Саблезубый Aka Saber-Toothed: другие произведения.

Бойся своих желаний, они сбываются!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
  • Аннотация:
    Ради развлечения играл в литературной игре за антропоморфных котов основав клан Паррдов? Поднял их к вершине славы как оружейников и авиаторов? Ну так сам стань разумным кошкоподобным саблезубым инопланетянином! С мехом расцветки "голубой писец!" И ведь именно писец легко может настать! Лично тебе! Потому что не в сказку попал! А в самое натуральное Средневековье! И хорошо бы на Земле - а вот хрен! Бойтесь своих желаний, они сбываются! Главы 1-28. Сборка 04.09.2014 г.

   "Бойтесь своих желаний, они сбываются!" (Версия 2)
  
   Пролог.
  
   Я очнулся и обнаружил, что лучше бы я этого не делал - потому, что ощущения были ну просто невероятно хреновые! Голова трещит и явственно угрожает взорваться, во рту просто непередаваемое ощущение мерзости, страшный сушняк, живот сводит от голода и ощущалась жуткая слабость во всем теле. Для окончательного счастья что-то странное творилось со зрением - перед глазами всё плыло, сфокусировать взгляд не получалось, и что-то неуловимо странное было в цветовой гамме.
   Пока я пытался провести инвентаризацию, бесцельно поглядывая по сторонам, на глаза попалась миска с водой. С трудом дотянувшись до неё, рефлекторно лакнул воды и сразу сплюнул и так несколько раз, и только потом начал пить. Причем только уже когда напился, дошло - а что это я воду лакаю как собака или кошак какой, а не взял в руку и не пью? Или не присосался к краю?
   Но от воды похорошело и я понял, что вырубаюсь, веки как гирями потянуло вниз. И я с облегчением провалился в сон...
  
   Глава 1. День первый.
  
   Следующее пробуждение было немного менее неприятным, но не намного. Слабость во всём теле осталась прежней, голод тоже зверский, правда сушняк был уже не таким страшным как в первый раз. А главное - не было той убийственной головной боли, что запомнилась в первый раз.
   Теперь, лежа с закрытыми глазами, я понял, что ощущаю себя странно. Не в плане ощущений "жертвы Освенцима", а просто тело ощущалось как-то не так как раньше, что-то неуловимое и не передаваемое словами. И это было странно, по настоящему странно, и даже пугающе. Потому, что я совершенно не помнил, что со мной стряслось и во что я вляпался!
   Все что я помнил - как возился со своим ружьем "Сайгой-410К-01" с длинным "Парадоксом(*1)" и оптикой 4х24, точнее - чистил её после воскресных пострелушек на стрельбище, как простирал потом "Балаклаву(*2)" от пота и повесил сушиться, как сварил себе пельменей и поев завалился спать. И это все! А потом - первое пробуждение, миска с водой и отруб! Явно нездоровая хрень какая-то!
   А потому - пока лежать не дёргаясь и анализировать ощущения пытаясь понять, что со мной не так. Вот я и лежал прислушиваясь к ощущениям, не открывая пока глаз. Первым ощущением которое я смог точно классифицировать - это то, что у меня "уши лопушатся". Вернее то, что уши явно не обычной человеческой формы, а главное подвижны! В чем я и убедился осторожно ими пошевелив, пока не стараясь вслушаться в окружающие звуки. Подвижные уши озадачивали.
   Вторым ощущением которое я смог точно классифицировать стало то, что у меня оказывается есть хвост! Которым я могу шевелить, однако! Причем, хвост небольшой по ощущениям, вариация на тему рысьего, до середины задницы. Но это же полный писец, я что, теперь как Шарик, у которого "Уши, лапы, главное хвост!"? Этак я теперь ничему уже не удивлюсь!
   Дальнейшая ревизия ощущений позволила выяснить, что я слава богу остался мужского пола, зато обзавёлся "кошачьим" носом, шершавым мокрым языком которым оный нос и облизал, прямо таки саблезубыми клыками и мехом, ну и конечно шутка про лапы оказалась с долей шутки. Вместо рук-ног у меня таки теперь были лапы, с когтями. А еще там где я лежал - воняло! Достаточно сильно, дерьмецом и мочой.
   Это все, что я смог выяснить о себе и своём состоянии без активных шевелений привлекающих внимание, все в рамках бессознательной "мелкой моторики". Ну там легкие потягивания, облизывание морды, шевеление хвостом - все в рамках того, что может делать человек во сне. Хотя, судя по ощущениям - скорее зверь, чем человек. В общем, если за мной и наблюдали - то себя я вроде не выдал.
   В принципе, мое пробуждение могли бы зафиксировать снимая энцефалограмму мозга, но никаких датчиков на теле не ощущалось. Хотя, на шее ощущался ошейник, который наверное мог содержать высокотехнологичную начинку. Но, судя по вони - сильно вряд ли, автоматическую уборку клетки при "высокотехнологичном" ошейнике реализовать раз плюнуть.
   Дальнейшее прислушивание к ощущениям уже особо не давало новой информации, удалось выяснить только, что тело у меня судя по ощущениям пропорциями близко к человеческому. А значит, настала пора переходить к более активным действиям. Конкретнее - открыть глаза и осторожно осмотреться. Что я и сделал. На глаза сразу попались мои передние лапы. Похожие на помесь человеческих рук и кошачьих лап. С достаточно развитой кистью, и пальцами годными к манипуляции предметами. Правда, пальцы были короче и толще человеческих, с не втягивающимися небольшими когтями сантиметра по полтора-два длинной на взгляд. Ну и конечно покрытые шерстью, даже скорее мехом.
   Ну, хрен с ней с кошачьей мордой с саблезубыми клыками, хрен с ним с хвостом, хрен с ними с лапами когтистыми, переживу. Но мех цвета "голубой песец" - это полный писец! Хуже этого могла быть только смена пола, тьфу-тьфу. С трудом сдержав громкие матюги во все горло я принялся осторожно осматриваться дальше.
   Сразу на глаза попалась давешняя миска, из которой я лакал воду в своё первое пробуждение. При ближайшем рассмотрении она оказалась деревянной и достаточно грубо вырезанной, потёртой и потемневшей от времени. Не пластик, не керамика, не металл - дерево, к тому же вырезанное вручную судя по тому, что была она немного кривой. Что уже кое-что говорило о технологическом уровне, явно не 20 век, и даже не 19-й.
   Дальнейший осмотр показал, что лежу я в клетке, с деревянным полом из грубо отёсанных и подгнивших досок покрытых загаженной соломой. От которой в основном и воняло, впрочем, воняло и от меня. От свалявшейся грязной шерсти годами немытого тела. Но это фигня, как только смогу - отмоюсь, а пока вонь и грязь придётся потерпеть.
   Решетка клетки была сделана из деревянных брусьев, только дверца была грубо скованна из железных прутьев и навешена на грубые кованые петли. Крыша клетки была из всё тех же грубо тёсаных плохо пригнанных досок. И все это "сооружение" запиралось на монструозного вида засов с петлями завязанными веревкой.
   Как я прикинул, между прутьями дверцы клетки вполне было можно просунуть лапу и узел развязать. Но для этого надо было быть разумным существом, с подобной задачей вряд ли бы справилась даже обезьяна. И уж тем более не следовало освобождаться средь белого дня, у всех на виду. Так что пришлось продолжить осматриваться, стараясь не слишком осмысленно вертеть башкой.
   Клетка моя оказалась тесная, только-только стоя на четвереньках развернуться, но могло быть и хуже. Стояла эта клетка в какой-то телеге, дверцей к заднему борту, которого в прочем не было. Видно этим путём меня и выводили из клетки для каких-то целей. Иначе бы задний борт телеги был в наличии. С боков борта телеги закрывали обзор примерно до середины высоты клетки, а в передней части повозки был сооружен навес из какой-то грубой ткани грязно-серого цвета "типа брезент".
   Осторожный осмотр местности показал, что повозка с моей клеткой стоит в неком подобии лагеря. В котором стояло еще два условно говоря "фургона", с матерчатыми навесами, типа - "мы Бременские музыканты". Удалось углядеть и трёх грязных, тощих и откровенно "зачуханых" лошадей, которые наверное и тащили эти транспортные средства.
   Еще в лагере присутствовали четыре мужика с откровенно уголовными рожами в грязной потрёпанной одежде и пацан. Пацан тоже был в грязной и еще более потасканной одежде, судя по поведению всей компании у них "на побегушках". "Урки" сидели около костерка, варили в закопченном котелке какое-то варево, а пацан занимался работами по лагерю.
   И огрёб затрещину, когда по мнению одного из "бандюганов на привале" недостаточно быстро приволок из одной из крытых повозок бурдюк, судя по всему с чем-то горячительным. Уголовные рожи занялись распитием содержимого бурдюка, а пацан к моему удивлению "задами-огородами" подобрался к повозке с моей клеткой.
   Его явно обрадовало то, что я был в сознании. Во всяком случае он заулыбался и начал тихонько что-то говорить безбоязненно просунув руку в клетку и почесав меня за ухом, гладя по голове. Я решил подыграть и дал себя почесать за ушами и погладить, а потом подтолкнул лапой пустую миску к дверце тихонько рыкнув.
   Пацан явно удивился, но намёк понял и вытащив миску быстро принёс воды. А потом убедившись, что никто не смотрит в нашу сторону развязал узел и приоткрыв дверцу поставил миску с водой внутрь. Я решил еще немного развить отношения, и плавно высунувшись из клетки по плечи, лизнул пацана в лицо. Посмотрев на обалдевшего, а потом заулыбавшегося пацана я отодвинулся в клетку назад давая закрыть дверцу.
   Улёгся на пол клетки и начал лакать воду, положившись на рефлексы тела и поглядывая по сторонам. Обалдевший пацан минут пять радостно улыбаясь разглядывал меня, а потом просунув руку в клетку опять погладил меня по голове. Потом он посмотрел на пьющих "работников ножа и топора", маскирующихся судя по всему под бродячих артистов, ухмыльнулся и погрозил им кулаком шепотом что-то сказав на неизвестном мне языке с вполне определенными интонациями. Впрочем, понять, что он сказал, было не сложно и без перевода. Матюги интернациональны!
   Ну а я, лежал в клетке, смотрел как напиваются эти "бременские музыканты" становясь все развязней, как спрятался за "фургон" пацан и думал, что с этими типами мне точно не по пути. Лучше в лесу с голой жопой под ёлкой, чем рядом с ними. Потому как под ёлкой как-то безопасней, а этим уродам по пьяни хрен знает, что в голову взбредет. Или не по пьяни, судя по их мордам лица не обремененным интеллектом они могли и на "гоп-стоп" пойти, не говоря уже об обычной краже.
   Глядя на эту пьяную компанию, я кристально ясно понял, что ни меня, ни пацана никто кормить не собирается. И тянуть с "рывком на волю, под ёлки" - просто глупо, только ослабею от голода. Конечно, хотелось бы получше освоиться со своим новым телом, но лучше на воле на сытый желудок и чистым, чем в клетке голодным и грязным.
   Лес окружающий поляну, на которой была стоянка этих "телепузиков", был далеко не северным еловым. А лиственным, без малейшего следа ёлок или иных хвойных растений, скорее похожий на лес Прибалтики или Европы, типа Франции. В Прибалтике я жил и местные леса видел сам. Значит, зимы здесь не северные, что не может не радовать. Хотя, учитывая явную "инопланетность" знания о земной природе могли оказаться неприменимыми.
   У костра веселье и пьянка все разгорались, "питекантропы" приговаривали второй бурдюк какой-то местной бормотухи. И судя по их поведению, по мозгам им она ударила конкретно, веселье нарастало. А учитывая заранее спрятавшегося пацана, ждать ничего хорошего от этих пьяных уродов не стоило. Что меня серьезно напрягло.
   Пьяное веселье у костра нарастало и пришло к логичному финалу. Пьяные козлы решили "докопаться до столба" ради развлечения, типичное поведения для пьяных дураков. Пацан заранее смылся, его поиски не дали результатов, что вызвало поток ругани. Но на этом все не закончилось, и даже не случилось драки между ними на тему выяснения старых обид, на что я немного надеялся. Как бы хорош было, если бы они взялись за ножи и слегка подсократили своё поголовье! Но чуда не случилось.
   Они решили докопаться до меня! Я же в отличии от пацана никуда удрать из клетки не мог, по их убеждению, и отпора дать тоже. Что, в купе с и так далеко не лучшим настроением разозлило меня до чёртиков. Титаническим усилием воли сдерживаясь от того, чтобы не оскалится рыча и прижимая уши, я напрягшись внимательно наблюдал за развитием событий. А развивались они стремительно.
   Самый умный или ленивый из компании остался сидеть у костра лениво наблюдая за планирующимся цирком, а трое решительно направились к повозке с моей клеткой. Причем сволочи вооружились увесистыми палками похожими, видно решили устроить зверю сеанс внеплановой дрессировки. Ну так я разъясню им их ошибку в скорейшем времени!
   Вот они подошли, открыли клетку развязав узел со второй попытки и пока двое стояли спереди с палками наготове третий стал тыкать через решетку сбоку выгоняя меня наружу. Я не стал их разочаровывать и изобразив страх, прижав уши и хвост, поскуливая неохотно вылез из клетки спрыгивая на землю, что заставило их заулыбаться. А потом я атаковал, молча и стремительно.
   Резко прыгнул с места на левого в полном молчании и полоснул его когтями по животу, вскрывая брюшину, сбивая своим весом на землю. Правый успел понять, что развлечение пошло не так и под истошный вопль своего дружка приложил меня палкой по хребту. Только я не стоял на месте в это время, а схватив палку урода с выпущенными кишками в правую лапу разворачивался к нему поднимаясь на задние лапы.
   Потому удар пришелся вскользь по спине и ребрам, причем к легкому моему удивлению боли особой я не почувствовал, наверное из-за выброса адреналина. Кровь бурлила, инстинкты кричали "Вцепись ему в глотку клыками и дери когтями!" Но вместо этого я со всей силы приложил уроду палкой, целя по плечевому суставу, но промазал и влупил со всей дури по шее, даже услыхал хруст костей. Противник молча упал, а я уже разворачивался к третьему.
   А вот третий решил не играть в героя, увидев как я за несколько секунд разделался с двумя его дружками, и теперь удирал бросив палку. Понимая, что вряд ли его догоню в таком состоянии, я выдохнул успокаиваясь, а потом метнул палку ему в след как в городках целясь в шею. Бросок получился удачный, палка с треском вошла в соприкосновение с затылком убегающего и он мешком повалился на землю.
   Но я не стал любоваться делом лап своих, оставался еще четвертый пьяный бродяга у костра. И при мысли о нём у меня на загривке встала дыбом шерсть. Этих троих я вывел из строя только за счет внезапности нападения, а с четвертым все будет куда как сложнее. Он уже наверняка справился с удивлением и начал готовится к бою. А у меня нет ни оружия привычного, ни тела. И инстинкты хищника подкрепленные голодом орут "Сожри их, они твоя добыча!"
   Поэтому, делая быстрый шаг в сторону, я развернулся. И увидел, что четвертый противник успел откуда-то вытащить арбалет, взвести его, зарядить и сейчас целится в меня! А дальше сработали рефлексы. Падение и перекат в сторону, звук пролетающего мимо болта, а потом звучный удар чего-то деревянного по кости. А следом, судя по интонации, матерная тирада срывающимся мальчишеским голосом.
   Перекатившись резво опять, но уже в другую сторону я смог полюбоваться чудесной картиной. Четвертый противник, стоявший ранее с арбалетом, лежит на земле. Над ним стоит пацан с каким-то деревянным дрыном в руках. И от души ругается с истеричными интонациями в голосе. Но расслабляться было рано. Оба вырубленных лежали тихо, а тушка с распоротым брюхом подвывая и свернувшись клубком пыталась не дать кишкам выпасть на землю, получивший удар по шее тоже не проявлял активности. Прямо натюрморт.
   Метнувшись на четвереньках - потому как телу так было пока привычней быстро передвигаться - до сбитого броском палки тела и сосредоточенно давя инстинкты повелевающие вцепится в него клыками я просто свернул ему шею. С гарантией, до хруста позвоночника провернул его голову лапами. А потом метнувшись назад "проконтролировал" по очереди и всех остальных. "Только трупы не стреляют в спину", эту науку я запомнил крепко.
   Правда, самого первого поверженного, с распоротым брюхом сначала приложил по голове подобранной палкой. И осторожничал не зря, он попытался дотянуться и ткнуть меня ножом в живот, но моя лапа с палкой оказались длиннее его руки с ножом. А с вырубленным пацаном "арбалетчиком" никаких проблем не возникло, лежал он тихо и смирно, с разбитым в хлам затылком. Но контрольное свертывание шеи я все равно сделал, для ровного счёта.
   Потом я устало сел прямо около трупа и начал мотать головой, борясь с инстинктами кричащими "Сожри их! Это твоя добыча, а ты голодный!" А еще меня начал потряхивать адреналиновый отходняк, заболел бок, по которому меня отоварили во время драки. Да и просто слабость навалилась от голода. Надо было посидеть немного и придти в себя.
   Пацана тоже колотило в истерике, но против моего ожидания он от меня не шарахнулся, а наоборот подошел и опустившись на колени обнял меня за шею прижимаясь и всхлипывая. Видно очень уж его достали эти "ныне покойные", раз он так привязался к тому зверю, которым теперь стал я. Ну а раз так - то этим надо воспользоваться. Да и сам пацан мне симпатичен, выражения лица "злобного, хитрого и сволочного беспризорника" у него не было, а таких я повидал.
   Да и спас он меня, что душой кривить. Если бы не его удар дрыном по башке "арбалетчика", то вполне вероятен был шанс словить болт, и хорошо если в лапу. К тому же пришлось бы зигзагами удирать отсюда как насикпедаренный заяц, с голой жопой под ёлки. А теперь - у меня все барахло покойничков в трофеях и потенциальный друг, которому можно подставить спину не опасаясь.
   Пока все эти мысли бродили в моей голове, адреналин спал, инстинкты притихли, да и сам я успокоился. И тут сыграл некоторую роль и пацан. Он ведь не просто обнимал меня за шею, всхлипывая. Он еще и гладит меня по голове и шее, плечам, почесывал за ушами - и моему телу это нравилось. Успокаивало меня это незаметно, и сам пацан успокоился. Когда я понял это, еще меня и развеселило. Вот же ситуация - никогда не думал, что окажусь в роли кота которому нравится как его чешут за ушами. Шутка юмора, блин!
   Но сейчас нельзя было рассиживаться и придаваться самокопаниям. У нас тут в наличии четыре трупа, так что если кто забредет и увидит этот натюрморт - не отмоемся. А значит, отрываем жопы от грунта и начинаем наводить порядок. Что я и проделал, мягко отстранил пацана и начала обыскивать трупы на предмет кошельков, оружия, украшений и других материальных ценностей.
   Пацан за моими манипуляциями наблюдал с огромным удивлением, но когда я изобразил пантомиму "закопаем их", то понял. И вытащил из фургона лопату. В две лапы и две руки трупы были утащены с глаз долой в лес метров на сто. А потом, срезав дёрн в двух местах начали по очереди копать яму. Причем земля ссыпалась не абы куда, а на второе место, откуда был снят дёрн.
   Я был довольно слаб, пацан тоже не силач, так что с ямой для трупов мы особо не усердствовали. Выкопали яму достаточного размера, чтобы поместилось четыре трупа, быстренько из прикопали, затрамбовали землю и уложили дёрн назад. Получилось достаточно неплохо, если прицельно не искать то и не заметно. Конечно, можно было закопать и лучше, но не с нашими хилыми силами.
   Вернулись мы в наш лагерь уже под вечер, солнце ощутимо клонилось к закату. Хотелось жрать зверский, а нажравшись завалиться спать. Но я жестами смог попросить показать пацана, где он брал воду. Он и отвёл меня к ручью протекающему совсем рядом с лагерем в небольшом овражке. Где я к его удивлению стал мыться, смывая многолетнюю грязь.
   Вода была холодной, шерсть намокшая тоже удовольствия не доставляла, инстинкты пытались сказать "Да нафиг тебе это не надо!" Но я все-таки вымылся, жалея, что нет куска мыла, хотя бы хозяйственного. Помывка дала свой результат - по крайней мере от меня больше не воняло, и большую часть колтунов в шерсти я смог "расчесать". От этого сама шерсть стала красивее.
   Пацан все это время сидел на берегу и с интересом наблюдал за моими манипуляциями, иногда посмеивался, когда я взрыкивал раздраженно в процессе помывки. Я тоже в долгу не остался, встал рядом с ним и отряхнулся устроив ему холодный душ. Чем вызвал возмущённый вопль, на который подмигнул фыркнув весело и встав на задние лапы направился к лагерю.
   Шагая к лагерю и поеживаясь от прохлады я смог наконец задуматься опять о себе теперешнем. Раньше на это просто не было особо времени, надо было "трясти, а не думать" как в том анекдоте. А сейчас можно было уже и подумать достаточно спокойно. Например, о том, что я могу достаточно шустро бегать на четырёх лапах, и в то же время хождение на двух не доставляет особого дискомфорта. Причем, судя по всему, я больше приспособлен ходить именно на двух.
   Или о том, что у меня что-то со зрением, какая-то странность с цветопередачей. Кровь, которая по идее должна была быть красной - для меня выглядела черной. И все небо светилось ровным фосфоресцирующим светом, а солнце, или как там называли звезду этой планеты - по ощущениям было менее ярким, чем земное. Или о том, что оттенков синего и зеленого я теперь мог различать намного больше чем раньше.
   Но размышлять об отвлеченных материях дальше не получилось, я дошел до лагеря, меня наконец догнал улыбающийся и мокрый пацан. Да и желудок напомнил что надо бы все-таки пожрать! Пришлось объяснить жестами, что пора 'Ням-ням!' Пацан был сугубо 'За' и мы начали шмонать фургоны на предмет чего бы пожрать. Нашелся овёс в мешке, немного гречки, вяленое мясо, немного соли, пол мешка сухарей, бурдюки с какой-то бормотухой которую я не решился пробовать.
   Пацану жестами была поставлена задача соорудить костёр, а я занялся кашевареньем. Для чего пришлось сначала долго и упорно чистить котелок песком с водой в ручье сначала внутри, а потом и снаружи. Ложки, ножи, деревянные миски, в том числе и моя старая которую я забрал из клетки, тоже подверглись чистке песком. Зато теперь медный котелок заблестел почти как новый, а миски были самыми чистыми за всю свою историю.
   Когда я вернулся от ручья с водой в чистом котелке, костёр уже опять горел, а пацан с нетерпением ждал меня. Осталось только повесить котелок над огнём и дождаться пока вода закипит, засыпать овёс и порезать кусок вяленого мяса, которое тоже отправилось в котелок. Дальше осталось только помешивать варево и ждать когда каша с мясом сварится.
   Каша наконец сварилась, правда и солнце, как я по привычке думал про местное светило, уже закатывалось за горизонт. И я окончательно убедился, что со зрением у меня творится что-то странное. Свет от костра и закатного солнца субъективно был более тусклым, чем казалось раньше. Еще один факт о моём новом теле отложенный в память. Надо будет позднее обязательно собраться и систематизировать информацию, чтобы понять, что я за чудо-юдо такое.
   С этими мыслями я и разложил порции каши с мясом по деревянным мискам, себе и пацану, и вручил ему его порцию вместе с чистой ложкой. После этого мы сосредоточились на еде, пустое брюхо требовало его набить, но я сдерживался и ел не торопясь, чтобы не обжечься горячим варевом.
   И тщательно прожевывал все, мое новое тело наверняка тоже всеядное как и человеческое, но мои то новые предки определённо были хищниками. Так что, если не пережевать тщательно кашу - как бы не вылезли проблемы с её перевариванием. Потому пацан уже давно стрескал свою порцию и с улыбкой любовался огнём, когда я наконец доел содержимое своей миски.
   После еды стало клонить в сон, старая усталость и истощение давали о себе знать, но я волевым усилием заставил себя встать и обойти лагерь. Конечно, по уму стоило бы помыть посуду, но на это сил не было, да и в темноте с моими особенностями зрения идти к ручью было глупо. Даже света костра мне было маловато, а уж в полной темноте ломится через лес считая лбом деревья, не дело.
   Результатом моего обхода лагеря стал арбалет, из которого меня пытались подстрелить днём и колчан с болтами к нему. Арбалет был, конечно, не "супер-хайтеком" конца двадцатого века, с композитной дугой, блочной системой, кареткой и рычагом взвода. Плечи - деревянная рессора, приклада не было в привычном мне понимании, вместо него была деревянная "палка" зажимаемая под мышкой. Не было и рычага быстрого взвода - так называемой "козьей ноги", арбалет был со стременем и натягивался руками, спусковой механизм с "орехом".
   Тетива же этого чуда оружейной мысли была плетеной из каких-то нитей, я так и не понял на ощупь, что это такое. Но точно не стальная струна и не знакомая мне синтетика. Может паутина какого местного гигантского паука, а может аналога шелкопряда. Или какое-то растительное волокно. Ничего, выучу язык, узнаю.
   В общем, арбалет мне глянулся и лег в лапу, да и был более привычным оружием, чем местные колюще-режущие братья-близнецы земных мечей и сабель. Которыми я пользоваться не умел совершенно, в отличии от стрелкового оружия и в некоторой мере ножа. Только вот арбалету нормальную ложу с прикладом вырезать, нормальный замок со спусковым механизмом и насчёт прицельных приспособлений подумать.
   С этими мыслями я и занялся арбалетными болтами. А вот они меня удивили немного. Вместо ожидаемых кованных болтов, или легких деревянным с маленькими железными наконечниками, или просто стрел обнаружилось нечто более интересное. Судя по всему деревянное древко, видно пропитанное чем-то и ставшее от этого тяжелым и очень твёрдым. Тяжелый трёхгранный кованный наконечник длиной почти в четверть болта. И такое же оперение с тремя плоскостями, вклеенное в пазы на черенке болта под углами в сто двадцать градусов друг к другу, из какого-то прочного пера почти не мнущегося.
   Болты арбалетные мне понравились, очень грамотно и умно сделанные для данного технологического уровня, и данного конкретного образца арбалета. Пока я возился с арбалетом, пацан придремал и теперь откровенно клевал носом. Да и меня тоже сильно клонило в сон. Конечно, дел по лагерю была масса, да и меры предосторожности кое-какие было бы не лишним принять. Но у меня просто не было сил на все это.
   На земле спать не стоило ни мне, ни пацану, так что пришлось заглянуть в ближайший фургон. Света от костра хватило найти и расстелить на его дне одеяло. Промелькнула брезгливая мысль, про застарелую грязь и насекомых, но было не до жиру и уже откровенно слипались глаза. Потому брезгливость была задавлена на корню, но мысль устроить в последствии глобальную стирку и санитарную обработку всего барахла осталась.
   С этими мыслями я растолкал пацана и сонного довел до фургона, а потом запихнул внутрь и помог улечься на одеяло. Сам тоже забрался следом сам и улегся на вторую половину одеяла вытягиваясь. Мой мех конечно был теплым, но лучше спать на досках на одеяле, чем на сырой и холодной земле будучи даже пушистым как я нынче.
   Расслабился я и прикрыл глаза, правда беспокоило меня сильно то, что никто не стоя на посту. Подумалось, что как бы хорошо было иметь ящик гранат и бухту толстой лески, заплести бы периметр лагеря растяжками. Вот бы был отличный сюрприз всякой сволочи, желающей покусится на мою жизнь и новоприобретённое имущество. Хотя, конечно, откуда в средневековье гранаты, тут бы хоть колокольчиков на шнурах развесить, хотя бы предупредили как сигналка на периметре.
   И уже почти засыпая я ощутил, как пацан во сне прижался к моему пушистому боку греясь. Это меня развеселило, никогда я не ожидал, что однажды могу исполнить роль пушистой живой грелки. Последней осознанной мыслью на сегодня было завтра обязательно поискать колокольчики и шнуры в трофейном имуществе. Потом я наконец заснул крепко и спокойно.
  
   *****
  
   "Парадокс(*1)" - нарезная насадка-удлинитель ствола для охотничьего гладкоствольного оружия, позволяет более точно стрелять калиберными пулями, которые проходя по нарезам насадки получают стабилизацию вращением. "Парадокс" бывает коротким - 5-7 сантиметров и длинным - 14-15 сантиметров.
   "Балаклава(*2)" - длинная черная вязаная шапочка с дырками для глаз и рта, в которых ОМОН устраивает "Маски-шоу".
  
   Глава 2. День второй.
  
   Спалось мне спокойно и снов своих я не запомнил, правда посреди ночи несколько раз просыпался и чутко прислушивался. Видно моя хищная часть подсознания и более острый слух улавливали какие-то шумы, которые классифицировали как возможную потенциальную угрозу. Но к нашей удаче никто ночью на нас и наше имущество не покушался.
   Что не могло меня не радовать. Сейчас из меня боец был никакой, да и арбалет до проведения доработок был фактический оружием одного выстрела, выстрелил - беги. С этими мыслями я потянулся и поднявшись выбрался из фургона, спрыгнул на землю и с наслаждением потянулся зевая во всю свою клыкастую пасть. Правда, под конец зевка стал опасаться, что так и челюсть вывихнуть могу, но обошлось.
   Судя по положению солнца над горизонтом рассвет, был совсем недавно, трава была покрыта утренней росой, и было достаточно прохладно. Впрочем, меня холод не беспокоил, преимущество мохнатая шкура все-таки некоторые давала. Полюбовавшись видами, я вернулся к прозе жизни, потому как захотелось того, чего обычно хочется при хорошем и регулярном питании.
   Сходив до кустов и сделав свои дела я заодно убедился, что строение органов размножения у меня не кошачье, а скорее собачье. Что подтверждало мою мысль о только внешней схожести моей мохнатой тушки с представителями кошачьей породы. И появилась мысль, что если я реши на людях вести себя как разумное и прямоходящее существо, то без одежды вписывающейся в человеческие правила приличия мне не обойтись.
   На первом этапе вживания в обстановку при посторонних свою разумность и умение ходить на задних лапах лучше не показывать. Мало ли какие религиозные заскоки у местного населения. Особенно если вдруг окажется, что они страдают "Христозом головного мозга", или его производной в виде Ислама. Тогда воплей "Демон! Демон! Убейте его!" избежать будет очень трудно. Христианство - самая агрессивная, лживая и нетерпимая к другим религия из всех, что я знал.
   С этими мыслями я сходил к ручью и умылся холодной водой, помыл лапы и отряхнувшись направился назад в лагерь. Где встретил зевающего пацана, направляющегося к кустам с вполне понятной целью. Что меня немного повеселило, но не помешало начать делать физкультурные упражнения. Эта утренняя зарядка была способом исследовать возможности моего тела и приспособиться к нему, овладев всем его потенциалом до конца. Требовалось согласовать свои старые условные и безусловные рефлексы доставшиеся с новым телом.
   Так что вернувшийся из кустов пацан некоторое время с интересом наблюдал за моими упражнениями, а потом начал повторять за мной. Пришлось прерваться и помогать ему научится делать упражнения правильно. А еще в процессе живого и непосредственного общения я начал изучать язык, пацан комментировал действия и предметы, назвался - его звали Легран.
   Я с некоторым усилием смог из себя выдавить по русский немудрёное прозвище - Саблезубый. Мой речевой аппарат не был приспособлен к человеческой речи, но оказался достаточно развитым для сложной языковой коммуникации. Хотя по особенностям произношения можно было понять, что речь моего нового вида с большим количеством рычащих, шипящих, воющих и фыркающих звуков. Они произносились легче всего.
   С трудом и достаточно сильным акцентом неразборчиво выговаривая часть звуков, но мне почему-то было проще выдавливать русскую речь из себя. Наверно потому, что русский был моим родным языком, а местный я не знал совсем. Впрочем, и местный язык я наверняка смогу освоить, правда, требовалась упорная тренировка и изучение самого языка. Было о чем задуматься.
   Всему приходит рано или поздно конец, так пришел конец и утренней зарядке. Легран по моей просьбе словами и жестами опять развел костёр, на котором я и начал разогревать вчерашнюю недоеденную кашу. Которой как раз должно было хватит нам двоим на завтрак. А пока каша грелась на огне, мне пришлось очень настойчиво уговорить пацана сходить со мной и помыть руки, умыться и вымыть свою миску в ручье.
   Но я справился, демонстрируя личным примером и повторяя "Надо!", хотя для Леграна этот "ритуал", судя по задумчивому выражению лица, остался неразрешимой загадкой. Когда мы вернулись, каша как раз успела разогреться, можно было приступать к еде. Что мы оба с удовольствием и сделали. В тишине раздавалось только тихое фырканье пасущихся в отдалении лошадей, где-то в лесу пела птица, да мы стучали ложками.
   После завтрака захотелось полежать и побездельничать, но я волевым усилием придушил лень. Надо было заниматься самым важным делом в профессии начинающего мародёра-приключенца, а именно произвести разбор добычи. Причем я отлично понимал, что большую часть барахла придётся бросить. Так что жаба меня душить начала заранее. Но лучше быть бедным и живым, чем недолго богатым, а потом мёртвым. Само собой пришлось жестами и своим невеликим словарным запасом втолковывать это пацану, впрочем он меня быстро понял и с моим мнением согласился. Хотя перспектива бросить кучу ценных вещей его расстраивала, но жизнь была дороже.
   Сначала я разобрался вместе с Леграном со вчерашними трофеями взятыми с убитых врагов. В трофеях оказалось четыре кошелька с медной мелочью и несколькими серебряными монетами, какой-то золотой круглый медальон с кусочком шлифованного янтаря в центре и непонятными буквами на кожаном шнурке, да серебряное кольцо.
   Еще досталось четыре ножа из железа грубой ковки, которые можно было классифицировать как столовые. К моему удивлению ножи оказались почти совершенно одинаковыми, видно кузнец ковал одинаковые на заказ, индивидуальные особенности появились у них уже в процессе использования бывшими хозяевами. В комплекте с ножами были одинаковые ножны и кожаные ремни. Это меня конечно очень порадовало, по два одинаковых ножа на нос - это "Зер гут!"
   Потому первым делом я занялся ножами, выбрал два ремня состоянием получше и повесил на каждый по двое ножен с ножами. Один ремень отдал Леграну жестом показывая чтобы одел, а второй одел на себя. С ремнём с ножами на мохнатое тело, уже считай не голый! Во всяком случае, для меня важнее было оружие, чем одежда, особенно в таких обстоятельствах.
   Подтянув ремень так чтобы сидел удобно я передвинул ножны с ножами так, чтобы рукоятки были расположены удобно под лапами, примерился выхватывать-вкладывать в ножны и остался доволен. Оставшиеся два ремня я свернул и отложил в сторону, пригодятся еще делать портупею для оружия или еще чего полезного. Или их потом можно будет их поменять на что-то нужное нам.
   После ремней пришло время заняться содержимым кошельков. Деньги я рассортировал, серебро в один кошелек, а медяки на три равных кучки в три оставшихся. Один кошелек с медяками отдал Леграну, второй повесил себе на пояс объяснив, что оставшийся кошельки с медью и серебро надо будет прятать. Если те кошельки кто у нас отберут или украдут, у нас все равно останутся спрятанные.
   В компанию к серебру я закинул и медальон на шнурке с кольцом вместе. Легран правда хотел его одеть себе на шею и кольцо на палец, но я смог отговорить тщательно подбирая слова. Монолог мой выглядел так - "Нельзя. Увидят. Отберут. Побьют. Спрятать. Носить сильным большим." Это пацана немного расстроило, но резонность моих слов он отлично понял, времена и нравы простые, кто сильнее тот и прав. Так что не будем и провоцировать, выставляя что-то ценное на показ.
   Впрочем, расстройство от запрета на ношение "кусков драгметаллов" продлилось не долго, ножи на поясе быстро вернули хорошее настроение. Судя по его улыбке, владение двумя ножами, рукоятки которых, он все время поглаживал ладонями, примеривался к ним, его душу грело и уверенность вселяло. Я конечно сомневался, что Легран владеет ножевым боем, но в том что он при нужде будет защищаться яростно и изо всех сил сомнений не было. А в работе с ножом я его натаскаю позже, как возможность будет.
   Потом мы начали вместе начали потрошить повозки, вытаскивая все вещи подчистую наружу, для дальнейшей сортировки. Начали само собой с самого легкого, с повозки с клеткой. Мне понравилась ткань тента и мы её сняли с каркаса, потом свернули, "брезент" всегда пригодится. Особенно в том, что я планировал сделать для начала. А именно уйти в партизаны, в леса, пока я не выучу язык и не восстановлю форму. И конечно пока мы не выработаем план, как жить дальше в "Прекрасном новом мире."
   Кроме тента с повозки возившей бывшее моё "узилище" удалось взять только конскую упряжь, больше ничего полезного там не было, только клетка мне ненужная, ветошь всякая и хлам не стоящие внимания. Сама повозка, конечно, тоже предстояла ценность, но мы просто не могли взять её с собой. Она фатально сковывала бы нашу мобильность, привязывая намертво к дорогам. Что легко могло кончится для нас обоих плачевно, любой более сильный встречный с удовольствием позарился бы на наше добро. С одинаковой легкостью ограбить и убить нас мог любой встречный феодал, купец со своей охраной, солдаты на дорожной заставе, да даже самые обычные крестьяне! И хорошо если не продадут в рабство!
   Аналогично пришлось давить жабу при разборе содержимого и двух фургонов. В результате из большой кучи добычи было выбрано два комплекта более-менее приличной одежды для Леграна и сапоги, которые можно было перешить и подогнать под его размер. Еще я прибрал найденный набор инструментов для починки повозок, набор резцов по дереву, моток веревки и швейные принадлежности, точильный камень, все найденные одеяла, посуду и весь запас продуктов.
   Еще был обнаружен тайничок в фургоне, который я специально и упорно искал, догадываясь, что он должен быть. В котором оказалось немного золотых монет и украшений, причем некоторые со следами засохшей крови. Украшения были оттёрты от следов крови и вместе с золотыми монетами отправлены в компанию к серебру и медальону. А еще в тайнике оказался кожаный мешочек с какими-то пергаментными свитками. С пергаментами разобраться стоило тоже, потом, как будет возможность. Может это "подорожные", может карта сокровищ или долговые расписки, а может и шпионское донесение.
   Кроме этого было найдено и немного оружия. Рессорный лук с колчаном стрел. Ременная сбруя-портупея с четырьмя метательными ножами и короткий меч с ножнами, небольшой круглый щит с парой зарубок по краям. Небольшое копьё или пика длиной метра в полтора с трёхгранным острым как штык наконечником. Все это богатство я решил забрать с собой в обязательном порядке, положив глаз на пику с метательными ножами. Еще были три профессионально сделанные дубины, которые я решил собой не брать, не нужны они нам.
   В комплект к оружию нашли мы и два кожаных панциря, я сначала подумал, что это бригантины, предки бронежилета так сказать. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что это просто многослойные кожаные панцири с пластинчатыми вставками из какого-то очень твердого дерева. Попытка пробить ножом деревянные пластинки провалилась, да и царапались они с явным усилием. Причем "панцири" были сделаны так, что поврежденные деревянные пластины можно было легко заменить. Этакий "бронежилет для бедных" и наверное достаточно эффективный. А вот шлемов найдено не было ни одного, что меня немного удивило.
   Судя по вооружению и общему впечатлению заваленные вчера типы были далеко не безобидными пьяницами. Видимо они при возможности промышляли грабежами и свидетелей само собой не оставляли, иначе бы их давно уже отловили. Судя по составу вооружения, они действовали из засады. Лучник и арбалетчик расстреливали всех с дистанции, мечник и боец с пикой в броне сдерживали тех, кто пытался устранить стрелков. Весьма грамотная бандитская тактика, что и позволило им выживать все это время.
   Так что получается я с пацаном вчера доброе дело сделал, банду душегубов порешили, руки у которых по локоть в крови были. Это само собой во мне положительные эмоции вызвало, хотя я и так не рефлексировал по поводу вчерашнего. Мальчики кровавые в глазах не стояли, не сопливым интеллигентом чай дома был. Хотя, в это жесткое время, почти любой у кого есть такая возможность не побрезгует ограбить того кого можно безнаказанно ограбить. И тут я совершенно в людях не заблуждался, жестокие времена - жестокие нравы. Примеров тому в истории Земли было не счесть - купцы подрабатывающие пиратами, бароны-разбойники, крестьяне-разбойники и мародеры, все это было нормой. А значит, надо быть готовым к этому, и я буду готов.
   Теперь, когда все то, что было решено забрать, было отложено от тех вещей, которое было решено бросить, я решил подыскать и себе некоторое подобие одежды. Из оставшегося тряпья мне ничего не глянулось совершенно, слишком заскорузлым и затасканным все было, противно одевать. Но нашелся кусок полотна достаточно добротного, из которого я соорудил себе набедренную повязку. И то хлеб, а потом можно будет из него сшить нечто более толковое.
   Осмотр кучи отложенных вещей зорким хозяйственным взглядом жадного прапорщика показал, что их не так много, как я ожидал. Но для их упаковки все равно не хватало маленького тента снятого ранее с повозки с клеткой. Это если конечно не решить его разрезать на три куска, чего мне зверски не хотелось. По этому без сомнений были сняты тенты с фургонов, все вещи упакованы в три одинаковых примерно тюка свернутых из ткани тентов. К ним были прибавлены конские упряжи, которые я тоже решил забрать с собой. С одной стороны упряжь штука сама по себе ценная, а с другой может стать источником кожаных ремней.
   Возня с разбором трофеев была конечно увлекательной, как для меня так и для Леграна, заодно я расширил свой словарный запас. Но и времени она заняла много, судя по положению солнца на небе, время уже приближалось к обеду, о чем напоминал и желудок настойчиво требующий еды. Возится с готовкой совершенно не хотелось по многим причинам последней из которых была лень. Так что обедали мы сегодня вяленым мясом, запивая его водой и какими-то сухарями.
   После еды я обратил свое внимание на трофейных лошадей. До них лапы не дошли ранее, но лошади безусловно были самыми ценными трофеями после денег и оружия. Я конечно не великий лошадник, но раньше лошадьми интересовался и даже умел ездить верхом немного, и конечно ухаживать за ними. На элементарном уровне, но и того для начала хватит. А то, чего не знаю и не умею я, наверняка умеет Легран, наверняка именно он и следил за лошадьми.
   Сёдел у нас не было, сбруи были только "тягловыми", верхом ехать будет не очень удобно. Но надо, мы же истоптали тут всё своими следами, а любой нашедший этот брошенный лагерь почти наверняка попытается прочитать следы. И проследить куда мы ушли, так что оставлять характерные следы моих лап явно не стоит. Значит надо верхом доехать до дороги, проехать по ней некоторое расстояние, а потом свернуть в лес как можно более незаметно.
   С этими мыслями я начал близкое знакомство с лошадьми. Они были стреножены, да и уже достаточно привыкшими ко мне, во всяком случае крайних проявлений лошадиной паники при моем приближении не было. Хотя я их все-таки нервировал, но тут им придётся потерпеть. Быстрый осмотр четвероногих копытных скотин показал, что они все здоровы, не слишком стары и несмотря на свою худобу, а так же толстый слой грязи на удивление в хорошем состоянии.
   Возня с одеванием на лошадей сбруй, приспосабливанием тюков с вещами, изобретение поводьев и стремян из подручных средство заняли у нас еще немало времени. Но наконец и это было успешно выполнено, мы по очереди прокатились по лагерю на выбранных "под седло" лошадях ведя по очереди третью в поводу. Мы были готовы и двинулись в путь, Легран ехал первый как знающий дорогу, за ним я и замыкала процессию третья лошадь ведомая в поводу. За спиной мы оставляли лагерь, повозки, кучу барахла и свое прошлое. Впереди нас ждало будущее, неизвестное и наверняка интересное.
   Первым на лошади ехал Легран, он знал дорогу от лагеря до самой дороги, вот такая вот тавтология. Вторым ехал я, недовольно рыкая на отсутствие седла, нормальных поводьев, неудобные самодельные стремена, нервничающую скотину и свои откровенно слабые навыки наездника. Да еще и третья скотина ведомая мной в поводу все норовила притормозить. Приходилось постоянно её дергать за собой и стараться не слететь со спины своего четвероногого транспорта.
   Пацана этот цирк откровенно веселил, хотя и ему ехать верхом было не очень комфортно, но с лошади он не падал. Как впрочем, и я тоже. Оставленный нами лагерь оказался расположен в дальнем конце прихотливо изогнутой вытянутой поляны, похожей на хитрую загогулину и от дороги был отгорожен широким языком густого леса.
   Не было его видно и с дороги, скрывали деревья. Глядя с дороги, было очень трудно догадаться, что поляна, оказывается, прихотливо изгибается, поворачивая почти под прямым углом и продолжается дальше. С места, где был расположен лагерь, точно так же не было видно изгиба поляны и самой дороги. Была некоторая надежда, что найдут брошенный лагерь не скоро, а уж наши следы к тому времени тем более прочитать не смогут.
   Наконец мы выбрались на местную дорогу, которую я бы охарактеризовал как довольно посредственную грунтовку. На которой после дождя утонет гусеничный трактор, не говоря уже о чем-то колёсном. Сейчас к нашему счастью было сухо, и лошади в грязь не проваливались по брюхо, только облачка пыли поднимали копытами. Я представил, что бы было, двигайся мы быстрее, и передёрнулся шкурой. С моей мохнатой шкурой да в густом облаке пыли. При малейшем дожде становящимся толстым слоем грязи, бррр!
   Легран заколебался и посмотрел на меня, изобразив на лице вопрос - куда дальше, шеф? Пришлось активно жестикулируя и используя все заученные слова составить следующее сообщение - 'Река, большой ручей, около, поперек дорога, уйти по вода, нет наших следов, потом отдыхать'. Пацан задумался, а потом решительно свернул налево направив свою лошадь по дороге. Я дернул поводу, и слегка стукнув пятками в бока своего одра, двинулся следом, заранее морщась. Лучше плохо ехать, чем хорошо идти, оставляя на дороге свои похожие на кошачьи следы. Весьма отличающиеся от человеческих следов и отпечатков копыт.
   Вот мы и пылили по дороге неторопливо около полутора часов, только деревья по обочинам медленно уплывали за спину. На встречу нам никто не попался, впрочем, как и сзади никто не догнал. За что я мысленно вознёс хвалу нашей удаче. Но в конце концов нам попалось то, о чем я так мечтал - небольшая речушка пересекающая дорогу. Даже скорее не речушка, а ручей-переросток шириной метра в три-четыре на глаз. Через который дорога переходила в брод даже без мостика. Но эта речушка обрадовала меня сейчас до невозможности, даже с перспективой промочить в ней лапы.
   Заехали мы в воду которая оказалась лошадям по колено и я завел скотину ведомую в поводу следом за нами. После чего скомандовал 'Стой!' и размотав свою набедренную повязку оставил её на лошадиной спине, чтобы не намочить, медленно слез в воду. С матерным выражением рыкнул, вода оказалась холодной и что характерно мокрой, привязал повод ведомой в поводу лошади к сбруе своей. А потом, взяв свою верховую скотину под уздцы, двинулся вверх по течению, ведя её за собой. Легран не слезая с лошади направился следом, судя по хитрому выражению лица мою мысль насчет следов он понял и теперь радовался, что мокну я, а не он.
   Вверх по течению речушки мы ушли километра на три-четыре по моим прикидкам пока солнце не начало откровенно клонить к закату. При этом я промок по пояс, а лошади промокли по брюхо, когда речушка неожиданно стала глубже. Еще я едва не навернулся с головой, зацепившись под водой за корягу лапой. Зато убедился, что по берегу признаков человеческой жизни нет. По берегам речушки росли буйные кусты, за которыми сразу начинался густой лиственный лес, вырубок и пристаней по берегам видно не было, тропинок протоптанных людьми и ведущих к воде тоже. Что меня вполне устраивало, пока встречаться с посторонними людьми совершенно не хотелось.
   Найдя удобное место, где к пологому берегу речушки примыкала обширная поляна, переходящая в поросший кустами холм, я вывел на берег лошадей и помог спрыгнуть на землю пацану. Он не промок в отличии от меня, но езда без седла на лошади с непривычки его доконала, судя по стонам и 'походке кавалериста'. Меня, впрочем, тоже колотило после долгой прогулки то по колено, то по пояс в не самой теплой воде. Так что, отряхнувшись, я начал обшаривать окрестности поляны в поисках дров. Сушняка и хвороста в лесу было много, для разведения костра нужное его количество я натаскал легко.
   Потом я сложил костёр, Легран постучал кремнем о кресало высекая искру, раздул их на труте, потом подсунул его под растопку из сухого мха и мелких веточек. Костёр заполыхал к нашей радости жарко и не слишком дымно, давая мне возможность согреться. Пока я грелся и сох у костра, пацан растирал ладонями бедра и икры приводя свои ноги в порядок после верховой езды.
   Вскоре мы отошли после поездки и занялись обустройством лагеря. Сняли с лошадей поклажу, стреножили четвероногих скотин и стали обустраивать стоянку. Пацан вырубил рогатины и жердину, я принёс воды в котелке и вскоре над костром в котелке кипятилась вода для будущей похлёбки. А пока она кипятилась, мы вместе нарубили жердей, и я построил из них и тентов односкатный навес около костра.
   Хорошо бы было нарубить лапника и выстелить им пол для термоизоляции от земли, но ёлок вокруг не наблюдалось совершенно. Как в прочем и сосен или других хвойных пород деревьев. Пришлось стелить на землю в несколько слоёв оставшиеся два тента. Потом к стенкам навеса внутри были сложены все наши вещи на случай внезапного дождя. Не хотелось чтобы они промокли.
   И только потом под навесом были разложены все имеющиеся у нас одеяла кроме самого большого. Которое я планировал делить с пацаном, так теплее будет спать. За этой вознёй окончательно стемнело и закипела вода в котелке, а еще начали появляться комары. Но к нашему счастью не в таких жутких количествах как было на севере в моём родном мире. Да и то появившихся кровососов сдуло поднявшимся легким ветерком, который уносил и дым костра.
   Опять пришлось варить кашу на ужин, но в этот раз я варил гречку. Самую обыкновенную гречку, с вяленым мясом и покрошенной в котелок самой обыкновенной большой луковицей найденной среди запасов продовольствия. Впрочем, получилась не каша, а скорее гречневая похлёбка с мясом и луком, так как была слишком жидкой для каши. Впрочем, ни меня, ни Леграна это совершенно не расстроило. Главное что похлебка была вкусной и сытной, а мы хотели есть!
   После сытного и приятного ужина при свете костра меня откровенно потянуло спать, да и день меня неожиданно вымотал. Казалось бы не так и много дела было, но мышцы всего тела ноют, глаза слипаются и некоторая слабость во всем теле чувствуется. Видно я чем-то серьезно болел и хреновые ощущения запомнившиеся по первому пробуждению были не только из-за попадания моего сознания в новое тело.
   Голова тогда у меня болела определённо из-за адаптации человеческого сознания и памяти к иной структуре мозга. Наверняка у моего нового тела и мозга тот же альфа-ритм отличался от человеческого, не говоря уже об остальных ритмах мозга и отличиях в строении его центров. Это просто должно было вызвать чудовищную головную боль, пока происходила адаптация. Но все остальные запомнившиеся симптомы определённо подходили под последствия какой-то болезни. Хотя, может я и ошибаюсь. Сама жизнь в тесной клетке без существенных физических нагрузок тоже не особо располагала к хорошей физической форме.
   Так, что в ближайших планах я поставил себе хорошее питание для себя и пацана, спортивные упражнения и физические нагрузки для нас обоих для улучшения физической формы. А на перспективу обустройство долговременного лагеря, изучение местного языка на уровне достаточном для уверенного общения с насколько возможно исправлением моего акцента. И подробное изучение своего нового тела, в доступных мне рамках. В общем, программа-минимум для выживания средневековом мире. Да, еще надо будет арбалет доработать, сделав ему нормальную ложу с прикладом и 'козью ногу'. И Леграна обращению с ножом, да с луком подучить насколько смогу.
   За этими мыслями сонно глядя на языки пламени костра я не заметил как пацан устроился у меня под боком и прижавшись задремал. Да и сам я уже откровенно клевал носом, ночной воздух стал прохладным, стих легкий ветерок и вернулись комары. Один из которых незаметно подкрался, пользуясь моей задумчивостью и нагло впился прямо в бровь. Которая теперь сильно чесалась, вызывая острое желание слегка поскрести место укуса когтем.
   Но я это желание поборол усилием воли, отлично помня, что чем больше чешешь, тем больше чешется. Пришлось идти ложится спать, отнеся пацана на руках под навес и сунув под одеяло. Потом я опустил полог-занавес и забрался под одеяло ложась на живот и вытягиваясь, зевая сладко. Постель была мягкой и теплой, комары не кусали, спать хотелось сильно, и я быстро заснул. Последним ощущением на грани сна и яви, было ощущением прижавшегося к моему боку и что-то сонно пробурчавшего пацана.
  
   Глава 3. День третий.
  
   Ночь проспал я спокойно, хотя и чутко. Несколько раз просыпался от того, что лошади начинали громко фыркать. Но тревога оказывалась ложной и я засыпал опять. А вот Легран всю ночь спал без задних ног, все эти фырканья лошадиные ему были совершенно не интересны. Только после того как я подхватывался, он не просыпаясь начинал искать мой теплый мохнатый бок, к которому и прижимался. Что было забавно.
   Все рано или поздно кончается, точно так же кончилась и ночь. Я проснулся на рассвете, шустро сбегал до кустов по росе отлить, потягиваясь и зевая. На обратном пути к навесу меня обуревала мысль завалится поспать еще. Но я её жестоко удавил в зародыше. Не те условия были вокруг и обстоятельства, чтобы валятся в постели больше чем надо выспаться. А раз так - здравствуй снова КМБ!
   С этими мыслями, весело порыкивая, я безжалостно вытащил пацана из под одеяла и сунул лицом прямо в покрытую утренней росой траву. Ответом на мои действия был недовольный вопль и дрыганье руками-ногами. Я отскочил в сторону и наблюдая цирк весело порыкивал подспудно понимая, что это рыканье теперь для меня эквивалентно смеху. Легран сел в траве, посмотрел в мою сторону и погрозил кулаком. Но, увидев мою хитрую веселую морду и стоящие торчком уши заулыбался.
   Потом мы вместе занялись личной гигиеной, точнее умыванием лица и морды лица, а потом рук и лап. Вода была холодной, но порядок есть порядок! А еще в воде отлично отразилась моя морда, не хуже чем в зеркале, так что я смог внимательно рассмотреть себя. После личной гигиены была зарядка по полной программе. Разминка, бег, отжимания, качание брюшного пресса, растяжка для гибкости. Заодно я очень внимательно осмотрел свое тело и даже ощупал, проводя так сказать инвентаризацию.
   В результате, с учетом любования своим отражение в воде, выяснилось следующее. Несмотря на некоторую, прямо скажем большую, схожесть с земными кошачьими - я к ним не отношусь. Отличия оказались в строении пятипалых конечностей с не втягивающимися маленькими когтями и половых органов, которые были больше похожи по строению на собачьи. Это только то, что я смог явно определить как не специалист. Специалист бы нашел еще массу других отличий.
   Теперь я имел достаточно точное представление о себе. Ростом стоя на задних лапах под метр восемьдесят, широкоплечий, достаточно мускулистый. Морда почти типично кошачья с саблезубыми клыками выступающими слегка за нижнюю челюсть, влажный черный треугольный нос, небольшие усы-вибриссы. Треугольные подвижные уши с закругленными кончиками, массивный но пропорциональный череп, мощная толстая шея, мускулистые широкие лапы с когтями длиной в сантиметр или полтора на передних и в три на задних.
   Задние лапы ближе по строению к кошачьим лапам чем к человеческим ногам, то есть я полу пальцеходящий и оставляю характерные похожие на кошачьи следы, но когда стою на месте опираюсь почти на всю голень, а при шаге на пальцы и переднюю часть стопы. Зато у меня два рабочих сустава, что обещает в перспективе хорошую прыгучесть. Передние лапы близки к человеческим рукам, но пальцы короче и толще, по пять на каждой лапе, с одним противостоящим большим как у людей.
   У меня был хвост, самый натуральный, только короткий на манер рысьего почти до низа ягодицы, но зато достаточно пушистый и я мог им шевелить. И конечно же моё тело покрывал мех. Белый живот и грудь с шестью сосками, определённо говорящим, что я млекопитающее теплокровное существо. Белые подмышки, задница под хвостом и между ягодиц. Белый пах и на бедрах внутренняя сторона, шея снизу и подбородок. Кончики моих ушей были черными, была у меня и короткая до плеч, но густая грива голубовато-синего цвета. Все остальное тело было покрыто голубовато-синим мехом, более темным на конечностях, с бледными черными пятнами на плечах.
   В общем, можно сказать даже довольно симпатичный мохнатый тип. Если конечно не пугаться откровенно хищной наружности и почти кошачьей морды, саблезубых клыков, когтистых лап и мощного телосложения. Правда, сейчас рёбра с голодухи у меня были хорошо видны да и сам я был тощим мосластым, но это временное явление. Будет нормальное питание, мясо и мускулы еще нарастут.
   Больше всего меня занимали мои глаза и зрение. Глаза при рассмотрении отражения в воде, казались в общем-то как будто обычными, голубыми и даже с обычным круглым зрачком как у людей. С остальными странностями можно было разобраться, систематезировав ранние наблюдения и проведя некоторые дополнительные. Чем я конечно сразу и занялся. Полученные результат меня серьёзно потрясли.
   Я точно вижу ультрафиолет, рассеянный как равномерное свечение небесного свода, так и яркие блёстки в чашечках цветов. Я же читал когда-то, что в чашечках цветов ультрафиолетовые отражатели для пчёл. При взгляде на траву, кусты и листья деревьев я окончательно понял, что диапазон зрения у меня сдвинут в сине-фиолетовую часть спектра. Потому что я теперь видел намного больше оттенков зеленого и желтого. Но при этом различия между ярко-желтым и ярко-зеленым были куда менее заметны чем раньше. А уж сколько оттенков синего и фиолетового я теперь вижу, это трудно описать словами. Правда с красным цветом мне не повезло, кровь для меня выглядит черной, красное мясо серый, да и цвет лица пацана не очень здорового серого оттенка тоже. Придётся привыкнуть.
   Вывод из всего этого был один, моё нынешнее тело к человеческому и близко не лежало. Предки этого вида эволюционировали на планете входящей в звездную систему звезды голубого спектра свечения, скорее всего G0, да еще в условиях ледникового периода. Иначе объяснить выверты зрения и окраски моей мохнатой шкуры было просто нельзя. Причем в процессе эволюции предки "саблезубых", так я решил теперь называть свой вид, не утратили атавизмов типа клыков, когтей, хвостов и меха, что было просто удивительным. И судя по всему, мои предки были хищниками, в процессе эволюции ставшими всеядными, или всеядными отрастившими клыки для охоты на свою добычу. У тех же земных бабуинов клыки кстати очень даже впечатляющие. Однако! Такое про себя не каждый день узнаешь!
   Вот тут то меня и пробрало, до костей, так что шерсть встала дыбом! Это не сон, это все по настоящему! Я хрен знает где, хрен знает кто, а главное хрен знает когда! Друзей я своих больше не увижу! Моя снаряга, любовно собираемая "на всякий пожарный", моё ружье "Сайга-410" тюнингованное и превращённое в подобие самозарядной винтовки. Мои компы, в том числе и антикварный DEC Micro-PDP 11/73, любовно собираемый и настраиваемый. Мои книги и справочники, диски с фильмами - все это осталось где-то там! А я что характерно - тут!
   Сижу посреди леса, на другой планете, с голой фактический задницей и туманными перспективами, да еще в виде какого-то мохнатого инопланетянина с саблезубыми клыками! От такого взвоешь! Я и взвыл! С чувством, с расстановкой, в голос! Да так, что наши лошади ломанулись к лесу прыгая на стреноженных передних ногах со всей возможной скоростью! От моего воя даже Легран уронил котелок прямо в костёр и подпрыгнул хватаясь за ножи. А я в это время уселся прямо там где стоял и уставился взглядом в стену леса на противоположном берегу речушки, глухо рыча от нахлынувших чувств.
   Пацан убедился, что на нас никто не нападает, а это меня корежит, немного успокоился и продолжил возню с приготовлением завтрака. А я сидел и смотрел в никуда, думал и стараясь успокоится. Вот тогда мне и подумалось впервые выражение ставшее в последствии поговоркой - "Бойтесь своих желаний! Они сбываются!" Потому, что сбывшееся желание, меняя совершенно не обрадовало, что характерно!
   Я бы в принципе был не против моего теперешнего тела, но не на таких же условиях! Определенно какая-то инопланетная сволочь прочитала форум и решила подшутить над глупым человеком. Если узнаю, кто это со мной сотворил и смогу достать заразу - глаз на жопу натяну и моргать заставлю! Или скорее попытаюсь заставить доставить ко мне мои материальные ценности, нажитые непосильным трудом. Моя оставшаяся дома снаряга и оружие были бы куда как актуальны в этой ситуации.
   А может, это я сам над собой так подшутил? Условия переноса сознания что-то больно похожи на "Грона и Белую Супницу(*3)". Я тоже получил, судя по всему, молодое и сильное тело с достаточно мощным мозгом, но не имевшее ранее полноценного сознания. Но, я что-то не помню, чтобы сам надевал себе на башку перед смертью всякие подозрительные горшки любого цвета, которые по легенде якобы должны были дать вторую жизнь. И во всяких странных засекреченных экспериментах спецслужб или сумасшедших гениев участия не принимал. Во всякие подозрительные аппараты, даже в томограф, голову не совал. Инопланетяне меня вроде бы тоже не похищали. Так какого хрена со мной такое стряслось??!
   Вдумчивые попытки вспомнить любые подозрительные события или хотя бы намёки на причины, могущие прояснить то, как я оказался в такой ситуации, с треском провалились. По моим воспоминаниям ничего не предвещало подобного развития событий, все было совершенно как обычно. Прямо как в "Брильянтовой руке" - Упал, очнулся, гипс! Только у меня маленькая вариация - Лег спать, проснулся в клетке, с клыками-когтями и мохнатой шкурой! Теперь бы только эту шкуру сохранить в целости, не кончив жизненный путь шкурой у камина или редким зверем в королевском зверинце.
   Что, учитывая стоящее на дворе средневековье вполне вероятно. В двадцатом веке было бы не легче, а то и тяжелее. Но там бы хоть времена были насквозь знакомые как и оружие. Хотя все эти размышления фигня в стиле "Если бы у бабушки были яйца..." Прорвуся! Жив буду, хрен помру, назло всем! На этой позитивной мысли я встряхнулся, встал и потянувшись побрёл к костру на запах еды. Пока я предавался самокопаниям, Легран времени даром не терял и успел приготовить что-то вкусное, судя по запаху.
   Поев вместе с Леграном овсянки с мясом, я потянулся, и обрадовал пацана тем, что мы будет обустраивать постоянный лагерь. Заодно и исследуем близлежащие окрестности. Все это было объяснено жестикуляцией и расстановкой отдельных заученных мной слов в несущую смысл последовательность. До свободного разговора мне было еще очень далеко. Причиной тому был скудный пока словарный запас и моё ужасное произношение. Которое, кажется, получалось помаленьку улучшать упорными тренировками.
   Конечно, пацан поинтересовался почему я выл пугая всех вокруг. Пришлось сказать, что расскажу потом, когда научусь говорить свободно. Леграну обещания хватило и с вопросами он больше пока не приставал, хотя с интересом за мной наблюдал. А я первым делом снял ошейник, о котором просто забыл потому, что он был привычен моему телу и неудобств не доставлял. Все-таки не дело в ошейнике ходить, когда это не нужно для маскировки. Пацан на это никак не отреагировал.
   После этого мы вместе начали внимательно осматривать поляну, обходя её по периметру. Ничего интересного найдено не было, и я решил слазить на холм. Кусты на нём росли пышные, но без колючек и между ними пролезть было можно. Что я и сделал, забравшись на вершину холма, чтобы осмотреть окрестности. За холмом оказалась обширное овального плана старое лесное пожарище, длиной где-то в пару километров, поросшее молодой древесной порослью. То тут то там в траве лежали полу сгоревшие древесные стволы, кое-где они торчали обгоревшими столбами в небо.
   Пожарище меня обрадовало, как источник жердей для всяких сооружений. Рубить молодую древесную поросль до двух ладоней в обхвате куда как проще, чем полноценные древесные стволы в обхват и более. К тому же на старом пожарище более продуктивна и активна биосистема, а значит должно быть больше потенциальной добычи, чем в лесной чаще. Что для меня было вполне актуально, хотелось мяса и вдоволь, в конце концов, я больше хищник, чем всеядный!
   С этими мыслями я продрался через кусты назад и рассказал Леграну, что увидел с вершины холма, используя свой небогатый словарный запас. 'Холм идти верх. Видеть лес старый много огонь. Много горелый деревья. Много маленький деревья. Много большой трава. Много мяса ловить потом.' Легран улыбнулся и сказал, что понял меня.
   Я продолжил свой монолог поясняя дальнейшие планы. 'Рубить дорога кусты. Рубить молодой деревья. Строить большой навес лагерь. Дождь не мочить. Тепло ночь. Строить стена навес без крыша, лошадь не убегать, из лес никто не ходить лошадь не есть, костёр из лес из река никто ночь не видеть.' Вот после этого Легран на меня вылупился как баран на новые ворота.
   Мысли в его голове вполне можно было представить. Любимый зверь мало того, что встал на задние лапы и начал учится говорить. Так теперь он ведет себя более чем разумно, строит вполне осмысленные, хотя и корявые предложения. Но мало того, он предлагает строить капитальный навес и стену вокруг лагеря. Чтобы лошадей дикие звери не могли съесть и ночью огонь костра не было видно со стороны! Получается он такой же умный как я? Или в него вселился дух моего предка, решивший мне помочь??!
   Мне ничего не оставалось как подмигнуть ошарашенному пацану и протянув лапу растрепать его волосы. От чего он вылупился еще больше и стал похож ну сову. Наверное, я только что ему напомнил кого-то из родных. Но нервного обморока не случилось, Легран встряхнулся, потёр лицо руками и улыбнувшись мне крепко обнял уткнувшись лицом в мою пушистую грудь сказав что-то непонятное. А я понял, что попал, по настоящему попал! Вспомнились бессмертные слова Антуана де Сент-Экзюпери - 'Мы в ответе за тех кого приручили.'
   Не оставалось ничего другого как гладить Леграна по голове и плечам пока, пока он не успокоится. Когда же он улыбаясь поднял лицо, я потерся носом теплым о его лоб, фыркнул тепло в лицо и улыбнулся стараясь не слишком страшно скалится. Пацан заулыбался сильнее и протянув руки почесал меня за ушами. Чесание за ушами было приятно, но пришлось прервать идиллию, надо было работать. Ведь как говорят, именно труд сделал из обезьяны человека!
   'Идти рубить дорога кусты надо.' Сказал отстраняясь я от пацана, он кивнул согласно и вооружившись топором мы направились к кустам. Примерную дорогу я уже мысленно наметил, и как самый сильный взяв в лапу топор, стал прорубать путь к пожарищу. Легран по моему приказу оттаскивал срубленные ветки и складывал в кучу на поляне. При постройке ограды от дикого зверья я планировал срубленными ветками кустов заплести промежутки между кольями, сооружая большой плетень.
   Да и вообще я ориентировался на самые простые технологии строительства. Изобилия инструментов и материалов не наблюдалось в нашем случае. А значит, будем проще и не станем выпендриваться, все равно данный лагерь я рассматривал как временный. Сооружать капитальный сруб или строить землянку или блиндаж смысла не было. Да и вдвоем бы мы что-то капитальное строили бы долго-долго.
   С этими мыслями я прорубал просеку в через кусты, время от времени перекладывая топор в левую лапу и рубя ей, чтобы равномерно распределить нагрузку. Кусты были достаточно густыми, топор не слишком острый. Так что, прорубившись до вершины холма, я решил передохнуть. Указал направление прокладки просеки Леграну и вручил топор. Пацан конечно радостью не воспылал от перспективы поработать, но за топор взялся. Теперь я оттаскивал срубленные ветки на поляну по уже проложенной в кустах просеке.
   Легран прорубил почти половину оставшегося пути, потом я его сменил и дорубил оставшееся. И вот мы идем по старой гари, перешагивая через обгоревшие древесные стволы. Моя мысль об обилии живности на старой гари тут же подтвердилась, перед нами из травы спорхнули несколько куропаток. А немного далее между деревьями прошмыгнул крупный серый заяц. Это меня обрадовало, можно будет расставить силки и добыча обязательно попадётся.
   Но силки были явно не сегодняшнего дня делом. Поэтому я выбрал нужного диаметра деревце и взявшись за топор начал его валить. Благо, такой опыт уже был еще с прошлой жизни. Деревце было тонким и вскоре рухнуло. Легран обрубил сучья, я забрал у него топор и с новыми силами взялся валить следующее деревце подходящей толщины. Так, распределив обязанности и отдыхая по очереди, мы срубили шесть лесин. Которые и отнесли потом в лагерь по ранее прорубленной просеке в кустах.
   Там пришлось взяться за лопату и выкопать четыре ямы для опорных столбов конструкции. Лесины были обрублены до нужной длины и я вытесал топором в них пазы для будущих балок. Эти опорные столбы были установлены в ямы, которые засыпались землей, которая трамбовалась ногами. Потом из оставшихся лесин я вырубил две продольные балки будущего ската крыши, вырубив в них пазы для будущих поперечных балок кровли. Продольные пришлось привязывать к опорным столбам, пожертвовав четырьмя кусками веревки. Оставшиеся две лесины пошли на первую и последнюю поперечные балки кровли, которые опять таки пришлось привязывать веревкой.
   Но зато, теперь у нас был каркас будущего строения длиной метра четыре, такой же шириной и с односкатной крышей высотой в большей части почти два метра. Настелить еще поперечных балок и уже можно накрывать каркас тканью тента с фургона. Но я планировал нечто большее, хотя конечно не за один день. Потому мы еще раз сходили до нашего 'лесоповала' и срубили еще четыре лесины для поперечных балок перекрытия. Которые и уложили в заранее вырубленные пазы на поперечных балках, обрубив сначала лесины до нужной длины.
   Привязывать веревкой я их не стал, но эти балки мы зафиксировали 'плетнем'. Проще говоря 'заплели' крышу срубленными при прокладке просеки ветками кустарника и обрубленными с 'лесин' ветками. Правда пришлось обдирать листья с веток, да и 'плетенка' получилась не слишком частая, но поперечные балки на месте держала. А плотнее ветками можно будет и позже заплести, когда стройка будет ближе к завершению.
   Старый навес я решил пока не разбирать, пока новое строение не будет закончено в достаточной степени. Свою пригодность для сна он уже доказал вчера. За всеми этими строительными работали подошло время обеда, овсянка с мясом, была съедена не вся и возится с готовкой пищи не пришлось. Мы быстро поели холодной каши и пока пацан отдыхал, я вооружившись лопатой выкопал у края поляны отхожую яму. Чтобы мы вдвоём не засрали все окрестности и потом сами же не вляпывались в кучки. Что пришлось и объяснить пацану, использовав весь доступный словарный запас.
   Отдых был нужен нам обоим, так что я тоже растянулся рядом с пацаном на траве на животе и начал очередной урок языка. Узнавал все больше новых слов, тренировал произношение, в общем сочетал приятное с полезным. Легран теперь тоже еще более старательно учил меня языку, с таким то стимулом какой он получил утром. Примерно час отдыха по моим ощущениям пролетел быстро и интересно. А потом я скомандовал подъём, надо было продолжать стройку.
   Мы до вечера заготавливали лесины, перетаскивали на поляну обрубленные ветки и устраивали иногда перекуры, чтобы передохнуть. По моей инициативе во время перекуров мы растирали ладонями усталые мышцы, что помогало скинуть напряжение, а потом снова приступали к работе. И к тому времени как солнце стало клониться к закату - большая часть 'каркасных балок', что я планировал использовать в конструкции постройки, уже была заготовлена.
   Правда скорость возведения постройки должна была несколько упасть. Крепить каркас стен я планировал уже не только плетенкой, а более капитально по системе 'шип-паз'. Что требовало выпиливать пилой и вытесывать долотом пазы, выпиливать и подстругивать шины. Но зато и прочность несущей конструкции должна была быть выше. А промежутки между 'несущими балками' можно заплести ветками. И позднее обмазать глиной, если она найдётся. Тогда вообще получится мазанка достаточно капитальная даже для зимовки, через стены которой точно не будет продувать ветер.
   Но если честно, зимовать в лесу вдвоём я не планировал, только как запасной вариант. Намного перспективней было интегрироваться в человеческое общество. Прибиться к деревенским, если получится или стать бродячими артистами. Для этого сначала надо выучить язык и изучить обстановку в окружающем меня мире. И в этом мне поможет Легран, он то местный абориген и реалии окружающей действительности знает точно.
   Передохнув немного и глядя на низко стоящее над горизонтом солнце, мы переглянулись понимающе, а потом двинулись собирать хворост для костра. Предстояло сварить себе уже похлебку, а потом отдыхать греясь у костра и продолжая уроки языка. А еще, я планировал немного понаблюдать за небом как стемнеет и станут видны звезды, когда-то я увлекался астрономией и даже сам строил самодельные телескопы. Земные созвездия мне были знакомы, причем не только северного полушария, за пару тысячелетий туда-сюда от XX-го века они не должны были сильно измениться. Значит местное звездное небо позволит определить, в прошлом Земли я, или на другой планете. Надо бы внести ясность.
  
   *****
  
   "Грона и Белую Супницу(*3)" - это стёб над эпопеей полуфентезийной книжной Злотникова 'Грон'. Где Главный Герой после смерти переместился в другой мир в новое молодое тело дебила путём одевания перед смертью подозрительного 'Белого Шлема' смахивающего на супницу.
   В эпопее Главный Герой Злотникова нереально могуч, настолько что разбирается во всем на свете. Начиная от получения булатной стали в примитивной кузницы и до постройки ядерной бомбы из подручных средств в ранней античности.
  
   Глава 4. День четвёртый.
  
