Саблезубый Aka Saber-Toothed: другие произведения.

"Как закалялся Клан"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Русский Клан" начал исследовать и обживать новый дом - другую планету решая множество разных проблем и раскрывая старые тайны.

   Пролог.
  
   Путешествие через "Лабиринт" созданный могущественным и чуждым артефактом - "Черным Монолитом" сплотило и закалило членов будущего Русского Клана. Физические и психологические тесты, разнообразные испытания, прожитые "сюжетные истории" раскрыли таланты членов фантастической компании дав им новые навыки и уверенность в своих силах, научили работать в команде.
   Человек вылечился от старых болячек, помолодел и обзавелся бластерной винтовкой Е-11 Имперского Штурмовика, еще больше полюбил своих спутников и нашел пропавших ранее Рыжую Анну с Яшмой. Разумный лев Лео поладил с антилопой Грей, обзавелся удобной сбруей с сумками и ошейником - переводчиком позволяющим ему нормально говорить. Длиннорогая айнья Грей научилась не бояться и доверять льву, обзавелась нарядом и украшениями арабской танцовщицы, научилась виртуозно метать ножи, которых у нее теперь была целая дюжина.
   "Дочь Скэйта" Ишарам научилась не бояться открытых пространств и ездить на лошади без седла, обзавелась ковбойской кожаной жилеткой и штанами, индейским томагавком, кольтом и винчестером 44-го калибра и неплохо из них стрелять. Да она все так же не любила яркий свет, но теперь могла спокойно ходить по улице днем, даже ясный солнечный день теперь не вгонял ее в панику и желание забиться под кровать в самый темный угол или в подвал.
   Рыжая Анна родила дочку и вырастила ее до шести лет, разобралась в своих чувствах к "сумасшедшему русскому" который пошел за ней в Лабиринт принимая ее такой какой она была, с конским хвостом и другой частью тела. А еще Рыжая "кобылка" нашла для своей дочки - единорожки Лизы пару. Да Ясень был подростком индейцем дакота времен начала покорения Дикого Запада, но он тоже был с конским хвостом и это для него было совершенно нормально! Парень был спокойный, умный и работящий, легко приняв всех странных членов своей новой семьи.
   Яшма, гиена - тактический киборг, смогла разобраться с доступом к системной области своего сознания. Еще она обзавелась спортивным костюмом "Адидас", кроссовками, защищенным планшетом и прошла тест на "гентушность". Теперь она не только "знала Кунг-фу(с)", но и умела программировать во всех ходовых человеческих операционных системах. И избавилась от страха перед закладками в своем сознании, которые могли заставить ее причинить вред окружающим и тем кого она полюбила как свою семью.
   Испытания Лабиринта превратили "группу случайных попутчиков" в настоящую сплоченную дружную команду. И цель ей была дана под стать - новый неизвестный мир, который надо было исследовать и обживать. Да, "Черный Монолит" не только свел их вместе и сплотил, но и помог "на старте" выпустив в новый мир не голыми и босыми, но кормить по пути в "светлое будущее" никто им не обещал! Все своими руками и головой. А руки, лапы и умные головы были, как и уникальные крайне нужные в новом мире навыки...
  
   Глава 1. Первое лето.
  
   На поверхность они выбрались ночью. Ясное небо иного мира было полным ярких незнакомых звезд и сразу в глаза бросались две Луны. Меньшего размера чем земная, но они были. Вход в пещеру располагался в основании массивной оплавленной скалы, которая возвышалась в оплавленной каменистой пустыне. Дул не сильный, но ощутимый ветер, состав атмосферы почти не отличался от земного. И тут было достаточно холодно, градусов 5-7 выше нуля.
   Но мерзнуть до утра которое неизвестно когда будет дружной компании не пришлось. Недалеко от скалы, в свежем круге "аномалии" стоял американский гусеничный вездеход с ящиками в кузове и старый добрый ГАЗ-66 с КУНГ-ом. Машины были в полном порядке, будто их и не сожрал огромный инопланетный червяк. Даже рассада в пластиковых ящиках разобранной автоматической оранжереи была цела.
   Антилопа быстро растопила печку в машине, гиена забралась на крышу машины осматриваясь и сканируя местность, а горностайка соорудила общее "гнездо" на всех из одеял и теплой одежды бывшей в машине. В этом самом "гнезде" они все вместе и устроились спать до утра. Конечно в восьмером было тесно и всем удобно получилось устроиться не сразу в тесном пространстве, но зато было тепло и безопасно. Гиена, как всегда, была ближе всех в печке и сторожила охраняя покой остальных членов семьи.
   Утром пришлось завтракать консервами и лапшой быстрого приготовления, теми самыми "бомж-пакетами", а Яшма рассказывала о своих выводах сделанных ночью. Никакие животные, даже мелкие, вокруг машины ночью не ходили. В радиоэфире было пусто, только естественные грозовые разряды. Планета была чуть легче Зели, атмосферное давление 0,86 от земного, как и гравитация. Спутников на орбите, следов химических загрязнений промышленности, пролета летательных аппаратов она тоже не зафиксировала. Но окружающая оплавленная пустыня была не естественной - но был ли это след войны или какая-то авария Яшма сказать пока не могла.
   Еще она решилась на быстрое активное сканирование и засекла километрах в 30-ти отсюда, за линией горизонта, какие-то постройки раскиданные на достаточно большой площади. Часть из сооружений скрытых за горизонтом по отражению сигнала была вроде как бетонной. Остальные - из пластика или дерева. Еще были метки от каких-то крупных полностью металлических конструкций, а пара из них была больших линейных размеров. Активных источников энергии, мощного теплового и электромагнитного излучения там не было. Гадать было бесполезно и закончив недолгие сборы в сторону загадочных построек первым тронулся гусеничный вездеход на разведку. Человек и гиена решили посмотреть своими глазами, что там такое?
   Ехали они не быстро, километров 10-15 в час. Пустыня была достаточно пересеченной. Рытвины, ямы, валуны и оплавленные в стекло песчаные холмы, спекшаяся в керамику глина. Гробить незаменимый в их случае вездеход никому не хотелось, так что до построек обнаруженных Яшмой пришлось ехать больше двух часов, со всеми объездами. Группой разнообразных построек оказался родной человеку военный городок.
   Только он был скопирован не "одним куском", а "собран" как лоскутное одеяло из "кругов переноса" метров по 200-300 в диаметре и по планировке мало совпадал с оригинальным. При копировании построек "Черный Монолит" не стал заниматься совмещением планировки. В результате улицы были часто просто кривыми или извилистыми, а сооружения стояли под разными углам друг к другу. Причем постройки были откровенно надерганы из разного времени иногда с разницей по времени копирования почти в 50 или более лет.
   Как предположила Яшма - Монолит либо не смог скопировать все и сразу, либо решил не копировать подземные сооружения и "части самого себя". Потому что объекта хранения с расплавленным буровым оборудованием и "черными колоннами" тут просто небыло. А "клуб" хоть и был скопирован, причем на момент его закрытия, еще до начала разграбления, но поттерна из его подвала шла до подземной границы сферической области переноса и была полностью залита бетоном.
   Точно так же в полностью целом состоянии был скопирован детский садик без бомбоубежища и школа. Вместо же квартала пятиэтажек замерла стройплощадка "нулевого цикла". Были уже построены подвалы и установлены их бетонные перекрытия. На рельсах стоял башенный кран, на территории стояли вагончики и строительная техника, были складированы железобетонные панели. Но стены еще нигде не начали возводить, а канавы с трубами и кабелями коммуникацией еще не успели засыпать. Кроме крана, пары колесных экскаваторов, и гусеничного бульдозера ДТ-75 на стройке нашлась пара грузовых машин, в том числе панелевоз ЗИЛ-157, две автоцистерны с бензином и соляркой, генератор и строительные вагончики.
   Точно так же оказались перенесены далеко не все деревянные постройки. Большой деревянный магазин со складами во дворе и новой газетой на стенде датированной 1985 годом. Маленькая деревянная пекарня напротив. Перенеслась часть многоквартирных 2-3 этажных домов коридорной системы и часть домов на 2 и 4 семьи с разных улиц. В том числе оказался скопирован и родной дом человека. Причем - скопирован уже очень серьезно обжитым.
   Солнечные панели перед домом на специальной сваренной из прямоугольных труб опоре, на взгляд киловатт на 10-12 мощности. Большой ветряк на трубчатой мачте с растяжками поднятый метров на 15. Расширенный в два раза подвал с металлическими стеллажами с литий-железо-фосфатными аккумуляторами откровенно вызывал ассоциацию с "аккумуляторной ямой" подводной лодки Второй Мировой. В доме было смонтировано все необходимое электрооборудование, проводка переведена на медь, почти всю гостиную занимала большая автоматическая оранжерея, причем иной конфигурации чем первая.
   Так же была уже освоена вторая часть дома превращенная в мастерскую. Там были установлены небольшие школьные станки - токарный ТВ-3 и переделанный в ЧПУ СТД-120М, и так же переделанный с зубчатой рейки на нормальную продольную подачу шаро-винтовой передачей небольшой, но очень жесткий токарный станок Р-105. Фрезерных была пара, оба школьные НГФ-110, но если первый был простым, то второй с достаточно редкой и дорогой вертикальной фрезерной головкой. Причем было видно, станки недавно и хорошо отремонтировали качественно отшабрив направляющие и установив частотники для управления оборотам моторов. Тут же стоял хороший удобный верстак, небольшой советский координатно-сверлильный станок, пара делительных головок для фрезерных станков и точило с двумя наждаками.
   Но больше всего поразил достаточно большой 4-х осевой портальный фрейзерный ЧПУ с рабочим полем 1000 х 500 х 300 мм. Было видно, что ЧПУ собран из КИТ-а купленного в интернете. Конструкция была собрана на каленых имбусных болтах из мощных 15-мм пластин твердого дюраля и усилена алюминиевыми уголками, а на углах накладными косынками. Перемещения по осям осуществлялись мощными ШВП с приводами от больших редукторных шаговых моторов с экнодерами. Подвижные части двигались по достаточно серьезным "рельсам" фирмы XWIN. Дорогая фабричная система управления, шпиндель с жидкостным охлаждением на 3 киловатта, система подачи СОЖ с "корытом" под жестким железным "столом" - цельной плитой с Т-пазами... Этот 3-х осевой CNC-фрезер с дополнительной поворотной 4-й осью с кулачковым патроном на 140 мм был достаточно серьезным станком, в отличие от большинства откровенно игрушечных собратьев. Причем для всех станков были сделаны капитальные бетонные фундаменты проходящие через вырезы в деревянном полу.
   Были тут и 3Д принтеры. Причем те, что печатали расплавленным пластиком были все большими и скоростной кинематики "Н-бот" с жесткими коробчатыми корпусами. Один был для печати ABS пластиком, второй для PLA, а третий вообще печатал промышленным нейлоном. Запас катушек с разноцветным филаментом располагался на большом стеллаже рядом. Отдельно в вытяжном шкафу стоял большой DLP-принтер для фотополимерной печати и все необходимое "химическое" оборудование для работы с деталями. Фотополимеры та еще отрава и вытяжной шкаф для работы с ним это очень здравое решение. Но вершиной всего - был массивный печатающий детали послойным сплавлением лазером металлического порошка 3Д принтер с рабочей областью в кубический метр. На этом фоне лазерный резак - гравер уже не удивил совершенно. Как и плазморез в комплекте со сварочным оборудованием.
