоинствах, оказался слишком эффективным средством в плане снятия внутренних ограничений. Уверен, если бы я не принял его перед вчерашним выходом, то со Славой бы тогда разошелся мирно.
   или же эта тупая курица отметелила бы меня до полусмерти и притащила в офис СКП перевязанным ленточкой
   В общем, я собирался этой ночью снова надеть маску - но только в прямом смысле, не используя 'мистер Хайд'. И постараться хотя бы в этот раз никого не накурить 'ноктюрном', не порезать мечом и не поджарить мозги маской. А также не хамить, не язвить, не подкалывать.
   Скукотища
   Ну а что поделать. Развлечения развлечениями, но ради денег стоит потерпеть. Само по себе богатство не будоражило мои мысли, но оно было еще одним инструментом в моих руках, таким же, как лазерный паяльник. Что невольно поднимало вопрос: а для чего мне инструмент? Чего я хочу от своей силы? В момент триггера, в минуты мучительной агонии, я желал лишь спасти себя, и сила исполнила мое желание. Что дальше?
   Да, я жаждал свободы, жаждал перемен. Я хотел освободиться от диктата матери и от своей болезни. Но это краткосрочные, и легко достижимые цели. С диктатом так вроде бы уже разобрался - утром мы с ней не разговаривали, но отец впервые за годы остался дома и похоже, беседа там намечалась долгая и болезненная. Отчасти тому поспособствовали пара капель 'для храбрости', случайно оброненные в отцовский кофе за завтраком. Мне оставалось только надеяться, что нейро-сыворотка сработала как надо, и не сделала хуже.
   Нет, вопрос стоял о дальнейшей перспективе. И, сказать откровенно, я немного жалел о том, что назвался Славе злодеем. Тогда это показалось удачной шуткой, но можно представить, каких проблем это будет мне стоить в будущем. Потому что сказанные мимоходом, и наверняка даже без задней мысли, слова патологоанатома, которого я заставил отдать мне мозг трупа, запали в душу.
   Я действительно мог исцелять.
   Далеко не так эффективно и быстро, как Панацея, и с намного большими ограничениями на тяжесть травм, но все же мог. И, в отличие от Панацеи, мог воздействовать на мозг. А кейпы, чьи силы можно было применить для лечения, встречались настолько редко, что во всех Штатах и Канаде вместе взятых едва набралось бы два десятка. Осталось найти идиота, который рискнет принять лекарство от того, кто прямо назвался злодеем. Пошутил, кретин...
   В общем, свой грядущий фронт работ я разделил на несколько основных пунктов:
  Во-первых, найти хоть кого-нибудь, кому нужно хоть что-нибудь, что я могу ему продать. Основные кандидаты здесь были Империя-88 и те, на кого меня могла вывести Сплетница. На последнюю я все еще злился, потому что она наверняка соврала, что не она придумала меня похищать. Слишком уж эффективно меня тогда выключили. Если бы не принятый загодя стимулятор, с помощью которого я смог порвать наручники, булькать мне на дне залива. Или стать едой для собаковых монстров.
  Во-вторых, провести эксперименты с лекарствами, понять возможности и пределы своей силы в области исцеления. С этим были определенные проблемы, потому что для такого дела требовались подопытные. Много подопытных. И, разумеется, не морских свинок, а людей - потому что лечить я собирался их. Сложность была в том, что к пациентам в больнице меня бы не пустили даже в том случае, если бы со Славой я вчера не встречался и спокойно добрался до дома. Для такого требовалась, по меньшей мере, аккредитация от СКП и пройденный у них тест способностей. Разумеется, не ради бюрократии, а ради подтверждения безопасности применяемых сил, и гарантии, что после лечения, скажем, язвы желудка у пациента не вылезет рак. Чего я, кстати говоря, обещать не мог. Мне придется снова отправляться в район Доков. Искать тех, у кого нет доступа к нормальной медицине, и соблазнять бесплатным лечением - но без каких либо гарантий, а потом еще и вести журнал наблюдений за каждым добровольцем.
  В-третьих, найти способ повысить свою мобильность. Столкновение со Славой оставило у меня двоякое впечатление. С одной стороны, я был рад победе. С другой, меня грызла зависть. Все кругом летали, прыгали как кузнечики, телепортировались, катались верхом на шипастых биомутантах, и только я один, как конченый лошпед и лузер, ходил пешком. Моя специализация очень слабо соотносилась со средствами передвижения, но я надеялся, что правильная постановка задачи и легкая стимуляция воображения подкинут мне какие-то идеи, с которыми можно будет работать.
  В-четвертых, разработать новые источники питания. В данный момент мой прогресс упирался в емкость обычных батареек. Хотя я без труда мог увеличить эффективность электролита и электродов в разы, но этот путь был тупиковым. Для действительно качественного роста мне требовался источник энергии, превосходящий их на порядки. Ну, не ядерный реактор в кармане, конечно, но хотя бы аналог переносного дизельного генератора. У меня возникла пара свежих идей, каждая со своими плюсами и минусами, и мне нужно было тщательно изучить обе, набросать чертежи и оценить затраты на производство.
  В-пятых, после школы забрать из магазина предоплаченную центрифугу и шейкер. На счет шейкера я сомневался, но он и стоил недорого, а вот центрифуга обещала стать серьезным шагом вперед. Еще мне хотелось лабораторный реактор, но он стоил пятнадцать тысяч, и заказать его можно было только напрямую у производителя, и уж точно его бы никто не продал школьнику. Я уже говорил, что с радостью бы поменял свою силу на что-то более практичное? Я готов повторить еще раз.
  Когда я вернулся домой, сгибаясь под тяжестью вожделенной центрифуги, родители вроде бы уже успокоились, и впервые за много лет пришли к какому-то единому мнению. Во всяком случае, давящая атмосфера взаимной молчаливой ненависти, которая воцарялась каждый уик-энд, отсутствовала. Ну или ослабла настолько, что я ее не замечал. Так или иначе, я оставил свою прелесссть не распакованной в комнате, и вышел в гостиную, где мать меня словно дожидалась.
  Меня поразило выражение ее лица. Какое-то... потерянное что ли. Как у ребенка, которому только что объяснили, что Санта-Клауса нет. И что письмо из Хогвартса никогда не придет. И что хорошие оценки и прибранная комната не сделают тебя кейпом. И все это одновременно.
  - По дороге я не встретил бойцов СКП и жаждущих мести героев Протектората, - сказал я, садясь напротив. - Так что смею надеяться, что вы оба согласились помалкивать о моих силах.
  Это было хорошо. Не придется применять амнезиак или усовершенствованную формулу 'сахара'.
  - То, что вчера случилось... про что весь день говорят, - она избегала смотреть мне в глаза. - Это сделал ты?
  'В основном это сделала Слава, - подумал я. - Моя сила вообще мало пригодна для масштабных разрушений, разве что я сделаю какую-нибудь офигенно мощную взрывчатку... кстати, это отличная мысль, надо будет записать, пока не забыл. А вот у нашей мини-Александрии шикарные ножки и такие же проблемы с самоконтролем'.
  - Отчасти. В меньшей мере.
  - Зачем?
  'Чтобы добыть блядский человеческий мозг, из которого я вчера полночи готовил тебе блядскую нейро-сыворотку, которая наконец-то вправила тебе твои собственные блядские мозги! И если для того, чтобы наконец-то стать похожей на нормального человека тебе потребовалась аж технарская химия - делай выводы сама!'
  - Искал компоненты для твоего лекарства. Немного погорячился в процессе.
  Моя мать было раскрыла рот, чтобы прикрикнуть на меня, что бы я не юлил, не смел от нее что-то утаивать... но посмотрела мне в глаза и осеклась. Я принял во внимание ее болезнь, чем бы она ни была, и не собирался мстить. Но не простил ее, и прощать не собирался. Восемь лет она уничтожала мою личность, использовала против меня мою немощь. Теперь перед ней находился парачеловек, появившийся ее усилиями. Меня не волновали ее мотивы, не волновали ее проблемы - потому что мои проблемы от этого никуда не исчезали.
  Потому что я тоже был там. Пока ополоумевший от страха водитель гнал туристический автобус по трассе прочь от города, пока мои родители шептали невесть когда выученные молитвы, я смотрел на Губителя. А Губитель смотрел на меня.
  - Просто скажи, что я сделала не так?
  - Все, - ответил я. - От начала и до конца. Но в первую очередь не надо было трогать мой инсулин.
  - Твой инсулин... - эхом повторила она, будто что-то пыталась сообразить. - Знаешь, мы с твоим отцом поговорили, и решили, что тебе все же стоит попытаться вступить в Стражи. Как-то объяснить ситуацию, найти компромиссы. Я приблизительно знакома с их юридическими процедурами, они не станут арестовывать нового кейпа, тем более несовершеннолетнего, из-за единственного случайного конфликта, в котором даже не было жертв, и не пострадали гражданские. Их программа для этого и существует, чтобы подростки-кейпы учились контролировать свои силы. И кроме того, у СКП есть договоренность с Панацеей. Она могла бы вылечить твой диабет.
  Я скрипнул зубами. Сыворотка нейтрализовала отклонения в ее мозгу, но она ведет себя по-старому! Нет, терпение, только терпение. Наверняка это просто привычка. Раньше она бы уже наорала на меня, безальтернативно объявила свою позицию и завела свою обычную шарманку про мою никчемность, бездарность и дармоедство.
  'Работать по полдня аниматором, изображающим героя, конечно неплохо в плане легальности и безопасности, но сомневаюсь, что Стражи будут рады меня видеть после такого знакомства - это раз. Вряд ли Панацея станет тратить время на того, кто отмудохал ее сестру - это два. Ну и наконец, если Панацея вдруг меня все же вылечит, и не оставит при этом пару опухолей в подарок, я не буду чувствовать, что победил. Я справлюсь с диабетом сам, это вопрос времени. Три недели максимум, но скорее намного меньше. Это три'.
  - Я считаю, что сейчас этого делать не стоит. Подождать, как минимум. А диабет я вылечу сам. Это не так сложно.
   - Так ты и такое можешь...
   'Проще, блять, составить список того, что я не могу. Например, я не могу тратить время на пустую болтовню, когда меня ждет работа. Собственно, я хотел лишь убедиться, что твой мозг работает относительно нормально, насколько это вообще возможно в твоем случае. Все хорошо? У меня на совести не будет трупа или пускающего слюни овоща? Прекрасно, у меня на этом все'.
   - И еще много чего.
   - Тогда что ты собираешься делать?
   - То же, что и сейчас. Буду осваиваться со своей силой. Искать ей применение. Возможно, сумею создать что-то по-настоящему стоящее. И когда я пойму, на что действительно способен - тогда и решу, стоит мне вступать в Стражи, или же обойдусь без них.
   - Конрад, но то, что делаешь ты, это уже не игрушки, это по-настоящему опасно! Кейпы гибнут регулярно, особенно одиночки!
   Я начал по-настоящему злиться.
  'В последний раз, когда ты пыталась меня обезопасить, дело чуть не кончилось моей смертью и привело к триггеру! И именно поэтому я будут делать то, что сочту нужным, и ты мне не указ. Лучше пусть я в свой следующий выход нарвусь на взбешенного Лунга, на Кайзера вместе с охраной, на Оружейника или Бесстрашного. Пусть меня бьют, жгут огнем, режут, ломают мне кости - я просто буду бить, жечь, резать и ломать в ответ. И это будет честно, это будет хорошо и правильно, потому что я сам принял такое решение, а не ты приняла за меня. Следишь за мыслью? Лучше я сам совершу ошибку, чем поступлю правильно по твоему указанию'.
   - В обозримом будущем я хочу заняться собой, и вообще поэкспериментировать с лекарствами. Возможно, в Броктон Бей скоро не останется ни одного диабетика.
   - Слушай, а можешь сделать какие-нибудь образцы? - оживилась она, услышав о лекарствах. - Не каждая компания может похвастаться штатным кейпом, и если 'Медхол' заинтересуется...
   - Нет! - отрезал я, впервые за весь разговор не сумев полностью сдержать эмоции. - Нахрен 'Медхол'.
   - Ладно-ладно, - она торопливо подняла руки. - Тебе ничего не нужно?
   - Покоя, - ответил я и ушел к себе.
   Поначалу я хотел сразу взяться за работу, но от нервов не мог сосредоточиться. Возможно, моя мать и была права на счет того, что при следующей встрече герои не кинутся выдергивать мне руки и ноги. Вероятно, если бы она не высказалась за мое вступление в Стражи, я бы попытался позвонить в СКП, попытаться договориться о встрече, объяснить, свести все к недоразумению и побочным эффектам своих боевых стимуляторов. Честно, мне совсем не улыбалось иметь во врагах два десятка кейпов и весь госаппарат вместе с ними. Но, во-первых, моя мать предложила это - и я не имел права идти у нее на поводу, как все прошлые годы. Во-вторых, я мысленно проговорил свои аргументы, и они показались мне, мягко говоря, шаткими. Пистолет я при враче достал, хотя и не направлял на него, пальцы Славе отрезал, дважды ударил ее болеизлучателем, а напоследок угостил ее и Штурма газом, от которого обоих в принципе мог хватить сердечный приступ. Ну и перерезал Штурму подколенное сухожилие, до кучи.
   Так себе кармический багаж. А еще Кэрол Даллон дорогой адвокат, что тоже говорит само за себя - как в плане возможностей отравить мне жизнь, так и в плане морального облика в целом. Хороший человек не станет заниматься юридическим крючкотворством.
   Нет-нет, надо что-то делать со своей репутацией. Репутация кейпа - это его все. Ну, так говорили, во всяком случае. Если я смогу заявить о себе в положительном ключе, даже Новая Волна подумает дважды, прежде чем связываться - просто чтобы не выставить себя злобными мудаками.
   Я перевел взгляд на костюм, который висел на спинке стула, будто обычный свитер. Вообще, яркие цвета мне не идут. Да и сам по себе темно-бордовый плохо сочетается с зеленым цветом меча. Белый с зеленым гармонирует намного лучше. Тем более что такая цветовая схема знаковая, как-никак, Эйдолон носит белую маску вместе с зеленой мантией. И вообще, раз я нацелился на стезю целителя, белый цвет будет очень к месту.
  Остаток дня и половина ночи прошли в подобии транса, в который я входил каждый раз, когда руки наконец-то доходили до дела. То есть, я осознавал происходящее, и контролировал свои действия, но при этом словно наблюдал за всем со стороны. Странное ощущение, если честно. В голове словно из ниоткуда всплывают схемы, рецепты, инструкции, я им следую и получаю требуемый результат - но не могу понять ровным счетом ничего.
  Почему из алюминиевой проволоки и песка вырос монокристалл изумруда, сразу имеющий форму тонкого клинка, обладающий бритвенной остротой и превосходящий по прочности вообще что угодно?
  Как из раскрошенного карандашного грифеля я сделал поляризованный алмаз, да еще пустил его на линзы для маски?
  Как из купленных в обычных магазинах веществ, редко с примесью конфискованных наркотиков, я создаю препараты с настолько точным и мощным эффектом?
  Некоторые вещи вообще не лезли ни в какие ворота. Например, я до недавнего времени просто не знал, что в изумруде кроме алюминия, кремния и кислорода содержится еще и бериллий. Тогда откуда взялся бериллий в кристаллизационной форме, если я его туда не клал? Я что, сам того не зная провел трансмутацию?
  Заметка - найти где-нибудь кусок свинца и попытаться превратить его в золото. Надо оправдывать взятое имя.
  В общем, к часу ночи я со скрипом оторвался от рабочего стола и с хрустом прогнул затекшую спину. Все образцы были готовы. Обезболивающее мощнее морфия но вызывающее привыкания. Модифицированный 'мистер Хайд' в таблетированном виде, с более слабым и плавным действием. Сыворотка правды, не причиняющая вреда реципиенту. 'Боевой коктейль ?2', немного усиленный по сравнению с ?1, с более продолжительным действием, но с прогнозируемыми неприятными побочными эффектами.
  Я не брался предсказать, что из перечисленного вызовет отклик, так что постарался охватить различные возможные сферы применения. Я не рассчитывал сразу обогатиться, моей целью было, так сказать, передать трубку мира. А заодно понять, что нужно моим потенциальным покупателям, и продемонстрировать собственные силы, не раскрыв слишком много.
  'Ноктюрн' в гранатах, принять антидот от него на всякий случай...
  И да, на этот раз я не допустил промашки, и сделал себе два небольших подсумка, куда можно было сложить шприцы. Немного подумав, я закинул туда же полбатончика 'амброзии', оставшейся с 'ужина'. Беготня в костюме отнимала много сил, а 'амброзия' отлично поддерживала сахар в крови и вообще была замечательна всем. Кроме вкуса.
  Я покидал в сумку снаряжение, тихо вышел из квартиры и спустился на лифте в холл. Консьерж за стойкой скользнул по мне цепким взглядом. Не играло роли, донес бы он на меня родителям или нет, но он мог рассказать о моих ночных отлучках не только им. Я сделал то же самое, что и раньше - провел рукой над стойкой, обронив на нее пару капель состава из маленькой склянки. Веки консьержа начали опускаться, он опустился на свой стул, чтобы не потерять равновесие и принялся клевать носом, ко всему безразличный.
  Ничего страшного ему не грозило. Он придет в норму через пару минут, просто не помня толком, что произошло в это время, и даже не осознавая, что что-то произошло. Видеокамеры оставались проблемой, но они хотя бы не любопытны и к болтовне не склонны. Может, я смогу сделать костюм-невидимку или какое-нибудь маскировочное поле? Ну, как кожа у хамелеонов, или как-то менять коэффициент преломления воздуха вокруг себя...
  Столько идей, и все опять упирается в оборудование и деньги. Я конечно знал, что еда в холодильнике не из воздуха появляется, но только теперь прочувствовал на себе, что такое нужда.
  Я переоделся в костюм в трех кварталах от дома, укрывшись за мусорным баком. Хорошо было Супермену в 40-х, когда кругом торчали телефонные будки. Все красные тряпки я решительно срезал, и остался в мраморно-белом комбинезоне с длинным капюшоном из того же полимера, скрывающим системы маски. Интересно. Вот нигеры любят чуть что визжать 'это потому что я черный, да?!'. А я смогу кого-нибудь также возмущенно спросить 'это потому что я белый?!'
  Покончив с переоблачением, я сложил гражданскую одежду в сумку и вскарабкался по пожарной лестнице на крышу. Там я бросил сумку и подобрал оставленный вчера вечером телефон. Тот самый, что мне дала Сплетница.
  Я сковырнул крышку и сосредоточился на устройстве. Моя сила едва ли соотносилась со средствами связи, но общую схему я смог уловить. Здесь контакты аккумулятора, здесь динамик, микрофон, здесь миниатюрный процессор, тут плата, с которой передается сигнал от нажатых кнопок, это антенна... упс, а вот это что?
  Я достал из подсумка сделанный из канцелярского ножа резак и, не включая расщепляющее поле, выковырнул из внутренностей телефона небольшое устройство. Оно резко выделялось из общей схемы и моей силе казалось чужеродным. Жучок что ли? Радиомаячок? Они серьезно собирались отследить кейпа-технаря с помощью жучка, или это просто проверка на вшивость?
  Я собрал телефон обратно, включил его и открыл список контактов с единственным номером в нем. С помощью мнемонической техники я запомнил его, после чего подбросил телефон в воздух и резко выхватил меч из ножен.
  Ни в чем не повинный аппарат разлетелся вдребезги. Я разочарованно цокнул языком - чистого удара, как в кино, не получилось. Видимо, до мастерства Затоичи, на слух срезавшего фитили со свечей, мне далеко. Но все равно, каковы поросята!
  - Однажды, Кругленькая Жопка, я доберусь до твоей жопки, и заставлю за все ответить, - пробормотал я, пряча меч в ножны.
  Дальше последовал почти час блужданий по ночному городу в поисках кого-нибудь, похожего на нациста. Как ни странно, поиски затянулись, потому что нацисты, как и все нормальные люди, ночью предпочитали спать, а не шататься по улицам. Зато один раз мне пришлось очень быстро прятаться за углом, когда мимо проехал Оружейник на своем мотоцикле. Герой вел обычное патрулирование, и то ли отвлекся, то ли задумался, а потому на мелькнувший где-то в переулке белый силуэт внимания не обратил. В противно случае мой выход закончился бы очень быстро и плачевно. Оружейник, наравне с Бесстрашным, был из той категории кейпов, которым мне нечего было противопоставить. Даже сбежать у меня бы вряд ли получилось.
  Но спустя час мои старания все же были вознаграждены. Когда я уже начал склоняться к мысли, что на сегодня кейповских дел с меня хватит, и что здоровый сон важнее поисков нацистов в битком набитом нацистами городе, я набрел на бар, который в это время еще работал. И его дверь подпирал крепкого вида человек с такой же татуировкой на плече в виде стилизованных восьмерок, какую я видел вчера на трупе.
  Сегодня я вышел в маске, но не под маской, и потому смог сначала оценить возможные последствия от эффектного вламывания внутрь с мечом наголо. Ну то есть, мне вряд ли что-то грозило. С обычными членами банды я мог справиться в любом количестве, даже если у них пистолеты. Вот только это означало посраться еще и с Империей, чего я как раз хотел избежать.
  Я аккуратно обогнул бар через полквартала, и зашел к нему со стороны служебного входа. Мечом я аккуратно вырезал замок и отворил дверь. Внутри было пусто. Я прокрался внутрь, прислушиваясь к звукам. Из главного зала доносилась музыка, но меня больше заинтересовали голоса за одной из дверей, выходивших в узкий коридор. Внутри были люди, и судя по обрывкам фраз, они играли в карты.
  Я немного постоял перед дверью, придумывая такие способы войти внутрь, чтобы не дать себя застрелить на месте, заставить воспринимать всерьез и при этом никому не навредить. Воображение, помахав на прощание платочком, укатило куда-то на Гавайи, оставив меня одного разбираться с нацистской бандой. Окей, ладно. Попробуем соединить два взаимоисключающих варианта действий, и посмотрим, что получится. Я вытащил меч и включил его, после чего вежливо постучал.
  Ноль реакции.
  Я постучал еще раз.
  - Чего? - спросили из-за двери.
  - Доставка приехала, - ответил я.
  - Какая еще доставка... - послышались шаги, и дверь мне отворил среднего роста бородач в майке и джинсах.
  Он раскрыл было рот, но вид светящегося изумрудного меча заставил его поперхнуться словами.
  - Прощу прощения, - сказал я и шагнул внутрь. - У кого-нибудь найдется телефон позвонить?
  Лишь тишина была мне ответом.
  - Телефон, - я изобразил пальцами трубку. - Звонить.
  Снова тишина. Руки некоторых присутствующих поползли в направлении оружия.
  - Тут что, никто по-английски не говорит? - спросил я разочарованно. - Я думал, тут собрались борцы за очищение Америки от всевозможного мусора, республиканцы и патриоты. И что я вижу? Вы мужики или демократические пусечки?
  - Ну, у меня есть телефон, - ответил бородач. До него дошло, что я никого тут рубить не собираюсь, и он решил поддержать разговор. - Чего надо?
  - Звони, - я развел руками. - Руководству звони.
  - Что сказать? - он достал из кармана трубку и начал набирать номер.
  - Что пришел кейп, который вчера выбил дерьмо из Штурма и Славной Дырки. И заинтересован в сотрудничестве.
  _________________________________________________________________________________
  * По многочисленным заявкам PHO (Parahumans Online) переименовано в ПЛО (Паралюди Онлайн)
  
  
1.7
  
   - Начальству звони, - как можно невиннее сказал я, не опуская впрочем меча. - Скажи, что пришел кейп, который вчера выбил дерьмо из Штурма и Славной Дырки, и заинтересован в сотрудничестве.
   Бородач кивнул и принялся ждать ответа. Вопреки ожиданиям, ждать ему пришлось недолго, потому что кейпы Империи, в отличие от своих подчиненных, нормальными людьми не были, и ночью не спали. Ну или держали наготове ударный отряд, готовый выдвинуться в ответ на угрозу, пока остальной состав выдергивается из постелей тревожными звонками.
   - Да, новый кейп, - подтвердил бородач в трубку. - Вот, стоит передо мной. Как выглядит? Сейчас... белая маска, белый капюшон, вообще все белое. Плаща нет. И меч зеленый, светится. Эй, парень, тебя спрашивают.
   Он протянул мне сотовый.
   - Добрый вечер, - поздоровался я. - Или доброе утро, как вам больше нравится.
   - В двух словах - ты в курсе, который час? - недовольно осведомился в трубке мужской голос.
   Я удивленно приподнял бровь.
   - Если что-то не нравится - полчаса назад я разговаривал с Оружейником, и он уверял, что Протекторат мне все простит, если я пойду к ним, - ложью это было только наполовину, потому что технически я действительно полчаса назад встретился с Оружейником. - Просто у них что Мисс Ополчение чурка арабская*, что два нигера в Стражах.
   - Ладно, ладно, - смягчился голос в трубке. - Можешь подождать немного? Мне нужно оповестить кое-кого рангом повыше. К нам не каждый день новички приходят.
   - Подождать? - Я оценивающе оглядел сидящих за столом мужиков. - Если немного, то могу. Думаю, в течение часа я смогу сопротивляться соблазну достать из ваших людей костный мозг и уйти по своим делам.
   - Хо, серьезно подходишь к делу, - голос усмехнулся. - Кстати, тебя как зовут?
   - Магистерий.
   - Виктор. Скоро будем.
   Раздались короткие гудки. Я вернул телефон владельцу и вложил меч в ножны. Спокойно, Конрад, спокойно. Они старше, их больше, они крупнее и сильнее, они все вооружены. Но у меня есть моя сила, и при желании я справлюсь с ними без труда. Это не я должен бояться, это меня должны тут бояться.
  Я придвинул к столу еще один стул и уселся на него, после чего достал из кобуры пистолет и положил его рядом с собой.
  - Что? - спросил я. - Пушку под рукой держать не обязательно? Мне показалось, у вас тут так принято.
  - Да держи, если хочешь, - буркнул один из нацистов.
  - Погоди, - сказал другой. - Это у тебя 'Sig Sauer' P226? Где достал?
  - Понятия не имею, как он называется. А где достал... - я неопределенно махнул рукой. - Тряхнул недавно желторожих из АПП.
  Я нервно хихикнул, в надежде, что сказанное прозвучало круто. К счастью, маска полностью скрывала мое лицо и приглушала звук голоса, так что мой смешок бандиты, видимо, восприняли как злодейский смех. А содержание слов им понравилось еще больше. На злобных рожах, с которыми бы я точно не хотел столкнуться при свете дня, появились признаки доброжелательности.
  - Ну так это... чего делать будем. Ждать-то долго, - я обвел комнату взглядом и остановился на разложенных картах. Нужно было как-то сымпровизировать, отвлечь внимание непосредственно от себя. - Правила объясните?
  - А деньги-то есть на ставку? - осведомился бородач.
  Я порылся в подсумках.
  - Семнадцать баксов.
  - На пару партий хватит, - другой нацист собрал карты и принялся раздавать по новой. - Короче, есть восемь основных комбинаций...
  
  Пятнадцать минут спустя
  - Так, еще раз. Четверка бьет фул хаус, фул хаус бьет флеш, флеш бьет стрит? Все правильно?
  - Ага, - ответил бандит, сдававший карты в первой партии.
  - Ладно.
  - Так не честно, - заявил другой. - Он в маске.
  - Да уймись, Хэнк, парень первый раз карты в руки взял.
  - Ты сказал, он пару партий продержится. А ты смотри...
  Рядом с моей левой рукой уже лежала небольшая стопка мятых мелких купюр, придавленная несколькими четвертаками - двадцать шесть долларов в сумме.
  - Новичкам везет, - отозвался я, изучая свои карты. - А еще я единственный, кто тут трезвый.
  - А ты маску сними, и мы тебя напоим.
  - Я несовершеннолетний, - для убедительности я поставил рядом с собой гранату с 'ноктюрном'.
  - Все, уймись, - повысил голос бородач. - Белого мальца ни спаивать, ни накуривать нельзя. Ему еще детей делать.
  Имперцы расхохотались, а я сосредоточился на своей вторичной силе. С одной стороны, она поставляла мне очень ограниченный объем информации, только состав конкретного вещества и его количество. С другой, этого оказалось достаточно.
  Масти на картах, которыми мы играли, были нанесены двумя разными красками - черной для пик и треф, красной для червей и бубен. Для каждого сочетания масти и номинала карты использовалось разное количество краски. Различие было небольшим, несколько микрограммов, но для моей силы оно оставалось очевидным. Спустя три партии я запомнил соответствия для всей колоды, и теперь был во всеоружии. Главное - не дать понять, что я буквально вижу чужие карты насквозь.
  
  Сорок минут спустя
  Шла девятая партия с момента, когда я сел за стол, и дело определенно шло к кульминации. Ну, то есть к тому, чтобы я раздел эту кучку простаков догола, или же проиграл все, что имел. Не то, чтобы мне было жалко семнадцать баксов, просто обидно немного.
   Пока карты мне шли неважные, я еще ни разу не собрал ничего лучше тройки валетов, и потому весь мой текущий банк ограничивался пятьюдесятью тремя долларами. Однако я осторожничал со ставками, и почти ничего не терял кроме блайндов, обязательных ставок в начале партии для тех двоих, кто сидит слева от дилера. Но именно от этого я решил отталкиваться, потому что, если я правильно понял правила, важно было не собрать сильную руку, а убедить всех в том, что ты это сделал.
   Только что начался пре-флоп, блайнды сделали ставки - пять и десять долларов соответственно, и каждый получил на руки по две закрытых карты. Пока у меня была всего пара дурацких троек, и я не мог предположить, чем все закончится. Сосед слева - я настолько сосредоточился на запоминании карт, что не удержал в памяти имена имперцев - имел две шестерки. Второй слева держал трефовую тройку и червового короля. Напротив меня сидел бородач, который был в этой партии дилером и у него были бубновые туз и двойка - кажется, лучший пре-флоп, если в общих картах будет три бубны, он соберет флеш. Первый справа был большим блайндом, и он находился в неважном положении - всего лишь разномастные четверка и пятерка, притом, что поставить ему пришлось десятку. Наконец, второй справа был малым блайндом, и неплохо себя чувствовал с червовыми валетом и дамой.
   Итак, я 'под прицелом', и обязан первым решить, делать ставку или бросать карты. Я не могу предугадать, какие карты будут общими, потому что перед тем, как выложить каждую новую карту, дилер опять перетасует колоду. Но могу оценить шансы, вероятности. Не с помощью силы, а просто, по-человечески.
   'Ладно, попробуем. На столе лежат, от меня по часовой стрелке: тройка бубен и тройка пик; шестерка треф и шестерка червей; тройка треф и туз; король бубен и двойка бубен; валет червей и дама червей; четверка бубен и пятерка треф. Что это значит?'
   Во-первых, у меня крайне мало шансов собрать трипл и нулевые шансы собрать каре - в колоде осталась всего одна карта нужной стоимости. Во-вторых, шансы дилера собрать флеш на самом деле малы, потому что на столе уже лежат четыре бубны. В колоде их осталось девять из сорока двух. Первый-слева имел хорошие шансы получить третью шестерку и таким образом собрать трипл. Второй-слева почти наверняка спасует, у него слишком неудачная рука, при самом удачном раскладе он получит всего лишь две пары и проиграет моему триплу. Большой блайнд... на самом деле, у него все не так плохо. Ни четверок, ни пятерок на столет нет - а значит, в колоде по три карты той же стоимости. Он имеет очень высокие шансы получить две пары или тройку, причем обе тройки будут сильнее моей. Дела у малого блайнда не хуже - червей в колоде еще десять штук, а также есть нетронутые дамы, валеты, десятки, девятки, восьмерки и семерки. Есть шансы и на стрит, и на флеш. Да даже и на стрит флеш.
   'Окей, а мне что делать?'
   Терять мне все равно особо нечего. Все равно скоро приедут кейпы Империи, а у меня на руках и так втрое больше денег, чем я имел вначале. Да и деньги мизерные, если откровенно. Чего бы и не рискнуть? При плохом флопе я просто спасую.
   - Принимаю, - сказал я вслух и двинул в центр стола две пятидолларовые банкноты.
   - Принимаю, - эхом отозвался Первый-слева и тоже сделал ставку.
   Ожидаемо.
   - Повышаю, - с довольным видом сказал Второй-слева и положил в банк сразу пятнадцать долларов.
   Под маской я удивленно приподнял бровь. У него карты хуже моей жизни - и он повышает ставку? Только спустя несколько секунд я сообразил, что это и есть тот самый легендарный покерный блеф.
   - Хм... принимаю, - пробормотал дилер и добавил собственную ставку.
   Так закончился пре-флоп. В банке - пятьдесят пять долларов, столько за этот вечер я еще не видел. Кажется, всем уже надоело, и хотелось закончить поскорее, чтобы с чистой совестью вздремнуть до конца 'смены'. Насколько чистая совесть может быть у мафии. Я на всякий случай заглянул внутрь каждого из игроков. Да, характерная для утомления электрохимическая активность мозга. Они невнимательны. Не слишком серьезное преимущество, потому что мне тоже спать хотелось.
   - И так, джентльмены... - дилер выдержал драматическую паузу. - Флоп!
   Он перемешал колоду и одну за другой выложил в центре стола три карты.
   Четверка пик. Пятерка бубен. Туз пик.
   Эммм... ладно. Я не получил с флопа ничего. Первый-слева - тоже. Зато блефовавший Второй-слева внезапно получил хорошую пару на тузах. Дилер... дилер уже почти наверняка проиграл. Лучшее, на что он может рассчитывать - пара на королях. Малый блайнд тоже в пролете, но его шансы на две пары значительно возросли. Зато большой блайнд получил две пары, и у него самая сильная рука - но на этом все, флеша ему скорее всего не видать. Зато в колоде еще две пятерки и две четверки, он легко может усилиться до фул хауса.
   Но...
   Но в колоде осталось также две шестерки и четыре семерки. Моя пара может превратиться в стрит. Так почему бы и нет?
  - Повышаю, - сказал малый блайнд и докинул в банк пятнадцать долларов к тем пяти, что он поставил в самом начале. Его так воодушевил туз, подаривший шанс на стрит? Или устал и стал невнимательным?
   - Уравниваю, - большой блайнд решил не рисковать и подождать следующих карт. Он положил в банк десятку.
   Настал мой черед, и я поддержал ставку.
   - Повышаю, - сказал Первый-слева и докинул от себя пятнадцать. Он не знает чужих карт, но рассчитывает не еще одну шестерку в общих, чтобы получить трипл.
   - Повышаю, - блефующий Второй-слева положил в банк сразу двадцатку.
   Дилер просто бросил карты. Он немного потерял на откровенно паршивой руке, и мог бы продолжить в следующей партии, но по-моему у него уже слипались глаза и все надоело.
   Банк вырос до ста двадцати пяти, размер текущей ставки составил уже двадцать пять баксов. Дилер опять перемешал колоду и положил семерку треф. Малый блайнд опять уравнял ставку, а большой повысил. Я ухмыльнулся под маской и в свой черед повысил ставку до сорока. Первый-слева сохранил ставку, второй - снова повысил. Кстати, он мог и выиграть. Если ривером, последней выложенной общей картой, будет двойка, он получит две пары, одна из которых будет на тузах.
   Бородатый дилер принялся неспешно мешать колоду. Казалось бы, от этой карты не зависело ровным счетом ничего. Не важно, чем закончится партия - через несколько минут я должен был говорить уже с другими людьми и о намного больших, как я надеялся, суммах. И все же процесс меня почему-то увлек. Может от того, что моя сила не давала ощутимого преимущества, сохранялся азарт. Может от того, что покер для меня был неизведанной территорией, и мне понравился процесс анализа распределения карт и чужого поведения. А может, дело было именно в соревновательном элементе, в противостоянии, независимо от того, что стояло на кону. В конфликте.
   На стол легла последняя карта, ривер.
   Тройка червей. Ух. Не ожидал.
   Так-так-так... это что получается? У меня трипл на тройках. У Первого-слева - пролет, всего лишь пара на шестерках. У Второго-слева как была пара на тузах, так и осталась. Малый блайнд проиграл вчистую, не собрав ничего. Большой блайнд остался с двумя парами.
   Минуточку... так я что, выиграл получается? Нет. Еще нет. У меня сильнейшая комбинация, но это еще не все. Если я правильно понял, то надо притвориться, будто у тебя плохие карты, если они хорошие, и сохранить довольный вид, если они плохие. Как это сейчас делает Второй-слева.
   Малый блайнд ожидаемо бросил карты.
   Большой, после длительных раздумий, поднял ставку.
   Так, как мне поступить? Я повысил ставку, когда выпала семерка треф в терне, но на флопе только уравнял. Не будь сейчас половина четвертого ночи, наверное, это бы стало четким сигналом для остальных. Другими словами, если я сейчас повышу ставку, то дам сигнал, что моя рука одинаково выгодна и с тройками, и с семерками в общих, причем преимущество это возникло уже после флопа. То есть я бы создал впечатление, что у меня стрит или что-то еще более сильное. Наверное.
   - Чек, - сказал я вслух.
   Первый-слева грозно зыркнул на меня, но тоже бросил карты. А вот Второй-слева уже ухмылялся во все зубы и громко объявил:
   - Повышаю.
   Он произнес это настолько уверенным тоном, что я на всякий случай снова проверил его карты. А также осмотрел весь объем пространства вокруг него и внутри него на предмет чего-то, похожего на карты - вдруг сейчас из рукава вытащит еще одного туза. Но нет. Блеф оставался блефом.
   - Ладно, уравниваю, - сказал я, пожав плечами.
   - Вскрываемся, - скучающим тоном объявил дилер и с хрустом зевнул.
   - Да гребаные кейпы! - Второй-слева с яростью швырнул карты об стол. - Спорим, он своими телекинезом карты подтасовал!
   - У меня нет силы телекинеза. А также ясновидения, телепатии и тому подобного, - ответил я и подгреб к себе выигранную кучу мелочи. Мелочь, а приятно. - Ты еще больше себя за ухо тереби, чтобы все точно увидели, что ты блефуешь.
   - Ну а по правде, ты точно первый раз карты в руки берешь? - уточнил дилер. Он проиграл всего пятнадцать долларов, а потому не злился.
   - Ну, в детстве как-то пасьянсами баловался...
   Двадцатки и десятки я утрамбовал в подсумок, более мелкие купюры и монеты просто оставил на столе. Я и выиграл их не вполне честно, и места уже не хватало. Второй-слева расстроено зевнул и проводил взглядом остальных имперцев, которые один за другим вышли из комнаты кто куда.
   - Что, ты и правда отжарил Штурма и Славную Дырку? - спросил он хмуро.
   - Было немного. Хотя будь там вместо Штурма Оружейник или Бесстрашный, я бы сейчас считал прутья на решетке камеры.
   - И че, пробовал дырку Славной Дырки? - он осклабился.
   Я промолчал, не зная толком, что тут ответить. Активируй я вторую личность, то точно не полез бы в карман за словом, но боюсь, бескровно бы дело не разрешилось.
   - Славно, - сказал я, чтобы поддержать игру слов.
   Видимо, эта шутка показалась Второму-слева, или как там его звали, смешной. Он согнулся вдвое и расхохотался, хлопнув себя по колену. Я поудобнее устроился на стуле, собрал со стола карты и принялся мешать карты. Я пытался повторить ловкие движения крупье, которые видел в каком-то фильме про шулеров. Фильм снимали на Земле Алеф, так что кепов там не было. У меня в голове вертелась неоформленная идея, какой-то неясный образ, предложенный моей силой, и через карты я пытался ухватить его.
   - Карты в колоде. Комбинации, - бормотал я. - Одно свойство у каждой. Пятьдесят два свойства. Количество комбинаций... пятьдесят два в пятой степени? Не, меньше...
   Я поднял глаза на Второго-слева... на Хэнка, вот, вспомнил как его зовут. У него на майке был изображен белоголовый орлан, расправивший крылья. Крылья... что общего между картами и крыльями? В моем воображении возник тот же орлан, но у которого крылья были покрыты картами.
   - О, а это у тебя кола?
   - Нет, это газовая граната... - ответил я рассеянно и снова сосредоточился на образе карточного орлана. Почему-то мне показалось, что карт на нем поместилось непозволительно мало. Может, добавить еще? Орлан тут же обзавелся двумя дополнительными парами крыльев.
   'Триста процентов Америки', - подумал я и только сейчас заметил, что Хэнк не только взял гранату с 'ноктюрном', но и зачем-то поднес ее к лицу.
   - А что тут за...
   - СТОЙ!!! - заорал я во весь голос, но было поздно.
   Пожалуй, 'ноктюрн' был лучшим моим изобретением, на текущий момент. Во всяком случае, свою функцию, повергать людей в бесконечную пучину кошмаров, он выполнял превосходно. Я бы сказал, слишком превосходно. Он провоцировал ложные импульсы в зрительных и слуховых нервах, вызывал колоссальный выбросов гормонов страха, в частности адреналина, и блокировал норадреналин. Превращал человека в вопящий и дрожащий, не способный на любые осмысленные действия комок плоти. Ненадолго, но после вчерашнего случая я пришел к выводу, что надо разбавить формулу.
   А сейчас я осознал, что надо выкинуть эту дрянь подальше, и забыть о ней, как о страшном сне. Простите за каламбур.
   Газовое облако моментально заполнило комнату, а буквально через полсекунды раздался визг. Я бы никогда не подумал, что взрослый парень, выше меня на полголовы и вдвое шире в плечах, способен так визжать. Такие звуки пришлись бы к лицу зайцу, с которого живьем сдирают шкуру, и они напугали меня больше, чем вынужденное противостояние лицом к лицу с 'мини-Александрией'. Потому что внутренняя личность не принимала на себя весь эмоциональный удар, и я со всей ясностью осознал, насколько отвратительную вещь создал. Никто не заслуживал испытать то, что переживал сейчас Хэнк, будь он хоть сто раз расистом, бандитом, преступником - да кем угодно! Никто.
   Я не принимал 'боевой коктейль' когда надевал костюм, и мог рассчитывать только на собственные силы. К счастью, Хэнк почти не сопротивлялся, и мне потребовалось всего несколько секунд, чтобы выволочь его из комнаты и захлопнуть дверь. Из главного зала и из туалета уже начали сбегаться остальные имперцы, но я выставил ладонь перед собой и крикнул:
  - Не приближайтесь! Здесь газ!
   Бегущие люди словно натолкнулись на невидимую стену. Захлебывающиеся вопли Хэнка разносились по всему коридору, и напряжение нарастало с каждым мгновением.
   - Что с ним?! - крикнул один.
   - Его не учили в рот что попало не тянуть, - выцедил я сквозь зубы.
   Хэнка били конвульсии, мне пришлось придавить его шею коленом, чтобы иметь возможность высвободить обе руки и открыть подсумки. Сыворотки, стимуляторы, деньги... амнезиак... опять деньги... черт, где же антидот?! 'Боевой коктейль', молекулярный резак... а, вот он!
   В склянке оставалось немного, я не был уверен, что этого количества хватит такому верзиле, но выбирать не приходилось. Я надавил Хэнку на челюсть, чтобы разжать ему зубы и влил антидот прямо в рот. И тут же понял, что что-то пошло не так.
   Вместо того, чтобы успокоиться, боец Империи задергался в жестоких судорогах и схватился обеими руками за сердце. Он перестал кричать, вытаращил расфокусированные глаза и только натужно хрипел. Я не видел в его теле болевых нейромедиаторов, но активность мозга указывала на болевой шок.
   Что произошло дальше, я не запомнил, словно несколько секунд просто вырезали из памяти. Вот я пытаюсь придумать, как мне остановить инфаркт. А вот я сползаю по стене на противоположном конце коридора, все мое тело стонет от боли, а передо мной возвышается пылающая ослепительным пламенем фигура.
   Спасибо костюму, он уже второй раз спас меня от серьезных травм. В противном случае я если бы не сломал позвоночник, то точно изжарился. Моего самообладания хватило на то, чтобы поставить себя на ноги и вытащить меч. Огненная фигура имела хорошо узнаваемые черты, даже одежда сохранилась, хотя тоже стала огнем. Не требовалось быть гением, чтобы понять, что именно сейчас произошло.
   Событие-триггер. Худший момент в жизни. И я только что стал его причиной.
   - Хэнк! - крикнул я и поднял перед собой меч. - Хэнк, погаси огонь!
   - Что?! Что такое?! - голос новоявленного кейпа походил на гудение огня, но в нем отчетливо слышалась паника. - Какого хуя блять происходит?!
   - Хэнк, спокойно! - я подшагнул ближе, держа меч наготове. Не знаю, будет ли он эффективен против живого сгустка пламени, но остальные мои средства выглядели еще менее надежно. - С тобой все в порядке! Просто пожелай, чтобы огонь погас, и все пройдет!
   - Ты! - проревел он в ответ. - Ты что-то сделал!
   Он сделал два шага в мою сторону. Я переключил меч в терминальный режим и взмахнул перед собой, прочертив по полу борозду. Должно быть, яркий зеленый всполох выглядел убедительным, потому что огненный сгусток остановился.
   - Черт тебя дери, просто успокойся! Этот огонь - твоя суперсила! Ты только что получил ее! Просто остынь, блять!
   На другом конце коридора распахнулась дверь, и в нее вошли трое. Первым оказался коренастый мужчина в костюме, стилизованном под старомодную военную форму и в маске, похожей на металлический противогаз. С ним были парень одетый в красную рубашку, черные штаны и бронежилет, в полумаске и со штурмовой винтовкой в руках, а также девушка в обтягивающем комбинезоне со скандинавской руной на груди.
   Криг, Виктор и Отала.
   Дальше все случилось очень быстро. Отала дотронулась до Виктора, а он направил левую руку на Хэнка. Вокруг последнего из ниоткуда начали возникать глыбы льда. Они плавились рядом с ним, но Виктор создавал лед быстрее, чем тот успевал таять. В ответ Хэнк ударил рукой одну из ледяных глыб, и та буквально взорвалась, окатив появившихся кейпов ледяной крошкой.
  Он еще и создает ударные волны. Понятно тогда, как он смог меня отшвырнуть.
  - Ты, полудурок с автоматом! - проорал я. - Я его тут успокоить пытаюсь, а ты только хуже делаешь!
  Вперед вышел Криг. Отала коснулась и его, но никакого заметного эффекта не последовало. Он только поднял руку и громко сказал:
  - Всем прекратить, - судя по голосу, он был уже немного в возрасте. - Ты, горящий, потуши огонь. А ты, с мечом, спрячь оружие.
  Хэнк подчинился. Видимо, он узнал Крига и остальных, и признавал их главными. Я помедлил, но тоже убрал оружие в ножны. Кажется, еще оставалась надежда нарушить традицию и не закончить все побоищем.
  - Что тут произошло? - требовательно спросил Криг.
  - Этот придурок, - я указал на Хэнка, - схватил мою газовую гранату, потому что подумал, что это банка колы. Он надышался газом, вызывающим страх, и него случился триггер. Остальное вы видели.
  - А нахрена было делать газовую гранату в виде банки колы?! - яростно проревел Хэнк. Его кулаки снова запылали огнем, но он еще удерживался от полного превращения.
  - Я не делал ее В ВИДЕ банки колы, идиот! Я сделал ее ИЗ банки из-под колы!
  - Достаточно, - прервал нас Криг. - Идите за мной, пока не разгромили весь бар. Оба.
  Мы впятером вышли через служебный вход. Виктор указал на гладкие края срезов там, где я вырезал замок из двери.
  - Твоя работа? - спросил он.
  - Я не обязан свидетельствовать против себя, - ответил я. Виктор мне чем-то не понравился сразу. То ли тем, что сначала делал, а потом думал, то ли из-за развязного поведения. Он не уважал личное пространство.
  - Да не бойся, платить не потребуем, - он хлопнул меня по плечу, из-за чего я попытался отстраниться. - Не каждый день к нам новички приходят.
  - Виктор, полегче, - негромко сказал Криг. - Не дави.
  Кейпы Империи приехали на настолько большом и роскошном автомобиле, что в любом другом районе города он бы смотрелся как бриллиант в помойной яме, и даже здесь, в центре, навевал мысли о гиперкомпенсации конструктором недостаточности в другом месте. Виктор сел за руль, Отала - на переднее сиденье. Криг забрался в салон и жестом пригласил следовать за ним. Я пропустил Хэнка вперед, и сел в автомобиль последним - чтобы держаться у самого окна, и при необходимости иметь возможность выбить стекло, или вырезать дверь, и сбежать. Отала сама по себе сил не имела, но могла наделять ими других. Виктор мог похищать у людей приобретенные навыки - вроде меткой стрельбы или игры на фортепиано. Криг обладал чем-то вроде телекинеза, а также многократно повышенную стойкость и силу.
  То есть Виктора и Оталу я мог вывести из строя любым средством, на Крига подействовала бы маска и газ, но не стоило замахиваться на него мечом. Хэнк... похоже, он был неуязвим, но я мог и просто сбежать. Наверное. Возможно, он в огненной форме еще и не устает.
  - И так. Я проснулся среди ночи, потому что объявился кейп, желающий сотрудничать. Но не ожидал, что их будет двое, - Криг повернулся к Хэнку. - Друг, как давно ты с нами?
  - Два года.
  - Прекрасно. Я понимаю, у тебя был тяжелая ночь. Триггер еще никто не переносил легко. Давай просто подвезем тебя до дома, ты хорошенько выспишься, отдохнешь, и завтра поговорим в спокойной обстановке. Идет?
  Нацист нервно дернулся, но кивнул и прошептал адрес так, чтобы я не услышал. Виктор завел мотор и машина плавно тронулась с места. Криг повернулся ко мне.
  - Значит, это ты Магистерий?
  Я кивнул.
  - Я Криг, возможно, ты уже слышал обо мне, - он протянул мне руку. - Ты хочешь вступить в Империю?
  Рукопожатие у имперца было крепким, уверенным, но без агрессии. Во всяком случае, я не видел в его крови повышения норадреналина.
  - Нет. Я не собираюсь становиться одним из вас.
  - Вот как? Тогда чего ты хочешь?
  - Я во многом согласен с вашими идеями, но меня смущают средства, - я указал большим пальцем в сторону Хэнка. - Собирать дань с бизнеса, выбивать дерьмо из цветных и либералов - это не мое. Но я все еще готов поделиться некоторыми своими изделиями - за весьма умеренную плату. Не стремлюсь в одночасье разбогатеть, но технарь не может строить из ничего. Нужны ресурсы.
  - Технарь... - Криг покивал головой. - Технарь - это всегда ценный кадр. Если, конечно, технаря зовут не Элит. В досье, которое на тебя завело СКП после вчерашнего, говорится, что ты специализируешься на психотропных эффектах. Вот этот газ, вызывающий страх. Какое-то неопознанное устройство, вызывающее резкую боль и слепоту. Правда, в такое определение плохо вписывается 'зеленый меч'.
  - Сам не до конца уверен в своей специализации, она выглядит весьма обширной. У меня не было возможности проверить себя в разных областях, но пока неплохо получается с разными лекарственными препаратами и тем, что на них похоже.
  - Это весьма интересно, - всплеск активности в мозгу Крига говорил о том, что он действительно искренне заинтересовался. - Можешь что-нибудь продемонстрировать? Только без газа, ладно?
  - Ладно, - сказал я так, будто до этой просьбы всерьез собирался угостить всех в салоне 'ноктюрном', и принялся выгребать содержимое подсумков.
  - А еще он шулер, - зло бросил Хэнк, искоса наблюдавший за тем, как на свет из залежей денег появляются шприцы и пробирки с образцами.
  - Шулер? - громко переспросил Виктор. - Это же отлично! А то со мной никто сыграть уже не хочет.
  - Виктор как-то похитил умения у профессионального картежника, - пояснил Криг. - Что у тебя тут?
  - Это я называю 'боевой коктейль ?2', - я потряс первым шприцем.
  - А есть и ?1?
  - Есть, но это был прототип. Он значительно увеличивает физические возможности, снижает чувствительность к боли. Благодаря ему я мог уклоняться от атак Славы и Штурма, а также рвать цепи наручников, защелкнутых за спиной - при том, что мои физические возможности вполне естественны. ?2 сильнее и дольше действует, но вызовет интоксикацию. Тошнота, головокружение, боли. Возможно рвота или диарея, но это вряд ли.
  - Хм... что еще?
  - Это - сыворотка правды. Объяснять действие, думаю, не надо. Безвредна, действует в течение десяти-пятнадцати секунд, прогнозируемая продолжительность эффекта - около получаса. В шприце одна доза, рассчитанная на человека весом восемьдесят килограммов.
  - Надеюсь, ты оставишь это? - Криг кивнул на образцы. - Сам понимаешь, мы должны проверить их действие.
  - Затем и принес. Только поторопитесь, хранится это все плохо. Неделя максимум, потом только выкинуть. Ладно, едем дальше. Обезболивающее. Просто и со вкусом. Точнее, без вкуса. И без запаха. Не вызывает привыкания. Полностью отключает все болевые ощущения, кроме тех, что вызваны силой Умников. Конкретно этот образец не вызывает сонливости, но можно добавить эффект наркоза.
  - Пока оно выглядит самым многообещающим. Если клинические испытания пройдут нормально, его можно будет реализовывать по легальным каналам. И если оно не настолько скоропортящееся.
  - У этого пробника срок годности тоже ограничен специальной присадкой. Без нее будет около семи месяцев.
  - Маловато, - протянул Криг. - Обычно срок годности лекарств - несколько лет. Обезболивающих это тоже касается. Больницы обычно закупают крупные партии, чтобы иметь запас на случай крупных происшествий, когда обезболивающее расходуется литрами, но в обычном режиме они тратят всего несколько доз в сутки. Короткий срок хранения не позволит им приобретать крупные партии, не неся при этом убытков, если препараты не израсходованы, а если будут закупать понемногу, то окажутся не готовы к авралам.
  - Я вообще сомневаюсь, что смогу снабжать лекарствами кого-то за пределами Броктон Бей. Последнее, о чем я мечтаю - это оказаться придатком к собственной производственной линии.
  - Понимаю. У тебя еще что-нибудь есть?
  - Вот, - я вытащил из подсумка маленький бумажный конверт, в котором лежали вручную спрессованные и нарезанные таблетки. - Это - значительно ослабленный вариант вещества, которое я использую в качестве стимулятора. Если 'боевой коктейль' усиливает тело, то эта штука действует на разум.
  - Что-то вроде настойки из мухоморов, как у викингов?
  - Разве что в самых общих чертах. Это зелье, - я достал фляжку и потряс ею, - снимает внутренние ограничения. Страх, сомнения, мораль - все, что как-то сдерживает, уходит на задний план. Если бы не эта штука, я бы вряд ли смог отрезать симпатичной девочке пальцы, а потом избить ее. Вдобавок позволяет использовать полный потенциал собственного тела - с соответствующими последствиями.
  - Но таблетки такого убойного эффекта не оказывают?
  - Они намного слабее. По идее почти безвредны, их нужно есть горстями, чтобы получить передозировку. И срок хранения я оцениваю в год. Можете хоть сейчас попробовать, я угощаю. Аккуратно, они очень горькие, потому что основа - кофеин.
  - Отала, дай мне неуязвимость, - сказал Криг.
  Девушка коснулась его рукой, и кейп немного оттянул край своей маски, чтобы просунуть под нее таблетку.
  - Вот это действительно впечатляет, - сказал он через полминуты. - А от синдрома дефицита внимания можешь что-нибудь приготовить?
  - Я не могу изобрести лекарство от несуществующей болезни.
  - Жалко. Лекарства от несуществующих болезней - это золотая жила, особенно если есть контакты с врачами, - Криг развалился на сиденье и со вкусом потянулся. - Ну, лекарства лекарствами, но на них особо не заработаешь, если у тебя нет собственного завода. Что думаешь на счет настоящих дел?
  - Каких именно? - насторожился я.
  - Тебе что-нибудь говорит название 'Гезельшафт'?
  - Европейская националистическая организация кейпов.
  - Это взгляд поверхностный! - Криг потряс пальцем. - Они выполняют в Старом Свете ту же функцию, какую у нас выполняет Протекторат - то есть устанавливают правила, следят за порядком, поощряют законопослушных и карают беспредельщиков. Они всеми силами оберегают людей, и не их вина, что в списке угроз присутствуют психи, носители врожденных уродств, мусульмане и черные. Ну так вот... 'Гезельшафт' считает, что паралюди являются новым эволюционным витком человечества, его возвышением. Они не только бережно собирают у себя всех новых кейпов, но и проводят эксперименты по провоцированию триггер-событий.
  Ох, епт...
  - То есть, вас интересует 'ноктюрн'? - я постучал пальцем по еще одной гранате, висящей на боку.
  - Весьма интересует, потому что в его действенности я убедился лично. Понимаешь, Империю-88 считают дочерней структурой Гезельшафта, но это не так. Мы поддерживаем связь, сотрудничаем. Мы не являемся доминирующей силой в Америке, и поэтому не претендуем на равный статус, но все же мы далеко не филиал. Европейцы готовы очень хорошо платить за средства, которые позволят им продвинуться в изысканиях и понимании природы сверхспособностей и триггер-событий. Более того, они с готовностью поделятся собственными наработками, чтобы в перспективе получить еще больше новых данных. Ты сказал, что не стремишься махом разбогатеть, и я не стану расписывать тебе возможные суммы дивидендов - хотя они там будут внушительными. Но что скажешь о возможности познакомиться с проектами лучших умников и технарей Европы?
  - А в чем ваш интерес?
  - В тебе, в чем же еще, - Криг развел руками. - Как ты, вероятно, знаешь, в нашем составе больше дюжины кейпов, но ни одного технаря. Даже Отала не может дать кому-то такую силу.
  - Я уже говорил, что не намерен вступать. Без обид, но стать одним из вас - значит поставить крест на пути целителя, потому что меня ни к одной больнице на выстрел не подпустят. А посмотреть на работу Панацеи мне тоже очень интересно.
  - Я не говорю о вступлении. Пойми, даже если ты просто не будешь нам врагом - это уже счастье. Потому что я знаю, что технари расцветают не сразу, вам нужны месяцы и годы, чтобы достигнуть пика силы. И если тебе со старта СКП присвоило шестой класс угрозы, боюсь представить, на что ты окажешься способен в будущем.
  Шестой класс угрозы? Мне это ничего не говорило. Тем временем Криг продолжал:
  - Скажу честно. Я в тебе заинтересован. Когда я доложу обо всем Кайзеру, он тоже заинтересуется.
  - Меня уже пытались завербовать насильно, - ровным голосом сказал я. - В результате недосчитались конечностей.
  Вранье конечно, но Кригу об этом знать было не обязательно. Он лишь хлопнул себя ладонью по маске:
  - Господи, да причем тут насильная вербовка? Я говорю о поддержке. Скажу без обиняков - положение у тебя шаткое, да ты и сам понимаешь. СКП присвоило тебе высокий рейтинг угрозы не за красивый костюм, а за способность влиять на сознание людей. Твой подкласс - Властелин. Другого кейпа они могли бы даже оставить в покое, но ты технарь, способный воздействовать на разум и чувства с помощью своих изделий. Слышал про Бойню ?9? Про Ампутацию? Милая девочка, лет тринадцати вроде бы. Она и есть причина, по которой настолько боятся технарей, способных работать с мозгом. Также, как Нилбог бросил тень на всех биокинетиков, а Сердцеед - на Властелинов.
  - А, то есть мне угрожает страшная опасность, и только вы можете мне помочь.
  - Пойми меня правильно. Ты напугал СКП до чертиков. Они не знают, кто ты, откуда взялся, что тебе нужно и чего от тебя ожидать. Конечно, они не посадят тебя в Клетку, если ты к ним явишься сам. Но ты всегда будешь под подозрением, всегда чужим - просто из-за того, что у тебя такая сила. Лучшее, что ты сейчас можешь сделать - это найти кого-то, кто за тебя поручится. Герои, не герои - не важно даже. Главное показать, что тебе известны правила, и что ты им следуешь. Что ты не пугающая неизвестная угроза, а вполне заурядный кейп, который не доставит серьезных проблем.
  - Правила... а, которые 'неписанные'? Не убивать, не атаковать гражданскую личность...
  - Кхм-кхм, - громко прокашлялся Хэнк.
  - А, ты же... да, нехорошо с тобой получилось.
  - Можешь снять маску только перед ним, - сказал Криг. - Этого будет достаточно, подобное практикуется, если личность раскрыта не намеренно. Но мы отвлеклись. Ты не спешишь кому-то доверять, и это объяснимо. Не будем торопить события. Для начала ограничимся тем, что ты сегодня принес с собой. Твои пробники, образец этого газа, 'ноктюрна'... и новый кейп Империи, который появился благодаря ему.
  Он посмотрел на Хэнка.
  - Не надо так смотреть, сэр, - ответил тот. - Я по любому в деле.
  - Скажи, эффект 'ноктюрна'... на что это было похоже?
  - Сэр, на свете много дерьма, - глухо сказал Хэнк. - Но это дерьмо - дерьмовее любого другого. Не знаю, может ли быть что-то хуже.
  'Может, - подумал я. - Это был просто чистый неразбавленный страх. А ведь его можно смешать с горем, с отчаянием, с ненавистью - в любых пропорциях. Можно оттенить послевкусием угасающей надежды. Или приправить болью утраты. Да много чего можно... и все как на подбор - дерьмовое дерьмо'.
  - Наличными такие суммы носить неудобно. А переводы на обычные банковские счета слишком легко отслеживаются. Так, Магистерий, ты знаешь про Счетовода?
  - Первый раз слышу, - признался я.
  - Это кейп-умник, один из сильнейших в мире. Он что-то вроде бухгалтера для кейпов. В основном его услугами пользуются те, кто не в ладах с законом, но герои тоже отнюдь не брезгуют. Всем время от времени требуются средства, не засвеченные в официальных транзакциях. В общем, будет тебе счет, туда все перечислим, оттуда выведешь, куда захочешь. И теперь собственно суммы... - Криг задумался. - Пять тысяч за каждый пробник препаратов, просто за возможность их испытать, а если что-то сочтем пригодным для использования или открытой продажи - это отдельно обговорим, в зависимости от того, какие объемы ты сможешь предоставить. По пятнадцать тысяч за каждый готовый образец 'ноктюрна', и сто пятьдесят тысяч - за израсходованный.
  Я все еще колебался. Мне предлагали треть годового дохода обоих моих родителей - просто за пробники, которые я сделал за полдня, и три... теперь уже две гранаты с лютой дрянью, которой я был бы рад никогда не касаться. И ясное дело, ее собирались не на полочку поставить, а использовать на людях, чтобы довести их до триггера. И Хэнк, как назло, молча сидел рядом, пустым взглядом таращась в сиденье напротив. Будто немой укор совести.
  Но пятнадцать тысяч за каждый образец, сто пятьдесят за успешный триггер... доступ к работам европейских технарей... мне вспомнилась одна цитата, прочитанная во время ночных интернет-марафонов. Примерно сто двадцать лет назад жил изобретатель Хайрем Максим, который сказал примерно следующее: 'Если ты американец, и хочешь заработать - сделай что-нибудь, что поможет европейским олухам быстрее друг друга убивать' . Своим словам Максим следовал, и изобрел пулемет, который распространился по всей Европе, Азии и России, где собрал жатву из многих тысяч жизней.
  - Криг, вы знаете, есть такое животное - кот, - сказал я вслух. - Оно пушистое, но не особенно умное. И я бы не стал уважать себя, если бы сделал что-то более глупое, чем может сделать кот. Вы улавливаете мою мысль?
  - Прости, пока нет.
  - Так вот. Кот никогда не будет гадить там, где спит. И я тоже не стану этого делать, потому что я не глупее кота. У меня есть условие. 'Ноктюрн', а также все составы, которые я изготовлю и предоставлю с той же целью, то есть для принудительного провоцирования триггер-событий, не должны использоваться на территории Соединенных Штатов. Гезельшафт получит столько составов, сколько захочет, и распорядится ими так, как сочтет нужным. Но если практика искусственных триггеров с использованием моих разработок появится по эту сторону Атлантического океана - нашему сотрудничеству конец. Я лучше позволю СКП надеть на себя ошейник и посадить на цепь.
  - Приемлемо, - сказал Криг после долгой паузы. - Но тогда и я выставлю дополнительное условие.
  - Какое? - я напрягся.
  - Ты должен заявить о себе в течение недели. Желательно в героическом ключе: СКП, сообщество кейпов и горожане должны знать, что ты не старший братик Ампутации, а вменяемая и договороспособная фигура. У меня есть идея, как оформить наше сотрудничество, но для этого тебе потребуется положительный образ.
  - Приемлемо, - кивнул я.
  Лимузин затормозил на каком-то перекрестке, и Хэнк вылез наружу. Я выбрался следом и окликнул его. Он обернулся, и от его взгляда мне стало не по себе. Ни злости, ни раздражения. Вообще ничего. Собравшись с духом, я откинул капюшон и снял маску.
  - Вот, - сказал я. - Теперь мы в расчете.
  Он молчал.
  - Слушай, мне жаль, что так вышло. Хотя и сам мог бы не хватать руками то, что не твое...
  Я запнулся и замолчал. Хэнк молча развернулся и побрел прочь. Когда он скрылся за углом, я надел маску обратно и надвинул капюшон. Черт. Никогда не умел правильно разговаривать с людьми. Виктор у меня за спиной посигналил.
  - Эй, тебя подвезти?
  - Не надо, - бросил я через плечо. - У меня настроение пройтись.
  В каком-то смысле я сегодня добился поставленных целей - вышел на контакт с Империей-88, обеспечил себе недурной доход, который в скором времени почти весь уйдет на технарские нужды, ни с кем почти не подрался, и даже, в качестве небольшого бонуса, узнал, что обо мне думают в СКП.
  Так почему я сам себе противен?
  ___________________________________________________________________________
  * На самом деле нет, Мисс Ополчение - няшка-курдяшка. Но эти тонкости знают только те, кто способен отличить Т-72Б1 от Т-72Б3, Джобар от Замальки и салафита от алавита.
  
  
  
1.8
  
   Если бы я заранее знал, что путь героя окажется настолько тяжелым, я бы купил ортопедические стельки. Нет, серьезно. Когда на следующей неделе мои выходы в костюме превратились из коротких вылазок в многочасовые пешие марафоны, боль в ногах стала мне таким же постоянным спутником, как меч, чемодан с оборудованием и настороженные взгляды, которыми меня провожали встречные люди.
   Хотя я пообещал Кригу, что выйду на свет со следующей недели, пришлось потратить несколько дней на подготовку. Прежде всего, пришлось открыть несколько собственных счетов, передать управление ими Счетоводу и перевести туда часть оплаты. Строго говоря, такие суммы меня пугали, потому что я за собственные деньги впервые подержался неделю назад, а тут на голову свалилось двести тысяч - и отнюдь не от благотворительного фонда. Честно говоря, я даже в идеальном случае рассчитывал на вдесятеро меньшую сумму, и тревога меня не оставляла, потому всем известно, что чем больше деньги, тем больше проблемы. Со счета, предоставленного Империей-88, я вывел четыре тысячи, раскидал их по пяти счетам в разных банках так, чтобы нигде не было больше тысячи. Не знаю, достаточно ли этого, чтобы не привлекать внимание налоговой инспекции... мне страшно было просто касаться этих денег.
  Хотя колебался я все равно недолго. Слова Крига лишь подтвердили мою правоту, что мне следовало обелить себя, а без средств я этого сделать не мог. Ну, не клянчить же у родителей, в самом деле? 'Привет, мам, я тут собираюсь погеройствовать немного, чтобы меня не ассоциировали с самыми жуткими маньяками среди паралюдей, одолжи тысяч десять'. Даже думать об этом было противно. В общем, присвоенный подкласс Властелина означал довольно пристрастное отношение, и мне нужно было трудиться на пределе сил, чтобы отмыть себя от подозрений. Кейпов, способных влиять на человеческий разум, ненавидели и боялись все.
   Неприятно признавать, но для этого накопилось достаточно оснований.
  Пришлось побегать за разными деталями и узлами, из которых я собрал компактный реактор. Например, я купил дешевую микроволновку и раскурочил ее, чтобы достать магнетрон. Реактор не ядерный, разумеется, а химический. Не имея увеличенной физической силы, я мог таскать с собой всего несколько килограммов ноши, и этот реактор должен был заменить часть моей лаборатории, чтобы можно было синтезировать не слишком сложные препараты на месте.
  Далее пришел черед реактивов. Я с трудом мог предположить, что мне может понадобиться, поэтому пару вечеров просто терся возле больницы в гражданской одежде, высматривая пациентов и прикидывая рецептуру лекарств для них. Я пришел к выводу, что надо носить с собой что-то белковой природы, что-то из животного жира, побольше дистиллированной стерильной воды, немного морской соли, а также кое-какие довольно обыденные лекарства и биодобавки. Из всего перечисленного можно было составить достаточно универсальные базы. Всего остального стоило взять понемногу - чтобы максимально разнообразить набор доступных веществ. Как из этого должны были получиться чудо-эликсиры? Да без понятия. Особая технарская магия.
   В больницу мне пришлось заглянуть и в качестве пациента - на дежурный осмотр к лечащему врачу, чей кабинет, к счастью, не пострадал от оглушенной Славы. Он тогда выразительно посмотрел на синяки у меня на груди и спине, оставленные Хэнком, но я лишь невинно развел руками. Упал с брусьев на тренировке по спортивной гимнастике, бывает. За всей этой подготовкой я не нашел времени для себя, чтобы сделать еще регенеративной сыворотки. В остальном же моим состоянием доктор Винфилд остался доволен, и велел продолжать в том же духе.
   Смешно.
   Впрочем, совсем бессмысленным визит не стал. В приемной лежали справочные и рекламные брошюрки, в одной из которых говорилось о лечении стволовыми клетками. Аккуратные расспросы и дальнейший поиск в интернете отодвинули мой 'светлый' старт еще на два дня, потому что я не мог обойти вниманием что-то настолько многообещающее. Получившийся в итоге агрегат выглядел устрашающе даже с моей точки зрения, представляя собой что-то среднее между дрелью, сварочным аппаратом, шприцем и лазерным пистолетом. Его назначение, однако, оставалось сугубо мирным - проделать отверстие в плоти и кости, извлечь чуть-чуть костного мозга, и зарастить ранку так, чтобы она не причиняла неудобств. Честь испытать его первым, конечно же, выпала мне, и теперь в пробирке хранился образец моих стволовых клеток, который постепенно рос в питательном растворе. С ним мне уже не нужно было выжидать или искать подходящий свежий труп, чтобы забрать его поджелудочную железу, и ради такого, право, стоило потерпеть боль от пробитой кости.
   Лишь огромным волевым усилием я переборол соблазн развить технологию биопсатора до полноценного ручного дальнобойного оружия. Во-первых, время поджимало, во-вторых, мой арсенал и так был чрезмерно убойным.
   Я уже успел усвоить, что моя сила не знает слова 'полегче', и всегда подсовывает мне такие схемы, по которым я собираю что-то существенно более опасное, чем мне хотелось бы. Так что к замене 'ноктюрна' я подошел ответственно. Я сходу отказался от парализующих составов, чтобы вместе с двигательными мышцами случайно не вырубить диафрагму и сердце. Я забраковал идею с усыпляющим газом, потому что грань между угнетением ЦНС и ее полным отключением оказалась непозволительно тонка. После мучительного дня раздумий я, наконец, остановился на веществе, вызывающем апатию, лень и нежелание двигаться. Оно действовало не мгновенно, а в течение нескольких секунд, чтобы цель успела прилечь и ничего себе не повредить. Время действия я ограничил двумя минутами, скорость распада при контакте с воздухом довел до тридцати секунд.
   С чем пришлось действительно попотеть, так это с гранатами. Мне с самого начала показалась сомнительной идея делать их из алюминиевых банок, а после инцидента в баре сомнений уже не оставалось. Новые корпуса гранат я нарезал из пластиковых канализационных труб, каждый полученный цилиндр с одной стороны запаял заглушкой их того же пластика - и получил стаканы. Но самая сложная часть даже настоящей гранаты, это не корпус и не начинка, а детонатор. Из-за возни с детонаторами я чуть было не завалил сроки - никак не получалось подобрать фабричные детали подходящей геометрии и свойств.
   Наконец, когда пролетела почти вся неделя, я в костюме наведался на грандиозную свалку в северной части побережья, именуемую Кладбищем Кораблей. После нескольких часов ковыряния в мусоре, точно какой-нибудь енот, я набрал достаточно разного хлама, чтобы наделать детонаторов на пару десятков гранат. А также набрал полные подсумки ядовитых, но очень многообещающих грибочков.
  Забавно, но на той же гигантской свалке я заметил двух копошащихся парней, одного щуплого, а другого плотного. Я бы не придал значения, но одеты оба были в костюмы и маски, и худой при этом тоже высматривал среди нагромождений мусора непонятно что. Время от времени он кидался за каким-то обломком, ничем не выделявшимся среди прочих, игнорируя прочие, с виду неотличимые.
  Я никогда не был кейпо-гиком, и на ютуб-канал Убера и Элита не подписывался, но иногда они всплывали у меня в рекомендациях. А уж поведение технаря, ищущего материалы, распознал сразу же, поскольку сам вел себя точно также. Не знаю, что на меня нашло, но я решился с ними поздороваться, и они ответили. Мы не задавали друг другу лишних вопросов, а они, к их чести, не попытались втянуть меня в свою компанию. Из-за завязавшегося разговора и последовавшего обсуждения философских аспектов творчества Хидео Кодзимы, легендарного гейм-дизайнера с Земли Алеф, мы засиделись до темноты. На прощание Элит уговорил меня дать поближе рассмотреть мой Изумрудный меч, а взамен подарил сломанный проектор силового поля собственного изобретения. Его живо заинтересовала идея о том, что черпать идеи можно не только в играх, но и в книгах с музыкой.
   Уже дома, занявшись сборкой детонаторов, я осознал, что это был первый раз, когда я говорил с другими кейпами просто так, а не как с потенциальными или явными врагами. Интересно. Империя-88 могла дать мне многое, и я готов был многое отдать взамен, но сможет ли она подарить мне именно вот это чувство непринужденности и комфорта, что я испытал, обсуждая с двумя кейпами-жуликами консольные игры?
   Спустя ровно неделю с момента заключения сделки с Кригом, я решил, что подготовил все, что только можно было подготовить за установленный срок. Я все еще нервничал, потому что не мог предсказать последствия собственного лечения. То есть, вряд ли я бы кому-то серьезно навредил, но моя сила уже не раз срабатывала немного сверх ожиданий.
   Так или иначе, субботним днем после уроков я собрал вещи и сел на автобус, идущий в сторону Доков. Я переоделся в костюм в заранее примеченном укромном местечке в ливневой канализации, и оставил там гражданскую одежду. Правда, извлек урок из последней встречей с бандой Сплетницы и установил рядом несколько растяжек с катализованным энтеротоксином. Если на мои шмотки кто-то позарится - я найду его просто по горячим следам.
   Если вы понимаете, о чем я.
   Свой 'врачебный чемоданчик' я притащил сюда днем ранее. Изначально это был раздвижной ящик для инструментов (я не нашел в розничной продаже обычный медицинский саквояж), который я щедро обмазал белой краской, а сбоку пририсовал символ философского камня - круг, в который был вписан треугольник, в него - квадрат, и в самой середине снова круг. В него умещался весь набор реактивов в пробирках и баночках, несколько готовых доз препаратов простого действия, кое-какие вспомогательные инструменты, одноразовые шприцы и разобранный реактор.
   Ну и последний штрих. Я достал фляжку и отвинтил крышку. Возможно, не совсем правильно было высвобождать внутреннюю личность в настолько ответственном деле, но у меня, в отличие от Магистерия, крайне хреново получалось общаться с незнакомыми людьми. Столкновений с кейпами не предвиделось, а с людьми без способностей он конфликтовать не стремился. Выдохнув, я поднес фляжку к губам и сделал глоток.
   ...
   Магистерий спрятал фляжку обратно в подсумок, схватил 'чемоданчик' и полез по лестнице к люку, хватаясь за ступеньки одной рукой. Когда основная личность отошла на задний план, он не почувствовал таких сильных изменений, как раньше. Кейп выбрался наружу, задвинул за собой люк и оглядел пустынный тупик.
   Стены покрывали граффити, в основном кое-как намалеванные похабные картинки.
   Рядом лежала кучка несвежего собачьего дерьма.
   Возле переполненного мусорного контейнера валялись кучи мусора.
   - За что я люблю свой родной город, - проговорил Магистерий вслух, - так это за то, что он не оставляет равнодушным.
   Он поглубже надвинул капюшон и вырулил на улицу.
   Даже с активной внутренней личностью Магистерий чувствовал себя неуютно. Да, это были Доки, неблагополучный район - но вовсе не безлюдный. В центре города герои примелькались, они были частью антуража, привлекавшего туристов в негласную столицу кейпов Северо-Востока. Здесь Стражи почти не появлялись, а взрослые герои приезжали только по тревоге, и не автографы раздавать, а сражаться.
   На него откровенно пялились. Тыкали пальцем, реже снимали на телефоны. Основная личность бы это вытерпела. Конрад вообще был очень терпеливым, и его терпение было вознаграждено на прошлой неделе. Магистерий тоже понимал, что новый кейп в городе, особенно явившийся открыто - это новость минимум на пару дней. Вот только терпением не отличался. Хорошо, что никто не попытался заговорить с ним, иначе бы точно не выдержал.
   Он остановился перед пятиэтажным зданием из красного кирпича - типичный жилой дом в бедном районе. Возле входа сидела компания азиатской шпаны, не старше восемнадцати. Прохожие их старались не замечать и вообще держаться подальше, а жильцы дома, вынужденные проходить через дверь, явно старались проскочить мимо поскорее.
   Магистерий их проигнорировал. Более того, он со злобным удовлетворением толкнул одного из парней плечом. Дескать, и что вы мне сделаете, желторожие? Я - кейп, а вы тараканы. Бегите, жалуйтесь Лунгу. При мысли о возможной схватке с сильнейшим злодеем в городе он невольно расплылся в довольной улыбке. Конечно, сколько-нибудь затяжной бой выиграть не получится. Если босс Азиатских Плохих Парней успеет трансформироваться, тоже шансов нет. Но если подловить Лунга тогда, когда он не успел достаточно вырасти, то костюм в течение нескольких секунд удержит пламя, а один-два удара меча покончат с ублюдком навечно. Вряд ли даже Лунг сможет выжить без головы, или рассеченным пополам, от макушки до задницы.
   А Протекторату можно будет сказать, что это была самооборона. Переборщил немного со страху, бывает.
   Дом встретил Магистерия полутемным коридором, в котором не горела половина лампочек, застарелой вонью, запахом готовящейся еды и визгом маленьких детей, которые чуть не сшибли его с ног, когда пронеслись мимо.
   - Ах вы, мелкие извращенцы! - рявкнул он на них. - Я до вас доберусь и скормлю вас крабам!
   Дети захихикали, явно не восприняв угрозу всерьез, и убежали на улицу. Магистерий хмыкнул и подошел к первой двери. Он собрался было нажать на кнопку звонка, но обнаружил, что его тут нет.
   - И чего еще тут нет? - вслух подумал он. - Может, канализации? А местные делают свои дела в горшки, а потом все выплескивают на улицу?
   Ужасаться положению низших социальных слоев, лишенных доступа к таким привычным благам как канализация, подземная парковка и водопровод, не было ни времени, ни желания. Он ведь и пришел сюда в поисках жертв некачественного питания и отсутствия медицинских страховок. Магистерий постучал и принялся ждать, когда откроют.
   Через несколько секунд открылась дверь, явив лик жильца - латиноса средних лет с лицом, похожим на медвежий капкан, и длинными усами.
   - Чего надо? - угрюмо спросил он.
   - Проблемы со здоровьем есть? - спросил Магистерий.
   - Нету.
   - Хочешь иметь?
   - Это че типа, наезд? - спросил латинос уже с неприкрытой злобой.
   - Так да или нет?
   - Нет!
   - Тогда постарайся разбавить рацион овощами, у тебя явный недостаток витаминов. И завязывай с бухлом, хотя бы иногда, - Магистерий бросил взгляд на длинную вереницу дверей, которые ему предстояло обойти только на одном этаже, потом умножил их количество на пять. - А знаешь кого-нибудь в доме, кто болен?
   - Не знаю.
   - Жалко. Тогда всего хорошего.
   Он постучал в следующую дверь, но никто не открыл. Латинос продолжал пристально следить за его действиями, будто опасался розыгрыша. В третьей квартире тоже никого не оказалось дома, но в четвертой Магистерию улыбнулась удача. Ему открыла женщина лет сорока с виду, явно не имеющая средств на косметические салоны, фитнесс и тому подобное, но старающаяся выглядеть опрятно.
   - Добрый день, - поздоровался он. - У вас кто-нибудь имеет проблемы со здоровьем?
   - А почему вы спрашиваете? - подозрительно спросила женщина. - Вы кейп, верно?
   - Да, я кейп. Я готов вылечить любого, кто в этом нуждается. Ну, или попытаться.
   - Вы точно не из Протектората, - уверенно сказала она. - Вы кого-то представляете?
   - Нет, сам по себе. Так лечение кому-нибудь нужно?
   - У нас нет таких денег, которые вы запросите.
   - Это бесплатно. Благотворительная акция.
   - А кто ее проводит?
   - Я провожу, по собственной инициативе, - Магистерий начал потихоньку закипать. - Слушайте, отвечайте прямо: 'да, мы нуждаемся в помощи' или 'нет, мы не нуждаемся в помощи'.
   Он мог понять, почему до него так допытываются, и почему не верят. Герои были достопримечательностями, были символами и знаменитостями, менее явно они были стражами порядка и, изредка, солдатами невидимых войн. Они не ходили по домам, и не предлагали помощь. Про суперзлодеев и говорить не приходилось. Да и сложно было ожидать доверия от людей, которые за доверчивость наверняка успели поплатиться. Конрад бы посочувствовал им. Магистерия бесила пустая потеря времени.
   - Джесси, кто там? - донесся из глубины квартиры мужской голос.
   - Пришел какой-то кейп, - ответила женщина. - Говорит, что он занимается благотворительностью.
   Из-за ее спины показался мужчина тех же примерно лет, полноватый и с лысиной - видимо, муж. Магистерий использовал на нем сквозное зрение и сходу определил аномалии в брюшной полости. Судя по расположению... район желудка. Неужели брат по несчастью, такой же диабетик? Нет, дисфункция секреции инсулина в поджелудочной железе выглядит иначе. Там какие-то инородные тела, неорганические. Камни в желчном пузыре? Похоже на правду, но надо уточнить.
   - А что он предлагает? - деловито спросил мужчина.
   - Лечение. Утверждает что бесплатно.
   Магистерий приветственно помахал рукой.
   - Здравствуйте, сэр. Мне кажется, я по адресу. У вас какие-то проблемы вот здесь, - он указал на живот мужчины, напротив того места, где определил аномалии. - Желчные камни, верно?
   - А вы откуда знаете? - подозрительно осведомился тот.
   - Я же кейп. Такая у меня сила, вижу неполадки в теле. И думаю, смогу исправить.
   - Это как Панацея что ли?
   - Не как Панацея, - Магистерий тряхнул чемоданчиком. - У меня методы более традиционные. Микстуры, уколы, ректальные свечи... иногда электрошок и лоботомия. Но вы не пугайтесь, это не ваш случай.
   - Что-то вы не больно похожи на медика, - мужчина все еще сомневался. - Оружия многовато.
   - Так район неспокойный. Меня на прошлой неделе чуть не разорвали какие-то здоровенные монстры, помесь собак, гризли и китовых какашек.
   - А, это наверное звери Адской Гончей были, обитает такая в районе бывших складов. Вы с ней справились?
   - Отхлестал мечом по суслам, и больше они со мной решили не связываться, - кейп нетерпеливо забарабанил пальцами по рукояти. - Вы лечиться будете или как? Я не могу с вами весь день трепаться, мне сегодня весь квартал обойти надо.
   - Ммм.... Ладно, входите.
   Квартира первых пациентов Магистерия могла бы целиком уместиться в его комнате, и еще осталось бы место. Про кухню, где его пригласили разместиться, и говорить не приходилось. Можно было подумать, что тут используется какая-то суперсила, позволяющая втиснуть в настолько маленький объем пространства весь домашний скарб. Ну, по крайней мере, здесь было намного чище, чем в коридоре.
   - Прежде чем мы начнем, - Магистерий достал ручку и блокнот, - позвольте собрать немного сведений о вас. Мне нужна подробная статистика, чтобы понимать, что нужно улучшить в моей методике. Ваше имя и возраст?
   - Уильям Дент, тридцать восемь лет.
   - Я думал, вы скажете 'сорок восемь'...
   - Простите?
   - Ничего, ничего. Рост и вес?
   - Пять футов и девять дюймов. Двести фунтов.
  - У вас эти камни давно обнаружили?
   - Год назад. Хроническая форма, сказали, что для операции недостаточно показаний. Да и не по карману.
   - Хорошо... сейчас подумаем...
  Магистерий снова принялся изучать внутренности Дента сквозным зрением. Растворить камни - дело плевое. Но это не устранит причину их появления. В той же области находится большое количество медиаторов воспаления. Идет какой-то патогенный процесс, нарушивший нормальную работу органа. Инфекция, точно она. Если сосредоточиться, можно заметить повышенную концентрацию токсинов, следов жизнедеятельности болезнетворных бактерий. Он обратился к своей силе за способом исправить обнаруженные проблемы, не причинив вреда остальному организму.
  - Понятно, - произнес он спустя минуту напряженного молчания и раскрыл свой чемоданчик. - Ну, приступим.
  Чета Дентов здорово удивилась, когда на их кухонный стол взгромоздился переносной реактор. Еще больше они удивились, когда кейп попросил стакан кипяченой воды и ложку арахисового масла. Что поделать, он не мог носить с собой реагенты на все случаи жизни. Для того, чтобы доставить действующее вещество до нужного органа, его следовало обернуть в эмульсионную оболочку из жира.
  Через пять минут реактор пиликнул сигналом, с проводами выдранным из той же микроволновки, и Магистерий извлек из его недр керамическую чашку со слегка дымящейся сиреневой жидкостью.
  - Пейте, - он сунул чашку под нос Уильяму. - На вкус это может оказаться хуже, чем что угодно, предупреждаю сразу.
  - То есть, вы не знаете? - скептически уточнил тот.
   - А с чего бы мне знать? У меня ваших проблем нет. Но те средства, что я делал для себя, редко отличались приятным вкусом.
   Оставив Дента наедине с микстурой для расщепления желчных камней, Магистерий занялся инъекцией. Здесь, как ни странно, пришлось легче. Небольшая доза иммуностимулятора, немного противовоспалительного, немного регенеративной сыворотки. Готовые решения комбинировались, позволяли прийти к новым выводам и идеям. На новые задачи и проблемы сила отзывалась неожиданно охотно, пусть конечные цели и не были связаны с насилием.
   - Да вроде ничего так, - сказал Уильям и поставил на стол пустую чашку. - Почему-то похоже на теплое молоко.
   - Похоже так похоже. Так, теперь ваш филей, пожалуйста, - Магистерий многозначительно продемонстрировал наполненный шприц.
   - А это что?
   - Микстура, которую вы выпили, устранит проблему. А вот это не даст случиться рецидиву.
   - Эээм, ладно.
   Пришлось пройти в другую комнату, где Уильям улегся на кровать и немного стянул штаны и трусы. Магистерий постучал пальцем по шприцу, немного надавил на поршень, чтобы выдавить остатки воздуха, и прицелился. Почему-то, когда описывали подвиги врачей, все внимание сосредотачивалось на выздоравливающих пациентах, и никогда - на вот таких малоприятных деталях.
   Уколы точно не были частью его силы, но с иглой он за годы инсулиновой терапии обращаться научился прекрасно. Постепенно шприц опустел, и Ульям поднялся на ноги, потирая седалище.
   - На этом все. Сейчас вам лучше всего лечь поспать, потому что процессы восстановления лучше идут во сне, - сказал кейп и начал собирать принадлежности. - Я загляну к вам ровно через неделю, примерно в это же время. Проверю, что все в порядке, что не проявилось побочных эффектов и просто проконтролирую результат.
   - А какие могут быть побочные эффекты?
   - Я не знаю. С вероятностью 70% их не будет вообще. 25% на то, что средство сработает мощнее, чем ожидается, и вместо простого выздоровления вы еще и омолодитесь лет на десять.
   - А еще пять процентов?
   - Статистическая погрешность, не берите в голову. А, чуть не забыл. Если в течение нескольких дней все будет хорошо, можете написать отзыв на 'Паралюди Онлайн'?
   Оказавшись в коридоре, Магистерий дополнил страничку в блокноте, посвященную Уильяму Денту. Адрес, что увидел сквозным зрением и что это означало, что и в каком количестве использовал для лечения. Дату контрольного посещения.
   На несколько секунд он замер, прокручивая в уме все собранные данные, и дополнил записи парой собственных соображений на счет оптимизации формул и обеспечения доставки действующих веществ к целевым областям. После чего постучал в следующую дверь.
  
   Добро пожаловать на форумы 'Паралюди Онлайн'!
  Вы вошли в систему как Magisterium.
  Вы просматриваете:
  - Темы, созданные за последние три дня.
  - Темы, помеченные как важные.
  - Непрочитанные личные сообщения.
   - Первое сообщение темы: отображается.
  
   Тема: У нас пополнение. Снова.
   В: Разделы > Места > Америка > Броктон Бей
   Страница 4 из 15
  Bagrat (Автор темы)(Ветеран)(Знаток)
   25 сентября 2010
   Вынужден поднять старую тему, потому что появились свежие данные. Кейп, назвавшийся Магистерием, который на прошлой неделе сделал буквально взрывной дебют, отправив на больничную койку двух героев, снова проявил активность. И на этот раз в прямо противоположном качестве. Весь день его видели в районе Доков, со слов очевидцев, он просто ходил по квартирам и предлагал бесплатную медицинскую помощь всем желающим.
  Первые сообщения начали поступать в половине пятого вечера по местному времени.
   Через полчаса информация дошла до Протектората и прибыл Бесстрашный, но из-за чрезмерного количества гражданских вокруг он был вынужден ограничиться наблюдением. Магистерий на присутствие героя никак не отреагировал, и продолжал заниматься своим делом.
   Он находился в Доках около пяти часов, и все это время занимался обходом квартир, прерываясь только на то, чтобы сделать какие-то заметки в блокноте. Достоверно известно, что он не причинил никому явного вреда, и не взял в уплату ни цента.
  Я теряюсь в догадках, что происходит. Он прямо объявил себя злодеем при своей встрече со Славой, но такой акт альтруизма мало походит на поведение отпетого негодяя. Он решил перейти на светлую сторону, или же это какой-то акт немыслимого коварства?
  С местными жителями работают специалисты СКП, думаю, к утру будут первые подробности.
   Glitzglam
   25 сентября 2010
   Я ему не доверяю. Напомню, этот тип вломился в морг, угрожал врачу пистолетом, украл мозги мертвеца. Не говоря о том, что последовало за этим.
   Bagrat (Автор темы)(Ветеран)(Знаток)
   25 сентября 2010
   СКП разделяет твои опасения. Мне только что сообщили, что введен протокол 'Властелин'.
  Glitzglam
   25 сентября 2010
  Ох, черт... были жертвы?
  Bagrat (Автор темы)(Ветеран)(Знаток)
   25 сентября 2010
  Не было, но они предпочитают перебдеть. Мне кажется, люди просто не в восторге, что им мешают спать.
  Char
  25 сентября 2010
  Мой брат там был, видел Магистерия на расстоянии руки.
  Bagrat (Автор темы)(Ветеран)(Знаток)
   25 сентября 2010
  Нужны подробности!
  Char
  25 сентября 2010
  Ничего особенного. Он с друзьями шел по улице, а Магистерий сидел на своем чемодане и что-то писал в блокноте. Рядом стояла нетронутая бутылка воды. Он заметил, что на него смотрят, и пожаловался на свою маску, что в ней нельзя пить. Мое мнение, это слишком заурядное поведение для жуткого отморозка. Злодей бы постарался запугать всех вокруг.
  Glitzglam
  25 сентября 2010
  Поверь, этот парень умеет пугать так, что потом неделю заикаться будешь.
  ............
  Bagrat (Автор темы)(Ветеран)(Знаток)
  26 сентября 2010
  И так, свежие новости, как и обещал.
  Первое, протокол 'Властелин' отменен.
  Второе, получены предварительные данные о веществах, которые применял наш новоявленный целитель-волонтер. Не знаю, как они справились так быстро, похоже, что к делу подключили Дракон. В общем, бояться нечего. При всех заумных прелестях технарской химии, это именно лекарства, а не что-то другое.
  Третье, жители домов, которые успел посетить Магистерий, отзываются о нем в разных тонах, но скорее положительно. Некоторые отмечают склонность к пошлым шуткам.
  Неужели наконец-то пополнение в рядах белых шляп?
  White Fairy (Ветеран)
  26 сентября 2010
  Я сейчас сама в Доках, хотела побеседовать с очевидцами. Он опять тут. Попробую заговорить. Жалко мало заряда в телефоне.
  XxVoid_CowboyxX
  26 сентябрь 2010
  Охренеть! Адрес, срочно! Я должен быть там!
  Mojizen
  26 сентября 2010
  О боже, его опять разбанили...
  Antigone
  26 сентября 2010
  Мне только что пришло в голову. Магистерий - это одно из названий философского камня, которому часто приписывали свойства панацеи, лекарства от всех болезней. Наводит на интересные мысли.
  XxVoid_CowboyxX
  26 сентября 2010
  Oh, shiiiiiiiiiiiiiii...p!*
  White Fairy (Ветеран)
  26 сентября 2010
  Смогла выцепить Магистерия между визитами в дома. Он сказал, что сможет уделить мне полчаса, но по ощущениям мы говорили значительно дольше. Что могу сказать... это очень милый молодой человек. Молодой потому что он пару раз упомянул 'занятия' и ни разу 'работу'. Милый - ибо безукоризненно вежлив, даже галантен. По его версии событий, Слава сильно напугала его своим появлением, а упоминание злодеяний - просто неудачная шутка, вызванная сильным стрессом. Также он заявил, что до следующей пятницы включительно будет появляться в Доках каждый день, и продолжит свою благотворительную акцию. Сказал, что хотел бы извиниться перед Штурмом и тем патологоанатомом, доктором Джимом Диммиком, которого заставил отдать мозг покойника.
  Glitzglam
  26 сентября 2010
  Да он вас просто очаровал. Кажется, протокол 'Властелин' отменили рано.
  White Fairy (Ветеран)
  26 сентября 2010
  Не сказала бы. В нем чувствовалась что-то... назовем это двойственность. Я видела, как он разговаривает с людьми, предлагает свою помощь, готовит целебные эликсиры с помощью какого-то технарского устройства. Но еще он был вооружен до зубов. И не шокером или перцовым баллончиком, а настоящим пистолетом, газовыми гранатами и мечом. Что-то мне подсказывает, что этот меч - не бутафория. Он процитировал мне Гиппократа, 'что не исцелит лекарство, то исцелит сталь'. Я уверена, что Магистерий не злодей, но в герои его записывать рано. Надеюсь, Протекторат проявит благоразумие, и не станет на него давить, иначе весы могут качнуться не туда.
  Vista (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  26 сентября 2010
  Могу я спросить - его эликсиры действительно действовали?
  White Fairy (Ветеран)
  26 сентября 2010
  Привет, Виста. Рада, что ты заглянула сюда. Сложно сказать. Тем, кому он их давал, становилось лучше, это можно было заметить невооруженным глазом. Он также всем обещал, что проконтролирует результат через неделю. То есть в полную силу лечебный эффект, если он есть, проявляется через несколько часов или дней. Что Стражи думают обо всем этом?
  Clockblocker (Подтвержденный кейп) (Стражи ВСВ)
  26 сентября 2010
  Нам строго запрещено вступать с Магистерием в контакт, это отстой. Только представьте. Сейчас он делает лекарства, но что ему мешает смешать какие-нибудь духи с феромонами, чтобы девчонки штабелями вешались? Как в рекламе Old Spice, но по-настоящему. Как думаете, моей стипендии Стража хватит на флакончик такого приворотного зелья, или надо будет добавить из карманных денег?
  ............
  Magisterium
  27 сентября 2010
  @Clockblocker, да ты просто гений. Я третий день пашу как *** на хлопковой плантации, чтобы отмыться от клейма Властелина, а ты мне предлагаешь взять и пустить все труды насмарку. Но за идею спасибо.
  [ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: на форуме запрещены высказывания, оскорбляющие людей по расовому признаку]
  Clockblocker (Подтвержденный кейп) (Стражи ВСВ)
  27 сентября 2010
  Вау! Виновник торжества или просто присвоил ник?
  Alathea (Модератор)
  27 сентября 2010
  @Magisterium, если захотите подтвердить свою личность кейпа, пришлите мне фотографию, где видно ваш костюм, текущую дату и наглядное проявление парасил.
  Magisterium
  27 сентября 2010
  Это я, не сомневайся. Сегодня работаю в квартале на юго-запад от Рынка, буду там до десяти часов вечера. Можешь прийти и убедиться. За просмотр деньги не беру, но если хочешь потрогать - придется раскошелиться.
  @Alathea, одну минутку.
  @White Fairy, благодарю, мне тоже было приятно с вами пообщаться. Без вас я бы не решился выйти из ридонли**.
  Clockblocker (Подтвержденный кейп) (Стражи ВСВ)
  27 сентября 2010
  xD
   Извиняй, но я прям, как часовая стрелка.***
  Magisterium
  27 сентября 2010
  Я пошутил.
  Alathea (Модератор)
  27 сентября 2010
  @ Magisterium, получила фотоподтверждение, ваш статус обновлен.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  27 сентября 2010
  Ладно, всем счастливо, мне пора.
  ............
  XxVoid_CowboyxX
  29 сентября 2010
  Я не понял, а чего тема заглохла?
  Glitzglam
  29 сентября 2010
  Так ничего не происходит.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  29 сентября 2010
  И меня это радует. Я уже пятый день подряд выхожу в костюме, а меня еще ни разу не попытались убить или покалечить.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  29 сентября 2010
  Кажется, сглазил.
  XxVoid_CowboyxX
  29 сентября 2010
  Чувак, у тебя проблемы?
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  29 сентября 2010
  Похоже, у АПП ко мне претензии. Они ждут, когда я выйду наружу. Черт-черт-черт...
  XxVoid_CowboyxX
  29 сентября 2010
  Ох, дерьмо! Там Лунг?!
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  29 сентября 2010
  Лунга не вижу. Проблема не в том, как справиться с этими придурками. Проблема в том, как никого не убить в процессе. Кажется, придется прибегнуть к крайним мерам...
  ............
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Простите, слишком занят был, чтобы отвечать. Выковыривал пули из костюма и зашивал дыры в себе.
  Могу сказать, что 45-й калибр - это больно. Не так больно, как дробь в упор или винтовочный 308й, но его много.
  Гребаная игра в одни ворота.
  XxVoid_CowboyxX
  1 октября 2010
  Подробности! Срочно!
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Захлопнись, надоел уже.
  Glitzglam
  1 октября 2010
  Без обид, но ты всю неделю буквально нарывался. И я бы не назвала ЭТО игрой в одни ворота.
  Reave (Подтвержденный сотрудник СКП)
  1 октября 2010
  Я видел последствия нападений Крюковолка, но даже там крови было меньше.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Жертв нет. Я проверил, перед тем как уйти. В одном случае я даже не пожалел дозу коагулянта, чтобы ублюдок не загнулся от кровопотери. Моего личного коагулянта, который я сделал для себя, на случай самых тяжелых ранений.
  @Reave, мне им станцевать надо было? Я сейчас сфоткаю, чем меня там попотчевали.
  Glitzglam
  1 октября 2010
  Дюжина средне и тяжело раненых, половина из них навсегда останутся калеками. Мимикрия под героя длилась недолго.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  [ФОТО]
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Вот так в Броктон Бей выглядит воздаяние за бескорыстную помощь.
  @ Glitzglam, самооборона.
  White Fairy (Ветеран)
  1 октября 2010
  Боже... Это пули?
  Brocktonite03(Ветеран)
  1 октября 2010
  Это определенно полная горсть сплющенных пуль. Но чтобы убить, хватило бы и одной. Если конечно у парня нет рейтинга Бугая.
  @ Glitzglam, Я не вижу, что тут обсуждать. Бой снимали на видео с нескольких точек, все отлично видно. На него напали с огнестрелом, при поддержке кейпа. Уверен, любой судья оправдает его за пять минут.
  MZenny
  1 октября 2010
  @ Glitzglam, уймись, припадочная. Магистерий, конечно, не Панацея, но мой дядя полтора года назад перенес инфаркт, а Магистерий поставил его на ноги. Если его арестуют, я закидаю офис СКП яйцами. А у меня в магазине много яиц.
  tt
  1 октября 2010
  Милый, почему ты не звонишь? Ты обещал.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Меня спас только костюм. Одна пуля вообще его пробила, внутри все оказалось залито кровью. Хорошо, что вошла неглубоко, смог достать. Ради справедливости, больше половины из них - подарочки от Демона Ли. Кажется, этот уродец всерьез вознамерился сжить меня со света. Если в нашу следующую встречу он лишится головы - знайте, это была чистая случайность, я тут не причем.
  Laotsunn (Выживший с Кюсю)
  1 октября 2010
  Поверь, по нему никто плакать не станет. Я готов свидетельствовать под присягой, что это будет несчастный случай.
  XxVoid_CowboyxX
  1 октября 2010
  Семь раз ударил себя ножом в спину, а потом прыгнул с моста. Типичное самоубийство, лол.
  Glitzglam
  1 октября 2010
  *твое лицо когда посмотрел 'Анализируй это' и уже пять минут никому об этом не рассказывал*
  @Magisterium, я не знаю, какая идея смотрится хуже - публично обещать прикончить другого кейпа, или же прийти на перестрелку с мечом.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Что не исцелит лекарство - исцелит сталь. Что не исцелит сталь - исцелит огонь.
  Меня уже убеждали, что гнойник не следует трогать, иначе забрызгает всех вокруг, так что я ограничиваюсь медикаментозными методами. Но в данном конкретном случае уместным кажется прижигание. Или резекция.
  @Glitzglam, ну извини, что у меня специализация такая, с лазерами-шмазерами проблема.
  Vista (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  1 октября 2010
  Ну не хнычь, тебе не идет. Меня первый раз подстрелили в одиннадцать лет.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Ты мне сейчас совсем не помогла.
  Vista (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  1 октября 2010
  Мы можем встретиться завтра?
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Завтра я должен компенсировать день, пропущенный из-за этой стычки.
  Vista (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  1 октября 2010
  А на следующей неделе?
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  А со следующей недели у меня контрольные обходы.
  Vista (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  1 октября 2010
  Ню пазязя...
  Cute_cat_smile.gif
  Magisterium (Подтвержденный кейп)
  1 октября 2010
  Нгххх... это был запрещенный прием.
  Я что-нибудь придумаю.
  Ekul
  1 октября 2010
  @Glitzglam, слушай, чего ты на него взъелась? Он что, твой бывший?
  Glitzglam
  1 октября 2010
  @Ekul, не люблю безответственных разгильдяев.
  
