Demonheart: другие произведения.

Плоды проклятого древа (обновление)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.93*18  Ваша оценка:

  
7.2
  
  Где-то между Броктон Бей и Нью-Йорком
  Примерно полчаса у меня ушло на то, чтобы проанализировать свою изменившуюся силу и обложить свой второй триггер такими словами, что засмущались бы даже самые злобные докеры.
  Я утратил слишком много.
  Мой доспех, мое оружие, все интегрированное оборудование - все казалось незнакомым. Неописуемо страшное ощущение. Наверное, так ощущают себя старики страдающие болезнью Альцгеймера, пытаясь вспомнить, кто же эти люди, называющие себя их родственниками.
  Где-то на задворках памяти, моей собственной памяти, еще хранились смутные воспоминания о том, как я создавал все это, но и только. Глядя на выдвинутый фотокинетический бластер, простой и надежный, я осознавал принцип работы, но его внутренняя конструкция, еще недавно досконально понятная и почти родная, теперь стала пугающе чуждой.
  Я все еще помнил, как обращаться со своими изобретениями, но не был в состоянии их повторить. Даже просто поддерживать работоспособность смог бы не у всего. Моя сила, ранее блиставшая универсальностью, теперь ужалась, ограничилась.
  Мое чувство вещества, бывшее со мной со дня первого триггера, на которое я привык полагаться в той же мере, что и на зрение. Которое было слабым по сравнению со специализированными силами восприятия, но которое я научился использовать с максимальной эффективностью. Оно тоже исчезло. Я словно ослеп, и одновременно получил по голове чем-то тяжелым, настолько оглушающим оказался эффект.
  Я оглянулся вокруг себя, пытаясь понять, что же мой демон-пассажир всучил мне взамен. Задачу нужно ставить четко и ясно, чем конкретнее она сформулирована, тем уже список предлагаемых инструментов, легче выбрать. Хорошо. Дина написала, что нужно идти до конца. Идти до конца в моей ситуации... секунду, а чем я вообще занимался? Куда вообще иду, зачем сражаюсь? Я не помню.
  Я сражаюсь потому что сражаюсь. Вот и все.
  Я должен продолжать убивать героев? Действовать так, как полагается действовать бомбе Симург, то есть сеять разрушение и хаос всеми доступными способами? Что из этого можно сделать?
  Я подумал об энергетической инфраструктуре. О сельскохозяйственных угодьях, где выращивались растительная пища, и животноводческих фермах. О дорогах, по которым перевозились товары. Об аэропортах, делающими возможной связь с другими странами.
  Сила, как обычно, начала предлагать разнообразные решения. ЭМИ-бомбы, способные сжечь электронику в нескольких соседних штатах. Гравитационные ингибиторы, изменяющие силу притяжения на десятки километров вокруг. Странные генераторы силовых полей, способные заслонить солнечный свет над целыми странами. И еще многое другое. Объединяло эти технологии одно - их запредельная энерговооруженность и громоздкость.
  Я не выдержал и расхохотался.
  Мой демон в очередной раз из лучших побуждений подсунул мне то, что меньше всего применимо в текущей ситуации. Сейчас в моих руках была сила буквально способная менять мир. И от нее не было никакого проку.
  Подведем итог. Моя броня дышит на ладан, и у меня исчезла даже призрачная возможность ее починить прежде, чем за моей душой явится Александрия под ручку с Эйдолоном. Дать второй бой героям высшей лиги я уже не смогу. И если у Легенды я нашел слабое место, слабости Александрии для меня не очевидны, а Эйдолон их просто не имеет.
  Да. Это конец.
  Я замер, и ухватил последнюю мысль, чтобы тщательно ее обдумать. Идти до конца... а, теперь понятно. Несколько месяцев в подвале у злодея-извращенца даром не прошли, малявка Элкотт стала настолько безжалостной, что даже мне не по себе.
  Я развернулся и двинулся. Демон, ты слышишь меня? Я знаю, что ты обожаешь подкладывать мне свиней, но на этот раз, пожалуйста, сделай то, что мне действительно нужно.
  Давай работать вместе.
  
  Головной офис СКП, Нью-Йорк
  Экстренное совещание директората СКП проходило в обстановке, находившейся где-то между истерикой, паникой и высадкой в Нормандии. Причиной стал уже всех доставший Броктон Бей, за какие-то два месяца из тлеющей горячей точки превратившийся в кипящую клоаку, в которую угрозы S-класса слетались как мухи на дерьмо. Разрушения достигли такого уровня, что на высшем уровне было принято тяжелое решение о формировании новой карантинной зоны. Похоже, проклятому городу это не понравилось, и он решил напоследок вдарить как следует.
  Казалось, что после отбитой атаки Левиафана в Броктон Бей можно будет вдохнуть новую жизнь. Да, были и разрушения, и жертвы, но было и воодушевление. На схваченные серыми пятнами зацикленного времени куски Губителя мог полюбоваться любой желающий, и одно лишь это внушало оптимизм. Внушало до тех пор, пока эксперты не оценили стоимость восстановления инфраструктуры как 'дешевле заново построить с нуля'.
  После этого разговоры о ликвидации города приобрели серьезный тон, а с момента, когда Бойня ?9 была впервые замечена в городе, события начали развиваться стремительно. Внезапная и жестокая атака местных злодеев на офис СКП повлекла за собой крайне... неприятные последствия.
  Если бы какой-то герой просто сумел повторить силу Серого Мальчика, это бы еще можно было скрыть и обернуть на пользу. Но сражение с Левиафаном в Броктон Бей прогремело на всю страну, а связи с Гезельшафтом (да такие, что по одному звонку они прислали целую армию кейпов) и неприкрытый антисемитизм Магистерия привели к тому, что против него восстал буквально весь американский истеблишмент. Политики всех рангов, руководители крупных корпораций, информационные агентства, общественные деятели - все в едином порыве требовали крови. Даже всесильная шеф-директор Коста-Браун была вынуждена, в конечном счете, уступить давлению и возобновить приказ на убийство, причем его наградной фонд меньше чем за сутки превысил фонд Бойни ?9 вместе взятой за всю историю разом.
  Казалось, разрешение проблемы было вопросом времени, но благодаря какому-то Умнику-злодею всплыла новая информация, которая заставила всех носиться как ошпаренных.
  Симург. Одного лишь этого слова оказалось достаточно, чтобы устроить среди директората СКП переполох как при пожаре в курятнике. Опасный злодей это неприятно, но привычно, но опасный злодей, подвергнувшийся влиянию Убийцы надежды - это страшно. Хотя бы потому, что его действия предсказаны, как и действия тех, кто способен ему противостоять, а значит огромного ущерба избежать не удастся.
  Протекторат начал масштабное развертывание по протоколам угроз S-класса, подключился Триумвират и Дракон со своим старым новым соратником. Про Бойню, находившуюся в том же районе, давно забыли, потому что Остряк хотя и убивал тысячи людей ежегодно, но никогда не делал политических заявлений.
  На несколько часов все замерло в напряженном молчании, а потом разразилась настоящая катастрофа.