   На следующее утро я привычно проснулся с рассветом и выбравшись из под одеяла совершил утренний моцион до выкопанной вчера ямы. А потом вернулся назад и устроил побудку Леграну, сегодня я мордой в мокрую траву совать его не стал, а поступил еще более зверский. Стянул одеяло, а потом взревел "РРРота подъём!!!" во всю мощь своих легких. Громкость и рычащие удались на славу, а вот все остальное было смазано.
   Впрочем, пацану и того хватило, подскочил как на батуте, ткнулся головой в ткань навеса и начал озираться с вытаращенными глазами. Но углядел мою довольную морду рыкающую откровенно весело, выдохнул облегченно, а потом стал грозить мне кулаком ругаясь, судя по тону без особого запала и злости.
   Я с самым заинтересованным выражением морды повернув к нему уши прислушивался, мол я все слышу и запоминаю! Что его окончательно добило. Легран махнул рукой, глядя на меня, и рассмеялся. А потом, все еще улыбаясь, направился к лесу, берясь за завязки штанов. Пришлось его в темпе догнать и показать яму временного туалета. И объяснить, зачем это сделано.
   Потом мы привычно пошли умываться и мыть руки-лапы. Пацан бы откровенно не прочь отвертелся от водных процедур в холодной воде, но мой личный пример и возросший авторитет не позволили игнорировать "непонятный ритуал". Потом была уже привычная утренняя разминка и зарядка, по уже устоявшейся программе. И наконец завтрак, уже начавшая мне надоедать вчерашняя холодная овсянка с вяленым мясом.
   Ну не англичанин я, не англичанин! Я хищник в конце концов! И хочу мяса! Жареного! Осталось только его поймать. Чем я сегодня вечером и займусь, силков наставлю на старом пожарище на заячьих тропинках. С этими мыслями я доел свою порцию противной холодной овсянки и встряхнулся.
   Вчера вечером я понаблюдал за небом. По крайней мере теперь стало ясно, что я не на Земле. Определённо. Млечный Путь был более ярок и имел иную конфигурацию, чем была видна с Земли. Местные созвездия "и близко не лежали" даже к доисторическим своим конфигурациям видимых с Земли, я когда-то их изучал в период своего увлечения астрономией и конфигурацию созвездий земных на десять тысяч лет назад от двадцатого века помнил, да и вперед изменения их конфигурации помнил тоже.
   Был у этой планеты и естественный спутник, но его видимый размер был меньше чем у Луны. И совершенно другой рисунок поверхности, определенно он Луной не был, даже отодвинутой на более далёкую орбиту и повернутой другой стороной. Что, впрочем, для другой планеты в другой звездной системе было вполне логично. А еще я заметил в небе несколько "блесток" перемещающихся довольно быстро. Наверное, какой-то мусор на орбитах, может захваченные гравитацией планеты мелкие астероиды.
   А потом меня буквально как по голове стукнуло. Я тут определённо пришелец, да и люди почти наверняка тоже. Так может это части древней орбитальной инфраструктуры или какие-то другие объекты искусственного происхождения? Правда, подтвердить это или опровергнуть удастся не скоро. Телескопа у меня нет, но если где-то на этой планете уже научились шлифовать линзы, то позднее его можно будет построить. И посмотреть, что это за хлам там болтается. Может, даже местным Галилеем стану! Главное вовремя дёру дать от местной Инквизиции, буде такая объявится.
   Впрочем, сейчас это не слишком актуально. Тут не думать, тут трясти надо! Легран тоже доел свою порцию овсянки, мы потянулись почти синхронно и заулыбались весело заметив это. А потом я скомандовал начало работы. Вчера материала строительного было заготовлено достаточное на сегодня количество. Потому сегодня обошлось без рубки деревьев, стройка закипела сразу.
   Причем эту стройку я рассматривал даже не столько как постройку жилья, а как способ в мягкой форме приучить Леграна подчинятся мне. Закрепить в его сознании мысль о том, что я глава семьи, который мудрее и старше. Этакий вариант армейского 'копаем канаву от забора и до обеда, а потом носим круглое и катаем квадратное'. Потому как солдат должен быть занять, чтобы развивались мышцы и привычка выполнять приказы, а в голове от безделья не появлялись всякие ненужные мысли.
   Причем как-то само собой вышло, что мы сразу разговорились за работой. Я объяснял что делаю, показывал своим примером. Легран называл новые слова обозначающие сложные действия и с интересом слушал мои пояснения. В общем, процесс обучения получился веселый и интересный обоим. Так, не замечая как летит время, мы построили силовой каркас обоих боковых и задней стены.
   Он представлял из собой частую решетку состоящую из вертикальных бревнышек отстоящих одно от другого на пол метра и вкопанных нижним концом в землю, а верхним концом упирающихся в продольные опорные балки крыши. Причем к ним вертикальные бревнышки крепились деревянным шипом, входящим в паз балки. Между собой они тоже были связаны вертикальными перекладинами с шагом в те же пол метра посаженных в шип.
   Конструкция получилась достаточно трудоёмкой, но и весьма прочной. Когда я попытался её пошатать, она даже не двинулась, хотя я тряс всем весом. Посмотрел я на это произведение деревянного зодчества и порадовался, что среди трофеев были инструменты. Без пилы, долота и молотка ничего подобного бы мы не сделали. Пришлось бы связывать несущие элементы конструкции дефицитной веревкой, которую было просто жалко. Да и жесткость конструкции была бы намного ниже.
   Полюбовавшись с Леграном немного делом рук своих, мы начали "заплетать" стены строения ветками. А когда они кончились, начали безжалостно вырубать в кустах на вершине холма "проплешину". Легран хотел рубить кусты на нашем склоне, там где ближе носить, но я сказал что нельзя. У меня были планы по маскировки готового строения в стиле Робинзона Крузо.
   Вырубленные кусты видимые с речушки тут были совсем не в помощь. Именно эта "водная артерия" у меня больше всего ассоциировалась с возможностью появления ненужных глаз приплывших по ней на лодке. Я отлично помнил, что в средневековье и ранее, основными транспортными артериями были именно реки. По которым на лодках перемещались люди и грузы. Хотя, гости могли пожаловать и со стороны старого пожарища, если конечно его причиной были люди.
   Нарубленные прутья первым делом были пущены на плетение крыши. Забираясь по каркасам стен как по лестнице, мы могли с комфортом сесть верхом на балки крыши. Сначала я немного опасался, что постройка обвалится, потому полез первым, проверить конструкцию. Но она выдержала мою тушу даже не покосившись и за более легкого Леграна я больше не волновался.
   Работая без обеда в порыве трудового энтузиазма, мы ударными темпами сплели крышку до конца. А потом не останавливаясь на оставшемся материале сплели половину боковой стены. И только когда все прутья кончились, мы поняли, что хотим жрать! Обеденное же время давно прошло! Кто работает тот и есть хочет, само собой. Пришлось идти варить остатки гречки с мясом и отдыхать пока она варится.
   Только нашим лошадям было хорошо, как мы тогда их расседлали и отпустили пастись, так никто и не трогал их. Вот скотины и пользовались возможностью, отъедались на густой траве, пили воду из речушки когда хотели и бездельничали в своё удовольствие. Только хвоста и гривами махали, сгоняя мух время от времени, да фыркали и похрапывали. Посмотрел я на эту идиллию и дал себе зарок, что как закончим "стройку века", так я и займусь ими предметно в наших тренировках.
   Наконец гречка была сварена, а потом и съедена, и мы повалялись на траве отдыхая. Тут то меня опять и обуяла жажда деятельности. Но не в плане строительства, нет. Мне хотелось свежего мяса! А не вяленого не пойми чего и то маленькими кусочками в каше! Встал я, поднял Леграна словами 'Пошли ловить мясо', взял небольшой моток тонкой пропитанной воском бечевки для силков и объясняя ему задумку двинулся на старое пожарище.
   В силках я разбирался, не слишком профессионально, но ставить умел. Когда-то у меня была отличная книжка "С природой один на один", еще при СССР изданная. Была она учебником по выживанию во всяких экстренных обстоятельствах. Там были как реальные истории выживших во всяческих катастрофах, крушениях самолётов и кораблей, заблудившихся в тайге, в общем было там всякое. Были там и всякие полезные советы, как ловить рыбу подручными средствами или ставить силки.
   Тогда силки меня заинтересовали и почти все их конструкции я проверил на практике, кроме самых мудрёных. Особенно мне понравились утиные силки и заячьи, больше всего мяса с них получалось при удаче. Вот заячьи силки я и планировал расставить, и силки на куропаток тоже. Уток то на речушке, как и подходящих для установки силков камышей видно не было.
   Дошли мы до примеченных мной мест, где спугнули куропаток, и я стал ставить силки из бечевы, объясняя все Леграну подробно. Он с интересом смотрел и запоминал, задавал вопросы. Бечевы было немного и я поставил всего шесть силков на куропаток. Зато, заячьи силки я ставил не скупясь сразу десяток штук, в них я был больше уверен.
   Когда мы уже возвращались назад, я боковым зрением заметил движение чего-то серого размером с зайца перебегающего нам дорогу. Рефлексы сработали четко, как только в сознании начала появляться команда "Лови его!" Я молча с места прыгнул вперед метра на два и ударом передней правой лапы направив когти вперед припечатал крупного толстого зайца к земле. Мои когти прибили его шкуру, и впились в его бок, удар лапы умноженный на мой вес моментально сбил с ног и сломал зайцу рёбра.
   Всё это я понял стоя на четвереньках, прижимая лапой зайца к земле и рыча победно. Порадовавшись своим охотничьим инстинктам, я свернул вяло трепыхающемуся зайцу шею, поборов желание вонзить клыки в тушки и прекратил рычать. А потом поднялся, держа добычу за уши, и развернулся к Леграну. В его удивленно расширенных глазах я прочитал смену удивления на полный восторг и восхищение. Восторженные слова были понятны и без перевода.
   Ничего не оставалось делать, только соответствовать образу. Я вручил ему зайца, облизал заячью кровь с когтей приятно будоражащую своим солоноватым вкусом и запахом, и потрепал лапой волосы пацана. А потом, используя весь свой запас слов провозгласил самую приятную для нас фразу - "Пошли зайца жарить!"
   Если сказать честно, мне хотелось сожрать зайца сырым, но при этом поделится мясом с пацаном. Видно для моих инстинктов пацан ассоциировался с "детенышем", о котором надо заботится. Но свои инстинкты я придавил волевым усилием, сначала зайца надо грамотно ошкурит и разделать. Тут мне повезло, все это я умел. Был опыт, полученный на земных кроликах и зайцах, когда я жил в далёком северном военном городке Обозёрске. Там и зайцев разделывать довелось, и кроликов, и курям головы рубить, и коз с баранами резать, а потом разделывать.
   В самых радостных чувствах мы почти бегом домчались до нашей поляны, я выстругал деревяшку-распорку, подвесил зайца за ноги вниз головой у речушки и начал снимать шкурку. Снял я её как и с кроликов "чулком", только голову отрезал и выкинул в речку подальше вниз по течению. А потом отложив шкурку выпотрошил зайца раздувая ноздри от запаха крови, все несъедобную требуху тоже выкинул в речку подальше. Нечего ей рядом с нами валяться и кровью пахнуть привлекая внимание хищников разного пошиба.
   Легран стоял рядом с интересом наблюдал за моими действиями, задавал вопросы и выслушивал ответы. Я решил воспользоваться моментом и использовать старый психологический приём с "сердцем поверженной добычи", вырезал заячье сердце и вручил ему со словами "Съешь заячье сердце, станешь неутомим и быстр как заяц." Пацан внимательно и благодарно посмотрел на меня, а потом мужественно проглотил сырое заячье сердце и улыбнулся гордо расправив плечи, заблестев глазами. Причем сработал! Пускай его самомнение укрепится, полезно будет.
   Ну а я сам в подобном фетишизме не нуждался. Зато с удовольствием сожрал сырые заячьи печенку, почки и легкие. Отправив перед этим Леграна раздувать огонь в костре. А потом облизнул с морды заячью кровь, промыл выпотрошенную тушку в воде, сполоснул нож, подобрал шкурку и направился к весело разгорающемуся костру предвкушая вкус жареной зайчатины. Подумав при этом, что заяц совершенно такой же как и на Земле, ни малейших отличий в строении тела и внутренностей.
  
   Глава 5. День пятый.
  
   Проснулся я уже привычно с рассветом, вылез и направился к яме временного сортира. Вспоминая вчерашнего зайца. Он был просто шикарен, большой и толстый. Мы зажарили его на костре по частям, до аппетитной корочки и съели целиком посолив слегка. Кашу варить и не подумали, особенно я. Мясной пир вышел просто роскошным, я наелся мяса досыта, Легран кстати тоже. Упитанный жареный заяц с хрустящей корочкой на ужин - это хорошо!
   Сделав дела, я вернулся к нашему навесу и стянул с Леграна одеяло, придумывая как бы его разбудить. Но этого не понадобилось, пацан проснулся сам. Потянулся сладко зевая, погрозил мне шутливо кулаком улыбаясь и поднявшись направился по проторенному мной маршруту. Ну а я направился к речушке умываться и мыть лапы, где пацан и присоединился ко мне немного позже.
   Потом мы привычно занимались утренней зарядкой и упражнениями. После них наши мысли насчет завтрака были на удивление одинаковы.
   - А давай... - Начал Легран.
   - Проверим силки. - Закончил я за него весело.
   Легран кивнул и мы направились проверять охотничьи снасти. Заячьи силки оказались пусты, а вот одна куропатка попалась и успела придушить себя почти насмерть в попытках вырваться. Я уверенно свернул птице шею и вынув её из силка, насторожил его опять. Убедившись, что больше никакой добычи нет, мы направились назад к нашему лагерю в предвкушении вкусного завтрака.
   Я решил не заниматься дурью ошпаривая и ощипывая куропатку, а просто ободрал с неё кожу вместе с перьями и выпотрошил как курицу, выкидывая все отходы в воду так чтобы их унесло течение. Легран с интересом наблюдал за моими действиями, расспрашивал меня и запоминал, что и как делать. Следующую куропатку доверю разделывать ему, решил я для себя, пускай тренируется.
   Был велик соблазн поджарить куропатку как вчерашнего зайца, но эту идею я отмёл. Птица была не больше маленькой курицы, и наесться досыта нам двоим её бы не хватило точно. А значит, будем варить похлёбку. Что мы и сделали, сначала сварили куропатку, а потом на бульёне от ней сварили овсяную похлёбку. Куда и добавили обобранное с костей варёное мясо. Вяленое мясо сохранней будет, пригодится потом, когда не будет свежего. Или когда мы опять тронемся в путь.
   После завтрака мы опять занялись планомерной вырубкой кустов на вершине холма, заготавливая материал для продолжения строительства. Махая топором, я размышлял, где бы лучше всего искать глину для обмазки крыши и стен. Наиболее логичным выходило пройтись по берегу речушки вверх и вниз по течению, ковыряя берег лопатой то тут то там. Да и сам холм поковырять бы тоже стоило.
   Нарубив веток, мы продолжили плетение стен нашей постройки. Дело продвигалось заметно быстрее, чем раньше. Уже был накоплен опыт, а главное со стенами было меньше возни, чем с крышей. На которую то и дело приходилось поднимать стройматериал с земли. Так, работая привычно быстро, мы незаметно закончили левую боковую и заднюю стены. Осталась только правая боковая стена и фасад. А потом финальная обмазка конструкции глиной.
   Посмотрел я на готовую наполовину постройку и решил, что для окончательной постройки придётся сделать приставную лестницу. Чтобы залезать на крышу при обмазке её глиной. Подумал я и про будущую дверь. Сначала хотел делать что-то капитальное из тесаных брёвнышек собранных в шип. Но потом решил, что в мазанке нам не зимовать. А значит, хватит плетёной двери на прочном каркасе и полога-занавеса изнутри, чтобы не дуло через дверь. Главное чтобы звери не могли проломиться сразу через стены или дверь, а там отмахаемся.
   Отдавала вся эта 'плетеное из веток' конструкция немного сказкой про "Трёх поросят", но наш "домик из хвороста" развалить, если что, будет куда труднее! Даже появилась озорная мысль на глиняной стене снаружи вылепить барельеф "Имени трёх поросят". Глуповатый Ниф-ниф, хитрый Наф-наф и весело скалящийся кабаньими клыками Нах-нах! И подписать их имена по русский снизу! Я как представил себе это, так и взвыл весело.
   Легран конечно же спросил, что случилось, ну мне и пришлось рассказать "Новую русскую сказку о трёх поросятах" слегка адаптированную для его понимания. Где третий поросёнок, который раньше был наёмником, огрел волка по голове сковородкой, отобрал кошелек и отправил могучим пинком в придорожную канаву. Сказка Леграну определённо понравилась, судя по улыбке до ушей. А потом он и рассмеялся, когда я ему рассказал свою идею про "барельеф".
   Потом мы пошли обедать оставшейся с утра наваристой похлёбкой с перепелиным мясом. У меня была мысль поискать глину, но я решил отложить геологическую разведку на завтра. Сегодня же стоило наконец заняться тренировками с оружием, устали то мы не сильно. Чем я и обрадовал Леграна. С мечем я не умел обращаться и потому решил его не трогать. А вот лук, арбалет и пика - это другое дело.
   Занятия я решил начать с арбалета, как наиболее знакомого мне в теории и практике оружия. Показал его Леграну, рассказал как он устроен, для чего какая часть предназначена. Показал, как они работают вместе. А потом при нём взвёл, вставив лапу в стремя, зарядил болт и уже хотел выстрелить, но одумался. Ищи потом болт по всему лесу, или выковыривай из толстенного дерева.
   Так что пришлось разрядить арбалет в холостую и объяснить Леграну почему я не выстрелил. И добавить, что я собираюсь арбалет переделать. Чтобы его было удобней заряжать и стрелять из него. Потом пришла череда лука, я объяснил как он работает и почему сделан именно так, а потом натянул тетиву. Я же первым осторожно выстрелил, натягивая тетиву только слегка. Ни боевой перчатки, ни напёрстка у меня не было, а лук был достаточно серьезным, при неумелом обращении такой тетивой может палец до кости рассечь.
   Даже с небольшого натяга стрела улетела метров на пятнадцать, вызвав восхищённый возглас Леграна. Я объяснил ему меры безопасности при стрельбе, показал, как держать лук правильно и под моим контролем он расстрелял все оставшиеся стрелы из колчана. Летели они "в ту сторону", что уже было нормально для новичка. Я бы тоже не показал лучшего результата. А после мы ходили по поляне и искали стрелы, нашли их все, но не скоро.
   Сразу же после этого я обрадовал Леграна, что для нормальной тренировки надо сделать мишень. Лучше всего сплести чучело из прутьев и нарядить его в лохмотья. На нём мы будем учиться, стрелять в него из лука и тренироваться колоть его пикой. А вот для арбалета придётся делать мишень крепче и дольше. Но это энтузиазм Леграна не остудило ни капли, ему понравилось стрелять из лука и он уже понял, что лук я отдам ему совсем, оставив для себя арбалет.
   Я снял с лука тетиву, объяснив попутно, почему это надо делать, когда не собираешься стрелять. И почему лук надо беречь от сырости и дождя, а потом вручил его Леграну вместе с колчаном стрел приказав отнести назад и убрать под навес. Туда же я понёс свой арбалет, решил в ближайшее время заготовить древесину для его ложа с прикладом. И подумал попробовать приспособить к нему тактическую рукоятку на цевье. Вроде той, что установил на свою оставшуюся дома "Сайгу-410К".
   Но еще осталась короткая пика, с её длинным узким трёхгранным наконечником, напоминающим штык знаменитой "Трехлинейки", которая "винтовка Мосина образца 1894 года". Оружие оказалось отлично сбалансированным, весило около трех-четырёх килограмм и было очень удобным. Взяв его в лапы, подержав и крутанув немного я это сразу понял. Легран сразу же влез с вопросом, почему у этой пики такой необычный наконечник, очень длинный и трёхгранный. По его словам, раньше он видел другие копья. Такой же примерно длины, но лезвие у них было широким и массивным, напоминающим небольшой меч.
   Такой тип оружия я не знал, так как холодным оружием дома интересовался мало. Но про нечто подобное в одной книжке я читал, вот и объяснил Лнграну что понял. Что это даже не столько оружие, сколько инструмент чтобы прорубаться через заросли. Или оборонятся им от зверей.
   - А вот представь Легран, что надо тебе таким копьём с широким наконечником человека в доспехе кожаном поразить. Проколет широкий наконечник толстую кожу? - Задал провокационный вопрос я.
   Легран задумался, но я не стал тянуть кота за яйца.
   - А теперь представь что у копья наконечник узкий и острый как иголка? - Ответил на свой же вопрос я и показал ему пику. - Вот как этот.
   - Этот проколет. - Согласился пацан. - Но почему он трёхгранный?
   - Потому что он получается прочнее плоского, железо более толстое. - Ответил я. - И потому, что раны от него хуже заживают и более опасны. При широком наконечнике рана не глубокая и кровь течет наружу, а при узком и длинном рана очень глубокая, задевает внутренности и кровь течет внутри. А это смертельно опасно. И такой наконечник может пробить доспех из пластин на их стыке, где широкий просто застрянет.
   - Я понял! - Улыбнулся и кивнул Легран. - Интересно придумано!
   После этого небольшого разъяснения я показал несколько приёмов штыкового боя, типа "длинным коли", вознеся мысленно хвалу своей удаче. В одной из школ, где я учился в детстве во время череды переездов по военным городкам, был очень интересный военрук. Старый но очень крепкий и бойкий ветеран, прошедший всю войну в пехоте, он очень серьезно относился к военной подготовке. Потому мы там не только одевали-снимали противогазы и разбирали затертый АК-47, но и еще изучали азы теории минно-взрывных заграждений вплоть до полевых занятий с макетами минного оружия.
   На всю жизнь запомнилось, как разминировал я лесную полянку на зачете, с щупом и по всем правилам. Сначала найди замаскированную мину, потом очень осторожно начинай её освобождать от дерна и земли. При этом не зацепи элемент неизвлекаемости, найди его и оцени, поддается ли мина вообще разминированию. Или её только и можно, что накладным зарядом уничтожить или кошкой на веревке сорвать, чтобы сама рванула. Ну и конечно всякие 'сюрпризы на растяжках', как заводские мины с 'усами', так и гранаты с леской на чеку, дешево и сердито.
   Апогеем всего было изучение "трехлинеек" и штыковой бой на них! Не знаю, как и где этот дед их достал, но они в школьной оружейке были. Так что мы сначала кололи чучела штыками разными приёмами, а потом даже немного изучили фехтование на них. Конечно, на учебные штыки были надеты насадки, чтобы не поранится, а лезвия были затуплены и для защиты лиц были фехтовальные маски. Но все равно, пропустить тычок в грудь, или в солнечное сплетение было неприятно. Что стимулировало нашу учёбу.
   В результате я кое-что умел и теперь с этой пикой чувствовал себя достаточно уверенно. Оставалось только вспомнить давнюю науку и мысленно посетовать, что проучился в той школе я не долго. И дед-военрук меня не успел научить большему в области штыкового боя. Сам то он был с винтовкой со штыком бог. В его старых, но крепких руках она порхала как бабочка. Куда там киношным "Шаолиньским монахам" с шестами или "циркачам с СКС-ами" из роты почётного караула с "Красной площади"!
   За всеми этим занятиями и начал явственно наступать вечер и стало пора задуматься о ужине. Потом, прихватив пику, мы направились проверять силки. Где нас опять ждала добыча, вторая за сегодня куропатка. Сворачивание шеи которой я доверил Леграну, пускай психологический закаляется и тренируется. Пацан сопли по тарелке не размазывал и шею птице свернул со второй попытки. А потом сам же её и разделал, вспомнив утренний урок.
   Так что на ужин у нас была жареная куропатка и остатки похлебки с обеда на гарнир. А потом, мы валялись на одеяле в траве и я расспрашивал Леграна о знакомых ему созвездиях. Заодно и узнал название местного аналога Луны который звался Селла, что сразу вызвало у меня ассоциацию от Селены, второго названия Луны. Местная звезда так же закономерно звалась Соларом, что косвенно подтверждало, откуда родом местные люди. В чем я в общем то и не особо сомневался.
   А потом я стал рассказывать Леграну, сказки в которых была самая натуральная истина облеченная сказочную форму. О строении звездной системы, о том, что такое звезда. О том какие бывают звезды и планеты, как планеты движутся вокруг звезд. Как все это через много-много лет узнают люди. Как они построят специальные механизмы позволяющие заглянуть в небо - телескопы. И как потом еще много лет спустя люди построят огромную летающую машину, которая сможет долететь до Селла и вернутся назад...
   Про планетолеты и звездолеты я не стал заикаться, пока с него и уже рассказанного хватит. Легран с восхищением слушал эту сказку, которая была чистой правдой, и смотрел на небо. Представляя в меру своей фантазии то, о чем я рассказывал ему. Так он и заснул с улыбкой на лице, а я подумал, что "правдивые сказки" ему стоит рассказывать каждый вечер. С этой мыслью я отнёс его под наш навес укладывая на одеяло, забрал то на котором мы лежали разглядывая небо, и тоже завалился спать.
  
   Глава 6. День шестой.
  
   Проснулся я традиционно с рассветом и традиционно первым. Но пока я бегал "до ямы" Легран встал сам и отправился по проторенному мной маршруту. А потом мы вместе пошли умываться, вода как всегда была холодной и мокрой, но сон отгоняла отлично. После умывания уже традиционно была утренняя зарядка и физкультурные упражнения.
   После утренней зарядки как всегда хотелось есть, так что мы не сговариваясь направились на пожарище проверять силки. Новых куропаток в силках не оказалось, а вот заяц попался и даже удавил себя в попытках вырваться из силка. Его мы и забрали, опять насторожив силок. Возможность снять шкурку и выпотрошить зайца я предоставил Леграну, пускай руку набивает.
   Легран провозился с зайцем раза в два дольше чем я, но шкурку не попортил. Так что, чтобы наверстать упущенное время, кашу варить мы сегодня не стали. Позавтракали жареной зайчатиной и с новыми силами взялись за работу. Сначала вырубили четыре лесины, обрубили ветки и построили каркас передней стены постройки. А потом нарубили кустарника и заплели правую стену до конца. Велик был соблазн начать плести переднюю стену, но я решил пока это отложить.
   Из остатков нарубленных прутьев мы сплели чучело-мишень для тренировок. Его мы набили листьями, куча которых осталась после плетения стен и крыши. Внутрь чучела мы затолкали и траву, которую нарвали внутри нашего строения. Чучело получилось увесистым и жестким, типа вытянутой корзины-переростка с приделанной сверху корзиной поменьше изображающей голову. Абстракционизм в чистом виде, но для начала пойдет.
   Для установки чучела на огневом рубеже я использовал жердины оставшиеся при обрубании лесин. Обтесав их концы топором, мы получили несколько кольев, которые и забили обухом топора на поляне. Первый кол, для установки чучела для тренировки с пикой, поставили посреди поляны. А второй кол, для установки чучела на стрелковую позицию я вбил перед нашим недостроенным зданием. Которое должно было сработать как стрелоуловитель, чтобы не искать их потом по всем окрестностям.
   Впрочем, после окончания стройки я планировал построить нормальный стрелоуловитель, могущий удержать и арбалетную стрелу. Правда, возни с ним предвиделось много. Его надо было делать или из бревнышек, плотно сбитых в шип в большой деревянный щит, но из них замучаешься арбалетный болт вытаскивать. Или делать "земляной вал" подпирающий плетень, что тоже было не очень удобно. Или плюнуть на маскировку и расчистить кусок ската холма. К последнему я и склонялся больше всего, оценив объем работ с другими вариантами.
   Время приближалось к обеду, и надо было позаботиться о его приготовлении. Зайчатины утренней осталось немного, но на похлебку с овсянкой должно было хватить. Её и пришлось варить, никаких других вариантов пока не наблюдалось. К силкам стоило идти только вечером, вряд ли туда кто-то успел попасться. А пока похлёбка варилась, я задумался, как жить и что делать дальше.
   До этого, особого времени на философские размышления и планирования не было. Все краткосрочное, почти сиюминутное, на краткую перспективу в условиях жесткого цейтнота. Прямо как в том анекдоте про пальму и бананы - "Тут не думать, тут трясти надо!" А вот теперь - появилось время задуматься, а чего же я собственно хочу? Вот я и задумался этим вопросом, какая же у меня цель в жизни теперь?
   Вернутся на Землю? Очень сомнительно, что это удастся сделать. В конце концов, тут реальность данная нам в ощущениях, а не волшебная сказка с белыми роялями в кустах на каждом шагу. Да и что я там такой красивый буду делать? Оказаться в лаборатории в роли подопытной зверушки, без малейшего шанса вырваться меня как-то не прельщает. В лучше случае буду в глуши прятаться всю жизнь, так чем это лучше этой планеты будет по большому счёту?
   Попытаться тут стать "большой шишкой"? В общем-то достижимо, особенно если начать двигать научно-технический прогресс. Но тут надо очень хорошо думать, что и как делать. А то очень легко "внезапно умереть естественной смертью от яда" перейдя дорожку кому-то местному и влиятельному. Но, в общем, на эту тему надо бы подумать.
   И конечно не стоит забывать, что я теперь уже не человек. Значит надо узнать, есть ли тут еще такие "красавцы", а главное "красавицы" как я. Откуда-то же я такой весь красивый взялся? Значит должны быть и другие такие как я. Детей бы в последствии завести не плохо и стать главой рода... Стоп! А вот и цель нарисовалась! Узнать о сородичах, а потом организовать свое маленькое королевство! Потому, что если у моих сородичей есть свое государство - то оно наверняка "на ножах" с людьми, что меня не устраивает. Так что нужно свое, где и буду благодетельствовать техническим прогрессом не всех без разбора, а тех, кого я сочту этого достойными.
   В конце концов, мои сородичи могут оказаться носителями очень неприятной культуры, например с прочными традициями каннибализма и людоедства. В человеческих обществах на земле, какие только омерзительные с точки зрения современной морали культуры не бывали. Человеческие жертвоприношения, людоедство, расизм и рабовладельческий строй, всего не перечислишь! А в случае другого разумного вида или стычки двух видов подобные проявления могут легко принять крайние формы. Если уж внутри одного вида люди друг друга легко могут жрать и геноцидить по полной, то что уж говорить про конфликт с другим видом!
   А вообще, довольно сомнительно, что есть какое-то крупное государственное образование "саблезубых" на этой планете. Иначе бы я был не экзотическим животным, а разумным пленником или рабом. С другими условиями охраны и содержания, опасались бы меня намного больше, на кандалы бы не поскупились. А раз относились ко мне как к животному, да и был я до своего "пробуждения" животным - никакого государства или королевства, да даже княжества таких как я нет. Даже дикие племена сомнительны, только если уж совсем дикие вроде бушменов. Вот такие вот пироги пока вырисовываются.
   При этом и ежику понятно, что масштабная конфронтация с людьми смерти подобна. Люди судя по всему на этой планете доминирующий вид, если что задавят тупо массой. Значит, в своем будущем государстве надо будет строить поливидовое общество. Включающее как "саблезубых" так и людей, и по возможности с равными правами. Вот к этому и буду стремиться. Вообще, если вспомнить научную фантастику мной читанную именно поливидовые команды или культуры там были наиболее успешными. Потому что разные виды с разными "специализациями" дополняют друг друга, при наличии какого-то мощного стимула заставившего преодолеть непонимание.
   Чтобы избежать масштабной конфронтации с людьми, мое будущее государство надо будет создавать там, где сейчас нет каких-либо существенных человеческих государственных образований. И людей как можно меньше или нет вообще. Еще очень желательно, чтобы до нашей будущей территории люди пешком не напрягаясь добраться не могли. А то будет как на "Диком Западе", нашествие всякой швали своим ходом. Тысячи километров сухопутной границы не особо перекроешь без бешеных вложений сил и средств, уж кому как не мне послужившему в погранвойсках это знать.
   Значит, это должен быть другой матери, крупный остров или группа островов или какой "глухой угол" континента. С дикими примитивными малочисленными племенами, типа Сибири или Канады на момент начала её освоения. При этом нужно наличие полезных ископаемых и условия достаточно пригодные для жизни. Так, что аналог местной Антарктиды отпадает, если он вообще есть. Но если найду - застолбить его все равно надо будет, на будущее.
   Подошло бы что-то вроде японского архипелага, но подальше в океане, еще не открытое людьми. Если конечно подобная крупная островная система на этой планете есть. Более гостеприимные и удобные для жизни климатические зоны, а там более на материке я даже теоретический не рассматривал. Все они наверняка давно уже заселены людьми. Так что, да здравствую крупные острова и местные Сибири-Канады!
   А ведь есть еще одна идея хорошая! Почему бы и не перенять исторический опыт Голландии, Англии и Российской Империи. А еще "Политехнической Лиги" Пола Андерсона? Почему бы, не начать как компания торговцев-мореплавателей сколачивая первоначальный каптал и собирая информацию на первом этапе. Потом создавать базы на "ничейных землях" и островах, а когда будет выбрана территория для создания своего государства, взяться за это дело подготовленным. Имея собственный небольшой флот с базами и финансовые средства для быстрого создания инфраструктуры.
   Вот и появилась у меня теперь большая цель в жизни, не хуже многих и обещающая массу приключений в процессе своего достижения. Я конечно не Конан, но я и не ставлю себе задачу захватить власть в королевстве или империи. Лучше я построю свое государство с нуля, так как я хочу и выдвину наверх тех, кого захочу. Потому что перестраивать уже сложившуюся систему намного труднее, чем создать с нуля на пустом месте. Так тому и быть! План наверняка будет корректироваться жизнью, но цель то останется прежней!
   За всеми этими моими размышлениями похлебка давно уже была сварена и даже частично съедена. Так что, я быстро поел и устроившись рядом с бездельничающим Леграном начал свой первый по настоящему важный разговор с ним используя все свои пока невеликие знания языка.
   - Скажи Легран, а почему ты со мной остаешься, а не ушел забрав свою часть денег и вещей? - Спросил я лежа рядом с ним на животе и вытянувшись во всю длину.
   - Куда мне идти? Родителей моих убили. - Вопросом на вопрос ответил он. - С тобой мне хорошо. С тобой я ем каждый день досыта и даже мясо. Ты меня не бьёшь, не кричишь на меня. Ты дал мне пояс с ножами, учишь стрелять из лука, ловить силками добычу. Я сплю с тобой рядом на одном одеяле и ты меня греешь своим теплом.
   - Один бы я что делал? - Добавил Легран. - Вещи у меня бы отобрали очень быстро, так уже было один раз раньше. Попрошайничать, получая удары и слушая крики? Работать весь день за миску похлебки без мяса? Все это уже было.
   - С тобой мне лучше всего, ты как будто старший брат или отец. - Неожиданно добавил он и протянув руку погладил моё пушистое плече. - Когда ты еще сидел в клетке и был простым зверем, ты понравился мне. Я старался заботится о тебе, чистил клетку, приносил чистую воду, а ты привязался ко мне как преданный пёс.
   - А когда ты начал убивать бродяг - ты просто исполнил мою мечту! Я сам хотел их убить когда вырасту, а потом забрать тебя и уйти далеко-далеко! - С чувством почти выкрикнул Легран, прижался ко мне обнимая за загривок, прижавшись щекой к моей гриве. - Ты как будто из сказки, человек превратившийся в зверя помогающий мне. А еще ты вчера очень интересную сказку рассказывал про звезды и Селлу, я ни разу такой не слышал.
   - А может ты мой дедушка который вернулся после смерти чтобы помогать мне? - Заглянул мне в глаза с надеждой Легран. - Ты потрепал лапой мои волосы как любил трепать он, гладишь меня по голове, как гладил он...
   - Нет, я не твой дедушка. - Честно ответил я глядя в глаза пацана. - Но я действительно был человеком, пока не проснулся в клетке. Потом я тебе все расскажу, когда выучу больше слов и смогу говорить лучше. Я все обязательно расскажу и постараюсь объяснить.
   - Жаль что ты не мой дедушка. - Огорченно ответил Легран, а потом почесал меня за ушами рукой обнимая второй за шею. - Но ты ведь меня не бросишь? Не прогонишь и не оставишь одного когда научишься хорошо говорить?
   - Нет, не брошу. - Ответил чистую правду я жмурясь от приятного почесывания за ушами и тихонько зауррчав как кот. - Я хочу, чтобы ты был моим другом, ты же спас меня, ударив по голове арбалетчика. Только тебе я могу доверять из всех людей, только вместе мы сможем добиться чего-то хорошего.
   - Я тоже тебя не брошу и не предам! - С чувством ответил Легран. - Я буду старательно учиться у тебя всему, чему ты меня учишь!
   - Ловлю на слове! - Улыбнулся я и задрав голову потерся гривой о лицо Леграна. - Так что встаем и будем тренироваться в стрельбе из лука, а потом с пикой! Вперед, мой юный падаван!
   - А что такое падаван? - Спросил пацан поднимая и шутливо дернув меня за гриву. - Это ученик?
   - Именно ученик, я потом тебе расскажу эту историю. - Отозвался я улыбаясь, поднимаясь и потягиваясь. - Тебе она понравится!
   Потом мы достали из под навеса лук с колчаном стрел, пику и приступили к тренировкам. Стреляли по очереди из лука в наше чучело, пока не устали и стрелы не начали лететь совсем "до смешного". Потом, передохнув немного, переставили чучело на другой кол и я начал тренироваться с пикой. Вспоминая удары штыкового боя, подробно объясняя их Леграну и показывая отдельные движения.
   Легран запоминал внимательно, переспрашивал меня когда было непонятно. Потом он с энтузиазмом колол чучело пикой "Длинным коли!" по очереди в живот, в грудь и в пах. Чучело прочно сидело на колу и было достаточно жестким, что прибавляло реализма, острие пики входило с некоторым усилием. А я подумал, что надо будет вырезать из дерева две учебные пики, чтобы потом тренироваться в спарринге.
   За тренировками время пролетело незаметно и наступил вечер. Солнце уже садилось и оставив Леграна возится с костром я в темпе рванул проверять силки. Только никакой дичи в них не оказалось. Ни куропаток, ни зайцев. Что ж, охотничье счастье переменчиво и везти вечно не может, придется ужинать без свежатины.
  
   Глава 7. Шестая ночь.
  
   Уже ближе к рассвету я проснулся от того, что наши лошади разнервничались, стали громко фыркать и встревожено ржать. Просто так наши четвероногие непарнокопытные скотины бы не разнервничались. Значит надо подхватываться и вооружатся для отражения нападения. Что я и сделал, схватив пику выскочил наружу и подхватив по пути дрын, на который мы вешали котелок побежал к сбившимся в кучу лошадям. На моё счастье на небе не было облаков и во всю светила Селла, так что я более-менее видел, что творится вокруг.
   Подоспел я к лошадям вовремя, вокруг них уже нарезали круги четверо волков, двое побольше и двое поменьше. Видать волк, волчица и выводок молодняка. Я с ходу несясь большими длинными скачками всадил попавшемуся на пути молодому волку пику, от чего тот завизжал и дернулся в стороны вырывая пику из рук.
   Ко мне кинулся один из больших волков и я с ходу с громким яростным рёвом перетянул его дрыном по голове с отчетливым хряском. Волк свалился без звука, а от моего рёва два оставшихся отпрянули. Лошади же вообще, громко ржа и храпя, в едином порыве попрыгали на стреноженных ногах прочь, попутно обгаживаясь от страха.
   Оставшийся большой волк вместе с молодым немного опомнившись было сунулся ко мне навстречу, но я угрожающе рыча метнул дрын как в городках, который и ударил его в грудь с отчетливым звуком. Волк взывыл визгливо дернувшись и поскуливая от удара, и как-то сутулясь дернул с поляны. Следом за ним дернул и оставшийся невредимым молодой. А я громко рыча развернулся к первым двум, которых отоварил первыми. Перспектива ощутить вцепившегося в лапу волка меня не прельщала.
   Ударенный дрыном по голове лежал не шевелясь и я решил на него пока не отвлекаться. А вот насаженный на пику молодой волк, визжа, крутился на месте, вцепившись зубами в древко пики. Очень хотелось на него набросится, всем весом сбивая на землю ударом лап, вонзить в него когти и клыки в его шею, но я сдержался огромным усилием воли. Я не могу позволить себе поддаться инстинктам и дать возможность себя укусить себя какой-то блохастой шавке!
   Поэтому пришлось перебарывая инстинкты в темпе сбегать за дрыном и уже с ним направится на добивание добычи. И тут я увидел Леграна, он успел подхватится, достать лук и сейчас натягивал тетиву готовясь стрелять. Так что я слегка притормозил, давая ему время закончить и заходя так чтобы отсечь подраненного волка от леса. Тот уже прекратил пытаться выдернуть пику и сейчас пытался уковылять в лес хрипло, с бульканьем рыча. Легкие я ему просадил пикой насквозь, да и не только их наверное.
   - Стреляй! - Рявкнул я подбежавшему с луком и накладывающему стрелу на тетиву Леграну, правда, сместившись так чтобы стрелы летели не в мою сторону, мало ли.
   Пацан молча сосредоточенно кивнул, натянул лук, прицелился и спустил стрелу. И на моё удивление попал в волчий бок вызвав взвизг боли. Может, адреналин в крови помог пацану, может еще что, но еще одну стрелу он в волка всадил секунды через три. Волк кинулся на новую угрозу и Легран торопясь спустить стрелу, конечно же промахнулся. А следом за волком большими скачками с рыком кинулся я, четвертым прыжком, вытягиваясь во всю длину, и ударил его по крестцу дрыном со всей силы.
   Такого визга, как завизжал волк после моего удара, я не слышал никогда. От моего удара у него отнялись задние лапы и он пытался ползти на передних волоча зад, уже не обращая внимания на отскочившего с его пути Леграна. Но я не дал далеко уползти, с громким рыком разбив дрыном волчий череп с отчетливым хряском.
   Хотелось набросится на волка и терзать его клыками, вырывать куски мяса и глотать их не жуя ощущая на языке и губах вкус его горячей крови, но я сдержался и развернулся к пацану.
   - Ты как? Волк тебя не укусил? - С трудом выдавил я из себя подавляя рычание.
   - Нет, не укусил. - Помотал головой Легран и улыбнулся гордо поднимая голову, его еще не начал трясти адреналиновый отходняк и кровь бурлила. - Я в него попал! Два раза попал!
   - Молодец, будешь хорошим лучником и сильным воином! - Похвалил я ощущая, что начало потряхивать слегка с адреналина в крови и желание вцепится клыками в волка поутихло.
   А потом меня как током ударило. Я, только что, дебил мохнатый, едва не подставил пацана под волчьи клыки! Волк до него почти добрался, а если бы я не успел до волка добраться раньше чем он бы добрался до пацана? Покалечился бы пацан или вообще погибнуть мог, из-за меня, придурка лохматого. Который решил дать пацану адреналин почувствовать, пострелять по живой мишени в условиях приближенных к боевым. Вот же идиот я! От этих мыслей аж взвыть захотелось и головой по дереву постучатся, чтобы мозги лучше варили.
   Но надо было соответствовать, я не мог дать себе расслабится, а тем более демонстрировать истерику. Так что пришлось подойти к волку и упершись в его бок лапой выдергивать прочно сидящую пику. Волчьи зубы оставили отчетливые следы на древке, но его по настоящему не повредили. Чтобы очистить наконечник от волчьей крови я сорвал пучок травы и вытер его, а потом выдернул стрелы и развернулся к Леграну. Подумалось, что если я его по своей глупости подставлю - всю жизнь себе этого не прощу. А значит теперь трижды надо подумать, прежде чем делать что-то опасное.
   Вот его адреналином накрыло с непривычки конкретно, аж вспотел и колотило слегка. Так что стрелы мне пришлось обтерев травой вкладывать в его колчан самому, а потом потрепал по голове и обнять за плечи лизнув в лицо, чтобы успокоить.
   - Мы победили, ты отлично стрелял из лука. - Похвалил я его, успокаивающе гладя по голове и спине. - Все в порядке.
   - Я понял, что если бы не ты, волк бы мог до меня добежать. - Подрагивая ответил пацан и теснее прижался дрожа. - И он бы меня мог серьезно подрать. У нас в деревне такое было, пастуху волк колено прокусил, и тот потом хромым стал с негнущейся ногой.
   - Если бы у бабушки были яйца, то это был бы дедушка, и это бы была уже другая история. - Пошутил я и потершись влажным холодным носом о его лоб фыркнул горячо ему в лицо. - Мы победили, двоих волков убили, двоих прогнали. Лошади наши вроде целы, у нас добыча. Всё отлично!
   Леграну улыбнулся и кивнул, а потом собрался и отпустил меня показывая, что уже не боится. Да и потряхивать его уже почти перестало, только испарина холодная никуда не делась. Меня адреналин отпустил уже тоже, и я понял, что пора было повторить фокус со звериным сердцем. И самому надо бы сырого мяса с кровью сожрать немного для успокоения инстинктов. Типа положительное подкрепление при дрессировке, ага.
   Так что, я безжалостно вспорол волчью шкуру на брюхе и груди, вырезал еще теплое волчье сердце и разрезав на четыре части протянул Леграну. Он мои намеренья понял и улыбаясь взял окровавленные куски мяса на ладони, а потом стал с сосредоточенным выражением жевать и глотать. За что удостоился моего поощрительного кивка.
   А я вернулся к волку и вырезал волчью печёнку, в которую и вцепился зубами с огромным удовольствием. Свежая теплая солёная кровь на зубах и языке, сырое мясо которое я рвал зубами и глотал почти не жуя, приятно пьянило и будоражило кровь. Инстинкты мои хищные ликовали, и одновременно я отчетливо понял, что я они никогда не будут сильнее моей сознательной воли. И что им иногда приятно отдаться, впрочем контролируя разумом, вроде как сейчас.
   Пацан еще дожевывал волчье сердце, когда я сожрал печенку и чтобы не откладывать дела в долгий ящик сбегал ко второму убитому волку. И конечно распотрошил и его, чтобы сожрать сердце и печень. С одной стороны это было приятно, сырого мясца вкусить, а другой я спускал с волчьих туш кровь. Чтобы как рассветет их уже нормально разделать, выпотрошив и сняв шкуру.
   Несмотря на не слишком деликатесное мясо и дух "собачатины" я собирался добытых волков пустить именно на мясо. Не пропадать же добру? Ну и конечно шкуры пригодятся тоже. Две заячьих уже сохли натянутые "чулком" на распялку из деревянных прутьев. А теперь в меховой коллекции будут и волчьи шкуры. Богатеем потихоньку однако!
   И только проглотив последний кусок теплой кровавой волчьей печенки я понял что вляпался. Лапой. В конское дерьмо. В жидкое. Сильно! От такого открытия я не смог удержатся и выдал рычаще-матерную тираду, на великом и могучем. Судорожно дергая лапой в воздухе в попытке отряхнуть от говна свою лапу.
   Легран конечно поинтересовался, что случилось? Я плюнул и объяснил, что случилось. Пацан заржал во всю глотку, а я припомнил поговорку про тихо-тихо сидящее в траве говно. И брезгливо морщась отправился к речке мыться. Заодно сделал зарубочку в памяти подумать насчет обуви и наконец одежды. Мне в общем-то комфортно было и так, но в будущем на людях носить придется хоть что-то. Правила приличия знаете-ли. Да и голой лапой в говно вступать неприятно, таки да.
   Вернулся я от реки, с мокрыми лапами, но зато чистый. Пока я мылся и потом отряхивался, Легран успел посмотреть лошадей и убедился, что они не пострадали от волчьих клыков. О чем мне с радостью и сказал. Я поблагодарил за смекалку и посмотрел на ночное небо, по ощущениям и положению Селла до рассвета было еще далеко. А значит стоило бы лечь и дальше поспать сколько получится, чтобы завтра не клевать носом. День обещал быть насыщенным, разделка волков, продолжение "стройки века", потом тренировки...
   Мое предложение лечь спать Леграна немного удивило, после случившейся встряски спать ему не особо хотелось. Но подумав он согласился, до рассвета еще пол ночи впереди, было прохладно и темно. Что тоже сыграло свою роль. В конце концов, ночной переполох с волками это не повод завтра бездельничать. А значит надо набраться сил, которые завтра еще понадобятся. Так что мы забрались под навес и улеглись спать дальше, укрывшись одеялом. Легран привычно прижался к моему теплому пушистому боку, согреваясь, и вскоре я так же привычно задремал чутко. И на этот раз наш сон ничего не тревожило до самого утра.
  
   Глава 8. День седьмой.
  
   Проснулись мы оба одновременно, когда солнце уже успело встать. Дальше все было по распорядку. Посещение ямы-сортира с констатацией факта, что пора её закапывать и выкапывать новую, а потом и утренняя личная гигиена. Мытье рук-лап и морды-лица, все как обычно. Утренняя зарядка тоже воспоследовала по расписанию.
   Отправив Леграна проверять силки самостоятельно, я начал готовится к разделке нашей ночной добычи. Пацан вернулся быстро, силки оказались пусты. Меня это впрочем, совершенно не расстроило, у нас все равно уже было мясо, пускай и волчье. Так что я подвесил первую волчью тушку за ноги, что потребовало некоторых усилий, и занялся снятием шкуры. Показывая Леграну, что и как делаю, пусть учится.
   Первым я разделывал крупного волка, это был матерый самец, которому я вчера очень удачно проломил голову. Повреждений его шкуры в общем-то не было, кроме разреза шкуры на груди и брюхе. Так что шкура досталась совершенно целой, снял я её полностью, с головы и с хвоста. Правда пришлось повозится с ушами, но оно того стоило.
   А потом я начал потрошить тушку, вынимая холодную скользкую требуху. Попутно рассказывая Леграну о внутренних органах, о том, что они делают и как устроены. Потом стал рассказывать и про гельминтов, сиречь глистов, что они не только тихо в кишках сидят, но бывает еще в печени и даже мозгах. И тут меня как сковородкой по башке ударило.
   Я же вчера как идиот сырую печенку жрал волчью! А вдруг у них как раз именно эти печёночные глисты и были??! Я же их никак не выведу, без современных моему родному времени антибиотиков! Вот это меня испугало серьезно, так что я начал судорожно исследовать волчьи потроха на наличие глистов. А потом сбегав быстро за топором расколол его череп и стал копаться в волчьих мозгах.
   Пацана моя суета и достаточно явный испуг тоже проняли, он и спросил что я забегал. Я ему и напомнил про глистов которые в печенке жить могут. Вот тут то он в лице и переменился, сильно. Легран посчитал мой рассказ про глистов сказкой, а тут такое подтверждение слова делом. И сразу задал вопрос про сердце, которое он вчера сырым ел. Тут мне получилось его тревогу успокоить, сказав, что глистов в сердце не бывает.
   Если бы они завелись в сердце, волк бы сразу умер, потому что сердце бы не смогло качать кровь, объяснил ему коротко я. Легран успокоился немного и сказал, что мои слова, про кипячение воды, мытье рук и правильное приготовление мяса запомнит. А я тоже облегченно вздохнул, у первого волка глистов во внутренних органах не обнаружилось, обычные кишечные, впрочем был. Но оставался еще второй. Им я и занялся, повесив для потрошения рядом с первым.
   Молодому более мелкому волку досталось по сравнению с первым изрядно. Две дырки от моей пики, две дырки от стрел Леграна, шкура заляпанная засохшей кровью, разбитая голова и крестец с позвоночником. Что не помешало мне сначала снять шкуру, а потом выпотрошить тушку и изучить на наличие глистов. Во внутренних органах у него их тоже к моему счастью не оказалось.
   Волчьих потрохов набралась изрядная куча, топить в речушке их было уже нельзя и я решил из закопать. Скинули мы их в сортирную яму, я уже кинул туда хвосты, и собрался покидать волчьи головы с лапами, но вспомнил про клыки. Которые и выдрал из волчьих челюстей. Пойдут, как доказательства доблести и талисманы, если на шнурок нанизать да на шею повесить. После этого головы полетели в компанию к потрохам.
   В ту же сортирную яму покидали залитую кровью траву с поляны снятую лопатой вместе с дёрном. А потом засыпали и затрамбовали яму старой землей. Получился этакий небольшой курганчик. Зато не валяются потроха волчьи и не привлекают всякое хищное зверье разного калибра. Мало ли кто может на запах крови и мяса забрести, еще медведя нам не хватало или еще кого похуже. Не курорт, а другая планета, чай!
   После зарывания старой сортирной ямы логично было сразу же выкопать новую в паре метров в бок. Что мы вместе и сделали, а потом сначала промыли в ручье мясо, помыли руки сами. И наконец-то занялись готовкой завтрака, который за разделкой волчьих тушек успели пропустить. Кашу единодушно решили не варить, опротивела она нам уже, обойдясь жареной волчатиной.
   Тушки волчьи подвесили к потолочной балке нашего недостроенного строения, чтобы мясо висело в тени и повыше от земли. А отрезанное пластами мясо с волчьих ляжек стали жарить на костре на деревянных прутьях. Вернее мясо жарил Легран, а я по быстрому сооружал две "распялки" для волчьих шкур из обрубленных концов лесин, которые остались от строительства. После распялки шкур я сбегал помыть лапы, мало ли яйца глистов на волчьих шкурах окажутся.
   Легран помня лекцию о гельминатх, мясо прожарил с запасом, даже пережарил, но на это мы не обратили особого внимания. Как и на характерный запашок "собачатины", есть охота. Наевшись жареного мяса до отвала я потянулся и подумал, что стоило бы воды вскипятить. Жаль только чаю нету, а ничего годного на роль его замены в лесу я не увидел. А на обум что-то пытаться заваривать опасно, отравится можно легко.
   - Жить хорошо! - Посмотрев на сытого и улыбающегося пацана провозгласил я.
   - А хорошо поесть еще лучше! - Добавил Легран, улыбнувшись еще шире, и потянулся по моему примеру, что смотрелось со стороны забавно.
   - Что будем делать сегодня, Сa'блезуб'й? - Спросил он. - Я ведь правильно выговорил твое имя?
   - Не совсем. - Улыбнувшись, ответил я и произнёс, тщательно артикулируя по буквам. - Саблезубый.
   Легран прикрыв глаза и тщательно произнося звуки стал тренироваться в произношении. Тренировался он так минут пять, но потом все-таки смог правильно произнести мое имя и улыбнулся победно.
   - Так что же мы все-таки будем сегодня делать? - Повторил он вопрос.
   - Я бы хотел сегодня закончить переднюю стену нашего будущего временного дома. - Ответил я. - Заодно расчистить немного склон холма от кустов, чтобы можно было нормально тренироваться в стрельбе. А потом побродить вокруг осматривая окрестности и поискать глины.
   - Чтобы её обмазать стены и крышу нашего дома, тогда не будет продувать стены ветер и не будет на голову течь вода в дождь. - Добавил я. - Под навесом из ткани и жердей особо не поживёшь, первый же серьезный дождь его промочит. Надо более надежную крышу над головой и от зверей диких укрытие. Это мы сегодня ночью от четырёх волков отбились, а если бы их было больше раза в два или в три?
   - Ты прав. - Задумался кивнул Легран. - Надо будет достроить дом.
   - Я ведь не понимал сначала многое из того, что ты делал. - Добавил он. - Но решил, что раз ты делаешь, значит так надо делать. Видно было, что все, что ты делаешь, имеет какой-то смысл. Даже если я не понимаю зачем это надо, а у тебя не хватает слов чтобы объяснить.
   - Я ведь тогда, в первый день составил небольшой план. - Признался Леграну я. - Собрать все полезные вещи, что мы можем увезти на лошадях, уйти с того места не оставляя наших следов и спрятаться в лесу. Пока я не научусь хорошо говорить, не стану сильнее и мы не научимся хоть немного пользоваться оружием.
   - А когда я смогу хорошо говорить и буду знать все, что знаешь ты об этом мире, тогда можно будет дальше планировать свои действия. - Добавил я. - Идти к людям прямо тогда было очень опасно, не зная языка совсем и не умея говорить. Да и вообще опасно тоже, но будет надо, когда я смогу хорошо говорить. В лесу всю жизнь сидеть нет смысла.
   От моих речей Легран слегка "завис" думая, а я встал, почесал затылок и решил заняться одеждой. Вернее её шитьём для себя. Я конечно не великий портной, но подворотнички подшивать умею, носки штопать, лопнувшие швы тоже зашить могу. А значит с чем-то простым типа набедренной повязки или "семейников"-переростков справлюсь. "Дизаен" этой детали своей одежды я уже прикинул.
   На свою набедренную повязку я решил пустить кусок полотна, который уже выступал в её роли когда я изображал наездника. Взял я ткань, нож, нитки с иголкой и "примеривая на себя" выкроил что-то типа короткой юбки до середины бедра с разрезами по бокам на половину длины. Чтобы не мешала задирать лапы, например для нанесения удара по яйцам супостата. Или если вдруг решу сесть на шпагат.
   На заднице пришлось прорезать дырку для хвоста, подвернуть и подшить ткань по краям, чтобы не распускалась. Все это должно было держатся на мне с помощью ремня, для чего пришлось вырезать и пришивать петли из ткани. И конечно по две тесёмки по бокам, за отсутствием резинки, чтобы можно было "стянуть" на талии и носить даже без ремня.
   Венцом моей портняжной мысли были два небольших плоских "внутренних кармана", доступ к которым был с внутренней стороны набедренной повязки сверху. То есть что-то положить или достать из них можно было, только изобразив почесывание яиц или гоняние насекомых. Никто тут про внутренние карманы наверняка не знал, так что пущай будут для заначки, авось не сопрут как кошелек с пояса. Вспомнился краем глаза виденный по телевизору сериал "про ментов" и значка в трусах, тогда рассмешившая, особенно когда пригодилась.
   Закончил я свои портняжные дела примерно к обеду и сразу примерил свою набедренную повязку. Походил, по приседал немного, задрал лапу на пробу. Однако вполне ничего получилось! Не жмёт, движений не стесняет, а главное ничего не перегревается. С моим мехом я да в штанах или шортах наверняка бы спарился, мне и без одежды при физической нагрузке жарковато было. А что выглядит похожим на юбку - так шотландский 'килт' еще хуже в этом плане, почти натуральная юбка только клетчатая, и ничего! Национальный шотландский наряд, однако!
   Решил я, что результат самодеятельности в области покроя и пошива одежды из подручных материалов меня вполне устраивает. Правда бы ткань получше и расцветочку не эту, но это дело наживное, пока и так сойдёт. И появилась у меня мысль о сапогах, хотя скорее даже не сапогах, а самодельных мокасинах кожаных. Сапоги то я точно не смогу сшить, вот старые подшить или там ботинки - вполне, а новые стачать - нет. Не сапожник я!
   Пока я занимался шитьём Легран давно успел вскипятить воды, а потом побездельничав и заскучав занялся тренировкой в стрельбе из лука. Без подробных объяснений и показа просто наблюдать со стороны за тем как шьют скучно. Так что сейчас он всаживал стрелы из лука в наше чучело. Правда не все они летели куда надо, где-то половина. Да и те втыкались не очень ровно. Но Легран не расстраивался и вытащив стрелы из чучела, а потом стены строения начинал стрелять опять.
   - Ты оказывается и шить умеешь! - Поприветствовал меня пацан когда я подошел к наше постройке чтобы отрезать мяса нам на обед. - Ты очень много умеешь и знаешь. Я бы хотел тоже научится всему полезному, что знаешь ты.
   - Научу, Легран. - Улыбнулся я и пошутил. - Если не помру с голоду или ты не подстрелишь бедного голодного зверя, пока я буду отрезать мяса на обед.
   Легрна рассмеялся и опустил лук, а потом собрал стрелы и когда я отрезал мясо мы вместе пошли его жарить. Обед то наступал на пятки, и есть мы хотели оба. А как известно регулярное питание - залог здоровья! Так что вскоре волчатина жарилась на костре, а я констатировал, что сегодня мы сделали меньше половины планируемого мной. Придётся завтра наверстывать упущенное время, тренировками второй половины дня я жертвовать не желал.
   После обеда немного повалявшись расслабленно, причем я в это время усиленно подсчитывал прошедшие дни и насчитал семь. Вот и вырезал на палке семь зарубок, планируя в дальнейшем отмечать прожитые дни тоже. Может быть это и глупо, и даже отдает 'Робинзоном Крузо', но а почему бы и нет? В конце концов, что хочу то и ворочу! Вот и дни я считать тоже буду!
   Отдохнув, мы занялись тренировкой с оружием. С луком и с пикой, все на нашем многострадальном чучеле, прутья которого уже были во многих местах расщеплены. До рассыпания на куски чучелу было еще далеко, но будущая судьба его уже была кристально ясна. Придется через несколько дней плести новое, констатировал очевидное я, или делать еще пару чтобы дольше жили.
   А еще я вспомнил, как вчера вляпался, "в то самое". Потом свернул тренировки пораньше и вооружившись лопатой мы устроили на поляне грандиозную уборку. Лошади успели нагадить, больше чем я ожидал, но меньше чем боялся. Так что скидать все "мины" в десяток компактных кучек получилось. Теперь риск влететь "в то самое" в траве был все-таки много ниже. Хорошо конечно, что они были достаточно твердыми, с коровьими жиденькими лепешками было бы совсем весело.
  
   Глава 9. День восьмой.
  
   День начался как обычно знакомым распорядком. Правда на завтрак я решил, что мы будем есть варёную волчатину. Которая, несмотря на нахождение в тени начала протухать. Потому оставив Леграна обрезать мясо, я вооружился котелком и направился к речушке чтобы его помыть. В конце концов, правила гигиены не просто так придуманы, а по суровой необходимости.
   И когда я уже домыл котелок, ополоснув его в воде, и собрался встать, то краем глаза засек в воде движение. Повернул голову, всматриваясь, и увидел целенаправленно плывущего ко мне гоа'улда! Самого натурального, как в кино, с растопыренными плавниками и гибким змееобразным телом длиной с пол метра! Причем эта тварь нацелилась именно на меня! От подобного у меня на загривке поднялась шерсть дыбом.
   Взвыв матерно от полноты чувств я уронил котелок в ручей и отскочил назад метра на полтора. Продолжая внимательно отслеживать взглядом эту тварь. Еще и гоа'улдов мне тут и не хватало, тля! Особенно, если они точно такие как в кино! Ну я блин и попал! Мало того, что сам стал не пойми кем с саблезубыми клыками, так тут еще и натуральные гоа'улды в ручьях плавают! А потом меня как пыльным мешком по голове ударило! Я же в этом ручье бултыхался по пояс, пока лошадей вёл! А если бы эта тварь тогда подвалила??!
   Представил я это в красках, и от подобной перспективы шерсть встала дыбом уже по всему телу. Но к моему легкому удивлению гудауд повел себя странно. Не проявив ко мне ни малейшего интереса эта тварь начала жрать остатки пищи, смытые с котелка и опустившиеся на дно речушки. А потом даже залезла в котелок головой ища добавки.
   Конечно, я понимал, что гоа'улд без органов пищеварения может жить только в воображении режиссёра. Так что в том, что этот решил пожрать, ничего странного нет. Но почему тогда нет внимания на меня? Судя по размерам, он уже вполне взрослый и должен искать носителя. А тут такое полное игнорирование моей персоны. Значит что-то тут не так!
   Кстати, может Легран знает больше про эту тварь? Наверняка местные люди с ними уже сталкивались. С этими мыслями я, не отрывая взгляда от гоа'уда, крикнул Леграну, чтобы он взял пику и быстро подошел сюда. А сам достал нож, готовый отмахнутся им, если эта тварь все-таки на меня кинется. Но гоа'улд все так же самозабвенно шарил по дну, подъедая остатки пищи. Да и я приглядевшись понял, что вроде бы строение челюстей гоа'улда не совсем совпадает с киношным.
   Легран на мой крик прибежал очень быстро принеся пику, сам он вооружился дрыном, который уже доказал свою эффективность при ударе о волчьи головы.
   - Что это такое, знаешь? - Спросил я вооружаясь пикой и показывая кончиком её наконечника на гоа'улда.
   - Да, это обычная змеерыба. - Ответил Легран, удивлённо рассматривая откровенно взбудораженного меня, со стоящей дыбом шерстью.
   - Она что, тебя напугала? - Дошло наконец до пацана. - Не бойся, она не опасная. Правда если поймаешь, сильно кусается и вырывается. Вот её и не ловит никто, да и не вкусная она.
   - Она напугала, она. - Ответил я, облегченно выдохнув и ткнул пикой в воду рядом с напугавшей меня гадиной, та намёк поняла и быстро умотала вниз по течению. - В моём мире есть легенда, там очень похожие на неё существа могут забраться в человека и управлять им, подавив его волю. Такого человека можно отличить по странному гулкому голосу и горящим глазам. Называют этих существ гоа'улдами. Обычно очень злые и умные, хотя бывают и исключения.
   - Нет, у нас такого не бывает! Гоа'улдов у нас нет и даже легенд таких. - Передернул плечами Легран. - А змеерыбы живут везде, где есть вода и совершенно не опасны. Они даже в больших лужах живут или в болотах, и иногда крупные по росе в траве около берега ползают.
   - Да уж, испугаться обычной рыбы... - Отозвался я встряхнув головой и гривой. - Просто она очень-очень была похожа на гоа'улда, как его описывают в легенде. Прямо как будто её придумавший эту змеерыбу видел. Что совершенно невероятно.
   Пацан только улыбнулся на это и подал плечами. А я подобрал котелок, набрал чистой воды и мы пошли варить мясо. Набили мясом полный котелок и повесили варится, а я с сожалением смотрел на оставшееся. Вялить я мясо не умел, да и не было времени на это, коптить тем более негде было, чтобы засолить - соли мало... А хрен с ним, что не сварим то зажарим и будем есть пока не испортится. Холодильника все равно нет.
   Оставив Леграна присматривать за приготовлением еды, я вооружился уже полюбившейся пикой, и прогулялся на пожарище проверить силки. А там, как на зло, оказался заяц. Хорошо хоть живой, а не удушившийся. Учитывая избыток мяса, добыча была никак не в тему, но отпускать его было жалко. Пришлось жабу все-таки придушить и зайца отпустить. И снять силки, чтобы забрать их с собой. Понадобятся опять, так поставим быстро, дело не долгое.
   Пока варилось мясо в котелке, мы успели пожарить все оставшееся и наесться им от пуза. Особенно были хороши "жареными ребрышками", которые увлеченно грыз я, хрустя костями. Сила моих челюстей вполне соответствовала моим клыкам, так что нетолстые кости я перехватывал достаточно легко. Легран только уважительно косился на хруст. Но, в конце концов все-таки мясо сварилось, мы наелись и настала пора заниматься делами.
   Меня подмывало продолжить стройку и расчистить склон холма под стрельбище, но приоритеты я расставил несколько иначе. Сегодня надо было обследовать окрестности, а так же выбрать дерево, подходящее для вырезания из него арбалетного ложа с прикладом. Я конечно не великий краснодеревщик, но на лесопилке работал. Да и резал немного по дереву, когда судомоделизмом занимался. И потом всякое бывало, табуретку там сделать, наличники на окно, доску кухонную с резьбой, раму оконную или дверь.
   В общем, небольшой опыт был, а еще удачно были затрофеины инструменты в самом начале. Так что надежда вырезать новое арбалетное ложе с нормальным прикладом была велика. Потому в поход по окрестностям мы собрались с инструментом и оружием. Из оружия была моя пика и лук Леграна. Инструментом являлся топор, который я вручил пацану, типа как оружие ближнего боя.
   Сначала мы обследовали старое пожарище. В дальнем его конце нашлось здоровенное обгоревшее дерево, расколотое молнией. Видно отсюда и начался тот давний пожар. Нашел я недалеко от дальнего конца пожарища понравившийся мне молодой ясень. Как раз подходящей толщины для вырезания из него ложа с прикладом. Причем он зараза был, как на зло, на максимальном расстоянии от нашего лагеря.
   Но делать было нечего, пришлось вооружиться топором и валить это дерево. А потом отрубить чурку достаточной для моей цели длины. Что было не быстрым занятием, но я упорно изображал сумасшедшего дятла-трудоголика. И рубил топором до победного конца. Потом топор был опять вручён Леграну, вместе с пикой, и я поволок кусок бревна на своих плечах в лагерь.
   - Саблезубый, а зачем тебе это бревно и почему ты не срубил его поближе? - Задал Легран вертящийся у него на языке вопрос. - Там же тоже деревья есть.
   - Это ясень, по крайней мере, так он у меня на родине называется. - Ответил я поправляя чурку на плечах. - Это дерево тяжелое, прочное и твердое. Как раз то, что мне надо, чтобы переделать арбалет как привычно мне. А то такой как сейчас он неудобный и взводить его тетиву долго.
   Легран кивнул в ответ на мои объяснения, и мы, перевалив холм, вошли в наш лагерь. Я с облегченным вздохом скинул с плеч бревно и стал разминать мышцы. Но надолго расслабляться я не стал, забрал пику и мы направились вверх по теченью речушки вдоль берега, продолжая исследование местности. Примерно на километр вверх по берегу ничего интересного не оказалось.
   А вот ниже по течению почти в километре от нашей стоянки обнаружился водопой. По следам я смог определить кабанов и каких-то парнокопытных типа газели. И еще какие-то следы, которые я не смог опознать. Может быть, от того, что старые, а может потому, что оставило их неизвестное мне животное. Со змеерыбой-гоа'улдом я только сегодня столкнулся. Мало ли кто тут эндемиком окажется, не дай бог "Чужой" собственной персоной, тьфу-тьфу!
   Наличие этого водопоя меня обрадовало. Если кончатся зайцы-куропатки на пожарище, то можно будет устраивать охотничьи засады тут. На тех же кабанов или на косуль, хотя конечно кабаны довольно опасны. Кабан очень стоек к ранениям, даже при охоте на него с ружьем 12 калибра, используя патроны с картечью или тяжелой пулей, часто приходится стрелять несколько раз. А уж охотится на него с луком и рогатиной - вообще лотерея.
   Всеми этими мыслями я поделился с Леграном, который сразу начал расспрашивать, что такое ружье, картечь и пули. Всё это я ему и рассказывал, пока мы возвращались вдоль берега назад. Огнестрельное оружие Леграну понравилось, так что пришлось остужать его пыл. Объяснив, что ружье и патроны к нему сделать намного труднее, чем арбалет с болтами или лук со стрелами.
   Вернулись мы в наш лагерь уже далеко после обеда. Быстренько поели жареного мяса, оставшегося с утра и завалились отдыхать. А после небольшого послеобеденного отдыха я занялся разделкой ясеневого чурбана. Вооружился инструментами, ошкурил его и расколол пополам вдоль. Одну половинку отложил, а вторую стал обтёсывать под заготовку.
   Посмотрев на мою работу с деревом Легран взялся за лук и натянув тетиву стал тренироваться в стрельбе постепенно увеличивая дистанцию на пару шагов. Я бы тоже мог тренироваться в стрельбе, но лук у нас был один и у него уже был хозяин. А я с самого начала положил глаз на арбалет, больно он мне понравился. Но в том виде, в котором он сейчас, он не шибко удобен в эксплуатации.
   Значит, инструмент в лапы и устраиваем ему глобальный апгрейд! Вот я и занимался делом, обтесал топором с заготовки всё лишнее взялся за резцы, доводя постепенно форму. Пока в грубом приближении с большими допусками, но форма ложа арбалета и его приклада уже стали вырисовываться. Я конечно понимал, что из сырого дерева вырезать ложе с прикладом глупо, но сухого то дерева у меня небыло! Так я и строгал деревяшку потихоньку пока не начало темнеть.
  
   Глава 10. День девятый.
  