   Стоящий во дворе ГАЗ-66 тоже отличался от их машины. Двигатель его остался родным, советским карбюраторным, а на машине был смонтирован газогенератор. Он в прямом смысле слова мог ездить "на дровах". Кроме того рядом с домом была построена большая отапливаемая стеклянная теплица, а сарай были отремонтированы и был пополнен запас угля с дровами. Вот 92-го бензина была только одна бочка и вторая с машинным маслом. Но вот никакого серверного или майнингового оборудования они не нашли. Зато нашли мешочек с золотым песком примерно на килограмм и два чемодана с профессиональными дронами DJI Mavic предпоследней модели с тепловизорами, пульты и два десятка запасных батарей. Главное, что в дом можно было сразу вселяться и жить.
   Другими важными объектами среди скопированных зданий были "кооперативный" магазин построенный в 1992-и и сгоревший в 1994-м. Скопирован он был на следующий день после открытия и важны были даже не товары с продуктами в нем, а само здание. Построенное из металлоконструкций и новомодных тогда пластиковых панелей с листовым металлом, с большими окнами - витринами и большим количеством стеклянных витрин с полками внутри он так и просился быть разобранным для постройки большой теплицы. Человек когда-то в детстве лазил по пожарищу рассматривая искореженные фермы из уголков и металлический каркас стен который согнулся от высокой температуры пламени.
   Кроме магазина важной оказалась и большая котельная, скопированная в момент монтажа системы парового отопления в поселке. Уголь на склад завезти еще не успели, зато их место занимали стальные трубы и запорная арматура. Паровые котлы и другое оборудование внутри капитального бетонного здания тоже были новенькими, только что установленными, как и высокая дымовая труба. Отличное бетонное сооружение для производственного цеха если не получится найти торф или уголь для котлов.
   Но намного более важными была старая кирпичная водонапорная башня, скопированная к сожалению без скважины которая по словам Яшмы обрывалась немного ниже фундамента. Зато стоящий около водокачки гусеничный вездеход ГТ-С (ГАЗ-47) был во вполне еще живом состоянии, под навесом пристроенным к сараю стояла буровая на шаси грузовика ЗИЛ-131, а в сарае было складировано буровое оборудование. Буры, штанги и все прочее. Гиена обнаружила их своим "чутьем" и просто сорвала замок монтировкой. С водой тут были проблемы - озеро Монолит не стал копировать, скважины небыло, а кругом "поселка" была все та-же оплавленная каменистая пустыня.
   Следующим важным объектом оказалась скопированная высоковольтная подстанция и стоящая около нее огромная опора высоковольной ЛЭП на 550 кВ. Подстанция так же была перемещена в целом, не рагромленном виде. И кроме пока бесполезных трансформаторов на ее территории нашлись катушки проводов и кабеля разного назначения, инструменты, всевозможные электротехнические запчасти. Оставленная в раздевалке на столе газета "Комсомольская Правда" со следами от соленой селедки была датирована 1976 годом. Огромная опора ЛЭП со свисающими алюминиевыми проводами навелала мысли об установке на ее верхушке большого ветряка, антенн связи и мощного WiFi-роутера для работы в качестве ретранслятора.
   Полазившая по территории подстанции и даже забравшаяся по пожарной лестнице на крышу Яшма откровенно встревожилась говоря, что им надо срочно посетить еще одно место. Этим местом стал "микрорайон гаражей и сараев". Гараж-капонир с Миг-31 был на месте, только ворота были свеже покрашенными и самолет только-только внутрь закатили. Еще не успела осесть пыль на ящики и саму машину. Но гиену тревожил не противоспутниковый перехватчик.
   Среди деревянных сараев нашлись первые "выжившие"! Яшма безошибочно нашла сарай с курами и кроликами, второй сарай с тремя козами и козлом, беременную кошку. И колонию хомяков выкопавших целый подземный городк под одним из сараев на окраине. Животные были голодные и хотели пить, но к счастью все были живы. Корма для них на первое время нашлись тоже в окрестных сараях. А еще среди сараев в одном из "кругов переноса" стоял магазинный "лежачий" холодильник с подключенным к нему тарахтящим бензогенераторов, а в нем - клубок очень соскучавшихся снежных лис!
   Они не осмотрели все перенесенные здания, но даже того, что уже нашли - хватило для простого решения. Как можно быстрее всем вместе переселяться в поселок и в первую очередь заниматься спасением припасов. Тем что могло испортиться в отключенных холодильниках, позаботится о животных и решить вопрос с водой. Еще надо будет срочно расширить солнечно - ветровую энергосистему и может быть задействовать дизель-генератор со стройки для питания больших складских холодильников. И нужно будет искать воду!
   Переезд в поселок занял два часа. По уже знакомой дороге час назад, машину на буксир к гусеничному вездеходу, всех рассадить по кабинам, Яшма подруливает из кабины ГАЗ-66. С грузовой машиной на прицепе и не газуя чтобы не спалить сцепление до поселка маленький караван добирался полтора часа. Учитывая все поездки туда-сюда дело перевалило далеко за полдень, если конечно тут в сутках 24 часа - что не факт.
   Пока самочки обживали новый дом и готовили обедт, человек вместе с Яшмой, Ясенем - индейцем и Лео начал проверять все постройки "нового поселка" по очереди. Целью повального обыска был сбор всех продуктов, воды и иного питья. Холодильники в домах без питания не продержаться долго, за сутки-двое разморозятся и продукты в них испортятся. А большой холодильник магазинного склада можно было пока запустить от генератора со стройки по временной схеме.
   От сбора продуктов поисковая команда отвлекалась только на заботу о животных. Козам, кроликам и курам надо было налить дождевой воды из бочек. И коз нужно было подоить, чтобы избежать проблем. Это было надо сделать сразу, но человек просто забыл, а Яшма никогда и не знала. К счастью для себя и животных с дойкой они успели вовремя. Хотя коз пришлось привязывать, незнакомым людям доить себя они просто так не давали, да и выдаивать переполненное вымя в котором уже начали образоввываться крупинки масла в жирном козьем молоке - процедура для животных была болезненной. Но необходимой.
   Яшма помогала человеку ради спасения животных и для приобретения нового опыта, а вот пацану-индейцу дойка скотины была интересна с практической стороны. Как рассказал Ясень - они тоже доили кобыл и он как еще не ставший взрослым этим занимался тоже. Но козы хотя были меньше лошадей, но молока дали больше и оно было вкуснее. Черноволосый смуглый пацан с конским хвостом вполне нормально принимал старшинство "хорошего белого вождя" и любой работы не чурался. Никаких выступлений - "это женская работа и я ее делать не будут" небыло.
   Дома в его племени "субординация" была жесткой - старший сказал, младшие побежали бегом делать. Кто не побежал исполнять - получил затрещину. Если затрещины мало - отлупят до синевы. И уж что совсем вызвало легкий культурный шок - закончив с дойкой коз и добавив им в кормушки сена, Ясень деловито осведомился будет ли "старший" его трахать или он белому не нравится? Путем распросов выяснилась милая "культурная особенность" индейцев из мира Ясеня - в его культуре взрослые могли использовать мальчиков и подростков для секса пока те не становились официально взрослыми.
   Или если подросток трусил становиться взрослым мужчиной проходя достаточно жестокий опасный ритуал и решал принять на себя женскую роль, мотивируя это тем что к нему во сне явилась богиня Луна и забрала его мужскую силу, то такой становился "бердаче". Они носили женскую одежду, исполняли женскую работу, носили женские украшения, пели и танцевали. И в постели тоже исполняли роль "женщины". Или со всеми желающими, или находили себе семью становясь вторыми или третьими женами.
   Для такого выбора у них были достаточно веские основания. Не только "ритуал взрослости" который мог оставить калекой, но и участие в опасной охоте на бизонов, а так-же постоянные стычки с соседями в которых участвовали все дееспособные мужчины племени. В результате в роду Ясеня из примерно 50-ти человек живущих в пяти шатрах до 40-ка лет дожил только "мирный Вождь" Бегущий Бык. Да еще вторым "старым" был 35-летний "военный вождь" со странным для дакота-лакота именем Иншерин. Причем оба были действительно очень умелыми, опытными и сильными воинами. Основная масса молодых не доживала и до 30-ти, большая часть мужчин была в возрасте 20-25 лет.
   Вообще индейцам жилось совсем не сахарно. Голод каждую зиму, разнообразные болезни со вполне смертельной простудой, несчастные случаи, стычки с соседями, погибающие на охоте мужчины и умирающие при родах хенщины, часто умрающие по разным причинам дети особенно зимой, постоянные перекочевки с место на место когда "объели" всю округу... И это еще их род был успешным по сравнению со многими соседними, благодаря умному шаману и вождям. Так что уже немного освоившийся сначала с Анной, а теперь и с остальными Ясень совсем не рвался воссоздавать порядки своего родного племени на новом месте. Уклад жизни нового рода-племени ему нравился куда больше. Хотя от пера в своей черной гриве и примитивных самодельных украшений он не отказывался.
   После ухода за животными был перерыв на выгрузку уже найденного продовольствия в большой холодильник склада советского магазина и поздний обед. Большая холодильная камера еще держала минусовую температуру, так что подключение питания могло подождать. В этот же холодильник были переселены снежные лисы которые привели Ясеня в полный восторг. Сначала он сильно испугался "маленьких Вендиго, духов холода", но после объяснений и немного поиграв с дружелюбными ледяными зверьками пацан успокоился. Особенно когда понял, что в теплое время года они не могут выйти из холодильника - потому что растают. И их жизнь зависит полностью от людей которые будут давать им холод.
   Холодильник в котором жили лисы вместе с генератором был установлен в кузов на гусеничного вездехода и теперь все скоропортящееся складывали в него. И дальнейший поиск продуктов с водой продлился до сумерек. В его процессе было найдено три аквариума с рыбками и большое эмалированное ведро с карасями-коробками, видимо кто-то наловил их на живцов для рыбалки на щуку. Рыбок сразу эвакуировали в дом, чтобы не погибли от холода. И они привели в полный восторг самочек.
   Уже в сумерках при свете аккумуляторных фонарей и фар со стройки пятиэтажек был притащен генератор и подключен кабелем в распределительное устройство на 380В склада с магазинон. В бак долили солярки и с третьей попытки дизельный генератор завелся тарахтя как старый трактор. Гонять его в режиме 24/7 челвоек не собирался, ресурс двигателя был неизвестен и солярки был ограниченный запас, генератор оставили часа на три работать пока большой холодильник промораживал свою камеру с продовольствием и лисами. А сами "охотники-собиратели" отправились домой, ужинать, отдыхать и готовиться ко сну.
   При подготовке ко сну выяснился простой факт - места на всех в доме мало. Вторая половина была вся занята мастерской, бывшая гостиная - автоматической оранжереей. В бывшей его комнате устроились мелкие - дочка Рыжей Анны и Ясень, Яшме было привычно на кухне у печки в кресла. А вот остальным пришлось устраиваться в спальне. Лео улегся у кровати на коврик который молодого льва вполне устраивал. Четверым же оставшимся пришлось устраиваться на трехспальной кровати. И не толкаться ночью. Когда с кровати едва не свалилась Грей которая легла с краю старательно не толкаясь - пришлось ставить раскладушку на которую деловито отселилась Рыжая Анна, сказав что она потом наверстает... Но спать даже так было куда удобней чем на полу в пещере или в шалаше как часто было во время путешествия по Лабиринту.