  Не удивительно, что по мере поступления свежих данных. Убиты десятки героев, а с ними три сотни бойцов Национальной Гвардии и полторы тысячи мирных жителей, не успевших эвакуироваться. В городе произошло как минимум два ядерных взрыва неустановленной мощности. И что самое худшее, мертвы Александрия и Легенда. Триумвират де факто прекратил свое существование.
  Обычно в критических ситуациях шеф-директор Коста-Браун брала прямое руководство в свои руки, паника стихала, не успев начаться, и громоздкий механизм СКП начинал работать, перемалывая кризис медленно, но последовательно и неотвратимо. Но не в этот раз. Коста-Браун как сквозь землю провалилась, а директора Армстронга, который должен был ее замещать, увезли в реанимацию с сердечным приступом.
  Все, кто еще держался, сидели в зале совещаний и с мрачными лицами выслушивали по видеосвязи доклад Дракон.
  - ...Отступник в критическом состоянии, даже я не могу быть уверена, что он выживет. Я тоже пострадала, но не так тяжело, и в течение суток смогу вернуться в строй. Сейчас я пытаюсь отслеживать перемещения объекта со спутников, но точность оставляет желать лучшего. Он маскирует помехами свою энергетическую сигнатуру, и пока я не могу уверенно им противодействовать.
  - Сколько времени вам на это нужно? - директор Вилкинс принялся нервно барабанить пальцами по столу.
  - Если отбросить все прочее... в течение суток я смогу изобрести достаточно эффективные меры.
  - Слишком долго, - заявил директор Вест. - Умники дают очень плохой прогноз: Одиннадцатый час назвал 'девять', у Оценщика 'красный', Горб говорит о 'катаклизме'.
  - Черт... - пробормотала Дракон. - Есть еще кое-что важное. Я не вполне уверена, но скорее всего, объект испытал второе событие-триггер. Я не знаю, какие новые способности он приобрел и что утратил, но если проводить параллели с Нарвал...
  - То все плохо, - закончил за нее Вилкинс. - И мы уже потеряли двоих из Триумвирата.
  - Эйдолон прибудет через пятнадцать минут,- Вест сверился с часами. - Уже через четырнадцать.
  - Я не уверена, сэр, что можно позволить Эйдолону вступать в бой. Он наше самое мощное оружие, но если погибнет и он... - Дракон замолкла, будто сама поразилась высказанной ереси. - Я бы советовала собрать больше сил, разработать стратегию с учетом уточненных данных. Объект силен но не неуязвим, мы практически победили его, если бы не... непредвиденное вмешательство.
  - Я бы с вами согласился, если бы имели дело не с Технарем. Чем больше времени мы упускаем, тем сильнее он становится.
  - Его снаряжение получило серьезные повреждения в бою, а свою мастерскую объект уничтожил собственноручно. Без специфических инструментов и станков он не сможет починить доспех.
  - Если только второй триггер не убрал у него это ограничение, - мрачно подытожил Вест. - Дракон, если у вас еще остались в запасе какие-то средства, неважно насколько неконвенционные и неэтичные, самое время пустить их в ход.
  - Я не могу сделать этого без одобрения высших органов власти, - отчеканила Технарь.
  - Оно у вас будет.
  - Хорошо, я проведу приготовления, - Дракон запнулась. - У нас проблемы. Объект засекли на Восточном побережье, видео только что появилось на Youtube. Вывожу на экран.
  Изображение Дракон, до этого занимавшее несколько совмещенных мониторов, сместилось в угол, а его место заняло видео, снятое на каком-то мосту. Оператор издавал бессвязные возбужденные возгласы и протискивался через толпу поближе к цели - к плоской серой области, пересекающей дорогу. Потом камера повернулась, и навела фокус на виновника - висящую на небольшой высоте фигуру в потрепанной черной броне. Та несколько секунд сохраняла неподвижность, а потом резко набрала скорость и скрылась вдали.
  - Он перегородил мост? Зачем?
  - Если предполагать худшее, а в случае с Симург иначе нельзя, то объект собирается нанести непоправимый ущерб инфраструктуре. Даже если бы он разрушил этот мост, то его бы можно было отстроить заново. Петля же неуязвима и пренебрежимо долговечна.
  Вилкинс с невесть откуда взявшейся решимостью хлопнул по столу и резко встал.
  - Достаточно. Пусть Эйдолон вступает в бой сразу же, как только представится возможность. Подключайте всех Умников, до каких сможете достучаться, даже если это отпетые злодеи, используйте все доступные фонды, чтобы оплатить их услуги. Необходимо любой ценой отслеживать перемещения объекта и иметь прогноз его дальнейших действий. Нужно задействовать чрезвычайные протоколы безопасности на атомных электростанциях. И дайте мне прямую линию с президентом. Если Дракон так нужны санкции, она их по...
  Договорить он не успел.
  Вспышка аннигиляции поглотила его вместе со всем головным офисом.
  
  Броктон Бей
  У Эгиды и раньше бывали плохие дни. Например, когда пришел Левиафан. Или когда вскрылась жуткая правда о бывшем товарище. Или когда Виста попалась во временную петлю, и еще не было способа ее оттуда вытащить. Или когда получил свои силы, но тогдашние проблемы по сравнению с нынешними казались пустяком.
  С переходом в Протекторат Триумфа он очень серьезно отнесся к обязанностям лидера команды, и все случавшиеся беды воспринимал как личный провал. Ведь это он недоработал, не обратил внимание, оказался недостаточно силен и предусмотрителен.
  Эгида и прежде имел дело со Скиттер, и один из немногих понимал, насколько смертоносна может быть ее сила, если бы та не сдерживалась. Так что когда началась внезапная атака роя, он сразу попытался прорваться к Мисс Ополчение, которая единственная из оставшихся местных героев не имела ни защитных, ни мобильных способностей. Ну, попытался прорваться. С пугающей синхронностью насекомые плотно забили его дыхательные пути, опутали паутиной и привязали к какому-то обломку бетона так, чтобы он не мог взлететь.
  Будучи обездвиженным, Эгида попытался найти в сложившейся ситуации хоть что-нибудь хорошее. Во-первых, он все еще был жив, пусть в легких и кишели осы вперемешку с пауками и муравьями. Удовольствие, конечно, ниже среднего, но его сила уже работала, и вместо забитых легких кислород начала втягивать кожа.
  Во-вторых, друзьям его ничего не грозит. Стояк написал заявление об уходе еще утром, и скорее всего, успел покинуть город с семьей. Виста, Рыцарь и Слава тоже вне опасности, их как пострадавших эвакуировали еще раньше.
  Эгида изо всех сил попыталась сосредоточиться на мыслях о своих товарищах, потому что эти мысли неплохо отвлекали от ощущений в груди, горле, ушах, носоглотке - короче, везде, куда сумели добраться насекомые. Это тоже было по-своему хорошо, ведь так он почти не слышал крики умирающих героев и устрашающее гудение многомиллионного роя.