   Я закрыл вкладку с форумом на смартфоне, единственной вещи, которую я купил лично для себя, и растянулся на нагретой скудным осенним солнцем металлической крыше. После последних почти четырех недель, пролетевших в сумасшедшем ритме, простое расслабление было чем-то сродни вознесению в райский сад. Хотелось, чтобы время остановилось, и во всем мире остались только я, ветер и плывущие по небу облака.
   Я чувствовал себя опустошенным.
   Два дня назад я снова встречался с Кригом. Точнее с Кайзером, но Криг также присутствовал, как мой (вроде как) куратор. Из предложенных мною пробников, ни один не прошел проверку. 'Боевой коктейль' не впечатлил кейпов-боевиков, а выдать его рядовому составу означало положить конец моему легальному прикрытию. 'Сыворотка правды' была хороша, но слишком ситуативна и очень плохо хранилась. Улучшенное обезболивающее не выдерживало конкуренции с менее безопасными, но зато созданными по классическим технологиям аналогами. Даже простейшие, сверхстабильные кофеиновые таблетки оказались слишком близко к обычным наркотикам, чтобы просто взять и пустить их в продажу без долгих испытаний.
   Это меня удивило по началу. С чего бы это суперзлодеям бояться наркоторговли? Все встало на свои места, когда Кайзер вдруг снял маску, и земля начала позорно убегать у меня из-под ног.
  Максимилиан Андерс. Глава совета директоров 'Медхолл Корпорейшен', владелец ее контрольного пакета акций. И непосредственный начальник моей матери.
  Клянусь, если бы не наработанный за годы контроль за внешним проявлением чувств, я бы там и обделался. Криг тоже снял маску, его я в лицо не узнал, но это даже было не важно. Важно то, чего ждали от меня - и если бы я отказался, то живым бы меня не отпустили. Я не строил иллюзий, будто смогу справиться с половиной кейпов Империи в одиночку. Максимум - проредить чуток. Да, я снял перед ними маску, и Кайзер-Андерс удивленно вскинул бровь.
   - Сын Марты Кёлер, - утвердительно сказал он. - Конрад.
   Я кивнул. Отпираться не имело смысла. Мы пересекались ранее почти год назад на каком-то светском приеме, куда моя мать зачем-то сочла нужным меня притащить. Мы не разговаривали, и вообще рядом находились всего несколько секунд. Но, похоже, память у Андерса была отменная.
   - Достойная женщина, что воспитала достойного сына, - произнес Кайзер с холодной улыбкой. Если он думал так польстить, то добился прямо противоположного эффекта. - Тем больше меня удивляет твое нежелание последовать по ее стопам.
   - Меня не прельщает карьера юриста, - попытался отшутиться я. Безуспешно, разумеется.
   - У 'Медхолл' открыто немало вакансий.
   - И для пятнадцатилетних тоже? Скажу честно, вариант предложенный Кригом...
   - Мистером Флишером.
   - ...вариант, предложенный мистером Флишером устраивает меня полностью - то есть официальное сотрудничество по подряду. За прошедшую неделю я собрал огромный массив данных, и полагаю, что мне будет по силам как создавать небольшие партии сильнодействующих таргетных препаратов под заказ, так и производить достаточно долгоживущие присадки для существующих действующих веществ, с целью повышения эффективности или устранения побочных эффектов. Мне ничего не стоит производить их десятками килограммов в неделю, тогда как на пачку таблеток потребуются доли грамма. А надпись на этикетке 'технарская разработка' сама по себе обеспечит продажи.
   - И промо-акции, - добавил Криг... то есть, Джеймс Флишер. - Чуть позже, когда заработает имя.
   - С последним проблем не будет. На днях я встречался со Стражами, мне предложили стать одним из них. На общих условиях, без испытательного срока. И я склоняюсь к тому, чтобы принять их предложение.
   - Со Стражами, - с прохладцей повторил Кайзер, и напряжение в помещении скакнуло к потолку.
  Он отшагнул в сторону и обвел закованной в броню рукой других кейпов Империи, находившихся рядом и тоже снявших маски. Крюковолк. Фенья и Менья - две близняшки-блондинки, горячие штучки, но боюсь, их формы меня сейчас волновали в последнюю очередь. Руна - единственная несовершеннолетняя. И Хэнк. Блять. Он принял имя Игнис. Его маска в виде оскаленной пасти закрывала нижнюю половину лица, так что я мог видеть его глаза - такие же пустые и расфокусированные, как полторы недели назад.
  - Если ты станешь Стражем, то можешь встретиться с любым из них в бою. С Кригом. И даже со мной, - сказал Кайзер с обманчивой мягкостью. - И что ты будешь делать?
  - Я надеюсь, что у любого из присутствующих достанет здравомыслия не убивать и не калечить меня, - медленно ответил я, стараясь как можно тщательнее подбирать слова. - Тогда и я смогу действовать в четверть силы. Не так, как с АПП на прошлой неделе.
  Не так, как с АПП.
  Не так как в бою, где я со страху применил все, что было, почти не думая о последствиях. Ну, то есть на ПЛО пользователи назвали это боем, и возмущались низостью банды, напавшей на целителя. С моей точки зрения это была почти резня. В меня могли только стрелять - издалека, вслепую, через газовые облака, потому что вблизи я получал просто адское преимущество. Адское во всех смыслах, потому что системы болеизлучателя, после небольшой модернизации работающие на 360 градусов, не позволяли никому приблизиться ближе чем на четыре метра, и не получить при этом удар мечом. Серьезные проблемы мне смогли доставить один урод с дробовиком, пересиливший боль и успевший сделать пару выстрелов, стрелок с охотничьей винтовкой, который смог пробить костюм, и Демон Ли. Но даже последний предпочел отступить, когда у него кончились патроны и люди. Удачно, потому что батарейки почти сели.
  - Кроме того, Стражи получат меня только в том случае, если мне позволят работать в больнице, в том числе в психиатрии - а значит, в патрули я буду ходить значительно реже остальных. Если, конечно, мною вообще станут рисковать на улице.
  Кайзер буравил меня пристальным взглядом, и я не мог понять его чувств, потому что их просто не было. Активность его мозга сосредоточилась в областях, ответственных за рациональное мышление и абстрактные вычисления. Передо мной был не суперзлодей-нацист, а глава корпорации, считающий риски, расходы и прогнозируемые прибыли.
  Крюковолк наоборот, кипел от сдерживаемого гнева. Похоже, с его точки зрения, я либо был с ними целиком и полностью, либо становился врагом. Он может создать проблемы. Точнее, он их определенно создаст.
  Заметка - разработать тактику противодействия. И всегда иметь при себе что-нибудь, позволяющее быстро избавиться от трупа.
  Чувства близняшек были бледны. Я не представлял для них интереса, ни как кейп, ни как парень - возрастом не сходились. Раз они были телохранителями Кайзера, то их отношение будет зависеть от мнения босса.
  А вот Руна наоборот, излучала интерес. Не только похотливый, но и его тоже. Если бы была активна моя внутренняя личность, как бы она поступила? Я на секунду задумался, после чего слегка подмигнул девчонке. Реакция в виде участившегося пульса последовала мгновенно. Я мысленно себя похвалил и снова перевел взгляд на Кайзера.
  - И все же, почему Стражи? - спросил он.
  - Сугубо меркантильные мотивы, - заверил я его. - Как думаете, почему соотношение героев и злодеев примерно 1:3, но среди технарей оно изменяется до 4:1****? Потому что Протекторат обеспечивает консолидированное развитие. К тому, что придумал один, получают доступ все, и даже конкретное устройство это не вписывается в их специализацию, они могут почерпнуть идеи. А также приобрести материалы, запчасти и отдельные модули. Или сбыть то, что сделал, но стало ненужным или разонравилось. Переписка с 'Гезельшафтом' это конечно интересно, но королевской щедрости я от них не жду, да и тема сотрудничества с ними довольно узкая. А вот архивы Дракон и Героя...
  Я придал лицу выражение, которое мне казалось мечтательным, и закатил глаза.
  Кайзер некоторое время еще размышлял, после чего повернулся к Кригу.
  - Джеймс, все под твою ответственность.
  Тот кивнул, и у меня отлегло от сердца. Кажется, до заката я все же доживу.
  На этом все и кончилось. Криг решил дождаться момента, когда я буду официально зачислен в Стражи, и уже тогда прислать предложение от лица 'Медхолл Корпорейшен', чтобы точно комар носа не подточил. Заодно он передал мне пароль от шифрованного почтового ящика, на который мне должны были прийти инструкции от Гезельшафта по поводу желаемых характеристик триггер-активных веществ и кое-какие данные, которые бы могли меня направить по нужному пути. Руна, как ни странно, за мной не увязалась, и я был этому больше рад, чем расстроен. Я и так увяз по шею, не хватало мне еще связаться с девчонкой-телекинетиком на год младше меня. Формально числящейся в школе Уинслоу, что само по себе давало минус сто очков в моих глазах.
  Только отойдя от места встречи на три квартала, я осмелился украдкой достать из подсумка крохотный флакончик с розоватой жидкостью. С духами. Во флакончике оставалась половина содержимого, потому что вторую я незадолго до встречи размазал по своей шее, запястьям и макушке.
  Блять.
  Я использовал на Кайзере и половине кейпов Империи духи с эффектом Властелина, и мне ничего за это не было. Стояк, ты этого не знаешь, и не узнаешь никогда, но я твоей идее обязан жизнью. Конечно, я не подчинил их себе, но вызывал позитивную предрасположенность, которая в итоге и сыграла роль.
  Облака все также лениво катились по небу.
  Они стали плотнее, так что почти полностью закрыли солнце.
  Я не торопился уходить с крыши, потому что металл оставался достаточно теплым, чтобы просто лежать на нем, особенно в костюме.
  В поле моего зрения появились ноги. Стройные, красивые, затянутые в белый латекс. Они не касались крыши, что автоматически причисляло их обладательницу к кейпам. Я не шевельнулся с места, уступая первый выстрел даме. Точнее леди.
  - Так вот какой ты на самом деле, - приятный голос. Ниже чем у Славы, немного более взрослый. - Думала, ты будешь выше ростом.
  - У меня еще есть пара лет, чтобы добрать рост, - ответил я лениво и немного приподнял голову, чтобы видеть всю собеседницу целиком. - А у тебя оснастка получше, чем у кузины. Хотя у нее, наверное, тоже еще все впереди.
  Я сделал круговое движение ладонью возле своей груди, чтобы не оставалось сомнений, о чем идет речь. Лазершоу презрительно сморщилась и откинула назад волосы, растрепавшиеся от ветра.
  - И это все, что ты можешь сказать?
  - Это единственное, что я нахожу существенным.
  - До меня дошел слух, что ты решил присоединиться к Стражам.
  - Серьезно, в этом городе можно что-нибудь утаить хотя бы на неделю?
  - Видимо нет.
  - Нет так нет. В любом случае, это дело между мной и СКП, Новой Волны оно не касается.
  - Еще как касается. Ты выставил условие, чтобы тебе позволили работать в больнице. То есть, ты почти наверняка хочешь изучить силу Панацеи.
   - У меня есть такой интерес. Он не на первом, и даже не на втором месте в списке причин, но он есть. И никто не помещает мне его удовлетворить. Мне ведь достаточно посидеть рядом и понаблюдать за ее работой.
   - Это мое тебе первое и последнее предупреждение, - сказала героиня спокойно. - Может, Пиггот выжила из ума, раз решила тебя принять, да еще без испытательного срока. Может, ты использовал свои властелинские штучки. Но запомни, если ты посмеешь причинить вред Эми или Виктории - тебе конец.
   - Это ты только тут такая смелая. Попробовала бы ты встретиться со мной в интернете.
  - Я все сказала.
  - Слушай, Лазершоу. Я тут вкушаю отдых после трудов праведных, а ты сваливаешься с неба и даже не здороваешься, сходу сыплешь угрозами. У вас это семейное, похоже. Ну, в это играть можно вдвоем. Можешь прилетать хоть днем, хоть ночью, на твои булочки я рад полюбоваться в любое время. Но если будешь мне угрожать, я тебя вырублю и изрисую все лицо членами - несмываемым технарским маркером!
  В подтверждение своих слов я продемонстрировал ей черный маркер. Правда, обычный.
  - А я тебя засужу за домогательства.
  - А я записывал наш разговор на диктофон. И если не хочешь, чтобы он сегодня оказался на ПЛО - отредактированный правильным образом, разумеется - блин, я даже не знаю, чего бы от тебя потребовать...
  - Ма-гис-те-рий... - прошипела Лазершоу, и на внутренней стороне ее ладони вспыхнуло свечение, предшествующее разрушительной энергетической атаке.
  - Придумал. Напиши в теме, посвященной мне, что ты ошибалась во мне, и что я классный парень, которому не грех послать трусики. О, и извиниться не забудь за все то, что понаписала в мой адрес.
  Свечение в руке героини погасло.
  - Я, конечно, предполагала по твоим постам, что ты придурок, но не думала, что настолько.
   - Серьезность - это роскошь, которая мне больше не по карману, - я приподнялся на локте. - Слушай, это там не Лунг на соседней крыше?
   - Где? - Лазершоу резко обернулась и принялась высматривать несуществующую угрозу, предоставив мне шикарнейший обзор. Нет, без шуток, Сплетница неплохо смотрелась в черном, но до Лазершоу ей было как до Антарктиды пешком.
   Я щелкнул камерой на смартфоне.
   - Какой ракурс, какой свет, - пробормотал я, сохраняя фото и для пущей безопасности отправляя его себе на e-mail. - Какие формы и объемы.
   - Нет там никакого Лунга... и что ты там мелешь?
   - Что только что получил лучшую в мире обоину для смартфона, - на всякий случай я спрятал устройство в подсумок.
  Вопреки опасениям, она не попыталась испарить смартфон вместе со мной. Только фыркнула что-то про пубертатных дрочил, и улетела, укутавшись в сферу силового поля. Я снова разлегся на крыше, но ощущение умиротворенного безвременья оказалось разрушено безвозвратно.
   Я перевел взгляд на свой 'врачебный чемоданчик'. Целую неделю я занимался чужими проблемами, пропустил через себя и свою силу больше боли и личных трагедий, чем иные люди встречают за всю жизнь. Но не нашел времени для себя. А может просто боялся сделать важный шаг, о котором столько мечтал.
  Раньше я был уверен, что если каким-то чудом избавлюсь от диабета, моя жизнь вдруг резко переменится к лучшему. Что смогу общаться с девушками, что мать перестанет меня третировать, что отец наконец-то вспомнит, что у него есть семья. И вдруг это начало происходить, а я все еще колол инсулин каждое утро, соблюдал диету и не расставался с глюкометром. Так что произойдет сейчас, если я использую это средство? Я не буду тратить лишние две минуты по утрам, смогу жрать всякое вредное хрючево вроде бургеров, и в моих карманах станет чуть больше места?
  Нет. Не в этом дело. Фактически в моей жизни изменится мало, но важен сам акт. Символизм. Завершение гештальта. Да, я в пятнадцать лет знаю такие умные слова. Интернет - отличная штука, и совсем не вызывает зависимости.
  Я открыл ящик и вытащил на свет собственноручно изготовленный инжектор с системой очистки иглы, и ампулу с мутной красной жидкостью, стоившей мне стольких трудов. Я немного оттянул рукав костюма, чтобы оголить запястье, и глубоко вдохнул.
  - Ну, прощай.
  И вогнал иглу в вену.
  Ничего не произошло. Не прогремел гром, небеса не разверзлись, даже фанфары не зазвучали. Просто мне пришлось несколько минут терпеть сильную боль в животе, пока введенный препарат из стволовых клеток расщеплял мою поджелудочную железу и воссоздавал ее заново - такой, какой она должна быть в идеале, согласно генетической программе. Но даже когда все прекратилось, я не почувствовал разницы.
  Может, ее действительно не было, потому что диабет стал наименьшей из моих проблем.
  Смартфон в подсумке зажужжал виброзвонком. Я отложил инжектор и посмотрел, от кого вызов. Виста.
  - Привет, - сказал я, нажав на кнопку 'ответить'.
  - Магистерий, привет! - я чуть отстранился, чтобы радостный девчачий голос меня не оглушил. - Ты сейчас не занят?
  - Не. Валяюсь где-то на крыше близ набережной, ищу фигуры в облаках, придумываю новые способы упороться.
  Виста захихикала.
  - Слушай, мы тут с Кид Вином в патруль идем, хочешь с нами? Тебя же все равно скоро зачислят, посмотришь, что у нас и как. Только пистолет с собой не бери, по правилам нельзя.
  Я посмотрел на свой ящик и инжектор. Вообще, мне надо было продолжать обходы тех, кого я лечил на прошлой неделе. Пока проблем не возникало, таких, чтобы это бросилось в глаза и потребовало вмешательства, но я предпочитал перестраховаться. С другой стороны, маршруты Стражей были рассчитаны на три часа, у меня бы осталось еще достаточно времени, чтобы просто оббежать по списку десяток квартир в двух разных домах.
  - Мне нравится такая идея. А Кид Вин даст мне посмотреть свой летающий скейт?
  - Сейчас спрошу, - в трубке послышалось бормотание, после чего голос Висты вернулся. - Только в обмен на твой меч.
  - Ррр, какие все меркантильные кругом, один я Иисус. Ладно, где вас искать?
  Виста назвала район, и я пообещал прийти не позднее чем через четверть часа. Когда я собрал свой ящик и спрятал его так, чтобы случайно на него никто не наткнулся, смартфон коротко прожужжал еще раз. Это было оповещение с домашнего компьютера о новом письме в почтовом ящике. Гезельшафту пришелся по вкусу 'ноктюрн' и он хотел добавки.
  На форуме писали про мою двойственность. Я и сам цитировал Гиппократа, дескать, что не излечит лекарство, то излечит сталь. Но кажется, мне больше подходило другое изречение.
  'Рука, что способна исцелять - это рука, способная убивать'.
  
  ________________________________________________________________________
  * - Еще одна непереводимая игра слов. Пришлось написать по-английски. Если кто не в курсе, что такое 'шиппинг' - в гугл.
  ** - read only, если кто-то до сих пор не знает ингуриш. Когда только читаешь форум, но ничего не пишешь.
  *** - 'straight' ('прямой') в английском языке синоним гетеросексуальности.
  **** - цифры взяты с потолка, срсли.
  
  
2.1 Катализ
  
   В какой момент я стал Стражем? На самом деле, ответить сложно.
   Может в тот момент, когда Виста вытащила меня на совместное патрулирование, я уже почувствовал некую общность. Или когда Мисс Ополчение впервые представила меня всей команде без масок. Возможно, следует вести отсчет с момента подписания документов о приеме - без бумаг в этом деле было никак.
   Или же все это неверно, и частью команды я стал намного позже, ведь узы товарищества возникли далеко не сразу?
   Честно, не знаю. Я давно отдалился от своих прежних друзей, а с момента получения способностей привык рассматривать человеческие взаимоотношения через призму биохимических реакций. И то, что я видел насквозь чужие мозги, не делало вопросы отношений проще. Даже наоборот. Ну ладно, обо всем по порядку.
   Одна из вещей, что особенно мне врезалась в память - это собеседование с директором нашего отделения СКП Эмили Пиггот. Точнее, это был один из этапов тестирования моих способностей, и технически, его проводил Оружейник, как наиболее компетентный кейп-технарь в радиусе пары тысяч миль. Но если он с видом патологоанатома изучал мою маску и меч, Пиггот очень живо заинтересовалась не тем, что я уже сделал, а что мог бы сделать в теории.
   - Каков твой вердикт, Оружейник? - она постучала ногтем по клинку. - Этот меч действительно из чистого изумруда?
   - Не совсем чистый, примеси все же есть, они обеспечивают аномальную прочность. Но да, это изумруд, спектральный анализ подтверждает, - ответил тот сухо. - Не совсем понимаю, откуда он достал бериллий в нужном количестве. Его применение в быту крайне ограничено.
   - Нигде я никакой бериллий не доставал. Алюминиевые провода из магазина и песок с ближайшей стройки - вот и все, что я использовал. Если там появился другой элемент - значит, его создала кристаллизационная ванна, в которой этот меч выращивался.
   - Трансмутация элементов? - уточнила Пиггот у Оружейника.
   - Вполне вероятно.
   - Хм... - почему-то ее заинтересовала. Надеюсь, она не строила планов засадить меня за производство алмазов или чего-то подобного. - Магистерий. Тебе по силами синтезировать уран или плутоний?
   - Хоть калифорний. Я так полагаю, пока не пробовал, - честно, я немного обиделся, и одновременно напрягся. - Слушайте, если вы хотите использовать мою силу для пополнения ядерного арсенала...
   - Ни в коем случае, - отрезала Пиггот с неожиданным раздражением. - Наоборот, будет лучше, если ты вообще никогда возьмешься работать с радиоактивными материалами.
   - Ничего не обещаю. Я не собираюсь делать ядерную бомбу, но радиоактивность может быть вызвана работой устройств. Например, у меня есть проект источника питания на антивеществе, и в процессе тлеющей аннигиляции неизбежно возникнет гамма-излучение. Я, конечно, включил в схему экранирование...
   Под взглядом Пиггот я невольно стушевался. Если бы она повела себя как моя мать до терапии, если бы она просто хотела навязать мне свою волю, следуя каким-то своим соображениям, я бы только разозлился. Директор меня боялась. Это никак не отразилось на лице, но я видел бурление эпинефрина в ее крови и повышение активности соответствующих долей мозга. Как мне правильно вести себя с взрослой женщиной, командующей кучей солдат и кейпов, которая смотрит на меня как на ядерную боеголовку с вкрученным детонатором?
   - У вас интоксикация, - сказал я, в надежде сменить тему. - Проблемы с почками. Не камни, я не вижу инородных неорганических включений. Инфекция? Тоже нет, отсутствуют биотоксины. Аномально много коллагена. Соединительная ткань. Хм... не фиброз, нет воспалительных медиаторов. Значит, механические повреждения. Старые раны, директор? Но ведь у СКП контракт с Новой Волной. Панацея могла бы вас исцелить.
   Я замолчал, ожидая реакции и надеясь, что не сделал хуже. Кажется, напрасно, потому что стоило мне упомянуть Панацею, как заметил новый скачок стрессовых гормонов. Она боялась Панацею? Самое безобидное, на мой обывательский взгляд, существо в Броктон Бей? Или чего-то, что ассоциировалось с ней? Чтобы это могло быть? Девочки-подростки? Обладатели веснушек? Может, кто-то в белой одежде? Или кто-то со схожими силами, раз уж речь идет о сотруднике СКП? Кто-то, кто ковыряется во внутренностях?
   - Бойня ?9? - спросил я наугад. - Ампутация?
   Пиггот дернула щекой, но ее пульс начал падать, а гормональный фон - успокаиваться. Не угадал.
   - Эллисбург. Нилбог, - сказала она прохладно. - Да, я не всю жизнь в кресле просидела. Пришлось и с автоматом побегать.
   Честно говоря, глядя на габариты Пиггот, с трудом верилось, что она вообще умела бегать.
   - И теперь боитесь всех, кто способен что-то там делать с мясом?
   - Во-первых, это не твое дело. Во-вторых, я боюсь тех кейпов, которые даже осознавая опасность своих сил, не считают нужным сдерживать их.
   - Тогда это не про меня. Иначе бы я тут не сидел. Я увидел в действии, что делают с людьми мои составы, и пришел в ужас.
   - Этого недостаточно, - веско сказала Пиггот. - Ты должен осознать, что твоя способность, как и любая другая - это инструмент разрушения. Слишком мощный, чтобы оставлять его без контроля. Например, батарейки с антивеществом. Или твоя маска. 'Нейромедиаторный излучатель', так ты ее называешь?
   - Да. Воздействует на нервную систему цели путем синтеза нейромедиаторов.
   - Игнорирует эффект Мантона. Виста будет в ярости. Оружейник, какой радиус действия?
   - Эффективная дальность - три метра, - ответил герой. - Затем резко падает, и на расстоянии четырех метров почти полностью сходит на нет. Но не вижу проблемы в увеличении радиуса воздействия, достаточно подать больше энергии.
   - А можно ли достигнуть более сложного эффекта? Не просто страх, боль, сон или эйфория, а какие-то конкретные побуждения?
   - Вообще, наверное, можно, - мне очень не нравилось, куда дует ветер. - Но это будет очень, очень сложно. Придется сделать очень громоздкую конструкцию из множества излучающих панелей, каждая из которых будет отвечать за определенный белок. И предсказать эффект заранее... не, не возьмусь.
   - Предположим. А если синтезировать не белки, а синильную кислоту? У нее очень простая формула.
   - Директор, давайте на чистоту. Я не буду создавать для вас оружие для геноцида. И если вы еще раз поднимите этот вопрос, я звоню в 'Молодежную гвардию'. Я пошел на контакт со Стражами, потому что увидел возможность направить свою, без сомнения, разрушительную способность на благое дело. Но общаюсь с вами, и начинаю сомневаться в своем решении.
   Пиггот почему-то удовлетворенно кивнула и выползла из-за стола.
   - Рада это слышать. Нечасто приходится встречаться со здравомыслящим кейпом, особенно всего через месяц после триггера. Оружейник, остальное не тебе, - она повернулась к герою и указала пальцем в мою сторону. - Шестой фактический, девятый потенциально. Возьми на личный контроль. И не вздумай опять все спихивать на Ханну.
   Она тяжело выкатилась из кабинета, в котором проходил этот этап тестов, и глава городского Протектората проводил ее взглядом.
   - Что значит 'шестой' и 'девятый'? - спросил я.
   - Уровни угрозы, - ответил Оружейник.
   - Но я не угроза!
   - Все мы можем однажды стать угрозой, даже я. Например, попав под влияние Властелина.
   - Это не успокаивает. А что именно они означают?
   - Ты это узнаешь, когда ознакомишься со служебными инструкциями.
   - Я должен узнать сейчас, или не смогу успокоиться.
   За забралом шлема я не видел глаз Оружейника, но кажется, он смотрел на меня как на идиота.
   - Шестой уровень угрозы для успешной нейтрализации требует атаки специально подготовленного кейпа, или кейпа без дополнительной подготовки при содействии взвода оперативников. Девятый предполагает экстремальные осложнения при выполнении боевой задачи, наивысший приоритет при эвакуации гражданских лиц и потребность в разработке индивидуальной тактики.
   - О, великолепно. Я, оказывается, 'экстремальное осложнение'.
   - Потенциально. При условии целенаправленной работы в области средств массового поражения, радиоактивных изотопов и воздействия на разум. Не беспокойся, я смогу справиться с тобой в любом случае.
   Последнее время мне все кругом говорили не беспокоиться, но почему-то это ни капли не помогало.
   - Директора интересовал твой потенциал, но мне, как твоему вышестоящему командиру, важно понимать, какую боевую задачу ты можешь выполнить в команде, - продолжил Оружейник. - Прямо сейчас, или в течение месяца, чтобы дать тебе время на разработку снаряжения.
   Да уж, вопросики... роль в команде. Я думал, Стражи заняты дефилированием по центральным районам и спасением котят с деревьев. Какие еще боевые задачи?
   - Я не могу быть полевым медиком. Моя сила довольно ограничена в плане исцеления, мне нужно готовить лекарство под конкретную задачу. Я могу собрать индивидуальные медкомплекты. У меня есть образец регенеративной сыворотки, я им успешно пользовался для быстрого восстановления после легких травм. Попробую форсировать эффект, включить в состав обезболивающее, антидоты...
   - Это не то. Технарь, как правило, снабжает свою команду, но это не главная его роль. Вопрос в том, что лично ты можешь сделать? Думай с позиций эффективности.
   - Газовые гранаты... - я не успел даже продолжить фразу, как Оружейник тут же меня перебил.
   - Неэффективно. Нейтрализуется любым средством индивидуальной защиты.
   - Меч?
   - Очень эффективно в ближнем бою, бесполезно на расстоянии.
   - Нейромедиаторный излучатель. Радиус действия можно увеличить, а также произвести тонкую настройку для получения требуемого эффекта.
   - Действует не избирательно, создает угрозу для противников, союзников и гражданских лиц в равной мере. Мощность воздействия резко снижается с расстоянием.
   - Я думал над дальнобойным оружием, но единственный образец получился слишком смертоносным. Кид Вин сказал, что летальное оружие под запретом.
   Вместо ответа Оружейник взял свою Алебарду и положил ее на стол.
   - Летальное оружие не под запретом. Но его следует применять лишь тогда, когда это необходимо, и так, чтобы не причинить ущерб гражданским и их собственности, если протоколы противодействия не допускают обратного. Шанс Стража в обычной обстановке столкнуться с угрозой, требующей применения летального оружия, исчезающее мал, поэтому в целях безопасности введены некоторые ограничения. Ввиду того, что тебя уже пытались убить в маске, запрещать тебе постоянно иметь при себе меч нецелесообразно. Тем более, что это часть твоего образа. Но помни, что включение дезинтеграционного поля повлечет санкции, если будет причинен неоправданный ущерб.
   - Ключевое слово 'неоправданный'? - уточнил я, одновременно прикидывая продолжительность жизни того, кто попытался бы отобрать у меня мое лучшее творение.
   - Ключевое слово 'санкции', - губы Оружейника скривились так, будто он надкусил лимон. - Твоя задача, как Стража, в первую очередь не дать противнику причинить вред мирным гражданам, и сила должна применяться сообразно купированию угрозы, а не ее соразмерности. То есть в том случае, если столкновение происходит в людном месте, а у противника нож, ты можешь применить более жесткие меры, чем если бы сражался в безлюдном переулке с тем же противником, вооруженным пистолетом - потому что в первом случае существует явная угроза жизни и здоровью граждан. Вторичный приоритет - личная безопасность. Это не значит, что ты обязан заслонить кого-то грудью, но ты не можешь отсиживаться в стороне, выбирая время для атаки, или применить для самозащиты средство, которое причинит вред окружающим.
   - Например, газ?
   - Газ, излучатель... почти весь твой текущий арсенал мало подходит для Стражей, эффекты слишком мощные и неконтролируемые. В-третьих, соразмерность применяемой силы. Здесь довольно тонкая грань, но точно не следует отрубать голову удирающему воришке, вроде Цирк, - последние слова Оружейник произнес с настолько явным неудовольствием, что даже я заметил. - Но мы отклоняемся от темы. В каком направлении ты намерен работать в ближайшее время?
   - Прежде всего, антиматериальные элементы питания. Сейчас все упирается в то, какой объем энергии я могу использовать. Затем повышение мобильности. Я рассматривал разные варианты, от реактивного ранца по примеру Героя до личного транспорта, как у вас. Но сейчас, мне кажется, я нашел намного более изящное решение. Придется внести изменения в структуру костюма, изменить внешний вид. И... - я нервно поерзал на стуле. - Директора Пиггот, кажется, здорово напугал нейромедиаторный излучатель, но я вижу большой потенциал в этой технологии. Его можно использовать и для синтеза, и для расщепления, как органики, так и неорганики. Я к тому, что с ним я могу попытаться обойти свое ограничение на точечность медицинских манипуляций. Создать устройство, которое бы стабилизировало даже самые тяжелые ранения. Например, в битвах с... с Губителями.
   Я притих, пораженный собственной дерзостью. Черт, я был уверен, что Оружейник сейчас скажет мне забыть об этом по крайней мере до совершеннолетия, и я бы даже не стал спорить. Губители - это не шпана в небольшом городе, и даже не суперзлодеи. Эта лига намного выше, смертность в битвах с ними колебалась двадцати до пятидесяти процентов.
   - Хорошо, сделай статистическую выборку по характеру травм, нанесенных Губителями, которые не приводили к мгновенной смерти . Следующее нападение ожидается через три-шесть недель, это будет либо Симург, либо Бегемот. Если успеешь за это время, то хорошо. Если не успеешь или ничего не выйдет - не страшно. Твоя первоочередная задача - повышение своей эффективности как члена отряда. Прочее второстепенно.
   Вот так легко и просто. Не знаю, хотел Оружейник угробить меня, помочь в раскрытии потенциала или же герои настолько отчаянно нуждались в каждом, кто может помочь им пережить следующий бой. Подозреваю, что он просто был раздражен приказом Пиггот лично за мной приглядывать, так что решил загрузить меня по уши задачами, которые бы поглощали мое время. Ну что же, я сделаю вид, что выполняю их, а он сделает вид, что контролирует мои проекты, и все довольны. Тем более что я и не собирался делать ничего действительно опасного. Пока во всяком случае.
   Тесты сил на этом не закончились, мне приходилось ковыряться в изделиях других технарей (без особенных успехов), собирать что-то самому на время из предложенных материалов и с определенными инструментами (немного лучше). Нашлось несколько добровольцев из числа оперативников, решивших испытать на себе мои препараты (никакого риска, честно). Финальным штрихом стали клинические испытания - или испытания в клинике, тут уж как посмотреть.
   Короче говоря, я в сопровождении нескольких чинов СКП пришел в больницу, и те поинтересовались у врачей, кто тут записан к Панацее. Переводя на английский, кто тут при смерти и в настолько безнадежном состоянии, что современная медицина в лучшем случае продлит страдания.
   Вот тут я чуть не сдрейфил. Пока я с чемоданчиком гулял по Докам, то занимался сравнительно простыми случаями. В основном это были хронические заболевания, не несущие прямой угрозы жизни. Только один раз мне 'повезло' набрести на больного раком в стадии ремиссии, и растворить все раковые клетки до единой оказалось несложно. Однако в отделении интенсивной терапии меня словно макнули головой в чан с дерьмом. Несложно мнить себя целителем, когда лечишь язву или камни в почках. А как на счет чего-то посерьезнее?
   Человеку на больничной койке не было даже пятидесяти, он с трудом мог двигать только левой рукой, не мог членораздельно говорить, а из уголка его рта постоянно текла слюна. Из-за обширного ишемического инсульта у него развился инфаркт мозга, и часть содержимого черепной коробки теперь представляла собой мертвую ткань. Не настолько, чтобы убить, но этого хватило для превращения человека в почти овощ. При виде его мне захотелось немедленно сбежать из больницы как можно дальше, но, к счастью или нет, я сам отрезал себе все пути к отступлению. Мне оставалось только попросить у главврача доступ к свежему трупному материалу и взяться за работу.
   Процесс растянулся почти на семь часов, до самого вечера. То есть, я смог бы управиться быстрее, оставив все на самотек, но мне очень хотелось пронаблюдать процесс восстановления от начала и до конца. Поэтому вместо обычной инъекции я сделал раствор для капельницы, и не отходил от пациента до тех пор, пока он не смог сесть на койке и связно выговорить свое имя. Порадоваться собственному успеху и выслушать слова благодарности мне мешала адская головная боль, вызванная чрезмерным использованием сквозного зрения.
   Обычно в таких случаях я прикладывался к фляжке, внутренняя личность умела не обращать внимания на боль. Но выпусти я ее сейчас, то наверняка бы решил развеяться по-своему, и отправился на территорию АПП выпустить пар. Увы, с меня успели взять слово, что я не буду ни во что встревать до оформления всех официальных процедур, когда у меня появится и юридическое прикрытие, и негласная защита Протектората. Не говоря уже о том, что в драках с людьми без сил я не видел интереса, а прикончить Демона Ли вряд ли сумел бы.
   Так что я решил просто посидеть в холле, пока сопровождающие специалисты и врачи возились с излеченным человеком. У меня с собой была бутылка минеральной воды, но я не мог ее выпить, не сняв маску. Серьезно, может клапан какой-нибудь придумать? Или в туалетной кабинке запереться. Будь проклята культура комиксов 70-х, на основе которой сформировались нормы поведения кейпов в Америке. Я только что сотворил почти чудо - и не могу напиться воды, не прячась от всего мира.
   Я бы наверное и дальше занимался самоедством, но заметил, как с лестницы спустилась девушка в длинной белой мантии, с лицом, прикрытым красным шарфом. И не только спустилась, но и направилась прямиком ко мне. Ох...
   Панацея, вопреки моим ожиданиям, не встала передо мной с немым укором, а присела на ту же лавку. Но не слишком близко.
   - Из-за тебя мне пришлось нарушить свой график, - сказала Панацея. - Меня попросили проверить результат твоей работы.
   - Извини, - буркнул я, крутя в руках бутылку. Почему-то этот процесс начал казаться невероятно увлекательным.
   - Не обошлось без недочетов, но он поправится. По крайней мере, точно не стало хуже.
   - Хорошо.
   - Но тебе следует знать, что я на тебя все еще очень зла. Не думай, что если тебя подпустили к пациентам, ты от этого стал героем.
   - Ладно.
   - Ты вообще умеешь отвечать не одним словом?
   - Умею.
   - То есть ты специально пытаешься меня еще больше разозлить?
   - Нет. Я непрерывно использовал силу в течение нескольких часов, и у меня ужасно болит голова.
   - Разве у технарей такое бывает?
   - У меня слабая способность Мыслителя. Умник-1 по классификации СКП. Приложение к основной способности технаря, обеспечивающее ее работу. Такая есть у всех, как мне сказали, но редко кому удается эту способность перенапрячь.
   Настолько длинная речь заставила меня беззвучно завыть и уронить голову в ладони. Вот она, плата за любопытство. К черту все, как только СКПшники закончат со своим бумагомаранием и проверками, зальюсь 'мистером Хайдом' по самые брови, потом найду Крюковолка и обзову его вшивой дворнягой. Кайзер мне конечно потом выскажет пару ласковых... но это будет потом. А за труп Крюковолка, может медальку выпишут. У героев вообще есть какая-то система наград? Хех, я даже этого не знаю.
   - Тогда я не понимаю, зачем тебе это?
   - Потому что могу, - прошипел я. - Хватит говорить, у меня сейчас голова лопнет.
   Хвала Зиону, она все поняла и ушла без лишних слов. Или не поняла. А, не важно. Главное, что ушла. Через четверть часа вдумчивого созерцания пола на горизонте наконец-то показались сопровождавшие меня специалисты и двое медиков. Первый был главврачом, второй, судя по надписи на бейджике, являлся главой патологоанатомического отделения.
   - А, Магистерий, ты еще не ушел, прекрасно.
   'Разумеется, сами же попросили подождать'.
   - Ты еще в состоянии говорить?
   - Если только недолго.
   - Ладно, - главврач дернул щекой. - Это касается твоей методики. Она действенна, но смущают требуемые компоненты. Даже если опустить вопросы этики и законности изъятия органов покойного без согласия родственников, далеко не всегда в морге может оказаться подходящий трупный материал. Тебе ведь нужен очень свежий?
   - Да, не позднее шести часов с остановки сердца. Но не обязательно.
   - Не обязательно? Тогда почему ты попросил именно свежий мозг?
   - Вы попросили быструю демонстрацию - я ее провел. Могу готовить препараты индивидуального назначения из стволовых клеток, у меня есть даже специальное устройство, чтобы их извлекать. Но тогда потребуется время, чтобы вырастить культуру нужного объема, а еще не придумал, как безопасно форсировать процесс. Это зависит от характера и обширности повреждений... короче, со свежей донорской тканью получается быстрее и проще.
   - А что будешь делать с наследственными и аутоиммунными заболеваниями?
   - Когда буду иметь дело - тогда и подумаю, - голова раскалывалась так, что продолжи главврач расспросы, то стал бы сырьем для новой партии препаратов.
   К счастью, СКПшники, бывшие в курсе моей проблемы с перенапряжением, прервали его и заверили, что хуже не станет, и что у технаря со специализацией 'медицинское оборудование' точно не может возникнуть никаких проблем.
   Да, вот так меня решили представить публике. Это был первый случай, когда я осознал, в какой мере работа СКП состоит из искажения информации, замалчивания и откровенной лжи. Пока я был чуждой и неизвестной угрозой, меня не постеснялись классифицировать как устрашающего специалиста по 'психотропным воздействиям', но стоило мне пойти на сотрудничество - и весь механизм заработал на улучшение репутации нового почти-Стража. 'Почти' потому, что собственно церемония вступления с принесением присяги должна была состояться через два дня. Обе версии были одинаково далеки от истины, которая значилась только в служебном досье, но согласитесь, 'медицинское оборудование' смотрится намного более приятно и успокаивающе, чем 'преобразование вещества'. Даже мой меч с такой точки зрения выглядел всего лишь большим скальпелем, а не устройством, разрушающим межатомные связи.
   Ни один Крюковолк тем вечером не пострадал. СКПшники подвезли меня до офиса, где я оставил гражданскую одежду, а стоило мне переодеться, как желание нарезать кого-нибудь на кебаб ушло. Зато некстати вспомнилась несделанная домашка по алгебре, и тот скромный факт, что завтра мне предстояло общение с отделом по связям с общественностью. И не знаю, что из этого хуже.
  
   После тех страшилок, что мне успели нарассказывать Виста и Кид Вин о пиар-отделе, я морально приготовился к худшему. Тем больше было удивление, когда меня встретили не безумные мясники, одержимые желанием прокрутить меня через мясорубку и наделать из останков кучу маек и коллекционных фигурок, а вполне терпимые люди. Точнее, всего двое - один специалист-пиарщик и Мисс Ополчение.
   - Семюэль Нортон, - представился первый, протягивая руку. - Будем знакомы.
   - Конрад, - ответил я.
   - Предпочитаешь использовать настоящее имя?
   - Нет. Просто сейчас я Конрад, независимо от того, есть на мне маска или нет. Также я могу быть Магистерием, также в маске или нет.
   - Послушай, Конрад, - вмешалась Мисс Ополчение. - Последнее, что требуется программе Стражей, это пропаганда наркотиков. Я понимаю, что запретить тебе использовать стимуляторы - это все равно, что связать руки, но постарайся делать это неявно, и не акцентировать на этом внимание.
   - Это не наркотик, - возразил я, и достал из внутреннего кармана пиджака фляжку. - Это психоактивное вещество, вводящее в состояние измененного сознания путем угнетения отделов мозга, отвечающих за механизмы самосохранения.
   Мисс Ополчение закатила глаза.
   - Ладно. Технически, повторюсь - технически, это действительно можно считать наркотиком. Но мне от него нет вреда, так что не вижу проблемы.
   - Тебе может и нет, а вот другим... - героиня усмехнулась за своей банданой в виде национального флага. - Штурм лично прийти не смог, но просил передать тебе, что ты вонючка, потому что здорово испортил воздух.
   - В таком случае будьте добры передать ему, что он газонюх, - сочувствие к герою, надышавшемуся 'ноктюрном', куда-то одним махом испарилось. - Может, делом займемся?
   - Да-да, к делу, - подхватил Нортон. - Обычно, когда дело касается новых кейпов, мы в первую очередь стараемся определиться с образом. 'Благородный рыцарь', 'ночной охотник', 'стойкий защитник' - думаю, сам поймешь, о ком из твоих будущих товарищей идет речь. Это делается для создания костюма и формирования общей модели продвижения. Ты костюм сделал себе сам?
   - Да. Полностью кустарная работа.
   - Превосходно. Костюм для героя крайне важен, потому что несет в себе сигнал всем окружающим - 'я не наврежу вам'. Именно хорошо узнаваемый костюм превращает естественный страх перед парачеловеком в успокоение, потому что люди знают, что герой никогда не навредит невинному. Как бы ты охарактеризовал себя в двух словах? Так, чтобы максимально точно описать свои стремления?
   - Если в двух словах... - я ненадолго задумался. - Наверное, 'лекарство и яд'.
   Нортон удивленно вскинул бровь, Мисс Ополчение тоже с интересом подалась вперед.
   - Могу я поинтересоваться, почему именно такое определение?
   - Потому что все есть лекарство, и все есть яд. Разница в дозировке, - я поудобнее устроился в кресле, и принялся излагать мысль. - Мой костюм белый, как халат врача, но также это цвет могильного мрамора. Он защищает от пуль, а еще с него легко смывать кровь. Я могу спасти жизнь, а могу ее отнять, могу восстановить рассудок и могу его разрушить. Мне было в радость видеть, как от моих лекарств людям становилось лучше. Но я не меньше наслаждался насилием, когда на меня напали АПП. Я знаю, что во мне есть и хорошее, и дурное, и одно неотделимо от другого. Вот как-то так. Не слишком сложно?
   - Не сложнее, чем смешать кетчуп с майонезом, - уверенно ответил Нортон. - Ладно, если в целом посмотреть, то костюм тяготеет к классическим образам. Взял за основу облик Эйдолона?
   - Если и да, то неосознанно. Все элементы функциональны.
   Нортон кивнул и что-то принялся печатать в ноутбуке перед собой.
   - Что-то серьезно менять нет смысла, но есть пара общих замечаний по фасону, - он протянул мне несколько листов с эскизами. - В первую очередь от персонала клиники, где ты вчера был. Пациенты беспокоились от твоего вида в броне.
   - А меня беспокоит возможность получить винтовочную пулю в живот. Один раз это уже случилось, было очень больно.
   - Поэтому, в качестве компромисса, ты не мог бы прикрыть ее чем-нибудь? Слоем ткани, например. Просто чтобы лишний раз не нервировать людей в больнице слишком боевым видом.
   Вообще, я и так собирался вносить изменения в костюм, в первую очередь связанные с повышением мобильности, и дополнительные бронепластины, которые я после памятной стычки наварил поверх комбинезона, все равно бы скрылись из виду. Но сама проблема казалась высосанной из пальца.
   - Им придется немного потерпеть. Мне нужно очень тщательно соблюдать баланс объема, веса и бронирования, иначе либо стану неповоротливым, либо защита окажется недостаточной.
   - Так или иначе, обрати внимание на эти наброски. Не нужно соответствовать им полностью, но в целом они отражают тот образ, который бы вызвал наиболее позитивный отклик.
   На эскизах в разных вариациях было изображено одно и то же.
   - А мне обязательно рядиться в мантию? - уточнил я. - Если нет способностей к полету, плащ только в ногах путаться будет. Да и вообще.
   - Не обязательно, - Нортон развел руками. - Но поскольку заставить тебя надеть обычный облегающий костюм мы вряд ли сможем, придется повышать градус привлекательности таким образом.
   - Мне казалось, все и так неплохо.
   Вместо ответа Нортон развернул ко мне ноутбук. Там было мое фото в костюме, сделанное на улице, со спины.
   - Ничего в глаза не бросается? - спросил он.
   - Неа, - честно ответил я.
   - Давай начну издалека. Кто такие Стражи?
   - Несовершеннолетние кейпы, вступившие в Протекторат?
   - Верно. А какое слово ключевое?
   Я пожал плечами.
   - Несовершеннолетние! К Стражам приковано внимания не меньше, чем к взрослым героям, а в чем-то и больше. Не в последнюю очередь из-за того, что каждый новый Страж - это подросток, совсем недавно получивший силы. Вот представь, что подумают все школьники в городе, когда завтра состоится церемония присяги? 'А вдруг он в нашем классе учится?!' И если мальчики будут просто тихо завидовать, то у девочек интерес будет несколько иного плана.
   Теперь до меня начало доходить.
   - А... кажется, понял. А пеняете мне вы за то, что мои, кхм, мягкие французские булки скрыты под плотным комбинезоном.
   - Соображаешь, - Нортон удовлетворенно кивнул. - Спору нет, сексуализация образов Стражей запрещена, да это и не требуется, но это не значит, что юный герой имеет право расхаживать на людях в мешковине. И поскольку со своим изобретением ты все равно добровольно не расстанешься, проще всего добавить немного акцентирующей драпировки... приталенная мантия выглядит вполне компромиссным решением.
   Я собрал эскизы и сложил в портфель.
   - Хорошо, я подумаю, что с этим можно сделать.
   На самом деле чуть ранее я и сам пришел к тому же решению. Комбинезон не мог вместить весь новый функционал, а наращивать толщину материала значило снизить подвижность. Ну да ладно, пусть считают, что уговорили.
   - Ладно, с этим разобрались. А теперь о неприятном... - Нортон сложил руки на груди и посмотрел на Мисс Ополчение, будто ища поддержки. - Как ты наверное заметил, мы сейчас обсуждаем формирование образа. То есть того, что видно снаружи. Ты определил себя как 'лекарство и яд', и в этом мы можем пойти навстречу. Но тем важнее для тебя осознать, что твоя подлинная личность, какой она является, не должна демонстрироваться публично.
   - То есть...
   - То есть тебе придется очень тщательно следить за тем, что ты говоришь и делаешь. Отделить маску от гражданской личности. В быту ты вправе быть тем, кем хочешь, но в костюме твои слова должны исходить не от тебя лично, а от сформированного образа героя. Понимаешь, к чему я клоню?
   - В смысле, читать только по бумажке?
   - Нет, не совсем. Просто не позволяй своим суждениям влиять на тебя, когда ты в маске.
   - Простите, тогда я не понимаю, о чем речь.
   - На самом деле все просто, - вмешалась в разговор Мисс Ополчение. - У тебя могут быть проблемы дома или в школе - но будучи Стражем, ты не должен этого демонстрировать. Ты можешь встретиться на улице с лично тебе неприятным человеком, но не должен подать вида. Никакой политической агитации, никакой рекламы, если это не согласованная акция.
   - Звучит не слишком радужно.
   - Через это проходят все герои. Когда надо казаться лучше, чем ты есть на самом деле.
   - Особенно пункт с политической агитацией. Всегда мечтал раздавать коммунистические агитки и бороться с частной собственностью и присвоением прибавочной стоимости методами диалектического материализма.
   - Ты знаешь, что такое диалектический материализм?
   - Нет, - честно ответил я. - Но звучит внушительно.
   - И в этом вся суть современного политического дискурса, - печально резюмировал Нортон. - Ладно, церемония будет завтра в три, постарайся прийти хотя бы на час раньше, чтобы успеть подготовиться.
   На этой ноте собеседование закончилось, и мы с Мисс Ополчение пошли в штаб-квартиру Стражей - представиться команде. Конечно, большого практического смысла в этом не было, все что нужно они и так знали обо мне из предоставленных материалов. Тут в свои права снова вступала тонкая и малопонятная материя под названием 'человеческие отношения'. Знакомство одновременно со всей командой, и сам я при этом в гражданском облике.
   Штаб-квартира находилась на одном из подземных этажей, отгороженная от остального мира толстыми бронированными перекрытиями, а двери лифта смотрели прямо на сканер сетчатки, отпирающий тяжелые створы.
   Стражи были предупреждены о визите и находились на месте в полном составе. Триумф - командир команды, в скором времени он должен был перейти в Протекторат по причине совершеннолетия. Эгида - его преемник. Стояк - о нем Виста говорила, что он любит шутить. Рыцарь - с ним меня предупреждали быть поаккуратнее, не знаю почему. Призрачный Сталкер - новичок в Стражах, вступившая в команду лишь за полтора месяца до меня. Кид Вину и Висте я приветственно помахал рукой. О, тут не только они...
   - О, привет, Мисс Ополчение, - Слава, у которой на шее висел гостевой пропуск, вскочила с кресла и подлетела ближе. - А кто это с вами?
   Я выступил из-за спины героини, стараясь ни лицом, ни позой не выдать стиснувшего внутренности страха. Сила Славы всегда была при ней, а у меня с собой не было вообще ничего.
   - Привет, Попугайчик, - ляпнул я прежде, чем сам успел сообразить, что говорю.
   На миг мне показалось, что внутри штаб-квартиры замерли даже атомы. Стражи были в масках, их лиц я не мог разглядеть, но сквозное зрение сообщало об охватившем их замешательстве. Что творится в голове у Славы, я понять не мог. Во всех смыслах, потому что ее силовое поле блокировало мою силу.
   Потом тишину разорвал сдавленный хрюк.
   - Попугайчик? - переспросил Стояк, давясь от смеха.
   Я приготовился очень быстро прятаться за Мисс Ополчение. Которая, похоже, сразу просекла, что ситуация стала взрывоопасной, и выступила вперед.
   - И так, ребята, я хочу представить вам вашего нового товарища. Вы о нем уже слышали, но теперь встретились лично, - она отошла в сторону. - Можете представиться.
   - Снова парень. У нас тут какая-то сосисочная вечеринка получается, - разочарованно протянул Стояк, после чего снял сплошную белую маску и протянул мне руку. - Я Деннис, он же Стояк, занимаю вакансию штатного клоуна, и уступать ее не собираюсь.
   - Триумф, он же Рори, - лидер группы стянул шлем в виде львиной головы. - Рад, что ты все же на нашей стороне. Слушай, а мы не знакомы? Кажется, я где-то тебя видел.
   - Ходили в одну школу, - ответил я, потому что тоже узнал сына нынешнего мэра Кристнера. - Только я класса на четыре младше.
   Вообще-то, пару раз также пересекались на официальных мероприятиях, куда нас притаскивали родители, но это я решил не вспоминать. Затем настал черед следующего.
   - Я Эгида, без маски - Карлос, - он оказался латиносом. Мне оставалось только незаметно вздохнуть, что триггеры не делали расовых различий. - Добро пожаловать в Стражи.
   -Рыцарь, - под глухим шлемом, обвешанным светодиодами, скрывался ухоженный светловолосый парень. - Или просто Дин.
   Его рукопожатие было крепче, чем требовала обстановка, а в выражении лица сквозила хорошо сдерживаемая неприязнь. Вполне обоснованная, учитывая, что именно его девушку я отметелил три недели назад. Но извиняться я не собирался.
   - Призрачный Сталкер, - неприветливо буркнула девушка в черном костюме с плащом и сняла маску, такую же глухую, как у меня. - София.
   - Кажется, в моей жизни настали черные дни, - пробормотал я, поднимая глаза к потолку. - Если вы понимаете, о чем я.
   - Что ты там сказал? - у Софии будто шерсть на загривке дыбом встала.
   - Ничего существенного. Просто неуместная расистская шутка. Дурная привычка.
   - Мисс Ополчение, кого вы вообще притащили?
   - Я Магистерий. В гражданском облике - Конрад. С Кид Вином и Вистой - то есть, с Крисом и Мисси - уже знаком. Официально я технарь со специализацией на медицинском оборудовании, но это полная хрень, чтобы не пугать общественность. Мой профиль шире, с неживой материей мне работать проще, чем с мясом. И... - я запнулся. - Если у кого-то есть ко мне претензии, лучше выскажите их сейчас, пока я безоружен.
   - У меня есть претензия, - громко сказала Слава. - Почему этот негодяй все еще не за решеткой?
   - Может потому, что это не я устроил погром в больнице и на стройке?
   - Ты ограбил морг!
   - Я пришел и вежливо попросил, то, что мне нужно. А потом пришел снова и извинился перед врачом. А извинения подкрепил тортом, бутылкой дорогого виски и пятью сотнями долларов. Я не знаю, что из этого списка сработало, но доктор Диммик отказался от любых претензий ко мне, и пообещал содействие, если мне снова потребуется трупный материал.
   Слава сердито фыркнула и снова уселась в кресло.
   - Странно. Я думал, будешь злиться по поводу своих ранений.
  - Для кейпов нормально сражаться, - зло ответила Слава. - В сражениях можно получить ранение. Это часть нашей жизни.
  - Ранений можно получать меньше, если не хватать руками все подряд, особенно если это светящийся меч в руках незнакомого кейпа. Но признаю, я не ожидал от тебя такого спокойствия. Лазер-шоу и Панацея пригрозили мне голову оторвать за любой неровный вздох. Ладно, тогда на том и закончим. А если захочешь реванш - я всегда к твоим услугам.
  - Заранее приготовь побольше лекарств.
  - Конечно. Уверен, они тебе пригодятся. С каким вкусом предпочитаешь микстуру? Клубника, шоколад, ваниль?
  Слава ответила долгим тяжелым взглядом.
  - Врежьте ему кто-нибудь за меня, боюсь сил не рассчитать.
  - Ладно, если вы больше не собираетесь устраивать потасовку прямо здесь, я вас оставлю, - сказала Мисс Ополчение. - Разумеется, присутствие новичка не избавляет остальных от обязанностей.
  Героиня ушла, оставив меня один на один с восемью кейпами. Ну что же... надеюсь, вступление в Стражи не самое ошибочное мое решение. По крайней мере, в обществе сверстников я мог не вспоминать о проекте, дожидавшемся меня дома.
  
  
  
2.2
  
  От кого: gibe_me_@_fry-up@gmx.com
  Тема: RE: английский завтрак
  'В ходе последнего исследования традиционной кухни мы обошли несколько заведений различной ценовой категории и географического расположения: это были ресторан 'Yellow hall', обычный кафетерий в даунтауне 'Regency' и кафе в туристическом районе 'Quo Vadis'.
  Как известно, традиционный английский завтрак состоит из 7 компонентов: яичница-глазунья, жареный бекон, томаты, консервированная фасоль, колбаска, тосты и чай. Вариации могут быть различными, равно как допускаются дополнительные элементы в виде картофельных оладий, капустно-картофельной поджарки, различных соусов. Сломано немало копий на тему того, какой же соус идеально дополняет английский завтрак, томатный кетчуп или коричневый финиковый соус, однако знатоки не отдают предпочтения ни одному, считая, что каждый из них идеален с разными продуктами. Например, бессмысленно класть на жареные томаты кетчуп, коричневый соус подчеркнет их вкус намного лучше. Равно как кетчуп гораздо лучше сочетается с беконом. В ирландской и йоркширских вариациях этого блюда вместо чая может подаваться пиво или эль.
  Вынуждены признать, что хотя английский завтрак является настоящей холестериновой бомбой, закладываемой под ваш организм, нельзя не отметить его феноменальную питательность. Недаром на родине его называют завтраком на весь день'.
  Я на несколько раз перечитал письмо. Надо было отдать должное Гезельшафту, законспирировались они на славу. Не зная заранее условленных знаков, раскрыть метод связи мог только сильный кейп-Умник, и только достаточно четко представляя, что именно ищет. В определенной последовательности букв и символов, в порядке слов и предложений скрывался IP-адрес и пароль для доступа к виртуальному серверу, который в свою очередь ответит на запрос только к определенному порту с определенного диапазона прокси-серверов. Получив правильный запрос, сервер единственный раз передаст шифрованный пакет с данными и отключится.
  Сам пакет был защищен шифрованием с настолько длинным ключом, что все суперкомпьютеры мира, и даже большинство технарей потратили бы много месяцев на взлом. Компьютеры и программы сами по себе не были моим профилем, написанный мною декодер изяществом и оптимизацией не отличался даже по обычным меркам, но у меня имелся ключ.
  Домашний компьютер натужно загудел, пытаясь своим не самым мощным процессором прожевать пришедший файл. Я откинулся в кресле и потер уставшие глаза. Неделька выдалась утомительная.
  Я официально стал Стражем. Мое фото уже висело в холле штаб-квартиры СКП, у меня брали интервью местные журналисты - разумеется, я отвечал то, что нужно, а не то, что хотелось. Весь спектр ограничений и обязанностей Стража лежал на моих плечах грузом но, полагаю, лучше было терпеть этот груз, чем ходить по улицам с нарисованной на спине мишенью. Печально конечно, что хорошая драка в ближайшем будущем не светит, потому что враги внезапно кончились, но надеюсь, Слава решит взять реванш. Если нас согласится подстраховать Панацея, то можно будет практически не сдерживаться. Если же нет... ну что же, придется выкроить время и попробовать пощипать Барыг. Это не повлияет на хрупкий баланс сил в городе, но позволит и дать моей силе порцию желанного насилия, и положительно повлиять на город в целом - хотя бы временно наркоты станет меньше. А у меня будет необходимое сырье, потому что буквально вчера на мою просьбу предоставить полфунта героина отдел снабжения раздраженно ответил, чтобы служебная почта не использовалась для глупых розыгрышей.
  И, что самое главное, мое сотрудничество с 'Медхолл' было официально закреплено, и новая партия пробников, сделанная с учетом возможностей и потребностей корпорации, отправилась на испытания. По итогам будут отобраны самые удачные образцы, которые отправятся на повторную доводку, чтобы максимально оптимизировать баланс эффективности и долговечности.
  В остальном складывающийся график выглядел достаточно сносно. Три дня в неделю полностью отводились на работу Стража, включая в себя патрулирование и участие в различных акциях. Еще три частично высвобождались для амплуа целителя, потому что с раскалывающейся головой оставалось либо лежать пластом, либо закинуться 'мистером Хайдом' и запереться в выделенной мастерской в штаб-квартире. Меня очень настойчиво просили не выходить наружу в упоротом виде. Как я ни старался объяснить, что внутренняя личность временами адекватнее основной, и точно не станет делать ничего, что мне навредит. Один день - 'для себя'. Формально это был выходной, по факту выходных у Стражей не было, особенно если почти все свободное время проводить в мастерской.
  Плюс изучение инструкций, протоколов и формальных процедур. Плюс общие для всех Стражей тренировки по взаимодействию с силами СКП и прочими официальными структурами, и использованию стандартного снаряжения. Плюс Пиггот сразу после присяги с оттенком какого-то мстительного удовольствия представила мне личного инструктора по фехтованию. Зачем это нужно, я так и не понял, как и того, где СКП умудрилась за несколько дней откопать кого-то, владеющего средневековым оружием. Кроме того, ни одна существующая техника не учитывала баланс и режущие свойства технарского оружия. Кажется, она преследовала ту же цель, что и Оружейник - максимально занять мое время.
  Я лишь пожал плечами и тем же вечером смешал снотворное, эффект которого длился меньше трех часов, и заменял собой полноценный семичасовой сон. Только мысленно укорил себя за то, что раньше не додумался.
  Со снотворным вообще вышла довольно странная история. Первый раз я принял его там же, в штаб-квартире, благо там были все возможности для круглосуточного пребывания. Я проспал до двух часов ночи, после чего бодрый и полный сил принялся за работу над полетной системой. От дел меня отвлек вызов с терминала, и Оружейник без особого благодушия поинтересовался, чем это я один занят в пустом Хабе. А после того, как я объяснил ситуацию, то попросил прислать с помощью дрона немного такого же средства. Для тестов и испытаний, разумеется. Через два дня батарейки на антиматерии, которых почему-то так остерегалась Пиггот, без каких-либо проблем прошли комиссию для повседневного использования.
  В больнице приходилось тяжелее.
  Во-первых, мне чуть ли не с боем пришлось выбивать право посещать психиатрическое отделение. Сопротивлялись решительно все - начиная директором, которой очень не хотелось допускать новоиспеченного Стража до углубленной работы с психотропными веществами и заканчивая собственно психиатрами, которые опасались остаться без работы. Чтобы уломать Пиггот, пришлось пустить в ход тяжелую артиллерию, в виде отдела по связям с общественностью, Оружейника и Мисс Ополчение. После почти часовой дискуссии, в ходе которой я преимущественно сидел в стороне и невинно молчал, было решено, что позитивный эффект покроет возможные пересуды о моей способности влиять на чужое сознание. Психиатрам же хватило клятвенного заверения не посягать на сравнительно легкие, купируемые обычной терапией случаи, вроде биполярных расстройств и депрессий, и заниматься исключительно безнадежными случаями.
  Во-вторых, сила продолжала преподносить сюрпризы. Само по себе регулярное использование сквозного зрения на людях создавало серьезную нагрузку, из-за чего я в день мог заняться небольшим количеством пациентов, особенно когда дело касалось мозга.
  Все это не шло в сравнение с шизофренией. В глубине души я заочно возненавидел пятницы - потому что именно в пятницу служебная машина СКП привезла меня на окраину города к унылому двухэтажному зданию, построенному в первой половине двадцатого века. Просто находиться там было страшно, но вдвойне страшнее оказалось остаться наедине со своей первой психической пациенткой.
  Согласно медицинской карточке, ей было двадцать, на вид я бы не дал ей меньше сорока. Она почти не реагировала на происходящее, конвульсивно подергивала руками и время от времени принималась озираться по сторонам с выпученными глазами. В тот день я понял, что все хвастливые россказни Виктора про 'взгляд в лицо смерти', которыми он успел меня задолбать по время моего визита в офис 'Медхолл' - полная херня. Первый настоящий ужас, с которым я столкнулся, выглядел вот так - заторможенным от нейролептиков, с распадающимся мышлением, практически утратившим контакт с реальностью.
  Я посмотрел ужасу в глаза. Разложил его на составляющие. Вычленил из общей картины сбои в нейронных связях, нарушения работы церебральной секреции и создал средство, частично выправившее поломки, частично уничтожившее дефектные области. Пациентка не вылечилась полностью и в одночасье, но впервые за годы наслаждалась покоем без терзающих злых голосов и галлюцинаций. А я на обратном пути высосал фляжку досуха и уже в Хабе Магистерий в приступе какого-то ожесточения составил не просто яд, а настоящий кошмар, шизофрению в жидком виде. Эта вещь ужаснула меня на следующий день, но выкидывать ее я не стал.
  Программа-декодер переменила цвет иконки с желтого на зеленый, сигнализируя, что расшифровка сообщения завершилась. Магистерий глотнул кофе из кружки и принялся читать.
   'Отвечая на ваш вопрос - главная проблема с триггерами не в том, чтобы их вызвать, а в том, чтобы вызвать их у конкретного человека, и после этого новый кейп не обратил силу против тебя.
  Проанализировав обстоятельства шести тысяч триггеров, нам удалось установить, что существует два граничных условия получения сил. Первым является чувство отчаяния, потеря надежды. По этой причине настолько сложно пробудить силы в человеке, который знает о своем участии в программе, ведь он зачастую будет надеяться на проявление способностей. Второй фактор - наличие реальной угрозы. В подавляющем большинстве случаев полученные силы направлены на то, чтобы нейтрализовать возникшую опасность, или разрешить стоящую проблему.
  По этой причине некорректно считать, что причиной триггера Игниса был страх. 'Ноктюрн' вызвал чувство страха, это верно, но угроза существовала только в его разуме, и она оставалась иллюзорной, пока у него не случилась остановка сердца. Именно она стала событием-триггером, именно она обусловила получение силы, связанной с изменением физической природы - ведь у сгустка пламени и сердца-то нет. Вторичным фактором стали вы, точнее, ваше присутствие. Хотя вы, если верить вашим показаниям, не имели цели причинить ему вред, искаженное 'ноктюрном' восприятие Игниса распознало вас как угрозу, что проявилось в атакующих способностях, действующих при контакте.
  Последний фактор явился определяющим, когда рассматривался вопрос о продолжении сотрудничества с вами. С инструментарием, который вы можете предоставить, становится возможным исследование баланса между субъективными и объективными факторами, влияющими на триггер, а также создание симуляций с меньшим уровнем травматизма и летальности. Ниже приведен список основных вариаций психологического состояния кейпа и обретенные им силы.
  1. Желание устранить внешнюю персонифицированную угрозу (нападение вооруженного грабителя).
  2. Желание устранить внешнюю неперсонифицированную угрозу (стихийное бедствие, абстрактные и техногенные угрозы).
  3. Острая потребность в помощи или союзниках в кризисной ситуации (ситуация предательства, смерть близких людей/домашних животных).
  4. Слом существующей картины мира (получение доступа к секретной информации, раскрытие чужого обмана).
  5. Телесные повреждения (самый простой способ вызвать триггер, но с наибольшим процентом летальности, также крайне травматичен для психики объекта).
  6. Желание сбежать от угрозы.
  7. Желание спрятаться от угрозы.
  В свете перечисленного, мы бы хотели получить по пять различных образцов психотропов каждого типа. Воздействие должно быть сравнительно мягким, не симулирующим эмоциональное состояние, а усугубляющим существующее. Образцы должны быть промаркированы и снабжены поясняющими инструкциями. Газообразная форма оптимальна, крайне желательно отсутствие вкуса, цвета и запаха для обеспечения чистоты эмоционального фона объектов.
  Оплата в размере шести тысяч долларов за каждый образец уже поступила на ваш счет. Успешные образцы будут премированы в десятикратном размере. Ожидаем поступления не позднее первого ноября текущего года'.
  Я несколько раз пробежался по письму, тщательно фиксируя в памяти каждое слово, после чего щелкнул мышкой, и программа-декодер закрылась, унеся с собой в небытие не только содержимое файла, но и все сопутствующие записи реестра.
  Условия мне нравились. Двести тысяч за одни только образцы - и кто знает, насколько успешными окажутся те или иные вариации кошмаров. И, что куда более ценно, информация о силах, об их природе, происхождении - то, доступ к чему не мог иметь Страж. Сроки достаточные, можно успеть не только собрать информацию о требуемых эмоциях, но и изготовить контейнер для транспортировки, чтобы дольше обеспечить сохранность чувствительной технарской химии. Странно, но после общения со Стояком и созерцания его силы в действии появилась пара очень интересных идей.
  Не то, чтобы я действительно нуждался в деньгах. Даже если не брать в расчет собственный черный бюджет, которого я старался не касаться без необходимости, от СКП мне на месяц выделялся вполне приличный фонд, который можно было расходовать на закупку оборудования и материалов, и нужно было постараться, чтобы полностью его выбрать. Но сам факт внешнего контроля, зависимости от чужой благосклонности приводил меня в бешенство. Можно сколько угодно оправдывать это безопасностью - в глубине души я понимал, что связался со Стражами по причине обычной трусости. Испугался, что с настолько опасной специализацией за меня возьмутся всерьез.
  Я был готов поставить пять против одного, что роман с СКП не навсегда, и что однажды придется снова отправляться в вольное плавание или, как минимум, сменить команду на ту, где не будет постоянного надзора. По достижению совершеннолетия или раньше, мирно или нет, сохраняя контакты или сжигая мосты - не важно даже. Сама необходимость отчитываться перед кем-то, следовать предписанным кем-то нормам поведения, говорить то, что скажут, быть там, где скажут - все это словно возвращало меня на недели назад, в эту же комнату, запертую на ключ и без единой капли инсулина.
  Я закрыл глаза и вызвал в памяти содержимое письма. Пробежался по строчкам, убедившись, что запомнил все как надо, и остановился подробнее на списке стрессовых состояний. Большую часть можно смоделировать в уме. Для некоторых потребуется живой пример. Но для начала - еще немного кофе.
  Оторвавшись от монитора, я понял, что опять настолько увлекся, что проторчал за компьютером всю ночь. Не то, чтобы это было в новинку, но раньше потребность во сне, в конце концов, загоняла меня в постель. Суперсила позволяла выйти за рамки человеческих возможностей - например, троллить на ПЛО одновременно с трех разных прокси-серверов под тремя разными аккаунтами на протяжении пятидесяти страниц обсуждения. Или навернуть двенадцать серий 'Gundam Wing' за один присест. Или убить двадцать попыток на то, чтобы выучить мувсеты гребаных горгулий в Demon's Souls и не расколотить в ярости клавиатуру*.
   Была половина седьмого утра, и мои родители уже должны были проснуться. А мне через сорок минут следовало отправляться в школу. В гребаную новую школу. Еще один момент, в который Пиггот уперлась рогом. Мне было вполне неплохо в 'Безупречности', туда я ходил не первый год, и хотя близких друзей там не имел, но и изгоем не был. Просто не сближался ни с кем.
   До 'Аркадии' нужно было добираться через полгорода. Учебная программа в 'Аркадии' была заметно проще, из-за чего я опасался отупеть. 'Аркадия' являлась не частной, а государственной школой, поэтому приличные люди там терялись в толпе разномастного сброда. Перевод посреди учебного года нового ученика в 'школу для Стражей' не могли не связать с вступлением в их ряды нового кейпа. Наконец, прогулы в 'Аркадии' бы не остались незамеченными. Если уж переводиться, я бы предпочел помойную яму типа 'Уинслоу', где отсутствие ученика на занятиях могли не замечать неделями. Отличный повод не тратить драгоценное время на среднее образование, когда его можно потратить на технарские дела.
   Пиггот уперлась. Я тоже. Не то, чтобы перечисленные аргументы были весомыми. Я бы и сам не отказался сменить обстановку, просто для разнообразия, но очень не хотелось идти у Свинки на поводу. Положение спас - кто бы вы думали? Кайзер. Точнее, Макс Андерс. Во время оформления моего соглашения с 'Медхолл', он за закрытыми дверями дал мне общую рекомендацию по линии поведения в Стражах.
   - Не конфликтуй, - сказал он, срезая кончик с сигары. - Они - твое прикрытие. Личности членов Империи - это секрет Полишинеля для Протектората, с тем количеством Умников и Технарей, которые есть в их распоряжении. Неписанные правила защищают наши гражданские идентичности, но...
   Он зажег сигару и выпустил изо рта облачко дыма.
   - Насколько нам известно, у них нет данных о твоих контактах с с кейпами Империи. Но ты все равно под подозрением - и потому, что сам работаешь с 'Медхолл', и потому, что твоя мать работает здесь, а фирма твоего отца недавно получила крупный долговременный контракт. Они не могут быть уверены на сто процентов, что ты крот, но никогда не сбросят со счетов такую вероятность.
   - То есть в один прекрасный момент я могу обнаружить себя в звукоизолированной камере для допроса? - меня такие новости, мягко говоря, не радовали. У Андерса был поразительный талант доводить людей до паранойи.
   - Маловероятно. Скорее, тебя будут постоянно держать под наблюдением, ограничивать в доступе к информации, и одновременно пытаться изо всех сил перетянуть к себе. Не только формально, но и душой. И даже если что-то всплывет, СКП обернет это себе на пользу - смотрите, мы вырвали юного кейпа из лап нацистов, наша система работает, - Последние слова Андерс выплюнул с презрением. - Разумеется, тебе от этого лучше не станет. Недостаточный повод для Клетки, и даже для обычной тюрьмы, но с последними крохами свободы ты попрощаешься. И вот тогда ты встанешь перед выбором - провести остаток жизни на каторге, или сражаться за свою свободу. Это даже иронично, с учетом даты твоего рождения.
   Благодаря маске Андерс не заметил, как я нервно дернул щекой.
   - Благодарю за совет, сэр, - ответил я. - Буду белым и пушистым.
   - Не надо становиться пушистым, - серьезно ответил глава совета директоров. - Такая резкая смена образа может быть негативно воспринята общественностью.
   - Кстати о пушистых... Крюковолк. Насколько он ценен для Империи?
   - Он сильнейший из наших бойцов и прирожденный боевой командир. Почему ты спрашиваешь?
   - Мне показалось, он не слишком рад моей... двойственной роли. Я не исключаю конфликтов, и у меня нет средств остановить его, кроме как искромсать на куски. В случае схватки погибнет либо один из нас, либо оба.
   - Вероятность вашей встречи пренебрежимо мала, - заметил Андерс, и я решил не развивать дискуссию. - Но если для тебя критически важно избежать схватки - просто сообщи ему расписание патрулей. Думаю, он сможет подкорректировать свои планы.
   После этого разговора я понял, что Пиггот твердо вознамерилась держать меня под прицелом если не круглосуточно, то как минимум вне дома. Глубину жопы, в которой я очутился, зажатый между нацистами и СКП, я начал осознавать только поверхностно, но и этого хватило. Да, я согласился в конечном счете на перевод, но радости от этого было немного. В качестве слабого утешения, в 'Аркадию' ходили большинство остальных Стражей, а также Барьер, Слава и Панацея... то есть, Эрик Пелхам, Виктория и Эмили Даллон. Не худшая компания.
   Приняв холодный душ, я совершил набег на кухню в поисках чего-то съедобного. Мои родители завтракали вместе, что само по себе являлось чем-то фантастическим. Они также разговаривали - не повышая голос, и не цедя сквозь зубы, что переводило фантастику в ранг фентези. Последнее время такая картина, невообразимая пару месяцев назад, стала достаточно обыденной. Не берусь утверждать, в какой степени это была их заслуга, способность преодолеть годы взаимной неприязни на почве общей проблемы в лице сына-кейпа, а в какой - моя. Точнее, слабенького состава, снижающего конфликтность и улучшающего настроение, который я регулярно добавлял в фильтры для воды. Надо бы в следующий раз снизить дозу вдвое и посмотреть, что получится.
   Я коротко поздоровался и принялся собирать завтрак. По большей части, он мало изменился с того дня, когда я демонстративно вывалил в мусорку шприцы и ампулы с инсулином. Все же сила привычки - серьезная штука. Но, слава Зиону, никакой сои.
   - Ну как, Конни, готов к первому дню в новой школе? - спросил отец.
   'Конни'. Охренеть. Последний раз мое имя так сокращали классе во втором.
   - Нет повода для беспокойства. Это всего лишь школа.
   - Ну, почему 'всего лишь', - отцу было неловко. Наверное, он пытался вести себя 'как подобает', но смутно представлял, что это значит. - Новые одноклассники. Друзья. Девушки.
   - Девушки это хорошо, - легко согласился я. - Пока сила не начинает докладывать, что у какой-нибудь красотки рядом с тобой находится в кишечнике и на какой стадии ее менструальный цикл.
   Вообще, все было не так печально. Я мог не смотреть, когда не хотел что-то видеть. Но если увидел - то развидеть уже не получалось.
   - Мы за столом вообще-то, - тихо сказала мать.
   - Да, за конструкцией из целлюлозы, уставленной керамическими дисками, на которых лежат комки протеинов, сложных углеводов и жирных кислот, - я тихо вздохнул. - Мир становится унылым, когда понимаешь, как все устроено.
   - Мда, жутковато наверное видеть все... вот так, - хмыкнул отец.
   - На самом деле, быстро привыкаешь.
   - Тебя подвезти до школы?
   - Спасибо, я сам доберусь.
   После завтрака я собрал портфель, сверившись с расписанием на сайте школы, на всякий случай сунул во внутренний карман пиджака фляжку и достал из ящика стола маленький флакончик с духами. В их основе лежала та формула, что я использовал при своей встрече с Империей со снятыми масками, но доработанная, более долгоиграющая, не раздражающая кожу и с более плавным эффектом. Эта вещь была того же сорта, что и 'ноктюрн' - слишком жуткая по своей природе, но слишком эффективная, чтобы от нее отказываться. Я постарался разбавить состав, но факт оставался фактом - 'форнеус' влиял на мышление любого человека, который вдыхал его пары. Слабо, почти неуловимо, но заставлял считать меня лучше, чем я был на самом деле. Эта штука задумывалась как средство для самых крайних случаев, вроде судебных заседаний, внутренних разбирательств, тайного общения с кейпами Империи...
   Я нерешительно повертел в пальцах флакончик. Первый день в школе за 'крайний случай' сойдет или нет? Потому что отцу я сказал одно, но на самом деле здорово нервничал.
   - Ладно, - пробормотал я. - Но только один раз.
   Я положил две капли 'форнеуса' не шею, сунул в нагрудный карман пиджака 'паркер' с потайным стилетом и решил, что уж теперь-то готов предстать перед будущими одноклассниками.
   Мда.
   Мне уже за себя стыдно.
   Я вызвал по телефону такси, вышел из квартиры и спустился на лифте в вестибюль. Консьерж при виде меня позеленел и старательно уткнулся в гостевой журнал. Меня снова болезненно укусила совесть. Я даже не знал его имени, но в ходе моих прежних ночных отлучек ему не единожды пришлось отведать 'морганы', вызывающей кратковременную потерю памяти. Я уже подходил к выходу, когда заметил свою соседку сверху. И, вспомнив одну вполне безобидную просьбу Кайзера, решил поздороваться.
   - Доброе утро, миссис Андерс, - сказал я и отворил перед ней дверь. - Вы сегодня рано.
   - А, благодарю, - женщина с каштановыми волосами, до этого погруженная в свои мысли, встрепенулась и вопросительно посмотрела на меня.
   - Конрад. Конрад Кёлер. Живу на этаж ниже вас.
   - Понятно... мы встречались раньше?
   - Ну, разве что случайно. Моя мать работает в 'Медхолл', она юрист... не берите в голову, я просто хотел поздороваться.
   Я поспешил к подъехавшему такси и, садясь на заднее сиденье, облегченно выдохнул. То есть, я и раньше догадывался, что Чистота живет где-то неподалеку, но чтобы сильнейший кейп-Стрелок Америки (после Легенды) жила буквально у меня над головой... еще один повод потерять сон. Кайзер попросил меня познакомиться с ней. Наладить доверительные отношения. Зачем? Не знаю. Я знал, что Максимилиан и Кайден Андерсы были в разводе, а Чистота полтора года назад покинула команду и стала вигилантом-одиночкой. Не хотел ли Кайзер таким образом вернуть ее в ряды Империи? Звучит как-то нелепо. Хотя кто их разберет...
   Такси высадило меня у самых ворот школы. Я уже был тут при оформлении перевода, но ощущение вавилонского столпотворения ударило меня как в первый раз. Мимо меня протопала компания черных парней, о чем-то развязно болтающих, и я невольно поморщился. Ладно, спокойно. Это нужно для дела...
  
   Через шесть часов я понял, что с меня хватит. Плевать на внезапно свалившуюся участь двойного агента, плевать на наблюдение и подозрения. Мне нужно было любой ценой добраться до своей мастерской в штаб-квартире и уйти с головой в пучину сверхпроводников и нейроконтроллеров, потому что в противном случае я рисковал кого-нибудь случайно убить.
   Ладно, вру. Не случайно. Преднамеренно и с крайней жестокостью.
   Случилось именно то, о чем я предупреждал Пиггот - во мне сразу заподозрили Стража. Мне пришлось громко и во всеуслышание объявить, что моя мама - большая шишка в 'Медхолл' и устроила мне перевод, потому что мне надоело в прежней школе, а героев я презираю и считаю бесполезными мудозвонами, которые просирают деньги налогоплательщиков без всякой видимой пользы. А Магистерий среди них - самый большой козел и беспредельщик, которому место за решеткой, потому что он посмел поднять руку на девушку. За это меня чуть не побили, потому что среди новых одноклассников оказался родственник одного из моих пациентов.
   Спасибо 'форнеусу' и мимо проходившему Рыцарю под личиной Дина Стенcфилда, который каким-то образом разрулил ситуацию и всех успокоил. А мне он посоветовал не оскорблять Магистерия в радиусе слышимости Виктории, потому что своего главного врага она ценила, уважала, и оставила за собой исключительное право поливать его ругательствами и ломать ему кости.
   Эммм... ладно.
   После вмешательства Дина враждебности в мой адрес изрядно поубавилось, но все равно прошлось выдержать шкуродерный перекрестный допрос с пристрастием, длившийся несколько перемен и прерываемый только уроками. Особенно усердствовали Эрик и Крис, с которыми я оказался в одном классе.
   'Конрад, ты сколько раз подтянешься?'
   'Конрад, скажи свой ник на ПЛО'.
   'Конрад, откуда ты знаком с Дином?'
   'Конрад, а как отсюда брать корень?'
   'Конрад, Конрад, Конрад...'
   Еще немного, и у меня выработалась бы аллергия на звук собственного имени. Я поклялся никогда, ни при каких обстоятельствах больше не использовать 'форнеус' в школе. И при первой же возможности отравить Пиггот.
   Используя навыки скрытного перемещения, приобретенные за недели выходов в костюме, я сумел после занятий выбраться из здания школы не пойманным. Дело оставалось за малым - спокойно добраться до офиса СКП, благо идти всего три квартала. И если бы не одно чрезвычайное обстоятельство, мой план завершился бы успехом.
   У чрезвычайного обстоятельства были длинные светлые волосы, заплетенные в пучок, джинсы в обтяжку, кожаная куртка с металлическими набивками и топик, демонстративно выглядывающий из-под куртки, но ничего не подчеркивающий - ибо подчеркивать было особо нечего. Пока во всяком случае.
   - Хай, Конни! - поздоровалось обстоятельство без капли стеснения и стукнуло меня кулачком в плечо. - Че бля, как сам?
   На краткий миг мысль об отравленном стилете и баллончике с нервнопаралитическим газом, спрятанном в безобидной перьевой ручке, стала невероятно притягательной. К счастью, это мгновение мгновенно прошло, и я избежал убийства кейпа в гражданской идентичности.
   - Кэсси... - просипел я, пытаясь звучать угрожающе но, кажется, это больше походило на звук спущенной шины. - Какого черта ты тут забыла?!
   Кэсси Херрен, она же Руна, только довольно осклабилась. В отличие от красно-черной длиннополой мантии кейпа, ее гражданский облик бросал вызов общественной морали вообще и моему чувству вкуса в частности. Как и ее манера выражаться. Нет, я вовсе не ханжа, и сам знаю толк в крепких выражениях... но, черт побери, я ими ругаюсь, а не разговариваю!
   - Да не ссы. Мне глянуть захотелось, что ты вообще за чел. А то все под маской да под маской, - она оценивающе оглядела меня с головы до ног. - Ты всегда такой понтовый прикид таскаешь?
   Что она нашла 'понтового' в песочного цвета пиджаке с брюками и черной рубашке, я не понял. Зато понял, что прилюдно разговаривать с ней для меня может быть чревато. Нет, серьезно. Даже если отринуть в сторону предупреждение Кайзера об информированности СКП о масках Империи-88, мы смотрелись рядом как... как коллекционное издание 'Сильмариллиона' и бульварный роман по мотивам Роберта Говарда. Без лишних слов я схватил ее за руку и утянул за собой в подвернувшийся переулок - благо в физической силе мое превосходство было бесспорным.
   В глубине переулка я толкнул ее спиной к водосточной трубе, сдернул с ее плеч кожаную куртку и так быстро привязал ее руки к трубе, что она не успела опомниться. Только удивленно вытаращила глаза.
   - Воу-воу-воу, чувак, ты коней-то придержи! Я еще не соглашалась с тобой перепихнуться!
   - Послушай, Кэсси, мне лишние проблемы не нужны, у меня их и так вагон, - я наклонился к ее лицу. - Если тебе не терпелось пообщаться, могла бы позвонить сначала и спросить, а стоит ли вообще караулить меня возле школы, в которой находится куча Стражей, и которая находится в двух шагах от офиса СКП.
   - А в чем проблема-то? Ты же без маски.
   - В тебе проблема, в чем еще. Ты не учишься в 'Аркадии' - да ты вообще нигде не учишься, даже в 'Уинслоу' появляешься, только чтобы получить новое отстранение. Не делай такое лицо, мне Виктор про тебя все рассказал. И сразу возникает вопрос, где мы с тобой могли познакомиться. И тут Стражам впору задуматься - ага, в обычной жизни мы пересечься не могли. Значит, это случилось, когда я был в маске. Так-так-так, а много ли в Броктон Бей девчонок-кейпов с таким ростом, телосложением и цветом волос? - я придвинулся еще ближе, почти прижимая ее телом к стене. - Ой, неужели это телекинетик Руна из Империи-88? А кто же тогда Магистерий? Шпион? Агент? А давайте мы его сдадим штатным Умникам Протектората, чтобы раскололи!
   Кэсси надулась и отвела взгляд. Честно, я рассердился на нее за эту дурацкую выходку, но долго злиться почему-то не получалось. Если бы она ответила агрессией - я бы тоже повысил голос, пригрозил бы Кайзером... но она походила на нашкодившего щенка, которого поймали с поличным.
   - Я просто хотела поболтать, - буркнула она.
   Я пару секунд прокручивал в уме возможные варианты действий.
   - Так, если сегодня задержаться наподольше и остановить проект тесла-пушки в пользу поляризационной системы... планы на завтрашнюю ночь есть?
   - Эээ... ну охуеть теперь, - Кэсси вскинула бровь. - Сначала связать девушку, а потом звать потусить - это нечто.
   - Пойми меня правильно, - я легонько щелкнул ее по лбу. Видел такой прием в одном аниме. - Я просто хочу протестировать свою полетную систему. Будет лучше, если кто-то сможет меня поймать, если она вдруг откажет.
   - И с хуя ли мне тебя ловить? Вдруг я на тебя обиделась, и хочу чтобы ты там разъебался нахер?
   - Печально. Придется звать Славную Дырку.
   Осталось тайной, что собиралась ответить на это Кэсси, потому что краем глаза я заметил движение сбоку и резко обернулся. У входа в переулок стоял Деннис и созерцал представшую перед ним картину со странным выражением лица, будто в нем боролись две полностью противоположных эмоции. Через несколько секунд неловкого молчания я сообразил, что расстояние между мной и Кэсси намного меньше, чем допускали правила приличия, ее руки все еще привязаны к водосточной трубе, а моя ладонь лежит у нее на плече. Точнее, почти на груди.
   - Рыжий, сдрисни, - первой пришла в себя именно она. - Тебя не звали.
   Услышав эти слова, Деннис пришел к какому-то выводу, показал мне большой палец и одобрительно кивнул.
   - Хорошо, не буду мешать.
   И ушел. Я бы провалился сквозь землю, если бы обладал подходящей силой, но мне оставалось лишь с размаху врезать себе ладонью по лицу. Из всех Стражей нас застукал именно Стояк...
   - Ладно, Конни, будь по-твоему. Только лучше развяжи меня сам, а то я боюсь стену снести.
   О Зион, помоги мне пережить вторую половину дня...
  ____________________________________________________________________________________
  * - На Земле Бет Demon's Souls портированы на PC, а Конни, в силу пубертатной ненависти к себе, играет без джойстика.
  
  
2.3
  
   - Как весело, отчаянно, шел к виселице он, - пробормотал я, пока лифт спускался на подземный этаж. - В последний час, в последний пляс пустился МакФерсон.
   Лифт остановился, я пересек небольшой холл и приник к сканеру сетчатки. Тот скользнул по моим глазам, одобрительно пиликнул и взрывостойкие двери бесшумно разъехались в стороны. В Хабе присутствовали Эгида, Стояк и Призрачный Сталкер - то есть те, кому сегодня предстояло отправляться в патруль. Кид Вин, без сомнения, обретался в мастерской, и я по своему опыту знал, что никакая сила его оттуда не вытащит, пока у технарской силы не кончится запал.
   - Добрый день.
   - Привет, привет, - отозвался Эгида, не отрываясь от огромного каскада мониторов, на которые поступали изображения с десятков камер в ключевых точках города. - Так значит мы бесполезные мудозвоны, который просирают деньги налогоплательщиков?
   - Именно так, сэр, - охотно кивнул я и пошел к своему 'кабинету', отгороженному невысокими передвижными стенками. - При Линкольне всех вас давно согнали бы в резервации и там заперли.
   В кабинете стояла узкая койка, письменный стол со стулом и стойка с костюмом. В случае необходимости (например, если у Стража не было собственного дома) в Хабе можно было жить неделями. На практике ночевка на рабочем месте допускалась только в чрезвычайных ситуациях. Не из заботы о комфорте Стражей, а чтобы никакие крючкотворы не могли подать на СКП в суд за то, что на подростков оказывается психологическое давление.
   Я аккуратно сложил брюки на кровати, повесил на спинку стула рубашку и пиджак, и принялся натягивать костюм. Последний за прошедшие дни претерпел серьезные изменения. В первую очередь это касалось плотной белой мантии, являвшейся основой полетной системы. По сути, это был один большой сверхпроводник, генерировавший в определенном радиусе электрогравитационное вихревое поле. Родилась эта безумная идея из наблюдений за силами Славы и Лазершоу, изучения подаренного Элитом сломанного щитового генератора и вдохновения мангой 'Берсерк', где один из героев летал с помощью сотканного феями плаща.
   Кид Вин, пока наблюдал за изготовлением мантии, скептически морщился. Судя по его досье, он специализировался на антигравах и лучевом оружии, но почему-то мой вариант ему казался малопонятным и странным. Согласен, это было довольно необычное решение, но таким образом я достигал сразу нескольких целей. Во-первых, плотный композитный материал мантии, в котором объединялись макромолекулярный каркас и сверхпроводниковый наполнитель, обеспечивал недурную дополнительную защиту при малой толщине и весе. Во-вторых, благодаря такому решению полетное снаряжение всегда было со мной, в отличие от летающего скейта Кид Вина, а его устойчивость к повреждениям была существенно выше. В-третьих, я подкинул конфетку отделу по связям с общественностью, которым дополнение к образу пришлось по вкусу.
   Правда, кое-какие существенные недостатки у мантии все же были. Конструктивно она не могла выдавать ускорение больше двух g, маневренностью немногим превосходила сонного носорога, а управление полетом сложностью не уступало гимнастическим трюкам. Во время первого испытания, прямо в мастерской, я набил себе несколько крупных синяков о стены и потолок. Скрипя зубами, я установил верхний порог развиваемой скорости в пятьдесят миль в час. Это было вдвое ниже максимальной скорости Эгиды или Кид Вина на скейте но, по крайней мере, у меня сохранялись хорошие шансы при полевых испытаниях не расшибиться о стену. Во всяком случае, до тех пор, пока я не добьюсь от своей силы более надежной системы управления, чем то аналоговое убожество, которое она мне предложила. Видимо, демона разочаровывало то, что я давно не влезал в драки.
   Втиснувшись в костюм, я осторожно выглянул из 'кабинета'. Эгида одним глазом следил за мониторами, в том числе передававшими изображения с мини-камер, которые имели при себе Рыцарь и Виста. Другим глазом он читал учебник по социологии. Призрачный Сталкер залипла в телефоне и происходящим вокруг, как всегда, не интересовалась. Стояк сидел за ноутбуком в своем 'кабинете' и что-то печатал. Судя по азартному выражению лица, он как обычно троллил на ПЛО.
   Улучив момент, я принялся осторожно мигрировать в сторону мастерской, но оказаться в безопасности мне не светило. Стояк, будто ожидая моего маневра, закрыл ноутбук и деловито прокашлялся. Я сделал вид, что это относится не ко мне, и продолжил движение.
   - Ма-гис-те-рий! - громко и с расстановкой произнес штатный клоун Стражей. - Ты нам ничего не хочешь рассказать.
   Я обернулся в его сторону.
   - Нет.
   - Совсем-совсем?
   - Не понимаю, о чем ты.
   - В чем дело? - подал голос Эгида. Я одарил пуэториканца испепеляющим взглядом - увы, только фигурально, микроволновый излучатель достаточной мощности в габариты маски влезать не желал.
   - Я сегодня шел из школы и увидел нечто просто шокирующее... - Стояк с довольным видом откинулся на спинку кресла. - Юная невинная дева была связана и беспомощна, а над ней нависал герой, чей плащ бел, но душа черна как...
   Он покрутил в воздухе пальцами, пытаясь подобрать подходящую метафору.
   - Черна как душа сутенера, - подсказал я и тут же мысленно отвесил себе подзатыльник.
   - Воу! Так у вас ТАКИЕ отношения?!
   - Нету у нас никаких отношений.
   - То есть ты просто схватил незнакомую девушку, утащил ее за собой в переулок, сорвал с нее одежду и жестоко над ней надругался?
   - Что?! - шокированный Эгида подпрыгнул с кресла. Даже Призрачный Сталкер отвлеклась от фейсбука и хмуро прислушалась к разговору.
   - Спокойно, - Стояк остановил его раскрытой ладонью. - Она против такого обращения явно не возражала. Мне просто обидно, что мы друг от друга не таимся, а Магистерий сначала прикидывается скромным и правильным, а потом лапает девчонок в переулках.
   - Я ее не лапал.
   - Охотно верю. Наверняка ты таким образом исполнял долг героя, и не важно, что был без маски. Изловил хулиганку и...
   - Стояк, заткнись. Пожалуйста.
   - ...и заставил ее заплатить за все преступления. Так сказать, продемонстрировал ей всю твердость, мощь и длину руки закона, которая настигнет ее неминуемо.
   - Клянусь, еще слово...
   - ...только мне кажется, твоя тактика ошибочна. Потому что теперь она снова что-нибудь натворит, лишь бы еще раз быть наказанной таким образом.
   Я вытащил из ножен меч и указал острием на грудь Стояка.
   - Ты. Я. Сейчас. До третьей крови.
   - Что такого? - удивился он. - Кстати, вы уже выбрали имена вашим детям?
   Я шагнул вперед.
   - Обнажи свой клинок и умри как мужчина.
   - У меня и клинка-то нет... - Стояк опасливо отступил. Конечно, я не включал дезинтеграционное поле Изумрудного меча, но он и сам по себе был острым. Нет, не так. Просто охренеть насколько острым. - Не, погоди. Ты серьезно?
   - Абсолютно. Кодекс тевтонских рыцарей, от которых ведут род мои предки, велит мне смыть кровью оскорбление, нанесенное простолюдином чести незамужней леди, - я сделал еще пару шагов. - Твое последнее желание, чернь?
   Стояк бухнулся на колени.
   - Смилуйтесь, маса! Джим не хотеть никого обижать, маса! Джим идет собирать сахарный тросник, маса!
   - Дебил, - громко сказала Призрачный Сталкер и снова уткнулась в телефон.
   - Ладно, холоп, я сохраню тебе твою ничтожную жизнь, - я вложил оружие в ножны. - Сходишь тогда в патруль сейчас вместо меня. А я в твою очередь через три часа.
   - Лааадно, - Стояк плюхнулся обратно в кресло. - Ну а если серьезно - кто та девчонка? Она явно не из Аркадии.
   - Позорище, вот кто. Родственница одного из коллег моей матери, - технически, с определенной точки зрения это было правдой. - Когда родители узнали, что я кейп, то попросили на нее... повлиять. Не дурманящими веществами, а просто как положительный пример.
   - В смысле, уговорить ее сделать домашку и прибраться в комнате?
   - Поверь, если мне это удастся, я потребую себе докторскую степень по педагогике.
   - А только что в переулке, видимо, был частный урок?
   Я снова положил ладонь на рукоятку, но на этот раз Стояк понял намек сразу, и наконец-то замолчал.
   Вскоре вернулись Рыцарь и Виста, и вместо них в поле отправились Стояк с Эгидой. Призрачный Сталкер с недовольным ворчанием заняла место за пультом, даже не думая, впрочем, прекращать своего основного занятия, а я наконец-то смог закрыться в мастерской.
   Я последние дни я невольно ловил себя на мысли, что мастерская технаря это не просто отражение его внутреннего мира, а даже более наглядное проявление его силы, чем собственно изделия. В том смысле, что мастерская - это место непрерывного движения, поиска и развития, тогда как готовое устройство является чем-то статичным, завершенным. Интересно, что мог бы рассказать психолог или Умник, взглянув на мои покои? Потому что именно эту комнату без окон я считал своей, а не тот клочок пространства в Хабе.
   Конечно, я не успел тут толком обжиться, собрать или дождаться доставки всего требуемого оборудования, но кое-какие знаковые вещи уже имелись. Например, далекий потомок кристаллизационной ванны, а теперь скорее реактор, в котором я выращивал сверхпроводящую ткань для своей мантии. Или пятикоординатный фрезерный станок, который разом съел весь выделенный на месяц бюджет - штука, на технарский взгляд, незамысловатая, и едва ли пригодная для серьезных проектов, но после небольшой доводки незаменимая в создании других станков. Например, таким был стоящая рядом плавильная печь, который я использовал для получения металлов с требуемыми свойствами.
   По какой-то неясной прихоти моей силы, мне намного труднее было работать с готовыми материалами. Пойдя на сотрудничество с СКП, я было решил, что о материальных проблемах можно будет забыть. В результате, получив доступ к тому же складу, с которого брали материалы Кид Вин и Оружейник, я два дня впустую промучился над проектом антиматериальных батарей. И затык длился ровно до того момента, пока я не переключил внимание на сборку печи. Когда же я закончил, в голове словно снесло какую-то невидимую плотину, и благодаря выплавленной в этой печи магнитной обмотке я смог завершить проект в ту же ночь.
   Это весьма любопытным образом соотносилось с тем, что я узнал от Гезельшафта о корелляции между психологическим состоянием в момент триггера и полученными силами. Я нуждался в лекарстве - ну вот, пожалуйста, я готовлю разные препараты, которые сам же постоянно принимаю. Меня терзало одиночество - и мои изделия могут влиять на мышление. Наверняка было еще много разных факторов, в той или иной мере сформировавших облик моей силы. И какой-то из них в ответе за вот эту... склонность к самодостаточности.
   Да, до определенного предела я все еще мог пользоваться тем, что продавалось в магазинах, валялось на свалках или лежало на складе СКП, но таким образом я мог сделать только что-то простенькое и маломощное. Чтобы создать что-нибудь действительно впечатляющее, я должен был существенно удлинить производственную цепочку - синтезировать материал, построить станок для его обработки, сделать детали, и только после этого заниматься собственно проектом. И если оглянуться на мои прошлые изобретения, это выглядело вполне обоснованным предположением.
   Надо ли говорить, насколько взбесило меня осознание этого свойства силы? Будучи расстроенным, я заглянул в мастерскую Кид Вина, и с чувством какой-то мрачной зависти смотрел, как он за пару часов из кучки бесполезного хлама собрал серьезного вида пистолет. Последний, как я понял, мог стрелять лазерным лучом из главного ствола, оглушающим электрическим разрядом - из дополнительного, а встроенные в его корпус датчики сканировали пространство вокруг в нескольких волновых диапазонах и передавали информацию на ретинальный дисплей шлема.
   С моей точки зрения это было охрененно круто, о чем я не замедлил сообщить. Кид Вин же отнесся к своему творению куда более критично, обозвал его 'кучей мусора из старых ошметков'. Он не дорожил им ни капли, и когда я попросил его для изучения, то даже не потребовал ничего взамен. Мне пришлось чуть ли не силком втискивать ему свой старый молекулярный паяльник.
   Теперь пистолет лежал у меня на верстаке, точно тунец на разделочной доске перед шеф-поваром. Меня мало интересовали его свойства как оружия, все равно попытка повторить чужую работу была бы неоправданной тратой времени. Но вот система связи датчиков со шлемом казалась очень интересной. Хрустнув пальцами, я принялся за дело.
   ...
   Магистерий вынырнул из технарской фуги вместе со звоном таймера, который он выставил специально, чтобы не пропустить свою смену. Несколько секунд, как всегда, заняло осознание, где он находится, чем только что занимался, что за ворох проводов и датчиков у него в руках.
   Скосив глаза, он заметил пустую фляжку, валявшуюся рядом на столе. В какой момент он решил переключиться на вторую личность? И главное зачем? Это терялось в тумане, застилавшем события последних трех часов. Кажется, у него что-то не получалось, и он решил взглянуть на ситуацию под другим углом. Он и раньше иногда так делал, но точно не перед патрулем.
   Конрад бы обеспокоился, ведь его просили не демонстрировать внутреннюю личность прилюдно. Магистерия эти мелочи не волновали. Он лишь порадовался возможности сделать следующие три часа чуть менее скучными.
   С сожаление оставив на верстаке полусобранную систему управления, он заглушил оборудование и вышел в Хаб. Стояк с Эгидой Вернулись, а Призрачный Сталкер наконец-то отлипла от телефона и проверяла свои арбалеты. Последние вызывали у Магистерия острое желание отобрать их, сломать и сделать нормально, но Сталкер наотрез отказалась от любого вмешательства в свое снаряжение, а технарь в тот день узнал пару новых эпитетов и идиом.
  Чем-то она напоминала ему взведенный детонатор, который готов взорваться от малейшего касания. Было отчетливо заметно, что остальные Стражи ее только терпят, а сама Призрачный Сталкер вовсе не испытывает радости от их общества. Острожные расспросы обрисовали странную картину. Сталкер получила силы очень давно, около полутора лет назад, и долгое время шаталась по улицам в одиночку, влезая в драки с мелкой шпаной без сил и с легкостью избегая противостояния с кейпами. У нее была не слишком опасная сила, и долгое время ее не трогали, пока она кого-то не искалечила. Тогда герои в кои-то веки продемонстрировали, что они все-таки герои, а не фотомодели, и очень быстро Софию изловили.
  Мягкость приговора могла бы поразить, если не знать о некоторых юридических тонкостях, касавшихся кейпов. Например, о 'правиле трех ошибок' и кое-каких других, менее громких законах. Призрачный Сталкер была признана виновной в нападении с применением параспособностей, и приговорена к тюремному заключению до достижения совершеннолетия, которое тут же было заменено членством в Стражах на испытательном сроке. Все, что от нее требовалось - считать дни до окончания школы и худо-бедно подчиняться приказам. Первый же прокол, и она отправлялась в тюрьму по-настоящему.
  В этот момент Магистерий вспомнил обстоятельства собственного вступления. Он был готов поклясться, что в одной только стычке с АПП натворил дел в разы больше, чем София за всю свою сольную карьеру. Нанесенные им увечья требовали как минимум судебного разбирательства, даже с заведомо оправдательным приговором. Ничего такого в отношении него не последовало.
  Почему с ним поступили мягче, чем со Сталкер? Потому что он предлагал свою помощь, или потому что его сила была на порядки смертоноснее? Конрад надеялся на первое, Магистерий склонялся ко второму. Да это сейчас было и не важно. Важно то, что сейчас нужно было отправляться в патруль. И со слов Эгиды, он был единственным, с кем Призрачный Сталкер вообще согласилась идти в паре.
  