   Следующий день тоже был плотно занят собирательством. Теперь уже вся компания тщательно обыскивала все здания собирая все найденные полезные вещи и свозя их в бывший магазин превращенный в общий склад. Забрили все - инструменты, книги, посуду, мебель, ковры, семена овощей, радиотехнику где она был... Все что можно было забрать из временно ненужного здания чтобы заперев все окна и двери оставить его до лучших времен. И конечно забирали любые комнатные растения которые попадались, чтобы они не погибли. Так появилась целая коллекция разных цветов и комнатных растений, начиная от банальной тредисканции и кончая карликовой пальмой и декоративными розами. Даже кадку с ананасом полуичлось найти и пару растущих в больших вазонах мандаринов.
   Находка ананаса и мандаринов подтолкнули садоводческие мысли - после обеща дети и самочки занялись посадкой семян. Яблоки, груши, абхазские мандарины, вишня и черешня, другие фрукты - из всего извлекались косточки которые сажались в горшки с плодородной землей которая была воссоздана в кругах переноса на клумбах или огородах вместе со зданиями. Конечно прорастет не все, но иных способов получить разнообразие саженцев культурных растений небыло. Так же срочно пришлось вытаскивать из кузова "первого" ГАЗ-66 все семена, посевную картошку и коробки с саженцами про которые едва не забыли. Но они "спали" и судя по состоянию почек были все живы.
   Часть порезанных ради извлечения семян плодов и фруктов пустили на салат который все с удовольствием ели в обед, а остальное просто заморозили в большом морозильнике на будущее. В дальнейшей возня с посадкой косточек всего подрят вполне себя окупила. Проросло конечно не все, что посадили. Тропические растения пришлось выращивать в оранжереях, а вот выносливые плодовые деревья "родом из СССР" вполне успешно адаптировались к климату новой родины и прекрасно росли в искуственных лесополосах в поселке и вокруг.
   Из-за аврала с посадкой семян тотальный сбор полезных ресурсов затянулся на три дня. Но были не только сделаны запасы на будущее, получилось подобрать две одинаковые большие кровати устроив в спальне жилого дома вполне удобное лежбине "на всех" убрав из нее мешающийся шкаф и тумбочку. Одеял и подушек теперь тоже хватило на всех, а для Лео был постелен хороший ковер из натуральной шерсти машинной вязки. Запас повседневной, рабочей и парадной одежды тоже получилось подобрать каждому.
   Но даже после сбора вещей скучать не пришлось - для питания холодильника склада пришлось монтировать солнечные батареи, ветряк и инвертом привезенный на "первом" ГАЗ-66 с оставленного в прошлом мире дома. Поднятый на 12-метровой мачте небольшой китайский пятилопатсной ветряк на местном ветру круглые сутки давал мощность около 100-150-ти ватт. Второй которому вертолетчики искалечили лопасть - пока не собирали, надо было переделывать шайбу-крепление лопастей ("хаб") под четыре лопасти и балансировать винт по новой.
   Зато солнечные батареи радовали, Солнце тут светило ярко, небо было безоблачным и с трех групп по двенадцать 100-ваттных панелей поставоенных на восход - полдень - закат, получалось снимать более-менее постоянную мощность около 1,5 киловатт весь световой день. Компрессор большого холодильника работал циклами по сигналу от термореле и после перевода электромотора в режим работы от одной фазы на 220В простой перекоммутацией обмоток со своей работой справлялся, выходной мощности инвертора и емкости аккумуляторов тоже хватало. Возни с установкой солнечно-ветряной электростнации было много, но теперь не надо было гонять дизель-генератор расходуя невосполнимую тут солярку.
   Монтаж системы автономного питания для холодильника склада и освещения помещений, где пришлось избавится от всех ламп накаливания вкрутив вместо них светодиодные с цоколем Е27, да лампы дневного света которые потребляли не так много, занял еще три дня. Основное время заняла установка мачты ветряка и каркасов под солнечные панели, которые пришлось собирать из стальных труб и бетонировать. Потом был уже сам монтаж панелей, проводки и иного оборудования, установка аккумуляторов.
   После обеспечения гарантий сохранности запасов еды пришло время заняться поисками воды. Потому что ее запас в бутылках был слишком ограничен. Начали с простого - залезли на крышу пока бесполезной водокачки и осмотрелись. Яшма просканировала окрестности своими сенсорами, потом погоняли один из квадрокоптеров по кругу подняв его на максимальную высоту. В радиусе 30-ти километров нашелся только "родной" аэродром с достаточно небольшим пожарным прудом который был скрыт раньше небольшой грядой холмов. И все. Рек, озер, прудов в округе небыло.
   Аэродром не пустовал. На расчищенном поле около взлетной полосы, где росла трава и пробивались небольшие лиственные деревья при изучени видео с квадрокоптера обнарушилось маленькое "стойбище". С индейцами, на записи были двое парней и две девушки, три тощие пегие лошади-мустанга, стоял очень потрепанный шатер-типи из шкур и шестов. С одной стороны это было хорошо, генетическое разнообразие и рабочие руки. С другой стороны наверняка у этих индейцев "тараканы в головах" ходят табунами... Но просто забыть и забить на них было нельзя. Во первых не по русский бросать тех кто в беде, во вторых вдруг они решат придти пограбить? Это безобразие требовалось срочно возглавить!
   Пришлось срочно собираться и ехать брать ситуацию под контроль. "На дело" отправилсь впятером. Человек со своей бластерной винтовкой и гиена с топором. К ним присоединилась Ишарам со своим кольтом, аинчестером и томагавком с перьями. И Ясень как переводчик. Но главным аргументом было не оружие, а большая кастрюля с жареным мясом для явно голодных людей и три кочана капусты для лошадей.
   Стрелять не пришлось, как и вообще угрожать оружием. Индейцы просто разбежались бросив свой шатер и лошадей до которых не успевали добраться. Причем разбегались они во все стороны в каменистую пустыню. Аэродромные постройки они вскрыть не смогли, да и вероятно просто боялись странно пахнущие и незнакомые сооружения. Гоняться за ними по пустыне по совету Ясеня не стали. Лошадям пацаном была дана капуста, а для людей оставили около их маленького костра кастрюлю с жареным мясом открыв ее крышку. Судя по всему тут они охотились на зайцев заселивших аэродром перед переносом, если судить по сушивгимся шкуркам и костям в стороне.
   Оставив еду "группа контакта" вернулась в свой поселок, но за индейцами наблюдали с квадрокоптеров. Те вернулись к своей стоянке через несколько часов убедившись в исчезновении любой возможной опастности. Оставленное мясо их удивило, но было разделено на четыре части. Три части оставили на будущее, а четвертую использовали для какой-то похлебки которую сварили в мятом медном котелке. Но попытой пойти по следам вездехода индейцы не делали, хотя обсуждали случившеся и даже похоже немного поспорили. Но эмалированную кастрюлю выкидывать не стали.
   С одной стороны за индейцами было интересно наблюдать. С другой стороны они могли быть потенциально опасны. С третьей стороны была все равно нужна вода. Так что пришлось ставить на водокачке видеокамеры и сажать внизу дежурного с рацией. Первой вызвалась подежурить Ишарам. А остальные стали разбираться с буровой установкой под навесом. ЗИЛ-131 на котором была смонтирована буровая установка УРБ-2А2 если судить по шильдику. По найденной в кабине книге с инструкцией по эксплуатации на буровую она могла бурить скважину диаметром 190 мм на глубину до 300 метров.
   В бак ЗИЛ-а долили бензина, коллективно изучили "User Manual Guide по советский", достали из сарая буровой инструмент... Да и забурились с третьей попытки на 15 метров прямо во дворе водокачки на поле. Воды не нашли, но получили хоть какой-то опыт. После началось лозоходство в исполнении кибернетической гиены. Она просто бродила по поселку и окрестностям, периодический ложилась на землю замирала на несколько минут. Пока наконец за дальними огородами не озвучила радостную новость - тут скорее всего есть вода! Она достаточно хорошо резонировала, несмотря на слои глины которую ее "локатор" пробивал так себе.
   В указанное место перегнали буровую и действуя строго по инструкции начали бурить на ходу наращивая штанги. Благо конструкция гидравлического вращателя позволяла это делать без остановки бурения, а ствол скважины сразу продувался сжатым воздухом. Все оборудование приводилось в действие от двигателя ЗИЛ-а крутящего гидронасос и воздушный компрессор. До глубины в 30 метров бурили с воздушной продувкой. Дальше пришлось пригнать со стройки цистерну с технической водой и бурить скважину с промывкой водой разводя грязь.
   Бурить пришлось долго на ходу доливая из канистры в бак ЗИЛ-а бензин. Но наконец на глубине 83 метра они достигли водоносного слоя! Водоносный горизонт шел по прослойке песка и в нем получилось размывать полость для отбора воды. А после встал вопрос с трубами для скважины. К счастью на импровизированном складе около кочегарки нашлись стальные "усиленные" трубы диаметром 150 миллиметров. Отдельным геммороем стал их спуск в скважину с помощью автокрана и огромной самодельной треноги с талями.
   Трубы ведь пришлось наращивать сваривая стык в стык и накладывать бандажи для более надежного соединения. Метр такой трубы весил почти 16 килограмм. На длине в 83 метра - почти полторы тонны, вместе с бондажами на стыках. Опыта такой работы ни у кого небыло, все нервничали и перестраховвывались. А тут еще индейцы оживились. Сначала нашли поселок по следам гусеничного вездехода. Потом несколько дней издали наблюдали. И видимо когда совсем оголодали - пошли в набег или просто воровать. Двое парней на паре лошадей со своими самодельными луками и парой кожаных мешков для добычи.
   Установку трубы пришлось срочно прекратить и готовиться к встрече. Главной военной силой стали кибер-гиена и человек в бронежилете с бластерной винтовкой, Ишарам, Рыжая Анна и Лео страховали с тыла и флангов. Встретили индейцев на окраине пропустив немного вглубь поселка и выйдя из-за угла дома навстречу в луших традициях гопников. Выстрел из бластерной винтовки под ноги лошадей, красивая вспышка взрыва и краснокожие спешены, а лошади несутся прочь. Но и индейцы были не лыком шиты - бронежилет остановил две стрелы с самодельными наконечнкам из битого стекла.
   Гиена рывком сократила дистанцию и тощие парни с перьям в черных волосах разлетелись как кегли. А потом на них налетели разъяренными фуриями Рыжая и горностайка, гады посмели стрелять в их любимого мужчину! В результате оба индейца оказались как следует отлуплены и с откровенной опаской смотрели на злых странных женщин крепко удерживаемые гиеной за длинные черные волосы. А еще им приветливо "улыбался" Лео демонстрируя свои великолепные клыки.
   Пленных обыскали и связали, лошадей поймал Ясень умеющий с ними хорошо обращаться. И без промедлений последовал ответный набег. На этот раз с оставшимися индеанками не церемонились. Одну поймала гиена, вторую - разумный лев. Бить напуганных молодых женщин не стали, только связали. Типи под руководством Ясеня быстро разобрали, откровенно нищие пожитки сложили в кузов гусеничной машины, с трофеями и победой бытро вернулись домой, следом на третьей лошади ехал довольный пацан.