  Сколько длилась пытка, он сказать не мог. По ощущениям самого Эгиды, прошла примерно вечность. Или две. Но в какой-то момент насекомые прекратили грызть его изнутри, постепенно начали расползаться. Еще приблизительно через половину вечности он почувствовал легкое тепло и запах горелого мяса. А потом с его глаз наконец-то содрали паутину и он увидел над собой Лазершоу. Девушку окружала призма силового поля, которое она держала непрерывно и раньше, а яркие лучи, исходившие из кончиков ее пальцев, резали паутину. Доставалось и плоти, но такие мелочи Эгиду давно не беспокоили.
  Следующим движением Лазершоу сорвала с лица Эгиды паутинный кляп и влезла пальцами ему глубоко в рот. Сообразив, что сейчас будет, он запрокинул голову, и лазеры выжгли затор из паутины и насекомых, закупоривший трахею. Вместе с самой трахеей, пищеводом, частью прочих органов, но для Стража это было в порядке вещей.
  По крайней мере, теперь он мог говорить. Его сила заставила вибрировать уцелевшие стенки гортани, чтобы издавать членораздельные звуки.
  - П-прих... веет! - выдохнул он с усилием. Непривычно было тратить столько сил на что-то настолько простое.
  - Лететь можешь? - угрюмо спросила Лазершоу.
  Эгида поднялся на ноги и принялся счищать с себя остатки паутины. Осы и пауки влили в него, наверное, целый стакан яда, но этого не хватило, чтобы перебить его живучесть. На ногах он держался вполне уверенно, хотя и не без тошноты.
  - Могх... кх.. могу. Сколько, кх-кх, прошло времени?
  - Немного, мы все еще ищем выживших. Таких меньше, чем хотелось бы, но больше, чем мы опасались, - девушка закинула выбившуюся прядь за ухо. - Сначала я подумала, что кроме меня не уцелел никто, но потом появился Кид Вин, и начал прочесывать местность своими сканерами.
  - Кто еще?
  - Этот 53-й из Бостона, Сталевар. Ему вообще все фиолетово. Бесстрашный смог закрыть нескольких кейпов своим щитом, но небольшое количество насекомых успели попасть под защитное поле и набились ему в горло. Он держал щит до последнего и умер от удушья, но остальные выжили. Пока это все, кого мы смогли отыскать.
  Эгида почувствовал, как земля предательски убегает из-под ног. Руины родного города собрали очередную кровавую жатву. Это было чудовищно, немыслимо. Вся команда Протектората, пережившая бой с Левиафаном и ставшая для него практически второй семьей, перестала существовать. Десятки героев мертвы, убиты играючи, мимоходом, будто раздавленные комары.
  И все из-за одного человека...
  - А что с... - он запнулся. - С главной проблемой?
  Лицо Лазершоу помрачнело, и в животе Эгиды сжался липкий ком страха.
  - Кид Вин смог связаться с начальством в Нью-Йорке, но там сами толком ничего не понимают, так что похоже на полный разгром. Я точно знаю, что выжила Дракон, Отступник если выкарабкается, то только чудом. Видела тела Мирддина и Нарвал, но от Легенды и Александрии нет никаких вестей. Похоже, тоже мертвы. А главная проблема... - ее заметно передернуло. - Покружил тут недавно и снова улетел. Видимо, не счел нас достойными внимания.
  - Погоди. Причем тут Нью-Йорк? А как же директор Тагг?
  - Нету больше Тагга. Здесь на километр вокруг - одно большое кладбище. Скиттер убила всех. Вообще всех.
  - О боже... Она мертва?
  - Не знаю. И знать не хочу. Тело мы не нашли, так что скорее всего ее забрал сам-знаешь-кто. Туда ей и дорога.
  Эгида хотел было возразить, что Скиттер ни в чем не виновата, что ее довели до такого состояния. Но благоразумно придержал свое мнение при себе, потому что Лазершоу буквально источала желание кого-нибудь убить, а нарезание лазерами на ровные кубики не пережил бы даже он. В этот момент рядом приземлился Кид Вин в своем 'тяжелом' бронекостюме.
  - Надо возвращаться в штаб-квартиру, - сказал он, не тратя время на приветствия. - У нас проблемы.
  - Правда? - уточнил Эгида почти без иронии. - Серьезно? Ты не шутишь? Вот так новости!
  - Мы еще не все прочесали, - добавила Лазершоу.
  - В смысле, еще более серьезные проблемы. Я отдал свой биосканер Сталевару, он с остальными выжившими продолжит поиски, а нам троим нужно в штаб. Я - единственный действующий Технарь, ты - последняя из Протектората, Эгида - все еще командир Стражей, пусть даже нас двое всего.
  - Хорошо, летим.
  - Что ты имел ввиду, когда упомянул 'более серьезные проблемы'? - спросил Эгида, когда все трое поднялись в воздух.
  - Я был на связи с нью-йоркским головным офисом, когда связь внезапно прервалась. Надеюсь, что ошибаюсь, но...
  - Но?
  - Возможно, что он уничтожен.
  - А помехи, или что-то такое?
  - Исключено. Не с моим оборудованием. И... Карлос, когда приземлимся - старайся не смотреть по сторонам.
  С предупреждением он опоздал. Одной из граней силы Эгиды было великолепное зрение, и он даже с высоты видел улицы, устеленные телами. Это было нечто далеко за гранью привычных сил кейпов. Будто стихийное бедствие... или библейская Египетская казнь. На краю сознания мелькнула противная мысль, что даже хорошо, что Скиттер и Конрад сразились. По крайней мере, так героям приходится иметь дело всего с одним злодеем S-класса, а не с двумя.
  Страшно даже представить, что произошло бы, случись им работать вместе.
  Эгида мотнул головой. Нечего думать о всякой чуши... Хотя нет, лучше думать о чуши, чем о бесчисленных мертвецах вокруг. Вокруг штаб-квартиры СКП тела лежали особенно густо, поэтому они даже не стали приземляться. Лазершоу пробила своими лучами стену на нужном этаже и трое героев влетели прямо в помещение аналитического отдела.
  Броня Кид Вина раскрылась и он выбрался из нее, одетый только в контактный комбинезон. Откуда-то из недр костюма он достал небольшой ноутбук и воткнул кабель в один из терминалов.
  - Подключусь к сети отсюда, - сказал он. - В Хабе Стражей было бы удобнее, но...
  'Но не хотелось идти мимо трупов людей, которых пару часов назад видел живыми', - мысленно закончил за него Эгида.
  В аналитическом отделе было пусто. СКПшники успели демонтировать серверы, но на вывоз многочисленных компьютеров и кучи периферийного оборудования не осталось времени, слишком уж срочно объявили тотальную эвакуацию. Теперь компьютеры таращились в пространство погасшими мониторами, а занимающий четверть стены громадный экран наоборот, ожил силами Кид Вина.
  - Говорит Броктон-Бей! - крикнул Технарь в микрофон. - Дракон! Дракон, ответьте!
  Молчание.
  - Дела совсем плохи или можно начинать панику? - мрачно спросила Лазершоу.
  - Погоди, я попробую прозвонить каналы.