  Патрулирование - это та часть работы Стражей, которая больше всего бросается в глаза, съедает больше всего времени и приносит меньше всего практической пользы. Просто получаешь маршрут, и в назначенное время выходишь на улицы с напарником. И... вы просто идете. Конечно, вы в масках, при вас рации, какое-то зачастую нелетальное оружие и, конечно, ваши собственные силы. Вероятность, что что-то из перечисленного придется пустить в ход, невелика. Можно считать, что это просто длительная прогулка.
   Если вы живете не в Броктон Бей.
   Злые языки утверждали, что город давно следовало обнести стеной и запереть на карантин, как это сделали в Гэри в Индиане или в Гэллапе в Нью-Мексико, где количество кейпов в какой-то момент выросло лавинообразно, и привычным соотношением 'один герой на трех злодеев' и близко не пахло. В Броктон Бей пока все было не так печально, но и численный, и качественный перевес находился на стороне злодеев. Стычки с участием Стражей не были редкостью, вот только 'победой' считался не захват или убийство очередного злодея, а неполучение серьезных травм и минимизация ущерба.
   Магистерий стер с линзы маски капельку воды. С самого утра в небе висели серые тучи, но вместо дождя падали только редкие капли. Будто дождь собирался пойти, но каждый раз не мог набраться смелости.
   Он подошел к самому краю крыши и посмотрел вниз. С высоты двадцати этажей люди внизу казались крохотными, а полосы улицы и тротуаров - обманчиво тонкими.
   Если упасть - то падать придется долго. Достаточно долго, чтобы в деталях представить себе ощущения от удара о землю.
   Он развел руки в стороны и занес ногу над пустотой, позволил себе насладиться ощущением близости к пропасти. Стоять на месте, на твердой и надежной крыше, кажется безопасным, но для роста, для развития и совершенствования, всегда нужно сделать шаг вперед... или прыжок веры.
   Магистерий шагнул вниз.
   Его восприятие времени ускорилось, подстегнутое стрессом. Асфальтовые полоски внизу рванулись навстречу, становясь толще с каждым мгновением. Сама земля будто распахнула ему объятия.
   'Прости, малышка, не сегодня', - подумал он с улыбкой.
   Включившаяся электрогравитация внешне проявилась в сотнях бело-голубых молниевых разрядов, скачущих по поверхности мантии. Колоссальные напряжения вызывали электрические пробои в воздухе. Падение с рывком замедлилось, пока не прекратилось полностью на высоте около десяти метров, а потом превратилось в плавный взлет. Магистерий немного изменил положение тела, чтобы двигающий импульс направился немного вперед, и как только его ноги оказались на одном уровне с крышей здания на противоположной стороне улицы, выключил мантию.
   Снова чувство падения, но на этот раз мимолетное - всего полметра.
   - Ты там в носу поковырять остановился? - резко поинтересовалась Призрачный Сталкер.
   - Размышляю над твоим ребрендингом, - ответил Магистерий. - В твоем костюме слишком мало теплых тонов и слишком много ткани.
   Сталкер только презрительно фыркнула и перешла в призрачную форму и бесшумно побежала к противоположному краю крыши. Она оттолкнулась от карниза, но не сорвалась вниз, а начала плавно планировать на следующее здание. Магистерий снова включил мантию и последовал за ней.
   Они двигались по маршруту неторопливо. Силы позволяли им перемещаться достаточно быстро, так что оба время от времени делали остановки, чтобы достать смартфоны - Сталкер переписывалась с кем-то, Магистерий делал пометки о том, что и как нужно усовершенствовать в системах управления полетом. Они не разговаривали, но чувствовалось, как напряжение от невысказанных вопросов нарастает.
   Первой сдалась Призрачный Сталкер. Надо полагать, терпением она вообще не отличалась. В какой-то момент она просто остановилась и загородила Магистерию путь.
   - Я не могу понять одну вещь. Что такой, как ты, забыл в Стражах?
   - 'Такой' это какой? Потому что контекст - страшная сила.
   - Я видела, как ты дрался против АПП. Мне даже на секунду показалось, что ты настоящий хищник. А через неделю ты приходишь в СКП вместе с этой тупой малявкой Вистой, и заявляешь, что хочешь спасать котят, - она грубо схватила его за ворот мантии. - То ты ведешь себя так же, как все эти восторженные идиотики, которые думают, что что-то могут изменить. То вдруг показываешь зубы, берешь что нужно, ни на кого не оглядываясь. Так кто ты такой - хищник или овца?!
   Чего это ее так разнесло? Он наступил на какое-то ее больное место или она случайно забрела в его мастерскую и нюхнула что-то не то? Сквозное зрение не давало ответов на эти вопросы, оно лишь сообщало о ярости, охватившей Сталкер. Магистерий пожал плечами и отреагировал в самой нескучной манере: пустил ток на мантию и одновременно вывернул девушке руку.
   Сталкер была готова к чему-то подобному. Чувствовалось, что она сильна, отлично владеет своим телом и знает толк в мордобое. Возможно, у Магистерия было намного меньше опыта за пределами татами, но силой он все еще превосходил ее в разы.
   Призрачный Сталкер мгновенно перешла в форму Излома, чтобы освободиться от захвата, и тут же отскочила подальше. Почти невидимая, она вскинула арбалет и выстрелила. Транквилизаторный болт вышел из призрачного состояния примерно в метре от Магистерия, и бессильно отскочил от костюма, спроектированного выдерживать автоматные очереди.
   - Спасибо, София, - сказал он и похлопал в ладоши. - Я уж думал, помру тут со скуки.
   С реакцией у Сталкер было все в порядке. Атаку Магистерия она разглядела, кувырком ушла в сторону и тут же кинулась бежать. Он несколько секунд провожал ее взглядом, давая небольшую фору. Вот так она проводила годы с момента триггера? Сбегала из любой схватки, где получала отпор? Наверняка ее демон в бешенстве. Интересно, как сила реагирует на долговременный недостаток насилия? Надо будет поразмыслить об этом, и упомянуть в следующем письме Гезельшафту.
   Он настиг ее через пару минут, то почти догоняя, то позволяя оторваться. Стоило ему сократить дистанцию до вытянутой руки, как Призрачный Сталкер вильнула в сторону стены, оттолкнулась от нее и тут же попыталась нанести ему удар ногой в голову. Шоковый импульс настиг ее в ту же миллисекунду, как она вышла из формы Излома. В призрачной форме София была невосприимчива к излучению нейроподавителя*, но стоило ей воплотиться, как она сама подставила себя под удар.
   Магистерий без капли сантиментов вонзил кулак в ее солнечное сплетение. Приподнял согнувшуюся вдвое девушку и ударил снова - основанием ладони по маске, с полным вложением. Достаточно для нокдауна, недостаточно, чтобы оставить синяк.
   После этого он вытащил меч, включил дезинтеграционное поле и уселся на Сталкер сверху, приставив сияющий зеленым клинок к ее горлу. Молнии все еще плясали по мантии, не давая девушке перейти в призрачную форму. И только после этого выключил нейроподавитель.
   - Отвечая на твой второй вопрос, Сталкер, - промурлыкал он, склонившись к ее маске. - Я не овца, и я не хищник. Я - свинья. Жру все подряд, люблю поваляться, охотно выступаю в цирке, а когда меня пинают - только смешно хрюкаю. Но если меня взбесить, я собью тебя с ног, обглодаю мясо, сожру внутренности и сгрызу кости.
   Он нахмурился под маской.
   - Эй, ты там жива вообще? Шевельнись хоть или скажи что-нибудь...
   - Иди... нахуй... - тихо, но с чувством ответила Призрачный Сталкер.
   - Слава Зиону... я уж испугался, что опять переборщил с мощностью, - убирать меч, однако, Магистерий не спешил. - Что до первого вопроса, почему я стал Стражем... это слишком личное. Даже я сам не знаю точного ответа. Может, я пооткровенничаю с тобой... как-нибудь в другой раз. Через год или два. А теперь поднимайся. Если ты не забыла, мы все еще в патруле.
   Он спрятал меч в ножны и принялся рыться в скрытых под мантией кармашках. Почему-то он был уверен, что Призрачный Сталкер не попытается атаковать его снова. Вскоре он нашел искомое и извлек на свет инжектор, который тут же снарядил небольшой ампулой.
   - Руку дай сюда, - потребовал он.
   - Отцепись, - огрызнулась Сталкер и отстранилась.
   - Если тебя увидят в настолько потрепанном виде, к нам обоим возникнут вопросы. Тебе за эту драку засчитают нарушение испытательного срока, мне тоже несладко придется. Не будь дурой, и дай сделать укол.
   - Что это за херня вообще?
   - Регенеративная сыворотка второго поколения.
   - Я тебе, блять, не расфуфыренная дура вроде Славы! Я такие синяки десятки раз получала.
   - У тебя спазм диафрагмы, сотрясение мозга и частичная нейронная деградация после моего излучателя. Умереть не умрешь, но будет неприятно, и главное заметно.
   - А откуда мне знать, что у тебя там не отрава?
   - Ни откуда. Тебе придется мне довериться. И к твоему сведению, это далеко не последний раз, когда я буду латать в тебе дырки и пришивать оторванные конечности. Привыкай.
   За маской Магистерий не видел ее лица, но она все еще кипела от смеси ярости и страха.
   - Не тяни кота за яйца. Либо ты сейчас даешь мне свою руку, либо я вырублю тебя тесла-разрядником, и все равно сделаю укол. Правда, во втором случае еще и добавлю к сыворотке крайне мощный афродизиак. Вообще-то ты даже близко не в моем вкусе, но на безрыбье...
   Тесла-разрядника у него не было. Точнее, был, но только в виде грубых набросков, которые только предстояло воплотить. Призрачный Сталкер об этом не знала, зато наверняка ярко вообразила последствия от приема афродизиака. И очень ясно прочувствовала, что Магистерий угрозу с радостью исполнит.
   - Только попробуй... - прошипела она. - Клянусь, я тебя прикончу!
   - Прикончишь, прикончишь. Или можно сделать все мирно. Если, конечно, ты не трусиха, которая втирает мне про хищников, а сама боится одного единственного укольчика.
   Призрачный Сталкер испустила тихое не то шипение, не то рык. Она с каким-то злобным остервенением содрала с руки перчатку и закатала рукав костюма.
   - Коли свое дерьмо, - приказала она. - И если я почувствую что-то неладное...
   - То к тому времени будет уже поздно, - успокоил ее Магистерий, и ввел иглу инжектора в вену. - София, это моя технарская специализация. Я изобретаю новый смертельный, не обнаруживаемый и не нейтрализуемый яд каждое утро, после того как почищу зубы. Я могу убить другого человека таким количеством изуверских способов, что мне приходится часами корпеть в мастерской, прежде чем удается сделать что-нибудь более-менее безопасное.
   - Тогда за каким хером ты взялся лечить?
   - За таким, что любой яд - это лекарство. Разница в дозировке, - Магистерий убрал инжектор обратно в подсумок. - Препарат, которое я тебе дал, ускоряет деление клеток, сужает сосуды, снимает боль. Но в случае передозировки он обеспечит тебе десяток видов рака, на которые тебе будет похуй, потому что произойдет остановка сердца и инсульт. Одновременно.
   - И кто-то еще называет меня ебанутой... да ты в сто раз хуже.
   - Я, в отличие от тебя, приношу больше пользы и меньше проблем. А на счет афродизиака подумай на досуге. Может, станешь не такой ебанутой.
   Вместо ответа сапог Призрачного Сталкера полетел в его голову. Магистерий уклоняясь от удара почти упал на корточки и одновременно провел подсечку. София ожидала атаки, словно специально раскрылась, и превратила падение в ловкий перекат, но не принимала призрачной формы. Она выхватила что-то из-за спины, и скорее благодаря сквозному зрению, нежели обычному, Магистерий опознал стальной арбалетный болт. Ладно.
   Он не успел занять устойчивую стойку, когда Призрачный Сталкер добралась до него. Он смог перехватить ее запястье и придать себе вращение, но на ногах удержаться не сумел. Магистерий упал на крышу, увлекая за собой Сталкер, чья рука с болтом оказалась заломлена за спину.
   Оба замерли - в нижнюю челюсть девушки упиралось пистолетное дуло.
   - Тебе сказали от него избавиться, - прошипела Призрачный Сталкер.
   - А тебе сказали не использовать стальные болты, - в тон ей ответил Магистерий. - Но мы оба знаем, как приятно нарушать правила. А теперь не могла бы перестать елозить по мне задницей? Если я кончу в костюм, придется возвращаться на базу.
   Вероятно, Призрачный Сталкер была настроена продолжить свару, но тут ожили рации.
   - Сталкер, Магистерий! - раздался в наушниках голос Стояка. - У вас там все нормально? Вы отклонились от маршрута.
   - Извини. Мы немного заболтались.
   Стояк ответил не сразу.
   - Тебе что, одной мало?
   - Я хочу семь, - ответил Магистерий. - По одной на каждый день недели.
   - А недавно ты другое говорил... стоп! Ты что, сменил личность?!
   - А ты только сейчас заметил?
   - Черт... Мисс Ополчение же говорила тебе так не делать в патруле!
   - Ну, я немного увлекся в мастерской. Да брось, что плохого может случиться? - Магистерий бросил взгляд на Сталкер, которая поднялась на ноги и оправляла одежду. - Мы один и тот же человек, просто... с немного разными точками зрения.
   - Не знаю. Но помню, что она была очень настаивала и... - Стояк вдруг прервался, и когда заговорил снова, то стал неожиданно серьезным. - Так, шутки кончились. Пять кварталов от вашей позиции на запад. Перестрелка. Люди без способностей.
   - Поняла, - коротко ответила Призрачный Сталкер. - Выдвигаемся.
   Магистерий довольно хмыкнул и его мантия снова ощетинилась разрядами. Вечер, который обещал быть скучным, становился все интереснее.
  ____________________________________________________________________________
  * - Теперь эта хрень называется так. Задействована не только маска, но и вообще все поверхности костюма, соответственно излучение хреначит на 360 градусов во всех плоскостях. Для защиты нужен толстый слой металла или тьма Мрака.
  
  
  
2.4
  
   - ...добрались мы до туда быстро, всего через две минуты. Дерется Призрачный Сталкер как девчонка, без обид, но вот бегает отменно. В общем, добрались, и видим, что ваши... или наши... короче, имперские ребята уже остывают, все трое, и помочь им я не смог бы. У меня же всех запасов - по две дозы, на себя и на напарника, и не настолько мощные это средства, чтобы мертвого поднять. Сталкер я оставил тела караулить, а сам полетел в погоню.
   Магистерий быстро глянул на Руну, убедился, что та внимательно слушает. Был поздний вечер, до этого Конрад выдержал долгие шесть часов в больнице, разбираясь с очередной партией живых покойников и овощей. Инсульт, рак, механические травмы... как всегда, вымотанный до предела, он переключился на внутреннюю личность, чтобы не терять сознание от боли, а Магистерий решил, что романтическое свидание - лучшее лекарство.
  Через полчаса они с Руной уже сидели на крыше одного из зданий, достаточно далеко от ареала обитания АПП и от патрульных маршрутов Протекторта. Оба были в костюмах но без масок, поскольку Руна очень предусмотрительно заскочила по дороге в какую-то забегаловку и купила бургеров. Откашлявшись, он продолжил рассказ.
   - Я догнал их фургон через четыре квартала, и вот тут начались проблемы. Я вдруг понял, что мне нечем его остановить. То есть, я мог бы разрезать его пополам... но тогда бы пришлось отчитываться за поврежденное дорожное покрытие, за ущерб от автомобильных аварий... за трупы наемников, наверное, тоже. Хотя вроде по международному праву наемник не считается человеком... тут не уверен, надо у мамы уточнить. Короче, я понял, что придется брать их живьем и при этом чтобы никто больше не пострадал. Скука, согласен.
   Приземляюсь я тогда на крышу этого фургончика, вырезаю себе вход, прыгаю в него и сажусь аккурат на чью-то голову. На меня, конечно, тут же автоматы наставили, а я показываю им гранату и говорю: ребята, у вас стволы, а у меня триста граммов пластида со шрапнелью, так что охладите свое траханье, пока все не стали фаршем. И тут какой-то хорек, вместо того, чтобы сдаться, раз - и нацепил мне наручник на руку! А второе кольцо на себе защелкнул. Ну, чтобы я побоялся себя взорвать вместе с ними. Короче, эти кретины сами напросились. Бросаю я гранату на пол и тут началось. Видела когда-нибудь, как народ ломится в двери супермаркета в Черную Пятницу? Вот тут было то же самое, но наоборот, ломились не внутрь, а наружу.
  Только им не очень это помогло, потому что из фургона так сразу не выскочишь, нужно ручку сначала повернуть, а у моих гранат запал очень короткий. В общем, рванула она прямо в салоне, и тут уже всем стало не до смеха, потому что это был новый образец, 'десперадо' - отчаяние в чистом виде, также как 'ноктюрн' был концентрированным страхом. Даже странно, что со всем этим первоклассным снаряжением они не озаботились противогазами. Вообще, гранаты с удерживающей пеной сработали бы лучше, но я не успел пройти курс по их применению, так что пришлось обходиться тем, что есть.
  - Ага, а потом до тебя доперло, что водителю тоже досталось, - кивнула Руна с довольным видом. Она уже прекрасно знала, что произошло три дня назад от своих, но ей явно нравилось слушать историю из первых рук.
  - Не сразу. Только в тот момент, когда фургон вылетел на красный свет с развилки и со всего маху врезался в дорожное ограждение. А потом меня здорово приложило об спинку сиденья водителя, фургон смяло в гармошку, и я даже не смог дотянуться до меча, чтобы высвободиться, - Магистерий вздохнул. - А мораль нашей истории такова. Во-первых, ножей слишком много не бывает. Во-вторых, надо выкроить время и сделать наконец нормальную пушку.
  - А дальше что было? - с каким-то голодным предвкушением спросила Руна. Она носила маску уже несколько месяцев, схватки ей были не впервой, но точно не такие. Погони, взрывы, хаос - этого ее скоротечным стычкам в полуконтакт с героями не доставало.
  - А дальше самое интересное. Действие 'десперадо' прошло через несколько минут, но СКП приехало чуть позже. Ну вот представь ситуацию: ты заперта в одном фургоне с кучей злобных мужиков, которые тоже не могут освободиться, но все же способны как-то двигаться. У некоторых из них сломаны кости или вывихнуты суставы. И они все еще вооружены до зубов.
  - Я видела порно, которое начиналось примерно также, - вставила Руна и тут же получила удар ребром ладони по макушке. Самый мягкий из возможных.
  - Маленькая еще всякую гадость смотреть, - назидательно сказал Магистерий с довольной ухмылкой и развернул еще теплый бургер. - В крайнем случае - в сопровождении взрослых. В моем, например.
  - Ты-то в каком месте взрослый?
  - А ты уверена, что хочешь это знать? А то мне костюм снимать долго.
  - Обойдешься, - Руна в ответ пихнула его ногой. - Давай дальше рассказывай.
  - А ничего особенного. То есть, я обогатил свой словарный запас разными... эээ... афоризмами. Но когда они попытались до меня добраться, то отведали нейроподавителя. Обожаю эту штуку. Потом спасатели достали нас из остатков фургона, полицейские упаковали всех наемников а я успел спереть кое-что из их снаряги. Не знаю точно, чьи это были подхвосты, но оснастили их по высшему разряду. Особенно мне приглянулась вот эта штука, - Магистерий достал из подсумка небольшое устройство. - С виду похоже на гибрид подствольного гранатомета и лазерного прицела. Цепляется на стандартную планку Пиккатини, одним лучом пробивает бетонный блок насквозь. Из недостатков - запас энергии небольшой и невозможно перезарядить. Когда все отстрелял, то только выбросить. Технарская работа, но предельно упрощенная, условно серийная. Такие можно делать десятками, если продать свою силу, силу творить невозможное, за чечевичную похлебку.
  - Это Выверт, - сказала Руна. - Мне Отала рассказывала. Ты не знал про него?
   - Самую малость, у СКП мало информации о нем. Он технарь?
   - Не знаю. Вроде бы нет. Кайзер считает, что он Умник, предсказатель. Типа, сейчас его шестеркам впервые удалось надрать жопы, до этого они сухими уходили из любой драки. Причем серьезным ребятам, Крюковолку там, Штурмтигру никогда не удавалось с ними пересечься, они всегда оказывались слишком далеко.
   - Ха. Тогда чего на этот раз Выверт сплоховал? Не выспался, или это его план?
   - Не знаю. У самих наемников спрашивать не пробовал?
   - Готовой сыворотки правды под рукой не оказалось, а делать ее долго, - Магистерий разочарованно вздохнул. - Ну ничего. Я этим говнюкам подарочки оставил, после того, как меня заставили их лечить.
   Руна скривилась от отвращения.
   - Лечить? Серьезно?!
   - А то. Свинка наша, видите ли, недовольна была, что дорожное ограждение помялось, и вообще прошло не аккуратно. Так что, говорит, бери свои микстурки и ставь этих на ноги, чтобы до суда добрались здоровыми и невредимыми.
   - А что за подарочки?
   - Знаешь, что такое радий?
   - Неа. Звучит как название металл-группы.
   - Дура ты, Кэсси. Четырнадцать лет, скоро замуж, а элементарных вещей не знаешь.
   - Конни, ты заебал, отвечай нормально, - она снова пихнула его ногой.
   - Ну дай повыебываться тем, какой я умный. Короче, радий - это такой химический элемент. Радиоактивный. А еще у него есть прикольная фишка - по химическим свойствам он очень близок к кальцию, и способен замещать его. А где в теле большего кальция?
   - Эээ... в костях?
   - Ладно, возможно ты не безнадежна. Всех подробностей не рассказывать, потому что это все большой секрет, но людей у Выверта поубавится, это точно.
   - Оу, ничего ты суров, - Руна удивленно вскинула бровь.
   - Полумеры - не мой стиль.
   - Круто, че... - протянула девушка и взялась за банку колы. - Чет скучно. Есть идеи, чем заняться?
   - Есть одна мысль, но ты же струсишь.
   - Блин, парням только одно и надо.
   - Вообще-то, я предлагаю ограбить собачий приют, а не то, что ты подумала, похотливое существо.
   От неожиданности Руна подавилась колой. Она ловко увернулась от ладони Магистерия, когда он размахнулся чтобы ударить ее по спине, и уставилась на него вытаращенными глазами.
   - Нафиг тебе вообще собачий приют?!
   - Мне нужны подопытные.
   - Пфф, тоже мне проблема. Просто скажи завтра Кайзеру, он устроит. У 'Медхолл' же есть собственная клиника, где всякие лекарства испытывают.
   - Ты не поняла. Выживание этих подопытных не подразумевается. Я конечно не святой, но еще не дошел до такого, чтобы ставить заведомо летальные опыты на людях. А блоховозов не жалко.
   - Пиздец. Что ты там за отраву собираешься варить?
   - Не отраву а лекарства и приборы. Но испытывать их можно только на реальных травмах. Смертельных, разумеется.
   - Ну ладно, у меня сегодня хорошее настроение, помогу науке, - Кэсси снова поднесла банку к губам, но остановилась. - Погоди, а ты собираешься идти на дело в таком виде? Ты же типа герой, тебя в лицо весь город знает.
   - Они знают маску. А теперь смотри внимательно, фокус покажу.
   Магистерий встал и нажал кнопку на браслете, охватывающем его левое запястье. Вся поверхность его костюма испустила тихое гудение, по ней пробежала волна электрических разрядов. Это длилось чуть больше секунды, а потом костюм изменил цвет с белого на угольно-черный. Мантия съежилась, скомкалась, покрылась складками и очень плотно прильнула к телу. Последними изменились линзы маски, из черных став красноватыми.
   Руна расхохоталась.
   - Блять... ты серьезно?! Это... это же...
   - Поляризационная система, детка. Индукционных разрядов при полете, кстати, тоже не видно.
   - И кто ты теперь такой?
   - Я - Пиздец! - ответил Магистерий, и встроенные в маску динамики придали его голосу замогильный тон. - Я Эпицентр планетарного уровня! Моя сила работает всегда и в любой ситуации, манипулирует событиями прошлого и будущего, заставляя всех людей вокруг говорить слово 'пиздец'!
   От смеха Руна согнулась вдвое.
   - Это просто... просто... пиздец! - с трудом проговорила она сквозь приступы неудержимого ржача.
   - Вот видишь, моя сила уже действует на тебя. Пади на колени, смертная, и окажи мне должное почтение.
   - Иди ты. И вообще, стремное имя какое-то, лучше придумай что-нибудь на немецком.
   - Тут есть маленькая проблема, я немецкий не знаю.
   - Серьезно, как так? У тебя же родители этнические немцы.
   - Мне сам язык не нравится, - Магистерий наклонился к Руне поближе. - На нем даже фраза 'Я люблю тебя, милая' звучит как 'Я вырву твои буркалы и выебу тебя в глазницы'.
   Руна закатила глаза.
   - Ладно-ладно, полетели. Давай только до одиннадцати вечера успеем все сделать.
   От слов к делу перешли быстро. Собачьи приюты в Броктон Бей можно было пересчитать по пальцам одной руки, но из них один размещался слишком близко к центру города, и еще один находился под боком у Новой Волны. Так что парочка злочинцев отправилась по воздуху в Доки, где последний по счету собачий приют находился в подозрительном соседстве с корейским кварталом.
   Планировать особо было нечего. В поздний час в приюте остались только собственно собаки. Руна с помощью телекинеза прихватила с собой несколько бетонных блоков, каждый весом по полтонны, верхом на одном из них она летела, а другим вышибла ворота вольера. Магистерий присвистнул, впечатленный.
   - Слушай, а ты не думала вместо камней использовать мечи? Большие мечи.
   - Если ты только их для меня сделаешь. Ну что, тебе только собак наловить?
   - Ага, сейчас выберу самых упитанных... минуточку. А в чем мы их понесем?
   - Пиздец, Конни, ты не мог об этом раньше подумать?!
   - Я силен в технарстве а не в планировании!
   - Ну так сделай что-нибудь!
   - Хммм... так, думаю из этой сетки можно будет соорудить... что-то вроде клетки, наверное. Черт, слишком простая схема, сила на таком не работает. Так, у меня где-то был паяльник...
   - Давай быстрее только, этот лай наверное весь город сейчас слышит.
   Магистерий принялся возиться с тем, что предположительно могло помочь в транспортировке нескольких упирающихся собак. Клетка... упряжь... нет, немного не то. Несколько достаточно массивных элементов, которые Руна сможет перемещать своим телекинезом. И жесткая фиксация, чтобы добыча не выскользнула. И...
   Если бы Магистерий мог испытывать страх, его бы в этот момент прошиб холодный пот. Лай вокруг действительно стоял оглушительный. А они забрались довольно далеко в северную часть города. А на севере обитали не только АПП и Барыги... но и банда Сплетницы, Неформалы. В число которых, согласно базам СКП и словам Виктора, входила Адская Гончая. Обладавшая крайне нездоровым пристрастием к собакам.
   'Властелин 5, Контакт 5. Воздействует на любых собак на расстоянии до нескольких метров, превращая их в чудовищных монстров. Бугай 3, Движок 2. Огнестрельное оружие неэффективно, за исключением крупных калибров. В розыске за насколько убийств... Меры противодействия... допускается уничтожение собственности...'
   - Руна, ты не могла бы на стреме постоять? Ну, сверху посмотреть, что и как? - попросил он, не отвлекаясь от работы.
   Девчонка кивнула и взлетела сразу метров на двадцать, а Магистерий торопливо соединял друг с другом куски металлической сетки и прорабатывал тактику. Будь при нем меч, он бы разделал и Адскую Гончую, и ее собак как в мясной лавке. Но меч пришлось оставить, чтобы не обнаруживать сходства с публичной маской. По той же причине нельзя было воспользоваться газовыми гранатами и нейроподавителем.
   Всех средств оставалась только ампула с 'боевым коктейлем ?3' - значительно усиленной формулой, мощный эффект которой достигался за счет тонкой подстройки под его собственную физиологию и ДНК. Что делало ее бесполезной и даже смертельной для любого другого человека. Вероятно, под действием этого стимулятора он смог бы справиться с одной мутированной собакой. Но Адская Гончая, по опыту прежних встреч, постоянно таскала собой трех.
   - Ладно, может, рано порем горячку. Может, обойдется...
   На исходе третьей минуты он почти поверил в то, что и правда обойдется. Захваты для собак были готовы, осталось только поймать несколько тех, что еще не разбежались из разломанного вольера, и можно сваливать.
   Низкий звериный рык из нескольких глоток возвестил, что не обошлось.
   - Пиздец, сзади! - крикнула Руна.
   'А то я не слышу, - подумал Магистерий и обернулся.
   Адская Гончая, в отличие от многих встреченных им кейпов, не любила театральности, не бросалась язвительными ритуальными фразами. Хотя, вероятно, дело было не в скромности, а в элементарном неумении говорить. Собачники вообще были народом недалеким. Так или иначе, она только резко свистнула, и все три ее собаки молча кинулись вперед, оскалив клыки.
   Все три еще не успели вырасти до устрашающих монстров размером с крупную корову, но уже превосходили любую обычную собаку, достигнув метра в холке. Их шкуры уступили место роговым наростам, от которых отскакивали пистолетные пули, и они продолжали расти с каждой секундой. Если битва затянется, может стать очень плохо.
   Конечно, можно было отступить. И Магистерий, и Руна обладали способностью к полету, и от собак могли оторваться без труда. Магистерию, однако, мысль об отступлении претила. Его сила бушевала в нем, требуя применения и битвы. Скоротечная погоня за Призрачной Сталкер не принесла должного удовлетворения, про захват боевиков Выверта и говорить не приходилось - слишком слабые противники, схватка с такими не заставляет кровь кипеть. Он подскочил вверх, усилив прыжок антигравитационным импульсом. Ампула с 'боевым коктейлем' уже лежала в его руке, и он вогнал иглу в одно из пятен мягкой резины, специально встроенных в прочный материал костюма.
   Мимо просвистели бетонные блоки, но собаки легко увернулись от обрушенных на них снарядов. У силы Руны, при ее несомненной мощи, был недостаточно тонкий контроль. Магистерий приземлился на ноги и схватил с земли длинный кусок тонкой металлической трубы, которая недавно служила опорой для вольера. Неуловимо быстрое движение резака, и у него в руках оказалось острое копье. Маленький обрезок скрылся в подсумке, чтобы не оставлять улик.
   'Скажите мне, тупые псины, на угле иль на осине, иль вообще на керосине? - подумал Магистерий. - Как же жарить надо вас?'
   Пошутить вслух ему не удается - бой стремителен, нужно беречь время и дыхание. Он использует сквозное зрение, чтобы нащупать бреши в костяной броне, но ему открывается что-то более занятное. Монструозные существа, которые несутся в его сторону, оказываются лишь бутафорией. Бессмысленным нагромождением тканей, которое обладает массой, плотностью и силой, но в остальном не функционально. Настоящие тела собак выделяются в его восприятии, они остаются неизменными, слово помещенными в плацентарные капсулы.
   Уязвимость.
   Он принимает решение мгновенно и без колебаний. Его движения настолько быстры, что воздух кажется ему твердым, он опережает собак, смещается относительно них, чтобы одновременно его драться только с одной. И когда расстояние сокращается до предела, контратакует - молниеносно и точно. Импровизированное копье проскальзывает между зубов прямо в пасть чудовища. Там нет костяной брони, только слой псевдо-плоти, которого совершенно недостаточно, чтобы остановить безжалостный удар, неимоверно усиленный собственным кинетическим импульсом животного. Острие входит глубоко внутрь, пробивает защитную оболочку и буквально отрывает находящейся внутри собаке голову.
   Яростный вопль Адской Гончей заглушает даже лай собак из приюта, но Магистерия это не отвлекает. Миг - и он уже в воздухе, на волос разминувшись с двумя другими монстрами. Его полетная система не закончена, не отлажена, в полете у него нет маневренности, но зато есть скорость. Он отталкивается ногами от стены, бросая себя прямо в сторону Адской Гончей. Ее собаки кидаются ему наперерез, но на них снова обрушиваются бетонные глыбы, и на этот раз одна из них попадает в цель. Рык сменяется жалобным визгами.
   В следующий миг его кулак врезается в голову Адской Гончей. Маска вминается, рвется. В ней и так не было большого смысла, ведь ее гражданское имя, Рейчел Линд, давно известно, и даже не может считаться настоящим. Вместе с маской трещат челюсть и зубы злодейки. Магистерий не совершает ошибки, не прерывает контакт. Вместо этого он хватает Адскую Гончую за одежду и взлетает вместе с ней вверх. Полетная система гудит от напряжения, силясь удержать двойной вес.
   Мгновенная оценка последствий: падение с такой высоты с большой вероятностью убьет Адскую Гончую. Неприемлемо. Есть свидетель, тяжелые последствия для основной личности. Магистерий швыряет свою бешено сопротивляющуюся ношу на ближайшую крышу и приземляется следом. Последней оставшейся собаке потребуется, по меньшей мере, несколько секунд, чтобы сюда добраться. За это время ее хозяйку можно превратить в фарш.
   Адская Гончая пользуется заминкой противника и одной рукой сует в рот ультразвуковой свисток, а другой достает нож. Настоящий армейский ка-бар, не складное убожество из некачественной стали, которое встречается в руках уличной шпаны. Она бьет наверняка, удерживая Магистерия одной рукой и целясь в левый бок. Он не пытается закрыться, костюм обеспечивает достаточную защиту. Вместо этого он принимает удар телом и перехватывает правую руку Адской Гончей в момент расслабления.
   Хруст.
   Нож падает на гравий. Адская Гончая издает сдавленный хрип, ее запястье вывернуто под неестественным углом. Магистерий завершает прием, и хруст раздается повторно, более громкий и зловещий.
   Локоть.
   Он хватает злодейку за волосы и бьет ее лицом о бетонный карниз - раз, другой, третий. Дозируя усилие, чтобы не раскроить череп. Приподнимает перед собой и бьет в печень, целясь так чтобы одновременно сломать ребра.
   - Убирайся из этого города, - произносит Магистерий через динамики маски. - Мне приказали не убивать тебя, но в следующий раз я не буду так мягок.
   - Убью! - Адская гончая не может кричать, только сипеть, но ненавистью в ее голосе можно плавить сталь. Ее хватает на единственное слово. - Убью! Убью! Убью!
   Сбоку слышится скрежет - это последняя собака взобралась по отвесной стене, цепляясь за нее одними только когтями. Выросшая до размеров матерого гризли, но в одиночку уже почти не страшная. Она бросается вперед, чтобы разорвать, растерзать того, кто напал на ее хозяйку... и напарывается грудью прямо на фиолетовый луч. Боль ослепительно вспыхивает, настоящее тело собаки обожжено, но в нем еще держится жизнь. В следующий миг в псевдо-плоть впивается еще один луч. И еще. И еще. Чудовищная собака дергается последний раз и затихает.
   - Хм, а недурная штука, - пробормотал Магистерий с деланным интересом, крутя в руках лазер. - Надо бы еще парочку заказать. Ты меня слышала, Адская Гончая? Попадешься мне еще раз, и вместо легкого петтинга я просто поджарю твой волосатый зад.
   Магистерий взмыл в воздух и махнул Руне. Она применила силу на нескольких грубо собранных захватах наподобие тех, которые установлены в игровых автоматах с мягкими игрушками, подцепила ими достаточно неповоротливых псов и понесла за собой. Они покидали поле боя с победой и добычей. Чего еще желать от жизни?
   Немногого.
   Когда они вернулись к той же крыше, на которой устраивали посиделки, Магистерий сорвал с лица маску, притянул к себе девушку и впился в ее губы поцелуем. Не встречая ни малейшего сопротивления.
   А тем временем на высоте примерно ста километров белое крылатое существо вдруг шевельнулось и слегка изменило траекторию своего полета.
  
   На следующий день
   - По итогам предварительных испытаний, одобрены для реализации образцы 4, 7 и 11, - Макс Андерс откинулся в кресле, дымя сигарой. Словно специально испытывал мою маску на герметичность. - Меня интересуют объемы, который ты реально сможешь произвести и сроки начала поставок.
   4, 7 и 11 - это мазь от угрей, антидепрессант и противозачаточное соответственно. Вернее, действующие вещества для них.
   - В течение недели я смогу подготовить детали для синтезаторов под образцы 7 и 11, - ответил я. - В следующую субботу я произведу сборку, и можно будет сразу же приступить к эксплуатации, я составлю инструкцию. Выходную мощность оцениваю в десять килограммов продукта в сутки. С образцом 4 сложнее, времени потребуется больше, так что с ним закончим через две недели.
   - Так долго? - Андерс приподнял бровь. - Я слышал, технари способны создавать устройства буквально за считанные часы или даже минуты.
   - Ради надежности и долговечности, сэр. Я мог бы собрать установки из мусора и обломков, но устойчивость их работы без моего присмотра будет под вопросом. По известным причинам, я не могу контролировать производство постоянно, поэтому мне придется, заложить в конструкцию значительный запас прочности, сделать детали со сверхточными допусками из особо износостойких сплавов - тогда от меня потребуется лишь периодическая профилактика.
   Андерс кивнул, удовлетворенный объяснением, и сделал какие-то пометки в бумагах перед собой.
   - Так будет даже лучше. Больше времени на монтаж фасовочной линии, проработку дизайна упаковок и рекламу.
   - Странно. Я думал, клинические испытания растянутся на месяцы.
   - Растянулись бы, будь это обычные лекарства. Но к технарским разработкам свое отношение благодаря судебному прецеденту 'Самородок против Дженерал Моторс', который снимает с любой компании, продающей технарские разработки, ответственность за возможные негативные последствия. Ее полностью несет кейп. Благодаря этому можно выбросить товар на рынок, минуя обычные проволочки. Вдобавок 'Медхолл' имеет собственную аптечную сеть, не нужно тратить время на согласование контрактов.
   Блять.
   Каждый раз, когда я разговаривал с Кайзером, у меня возникало ощущение, что вдобавок к силе металлокинеза у него также есть сила доводить людей до параноидного психоза. Я представил себе последствия судебного иска, если кто-то решит что мои препараты ему навредили, и мне стало тошно.
   Еще полчаса мы обсуждали детали рекламной компании, которую предполагалось запускать с начала следующего года, но под конец Андерс свернул на недавнее столкновение с людьми Выверта.
   - Слишком агрессивные действия, - вынес он вердикт, и повернул ко мне монитор своего компьютера. На экране был открыт новостной портал с моей фоткой в заголовке новости, на которой я заносил меч, чтобы проделать дыру в крыше фургона. Ракурс был настолько удачным, словно фотограф заранее знал, когда и где снимать.
   - Простите, что? - мне показалось, я плохо расслышал. Кайзер предъявлял мне претензии, что я повязал боевиков, расстрелявших его людей?
   - Ты потратил много сил и времени, чтобы обелить свой образ. Я прямо сейчас трачу деньги на то, чтобы позитивный фон не ослабевал. Разумеется, я делаю все это не в рамках благотворительности, а с целью извлечения прибылей. Это хорошо, что тебе удалось щелкнуть Выверта по носу, но не в том случае, если это ставит под угрозу последующие маркетинговые акции.
   - Извините, но вот это, - я постучал пальцем по монитору, - и называется 'обеление образа'. Я постоянно мониторю ПЛО, и основная претензия, которую общество предъявляет героям - это бездеятельность. Тогда как я с момента своего появления на публике демонстрировал именно осязаемые, реальные результаты. Это именно то, что от меня ждут - не дефилирование по Бульвару в патрулях, а настоящие дела, которыми мало кто из местных героев может похвастаться.
   - От тебя никто ничего не ждет, - с легким раздражением ответил Андерс. - Ты всего лишь еще один из десятков тысяч кейпов. Все твое отличие в том, что твоя сила применима не только в бою. И на этом отличии делается акцент.
  - Но как же наработка репутации...
  - Оружейник за десять лет карьеры засадил в Клетку столько народу, что окажись он там сам, то не прожил бы и десяти секунд. И все равно его популярность и на половину не дотягивает до Сталевара, про которого какой-то идиот всего лишь нарисовал смешную картинку. Все, можешь идти.
   Я вышел из кабинета генерального директора и вызвал лифт. В принципе, я мог выйти просто в окно, но это среди кейпов-летунов считалось дурным тоном. Сегодня Кайзер ухитрился испортить мне настроение сильнее, чем он обычно это делал. Хотя, по существу, это было не так плохо, потому что позволяло отвлечься от мыслей о вчерашнем вечере.
   Когда я проснулся утром, у меня на телефоне был десяток SMS-ок от Кэсси, настолько путанных и невнятных, что я с трудом смог восстановить в памяти прошедшие события. А восстановив, захотел расшибить голову о стену. Каким вообще местом думала внутренняя личность, сначала вытаскивая эту оторву на свиданку, потом устраивая совместное ограбление, а в довершение - целуя ее прямо на крыше?
   Известно каким.
   Я сам знаю, это был риторический вопрос. Осталось понять, что теперь со всем этим делать. Я не собирался с ней сближаться, она мне даже не нравилась, но после такого засоса трудно будет объяснить, что я не это имел ввиду. Серьезно, я бы предпочел кого-то поспокойнее. Хотя, наверное, внутреннюю личность все устраивало, во всяком случае, Магистерию с Руной не было скучно.
   Просто пользуйся возможностью.
   Пользоваться открывшимися возможностями мне не хотелось. То есть, может и хотелось, но я не знал, как подступиться. Чего мне действительно хотелось, так это забрать со склада 'Медхолл' краденых собак и запереться в мастерской до поздней ночи. До обозначенного Оружейником дедлайна оставалось не так много времени, проект выходил сложнее всего, что я до сих пор делал, а у меня были готовы только эскизные наброски.
   А еще оставались инструкции от Гезельшафта, о которых легко было забыть в текучке, но сделать это было бы большой ошибкой. Были проекты для личного использования, вроде тесла-разрядника, отладка полетной системы и усовершенствование поляризаторов для обеспечения невидимости. Наконец, я был вынужден несколько часов в день проводить в школе. Тупейшая трата бесценного времени, которую только можно придумать. Я еще не могу пытаться сдать экзамены досрочно, но может, попроситься на домашнее обучение?
   Я вышел из офиса 'Медхолл' и остановился на ступеньках. В даунтауне в это время дня шансы напороться на кейпомана были невелики, люди вокруг спешили по делам и внимания на меня почти не обращали. Конфискованный у одного из наемников лазер все еще оттягивал подсумок, и он тоже был вопросом, с которым следовало разобраться. Мне не слишком хотелось общаться с Виктором, но в его обширной коллекции имелись умения детектива и хакера.
   Моя мантия ощетинилась покровом электроразрядов, ее полы слегка приподнялись, словно от ветра, но на самом деле от мощнейших магнитных полей. Я оттолкнулся ногами от земли, от ускорения в теле появилось тянущее чувство. Через несколько секунд я поднялся на сто метров, выше любых зданий, и направил полет в сторону районов, где находились еще работающие в этом городе склады.
   В ощущении полета было какое-то чувство обмана, подставы. Да не только в нем, вообще во всей моей силе. Интересно, такое со всеми кейпами? Летуны и телепортеры в момент триггера стремятся убежать от опасности, и силы дают им такую возможность, но после этого они так и обречены убегать. Бугаи и Изломы чаще всего триггерят от физической угрозы, и с этого момента постоянно подставляются под все более жестокие удары. Властелинами движет одиночество, и их силы зачастую настолько ужасны, что отталкивают от них людей.
  Когда я думал об этом, то мне начинало казаться, что представление силы в образе демона, нашептывающего на ухо - это не моя личная фантазия, а что-то близкое к истине. Во всяком случае, если сделать допущение, что парасила сама по себе имеет какие-то злые намерения, но становится логичным, почему она дает собой пользоваться, но в тоже время не дает заживать старым ранам.
   Добравшись до нужного места, я сбросил скорость и начал снижаться, пока не коснулся ногами земли. Накатившее ощущение собственного веса напомнило, что сколько ни летай, от самого себя все равно не убежишь. Блять. Такое чувство, будто сегодня весь мир пытается на мне отыграться за вчерашнее. Я вошел на склад через служебный вход и убедился, что меня уже ждали.
   Виктор находился здесь в своей гражданской личности, под личиной сотрудника службы безопасности 'Медхолл'. Находившиеся там же складские рабочие не были кейпами или членами Империи-88, простые обыватели.
   - О, Магистерий, ты как раз вовремя, - сказал Виктор, широко улыбаясь. - Твой груз подготовлен и упакован, можем пойти осмотреть, если хочешь.
   Я кивнул и двинулся за ним, понимая, что он просто хочет поговорить с глазу на глаз.
   - По поводу собак... они взялись оттуда, откуда я думаю? - спросил он уже без улыбки, когда мы скрылись за стеллажами и подошли к стоящим рядком клеткам с животными.
   - Я понятия не имею, о чем ты думаешь. Да, мы с Руной вчера разгромили собачий приют и отделали Адскую Гончую. А в чем проблема? Ты решил взять пример с Кайзера и тоже покапать мне на мозги, что герою такое не пристало?
   - Да делай что хочешь, мне-то что. Но не вздумай пудрить мозги Кэсси.
   - Чего?
   - Того. Во-первых, Адская Гончая - наглухо ебнутая, на ней куча трупов. Ее твари способны перекусить человека пополам. И там не было никого из нас, чтобы подстраховать.
   - Там был я.
   - Тебе просто повезло. Во-вторых, вы теперь встречаетесь, верно?
   - Не уверен. Что бы вчера ни произошло, это был не совсем я. Мои стимуляторы иногда... подводят меня.
   - Мой тебе совет: не вздумай поджимать хвост и сливаться, Кэсси девочка вспыльчивая. Если растопчешь ее чувства, будь готов к случайному падению кирпича на голову. И не одному.
   Иногда я просто ненавижу свою внутреннюю личность.
   - Буду очень благодарен, если ты перестанешь лезть в мою личную жизнь. Лучше скажи мне, что можешь сказать про эту штуку, - я протянул Виктору подствольный лазер.
   - Здесь ты технарь, а не я, тебе лучше знать, что это.
   - Я не о том. Откуда это устройство взялось, кто мастер... и как его найти.
   - Дай-ка взглянуть. Хм... - Виктор взял лазер и принялся внимательно его осматривать. - Знаешь, мир тесен, мир кейпов еще теснее. Мы просто не можем жить, не толкаясь локтями. Особенно когда дело касается технарей, чьи игрушки могут работать без них самих.
   Он взял эффектную паузу, но я просто продолжил терпеливо ждать.
   - Так вот. Когда речь заходит о том, чтобы толкнуть что-то на черном рынке, твоя главная проблема - найти покупателя. Также, как у желающего что-то купить проблема в поиске продавца. Ты вряд ли изучал экономику, но спрос рождает предложение, и если есть спрос на установление связей между покупателем и продавцом, то неизбежно возникнет что-то, что сведет их вместе. Тебе что-то говорит название 'Ящик Игрушек'?
   - Самым краем уха что-то слышал. Вроде бы банда технарей-наемников.
   - Даже близко нет. Ящик Игрушек - это в первую очередь торговая площадка, куда ты можешь обратиться, и тебя сведут с тем, кто тебе нужен - за скромный процент от суммы сделки, конечно. Во-вторых, это группа технарей, которые послали к черту Протекторат, но при этом хотят сохранить независимость. Никто толком не знает, где они находятся, по слухам, у них есть технологии перемещения между параллельными мирами, как у Чокнутого Профессора.
   - Круто, что сказать. Но как-то же с ними выходят на связь?
   - У них есть сайт в дарк-нете. Ну и сам понимаешь, с кем попало они не связываются. Я к чему веду. Выверт почти наверняка приобрел эти лазеры через Ящик Игрушек. Но даже если спросить у них самих, они не сдадут контакты.
   - Не важно. Меня интересует сама эта веселая компания. Так какой у них адрес?
  
   Еще несколько дней спустя
   Собака умирала мучительно. Поток жесткого излучения почти вскипятил ее изнутри, разрушил костный мозг и стенки сосудов, повредил нервную систему. Она еще слабо дергалась, сучила лапами, тихо скулила, но уже была обречена.
   Я изучал ее смерть внимательно и досконально, как и десятки смертей до нее. Я брал пробы различных тканей, изучал их своей силой, сравнивал со здоровыми образцами. Старался разложить смерть на отдельные компоненты и реакции, чтобы обратить ее вспять. Пока получалось неважно.
   Острая лучевая болезнь оказалась самым серьезным вызовом, что я до сих пор получал, рак в сравнении с ней был не страшнее насморка. Особенно такая ее форма, которую мог получить кейп в бою с Бегемотом - то есть огромная доза радиации, измеряемая тысячами зивертов, которая поражает все тело разом. Я сосредоточился именно на этой проблеме, потому что ожоги, электрический шок и механические травмы, которые можно было получить в бою с этим Губителем, в целом поддавались консервативному лечению. Если раненного кейпа успевали дотащить до медиков, конечно. Но радиоактивное излучение Бегемота было приговором, который приводился в исполнение в течение примерно от получаса до трех. Таким обычно просто давали большую дозу обезболивающего, чтобы облегчить смерть. Потратив почти неделю времени, опустошив с помощью 'Медхолл' все собачьи приюты и скупив в зоомагазинах всех крыс, я не приблизился к решению.
   Я с легкостью подбирал лекарства для обычных болезней, потому что обычно они сводились к конкретному нарушению или патологии, которые можно было обнаружить, определить и устранить. Радиация же убивала организм комплексно. Фактически, простейшим способом вылечить облученного было создать ему новое тело, а потом переписать в него сознание. Вырастить клона я не мог, да и ментальные технологии, чтобы там ни говорили, очень слабо соотносились с моей специализацией. Первым делом я попробовал уже испытанный метод со стволовыми клетками, но потерпел неудачу. Во-первых, после облучения было проблемой вообще найти их. Во-вторых, если все же удавалось что-то выцедить из костей, зачастую препарат просто не попадал по назначению из-за разрушенных сосудов.
   Этот путь оказался очевидно тупиковым, поэтому я пошел другим - попытался воздействовать на весь организм разом, использовать ту же технологию, на которой основывался нейроподавитель. И моментально столкнулся с тем, что одна, или даже десяток пластин не покрывали нужного диапазона. На один единственный тип тканей требовались десятки различных частот, отвечающих за различные белки. Короче, тоже фейл.
   Видимо, лучевая болезнь была тем случаем, когда моя сила мягко и ненавязчиво сказала мне 'пошел нахуй', потому что к следующему понедельнику я чувствовал себя как пропущенная через блендер камбала. Несчастная собака в последний раз забилась в судорогах и больше не шевелилась. Я взял животное и бросил его в биореактор, где трупы моих подопытных перерабатывались в денатурированную биомассу. Последнюю я надеялся использовать в опытах по биопротезированию - на случай, если кому-то оторвут руку или ногу, и этим кем-то окажется не Эгида. Часть я собирался отдать Панацее, для тех же нужд, потому что она хотя и манипулировала органикой как заблагорассудится, но не могла создать ее из ничего.
   Стоп. Стоп. Стоп.
   Эгида.
   Панацея.
   Неубиваемый парень и сильнейший целитель-биокинетик в мире. Если бы была возможность как-то изучить их силы вблизи, сделать замеры, проследить принципы действия... Вероятно, это бы стало ключом к решению! Правда, с Панацеей я в больнице старался не пересекаться, чтобы лишний раз не раздражать ее своим видом. Но вот Эгида... Я решительно вышел из лаборатории и отправился в спортзал.
   Карлос увлеченно лупил по боксерской груше. Время от времени он оборачивался в сторону Денниса и Дина, чтобы те не сачковали с отжиманиями. От его ударов груша отлетала чуть ли не до потолка - и это при том, что увеличенной силы у него не было. Зато была врожденная болезнь, нечувствительность к боли. Я не знал обстоятельств его триггера, но подозревал, что он получил какую-то тяжелую травму, которую заметил только тогда, когда она начала его убивать. Обретенная сила спасла его, даровала почти бессмертие, взамен заставив постоянно калечиться.
   - Карлос, можно тебя на пару слов? - спросил я громко.
   В зале моментально воцарилась тишина. Три пары настороженных глаз обернулись ко мне, и удивленно вытаращились. Задним числом я сообразил, что мой костюм, особенно перчатки, перемазаны в крови после очередного вскрытия. На меня и так начали косо смотреть из-за опытов на животных, а я вдобавок настолько ушел работу, что забыл о гигиене.
   Черт, надо было заодно купить врачебный халат. Или мясницкий фартук.
   - Что такое?
   - Мне нужна твоя помощь.
   - Эээ... - казалось, он растерялся. - Какого рода?
   - Уложу тебя на операционный стол, облучу из нейтронной пушки и посмотрю, что получится, - честно ответил я.
   - Слушай, такие неприличные предложения прямо в лоб немного смущают.
   - Но я просто пытаюсь понять, как лечить радиационные поражения.
   Карлос напряженно нахмурился. С одной стороны, у меня, формально, были благие мотивы. С другой, вид мой доверия не внушал.
   - Это может немного подождать? - спросил он. - Понимаешь, сейчас напряженная ситуация, у Империи-88 уже второе пополнение за месяц, есть предположения, что они готовятся активно атаковать других злодеев в ближайшее время. Я бы с радостью тебе помог, но сам не знаю, как быстро восстановлюсь после воздействия радиации. А нам сейчас всем нужно быть в боеготовности.
   - Второе пополнение? - я немного удивился. Конечно, я не был членом Империи как таковой, но новичок бы точно мимо меня не проскользнул.
   - Ага, его впервые заметили около недели назад, но информация дошла до нас окольными путями, буквально только что. Называет себя, кхм, Пиздец. По свидетельствам, имеет классический 'набор Александрии' и улучшенные рефлексы, использует покупное технарское оружие. Видимо не местный, а гастролер, и надолго не задержится, но стоит быть начеку.
  Я сделал вид, будто морщусь от дурацкого имени. Ладно, мне для этого даже не пришлось делать вид.
  - Ладно, извини за беспокойство, придется идти на поклон к Панацее, - вздохнул я. - Надеюсь, она не завяжет мне глаза в узел за одну невинную просьбу.
  Все равно у меня был 'больничный' день.
  Я забрал из своей мастерской инструменты и реактивы, а также прихватил с собой нейтронную пушку (хотя эта махина довольно много весила, и нести ее было крайне неудобно) и клетку с последним подопытным, не успевшим отдать свою жизнь во имя спасения большего количества жизней людских - то есть с голубой шиншиллой, которую наивный продавец в зоомагазине отдал мне за полцены в обмен на фото.
  Только перед самым выходом я вспомнил, что надо вообще-то сначала смыть кровь.
  Из-за тяжелого груза мне пришлось не лететь до больницы своим ходом, а ехать на штатном мотоцикле. На таких же ездили все члены Стражей и Протектората, не имевшие рейтинга Движка. По закону, конечно, я еще несколько месяцев не имел права садиться за руль, но маска и статус Стража позволяли избегать вопросов о возрасте.
  Входить в больницу все еще было непривычно и странно. Я регулярно посещал ее сколько себя помнил, но исключительно в качестве пациента. Теперь стрелка повернулась на пол-оборота, и я входил в знакомые стеклянные двери, чтобы спасать, а не быть спасенным.
  По лестнице я поднялся в отделение интенсивной терапии и первым делом заглянул в кабинет дежурного врача.
  - Добрый день, доктор Монтана, - поздоровался я. - Что у нас в меню на сегодня?
  - О, привет, Магистерий, - пожилой полноватый мужчина поднял голову от бумаг и слеповато на меня прищурился. - Сейчас гляну, что на тебя ставили... Сегодня немного, только одна запущенная меланома, доставили сегодня утром с южного побережья, и один диабет первого типа, из тех, кого ты просил направлять к тебе.
   - Так мало? - я немного удивился. - Что, все остальные терминальные успели умереть за выходные?
   - Нет, просто Панацея последние дни работает за двоих. Как приступ у нее какой-то.
   - Где она сейчас?
   - Здесь была недавно.
   - Хорошо. Перешлите истории болезней мне на почту, как обычно. Палаты какие?
   - Меланома в двести десятой, диабет в четыреста тридцать четвертой.
   Я кивнул и вышел вон. Доктор Монтана не задавал мне лишних вопросов, почему у меня с собой здоровенная бандура, похожая на гибрид гранатомета и садового пылесоса, и клетка с живой шиншиллой. Принес - значит надо, очередные технарские приблуды, которые неизвестно как работают. Разговор с Панацеей предстоял тяжелый, так что я решил сначала разобраться с текучкой, благо ее было немного, и случаи сравнительно легкие, хорошо изученные.
   Я дошел до двести десятой палаты, где меня уже дожидались. Иссушенная болезнью до скелетоподобного состояния пациентка лежала с закрытыми глазами, редко и мелко дыша. Ее на протяжении нескольких суток накачивали огромными дозами обезболивающего, чтобы хоть как-то подавить метастатический болевой синдром. Рядом с койкой сидели мужчина и женщина лет сорока-пятидесяти - видимо, родители. Когда я вошел, они подняли на меня удивленные глаза.
   - А где Панацея? - спросил мужчина и привстал со стула. - Нам сказали, что лечить Марию будет она.
   - Не беспокойтесь, я умею лечить рак ничуть не хуже. Магистерий, Страж отделения Восток-Северо-Восток, - я протянул ему визитку. - Я тоже кейп-целитель, но с немного другим подходом.
   Мужчина с сомнением нахмурился, но все же пока решил не спорить, а я погрузился в изучение анамнеза. У меня не было профессиональных медицинских знаний, чтобы понять его так, как понял бы настоящий врач, но я держал в памяти приличный объем данных по прошедшим через мои руки пациентам, и мог соотнести информацию из карточки с ранее использованными методами. Через несколько минут, осмотрев организм пациентки сквозным зрением, я составил карту распространения метастазов, определил цели воздействий и выстроил в уме примерную формулу.
   - Ну, начнем.
   'Врачебный чемоданчик' по нажатию кнопки разложился в целую мини-лабораторию. Работа Оружейника, своеобразный подарок, нацеленный на повышение моей эффективности как целителя и улучшение оказываемого на общественное мнение эффекта.
   - Это еще что? - снова спросил отец пациентки, более резко. - Ты лечить мою дочь собираешься или нет?
   - Я готовлю лекарство для нее, и если вы продолжите меня отвлекать, то покинете палату.
   - Джефф, не надо, - слабо попросила сидящая рядом с ним женщина. - Он, наверное, знает, что делает.
   - Нам обещали Панацею! - повысил голос Джефф. - А это непонятно кто.
   - Один, - сказал я, смешивая в пробирке базу для будущего препарата.
   Я добавил первую партию компонентов, поместил пробирку в нагревательную камеру и выставил нужный температурный режим. Засек на часах время - семь минут и тридцать семь секунд. Потом смесь нужно будет осадить, отделить осадок, процентрифугировать и использовать самую легкую фракцию.
   Как и следовало ожидать, в скором времени отец пациентки снова начал терять терпение. То он раздраженно зыркал по сторонам, то начинал сверлить меня мрачным взглядом, то порывался встать, но в последний момент опускался на место.
   - Ну что там, долго еще? - осведомился он наконец.
   Я повернулся в его сторону, так чтобы он видел свое отражение в линзах моей маски, и ответил одним словом:
   - Два.
   - Что два?! Два часа?! Два дня?!
   Я нажал на кнопку вызова медсестры, после чего достал пробирку из камеры и всыпал в нее катализатор. В растворе мгновенно набухли хлопья осадка. Я достал еще одну пробирку и принялся сцеживать в нее раствор через десятимикронное ситечко. Когда я поставил ее в центрифугу, вошла знакомая мне медсестра.
   - Миссис Имс, будьте так любезны, вызовите полицию.
   - Что-то случилось? - спросила она.
   - Этот человек своим буйством мешает мне работать и ставит под угрозу жизнь пациентки.
   - Какое еще нахер буйство?! - заорал Джефф во весь голос и схватил меня за плечо. Моя рука сама рванулась к рукояти меча, но я вовремя себя одернул. - Мы месяц в очереди проторчали! Мария могла умереть в любой момент! А теперь вместо Панацеи приходит хрен какой-то, непонятно откуда вылезший!
   - Сэр, пожалуйста, успокойтесь! - медсестра решительно влезла между мной и отцом пациентки. - Я понимаю ваше беспокойство, и...
   - Что тут за шум? - раздался голос со стороны входа в палату. - А, это ты, Магистерий. И почему я не удивлена?
   В дверях стояла Панацея в своей красно-белой мантии, с закрытым белым шарфом лицом. Ее блеклые вьющиеся волосы слегка выбивались из-под капюшона, а глаза казались слегка отекшими.
   'Стресс. Недосыпание. Депрессия', - сообщило мне сквозное зрение.
   - Я всего лишь пытаюсь делать свое дело, но в моих способностях все еще сомневаются.
   - Кто?
   Я кивнул в сторону Джеффа. Тот при виде Панацеи немного присмирел и только тяжело дышал. Она покачала головой, подошла к койке и взяла Марию за руку.
   - Меланома. Четвертая стадия. Метастазы в костях, кишечнике и лимфоузлах, - сказала она. - Иммунодефицит... последствия химеотерапии.
   - По мне не скажешь, но я умею читать. Все это есть в карточке.
   Панацея выпустила руку пациентки и повернулась к ее отцу.
   - Сэр, вам может показаться, что Магистерий - безответственный придурок, и вы не сильно ошибетесь. Но он достаточно компетентен в своем деле, и когда дело касается лечения, ему можно доверять.
   Она ушла, прикрыв за собой дверь.
   - Так нам еще нужно вызывать полицию? - уточнила миссис Имс.
   - Думаю, это излишне, - я оценивающе глянул на Джеффа. - Я надеюсь на это.
   Центрифуга пиликнула сигналом, я достал пробирку и набрал в шприц требуемую фракцию.
   - Теперь мне нужно ваше разрешение на применение параспособностей, - произнес я, глядя между родителями пациентки.
   - А что, так не ясно? - хмуро спросил Джефф.
   - Формальности. Протоколы. Бюрократия.
   - Даю разрешение.
   Я кивнул и принялся медленно вводить лекарство в вену. Эффект начал проявляться сразу, хотя внешне это было едва ли заметно. Я видел, как препарат распространяется по кровеносной системе, проникает в каждую клетку тела и убивает все лишнее.
   В полном молчании прошло десять минут, после чего я ввел дозу регенеративной сыворотки, чтобы нейтрализовать внутренние кровотечения там, где прежде находились метастазы.
   - Очнется через полчаса, когда пройдет действие обезболивающих,- сказал я и принялся делать в карточке пометки для лечащего врача и медсестер. - Следующие месяц-два соблюдайте диету с избытком овощей, орехов и свежей рыбы. Я выжег рак, но иммунная система и общие функции организма должны восстановиться сами. У меня все, приятного дня.
   Я собрал чемоданчик и вышел из палаты, не дожидаясь реакции. За прошедшие недели я усвоил, что совершенное доброе дело не стоит ничего. Пока близкий человек находится при смерти, его родные порой готовы падать на колени перед целителем, но как только последний выполняет свою работу, он словно исчезает из восприятия окружающих.
   Я поднялся на четвертый этаж, где находилось педиатрическое отделение. Там меня уже дожидался щуплый чернокожий мальчишка-диабетик, лет десяти, не больше. Я разочарованно вздохнул под маской, и попытался утешить своего внутреннего нациста, что такой дохляк вряд ли когда-нибудь станет членом банды, а значит, никому особо не навредит. Конечно, потратить мое время и препараты можно было и с большей пользой, но раз поставил себе задачу искоренить диабет в городе, то поздно нос воротить. Главное, не рассказывать об этом Кэсси.
   Там я закончил довольно быстро, все было знакомо и без осложнений. Виски понемногу начала ломить мигрень, но пока еще вполне терпимая. Я подобрал клетку с шиншиллой и отправился на поиски Панацеи.
  Она обнаружилась в соседней палате, где занималась не слишком тяжелыми случаями, но их было много. В чем я был точно уверен, что она уделяла столько внимания детским болезням не потому, что любила детей. Когда она касалась очередного ребенка, я не видел в ней ни малейшего проблеска чувств. Пульс не учащался, не менялся ни на йоту гормональный фон или активность областей мозга, кроме Corona Pollentia. Очевидно, она не испытывала ни капли сопереживания к своим пациентам. Я сам нередко задавался вопросом: а почему она продолжает делать то, что делает? Потому что считает это правильным или просто прогибается под общественное мнение? Или, как и я, старательно демонстрирует единственный мирный аспект своей силы, чтобы отвлечь внимание от более зловещих? Каковы вообще пределы ее способности влиять на живой организм?
   - Прости можно, тебя на минуту? - спросил я, подходя ближе.
   - Я занята, зайди позже.
   - Просто хотел попросить тебя кое о чем.
   - Что тебе нужно?
   - Научи меня лечить радиационные поражения.
   - Как я смогу тебя научить, если наши силы работают совершенно по-разному?
   - Просто позволь один раз посмотреть, как ты это проделаешь. Надеюсь, я смогу повторить эффект.
   - Вряд ли в Броктон Бей есть хоть один случай лучевой болезни.
   Я в ответ продемонстрировал своего подопытного. Дети помладше при виде зверушки радостно загалдели, а я мысленно представил размер биты, которую мне в задницу затолкает главврач за такую вопиющую антисанитарию.
   - Вот наш доброволец. А вот это, - я похлопал нейтронную пушку по боку, - источник излучения.
   - И ты собираешься подвергнуть несчастное животное жесткому радиоактивному облучению, которое гарантирует ему мучительную смерть, если я его не вылечу? А сам будешь смотреть, как я это делаю, в надежде потом с помощью всяких шестеренок и лампочек попытаться сделать что-то похожее?
   - Ну... в общих чертах... - я невольно замялся, - пока ты не представила все в таком свете... да, это я и собирался сделать.
   - Я бы сказала, что ты ужасный человек, но ты и так это знаешь.
   - Крысы для того и существуют, чтобы на них ставили опыты!
   - Это шиншилла.
   - Не важно. Ты бы предпочла, чтобы я ставил опыты на людях?
   К моему ужасу, Панацея серьезно задумалась.
   - Я бы предпочла, чтобы ты вообще ни на ком опыты не ставил, - ответила она после паузы. - Но, кажется, просить тебя об этом бессмысленно. Просто пообещай, что это будет во благо.
   - Я пытаюсь создать машину для спасения раненных в битвах с Губителями.
  Панацея только горестно вздохнула. Я поставил клетку на подоконник и нацелил нейтронную пушку так, чтобы направленный радиационный пучок ушел в небо, не касаясь зданий. Потом пришлось отгонять мелюзгу, которая с восторженным видом глазела на технарский девайс, и только удостоверившись, что никто случайно не выскочит на линию выстрела, я включил излучение.
  Дети разочарованно загундели, потому что внешне это не выглядело никак. Пушка загудела, и гудела несколько секунд, а потом перестала. А вот шиншилла, до этого с любопытством принюхивающаяся к больничным запахам, сразу стала вялой и с трудом держалась на лапах. Панацея открыла клетку и взяла животное на руки.
   - Смотри внимательно, я делаю это в первый и последний раз.
   Я кивнул и задействовал сквозное зрение, стараясь не упустить ни единой мелочи. Для меня это выглядело так, будто разрушенные потоком нейтронов и гамма-квантов белки сами стали восстанавливать свою структуру. Нет. Не восстанавливать. Процесс расщепления и синтеза шел с одинаковой скоростью, Панацея брала поврежденную ткань и воссоздавала ее структуру, работая чуть ли не на атомарном уровне. Это отчасти напоминало телекинез Руны - только примененный в микроскопических масштабах и на квинтиллионах объектов одновременно.
   Если что я и понял из проведенной демонстрации, так это то, что как целитель Панацея меня обставляет на миллион очков форы. Да и вообще во всем, что касается работы с живыми организмами.
   Шиншилла, которую она держала, оживилась, привстала на задние лапы и принялась обнюхивать ее шарф. Дети, особенно две девочки десяти-двенадцати лет, потянулись к зверьку, но та ловко увернулась от них, пробежала по рукаву и нырнула Панацее за пазуху мантии, так что оттуда было видно только мордочку.
   - Класс, - сказал я. - Ты уже присвоила мою крысу.
   - Это шиншилла. И если я оставлю его тебе, ты снова будешь ставить на нем какие-то изуверские опыты.
   - Его?
   - Это мальчик.
   Собственник во мне хотел было возмутиться, что я отдал за эту крысу честно заработанные сто двадцать долларов, но был тут же подавлен. Во-первых, сто двадцать баксов были для меня ничем. Во-вторых, я впервые за все время знакомства с Панацеей увидел в ней хоть какой-то проблеск радости. В третьих, это была шиншилла а не крыса, надо запомнить наконец.
   - Хм. Ладно. Но ты должна придумать ему имя.
   - Нет проблем. Теперь его зовут Реми.
   - Можно было что-то повнушительнее придумать, но сойдет. Ты тут закончила?
   - Да, думаю, на сегодня хватит.
   - Пошли тогда что-нибудь съедим.
   Панацея одарила меня озадаченным взглядом.
   - Прости?
   - Ну, ты мне помогла, а я не люблю копить долги. Так будет честно.
   - Ну пошли, - ответила она без какого-либо энтузиазма. Кажется, ей казалось менее утомительным согласиться, чем спорить.
   Мы вышли из больницы вместе, хотя и держа некоторую дистанцию. Отчасти, чтобы не давать лишней пищи для пустых слухов, отчасти потому, что тащить нейтронную пушку было реально неудобно. Реми определенно облюбовал себе местечко под мантией Панацеи и поглядывал оттуда на меня со смесью торжества и глубокой ненависти.
   'Радуйся, пока можешь, шерстяное недоразумение, - подумал я. - Однажды твоя новая покровительница потеряет бдительность, и ты окажешься на моем разделочном столе'.
   Я не планировал ничего особенного. Просто сходить вдвоем до ближайшей забегаловки, поболтать полчаса о чем-то незначительном, задать мимоходом пару действительно интересующих вопросов и разойтись. Меня ждала лаборатория и домашние задания, у Панацеи наверняка тоже были свои дела. У меня даже в мыслях не было с ней флиртовать или что-то еще - в первую очередь потому, что я практически не вызывал у нее эмоционального отклика, не больше чем дверь или стена. Как всегда, реальность внесла в планы свои коррективы в виде двух упавших с неба белых вспышек.
   - Так-так, стоило отвернуться на минуту, а ты уже клеишься к моей сестре, - Слава откинула назад волосы и посмотрела на меня сверху вниз, зависнув примерно в метре над землей.
   - Магистерий, я тебя предупреждала, - добавила Лазершоу.
   - Дежа вю, - сказал я, сдерживая позыв прикрыть лицо ладонью. - Вы-то что тут забыли?
   - Я прилетела забрать Панацею домой, - ответила Слава. - И похоже, что явилась очень вовре... ой, а что это за прелесть?!
   Она заметила шиншиллу и моментально потеряла ко мне интерес. Панацея вытащила питомца из-за пазухи и усадила себе на ладонь.
   - Его зовут Реми. Магистерий ставил на нем опыты с радиацией.
   - Магистерий - мудак, это не новость. Что он вообще делает рядом с тобой?
   - Ну, вообще-то, я собирался покормить Панацею ужином.
   Кажется, я зря это сказал. Хотя вроде бы ничего такого. Что может быть предосудительного в совместном поедании бургеров или тако? Но на миг мне показалось, что Слава и Лазершоу сейчас размажут меня по земле даже не используя свои силы, одними лишь взглядами. Аура Славы хлестнула по мне, точно ведро кипятка. Но миг прошел, а я все еще был жив. Потом героини переглянулись и словно пришли к какому-то единому решению.
   - Мы не можем оставить ее наедине с тобой.
   - Верно. Так что присмотрим за обоими, и только попробуй что-нибудь выкинуть.
   - Класс. То есть, мне теперь еще и вас кормить? - под эмпатическим прессом мне было тяжело просто дышать.
   - Мы в состоянии заплатить за себя сами, не волнуйся, - фыркнула Лазершоу.
   - Но общественность может узнать, что Магистерий - жмот, - добавила Слава.
   - Хорошо, хорошо, я угощаю. Только выключи свою блядскую ауру, у меня сейчас пена изо рта пойдет.
   - Оу... - она немного смутилась. Совсем немного. Но давление все же ослабло. - Я думала, она на тебя не действует.
   - Когда я меняю личность, то перестаю испытывать страх, вот и все.
   - Пффф, а я-то думала... ладно, тащи свою задницу на набережную, там есть одно приличное место, 'Капеллини'.
   Героини Новой Волны улетели, причем Слава взяла сестру на руки, будто та вообще ничего не весила. Мне же пришлось потратить четверть часа на то, чтобы отогнать мотоцикл в гараж СКП и бросить там же свое оборудование. За использование служебного имущества в личных целях могли вкатить крупный штраф, да и тащить с собой в кафе нейтронную пушку мне показалось плохой идеей. Потом, немного подумав, я достал телефон и позвонил Рыцарю, который сейчас должен был находиться в патруле со Стояком. За прошедшее время его неприязнь ко мне вроде бы поубавилась, но мы все равно практически не общались.
   - Я слушаю.
   - Это Магистерий. Два важных вопроса: как долго еще ты будешь в патруле и знаешь ли ты местечко на набережной под названием 'Капеллини'?
   - Еще час. Место знаю, это наверное самое дорогое кафе в городе, но оттуда отличный вид на штаб-квартиру Протектората. А в чем дело?
   - У меня намечаются неприятности, и только ты можешь мне помочь. Подгребай туда, так быстро, как только сможешь, обязательно без маски. Я один с тремя не справлюсь.
   - Погоди, с кем 'с тремя'?
   - Все, прощай.
   Когда я добрался до набережной и нашел нужный адрес, три проклятия уже меня поджидали. Точнее, два проклятия, потому что Панацея тоже не выглядела слишком радостной от бардака, который устроили ее сестра и кузина. Я собрался с духом и вошел внутрь. Это был не тот противник, которому можно выжечь нервную систему нейроподавителем или изрубить мечом. Здесь предстояла битва совсем иного сорта. Хотя и не менее жестокая и кровопролитная.
   Я уселся напротив Славы и Лазершоу, и сдвинул незаметный переключатель на боковой кромке маски. Нижняя ее половина разделилась пополам и разошлась в стороны, открывая рот.
   - А вы надеялись, что будете наслаждаться местной пастой с креветками, пока я смотрю и пускаю слюни?
   Просто еще один день моей жизни в качестве Стража. Один из последних спокойных дней в моей жизни вообще. Тогда я еще не знал, как мало у меня оставалось времени, перед тем как попрощаться с ними навсегда.
  
  
2.5
  
   - Раздвижная маска? - Слава удивленно приподняла бровь. - Серьезно?
   - У тебя когда-нибудь была проблема, что жутко хочется пить, и у тебя даже есть с собой бутылка воды, но ты не можешь сделать ни глотка, потому что для этого нужно снять маску? - я сложил перед собой руки в пирамидку так, чтобы они прикрывали нижнюю часть лица. - Можешь не отвечать, и так все понятно.
   - Ну да, я не создаю себе проблемы на ровном месте.
   - Ты только что создала их мне. С меня на прошлой неделе и так чуть шкуру не спустили за жесткое задержание, на месяц отстранили от патрулей. А теперь я мантию просиживаю в кафе в условно рабочее время.
   - Ты бы и так ее там просиживал, раз позвал Панацею поужинать.
   - Да, но это бы было в малолюдном месте, - я оглянулся вокруг, изо всех сил душа в себе подступающую паническую атаку, - а не на виду у кучи зевак и туристов.
   - Не вижу проблемы, - вмешалась Лазершоу. - Публичность, открытость. Это часть работы Стража, не так ли?
   Я не смог придумать возражение и раскрыл меню, чтобы хоть как-то отвлечься от двух жаждущих крови тигров, зачем-то надевших личины симпатичных блондинок.
   - Панацея, можно нескромный вопрос? - спросил я, без интереса просматривая страницу с горячими блюдами.
   - Началооось, - протянула Слава.
   - Сколько тебе платят за твою работу? - я попытался проигнорировать Славу и вообще не смотреть в ее сторону.
   - Нисколько. Федеральный закон NEPEA-5 запрещает паралюдям использовать свои способности для получения дохода, если этим они создают неравные условия конкуренции с людьми без сил, - кажется, Панацею удивил мой вопрос.
   - Я слышал про это, мне в доплате за волонтерство отказали под тем же предлогом. Просто мне казалось, что мы не конкурируем с обычными медиками, раз нам доверяют только безнадежных. Во время тестирования сил это было чуть ли не главным условием со стороны врачей, чтобы я не отнимал у них работу.
   - Большая часть пациентов не умрет немедленно, если мы им не поможем. И пока это не случится, сумма счета, который выставят родственникам или страховой компании, продолжит расти. Это звучит омерзительно, но СКП платит больницам, чтобы те допускали нас до пациентов. Возмещает им недополученную прибыль. Разумеется, это не афишируется... я сама первый год не знала.
   В этот момент я ощутил острый позыв сорвать со стола красную скатерть, привязать ее к древку и отправиться делать революцию. Лишь тотальной концентрацией удалось подавить соблазн коммунистического демона. И судя по реакции Славы и Лазершоу, они испытывали схожие чувства.
   - Скоты! - рявкула 'мини-Александрия', и новая вспышка ее ауры сдавила мою грудь беспричинным ужасом, будто в полутора метрах от меня бесновался голодный тигр-людоед. В определенном смысле, так оно и было. За исключением того, что эта девчонка могла быть опаснее сотни тигров. - Эмс, ну почему ты раньше не сказала?!
   - Ну а что тут сделать? Не я придумала эти законы. И, Вик, аура. Пожалуйста.
   - Ой, сейчас, - и инфернальное давление пропало.
   - Панацея, ничего личного, - сказал я, когда немного отдышался, - но передай своей сестре, если она еще раз так сделает, я ей врежу.
   - Эмс, передай своему, кхм, коллеге, - с расстановкой ответила Слава, - что я к его услугам в любое время, когда он наберется смелости. И пусть имеет в виду, что я на один фокус дважды не попадаюсь.
   - В таком случае передай Славе, что если ей так хочется реванш, я придумаю сотню различных способов уделать ее, и мне плевать, будет она сдерживаться или нет. Пусть дерется хоть фонарным столбом, хоть гигантской деревянной кувалдой, хоть булавой из варганита.
   - Передай Магистерию, что вызов принят, и что пусть меньше читает фанфики на ПЛО.
   - Передай Славе, что варганит - лишь начало. Специально к ее дню рождения я построю Брокколинатор Судного Дня, и уничтожу каждый кусочек шоколада в этом городе.
   - Вот как? Тогда передай Магистерию...
   - Детишки, вы закончили? - скучающе поинтересовалась Лазершоу.
   Панацея потерла уставшие глаза, и показала на раскрытое меню официантке, которая уже давно стояла рядом и с жадным любопытством слушала перепалку кейпов.
   - Суп из кальмаров мне и каких-нибудь свежих фруктов моему другу, - упомянутый друг тут же высунул морду из-под ее мантии и принялся разнюхивать обстановку.
   - Жареные гребешки с артишоками, - добавила Лазершоу.
   - Смотри, Крис, если растолстеешь, то перестанешь влезать в костюм. Так, мне яблочный фреш и мороженное с фисташками.
   - Я, в отличие от тебя, не пренебрегаю спортзалом. И в отличие от некоторых, ни разу не просила Панацею убрать лишние, - старшая из героинь пристально посмотрела на кузину, - складочки.
   Ответь мне, Господь наш Создатель, в какой ад я попал, и чем заслужил это наказание, не соизмеримое с грехами моими? И нет, дело было не в том, что придется платить за пятерых. На этих семейных посиделках я чувствовал себя лишним.
   - А вам? - официантка требовательно пощелкала ручкой.
   - Эммм... - я даже не успел толком просмотреть меню. Черт, я просто стеснялся что-то есть обстановке, где несколько десятков человек разве что не тыкали в меня пальцем. - Что-нибудь нежирное и без сахара. Салат, да. Овощной.
   - 'Белый Страж' бережет фигуру? - съязвила Слава. Интересно, могу ли я подать в суд на того говнюка-журналиста, который придумал мне это прозвище? Вызывает ненужные ассоциации.
   - 'Белый Страж' половину жизни прожил на инъекциях инсулина, и от привычки следить за тем, что тянет в рот, не отучился. Не так уж и плохо, на самом деле. Складочек, по крайней мере, в ненужных местах не появляется.
   Слава одарила меня испепеляющим взглядом, но ответом не удостоила. Ну и пускай. Пока она молчит и не включает свою ауру, я даже мог ее терпеть.
   - А что касается этого безобразия с запретом на получение оплаты и компенсациями за недополученную прибыль от СКП... может, профсоюз организуем, а?
   Повисло недоуменное молчание. Панацея посмотрела на меня так, будто у меня вдруг выросла вторая голова. Слава раскрыла рот. Даже Лазершоу, до этого снисходительно наблюдавшая за действом, удивленно приподняла бровь. Через пять секунд паузы я уже хотел провалиться сквозь землю от того, какую глупость сморозил. Брокколинатор на ее фоне выглядел вполне разумно и целесообразно.
   - Извини. Дурацкая идея, согласен.
   - Какого рода профсоюз? Кейпов-целителей?
   - Вроде того. Короче, забудь, что я сказал.
   - Кэрол это бы не одобрила. Требовать деньги за свою помощь не слишком похоже на поведение героя.
   - Героям тоже надо платить по счетам. Я получаю оклад по программе Стражей, но он зачисляется сразу в фонд доверительного управления, до совершеннолетия я не могу получить к нему доступ. Стипендии четыреста долларов в месяц хватает на еду и зубную пасту, но и только. А технарские нужды - это настоящая черная дыра для бюджета. Если бы не подработка в 'Медхолл', пришлось бы грустно.
   - Ты так говоришь, будто у тебя родителей нет, - фыркнула Слава.
   - Будь любезна не упоминать впредь этих людей при мне, - оборвал я ее гораздо более резко, чем даже сам ожидал.
   О том, что в противном случае она рискует стать заменой лабораторной крысы... то есть шиншиллы в последующих экспериментах с лучевой болезнью, мне хватило самоконтроля не упоминать.
   - У тебя проблемы какие-то?
   - Вик! - перебила ее Лазершоу и провела большим пальцем по горлу. - Триггер.
   Я мысленно поблагодарил ее за то, что не дала мне сказать что-то, о чем я бы впоследствии пожалел. Но откуда она знала о моем триггер-событии? Это слишком закрытая, слишком интимная информация. Даже на собеседовании в СКП, когда заполнялся основной массив данных моего досье, никто даже близко не спросил, при каких именно обстоятельствах я получил свои способности.
   - Оуч, - Слава не выглядела раскаивающейся. - А что у тебя был за триггер?
   Я успел остановить свою правую руку за миг до того, как она вытащила меч из ножен.
   - Попугайчик, давай на чистоту, - сказал я, изо всех сил сдерживая ярость. - Есть вещи, о которых спрашивать малознакомых людей просто неприлично. Я же не спрашиваю, какого цвета на тебе белье, или каким именно пальцем ты предпочитаешь ковырять в носу.
   - Мизинцем, - сказала Лазершоу. - Я видела.
   - Что 'мизинцем'?
   - Малышка Вики ковыряет в носу мизинцем.
  Она достала смартфон и через полминуты поисков продемонстрировала фотографию. На ней была запечатлена Виктория, но на несколько лет младше. Она была где-то в парке, и одной рукой держала рожок мороженного, а мизинцем другой, вот сюрприз, ковыряла в носу.
  Моя злость куда-то мгновенно улетучилась.
  - Скинь мне эту фотку, пожалуйста, - попросил я, сдерживая уже не ярость, а рвущийся из горла смех. - Распечатаю и повешу на стену в мастерской.
   - Крис, не вздумай!
   Слава попыталась отобрать у кузины ее смартфон, и дело бы наверняка кончилось очередным погромом, но внезапно зазвонил уже ее собственный телефон. Она оставила попытки избавиться от компромата и ответила на звонок.
   - Привет, Дин! Да, сейчас на набережной! А... ладно. Сейчас буду, пока, - Слава спрятала телефон. - Так, мне пора. Кристал, пригляди за этим недогероем. Эмс, постарайся не наделать глупостей.
   Она взлетела в воздух, выпорхнула через двери и тут же исчезла из поля зрения где-то в вышине.
   - Утомительное создание, - пробормотал я, глядя Славе вслед. - Как вообще Дин ее терпит?
   - Он ее и не терпит. Неделя, на которой они не расстаются, может считаться удачной, - Лазершоу спрятала смартфон в кармашек на бедре. - Но фотку не получишь, иначе она через минуту окажется на ПЛО, а это нанесет ущерб репутации Новой Волны.
  'Я все равно могу в любой момент хакнуть твой смартфон'.
  - Больно надо... - я осторожно положил руку на стол, несколько раз сжал и разжал пальцы, будто опасался, что они снова начнут действовать без моего ведома. - Откуда ты знаешь про мой триггер?
  - А я не знаю. Просто догадалась, куда дует ветер, когда ты так резко отреагировал.
   - Должен извиниться за эту безобразную сцену. Обычно мой самоконтроль лучше.
   Словно улучив момент, шиншилла выскочила из-за пазухи мантии Панацеи пробежала по столу и довольно чувствительно укусила меня за палец. Я рефлекторно отдернул руку, и чертово животное воспользовалось этой заминкой, чтобы юркнуть под защиту новой хозяйки. Я погрозил ему кулаком. Пушистая скотина только презрительно крякнула, полностью уверенная в своей безопасности.
   - Ты хотел спросить что-то важное, не так ли? - напомнила Панацея, почесывая Реми за ухом.
   - А... да, есть кое-что. Смотри. Тебе не платят за твою работу. И я совершенно точно уверен, что ты занимаешься этим не потому, что тебе это нравится, или тебе в радость помогать страждущим. Так в чем дело? Ты бессмысленно тратишь время.
   'И не радуешь свою силу насилием', - добавил я мысленно.
   - Разве спасение жизней бессмысленно? - мне показалось, или в ней мелькнул страх? Скачок адреналина, изменение в активности соответствующих долей мозга... но она не посмотрела в мою сторону. Я успел выучить, что люди смотрят на то, что их напугало. Она боится, но не меня.
   - В любом случае, спаситель должен получать какую-то отдачу. Если не материальную, но хотя бы в виде положительных эмоций. От осознания своей значимости, или от сопереживания чужой радости, или хотя бы удовлетворение от качественное выполненной работы. Моя сила не читает эмоции, как это умеет Рыцарь, только протекающие в теле процессы, но прости, у меня сложилось впечатление, что тебе просто безразлично. Ты обрадовалась только дважды - когда эта крыса принесла тебе присягу верности в обмен на защиту от меня, и когда появились Слава и Лазершоу. Я не претендую на рейтинг социального Умника, или особо проницательного психолога, я всегда был дундуком когда речь заходила о любых взаимоотношениях... просто непонятно.
   Панацея ответила не сразу. В ней кипели эмоции, но я не мог выделить ничего определенного. Она смотрела куда-то мимо меня, совершенно неподвижно, только на автомате продолжала пальцем чесать шиншиллу.
   - Потому что некоторые вещи нужно делать, потому что нужно, - ответила она сухо. - Прости, я сейчас не настроена обсуждать это с тобой.
   - Эээ... ладно, сделаю вид, что что-то понял.
  'Хотя если честно, не понял ничего. И что-то мне подсказывает, что лучше не понимать'.
   - Тоже самое можно спросить у тебя. Сегодня было немного работы, но обычно тебе приходится терпеть сильную боль. Ты тоже не получаешь оплаты, и не похоже, что сильно беспокоишься о своих пациентах.
   - Знаешь, я тоже сейчас не настроен обсуждать с кем-то свои мотивы, - я помолчал, бесцельно водя пальцем по строчкам меню. - Но так мы ни к чему не придем, так что вот тебе откровенность авансом. Ты когда-нибудь думала, что произойдет с миром, если ты умрешь?
   Панацея покачала головой.
   - А я как-то задумался. Это было до того, как я получил силы. Стоял на краю тротуара и пытался представить, что случится, если я сейчас шагну под колеса. И сколько ни думал, получалось одно и тоже. Знаешь, что это было? Ничего! Я буквально был ничем. Не было ровным счетом никакой разницы, существую я или нет. И от осознания этого стало настолько обидно, что я передумал прыгать под грузовик, - я сделал паузу. - Может, это было ошибкой. Вдруг, я бы вместо смерти попал в волшебный мир, где есть эльфы, зверолюди и драконы. Потому что я могу создать чудесное лекарство почти от любой болезни, но не могу им поделиться. Оно почти сразу потеряет свойства, стоит мне выпустить его из рук.
   - Так это твой мотив? Доказать, что ты существуешь?
   - Он не единственный. Возможно, даже не главный. Мне просто хочется делать то, в чем я хорош, в чем могу неограниченно совершенствоваться, и получать одобрение за это. Герой, не герой - черт его знает. Мне кажется, мы вообще забыли, что значит это слово. Оно стало обозначать профессию, как 'электрик' или 'полицейский'.
   - А что, по-твоему, означает быть героем?
   - Не знаю. Иначе бы я тебя ни о чем не спрашивал. Но мне всегда казалось, что истинный героизм не имеет ничего общего со следованием куче протоколов и составлением отчетов.
   - Я считаю, что быть героем - это поступать правильно даже тогда, когда все вокруг тебя искушает пойти по легкому пути, - сказала Панацея.
   - А что значит 'правильно'?
   - А это ты как-нибудь сам сообрази. Но если интересно мое мнение, бесчеловечные эксперименты над животными под это определение не попадают.
   - Я подумаю над этим, - я потер все еще ноющие виски и обреченно огляделся. Где еда, черт возьми? Я хотел поскорее со всем покончить, чтобы убраться из удушающего фокуса чужих взглядов.
   Ужина пришлось дожидаться еще полчаса. Панацея даже не обратила внимания на предложенный ей суп, зато сразу принялась угощать свою новообретенную шиншиллу из вазочки с фруктами. Я посмотрел на шерстяного нахала, наслаждавшегося лакомствами и всеобщим вниманием, и во всех деталях представил перед собой машину для автоматического забоя, свежевания, потрошения и разделки любых грызунов. И главное - тут я с наслаждением скрипнул зубами - с дополнительной функцией вакуумной упаковки.
   - А ты не собираешься это есть? - Лазершоу указала вилкой на мой салат.
   - Я... я стесняюсь, когда на меня таращатся со всех сторон.
   - Привыкнешь со временем. Это про тебя еще порно не рисовали... - Лазершоу отправила в рот ломтик жареного гребешка. - Ты сказал, что колол инсулин. У тебя диабет?
   - Ага, первого типа, - я перехватил помрачневший взгляд Панацеи и тут же торопливо добавил. - То есть, был диабет. Сейчас это уже не проблема, я себя вылечил. Я бы не решился работать с другими людьми, если бы сначала не испытал свою методику на себе.
   - Разреши проверить, - попросила Панацея. - Если не возражаешь.
   - Да все в порядке. Я уже почти три недели не принимал инсулин и прекрасно себя чувствую.
   Вместо ответа она взяла меня за запястье, и я почувствовал, как от места прикосновения по всему телу пробежала теплая, слегка покалывающая волна.
   - Хм. Поджелудочная железа в порядке, слишком в порядке. Своего рода маркер твоего лечения. Но у тебя явные симптомы недосыпания. Ты должен был заметить, что стал хуже соображать и быстрее уставать. Накапливающаяся интоксикация, какие-то из препаратов, которые ты себе готовишь, вреднее, чем тебе кажется. И что-то еще...
   Она напряженно нахмурилась.
   - Что такое?
   - У тебя с нервной системой что-то не то.
   - Эээ... в смысле? Какая-то патология?
   - Не знаю, - она качнула головой. - Это не выглядит опасным, просто... не так, как должно быть.
   - Я за последние восемь лет прошел столько всяких обследований, что ни одно отклонение не могло проскользнуть. Странно, что только ты смогла его обнаружить. А какого рода это 'не то'?
   - Что-то с нейронной структурой мозга. Будто кто-то взял кучу проводов, как попало ее перемешал и подключил наугад. Повторяю, это безвредно, никакого видимого эффекта на тебя не оказывает. Возможно, просто врожденная особенность, - она выпустила мою руку. - Ты никаких экспериментов на себе не ставил?
   Я покачал головой. Эксперименты? Постоянные эффекты, которые, в отличие от всяких препаратов, не пройдут через несколько часов? С риском что-то непоправимо сломать в отлаженном биологическом механизме? Нет, до такого я еще не докатился. Правда, было одно объяснение, но одна лишь мысль о нем ужасала настолько, что я немедленно выбросил ее из головы, и запретил себе к ней возвращаться.
   - Если не оказывает влияния, тогда не вижу смысла волноваться.
   - Может, и правда напрасная тревога, - Панацея пожала плечами. - Но все же советую выспаться, прежде чем продолжать работу над своим проектом. В чем бы он ни заключался.
  
  
* * *
  
   Спустя еще две с половиной недели я был вынужден признать, что Панацея дала ценный совет. Возможно, более ценный, чем она сама представляла. На всякий случай я проконсультировался с Оружейником, и он подтвердил, что нарушение режима сна действительно сильно било по способности технарей визуализировать и воплощать конструкции, даже если прочие симптомы недосыпания удавалось устранить. Мое снотворное, которым я пользовался целую неделю, немного смягчало эффект, и отлично подходило для затяжных кризисных ситуаций, но регулярное длительное употребление грозило серьезным снижением эффективности и хроническим отравлением.
   Вооруженный этим открытием, я решил больше не устраивать геноцид лабораторных животных, а поступить максимально просто. То есть просто довериться своей силе, концентрируясь на конечном результате и ассоциативных образах. И после долгого ступора у меня начало получаться.
   Что-то.
   Я не был уверен в эффективности агрегата, что рождался под моими руками и инструментами, слишком уж сложной была задача для моего подхода, основанного на расщеплении, синтезе и трансмутации. Я плавил металл для его деталей и вытачивал сами детали на полюбившемся станке, я выращивал кристаллы для излучающих элементов, варил пластики для изоляции и трубок, но требуемые образы то и дело норовили ускользнуть. Вдохновение быстро улетучивалось, и вернуть его, настроить собственную силу на нужный лад, удавалось только глядя на работу Панацеи. Я стал проводить в больницах еще больше времени, искал с ней встречи целенаправленно - чтобы выхватить те мгновения, когда она исцеляла очередного больного. Запечатлеть их в памяти, скормить воображению. Я брал анализы у исцеленных ею людей, в надежде уловить хоть небольшой намек на принцип действия ее силы. Чаще это оказывалось бессмысленным, но в некоторых образцах оказывалось что-то неуловимое, необъяснимое, на что моя сила отзывалась - и проект продвигался еще на шаг.
   Труднее всего это было совмещать с учебой. Статус Стража давал значительную гибкость расписания, но все же регламент требовал определенное количество часов проводить на занятиях, а также поддерживать тот уровень успеваемости, который был до получения сил. Именно до получения сил, а не до вступления в Стражи. СКПшники подняли мои старые табели, Пиггот устроила мне очередной разнос, и я, памятуя о словах Кайзера о недопустимости конфликта с руководством, заставил себя не спорить.
  Потребность поддержания умственной работоспособности вылилась в создание мнемотропных пилюль, а гнев на жирную бюрократическую свинью дал рождение их полной противоположности, токсину, нацеленному на области мозга, ответственные за запоминание. Не то, чтобы я собирался травить директора именно им... для Пиггот я поклялся разработать технарский аналог цыганского проклятия из повести Стивена Кинга 'Худеющий'.
   Мое месячное отстранение от патрулей пришлось как нельзя кстати. Оказалось, что медленное разложение на плесень и кленовый сироп за пультом в Хабе идеально совмещается с выполнением домашки или монтажом мелких деталей. Что не умаляло общей утомительности перегруженного графика.
  Не знаю, как бы я выдержал это без Кэсси.
  
  
* * *
  
   Добро пожаловать на форумы 'Паралюди Онлайн'!
  Вы вошли в систему как Magisterium.
  Вы просматриваете:
  - Темы, созданные за последние три дня.
  - Темы, помеченные как важные.
  - Непрочитанные личные сообщения.
   - Первое сообщение темы: отображается.
   Данный аккаунт принадлежит подтвержденному кейпу. Сообщите нам, если считаете, что любая из ваших идентичностей оказалась под угрозой.
   Тема: Ежедневные происшествия XXII
   В: Разделы > Места > Америка > Обсуждение Броктон Бей (открытый раздел)
   Страница 15 из 18
   White Fairy (Ветеран)
   Ответил 2 ноября 2010
   Прошлой ночью была стычка в районе закрытой паромной переправы, очевидцы есть?
   Laotsunn (Выживший с Кюсю)
   Ответил 2 ноября 2010
   Буквально у меня под окнами. Все заняло пару минут, не больше. АПП под присмотром Демона Ли перегружали какой-то товар, к ним нагрянули нацисты при поддержке своих масок. Ли, не будь дурак, немного поиграл с ними и ушел, а через минуту на шум подъехал Протекторат, и драка дальше шла уже между ними. Все бы ничего, но поспать они мне не дали. Обычная ночь в Броктон Бей, не обращайте внимания.
   White Fairy (Ветеран)
   Ответил 2 ноября 2010
   Ходят слухи, что кто-то из героев был серьезно ранен. Вероятно, Империя-88 после недавнего усиления стала действовать смелее и жестче.
   Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
   Ответил 2 ноября 2010
   Не назвал бы это серьезным ранением.
   White Fairy (Ветеран)
  Ответил 2 ноября 2010
   О, какие люди. Можешь поделиться подробностями?
   Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
   Ответил 2 ноября 2010
   Сожалею, служебная информация. Не для разглашения. И врачебная тайна заодно. Могу сказать по характеру травм, что это определенно сделал Игнис.
   White Fairy (Ветеран)
   Ответил 2 ноября 2010
   Который вступил к ним в сентябре?
   Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
   Ответил 2 ноября 2010
   Он самый. Превращается в живой огонь и создает ударные волны при касании. Я не знаю, являются ли хорошие манеры признаком арийской расы, но что им мешает злодействовать днем? Я тоже хочу ночью хоть иногда спать, а не вскакивать по звонку в госпиталь и сшивать там по кускам своих коллег.
   White Fairy (Ветеран)
   Ответил 2 ноября 2010
   Похоже, Стражам с тобой повезло. Гарантированное выживание при ранениях...
   Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
   Ответил 2 ноября 2010
   Не гарантированное. Я видел, на что способна Панацея. Ее уровень для меня недостижим. Ни сейчас, ни когда-либо в будущем. Все 'везение' тут политическое - Протекторату не надо кланяться Новой Волне, чтобы получить помощь целителя. Я-то бесплатный. Хнык.
   White Fairy (Ветеран)
   Ответил 2 ноября 2010
   Но пострадавший герой, он (или она) поправится?
   Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
   Ответил 2 ноября 2010
   О, об этом не волнуйтесь.
  
  Тема: Губители, обсуждение XXX
  В: Разделы > Мировые новости > Главное
   Страница 18 из 18
   Brilliger (Модератор)
   Ответил 4 ноября 2010
   Левиафан атаковал Кейптаун 3 сентября. Угрожаемое окно сейчас открыто, новый удар может последовать в любой момент. США не подвергались нападениям Губителей уже полтора года, с момента атаки Симург на Мэддисон, так что шансы стать мишенью у нас приличные.
   Bagrat (Ветеран)(Знаток)
   Ответил 4 ноября 2010
   Мои инсайдеры говорят, что с наименьшие шансы попасть под раздачу у Африки, после атаки на Кейптаун, 4% по совокупной оценке Умников-аналитиков. Самые высокие - у Южной и Центральной Америки, 41%. Северная Америка на втором месте с вероятностью 33%. Европа и Азия делят между собой третье место с шансом 11%. Про Австралию, по-моему, все просто забыли.
   Это почти наверняка будет Бегемот, но атака Симург также возможна. Скажу честно, это отвратное чувство, когда знаешь, что беда близко, и ее никак не остановить. Что можно только надеяться, что тебя не заденет.
   Miss Mercury (Работник Протектората)
   Ответил 4 ноября 2010
   Сейчас нет оснований предполагать, что ущерб от атаки будет более тяжелым, чем можно ожидать. Пусть никого из Губителей не удавалось до сих пор убить, но мы учимся. Адаптируемся, вырабатываем тактики противодействия, пополняем ряды новыми сильными кейпами, способными нанести Губителям критический объем повреждений, быстро доставить подкрепление в любую точку мира или вернуть в строй выбывших.
   Space Zombie
   Ответил 4 ноября 2010
   @ Miss Mercury, вы это не всерьез, я надеюсь? Средний уровень потерь последние десять лет стабильно держится на 90%. Из них 30% - летальные. И черт с кейпами, их и правда можно новых набрать. Но любая атака - это стертый с лица земли город и сотни тысяч, миллионы жертв. А в случае Симург - лучше бы жертв.
   Miss Mercury (Работник Протектората)
   Ответил 4 ноября 2010
   Не вижу смысла вступать в бессмысленную дискуссию. Могу лишь заверить вас, что ситуация под контролем.
   Space Zombie
   Ответил 4 ноября 2010
   Да-да, как же.
  