   Индеанки откровенно были рады, что оба их парня живы. У одного правда наливался здоровенный фингал под глазом - след тяжелого кулака Рыжей Анны. А у второго все еще слегка кровили царапины на лице и солидный укус на плече - работа горностайки. Зато черноволосые смуглые и тощие искатели приключений весли себя очень-очень смирно, с опаской косясь на рассматривающую их с интересом антилопу. Если уж белая пушистая и рыжая с пудовыми кулаками их так отделали, то на что же способна эта рогатая??? Страшно даже представить!
   Рыжая Анна вынесла из дома старый палас, пленных краснокожих связанных по рукам и стреноженных по ногам посадили на него рядком. А потом - Ясень развязал им руки оставив ноги стреноженными и раздал по куску жареного мяса. После чего последовала простая команда - ешьте. Для тощих и откровенно поголодвших индейцев которые решились с голоду на набег на странное племя людей и удивительных зверей - события разворачивались все непонятней и удивительней. Но свой плен в который они попали сами - они приняли как должное. И от мяса отказываться не стали. Хотя Лео очень надеялся на халяву...
   Накормив и напоив пленных краснокожих с ними стали "разговоры разговаривать". Сначала были расспросы - кто такие, откуда, почему такие "зачуханные"... Даже для Ясения они сами и их пожитки смотрелись по меркам его племени в его времени "откровенно бомжацкий". Кстати, эти два парня и две молодые женщины были с точно такими же конскими хвостами как он сам. Запираться индейцы не стали, особенно после того как им развязали ноги и вернули пожитки позволив поставить их типи во дворе около дома. Старый палас им отдали тоже вызвав скрытую радость и сдержанные благодарности.
   Сидящий Конь, Бегущий Бизон, Пушистая Верба и Быстрая Лань оказались из племени дакота-лакота точно так же как Ясень. И называть их племена надо было именно так - дакота-лакота. Приставка сиу - была оскорбительной, сиу-дакота - гады-дакота. Так прозвали их белые переселенцы в то время когда группа племен еще была сильна и успешно отвешивала люлей даже американской кавалерии. Но то время прошло. Лет тридцать назад, как раз во времена Ясеня.
   Сейчас же ослабленные племена были загнаны в резервации где было совсем плохо. Эти четверо просто сбежали ночью по пути туда подловив момент когда охрана расслабилась и после нелегально жили недалеко от железной дороги прошедшей по землям племени. Они уже убедились, что не все белые одинаковые - кое-кто им слегка помогал подкармливая и отдавая всякий хлам. Не просить выпивки у них ума хватило у самих. С охотой было совсем плохо и приходилось прятаться от властей. Перед тем как оказаться здесь в каменной пустыне началась зима, а потом пришла очень сильная пурга которая длилась три дня...
   Очнулись они уже в этом мире в странном круге. Здесь было теплее и недалеко было место со странными каменными постройками куда они переселились. Там была трава для лошадей, молодые и старые деревья, нашлись всякие старые деревяшки на дрова, зайцы и небольшое озеро с мелкой рыбой. Даже в набег на странных и страшных чужаков они пошли с голода и отчания - зайцев всех уже съели, рыбу почти всю выловили. Оставленное им мясо порадовало и дало надежду украсть еще еды. Даже луки индейцы взяли только чтобы пригрозить и сбежать если попадуться, пытаться кого-то убить или взять в плен они даже не думали.
   Новыми членами "племени" пришлось очень плотно заниматься три дня постоянно их контролируя. Кормить и поить, следить чтобы не удрали и очень много разговаривать объясняя почему их хотят принять "в новое племя". И какие в этом "племени русских" обычаи, законы, традиции, чем и как они живут. Почему новичков не будут унижать и бить. Почему они в конце концов вообще нужны "русским". Но в конце концов картина в головах индейцев сложилась и они с радостью согласились. Ведь им обещали новую жизнь намного более сытую чем даже лучшие годы их племени.
   Церемония принятия новых членов в "русский клан" была обставлена достаточно театрально, но символизм был важен для всех. Бетонный столб с гербом СССР, Красный Флаг с серпом и молотом, тожественная клятва быть верными своему новому народу, соблюдать законы и обычаи, заботится о других и получать помощь от остальных. Вообще коммунистические и социалистические идеи индейцам понравились, у них тоже отчасти был "первобытный коммунизм". А тут оно было в намного более развитом виде.
   После торжественной церемонии состоялась пирушка, конечно без выпивки, и вручение подарков. Новичков одарили рабочей одеждой и теплой на зиму, одеялами, необходимыми предметами быта, а свою национальную одежду посоветовали выстирать, починить и беречь как память о доме одевая на праздники. Жить в доме их сразу заставлять не стали, но вот их шатер и пожитки от паразитов протравили. А самих индейцев и их лошадей - проглистогонили. Не хватало еще эту заразу тут разводить. И конечно их стали привлекать к работе - пока к уходу за животными и другим простым делам в стиле подай-принеси. На будущее было запланировано организовать "вечернюю школу".
   Решив "проблему индейцев" команда вернулась к спуску обсадной колонны в скважину. И за два дня работа была закончена, труба была закреплена металлическими распорками за верхнюю часть, а устье скважины забетонировано. И тут наконец до всех дошло - насоса то у них нет! Обыск кирпичной водокачки, боковой пристройки и сараев ничего не дал. Запасного насоса небыло, а тот что был - остался на старой Земле вместе с большей частью скважины.
   На аэродроме была своя небольшая водокачка, типичная "колхозная" похожая на поставленную торчмя учебную гранату. Но насоса небыло и там. Скважина была так-же "обрезана". Саму водокачку можно было демонтировать и перевезти на новое место, но сначала требовалось решить проблему с подъемом воды с глубины. Тщательный обыск поселка и аэродрома случайно завалявшегося где-то насоса не принес. Пришлось использовать пожарную машину стоявшую в автопарке БАО аэродрома. Собрав все пожарные рукава ее перегнали к новой скважине.
   Брезентовых рукавов по длине хватало, но сомнения вызывала их прочность при подъеме воды на 83 метра. И они хранились свернутыми, чтобы качать воду их надо было удерживать в расправленном состоянии. Пришлось внутрь рукавов вставлять "спираль" из толстой стальной проволоки и подвязывать их к связанным друг с другом стропам от старого тормозного парашута. Наконец рукав с грузом на конце был спущен в скважину и фокус не удался. Насос пожарной машины не смог засасывать воду с глубины 83 метра. Пожарные рукава несмотря на вставки из толстой проволоки просто сжимало давлением воздуха.
   Пришлось ввести режим экономии питьевой воды используя для технических нужд воду из пожарного водоема на старом аэродроме. Одновременно перетряхнув Большую Советскую Энциклопедию определились с конструкцией водяного насоса. В качестве лучшего в их условиях варианта варианта выбрали плунжерно-штанговый с приводом от "качалки" как на нефтяной скважине.
   Сам насос крепился на конце трубы диаметром в сто миллиметров по которой наверх поднималась вода, обратным клапаном служил большой шарик от какого-то разобранного подшипника найденного на свалке автопарка аэродрома. В движение плунжир насоса приводился свинчиваемой на муфтах штангой из "дюймовой" водопроводной трубы. Конечно на скважину с насосом пришлось потратить большое количество невосполнимых пока труб, но сооррудить сами погружной электрический насос способный поднять воду с глубины 83 метра они пока не могли.
   Сначала в ней было много песка и всякого мусора попавшего в размытую в песчаном пласте полость при бурении, но выкачав несколько десятков тонн воды, заодно промыв бак пожарной машины и наполнив цистерну со стройки удалось добыть чистую воду. Экспресс-анализ сделанный Яшмой обнадежил, вода была пригодна для питья. Но желательно было ее конечно прокипятить профильтровав сначала дополнительно. И это была победа!
   После решения вопроса с водой сам собой случился выходной во время которого встал новый острый вопрос - где жить? Самым простым вариантом было занять детский садик, перенеся все ненужное в школу, чтобы вся компания была вместе и не в тесноте. В том числе новеньких индейцев можно было начать учить жить в доме. Но возникал второй вопрос - а безопасно ли тут жить в обычных домах как на Земле?
   Каменистая пустыня вокруг была бедна жизнью. Насекомых и животных небыло вовсе, мхов и лишайников было мало, более высоко организованных растений небыло вовсе. И это были уже не последствия оплавления местности, какие-то местные условия не позволяли расцвести жизни. Это могли быть либо экстремальные перепады температуры, возможно выше точки кипения воды в +100 градусов и ниже -70-ти, либо регулярные ураганы со скоростью ветра в сотни километров в час которые просто все сдували нафиг. Обычные земные дома такое не переживут и от экстремальных перепадов погоды не защитят.
   Выводы были пугающими. И пришлось поторопиться. Началась перестройка уже построенных подвалов четырех пятиэтажек под жилье с последующим превращением в подземные жилые дома. Сначала их соединили между собой герметичными бетонными поттернами, потом заделали все лишние выходы наверх и оконные проемы. Оставшиеся входы были оборудованы самодельными шлюзовыми тамбурами. Внутри монтировалась электропроводка для освещения, общая вентиляция, фильтровентиляционные установки из запчастей найденных на аэродроме, отопление и канализация.
   Один бывший "подвал" целиком отвели под оранжерею, крольчатник, курятник и козлятник с конюшней. Конечно для трех лошадей в их отделении было тесновато, но лучше чем бросить на улице. А вот оранжерея из "нового дома", как и та что была привезена в машине разобранной, а так же всевозможные ящики и горшки с посаженными семенами на новые условия не жаловались. Рыбки в аквариумах не возражали против переезда, как и караси живущие теперь в старой чугунной ванной. Точно так же туда был сразу перевезен весь запас кормов для животных. Так же быстро был обжит и "подземный дом" как только была завершена минимальная отделка.
   Третий бывший подвал был отведен под склад. Туда даже удалось целиком перевзти промышленный холодильник. Сарай где он стоял разобрали, под холодильник подвели швеллеры соорудив прочный каркас. После чего целиком подняли автокраном, сначала конечно разгрузив, и переставили на шаланду панелевоза. Потом этим же краном через проем в разобранном потолке холодильник был спущен в подвал и установлен на свое место. Холодильник оказался выше чем старый потолок и в этой части пришлось быстро сооружать дополнительные стены поднимая потолок над общим его уровнем сооружения.
   После подключения питания большой морозильник заработал не хуже чем на старом месте и вновь был загружен припасами. Снежные лисы в нем так и жили, на время переезда будучи переселенными снова в свой старый лежачий магазинный холодильник. В другие отсеки склада оснащенные стеллажами от пола до потолка были перевезены все остальные запасы и обе библиотеки. Из клуба и школы, вместе с учебными пособиями. Конечно склад был набит до отказа, даже протискиваться внутри теперь приходилось боком, но в новых условиях все запасы были невосполнимыми. Особенно книги, инструменты и учебные пособия.
   Четвертый же подвал был отведен под энергостанцию. Сначала туда переехали солнечно-ветровые системы с дома и склада. Потом добавились аккумуляторы найденные на аэродроме. Как самолетные серебряно-цинковые которы на момент переноса не успели разворовать со склада, так и никель-кадмиевые со свинцовыми. Все они заряжались от солнечных панелей и переставленных на новое место ветряков. При этом пришлось городить самодельную "автоматику" которая согласоввывала старые, но очень надежные советские аккумуляторы с китайским оборудованием настроенным под современные типы литиевых.