   Перед завтраком Легран по привычке было, сунулся проверять силки, я же забыл сказать, что снял их вчера совсем. Но, поднявшись по нашей просеке почти до вершины холма, развернулся и рванул назад, бешено жестикулируя. Я понимая, что просто так пацан паниковать не будет, бросился к нашему навесу, вооружаться. Первым делом я глухо матерясь натянул кожаный панцирь, быстро затянул застёжки и сунул второй в руки подбежавшему Леграну.
   - Что случилось? - Спросил я. - Расскажи быстро.
   - Крестьяне, несколько человек, идут сюда через пожарище. - Быстро и шумно дыша выпалил Легран, с моей помощью натягивая свой кожаный панцирь. - Они не просто так на пожарище пришли, а с оружием. Это за нами.
   От такой радостной вести я выразился громко и матерно, а потом схватив кошелек с золотом и лопату метнулся в нашу недостроенную "постройку". Подрезал дерну в центре и копнув землю спрятал в ямку кошелек, а потом аккуратно уложил отвернутый пласт дерна назад и притоптал. Бросил лопату в угол и побежал назад к навесу вооружаться.
   Легран уже натянул тетиву лука и выражение его лица показывало готовность сражаться до конца. Я молча вручил ему наш заслуженный дрын, подхватил свою пику и мы побежали к холму. Я взлетел по нашей просеке почти на верхушку, но притормозил и осторожно выглянул.
   Я насчитал шестерых, судя по одежде крестьян, которые не таясь шествующих по пожарищу к нам. Они были вооружены, первые четверо копьями длинной около полутора метров с широким длинным мечеобразным наконечником, а двое замыкающих луками. Можно было бы попытаться их всех убить, и это бы даже могло получиться. Но вот надо ли? Тогда за нами может начать гоняться вся деревня.
   Но и лапки перед ними поднимать покорно сдаваясь тоже нельзя, потому как тогда точно обнаглеют до невозможности. Значит, выбираем вариант третий вариант. А именно - навалять им трендюлей, стараясь никого не убить, а потом поговорить с позиции доказанной силы. Все эти мысли вихрем пронеслись в моей голове, и я развернулся к Леграну командуя.
   - Спрячешься в нашем строении, раздвинешь ветки в задней стенке и наблюдаешь за просекой. - Объяснил план я. - Я сижу в кустах, когда они проходят мимо, я набрасываюсь на них. Когда они вываляться на поляну - выскакиваешь со стрелой наготове, первый раз стреляешь под ноги, если кинутся на тебя - стреляй не колеблясь!
   Легран меня выслушал, кивнул и бегом бросился назад. А я опять осторожно высунулся наблюдая. Крестьяне успели подойти ближе, но никаких признаков беспокойства или профессиональной подготовки к нападению я не заметил.
   Ни флангового охвата, ни боевого перестроения. Очень беспечно для настоящего нападения. Или они нас совершенно не в грош не ставят. А может и беспечность, и чрезмерное самомнение в одном флаконе. Но не стоит недооценивать противника, это здорово сокращает жизнь. Может быть это отвлекающая группа, а атакующая группа с луками уже просачиваются через лес с флангов?
   Вот против этого у меня с Леграном вариантов не было, нас было всего двое, а бойцом хоть каким-то был только я. И я не мог разорваться. Значит - Делай что должно, случится чему суждено! Мы и так сделали все, что могли, приготовились к бою и одели броню. С этими не слишком радостными мыслями я пригнулся и осторожно раздвигая кусты спрятался рядом с нашей просекой ожидая гостей.
   Которые, как я надеялся, не станут утруждать себя и идти в обход через лес, а двинутся по протоптанной нами с пожарища тропинке. Я выдохнул, прищурился немного успокаивая дыхание и прислушиваясь к доносящимся звукам. В кустах я решил положиться на слух и только потом на зрение.
   Вскоре послышались шаги и голоса, а потом мимо меня прошествовали все шестеро крестьян. Меня они не заметили, я не стал тянуть кота за яйца, молча проломился через кусты и с яростным рёвом накинулся на замыкающего лучника. Все шестеро как раз удобно стояли на склоне, так что от моего толчка в спину лучник полетел вперед. Попутно сбив второго лучника и одного копейщика, я бросился вперед, подхватил его и повторил удачный бросок, сбивая с ног еще двоих.
   Идущий первым крестьянин с копьём от моего рева подпрыгнул и успел выскочить на поляну, где его встретил выскочивший с натянутым луком Легран. Идущий вторым сбитый моим вторым броском с ног выкатился на поляну и замер под прицелом вместе с первым. А я пользуясь теснотой и свалкой занимался месиловом на тропе, с громким рёвом раздавая полновесные удары лапами панический вопящим противникам.
   Пользуясь тем, что мои противники были оглушены и деморализованы, мне удалось отобрать их оружие и закинуть вглубь кустов. А потом тычками и увесистыми затрещинами я выгнал всех четверых на поляну, выходя вслед за ними. Судя по написанному крупными буквами облегчению на лицах двух первых крестьян, они услышав мой рёв и звуки драки уже не думали увидеть своих товарищей живыми.
   Легран выглядел напряженным, перед его противниками из земли торчала стрела. Пацан показал, что стрелять умеет, и этой демонстрации хватило. Рассмотрев этот натюрморт, я рыком и тычками начал усаживать крестьян на землю. На колени со скрещенными пятками. С непривычки в такой позе ноги быстро затекают, и пленный не сможет быстро двигаться.
   - Ну и что мне с вами делать? - Спросил я сидящими рядком на земле пленными, и рыкнул, прогуливаясь перед ними поигрывая пикой. - Грабители недоделанные!
   - Может прямо тут заколоть всех? - Добавил я рыкая и выбрасывая вперед лапу с зажатой пикой слегка уколов самого напуганного из крестьян в грудь напротив сердца. - Кто такие? Откуда? Отвечать быстррро!
   Сам я в это время рассматривал пленных, у пятерых простые крестьянские лица, с не очень ровно обрезанными бородами и усами. Кто-то напуган больше, кто-то меньше. А вот один выделялся. Он, как я помнил, шел вторым. Выделялся он лицом, у него были коротко острижены усы и аккуратная бородка, ровно пострижены волосы.
   Очень уж он целенаправленно зыркал по сторонам, а выражение испуга на его лице было каким то неубедительным. Он больше всего подходил на роль их командира, слишком непрост для обычных крестьян. Как минимум бывший солдат или наёмник.
   - Мы не бандиты! - Взвился самый напуганный из крестьян, пытаясь привстать. - Мы...
   Его фраза была прервано звучным ударом древка пики по его голове от которого он вскрикнул и прикусил язык. А я развернувшись засадил обратным движением концом древка в солнечное сплетение командира с бородкой. Он, пока я "как бы отвлекался", попытался выхватил из сапога нож и подскочить, а ноги то затекли! Вот и свернулся теперь калачиком, хрипя и пытаясь вздохнуть воздух. Нож я конечно забрал и отшвырнул подальше.
   Легран по моему приказу бегом притащил кусок веревки, и я ухватил командира противника за шиворот быстро поволок в нашу постройку, приказав пацану не давать разговаривать пленным между собой. А если будут пытаться - бить по голове дрыном. Легран молча и сосредоточенно кивнул держа лук со стрелами наготове.
   Приволок я командира крестьянской шайки в нашу постройку и кинул его за землю на живот. Заломив ему руки за спину связывая их, а потом подтянул его ноги за спину, привязывая к рукам. Потом перевернул его на спину, прислоняя к стене и добро так, плотоядно оскалился, облизнувшись и вынимая нож.
   - Если не будешь отвечать на мои вопросы... - Участливо улыбнулся я примериваясь ножом к уху пленного. - Я люблю муравьев, они такие милые, строят, запасы делают, суетятся, почти как люди.
   - Я староста деревни! - Заглянув в мои глаза, сразу быстро ответил пленный, видно увидел он там что-то соответствующее. - Я был наёмником раньше, а после ранения решил не браться за меч опять.
   - Я слушаю тебя дальше. - Ласково спросил я и провел кончиком ножа по брови пленного.
   - Вас видели на пожарище мальчишки собирающие хворост, и я решил проверить кто вы, и что делаете в лесу. - Быстро стал отвечать он. - Мы не собирались нападать на самом деле, я думал, что вы испугаетесь нас, я ошибался.
   - А знаешь, тут я тебе верю. - Отозвался я. - Если бы вы собирались убить, то пришли бы лучники и расстреляли из-за деревьев.
   - Теперь главный вопрос. - Жестко сказал я и поднёс кончик ножа к его глазу недвусмысленно. - Почему вы решили нас ограбить? Соврешь, глаз выколю!
   - Были неурожаи, деревня не может выплатить подати полностью. - Ответил со вздохом пленный. - Денег не хватает, а если сборщики налогов заберут часть урожая, мы будем зимой голодать, ртов много а рук рабочих мало. Дети заметившие вас, слышали ржание двух лошадей, вот я и подумал, что если мы их продадим на ярмарке то денег хватит.
   - Вы же наверняка откуда-то сбежали и сами лошадей украли, так что жаловаться бы не стали. Я предложил бы остаться в деревне, раз вам некуда идти. Иначе бы вы в лесу не прятались. - Добавил пленный прямо глядя в глаза и вроде бы говоря правду. - Я не поверил детям, что ты ходящий на задних лапах зверь, подумал, что ты просто в меха одетый дикарь из далекой страны. И не ожидал, что вы станете сражаться с нами.
   - Скажи, ты тоже наёмник? - Неожиданно задал вопрос пленный староста. - Слишком ты хорошо сражаешься и умеешь спрашивать.
   - А тебе так это интересно знать? - Вопросом на вопрос ответил я. - Тебя сейчас должно волновать то, останешься ли ты живым, а не то кто я.
   - Я думаю, что мы договоримся, мы же умные люди! - Подмигнул староста хитро и повозившись устроился поудобней.
   - И какова цена нашего спокойствия? - Осведомился я безразличным голосом чистя кончиком ножа когти.
   - Смотря, что ты подразумеваешь под спокойствием, чужак. - Ответил староста, улыбаясь слегка. - Что ты хочешь? Остаться в лесу или пойти к нам в деревню?
   - Я бы хотел жить в нормальном доме, а не в лесу в шалаше. Для начала. - Улыбнулся краями губ я, не показывая зубы и повернув уши к старосте. - И чтобы когда поеду в город, то мог показать пергамент страже, где написано, что, я не кусаюсь и сажать в клетку меня не надо.
   - Это хорошо, это правильно, умно, чужак. - Откровенно заулыбался староста. - Наш префект любит разные пергаменты, я ему их иногда пишу. Но то на людей, ты же не человек.
   - И я не думаю, что всё будет просто, но за пару золотых я думаю, что смогу написать для тебя и мальчика подходящий свиток. - Закончил свою мысль староста. - А насчёт нормального дома, ну что, лошадей у тебя много, за хорошего коня умеющего ходить в упряжке я тебе дам место.
   - Два золотых и одна лошадь. - Немного наклонился я к нему поводя ушами задумчиво. - За это отдельный дом, у тебя в деревне все равно должны быть несколько пустых, и свиток... Я правильно тебя понял, мой будущий староста?
   - Пустой дом будет, на краю деревни, жила там старая карга, да вот померла недавно. - Ответил староста, со скучающим видом анализируя мою мимику. - Вам как раз подойдёт, и вам спокойнее и на глаза людей меньше будете попадаться.
   - Значит в дом старой карги... Знаю я, кто она была. - Протянул я подмигнув и щурясь уставился на старосту многозначительно. - Мне это все равно. Но есть маленькая трудность, уважаемый староста. Двух золотых у нас нет, есть только один, а еще восемь серебряных и куча медяков.
   - И боятся меня не надо, я добрый и пушистый. И очень уважаю умного старосту, очень. - Добавил я отодвинув пленного от стенки разрезал веревки его связывающие. - Но если меня захотят ограбить добрые селяне...
   - Это не хорошо, это даже плохо, медь сейчас не в цене, да и серебро... - Протянул староста, растирая запястья и продолжая торг. - Говорят, подделки появились, с юга с караванами идёт, серебро сейчас не в цене. Но мы можем договориться, золотой, пять серебряных и твои чудесные кожаные латы моим парням.
   - Латы и оружие я не отдам, я еще не болен головой. - Ответил я категорический, помогая старосте встать. - А вот как насчет трёх сбруй кожаных конских для фургонов? И ткани их верх покрывавшей?
   - От фургона говоришь? - Староста хитро прищурился. - А случаем самого фургона нет? А то старые кости ломит, тяжело мне ездить в город верхом. Кстати печать на свиток только там я смогу поставить, так вот, мы могли-б договорится.
   - Ну... Фургонов там было три. Может быть, они там есть и сейчас. Так что если ты поторопишься... - Протянул я, хитро щурясь и поводя ушами. - Только тогда лошадь я оставлю себе, а староста?
   - Три фургона, мммм, без лошади никак не обойтись чужак. - Протянул староста с откровенно хитрым выражением лица. - Что-ж, мои парни на себе их потащат?
   - Староста-староста, ты меня веселишь, в деревне нет трех лошадей? - Изобразил удивление я. - У такого умного старосты такая бедная деревня? А пашете вы сами впрягаясь в плуг?
   - Как нет, есть, конечно. Но понимаешь, мил человек, до деревни ещё нужно дойти, взять лошадь, вернутся, время идёт. - Живо отозвался староста продолжая торг. - А так лошадку-б я взял у тебя да парня послал посмотреть, есть ли фургоны вообще, а вдруг их нет? Нехорошо получится.
   - В твоих словах есть смысл, староста. - Покивал я, щурясь слегка. - Тогда один фургон наш и сбруй отдаю я две. И лошадь, которую отдам тебе, выберу я. Ты согласен?
   - Согласен, почему бы и нет? Лошадь выбираешь ты, фургон выбирает мой парень? - На лице старосты заиграла хитрая улыбка.
   - Я согласен на это. - Кивнул я поведя ушами слегка, подумав про себя что любой фургон можно сделать хорошим, были бы руки из плеч. - Давай уточним все, чтобы не было потом сомнений. Один золотой, пять серебряных, две сбруи, два фургона, два тента от них, лошадь и вы приводите один фургон нам. А за это свиток с печатью и дом старой карги на краю деревни?
   - Надеюсь, дом не сгорел, когда старая карга умерла? - Скучающим тоном осведомился я. - Не сгнил совсем и не развалился? А то я буду считать старосту не таким умным человеком, как я думал.
   - По рукам чужак, я рад что мы пришли к согласию, а насчёт дома... - Улыбнулся откровенно довольно староста. - Там всё же жила старуха, крышу придётся немного подлатать, но ты я смотрю парень умелый, да и мальчик у тебя шустрый. Ладно, деньги, чтоб всё по честному, отдашь когда будет свиток с печатью, а вот лошадь и фургоны поделим сейчас.
   - По рукам, уважаемый староста. - Поклонился немного я и стал подробно объяснять старосте как найти фургоны помолившись про себя, чтобы их не успели найти и угнать.
   - А теперь пошли делить все остальное. - Предложил я окончив свои объяснения и выйдя первым на улицу приказал пацану опустить лук. - Все в порядке Легран, мы друг друга поняли с уважаемым старостой.
   - Да, уважаемый староста... - Обернулся я к старосте. - Ты не предупредишь крестьян, что я не кусаюсь и меня боятся не надо? Я не хочу, чтобы люди пугались меня увидев. Мне может понадобиться кузнец, или скорняк, или хорошая швея... А то будет весело но глупо, если увидев меня в деревне, все будут прятаться или бегать туда-сюда крича.
   - С людьми я поговорю, скажу, что гость приехал дальний, но дорогой для меня, но ты вперёд не лезь. - Стал меня инструктировать староста. - В доме обоснуйся, пусть люди попривыкнут, а потом можешь и выходить. Если начнутся расспросы, скажешь, что раньше вместе со мной воевал, в наёмниках, стояли в Охапке что за Стужей, караваны северные сопровождали, ты на наёмника похож.
   - Благодарю, уважаемый староста. - Опять легонько поклонился я ему выказывая уважение. - В рассказах старых солдат чего только не бывает... И люди с собачьими головами, и летающие лодки... Я запомню твои слова. И если тебе понадобится моя помощь...
   Я многозначительно подмигнул я старосте и принес его нож, вручил ему на виду у крестьян растирающих затёкшие ноги, а потом тихо добавил.
   - Только не забудь научить, как у вас тут наемники приветствуют друга и старших своих... Пригодится.
   - Отлично! - Староста вышедший вслед за котом, хлопнув того по плечу, играя на публику в виде крестьян. - Я рад, что тебя встретил, а сначала не узнал, старый стал.
   - Расслабьтесь парни, это мой старый знакомый, воевали вместе. - Развернулся староста к своим подчинённым начавшим подниматься на ноги. - Так, Кабан, сейчас тебе дадут лошадь, съездишь в лес за фургоном, дорогу расскажут, да поглядишь, что да как там, если найдёшь фургоны, то вернёшься и всё расскажешь мне.
   А я пошел к лошадям и вывел ту, которую решил отдать, не самая лучшая из всех троих, но и не собирается протянуть копыта в ближайшее время. Оставшиеся две были лучше, но не так чтобы совсем уж сильно.
   - А твой друг Кабан без седла ездить умеет? - Осведомился я у старосты подводя к нему выбранную лошадь. - Сёдел у меня нет, совсем. Да и сбруи только грузовые.
   - Уважаемые, я когда у вас оружие отобрал - его в кусты кинул. - Обратился я к осматривающимся крестьянам слегка показав свои передние острые зубы в лёгком оскале. - Могу дать топор, чтобы легче было искать. Кусты там густые, сам убедился.
   - Ничего, разберёмся. - Староста глянул на лошадь и пробурчал. - Дарёному коню...
   - Ну что замерли, как девки на смотринах! - Рыкнул староста тоном старого сержанта на салаг, обратив внимание на своих парней. - Лезьте по кустам, ищите!
   Я покопался под нашим навесом, вытаскивая две сбруи, и свалил их в кучу. А потом добавил два тента сверху и кивнул старосте.
   - Как и договорились. - Сказал я и задал ему вопрос. - Кстати, возвращение Кабана будем тут всей толпой ждать? Или твои люди вытоптав кусты все-таки домой пойдут с тем, что теперь твое?
   - Неплохо, почти новая. - Поскрёб староста ремни упряжи ногтём, помял в руках ткань тентов и улыбнулся краями губ слегка.
   Вылезшие из кустов парни теперь нерешительно топтались на краю поляны. Оружие они свое нашли, но в кустах собрали на себя весь мусор и ободрались слегка. И теперь с уважением и опаской поглядывали на огромного стоящего на задних лапах зверя.
   - Копна, останешься со мной, фургонами займёмся, если они есть. - Староста глянул на зверя. - А мы пока посидим со старым другом поговорим, вспомним былое.
   Я понимающе хмыкнул и скомандовал Леграну запалить костер. А деревенские увальни начали рассасываться. Выполняя невысказанный приказ старосты, прихватив с собой сбруи и тенты. Кабан шустро удалился вниз по течению речушки пешком вдоль берега, а Копна стал рассматривать нашу постройку щупая руками и пытаясь покачать стену.
   - Без пороблем, уважаемый. Не побрезгуешь с нами трапезу разделить? - Обратился я к старосте усаживаясь около костра и вешая котелок с варёным мясом над огнём. - Правда, мясо так себе, волчье...
   Староста уселся недалеко от костра на чурбак, взял в руки прутик и поправил в костре пару поленьев, взметнулись искры.
   - Я не знаю, кто ты, чужак, да в принципе особо не горю желанием узнавать, но если захочешь то расскажешь. - Начал говорить он глядя на огонь. - Но я надеюсь тебе можно доверять, поскольку, поселив тебя в своей деревне я в принципе отвечаю за твою жизнь, но и за жизнь моих односельчан я тоже отвечаю. А неприятностей мне не нужно, также как и тебе, думаю всё будет хорошо, ведь так?
   - Если расскажу, кто я и откуда, ты просто не поверишь. Слишком это необычно. - Выслушав старосту и прожевав кусок варёного мяса, ответил я. - А насчет доверия мне - тут обоюдное доверие мое к людям. За селян не бойся, я для них не опасен. И неприятности мне не нужны, зачем они мне? Так что я тоже думаю, что все будет хорошо. Ведь ты тоже последишь за этим со своей стороны?
   - Можешь звать меня "Саблезубым" - это значит с клыками как сабли, парня моего зовут Легран. - Добавил я весело оскалившись показывая свои клыки во всей красе и задал вопрос. - А как мне звать тебя, уважаемый староста?
   - Зови меня просто Старостой. - Слегка улыбнулся мой собеседник. - Меня все так тут и зовут, Саблезубый. Твое имя очень точно описывает твой вид.
   Я зажевал еще один кусок мяса быстро и подмигнув старосте помахал в воздухе когтистой передней лапой. А потом звонко щелкнул когтем себя по клыку саблезубому.
   - Ты не думай что раз я такой то сразу людоед, на самом деле я добрый и пушистый. - Тихо произнёс я многозначительно.
   Староста долго молчал, задумчиво глядя на огонь, затем внимательно оглядел своего клыкастого и мохнатого собеседника еще раз.
   - Я старый солдат чуж... Эээ, Саблезубый, за свою жизнь я видел много такого о чём не стоит вспоминать, много чудного видел и страшного, людей и нелюдь разную в человеческом обличье. Своими рассказами ты вряд ли меня удивишь. - Произнёс он задумчиво опять уставившись на огонь. - А при соблюдении договора мы поладим, а люди, на то они и люди, чтоб договариваться. Ведь правда? Но это всё слова, проверим на деле.
   - Твои слова полны мудрости, уважаемый староста. Мы поладим. - Кивнул я мысленно отметив, что староста причислил к людям и меня. - А насчет "не удивишь"... Это мы как нибуть проверим, послушаешь мою "сказку" с блюдом хорошего мяса и кувшином вина. Согласен на такое предложение?
   - Почему бы и нет? - Отозвался староста. - Приедем в деревню заходи ко мне вечером, я думаю под бутылку хорошего вина ты расскажешь свою историю, может я тебе чем смогу помочь, хотя вряд ли, я смотрю у тебя своя голова на плечах.
   От этого мои губы сами собой расползлись в улыбке до ушей, правда пришлось резко её с морды лица убрать. И буркнуть тихо, но так чтобы слышал староста.
   - Опять блин человеческая привычка улыбаться вылезла... Мне с такой пастью теперь улыбаться - только людей пугать!
   - Согласен, уважаемый староста. - Громко ответил я степенно кивнув и принялся за еду жуя холодную вчерашнюю волчатину.
   Легран, молча и настороженно сидевший рядом все это время, немного расслабился и присоединился к трапезе. Так мы и трескали холодное варёное мясо не торопясь, пока не наелись. Продолжать нашу стройку не было смысла, тренироваться с оружием тоже было пока не время. Так мы и сидели молча, бездельничая примерно до обеда, пока не вернулся радостный Кабан, который сразу начал шепотом докладывать на ухо старосте.
   - Не соврал, все на месте. - Улыбнулся староста поднимаясь и отдавая приказы Кабану с Копной, которые шустро умотали в направлении деревни. - Собирайтесь, провожу вас до деревни и дом покажу.
   Я радостно рыкнул негромко, потрепал волосы Леграна, и мы начали собираться. Увязали быстро все наши вещи в здоровенный тюк стараясь не светить кошельки. В причем кошелек с золотишком закопанный я незаметно достал и спрятал в кармашек своей набедренной повязки. Хорошо, что на мне был кожаный панцирь, он удачно прикрыл его. Тюк мы быстро навьючили на нашу самую сильную лошадь, взяли обоих оставшихся скотин под уздцы и двинулись за старостой к деревне.
  
   Глава 11. День десятый.
  
   Зевая и потягиваясь, я вышел из нашего нового дома во двор, любуясь восходом. Вспомнилось, как вчера мы пришли в деревню, староста показал старый дом на околице, в котором мы и начали устраиваться. Дом, если честно, меня совершенно не впечатлил. Небольшой сруб из тонких брёвен, потемневших от времени, но вроде не сгнивших. Двухскатная крыша крытая старой полусгнившей соломой, никаких намёков на печную трубу. Узенькое окно, похожее на бойницу без стёкол или даже "бычьего пузыря", приставная кособокая лестница к лазу на чердак. Крыльца не было и в помине.
   Рядом с этим "строением" возвышался такой же старый сарай со сгнившей соломенной крышей и покосившейся дверью. За домом был местный вариант огорода, заросший сорняками. Все это было огорожено низеньким, частично развалившимся плетнём. В общем, беднота и запустение. Хотя остальные дома, которые я смог рассмотреть с околицы, был не особо лучше. Те же соломенные крыши, плетни вокруг дворов, похожие сараи.
   Лошадей мы тогда привязали в огороде, пускай начинают уничтожать сорняки, а сами занялись приведением в порядок дома. Пол внутри оказался глинобитно-земляной засыпанный гнилой соломой. Комната внутри была одна, на всю величину дома. Из мебели остались только две старые лавки и грубый старый стол, все остальное давно растащили. В общем, все было вполне ожидаемо.
   - Похоже на наш дом. - Прокомментировал тогда увиденное Легран. - Только у нас сараев больше было, пол досками настелен и крыша досками была крыта.
   - Будет значит делать из этой развалины нормальный дом. - Отозвался я критический осматриваясь. - И для начала уберем мусор из комнаты.
   Легран молча кивнул и мы занялись уборкой, вымели гнилую солому найденной старой метлой, поставили рядом лавки и застелили их одеялами устраивая постель. Потом я полез на чердак по шаткой лестнице осмотреть его. Ничего интересного там не оказалось, только пыль и немного старого ломкого сена. Легран разжег огонь в очаге, чтобы прогреть комнату и выгнуть сырость. Очаг топился по чёрному, дым выходил через дырку в перекрытиях и дальше черед дыру в крыше на улицу. От того потолок был покрыт копотью как в кочегарке.
   За обустройством быта наступил вечер и поев мы засобирались спать. Но сначала я сделал одно важное дело, забрался на чердак и вооружившись топором прорубил дыру в потолке в комнату. А потом затащил внутрь лестницу и пристроил её к дырке на чердак. Мало ли решат какие умники ночью дверь поленом подпереть, да подпалить хибару нашу. Старосте я конечно доверял, немного, но лучше подстраховаться.
   Мои воспоминания прервал Легран, который, зевая и потягиваясь направился за сарай с вполне понятными целями. А я вспомнил, что ватерклозета типа сортир тут нет, и тихо матюгнулся. Мои размышления свернули в направление постройки такого нужного в хозяйстве сооружения как "скворечник-переросток". И я уже начал присматривать под него место на нашем "приусадебном участке". Но мою строительную мысль прервал подошедший староста.
   - Людей я предупредил о тебе. Сначала будут опасаться, а потом привыкнут. - Сразу перешел к делу он, а потом присмотревшись к моей задумчивой морде спросил. - Что ты удумал? Морда хитрая у тебя и уши торчком стоят.
   - Яму выкопать и над ней будку поставить. - Ответил я подмигивая и поводяушами. - Чтобы сарай или дом не "подмывать струёй" по утрам.
   - Это дело, это правильно! - Согласился староста хитро щурясь поглядывая на меня. - Из благородных, чистоту любишь? Я тоже люблю, насмотрелся в походах всякого...
   - Все это конечно интересно. - Отозвался я. - Но хочется узнать как тут с водой? Колодцы в деревне есть или откуда-то с реки или озера воду носите?
   - В центре деревни есть колодец. - Почесал затылок староста. - Река тоже есть, но она за полями, далековато.
   - Да, староста, нам бы пару вёдер купить. - Обратился я к нему. - Ну и с плотником поговорить, дерева бы купили у него для ремонта дома. Да продуктов бы купить, а то у нас только овёс и есть.
   - Это не проблема. - Хитро сощурился староста. - Людей я пришлю, ты с ними и договаривайся. Выгоду свою люди почуют, меньше бояться тебя будут.
   - Согласен, староста. - Кивнул я ему. - Жду их прихода.
   Он улыбнулся слегка, осмотрелся опять, повернувшись на пятках и выйдя со двора пошел в сторону центра деревни. А я подошел к наблюдавшему за разговором Леграну и стал расспрашивать его о ценах на ведра, дерево и продукты. Не хотелось переплачивать за нужные нам товары больше чем в два раза. Денег же на деревьях не росли и сами мы их не чеканили.
   После этого разговора Легран стал варить осточертевшую уже овсянку, а я вооружившись лопатой стал размечать площадку под будущий "скворечник" в дальнем конце огорода. Снял квадрат дёрна намечая будущую яму и начал размеренно копать потихоньку. От работы меня оторвал Легран, пришедший сказать, что каша готова. Я скривился от перспективы завтракать овсянкой, но молча пошел есть.
   Едва мы успели доесть кашу с остатками волчатины, как во дворе послышались голоса. Я выглянул в открытую дверь и увидел четверых мужиков. Один был с двумя вёдрами в руках, второй с пустыми руками, но за поясом у него был заткнут топор, а в бороде виднелись стружки. Еще двое были с мешками. Прибыла "торговая делегация" обещанная старостой.
   Я вооружился самым разрушительным в умелых руках оружием - кошельком и медленно вышел во двор. Крестьяне немного отпрянули и зашептались между собой. А я повернулся к мужику с ведрами и показав на них когтистым пальцем просил сколько монет он за них хочет медленно и старательно выговаривая слова. Приободрившийся хозяин ведер слегка выступил вперед и заявил, что десять медяков. Я почесал себя за ухом и сказал, что дам два, начиная торг.
   Который вскоре разгорелся и крестьянин осмелел, стал заламывать руки задорно торгуясь, его уже не волновали мои клыки, когти и общая мохнатость. Торг был жарки, но в конце концов мы сошлись на трёх медяках, хотя реальная цена ведра была не больше одного. Деньги перекочевали из моих лапы в его руки и мужик довольно улыбаясь отошел в сторону.
   Видя такой пример удачного торга вперед выступили двое носителей мешков, а плотник пока остался в стороне улыбаясь в бороду. Он, судя по выражению лица с самого сначала меня не очень опасался, а яростный торг с владельцем вёдер его только развеселил. Тот громким шепотом подбадривал "мешконосцев". Которые, смущаясь и переглядываясь, развязали свои мешки, показывая товар.
   В первом мешке оказалась картошка, самая натуральная земная картошка только мелкая и немного морковки, пучок мелкой редиски и два кочана капусты. За которые я поторговавшись отдал четыре медяка. И судя по радостной улыбке продавца, он меня обул как минимум на один медяк. Но это меня не расстроило, зато теперь он своими рассказами будет агитировать остальным в нужном мне свете.
   У второго "мешконосца" оказалось пол мешка гречки и три круга копчёной колбасы. Стряс он с меня за все это кулинарное богачество пять медяков. Я торговался яростнее и дольше. В результате продавец хоть и не улыбался до ушей, но и обиженным не выглядел. После этого "мешконосцы" отошли в сторону к "носителю вёдер" и начали громко шушукаться. Мои уши поймали обрывок фразы - "... он может и страшный, морда вон с какими клыками и руки с когтями, но не жадный и поторговаться любит. Он точно откуда-то издалека, вон с каким трудом слова выговаривает! Нечего его боятся, староста правду сказал..."
   Я отнёс в дом купленные припасы и выйдя на улицу отошел в сторону, поманив к себе плотника. Тот, улыбаясь в усы, подошел.
   - Зачем звал, Саблезубый? - Степенно спросил он, заложив пальцы за пояс. - Староста сказал, что у тебя ко мне дело есть.
   - Хочу дом отремонтировать, сарай и еще кое-чего построить. - Ответил я и слегка польстил ему. - Вот и решил к мастеру обратится, у которого и помощники есть опытные, и дерево заготовлено.
   - Льстишь ты мне. - Улыбнулся плотник и посмотрел чуть с хитринкой. - Только староста то рассказал, что ты и сам с деревом работать умеешь.
   - Есть немного. - Ответил я прищурившись слегка. - Но дерево сухое только у тебя есть, это точно, а из сырого делать глупо. И смола у тебя, наверное, есть тоже. Один я, только с парнем своим, буду долго строить. Так почему бы и не дать заработок хорошему человеку?
   - Хитер и умен, как наш староста, точно наёмником был. - Констатировал плотник с улыбкой и задал вопрос. - Что делать то хочешь?
   Я хмыкнул и стал объяснять, что я хочу с домом сделать.
   - Сделать дому крышу из досок уложенных краями одна на одну чтобы вода стекала. Перестелить пол на чердаке и обшить его изнутри досками, чтобы комната получилась. Заделать дверь на чердак снаружи так чтобы только окно небольшое осталось. В доме пол дощатый настелить и лестницу внутри на чердак сделать. Да дверь в дом новую прочную.
   Плотник на мои слова только кивал и загибал пальцы глядя на дом. А потом я стал объяснять все остальное.
   - Сарай хочу в конюшню переделать. И крышу ему доской покрыть. А в огороде будку над ямой сделать.
   - Хозяйственный ты. Много ты сделать хочешь и не экономишь. - Ответил плотник что-то прикидывая для себя шевеля губами и загибая пальцы. - Серебряный тебе это стоить будет, если помогать будете, а если нет то и больше.
   - Согласен, уважаемый плотник. - Ответил я, прикинув сам объём работ, и количество требуемой древесины. - А потом я и про мебель подумаю, кровати, новый стол, лавки.
   - Зови меня Борхом. - Улыбнулся плотник и хлопнул меня по плечу ладонью увесисто. - Пойду я, помощников кликать да инструменты собирать.
   - Подожди немного, уважаемый Борх, еще одно дело есть. - Ответил я и быстро вынес из дома свою заготовку нового ложа с прикладом для арбалета.
   - У тебя такое дерево, только высушенное, есть? - Спросил я вручая заготовку плотнику.
   - Есть у меня такое дерево сухое, есть. - Отозвался плотник, поковыряв дерево ногтем разглядывая, повертел заготовку в руках. - Хочешь чтобы я тебе бревнышко привез, из которого такую штуку вырезать можно?
   - Именно так, Борх. - Ответил я кивая. - Именно так.
   - Я тебе его бесплатно привезу, ежели скажешь, что это будет. - Хитро прищурился плотник.
   - Арбалет я переделываю, чтобы удобней стрелять было. - Честно ответил я, все равно ведь его потом его все видеть будут и секрета из приклада не получиться.
   - Эта вот часть называется "приклад", и к плечу прикладывается вот так вот. А эта часть называется "цевье" и за неё арбалет держишь рукой, когда целишься. - Показывал я объясняя свои действия плотнику прикладывая заготовку к плечу. - Тогда прицелится можно точнее. Если хочешь, я покажу потом, что получится, когда все сделаю.
   - Так тому и быть. Пойду помощников кликну. - Кивнул плотник и с улыбкой развернулся, выходя прочь со двора.
   Меня заключенная сделка порадовала, дом ремонтировать пришлось бы всё равно. А так сможем сразу сделать все, что надо и одновременно местное население в положительном ключе настроим. Просто дав возможность им заработать на нашем появлении немного. Да еще и пропагандистская работа старосты тоже будет идти эффективней.
   От размышлений меня оторвал громкий шепот и тихие смешки, донёсшиеся от забора. Повернувшись к которому я заметил выглядывающих из-за него пацанов разглядывающих меня. Как же, в деревне на окраине поселилось мохнатое "Чудо-Юдо"! С когтями и огромными клыками, которое ходит на задних лапах и говорит почти как человек.
   - Что, посмотреть пришли на "диковинного зверя"? - С веселой интонацией спросил я у притихших под моим взглядом пацанят. - Ну так смотрите, вот он я. Мохнатый, клыкастый, с когтями и хвостом.
   - А еще я умею ушами шевелить! - Добавил я и демонстративно поводил ими.
   От моей речи и демонстрации шевеления ушами пацаны выпали в осадок, открыв рты от удивления. А я довольный произведенным эффектом направился в дом. Где объяснил Леграну суть договорённости достигнутой с плотником. А потом вручив ему кусок колбасы уселся на лавку, сам вооружившись таким же.
   - Может, расскажешь о себе, чего захочешь? - Спросил я, прожевав откушенный кусок колбасы. - Можешь рассказать коротко, без особых подробностей.
   Легран задумался неторопливо жуя колбасу, а потом решившись начал рассказывать. Он был младшим сыном бедного рыцаря, дед которого заслужившего свое звание в королевской армии за героизм в бою. Жили они всей семьей в деревне, не многим богаче обычных крестьян, но дружно и в общем можно сказать счастливо. Отец Леграна тоже послужил в королевском войске, но не долго из-за тяжелого ранения.
   Все было хорошо, пока не случился очередной набег соседей. В то время, королевство воевало с горцами, и соседи воспользовались шансом. Набег был сильнее обычного, и их деревня как раз подвернулась на пути атакующих. Родители Леграна погибли, сопротивляясь врагу, а сам он отсиделся в замаскированном погребе.
   Куда его спрятал дед, дав все деньги и пергамент, подтверждающий рыцарство, серебряное кольцо отца и наградной фамильный медальон. Жителей деревни кого убили, а остальных угнали вместе со скотиной, поля потравили, дома сожгли. Вот так и стал Легран бродягой. Пытался батрачить за еду, прятал пергамент и медальон с кольцом.
   Потом прибился к "бродячим циркачам", которые подловив его с вещами, отобрали все и избили. Так он с ними и болтался какое-то время, ненавидя все больше и больше. Держало его с этими уродами то, что у них были его фамильные ценности, а одному было еще хуже. Правда к тому времени как я их поубивал, пацан уже был почти на грани.
   Вот такая вот, на удивление банальная история оказалась. Легран окончил свой короткий и без подробностей рассказ, а потом откинулся спиной на стену. Видно было, что ему полегчало после рассказа о своих злоключениях. Я наклонился к пацану и обняв его за плече погладил лапой по волосам ероша их.
   - Все будет теперь в порядке, Легран. - Сказал я ему уверенно. - Ты же со мной теперь, а не один.
   - Спасибо Саблезубый. - Ответил Легран и обнял меня крепко. - Ты большой и сильный, добрый и умный. Спасибо тебе, что ты есть!
   Посидели мы вот так немного, обнявшись, а потом нашу идиллию прервал шум с улицы. Так что пришлось вставать и идти смотреть. Оказалось, что это приехал плотник со своими двумя помощниками. С собой они привели две подводы с брёвнами, досками и инструментом. Подводы были загнаны во двор, и вскоре закипела работа.
   Первым мы быстро выкопали яму сортира, над которой быстро соорудили "скворечник". Почва оказалась чистой глиной под тонким слоем земли, что меня порадовало, глиной яму дополнительно облицовывать не придётся. Не хотелось бы из колодца водичку черпать говнецом попахивающую. Видел я такое, колодец в пяти метрах от "скворечника" с не облицованной глиной ямой, с водичкой мутной и воняющей.
   Вчетвером мы работали споро, Легран помогал тоже, поднося инструменты и доски. Результатом стал типичный "скворечник", какой можно увидеть на дачном участке или в любой русской деревне двадцатого века. От этого наш огород сразу обрёл привычный моему взгляду вид. Вообще, самое первое сооружение, которое возводится любой цивилизованной группой людей - это этот самый "скворечник". Санитария и гигиена есть "зер гут"! Еще бы баньку, но это уже "буржуазные излишества". Пока и в реке помоемся, не помрём. Да и мне, с моей шерстью, парится наверное вообще опасно. Сдохну еще от телового удара.
   После "скворечника" мы занялись сараем, сбросили гнилую солому, поменяли пару подгнивших балок и заменили несколько подгнивших досок в стенах. Потом занялись крышей, настилая доски и сбивая их деревянными клинышками вместо гвоздей. Гвозди кстати экономили и использовали только для крепления самых ответственных мест, потому что были они дорогими.
   К обеду мы закончили с крышей сарая, а мужики засобирались домой. Мы быстро разгрузили с подвод стройматериалы и они уехали на подводах домой. Плотник сказал, что они приедут завтра, дома дела у них свои тоже были. Меня это тоже вполне устраивало, на после обеда у меня тоже были свои планы.
   Легран с ведром была отправлен за водой к колодцу, а я подобрав подходящий обрезок доски стал вытёсывать из него коромысло. Вёдер то у нас было два, а руками их таскать на большом расстоянии не очень удобно. С коромыслом я и возился сначала обтесав его грубо топором, а потом начав обстругивать ножом. Пока не вернулся с водой Легран. Я забрал одно ведро и пошел на огород попоить лошадей, в отличи от нас они то были привязаны и сами воду поискать не могли. Вот и надо было позаботиться.
   Потом мы сварили что-то на подобии картофельного супа, из купленных утром продуктов. Поели и стали дальше заниматься своими делами. Легран тренировался с луком, используя заднюю стену сарая с нарисованной углём из очага мишенью. А я выбрал из кучи досок обещанную плотником ясеневую колоду. Которую расколол пополам вдоль и начал неторопливо вырезать ложе арбалета вместе с будущим прикладом.
   Стругал я деревяшку и прикидывал, что придется делать заказы и у кузнеца. Заказать лезвия для рубанка, гвозди, детали для арбалета. Рычаг взвода придётся крепить на железную ось, ручку тоже желательно бы сделать железной кованной. В общем, с кузнецом надо будет дружить. И наконечники болтов арбалетных ему заказывать, и защитный шлем тоже, по моей модели что - нибуть типа "сферы" или старинного русского островерхого шлема. А древки арбалетных болтов можно заказать будет плотнику, особенно если он знает, чем их надо пропитывать чтобы стали тяжелыми и прочными.
   Предаваясь подобным размышлениям, я неторопливо строгал приклад, наблюдал за тренировкой Леграна. А потом мне вспомнилась такая интересная конструкция, как "блочный" лук. Читал я про него когда-то вскользь и видел рисунок. Отличается от обычного большей мощностью при одинаковом размере и меньшим усилием удержания натянутой тетивы. Надо будет потом попробовать такой для Леграна сделать, может получиться хорошая машинка.
   Но, о блочном луке я думал не долго, вспомнился мне очаг в доме топившийся по чёрному. Какое же великое изобретение оказываться обычная русская печь с дымоходом! Надо бы поискать глину получше или в крайнем случае прямо в огороде взять из кучи выкопанной при постройке "скворечника". Или с гончаром поговорить, может знает где здесь есть глина лучше, если он тут есть конечно. А потом наделать кирпичей и сложить нормальную печку с дымоходом. С этим очагом и дымом, выходящим через дырку в перекрытиях и крыше до пожара недалеко. Вылетела искра, упала на солому и заполыхала халупа. Нафиг-нафиг такое удовольствие!
  
   Глава 12. День одинадцатый.
  
   Вот так началось наше вживание в деревенский быт. С утра за водой сходил уже я сам, оставив Леграна кашеварить. Вооружился коромыслом своим самодельным, ведрами и прогулялся до колодца три раза. Местное население видевшее меня шушукалось при моем появлении, но видимой агрессии не проявляло и не пряталось. А дети ходили следом стайкой рассматривая издали и перешептываясь. Меня такая ситуация устраивала.
   С первой и второй ходки я напоил лошадей, которые воду выхлебали почти всю. Сорняки в огороде они тоже успели как следует объесть. И это могло вырасти в небольшую проблему, лошадей надо пасти и поить регулярно. А учитывая, что они выхлебали считай по два ведра воды на нос, с ведрами не набегаешься. Травы в огороде им точно не хватит даже на завтра и они его уже основательно "заминировали".
   Почесал я себя за ухом и решил, что опять придется договариваться со старостой. Деревенское стадо наверняка пасут централизованно, значит надо этой системой воспользоваться и лошадей "на довольствие" поставить. Однако меня немного волновала проблема точной "идентификации" наших лошадей. Конечно, их можно опознать и по морде, но это не такой сильный аргумент. А "особых примет" в виде татуировок или клейм у них не было.
   Вспомнилось мне как в кино коровам "отпечатки носа" снимали, но неизвестно как оно сработает с лошадьми. И нету нужных для такого метода вещей у нас. Ни чернил, ни валика для их нанесения, ни бумаги. А на пергамент отпечатки не снимешь, размажутся. На ум из легко реализуемого пришли только сережки или пирсинг незаметный для конских ушей. Уж точно никто бы не стал тут таким способом лошадей метить.
   Правда и эта легкая идея упиралась в проблему наличия отсутствия сережек с колечками. Надо будет с кузнецом поговорить на эту тему не афишируя. Может он чего и сделает из меди. Еще можно было лошадей клеймить, самый простой и кондовый способ пометить. Но мне он не нравился. С эстетической и медицинской точек зрения, были вероятны осложнения от ожога.
   Легран, используя воду принесенную третьей ходкой, помыл посуду с руками и приступил к готовке. И вскоре сварил картошку в мундирах, которую мы и ели с кусочками колбасы для вкуса с аппетитом. Получилось более чем съедобно и вполне сытно. Когда мы уже доедали завтрак, на подводе приехал плотник с подмастерьями и инструментом. И опять закипела работа.
   Разобрали мы гнилую соломенную крышу, заменили пару подгнивших стропил и горизонтальных балок. А потом проверили все доски пола чердака, тоже заменяя гнилые или слишком потрескавшиеся. После этого стали обшивать стропила досками изнутри в стык, подтёсывая доски по краям где надо, чтобы плотно прилегали. Заодно и люк в полу в комнату привели в культурный вид, а то была неаккуратно прорубленная дыра с неровными краями и торчащими по краям щепками.
   После обшивки досками стенок чердака пришло время подводить дом под крышу, что даже упростилось с внутренней обшивкой, на которую можно было опираться, крепя доски кровли. Крышу покрыли мы быстро, а потом, передохнув, занялись отделкой дома внутри.
   Вынесли все мешающее из дома на улицу, уложили и расклинили брёвна, на которые должны были укладываться доски пола, оставив проём для очага. Потому сделали и установили удобную капитальную лестницу на чердак-мансарду. И только после этого стали набивать досками пол, подтёсывая их на стыках, чтобы щели были поменьше.
   После настилки пола пришлось заделать низ дверного проёма, чтобы порог был вровень с полом. И сделать новую дверь, усилив её по сравнению со старой. Заодно, по моей инициативе дверь теперь открывалась наружу и запиралась на 4 мощных деревянных засова на манер сейфового "краба". Два в бок, один вверх и один вниз. Петли тоже были теперь внутри, хрен вырвешь!
   Точно так же была сделана и новая чердачная дверь. Её главное отличие было в окошке для освещения чердака с прочной ставней закрывающейся изнутри. По идее можно было заделать дверной проем на чердак вообще, оставив небольшое окно для освещения, но я решил дверь оставить. Конечно же вместе с дверями была сделана новая ставня на окно на первом этаже, с такими же мощными засовами. Не было забыто и небольшое крыльцо, сделанное по моему описанию и инициативе.
   За всеми этими столярно-плотницкими делами незаметно пролетел обед. И вскоре все было закончено, дом принял окончательный вид, который меня теперь вполне устраивал. По сравнению со старой развалюхой, что была. Я расплатился с плотником, как и договаривались. Остатки стройматериалов остались мне, на растопку и на забивку планками особо крупных щелей в стенах.
   Я с Леграном затащил в дом вещи, а потом вооружившись инструментом отодрал одну из досок в углу чтобы сделать тайничок. Причем не просто положил под пол кошельки, а раздолбал земляной пол и прикопал все в ямку. Потом пристроил доску назад, как она и была. Еще я планировал подстраховаться и тихонько подпилить доски в задней стенке чердака.
   Чтобы если решат подпереть брёвнами двери да подпалить, можно было доски выбить и выскочить. Крытый досками дом разгорается медленнее, чем крытый соломой, так что времени в запасе у нас будет больше если что. Этими мыслями я с Леграном делиться не стал, нечего без повода пацана будоражить.
   Потом мы пообедали варёной картошкой с колбасой. И прямо на середине обеда нас посетил староста, собственной персоной. Войдя в дом, он сначала внимательно осмотрелся, топнул ногой по полу, осмотрел дверь, попытался качнуть лестницу цокая языком.
   - Что привело тебя в наш дом, Староста? - Осведомился я, не отрываясь от еды. - Плотник рассказал, что делали, и ты решил сам посмотреть?
   - И это тоже. - Улыбнулся староста немного и заглянул через люк на чердак, потом залез по лестнице, по пояс скрывшись в люке и осматривая чердак. - Там фургоны пригнали, все три. Пришлось гнать их кругом, прямой дороги не было.
   - Я даже догадываюсь, какой фургон ты отдашь нам. - Отозвался я дожевывая кусок колбасы. - Пригнали уже к дому или надо идти самому забирать?
   - Пригнали. - Отозвался староста, слезая с лестницы на чердак и сел на лавку. - Ты очень хорошо дом обустроил. Прямо как видел где такой.
   - Конечно, видел. Я в похожем доме жил. - Отозвался я, чуть насмешливо глядя на старосту. - Только бревна, из которых был сложен дом, были толще, и вместо очага была "печка" сложенная из кирпичей из глины обожженной. Когда её топишь, дым уходит через специальную трубу. Удобней готовить еду, не коптится потолок и нет риска пожара.
   - Значит там, где ты жил, было зимой холоднее, чем у нас. - Констатировал староста. - Я по миру побродил немного, видел всякое. И как река замерзает вся, и как с неба сыплется замерзшая в виде белого "пуха" вода.
   - У меня на родине такая зима была пол года, а кое-где и больше. - Отозвался я как бы невзначай проговариваясь, "сливая" факты подтверждающие свою будущую "легенду", в правду бы староста не поверил точно. - Там такой теплый мех как у меня теперь совсем не лишний.
   - Это точно! - С чувством отозвался староста. - Когда зимой в горах стояли, я бы от такого меха не отказался!
   - Да, ты обещал свою историю рассказать. - Хитро прищурился староста на меня.
   - Не сегодня, уважаемый староста. - Ответил я, слегка вздохнув якобы с сожалением. - Дел много и не до разговоров пока.
   - Я буду ждать рассказа. - Отозвался староста, вставая и собираясь уходить.
   - Подожди пока, есть еще одно дело. - Окликнул я старосту, который обернулся на пороге. - Лошадей наших надо пасти, а у нас времени на это нет. У вас тут в деревни пасут наверняка своих лошадей.
   - Пасут конечно, днём по очереди дети, а ночью мужики с копьями охраняют по очереди. - Отозвался староста, хитро щурясь. - Но это свои, деревенские.
   - Я теперь тоже "свой". - Подмигнул старосте я и протянул выделяя интонацией нужное. - Мой "дар" деревне, а главное то, что на мне крестьяне уже зарабатывают. Я конечно и сам могу проблему с лошадьми решить, но...
   - Если парень твой будет со всем по очереди пасти, а ты ночью дежурить, то завтра с утра приводи своих лошадей. - Ответил староста, поняв отлично мой невысказанный намёк насчет того, что деньгами я могу и перестать сорить.
   Я распрощался со старостой и вышел следом. Как и ожидалось, повозку они нам отдали с клеткой и подгнившим полом. Но меня это не расстраивало. Клетку пустить на дрова, не самому же в ней сидеть. В повозке, заменить гнилые доски новыми тоже не так трудно, как и дуги для тента сделать. А "ходовая часть" её кондовая, не развалится в ближайшее время. Жаль только без рессор, но и фиг с ними, дороги все равно к гонкам не располагают.
   Легран вышел за мной следом и мы затолкали медленно повозку во двор. Я посмотрел на клетку, хмыкнул и закрыл железную дверцу. А потом меня посетила мысль. В деревне есть кузнец, так можно снять с клетки дверцу и другие железные части. И сделать из них что-то нужное мне! Переработка вторичного сырья так сказать.
   Посмотрел я на дверцу металлическую клетки и прочие металлические детали клетки новым взглядом, прикидывая что на железную плиту на небольшую печку её должно хватить. Значит будем строить печку! С трубой! Ну не нравится мне открытый очаг топящийся по черному, не нравится! Печка - форева!
   Вооружился я инструментом, и в весёлом расположении духа начал разламывать клетку прикидывая, что и как надо будет сделать для постройки печки. И какой конструкции она будет. Большая русская печь нам здесь точно не понадобится, учитывая теплый климат и размеры дома. Да и дефицит металла тоже свои ограничения на конструкцию накладывать будет, дверки нет, колосников нет...
   Выломал я из клетки дверцу, засов, петли, стальные элементы крепления деревянных частей. Крепкие деревянные брусья сложил в сарае, пригодятся. А доски пола и потолка распилил и порубил на дрова. А потом критический посмотрел на подгнившее дно повозки, в том месте где стояла клетка. Придется менять однозначно, но это уже не сегодня, так же однозначно.
   Потом была традиционная тренировка второй половины дня. Легран стрелял в стену сарая и в результате сломал вторую стрелу. Но меня это не расстроило, стрелы делать новые все равно придется рано или поздно. А потом мы решили сходить на разведку, исследовать местность так сказать. Пройтись по деревне, понять что где, найти реку местную про которую раньше говорил староста. Себя показать и на людей посмотреть, не без того!
  
   Глава 13. День двенадцатый - день сороковой.
  
   С утра я решил побороть свою лень и начать настоящий "Курс Молодого Бойца" для себя с Леграном. Потому мы сначала отогнали лошадей на пастбище, познакомились с пацанами их охранявшими и направились назад. Причем приметы неспокойного времени чувствовались и в пацанах-пастухах, вооруженных короткими копьями с широкими наконечниками. От вооруженных бандитов пацаны ими не отобьются, но вот волков или еще какое мелкое хищное зверье можно отвадить.
   А по возвращении домой после лёгкого утреннего завтрака собственно и начался сам КМБ. Сначала была традиционная утренняя зарядка, а потом я начал вторую часть "Марлезонского балета". Навьючил я на себя полную выкладку, броню и оружие, на Леграна тоже и погнал его на кросс, пока небольшой. От нашего дома через всю деревню на другую её окраину. И назад, само собой бегом. Местные пейзане провожали нас взглядами, кто-то удивленно, кто-то со страхом, а староста так очень даже внимательно и понимающе. Но, видать, он разъяснительную работу среди местного населения провёл мощную, вслед нам никто не ругался и на встречу с дрекольем тем более не выскакивал, хотя было дело, плевались.
   Леграна кросс в полной выкладке пронял как следует, к дому он подбегал качаясь как пьяный и хватая воздух открытым ртом. Я впрочем, тоже выглядел не шибко лучше, язык чуть-ли не на плече, но в основном от перегрева, а не усталости. Тело у меня все-таки теперь было отличное и с хорошим потенциалом физического развития.
   И еще с огромным удивлением я понял, что вспотел как в бане, аж шерсть заблестела от пота. Причем, сырости на коже я не ощущал, весь пот от тела ушел и мокрым был только верхний стой шерсти. Как будто это не моя родная шерсть, а термобельё какое-то, оно тоже пот от тела отводит весьма эффективно.
   Вообще то, что я вспотел, было весьма неожиданно. Те же земные собак или кошки например не потеют, нету у них потовых желез нет и вся терморегуляция идёт с дыханием. Оттого в жару и язык вываленный и шумное дыхание пастью. Но на такую мелочь как потение отвлекаться сильно я не стал, не дав пацану завалиться на землю, стал его водить кругами по двору как лошадь после скачки, давая немного остыть и отдышатся.
   После этого, когда мы оба остыли, последовало мытьё припасённой вчера водой и быстрая стирка потных вещей, которые затем развесили на веревках, сохнуть. Легран-то сразу после этого переоделся в запасной комплект одежды, а я остался голым. Что, впрочем, при моём мехе особой проблемой не было, если бы мы были в лесу. Что блестяще и подтвердилось, комментариями о моём телосложении и размерах половых органов раздавшихся от забора.
   Во время нашей пробежки по деревне сначала в одну сторону, а потом в другую вслед увязалась детвора обоего пола. Которая теперь и комментировала "говорящего мохнатого зверя". Эти комментарии можно было и проигнорировать, но я не стал. И посмотрев внимательно на самого рьяного "комментатора", от чего тот немного смутился, и спросил этак невинно.
   - А тебе что, завидно? Свой даже на ощупь найти не можешь?
   Ответом на вопрос послужил громкий хохот всех остальных малолетних зрителей и красные уши жертвы вопроса. Вообще, как я заметил, быстрее всего в деревне ко мне в деревне стали привыкать дети. И они же меньше всего боялись меня. Пластичная детская психика, что тут скажешь. Легран тоже не упустил возможности покрасоваться перед местными пацанами, одел свою броню, взял лук и стал демонстративно тренироваться в стрельбе.
   Я подобному времяпрепровождению мешать не стал, а вооружился инструментами и в ожидании пока высохнет моя одежда, стал выламывать прогнившие доски из днища повозки. Деревенские пацаны воспользовавшись тем, что я не обращаю на них внимания сначала просочились во двор рассматривая все и вся. А потом и начали знакомиться с Леграном, я вполне мог послушать что они там говорят, уши мои подвижные для этого вполне подходили, но не стал. Хотя, и так было видно, что Легран хвастается бронёй и оружием, и своими "приключениями". Я его останавливать не стал, мозгов на то, чтобы не говорить лишнего у него вполне хватит.
   Так что к тому моменту как я выломал все прогнившие доски, а потом и осмотрел внимательно повозку со всех сторон, деревенские пацаны уже приволокли свои луки и теперь состязались в стрельбе по "скворечнику" в огороде. Меня это вполне устраивало, лучник я совершенно никакой, так что пусть Легран учится у местных умельцев.
   Лук у него правда был все таки намного лучше чем у пацанов, у них обычные цельно деревянные выструганные из одной палки, а у Леграна - рессорный. Собранный из деревянных планочек, на подобии рессоры, обмотанные шнуром крепко и с загибающимися в обратную сторону концами дуг. В общем упрощённый и удешевленный вариант составного композитного лука, зато его тетиву можно было снимать и натягивать в одиночку, без специальных приспособлений.
   Познания мои в области луков и арбалетов были достаточно ограниченны, но были. Сказывается огромная информационная насыщенность жизни жителей XX и XXI веков на Земле. Я ведь там, еще до приобретения своей "Сайги" успел купить арбалет и пострелять из него тоже, тайваньский "Man Kung 160TCR" с натяжением "плеч" в 95 фунтов, или по русский 43 килограмма, максимально разрешенное для "не являющихся метательным оружием" арбалетов по российским законам. И проштудировать одну замечательную книжку "Луки и арбалеты", рассказывающую об истории этих видов оружия. Так что теперь был в некоторой степени "в теме". Правда, потом я арбалет достаточно быстро продал, когда купил ружье, но это уже совершенно другая история.
   Скопировать этот самый "МК-160TCR" в деревенской кузнице однозначно не получится, композита достаточно гибкого для "плеч" нет, но вот переделать ложу и приклад, спусковой механизм моего трофея по типу конструкции XX века - это вполне реально. "Родная" конструкция спускового механизма трофейного арбалета мне совершенно не нравилась, громоздко и неудобно. С этими мыслями натянул я свою полусырую набедренную повязку, навьючил на себя железную дверку и остальные детали от разломанной клетки, взял в лапу трофейный арбалет и двинулся на поиски кузнеца.
   Кузнеца долго искать не пришлось, дольше пришлось идти до его кузницы, оказавшейся на околице деревни. Кузнец, здоровенный мощный мужик лет 30-35, причем с начисто бритым лицом и головой, встретил меня настороженно, но не враждебно. Как и его сыновья-молотобойцы лет 15-16, к которым лучше всего подходило слово "качок", но с умными лицами. Большие, весьма мускулистые, так что я на фоне этой троицы и не смотрюсь особо, и все лысо-бритые, прямо скинхеды!
   Общение наше сложилось вполне конструктивно. Кузнец был очень даже не прочь заработать на мне, ну а мне требовалась от него качественная работа. Так что о перековке принесенного мной металлолома в "плиту" для будущей печки договорились быстро. А вот потом, когда я заговорил о переделке арбалета - кузнец сначала отнёсся к моим идеям скептический. Правда, скептицизм его достаточно быстро улетучился, вряд ли мой ораторский талант помог, с моей-то корявой пока еще речью.
   Скорее всего, он просто оказался увлеченным своим делом мастером. Потому что, после моего пришлось мне углём на доске рисовать сначала описанный мной ему арбалет в общем виде, потом отдельно ложу с "щекой" и пистолетной рукояткой, а потом и конструкцию замка с ударно-спусковым механизмом. И конечно же объяснять работу механизма, а потом и по памяти чертить все его детали. И объяснять принцип макетирования деталей из дерева для проверки конструкции.
   А кузнец, хитрейший жучара, моментально просёк мою ценность как источника бесценной для этого времени информации по оружейной тематике. И потому по его приказу подмастерья во дворе кузницы на потёртом столе организовали обед, правда без выпивки, а мы все говорили и говорили. Причем незаметно перешли на "Ты" по его инициативе. И он очень умело старался вытянуть из меня всю известную мне практическую и теоретическую информацию по арбалетам.
   Я это дело впрочем довольно быстро просёк и поставил вопрос ребром в стиле - "А какая мне выгода тебе все это рассказывать?" Кузнеца почесал голову, представился - его звали Дарром, его сыновей впрочем точно так-же, только с приставками "Старший" и "Младший". Семейная традиция, однако! Ну и я конечно же представился, и объяснил что обозначает моё имя - Саблезубый. А потом, немного поторговавшись, мы пришли к некоторому консенсусу, а потом ударили по рукам.
   Попутно я выяснил, что семейка Дарров - местные "кузнечные магнаты", точно так-же как плотник со своей артелью - "магнат деревообработки и деревянного строительства", который "шабашил" по всей округе и одновременно торговал "строевым" лесом. Оба были монополистами в округе и жили за счет своей профессии, а не ковыряния в поле. Именно потому, что оба были мастерами, и крестьяне даже их соседних деревень предпочитали обращаться за услугами к ним, а не заводить своего кузнеца или плотника.
   Вообще, картина складываться начинала такая, что наш хитрый Староста в деревне сосредоточил мастеровых со всей округи. И в результате деревня наша стала местным центром, потому что в ней были профессиональные мастера нужные крестьянам. Весьма разумная и грамотная политика. Только вот никто не застрахован от неурожая, из-за чего наша деревня и оказалась в затруднительном положении. Из которого Староста и вывернулся за мой счёт, содрав немалую мзду. А вот что будет во время сбора подати в соседних деревнях, куда сорящие деньгами "доброхоты" не пришли... Ну ничего, уважения ко мне после этого у населения прибавится.
   Мы договорились, что мои "заказы" кузнец выполняет бесплатно и вне очереди, а от продажи оружия "моей конструкции" отстёгивает долю в 1/10. А я в свою очередь делюсь с ним теоретическими и практическими достижениями "своего народа". Кузнец решил, что я ему рассказываю про достижения Саблезубых. Я не стал переубеждать человека которому проще поверить в "королевство разумных прямоходящих кошаков", чем в планету людей у далёких звёзд.
   Потом мы продолжили интересную обоим дискуссию про арбалеты и их устройство. Я в кратком изложении пересказал прочитанную книгу, которую благодаря теперешней абсолютной памяти помнил наизусть. Дарр иногда спрашивал технические подробности и приходилось опять браться за уголь чтобы нарисовать на доске иллюстрацию своим словам. Заодно я по его реакции и ответным репликам выяснил уровень местного "арбалетостроения".
   Оказалось, что арбалеты в Мирренском Королевстве делают с замком типа "орех", причем даже без центральной оси, на которую эта деталь одевается и из-за чего она вылетает из гнезда иногда в самый неподходящий момент. Достаточно примитивная и неудобная конструкция. А вот "лук" арбалета, или более правильно по терминологии земных арбалетчиков и мастеров - "плечи", оказались довольно примитивными по земным меркам, цельно деревянные и "рессорного" типа.
   Не "композитные", а устроенные именно как рессора из деревянных планок, как на моём арбалете и луке Леграна. Дешево, сердито и достаточно массово. Арбалеты с луками с "композитными" дугами из дерева усиленного рогом и сухожилиями тут редки по причине своей дороговизны. А уж про стальные "плечи" для луков и арбалетов тут даже не мечтают еще. Нет тут стали нужного качества.
   Вот арбалеты и получаются, в общем-то, небольшой мощности. Килограмм по 40-60, что в свою очередь сказывается на удобстве их применения - можно натянуть со стременем руками. А уж про арбалеты с натяжением воротом тут и не слышал никто, потому что просто нету пока тут настолько мощных дуг, да и громоздки они, не говоря уже о цене просто огромной.
   Так что натяжение воротом тут есть только на крепостных баллистах, и то на них стоят не дуги, а торсионы как на древнеримских метательных машинах. Эти баллисты, впрочем, мирренцы уже догадались устанавливать на телеги. И использовать как полевую артиллерию. Но вот до специализированного колёсного лафета, типа как у зенитной пушки, обстрелом на 360 градусов, пока не додумались.
   Имеются у них тут и катапульты классического типа, торсионные, но используются пока только как осадные машины. Время окопов, блиндажей, ДОТ-ов и ДЗОТ-ов пока не пришло, и надобности в миномётах с бомбомётами кидающих заряды по навесной траектории в полевом бою пока никто не испытывает.
   После того, как я узнал все эти вот "интимные подробности" местного арбалетостроения - вспомнилась мне одна, высказанная в книге про луки и арбалеты, мысль. Вернее про их блочных собратьев. Которые бы пришлись очень ко двору именно со средневековым уровнем изготовления "плеч" с высокой жесткостью. Где система блоков могла существенно повысить эффективность арбалета удлиняя длину и рабочий ход тетивы, что позволило бы более эффективно использовать накопленную жесткими "плечами" энергию.
   "Покатал" я эту мысль так и этак в голове, подумал-подумал, да и предложил кузнецу с интересом разглядывающему мою задумчивую морду сделать следующее. Мой "трофейный" арбалет переделать, сделав ему нормальную ложу с прикладом и пистолетной рукояткой, и соответственно с новым замком со спусковым механизмом. А потом продать его на ярмарке например. Со всех сторон выгода - и кузнец потренируется новый замок для арбалета делать, и денег выручить можно будет.
   Ну а мне сделать новый арбалет, совершенно новой конструкции. Который будет мощнее местных конструкций и сразу с нормальными ложем с прикладом, и прочими частями. В том числе и прицелом нового типа. Глаза Дарра загорелись, я не забыв поторговаться и выторговав себе процент в 1/4 от дохода с продажи арбалета моей конструкции. Мы опять ударили по рукам, и я начал объяснять конструкцию своего будущего блочного арбалета...
   Вот в таком примерно "ключе" и пошли теперь наши деревенские будни. С утра кросс в полной выкладке и тренировки, потом дела всякие по хозяйству и не только. Причем, на четвертый день наших тренировок, Староста присоединился к нашему кроссу, и тоже в полной выкладке своей. На мою приподнятую бровь ухмыльнулся и сказал, что решил растрясти жир и показать пример своим подручным с которыми он тогда встретился со мной. И которых он через пару дней заставит бегать вместе с нами. И если надо - пинками, вспоминая свой опыт десятника королевского войска.
   Броня его оказалась получше моей и Леграна, "бригантина" с железными пластинами, шлем, поножи и наручи, наплечники. Не слишком тяжело, но и в то же время весьма приличная защита. Да и оружие его тоже было лучше нашего. Меч, небольшой круглый щит и к моему удивлению очень качественный композитный лук с накладками из рога и сухожилий, обмотанный берестой.
   Староста своё слово сдержал, и вскоре наша шумно топающая толпа в восемь рыл несущаяся в полной выкладке через деревню с веселым матерком стала привычной частью утреннего пейзажа. А после кросса были тренировки. Мою работу с пикой Староста признал удовлетворительной после пары спаррингов, а вот с мечом у меня было "ах" и "ох". Так что, после учебного боя на деревянных тренировочных мечах мне только и оставалось, что считать синяки. Даже сила и реакция не сильно спасали против мастерства профессионального наёмника.
   Но, Староста оказался хорошим учителем и вскоре я с Леграном начал постепенно делать успехи в фехтовании. У пацана стало весьма недурственно получаться и с луком. Поломал он правда половину стрел, но нашлись толковые наставники среди "потомственных деревенских браконьеров". И стрелять его учили, и стрелы делать тоже. Так что наша боевая подготовка стала прогрессировать.
   А вот "деревенское ополчение", мной отделанное в свое время в кустах... Я бы не сказал, что они были совсем "никто и ничто", но они были крестьянами. Которым надо будет защищать обоз по пути на ярмарку, а еще пуще с неё, когда будем возвращаться с деньгами. От крестьян решивших ограбить более удачливых путников с ярмарки они может быть и могли бы отбиваться какое-то время, но не более того.
   Староста даже не пытался учить их фехтованию на мечах, натаскивая их на бой короткими копьями-"пальмами", которые у них уже были. Были наверняка у них и луки, но они бы вряд ли пригодились против классической разбойничьей засады. Брони как таковой у них тоже не было, было что-то похожее на толстые "ватники" с нашитой поверх толстой кожей, в общем типичные средневековые деревенские ополченцы.
   Потому Староста очень скоро и заявил мне прямо, что он очень рассчитывает на меня с Леграном в качестве усиления охраны обоза на ярмарку и назад. Я своего не упустил и начал канючить в стиле "Сами мы не местные, люди мы бедные, даже шлемов не имеем..." В общем торг был не долог, но жарок. И в результате я смог у Старосты выторговать Леграну и себе шлемы. Хотя, было ясно что мне шлем надо ковать, человеческий совершенно не подойдёт под мою голову кошачью.
   Не были забыты и бытовые мелочи, нашел я в деревне и швею, которая за денежку малую сшила мне несколько комплектов одежды. В виде безрукавки-жилетки и "набедренной повязки" по типу моей самодельной. Только куда лучшего качества и с карманами. Не были забыты и штаны просторные не стесняющие движений, тоже с карманами и дыркой для хвоста. А в комплект к штанам и куртка из плотной ткани.
   А еще пошит был для меня забавный такой длинный просторный плащ из серой плотной ткани, типа "Мистер Смерть", с глубоким капюшоном и просторными рукавами. Который весьма удачно скрывал особенности моей нечеловеческой анатомии. Если не присматриваться и в капюшон специально не заглядывать. Правда, пришлось в комплект к нему шить и перчатки, маскирующие мохнатые лапы. Получилось стильно и таинственно, но ходить долго в нём было тяжко. Просто потому, что в нём было жарко! Я-то "зверек" судя по всем северный, мохнатости повышенной, но потерплю для пользы дела. Заодно та же швея подогнала и Леграну трофейные комплекты одежды. А потом пришлось еще заказывать обувь на нас обоих у кожевенника, который был по совместительству и шорником. И сёдла для наших лошадей с прочей сбруей...
   Траты, сплошные траты и расточительства! Но "пупырчатое земноводное" пришлось временно придавить и тратить деньги. Всё-таки "берцы" персонально придуманные для меня и с моим участием, да пошитые под мои нечеловеческие лапы своих денег стоили! И крестьянам я "примелькался". Во всяком случае, никто не плевался вслед, и прятаться перестали тоже. А дети же меня не боялись уже давно и прочно. Правда вот Староста пока со своей "беседой по душам" не спешил, да и я не особо рвался на "исповедь".
   Не были забыты мной и планы по строительству печки. Кузнец быстро выковал плиту железную для неё, а я с Леграном вместе экспериментировал с кирпичами. На которые пустили глину, выкопанную когда копали яму для "скворечника" и лежавшую кучей в нашем заросшем бурьяном огороде. Где-то с тридцатой попытки кирпичи стали получаться нужного качества, по крайней мере не лопались при обжиге, хотя и были пока еще слишком корявые. Но все эти корявые кирпичи тоже не пропали даром, мы использовали их, чтобы "обложить" ими сруб нашего дома по кругу для гидроизоляции, чтобы весной не подтапливало подпол дома. Заодно и "раствор" для кладки печки отработали.
   А потом была сложена печка, с конструкцией которой пришлось повозиться. Например пришлось обойтись без чугунных или железных колосников, пришлось придумывать и лепить глиняный, а потом его обжигать. Труба тоже была сделана из глины, по примеру канализационных керамических труб большого диаметра. Пришлось лепить и обжигать секции отдельно, а потом замазывать стыки глиной.
   В конце концов печка была закончена, раствор высох и мы торжественно развели в ней огонь. Труба обеспечила вполне приличную тягу, дым нигде не шел, все щели мы заранее замазали глиной. Испытания нашей печки прошли вполне удачно, на плите в котелке похлёбка сварилась вполне уверенно, тепло печка тоже хорошо давала для своего размера. "Деревенский телеграф" старосту известил о сём выдающемся событии чётко, так что пришел он как раз в разгар испытаний печки.
   Он так и просидел у нас до вечера, присматриваясь к этой полезной конструкции. А на следующий день, к моему удивлению, Староста заказал нам постройку такой же печки у него дома. Я воспользовался шансом и поторговавшись договорился, что за строительство печки с нами Староста рассчитается продуктами и кормом для лошадей на зиму. Мы ударили по рукам, и сразу после его ухода я с Леграном взялся за лопаты, надо было накопать в огороде еще глины заодно начав копать яму под будущий погреб. Или пруд, если будет лень возится с погребом.
   Кроме строительства печки на заказ мы отремонтировали нашу повозку, заменив выломанные гнилые доски, сделали дуги для тента, который и натянули на своё место. Не стояла на месте и работа кузнеца над переделкой моего "трофейного" арбалета. Пока он ковал детали замка и спускового механизма, я из хорошо просушенной ясеневой колоды вырезал ложе с прикладом, и пистолетную рукоятку, которую посадил на место в шип на костяной клей купленный в деревне.
   Потом, когда всё было готово, я с Дарром собрал арбалет, мы проверили все, особенно работу замка и его прочность. И только после этого натянули тетиву на плечи. Кузнец сделал железные детали замка и спускового механизма с запасом, да и ложе цельно деревянное получилось достаточно увесистым. Зато в результате арбалет получился прочным и надёжным.
   Замок нормально держал натянутую тетиву, а прикладом можно было при желании бить не хуже чем винтовочным, прочности и веса оружия вполне хватало для этого. Стрельбы тоже прошли вполне гладко, стрелы летели куда надо и достаточно точно. А главное - арбалет наконец-то был с удобным прикладом с пистолетной рукояткой и привычным спусковым крючком. Так что на радостях я расстрелял в мишень все наличные болты. Которые потом пришлось вырезать из дерева, раскалывая мишень клиньями. Чтобы не испортить болты, их наконечники глубоко вошли в дерево, в попытках их из него вырвать древки бы обламывались.
   А кузнец, убедившись, что мои идеи работают, сразу начал делать детали для моего будущего "блочного" арбалета. Отвлекался он от этого дела только на заказы Старосты, когда выковал для него железную плиту на печку и шлемы, один выковал для меня и второй для Леграна. И на этом запас железа у Дарра почти кончился, еле-еле хватило закончить металлические детали для моего арбалета...
   Не была мной забыта и верховая езда, к которой я с Леграном тренировался каждый день понемногу. Были и дежурства по охране деревенского стада, он дежурил днём с пацанами, а я с деревенскими мужиками ночью. Ночного зрения у меня особого так и не проявилось, но вот правильную организацию караулов в свою смену я устроил. Помогла тут моя "легенда" наёмника и старого друга Старосты, который в первый ночной караул вышел вместе со мной.
   Так что в мою смену, мужики деревенские не сидели всей толпой у костра, а по очереди стояли в парных секретах вдали от огня, чтобы не слепиться его светом. У костра грелась вторая смена, которой я дрыхнуть не давал впрочем тоже. И посты я проверял регулярно, после пары моих "уроков" на постах спать мужики отучились. По крайней мере при мне. Потому что пробуждение без оружия от мощного рыка в ухо - оно знаете ли впечатляет. Иногда до мокрых штанов. И никакого лапоприкладства!
   Промышлял я с Леграном и охотой. Куропатки и зайцы силками, однажды выследили и подстрелили оленя. Была и кабанья эпопея, которая меня отучила с ними связываться, по крайней мере малыми силами и без специального оружия, типа той же рогатины. Подстрелили мы удачно подсвинка, а потом спасались от разъярённых кабанов на дереве. Пришлось изловчиться Леграну и стрелять по ним с дерева, он потратил все стрелы, но двоих секачей смог завалить. Крепки на рану кабаны оказались и не сразу сдохли. Но после этого стая кабанов ушла. А мы разжились грудой мяса, большую часть которого впрочем сменяли в деревне на картошку с другими овощами длительного хранения. Шкуры кабаньи, как и шкурки заячьи, да даже перья куропаток мы тоже в деревне меняли на полезные нам вещи. Впрочем, себя не обидели тоже, заячью шапку Леграну справили, да и на постель шкур хватило.
   В общем быт наш наладился вполне и все намеченные мной планы исполнялись без особых проблем. Староста тоже не обманул и "документ" привез вовремя, как и обещал. Я тоже расплатился за "свиток" окончательно, как договаривались, а потом начал учиться у Старосты местной письменной грамоте. Пригодится "бумажки" читать всякие. Вот так за делами незаметно подошел конец лета, крестьяне собрали урожай и пришло время ехать на осеннюю ярмарку...
  
   Глава 14. День сорок первый.
  
   Вот так вот за делами незаметно подошло время отправляться на Осеннюю Ярмарку. Как я и договаривался со Старостой, мужики пришли за моим фургоном приведя свою лошадь, запрягли её и увели его под погрузку. Деревенские везли на Ярмарку зерно и овощи, живую птицу и прочее продовольствие, чтобы вернутся назад с деньгами для уплаты податей и "городскими товарами" ремесленников купленными там же. Ну и конечно соль, куда без неё.
   Соль очень важный продукт, особенно в средневековье. Когда кроме неё и нет никаких других консервантов. Без соли нельзя сделать солонину и даже вяленное без соли мясо хранится меньший срок. А это значит, что без достаточного количества соли нельзя заготовить запас мяса на зиму, или припасы для войска. В результате она превращается в стратегический товар, даже без учета трудности с её добычей и транспортировкой. Когда караваны, везущие соль, должны проходить долгий и опасный путь в тысячи километров, это отражается на её цене в сторону увеличения.
   Со Старостой и Леграном я обсудил поездку на Ярмарку заранее. Дорога туда наверняка будет спокойной, у крестьян денег нет, а связываться с телегами нагруженными продуктами бандиты наверняка не станут. Чтобы потом не мучатся с их реализацией. А вот на обратном пути, с Ярмарки, нападение бандитов будет наверняка. Причем не обязательно профессиональных разбойников, могут напасть и обычные крестьяне. Которые из-за неурожая не смогли собрать нужное количество денег для податей и решили ограбить более удачливых коллег.
   Впрочем, они напасть могут и по дороге туда, чтобы, продав добычу собрать деньги для сборщиков подати. Из этого следует, что надо ухо держать востро как по дороге на Ярмарку, а назад еще пуще прежнего. Потому двигаться будем в полной боевой выкладке и готовности, с оружием в руках и внимательно глядя по сторонам. Как "трактористы" в колонне на "броне" в одних недружелюбных горах на планете Земля... Хорошо хоть тут до фугасов на деревьях и пулеметов еще не додумались!
   Если сказать честно, я чувствовал перед поездкой на Ярмарку мандраж, как салага перед первым боем. Хотя, казалось бы все готово, что можно было подготовить заранее. Снаряжение - подогнано и "разношено", оружие - Староста выделил мне меч из своих запасов и с которым я тренировался под его руководством, арбалет - переделан и пристрелян, даже мой "маскировочный балахон" готов и есть "свиток" привезенный Старостой из города, с печатью... А вот все равно потряхивает, хоть ты тресни!
   Я нервно бродил по нашему двору туда сюда, дергался и взрыкивая раздраженно, пнул слегка дверь сарая, опершись на неё ладонями... А потом внезапно мне вспомнился эпизод из фильма "Миссия Серенити", где космический корабль под красивую музыку начинает входить в атмосферу... И внезапно весь мандраж как рукой сняло! Вообще, этот эпизод по моему мнению совершенно гениален, только вот корабль "SERENITY" - такое "уёжище"! Но эпизод все равно гениальный! Вот так я и стоял закрыв глаза и глупо улыбаясь до ушей, а перед глазами разворачивался эпизод из фильма виденного еще "в прошлой жизни"...
   Видеоряд из фильма перед глазами был настолько четок и ярок, что я мысленным усилием остановил "изображение" перед глазами, а потом "повернул" корабль перед мысленным взором в другой ракурс. Как будто это не образ в моей памяти, а трёхмерная модель в программе моделирования. И у меня получилось! С удивлением и восхищением я повертел "модель" корабля пред глазами забавляясь и пытаясь понять, как же это вышло.
   С этими мыслями я уселся на лавочке, и прикрыв глаза стал вспоминать фильм дальше, мысленно промотав его перед глазами. И понял что помню его во всех подробностях. А "трехмерная модель" кораблика появилась, потому что в фильме он был показан со всех ракурсов, ну а дальше эти ракурсы в трёхмерную структуру как-то собрал мой мозг. Система трёхмерного моделирования и с сечениями деталей в голове - а ведь это замечательно! Жаль конечно, что не настоящий САПР, со встроенным расчетом "сопромата", но и то что есть - очень даже полезно!
   Забавляясь со своими новыми возможностями, сидя на лавочке с довольной улыбкой и закрытыми глазами, я понял еще одну вещь про свой мозг. Оказывается, у меня теперь абсолютная память. Не напрягаясь, получилось вспомнить любой прочитанный текст или виденный фильм. С фотографической точностью. В общем, появились новые вопросы, про себя любимого. Это обычные способности моего вида? Или последствия "записи" человеческой памяти в черепушку? Или может быть у меня в голове сидит биологический или электронный компьютер со ставшими частично доступными мне функциями? Вопросы, опять вопросы и пока никаких ясных ответов!
   Потом я еще немного поэкспериментировал со своей открывшейся способностью к "трёхмерному моделированию". Наверное, это и не такая уж особенность, особенно для инженеров или профессиональных чертёжников. Но мои познания и опыт ограничивались школьным курсом черчения деталей в трёх стандартных проекциях с оформление чертежей еще по советскому ГОСТу, да простенькими деталями изготовленными в школьной мастерской. Так что для меня новые возможности - были прорывом.
   Впрочем, долго забавляться с трёхмерным моделированием деталей в уме у меня не получилось. Оторвала проза жизни, в лице кузнеца явившегося, чтобы похвастаться законченным блочным арбалетом. Я ему очень обрадовался, осмотрел со всех сторон, оценил качество работы кузнеца, который постарался на славу. Качество исполнения было почти ювелирным. Так что я почти бегом соорудил из обрезков досок мишень, прислонил её к стене сарая и начали испытывали новый арбалет.
   Замок и спусковой механизм работали идеально, ролики блоков тоже проворачивались на своих полированных осях синхронно и не клинили, тросики свободно скользили в прорези ложа арбалета посылая болт в мишень, приклад удобно ложился в плече, а пистолетная рукоятка в лапу. Ну и регулируемый секторный прицел и рамка с мушкой, оказались именно такими, как я хотел. Так что, испытания мудреного арбалетного механизма переросли в пристрелку прицела, и в азарте мы всадили все болты в мишень.
   А когда стали раскалывать куски досок, из которых была сооружена мишень, чтобы вынуть болты, то смогли наглядно оценить преимущества блочной системы. Болты вошли в дерево заметно глубже, чем у "трофейного" арбалета, при примерно равном усилии натяжения. Которое позволяло натягивать новый "блочный" арбалет руками используя стремя, не ворот или систему блоков.
   Я искренне поблагодарил кузнеца за такое замечательно оружие. Дарр конечно сделал вид, мол не за что, но видно было что мастеру приятна похвала. А я решил ковать железо, пока оно горячо и озадачил кузнеца заказом на новую броню для себя. Кожаный панцирь с деревянными пластинами это конечно хорошо, но я бы предпочёл пластины заменить кованными металлическими. Конечно, получится тяжелее, но и защита лучше при сохранении прежнего вида.
   Дарр почесал голову, прикинул что-то на пальцах рассмотрев и ощупав принесенную мной броню. А потом заявил, что ему придётся ехать на Ярмарку и покупать железо с бронзой, чтобы выполнить мой заказ, его запасы просто кончились. И добавил, что собирается за зиму сделать несколько арбалетов на продажу.
   Моей блочной системы, на что я сразу среагировал и сказал чтобы прицелы моей конструкции на них не стояли! Кузнец улыбнулся и успокоил меня, сказав, что и не собирался их делать. Слишком сложно и долго делать. И слишком непривычно выглядит, покупатели не поймут зачем эти "украшения". В отличии от резьбы и гравировки на ложах. Я отдал кузнецу переделанный "трофейный" арбалет и на том мы расстались довольные друг другом.
   После этого я кликнул Леграна и мы стали проверять седла и сбрую своих лошадей, на которых и поедем на ярмарку верхом. Потом собирали содержимое седельных сумок, из расчета продуктов на три дня и ночевки под открытым небом. Очередной раз проверили все снаряжение и оружие, обсудили в который раз порядок действий при нападении на обоз. В общем, убивали время как могли, до самого вечера.
   А вечером сходили до деревенского стада за своими лошадьми, которые за прошедшее время отъёлись на сочной траве, были несколько раз вымыты и вычесаны. И в результате теперь были намного красивее и ухоженнее чем при первом знакомстве. Отвели мы их домой, поставили в сарай в денники. Легран, вооружившись косой, накосил лошадям травы в огороде. А я принёс воды и налил в поилки, погладил четвероногих скотин отъёвшихся на вольном выпасе, улыбнулся и вышел из сарая. Деревенская идиллия, блин! Прямо как в том куплете - "Хорошо в деревне летом, пристаёт говно к штиблетам!"
   Потом было приготовление ужина, питие местного варианта "чая" с половиной ложки мёда, который был достаточно дорогим продуктом. Но и тут мои "знания из будущего" помогли. Деревенский бортник с интересом отнёсся к идее ульев, "принудительном" заселении в них роёв пчёл и вообще к всему, что я рассказал ему о пчеловодстве. Идея была проверена и оказалась рабочей.
   В результате совсем недавно бортник презентовал мне здоровый горшок мёда и пару килограмм воска. Из которого я повозившись смог налепить грубых но вполне функциональных свечек. И благодаря моим знаниям мы теперь пили чай с мёдом, а бортник следующей весной основательно расширит свою пасеку. Разводить пчел целенаправленно и обеспечивать им "места жительства", вместо долгого и трудного поиска диких роёв в лесу в дуплах, а потом кучи проблем с добыванием мёда, намного удобнее и продуктивнее.
   Но в конце концов чай был выпит, дрова в печке прогорели нагрев кирпичи дающие приятное сухое тепло, пришло время завалиться стать. Что я с удовольствием и сделал, вставать завтра перед рассветом, надо успеть выспаться. А Легран сам разберется, спать ему сегодня или к своим подружкам на ночь умотать. Дело молодое, для кобеля и семь вёрст не крюк. У него подружки есть в деревне, и не одна, он же самый "романтичный" и "богатый" парень на деревне. Вот и пользуется к взаимному удовольствию. На этой позитивной ноте я и заснул.
  
   Глава 15. День сорок второй - день сорок третий.
  