  
* * *
  
   - Сложно. Не получается, - Кэсси отшвырнула ручку и откинулась на спинку стула. - Не понимаю, не получается. Сложно!
   - Нет там ничего сложного, - я краем глаза заглянул в ее тетрадь. - Это всего лишь квадратное уравнение.
   - Ну подскажи хоть!
   - Ладно, смотри. В таких задачах главное не испугаться кажущейся сложности. Даже самое страшное и жуткое уравнение можно разложить на простые компоненты. Вот например здесь можно числитель представить как произведение разности и суммы. А в знаменателе общий множитель выносится за скобки.
   - И какой толк? Сверху (а - 5), а внизу (5 - а).
   - А такой, что в знаменателе меняем эту фигню местами, а у всей дроби разом меняем знак. И тогда спокойно зачеркиваем и сверху, и снизу. И тогда все очень красиво сворачивается. Дальше только сократить все множители в левой части и задача решена.
   - Блять, вот когда ты объясняешь, тогда все просто. Была бы я технарем, тоже с алгеброй бы проблем не было.
   - Можешь не верить, но я знаю технаря, который в математике еще хуже чем ты. Наши силы не имеют ничего общего с нашими реальными умениями и знаниями. Давай, следующее уравнение сама.
   - Сейчас, сейчас... при делении степени вычитаются, да?
   - Ага. Но только если основание одинаковое. Не торопись. Сначала взгляни на задачу целиком, и попытайся увидеть, что общего у всех компонентов.
   - Нууу... цифры четные?
   - Близко. Все постоянные величины являются числом 2 в разной степени. 2, 4, 16, 64. То есть первая степень, вторая, четвертая и шестая.
   - Так, погодь, - от усердия Кэсси высунула кончик языка. - Вот я везде заменяю на 2, да? А степени складываю?
   - Угу.
   - Ааааа, поняла! Теперь x оставляю слева, остальную херню всю направо, и все поделить! А раз везде двойки, то степени надо вычесть!
   - Ну вот можешь же, когда хочешь.
   - А награду за старания? - она вдруг обвила мою шею руками и притянула к себе.
   - Пока аванс, - как можно тише шепнул я, когда наши губы слегка соприкоснулись. - Остальное когда закончишь.
   Кэсси недовольно надулась, став до оскомины похожей на одного не к ночи помянутого грызуна, но все же позволила мне отодвинуться. Ее огорчение настолько бросалось в глаза, чем мне пришлось себе напоминать, что это для ее же пользы. Если я продолжу сидеть рядом, она в жизни не сможет сосредоточиться.
   Кто-то скажет, что тратить воскресное утро на домашку - это тупость. Я скажу, что тайм-менеджмент - это то немногое, что Оружейник, формально будучи 'наставником', вбивал нам с Кид Вином в головы, и в этом деле он проявлял упорство и настойчивость достойные лучшего применения. Серьезно, если мы разделаемся с заданиями утром, то весь остальной день и половина ночи будет в нашем распоряжении. И, клянусь своей лучшей отверткой, я намерен использовать каждую секунду отведенного времени по максимуму. Должны же у меня быть хоть иногда выходные?
  Поскольку со своими делами я уже покончил, то отправился на кухню сварить кофе. По дороге я посмотрел в сторону Тео Андерса, сидевшего за тем же столом - тот склонился над тетрадью с отсутствующим видом. Меня уколола совесть, но в свое оправдание я мог сказать, вовсе не собирался лишний раз напоминать ему о его непривлекательности. Кэсси, по своему обыкновению, свалилась как кирпич на голову, когда Кайден попросила меня присмотреть за Тео, пока он приглядывает за ее собственной дочерью, приходившейся Тео сводной сестрой по отцу. Может быть, она считала, что мой пример чем-то ему поможет. Может, у нее были виды на меня - в том смысле, чтобы Страж Магистерий заступился за вигиланта Чистоту и убедил СКП, что она не имеет больше к Кайзеру никакого отношения, и ее признали независимым героем.
  Чем бы Кайден ни руководствовалась, она просчиталась. Пройдут годы, прежде чем у меня будет достаточно авторитета, чтобы хоть на что-то влиять, если такое время вообще настанет. Положительный пример? Даже не смешно. Тео был сломлен - что не удивительно, учитывая кто его отец. Никакой пример не поможет тому, кто отказался помогать сам себе. Кажется, это называется 'выученная беспомощность', если я ничего не путаю. Будучи ребенком и внуком(!) кейпа, он в теории должен был иметь невероятно мощные силы, но педагогические таланты Кайзера, в отличие от моей мамаши, были на высоте. Он невероятно умело растоптал самооценку собственного сына, но сумел проделать это не вызвав ненависти или горя, которые могли бы послужить топливом для парасилы. Как итог, Тео едва ли имел шансы получить триггер, если только не случится что-то из ряда вон выходящее.
  После недолгих поисков я нашел зерна, кофемолку и поставил кипятиться воду. Готовить с недавних пор мне нравилось, потому что готовка была испытанием - требовалась выдержка, чтобы не задействовать в процессе технарскую силу, и не запороть таким образом все блюдо. Стоило отвлечься, позволить мыслям плыть, и словно царь Мидас, я начинал неосознанно превращать даже простейший бутерброд во что-то иное, и где-то в половине случаев вкус при этом страдал настолько, что перечеркивал большую часть приобретенных достоинств. По крайней мере, с точки зрения жалких смертных, не способных оценить гармонию молекулярной структуры и красоту ионной решетки.
   Кхм, ладно. С моей тоже.
   Пока варился кофе, я уселся у окна и принялся разглядывать пейзаж. Ноябрь в Заливе выдался теплый, будто лето и не уходило. Это было и хорошо, потому что прямо сейчас я мог греться под солнечными лучами. И плохо, потому что снега на Рождество опять не будет. Ну и ладно. Поговорю с Кид Вином, может, совместными усилиями сообразим какой-нибудь снегогенератор. О, и антигравитационные сани, запряженные мутированными биооленями. Если уж Панацея смогла довести интеллект обычной шиншиллы до почти человеческого уровня (чего кроме меня, похоже, никто не замечал, предпочитая умиляться сообразительной милой зверушке), ей не составит труда сделать летающего оленя с люминесцирующим носом.
   Или дракона.
   Огнедышащего.
   Золотого. Но красный тоже сгодится.
   От предвкушения открывающихся перспектив я даже зажмурился. Если полет на спине настоящего дракона нельзя назвать мечтой, то о чем вообще, черт побери, можно мечтать?! Надо будет попросить сделать его большим... чтобы на спине можно было улечься и вытянуться... И построить ему комфортное логово где-нибудь рядом с городом. Набить его битком бутафорскими драгоценностями... хотя можно и настоящими, мне без разницы, что трансмутировать.
   Стоп. Драконам надо отправлять на съеденье девственниц. Или не надо? Или это опционально, но не обязательно? Черт, как же все сложно. И если все-таки надо - то где в Броктон Бей найти столько девственниц? Подразумевается, что малолетние девочки драконов не интересуют, они же не какие-нибудь больные ублюдки. А значит, 'окно девственности' будет непозволительно маленьким. Может, попросить дракона-вегетарианца?
   Я снял с плиты кофе, разлил его по чашкам и понес их обратно в гостиную.
   - Хотя не, не стоит. Дракон-вегетарианец - это звучит как-то гейски.
   Тео и Кэсси одновременно уставились на меня. Я запоздало сообразил, что последнюю фразу произнес вслух.
   - Не обращайте внимания. Технарские проблемы, - выкрутился я и поставил чашки на стол.
   - Хочешь сделать дракона? - спросила Кэсси.
   - Не, сам я не сделаю. Хочу попросить Панацею, чтобы сделала. Мне кажется, она сможет.
   - А зачем он тебе?
   - Чтобы покататься, конечно же!
   - Для этого не нужно делать дракона, - буркнул Тео. - У нас уже есть Лунг. Только вряд ли он согласится кого-то на себе катать.
   - Спасибо вам, мистер Андерс, что разбили мою мечту молотом банальности.
   - Извини.
   - Не извиняйся. Если меня иногда не одергивать, я так и замечтаюсь, - я попробовал кофе. Вроде бы нормальный. - Просто сегодня первый действительно свободный день за долгое время. Завтра опять придется тухнуть в школе, потом волонтерить в больнице, а потом ковырять текущий проект.
   - Ты все еще с ним возишься? - Кэсси уже потеряла запал и теперь рисовала в тетради какие-то вензеля.
   - Он уже почти завершен. Осталось провести финальные испытания на каком-нибудь неудачнике, сделать доводку по результатам, и можно откупоривать шампанское... или что там нам можно пить до восемнадцати лет.
   О том, что этим неудачником почти наверняка буду я, было решено умолчать. Я не мог требовать от кого-то добровольно лечь под смертельное излучение без гарантий успеха, а воспользоваться помощью кого-то с силой регенерации означало нарушить чистоту эксперимента.
   - Конрад, а ты знаешь, как получить силы? - спросил вдруг Тео.
   - Легко. Просто окажись в безвыходной ситуации, отрезанным от всех кто мог бы тебе помочь, дойди до состояния полного, безграничного отчаяния, сопряженного с прямой и явной угрозой жизни - и если у тебя есть Corona Pollentia, то силы у тебя почти наверняка проявятся. Если ты при этом будешь умирать от кровопотери или иметь десяток открытых переломов - то вообще замечательно.
   - Эээ, серьезно? - он ожидал явно не такого ответа. - А нет более безопасного способа?
   - Нет. Спусковой крючок почти всех триггеров - отчаяние, - я мысленно раскрыл перед собой свою переписку с 'Гезельшафтом' и кое-какие университетские учебники по теории парасил. - Но даже не всякое отчаяние сгодится. Если ты от отчаяния просто ляжешь и будешь ждать смерти, триггер не случится. А вот если у тебя останется воля и желание как-то действовать, применять полученную силу для преодоления кризисной ситуации - тогда да, шансы хорошие.
   - И ты это пережил? - зачем-то спросил Тео.
   Я кивнул.
   - Если у тебя однажды случится триггер, он будет худшим, что с тобой случалось. Может, Кайзер и не получит премию 'Отец года', но он хотя бы не запирает тебя одного в комнате без жизненно необходимого лекарства.
   - Погоди, так это твои старики тебя довели до триггера? - встрепенулась Кэсси. - Так ты тогда их вообще терпишь?!
   - Вылечил. Воздержусь от подробностей, если не возражаешь.
   - Оу, - она понимающе кивнула. - Ладно.
   - Короче, если ты хочешь получить силы, то заранее обречен на провал, - я снова повернулся к Тео. - Пока ты помнишь о том, что можешь их получить, у тебя сохраняется надежда - а именно надежда является главным пугалом для триггер-событий. Так что силы у тебя если проявятся, то тогда, когда ты их не ждешь.
   Хотя, если бы мне поставили задачу инициировать у Тео триггер, я бы оттолкнулся от тех сил, которыми владела его семья. Стальные шипы у Кайзера, материализация лезвий у Всеотца, который мог метать их силой мысли, и более вариативная способность у Железного Дождя, которая буквально могла сбросить на голову противника наковальню, как в 'Томе и Джерри'. Это будет сила связанная с генерацией твердой материи, причем материя примет форму пригодную для нанесения непосредственного урона, но это будет не единственным способом применения. По классификации СКП, он будет либо Стрелком, либо Эпицентром. Согласно материалам 'Гезельшафта', его триггер должен быть связан с деперсонифицированой угрозой, с неодушевленным объектом или абстрактным явлением. Его следует изъять из семьи, выбросить одного во враждебной среде, которая не убьет его слишком быстро. Использовать вспомогательный состав S4... нет, лучше S9, для регулировки эмоционального состояния, дозировка 2,3 миллилитра на килограмм веса, ввести в бессознательном состоянии. И лучше бы предварительно привести его в форму.
  Последним следовало бы заняться в любом случае. Сейчас его метаболизм разрегулирован. Повышенное содержание кислорода и тестостерона в крови пойдет ему только на пользу. Изменить диету... сейчас сидит на фаст-фуде, потребляет слишком много простых углеводов и трансжиров, когда нужен белок и витамины. Можно подстегнуть процесс... нейротерминатор для точечного повреждения мозга... прием кумулятивных средств для повышения агрессии с длительным сохранением эффекта... инъекции нановолокон для укрепления мышц и сухожилий. Сырая технология, но как раз представится случай испытать.
  - Эй, Конрад, - Тео помахал ладонью у меня перед лицом. - Ты тут?
  - А, извини, задумался.
  - Без обид, но ты выглядел реально жутко.
  'Разумеется, я ведь только что размышлял, как превратить тебя в ходячую машину смерти'.
  - Это все переизбыток геройства в крови, - пожаловался я. - Проклятое СКП жизни не дает, уже наяву кошмары мерещатся.
  Очень вовремя звякнул колокольчик над входной дверью. Кайден вернулась нагруженная какими-то коробками и тубусами - видимо, рабочими образцами. В отличие от суперзлодеев Империи-88, для которых должности в 'Медхолл' были прикрытием, она жила только на те средства, что зарабатывала без маски декоратором интерьеров. Ее талант отражался в убранстве квартиры, обставленной с таким вкусом и изяществом, что собственная комната мне казалась свинарником. Ну, если честно, она им и так была.
  - Привет-привет. Рада, что вы успели не разнести дом, - сказала она, проходя в гостиную и сразу направляясь к детской кроватке, где мирно посапывала Астер.
  - Задержись вы еще минут на десять, и наслаждались бы классным фейерверком. Ладно, раз уж вы пришли, мы с Кэсси не смеем больше злоупотреблять вашим гостеприимством.
  - Не останетесь на обед?
  - Я бы с радостью, но у меня нечасто бывает свободное время, так что график плотный, - я виновато развел руками, на одной из которых Кэсси тут же повисла.
  - Все, пошли-пошли, - затараторила она, бросив на бывшую жену Кайзера опасливый взгляд. - До свидания, миссис Андерс, пока, Тео.
  Она буквально выволокла меня из квартиры, но стоило закрыться двери, как тут же накинулась на меня.
  - Нам обязательно было проводить три часа в обществе этого унылого жирдяя?
  - Ну, во-первых, он сын Кайзера.
  - Кайзер его даже за пустое место не считает!
  - Во-вторых, если у него нет сил сейчас, это не значит, что они не появятся в будущем. И честно, я бы не хотел на своей шкуре испытать, на что способен парачеловек в третьем поколении.
  - ЕСЛИ эти силы у него появятся.
  - А в-третьих, всего несколько месяцев назад я мало чем отличался от него. Разве что избыточным весом не страдал, но тут спасибо диабету.
  Кэсси недовольно надулась. Это у нее получалось мастерски.
  - И типа хочешь помочь ему? Говоришь как... как...
  - Как герой, - я улыбнулся. - Ну извини, для меня неизбежно было подхватить эту бациллу. Именно для этого я и выкроил себе выходной, чтобы для уравновешивания заняться чем-нибудь подлым и злодейским.
  - Например?
  Я обнял ее за талию, притянул к себе.
  - Пожалуй, начну с совращения несовершеннолетней девочки, - прошептал я ей на ухо.
  - Ты уже это сделал недавно, - проворчала Кэсс, но ее недовольство куда-то мгновенно испарилось.
  - А теперь закрепим эффект, - моя рука соскользнула на ее попку, и наверное мы бы даже не дотерпели до моей комнаты...
  ...но тут зазвонил гребаный телефон. Служебный.
   - Пусть это будет что-то серьезное, - прорычал я, давя в себе желание расколотить ненавистный аппарат о стену, и нажал кнопку ответа. - Магистерий слушает.
   - Жду тебя на Вышке через десять минут в полной готовности, - сухо сказал Оружейник. - Бегемот атаковал Мехико, местные власти запросили помощь Протектората.
   - Да, сэр, - ответил я помертвевшим голосом.
   - Конни? - взволнованно спросила Кэсси. - Что случилось?
   - Губитель.
   Беспокойство на ее лице сменилось ужасом.
   - Здесь, в Броктон Бей?!
   - Нет, в Мексике.
   - Но... но ты не обязан! Они не в праве тебя заставить!
   - Ты не понимаешь. Все было ради этого дня. Это мое испытание, - я отодвинулся от нее. - Прости. Но мне надо идти.
   Я бросился в свою квартиру этажом ниже, где меня дожидался костюм.
  
  
3.1 Дисперсия
  
   Солдаты.
   Это слово было первым, что пришло мне на ум. За минуту до крайнего срока я прибыл на базу Протектората, буксируя за собой проект 'Лотос'. Мрачные, сосредоточенные лица героев, которые вот-вот отправятся в пекло, где шансы выжить два против одного. Не привычная роль патрульных, блюдущих правила, писаные и неписаные. Нет, солдаты на войне, готовые умереть по приказу.
   Здесь был Оружейник, Бесстрашный и Скорость. Способности остальных были бесполезны в противостоянии с Губителем - Мисс Ополчение не могла воплотить оружие, способное ему навредить, Штурм и Батарея были бойцами ближнего боя, аура смерти Бегемота не позволила бы им атаковать. Но здесь были и Стражи - Эгида, Призрачный Сталкер и Кид Вин. Последний заменил свой обычный визор на герметичный шлем. Ясно, они взяли тех Стражей, кто имел рейтинг Движка... и тех, кого не жаль потерять.
   - Стражи, краткий инструктаж, - сказал Оружейник. - В бой не лезете. Вообще не приближаетесь к Губителю ближе, чем на километр. Ваша задача - помощь в эвакуации гражданских, поиск пострадавших под завалами. Магистерий, твой проект готов?
   - Да, сэр. Я не успел провести контрольную доводку, но основной функционал уже отлажен.
   - Хорошо, тогда высадим тебя в госпитале.
   - Да, еще кое-что, - я протянул героям несколько шприц-тюбиков. - Это прототипы наноорганических волокон, я их создал после изучения силы Панацеи. Не гарантирует бессмертие... просто лишние проценты к шансу выжить, если зацепит. Позволит протянуть до прибытия помощи. Наверное.
   - Наверно? - скептически уточнила Сталкер.
   - Софииия - трусииишка, боииится укооолов, - протянул я тоном детской дразнилки.
   Она дернулась, процессы в ее мозгу расцвели гневом, но в присутствии трех взрослых героев она сдержалась. Вместо ответа она яростно сгребла один шприц-тюбик и вколола препарат себе в плечо. Остальные последовали ее примеру.
   - Бодрит, - сказал Кид Вин неуверенно и посмотрел на 'Лотос'. - Эта штука точно лечит? Вид у нее жуткий.
   - У тебя будет случай проверить самому. Мы в любом случае успеем нахватать немало зивертов, так что профилактику лучевой болезни придется проводить всем.
   Строго говоря, сомнения Кид Вина не были беспочвенными. 'Лотос' выглядел как подобие саркофага, подвешенного над землей на анигравитационных дисках, ложе которого окружали десятки механических рук, оснащенных лазерами, иглами, ультразвуковыми головками, молекулярными манипуляторами, ДНК-сканерами и прочими инструментами.
   Форма, навеянная беспокойной дремой над верстаком
  Воплощенное в металле видение бескрайнего сада плоти.
  Я насторожился, пытаясь вспомнить источник своего вдохновения, но смутное воспоминание ускользнуло, как и всегда до этого. Можно было подумать, что облик конструкции привиделся мне во сне, но у технарей было одно общее свойство - мы не видели снов.
  Через несколько секунд ожидания из воздуха с треском появились два кейпа. Первый был в годах, что само по себе являлось редкостью, он носил свободную серую мантию с капюшоном а в руке сжимал деревянный посох. Мирддин, глава Протектората Чикаго, один из сильнейших кейпов Северной Америки, исключая Триумвират.
  Другой был моложе, одет в черно-синий балахон и такое же кепи, его глаза закрывала маска-домино. Странник(1), единственный в США Движок-10, он обладал способностью к неограниченной массовой телепортации. Он не был членом Протектората, но сотрудничал, если требовалась помощь. Хотя ситуация не располагала, я оглядел его с любопытством. Интересно, какой у него был триггер? Он пытался спасти кого-то, увести подальше от опасности? А теперь его главное занятие - приводить людей туда, где они окажутся в смертельной опасности.
  - Готовы? - спросил Мирддин.
  Оружейник кивнул, и глава чикагского Протектората поднял посох.
  Все произошло мгновенно. Вот я стоял на платформе Вышки вместе с остальными, а через мгновение оказался подвешен в темном пространстве, где не было ни верха, ни низа, ни света, ни звуков. Дышать тоже было нечем, но это почему-то не мешало. Так вот каким выглядело изнутри карманное измерение Мирддина. Помнится, на ПЛО я натыкался на вялый спор, и один из участников оказался на удивление близок к истине.
  По крайней мере, это снимало вопросы касаемо того, как нас доставят на место. Мирддин забирает нас, Странник телепортирует его. Повторять до накопления в точке кризиса достаточных сил.
  Не знаю, сколько времени прошло, но вряд ли много. Просто в какое-то мгновение темная невесомость сменилась обычной реальностью. Земля ударила по ступням, я чуть не потерял равновесие от внезапно возникшей гравитации. 'Лотос' тоже угрожающе накренился, его антигравы загудели, пытаясь выровнять положение.
  Мирддин и Странник исчезли, оставив меня одного. Никого из знакомых героев рядом тоже не оказалось, видимо, их высадили в другом месте. Черт, а я ведь даже не знаю, куда пойти.
  Местность вокруг напоминала стадион. Точнее, когда-то это и был стадион, но совсем недавно что-то снесло нахрен все трибуны, превратив их в груды обугленного шлака. Теперь в центре поля расположился наспех развернутый мобильный госпиталь - то есть два десятка палаток, вокруг которых мельтешили врачи и санитары, а кейпы-Движки то и дело прилетали и телепортировались, доставляя тех, кого еще дышал. А где-то вдали слышался непрерывный грохот, взрывы, и нечеловеческий, пробирающий до внутренностей рев.
  Бегемот уничтожал город, кейпы пытались ему помешать, а я... у меня тоже было дело.
  Первым делом я затолкал 'Лотос' в одну из пустующих палаток. Бой начался недавно, заполнить все просто не успели. Переведя устройство из походного режима в рабочий, я ухватил за рукав первого попавшегося врача, и попытался вспомнить ненавистные курсы испанского.
   - Hey, senor! Eviame pacientes! - надеюсь, я еще не все успел забыть. - Puedo tatar la radiacion! (2)
  Врач секунду соображал, что к чему, но потом проследил за моим пальцем, указывающим на 'Лотос' и кивнул.
  - Bueno, ahora. (3)
  Врач ушел, а я достал из подсумка маркер и крупными буквами вывел на боку палатки:
  'Для облученных. Нужны помощники'.
  Надеюсь, тут хотя бы половина знает английский.
  Первого пострадавшего мне притащили всего через полминуты. Ну, или то, что от него осталось. При первом взгляде на него, у меня невольно отвисла челюсть. Это не могло жить. Это не могло шевелиться. Я бы не смог даже уверенно назвать пол человека, лежащего на носилках - обугленная кожа слезала с него огромными лоскутами. Но он все еще дышал, видимо, благодаря своей силе.
  - Morfinum intramascularis!(4) - крикнул один из медиков. Мое знание латыни за недели больничной практики продвинулось несильно, но слово 'морфин' я уловил. Значит, уже обезболили... но при таких повреждениях это ничто.
  - Aqui! Ponlo aqui! - я указал на ложе 'Лотоса'. - Necesito medio minute para prepararme. (5)
  - Cinco minutes per persona, - сказал другой. - Hay demasiados de ellos.(6)
  Словно в подтверждение его слов, раздался еще один взрыв, гораздо более мощный, чем все предыдущие. От него заболели уши и встряхнуло внутренности - а ведь Бегемот по идее должен был находиться в нескольких километрах. Пять минут?! Что я вообще смогу сделать за пять минут?!
   Я помог уложить раненного кейпа в 'Лотос', встал за пульт и запустил диагностику. Десятки механических рук зашевелились, облепили пациента, будто пищеварительные отростки болотной росянки - какую-то неудачливую муху. По экранам побежали строчки данных - ничего нового, все сканеры были лишь производными от моей собственной силы Умника. Это был фактически труп, получивший колоссальную дозу излучения - но еще цепляющийся за жизнь.
   Давай, соберись, успокойся. Животные после твоих опытов выглядели не лучше. Так, с чего мне вообще начать?! Он же у меня в любой момент умрет! Да, мозг! Самое главное - не дать умереть мозгу... а потом займемся всем остальным.
   Ручная настройка требует времени, но в голову, шею и грудь моего пациента вонзаются несколько игл. Даже не нужно целиться в сосуды, модифицированная регенеративная сыворотка обладает только местным действием - поддерживает мозг, сердце и артерии в рабочем состоянии, чтобы сберечь основу, вокруг которой заново придется наращивать организм. Надеюсь, ее запасов хватит, новую мне синтезировать негде.
   Щелкаю тумблером встроенного в ложе нейроподавителя. Уже привычная, испытанная технология, но работающая строго наоборот - гасящая в зародыше любые болевые ощущения. Незачем заставлять этого несчастного страдать еще больше.
   ДНК-сканер - активация. Одиннадцать секунд на сбор данных.
   ДНК-интерпретатор - активация. Тридцать семь секунд на расшифровку данных.
   'Слишком... слишком медленно...'.
   Пятнадцать секунд я трачу на то, чтобы изменить программный код, отсечь избыточный массив невариативных данных, который лишь впустую нагружал систему. Это сэкономит больше времени в будущем - по две с половиной секунды на каждого.
   Моделирование - самый долгий, самый сложный этап. Он занимает непозволительно много времени. Если бы было больше времени... если бы я успел установить более мощные процессоры... скрепя сердце, я вручную отсекаю несколько процессов. Я слишком привык к комфортным условиям больницы, где в моем распоряжении всегда было достаточно времени, но здесь не было ни единой лишней секунды. Нет времени восстанавливать полную целостность. Нервная ткань, костный мозг, кровеносная система, лимфатическая система - самый базис, на котором можно строить все остальное.
   В тело пациента впиваются все новые и новые иглы. Одни по тонким трубочкам вливают в него биомассу - те самые денатурированные отходы, в которые превращались мои подопытные. Теперь они еще послужат. Другие, монокристаллические, нацеливаются на ключевые точки организма и вспыхивают внутренним светом, когда я подаю на них питание. Их я вырастил в попытке запечатать в них силу Панацеи. Не всю, а лишь ту ее крупицу, которую она использовала для лечения людей. Для этого и требовалось моделирование - чтобы 'Лотос' получил образец, идеальную модель, к которой следует стремиться. Если бы было больше времени...
   Процесс пошел, а у меня осталось всего полторы минуты. Пока внутренние органы раненного кейпа приходят в норму, я задействую дезинтегратор для удаления обугленной ткани. Там уже не осталось ничего, что можно использовать повторно.
   Включается кварцевый прожектор - для обеззараживания. Линзы маски защищают мои глаза от жесткого ультрафиолета. Еще одно массивное устройство, перенастроенная и доработанная нейтронная пушка, испускает ровное желтое свечение, проникающее вглубь живой ткани и гасящее наведенную радиацию. За эту штуку спасибо СКПшным архивам, похожую технологию использовал Герой, когда еще был жив.
   Подача биомассы внутрь прекращается. Выведенная на один из экранов биометрия показывает неровный пульс, дыхание раненого кейпа мелкое и частое. Быстрый взгляд сквозным зрением показывает обширную интоксикацию.
   Черт, черт, черт... только не вздумай умереть у меня на руках!
   Мне... мне нужно что-то сделать. Что? Я раскладываю чемоданчик и запускаю на прогрев свой переносной реактор, одновременно соображая, что же делать с последствиями ожогов. Нужно очистить кровь, это ясно. Будь мы в больнице, я бы просто перепоручил это отделению интенсивной терапии, там были все необходимые средства. Здесь приходилось изобретать буквально на коленке, стараясь не вслушиваться в доносящийся снаружи грохот и тихие хрипы умирающего пациента.
   На приготовление антидота уходит еще одна драгоценная минута, и я понимаю, что полностью выбился из графика. Я ввожу его внутривенно, следом за ним - два кубика адреналина и дозу форсированной регенеративной сыворотки, взамен на усиленное действие она сокращает жизнь, но надеюсь, этот парень в обиде не будет.
   И только теперь у меня появляется время обернуться.
   В палатке стало людно. Уже выстроилась очередь из пострадавших кейпов, если это можно так назвать - санитары кладут их рядком вдоль стенки палатки. Их костюмы обгорели и оплавились, на половине уже нет масок, но это никого не волнует. Копошащиеся рядом медики срезают с них остатки одежды, чтобы промыть раны. Некоторые не получали больших доз радиации, но их ожоги не менее опасны для жизни. У некоторых недостает конечностей.
   И в этот момент в мой мозг пробивается очевиднейшая, казалось бы, мысль.
   Я не смогу спасти всех.
   Пока я буду заниматься одними, другие умрут, не дождавшись помощи.
   Правила полевой медицины гласили, что сначала следует заниматься легкими ранениями, тем, что гарантированно удастся исцелить. К сожалению, Бегемот поставляет только один вид раненных - терминальных.
   - Следующего! - кричу я санитарам.
   Они тут же вынимают из лотоса первого пациента и кладут его на матрас рядом. Им начинают заниматься уже обычные врачи, не забыв прикрыть его лицо марлевой маской. Меня грызет чувство неоконченной работы, я даже не могу сказать, выживет ли он. Потом указываю на одного из дожидающихся своей очереди кейпов. У него оторвана рука по плечо, обуглена левая половина туловища и головы, черно-красный костюм весь измазан пылью и копотью.
   - Этого, - по крайней мере, он еще в сознании, двигает оставшимся глазом. Думаю, его удастся вытащить.
   Санитары укладывают его в 'Лотос' и я начинаю цикл процедур с начала. Обезболить нейроподавителем, ввести местные инъекции.
   - Волнорез где... - бубнит кейп неразборчиво - его левая щека отсутствует, язык обожжен. - Что... волнорезом...
   Наверное, под 'волнорезом' он имеет ввиду имя кейпа, своего товарища. Не знаю. Не важно.
  Сканирование завершено.
  ДНК-интерпретация завершена.
  Радиационного поражения вроде бы нет, во всяком случае, оно не гарантированно смертельное. Время от времени вокруг него начинает мерцать пленка силового поля - он полусознательно проявляет силу, все еще пытается защититься от угрозы. Хорошо хоть не повреждает оборудование при этом.
  Я даже не сразу понял, где облажался. Просто в какой-то момент биометрия на мониторах замерцала тревожными сигналами, а сквозным зрением я увидел, как останавливается сердце. Мне всмотреться глубже, чтобы увидеть причину. Что-то произошло с соединительной тканью. Удар Бегемота, отнявший руку, каким-то образом распространился по половине тела, словно миллионы огненных игл. Кейпа одновременно зажарило изнутри и превратило в фарш. Даже 'Лотос' не мог исцелить его достаточно быстро.
  И он умер не сразу.
  Он все еще таращился на меня своим единственным глазом, хотя его сердце уже перестало биться. Уцелевшей рукой он схватил меня за мантию и с неодолимой силой притянул к себе.
  - Что с... Волнорез... где...
  На этот судорожный хрип он потратил последнюю секунду жизни. Его пальцы разжались, тело обмякло. Я не находил в себе сил даже отодвинуться, и словно парализованный, смотрел на труп.
  Только что у меня на руках умер пациент.
  Умер тот, кого я обязался спасти, но не спас - потому что не предусмотрел, потому что оказался не готов, уделил недостаточно времени и сил проекту. Потому что полез в чужую область, не имея должных сил и навыков. Будь на моем месте Панацея - он бы остался жив. Легко строить из себя целителя, работая в тепличных условиях муниципальной клиники, где рядом всегда есть квалифицированные врачи, заранее собранный анамнез и состояние больного уже стабилизировано. Мое настоящее испытание должно было пройти здесь, лицом к лицу с настоящей угрозой, и я его благополучно провалил.
  Я схватился за край ложа 'Лотоса', чтобы не упасть, когда мои ноги подкосились от страха. Это все, это мой предел? Чего тогда я вообще стою?! Я словно вернулся на несколько месяцев назад, в свою комнату, пропахшую блевотиной. С той небольшой разницей, что сейчас умирал не я, и надеяться на чудо не приходилось - потому что один раз оно уже случилось. Но чувство отчаяния, бессилия... оно было прежним.
  Я подумал о старших героях, которые сейчас находились в самом жарком месте битвы. Живы ли они еще? Подумал о Крисе, Софии и Карлосе, которые тоже выполняли возложенную на них миссию. Подумал о Кэсси, которая осталась в Броктон Бей. Волнуется, наверное.
  Забавно даже.
  Изначально мне не нравилась идея вступать в Стражи, потому что они занимались, на мой взгляд, сущей ерундой. Казалось, что Империя-88 и Гезельшафт дадут мне лучшие возможности реализовать себя. Ну что же, вот я и получил настоящее, ответственное дело.
  Доволен?
  - Сле... - мне пришлось напрячься, чтобы вытолкнуть слово из горла. - Следующего!
  
   Прошло полтора часа.
  В какой-то момент я перестал считать, сколько кейпов прошло через мои руки. Я уже не утруждался рассматривать их костюмы, не старался не смотреть на лица, с которых зачастую приходилось сдирать сгоревшие или приплавившиеся маски. Я смотрел только внутрь.
  С очередного 'уголька', как я мысленно окрестил своих пациентов, пришлось предварительно срезать массивный экзоскелет - он оказался технарем. Для этого пригодился меч.
  Сканирование завершено.
  ДНК-интерпретация завершена.
  Я уже ставшим привычным движением отметаю в сторону массив избыточных данных, и концентрируюсь на самом важном - кроветворение, иммунитет, нервная система. Погасить наведенную радиацию. Даже близко не идеально, но скорее всего, выживет. Подозреваю, что тут скорее заслуга экзоскелета, чем моя. Два кубика адреналина и регенеративная сыворотка.
  - Следующего!
  
  К концу второго часа я беру небольшой перерыв.
  Не для отдыха, для смены деятельности. Отдых мне заменяют стимуляторы. Большая часть инструментов осталась в мастерской, у меня при себе только то, что я ношу с собой постоянно. Приходится работать грубо, будто делая операцию на сердце с помощью кувалды, ни о какой надежности и долговечности модификаций речи не идет - лишь бы продержалось еще несколько часов. Я режу по живому кабели, переписываю на ходу программный код, собираю нужные элементы из того, что есть под рукой. Пошли в дело обломки технарских доспехов, валявшиеся рядом на земле, также пришлось отобрать у санитаров их телефоны и электронные часы. Кажется, они обиделись.
  А, пофиг.
  Мне нужно оптимизировать 'Лотос' под текущие условия, максимально распараллелить все процессы. Все ради экономии времени, выкройки лишних секунд. Пальцы в перчатках соскальзывают, когда я пытаюсь скрутить вместе два провода. Они все перемазаны кровью последнего 'уголька', сердце которой я пытался запустить вручную. Она умерла, глядя на меня с обвинением.
  Пока я работаю над 'Лотосом', мой переносной реактор скрежечет от натуги, перерабатывая воду, чью-то руку и сорванные прямо с газона травки в кровезаменитель. Не бог весть что, но выровняет давление и сможет хоть как-то переносить кислород.
  Грохот боя не смолкает, и у меня начинает звенеть в ушах.
  
  Проходит три часа.
  Кончается биомасса во встроенном контейнере. Странно, что ее хватило так надолго. Возможно из-за того, что в течение последнего получаса я не получал никого, кому бы потребовалась новая кожа, только с баротравмами от ударных волн. С такими иметь дело было в радость, из пяти обработанных не умер никто.
  Где-то снаружи мерцают вспышки, а я достаю меч и иду в угол, где сложены мертвецы. Выбираю один мужской труп и один женский, и отсекаю у обоих ноги.
  Потом режу их помельче, складываю в подвернувшееся под руку ведро и несу обратно к 'Лотосу'. И начинаю заталкивать куски в контейнер. Туда же вливаю немного протеазы и сую кипятильник. Эффективно. Человеческую ДНК проще довести то требуемого состояния, ниже вероятность отторжения.
  На меня смотрят с ужасом.
  Пофиг.
  - Следующего!
  Звон в ушах уже не прекращается ни на секунду, и становится все сильнее с каждой минутой.
  
  Середина пятого часа.
  Мой второй перерыв, за который у меня нет времени присесть и отдышаться. Как будто здесь еще есть чем дышать кроме дыма и гари. Хорошо, что в костюме есть патроны с кислородом. 'Лотос' работает с перегрузкой, импровизированные модификации держатся на честном слове и технарской силе. Приходится нырять с паяльником в вывороченные внутренности агрегата, и право, это приятнее чем ковыряться во внутренностях человеческих.
  Их намного проще починить.
  Звон в ушах? Он давно прошел.
  Я слышу только песню. Бесконечную песню без слов. Ужасную. Чарующую. Знакомую.
  Восемь лет назад я смотрел на зависшую над Лондоном белоснежную крылатую фигуру, которая казалась крохотной с такого расстояния.
  Я смотрел на Симург, а Симург смотрела на меня и пела.
  Только для меня одного, потому что больше никто не слышал ту песню. Несколько недель она была со мной, и за это время я не произнес ни слова. А потом ушла, чтобы вернуться спустя годы.
  Уйди, я тебя не слышу, не хочу слышать.
  Уйди, уйди, уйди.
  - Следующего! - я отбрасываю паяльник и снова активирую 'Лотос'.
  Измученные санитары кладут на ложе крупного мужчину. Я бегло оцениваю его состояние: глубокая взрывная рана в правой части груди, правое легкое практически уничтожено, тяжелое радиационное поражение, ожоги четвертой степени - четверть тела, ожоги третьей степени - еще треть тела. Он не только жив, но и частично в сознании, бессвязно ругается на испанском. Высокорейтинговый Бугай. Нахрен его ко мне притащили, он же и сам сможет исцелиться? Крупная шишка, глава какого-то из отделений Протектората, о ком я не слышал? Ай, пофиг, нет времени спорить.
  Гашение наведенной радиоактивности.
  Удаление мертвой ткани. С последним возникают проблемы, маломощные дезинтеграторы 'Лотоса' не справляются с укрепленной плотью, приходится использовать резак. Со стороны может показаться, что потрошу пациента, но санитарам уже плевать, а сам Бугай только злобно шипит сквозь зубы.
  Инъекции ставить не получается, игла просто гнется о сверхпрочную кожу, так что на этом все.
   - Следующего! - язык уже заплетается.
   Песня меняет тональность и темп, теперь она выше и быстрее. Я украдкой бросаю взгляд на поднос со скальпелями. Может, песня утихнет, если я выколю себе уши?
  
   На седьмом часу все прекратилось.
   Я несколько минут тупо пялился на пустое ложе 'Лотоса', прежде чем понял, что никто не спешит принести следующего пациента. Оглянувшись, я увидел своих подручных санитаров, сидящих на полу и жадно хлещущих воду из бутылок. Их лица были пусты, в глазах не осталось ничего, кроме бесконечной усталости.
  'Очередь' тоже иссякла. Те, кто не дождался, лежали накрытые простынями с головой.
   Первыми не выдержали ноги, и я упал на колени, попутно приложившись маской о борт 'Лотоса'.
   Все... все кончилось?
   'Да, для них. Не для меня. Песня все еще звучит'.
   Посмотрев вниз, я увидел только красное. Я весь был перемазан в чужой крови, по большей части уже успевшей засохнуть. Надо ополоснуться - это первое, что мне пришло в голову. Я кое-как поднялся на ноги и, покачиваясь, побрел к выходу из палатки.
   - Гидрокинетки есть? - спросил я громко, но надеяться на ответ не приходилось.
   Кругом царило столпотворение. Бой, по-видимому, закончился, и к полевому госпиталю собрались все, кто выжил - получить помощь при легких ранениях, найти товарищей. Все спешили по своим делам, и на меня никто не обращал внимания. Вокруг пестрело от разнообразия костюмов, пусть даже все они были одинаково закопченными и пыльными.
   Постояв немного посреди этого хаоса, я понял, что здесь мне помывка не светит, и активировал мантию, чтобы взлететь. Я поднялся сразу на полкилометра, и только тогда смог понять масштабы произошедшего.
   Мехико был огромным городом с двадцатимиллионным населением и преимущественно малоэтажной застройкой. Он раскинулся на более чем две тысячи квадратных километров, и с высоты было хорошо виден шрам, оставленный Бегемотом: огромная полоса выжженной земли, около двух километров в ширину и, наверное, несколько десятков километров в длину. Разрушения были по всему городу, отовсюду поднимался дым пожаров, вызванных перегрузкой электросетей и непрерывными землетрясениями, но именно эта полоса наглядно демонстрировала мощь Губителя. В этой области не осталось ничего живого, жесткая радиация простерилизовала ее до состояния хирургического скальпеля, и такой она останется еще на сотни лет.
   Мои кулаки непроизвольно сжались.
   Чего стоило все, что я сделал сегодня, по сравнению с этой практически стихийной разрушительной силой? Чего стоили жертвы погибших? Чего стоили вообще все наши усилия? Считалось, что Губителя можно отогнать, нанеся достаточно урона. Когда я глядел на выжженную тропу Бегемота, мне это казалось смешным. Существо, свободно манипулирующее такими объемами энергии, просто не может получить от нас сколько-нибудь значимых повреждений. Левиафан уничтожал целые острова площадью десятки тысяч квадратных километров - а мне предлагают верить в то, что Лунг сдерживал его в одиночку.
   Я спустился обратно и сделал то, что наверное надо было сделать еще в момент высадки - попытался найти своих.
   - Магистерий вызывает Стражей, - я постучал по наушнику. - Магистерий вызывает Стражей. Стражи, ответьте.
   - Черт побери, где тебя носило?! - это Оружейник.
   - Вау, ты жив! - это Кид Вин.
   - Магистерий, ты в порядке? Где ты? - это Эгида
   Ну шикарно. Сами же сказали, где высадите.
   - Я в госпитале. На разрушенном стадионе.
   - Ты ранен?!
   - Нет, я помогал раненым. Вы все живы?
   - Без потерь, - ответил Оружейник, словно сконфуженный собственной эмоциональной вспышкой. - Почему ты не выходил на связь? Где твой браслет?
   - Я был занят. Какой еще браслет?
   Оружейник молчал довольно долго.
   - Это моя вина. Коммуникационные браслеты раздали уже после того, как Мирддин нас высадил. Сейчас я перешлю тебе координаты, отправляйся туда немедленно.
   Мой служебный смартфон пиликнул, когда пришло сообщение. GPS-навигатор указал направление, так что мне оставалось только забрать с собой 'Лотос' и неспешно ползти по воздуху до места назначения. Точка рандеву находилась полутора километрах от госпиталя, так что путь занял меньше трех минут даже с тяжелым грузом на буксире.
  Здесь уже собрались все герои из Броктон Бей, но не только они. На широкой площадке, еще недавно бывшей автостоянкой, разместился автономный модуль Дракон, внешне крайне похожий, вот сюрприз, на дракона размером со среднемагистральный самолет. Вместо крыльев у него был каскад реактивных двигателей, вокруг пасти торчали стволы каких-то орудий, но эти мелочи лишь добавляли внушительности.
  А рядом стояли три фигуры, одни лишь имена которых вселяли трепет в сердца.
  Женщина в черном костюме с плащом, носящая на голове шлем с зеркальным забралом, Александрия.
  Мужчина в бело-синем облегающем комбинезоне и узкой маске, прикрывающей лишь глаза, Легенда.
  Еще один человек, в тяжелой зеленой мантии с капюшоном поверх бело-зеленой брони, в глухой маске без лица. Эйдолон. Сильнейший человек в мире. Как я ни был измотан, но благоговение все равно заставило меня замереть. Одно дело держать на полке пластиковую фигурку, изредка смахивая с нее пыль, и другое - встретиться лицом к лицу.
  Они о чем-то разговаривали с технарями, но когда я с 'Лотосом' приземлился, все разом повернулись ко мне.
  - Оружейник, это и есть твой новый подопечный? - спросила Александрия.
  - Да. Мне пока сложно оценить его потенциал, - ответил Оружейник.
  - Я не видел его в бою, - заметил Легенда.
  - Он работал в госпитале, нашел способ спасать пораженных излучением Бегемота.
  - Д-добрый день, - я вяло махнул рукой.
  На что-то другое сил у меня не оставалось, пришлось опереться на 'Лотос', чтобы не упасть. Александрия и Легенда вернулись к своему разговору, но Эйдолон еще некоторое время смотрел в мою сторону. А потом шевельнул пальцем.
  Вокруг меня мгновенно возник водоворот, чуть не сбивший меня с ног. Он существовал всего пару секунд, а потом также бесследно исчез. С моего костюма капала вода, но зато он стал чистым. И в то же мгновение стихла песня.
  - Эээ... - я не знал, как реагировать на подобное. - Спасибо... сэр.
  Герой ничего не ответил и отвернулся.
  Я растерянно поплелся к остальным. Они тоже выглядели поникшими, истощенными. Кид Вин сидел на своем скейте, парящем в полуметре над землей и рассеянно ковырял отверткой шлем. Эгида нервно расхаживал из стороны в сторону. Призрачный Сталкер сидела на задней лапе модуля и помалкивала. Хоть не залипала по своему обыкновению в телефоне. Скорость и Бесстрашный тоже были здесь, и им явно досталось сильнее.
  - О, вернулся, - Эгида заметил меня и прекратил свои метания. - Как, в порядке?
  - Жить буду, - почему-то меньше всего мне хотелось сейчас изливать кому-то душу. Может от того, что боялся не выдержать и заплакать. - Кто-нибудь чувствует себя умирающим? Тошнота, ухудшение зрения, слабость?
  Призрачный Сталкер дернулась, будто собиралась сказать очередную грубость, но почему-то передумала. Остальные только покачали головами.
  - Ладно, тогда время терпит. Во всяком случае, если вы не умрете в ближайшие часы, я успею починить эту рухлядь и смыть с нее кровь.
  Все бы сейчас отдал за глоток 'мистера Хайда'. Или хотя бы обычной воды. Надо было поинтересоваться у санитаров, где они ее добыли. А, пофиг. Скоро будем дома... наверное. Я уселся в тени модуля прямо на землю, достал смартфон и принялся записывать все идеи по усовершенствованию и развитию 'Лотоса'. Сегодня я оказался не готов, но больше такого не повторится.
  Когда мы покинули Броктон Бей, была половина двенадцатого. Сейчас в Мехико, с поправкой на часовые пояса, было почти шесть. Солнце клонилось к закату, а застилающий небо смог от пожаров превращал его в болезненно-багровый кругляш, нависающий над горизонтом. Кислород в патронах давно кончился, так что я разгерметизировал костюм, но воздух вокруг оказался именно таким, как и ожидалось - то есть горячим, выгоревшим, воняющим дымом. Даже с большой натяжкой его не получалось назвать свежим.
  А ведь однажды так будет везде.
  Мы не можем убить Губителей. Если бы могли, это бы уже случилось за прошедшие двадцать лет. Сегодня в битве участвовали сотни кейпов, включая Триумвират, и не похоже, чтобы это сильно впечатлило Бегемота. Он и его проклятая родня вернутся спустя три-три с половиной месяца и продолжат сжигать, топить и сводить с ума. До тех пор, пока не останется ничего, только мертвая земля и безразличные звезды над ней.
  - Эгида, - позвал я. - Как закончился бой? Бегемота прогнал Триумвират?
  - Ты не видел?
  - Я не вылезал из операционной палатки.
  - Прилетел Зион, начал долбить Бегемота лучами золотого света, так что он тут же зарылся в землю и больше не показывался.
  А, ну вот. Вот кто может прогнать Губителя. Но опять же - только прогнать. Если он мог уничтожить любого из них, то почему не сделал этого до сих пор? И если он единственный, кто на это способен, то какой смысл бросать на убой всех остальных?
   Тем временем Триумвират, Оружейник и Дракон закончили обсуждать какие-то свои темы. Легенда взмыл в небо и тут же исчез вдалеке синим росчерком. Эйдолон просто телепортировался - во всяком случае, исчез он мгновенно. А Александрия направилась к нашей компании.
   - Магистерий, - требовательно произнесла она. - На пару слов.
   Я поднялся на ноги. Наверное, мне нужно было удивиться, чего одной из Триумвирата понадобилось от меня, но я был слишком измотан, чтобы пугаться или восторгаться.
   - Успела кое-что разузнать о твоих сегодняшних успехах, - сказала она сухо. - Ты недурно проявил себя для своего возраста.
   Недурно. Я проговорил это слово в уме, и оно показалось мне невероятно смешным. Недурно. Вот это она называет 'недурно'?
   - Позволю себе с вами не согласиться, - пробормотал я в ответ. - Это не тянет даже на 'удовлетворительно'.
   - Вот как? Сколько кейпов прошло через твои руки?
   - Я сбился со счета... мэм. Около семидесяти или восьмидесяти.
   - Семьдесят два, если точно. Из них выжило пятьдесят один.
   - Это значит, что у меня на руках умер почти каждый третий.
  - Если бы не твое вмешательство, погибли бы все.
  Натянуто. Как минимум один Бугай имел шансы выкарабкаться и без моей помощи.
  -Или не погибли. Будь здесь Панацея, она бы спасла всех. Намного больше, чем я.
  - Панацеи здесь нет, - отрезала Александрия. - А ты есть. И созданные тобой устройства уже оказали реальную пользу.
   - О какой реальной пользе вы говорите? - я указал пальцем в сторону Тропы. - Бегемот жег город в течение семи часов, и если бы не появился Зион, жег бы его и дальше.
   - О такой, что полсотни кейпов, которые не умрут от лучевой болезни, в следующем бою смогут сдерживать Губителя достаточно долго, чтобы появился Зион. О такой, что полсотни героев не позволят распоясаться злодеям в своих городах, удержат их от сползания в хаос и анархию, - она откинула прядь волос за спину. - Губители недаром получили свое название. Они убивают наш мир, медленно но неотвратимо, и чтобы сдержать их, не дать им разрушить все, нужны герои. Не в профессиональном смысле, а истинные.
   Она оглянулась на остальных Стражей, после чего обошла 'Лотос' кругом.
   - Расскажи об этом устройстве.
   - Это не одно устройство, а несколько различных, объединенных в одну систему. Коряво получилось, но у меня просто не было идей, как заставить все работать в синергии. Вот эти лазерные сканеры снимают биометрию. Эти штуки, похожие на толстые тупые клешни - ДНК-сканеры. Вот эти заостренные радужные кристаллы - самый главный элемент. Я вырастил их, чтобы сымитировать силу Панацеи, они получают данные от ДНК-интерпретатора, который вычисляет закодированные параметры организма, и генерируют излучение модулированной частоты, под действием которого денатурированная биомасса, поступающая по этим трубкам, преобразуется в здоровую ткань, - Я скривился под маской. - Как можно заметить, система, мягко говоря, далека от совершенства. Двадцать один человек сегодня заплатил за это жизнью.
   - Излучение модулированной частоты, вот как... - на лицо Александрии на мгновение наползла задумчивость. - Ясно. А это похоже на ультрафиолетовую лампу.
   - Это она и есть. Взял в городской больнице одну списанную и починил.
   - А вот этот массивный модуль?
   - Второй главный элемент. Антилучевая пушка. Гасит наведенную радиоактивность. Единственное, к чему у меня нет нареканий, и то потому, что в основе лежит технология Героя.
   - Ты смог повторить ее?
   - Куда там. Просто копался в архивах и наткнулся на описание. Если не ошибаюсь, он использовал огромную дисковую антенну, чтобы нейтрализовать радиоактивное заражение в Нью-Йорке после атаки Бегемота. Ну, я и попытался сымитировать эффект.
   - Сколько времени тебе нужно на оптимизацию технологии?
   - Не могу сказать, я и так все переусложнил.
   - Я рассчитываю, что ты справишься. Но не зацикливайся на одном подходе. Можно лечить раненных. А можно сделать так, чтобы раненных стало меньше. Губители отступают, если получают тяжелые повреждения. Если сможешь создать что-то, способное нанести им ущерб - сделай это.
   - Нанести ущерб почти неуязвимой твари, аннигилирующей все в километровом радиусе и свободно манипулирующей тераджоулями энергии? - я скептически приподнял бровь. - Ну, если вы так просите...
   - Я не прошу, Магистерий, - вздохнула Александрия. - У меня пока еще есть право приказывать.
   - Я подумаю, что тут можно сделать.
   На самом деле я подумал, что если песня снова зазвучит, лучшим вариантом для меня будет проделать себе дырку в черепе. О судьбе жителей Лозанны, Лондона, Мэдисона я знал слишком хорошо.
   Александрия улетела, превратилась в темную точку на фоне небосвода, а потом и вовсе скрылась из виду. Дракон любезно согласилась подбросить надо до Броктон Бей в своем модуле. Скажу честно, это был даже не эконом-класс, но выбирать не приходилось. Когда приземлились, я решил отправить Кэсси SMS, но впал в ступор, не зная, что написать. Наконец, решил ограничиться лаконичным 'я жив'.
  Процедуры деактивации и медицинские осмотры съели еще несколько часов, так что домой я вернулся когда уже совсем стемнело. Консьерж не пропустил Кэсси внутрь, но она дожидалась у входа. Наверное, я на нее дурно влияю. Прежняя Руна, о которой я был наслышан, никогда бы не стала себя так вести.
  Заметив меня, она тут же подбежала, попыталась обнять... и отпрянула со страхом в глазах.
  - Конни... - прошептала она. - Что... что с тобой?!
  - А, это... - без тяжести костюма на плечах и скрывающей лицо маски почему-то стало очень сложно давить в себе эмоции, и горло сдавил противным ком. - Я... я сегодня... крупно налажал.
  Кто-нибудь, дайте мне сил не заплакать на глазах у своей девушки.
  ____________________________________________________________________________________
  (1) Кейпа зовут Strider, и мне не нравится перевод 'Бродяжник'.
  (2) Эй, сеньор! Направьте ко мне пациентов! Я могу лечить радиацию! (исп.)
  (3) Хорошо, сейчас. (исп.)
  (4) Морфий внутримышечно! (лат.)
  (5) Сюда! Клади его сюда! Мне нужно полминуты на подготовку. (исп.)
  (6) Пять минут на каждого. Их слишком много. (исп.)
  
  
  
3.2
  
   Смазка медленно стекала в паз капля за каплей. Я держал масленку обеими руками и старался не дышать, чтобы не нарушить медитативное движение коллоидного масла. Для пробы повернул барабан центрифуги вручную, с помощью технарской способности подмечая тончайшие нюансы в работе механизма, которые не смогли бы обнаружить никакие приборы.
   Вроде, все в порядке. Если бы людей было также легко чинить, как технику...
   - О, добрый день. Я смотрю, у тебя проблемы? - спросил подошедший Виктор, сейчас находившийся в гражданской ипостаси Даниэля Малона.
   - Никаких проблем, я уже закончил. Можно запускать, - я окинул взглядом три реактора, каждый размером с холодильник. - Если не будет форс-мажоров, обслуживание не потребуется еще недели три.
   - Да я не про оборудование, - веско сказал он. - Я про одного тупого технаря, который побывал в бою с Губителем и вместо того, чтобы порадоваться, что все еще жив, неделю корчит из себя привидение.
   Под маской я болезненно скривился. Мне больше всего на свете хотелось бы считать прошлое воскресенье кошмарным сном. Что ничего не было - ни звонка Оружейника, ни телепортации в пространственном кармане Мирддина, ни семи часов, заполненных непрерывным поединком со смертью. Ни кошмарной песни, ввинчивающейся в мозг.
   На следующий после боя день я впервые в жизни прогулял школу. Отключил оба телефона, обычный и служебный, и провел весь день, просто глядя в потолок, почти не вставая с кровати. Даже компьютер не включал. А когда еще через день нашел в себе силы вернуться к обычному графику, то обнаружил, что ничего будто не случилось. Мне это казалось дикостью. Это был тот же город, та же школа, тоже отделение СКП и та же директор Пиггот, выдающая мне в лицо тираду о недопустимости прогулов по любым причинам. Снова вычет из оклада и отстранение от патрулей, на этот раз всего на неделю. Не то, чтобы мне было не все равно.
   - Видимо, я слишком впечатлительный. И слишком гордый, чтобы плакаться в жилетку Кэсси. Я старше, в конце концов.
   - У вас там никаких психологов что ли нет?
   - Есть, вроде бы. К ним никто не ходит, потому что они постоянно сменяются, и смысл терапии теряется. Задолбаешься каждый раз пересказывать одно и то же новой роже.
   Даниэль покачал головой.
   - Чем дольше я имею дело с СКП, тем больше мне кажется, что они набирают кадры по принципу максимальной некомпетентности. Неделю назад была атака Бегемота, но по местным каналам молчок.
   - Они не хотят поднимать шумиху. Выпустили только короткий пресс-релиз, что герои отделения Восток-Северо-Восток под командованием Оружейника участвовали в отражении атаки Бегемота на Мехико. Даже не упоминалось, что больше половины команды составляли Стражи.
   - Потому и не упоминалось. Молодежной Гвардии только дай повод кого-нибудь с дерьмом сожрать, - он презрительно усмехнулся. - А чем ты там вообще занимался? Не пытался же отпилить Бегемоту ногу этим ножичком?
   Он кивнул на мой меч.
   - Не, я даже боя как такового не увидел. С самого прибытия и до конца торчал в полевом госпитале, пытался... хоть что-то сделать.
   - Закончил тот свой проект, с которым целый месяц возился?
   - Закончил, да толку... двадцать девять процентов смертности это пиздец. Но Александрии понравилось. Сказала, в следующей драке рассчитываем на тебя, - я перехватил взгляд Даниэля. Тот смотрел на меня так, будто я только что рассказал ему, как Кайзер тайком ел мацу. - Что?
   - Так, давай с начала. То есть ты собрал какую-то машину, которая буквально возвращает к жизни покойников?
   - Ну, в некотором смысле. После пары десятков тысяч зивертов излучения ты фактически труп, даже если и не сразу.
   - И тебя заметила Александрия?
   - Да я с ней разговаривал всего минуту, или около того.
   - Тогда ответь мне на вопрос: почему твоими фотками все еще не обклеен весь город, а местные журналисты не рвут тебя на части?
   - А надо было? Двадцать девять...
   - Да хоть тридцать. Запомни, СКП ни-ког-да не упускает случая выставить себя и свои достижения, даже самые притянутые, в наилучшем свете. А здесь повод очень даже весомый: сравнительно недавно получивший силы Страж уже проявил себя в бою с Губителем, вернув к жизни... сколько, кстати?
   - Пятьдесят один выживший, насколько мне известно.
   - ...вернувший к жизни полсотни героев.
   - Половина попавших ко мне парней была настолько злодеями, что это было заметно даже в хорошо прожаренном виде.
  - Ты не улавливаешь мысль? - Даниэль покачал головой. - Мы с Джессикой на днях прошлись по магазинам, и что-то не заметили маек с тобой, хотя казалось бы, их должны были нашить еще в первые пару недель. А еще ты говорил, что тебе не дают участвовать во всяких массовых мероприятиях. Что когда на Хэллоуин всех Стражей выгнали на улицы раздавать конфеты, ты возился со своим реанимационным саркофагом.
  - Это не саркофаг, это 'Лотос'. Ну не знаю, может еще просто рано. Я же в Стражах всего лишь чуть больше месяца.
  - Тебя топят, дурень. Намеренно. Точнее, не позволяют наработать положительную репутацию и авторитет.
   - Кажется, ты преувеличиваешь. Кроме меня, там было еще шестеро героев из Броктон Бей, и их тоже никак не упоминали, хотя они рисковали побольше моего. Да и зачем?
   - Их совокупный вклад - ничто рядом с твоим, иначе бы Александрия тебя не выделила. А зачем... да затем, чтобы в случае твоего ареста меньше было вопросов. Одно дело засадить за решетку простого малоизвестного Стража, оформив все как перевод в другое отделение и похоронив все в тоннах бюрократии. И совсем другое - разжаловать популярного героя с именем, который всегда на виду.
   Мда уж. Логично до безобразия. Неделю назад я бы здорово разозлился на подобное принижение своих заслуг. Иногда я сам забывал, что непрерывно хожу по лезвию ножа, и начинал считать работу Стража своим основным занятием. Ну, технически, оно так и было. 'Медхолл' я уделял один день в неделю из семи, Гезельшафт вообще требовал времени пренебрежимо мало.
   - И что тут делать? Пожаловаться на форуме на отсутствие должных почестей?
   - Отличная мысль! Я поговорю на этот счет с Кайзером, такой случай унизить СКП, да еще на их же поле, не каждый день подворачивается.
   - Ладно, как только доберусь до дома, сочиню что-нибудь жалостливое... слушай, Виктор, ты ведь можешь похищать чужие умения?
   - Чего сразу 'похищать'? Я обычно беру понемногу за раз, и обладатель навыков через некоторое время восстанавливает утраченное.
   - Обычно.
   - Ну, иногда случаются чрезвычайные ситуации.
   - Это мой случай. Можешь забрать мой талант находить неприятности на свою голову?
   - А мне он на что?
   - Какой же ты бесполезный... - я принялся собирать свои инструменты. - Только давайте обойдемся без захватов телестудий и подобных перфомансов, ладно? Это плохо сказывается на инвестиционном климате.
   Окон в цехе не было, так что пришлось ногами выходить на улицу, и только потом подниматься в воздух. Я решил не разгоняться, чтобы было время подумать. В словах Виктора определенно была доля правды, но было бы ошибкой сказать, что вообще ничего не изменилось.
   Например, еще во вторник Оружейник лично(!) пришел в штаб-квартиру Стражей и попросил(!!!) антилучевую пушку. Хотя из чертежей я тайны не делал и, как положено, передал их СКП, но ему требовался именно рабочий образец. Причем даже не для себя, а для Дракон. Я не мог взять в толк, на кой черт самому крутому технарю в мире потребовалась мое, прямо скажем, далекое от совершенства устройство, о чем и сообщил своему-типа-как-наставнику. Тот, без тени своего обычного раздражения ответил, что Дракон хочет модифицировать технологию, вывести ее на макроуровень, чтобы нейтрализовывать радиоактивное заражение местности там, где Бегемот уже побывал. Когда-то этим с относительным успехом занимался Герой, но после его гибели десять лет назад никто так и не смог починить установку.
   Пушку я конечно отдал, и был даже рад, что на какое-то время от нее избавился. При мысли о работе с 'Лотосом' меня прошибал озноб. Я не мог заставить себя прикоснуться к нему, потому что каждая его деталь напоминала мне о той смеси страха, шока и обвинения, что стояла в глазах умирающих.
   Хуже всего было то, что я не знал способа доработать 'Лотос' до нужной степени. Потратив недели времени, я мог бы провести более тонкую настройку, изготовить более мощные процессоры, ускорить выполнение отдельных операций - но это бы увеличило эффективность на проценты. Если вместо каждого третьего будет умирать каждый четвертый - это приемлемо?
   Для Александрии - возможно. Она сражалась с Губителями дольше, чем я жил на свете, каждые несколько месяцев. Для нее, сильнейшей и неуязвимой, смерти были просто статистикой, а мой 'Лотос' - лишь способом вернуть в строй часть личного состава, чтобы в следующей битве было на пару процентов больше живой силы. Что звучит вдвойне цинично, потому что сама Александрия живой не была.
   Когда мы разговаривали, я использовал на ней сквозное зрение. Не намеренно даже, рефлекторно, потому что делал это на протяжении последних часов. В полной мере увиденное я осознал лишь несколько дней спустя. Тело Александрии было мертво. Сокращалось сердце, текла кровь, но это выглядело симуляцией, потому что не было движения внутри клеток. В них не протекали окислительные процессы, они вообще были полностью статичны, словно заморожены во времени силой Стояка. Только небольшой участок мозга выглядел по-настоящему функционирующим.
   Даже представить не могу, каким был ее триггер.
   Александрия была полностью неуязвима для физических воздействий любой мощности, ее сила не поддавалась никаким измерениям. На свете было немало гор, в которых зияли сквозные отверстия, потому что она не сочла нужным облетать их. Я к тому, что никакая проблема, никакая угроза не может потребовать настолько ультимативных мер. Все силы, которые я видел до сих пор, выглядели достаточно... экономными. Даже у Лунга или Чистоты. Они давали ровно столько, чтобы парачеловек получил эффективный инструмент насилия. Инструмент, а не термоядерную бомбу.
  Конечно, Александрия была не единственным обладателем ультимативных сил, но когда начал думать об этом, то заметил странную закономерность. Эйдолон, Легенда и Герой получили силы очень давно, буквально на заре эры паралюдей, и почти одновременно. С тех пор не появилось ни одного героя, сравнимого с ними по силе, и всего один злодей - печально известная Сибирь из Бойни ?9. И судя по тому, что было известно о последней, она обладала теми же силами, что и Александрия, только еще более мощными, если это вообще возможно. Хотя она не имела способности к полету, но она в первом же бою лишила Александрию глаза и убила Героя, разорвав его пополам. Притом, что броня Героя была спроектирована выдерживать атаки Губителей - и действительно их выдерживала.
  В этот момент я бы, наверное, все отдал за настоящую силу Умника, а не слабенький придаток к технарским способностям. У меня возникло ощущение, что я нащупал какую-то закономерность, сокрытую тайну. Но то были лишь смутные догадки, беспочвенные подозрения. Я попытался выбросить все из головы и сосредоточиться на текущих делах.
  Предназначенные для Гезельшафта психотропы проскользнули словно мимоходом. Тридцать пять баллонов, каждый со своей вариацией кошмара наяву внутри. Пару месяцев назад я бы провозился с ними неделю, но сейчас управился за день. Может, моя сила улучшилась за это время, а может дело в том, что я производил эти психотропы с помощью самостоятельно созданного оборудования, а не смешивал в пробирках из хобби-магазина, и не из купленных в магазине компонентов, а комбинируя ранее синтезированные основы.
  Как бы то ни было, Криг остался доволен. Он еще подозрительно улыбался, когда говорил, что Гезельшафт заинтересован в расширении сотрудничества. Они что, решили через меня окончательно решить еврейский (а заодно арабский, цыганский и т.д.) вопрос? Не, я мог бы создать токсин, реагирующий на определенные участки ДНК, смертельный для одного этноса и безвредный для прочих. Может... может даже прион, способный к размножению. Не сразу, потребуются эксперименты, и много подопытных. Только не помню, чтобы я подписывался на участие в геноциде. Дойдет до такого... блин, даже не знаю, что делать. Гезельшафт - не благотворительный фонд, в случае отказа без весомых причин легко организуют тет-а-тет со Святым Петром.
  Хотя если они ограничатся только евреями или китайцами, то можно и попробовать.
  А еще остаются Губители, которые никуда не делись, и ориентировочно во второй половине февраля снова нанесут удар. Когда это произойдет, я должен быть готов. Оставалась Симург, чья песня могла вернуться в любой момент, и я не мог ручаться, что никому не наврежу при этом. Когда я читал о событиях в Лозанне, практически уничтоживших Швейцарию как государство, у меня на голове от ужаса шевелились волосы. Что, если я в какой-то момент превращусь в такое же чудовище? Стоило закрыть глаза, как воображение рисовало мне себя, стоящего среди разодранных в клочья трупов.
  Стражи. Герои Протектората. Злодеи Империи-88. Тео, Астер и Кайден Андерсы. Мои собственные родители. Кэсси...
  Считалось, что жертв Симург излечить невозможно. Их ждало безрадостное, животное существование в карантинной зоне. Попытка побега из которых влекла за собой немедленную смерть. Даже не казнь, потому что казнят преступников, чья вина доказана, и у кого даже в последние часы есть определенные права - на исповедь, на плотную трапезу.
  Бомбы Симург не считаются личностями. Их утилизируют.
  Я должен найти способ противодействовать влиянию на разум. У Оружейника были наработки по противотелепатической защите, я постоянно общаюсь с двумя кейпами-Властелинами и сам кое-что могу. Я должен справиться с этой задачей, чего бы это ни стоило. Просто чтобы просто остаться собой.
  Я плавно приземлился перед офисом СКП.
  На меня не обратили особого внимания, и после доводов Виктора это бросилось в глаза. Имя Эгиды было на слуху, потому что именно он должен был возглавить Стражей. Стояк и Виста считались 'тяжелой артиллерией', они обладали чрезвычайно мощными, хотя и неудобными в применении силами, плюс Виста была самой младшей. По годам, не по опыту. Сталкер... с ней тоже все понятно, в отделении Восток-Северо-Восток наблюдался нездоровый перекос в сторону парней, так что кроме нее посмотреть было и не на кого.
  Что до меня... моя характеристика 'технарь-6, подклассы контакт/эпицентр, специализация на медицинском оборудовании' оставалась неизменной. Ну почти, когда я закончил мантию, еще добавился движок-3. И в прессе я мелькнул ровно два раза - в день принятия присяги и когда схлестнулся с людьми Выверта. Причем во втором случае мое участие постарались всеми силами замять, даже памятная фотка быстро исчезла с сайтов. Меня знали врачи в больницах, знали пациенты, которым я помогал, завсегдатаи ПЛО - и все. Отчасти потому, что затмить Панацею в принципе было нереально. Отчасти...
  Да, это было неприятно.
  Напоминало времена, когда моя мать мешала с грязью любое мое достижение, чтобы я не возомнил о себе слишком много. Ума не приложу, как во мне еще осталась какая-то воля к действию.
  В штаб-квартире было малолюдно, только Виста скучала за пультом, без интереса глядя за картинкой с уличных камер. Вид у нее был мрачный, и причин для дурного настроения у девочки было аж две.
  Во-первых, ее не взяли в Мехико. Могло бы показаться странным, что 13-летняя школьница рвется в смертельную схватку, если не знать, что она эпицентр-9 и по меркам Стражей - настоящий ветеран. Ее силы действительно могли бы оказать существенное содействие, особенно в выжженной зоне, где не осталось людей. Однако руководство в лице директора Пиггот решило, что отправлять на убой ценный актив рановато.
  Во-вторых, хотя мы все вернулись живыми, но встреча с Губителем не прошла бесследно. Острее всех это наверняка ощущал Рыцарь с его способностями к эмпатии, но Виста в равной мере общалась со всеми Стражами, кроме Сталкер, и подавленность Эгиды, Кид Вина и мою воспринимала как личную трагедию.
  - Привет, - поздоровался я, когда подошел ближе. - Не оставляешь город без присмотра?
  - А, привет, - она обернулась. - Скука одна. Даже злодеев не видно. По статистике, после атак Губителей обычно следует недолгое затишье. А потом скачок активности выше среднего. Пользуются тем, что герои гибнут, и остановить их некому.
  - Злодеи составляют где-то половину сил, которые собираются против Губителей. Я так прикинул по тому, что видел в Мексике.
  - А в среднем на одного героя три злодея. Так что пока один злодей помогает в битве, два сидят в сторонке и злобно хихикают, - она помолчала. - Тебе как, полегчало?
  - Да не сказать чтобы... - я сел рядом с ней в свободное кресло. Потом откинул капюшон и снял маску. - Когда у тебя на руках умирает тот, кому ты пообещал спасение... не знаю, что есть хуже этого.
  - Я слышала, что у любого врача есть персональное кладбище, - серьезного сказала Виста.
  - Это касается врачей без сил. А когда ты технарь, и притаскиваешь с собой на поле боя свое изобретение, и громко требуешь, чтобы к тебе направляли пострадавших, а потом вот так лажаешь... это ужас. А потом одна их трех величайших людей на земле говорит тебе, что ты отлично справился - это уже не ужас. Это будто издевка.
  - А правда, что Александрия сказала, что ждет твоего участия, когда Губители снова нападут?
  Я кивнул.
  - Да уж... я думала, Эгида врет. И ты пойдешь?
  - Конечно. Я не справился в этот раз, но к следующему успею улучшить то, что имею, и сконструировать что-нибудь еще.
  - А мне вот не дали помочь! - с неожиданной злостью крикнула она и пнула ногой стойку консоли. - Я могла бы замедлить Бегемота! Могла бы заслонить всех стеной от его атак! Завернула бы его в скрученное пространство, как в кулек - и он бы ничего не рушил, и никого не убивал! У меня нет никаких ограничений на масштабы проявления силы, мешают только живые люди!
  - Мисси, не... - начал было я, но был тут же награжден свирепым взглядом.
  - Я - Виста. От Мисси уже давно ничего не осталось, - сказала она с горечью, которую можно было ожидать от взрослой женщины, но не от девочки младше меня на два года. - Они все еще считают меня ребенком, хотя у меня опыта больше, чем у всех Стражей вместе взятых.
  - Я хотел сказать, не торопись умирать. То, что мы все вернулись живыми - это чудо. Сорок процентов летальных потерь - это значит, что несколько прибывших команд были уничтожены полностью.
  - Однако Стражей все же посылали.
  - А ты глянь, кого отправили. Тех, кого не жалко. Кто доставляет проблемы. Эгида может выжить даже разорванным пополам или без головы. У Кид Вина почти нет прогресса. Призрачную Сталкер половина Стражей сама не прочь придушить во сне. Ну и я... без подробностей, но есть причины, по которым СКП вздохнет спокойно, если я вдруг скоропостижно скончаюсь.
  - Это почему? Из-за того, что твои изобретения могут игнорировать эффект Мантона?
  - И из-за этого тоже, - уклончиво ответил я.
  - О, пока не забыла. Ты можешь проведать Кид Вина? Он что-то совсем расклеился. Еще хуже тебя, наверное.
  - Он у себя?
  - Ага, - Виста энергично закивала. - Кажется, он в мастерской насовсем поселиться решил.
  Вот тут я ощутил жгучий стыд. Его участие в бою с Губителем тоже явно травмировало. Он работал в спасательной команде, и наверняка мирные жители гибли у него на глазах. Только в отличие от меня, он сразу направил все силы в работу, даже школу не прогуливал.
  Правда, скромные результаты при таком усердии выглядели странно. Он довольно давно обрел силы, и трудился не меньше меня, но я не замечал в его изобретениях чего-то экстраординарного. При виде Алебарды Оруженийка или модуля Дракон поневоле испытываешь трепет, потому что как технарь понимаешь, насколько они совершенны. В моем 'Лотосе', при всей недоработанности и несовершенстве, тоже была своя изюминка, как и в Изумрудном Мече. Схематично оборудование Кид Вина было простым, без уникальных черт, свойственных только ему. Будто он придерживался определенного шаблона, и не решался выйти за его рамки.
  Что характерно, при том, что мы оба были технарями, но общались сравнительно немного - в основном по рации, пока он был в патруле, а я разлагался за консолью в своем вечном отлучении. Так-то мы сидели каждый в своей мастерской, занимались своими делами, а чужими интересовались мало.
  Ну, вот и наверстаем. Я подошел к двери и постучал.
  - Да? - ответили с другой стороны.
  - Это Магистерий. Можно войти?
  Раздался стук ног и дверь распахнулась. За ней обнаружился Крис в гражданской одежде, взъерошенный и с темными кругами под глазами.
  - Что-то случилось? - хмуро спросил он.
  - Да ничего. Виста говорит, ты вешаться собрался. Я не вовремя?
  - А, не... - Крис замотал головой. - Заходи.
  Мастерская Кид Вина была похожа на мою, но стоило приглядеться, и отличия бросались в глаза. Во-первых, у меня было чище и аккуратнее. Хотя ненамного, если честно. Совсем ненамного. Во-вторых, если у меня основное захламление создавали различные установки для производства определенных материалов и станки для обработки деталей, а также всякие обрезки, опилки, стружка и тому подобное, то Кид Вин мог похвастаться огромным количеством образцов разных устройств, в основном ручного оружия - иногда завершенных, но чаще недоделанных или полуразобранных.
  На его верстаке лежал шлем, в котором он был в Мехико, тоже развинченный. Видимо, он занимался усовершенствованиями, когда я его отвлек.
  - Все же решил постоянно носить герметичный доспех? - я кивнул на шлем.
  Он покачал головой.
  - Пытаюсь повысить чувствительность тепловизора, чтобы лучше обнаруживать людей под завалами.
  - И как?
  - Не особо. То есть в теории работает, но не могу отсечь помехи от пожаров и всего такого, - он сел на стул и сник. - Все просто из рук валится.
  - О, это мне знакомо. А не пробовал спектральный анализ?
  - Эммм... а как это поможет?
  - Ну, искать не тепло, а вещества. Если в одном месте много водорода, кальция и углерода - значит, скорее всего это человек. А тепловизором только проверять. Я сам хочу такую штуку в маску встроить, чтобы видеть в темноте, в дыму и сквозь стены. По сути, моя собственная сила Умника, только жертвуя точностью в обмен на больший радиус.
  - Спасибо за идею, попробую, - Крис немного прибодрился, но тут же еще глубже рухнул в пучину депрессии. - Хорошо тебе. Ты и до того, как силы получил, был умный. Все у тебя получается. Специализацию свою сразу понял. Даже Александрия заметила.
  Если бы сейчас в штаб-квартире появился Эйдолон и снова устроил мне прохладный душ, я бы удивился меньше. Серьезно? Кид Вин серьезно завидовал МНЕ? Сравнивал себя со МНОЙ, и каким-то образом сравнение получалось не в его пользу? Он даже не завидовал мне и не считал меня соперником - только живым напоминанием о его собственной неполноценности. Вот только будь я таким умным, как он считал, я бы не оказался... там, где оказался - слишком злодей в глазах руководства СКП, слишком герой с точки зрения Кайзера, бесполезный в смысле противостояния Протекторату.
  - Эммм... так, дай подумать... - честно, я растерялся. - Вставай и пошли.
  - Куда?
  - Выпьем что-нибудь.
  Игнорируя вялые протесты Криса, я вытащил его в Хаб и усадил в обеденном уголке, где стоял холодильник, кофе-машина и микроволновка. Содержимое холодильника разнообразием похвастаться не могло, так что за некоторыми компонентами сбегать к себе. Через минуту я передал Крису высокий стакан с бодрящей и слегка развязывающей язык бурдой (на 99% состоящей из фанты), уселся напротив него с таким же и сделал глоток первым. Виста тоже примостилась рядом, но ей я налил просто газировки, без добавок.
  - Так, давай сначала. С чего ты решил, что я умный, а ты дурак? Только из-за того, что с математикой не ладится?
  - Дискалькулия, - мрачно ответил он, крутя стакан перед собой. - И СДВГ.
  - СДВГ это не болезнь. Это пролоббированный ассоциацией психотерапевтов повод впаривать тонны риталина. Просто поверь, у меня родители связаны с фармацевтическим бизнесом, и знают об этом все. А дискалькулия это что?
  - Считать не умею. Буквально. Простейшие арифметические действия без калькулятора провести не могу. Какие-то расчеты для технарства - это вообще ад.
  - Это у тебя после обретения сил такое?
  - Нет, еще раньше, - он опасливо глотнул фанты. - А можешь сделать лекарство от этого?
  - Нууу... наверное. Только я бы не рисковал.
  - Но ты же в больницах лечишь! Даже в психиатрии.
  - Да, но... знаешь, меня пускают только к безнадежным. К тем, кто в противном случае умрет, или к тем, кто из-за своей болезни полностью недееспособен. Это отчасти от того, что больницы не хотят терять деньги, но есть еще более важная причина. Если я накосячу, то не станет хуже. Как говорится, что мертво - то умереть не может. А если какие-то жесткие побочки всплывут у тебя... бля, я даже не знаю, что со мной сделают. На Аляску наверное отправят пожизненно, в лучшем случае.
  - Да ничего с тобой не сделают. Ты слишком ценный.
  - Мне кажется, ты мою ценность сильно преувеличиваешь... - я перехватил его взгляд и осекся. - Ладно, ладно, попробую что-нибудь сделать. Но имей ввиду, на создание достаточно безопасного препарата потребуется время. И не забудь написать расписку с отказом от претензий в случае смерти или увечий.
  - Да не вопрос.
  - А что у тебя со специализацией? Она же вроде известна, лазеры и антигравы.
  - Это все фигня, - отмахнулся он. - Написали, чтобы графа в личном деле пустой не оставалась. Ну и вообще требуют, чтобы я занимался лазерами. Типа, в команде нужен мобильный Стрелок. Но это не то. Тебе же вписали 'медицинское оборудование', хотя тоже не правда.
  - Ага, вот как... - я задумался на минуту. - Можно задать неприличный вопрос?
  - Ну, валяй... - он глянул на меня подозрительно.
  - Каким был твой триггер?
  - Что это?
  - Триггер-событие, - иногда я забывал, что это не особо публичная информация, и не каждый интересовался темой. - Момент запредельного стресса, в который ты обретаешь силы. В твоем случае это не одно мгновение, а достаточно длительный период, в который тебе было очень несладко. Специфика технарских триггеров - они растянуты во времени.
  - А какое это имеет отношение?
  - Прямое. Специфика проявления силы связана с обстоятельствами триггера. Что происходило вокруг тебя. В каком состоянии находился ты сам. О чем думал. Важна может быть каждая мелочь.
  Крис снова хлебнул фанты и принялся покачивать стакан в руке, глядя в никуда.
  - Знаешь, я не такой как ты, Рыцарь или Триумф. Моя семья очень небогатая, - сказал он медленно, словно не решаясь сходу раскрыть карты. - То есть, не нищенствуем, но пока я не стал Стражем, то например не мог и мечтать о колледже. А года два назад было намного хуже. Мой папа получил травму во время одной из стычек суперзлодеев, и долгое время не мог работать. Старший брат связался с дурной компанией, попал в тюрьму для несовершеннолетних. Мама работала на двух работах, чтобы вытянуть нас с моей младшей сестрой, но этого не хватало. А я пытался хоть чем-то помочь, хватался за все подряд. Мне тогда было тринадцать. Где-то полгода я просто разрывался на части - школа, уход за отцом и сестрой, домашние дела. Постоянно искал подработки, чтобы принести домой хоть пару баксов, хватался за все подряд... даже за те дела, что не выглядели законными. Ну, знаешь, забрать пакет в одном месте и принести в другое. Работы на часа, и полсотни твои. И чем дальше, тем яснее становилось, что пытаюсь, пытаюсь успеть везде - и в результате не получается толком ничего. И в какой-то момент просто понял, что знаю, как собирать всякие штуки. И понеслось. Ясное дело, ни на что другое времени у меня уже не оставалось. Прикинь, я даже пару раз дрался с героями, пока меня не победили и не привезли сюда. И предложили стать Стражем, хотя я думал, что посадят. Вот и все, собственно.
  Я кивнул и принялся думать. Обстоятельства триггера вписывались в типичную клиническую картину - долгий кризис, неразрешимая (или кажущаяся таковой) проблема. Но каковы конкретные детали? У меня были только слова Криса, и пара образцов его устройств, по которым я не мог сказать ничего конкретного. 'Разрывался'. 'Хватался за все подряд'. 'Пытался успеть везде'.
  Хммм...
  - В общем, у меня есть три предположения, - сказал я, когда молчание стало невыносимым. - Скажу сразу, я далеко не эксперт в этих вещах, так что не рассчитывай, что я сходу определю все верно. Ладно... первое: твоя специализация связана с созданием автономных дронов-помощников, или же просто автоматизированных систем.
  - Я пробовал делать дронов, - признался Крис. - Не самые неудачные мои проекты, но возникали проблемы с многопоточным управлением, если их было больше пяти штук. Искусственный интеллект им прописать не получилось, как и достаточную автономность.
  - Значит не то. Тогда вторая версия: ты специализируешься не на конкретном типе предметов, а на методах производства, которые экономят время. Скоростная сборка.
  - Блин... ты в курсе, сколько я возился со своим скейтом?
  - Эээ... нет.
  - Неделю. Это как бы дохрена.
  - Окей, значит тоже мимо. Тогда последняя версия. Хотя по-моему, тут тоже ерунда выходит.
  - Режь уже.
  - Швейцарский нож.
  - Чего?
  - Сам же сказал - режь. Короче, твоя специальность - что-то вроде швейцарского ножа. Берешь несколько разных инструментов, которые рядом смотрятся нелепо, и соединяешь их во что-то одно. Вероятно, функционал будет неполноценным, но зато все разом под рукой.
  Я сам не ожидал, какой эффект окажут мои слова. В лучшем случае я надеялся, что Крис уловит какие-то намеки, которые я сам распознать был не в состоянии, и самостоятельно сможет нащупать свою сильную сторону.
  Но тот замер, будто пораженный током, и сидел так почти минуту. Его губы еле заметно шевелились, глаза бегали по сторонам, пальцы дергались, будто порывались без ведома хозяина немедленно взяться за работу. Мне кажется, или это повод для беспокойства?
  - Эй, ты тут еще? - Виста помахала у него рукой перед лицом. - Кид Вин, прием!
  С видимым усилием Крис сфокусировал взгляд на ней. Выглядел он как человек, только что узнавший смысл жизни, тайну убийства Кеннеди, происхождение парасил и причину, по которой булки для хот-догов продаются упаковками по восемь штук, а сосиски к ним - по десять.
  - Это ведь так просто... - пробормотал он. - Комбинация. Совмещение. Адаптивная реконфигурация. Блин, как я раньше не понимал?!
  - Тебе может и просто... - я вспомнил, как пытался увязать между собой отдельные элементы 'Лотоса', и какие проблемы при этом всплывали. Нейроподавитель и формирователи плоти мешали друг другу пересекающимися частотными диапазонами, пришлось подключать их через роторный контакт - пока работало одно, не работало другое - со сменой итераций пятьдесят раз в секунду. Этого хватало, чтобы в достаточной мере подавлять болевые ощущения, но эффективность работы формирователей снижалась на треть.
  - Нет, это реально круто! - он чуть ли не подпрыгнул на месте. - Ты свою специализацию также выяснил? Изучил триггер?
  - Вообще-то, я ее не знаю.
  - Что... но как тогда...
  - Сначала я думал, что это 'синтез веществ', потому что начал я со всяких газов и микстур. Потом начал склоняться к 'преобразованию веществ', когда для дальнейшего прогресса потребовались разные вспомогательные установки. Но специализация, по идее, должна быть более узкой. Зато теперь, поняв твою силу, я могу взглянуть также на свою. И тогда это получается...
  Я прикрыл глаза, заставляя себя окунуться в худшие воспоминания.
  Прессинг со стороны матери. Самоустраненность отца. Зависимость от инсулина. Вечные напоминания о финансовой зависимости. Неуклюжие попытки обрести независимость.
  Сила дает не то, что тебе действительно нужно, а то, что просишь в миг отчаяния. Коварный дар, похожий на золотое кольцо с шипами на внутренней стороне. Что-то, что будет терзать тебя до конца дней, не давая ранам заживать.
  - Назовем это 'самодостаточными производственными цепочками', - сказал я наконец. - Для меня малополезны те ресурсы, что я могу взять со склада или купить у других технарей Протектората. От предоставляемого оборудования тоже толку немного. То есть, я могу все это использовать, но результат будет так себе. Чтобы раскрыться полностью, я должен создавать собственную инфраструктуру. К примеру, я не мог построить 'Лотос', используя предоставленный СКП станок. На том станке, и то после глубокой модернизации, я только сделал детали для других станков, на которых уже произвел детали для 'Лотоса'. Тоже самое с материалами. Для старта годилось что угодно, но потом пришлось заниматься плавкой металла и стекол, выращивать кристаллы... наверное, лучший результат будет, если начать цепочку с копки руды, а закончить каким-нибудь генератором кварк-глюоонной плазмы. Если конечно мне жизни хватит на все это.
  - То есть в идеале, ты должен построить собственный мега-завод? - предположил Крис, теребя подбородок. - О, или гигантскую мобильную платформу в виде огромного червя, которая будет пожирать все на своем пути, перерабатывать материю и непрерывно увеличиваться.
  - За такое на меня выпишут ордер на убийство.
  - ...а называться это будет Шай-Хулуд, и да будет очищен мир его деянием!
  Несколько секунд я пытался сдержать рвущийся наружу ржач, но быстро сдался. Кид Вин и Виста подхватили почти одновременно. Это было настолько нелепо, что оставалось только и дальше захлебываться смехом. Полчаса назад мы могли думать только о собственном бессилии, и вот, пожалуйста. Всего-то потребовалось выговориться.
  - Не знал, что ты 'Дюну' читал.
  - Только первую книгу осилил. Тягомотина какая-то.
  - И ничего не тягомотина, надо просто вчитаться, - я огляделся. - Но раз уж разговор про завод... как думаешь, что будет, если я попрошу у Пиггот мастерскую побольше?
  - Ничего, в лучшем случае. Чтобы Свинка вела себя по-человечески? Раньше Оружейник научится шутить.
  - А давайте на Рождество нарядим Оружейника Санта-Клаусом, - предложила Виста.
  - Точно! Скажем, что шуба красного цвета повышает скорость мотоцикла за счет отражения световых волн большей длинны! - подхватил Крис. - А борода внушает страх злодеям.
  - У него и так есть борода.
  - У него короткая, а надо длинную и белую.
  Составление плана операции 'убедить Оружейника нарядиться Сантой' заняло еще полчаса. Мы разошлись по своим делам с распределенными ролями и полностью уверенные в успехе. Всего через полтора месяца мир увидит Оружейника в красной шубе, поправившегося на полсотни фунтов и с мешком подарков за плечами. И никто нас не остановит...
  Даже когда дверь мастерской за мной закрылась, приподнятое настроение улетучилось не сразу, настолько заразительным оказалось веселье. Я прошел вглубь, включая оборудование и компьютеры, и оперся на верстак, где меня ждала груда чертежей, озаглавленная одним словом.
  
  'Сирин'.
  
  Пусть СКП замалчивает мои дела и даже мое существование - я почти не обижался. Меня признала одна из Триумвирата, и это стоило дороже мнения всего СКП вместе взятого. Пусть похвала была не вполне заслуженной, но я сделаю все, чтобы оправдать доверие. Рука, что может исцелять, способна и убивать.
  Я осмотрел эскизы своего будущего боевого доспеха. Проект обещал стать еще сложнее 'Лотоса', если это вообще возможно. Недели потребуются только на последовательное выстраивание технологического процесса. Но если удастся реализовать хотя бы половину задуманного, я смогу сражаться на уровне Великолепной семерки Протектората, в которую входил и Оружейник.
  Это было жизненно необходимо.
  Редкую тайну можно хранить вечно. Готов поставить свою стипендию на год вперед, что однажды Стражи узнают обо мне всю подноготную. Но может, они простят меня, если я буду стараться?
  
  
Интерлюдия 3.а Эмили Пиггот
  
   Изредка в жизни Эмили Пиггот, директора отделения СКП Восток-Северо-Восток, наступали моменты, когда ей больше всего хотелось уволиться со службы и переехать в Россию. Кто-то удивиться, как можно променять жизнь в сравнительно комфортном месте на нищую, милитаризованную, закрытую страну, населенную медведями, коммунистами и прочими животными, где вдобавок обитала страшнейшая угроза S-класса после Губителей. Однако с точки зрения директора там было кое-что, перечеркивающее большую часть недостатков.
   Средняя продолжительность жизни парачеловека в России составляла девяносто шесть часов.
   Вся национальная инфраструктура, восстановленная почти с нуля после распада Советского Союза, была выстроена так, чтобы быстро и эффективно выявлять тех, кто только что обрел силы. Никаких бесящих законов о тайне личности и 'трех ошибках', никаких 'неписанных правил'. Бешеная обезьяна с гранатой, каковой являлся любой обладатель суперспособностей, автоматически лишалась всех гражданских прав и в подавляющем большинстве случаев получала то, что заслуживала - пулю в затылок за казенный счет, независимо от пола, возраста и положения.
   По этой причине в России былая самая низкая в мире популяция паралюдей относительно общей численности населения, всего лишь немногим более тысячи, и больше половины из них служили в армии или спецслужбах. Конечно, некоторым отщепенцам и бандитам удавалось ускользнуть из цепких лап КГБ, но они были каплей в море по сравнению с той трясиной, в которую сползали США.
   Директор Пиггот потерла уставшие глаза и снова посмотрела на компьютер. С экрана на нее глумливо взирал Кайзер, и это глумление было заметно даже через маску из стальных лезвий. Несколько секунд она думала, не хватит ли этого дерьма на сегодня, но палец уже сам собой клацнул мышкой по кнопке повтора.
   - Приветствую жителей Броктон Бей - по крайней мере тех, кто заслуживает этого. Как всем известно, на протяжении многих лет группа Империя-88 стоит на страже этого города, оберегая невинных людей от этнической преступности, разлагающего влияния сионизма и распространения противоестественных извращений. Мы - это объединение людей, помнящих об истинном величии этой страны, о заветах отцов-основателей и наследии Старого Света, на котором взращено все наше общество.
   Соединенные Штаты были сотворены силой народа, для народа и по воле народа. Лучшие люди Старого Света отправлялись в неизведанное, чтобы покорить дикие земли и построить величайшую страну, которой не видел мир. Так было раньше, но что мы видим сейчас? Что Америка поражена метастазами опухоли, завезенной из Африки и Азии. Что грязь, нанесенная примитивными существами, запятнала наш чистый дом.
  Как известно, семнадцатого ноября Бегемот атаковал Мехико, и герои Броктон Бей, возглавляемые Оружейником, отправились на помощь. Но кто знает, что из семи четверо были подростками, включенными в программу Стражей? Служба Контроля Параугроз проявила в лучшем случае преступную некомпетентность, а в худшем - намеренно подвергла несовершеннолетних героев смертельному риску, пользуясь их зависимым положением.
   Кто-то может возразить, что они могли вызваться сами. Что их вело чувство долга и желание помочь. Но разве не заслуживает такая отвага и благородство почестей? Поощрения? Банального упоминания? Я, Кайзер из Империи-88, открыто признаю, что пусть не все из этих Стражей полностью отвечают критериям приемлемого, но их доблесть достойна уважения. Но одного человека я хочу выделить особенно, это новичок в Стражах, по имени Магистерий. Тот, кто начал свой путь кейпа с безвозмездной помощи страждущим. Увы, слишком многие не способны позволить себе качественную медицину из-за бездарной политики городской администрации, разбазаривающей бюджет на содержание черных бездельников и желтых паразитов, бесчисленные орды которых оккупировали нашу страну.
  Вступив в программу Стражей, Магистерий продолжил свой труд, потеснив на пьедестале благодетелей даже Панацею, и не получил за это ни цента, ведь фармацевтическое лобби, состоящее, вот сюрприз, из евреев, протолкнуло массу уродливых законов, чтобы защитить свои сверхприбыли. Он был одним из тех четверых, что отправились в бой с Бегемотом, и хотя не сражался на переднем краю, с помощью своих изобретений спас жизни полусотни отважных паралюдей, получивших смертельные ранения в битве с чудовищной тварью.
  Вы что-нибудь об этом слышали? В новостях, в официальных пресс-релизах?
  Не думаю, потому что даже я узнал об этом случайно, из третьих рук.
   Причина проста - СКП, якобы призванная защищать граждан от параугроз, занимается исключительно показухой и оголтелой пропагандой так называемого 'равенства', замалчивает подвиг белого паренька, чтобы продвинуть фаворитов - разумеется, черных и китайцев, ведь это так толерантно и разнообразно. Тем временем в Доках нельзя шагу ступить, чтобы не врезаться в черного сутенера или наркоторговца. Азиаты крадут белых школьниц прямо возле школ и продают их в сексуальное рабство, переправляют в Китай, в тамошние бордели.
  Делает ли СКП что-то с этим? Нет. Эта убогая пародия на государственную организацию давно стала вертепом для цветных и их любителей. Они очерняют в глазах общественности Империю-88, которая единственная защищает белых детей от кошмарной участи стать игрушками косорылых извращенцев, а потом, после утраты 'товарного вида', быть разобранными на органы. Они дурят белых детей, обладающих парасилами, сладкими сказочками про героизм, самопожертвование и защиту людей - а потом наживаются на их практически неоплачиваемом труде, бросают в качестве пушечного мяса под ноги Губителям. А если те все же возвращаются живыми, то отбирают у них даже собственные достижения, приписывают их выделенным пиар-фигурам из числа цветных и гомиков. Смотрите американцы, вот ваш защитник, герой Ууга-Бууга, и не важно, что он не умеет писать и читать, а из достижений имеет только завязанные шнурки - зато он политически корректен.
   Подумай над моими словами, Магистерий, ведь ты наверняка увидишь эту запись. Ты работаешь на организацию, которая выдоит тебя досуха, присвоит твои достижения и изобретения, а потом отправит на смерть, чтобы ты не болтал лишнего. Твой директор, Эмили Пиггот - сумасшедшая кейпоненавистница, которая оставила в Эллисбурге остатки своей вменяемости. Можешь поискать ее биографию, если интересно, узнаешь много нового. Она сживет тебя со свету просто за то, что ты парачеловек.
   Кстати, Стражам правда платят всего четыреста долларов в месяц? За ненормированный график, за смертельный риск? Похоже, в СКП все еще печальнее, чем я мог предположить.
   Подумай, Магистерий. Двери Империи-88 всегда открыты для тебя - и для тех, кого ты приведешь за собой. Здесь ты найдешь все, чем тебя обделила СКП - и никто и никогда не преуменьшит твоих заслуг.
   Речь Кайзера оборвалась с окончанием файла. Пиггот раздраженно закрыла браузер. Не то, чтобы она была шокирована. Как у директора отделения, у нее был доступ к секретным сведениям категории А - в том числе к данным о подлинных личностях суперзлодеев. Кем может быть кейп, чьи родители работают на 'Медхолл ', владельцем которого является Макс Андерс, он же Кайзер? И к тому же через два дня после принятия присяги Стража получающий от того же 'Медхолл' контракт на сотрудничество? Правильно. Только крысой.
   К великому сожалению Пиггот, она не успела предупредить Стражей о необходимости держать с Магистерией ухо востро, а после это не могло не вызвать ненужных расспросов и подозрений. Особенно неудобен был Кид Вин, чьи силы могли быть использованы для получения конфиденциальной информации. В личной беседе она сообщила Оружейнику, что Магистерий может быть скомпроментирован, и повторно приказала тщательно проверять все его изобретения, и еще тщательнее следить за тем, к каким данным он получает доступ.
   Но шло время, а Магистерий не пытался шпионить или заниматься саботажем, и Пиггот поняла, что ошиблась. Кайзеру не требовался шпион, у него они в СКП были и так. Он замахнулся на большее и начал создавать агента под прикрытием. Того, кто потратит годы на карьерный рост, приобретет влияние и будет действовать в интересах Империи-88, для всех оставаясь героем. Если план Кайзера увенчается успехом, владеющий инструментами Протектората Магистерий поможет вычистить из города остальные банды, а затем планомерно ослабит и СКП, ведь незачем держать в городе большие силы, если злодеев мало. И Залив упадет в руки белых расистов, как спелое яблоко.
   Именно в этот момент Пиггот и пожалела, что мелкого ублюдка нельзя просто отвести в подвал и расстрелять. Или хотя бы посадить в камеру без пищи и воды на недельку, чтобы раскололся. За Магистерием стояла мощь Империи, и что еще хуже - весь адвокатский корпус 'Медхолл Корпорейшен'. И его собственная сила - с неясными ограничениями, и достаточно мощная, чтобы воссоздать биокинез Панацеи. Директор мрачно перебрала в памяти злодеев с наиболее неприятными силами, после чего направила в центральный офис запрос об отложенном ордере на убийство - на случай создания Магистерием саморазмножающихся устройств или организмов.
   Запрос ожидаемо отклонили, так что Пиггот приходилось принимать меры самостоятельно. Она работала на опережение. Агента следовало сделать бесполезным для Кайзера. Она жестко пресекла возмущенные голоса отдела по связям с общественностью, для которых Магистерий был настоящей находкой, и велела вычеркнуть его из всех программ массовых мероприятий - как имеющихся, так и тех, что только будут запланированы. Также она по любому поводу старалась отстранять его от патрулей - и чтобы тот меньше показывался на людях, и для препятствования получению боевого опыта, и для снижения риска для остальных Стражей. Шанс, что во время схватки со злодеями он выстрелит кому-то в спину, был невелик, этот вопрос наверняка был обговорен еще до внедрения, но своих подчиненных Пиггот обычно старалась беречь - даже если это паралюди.
   Параллельно она начала зондировать почву в других городах, не требуется ли им пополнение. О, конечно, будь Магистерий совершеннолетним, то не задержался бы в Броктон Бей и недели. Директора отделений передрались бы, чтобы заполучить его в свою колоду. Но перевод на новое место Стража - это просто прорва разнообразных согласований. В первую очередь с родителями или опекунами, а реакция родителей Магистерия была достаточно предсказуемой.
  Большую часть процедур можно было обойти, если бы за Стражем числилось серьезное нарушение, и выбор стоял между переводом и тюрьмой. Но в своей гражданской ипостаси Магистерий был правильным и законопослушным до оскомины, а в маске, в отсутствие патрулей, покидал выделенную мастерскую только для волонтерства в городских больницах, так что вменить ему в вину было ничего. Когда он вызвался на бой с Бегемотом, Пиггот мысленно молилась, чтобы он там погиб, и хотя бы одна проблема из многих разрешилась естественным путем.
  Не погиб.
  И не вернулся знаменитостью только по случайности, проведя все семь часов без коммуникационного браслета, так что обработанные им кейпы понятия не имели, кому обязаны. Это могло бы стать большой удачей, но мелкий ублюдок со своими изобретениями приглянулся Александрии. На следующий день пришло распоряжение из центрального офиса - не препятствовать Магистерию в разработке чего бы то ни было, особенно если это может быть направлено на борьбу с Губителями, а любые требования касающиеся ресурсов удовлетворять, если это не что-то нереальное.
  На следующей неделе Магистерий пришел к ней сам и попросил помещение под мастерскую побольше. Дескать, разобрался в своей специализации, и ему нужно больше места. Мысленно скрипя зубами от раздражения, Пиггот разрешила ему снести стену, отделявшую его нынешнюю мастерскую от соседнего неиспользуемого помещения. Магистерий очень удивился, будто заранее настроился на отказ, но быстро взял себя в руки и ушел заниматься расширением.
  И теперь вот это выступление Кайзера, которое явно было спланировано и подготовлено. Профессиональная студийная запись, распространение одновременно по множеству каналов, от ПЛО и Youtube до телеканалов. Кайзер хорошо раскошелился, чтобы его обращение появилось в прайм-тайм, и удар получился болезненным. Не сокрушительным, но действительно болезненным, причинившим массу неудобств, и проблема была даже не в том, что Стражи отправились в бой с Бегемотом. Да, лет десять назад допустившего подобное директора распяли бы над входом в отделение, но с тех пор прошло десять лет, атаки Губителей продолжались, ряды героев редели, и затыкать дыры в строю приходилось всеми доступными средствами. Запрет на использование Стражей при отражении атак Губителей предполагалось полностью снять в течение ближайшего полугода. Нет, проблема была в одном-единственном Страже, которой буквально с первого дня был занозой в заднице.
  Пиггот оказалась в затруднительной ситуации. Продолжи она держать Магистерия на коротком поводке - и вала дерьма не избежать, работа по продвижению позитивного образа СКП была бы отброшена на месяцы, если не на годы. Но также она не могла вывести проблемного Стража на широкую публику, потому что это означало пойти на поводу у Кайзера и помочь ему в осуществлении его плана.
  Был большой соблазн просто арестовать Магистерия по обвинению в сотрудничестве с суперзлодеями, заставить выложить все, что ему известно, и потом отправить гнить на Аляску или стеречь какую-нибудь карантинную зону, не забыв принудительно сменить ему имя и костюм. Вот только мелкий ублюдок в свои пятнадцать проявил недюжинные навыки двойного агента, и связать его с Империей было невозможно без разглашения секретной информации о гражданских личностях суперзлодеев - а последствия у этого поступка были бы настолько тяжелыми, что проще терпеть крота под боком. Также Пиггот помнила о ненулевой вероятности, в случае ареста Империя просто вытащит его из камеры, убив в процессе десяток-другой оперативников, и Магистерий открыто перейдет на другую сторону. Со всей информацией, которую успел получить, в том числе об устройствах Дракон. Конечно он потеряет всю гражданскую часть своей жизни, это должно стать серьезным ударом... но не слетит ли он с катушек?
  Пиггот потрясла головой, отгоняя навязчивые воспоминания об искаженных тварях, скачущих по улицам обезлюдевшего города и пожирающих ее товарищей. Для принятия взвешенного решения ей не хватало информации. А именно понимания пределов силы Магистерия. То, что он демонстрировал до сих пор, делало его довольно опасной, но отнюдь не выдающейся маской, при некоторой подготовке с ним бы справился любой из ее подчиненных героев. Однако он сам сказал, что лишь недавно понял свою специализацию... поэтому какое-то время придется терпеть и наблюдать. Шансов мало, но если его сила окажется достаточно ценной, возможно, его стоит попытаться перевербовать.
  Что делать дальше? Созвать пресс-конференцию. Сделать вид, что это плановое событие, и никак не связано с громким заявлением Кайзера. Предположить, какие могут быть заданы вопросы и продумать ответы на них.
  Почему Стражей послали на бой с Губителем? Сказать, что они не участвовали непосредственно в бою, а лишь занимались помощью в эвакуации мирного населения, и серьезной опасности не подвергались - тем более, что это чистая правда.
  Почему Магистерия не было видно на улицах? Потому что Оружейник сообщил, что тот работает над реанимационным оборудованием, и его не следует отвлекать пустяками - почти правда, Пиггот действительно получала доклад, но не придала ему особого значения.
  Почему молчали до сих пор? Потому что юным героям требовалось время, чтобы прийти в себя, не следовало сразу тащить их на пресс-конференции и интервью - тоже отчасти правда.
  Почему Стража-целителя обделили вниманием уже после? Потому что его он тяжело переживал из-за большого процента смертности среди пациентов, и неумеренные похвалы лишь причинили бы ему еще больше боли. Вероятно, заставили бы совсем отказаться от работы в этом направлении. И это тоже чистая правда, об этом докладывал Эгида.
  Под последним предлогом Магистерия можно будет вообще не выпускать из мастерской, раз на него такое впечатление произвела короткая беседа с Александрией. Пусть занимается медицинским снаряжением, а если попытается сделать что-то более опасное - напомнить ему о тех, кого он не спас. Пиггот с облегчением откинулась на спинку кресла и довольно улыбнулась.
  Ты хотел войны, Кайзер? Ты ее получишь.
  