   Отдельной песней был вопрос спасения солнечных панелей "если что". Пришлось их ставить на быстросъемные крепления чтобы убрать внутрь защищенных помещений. Точно так же мачта ветряка была сделана с шарниром и могла быть быстро завалена, а сам ветряк отсоединен и унесен под крышу. Но все равно работы по спасению солнечных панелей и ветряками были совсем не минутным делом. Ради получения оповещения хотя-бы за пол часа до экстреальных событий - пришлось расставлять на расстоянии сотни километров от поселка самодельные автоматические метеостанции с радиопередатчиками.
   Такая метеостанция распологалась в бетонном кольце ниже уровня грунта накрытая бетонной крышкой с канализационным люком снабженным самодельными запорами. Наверху стояли только самодельные метеодатчики, передающая антенна и сделанный из маленького элеткродвигателя постоянного тока маленьй ветряк который в местных условиях практический постоянного ветра мог питать через буферную батарею электроннкую систему собранную на самой простой Ардуине. Дже если ураган снесет метеодатчики, антенну и маленький ветряк - это не такая великая потеря. Главное чтобы предупреждение пришло вовремя и все успели спрятаться по землю.
   Станки из мастерской дома, как и из школьной мастерской пришлось временно поставить в жилой части комплекса просто укутав пленкой и брезентом. Отдельой мастерской под них небыло. На всех давило чувство возможной опастности - так что защищенное жилье строилось ударными темпами. Все работали от рассвета и до заката. И когда освноные наружние работы были законцены - бывшие подвалы были засыпаны метровыми курганами глины смешанными с кусками известняка которую строители выбрали копая котлованы под пятиэтажки.
   Спасение всего остального имущества тоже было возможно - противотатомные укрытия для самолетов были парктический пусты. Там стояли только пара Миг-19 и один учебный Миг-15 УТИ, да самый дальний защищенный от ядерного удара ангар оказался забит списанными зенитными ракетами от комплексов С-75 и С-125 под потолок. В углу лежала гора папок с документацией. Но больше ничего от ЗРК не нашлось. Ни пусковых установок, ни локаторов и аппаратных кабин управления.
   Самолеты "уплотнили" в один ангар сдвинув к задней стене, а после в защищенные хранилища стали стаскивать все вообще. Начиная от брошенной в автопарууе техники и запчастей со складов, кончая тем что удалось найти на свалках техники и старой мебелью. В том числе нашли и второй комплект немецкого оружия в овраге. Ангары набивали очень плотно, так что место хватило для всего, в том числе и строительной техники с разозобранным башенным краном. Но строительную технику поставили с краю, автокран и панелевоз все время гоняли туда-сюда начав разбрать деревянные постройки в поселке. Лесов тут небыло и дерево пока было невосполнимым ресурсом, как и оконное стекло с шифером. Точно так же разобрали и "кооператвиный магазин" в надежде в будущем все-так построить теплицу.
   Во время разборки деревянных частей старой школы - в леске за ней обнаружилась часть фантастической техники виденной еще на Земле. Шагоход из мира "Лунной Радуги", три "лунных багги" на электробатареях Артура Кларка и два атомных краулера Айзека Азимова. "Багги" сразу разобрали на запчасти. Они были слишком облегченными для гравитации местной и быстро бы развалились. Зато их батареи могли пригодится. Шагоход же просто перегнали к подземному дому чтобы использовать в случае нужды.
   Зато "атомные краулеры" заставили поморщить мозг. Более старый был похож на железнодорожный локомотив электрички поставленный на две пары гусениц. В его заднем конце распологался реакторно-энергетический модуль. В передней части - кабина с большими бронированными стеклами, в центральной части шлюз и жилые купе-каюты почти как в поезде. Машина была полностью укомплектована всем необходимым. Еда, вода, запасы кислорода, поглотители углекислоты, скафандры были американского лунного типа из двух половинок с расходниками... Реактор работал на минимальной мощности, а в кабине в бардачке нашлась инструкция на английском.
   Приборная панель машины была выполнена в стиле 50-60х. Стрелочные индикаторы, разноцветные лампочки, тумблеры и галетные переключатели, подсвеченные изнутри табло - транспаранты с надписями и штурвал водителя. Из хорошего - на борту была смонтирована специализированная транзистораня сама ЭВМ управлявшая реактором. С одной стороны примитивно, с другой почитав руководство получлось поднять мощность реактора и привести краулер движение. Ездил гусеничный монстр весом под сотню тонн не особо быстро, но пер уверенно как танк легко снося столетние елки. Его без проблем перегнали к подземному дому поставив чуть в стороне.
   Колесный атомный краулер был куда современней. Похожий на МАЗ-537 с его широкой мордой к которому вместо шаланды для танка был пристроен цельный с остальным корпусом жилой модуль. Большие бескамерные колеса со встроенной амортизацией общим числом 12 штук со встроенным электромоторами и сложной подвеской позволяющей ездить в буквальном смысле боком. Реактор отдельным модулем на корме который мог "отстегиваться" для замены или вовсе быть сброшен в аварийной ситуации, а машина бы удрала на запасе энергии в аккумуляторах. Между реактором и жилой частью был грузовой отсек с большими бортовыми люками. На крыше сложенная стрела крана. Жилой отсек с более просторными каютами, душевой с туалетом, камбуза и медотсека. Шлюзовая и раздевалка со скафандрами похожими теперь на советские "орланы" с откидным ранцем. Запас еды, воды, кислорода, поглотителей и прочего тоже был почти полным. Хотя эта машина была явно не с консервации, на камбузе зачерствели бутерброды и в чашке засохли остатки кофе.
   Машина была больше, удобней, тяжелее, ход был намного плавнее. Но и устроена она была механический намного сложнее гусеничного собрата. Кабина была оборудована достаточно современной электроникой в стиле 1980-х или даже начала 1990-х, а все надписи были на Эспернато. К счастью гиена его тоже знала. Краулер запускался ключ-картой которая просто была брошена на сиденье. Информация выводилась на электронно-лучевые мониторы красивыми картинками. И интерфейс был достаточно понятен. А вот два джойстика для контроля движения вмонтированные в подлокотники кресла были штукой по первости неудобной. Краулер хорошо так навалил бурелома пока удалось приноровиться к управлению.
   Да, вот так у них появилось три вполне годных машины для условий новой планеты. Но бросать их около подземного дома на улице было нельзя. Даже если ураган или экстремальные перепады температуры им не страшны - до кончания ненастья до машин будет не добраться. Пришлось прервать разборку деревянных построек "на дерево" и заняться срочным возведением гаража-ангара. Строить его решили прямо внтури "квадрата" из подземных сооружений, там где должен был быть общий двор всех четырех пятиэтажек.
   Пригнали назад бульдозер и экскаватор, автокран и вырыли достаточно глубокий и широкий котлован. Вынутый грунт пошел на досыпку защитных курганов над подземными сооружениями. А в котловане заливали фундаменты и строили стены с опорными колоннами из фундаментных блоков. Потом по тонкому слою бетона и гидроизоляции укладывали полы старыми аэродромными плитами которых там на отшибе было огромное количество. Этими же огромными плитами уложили перекрытия по огромным бетонным балкам которые почему-то были на стройке, хотя для пятиэтажек были не нужны.
   Пришлось помудрить с внешними защитными воротами которые пришлось делать из тех-же плит добиваясь прочности и герметичности створок. По хорошему тут надо было строить шлюзовую камеру на выезде, но она бы получилсь просто огромной. Закончив с воротами ангара его сверху тоже засыпали глиной вынутой из котлована и все укатали бульдозером.
   Все работали на перегонки со временем и стройка небольшого подземного поселения была завершена в рекордно короткий срок. Конечно оставались еще внутренние отделочные работы, но они уже не мешали жить в случае чего в нем. А Яшма не забывала вечером и ночью заниматься астрономическими наблюдениями. В результате к концу основных работ на спешной стройке она всех порадовала - сейчас они приближались примерно к середине местного лета. Год тут длился от 300 до 400 дней, орбита планеты была примерно круговой, звезда была одиночной и вспыхивать обжигая планету излучением вроде не собиралась. Но с учетом большого числа лун бомбардиовки космическим мусором были не исключены.
   Местное лето дало о себе знать. Температура росла и большую часть дня приходилось прятаться в тени, либо вовсе в подземном доме когда на солнце былало до +40.. +45 градусов. Зато ночью она так-же падала до +5.. +10 градусов. Суточный перепад температуры достигал 35 градусов как в пустыне Гоби. И скважина очень выручала. Не только для снабжения водой себя и животных, но теперь по вечерам они просто поливали из пожарной машины деревья и кусты с травой которые попали сюда вместе с ними. Большую часть растительности удалось сохранить живой.
   А потом наконец пришла так долгожданная буря. Сработали дальние метеостанции передав предупреждение. Маленькие ветряки и солнечные панели были быстро убраны на склад, пожарная машина и разъездной ГАЗ-66 были заглнаны в защищенным гараж и подземный дом был загерметизирован. Снаружи остались датчики и снабженыне дополнительныой защитой телекамеры, да еще работала вентиляция до первых порывов урагана. И оказался он к счастью совсем такой страшный как все боялись. Средняя скорость ветра была около 50 м/с, порывы доходии до 70 м/с. Хотя стекла бы и крыши посносило, как порывами ветра, так и летящими камнями. Но способных пробить кирпичные стену валунов тут не летало. Может быть пока.
   Длившийся три дня ураган полностью подтветрдил правльность всех приготовлений. Разрушить бетонные и кирпичные постройки он не смог, но вот старым сараям и паре деревянных домов которые не успели разоборать крепко досталась. Как и деревьям перенесшимся в новый мир при копировании построек. Сила ветра была достаточной чтобы выбить все окна, если бы все стекла не вынули заранее заменив их прочными деревянными щитами, и снести шиферные крыши.
   Опора высоковольной ЛЭП устояла, как и обе водокачки - новая металлическая перевезенная с аэродрома и старая кирпичная. А вот машины бы останься они на улицы - могло бы перевернуть. И свалить башенный кран если бы его не демонтировали спрятав в противоатомный ангар вместе со всем прочим. Хотя в этот ураган вполне могли передвигаться оба атомных краулера..Для высокого шагохода же сила ветра была слишком велика. Ему бы пришлось искать яму или скалу и прятаться от ветра.
   Ураган пережили и все автоматические метеостанции. На одной тольо погнуло трубу с ветряком, видомо по ней пришлось попадание какого-то крупного камня. С уверенностью можно было сказать, что свой первый ураган они пережили без потерь. И если раньше индейцы слегка роптали про жизнь "в норе в земле", да и антилопе "подземелье" не нравилось, то теперь все были рады подземному дому.
   Впрееди же их ждала вторая половина лета, осень и местная зима. Разворачивать грандиозные проекты в новых условиях которые еще были не изучены было откровенно глупо. Потому занялись расширением подземного дома. Ведь еще оставались незастроенными три фундамента пятиэтажек. Вообще, их тут было заложено 7 штук. Дома должны были стоять "прямоугольной цифрой 8" и они сначала заняли только ближние четыре фундамента стояшие квадратом. Теперь пришло время заняться дальними тремя.