   Проснулся я на рассвете, когда мои чуткие уши услышали привычный многоголосый ор деревенских петухов. Петухов, которые птицы, с крыльями и перьями. Легран сладко дрых в своей кровати, но я эту идиллию зверски нарушил, стянув с него одеяло и привычно рявкнув в голос. Парень привычно подскочил, привычно ругнулся в адрес "мохнатой заразы, которая спать не даёт" и поплёлся на улицу умываться. Я двинулся следом, улыбаясь и потягиваясь, зевая во всю свою пасть.
   После умывания мы быстро оделись, слегка перекусили, оседлали лошадей и навьючили на них седельные сумки с собранными припасами. Потом одели броню, пристегнули оружие, уже привычно попрыгали, проверяя как всё сидит и не бренчит ли чего. Легран улыбнулся и показал большой палец, я ответил, и, взяв лошадей в поводу, мы двинулись к дому Старосты.
   Где и сформировалась колонна из фургонов с телегами, уже загруженным товарами на продажу. Одна телега была набита корзинами, в которых квохтали куры, остальные были загружены корзинами с картошкой, овощами, мешками с зерном. Всего я насчитал четыре фургона, считая один свой и два "бывших", да шесть телег. На которых товар был прикрыт рогожей.
   К моему удивлению, оказалось, что четвертый фургон принадлежал кузнецу, который и сидел на его козлах вместе со своим старшим сыном. Староста был верхом, как и я с Леграном, а вот его "подручные" экипированные куда беднее нас - в какие-то стёганки, слегка укреплённые нашитой кожей, разместились на телегах "третьим номером" на задах. Впрочем, и возницы со своими вторыми номерами были не беззащитны, топоры, копья-"пальмы", несколько охотничьих луков, но никакой брони, даже самой лёгкой.
   Получалось, что основная ударная сила колонны - это Староста, я и Легран. Причём Староста, вспомнив своё наёмничье прошлое, был экипирован лучше всех. Кольчуга, шлем, меч, копьё небольшое, небольшой щит у седла. В общем, теперь стало понятно, почему Староста так легко и с радостью согласился на все мои предложения. И почему потом никто не пытался дверь в хату подпереть снаружи и красного петуха пустить.
   Мы оказались нужны Старосте, который все мгновенно просчитал, хитрый жук. Особенно то, что понадобятся настоящие бойцы в этом году для поездки на Ярмарку, а не увальни деревенские типа Кабана. Ну а раз так, то так тому и быть. Все равно все к моей с Леграном выгоде обернулось. И даже свиток теперь у меня был, пускай и не "железобетонный карт-бланш", но все-таки весомая бумага для дорожных застав и стражников на воротах.
   Кстати, сам свиток в специальном водонепроницаемом кожаном чехле, вместе с моим "маскировочным плащиком" лежал в седельной суме на самом дне. Надо было не забыть его одеть при приближении к месту проведения Ярмарки, чтобы особо не светить свою приметную мохнатую шкуру и клыкастую морду лица. Лучше быть не публичным и не известным широким массам общественности, учитывая время в котором я проживаю. В конце концов, мне пока не нужна слава "Великого Мага и Чародея Графа Калиостро".
   А пока мы стояли в сторонке и наблюдали за цирком под названием "формирование колонны". Староста носился как ужаленный туда-сюда вдоль колонны, внушал что-то возницам, подгонял отставших, раздавал подзатыльники. Но в конце концов все было готово и вскочив на коня он махнул рукой, возница первого фургона взмахнул вожжами шлепая лошадь по крупу, заскрипел трогаясь фургон, за ним второй, третий, четвертый, потом телеги. И мы конечно тоже "тронулись" вскочив в сёдла и двигаясь где-то примерно по середине колонны.
   Вот так началось наше "великое путешествие на Ярмарку". Колонна наша выдвинулась из деревни и следуя по дороге прошла мимо уже убранных крестьянских полей. Дорога вышла к реке, которую мы перешли по небольшому деревянному мосту по очереди, а за мостом протянувшись по лугу исчезала в лесу. Дорога была не шибко наезженной, две колеи прокатанные в траве. Земля была утоптанной и твердой, но пыли не было. Что не могло не радовать.
   Я чуял, что пылища еще будет, на основной дороге, по которой ездят много и часто. Дождя не было уже с неделю, так что всю засохшую грязь давно размололи в пыль путники. Не завидую я возницам задних повозок, не завидую, и сам в этом пылевом облаке ехать не стану точно, нема дурных! Не охота покрыться толстым-толстым слоем пыли, легко превращающимся в грязь, особенно с моим мехом это было "приятно". Но пока мы двигались по лесной дороге, и проблем с пылью еще не было.
   Лес по сторонам от дороги был уже с привычными по деревенской жизни деревьями и подлеском, бандиты не нападали, как и дикие звери. И я немного расслабился, но на всякий случай положив меч поперек седла так чтобы его можно было схватить и отмахнутся в любой момент от опасности. Легран ехал рядом и по моему примеру сделал то же самое. Ехали мы почти шагом, солнце особо не припекало через кроны деревьев почти смыкающиеся над дорогой. В общем, все было просто прекрасно.
   Идиллия длилась долго, с час где-то. Пока откуда-то сверху не раздалось шипение и в мой сторону не полетело что-то длинное змеевидное с цветастой радужной чешуёй и кожистыми крылатыми как у летучей мыши не менее цветастой расцветки. Как только моё сознание ухватило эти особенности летающего гада, я резким толчком в плече выкинул Леграна из седла. Отмахнулся от летающей твари подхваченным мечом и сам мгновенно кувыркнулся с лошади, покрывшись холодным потом с мыслью.
   - "Только бы сука не плюнула! Только бы не успела плюнуть!!!"
   Гадская летающая тварь увернувшись от моего взмаха резко взмыла в воздух и прибавив ходу пролетев над дорогой скрылась где-то в лесу. А я встал под ошарашенными взглядами возниц и стал отряхиваться, слушая матюги Леграна. И еще я вспомнил, с чего случилась со мной такая паника. Эта летающая змея очень точно соответствовала описанию "миниатюрного дракона" с Аласпина из одной когда-то прочитанной научно-фантастической книги. Причем тот "миниатюрный дракон" очень ловко плевался смертельным нервно-паралитическим ядом контактного действия.
   Староста мигом среагировал на заминку в движении колонны и примчался на всех парах готовый к бою с мечом в руке. Посмотрев на меня, он явно удивился, прочитав по моему облику эмоции. Но, убедившись, что все в порядке, махнув рукой приказывая продолжить движение. И замер рядом конной статуей, ожидая пояснений. Легран уже успел встать и потира ушиб первым прокомментировал происшествие.
   - Саблезубый "радужника" испугался, меня с лошади сшиб и сам свалился. - Сказал пацан улыбаясь. - А в прошлый раз он "змеерыбу" испугался и отпрыгнул от ручья как пчелой в задницу ужаленный.
   - Ты бы тоже испугался. - Ворчливо ответил я, подобрав уроненный меч и вскакивая назад в седло. - У меня на родине точно такая же тварь, радужная змея с крыльями, живущая в жарких странах способна убить любое живое существо одним плевком своего яда. Попадание даже самой маленькой капельки которого на кожу смертельно. И умирать от него очень больно и достаточно долго.
   - Ну, наш "радужник" ядом не плюётся, к счастью. Только кусается зараза больно и потом укус опухает. Да и сам он редкая тварь. - Отозвался Староста глядя на меня с интересом в глазах и добавил задумчиво. - Хотя ты совершенно правильно его описал, змея с крыльями. Надеюсь наши "радужники" ядом плеваться не начнут, особенно таким страшным как ты сказал...
   На этой оптимистичной ноте Староста развернул своего коня и толкнув пятками в бока ускакал в голову колонны, а я кивнул Леграну и мы поехали догонять уже прошедшую мимо нас колонну. А у меня в голове роились мысли.
   - Я видел прототип гоа'улда из "Звездных Врат", Аласпинского "миниатюрного дракона" из Алан Дин Фостеровского "Тар-Айимский Кранг", обе твари соответствуют описанию в кино и в книге. - Думал я. - Что я могу увидеть следующее? И насколько оно может оказаться опасным? "Чужой?" Или еще что-то более опасное? Мне просто повезло что "змеерыба" и "радужник" оказались совершенно безобидными тварями. А если в следующий раз новая тварь окажется еще опасней, чем описано в книге или в фильме?
   - И в конце концов почему авторы фантастики смогли так точно отписать этих тварей которые оказались вполне реальными на этой планете? Так не бывает! - Покачиваясь в седле, продолжал я размышления. - Уж не окажутся ли реальными "серые человечки", которых мусолит земна "желтая пресса" не один год?
   С такими веселыми мыслями я пришпорил пятками свою лошадь. Быстро догнал колонну и занял привычное уже место за вторым фургоном. Легран немного отстав, пристроившись рядом с возницей третьего фургона, молодым парнем его возраста и они стали что-то обсуждать временами довольно громко смесь.
   Судя по тому, что Легран показывал на меня рукой, это паршивец рассказывал про мое знакомство со "змеерыбой", а потом и "радужником". Меня впрочем, подобный рассказ о моей персоне не напрягал совершенно. Пускай крестьяне смотрят на меня с юмором и усмешкой, а не с затаённым опасением. Так что, пусть повеселятся парни, заодно создавая выгодное мне общественное мнение.
   А дорога ложилась под копыта наших лошадей и колёса фургонов с телегами. Ничего значительного больше не происходило, из кустов никто не нападал, ни звери ни люди. Путники не встречались пока тоже, только лесная дорога часа через три влилась в какой-то крупный и интенсивно использующийся тракт. По крайней мере об этом говорило то, как он был разбит колёсами и копытами.
   Вот тут то и сбылись мои опасения насчёт пыли. За первыми двум фургонами она еще не сильно вилась, а вот хвост колонны уже скрывался в пыльной завесе целиком. Пришлось пришпорить свою лошадь пятками, и обогнав колонну, пристроившись за Старостой. Легран последовал моему примеру. Теперь перед колонной ехала наша троица, самым опасным и воинственным выглядел Староста, а самым колоритным, конечно же я. Со своей клыкастой улыбочкой, когтистыми лапами и мохнатостью голубого колёра, выглядывающей из под одежды и брони.
   По этому тракту, к которому иногда подходили и другие лесные дороги, мы и ехали до самого вечера без остановок, но не торопясь. Перекусывали прямо на ходу, в седле в сухомятку хлебом с вяленым мясом, запивая кипяченой водой из фляг. Возницы в фургонах и на телегах тоже что-то жевали на ходу как и мы. Пару раз даже кто-то из возниц соскакивал на обочину отлить, а то и посидеть в задумчивости, чтобы потом догонять пешком.
   На встречу нашей колонне встретилось две группы конных путников в три-четыре человека, которые откровенно пялились на меня с отвисшими челюстями и выпученными глазами. Но попыток нападения или даже заговорить не было. Вдогонку нам никого не попалось, как и в одиночку тоже. Исторический период не располагал к путешествию в одиночку совсем.
   Кроме путников встретилось и два деревянных моста над небольшими реками, по которым мы переезжали на другой берег без всяких проблем. Что меня удивило, так это то, что перед мостами не стояло КПП и никто пошлину за проезд не собирал. В отличие от земного Средневековья, где сбор денег за проезд по мосту людьми местного феодала был обычным делом, а не желающих платить часто вешали под тем же мостом.
   Солнце наступил вечер и Староста, уже не первый раз ездивший этим маршрутом начал что-то высматривать по левой стороне дороги. А потом махнул рукой, как только появился просвет в лесу, наша колонна свернула с дороги по наезженному съезду и вскоре фургоны с телегами были выстроены в круг, а потом еще и связали веревками, чтобы нельзя было раскатить руками. Это построение мне напомнило прочитанное когда-то о средневековых "вагенбургах" и защитном построении фургонов переселенцев на Диком Западе.
   В центре кольца был разведен костёр, дрова для которого собирали в лесу вокруг поляны, заодно и свалили удачно попавшийся сухостой. Лошадей распрягли и расседлали, а потом отпустили пастись на поляне. По моим прикидкам мы так отмахали за сегодня километров с тридцать, а впереди предстояло еще два дня пути.
   Подошедший Староста попросил меня присмотреть ночью за постами. Он помнил, как я во время дежурства по охране деревенского стада реорганизовал караульную службу. И как боролся с привычкой спать на посту. Вот и придётся теперь заняться тем, в чем себя уже успел показать. Хотя караулами я бы по любому занялся, как-то не хочется, чтобы прирезали во сне из-за дурака уснувшего на посту.
   Я устроился под своим фургоном, расстелив одеяла, скомандовал парню сделать на нас двоих завтрак и пошел осмотреть окрестности лагеря. Надо было выбрать места для парных постов, прикинуть как на нас могут напасть, да и просто размять лапы после дня в седле. В караульные я планировал назначить подручных Старосты, которые были более подготовленными и ответственными чем остальные крестьяне. В принципе, можно было положиться и на кузнеца с сыном, но подготовки у них не было никакой.
   Когда я вернулся с разведки местности, Легран уже ел свою порцию похлёбки, сидя на седле и привалившись спиной к колесу фургона. Я устроился рядом и тоже приступил к трапезе. Под конец которой подошел Староста, уже снявший броню, но не свой меч. Его интересовало мое мнение насчет расстановки постов и ночного дежурства.
   Пришлось высказывать своё соображение на этот счёт. Два парных поста в противоположных сторонах полны за пределом круга света от костра, чтобы не подсвечивало и не слепило. Дежурить будем все, староста со своими пятью подручными и я с Леграном. Каждая пара по два часа. Пары со мной и Старостой будут стоять в карауле "собачью вахту" перед рассветом как самые опытные и в самое опасное время. На том и порешили.
   За разговорами быстро стемнело, и я завалился спать, на своём месте под фургоном. Легран не стал тянуть кота за яйца, помня о смене, и тоже завалился спать рядом на своём одеяле укрывшись вторым. Ночь прошла спокойно, никто на нас не нападал, и даже в лесу звери не слишком шумели. Хотя пару раз я просыпался от каких-то шумов настороживших мое подсознание. Пока меня не разбудил Староста, пора было заступать в нашу смену.
   Делать было нечего, пришлось растолкать Леграна и идти сменять пару часовых. Те не спали, что впрочем, было вполне ожидаемо. Спать в карауле часовых я отучил еще летом, устраивая жесткие "побудки". Да и опасность нападения была вполне реальной. Сменившиеся часовые отправились спать, а я с Леграном занял пост немного в стороне от того места, где раньше была пара часовых.
   В ночном лесу в карауле главное чувство для обнаружения противника - это слух. Если конечно у караульного нет приборов инфракрасного видения, датчиков системы технического контроля или подсветки мощным прожектором. У нас всего этого не было, так что приходилось старательно вслушиваться в звуки ночного леса ёжась от прохлады.
   Правда, тут у меня было преимущество, с моими подвижными ушами и более острым слухом. А вот острого ночного зрения у меня не было, в отличии от земных кошачьи. Ночью я видел примерно как обычный человек и даже наверное немного хуже. Сказывалась более яркая родная звезда планеты моего вида и смещение остроты зрения в сторону ультрафиолета. Впрочем на моё теперешнее тело грех было жаловаться, вполне достойна мохнатая "тушка".
   И вот наконец наступил рассвет, во всей его красе и величии. Сначала посветлел небосвод, потом появился краешек диска Солара. Именно так называли люди местную звезду, а местный аналог Луны, который был то ли меньше в размерах, то ли дальше от планеты звали Селлой. Что очень даже перекликалось с Солнцем и Селеной-Луной, указывая что какая-то связь с Землей есть. Или местные люди потомки одичавших переселенцев родом с Земли, или я тут землянин далеко не первый.
   Наконец солнце взошло и наша смена наконец кончилась, можно было вернуться в лагерь, поесть горячего и собираться в путь. Пока Легран разогревал вчерашнюю похлёбку на завтрак, я собирал вещи складывая в седельные сумки, свёртывая нашу "лёжку" под фургоном. Потом мы быстро поели, сходили отлить и начали седлать наших лошадей.
   По умному, лошадей бы стоило напоить, но рядом воды не наблюдалось, а в мехах её было только на людей. Наших лошадей мы напоим в любом случае, у первой же речки, ручья или пруда. С этим вопросом я и подошел к Старосте, на что он с улыбкой ответил, что для такого случая есть пара вёдер. И возницы лошадей напоят около первого же источника воды. Ответ меня успокоил, лошадей жаждой мучить не станут. Значит, темп движения не упадёт.
   Фургоны и телеги были расцеплены, лошади запряжены, и колонна прежним порядком двинулась по дороге дальше. Впереди трое конных, потом фургоны и следом телеги. Правда в отличии от первого дня, сегодня наша колонна затормозила у ручья, который дорога пересекала в брод. Из него мы и напоили наших лошадей, а потом двинулись дальше.
   Тракт постепенно стал еще более разбитым чем раньше, в него стали вливаться второстепенные достаточно крупные дороги. Да и путников на встречу стало попадаться больше чем вчера. Первым попался какой-то мелкий феодал, судя по богатому снаряжению, со своей свитой из трёх конных воинов. Правда, экипированных похуже чем Староста, но получше чем я с Леграном. Кроме трёх воинов с ним были и двое слуг вообще без оружия, ведущих в поводу заводных лошадей с какими-то тюками.
   Арбалетов ни луков у них не было, так что выпученные на меня глаза, отвисшие челюсти и руки, инстинктивно ухватившиеся за рукоятки мечей, быстро сменились откровенно завистливыми взглядами. Когда феодал и его воины увидели сначала лук Леграна, а потом и мой арбалет откровенно странной для ни конструкции. Но заговорить никто из них со мной не рискнул.
   И повели они себя на удивление, не попёрли по середине дороги "сгоняя быдло на обочину" как поступил бы земной феодал, а сам проехали по обочине мимо нашего конвоя не останавливаясь. Толи мой вид ошарашил до глубины души, то-ли поостереглись связываться с тремя конными воинами один из которых с арбалетом, а может просто были не такими чванливыми как я думал. В общем, мы разъехались без эксцессов.
   Потом на нашем пути попался очередной мост, на этот раз через большую реку, более капитальный, хотя тоже из дерева. И застава "Дорожной Стражи" при нём. Вот тут пришлось Старосте спешиваться и говорить со старшим караульной смены, вышедшим из будки рядом с вполне привычным шлагбаумом перекрывающим въезд на мост.
   Мои уши позволили легко подслушать разговор. Староста поздоровался со своим старым знакомым, поговорили немного "за жизнь", о том что едем мы все на ярмарку и так далее. Вопрос коснулся и меня, но после слов Старосты, что у меня есть "свиток, и что он за меня ручается, тема сразу заглохла.
   Правда пришлось подъехать по жесту Старосты и дать свиток десятнику "Дорожной Стражи". Тот посмотрел печати со шнурками, пропущенными через проколотые в пергаменте дырочки, шевеля губами прочитал свиток и отдал мне не пожелав счастливого пути. Правда пришлось по жесту старосты "пожертвовать" пару медяков десятнику "на ремонт моста" за себя с Леграном.
   Это была чистой воды взятка, ключевые мосты и дороги поддерживались в порядке за счет казны Мирренского королевства. А мосты местного значения ремонтировали ближайшие местные поселения, сами в них заинтересованные. Но размеры взятки были небольшими, "Дорожная Стража" норму свою знала и не наглела.
   Впрочем, учитывая, что и с возниц "местные гаёныши" тоже по паре медяков сшибли - как минимум на пиво они себе только с нас вполне успешно наварились. Но такой низкий уровень поборов, не шел ни в какое сравнение с поборами, которые были в средневековье на Земле. Как и полное отсутствие на дороге "сборщиков дани" от местных феодалов. Что было очень удивительно.
   После моста до вечера особых приключений не было. Встретилось еще две группки путников, по шесть-семь человек с копьями-"пальмами" и топорами даже без стёганок на откровенно дешевых лошадях. Ну и уже под вечер впереди кто-то закопошился в кустах, но на нас нападать не рискнули, если это конечно была бандитская засада. Могли и от нас прятаться испугавшись. Староста проверять не полез, да и я тоже. Только арбалет взвёл и зарядил на всякий случай. Но обошлось к моему удовольствию.
   Последним приключением на сегодня был постоялый двор. О том, что мы к нему подъезжаем Староста меня предупредил заранее и посоветовал одеть мой плащ. Чтобы не пугать людей своим хищным видом, а то мало ли что. Пришлось останавливаться, съехав на обочину, доставать и одевать "маскировочный" плащ и догонять колонну.
   Догнал я её, как раз когда стал виден постоялый двор. Его можно было обозвать и таверной, а то и корчмой. В общем, от названия суть явления не изменяется. Выглядело оно в данном случае так. Большущая поляна, вырубленная в лесу около дороги, на краю - пруд. Около дороги - здоровый двухэтажный дом с пристроенной к нему конюшней, коновязь и бревенчатый частокол вокруг всех построек и двора.
   В обычное время путники останавливались на постоялом дворе, места там хватало с избытком. Но по случаю Ярмарки это было совсем не так. Потому что со всех окрестных деревень крестьяне точно так же как и с нашей двинулись на Ярмарку, продавать урожай. В результате постоялый двор был забит под завязку, как и поляна рядом с ним. Так что нам пришлось пристраиваться с краю поляны.
   Было неудобней, чем в прошлый раз из-за скученности, но зато опасность нападения свелась к минимуму, и вода была рядом. А еще все окрестные кусты оказались засраны. Я едва не вляпался, когда пошел отлить. Ну и конечно крестьяне из других "караванов" смотрели на меня с подозрением - странный тип в плаще, из под которого невидно его лица. Подозрительный какой-то.
   Никто близко из чужих впрочем не лез, так что я с Леграном привычно устроился под фургоном. Убедившись для начала, что там нет никаких "кучек" в траве. А потом сходив за водой к пруду сначала кипятили её для питья, потому что большие у меня подозрения были в плане очень возможного поноса после питья её сырой. Мне то что, не человек, а вот Леграну только дизентерии не хватало для полного счастья. Что я ему успел объяснить давным-давно, еще когда прививал правила личной гигиены.
   Промыв горячей водой фляги мы залили их остывшей кипячёной и наконец занялись приготовлением ужина из своих припасов. Идти на постоялый двор мне совершенно не хотелось. Слишком устал я сегодня, чтобы еще и искать приключения на свою мохнатую задницу среди пьяных посетителей таверны. Наконец похлебка наша сварилась и уже привычно усевшись на сёдлах мы принялись есть. И уже привычно под конец трапезы подошел Староста.
   Разговор уже привычно зашел о карауле. Только теперь он нужен был для защиты от конокрадов, а не как предупреждение о возможном нападении. Народу тут собралось много, все всех знать не могли, а тем более пересчитать. Так что, проснуться утром и не досчитаться пары-тройки лошадей, можно было легко. И опять я как самый опытный должен был стоять "собачью вахту", правда, теперь вместе со Старостой. Легран мог дрыхнуть до утра в своё удовольствие.
   Ужин был доеден, Староста ушел куда-то по своим делам дальше и я посоветовав Леграну не шляться где попало сегодня завалился спать устраиваясь под фургоном и зевая во всю пасть. Два дня в седле и ночное дежурство давали о себе знать, несмотря на все тренировки и поездки верхом за прошедшее время. Легран тоже умотался и уже засыпая, я услышал как он возится рядом, устраиваясь на своём одеяле. А потом меня окончательно сморил сон.
  
   Глава 16. День сорок четвертый. Ярмарка, день первый.
  
   Под утро меня разбудил Староста, просто подойдя слишком близко. И я проснулся, услышав его шаги, пора было в караул. Пришлось побороть желание поспать дальше и откинув теплое одеяло выбраться из под фургона. Потянулся всем телом, встряхнулся передёрнувшись шкурой, зевнул во всю пасть под весёлым взглядом Старосты и стал вооружаться. Сменили мы уже отстоявшую пару караульных и стали внимательно наблюдать за ситуацией. Не подкрадываются ли какие тёмные личности к нашим лошадям с целью их украсть? Но никто не подкрадывался, было скучно и прохладно, правда меня прохлада не беспокоила. Мой мех вполне успешно держал тепло и не пускал к коже утреннюю росу. Староста от предутренней прохлады и сырости, то и дело ёжился, завистливо поглядывая на меня.
   Время тянулось как резиновое, было темно и скучно. Только лошади иногда похрапывали, переступали и щипали траву и я время от времени поглядывал на них хоть как-то разнообразя время. Звуков ночного леса почти не было, толпа людей разогнало всю лесную живность в округе и загадили все подступы к лесной поляне.
   В прямом смысле этого слова загадили. Под всеми окрестными кустами были разложены "кучки" становившимися на ночлег, да и запах мочи витал в воздухе ясно различимый моим обоняние. В сортир постоялого двора наверное пускали только клиентов, а иметь с собой сапёрную лопатку для закапывания дерьма за собой местные жители привычки не имели. Как в прочем и я, не догадался, что понадобится. Подсознательно считая, что общественные туалеты уже существуют. А если их и нет, то это проблемой не станет. Хотя ведь был же опыт! Видел же подобное...
   За этими санитарно-гигиеническими размышлениями незаметно подкрался рассвет заигравший яркими красками на небосводе. Еще красивее чем вчера и куда более желанный. Ведь сегодня мы наконец попадём на ярмарку! Я бывал на классических базарах, в том числе и на восточных. И даже на "игрищах" реконструкторов с ролевиками пару раз был, один раз даже на подобии средневековой ярмарки. Но вот настоящую, средневековую ярмарку я еще не видел, потому уже предвкушал знакомство с этим социально-культурным явлением.
   Дальше все уже было привычно и обыденно, завтрак, сборы в дорогу с одеванием моей маскировки. Обмоток из ткани на лапы от запястий до локтей, перчаток и "маскировочного плаща" скрывающего особенности моего внешнего вида. Запрягли и оседлали лошадей. А потом тронулись уже привычным порядком колонной по утренней прохладе. Дорога лучше не стала, что характерно. Все та же, разбитая, с облаками мелкой пыли, поднимающимися от копыт лошадей и колёс повозок. Единственным плюсом по сравнению со вчерашним днём было то, что сегодня перед нами никто не пылил. А вот пристроившимися за нашим караваном поднятая нами пыль доставалась в полной мере.
   И вот, примерно через два часа пути деревья расступились и по сторонам потянулись луга вдали переходящие в пологий берег и гладь огромного озера "Облачное". Вскоре стали попадаться небольшие хутора от четырёх до десятка домов стоящие на возвышенностях около берега озера, с уже убранными полями. Обязательной принадлежностью каждого хутора был причал с лодками, местные жители активно занимались рыбной ловлей.
   Попался нам еще один трактир рядом с одним из таких хуторов и вот наконец вдали появились верхушки башен стен города Грозовой. По мере приближения стали различаться детали, а в стороне от города примыкающего одним краем к воде и раскинулась Ярмарка. Это было вполне логично, город стоял на местном перекрёстке торговых путей. Он же был самым крупным в округе и был центром местного речного судоходства.
   Именно от Грозового грузы везли речными судами, сначала по озеру до Выползова, где они могли быть перегружены на телеги и сухопутным путем отправлены к горам. Суда могли плыть далее по реке Лесной до Торгов. Откуда товар мог быть отправлен сухопутной дорогой. Суда шли дальше по реке Мутной могли сплавиться до Роз. Потом по озеру Старое до Стеклянного и дальше по реке Торговой до самой столицы, Мирренсхолла. Который одновременно был самым крупным морским портом Мирренского королевства.
   Всё это мне объяснил Староста, пока наш караван неторопливо двигался к городу. А потом стало уже не до разговоров. Наш караван свернул с дороги на отчетливо видимую в траве колею и объехав уже сформировавшийся торговый ряд пристроились с краю. Почти сразу появился какой-то мелкий местный чиновник, сразу разговорившийся со Старостой. Результатом разговора стала уплата ярмарочного налога, передача мзды в виде фляги самогона с куском копчёного мяса и "сборщик взяток" испарился так же быстро как появился перед этим.
   Пока Староста разбирался с представителем местной власти, опытные возницы вместе с подручными Старосты быстро расставили фургоны в отработанном порядке задами к торговому ряду. А потом откинули задние борта, достали и собрали разборные деревянные прилавки, стали раскладывать товар. Причем после этого подручные Старосты устроились так, чтобы максимально исключить возможность краж. Двое вместе с возницами присматривали за прилавками, а остальные за лошадьми и подходами к фургонам с другой стороны.
   И ведь торговля пошла почти сразу. Стали подходить люди, прицениваться к товару, торговаться. В основном пока покупали овощи и живую птицу, причем как я понял - матери семейств. А как еще назвать дородных крупных женщин с молодыми и с интересом поглядывающими на парней дочками 14-18 лет? Впрочем, иногда за покупками подходили и мужчины.
   Кузнец, оставив старшего сына продавать арбалет куда-то ушел вместе с младшим, наверное, по своим кузнечным делам. Один я с Леграном оказался не у дел, впрочем, это оказалось ненадолго.
   - Надо отвезти "подарки" человеку тому, что тебе свиток сделал. А то обидеться, что я на Ярмарке был и не зашел повидаться. Нехорошо может выйти, нужный человек. - Без обиняков объяснил Староста подоплёку потребности дать взятку. - Лошадь свою довезти дашь?
   - Конечно, дам. - Согласился я на просьбу Старосты, подумав немного.
   Он молча принял уздечку и подведя мою лошадь к фургону достал две туго набитые переметные сумки. Которые и водрузил на спину лошади за ним и вторую в седло, пристегнул через специальные ушки двумя ремешками каждую, чтобы сумки не сползали при движении. Потом Староста вскочил в седло своей лошади, тоже нагруженной перемётной сумой и тронул с места, ведя мою в поводу направился к городу.
   - Погуляем по ярмарке? - С улыбкой предложил Легран и звякнул слегка своим кошельком многозначительно. - На диковинки всякие посмотрим, купим может чего...
   - Кошелёк не пролюби, обормот! Если сопрут - денег не дам. - Ответил я улыбаясь, впрочем накинутый капюшон скрыл выражение морды. - Сам знаешь, на Ярмарке в толпе карманникам самое раздолье! Срежут и не заметишь.
   - А я его рукой всё время держать буду! - Задорно отозвался парень и взялся рукой за кошелёк.
   Мне-то в этом плане было проще, все надёжно пряталось под моим плащом. В том числе он скрывал отсутствие поясного кошелька, который вполне заменяли карманы, которых не было как класса в местной одежде. Так что, даже если чьи-то шаловливые ручки и решат пошарить по моему поясу, то моего кошелька им это точно не принесёт. А вот близкое знакомство с моим кулаком обеспечит!
   А вокруг шумела ярмарка! Между торговыми рядами толкался народ, кричали зазывалы и лоточники торгующие в разнос, бойко торговались покупатели с продавцами. Стояла весёлая какофония из криков людей, ржания лошадей и других звуков крупного шумного базара.
   Вообще, Ярмарка была устроена довольно разумно, по системе торговых рядов. Крестьянский ряд, кондитерский и пекарский ряд, кузнечный и оружейный ряд, кожевенный и суконный ряд, был и конный ряд. Из названия рядов легко было понять, что где продается. А еще в стороне отдельно был свой небольшой ряд гадалок, предсказателей, бродячих артистов и всяких прочих фокусников-шарлатанов.
   Сначала мы свернули на кондитерский ряд. Я заметил какими глазами Легран смотрит на лоток со сладостями и купил ему леденцов на палочках из коричневого плавленого сахара. Потом был уже другой лоток, с просто волшебно пахнущими пирожками с мясом, запах был настолько вкусным, что у меня потекли слюни. Пришлось купить по три пирожка себе и парню.
   Вообще, при покупках моя маскировка в виде перчаток на лапах и полос ткани намотанных от кисти и выше вполне успешно скрыла мою мохнатость. Торговцы слегка удивлялись перчаткам, но только слегка. А вот при виде мохнатых и когтистых лап, да еще покрытых ярко-голубой шерстью реакция могла быть непредсказуемой.
   Легран быстро дожевал последний свой пирожок и целенаправленно двинулся к кузнечному ряду. У меня особых целей не было и я двинулся следом. Легран шустро прорысил мимо прилавков с оружием, зато к украшениям стал присматриваться и прицениваться. Я и понял, что он решил сделать подарок своей деревенской пассии. Дело молодое, дело понятное. Так что пускай, деньги его и он сам решает как их тратить.
   С этими мыслями стоял я слегка в стороне, посматривал на другие прилавки и лотки, вокруг меня толкалась толпа. И тут я почувствовал, что кто-то шарит руками по моему поясу. Рука была поймана моей лапой и резко вывернута, в ответ на что послышалось типичное - "Ой дядечка отпустите, я больше не буду!"
   Типичный ярмарочный воришка, лет четырнадцати, чумазый, грязный, в тряпье и с взглядом затравленной крысы. Но он, по крайней мере, не пытался меня ткнуть заточкой или стилетом, когда я его за руку поймал. Поэтому ничего серьёзного я с ним делать не стал, а просто дал в ухо несильно со словами - "Поймаю опять, сломаю руку". А потом отпустил его руку, воришка посмотрел на меня, кажется даже с благодарностью, и сказав "Спасибо, Ваша Светлость!" исчез в толпе.
   Контраст малолетнего беспризорника с Леграном был разительный. Легран наконец-то сторговался и купил для своей пассии маленькие, но красивые серебряные серёжки с маленькими жемчужинами и красивый ярко начищенный бронзовый гребень с искусно сделанной бабочкой с кусочками шлифованного янтаря. Правда, по его кислой физиономии было понятно, что на эти украшения он потратил большую часть своих денег. При этом торговец то и дело поглядывал на меня с настороженностью в глазах.
   Потом мы бродили по кузнечному ряду, рассматривали сельскохозяйственные и рабочие инструменты. А потом перешли к оружейной и доспешной части ряда. Из мечей, ножей и кинжалов меня ничего не заинтересовало. Обычные прямые мечи разной длины и веса с двухсторонней заточкой, кинжалы и ножи тоже ничем выдающимся похвастаться не смогли. Боевые топоры, секиры и алебарды меня тоже не заинтересовали.
   Шипастые булавы и дубины, моргенштерны и кистени меня не особо впечатлили. А вот боевой молот, сильно напоминающий ледоруб, понравился. Увесистый, с длинной ручкой, с четырёхгранным мощным "клювом" для пробивания доспехов. Покупать я его не стал, но решил по возвращении домой заказать у кузнеца его гибрид с ледорубом.
   Инструмент и оружие в одном флаконе, да и символичная штука - "боевой ледоруб"! Хоть гравировку делай "От товарищей по партии товарищу Рамону" и на другой стороне "На погибель Троцкому!" Представил я эту гравировку и едва не взвыл смеясь, подумав что тогда надо будет и "красную монтировку" заказать. А вдруг хэдкраба встречу?!
   Местные арбалеты меня не впечатлили совершенно, грубый примитив без прицельных приспособлений, натягиваются руками со стременем силой около 50-70 килограмм, вот их полная характеристика. Может быть, дорогие модели и были лучше, не говоря уже о крепостных дальнобойных, но я их пока просто не видел.
   Потом были луки... На любой вкус, размер и цвет луки, просто очень много луков разных типов, цены и конструкции. От простых из обструганной деревянной палки разных размеров вплоть до "большого английского", до конного составного который я и натянуть то толком не смог. Не было тут только стальных луков, да блочных по понятным причинам, блочные луки еще просто не изобрели. Хотя, а почему бы мне не "изобрести" в этом мире такую конструкцию? Если уж я для себя "изобрёл" блочный арбалет. Хотя это тоже палка о двух концах, луки дальнобойней арбалетов, а блочные еще и точнее обычных луков. Как бы самому потом не быть подстреленным из блочника.
   Леграна луки заинтересовали куда больше чем меня и даже узнал сколько стоит лук, почти такой же как его. А потом долго выспрашивал мастера как правильно за таким луком ухаживать, как лучше целиться и стрелять. Впрочем, разговор это сильно не затянулся, и когда я кончил разглядывать луки, парень уже был готов идти дальше. Путь наш лежал к прилавку с доспехами.
   Вот доспехи нам были обоим одинаково интересны. Кольчуги я сразу отмёл из-за их цены, трудностей с чисткой от ржавчины и ремонтом, а главное - они не защищали от ударов. И одевать их было трудно, по рассказам знакомых реконструкторов приходилось их натягивать и снимать стоя раком. Да и спать в кольчуге невозможно, в отличии от доспеха. Всё это я и объяснил Леграну, который согласился со мной, что кольчуга нам ни нафиг не нужна.
   Полного рыцарского доспеха тут конечно не было, ведь его ковали по индивидуальной мерке. А может, еще просто не изобрели в этом мире. Нагрудник кованный мне не понравился тем, что он слишком демонстративно выставляется на показ, значит, противник будет статься бить по уязвимы местам. Да и ремонтировать его - нужна кузница и кузнец. Он же от ударов будет сминаться. А уж как в нём заделывать дырки пробитые тем же самым боевым молотом...
   Кожаный панцирь из шитой в несколько слоёв кожи меня тоже не устроил своей слишком слабой защитой. Сильный удар его промнёт, как и кольчугу, стрела проколет, моя пика - тоже. Хотя от ножа или режущего удара меча может и спасти. Бригантины были конечно намного лучше, толстая кожа с приклепанными изнутри коваными пластинками. Только вот пластинки были чересчур уж мелкими, как будто куски нарезанной металлической линейки. Железные пластинки оказались не облуженными оловом, а значит, легко ржавели от пота.
   А потом мы увидели точно такой же кожаный доспех как у нас. Оказалось, что его привозили купцы откуда-то из далека и назывался он "саа-ро". Этакий бронежилет, только плоские пластины из дерева какой-то экзотической породы расположенные в кармашках "в нахлёст" краями, чтобы не было щелей, но в то же время сохранилась гибкость доспеха. Получалось легче бригантины, лучше защищало от дробящих ударов, так же защищало от стрел и колющих ударов. Ну и цена его была кусачей, даже больше чем за кованый нагрудник. Хотя это и не особо удивляло, учитывая его иноземное происхождение.
   - А ведь лук, меч и этот доспех стоят очень дорого... - Задумчиво сказал Легран, глядя на меня, когда мы уже отошли от прилавка.
   - Если бы не ты, у меня бы ничего и не было бы. - Отозвался я. - Если бы вообще живой остался, а не подстреленный тем арбалетчиком. Так что все честно.
   На мои слова Легран только улыбнулся и тряхнул головой, мол подумаешь, делов то! Я в ответ слегка кинул головой и предложил.
   - А пошли фокусников и прочих бродячих актёров посмотри? - Предложил я улыбаясь под капюшоном.
   - Пошли. - Улыбнулся Легран. - Может, чего интересного увидим. Например, кукольное представление, или акробатов.
   И мы пошли. Лично меня результат разочаровал. Довольно неуклюжий потрёпанный жонглёр с тремя яблоками, которому впрочем кидали мелкие медяки иногда, но я кидать не стал. Не заслужил он, без огонька работал, не старался. Легран в этом вопросе со мной был согласен и мы пошли дальше.
   Метатель ножей, со своей молоденькой помощницей полуголой в откровенном "дикарском" наряде был куда лучше! Эта парочка работала под индейцев, а может их местной разновидностью и была. Загорелые, евпропейского типа лица, стройные, мускулистые, повыше местного населения. В общем "северные варвары" почти канонические из фентезийных игр и романов.
   Метатель ножей, из "дикарей из-за гор" как сказал Легран, в кожаных штанах с бахромой, мокасинах, рубашке, с кожаными обмотками на запястьях, с головной повязкой из полосы вышитого полотна и длинными волосами. И его улыбчивая и веселая черноволосая помощница, наверняка жена. В короткой меховой набедренной повязке-юбочке с разрезами на бёдрах и лифе с довольно откровенным декольте, с собранными в конский хвост волосами до середины спины.
   Вот эти двое работали с огоньком, зажигательно и весело. Метание бронзовых ножей и топоров с украшением из перьев, напоминающих томогавки, стрельба из короткого составного лука стрелами с бронзовыми наконечниками, метание короткого копья с бронзовым же наконечником с украшением из перьев копьеметалкой, праща и легкая острога у девки. Кроме точности в обращении с оружием я отметил и артистизм.
   Когда помощница изображала мишень, он делал вид что почти промахивался и едва не задевал её, а она довольно натурально вскрикивала, делая вид, что испугана. В общем мне представление понравилось и "индейцам" я кинул две медных монеты. Легран тоже не по жадничал, да и остальные зрители кидали куда чаще деньги, чем "квелому жонглёру".
   За "индейцами" располагалась палатка предсказателя, но Легран первым высказался на тему "шарлатанов предсказания которых не сбываются", и мы прошли мимо. Потом было кукольное представление на тему "муж вернулся, а жена с любовником". Артисты старались, но еще больше "жгли" комментаторы из публики, так что народ ржал в голос, а я титанический сдерживался от смеха чтобы не взвыть весело в голос. Окружающий народ не понял бы мой вой совершенно. Артисты-кукольники тоже заслужили свой медяк.
   Факир с вялой и сонной змеёй впечатления не произвел тоже, да и представление у него было тупое. Ну подумаешь, змею в руках держит и на шею наматывает! Может она у него с вырванными клыками или вообще не ядовитая и покрашенная в опасную? Потом опять была палатка "провидицы и составительницы гороскопов", тоже не привлёкшая нашего интереса.
   А вот следующий маленький шатёр меня заинтересовал. Во первых вход был закрыт, во вторых рядом стоял молодой зазывала, лет шестнадцати и кричал.
   - "Волшебный кристалл мага и чародея Марриссано, создающий радугу по его воле! Спешите видеть и не проходите мимо, нигде больше вы такого не увидите!"
   - А вот на это, Легран, стоит посмотреть. - Притормозил я парня намылившегося проскочить дальше, мелькнула мысль, а вдруг у этого "мага и чародея" там "артефактный голопроектор" какой? - Если я конечно прав, то этот кристалл - штука интересная.
   - Ты думаешь? - Посмотрел на меня вопросительно парень. - А по моему очередной шарлатан.
   - Зайдем - увидим. - Отозвался я и развернулся к зазывале. - Сколько стоит посмотреть на кристалл?
   - Медяк с человека, Ваша светлость! - Улыбнулся парень слегка поклонившись. - Маг и чародей Марриссано готов вас принять.
   Я показал зазывале два медяка и первым вошел внутрь откинув полог, следом вошел Легран и зазывала его задёрнул погружая внутренность палатки в полумрак. Из которого выступил нам навстречу сам "маг и чародей", оказавшийся невысоким черноволосым полноватым человеком лет тридцати с большой залысиной. Он был одет в камзол и штаны по местной моде, раздутые на бёдрах, что, на мой взгляд выглядело нелепо.
   - Желаете увидеть мой кристалл? - Приятным голосом осведомился он. - С вас два медяка.
   Я молча протянул ему монеты и брови "мага и чародея" слегка приподнялись при виде моей лапы упакованной в перчатку. Но получив деньги свое удивление в слух он не высказал и развернувшись подошел к небольшому столику стоящему посреди шатра. На который из дырочки падал луч солнечного света, столик вместе с каким-то предметом в его центре был накрыт черным бархатом.
   "Маг и чародей" занял своё место с другой стороны столика и театральным жестом сдернул бархат с полными пафоса словами.
   - Узрите волшебный кристалл создающий радугу!
   Как я подспудно и ожидал, на столике оказалась обычная треугольная призма, довольно грубая. И судя по всему, сделанная из горного хрусталя. Которая преломляла падающий луч света и проецировала цветовой спектр на кусок белой холстины натянутый на рамку и стоящий напротив. Хотя зрелище было конечно красивым и для непосвященных загадочным.
   - Действительно, радуга! - Удивился Легран, а потом посмотрел на меня вспоминая все "технические сказки" и спросил. - Ты знаешь, как она получилась?
   - Конечно! И сейчас объясню, тут все просто! - Отозвался я и шагнул ближе к столику под обалделым взглядом "мага и чародея".
   - Ты не веришь в мою магическую мощь, деревенщина?! - Взвился "маг и чародей". - Да что ты можешь понимать в магии!
   - "Великий шарлатан Марриссано", вот сейчас и посмотрим, кто чего понимает! - С этими словами я откинул капюшон открывая свою весело скалящуюся клыкастую морду, пошевелил ушами, и стянув перчатки почесал когтистой лапой переносицу.
   - Большие клыки, треугольный нос, когти на руках, синий мех по всему телу, подвижные округлые уши, ходит на задних лапах как человек - ты "Небесный Демон"! - Вскрикнул враз побледневший "маг и чародей" отскочив назад.
   - Можешь не делать на полу лужу, я не кусаюсь! - Прокомментировал я его поведение по смешок Леграна. - Легран, подходи ближе, это простая оптика.
   Легран посмотрел на испуганного "мага и чародея", усмехнулся и подошел к столику. Я стал рассказывать суть явления преломления света, водя когтем по боковой грани призмы и объясняя как в ней свет разделяется, потому что волны света разной длинны преломляются по разному. Как свет отражается от нижней грани призмы от раздела двух сред и преломляется еще больше и в результате образуется полоса спектра света.
   И если бы призма была маленькой, то такого сильного разделения света в спектр не произошло, потому что свет не успел бы преломиться достаточно сильно. Причем "маг и чародей" внимательно слушал мои объяснения, даже более жадно внимая информации чем Легран.
   - "Небесный Демон"! Ты действительно знаешь больше чем я. - Подал голос немного успокоившийся "маг и чародей" глядя на меня с восторгом ребёнка увидевшего новую чудесную игрушку. - Не врали легенды о былом величии и могуществе "Небесных Демонов".
   - Может, ты поделитесь хоть частью своих бесконечных знаний со мной? - Заискивающе спросил "маг и чародей". - Я заплачу! Золотом или драгоценными камнями.
   - Или тем, что тебе надо... - Уже почти шепотом добавил он с некоторой опаской.
   - А вот это - уже похоже на интересное предложение. - Ответил я надевая перчатки и накидывая наголову капюшон, но не натягивая его до конца, чтобы оставались видны мои клыки и кошачья морда. - Легран, дальше тебе не интересно будет, вернись и присмотри за нашими вещами.
   - Уже иду, Наставник! - Улыбнулся до ушей Легран, насмешливо глянул на "мага и чародея", и развернувшись на каблуках вышел из шатра с гордо выпрямленной спиной с расзвернутыми плечами.
   Парня явно развеселила ситуация и то как резко "сдулся" пыжащийся ранее от своей значимости "маг и чародей". Ну а я внимательно рассмотрел "мага и чародея", посверлил его взглядом, пошевелил ушами и усами, поморщил нос, сделал вид что задумался, хотя все для себя уже решил.
   - Тебе ведь, наверное, не так важен этот балаган? - Задал наводящий вопрос я жестом руки давая понять, что имею в виду его шатер вместе с "волшебным кристаллом". - Наверняка большую часть дохода ты получаешь другим способом и можешь оставить вместо себя своего помощника показывать фокус деревенщине, чтобы мы могли поговорить спокойно у тебя дома?
   - Ради возможности получить хоть крупицу знаний "Небесных Демонов" - могу! - Твердо ответил "маг и чародей". - Марти справится, в конце концов, он же мой сын и ученик!
   - И еще, Марриссано, зови меня Саблезубым. - Сказал я накидывая капюшон до конца и скрывая свою клыкастую морду. - В конце концов, меня так зовет мой ученик.
   - Саблезубый. - Старательно выговорил русское слово "маг и чародей". - Это твое имя?
   - Это значит "клыки как сабли". - Ответил я и пояснил. - Это слово из языка одной далекой страны людей, где я долго жил.
   - Моё имя ты просто не сможешь правильно выговорить. - Насмешливо добавил я, вдруг наивный "маг и чародей" решит, что, узнав моё имя, сможет повелевать мной. - Человеческое горло не может правильно произнести все звуки нашего языка.
   - Меня зовутт Митт'ТтРрраун'ну'ОрРрдо. - Старательно проартикулировал я на русском, стараясь выдать рычащие звуки за пределами доступного человеческому горлу звучания, насмешливо глядя на "мага и чародея" и добавил опять же по русский. - ГРрранд-адмирРрал ИмперрРии!
   "Маг и чародей" явно немного огорчился после моего ответа, видно на что-то подобное и рассчитывал. Но огорчение не помешало ему позвать внутрь своего сына и начать его инструктировать. А я стоял около выхода из шатра, ожидая Маррисано.
   Знакомство с ним могло оказаться весьма полезным даже разово, а если он окажется разумным человеком, то и в долгосрочной перспективе. У меня уже были на его счет планы, благо призма их хрусталя сама подсказала направление взаимовыгодного сотрудничества. Но ухо востро держать с ним все равно надо, а то мало ли, что ему в голову взбредёт.
   Инструктаж был закончен и мы вышли на улицу из шатра, "маг и чародей" показывал дорогу, я двигался следом. Оказывается, от Ярмарки уже была протоптана тропинка к воротам города, так что не пришлось глотать дорожную пыль. На воротах само собой стоял наряд городской стражи, собирающий мзду со всех входящих. Я уже было приготовился платить за вход, но стражники узнали "мага и чародея". Да и с телег с товаром въезжающих в город можно было взять больше, так что получилось пройти бесплатно.
   Город Грозовой полностью оправдал мои представления о средневековых городах. Тесные улочки, грязь, вонь помоев и содержимое ночных горшков выливаемое из окон, шум и гам, болезненные неряшливые одетые в обноски дети. Хорошо, что у меня есть обувь! Голыми лапами по такому бы я побрезговал ходить! Да что там противно, просто опасно! Порезал лапу о какую дрянь и легко схлопочешь заражение крови, с гарантией. Не хочу жить в средневековом городе! Не хочу!
   Город оказался крупным только по средневековым меркам, а по земным - хорошо если "посёлок городского типа". Так что, путь до дома "мага и чародея" много времени не занял. Дом был тоже типичным для средневекового города, на первом этаже "контора" "мага и чародея" с его лабораторией. О чем гордо сообщала вывеска с соответствующей надписью, изображением хрустального шара и непонятными знаками долженствующими изображать магические письмена. А на втором этаже жил он сам со своей семьёй. Венчала дом высокая двухскатная крыша, крытая черепицей и печная труба сложенная из булыжников.
   Марриссано провел меня внутрь, за небольшой прихожей с лестницей на второй этаж оказалась вполне уютная гостиная, с небольшим застекленным окном. Куски стекла в частого переплёта раме были размером не больше двух ладоней, неровные и мутные, с пузырьками. Но даже такое окно было признаком богатства, стекло стоило очень дорого. И вполне возможно, что это был "рекламный ход", показное богатство, позволяющее побольше содрать с клиентов.
   В гостиной стояло два кресла обтянутые бархатом, резной лакированный столик с лежащим на нём хрустальным шаром на подставке, очень неплохо отполированным, размером с маленькую дыню. Камин, шкафы с книгами, канделябры с многочисленными свечами и большой напольный подсвечник в углу, гобелен с вытканным на нём белым единорогом на фоне лесной опушки довершали картину. Я прикинул планировку первого этажа и понял, что одна из секций шкафа является скрытой дверью в заднюю часть дома. Где наверное размещалась мастерская "мага и чародея".
   Пока "маг и чародей" соображал, как начать разговор, я снял плащ и повесил его на подсвечник как на вешалку, снял перчатки и смотал ленты ткани с лап, а потом бесцеремонно уселся в кресле и слегка насмешлив посмотрел на Марриссано. Он рассматривал меня во все глаза с некой робостью, как же, ожившая легенда в его доме!
   - Я бы хотел обменять часть твоих знаний, Саблезубый, на то, что интересно тебе. - Откашлялся наконец "маг и чародей", а потом уселся во второе кресло.
   - Чтобы узнать, какие мои знания могут пригодиться тебе, мне надо сначала узнать, что известно тебе. - Повел ушами я лениво посматривая на "мага и чародея" через столик с хрустальным шаром. - Вот как ты деньги зарабатываешь? Не фокусами же с "волшебным кристаллом и рукотворной радугой"? Это годится только чтобы с деревенских простофиль медяки собирать.
   - Я умею магическим способом покрывать металлические доспехи, оружие и посуду другими металлами. Золотом или серебром. - Помявшись, ответил "маг и чародей". - Оружие и доспехи перестают ржаветь, да и выглядят красивее. Но эта магия стоит не дёшево.
   - А еще я делаю хрустальные шары. - Добавил он улыбнувшись гордо. - Лучшие в королевстве!
   - А! "Гальванопластика!" - Ответил я применив термин на русском. - Дай я угадаю? У тебя есть кувшины с железными и медными пластинами, в них налит уксус или очень кислая жидкость способная разъедать металл. Ты соединяешь медной проволокой пластины в кувшинах и предмет из металла, который нужно покрыть например серебром. От других пластин к проволоке ты соединяешь серебряный стержень и опускаешь их в корыто с жидкостью...
   - Откуда ты знаешь??! - Воскликнул вытаращившись на меня "маг и чародей", но быстро вспомнил с кем разговаривает и встряхнув головой опомнился. - Хотя, зная кто ты, это не удивительно.
   - Кстати, ты знаешь, что, используя свойства преломления света в стекле или горном хрустале можно сделать приспособление. Которое позволяет глядя через него в даль видеть предметы в увеличенном виде? - Пустил пробный шар я. - За такое приспособление полководцы или капитаны кораблей очень много денег дать могут.
   - Тебе интересно? Всё равно ты уже умеешь шлифовать хрусталь, вон "призму" сделал и хрустальный шар на столике. - Добавил я откинувшись в кресле и почесав переносицу.
   - Интересно! - Сразу оживился "маг и чародей" услышав волшебное слово "деньги". - Ты расскажешь?
   Я улыбнулся, поняв, что "маг и чародей" проглотил наживку. А потом была небольшая лекция по оптике, я рассказал про линзы, выпуклые и вогнутые. Пришлось даже нарисовать иллюстрации с изображениями линз, остро отточенной и обугленной палочкой заменяющей карандаш. Ход луча света в них в разрезе на листах бумаги, что дал Мариссано. Потом был рисунок обычной лупы с ручкой, подзорной трубы, телескопа и объяснения как они работают. Рассказал я про опыт с зажиганием огня сфокусированным светом солнца и предупреждение о том, что нельзя смотреть на солнце в подзорные трубы и телескопы, глаза можно сжечь.
   "Маг и чародей" совсем перестал меня бояться, с интересом запоминал все и переспрашивал непонятные ему места, в общем контакт получился! Вот и быть ему местным магнатом прикладной оптики, а то и Галлилеем местного разлива. Ведь наверняка попробует посмотреть в подзорную трубу на небо! А если наше знакомство будет развиваться успешно и далее, я его и в астрономии просвещу слегка. И конструкцию зеркального телескопа объясню. Хорошая подзорная труба мне и самому пригодится, да и телескоп бы тоже был не лишним. Интересно же рассмотреть, что там по орбитам вокруг планеты летает такое подозрительно похожее на спутники.
   Время летело незаметно, но наконец лекция по оптике была окончена, "маг и чародей" посмотрел на стопку моих рисунков на столе, потёр глаза и задумчиво посмотрел на меня.
   - Что ты хочешь за эти знания? - Задал он вопрос мне. - Ты знаешь неизмеримо больше чем я, и наверное больше, чем самый знающий маг королевства. Значит, мои знания тебе не нужны, а я не достаточно богат, чтобы заплатить тебе настоящую цену золотом за них.
   - Расскажи все, что ты знаешь, о таких как я. - Посмотрел я в ответ на него. - Все легенды и сказки, в том числе и страшные.
   - И мне просто тоже нужна хорошая подзорная труба. - Добавил я подмигнув слегка и немного польстив его самолюбию. - А делать самому не хочется, раз уж ты умеешь отлично шлифовать хрусталь.
   "Маг и чародей" даже приосанился от моей похвалы слегка надувшись от гордости, а потом неожиданно пригласил в свою мастерскую открыв потайную дверь в виде шкафа. Как оказалось, он коллекционировал всякие диковинки и необычные вещи, а еще увлекался химией и минералогией. По крайней мере, об этом говорила коллекция минералов, стол уставленный стеклянной и керамической химической посудой, и здоровенные стеллажи со всяким странным барахлом.
   Марриссано зажег свечи в подсвечнике на стене, что сразу прибавило света в комнате с окном затянутым бычьим пузырём, сел на табуретку приглашая менять сесть на вторую и начал рассказывать. Рассказ был довольно длинным и путанным, но если кратко суть его сводилась к следующему. Лет около тысячи назад, в далекой жаркой гористой стране, похожей на земной Ближний Восток во времена Средневековье, с неба опустилось несколько "огненных колесниц" с "Небесными Демонами". Которые по описанию были совсем как я, они построили посёлок и потом началась война с местными.
   Во время её, "Небесные Демоны" очень даже качественно резали местных вояк, впрочем, ни разу не напав на поселения местных. Как я понял, они только защищались. Появились страшные рассказы о том, что они людоеды и вообще все из себя "порождения зла". Через год этой вялотекущей войны появился какой-то местный "Пророк Лессар", объявил "Священный Джихад" и фанатики поверившие ему взяли власть во всех окрестных племенах железной рукой, создавая основу государства Лессар. Скромненько и со вкусом названного по имени своего основателя.
   После создания более-менее мощного государства они просто завалили "Небесных Демонов" трупами в войне на истощение, пока у тех банально не кончились боеприпасы и ресурс техники. А дальше, "Пророк Лессар" с верхушкой своей секты имея бонус в виде "Победы над Небесными Демонами", прочно устроились во власти. Ведь они привели людей к победе над "демонами"! Значит боги благоволят им! А как же! Абсолютная светская и духовная власть - мощная штука!
   Следующий шаг "Прор<ока" меня удивил, он не приказал уничтожить всех захваченных в плен "Небесных Демонов", а придумал очень ловкий ход объявив, что они повержены и станут доказательством божественной силы "Пророка" и верности его учения. В качестве животных в зверинце, чтобы любой житель страны мог увидеть их и убедиться в мощи учения "Пророка". Живое доказательство верности религии, нетривиально, да?
   Ну и конечно под этой же маркой была раскручена идея расового превосходства "богоизбранного народа победившего демонов". Так что Лессар воевал еще лет 30 после но уже со своими соседями, активно расширяя свои границы используя часть техники побежденных "демонов". Пока не расширился до максимально возможного размера, который можно было контролировать. Потом там все более-менее утряслось, но религия и всё с ней связанное осталось.
   А дальше было - "Чем дальше в лес, тем толще партизаны". "Пророк" ввел в свою религию пункт, о том что "демонов" нельзя уничтожать, но и в то же время им нельзя давать становиться разумными чтобы они не отомстили. Их нельзя учить говорить, пользоваться инструментами, ходить на задних лапах, а тех кто станет слишком умным - убивать. Роль "храмовых животных" и "дорогих зверей знати", что, учитывая физиологию моего вида, вполне прокатило. Ну а добиться неразумности довольно просто, многочисленные примеры "настоящих маугли" тому подтверждение.
   Но это еще что, кто-то обратил внимание какой замечательны у "зверков" мех и пошло-поехало, стали их разводить для получения местного аналога "каракуля" - "Голубого Лессарского меха". Учитывая красоту и очень интересные свойства моего меха - не мудрено. А когда религия складывается с очень даже серьёзной шкурной выгодой, то все наставления и предписания выполняются неукоснительно. В общем судьба "саблезубых котов" в Лессаре предопределена и шанса у кого-то из них сможет обрести разум считай, что нет.
   И если я, весь такой красивый, появлюсь в Лессаре - гарантированно быть мне зарезанным, потому как я их оживший ночной кошмар. Вообще, на известие о судьбе своих "сородичей" я отреагировал довольно сдержанно. Всё-таки не до конца еще ассоциировал себя с ними, но "разведение на шкурки" меня проняло, до глухого рычания с оскалом, стоящего дыбом меха и растопыренных когтей. Попахивало оно Третьим Рейхом с абажурами из человеческой кожи, Дахау и Освенцимом, Маутхаузеном, Треблинке и прочими "весёлыми вещами". Реакция моя была не особо бурной, во "маг и чародей" явственно испугался.
   - Ничего, будет и на моей улице праздник! - По русский сказал я стискивая и разжимая кулаки постепенно успокаиваясь, переставая рычать и скалиться обнажая зубы. - Русские успокоили Гитлера, а значит, и тут порядок наведу!
   - Как я вижу, мой рассказ тебя не обрадовал. - Осторожно подал голос "маг и чародей" с опаской поглядывая на меня.
   - Не беспокойся, чего-то подобного я и ожидал. - Успокоил его я улыбнувшись губами слегка и не показывая зубов. - И на наших взаимовыгодных отношениях это никак не отразится. У меня много друзей людей.
   Марриссано улыбнулся, успокоившись совсем, а я задумчиво посмотрел в затянутое бычьим пузырём окно и понял что уже темнеет. И начал прощаться с "магом и чародеем", мотивируя это тем, что надо вернуться к ученику, пока ворота не закрыты. "Маг и чародей" ответил, что за медяк стражники из города выпустят до полуночи без проблем.
   Потом помялся и добавил, что у него есть несколько предметов, которые как он думает, принадлежали моим сородичам. И что завтра он готов мне их показать, если я приду с утра к его шатру. Это меня, конечно, заинтересовало, но оставаться у него на ночь я не хотел, потому пообещал зайти завтра с утра. Я одел свою маскировку, распрощался тепло с "магом и чародеем", и выскользну за дверь его дома в сгущающуюся темноту.
   Дорогу по городу я запомнил, грабители ко мне не приставали, и вскоре я выбрался из города, сунув медяк стражнику. Он и открыл мне калитку в воротах, с хорошо смазанными петлями и засовом, чтобы не скрипела. Отойдя от города, я вздохнул полной грудью, радуясь свежему воздуху, вытер сапоги о траву и бодро порысил в сторону Ярмарки. Даже если бы крестьяне и успели распродать все в один день, в чем я сомневался, Староста бы все равно никуда не двинулся, не дождавшись меня, как одного из главных бойцов в конвое.
  
   Глава 17. День сорок пятый. Ярмарка, день второй.
  
   Утром, сразу после открытия городских ворот, я в числе первых "просочился" в город. Сегодня мзду городской страже в виде медяка пришлось все-таки отдать, из-за того, что я шел в город с арбалетом. Что-то было сегодня неспокойно на душе и я решил перестраховаться, правда, пришлось оставить свою любимую пику. Чего зверски не хотелось делать, но пришлось.
   Страховался я не только вооружившись сегодня до зубов. Нехорошее ощущение появилось у меня еще вчера, когда я вернулся из города. Хотя и не смог для себя точно сформулировать, о чем говорит моё предчувствие, но кое-что всё-таки предпринял. Разумней всего было вообще не идти в город к "магу и чародею", но возможные выгоды от успешного сотрудничества были чересчур уж заманчивы. А главное, я смогу хоть что-то увидеть из "артефактов" сделанных моими "соотечественниками". Что уже многое может сказать умеющему думать об их уровне технологий, и возможно, культуре. Так что идти пришлось даже через "не хочу", немного подстраховавшись предварительно.
   Вчера поздно вечером я с Леграном и Старостой разработал на всякий случай мою "легенду", которую Староста потом довёл до всех остальных с кем я приехал на Ярмарку. По которой Легран ко мне не имел никакого отношения и был бастардом Старосты. Я же был просто "непонятным зверем, из леса пришедшим". Который вел себя как человек и Старосте стало просто интересно, что это за диковинка такая. Я вел себя подчеркнуто не агрессивно, как человек не знающий языка и спустя короткое время мы "договорились" жестами. Я стал "подрабатывать" охраняя деревенское стадо по ночам, потом выучился языку и Староста решил меня использовать в качестве дополнительного охранника для поездки на Ярмарку. По принципу "большой и выглядит страшно, бандиты испугаются и не нападут, а что он фехтовать не умеет так это до боя непонятно".
   Со мной по Ярмарке Легран гулял потому, что Староста попросил меня присмотреть за ним, чтобы парня одного не обдурили. Ведь я в деревне легче всего сошелся с детьми, которые маня первыми перестали бояться. И в их числе был сын Старосты, который сначала просто храбрился, мол по чину ему быть самым храбрым. Но вскоре и остальные поняли, что странный страшный ходящий на задних лапах зверь, на самом деле добрый. А чтобы Староста имел весомый стимул парня прикрывать, пришлось сказать, что дома в деревне Легран отдаст ему последний мой золотой. Судя по загоревшимся глазам Старосты ради золотого он парня выгородит точно!
   Обговорил я с Леграном и то, как он должен был действовать, если мне придётся удирать или меня вообще схватят. Сначала был соблазн посоветовать парню в таком случае валить с Ярмарки с нашими вещами и ждать в деревне, или даже лучше в нашем "шалаше". Но для него это был сложный способ самоубийства. Одинокого парня в дорогом доспехе с двумя лошадьми ограбят первые встречные крестьяне. Не говоря о бандитах или том посту Дорожной Стражи около моста, слишком жирная добыча при слишком слабой её защите. В результате этот вариант отпал как самоубийственный для парня.
   Вот и остался единственный реальный вариант - изображать "бастарда Старосты" и жить в деревне, дожидаясь пока я смогу вернуться. Был конечно соблазн предложить Леграну использовать наш "шалаш" как явку, с конспиративными знаками, но я отмёл этот вариант. Зато рассказал Леграну где спрятаны деньги. И рассказать о своём договоре со Старостой, парень вздохнул, но согласился, что это единственный выход.
   А потом пришла очередь последней части инструктажа. Что делать, если его тоже схватят и начнут расспрашивать обо мне. Когда я сказал чтобы Легран рассказывал все, о чем только будут спрашивать, он возмутился со словами - "Я тебя не предам!" Пришлось вправлять парню мозги, подробно разъяснив в матерных выражениях, что он мне нужен живой и здоровый. И все, что он только знает или может рассказать обо мне, противнику ничем не поможет. Легран вздохнул, посмотрел на меня и буркнул, что все понял, сделает как я сказал. Чем вызвал у меня вздох облегчения. Всё это я вспоминал подходя к городским воротам.
   Стражи, при виде моей лапы в перчатке они чуть ли не козырять стали, как будто я высокое начальство. Нечто подобное я вчера заметил на Ярмарке, когда гулял с Леграном, но такую реакцию понять не смог. Я скорее ожидал, что меня примут за прокаженного, но не того, что вышло. Они что меня за какого-то благородного инкогнито принимают? А хрен с ним, не до того!
   Пройдя по запомнившемуся вчера маршруту и один раз чудом увернувшись от содержимого "ночного горшка" вылитого из окна, я наконец, добрался до дома "мага и чародея". Кнопки звонка, разумеется не было, гонга и молотка - тоже, колокольчик со шнурком не наблюдался по понятным причинам. Так что пришлось незамысловато несколько раз долбануть в дверь ногой. И минут через пять повторить процедуру.
   Наконец за дверью мои чуткие уши уловили шаркающие шаги, смачный зевок и недовольный голос Мориссано осведомился, кого это принесло в такую рань. Меня так и подмывало приколоться, сказав голосом Винни-Пуха.
   - Сова, открывай! Медведь пришел!
   Но я сдержался и просто ответил.
   - Кто-кто? Кот в кожаном пальто! Открывай давай!
   За дверью послышалось копошение, начали лязгать многочисленные засовы и наконец она распахнулась. "Маг и чародей" сонно посмотрел на меня, улыбнулся и посторонившись махнул рукой, мол заходи давай. Выглядел он довольно забавно, полноватый, с залысиной и заспанным лицом, с трудом сдерживающий зевок, в халате и тапочках. Канцелярская крыса средней руки, а никакой не "маг и чародей". Впрочем, вслух я это говорить не стал, обидится еще.
   Проводив меня в гостиную, "маг и чародей" быстро ушел наверх, чтобы минут через десять вернуться уже одетым и с огромным бутербродом в руке. От которого Мориссано откусывал и быстро жевал куски хлеба с ветчиной. Махнув рукой с зажатым в ней бутербродом приглашающим жестом, он сразу открыл "потайную дверь" в свою мастерскую и зашел первым. Как я сразу заметил, тот стол, что вчера была завален всякой минералогической дребеденью, сегодня был накрыт куском дерюги.
   Не мог "маг и чародей" удержаться от театральных эффектов и игры на публику, слишком эта часть его работы въелась за столько лет в "плоть и кровь". Что он сейчас и продемонстрировал, театральных жестом сдёрнув дерюгу и гордо глядя на меня. А посмотреть было в общем-то не на что.
   К моему сожалению, ничего явно полезного не попалось. Ни электронных планшетов с ноутбуками, ни оружия, ни брони. Зато были какие-то "кристаллосхемы" здорово похожие на элементы вычислительной техники. Выглядели они как полупрозрачные пластины, с золотыми контактными площадками рядного разъёма питания на торце. С подписанной непонятными знаками полярностью питания. В этом же торце были дырочки расположенные в ряд, наверно такой разъём шины. Отличающиеся они друг от друга только непонятной мне маркировкой. Еще был элемент панели управления подобного же типа с оборванными проводами и световодами.
   Венцом "коллекции бесполезного хлама" был отрубленный манипулятор какого-то мелкого робота. Из легкого серебристого сплава, немного потемневшего от времени, поцарапанный и потёртый, но на удивление хорошо сохранившийся. Трехпалый захват с тактильными датчиками, световоды и провода в какой-то очень стойкой до сих пор гибкой пластиковой изоляции, пара "коробочек" электронных блоков, приводы здорово похожие на "мускулы" в пластиковой изоляции.
   Повертел я его в лапах, и положив на место развернулся в наблюдавшему за мной "магу и чародею".
   - Бесполезный хлам. - Махнул лапой я в направлении разложенных на столе "артефактов". - Эти части без тех механизмов, откуда они были вытащены и выломаны, ни на что не годны.
   - Я думал примерно то же самое. - Согласился Мориссано, хотя было видно, что он расстроен моим ответом. - Это как с замком, вместе её части составляют работающий механизм, а по отдельности бесполезны.
   - Хотя, есть у меня мысль. - Добавил я решив кое-что проверить. - Достань три-четыре своих "волшебных кувшина" и медную проволоку, надо кое-что проверить.
   "Маг и чародей" молча принёс и поставил на стол то, что я попросил и стал наблюдать за моими действиями. Я быстро собрал электрическую батарею с напряжением примерно в диапазоне от 3,6 до 4,5 вольт из трех гальванических элементов, соединённых последовательно. Ведь каждый элемент в отдельности мог выдавать от 1,2 до 1,5 В. Что позволяло легко посчитать напряжение батареи. Потом я осторожно прикоснулся концами кусков проволоки заменяющих провода к контактам "кристаллосхемы". Ничего не произошло и я быстро поменял полярность.
   И это сработало! Та неожиданно засветилась приятным моему глазу рассеянным бледно голубым светом безоблачного неба, а около непонятного мне разъёма замигала цепочка красных искорок, сигнализирующая об отсутствии контакта с шиной обмена. Которая, наверное, была оптической, учитывая обрывки световодов идущие от куска панели управления.
   - Красиво! И как это можно использовать? - Подал голос "маг и чародей" наблюдавший за моими манипуляциями.
   - За деньги показывать, как ты со своим "волшебным кристаллом" делал. - Ответил я, критический глядя на творение лап своих и отключил батарею. - Бесполезные без всего остального части.
   Мариссано посмотрел на разложенные "кристаллосхемы" и начал их по очереди подключать к питанию по моему примеру. Подключенная мной и следующая проверенная им светили синим светом, следующая светилась зеленым, еще одна желтым и последняя красным. Как я понял, цветом свечения система самодиагностики сообщала о результатах проверки схемы. Голубая - все работает, зеленая - частичные отказы, желтая - еще большая степень отказа, красная - полная неработоспособность. Достаточно логичное решение.
   - Вот это точно интересней моего старого "Волшебного кристалла!" - Обрадовано улыбнулся "маг и чародей", уже мысленно считая прибыль, такую диковинку не стыдно показать и богатым людям!
   - И мы переходим к вопросу оплаты тех знаний, что ты уже получил от меня. - Угадав его мысли, перешел я к делу. - Сколько может стоит знание, как заставить светится вот эти вот "пластины"? Сколько ты заработаешь, показывая их?
   - А знания о том, как линзы шлифовать и подзорные трубы? - Зашел с другой стороны я. - Сколько они стоят?
   - Так я еще не сделал и не продал ни одной подзорной трубы. - Ответил Мориссано, начиная торговаться со мной. - Да и сделать её дорого будет стоить. Хрусталь купить, шлифовать его, корпус делать.
   - Сделай мне хорошую подзорную трубу в оплату моих знаний. - Предложил я, мысленно перебрав все варианты и остановившись на самом разумном. - Хорошая подзорная труба обязательно пригодится.
   - Согласен! - Улыбнулся Мариссано, мой "заказ" окончательно его уверил в том, что подзорная труба будет работать именно так как я объяснил.
   На этом мы и договорились к взаимному удовольствию. У меня в голове зазвенел тревожный колокольчик, образно выражаясь, который вскоре сменился боевым ревуном. Из города, а потом вообще с Ярмарки надо было быстро-быстро валить! Об этом моё подсознание в лице нехорошего предчувствия не то, что кричало, орало в ухо! А своему предчувствию я доверял, уже убедился, что зря оно поднимать хай не будет.
   Потому я попросил "мага и чародея" выпустить меня через заднюю дверь, заодно и проводить до городских ворот самым коротким путём. Он уже открыл рот чтобы ответить, но тут кто-то стал колотить во входную дверь. Причем куда громче чем я и явно чем-то железным. Я без лишних слов снял с плеча и зарядил арбалет, быстро намотал сброшенный "маскировочный плащик" на левую лапу.
   А потом вырвал из окна кусок бычьего пузыря и с ходу разрядил арбалет в какого-то мужика в кожаном панцире с мечом в руке, сунувшегося прямо к окну. Арбалетный болт кожаный панцирь пробил вполне успешно, мужик от удара отшатнулся и завалился хрипя, выронив меч. На улице раздалась ругань и крики. Впрочем, я бы в окно все равно не смог пролезть, только боком, слишком оно было узким. Потому промчавшись мимо ошарашенного "мага и чародея", хлопающего глазами с отвисшей челюстью, выскочил в гостиную. В дверь долбились с остервенением, достойным лучшего применения. На заднем дворе орали и я решил рискнуть.
   Встал за дверью в углу и резко выдернул засовы, от удара ломящихся снаружи она распахнулась и едва не сплющила меня. Зато те, кто ломился в дверь влетели внутрь. И поплатились за торопливость. Я, захлопывая дверь назад, два раза ударил арбалетом как дубиной по головам и две оглушенных тушки стали оседать на пол. А дальше было еще проще, резко размотать с лапы плащ, накинуть на одну из тушек и держа её сзади выставить перед собой в раскрытую дверь, пригнувшись и прикрываясь как щитом.
   Тушка изображающая меня задёргалась от ударов арбалетных стрел, последовавших один за другим, я насчитал пять штук. А потом была резко брошена на третьего мечника, стоящего совсем рядом и благополучно сшибла его с копыт. Выдергивая в это время меч из ножен, я даже не пытался его заколоть, времени не было! Арбалетчики были намного опасней и надо было успеть оторваться, пока они перезаряжаются!
   Я и кинулся с яростным рыком на судорожно натягивающих арбалеты стрелков. Одному, пробегая мимо, разрубил шею ударом меча. Второму разбил лицо ударом стремени своего арбалета и вломился в толпу, собравшуюся посмотреть на зрелище. Которая при виде рычащего и несущегося к ней зверя, с мечом в правой и арбалетом в левой, с воплями начала разбегаться.
   Толпа меня и прикрыла от перезарядившихся арбалетчиков, которые не раздумывая выстрелили по мечущимся в панике людям, пытаясь поразить меня. Но не смогли, зато за моей спиной заорали раненые. А я под эти вопли свернул в ближайший переулок и ориентируясь по примерному направлению, рванул к воротам, распугивая всех встречных.
   Метров через сто мне повезло, навстречу выскочил какой-то дворянин на лошади, которая при виде меня взвилась на дыбы. Я не раздумывая, плашмя влепил его мечом по хребту, закинул арбалет за спину на ремне, и выдернув из седла седока вскочил на лошадь сам. Пара ударов кулаком по затылку, резкое дерганье уздечки, удары каблуками в бока и громкий рык убедили скотину галопом помчаться в сторону городских ворот.
   Под вопли разбегающихся из под копыт прохожих, узревших такого красивого меня, вылетел в раскрытые ворота, распугивая всех встречных своим видом и громким рыком. Стража дёрнулась ко мне, но не успела ничего сделать. Я пришпоривая лошадь и понёсся по дороге от города прочь во весь галоп. Бесцеремонно вытере меч о её гриву и сунул в ножны, не отпуская поводьев.
   Судьба сделала очередной резкий поворот и с Леграном, своей любимой пикой, старой лошадью и деньгами, спрятанными в деревне придётся расстаться! Это лучше, чем расстаться с головой! А еще, я понял, что мне чертовский повезло сегодня! Просто невероятно повезло!
   Против меня послали пятерых мечников при поддержке пятерых арбалетчиков, и мне чертовски повезло, что я смог уйти живым! Мне повезло, что противник совершил ошибку, а я смог ей воспользоваться. Если бы первые двое не ввалились в дом с размаху, а действовали планомерно и осторожно, вполне могли бы взять. Даже от троих в прямой схватке я бы не отмахался.
   Впрочем, долго предаваться самобичеванию я не стал, надо было действовать неожиданно, без видимой логики, чтобы меня не могли предсказать! А значит, не буду-ка я ломиться в лес, и тем более "до дому, до хаты". С этими мыслями я обернулся, убедился, что город скрылся в дали и на дороге свидетелей нет. Погони за собой не увидел и свернул свою лошадь, роняющую хлопья пены, к ближайшему рыбачьему поселку на берегу. Поддал пятками по бокам скотине, чтобы не снижала скорость. Прости меня скотина, но скоро ты избавишься от моего присутствия.
   Галопом пролетев между домами я вылетел к небольшому причалу и едва не сшиб лошадью рыбака попавшегося навстречу. Мужик уронил корзину с рыбой, вытаращившись на меня и стал судорожно искать рукой нож на поясе. Поединки на ножичках меня совершенно не устроили, поэтому я соскочил на землю и бесцеремонно сунул ему в руки поводья.
   - Поводи лошадь, а то запалится. - Сказал я мужику, который, несмотря на всё своё удивление поводья ухватил. - Меняю лошадь на лодку.
   - Лошадь краденая. - Добавил я проходя мимо него на причал. - О мне расскажете - отберут, так что, лучше молчите.
   - Ты кто? - Только и смог выдавить из себя удивлённый мужик, вцепившийся в поводья лошади как утопающий за брошенную ему верёвку.
   - Тррраун. - Ответил я не оборачиваясь и решив немного пошутить на последок. - Гранд-адмирал Митт'Тррраун'Нуорррдо!
   Поняв, что я нападать на него не стану, а лодку заберу в любом случае, рыбак обострять ситуацию не стал. Пререкаться с говорящим зверем который выше тебя наголову, да еще у него меч и кожаный панцирь, а у тебя нож и старая рубаха - в своём уме никто не станет. А я цепким взглядом окинул лодки, выбирая самую подходящую мне.
   Вообще, сворачивая к рыбачьему посёлку я рассчитывал максимум на хорошую верткую долблёнку по типу индейской пироги, или в худшем случае плоскодонку с вёслами. А тут у причала оказался целый небольшой флот разнокалиберных маломерных судов. Небольшая пузатая баржа или ладья, явно грузовая. Штуки четыре легких долблёнок.
   И удача - четыре небольших парусных лодки "морского типа", с килем, закруглённым днищем, небольшой мачтой высотой метра три, с реей, к которой был подвязан парус. Парусное вооружение было примитивным, один прямой парус на поворотной рее позволяющий ходить даже под некоторым углом к ветру. Примитивная, надёжная и легко осваиваемая конструкция для крупного озера.
   Размеры этих парусных лодок разнились. От небольшой, с крупную плоскодонку метров четырёх в длину. И до крупной длиной под десять метров пропорционально больше. Я посмотрел на воду, оценив по волнам направление ветра, и, обрубив причальный конец, мягко запрыгнул в четырёхметровую лодку. Оттолкнулся от причала, и, развязав завязки паруса, раскрыл его усаживаясь на банку.
   Вообще, в парусном вооружении этой лодки был идеально отражен принцип гениальной простоты. Перед банкой, из горизонтальной распорки корпуса между шпангоутами торчал толстый деревянный штырь с крупным набалдашником. За него и захлёстывалось в один-два оборота две верёвки. Одна из которых шла от конца реи к другому концу и позволяла поворачивать её под нужным углом, а вторая шла от нижних концов паруса с аналогичной целью. За счет трения веревки о дерево такая конструкция позволяла разворачивать парус одной рукой, второй правя рулём лодки.
   Что я сейчас и сделал, поймал парусом ветер и на максимальной скорости рванул от берега. Где к причалу уже собиралась "делегация провожающих" с дубьём, вилами, острогами и прочим импровизированным оружием. Но за мной никто не решил сунуться, все внимание собравшихся переключилось на лошадь, которую стали водить кругами, чтобы остыла. А еще, начали потрошить седельные сумки с даже мне слышными радостными возгласами. На седельные сумки я совершенно не обратил внимание, а зря. Вот теперь рыбачки мне точно простят уведённую лодку и тем более не сдадут, свой навар они получили. Хорошая лошадь стоит дорого, а тут еще седло и содержимое седельных сумок.
   Ветер дул для меня не слишком удачно. Не вдоль озера, что позволило бы обойти Грозовой по дуге за пределами видимости. А под углом к берегу, что исключало возможность вернуться к этому берегу. Придётся высаживаться на другой берег и уходить сушей. Или рисковать, и, дожидаясь попутного ветра, двигаться дальше по воде до Выползово, а потом по реке Лесная. Да и подумать, куда двигаться дальше, стоило как следует.
   Назад в деревню путь мне заказан. Если сдал меня даже и не сам Староста, что конечно пятьдесят на пятьдесят. Сдал бы он - тогда бы могли взять сразу по приезду на Ярмарку, вчера вечером или сегодня утром. Так что, если и не он сдал, то вся Ярмарка видела, что я приехал с ним. Старосту возьмут в оборот, он и сдаст меня точно. Значит деревня не вариант. Остается надеться, что он выполнит наш договор.
   Далее, вверх по озеру мне двигаться не имеет смысла, там магистральная дорога только одна и как раз в сторону деревни, где скорее всего меня и будут ловить. Еще Староста мне рассказывал про водный путь по озеру, реке и дальше до столицы. Скорее всего, меня будут ловить и на этой дороге, захват водного транспорта вряд ли могли просчитать. Да и силы на мои поиски бросят не безграничные. Вопрос моих поисков вообще интересен и надо будет логично обдумать его позднее. А пока как минимум один день я выиграл.
   Теперь главное увеличить как можно больше дистанцию между собой и преследователями, а так же не пользоваться очевидными путями. Нда, Грозовой, как узел дорог отпадает точно, значит надо в максимальном темпе двигаться вниз по озеру до Выползова, бросать лодку и уходить по суше любым путём кроме упомянутого Старостой. Вот и посмотрим, правда ли, что римский легион пешочком был равен по мобильности коннице.
   Есть соблазн рискнуть и попытаться уйти водой, реку-то полностью перегораживать ради меня одного точно не станут. Не того калибра рыбка. Ладно, на месте разберусь! С этими мыслями, я поэкспериментировав с парусами, пошел максимально круто к ветру. Стараясь по большой дуге обойти город за пределами видимости.
   Только вот не получилось полностью так как я хотел. Направление ветра и примитивность парусного вооружения, да и отсутствие у меня мореходных навыков привело к закономерному результату. Лодку сносило к противоположному берегу, и вскоре суша скрылась из виду. За неимением компаса пришлось держать курс ориентируясь на ветер и чувство направления. И думать, больше ничего не оставалось делать.
   Вопрос, какая же сволочь меня сдала остался открытым. Если бы это был Староста, то брали бы меня на Ярмарке и куда как более профессионально. Он же сам меня учил и в достаточной мере представляет мои возможности. Точно так же вероятно, что он мог бы меня прямо к "активно желающему познакомится" мог заманить. Просто уговорив зайти познакомиться, мол ничего тебе не будет и ловить не станут, я же Старосте доверяю. Значит, это не Староста, но в оборот его возьмут точно.
   Кто-то из крестьян с которыми я приехал на Ярмарку? Во первых, они не пойдут против Старосты, а во вторых они пусть и в меньшей мере, но мои способности видели. Значит тоже брали бы профессионально, главное, меня бы ждали там, где я буду обязательно. А это только около нашего места на Ярмарке. Аналогичная ситуация, если бы меня сдал Легран, значит тоже не он.
   Остаётся только "маг и чародей" со своей семейкой. В принципе, я для него контакт более чем ценный, потому как знаний у меня много и прибыль из знакомства со мной он легко извлечёт. Но, а что, если он решил и на ёлку влезть и жопу не ободрать? Часть моих знаний себе захапать и местному "властителю" сдать? Легко и непринуждённо! Я для него "никто и звать меня никак", скорее даже опасный конкурент, так как знаю явно больше.
   Вот в этом варианте вполне понятен непрофессиональный захват, ну не рассчитывали они на активное сопротивление и хорошее вооружение фигуранта! А поскольку я при прорыве оставил за собой три гарантированных трупа, то "шарлатана и стукача" за них точно по головке не погладят! И поделом суке! Ну а мне ценный опыт, не лезть в города без чрезвычайной необходимости, не доверять никому и страховаться по полной. А еще брать деньги сразу, не пытаясь добиться лучших условий, нарываясь на кидалово!
   Приняв для себя эти выводы, я мысленно пожелал Старосте и Леграну удачи, а крысе меня сдавшей позорно сдохнуть и стал наслаждаться плаванием. Раньше у меня как-то не было своей яхты, только надувная резиновая лодка дома, да на плоскодонках плавал. А ведь идти себе спокойно под парусом по озеру, любоваться видами не напрягаясь на вёслах, оказалось очень даже приятно!
   Всё-таки есть свой кайф в плавании под парусом! Вот теперь я понимаю яхтсменов! Тех, которые через океаны под парусом ходят, и тех которые по водохранилищу на маленьких яхтах-"драконах" рассекают! Моей бы лодочке парусное вооружение подобное, она бы и галсом пошла! Правда и я бы не смог её так легко угнать, с более сложным парусным вооружением я бы мог и не справиться. Вот бы рыбачки тогда повеселились придурку-коту...
   Наконец на горизонте появился противоположный берег озера, к которому я и приближался под острым углом стараясь идти как можно круче к ветру. А еще слева от курса на берегу стало проступать какое-то поселение. И ведь ветер зараза дул так, что я не мог обойти по дуге и пристать к берегу уже за ним. Придется в наглую приставать к причалу и быстренько валить оттуда сделав морду кирпичом понаглее.
   В теории, можно было пристать к берегу и не доплывая до этого поселения, но тогда всё равно придётся проходить мимо него. И у возможного "комитета по встрече" будет больше времени на подготовку. А так есть шанс проскочить насквозь. При удаче, может, купить еды в дорогу получится. Хотя нет, останавливаться не буду. На "подножном корму" перекантуюсь или поголодаю пару дней, не помру.
   С этими мыслями я немного довернул руль, направляясь прямо к причалам поселения и внимательно его рассматривая. Деревянная стена вокруг высотой метра четыре, максимум двухэтажные дома, пристани за чертой города с небольшими рыбачьими и грузовыми судами. А ведь есть шанс обойти город за внешней стеной и сразу выйти на дорогу, по которой и попилить от города быстрым шагом. Лучше даже не по самой дороге, а метрах в двадцати от её обочины в лесу. Вспомним заветы Бильбо Сумкина!
   Я прикинув дистанцию и скорость лодки, подобрал парус подвязывая его к рее и притершись бортом к причалу пружинисто перескочил на дощатый настил. Небрежным жестом кинул медную монетку какому-то бедно одетому мужику, пялящемуся на меня во все глаза, со словами - "Присмотри за лодкой". Тот монетку несмотря на своё удивление поймал и заулыбавшись ответил - "Сделаю, Ваша Светлость!" А я с легкой небрежностью и самоуверенным выражением морды в стиле "Капитан Воробей! Джек Воробей!", но без киношного жеманства продефелировал по причалу.
   Может моя наглость и взгляд скучающего аристократа, аура уверенности в себе и спокойной силы сыграли свою роль. А может и достаточно дорогое по местным меркам вооружение, в сочетании с внешностью сильного хищного зверя. В результате ко мне никто даже близко подходить не стал, хотя заинтересованными и удивлёнными взглядами провожали.
   Вот так уверенно и без суеты я обошел по наезженной колее частокол и вышел на дорогу, ведущую в нужном мне направлении. Ну а дальше оставалось только быстрым, но не торопливым шагом, отмахать километров пять до леса. Мысль пойти около дороги по лесу я на время отбросил, сегодня еще можно идти в открытую, а вот завтра уже надо будет прятаться. Натянув и зарядив арбалет в качестве меры предосторожности, я двинулся вдоль дороги быстрым почти бегущим шагом, настороженно поглядывая по сторонам.
   Один раз навстречу мне попалась телега с двумя мужиками на копне сена, схватившимися за вилы при виде меня. Но многозначительный жест арбалетом они поняли правильно и проехали мимо. А я потрусил себе дальше, чтобы сразу же спрятаться в подлеске как только воз с сеном исчезнет вдали.
   Надо было отдохнуть посидеть, сегодняшнее веселье меня таки утомило. Я же не Супермен какой или Бэтмен с Рэмбо, которые могут бегать круглый день в полной выкладке, нашпигованные осколками и биться о стены с размаху не ломая кости. В отличии от них я вполне себе живое существо из плоти и крови. От того и задние лапы гудят, да и передние уже налились свинцом от веса арбалета, и вспотел уже порядком.
   Устроился я на толстом корне дерева, уложил арбалет осторожно рядом и стянув перчатки принялся сматывать ленты ткани со своих передних лап. Блин, ну почему я на Ярмарку ради лучшей маскировки напялил штаны, вместо моей удобной набедренной повязки? В них же жарко! Если ходить медленно и не напрягаясь или ехать верхом еще ничего. Но вот бегать в них или пешком быстро ходить с моим роскошным мехом просто жарко! Обрезать их в шорты? Так жалко же, жаба удушит хорошую вещь портить!
   В конце концов жаба и здравый смысл победили, штаны я оставил как есть, придётся терпеть жару. За одно придумал новую маскировку своей характерной внешности. Штаны скрывающие мои "мохнатые лапы которым позавидует любой хоббит". Куртка с длинными рукавами и глубоким капюшоном. И перчатки на лапах. Все вместе они должны были скрывать мой внешний вид не хуже потерянного в городе плаща. При том новая маскировка будет не такой вызывающе-таинственной. Зато вполне объяснимой в разрезе надвигающейся дождливой и пасмурной зимы.
   Жилетка-безрукавка нареканий не вызывала, как и мои роскошные "берцы". Которые я кстати на привале расшнуровал и вытащил из них лапы, чтобы проветрились. Чай родная шерсть, а не казённые портянки. Вот такой вот "кот в сапогах" блин получился. Вытряхнув безрукавку и штаны чтобы как следует проветрить от пота, стал одеваться и собираться. Штаны, безрукавка, броня моя любимая, одеть и зашнуровать берцы, подобрать арбалет и осмотреться ничего ли не забыл. И осторожно двинулся к дороге.
   Второй за сегодня "дорожный марш-бросок" прошел спокойно и конструктивно. Навстречу мне никто не попался, вдогонку тоже, из кустов разбойники с воплями и дикие звери не выскакивали. Только желудок напомнил о себе, но это пока мелочи. Уже вечером, ориентируясь по солнцу я сошел с дороги и стал подыскивать место для ночлега.
   Костёр палить совсем не хотелось, а точнее просто говоря нечем его было разжигать. Кремня с кресалом и трутом у меня не было, вернее тот что был, остался на Ярмарке у Леграна в наших вещах. А делать лук, искать сухое дерево и потом добывать огонь трением было долго и нудно, а главное без гарантии успеха. Ночевать же на земле без костра не хотелось совершенно. Я выбрал какое-то дерево с развесистыми ветвями, сняв берцы и связав их шнурки повесил на шею, собираясь, цепляясь когтями всех четырёх лап, забраться на дерево как кот. Но, на свою голову и к моему удовольствию, меня прервала белка на соседнем дереве слишком громко выразившая своё мнение о крупном хищнике в моём лице. Щелчок арбалетной тетивы и пробитый стрелой зверек слетел вниз.
   Так что, прежде чем лезть на дерево я перекусил белкой. Конечно выпотрошив и небрежно ободрав шкурку. Сырое мясо грызуна на мой вкус оказалось вполне съедобным и желания сблевать совершенно не вызвало. Дожевав последний кусок, облизав пальцы я сыто потянулся и закинув арбалет за спину на ремне бодро вскарабкался на дерево цепляясь когтями за шершавую кору. Где и устроился на самой толстой ветке, опираясь спиной о ствол дерева и поглядывая по сторонам.
   Жить хорошо! А жить свободным, а не в клетке или еще хуже в пыточном каземате - еще лучше! Все у меня хорошо, главное жизнь и свобода, а всякая мишура в виде денег и "домика в деревне" не имеют значения. Я молодой, умный, красивый, не инвалид - значит буду наслаждаться жизнью! "Крысиные бега" за деньгами и прочей мишурой мне надоели еще в моей прошлой человеческой жизни.
   Улыбнувшись этим позитивным мыслям я потянулся, поёрзал устраиваясь поудобней и занялся логическим анализом задействованных против меня сил пока еще неведомого противника. Меня послали ловить пятерых мечников и пятерых арбалетчиков, двух мечников и одного арбалетчика я уработал. Конечно, их пославший воспылает "неправедным гневом", а какого хрена ему быть праведным? Это не я к ним на улице прицепился, а они меня ловить начали совершенно некультурно. Попросил бы культурно один посланец зайти - я бы может и зашел сам, поговорить. А так сами виноваты!
   В общем этот "нехороший человек", прямо скажем "редиска", начнёт меня ловить. Первым делом возьмут в оборот Старосту с понятным результатом. И учитывая то, как я быстро и со стороны эффективно сработал в городе - ловить меня будут достаточно крупными силами.
   Причем, прямо скажем "облажавшиеся" члены группы захвата распишут меня как супер-бойца, Рэмбо и Терминатора в одном флаконе. Чтобы не пришлось признать, что они "облажались" и я боец так себе, с соответствующими оргвыводами для них. Значит, "редиска" будет думать, что для гарантии на одного меня нужен десяток мечников и десяток стрелков. Не возьмут живьем, так гарантированно расстреляют.
   Итого каждая группа ловящая меня будет состоять минимум из 15-20 человек. С одной стороны будет гнать "дезу" Староста, что я "никакой" боец. С другой стороны себя пяткой в грудь будут бить облажавшиеся вояки из группы захвата, доказывая мою невероятную "крутизну". Какой же вывод будет сделан "редиской"? Скорее всего такой, что я очень сильный боец, просто не показывавший Старосте свою силу и мастерство. Потому как хитрый, скотина! Далее, по местным временам 15-20 человек - это силы вполне себе значительные и главное дорогие в содержании. Итого, у нашего гипотетического "редиски" допустим "бригада" в 100 человек. Больше слишком дорого содержать, да и "центральная власть" может посмотреть косо.
   Причем, на мои поиски вряд ли будут задействованы они все. Не менее двадцати человек "редиска" оставит при себе, а вдруг я решу вернуться в город и ему башку отрезать, решив тем самым все свои проблемы? Учитывая средневековые времена и нравы, то такая мысль вполне может закрасться в "редискину" голову. И подобное решение со стороны "очень крутого бойца" может оказаться более чем логичным. Одним ударом решить все свои проблемы и показать всем, что "трогать его чревато!" Была бы у меня спецназовская подготовка и соответствующее снаряжение, я бы пожалуй и мог попытаться сделать нечто такое. Но, я оцениваю свои силы трезво и больше глупостей делать не буду. Одной хватило!
   Итого, этот "редиска" может уверенно сформировать 4-5 отрядов, достаточной, по его мнению, численности для решения проблемы. Эх, жаль я карту местности не видел, а то можно было бы даже попытаться предсказать, где эти отряды разместятся. И что из этого следует? А следует то самое. Мой "нехороший человек" может своими силами обеспечить засаду в деревне и блокирование магистральных дорог в ближних окрестностях.
   Хотя эти отряды вполне могут пройтись по магистральным дорогам до ближайших узловых развилок "на удачу". Если я пройду первую и вторую узловые развилки не засветившись, то поймать они меня уже не смогут, слишком мала информационная связность этой эпохи. Не менее вероятно, что поиск будет ограничен во времени неделей или двумя. Более длинный по времени поиск меня выйдет слишком дорогим и бессмысленным. За две недели я даже напрямую через леса успею дойти до любого края королевства и перейти границу.
   Далее, возможность привлечения к моему поиску государственной машины этим "редиской". А вот фиг! Есть такой гриб, "отсосиновик" называется! Если бы по государственной линии запустили поиск бандита-человека, вопросов бы это не вызвало. Поиск же "разумного говорящего кота синего цвета ходящего на задних лапах" вызовет нездоровый интерес в известных структурах. Которые конечно будут меня искать и вероятно даже найдут, но и инициировавшего этот поиск "редиску" за яйца мозолистой рукой тоже прихватят! Не для свержения ли королевской власти этот "редиска" "говорящего кота" хотел заполучить и секреты оружия из него выпытать??! Ему это надо? Конечно же нет!
   Далее, поиск меня "через знакомства". Допустим, "редиска" своим знакомым-феодалам выдаст просьбу найти того-же самого "говорящего кота", что и в первом случае. Ну допустим кто-то меня нашел. А найдя, сразу конечно "редиске" отдавать не станет, начнёт сам выяснять чем же я так интересен. Тут всплывают Лессарские легенды о "Небесных Демонах". И опять таки "редиска" вместо искомого "говорящего кота" получает тот самый гриб "отсосиновик"! Никто ему не отдаст потенциального обладателя знаний об "супер-оружии". Они же тут ничего сложнее осадных машин не видели, а те при желании любой плотник с кузнецом построить могут.
   Следовательно, централизованного поиска можно не опасаться, потому что в лучшем случае будет просто "грибочек", а в худшем он же и подозрение в государственной измене! А вот агентура "редиски" которой будет разослано моё описание - вполне вероятна. Ну, от этой болезни лекарство только одно, "Конспигация товагищи! Конспигация!" Значит, будем свято исполнять некоторые несложные правила, которые даже без "редиски" пришлось бы выполнять, и все будет в порядке!
   Закончив с этими аналитическими выкладками, я широко зевнул констатируя наступление вечера по сгущающейся темноте и немного повозившись устроился спать. Конечно, спать сидя на ветке на дереве не так удобно как в теплой постели, но и намного безопасней, чем на земле не разжигая костёр. Наконец усталость взяла своё и я заснул чутким сном хищника, готовый проснуться при любом подозрительном шорохе.
  