  
3.3
  
   Ночь выдалась отличная - холодная, с сырым пронизывающим ветром, и безлунная.
   В такую ночь никто не выйдет из дома без острой нужды, а значит улицы будут пустынны и не нужно будет сдерживаться.
   Магистерий нежно провел пальцами по изогнутому рубиновому лезвию. Так долго... целый месяц, почти безвылазно проведенный в тесной мастерской, начал сказываться. Сила жаждала высвобождения, душа - битвы, а клинок - крови. Тайно изготовленный шедевр, превосходящий привычный Изумрудный Меч на пару поколений, приятно оттягивал руку, и скоро он пройдет боевое крещение.
   Нажатие одной кнопки на контрольном браслете - и активированная поляризационная система сделала его почти невидимым. Ночная темнота довершила дело. Он взлетел на двадцать метров, туда, где на бетонной плите парила Руна, и приобнял ее сзади.
   - Ну что, готова немного разогреться?
   Из-за близкого контакта с живым объектом область преломленного света нарушилась, и со стороны это выглядело так, будто из ниоткуда появилось темное облако, которое сгустилось в человеческую фигуру.
   - Я уже просто горю, - девушка легонько щелкнула его по маске. - Но ты же меня потушишь?
   - Не сомневайся.
   - Так, молодежь! - рявкнули снизу. - Лизаться потом будете, сейчас есть работа.
   Магистерий выпустил Руну и рухнул вниз, включив антигравитацию лишь у самой земли. Сгруппировавшись, он приземлился на три точки, выпрямился, и посмотрел в глаза Крюковолку.
   - Просто покажи мне, где они. И не зевай, а то тебе ничего не достанется.
   - Ух, какой кровожадный, - Крюковолк уже частично изменил форму, и хотя пока еще сохранял человекоподобный облик, но его руки и половина торса уже превратились в мешанину непрерывно двигающихся лезвий. - Давай, меньше пиздежа, больше дела. И когда начнется, смотри не обделайся от вида крови.
   - Когда у тебя будет столько же битв с Губителями, как у меня, тогда и будешь язвить про кровь, Волчок.
   Среди масок Империи-88 раздались смешки. Здесь присутствовало большинство активного состава. Некоторые остались на 'своей' территории на всякий случай, также не почтили действо личным присутствием Кайзер и Блицкриг, но спланировали все именно они. То, что затевалось сейчас, было не просто рейдом, а частью нового медийного удара по СКП.
  Его эти тонкости не волновали. Он напросился на вылазку с простыми целями - опробовать кое-что из новых изобретений, выпустить накопившуюся благодаря Пиггот злость и, при удаче, снять голову с Демона Ли. Даже внутренней личности хватало здравого смысла, чтобы не пытаться прикончить Лунга. Во всяком случае, пока не будет построен 'Сирин'. С ним шансы должны были возрасти до 50/50, если удастся достигнуть проектных показателей.
   - Признай, Волк, тебе крыть нечем, - сказала Фенья (или Менья? Кто из них кто?).
   - Когда у него будет такой же счет, как у меня, тогда и будет тявкать. Губители Губителями, а реальных дел я от этого шкета пока не видел. Да он даже посвящение не проходил!
   - Мне скучно убивать косорылых, у которых нет способностей, - ответил Магистерий. - Нет вызова, нет азарта. Если сегодня попадется Демон Ли - будет тебе посвящение.
   - А если не попадется? - резко спросил Крюковолк.
   - Тогда не будет.
   - Я не собираюсь доверять парню, который не доказал делом свою верность. Откуда мне знать, что ты наш агент в Стражах, а не наоборот? Ведь под крылышком у СКП так уютно! Интервью берут, на фотосессии водят, как комнатную собачонку!
   - Я бы больше ценил твое доверие, если бы ты меньше завидовал участи комнатной собачонки, как ты выразился.
   Крюковолк шагнул вперед и угрожающе поднял шипастый кулак.
   - Не нарывайся, предупреждаю первый и последний раз. Может ты присел на уши Кайзеру, но я за тобой слежу.
   Магистерий фыркнул как можно презрительнее и снова взлетел вверх, где уселся на левитирующую плиту рядом с Руной.
   - О, Элберет, почему меня окружает столько быдла? - вздохнул он.
   - Да не обращай внимания, он всегда такой, - отмахнулась Руна. - За недостаток приверженности арийским идеалам Крюковолк способен доебаться даже до Гитлера.
   - Тогда Гитлеру повезло, что он умер.
   - Это бы его не спасло, поверь. Ты сам как, в норме?
   Магистерий качнул головой.
  - Последнее время тяжеловато. Пиггот держит меня на мушке. Сегодня подослала мне баранов на убой, я чуть не повелся.
  - Это как?
   - Комиссия из Молодежной Гвардии приехала , те самые уроды, которые по идее должны защищать права Стражей, но защищают только свое финансирование. Приперлись прямо ко мне в мастерскую и давай выпытывать, сколько я времени провожу за технарскими делами и верно ли, что мне угрожали санкциями за неучастие в бою с Бегемотом.
   - Да, пиздец какой-то.
   - Это еще что. Я бы наверное их вытерпел, но они вломились прямо посреди работы. А прерванный технарский транс ощущается... довольно неприятно. Хотя надо отдать должное, эти придурки свое дело знали, и сумели довести меня до белого каления всего за пять минут перекрестного допроса. Короче я взял меч и велел им уебывать из мастерской на своих ногах, или они останутся без них. Так прикинь, они даже не шелохнулись!
   - В смысле настолько смелые, или настолько тупые?
   - Думали, раз они тут официально, я их тронуть не посмею. Пришлось вдарить им немного нейроподавителем и закрепить эффект ногами. Они, конечно, сразу кинулись к Пиггот жаловаться... ну, я следом за ними пошел, и говорю: если всякие ублюдки, не имеющие к паралюдям никакого отношения, позволяют себе тиранить Стражей, как им вздумается, то может Кайзер не так уж и не прав, и стоит перековаться в злодеи. Один в ответ тут же ляпнул, что СКП знает мою личность, что за мной придут тут же. Пиггот будто этого и ждала, и сказала что раскрытие тайны личности Стража - это от семи лет тюрьмы и пожизненный бан в профессии. Еще и ухмылялась во все зубы так, будто не свинка, а целый кабанище. Короче, комиссии пришлось очень быстро смываться.
   - Весело у тебя там, - Руна озорно улыбнулась под капюшоном. - Как думаешь, мне тоже в Стражи записаться? Надену белое, как Гэндальф, и никто не узнает.
   - Я думаю, у Кайзера случится инфаркт. И вообще, двух жутковатых типчиков в капюшонах нам более чем достаточно.
   - Это ты что ли жутковатый? В каком месте? Тебя за ушком почеши - ты сразу млеешь.
   - Шшш, ни слова больше, - Магистерий прижал палец к губам девушки. - Это секретная информация, а мы рядом с вражеской территорией. Ты же не хочешь, чтобы моей слабостью воспользовался Лунг?
   Руна прыснула в кулачок. Магистерий тоже не сдержал улыбки. Ну что за прелестное создание. Скоро Рождество, надо бы придумать ей подарок пооригинальнее. Жезл, скажем, как у настоящей волшебницы. Или метлу с антигравом и реактивным двигателем.
   С темного неба начал накрапывать редкий дождь.
   По сигналу Крюковолка небольшая армия из десяти масок запрыгнула в фургон (Руна и Магистерий предпочли лететь) и отправилась к своей цели - к принадлежащему АПП борделю. Цель налета была выбрана не случайно. Эта точка отличалась от многих других тем, что, во-первых, 'работали' здесь исключительно рабыни (во всяком случае, так было сказано), а во-вторых, на днях произошло похищение белой девчонки прямо с улицы, и держали ее именно здесь. Чистота, с помощью приготовленной Магистерием сыворотки правды, сумела найти это место очень быстро, но сама участвовать в атаке наотрез отказалась. Спорить с Бластером-8, понятное дело, дураков не нашлось.
   Ради жертвы похищения, по большому счету, все и затеяли - а точнее, ради картинки, которую можно создать с ее участием. По этой причине Виктор тащил с собой не только любимую снайперскую винтовку, но и телекамеру. Те из масок, которые не изменяли форму, также имели при себе портативные камеры, закрепленные на головах или груди. Виктор, благодаря объединению навыков оператора и PR-менеджера, подошел к созданию медиа-бомбы очень тщательно. Смотрите, Империя-88 спасает детей из рабства, пока Протекторат просирает бюджеты в никуда. Также Кайзер давал Лунгу понять - обратный отсчет уже пошел. С усилением в виде Игниса и (ситуативно) Магистерия Империя могла позволить себе теснить даже непобедимого Дракона Кюсю, который не мог находиться везде сразу. Первый, хотя и уступал ростом, был неуязвим для когтей и огня, предел возможностей второго упирался только во время.
   Для себя юный технарь решил, что раз ему поставили задачу сделать бабахало побольше, то Лунг будет идеальным испытательным стендом. Если что-то окажется эффективно против него, то Губителя тоже проймет. О том, что будет, если испытания пройдут неудачно, он старался не думать. Как и о сопутствующем ущербе.
   Действовать предполагалось одновременно более сдержано, и более жестко, чем обычно. Всех, кто не носил красно-зеленых цветов АПП и не пытался напасть, следовало просто отодвигать в сторону, чтобы не мешались, даже если это были цветные. Бандитов же разрешалось пускать в расход на месте, но кого-то желательно было взять живьем для последующей показательной казни.
   Хотя весь путь занял немного времени, действовать все равно нужно было быстро. Глаз на улицах хватало даже ночью, и их прибытие на территорию АПП не осталось незамеченным. А Демон Ли был одной большой проблемой, и имел свойство появляться тогда, когда его не ждешь.
   Фургоны остановились у двухэтажного здания, не выделявшегося ничем среди прочих. Здесь не было вывесок или даже зазывал у входа. Кому надо, те и так знали куда идти, а кто не знал, тем делать внутри было нечего.
   - Все, пошли! - рявкнул Крюковолк и первым выскочил наружу, на ходу перетекая в свою четвероногую боевую форму размером с носорога.
   Магистерий про себя отметил, что полная трансформация происходит не сразу, требуется около пяти секунд. Это может стать преимуществом. Близняшки последовали за командиром и одним махом выросли до шести метров в высоту. Все трое остались снаружи, перекрывая выходы из борделя. Внутрь отправились Цикада, Штормтигр и Игнис - те, кто не терял эффективности в узком пространстве. С последним Магистерий старался не пересекаться взглядом. Тот, в свою очередь, за все время не проронил ни слова.
   Руна, Отала и Виктор остались в резерве. Отала наделила обоих физической неуязвимостью, ее саму прикрывала Руна, возведя из бетонных плит что-то вроде шалаша. Виктора она закинула на крышу одного из соседних зданий, где тот занял позицию с винтовкой и почти полностью слился с тенью.
   Магистерий вздохнул и пристроился неподалеку. Сюда приехала целая армия, способная при желании раскатать весь местный Протекторат в кровавую лепешку. Ему оставалось только тихо сидеть под покровом невидимости и ждать, когда же появится повод достать клинок из ножен.
   Тем временем из окон борделя доносились крики и визги. Было еще несколько выстрелов в самом начале, но они очень быстро смолкли. Из дверей выскочил какой-то голый мужик, кое-как прикрывающийся штанами, и припустил со всех ног по улице, и вскоре скрылся за углом. Через пару секунд следом за ним последовали две девицы, одетые легче воздуха, свС точки зрения эффективности отправлять на дело такие мощные силы было перебором. Но это была информационная акция в большей мере, чем силовая. Кайзер хотел прозрачно намекнуть Протекторату, что они в этом городе просто не нужны.
   Подумав об этом, Магистерий беспокойно заерзал. Хотя он присоединился к Стражам ради личной безопасности и доступа к базам данных, основой личности там нравилось. Да, Пиггот была проблемой, но там же были Кид Вин, Виста, и даже Стояк, хотя последнего порой и хотелось придушить за очередную шуточку. Рыцарь держал некоторую дистанцию, но был предельно корректен. Триумф оказался на удивление добродушен и скромен для 'золотой молодежи'. Эгида, хотя и был пуэториканцем, имел крайне мало общего с представителями цветных банд, и был достаточно эффективен, чтобы вызывать уважение. Призрачная Сталкер... Магистерий подозревал, что у той есть немало грязных, или даже кровавых тайн, но старался не обращать внимания - уж ему-то винить кого-то за некрасивые секреты просто смешно.
   Что произойдет, если план Кайзера увенчается успехом, и Империя-88 вытеснит всех конкурентов? И где будет место самого Магистерия? Он отдавал себе отчет, что ему на роду было написано стать злодеем, но только как герой он мог по-настоящему проявить себя.
   Тряхнув головой, он выгнал прочь несущественные мысли и перевел взгляд на бордель. Из окон которого почему-то начал валить дым. Магистерий озадаченно дернул бровью, но через пару секунд сообразил.
  Игнис.
  Это было просто гениальной идеей - отправлять в здание, набитое горючими тканями, обоями и деревянной мебелью, излома-пирокинетика. Он не мог не устроить пожар, даже если сам того не желал, его огненная форма поджигала все, с чем соприкасалась. Едва ли это кого-то из имперцев обеспокоило в другой день, но сейчас трупы среди гражданских, даже случайные, были нужны меньше всего.
  Идеально спланированная операция по спасению и пиар-акция в одном флаконе вдруг резко превратилось в серьезное ЧП.
  - Эй, Волк! - крикнул он, отключая невидимость. - Отзывай оттуда Игниса и начинай тушить!
  - Чем я тебе тушить буду, нассу туда?!
  Когда дело доходило до чего-то, связанного с помощью ближнему, мозги Крюковолка, справлявшегося с тактическим командованием за счет какой-никакой харизмы, начинали резко буксовать.
  - Я тебе сейчас в глазницу нассу, псина тупая! Пусть Отала тебе даст гидрокинез, и остальным тоже! Фенья, Менья, поддайте стероидов и вытаскивайте тех, кто на верхнем этаже! Руна, составь лесенку из своих плит! Отала, мне суперскорость обеспечь, я проверю внутри.
   Кейпы уставились на него, со смесью раздражения, удивления и растерянности.
   - Позор белой расы, - Магистерий покачал головой. - Опять маленький мальчик все вынужден делать сам.
   И, не дожидаясь реакции, влетел в дымящееся окно.
   Пожар начался пару минут назад, но полыхало уже вовсю. Спровоцированный психотропным газом триггер обеспечил Игниса мощной, но плохо управляемой силой. Так-так-так... с чего начать-то? Начать надо с верхнего этажа, потому что огонь идет вверх, а угарный газ легче воздуха. Магистерий бегло проверил герметичность костюма и запас кислорода в миниатюрных патронах - должно хватить на полчаса полной автономности. Костюм защитит от ожогов, но специально в огонь прыгать не стоит, потом придется объясняться, где успел обгореть.
   Ладно, тут нормально. Магистерий бегло огляделся. В будуаре царил разгром, но никого уже не было. Дверь была разбита вдребезги мощным ударом, вырвавшим из стены довольно крупные обломки. Магистерий выглянул в коридор и задействовал сквозное зрение, настроившись на обнаружение органики. Пусто. Пусто. Труп, почти разрубленный надвое, рядом лежит пистолет, из которого не успели выстрелить. Ага, через две комнаты есть двое. Наверное, услышали звуки погрома, и побоялись выбегать наружу.
   Он примерился к двери и выбил ее ударом ноги, благо открывалась она внутрь, и держалась только на задвижке.
   - Здесь пожар, живо на выход через окно!
   Прятавшимся в комнате людям, полноватому лысеющему мужчине лет сорока пяти и потасканной азиатке в коротком халате, дважды повторять не пришлось. Оба бросились к окну, к которому уже была подведена составленная Руной 'лестница'.
  Магистерий снова обратился к силе восприятия. На втором этаже не осталось никого живого. На первом... вроде тоже. Во всяком случае, там горело меньше, и выбраться оттуда было намного проще. Надо спуститься ниже, проверить подвал, и...
  Снаружи что-то бабахнуло. Потом еще раз. Затрещали выстрелы, не одиночные щелчки пистолетов, а что-то автоматическое, причем поочередно с разных направлений. Либо АПП тоже начали играть по-крупному и притащили целый отряд с штурмовыми винтовками... либо Демон Ли объявился даже раньше, чем его ожидали. Интересно, этот урод хоть иногда спит?
   Влезть сейчас? Сейчас там никому ничего не грозит. Руна и Виктор получили неуязвимость от Оталы, ее саму окружают Крюковолк, Фенья с Меньей и Игнис, которые неуязвимы сами по себе, и не дадут клону-самоубийце подобраться слишком близко. То есть можно спокойно закончить здесь а потом уже оценить обстановку и выбрать момент для удара.
   Магистерий проскочил через огонь на нижний этаж, где царил еще больший разгром, и лежало целых два трупа АППшников - один с перерезанными горлом, о наличии другого можно было догадаться только по разбрызганным по стенам ошметкам. То есть, всего в борделе было трое охранников. Многовато, по идее хватило бы и одного вышибалы. Возможно, и правда было что стеречь? Он спустился в подвал, и его сквозное зрение снова засекло органику в небольшой каморке.
   Меч он решил лишний раз не использовать, и дверь с петель пришлось отстреливать лазерным пистолетом - купленным у Ящика Игрушек за настолько бессовестную сумму, что сам бы на те же деньги собрал десяток таких. Причем с возможностью перезарядки. Но основная личность была осторожна, и помнила о способности Оружейника снимать остаточную энергетическую сигнатуру с предметов, подвергшихся воздействию способностей. Использование левых технарских устройств должно его запутать.
   Дверь упала внутрь каморки, и взору кейпа предстала цель сегодняшней миссии - светловолосая девчонка лет тринадцати-четырнадцати, прикованная к водопроводной трубе наручниками. Вид у нее был затравленный, она явно несколько дней не мылась, а из всех удобств было только ведро в углу. Но одежда оставалась целой, и сквозное зрение не обнаруживало следов гематом под ней. Видимо, непорченый товар стоил дороже. Когда дверь рухнула, девчонка вскрикнула и испуганно вжалась в угол, но разглядев пришельца, замерла в нерешительности - он явно был не из АПП, явно был кейпом и точно не из Протектората.
   - Да ребята, герои из вас так себе. Погром устроить смогли, а о самом главном забыли, - пробормотал Магистерий, рассматривая пленницу. Он поднял лазерный пистолет и выстрелом срезал цепь наручника. - Ладно, бывает... уверен, даже у Эйдолона получилось не с первого раза. Эй, ты, идти можешь?
   Девчонка кивнула.
   - Пошли. И задержи дыхание, тут дымно малость.
   Долго упрашивать не пришлось. Когда минуту спусти они вдвоем выбрались наружу, там все еще гремел бой. Демон Ли перешел к своей излюбленной тактике - телепортировался рядом с целью с двумя гранатами в руках и тут же отступал, оставляя после себя клона, который выдергивал чеки и старался подобраться поближе к противнику. Издалека это выглядело как очень, очень настойчивые обнимашки. Потому что маски Империи, сражавшиеся с Ли неоднократно, уже умели ему противодействовать, и били клонов насмерть. Получив смертельный удар, те рассыпались серым прахом, вместе с гранатами, которые зачастую не успевали сдетонировать.
  Магистерий с трудом удержался от того, чтобы зевнуть. Будет серьезный махач, говорили они. Будь готов умереть или быть убитым, говорили они.
  - Не хватает только музыки из 'Шоу Бенни Хилла', - прокомментировал он так, чтобы освобожденная пленница его точно услышала. - Ты посиди пока тут, сейчас дядя Пиздец покажет этим провинциальным лошпедам, как надо драться.
  Он перекинул пистолет в левую руку, достал меч и выбежал прямо на середину улицы. Не похоже, чтобы Демон Ли наносил какой-то ущерб своими атаками, но он в одиночку сковывал всю группу, заставлял отвлекаться на клонов. И тянул время, пока некая ящерица не дойдет сюда пешком. Значит, надо его отогнать поскорее. И проще всего это сделать, выманив на уязвимую цель. Но как обратить на себя внимание? Магистерий покрутил головой, а потом его взгляд упал на лазер. Через несколько секунд на ближайшей стене красовалась надпись, выжженная высокоэнергетическим лучом прямо по кирпичной кладке.
  Надпись гласила 'Лунг - пидор'.
  - И кто после этого скажет, что технари - не высшая каста, а технарские силы - не сильнейшие среди всех? - пробормотал кейп, оценивая результат своих трудов. Удовлетворенно кивнув, он набрал в грудь побольше воздуха и заорал. - Эй, Демон Ли! А правда что Лунг заставляет тебя стирать его белье?
  Несколько секунд было не ясно, возымел ли крик хоть какой-то эффект, пока рядом беззвучно не возникла фигура в черном балахоне и демонической маске с зажатыми в руках гранатами. Магистерий, чья реакция была пришпорена боевым стимулятором, тут же взмахнул мечом, и клон рассыпался в пепел. Обычное дело, но вот сквозное зрение уловило кое-что интересное. Демон Ли материализовался не мгновенно. Ему потребовалась крохотная доля секунды, чтобы его тело возникло из пустоты. И в самом процессе появления была какая-то странность.
  Ли применял силу очень быстро. Он возникал рядом с противником, и отступал почти мгновенно, оставляя после себя клона. А клон рассыпался в пепел, когда получал урон, и в этом была главная странность. Этот пепел был простым углеродом. Золой. Но клон Демона Ли не становился сгустком золы сразу после телепортации оригинала, а начинал превращаться в нее только после того, как клинок или лазер пробивали его тело. Более того, каждая возникшая на его месте копия являлась полноценным парачеловеком, обладающим Corona Pollentia и Corona Gamma - Магистерий часто наблюдал за активностью этих долей мозга у товарищей-Стражей и Панацеи, когда они применяли свои силы, и мог точно определить их наличие.
  И, если как следует сосредоточиться, то можно было уловить сквозным зрением, что появление Демона Ли не происходило мгновенно, а начиналось со сгустка все той же золы, из которой затем за несколько сотых долей секунды формировалось нормальное тело. Это удалось заметить не сразу, но после десятого распыленного клона стало достаточно очевидно.
  Магистерий невольно поежился. Он не мог испытывать страха, да и происходило все слишком быстро, но все же в механизме работы силы Демона Ли было что-то настолько жуткое, от чего даже ему стало неуютно.
  Так или иначе, бой нужно было заканчивать быстро, каждая секунда промедления означала повышение шансов получить пиздюлей от Лунга. Он уничтожил очередного клона и включил нейроподавитель на полную мощность, накрыв область радиусом в десять метров. Задело кого-то из масок Империи, но это было несущественно. Демон Ли телепортировался снова... и угодил прямо под удар, одновременно испытав болевой шок, паралич и приступ ужаса.
  Магистерий не рассчитывал победить противника только одним этим средством. Демон Ли показал себя очень опытным и умелым бойцом со стальными нервами, и даже нейроподавитель лишь дезориентировал бы его на долю секунды. Так что одновременно с активацией нейроподавителя он перевел лезвие меча в форсированный режим и, едва ощутив присутствие противника, ударил так быстро, как только мог.
  Демон Ли отшатнулся и с хрипом рухнул на колени. Даже в форсированном режиме длины дезинтегрирующей кромки не хватило для убийства, алый сполох всего лишь неглубоко рассек телепортеру грудь и живот. Неприятная и болезненная рана, но отнюдь не смертельная, даже не опасная. Магистерий рванулся вперед, замахиваясь для второго удара. Быстрее, добить, докончить, пока враг не оклемался!
  Поздно. Вторая вспышка, всего через треть секунды после первой, рассекла тело телепортера надвое, и тот рассыпался, как и все остальные клоны.
  Воцарилась тишина. Демон Ли ушел.
  - Ну пиздец! - озвучил общее мнение Штормтигр, которому досталось от нейроподавителя. - Больше так не делай!
  - Больше я с вами вообще ни на одно дело не пойду, герои недоделанные! - огрызнулся Магистерий и убрал оружие в ножны. - Вы вообще помните, зачем мы пришли?
  Он ткнул пальцем в освобожденную девчонку, которая с ужасом наблюдала за битвой кейпов и от страха даже не пыталась убежать.
  - Ну и не ходи, будто ты нужен тут, - лязгнул челюстями Крюковолк, и тут же с соседней улицы раздался рев, мощная огненная вспышка и грохот взрыва. Лунг соизволил прибыть к банкету. - Все, дождались. Игнис, мы его сдерживаем. Виктор, хватай свою камеру и снимай. Остальных пусть увозит Руна. Пиздец... СМЕНИ, ЕБАТЬ ТЕБЯ БАКЛАЖАНОМ, ИМЯ!
  Магистерий показал ему средний палец, послал воздушный поцелуй Руне и взлетел вертикально вверх. Под покровом маскировочного поля он по воздуху добрался до тайника на территории Империи-88, где спрятал оружие. Затем также незамеченным долетел до своего дома, куда проник через оставленное открытым окно, и только тогда отключил поляризацию. Костюм из угольно-черного снова стал белым, плотно обжавшая тело мантия, в темноте казавшаяся обычным комбинезоном, снова повисла свободно.
  Он бросил маску на подушку, плюхнулся на застеленную кровать и принюхался. От костюма ощутимо воняло дымом. Ругнувшись сквозь зубы, Магистерий содрал с себя костюм и поплелся в ванную. Ночная стирка - это отстой.
  
  
   Два дня спустя
   - Стражи, полная готовность, прямой эфир через пять минут.
   За два месяца курсирования по кругу между собственной мастерской, фехтовальными тренировками и больницей, я как-то успел забыть, что работа Стража - это, прежде всего, работа на публику.
   - Ладно, ребята, последний инструктаж, - сказал Триумф. - Виста, постарайся не слишком злиться, если тебя опять посчитают маленькой. Кид Вин, давай на этот раз обойдемся без размахивания пушкой. Магистерий, тебя попытаются спровоцировать, не поддавайся. Стояк... молчи. Просто молчи. Пожалуйста.
   Стояк издал неопределенное фырканье, судя по которому, под маской он скорчил рожу. Я в который раз порадовался, что сделал настолько закрытую маску, и никто не видит, что меня конкретно трясет.
  Через несколько секунд должно было начаться групповое интервью в прямом эфире, ради которого всем Стражам пришлось тащиться в Бостон. Оказывается, можно одновременно мечтать о признании и ловить панические атаки при публичных выступлениях.
  За кулисы студии влетела взмыленная женщина в очках, грозно зыркнула на нашу компанию и принялась проверять закрепленные на одежде микрофоны.
  - Все готовы, все помнят роли? - осведомилась она.
  Триумф кивнул.
   - Отлично. Приготовились... эфир через пять, четыре, три, два, один... пошли-пошли-пошли.
  Кид Вин запрыгнул на свою доску, моя мантия окуталась молниевым покровом, Эгида взлетел без дополнительного выпендрежа, после чего мы втроем, как ранее на репетиции, вынырнули из-за кулис и приземлились прямо на диваны. Виста небрежно скрутила пространство и за один шаг вывела под прицелы камер остальных.
  Игра на публику как она есть.
  - Дамы и господа, мальчики и девочки! В эфире шоу 'Утро с Легендарной Бекки и Популярным Джоном', - заливалась соловьем блондинка лет тридцати с вьющимися волосами, надо полагать, та самая Бекки. - Сегодня воскресенье, школы нет, до Рождества меньше месяца, а у нас в гостях Стражи Бостона и их товарищи из Броктон Бей!
  Публика как по сигналу разразилась аплодисментами, а я подумал, что 'товарищи' - явное преувеличение. Хотя любой летун добрался бы одного города до другого максимум за полчаса, никакого взаимодействия между довольно крупными командами не было. Даже сидели мы на значительном отдалении друг от друга. С другой стороны, так мы могли друг друга лучше разглядеть.
  Больше всех выделялся, конечно же, Сталевар - так называемый 'Случай 53', кейп, которого сила изуродовала и лишила памяти. Живая металлическая статуя в полный рост, смотревшаяся довольно странно в обычных джинсах и клетчатой рубашке. Что характерно, в бостонской команде был еще один Случай 53, Горб, обладавший набором довольно мощных мыслительных сил, в том числе ограниченной способностью к предсказанию. Однако, как можно было догадаться по прозвищу, его тело было настолько искажено, что публике его вообще не показывали, да и вообще про него старались не упоминать лишний раз.
  Рулетка - черноволосая девушка в красно-черном костюме и закрытой маске, боевой Умник, просматривающая вариации событий ближайших нескольких секунд и направляющая себя к желаемым.
  Рейнард - парень в полумаске лисы, Властелин-Эпицентр, создающий иллюзорные проекции людей и объектов.
  Перышко - высокий, очень худой парень в безликой маске, пожалуй, самый пугающий из всех. Аэрокинетик большого радиуса, не ограниченный эффектом Мантона. Из-за невероятной смертоносности своей силы, он вынужден был сдерживаться больше прочих, задействуя способности только для заглушения звуков и тактической разведки.
  Простой Трюк - девушка в женской вариации смокинга, маске на пол-лица и в цилиндре. Эпицентр с довольно странной силой, позволяющей ей ощущать мелкие предметы вокруг себя и телепортировать их к себе в руки, но только если ее рук никто не видит. Такая способность казалась довольно бесполезной, пока вдруг не обнаружишь, что в магазине твоего пистолета нет ни одного патрона, из запала гранаты пропала чека, а от ремня, шнурков, пуговиц и резинки в трусах остались только воспоминания.
  Лупа - полноватый смуглый парень, чью фигуру с трудом скрадывала силовая броня. Технарь, специализирующийся на сборе и анализе информации широкого спектра. В его личном деле, в той его части, что была доступна другим Стражам, значилось, что его перевели в Бостон из другого города, чтобы 'повысить квалификацию'. Полагаю, его сила обладала хорошей синергией с силами Перышка и Горба, и являлась неплохой контрмерой против такого монструозного Умника как Аккорд. Он беззастенчиво рассматривал нас с Кид Вином через свой массивный визор и кто знает, что за информацию он о нас собирал. Мысленно я сделал пометку - крайне неприятен как противник, крайне ценен как союзник. Попытаться наладить контакт и обмен.
  Была еще пара человек, но прочесть их досье за прошлый вечер я просто не успел.
  - Ну что же, ребята, последний раз вы были у нас в гостях довольно давно, почти год назад, и с того дня, я вижу, состав немного поменялся, - заметил полный мужчина с коротким черным ежиком на голове, он же Популярный Джон.
  - Кто-то перешел в другие команды, кто-то дорос до Протектората, - улыбка на металлическом лице Сталевара выглядела поразительно естественно. - Пройдет еще год - и здесь будет много новых лиц, и не будет многих старых.
  'Кто-то даже погибнет', - подумал я и прикусил язык. Ради интереса я воспользовался сквозным зрением, но разобрать что-то в физиологии Сталевара было невозможно за отсутствием таковой. Металл, металл и металл. Железо, медь, золото, титан, серебро, алюминий... да почти половина периодической таблицы, исключая радиоактивные изотопы. Никаких следов биологических процессов. Он точно мозгом думает, а не чем-то еще?
  - Надеюсь, твоя обаятельная улыбка останется прежней, - вставила Легендарная Бекки.
  - Я стараюсь. Зубная паста мне без надобности, но может воспользоваться полиролью, как думаете?
  Ведущие захихикали, публика тоже залилась смехом, синхронно, как по команде. Для себя я решил, что если Сталевар в состоянии шутить про собственное измененное состояние, вывести его из равновесия задачка не из простых. Мне на ум пришла острота, что дескать технари Броктон Бей могут обеспечить его полиролью на любой вкус, а также жевательными слитками и ртутными коктейлями. И снова прикусил язык. То есть, Сталевар-то выглядит уравновешенным, но как отреагирует его команда?
  - Ну, это не проблема! - громко заявил Стояк. - У нас собралась целая команда крутых технарей, которые сделают любую полироль по вкусу. Или даже коктейль из жидкого металла, для десерта.
  - Я даже не знаю, как реагировать на такое щедрое предложение, - нашелся Сталевар.
  - Меняемся? - предложил Стояк. - Мы вам любого из этих двоих, а вы к нам Рулетку.
  - А моего мнения никто не хочет спросить? - с деланным возмущением поинтересовалась последняя.
  - Знакомьтесь, это Стояк, - сказал я погромче, указывая пальцем на него. - И скоро я вмонтирую ему фильтр между мозгом и языком.
  На мгновение воцарилась тишина. Я сказал что-то не то, да?
  - Я слышал, что в Броктон Бей обретаются хардкорные ребята, но впервые в этом убедился, - влез Джон, нарушая паузу.
  - Уверяю, слухи о Броктон Бей сильно преувеличены, - ответил Эгида.
  - И это говорит парень, которому на прошлой неделе оторвали руку, - снова влез Стояк, игнорируя показанный ему кулак.
  - Подумаешь, всего-то. Одна рука - еще не повод портить отношения.
  Снова смех в зале, потому что неубиваемость Эгиды была широко известна, но осадочек все равно остался. Бостон был вдесятеро крупнее по населению, однако количество кейпов в нем было всего вдвое большим по сравнению с Заливом, и их активность была куда ниже. С точки зрения остальной страны, мы были чем-то средним между зоной боевых действий и бандитским притоном.
  - Ладно, будни Броктона мы еще обсудим, а пока я хочу спросить у новичков - что вы можете сказать о своей жизни как Стражей? Рулетка?
  - Прикольно, - девушка хихикнула, достала откуда-то ручку и принялась удерживать ее вертикально на кончике пальца. - Конечно, четыре часа в день и четыре дня в неделю это не так много... но ведь на одном супергеройстве жизнь не заканчивается?
  Интересно, она это говорит только потому, что так положено, или действительно так считает? Потому что у меня был перед глазами пример Оружейника, который показывал, что добиться успеха в любом деле можно только отдавая ему все свое время и силы - и только в ущерб всему остальному. Какая-то часть меня, которой демон нашептывал особенно рьяно, тоже была не прочь поселиться в мастерской насовсем, полностью отдаться воплощению производственных цепочек и того, что с их помощью можно создать. Потом я вспоминал, от чего придется отказаться, и желание слегка ослабевало.
  Не говоря уже о том, что в мастерской мне было просто тесно. Конечно, Пиггот в порыве внезапной щедрости позволила мне ее расширить, но это было ничто. По беглым оценкам, для чего-то более-менее полноценного - например, для реализации проекта уровня 'Сирина' - мне требовались тысячи кубометров пространства и сотни тонн сырья.
  Черт, надо было не городить ерунду и стать нормальным злодеем. Отгрохал бы небольшую крепость-кузню с эшелонированной обороной и выделенной оптоволоконной линией. И с ручным драконом.
  Ну почему я раньше не сообразил?!
   Эфир шел своим чередом, и первые полчаса на нашу команду обращали немного внимания, сосредоточившись на Стражах Бостона. Насколько я понял, трое из присутствующих тоже были в Мехико - Сталевар, Перышко и Лупа. Как и большая часть наших, аэрокинетик и технарь использовали способности для помощи в эвакуации гражданских, а вот Сталевар участвовал в одной из попыток остановить Бегемота, благодаря своей неуязвимости для его ауры смерти. Насколько я мог судить, прошло все не слишком успешно, но парень, сошедшийся в Губителем в ближнем бою и выживший, чтобы рассказать об этом, невольно вызывал уважение.
  И все же чувствовалось, что ведущие недовольны, а зрители скучают. Они вцепились было в Простой Трюк, за которой, как оказалось, числилось несколько мелких краж еще до вступления в Стражи, но она проявила изрядную выдержку, и как по заученному оттарабанила что-то про раскаяние, испытательный срок и компенсацию ущерба, так что остренького не вышло. А если не вышло разогреть эфир местными, значит, сейчас возьмутся за нас...
  Я невольно сглотнул и прокрутил в уме свою легенду и инструкции, полученные от Сэмюэля Нортона. Скорее всего, будут давить на мои возможные симпатии нацистам, в этом случае я должен все отрицать и упирать на то, что у меня были самые разные пациенты, и я никем не пренебрегал. Могут поднять тему косвенных связей 'Медхолл' и Империи-88, вроде периодически всплывающих обвинений в расовом цензе при найме сотрудников. В таком случае меня это просто не касается, я даже не состою в штате, а являюсь простым подрядчиком, с поправкой на параспособности, удобно сочетающиеся с направлением работы корпорации. Гезельшафт? Точно нет. Мы держали связь по прекрасно защищенным каналам, к тому же такие вещи слишком жареные для утреннего ток-шоу. Больше тянет на государственную измену.
  - Я сейчас хочу задать вопрос, который мне никогда не надоест, - Легендарная Бекки хищно нацелилась на наш диван. - Вы, Стражи Броктон Бей, живете и работаете в более суровых условиях, чем местные ребята. Скажите, что для вас означает быть супергероем? Ну, кто первый?
   - Совершенствование, - выдал неожиданно Кид Вин. - Предусмотрительность. Самообразование. Мы изучаем угрозы, с которыми можем столкнуться, ищем способы им эффективно противодействовать. Нам приходится учитывать и тех суперзлодеев, с которыми мы имеем дело постоянно, и тех, с кем только можем столкнуться в теории. Но мы должны быть готовы всегда и ко всему - это то, чему нас учит Оружейник.
   Мысленно я врезал ладонью по маске. Эгида и Рыцарь проделали аналогичный жест вживую. Это было настолько против выданного сценария, насколько вообще возможно. По возвращении Кид Вина ждал серьезный разнос, и я не понимал, что его заставило так высказаться. Кажется, эйфория от обретения своей специализации, у него еще не выветрилась, и его немного понесло.
   - Наверное, это круто - быть учениками настолько прославленного героя? - влез Популярный Джон.
   - Это... сложно, - я решил, что будет несправедливо бросать Кид Вина на произвол судьбы, и ответил первым. - Он беспощаден к себе и к окружающим. Его требованиям сложно соответствовать, и еще сложнее заслужить его похвалу, но если все же удалось - это показатель серьезного успеха.
   Теперь ладони о маски расшибли уже все Стражи, включая Висту и Стояка. В нашем кругу было прекрасно известно, что Оружейнику до лампочки, чем мы занимаемся, лишь бы не взорвали штаб-квартиру и никого случайно не убили. На Кид Вина глава Протектората Восток-Северо-Восток всегда смотрел как на пустое место, а я у него не вызывал ничего кроме раздражения - по причине необходимости перепроверять все что я конструирую. Полагаю, он считал это неэффективной тратой своего времени.
   К счастью, больше никто этого не знал, и в душе я заливался злобным смехом. Что, Свинка, думала меня тут подставить? Я тебя сейчас сам подставлю!
   - Но у вас же остается хоть немного времени для себя? - с деланным беспокойством спросила Бекки.
   - Ну так... - я неопределенно покачал ладонью. - За остальных не говорю, но у технарей не бывает свободного времени - бывает потраченное впустую.
   Я услышал, как сидящий рядом Стояк сдавленно хрюкнул. В ответ я ткнул его локтем в бок, потому что почтеннейшей публике пока рано знать, что я как-то пытался приспособить сервер в штаб-квартире, чтобы запустить MGS 4 без мыла, лесенок и в более богатой цветовой гамме. Ну, с натяжкой это могло считаться как часть моего прогресса, ведь я осознал, что консольные эксклюзивы уже ничем не исправить.
   - То есть, вы оба трудоголики? - Легендарная Бекки немного прибодрилась. Для нее несогласованные речи и щекотливые вопросы означали повышенные рейтинги - а значит прибыль.
   - Когда твой наставник - сам Оружейник, бездельничать просто стыдно, - сказал Кид Вин. - Нужно соответствовать.
   - Да, если бы главой отделения был Шевалье - думаю, наши бойцы передней линии старались бы не меньше, - я почесал затылок, что в моем капюшоне с бронированной подкладкой не имело никакого смысла. - А мы бы с Кид Вином маялись всякой ерундой, вроде Брокколинатора Судного Дня.
   - Это тот проект, что ты на прошлой неделе показывал?
   На прошлой неделе я никаких проектов Кид Вину не показывал. То есть, я хотел привлечь его к работе над 'Лотосом', но позже, когда Дракон закончит передирать мою антилучевую пушку. Он просто сымпровизировал.
   - Ага. Как думаешь, осилим?
   Кид Вин задумался на несколько секунд.
   - Думаю, к первому апреля управимся.
   - Простите, а это такое, Брокколинатор? - поинтересовалась Бекки.
   - Это ужасное, злодейское, подлое, душераздирающее, нечестивое устройство, которое превращает весь шоколад в зоне действия в брокколи. Ну, в теории.
   - Но активация такого устройства может нанести ущерб магазинам, которые понесут убытки, а также доставит моральные страдания гражданами, которые любят шоколад, но не любят брокколи.
   - Да! - поддержала ведущую Виста. - Ребята, вы слишком заработались. То, что вы задумали - это самое настоящее злодейство!
   - Если на первое апреля, то не считается, - быстро сказал я.
   - Расскажешь это директору Пиггот.
   - Виста, ты иногда ведешь себя как моя мама, - кисло сказал Кид Вин.
  - Ладно, ладно, не будем, - поддакнул я.
   - Сразу видно, кто в этой команде главный, - подвел итог Популярный Джон и зал снова залился смехом.
   - Вам смешно, вы просто не видели Висту в гневе.
  На самом деле, я тоже не видел. Но, честно говоря, и не горел желанием увидеть.
  - Если не ошибаюсь, вы тоже участвовали в отражении последней атаки Губителя?
  - Не все. Я, Кид Вин, Эгида и Призрачный Сталкер. Так же как из Бостона взяли тех, кто обладает улучшенными чувствами, от нас отправились те, кто способен быстро перемещаться.
  - И каково это? Вы все школьники, только что вы сидели за партами, занимались обычными делами и вдруг вас бросают навстречу неудержимому чудовищу. Не страшно?
  - На бой с Губителем идут только добровольцы, и даже не всем разрешают, - ответил Триумф. - Висту не пустили, хотя ее силы действительно могли помочь. А те, кого допустили, занимались только эвакуацией, не участвуя в бою непосредственно. Кроме Магистерия, он работал в госпитале.
  - Ах да, целитель. Судя по обсуждениям на ПЛО - конкурент самой Панацеи?
  - Даже близко не конкурент, - сухо ответил я. - Бегемот ясно дал мне понять, что как целитель я ей в подметки не гожусь. Ее сила абсолютна, она гарантирует спасение. Моя - лишь повышает шансы выкарабкаться.
  - Но это не мешает вам быть близкими друзьями, - Бекки довольно ухмыльнулась, и на здоровенном телеэкране, висящем на стене, появилось фото. Я, Панацея и Лазер Шоу, сидим в кафе. Видимо, засняли в тот единственный раз, когда мы вообще выбрались куда-то. - Или это нечто большее?
  Сказать или нет? Что интересы Эми, судя по ее физиологической реакции на появление в зоне видимости Славы, лежат несколько в иной области? Наверное, не стоит. Во-первых, это можно трактовать как нарушение врачебной этики и разглашение медицинских данных. Во-вторых, как бы я ни относился к врожденным и приобретенным сбоям половых инстинктов у людей, здесь был тот же случай, что и с Легендой. Что он, что Панацея, могли позволить себе быть кем угодно - просто потому что они, блять, Легенда и Панацея.
  - Уверяю, мы с Панацеей просто делаем одно дело, только и всего. А еще она как-то присвоила мою лабораторную крысу. То есть, шиншиллу, - я наклонил голову, будто задумался. - Хотя, доля истины в ваших словах есть. Ввиду катастрофического дефицита сексуальных жопок в нашей команде Стражей, приходится искать достойные внимания объекты на стороне.
  - А вот сейчас обидно было, - громко сказал Стояк.
  Теперь настал мой черед хлопнуть ладонью по маске. На краткий миг мне даже показалось, что идея со словесным фильтром в черепе не так уж и плоха. В самом деле, кто меня осудит за небольшую операцию на мозге, от которой всем станет только лучше? С другой стороны, это повод уйти от неудобной темы.
  - Если ты комплексуешь из-за своей базовой комплектации, я могу помочь, даже денег не возьму.
  Стояк вместо ответа серьезно задумался, потом запустил руку под седалище и принялся что-то там проверять.
  - Спасибо, но я лучше обойдусь тем, чем меня наделила природа, - он повернулся к ведущим. - С нашим доктором Менгле надо держать ухо востро.
  Блять, Стояк! Эта шутка была смешной первые пятьдесят раз!
  - Доктор Менгле... - с явным наслаждением протянул Популярный Джон, и я скрипнул зубами. Ну, вот и добрались до главного блюда. - Довольно сильное заявление, особенно в свете прозвучавшего в интернете приглашения от неонацистской организации суперзлодеев. Магистерий, развей наши опасения. Может, тебя и правда обделили вниманием, но ты ведь не собираешься переметнуться на сторону плохих парней?
  Все отрицать, все отрицать, все отри... ох, я так сейчас развею! Хотели остренького? Сейчас будет вам остренькое, не обляпайтесь только.
  - Джон, подумайте сами, что я выиграю, гипотетически приняв предложение Кайзера? Ничего. У него небольшая банда, держащая небольшой кусочек небольшого города. За пределами Броктон Бей он никто и звать его никак. Зато как Страж, я могу заниматься своим делом, не отвлекаясь на криминальные разборки, и мне не приходится пробиваться в больницы с боем. СКП обеспечивает материалы и инструменты для технарских нужд. Правда, из-за особенностей моей силы, толку от этого немного. И еще приходится терпеть тонны бессмысленных правил и кучу бюрократического маразма. А еще наш директор страдает тяжелой формой парафобии, и поскольку она не может добраться до злодеев, то вымещает свою злость на нас.
  Я выдержал небольшую паузу.
  - Но плюсов все равно больше. Ведь друзья - это главное, верно? - я обнял за плечи Стояка и Сталкер, которые сидели по бокам от меня.
  София испустила шипение, которого не постыдился бы техасский гремучник. Но очень-очень тихо, чтобы услышал только я. Ничего, примитивная форма жизни, потерпишь. Я же тебя терплю.
  - Да и вообще. Я привык судить о людях не по цвету кожи, а по внутренностям, а они у всех более-менее одинаковые. Кроме либералов.
  - Эээ, а причем тут либералы? - кажется, даже Популярному Джону было сложно улавливать нить дискуссии.
  - Либералы - не люди, - отрезал я.
  Зал взорвался. Кто-то возмущенно что-то кричал, кто-то аплодировал, свистел, или иначе выражал точку зрения. Триумф перегнулся ко мне через спину Стояка и с ноткой отчаяния прошептал:
  - Магистерий, ну какого черта ты творишь?!
  - Спокойно, у меня все под контролем, - ответил я.
  - Этого не было в сценарии!
  - Ну и что? Я импровизирую!
  - Ребят, мне подышать бы! - сдавленно прохрипел Стояк откуда-то снизу.
  - А ты вообще молчи! - буркнул Триумф. Ему до перевода в Протекторат оставалось меньше месяца, и последнее, чего он хотел, так это напутственной головомойки от Пиггот.
  Тем временем ведущие кое-как успокоили публику, и снова впились в меня взглядами. Весь их вид говорил, что теперь они от меня так просто не отстанут, но мне было все равно. Два дня назад я почти выпотрошил Демона Ли. Я бы прикончил его, будь форсированный клинок на пару дюймов длиннее.
  - Я бы хотела, чтобы ты уточнил, что имел ввиду, когда сказал, что либералы не являются людьми.
  - А что, я могу иметь ввиду, если скажу, что пингвин не является овощем?
  - Ну, возможны какие-то разночтения...
  - Невозможны.
  - Но права человека...
  - Не имеют к тем, кто сейчас называет себя либералами, никакого отношения, - перебил я ведущего. - Права человека придумали во Франции, потому что у них были охреневшие короли и не менее охреневшие церковники, а тогдашние либералы им сопротивлялись. Их стараниями права человека прописались в законах и конституциях, и настоящие либералы исчезли, они просто стали не нужны. А потом произошла подмена понятий, и либералами стали звать себя те, кто нихрена не умеет и уметь не хочет, а хочет только ломать и гадить, называя это свободой. Эдакие ходячие воплощения вселенской энтропии, которых надо ставить к стенке и расстреливать без суда и следствия.
  - Стой-стой-стой-стой, - торопливо затараторил Популярный Джон. Невооруженным глазом было видно, как в нем борются желание продолжать интересный эфир и желание немедленно прерваться, потому что мало ли чего еще я мог ляпнуть. - Очень... очень интересная точка зрения, без сомнения. Хотя и странная для героя, но...
  - Я не герой! - сказал я, повысив голос.
  Ведущий поперхнулся своей следующей фразой.
  - Но ты же Страж.
  - Страж. Но не герой. Здесь вообще нет ни одного героя, - я обвел рукой студию.
  - Но как можно быть Стражем и не быть героем.
  - Подмена понятий, как с либералами. Посмотрите на древние мифы, какие там герои? Полубоги, убийцы чудовищ, великие творцы и просветители. Настоящие суровые и брутальные мужики с настолько твердыми яйцами, что те, наверное, сжимались в сингулярность. И женщины были им под стать. Разве стал бы Кухулин шутить по поводу оторванной руки? Нет, даже если бы кто-то сумел оторвать ему руку, он бы схватил бы ее, и забил ею врага насмерть. Я более чем уверен, что Гильгамеш или Геракл, когда сражались, могли полностью сосредоточиться на битве, а внимательно не глядеть по сторонам, чтобы не дай боже ничего не сломать и никого не поранить. И уж точно Прометей не боялся, что на него подадут в суд, когда он нес людям огонь.
  - Да, на него не подавали в суд, - Сталевар воспользовался моей паузой, когда я набирал в грудь воздуха. - Боги приковали его к скале, и оставили на растерзание чудовищному орлу.
  - И все же он не отступился, не струсил и не раскаялся. Он изменил уклад вещей в мире, потому что пожалел людей. Он понес за это наказание и не сломался. Вот что я называю героизмом - поступать правильно, даже если против тебя восстает сама вселенная. И по таким критериям в Броктон Бей героев надо искать не среди тех, кто носит маски, а в реанимационном отделении местного госпиталя. Эти циничные до тошноты люди ежедневно дают самой Смерти пинка по костлявой заднице. А вот мы, - я обвел рукой Стражей, - мы такого звания не заслуживаем. Мы просто несовершеннолетние паралюди на зарплате у государства. У меня все.
  - Эммм, чувак, - Стояк наклонился к моему уху, пока ведущие пытались навести порядок в студии. - Это конечно круто и все так и есть, но ты в курсе, что с твоей задницей сделает Свинка, когда вернемся?
  - В курсе, - вполголоса ответил я. - Но согласись, оно того стоило.
  
  
  Спустя несколько часов
  Трудно поверить, но этот длинный день все же закончился. Мы вернулись в Броктон Бей уже вечером, и разборки с Пиггот отодвинулись на завтра. Можно было наконец-то насладиться отдыхом, и заняться действительно важными делами.
  Я завернулся в плед, держа в обеих руках кружку с какао, и погрузился в чтение электронных писем. Первое пришло от Ящика Игрушек, и оно едва ли могло меня обрадовать. Потому что сумма, которую они запросили за персональное карманное измерение нужного мне объема с трехлетней гарантией работоспособности, заставляла в отчаянии выть. Даже с учетом скидки, на которую я мог рассчитывать как собрат-технарь.
  Другое письмо прислал Гезельшафт. Европейцы были довольны теми психотропными смесями, что я им прислал последний раз, но этого было мало. Теперь они были заинтересованы в углублении сотрудничества, а именно - в моем собственном подходе к изучению механизмов триггер-событий и природы параспособностей вообще, которые бы позволили им по-другому взглянуть на результаты собственных исследований.
  Проще говоря, они хотели, чтобы я спровоцировал у кого-нибудь триггер, измерил все, что только можно измерить, и прислал им результаты. И, серьезно, если бы не предложенная сумма, я бы отказался не раздумывая. Но они предложили много, действительно много - не только за сами данные, но и за образцы моих устройств, которые бы я использовал для наблюдений, плюс солидная доплата за риск. Ведь человек, получивший парасилы насильственно, едва ли будет благодарен за это. Уж я-то знал.
  И так получилось, что суммы, озвученные в двух письмах, хотя и не совпадали полностью, но были близки.
  Мой палец замер над кнопкой 'удалить'. Серьезно, это уже перебор. Я же сам требовал, чтобы эксперименты с форсированными триггерами не проводились в США. У меня был перед глазами пример Игниса, которого обретенная сила изувечила. И вообще, это плохо.
  То есть да, это плохо, но... но тогда, без достаточных площадей, я не смогу создать производственные линии для создания 'Сирина', не смогу усовершенствовать 'Лотос', и оружие против Губителей тоже останется не более чем мечтой. И глупо было надеяться, что мне их предоставят. Возможно, взрослый супергерой и мог бы получить в свое распоряжение что-то такое, как у Дракон была куча собственных заводов, но никак не Страж. Организация тайного логова где-то на отшибе тоже отпадала - мне нужно было находиться там постоянно, а не редкими налетами тайком от СКП.
  Карманное измерение было идеальным решением. Было бы идеальным, если бы не цена. Шутка Стояка про 'доктора Менгле' обретает плоть, не так ли? А что дальше? Вивисекция? Эксперименты на кейпах? Или не тянуть резину и сразу послать резюме Джеку Остряку?
  Но скольких я смогу спасти? В Мехико это был пятьдесят один человек - с толком не отлаженным 'Лотосом' и без какого-либо опыта. А если бы я хорошо подготовился, действительно хорошо? Их бы были сотни, тысячи! Если бы только удалось даже не уничтожить Губителя, а остановить его, обездвижить, не дать убивать неограниченно. Разве можно беспокоиться об этичности экспериментов, когда речь идет о сохранении цивилизации?
  Ведь именно так и сказала Александрия.
  Что Губители неотвратимо разрушают наш мир.
  Что для борьбы с ними нужны герои не по профессии, а по духу.
  Да, именно так. Я делаю высокую ставку. И если у меня получится, то она окупится многократно. Если же нет - я готов понести ответственность.
  Онемевшими пальцами я напечатал в поле ответа единственное слово: 'согласен'.
  
  
* * *
  
   Добро пожаловать на форумы 'Паралюди Онлайн'!
  Вы вошли в систему как Magisterium.
  Вы просматриваете:
  - Темы, созданные за последние три дня.
  - Темы, помеченные как важные.
  - Непрочитанные личные сообщения.
   - Первое сообщение темы: отображается
   Данный аккаунт принадлежит подтвержденному кейпу. Сообщите нам, если считаете, что любая из ваших идентичностей оказалась под угрозой.
   Тема: Кайзер говорит
   В: Разделы > Места > Америка > Обсуждение Броктон Бей (открытый раздел)
   Veni_Vidi_Vici (автор темы)
   Ответил 5 декабря 2010
   [Отправил файл: Returning_to_home.mp4]
   А теперь объясните мне, зачем нужен Протекторат, если реальную работу делает Империя-88?
   XxVoid CowboyxX
   Ответил 5 декабря 2010
   [Автор этого сообщения был забанен. Помянем.]
   Tin Mother: напоминаю, что пока еще на этом форуме запрещена нецензурная лексика и личные оскорбления. Независимо от политических убеждений того, на кого они направлены.
   Laser Augment
   Ответил 5 декабря 2010
   Если бы эта девочка не была белой, они бы не стали ее спасать. Слишком избирательный 'героизм'.
   Cawcaw mzfckz
  Ответил 5 декабря 2010
   Но все же героизм. Через пару дней эту бедняжку должны были переправить в Китай, где она остаток недолгой жизни ублажала бы местных извращенцев, а после утраты товарного вида ее бы разобрали на органы. Теперь она снова дома, и кошмар позади. Если, конечно, наши местные герои снова не прохлопают ушами похищение.
   PooIndaLoo
   Ответил 5 декабря 2010
   @Cawcaw mzfckz Какой еще героизм? Это же настолько очевидная постановка, что пробу ставить негде. Анус ставлю, что даже похищения никакого не было, а нацики просто раздули историю из ничего.
   Char
   Ответил 5 декабря 2010
   @ MooInLoo Иди к черту, идиот! Она в моем классе учится!
   PooIndaLoo
  Ответил 5 декабря 2010
  Обнаружена нацистская подстилка.
   Char
  Ответил 5 декабря 2010
  Я еврейка вообще-то.
   PooIndaLoo
   Ответил 5 декабря 2010
  Тогда какого черта впрягаешься за парней, которые готовы сжечь тебя в печи?
   Char
   Ответил 5 декабря 2010
  А я за них и не впрягаюсь. Я просто указываю тебе, что это не инсценировка. А свой анус можешь оставить себе, мне он не нужен.
   Mr. Fabuu
   Ответил 5 декабря 2010
  То есть нам предлагают поверить, что нацики решили перековаться в герои? Пусть даже, кхм, избирательно.
   Miraclemic
   Ответил 5 декабря 2010
  Иногда, когда я иду по улице и смотрю на то, во что превратился наш город, мне кажется, что если нацисты устроят тут орднунг как в Рейхе, это будет не худший вариант.
   Laotsunn (Выживший с Кюсю)
   Ответил 5 декабря 2010
  Кайзер может обещать что угодно, но на костях рай не построишь.
   @Miraclemic Напомню, что Броктон Бей стал ТАКИМ не в последнюю очередь благодаря нацистам.
   Per_Aspera_Ad_Rectum
   Ответил 5 декабря 2010
  Минутка адекватности ИТТ. Наш город стал ТАКИМ по двум причинам:
   1. Тупость местных пролетариев, решивших, что затопить на фарватере контейнеровоз это офигенно крутая мысль.
   2. Левиафан. Упадок морских перевозок и атаки на Корею и Японию, вызвавшие наплыв беженцев.
   Laotsunn (Выживший с Кюсю)
   Ответил 5 декабря 2010
  @Laser Augment А, то есть опять беженцы во всем виноваты. Я между прочим плачу тысячи баксов налогов в год.
   Miraclemic
   Ответил 6 декабря 2010
  Взяли бы да расчистили фарватер. У нас три героя-технаря в городе, могли бы и придумать что-нибудь вместе.
   Brandish (Подтвержденный кейп)(Новая Волна)
   Ответил 6 декабря 2010
   @Miraclemic Даже если бы Оружейнику это было под силу, здесь еще играет роль множество законов. Он бы не успел закончить работу и наполовину, как его завалили бы судебными исками. Расчистка бухты выполнима обычными средствами, а значит паралюди не в праве этим заниматься, чтобы не создавать нечестной конкуренции. Да, мне это самой не нравится, но федеральные законы писала не я.
   Что до видео, в юридической практике есть такое понятие как 'плод проклятого древа' - так называют улику, добытую незаконным путем. Она не может быть использована судом, даже является абсолютно достоверной и позволяет принять однозначно верное решение, потому что в противном случае исчезнет сам смысл слова 'правосудие'. Таким образом, на первый взгляд благое дело, но совершенное злодеями, является злодеянием, и ничем иным, а самих злодеев не делает сколько-нибудь лучше.
   Veni_Vidi_Vici
   Ответил 6 декабря 2010
   @Brandish Мы можем считать это официальной позицией Новой Волны? И каким образом следует поступить, по вашей логике - вернуть девочку обратно похитителям и извиниться перед ними за доставленные неудобства?
   Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
   Ответил 6 декабря 2010
   Всегда ненавидел адвокатов. Как оказалось, не зря.
   А на видео есть интересная деталь. У парня в черном пистолет очень похож на те подствольные лазеры, которые использует группа наемников, действующих в центре города. Даже не просто похож, а та же самая технология. Видимо, отовариваются в одном месте.
   Per_Aspera_Ad_Rectum
   Ответил 6 декабря 2010
   Ну, Брандиш всегда была фанатичным паладином с сияющим молотом. Однако я готов согласиться с тем, что тенденция опасная. Не тем, что злодеи вдруг кинулись спасать детей, конечно, а тем, что неподчиненные государству кейпы пытаются присвоить часть государственных полномочий - в данном случае охрану правопорядка, хотя бы и в таком избирательном виде. Это прямой путь в Африку. В плохом смысле.
   Cawcaw mzfckz
   Ответил 6 декабря 2010
   @Per_Aspera_Ad_Rectum Ну охренеть теперь. А как же десятки независимых команд героев, которые занимаются тем же самым?
   Per_Aspera_Ad_Rectum
   @Cawcaw mzfckz Независимые команды все равно сотрудничают с Протекторатом, а не говорят ему прямым текстом 'пошли вон'. Сейчас некоторые аналитики СКП усматривают в последних действиях Империи-88 поползновения так называемого 'парачеловеческого феодализма' - гипотетической общественной формации, в которой вся полнота власти будет принадлежать паралюдям.
   The Rat King
   Ответил 6 декабря 2010
   Вот что я скажу. Моя дочь - это самое дорогое, что у меня есть. Я плачу налоги для того, чтобы она была в безопасности, но этого не происходит. И если Империя-88 в состоянии обеспечить ей возможность безбоязненно ходить в школу, то я готов принести присягу Кайзеру. Назовите это сделкой с дьяволом, мне уже без разницы.
   Miraclemic
   Ответил 6 декабря 2010
   @Bagrat Гипотетической? Смешно.
   Brandish (Подтвержденный кейп)(Новая Волна)
   Ответил 6 декабря 2010
   Самый сомнительный Страж симпатизирует нацистам. Ничего нового.
   Veni_Vidi_Vici
   Ответил 6 декабря 2010
   @Brandish Вам ли, говорить о сомнительности? Вы даже Маркиза смогли взять, только вломившись к нему домой, пока он спал, не только без маски, но даже без штанов. А с той поры за вами добрых дел не замечено. Зато прославились судебным крючкотворством.
   А заодно объясните мне, почему когда в Мехико пришел Бегемот, там были Стражи, но не было сильнейшего в мире целителя?
   Brandish (Подтвержденный кейп)(Новая Волна)
   Ответил 6 декабря 2010
   @Veni_Vidi_Vici Не вижу смысла что-то объяснять нацисту.
   PooIndaLoo
   Ответил 6 декабря 2010
   @The Rat King Надеюсь, ты сдохнешь от СПИДа, обмудок.
  
   ...............................................................................................
   Тема: Барыгам конец!!!
   В: Разделы > Места > Америка > Обсуждение Броктон Бей (открытый раздел)
   Reave (Подтвержденный сотрудник СКП)(Автор темы)
   Отправил 9 декабря 2010
   Леди и джентльмены, имею честь заявить, что я был там и что это было самое офигенное зрелище за всю мою службу! Протекторат просто раскатал этих отбросов, как дорожным катком! Оружейник разрубил здоровенный шестиколесный танк пополам одним ударом Алебарды - ВДОЛЬ! Сочник получил такого пинка от Штурма, что Стражам пришлось вылавливать его из океана! Что сделал с Толкачом Бесстрашный, я даже толком не успел рассмотреть, но была яркая вспышка, а остаток пути до своей камеры этот козел провел глупо хихикая.
   Криминалисты из полиции выгребали запасы разнообразной дури килограммами, полную инвентаризацию проводят до сих пор.
   Открываем шампанское, сегодня день прекрасен!
   Laser Augment
   Ответил 9 декабря 2010
  А толку? Барыги сидели на отшибе и занимали нишу, которой более крупные игроки просто брезговали. На их место придут другие... или же Толкач просто сбежит из тюрьмы и возьмется за старое.
   White Fairy (Ветеран)
   Ответил 9 декабря 2010
  По крайней мере, в школах станет меньше наркоты. Наверное. Я надеюсь.
   Laser Augment
   Ответил 9 декабря 2010
   Или не станет. Я вижу, что Протекторату пригорело от последних действий Империи, и они решили на ком-нибудь продемонстрировать силу. Что дальше? Доблестно выпишут Кукле штраф за парковку?
   Reave (Подтвержденный сотрудник СКП)
   Ответил 9 декабря 2010
   Никто никуда не сбежит, не беспокойтесь. Когда злодеям удается сбежать, это обычно происходит благодаря оставшимся на воле подельникам, а Протекторат накрыл всю группу разом. Сейчас все трое проходят экстренный курс лечения от наркозависимости.
   White Fairy (Ветеран)
   Ответил 9 декабря 2010
  @Reave Звучит жутко.
   Reave (Подтвержденный сотрудник СКП)(Автор темы)
   Ответил 9 декабря 2010
   @WhiteFairy По крайней мере, криков слышно не было. Может, все не так плохо, как вам кажется.
   Aegis (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
   Ответил 9 декабря 2010
   Так, я наконец-то отмылся, поел и готов ответить на основные вопросы.
  Во-первых, операция готовилась давно, ей предшествовало около двух месяцев скрытного наблюдения, чтобы застигнуть всех масок Барыг в одном месте и с достаточным количеством улик.
  Во-вторых, разгром банды скажется на рынке наркотиков, но не так сильно, как хотелось бы. И АПП, и Империя-88 имеют свою долю, чтобы они там про себя ни заявляли.
  В-третьих, чтобы снизить вероятность побега, плененных масок сейчас держат в состоянии медикаментозной комы.
  Предъявленных обвинений недостаточно для Клетки, так что сроки им светят не особенно жесткие. Скрип, скорее всего, попытаются завербовать, но это зависит от того, как пройдет терапия.
   Point_me_@_the_sky (Подтвержденный кейп)(Новая Волна)
   Ответил 9 декабря 2010
  А меня позвать было трудно, да?
   Laser Augment
   Ответил 9 декабря 2010
  Думаю, Протекторату и Стражам нужны были арестованные бандиты, а не многомиллионный СОПУТСТВУЮЩИЙ УЩЕРБ.
   Aegis (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
   Ответил 9 декабря 2010
  Да забей, мы просто скучали в оцеплении, пока взрослые делали всю работу.
   KidWin (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
   Ответил 9 декабря 2010
  И доставали Сочника из воды.
   Aegis (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
   Ответил 9 декабря 2010
  Ну да, и это... не напоминай.
   Point_me_@_the_sky (Подтвержденный кейп)(Новая Волна)
   Ответил 9 декабря 2010
  А что случилось?
   Aegis (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
   Ответил 9 декабря 2010
  Ничего особенного.
   Vista (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
   Ответил 9 декабря 2010
  Эгиде пришлось делать ему искусственное дыхание.
  Point_me_@_the_sky (Подтвержденный кейп)(Новая Волна)
  Ответил 9 декабря 2010
  (╮®-®)┳┳ ( ╯®□®)╯┻┻
  
  
   Личное сообщение от Glitzglam:
   Glizglam: Конрад, что за нахрен?
   Glitzglam: Когда ты успел поцапаться еще и с тетей Кэрол?
   Magisterium: Просто не люблю адвокатов.
   Glitzglam: Разве твоя мама тоже не юрист?
   Magisterium: [злые технарские звуки]
   Glitzglam: А, понятно.
   Magisterium: Вообще, у меня к Брандиш хватает вопросов. Какого хрена она не пустила Панацею в Мехико.
  Magisterium: Какого хрена у Панацеи все физиологические признаки затяжной депрессии и ей на это насрать.
  Magisterium: И почему у нее жопа горит от того, что злодеи решили для разнообразия злодействовать чуть меньше.
   Glitzglam: Оу, как мило, что ты беспокоишься.
   Glitzglam: А я думала, это все пустые сплетни.
   Magisterium: Я беспокоюсь, что биокинетик с силой уровня 'беги и не оглядывайся' может слететь с катушек из-за того, что мачеха перепутала ее ответчиком в зале суда.
   Glitzglam: Не городи ерунды, сила Эми дает возможность только лечить.
   Magisterium: Крис, рассказывай сказочки журналистам. Я видел, что она делает.
   Magisterium: Да ты сама должна была заметить, что она сотворила с этой шиншиллой.
   Glitzglam: Не впадай в паранойю.
  Magisterium: Этот мохнатый дьявол слишком умен для грызуна. Да и для некоторых людей тоже.
   Glitzglam: Ты просто бесишься, что она позволяет Реми сидеть у себя под мантией, а не тебе.
   Magisterium: Во-первых, я не интересуюсь Панацеей, у меня уже девушка есть. Во-вторых, Панацея не интересуется мной, у нее другой интерес. В-третьих, даже если бы первых двух пунктов не было, я бы не стал ревновать ее к шиншилле.
   Glitzglam: Так-так-так, вот с этого места поподробнее. Что за интерес у малышки Эми? Я знаю этого счастливчика? А Вики в курсе?
  Magisterium: Черт, забудь что я сказал.
   Magisterium: И забудь что Я тебе это сказал.
   Glitzglam: Нет-нет, рассказывай, мне интересно.
   Вы отключились от форумов 'Паралюди Онлайн'.
  
   10 декабря 2010
   Я уже говорил, что ненавижу пятницы? Могу повторить еще раз.
   Пятница - это день психиатрии, и я успел двадцать раз проклясть себя за то, что не удержал язык за зубами. За то, что хотел чувствовать свою значимость и похвастаться силой, превосходящей силу Панацеи. Превосходящей, как же...
   Один шизофреник - это как шесть опухолей мозга или два с половиной инсульта, если измерять по стандартной шкале поганости. Если вникнуть в суть вопроса, то и инсульт, и тем паче опухоли сравнительно просты. Сначала убиваешь все лишнее, потом вычищаешь шлаки, и до кучи стимулируешь регенеративные процессы. Даже близко не валялось рядом с тем, что вытворяла Эми, после вмешательства которой оставалось только оформить бумаги на выписку. Мои пациенты иногда приходили в норму неделями, на курсе из специально синтезированных препаратов.
   Сумасшествие в разы хуже. Даже не потому, что его трудно лечить. По-настоящему оно ужасно тем, что за те часы, что сидишь рядом с койкой пациента, и вникаешь в хитросплетения биохимических процессов в его мозгу, к тебе приходит понимание, насколько хрупок и иллюзорен твой собственный разум. Малейший сбой, незаметный сдвиг в отлаженных механизмах - и личность просто распадается, а то, что недавно было человеком, теперь не тянет даже на животное.
   Когда я в первый раз приехал в психиатрию, мне повезло. Хватило одной инъекции, чтобы неправильные нейронные связи разрушились, а правильные - восстановились, и пациентка из состояния овоща вернулась к частичной дееспособности. Сегодня... сегодня было сложно.
   У пациентки, женщины тридцати двух лет по документам и пятидесяти на вид, в анамнезе был онейроидный синдром, чередование кататонического ступора с агрессивностью и недержание, так что мне пришлось вколоть ей мышечный релаксант, прежде чем приступать к работе. Санитары помогли обрить ей голову, после чего безропотно удалились, оставив меня в палате одного. Эти двое мне помогали не в первый раз, и я мог понять, почему они не хотят видеть само 'лечение'.
   Специально для таких случаев мне пришлось разработать инструмент, облик которого даже у все видавших психиатров вызывал дискомфорт. Ажурная металлическая конструкция, в сложенном виде умещавшаяся на ладони, закреплялась на голове пациента, после чего миниатюрные лазеры проделывали в черепе множество крохотных отверстий, в которые тут же запускались гибкие электроды, чем-то напоминающие щупальца, но толщиной с паутину. Они проделывали ту работу, для которой даже самая сложная инъекционная смесь была недостаточно универсальна, но суть оставалась та же - уничтожить неправильное, связать между собой правильное. Что-то при этом безвозвратно терялось, воспоминания, черты характера - я успокаивал себя тем, что лучше забыть несколько лет своей жизни или имена родных, а потом узнать их заново, чем оставаться прикованным к койке куском плоти, не способным посрать без посторонней помощи.
   Нейронный корректор управлялся с ноутбука, с помощью программы, которую я написал специально для этой цели - не используя ни один известный язык программирования, просто набирая команды, из ниоткуда всплывающие в голове. Точность манипуляций, разумеется, из-за этого страдала. Я бы мог достичь намного лучшего результата, если бы разработал процессорную архитектуру, создал для нее ассемблер, а на его базе - высокоуровневый язык... но не видел смысла тратить столько времени на то, что за пару месяцев из воодушевляющего дела стало тяжкой обузой.
   Сумасшествие было слишком жуткой темой, чтобы ее можно было продать - даже если оставить за скобками особый интерес директора Пиггот к моей персоне. Это не лысый после химеотерапии ребенок, который от прикосновения Панацеи встает здоровым, улыбающимся и с нормальной прической. Бормочущий безумец, с прикрученной к черепу короной нейронного корректора и напичканный до бровей релаксантом - это скорее концепт для фильма ужасов, чем для рекламной кампании.
   Честно, солидной части меня хотелось бросить это гиблое дело, и забыть дорогу в психиатрическую лечебницу как страшный сон. Я просто мог сказать, что не выдерживаю психологической нагрузки, что мне слишком тяжело каждый раз погружаться в чужое безумие, и меня бы даже никто не осудил. Смешно, но на роли целителя меня держали два смертных греха, жадность и гордыня. Жадность до ценных сведений, позволявших непрерывно улучшать нейронный интерфейс костюма и не совсем безуспешно придумывать контрмеры против сил Властелинов. Гордость, что я делаю то, чего не делает Панацея.
   Ну, то есть, она бы легко могла меня заменить, но ведь не заменяла, так?
   С сегодняшним случаем я провозился больше трех часов, и под конец чувствовал себя как всегда - то есть как забитый в дубовую доску гвоздь. Пациентку я оставил как есть, только заделал отверстия в черепе и стер с кожи кровь. Дежурная медсестра вколет ей транквилизатор, погрузив в длительный сон, и на следующий день она очнется сравнительно вменяемой, но без воспоминаний о процессе лечения. Персонал лечебницы к неприглядной специфике относились с пониманием, но ждать того же от быдл... то есть, от обывателей не стоило.
   Сухое канцелярское 'использование парачеловеческих сил' звучит в устах лечащего врача намного благопристойнее, чем 'сейчас насверлим без анестезии дырок в голове, потом чего-то там прочистим ершиком, залепим пластырем, а дальше как повезет'.
   Я собрал свои инструменты, кивнул медсестре на ресепшене и вышел наружу.
   Психиатрическая лечебница находилась далеко на юго-восточной окраине города, считалось, что свежий морской бриз полезен для состояния больных. Не знаю, так это или нет, зато добираться приходилось долго даже по воздуху. Благодаря нейронному интерфейсу управление полетом стало почти инстинктивным, так что я рискнул отключить ограничения на скорость, и мог поспорить, что теперь летал лучше Барьера, хотя все еще заметно медленнее Эгиды и Славы. Проблемы с маневренностью тоже оставались, но уже чисто конструкционные и с ними приходилось мириться. Я обычно делал небольшой крюк, чтобы приземлиться на Набережной и купить буррито в уличном ларьке, который приткнулся у самой воды.
   Снижение, разворот в воздухе с перенаправлением вектора тяги, принять вертикальное положение, правую ногу чуть вперед, носок вытянуть, левую слегка подогнуть... сбросить скорость... отключить тягу... есть касание.
   Мда. Самое сложное в полетах - это приземление. Мне пришлось долго тренироваться, чтобы вот такое касание выглядело плавно и естественно, как у настоящих летунов. А я еще смеялся над Славой, которая рассказывала, как неделями отрабатывала свое супергеройское приземление 'пизда коленкам'.
   - Привет, тебе как обычно? - ларечник-мексиканец заметил меня издалека, и вопрос задал нарочно громко, чтобы услышали все вокруг. Не похвастаться он, конечно, не мог.
   Я молча кивнул и протянул ему три пятидолларовых банкноты. По совести, красная цена тому буррито была шесть баксов, но бизнес на Набережной строился на том, чтобы драть с туристов втридорога, чтобы покрыть непомерную арендную плату, а этот хосе свой фирменный соус делал, похоже, не из перца, а из химически чистого капсаицина. Ощущения во рту и желудке неплохо отвлекали от раскалывающейся головы.
   Ларечник принялся колдовать с лепешкой и начинкой, а я прислонился к ограждению, так чтобы в поле зрения был только серый волнующийся океан. Поверить не могу, что вот такие мгновения отрешенного покоя за считанные месяцы стали для меня роскошью. Больницы меня выматывали, но позволяли чувствовать, что я делаю что-то полезное, в отличие от прочих Стражей, кому не так повезло в лотерее сил. Работа над моими проектами, требующими все более сложных технологических процессов, поглощала тонны времени, но слова Александрии крепко засели у меня в памяти. Мне приходилось терпеть Пиггот и следить за каждым своим словом в ее присутствии, но общение со Стражами давало мне чувство локтя...
   Надолго ли?
   Потому что никуда не делась Империя-88 и объявленная Кайзером война. АПП уже ответили на атаку борделя разгромом одного бара и какого-то второстепенного склада. У несведущих пока еще теплилась надежда, что на этом все затихнет, но я был уверен, что Кайзер закусил удила, и теперь не уймется, пока не откусит столько, сколько сможет прожевать. Никуда не делся и Гезельшафт, который очень щедро платил - не только и не столько деньгами, сколько информацией о природе сил - но от выставленных им требований пробирала дрожь.
   Сколько я еще смогу бежать по лезвию?
   Ответ на этот вопрос я не знал. Как и не знал, как я умудрился так увязнуть. Наверное, какие-то решения были ошибочны... но с другой стороны... может, так и надо? Может это был единственный правильный путь? Ведь у меня есть перед глазами пример героев, которые не могут ничего сделать толкового, даже если хотят, и есть пример злодеев, которые растрачивают силы на мелкие склоки.
   Или же я заблуждаюсь в корне, и мне нужно выйти за рамки всех представлений и условностей? Где-то мне попадалась цитата, что Закон оплетает человека тысячей незримых нитей. Кто разорвет одну, тот становится преступником. Разорвавшего десять приговаривают к смерти. Разорвавший все становится богом.
   Почему-то мне показалось, что я мыслю в верном направлении. Величайшие герои, Триумвират, сражались с Губителями и не добились успеха. Так что если чудовищам должны противостоять не герои, а еще большие чудовища?
   Мысль была странной, но она казалась удивительно логичной, даже воодушевляющей. Я даже подобрался и принялся мычать под нос какой-то всплывший из памяти мотивчик. Чудовища против чудовищ... что-то в этом есть...
   - Привет, Магистерий. Расслабляешься? - промурлыкали у меня над ухом.
   К своей чести, я не подскочил на месте и не врубил от неожиданности нейроподавитель. Только лениво повернул голову и смерил парящую над водой гостью взглядом.
   - Привет, Лазершоу. Да вот, по пути перекусить заскочил.
   У нее шикарные волосы. И даже на таком ветру она ухитряется выглядеть на двенадцать из десяти. Специально что ли выбрала позицию, чтобы ветер дул вбок?
   - Тяжелый случай попался? - с тенью сочувствия спросила она.
   - У меня все случаи тяжелые. А ты совершенно случайно мимо пролетала, да?
   - Представь себе. Из-за этой бучи, которую подняли нацики, нам пришлось изменить маршруты патрулей, чтобы постоянно находиться в зоне досягаемости Стражей или Протектората.
   - Сочувствую. Такая паршивая погода, а ты часами под открытым небом в тоненьком спандексе.
   - Я на тебя летом посмотрю, - усмехнулась она, - когда будешь преть на жаре в своей броне и мантии.
   - Не посмотришь. Меня уже сейчас предупредили, чтобы ничего не планировал, потому что на все каникулы приговорили к тренировочному лагерю в Сан-Диего.
   - Так уж приговорили. Триумф рассказывал, там весело.
   - Что веселого в том, чтобы целых два месяца не ковыряться ни в чьих внутренностях?
   - Твой буррито, Страж, - встрял в разговор ларечник и протянул мне еду с таким видом, будто это был императорская корона. - А леди что-нибудь желает?
   - Леди следит за фигурой, - ответил я первым, не обращая внимания на шиканье Лазершоу. - Так что питается исключительно воздухом и солнечной радиацией.
   - И мозгами маленьких мальчиков, которые не держат язык за зубами.
   - По твоему прежнему утверждению, мозгов у меня нет, так что и опасаться мне нечего.
   Она легонько стукнула меня по голове ребром ладони. За бронированной подкладкой капюшона я практически не почувствовал удара.
   - Давай уберемся куда-нибудь повыше, надо поговорить.
   - Мнэээ... А без этого никак?
   - Да что с тобой не так? - возмутился ларечник, подслушивавший разговор с настороженностью опытного сплетника. - Такая прекрасная девушка тебя за собой зовет, а ты морозишься! Давай-давай, лети, а то больше ни одного буррито тебе тут не продадут!
   - И ты, Брут! - пробормотал я и запустил полетную систему.
   - Так что там с Эми? - требовательно спросила Лазершоу, едва я успел устроиться на карнизе самого высокого здания в округе.
   - Ничего, - буркнул я. - Я уважаю ее личную жизнь.
   - А что, если она свяжется с кем-то, кто причинит ей боль? Или использует ее, чтобы навредить Новой Волне?
   - Крис, уймись. Ты прекрасно знаешь, что если кто-то в этом городе посмеет хоть пальцем тронуть Эми, ему придется очень быстро бежать до мексиканской границы. Потому что за его головой, без шуток, отправится каждый кейп Залива.
   - Да я понимаю, но меня беспокоит то, что я узнаю об этом от тебя. Вики столько пыталась ее свести хоть с кем-то, а тут оказывается, что она уже по кому-то сохнет, и даже с тобой поделилась.
   - Ничем она со мной не делилась. Но я не выбираю, что мне видеть, а что нет.
   - Так. Это пациент?
  - Отстань.
  - Или врач?
   - Я все равно не скажу.
   - Одноклассник?
   Я мысленной командой активировал поляризационные модули.
   - Конрад, ты не можешь сбегать от важного разговора в инвиз! - возмутилась Лазершоу.
   - Но я могу. И это прекрасное чувство.
   - Не можешь, - вокруг меня возникла сфера силового поля. Бля. - У тебя не полная невидимость, видно искажения.
   - Ты ничего этим не добьешься, - я отключил поляризацию. - Я не лезу в чужую жизнь и тебе не советую.
   - Эми мне не чужая.
   - Ты поняла, о чем я. Брандиш меня недолюбливает, но ведь не выговаривает тебе за то, что мы общаемся.
   - Вообще-то... - героиня слегка поморщилась.
   Чокнутая семейка.
   - И как, приятно?
   Лазершоу вздохнула и убрала силовое поле, после чего присела рядом на карниз.
   - Ладно, поняла, - она хмыкнула. - А ты изменился за последнее время.
   - Разве?
   - Серьезнее стал.
   - Мне кажется, ты единственная, кто так считает. Когда постоянно имеешь дело со смертью и безумием, потом хочется шутить о чем угодно, лишь бы посмеяться.
   - Вот, опять. Иногда не верится, что тебе пятнадцать.
   - Мне и самому уже не верится, - я неопределенно взмахнул неумолимо остывающим буррито. - Сегодня мне в психиатрии подготовили особое блюдо. Одна из первых жертв Лабораторного Крыса, привезли прямиком из 'Элизиума'. Ее тело вернулось в человеческую форму, но разум был искалечен.
   - Ох, черт... ты смог ей помочь?
   - Ну, отчасти. Я смог отсечь воспоминания о событиях, которые ее травмировали, и восстановить некоторые функции, трассировка нейронных потоков показала нормальное функционирование, но я не могу предсказать, что именно она забудет.
   - Жуть какая. Теперь я понимаю, почему тебе дают только безнадежных. Цена ошибки пренебрежимо мала.
   - Для них. Не для меня.
   - Коришь себя за то, что сделал недостаточно?
   - Не, тут другое. Понимаешь, я вижу, что у людей внутри, в прямом смысле. А когда провожу часы рядом с пациентами... чувствую, что иногда перестаю воспринимать их как людей. Скорее, как мешки с углеводородами, водой и карбонатом кальция. С одной стороны, это помогает. Я дистанцируюсь от чужих страданий, воспринимаю их как простой дисбаланс, который нужно отрегулировать. С другой, я иногда начинаю бояться сам себя. Понимаешь, сегодня я спасаю жизни, а иногда и дарю новые, взамен разрушенных. А что, если я однажды не смогу вернуться? Если соберу инструменты, сдам пациента на попечение врачей, выйду за двери, но продолжу видеть в людях вокруг только куски мяса? Чем я стану?
   О чем споет мне белый ангел?
   Лазершоу некоторое время молчала, а потом вдруг встала, обняла меня сзади и прижала к груди. Ох, черт... хотя удобно. Приятно даже. Нас ведь не видно с улицы, я надеюсь?
   - Знаешь, когда я только получила силы, то разговаривала с Мисс Ополчение о программе Стражей. Она пыталась уговорить меня вступить. Мама, конечно, была против, так что ничего не вышло, но она сказала мне одну вещь, которую я поняла намного позже. Что долг Стража - защищать людей от злодеев, и что этот долг он исполняет ежесекундно, в костюме он или нет, на службе и дома. Так вот, Страж на самом деле защищает людей от одного единственного злодея - от того, кем он мог стать. Сражается с ним днем и ночью, без передышки. Потому что простой путь - это всегда путь зла, а ради добра нужно трудиться.
   Я не знал, что ответить. Мне в равной мере поразило и ее участие, и смысл слов.
   - Конрад, ты не плохой человек. Со стороны это видно. Злодей, которым ты боишься стать, не стал бы трудиться так самоотверженно. И однажды ты станешь великим героем. Настоящим героем. Я в тебя верю.
   Радостная улыбка Кэсси. Крик Хэнка в миг агонии. Сосредоточенные Блицкриг и Кайзер. Непрочитанное письмо от Гезельшафта. Ангел над Лондоном, поющий песню гибели.
   Я осторожно коснулся ее руки. В горле застрял плотный ком, и я далеко не сразу нашел в себе силы сказать хоть что-то.
   - Герои не побеждают злодеев, - выдавил я. - Иначе их самих начинают клеймить злодеями.
   - Победа это не обязательно прикончить кого-то или запереть в Клетке. Достаточно не дать вредить.
   - Это не победа, это... поддавки. Победить злодея может только злодей. Потому что он тоже не соблюдает никаких правил.
   - Ты ведь и сам понимаешь, что это приведет только к войне всех против всех. Кто-то конечно победит, но наградой ему будут руины.
   - А если злодей обладает неодолимой силой? Как Триумвират, но со знаком минуса. Чтобы сама мысль противостоять ему даже не всплывала.
   - Кто, например? Нилбог? Сибирь? Они что-то не рвутся побеждать злодеев.
   -Нет, не то... вот кто, на твой взгляд, самая жуткая тварь в истории?
   - Ммм... а почему ты спрашиваешь?
   - Академический интерес.
   - Серый Мальчик, - уверенно сказала Лазершоу. - Папа рассказывал, что пока он был жив, с Бойней ?9 даже не пытались сражаться. Просто бежали, и надеялись, что убежать удастся.
   Она что-то еще продолжала говорить, но я не слушал. Имя обожгло меня как кипяток. Неодолимая сила... временные петли, которые никто не смог разрушить - ни Эйдолон, ни Герой - а значит, примерно равная силе Губителей. Кажется... кажется с этим можно работать.
   Как только утихнет эта проклятая песня.
  