   К ним были проложены уже привычные бетонные поттерны, заделаны окошки и лишние проемы в перекрытиях. После уже по отработанной схеме прокладывались коммуникации. Один новый "блок" отвели под мастерскую наконец то убрав из жилой зоны станки стоявшие укутанные пленкой и брезентом. Другой "блок" отвели полностью под библиотеку и школу частично разгрузив склад где теперь уже можно было ходить не протискиваясь боком. А третий "блок" полностью отвели под гидропонику и оранжерею переселив туда все растения, кроме комнатных цветов и аквариумов переселившихся в жилую часть "подземного дома". Караси неплохо чувствующие себя в своей ванне перехали вслед за растениями.
   Это переселнеи растений в отдельный "блок" позволило наладить вопрос с сыростью от которого страдали животные. И расширить для них жилую площадь. Заодно, после шторма снесшего старые сараи получилось переловить всех выживших на текущий момент хомяков. Для них были построены клетки устойчивые к прогрызанию зубами грызунов и горностайка занялась заботой о "хомячьей ферме". Крупный хорошо откормленный хомяк это не только ценный мех, но и очень вкусное мясо!
   Конечно работы на улице в разгар лета пришлось вести ранним утром, достаточно поздним вечером и частично ночью. В разгар солнцепека когда температура доходила до +45-ти. В таких условиях работать не могли ни люди, ни строительная техника. И начала вырисоввываться новая проблема - запасы топлива для земной техники были заметно израсходованы. Аэродромный склад ГСМ надежд не оправдал. Со дна емкостей удалось добыть около двух тонн солярки, тонны безина А-66 и тонн 5 авиационного керосина. И то их пришлось тщательно фильтровать от грязи прежде чем разлить по бочкам.
   Какое-то количество топлива нашли в старых канистрах, бочках, в баках техники в автопарке и даже на свалке. Было топливо в баках техники найденной на стройке и две прицепа-бочки с бензином и соляркой. И было тот бензин, что попал вместе со скопированными ГАЗ-66 и американским гусеничным вездеходом. Теперь топливо приходилось экономить. Так что закончив с наружными работами с новыми "блоками" подземного дома дальнейшие планы до следующего лета свелись к наблюдениям за погодой, улучшению подземного дома с устранением недоделок, а так же учебой.
   Все дальнейшие планы по исследованию нового мира и развитию "Города" было решено строить получив хотя-бы приблизительную картину по местной погоде в течение года. Ведь если бы они поторопились с постройкой большой теплицы на поверхности - ураган бы ее легко разрушил. Были бы потеряны большие объемы невосполнимых пока стройматериалов, электронного оборудования автоматики полива, а главное - семена и саженцы растений которые здесь взять было негде.
   Дальше все собственно так и шло. Доводили до ума подземный дом устраняя ошибки и недоделки. Обследовали окрестности. Поливали растительность из пожарной машины. Учились новому, причем не только индейцы в вечерней школе и дети, а все вместе. Например все научились ездить на лошадях. Ухаживать за животными. Работать с автоматическими теплицами и многому другому.
   Но не забывали и про культурный досуг. Устраивали танцы, выступление народной самодеятельности, слушали музыку и смотрели фильмы. А общие завтраки, обеды, ужины и чаепития вечером стали традицией. Сначала это было целанаправленное действие чтобы не дать новичкам замкнуться в кругу своей "диаспоры", а потом стало традицией. Да и нравилось это всем. Чувствовать себя членами одного общества, одного клана.
   Во второй половине лета которая дополнилась заготовкой сена для животных - благодаря поливу трава выжила, а экстремальные температуры пошли на спад. Потом запасали и сушили для коз "веники" из веток молодых лиственных деревьев. Ну и гиена, которая ходячий рентген обрадовала народ - обе индеанки от своих парней залетели с разницей в месяц. А потом как ни удивительной - беленькая горностайка! Хотя тискалась она исключительно свои своим самцом-человеком тут. В лабиринте во время "одиночных приключений" у Ишарам был секс с посторонними, но все они тоже были людьми. Событие удивительное, но радостное. Особенно с учетом будущей двойни - радостное вдвойне. Обычно у Детей Скэйта рождался один детеныш у самки, рождение двоих было великим праздником для всех.
   Лето сменилось осенью, начал дуть холодный порывистый ветер иногда приносивший дождевые облака, время от времени моросил мелкий противный дождь, ночью стало примораживать. Через месяц наступила настоящая зима. Температура падала и начал выпадать снег. Его было не особо много, зато начал дуть достаточно постоянный холодный ветер и начался гололед. Вглядывающее солнце подтапливало спег, потом он быстро замерзал, влага не успевала испарится схватываясь коркой льда. Потом морозы и ветра усилились.
  
   Глава 2. Первая зима.
  
   Начались холодные ураганные ветры средней скоростью 35-45 м\с с порывами до 60 м/с, снова начали летать мелкие камни и в самые морозы температура падала до -45-ти градусов. Годовой перепад температуры оказался от -45 до +45-ти градусов. Почти 90 градусов цельсия. Вот уж точно другая планета. Погодка конечно была не распологающей к долгим прогулкам, но вылезать из подземного дома все равно приходилось. Это требовалось для осмотра кирпичных и бетонных зданий Города, старого аэродрома, противоатомных укрытый-складов.
   Проводили регулярную разведку окрестностей, но ее вели на атомных краулерах которым местная погода оказалась совершенно ни по чем. И конечно - в периоды затишья приходилось устанавливать ветряки и солнечные батареи для зарядки аккумуляторного массива, а потом быстро прятать когда погода портилась. Конечно у них был дизельный генератор и его несколько раз пришлось заводить когда небыло возможности использовать возобновляемые источники энергии, но солярку для него старались экономить как можно сильнее.
   Зима совсем не стала "порой безделья". Да, в ее начале народ отсыпался после напряженной работы почти неделю. Но после нашлась масса дел внутри подземного дома. Внутреняя отделка и устранение недоделок. Переделки части систем жизнеобеспечения по результатам реальной эксплуатации. Учеба - необходимо было подтянуть всех членом сообщества до примерно одного уровня. И если индейцев учить пришлось практический с нуля, то и остальным тоже пришлось учиться тоже. Подтянуть антилопу по естественным наукам. Обучить горностайку русской письменности, доучить языку и пройти с ней курс советской средней школы по физике-химии. В процессе Ишарам пристрастилась к земной литературе. Причем горностайка читала все подрят - начав с "Робинзона Крузо" плавно перетекла на "Войну и Мир" а после подсела на фантастику. И прочитав "свою книгу" долго и витиевато ругалась на своем языке, после чего села писать мемуары о своей планете и своем народе!
   Вообще читали зимой все. Индейцам понравились приключенческие книги и книги "про Индейцев", особенно полюбилась им книги Лизелотты Вельскопф-Генрих. Немецкая писательница как раз писала про "идеализированных" дакота-лакота и ее истории конечно им "зашли". Но они уже поняли, что в этом мире "по традициям предков" не выжить, так что попыток обособится и жить по старым канонам не делали. Точно так же индейцы спокойно принимали власть "белого вождя" который показал себя умным, сильным и удачливым, под руководством вождя такого хорошо жить.
   Гиена быстро "проглотила" земную историю, а после пристрастилась к фантастике. Конечно она в какой-то мере боялась "прочитать свою книгу", но все равно попытки моделирования возможного развития событий которые делали фантасты были ей очень интересны для изучения. Особенно ее восхитил Азимов, его огроиный цикл "Основание и Империя". И если поначалу "теплые ламповые звездолеты с катушками магинитной пленки в качестве памяти ЭВМ" ее смешили, то внимательно посмотрев на практический такой же гусеничный краулер она насмехаться над описанием фантастики архаичной электроники передумала. Потому что правильно спроектированная радиолампа не только может облажать огромным ресурсом, но так же способна работать в очень широком диапазоне температур и просто чудовищных радиационных полях. А посмотрев на советские военные радиолампы из блока управления авиационной ракетой - которые молотком разбить не всегда получалось и которые выдерживали десятки, а как бы не сотни G перегрузки - ее уважение к ламповой электронике выросло еще больше.
   Грей тоже читала, но антилопе была интересна земная культура "вообще". Как жили и развивались Создатели. Как они осваивали науку и технику. Чего достигли и тому подобное. А перед главой этой странной компании встала другая проблема - необходимо было планировать дальнейшее развитие инфраструктуры. Уже ожидалось прибавление семейства, в будушем и другие женщины могли тоже забеременеть. Надо было расширять в первую очередь "кормовую базу". Запасов пока хватало, и автоматические теплицы справлялись с выращиванием овощей на всех. Но на большое население этого было мало и надо было решать вопросы с выращиванием зерновым.
   Хотя ту-же картошку вполне можно было тут вырастить аж два раза в год. Первый раз посадив весной и до летних уаганов, второй раз после ураганов и до осени. Картошка - сорокадневка способная расти в таком режиме была в достаточном для весенней посевной количестве. Но вот с зерновыми надо было что-то думать. Они бы не успели вырасти до летних ураганов и погибли бы в открытом грунте. А сеять пешину в теплице способной пережить летние ураганы - это несколько гектар надо накрывать прочной крышей! Еще надо было решать вопрос с выветриванием картофельных посадок во время летних ураганов. Они бы просто сдули плодородный грунт не скрепленный корнями растений. Так же надо было что-то думать насчет ветрозащитных полос, возможно стен и насыпей вокруг поселка.
   Кроме размышлений о будущем здесь и сейчас надо было обслуживать технику. Разъездной ГАЗ-66 стоящий в большом гараже подхземного дома. Бульдозер который пришлось загнать туда-же, до старого аэродрома бы он просто не успел доехать. Шагоходу обслуживанием не требовалось, а во внутреннюю память системы шагающая машина неавторизованных пилотов не пускала. Зато атомные краулеры преподнесли приятные сюрпризы.
   "Старый" гусеничный краулер должен был участвовать в геологической экспедиции на Ганимеде. По крайней мере на борту был полный комплект карт, одна из которых была заправлена в автоматический курсопрокладчик. Но машина по Ганимеду поездить не успела. На спидометре было намотано всего километров 20, видимо при испытаниях на заводе и погрузке-выгрузке на корабль. Судя по оставленному на борту "маршрутному листу" в составе экспедиции должна была быть мобильная буровая, мобильная геологическая лаборатория, транспортер для образцов и этот краулер как самоходный жилой вагончик для ученых с техниками. Краулер был промаркирован как принадлежащий некоему "Совету Науки Объединенной Солнечной Системы". В общем то в вероятный "Мир Азимова" это укладывалось, где СССР и США в 1960-х смогли преодолеть разногласия и ООН стало реальной системой общего планетарного управления.
   Атомный гусеничный краулер судя по найденной книге с инструкциями мог вполне успешно действовать на Земле, Марсе, внешних холодных планетах с твердой поверхностью и прочих крупных телах солнечной системы с гравитацией больше 0.1 G и хоть какой-то атмосферой. Вот путь на Венеру с ее давлением и температурам ему был закрыт, как и на Меркурий. Система охлаждения реактора автоматический адаптировалась к разной плотности и температуре атмосферы, главное чтобы она была вообще. В случае нужды из корпуса выдвигалось дополнительное оребрение радиаторов теплообменников. Но в условиях Земли этого не требовалось.