  Кид Вин бешено застучал по клавиатуре, на экране замелькали какие-то таблицы и символы, ничего Эгиде не говорившие, а потом отобразилась карта континента. На карте были отмечены все города с населением больше ста тысяч человек, действующие карантинные зоны, отделения СКП... и какие-то красные точки.
  - ...работа, Дракон, - донесся из динамиков знакомый, и от того вдвойне пугающий голос. - Всего шесть минут. Я надеялся, что вирус продержится хотя бы пятнадцать. Но похоже, на этом поле с вами состязаться невозможно.
  - О чем он? Какой вирус? - спросил Эгида и тут же поймал испепеляющий взгляд Кид Вина.
  - Оу, кто-то влез на защищенный канал. Карлос, это ты? Я тебя по голосу узнал. Самый обычный компьютерный вирус, который превращает данные в бессмысленный набор битов. Дракон его только что стерла, но он успел зашифровать примерно два процента всей информации, хранившейся на американских серверах.
  - Дракон?! Вы меня слышите?! - повторил Технарь. - Ответьте, что происходит, мы потеряли связь с головным офисом.
  - Головной офис в Нью-Йорке уничтожен мной, - буднично сообщил Конрад. - Так что Служба Контроля Параугроз сейчас обезглавлена, как и подразделение 'Сторожевых псов'. Я уже говорил, что ненавижу чертовых Умников?
  - Значит, Сплетница не соврала? - спросил Эгида. - Ты действительно зомбирован Симург?
  - Да. Я слышал ее крик в Лондоне, но проявляться это начало только после обретения сил. Я пытался с этим бороться, честно. Но Выверт, Левиафан, Неформалы, Джек... у меня не осталось сил сопротивляться. Не осталось якорей.
  - Но если ты все осознаешь, почему продолжаешь все это дерьмо?!
  - Так надо. Но не волнуйтесь, когда я умру, все кончится..
  Эгида оглянулся на товарищей. Кид Вин бешено стучал по клавиатуре, следя за мерцающими на экране символами, Лазершоу с каменным лицом слушала разговор.
  - Где ты? - спросила она холодно. - Если это твоя воля, я тебя сама прикончу.
  - Не суетись, Кристал, Эйдолон со мной разберется. И... я сожалею, что так получилось с Александрией. Это не дело, когда величайшая женщина, которую знал мир, умирает, задохнувшись мухами. А ведь она почти смогла меня убить. Мне правда жаль.
  - Огромный ущерб инфраструктуре. Перерезаны многие транспортные магистрали и трубопроводы, уничтожено множество электростанций, - бесцветным голосом произнес Кид Вин, не отрывая глаз от экрана. - У нас есть энергия только благодаря собственному генератору в подвале, его не успели заглушить.
  - И не забудь об уничтоженных отделениях СКП. Северо-восточные штаты сейчас не имеют ни одного офиса, способного осуществлять руководство, - задорно добавил Конрад. - Кстати, пока мы тут беседовали, я успел выпустить новый вирус, на этот раз обычный, биологический. Для людей он безопасен, но последствия будут как бы не страшнее, чем средневековый Черный Мор. Или же почти неощутимыми. Зависит от того, как быстро вы сможете найти Панацею.
  - Что ты с ней сделал?! - закричал Эгида. - Что она тебе сделала?
  - Не зачем так орать, Карлос, я бы в жизни не навредил малышке Эми. Когда мы виделись последний раз, она уезжала куда-то на северо-запад верхом на громадной захмелевшей шиншилле. Идите по следу из опустошенных пивных бочек и найдете ее.
  - Это может быть уловка, - произнесла Лазершоу. - Очередная.
  - Верить или нет - ваш выбор. Я свой выбор сделал, и вот к чему пришел. Штош... Mortuus non sentit verecundiam.
  Динамики затрещали помехами, несколько раз щелкнули и затихли, чтобы вскоре ожить снова.
  - Это... было довольно сложно, - зазвучавший из динамиков голос Дракон сочился усталостью. - Простите, что не отвечала, мне нужно было полностью сосредоточиться на отражении кибератак, иначе ущерб инфраструктуре был бы в десятки раз больше.
  - Сейчас такой опасности больше нет?
  - В бой только что вступил Эйдолон, атаки резко прекратились. Я проверяю сети на предмет оставшихся логических бомб... впрочем, для вас это не важно.
  - Мы можем чем-то помочь? - взволнованно спросил Эгида.
  - Спасите, кого можете спасти, и постарайтесь не погибнуть сами. У Эйдолона мы все будем только мешаться под ногами.
  Связь оборвалась окончательно.
  - Дерьмо, - кратко и емко высказался Кид Вин.
  - Так, без паники, - Эгида поднял руки. - Вы слышали, что сказала Дракон. Я предлагаю собрать всех, кто еще жив, и отправляться в Бостон, если он еще на месте.
  - Он на месте, но офис СКП также уничтожен.
  - Не важно. Не у всех есть силы полета, а у кого есть, те не смогут всех унести. На улице есть фургоны... Кид Вин, сколько времени тебе нужно, чтобы заставить хотя бы один летать?
  Взгляд Технаря на несколько секунд затуманился, если сила пришла в движение, анализируя задачу и предлагая решения.
  - Полчаса и готово. Нужно только забрать кое-что из хранилища. Пойдемте со мной, я один все не утащу.
  Трое кейпов прошли по пустующим коридорам и на лифте спустились на подвальный этаж, где располагалось хранилище технарского оборудования. Где их ждал очередной, и отнюдь не приятный сюрприз.
  Бронированная дверь хранилища, немногим уступающая воротам противогубительских убежищ, была безжалостно искромсана, открывая проход достаточный, чтобы в него протиснулся крупный человек.
  Или не очень крупный, но облаченный в силовую броню.
  - Хм... срез ровный, прямой. Края не оплавлены, - Кид Вин внимательно изучил пробоину. - Прорублено мечом.
  Эгида ругнулся сквозь зубы.
  - Час от часу не легче. Что ему могло понадобиться здесь?
  - Не знаю. Здесь только сравнительно простые, безопасные устройства, прошедшие комиссию, или вовсе ненужный хлам.
  - Сможешь определить, что пропало? Это может быть важно.
  - Увижу, если что-то не на месте.
  Кид Вин пошел вдоль стеллажей, вытаскивая из ящиков и со стендов будто бы случайные предметы, на первый взгляд не имеющие никакого отношения к полетам. Лазершоу связалась со Сталеваром и проинструктировала его и остальных выживших направляться к штаб-квартире. Эгида, недолго думая, присоединился к Технарю в качестве носильщика, чтобы чем-то занять руки.
   - Сталевар говорит, что нашли еще одного, - сказала Лазершоу. - Страж из Чикаго, Вантон. Правда, он не в себе, слишком долго пробыл в Излом-форме, им придется нести его на руках, у входа будут как раз через полчаса.
   - С ними случайно нет кого-нибудь с огненными силами, чтобы сжечь тела? Как-то нехорошо оставлять всех гнить.
   Девушка покачала головой.
   - Всего три Бластера считая меня, но с огнем - никого. Если только здесь не завалялся какой-нибудь огнемет.