  
  
3.5
  
   - Ну, приступим, - подумал я вслух.
   Голос внутри карманного измерения звучал как-то странно. Вероятно, дело было в материале 'стен', 'пола' и 'потолка', идеально отражающем звук. А также свет и, как я подозревал, любые другие формы излучения. Строго говоря, это и материалом-то не было, а 'вероятностной абстракцией горизонта событий'. Объяснения курьера Ящика Игрушек, который принес мне ключ-активатор, были путанными и невнятными, поскольку в теме он плавал и вообще сил не имел. Однако стоило мне прочесть приложенную инструкцию и взять в руки устройство, как моя собственная сила моментально разложила все по полочкам. Пусть даже написана инструкция была печатными буквами и с кучей орфографических ошибок. Если верить слухам, изготовителю карманных измерений было всего двенадцать или около того.
   Чтобы заветный девайс попал мне в руки, пришлось выгрести из мастерской все старые и неудачные изделия, без которых я в принципе мог обойтись, а также наварить целую канистру самого забористого мнемотропа, который только смог придумать.
   Вообще, это было то же самое средство, которое я пил по утрам ежедневно, просто неразбавленное.
   Такой бартер скомпенсировал мне часть немаленькой стоимости карманного измерения, вдобавок удалось урезать стоимость снизив требования к гарантийному сроку. Мне показалось, что мне хватит и полугода, чтобы разобраться в пространственной технологии и поддерживать мой 'домик на дереве' в рабочем состоянии. С Гезельшафта я смог стрясти аванс, упирая на необходимость закупки дорогостоящих компонентов, так что в канун Рождества я уже был готов приступить к практической реализации самого масштабного своего проекта.
   Нахлобучив на голову сварочную маску, я взял лазерный резак и принялся пластовать тяжелый лист корабельной обшивки на небольшие кусочки, которые можно было засунуть в плавильный тигель. Предыдущая партия уже весело булькала в ожидании, пока я не вылью ее в форму. Потом последует чистовая обработка на фрезерном стенде, и очередная партия деталей присоединится к множеству таких же.
   - Эй, герои, я ворую металлолом с территории муниципальной собственности! - крикнул я в потолок, ненадолго прервав работу. - Я жуткий и опасный злодей, остановите меня!
   Разумеется, меня никто не услышал. Дверь в мастерскую была заперта магнитным замком, стены защищены электрическим контуром, саму мастерскую я тщательно обшарил на предмет камер, по которым за мной теоретически мог следить Оружейник. А если бы кто-то вломился силой, он бы обнаружил просто пустое помещение. Без специального оборудования, способного обнаруживать флюктуации в пространственном континууме, точку входа в карманное измерение найти было невозможно.
   Дорезав лист, я вернулся к тиглю и с помощью рычага опрокинул его содержимое в форму. Расплавленный метал с шипением потек по выдавленным в глине дорожкам. Качество судовой стали, пятнадцать лет ржавевшей под открытым небом, оставляло желать лучшего, но мне пока не требовалось ничего сверхъестественного - просто средней мощности плазменный реактор, чтобы запитать всю будущую фабрику.
  В конечном счете, все упиралось в энергию.
  Кид Вин как-то показывал устройство своих шоковых пистолетов, где одним из компонентов был пространственный усилитель, благодаря которому вполне серьезное оружие работало от пальчиковой батарейки. Электрический ток распадался на множество потоков, которые проходили по разным мерностям пространства и резонировали между собой. Технология выглядела несложной, я бы даже смог ее повторить, но при увеличении масштабов резко терялась стабильность, резонанс становился слишком сильным, грозя разрушить конструкцию.
  Такие вот неуловимые мелочи, из-за которых было невозможно повторить технарские изделия методами обычной технологии и науки. Как объяснишь людям без способностей, что мало просто изготовить детали и соединить их между собой? Что нужно отслеживать колебания таких энергий, которым нет названия в современной физике? Да еще в тех измерениях, которые существуют только в самых абстрактных математических моделях?
  Скрепляя с помощью молекулярной сварки куски металла, я проделывал все перечисленное на автомате. Сила вела меня, исправляла неточности в движениях, незаметно проделывала такие манипуляции, которые я замечал лишь потом, по изменению циркуляции магнитных полей. Мне было даже интересно, в какой мере мои усилия, связанные с проектированием и конструированием, вообще что-то значат? Может, все 'устройства' - это набор множества разных способностей, а все нагромождение железок и проводов нужно просто для отвода глаз? Или же металл служит вместилищем какого-нибудь 'машинного духа', или даже оболочкой для энергетического конструкта, который и обеспечивает функционирование?
  Непонятно.
  Точнее, понятно, что мы откуда-то черпаем чертежи своих устройств. Что-то подсказывает нам, что тут нужна пайка, тут склейка, а тут можно просто скрутить и прижать плоскогубцами. Но что? Является ли парасила не чем-то абстрактным, проявляющимся только в способности выдержать автоматную очередь в грудь или выстрелить лазерным лучом из пальца, а материальным объектом, носителем данных, в которых все эти инструкции записаны?
  В начале эры паралюдей существовала теория, что Corona Pollentia и есть источник суперсилы, но быстро сошла на нет. Прямая связь между этой псевдо-опухолью и парасилами существовала, но точно не как источник. Она была слишком мала, чтобы пропустить через себя те объемы энергии, которые затрачивали способности, и не испарить при этом мозги владельца. Но может, это просто антенна, работающая на прием?
  Думаю, это можно выяснить наверняка, поймав какого-нибудь кейпа и хирургически удалив ему Corona Pollentia.
  Я с трудом удержался от того, чтобы врезать самому себе по лицу. С счастью, потому что зажатый в руке сварочный аппарат мог оставить на лице неизгладимое впечатление. О чем я вообще думаю?! Никаких экспериментов на людях!
  Кхм...
   Никаких летальных экспериментов на людях. Ну, или хотя бы не на тех, кто этого заслуживает. Я потряс головой, чтобы выгнать из головы все неправильные мысли и снова взялся за сварку. Серьезно, с крысами было проще.
   Минута за минутой, час за часом. Реактор постепенно приобретал завершенный облик. Массивная станина поддерживала громоздкую конструкцию, каскад магнитных ловушек и термоэлектрических конвертеров. В основе лежала технология ядерного синтеза, но выделяющееся тепло преобразовывалось в электроэнергию напрямую, не опускаясь до примитивного нагрева водяного пара и продувки его через лопасти динамо-машин. Как следствие, заоблачный КПД и условно миниатюрные размеры - всего лишь с легковой автомобиль.
   Конечно, всплывали то и дело разные проблемы, которые сложно было разглядеть на этапе проектирования, но пока мне удавалось выкручиваться. К примеру, обеспечить должную теплоизоляцию позволила хорошо знакомая удерживающая пена, а редкие металлы для конвертеров и проводки в небольшом количестве получилось трансмутировать из свинца. Я бы предпочел сэкономить время в ущерб качеству, и взять золото и иридий в чистом виде, но после перфоманса на ток-шоу мне под шумок урезали и без того скромный бюджет на технарские нужды. Кажется, шутку про либералов оценили не все. Может, стоило заменить их на социалистов? Ну, в конечном счете, это мне же пошло на пользу. Пришлось повозиться с альфа-распадом, и отстать от графика на два дня, но за энергоснабжение своей будущей мануфактуры я был спокоен.
   Мда.
   На пользу-то оно пошло, но ограничения собственной силы осознавать было неприятно. Часть меня втайне надеялась, что при отсутствии лимитов на ресурсы и площади я смогу развернуться не хуже Дракон, но реальность расставила все по местам. Шире спектр реализуемых технологий - в геометрической прогрессии растет потребность в производственных мощностях и, что главное, времени на их обслуживание. Предельно сужаем область деятельности, делаем упор на качество - получаем то же самое, и вдобавок упускаем кучу полезных возможностей.
   Приходилось балансировать между разнообразием инструментов, их качеством и временем, которое придется проводить не за работой Стража или разработкой готовых изделий, а за устранением неполадок в производственном комплексе. Очевидное, казалось бы, решение с роботами-помощниками здесь не прокатывало. Им, внезапно, тоже требовалось обслуживание, программирование и так далее.
   После долгих терзаний и мысленных экспериментов, я смог составить схему, обеспечивающую неплохую вариативность конечных продуктов при сравнительно небольшом объеме требуемого оборудования. Точнее, весь создаваемый комплекс был узко заточен под реализацию единственного проекта - 'Сирина'.
   Ах, 'Сирин'...
   Я с трудом удержался от того, чтобы бросить сварку и кинуться перепроверять чертежи. Там нечего было проверять, за полтора месяца, прошедших с атаки Бегемота, эскизный проект и так был доведен до совершенства. Пока не будет завершен производственный комплекс, там ловить было нечего.
  Я взял за основу данные по броне Оружейника - достаточно очевидный ход, Кид Вин свой нынешний костюм делал по тем же лекалам. Но данные данными, а специализация Оружейника давала ему нехилое преимущество в количестве вспомогательных функций, которыми можно оснастить доспех. Я такой возможности был лишен, так что пришлось снова выкручиваться и изобретать нестандартные подходы.
  От некоторых избыточных функций пришлось отказаться вообще. Тот же детектор лжи бесполезен, когда можно гарантировано вырвать правду с помощью единственного укола. Другие пришлось обрезать, снижать функциональность в жертву компактности и прочности. Из широкого списка вспомогательных систем пришлось выкинуть почти все, за исключением климат-контроля и системы дополненной реальности, которая была слишком уж удобна и многофункциональна. Зато на чертежах удалось встиснуть встроенный инжектор с боевыми стимуляторами, которые Оружейник не жаловал.
  К чему-то удалось подступиться не сразу. Так, для управления своей обычной полетной системой я использовал нейронный интерфейс, которому было достаточно касаться головы, и который прекрасно умещался под капюшоном. Требования к 'Сирину' были таковы, что единственным способом обеспечить точность управления оказалось физическое соединение нервной системы с бортовым компьютером. Когда я впервые пришел к такому выводу, перспектива резать самого себя напугала меня до чертиков. Потом случилось 'расширение сотрудничества' с Гезельшафтом, и трусить перед небольшой операцией стало как-то стыдно.
  Надеюсь, вшитые в кожу контакты можно будет выдать за разновидность пирсинга, иначе на пляже мне лучше не показываться.
   Впрочем, эти сложности были ничем по сравнению с главной проблемой - с защитными свойствами. Энергетический удар мощностью в гигаджоули? Миллионы тонн воды, несущихся в лоб на трансзвуковой скорости? Песчаная буря, где каждая 'песчинка' - это обломок здания или автомобиль? Наконец, обладающие неимоверной силой когти и крылья? Все это 'Сирин' должен был выдерживать, и не просто выдерживать, но и сохранять живой начинку внутри.
   Нечего было и надеяться достигнуть нужных показателей только за счет прочности брони. Благо я своими глазами видел, на что способны молнии Бегемота, и иллюзий не строил. Надежды я возлагал на уже знакомую технологию термоэлектрической конверсии. Едва ли бы это помогло от направленного удара, способного испарить целый дом, но даже шальные молнии и рикошеты собирали в Мехико обильную жатву. Если бы удалось расширить эффект на прочие виды энергии, 'Сирин' стал бы почти неуязвимым... если бы.
   Так или иначе, это был лишь эскизный проект, и многое предстояло додумывать на ходу, когда окончательно станет понятно, какие средства у меня есть в распоряжении. Оружейные системы находились в зачаточном состоянии, как и широкодиапазонный блок волнового подавления. С двигателями было получше, но только за счет готовых наработок по антигравитации. У меня была мысль вообще отказаться от обычного оружия, и полностью сосредоточиться на темпоральной технологии, но здравый смысл подсказывал, что успех далеко не гарантирован, а с одним мечом много не навоюешь...
   Трррынь!
   Черт.
   Трррынь!
   Да иду я, иду.
   Отложив в сторону сварочную маску, я нацепил взамен нее легкую 'домашнюю', которые Стражи носили в Хабе, если приходили посетители, и вынырнул из карманного измерения в свою мастерскую. Нажатием кнопки я схлопнул проход и спрятал пульт в карман, после чего отпер дверь. Только для того, чтобы нос к носу столкнуться с разозленной Вистой. Ну... то есть... скорее нос к груди. Серьезно, ей надо лучше кушать.
   - Ты там уснул что ли?! - возмущенно поинтересовалась Эпицентр-9, уперев кулачки в бока. Это бы выглядело комично, если не знать, какая сила таится в миниатюрной девочке.
   - Можно и так сказать, - я рассеяно почесал голову еще горячей сварочной горелкой. Мыслями я все еще находился за монтажом реактора. - Что-то случилось?
   - Нам идти пора, а ты все с железяками своими возишься! - Виста скрестила руки на груди и отвела глаза в сторону. - Мальчишки.
   - Куда еще идти?
   - Ты забыл что ли? На рождественский прием! Который устраивает мэрия.
   - Ты ничего не путаешь? Прием должен был состояться двадцать третьего декабря. Ведь не может же уже быть...
   Под тяжелым взглядом Висты я невольно стушевался и открыл на смартфоне календарь.
   - Ну пиздец...
   - На голове у тебя пи... , - Виста оборвала себя на полуслове и слегка покраснела. - Короче, переодевайся в костюм, времени пять минут еще есть, причесывать вас буду.
   'Вас'. Ну, хорошо быть не единственным технарем в команде. В том, что второй жертвой Висты будет Кид Вин, я не сомневался. Когда я ему сдал на попечение 'Лотос', он долго его осматривал, непрерывно что-то конспектируя в ноутбук, после чего попросил его не беспокоить, затолкал реанимационный саркофаг в свою мастерскую и больше я его не видел. Обоих точнее.
   Торопливо натянув комбинезон с мантией, я вышел в Хаб. Там уже все были в сборе, включая даже Сталкер, которая, как мне казалось, относилась работе на публику с еще меньшим энтузиазмом, чем я. Тем временем Кид Вина в четыре руки выталкивали из мастерской Рыцарь и Виста. Тот вяло упирался, и бормотал, что всего пару проводов припаять осталось.
   Наконец, Виста тяжело вздохнула и скрутила пространство таким образом, что мы оба оказались перед висящим в обеденном уголке зеркалом. После чего применила силу еще раз, и пол вокруг нас поднялся и свернулся, заключив обоих в плотные коконы, а потом просел на метр вниз, чтобы девочке не приходилось вставать на цыпочки.
   - Эмм... Миссии, а это не слишком? - робко спросил я, и напоролся на гневный взгляд Висты, державшей в одной руке расческу, а в другой - бутылку воды с прикрученным опрыскивателем.
   - Да, я же в шлеме буду! - поддакнул Кид Вин. - А он в капюшоне!
   - Мы просто немного... нууу... увлеклись. Ну как это у технарей бывает.
   - Ага, обычное дело! Мы не специально забыли!
   - Пощади, мы купим тебе 'Хэппи Мил'!
  - И двойную колу!
  Увы, Четвертый Губитель оказался глух к мольбам жалких людей, и расческа впилась в наши космы. Через несколько минут боли и унижения волосы двух самых крутых технарей среди Стражей Восток-Северо-Восточного отделения оказались уложены достаточно аккуратно, чтобы Виста прекратила дальнейшую экзекуцию.
  - Эй, Бивис и Баттхед, давайте быстрее, только вас ждем! - крикнул Триумф.
  - Вообще-то мы Пинки и Брейн! - возразил я.
  - И я даже не сомневаюсь, кто из вас кто.
   - А кто из нас кто?
  - Все-все, идемте уже!
  - Стой, я меч забыл.
  - Зачем тебе меч? Мы на банкет идем!
  - Потому что я без меча, это как я с мечом, только без меча.
  - Пожалуйста, хватит бородатых шуток.
  - Две секунды... Так, я готов.
  - У тебя тушь потекла.
  - Где... блин, Стояк, тебя только не хватало.
  - А ну хватит дурью маяться!
  - Да, мэм! - синхронно ответили три голоса.
  Кому-то может показаться странным, что добираться до места рождественского фуршета приходится на бронированном фургоне в компании до зубов вооруженных молчаливых мордоворотов. Ну что же, этот кто-то явно не живет Броктон Бей. Во время нашей поездки в Бостон я успел немного пообщаться с местными, и домой ехал с ощущением, что стереотипы о нашем городе не так уж далеки от истины.
  К примеру, когда я спросил, насколько тяжелые травмы обычно они обычно получают, бостонские Стражи начали смотреть на меня со смесью жалости и страха. У них за полтора года не было ни одной тяжелой травмы. В то время как за несколько дней до этого Крюковолк оторвал Эгиде руку. Не то, чтобы это доставляло ему большие неудобства. После того, как я пришил руку на место и наложил достаточно плотную повязку, чтобы не вытекала кровь, он уже через пару часов как ни в чем ни бывало бил Триумфу морду в каком-то файтинге на приставке. Однако для себя я решил, что если повстречаюсь с блохастым в патруле, то отрежу ему пару конечностей. Просто в назидание, все равно отрастит новые, и посрать на мнение Кайзера.
  Были и другие ранения. Кид Вин как-то сломал запястье, когда Руна сшибла его со скейта левитирующим мусорным бачком. Ради справедливости, это был ее первый выход, и ее левое ухо с тех пор так и не вернулось к прежней форме. Методы воспитания дисциплины у Блицкрига, отца троих детей, были суровыми, но эффективными. Стояк однажды чуть не умер, когда попытался по неопытности остановить монструозный джип Скрип. То есть, он в прямом смысле встал на его пути и заморозил свой костюм. Расчет оправдался полностью, инерция разорвала кошмар автоконструктора почти пополам, но Стояк не учел, что технарские изделия, особенно настолько грубо собранные, имеют обыкновение взрываться. Сгореть он не мог, погруженный в стазис материал не пропускал тепло, но надышался дымом. К счастью, шедший с ним в паре Триумф криком сдул остатки джипа, а бригада 'скорой помощи' подоспела вовремя. Виста и вовсе имела такую коллекцию разнообразных шрамов, что, наверное, могла поспорить с ветеранами Вьетнама. Причем когда я предложил их свести, она чуть не побила меня за то, что я про них вообще узнал. Хотя я и смог оправдаться тем, что не подглядывал за тем, как она переодевается, а с помощью своей силы определил наличие рубцовой ткани, избавляться от шрамов она наотрез отказалась. Дескать, они - ее часть, свидетельство, что она боец, не просто мелкая дурочка.
  С таким количеством и качеством злодеев, как в Заливе, я не понимал, что тут вообще делает отделение Стражей. Тут должны были действовать только взрослые герои, причем с негласной лицензией если не на убийство, то на калечащие приемы точно. Есть же Пепельный Феникс в Атланте, одного появления которой достаточно, чтобы даже самые отбитые негодяи легли лапками к верху! Не обратились в бегство, не вступили в схватку - а безропотно сдались, чтобы не испытать на себе ее кошмарную силу. В результате Атланта уже несколько лет процветает, потому что там по-настоящему безопасно, и бизнес тянется к низким страховым ставкам.
  Ничего. Если я сумею эмулировать силу Серого Мальчика, то Броктон Бей станет таким же оазисом покоя, где все злодеи будут либо клоунами, либо трупами. А на Набережной появится новая достопримечательность 'Непобедимый Дракон Кюсю, замороженный во временной петле'. И даже Кайзер будет приходить ко мне с еженедельным докладом. И ждать в приемной на самом неудобном стуле, пока моя секретарша мисс Херрен закончит с обслуживанием.
  - Эй, хватит слюни пускать, - сидящий рядом Рыцарь пихнул меня в бок, из-за чего манящие грезы тут же рассеялись.
  - Ничего я не пускаю.
  - У меня твои эмоции как на ладони. Ты что, строил планы по мировому господству?
  - Скорее по сбору гарема из самых горячих цыпочек с латексными жопками.
  - Зачем тебе гарем, если тебя из мастерской приходится вытаскивать силой?
  - Это вопрос престижа. Какой я буду Темный Властелин без кучи наложниц, столь же прекрасных сколь и жестоких, исполняющих любое мое желание?
  - Какое например? Подать гаечный ключ на 32? Или сбегать на склад за пачкой электродов?
   - Например схватить засранца, который посмел стебаться над их господином, и выпороть кнутом.
  Поцапаться по-настоящему мы не успели, потому что фургон вскоре остановился. Оперативники с кряхтением полезли наружу, мы последовали их примеру. Помимо Стражей здесь также были некоторые герои из Протектората: Оружейник, Мисс Ополчение и Скорость. Не было Бесстрашного, который хотел провести время с женой и сыном, и не было Штурма и Батареи, которые вообще взяли отпуск и укатили на Гавайи. Если бы не молчаливое соглашение, согласно которому кейпы города старались не портить друг другу праздник без серьезных на то причин, это могло бы серьезно сказаться на боеспособности Протектората.
  Точнее, такое соглашение худо-бедно поддерживала Империя-88, АПП (азиатам Рождество было побоку, но принцип 'не срать там, где живешь' они все же понимали) и группа Трещины, которая данный принцип возвела в абсолют, и в пределах города вообще никаких дел не вела, за что была тайно любима Свинкой. Про Выверта никто ничего толком не знал, но то, что у него нет ни капли принципов, усвоили все. Кайзер со знанием дела утверждал, что тот мог устроить массовую бойню прямо в праздничную ночь, если бы это принесло ему соответствующую прибыль. Неформалы тоже оставались в тени, но из-за предполагаемого возраста их не воспринимали как сколько-нибудь серьезную угрозу. Банда мелких уголовников, которых достаточно шугнуть, чтобы не путались под ногами. Особенно с учетом того, что они с конца октября залегли на дно, и вновь показались только недавно. Некоторые в СКП надеялись, что они убрались из города, но я знал причину затишья - точнее, я и был той причиной.
  Хотя я думал, Адская Гончая воспримет угрозу всерьез, и свалит к черту. Но нет, залечила сломанную руку и снова выползла из своей берлоги. Почему? Сплетница, кто же еще. Я не знал, как именно работает ее сила, но судя по нашим двум личным встречам, она просто получала из ниоткуда интересующую информацию, но не всю сразу, а небольшими дозированными порциями.
  Я замер, чувствуя, как в животе сжимается ледяной ком ужаса. Если Сплетница раскрыла мой блеф для Адской Гончей, значит она знала, кто скрывается под личиной грабителя собачьих приютов. А если она знала это... то знала вообще все.
  - Так, Стражи, идите за мной, - Мисс Ополчение махнула рукой, привлекая внимание.
  Кое-как справившись с накатившим потрясением, я последовал вместе со всеми. Рыцарь косился в мою сторону, потому что мои эмоции с его точки зрения были настоящим пожаром, да еще вспыхивающим без причины, но свое знание пока держал при себе. Серьезно, для кейпа этот парень был просто через чур тактичен и неконфликтен.
  - Вам уже говорили, но повторю еще раз. Этот прием очень важное событие, на нем присутствуют множество важных персон. Ваша задача, как Стражей - проявить себя с лучшей стороны. Или хотя бы попытаться ничего не испортить. Магистерий, Стояк! Это касается вас в первую очередь!
  - А что сразу Стояк-то? - с деланной обидой отозвался тот.
  Я ничего не ответил, только молча кивнул.
  Пока мы поднимались в лифте в банкетный зал, я отступил назад и вытащил из подсумка автоиньектор с эмоциональным корректором, глушащим чувство страха. Не 'мистер Хайд', а мягкий препарат без существенных побочек, предназначенный для впавших в панику гражданских. Сейчас главное успокоиться и не пороть горячку. Если она не раскрыла меня до сих пор, то только потому, что просто не могла. Не имела достаточно наглядных и весомых доказательств, которые бы убедили общественность. За ней не стояло никаких значимых сил, а она сама была, не смотря на отличную задницу, не более чем маргинальным биомусором.
  И если перерезать ей горло, а тело привязать к рельсе и скинуть в океан, ее никто не хватится.
  Надо просто подойти к проблеме обстоятельно... у меня есть наработки по генетическим сканерам, они использовались в 'Лотосе'. Образец ДНК Адской Гончей у меня имеется еще с прошлого раза, сберег на всякий случай несколько капель крови. Прочесать ночью доки... нет, лучше использовать несколько простых дронов, для более широкого охвата. Поставить маячок, или проследить визуально с достаточной дистанции, используя поляризующее поле. Обнаружить логово этих Натуралов, и просто перебить всех спящими. Всем от того станет только лучше.
  Опять придется сдвигать график работ, это неприятно. Но я не мог допустить, чтобы моя, кхм, двойная жизнь раскрылась раньше, чем я смогу продемонстрировать, на что действительно способен. Сейчас это нанесло бы непоправимый ущерб, вплоть до необходимости бежать из страны. Потом... потом просто проглотят. Наверное. В идеале, конечно, закапывать надо вообще всех, кто в курсе, включая Кайзера и Пиггот, но кажется, это уже слишком.
  Или... я обвел взглядом зал, и заметил Андерса, разговаривающего с моими родителями. Хм, они не упоминали, что тоже приглашены. Или упоминали, но я прослушал? Последние недели все время, что я провожу не в костюме, похоже на сон, я почти его не запоминаю. Так, главное не забыть, что мы не знакомы. Я активировал поляризационное поле, подошел вплотную и отключил маскировку.
  - Добрый вечер, мистер Андерс.
  - О, Магистерий, рад тебя видеть, но пожалуйста, не появляйся так неожиданно, - со злорадным удовлетворением я отметил, что легкий испуг он все же испытал, хотя и не подал виду. - Какое-то новое изобретение?
  - Невидимость, если просто. К сожалению, не так полезно, как может показаться. В том числе для фармацевтики, - я перевел взгляд на свою мать и приветственно кивнул, хотя виделись мы еще утром. - Миссис Келер, рад вас видеть.
  - Здравствуй, - ответила она, не меняясь в лице, но я заметил, что ее голос дрогнул. - Ты помнишь, что начиная с января начинаются промо-акции?
  - Конечно. Рекламные ролики для телевидения и Youtube, фотосъемки для плакатов и буклетов. Я помню.
  - Вероятно, это скажется на твоих обязанностях Стража, на них останется меньше времени. Как ни странно, руководство СКП легко это согласовало.
  Дай Свинке волю, и она засадит меня в Клетку просто на всякий случай. Ясное дело, она рада возможности держать меня подальше от моих проектов и от других Стражей.
  - Отлично. Еще отдел продаж предложил идею: что если некоторые твои... изобретения поставлять напрямую в больницы, а не выбрасывать в розницу? Например ты упоминал, что у тебя есть сыворотка, которая ускоряет заживление ран, но она быстро портится. Таким образом мы могли бы снабжать хотя бы местные больницы, осуществляя поставки скажем еженедельно.
  - Больших оборотов не выйдет, - заметил я. - Конечно, себестоимость низкая, но у нас триста тысяч населения. Даже если продавать дозу с наценкой в сотни процентов, все городские госпитали не смогут потратить больше сотни доз в месяц. Даже в наших 'особых' условиях тяжелых травм не так много.
  - Ты не учитываешь медицинский туризм, - вмешался Андерс. - Куча народу приезжает в Броктон Бей именно за лечением.
  - И большая часть остается с носом. Попасть ко мне или к Панацее желающих хватает, но разорваться мы не можем. Ну и ограничения на длину рабочего дня у несовершеннолетних.
  - А причем тут ты? Я имею ввиду, регенеративная сыворотка способна значительно сократить послеоперационный период. В собственной клинике 'Медхолл' цены на многие препараты идут без посреднических накруток, и суммарный чек за лечение на четверть, а в стоматологии треть ниже, чем в среднем по Новой Англии. Не знал?
  - Последнее время у меня мало времени смотреть по сторонам.
  - Снова крупный проект? - с фальшивым сочувствием спросил Андерс.
  Я кивнул.
  - Окно следующей атаки Губителя открывается через семь недель. Я уже видел слишком много смертей, и не хочу, чтобы их стало еще больше. К счастью, Кид Вин помогает мне устранить некоторые конструкционные проблемы в реанимационном саркофаге, - я немного приблизился к Андерсу и добавил самым угрожающим тоном, который бы не вызвал подозрений. - Таких напарников надо беречь.
  - Касаемо битв с Губителями, - вмешалась моя мать. - Возможно, мое мнение здесь не решающее, но я против. Вся маркетинговая кампания может пойти прахом, если... в случае... твоей гибели.
  Я заметил, что ей было трудно это произнести.
  - Если в Броктон Бей прилетит Симург или приплывет Левиафан, маркетинговые кампании в любом случае пойдут прахом. Поймите меня правильно, миссис Келер. Есть поступки хорошие, и есть поступки плохие. Есть никакие. А есть такие вещи, которые нужно делать просто потому, что нужно. Потому что если их не делать, 'завтра' не наступит, - сделал небольшую паузу и добавил успокаивающе. - Кроме того, медики во время атак Губителей гибнут сравнительно редко.
  - Подумай о родителях, - напутствовал Андерс. - Каково им будет пережить собственного ребенка.
  С достойным Будды терпением я подавил желание нанизать владельца 'Медхолл Корпорейшен' на меч прямо сейчас, посреди зала.
  - Здесь не о чем беспокоиться, мистер Андерс. Пережить меня - задача нетривиальная, - я повернулся к матери и хранившему молчание отцу. - Приятно было пообщаться. С вашего позволения, я откланиваюсь.
  Я развернулся и зашагал прочь, активируя маскировку. Если подумать... это был один из самых долгих и откровенных разговоров, что я вел со своими родителями за последние месяцы. Злился ли я на них до сих пор? Вряд ли. Раньше злился, но время для злости давно прошло. Я обрел суперсилы, откорректировал мышление матери, показал отцу кое-что из своих устройств. И пропасть между нами стала еще более широкой и бездонной, чем когда-либо.
  Я лез в сомнительные авантюры, спасал жизни и разумы, ставил все более амбициозные цели и шел к ним через упорный труд. Они... они остались собой. У фирмы отца лучше пошли дела на контрактах от 'Медхолл', мать из сотрудника по контракту стала партнером, но в целом изменений было немного. Немного лучше, чем раньше, но все же. Все тем же обыватели, которые в массе своей и являются 'людьми', которых условные 'герои' должны защищать. У меня другие нужды, другие проблемы, другие приоритеты. Будучи парачеловеком, я был не выше и не ниже их - просто слишком далеко, без шансов когда-либо сблизиться по-настоящему. Моя сила позволяла достичь почти чего угодно. Кроме того, что мне действительно было нужно.
  И почему каждый раз после разговора с Кайзером, даже короткого, у меня настолько портится настроение?
  Невидимость я сбросил у 'детского' стола, накрытого чуть в стороне от остальных. Правда, единственное его отличие заключалось в отсутствии алкоголя. Здесь помимо Стражей был весь младший состав Новой Волны, причем без костюмов, а также дети некоторых крупных шишек в городе. К примеру, я заметил Тео, стоящего чуть в стороне с безучастным видом и младшую дочь Блицкрига, которую знал в лицо, но имя вылетело из памяти. Я оглянулся в поисках Лазершоу, но она была на другом конце зала.
  Стояк что-то рассказывал Висте, жующей канапе. Серьезно, это походило на особо изощренное издевательство. Притащить Стражей на банкет, где даже есть специально отведенный стол, в то время как у половины полностью закрытые маски. Затем мое внимание привлекла другая, в чем-то поразительная картина. Призрачная Сталкер разговаривала с какой-то рыжей девчонкой, примерно ее лет. Хотя они и вели себя достаточно формально, чтение внутренней биохимии подсказывало, что им комфортно в обществе друг друга. Подруга из гражданской жизни? Посвященная в тайну личности?
  Мне стало интересно. Я сделал снимок рыжей на служебный смартфон, после чего запустил поиск близких соответствий по тем базам, в которые было не слишком трудно пробиться. Результат ждать пришлось ждать недолго. Эмма Барнс, учится в Уинслоу, дочь адвоката Алана Барнса. Какие-то данные по табелям успеваемости... не интересно. Контракт с модельным агентством... тоже ерунда. Иии... ничего. Вообще ничего сколько-нибудь примечательного. Удивительно, что такая скучная особа нашла, чем заинтересовать Сталкер. Или дело в чем-то менее явном? Я попробовал несколько разных сочетаний запросов, и через пару минут получил кое-что интересное. Барнс-старший был адвокатом Сталкер, когда ее повязали. И видимо работал задаром, потому что семья Софии точно была недостаточно богата, чтобы оплатить услуги квалифицированного краснобая и крючкотвора. Странно, очень странно.
  Странно, но не настолько, чтобы тратить на это еще больше времени. Я спрятал смартфон, пообещав своему любопытству компенсацию как-нибудь в другой раз, взял пустую тарелочку и принялся нагружать ее закусками. Придется поужинать здесь, потом времени уже не будет. Не знаю, сколько продлится этот прием, но я планировал сегодня закончить с генератором. А потом заняться проработкой плана по ликвидации Сплетницы.
  Ах да, домашка еще. Черт...
  Кто тут еще есть? Кид Вина и Барьера зажала в стороне какая-то компашка вроде-как-фанатов, и кажется, выпустят их не скоро. Жалко. Хотел спросить, как продвигается модернизация 'Лотоса'. В идеале я хотел добиться полной автоматизации установки, чтобы не стоять за ней самому, а вверять медикам на месте в комплекте с простейшей инструкцией, чтобы иметь возможность заняться чем-то другим. Но этого невозможно было добиться без тонкой подгонки, уравновешивающей эффекты двух различных технарских сил, так что в ближайшее время нам предстояло работать совместно.
  Вокруг Виктории и Эми тоже собралась небольшая толпа, которую ненавязчиво оттеснял бронированной массой Рыцарь. Виктория скучала, ей всеобщее внимание давно приелось, хотя она сама подливала масла в огонь, паря в полуметре над полом. Эми держалась позади, ее платье было скромнее, чем у сестры, и некоторой мешковатостью скрадывало неидеальную фигуру. На пробежки ее что ли выгнать? Вместе с Тео, чтобы не скучно было. Вроде есть небольшой сквер, на примерно равном удалении от их домов.
  На плече Эми вдруг возникло серое пятно, и я невольно напрягся. Уже столько раз это чудовище доставляло мне неприятности, и я не собирался больше уступать ему ни одной схватки. Пушистое порождение Сатаны перепрыгнуло на голову Рыцаря, пробежало по столу и ринулось в мою сторону, явно намереваясь плюхнуться пузом на тарелку. Подавив желание встретить врага приемом иайдзюзу, я спрятал тарелку за спину и изловчившись, поймал адское создание правой рукой.
  - Вот мы и встретились, Реми! И к твоему несчастью, я голоден, - угрожающе прорычал я, благо динамики маски позволяли искажать голос как угодно.
  - Ага! Попался, лентяй! - Эми уже спешила на помощь любимцу.
  - Остановись, Красная Королева, или твоего верного слугу ждут вечные мучения в Черной Башне под надзором Драконов Вечности!
  - Виста, подойди сюда, пожалуйста!
  - В чем дело? - отозвалась та, проглотив очередное канапе.
  - Один негодяй опять принялся за старое, - на лице Эми мелькнула тень улыбки.
  Девочка в зеленом одарила меня грозным взглядом и достала откуда-то черный несмываемый маркер. И очень многообещающе им погрозила.
  - Ох еп... Ну что же, Красная Королева, сегодня на твоей стороне оказались могучие союзники, но однажды я вернусь, и свершу свою месть!
  С этими словами я передал Эми совершенно не испуганную шиншиллу, которая при этом успела укусить меня за палец, и уже без опасений взялся за закуски.
  - Почему тебя сегодня не было в больнице? - требовательно спросила целительница. - Мне пришлось брать на себя твоих.
  - Извини, крупный проект. Времени ни на что не хватает. Мы с Кид Вином готовимся к следующей атаке Губителя.
  - А, вон что, - она немного смягчилась. - То есть, тебя вообще не будет в ближайшее время?
  - С твоего позволения, пару недель еще пофилоню. Потом, надеюсь, выйду на обычный режим, - я раскрыл нижнюю часть маски и отправил в рот небольшой рулетик из сыра и помидоров. - Если уж заговорили, на твое присутствие можно рассчитывать?
  - Только если атака будет в Северной Америке, - Эми недовольно скривилась. - Я имела с Кэрол крайне неприятный разговор, и это была единственная уступка, на которую она пошла.
  Я оглянулся через зал, где Кэрол Даллон неторопливо беседовала мэром Кристнером.
  - Слушай, а может мне ее того... ну ты знаешь, злодейскими методами...
  - Не городи ерунды.
  - Я имел ввиду, использовать препараты повышающие внушаемость, ослабляющие волю.
  - Все равно нет.
  - Ну хоть пригрозить можно?
  - Нет!
  - Боже, Эми, ты слишком добрая. Однажды тебе это выйдет боком.
  - Я просто не собираюсь решать проблемы с матерью с помощью парасил.
  - Да я всего-то разок...
  - Мнэээ, забей, - она махнула рукой.
  - Кстати, мне тут Андерс предложил делать поставки регенеративной сыворотки через 'Медхолл' в городские больницы, с учетом низкого срока хранения. Хочет срубить еще прибыли на низкой марже. Как насчет проведения испытаний? Где-нибудь в середине января. Как моя сыворотка будет взаимодействовать с твоей силой?
  - Почему нет, - Эми только пожала плечами. - О, он сюда идет.
  - Черт, ну какого лешего ему опять надо? - я обернулся, и заметил Андерса, направлявшегося в нашу сторон в компании какого-то незнакомого типа.
  Я насторожился и присмотрелся к незнакомцу внимательнее. Самоуверенный, колючий взгляд, уверенная манера держаться, неуважение к чужому личному пространству... активная Corona Pollentia. Кейп.
  - Простите, юная леди, но позвольте похитить ненадолго вашего кавалера, - Андерс широко улыбнулся. - Магистерий, это мистер Брандт, представитель наших европейских партнеров. Я рассказал ему о нашем сотрудничестве, и он хотел бы пообщаться с тобой лично.
  Секунду я разглядывал 'мистера Брандта', размышляя, как бы половчее слиться. Идей не было.
  - Не беспокойся, это ненадолго, - я поставил тарелку на стол и захлопнул маску. - Идемте.
  Мы удалились в угол, подальше от присутствующих на вечере героев, особенно от Оружейника с его продвинутыми микрофонами в броне. Наконец, Брандт остановился, и я почувствовал, как воздух вокруг неуловимо изменил свои свойства. Он использовал силу, но я не понял, в чем она заключалась. Аэрокинез? Силовое поле?
  - Рад, что нам наконец-то удалось встретиться лично, - произнес он со странным акцентом. Немецким? Британским? Черт разберет этих европейцев. - Признаться, я думал что вы... старше.
  - Кейпов не судят по возрасту. Чего вам нужно?
  - Пустяки, пустяки. Мне просто хотелось узнать о вас больше. Переписка это одно, а личная встреча - совершенно иной качественный уровень.
  - Вы Умник. Собираете информацию.
  - Умник-Эпицентр, по американской классификации. Например, сейчас я чувствую, что вы напряжены и разгневаны, но в вас нет ни капли страха. Признаю, это впечатляет.
  - Ближе к делу.
  - Мы несколько месяцев следили за вашим ростом, и некоторые лица в нашей, кхм, организации оказались весьма впечатлены. Если не ошибаюсь, вы скопировали силу Панацеи? - он ткнул большим пальцем через плечо.
  - Частично. И нет, этой технологией я делиться не намерен.
  - Так категорично.
  - Она предназначена для использования в битвах против Губителей, и ни для чего иного. Хотите с ней познакомиться поближе - пришлите помощь на отражение следующей атаки. Если повезет, кого-то ранит не насмерть, и он испытает 'Лотос' на себе.
  - Мне не понятна ваша агрессия. Разве я чем-то вызвал ваше неудовольствие?
  - Да. Вы юлите вокруг да около, когда я требую прямого ответа.
  - Хм... ладно, - Брандт впился в меня взглядом. - Копирование сил. Облегчение триггер-событий. Ваши возможности представляют значительный интерес, поэтому наша организация предлагает вам место. Со всеми положенными привилегиями, конечно.
  - То есть вы хотите, чтобы я все бросил и переехал в Европу?
  - Посудите сами. Здесь вы зарываете талант в землю. Вы вынуждены растрачивать себя на светское пустословие, вроде этой вечеринки, когда ваши силы могут повлиять даже на баланс сил в мире.
  - А если он меня устраивает?
  - Устраивает, что китайцы медленно пожирают мир? Что из Африки, как из бурлящего котла, вечно выплескивается какая-то дрянь?
  - На севере китайцев сдерживают русские, на юге и западе - индийцы, а на востоке после Левиафана ничего интересного не осталось. Что до Африки, то местные утилизируют друг друга самостоятельно успешнее, чем с чьей-либо помощью.
  - Я ожидал от вас большей приверженности... нашему делу.
  - Возможно, она была. До того, как я увидел своими глазами атаку Бегемота. Так вот, пока по Земле ходят эти твари, все прочее выглядит несущественным. Разумеется, я исполню текущие обязательства, но никуда ехать не собираюсь. А если хотите и дальше иметь доступ к моей силе - помогайте, а не отсиживайтесь.
  - Думаете, ваша сила стоит того, чтобы отправлять по первому требованию ударные команды?
  - Вам решать. Если вы откажетесь, я ничего не теряю. Моя сила растет, и скоро вырастет спрос на нее. Вы же не хотите оказаться в хвосте очереди?
  Глаза Брандта напоминали два пистолетных дула.
  - Мы подумаем. В какие сроки от вас можно ожидать исполнения текущих обязательств?
  - В течение января. Мне нужно создать все необходимые измерительные приборы.
  - Хорошо. Будем держать связь.
  Я пожал плечами и уже привычным движением ушел в невидимость, одновременно выскальзывая из зоны покрытия силы 'мистера Брандта'. На душе было еще поганее, чем после разговора с Кайзером. Одно дело считать Гезельшафт чем-то далеким, проявляющим себя только в виде шифрованных электронных писем и банковских переводов, и другое - столкнуться нос к носу с их эмиссаром. Блицкриг в этом плане воспринимался куда легче, в конце концов, он был стопроцентным, рафинированным янки, и я знал его гражданскую личность. 'Мистер Брандт', как я понял, носил то ли созданное технарем фальшивое лицо, то ли это было проявление его силы, я не смог разобраться. И Умников, по понятным причинам, я начинал тихо ненавидеть.
  Я отошел к окну и, глядя на огни вечернего города, понял, насколько на самом деле устал. Вдруг захотелось бросить все, вылететь на улицу и устремиться в небо, с которого наконец-то пошел первый в эту зиму снег.
  К черту.
  К черту генератор.
  К черту Сплетницу... до поры.
  К черту все.
  Достав смартфон, я выбрал нужный номер и нажал дозвон.
  - Привет, Кэсси.
  - Вечера. Что-то ты последнее время почти не звонишь.
  - Зашиваюсь на работе, только смог выкроить время. Ты сейчас ничем не занята?
  - Да не, скучно.
  - Как насчет посмотреть какой-нибудь свежий DVD под пиццу?
  - Ой, мне не охота по этому холоду тащиться через пол-города.
  - Я к тебе прилечу.
  Я представил, как Кэсси ухмыляется, накручивая белокурый локон на палец.
  - Ну ладно, уговорил. Только чур фильм выбираю я.
  - Хорошо, я скоро буду.
  К черту этот фуршет. Это мой канун Рождества, и я проведу его так, как пожелаю.
  Хотя жаль, конечно, что мы так и не смогли нарядить Оружейника Санта-Клаусом.
  
  
  
3.6
  
   Найти лежбище Неформалов оказалось до смешного просто. Настолько, что я потратил лишние два дня на слежку, просто чтобы убедиться, что меня не разыгрывают. ДНК-ищейки? Сетецентрический рой поисковых дронов? Все равно, что палить из гаубицы по воробьям. Просто через Империю получил наводку на один из притонов Адской Гончей, которые отличались от обычных заброшенных домов только тем, что в них обитали огромные собачьи стаи. Безусловно, крайне опасные для окружающих людей, и было вопросом времени, когда они кого-нибудь загрызут насмерть.
   Дальше мне осталось просто засесть в отдалении с подветренной стороны, чтобы собаки не учуяли, а после проследить за Адской Гончей до нужного квартала. Два дня осторожной слежки с почтительного расстояния из инвиза показали, что постоянно живут в притоне только трое - Сплетница, Регент и сама Адская Гончая. Четвертый, Мрак, предпочитал ночевать в своей квартире, которая вдобавок располагалась под носом у Империи. Что было забавно, потому что Мрак оказался черным не только в костюме. Вот уж не думал, что глупая шутка попадет точно в цель.
  Я сделал пару снимков и записал адрес, но поразмыслив, решил не передавать информацию никому. С точки зрения СКП это было незаконно, а Кайзер бы начал воображать лишнее, будто я один из его громил. Всех остальных я тоже смог заснять без масок, и если личность Адской Гончей секретом не была, то Регента и Сплетницы словно не существовало. В местных базах, куда я мог получить доступ сходу, их не оказалось, а это в свою очередь означало, что они не просто не местные, но и очень долго живут полностью нелегально - не имея документов, медицинской страховки, собственности и образования. Вообще ничего.
  Что лишь укрепляло меня во мнении, что они простые люмпены, хотя и с парасилами, и что избавив мир от их физического существования, я не совершу ничего дурного. Сам 'визит' пришлось отложить на после Нового Года - когда я собрал по-быстрому пару простых, но полезных вещиц, и наконец-то смог снова втиснуть себя в костюм. Я не знаю, на кой черт Виктор спер навыки шеф-повара, но лазанья в его исполнении обладала почти наркотическим эффектом. В Рождество и Новый Год вообще много чего случилось, но если перечислять все - можно не добраться до сути и за неделю.
  На этот раз мне пришлось решать задачу противодействия одновременно троим кейпам, и даже то, что атаковать я намеревался ночью, не сильно облегчало задачу. Самым опасным в тройке был Регент. В принципе, он мог убить меня даже один на один, просто не позволяя встать на ноги и дать отпор. Его сила, со слов тех, кто с ним уже сталкивался, вызывала непроизвольные мышечные сокращения, заставляя терять равновесие и падать, и вдобавок я помнил, что при первой встрече с Неформалами он легко заставил разжаться мою руку, державшую бутылку с 'ноктюрном'. Такое чувство, что это было десять лет назад... Так или иначе, я учел это, и определил Регента как цель высшего приоритета. В бою с ним нельзя было полагаться на ручное оружие, так что я заготовил баллон с усыпляющим газом. Нейроподавитель тоже как-то показал эффективность, так что он должен был стать моим главным козырем против Регента благодаря расширенному радиусу действия.
  Следом шла Сплетница, чью силу Умника я до сих пор не до конца понимал. Фактом оставалось то, что она получала информацию из ниоткуда, и лимиты на объем поступающих данных и какие-то иные ограничения известны не были. К счастью, было не похоже, чтобы она имела какие-то еще способности, не блистала физической силой и вряд ли умела толком стрелять. Все что мне нужно - подобраться на выстрела, и все будет кончено.
  Адская Гончая угрозой не выглядела. Ну, на фоне прочих. Ее сила была прямолинейна и проста, и я уже превозмогал ее. Конечно, в тот раз рядом была Руна, но при этом не было оружия и времени на подготовку. Ее собаки обрастали мясом не сразу, и их настоящие тела все равно оставались неизменными. С ними я мог справиться, используя только меч, после чего разорвал бы Адскую Гончую голыми руками.
   Короче, на дело я отправился подготовленным настолько, насколько это вообще было возможно. В ночь с шестого на седьмое января я стоял на крыше здания в квартале от своей цели, укрытый покровом поляризованного воздуха. Над моим плечом парил дрон, несущий баллон с газом, простой механизм, собранный из попавшихся под руку обрезков. На предплечье крепился прототип бластера - сочетание исследований Оружейника в области твердого света и спиральных электродов Кид Вина, помноженное на мои собственные фокусирующие кристаллы и антиматериальные батареи. Именно маломощный прототип, созданный исключительно для обкатки технологии, однако и он на испытаниях пробивал в броневых листах сквозные дыры размером с кулак.
   В последний раз проверив снаряжение, я поднялся на полсотни метров и медленно поплыл к нужному зданию - заброшенному заводскому корпусу. Идти в лоб было слишком рискованно, некоторые люди спят чутко, а собаки и подавно. На верхнем уровне корпуса я во время разведки приметил окно, которое было заколочено не так надежно как прочие, и именно через него я собирался проникнуть внутрь. С помощью особо агрессивного кислотного геля я быстро проплавил в досках достаточную дыру, чтобы протиснуться через нее даже после новогодних пиршеств, после чего осторожно завис перед ней и, все еще, невидимый, отправил вперед себя дрона. Примитивную машинку приходилось вести на ручном управлении, но это было и к лучшему - не было риска, что автоматика накосячит. Дрон бесшумно проплыл через насквозь пропылившийся цех, в котором много лет никто не работал, по пролету винтовой лестницы поднялся на верхний этаж и оказался в просторном лофте.
   Сразу было видно, что здесь живут. Ковры, мебель, пустые коробки из-под пиццы, гора немытой посуды в раковине. На стене висел здоровенный телевизор, под ним стояла тумба с DVD-проигрывателем и игровыми консолями. Консолями! Невзирая на серьезность дела, я презрительно скривился. Очередное доказательство убожества местных обитателей. Подумать только, а ведь я всерьез рассматривал вариант к ним присоединиться!
   Дрон пролетел ближе к рядам дверей жилых комнат и начал выпускать газ. Я затаил дыхание. Если от свиста выходящего газа местные обитатели проснутся, мне придется драться со всеми тремя одновременно.
   Прошла минута. Две минуты. Пять. Баллон опустел, и я вернул дрона обратно. Если все прошло гладко, у меня есть около получаса, чтобы сотворить все, что я пожелаю. Если Сплетница каким-то образом сумела предугадать мой план и принять контрмеры - например, надеть на всю команду костюмы химзащиты - то я все равно получил преимущество. Просто потому, что я учитывал такую возможность, а малейшая дырка в защите стала бы для Неформалов фатальной. Собак мой газ тоже должен был вырубить.
   Я проверил герметичность костюма, проскользнул внутрь и рывком пересек цех. Взлетел по лестнице и замер посреди условной гостиной, держа наготове бластер. Красная точка лазерного прицела плясала по стенам, но целей не было. Своей силой Умника я ощущал близкое присутствие пяти массивов органики, три являлись людьми, два - собаками. Перед началом операции я убил в себе страх с помощью эмоционального корректора, но сердце все равно бешено колотилось, в крови кипел адреналин, а чувства обострились до предела. Давайте, покажитесь! Я готов сразиться с вами!
   Никого. Из-за одной из дверей раздавалось тихое похрапывание. Слишком ровное и медленное, чтобы быть уловкой. Я поплыл вперед, осматриваясь по сторонам. Те системы ночного зрения, что я смог встроить в линзы маски, оставляли желать лучшего. С жесткими габаритными ограничениями все, чего я смог добиться - это повышенная светочувствительность, но все же ее хватало, чтобы разглядеть рисунки на дверях. Корона на одной, женское лицо на другой, собачья морда на третьей и схематичное изображение мужчины в виде треугольника и круга на четвертой. И даже никаких замков. Поразительная беспечность. Я толкнул дверь с изображением лица и проскользнул внутрь.
   Странно.
   Я ожидал чего-то иного. В том смысле, что часть меня недоумевала от того, насколько гладко все пока что шло. Другая же часть с удивлением отмечала детали обстановки. Платяной шкаф, стол с ноутбуком, зеркало на стене, под ним столик с косметикой. Узкая односпальная кровать. Все было слишком обыденно, слишком знакомо. Чем-то даже напоминало комнату Кэсси. Черт побери, да здешняя обитательница даже внешне на нее походила! Благодаря светочувствительным линзам я мог разглядеть ее лицо, в том числе россыпь веснушек на носу, которые раньше скрывала маска. Во сне Сплетница дышала глубоко и ровно, и просыпаться определенно не собиралась.
   Я осторожно отключил левитацию, твердо встав ногами на пол, и вытащил нож. Никаких пистолетов, никаких технарских мечей и бластеров. Простая сталь, слишком простая, чтобы навести на какой-то след. Я слегка стащил одеяло и повернул голову Сплетницы так, чтобы видеть область сонной артерии. Ну же, всего один удар, и моя тайна будет сохранена...
   И вот тут-то мне стало по-настоящему страшно.
   Не из-за возможных последствий убийства, или вероятности разоблачения.
   Я вдруг увидел себя со стороны: зыбкую зловещую тень с алыми угольками глаз, стоящую над кроватью спящей девушки и готовую перерезать ей горло за то, что она ВОЗМОЖНО знает слишком много. Это не было убийство в бою, когда выбора особо и нет, либо ты, либо тебя. Это не было действительно вынужденной мерой, когда снайпер уничтожает террориста, захватившего заложников. Даже не завершение давней вражды. Это было убийство из-за трусости.
   И больше всего я боялся самого себя.
   Черт побери, Симург, во что ты меня превратила?!
   Я стиснул рукоятку ножа до боли в пальцах. Это необходимо, это разумная мера предосторожности. Пиггот терпит меня через зубовный скрежет, потому что я действительно полезен и не доставляю серьезных проблем, мелкие шалости на ТВ-шоу не в счет. Если я все сделаю правильно, то в недалеком будущем даже при раскрытии карт мне все сойдет с рук. Но для этого нужен удобный момент, на моих условиях. Нельзя допускать случайностей, нельзя отдавать инициативу в руки суперзлодея-Умника. Неформалов никто не хватится, даже их трупы найдут спустя месяцы, если не годы, а если и найдут, то расследовать не станут. Наконец, именно этому меня учил Оружейник - предугадывать угрозы, действовать на опережение.
   Нет! Нет! Я не буду этого делать! Это не мои мысли, не мои желания! Я не такой человек!
   Ой, да ладно! Два случайных трупа в первый же выход. Работа на два фронта. Связи с европейскими неонацистами. Соучастие в экспериментах на людях. Рано или поздно, мне все равно предстояло замарать руки мокрыми делами. Сколько веревочке ни виться... от себя не убежишь.
   Это другое, я преследую благие цели! Я уже спас больше сотни жизней, и это только благодаря волонтерству в больницах! Я успешно реализую проект, который поможет против Губителей! Ведь не может быть, чтобы я желал чего-то дурного! Ведь меня признали, признала даже Александрия!
   И чтобы оправдать это признание, чтобы продолжить свои проекты, мне нужно просто всадить этот нож по самую рукоять в шею этой девки. Это может быть неприятно, но необходимо, потому что риск неприемлем.
   Я занес нож для удара...
   Иди нахуй, Симург!
   Нож опустился. И проткнул подушку в дюйме от шеи Сплетницы.
   Я отпрянул. Дышать было тяжело, но я не мог снять маску, в воздухе все еще находился усыпляющий газ. Мне пришлось опереться на стену, чтобы сохранить равновесие, потому что ноги вдруг стали вялыми и непослушными. И все же к ощущению нахлынувшей слабости примешивалась нотка торжества. Я победил.
   Думаю... думаю, этого достаточно.
   Обнаружив утром нож рядом со своей головой, Сплетница узнает, кто приходил и с какими намерениями. Мое послание будет четким и недвусмысленным - я знаю кто вы, я знаю где вы, я могу избавиться от вас в любой момент, если мне что-то не понравится. Ведите себя смирно, и я даже не стану ставить вам клизму, когда поймаю. Хотя можно усилить эффект. Где там мой несмываемый маркер?
   Через несколько минут я покинул логово Неформалов тем же путем, каким пришел. Банду самых никчемных злодеев в Заливе, после ликвидации Барыг, ждет незабываемое пробуждение.
  
  
* * *
  
   На следующий день
   - Добрый день. То есть, уже вечер. Вы можете вспомнить ваше имя?
   На лице парня-японца, еще недавно бессмысленно-тупом, отразилась напряженная работа мысли. Я терпеливо ждал, стараясь не обращать внимания на ноющую голову. Заржавевшие от длительного неиспользования мозги моих пятничных пациентов с трудом начинали проворачивать свои шестеренки даже после терапии.
   - Синдзи Огава, - ответил он через несколько секунд.
   - Полезай в ебаного робота, Синдзи, - пробормотал я вполголоса.
   - Простите, что?
   - Ничего.
   - Вы сказали... робота.
   - Вам послышалось. Сегодня седьмое января две тысячи одиннадцатого года, вы находитесь в психиатрической лечебнице города Броктон Бей, США. Вы только что подверглись воздействию парачеловеческих способностей с письменного согласия лиц, осуществлявших опеку в период вашей недееспособности. О деталях вам расскажет лечащий врач. Я лишь хочу убедиться, что ваш мозг и память функционируют нормально. Ваша дата рождения?
   - Девятое апреля... нет, шестое. Точно шестое. Шестое апреля тысяча девятьсот девяносто первого.
   - Верно, - я сверился с медицинской карточкой. - Имена ваших родителей.
   - Хиро Огава и Микуру Огава.
   - Верно. Имя вашей старшей дочери.
   Парень вытаращился на меня диким взглядом.
   - У меня нет дочери, - прохрипел он с ужасом. - Или есть? Я не помню...
   - Нету, нету, успокойтесь. Я тестирую вашу память, и она в относительном порядке. Ваши речевые функции также не повреждены.
   - Вы... вы врач?
   - Я Магистерий, член Стражей. По соглашению с больницей, я вправе оказывать помощь с использованием параспособностей пациентам, чьи шансы на выздоровление оцениваются негативно. Остальные вопросы вы сможете задать лечащему врачу, он придет через несколько минут.
   Я без лишних слов собрал свои принадлежности и выскочил из палаты. Общаться с пациентами после терапии я не любил. Меньше мне нравилось только общение с их родственниками. В отличие от Панацеи, чья работа со стороны выглядела чуть ли не волшебством, мои методы для несведущих казались ближе к привычной медицине. Из-за чего большинство людей не восторгались свершившемуся чуду, а начинали немедленно полоскать мне мозг на счет побочных эффектов, восстановительных периодов, аллергий и прочей подобной ерунды. Некоторые шли дальше, и начинали грозить судебными исками из-за того, что результат лечения их не вполне удовлетворял. Почему-то большинству людей казалось, что раз я не связан лицензиями на лекарства и сам мастерю инструменты, то обязан сделать все не только бесплатно, но и на порядок лучше обычных врачей, а любое отклонение от существующего в их воображении идеала считали проявлением моей лени или даже вредительства. Таким обычно я давал визитку с телефоном СКП, по которым специально обученные сотрудники умели вежливо посылать нахуй.
   Люди - тупой и неблагодарный скот. Месяцы целительской практики дали мне прочувствовать это на собственной шкуре.
   Я уселся на скамейку для посетителей и достал из чемоданчика бутылку воды, к которой тут же с облегчением присосался. Сегодня еще нужно вернуться в штаб-квартиру, закончить работу с кристаллизационным станком. Выращивать детали из мелкодисперсного расплава оказалось эффективнее, чем вытачивать из заготовок. На это у меня будет время до девяти часов, потом нужно возвращаться домой. И не забыть позвонить Кэсси, договориться в воскресенье выбраться на шопинг. Я, конечно, сделаю вид, что поддался на ее уговоры, но половина моего гардероба последнее время стала нестерпимо узка в плечах, так что тоже чего-нибудь прихвачу.
   Мда, этого я не учел. Нужно перепроверить чертежи, чтобы понять, будет проще подгонять доспех по фигуре в процессе дальнейшего взросления, или же придется время от времени создавать новую модель на имеющейся производственной базе.
   Спрятав бутылку, я заставил себя подняться на ноги и поплелся дальше по коридору. Атмосфера психиатрической лечебницы действовала угнетающе, не представляю, насколько стальные нервы надо иметь, чтобы работать тут постоянно. Взять даже этот белый коридор с ровными рядами белых дверей, залитый белым светом люминесцентных ламп. От одного его вида можно рехнуться, а осознание, что за каждой дверью тлеет уголек безумия, только усугубляет это.
   Я заметил, что одна из дверей приоткрыта, и из любопытства заглянул внутрь. Дежурный доктор Куллидж уже что-то втолковывал долговязому мужчине, который в наброшенном на плечи белом халате казался мороженкой на палочке. Единственная пациентка неподвижно лежала на койке с полураскрытым ртом, бессмысленно таращась в потолок. Я уже хотел оставить их в покое, но случайный отблеск, принесенный моей силой восприятия, приморозил подошвы к полу.
  Я зашел внутрь и деликатно постучал об дверной косяк.
   - Магистерий? - доктор Куллидж обернулся и удивленно приподнял брови. - Я думал, ты уже ушел.
   - Мне показалось, что случай интересный.
   - Да ерунда, обычный психологический шок. Поступила в среду.
   - Обычный ли? - я подошел к койке и всмотрелся в лицо пациентки. На вид лет пятнадцать-шестнадцать, длинные, слегка вьющиеся русые волосы. Внешне тянула на шесть из десяти, если бы не жутковатый расфокусированный взгляд и пустое выражение лица. - А я вижу, что для меня здесь есть работа.
   - Магистерий, я не сомневаюсь, что ты можешь помочь, но мы тоже вполне компетентны.
   - Возможно, имело место триггер-событие, - сказал я тихо, склонившись к уху врача.
   Тот моментально переменился в лице. Легкое раздражение от того, что кейп лезет в его дело, сменилось опаской и беспокойством.
   - Ты в этом уверен? - уточнил он.
   - Своей силой я могу определить некоторые характерные признаки, - солгал я. На самом деле активную Corona Pollentia я с такого расстояния ощущал предельно четко.
   - Кхм. Если родитель не против...
  - Сэр, вы согласны на применение парачеловеческих способностей в терапевтических целях?
  - Делайте что угодно, просто сделайте, - выцедил тот сквозь зубы.
  - Хорошо, тогда зови, если что-то понадобится, - доктор Куллидж пожал плечами и удалился.
   Я остался один на один с худым мужчиной, видимо, отцом девчонки. За то время, что я разговаривал с врачом, он не проронил ни слова, только гневно стискивал зубы и сжимал и разжимал кулаки. Даже не требовалось прибегать к сквозному зрению, чтобы понять, насколько он взбешен.
   - Мистер? - я вопросительно посмотрел на него.
   - Эберт. Дениэл Эберт.
   - Рад знакомству, мистер Эберт. Я Магистерий, Страж.
   - Да, я кое-что слышал про тебя.
   - Надеюсь, это были не только голословные обвинения в неонацизме, - я поставил чемоданчик на тумбочку и нажатием кнопки разложил его в мини-лабораторию. - Пожалуйста, расскажите что произошло.
   - Я был на работе, когда мне позвонили, - Эберт собрался с духом, с трудом выталкивая из себя слова. - Кто-то запер ее в школьном шкафчике, набитом мусором.
   - Милые развлечения у моих сверстников, - буркнул я. - Иногда мне кажется, что окунувшись с супергеройство, я упустил в жизни что-то важное. Это было случайно не в Уинслоу?
   - Откуда ты знаешь?
   - Яблоки растут на яблоне, треску ловят в океане, самая адская дичь среди несовершеннолетних творится в Уинслоу. Я не самый умный человек на свете, мистер Эберт, но очевидные вещи понимаю.
   Я выбрал пробирку с одной из базовых протеиновых основ, дополнил ее вспомогательными компонентами для точной настройки эффекта и засунул ее в реактор, выставив требуемые режимы обработки.
   - Ты сможешь помочь Тейлор? - требовательно спросил Эберт.
   - Я смогу привести ее в чувство, но это наименьшая из проблем.
   - Я засужу этих уродов, - глухо сказал он. - А если суд будет не на нашей стороне, я все равно найду на них управу.
   - Вам стоит быть аккуратнее со словами. На моем месте мог оказаться Страж с менее... широкими взглядами.
   - Да мне уже все равно. Ради своей дочери я пойду на все.
   - Нанять громил из Империи-88, чтобы те переломали ноги школьным обидчикам, а заодно директору, без сомнения, шикарная идея. Но знаете что... когда вы делаете первый шаг за грань, то кажется, что цена известна, что сможете вовремя остановиться. А потом не успеваете моргнуть глазом, и... - я щелкнул пальцами.
   - Что ты имеешь ввиду?
   - Абсолютно ничего, просто начитался всякой ерунды в интернете. Что такой несмышленыш как я, вообще может понимать? Мы ведь примерно одного возраста, - я кивнул на Тейлор.
   Реактор просигналил о завершении программы. Я достал пробирку, подсоединил ее к инъектору и сделал укол в яремную вену. Глаза девчонки, до этого бессмысленно таращившейся в пространство и часто и мелко дышавшей, закрылись, дыхание выровнялось, и даже лицо стало чуть более привлекательным, когда ушли тени и напряжение.
   - Это ведь не вызывает привыкания? - обеспокоенно спросил Эберт.
   - Еще никто не жаловался, - ответил я, даже не пытаясь скрыть раздражение.
   Прошло еще несколько минут, и Тейлор снова открыла глаза, но теперь ее взгляд был осмысленным.
   - Папа? - прошептала она и закашлялась.
   Вздохнув, я протянул ей бутылку с остатками воды. Она принялась пить, а я изучал пульсацию силы в ее мозгу. Она все еще была активна, сила, чем бы она ни являлась, продолжала действовать. Игла проколола ее кожу, она неподвижна, не стреляет лазерами, и никаких явных аномалий вокруг я тоже не наблюдаю. То есть большую часть вариаций способностей можно исключить сразу. Я имею дело либо с Умником... либо с Властелином, и это паршиво. Несколько суток под карантинным протоколом были меньшим из возможных зол.
   - Тейлор! Все хорошо, я рядом, - Эберт немедленно заключил дочь в объятия.
   Под маской я дернул щекой. Вид семейного воссоединения вызывал у меня неясное чувство, которое я не мог описать, но зато рука непроизвольно потянулась к мечу. Медленно выдохнув, и нажал на кнопку вызова медсестры.
   - Принесите еще питьевой воды, пожалуйста, - сказал я, когда так появилась на пороге палаты. - Простите, что прерываю, но я еще не закончил.
   - Ох... конечно, - Эберт немного отстранился, но продолжал держать дочь за руку. - Тейлор, это Магистерий из Стражей, он только что дал тебе лекарство.
   - Вообще-то, просто легкое успокоительное. Ну что же, Тейлор, верно? Ты сейчас в психиатрической лечебнице, но пугаться не надо, выпишут тебя через день-два. Как оценишь свое самочувствие по десятибалльной шкале?
   - Шесть.
   - Недурно. Возможно, ты чувствуешь головокружение, но это побочный эффект препарата, который я тебе дал, оно скоро пройдет.
   - Нет, все нормально. Я тут долго? Какое сейчас число?
   В ней было что-то неправильное. Какой-то диссонанс, рассогласованность между поведением и внутренней секрецией. Жалко, под рукой нет Рыцаря. Он бы разложил ее эмоции по полочкам за секунду.
   - Пятница, седьмое января. Если не против, давай проверим кое-что, - я взял забытый на тумбочке тонометр, надел его на руку Тейлор и принялся накачивать воздух грушей. Делал я это не, конечно, не с целью измерить давление, а в попытке вызвать хоть какую-то понятную реакцию. - Пульс семьдесят два, давление сто семь на шестьдесят пять. Низковато, но ничего страшного.
   Ноль реакции.
   - Знаешь, если хочешь разозлиться, обвинить меня или вообще всех героев в городе, то у тебя есть на это право. Мы тратим время на всякую ерунду, много говорим о защите людей и так далее, но реально не делаем ничего. На словах мы всеобщая надежда и опора, а на деле значим меньше, чем полицейские патрули. Эти хотя бы имеют право стрелять на поражение.
   Лицо Тейлор изобразило выражение заинтересованности, но я по-прежнему не чувствовал в ней никаких эмоций. Словно ее Corona Pollentia единолично присвоила себе все ресурсы мозга, и не желала расходовать энергию на что-то настолько бесполезное.
   - В детстве все мечтают о суперсилах, а потом те, кому везет их получить, сталкиваются с реальностью. Становишься героем, чтобы беречь покой невинных от всяких негодяев, а на деле оказывается, что все законы написаны так, чтобы беречь покой негодяев от тебя. Что толку от яркого костюма, если не можешь уменьшить количество зла в мире по-настоящему, не подписав себя под тюрьму? Вот и приходится бродить по больницам, будто призрак доктора Дулиттла, и делать вид, будто от этого есть толк. Хотя подметать улицы зубной щеткой мне всегда казалось более результативным.
   Имитация заинтересованности на лице Тейлор сменилась такой же неуклюжей имитацией удивления. Насколько же обретенная сила перекорежила ей мозг?! И я все еще не понимал, какую природу эта сила имеет. Я решил предпринять последнюю попытку. Взяв ее ладонь обеими руками, я склонился ближе, чем позволяла врачебная этика, и тихо сказал:
   - Если однажды получишь способности, постарайся употребить их во благо, ладно? Ну или хотя бы ограничься личной местью своим врагам, не распространяй ее на всех, кто не вмешался и не помог, когда ты нуждалась.
   Я не был уверен, окажут ли мои слова достаточный эффект. Более того, я сомневался, способна ли Тейлор вообще мыслить в тех понятиях, что и нормальные люди. Пока все выглядело так, будто ее мышление практически полностью стерто и замещено суперсилой. Ну, по крайней мере, она не проявляет агрессии. Мы в больнице, рядом ее отец. Обстановка далека от той, в которой она словила триггер.
  Отчаявшись добиться хоть какого-то отклика, я собрал чемоданчик и покинул палату. Доктор Куллидж дожидался меня в коридоре, и его интерес был понятен.
  - Подтвердилось? - спросил он настойчиво. - Она парачеловек?
  - Нет, все в порядке. Ложная тревога. Но после выписки ей стоит пару недель посидеть дома.
  Врач облегченно выдохнул, а я наконец-то выбрался на улицу. Чего-то нестерпимо хотелось, то ли заняться технарством, то ли выбить дерьмо из придурка, обеспечившего настолько кошмарный триггер. Эффективно оценив временные затраты, как учил Оружейник, я достал смартфон и позвонил Кэсси.
  - Але, привет, мой герой.
  - Привет, волшебница. Слушай, тут такое дело... ты была на этой неделе в школе?
   - Целых два раза. Ой, только не начинай снова!
   - Да я не про то. Слыхала, что в первый день после каникул у вас кто-то девчонку одну запер в шкафчике?
   - Сама не видела, я среду пропустила, но слышала, да. А что такое?
   - Да мне ее сегодня предложили в качестве пациентки в психиатрии, настолько тяжелыми были последствия. Знаешь, кто это сделал? А то у меня подопытные крысы кончились.
   - А чего бы и не знать. Это Эмма Барнс и София Хесс, две главные шлюхи в школе. Они вечно доебывались до этой Хреберт, или как там ее. Кстати, Хесс черножопая. Могу попросить Виктора выяснить адрес, и пойдем ей наваляем. Точно, обмажем дегтем и вываляем в перьях из подушек!
   - Нет-нет, спасибо, это не горит. Кстати, в воскресенье я высвободил себе весь день, так что можем прошвырнуться по торговым центрам.
   - Ага, отлично. Давай в двенадцать, на Бульваре.
   - Идет. Тогда увидимся.
   - Пока-пока.
   Я нажал 'отбой', и беззвучно застонал. Эта идиотка, Призрачная Сталкер, определенно доставляла слишком много проблем. Теперь вопрос стоял не в том, кого бить ногами, а как разрулить получившийся клубок без трупов. В том, что Тейлор выйдя из дурки, первым делом оторвет Софии голову, я даже не сомневался. И как бы я ни злился, оставлять на верную гибель какого-никакого, а товарища мне претило. Здесь не было простого решения.
   Но, кажется, у меня есть идея.
   Оттолкнувшись от земли, я поднялся в воздух и полетел обратно к штаб-квартире.
  
  * * *
  
   Если бы София однажды решила составить рейтинг самых дерьмовых дней в своей жизни, этот бы уверенно вошел в первую десятку. Не так паршиво, как день ее триггера, но достаточно, чтобы проклинать собственное бессилие. Беззвучно, потому что ее рот был наглухо заткнут кляпом, а руки и ноги спутывали металлические нити, которые болезненно пощипывали от электричества. Даже тот факт, что Магистерий вдруг вломился среди ночи к ней в комнату, не выбешивал настолько сильно, как ощущение того, что она никак не контролирует ситуацию и полностью находится в чужой власти.
   - Ну что же, Сталкер, - сказал ублюдок. - Угадай, что мне спела одна птичка в психиатрии.
   - Умммф хмму мммм!!!
   - Близко, но не совсем. На самом деле это звучало как 'Призрачный Сталкер не только ведет себя как полная сука со своими товарищами-Стражами, но и в свободное время занимается запиранием одноклассниц в шкафчиках'.
   - Фумммх хммхмт!
   - Полностью согласен. Знаешь, мне в общем-то похуй. В иной ситуации я бы, наверное, прошел мимо. Назовем это солидарностью, потому что в сравнении с моими скелетами в шкафу твои выглядят откровенно жалко. Но попытайся взглянуть на ситуацию через призму законов жанра. Есть умная, но непопулярная девочка, которую все шпыняют, и в один прекрасный день она берет и получает суперсилы. И что в таком случае ждет ее обидчиков? Вообще, вы должны будете встретиться в битве где-то на второй-третьей серии, она набьет тебе морду за счет бесконечного упорства, потом вы станете лучшими подругами, а на пути к финальному боссу ты пожертвуешь жизнью ради ее спасения.
  Но похоже, наш сценарий писал какой-то глухой, обиженный жизнью имбецил, да еще наверняка канадец. Ненавижу блять канадцев. Так что тебя ждет участь похуже смерти раз так в миллион, и это еще в лучшем случае. Но! Специально на этот случай у нас есть Великолепный Я, Главный Герой, Всепробивающее Копье, Непробиваемый Щит, Символ Мужского Начала и лидер Гуррен-Дана! Кхм, можно просто Конрад.
  Ублюдок прекратил свой вдохновенный спич и вытащил из подсумка костюма шприц с синеватой фосфоресцирующей жидкостью. И вот тут ярость внутри Софии начала уступать место страху. Она прекрасно знала, что написано в досье Магистерия. В той его части, которая не предназначена для чужих глаз. Технарь-9, подкласс Властелин-6, причем рейтинг занижен из-за необходимости подготовки и применения препаратов. Она забилась в своих путах, пытаясь порвать их, или скатиться с кровати, сделать хоть что-нибудь... мощный разряд, пронзивший все тело, заставил ее обмякнуть.
  - Нет-нет-нет, не вздумай сопротивляться. Хочешь верь, хочешь нет, но я делаю это и для твоего блага тоже. Эта сыворотка, - он покачал шприцем, - улучшенная версия того, что я как-то сделал для своей матери. Плюс кое-какие добавки для вкуса, цвета и улучшения пищеварения. Знаешь, что это значит?
  Во-первых, когда я введу тебе эту штуку, ты на некоторое время станешь доверчивее ребенка, и примешь как вселенскую истину все, что я тебе скажу. Что бог есть, и что бога нет. Что Гитлер не сделал ничего плохого, и что каждый американец обязан умереть за Израиль. Что тебе больше всего на свете хочется перевестись в Аркадию, и что Эмма Барнс - просто никчемная соплячка, недостойная твоего внимания.
  Во-вторых, после того, как я надиктую тебе инструкции, в дело вступит мнемокорректор. Ты не вспомнишь о нашем разговоре, но не забудешь ничего из того, что я тебе скажу.
  И третий компонент мой любимый. Он повлияет на лобную долю твоего мозга и железы гормональной секреции. Перенастроит их. Сделает тебя... кхм... чуть-чуть более сдержанной, дружелюбной и женственной. Уверен, многие с радостью примут тебя в таком качестве. Да ты и сама поймешь, что новый взгляд на жизнь гораздо приятнее того, что у тебя было прежде.
  Когда игла пронзила ее кожу, София не могла даже кричать от ужаса. Она была готова упасть на колени, умолять, отсосать - ее палач был глух ко всему. Яд, вливающийся в ее кровь, убивал ее, убивал как личность. И что бы ни возникло на ее месте - это будет уже не она.
  София Хесс, она же Призрачный Сталкер, она же лучшая бегунья старшей школы Уинслоу, она же личный кошмар Тейлор Эберт, перестала существовать.
  
  
Интерлюдия 3.b: Лиза
  
   Иногда Брайан Лаборн, больше известный общественности как суперзлодей Мрак, начинал подозревать, что его жизненный путь свернул куда-то не туда. Обычно такие мысли посещали его, когда он шел на очередную встречу со службой опеки, или получал через Сплетницу новые инструкции от неизвестного босса. Но когда он пришел на базу Неформалов, расположенную в заброшенном районе Доков, его глаз начал нервно подергиваться, чего прежде не случалось никогда.
   Рейчел сидела на диване, прижав к себе своих собак так, будто боялась, что они испарятся. Алек вертелся перед зеркалом. Лиза копировала обоих - в том смысле, что тоже сидела на диване, держала в руках зеркальце и старательно терла раскрасневшееся лицо ватным тампоном. На него даже никто не обратил внимания, и тогда Брайан деликатно прокашлялся.
   - Так, давайте по порядку. Что тут происходит и почему Лиза похожа на панду?
   Лица всех троих товарищей обернулись к нему, и тут Брайан понял ошибку. Странные изменения затронули не только Лизу. На лице у Алека были черным маркером нарисованы очки, усы и бородка, а Рейчел щеголяла изображениями кошачьих мордочек на каждой щеке.
   - Эта дрянь не оттирается! - с долей паники выкрикнула девушка-Умник. - Ебаные технари...
   - Какие еще технари? - не понял он. - Попробуй спиртом, должно помочь.
   - Да такие! Помнишь Магистерия?
   - Такое забудешь...
   - Ночью он приходил нас убить. Подумал, будто я могу разболтать о его левых заработках у Кайзера. Да если бы я хотела его утопить, его бы еще на вступлении в Стражи в пену упаковали!
   - На четвертый день индеец Зоркий Глаз заметил, что в камере нет одной стены, - прокомментировал Алек. Его, похоже, ночной визит не особо беспокоил, как и своеобразный грим.
   - Но вы все еще живы, - заметил Брайан, стараясь не выдать нервной дрожи. Если Магистерий вычислил их базу, то что ему мешало выйти на Аишу?! - Вы его победили? Почему не позвонила сразу?!
   - Боя не было, - хмуро ответила Лиза. - Подготовился этот говнюк отменно, прокрался к нам во сне, вырубил всех каким-то газом. А потом взял и ушел. Если бы он не оставил нож в моей подушке, я бы решила, что у него просто такое извращенное чувство юмора.
   - И он видел вас без масок, - мрачно подытожил Брайан.
   - Это меньшая из проблем. Сдавать нас он не собирается, потому что его грязное белье тут же окажется вывернуто на обозрение. Скорее в следующий раз доведет дело до конца. Хреново то, что я не знаю, почему он вдруг на ровном месте передумал. Словно какое-то слепое пятно, моя сила просто говорит 'нет' и отключается.
   - Предлагаю его убить, - буднично сказал Алек и включил телевизор. - Ну, или применить мое секретное оружие. Он же первый на нас полез, так что все норм, верно?
   - Согласна, - подала голос Рейчел. - Этот уебок мне еще за Иуду, Брута и Анджелику должен ответить.
   - Нет, - резко ответила Лиза, опередив даже Брайана. - Если нападем - нам конец.
   - Нападем пока он дома. Ведь технарь не опасен без своих железяк.
   - И получим приказы на убийство. Отличный план, Алек, продолжай в том же духе.
   - А, то есть ему можно вламываться в чужие дома, портить постельное белье и рисовать на лицах всякую похабщину, а мы не имеем права его за это пристрелить?
   - У него слишком выгодное положение. Страж, друг и коллега Панацеи, спаситель множества жизней, - выплюнула Сплетница с отвращением. - Плюс им заинтересовалось высокое начальство, в личной переписке директора СКП было распоряжение чесать его за ушком. Короче, трогать его сейчас - все равно, что совать вилку в розетку.
   - И что делать?! - зло осведомилась Рейчел. - Просто утремся?!
   - Спокойно, он поплатится. Позже. Это не получится сделать быстро, но если босс согласится помочь, то нам даже не придется марать руки. Репутация для кейпа это все, верно? - Лиза продемонстрировала свою фирменную волчью улыбку. - Уничтожим репутацию - уничтожим Магистерия. А потом с ним можно делать что угодно, никто не почешется.
   В этот момент Брайан каким-то органом почувствовал, что ничего хорошего из этой идеи не выйдет.
   - Постой-постой. Ты говоришь, что Магистерий пришел из-за того, что боялся раскрытия своих тайн. И в ответ на это ты предлагаешь взять и раскрыть его тайны.
   - Если сделать все правильно, то он ничего не успеет сделать.
   - Или успеет.
  - Сымпровизируем, - пожала плечами Лиза. - Нам не нужно будет его побеждать, только подождать, пока герои сами его скрутят.
  - Делай что хочешь, но без меня, - отрезал Брайан. - В твоем плане дыра размером с Техас, и не одна.
  - А если бы на моем месте была Аиша? Если бы нож оказался воткнут возле ее горла? Ты бы тоже начал юлить, м?
  - Во-первых, прекрати использовать на мне свою силу. Во-вторых, не впутывай остальных в свою вендетту.
  - Хочешь вечно зависеть от перепадов настроения нацистского ублюдка - твое право. Сегодня он прошел мимо, завтра ему опять моча ударит в голову и он сдерет с тебя и Аиши кожу, потому что ему что-то там показалось, - Лиза отшвырнула тампон и поднялась с дивана. - Я не собираюсь забиваться в угол только потому, что какой-то говнюк возомнил, будто вправе указывать мне.
  Удалившись к себе в комнату, она тут же достала телефон и набрала номер второго самого ненавистного ей человека на свете, который сейчас, однако, был просто необходим.
  - Да, мисс Ливси, - ответили с другого конца через несколько гудков.
  Подавив вспышку ярости, она взяла себя в руки и ответила относительно спокойно:
  - Босс, у нас проблема.
  - Какого рода?
  - Страж Магистерий этой ночью проник на нашу базу и недвусмысленно намекнул, что перережет нас всех, если мы не подчинимся его требованиям.
  В трубке повисло молчание, которое сила Сплетницы тут же начала заполнять информацией.
  Знает о двойной жизни Магистерия... не знает пределов силы... однажды Магистерий стал помехой для его силы... боится связываться... хочет уничтожить, но не знает, как гарантировать успех... очень боится провала...
  - Ничего не предпринимать, это не тот противник, который вам по зубам, - сказал Выверт через несколько секунд. - Что он потребовал? Работать на него? Покинуть город?
  - Нет, только помалкивать о его связях в Империи-88. Впрочем, нет гарантий, что его аппетиты не возрастут. Я не склонна прибегать к насилию, но сейчас физическое устранение мне видится самым адекватным ответом.
  - Если поступят новые требования - сообщите мне, возможно, будет проще их просто выполнить. Это будет оплачено по обычной ставке. Запрещаю как-либо провоцировать конфликт. Не попадайтесь ему на глаза, не планируйте дел на те дни, когда он не занят в больнице. По возможности, старайтесь не причинять вред Стражам, это может вызвать несоразмерную реакцию. И мне нужна информация о нем. Не мелкие шалости с Империей-88, а что-то серьезное. Во время рождественского приема у мэра он несколько минут разговаривал с одним подозрительным человеком, я пришлю вам фотографию и данные по электронной почте. Возможно, ваши способности что-то подскажут.
  - Не склонны недооценивать противника, босс? - съязвила Лиза, но в душе она ликовала.
  - Это высокоуровневый Технарь без явных ограничений, с сомнительной психической стабильностью и склонный впадать в неконтролируемую ярость. Малейшая ошибка может обернуться гибелью не только для вас, но и для всего города. Действуйте с предельной осторожностью, мисс Ливси. И если удастся выяснить что-то, чего мы еще не знаем, сообщите немедленно.
  - Ладно, жду э-мейл. Надеюсь, устранение этого недоразумения не затянется надолго.
  - Это зависит только от вас.
  Отложив в сторону телефон, Лиза потянулась к ноутбуку. Письмо от Выверта уже мигало иконкой в углу почтового клиента, но сейчас ее интересовало другое. Открыв поисковик, она набрала запрос: 'несмываемый маркер как смыть'.
  
  
  
4.1 ПЛАВЛЕНИЕ
   12 марта 2011 года, Канберра
   Сколопендра взобралась по простыне на мою койку и принялась с любопытством водить вокруг своими жвалами в поисках еды. Понятное дело, в выделенной для мобилизованного персонала палатке поживиться было не нечем, так что голодное членистоногое, еще немного пошуршав для порядка, ретировалось также ловко, как появилось.
  Часы показывали половину шестого по местному времени. Я перевернулся на другой бок и попытался снова уснуть. Две недели, проведенные в Австралии, научили меня относиться даже к самым отвратительным представителям фауны спокойно, даже немного по-буддистски. Зудевший над ухом москит словно услышал мои мысли и немедленно впился в щеку. Моя ярость от того, что он не дает мне выспаться, была так велика, что я не стал включать собранную на второй день тесла-мухобойку, даруя насекомому облегчение кармы через мученическую смерть, а позволил вдоволь напиться крови, и таким образом продолжить бесконечность страданий в цепи перерождения.
  Где-то неподалеку полыхнула вспышка и раздался треск. Кто-то применил мощную стрелковую способность. Ночная смена продолжала свою работу и, судя по однократной вспышке, очередная бомба Симург только что была опознана, активирована и успешно утилизирована.
  Атака Симург на Канберру продлилась около трех часов - самая короткая из всех. Мы даже не успели вступить в бой. Ровно в тот момент, когда модуль Дракон доставил команду героев Броктон Бей на место, она внезапно для всех бросила полусобранное технарское устройство неизвестного назначения, взмыла в небо и больше не показывалась. Причина такого поведения оставалась загадкой, но победу приписали Эйдолону и Легенде. Разрушения были сравнительно невелики, число непосредственных жертв едва перевалило за четырехзначное значение, а воздействие крика Симург длилось относительно недолго. Я подслушал совещание Дракон и Оружейника с лидерами команд Протектората, руководством СКП и уцелевшим австралийским правительством. Всем очень хотелось спасти город, который можно сказать почти не пострадал, но все были научены горьким опытом прошлых столкновений с Убийцей Надежды.
  Я чувствовал себя будто облитым помоями. Упорная работа совместно с Кид Вином дала прекрасный результат, 'Лотос' из неуклюжего, хотя и рабочего агрегата, превратился в универсальный регенерационный комплекс, способный за минуты стабилизировать, а за часы поставить на ноги человека из почти любого состояния. Даже управление свелось к нажатию Большой Красной Кнопки, его без опаски можно было доверить персоналу любого полевого госпиталя. Усилия пропали даром. 'Лотос' не мог распознавать влияние Симург. Никто не мог.
  Одним из немногих сколько-нибудь рабочих методов выявления 'бомб' был ввод психики объекта в экстремальные состояния. Это не гарантировало успеха, но считалось, что таким образом можно отсеять больше половины зараженных. Возможно, случись атака на маленький городок, можно было бы организовать досмотр каждого жителя, но в Канберре проживало четыреста тысяч человек.
  Я посмотрел на австралийскую столицу с высоты и от бессилия мог только скрипеть зубами. Столько времени, столько труда... и Губитель просто так возьмет и сотрет с карты очередной город? Обречет сотни тысяч людей на участь хуже смерти? А если бы подобное произошло у меня дома?!
  Возможно, сходство с Броктон Бей и сыграло решающую роль. Тоже прибрежный город, схожие размеры, тот же упадок из-за обвала морской торговли, хотя и не такой сильный как в Заливе. Я просто влез на частоту Дракон и сказал:
  - У меня есть идея.
  А Александрия просто ответила:
  - Говори.
  И я начал говорить. Потом вернулся к Оружейнику и набросал примерную схему. А потом один из немногочисленных уцелевших местных кейпов почесал затылок и сказал, что не ожидал наступления дня, когда Австралию придется спасать газовыми камерами.
  Дракон осмотрела предложенную схему и выдала вердикт: двадцать часов на доставку необходимых материалов с континента, десять часов на возведение конструкций, не считая развертывания палаточных лагерей с прилегающими коммуникациями. Пропускная способность - до пятидесяти тысяч человек в сутки, но ориентироваться следует на двадцать тысяч, с учетом эксцессов, которые гарантированно будут. Даже если расценивать это испытание только как проверку первой инстанции, мы могли прогнать через газовые камеры все население затронутой агломерации за пару недель - достаточно, чтобы дать им шанс вернуться к мирной жизни, а не провести остаток дней в огороженном карантине.
   Директорат СКП от предложенных мер пришел в ужас, всплыви подробности в СМИ, это бы стало катастрофой. Герои, прежде имевшие дело с последствиями атак Симург, скептически хмурились, ибо понимали, что не может все быть настолько гладко. Но вот местные власти вцепились в предложенный план как утопающий в соломинку, и под их давлением Дракон неохотно, но начала претворять его в жизнь.
   Пока она и прочие технари на подхвате возились с инфраструктурой, я потребовал для себя рейс со Странником до своей мастерской, забрать свое оборудование и записи, касающиеся психотропных составов. Я собирался спасти население целого города, погрузив его в неописуемый человеческим языком кошмар.
   Спустя двадцать часов работы без сна и отдыха, к тому моменту, когда в фильтрационный лагерь начали прибывать первые эвакуированные жители, я мог сказать, что превзошел сам себя. Созданную мной смесь было страшно держать в руках, не говоря о том, чтобы давать ее людям. Может, оно и к лучшему, что от меня требовался только рабочий образец, Дракон же достаточно было провести анализ вещества, чтобы с поразительной скоростью наладить производство в промышленном масштабе. И когда система пришла в движение, занервничали даже первые номера Протектората, видевшие некоторое дерьмо.
   Начиналось все с того, что на огороженную площадку под дулами автоматов загоняли на глаз около тысячи человек, а потом туда начинали закачивать газ. Площадка не имела потолка, его роль играло прозрачное силовое поле, которое не позволяло газу развеяться. Синтезированный мной состав, по сути, являлся сильно доработанной версией 'ноктюрна'. Его основным лейтмотивом был панический страх, но используя результаты своих многочисленных исследований как для проектов Гезельшафта, так и для психиатрии, я включил в него некоторые... дополнительные эффекты.
   Сверху за всем этим наблюдали летающие стрелки, снабженные специальными визорами, включенными в единую сеть, которой управлял аналитический алгоритм Оружейника при поддержке нескольких Умников. Их задачей было выявление случаев зомбирования и их немедленное уничтожение.
  Спустя несколько минут газ удалялся с помощью вентиляции, взамен него в камеру закачивалась небольшая доза антидота и седативный агент, после чего из основной массы вычленяли тех, кого аналитический алгоритм пометил как 'выше среднего'. Этих ждало пожизненное заключение в карантине, остальных же сгоняли в другую половину лагеря, где им предстояло провести еще несколько дней под присмотром вооруженного караула и Умников, прежде чем получить право на выход и крылатый штамп в документы. Тем временем с другого конца уже начинала готовиться следующая партия.
  Можно сказать, механизм работал почти без сбоев, если бы не триггеры, которые случались почти каждый день. Именно они обеспечили большую часть сопутствующего ущерба. Впрочем, с ними не церемонились, и тоже уничтожали на месте. Оказалось, что герои, когда за ними в оба глаза не следило начальство и пресса, начинали проявлять свои способности... весьма находчиво. Даже творчески. Некоторые демонстрировали такие силы, которые из-за чрезвычайной смертоносности никогда не показывались на публике.
  Вообще, мне не обязательно было оставаться, реши я вернуться сразу после развертывания лагеря, никто бы слова не сказал. Но я должен был взглянуть в глаза собственным страхам, и как-то искупить то, что наворотил ранее. Я сделал пару звонков домой - не скажу, что мои родители и Кэсси сильно обрадовались, но все же понимали важность этой работы. Я был благодарен им за это.
  Когда я впервые пришел в больницу, когда впервые коснулся своей силой обреченного человека, мне казалось, что вот он, Ад. Тут смерть стоит за плечом, хрупкая машинерия поддерживает искорку жизни в теле, а единственные звуки - мучительные хрипы и попискивание аппаратуры.
  Потом настала очередь психиатрической лечебницы, и оказалось, что в обычной клинике не так уж и плохо, а настоящий ужас - это утрата рассудка, распад личности.
  Потом был Мехико, и я думал, что запах горелого человеческого мяса, крови и дыма никогда не перестанет преследовать меня в кошмарных снах.
  После двух недель под Канберрой я понял, что в какую бы жопу меня не запихнула жизнь, всегда найдется еще большая жопа, так что ужасаться просто бессмысленно. Созданный Дракон с моей подачи конвейер был восхитителен, он завораживал своей гиперрациональной эффективностью. Иногда вечером, вымотанный за день, я просто наблюдал с высоты за процессом 'высокоинтенсивной стрессовой проверки', как процедуру окрестили официально. Чем-то это напоминало переплавку металлолома, из которого в процессе удалялись вредные примеси.
  Правда, до отстрела 'бомб' меня, как несовершеннолетнего, все же не допускали. Я больше занимался случаями аллергических реакций на свой состав, профилактикой задействованного в полевом госпитале 'Лотоса', а также помогал со снабжением - опреснительные установки, генераторы и пищевые синтезаторы требовались в огромном количестве.
  Сон все равно не шел, так что я решил, что разлеживаться дальше смысла нет. Несколько секунд я размышлял, надевать штатское или костюм, но тут мимо палатки проехал грузовик, подняв волну жаркого воздуха, и я сделал выбор в пользу последнего. На дворе была середина марта, а значит в Австралии стояла до умопомрачения жаркая ранняя осень. Я видел немало кейпов, переживших бой с Губителем, но сраженных тепловым ударом. Встроенный климат-контроль доспеха был необходим как воздух.
  'Сирин' лежал рядом на куске брезента. В неактивном состоянии он казался всего лишь высокотехнологичной пародией на рыцарский доспех, обычной силовой броней, которую делал себе чуть ли не каждый второй технарь, но считать так было бы большой ошибкой. Истинное его изящество скрывалось от глаз. Правда, перед надеванием, все равно надо было вытряхнуть их него наползших за ночь пауков и скорпионов. Вздохнув, я включил тесла-мухобойку и еще полминуты выгребал из доспеха дохлых членистоногих.
  Когда я улегся в разверстый доспех, то сразу почувствовал себя намного комфортнее, чем на раскладной койке. Губчатая внутренняя подкладка доспеха приятно холодила кожу, а тонкие иглы нейроинтерфейса слегка покалывали, готовые прийти в движение.
  - 'Сирин' - активация! - скомандовал я твердо.
  В этот момент произошло сразу множество событий. Миниатюрный микрофон распознал образец голоса и бортовой компьютер сличил его с записанным в памяти эталоном. Генетический сканер считал мою ДНК и также выдал разрешение. Несколько датчиков замерили биометрию - пульс, дыхание, давление, уровень стрессовых гормонов, мышечный тонус, волновые ритмы мозга. Все данные находились в зеленой зоне, так что они тоже дали свое 'добро', но в случае критического отклонения, вызванного, к примеру, контролем Властелина, я бы не смог активировать 'Сирин'. Кому-то могло показаться странным, к чему такие меры предосторожности для обычной брони... вот только он предназначался для противодействия угрозам S-класса, а значит, сам находился в той же категории опасности.
  Отдельные части доспеха пришли в движение, смыкаясь до полной герметичности. Иглы нейроинтерфейса впились в плоть, связывая воедино электронику и нервную систему. Краткие секунды боли и слепоты, пока бортовой компьютер загружает операционную систему и проводит тонкую настройку... и вот я един со своим доспехом. Могу бегом обогнать автомобиль, а в полете - реактивный истребитель. Могу раздавить одной рукой кирпич, а с помощью встроенных в предплечья фотокинетических бластеров - снести небоскреб. Могу увидеть в полете пулю и сосчитать количество пчел возле улья. Могу принять на грудь несущегося на полной скорости Крюковолка в боевой форме и не шелохнуться, пройти сквозь огненный шторм Лунга словно это утренний туман. Радиация, ядовитые газы и болезнетворные микроорганизмы для меня все равно что не существуют.
  Серьезно, зачем нужны наркотики, когда такая мощь пьянит в разы сильнее?
  Многое еще нужно было доделывать, доводить до ума, подгонять и настраивать. Наступательный потенциал пока ограничивался бластерами, которые были избыточно мощны для повседневных патрулей, но явно недостаточны против чего-то уровня Бегемота. Главная козырная карта 'Сирина', Адаптивный Волновой Подавитель, до сих пор находился на стадии кучи разрозненных узлов, каждый из сотен его элементов приходилось выращивать отдельно и собирать вручную. Вдобавок, я не успел застать Симург, а значит у меня не было возможности как-то зафиксировать и изучить ее Крик, чтобы понять, можно ли его нейтрализовать или смягчить. Однако, вопреки всем трудностям и срывам сроков, базовый функционал был готов. Одним плавным движением я поднялся на ноги и вышел из палатки.
  Несмотря на ранний час, деятельность в фильтрационном лагере не прекращалась. Над огороженной зоной палаточного лагеря, где содержались беженцы из Канберры, сновали беспилотники и кейпы-летуны, готовые немедленно обрушиться на любое проявления зомбирования Симург. Куда-то ехали грузовики, вокруг бродили солдаты Сил Обороны Австралии из ночного караула, разносились объявления через сеть громкоговорителей. В отдалении от основной массы палаток возвышалась серая громада газовой камеры, вокруг которой был развернут усиленный кордон из армейцев и кейпов, и куда, прямо сейчас конвоировали следующую партию испытуемых.
  Немного понаблюдав за рабочим процессом, я пешком направился к зоне снабжения, проверить, не вышли ли за ночь из строя собранные установки. Можно было и взлететь, но хотелось немного размяться. И не хотелось быть похожим на Славу, которая, похоже, считала стояние на земле обеими ногами не иначе как оскорблением. Встречающиеся по пути солдаты поглядывали в мою сторону с легкой настороженностью - впрочем, как и в сторону любого кейпа. Кейпы же приветствовали легким кивком, даже те, с кем я не был знаком. За прошедшие две недели мой доспех примелькался, да и секрета из того, кому вообще принадлежит идея 'высокоинтенсивной стрессовой проверки', не делалось. Шила в мешке, как говорится, не утаишь.
  Каскад опреснителей, снабжающий весь лагерный комплекс чистой водой, пока еще не барахлил, но профилактика определенно не помешала бы. Я взялся за инструменты, и только остановил одну из установок, как с краю ретинального дисплея замигал красный огонек - входящий вызов. Движением века я включил связь и принялся за настройку.
  - Доброе утро, Магистерий, - раздался в наушнике женский голос с канадским акцентом.
  - Добрый день, Дракон. Что-то случилось?
  - Почему ты так решил?
  - Если бы все было в порядке, вы бы не стали тратить время на одного Стража, верно?
  - Не скромничай. Твоя роль в устранении последствий атаки значительна.
  - Мое дело было предложить план, и создать для вас образец. Кстати, мы еще не знаем, насколько действенны наши усилия.
  - Собранные статистические данные показывают достаточно высокую эффективность, чтобы этот метод применялся впредь как стандартная мера против Симург.
  - Странно, что раньше не предлагали ничего подобного.
  - Раньше не случалось столь удачное сочетание кратковременного воздействия и наличия под рукой нужных способностей. Опять же, весьма нестандартное решение.
  - Крайне сомнительное с точки зрения этики и вызывающее непопулярные ассоциации.
  - Не в большей мере, чем карантины. Спасти хоть кого-то лучше, чем запирать всех.
  - Знаете, может я понимаю все слишком превратно, но каждый раз, когда меня берутся нахваливать, я начинаю ощущать близкую подставу. Вы точно звоните просто так?
  - Не совсем. Я только что говорила с Оружейником и директором Пиггот. Тебя отзывают.
  - Но мы даже не закончили с проверкой первого порядка!
  - Протекторат не может так долго держать значительные силы на другом конце мира, - было слышно, как Дракон горько вздохнула. - Активность злодеев растет, пока столько героев отсутствует. Австралийцам придется справляться дальше самостоятельно.
  - У нас тут триста тысяч человек, прошедших первую инстанцию! Что, бросим все на полпути?!
  - Конечно, поддержка информацией и технологиями продолжится... - мне живо представилось, что Дракон сейчас грустно улыбается, сидя у себя в Ванкувере. - Не раскисай, Страж. К твоим способностям начало присматриваться высшее руководство СКП. Александрия лично отметила тебя в докладе директору Коста-Браун, она считает, у тебя есть потенциал. И ты не сможешь развивать его, если останешься здесь возиться с опреснителями.
  - И конечно, это никак не связано с тем, что отсутствие Стража СКП не сможет прикрывать долго, и что 'Молодежная гвардия' спит и видит, как бы вцепиться в кого-нибудь за падение посещаемости школы. Спорим на доллар, что Свинке просто сделали кусь и она забегала кругами?
  -Ну, и поэтому тоже. Скажу честно, тебе задержаться-то позволили только потому, что это первый шанс по-настоящему дать отпор Симург, а твоя технология сыграла важную роль.
  - Да я понимаю... но я не понимаю, почему отметили меня, но не отметили Кид Вина. Нынешний 'Лотос' мы строили вместе, да и вообще, своим прогрессом я отчасти обязан его идеям.
  - Он состоит в Стражах уже полтора года, и его прогресс не выглядел значительным. Как так получилось?
  - Он лишь недавно нашел свою специализацию. Я думаю, что потенциально он не уступает мне. Я советую внимательнее ознакомиться с его проектами за последние три месяца.
  - Это похвально, что ты заботишься о друге.
  - Я не люблю, когда мои достижения принижают, но и чужие не присваиваю. Вопрос принципа, - я вытащил фильтр опреснителя и начал выбивать его на землю. - Ладно, закончу тут да пойду собираться.
  - Забронировать тебе билет на рейс Сидней - Нью-Йорк?
  - Спасибо, я своим ходом доберусь в разы быстрее и бесплатно. 'Сирин' разгоняется до трех махов на прямой.
  - Кстати про 'Сирин'. Я не нашла в твоих отчетах никаких данных о нем. Ты строил его тайно?
  - Хотел сделать сюрприз.
  - И на твоем выделенном бюджете это тоже не отразилось.
  - Моя специализация дает мне определенную степень независимости от капризов начальства, вдруг решающего урезать финансирование. Хотя конечно, кое-что пришлось добавить из собственного кармана, но тут спасибо контрактам с 'Медхолл'.
  - И я все еще не могу до конца понять, как именно он работает.
  - Да вроде ничего особо сложного.
  - И все же, ты не мог бы объяснить, хотя бы на словах? В первую очередь то, как в столь малый объем умещаются все задействованные системы? Даже Оружейник на такое не способен.
  - А, ну так бы сразу и сказали, - я невольно расплылся в довольной ухмылке. - Это одна из моих лучших идей, если не самая лучшая. Понимаете, на самом деле 'Сирин' - очень большая, очень сложная и очень громоздкая штука, типа 'Гандама'. Даже не одна, а сочетание множества слабо взаимодействующих между собой технологий, которые практически невозможно было объединить в одном корпусе, если производить сборку в рамках трехмерного пространства. И то, что надето на мне - это просто махонькая верхушка айсберга. Все остальное рассовано по пространственным карманам, из которых торчат лишь соединительные клеммы.
  Дракон издала странный звук, в котором я с долей удивления опознал сдавленный смех.
  - Я так и подозревала. А Оружейник, похоже, проиграл спор. Без сомнения, довольно изящное решение. Но разве столь сложная конструкция не потребует уйму времени на обслуживание?
  - Есть такое, - признался я. - Но я все равно строил его против угроз А-класса и выше, так что вряд ли буду пользоваться им каждый день. Кроме того, узлы в пространственных карманах защищены от любых физических воздействий и подавляющего большинства способностей, им не грозит получить повреждения, даже если внешняя часть 'Сирина' будет полностью уничтожена, а уж делать износостойкие детали я умею.
  - Если внешняя часть твоего доспеха будет уничтожена, то же самое случится и с тобой. Постарайся не рисковать до такой степени, я все еще надеюсь через два года увидеть тебя в рядах Протектората.
  - Я не собираюсь переходить в Протекторат.
  - Прости?
  - Можно долго объяснять, но скажу кратко. Во-первых, у меня нет желания терпеть очередного тупоголового самодура в качестве начальника. Я уже сыт по горло Свинкой, и будет чудом, если за оставшееся время я смогу удержаться от ее убийства. Во-вторых, у меня нет желания тратить время на всякую ерунду вроде патрулей и пресс-конференций.
  - Объясни, чем вызван твой конфликт с директором Пиггот.
  - Она сумасшедшая. Она ненавидит паралюдей. У нее после Эллисбурга совсем крыша поехала, а вместо того, чтобы запереть в дурке, ее назначили директором. Если остальные директора хотя бы на половину на нее похожи, я с ними не желаю иметь дел никогда в жизни.
  - Не знаю, что тут посоветовать. Насколько мне известно, Эмили Пиггот регулярно успешно проходит психологическое тестирование. Может, стоит сменить команду, отправиться в другой город? Уверяю, посты в СКП занимают очень разные люди.
  - С какой стати мне менять город? Я там с рождения живу, и мои товарищи мне нравятся. Может, лучше нашему психованному директору выписать путевку в палату с мягкими стенами?
  Дракон какое-то время молчала, пока я собирал воедино разобранный и прочищенный опреснитель. У меня не было идей, зачем она связалась со мной на самом деле - не поговорить же по душам, в самом деле - но все равно ее внимание льстило, а общаться с ней было по-человечески приятно. Ну, немножко завидно свойству ее силы, убравшему потребность в сне.
  - То есть, ты поставил крест на Протекторате только из-за директора Пиггот?
  - А еще потому, что Протекторат - это беззубая и бесполезная организация, смешивающая функции патрульной полиции и модельного агентства, причем нормально ни с одной из ролей не справляется. Когда в нем появится подразделение типа ФБР или АНБ, где к удостоверению прилагается лицензия на убийство, я подумаю. А пока я склоняюсь к независимой карьере... Хотя Гильдия мне кажется компромиссным вариантом. Над вами нет прямого руководства со стороны СКП, и вы заточены под противодействие международным угрозам.
  - У нас крайне жесткие требования, - мягко ответила Дракон. - Международный уровень означает, что придется постоянно противостоять соответствующим угрозам. Таким, как знакомый тебе Лунг, но не сидящий безвылазно дома, а очень деятельный и агрессивный.
  - То есть у меня еще целых два года, чтобы наработать достойное резюме, - хмыкнул я. - Серьезно, вы же не надеялись напугать меня трудностями?
  - Только постарайся не пристрелить директора Пиггот, - отшутилась она. - Даже если она не самый приятный человек на свете. Поверь, я тоже иногда прихожу в бешенство от приказов, которые мне поступают.
  'Странно, что вам вообще кто-то приказывает', - подумал я про себя, но вслух сказал другое:
  - В таком случае, пойду собирать вещички. Путь займет где-то пять часов, так что из-за разницы в часовых поясах я прибуду в Броктон Бей только поздно вечером.
  - Удачи, Магистерий, - сказала Дракон и отключилась.
  Я оценивающе окинул взглядом ряды опреснительных установок, перевел внимание на генераторы и решил сначала уделить внимание вторым. Опреснители были настолько примитивны и просты, что ломаться там было почти нечему, только иногда вытряхивать фильтры. А вот генераторы пришлось собирать из того, что смогли привезти из Сиднея, что не нравилось моей силе, и стабильности им недоставало. Надеюсь, после моего отбытия другие технари справятся с обслуживанием.
  Вот только не успел я взяться за работу, как на ретинальном дисплее снова замигал вызов, на этот раз от генерала Как-его-там-блять-забыл, командующего австралийскими войсками, задействованными в лагере.
  - Магистерик, хлопец, здоровенькi булы. А я тебе шукаю вездi.
  - Доброе утро, генерал. Меня отзывают обратно в Штаты, так что я напоследок решил проверить, все ли в порядке, - ответил я, стараясь заглушить рвущийся из груди вопль.
  - О, це добре. Слухай, в фильтрацiйной камере вникла якись проблема, можешь подивиться?
  Я не хочу, не могу это больше слушать, боже, обрати меня в камень!
  - Ладно, сейчас прибуду.
  - Добре, докладуй коли закiнчиш.
  Отключив связь, я испустил в небеса вой, исполненный невыразимой языком смертных муки. К счастью, звукоизоляция шлема не позволила услышать его никому, кроме меня.
  Плевать на Симург, плевать на фильтрационный лагерь, до неприличия похожий на реинкарнацию Аушвица, плевать на бесчисленных смертоносных тварей из местной фауны.
  Истинной пыткой было слушать австралийский диалект.
  