   Глава 18. День сорок шестой. Чернышка.
  
   Проснулся я от того, что как бы это помягче выразится, задница затекла и я повернувшись во сне чуть не спикировал с ветки. Пришлось крепко вцепиться когтями в дерево недовольно зарычав. Любоваться рассветом сидя на ветке дерева в густом лесу не получалось. Было сыро от выпавшей росы и вообще обстановка не располагала к дальнейшему сну. Но лучше так, чем в клетке или тем более в пыточном каземате.
   Было, возникла мысль "отлить как Тарзану", прямо с ветки, но я решил глупостями не заниматься рискуя кувырнуться вниз. Пришлось осмотреться, растереть лапами затёкшую задницу и спускаться. Останки белки за ночь уже кто-то успел сожрать, никакой добычи поблизости не крутилось, преследователей или хищников я тоже не заметил. Можно было сделать свои дела, не опасаясь. А потом перешнуровать берцы и отправиться дальше в путь. Что я и сделал.
   Желудок напоминал о том, что пожрать таки надо, но дичи не попадалось. Попить тоже хотелось, но фляги у меня не было. Да и по пути пока никаких водоёмов не попадалось. Но это были мелочи, пару дней могу и голодным побегать. Намного более насущной была проблема скрытности передвижения, особенно учитывая вчерашний "большой шухер" в Грозовом. И то, как нагло я высадился на причале какого-то посёлка. Обо мне уже могли сообщить, из этого и буду исходить.
   Вот и пришлось пробираться метрах в двадцати от дороги прислушиваясь не едет ли кто по ней. Хорошо еще, что лес был старым и без особого подлеска. Получалось идти по нему не прорубая себе дорогу и не цепляясь за молодую поросль одеждой. Так я и пилил по лесу вдоль дороги не торопясь. Пока не уткнулся в небольшую речушку. Речушка позволила напиться, вызвала острое сожаление об отсутствии фляги и подняла вопрос о переправе.
   Лезть в воду совершенно не хотелось, благо дорога оказалась снабжена таким полезным инженерным сооружением как небольшой мост. Осторожная разведка подступов показала наличие отсутствия засады и свидетелей. Быстренько пробежав по мосту, я опять нырнул в лес. И минут через пятнадцать примерно по дороге проехал фургон в сопровождении двоих всадников.
   Судя по виду и поведению всадников, они были просто попутчиками, а не наёмная охрана. Группой ехать по средневековой дороге намного безопасней, чем в одиночку. Вот и сбиваются путешественники в группы, примыкали к большим караванам, вместе легче отбиться если что. А самые торопливые, самоуверенные или глупые отправляются в одиночку. Правда, зачастую они до цели своей не доезжают...
   Проводив настороженным взглядом взором путников я немного позавидовал их плащам и двинулся дальше. Чтобы к обеду выйти к перекрёстку дорог около переправы через реку Лесная. Попутно пропустив мимо себя по дороге пару групп всадников по 3-5 человек. Судя по отсутствию обозов из груженых телег, все тяжелые грузы перевозились по озеру. Что было вполне логично и не только для средневековья.
   На противоположном от перекрёстка дорог берегу реки стоял город Выползово. Тот самый, о котором мне и рассказывал Староста, описывая водный путь до столицы королевства. Не показываясь из леса, я дошел до дороги уводящей от перекрёстка в сторону гор. Вдоль неё я и двинулся, всё так же прячась в лесу.
   Дичи по пути никакой не попадалось, незнакомые мне грибы и ягоды я пробовать опасался, желудок настойчиво требовал "пожрать бы, Хозяин!" Но жрать пока было нечего, вот настроение и становилось всех хуже. Пока мои чуткие уши не уловили впереди и еще глубже в лес какое-то тихое сдавленное мычание. Натянул и зарядил арбалет, я готовый к бою осторожно двинулся на источник звуков.
   Источником мычащих звуков оказался "натюрморт" в виде привязанного к дереву молодого голого мужчины со вспоротым животом и заткнутым ртом. Причем он был привязан так, чтобы его гарантированно не было видно и слышно от дороги. Даже если кто-то решит зайти отлить недалеко от этого места. От чего настроение упало ниже плинтуса окончательно. Сделавших это не наблюдалось, а привязанный смотрел на меня с такой болью... Судя по запашку, перитонит у него уже начался.
   Даже в современном госпитале конца 20 или начала 21 века его шансы были близки к нулю. А уж в средневековье он был гарантированным покойником, который будет очень сильно мучиться перед смертью. И в глазах которого я читал только одну просьбу - добить. А еще огромное удивление, когда он осознал через пелену боли, что я не человек, а зверь стоящий на задних лапах.
   - Постарайся не кричать, когда я вытащу кляп. - Сказал я перерезая ремешок удерживающий кляп во рту готовый зажать его рот лапой, если закричит.
   Привязанный к дереву энергично кивнул и выгнулся от боли жмурясь. Но когда я вытащил кляп, он удержался и не закричал, только простонал.
   - Убей меня. Прошу! Я уже мёртв, не дай мучатся!
   - Кто это сделал? - Спросил я настороженно поглядывая по сторонам и готовый зажать рот если он закричит, а потом добавил. - Я выполню твою просьбу.
   - Бандиты. - Коротко и ёмко ответил человек, а потом выгнулся, прикусывая губу до крови, чтобы не закричать.
   - Я охотник, мы с другом возвращались с гор с добычей. - Собравшись с силами продолжил он, и посмотрев на меня немного улыбнулся через боль говоря с гордостью. - Мы поймали молодого дракона!
   - И недалеко отсюда на нас напали бандиты, пятеро. - Продолжил молодой охотник, переждав приступ боли. - Они убили моего друга, который ранил одного, я смог убить еще одного из них. И поэтому они мне так отомстили. Смеялись твари, что подыхать буду долго и мучительно, и даже покричать не смогу!
   Вот такая вот типичная средневековая история, подумалось мне. А еще во мне проснулась холодная, безжалостная злость. Нечто подобное я уже видел в своей прошлой жизни.
   - Они тебя сразу тут привязали? - Уже целеустремлённо спросил я, надо было выяснить подробности и прикинуть, а вдруг получится отловить козлов и "наказать"?
   - Нет, они притащили меня сюда от своего лагеря, он у них там! - Дернул головой привязанный к дереву показывая, видно по моей морде он понял, что я задумал и улыбнулся. - Там поляна и незаметная тропа в лесу от неё до дороги.
   Я молча обрезал верёвки и молодой охотник осел на землю зажимая руками вспоротый живот и пытаясь подобрать кишки. Но потом, собравшись с силами, он показал рукой точное направление. Я молча посмотрел ему в глаза и достав нож слегка кивнул головой. Он судорожно кивнул и привалился к дереву, зажмурившись. Я резким ударом вонзил клином ему между рёбер, достав сердце.
   Молодой парень выгнулся и захрипел, а потом затих мёртвый. Я осторожно опустил мёртвого на землю, закрыл ему глаза и пощупал пульс. Его само собой не было и я вырвал клинок из тела, попутно отметив запах мочи и дерьма. Мускулатура мёртвого расслабилась и он закономерно "сделал под себя". Такова судьба всех покойников и ничего тут не поделаешь, смерть во всей своей неприглядности.
   Я сделал для молодого охотника то немногое, что мог сделать прямо сейчас, дал ему быструю смерть. А еще можно было попытаться отомстить за него, попутно разжившись всякими полезными вещами. Что я решил и сделать, взял на изготовку арбалет и углубился в лес ориентируясь на "следы волочения", направление которых совпадало с направлением указанным мертвым охотником.
   По идее, его бы конечно надо было похоронить. Только вот у меня не было лопаты, а копать могилу мечом... Да и пока я ковыряюсь с могилой, могут нагрянуть те самые бандиты. А мёртвому уже все равно, закопают его или звери подъедят. В общем, некогда мне его закапывать. И особого желания нет, если честно. Идеалистов рядом нет, да и пошли они нахрен! Меня тоже вряд ли закопают, когда окочурюсь. Может, кто и на шкуру позарится, на половик! Извини парень, но мёртвые сами хоронят своих мертвецов!
   Вскоре мой чуткий нос уловил запахи лагеря, как кухонные так и не очень, а потом я услышал голоса. И стал двигаться еще осторожней, плавными и медленными, текучими движениями без резких рывков, тихо подкрадываясь от дерева к дереву, внимательно настороженно прислушиваясь и глядя по сторонам. Не было ни малейшего желания налететь на "секрет" боевого охранения бандитского лагеря. Но такого не оказалось, что меня удивило, неужто бандиты такие беспечные?
   Вскоре между деревьями я заметил бандитский лагерь и удвоил осторожность. Была мысль подбираться ползком, но то тут, то там стали попадаться характерные "кучки". Да и деревья были достаточно крупными, чтобы укрыть даже мою достаточно здоровую "тушку". Так я и подкрадывался до крупного густого куста, за которым осторожно и пристроился по соседству с "благоухающей" кучкой дерьма. Ничего, потерплю для пользы дела!
   Открывшаяся моим глазам картина бандитского лагеря оказалась чудесной, просто чудесной! В лагере оказались всего двое разбойников, один калечный и один целый. Лошадей и фургона охотников, или на чем они там везли добычу, не было. Как и еще двух бандитов оставшихся целыми. Зато в стороне валялось что-то вытянутое и накрытое дерюгой, под которой наблюдалось слабое шевеление.
   Тут все было ясно. Двое бандитов уехали сбывать добычу, оставив на хозяйстве раненного и одного целого на подстраховку. А приметного зверя пока оставили, решив позднее подумать, что с ним делать. Тем лучше для меня! Прицелиться, нажать на спуск и целый бандит падает пробитый стрелой, дергаясь и хрипя, пуская кровавые пузыри. Теперь резко отбежать в сторону и спрятавшись за толстым деревом перезаряжать арбалет. Вдруг бандитов больше чем двое и еще один-два сидят в секрете с другой стороны поляны?
   Осторожно высунулся готовый отпрянуть, но никто в мою сторону не стрелял. Зато "подранок" засуетился и попытался смыться, побежав через поляну к лесу. Но вторая стрела в спину остановила его забег. Хорошая все-таки штука блочный арбалет и арбалетные стрелы! Стрелять можно дальше, чем арбалетными болтами!
   Быстро перезарядив арбалет, я опять сменил позицию, внимательно наблюдая за окрестностями и прислушиваясь. Подстреленные бандиты вскорости окончательно сдохли, во всяком случае не шевелились и даже не сипели пробитыми лёгкими. Да и дерьмецом с их стороны потянуло характерно. После этого я и начал медленно обходить поляну кругом по лесу, на случай если кто еще сидит в засаде. Но засады не было, а на тропинке уводящей с поляны были свежие следы колёс и копыт. Туда и обратно, причем туда - свежее.
   Теперь можно было выйти на поляну, но я не подходя близко сначала "проконтролировал" трупы, вогнав в них по второй стреле для гарантии. Никто не дернулся, значит, первых попавших хватило. А потом я вдумчиво занялся мародёрством. Обшарил трупы, проверяя их пояса на наличие мешочков-кошельков, а потом внимательно ощупал пояса и одежду, на счет зашитых монет. На Земле в Средневековье частенько так делали пряча деньги и документы. Улов оказался так себе, по паре серебряных монет и горсти меди на брата-бандита. Бедный какой-то бандит пошёл! Квёлый!
   Потом быстро обшмонал лагерь, собирая в кучу приглянувшиеся мне вещи и припасы. Из припасов приглянулись полтора круга твёрдой копчёной колбасы, какой-то твердый сыр и мешочек сухарей. Которые и были упакованы в подвернувшийся достаточно чистый мешок. Еще нашлась добротная деревянная фляга которую я тоже подобрал. И хороший плащ, как раз для меня и короткое крестьянское копьё-пальма с широким лезвием. Но больше всего меня порадовали трут, кресало и кремень в кожаном мешочке, своих то у меня не было.
   Замызганный шалаш, какое-то непонятное вонючее тряпьё, несколько мешочков крупы и бурдюки с какой-то жидкостью моё внимание не привлекли. Был у бандитов и топор для дров, который я использовал, чтобы достать свои стрелы, без всяких сомнений разрубая трупы стараясь не измазаться в крови. Большая часть крови из "мертвых тушек" уже давно вытекла и впиталась в землю, оставшаяся загустела, собираясь сворачиваться, так что не измазался почти.
   На моём месте слишком брезгливый бы оставил стрелы пару раз подёргав и поняв, что не вытащить, не кромсая трупы. Истеричная барышня или "мальчик-одуванчик" не видевший крови и трупов вообще бы грохнулся в обморок. Только вот я ни к первой ни к второй категории не относился. И кур рубить самому приходилось, и кроликов резать, и коз с овцами. Знаете ли сипит и булькает перерезанным горлом, кровью фонтанируя коза довольно впечатляюще в первые пару раз, а потом привыкаешь.
   Да и человеческие трупы по кускам собирать пару раз довелось. Потому и сделал без всяких истерик то, что было нужно сделать. Была еще мысль насадить бандитские головы на колья, для устрашения их оставшихся подельников. Но я отказался от этой идеи, зато, вытирая топор и лапы об одежду трупа, решил забрать полезный инструмент с собой.
   И только закончив сборы, решил посмотреть, что же это за "дракона" поймали ныне мёртвые охотники. Вооружился копьём-пальмой и осторожно приблизился к тушке накрытой дерюгой. Та при моём приближении завозилась еще активнее и зашипела. Н-да, интересно получается, тушка под дерюгой имел форму морковки и длиной метра в полтора. Логично было предположить, что морда упакованной твари будет с толстого конца тушки. И резко отбросил дерюгу в сторону, готовый отскочить в сторону.
   Первое, что я увидел, была голова огромной черной ящерицы. Так мне показалось по началу. Потом присмотрелся и понял, что от ящерицы морда отличается чересчур уж сильно. Не бывает покрытых гладкой черной шерстью ящериц! Это привилегия теплокровных млекопитающих! К моему удивлению, связанная тварь несколько раз шумно вздохнула, перестала шипеть и начала дергаться еще активней, скуля как собака! Честно говоря, меня такая реакция ошарашила. И еще больше разожгла любопытство.
   И эта морда, скуля, изо всех сил тянулась к моей лапе шумно нюхая воздух. Пасть твари оказалась умело завязанной прочной веревкой, не хуже намордника. А сама зверюга была примотана верёвками к длинной жерди. Я воспользовался этим и положил свою лапу на нос твари из свертка, нос оказался мягким и теплым, бархатистым на ощупь. Явно не рептилия, во всяком случае, тварь явно теплокровная и внимание, с ушами! Очень похожими на уши лошади. Мягкая короткая и гладкая черная шерсть была теплой на ощупь, а кожа под ней гладкой и плотной.
   Морда потыкалась носом в мою ладонь шумно дыша и изогнув шею посмотрела на меня. А потом вдруг вся эта зверюга начала, повизгивая завязанной пастью, как щенок увидевший хозяина, тянутся ко мне извиваясь всем телом. Причем очень энергично и целенаправленно, хотя сломать палку или порвать веревки силёнок у неё не хватило.
   - Всё страньше и страньше! - Не удержался я и сказал в это в слух, а потом стал внимательно рассматривать добычу сгинувших охотников.
   Она выглядела как дракон или очень близкое к нему существо. Только вот ни капли не ящерица. Теплокровное, без чешуи но зато покрытое шерстью, с ушами, наверняка живородящее и главное млекопитающее! Уж четыре маленьких соска в нижней части живота об этом явно говорили. И при том у этого существа было шесть конечностей! Четыре лапы и два крыла со своими отдельными плечевыми суставами. Причем крылья тоже были покрыты шерстью, только очень короткой и плотно прилегающей к коже. Очень, очень странное существо! Тянущееся ко мне всем телом и смотрящее взглядом потерявшейся собаки, наконец нашедшей своего хозяина.
   Пасть я ему освобождать не стал, а вот верёвки связывающие лапы с крыльями и притягивающие к жердине перерезал освобождая. И нет бы, вскочить, отряхнуться и мотать отсюда на все четыре стороны этой странной зверюшке. Дракон вскочил и развернувшись подскочил ко мне, двигаясь молниеносно, так что я только и смог выставить лапу с ножом перед собой. Но эта зверюга поднырнула под нож и начала тереться боком о мои ноги повизгивая и глядя снизу вверх преданным собачьим взглядом.
   А потом села рядом как суслик и стара пытаться снять с морды веревки жалобно поглядывая мне в глаза, скуля. Судя по той целенаправленности, с которой скотина с крыльями пыталась освободить морду, она скоро это сделает. Я наклонился к ней, морда была подставлена мне под лапы и верёвки были разрезаны ножом. Честное слово, лучше бы я этого не делал!
   Эта крылатая сволочь сначала обмусолила мне морду своим влажным языком. И пока я отплёвывался от шерсти и отпихивал её, вытирался ладонью, она стала прыгать вокруг меня как на пружинах почти на высоту моего роста! Повизгивая от восторга, виляя своим длинным гибким хвостом, как радостная собака. А потом встала на задние лапы, опёрлась передними о мою грудь. И стала тыкаться головой под мои руки, напрашиваясь на поглаживание по голове и почесывание за ушами. Что я и сделал, задумчиво глядя в радостные глаза с круглыми зрачками.
   Задуматься было о чем. Очень странное с точки зрения биологии животное. Со всеми признаками теплокровного млекопитающего, клыки в раскрытой пасти я заметил совершенно отчётливо. Строение тела схожее со строением тела рептилии, но опять таки точно не рептилия. У ящерицы лапы в стороны растопырены, а у этого, пусть будет "дракон", лапы под телом.
   И строение задницы с хвостом совершено не подходит под строение оной части рептилии. У этого дракона строение задней части телка как у помеси кошки с лошадью. Да и хвост был устроен интересно. Тонкий у основания он резко расширялся, а потом сходил на конус как морковка. Пока я предавался размышлениям, эта черная зверюга отбежала в сторону и раскрыла крылья.
   Крылья были размахом метра в три, причем без когтей на суставах и концах пальцев. А еще у неё раскрылось натуральное треугольное "заднее горизонтальное оперение" на боках и бёдрах! По строению сходное со строением плавников рыб, которое почти незаметно пряталось в шерсти в сложенном состоянии. И на хвосте около его конца, два похожих "плавника" формируя V-образное вертикальное оперение как у F-117 "Стелс". Это что, биотехнологический летательный аппарат получается??!
   Я уже было думал, что эта летучая зверюга прочухается и наконец-то улетит, а я себе пойду потихоньку дальше. Но не тут-то была, помахав крыльями, она их сложила, как и оперение. А потом она подойдя ко мне и уселась с права около моей ноги, замурлыкала прижавшись боком и вытянув шею тыкаясь мордой в ладонь.
   - Вот и обзавёлся "домашним зверком". - Пробурчал я высказывая мысли в слух. - Как будто одного себя было мало, с моей весёлой мохнатой тушкой, такт тут и еще ручной "дракон"...
   - А, хрен с ним! - Махнул лапой я и начал собираться.
   Моя новая ручная зверюга повертелась вокруг и пристроилась, было жрать труп бандита. Но получив по жопе древком копья под громогласное "Фу! Нельзя!" взвизгнула и отскочила. Посмотрела на меня, я погрозил её кулаком и она понурившись подошла ко мне, уселась рядом. Очень понятливая зверюга, прямо на удивление.
   - Ну пошли, Чер... - Начал говорить я, уже было, придумав кличку для своего нового зверя.
   Но тут выяснилось, что моя зверюга не он, а она. Выяснилось это очень просто, она решила отлить, и раскорячилась. А когда живое существо отливает, самку от самца отличить очень легко. Понятно, по какому половому признаку.
   - Будешь Чернышкой. - Улыбаясь, изрёк я и двинулся назад через лес к дороге по своим следам.
   Моя ручная зверушка бодро потрусила следом и вскоре весело носилась вокруг не хуже собаки. Только не гавкала, этакий вытянутый черный метеор, мелькающий между деревьями. Причем как я заметил, в этой беготне прослеживалась какая-то система. Похожая на разведку местности по ходу движения. И конечно же Чернышка не упустила шанса поохотится, прибежав ко мне с зайцем в зубах и суя его в руки.
   Полезная зверушка, хозяина еще и кормит, подумалось мне пока разделывал зайца, деля его по честному. Задние лапы себе, кишки на землю, а остальное Чернышке. Которая всё прекрасно поняла и свою долю быстренько сожрала вместе с костями, весело ими хрустя. И даже кишки носом поворошила выискивая пригодное в пищу, но ничего не нашла, а кишки жрать не стала.
   На ходу сжевав заячье мясо я вышел к дороге пройдя мимо голого трупа охотника, сориентировался и двинулся через лес вдоль дороги дальше. Пришлось, правда, устроить небольшой сеанс дрессировки Чернышке. Которая, прямо таки на лету схватывала все, запомнив свою кличку и команды с первого-второго раза. И теперь после команды "Рядом!" она не мелькала по всей округе, а смирно шла рядом поглядывая по сторонам и чутко прислушиваясь, забавно поводя ушами. Вскоре мы пересекли уходящую в лес тропинку с теми самыми следами колёс и копыт, которые "туда и обратно". Третьего следа "туда" пока еще не было и мы спокойно пошли дальше.
   Идти в компании с Чернышкой было куда веселее чем одному, очень уж забавно она на меня посматривала и всем видом показывала свою кипучую энергию вертя головой во все стороны. Но себя сдерживала и послушно шла рядом. Правда настроение портили воспоминания о убитом мной молодом охотнике, ярко напомнившем мне, о нравах окружающих меня времён. Когда подобное было в порядке вещей, а таких понятий как "гуманизм" и "права человека" в помине не было. А о чести вспоминали, только когда это не мешало личной выгоде.
   От этих невесёлых размышлений меня отвлёк запах и звук текущей воды, на который я и пошел, удаляясь от дороги. Пока не вышел к небольшому ручейку, текущему в небольшом овражке через лес. Ручей позволил напиться мне и моей зверюге ставшей жадно лакать воду, промыть и наполнить трофейную флягу. А потом засунуть в воду, пованивающую Чернышку, и держа лапой за загривок, немного помыть с песочком. Черная зверюга повизгивала, извивалась и пыталась увильнуть от водных процедур, но по настоящему не вырывалась. Хотя и могла.
   Почему Чернышка мне так подчинялась, было совершенно непонятно. Ну не может дикое животное так подчинятся кому-то кроме альфа-лидера своей стаи или стада. А наличие у драконов альфы-саблезубого - это полный бред! Да и по запахам животные друг друга отличают очень даже четко, а значит меня за альфу она не могла принять ни за что, но приняла! Так что, вариант вариант с альфой-саблезубым отпадает, как невозможный. Но почему же тогда эта черная стервоза ведет себя как будто я её альфа-лидер? Нет ответа...
   Пока Чернышка лежала связанной, пришлось ей делаться под себя. Вот и попахивала характерно, пока не оказалась помытой в холодной воде. Зато потом она выскочила на берег и свершила "маленькую мстю" резко отряхнувшись! Хорошо хоть эта сучка с крыльями была короткошерстной и вода с неё стекала очень быстро и брызг оказалось немного. Вот если бы она была мохнатой как кавказская овчарка то точно устроила бы мне полноценный душ! И по жопе бы получила от меня точно!
   Впрочем, даже эти мысли были весёлыми, и когда Чернышка задрала голову я с удовольствием почесал её за ушками. А потом погладил по голове и спине под громкое довольное мурлыканье. Захотелось просто сесть и отдохнуть немного, погладить свою черную, красивую и тёплую зверюгу. Да и перекусить тоже не мешало немного. Заячьи лапки давно переварились.
   Я противиться зову голодного брюха не стал, найдя мощный корень дерева постелил на него плащ и уселся сверху. И тут же был обмусолен в морду лица этой черной стервозой, пришлось на неё шикнуть и утёршись лапой, наконец-то поесть. Четверть круга колбасы, штук пять небольших кусочков твёрдого сухого солёного сыра были съедены с огромным удовольствием.
   Пришлось дать кусочек сыра и этой черной скотине, смотревшей жалобными голодными глазами. Скормил я ей этот кусочек сыра и завязав мешок с харчами задумался. Чернышка вела себя очень странно для дикого животного, которое я встретил только сегодня. Точнее всего она вела себя как преданная собака, наконец-то нашедшая хозяина и от этого радостная по уши, только хвостом не виляла. И при этом глядя на её крылья и "дополнительное оперение" в мозгу сразу возникала мысль - "Биотехнологический летательный аппарат!"
   Хм, а ведь вполне может оказаться, что никакая это не дикая зверушка, а "биотех" моих сородичей! В принципе, если подумать, виденные мной "кристаллосхемы" вполне могли быть собраны методом не автономной наносборки. При наличии таких технологий достаточно легко и с ДНК работать. Значит наличие у саблезубых "биотехов" вполне возможно. А ведь очень даже похоже, что это так!
   И если это так, то я натолкнулся на одного из таких, предки которого давно одичали, и жили себе дикими животными. Пока Чернышка не встретила меня, и не сработали запрограммированные инстинкты. Тогда её странное поведение и полное подчинение становится вполне понятным. А раз так, то Чернышка тоже может летать, понятно почему она принесла мне зайца, и возможно у неё есть еще куча полезных мне "программ"-инстинктов.
   Вообще, все признаки говорили за то, что драконы - генетически сконструированные существа. Для появившегося в результате эволюции животного она была слишком универсальной. Отлично передвигалась по земле и эффективно охотилась. Но в то-же время наверняка была эффективным летающим хищником. А природа не создаст таких универсалов. Или бегаешь по земле или летаешь, но не вместе. И крылья её были не адаптацией конечностей к полёту, с рудиментарными когтями как у птиц или летучих мышей. Они были изначально созданы именно для полёта, чего в процессе эволюции не бывает. Зато бывает при конструировании чего-либо инженерами знающими свое дело.
   И конечно эти "хвостовые кили" с "задним горизонтальным оперением". Они не укладывались ни в какой вариант естественной эволюции! Не укладывались! Зато они отлично укладывались в инженерную модель летательного аппарата! Передние крылья, работающие как несущие плоскости планера при планировании или как рабочие плоскости махолёта, заднее горизонтальное оперение стабилизирующее полёт и хвостовые вертикальные V-образные стабилизаторы.
   Такое "чудо" природа создать не могла! Её вершина - птички, летучие мыши и давно вымершие птеродактели, у всех трёх крылья развились из передних лап и следы этого остались "в конструкции". И вышеперечисленные животные без "инженерных изысков как у драконов" обходились довольно успешно. Значит драконы - биотехи, иначе быть не может!
   - Жаль, ты говорить не можешь, и не телепат. - Задумчиво сказал я, гладя по шее и загривку прижавшуюся мордой к моей груди Чернышку. - Насколько удобней было-бы тебе объяснять мои команды и получать ответы.
   Чернышка преданно посмотрела в глаза, но ясен пень, ничего не ответила и только лизнула в морду, скотина крылатая. Пришлось обнять и гладить, чесать за ушками преданную радостную зверюгу. И мои губы сами собой растянулись в улыбке. Даже без всякой телепатии или эмпатии, Чернышка умудрилась передать мне немалый заряд хорошего настроения. Вот ведь сучка крылатая, мосластая, поджарая крылатая ящерица!
   Я гладил её вдоль хребта, на котором не было и следа шипов или гребня, от ушей и до самого кончика гибкого хвоста, глупо улыбаясь. Чесал за ушками и подбородок, загривок, гладил поджарые бока и бедра. А потом обнял и крепко прижал к себе теплую, громко мурлыкавшую как большая кошка, крылатую зверюгу. Которая, старалась лизнуть то мои лапы, то в лицо, заставляя отпихивать ладонью её веселую хитрую морду с озорными бесенятами в глазах.
   Повозившись с Чернышкой с полчаса я шлепнул её по крупу ладонью и отпихнув в сторону, встал. Подобрал свои вещи и махнув ей лапой подзывая к себе пошел к дороге. Надо было пройти побольше до заката, вдруг вернувшиеся бандиты решат отомстить за своих убиенных сообщников и слегка ограбленный лагерь? Хотя, могут и испугаться. Особенно если умеют читать следы и поймут, что "дракон" ушел со мной, сам и без поводка. Учитывая гордость мертвого охотника, зверюшка моя далеко не безобидна!
   До вечера меня никто так и не догнал, хотя один раз пришлось прятаться в лесу и буквально наваливаться на Чернышку пойманную за хвост, которая зарычала и было сунулась к дороге. Наверное, сработал инстинкт защиты хозяина. На мое тихое "Фу! Рядом!" она среагировала даже без подзатыльника, перестала дергаться и затихла.
   А по дороге шел караван, я насчитал пятнадцать повозок, на каждой по двое возниц на козлах. И десять человек охраны, конные всадники в легких кожаных доспехах, с мечами и пиками. Серьёзный караван! Малокалиберные бандиты, типа тех, что ограбили и убили охотников, на такой караван не рискнут нападать. Их затопчут и не заметят даже возницы, не говоря уже о самой охране каравана, которая подобных неудачников порубит в лапшу за пару минут.
   Не успел я дождаться прохода каравана и собрался, было двигаться дальше, как по дороге по ходу моего движения рысью пронёсся отряд воинов. Пятнадцать человек, как с куста, и половина из них арбалетчики! Причём все в кольчугах или железных нагрудниках! Видать по мою душу служивые, не поскупился "редиска" на поиски! Ну, скачите-скачите, соколики. А я пешочком, тихонечко...
   С этими мыслями я улыбаясь потрусил не торопясь по лесу дальше. Только вот вскоре до меня донёсся запах тухлятины "озонировавшей" воздух и ясно различимой моим острым обонянием. Для меня он не был неприятен, но и "одеколоном" тоже не оказался. А вот Чернышка заинтересовалась. Результат похода на запах разъяснил загадку. Голый человеческий труп минимум недельной дальности уже погрызенный какой-то хищной мелочью, грубо присыпанный лесным мусором и забросанный пожухлыми ветками. И к бабке не ходи, кого-то ограбили, прирезали и оттащив немного в лес бросили.
   Бандиты поработали, ясен пень, только вот какие? Те, которых "обидел" я или кто-то еще? Хотя какая мне разница! Всё равно истреблять всех бандитов на всех средневековых дорогах мне не под силу. И цели себе такой утопической я не ставил, пускай у местной власти голова по поводу уровня преступности болит! Ну так и не буду голову забивать, и осторожность терять тоже не буду!
   Чернышка посмотрела на меня и на труп, потом назад на меня. Увидев кулак жалобно вздохнула с обиженным выражением морды, мол какой плохой хозяин, такую аппетитную падаль пожрать не даёт! Но к трупу и шагу не сделала, первого урока хватило. Я сплюнул, почесал свою черную зверюгу за ушами и мы пошли дальше. До вечера было еще пара часов, надо было пройти подальше вдоль дороги.
   Моя черная зверюга привычно шныряла вокруг контролируя "периметр" вокруг любимого хозяина и заодно харчилась. Один раз поймала куропатку и принесла мне. За что была похвалена, поглажена по голове и птичка была отдана назад. Чтобы быть мгновенно разорванной на куски и съеденной. А потом она поймала белку. Та сидела на дереве на высоте трёх метров. А эта зараза почти с места прыгнула вверх как на пружинах и только челюстями клацнула, грызун наверное даже не успел испугаться.
   Зато у меня появилась пища для размышлений. Свою прыгучесть Чернышка мне только что продемонстрировала, как и скорость реакции. Я бы так быстро двигаться, пожалуй, не смог бы. Ни в старом человеческом теле, ни в новом "кошачьем". А что будет, если её подстегнуть адреналином, который организм форсирует? Что-то мне теперь совсем не удивительно как одичавшие "драконы" выжили в дикой природе. Если они настолько быстрые и достаточно сильные как я думаю...
   Белка была привычно принесена мне, а после похвалы съедена. Это кстати тоже не удивляло совершенно. При такой постоянной подвижности расход энергии достаточно велик и жрать надо тоже постоянно для компенсации затрат. Да и на полёт, к которому Чернышка судя по всему вполне способна, тратиться энергии будет еще больше. И теряться тепла тоже будет очень много. Как через тело обдуваемое набегающим потоком воздуха, короткая шерсть тут я думаю не панацея. У неё почти нет жировой прослойки под кожей, судя по сложению и на ощупь. Но хуже всего с крыльями с их большую площадь перепонок, и со стабилизаторов то же самое.
   Хотя, наверняка при активном полёте и работе мышц тепла тоже будет генерироваться очень не мало и его потребуется отводить, чтобы не перегревать организм. Не зря же у птиц температура тела выше чем у наземных млекопитающих. Правда, я не знаю как там дела у летучих мышей с температурой тела, и особенно в полёте. Но помню, что летучие мыши зимой чуть ли не в анабиоз впадают, понижая температуру тела и замедляя обмен веществ. Может и "драконы" так умеют?
   Мои размышления были прерваны самым бесцеремонным образом - этак стервоза поймала еще одного зайца и стала совать мне в лапы. За что была поглажена опять и похвалена словами. Но зайца я ей не отдал а сунул в мешок. Сам потом съем на привале, все равно пора уже скоро останавливаться на ночевку. Солнце явственно клонилось к закату. И тут меня в голову клюнула мысль, которую себе честно говоря следовало подумать куда раньше.
   Дано - есть лесная дорога, по которой движутся всадники и всевозможные телеги. Движение пеших путников тоже наверное присутствует. Средний дневной переход который способен совершить человек или лошадь без переутомления - около 20-30 километров. Вопрос - где они останавливаются на привал? Я от Выползово и узловой точки образующейся перекрёстком дорог, мостом и рекой Лесной отмахал уже почти 20 километров.
   Из этого следует что совсем близко впереди на моём пути будет или трактир или большая поляна вырубленная в лесу где путники и становятся лагерем. А учитывая магистральное значение дороги - скорее всего будет и то, и другое. Как тот трактир, рядом с которым останавливался наш "караван" на пути на Ярмарку. И я как дурак, на всех парах несусь вперёд не глядя по сторонам... Да уж, иногда надо думать головой! Причем заранее!
   Мысленно дав самом себе подзатыльник я подозвал тихонько к себе Чернышку и ухватив за шкирку стал отходить под прямым углом от дороги поглубже в лес. Где и стал устраиваться на привал, собирая валежник для костра. А потом стал сооружать из веток теплоотражающий экран и односкатный навес от дождя в одном флаконе. С Чернышкой можно было ночевать и на земле, не опасаясь хищников, да и развести костёр тоже хотелось. Осень уже явственно наступала и стало прохладнее, чем было обычно летом.
   Жареный заяц куда вкуснее сырого, да и теплее будет с живым огнём, и спокойнее. Никакой антипатии к огню я не чувствовал, ведь предки моего нынешнего тела были разумными существами огонь освоившими давным-давно. Осталось только развести костёр используя трофейный трут и кремень с кресалом. Чем я и занялся долбя куском кремня по кресалу и стараясь высечь искру на кусочек трута. С десяткой попытки это получилось и вскоре, раздув искру в небольшой огонёк я разжигал заботливо сложенную растопку.
   Вскоре огонь весело разгорелся, пожирая сухой мох и тонкие веточки, потом занялись толстые сучья и я стал наслаждаться идущим от костра теплом. Заяц был быстро разделан, и его тушка на палке стала жариться над огнём. А я наконец-то открыл взятую трофеем у бандитов флягу и напился, пить хотелось не сильно и потому раньше я отвлекаться не стал. Зато сейчас и попил, а потом полил дерево по соседству. Возникла было мысль напоить Чернышку, но она опять где-то носилась по окрестностям и я эту идею отложил.
   Пока я возился с костром и жарил зайца, неугомонная черная зверюга успела исследовать окрестности и вернувшись устроилась рядом со мной греясь у костра. Я воспользовался моментом и стал её поить, благо Чернышка была понятливой и сообразила, как надо пить из фляги. Которую я открыл и наклонил так чтобы вода текла тонкой струйкой, под которую она и подставила свою открытую пасть иногда сглатывая воду.
   Солнце тем временем садилось и на лес опустились сумерки, только весело потрескивал огонь освещая стоянку и согревая меня. Заячья тушка дошла до готовности и была съедена без соли и специй, в костёр были подкинуты дрова и я стал устраиваться под своим навесом не раздеваясь. Одеяла то у меня не было, да и если вдруг придётся вскакивать по тревоге, то не придётся терять время на одевание. Хотя спать "в бронежилете" - это конечно неудобное извращение! Но лучше так, чем без него и при угрозе неожиданного нападения.
   Подстилку я заранее соорудил из травы и веток с листвой, сверху накрыл их трофейным плащом и улёгся сам. Жалея, что не встретилось мне тут ни одной ёлки, а то можно было бы построить шалаш. Да и на землю их подстелить для теплоизоляции. Но ёлок мне не попадалось тут ни разу, как и никаких иных хвойных растений на них похожих. Или "не сезон", в смысле не та климатическая зона, или вообще тут таких вот растений не водится в принципе? Вдруг местная эволюция хвойные растения "не придумала"? А люди, если они тут конечно пришельцы, ёлки с соснами, кедрами, лиственницами и прочими пихтами не завезли?
   Хитрая черная зверюга улеглась рядом со мной прижимаясь теплым пушистым боком, я улыбнулся и стал её гладить, почесывая за ушам. Хорошо хоть она лизаться не полезла, как любят это делать собаки, и пока лежала смирно, иначе пришлось бы отбиваться. Но ничего такого не было, костёр тихонько потрескивал, давая тепло и я постепенно заснул. Спокойным глубоким сном, не прислушиваясь настороженно и чутко, готовый вскочить при любом подозрительном звуке. Чернышка умная и если что, меня разбудит, а то и защитит. А если решит напасть пока я сонный - все равно ведь не смогу ничего сделать...
  
   Глава 19. День сорок седьмой - день пятидесятый. Лес и трактир.
  
   Моё предположение о наличии трактира утром блестяще подтвердилось. После 'прогулки в кустики' я собрал вещи и 'вразумив' Чернышку, чтобы она держалась рядом, осторожно двинулся вперёд смотрят по сторонам и под ноги. Прогулка по лесу метров в триста привела меня к поляне, к которой я подкрадывался особенно осторожно. Не хотелось 'засветиться', а еще больше не хотелось вступить в 'кучку тихо сидящую в траве'. Но 'кучек' на моё удивление не оказалось, да и наблюдателей на поляне не было. Я воспользовался шансом и стал рассматривать 'диспозицию'.
   Трактир и его 'инфраструктура' оказались похожими на уже виденного мной ранее 'собрата'. Двухэтажное бревенчатое здание с сараями и конюшней около дороги, обнесённое частоколом с прочными воротами. Большая вырубленная в лесу поляна, колодец для путников. Но были и отличия. На краю поляны был построен типичный 'многоочковый люфт-клозет'. Вот и разгадка, почему все вокруг не загажено. Видать хозяин трактира имеет понятие о гигиене и санитарии. Или просто брезглив, не хочется ему наступать во время прогулки на 'кучки' благоухающие.
   'Люфт-клозет' был до боли стандартным и знакомым любому деревенскому жителю, или жителю дальнего военного городка. Длинная деревянная будка с дверями над выгребной ямой и дырками в дощатом полу. Серая от воздействия времени и непогоды, прямо 'до боли родная', аж приступ ностальгии вызвала! Почему я решил, что это сооружение - 'туалет типа сортир'? Вид больно характерный вид, да и несло от него 'душком' легко различимым моим обонянием.
   Полюбовавшись еще на сортир и частокол, окружающий трактир, из-за которого мало чего было видно, я решил двигаться дальше. Входить в контакт с владельцем и работниками трактира я не собирался. Его наверняка уже спрашивали обо мне люди 'редиски', и еще спросят и возможно не раз. К тому же владельцы трактиров вполне могут быть участниками местных 'разведывательных сетей'. Больно уж удобная это 'точка' для сбора информации, контактов связников, встреч 'нужных людей'... Так что в трактир я не пойду! Нафиг-нафиг!
   Осторожно и настороженно обойдя поляну, я привычно двинулся дальше. И только отойдя на пару километров от трактира, отпустил Чернышку на волю, охотиться. Чем она тут же и занялась, опять став шнырять по округе, и вскоре принесла мне куропатку. Которая была возвращена назад 'охотнице' и тут же ей съедена. А я, остановившись на первый привал, доедал припасы, взятые трофеями у бандитов. Колбаса кончилась и это слегка расстраивало.
   Дальнейший путь до самого вечера не принёс ничего интересного. Бандиты не попадались, новые трупы или скелеты тоже. Зато повезло наткнуться на небольшое заболоченное озерцо, даже не столько озерцо сколько пруд. Чернышка воспользовалась моментом и напилась вволю, а потом стала шуровать в кустах по его берегам.
   А я осторожно двинулся к воде по пологому топкому берегу, осторожно проверяя лапой то место, куда наступал. Почва, покрытая мхом, под ногами продавливалась и пружинила, в ямках сразу собиралась вода. Как-то совсем не хотелось провалиться по пояс и промокнуть, уже ощутимо наступала осень. Погода становилась все более пасмурной, в небе было все больше облаков, да и ночами становилось всё холоднее. Не хватало еще простудиться!
   С этими мыслями я наполнил флягу свежей водой, старой все равно почти не осталось. А потом быстро забрался на берег подальше от воды и задумался, рассматривая окружающую растительность. Осень уже ясно вступила в свои права, не только погода указывала на это, но и растения. Всё что могло плодоносить - уже покрылось плодами, вот например на тех незнакомых мне кустах уже висят ягоды. Да и деревенские урожай успели собрать, а потом на Ярмарку отвезти. Значит надо признать - осень вот она, факт на лицо.
   Казалось бы - и хрен с ней с этой осенью! Но, есть одно НО. Я бы вполне мог так сказать, сидя дома рядом с тёплой печкой и с запасом дров в сарае на всю зиму, да и с погребом набитым припасами. Да вот сейчас у меня всего этого нет. В деревню я вернуться не могу, там меня наверняка уже жду с распростёртыми объятиями и заряженными арбалетами. А за осенью, как известно, наступает зима.
   Еще осенью имеют привычку часто идти дожди, холодные и долгие, от которых мой потасканный трофейный плащ - не лучшая защита. Промокнуть под дождём, не смочь развести костёр в сыром лесу, замёрзнуть ночью - и здравствуй пневмония! А пневмония 'в данный исторический период' - это гарантированная смерть. Лекарств эффективных не существует еще! Так что я вполне могу помереть от простой пневмонии так же легко, как и обычный человек на моём месте.
   Н-да. А ведь был у меня 'опыт пневмонии', от которой я еще в 'прошлой жизни', в родном и безопасном начале XXI века едва ласты не склеил в больнице. Двое суток под капельницей с антибиотиками без сознания! Вот так вот! А случись такое со мной здесь и сейчас, где больнички, врачей и антибиотиков нет... Да уж, хреново жить в Средневековье! Где обычная простуда, порез или не сырая вода могут свести тебя в могилу! А уж если с какой мимо пробегавшей крысы тифозная блока на тебя прыгнет! Уууу!
   Никогда не понимал дураков жаждавших попасть в прошлое или в параллельный средневековый или магическо-средневековый мир, где им мечтается стать 'Новыми Конанами-Варварами' и 'Великими Магами И Чародеями'. Именно так, с большой буквы все слова. Не понимают они, что там они очень быстро станут трупами, или в лучшем случае рабами. А если им будет сказочно везти - то батраками или городскими нищими.
   В то, что кому-то они будут нужны в ином виде кроме рабов или батраков слабо вериться. Кто в здравом уме станет учить 'магии' какого-нибудь непонятного 'безродного' который и говорить толком не умеет, будь тот хоть трижды одарён и талантлив? Учить будут своих детей и родственников, но не 'непонятных приблудных'. Семейные кланы, цеха и гильдии рулят и никого "чужого" в свой огород стараются не пускать. Тем более учить за свои немалые кровные непонятно кого, потому как обучение во все времена стоит дорого.
   А знания подобного сорта 'попаденцев мечтающих стать великими магами' вряд ли выходят за уровень '11 классов на честное 3!' Иначе бы они не мечтали о 'попаденчестве', или даже 'попав' становились мастерами и изобретателями. А поскольку все 'кандидаты в великие маги' со школы все недоученное уже успели забыть, а руками и головой работать, как правило не умеют и ничего реально полезного не знают, то конечно хотят 'волшебную палочку как у Гарри Поттера'. Знания же как щелкать мышкой по иконкам и ссылкам чтобы скачать очередную игрушку или порнуху в магическом или средневековом мире как-то не котируются. За отсутствием компьютеров и интернетов. Вот так вот! С этими ироничными мыслями я подозвал Чернышку и двинулся дальше.
   Продолжая размышлять, как мне продержаться грядущую зиму. В отличи от обычного человека, я покрыт шерстью, что даёт некоторые преимущества. И приносит массу бытовых неудобств. Только вот, насколько она поможет мне? Мокрую шерсть, в отличии от мокрой одежды не снимешь, и на костре не высушишь. А промокнуть под дождём легче лёгкого.
   Ясно видно, что зимовать в лесу под кустом не вариант! Выкопать землянку конечно можно, но где взять инструменты не засветившись? А главное, где взять припасы на зиму? В удачную охоту всю зиму, даже вместе с Чернышкой, я не особо верил. Наконец, а где взять для меня зимнюю одежду, а? Купить? А на какие шиши? И как при этом не засветить свою клыкастую морду, да мохнатую голубую шкуру? Блин!
   За этими животрепещущими размышлениями я сам не заметил, как вышел на ответвление дороги. От основного тракта в лес уходил узкий и не очень накатанный просёлок. Видать там где-то в глубине леса была небольшая деревня или хутор. И на моё счастье ни на просёлке, ни на тракте никого не было. Так что можно вздохнуть спокойно и двигаться дальше. И констатировать, что так или иначе, но придётся с людьми в контакт входить и где-то найти жильё на зиму.
   Вариантов было не так много если подумать. И самыми разумными из них были два. Первый и наиболее безопасный - найти в лесу охотничий домик и перекантоваться всю зиму там. Второй вариант был куда более опасен - найти удалённы хутор или маленькую деревеньку в самой глуши и напроситься на постой там, оказав те или иные услуги местным жителям. Это совершенно не гарантировало, что местные не растреплют про меня кому попало, или даже не 'сдадут' вполне целенаправленно. Я ведь для них никто и звать меня никак, а люди тут прагматичные, свою выгоду хорошо чуют. Как впрочем и везде.
   Третий вариант - устроиться в более крупной деревне или городе был откровенно проигрышным, меня быстро 'спалят' и опять будут ловить, это гарантированно. Потому третий вариант мной исключается, мне чего-то не охота в клетку или скорее в пыточный подвал. А еще вероятней получить арбалетный болт между рёбер при попытке моего захвата. Потому как я в пыточный подвал не хочу и буду сопротивляться до последнего. Иногда умереть - не самый плохой вариант, бывают и хуже.
   Четвертый вариант - зимовать в лесу под кустом 'аки бомж' я отбросил еще ранее. Вот такой вот сухой остаток. И при том мне еще надо убежать из зоны действия поисковых групп 'редиски' не 'спалившись'. Да и потом, уходя подальше не засветиться. Слишком необычная у меня внешность. Пойдут слухи, пересуды, достигнут не тех ушей и адью. Вот ведь повезло же с такой приметной 'тушкой'! Хотя, лучше так, чем вообще никак. Ладно, прорвёмся! И с этой позитивной мыслью я двинулся дальше.
   Дальше ничего интересного не было. Всё тот же осенний лес уже начавший надоедать, Чернышка носящаяся кругом и приносящая мне добычу. Всё как привычно и уже обыденно. Единственным разнообразием было то, что трактир, к которому я вышел вечером оказался на другой стороне дороги. А на этой стороне была еще одна деталь местного 'средневекового колорита'. Прямо напротив ворот трактира.
   Засёк я её по запаху тухлятины достаточно издалека, благо ветерок дул в мою сторону. А потом медленно приблизился, держа Чернышку за шкирку, чтобы она не сунулась вперед, трактир же близко. Если она кому на глаза попадётся это конечно не очень страшно, но лучше не надо. Особенно если уже известно, что я иду не один.
   На дереве весел покойник в каком-то рваном тряпье. Повешенный на верёвке. За шею. Вороны уже успели ему выклевать глаза, да и пованивал висельник довольно ощутимо. Висел он само собой на видном месте, так что подходить и разглядывать труп в близи я не стал. Я как-то не тащусь от вида трупов, ни свежих, ни тем более уже завонявших. Да и наплевать кто он, и за что его повесили. И ему наплевать, и честно говоря, мне тоже.
   Вполне возможно, что он пойманный разбойник. Или еще кто. Я этого никогда не узнаю и не хочу узнавать. Вот и пусть себе висит. Шея у него достаточно скоро разложится, нагрузки гниющие мышцы не выдержат, и голова оторвётся. А воняющая тушка, в которой будут копошиться червяки, упадёт вниз. Чтобы её занялась лесная живность, которая и 'утилизирует' падаль. Такое вот 'се ля ви'.
   Трупы трупами, но черные тяжелые облака на горизонте различимые в лучах садящегося солнца мне активно не понравились. Очень уж было похоже, что они собираются пролиться дождём ночью. И аккурат мне наголову! Пришлось долго возиться строя шалаш, выбрав дерево с самой густой и раскидистой кроной, под которым я и устроил сегодня свою стоянку. Оно хоть немного должно защитить от дождя, хорошо хоть пока листья облетать с деревьев не начали.
   Жарить привычного 'вечернего зайца' пришлось уже в темноте, посматривая скептическим взглядом на своё 'сооружение', выстроенное из жердей переплетённых тонкими ветками и травой. И в очередной раз пожалеть, что тут не растут ёлки. Из еловых лап шалаш куда лучше можно сделать, благо есть опыт еще с 'прошлой' жизни. Н-да. За этими сожалениями, жареная зайчатина была съедена, и я полез в шалаш устраивать спать.
   Я было улёгся, тихо матюгаясь и ворочаясь, спать не раздеваясь и 'в бронике' уже начинало напрягать если честно. Очень хотелось нормальную кровать с чистым бельём, а еще сменить одежду и помыться. Вспомнилось бессмертное из 'Братвы и Кольца' - 'ванну горячую и бабу рыжую', только ни того, ни другого не предвиделось без смертельного риска для жизни.
   А тут еще и эта черная крылатая сучка, в смысле Чернышка, в наглую влезла в шалаш едва его не развалив, и рядом улеглась. Первое побуждение изгнать скотину на холодок было подавлено мыслью, что выгоняя её наружу, я сам же это 'сооружение' и развалю. Потому решил плюнуть и не рисковать. Вторым поводом оставить все как есть, был теплый пушистый бок Чернышки.
   Этим надо было воспользоваться и выпростав из по неё край плаща, я укрыл им черную крылатую зверюгу прижимая к себе, пускай греет раз пришла! Лежать, обнимая свою теплую, мохнатую, крылатую животину оказалось неожиданно тепло и спокойно. И я быстро заснул, расслабившись в тепле.
   Ночь прошла нормально, тепло и спокойно. Утро было откровенно прохладное, пар изо рта не шел и дубак не колотил, но определённо похолодало. Зато дождя ночью не было и мой шалаш вместе со мной не промочило. А вот то, что облака так и остались висеть над головой, совершенно не радовало. Круговорот воды в природе никуда не делся и вода из облаков на землю выльется обязательно. И судя по всему именно мне наголову.
   С этими, не самыми приятными мыслями, я быстро размялся, делая зарядку, чтобы разогреть затекшее тело, собрался и двинулся в путь. Чернышка скоро принесла очередного зайца, которого я быстро располосовал когтями. А потом ел сырое мясо, вырывая куски и глотая их, почти не жуя. Останавливаться и разжигать костёр совершенно не хотелось. Зато в очередной раз очень хотелось набить морду личности, устроившей мой 'перенос в средневековье' из родного начала XXI-го века. Настроение было совершенно ни к черту и хотелось 'разговаривать матом'.
   И тут как на заказ 'хляби небесные' наконец-то разверзлись! Моя матерная тирада была длинна и многоэтажна, не 'большой боцманский загиб', и даже не малый, но высказался я от души! Аж полегчало! Но дождь, сволочь, от этого прекращаться и не думал. Пришлось натянуть капюшон плаща наголову, запахнуться в него поплотнее. И недовольно морщась от капель воды попадающих на переносицу и нос двигаться дальше. А вот Чернышка дождь казалось бы не замечала и всё так же весело носилась вокруг, только иногда встряхиваясь как мокрая собака.
   Дождь лил монотонно и нудно, и был зараза холодным. Ткань плаща стала стремительно промокать как и штаны вместе с моими роскошными 'берцами' собирающими влагу с травы, и я понял что 'котёнку приходит писец'. Самые мои неприятные прогнозы начали сбываться. 'Закон Мерфи' в действии, блин!
   Я с содроганием ожидал как от промокшего плаща начнёт намокать моя шерсть, потом влага доберётся до тела 'холодным компрессом'... А когда это случиться - придётся бегом бежать до ближайшего трактира, где срочно вытираться и сушить свою шерсть у камина. Или печки, если она там есть. Иначе от 'холодного компресса на всё тело' будет совсем-совсем весело!
   Время шло, дождь лил, одежда и обувь окончательно промокли. Но почему-то влага так и не добралась до кожи, во всяком случае на голове, шее и передних лапах. Хотя ноги всё-таки промокли, но меньше ожидаемого. Странное что-то получается. Да и Чернышка несмотря на проливной дождь носится как заведённая дальше, хотя давно уже должна была промокнуть насквозь. Ан нет! Шерсть к телу у неё должна уже давно прилипнуть как на мокрой кошке, но этого не случилось.
   С этой странностью надо было разобраться и я, встав под первым попавшимся деревом с густой кроной, подозвал к себе Чернышку. Простой осмотр показал весьма интересный факт. Мокрым был только самый верхний слой её шерсти, в глубине она была абсолютно сухой, как и у меня тоже. Про крылатую зверюгу то понятно, она "генетический конструкт". Я не особо и удивился, если бы ей электрический разрядник или огнемёт сделали. Но вот откуда на мне взялась шерсть с такими интересными свойствами?
   Моя густая и тёплая шерсть, в которой я летом маялся от жары, ясно говорит о более холодном климате на родине вида "саблезубых". И при том одновременно у меня есть потовые железы, что для покрытых шерстью животных совершенно не характерно. Что в свою очередь говорит о наличии достаточно высоких температур, с которыми охлаждение тела дыханием не справляется и нужно потеть.
   А свойства моей шерсти, вернее её "отвод влаги от дела" еще более усложняет картину. Пока получается, что "на родине саблезубых" сезонные колебания температуры не менее 60 градусов, от -30 до +30 С. При том в "теплый сезон" часты мощные дожди и возможно велики суточные перепады температуры, что заставляет иметь всегда сухую шерсть с хорошими теплоизолирующими функциями. Одинаково хорошо отводящую от поверхности кожи как пот, так и дождевую воду.
   Очень интересная картина вырисовывается. Только вот насколько она соответствует реальности, я скорее всего никогда не узнаю. Зато из наличия у меня "такой всей из себя замечательной шерсти" есть один неприятный вывод. Пока люди не научаться делать термобельё с подобными свойствами - шкуры "саблезубых" будут в немалой цене.
   Как из-за красоты меха, так и из-за его уникальных свойств. Даже если меня вычесывать когда буду линять и из шерсти связать носки или свитер, то изделие будет теплым, но вот свойствами отвода влаги обладать наверное уже не будет. На шкуре же шерстинка ориентирована от поверхности кожи наружу меха кончиком, на котором скапливается вода. А в пряже все шерстинки расположены параллельно и хаотично. Вот такие вот пироги.
   Хотя, есть надежда, что шкура отдельно от меня "работать как надо" не будет, но это вряд ли кого остановит. Главное что выглядит шкура красиво и теплая, а обладает её шерсть отводящими влагу функциями или нет для многих дело уже десятое. А значит надо настраиваться на худшее. Меня будут ловить не только из-за возможных знаний, как "редиска", но и из-за ценной шкуры которую можно выгодно продать. Хоть бери машинку для стрижки и выстригай "клановые узоры" чтобы шкура ценность представлять перестала, блин! Только нет у меня такой машинки... Час от часу не легче! Как в той поговорке - "Чем дальше в лес, тем толще партизаны!'" Проблемы множатся, а из позитива только то, что я жив, свободен и здоров. Надо признать - это тоже не мало.
   Закончив философствовать я отряхнул морду лапами от влаги и нахлобучив мокрый капюшон на голову двинулся дальше в путь. Раз дождь мне не сильная помеха в пути, надо этим пользоваться на полную катушку. Но есть одно но, с которым я уже ничего поделать не смогу. Ночевать в лесу под дождём, в мокрой одежде и без огня нет никакой возможности.
   Какая бы не была у меня "расчудесная" шерсть, но будучи завернутой в мокрую одежду она не спасёт от холода. Это пока я активно двигаюсь и тепла много вырабатывается она еще держит тепло. А стоит мне остановиться надолго - ситуация станет сразу неприятной. Да и одежду со снаряжением надо высушить, иначе будет нехорошо, особенно моему арбалету. Так что к трактиру придётся выходить в любом случае, гадство!
   Сегодня к вечеру получится уже пятый день, как меня никто не видел во время моего 'драпа'. Вернее, из оставшихся в живы никто. Мертвых бандитов и охотника можно не считать. Так, прикинем, в день мне получается пройти около 25-30 километров, значит к вечеру я пройду уже около 120-130-ти. При том, условно говоря 'по прямой', от Выползово я утопал километров на 90-110. Не плохо, в общем-то. И если бы не этот дождь, то и дальше бы так шел. Но не судьба.
   А теперь подумаем предметно. Как я помню, максимальный суточный переход конного без постоянной смены лошадей это 50-60 км в сутки. При том лошадь с всадником выкладываются очень сильно и долго такой темп держать не могут. Это значит, что если меня трактирщик 'сдаст' и направит верхового гонца, то до Выползово он будет пилить минимум 1,5-2 суток.
   По распутице с дождём и размокающими дорогами накинем еще пол дня. И минимум столько же назад. Значит, у меня в запасе будет от 3 до 4 суток точно, если в Выползово сидит наготове отряд быстрого реагирования. Что далеко не факт, он может и в Грозовом сидеть, тогда времени у меня на два дня больше. В таком раскладе, пожалуй, стоит рискнуть. Все равно у меня иного выхода нет. Главное в трактире ничего не есть, не пить и устроиться спать на сеновале с двумя выходами.
   И с Чернышкой надо тоже что-то решать. Взять её с собой в трактир или привязать в лесу. С одной стороны она будет очень приметной и вызовет ненужные вопросы. С другой стороны она судя по всему может быть животным-телохранителем, что может оказаться весьма ценным для сохранения в целости моей мохнатой шкуры. С третьей стороны про меня в трактирах уже наверняка расспрашивали и появление 'странного типа в плаще скрывающего лицо' обязательно попадёт под приметы разыскиваемого 'прямоходящего зверя'. Но идти в трактир по любому надо...
   А ведь это шанс разжиться лошадью! Нет, не пошлое конокрадство и даже не вооруженный "гоп-стоп" невинного путника, я еще не настолько опустился. Ведь если я появлюсь в трактире, где вряд ли много народу и явно не хватит для моего 'захвата', то самый жадный до денег сам поскачет поскорее меня 'заложить'. Этого 'жадину' и надо будет поймать на дороге, дать в репу и реквизировать четвероногое транспортное средство. На котором и продолжить путь в любую интересную мне сторону.
   С этими мыслями я из куска верёвки соорудил поводок с ошейником для Чернышки и всю оставшуюся дорогу до трактира учил правильно вести себя на поводке. Это на моё удивление не потребовало особых усилий, и даже бить по заднице пушистую "скотину с крыльями" не пришлось. Она понимала всё с первого или второго раза и недовольные нотки в голосе улавливала моментально. Так что к воротам трактира я подошел, чинно шествуя с мохнатой дракошкой на поводке.
   Ворота были не заперты и пройдя через довольно грязный двор, шлёпая по лужам, я открыл дверь трактира и шагнул в полутёмный зал. Большая комната с довольно низким закопченным потолком, простые деревянные стены с небольшими окошками затянутыми 'бычьим пузырём' и держателями для факелов, камин в котором полыхает огонь и жарится кусок мяса на вертеле, грубые тяжелые столы и лавки сколоченные из толстых досок специально сделанные массивными чтобы выдержать драку, дородный мощный трактирщик и пара каких-то потрёпанных личностей недалеко от огня пьющих какое-то пойло из деревянных кружек.
   Не сказать, чтобы я ожидал большего, но трактир был не плох. Во всяком случае, на полу солома была довольно чистой, блевотиной не воняло и объедки гниющие под столами не валялись, да и сами столы были не слишком грязными. Хотя антисанитария конечно присутствовала и была покруче, чем в базарной чебуречной. Но для данного исторического периода было всё более чем пристойно.
   Трактирщик и 'потрёпанные личности' смотрели на меня настороженно, а на Чернышку смирно стоящую рядом со мной на поводке с откровенным страхом. Видать только со мной она была 'белой и пушистой', а с теми кого считала врагами могла разделаться быстро и кроваво. Тем лучше, значит, ко мне они цепляться не станут без наличия существенного численного перевеса. А его пока тут не наблюдается и вряд ли он возникнет до моего ухода.
   Кусок мяса в камине своим запахом и красивой румяной корочкой вызвал обильное слюноотделение с урчанием в желудке. И есть его можно без опаски, меня тут никто не ждал, и нашпиговывать его отравой никто не стал бы. Раз так то почему бы и не поесть по человеческий, зайцы уже как-то опостылили. Хотя конечно лучше зайцы, чем вообще ничего.
   Сделав максимально наглое и надменное выражение морды я медленно откинул капюшон плаща с головы, наслаждаясь вытянувшимися лицами зрителей. А потом прошествовал к трактирщику, немного попятившемуся от меня, даже не столько от меня, сколько от моей дракошки на поводке. Скептический оглядев трактирчика с ног до головы, и задержавшись взглядом на его сером переднике с ясно видимыми жирными пятнами, я скривился с наигранной аристократической брезгливостью, но достал кошелек. Отсчитал ему пять медяков и ссыпал их в подставленную ладонь.
   - За кусок мяса из камина и ночевку на сеновале. - Процедил я изображая недовольного аристократа.
   И чтобы пресечь, начавшего было открывать рот трактирщика, положил лапу на рукоятку меча. Рот трактирщика с гнилыми зубами тут же захлопнулся. Но деньги возвращать назад и пытаться выпроводить меня из трактира он не стал, только буркнул недовольно зыркая.
   - Как будет угодно благородному господину.
   А я прошествовал уже до своего куска мяса, вытащил вертел из камина и устроился на лавке спиной к стене недалеко от окна на улицу. Чтобы с одной стороны не ударили в спину. А с другой знать, что твориться во дворе. Трактирщик и 'потрёпанные личности' ничего не предпринимали но мои 'эволюции' не остались незамеченными, потому они только смотрели настороженно на меня.
   Подождав пока мясо остынет с урчание и чавканьем стал его жрать. Максимально шумно и по звериному, чтобы произвести впечатление на зрителей. А потом вонзил шампур в стену мощным ударом и повесил на него свой плащ сушиться, прислонив к лавке свой арбалет. Зрители впечатлились. Во всяком случае 'потрёпанные личности', да и трактирщик со своими домочадцами и слугами никаких угрожающих жестов в мою сторону не делали. Близко впрочем тоже не приближаясь, хотя конечно пялились.
   И за ворота гонец с известие обо мне не поскакал. Что было вполне логично. А вдруг я среагирую на отправление гонца 'массовым убийством свидетелей'? Меня 'облажавшиеся' вояки 'редиски' наверняка расписали как еще того 'Рэмбу', а с каждым пересказом истории количество трупов и моя крутость наверняка только росли. Вот видать трактирщик и не хотел "дразнить гусей", пока я веду себя спокойно и всем глотки рвать не намереваюсь.
   Если быть честным, то надо быть больным на всю голову, чтобы куда-то двинуться на ночь глядя под холодным проливным дождём, с перспективой ночевки в холодном сыром лесу без огня, в мокрой одежде и почти гарантированно получить простуду с пневмонией... Лично я бы в такой ситуации дождался 'отбытия клиента' и только потом бы суетился. Если бы вообще решил 'стучать'. Местные 'пассажиры' явно не тупые и вполне могли избрать такую стратегию. А я ей воспользуюсь к своей выгоде. Или потеряю какое-то время сидя в засаде, если они не решаться меня "заложить" или "просчитают" мою засаду. Что ни разу не исключено, я себя не считаю самым умным на свете.
   Чернышка уже давно чутко дремала устроившись на лавке рядом со мной, положив свою морду мне на колени и свесив хвост, да я и сам едва не дремал разомлев в тепле от сытости. Наконец на улице начала ощутимо сгущаться тьма и я разбудив свою зверюгу, встал с лавки снимая с "вешалки" и накидывая на себя плащ, подобрал арбалет и бросив трактирщику коротко 'Я на сеновал' вышел во двор.
   Хозяйственные постройки были пристроены к зданию трактира, образуя в плане огромную буквы 'П', где верхней 'перекладиной' был сам трактир, а левой конюшня на чердаке которой и располагался сеновал. Справа был огромный сарая совмещённый судя по всем с хлевом. А со стороны улицы двор был перекрыт частоколом с воротами, которые сейчас и запирал какой-то парень в бедной но довольно опрятной одежде.
   Меня он немного испугался и на вопросы отвечал без задержки. Парень оказался "мальчиком на побегушках", что включало в себя в том числе и обязанности конюха, потому про конюшню он рассказал мне все, что я хотел узнать. С сеновала, как я и думал было два выхода, даже три. В торце постройки проём закрытый деревянным щитом запираемым изнутри, через которую наверх загружалось сено. Люк в полу в конюшню с лестницей, через который сено спускалось вниз. И лаз на чердак трактира, в том месте, где смыкаются крыши построек. Да и крыша была крыта вязаной в пучки соломой накрытой сверху подвязанной дранкой, так что пробить скат крыши было не так уж и сложно.
   Дав парню 'за испуг' медяк я по его просьбе подержал Чернышку за морду, дав ему её погладить и был сопровождён в конюшню до лестницы на сеновал. Лошадей в конюшне оказалось всего три, причем не самых лучших, но и не совсем уж кляч. Так сказать 'среднего класса с уклоном в бедность', ожидать тут породистых скакунов было глупо. Четвероногие скотины учуяв мой и дракошкин запах стали волноваться, но не очень активно, все-таки мы 'инопланетные хищники' и панического ужаса у них не вызываем.
   Пугать лошадей дальше я не стал и по приставной лестнице полез наверх, раздумывая как бы затащить следом Чернышку. Но оказалось, что она не хуже меня лазит по лестницам, в чем я и убедился тут же увидев как она резво "взбежала" на чердак. Погладит её по голове я на ощупь протёр свой арбалет и 'прорабатывал' механизмы слегка провернув шкивы, немного натягивая тетиву и пощёлкав спусковым, а потом устраивался спать, зарываясь в сено. Моя неугомонная зверюга в это время обследовала чердак, собирая на себя паутину со всех особо тёмных углов. Но вскоре она устроилась рядом, и я задремал чутким настороженным сном. Сжигать трактир вместе со мной никто не станет, да и людей для нападения на меня маловато, но мало ли что?
  