   - Огнемет есть, но толку не будет, - отозвался Кид Вин. - Он на органику не действует.
   - Зачем было мастерить такой огнемет?
   - Тогда это казалось хорошей идеей. Эффектное, но нелетальное оружие для обычных патрулей... ну ты поняла.
   Лазершоу невесело хмыкнула. Сама мысль о том, что где-то и когда-то существовала штука, называющаяся 'мирная жизнь', казалась абсурдом, эти чувства Эгида полностью разделял. Он собирался спросить, не может ли Кид Вин быстро изготовить что-нибудь для кремации, как тот позвал его сам.
   - Эгида! Я нашел!
   - Что ты нашел?
   - Мой летающий скейт пропал. И визор, - Технарь принялся обшаривать стеллаж. - О, а вот еще записка.
   - Что там?!
   - 'Я одолжу, лады?' - прочитал Кид Вин и скомкал бумажку в кулаке.
   - Но зачем ему понадобилось твое оборудование?
   - Без понятия. Возможно, отдельные узлы... - Кид Вин задумался. - Не, бред какой-то. Эти устройства просты, в них нет ничего, чего он не смог бы создать сам.
   - Отследить свое оборудование сможешь? - деловито спросил Эгида.
   - Если бы я решил что-нибудь спереть у другого Технаря, то первым делом извлек следящие маячки, - Кид Вин взял с полки маленькую деталь со следами припоя. - Ну и что я говорил.
   - Ты помнишь в деталях, на что способны эти скейт и визор или их отдельные части?
   - Нет. Выносите груз, я метнусь в наш Хаб, вытащу хард из ноутбука и заберу флешки.
   - Разве информация об оборудовании Технарей не должна в полном объеме передаваться СКП и храниться на их серверах? - попытался сыронизировать Эгида.
   - Должна, - в тон ему ответил Кид Вин. - Но у меня перед глазами был дурной пример.
  
   Где-то над Тихим океаном
  Есть такой термин 'кризис среднего возраста'. Обычно он обрушивается на мужчин, которые по законам природы уже должны умереть и уступить место следующему поколению, но благодаря благам цивилизации продолжают жить. Он подкрадывается внезапно, в виде ухудшающегося здоровья и слабеющей памяти, а потом внезапно обрушивается на жертву осознанием, что полноценная, плодовитая жизнь-то уже прожита, а впереди только пара-тройка десятилетий медленного угасания.
   Мужчина паникует, мужчина протестует. Он пытается бороться, как боролся всю жизнь. Напяливает не соответствующие возрасту шмотки, пытается убедить всех вокруг, и себя в первую очередь, что он еще огого, что боль в коленях - это просто от переусердствования на тренировке, а не предвестник ревматизма.
   И ничего не получается. Изношенная память уже с трудом удерживает новую информацию, тело с трудом восстанавливается после нагрузок. Молодежь на двадцать-тридцать лет младше разговаривает на непонятном языке и удивленно крутит пальцами у виска, глядя на пузатого дядьку, пытающегося изобразить 'флекс'. Кто-то не выдерживает и стреляется. Кто-то спивается. Большинство же, перебесившись в последний раз в жизни, покорно принимают судьбу и живут - а вернее, доживают - дальше.
   И от этого кризиса не застрахованы даже супергерои. Просто очень мало кто до него доживает.
   На первый взгляд, Эйдолону бояться было нечего. Он был сильнейшим, это признавали все. Его заслуги перед миром, перед человечеством не поддавались исчислению. Подростки-Стражи взирали на него с благоговением, герои постарше - с неизменным уважением. Собственные бесчисленные силы хранили его от любых проблем, связанных с возрастной деградацией, он мог обеспечить себе идеальное состояние организма, совершенную память и вообще никогда не испытывать экзистенциального ужаса, свойственного тем, кому за сорок.
   Так могло показаться со стороны.
   Те редкие кейпы, кто еще застали мир без Губителей, знали, что Эйдолон слабел. Конечно, он оставался сильнейшим из людей, и пятым после Зиона и Губителей, но те, кто помнил его на пике формы, отлично видели разницу. К примеру, в лучшие времена Эйдолону не приходилось ждать по четверти часа, пока силы не закрепятся, и не наберут полную силу. Он тасовал их как карты в колоде, живой одинокий бог среди смертных.
   Конечно же, лучше всех об угасании своих сил знал сам Эйдолон. Из-за своей немощи ему сейчас приходилось выжимать соки из удачно подвернувшейся силы полета вместо того, чтобы мгновенно оказаться в нужной точке мира. У него больше не было уверенности, что он сможет взамен призвать достаточно мощную силу телепортации, а раз отпущенная сила теперь исчезала навсегда. Приходилось использовать то, что есть.
   Он возвращался из Индонезии с тем же набором сил, с каким сражался там - персональное силовое поле, дающее также возможность полета, сила Умника отслеживающая появление угрозы вблизи и атакующая сила в виде зеленых энергетических ударов разнообразных форм. Вполне достаточно, чтобы справляться с рутинной угрозой S-класса. Но они уже истощены активным использованием, и их придется отпустить, найти замену перед новой схваткой.
   Впереди показалось Западное побережье. Эйдолон бросил взгляд на мелькнувшую далеко внизу линию пляжа. Когда-то, еще в молодости, он иногда улучал свободную минутку и нырял в океан прямо в костюме, а потом валялся на пляже. Зачем? Да просто так. Когда-то давно его титанической мощи не было достойного применения. А потом применение появилось, да такое, что лучше бы его не было, а силы как раз некстати ослабли, и продолжали слабеть год от года.
   - Эйдолон, у меня дурные новости, - прозвучал в коммуникаторе голос Дракон. - Мы понесли тяжелые потери. Легенда и Александрия... погибли.
   Сильнейший герой планеты стиснул кулаки и попытался еще больше ускорить полет, хотя сила и так работала на пределе.
   - Это подтверждено? - спросил он, стараясь не выдать дрожи.
   - Легенда погиб у меня на глазах. Тело Александрии нашли только что, мы до последнего надеялись, что она выжила. Мне... мне жаль.
   - Дай мне полную характеристику цели.
   - Общий уровень угрозы повышен до Технарь-10. В настоящий момент мы обладаем достаточно полной информацией об оборудовании цели, чтобы оценить вторичные характеристики. Бугай-7 - очень высокий уровень устойчивости, явно уязвимый только для сил искажающих мерности пространства, однако физическая мощь сравнительно невелика, Александрия уверенно удерживала его на месте. Бластер-6 при использовании наручных лазеров, Бластер-9 если применяется рельсовая пушка, способная стрелять маломощными ядерными зарядами. Эпицентр-10 - про временные петли вам уже известно, оборудование похожее на кристальные крылья способно генерировать и гасить различные виды электромагнитных излучений в радиусе нескольких сотен метров, включая некоторые проявления парасил. Ранг Движка понижен до 4 после того, как мы сумели уничтожить телепортационное оборудование, остался только полет. Умник-3, за счет встроенных в броню сканеров получает информацию о происходящем в радиусе около полукилометра. И еще. Остерегайтесь меча. Это новая модель, я не смогла собрать точных данных о ней, но с его помощью Александрия убила Сибирь.