  Есть такая штука - закон убывающей полезности.
  Если опустить заумную академическую формулировку, то выглядит это примерно так: когда ты голоден и съедаешь бутерброд, то наслаждаешься. Второй бутерброд доставит меньше удовольствия. Десятый вызовет только отвращение.
  Тоже самое относится к полетам. Положа руку на сердце, у меня не было большого опыта в этом деле, поскольку прежде я летал только с помощью своей мантии и только по городу. Во время австралийской командировки я в свободное время гонял 'Сирин' на разных режимах над океаном, или просто мотался в Сидней, чтобы поужинать чем-нибудь нормальным, а не армейскими пайками, которые не лезли в горло уже на четвертый день. В любом случае, дистанции были маленькими, а продолжительность невеликой.
  Трех-с-половиной-часовой перелет над Тихим океаном дался настолько тяжело, что увидев отдалении Западное побережье, я обрадовался как какой-нибудь древний моряк, заметивший сушу после недели штиля. И стоило мне добраться до него, как я немедленно рухнул на берег и обессилено растекся на нем, разминая затекшее тело и ощущая, как отступает приступ тошноты. Раньше я не замечал, чтобы меня укачивало в транспорте, но с другой стороны, раньше я не летал на сверхзвуке в технарском доспехе.
  Я вот думаю - а Александрия или Эйдолон что-то такое себе позволяли? Ну то есть отринуть всю свою серьезность и вечный груз ответственности, и несколько минут просто поваляться на диком пляже, для пущего свинства не снимая плащ?
  На какой-то момент у меня возник соблазн сделать крюк и заглянуть в Лос-Анджелес, но по здравому размышлению от этой идеи я отказался. Делать мне там было нечего, и вряд ли местные кейпы приняли бы залетного радушно, а ввязываться в драку на ровном месте мне было не с руки. Пришлось снова взлетать в стратосферу и брать разгон на северо-восток, навстречу стремительно темнеющему горизонту.
  До Броктон Бей я добрался, когда уже было совсем темно. Я спустился до трехкилометровой высоты и сбросил скорость до дозвуковой, после чего прошел над южными районами, развернулся над заливом и продолжил снижение, двигаясь с севера на юг. Где-то внизу полыхнул взрыв, засверкали белые вспышки. Я невольно улыбнулся. Дома все как обычно.
  Замедлившись до ста километров в час, я смог активировать поляризационное поле, и рассмотреть битву без спешки. В центре побоища находились Лунг и Чистота. Первый скакал по крышам домов и швырялся длинными струями огня, а Чистота держала дистанцию и вела непрерывный обстрел. Ситуация выглядела патовой, потому что Чистота была слишком быстра и маневренна, чтобы ее задело, но при этом не могла вложить в свои атаки достаточно мощи, не рискуя снести к черту жилой квартал. Лунг тем временем вырос до трех с половиной метров, и затянуть бой еще дольше означало нажить действительно серьезных проблем.
  Возможно, влезать было не слишком мудро, но даруемая 'Сирином' мощь искушала авантюрами. Улучив момент, когда Лунг задержится на одном месте, я достал из пространственного кармана меч и обрушился на него сверху, отняв правую руку у самого плеча. В ту же секунду я взял Дракона Кюсю в удушающий захват, и со всей мощи двигателей рванул к воде
  - Эй, ящерица! - проорал я ему в ухо. - Пошли купаться!
  Тот в ответ прорычал что-то невнятное, и рывком вырос еще больше. Оставшейся лапищей он попытался дотянуться до меня, и пришлось продырявить ее бластером. А когда мы оказались над океаном, я просто уронил его вниз.
  Вверх взметнулись клубы пара, но бороться с миллионами тонн ледяной воды не мог даже Лунг. Я пожал плечами и полетел обратно. Дно тут мелкое, регенерация у Лунга адская, новую руку он отрастит к утру, даже вряд ли простудится. Разве что, хи-хи-хи, гордость немного подмочена.
  - Я бы справилась и сама, - гордая и безжалостная Чистота отличалась от добродушной Кайден Андерс как небо и земля. - Но все равно спасибо. Могу я узнать, с кем имею дело?
  - Здрасьте. Отлучился на пару недель и уже в родном городе не признают, - я поднял перед собой меч и позволил его лучше рассмотреть.
  - Ох... - она инстинктивно отстранилась, хотя и прекрасно знала, что меня ей опасаться нечего. - Тогда не буду мешать.
  - Спокойной ночи, - я слегка кивнул, и Чистота скрылась в небе, мгновенно превратившись в далекую искру.
  Я проводил ее взглядом и нахмурился. Почему-то Лунг был один. Ни сопровождающей свиты боевиков, ни Демона Ли, ни Торы. При мысли о последней грудь и живот, безжалостно разорванные два месяца назад, отозвались фантомной болью. Это был удачный эксперимент, слишком удачный, на самой грани катастрофы. Мне тогда казалось, что я создал достаточные меры предосторожности, но не учел какой-то неуловимой мелочи, что едва не стоило мне жизни. На последних каплях крови в жилах, я смог дозвониться до Кристал, и та примчалась как на пожар, неся с собой в пузыре силового поля полусонную Эми. Им двоим я был обязан жизнью, и не знаю, смогу ли когда-нибудь вернуть долг.
  Свинка не была бы Свинкой, если бы что-то предприняла по этому поводу. Тот факт, что неизвестный кейп напал на Стража и практически убил его, она пропустила мимо ушей. Зато назначила мне дисциплинарное слушание за нахождение в костюме в позднее время суток в неположенном месте. На то, что АПП через несколько дней получили усиление в виде довольно мощного Оборотня-Эпицентра, она, вероятно, отреагировала, но Стражи этого практически не заметили, кроме предписания не вступать с Торой в бой, и немедленно отступать.
  Скажу честно, не больно и хотелось, и... тут всегда было столько мух? И ос. И пчел. И двигаются как-то слишком... Ох, черт!
  Я с места рванул вверх, даже не утруждаясь включать маскировку. Неестественное поведение насекомых, скорее всего, вызвано контролем Властелина, а он должен иметь обратную связь с миньонами. Насколько помню, насекомые чувствуют тепло и запахи, невидимостью их не обманешь. Из предплечий доспеха выдвинулись бластеры, сенсоры шарили по округе в поисках угрозы.
  Двести метров на юг. Переулок.
  Ощутив мое приближение, неизвестный кейп побежал прочь. Ну, по крайней мере у него нет рейтинга Движка. Я сделал переворот в воздухе и рухнул вниз, правое колено болезненно заныло. И, рассмотрев кейпа, выругался под шлемом. Темно-серый костюм полностью скрывал лицо и тело, но густая копна вьющихся каштановых волос была слишком приметной. Не говоря об устрашающей пульсации Corona Pollentia, пустившей корни во всем объеме мозга. Гудящий рой собрался вокруг меня в одну огромную гудящую тучу, без сомнения, готовый атаковать как единое целое. Впечатляющая степень контроля. Она оперирует цельными образами, которые формируются из массы насекомых?
  Заметка - запросить информацию у полиции о пропавших без вести. Проверить регистратуры больниц, много ли было за последние две недели случаев с укусами пауков и ос.
  Несколько секунд мы просто смотрели друг на друга. Злобный голосок на краю сознания нашептывал, что лучше убить ее сейчас, чем позволять безумному Повелителю Мух шататься по городу с непонятными целями. С другой стороны... что бы там ни оставалось от ее прежней личности, ей хватило здравомыслия сделать костюм и не убивать всех подряд. Во всяком случае, когда я в последний раз видел Софию, она была более чем в порядке. Я медленно убрал оружие и постарался принять менее угрожающую позу.
  - Извини. Кажется, я тебя напугал, - я попытался припомнить собственный опыт первых встреч с другими кейпами, и старался держать дистанцию и не провоцировать.
  - Не, все норм, - она помотала головой. Я себя накручиваю или у нее какая-то противоестественная моторика? - Я за хороших парней, если что.
  Рой перестал угрожающе гудеть и растекся по темным углам, однако я все еще ощущал близкое присутствие сотен килограммов органики и хитина. У нее что, вообще нет лимита на количество миньонов? Властелин-5, не меньше, и Умник-1 просто по умолчанию.
  - Да ладно, можешь не прикидываться, - я пожал плечами. - Я в любом случае не собираюсь с тобой драться: сейчас не мое дежурство, и в этом доспехе нет нелетального оружия. Первый раз, да?
  - Ага... я думала, что смогу поймать Лунга.
  Чокнутая. Как есть. Я мог без особых проблем убить Лунга, если он не слишком сильно вырос, но не захватить его живьем. Лучшие мои транквилизаторы ему были что водичка, пена тоже не могла его удержать. Был вариант отрубить руки и ноги... Оружейнику мой план почему-то не понравился.
  - Знаешь, пианисты сначала учат гаммы, а только потом играют 'Лунную сонату'. В свой первый выход я отправился в обычной куртке и сувенирной маске, а закончился он тем, что меня чуть не сожрали мутанты Адской Гончей и мне пришлось с позором бежать. Потренируйся на Крюковолке... хотя не, тоже плохая идея. О, не думала поймать Неформалов?
  - А кто это? Тоже суперзлодеи?
  - Ну да. Обитают где-то в десяти кварталах отсюда на север, точнее не скажу. Они не слишком опасны, но назойливые как комары. Ты их узнаешь сразу: у них есть нигер-байкер, педик, блондинка с шикарной жопкой и мужеподобная зоофилка. Последнюю остерегайся, ей человека убить проще, чем вскрыть банку собачьего корма.
  - Хорошо, я попробую их разыскать, - она на секунду запнулась. - Можешь дать мне свой номер телефона?
  - Эээ... ч-чего?! Зачем тебе?!
  - Чтобы я могла сообщить, когда их поймаю. Зачем еще?
  - А, это... фух... сейчас, где-то у меня были визитки... - я протянул ей одну, дополненную моей эмблемой из двух кругов, квадрата и треугольника, вписанных друг в друга. - Только давай не сегодня. Я только что пять часов провел в воздухе, до этого две недели без выходных вкалывал в Канберре, и сейчас мечтаю только о кровати без сколопендр и скорпионов.
  - Ага, я про это слышала. По телевизору говорили и в интернете писали.
  Бля.
  - И... и что в них говорили? А то я за новостями не особо следил.
  - Что ты построил концентрационный лагерь для жертв Симург.
  Бля-бля-бля...
  - Фильтрационный вообще-то, это другое. И я его не строил, только идею предложил. Больше ничего не говорили?
  - Про тебя не особенно, только то, что твой прадедушка во время Второй Мировой служил в СС. Было много интервью с теми, кто прошел лагерь, все жаловались на непомерно жестокое обращение, - ее голос оставался ровным, почти монотонным, но рой вокруг снова пришел в движение, наполнив воздух скрежетом и гудением. - Одна женщина рассказывала, что ее с ребенком и еще тысячей человек затолкали в какую-то камеру, а потом пустили газ от которого начались страшные галлюцинации. И что кейпы, которые наблюдали сверху, просто убили несколько человек в толпе.
  Блять. Я урою нахуй Свинку. Это уже не просто черный пиар, это почти нарушение тайны личности. А австралийцам следовало следить за тем, кто и у кого берет интервью, черт побери!
  - Все верно, по этой методике мы распознавали тех, кого Симург зомбировала, запрограммировала на разрушительное поведение и превратила в свои 'бомбы'. Сильный эмоциональный шок заставляет 'бомбу' срабатывать и тогда ее можно уничтожить. И прежде обвинять меня, учти, что в противном случае все четыреста тысяч оказались бы заперты навечно в карантине. Так же, как это было у нас, в Мэдисоне пару лет назад. Благодаря этим мерам мы смогли спасти более семидесяти процентов, дать им шанс на нормальную жизнь. А эти неблагодарные свиньи просто берут и херят наш труд!
  - Может и так, я не знаю подробностей, и сужу по тому, что видела и читала. Просто я немного не так представляла себе работу героя.
  - А что ты представляла? Что мы по пять раз на дню обрушиваемся с небес на похитителей дамских сумочек, спасаем котят с деревьев и находим краденные сладкие рулеты?
  - Эээ... нуу... если опустить подробности...
  - Я уже объяснял это своим родителям, которым не понравилось, что я вызвался на бой с Бегемотом в ноябре прошлого года. Есть вещи хорошие, есть вещи плохие. А есть такие, которые просто нужно делать. И раз уж в лотерее сил я вытянул джек-пот, то я делаю эти вещи, потому что не делать их нельзя. Даже если иногда это выглядит... неподходяще для обложки.
  - А твой прадедушка правда служил в СС?
  - Пожалуй, это я не буду ни подтверждать, ни опровергать. И то и другое может косвенно указать на мою личность, а ты не только не из моей команды, но я даже не знаю твоего имени.
  - Я так и не смогла его придумать, - Тейлор махнула рукой, указывая на клубящиеся вокруг облака мух, ос и пчел. - Не знаю, как выбрать имя, связанное с насекомыми и при этом не выглядеть злодейкой, или полной дурой.
  - Хочешь совет? Даже денег не возьму.
  - Эээ... ну давай.
  - Выбирай любое понравившееся и не парься. Вон у Дракон имя звучит жутковато. Но ее все уважают, потому что она супер-технарь, да и просто поговорить с ней приятно. Хм... как тебе вариант Шмельдведь? (игра слов, английское Bumblebee ('шмель') и Bumblebear)
  - Нет! Ни за что! - почти выкрикнула Тейлор. - Это тупо!
  - Не тупее, чем Мышь-Защитница. Зато представь позор и унижение твоих врагов, которых победит кейп с настолько несерьезным именем.
  Не знаю, сколько бы мы еще разговаривали, но тут ожила рация в шлеме. Оружейник.
  - Магистерий, что за задержка? Ты должен был прибыть еще полчаса назад. Неисправность в снаряжении?
  - Нет, сэр, все нормально. Просто по дороге меня пару раз укачивало, приходилось делать незапланированные остановки. Я буду в Штабе Протектората через пару минут.
  - Хорошо, не медли, - сказал он и отключился.
  - Ну, вот и поговорили... - я выдвинул из доспеха двигатели и приподнялся над землей. - Ладно, удачи тебе на твоем пути, куда бы он ни вел. И мой тебе совет, как технаря - дополни чем-нибудь защиту. Сейчас твой костюм неплохо защищает от ножей, но пули сделают бо-бо.
  Я взял курс на пузырь силового поля, украшающий залив. Излечить странное безумие Эберт было мне не под силу, но я надеялся, что смог направить его в конструктивное русло.
  
  
  
4.2
  
   13 марта 2011
   Воскресное утро началось для меня в половине одиннадцатого - настоящая оргия праздности, с учетом моего обычного строго расписания. Нахрен. Имею право. В понедельник мне разбираться с Пиггот, так что буду копить силы и придумывать самые мучительные способы умерщвления.
   Я собрался с духом и отпихнул в сторону одеяло и стек с кровати. Вчерашний пятичасовой полет и скоротечная схватка с Лунгом все еще отзывались в ноющих мышцах, но это было поправимо. Починить самого себя для меня давно не составляло проблем. В самом деле, какая разница, из чего сделан механизм, из стали или углерода?
   Одевшись и выйдя из комнаты, я обнаружил, что папа успел куда-то уехать, а мама сидела в гостиной и смотрела новости по телевизору. Тема с Австралией и не собиралась затухать, что не удивительно, потому что прогон беженцев через ВСП должен был завершиться только сегодня, и диктор упоенно вещал с экрана о том, не слишком ли много берет на себя СКП, прибегая к подобным мерам.
   - Как мы все помним, после первых атак Симург некоторые правительства прибегали к стигматизации пострадавших, причем в прямом смысле. Речь идет от татуировках в виде лебедя, которые принудительно наносились всем, кто оказался в зоне действия крика. Данная практика была встречена в штыки общественностью, доходило до того, что многие сочувствующие делали себе аналогичные татуировки, в знак солидарности с жертвами Симург. В конечном счете, от клеймения вскоре отказались, заменив его возведением карантинных зон, что, согласитесь, более гуманно, нежели объявлять десятки и сотни тысяч людей неприкасаемыми. Однако сейчас мы видим, что СКП продолжает экспериментировать с сомнительными методами - такими, как возведение фильтрационных лагерей и использование сильнодействующих психотропных веществ на людях, чья вина не доказана...
   - Ну и уроды, - произнес я вслух.
   - О, Конрад, доброе утро, - мама обернулась. - Не стоит злиться на людей за то, что они идиоты.
   - Утречка. Если бы я злился на идиотов, от этого города бы давно остался только радиоактивный кратер. А этот напудренный урод готов похоронить ценную инициативу ради скандала на пару недель. Взять бы его за шкирку, да высадить в центре Мэдисона, раз пребывание там так гуманно.
   - Ммм... ты ведь не собираешься на самом деле так делать?
   - Нет, конечно. Прямое насилие - это не наш метод. Но это не значит, что я просто промолчу.
   - Ох, лучше оставь это руководству, они с этим постоянно сталкиваются.
   - Что-то у меня нет доверия этому руководству.
   Если дотронуться пальцами до груди, через тонкую ткань майки прощупывались длинные и широкие рубцы шрамов. Силу Тора получила мощную - словно было мало мгновенной трансформации в огнедышащего стального тигра, она вдобавок ослабляла вокруг себя другие силы и вносила помехи в технарские устройства. Ошейник с взрывчаткой просто вышел из строя. Лазерный пистолет перегорел после двух выстрелов. Мантия только бесполезно искрила, не создавая подъемной силы. Толк был только от меча - не моего обычного Изумрудного, а Рубинового, который я взял на грязное дело. Его дезинтеграционная кромка не сработала, но он сам по себе оказался достаточно твердым и острым, чтобы выколоть Торе глаз, из-за чего она сбежала. Правда, к тому времени успела меня буквально выпотрошить, так что победой это считаться не могло. Я не умер только из-за того, что она не обходила эффект Мантона, и введенный заблаговременно боевой коктейль позволил мне дожить до прилета Кристал и Эми.
   Больше, чем мощь новоявленного кейпа, меня поразила только реакция Пиггот. Я мог смириться с некоторым... пристрастием в свой адрес. Мог терпеть попытки задвинуть меня в самый темный угол или подловить на каком-то нарушении. Я к этому привык, и платил той же монетой - через провокационные посты на ПЛО и двусмысленные фразочки при общении с прессой. Но, черт побери, нападение на Стража с почти летальным исходом должно было заставить хоть что-то шевельнуться в душе даже у этой бюрократической жабы!
   Вот только не заставило.
   В приватной беседе она мне объяснила, что нападение на Стража - это проблема, но то, что Страж занимался непонятно чем на территории банды глубокой ночью, в костюме - это проблема не меньшая. Конечно, можно дать делу ход, огрести от непосредственного начальства, Молодежной Гвардии и всех сочувствующих, но в таком случае неизбежно возникнут вопросы и к самому Стражу. И кто знает, на что сумеет выйти полномасштабное расследование с привлечением штатных Умников Протектората.
   Из-за собственной недостаточной подготовки я не только чуть не погиб, но и Пиггот играючи объявила мне шах. Я был готов пойти на гамбит, рискнуть раскрытием связей с Империей-88 и свалить все на Кайзера, якобы держащего в заложниках моих родителей. Но крыть свою совместную работу с Гезельшафтом мне было нечем. И, что хуже, сама моя реакция давала понять, что у меня в шкафу есть скелеты покрупнее, чем притянутые за уши контакты с суперзлодеями.
   - Кстати напомни, чем меня прикрыли в школе? - спросил я, чтобы сменить тему.
   - Официально тебя отстранили от занятий за мелкое хулиганство.
   - Шикарная легенда для отличника. Что за идиот это придумал?
   - Ну, они пустили слух, что ты подрался с бандами и чтобы тебя не поймали возле школы, тебе и выписали отстранение. Этот мальчик из твоего класса, Крис, даже домашние задания приносил.
   Я только хмыкнул, представив, что случилось бы, столкнись я с кем-то из банд по-настоящему. Интересно, кто-нибудь успел бы позвать на помощь?
   - Ладно, пойду поем чего-нибудь.
   - Конрад, скоро нужно будет уехать на полдня, сможешь побыть дома, пока не придет горничная?
   - Хорошо.
   Она подозрительно прищурилась.
   - Какой-то ты покладистый сегодня.
   - Я две недели провел в обществе скорпионов, гребнистых крокодилов, бомб Симург, ядовитых пауков, ядовитых змей, австралийцев и эму. Теперь хочу просто отдохнуть.
   - Ааа... разве эму настолько страшные?
   - Они ужасны. Это единственный вид на земле, который сумел победить в объявленной людьми войне.
   Я прошел на кухню и принялся копаться в холодильнике, собирая завтрак... или скорее уже ланч. Попутно я размышлял о последствиях, которые повлекло появление Торы, ведь с таким усилением АПП смогли дать отпор начавшей расширяться Империи. Более того, азиаты сами начали наглеть, повышали градус насилия, от участившихся перестрелок до дебошей в прежде цивильных районах и школьных драк.
   Хотя Тора не имела такой адской регенерации как Лунг, а ее основной рейтинг угрозы оценивался как Оборотень-4, подкласс Козырь-4 делал неэффективными обычные средства сдерживания. Сама пена на ней кое-как держалась, а вот сами распылители начинали в лучшем случае барахлить, в худшем - взрывались прямо в руках оперативников, надежно их запаковывая. Оружейник явно эмоции не демонстрировал, но мы с Кид Вином замечали, что он был в бешенстве - потому что появился противник, кроющий его на собственном поле. Для эффективного противостояния Торе требовалось либо мощное конвенционное оружие, либо стрелковые силы с большой дальностью, тогда как Протекторат ВСВ был преимущественно ориентирован на ближний бой. Мисс Ополчение могла удерживать ее на расстоянии, поливая огнем из крупнокалиберного пулемета или противотанкового ружья, Кид Вин корпел над своей Универсальной Энергетической Пушкой, я подготавливал детали для рейлгана, а вот на прозрачный намек, что стоит скооперироваться с Чистотой, Пиггот ответила злыми директорскими звуками.
   Я уже говорил, что у меня поразительный талант плодить проблемы? Нет? Ну, тогда говорю сейчас.
   Так или иначе, уроки из случившегося я извлек. Едва оправившись, я отправил письмо в Европу с уведомлением, что наше сотрудничество приостанавливается из-за несоразмерных рисков лично для меня. К нему прилагалась большая часть собранных данных, закрывающая мой долг. Большая - но не вся. Я подошел к делу ответственно, привлек к делу не только обычные средства наблюдения и то, что изобрел сам, но и некоторые разработки Оружейника, и даже кое-чего прикупил у Элита. Последний немного занервничал, когда я в своем 'темном' облике постучал к нему в мастерскую, но пачка долларов и пары 'форнеуса' быстро избавили его от сомнений. И результат превзошел все ожидания.
   Данные телеметрии указывали на то, что в момент триггера формировалось что-то вроде канала связи между измерениями, который оставался открытым на протяжении всей жизни кейпа. При этом между моментом начала триггера и переходом силы в обычный режим функционирования в течение нескольких секунд фиксировалась какая-то совершенно невообразимая активность и циркуляция сумасшедшего объема информации, на много порядков превышающая такие показатели у кейпов в спокойном состоянии. Выглядело это так, будто кто-то решил одним махом загрузить себе весь Интернет. Выводы из собранных данных я сделал следующие:
  Во-первых, источниками сил были некие объекты, скрытые в недосягаемых для нас измерениях или реальностях.
  Во-вторых, данные объекты обладали вычислительной мощностью, превосходящей все мыслимые возможности нашей цивилизации. Даже объединив в единый кластер все суперкомпьютеры, домашние компьютеры, смартфоны и карманные калькуляторы, мы бы и на шаг не приблизились к обработке таких объемов информации, на которую были способны условные 'демоны'.
  В-третьих, из этого следовало, что они обладают очень большими запасами энергии, а значит и массой.
  В-четвертых, 'демон' и парачеловек взаимодействуют через защищенный канал связи, существование которого можно обнаружить только по косвенным признакам, но если уж удалось обнаружить, то в его работу, в теории, можно вмешаться.
  Последний пункт открывал такие перспективы, что сначала у меня захватило дух от восторга, а потом от страха. Не удивительно, что пересылаемые Гезельшафту данные я тщательно отредактировал, вымарав все, что указывало на возможность такого вмешательства. Самую ценную информацию я оставил для себя, и что-то мне подсказывало, что это мое первое абсолютно правильное решение за долгое время.
  Результаты исследований послужили вдохновением для многомерной технологии, позволившей превратить довольно громоздкую пилотируемую меху в изящный, почти облегающий доспех, не потеряв характеристик. А также легли в основу проекта 'Яркая девочка', названного так, чтобы никто не догадался о его сути. По сути, мне не требовалось ломать голову, как создать временную петлю. Мне нужно было только поймать передающую частоту нужного 'демона' и достучаться до него. Все просто. В теории.
  На практике это означало, что мне нужно изучать силу в ее непосредственном проявлении, желательно при содействии ее законного владельца, выискивать нужные волновые сигнатуры и методом проб и ошибок подбирать отмычку. Я попробовал проделать подобное со Штурмом, и отчасти это даже сработало, хотя в области тупых шуток он мог поспорить со Стояком, что делало процесс исследования утомительным. Но вот нужный мне кейп был двадцать лет как мертв, к всеобщему облегчению.
  В отличие от его жертв.
  По всей стране стояли сотни тщательно изолированных чехлов, огороженных, обнесенных оградой, под которыми несчастные, оказавшиеся на пути Серого Мальчика, продолжали кричать. Возможно, если бы удалось получить доступ к одной из петель, то я смог бы собрать достаточно информации. Раньше о таком я не мог и мечтать. Теперь... теперь можно было рискнуть и поднять вопрос официально. Пиггот может сколько угодно пакостить по мелочам, но раз теперь я оказался на счету у ее собственного начальства, то ведь могу ожидать хоть какого-то содействия, верно? Особенно если пообещать освобождение заключенным во временных петлях. Вряд ли это получится, но с меня и спроса никакого - за столько лет зубы на них должны были обломать все, кому не лень.
  Грохнув на стол тарелку с хлопьями, бутерброды и отмеренные дозы всех необходимых препаратов, я достал смартфон и набрал Кэсси. Ждать ответа пришлось долго.
  - Алё, - буркнуло в трубке сонно и угрюмо.
  - Привет, милая, что у тебя с голосом? Ты опять всю ночь гоняла героев по улицам?
  - Симург тебе милая! - рявнула Кэсси так, что мне пришлось отстранить телефон от уха. - Свалил на край света на две недели, ни разу даже не позвонил!
  - Я был в Австралии, и...
  - Ага, в Австралии он был! А где ты был, когда Штормтигра и Цикаду чуть не сжег Лунг?! Где ты был, когда Оталу чуть не разорвала эта сумасшедшая тигрица?! Почему каждый раз, когда нам нужна помощь, ты вдруг вспоминаешь, что за океаном надо котенка с дерева снять?!
  - Слушай, я же объяснял, что это важное...
  - Про свои важные дела иди Лазершоу рассказывай, или Панацее, или с кем ты там спишь! Что, в герои с концами перекрасился?! Да, да, пошли мы нахуй?!
  - Кэсси, да что...
  - Иди в жопу!
  Раздались короткие гудки. Я оторопело посмотрел на смартфон в руке, будто он мог мне объяснить, что сейчас произошло. Кусок пластика молчал, и я просто отложил его в сторону. А потом уронил голову в ладони.
  Как так вообще? Это неправильно!
  Ведь все было отлично, когда мы виделись последний раз!
  Я думал, она понимает, насколько важно противодействовать Губителям! А она...
  ...вовсе не обязана думать так же, как и я.
  Мелькнувшая мысль отрезвила, и погасила зарождающуюся обиду в зародыше. Подумав еще немного, я решил разобраться с этим позже, все равно названивать Кэсси сейчас бесполезно. Вместо этого я быстро смешал дозу 'мистера Хайда' и выпил залпом.
  Несколько секунд я ждал, пока стимулятор подействует, после чего подхватил завтрак и пошел к себе в комнату. Не так давно я заметил, что 'мистер Хайд' стал действовать на меня слабее - в том смысле, что я уже не ощущал, что превращаюсь в другого человека. Однако смятение, страх и шок, вызванные резкой отповедью Кэсси, просто испарились. 'Мистер Хайд' освобождал от всего - в том числе от привязанностей.
  У себя в комнате я поставил тарелки на стол и включил компьютер. Потом открыл браузер, без интереса скользнул взглядом по новостным заголовкам на стартовой странице и открыл 'Паралюди Онлайн'.
  
  Добро пожаловать на форумы 'Паралюди Онлайн'!
  Вы вошли в систему как Magisterium.
  Вы просматриваете:
  - Темы, созданные за последние три дня.
  - Темы, помеченные как важные.
  - Непрочитанные личные сообщения.
   - Первое сообщение темы: не отображается
   - У вас 4 предупреждения.
   Данный аккаунт принадлежит подтвержденному кейпу. Сообщите нам, если считаете, что любая из ваших идентичностей оказалась под угрозой.
  
  Тема: Губители, обсуждение XXXII
  В: Разделы > Мировые новости > Главное
   Quantum 01
   Ответил 13 марта 2011
   Я вообще не понимаю, в чем тут спор. Раньше считалось, что жертв Симург невозможно вылечить, поэтому запирали всех. Теперь нашли способ отделять тех, кто точно опасен, от тех, кто еще не потерян. Ну и что, что процедура не слишком приятная?
   League of Juice
   Ответил 13 марта 2011
  Посмотрим, как ты запоешь, когда тебя накачают этой дрянью.
   Quantum 01
   Ответил 13 марта 2011
   Насколько мне известно, отказаться от прохождения проверки можно было в любой момент. Разумеется, это автоматически означало пожизненный карантин.
   Star Munch
   Ответил 13 марта 2011
  А я слышал другое, что в газовые камеры сгоняли всех подряд, под дулами автоматов.
   Quantum 01
   Ответил 13 марта 2011
  И кто же держал эти автоматы? Точно не кейпы.
   Phyrexia Unbound
   Ответил 13 марта 2011
  @Quantum 01 Моя бабушка пережила Холокост, больной ты ублюдок! И я сделаю все возможное, чтобы в мире не было ни одной газовой камеры.
  
   Я мельком пробежал по постам, деловито хрустнул пальцами и принялся писать ответ.
  
   Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
   Ответил 13 марта 2011
  Врываюсь в этот ИТТ тред. Короче, положняк такой:
  1) Я тут не причем.
  2) План был полностью одобрен австралийским правительством, они же буквально вынудили Протекторат начать его исполнение.
  3) Всю работу по возведению объектов делала Дракон и еще десяток технарей, но те больше 'подай-принеси'.
  4) Не шутите с эму.
  Спрашивайте свои ответы.
  League of Juice
  Ответил 13 марта 2011
  Что происходит в твоей голове, если ты создаешь такую отраву?
  Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  Ответил 13 марта 2011
  @League if Juice Примерно тоже самое, что и в твоей, раз ты генерируешь такую тупость.
  League of Juice
  Ответил 13 марта 2011
  [Данный пользователь был забанен, помянем]
  Tin Mother (Модератор)
  Ответил 13 марта 2011
  @Magisterium Давай без провокаций, сейчас всем тяжело.
  Quantum 01
  Ответил 13 марта 2011
  Лол, у Магистерия новый рекорд, довести чувака до бана всего двумя постами.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  Ответил 13 марта 2011
  I_tip_my_fedora.jpg
  TDATL
  Ответил 13 марта 2011
  ТЫ ГЕРОЙ С ПРАВОРАДИКАЛЬНЫМИ ВЗГЛЯДАМИ
  @
  ПОСЛЕ АТАКИ ГУБИТЕЛЯ ТЕБЕ РАЗРЕШАЮТ ПОСТРОИТЬ ГАЗОВУЮ КАМЕРУ
  @
  КАЗАЛОСЬ БЫ, АНТИБУРГУТ
  @
  НО ТОЛЬКО ОДНУ
  @
  НЕДОВОЛЬНО УРЧИШЬ
  I_Like_Fox_Girls (Подтвержденный кейп)(Стражи Бостона)
  Ответил 13 марта 2011
  Лол. А думал, что когда его называли 'доктором Менгле', это была просто шутка. Кстати, у Стояка уже стоит фильтр между мозгом и языком? С ним уже можно нормально разговаривать?
  Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  Ответил 13 марта 2011
  @ I_Like_Fox_Girls Нет. Да. Когда к нам приедет Рулетка?
  I_Like_Fox_Girls (Подтвержденный кейп)(Стражи Бостона)
  Ответил 13 марта 2011
  Извиняй, чувак, но ее с июня переводят на Аляску, в Анкоридж.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  Ответил 13 марта 2011
  Ох, блин. За что?
  I_Like_Fox_Girls (Подтвержденный кейп)(Стражи Бостона)
  Ответил 13 марта 2011
  Да ни за что. Просто там злодеев все больше, а героев полторы маски.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  Ответил 13 марта 2011
  Как и везде. Кстати, чтобы не оффтопить, я тут размышлял над Перемирием Губителей, и понял, что это говно без задач. Даже с учетом злодеев на местах, герои все равно составляют половину или больше всех задействованных сил, тогда как в 'мирное' время на героя приходится три злодея - и это в США и Канаде. То есть, по сути, дать отпор Губителю приходит только один злодей из трех, когда как двое других отсиживаются в стороне, а потом вдоволь беспределят, потому что их конкуренты и герои мертвы.
  I_Like_Fox_Girls (Подтвержденный кейп)(Стражи Бостона)
  Ответил 13 марта 2011
  @Magisterium Ну а какие у тебя предложения? Если отменить перемирие, то даже этой половины сил мы лишимся.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  Ответил 13 марта 2011
  @I_Like_Fox_Girls Ну хз, замотивировать как-то. Как вариант, выписывать приказы на убийство тем, кто мог пойти, но не пошел. Норм идея?
  Star Munch
  Ответил 13 марта 2011
  Так, я не ослышался? Ты предлагаешь загонять злодеев в бой против Губителей заградотрядами? А что дальше, заставишь их скандировать 'Ein Volk, ein Reich, ein Führer'?
  Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
   Ответил 13 марта 2011
  Эммм... Ты, прав, звучит как-то социалистически.
  
   Тема: Младшее поколение, обсуждение VII
   В: Разделы > Места > Америка > Обсуждение Броктон Бей (открытый раздел)
   XxVoid CowboyxX
   Ответил 13 марта 2011
  Эй, народ, слыхали новость?! Оказывается прадедушка Магистерия служил в СС!
   Laserdream
   Ответил 13 марта 2011
  Ну ты и слоупок.
   Chaotic Sky
   Ответил 13 марта 2011
   Эту новость уже вторую неделю смакуют, так что мне кажется, в курсе уже все. Меня беспокоит другое, разве это не является нарушением тайны личности?
  Laser Augment
  Ответил 13 марта 2011
  Чисто технически, это не новость, а журналистская утка, которая удачно выстрелила. Пока Магистерий сам не снимет маску и не покажет свое генеалогическое древо, это нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть.
  XxVoid CowboyxX
  Ответил 13 марта 2011
  А что если Магистерий сначала был в Империи-88, а потом решил стать героем и сделал вид, будто шпионит для злодеев, а сам начал геройствовать по-настоящему? А его прежние дружки это поняли и теперь сливают на него компромат?
  Laser Augment
  Ответил 13 марта 2011
  @XxVoid CowboyxX Идиот.
  Chaotic Sky
  Ответил 13 марта 2011
  @XxVoid CowboyxX Завязывай с наркотиками.
  Char
  Ответил 13 марта 2011
  @XxVoid CowboyxX Таких тупых сюжетных поворотов я не видела даже в яойных фанфиках.
  Veni_Vidi_Vici
  Ответил 13 марта 2011
  @XxVoid CowboyxX Тебе самому стоит записаться к Магистерию на прием, мозги полечить.
  XxVoid CowboyxX
  Ответил 13 марта 2011
  История нас рассудит, жалкие плебеи!
  Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  Ответил 13 марта 2011
  Так, я тута. Про прадедушку - да, это чистая правда. Он сражался на Восточном Фронте, защищая Европу от большевистских орд. Однажды он в одиночку, с одним лишь пулеметом защищал линию фронта, но у красных было больше солдат, чем у него патронов, и его одолели числом. Но его ярость была так велика, что он просто отказался умирать. Его душа была опалена, и он уже не мог вознестись в Вальгаллу. Ненависть его была так велика, что он не мог обрести покоя, и скитался по Курской Дуге, истребляя всех прислужников Сталина на своем пути, а те, кто отведал его саперной лопатки, нарекли его Палачом Социализма.
  Char
  Ответил 13 марта 2011
  @Magisterium Ты должен извиниться и искупить все, что натворил твой предок.
  White Fairy (Ветеран)
  Ответил 13 марта 2011
  @Char Серьезно? Его же тогда даже на свете не было.
  Char
  Ответил 13 марта 2011
  @White Fairy Холокост - это ужаснейшее, что когда-либо случалось на Земле! Шесть миллионов евреев погибли, лишились родных и имущества! ШЕСТЬ! МИЛЛИОНОВ! Не смейте относиться к этому без почтения!
  Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  Ответил 13 марта 2011
  В битве с коммунистами он показал свою доблесть, и силы света и добра одарили его невероятной силой, быстротой и неуязвимостью для пуль. Несокрушимый, несгибаемый и неумолимый, он обрушился на чудовищ Кремля и поклялся искоренить Империю Зла. Его отмщение заняло целую вечность. Год за годом, комиссары вписывали его имя в отчеты о потерях, и каждая битва вселяла ужас в сердца красных, ибо все знали, что он придет, и будет пировать на крови и сухих пайках поверженных врагов, и он становился все сильнее и беспощаднее.
  Veni_Vidi_Vici
  Ответил 13 марта 2011
  @Char Чем больше я читаю твои посты, тем больше убеждаюсь в правоте Гитлера.
  [ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ! Еще один оскорбительный пост, и получишь вечный бан][Alathea]
  Veni_Vidi_Vici
  Ответил 13 марта 2011
  Серьезно? То есть вон той хамке можно весь раздел слюной забрызгать, а мне нельзя ей возразить?
  Laser Augment
  Ответил 13 марта 2011
  @Char Блять, скажи что ты прикалываешься. Мне кажется по сравнению с Губителями, проблемы евреев выглядят ничтожно.
  [ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ! Я не потерплю пропаганды нацизма и ненависти в нашей ветке][Alathea]
  Miraclemic
  Ответил 13 марта 2011
  Ты там вконец берега потеряла?! Пределагаю составить петицию на лишение Alathea модерки.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  Ответил 13 марта 2011
  Однажды, скитаясь по тыловым складам, Палач Социализма встретил жалкое создание, прапорщика, чье имя не следует упоминать. Он обратился на службу неукротимому воителю, и обрядил его в ватник и шапку-ушанку, способные выдержать любые испытания. Вооруженный АК-47, Палач начал истреблять все и всех, кто прежде избегал его ярости. Лишь ценой неимоверных усилий и ужасных потерь коммунисты смогли заточить его в Мавзолее на Красной Площади, и выбили на камне предупреждения потомкам, что никогда не должен быть освобожден ужас, сокрытый внутри.
  Вот так все и было.
  Laser Augment
  Ответил 13 марта 2011
   А, ну тогда понятно все.
  Tobias286
  Ответил 13 марта 2011
  Да он небось еще и сам этот слух пустил, чисто чтобы поржать.
  White Fairy (Ветеран)
  Ответил 13 марта 2011
  @ Tobias286 Почти уверена в этом.
  Magisterium (Подтвержденный кейп)(Стражи ВСВ)
  Ответил 13 марта 2011
  Стыдись, Америка. Своим покоем и благополучием ты обязана моему прадеду, но даже не знаешь его имени.
  XxVoid CowboyxX
  Ответил 13 марта 2011
  @Magisterium Его имя - Роберт Полсон!
  
  Я откинулся в кресле и довольно потянулся. Под 'мистером Хайдом' мне все еще тянуло сделать что-нибудь безрассудное и веселое, но останавливал тот факт, что костюм находился на базе Стражей, а я твердо решил сегодня не выходить из дома. Никакой работы. Никаких драк. Никакого технарства. Через три разных прокси-сервера я запустил три твинко-аккаунта на ПЛО и принялся работать над сглаживанием медийного обсера СКП.
  Через несколько часов в топе обсуждений висела серия рисунков. На первом был изображен я, держащий факел и моток веревки с петлей на конце. За моей спиной стоял Оружейник с Алебардой, и текст в облачке рядом с его головой гласил 'Уверен, что это сработает?'. Фраза была адресована очень непохоже нарисованному Бегемоту, над головой которого висели вопросительные знаки. Довершала композицию моя фраза: 'Он же черный'. Ах да, все трое были чибиками.
  Другая картинка была коллажем из двух реальных фотографий. Конкретно, за моей спиной стоял полупрозрачный монохромный Гитлер и нашептывал 'Давай, зигани, тебе же хочется'. Мой ответ был прост и лаконичен: 'Адольф, отъебись'.
  Третий скетч, за который пришлось выложить полсотни баксов, изображал меня в образе повара, причем на разделочной доске лежала связанная Симург, уменьшенная до крупной индейки. Текст в облачке гласил: 'Шаг первый: включите газ'.
  Четвертая картинка уже была чисто народным творчеством. Она изображала меня в черной фуражке и прикованного к стене Лунга. Надпись шла без облачка, на четверть всего кадра: 'ПОДАТЬ ФЛЮГЕГЕНХАЙМЕН!!!'. Ну и так далее, в том же духе.
  Как говорится, не можешь возразить - доведи до абсурда.
  
  На следующий день
  Меня потыкали в бок. Потом в щеку. Потом подергали за ухо.
  Я ответил лишь утробным рыком, но не потрудился даже отмахнуться. Парта была слишком удобной, а груз одежды и атмосферы на плечах - слишком тяжелым.
  - Ну хорош тухнуть, со всеми случается, - сказал Крис, но в его голосе не было уверенности.
  Я закрыл глаза и попытался прижать уши к голове, как это делали кошки, чтобы ничего не слышать. Вокруг шумели мои одноклассники, которых я за прошедшие месяцы так и не начал, за редким исключением, воспринимать иначе как безликий фон. Или бурлящую в замкнутом объеме протеиновую взвесь.
  - Чего с ним? - спросила подошедшая София. - Он чет весь день на дохлую рыбу похож.
  - Девушка их бросила, - ехидно отозвался Эрик Пехлам. - Страдають они.
  - А, ну это лечится, - отозвалась она и со всего маху заехала мне по затылку учебником по алгебре.
  Учебник был довольно тонким и в мягкой обложке, но вот рука у Софии была тяжелая. Утробный рык перешел в агонизирующее сипение. Действие 'мистера Хайда', ограждавшего меня от собственных терзаний и страхов, прошло на утро, и его место заняло осознание, что именно мне вчера сказала Кэсси. С ее точки зрения был не просто козлом, который не уделял ей внимания, занятый своими делами, а самым настоящим предателем. Речи о том, чтобы попытаться помириться, даже не шло, потому что такое не прощают.
  - Не помогло, - прокомментировал Эрик.
  Вместо ответа София нагнулась к моему уху и прошептала:
  - Десять минут спарринга со мной. В полный контакт.
  Несколько секунд я размышлял, стоит ли сиюминутный покой последующих побоев и унижения и с величайшей охотой приподнялся на локтях, всем своим видом демонстрируя желание провалиться сквозь землю. Как я уже сказал, рука у Софии была тяжелая. И нога тоже.
  - Воу. Что такого ты ему сказала?
  - Секретная информация.
  - Эрик, ты идешь? - окликнули от дверей.
  - Ага, сейчас, - он снова повернулся к нам и спросил, понизив голос. - Ну так что, уже можно говорить Кристал, что ты свободен?
  - От... стань, - выдавил я из себя, и принялся сгребать в портфель учебные принадлежности.
  Делать ничего не хотелось. Ни двигаться, ни вставать, ни выбивать дерьмо из Пиггот. Последним я намеревался заняться, как только доберемся до офиса СКП, но уже не чувствовал нужного настроя. Ну, по крайней мере, Крису и Софии не пришлось тащить меня до вестибюля, где располагались шкафчики. Сунув туда учебники и взяв куртку, я мысленно оценил габариты шкафчика, после чего попробовал туда втиснуться. Безуспешно.
  - Ты чего? - спросил Крис удивленно.
  - Да так, озарение небольшое, - отмахнулся я. - Слушай, почему я туда не влезаю?
  - Жрать меньше надо! - буркнула София.
   С вялым любопытством я оценил ее реакцию. Легкое раздражение, но не более. Гипноиндуцирование прошло достаточно неплохо. Во всяком случае, ни Пиггот, ни остальные Стражи ничего не заподозрили. В самом деле, что плохого было в том, что девушка-Страж решила больше времени проводить со своими товарищами, и попросила о переводе в ту же школу, где учились все прочие? Что странного, что она спустя несколько месяцев перестала откровенно грубить, а ее подколки уже не несли издевки? Разве что Виста, которая раньше Софию терпеть не могла, отметила, что та как-то подобрела, но и она быстро привыкла и воспринимала все как должное. Больше всех, конечно, с этой трансформации поимел Стояк.
   О, а вот и он.
   Деннис и Дин спускались по лестнице, о чем-то мирно разговаривая, благо Вики поблизости не было, чтобы морально угнетать всех вокруг своей аурой. Заметив его, София захлопнула свой шкафчик, обняла рыжего парня за шею и впилась в его губы поцелуем без капли смущения. Чего мой укол у нее не отнял - так это склонности к простым и грубым решениям. Но не похоже, чтобы Деннис был чем-то недоволен. Встречались они уже месяц, и над его вечной глупой ухмылкой прикалывался даже Дин.
   Последнего, наверное, стоило бы опасаться. Если бы он хоть немного разбирался в собственной силе. Позорище.
   - Я тоже не влезаю, - прокомментировал Крис, и снова потыкался в собственный шкафчик, сначала спиной, потом плечом. - Хм... кажется, у меня появилась... новая идея!
   - Мнэээ... когда в городе были Барыги, с вдохновением было проще.
   Из школы мы разошлись в разные стороны, но цель у всех была одна. Кого-то подбирала машина СКП в безлюдном месте, кто-то пользовался подземными тоннелями, соединенными с ближайшими зданиями. Мы с Крисом свернули в переулок в четырех кварталах от школы и свернули за угол, где уже ждал фургон, и точно не было лишних глаз. Агент в штатском молча распахнул заднюю дверцу, и также молча захлопнул ее, когда мы забрались внутрь. Костюмы уже лежали внутри, в специально отведенных контейнерах.
   Преображение происходило не сразу. Когда я скинул брюки и свитер, и надел бронекомбинезон и мантию поверх него, то все еще оставался Конрадом, пусть и в другой одежде. Только когда на лицо легла маска, и сработали магнитные крепления, обеспечивающие замкнутый цикл дыхания, я снова стал собой.
   Крис... нет, уже Кид Вин, чем-то щелкнул в шлеме, давно заменившим его старый визор. Рассеянный мальчишка-троечник исчез, на его месте появился уверенно набирающий силу Технарь, который за считанные месяцы из молчаливого разочарования стал восходящей звездой. Его, лояльного и чистого, Пиггот никуда задвинуть не пыталась.
   И кстати о свинках...
   Фургон высадил нас у главного входа. В будний день экскурсий особо не было, так что протискиваться через толпу туристов не пришлось. Но если Кид Вин отправился сразу к лифту, ведущему вниз, то я свернул в другую сторону и начал подниматься вверх. Туда, где находился кабинет директора.
  
   Тем временем в кабинете директора
   Мало кто любит общаться со своим начальством. Эмили Пиггот не была исключением. Она сидела в кресле повышенной прочности и мрачно взирала на экран компьютера, с которого на нее не менее мрачно взирала директор Коста-Браун. Разговор был тем менее приятным, поскольку непосредственно касался одной занозы, от которой Эмили уже почти полгода пыталась избавиться. Без успеха, надо заметить.
   - Ваши опасения беспочвенны. Мы уже обсуждали, - произнесла генеральный директор. - Магистерия уже давно держат под наблюдением. Если бы он представлял сколько-нибудь реальную угрозу, меры были бы приняты незамедлительно.
   - Я ежедневно рискую подопечными Стражами, позволяя им находиться в одном помещении с этим.
   - Вы сами рапортовали о положительном влиянии на Кид Вина и Призрачную Сталкер.
   - Все равно риск неоправдан, - продолжала гнуть свое Эмили. - Я пересылала вам доказательства.
   - Нелегально собранные доказательства.
   - Мы не в суде, чтобы беспокоиться об этом. Его подружка - злодейка. Он регулярно встречается со злодеями в их гражданском облике. Имеет действующий контракт с 'Медхолл', который сами знаете чье прикрытие. Есть улики, согласно которым он несколько раз участвовал в их акциях.
   - И что вы сделали для того, чтобы переманить его на нашу сторону? - с прохладцей уточнила Коста-Браун.
   - Это бы имело смысл, если бы он колебался. Но он уже был их агентом, когда пришел к нам, - Эмили дернула щекой. - Послушайте, речь не о том. У меня на руках вместо Стража - балласт! Даже не балласт, а бомба на боевом взводе, способная взорваться в любой момент. И ладно бы он был полезен для противодействия злодеям, но нет! Империя-88 в первом же серьезном противостоянии просто прикажет ему перейти на их сторону. Вы не позволяете его арестовать, ни даже назначить испытательный срок, и мне надоело, что от меня требуют выполнять работу, держа руки связанными за спиной! Либо вы убираете Магистерия из этого города, любым способом, либо я подаю в оставку!
   В следующий миг дверь кабинета с грохотом слетела с петель. Едва различимое глазом движение, укрытое изумрудной вспышкой, размазалось от входа до самого стола, чтобы через мгновение стать облаченной в белую мантию фигурой с зеленым мечом в руках. Кончик которого замер в паре миллиметров от горла Эмили.
   - Итак, директор, не желаете объясниться? - прошелестел Магистерий через динамики маски. Он как-то подбирал низкие частоты, из-за чего голос звучал особенно жутко.
   - Для начала, слезь с моего стола, - отозвалась директор. Она не боялась, ее страх остался в Эллисбурге. Часть ее даже ликовала, ведь злодей наконец-то перестал притворяться и подтвердил все ее подозрения.
   - Как только вы объяснитесь, почему я две недели вкалываю как проклятый, а дома меня вместо ковровой дорожки или хотя бы обычного 'спасибо' встречает толпа линчевателей с факелами. И почему никому не приходит в голову кидаться дерьмом ни в Дракон, которая строила фильтрационный лагерь, ни в Оружейника, создавшего аналитический алгоритм, ни в Александрию, которая все санкционировала. Зато всех собак повесили на одного Стража, который просто предложил идею.
   - Для начала, прекрати усугублять свое и без того плачевное положение. Твоя карьера героя и так висит на волоске, так что...
   - Засунь эту карьеру себе в жопу, Свинка. Это твоя работа - всех убеждать, что я добрый и пушистый, и ты обосралась вонюче на всю страну. Сейчас мне больше всего хочется отделить твою тупую башку от тела, да только не могу понять, где шея.
   - Магистерий, я весьма сочувствую желанию прикончить твоего директора, - подала голос Коста-Браун. - Однако сейчас тебе лучше убрать оружие и выслушать, что предлагаю я.
   - Кхм, так мы не одни, - смертоносное гудение зеленого меча смолкло, и лезвие опустилось к полу. - Прощу прощения за эту безобразную сцену, сказывается переутомление.
   - Раз твой конфликт с директором дошел до точки кипения, перевод будет самой разумной мерой.
   - Прикольно. Именно об этом всегда мечтал. То есть работаешь, стараешься, а тебя задвигают в какую-нибудь дыру, чтобы прикрыть задницу руководства.
   - Если называть Лос-Анджелес дырой, то да, именно так все и обстоит.
   Хотя такой перевод больше тянул на 'стремительный карьерный взлет', Эмили не смогла сдержать мстительной ухмылки при виде смятения Магистерия. Оно было хорошо заметно даже через глухую маску.
   - Это предложение исходит не от СКП, а от Александрии. Она ходатайствовала о том, чтобы ты находился под ее присмотром. В других обстоятельствах я бы не стала прибегать к настолько радикальным мерам, но вот у меня лежит рапорт от Дракон, которая сообщает, что ты резко негативно относишься к идее продолжить работу в Протекторате после совершеннолетия. Это так?
   - Боюсь что да, мэм.
   - Причина?
   Страж мотнул головой в сторону Эмили.
   - Ясно. В таком случае, перевод состоится по окончании учебного года. Если ты не против, конечно.
   - А если я против?
   - Тогда... ничем не могу помочь. Ничем и ни с чем.
   - Дайте мне время подумать. И доступ к полной информации по Серому Мальчику.
   - Это еще зачем?
   - Я пытаюсь исследовать природу сил. И нащупал кое-что, что может стать ключом к освобождению его жертв. Также мне нужен доступ к самим жертвам, а лучше к нескольким разным.
   - Ты его получишь.
   Магистерий кивнул и вышел вон, не обратив внимания на толпящихся у входа в кабинет оперативников. Лицо Коста-Браун на экране снова повернулось к ней.
  - Так-так, директор Пиггот. Вы что-то говорили про отставку, верно?
  
  
  
4.3
  
   Проблемы начались на следующий день. Стоило мне прийти на базу, как меня моментально вызвали на ковер, где сотрудники СКП в сопровождении Мисс Ополчение конфисковали мой меч. Никто и никогда не узнает, каких усилий мне стоило не покрошить их на месте. Я мог стерпеть многое, но не то, как какие-то канцелярские черви лапают мое любимое творение.
   'Лос-Анджелес. Три месяца потерпеть, и больше я этих идиотов не увижу'.
   - Главное, рукоятку не трогайте, - добавил я вслух. - А то руку оторвет.
   Воротнички озадаченно на меня уставились, и тогда я постучал по рукояти карандашом. Из нее моментально выскочило три тонких, но очень острых лезвия, которые должны были исключить возможность использовать против меня мое же оружие. Одновременно с этим электрический пробой разрушил внутренние механизмы и сжег энергетическую матрицу в клинке. Теперь максимум что можно было сделать с этим мечом - расколотить на куски и продать ювелирам. Ну, если бы торговать драгоценными камнями было так просто, я бы не связался с Гезельшафтом.
   - Магистерий, почему в спецификации не была указана эта ловушка? - строго поинтересовалась Мисс Ополчение.
   - Потому что тогда теряется смысл? Если про нее все знают, она не будет эффективна.
   - И я могу предположить, что в прочих твоих устройствах тоже есть такие же... меры защиты?
   - Так я вам и сказал.
   - Это будет отражено в твоем личном деле.
   Да на здоровье. Личное дело могло отразиться на карьере в Протекторате, на которую я не нацеливался, так что писать там могли что угодно. А меч я легко мог сделать новый.
   На этом, однако, проблемы не закончились. Высочайшим указом Ее Свинейшества мне были назначены курсы контроля гнева. Здесь изворачиваться или упираться было бесполезно. Выбитую дверь видели все, кто тогда находился на этаже, как и то, как я держал меч у горла директора. Я сам до сих пор не мог понять, что на меня нашло. Мне и раньше доводилось усилием гасить внезапные вспышки ярости, но эта с предыдущими не шла ни в какое сравнение. Я просто не мог остановиться - да и не хотел, если честно.
   За внезапную вспышку в кабинете Пиггот мне было стыдно. Я всегда считал, что отлично умею сдерживать эмоции и в любой ситуации сохраняю невозмутимый вид. Но вчера меня просто переклинило, а размахивать летальным оружием, которое мне строжайше запрещалось даже доставать на людях, показалось очень здравой идеей.
  Могло ли это быть влиянием Симург? Или же все проще, и австралийская командировка с последовавшей травлей в СМИ довела меня до нервного срыва? У меня не было информации о том, как влияние Симург ощущается теми, кого она превратила в свою бомбу. В любом случае, я не собирался уклоняться от курсов, хотя и не особо верил в их полезность, цеплялся за любую возможность противостоять песне, которая могла вернуться в любой момент.
  Стоило уйти СКПшникам, как позвонил Оружейник и попросил схемы 'Сирина' - официально для сертификации, но к тому времени я уже знал, что он еще и активно передирал идеи и целые конструкторские решения. Причем, что обидно, он неизменно улучшал исходник - в плане энергоэффективности, компактности, мощности или чего-то еще. Другими словами, хотя по идее он должен был учить нас с Кид Вином, но по факту его учили мы, и с каждым собственным изобретением делали его немного сильнее. Немного поразмыслив, я отправил ему неполную схему - только соединение ключевых узлов, без которых 'Сирин' не мог работать. Все орудия, вторичные подсистемы и Адаптивный Волновой Подавитель я решил придержать до времени в секрете.
   Хотя у меня руки чесались поскорее заняться ремонтом и доводкой 'Сирина', все еще нужно было уделять время тренировкам. Этим занимались все Стражи, и дело было не только в том, чтобы хорошо выглядеть в облегающем костюме. Тренировки были направлены на выносливость, приемы самообороны и применение сил, как индивидуальное, так и комбинированное. В последнем особенно преуспевали Виста и Стояк, чьи силы обладали великолепной синергией.
   Мы с Кид Вином сработались в мастерской, но в поле все было не так гладко. В итоге еще в январе мы пришли к решению, что мне нужно последовать его примеру и быть таким же летающим стрелком - благо прототипы фотокинетических бластеров можно было отрегулировать до нелетальной мощности. О том, что одной командой через нейроинтерфейс сравнительно безобидные пушки превращаются в аналог крупнокалиберных винтовок, я предпочел умолчать.
   Однако ориентация на дальний бой не избавляла от вероятности взлезть в рукопашную. После, кхм, некоторых событий София взялась за этот аспект подготовки Стражей особенно рьяно, а Эгида, как новый командир, был только рад припрячь ее к делу. Она спарринговала со всеми, тратя на это полтора-два часа ежедневно, и не особо уставала, потому что теневая форма позволяла ей отдыхать прямо в бою. Силами пользоваться разрешалось, но только теми, что доступны в ближнем бою и не могут навредить непосредственно - а потому нам с Кид Вином доставалось больше всех.
   Вот как сегодня.
   София вообще была неудобным противником. Во время спарринга у меня были только собственные ноги и кулаки, тогда как она не стеснялась пользоваться силой. Ее крайне сложно было ударить и невозможно бросить или взять в захват - она моментально уходила в теневую форму. В реальном бою все решилось бы в первую секунду, но тренировка для того и предназначалась, чтобы готовиться к неприятным случайностям. И все же...
   Ее боковой удар в голову я успел заблокировать, и тут же поежился от неприятного ощущения - она прошла сквозь меня, чтобы воплотиться за моей спиной и атаковать снова. Наученный опытом прошлых боев, я нанес удар ногой назад... только для того, чтобы нога попала в захват. Я оттолкнулся другой ногой и в прыжке попытался ударить ее в голову, но она мгновенно превратилась в тень - выпустив при этом мою ногу. Падая, я оперся на руки и сделал кувырок через себя. А как только встал на ноги, то выскользнул из собственной мантии и схватил ее перед собой на манер красной тряпки матадора.
   София метнулась в сторону, я не стал разворачиваться за ней, а взмахнул мантией у себя за спиной, перекрывая обзор. Обычно София атаковала сразу, как только ее удавалось выйти из поля зрения, и этот раз не стал исключением. Ее нога хлопнула об развернутую в воздухе мантию с прицелом врезаться мне в голову, но то, что она меня не видела, подарило мне долю секунды. Я успел немного выскользнуть из-под атаки и на развороте пнул ее в бедро. Она потеряла равновесие и тут же превратилась в тень, но прежней скорости у нее уже не было. Я продолжил наступление, делая широкие и быстрые взмахи мантией.
  Сила Софии обратилась против нее. В состоянии Излома она становилась почти невосприимчивой к физическому урону - но при этом очень легкой. Она использовала это свойство, чтобы с помощью своего плаща парить на восходящих потоках воздуха, но сильный ветер ее попросту сносил. И теперь я методично гнал ее к краю татами. Пересечение границы засчитывалось как поражение.
  Она это быстро поняла и, улучив момент между взмахами, восстановила материальность и перешла в контратаку, намереваясь завершить бой болевым приемом. Момент был хорош, мои руки оказались широко расставлены, а центр тяжести перенесен вперед...
  Я выпустил мантию и рванулся навстречу, выводя ее из равновесия собственной массой и одновременно делая подсечку. София грохнулась на спину, а я придавил ее сверху и изобразил добивание.
  - Здорово же тебя Свинка взбесила, - прокомментировала она.
  - Не то слово, прямо сейчас готов сожрать Левиафана без соли, - я отдышался и тут же нахмурился. Что-то было неправильно. - Почему ты не ушла в тень, когда я выполнил бросок?
  - А, это... - она встала и принялась отряхивать костюм. - С моей силой что-то происходит. Не знаю что.
  - В каком смысле?
   - Да не знаю. Обычно все нормально, но иногда... будто сбоит. Иногда приходится ждать между сменами формы, как сейчас. Иногда само превращение идет медленнее, или теневая форма плотнее и тяжелее, чем раньше.
   По моей спине пробежал неприятный холодок.
   - А давно это началось?
   - Не, не очень.
   - Не знаю, могу ли чем-то помочь. Я много чего умею, но не регулировать чужие силы.
   - Да забей. Мне надо просто... отдохнуть, прийти в себя. Столько всего за пару месяцев.
   Нет. Дело было не в этом. Но я скорее позволил бы отрезать себе правую руку, чем озвучил истинную причину вслух. Как? Как, черт побери?! Как так вышло, что гипноиндуцирование затронуло ее силу! В смысле, я вообще не знал, как работать с Corona Pollentia! Мог по косвенным признакам определить наличие - и только. Моя сила не давала никакой информации о том, каким образом те или иные воздействия отразятся на работе способностей, и отразятся ли вообще.
   Ничего не понимаю... какие еще тайны скрывают силы?
   В нервозном состоянии я вернулся к себе в мастерскую, запер двери и вошел в карманное измерение. Здесь с конца декабря... многое изменилось. Теперь пространство заполняли громоздкие машины, объединенные в единую систему с помощью множества манипуляторов, управляемых с центрального терминала.
  Плавильные тигли, трансмутационные реакторы, 3D-принтеры, стенды для ионной сварки - все это было необходимо но, по сути, являлось вчерашним днем. Технологии, на которых я сосредоточился сейчас, вышли за пределы манипуляций веществом и энергией в привычном смысле. Искажение пространства и времени, прикосновение к самим основам Вселенной - вот что занимало мои мысли. Металл можно было разрушить, силовые поля истощить. От пули или лазерного луча можно было защититься. Но едва ли кому-то было по силам преодолеть время. Например, сила Стояка экспертами СКП считалась совершенно неодолимой, на замороженный им предмет можно было сбросить Эверест, и он бы не шелохнулся, пока не истекут минуты действия силы. Я планировал пойти дальше.
  Первым делом я проверил сообщения на ноутбуке. Коста-Браун сдержала обещание, за что поднялась в моем воображаемом рейтинге уважения на один уровень с Оружейником. Все файлы, видеозаписи, протоколы - все, что собрали на Серого Мальчика за те девять лет, что он ходил по земле. Это было хорошо, с этим можно было начинать работать. Не приступать к эскизному проектированию, конечно, а только попытаться вникнуть в суть затрагиваемых процессов, поэкспериментировать с прототипами. Уже что-то.
  Также в письме была информация о расположении нескольких ближайших 'коконов', вместе с напоминанием, что перед тем как лезть внутрь, надо уведомить местный Протекторат и полицию. Поскольку ни один из них не находился достаточно близко к Броктон Бей, я решил отложить их изучение на весенние каникулы, когда можно будет спокойно потратить несколько дней на полеты в соседние штаты. Закрыв ноутбук, я вернулся к 'Сирину'.
  Доспех находился в центре карманного измерения, на возвышении, словно центр масс, заставляющий крутиться вокруг себя все остальное. В общем-то, так оно и было. Каждый станок, каждый манипулятор и кабель предназначались для создания и поддержания 'Сирина' и его компонентов. Единственная причина, по которой я мог использовать свой технологический кластер для исследования силы Серого Мальчика, заключалась в том, что изготовленные с его помощью устройства не могли работать, не будучи интегрированными в 'Сирин'. На такое были способны только маломощные и ненадежные прототипы. Ограничивая функциональность устройств, проектируя их на едином архитектурном базисе, я добивался значительного разнообразия доступных для реализации технологий, не слишком теряя при этом в качестве.
  И одновременно избавлялся от риска, что мощнейшие орудия попадут не в те руки. Ну, предположим, фотокинетические бластеры соответствовали примерно Стрелку-7, и не являлись чем-то уникальным. Но при мысли, что в руки кого-то вроде Лунга или Неформалов могла попасть 'Яркая девочка', мне становилось дурно. Нет, такую штуку нельзя было доверять никому. В том числе СКП, которое бы просто просрало опаснейшую технологию, как и регулярно сбегающих из-под ареста суперзлодеев.
  Но 'Яркая девочка' была делом будущего, а прямо сейчас надо было заниматься ремонтом. Я отдал команду с терминала. Манипуляторы свинтили со спины и ног доспеха броневые пластины и извлекли четыре плоских устройства, размером и формой напоминавших подошву ботинка, однако куда менее безобидных. Три остались дожидаться своей очереди, а одно направилось к объемной гравитационной камере, внутри которой можно было легко подвесить грузовик.
  Я проверил, стабильно ли отрицательное гравитационное поле внутри, после чего послал команду на развертывание. Плоское устройство, удерживаемое невидимыми полями, раскрылось, будто металлический цветок, и продолжало расти и распускаться в течение нескольких секунд, пока не приняло свою истинную форму - компактный ракетный двигатель с изменяемым вектором тяги и генераторами материи вместо топливных баков, настроенными на водород и кислород соответственно. Отличное решение, чтобы не париться на счет запаса топлива.
  Я прошелся взглядом по всему механизму, выцепляя неразличимые для не-Технаря неполадки. Движение энергии по каналам, пронизывающим пространство-время, в состоянии технарской фуги казалось таким же понятным и естественным, как механическое взаимодействие деталей. Генераторы фиксировали состояния атомов из огромного количества мнимых реальностей, вытесняли лишнее и концентрировали нужное. Если бы меня спросили, я едва ли смог бы объяснить, как это вообще работает, но прямо сейчас мне все было понятно. Я коснулся механизма в нескольких местах разными инструментами, выправляя циркуляцию электромагнитных полей, и отдал с терминала команду упаковать двигатель обратно в карман свернутого пространства. Износ деталей пока не настолько велик, чтобы заменять их, это станет актуально через пару сотен часов эксплуатации.
  Я успел провести профилактический осмотр всех четырех ракетных двигателей и принялся демонтировать энергетическую установку, когда в дверь мастерской постучали. Что, опять куда-то опаздываю? Сверившись с наручными часами, я немного успокоился, до моей очереди идти в патруль оставалось еще сорок минут, экскурсий сегодня тоже не планировалось.
  За дверью обнаружилась Виста. Не рассерженная, скорее немного нервничающая, и уже в полном костюме.
  - Конрад, ты сейчас сильно занят?
  - Эээм...
  Починка 'Сирина' была важным делом, но не срочным. В конце концов, мне в следующий раз им пользоваться только через два-три месяца. Виста истолковала мое неуверенное мычание в свою пользу.
  - Пошли тогда потренируемся! Хочу новые трюки попробовать.
  Ну и как тут оказать? Я взял свое повседневное снаряжение и пошел следом за ней в тренировочную зону. Отсутствие тяжести меча на поясе ощущалось непривычно, будто я лишился руки или ноги. Ждать, однако, что Свинка сменит гнев на милость и вернет мне привычное оружие, не приходилось. Мне недолго оставалось быть ее подчиненным, но я чувствовал, что она постарается использовать каждую минуту, чтобы отравить мне жизнь.
  - Готов? - Виста тем временем включила метательную машинку для запуска дисков-мишеней.
  Я показал большой палец и активировал оба наручных бластера. Машинка выплюнула первый диск, и тот с жужжанием полетел через зал. Я выстрелил, стараясь не попасть в него, но пространство изогнулось, смялось, и белые лучи света слегка царапнули мишень, сбивая ее траекторию. Виста раздосадовано цокнула языком.
  - Давай еще раз! - сказала она с азартом.
  - Может, лучше начнем с наведения одного луча?
  - Нет, какой смысл тогда тренироваться? Чем сложнее, тем больше пользы.
  Мы продолжили в том же ключе. Метальная машинка запускала диски-мишени, я стрелял куда попало, а Виста искривляла пространство, заставляя выстрелы попадать в цель. Я уже видел, как она вчера также тренировалась с Кид Вином, но тогда у нее получалось лучше.
  - Это потому что, у него пистолеты, - пояснила Виста на мой вопрос. - Когда он нажимает на спусковой крючок, я могу почувствовать его смещение и сразу применить силу. А твое оружие стреляет по мысленной команде.
  Где-то через десять минут Виста освоилась, и мы решили усложнить задачу. Теперь я должен был стрелять и одновременно с этим бежать через тренировочную зону с выполнением кувырков и перекатов, а Виста должна была наводить выстрелы только на диски определенного цвета, которые вдобавок стали вылетать чаще.
  Потом решили усложнить задачу еще немного и частично погасили в тренировочной зоне свет, чтобы имитировать слабое ночное освещение.
  Потом позвали Софию, чтобы она кидала диски вместо машинки, целясь нам в лица. Она идею восприняла с энтузиазмом, так что вскоре я бы щеголял кучей синяков и выбитыми зубами, если бы не маска.
  Потом Виста потребовала, чтобы мы с Софией поменялись местами - теперь я бросал мишени, а она выстрелами из арбалета должна была их сбивать, что оказалось неожиданно сложным, потому что болты летели по параболе, а не по прямой.
  Потом... 'потом', к счастью, не случилось. Прежде, чем мы нашли способ разнести тренировочную зону в щепки, из патруля вернулись Рыцарь и Стояк, и нам с Вистой пришлось отправляться им на замену.
  
  Середина марта в Заливе выдалась теплой, так что даже было немного обидно за плотный закрытый костюм, не позволяющий насладиться ощущением ветра на лице. Хотя может оно и к лучшему, потому что во время тренировки я успел немного вспотеть и слечь с воспалением легких, когда на носу каникулы, мне не улыбалось.
  Мы двигались параллельно, придерживаясь одинакового темпа. Виста шла пешком, в основном по крышам зданий, лишь изредка спускаясь на тротуар. Ее сила позволяла пересечь десятки или даже сотни метров одним шагом, но присутствие людей сильно мешало. Я следовал за ней по воздуху, стараясь не обгонять и не отставать. Маскировку не включал, выход Стражей на улицы для того и был нужен, чтобы люди нас видели.
  Половину маршрута мы прошли в гнетущем молчании, которое я решился нарушить первым.
  - Меня переводят, - сказал я без всяких прелюдий, будто мимоходом. - Сразу после окончания учебного года.
  - Вот как. А куда? - не похоже, чтобы она сильно удивилась. Только вздохнула как-то огорченно.
  - В Лос-Анджелес. Вчера я пошел к Пиггот устраивать скандал... а она в это время разговаривала с генеральным директором, с Ребеккой Коста-Браун. Последняя меня и 'обрадовала'.
  - Так это здорово. Крупный город, не то, что наш, да еще под командованием самой Александрии. Это однозначно повышение.
  - Со стороны это может и так выглядит... просто каждый раз, когда меня вдруг начинают нахваливать, я начинаю подозревать подвох. Стражей не переводят без большой нужды, особенно на другой конец страны. Нет. Это что угодно, но не повышение.
  На самом деле, загадки не было. Пиггот о моих связях на темной стороне знала почти наверняка, а если знала она, то знала и Коста-Браун. С учетом всех обстоятельств, решение выглядело абсолютно логичным.
  Я уже представлял, что меня ждет в Лос-Анджелесе. Полный разрыв с прежним окружением, ни единого мгновения без присмотра, через трекинговые жучки или даже с помощью Умников, и конечно промывка мозгов 24/7 идеалами Протектората.
  - Вот только не говори, что ты весь такой опасный, что тебя бояться и хотят контролировать, - Виста фыркнула, как умела фыркать только она. Не как тринадцатилетняя девчонка, а как опытная старшая сестра, свысока посматривающая на ретивых, но неуклюжих новичков.
  - Но дело именно в этом, просто не потому, что я такой сильный. Понимаешь, еще до того, как стать Стражем, даже до того, как попытаться заявить о себе как о герое, я сделал несколько некрасивых вещей. На них закрыли глаза, когда ты уговорила меня вступить к вам... но после Канберры, похоже, стали опасаться рецидива.
  - Если ты про тот случай, когда Штурм наглотался галлюциногенного газа, так он давно тебя простил. У меня тоже где-то след от ожога есть, который оставил Кид Вин - когда его ловили вскоре после получения сил. Но я же на него не злюсь.
  - Нет. Было кое-что похуже. Можно, я не буду рассказывать?
  - Как хочешь. У всех свои тайны.
  Я благодарно улыбнулся под маской.
  - Спасибо.
  В теории я мог отказаться. Перевод Стража, насколько я знал, был процедурой сложной, и требовал обязательного согласия всех участников - в том числе самого Стража и опекунов. Вот только если вопрос вышел на такой уровень... что мне могут предъявить, чем могут надавить? Связи с Империей-88? С Гезельшафтом? Ни один суд не примет показаний Умников в качестве улик, а других просто нет и быть не может. Нападение с применение парачеловеческих сил? Недоказуемо вдвойне.
  Я остановился в воздухе и посмотрел на город. Где-то там бродили Игнис и Тора, мои две ошибки. Но первый был жертвой несчастного случая, а вторую я выбрал намеренно, намеренно накачивал психотропными препаратами и мучил.
  Для чего? Чтобы выплатить долг Гезельшафту.
  А чего я в долги залез? Чтобы приобрести карманное измерение.
  Зачем оно мне было нужно? Потому что только так можно было построить 'Сирин'.
  Может, просто не упираться? Воспользоваться молчаливо предложенным шансом оставить все позади. Забыть, что пополнил ряды злодеев двумя неслабыми кейпами. Забыть Софию, которой я из лучших побуждений перекроил личность, пытаясь лишь спасти ее от самой себя, но, похоже, как-то испортил ее силу.
  Забыть Стражей, Эми и Кристал.
  Забыть Кэсси.
  Кажется, я должен извиниться перед ней и признать, что она была права. Я действительно по шею увяз в геройстве.
  Конечно, остается проблема в виде контракта с 'Медхолл', за досрочный разрыв которого придется выплачивать огромную неустойку... но если СКП так хочется видеть меня под присмотром Александрии, они раскошелятся.
  Еще будет проблема с масками Империи-88. Или не будет, я едва ли мог предсказать реакцию Кайзера и Блицкрига. Я хорошо представлял, что ответит Крюковолк - он взбесится и попытается меня убить. Ну, если я приду на эту встречу безоружным, то сам дурак. Остальные... под вопросом. При каждом контакте с членами Империи-88, кроме Кэсси, я использовал 'духи доброжелательности', они же 'форнеус'. Они действовали намного слабее большинства способностей Властелинов, почти незаметно - однако работали на уровне биохимических реакций и нейронных связей, а значит, обладали накапливающимся эффектом. Другое дело, что встречался лично с кейпами Империи нечасто, так что надежды на духи особо не было.
  Ладно, это дело будущего.
  Стоит мне продемонстрировать разок 'Яркую девочку' в деле, даже Крюковолк десять раз подумает, стоит ли со мной спорить. А уж если следующая атака Губителя случится достаточно рано, и я успею опробовать ее в поле, Кайзеру останется только молча кивать.
  Может, после окончания своего срока в Стражах, я вернусь в Броктон Бей и реформирую Империю-88 согласно своему видению. В том, что за два года тут ничего принципиально не изменится, я не сомневался. Империя-88 существовала почти тридцать лет, и упадка в ней не наблюдалось. Да и кому вообще нужна наша дыра?
  - Эй, чего отстаешь? - окликнула меня Виста по рации. Она уже успела уйти довольно далеко, я почти потерял ее из виду.
  - Извини, задумался- Опять технарские штуки?- Не, вообще. О жизни, - я снова набрал разгон и быстро сравнялся с ней.
  - Поделишься?
  - Да так... ты когда-нибудь думала, чем будешь заниматься, когда подрастешь? В смысле, останешься в Протекторате, или займешься чем-нибудь другим для разнообразия?
  - Неа, не думала.
  - Понимаю, что рановато, но все же?
  - Нет, не потому. Просто до восемнадцати еще дожить надо. А кто сказал, что нас завтра не убьют? - она как-то слишком по-взрослому вздохнула. - Я Страж. Живу и работаю в городе, доверху набитом настоящими монстрами. Я уже видела, как умирают герои. Понимаешь, злодеи - они злодеи. Они просто плохие. Их не волнует, что мы дети. Они не убивают нас только потому, что боятся, что их тоже начнут убивать. А если найдется такой, кто не испугается?
  - Виста, ты только не подумай, что я считаю тебя маленькой беспомощной девочкой... но если кто-то посмеет тебя обидеть, я сделаю так, что он будет умолять о смерти.
  Она замерла на месте и обернулась.
  - Ты же сейчас не серьезно?
  Я приземлился на карниз рядом с ней и положил руку на плечо.
  - Серьезнее некуда. Просто пойми меня правильно. Ты, Кид Вин, Стояк, Рыцарь, Эгида... даже Призрачная Сталкер - вы лучшее, что случалось в моей жизни. И если кто-то посмеет вам навредить... лучше бы им застрелиться самостоятельно.
  - Если Призрачная Сталкер лучшее, что с тобой случалось, тебе и правда несладко пришлось.
  - Скажем так, уколы три раза в день были наименьшей из проблем. А вообще, покажи мне кейпа, у которого нет проблем, и я посажу его в клетку. Как исчезающий вид.
  - Не надо сажать Рыцаря в клетку, - девочка слабо улыбнулась. - А если серьезно, то не надо заставлять кого-то умолять о смерти. Если ты из-за меня превратишься в чудовище, я себе этого не прощу.
  - Я обещаю, что этого не случится.
  'По крайней мере, я надеюсь'.
  Мы не спеша снова двинулись по маршруту, но через несколько минут наши рации ожили с тревожным сигналом.
  - Консоль - Стражам, - раздался в наушнике голос Софии. - Перекресток Франклина и Карлтона, Убер и Элит в супермаркете.
  - Поняла, - первой сориентировалась Виста. - Три минуты до прибытия.
  - Осторожнее, - София запнулась, будто с непривычки. - У них огнестрел.
  - Нужна карета 'скорой помощи' и растворитель, - ответил я.
  - Давай полегче там, я на их канал подписана.
  - Так я тоже. Но на всякий случай.
  - Окей.
  Виста сказала, что мы прибудем за три минуты, но успели меньше чем за две. Возле входа в магазин уже собралась небольшая толпа, в основном из покупателей, которые решили держаться от кейпов подальше. Ну, уже неплохо. Скорее всего, обойдется без заложников. Виста ободрительно махнула зевакам рукой, и мы вошли внутрь.
  Пара злодеев-стримеров развлекалась тем, что грабила супермаркет. Точнее даже не грабила, а занималась избирательным вандализмом. Я не знаю, как это назвать. Картина вообще была довольно странная.
  Высокий и полноватый Убер, одетый в какой-то коричневый мундир, галифе и красный берет ловко крутил на пальцах два роскошно украшенных крупнокалиберных револьвера. Время от времени он стрелял куда-то, но пули никогда не попадали прямо в цель, а рикошетили от разных поверхностей и только потом разбивали очередную бутылку или коробку.
  Продавцы сидели под кассами и при звуках выстрелов уже даже не вздрагивали. Несколько покупателей, слишком трусливых чтобы попытаться убежать, либо слишком любопытных, чтобы пропустить съемку шоу, выглядывали из-за полок.
  Элита я нигде не заметил, но между полок ползала большая картонная коробка. Разве может коробка ползать сама по себе? На секунду мне показалось, что надо бы проверить, что под ней, но тут же решил, что Убер и его два ствола намного более серьезная угроза. В самом деле, что опасного в коробке?
  - Стоять на месте! - рявкнул Убер, оборачиваясь к нам, и выстрелил вверх не целясь. С потолка посыпались искры и на пол упала отстреленная лампа. - Прихвостни Патриотов не помешают FOXHOUND собрать ресурсы для восстания!
  - Виста, держись за мной, - шепнул я в микрофон рации. - Мой костюм лучше бронирован.
  Я сконцентрировал сквозное зрение на револьверах. Обычные заводские изделия, даже украшения ручной работы, а не технарские модификации. Пули оказались пластиковыми, но калибр и огромная навеска пороха все равно сделали бы попадание очень болезненным. Мои бластеры смотрели в грудь Убера, но состязаться в стрельбе с Козырем, способным дать себе любое существующее в мире умение, от виртуозной меткости до игры на волынке, мне показалось плохой идеей. Особенно в помещении с кучей гражданских. За такое любого героя с костями сожрут. Для начала потянем время...
  - Хорошее оружие, - сказал я, смещаясь в сторону. - Но гравировка не дает тактического преимущества.
  - Эй, это моя фраза! - возмущенно отозвалась ползающая коробка.
  С глаз словно спала пелена, и оказалось, что в коробке все это время сидел Элит. Он был одет в военную форму цвета хаки, на голове у него была повязана бандана а один глаз закрывала повязка. Из оружия Элит имел пистолет с глушителем и технарские гранаты - вероятно, дымовые или оглушающие, полезные для побега. В руках он держал блоки сигарет и разные полуфабрикаты.
  Вряд ли эти двое настолько обеднели, что пошли на грабеж ради еды - я-то знал, сколько им донатят на стримах. Скорее, просто отыгрывали сбор бонусов на игровом уровне. Но какая крутая штука эта коробка! Надо будет ее потом выкупить.
  - Не сегодня, Снейк! - ответил я, беря на прицел и его. - Брось припасы и вали обратно под юбку Босс.
  - Что ты вообще несешь? - тихо прошипела Виста.
  - Я усыпляю их бдительность, - еще раз окинув взглядом помещение, я заметил неподалеку холодильник с рыбой. - У меня есть идея.
  - Валить? - громко осведомился Убер и запрыгнул на кассу. - Этого не будет. Оцелоты - гордые создания.
  Он принялся еще быстрее крутить свои револьверы, выделывая все более сложные трюки.
  И крутил...
  И крутил...
  И крутил...
  - Двенадцать выстрелов, - известил он, беря меня на прицел.
  Я удержался от выстрела только потому, что знал эту кат-сцену. Убер тоже остался верен сценарию, и принялся крутить револьверы снова.
  И крутил...
  И крутил...
  И крутил...
  - Самые бесполезные сорок секунд в моей жизни, - прокомментировал я, когда он наконец-то убрал оружие в кобуры. - Виста, постой тут.
  Провожаемый озадаченными взглядами напарницы, продавцов, покупателей и даже собственно злодеев, я подошел к холодильнику и принялся выбирать рыбу покрупнее. Свой выбор я остановил на жирной атлантической треске, которая даже без головы имела больше полуметра в длину.
  - Виста, будь готова. Когда я скажу 'это не мой меч', проведи сближение, - шепнул я в рацию, после чего добавил погромче, кладя перед скучающим под одной из касс продавцом две двадцатидолларовые купюры. - Сдачи не надо, благодарю за содействие.
  - Это рыба, - констатировал очевидное Элит.
  Сквозным зрением я еще раз оценил состояние обоих противников. Несмотря на дурашливость, оба собранны и готовы дать отпор. Я немного сместился, чтобы видеть обоих и одновременно заслонить собой Висту. После чего поднял треску над головой, удерживая ее за хвост, добавил мощности встроенным динамикам маски и произнес:
  - Когда я стал Стражем, то поклялся, что мой меч станет инструментом правосудия. Что я не обнажу его в гневе или ради мести. Но теперь... теперь я уже не так уверен. И еще. Это не мой меч!
  Дальше все произошло очень быстро.
  Виста отрабатывала этот прием сотни раз, резко сжимая пространство между Стояком и целью, которую тот мог тут же заморозить. Дополнялось сближением поднятием складок пространства от земли или пола, чтобы ограничить передвижение целей. Эту манипуляцию она проделывала почти мгновенно, и потому смогла обеспечить нам преимущество внезапности. Первой целью Виста предсказуемо выбрала Убера, как более опасного и стоящего на возвышении.
  Одним шагом я оказался у него за спиной, опрокинув при этом стойку с журналами и газетами, и с размаху врезал ему по голове мороженой треской. А потом, не останавливая движения, довернулся вбок и обрушил здоровенную рыбину на голову Элита.
  Ну, что же, я сказал правду - это действительно был не мой меч. Хотя по моим расчетам, я должен был оглушить только Убера, а Элит применил бы что-то из своего арсенала и успел вытащить подельника, бросив награбленное. С точки зрения СКП это был идеальный сценарий действий - злодеи изгнаны, жертв и пострадавших нет, ущерб минимален...
  Ой... Черт. Кажется, я использовал нейроподавитель. Неосознанно, на рефлексах, и всего на секунду, но этого хватило. В помещении, забитом гражданскими. Хотя вроде в радиус удара никто из них не попал... может и пронесет. А вот с тем, что удары получились гораздо сильнее, чем я рассчитывал, нужно было что-то делать, и быстро.
  - Виста, вызывай штаб, обоим нужна госпитализация. Срочно. Я немного перестарался.
  Та кивнула и взялась за рацию. Я уложил обоих стримеров рядом и проверил пульс. Живы, пока что. Наружного кровотечения тоже нет. Я принялся рыться в подсумках в поисках нужных ампул. Так, сначала колем сосудосуживающее, и только потом регенеративную сыворотку. Из холодильников я нагреб немного льда и соорудил компрессы.
  Все, больше я тут ничего не сделаю. Когда их доставят в госпиталь, я займусь ими более основательно, под рукой будет мобильная лаборатория. Пока же в моих силах было только смягчить последствия травмы. О, и чуть не забыл. Небольшая доза транквилизатора - чтобы не очнулись слишком рано.
  Ладно, пока вроде все неплохо. Где там эта коробка? Надо прикарманить, пока никто не видит.
  
  Несколькими часами позднее
  - Говнюк!
  - Сэр, вы даете разрешение на применение к вам парачеловеческих сил с терапевтическими целями?
  - Пидар!
  - Подумайте лучше, последствия черепно-мозговой травмы могут иметь тяжелые последствия. Даже повлиять на использование вами собственных сил.
  - Да иди ты в жопу! - технарь отвернулся в сторону. Он лежал на койке, в той же одежде и маске, в которой его арестовали, но все снаряжение изъяли, а обе руки приковали наручниками. - А я еще с тобой делился.
  - Я с тобой тоже, если забыл, - перехватив подозрительный взгляд стоящей рядом Мисс Ополчение, я торопливо добавил, - и было это задолго до моего вступления в Стражи.
  - Элит, не дури, - подал голос с соседней койки Убер. - Сотрясение мозга это не шутки.
  - И когда я сказал про нарушение работы сил - это была не шутка, - добавил я. - Своими глазами такое видел.
  - Это когда успел? - угрюмо осведомился Элит.
  - У меня две битвы с Губителями за плечами. Я видел такое, от чего ты грохнулся бы в обморок как диснеевская принцесса. И когда я говорю, что есть риск - это значит, что он есть.
  Технарь рассержено дернулся, но уже без прежнего задора.
  - Ладно, коли.
  Я перевел страдающий взгляд на Мисс Ополчение. Ее скрытое банданой лицо не выражало ничего, а ход биохимических процессов в теле отражал внутреннее спокойствие. Почему-то она пугала меня больше всех прочих кейпов, с которыми я встречался.
  Она была образцовым героем, одним из немногих, кому позволялось использовать государственный флаг как часть костюма, членом первой команды Стражей вместе с Шевалье. Но было в ней что-то неуловимо жуткое, что мог понять только кто-то вроде меня, умеющий чувствовать эмоции и немного понимающий тонкости парасил.
  Она создавала оружие - любое, когда-либо существовавшее на земле, от ножей до противотанковых ракет. Она носила полевую военную форму в качестве костюма. Она сама словно была оружием, которому без разницы, в кого стрелять, и которое лишь послушно следует за держащей его рукой. Такие как она, на военных трибуналах говорят, что просто исполняли приказы.
  Может, я стал слишком мнительным, но у меня складывалось именно такое впечатление, и не только потому, что она была родом откуда-то с Ближнего Востока.
  - Вы даете разрешение на применение к вам парачеловеческих сил с терапевтическими целями? - повторил я, не рискуя отклоняться от протокола.
  - Даю, - Элит закатил глаза.
  - Вот так бы сразу, - я принялся наматывать на его руку резиновый жгут. - Теперь работай кулаком, мне вена нужна.
  Сделав укол, я принялся собирать свою переносную лабораторию. Мисс Ополчение за все это время не проронила ни слова и вообще не шевельнулась. Двигался только сгусток зеленой энергии в ее руке, постоянно меняя форму от пистолета к дробовику, от дробовика к пистолету-пулемету и снова превращаясь в пистолет, причем каждый раз разных моделей.
  Однако, к моему удивлению, она вышла из палаты следом за мной. Хотя ей полагалось охранять Убера и Элита до тех пор, пока врачи не оформят выписку и их можно будет отконвоировать в тюрьму. По моей спине побежали мурашки от предчувствия неприятностей.
  - Мне не нравится твоя тенденция, Магистерий, - сказала она прямо.
  прямо, как винтовочный ствол
  - Простите, мэм?
  - Ты теряешь самоконтроль. Вчера разгромил кабинет директора, сегодня чуть не прикончил этих клоунов.
  - Если бы у меня не забрали меч, я бы разоружил обоих за секунду, и не пришлось бы импровизировать.
  - Или прикончил наверняка.
  - Мэм, я могу разрезать подброшенное яблоко на четыре равных дольки. Заметьте, не за счет способностей, а благодаря месяцам тренировок на скорость и точность движений.
  - Тебе назначили эти тренировки для того, чтобы ты сам себя случайно не покалечил. Зачем вообще ты его уничтожил?
  - Потому что это не просто техника. Это мое первое настоящее творение, и точно самое красивое. И если у меня его забирают - то пусть не достается никому.
  - Тебе бы его вернули, если бы ты показал хороший прогресс на занятиях по контролю гнева.
  - Мы оба прекрасно понимаем, что дело не в занятиях. Просто нам с директором Пиггот в одном городе слишком мало места, с ее-то габаритами. В любом случае, проблема решится сама через три месяца.
  Я развернулся, чтобы уйти.
  - Стой. Я еще не закончила.
  - Что?
  - Я уже видела, как это происходит. Как герои, и начинающие, и уже заработавшие имя, вдруг решали, что правила их только сковывают, и превращались в опаснейших злодеев. Я прошу тебя - не становись врагом.
  Если бы она плюнула мне в лицо, я бы испытал меньшее потрясение. Несколько секунд я просто стоял на месте, отказываясь верить в реальность происходящего. Мисс Ополчение... считала меня потенциальным врагом?! Ей было плевать на все, что я сделал, и что смогу сделать, ее волновала только выбитая дверь?!
  что вообще эта чурка себе позволяет
  Оружие в руке героини снова изменило форму, став двуствольным обрезом. Отличный выбор против моего костюма. Даже если дробинки не пробьют материал, болевой шок гарантированно выведет меня из строя.
  Мои руки непроизвольно сжались в кулаки.
  - Мэм, если вы вынудите меня однажды стать вашим врагом, - выцедил я сквозь зубы, еле-еле дыша от бешенства, - то можете попрощаться со всей планетой.
  Из больницы я почти выбежал. Клянусь, еще немного, я бы не выдержал. Перед глазами стояла очень живая картина того, как я отстреливаю Мисс Ополчение ноги и голыми руками отрываю ей челюсть. У подножья крыльца я остановился и позволил себе немного отдышаться. Приступ ярости быстро угасал, оставляя после себя тяжесть в голове и усталость.
  Иногда я начинал подозревать, что вся вселенная сговорилась, чтобы довести меня до ручки, вынудить крушить все вокруг только для того, чтобы навесить меня ярлык злодея. Надо было найти способ сбросить напряжение.
  Попробовать что ли выследить Демона Ли? Хотя не, опасно. Пока я торчал в Австралии, Лунг заполучил в банду технаря. Судя по ориентировке, со специализацией на бомбах и грантах. Слишком мощная синергия сил, и неизвестен потенциал технаря.
  Выцепить кого-нибудь из людей Выверта и оставить ему гипно-закладку? Скажем, с приказом ровного в полдень первого апреля убить всех, с кем он говорил за последние сутки, а потом покончить с собой. Звучит мило, но поди такого поймай. Сила Выверта оставалась неясной, но своих подчиненных он выводил из-под ударов мастерски. Странно, что мне вообще удалось с ними однажды столкнуться.
  Или пойти передушить Неформалов, просто так? Хотя... смысла нет. В ночь с субботы на воскресенье они основательно обнесли казино Лунга, и теперь он их сам прикончит. Необучаемые.
  - Прости, можно...
  Я резко обернулся, готовый к новой порции препирательств. Но нет, это оказалась не Мисс Ополчение. Лучше бы это была она.
  - Добрый вечер, мисс Эберт, - поздоровался я, привычно влезая в шкуру правильного Стража. - Рад видеть вас в добром здравии.
  - Добрый вечер, - она кивнула.
  заторможенная речь, рассинхронизация работы мышц, мелкий тремор, неспособность сфокусировать взгляд
  И главное, на кой черт ей вообще понадобилось встречаться со мной в гражданском облике?
  - Чем обязан такой встрече? - я вопросительно наклонил голову. - Обычно мои пациенты не являются на повторный прием. Возникли какие-то осложнения, побочные эффекты?
  - Нет, ничего такого, - она помотала головой. - Я просто так тебя и не поблагодарила.
  - О, не бери в голову. Я вообще редко слышу слова благодарности.
  - Ну, вот... спасибо, что помог. А, еще папа смог надавить на школу, пригрозил привлечь тебя, как свидетеля... они предпочли откупиться, чтобы не начинать скандал.
  - Хех. Кем-то пугают детей, а мною пугают школьных учителей. Ну что же, рад, что у тебя все в порядке.
  Ее лицо за одно мгновение изменилось. Если секунду назад на нем еще оставалась какая-то имитация человеческих чувств, то теперь оно полностью опустело. Мертвая маска из плоти, натянутая на череп, не более. Я чуть отступил назад, на всякий случай незаметно приведя в готовность наручный бластер.
  - Да, в порядке, - подтвердила она бесцветным голосом.
  'Не в порядке', - понял я.
  С одной стороны объяснимо, ведь я убрал из ее окружения только Софию. С другой, я не понимал, почему она не использовала свою силу, чтобы покарать обидчиков. Не в школе, разумеется, а подкараулив там, где на нее не падет подозрение. Судя по судебным прецедентам, убийство кейпом человека, ставшего причиной триггера, не то что бы было декриминализовано, но очень часто сходило с рук, заменяясь испытательным сроком в Стражах или Потекторате. Если, конечно, убийцу задерживали до того, как он успевал натворить что-то еще серьезное. Похоже, очередная причуда изуродованного суперсилой мышления.
  - Я хотела кое-что спросить, - вдруг сказала Тейлор.
  - М?
  - Каково это - использовать силу, чтобы помогать людям?
  Я задумался.
  - Тебе нужен воодушевляющий ответ или честный?
  Ее лицо не выражало ничего, в ее крови не было ни микрограмма стрессовых гормонов.
  - Честный.
  - Люди - неблагодарный, алчный и эгоистичный скот. Когда я только начал этим заниматься, когда ходил по квартирам в Доках, то думал, что готов посвятить этому жизнь. Сейчас СКП вынуждено возмещать больницам недополученную прибыль, потому что пациенты, которых я или Панацея исцелили, больше не нуждаются в дорогостоящем лечении. Выходит недешево, сама понимаешь, но мне позволяют этим заниматься, потому что СМИ получают красивую картинку. Против меня пару раз пытались подавать иски фармацевтические корпорации, якобы я расшифровал состав их лекарств и копирую их без лицензии. Такие иски юристы СКП на завтрак жрут, но важен сам факт. В ноябре Бегемот атаковал Мехико, и я в течение семи часов сшивал по кускам горелые, облученные полутрупы. Единственным, кто заметил это, оказался Кайзер. А вот когда он это упомянул в своем выступлении, это заметили буквально все, и ко мне прилипло клеймо неонациста. Канберра и Симург... это ты и сама знаешь, если не живешь заткнув уши. Буквально пару часов назад я и Виста задержали Убера и Элита, громивших супермаркет. Знаешь, какова реакция общественности?
  Я достал смартфон, зашел на ПЛО и открыл ветку обсуждения сегодняшней схватки. Благодаря камере-снитчу, почтеннейшая публика могла наблюдать за событиями в режиме онлайн. Посты пестрели сюсюканьем в адрес Висты, смехуечками, фотожабами и хештегами #чувак_с_треской. (прим.: 'codboy', по аналогии с 'cowboy')
  - Для них это шоу. Будто мы дрессированные обезьянки в вольере, которые лупят друг друга палками.
  - Разве все это не большая игра? - спросила Тейлор. - Ну, в 'ковбоев и индейцев'. Никто не бьет в полную силу, соблюдает неписанные правила. Кажется, это так называется. Не убивать, не пытаться раскрыть личность...
  - Я не знаю, что за конченый, беспросветный дебил наплел тебе эту чушь, но сделай одолжение, возьми дрель и просверли ему дюжину дыр в черепе, чтобы мозги проветрились. Для того, что происходит сейчас, есть термин 'холодная война'. Это такая штука, которая была с конца Второй Мировой и до момента, когда Зион уничтожил все ядерное оружие в мире. Знаешь смысл?
  Тейлор покачала головой.
  - У нас и у Советов было достаточно боеголовок, чтобы несколько раз стереть всю жизнь на планете. И поскольку выжженный радиоактивный шарик никому не сдался, все боялись запустить ракеты первыми, потому что противник успел бы нанести удар возмездия. Вместо этого в ход шли дипломатия, шпионаж, торговые войны и прочая возня. Тоже игра, на первый взгляд. В итоге почти сорок лет царил мир, но его обеспечил ужас перед взаимным уничтожением. Понимаешь аналогию? Лунг может сжечь весь город, если захочет, но тогда прилетит Александрия или Эйдолон, и разорвет его на миллион микро-Лунгов. Оружейник в одиночку может размазать половину Империи-88 в кровавый фарш, но тогда оставшаяся половина размажет в фарш треть жителей города. Ясное дело, это никому не нравится. Правительства искали оружие, которое позволит уничтожить врага и не огрести в ответ. Злодеи и герои ищут новичков достаточно сильных, чтобы переломить баланс сил.
  Я отвесил картинный поклон.
  - Ты достаточно силен?
  - Нет. Пока нет. Но однажды наступит день, когда злодеи станут бояться одного моего имени. Они забьются в самые глубокие норы и не посмеют показать оттуда носа, потому что стоит им вылезти - и их настигнет самая жестокая расправа
  Тейлор молчала, сохраняя каменное лицо. Может, оно и к лучшему, что у ее эмоции и мышление оказались замещены убогой имитацией таковых. Будь она полноценной личностью, я бы не рискнул откровенничать с ней о наболевшем. Но она больше казалась неодушевленной куклой, манекеном, чем живым человеком, поэтому разговаривать с ней я мог без опаски - как с подушкой.
  Хотя, наверное, надо будет навестить ее отца. Спросить, сильно ли она изменилась. Если проявятся опасные для окружающих симптомы - наплюю на тайну личности и сдам ее в Элизиум.
  - Ясно. Вот как, - Тейлор решилась нарушить молчание, будто пришла к какому-то выводу. - Спасибо, что уделил время.
  - Обращайся. Надеюсь, я не слишком испортил тебе настроение.
  - Нет, все хорошо. Пока.
  Пока она удалялась, я смотрел ей вслед. Даже в ее походке было что-то противоестественное, будто что-то надело на себя оболочку моей ровесницы и пыталось научиться ходить на человеческих ногах.
  В стороне раздался звон разбитого стекла и стук падения чего-то тяжелого. Я повернулся на звук и увидел Убера и Элита, которые со стонами и кряхтением, но очень быстро бежали к прочь, а потом нырнули в переулок. Я с трудом удержался от того, чтобы закрыть маску рукой. Долго же они соображали. А я ведь чуть ли не наизнанку выворачивался, чтобы тайком передать обоим тюбики с кислотным гелем.
  Боже, каким слепцом я тогда был! Сосредоточившись на своих личных проблемах, я не увидел полной картины тогда, когда еще не поздно было что-то исправить. Если бы я вдумчиво сопоставил известные факты и привлек к расследованию Виктора, то не мешкая ни секунды отправился бы за Неформалами и перебил всех без всякой жалости. И тогда катастрофа бы не случилась.
  Но я лишь проводил Тейлор взглядом, а потом полетел обратно на базу Стражей - чинить доспех.
  Тем же вечером мне пришло сообщение с неизвестного номера: 'Нашла байкера, гея, блондинку и собаку. Пока наблюдаю. Жучок'. Но даже этому я не придал большого значения. Только ответил: 'Молодец. Будь осторожнее', и снова вернулся к работе.
  Эгоцентричный кретин.
  
  
  
4.4
  
   24 марта 2011, Литтл-Спрингфилд, штат Мэн
   Пока с жертвы Серого Мальчика снимали ограждения, рядом со мной стояло два героя из местной команды Протектората. Точнее это и была вся команда. Литтл-Спрингфилд был маленьким городом, местный офис СКП занимал половину этажа в здании отделения полиции, городские злодеи в количестве четырех одиночек здесь только жили да устраивали мелкие свары между собой, а свои злодейские злодеяния в основном злодействовали в городах покрупнее. Просто идиллия. Только опечатанный и огороженный кокон свидетельствовал, что когда-то это тихое место навестила Бойня ?9.
   - Что, думаешь, сможешь его оттуда вытащить? - спросил один из героев.
   - Может вытащу, может нет... до меня этим наверняка занималась куча народу, и никто не нашел решения. Если получится, то я клёвый. Если нет, то хуже не станет.
  Я не запомнил его имя, но в память врезалась дурацкая эмблема в виде груши на груди. Серьезно, Протекторату пора пересматривать подход к формированию имиджа паралюдей. Лет двадцать назад это может и выглядело нормально, но сейчас попытки сберечь индивидуальность всех и каждого приводили к все более курьезным случаям. Кто-то скажет, что главное в герое его сила, но я достаточно варился в этом чане, чтобы не согласиться.
  Главное в герое - то, как его воспринимают, и сила является лишь одним из факторов. Даже личная эффективность не столь важна, как рейтинги общественного одобрения, которые подчиняются каким-то своим законам, и которые почти не зависят от осознанных действий кейпа.
  Я убедился в этом на личном опыте, но еще ярче был пример Оружейника. Он работал как проклятый, его проекты аналитических алгоритмов обещали в будущем спасти миллионы жизней, предсказывая действия Губителей. Ради своего дела он отказался от семьи и друзей, даже от самой своей гражданской личности. Все знают Оружейника, но едва ли за пределами СКП и Протектората найдется хоть три человека, знакомых с Коллином Уоллесом. И какова награда? Глава слабой команды в нищей дыре, которая ему даже не родная.
  Предположим, я сейчас соберу достаточно данных, чтобы понять, как разомкнуть временную петлю. Это не даст никаких гарантий, что отношение ко мне станет лучше, или что не станет хуже. Вот этот бедолага почти на четверть века был вырван из общества. Его родные, если они выжили после налета Бойни, давно считают его мертвым. Даже если он освободится, его придется очень долго и аккуратно интегрировать обратно в общество. Что будет той еще проблемкой...
  Петля Серого Мальчика откатывала состояние и положение объектов внутри себя, но разум живых людей сохранял линейность восприятия. С некоторыми их жертв какое-то время удавалось вести диалог, если длительность цикла позволяла произнести хоть слово. По идее, вечная боль, которая не просто не проходит, а каждый раз вгрызается также жестоко, как в первый раз, невозможность спать, и сенсорная депривация внутри коконов должны были даровать жертвам спасительное безумие. Вот только этого не происходило.
  С кокона упала последняя завеса, и на нас уставились два глаза.
  Парню на вид было не больше двадцати. Он был одет в майку, шорты и беговые кроссовки. Наверняка, до того, как все началось, он просто вышел на утреннюю пробежку, чтобы потом заняться рутинными делами. Но судьба распорядилась иначе, и сделала его живым подтверждением того, что есть вещи гораздо страшнее смерти.
   Каждые две с половиной секунды у него над головой возникала горящая спичка, которая тут же падала вниз и поджигала бензин, которым парень был облит с головы до ног. Огонь мгновенно охватывал его целиком, но не успевал сжечь, потому что состояние всего, заключенного в воронку зацикленного времени, ровно через две с половиной секунды возвращалось к исходной точке. Снова падала спичка, снова вспыхивало пламя.
   И так на протяжении последних двадцати двух лет.
  - 'Товыыы?!! - вопрос быстро перетек в крик боли, когда бензин снова вспыхнул.
  Меня передернуло, но я сумел не отвести взгляд.
  - Паралюди, - ответил я, поймав момент между началом цикла и падением спички. Я не использовал термины 'кейп' или 'технарь', они появились позднее, выходец из восемьдесят девятого года не мог их знать.
  - 'Ытащиииыыы!!!
  - Конечно.
  Наверное, Канберра повлияла на меня сильнее, чем мне хотелось бы. Я слишком зачерствел. Еще несколько месяцев назад я бы замер в ужасе, растерянно засуетился, не зная, как помочь, и осознавая, что помочь ничем нельзя, а потом бросился бежать, куда глаза глядят. Сейчас, после первого испуга, во мне остался только отстраненный интерес: как это было создано и как это уничтожить.
  Может, оно и к лучшему, что эта сила настолько страшна. Если мне удастся ей овладеть, то никогда не возникнет необходимости применить ее на другом человеке. Наверное, многих злодеев я бы убил недрогнувшей рукой, но такого не заслуживал никто. И никто не рискнет испытать временную петлю на себе.
  - Пожалуааыааа!!!
  - Обязательно, - отозвался я и поразился тому, насколько спокойным был ответ. - Клянусь.
  - Господи, - пробормотала вторая героиня из команды, с короткими черными волосами и узором в виде махаона на груди. - Он и правда еще жив! Столько лет...
  - Да-да, жив. Пожалуйста, отойди и не лезь под руку.
  Начал я с чего попроще - с портняжного метра. С его помощью я и замерил петлю, которая представляла собой правильный цилиндр, три метра в высоту и два в диаметре. С помощью точного микрофона измерил продолжительность цикла с точностью до микросекунды. Я не знал, за что из собранных данных и в каком сочетании моя сила сможет уцепиться, а потому был решительно настроен изучить и зафиксировать все, что можно и нельзя, но хочется. С этой целью я не только специально построил несколько сканеров различных диапазонов и переделал те, что использовались в эксперименте с триггером Торы, но и совершил набег на запасы брошенных проектов Кид Вина. Даже у Оружейника выклянчил кое-что из его инструментов под честное слово, что верну в целости. Даже обычные приборы пришлись кстати, благо я три месяца почти не трогал свой технарский бюджет, и скопившейся суммы хватило на кое-что полезное.
  Мои многочисленные измерительные приборы продолжали сканировать петлю и прилегающий объем пространства. Большая часть ожидаемо не смогла зафиксировать ничего - петля была практически неприкосновенна. Моя собственная сила тут тоже была бесполезна, я чувствовал только область абсолютного вакуума, в которой не было ни единого атома вещества.
  Но все же какие-то крупицы информации удавалось добыть.
  Например, отсутствие остаточных колебаний говорило о том, что временная петля самодостаточна. Она не подпитывалась от источника силы, а существовала сама по себе, и могла оставаться стабильной в течение очень длительного времени. Тысячи, или миллионы лет.
  То, что мы могли наблюдать петлю, а находящаяся внутри жертва видела окружающий мир, означало что четвертое измерение не просто замыкалось на себя, а закручивалось куда более сложным образом. Другой датчик, вдохновением которому послужило приобретенное у Ящика Игрушек карманное измерение, обнаружил косвенные признаки суперпозиции.
  Видимый свет проникает в петлю и покидает ее, также как и звуки. Это тоже нужно учесть.
  И этот монохромный эффект, который и дал имя Серому Мальчику... это как-то связано с воздействием зацикленного времени на проходящий через область свет. Это что-то означает. На всякий случай я воспользовался спектрографом, сделал серию замеров, на разных линиях проходящих сквозь 'серую область', сначала перед ней, а потом за ней.
  И так далее, в том же духе.
  Я провел возле петли почти пять часов, старательно выдумывая все новые способы добиться хоть какой-то реакции. В ход пошло все, от бросания камней до расстрела петли фотокинетическими бластерами. Ожидаемо, почти ничего из перечисленного не сработало. Но постепенно, мало-помалу ко мне начало приходить понимание процессов внутри петли.
  Все результаты были тщательно записаны, методика и порядок исследований - упорядочены и рассортированы. На новом месте будет проще и потрачу меньше времени.
  Весенние каникулы были коротки, а у меня в плане стояло обследование еще девяти таких же коконов.
  