   Глава 20. День пятьдесят первый - день пятьдесят четвёртый. "Гоп-стоп, мы подошли из-за угла..."
  
   Проснулся я перед рассветом, как и настраивался засыпая. Ночью на меня никто напасть не пробовал, поджечь конюшню вместе с трактиром и моей сонной тушкой тоже. Даже лошадь тихонько вывести в темноте никто не попытался, хотя я этого подспудно ожидал. Тогда меня бы разбудила Чернышка или я сам проснулся услышав шум. Но прошедшая спокойно ночь меня вполне устроила и надо было уйти "по английский", не прощаясь.
   Что я с удовольствием и сделал. Спустился по лестнице вниз в конюшню, следом спрыгнула Чернышка и мы осторожно тронулись в выходу. Осмотр двора в предрассветных сумерках через щель в воротах конюшни показал, что там вроде бы никого нет. Но я всё равно толкнул створку только спрятавшись за косяк и первой выпустил во двор свою черную зверюгу. По которой никто не стал стрелять, да и внутрь конюшни "штурмовым порядком" никакие "гоблины" не вломились. Значит можно выходить более-менее спокойно.
   Судя по количеству и глубине луж во дворе "хляби небесные" изливались всю ночь, что определённо пошло погоде на пользу. Облака почти исчезли и небо очистилось, восход солнца обещал быть на диво красивым. Но мне было не до любования природой, дела не ждали! Пришлось шлёпать по грязи к воротам, выдёргивать тяжелый и влажный засов, и приоткрыв створку ворот выбираться на волю.
   Немощёная дорога превратилась в выездной филиал типично русского деревенского "направления", того самого на которой тонут трактора и танки Вермахта. Вот и пришлось уходить от трактира по обочине продолжая свой путь. И прикидывать, сколько же заинтересованных глаз сверлят мне спину, дожидаясь когда "глупый зверь" отойдёт подальше. Пусть ждут, ну-ну!
   Скрывшись с прямой видимости из трактира я быстро перебрался через дорогу, чавкая грязью и с содроганием представляя "переход через великие топи голыми лапами". И тихо скользнул в лес, стряхивая с сапог и счищая о корни деревьев липку тяжелую грязь. А Чернышка, сучка такая, по грязи не пошла, она её просто перепрыгнула! Сначала прыгнула вверх и вперёд, как выброшенная из катапульты на высоту больше моего роста, а потом раскрыла крылья и спланировала себе к самой границе леса. Хотя чему я удивляюсь то? Не с длинного же разбега ей взлетать, не самолёт чай.
   Эти размышления не помешали мне рвануть бегом через лес вдоль дороги назад, оскальзываясь на мокрой траве и отрывисто рыкая. Бегать по высокой мокрой и жесткой траве, да еще с периодический попадающимися кустами, то еще удовольствие. Но бежать было надо и я бежал, а моя черная зверюга как будто поняв важность момента бежала по левую лапу от меня, между мной и дорогой, как будто прикрывала от нападения. А может, так оно и было.
   Отмахав с километр от трактира назад, почти по своим следам я осторожно вышел к дороге, и присмотрелся к её поверхности. Чтобы вздохнуть с облегчением, следов движения кого-либо по грязи не было. Если бы кто-то пешком проскакал или лошадь проехала, следы бы остались. Но к моей удаче грязь была "девственно гладка и чиста", фигурально выражаясь. Мне осталось взвести арбалет вложив болт и притаившись в засаде ждать.
   Сидеть пришлось довольно долго, по моим прикидкам почти два часа и желудок уже начал явственно требовать "Жрать хозяин давай!" когда наконец-то со стороны трактира появился "Янки-дудль", или точнее "дятел-стукач". Вопреки моим ожидания "резвым дятлом" оказался не трактирный слуга, а один из двух "мутных типов", что сидели в общем зале трактира.
   Можно конечно было подумать, что это обычный путник, только вот лошадь свою он нахлёстывал больно нетерпеливо для никуда не торопящегося особо путешественника жалеющего силы верховой скотины. Который просто так гнать лошадь не станет, и будет двигаться не торопясь. А раз торопиться то значит, скорее всего, это "мой клиент". Ну а раз так - то получи фашист гранату!
   Явление на обочины дорогие моей злобно рычащей и скалящейся мохнатой тушки, в развевающемся плаще не скрывающем броню и со вскинутым к плечу заряженным арбалетом на жадного дурака произвело неизгладимое впечатление. Во всяком случае, поводья он натянул так резко, что лошадь аж присела на задних ногах, тормозя всеми четырьмя копытами в грязи. А мои команды - "Слазь!", "Брось кошелёк!", "Пошел вон!" были выполнены на диво быстро и точно.
   Подавив в себе небольшое желание выстрелить в спину удирающего по грязи придурка, я занялся по настоящему трудным квестом - "Поймай лошадь!" Хорошо хоть, что Чернышка послушалась команды и смирно сидела в лесу, а то бы иначе четвероногая скотина от меня точно в ужасе сбежала. Или моя крылатая ящерица её задрала. В конце концов, я едва не искупался в грязи но лошадь была всё-таки поймана, получила по ушам и теперь нервничая от моего запаха, прядая ушами и похрапывая, нехотя двигалась в поводу за мной.
   Мой "четвероногий трофей" выглядел хорошо, сильно получше той лошади, что пришлось бросить на Ярмарке. Хотя конечно до того коня, которого я "сменял на лодку" ей было весьма далеко, вот там чувствовалась порода! Это с одной стороны хорошо, дорогая и выносливая скотина, а с другой плохо. Больно уж приметная. А вот моя "трофейная" гнедая кобыла с густой черной гривой и роскошным хвостом, с белым пятном на лбу и белыми же "носочками" на ногах, да и судя по всему молодой на мой дилетантский взгляд, была хороша! И не особо породистая, и в то-же время пропорционально сложенная, достаточно массивная и видно что не "сдохнет" под моим весом на первом же форсированном марше.
   - Нарекаю тебя "Трофейка!" - Улыбнулся я и похлопал свою кобылку по шее, а потом стал знакомить со своей черной зверюгой.
   Знакомство моего четвероногого транспорта с Чернышкой прошло довольно мирно. Во всяком случае, Чернышка сразу уяснила, что лошадь есть нельзя. Да и та больше боялась меня, чем черную мохнатую крылатую ящерицу. По хорошему лошадь бы конечно следовало приучать к себе минимум неделю, прикармливая сахаром и солью с хлебом, поглаживая и почесывая в приятных для неё местах, но времени на это не было.
   Пришлось действовать быстро и жестко, просто отвешиваю подзатыльник на любую попытку сопротивления, а один раз даже скребануть когтям кобылу по крупу почти до крови, плётки то у меня не было, а удар куском верёвки она совершенно не заметила. Прости меня лошадь, но сейчас у меня жесткие проблемы со временем. Примерно через час возни с укрощением лошади я наконец смог тронуться в путь.
   Мимо трактира в котором я ночевал проехать удалось спокойно. Никто на меня с вилами не кидался и из луков или арбалетов не стрелял, хотя головы над частоколом торчали и ворота были крепко заперты. Но напасть не рискнули, даже "потерпевший" в след мне матерно ничего не кричал, да и вообще не показывался. Но судя по следам, до трактира он успешно добрался. Я тоже не расслаблялся и держал в лапах взведённый и заряженный арбалет готовый обороняться от нападения.
   Громкого рыка и ударов пятками в бока моему четвероногому транспорту вполне хватало, чтобы держать темп не хуже чем под прошлым хозяином. Только в отличии от него я чередовал темп движения. Пол часа рысью, потом пол часа медленным шагом, давая лошади время отдохнуть, потом опять рысью. И всё это по жидкой грязи, которая летела во все стороны их под копыт на рыси или просто громко хлюпала при шаге. А Чернышка спокойно себе бежала по сухой обочине, время от времени срываясь в лес, чтобы чего-нибудь поймать и сожрать.
   Ревизия кошелька "янки-дудля" принесла мне пятнадцать медяков и одну серебряный. Большая часть меди и серебряный перекочевали в мой кошелёк. А остатки меди в трофейном кошельке были демонстративно вывешены на поясе. Незачем светить всю имеющуюся наличность, на оперативные расходы хватит и пяти медяков. Мне то всего и надо, что купить торбу с овсом для лошади, мясом меня и Чернышка обеспечит вполне.
   В обед пришлось делать привал, чтобы дать отдохнуть лошади. Поводиить её пока не остынет после бега, а потом напоить из кстати подвернувшегося лесного озерца. И конечно наконец-то самому набить брюхо сырым зайцем. Возню с разведением огня в сыром лесу я посчитал неоправданно затратной. Заодно по моим прикидкам выходило, что двухчасовая задержка на приобретение лошади уже была мной компенсирована, а скорость передвижения верхом выросла примерно на треть по сравнению с пешим маршем.
   Только вот за кормом для четвероногой скотины придётся заходить в трактиры, на подножном корму в виде осенней травы уже начавшей потихоньку вянуть она хороший темп не даст. А каждое посещение трактира - это засветка. Хотя я и так уже засветился по самые уши, теперь единственный выход - держать темп и быть впереди преследователей минимум на один шаг. А там попробовать опять оторваться и уйти в тень.
   - Да и вообще надоело прятаться! - Громко раскатисто рыкнул я в слух выпрямляясь во весь свой рост. - Трепещите враги, русские идут! Мохнатые, саблезубые и особо опасные! Рррр!
   По крайней мере лошадь от моего заявления впечатлилась точно, отбежав от меня на всю длину привязи, прядая ушами и тревожно похрапывая. Я встряхнулся, отвязал её от дерева и запрыгнув в седло ткнул пятками в бока кобылы посылая её в неторопливую рысь по дороге, Чернышка привычно побежала рядом по обочине и грязная лента дороги опять стала исчезать позади.
   Лес по сторонам от дороги начал редеть, становясь всё более "прозрачным", и вскоре я уже скакал по дороге через редколесье. С одной стороны это хорошо, засаде спрятаться труднее, а с другой труднее спрятаться самому случись что. А лес зараза постепенно сошел на нет я выехал в степь, в которую и уводила дорога, стелясь к горизонту в осеннюю степь. Теперь, наконец то, стала понятна вся глубина ямы в которую я провалился по своей же глупости когда "засветился" в трактире. Наверняка уже сзади спеши погоня, подхлёстывая лошадей.
   Эх, если бы у меня была карта, то я мог бы точно оценить в какую сторону лучше убегать. И если бы в самом начале пошел вдоль реки Лесной, вдоль дороги к Торгам... Несмотря на всю очевидность этого поступка, или бы вообще попробовал уйти чисто водой, на парусной лодке... Да что сожалеть, что сделано то сделано и карты у меня до сих пор нет! А раз так - отставить переживания и трезво прикину варианты.
   Ехать по дороге через степь - меня точно увидят все встречные путники, да и в ближайшем трактире в степи может сидеть "охотничья команда" дожидаясь глупого зверя. К тому же в степи, да со сменными лошадями, меня загонят как оленя не сильно напрягаясь. Окружат и потом повяжут подранив. Значит, через степь идти не вариант. Остаётся плюнуть на всё и идти без дороги вдоль кромки леса. Как в том глупом анекдоте, где из-за камня голос - "Мужик, решай быстрее..."
   Посмотрел я налево в бескрайнюю степь, посмотрел я направо в такую же степь, вспомнил что, где-то там судя по рассказам Старосты большая судоходная река, рыкнул и повернув морду своей кобылы в ту сторону поддал каблуками по её бокам посылая рысью. Попробуем вдоль кромки леса добраться до ближайшей дороги и уже оттуда двигаться дальше. Несмотря на надвигающуюся зиму ничего другого не остаётся!
   Светлым моментом на сером холсте последних событий себя проявила Чернышка. Я убедился, что моя мохнатая зверюга на самом деле может зваться драконом, потому что умеет летать. Когда я выехал из леса, она побегала вокруг, огляделась и внезапно с места подпрыгнув вверх метра на три раскрыла крылья, и свои похожие на плавники хвостовые стабилизаторы, а потом быстро взмахивая крыльями стала набирать высоту.
   Чернышка летела красиво, а за одно теперь глядя на неё снизу, во всей красе, когда она раскрыла крылья во всю их ширь и свои "стабилизаторы" я поразился её сходству с самолётом. Черная, живая, стремительная машина. Настоящий биотехнологический самолёт, на который так и просится разведывательная "подвеска", а то и легкий вариант управляемого оружия. Хотя кто сказал что этого когда-то небыло?
   Любование своим драконом и отстранённые размышления не мешали мне время от времени поддавать лошади пятками, чтобы не забывала резво шевелить копытами. И внимательно осматриваться по сторонам в поисках места для ночлега, уж больно явственно уже вечерело. А трактиров, охотничьих заимок и даже шалашей в которых можно переночевать что-то пока не видно было. Хорошо хоть дождь не лил пока, но облака явственно сгустились. Что меня как-то совершенно не радовало и заставляло гнать лошадь вперед до наступления темноты.
   Уже почти на ощупь пришлось искать место для ночёвки, в корнях большого и пока еще защищающего от возможного дождя дерева с подветренной стороны. Потом привязывать лошадь на длинный повод быстренько сделанный из верёвки, чтобы она могла ночью пастись и устраиваться спать, подкрепившись очередным принесённым Чернышкой зайцем. Да уж, деревенский комфорт и тёплый удобный дом со своей кроватью теперь мне мог только сниться.
   И за Леграна я волновался немного, как же он там один? Староста конечно обещал его "прикрыть", но мало ли как ситуация повернётся? А я ничего не могу сделать, если Легран попал в неприятности, то даже приди я сам и сдайся "редиске" в обмен на его свободу - ему это ничем не поможет. Власть она развращает и стимулирует такие стороны характера как жестокость, мстительность, алчность...
   Как известно мне из земной истории "дворянин или феодал - хозяин своему слову", переводя на понятный язык - обещание простолюдину или вообще какому-то там "говорящему зверю" который сдался, чтобы отпустили мальчишку, никто не сдержит. Потому что "наказать" его за нарушение слова будет некому. А парень - такой удобный объект давления на меня, наверняка придёт в голову, что если меня пытками не удастся сломать - пытать его на моих глазах. Потому моя сдача может только ухудшить положение Леграна, если он влип. Вот такие вот пироги, пока к счастью без котят.
   С этими довольно мрачными мыслями и покрепче обнял теплую пушистую зверюгу, и постепенно заснул. Ночью спалось беспокойно, задние лапы подмерзали, заставляя ворочаться и сжиматься под старым плащом теснее прижимаясь к тёплой Чернышке. А вот туловищу было тепло, в броне спать немного неудобно, зато она тепло достаточно хорошо держит в моем случае. Были бы пластины не деревянными, а железными - было бы куда веселее ночью. Потому встал я с рассветом, раздраженный, плохо выспавшийся и голодный.
   Лошадь за ночь никто не съел, сама она успела попастись и хоть немного подкормится, у меня ей дать было нечего. Я не стал тянуть с началом движения, быстро собрал вещи, отвязал лошадь смотав сырую от росы веревку, а потом вскочив в седло стукнул её каблуками по рёбрам посылая вперед. Пасмурная погода и покрытая росой осенняя степная трава как-то совсем не располагали к романтике, зато было занятно наблюдать за Чернышкой, которая сразу "встала на крыло" как только я двинулся в путь.
   Она умела охотиться не только на земле, догоняя и ловя зайцев и всякую прочую живность, но и с воздуха. Прямо как ястреб, высматривала зайца, стремительно пикировала, ударяя его передними лапами в выпущенными когтями и тут же быстро съедала добычу. Не забыла она принести зайца и мне, правда из-за этого меня чуть не скинула лошадь, для её психики зрелище подлетающего вплотную черного дракона оказалось чрезмерным.
   К некоторому моему удивлению на моём пути не встречалось следов хозяйственной деятельности человека. Ни дорог или тропинок, ни вырубок, ни тем более деревень. Видать туговато тут было с населением, или какие-то иные причины не давали активно заселять границу со степью. Например, отсутствие воды, я еще не встретил ни одного озерца или ручья где мог бы напоить лошадь и сам наполнить флягу. Хорошо, что вчера, когда поил лошадь, себе тоже набрал полную флягу свежей воды. Теперь было что пить в пути.
   Отсутствие воды было еще одним поводом поторопиться и потому я гнал лошадь в максимально возможном темпе, стараясь впрочем не загнать её за день пути, давая иногда двигаться шагом и отдыхать. Даже если она падёт, чего мне конечно бы не хотелось, я надеялся отмахать километров хотя бы сто от дороги, а лучше вообще доехать верхом до обжитых мест. Лошадь она же ценная скотина, даже если продавать второпях и за пол цены.
   С водой проблема вскоре решилась, в попавшейся мне по пути низине оказалось небольшое озерцо дождевой воды, хотя какое там озерцо? Скорее гигантская лужа, вода в которой еле-еле покрывала траву, но зато в длину и ширину была она очень даже впечатляющей. И вода была на удивление чистой, походу она сюда стекала со всех окрестностей.
   А вот из леса в степь ручьи не вытекали, да и болот или небольших лесных озёр вблизи опушки леса видно не было. Так что летом с водой в степи скорее всего на самом деле были напряги. А без воды ни скот толком пасти, ни земледелием заниматься, не получиться. Не зря же кочевники в степи на Земле за водопои войны устраивали? Да и в пустыне тамошние бедуины тоже вокруг оазисов селились. Есть вода - есть жизнь, нет воды - жить не получится.
   Но предаваться отстранённым размышлениям я долго не стал, как только Трофейка напилась, я потянул за поводья и толкнув пятками её в бока послал вперед. Чернышка привычно парила в вышине высматривая зайцев, а может и присматривая за окрестностями, с ней станется. Разума то у неё явно больше чем у собаки, только вот насколько? И какие инстинкты её предкам их создатели программировали? Эх, иметь бы правильные пособия по дрессировке драконов и знать чего они могут, а чего нет...
   Быстро сжевав мясо очередного ушастого не вылезая из седла я выкинул кости и поддал пятками в бока кобылы. За прошедшее время в "этом прекрасном новом мире", тудыть его коромыслом, на лошади более-менее держаться я научился. Но вот второй день в седле, причем не шагом, а быстрой рысью, всё-таки вызывал дискомфорт. Если быть точным - то задницами и бёдра болели уже нещадно, но приходилось сжав зубы, рыкая вслух и матерясь про себя терпеть, и раздражённо поддавать кобыле каблуками по рёбрам когда она пыталась снизить скорость.
   Вот в таком вот злобно-раздраженном настроении я едва было и не пролетел мимо развалин, которые уже еле угадывались на опушке леса. Меня просто зацепила больно уж необычная поросль молодых берёзок и прочих деревьев, расположенных отдельными группами. Я видел нечто подобное, еще в своей прошлой человеческой жизни, на месте нескольких сгоревших деревянных домов. И вот теперь опять увидел нечто подобное опять.
   Значит, кто-то всё-таки пытался поселиться на границе леса и степи. Только вот попытка провалилась судя по всему. Мне было интересно, задница болела нещадно и вздохнув я решил потерять немного времени на осмотр "достопримечательностей". Привычно привязал лошадь за повод к верёвке, её к дереву чтобы могла попастись, и посмотрев на Чернышку которая приземлилась рядом со мной поковылял враскорячку к подозрительной поросли.
   Еще на подходе обнаружился первый сюрприз - столбы завалившегося сгнившего у основания частокола. Значит, я не ошибся и та молодая древесная поросль не спроста такая вся из себя густая. Что дальнейший осмотр территории и подтвердил. Молодые деревья росли на старых пожарищах, я насчитал около двадцати сгоревших построек стоящих компактной группой. Причем часть строений была с небольшими каменными фундаментами, видимо это были жилые дома. Но вот кирпичных или каменных печек с дымоходами я не нашел ни одной, как и каминов.
   Картина с этим поселением какая-то странная вырисовывалась. В тех деревнях что я уже видел в этом мире рядом с домами были довольно крупные подворья и огороды. А тут наоборот все постройки были сгруппированы тесно и компактно, образуя собой нечто вроде укреплённого опорного пункта удобного для обороны. Ни намёка на поля, ни на огороды, защитный частокол причем с заточенными кольями перед ним. Явно жители этого посёлка кормились не за счёт огородов. Хотя, в степи могли у них быть и поля, или в глубине леса вырубки.
   Для посёлка скотоводов я не заметил остатков загонов для скота или больших сараев, да и водопоя пригодного для большого количества скотины тоже не наблюдалось. Значит они кормились не земледелием и скорее всего не скотоводством. Можно было подумать на посёлок лесорубов - но где тогда вырубки? Где дороги уходящие в глубь леса, если предположить что вырубки там? Где наконец накатанная дорога к торговому тракту чтобы вывозить срубленный лес и пиломатериалы? Нету! Странный какой-то посёлок, очень странный...
   В центре поселения был колодец, каменный и весьма добротный. Но явно слишком маленький чтобы обеспечить полив больших огородов или водопой большого количества скотины. А еще около колодца я понял, что стало с жителями этой маленькой деревеньки. Они все лежали тут, взрослые и дети, все. Не помог им ни частокол, ни отсутствие дорог, ни сама планировка посёлка приспособленная для обороны.
   Точное количество погибших уже было не определить, время и лесное зверьё сделали своё дело, целых скелетов не осталось. Но вот черепа лежали. Больше десятка человек точно, а считать у меня как-то особого желания не было. На деревню напали, всех убили, дома сожгли. Обычная для этого исторического периода картина. Очередное напоминание, в какое время я живу и какова тут цена человеческой жизни.
   Можно было тут конечно полазить еще, поискать "нычки" бывших хозяев, только бесполезно это. Те кто их убил, выгребли всё ценное, да и наверняка еще и пытали хозяев чтобы те рассказали где что спрятали. Так что вероятность найти что-то стоящее стремилась к нулю. И небыло у меня времени рыться на старых пожарищах. Им, судя по виду деревьев лет тридцать, а то и больше. Да и не хотелось если честно.
   Вернувшись к лошади я слегка размял и растёр ладонями свои задние лапы делая подобие массажа. Потом попрыгал, пару раз нагнулся и отвязав лошадь со вздохом взгромоздился в седло. Старые развалины - старыми развалинами, а путь мне продолжать надо! Что я и сделал, тронув Трофейку с места, и глядя как Чернышка опять взлетает. Пока я лазил по пожарищу, она была максимум в пяти метрах от меня, а как тронулся в путь верхом - опять поднялась в воздух. Точно зверь-телохранитель.
   Дальнейший путь до самого вечера ничего интересного не принёс. Ни развалин, ни дорог, ни тем боле "живых" поселений больше не было. Видать, действительно тут жить по каким-то природным причинам не очень хорошо. Или кто-то целенаправленно вырезает всех поселенцев, что тоже достаточно вероятно учитывая уничтоженную деревню. Может тут граница недалеко и какие-нибудь "чурки" регулярно за рабами набеги устраивают? Большое поселение или город отобьются, а мелкие они вполне могут вырезать. Вполне себе вариант в духе эпохи.
   К вечеру облака сгустились и исчезли все просветы, но дождя пока не было, что радовало. Ночевать пришлось опять в корнях дерева, а ночью дождь всё-таки пошел, зараза! Меня почти не намочило, с дерева листва еще облетать не начала и крона была достаточно густой, только плащ слегка отсырел от залетающих изредка с порывами ветра капель. И опять ночью мои лапы дубели от холода, а я ворочался стараясь сжаться потеплее. Это только летом мне с моим мехом было жарко, сейчас он что-то не сильно грел, особенно когда это было необходимо! Рррр...
   К рассвету, когда я поднялся продрогший и раздраженный, ливень уже перешел в мелкую противную морось, которая хорошо освежила морду и согнала весь сон. И от которой начала медленно, но неумолимо промокать одежда. Сидеть и ждать когда она кончится было глупо, такая морось может и пару дней длиться, так что придётся ехать. Седлать Трофейку, взбираться в седло и трогаться в путь.
   А вот Чернышке на дождь было глубоко фиолетово. Во всяком случае она так же весело как и раньше носилась по кустам и траве сбивая водяные капли, и то что они в основном оседают на её шерсти черной зверюге было наплевать. Вот уж кому хорошо, и шерсть тёплая, и не намокает. Мне бы так! Хотя, видать и ей дождь всё-так мешал, по крайней мере летать. Иначе бы она уже привычно "встала на крыло" и изображала из себя патрульный беспилотник нарезая круги по воздуху вокруг меня.
   Водяная пыль летела в морду холодя нос и заставляя щуриться, оседала на шерсти, медленно и неумолимо заставляла промокать одежду и снаряжение. Я даже сгорбился в седле заранее ёжась и ожидая, когда наконец влага доберётся до моей шкуры холодным мокрым компрессом, но этого так и не произошло. Плащ уже промок почти насквозь, как и остальная одежда, поводья в моих лапах тоже были мокрыми от оседающих мельчайших капель воды, но мне было сухо и довольно тепло.
   Забавно, это что получается, у меня мех обладает теми же свойствами что и у Чернышки? Не промокает и остаётся сухой в глубине, если конечно не лезть в воду с головой? Забавно. Только вот ночью я что-то пока мёрзну, может, просто подшерсток зимний просто еще не успел вырасти? Если я прав насчет свойств моей шкуры, то она в местных условиях весьма ценной получается. А значит, прибить меня могут даже не с целью грабежа, а просто из-за шкуры? Вот ведь засада то! Н-да, не было у бабы горя...
   Осенняя степь меж тем стелилась под копытами лошади, Чернышка поймала первого за сегодня зайца и принесла мне, которого я и поделил "по братский". Мелкая морось и не думала прекращаться, небо было серым об облаков, а на деревьях начали уже откровенно желтеть листья. Поздняя осень которая скоро смениться зимой.
   Разнообразие в путешествие после обеда внесло только небольшое стадо каких то травоядных промелькнувшее на горизонте. Что-то похожее на антилоп или оленей, точно я рассмотреть не смог, слишком далеко они были. Возникшую было мысль поохотиться, пришлось придавить в зародыше, не до того сейчас. Зайцев, которых ловит Чернышка мне, достаточно чтобы не голодать. А потеря времени будет невосполнима, особенно если за мной есть погоня.
   О том, что опасность для одинокого путника могут представлять не только разумные существа, мне грубо напомнила окружающая действительность. Инструментом этого напоминания стала стая волков голов в десять-двенадцать, которая неожиданно поднялась из травы и стала нас догонять, заходя со стороны степи и прижимая к лесу. Я еще только натягивал на скаку арбалет ругаясь и рыча, а Чернышка уже пошла в атаку.
   Она взлетела, несмотря на дождь и набрав высоту спикировала как ястреб на самого крупного волка, перед самым ударом сложив крылья. Удар лапами с выпущенными когтями, катящийся по земле черно-серый клубок, рычание, недолгая возня, визг и черная стремительная тень опять взлетает вверх, мощно отталкиваясь задними лапами. А волк с перекушенным хребтом, визжа, пытается ползти, загребая передними лапами и волоча парализованные задние.
   Волки не успели еще понять, что произошло, только разворачиваясь к поверженному собрату, а Чернышка нанесла новый удар, стремительный и страшный. Но на этот раз взлететь не успела. Подоспевшие волки набросились, было на черную крылатую зверюгу, но та двигалась быстрее их. Точные удары лапами с выпущенными когтями по глазам и носам, распарывающими шкуру и мясо, хлесткие удары хвостом и даже удары крыльями, от которых волки отлетали как мелкие шавки от мощных пинков. Секунд через тридцать побоища волки стали разбегаться.
   Я только смог развернуть напуганную лошадь в сторону побоища, для острастки пару раз царапнув её когтями, пиная пятками в бока и съездив по затылку, но моё вмешательство уже не требовалось. Поле боя осталось за Чернышкой, волки бежали, оставив после себя три неспособных передвигаться тушки. И еще несколько удирали явно медленнее остальных.
   Пришлось, вонзив в землю меч поглубже, цеплять за его рукоятку повод и осматривать бурно дышащую, но радостную Чернышку. К моему удивлению "собачья свалка" прошла для неё на удивление легко. На лапах, туловище и хвосте с шеей ран не обнаружилось вовсе, только несколько гематом. А вот на перепонках крыльев я нашел три на удивление небольших разрыва и несколько укусов, из которых почти не выступило кровь. Которые, черная зверюга вылизавшая радостно мою морду, стала старательно зализывать.
   Пока она занималась собой, я сходил и добил двух парализованных волков, пристрелил их из арбалета, а третий с перекушенным горлом успел сдохнуть сам. Потом было снятие шкур, кормление Чернышки свежим мясом, котором она прямо таки обожралась, аж брюхо стало выпирать как будто у беременной. Но я не ограничивал её в еде, раз жрёт в три горла, значит так надо. Сам тоже перекусил сырой волчатиной. Не заяц на вкус, не заяц, но есть можно хотя и без удовольствия.
   Вот и еще одно подтверждение моей теории о специально созданном "животном-компаньёне". Она охотится для меня, слушается и одновременно осуществляет прикрытие как телохранитель. И очень эффективно провела бой с численно превосходящими силами противника. Причем двигалась раза в два быстрее волков, которые и так к примеру скорость реакции имеют больше человеческой. А она была еще быстрее.
   И действовала с максимальной эффективностью. Первых двух волков она быстро и жестко вывела из строя, отвлекая остальных на себя от меня. В "собачьей свалке" же старалась нанести раны или вызывающие болевой шок и дезориентацию, или вообще ослепляющие противника. Била по носу и глазам. А уж удары крыльями, которые весьма сильны оказались, это вообще что-то. При том, что наоборот должна была их по идее максимально беречь. Во время же плотного контакта успела одному из волков "прокомпостировать" шею поражая кровеносные сосуды, позвоночник и трахею. Вот такая вот "ласковая и весёлая лизунья Чернышка"...
   Шкуры были свернуты и приторочены за седлом Трофейки, меч очищен от земли и вложен в ножны, я вскочил в седло и тронул поводья. Лошадь тоже успела попастись и отдохнуть, пока я был занят разделкой трофеев, потому пошла ходко. Чернышка привычно бежала рядом и уже в сумерках мы вышли к берегу широкой неторопливо текущей реки. На противоположном берегу я рассмотрел небольшой посёлок с многочисленными причалами.
   Переправляться на ту сторону было не на чем, солнце закатывалось, продолжал моросить мелкий противный дождь. Опять пришлось устраиваться на ночлег в лесу. Правда, на это раз с большим комфортом, на землю я подстелил три свежих волчьих шкуры, на которых и раскатал одеяло. Рядом привычно устроилась Чернышка, я укрыл нас обоих сырым плащом, прижимаясь к теплой пушистой зверюге и вскоре задремал.
  
   Глава 21. День пятьдесят пятый - день шестьдесят первый. Течет река - Волга... Течет река - долго...
  
   Утро началось с того, что Чернышка зарычала и выскочила из под плаща, от чего я и проснулся. Светало и солнце пробивалось через тонкие облака, а к нашему берегу подгребала лодка с "добрыми селянами". С луками и копьями, что характерно. Чернышка не зря всполошилась, умничка. И сейчас стоя на берегу смотрела на визитёров и выразительно рычала показывая клыки.
   Похоже слава "милых пушистых ящериц" была известна и тут, поскольку "добрые селяне" заработали вёслами удерживаясь на середине реки. На этот берег им видать расхотелось, но и назад поворачивать они не стали. Жадность человеческая или глупость, а может все сразу? Но стрелять в меня или в Чернышку они не решались, хотя двое держали в руках луки с наложенными стрелами, но тетивы не натягивали. Для опытного лучника это дело меньше секунды занимает, но и держать растянутым лук даже в 40 килограмм дураков нет. Даже тут.
   Хотя считать местных жителей дураками было бы смертельно опасной ошибкой. Многие так думающие платили за свои заблуждения вещами, свободой, здоровьем и жизнью. Потому мужественно идти по уже хоженым граблям я не собирался. Не меньшей ошибкой было бы считать селян - "добрыми". Для этого надо совсем не знать историю и психологию сельских жителей. Которые даже в 20-м веке делили всех на "своих" и "всех остальных".
   А в более ранние исторические периоды, вообще часто бытовала установка "За пределами стен нашего селения людей нет!" В более развитом случае, например у евреев, "круг людей" распространялся на все "племя" а позднее "народ". И в иудейской священной книге Торе так и записано что "все не евреи - не люди", и их можно и нужно обманывать, убивать и делать с ними что угодно. За что евреев заслуженно и не любят окружающие. Грешили этим не только древние и не очень евреи, а скорее всего все народы мира. Только позднее под это стали подводить иную религиозную базу расширив понятие "людей" с племени-народа на единоверцев. И потому "некрещеные не имеющие души" - "добрыми христианами" убивались с огромным удовольствием, как в целях ограбления так и просто для развлечения. Во имя Господа, само собой!
   Особенно показательны были испанцы в Новом Свете резавшие индейцев просто за косой взгляд или ради развлечения, в прочем позднее и англичане с французами особо не стеснялись тоже. Да и русские крестьяне позднее во время войны 1812 года с удовольствием спускали пойманных французов под лёд, зачастую даже живьем. В прочем даже к своим старикам и детям малолетним они в трудную годину относились не лучше. В голодный год стариков вполне себе отправляли "христарадничать", а "лишних младенцев" выносили на мороз. Это не говоря о просто детской смертности, когда если из десятка детей выживало четверо было уже хорошо.
   Не менее обычным явлением были и "разбойничьи деревни", мужики из которых ходили "на большую дорогу" чтобы убить и грабить одиноких путников. Толпой на одного-двух это было безопасно и выгодно. Особенно если надо было оплатить налог, на который иными средствами денег собрать возможности небыло. Немецкие, английские, французские и прочие крестьяне от русских в этом плане не отличались совершенно. Как и местные жители впрочем тоже. Они небыли злыми, они просто жили трудной жизнью средневековых крестьян, которая заставляла их быть рациональными. И если для выживания своей семьи или улучшения её благосостояния надо было убить чужака, чтобы ограбить его - так тому и быть. Тем более если чужак - вообще не человек, а непонятный зверь вставший на задние лапы.
   Вот такие вот мысли промелькнули в моей голове, пока лапы поднимали лук с колчаном и отряхнув накидывали плащ на плечи. С одной стороны, этих "добрых селян" можно было послать "русским пешеходным маршрутом". Но они могли затаить злобу и настучать "куда следует", или же даже в спину выстрелить. А мне это надо? "Броник" у меня конечно неплохой по местным меркам, но от гранёной бронебойной стрелы скорее всего не спасёт. И не факт что стрела "придёт" именно в часть тела прикрытую броней. Она может быть намазана даже не ядом, а просто предварительно воткнута в говно или в дохлятину какую. Заражение крови без антибиотиков штука вообще-то гарантированно летальная... Значит, посылать их на три веселых буквы не следует, по крайней мере сразу.
   - Чего надо? - Задал я уместный в данной ситуации вопрос "экипажу лодки".
   - А тебе чего тут надо, у нашей деревни, зверь? - Последовал ответ после некоторого "брожения умов" в лодке.
   - Лодку купить хочу, поменять на лошадь. - Ответил я немного подумав. - Хорошую лодку, чтобы хватило мне и моему "дракону".
   - И ты после этого сразу уплывешь по реке? - Уточнили с "гребного судна".
   - Да. - Коротко ответил я.
   Оставаться рядом с этой деревенькой дольше чем надо совсем не хотелось, а в "проходимости" лошади по речному берегу без дороги я питал обоснованные сомнения. Потому обмен лошади превращающейся в обузу на транспортное средство более пригодное в данной конкретной ситуации был вполне логичен. Хотя конечно наверняка неравноценный, ожидать что мне отдадут хорошую дорогую лодку например с парусом было глупо. Хорошо если это вообще окажется не текущее как решето каноэ из коры или долблёнка одноместная, а что-то более пристойное.
   Лодка после короткого совещания отправилась назад, а я сворачивал поплотнее седельные сумки, седло и прочую сбрую Трофейки, даже уздечку с поводом снял соорудив недоуздок из куска веревки. Их можно продать, получив хоть какие-то деньги, и разговора про них небыло. В конце концов путник лошадь которого пала явно "значительнее" чем пеший "нищеброд". А светить оружие я не хотел, да и странным для данной эпохи бы выглядел воин-пешеход. Раз хватило денег на оружие то и на лошадь должны быть.
   Ждать пока "добрые селяне" примут окончательное решение пришлось минут 30, зато в результате назад двинулась опять большая лодка, но уже без лучников и вслед за ней лодка поменьше на веревке буксируемая. А дальше лодки пристали к берегу, после того как по моей команде Чернышка перестала рычать. И "делегаты" пошли смотреть лошадь, а я ту лодку что они мне привели.
   Лодка приятно удивила. Это оказался небольшой но вполне достаточный для меня с Чернышкой "нашив", а не простая долблёнка или каноэ из коры. Из ствола дерева было вырезано-выдолблено днище с килем и частично оконечностями, в него врезаны шпангоуты и вся конструкция зашита пиленными досками на деревянных гвоздях, и даже нескольких медных "шпильках", были врезаны "банки"-скамейки и борта с днищем были осмолены снаружи. Причем все это было конечно не новым, но и не текло. И как вишенка на торте в лодке лежало двухлопастное весло "как в фильмах про индейцев".
   Пока я осматривал лодку, селяне разбирались с лошадью, и судя по их довольным улыбкам обмен был им выгоден. И на мой вопрос устраивает ли их обмен последовал положительный ответ. Я тоже не стал задерживаться и уложив в свою теперь уже лодку седло со сбруей, усадил вперед Чернышку и столкнул лодку в воду устраиваясь на кормовой банке. А потом несколькими гребками весла приноравливаясь "грести по байдарочному" стал удаляться от берега выруливая на середину реки, где течение должно было быть побыстрее.
   Что меня ждет вверху и внизу по течению реки я не знал, но чтобы плыть вверх надо было прикладывать силы, а вниз по течению река текла сама. Так что куда плыть выбор был однозначен. Особенно с учетом возможной погони. Поэтому я и поплыл вниз, прибавлю скорость гребли к скорости течения, а при нужде спрячусь в кустах или в притоке реки. Обыскивать тотально все берега, кусты, камыши и так далее - на это сил не хватит и у королевской гвардии. А настоящей магии с "поисковыми заклятиями" тут нет, тьфу-тьфу!
   Неторопливо работая веслом и приноравливаясь к движению по воде по байдарочному я пустил лодку вниз по течению, иногда оглядываясь назад, проверяя наличие погони. Но её небыло. Или лошадь действительно дороже этой лодки, или решили не связываться с Чернышкой. В общем оба варианта мне наруку. Вернее на мохнатую и когтистую лапу, хотя её вполне можно считать рукой.
   Плыть по реке было куда приятней чем идти пешком или даже на лошади, но и недостатки у данного способа передвижения тоже есть в наличии. И главный - зайцы по поверхности воды не бегают, да и Чернышка тоже. Из лодки она взлетать опасалась, чтобы не перевернуть мелкое плавсредство. А рыба что-то ни под удар весла, ни под клыки Чернышки подставляться не спешила. Без еды же желудок привыкший к регулярному питанию к полудню начал высказывать своё "Фе!" и требовать привычную порцию мяса.
   Плечи и спина не привыкшие к нагрузкам от гребли двухлопастным веслом тоже стали напоминать о своём существовании, привал стал неизбежен. Я собирался отдохнуть, а Чернышка бы добыла в это время еду себе и мне. Как решено так и было сделано, минут тридцать неторопливой работы веслом и нос лодки ткнулся в берег, на который и катапультировалась черная зверюга сразу скрывшись в кустах. Следом потягиваясь и передергиваясь шкурой от ломоты мышц вылез я. Но потом сразу влез назад, чтобы развернуть лодку бортом к берегу и поводьями привязать к кустам наклонив их ветки для маскировки лодки от чужих глаз.
   Пока Чернышка "шарилась по берегу" я готовился ко сну, расправлял плащ как полог на лодке чтобы укрыться от возможного дождя, в плане защиты от падающей с неба воды кусты особого доверия не внушали, по крайней мере если дождь будет длинным. На дно подстелил конскую попону пахнущую лошадиным потом, высушить её после стирки возможности небыло, иначе прополоскал бы. Седло под голову, седельные сумки тоже под себя положить решил, вернее по бортам лодки.
   А потом наконец вернулась Чернышка, очень довольная и с какой-то крупной серой в мелких черных пятныщках птицей в зубах, охотница моя. Вся "готовка" птицы свелась в обдиранию шкурки вместе с перьями, отрыванию голову и быстрому потрошению. Отходы были выброшены в реку на радость водной живности, а сырое мясо было быстро ободрано с костей и съедено прямо так. Хищник я или не хищник? Можно было конечно зажечь костер чтобы пожарить пернатое, да и попону высушить постирав сначала, но осторожность победила. В лесу вдали от жилья запах дыма даже простой человек может учуять издали. Да и поднимающийся вверх дым увидят все плывущие по реке за несколько километров. Оно мне надо? Правильно, оно мне ненадо!
   Ночь в лодке слегка покачивающейся и в обнимку с теплой крылатой ящерицей прошла хуже чем хотелось но лучше чем могло бы быть. Из-за легкой качки и странных звуков издаваемых обитателями большой реки то и дело просыпался напрягаясь и настороженно оглядывался, поводя ушами, но убедившись что ничего опасного нет засыпал опять. И так в полудреме-полусне урывками промаялся до рассвета, который встретил раздраженным и плохо выспавшимся котом. Пара горстей холодной воды в клыкастую морду немного взбодрила, но настроение не улучшила.
   Зато улучшила его черная зверюга, принесшая традиционного уже зайца, который был честно поделен с ней на пополам. Мне половина мяса и лапки задние, ей все остальное. Закончив жевать и сполоснув лапы в воде я быстро свернул пожитки назад как было и когда Чернышка вытянулась в лодке на вещах оттолкнулся от берега выводя лодку из под гостеприимного куста. На этот раз грести двухлопастным веслом получалось лучше, за вчерашний день получилось немного приноровиться, хотя мышцы с непривычки к такой нагрузке все равно ныли.
   Используя накопленный опыт я выгреб на стремнину, где вода в реке текла быстрее всего и поплыл дальше вниз по течению, неторопливо орудуя весло и постепенно разогреваясь. Даже плечи и спина стали ныть меньше, когда тело разогрелось от работы веслом. Скорость конечно была на мой взгляд не особо высокой, но плыть по течению куда приятней чем грести против него, так что скорость движения по реке моя километров в шесть в час как я её оценил вполне устраивала.
   Произведя в уме нехитрые вычисления я решил плыть весь световой день и сколько получится в сумерках, без остановок, проживу вполне один день без обеда и с поздним завтраком. Зато отмахать километров 80, а если повезет то и 100 от деревни где я купил лодку - будет весьма полезно. Вдруг те кто меня должен ловить все еще не успокоились и разгадали мой манёвр или следы прочитали? Конечно это попахивает паранойей и паникерством излишним, но оказаться в застенках пыточных - скажу прямо, страшно!
   Приведение в жизнь плана "Нас не догонят!" было скорректировано в обед, опять болела спина и плечи, желудок настойчиво требовал еды, но главное дующий попутно ветер! Я не смог побороть настолько сильных искушений и пристал к берегу. Пройтись по берегу даже продравшись сквозь кусты стало истинным удовольствием, задницу я себе отсидел на банке, да и лапами подвигать было приятно, в лодке то их не особо вытянешь - вещи и Чернышка мешали.
   "Кормилица голодного кота" убежала охотится и разведывать округу, а я потянувшись сладко стал искать небольшие деревца подходящие на роль мачты и реи для паруса. На его роль пошел плащ, лучше чем ничего. А вот мачту пришлось делать трёхногую. Передний вертикальный шест с реей и назад в кортам две подпорки, сходящиеся с мачтой под креплением реи которую можно поворачивать в стороны ловя ветер. Конструкция грубая и страшноватая, но рабочая, хотя и вызывающая опасения в плане остойчивости моего маленького нашива. Но я понадеялся на массу цельнодолблёного дна, и то что парус совсем не велик.
   После скромной трапезы очередным ушастым зверьком состоялись первые испытания моих потуг в области кораблестроения. Лодка конечно стала менее устойчивой, но плыть все равно было можно, а главное теперь поймав ветер получалось выжать лишний километр или два скорости не забывая орудовать веслом. Через боль в плечах и спине, даже почему-то в шее и предплечьях, через нехочу и немогу, кривя морду и рыкая зло грести этим чертовым веслом!
   Дальнейшее плавание было не особо интересным, попавшуюся небольшую рыбачью деревушку я проплыл держась противоположного берега и убрав парус. И это было странным, обычно люди селятся именно рядом с водой в первую очередь, так легче возить грузы чем пробивать дороги по суше, да и по воде проходят самые удобные торговые пути. А здесь почему-то речные берега были пустынными. Хотя я бы и не сказал что виденные мной деревни были укреплены в опасении нападения разбойников. Тогда что-же отпугивало людей от воды? Странно как-то...
   Зато я смог убедиться что по реве есть какое-то движение и не все тут гладко, увидев приткнувшийся к берегу остов сгоревшего речного корабля, по нему уже не особо много можно было понять, по обгоревшим ребрам шпангоутов, но метров 12-15 длины судну речному я бы дал. И каркас из шпангоутов тоже, конструкция более крупная и совершенная в плане технологий чем нашив. Подплывать к нему и лазить по обгоревшим обломкам я не стал, но решил быть осторожней.
   Интересней стало к концу второго дня, когда пришлось уходить под берег от идущей навстречу под веслами лодьи осевшей под весом товаров в оду. Охрана выглядывающая из-за борта с оружием в руках и на меня подозрительно поглядывающая была характерным моментом. Но лезть ко мне они не стали и ладя ушла вверх по течению под мерный плес весел, а я поплыл себе дальше вниз подгоняемый ветром и подгребая веслом.
   Особенно же стало интересно когда начали попадаться навстречу лодки рыбачьи и небольшая баржа с дровами, а по берегам появились постройки и причалы небольшие, оказавшиеся предместьем города укрывшегося за каменной крепостной стеной. А впереди замаячил мост! Большое сооружение с массивными каменными быками из тщательно отесанных камней и деревянными пролётами между ними. Причем пролеты были достаточно "современного" в вида, арочные с несущей ферменной конструкцией.
   По крайней мере с моими куцыми знаниями сопромата и строительной механики показалось так. Судя по быкам строители могли вполне сделать и каменные пролеты, но почему-то не стали... Или они были разрушены временем или войной. Останавливаться и спрашивать почему-то совсем не хотелось. На меня и так таращились из лодок и с берегов все встречные, даже несмотря на то что я укутался в плащ стараясь спрятать себя и утрамбовал на дно лодки Чернышку чтобы не высовывалась из-за борта.
   А вот с плаванием дальше могли возникнуть проблемы! На мостах обычно собирали дань в средневековье, плату за проезд, и скорее всего за плавание под ними тоже! Здесь же оказалось слегка не так, на воде бонов между быками моста и цепей под водой мешающих кораблю проплыть я не увидел. Прямо при мне между быками неторопливо проплыла ладья отчалившая от берега и направляющаяся вниз по течению. Это обнадеживало и я погнал лодку чуть быстрее, но стараясь не показать что тороплюсь. Раз бежит - значит виноват, лови его! Рефлекс безусловный что у хищников что у людей.
   Несмотря на мои страхи под мостом удалось проскочить без проблем, да и уйти вниз по течению от города тоже обогнав небольшую баржу и медлительный нагруженный товарами струг скатывающийся вниз по течению под прямым парусом неторопливо. Зато у меня были причины поторопиться, поэтому как только я скрылся с глаз посторонних - сразу вернул на место плащ-парус и погнал дальше вниз по реке. Опаска заставила временно забыть о ноющих мышцах и сплющивающемся от долгого сидения на лавке заде непривычном к таким нагрузкам.
   Еще два дня я плыл вниз по реке без особых впечатлений. Только появились на берегу деревушки с причалами примерно через каждые 20-30 километров да стали попадаться лодки рыбачьи и ладьи с баржами разного размера, с грузом плывущие вверх и вниз по течению. Что и неудивительно совсем для меня было. Даже с воды местами была видна дорога идущая вдоль реки по правому берегу, по которой проезжали конные и реже катились повозки, запряженные лошадьми и быками. Все просто - везти груз по воде выгоднее намного чем по суше на повозках. Так было еще со времен неолита.
   На меня обращали внимание, рассматривали с интересом и чесали языками, пальцами тыкали, но никто ловить не пытался к моей радости. И гонцы по дороге тоже никуда не срывались когда я проплывал мимо. Видать не дошла сюда зона моих поисков, что несказанно радовало. Но и слишком расслабляться тоже не стоило, и без награды за голову в этом историческом периоде много опасностей для одинокого путника.
   Приноровившись к плаванию по реке и найдя баланс между затратой сил на греблю и скоростью на третий день к вечеру я добрался до впадения реки в какое-то крупное озеро, которое называлось Старое, река по которой я плыл - Мутной, а город в месте её впадения в озером - Розы. Хотя особой мути в в речной воде во время плавания я не заметил, но может быть во время половодья название её оправдывается? В географии меня просветил пожилой рыбак на потрепанной временем лодке, у которого я купил нескольких крупных рыбин для себя и Чернышки. Пара медяков его вполне устроила, а я в обмен получил рыбу и некоторые сведения о географии, названиях водных артерий местных.
   Из весомых плюсов общения с рыбаком, кроме самой рыбы, были сведения куда мне плыть дальше. Озеро Старое оказалось незамкнутым, на "противоположном конце" от места впадения реки Мутной из него вытекала река Торговая, и конечно же на берегу в этом месте был построен город - Стеклянный. Обычный город на пересечении торговых путей, с паромной переправой на противоположный берег реки, перекрёсток трёх дорог и местный центр цивилизации. Самая удобная точка для отдыха путников и торговых караванов, перевалки грузов для отправки сушей с воды или наоборот, и самая выгодная стратегическая точка само собой разумеется.
   Путь до этих местных достопримечательностей у меня занял еще два дня, вдоль правого берега озера. Дорога шла вдоль левого и правый был менее населен, но деревни и рыбаки, а иногда и небольшие ладьи с товарами и пассажирами по пути попадались. Плыть по озеру оказалось труднее чем по реке, ветер тут был переменчивым и мой эрзац-парус не особо помогал. На большой водной глади даже легкий ветер нагонял ощутимые волны, куда более заметные чем на реке. Попутное течение, что на реке давало свою толику скорости тут не ощущалось вовсе. Хотя конечно и было, и возможно где-то под водой в глубине вполне ощутимым.
   Весь путь по озеру пришлось проделать на веслах, борясь с ветром и волнами периодический усиливающимися настолько, что приходилось приставать к берегу пережидая пока ветер стихнет или поменяет направление. Зато в прибрежных камышах Чернышка наловчилась ловить уток, причем с лету их выхватывая когтями как ястреб. Утки приятно разнообразили меню, длинноухие грызуны успели уже надоесть. Можно было бы и рыбу половить, будь у меня снасти, но ни сетей ни удочек небыло. А еще больше небыло времени чтобы тратить его на такие глупости. Вот когда найду место где можно будет отдохнуть и расслабиться - можно будет и с удочкой посидеть на берегу.
   За два дня я все-таки смог одолеть путь по озеру, мышцы уже приноровились к нагрузкам от гребли и сидению в лодке, да и сам я набрался опыта. И стал даже получать некоторое удовольствие от управления лодкой, оказавшейся не такой уж плохой "посудиной", верткой и достаточно ходкой. Хотя конечно до первой лодки парусной которой я правил при побеге из Грозового ей было как ослику до породистого скакуна.
   Путь по озерной глади, хотя особо гладкой она небыла, все норовила покрыться волнами, привел меня наконец к истоку реки Торговой. Солнце клонилось к закату, лезть в реку в сумерках мне не хотелось. И были планы посетить город на предмет узнать новости, да припасов купить или может попробовать в охрану купца вместе с Чернышкой приткнуться. На ночь глядя это делать было глупо, могли вообще в город не пустить на закате. Вот и пришлось устраиваться спать в лодке уже привычно спрятавшись в прибрежных камышах. Ну или может не камышах, а зарослях похожих на них растений, я не ботаник в конце концов чтобы отличать камыши от их инопланетных подобий. Елку от березы отличу и картошку от морковки, да и все пожалуй.
  
   Глава 22. День шестьдесят первый - шестьдесят четвертый и далее. Незнание законов не освобождает от ответственности!
  
   Рассвет встретил меня мелким моросящим дождиком почти незаметным и не доставляющим особых неудобств. Плащ вымок насквозь, да и одежда подмокла, но шерсть моя замечательная пока спасала, во всяком случае я не дрожал от сырости и холода. И отчасти заслугой этой был обязан Чернышке, которая привычно согревала своим пушистым телом. Сколько уже времени я вместе с этой зверюгой, а все не могу привыкнуть - пушистый дракон... Ящерица покрытая мехом - чистая фантастика! Это если забыть о своём мохнатом теле с саблезубой мордой, когтистыми лапами и коротким хвостом, да еще мех голубого цвета!
   Но не буду лукавить - быть саблезубым котом мне начало нравиться! Несмотря на неудобства доставляемые таким внешним видом, неприятности висящие на закорках и странности с восприятием цветов глазами существа развивавшегося под светом другого солнца. Приятно потянуться сильным крепким телом, поточить когти о дерево немножко, громогласно рыкнуть... Даже "веселый саблезубый оскал" от которого непривычному человеку несколько скажем так "неуютно" мне очень нравился, не говоря о чутких подвижных ушах и коротком хвосте. Вот еще бы дом, хороших друзей и красавицу-жену мурлыкающую на коврике у камина...
   Представлять такую картину было очень приятно. Но пока ничего этого небыло, и надо очень постараться чтобы хоть часть желаний воплотилась. Мир то кругом суровый, никто за красивые глазки тут ничего не даст, все надо зарабатывать трудами тяжкими. И без всякой гарантии что получится. Средневековье во всей красе, сээр! И безродному нищему да еще и не человеку пробиться на верх будет трудно, если вообще возможно.
   Чернышка привычно отлучилась и из своего набега на окрестности вернулась с зайцем в зубах. Ошкурив и выпотрошив зверька когтями, не заморачиваясь уже ножом я жевал мясо и думал. В город Стеклянный я не полезу, намного лучше сплавиться по реке Торговой дальше к морю. И там уже на побережье можно будет вступать в контакт, а если понадобиться то и место на торгово корабле купить нам вдвоем да уплыть в далекие края. Пока я еще не решил точно, а надежда вернуться назад в деревню уже почти растаяла. Там меня будут ждать, или же кого из селян подкупят да стукнет он "организаторам охоты на говорящего зверя". Даже тот-же самый Староста может сдать не моргнув глазом ради блага всей деревни. И пацану так будет безопасней, пока меня нет - нету смысла его трогать, а вот как я буду - он сразу превратиться в инструмент давления. Значит решено - нельзя войти в одну реку дважды! Вот и я не буду пытаться.
   Приняв решение я позвал мою черную дракошку в лодку и взялся за весло, чтобы выйти из камышей и двигаясь вдоль тому месту где река вытекала из озера. Было ранее утро, моросил дожди и на реке было пустынно, да и на берегу тоже. Не желая лишних встреч я энергично работал веслом чтобы поскорее проскочить многолюдные места и вскоре проплыл мимо паромной переправы. Дальнейший путь вниз по реке ничем интересным не ознаменовался. Я держался у правого берега, если смотреть по течению реки, потому что по левому проходила дорога. В деревеньки на берегу я тоже не совался, тихоходные грузовые ладьи получалось обгонять не приближаясь. А Чернышка продолжала снабжать меня утками и зайцами, которых ловила на берегу или в зарослях камыша у берега. Спокойное плавание продлилось три дня и уже поздним вечером я увидел впереди предместья крупного города.
   Переночевав в лодке под берегом и перекусив остатками вчерашнего зайца утром я поплыл дальше, рассматривая приближающийся город. На берегу появились дома, небольшие причалы, какие-то кривоватые и замызганные сараи из потемневшего горбыля. Потом по мере продвижения дальше "трущебы" сменились более целыми кварталами складов срубленных из добротных бревен, с капитальными причалами и дорогами с деревянными мостками по обочинам как в старых районах деревянной застройки в Архангельске. Все это тоже имело причалы, уже капитальные могущие принять по 2-4 ладьи, иногда даже с примитивными деревянными кранами для разгрузки тяжелых грузов. Хотя, основную работу по погрузке-разгрузке делали грузчики. Я видел как крепкие мужики таскали мешки, перекатывал бочки, носили какие-то ящики с ладей на склады и назад под присмотром приказчиков.
   Заметно оживилось и движение на реке, несмотря на пасмурную погоду и ветер нагоняющий заметные волны во всех направлениях шныряли лодки, от больших шестивесельных шлюпок до одноместных долблёнок размером с байдарку. А вот каноэ или байдарок я не видел, только деревянные лодки, крупные с парусным вооружением и многие из них были затейливо разрисованы яркими цветами. Наверное такие-же любители выпендрится и выделиться из толпы, что на Земле свои машины аэрографией разрисовывали. На берегу где пошли богатые дома со своими причалами и просторными домами тоже прибавилось красок. Появились яркие вывески, резные наличники и коньки, яркие флюгеры.
   Было видно что река тут такая-же транспортная артерия как венецианские каналы. И её используют для передвижения наравне с улицами города. Во всяком случае в богатых особняках на берегу были не только богатые возки с породистыми лошадями, но и ходкие богато украшенные изящные лодки. На моих глазах одна такая отвалила от берега, распустив шелковый парус с вышитым гербом и умело поймав ветер быстро ушла вниз по течению. Причем правил ей не какой-то слуга, а сам хозяин в дорогом наряде, лихо управляя своим красивым корабликом. По сравнению с этой красавицей моя лодка казалась маленьким осликом рядом с породистым арабским скакуном.
   Я конечно-же привлекал внимание, точнее не я, мои нечеловеческие "анатомические особенности" надежно скрывала одежда, а вот на Чернышку все показывали пальцем и пялились с большим интересом. Но она вела себя смирно, сидела в лодке, только смотрела по сторонам вертя головой и чутко поводила ушами прислушиваясь. Оставалось решить как я буду ходить с ней по городу. Может попробовать поводок сделать из чего-нибудь? Оставлять её одну очень уж не хотелось, если бы вообще получилось. И в то-же время рисковать что она устроит в городе побоище, восприняв толпу как угрозу мне... Да уж, зверюга красивая и преданная, но вполне могущая создать массу проблем. Хотя, команду "Рядом!" она вроде бы поняла с первого раза...
   Мои размышления прервал появившийся впереди "общественный причал", к которому была пришвартована масса разнокалиберных лодок, видимо аналог нашей парковки. Во всяком случае пару таки я видел и как к ним приставали и отходили лодки, а с их хозяев собирали мзду специальные люди. К нему и направил свою лодку, решив "припарковаться" и расспросить что тут да как, а может быть и прогуляться по городу. Меня в первую очередь интересовал базар, если он конечно был или лавки, а потом и гостиница. Надеюсь мне хватит денег снять комнату на пару дней пока буду искать работу. С перспективами которой тоже далеко не все было ясно.
   Наконец лодка приткнулась бортом к причалу и я накинув причальный конец на столбик выбрался на доски настила, следом выскользнула Чернышка и после моего окрика дисциплинированно уселась около меня на доски. Спустя минут пять, когда я уже собирался идти искать их сам, появился "сборщик платы за стоянку" вместе с мальчишкой-помошником. Который с уважением посмотрел на черную зверюгу и спросил насколько я решил оставить тут лодку? После ответа "До вечера" он сходу запросил пять медяков, пока его напарник разворачивал лодку носом к причалу и переставлял вплотную к соседней, чтобы она занимала меньше места. А потом пацан закончив свою работу резво убежал сверкая пятками по каким-то своим делам.
   Я же передал пять медяков мужику и мы потихоньку разговорились. Сначала разговор зашел о погоде, "сборщик платы за парковку" пожаловался что от сырости ноют колени, а потом он не выдержал и спросил где же я добыл Чернышку и как смог приручить? Я в ответ просто сказал что встретил её на дороге, и чтобы не злить кинул зверюге свой кусок жареного мяса что ел в это время. Она мясо сожрала, а потом просто пошла за мной следом. Так и подружились. Черная звербга конечно страшненькая и сильная, но добрая. Только мясо любит жаренное, зазеваешься - слопает все и самому ничего не достанется.
   Мужик только весело фыркнул в усы и покачал головой улыбаясь, а потом в ответ на мою просьбу стал обстоятельно рассказывать как дойти до базара, где тут лавки и гостиницы хорошие недорогие рядом. Потом его понесло рассказывать про достопримечательности типа фонтанов, храмов и королевского дворца. Я этот словесный понос не прерывал, хочется ему поболтать - пусть, информации то много полезной я в результате получают. Только поддакивать иногда приходилось, хмыкать и руками разводить поддерживая разговор. Но ничто не может длиться вечно, иссяк и фонтан словесного поноса "парковщика". Который с сожалением вздохнул и пожелав доброго дня удалился окучивать следующую лодку, только что приставшую к пристани, с выражением лица гаишника увидевшего возможность состричь штраф себе в карман. А я, потрепав по голове Чернышку двинулся по пристани к берегу намереваясь прогуляться по городу и прикрикивая на свою зверюгу когда она пыталась отойти.
   Сойдя с пристани на мощеный неровными каменными плитками берег я двинулся к проходу между двумя домами стоящим на верху берегового откоса, благо вдоль берегового откоса был сооружен пологий пандус для пешеходов и грузов. Все так-же мощеный шершавыми неровными каменными плитками, видимо это был местный сланец какой-то или аналогичная горная порода. Но идти по нему было много удобней чем по колено в грязи или даже по скользкому тёсаному булыжнику. По которому я походил еще "в прошлой жизни", бывшая Восточная Пруссия, этим все сказано для тех кто понимает.
   Скат берега от набережной и до мощеной все тем-же плитняком дороги идущей вдоль береговой черты и связывающей между собой другие причалы, а так-же другие пандусы ведущие к воде был засажен какой-то густой травой. Этакий наклонный под углом градусов в 40-45 газон. Причем очень чистый газон, против ожидаемого на нём не валялось объедков и всякого мусора, да и прошлогодней травы тоже. А вдоль дороги стояли... деревянные урны, похожие на широкие деревянные кадушки. В одну из которых прямо при мне один из прохожих выкинул огрызок яблока. Неожиданная для "Тёмного Средневековья" культура!
   А сразу за неширокой набережной, как раз чтобы разъехались "две с половиной телеги" стояли дома. Здорово похожие на архитектуру начало двадцатого века, трехэтажные "блоки" немецкого типа, когда один дом тянется "от перекрёстка до перекрёстка" и замыкался квадратом, внутри которого дворик с проходными подъездами и массивными деревянными воротами для телег, с балконами и простенькой лепниной. Только вместо привычных мне стёкол тут на окнах были ставни и какая-то полупрозрачная плёнка натянутая на рамы. Цветы в горшках и лотках тоже присутствовали. И опять таки кругом было ЧИСТО, а то тут то там на обочине проезжей части виднелись круглые решетчатые люки ливневой канализации! Только вместо газовых или электрических фонарей стояли "гигантские канделябры" с подставками для факелов пол круглыми коническими шляпками. Если бы не это и не плитняк вместо булыжника - я бы сказал что вокруг Германия века 18-го!
   Таращясь по сторонам как полная деревенщина я вошел в переулок между домами собираясь продолжить экскурсию, но тут с балкона второго этажа на меня и Чернышку неожиданно сбросили здоровенную сеть. Я даже не успел ничего понять как она упала на нас, Чернышка попыталась вывернуться но только запуталась и сбила меня с ног рывком сети. А появившиеся откуда-то как чертики из табакерки стражники прижали дракошку и меня к мостовой длинными шестами с развилками на конце, а несколько самых смелых с дубинами оглушили извивающуюся в сети Чернышку. Следом пришла моя очередь, удар по голове и темнота.
   Придя в себя я сразу застонал от боли, голова просто раскалывалась и казалось что подомной качается пол, а желудок подкатывал к горлу и приходилось сдерживаться чтобы не вырвало. Мозги мне стряхнули похоже и достаточно сильно. Но хорошо что хоть очнулся, могли и голову проломить... Глаза удалось открыть с третьей попытки и сквозь муть удалось понять что я в какой-то каталажке. Каменные стены, грязная солома на которой я лежал на полу, решетка вместо одной из стен от пола до потолка с дверью с массивным замком. А еще кандалы на запястьях массивные. И судя по ощущению такие-же на ногах и неудобный ошейник на шее. Одежду тоже сняли как и обувь.... Вот это называется - Попал!
   Особо долго наслаждаться "видом средневекового обезьянника" мне не пришлось. Хотя, с раскалывающейся и кружащейся головой, борьбой с позывами к рвоте время воспринимается странно. Потом послышались шаги, сопение и откуда-то слева по коридору приперлись трое мордоворотов, местные вертухаи раза в два больше меня каждый. Быки-качки как будто вылезшие из "бандитских 90х", только в средневековом исполнении. Которые отперли дверь в решетке здоровенным ключом и ввалились внутрь. А потом просто подняли меня за плечи крепко ухватив да и повели-понесли грубо но без лишней жестокости на выход, даже поддерживая чтобы не упал.
   Я даже не пытался дергаться. Кандалы и достаточно тяжелое сотрясение мозга как-то не располагают к сопротивлению. Да и амбалы были как бы не сильнее меня даже по одному, а уж втроём и с дубинками на поясах - замесили бы как ОМОН демонстранта на раз. Путешествие по каменным коридорам мимо других "обезьянников" с их обитателями таращившимися на нас, массивная дверь с окошком и запорами снаружи, и более цивильный коридор, чистый и с деревянным полом. Раньше то мои лапы шлёпали по камню. Еще несколько поворотов, двери, шум голосов где-то за стеной и после массивной резной двери небольшой зал, по виду типичный зал суда. Кондовый такой, классического что ни на есть вида.
   Поперек зала - барьер деревянный по пояс с дверцей. За ним - кафедра судьи приподнятая на помосте, за которой и сидел пожилой мужик в камзоле из синего сукна с массивным медальоном на шее с изображением весов. Видать это и есть судья. А с моей стороны барьера - "кафедра обвиняемого", отдельная лавка и на расстоянии пары метров сзади - два ряда лавок для зрителей на пару десятков человек с каждой стороны прохода. В зале кроме меня, судьи и моего конвоя присутствовал давешний мужик с пристани опасливо на меня уставившийся. Видимо не видел раньше мою звериную морду и только сейчас понял кто я такой. Стукач хренов!
   Меня подвели к кафедре обвиняемого, но просто поставили рядом поддерживая и контролируя. А мужик с пристани стал что-то там рассказывать про "неклеймёную лодку", с моим головокружением и болью от которой казалось мозги сейчас вылезут из ушей ничего понять было невозможно. Но я все-таки собрался и постарался выпрямиться и вслушаться в разговор. Как никак решается моя судьба сейчас! А судья, гад такой выслушав историю моего прибытия к пристани и результат осмотра лодки быстренько принял решение и сразу же его озвучил.
   - За владение неклейменой лодкой бродяга-зверь приговаривается к лишению свободы и продаже в рабство Асгорцам!
   - Какое еще клеймо на лодке? Мне её так продали! Не знал я ни про какие клейма... - Смог из себя выдавить я сфокусировавшись на судье более-менее.
   - Незнание законов не освобождает от ответственности, зверь! Увести! - С истинно-прокурорской интонацией презрительно бросил судья в ответ, и тихо пробурчал но я услышал. - Приезжают тут всякие, а потом ночью на улицу выйти страшно...
   Я же мог в ответ сделать только одно - не стал сдерживать очередной раз бунтующий желудок и повиснув в кандалах блеванул через перегородку, прямо под кафедру судьи. За что был дернут назад конвоем, опять удар по голове и темнота...
   Дальнейшее было как через слой толстого мутного стекла. Приглушенные звуки, черно-белые размазанные движения вокруг, ощущения такие-же "далекие" и усталое безразличие ко всему. Очнулся я еще в зале суда, когда меня волоком вытаскивали через дверь держа за плечи. И дальнейшее было как черно-белый фильм начала 20-го века. Коридоры цивильной части и опять "тюремная", та-же камера, потом через какое-то время - опять трое дуболомов и снова коридоры, какая-то комната здорово похожая на пыточную и толстый грязный тип с раскалённым клеймом в руках. Плече глухо дернуло и завоняло паленой шерстью и горелым мясом, но все так-же "где-то далеко, не со мной". Как в той дурацкой песенке про дуру плывущую по реке в одном башмаке, которой приколько и не больно...
   После этого меня вытащили на улицу и кинули в кузов какой-то телеги, следом взобрались трое охранников и мы куда-то тронулись. Из-за борта небыло видно, а силы и главное желание чтобы пытаться смотреть по сторонам отсутствовали напрочь. Ехали мы... какое-то время, точнее меня везли, а вот куда и сколько - в голове не отложилось совершенно. В конце концов куда-то да приехали и меня выдернув из телеги как мешок картошки затащили под какой-то навес и пристегнули за кандалы на цепь, на замок. Между новыми и старыми охранниками были какие-то "бу--бу-бу!"с недовольными интонациями и жестами в мою сторону, а потом телега отчалила, а я остался валяться под навесом на соломе как куль.
   Через какое-то время, когда стало уже темнеть к навесу подкатило еще три или четыре телеги, с конвоем и тоже закованными в кандалы полуголыми людьми. Которых пристегивали под навесом по соседству со мной. Пожилые и молодые, среднего возраста, тощие и тонкие, явные уголовники и "по интеллигентней", но все плохо одетые и с клеймами на плечах. Новые соседи опасливо косились на меня и послушно рассаживались на свои цепи, как собаки на поводки. Может потому что часть охранников была с заряженными и взведенными арбалетами, а все "каторжники" в кандалах? Мне было безразлично... Как и "бу-бу-бу!" новых соседей тыкающих в мою сторону рукой, когда телеги и основная охрана уехали. А я постепенно "выключился", как старый телевизор, картинка выцвела совсем и наконец "свернулась".
   Я "включился" все в том-же режиме "старого телевизора" выкашливая попавшую в нос и в горло воду. Когда зрение немного прояснилось увидел стоящего рядом охранника с деревянным ведром и построенных в колонную соседей по навесу, которых уже успели избавить от кандалов заменив их на колодки на плечи и общую цепь. А еще рядом стоял какой-то смуглый высокий мужик в богатой одежде, кстати говоря его "сородичи" с дубинками теперь охраняли зеков. Ткнув меня пару раз носком ботинка под ребра он что-то сказал местному охраннику, все то-же неразборчивое "бу-бу-бу!", и смуглые охранники меня закинули на пол стоящей рядом открытой повозки со складным кожаным верхом как в старинных автомобилях. Мужик уселся и кучер тронул её с места, а мне только и осталось что лицезреть щегольские красные сапоги с загнутыми носами. Зрелище не самое интересное....
   Опять путешествие, по на удивление гладкой дороге. Может быть они тут так хорошо замощены или повозка рессорная, на старой немецкой брусчатке трясет даже современный мне легковой автомобиль, а уж старинная карета должна вообще быть натуральным вибростендом. Хотя, возможен вариант что я просто не ощущаю тряску в своем нынешнем состоянии. Видать мозги стряхнули "как лампочку" и дело может скоро закончится от кровоизлияния в мозг. Не самый плохой вариант по сравнению с рабством. Следует честно глядя фактам в глаза признать - рабу при грамотно построенной системе рабства сбежать нереально.
   Население наверняка "недружественное" и с удовольствием сдаст за вознаграждение беглого раба. Другие рабы узнавшие про подготовку побега - сдадут еще раньше, стукачи неистребимы особенно за поощрение - например перевод в надсмотрщики или иные "сладкие привилегии". Без подготовки - не снять кандалы и ошейник, не запастись деньгами и продовольствием, даже одеждой. Это у беглецов из концлагерей были еще какие-то шансы, если на советской территории или во Франции, в Чечне удачных побегов из рабства было заметно меньше... А ведь нохчи - просто "горные дикари", в рабовладельческом государстве с давней традицией типа того-же Рима все отработано до мелочей. Клеймо на плече не скрыть, при любом контроле будут смотреть это место и все. Следы от выведенного клейма видны сразу, шрам на "этом самом месте" хоть свежий хоть старый - значит "беглый заяц". И все, финита ля комедия, добро пожаловать на кол или крест! Или чего там еще интересного придумали для "беглых"... Вот такие вот пироги, с котятами!
   За этими невеселыми размышлениями путешествие с видом на модные сапоги закончилось и меня вытащили из повозки. Конечной остановкой стал порт. Во всяком случае тут были причалы и разнокалиберные корабли. Виденные ранее на реке грузовые ладьи. Небольшая галера на два десятка весел с длинной косой реей и без тарана с "клипперным " наклонённым вперед форштевнем. Много парусно-весельных лодок типа той на которой я удирал через озеро. Странный корабль с косой реей и загнутым вверх полукруглым носом, как у индейского каноэ берестяного из иллюстраций к книжкам Фенимора Купера, но скошенной наружу широкой плоской кормой. Ничего подобного я в жизни не видел. Этот странный корабль не стоял у пирса, а уткнулся кормой под берег, сев днищем на мелководье как десантный транспорт, и с кормы на землю были перекинуты сходни по которым грузчики таскали какие-то тюки его загружая.
   Целью же рабовладельцев было что-то типа двухмачтовой шхуны опять таки с косыми парусами и одним рядом весел, судя по размерам уже морской корабль. На который сейчас и заводили по сходням зеков-рабов, которых по одному отстегивали от цепи, ловко шмонали и контролируя вели по сходням на палубу, а потом отправляли дальше в трюм. Быстро, деловито, профессионально. С большим опытом работают сволочи, не утопишься даже если спрыгнешь в воду - колодки то деревянные и утонуть не дадут. А на пирсе еще и стоят двое "добрых молодцев" с баграми... Да уж, навевает печали такой профессиональный подход к делу. Все давно отработано и не дернуться никуда. А дальше наверняка будет только хуже.
   Наконец все рабы оказались в трюме и меня под "бу-бу-бу" потащили на корабль. А дальше спуск вниз в оказавшийся неглубоким трюм без следа перегородок, протащили по сырому дощатому настилу в самый нос и цепь с замком пристегнули к моему ошейнику. А потом просто ушли оставив меня наконец в покое лежать на досках под которыми похоже плескалась вода на самом дне трюма. Единственное что мне получилось сделать какое-то время спустя напрягая все силы - перекатиться на бок и привалиться спиной к борту, чтобы выпростать из под себя лапу которая начала затекать. Это усилие забрало все немногие оставшиеся силы и я вырубился опять.
   Спустя какое-то время очнулся, от того что меня усадили привалив к борту спиной и начали осторожно вливать в пасть воду. Это были двое охранников и тот мужик в красных сапогах, что-то им говоривший и поглядывающий на меня с явным недовольством. Наверное не захотел чтобы я тут кони двинул и приказал напоить хотя-бы зверя полумёртвого. Кое-как получилось воду глотать, хотя большая часть вытекала из пасти на грудь, но хоть что-то. Когда охранники закончили со мной возню, франт несколько раз пнул меня по бедру без заметных результатов, удары были какие-то слабые как будто через слой ваты. Это его не устроило и он нагнувшись оттянул мне веко рассматривая глаз, но видимо ничего не понял и стал ощупывать мою шею, пока не нашел артерию на которой считал пульс. А потом махнул рукой, что-то пробу3хтел охранникам и ушел вместе с ними. Спустя какое-то время в полутьме и одиночестве я "выключился".
  