   Атомный реактор был максимально безопасным и дубовым. Тонна урана обогащенного до 15 % изотопа U235, ампулированно - баковая конструция со свинцовым теплоносителем 1 контрура, конструкция исключающая самопроизвольный разгон реактора и его тепловой взрыв. В случае намеренного саботажа можно было расплавить активную зону, но для этого надо было очень сильно постараться. И довести его до теплового взрыва бы все равно не получилось. Реактор постоянно работал на минимально контролируемой мощности выдавая 15-20 кВт электрической мощности для работы бортовых систем краулера, в штатном ходовом режиме при возможности эффективного охлаждения он мог разогнаться и до 2.5 мегаватт электрической мощности. При этом ресурса реактора могло хватить лет на 50 при работе на номинальной мощности. Больше вопросов возникло бы к ходовой на таком долгом сроке эксплуатации.
   А кроме того краулер мог работать тепло и электростанцией. Он был оснащен разъемами для вывода электрического напряжения 380 В 60 Гц, 110 В 400 Гц и патрубки такие-же как на рукавах пожарной машины для подключения жидкостного контура отбора тепловой мощности из системы охлаждения. Пока надежная гусеничная машина стояла "в своем стойле" она была вполне способна отапливать подземный дом теплом и обеспечивать его питание электроэнергией. От краулера даже можно было запускать небольшие станки не повышая мощность его реактора выше мощности самоподдержания.
   Его более новый колесный собрат тоже мог выдавать со своего реактора наружу электрическую и тепловую мощность. Правда машина была куда замудреней. На борту не нашлось никакой бумажной документации, а добраться до HELP-а в его компьютерной системе оказалось не так быстро и просто. Как оказалось все "временные" файлы хранились на внешнем 3.5" диске емкостью в 2.5 гб похожем на гибрид магнитооптики с ZIP-дисководом и накопитель памяти "ушел" в неизвестном направлении. А там было все - борт-журнал, карты, маршрутное задание и прочая информация не прошитая в ПЗУ системы. Хорошо что на борту нашлись запасные чистые "диски" и машина перестала ругаться на отсутствие "внешней памяти" став прилежно строчить километры текстовых логов своего существования. Так что где и откуда она была установить было сложно. Хотя на борту машины была стилизованная маркировка в виде "Солнца и Звездолета", что как бы намекало...
   В прочем несмотря на "слишком умный" бортовой компьютер который мог работать даже автопилотом - правда весьма ограниченной, колесный краулер был достаточно хорош. Более крупный и просторный внутри чем его гусеничный предок. С универсальным краном-манипулятором на крыше и отдельным грузовым отсеком. Реактор тоже был более современным, стильным, молодежным. В его реактор было загружено пол тонны высоко обогащенного урана, опять активная зона была ампулированной и в случае нужды реактор млжно было сбросить чтобы уехать подальше на натрий-ионных аккумуляторах, но тепловые реактора режимы были более жесткими чем у более старой машины. А значит он все-таки был более опасен чем старый. И потому ресурс его был меньше, лет 10-15 и после лучше его где-нибудь захоронить подальше от жилья.
   Со съемом же мощности с этого колесного краулера было все куда веселее чем со старичка. Да, у него были выходы электрической мощности. Но напряжения... Три фазы 3 кВ 60 Гц, и снова три фазы 400 В 400 Гц. Штуцеры для присоединения водяного контура отбора тепловой мощности от системы охлаждения реактора тоюе были иными. Чтобы получать с него питание для подземного дома пришлось бы мудрить намного больше чем с "вагоном на гусеницах". Да и ресурс его реактора это бы посадило куда быстрее.
   Незаметно подобрался Новый Год по земному календарю. В новом мире его окрестили "старым Новым Годом" и отпраздновали с украшенной мишурой и игрушками небольшой красивой елочкой в вазоне, которую приволокли из оранжереи, большим бисквитным тортом и старым добрым советским лимонадом "Буратино". Его можно было наливать индейцам и детям. Конечно были мясные закуски и салат "Оливье". Но праздник устроили не слишком пышным и обжираловкой до упаду небыл. Зато были танцы и песни - с национальным колоритом. Антилопа станцевала что-то из культуры своего народа. Потом - уже чуток округлившаяся горностайка. Гиена сначала отказывалась, но потом станцевала варварский танец топлесс. Под конец немного позажигали индеанки получив одобрение своих парней.
   "Новый Новый Год" справляли позже и приблизительно по местному календарю. Когда Яшма сказала, что он вот примерно сейчас, плюс-минус неделю. А потом началось планирование строительной деятельности на следующее лето. Климатический годовой цикл был уже примерно понятен, на носу было прибавление семейства и от этого надо было плясать дальше. А дальше вопросы стояли просто - гарантированное обеспечение избыточных запасов еды и создание мощных возобновляемых источников энергии. Потом исследование мира и развитие промышленной инфраструктуры.
   Первым проектом должна была стать посадка картошки - сорокадневки. До сезона летних ураганов она должна была успеть вырасти. Повторно ее можно было посадить после его окончания и снять по осени второй урожай. Вторым проектом должна была стать постройка большой устойчивой к ураганам теплицы со стеклянной крышей и искусственной досветкой зимой. Такой чтобы в ней можно было выращивать не только овощи, но и небольшие плодовые деревья и виноград. Да, многие семена из тех что посадили в самом начале проклюнулись, они радостно росли на глазах вытягиваясь и выпуская маленькие листочки.
   Третьим проектом требовалось придумать как в этих условиях выращивать зерновые без постройки гигантских теплиц. Для пшеницы, ячменя и овса которые у них были и доказали свою всхожесть в оранжерее нужны были большие площади. Зерновые требовались для производства муки для людей и на корм скотине. И выращивать их как картошку в два приема не получилось бы. Требовалось придумать как защищать посевы от летних ураганов и сильной жары. Задача не простая, учитывая сильно ограниченные ресурсы поселения.
   Эти три задачи были приоритетными и так сказать ближнего прицела. Но были и большие задачи требующие большего времени на осуществление с заделом на будущее развитие колонии. И таких задач было на самом деле много. Решение которых позволяло сохранять научно-технический потенциал и не скатиться на уровень Древнего Шумера.
   Надо было решить вопрос с защитой от ураганных ветров самого поселка. Но тут требовались натурные эксперименты. Попробовать построить ветрозащитные стены, насыпи, посадить лесополосы которые бы противостояли выветриванию плодородного слоя. Да, на Земле эти приемы применялись так или иначе, но здесь требовались практически испытания для выбора самых эффективных вариантов защиты или их комбинации.
   Кроме того требовалось создать мощный источник энергии. Большие стационарные ветряки при таких ураганах пока отпадали. Их могло просто сломать ураганным ветром. То, что до сих пор стояла опора высоковольтной ЛЭП около здания подстанции было чудом. До своего собственного производства солнечных панелей было еще очень далеко. Ресурс реакторов краулеров надо было беречь. Зато жаркого солнца тут летом было с избытком. Значит, на базе большой старой кирпичной водокачки надо строить солнечную электростанцию с зеркальными отражателями и возможностью использовать поток излучения не только для нагрева парогенератора, но и для плавки металлов в "солнечной печи" в инертной атмосфере или вакууме. Конечно предстояло решить множество сложных проблем, но на Земле подобные системы реально работали.
   Так же требовалось построить биореактор, для переработки органических отходов в высококачественное удобрение и метан. Дружный коллектив вместе с животными регулярно справлял нужду, автоматические телицы тоже давали несъедобную биомассу требующую переработки на компост. Не все пищевые отходы можно было скормить животным. Да и выжившая и приспособившаяся в местным условиям земная растительность тоже будет давать биомассу. А метан это не только топливо для двигателей внутреннего сгорания и газовых горелок разного назначения, но и сырье для химического синтеза.
   Вторым источником сырья для химического синтеза должен был стать пиролизный газогенератор. Который перерабатывая древесные отходы, солому, сухую траву и тому подобное давал бы синтез-газ. Смесь моноокиси углерода (угарный газ), водорода и углекислого газа. Так же на нем могли работать ДВС, но метан в этом плане был лучше. И у них уже был готовый рабочий образец газогенератора, установленный на "второй" ГАЗ-66 который нашли тут вместе с домом. А из синтез-газа можно было уже гнать синтетические углеводороды по "немецкой схеме". И не только их.
   Имея избыточное количество электроэнергии можно было построить турбодетандер и получать жидкий воздух в большом объеме. Который перегонкой разделять на составляющие газы. А метан и кислород, особенно жидкие - это ракетное топливо! Перспектива на будущее и достаточно далекое, но путь в тысячу километров начинается с одного шага! Хотя из ракетных мечтаний намного реальней было использовать зенитные ракеты с дальнего склада как "геофизические". И может быть даже получится на ракете комплекса С-75 заменив БЧ на третью ступень "подкинуть" на совсем низкую орбиту "Кубсат" который там проживет хотя-бы один виток и сможет многое узнать о планете. Но это были достаточно отдаленные планы требующие тщательных расчетов и натурных экспериментов, сейчас на "ракетные амбиции" небыло ресурсов.
   После постройки солнечной электростанции и плавильни требовалось построить солнечную теплоцентраль. Которая бы накапливала тепло летом в "тепловом аккумуляторе", а зимой отдавала его для отопления жилых и хозяйственных построек. Самым простым тепловым аккумулятором была большая емкость в водой которую можно было доводить почти до точки кипения. Так же, как рассказала Рыжая Анна, можно было использовать тепловые аккумуляторы с обычным песком в качестве теплового накопителя. Простые варианты позволяли прогревать песок в теплоизолированном "бункере" до 500 градусов, более продвинутые - до тысячи. Но тут уже вставали вопросы с материалом теплообменников и теплоносителем способным гнать тепло от солнечных коллекторов при такой температуре. Да и сами высокотемпературные солнечные коллекторы требовалось вакуумировать.
   И конечно требовалось начинать исследовать окружающий мир на регулярной основе. Не просто набегам для установки метеостанций и их периодической проверки. А плановые долгосрочные комплексные экспедиции с изучением биосферы, геологии, топографии, метеорологии и так далее. Может быть получится найти полезные ископаемые, или что-то полезное из местной биологии. И главное понять как с ней будут взаимодействовать земные формы жизни. На стыке разных биосфер начавших адаптироваться друг к другу могут произойти странные и страшные вещи.
   Остаток зимы был посвяшен подготовке в будущему летнему сезону. В одной из затиший штормовых ветров на коленсом краулере съездили на аэродром. Противоатомные укрытия спокойно переносили ураганы, хотя даже кирпичным пострйокам местами было не хорошо - кое-где начались проболемы с крышами. А вот растительность держалась достаточно достойно. С одного из складов извлекли маленький самодельный трактор, который нашли при разборке сараев. Самодельная конструкция приводилась в действие двигателем от "ушастого" Запорожца, была маленькой и юркой. Вместе с ней нашли маленькй плуг на три лемеха и борону. Машину перевезли в большой гараж и тщательно перебрали готовя к летнему сезону. На этот маленький трактор сделанный каким-то умельцем были большие планы.
   Кроме того разбираясь с завалами информации на жестких дисках своих компьютеров глава "семьи" нашел видео про интересную конструкцию вертиклаьной ветротурбины, которую ее автор обозвал "Вишневым Чупа-Чупсом". В земных условиях при слабых ветрах вертиклаьные ветряки работали достаточно плохо, благодаря своему свойству самоторможения набегающим потоком ветра. Но в условиях штормов благодаря этому и прочной конструкции они могли оказаться эффективны для работы в штормовые сезоны.