  5 апреля 2011
  Крис требовательно смотрел на меня.
  Я чувствовал его взгляд затылком и пытался съежиться, делая вид, что изучаю собранные на каникулах данные. Мне оставалось только проклинать себя за неосмотрительность.
  - Ну? - спросил он.
  - Что 'ну'? - обреченно отозвался я. Бежать было некуда.
  - Помоги мне изучить силу Карлоса!
  - А сам не можешь?
  - Ну, я не очень шарю во всяких внутренностях! - Крис развел руками. - А ты шаришь.
  - Да я тоже не сильно...
  - Тебе просто лень.
  - Мне не лень, просто прикинь нас застукают, а мы... этим самым непотребством занимаемся.
  - Да я скажу, что моя идея!
  Я тяжело вздохнул. Вообще, мне было несложно помочь. Просто силу Эгиды можно было изучить единственным способом, а когда Мисс Ополчение меня застала за изучением силы Штурма, то велела больше так не делать. В противном случае мне до конца учебного грозили походы в школы три раза в неделю, в начальные классы.
  Наверное, не стоило разбивать о его голову табуретку и кричать при этом 'Законы природы нахуй!'... хотя сам Штурм не возражал.
  - Ладно, только накинь что-нибудь поверх брони, чтобы кровью не заляпать. Это с моей мантии легко все смывается.
  - У меня хирургический халат есть, - гордо заявил Крис. - Специально для этого случая купил.
  А, то есть он все спланировал. Ладно, друзьям надо помогать. Особенно если скоро распрощаешься с ними навсегда. Я встал из кресла и вдруг кое-что вспомнил:
  - Стопэ. А Карлос-то в курсе, что мы его изучать будем?
  - Ну, эээ, - Крис отвел глаза. - Вдвоем-то мы его легко уговорим, верно?
  ...
  Пятнадцать минут и одно сбивчивое объяснение спустя
  - Все парни одинаковы! - горестно прохныкал Карлос, лежа на хирургическом столе. - Вам от меня только одно и нужно, мои способности!
  Вообще-то настоящего хирургического стола у нас не нашлось, так что его роль играл один из верстаков, очищенный от мусора и вытащенный на середину мастерской.
  - Ну что ты! - подбодрил его Крис. - Мы очень ценим твой богатый внутренний мир. Конрад, ты скоро?
  Я пытался найти в интернете какой-нибудь медицинский учебник, в котором бы описывался способ вскрытия брюшной полости и грудной клетки, но мне попадались только руководства для патологоанатомов. Не, Карлосу с его неубиваемостью все равно, но нам-то каково!
  - Погоди, а нам есть, чем ребра резать?
  - А то! - Крис продемонстрировал патологоанатомическую дисковую пилу с алмазным напылением.
  - Епт... где ты ее вообще достал?!
  - В больнице, куда ты обычно ходишь. Зашел в морг, попросил попользоваться.
  - Кажется, я на тебя плохо влияю... ладно делаем так. Сначала разрез от шеи до паха, потом срезаем грудину, а дальше видно будет.
  - Чет у меня плохое предчувствие, - заметил Эгида.
  ...
  Еще час спустя
  Мастерская все больше начинала напоминать скотобойню, мы с Крисом - мясников, а у Карлоса начался словесный понос. И его совершенно не смущало, что его внутренности вывернуты на всеобщее обозрение, часть органов вытащена наружу, а часть и вовсе удалена.
  - Эй, Конрад!
  - Что еще? - я честно пытался понять, как Карлос не теряет сознания, лишившись практически всей крови и сердца вместе с ней.
  - Я чувствую себя немного странно, отдав свое сердце двум парням.
  - Будешь ржать мне под скальпель, еще и селезенку отдашь.
  - Не увиливай, я знаю, что вы оба хотите кусочек меня.
  - Крис, давай удалим ему голосовые связки?
  - А толку? - отозвался он, оторвавшись от изучения пульсации диафрагмы. - Он начнет говорить легкими.
  - Именно легкими? Ты уже разобрался в механизме дублирующих систем?
  - Начинаю постепенно понимать. Смотри, когда не стало крови и сердца, кислород начал поступать в организм через кожу, и вообще через все поверхности, которые касаются воздуха. Тем же путем выделяются отходы, которые раньше выдыхались.
  - Так, вижу...
  - Если убрать голосовые связки, будет задействован 'короткий путь' с помощью ближайшего подходящего органа. То есть вибрации легких.
  - А если выколоть глаза?
  - Будет смотреть кожей.
  - А если удалить желудок и кишечник, то питательные вещества будут впитываться прямо во рту?
  - Вероятно. Или просто будет получать энергию другим способом. Поглощать тепло, например.
  - Блин, среди всех способностей, что я видел, эта - самая ебанутая. Как это вообще работает?
  - Не знаю, - пробормотал Крис. - Но теперь уверен, что смогу использовать похожий принцип в своей новой броне.
  - В смысле, сделаешь ее устойчивой к повреждениям?
  - Нет, просто каждая ее часть сможет выполнить любую функцию. А хранилище функций останется на сервере, который будет спрятан в пространственном кармане. Кстати, спасибо за идею.
  Я попытался представить результат. Получилось что-то вроде массива наномашин, которые формировали из себя требуемую структуру согласно переданным шаблонам. Но так можно только изменять форму, а не формировать сложные механизмы.
  - Такая универсальность вообще возможна?
  - Чувак, это моя специализация, - Крис довольно ухмыльнулся. - Она уже частично готова, но мне нужны были идеи, как все увязать между собой.
  - Эммм... ладно, покажешь потом, - я достал свой лазерный биопсатор, собранный в незапамятные времена, когда стояла задача вылечить собственный диабет, и склонился над головой Карлоса.
  - Так, ты чего собираешься делать?
  - Сам не знаю, - признался я. - Попробую взять у тебя образец Corona Pollentia и добавить в регенеративную сыворотку.
  - А что должно получиться?
  - А фиг его знает, - биопсатор тихо пискнул, выхватывая из крохотной ранки в черепе микроскопический кусочек плоти. - Может, что-то и получится.
  Раздавшийся предупредительный сигнал заставил всех троих встрепенуться. Посетители.
  - Я что-то путаю, или сегодня должны были представить новенького? - спросил я. - Этого, как его, Страшилище вроде?
  - Страшила он, - ответил Карлос и вдруг задумался. - Хм. Вы думаете о том же, о чем и я?
  - Брейся, дружок, мы натуралы.
  - Да не! Давайте разыграем!
  - А как... - спросил Крис и тут же осекся, когда сообразил. - Блин, это слишком жестко.
  - Да ладно, пусть привыкает. Мы же не хотим, чтобы его в реальной драке стошнило от вида моих кишок? А если что, валите все на меня.
  ...
  Еще минуту спустя
  - Итак, ребята, это наш новичок, - Батарея бросила быстрый взгляд на мужа и напарника, но Штурм знал, когда можно дурачиться, а когда лучше напустить серьезность.
  - Привет, я - Страшила, - представился парень в синем костюме и такой же маске. Судя по его мощнейшей мускулатуре, он мог задушить медведя одной рукой. Даже не применяя способности.
  - И это все? - спросил Штурм, глядя на Рыцаря и Висту. - А технари ваши опять в мастерских киснут? И где лидер?
  - А они все у Кид Вина, - Виста показала пальцем на одну из дверей. - Какое-то исследование проводят.
  Батарея только покачала головой. Дай технарю волю, и он закопается в своей мастерской. Оружейник в этом плане ничем не отличался от своих учеников.
  - Предупреждали же, - сказала она недовольно. - Пойдемте будить.
  Она подошла к двери и постучала, но ответа не последовало. Нахмурившись, Батарея потянула на себя ручку, и обмерла.
  Посреди мастерской стоял стол, на котором лежал практически выпотрошенный Эгида, а по бокам от него стояли оба юных технаря в хирургических халатах. Все помещение заливал тусклый красноватый свет, из-за чего кровь казалась черной, а какие-то механизмы издавали низкое угрожающее гудение. И словно этого было мало, все трое воздели руки к верху и замогильными голосами произносили какое-то странное заклинание.
  - ETIS! ATTIS! ANIMATIS! ETIS! ATTIS! AMATIS! - нараспев читали Стражи. - ETIS! ATTIS! ANIMATIS! ETIS! ATTIS! AMATIS!
  Виста сдавленно пискнула у нее за спиной. Стоящий рядом Штурм присвистнул. Страшила не отреагировал никак.
  Батарея включила нормальное освещение и перевела не обещающий ничего хорошего взгляд на виновника. Самый сильный в команде, самый многообещающий и ценный - и в то же время самый проблемный.
  - Магистерий, объясни, что ты на этот раз устроил? - как можно спокойнее спросила она.
  - Я-то тут причем?! - очень натурально удивился он. - Это все Эгида!
  - Это все Эгида, - подтвердил Кид Вин.
  - Это все я, - Эгида весело помахал рукой.
  - Мило, что вы так стремитесь выгородить друга, но ничего не выйдет, - отрезала Батарея. - У вас первая встреча с новым товарищем, а вы устраиваете настолько неумные шутки. Страшила, извини за такой прием, обычно они ведут себя приличнее.
  - Но мэм, это правда...
  - А вы сейчас тут все отмоете! Эгида, ладно эти двое, но ты-то старше! Ты лидер команды!
  - Виноват, мэм. На этапе планирования мне это казалось остроумным, - Эгида повертел головой. - Эй, вы если закончили, давайте собирайте меня обратно.
  Технари подскочили на месте и засуетились.
  - Крис, куда ты положил сердце?
  - Вон на столе лежит.
  - Это не сердце, это кусок печени!
  - А, блин, точно... вот, держи.
  - Ребят, вы меня пугаете.
  - Не ссы Карлос, пока все нормально. Крис, а грудина где?
  - Ты на нее чуть не наступил.
  - Ой, блин... минутку, это помыть надо.
  - Полегче с моим ливером, чертовы технари! Я его восемнадцать лет отращивал!
  ...
  Прошло десять минут, прежде чем мы собрали Эгиду в один кусок и все трое выбрались в Хаб. Батарея и Штурм уже ушли, а Рыцарь в своей обычной деликатной манере разговаривал со Страшилой.
  Последний снял маску и, похоже, выключил свои силы, потому что из великана-бодибилдера превратился в довольно тощего паренька, чуть ниже меня ростом. Хм. Биокинез, как у Панацеи, но направленный только на себя. Может, не настолько точный и разнообразный, но все равно отличный потенциал, из новичка со временем получится сильный кейп.
  - Эгида, объясни все-таки, что это было? - спросил Рыцарь. Больше для Страшилы, чем для себя или Висты.
  - Кид Вин хотел понять, как работает моя сила, чтобы использовать тот же принцип в своих штуках.
  - Давно технарство начало включать в себя призыв темных сил?
  Эгида только хмыкнул и мы один за другим сняли маски и представились. Когда очередь дошла до меня, Страшила, он же Йохан, заинтересованно подался вперед.
  - Я про тебя слышал, - сказал он, и это сразу заставило меня напрячься. - Ты правда можешь вылечить шизофрению?
  - Зависит от конкретного случая, - ответил я осторожно. - От причин, симптомов, общей тяжести заболевания... мне уже доводилось отказываться от пациентов, которым я не мог помочь. А что, у тебя кто-то из родственников болен?
  Он покачал головой.
  - Не родственник.
  Я воспользовался сквозным зрением, чтобы просканировать его мозг. Были некоторые характерные признаки, точечная аномальная активность в определенных областях, но в целом влияние на мышление оставалось несущественным. Больше затронута эмоциональная сфера, но не настолько, чтобы нарушить дееспособность.
  - Забей. По сравнению с моими обычными пациентами, ты полностью здоров.
  Не уверен, но кажется, это его немного подбодрило. Вскоре вернулись из патруля Стояк и Призрачная Сталкер, и Виста пошла заваривать чай на всех. Пополнение в рядах Стражей прошло спокойно и буднично.
  
  Ночь с 10 на 11 апреля 2011 года
   Мы с Кэсси смотрели друг на друга и молчали.
   Говорить тут было не о чем. Ранее она бросила мне в лицо обвинения, и сегодня я пришел, чтобы полностью их подтвердить.
   - Мы должны расстаться. Окончательно. Это с самого начала было ошибкой.
   Она стояла в своей комнате у открытого окна, я висел перед этим же окном со стороны улицы. Поляризационная система костюма укрывала меня чернотой, превращая Белого Стража в жутковатого злодея. Маска поверх маски.
   - Ты только за этим прилетел? Почти месяц не звонил, а теперь объявился.
   - Было много дел.
   -Каких еще дел? Фотосессии? Или объяснял второклашкам, что надо кидать мусор в урну?
   - Разработка средств, способных выдержать атаки Губителей и нанести им вред. Это не считая обычной больничной практики. Пойми, Кэсси, я не герой с обложки. Последние полгода я либо зависаю на угрозах S-класса, либо готовлюсь к ним. Даже не будь мы... по разные стороны, я бы все равно не находил достаточно времени для тебя.
   Она присела на подоконник и отвела взгляд.
   Молчание все длилось.
   - Кайзер тебя не отпустит.
   - Мнение Кайзера меня не волнует. Либо он молча все проглатывает, либо я обеспечу ему кое-что похуже смерти.
   - Тогда тебе будут мстить. Крюковолк, Фенья и Менья... да все считай.
   - Надеюсь, до этого не дойдет. Но если потребуется, я готов сразиться со всеми одновременно.
   - Их тоже убьешь?
   Я не ответил. Скажи я 'нет', это было бы ложью, но сказать 'да' я тоже не мог. Для Кэсси Империя-88 была семьей, а Отала действительно приходилась ей двоюродной сестрой.
   - Ты ведь скоро уезжаешь, да?
   - В конце июня, сразу после экзаменов. Если, конечно, переживу следующую битву с Губителем, окно атаки откроется в первой половине мая. Скорее всего, это будет Левиафан, так что шансы два из трех. Ну, для меня побольше. Я надеюсь, по крайней мере.
   - Знала бы я тебя чуть хуже, решила бы, что ты оправдываешься и давишь на жалость.
   - А что я делаю на самом деле?
   - Хвастаешься. Какой ты клевый, какое важное у тебя дело.
   От такой отповеди я немного опешил, но стоило мне открыть рот, как я понял, что возразить мне нечего.
   - Все, лети. Занимайся своими геройскими делами, спасай мир, что хочешь делай. Это все равно не моя лига, так что буду заниматься своими делами здесь. Может, действительно грохнешь Губителя, и Александрия на радостях тебе отсосет.
   Она захлопнула окно у меня перед носом и задернула штору.
   Я с минуту еще парил неподвижно, будто ждал, будто окно сейчас распахнется, и Кэсси скажет, что это шутка и поздравит с запоздавшим первым апреля. Но ничего подобного не произошло. Медленно выдохнув, я начал подниматься вверх.
   Мост сожжен.
   На высоте в полкилометра я остановился. Где-то вдалеке полыхали огненные вспышки, но у меня не было никакого настроения влезать в драку с Лунгом, особенно когда по правилам я должен давно находиться дома и спать, единственное нормальное оружие отобрали.
   Вместо этого я сделал круг над южными районами, а потом направился к своему тайнику, где лежали штуки, которые слишком рискованно было держать в мастерской. На крыше одного из высотных зданий я свинтил панель с вентиляционного короба, вытащил длинный сверток и развернул его.
   Меч с кроваво-алым рубиновым лезвием. Ради убойной мощи пришлось пожертвовать удобством и универсальностью, слегка изогнуть клинок и сконцентрировать энергию дезинтеграционного поля на единственной режущей кромке, из-за чего оружие отдаленно напоминало катану, хотя таковой и не являлось.
   Пистолет 'Зиг Зауэр 'с небольшим запасом патронов. Выглядит слабенько на фоне технарского оружия, но это был мой первый трофей. Кроме того, пулю может выпустить кто угодно, тогда как по следам от бластера можно быстро установить автора изделия. Я обильно смазывал пистолет перед тем, как спрятать, так что ржавчина его не тронула.
   Небольшой стазисный контейнер, в котором лежали несколько ампул для инъектора, наполненных сывороткой правды, гипноиндуктором и кое-чем похуже. Аварийный запас, который требует много времени и сил на изготовление, но слишком плохо хранится в обычных условиях.
   Закатав правый рукав, я обнажил браслет-глюкометр. Точнее, то, что под него маскировалось. Хотя мне давно не требовалось следить за сахаром в крови, но осталась необходимость поддерживать легенду и просто привычка. Теперь в браслете скрывался небольшой пространственный карман, способный вместить всего пять килограммов груза, но зато компактный и нетребовательный к энергии.
   Один за другим я поместил содержимое тайника в разные слоты и проверил, насколько быстро происходит извлечение. Получалось не очень удобно, предмет появлялся в нескольких сантиметрах от ладони, которую требовалось держать раскрытой. В разгар схватки лучше не рисковать. Но если есть хоть секунда передышки, это может спасти жизнь. Особенно если на меня нападут, когда я не в костюме.
   Панель я поставил на место. Ткань, в которую были завернуты вещи, изрезал на ленточки и выбросил и ближайший мусорный бак.
   Мост сожжен.
   Под прикрытием маскировочной системы я вернулся домой, бесшумно влетел в оставленное открытым окно. Сняв костюм, я повесил его на спинку стула и плюхнулся на расстеленную кровать. Это была не самая приятная моя ночь, но она закончится, а завтра будет новый день.
   Я невольно улыбнулся, вспомнив шариковую ручку, которая все крутилась на верстаке в моей мастерской. Крутилась уже вторые сутки, и будет крутиться вечно. Надо прикрыть его чем-нибудь...
   Выспаться мне не пришлось. Стоило мне забраться под одеяло и провалиться в дремоту, как завизжал смартфон. Мысленно проклянув звонившего, я посмотрел на номер - госпиталь при СКП, приемное отделение.
   - Слушаю,- сонно буркнул я в трубку. Надеюсь, у них достаточно серьезная причина.
   - Магистерий, извини что будим среди ночи, но дело срочное. Оружейник только что арестовал Лунга, но он при смерти.
   -Кто из них?
   -Лунг же!
   - Да епт... - ради Оружейника я бы сорвался не раздумывая, но жертвовать своим отдыхом, чтобы спасти косорылого работорговца?
   Но репутация для кейпа - это все. Никакие реальные достоинства и недостатки не играют роли, стоит зайти разговору о том, как тебя воспринимают люди. Я, конечно, могу отказаться... но тогда они просто позвонят Эми, а окружающий меня сонм мерзких слухов разрастется еще больше.
   - Стабилизируйте его хотя бы на десять минут, я вылетаю, - госпиталь в том же здании, что и офис, за мобильной лабораторией бежать не далеко.
   И все-таки странно. Я знал, что у Оружейника имелся сверхмощный транквилизатор, заготовленный специально для Лунга, подавляющий саму его силу, и знал, что Алебарда крайне смертоносна сама по себе. Но Оружейник просто не мог действовать неаккуратно или неосторожно. Он бы нанес ровно столько вреда, сколько нужно для нейтрализации, и ни царапиной больше. Похоже, Лунг уже с кем-то сражался на тот момент. С кем-то, кто отметилил его практически насмерть.
   Но с кем?
   Ответ на вопрос пришел довольно скоро - когда я, весь в мыле, ворвался в отделение интенсивной терапии. Дежурная медсестра встретила меня на входе и отвела в палату, где врачи ночной смены суетились вокруг крупного мужчины, покрытого цветными татуировками и красными волдырями. Маску с него так никто и не снял.
   - Анамнез? - спросил я коротко.
   - Острая интоксикация, - последовал такой же ответ.
   Я подошел к самой койке и заглянул внутрь тела.
   Яды. Огромное количество разнообразных ядов животного происхождения, агрессивные ферменты, разрушающие кровь и живые ткани на молекулярном уровне. Я даже не мог сказать, кто именно его покусал, но точно знал, что Оружейник тут не причем. Зато я знал другого кейпа, умеющего управлять огромными роями насекомых...
   - Пчелиный яд, - сказал я вслух. - А также яд ос, шмелей, шершней, нескольких видов пауков и комаров. Возможно, еще и змеиный.
   - Откуда столько сразу? - удивился один из медиков, что помоложе.
   - Кейп, - ответил я и развернул мобильную лабораторию.
   И вдруг замер.
   Ведь у всех случаются ошибки. Даже у лучших из врачей есть личное кладбище, потому что спасти всех просто невозможно. Мое впервые пополнилось в Мехико... и что мне мешает сослаться на ошибку прямо сейчас?
   Я принялся за дело. СКП не закроет глаза на смерть злодея в больнице. Герои это не злодеи, героя можно мурыжить как угодно и он не ответит. Под расследование угодит и Оружейник, и я сам... да только хрен они что докажут.
   - Все, дальше я сам.
   Конечно, палату никто не освободил, просто отступили от койки и дали мне место.
   Транквилизатор Оружейника все еще действовал, и нейтрализовать конскую, я бы даже сказал драконью, дозу яда организм Лунга не мог. Шел обширный некроз тканей, семимильными шагами развивался гемолиз. По сути, мне было достаточно не мешать. Хотя можно и помочь, но так, чтобы никто не заметил.
   Давно моя сила не отзывалась настолько легко и точно. Требуемая рецептура возникала в уме еще до того, как я окончательно формулировал задачу, но все равно она была идеальна. Я создам антидот, даже оставлю образец для анализа. Любая проверка подтвердит, что это средство именно нейтрализует компоненты яда насекомых, и ничего другого не делает. Но вот в сочетании с продуктами распада транквилизатора он не только потеряет свои свойства, но и усугубит разрушительные процессы.
   Поршень шприца плавно пошел вниз, вталкивая смерть в тело злодея.
   - Готово, - сказал я. - Это нейтрализует яд. Естественная регенерация за счет способностей у него и так на высоком уровне, так что проблем...
   Протяжно завыл кардиограф, фиксируя остановку сердца.
   - Что? - пробормотал я растеряно. - Нет, нет, не может быть!
   - В чем дело?! Что ты ему дал?!
   - Так не должно было быть! Почему...
   Меня без церемоний отпихнули от койки. Я не сопротивлялся.
   - Черт побери, он накосячил!
   - Четыре кубика адреналина!
   - Дефибрилятор, быстро!
   - Кислород!
   - Разряд!
   - Пульса нет!
   - Еще разряд!
   Крики продолжались где-то на краю сознания. Я медленно сполз по стене, словно у меня подкосились ноги. Как же хорошо, что за маской никто не видел, как я глупо улыбаюсь. Еще никогда я не ощущал такой... правильности. Что я все сделал именно так, как нужно, не отступив ни на миллиметр. Мои плечи тряслись - со стороны могло показаться, что от плача, но на самом деле от беззвучного смеха.
   - Все, довольно. Это безнадежно, - выплюнул глава реанимационной бригады. - Смерть зафиксирована в четыре часа двадцать минут.
  
  
4.5
  
  11 апреля 2011 года
   - Магистерий, сдай оружие и следуй за нами.
   Я подчинился без возражений и передал двум офицерам СКП в штатском наручные бластеры, пояс с подсумками и гранатами, а также вытащил из-под бронепластины на груди контрольный чип нейроподавителя. У меня остались только маска с ее вспомогательными системами и мантия. Ничего из этого не могло быть использовано как оружие.
   По крайней мере, меня не арестовывали. Из сопровождения были только эти двое, оба безоружны. Ни оперативников с распылителями пены, ни других героев. Более лояльных и надежных. Я покорно поплелся следом, чтобы не искушать лишний раз судьбу.
   С утра я отрегулировал свое эмоциональное состояние с помощью подручных средств, чтобы до самого вечера испытывать подавленность и чувство вины, но это оказалось ни к чему. Я и так был полностью подавлен.
   Направились мы не в кабинет директора, как я думал по началу, а в зал для совещаний. Я там прежде не бывал, не было необходимости, но мне это не понравилось. К брюзжанию Пиггот я давно привык, и еще одну дозу общения с ней я бы выдержал без труда. Но внутреннее расследование обещало куда больше неприятностей.
   Внутри уже дожидалась Пиггот и несколько людей в форме или штатском, из которых я узнал только заместителя директора Ренника и врача, заведовавшего вчера реанимационной бригадой. Все были мрачными, не выспавшимися и угрюмыми. Там же находился Оружейник в сопровождении такого же конвоя. Он носил только легкий комбинезон и простую полумаску. Видимо, ему пришлось сдать броню и Алебарду. Я представлял, что он чувствует. Перехватив его взгляд, я кивнул ему, но он только тяжело вздохнул.
   Я почувствовал укол совести. Не за то, что отправил в мир иной монстра, терроризировавшего город в течение многих лет, а за то, что подставил человека, которого уважал превыше многих.
   - Все в сборе, можем начинать, - сказала Пиггот. - Для начала попробуем восстановить картину вчерашних событий. Капитан Ричардс?
   - Этой ночью, в два часа семнадцать минут на пульт дежурного поступило сообщение о парачеловеческой активности в районе Доков на улице Мейсона, в районе бывшей обувной фабрики. Сообщение было немедленно передано находящемуся в патруле герою Оружейнику, который подтвердил прием и сообщил, что немедленно направляется к указанной точке.
   Пиггот кивнула.
   - Оружейник?
   - Я двигался по стандартному маршруту патрулирования, когда получил сообщение, время в пути составило три минуты. Прибыв на место, я обнаружил суперзлодея Лунга, лежащего на тротуаре без сознания, а также нескольких членов его банды в таком же состоянии. Асфальт под Лунгом был продавлен, что указывало на падение с большой высоты, скорее всего с крыши. Кроме того, я успел заметить признаки присутствия суперзлодея Мрака, а именно быстро рассеивающееся облако тьмы на значительном отдалении, однако счел нецелесообразным продолжать преследование. Также рядом находилось несколько припаркованных автомобилей без номерных знаков, в багажниках и салонах которых впоследствии было обнаружено большое количество огнестрельного оружия. Исходя из этих данных, я сделал вывод, что Лунг вместе со своими людьми сражался с группой Неформалов, и потерпел поражение. Поскольку существовала опасность, что в любой момент могут появиться Демон Ли и Тора, я принял решение применить транквилизатор и оковы, после чего немедленно вызвал подкрепление. Все произошедшее зафиксировано GPS-маячками моего оборудования и встроенными видеокамерами.
   - Достаточно, - прервала его Пиггот. - Капитан, продолжайте.
   - Группа быстрого реагирования прибыла в течение семи минут. При транспортировке суперзлодея были применены стандартные протоколы содержания паралюдей класса Бугай. По прибытии на базу он был немедленно помещен в камеру, предназначенную для паралюдей наивысшего класса угрозы.
   - Медицинская помощь не была оказана? - уточнила Пиггот спокойно, но от меня не укрылось, как подскочил пульс капитана и уровень эпинефрина в его крови.
   - Никак нет. Репутация Лунга была известна, его считали практически неуязвимым, и никто из сотрудников, осуществлявших конвоирование и охрану, не счел нужным это сделать.
   - В какой момент ваши люди приняли меры?
   - Примерно через час, когда осуществлявший дежурный обход боец охраны заметил на заключенном внешние признаки асфиксии и цианоз. О случившемся он незамедлительно доложил мне, и я принял решение вызвать врачей дежурной смены из госпиталя, чтобы те поставили диагноз.
   - Ясно. Доктор Лившиц?
   - Предварительный диагноз был анафилактический шок. Мы транспортировали заключенного в отделение интенсивной терапии. Поскольку было известно, что недавно заключенный получил дозу сильнодействующего технарского транквилизатора, я принял решение связаться с Магистерием. Даже если бы он не смог предложить свой метод терапии, его способности к диагностике помогли бы с назначением лечения.
   - У вас были основания полагать, что Страж сможет справиться с тяжелым анафилактическим шоком, предположительно вызванным технарским препаратом, который создал не он лично?
   - Я... - врач запнулся. - Да, я именно так и полагал. Его опыт говорит за себя.
   - Почему вы не связались с Оружейником, который является создателем этого транквилизатора, и который не мог не знать о способах его нейтрализации и побочных эффектах?
   - Кейп, специализирующийся на медицине, мне показался лучшим выбором. Это не первый раз, когда мы прибегали к его помощи и...
   Под подавляющий эффектом выражения лица Пиггот он стушевался. Даже если бы она сейчас откусила половинку лимона, ее вид не смог бы стать более кислым. И ее взгляд переместился на меня.
   - Магистерий, я хочу услышать твою версию.
   - Ничего нового. Меня разбудили посреди ночи звонком, что Оружейник поймал Лунга и теперь последний при смерти. Могу предоставить запись разговора. Зная Оружейника, который не склонен к избыточному применению силы, я уже в тот момент пришел к выводу, что Лунг сражался с кем-то другим, кто и довел его до такого состояния. Я забрал из своей мастерской необходимое оборудование и помчался в госпиталь. Помню, что на часах в холле было четыре часа и четыре минуты утра. С помощью своей диагностической способности я определил, что причиной тяжелого состояния Лунга было отравление огромной дозой ядов животного происхождения. Различных ядов, принадлежащих разным видам насекомых и пауков. Не знаю, насколько была превышена смертельная доза, но я оценил общий объем токсинов в один и семьдесят восемь сотых грамма.
   - Девятикратное превышение смертельной дозы, - вставил доктор Лившиц. - Это если считать только пчелиный яд.
   - Благодарю. Я принял решение нейтрализовать яд, но не рискнул подавлять действие транквилизатора, потому что опасался, что Лунг может прийти в себя и убить всех вокруг. Я приготовил антидот и... - я собрался с духом. - Налажал. Я так думаю. Не уверен, что именно произошло... но кажется, транквилизатор вступил в реакцию с моим препаратом, которую я не предвидел. Из-за этого стало только хуже, и у Лунга случилась остановка сердца. Реанимировать его уже не смогли.
   - А теперь главный вопрос, - голосом Пиггот можно было остужать вулканы. - Откуда в организме Лунга взялась девятикратная смертельная доза пчелиного яда?
   - Магистерий сказал, что виноват кейп, - быстро сказал Лившиц.
   Все внимание переключилось на меня. Я только развел руками.
   - Если происходит что-то непонятное, самое очевидное предположить, что виноват некий неизвестный кейп. Поскольку в Броктон Бей вряд ли у кого-то есть пасека, и я не слышал, чтобы пчелы жалили людей несколько тысяч раз, кооперируясь с другими насекомыми, то...
   - То в городе появился неизвестный злодей, способный управлять насекомыми, - закончил Оружейник. - Жестокий, готовый убивать. Его степень контроля над миньонами высока, а их возможное количество исчисляется, по меньшей мере, тысячами. Предварительная оценка угрозы Властелин-6.
   Я поднял руку, точно на уроке в школе.
   - Сэр, простите, что прерываю... вам не кажется, что само присутствие Лунга является достаточным поводом для самообороны? В смысле, его репутация известна. Если он напал на какого-то кейпа, тот мог испугаться настолько, что пошел на самые крайние меры.
   - Мне кажется, или ты сейчас выгораживаешь злодея?
   - Я вспоминаю собственный опыт. Во время моего первого выхода я столкнулся со Славой и Штурмом. Результат вам известен.
   - Меня не интересует твой личный опыт, Магистерий, - отрезала Пиггот. - Меня интересует, что в морге лежит труп Лунга, и до начала крупномасштабной войны банд остались считанные дни, если не часы.
   Я встал со стула.
   - Директор Пиггот, это я не смог просчитать последствий взаимодействия созданного мной антидота с транквилизатором Оружейника. Я не обратился к нему за инструкциями, хотя имел такую возможность. Я признаю, что проявил небрежность, и готов единолично понести всю полноту ответственности.
   - Сядь, - прошипела Пиггот так, что я плюхнулся обратно прежде, чем сам сообразил. - Существование нового кейпа, управляющего насекомыми, будет принято как рабочая гипотеза. Если это подтвердится, все претензии с Оружейника и Магистерия будут сняты. Если нет, будут предъявлены обвинения в халатности. Впрочем, результаты вскрытия пока говорят в их пользу.
   - Это несправедливо! - повысил голос Лившиц. - Этот случай типичная врачебная ошибка!
   - Врачебная ошибка может быть допущена врачом, который имеет образование и лицензию, - сварливо отозвалась Пиггот. - Пресс-служба пусть сообщит СМИ, что этой ночью Лунг столкнулся с неизвестным кейпом и умер от полученных ранений в больнице, куда его доставил Оружейник. Выдвинем предположение, что данный кейп имеет возможность отравлять жертву ядом, который оказался не по зубам Магистерию. Такая подача информации позволит снизить репутационные потери при любом исходе дела. Что касается реакции прочих злодеев на гибель Лунга...
   Ее взгляд переполз на меня. На этот раз я выдержал его спокойно, но все же заподозрил неладное.
   - У тебя, Магистерий, есть возможность загладить свою ошибку. Объективно, ты сильнейший герой в городе после Оружейника, но до сих пор твои способности почти не использовались. Теперь я хочу дать тебе задание по снижению эскалации. Методы - на твое усмотрение, но чтоб без жертв и материального ущерба. Срок - до конца недели.
   Ох блять...
   Туше, Свинка, этот раунд за тобой.
   Настолько ненавязчиво велеть пойти к Кайзеру и потребовать не начинать захват территорий - это надо уметь.
   - Если исключаются только жертвы и разрушения, я попробую что-нибудь придумать, - ответил я ровно.
   - Вот и отлично. Оружейник, собрание команды Протектората состоится сегодня вечером в восемь часов, когда будут готовы предварительные прогнозы аналитиков. Капитан Ричардс, объявите оранжевый уровень тревоги. Вероятен сценарий атаки на штаб-квартиру силами оставшихся масок АПП, в качестве мести. Разойтись.
   На выходе из зала совещаний конвоиры впихнули мне в руки конфискованное ранее снаряжение, которое я тут же торопливо нацепил, и бросился следом за Оружейником.
   - Сэр, подождите.
   - Что еще? - спросил он мрачно.
   - Просто знайте, вы ни в чем не виноваты. Это все я. Каждый раз, когда я кого-то исцелял... всегда была вероятность ошибки. Я же не Панацея, моя сила не дает полного понимания всех процессов. Просто... однажды бы это все равно случилось. И вместо злодея я бы нечаянно убил невинного человека. Поэтому меня так ограничивали, поэтому допускали только к терминальным пациентам... простите, что доставил столько проблем.
   - Магистерий, при мне сейчас нет шлема, и я не могу использовать свой детектор лжи, - ответил Оружейник. - А даже если бы и был, у тебя наверняка есть способы ему противостоять. Но ответь мне: это точно была ошибка?
   - Сэр?!
   - Я несколько месяцев работал вместе с тобой. Знаю твои сильные и слабые стороны. И я не верю, что ты мог просто взять и ошибиться в чем-то настолько простом.
   - Вы обвиняете меня в убийстве пациента?!
   - Не обвиняю. Иначе бы мы разговаривали по-другому.
   Я колебался. В другой раз мне лестно было бы услышать подобное от Оружейника, но не точно не сейчас.
   - Сэр, я старался! Я правда старался!
   - Важны не старания. Важен результат.
   Оружейник ушел. Я прислонился лбом к стене.
   Почему так?! Почему все мои усилия оборачиваются против меня?!
   Я несколько раз глубоко вдохнул и заставил себя думать о прототипе, ждущем меня в мастерской. Я должен сосредоточиться на том, что мне понятно и посильно. Предотвратить войну банд? Это можно. Убью одним выстрелом двух зайцев. Кайзеру давно пора дать понять, что я уже не тот несмышленыш в кустарном костюме, который пытался продать Империи несколько доз смешанных на коленке стимуляторов.
  
   12 апреля 2011
   Бар 'Соммерс Рок' был классической иллюстрацией на заданную тему 'поганый притон в бандитском районе'. Не подновлявшаяся со времен Маркиза и Всеотца вывеска, обшарпанные наружные стены. Возле бара стояло несколько дорогих машин - все как одна припаркованные прямо на тротуаре. Словно намекая на то, кем были их владельцы, и что именно они клали на все законы.
  Я подавил мимолетное желание налепить на лобовые стекла штрафные квитанции и приземлился возле входа, плавно и осторожно, чтобы не проломить весом доспеха и без того дрянной асфальт. Дежурившие возле входа головорезы из разных банд переполошились, начали хвататься за пушки... панели Адаптивного Волнового Подавителя за моей спиной раскрылись и на мгновение вспыхнули энергией. Тщательно выверенная, ослабленная до безопасного уровня волна излучения вызвала резонанс в нервной системе, отправив всех разом в глубокий обморок.
  Отвратительно.
  Все равно, что ковыряться в дерьме фамильным серебром.
  Я на всякий случай проверил пульс и дыхание у парочки, не обнаружил ничего опасного и толкнул дверь. Изнутри 'Соммерс Рок' выглядел еще гаже, чем снаружи. Его внутреннее убранство, больше соответствовало коровнику, нежели месту, где люди выпивают. Хотя, наверное, местные завсегдатаи давно утратили право на это высокое звание. Да и не только они. Сегодняшнюю публику людьми назвать было трудно.
  Я шел к длинному столу нарочито медленно, с уверенной осанкой. Позволяя всем собравшимся хорошо себя рассмотреть и одновременно давая понять, что прямо сейчас я тут никого убивать не собираюсь. Я подчеркнуто неторопливо отодвинул свободный стул и уселся с таким видом, будто имел полное право тут находиться.
  - Кайзер, - напряженным голосом сказала женщина в сварочной маске и бронежилете. - Это так и должно быть?
  - Боюсь что так, Трещина, - ответила фигура, закованная в сплошной доспех из металлических лезвий, чем-то напоминающая Саурона из экранизации с Алеф. - Более того, именно этот человек является виновником данного собрания.
  - С каких пор герои начали отправлять посольства? - осведомился худой мужчина в обтягивающем черном костюме, украшенном изображением змеи.
  Я медленно обвел всех взглядом. Всех присутствующих я знал в лицо, но сталкивался только с некоторыми. Так себе достижение, учитывая, что здесь собрались почти все злодеи Броктон Бей.
  Во-первых, конечно же Империя-88. Кайзер, Блицкриг и близняшки, Виктор с Оталой, Крюковолк с Штурмтигром, Цикадой и Игнисом. Я с удовлетворением отметил, что Чистоты рядом с Кайзером не было, она вняла моей просьбе и не стала ни впутываться сама, ни вызывать из Бостона свою старую команду. Зато Руна была здесь и сверлила меня испепеляющим взглядом. Отношение остальных, впрочем, было ненамного лучше.
  Во-вторых, команда Трещины. Она сама, двое парней из 53-х, три девушки - боевой Умник, пирокинетик и апокалиптической силы Эпицентр. К счастью, с башкой у Лабиринт была такая беда, что своей силой она могла пользоваться в лучшем случае на четверть от ее потенциала. В любом случае, в случае агрессии я разверну АВП быстрее, чем она изменит мир вокруг, а потом умрут все.
  В-третьих, Азиатские Плохие Парни, потрепанные, но еще очень даже живые и опасные. Демон Ли, Бакуда и Тора. В сторону последней я старался не смотреть. Она носила металлическую маску, изображающую тигра и, судя по языку тела, враждовала с Бакудой. Ясно. В АПП началась борьба за власть. Тора еще до получения сил была одной из приближенных Лунга, по слухам даже любовницей. Не удивительно, что она считала место главы своим по праву. Но вот Бакуда внушала опасения. Я видел достаточно психов, чтобы мгновенно распознать одного их них. Ее аномалии в лобной доле мозга были такими, что я вообще не понимал, как она сохраняет самоконтроль.
  В-четвертых, Выверт. Единственный кейп в своей организации, но в сопровождении двоих вооруженных до зубов наемников. Я без особого интереса пробежался взглядом по их снаряжению. В основном высококачественное, военного образца, но обычное. Технарских устройств мало - только подствольные лазеры на автоматах да прицельные визоры. Странно, что этот скользкий тип явился лично... я присмотрелся повнимательнее. А не, все в порядке. Не лично.
  Ладно, ближе к делу.
  - Ну что, отбросы и негодяи! Знайте, будь моя воля, я бы не стал с вами разговаривать, а просто сжег бы вас всех к черту, - прорычал я динамиками шлема. - К моему большому сожалению, СКП запретило мне применять ядерное оружие в черте города, так что живите пока.
  Хмурое молчание со стороны Империи-88, настороженное - со стороны всех остальных.
  - Скорее всего, многие из вас в курсе недавнего случая с задержанием Убера и Элита. Но я вас уверяю, что не отнестись ко мне всерьез будет вашей последней ошибкой.
  - Это угроза? - спросила Трещина холодно.
  Я ее проигнорировал.
  - Три дня назад неизвестным кейпом был убит Лунг. Все мы знаем, что это был за человек, и слез по нему никто не льет. Почти никто, - поправился я, перехватив яростный взгляд Торы. - Однако его смерть сместила баланс сил, и это плохо. Доки - лакомый кусочек, и вы только и ждете, как вцепиться друг другу в глотки. Так вот, я собрал вас тут, чтобы донести послание. Развяжете войну на улицах - вам пиздец. Начнете громить город в борьбе за власть - вам пиздец. Из-за ваших разборок пострадают гражданские лица - вам опять же пиздец. Меня не волнует, каким образом вы будете делить свои сферы влияния, но если решите делать это с помощью сил и пушек, за вами приду я.
  - Мне уже начинать дрожать от страха? - насмешливо спросила Бакуда.
  - У меня за плечами две битвы с Губителями, на две больше, чем у любого из вас. Мой доспех и вооружение протестировала лично Симург и сбежала, роняя перья. А в отношении любого, кто посмеет нарушить покой, у меня полная свобода действий - начиная с быстрого милосердного убийства и заканчивая вивисекцией во славу науки. Всегда мечтал ставить опыты на кейпах.
  - Лжешь, - сказала Трещина.
  - Проверь, - предложил я.
  Из предплечья левой руки выдвинулся фотокинетический бластер.
  - Это против правил.
  - Правила устанавливает тот, у кого пушка больше. И это не ты, - ответил я. - Не бери заказов в пределах города - и у меня найдутся дела поважнее, чем сдирать кожу с тебя и твоего зоопарка.
  Оба 53-х напряглись, рыжая девка-пирокинетик, Саламандра, тоже подалась вперед. Я мысленной командой переключил АВП на микроволновый режим. Пусть дадут мне малейший повод - и я их сварю заживо в собственной крови.
  Не дали.
  Я разочарованно вздохнул.
  - Так дела не делаются, Страж, - заявил человек в костюме со змеей. - Ты уже давно стал героем, и неписанные правила защищали тебя. Но вот ты обрел могущественную силу, и пришел на переговоры, но ты делаешь это без уважения, не предлагаешь дружбу. Ты даже не поздоровался, когда зашел.
  Вместо ответа я перегнулся через стол, схватил его за горло и притянул к себе. Его охрана моментально вскинула оружие, но не открывала огонь, опасаясь задеть своего.
  - Кто ты? - спросил я, держа лицо своей добычи в десятке сантиметров от своего шлема.
  - Я - Выверт! Немедленно прекрати этот беспредел!
  - Выверт? - я удивленно наклонил голову. - Но Выверт - суперзлодей. Он обладает силой. Как ты можешь быть Вывертом? Или ты думал, что надел дурацкий костюм, и сразу стал кейпом?
  Я вцепился в ткань, скрывающую лицо двойника, и без усилия разорвал костюм. Под ним оказался худой лысый мужчина лет сорока, с рыбьими глазами профессионального убийцы. Злодеи наблюдали за происходящим спокойно, даже с интересом. Я чуть сильнее сжал горло двойника, чтобы придушить, но не насмерть.
  - Кто точно не проявил уважения - так это твой босс. Видишь, все пришли лично, все проявили уважение к оппонентам. Один Выверт думает, что он самый умный и ему все можно, и послал вместо себя шестерку. Но так дела не делаются.
  Свободной рукой я сжал его кисть и стиснул уже в полную силу. Двойник заорал, когда хватка доспеха начала размалывать его кости. В этот момент нервы одного из охранников не выдержали, и подствольный лазер выплюнул фиолетовый луч мне в лицо. Который лишь бессильно скользнул по поверхности шлема.
  Я чуть сдвинул правую руку вместе с зажатым в ней двойником и ответил выстрелом из бластера. Белый луч как ножом срезал руку наемника возле плеча, прошил насквозь стену и растаял где-то в стратосфере.
  Я встал со стула и отшвырнул подменыша так, чтобы сбить с ног обоих его охранников.
  - Даю вам три секунды. Один...
  Повторять не пришлось. Истекающего кровью наемника поддерживал его товарищ, который не пострадал. Двойник шипел и кривился от боли, но никаких больше чувств его лицо не выражало.
  Бакуда встала со стула и подошла к оставленному бластером отверстию в стене. Она потрогала его пальцем, и задумчиво прищелкнула языком.
  - Так у героев теперь такие методы? - осведомилась Тора.
   - С вами, отбросами, по-другому нельзя. Гуманное обращение вы принимаете за слабость.
   - Мальчик так быстро вырос. Всего полгода назад бескорыстно лечил людей в Доках, - хмыкнул Кайзер. - Но теперь обнаружил, что пациентов можно не только лечить, но и травить, верно?
   - Верно. А еще скальпель режет не только опухоли, но и артерии, - кивнул я и направился к выходу. - Счастливо оставаться.
   - Он такой милашка, - пробормотала Бакуда вслед.
   Этого никто не заметил, но меня передернуло.
  
   Где-то в офисе СКП консультант Томас Кальверт разбирал отчеты в своем кабинете. В другой линии Выверт пришел на сходку суперзлодеев и выслушивал ультиматум Магистерия.
  В линии Кальверта его люди были атакованы и получили серьезные травмы. В линии Выверта Магистерий спокойно зачитал свои требования и ушел.
  Выверт пожал плечами и привычно закрыл линию Кальверта.
  И оторопело огляделся, чувствуя, как внутренности сжимаются от ужаса. Вокруг него был все тот же тесный кабинет, на столе - ворох бумаг, а висящие на телефоне подчиненные ждали инструкций.
  Не та линия.
  Это не было ошибкой с его стороны.
  Несколько месяцев назад это уже случалось, и виновник был очевиден. Тогда Выверт испугался настолько, что долгое время не решался подступиться к Магистерию. Однако после январской атаки на Неформалов пошел на огромный риск, и приказал своим людям расстрелять Магистерия в его гражданском обличье прямо на пороге дома.
  Все прошло идеально. Без своего снаряжения Технарь был практически беззащитен, другими способностями не обладал, и вид разорванного пулями тела доставил Выверту невообразимую радость.
  Он начал изучать его, осторожно, всегда держа наготове план, чтобы быстро замести следы в случае помех своей силе. Тогда-то и вскрылись неприятные подробности. Страж очень легко переходил от одобренного СКП уровня применения сил до смертельного. Настолько легко, что это никак не вписывалось в психологический портрет, но то еще были цветочки. Выверт провел несколько экспериментов с похищениями, и тут обнаружилась полная невосприимчивость Магистерия к допросу. Не просто устойчивость, как у тренированных 'зеленых беретов', а именно неуязвимость. Наркотики не оказывали на него эффекта, а пытка, стоило ей начаться, превращала пятнадцатилетнего подростка в кровожадного маньяка без капли рассудка, но зато с неестественной силой. После того, как в одной из таких линий ему перегрызли горло, Выверт прекратил эксперименты.
  Хуже всего было то, что Сплетница только бессильно разводила руками. Все, что она смогла откопать своей силой в сбрасываемых линиях - это наличие нескольких поведенческих программ, внедренных в мозг на нейронном уровне, и призванных срабатывать при критическом уровне стресса. Но откуда они там взялась, она понятия не имела, и даже под пыткой не сказала ничего нового. Это раздражало Выверта вдвойне.
  И вот снова сброшена не та линия. Нанесен серьезный ущерб его имиджу, от с таким трудом подобранного двойника придется избавляться, еще один наемник останется калекой на всю жизнь, а остальные потребуют увеличить плату за риск. Такая угроза его планам была неприемлема.
  С этим пора заканчивать, раз и навсегда.
  
  14 апреля 2011
   Я ни капли не удивился тому, что после смерти Лунга Пиггот отстранила меня от всех обязанностей. Формально для того, чтобы дать возможность Стражу, у которого на руках умер пациент, прийти в себя. На самом деле... кто ее разберет. Уж точно не потому, что ее вдруг стал заботить я или любой другой кейп под ее началом. Если бы она относилась к нам как к инструментам, это было бы обидно, но понятно. Мы же были для нее сворой бешеных псов, которых можно натравливать на волчьи стаи, но которых постоянно нужно держать в намордниках и на короткой цепи.
   Ну и мой случай был немного особым.
   Большую часть времени я на нее даже не злился, когда представлял, как ситуация должна выглядеть с ее стороны. Подозревала ли она меня? Почти наверняка она рассматривала версию, что Лунг упокоился не по случайности, а моей помощью. Могла ли она что-то доказать? Нет. Я признался в ошибке под протокол, и доказать наличие умысла невозможно в принципе.
   Дело было в пятницу, остальных Стражей сняли с занятий, потому что Протекторат в полном составе пригласили на загородный фуршет, и кто-то должен был заниматься оперативной работой, пока взрослые герои пытаются вежливо улыбаться местному истеблишменту. Серьезно, если бы я был суперзлодеем, и имел осведомителей в СКП хотя бы на уровне девочки с ресепшена, я бы именно на этот день назначил все самые злодейские дела.
   Я сидел на уроке и пытался сделать вид, будто сосредоточен на алгебре. Не, квадратные корни были по-своему интересны, но не тогда, когда о них рассказывал учитель в американской государственной школе. Папа как-то говорил, что именно из-за того, что сраные демократы в Конгрессе положили болт на среднее образование, некогда великая страна, победившая коммунизм и запустившая человека на Луну, катится в пиз... короче, идет на дно.
   Если бы целью было качественное образование, надо было упереться рогом и остаться в 'Безупречности', где стандарты повыше. С другой стороны, на кой черт кейпу образование? И дело вовсе не в том, что 'сила есть - ума не надо'. Просто недавний разговор с Вистой сподвиг меня поискать статистику о продолжительности жизни героев. В открытом доступе таких данных, конечно, не было. Пришлось воспользоваться расширенными допусками, которые мне оставили Коста-Браун и Дракон, и собрать информацию самостоятельно.
   Результат... удручал.
   Шансы героя погибнуть в течение года после вступления в Протекторат при исполнении служебных обязанностей составляли около полутора процентов. В основном из-за того, что недавно получивших силы новичков и вчерашних Стражей не сразу посылали в самое пекло. В течение последующих пяти лет вероятность получить в личное дело штамп KIA возрастала до семнадцати процентов. Стаж более десяти лет имели... немногие. Показателен был пример первой команды Стражей. Из десяти в живых остались только трое - Шевалье, Мисс Ополчение и Мышь-Защитница. Ради справедливости, злодеи жили еще меньше.
   Понятно, почему таких данных не было в открытом доступе.
   А ведь я тоже не был бессмертным. Моя сила предоставляла возможности избежать физического урона, довольно быстро восстановиться при средних и легких ранениях, но даже 'Сирин' имел уязвимости, которые я не смог перекрыть. Было бы очень обидно пережить очередной бой с Губителем, а потом бесславно погибнуть от руки недавно триггернувшего психа с подходящей способностью. Или просто получить пулю в спину от урода, наплевавшего на неписанные правила.
   Голос учителя, монотонно объяснявшего свойства дискриминанта, утягивал меня в болото дремоты. Чтобы не уснуть в самом деле, я вытащил смартфон, сунул в ухо бусину наушника и сделал вид, что включил музыку в плеере. На самом деле я немного подкрутил принимающую антенну под частоты СКП. Клетка Фарадея, которой была оснащена 'Аркадия', препятствовала болтовне по телефону, но служебным смартфонам Стражей она помешать не могла - иначе бы те не смогли принимать срочные оповещения.
   Тоже так себе развлечение, но хотя бы уснуть не дает.
   - ...Если дискриминант больше нуля, у уравнения есть два корня. Если он равен нулю, корень будет один. Если дискриминант отрицательный, то уравнение нерешаемо...
   - ...Центральный банк, сработала тревожная кнопка. Поступают сообщения о парачеловеческой активности. Предполагается, что действует группа Неформалов...
   Я встрепенулся, вытаращив глаза.
   Учитель это заметил и сурово взглянул на меня поверх очков.
   - Хорошо спалось, Кёлер?
   - Да, сэр. Спасибо, сэр, - пробормотал я невпопад.
   - К доске. Страница двести семь, задача номер восемьсот девятнадцать.
   - Д-да, иду.
   Сон как рукой сняло. Мои инстинкты требовали, чтобы я немедленно рванул туда, на помощь друзьям, но держал себя в руках. Четверка Неформалов против семи Стражей. Будь они хоть чемпионами мира по съебыванию, им не уйти одновременно от Висты, Кид Вина и Эгиды, Страшила без труда отпинает собак Суки в ближнем бою, а Призрачная Сталкер - естественный враг Регента. Попробуй, создай судороги в мышцах, когда и мышц-то нет. Главной проблемой был Мрак, но после Мехико Кид Вин очень основательно подошел к работе над детекторными функциями своего шлема. Должен же его труд дать плоды?
   Немного успокоившись, я мысленно пожелал своим товарищам удачи и принялся записывать на доске решение.
   -...поскольку дискриминант равен шестнадцати, уравнение имеет два корня. Найдем их. Берем отрицательное значение второго коэффициента, прибавляем к нему корень дискриминанта, и делим на удвоенный первый коэффициент...
   - пшшшш...
   - ...Срочно! Нападение на частный дом неизвестных вооруженных людей. Жильцы получили легкие ранения, но похищена их дочь!
   - пшшшшшш...
  - ...это Дина Элкот, она под программой наблюдения за потенциальными...
   Мел в моих руках рассыпался в крошку.
   Они не успеют. Никто не успеет. Стражи уже выехали к банку. Протекторат и Новая Волна слишком далеко.
   Зато могу успеть я.
   - В чем дело, Кёлер? - учитель нахмурился.
   - Могу я выйти, сэр? - спросил я сквозь стиснутые зубы. - Что-то живот прихватило.
   Преподавательский состав в Аркадии знал, что в школе учатся Стражи, но не знал их в лицо. Однако препятствовать Стражу в исполнении их обязанностей они не могли, так что отпроситься с урока никогда не было проблемой.
   - Ладно, идите.
   Прежде, чем он успел договорить, я уже пулей вылетел за дверь и со всех ног мчался к пустующей во время урока раздевалке, где лежала сумка с костюмом. Надевать его я натренировался очень быстро, почти как пожарный.
   - Говорит Магистерий, иду на перехват похитителей! Нужна полная информация! - проорал я в портативную рацию, выпрыгивая в окно и прямо в падении беря разгон вверх.
   - Тебя же отстранили?! - возмутились на том конце.
   - Информацию! Или объяснять Элкоттам, почему их ребенка не спасли, будешь ты!
   - Три белых фургона 'форд', без номеров! От дома Элкоттов двинулись на северо-запад!
   - Принял!
   Я выжимал из своей мантии все до капли. Любой автомобиль я бы обогнал без труда, но у похитителей было преимущество во времени. Хлещущий дождь тоже не добавлял шансов на успешный перехват. После секундного колебания я попытался связаться с Дракон. Она ответила после второго гудка.
   - Мэм, нет времени объяснять, вы можете подключиться к уличным камерам Броктон Бей и найти нужный объект?!
   - Магистерий, в чем дело? Я не могу сделать это без санкции!
   - Чрезвычайная ситуация, похищена девочка десяти лет, прямо из дома.
   Секундная заминка.
   - Что ты ищешь?
   - Три белых фургона 'форд' без номеров.
   Еще несколько секунд паузы. Ни щелканья клавиатуры, никаких других посторонних звуков. Она использует нейроинтерфейс? А, не время об этом думать!
   - Есть совпадение. Совмещаю с GPS-пеленгом твоего снаряжения. Азимут сто шестьдесят градусов, дистанция два километра.
   - Я у вас в долгу.
   - Удачи.
   На скорости сто километров в час, два километра - это чуть больше минуты в пути. Это время показалось мне вечностью. За это время я успел вколоть себе новейший образец боевого стимулятора и, взвесив все 'за' и 'против', извлечь из пространственного кармана в наручном глюкометре Рубиновый меч. Со Свинкой я потом объяснюсь, сейчас нужно остановить похитителей.
   Минутку...
   Дина Элкотт была под наблюдением как потенциальный кейп. Предположительно Умник-предсказатель, она называла одноклассникам и родителям разные числа. Ее похитили вооруженные люди без знаков различий. Вопрос на миллион баксов - кто в Заливе активно использует услуги наемников, и кому может понадобиться подконтрольный предсказатель?
   Бластеры на моих руках тревожно запищали, переходя в летальный режим.
   Решил отыграться за унижение в 'Соммерс Рок'? Не воспринял угрозы всерьез?
   Я ведь ни капли не шутил, засранец.
   - Говорит Магистерий, вижу фургоны похитителей на перекрестке Лорд-стрит и Линкольна, нужно подкрепление.
   - Принято.
   Далеко успели забраться, твари, но сейчас движутся не торопясь, соблюдают правила дорожного движения, чтобы слиться с потоком машин. Не поможет.
   На капот головного фургона я приземлился всем весом так, что металл глубоко вмялся. Моментальная проверка силой Умника - специфические стали, оружейный порох, кевлар и бронекерамика - цель подтверждена. Взмах меча рассек кабину фургона надвое. Вместе с водителем.
   А в следующий момент крыша фургона буквально взорвалась, выпуская наружу... нечто.
   У меня не было слов, чтобы описать эту штуку. Она чем-то напоминала не то гигантского морского червя, не то карликового шай-хулуда. И двигалась она в мою сторону очень целенаправленно. Я тратить время на размышления, что это за штука и откуда она взялась, меня это не интересовало совершенно. Я просто рассек ее несколько раз, и она посыпалась на асфальт, будто нарезанный кольцами кальмар, заливая все вокруг вонючим ихором.
   Выверт держит на службе гигантских плотоядных червей? Себе под стать персонал подбирает?
   Я подбросил себя в воздух импульсом мантии и перелетел через первый фургон. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как водитель второго целится в меня из автомата. Наши выстрелы прозвучали одновременно. Мой бластер прошил насквозь лобовое стекло и проделал в груди наемника дыру размером с кулак. Его короткая очередь впилась мне в грудь и отшвырнула назад, на изрубленные останки гигантского червя, которые уже начали дымиться и исчезать.
   Какого хрена...
   Нет времени. Надо действовать. Больно, трудно дышать, но многослойная броня выдержала. Я могу продолжать.
   Я поднял меч над головой и переключил его в форсированный режим, удлинив кромку дезинтреграционного поля до пятнадцати метров. Красная полоса опустилась, словно гильотина, и рассекла второй фургон строго надвое. Благодаря ощущению вещества я смог прицелиться точно, не задев никого внутри. Не из добродушия, просто я не мог определить, кто именно там является Диной.
   Водитель третьего фургона попытался сдать назад, но на оживленной улице это было не так-то просто. Он не держал в руках оружия, но я застрелил его без колебаний. Работаешь на Выверта - утратил право жить.
   Затем я приземлился и срезал со второго фургона заднюю дверь. Внутри оказалась копошащаяся куча из тел и оружия, которая не успела ничего предпринять, когда я включил нейроподавитель. Прости, Дина, но придется немного потерпеть. Через несколько секунд я смог вытащить полубессознательную девчонку из-под груды тел, и оставил вместо нее гранату с удерживающей пеной.
   Отключив нейроподавитель, я несколько мгновений решал, что делать - добить остатки наемников в третьем фургоне, или же оставить все на СКП, а самому как можно скорее доставить малявку в безопасное место. Она все еще пребывала в прострации, часто и мелко дышала... мда, нейроподавитель слишком жестокая штука. Но ладно, главное, что для нее проблемы закончились.
   Я начал подниматься вверх, и тут почувствовал кое-что странное. Дина, до этого висевшая у меня на руках, вдруг стала твердой и круглой. Я скосил глаза и озадаченно посмотрел на канистру с бензином. Которая вдруг оказалась у меня в руках вместо Дины.
   Благодаря пришпоренным стимулятором рефлексам я успел заметить приближающееся снизу яркое свечение и только потому не погиб мгновенно. Швырнув канистру вниз, я со всем доступным ускорением рванул вверх. Раздавшийся под ногами взрыв придал мне дополнительный импульс, и кусок фургона, разогнанный до сверхзвуковой скорости, пролетел чуть-чуть подо мной. Мысленной командой я включил маскировку и тут же метнулся за ближайшее здание. Я облетел его по кругу и осторожно выглянул из-за угла. И выругался настолько грязно, что в этом фанфике полного текста не будет.
   Четыре фигуры в черно-красных костюмах, выполненных в едином стиле. Три парня, одна девушка. У одного из парней на голове цилиндр, рядом с девушкой парит небольшая, но очень яркая плазменная сфера.
   Блять. Блять. Блять.
   Так значит, Выверт нанял Скитальцев?! Этих чокнутых маньяков, с семнадцатью трупами на счету?! А то червеобразное чудище, которое вылезло из первого фургона, видимо, была Генезис, высокоуровневый Оборотень с огромным разнообразием форм. Ну и черт с ней. Мир вздохнет свободнее без психа, который получил настолько мощную и стремную силу.
   - Говорит Магистерий! - сказал я в рацию. - Здесь Скитальцы, срочно нужна помощь или мне конец! Они бьют на поражение!
   - Какого черта ты там делаешь?! Немедленно уходи! - голос Свинки чуть не сорвался на визг.
  - Отрицательно, Элкотт все еще у них!
  - Это приказ!!!
   Я снова посмотрел на Трикстера. Тот держал в одной руке пистолет, в другой - вяло брыкающуюся Дину.
   - Катись к черту, Свинка. Лучше пришли подкрепление и мешки для трупов.
   Генезис выбыла, из пяти остались четверо.
  Трикстер - с помощью телепортации меняет местами людей и предметы близкой массы в радиусе видимости, Эпицентр 7/Движок 4.
  Балистик - прикосновением разгоняет предметы до огромных скоростей, не имеет ограничения в массе и размере снарядов, Стрелок 8.
  Солнышко - создает сферу высокотемпературной плазмы, может управлять ее движением и размером, неуязвима к термическому урону, Эпицентр 9.
  Приговор - на несколько секунд откатывает во времени расположение людей и предметов, Эпицентр 5.
   Черт, они слишком сильные. Будь на мне 'Сирин', я бы дал им достойный отпор, но не было времени лететь за ним в штаб-квартиру. Придется поднапрячься.
  Так... первым следует выбить Трикстера, его способность многогранна, она дает одновременно контроль над полем боя и высокую мобильность. Следующий приоритет - Балистик, большая часть жертв на его счету. Способность Солнышка мощна, но ее сфера медлительна, а сообщники, в отличие от нее самой, не отличаются огнеупорностью, она третья. Приговор - на десерт, как наименее опасный. Может, даже возьму его живьем.
   Я с размаху швырнул меч в точку рядом с Трикстером. И одновременно отключил маскировку.
   - Отпустите заложницу! - проорал я. - Или буду стрелять!
   Разговаривать они со мной и не собирались. Просто в следующее мгновение я уже не висел на двадцатиметровой высоте, а парил у самой земли, почти касаясь ее ногами.
   Телепорт Трикстера. Дальше последует атака, пока цель дезориентирована... но на это я и рассчитывал. У меня еще остались козыри в запасе.
   Еще одна телепортация, теперь уже моя собственная. Устройство, вмонтированное в рукоятку Рубинового меча, либо возвращало его ко мне в ладонь, либо перемещало ладонь к мечу. Вместе со мной, разумеется. Маленькая дистанция телепорта, долгая перезарядка конденсатора... но этого было достаточно. Я хотел использовать его против Демона Ли, но у судьбы оказались иные планы.
   Мгновение на то, чтобы сгруппироваться, сориентироваться и включить нейроподавитель. Шоковая волна снова накрыла улицу, давая мне драгоценные доли секунды. Все что мне нужно - коснуться твердой земли ... ну же!
   Кажется, я растянул связки на ноге, настолько жестким было касание, но оно того стоило. Голова Трикстера слетела с плеч в фонтане крови. Отдавшись на волю инерции, я продолжил круговое движение вокруг себя и дважды выстрелил из бластера. Балистик и Солнышко рухнули на землю с дырами в груди.
   Дина упала рядом на четвереньки, ее вырвало.
   Я прицелился в Приговора.
   - Лег на землю, руки за голову! Силы не применять или убью!
   На бесконечно долгую секунду повисла убийственная тишина. У Приговора не было линз в маске, так что я мог видеть его глаза. Точка лазерного целеуказателя была почти неразличима на красном пластике. Он смотрел на меня без злости, даже насмешливо.
   - Ничего личного, - ответил он. - Тебя заказали.
   Движение сбоку я скорее ощутил через вещество, чем увидел глазами. В то же мгновение кинетически заряженный луч белого света разнес череп Приговора вдребезги. А потом меня снова куда-то зашвырнуло.
   Какая же скотская сила у Трикстера! Словно оказался под контролем Властелина, который вертит тобой как хочет. Приговор тоже хорош... Скитальцы были активны два года, но в его досье не значилось, что он может откатывать не только положение предметов, но и их состояние.
   Я одновременно включил маскировку и рванул вверх. Очень быстро. Недостаточно быстро. Запущенное ожившим Балистиком колесо хоть и не порвало меня пополам, но словно ножом срезало правую ногу у колена.
  Погано. Если бы не стимулятор, я бы потерял сознание от боли. Я больше не могу вести наземный бой, а в воздухе моя маневренность ограничена, непрекращающийся дождь мешает работе маскировки. Из-за кровопотери я скоро потеряю сознание. Нужно заканчивать.
  Я поднял руки и прицелился. Трикстер и Балистик. Уберу этих двух, и скорое подкрепление сможет если не захватить Солнышко, то хотя бы отбить Дину. И раз-два-три, спуск на выдохе...
  За мгновение до выстрела с неба на меня обрушилась какая-то крылатая черная туша и сбила прицел. Луч, предназначавшийся Трикстеру, только проделал дыру в асфальте. Вместо Балистика умерла Солнышко. Туша на этом не остановилась, и всей массой с хрустом впечатала меня в землю.
  Переломы... позвоночник... разрывы органов...
  Чудовище, сбившее меня с неба, раскрыло зубастую пасть, чтобы разорвать меня на части, добить окончательно. Его форма была совершенно иной, но я видел, что оно имеет ту же волновую частоту, что и хищный червь, зарубленный мной ранее. Генезис не была Оборотнем. Она была Властелином подкласса 'туз', создателем проекций. Еще одна ошибка в досье.
  Но я все еще дышал. Все еще мог шевелиться, видеть и сражаться. Кажется, эксперимент с боевым стимулятором прошел успешно. Моя правая рука все еще сжимала меч, и я вывел его на предельный режим.
  Первое движение кисти - создание Генезис разрублено пополам.
  Второе движение - верхняя половинка Балистика падает на землю, нижняя еще долю секунды стоит, будто не способная осознать смерть.
  Третьего нет. В моей руке вместо меча оказывается пистолет. Трикстер обменял их местами. Идиот.
  Звон выскочивших из рукояти лезвий был последним, что я услышал.
  
  
  
Интерлюдия 4.c: Кристал
   14 апреля 2011
   В госпитале при офисе СКП царила мрачная атмосфера. Только несколько дней назад в этих стенах умер один кейп, а сейчас были готовы скончаться еще несколько - на этот раз дети.
   Это был черный день для всех. Неформалы, которые прежде только убегали, решили показать зубы. И, надо признать, весьма и весьма успешно. Прибывшие на ограбление банка Стражи столкнулись с настолько яростным сопротивлением, будто это была Бойня ?9, а не мелкие злодеи.
  Когда все вокруг затопила тьма Мрака, Кид Вин оказался единственным, кто мог в ней как-то ориентироваться, из-за чего и стал приоритетной целью. Один из монстров Адской Гончей спрыгнул на него с крыши соседнего здания и сбил со скейта на землю, а потом попытался загрызть. Силовая броня спасла ему жизнь, но в госпиталь его привезли без сознания и с тяжелыми ранами.
  Стояку и Висте тоже очень сильно прилетело по голове, толи кастетами, толи дубинками. Даже одни черепно-мозговые травмы ставили их жизни под угрозу, но кроме того, их сильно покусали разные насекомые. Врачи, помнящие разнос от директора за смерть Лунга, без устали обкалывали обоих лошадиными дозами лекарств, и с нетерпением ждали прихода Панацеи.
  Рыцарь, по сравнению с ними, отделался легко. По крайней мере, он мог с трудом, но стоять на ногах. Регент опрокинул его в лужу, образовавшуюся от дождя, и добил электрошокером. В броне что-то закоротило, и удар током получился намного сильнее, чем можно было ожидать. В результате Рыцарь чуть не захлебнулся в луже и собственной рвоте.
   Относительно не пострадали Эгида, Страшила и Призрачная Сталкер. Первых двоих ранили довольно тяжело, но они могли быстро исцелиться за счет своих сил, третья урона не получила вообще. Если верить ей, даже смогла кого-то подстрелить дротиками с транквилизатором, но заблудилась во тьме Мрака.
   Но даже настолько плачевное завершение схватки в банке меркло рядом с Резней на Лорд-стрит. Магистерий пытался перехватить похитителей Дины Элкотт и нарвался на Скитальцев, бродячих наемников, а те ударили в полную силу. То, что он сумел прикончить по меньшей мере двоих, служило слабым утешением.
   Кристал шла рядом с Панацей, словно телохранитель. Слава тоже была рядом, уже исцеленная, но все еще с кровавыми пятнами на костюме и с гримасой ярости на лице. На лице Панацеи наливался здоровенный синяк, прикрытый сейчас шарфом. Ее вырубили на полминуты ударом огнетушителя, и это чуть было не стоило жизни Славе. Она в ярости бросилась на злодеек, и тут же получила две пули. Первая сбила ее щит, вторая попала в живот, а потом в ее глаза впились бесчисленные насекомые.
   Кристал почувствовала, как гнев течет по ее рукам, собираясь в ладонях в виде сокрушительных энергетических зарядов, и медленно выдохнула. Если она сейчас разнесет половину госпиталя, это никак делу не поможет.
   Они остановились у входа в операционную. Панацея без колебаний вошла внутрь, ее эскорту пришлось дожидаться снаружи. Кристал видела, что Слава нервничает, что она беспокоится о Рыцаре. Но решение, кого лечить первым, в любом случае оставалось за Панацеей.
   Кристал невольно вспоминала тот день, когда умерла тетя Флер. Такое же ощущение, что мир обрушился, такое же грызущее чувство бессильной злости.
   - И что теперь? - глухо спросила Слава.
   Кристал пожала плечами.
   - То же, что и всегда. Неформалам повысят уровень угрозы... будто это что-то значит. Оставшимся Скитальцам могут заочно выписать билет в Клетку, а могут и не выписать. Те наемники, которых взяли живыми, будут молчать как рыбы, а потом дорогие адвокаты их вытащат под залог и они исчезнут.
   - Дерьмо.
   - Согласна. Но что мы можем?
   Она думала, что Слава предложит найти Неформалов и Скитальцев, а потом переломать им кости, но та только удрученно покачала головой.
   - Ничего. В этом и смысл. Нам просто не позволят ничего предпринять, а если будем действовать без спросу, СКП тут же запишет нас в злодеи со всеми вытекающими.
   - Попробуй взглянуть на вещи позитивно. Герои сегодня не понесли потерь, Панацея поможет им всем, а злодеев стало как минимум на двоих меньше, - Кристал пыталась добавить уверенности в голос, но получалось не слишком успешно. Она перевела взгляд на дверь операционной и задала вопрос, который терзал ее уже несколько часов. - А он предупреждал, что это однажды случится.
   - Случится что? Что злодеи поведут себя как злодеи? - невесело отозвалась кузина. - Они подтираются неписанными правилами при любом удобном случае. Как в тот раз, когда убили тетю Флер.
   - Нет, я про Конрада. Он как-то поделился, что боится сорваться, - Кристал болезненно поморщилась. - Это я проморгала. Видела, что после Канберры он сам не свой, но он тогда расстался с подружкой, и я решила не лезть. А теперь пролилась кровь.
   - Думаешь... - Слава изобразила крылья.
   - Надеюсь, что нет. Он ведь даже в бою не участвовал. Но за последний месяц на него чан дерьма не вылил только ленивый. Вот и довели.
   - Вряд ли это кого-то волнует, - сказала Слава. - На этот раз Конни встрял по-крупному. Со Скитальцев компенсацию не стребуешь, так что весь материальный ущерб повесят на него. Одного этого достаточно, чтобы упечь его в тюрьму до совершеннолетия, а еще там пять изрубленных на куски трупов. Если он избежит Клетки, это будет чудом.
   - До Клетки дело не дойдет, он слишком ценный, - возразила Кристал.
   - Когда и когда волновала ценность? Он непопулярен, это куда важнее. Черное пятно не репутации СКП, которая позволяет Стражам-якобы-нацистам строить газовые камеры.
   - Но ведь он целитель!
   - Эми тоже. И она не получает никаких поблажек или привилегий. Просто у нее амбиций нет, в отличие от некоторых. И вообще, сколько людей он вылечил? Тысяча хотя бы наберется? А репортажи из Австралии видела вся Америка.
   - И этих людей мы должны защищать...
   Их разговор прервали громкие голоса в конце коридора. Обернувшись на шум, Кристал увидела нескольких вооруженных оперативников СКП, на которых наседали невысокая темноволосая женщина в деловом костюме и плечистый мужчина с короткой бородой - родители Конрада.
   - Мэм, отойдите с дороги!
   - У вас нет, и не может быть полномочий арестовывать моего сына!
   - У нас есть все полномочия, какие нужны.
   - Я знаю законы! Страж не может быть арестован за действия, совершенные при исполнении служебного долга, без официального предъявления обвинений!
   - Он не находился при исполнении, он был отстранен.
   - Отстранение было незаконным, он ничего не совершил!
   - Отстранение производит директор на свое усмотрение. Немедленно освободите дорогу или у вас будут неприятности!
   - Неприятности вам уже обеспечены! Я - глава юридического отдела 'Медхолл Инкорпорейтед'!
   - Да хоть Санта Клаус! У нас приказ арестовать Стража Магистерия и доставить его в штаб-квартиру СКП, и я его выполню, черт возьми!
   Кристал шагнула им навстречу.
   - Кого вы собрались арестовывать? - спросила она резко. - Магистерия привезли в таком виде, будто он с акулой боролся. Он дожил до реанимации только за счет своих сывороток!
   - Это все очень интересно, - СКПшник распахнул дверь операционной. - Но директора Пиггот это не волнует, все претензии к ней.
   Оперативники ввалились внутрь, родители Стража от них не отставали. Кристал и Слава переглянулись, и заглянули следом, потому что хуже уже быть не могло.
   - Вы с ума сошли?! - раздался возмущенный вопль одного из хирургов. - Здесь стерильно, вон отсюда немедленно!
   - Панацею вы впустили, - отрезал все тот же оперативник. - Так, девочка, ты закончила?
   - Почти. Оторванную ногу привезли вместе с ним, так что прирастить ее я смогла быстро, - с испугом затараторила целительница. - Глубокие рваные раны, повреждения органов, разрыв позвоночника... это было несложно. Четыре пулевых ранения в груди, но неглубокие, костюм принял на себя большую часть ущерба. Но есть осложнения.
   - Какие осложнения?! - миссис Кёлер пролезла вперед и без стеснения отодвинула в сторону оперативников.
   - Он потерял много крови. Очень много. Технарские препараты не давали ему умереть, но их возможности не безграничны. Из-за обильной кровопотери началось кислородное голодание, и развилась кома. Здесь я ничем не могу помочь, поврежден мозг. Извините.
   Внутри Кристал что-то словно треснуло. Не в силах больше сдерживаться, она шагнула вперед и подняла ладонь, налившуюся ярким светом.
   - Убирайтесь, - выдохнула она почти шепотом, настолько ее обуревал гнев. - Убирайтесь, пока я вас не сожгла к чертям.
   Рядом с ней Слава демонстративно хрустнула костяшками пальцев. СКПшники неуверенно взялись за распылители пены, но было ясно, что стоит им применить оружие, и за их жизни никто не даст ломанного пенни.
   - Вам это с рук не сойдет, - бросил командир напоследок. Скорее попытка оставить за собой последнее слово, нежели реальная угроза.
   - Отлично. А теперь будьте любезны покинуть операционную, - врачи кипели от гнева не меньше нее, но у них не было суперсил, чтобы ими пригрозить.
   - Простите. Мы уходим.
   В коридор они вышли вместе с родителями Конрада. Оба выглядели поникшими, будто разом постаревшими на десяток лет. Миссис Кёлер достала телефон и принялась яростно набирать кого-то, а ее муж словно не находил себе места, что для мужчины крепкого сложения казалось нелепым. Он бегал глазами по сторонам, пока не заметил Кристал.
   - Простите... мисс Пелхам, верно?
   - Сэр?
   - Вы ведь знакомы... - он указал глазами на дверь операционной, - с Конрадом?
   - Да, мы часто общаемся. И я не меньше вашего шокирована случившимся.
   - Он почти ничего не рассказывал про свою... работу, - мужчина вздохнул. - Мы были не самыми лучшими родителями, это факт. Даже после того, как Конрад обрел свои способности, между нами будто стена стояла. Ничем не делился, все держал в себе...
   - Не говорите так, будто хороните его. Он один из сильнейших героев, которых я видела, - Кристал через силу улыбнулась. - Конни творил настоящие чудеса, и такая мелочь ему точно нипочем. Вот увидите, через пару дней он очнется как новенький.
   Ей бы самой хотелось в это верить.
  
  
  
Интерлюдия 4.d: Тейлор
  
   Когда Тейлор на следующий день после схватки с Лунгом начала просматривать новости, она ожидала всякого. Что кто-то из героев присвоит себе победу и получит незаслуженные лавры. Или что Лунг справится с ядом насекомых и сбежит из-под ареста. В тайне она надеялась, что справедливость восторжествует, и все честно признают, что кто-то неизвестный смог одолеть преступника, с которым не мог справиться Протекторат, и заочно поблагодарят этого незнакомца.
   Реальность внесла свои коррективы. Сидя в компьютерном классе, Тейлор читала выложенный на ПЛО пресс-релиз Службы Контроля Параугроз, и чувствовала, как в животе сворачивается холодный ком.
   'В ночь с понедельника на вторник суперзлодей Лунг сражался с неизвестным парачеловеком и потерпел поражение. В ходе дежурного патрулирования его обнаружил герой Протектората Оружейник и доставил в госпиталь СКП. Несмотря на усилия врачей и Стража-целителя Магистерия, Лунг вскоре скончался от острого анафилактического шока, не приходя в сознание. СКП предупреждает горожан о появлении неизвестного, крайне опасного злодея, предположительно способного к контролю большого количества насекомых. В случае встречи, не приближайтесь к нему или к ней, не провоцируйте и при первой же возможности сообщите в СКП. Любая попытка задержать злодея самостоятельно смертельно опасна!'
   Это было нелепо, неправильно! Просто невозможно! Она не могла быть убийцей!
   Тейлор попыталась вспомнить свои действия прошлой ночью. Сплетница предупредила, что Лунг скоро атакует базу Неформалов. Позвонил неизвестный босс, который дал отмашку на бегство. Мрак прикрыл их тьмой, и она использовала насекомых чтобы нейтрализовать бандитов и прогнать Демона Ли. Потом их догнал Лунг, и она натравила на него всех самых ядовитых насекомых, какие у нее были. Регент применил свою силу, чтобы тот упал с крыши, и собаки увезли их как можно дальше от места схватки.
   Ужас от содеянного заставил ее вцепиться в волосы. Ведь Лунг усиливался только когда сражался. Нет боя - нет адреналина - силе нечем подпитываться. А огромная доза яда все еще в крови.
   Она поднялась со своего места, забрала сумку и вышла из класса. Никто не остановил ее. Вряд ли ее отсутствие вообще кто-то заметил. Несколько секунд она еще колебалась, куда ехать - на базу подростков-злодеев, или же домой, и сделала выбор в пользу первой.
   Путь был неблизкий, так что Тейлор успела не только немного успокоиться, но и попыталась придумать, что делать дальше. У нее с самого начала были сомнения, вступать ли в Стражи, а после разговора с Магистерием возле больницы на этом варианте она решительно поставила крест. Теперь же дорога в герои ей была закрыта при любых раскладах.
  Что теперь? Тюрьма, Клетка, жизнь в бегах? Из-за одной единственной ошибки! Долгие ночи бесплодных выходов в костюме, напряженные недели с успешного внедрения к Неформалам - и все для того, чтобы оказаться в розыске?!
  Или может еще не все потеряно? Если сдать Неформалов на блюдечке - можно ли рассчитывать на снисхождение? Тейлор несколько раз порывалась достать телефон, чтобы позвонить в СКП, и каждый раз ее пальцы словно сводило судорогой, стоило ей начать набирать номер. Страх и отчаяние боролись внутри нее с въевшимся в саму ее суть недоверием к официальным структурам, да и вообще к кому бы то ни было. И недоверие уверенно одерживало победу.
  Победить Неформалов она должна сама. Изучить их вблизи, понять сильные и слабые стороны, а потом справиться со всеми четырьмя. И только тогда звонить Магистерию. Он не такой, как остальные герои, он все поймет.
  Автобус подъехал к нужной остановке, и Тейлор ставшим привычным усилием вытеснила все эмоции в рой. Она проделывала это каждый раз, когда шла встречаться с Неформалами - чтобы Сплетница не прочла ее своей силой и не разгадала истинные намерения. В виде бонуса, это помогало в общении с собаками Суки. Одна из них, американский стаффорд, завела моду моментально забираться к ней на колени, стоило ей куда-нибудь сесть, и слюнявить одежду.
  Брайана и Рейчел на базе не оказалось, Алека насекомые засекли в его комнате, но зато Лиза валялась на диване с ноутбуком на животе. Заметив ее, она чуть приподнялась и помахала рукой.
  - Тейлор, привет! Уже знаешь новости?
   - Да. Лунг мертв.
   - Хи-хи, это то, что сказали публике. Но я раскопала кое-что покруче, - она довольно ухмыльнулась и повернула к ней ноутбук. На экране был какой-то зал, в котором собралось множество людей и что-то серьезно обсуждали. Среди них было два кейпа, в которых Тейлор узнала Оружейника и Магистерия. Последний что-то говорил стоя.
   - ... не смог просчитать последствий взаимодействия созданного мной антидота с транквилизатором Оружейника. Я не обратился к нему за инструкциями, хотя имел такую возможность. Я признаю, что проявил небрежность, и готов единолично понести всю полноту ответственности.
   - Каков змей, - Лиза поставила видео на паузу, от удовольствия прицыкнула языком. - Врет как по написанному.
   - Я вижу. Черт, да он же только что взял на себя вину за смерть Лунга!
   - Нееет, ты не улавливаешь. Ты тут действительно не причем, это наш целитель прибедняется.
   - Я не понимаю.
   - Магистерий - Технарь 9 по классификации СКП. Это означает, что развернувшись в полную силу, он способен стать угрозой национального уровня, хотя конечно мало кто про это знает. И если кто-то верит, что он мог не справиться с каким-то ядом, то пусть просверлит в черепе дырку, чтобы мозги проветрились.
   'Где-то я уже это слышала', - подумала Тейлор.
   - И что тогда? Ты же не хочешь сказать, что он взял и добил собственного пациента?
   - Именно это я и хочу сказать, - улыбка с лица Лизы не пропала, но стала холодной. - Добил. Хладнокровно, расчетливо, без капли жалости или сомнений. Зная, что сможет легко отвертеться, свалить все на случайную ошибку. И что-то мне подсказывает, не только я это поняла. Но дальше самое интересное.
   Она снова запустила воспроизведение.
   - Пресс-служба пусть сообщит СМИ, что этой ночью Лунг столкнулся с неизвестным кейпом и умер от полученных ранений в больнице, куда его доставил Оружейник, - вещала полная светловолосая женщина. - Выдвинем предположение, что данный кейп имеет возможность отравлять жертву ядом, который оказался не по зубам Магистерию. Такая подача информации позволит снизить репутационные потери при любом исходе дела.
   Тейлор почувствовала, как пол куда-то предательски убегает из-под ног. Она успела сесть на диван прежде, чем рухнула на колени, но потрясение оказалось настолько сильным, что она не успела выдавить в рой все, и что-то успело отразиться на лице.
   - Удивлена? - спросила Лиза. - Ну, тут удивляться нечему. Именно так работает СКП. Подтасовывает факты, сваливает вину, присваивает достижения... ну, и так далее. Особенно когда речь идет о ценных активах.
   Она постучала ногтем по экрану.
   - Сколько бы на Магистерия дерьма ни вылилось после Канберры, ликвидация заражения Симург не в последнюю очередь его заслуга. За ним давно следят крупные шишки, и даже если бы он снес Лунгу голову посреди улицы, его бы все равно надежно прикрыли. Ну, знаешь, такой сорт популярных ребят, которых все любят, и которым все сходит с рук.
   Прямо как Эмма, да?
   Эмоции - в рой.
   - Но зачем ему это? Это же не просто нарушение неписанных правил. Это чудовищно само по себе.
   - Кто знает? - пожала плечами Лиза. - Может, он думал, что поступает правильно, ликвидируя настолько опасного злодея. А может, ему просто захотелось кого-нибудь убить. Моя сила вообще плохо работает, когда дело касается мотивов других людей и прочей психологии.
   - Бред какой-то. Он же герой-целитель.
   - Раньше я тоже так думала. А потом он как-то ночью прокрался к нам базу, оставил в моей подушке нож, а Рейчел и Алеку изрисовал лица маркером. И даже умудрился никого не разбудить.
   Еще больше эмоций вылилось в рой. Радиус охвата силы расширился, каждая муха в радиусе полукилометра принялась выписывать ожесточенные круги и зигзаги в воздухе, и жужжать вдвое сильнее обычного.
  - Погоди. Так Магистерий знает, где вы находитесь?
  - Ага. Еще он знает, где живет Брайан с сестрой, наши гражданские личности и номера страховок. Надеюсь, он хотя бы размер моего лифчика не выяснял. Так что мы стараемся его не провоцировать, чтобы он случайно про нас не вспомнил.
  - И вы с этим ничего не сделаете?
  - А что мы сделаем? - горько усмехнулась Лиза. - Это не наша лига. С тем же успехом можно попытаться проучить Эйдолона.
  Она вернулась к ноутбуку, а Тейлор осталась наедине со своими мыслями. Хотя это было мягко сказано. На ее лице не отражалось ничего, но многотысячный рой едва мог вместить все потрясение и гнев, что она испытывала.
  Герой, к которому она испытывала благодарность, которого уважала за бескорыстную помощь людям, способность делать мир вокруг лучше, имел насквозь прогнившую натуру. Он лечил людей, но не потому, что считал это правильным, а чтобы лучше выглядеть в глазах начальства, подлизываться к тем, кто обладал властью. Он беззастенчиво использовал свое привилегированное положение и силу, чтобы творить отвратительные дела, напрямую нарушающие неписанные правила. Даже его слова о том, что люди глупы и неблагодарны, которые она раньше объяснила усталостью и профессиональным выгоранием врача, теперь казались ей презрением ко всем, кто не имел способностей, кто был слабее.
  И СКП охотно его покрывало - ради престижа и пиара, ради выгоды.
  Очень четко прослеживалась параллель между поведением начальства Магистерия и руководства Уинслоу, закрывавшей глаза на любые выходки Сучьего Трио, самых популярных девочек школы. Правда, после Нового Года Трио вдруг превратилось в дуэт, когда куда-то пропала София, но зато Эмма словно с цепи сорвалась.
  Той ночью ей приснился дурацкий сон, в котором под маской Магистерия оказалось лицо Эммы.
  А еще через несколько дней Лиза предложила ограбить банк.
  Мнения разделились. Брайан осторожничал, упирая на то, что ограбление среди бела дня на порядок опаснее их обычных заказов, а добыча не стоит рисков. Алек тоже обратил внимание, что работа необычна, но ему это наоборот понравилось - не так скучно. Рейчел молча покивала на все аргументы, а потом коротко спросила:
  - А что если встретимся с тем пидором?
  - Не встретимся, - успокоила ее Лиза. - Его отстранили на две недели после того как Лунг окочурился.
  - А если?
  Блондинка вздохнула.
  - Бросаем все и очень быстро уносим ноги. Если не удается, падаем на колени, желательно при большом скоплении народа, и просим больно не стукать. Силы не применяем, сопротивления не оказываем - если это чудище по-настоящему разозлится, нам конец. За нами нет ничего серьезного, так что держать нас 24/7 в пене не станут, а там сбежим.
  - Я могла бы остановить его насекомыми, - осторожно предложила Тейлор.
  - Нет, - отрезала Лиза. - Риск неприемлем.
  Тейлор не стала спорить. Несколько дней назад она не просто узнала темную сторону одного Стража. Нет, в ее глазах рухнул целый мир, где герои были добры и самоотверженны, а злодеи заслуживали лишь сидеть за решеткой.
  Все и везде было одинаково. Несправедливость, подлость, равнодушие. Этот тупой мир не имел ни капли смысла.
  - И еще, - добавила Лиза. - Босс также хочет, чтобы мы действовали пожестче.
  - Насколько пожестче? - насторожился Брайан.
  - Без трупов, остальное - на наше усмотрение. Но если как следует отметелим Стражей, получим прибавку.
  - Да запросто, - флегматично отозвался Алек.
  
  
  
Интерлюдия 4.f: Макс
  
  23 мая 2011
  Максимилиан Андерс, главный исполнительный директор 'Медхол Корпорейшен', сидел в своем кабинете и делал три важных дела. Во-первых, он разбирал гору отчетов от разнообразных отделов. Во-вторых, жевал незажженную сигару. В-третьих, при прочтении каждой новой строчки он создавал все новые и новые стальные шипы, вырастающие из стен, пола и потолка кабинета.
  И все из-за одного малолетнего идиота.
  На первый взгляд, предложенный им план был по-своему хорош: собрать на сходку всех злодеев города, которых имело смысл собирать, и как следует припугнуть неведомым технарским оружием. А чтобы никто не вздумал взбрыкнуть, вся Империя-88, его Империя, должна была сделать вид, что впечатлена угрозой. Предполагалось, что затишье должно продлиться до конца июня - тогда бы Магистерия убрали из города, и вся дурацкая история с его работой на два фронта, которая Андерсу не нравилась изначально, закончилась бы. Империя, сберегшая силы, взяла бы под контроль львиную долю города без сопротивления, тогда как ее враги истощили бы силы в стычках с Протекторатом.
  Но, как водится, ни один план не выдерживает встречи с противником. В данном случае Магистерий прокололся на том, что недооценил Выверта и его возможности. Попался на очевидную провокацию, бездумно рванулся в бой, думая, что встретится только с вооруженными наемниками без способностей. А в результате нарвался на Скитальцев.
  Спору нет, бой он дал достойный. Один против пятерых, без своего главного оружия, он уничтожил двоих и одного либо убил, либо очень тяжело ранил. Крови на месте стычки было море, но трупов в черно-красных костюмах - только два. Но это не играло никакой роли по сравнению с тем, что его репутация, репутация неумолимого и могущественного карателя, которую он хотел создать на сходке, была начисто разрушена.
  Магистерий оказался всего лишь еще одним кейпом, которого смогла победить заезжая команда, хотя и не без потерь. Из него текла кровь, и очень обильно, он мог истечь ею и умереть. Фактически умер, потому что вторую неделю валялся в коме, не реагируя ни на что, и не подавал никаких признаков того, что когда-нибудь из нее выйдет.
  А раз так, какой смысл поддерживать перемирие, которого он потребовал?
  Началось все через два дня после Резни на Лорд-Стрит. Сначала в городе прогремела серия взрывов в людных местах, а через несколько часов Бакуда выложила в Интернет видеообращение, на котором продемонстрировала труп Демона Ли... если это можно было так назвать. Стеклянная статуя.
  Она не выдвинула требований, не пыталась угрожать или наоборот, казаться привлекательной. Она просто заявила, что теперь все должны преклониться перед ее гением, который каждый испытает на себе.
  Потом события начали развиваться лавинообразно.
  Бакуда действовала без какого-либо плана, у нее вообще не было никаких целей. Он просто делала бомбы и взрывала их так, чтобы причинить как можно больше ущерба. Перешедшие ей в подчинение АПП взрывали бомбы и похищали людей, которым она засовывала бомбы в головы, и а те в свою очередь тоже принимались за взрывы и похищения.
  Любая попытка обезвредить рекрутов заканчивалась взрывами - в лучшем случае, гибли только сами живые бомбы, чаще они забирали с собой кого-то поблизости.
  Жизнь в городе оказалась парализована в считанные дни. Взрывы в автобусах привели к тому, что водители общественного транспорта отказались выходить на работу. Несколько странных бомб создали на перекрестках улиц непонятные аномалии, которые до сих пор не удавалось убрать. Из-за взрывов в магазинах начались перебои с продовольствием. Взрыв единственной в городе водоочистной станции прибрежный город остался без воды на сутки. А когда повреждения в экстренном порядке устранили, Бакуда взорвала ее повторно, вместе с ремонтной бригадой. Просто чтобы поиздеваться.
  СКП действовало в своем обычном репертуаре - то есть изображало деятельность там, где этого не требовалось, и игнорировало настоящие проблемы. Герои патрулировали чаще - будто это даже в лучшие времена могло помешать злодеям. После того, как выяснилось, что даже мягкое обездвиживание с помощью пены приводит к немедленной детонации внутричерепных бомб, герои вообще перестали вступать в противостояние с боевиками Бакуды.
  Андерс и раньше слышал от Кёлера-младшего, что ни один суперзлодей не нанес столько вреда героям Залива, как директор Пиггот, но только теперь признал его правоту.
  Суперзлодеи города снова собрались на нейтральной территории. Присутствовала Империя-88, команда Трещины и Тора, с которой ушли немногочисленные члены АПП, хранившие лояльность старым порядкам. Японка-Оборотень выжила только благодаря своей способности нарушать действие технарских устройств, из-за чего заготовленная для нее бомба Бакуды лишь оторвала ей два пальца на руке, а не подвергла трансмутации. Выверт не явился, помня прошлое унижение, зато объявились Неформалы, которые при ограблении банка продемонстрировали силу и решительность, и теперь претендовали на звание полноправных игроков. И с ними был кейп, который, по всеобщему мнению, прикончил Лунга. Кайзер знал, что это не так, причем из первых рук, но поддержал спектакль.
  Результаты совещания не впечатляли. Трещина объявила вооруженный нейтралитет, в тот же день закрыла свой клуб на неопределенный срок и укатила из города. Тора рвалась мстить Бакуде за предательство, но реальной силы за ней не осталось, так что ей пришлось залечь на дно. Неформалы неохотно согласились сотрудничать, но наотрез отказались выступать на переднем крае, только как прикрытие для ударного кулака Империи.
  Империя-88 выступила против Бакуды. Больше было просто некому.
  От жутких технарских бомб они потеряли Цикаду и Штормтигра, чуть не потеряли Крюковолка и Игниса. Потери среди рядовых шли на десятки - чудовищные потери, которые придется восполнять годами. Какой результат это принесло, количество подручных у Бакуды сильно сократилось, ее саму прижали в северной части города. Но дальше наступление застопорилось, потому что Империя и Неформалы уперлись в настоящий укрепрайон, усеянный сотнями разнообразных мин, растяжек и ловушек, и даже сила Сплетницы не могла помочь в разминировании.
  Чтобы справиться с окопавшимся технарем, нужен был другой технарь, а лучшие технари города были героями, и от всех троих не было никакого толку. Один изображал овощ, двое других не смели задницу вытереть без приказа начальства.
  Кайзер решил, что объединенных сил половины масок Империи и Неформалов хватит, чтобы удерживать Бакуду в блокаде, а сам снял броню из лезвий и вернулся на рабочее место как Максимилиан Андерс - чтобы жевать незажженные сигары и подсчитывать убытки, которые принесло его фирме буйство чокнутой обезьяны с гранатой.
  Погибли несколько сотрудников при взрывах в различных местах, еще у двоих погибли дети при взрыве в одной из школ... не забыть написать письма с соболезнованиями.
  Уничтожено две аптеки из смежной сети, которой владел Флишер. Вместе с аптекарями и товарными запасами. На фоне всего остального даже не проблема.
  Уничтожен один из складов готовой продукции... Андерс открыл на компьютере учетную программу и проверил последние остатки товаров на нем. В основном недорогие дженерики популярных безрецептурных препаратов. То, что составляет и львиную долю количественного выражения продукции, и немалую часть прибыли. Скверно. Нарушает график поставок.
  Серьезно повреждены холл, входные двери и крыльцо в главном офисе... кто вообще додумался прислать ему такую ерунду? Пусть разбирается хозяйственный отдел.
  Синтезаторные установки, собранные Магистерием, не пострадали, однако одна отключилась из-за срабатывания предохранительной системы. Примечательно, что изрядно подмоченная в Канберре репутация мальчишки не только не снизила продаж его препаратов, а прямо наоборот. Реклама с его образом тоже прибавила эффективности. Андерс усмехнулся про себя. Публика могла что угодно визжать про газовые камеры, но когда дело доходило до реального или надуманного недуга, за таблетками бежала к тому, кто действительно разбирался в людях - особенно в их внутренностях.
  Когда желторожие варвары начали громить город, где было безопаснее всего: там, где 'патрулировали' герои, или все же там, где белые мужики встали на защиту своих домов и семей? Об этом нужно будет упомянуть в следующем обращении. Или даже собрать нормальную пресс-конференцию. Чуть позже, когда закончится этот кризис.
  Когда к закату гора бумаг немного поубавилась, Андерс сбросил пиджак, встал на беговую дорожку и поставил перед собой ноутбук, чтобы использовать перерыв по максимуму. Новостные сайты не порадовали его ничем особенным. Много слов, мало дела, спекуляции на скудных фактах и кричащие заголовки, за которыми скрывалась пустота. Журналисты зарабатывали на страхах, примерно также как это делал 'Медхол'. С той небольшой разницей, что покупатель лекарств и добавок, в конечном счете, добровольно делал выбор, на что потратить деньги.
  Но одна заметка привлекла внимание Андерса и он кликнул по ссылке, чтобы прочесть статью целиком. В отделении Восток-Северо-Восток сменился руководитель. Эмили Пиггот, занимавшая этот пост уже шесть лет, ушла в отставку по неназванными причинам, на ее место назначили некоего Джеймса Тагга. Андерс нахмурился, слез с беговой дорожки и достал телефон.
  Примерно через два часа он знал о полковнике Тагге все, что можно было узнать с его связями. Разнообразием биография нового директора не блистала. Начал карьеру в морской пехоте, когда была создана СКП, оказался в числе первых добровольцев. Несколько лет возглавлял ударный отряд, участник многочисленных военных операций, в том числе зарубежных. Три года назад получил назначение на должность заместителя директора в Атланте, хорошо сработался с Пепельной - сошлись во взглядах.
  Неприятная новость. Пиггот держала героев на коротком поводке, ненавидела их едва ли не больше, чем злодеев, благодаря чему последние чувствовали себя вполне вольготно. Она была хорошо знакома Кайзеру, ее действия укладывались в определенные шаблоны и легко предсказывались. Ожидать покладистости от человека, одобряющего методы Пепельной, точно не приходилось. С него станется устроить форменную охоту на ведьм, только на месте ведьм окажутся кейпы.
  Самым разумным в такой ситуации было остановить активные действия, занять выжидательную позицию, но оставалась проблема Бакуды. Если сейчас отвести бойцов из северных районов, начнется новая волна террора, и с городом можно будет попрощаться, а значит и с бизнесом, и вообще со всем, что имел 'Медхол' и Империя-88.
  Андерс снова взял телефон и набрал нужный номер.
  - Отала, нужна твоя помощь.
  Если кое-кто не собирается просыпаться, его придется будить.
  
  
  
5.1 Закалка
  
   12 августа 2003, Лондон
   Старенький туристический автобус не предназначался для быстрой езды. Маломощный мотор выл так, что заглушал собой истерические всхлипы и судорожные молитвы.
   Водитель, немолодой уже индус, вцепился в руль так, что его пальцы казались белыми. Несколько минут назад он вел автобус по заученному маршруту и его планы заканчивались сегодняшним ужином и просмотром футбольного матча. Сейчас он вытаращенными глазами смотрел на дорогу, и вжимал голову в плечи, будто это могло его спасти.
   Пассажиры выглядели не лучше. Какой-то парень, типичный гик с виду, выколол себе уши штопором. Другой, постарше и покрупнее, стиснул свою спутницу в объятиях так, что она почти не могла дышать. Но та не обращала на это никакого внимания. Семейная пара из Америки с ребенком прижималась друг к другу, что-то бормоча не то в бреду, не то в попытке помолиться.
   А ребенок смирно сидел на коленях у матери и без страха смотрел в окно. Он слушал песню, которую ему пела крылатая женщина, парящая далеко-далеко в небе. Песня не была страшной, он не понимал, почему все вокруг так боятся. Она обещала радость и веселье, а еще покой и приятное тепло. Но он понимал, что никому нельзя пока рассказывать, ведь тогда испортится сюрприз.
   Этот ребенок - я.
  Мне семь лет, и лишь благодаря разгильдяйству британских властей я не отметил восьмой день рождения в карантине.
   Симург поет мне, и мир вокруг меркнет.
   Исчезают мои родители, прочие пассажиры, автобус и вообще все.
   Я обнаруживаю, что мое тело пронизано бесчисленными механизмами, уходящими куда-то за пределы восприятия. Моя кожа удалена, как ненужный рудимент. Каждый нервный рецептор соединен с устройством вывода. Мои глаза заменили толстые дата-кабели.
   У меня нет рта, чтобы закричать.
   Я - часть Машины. Я един с Машиной. Я ничтожен в сравнении с ней, но в тоже время я - важнейший ее элемент. Ее воля. Ее воображение.
   [КОКОН]
   В моем разуме проносится стремительная череда видений, в каждую микросекунду вмещаются целые жизни неведомых существ. Одни обладают разумом, другие ближе к животным. Мышление некоторых мне понятно, оно складывается из реакций на опасность, пищу и возможность размножения. Другие настолько чужды, что кажутся мне неодушевленными предметами.
   [ЦИКЛ]
   Я вижу планету, покрытую океанами серой грязи. Умирающая звезда скудно одаривает ее светом и теплом. В грязи извиваются исполинские существа, похожие на червей, но не живых, а словно состоящих из массивов кристаллов. Они пожирают друг друга в бесконечной борьбе за существование.
   [НАЧАЛО]
   Машина приходит в движение.
   Ее инструменты режут остатки моей плоти, извлекают кости и органы, заменяют их аналогами. Более надежными. Более эффективными.
   Органика слаба и подвержена распаду. Машина считает, что металлы долговечнее.
  Мы едины, отныне и до конца Вселенной.
  Она больше не одинока.
  [НОСИТЕЛЬ]
  Снова бесконечная череда образов. Схемы. Чертежи. Технологии. Методы. Принципы.
  Электромагнитный резонанс. Волновая передача информации. Создание, преобразование, аннигиляция вещества и энергии. Квантовая телепортация. Релятивистские феномены. Гравитационное искривление времени.
  Еще множество инструментов и явлений, которым нет названий в скудных языках двуногих существ. Все они бесполезны сами по себе, без направляющей силы, без комбинирования и придания формы. Машина видит возможности, но не видит применения.
  Найти его - моя задача.
  Образы втискиваются в мой мозг. Если бы не дарованные Машиной улучшения, они бы разорвали мой череп. Я просматриваю их все, пытаясь ухватить что-то знакомое, выстроить ассоциативную цепочку, которая поможет мне вспомнить.
  Я использую