   Глава 23. День шестьдесят какой-то... наверное, шестьдесят седьмой. Морские приключения.
  
   Следующий раз я включился от тычка ногой в бедро. Опять режим "черно-белого телевизора", но хотя-бы зрение прояснилось и тело ощущалось намного лучше, особенно тупая боль от ожога на плече, куда поставили клеймо. "Включили" меня как и в прошлый раз двое охранников и хозяин "живого товара", которому видимо сильно не хотелось чтобы я сдох. Опять мне принесли воды, которую я смог даже вполне целенаправленно глотать когда меня поили. А потом... потом меня стали кормить. Очень мелко нарезанным жареным мясом, почти фаршем. Есть особо не хотелось, да и вообще ничего особо не хотелось, но я все-таки стал глотать. Скорее чтобы отстали, чем из аппетита. Франт в красных сапогах выглядел довольным и убыл первым, потом закончив со мной ушли и охранники.
   А я остался полулежать спиной на борт корабля и рассеянно рассматривать косые лучи света падающие сверху сквозь щели в палубе. Под настилом негромко плескалась трюмная вода, Корабль плавно покачивало бортовой качкой и за бортом иногда плескала волна. Ничего интересного не случалось, мои веки отяжелели и меня сморил сон. Просто сон, а не потери сознания как раньше. Который опять был прерван визитом охраны для следующей кормёжки. На этот раз ко мне уже вернулись цвета, да и тело ощущалось полностью, только слабость была и боль ожога на плече.
   Демонстрировать своей постепенной поправки я не стал, только пасть открывал и глотал вполне осмысленно, что воду что все так-же мелко порезанное мясо. Со мной разговаривать охранники и хозяин "живого груза" не пытались, между собой тоже ничего не обсуждали, деловито сделали все что хотели и ушли. А стал осматриваться, но ничего особо интересного не увидел. Настил из досок под задницей, шпангоуты деревянные, доски обшивки, бимсы над головой связывающие шпангоуты между собой и дощатая палуба над головой через щели которой пробивался свет. Более интересной была цепь, закрепленная замком к моему ошейнику. Второй конец её заканчивался в массивном кольце, которое крепилось к штырю проходящему насквозь шпангоут и расклепанному на металлическую пластинку с другой стороны. Не вырвешь, каким бы силачом ты ни был.
   Замок, до которого удалось дотянуться лапой, тоже было не открыть и даже не особо понятно как он был устроен. Лепестково-пружинный? Ригельный? Или может быть с резьбовым винтом внутри который крутит трехгранный ключ? На ощупь это не определить, корпус обычной для замка формы, отверстие снизу и душка сверху, вот и все. Да и все равно ковыряться в нем нечем, гол как сокол я, в одной своей шерсти. Только и остается что сидеть на цепи смирно да не злить охрану.Чай не в лубочной слащявой сказке про попаданца, который дома был "очкастый ботан", а "попав" сразу распускает перья аки павлин и валить врагов штабелями ударами левой пятки. В жизни все совсем по иному, в чем я убедился на собственной шкуре.
   Мои грустные размышления спустя какое-то время прервал отчетливый щелчок по корпусу снаружи. Потом он повторился снова... и спустя какое-то время опять. Интервалы между щелчками стали сокращаться, а сами они стали очень похожи на импульсы гидролокатора. Но откуда мог здесь взяться гидролокатор? Подводные лодки с гидроакустикой со средневековье как-то совсем не вяжутся! Щелчки тем временем следовали все чаще, пока не превратились в шум похожий на шорох пескоструйки, а потом вообще в ультразвук от которого заложило уши. А потом наступила тишина, только в ушах "зудело" еще какое-то время. Странно все это... Как в анекдоте - "И что это было?"
   Спустя где-то час, а может и два щелчки по корпусу корабля появились опять. А кроме них стали слышны высокочастотные трели, скрипы, стрекотание - как будто за бортом собралась целая стая дельфинов. Хотя, может быть так оно и было? Дельфины же используют натуральный биологический сонар, чем инопланетная морская фауна должна быть хуже? Это если решить что в местные моря не стали запускать земную морскую живность. Что далеко не факт, если зайцев вспомнить которых мне ловила Чернышка. Вполне земные длинноухие грызуны... Так что и тут сейчас вокруг корабля могут какие-нибудь касатки резвиться или голубые киты.
   От отстранённых размышлений меня оторвал плавный но ощутимый толчок в борт за спиной, от которого заскрипели и слегка прогнулись доски. А потом уши опять заложило от высокочастотного писка, который к счастью прекратился раньше чем я успел зажать их лапами. Зато снаружи начался настоящий "дельфиний галдёж", интенсивность их "переговоров" внезапно подскочила в несколько раз. И вроде бы как получилось отследить не менее пяти "абонентов" медленно перемещающихся вокруг корабля. Это не считая прогнувшего обшивку, который "скрипел, пищал и стрекотал" прямо за досками не ослабляя нажима.
   Эти странные дела за бортом заметил не только я. Наверху забегали, стали слышны встревоженные крики на каком-то незнакомом мне языке, да и каторжники в средней части корабля тоже встревоженно загомонили. Интересно, что их всех так напугало? "Дельфины" же появились достаточно давно рядом с нами и никто не паниковал, а тут вдруг забегали как тараканы по сковородке! Странно это... Но меня не касается все равно. Даже если кораблю и грозит какая опасность от "дельфинов" - я тут ничего сделать не смогу сидя в трюме. Стоя на палубе - тоже. Я же не гарпунщик, а пожалуй тут они и нужны. Или специалисты по психологии местной морской фауны. Которые среди команды по идее могут быть.
   Но работорговцы думали иначе. С топотом и сопением ко мне подбежали охранник и давешний "франт", который стал судорожно тыкать трубчатым ключом в замок соединяющий цепь с ошейником. Попал в замок он только с пятой попытки, но потом нажал ключом внутрь замка и вытащил дужку целиком. Замок был торопливо брошен на пол, а меня ухватив за плечи подняли и быстро потащили к люку на палубу. Мимо других рабов, отшатывающихся от борта. "Дельфин" что полировал боком обшивку снаружи видимо засек мое перемещение и теперь плыл рядом, сканируя нас сквозь доски режущим уши писком. Что только еще больше пугало всех. В результате меня буквально на своих плечах выбросил на палубу охранник, франт споткнулся и упал около трапа наверх. Или сам или кто-то их рабов подставил ногу по доброте душевной.
   А наверху меня уже ждала галдящая испуганная команда и виденные ранее охранники, которые крепко держа меня за плечи подтащили к борту. По воде бежали небольшие волны, дул устойчивый ветер, а вокруг корабля плыли какие-то похожие на касаток морские животные. Спинной плавник как у касатки, серая гладкая шкура в поперечную более темную полоску, дыхало выбрасывающее фонтанчики пара при выдохе, вертикальное перо хвоста иногда показывающееся из воды и... жаберные щели как у акулы???! Все это я смог рассмотреть когда "сопровождавшая" меня вдоль борта животина сделала круг разворачиваясь носом ко мне и высунула голову, развевая здоровенную зубастую пасть и щелкая как дельфин.
   Морские работорговцы этого зрелища вынести не смогли и мощный удар в спину выкинул меня за борт. Я даже не успел понять что случилось как полетел в морду морской скотины, которая чуть-ли не с лязгом захлопнула пасть и изогнулась дугой, принимая мою тушку на спину перед плавником. Мне только и оставалось что распластаться по скользкой шкуре цепляясь когтями чтобы не съехать в бок. А помесь акулы с касаткой подомной каким-то чудом удержалась на поверхности воды, не проваливаясь на глубину и не стряхнув меня с себя, а потом отплыла от борта тихо работая хвостом. Остальные члены "стаи" потянулись следом оставив корабль в покое. Я же немного очухался и смог сесть, ухватившись лапой за переднюю кромку плавника. Но странное приключение и не думало заканчиваться!
   Продольная полоса вдоль спины этой странной "касатки" вдруг открылась как створки раковины устрицы, показав розовое углубле6ние здорово похожее по форме на ванную под мой рост. Интересно, что, эта скотина хочет чтобы я лез туда? И из-за этого терлась о борт напугав до усрачки экипаж и охрану корабля работорговцев? Похоже что именно так, если судить по действиям этой инопланетной "касатки". В памяти всплыл Гарри Гаррисон с его романом "Запад Эдема", где у разумных ящериц была био-цивилизация и "живые корабли". А потом Дмитрий Янковский с его "Правилами подводной охоты" в которых фигурировало морское биотехнологическое оружие и "живые глубоководные скафандры"... И Чернышка, так похожая на живой биотехнологический самолёт... Видимо "саблезубые коты" пошли по пути создания "живой техники" в отличии от человеческой "машинной" цивилизации? Похоже что так.
   Морская скотина подомной терпеливо ждала, не закрывая свою "розовую ванну", только лениво шевелила хвостом, да волны бились о её бок осыпая меня холодными брызгами. Была не была, решил я и лег туда куда меня так "звали", вытягиваясь на животе на теплой живой плотик. "Входные створки" туго схлопнулись надомной и крепко стиснули, мышцы со всех сторон плотно обжали моё тело, потом в горло полезла упругая трубка, в шею и под лопатки больно укололо, а все вокруг сжалось выжимая воздух из легких. А когда отпустило то вместо воздуха в легкие пошла вода, да еще в задницу сильно ткнулся какой-то "шланг" и другой стал наползать на мой хрен, я задергался выгибаясь всем телом и...
   И ощущения кошачьего тела исчезли, зато я стал ощущать себя касаткой, вернее даже не касаткой а... живой подводной лодкой. Слишком уж все это небыло похоже на ощущения обычного живого существа. Теперь у меня было две пары глаз, одна на голове "подводная" и вторая на плавнике, "перископ". Чуть позднее стал ощущаться "гидроакустический комплекс", активный сонар в передней полусфере и пассивный круговой обзор, глубиномер, магнитный компас, "инерционная система навигации" со странной но понятной картой водной акватории с отмеченными течениями и все остальное что должно быть у "нормальной подводной лодки". Причем постепенно эти ощущения-понимания "визуализировались" во что-то вроде виртуальной панели управления с интуитивно-понятными индикаторами и значками.
   Видимо интерфейс был самообучающимся и имел обратную связь с моим мозгом, вылавливая образы визуальные и подстраиваясь под них. Что скорее всего много удобней чем просто "ощущать себя животным". И особенно порадовали шесть значков "активных" торпед, которые по моему желанию отобразились в виде схемы показавшей что-то вроде кальмара с куском взрывчатки внутри в качестве боевой части. Да и "мнемоническая схема живой лодки" тоже была легко понятна. Жабры и легкие, переключение между ними, "торпедные аппараты", балластный "воздушный пузырь", "кабина пилота"...
   В которой сейчас и лежала моя тушка, с заполненными физраствором легкими, получающая кислород через систему обогащающую кровь кислородом с питательными веществами из крови самой "живой лодки" и туда-же выводящую углекислоту. Это именно её иглы больно прокололи спину и шею, стыкуясь с моей кровеносной системой. И что куда менее приятно - с катетерами для удаления "жидких и твердых отходов" "где надо". Космический сортир в действии, блин! Как Пауэрс на своем U-2 сидевший весь полёт с трубкой в заднице и шлангом на члене! Зато, теперь я могу так плавать хоть неделю не вылезая наружу, а может и месяц. И нырять на всю глубину погружения лодки, которая просто перейдет на жаберное дыхание стравив воздух из легких и пузыря, чтобы давление на глубине не раздавило. Главное чтобы я мог теперь "отделиться" от лодки... Хотя даже так наверное лучше чем в цепях, с вполне вероятной перспективой оказаться на живодёрне!
   Пока я размышлял и осматривался "целе-смысловой блок", который видимо и был занят подстройкой интерфейса системы управления к моему восприятию продолжал свою работу. На карте и экране комплекса обнаружения стали отображаться соседние живые лодки, корабль, а главное появилась информация от системы спутникового позиционирования вместе с метеосводкой и картой побережья включая сушу! Это что, тут есть живая спутниковая группировка которая передает кроме сигналов позиционирования еще метеосводку и картографию в реальном времени???! Похоже что так оно и есть... Но вот у лодки спутникового канала связи небыло, только звукоподводная связь для связи с другими лодками в ближнем радиусе и что-то вроде "акустического СДВ" для передачи коротких кодовых сообщений "по флоту". Например оповещений об атаке.
   У меня появилось было мысль торпедировать везшую меня "скотовозку", чтобы небыло свидетелей случившегося. Но работорговцы несмотря на свою сволочную сущность ничего мне плохого не сделали. А может быть даже и от смерти спасли тем немудрёным уходом который оказывали. Да и в любом случае, если я продолжу активно контактировать с людьми - рано или поздно мои возможности по управлению живыми подводными лодками всплывут. А контактировать мне с людьми все равно придется, другого источника информации об окружающем мире у меня нет. Да и комфорт я люблю, а одиночество - нет. Только как бы избежать новых залётов... Особенно с клеймом на плече то... Надо хорошенько будет подумать на эту тему. А пока - погружение, ход средний, курс.. Курс... послежу ка я за скотовозкой, для начала.
   Лодка выдохнула воздух опустошая легкие и скользнула под воду переходя полностью на жаберное дыхание и вставая на параллельный курс кораблю работорговцев. А я стал с интересом копаться в памяти "бортового компьютера". Местные корабли снятые со стороны через "глаза в плавнике" и их подводная часть, акустические сигнатуры которые у каждого корабля оказались уникальными из-за низкой повторяемости конструкций. Но по группам в зависимости от типа лодка их каталогизировать смогла, шхуны отдельно от галер, рыбацких лодок вроде арабского доу и пузатых торговых ладей. Были и замеченные мной в порту "десантные транспорты" у которых оказалось аж 5 килей на днище, плоском в кормовой оконечности.
   А потом я добрался до новых папок... Содержащкй фото лодок очень похожих на каноэ полинезийцев. Долблёнки с балансирами и одной мачтой с косой реей. Катамараны и тримараны с прямыми и треугольными мачтами из двух наклонённых шестов. Плоты вроде знаменитого бальзового "Кон-Тики" на котором Тур Хийердал переплыл океан. И все это с парусами-циновками похожими на шторы-шалюзи, вроде тех которые использовали в Юго-Восточной Азии на джонках. Были даже доски для серфинга, простые и парусные. Только плавали на всем этом разнообразии плавсредств не люди, а вставшие на задние лапы и вполне человекообразные выдры! Ростом около полутора метров или чуть больше, пухленькие но в то-же время вполне гибкие и красивые, с массивными но верткими хвостами. А их самочки щеголяли вполне приятного вида сиськами, задницы их тоже были весьма хороши несмотря даже на массивные хвосты. Однако аборигены этого мира? Или продукт генной инженерии чьей-то?
   Такие вот прямоходящие выдры. Весьма похожие на древних полинезийцев своими украшениями и весьма скудной одеждой. Да еще они разрисовывали свою шерсть какими-то узорами, видимо клановая или еще какая раскраска, вроде татуировок тех-же полинезийцев. На которых они были похожи и своей воинственностью. В памяти лодки были фрагменты видео с жестокими сшибками в море, атаками из под воды хвостатых боевых пловцов, казнями пленных и набегами на прибрежные деревеньки. А еще эти хвостатые и перепончатолапые каким-то способом научились эффективно нападать на живые подводные лодки! Во всяком случае их лодки были отмечены символом высокой опасности, красным пульсирующим ореолом, в отличии от человеческих кораблей никак не помеченных. Что само по себе наводило на размышления.
   Просмотрев оказавшуюся довольно скудной информацию про разумных выдр, обитающих как оказалось "на другой стороне планетарного шарика" на островах огромного мелководного архипелага сравнимого по площади со средней руки континентом, я смог докопаться до интересной информации по "морскому биотеху". Как оказалось лодка на борту которой я сейчас был - была чем-то вроде "малька способного к размножению" более крупной уже чисто боевой формы. Которая была размером с крупного кита, питалась уже в основном одним планктоном в отличии от "молоди" охотившейся на рыбу и другую добычу как касатки, не имела "кабины управления", была покрыта пластинками брони и кроме более тяжелых дальнобойных "кальмаров-торпед" несла 12 больших биотехнологических крылатых ракет. Размером сравнимых с "Москитом"...
   Но, несмотря на всю их крутость - в памяти моей лодки контактов с такими "подводными крейсерами" отмечено небыло. Не встречались они ей ни разу в жизни, ни в близком ни в акустическом контакте. Видимо для перехода в "боевую форму" нужен был какой-то специальный "активатор"... Это логично, никто не оставит гулять без присмотра серьезное оружие и тем более не позволит ему бесконтрольно размножаться. А то так и "доиграться" совсем недолго до очень больших неприятностей. Может быть коты уже доигрались с биотехнологическим оружием? Не просто же так я был "умным и красивым, но животным" пока кто-то или что-то мой разум в кошачье тело не поместило....
   Следующим файл "про морской биотех" содержал данные по морской платформе спутниковой связи. Этакий гигантский моллюск, сидящий на мелководье, цедящий планктон, жрущий на манер актинии неосторожно при плывшую рыбу, своими мощными гидроакустическими передатчиками и приёмниками способный передавать информацию на трансокеанских расстояниях используя низкие звуковые частоты... Но главной фишкой было не это, а всплывающая на жгуте на поверхность антенна способная посылать сигнал и принимать ответ со спутниковой группировки. Забавный такой "антенный пост" похожий на бутон кувшинки на длинном "жгутике" раскрывающийся лепестками открывая свое сердце - шар приемопередающей антенны. Всего пять таких живых узлов связи были отмечены в памяти лодки. И все как на зло - далеко. Больше в папке "морского биотеха" файлов небыло. Только "лодки", "крейсера" и "узлы связи", хотя я ожидал большего прочитав когда-то "Правила подводной охоты" с их разнообразием морского биотехнологического оружия.
   Зато папка с местной морской живностью по количеству материалов легко переплёвывала все остальные в несколько раз. И сама эта живность была куда как более "веселой" чем привычная земная. Смертельно ядовитые медузы-"крестовики" размером с монету большими стадами - пожалуйста! Мелкие рыбешки размером в мой палец и с мощными челюстями - аж три вида! Морские пираньи большими"селедочными" косяками - да ни вопрос! Акулы всех размеров от полуметровых, стаями до двух десятков, до гигантских белых - извольте! Крупные хищные черепахи и морские крокодилы - у нас это есть! И на сладкое - всевозможные хищные головоногие и моллюски, не считая крабов в размерах "кокосового вора" но обожающих мясо. Причем основная масса все этой живности обитала как раз вдали от берега и зачастую на мелководье того самого супер-архипелага разумных выдр. Как они там живут в таком хищном морском окружении? А вот рядом с этим материком всей этой дряни почему-то нету. Зачистили люди прибрежную зону от эндемиков когда стали планету колонизировать как и сам материк? Может быть...
   Вообще, самыми "отбивающими желание купаться" были не все эти хищные рыбы и рептилии, а местные моллюски с головоногими. Разница между которыми как-то размывалась, во всяком случае сидящее на одном месте в прочной ракушке с ловчими щупальцами головоногое было судя по всему похоже на моллюска. Или же моллюск такой "сильно эволюционировавший" в головоногое. Которое фигурировало в одном из роликов с казнью пленных выдр, которых скармливали этой твари с повадками "японского хентайного монстра". Он сначала ловил добычу щупальцами за конечности, потом "нанизывал " на "тентакль" с костяными крючками извивающуюся и орущую от боли жертву достаточно уверенно находя "естественные отверстия в теле", а потом медленно утаскивал несчастную выдру внутрь раковины под радостные вопли зрителей.
   И это был еще не самый плохой вариант местного "хищника с щупальцами", по крайней мере жертва достаточно быстро захлёбывалась когда её наконец утаскивали под воду. Намного неприятней была другая разновидность "хентайного моллюска", которая не убивала жертву сразу, зато в лучших традициях "Чужих" и ос-наездников откладывала в нее "личинки", которые медленно поедали несчастное существо изнутри ничего не могущее сделать для своего спасения. Сидеть в деревянной клетке и знать что скоро станешь корчиться от боли когда тебя начнут жрать изнутри, и перед смертью увидеть как из прогрызенной в твоем брюхе дыры вылазят омерзительные твари... Бррр! Нах-нах, как сказал поросёнок передергивая цевье помпового ружья...
   А целесмысловой блок тем временем адаптировался под меня настолько, что даже стал выводить не только картинки с пиктограммами-значками, но даже текст на "кошачьем языке" напоминающем адаптированную для 16-сегментного электронного индикатора клинопись. Во всяком случае именно такую ассоциацию вызвали квадратные "буквы" из прямых и наклонных черточек напоминающих царапины от когтей или старинные гвозди, с плоской "шляпкой" вначале и "острым кончиком" в конце. Причем ориентация "начала царапин" была или сверху вниз или слева на право. А сами знаки располагались вертикальными последовательными столбцами сверху вниз, как код в фильме "Матрица". Хотя это могли быть и не буквы а целые слова-иероглифы.
   Чтобы установить точно надо проводить "частотный анализ" записывая текст и сравнивая количество повторяющихся знаков. Если совпадения часты в длинной "строке" - значит буквы, если нет - то скорее всего иероглифы. Которые совершенно никаких ассоциаций в моей памяти не будили и расшифровке не поддавались. В отличии от "интуитивно понятных" значков на интерфейсе, которые кошачьи мозги и человеческая память побороли сходу. А вот с инопланетным алфавитом вышел облом, в прочем нисколько не удивительный. Намного больше бы меня удивило пойми я этот инопланетный текст. Ведь до находки Розеттского камня не особо понятно было как подступиться даже к насквозь земным древнеегипетским иероглифам! Которые придумали люди, а тут - коты инопланетные...
   Ну а я сам за этими размышлениями впал в какую-то полудрёму. Не тот "черно-белый режим" что на корабле работорговцев, но и не ясное сознание. Все-таки тяжелейшее сотрясение мозга никуда не делось, а адреналин видимо кончился. Потому лодка исполняя ранее полученные команды просто сопровождала корабль дальше в подводном положении, как и остальные, просто двигаясь параллельным курсом отслеживая плеск волн о корпус в пассивном режиме обнаружения. А работорговцы напуганные лодками "меня домогавшимися" не только поставили все паруса выжимая из ветра все что можно, но и загнали на весла рабов. И развив весьма неплохой ход бодро пилили к какому-то порту на побережье. На карте что была в памяти лодки названий городов понятно что небыло, а человеческие карты этого района я в глаза не видел.
   Как результат - уже в сумерках шхуна ввалилась в порт и грубо притёрлась к причалу, ну а я покрутился по акватории, ничего заслуживающего внимания не заметил и отметив курс до точки подбора приказал следовать в тот район своей лодке и сопровождвющей группе, просто "выделив их на карте" как юниты в первом "Варкрафте". Утро вечером мудренее, особенно если мне легче станет когда высплюсь. Или может быть "лодка" даже сможет меня подлечить? Было бы хорошо конечно если так. Хотя, скорее всего придётся выздоравливать самому "естественным образом". И у меня начали появляться намётки плана как вернуть мои вещи и Чернышку, раз я оказался "оператором живых лодок". Особенно если смогу им приказать задействовать оружие - будет вообще просто прекрасно! Чуток демонстрации силы, наглый шантаж - и вуаля! Хорошо что я не стал тратить торпеду на работорговцев, мне они еще сильно понадобятся!
  
   Глава 24. День шестьдесят восьмой - день шестьдесят девятый. Неожиданная встреча.
  
   Проснулся я с заметно лучшим "самочувствием", во всяком случае сознание было ясным. А моя живая подводная лодка лениво нарезала круги около точки моего подбора. Усилие воли, небольшая манипуляция с приборной панелью и я смог просмотреть лог сопровождения везшей меня "скотовозки" почти до выхода из порта. Туда я и проложил маршрут, желая осмотреть место и еще раз взвесить все детали своего плана. Который был чистой авантюрой и верхом наглости. В том что при желании смогу "прервать судоходство" на этом побережье я не сомневался, лодки справятся с выполнением приказа даже в случае моей гибели. Вот только умирать совсем как-то не хотелось, в свете обретённой свободы и халявного морского транспорта.
   Лодка легла на курс направляясь к большой губе глубоко врезающейся в побережье и переходящей в русло реки, на берегах которой расположилась столица Мирренского Королевства - славный город Мирренсхолл, где меня столь неприветливо встретили. Поигравшись с масштабом карты я примерно прикинул расстояние до точки назначения - около 300-350 километров. Лодка разогналась до своей полной скорости, сопровождающие нас другие "единицы" тоже и осталось только ждать и "любоваться видами", путешествие грозило затянуться до вечера, ели судить по скорости смещения метки по карте. Да и лодки эти - не на дизелях или ядерных реакторах, а живые. Значит надо им восполнять энергию затраченную простейшим методом - жрать рыбу. или чего они там едят. А это время на охоту, которое тоже надо учитывать.
   Так оно и вышло. Мало того что лодкам пришлось плыть "по дельфиньи" выныривая постоянно за воздухом, так еще и давать отдых им пришлось через каждые два часа и охотиться на рыбьи косяки, которые они глушили ультразвуком и потом быстренько собирали дезориентированную рыбу. Как результат - к окрестностям города мы подошли уже в сумерках и я приказал "ложиться в дрейф и отдыхать". Соваться в порт в темноте да еще на усталой живой лодке не хотелось, мало ли что там нас ждёт? Вдруг люди придумали какую-то защиту? Или просто отлив случится и мы сядем на мель превратившись из грозной морской силы в "сидячих уток"? Не нужны мне такие риски. Да и самому спать тоже хотелось. Я не стал противиться желанию своего тела и поудобней устроившись в кресле "виртуальной рубки перед виртуальным пультом" тоже быстро заснул.
   За ночь "происшествий не случилось", нас только снесло течением километров на 20 вниз, к морю, но и только. Лодкам опреснённая вода заметных мне неудобств не доставила, люди нас не беспокоили даже если заметили и я решил приступить к делу. Команда на погружение и переход в подводный режим, малый ход, "арьергард" из свиты вперед и потихоньку плывем к славному городу Мирренсхолл. Благо глубина позволяет спокойно плыть на глубине, пропуская над собой человеческие корабли без всяких проблем. Связь работает нормально, сетей или иных препятствий нет, глубина постепенно уменьшается, а количество кораблей увеличивается.
   Оставив лодки "свиты" на глубине я осторожно поднимаю свою к поверхности и высунув плавник с "перископом" осматриваюсь. На берегу появились какие-то склады и причалы с грубыми деревянными кранами, кругом корабли, причем достаточно крупные грузовые парусники. В основном большие трёхмачтовые шхуны с косыми парусами, много разнокалиберных ладей и самое интересное - какой-то достаточно крупный корабль похожий на привычные мне европейские парусники. Три мачты, два яруса парусов, высокие борта, высокая кормовая надстройка... Но даже до каравелл Колумба по размерам и сложности парусного вооружения не дотягивает. Не то что до более поздних судов. Хотя, конечно интересный корабль, как и джонка двухмачтовая с жесткими парусами-циновками. Видимо гости из далёких мест, здесь то в ходу шхуны, ладьи и галеры. Да еще целое стадо "десантных транспортов" оккупировавших пологий участок берега как утки, едва не борт к борту притершиеся кормой к земле.
   Не зря говорят что "сапоги надо надевать на свежую голову!" Количество уже виденных мной кораблей в несколько раз превзошло количество имеющихся у моих шести лодок торпед. Это уже ставит под сомнение план шантажа местной власти. А ведь кроме того - лодки не в состоянии действовать на суше, "ракетных крейсеров" нету, так что если я попрусь озвучивать условия - меня просто убьют со страху или возьмут в плен. И все, "финита ля комедия", даже если лодки выполнят приказ и связавшись с остальными смогут их заставить топить все что плавает. Это не говоря о большом числе попутных жертв, которые мне совершенно ненужны и только разозлят людей. Так что походу придётся смириться с потерей вещей и Чернышки. Какой-бы замечательной "собакой" она не была - рисковать своей жизнью и свободой без особых шансов её освободить я не стану. Ну а барахло... на нём свет клином не сошёлся тем более! Сделаю себе новое и получше!
   Я уже собрался отдать команду разворачиваться и уплывать, план мой благополучно рухнул не родившись толком, когда лодки внезапно "заволновались" и пришло оповещение "Внимание!" Попытка понять что встревожило детища генной инженерии выдала удивительный результат - была опознана сигнатура плавающей в воде "выдры"! Характерный такой звук отфыркивания после выныривания, совпадающий полностью с записями имеющимися в памяти лодок. Выдра, с другой стороны планеты и тут??? Местные люди что, уже доросли до эпохи Великих Географических Открытий, а океаны уже бороздят местные Колумбы, Куки и Магелланы??? Тогда почему я не видел здесь в порту серьезных мореходных парусников крупных? Хотя, говорят викинги на своих драккарах до Америки доплыли еще в 10-м веке, раньше Колумба на пять столетий...
   Приказав остальным лодкам затаиться я осторожно двинул свою вперед к источнику звука, "погасив" на всякий случай гидролокатор и следя в пассивном режиме ГАС за окружающей обстановкой. Через пять минут характерный звук повторился, а еще через три я смог наблюдать интересную картину. Корабль, очередная шхуна, на палубе несколько матросов и какой-то мужик следящий за тонкой длинной цепочкой свешивающейся за борт... На другом конце длинной цепочки - выдра в ошейнике, скребущая днище корабля скребком от обрастаний и периодический выныривающая отдышаться. Тоже раб получается? Похоже что так. Будь вольнонаёмной - был бы конец с петлей или поплавком, а не ошейник и цепь. А раз так.... Грабь награбленное!
   Мне пришлось повозиться целых по часа, за которые выдра успела отскоблить хороший кусок днища, чтобы "втолковать" лодке "программу действий". И только потом мы начали её исполнять. Человек наверху наверное очень удивился "поклёвке", когда цепь только-только нырнувшей выдры несколько раз дернулась и оборвалась как гнилая нитка. А выдра заметавшаяся на другом конце зажатой в пасти лодки цепи видимо просто обделалась от страза, поняв КТО решил ей заняться. И лодке пришлось действовать очень осторожно, чтобы не сломать ей шею, а мягко утащить на глубину прижав к своему брюху, пройти под килями стоящих рядом кораблей и через три минуты и десяток корпусов подвсплыть, давая выдре вынырнуть и хлебнуть воздуха. Испуганная выдра воспользовалась возможностью вдохнуть снова и опять была утащена под воду, так-же осторожно но неумолимо, только теперь её набегающей водой прижало к спине лодки задницей к плавнику, лодка специально так сориентировалась чтобы ослабить давление на шею моей добычи.
   После пятого всплытия хвостатая добыча смогла уяснить что надо "сидеть и не дергаться, воздух хлебая и получать удовольствие от поездки", она даже стала прижиматься к загривку лодки сама, чтобы меньше сопротивление для воды создавать и мы смогли немного увеличить скорость. Остальные лодки сопровождали нас под водой, готовые пресечь любую попытку помешать, на дальней дистанции - торпедами, а вблизи - тараном, чтобы ударной волной мою такими трудами тяжкими добытую выдру не убить. Которую пришлось из порта вывозить больше часа, ведь требовалось и скрытность по возможности соблюсти, и не "смыть" её с загривка лодки - чтобы шею не сломать рывком цепи. Такой вот геморрой я себе нажил, фигурально выражаясь, решив из вредности украсть выдру. Сделал гадость - сердцу радость! Почти как Шапокляк.
   В конце концов из глаз скрылись последние причалы и строения на берегу, зато удачно подвернулись здоровенные заросли камыша на мели, с протокой между ними и берегом, где людей видно небыло. Туда и я и завернул свою лодку, которая всплыла и несла на загривке мою хвостатую добычу по поверхности. Лодка осторожно приткнулась мордой к берегу, не выпуская из пасти цепь чтобы такими трудами добытая выдра не сбежала и я приказал "выпускать меня наружу". Ощущения при отсоединении от лодки были... не самыми приятными. Сначала выкашлять из лёгких воду, вывалившись на берег, мать моя женщина, вроди меня обратно! Это намного хуже чем водой поперхнуться! А когда меня перестал сотрясать кашель то напомнила о себе задница ноющая, и шея тоже от ошейника испытывала не самые приятные ощущения...
   Когда я пришел в себя достаточно чтобы ясно соображать, а не бороться с телом протестующим против жидкости в легких, то обнаружил вытаращившуюся на меня выдру. Вцепившуюся коготками в загривок лодки и вжавшуюся задом в её плавник так, будто она хотела о него разрезаться пополам. Лодка послушно уткнувшаяся мордой в берег ничего не выражала, но так пока и не закрыла створки своего "отсека для пилота" ожидая моего возвращения. А я, морщась от жжения на шкуре под ошейником рассмотрел то место внутри, где стенки "мышечного мешка" контактировали с ним снаружи, где и обнаружил небольшое воспаление. Не рассчитаны видать лодки были на одежду и прочие посторонние предметы на пилотах. Ошейник надо снимать. Или менять лодки каждые пару дней чтобы не выводить из строя.... Хотя судя по жжению на шее - раньше из строя тогда выйду я сам!
   Только разобравшись со своими проблемами я занялся осмотром добычи, просто ухватив за тонкую цепочку и потянув выдру к себе, которая поначалу упиралась лапами пища, но потом смирилась и подошла на четвереньках опасливо заглянув в "пилотскую кабину". А потом спрыгнула в воду вставая прямо, горбясь и глядя в землю испуганно. И только тут я понял что перед мной - девочка, или самочка. Как еще назвать небольшую пушистую антро-выдру с красивыми округлыми грудками, вполне аппетитной попкой, красивыми широкими бёдрами, увесистым хвостом, перепонками на лапах и симпатичной мордочкой ростом немного более полутора метров? Так её и хотелось погладить, за ушками почесать, что я и сделал медленно протянув лапу и гладя сжавшуюся было еще сильнее и зажмурившуюся, но потом расслабившуюся и облегченно вздохнувшую выдру по голове.
   - Ты меня отдашь в жертву своей Большой Рыбе, Повелитель Больших Рыб? - Первой прервала молчание выдра, заговорив на вполне понятном местном языке.
   - Нет. - Слегка ошарашенно отозвался я, удивленный тем что она умеет говорить, вместо ожидаемого языкового барьера и общения жестами.
   - И зови меня Саблезубым. - Продолжил уже я сам, перехватывая инициативу. - А как тебя звать?
   - Уичити. - Отозвалась выдра опасливо косясь на живую лодку, которая захлопнула створки на загривке и после шлепка моей пяткой по носу сползла назад в воду, но уплывать не стала. - Что со мной будет?
   - Ты будешь теперь моей... - Задумчиво отозвался я, плавно то действительно небыло на счет выдры, импульсивно решил действовать и сделал.
   - Твоей рабыней? Я буду ловить тебе рыбу, прибираться в доме, слушаться и работать? - С ходу уточнила Уичити. - Я буду послушной рабыней, не надо меня... наказывать. И в жертву приносить морским зверям тоже...
   - Да. Именно так. И я не буду тебя обижать, если будешь слушаться. - Согласился я с бухнувшейся на колени выдрой, обнявшей меня за бедра и прижавшейся головой к животу, поглаживая её по голове ласково, отмечая что в отличии от человеческих женщин Уичити во мне будет вполне определённые "желания"... Нет, не вцепится в нее клыками, а разложить на песке и показать на практике "как коты трахаются!"
   Но "бурный животный секс" не получился, хотя и очень хотелось! Внезапно накатила слабость, начало ломить виски и я едва не упал, повиснув на напрягшейся выдре пискнувшей от неожиданности. Испуганная Уичити поддерживала меня пару минут, а потом помогла сесть на песок встревоженно заглядывая в глаза. Но почему-то не попыталась удрать, хотя и могла - цепь я отпустил и сил за ней гоняться небыло.
   - Что случилось? Тебе плохо? - Наконец спросила она решившись.
   - Да! Мне недавно едва не проломили голову. - Ответил я плавно мотая головой из стороны в сторону, так почему-то было чуть легче.
   Выдра в ответ ничего не сказала, только села рядом и обняв за плечи прижалась грудью и подбородком, согревая. Что она могла сделать для меня кроме этого? Да ничего больше... Зато в воде послышался шумный выдох, это заволновалась наблюдающая за мной "подводная лодка", которая так и не угла на глубину оставаясь около самого берега. И теперь опять высунула морду на мелководье, ожидая пока я вернусь. Хреновая складывается ситуация - нужно жилье, еда, вода, тепло и безопасность. Теперь не только для меня, но и для моей спутницы хвостатой тоже. А где все это взять двум беглым рабам? Оба в ошейниках, да я еще и с клеймом раба-преступника, и оба мы - "животные". Засада со всех сторон...
   Осознание полной хреновости положения и немного отпустившая слабость заставили меня искать варианты решения проблем. Для начала я уточнил умеет ли Уичити управлять лодкой с парусами? Как оказалось - умеет, все выдры у себя на родине отличные пловцы, прирождённые рыбаки и поголовно моряки. Ведь их жизнь связана с Морем, которое для них кормилец, злая мачеха и единственный доступный транспортный путь. "Читать ты можешь не уметь, под парусом ходить обязан!" Такая вот фразочка пришла мне на ум после коротенького эмоционального ответа Уичити. Одной проблемой меньше и важный кусочек моего плана для его осуществления.
   А план был банален - захват лодки достаточно крупной, чтобы быть нам плавучей базой, но достаточно небольшой чтобы ей могла управлять одна выдра. Другого варианта решения проблем в сложившейся ситуации я просто не нашел. Приемлемого для меня варианта. Неприемлемый то был - сдаться нам обоим людям. И лишиться обретенной свободы в обмен на жизнь, с неясными перспективами впереди, но явно исчезающе малыми шансами сбежать опять. Осталось только объяснить выдре суть задумки и её роль в предстоящей операции. Мне придется управлять лодкой, а она будет "глашатаем моей воли" для людей и следить за исполнением приказов. Хотя конечно грабёж средь бела дня, да и даже ночи - мне не нравился. Но а что остаётся то? Да ничего не остаётся!
   Я встряхнулся и полез в воду направляясь к ожидающей меня живой лодке, которая приветливо открыла створки "отсека пилота". Улечься, вытянуться, болезненная и неприятная процедура "подключения" и уже привычная "виртуальная рубка управления". На одном их экранов которой я и наблюдал как Уичити даёт лодке зажать пастью конец цепочки пастью и устраивается на её загривке, упираясь аппетитным округлым задом в основание плавника и цепляется острыми коготками за толстую шкуру. Сползти на глубину и выйти из протоки было делом пяти минут, другие лодки никуда не делись отозвавшись по связи и я повел свою "волчью стаю" на охоту. Правда идя по поверхности, чтобы не макать лишний раз выдру в воду.
   Нужный кораблик попался только на третьем часу крейсерства. "Десантные транспорты", большие ладьи и шхуны я обходил стороной. Слишком крупные корабли, не справиться. Потом нам улыбнулась удача - попалось то что нужно. Узкий ходкий кораблик с двумя парусами с косым "латинским" парусным вооружением и "миниатюрной" надстройкой на корме, длиной метров 12-15. И всего с четырьмя моряками на борту. Как раз то что нужно, не считая каких-то тюков сваленных перед передней мачтой. Ему на перехват я и повел свою лодку, выпуская торпеду и управляя ей в активном режиме подорвал заряд метрах в 30 перед носом кораблика, подняв вверх небольшой фонтан воды. Люди в страхе засуетились, а когда по бокам всплыли две лодки подчиняясь моим приказам едва не попрыгали за борт. Но все-таки не попрыгали.
   "Клиенты дозрели" сразу и слова Уичити вещающей с загривка лодки выслушали с угрюмым молчанием, но подчинились и повернули кораблик к берегу. Не за борт же их заставлять прыгать в уже холодную осеннюю воду? И груз пускай свой тоже заберут. Рыбы и Уичити наловит или лодки наглушат, а у людей пусть хоть какие-то средства к существованию останутся раз я корабль их отбираю... Путь до берега занял около двух часов, вместе с поиском достаточно удобного места и вытаскиванием груза на берег по пояс в воде. А моя выдра зорко следила чтобы уходящий экипаж не испортил корабль, не утащил под шумок бочки, инструменты и постельные принадлежности. А потом моя лодка столкнула кораблик на глубину, такелажем которого бойкой управлялась выдра и мы поплыли прочь оставив за кормой ограбленных моряков. Вот так я стал еще и пиратом! Назваться что-ли Капитаном Джеком-Воробьём и поднять "Весёлого Роджера"? А почему нет? Жаль нету шляпы, волшебного компаса и сабли с пистолетом... Зато есть живые подводные лодки, ага!
   Моя хвостатая спутника освоилась с корабликом, поставив паруса и ловко управляясь с рулём на корме, берег постепенно скрылся из глаз и я решил перебраться на борт. Осталось только "проинструктировать" лодки на сопровождение и охрану, в первую очередь от крупных кораблей и местной морской живности. А куда плыть... Не знаю, куда глаза глядят, наверное? По крайней мере пока я не поправлюсь. А там - надо бы будет до узла связи добраться и попробовать "дать общий вызов", вдруг еще какая кошачья техника отзовётся? Может быть я найду что-то достаточно мощное чтобы вернуться и "взыскать утраченное имущество" - сиречь Чернышку? Например тот самый "ракетный крейсер" или еще что-то более удивительное? Кто знает.
   Как я не пытался оттянуть момент покидания лодки - все-таки пришлось это делать. Ощущения были такими-же противными как в первый раз, только я едва не улетел в воду. Помогла выдра, которая ждала меня наготове с веревкой и успела обвязать её за живот когда я только выбирался наружу. А потом помогла вскарабкаться на борт и увела в маленькую кормовую надстройку, поддерживая и подпирая плечом. Несмотря на небольшой рост она оказалась сильной для своих размеров. Под красивой приятной на ощупь шерсткой чувствовались сильные мускулы. Хотя чему я удивляюсь? Она же много плавала с самого детства! Вот такая вот разносторонняя хвостатая красавица помогающая мне улечься на лежанку и укутывающая одеялом. А я закрыл глаза вытягиваясь и постарался заснуть. Что вскоре получилось под мерное покачивание небольшого но ходкого кораблика на волнах.
   Снова я проснулся вечером. Лодку немного покачивало, но не так сильно как я ожидал, рядом сидела довольная Уичи с миской варёной рыбы, а за затянутым какой-то мутной пленкой окошком маленькой надстройки были сумерки. Видимо она нашла безопасное место для стоянки, поймала рыбы и приготовила поесть. Это приятно, черт возьми! Да и сама выдра - тоже красивая. Осторожно сев я поблагодарил её и принялся за еду, отщипывая куски вареной рыбины, отделяя мясо от костей, и отправляя его в пасть. Вкусно, хотя и не солено. А главное питательно!
   - Уичи, а как ты оказалась по эту сторону океана, у людей? - Спросил я свою спутницу, интересно же!
   Выдра улеглась на живот вытягиваясь на циновке которыми тут был застелен пол, вильнула своим массивным хвостом и стала рассказывать. История оказалась достаточно банальной. Она решила сплавать на соседний остров к своему дружку, с которым "игралась" губами и языком, как и он с ней. "По взрослому" то они боялись, за такое могли очень строго наказать "малолеток" - её дружка кастрировать, а её раскалённый камень между ног загнать чтобы родить не могла. Залети же она "раньше срока и без разрешения шамана" - вообще убить. Проблемы перенаселения, что тут думать, и так все ясно.
   А так у них были вполне неплохие шансы дождаться "взрослости" и если бы он пережил "ритуальный набег" - официально стать парой, которой можно заводить детенышей. Но не срослось. По пути она столкнулась с боевыми каноэ другого племени идущего в набег на них или соседей. За ней погнались но не догнали, загнав в течение. Которое и унесло легкий катамаран далеко в океан. А дальше месяц в море в одиночестве, выжатый из рыбы сок, палящее солнце, шторм и незнакомый берег на который выбросило суденышко еле живой выдры. Которую нашли люди. Дальше было просто - клетка, ярмарки, обучение языку. Когда "приелась диковинка" жителям столицы и стали платить хорошо только на ярмарках за показ - хозяин нашел ей работу в порту, чистить днища кораблей от обрастания. Ну и иногда "любители экзотических девочек"... Правда таких Уичи могла пересчитать по пальцам одной руки за три года своего рабства. Потому перепугавшуюся почти до смерти выдру украл я, управляя "живой подводной лодкой".
   Вот такая вот история пятнадцатилетней дикарки доставшейся мне. Красивой и привлекающей мой интерес как мужчины. Только не сейчас, а когда я выздоровею побольше... Фыркнув своим мыслям я спросил где мы сейчас стоим на якоре? Из объяснений выдры я понял следующее - она прошла на лодке вдоль берега губы до большого вытянутого острова, я его помнил на карте, потом вдоль него и нашла удобную маленькую бухточку на его берегу, как раз для этого кораблика. Поселений на берегу она не видела и встала на якоре метрах в 50-ти от берега, а сейчас нас охраняют "живые лодки" как я им и приказал. Рыбу же поймала она еще в пути, найдя снасти просто вывесила их с кормы нацепив на крючки кусочки недоеденной жаренной рыбины, брошенной экипажем. Хозяйственная она и смекалистая, молодец!
   Я похвалил Уичти, сказал лезть под свое одеяло, а сам опираясь о стеночку отправился на палубу, справлять "естественные надобности" путем вывешивания своей задницы за борт. Сортир то на стол маленькое суденышко никто и не подумал ставить... Такие вот "удобства во дворе! Хорошо хоть есть ванты за которые можно держаться... А каково будет "это" делать при более серьезном волнении??! Но в любом случае я "стопанул то что было по зубам", с этой лодочкой Уичи справилась в одиночку. А вот с более крупной шхуной она бы не смогла управиться одна точно! Вот так вот, приходится раскатывать губы точно по своим возможностям, как бы не хотелось большего! С этими мыслями я отправился назад, к ожидающему меня одеялу и теплой выдре с приятными "округлостями", которые я слегка полапал... Уичи была совсем не против, пристроив свою мордочку на моем плече, а потом я расслабился и вскоре заснул.
  
   Глава 25. День шестьдесят девятый - день семьдесят девятый. Болеть это скучно!
  
   Следующие дни были похожи на первый на лодке. Варёная и жареная рыба, иногда жареное птичье мясо попахивающее рыбьим жиром - Уичи сообразила ловить местных чаек на крючок как рыбу, те заглатывали приманку с крючком и все - деваться некуда. Живые лодки нас охраняли с воды, исполняя мой приказ, а я сам отлеживался и постепенно выздоравливал. Может быть внутри живой лодки я выздоровел бы и быстрее, но у меня и у нее были бы большие неприятности из-за ошейника. Потертости, пролежни и возможные язвы на шее - такое удовольствие мне не надо! Да и спать в обнимку с теплой красивой выдрой было очень даже приятно. Особенно если слегка дать волю лапами... При полном одобрении длиннохвостой рыбачки.
   Когда состояние позволяло я "выползал" на палубу, подышать свежим воздухом и беседовал с Уичи. Рассказывал о своих приключениях и расспрашивал её о жизни "На Великих Островах"... Вот так выдры называли свой супер-архипелаг, простенько и со вкусом. И я бы даже сказал что заслуженно. Этот огромный мелководный архипелаг с тысячами островов, коралловых, вулканических, обычных и смешанного строения занимал площадь равную площади континента. Возможно даже что это и был когда-то настоящий континент, только его затопило по какой-то причин6е. Например полярные льды растаяли и поднялся уровень океана. Или тектонический выверт какой, вроде ослабевшего потока из нижней мантии ранее континент подпиравшего. А может просто он там "слишком тяжелый и толстый" был да и "утонул" постепенно... Гадать можно много.
   Выдры там оказались вполне "полинезийско-океанийскими", как я и предполагал. Схожие условия обитания и проблемы диктуют похожие пути их решения. У земных полинезийцев были проблемы с жизненным пространством и избытком населения - у выдр тоже. Оба вида пришли к одинаковому решению - резать друг друга почем зря, даже инструменты для "резьбы по мясу" были похожи. Мечи деревянные с обсидиановыми вставками, палицы, копья и гарпуны с дротиками, луки, пращи, боласы - все это было у людей, было и у выдр. Которые пока до металла еще не доросли, даже до меди, хотя и должны магматические месторождения встречаться на вулканических островах, если меня не подводит мой склероз.
   Хотя металл выдры видели... в виде обломков, которые валялись на самих островах, лежали в воде и иногда падали с неба. Куски размером от пятиэтажки до моего когтя. Причем судя по описанию Уичи - это было не банальное железо, а какие-то сплавы легких металлов, вроде алюминий-литиевых, титановых или еще каких-то легких сплавов. Которые никуда особо не применишь потому что легкие, заточку не держат, а переплавить не особо получается - или гореть начинает или пористая губка получается ни на что не годная. Это про материал обломков, но и они сами тоже заслуживали самого пристального внимания.
   Трудно конечно ожидать от смышленой но тем не менее дикарки внятного описания чего-то "выше её понимания", но кое-что выжать даже из ёё объяснений получилось. Если сформулировать кратко - на архипелаг осыпались обломки космического корабля. Очень большого космического корабля. Возможно даже не одного а нескольких. Или наоборот одного, но охренительно огромного! На самом то деле "обломков с пятиэтажку" на весь архипелаг было всего несколько штук, от 2 до 5, но вот более мелкий "мусор" встречался куда чаще, обычно размерами кусков от письменного стола до грузовика. Самые то большие были обломками внутренних палуб, здорово обгоревшими и разрушившимися при падении. По крайней мере так я понял по описанию Уичити.
   Попадались уски каких-то здоровенных ферм, балок, обшивки или переборок, вообще что-то непонятное.... А главное все это было "очень старым", воспринималось выдрами как данность, как привычный хотя и необычный элемент пейзажа. Кроме случая падения в океан нового обломка или на остров, с шумом и гамом, а иногда и пострадавшими. Тогда конечно опасливый интерес ко всему этому старому мусору оживлялся, но потом снова угасал до следующего "громкого бабаха". У выдр ведь жизнь простая и суровая, не до "пустого лазанья по бесполезным обломкам". Надо пропитание себе добывать, или от соседей отбиваться, или наоборот набегом на них идти...
   Хотя, одно событие меня очень заинтересовало - около тысячи лет назад на один из соседних островов прилетела "огромная черная птица", которая села на горе и осталась там сидеть поныне. Местные к ней ходили, но ничего интересного или опасного не нашли. "Птица" сидела неподвижно, нападать, подавать голос или улетать не думала, так и осталась местным "курьезом", забавным но не опасным. Я бы тоже воспринял этот рассказ как байку и курьез, если бы не форма "странной неживой птицы" грубо нарисованная Уичи. Форма, похожая на треугольный наконечник копья с двумя килями в корме, тремя соплами двигателей в корме и горбом кабины с "тонированным" остеклением. Очень-очень интересно и многообещающе в плане "поживиться тем что есть на борту"...
   Наконец проснувшись утром и оправившись на нос лодки с целью личной гигиены я понял чувствую себя нормально. Не шатало, голова не болела, в глазах не двоилось и вообще жизнь радует! И взбирающаяся на борт по веревке свешенной Уичи особенно, очень уж она красивая с большой рыбиной в зубах и гибко потягивающаяся... Но сначала я сделал свои дела, потянулся и отправился на корму, где меня уже ожидала довольная выдра и половина вчерашней жареной рыбины, сама то Уичи ни капли не смущаясь грызла сырую с самым увлеченным видом... Погладив красавицу-выжру по голове и загривку ласково я занялся жареной рыбой, отделяя мясо от костей когтями и отправляя аппетитные куски в пасть. Жить хорошо, а вкусно поесть глядя на красивую выжру с очень даже приятными взгляду формами - еще лучше!
   Закончив есть и выкинув кости за борт, напившись из миски поданной выдрой и потискав её за красивую задницу я занялся осмотром трофеев. Постельные принадлежности я уже видел, миску тоже. Кроме этого была жаровня на гнутых ножках на которой выдра и готовила еду, мешок с растопкой и второй древесным углем. А вот посуды кроме одной деревянной миски небыло, или утащили на берег люди или нищебродами сами были. Зато были бочонки с водой, четыре штуки небольших, литров по 50-60 на вид. Из еды на борту небыло ничего, только рыба которую Уичи ловила сама. Но меня интересовали в первую очередь инструменты. Их я нашел тоже в деревянном ящике. Пила обычная одноручная торцевая с деревянной ручкой, топор, молоток столярный, киянка, немного гвоздей и чопиков разнокалиберных, точильный камень, клещи, бурав и наковаленка маленькая...Напильника или пилы по металлу не нашлось, хотя я втайне надеялся.
   Пришлось вытаскивать на палубу наковаленку, потом клещи, молоток и топор, а дальше был аттракцион "сними с кота ошейник!" Который не на замок был закрыт, а заклепан. Пришлось использовать выдру как "молотобойца", зажимать стук клещами уложив их на наковаленку, а потом Уичи била по ним молотком... Один раз заехав мне по шее, к счастью не очень сильно. Но в конце концов клещи разжали пластины ошейника немножко, в зазор было вставлено лезвие топора и с десятого удара заклепка была перерублена. Осталось только разогнуть ошейник и бросить на палубу. Я от все этой канители взмок, Уичи на удивление тоже... Правда я не ожидал что у нее тоже потовые железы будут, но как оказалось - есть. А шерстка теплая с плотным подшерстком и слой подкожного жира необходимый пловцу при рожденному не давали теплу уходить через кожу. Только с потом и с дыханием шумным открытой пастью, только язык как собака она не свешивала...
   Отдышавшись я занялся ошейником выдры. Наковальня, клещи, молоток... потом топор, несколько ударов со всей дури и хвостатая красавица тоже свободна. А у меня в активе два ошейника рабских и цепочка на которую выдра была пристёгнута, длиной метра в четыре, не много но именно на такой длине она оторвалась когда я выдру украл. Мелочь а приятно! Еще приятней была обнявшая меня за шею и прижавшаяся грудками хвостатая, очень довольная тем что я ошейник снял. Канючить прося её "отпустить" или сразу же в жены взять Уичи не стала, хотя я слегка и опасался такого поворота событий. Но она оказалась умнее, а может решила "отблагодарить натурой" или ошейник небыл символом рабства для нее....
   Кончилось все тем, что я стал лапать красавицу-выдру, она совсем не возражала и вскоре мы оказались в каюте на корме. Одежды на нас небыло и так, гормоны, инстинкты и молодость бурлили... Все было быстро, сумбурно, даже пожалуй грубо немного, с рыканьем, писком, тисканьем... После бурного финала лежа в обнимку я гладит довольно сопящую мне в плече Уичи, обхватившую меня всеми четырьмя лапами и хвостом за ногу. Проводя лапой по её загривку и спинке, массивному хвосту я просто наслаждался жизнью. И неторопливо размышлял о том, что с ней мне очень даже понравилось, да и ей со мной - тоже.... Иначе бы стала она так прижиматься и ласкаться сейчас, а перед этим бурно отдаваться изгибаясь и вертя попкой? А вот любви всей такой сильной и бурной я не ощущал, хотя симпатия и нежность очень даже были.
   Может меня бы кто-то и посчитал извращенцем, что я с самкой чужого вида сексом занимался и планирую еще, ну так нету рядом саблезубых кошек... В глаза их не видел. Так что шо маемо то маемо, а ханжи пускай идут нахрен! Не лапами же удовлетворяться... А человеческие лысенькие женщины меня теперь не "заводят", да и я для них "животное", так что не стоит и думать о них. Вот там бы точно была "зоофилия какая-то!" А вот "пушистый кот с пушистой выдрой" это уже другое совсем дело! Эти размышления прервала Уичи, которая потянулась и поерзав об меня очень даже приятно уткнулась носом мне в подбородок прижимаясь снова тесно. Никаких признаний в любви она не говорила, и вообще после секса пока молчала, но глупо было бы ожидать "любовь с первого секса"... Главное то ей понравилось со мной, а мне с ней.
   Но слишком долго валяться я не стал, отпустив Уичи которая все правильно поняв разжала лапки, потянулась и лизнув меня в морду ушла на палубу. Следом вышел и я, попутно осматривая плече на которое мне ставили клеймо. Ожог уже вроде зажил и не болел, но через шерсть было видно клеймо, рубец на шкуре остался достаточно большой почти с мою ладонь. Надежда на то что зарастет совсем или шерсть скроет не оправдалась. Хреново.... И что делать теперь? Хотя чего я себе мозги парю, я же кот саблезубый, прямоходящий, голубошерстный! Меня и без клейма просто по описанию опознать на раз-два можно! Так что видно у меня на плече клеймо или нет - для меня сугубо монопенисуально. В любом случае по приметам опознают - не спутают!
   Размышляя как дальше жить я уселся на крыше маленькой надстройки, в которой и была кормовая каюта и стал рассматривать берег острова. Впереди зима, на этой аленькой лодочке через "зимнюю штормовую атлантику" я бы не рискнул поплыть, арабский доу конечно хорошая лодка и даже очень, но не для такого экстрима! Зимовать тут, без припасов и дома... Похоже придется, не людям же сдаваться, а просто так нас никто не приютит. Времена не те, да и сами мы не люди. Вернее могут приютить, но риск загреметь снова в рабство очень уж велик. Останется только устраиваться тут, если остров безлюдный. Вытаскивать лодку на берег на катках деревянных, строить землянку, делать запасы на зиму... Хорошо что тут климат вроде не суровый. И то перезимовать станет проблемой. Припасов то нету совсем никаких почти. Вот такая вот загогулина.
   Хотя, можно залезть в живую лодку и махнуть через океан одному, расспросив как следует Уичи про остров на котором самолет когда-то сел, или шаттл. Но как я тот остров буду искать в незнакомом мне архипелаге среди сотен или тысяч других? Привязки по GPS у меня нету, сам шаттл если и подает сигналы аварийным маяком то аппаратура лодок его не засекает. Да и найдя даже нужный остров до места посадки еще дойти надо! Через владения выдр совсем не обязанных делать мне "Ку!" А вот нарваться на метко брошенный дротик или стрелу намазанную ядом - очень даже вероятно. По крайней мере именно такое впечатление сложилось у меня о нравах обитателей тех мест. Вот и получается что Уичи надо с собой брать, как проводника и парламентёра.
   Но в лодку её не посадить, "выдра не той системы!" у меня. Автоматика просто заблокирует подключение, а если даже и нет - есть риск что выдра просто умрет от вливания "чужой крови" вызвавшей реакцию отторжения или легкие у нее закачку физраствором не перенесут. Это наиболее вероятные проблемы которые я вижу как не специалист, а может быть и еще что-то более "тонкое". Например сбои работы ЦНС при контакте с нервной системой лодки, от простой остановки сердца до сумасшествия... Нет, так сильно рисковать Уичи я не стану, только если ей будет грозить неминуемая быстрая смерть и никаких больше шансов не будет! Тогда игра в "русскую рулетку" будет оправдана, но не сейчас!
   Вариант же транспортировать выдру верхом на лодке, на манер того как я её украл... Зимой это точно не вариант. Даже если лодки смогут поддерживать ход в 20 узлов круглые сутки во время всего плавания... Земной экватор грубо говоря - 40 тыщ километров, считаем что тут столько-же. Нам в одну сторону - 20 тысяч. Один узел грубо 1,8 километра в час. Итого за 24 часа при средней скорости в 20 узлов лодка будет проходить 864 километра. Что безумно оптимистично и не учитывая "неизбежные случайности реальной жизни". Итого делим половину длины экватора на средний пробег в сутки и получаем время пути в одну сторону - 23 дня. Без воды и еды, постоянно ныряя в холодную воду, на скользкой холодной шкуре живой лодки.... За такой срок кто угодно кони двинет, не то что моя красивая выдра. И ведь 23 дня это очень оптимистичный срок, на самом деле я бы закладывался дней на 40, а то и 50 времени в пути, что более реально.
   Такая вот ситуация. Если я оставлю тут выдру и рвану к шаттлу сам то на конечном участке не доберусь до него, а если и доберусь то как оттуда буду с барахлом награбленным возвращаться? Машина наверняка давно уже не на ходу, да и я управлять ей не умею. А чтобы с собой Уичи взять нужен корабль, который способен переплыть через океан, даже под опекой стаи живых подводных лодок. Большой мореходный корабль требует экипажа побольше чем я да выдра, человек 6 для брига как упоминалось в "Пиратах Карибского Моря", а лучше 20-25, причем обученных моряков. И погода нужна нормальная для плавания, а не сезон зимних штормов... Значит выбора нет, надо устраиваться на зимовку и думать как через океан плыть.
   Встряхнув головой и отложив пока размышления о плавании к "странным берегам" я занялся более насущными проблемами. А именно - вооружившись молотком стал выравнивать свой бывший ошейник, чтобы получилась ровная железная полоса. Ножей у нас небыло, а так, если её выпрямить и заточить, заострить конец, сделать рукоятку - уже будет чем рыбу резать да и не только. Конец под углом обрубить кстати можно раскалив его до красного свечения, потом топором на наковальне, с использованием молотка. Правда топор точить придётся после такого издевательства, а что делать? Я когда-то в детстве в обычном костре всякие железки до красного каления грел, очень хорошо после этого они гнулись пока раскалённые были... Хорошее время было, еще советское, военный городок в еловом лесу под Плесецком, запуски видно на горизонте, аэродром прикрытия со "свистками" Миг-29... Все кончилось когда пришла "дерьмократия" и дикий капитализм. Как жаль что этих уродов в Беловежской Пуще к елкам не прислонили, да не проконтролировали вылет мозгов наружу из черепных коробок!
   Рыкнув от неприятных воспоминаний я отложил первую заготовку для ножа и взялся за ошейник Уичи. Надо сейчас будет к берегу пристать да и провести разведку местности, дров заготовить и думать как обустраиваться. Если тут конечно не обнаружится человеческая деревня под боком. Тогда надо будет очень серьезно думать что делать. На суше нас живые подводн6ые лодки не защитят, а что я "не так крут как сам думал" мне уже наглядно продемонстрировали! И в отличии от первого раза с бродягами-разбойничками оружием поживиться не удалось, бронежилетом местным тоже. Стрелы в брюхе или в легком вполне хватит чтобы отъехать на тот свет с не самыми приятными впечатлениями. Размышления не мешали стучать молотком и вскоре у меня в лапах оказалась вторая железная полоса. А в голову пришла мысль.
   Те корабли с прямым европейским парусным вооружением, многоярусным, которые я видел в порту. А ведь на чем-то подобном когда-то очень давно Васко де Гамо ходил в Индию вокруг Африки, через мыс Горн и другие не самые спокойные воды. И Колумб поперся в Америку именно в поисках альтернативного пути в Индию, когда его стукнуло в голову что земля она круглая. Потому и назвали аборигенов индейцами, искаженно от индийцев. Стукнуло бы раньше - может и раньше через океан переплыли бы. Может кстати говоря и плавали, викинги вон в Америку еще в 11-м что-ли веке плавали на своих ладьях через Гренландию и назвали новую землю Винланд. Только ничего ценного для себя там не нашли и колонизировать не стали. Индейцев каменного века грабить было невыгодно, в отличии от всяких там французов и англичан. Которые еще молились "Спаси нас Боже от чумы, голода и норманнов!"
   Значит надо будет повнимательней присмотреться к тем кораблям "европейского типа", если они конечно еще не уплыли. Сейчас зимой через океан плыть бы я не рискнул даже на них, но вот скооперироваться для совместного плавания весной будущей или летом почему бы и нет? Только надо будет придумать как обезопасить себя от подлостей с их стороны, я и Уичи ведь "никто и звать нас никак". За нами никакое государство не стоит и никакой иной достаточной влиятельной "Силы" чтобы наказать нарушителей договора. Сделаем свое дело и станем более не нужны, вернее нужны уже только в виде рабов или вовсе экзотических шкур. Вполне возможный вариант в данную историческую эпоху. Надо хорошенько подумать...
   Но предаваться неторопливым размышлениям хорошо перед камином в теплом доме с куском жареного мяса в лапах, а сейчас с голой задницей и надвигающейся зимой надо "трясти". И этой самой тряской1 я собрался заняться, совместив её с разведкой. А конкретно - возникла идея на живой лодке сгонять в порт Мирренсхолла да посмотреть не уплыли ли еще те корабли "европейского типа", да на обратном пути поискать и тупо украсть сеть рыболовную. Удочками много рыбы не наловишь, с острогой - тем более, да и вода все холоднее, а запасы на зиму делать надо! Приняв решение я предупредил Уичити что отлучусь по делам и попробую достать сеть рыболовную, сказал чтобы она на берег одна не лезла и если что - уплывала, половина "китов" будет её сопровождать и я потом найду их если что. Выдра спорить не стала, только потерлась мордой о моё плече и отошла в сторону посмотреть что будет дальше любопытно блестя глазами.
   Живая лодка вынырнула сразу как только я свесился за борт, всплывая вдоль борта как ядерная субмарина, черная, большая, со сбегающей со спины водой... И когда я на нее спрыгнул и ухватился за плавник чтобы не слететь в воду - открыла створки своего "пилотского отсека" приглашая меня внутрь. Поежившись от предстоящих не самых приятных ощущений я рыкнул и полез внутрь, а дальше все было как в первый раз. Ну какая сволочь придумала легкие заполнять физрасствором или что тут за гадость используется? Хотя, учитывая небольшие размеры лодки и необходимость погружаться на большие глубины это возможно единственно доступный вариант.
   Наконец подключение завершилось и я снова в виртуальной рубке управления которую так кропотливо настраивал, так что может быть это та-же самая лодка на которой я и плавал? Или они между собой периодический производят синхронизацию передавая данные? В общем не суть важна. Зато теперь когда мне была доступна карта, я смог убедиться что мы находимся на вытянутом острове в устье губы. У которого оказались очень крутые берега, метрах в 50 от берега шло очень резкое понижение, почти вертикальные стены, и две ветви течения огибающие остров с обеих сторон, которые видимо и промыли два глубоководных желоба не давая собираться донным отложениям. Причем с правой стороны на максимальной глубине на карте была указана какая-то "аномалия" которой небыло раньше, странный значок и строка кошачьих иероглифов рядом.
   Раз лодки посчитали необходимым отметить там что-то то стоит это нечто посмотреть, решил я и направил лодку к аномалии. Погружение, переход на жаберное дыхание и неторопливый спуск вниз, в темную холодную глубину осеннего моря... Я не торопил лодку с погружением, давая ей самой выбрать его скорость для оптимизации роста давления и вот через пол часа мы подошли к объекту. Активное сканирование сонаром с перебором частот, построение картинки на дисплее... И вот оно, остов вполне классического земного морского корабля, лежащий на боку и разорванный почти пополам очень мощным взрывом над ватерлинией примерно в центре корпуса. Судя по форме надстройки, кормовому слипу и погнутому палубному оборудованию это был рыболовецкий траулер. Который вероятно притащило течением откуда-то с верховий губы давным-давно, пока не прибило к каменной стене основания острова, а течение не давало занести остов илом и прочим мусором.
   Интересно сколько же тысяч лет тут лежит этот корабль и почему до сих пор не сгнил? Конструкция из нержавеющих сплавов или композитов типа углепластика, стеклопластика и бетона? Были ведь корабли с бетонными корпусами и вполне неплохо служили... Ответ на этот вопрос мне не узнать, как и на то чей он был, людей или моих сородичей? Хотя, наверное, скорее всего человеческий он, больно уж знакомая форма, только дымовых труб не видно. Что и не удивительно. Наверняка у него были какие-то иные источники энергии вместо дизелей или мазутных паровых котлов работающих на паровые турбины. И ведь уничтожили его ударом с воздуха, судя по всему. Только если бы это была противокорабельная ракета 20-го века - она бы его пробила до днища и переломила киль, как и управляемая бронебойная бомба, они же рассчитаны на поражение куда более прочных боевых кораблей.
   Но тем не менее и так разрушения более чем впечатляющие, вырван кусок палубы и оба борта ниже ватерлинии, вероятно смяты внутренние переборки, от шпангоутов остались какие-то огрызки выгнутые наружу... Загнутые от эпицентра взрыва грузовые стрелы, арки перед настройкой и на корме, вмята внутрь задняя стена надстройки... Да уж, избыточно мощный заряд для рыболовецкой калоши. Половины этой мощи под килем хватило бы переломить пополам и порвать днище, утопив корабль так-же гарантированно. Хотя что я знаю о том как и почему его потопили? Правильный ответ - ничего. Так что нечего забивать себе голову, все равно помочь давно мертвым я не смогу, да и трофеями тут поживиться не получится. А дела не ждут...
   Оставив эту загадку во тьме, на глубине 100 метров я проложил курс до порта, давая лодке возможность самой выбрать график всплытия для избежания кессонной болезни. Живая машина приняла мои команды и мы продолжили путь, почти незаметно всплывая чтобы под вечер я смог рассмотреть панораму порта через выставленный на поверхность перископ в плавнике. В порту кипела жизнь, разгружались и загружались корабли, сновали лодки всех видов и размеров, нашлись и виденные мной корабли. Их оказалось три, два покрупнее и один поменьше, все трёхмачтовые, по три яруса парусов, бушприты с такелажем под треугольные паруса, клиперные скошенные носы и... я ожидал пушечные порты, но из не оказалось. Даже от сердца отлегло, а то подумал что еще один "пришелец из прошлого" тут нашелся который решил поиграть в Колумба с Кортесои в одном лице. Это кстати проблема, не хотелось бы выдр подставить как индейцев, ох не хотелось бы...
   Убедившись что эти корабли никуда пока не собираются из порта, а может быть даже их капитаны решили тут зазимовать, я отправился в обратный путь выискивая с помощью трех сопровождающих нас лодок рыбачьи сети. И сети нашлись, одну из которых, самую маленькую, я и украл. Сначала руля лодкой повыдергивал колья по краям сети, ну а дальше она была ухвачена за конец и потянута осторожно за собой, как выдра за цепочку. То что сеть сбилась в блинную мочалку конечно не очень хорошо, но не на себя же её наматывать было? А так эту мочалку можно и распутать будет, по крайней мере я на это надеялся. Воровать конечно не хорошо, но нам нужнее! А у рыбаков наверняка другая сеть есть, старая или запасная....
  
   Глава 26. День восьмидесятый - день восемьдесят восьмой. Вот это поворот!
  