   - Спасибо, Дракон, - прошептал Эйдолон. - Пожелай мне удачи.
   - Удачи, сэр. Но не рискуйте понапрасну. Вы наша последняя надежда.
   Этого она могла бы и не говорить. Герой зажмурился, пытаясь уложить в голове случившееся. Как такое вообще могло случиться? Неужели десятки Умников под началом Ребекки оказались бесполезны? Неужели Счетовод ошибся в расчетах? Или это просто очередная махинация Контессы, которая без тени сомнений принесла в жертву своему Пути?
   И если чему-то годы и научили Эйдолона, так это не пороть горячку. В молодости он бы тут же потребовал себе дверь прямо к Доктору и устроил безобразную истерику, которая бы все равно ни к чему не привела.
   Он закрыл глаза, погружаясь в поиск сил. Он мысленно повторил все, что сказала ему Дракон, попытался представить своего врага, и позволил своему агенту отозваться на его желание убить, уничтожить, отомстить.
   Сила, дававшая ему полет, исчезла.
   Эйдолон начал падать вниз, но это длилось лишь несколько секунд.
   Старые силы ушли, отпущенные на волю, их место заняли другие. Мощный аэрокинез, пригодный и для атаки, и для полета, и для ориентирования в пространстве. Энергетические барьеры, подходят для пленения, защиты себя и других, а также для усиления собственных рукопашных ударов. Чисто атакующая стрелковая способность, предположительно эффективная против цели, защищенной пространственными эффектами.
   Пришедшая с годами немощь словно отступила. Подстегиваемые яростью и горем, силы пришли очень быстро, и также быстро закрепились. Эйдолон выровнял полет и ринулся вперед с удвоенной скоростью, впервые за годы он почти чувствовал себя самим собой. Каждый свой бой с Губителями и прочими угрозами он надеялся закончить победой или смертью - своей или противника, но сейчас его полностью захватил гнев.
   Сегодня он убьет врага. И никак иначе.
  
   Нью-Йорк
   'Иди до конца'.
   Я повторял эти слова в уме до тех пор, пока они не потеряли всякий смысл, превратившись в ничего не значащий набор звуков. А потом все равно продолжил повторять. Иначе было нельзя. Иначе бы я не смог сделать то, что сделал.
   Мои пальцы порхали над клавиатурой, и я сам с трудом мог осознать, что творю, зато прекрасно представлял результат. Компьютерный вирус, распространяющийся со страшной скоростью и безвозвратно уничтожающий любые данные, от банковских счетов до школьных оценок. Раньше я не особенно дружил с компьютерными технологиями, если это не касалось программного обеспечения для других изобретений. Однако вирус были единственным, что я мог создать прямо здесь и сейчас, сидя в дымящихся развалинах головного офиса СКП и имея под рукой только ноутбук и подключение к Интернету.
   Попутно я вполуха слушал защищенные каналы связи СКП. Ничего особенно интересного там не говорили, в основном транслировалась паника, неразбериха и попытки переложить ответственность.
   Вирус ушел в сеть.
   Я отложил ноутбук и начал прикидывать, куда ударить дальше. За прошедшее время я успел причинить заметный ущерб, но этого явно было недостаточно. Песня продолжала звучать в моей голове, но именно песней ее было уже назвать сложно. Крик, пронзительный визг, нечленораздельный скрип и скрежет. Невыносимо мерзкая, причиняющая физическую боль какофония, которую хотелось высверлить из черепа дрелью. И именно этого делать было нельзя ни в коем случае.
  Несколько минут я анализировал с помощью своей силы национальную инфраструктуру в поисках уязвимых точек и снова взглянул на экран. Вирус был почти уничтожен. Я подтащил ноутбук и включил микрофон.
   - Я и раньше знал, что вы сильнейший Технарь в мире, но сейчас по-настоящему впечатлен. Отличная работа, Дракон, - я бросил взгляд на часы в углу экрана. - Всего шесть минут. Я надеялся, что вирус продержится хотя бы пятнадцать. Но похоже, на этом поле с вами состязаться невозможно.
  Я не ожидал, что она мне ответит. В переговоры со мной не вступали, и если быть откровенным, я бы на их месте действовал также. Но чего я не ожидал, так это того, что меня услышит кто-то еще.
  - О чем он? Какой вирус? - спросил удивленный голос.
  - Оу, кто-то влез на защищенный канал. Карлос, это ты? Я тебя по голосу узнал. Самый обычный компьютерный вирус, который превращает данные в бессмысленный набор битов. Дракон его только что стерла, но он успел зашифровать примерно два процента всей информации, хранившейся на американских серверах.
  - Дракон?! Вы меня слышите?! - это был Кид Вин. - Ответьте, что происходит, мы потеряли связь с головным офисом.
  Весь такой серьезный, собранный. Вот уж у кого были реальные шансы выбиться в кейпы топ-класса. И вовсе не потому, что Свинка его старательно выхаживала и продвигала, а потому что он единственный из Стражей умел и хотел учиться.
  - Головной офис в Нью-Йорке уничтожен мной. Так что Служба Контроля Параугроз сейчас обезглавлена, как и подразделение 'Сторожевых псов'. Я уже говорил, что ненавижу чертовых Умников?
  - Значит, Сплетница не соврала? Ты действительно зомбирован Симург?
  - Да. Я слышал ее крик в Лондоне, но проявляться это начало только после обретения сил, - отпираться не было ни малейшего смысла. Раскрыть все карты - это тоже значит 'идти до конца'. - Я пытался с этим бороться, честно. Но Выверт, Левиафан, Неформалы, Джек... у меня не осталось сил сопротивляться. Не осталось якорей.
  - Но если ты все осознаешь, почему продолжаешь все это дерьмо?!
  Потому что мне сказали идти до конца. Ей это не нравится. Слишком большой объем разрушений, слишком тяжелые последствия. Это не то, чего она хочет. Я должен освободиться от нее, но сделать это можно только одним способом.
  - Так надо. Но не волнуйтесь, когда я умру, все кончится.
  - Где ты? Если это твоя воля, я тебя сама прикончу.
  Кристал, ты такая прелесть, что и в лучшие времена я был тебя не достоин. Даже после всего, что я сделал, ты все еще пытаешься обо мне заботиться, предлагает быструю смерть. Под твоими лазерами я бы ушел мгновенно, не успев почувствовать боль. Но увы, это суждено сделать не тебе.
  - Не суетись, Кристал, Эйдолон со мной разберется. И... - я помедлил, подбирая слова. - Я сожалею, что так получилось с Александрией. Это не дело, когда величайшая женщина, которую знал мир, умирает, задохнувшись мухами. А ведь она почти смогла меня убить. Мне правда жаль.
  Нет, правда.
  Крис что-то бормотал про те места, куда я успел наведаться, и я не упустил случая вбросить немного дезинформации.
  - Пока мы тут беседовали, я успел выпустить новый вирус, на этот раз обычный, биологический. Для людей он безопасен, но последствия будут как бы не страшнее, чем средневековый Черный Мор. Или же почти неощутимыми. Зависит от того, как быстро вы сможете найти Панацею.