   Вернулся я к обеду следующего дня, хорошо выспавшись по пути. Уичи за это время успела причалить лодку к берегу и немного похозяйничать на берегу, сложив очаг и собрав чуть-чуть хвороста в окрестных зарослях. Так что на берегу меня уже ждала обрадованная выдра, жаренная чайка и жаркий костер около которого я с радостью пристроился после прогулки по холодной воде. Правда долго сушиться я не стал, вместе с выдрой отправившись выволакивать на берег сеть, хорошо что она не очень большая, всего метров в 15-20 была. И после этого нам обоим пришлось греться у костра, осенняя водичка морская - она совсем не тёплая!
   Согревшись и с удовольствием съев прожаренную птичью тушку я занялся распутыванием сети, вернее этим занялась еще раньше выдра растянув её вдоль пляжа, а я пристроился помогать. Долгое и нудное, но нужное дело, осторожно разворачивать перекрученную сеть, выпутывать поплавки и грузы, колья, рыбу запутанную... Зато к концу второго дня у нас была сеть и рыба слегка подкопченная на костре. Надо строить коптильню будет, соли у нас нет и бочек чтобы солить, а вялить в пасмурную погоду да еще на сыром ветру не особо получится. Сгниет рыба без всякой пользы, а не завялиться, даже я это понимал, не то что рыбачка моя длиннохвостая.
   Раз придётся тут зимовать по серьезному - надо осмотреть остров, а это только на своих двоих. Плывя на лодке вокруг и глядя на берег многое не увидишь. Друг тут уже есть какое заброшенное поселение или например зимовье, где мы вдвоём сможем устроиться с удобством чтобы пережить будущую зиму? Строить землянку с нуля с тем минимумом инструментов что у нас есть - занятие долгое и требующее массы сил. Которые надо потратить еще и на заготовку припасов на зиму. А раз так - надо потратить день или два времени на осмотр ближних окрестностей, чтобы не оказалось как тогда, когда я с Леграном начал обустраиваться "на околице деревни" даже не зная о том что под боком люди живут.
   По карте, которую я видел сидя в живой подводной лодке, этот остров вытянут вдоль губы имея в ширину в самой широкой части около 10 километров, а в длину около 35-ти. Причем остров достаточно равнинный, без существенных перепадов высот, по крайней мере на кошачьей карте они отмечены небыли. Подготовка в походу "по грибы, по ягоды" заняла еще два дня. Сначала мы вытащили нашу лодку на берег используя сделанный мной из пары блоков полиспас. Надежно её закрепили чтобы не смыло если вдруг будет шторм и волны будут докатываться до лодки. Потом экипировались, соорудив себе веревочные перевязи для ножей и топора который я решил взять собой. Из одеяла была сделана скатка в которую была завернута посуда, трут и огниво. Уичи насадила на палку подкопченную слегка рыбу чтобы нести на плече и в общем мы были готовы отправиться в путь. Даже погода немного улучшилась, тучи слегка растянуло и выглянуло осеннее солнце. Завтра мы отправимся в путь...
   Переночевали мы спокойно, традиционно в обнимку, но вот когда я спрыгнув на песок и потягиваясь направился к кустам для "одного грязного дела", а Уичи зевая во всю пасть смотрела на море - из кустов выступили десяток мужиков с натянутыми луками целящимися в нас. Правда на половине стрел вместо острых наконечников были шарики, видимо местный вариант травматического оружия, но дело это не меняло! Ведь это была не просто какая-то деревенщина, или стража городская из виденной мной, нет... Нас подловили уже знакомые работорговцы. Точнее не они сами, а их сородичи, вот и объяснение почему на острове этом я ни одной деревушки не увидел по берегам! Людоловы тут орудуют проплывающие, суки! А мы так беспечно жгли свой костер, который дымил на всю округу, идиоты...
   Будь у меня калаш и бронежилет хотя-бы 2-го класса... Да даже не калаш, а пом помповый дробовик и броник - я бы вступил в бой. А так, нашпигуют стрелами как ёжика и стану я шкурой у камина. Или шубой. Из рабства есть шанс сбежать, мизерный но есть, особенно с учетом того везти должны по морю и живые лодки меня всегда примут. Шансы за борт прыгнуть должны быть... Хреновая ситуация, а что делать? Только сдаваться... Пришлось задирать лапы над головой, показывая что не буду сопротивляться, Уичи последовала моему примеру. Двое из работорговцев подошли сначала ко мне чтобы связать лапы за спиной стянув кисти и над локтями, потом стащили с лодки выдру и тоже связали. Опытные сволочь!
   Мародерка лодки работорговцев разочаровала, ничего ценного кроме железного инструмента у нас небыло, ни денег, ни одежды. Вот инструменты они и забрали, а лодку пытаться спускать на воду даже и не подумали. Решили не связываться учитывая что лодка клейменая и при продаже её будут проверять "не в угоне ли?" Вероятно что так. А еще эти сволочи приметили мое клеймо на плече и довольно скалились, переговариваясь на своей непонятном наречии, ну прямо чечены... Да уж, "свезло так свезло!" Но не зря говорят что "Надежда умирает последней!" - пока я жив всегда есть варианты. Даже такой не веселый как сдохнуть красиво, убив кого-нибудь важного из их верхушки и заставить потом убить себя... Ладно, посмотрим.
   Закончив с мародерством работорговцы повели нас прочь от нашей стоянки. Вели нас вдоль берега, живые лодки наверное даже и не поняли что меня захватили в плен, как маячила одна у входа в бухту так и осталась там когда нас увели. И через шесть километров редколесья, на галечном пляже нас вывели к шлюпке. Где возвращения "людоловов" ждали гребцы, а метрах в 50-ти от берега маячила шхуна похожая на ту на которой меня вели. Вот сволочи, настоящую индустрию организовали, как англичане работорговлей промышлявшие с массовыми поставками негров в Америку! Хотя чему я удивляюсь, на Земле было то-же самое ровно, люди это такие обезьяны которые ничему не учатся почему-то!
   Нас толчками в спину погрузил в шлюпку, следом погрузилась охрана и гребцы оттолкнув лодку от берега развернули ей и поплыли к кораблю. Качка, соленые брызги, прохладный ветер и шлепанье весело по воде... Шлюпку поняли на палубу талями и после этого корабль стал распускать паруса, направляясь как я прикинул в столь неласково меня встретивший городишко Мирренсхолл. Видимо шли они порожняком и решили по пути сэкономить слегка денег на закупке рабов. И загребли меня с выдрой, щелкавших клювом лопухов... На которых одели и заклепали ошейники, а потом и кандалы, но хоть лапы развязали. Вопреки моим мыслям нас не стали загонять в трюм и приковывать там, а повели к небольшой надстройке на корме, видимо в капитану или хозяину судна. Как на зло ни одной живой лодки на горизонте не маячило!
   Я молчат и старался смотреть на все с как можно более тупым видом, да и Уичи тоже старалась не показывать что умная. В надстройке, которая оказалась капитанской каютой обстановка была достаточно богатой. Диван, письменный стол с креслом и койка за выгородкой, ковер на полу и гобелены на стенах, шкафы с книгами, а посреди каюты - штурманский стол с разложенными на нём картами. За которым сидел еде один "житель гор", только старше наших конвоиров и с лицом отягощенным интеллектом, да и одежда была его богаче. Старший из конвоиров выступил вперед и изобразив легкий поклон стал докладывать о нашей поимке на своем тарабарском наречии. Оторвавшийся от карт капитан, а может и судовладелец, слушал рассматривая нас и вертя в руках перо.
   Придя к какому-то выводу он отдал приказ охране и нас стали бесцеремонно ощупывать и осматривать, как скотину. Проверили есть ли на лапах потертости от кандалов, потом проверяли шеи и нашли у выдры потертость от ошейника, мое клеймо и шею осмотрели тоже... После этого конвоиры стали ощупывать спины и плечи, видимо искали следы от плетки и не нашли. Не обошли внимание они и наши гениталии, ощупывание выдры между лап вызвало лап пару "сальных комментариев", если судить по тону и ухмылкам. То же что у меня нащупали яйца явственно обрадовало капитана этого корыта и заставило насторожиться меня, кто их тут знает что надумают эти придурки. А вот когда меня стали откровенно лапать за задницу и щупать под хвостом - я не выдержал и задергался с рычанием прижав уши, чем вызвал приступ смеха и еще несколько похабных реплик... и пару щипков за булки...
   Судя по морде капитан этого корыта был доволен результатом осмотра пушистой собственности и приказал пристегнуть нас у двери к ввинченным в стену кольцам, как собак на цепи. Но зато сняли кандалы, а это уже что-то. Длина цепи позволяла лечь, что я и сделал сворачиваясь клубком, Уичи последовала моему примеру и вскоре я делал вид что спал. Осторожно наблюдая из под неплотно прикрытых век что будет делать дальше "горный козёл". Который закончив свою возню с картами и какие-то расчеты, полез в шкаф и долго шелестел страницами книги видимо выискивая сведения о нас или что-то уточняя. Результатом перелистывания страниц он остался доволен, даже налил себе вина в стеклянный бокал из кувшинчика который достал из нижнего отделения шкафа.
   Закончив остаканиваться "чебурек" ушел из каюты на палубу, а я задумался. Говорить с нами они не пытались, что наверное и к лучшему - не надо врать без подготовки. А пока этого "горного козла" нету - стоит пошушукаться. И немного подумав я решил не врать если спросят, говорить правду, да не всю. Уичи тихонько шепча на ушко я изложил такую версию событий - её лодки украли и притащили на спине к острову где на берегу уже была лодка и валялся я без сознания. Она меня растормошила, помогла влезть в лодку и там выхаживала в каюте. Ну а моя история была еще проще - напуганные работорговцы выбросили за борт, а лодки на себе довезли до острова по пути едва не заморозив насмерть и выпихнули на берег уже без сознания.
   Про свои похождения я тоже решил "говорить только правду". Бродяги-артисты-разбойнички, которых прижучила стража, а я просто удрал. Бродяжничал до осени, жрал зайцев с куропатками и иногда воровал кур, украл штаны и плащ которые сушились на заборе. Потом нашел лодку в кустах и поплыл вниз по реке, так как от бродяг слышал что в столице "жирное место". На причале приняла стража и двинули по башке, дальше суд-рабство-работорговцы... И лодка начавшая добиться в борт и пищать так что шерсть дыбом встает и зубы ноют. Посмотрим, что они станут делать узнав что в любой момент могут стать объектом нездорового интереса фактический живого оружия? Такая вот легенда, которую фиг расколешь, потому что правда... почти полностью. Если конечно меня вообще кто-то будет теперь расспрашивать...
   Но допрашивать нас никто не стал и день медленно уныло протянулся до вечера, зато вечером нас покормили и напоили из деревянных мисок, причем каша была с мясом. Не стали возиться с баландой или решили не экономить на кормежке "дорогих зверей"? Равновероятно и то и то. Потом был выгул на палубе и вполне понятная пантомима "справить свои дела за борт". Самое забавное что Уичи при этом сторожили куда лучше чем меня, думали наверное что она может сигануть за борт раз выдра? Может быть. За время прогулки по естественной надобности на наших местах появилась пара грубых шерстяных одеял, потертых, но тем не менее... Да уж, видимо действительно мы "редкие и ценные звери".
   Следующий день прошел точно так-же тупо и скучно, а потом и еще один. Капитан этого корыта занимался своими делами, уходил и приходил, обедал и слегка выпивал не обращая на нас внимания. Мы тоже его внимание не привлекали, зато когда его небыло - я внимательно осмотрел замок на цепи который по устройству оказался удивительно примитивен. Такие замки я видел на заводе, ими электрощиты запирались и открывались они отверткой. Металлический корпус, в него в длинное отверстие с резьбой вкручивается "пробка" которая своим вторым концом будучи полностью вкрученной блокирует штырь входя в проточку на его конце. Дубово, надежно и фиг откроешь без специального ключа или отвертки. Туда даже нож не влезет, а если резьба тугая то и щепка не поможет. И как вариант - замки такие примитивные только там где "рабы всегда на виду", а там где у них есть шанс поковыряться в замке - используется что-то более сложное. Или может быть для большинства местных и такой замок - непреодолимая преграда...
   А вот к обеду третьего дня мы прибыли в порт и пришвартовались, в столь неласково встретившем меня городе Мирренсхолл. Все равно тут больше никаких крупных портов интересных работорговцам я не знал. Ну а "горный орел" уперся куда-то на берег, видимо к портовым чиновникам и договариваться насчет закупок рабов, зато нас вывели погулять на палубу снова и я смог осмотреться. Как оказалось у соседнего причала стоял один из "европейских" парусников, с которого на меня и Уичи пялились матросы, а потом на его палубе возникла какая-то суета впрочем вскоре стихшая. Зато через пол часа к трапу корыта работорговцев пожаловала делегация оттуда. Причем делегаты были во вполне узнаваемой европейской одежде века 17-го. Синие брюки, черные сапоги почти по колено, зеленые камзолы с карманами, коричневые шляпы широкополые с разноцветными перьями... и сабли на перевязях.
   Работорговцы на борт их не пустили, но зато послали посыльного за капитаном который вскоре объявился. И после некоторой дискуссии, сопровождаемой передачей кошелька "главным из европейцев" хозяину корыта, меня с Уичи повели на берег, под полными удивления и любопытства взглядами людей с парусника. Короткий переход по причалу, каменная набережная, новый причал и крутой трак наверх, на палубу парусника... Дверь в кормовую надстройку с балконом и огромная капитанская каюта, а может и кают компания. Посреди которой - стол, покрытый сейчас серой парусиной к которому меня и подвели. И главный из "европейцев" сдернул её в сторону открывая разложенные предметы, жадно следя за моей реакцией.
   А посмотреть было на что... Ближе всего ко мне лежал электронный планшет, в черном корпусе, грубый и толстый с широкой рамкой экрана и кнопками на ней, с мигающими в углу темного экрана кошачьми цифрами-иероглифами. Часы, минуты, секунды, разделенные двумя вертикальными черточками одна под другой, на манер привычных точек. Рассмотрев планшет я перевел взгляд на следующий предмет - уже знакомая по общению с "магом и шарлатаном" кристаллосхема, только не подключенная к питанию и потому сейчас просто прозрачная пластина с тончайшим узором внутри. За ней лежал мятый кусок металла, по виду алюминия или чего-то подобного, вроде бы даже часть лонжерона крыла если судить по характерной форме. Ну а самым главным - была винтовка...
   Буллпап, тем не менее длиной почти в два метра, с сошками сейчас сложенными и толстым стволом, на ствольной коробке которой сверху был установлен большой оптико-теливизионный прицел похожий формой камеру уличного видеонаблюдения в защитном кожухе. И примкнутый большой магазин, как бы не под патроны калибра 14,5 мм или даже немного больше. Даже не винтовка, а целое противотанковое ружье глубоко-черного цвета как и корпус планшета... Не показывая что понимаю назначение предметов разложенных на столе я ткнул пальцем в мерцающие на планшете цифры, изображая любопытного дикаря. И планшет отреагировал, экран засветился показывая "рабочий стол" со значками приложений на зеленом фоне. Наверное в планшете сработал биометрический сканер распознавший меня, или просто экран сенсорный.
   Оживший экран планшета вызвал шумный выдох и радостные возгласы "европейцев". Они что, притащили меня сюда чтобы я им планшет включил??! Ну и пока они не опомнились я ткнул пальцем в значок изображающий стилизованный диск планеты, как самый понятный при беглом взгляде. Приложение послушно и очень быстро запустилось, развернув окно напоминающее окно самой обычной программы-навигатора, выводя карту и отображая положение устройства на ней. И карта была столь-же актуальной как и те что были у подводных лодок, наше положение отразилось правильно, губа и город по её берегам. А вот играться с масштабом карты я не стал, "европейцы" меня пытались сейчас тупо купить у работорговца, а тот отказывался. Даже когда ему предложили сотню золотых, он отмахнулся говоря что на мне заработает тысячи!
   И пока все были поглощены спором набирающим обороты и не смотрели в мою сторону - я нагнувшись над столом подтянул к себе винтовку, кладя ладонь на рукоятку. Оружие тихо пискнула, даже не пискнуло а по нему пробежала какая-то вибрация, ожил дисплей прицела, выводя картинку с камеры, прицельную сетку с маркерами и служебную информацию по бокам, а самое главное - под изображением "маленькой стрелы" сбоку была видна маленькая цифра из девяти черточек! Значит в магазине есть патроны и оружие готово к стрельбе??! Такой шанс я упустить не мог и поднимая со стола винтовку упер прикладом в плече, держа левой лапой за цевье и правой передергивая рычаг затвора, который звонко лязгнул досылая патрон. На что оружие отозвалось коротким ультразвуковым свистом, как будто в него был встроен мощный преобразователь напряжения.
   На это присутствующие отреагировали, оборачиваясь на странные звуки, чтобы уставиться в дуло вскинутой мной винтовки и саблезубый оскал взъерошенного кота. А на лбу работорговца объявилась маленькая ярко-голубая точка, туда я и целился держа крепко большую тяжелую винтовку. "Горный козел" еще ничего не успел понять открывая рот и продолжая тянуться к плетке висевшей на поясе, а вот "европейцы" все поняли очень даже хорошо, судя по демонстративно отведенным в стороны рукам и проступившей бледности. -
   Объясните ему что будет, если этот кусок мяса не уберет с вашего корабля быстрее собственного визга! - Рыкнул я. - Вы то как я вижу понимаете, что у меня в лапах... И что ЭТИМ я УМЕЮ пользоваться!
   - Да, мы понимает, Небесный Демон! - Послушно отозвался капитан парусника и начал объяснять замершему тоже работорговцу ситуацию.
   Которая сводилась к тому, что у злого на "этого потенциального покойника" саблезубого кота в лапах оружие, достаточно мощное чтобы пробивать кирпичные стены в локоть толщиной, не то что хрупкую человеческую плоть. И если работорговцу не надоело жить - он заберет сотню золотых и быстро отсюда уйдет, а они постараются уговорить "Небесного Демона" не устраивать тут бойню. "Горный козел" было вякнул что "оружие давно не работает, как и большинство артефактов"... Но я его разубедил, выстрелив над его головой в стену. Винтовка лягнулась в плече заставив меня отшатнуться назад, а пуля со звонким ударом покинувшая ствол легко пробила деревянную стену, попутно обдав людей воздушной волной. Демонстрации хватило чтобы "европейцы" посерели, а работорговец раскорячился глядя на меня как кролик на удава, и даже похоже обделался.
   - Забирай деньги и иди отсюда. И веди себя хорошо! - Напутствовал его я и вызвав смешок у капитана парусника, который вместе с работорговцем выпроводил и остальных своих из каюты.
   Который закрыв дверь за ушедшими встал на против меня, опасливо поглядывая на винтовку и стал меня рассматривать с большим интересом, задумчиво хмуря брови.
   - Удивительно, ты не только разумен и умеешь говорить, но и знаешь как пользоваться этим оружием и "живой картой"... - Проговорил он. - Ты не животное, как те твои сородичи что в Лессаре есть...
   - Да я разумен и достаточно много знаю. - Кивнул я опуская винтовку. - И у меня есть к тебе деловое предложение, выгодное нам обоим. Но для начала расскажи что ТЫ знаешь о таких как Я.
   - Сейчас, соберусь только с мыслями немного... - Отозвался капитан и потер лицо обеими руками. - Больно уж неожиданно случившееся.
   - Я подожду. - Отозвался я присаживаясь своей пушистой задницей на край стола, продолжая держать винтовку за цевье и пистолетную рукоятку.
   А Уичи, которую в суматохе все забыли, отлипла от стенки и позвякивая цепочкой уселась у моих ног, прижимаясь боком и с любопытством блестя глазами. Повезло мне, что работорговец настолько шокирован был что забыл увести выдру, а экипаж его сопровождающих в кают-компанию вежливо но неуклонно не пустил. Заранее решили меня заполучить любой ценой? Может быть.
   Мой собеседник собрался с мыслями и начал свой рассказ 'о котах'. Около тысячи лет назад, на местном 'Ближнем востоке' с неба на летающих лодках спустились 'Небесные Демоны' - сиречь мои клыкастые сородичи. Было их мало, несколько сотен, техники тоже было совсем не густо, шаттлы их видимо исчерпали запас топлива и встали на прикол. А среди местных нашелся ушибленный на всю голову но очень харизматичный Пророк. Который объявил 'Джихад' саблезубым котам.
   Дальше было банально - объединение разрозненных племен под флагом 'священной войны с демонами', вялотекущие боевые действия длившиеся лет 5-10 и непонятно как случившаяся победа 'диких козопасов' на 'Небесными Демонами'. Которая возвела Пророка Лессара в ранг Живых Богов. Ну а доля побежденных котов была не завидной.
   Их начали разводить как пушных зверей ради ценных шкур, ритуально резать в храмах, при этом старательно гася в них разум воспитанием как животных и уничтожением 'излишне умных'. Самые везучие оказывались домашними животными Лессарской знати и дорогими подарками всяким важным шишкам других государств.
   При этом все самцы-коты продаваемые или даримые за пределы Лессара оказывались кастрированными. Видимо чтобы никто больше не смог организовать свою 'звероферму' и конкурировать с Лессарским 'поставщиком шкурок'. Такая вот немалая приработка у их духовенства была. Причем высшим шиком считалась не просто шубка голубого кошачьего меха, а 'кошачий каракуль'... Вот пидорасы! От моего оскала и глухого рычания мой собеседник напрягся сжимая руками подлокотники кресла в котором сидел. Но я его успокоил махнув лапой и говоря что на людей кидаться не стану, у меня ведь есть друзья-люди и дела отдельных 'шакалов' на весь человеческий род я переносить не стану. Это успокоило моего собеседника, который продолжил рассказ.
   От котов осталось некоторое количество артефактов. Как бесполезные обломки и детали от разломанной дикими козопасами техники, так и вполне функциональные вещи вроде планшетов, которых было несколько десятков штук. Но не все из них 'работали', часть была а ждущем режиме и не реагировала на попытки потыкать пальцем в экран. Ну а на части были запущены программы навигации, работающие в автоматическом режиме и используемые по прямому назначению.
   Методом научного тыка люди установили что планшеты надо держать на солнце, чтобы они работали. И если этого регулярно не делать то планшет вырубался. Правда включался если его на солнце подержать, но уже ничего не показывал кроме мигающих кошачьих значков. Видимо биометрический сенсор не давал 'чужим' выводить из режима гашения экрана. Ну а мой собеседник подумал что раз это 'вещи котов' - то кот может планшет привести в рабочий вид.
   С винтовкой была аналогичная ситуация. В чужих руках оружие было 'мертво' - штука интересная но бесполезная. Они конечно знали что это оружие и достаточно мощное, но думали что оно мертво с концами, а я - такое же 'животное' как и остальные коты. Опасения конечно были, но шанс получить рабочий спутниковый навигатор был слишком соблазнителен... Это 'нерабочий' планшет стоит несколько сотен золотых, цена рабочего - шла на тысячи.
   - Так что за сделку ты хотел мне предложить? - Прервал задумчивое молчание капитан корабля.
   - Летающий корабль моего народа, точнее его груз - пополам, корабль уже не полетит через тысячу лет без ремонта который некому делать и нечем. - Пошел я с козырей и кратко пересказал то, что рассказывала мне Уичи.
   А потом уменьшил масштаб карты на планшете показывая океан и супер-архипелаг выдр на другом конце карты. И объяснил что его корабль туда сможет доплыть, в отличии от прибрежной мелочи которая тут в порту торчит. Правда плавание займет месяца два-три, а то и четыре. Но приз оправдает все усилия - разве капитану не хочется прославиться первооткрывателем новых земель? Стать богатым и знаменитым? И похоже мой собеседник клюнул, приосанившись горделиво и мысленно примеривая адмиральскую шляпу.
   - Эдвард мак Дугал, капитан 'Быстрой Лани'! - Встав слегка поклонился он мне.
   - Саблезубый - 'Кот в Сапогах' - Учтиво поклонился я в ответ. - Бродяга и авантюрист!
   - Мы поладим! - Рассмеялся Эдвард и крепко пожал мне лапу.
   Капитан одарил меня от своих щедрот старыми брюками и безрукавкой, позвал кузнеца с набором инструментов и тот снял с меня ошейник. С Уичи тоже, когда я сказал что она моя подружка. Ей тоже была выдана старая рубашка, которой пришлось подворачивать рукава и перепоясывать веревкой, почти сарафан получился. Винтовку я отдавать не стал, но Эдвард и не настаивал на этом.
   После приведения нас обоих в относительно цивилизованный вид состоялось наше представление офицерам - уже не как рабов, а как равных и партнёров капитана в предстоящей авантюре. Которая должна будет принести славу и богатство всем её участникам, от капитана до юнги, и никто не уйдет обиженным! За это дело был поднят тост, в чем пришлось поучаствовать и мне пригубив вина чтобы не обидеть хозяев.
   Но самым важным было не остаканиванием с офицерами, а то что среди них был - судовой механик. Который под конец сабантуя напомнил капитану что надо пополнить запас угля и перебрать машину! Это что, парусник этот не просто парусник, а парусно-винтовой корабль? Гребных колес я не видел, как и дымовых труб. Хотя трубу можно сделать и телескопической складной, чтобы под палубу прятать. Надо будет прояснить этот вопрос!
   Потом местный завхоз позвал нас смотреть каюту которую выделили нам на двоих. Вернее не каюту а кладовку, в спешке очищенную от вещей, но с засовом прикрученным на дверь изнутри и с крепким топчаном вдоль стены. На котором уже лежал тюфяк набитый сеном, серая простыня и шерстяное одеяло. А жизнь то налаживается!
  
   Глава 27. День восемьдесят девятый - ... Мир полон чудес!
  
   Утром, пока нас никто не беспокоил и Уичи сладко сопела свернувшись в клубок на кровати, я занялся изучением винтовки. Отстегнув магазин я смог вынуть один из снарядов - оказавшийся оперенной бронебойной стрелкой. Никаких следов гильзы или напрессованного метательного вещества, как в безгильзовом немецком автомате G11 - я не нашел. Простая металлическая оперенная стрелка с пластиковым ведущим устройством, как у бронебойных подкалиберных снарядов танковых, только все в калибре около 14-16 миллиметров. В заднем торце стрелки сопла тоже небыло, там стержень плавно сходился на конус. Значит эта стрела не выстреливает сжатыми газами сгоревшего пороха и не является активно-реактивной ракетой. Внутри, если потрясти, ничего не булькает - жидкое метательное вещество отпадает да и любая сложная жидкая химия должна была разложиться за тысячу лет. При выстреле небыло дульного пламени и выброса газов, значит винтовка не является огнестрельным оружием в любом его виде. Что остается?
   А остается у нас, если откинуть "магию как у розовых пони" и супер-технологии вроде управления гравитацией - только электромагнитный разгон снаряда в стволе. Изучив внимательно затвор я смог вывинтить пробку и вынуть его, оттягивая назад из ствольной коробки. И заглянуть в совершенно гладкий цилиндрический ствол. Направляющих "рельсового" оружия видно небыло, да и снаряд "рельсовой пушки" выглядит иначе, видел я фото их в Интернете. - Массивные стрелы металлические четырхгранные с очень маленькими крылышками совсем не похожие на стрелку этой винтовки. И направляющих в стволе не видно. Остается один вариант - катушечнный разгон называемый "пушкой Гаусса" или гауссовкой, многосекционный сверхпроводящий магнит который разгоняет снаряд по мере переключения обмоток. Преимущества у такой системы в том что нет выгорающих направляющих, нет пламени от электрической дуги при выстреле и снаряд можно делать хоть из обычного железа любого веса и размера лишь бы в ствол лез.
   Интересное оружие и очень высокотехнологичное. Капитан Эдвард мак Дугал правду сказал говоря что эта винтовка может пробить толстую кирпичную стену, если конечно стрелка будет из вольфрама или обедненного урана. Или еще какого-нибудь плотного тугоплавкого металла. У нее отличная аэродинамика, малый диаметр и сверхзвуковая скорость - что обеспечивает отличную бронепробиваемость, приличную дальнобойность и неплохое поражающее действие "по живой силе", начиная от слонов с носорогами и кончая баранами. Раневой канал от её оперения должен оставаться жуткий, а бронебойность позволит прошить любые кости или костяные пластины. Пожалуй с таким оружием можно охотится даже на динозавров, ну и даже легкую бронетехнику или солдат в сервоприводной броне. Вроде бы даже в мое время была сделана похожая винтовка гладкоствольная с такими-же почти стрелками, но только огнестрельная, для отстрела легкой бронетехники, радиолокаторов и тому подобных целей. Для диверсантов НАТО.Подробности я не вспомнил, да и не нужны они мне сейчас.
   Подсчет количества стрелок в обойме выдал наличный боезапас. Коего могло хватить еще на пять выстрелов, одну стрелку я уже выстрелил - значит в обойме было их шесть. И если прижать до конца пружину подающую - то оставалось место еще под пять стрелок. Итого в обойме их 10 штук помещается, а еще часть обоймы занимал аккумулятор, если судить по клеммам на её боках. Что и не удивительно - на выстрел даже из очень совершенной гауссовой винтовки нужно много энергии. Так что вопрос пополнения боезапаса не только в изготовлении боеприпасов с большой точностью, но и в зарядке аккумулятора в обойме. А я не знаю ни силы тока, ни напряжения зарядки, да и зарядного устройства у меня нет. А без него заряжать страшно - вдруг этот аккумулятор при перезаряде взорвется как неслабая граната? В нем же десятки киловатт мощности должны быть аккумулированы для стрельбы этого оружия... Кстати говоря мне повезло что энергии хватило выстрелить, батарея то неизбежно должна была разряжаться все эти столетия. Так что дальнейшая стрельба совсем не гарантирована!
   Вставив назад затвор и ввинтив на место пробку я проверил как он ходит, присоединил магазин и отправился на разведку. Скучающий в коридоре около нашей кладовки матрос проводил меня на нос, показывая где тут гальюн - а потом и вниз под палубу, на камбуз где толстый кок накормил меня кашей с кусочками мяса. Причем на камбузе я увидел большой бронзовый примус в карданном подвесе, надраенный до блеска. С удовольствием слопав миску каши я поблагодарил кока, который сначала смотрел на меня настороженно но потом оттаял и даже дал мне глубокую деревянную миску для питья. С моей саблезубой пастью и кошачьими губами пить через край не особо удобно, а мучатся подражая людям я больше не хотел. Кок выслушав мои объяснения даже налил мне в миску молока из кувшина чтобы посмотреть как я его буду лакать, что я с удовольствием и сделал.
   Раз мои передвижения по кораблю пока никто не ограничивал, только матрос встреченный около каюты держался все время рядом, я решил слазить в трюм. Раз тут есть паровая машина - то надо бы на нее глянуть. И увидев ближайший открытый палубный люк я спустился вниз по широкой удобной лестнице с интересом оглядываясь по сторонам. Почти сразу обнаружилась водонепроницаемая переборка в которой была овальная дверь с вполне привычными рычагами задраек и круглым иллюминатором толстого стекла в центре. А стены были окрашены светло-серой краской, а самое главное - на потолке был вытянутый стеклянный плафон с длинной лампой внутри. Только не люминесцентной, а видимо лампой накаливания - в ней через стенку была видна длинная нить. После этого вполне привычного вида электрический шкаф с рычагом рубильника на стене и жестяной кабельный канал окрашенный красной краской уже не вызвали особого удивления. Как и труба водяной магистрали пожаротушения, с привычной улиткой брезентового пожарного шланга с массивным наконечником на конце.
   Привычно провернув рычаги я открыл дверь и перешагнул комингс, отметив про себя что переборка как и дверь - все-таки деревянные с металлической оковкой, а не железные. Но очень хорошо сделанные, может быть даже проклеенные для водонепроницаемости. Коридор за дверью тоже был утилитарен и чист как на кораблях 20-го века, совсем не похож на старинные парусники. Водонепроницаемые двери по сторонам, кабельные каналы, электрощиты, лампы, еще какие-то трубы разной окраски. Пройдя назад к корме я увидел лестницу на нижнюю палубу и спустившись по ней увидел распахнутую дверь в машинное отделение. Откуда доносился стук кувалды, тихая ругань и тянула незнакомыми запахами, а еще там горел тусклый и с краснотой, но явно электрический свет! Сопровождающий меня матрос напрягся переводя взгляд то на меня то на открытую дверь в машинной, но потом махнул рукой, типа "И черт с ним!" ничего мне не сказав.
   А я полез "в машину" оглядывая с интересом отсек занимающий метров 5 в высоту и освещенный теми самыми длинными лампами на потолке и стенах. Паровая машина оказалась... крута! Я ожидал чего-то с горизонтальными цилиндрами или с вертикальными, большого диаметра и низкого давления пара, а тут! Тут я увидел V-образную шестицилндровую машину тройного расширения! То, что она тройного расширения можно было понять по использованию цилиндров трёх разных диаметров, самые маленькие - высокого давления, средние - среднего, и большие - низкого. Все шесть цилиндров работали на один длинный коленвал уходящий в здоровенный редуктор связанный с гребным валом через здоровенный кардан. И сейчас вокруг всего этого великолепия копошились чумазые механики, проверяя подшипники, перетягивая болты и закачивая смазку. А закатавший рукава выпачканной смазкой робы по локти Эдвард о чем-то спорил с главным механиком, тыкая пальцем в один из шатунов цилиндра высокого давления.
   - Отличный паровик, Эдвард! Хорошо придумал. - Оценил я это творение технического гения. - А какое давление котлы развивают?
   Отвлекшийся от спора капитан сначала недоуменно уставился на меня хмуря брови, а потом махнул рукой как матрос раньше и сделал жест зовя к себе.
   - Это не я придумал, а мой отец, изобретатель паровой машины и электричества Питер мак Дугал из Детройта. Он сконструировал и стал строить "Быстроногую Лань" еще до моего рождения, достраивал корабль уже я. - Стал отвечать капитан вытирая руки от смазки ветошью. - Он хотел отправиться в кругосветное путешествие и завещал это сделать мне на смертном одре.
   А меня как током прошибло, "из Детройта" - "Самого заводского города Америки!", центра автомобилестроения... Понятно теперь почему такая конструкция паровика - видимо этот Питер мак Дугал был автомехаником и решил сделать машину на подобии знакомого V-образного автомобильного двигателя. Когда набрался опыта и отработал конструкцию на рядных паровых машинах. А самое главное - я тут не один такой попаданец, только этому ныне покойному американцу повезло попасть в человека... И из этого следует - меня могут ждать очень неожиданные сюрпризы! Из XX-XXI, а то и более поздних веков!
   - Твой отец был великим человеком и хорошим изобретателем. - Польстил Эдварду я. - Покажешь котельное отделение своего корабля?
   - Почему бы и нет, раз ты все равно все знаешь и так. Пошли, покажу тебе кочегарку. - Отозвался капитан и направился к выходу из машинного.
   Мы прошли по коридору над машинным отделением, через очередную водонепроницаемую дверь и спустились в котельное отделение. В котором было два цилиндрических паровозных котла расположенных бок о бок. Эдвард заливался соловьем рассказывая про эти бронзовые паровые котлы, который по конструкции были огнетрубными. Цилиндрический бак с водой через который проходят трубы по которым идет горячий воздух из топки, спереди топка, сзади дымовой ящик, сверху дымового ящика труба дымохода соединяющаяся с трубой от второго котла, наддув электрическими вентиляторами и складная телескопическая труда убирающаяся под палубу. Все это собрано на заклепках, резьбе и пайке оловом для герметичности имея рабочее давление в шесть атмосфер.
   - А почему котлы бронзовые, а не железные? Бронза же дороже? - Спросил я Эдварда.
   - Да дороже, но и надежней. - Поморщившись ответил капитан. - Железо быстро гниет, да и бывает не таким прочным как бронза. Потому железные котлы намного опасней на такой высоком давлении.
   - Это да, взорваться на своих же котлах никому не хочется. - Кивнул я. - Кстати, а освещение электрическое от чего вы запитываете? Сейчас же машина стоит и генераторы не работают.
   - От свинцово-кислотных батарей. - Ответил мой собеседник. - Когда машина работает то работает большой генератор постоянного тока заряжающий батареи и питающий освещение, ну а когда машина не работает - приходится от аккумуляторов и экономно расходовать заряд.
   - Может быть у вас и стреляющее огнем оружие вроде моей винтовки есть? - Уточнил на всякий случая я.
   - Да, есть. - Кивнул капитан. - Показать?
   - Было бы интересно глянуть. - Согласился я.
   Капитан мак Дугал вошедший во вкус хвастовства перед "понимающим человеком" повел меня в корабельный арсенал. Где кроме вполне обычного холодного оружия и арбалетов нашелся десяток револьверных ружей с кремневыми замками и нарезными стволами калибром около 18-20 миллиметров. Здоровенные, тяжелые, сложные в производстве и эксплуатации винтовки. Капсульный состав они по видимому не осилили и как результат - в массивном бронзовом барабане располагалась не только камора с порохом и цилиндрической тупоголовой пулей вроде пистолетной, но и элементы сложного кремневого замка включающие в себя пружину, фигурный штырь с кремнем на конце, кресало в каморе и систему блокировки. Внешне все было хорошо и красиво. Барабан который меняется очень быстро, торчащие из его заднего конца штыри по которым бьет курок и оружие стреляет...
   Только при перезарядке требовалось сначала взвести систему воспламенения, почистить камору, набить её порохом, вставить пулю. И при том любой удар по заднему торцу барабана был чреват выстрелом одной или нескольких камор. А после пары выстрелов все эти "китайские императорские часы с кукушкой" надо разбирать и чистить полностью. Пороховые газы ведь и назад прорываются, а нагара от черного пороха очень много и если не почистить механизм может заклинить! Стволы винтовок тоже оказались из бронзы, вернее даже не стволы а бронзовые нарезные лейнеры в стволах. И вообще в конструкции было очень много бронзы. Которую для стволов и барабанов пришлось использовать потому что железо очень быстро разъедал нагар от черного пороха. Дорого, сложно и не очень надежно - это со вздохом признал и сам Эдвард мак Дугал.
   Кроме этих монструозных барабанных ружей, шестизарядных, были и револьверы такой-же конструкции но калибра примерно миллиметров в 9-10. Все то-же самое только меньше размерами. Револьверов было тоже ровно десять штук, и восемь ящиков гранат. Чугунная рубчатая отливка размером с ананас, набитая черным порохом и с торчащим фитилём. Такие большие размеры были вызваны одной простой причиной - в корпус меньшего размера не помещалось достаточно пороха чтобы "граната" стала по настоящему убойной, а если она не способна никого убить дальше двух петров от места взрыва - то и незачем с ней возится. Такие вот чудеса послезнания на отстающей технологической базе. Причем не местной базе, а той которую "простой парень из Детройта" развивал всю свою жизнь здесь! На том что есть "сразу" даже таких чудовищ не сделать, или же они будут делаться годами выпиливания напильником как когда-то часы и стоить по своему весу в драгоценных камнях....
   - Твой отец проделал огромную работу и достиг высшего уровня из возможного сейчас. - Польстил я Эдварду. - Сделать лучше сейчас просто не получится. Нету подходящих сталей достаточно твердости, нету инструментов и приспособлений для их обработки, нету измерительных инструментов высокой точности.
   - А ты тоже пытался сделать оружие своего народа, Саблезубый? - Спросил с интересом капитан.
   - Даже не пытался! - Отмахнулся я лапой. - Оно еще сложнее в изготовлении чем то, что делал твой отец, намного сложнее. Я сделал просто арбалет но новой конструкции, с блоками.
   - Никогда не слышал про такие арбалеты, расскажешь? - Заинтересовался мой собеседник.
  Я не стал играть в Штирлица и стал рассказывать про свой блочный арбалет. Идея которого сводится к тому, что малую гибкость плеч лука арбалета сделанных из примитивных материалов компенсирует система из двух блоков. Которые работая при выстреле удлиняют ход тетивы, делая разгон более длительным и плавным повышая не только точность стрельбы, но и эффективность передачи ей энергии от согнутых плеч арбалета.
   - Идея достаточно простая, да и блоки используются давным давно, но никто до нее не додумался... - С уважением посмотрел на меня капитан. - Ты не против если мы сделаем себе несколько таких арбалетов?
   - Делайте, мне тоже один. - Фыркнул в ответ я весело. - Но если на продажу будете делать - с каждого проданного одна монета моя!
   - Отец любил шутить так-же. - Засмеялся капитан. - А потом добавлял "... и если бы мне платили за лицензию - был бы я богачом!"
   - Почему-то я не сомневаюсь, что у тез кто копировал его изобретения без разрешения получалось заметно хуже. - Польстил я Эдварду, который довольно улыбнулся и кивнул.
   - Ты думаешь почти как мой отец и знаешь может быть даже больше его. Поэтому от тебя скрывать тут что бы то ни было нет смысла. А без хорошего совета остаться можно. - Задумчиво протянул капитан и позвал меня с собой дальше.
   Опять коридоры, водонепроницаемые двери, лестница и вот мы под верхней палубой. Где наш путь и закончился в помещении с пушкой, которая вместе с лафетом специальным подъемником могла подниматься через люк на палубу. Орудие было... хорошо. Бронзовый нарезной лейнер, калибр миллиметров в 120, ствол длиной метра в три, большие углы возвышения и снижения, круговое вращение лафета, поршневой затвор, раздельно-гильзовое заряжение и возможность воспламенять заряд двумя разными способами. Прицельные приспособления и угломер на подъемном механизме были тоже в наличии.
   Пушка стреляла чугунной разрывной гранатой с медным ведущим пояском снаряженной черным порохом с донной дистанционной трубкой поджигаемой при выстреле. Гильза с зарядом была интересной. Медное дно с кремнием и кресалом, стенки заряда из пропитанной селитрой бумаги. А в затворе вся остальная механика замка. Причем конструкция гильзы не давала пороховым газам прорываться в затвор. Как результат проблем с перезарядкой было еще больше чем в револьверных винтовках. И для этого случая сверху в казеннике пушки было просверлено запальное отверстие, в котором была нарезана резьба и вкручена пробка. Если небыло снаряженных гильз - в камору закладывался бумажный картуз с порохом, вставлялось дно гильзы, затвор закрывался и заряд воспламенялся через запальник. Дольше чем с нормальными гильзами, но тоже стреляет.
   И эта пушка была снабжена противооткатными тормозом и накатником, иначе бы отдача сломала подъемный механизм максимум на втором-третьем выстреле. А так отдача была вполне терпимой для механики, пушка имела достаточно современный вид и убиралась с любопытных глаз долой под палубу. Вполне эффективная пушка на данном этапе исторического развития и вершина доступных технологий, почти вершина. Если бы отце Эдварда смог сделать капсульный состав - все было бы заметно проще. Но "Не смогла я, не смогла!" и пришлось городить сложную механику воспламенения пороха. Но на четыре пушки ресурсов у них хватило, это если судить по её месту установки под палубой "Быстроногой Лани". Иначе зачем её размещать около левого борта в передней трети длины корпуса? Ох много я увидел тут, как бы не решил капитан мак Дугал что "Кот слишком много знал!" в конце плавания! Пока то я ему нужен чтобы привести к "сокровищам котов", а потом? Такая вот загогулина...
   - Скажи Эдвард, а остальные корабли с мачтами и парусами как у твоего - они тоже твои? - Задал я вопрос любовно оглаживающему казенник пушки капитану.
   - Нет, это купцы. Мой отец ведь сначала построил несколько небольших кораблей, чтобы научится их проектировать толком, а они посмотрели и тоже включились в дело. - Отозвался мак Дугал. - У них корабли проще чем "Быстроногая Лань". Нет переборок, машина только на самом большом и пушек нет тоже. Мы просто плыли вместе, так проще пиратов отгонять и помогать друг другу. Они ищут новые места для торговли, а я плыву вокруг света и пока нам по пути.
   - Я думал вы все вместе под единым командованием плывете. - Отозвался я задумчиво наклонив голову. - Капитан Эдвард мак Дугал, возьмете одного саблезубого кота в ученики механиков? Матросом я не умею работать, а с механизмами разберусь.
   - Возьму, не боящийся машин и умелый механик мне нужен. - Кивнул капитан. - Пошли покажу тогда тебе мастерскую нашу корабельную.
   - И мою спутницу к делу надо приставить, пускай повару помогает. - Добавил я шагая вслед за Эдвардом. - Сейчас вода холодная чтобы она ныряла, а там сможет и днище от обрастаний чистить, осматривать...
   - Хорошо Саблезубый, я распоряжусь. - Не оборачиваясь ответил капитан на мою просьбу.
   Путешествие по коридорам привело нас в мастерскую, очень хорошую мастерскую по меркам нынешнего времени. Сразу в глаза бросился большой и вполне современного вида токарный станок с электроприводом. Был тут сверлильный станок и фрейзерный, отрезной с медным диском - этакая стационарная "болгарка", точило с двумя точильными камнями, пресс, верстаки с тисками, ящики с инструментами и маленький горн в углу. Видно было что мастерскую капитан любит и знает. И раз я напросился к нему в слесаря - он устроил кандидату экзамен. Тыкая пальцем в станки, инструменты и приспособления с вопросом - "А что это такое? А для чего?" Я мордой в грязь не ударил, четко отвечая о назначении инструментов, станков, крепежа... Мои познания капитана вполне устроили и он выдал мне поношенную спецовку с фартуком для "грязной работы".
   А потом привел в машинное и объявил о своем решении принять меня пока в ученики механиков, а потом - в механики. Мои познания его устраивают, а дальше наберусь опыта и будем мастерам лишняя пара рук в помощь. Мужики возражать не стали и определили меня помогать шприцевать подшипники и прочие узлы требующие смазки. Работа как работа, даже слегка знакомая. Ведро густой смазки на основе воняющего слегка жира, шприц специальный в который она набивается, ниппель на который надевается трубка от шприца и закачивай смазку пока лезет! Под внимательным взглядом "старшего товарища", который проследит чтобы "молодой" не филонил и покажет где что делать. Обычное явление, знакомое и привычное, как будто домой попал...
   Машины и механизмы на корабле были примитивными, централизованной системы смазки небыло, да и на такой примитивной промышленной базе вручную набивать смазку надежней. Заодно осмотр механизмов производится, особенно подшипников роликовых и шариковых. Из-за не очень качественной стали были ролики и шарики здесь здоровенными. Иначе бы нагрузку не выдержали. И во многих местах вместо них были бронзовые втулки, полированная сталь по бронзе - достаточно приличный подшипник получается когда все притрётся и точно никаких люфтов! Ведь баббитовые подшипники такими и были - бронзовые втулки, только бронза специальная была.
   В полдень работа прервалась на обед, еду нам принес юнга вместе с Уичи, которая обрадовалась увидев что со мной все в порядке. Наверное побаивалась подвоха когда я не пришел, а её работать послали. И радостная выдра мне первому принесла миску с овощным рагу, в котором опять нашлись кусочки мяса, а потом и какой-то местный чай. Пообедав и передохнув с пол часика я вернулся к работе, которая без надрыва продлилась до вечера. Мастера делали свое дело не торопясь, но обстоятельно и ответственно. Мы набивали смазку, другие простукивали молоточками все детали прослушивая их слуховыми трубками - искали трещины, еще двое проверяли паропроводы и распределительные механизмы. Остальные занимались ремонтом паровой машины.
   Механикам не понравился шатун левого парового цилиндра среднего давления и сейчас они его целиком меняли, пока его не оборвало. Заодно проверили не задрало ли коленвал и не появились ли в нем усталостные трещины? Коленвал был сделан из чугуна, потому что чугун не мнётся в отличии от железа и бронзы. Он или работает держа нагрузку или лопается. А вот цилиндры были из бронзы, как и паропроводы с распределителями пара. Небыло тут качественных конструкционных сталей 20-го века, а местные стали "оружейного качества" стоили слишком дорого и все равно были недостаточно хороши. Например резца из местного "булата" хватало всего на один проход при обработке детали из твердой стали. С такими инструментами в результате производство запчастей сильно затягивалось по времени и цена выходила очень даже "кусачей". Как следствие машина "Быстроногой Лани" одна стоила несколько паровых машин попроще. Если приводить аналогию с 20-м веком - по классу "хайтека на борту" Лань можно отнести к кораблям с ядерной силовой установкой. Очень дорого, очень круто и строится дольше обычного!
   Пожалуй этот корабль имеет наибольшие шансы переплыть океан из всего что я тут видел. Отлично знающая свой корабль команда, хорошая машина, продуманность конструкции и спутниковая навигация - все составляющие успеха дальнего океанского плавания у нас есть. Организовать охранение из живых подводных лодок от всякой нечисти и вообще хорошо будет. Вот только как бы это сделать, не раскрывая то что я ими могу управлять... Надо будет подумать. А в крайнем случае если припрет на конспирацию можно плюнуть. У меня еще будет время все изучить и обдумать, пока мы будем стоять в порту в ожидании хорошей погоды. "Быстроногая Лань" мне нравится и надо бы облазить корабль целиком, а вдруг пригодится если решу сам похожий строить? С такими вот позитивными мыслями я и работал до самого вечера.
  
   Глава 28. День девяностый - день двести пятнадцатый. Крутые повороты.
  
   Ночь прошла спокойно, если не считать того что под шерстяным одеялом мне стало жарко и я из под него вылез оставив его целиком Уичи. А вот на утро еще до завтрака матрос позвал меня к капитану, сказав что дело срочное! Раз срочно значит срочно и я не стал тянуть, только натянул штаны и пошлепал вслед за матросом на корму, в капитанскую каюту в надстройке где уже был давеча. Эдвард тоже там был озабоченно расхаживая из угла в угол, поглядывая на разложенные на столе карты и бумаги, рядом лежал работающий планшет продолжающий показывать карту в режиме навигатора. Отпустив матроса капитан опять прошелся из угла в угол и шумно вздохнул, а потом потер устало лицо ладонями и развернулся ко мне.
   - Саблезубый, у нас проблемы! - Перешел к делу Мак Дугал. - Точнее сейчас одна проблема но очень большая - это ты!
   - Торговец нажаловался властям? - Уточнил я на всякий случай.
   - Да, и был послан в задницу! - Ухмыльнулся Эдвард. - Что стоило мне двух сотен золотых. Но о тебе узнали многие...
   - И тут внезапно выяснилось кто у короля в зверинце есть кошка молодая твоей породы. А ты полноценный самец. И король возжелал тебя получить, видимо лелеет планы начать разводить дорогих котиков. - Разъяснил диспозицию капитан.
   - И власти сделали тебе "Предложение от которого невозможно отказаться?" - Понимающе уточнил я.
   - Ты весьма догадлив. - Кивнул капитан.
   - Выдашь значит? - Уточнил я прикидывая варианты, винтовка осталась в нашем закутке, а против дюжины хороших бойцов я не смогу ничего сделать, спеленают как котенка. Один раз уже спеленали.
   - Нет, я тебя им не отдам. Но уходить в море придется прямо сейчас и прорываться с боем. - Подойдя к столу и рассматривая карты ответил Мак Дугал. - Уголь мы погрузили, хотя и не весь, припасов в обрез, да еще зимние штормы... Но или так или отдать тебя. Я решил рискнуть в море.
   - Можешь рассчитывать на меня, капитан. - Отозвался я. - И как на бойца, и как на механика.
   - Хорошо Саблезубый, иди поешь и в машинное. Мы как раз разводим пары. - Кивнул Эдвард и отпустил меня взмахом руки.
   Быстро заскочив на камбуз я перекусил жареной рыбой и одевшись до конца в своем закутке я ссыпался в машинное, всюду суя свой нос. Механики готовили машину к запуску осматривая в последний раз, а в котельной голые по пояс кочегары закидывали в топки котлов сухие дрова, гудел огонь и вентиляторы наддува. Они не стали поднимать трубу выше фальшборта и пока топили сухими дровами не дающими дыма, чтобы не насторожить наблюдателей. А когда котлы наберут хотя-бы три атмосферы - начнут кидать уголь и сразу дадут ход. Механики сразу переключили машину на задний ход и только ждали команду с мостика, по слуховым трубам и машинному телеграфу. Меня же просто посадили в углу и сказали не путаться пока под ногами, но быть готовым делать что скажут если понадобиться.
   Ждать пришлось еще часа два, потом звякнул машинный телеграф, механики подали пар и коленвал провернулся, задвигались поршни в цилиндрах - корабль дал задний ход и вскоре стал поворачиваться, потом механики опять переключили распределители пара и "Быстроногая Лань" пошла вперед. Мерно крутился коленвал, шипел пару в паропроводах, ходили поршни в цилиндрах и крутился редуктор, ярче загорелись лампы переключенные на генератор, а в кочегарке в топки котлов кидали уголь. А потом наверху три раза звучно бухнули пушки, чуть позднее четвертая и спустя пол минуты еще четыре выстрела, потом пушки начали стрелять в разнобой и вскоре замолкли. Зато Лань прибавила ходу выжимая из машины все что она могла дать. Путешествие через океан началось с прорыва на оперативный простор и похоже нам это удалось!
   Я так и остался в машинном, присматривая к работе механизмов, выслушивая пояснения механиков. Корабль шел ровно, машина работала без сбоев, котлы вышли на номинальное давление в шесть атмосфер, труба была полностью поднята. Только постепенно начала нарастать качка когда мы вышли на широкую воду, да кочегары начали иногда вытаскивать наверх и выкидывать за борт бадьи с угольным шлаком. Это в шторм его придется складировать в специальном бункере, а сейчас держать его на борту незачем. В обед нам принесла еду Уичи, с интересом смотрящая на работающие механизмы, сменились кочегары, в котел инжекторным насосом закачивалась пресная вода в замен той которая выкипела. Никаких аварий или происшествий небыло, а я продолжал учиться следя за работой механизмов и слушая пояснения механиков.
   Настоящая паровая машина оказалась неожиданно сложно устроенной, намного более сложной чем я думал.... Распределители пара со сложной кинематикой привода от коленчатого вала работающие в такт с цилиндрами, паропроводы со множеством вентилей для коммутации пара по цилиндрам на случай отказов и конечно для реверса машины. Конечно не китайские императорские часы с кукушкой, но заметно сложнее обычного двигателя внутреннего сгорания. И надо запомнить какие вентили открыть какие закрыть для реверса, как регулировать обороты управляя подачей пара на машину или "обходить" начавший сильно травить цилиндр... С первого раза и не запомнишь такое, а для местного средневековья - вообще что-то на уровне магии. Заглянувший в машину капитан проэкзаменовал меня на предмет усвоенного материала и оставшись доволен отвалил, а я продолжил стоять вахту помогая механикам, пока не был отправлен отдыхать.
   Ночь мы тоже шли "под машиной", хотя около полуночи перестали подбрасывать уголь в топки и машина работала на остаточном давлении пара в котлах, но до рассвета мы так дотянули. Все это я узнал утроим снова спустившись в машинное. Механизмы требовали осмотра и обслуживания, чем механики и занялись. Уичи помогала на камбузе, а я слушал вчерашние новости. Кораблю пришлось прорываться с боем. Против нас попытались использовать несколько батарей механических метательных машин с берега и две местные галеры набитые солдатами. 120 мм фугасы начиненные черным порохом побили обслугу артиллерии поломав метательные машины. Да и на галерах они устроили неплохой погром, одна из них отвернула сбившись с курса из-за паники на борту и убитых гребцов, а вторая и вовсе нырнула под воду, когда её разворотило скулу и внутрь хлынула вода под напором. Галера успела разогнаться и напор воды был весьма чувствителен, а дырка в обшивке - большой. В нашей же команде потерь небыло.
   Дальнейшие три месяца плавания были откровенно скучными. Я постепенно освоился с машинами и механизмами "Быстроногой Лани", совместными усилиями было изготовлено два десятка блочных арбалетов, я иногда регулировал "масштаб карты" на планшете для удобства навигации. Было три заметных шторма которые пришлось пережидать под машиной удерживая корабль носом к волне. Даже к "морской болезни" особой у меня небыло, но конечно сильная качка удовольствия не доставляла. Только Уичи откровенно наслаждалась путешествием иногда развлекая меня сексом и с удовольствием изучала работу такелажа. Морячка до мозга костей, моя красивая выдра.
   Мы прошли местные "ревущие сороковые" и вышли к тропикам, вода потеплела и море начало наполняться жизнью. Зачастую странной и опасной по словам выдры. Которая наотрез отказывалась лезть в воду одна и в этих водах. Тут уже водились "эндемики" этой планеты. Гигантские и не очень медузы ядовитые как австралийская медуза-крестовик, акулы всевозможные готовые съесть неосторожного купальщика, какие-то головоногие всех мастей таки-же ядовитые как медузы и огромные стаи хищных рыб. Причем все это было не только красивым но и смертельно опасным. И если бы не предупреждения Уичи - без жертв бы не обошлось. В более холодных водах около материка такой гадости небыло, а тут - была и в большом ассортименте.
   И все это разнообразие рассматривалось, осторожно вылавливалось, изучалось, зарисоввывалось офицерам "Быстроногой Лани". Подход к делу серьезный и просто хорошее хобби в длительном путешествии. Но местная ихтиофауна была не только зловредной, но еще и вкусной. Те-же самые "хищные селедки" были очень даже недурны на вкус - если не уколоться о колючие плавники и не дать откусить себе палец крючок вынимая. Акулы небольшие тоже в жареном виде были не сильно хуже говядины. Да и местные кальмары были вполне съедобны, хотя мне особо вкусными не показались - зато Уичи лопала их с удовольствием. И иногда к борту подплывали "живые подводные лодки", но я старался им не показываться, чтобы не раскрывать этот свой козырь. Пускай у меня будет туз в рукаве, на самый крайний случай. Капитан ведь - англосакс по воспитанию, а эта порода придерживается принципа "У Англии нет постоянных друзей или врагов, у Англии есть постоянные интересы!" Или если перефразировать в американском стиле - "Ничего личного, только бизнес!"
   На исходе третьего месяца на горизонте появились острова, я снова отрегулировал масштаб карты на планшете и капитан вместе со штурманом и Уичи стал прокладывать курс до "того самого острова" стараясь не приближаться к островам населенным другими племенами выдр. Моя подруга успела порассказать о "местных нравах и обычаях", встревать в разборки аборигенов никому не хотелось - отравленную стрелу получить в бок легко, а выгоды никакой от этого не будет. С учетом населенности окружающих островов и наличия агрессивных аборигенов пришлось поднять на палубу пушки и приготовить картечные выстрелы, удвоить количество вахтенных и вооружить всех поголовно. Парусные пироги с балансирами и катамараны с тримаранами на горизонте периодический шныряли.
   Нужный остров мы нашли на третий день обходя супер-архипелаг по краю. И когда "Быстроногая Лань" встала на якорь, а экипаж рассматривал гористый остров - из-за горизонта появилось десятка два пирог набитых выдрами-воинами. Подзорные трубы у моих спутников были и рассмотреть разрисованных бойцов с оружием в длинны лодках без парусов которые активно гребли в нашу сторону было нетрудно. Но хвостатые бойцы слегка просчитались. Пробить толстое днище корабля обшитое медными листами их боевым пловцам было нечем, а взять нас на абордаж учитывая сложенные у пушек картечные выстрелы... Я бы не рискнул, но они то не знали и в наглую поперли на нас размахивая оружием и что-то вереща на своем языке. И с расстояния в триста метров канониры открыли огонь. С кормы был отдан второй якорь закрепивший корабль достаточно устойчиво и стреляли они точно.
   Это страшно когда продольный залп пушечной картечи сметает все живое с пироги разрывая тела на куски и превращая лодку в дуршлаг, стрелять могли только две пушки, ракурс был неудобный но канониры смогли за минуту вымести шесть пирог от их пассажиров. Остальные прыснули в стороны но их это уже не спасло. Фугасы на лодки никто не тратил, только картечь и её хватало с избытком. Перепуганные выдры-воины стали прыгать в воду поняв что на лодках их ждет смерть, но кровь и трупы стали привлекать местную хищную фауну. Под радостный визг и неприличные жесты Уичи пребывающей в полном восторге были расстреляны все пироги. Последнюю достали уже в километре фугасом опрокинув набок в воду кишащую хищными рыбами. А радостно подпрыгивающая выдра сказал, что вины именно этого племени загнали её в океан и нападали на её родичей, она их по раскраске лодок узнала!
   Ни о какой высадке на берег по водам бурлящим от акул всех мастей, косяков хищных рыб разного калибра и еще каких-то морских тварей небыло речи. Пришлось ждать до завтра пока подводная суета уляжется, акулы доевшие выдр начали жрать друг друга и успокоились только к вечеру. Ночью на нас никто нападать не пытался, на берегу острова тоже была темнота и тишина. И на утро мы отправились в путь к берегу на шлюпке. Шестеро гребцов, капитан Мак Дугал, я и Уичи в роли переводчика. С берега нас видели и на пляже куда приставала лодка объявился старый самец-выдра в набедренной повязки, с украшениями из ракушек и перьев. С ним Уичи о чем-то затараторила, потом по очереди обняла меня, Эдварда и матросов, и снова обратилась к старику. Тот ответил и махнув несколько раз лапами разрешая выйти из леса сородичам.
   - Пока меня небыло стало совсем плохо. - Пожаловалась мне Уичи. - Почти все мужчины погибли, да и остальных очень мало осталось. Нас тут скоро всем перебьют и съедят.... Даже вождь погиб, один только шаман и остался. И он разрешает вам делать все что захотите если поможете племени выжить.
   - Тогда пускай примут мою команду как гостей, когда те буду сходить на берег, помогут свежей воды набрать и поторгуют с нами. - Сказал слушавший выдру вместе со мной Мак Дугал. - И проводят нас на гору к "Большой Птице".
   Выдра перевела просьбу капитана шаману и тот сразу согласился на все, а потом снова повернулся к несмело выглядывающим из зарослей детенышам и самкам толкая им речь. Выдры-аборигены засуетились, кто-то подошел посмотреть на людей вблизи, кто-то убежал, а Мак Дугал отсемафорил жестами на корабль о достигнутой договоренности. С борта "Быстроногой Лани" стали спускать шлюпки с бочками для воды и вскоре команда водоносов потянулась в джунгли с проводниками-выдрами, другие стали бойко торговаться с матросами предлагая морепродукты всех видов и какие-то овощи в обмен на железные ножи, быстро поняв что это такое. А собравшийся вокруг нас отряд тронулся в джунгли, вел нас сам шаман раздавший своим сородичам приказы.
   Шагать через заросли а потом и в гору пришлось почти четыре часа, небольшими привалами. Хорошо что гора оказалась невысокой совсем и склон не слишком крутым. Шаман нас вывел на здоровенную горную террасу врезавшуюся в бок горы и там на бесплодных камнях я увидел красивую стремительную черную летающую машину на половину скрытую сошедшей со склона осыпью. Но корпус её выглядел целым, все так-же поблескивало остекление кабины и на боку просматривался контур люка. Остекление кабины было "тонированным" и внутри чего не получилось рассмотреть, на боках иллюминаторов небыло и я стал осматривать люк. Сбоку притаилась откидная крышка с широкой серой панелью похожей на сканер отпечатков пальцев и двумя кнопками, красно-черной и зеленой.
   Помня о планшете который проработал много столетий я прижал ладонь к панели сканера и зеленая кнопка засветилась изнутри, осталось только её нажать и люк немного уйдя внутрь скользнул вбок прячась под обшивку, открывая маленький шлюз. Куда я и шагнул, следом протиснулся сопящий капитан держащий руку рядом с кобурой револьвера что мне очень сильно не понравилось. Уж не решил ли Эдвард Мак Дугал что "Кот сделал своё дело, кота надо пристрелить?" Учитывая гнилую натуру англосаксов и особенно американцев - вполне возможно! Надо держать ухо в остро с ним, только у меня из всего оружия только клыки и когти. Даже возьми я с собой кошачью винтовку - в тесной летающей машине с ней все равно не повернуться. Но пока делать нечего, улыбаемся и машем!
   Внутренняя дверь шлюза упорно не хотела открываться пока я не закрыл внешнюю, после чего сразу включилось освещение и чуть погодя открылась внутренняя дверь пропуская нас в узкий коридор. В сторону кормы машины он был перегорожен массивной дверью с небольшим круглым иллюминатором за которым было темно, а уходящий вперед упирался в дверь рубки. По сторонам тоже были двери, но пока они меня не интересовали. Первым делом я направился в рубку, шагая по слегка пыльному ковровому покрытию на полу за которое было удобно цепляться когтями например в невесомости.
   Рубка оправдала мои ожидания, панорамное остекление, широкие индикаторные панели управления, массивные противоперегрузочные кресла и в правом - высохшая мумия голого саблезубого кота с обломанной стрелой между ребер и со странной диадемой из серебристого металла на обтянутой высохшей шкурой голове. Которая охватывала не только виски и лоб, но и затылок, прочно сидя на голове. Она бы могла быть украшением, если бы была украшена камнями драгоценными или еще чем-то, орнаментом сложным например. Но я то отлично помнил про "систему управления" лодок, где явно работал интерфейс "мозг-машина". И сейчас я скорее всего видел перед собой его реализацию "в металле".
   - Его надо будет похоронить. - Указал я капитану на мумию и снял с нее диадему напяливая на свою голову, "старательно не замечая" как он едва не лапает рукоять револьвера. - Пошли посмотрим что за груз он вез...
   Когда я одел "диадему" поначалу ничего не изменилось, только на ухо тихо промурлыкал кто-то непонятные слова. Которые я само собой не понял и не разжимая губ про себя так и ответил "Не понимаю!" Голосу в голове ничего не ответил, зато теперь при взгляде на любой предмет над ним появлялась цепочка кошачьих иероглифов. Видимо заработала система "дополненной реальности" с подсказками. Которые снова мне ничего не говорили и направился назад в корму, посмотреть что за той массивной дверью перекрывающей коридор. Мак Дугал двинулся следом, продолжая держать руку рядом с рукояткой револьвера.
   Дверь открылась так-же послушно как и остальные. Только никаких сокровищ за ней не оказалось, самый обычный пассажирский салон как в самолете, где-то на сотню посадочных мест в виде массивных противоперегрузочных кресел и в задней части "багажный отсек" с сетками для укрывания груза. Да еще чуть-чуть пыли на полу. Я ведь тоже надеялся на то, что катер окажется с грузом, а он оказался пустым пассажирским "бортом" угнанным умирающим от внутреннего кровотечения котом.
   - Ну и где тут обещанные сокровища? - Надвинулся на меня Мак Дугал сверкая глазами и выхватив револьвер. - За что я испортил отношения с целым королевством, подставил купцов-компаньёнов, потратил кучу денег и времени чтобы полюбоваться на давным давно дохлого кота?
   - А я откуда мог знать что катер пустой? - Раздраженно рявкнул в ответ я. - Откуда мне знать в деталях что сотни лет назад в Лессаре творилось? Побег это был, наверное, пытались на катере вывезти своих да не получилось!
   Капитан попытался направить на меня револьвер, но я оказался быстрее и отбил его руку лапой, раздался выстрел и тяжелая пуля увязла в спинке массивного кресла. Я не теряя времени врезал ему кулаком в челюсть и рванув назад выскочил из салона, дверь за моей спиной захлопнулась сама собой, но пуля пущенная в след очень больно рванула бок. Я привалился к стене и сквозь иллюминатор в двери успел увидеть как пассажирский салон наполнился клубами белого дыма или порошка, а на фоне двери замигал знак явно угрожающего значения - перечеркнутый красными полосами кошачий череп. Единственный вариант который мне пришел в голову - бортовой компьютер катера "проснувшийся" когда я одел диадему смог осознать факт нападения и заблокировав угрозу включил систему пожаротушения. Может быть порошковую, может еще какую, но судя по колотящемуся в дверь с той стороны Мак Дугалу - очень неприятную. Предупреждающая табличка "Порошок уходи!" в наглядном примере!
   Можно конечно было оставить поганца внутри, чтобы ласты склеил, но кто тогда меня повезет назад через океан? Да и Уичи может пострадать если наружу выйду я один. В прочем в таком случае его люди и меня прибить могут, справедливо решив что я капитана убил. Придется его вытаскивать, отбирать пистолет и думать что делать дальше! С этими мыслями я отлип от стены и убрав лапу о распоротого бока пошел к двери в пассажирский салон. Встав сбоку открыл её задержав дыхание и за шкирку выдернул Мак Дугала в коридор напустив облако белой дряни, но его начала быстро высасывать неожиданно включившаяся вентиляция. Кашляющий капитан старавшийся отхаркаться от белой дряни покрывшей его ровным слоем опасным не выглядел и я чуть успокоился, но оказалось что зря! Этот американский поганец револьвер свой не бросил и сразу наставил на меня как только разогнулся злобно зыркая глазами.
   - Пошли на улицу, кот. И без глупостей! - Сказал он утираясь ладонью и второй направляя на меня револьвер с выбранным ходом спускового крючка. - Раз тут нет ничего ценного - сам будешь ценностью! Продам тебя Мирренскому королю вместе с парочкой выдр, пусть разводит на шкуры раз такая блажь в голову стукнула!
   Я только рыкнул раздраженно сжимая лапы, но сделать ничего уже было нельзя. Ход спускового крючка выбран и он выстрелит как только я попытаюсь броситься. Бок дергает болью от раны и по нему течет горячая кровь. Поймать крупнокалиберную пулю в грудь или в брюхо и сдохнуть? Совсем не то чего я хочу. Придется подчиниться, выжидать, сдохнуть всегда успею! Главное не просто так, а с пользой какой-то! И я медленно кивнул башкой злобно глядя на Мак Дугала. Я медленно шел вперед скособочившись и зажимая рукой рану на боку, он следом уперев мне дуло пистолета в поясницу и таким способом мы прошли шлюз. Уичи дернулась к нам но была сбита с ног ударом приклада, как и напрягшийся шаман. После чего нас троих связали и один из матросов начала обрабатывать мою рану, еще двое занялись капитаном, остальные караулили нас.
   Закончив с моей раной - пуля разорвала шкуру и мышцы на боку, но не слишком глубоко, и отчистив капитана от начинки стационарного огнетушителя матросы повели нас назад. Но на диадему никто так и не позарился, ценной видимо она не показалась. В прочем за пределами кораблика котов она похоже отключилась, во всяком случае никаких голосовых сообщений или проявлений "дополненной реальности" я больше не видел. Потом был переход назад к берегу. Идти под гору даже со связанными лапами и веревками на шее легче чем вверх, только бок болит и перспективы нерадостные. Мало ли что эта сволочь решит придумать по пути назад. Это сейчас он меня продать решил в злости, а ну как запал пройдет и вспомнит что я больше него в технике понимаю? Тогда или убьет во избежание "утраты монополии на технологии" или ждет меня клетка и выпытывание знаний долгие годы. Вот это и называется - Попал! А я как дурак забыл правило писанное кровью - англосаксам верить нельзя! Никогда, нигде и ни в чем! В спину ударят не задумываясь, такая порода!
   В таком подавленном настроении я и доплелся до пляжа. Там до нашего появления все было нормально - основная меновая торговля уже прошла, горели несколько костров у которых шло веселье - выдры притащили бражку или что-то подобное, жарилась рыба, дикарские танцы, несколько матросов в сторонке на циновках трахали хвостатых девок... и вроде не только. Все изменилось когда из леса вывалилась наша процессия - выдры удивленно вытаращились на такое, а высадившаяся матросня бросилась на них и принялась бить. Скорее всего такой поворот событий был оговорен заранее - притупить бдительность и наловить пленных. Я только и смог зарычать от такого вероломства, помнил ведь что европейцы творили в Океании и Новом Свете! За что и схлопотал пинка по яйцам от весело скалящегося Мак Дугала, согнулся и зашипел от боли.
   Часть выдр смогла удрать, ловили то только молодых и красивых матросы, выбирая только "самый кондиционный товар", одному молодому выдре который очень уж активно кусался даже получив пару раз кулаком в ухо - походя проломили голову ударом кастета в висок. Я отлично видел как он обмякнув повалился на песок. Судя по тому как он повалился после - скорее всего не жилец в местных условиях. А матросы вязали верещащую и брыкающуюся добычу, радостно смеясь и лапая за задницы. Осталось только сплюнуть и отвернуться, сделать тут я ничего уже не мог. Такая вот мерзкая ситуация...
   Зато в небе мой взгляд зацепился за яркую сияющую точку, которая быстро перемещалась по небосводу оставляя за собой светлую полосу переходящую в темную. Сначала я не мог понять что же это такое, а потом вспомнил - почти точно так-же выглядела входящая в атмосферу спускаемая капсула Союза. Когда по телевизору показывали репортаж о возвращении космонавтов с "Мира" и позднее с "МКС"! Что-то входит в плотные слои атмосферы, скорее всего очередной обломок из тех что периодический сыплются на архипелаг выдр. Мне от этого не жарко ни холодно. Оставалось только наблюдать за явлением, стараясь не вслушиваться в происходящее за спиной. А посмотреть было на что.
   Траектория падения явно вела примерно в нашу сторону, а главное она ИЗГИБАЛАСЬ! Это могло быть проявление вращения планеты, но лишком маловероятно, недостаточная угловая скорость для столь быстрого спуска чтобы было это заметно. Или же... спуск управляемый? Все сомнения мои развеялись когда пролетающий над горой "огненный шар" неожиданно затормозил, резко сбрасывая скорость и кокон пламени, превращаясь в такой-же почти точно катер как стоял полузасыпанный на горной террасе. Чуть погодя пришел двойной бабах - таков звуковые эффекты перехода звукового барьера. Одновременно ожила моя "диадема" подсвечивая катер подсказками, а ухо промурлыкал голос который я сова не понял, а от неторопливо двигающегося на струях бьющего из днища огня катера отделилось четыре каких-то меньших машины рванувших в нашу сторону разматывая за собой инверсионные следы и струи уплотнённого воздуха. Вот тут уже все заметили явление нового действующего лица, если так можно выразиться.
   Мак Дугал опять схватился за револьвер, а я рванул в бок сбивая с ног Уичи с шаманом. Слишком уж целеустремленно неслись в нашу сторону стремительные стреловидные аппараты. Мое впечатление оказалось правильным, все люди на пляже и корабль в море украсились знаками опасности и пульсирующим ореолом, один из четырех аппаратов не снижая скорости протаранил "Быстроногую Лань" и в море встала ослепительная вспышка взрыва поднявшая чудовищный столб воды - вероятно сдетонировали аккумуляторы или реактор, на чем этот "беспилотник" летает. Людей на берегу тоже не обошла смерть - матросов которые были рядом со мной или с выдрами просто разорвало на куски как от попадания крупнокалиберных пуль, а вот по шлюпкам куда кинулась основная масса высадившихся - ударило что-то подобное небольшим ракетами, снова взрывы раскидывающие куски тел и обломки дерева. Меньше чем за минуту все было кончено - роботы не промахиваются.
   Сбросившие скорость изменившие геометрию крыльев на почти прямую со стреловидной беспилотники встали в круг над пляжем, медленно летевший катер зашел со стороны моря и сел поднимая тучи песка, обдавая всех раскалённым ветром. Сел он очень аккуратно, никого не спалив из лежащих. Я кое-как встал и подобравшись к Уичи подставил ей связанные за спиной лапы, выдра быстро перегрызла веревки и я освободил её тоже. Другие выдры тоже постепенно стали отходить от шока, отряхивали с себя песок, выбирались из под трупов и помогали освобождаться связанным. А я отряхнувшись направился к новому катеру - он вероятно прилетел за мной и стоит поблагодарить спасителя, Уичи увязалась следом, а потирающий поясницу шаман начал командовать соплеменниками на которых свалилось столько всего за один день.
   При нашем приближении катер приветливо распахнул дверь шлюза, куда я и залез вместе с Уичи по опустившемуся на песок трапу. Внешняя дверь закрылась, открылась внутренняя и я быстро пройдя в рубку с удивлением уставился на пустые пилотские кресла. Панели управления жили своей жизнью, а пилотов небыло... Пробежка до пассажирского салона - и снова облом, никакой он не пассажирский, через иллюминатор в двери виден пустой грузовой отсек с раскрывающимся потолком как в "Шаттле" американском и какие-то подвижные крепления - вероятно для четверки беспилотников. Чудеса какие-то... А диадема снова включилась и показала недвусмысленный мультик - я с Уичи иду в рубку и мы пристегиваемся сев в кресла.
   Спорить с неведомым подсказчиком я не стал, кресла приняли нас в свои объятиях очень удобно облегая, ремни сами подтянулись и катер пошел на взлет, сам, приподнимаясь на двигателях донной тяги, сползая на воду и развернувшись начал разгоняться постепенно набирая высоту. За спиной ощущались толчки, видимо на лету катер принимал на борт догнавшие его беспилотники. Потом нос машины стал все круче задираться в небо, нас вдавила в кресла растущая перегрузка, а небо постепенно стало черным с тысячами сияющих блесток звезд. Космическое путешествие началось...
  
   Эпилог.
  
   Я смотрел на голографический экран показывающий Терру, планета медленно плыла под моим кораблем и сейчас мы проходили над линией терминатора. По одну сторону отступает ночь, а по другую начинается день. Рядом стояла Уичи, затянутая в красивый облегающий комбинезон легкого скафандра, я был одет так-же. Только покрой у нас различался, ведь я саблезубый кот рриу-рриту, а она антро-выдра. Казалось бы глупость - носить легкие скафандры находясь в глубине корпуса мощного звездолета, но старый ворчун Мудрый Аран - Искусственный Интеллект "Великого Похода 6" умел настоять на соблюдении правил своим экипажем и пассажирами. Не знаю что бы я делал если не он. Это странно - считать машину другом, но Мудрый Аран - был большим чем бездушная машина вроде какого-нибудь "Иджиса" или холодного безэмоционального ИИ.
   Позади осталось мое знакомство с ИИ корабля котов, когда Аран просто и грубо "прочитал" мою память. Старый виртуальный кот оказался мудр, он понял что я таков каков есть. И не пытался вылепить из меня "настоящего рриу-рриту", просто рассказывал о планете, культуре моих сородичей, ничего не навязывая и просто информируя меня обо всем. Он даже переделал интерфейсы и пояснительные надписи на всем корабле добавив русский перевод к клинописи котов. А потом мы устроили лихой рейд роботов на Мирренсхолл, распотрошили зверинец и утащили саблезубую кошку которая брыкалась, ругалась, царапалась и кусалась требуя спасти её любимого! Пришлось возвращаться и вытаскивать из тюремных подвалов молодого лессарца, побитого и тощего смуглого черноволосого парня, которого она сразу стала обнимать и гладить вылизывая его лицо. А вот Чернышку я не смог спасти - пока меня носило по всему свету она умерла от тоски в клетке отказываясь есть.
   Парочка оказалась еще та и много интересного рассказала про скрытые от посторонних глаз особенности Лессара. В родовой и военной знати противостоящей "святошам" оказалось достаточно много тех кто любил саблезубых кошек, и плотский тоже, особенно среди молодёжи. Да и "святош" подвинуть от кормила власти хотелось очень многих. Они нам и помогли - навели на храмы и "зверофермы" где были коты, а дальше было делом техники взять эти шалманы штурмом. Без жертв среди "заложников" не обходилось, особенно по началу, среди жрецов было много фанатиков - но постепенно все ныне живущие рриу-рриту были найдены и доставлены на борт. И тут очень пригодились разумные коты и кошки вместе со своими лессарскими друзьями обоего пола. Надо же кому-то присматривать за теми кто на уровне животных? А живые существа это сделают намного лучше чем одни машины. Так у нас на борту появилась человеческая община, людей считающих саблезубых котов своими родными. Выдр из остатков племени Уичи мы забрали тоже, не оставлять же их на съедение диким соседям? Такой вот "Зоопарк в моем багаже!"
   Со свалившимся на меня могуществом я вполне бы мог завоевать Терру. Построить по стойке "смирно" все человеческие государства или вбомбить их в каменный век не проблема для "Великого Похода 6", но этого не хочу я сам. И этого не хочет Мудрый Аран. Ведь даже само название корабля - "Великий Поход" значит в языке рриу-рриту не военный поход в человеческом понимании, а большую разведывательную экспедицию. Исследование новых земель, изучение неизведанного, расширение границ Ойкумены и установление контакта с иными носителями разума. Ведь коты не воевали между собой как люди ни разу в известной им истории.
   Да были стычки с бандитами и отморозками, драки и убийства на разной почве, но войн их общество не знало. И сама идея Войны - была жуткой "психологической абстракцией" - страшным "теоретическим построением", изучаемой узким кругом ученых и аналитиков спецслужб. Пока они не нашли обломки звездолета в своей системе. Погибшего в бою автоматизированного до упора звездолета возрастом около миллиона лет. Именно изучение этой находки и дало котам ключ в Звездам, двигатель перемещающий корабль через червоточину на огромные расстояния в далекие уголки космоса.
   От любования планетой меня отвлек тревожный сигнал и голографическое окно с выводимой на него картинкой. Недалеко от нас, менее чем в световой секунде случилось Нечто. Кратковременная гравитационная аномалия, электромагнитное излучение в широком спектре - картина как будто распалась очень маленькая черная дыра. И в том месте появился... корабль. Аран уже обработал информацию в сенсоров и теперь перед мной медленно вращалось изображение пришельца. Дизайн оказался неожиданно узнаваем - как будто кто-то смешал конструкцию "Star Trek"-овского "Энтерпрайза" и корабля Асгардов из "StarGate". И пока я его рассматривал решая что делать появилось окно входящего соединения - корабль вышел на связь с нами передавая обычное двумерное видео.
   - Здравствуй, Саблезубый. - Поприветствовал меня по русский собеседник с той стороны.
   Был он похож на человека, только лысый как коленка и с серой кожей, ростом около 160-ти сантиметров на взгляд и великоватыми для обычного человека глазами ,но вполне мускулистый и затянутый в глухой черный комбинезон.
   - Доброго времени суток. - Вежливо ответил я рассматривая этого крепыша и панораму рубки с голографическими дисплеями за его спиной.
   Он знает мое имя - логично предположить что этот "человек" или его "товарищи" и организовали мне "попадание в это тело". Конечно очень хочется на него "наехать", мол по какому праву они это сделали и вообще зачем? Только проблема в том - тогда он меня может легко "послать на три веселых буквы" и улететь, или даже выстрелить. Черт его знает что его корабль может, а что нет. Так что общаться придется ровно в той степени в какой захочет "серый" и сугубо вежливо!
   - Чего ты хочешь, Саблезубый? - Спросил меня "серый". - Этот мир у твоих ног, бери его себе если хочешь, твоих сил достаточно чтобы править им.
   - Я хочу увидеть Землю. Да и в космосе еще столько всего интересного. - Ответил я глядя на "серого человечка". - А мир... я сам найду свой мир. Или создам, вдохнув жизнь в мертвый каменный шарик.
   - Как пожелаешь. Я передам координаты Земли. - Чуть кивнул мне "серый" и отключился, а потом и его корабль просто исчез, был и вдруг его не стало.
   Вот зараза этот "серый"! Я только хотел у него расспросить зачем они меня в этот мир засунули и как, почему сами не вмешались раз могли. Но он сразу отключился как только мне координаты Земли скинул, вот же! Не получилось весь тот ворох вопросов что у меня накопился задать тому кто должен на них ответы знать...
   - Я получил координаты. - Сообщил мне появившийся в виде голограммы Аран. - Очень интересный корабль и показания приборов очень необычные.
   - Мы сможем туда прыгнуть? - Уточнил я у ИИ, гладя прижавшуюся ко мне Уичи.
   - Да Саблезубый. Мне приступить к маневру? - Спросил меня старый голографический кот.
   - Действуй. - Кивнул я, глядя на голографические дисплеи. - Человечество выжило и не бедствует, судя по тому кораблю, а скоро я увижу Землю.
   Аран кивнул мне в ответ и убрал свою голограмму, начиная маневр ухода с орбиты, впереди разгон к червоточине и прыжок к Земле. Посмотрит на тебя наконец блудный сын, моя старая добрая Родина....
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в темноту" М.Комарова "Со змеем на плече" И.Эльба, Т.Осинская "Маша и МЕДВЕДИ" В.Чернованова "Колдун моей мечты" М.Сакрытина "Слушаю и повинуюсь" С.Наумова, М.Дубинина "Академия-фантом" Т.Сотер "Факультет прикладной магии.Простые вещи" Д.Кузнецова "Кошачья гордость,волчья честь" Г.Гончарова "Полудемон.Месть принцессы" А.Одинцова "Любовь и мафия" С.Ушкова "Связанные одной смертью" М.Лазарева "Фрейлина специального назначения" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Здесь водятся драконы" В.Южная "Мой враг,моя любимая" С.Бакшеев "Опасная улика" В.Макей "Ад во мне"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"