  - Что ты с ней сделал?! Что она тебе сделала?
  Похоже, Эгида немного не так все понял... что в общем-то не удивительно. Я поспешил его успокоить.
  - Не зачем так орать, Карлос, я бы в жизни не навредил малышке Эми. Когда мы виделись последний раз, она уезжала куда-то на северо-запад верхом на громадной захмелевшей шиншилле. Идите по следу из опустошенных пивных бочек и найдете ее.
  - Это может быть уловка. Очередная.
  - Верить или нет - ваш выбор. Я свой выбор сделал, и вот к чему пришел, - я выглянул из развалин наружу, и заметил кое-кого, кого ждал уже давно. - Штош... Mortuus non sentit verecundiam.
   В следующее мгновение я запустил двигатели костюма и метнулся в заготовленный для отступления проход. Достаточно быстро, чтобы шквал плазмы или чего-то похожего, стерший мое укрытие с лица земли, не задел меня. Зато он задел АВП. Пять оставшихся крыльев одним махом укоротились на треть.
   Я заметался между зданий, прижался к земле. Эйдолон не стал бы бить в полную силу, рискуя попасть по гражданским. Я не собирался долго прикрываться живым щитом, я знал свое будущее, но хотел хотя бы увидеть его собственными глазами.
   Сделав еще несколько маневров, я осторожно поднялся над крышами и посмотрел туда, откуда прилетел залп. Сильнейший герой парил в воздухе, окутанный ровно сияющим ореолом, над его плечами висело два больших энергетических вихря, готовых в любой момент высвободить свою мощь. Глядя на него, я вдруг вспомнил коллекционную фигурку, что много лет пылилась у меня на полке. Хм, и вроде поза даже похожая...
   В следующий момент атака Эйдолона вырвала меня из некстати нахлынувших воспоминаний. Воздушное давление. Возникший из ниоткуда сокрушительный порыв ветра швырнул меня вперед и вверх. Прямо на линию огня.
   Удар Эйдолона прошел над крышами зданий и растаял где-то в вышине. Только это меня и спасло. Он старался поднять меня повыше, и это дало мне лишнюю долю секунды, чтобы вывернуться на реактивной тяге и контратаковать. Лучи бластеров ударили в укрывающий героя ореол и сделали примерно ничего. Ну, попытаться стоило.
   Я снова нырнул вниз, чтобы укрыться в застройке, но меня остановило силовое поле. Такое же, какое окружало моего противника. Черт... когда несколько способностей, даже не самых мощных, оказываются в одних руках, это подлинный гемор. До этого герои пытались навалиться на меня группой, и с ними было не так тяжело, как против одного Эйдолона. Ну, тогда у меня еще был неожиданный союзник в лице клона Уильяма Мантона. И рабочий телепорт.
   Мысли пронеслись в голове мгновенно, а меч уже вывалился мне в руку. Черно-белое лезвие коснулось сияющего силового поля, и оно мгновенно исчезло. Герой снова применил аэрокинез, но я успел немного приспособиться и смог выскользнуть из воздушного потока. Или, возможно, этому поспособствовал меч, который я держал в руках.
   В падении я обернулся и вытащил из пространственного кармана рейлган. Я выстрелил, не капсулой с антиматерией а обычной вольфрамовой болванкой. Мой доспех держался только чудом, молитвой и честным словом, и еще один ядерный взрыв в непосредственной близи убил бы меня еще вернее, чем Эйдолон.
   Это, к моему ужасу, почти сработало. Силовое поле, окружавшее Эйдолона, на мгновение моргнуло, когда снаряд рейлгана врезался в него. Защита была пробита. Но. Я стрелял из очень неудобного положения, у меня не было времени прицелиться, а прицельный комплекс шлема барахлил после того, как по нему настучала Александрия. Снаряд, вместо того чтобы разорвать героя пополам, лишь еле-еле чиркнул его по ребрам и сгорел где-то в атмосфере.
   Боже, я чуть не убил Эйдолона.
   В следующее мгновение воздушный пресс ударил опять, но на этот раз он не поднимал меня вверх, а наоборот, прижимал к земле. Я попытался выйти из-под давления, но Эйдолон впервые с начала боя сдвинулся с места и продолжил наращивать давление. Я поначалу не сообразил, чего он добивается, а когда понял, было поздно. Эйдолон не просто ограничивал мою подвижность. Он с настойчивостью опытного охотника гнал меня именно туда, куда ему было нужно.
  Энергетические вихри над плечами героя ожили, выстрелив чем-то похожим на плазму, но таковой точно не являвшейся. Что-то с трудом поддающееся анализу, не материя, не вещество вообще, а разрыв в самой ткани пространства-времени. Моя правая рука от плеча до кисти перестала существовать, как и левая нога выше колена. Прежде, чем я успел почувствовать боль, то успел заметить, что Эйдолон держится за бок, по которому скользнул выстрел рейлгана, весь немного скрючился.
  Он ранен. Ему очень больно, и поэтому он промахнулся, не убил меня этой атакой, не смог прицелиться.
  Я слышал и раньше, что Эйдолон стар, что он слабеет. Такие слухи ходили и на ПЛО, и среди героев.
  Но если предо мной действительно ослаблевший Эйдолон, то, черт побери, каким он был в полной силе?!
  Я все еще пытался бороться. Даже без осознанного усилия, на чистом инстинкте, я все равно шел до конца. Моя левая рука подняла рейлган, попыталась навести его на цель. Сквозь туман адской боли я силился разглядеть своего противника, совместить его контур с прицельными метками на ретинальном дисплее...
  Я выстрелил и промахнулся. Потом закрутившийся воздушный вихрь вырвал оружие у меня из рук и отшвырнул прочь. Эйдолон перевернулся в воздухе и ринулся ко мне.
  Нет. Пожалуйста...
  Он занес кулак, вокруг которого сияние силового поля стало особенно ярким. Белая безликая маска не выражала ничего, потустороннее свечение под капюшоном и черные провалы глазных отверстий обещали неминуемую смерть.
  Нет, сэр, не надо! Не лезьте в ближний бой! Убейте меня издалека! Ведь иначе я...
  Я остался в роли бессильного наблюдателя. Словно моим телом и доспехом управлял кто-то другой, а я следил за происходящим издалека. И все тянулось медленно-медленно.
  Вот Эйдолон приближается на расстояние удара и выбрасывает вперед кулак.
  Вот моя левая рука поднимается, будто в отчаянной попытке защититься.
  Вот кулак Эйдолона насквозь пробивает мою грудь в районе сердца, и я могу слышать его крик, наполненный яростью и душевной болью.
  Вот черно-белый меч телепортируется в левую руку, и его лезвие проходит через защиту Эйдолона так, словно ее нет.
  Что-то очень сильно бьет в спину. Похоже, это земля. Мне настолько больно, что боль перестает ощущаться, оставляя только что-то вроде уведомления. Тело Эйдолона лежит на мне мертвым грузом. Его верхняя половина. Нижняя шлепнулась где-то рядом.
  И именно в этот самый миг вопль Симург в моей голове достигает ослепительного крещендо. И замолкает.
  Мне больно. Холодно. Темно. Почему вокруг так темно? Еще ведь не ночь.
  - Система самоуничтожения активирована, - произносит кто-то мне в ухо.
  Какая еще сист...
  
  Безлюдная местность где-то в штате Нью-Йорк
  Первый вдох.
  Так просто и так сложно.
  Я помню, как это делается, но мои легкие впервые принимают в себя воздух. Теперь я это знаю наверняка, а потому не строю иллюзий и не впадаю в панику.
  Я дышу долго и тщательно, стараясь прочувствовать напряжение диафрагмы, сокращения собственного сердца, расширение альвеол. Оцениваю работу своего тела, как оценивал бы работу любого собранного устройства при первом запуске. Кто как не Технарь способен обнаружить неполадки в своем изделии?
  Тело функционирует нормально, и наступает черед диагностики воспоминаний. К моему удивлению, ничего не потеряно. Ничего сверх того, что утратил мой предшественник. Каков бы ни был механизм сохранения памяти, задействованный моим демоном, он не подвел.
  Первый шаг из капсулы в мир - в мир, где мне нет места. Где я проклятый изгой, исчадие ада и персонификация абсолютного зла. Я к этому готов. Я знал, что так будет. Я говорю в первом лице, чтобы избежать путаницы, хотя конечно, нынешний 'я' к этому печальному положению вещей отношения не имеет. Постарались 'альфа' и 'бета'.
  Я - 'гамма'. Я безгрешен как младенец, и столь же наг.
  Одежда лежит рядом. Я-'бета' оставил ее тут, перед тем как отправиться в последний бой. Ужас от осознания гибели Эйдолона все еще живет во мне, но мне некогда разбираться с ним. Я наслаждаюсь тишиной и начинаю одеваться.
  Простая, неброская одежда. Джинсы, толстовка, кроссовки - не подходит для кейпа, но идеально, чтобы исчезнуть в толпе. Рядом лежат менее будничные предметы. Скейт с антигравитационной подвеской. Многофункциональный технарский визор. Два маломощных наручных бластера. Ну, мне не нужно исчезать полностью, достаточно пересечь пару штатов.
  Последнее по порядку, но не по значению. Пакет с остывшим обедом из 'МакДональдса'. Такое себе хрючево, но в моем положении не до привередства. Это просто топливо, чтобы подпитать организм, пусть и малость вредное.
  Но вкусное.
  Заглотив пищу, я надеваю на руки бластеры и тщательно режу сфокусированными лучами упаковку. Та же участь постигает капсулу-принтер. Остатки прячу в кустах.
  Потом я надеваю визор, встаю на скейт и осторожно отправляюсь в полет. Никогда не понимал восторгов Криса по поводу этого скейта. Я немного летал на нем и раньше, но всегда невысоко и с большой опаской, потому что свалиться с него было проще некуда, а Крис без проблем выделывал такие вензеля, что невольно жуть брала. С другой стороны, он тоже не смог освоиться с моей старой мантией, так что тут чет на чет.
   Высоко подниматься я не рискую и сейчас, чтобы не засекли радары, но скорость приходится держать предельную, иначе мне не добраться до места назначения до рассвета. Спать мне не хочется, второй триггер забрал эту потребность, и несколько часов дороги я заполняю размышлениями.
   О своих ошибках и о чужих попытках удержать меня от них.
   О взаимосвязях действующих в мире крупных игроков: Протектората, Гильдии, Гезельшафта, Янгбань. Котла.
   О словах клона Мантона, что Триумвират - это и есть Котел.
   О природе сил и их подлинных мотивах.
   О том, что же я должен предпринять, и должен ли вообще что-то делать. Ведь до сих пор любые мои усилия так или иначе обращались во зло.
   Я прорабатываю несколько возможных сценариев, но окончательное решение откладываю. Сначала мне нужно кое-куда сходить, кое-что сделать и, если повезет, с кое-кем поговорить.
   Надо отдать должное Крису, его скейт это нечто. Простая, как четвертак, машинка, надежная и неприхотливая. До рассвета оставалось еще полтора часа, когда впереди показалась моя конечная цель - карантинная зона Мэдисон.
   Я сделал круг, чтобы набрать предельную высоту. Это должно было дать мне выигрыш во времени на тот случай, если охрана окажется достаточно бдительной, чтобы засечь приближение к периметру. Вопреки слухам, назначение на охрану карантинных зон не было подобием ссылки для неугодных и проштрафившихся. Сюда шли только добровольно, просто контингент подбирали соответствующий. Тех, кто не станет и секунды колебаться, убивая ребенка, пытающегося пересечь границу карантина. Потому что так надо. Что может произойти, если бомба Симург оказывается на воле... ну, мой пример достаточно красноречив.
   Счастье, что следили часовые за тем, чтобы никто из карантинной зоны не выбрался, а чтобы в нее никто не залез. В основном потому, что таких идиотов еще поискать надо. Под покровом темноты я на большой высоте пересек границу, а потом спикировал прямо в центр зоны.
   Может меня заметили, может и нет. В любом случае, это не играло роли. Никто в здравом уме не сунется в Мэдисон. Не после того, как Симург два года назад открыла здесь портал в другие миры и наводнила город чудовищами. В этом плане ночь снова сыграла мне на руку. Появись я тут днем, и вместо поисков мне пришлось бы сражаться, что кончилось бы столь же быстро, сколь и плачевно. Под покровом темноты же, пока немногочисленные обитатели карантина спали, я прочесал местность. Благо моя обновленная сила очень живо отзывалась на чужие силы и их проявления.
   Его можно было спутать с грудой мусора, и это было недалеко от истины. Чокнутый Профессор прославился тем, что был единственным Технарем в истории, способным открывать порталы в параллельные вселенные. Симург скопировала технологию и воссоздала ее буквально из того, что оказалось под крылом. Теперь остатки устройства валялись то тут, то там, совершенно бесполезные.
   Моя сила подобралась и вцепилась в эти ошметки, точно голодный тигр. Рваными зигзагами я исчеркал несколько кварталов, собирая буквально по крупицам фрагменты портала и скрепляя их слюной, кровью, выдернутыми их одежды нитками.
   Пока я работал, забрезжил рассвет. Скоро проснутся местные жители, и вряд ли они будут рады вторжению. Я осмотрел результат трудов. Неуклюжее, уродливое нечто размером с баскетбольный мяч, в чем едва ли можно заподозрить функциональный предмет, а не кошмарный сон мусорщика.
   Сейчас или никогда.
   Я взял устройство и вручную соединил клеммы.
   В воздухе передо мной возникло что-то вроде круглого окна диаметром около двух метров. За рябящей завесой виднелся город - тот же самый Мэдисон, но совершенно целый, не изуродованный битвой с Губителем и двумя годами запустения. Богатый и благополучный.
   Я оглянулся в последний раз на алеющий рассвет.
   И ступил в другой мир.
Оценка: 8.93*18  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"