   Для проверки был сделан опытный обращец согласно конструкции из видеороликов. Только генератор у него был другой. Не самодельный плоский на китайских неодимовых магнитах, а переделанный трехфазный электродвигатель постоянного тока в прочном чугунном корпусе. "Вишневый Чупа-Чупс 2.0" был два метра в высоту при диаметре ветротурбины в 30 сантиметров и его генератор мог до 1,5 кВт мощности. Поймав момент кооткого затишья опытный ветрогенератор выставили на улицу закрепив анкерными бортами к бетонному фундаментному блоку. Когда ветер снова подул на полную - ветряк раскрутился до хороших выдавая около 800-900 ватт мощности. Причем по видеокамерам было видно, что он нормально работает, без сильных вибраций и самоподтормаживается набегающим потоком ветра не идя в разнос по оборотам даже при самых сильных порывах.
   Конструкция вертикальной ветротурбины для работы в штормовых условиях оказалась удачной, но для их монтажа нужна была какая-то достаточно крепая опора. И тут на ум пришла опора высоковольтной ЛЭП. Если нижнюю часть ее фермы вместе где она опирается на бетонные фундаменты залить в монолитный железобетонный "бункер" то будет усилено не только крепление конструкции, но и в ее основании получится достаточно просторное технологическое помещение для размещения любого оборудования.
   Внутри фермы опоры ЛЭП можно разместить вертикальные ветрогенераторы один над другим в достаточно большом количестве для питания оборудования в штормовой период. В верхней части можно установить четыре дорогие роботизированных IP камеры с тепловизионными каналами и контролировать всю прилегающую территорию в режиме 24/7. Передавать данные они будут через мощный WIFI-роутер который благодаря монтажу на большой высоте покроет всю территорию поселка. Конечно есть вопросы как его защитить от перепадов температур и ураганных ветров, но это решаемые проблемы. Например можно взять радиопрозрачный носовой обтекатель от Миг-31 со склада. Там места хватит не только для роутера, но и для системы климат-контроля с большим запасом.
   И конечно на мачте можно будет разместить радиоантенны и датчики автоматической метеостанции, а оборудование "радиорубки" смонтровать в кирпичном здании электроподстанции. Туда же можно завести питание от ветрогенераторов с мачты, а отопление обеспечить солнечной системой обогрева с большим водяным аккумулятором из топливой цистеры. Воду в котором будет нагревать самодельный солнечный коллектор на плоской крыше здания. Конечно вакуумирвоанный эффективный нагреватель им не сделать, но самоделку утепленную стекловатой и закрытую оконным стеклом которая будет греть обычный антифриз градусов до 70-100 - было вполне по силам. На время ураганов его придется вручную закрывать деревянными щитами, но пока только так. У них просто не хватало достаточно толстого листового металла, электроприводов, концевых выключателей и прочего оборудования чтобы сделать автоматичесие железные ставни везде где хотелось.
   Огороды под картошку было решено распахать в "школьном леске" выкорчевав пни поваленныж ураганом дверевьев и сделав делянки между живыми елками. А вот с посадкой зерновых ничего лучше "полей-траншей" не придумали. Копаетсся траншея глубиной в 3 метра и шириной 3 в нижней части длиной 100 метров. Стены ее укрепляются поставленными немного в развал железобетонными стеновым панелями от непостроенных пятиэтажек. В концах - пологие пандусы для трактора. На дно укладывается слой плодородного грунта и производится посев семян оставив по центру посева узкий технологический проход. Из вынутого грунта по бокам от "поля-трнашеи" насыпаются небольшие зигзагообразные ветрозащитные валы которые укреплятся посадками растительности. На время летних урраганов траншея перекрывается деревянными щитами которые крепятся за анкеры в эелезоюетонных плитах. Снизу к щитам крепится проводка и подвешиваются люминисцентные лампы дневого света для выживания посевов. Так же вместе с установкой ламп на время ураганов укладываются шланги системы автополива.
   Конечно очень геморойно, но ничего лучше для выращивания зерновых в заметных объемах придумаать не получилось. А постройка большой теплицы из-за предстоящего обхема работ с полями-трашеями переносилась на следующее лето. Хорошо если успеют построить и засеять хотя-бы три "длинных поля". Под пшеницу, ячмень и овес. А оставшееся летнее время потратят на работы по опоре ЛЭП и системе солнечного отопления здания будущей "радиорубки". Ведь если с отоплением подземного дома особых проблем небыло с появлением атомных краулеров, да и под землей небыло таких больших утечек тепла, то обогревать зимой отдельно стоящие наземные кирпичные и бетонные здания большого объема было задачей весьма нетривиальной. Особенно с учетом невосполнимости запаса угля на текущий момент.
   Остаток времени до весны был потрачен на изготовление еще десятка двухметровых вертикальных ветротурбин. Конечно с точки зрения эффективности лучше всего было сделать их работающими на единый общий вал который бы крутил один большой трехфазный генератор, но тут вставал вопрос контроллера заряда. Быстро и "экономично" сделать один контроллер заряда на 10-15 кВт на доступных старых советских радиодеталях было непросто. Импортные же современные, особенно мощные транзисторы, силовые мосфеты и тому подобное были в ограниченном количестве. Так что оказалось проще сделать на каждый ветряк свой отдельный контроллер заряда.
   Да такой кустарный контроллер заряда на 1.5 кВт занимал почти целиком эелезный электрошкаф "Made in USSR" будучи собран навесным монтажом на множестве транзисторов П213/214 в силовой части на массивных алюминиевых радиаторах, они собирались в схемы мощных силовых составных транзисторов. А управление этим хозяйством вела Arduino Uno через оптронные развязки и усилительные каскады на МП16/МП39, в более высокочастотных частях схемы использовались КТ315/361/312 и другие советские радиоэлементы. В нижней части шкафа монтировался большой трансформатор силового преобразователя. Конечно все их приходилось тщательно проверять, как новые, так и демонтированны из радиоаппаратуры, но они со своей задачей справлялись.
   Кроме того начались опыты по получению "биогаза". Их глава сообщества планировал еще до приезда в заброшенный военный городок, так что среди груза было четыре 150-литровых пластиковых бочки с герметичо закрывающимися крышками. Так же были запасены клапаны сброса давления на 3 атмосферы, фитинги и запорная арматура. В крышку бочки монтировался предохранительный клапан, в нижней части - сливной кран. В верхней - кран и быстроразъемное соединение для подключения шланга отбора биогаза и манометр.
   Биореактор собрали быстро, но перед тем как его запускать снова порылись в Большой Советской Энциклопедии 1952-1953 года издания, копилке знаний великой страны - СССР. Получение биогаза из органических отходов активно использовалось в XIX и начале XX века по всему миру. Особенно развито было использование биогаза в Англии, США, Германии. Биогаз использовался для освещения улиц и домов в газовых фонарях. Для газовых плит и газовых бойлеров. В системах отопления.
   Причем биогазовые станции строились как составная часть системы очистки канализационных стоков. Стоки фильтровались и отстаивались, осадок загружался в бетонные резервуары - метантенки где в анаэробных условиях происходило разложение органических отходов микроорганизмами на метан и углекислый газ. С 1 кубометра осадка из канализационных стоков можно было получить 12-16 кубических метров биогаза состоящего на 70 % из метана.
   В пластиковую бочку - биореактор до половины ее высоты загрузили смесь из отходов - 75 % лошадиного навоза, кроличьего помета, прочие органические отходы и добавили 25 % воды по инструкции из англоязычного видеоролика по получению биогаза. После чего крышку герметично закрыли и установленный в теплом помещении опытный биореактор приступил к работе. Хотя "биореакторное отделение" пришлось оснастить датчиками контроля метана в атмосфере на случай утечи, что было предусмотрено еще во время сборов в глухомань, и автоматический действующую вытяжную вентиляцию. Объемный взрыв даже малого количества метана в замкнутых подземных помещениях - дело весьма опасное.
   Для хранения полученного в биореакторе метана был построен кустарный "мокрый" газгольдер. Конструкция его была простой - цилиндрическая 200-литровая хорошо прокрашенная внутри железная бочка была заполненная водой, в нее была опущена вторая перевернутая вверх дном пластиковая бочка меньшего диаметра с закрепленными массивными грузами. Она краями горловины уходила в воду обеспечивая герметизацию водяным затвором. В дне пластиковой бочки было установлено два крана. Через один в самом начале выпустили воздух дав пластиковой бочке осесть в воду, в дальнейшем через него внутрь емкости через обратный клапан подавался биореакторный метан. Второй кран использовался для отбора газа.
   Давление в емкости газгольдера создавалось весом самой емкости стремящейся опустится в воду и сжимающей газ между стенками емкости и водяным затвором. Его можно было регулировать уменьшая или увеличивя вес грузов на пластиковой емкости. С учетом установленных на биореакторах клапанов - давление надо было в газгольдере иметь менее 3 атмосфер, чтобы газ сам перетекал из биореактора в хранилище.
   Пока органические отходы "бродили" в емкостях две недели для выработки газа - экспериментаторы зарылись в Большую Советскую Энциклопедию, справочники из библиотеки и на жестких дисках выясняя вопросы передачи газа из газгольдера потребителям. Как оказалось - в домашние газовые плиты природный газ подавался под малым давлением - 0,05 атмосферы. Для подачи на предприятия и газовые котельные использовались трубопроводы с давлением от 0.5 до 3 атмосфер. Так что для подключения газовой плиты к газгольдеру был нужен газовый редуктор. Который был ранее найден вместе с початым газовым баллоном и самой газовой плитой в одном из домов. Правда газовый редуктор пришлось перенастраивать с пропана из баллона под биогаз...
   Опыт с биогазом полностью удался, газовая плита заработала на метане собственного производства после легкого рассверливания форсунок. Как и переделанный на нагрев самодельной газовой горелкой, сделанной из свернутой в спираль стальной трубы с мелкими отверстиями , дровяной бойлер-титан. Такую конструкцию еще в детстве видел глава семьи. И она зарекомендовала себя вполне надежной.
   Конечно газовая плита и газовый бойлер для воды это отлично, но работу оборудование и отсутствие утечек приходилось контролировать ежидневно. Как и исправность датчиков сигнализации об утечке метана. Взрыв и объемный пожар под землей это очень плохо! Так что было принято решение на будущее - биореактор со всем газовым оборудованием должен будет стоять в отдельной постройке оснащенной всеми системами безопастности на случай каких либо ЧП! Хотя получение метана открывало новые возможности как для отопления той-же всесезонной теплицы, так и для опытов с работой двигателей внутреннего сгорания на газовом топливе. На будущее же были планы по использованию метана в химическом синтезе необходимых органических соединений вместе с генераторным газом.
   Теперь можно было в вопросах отопления создавать резервированные системы - солненно-накопительный обогрев, электрические нагреватели питающиеся от вертикальных ветрогенераторов и отопление на биогазе. Причем небольшие газогенераторные установки можно было монтировать в специальных пристройках к зданиям, а получать "заправку" они могли в том числе от тамошних туалетов. Так же в ход могли спокойно пойти опавшие листья, грубая ботва растений которую не ели животные, да и собственно продукты жизнедеятельности самой живности которые вполне можно было подвезти на тачах или конной телеге.
   Важной особенностью биореакторов было то, что кроме метана они быстро перерабатывали органические отходы в удобрения годные для внесения в грунт для питания растений. Если в обычной компостной куче отходы должны были преть несколько лет и был риск сохранения той-же фитофторы или семян сорняков, то в биореакторе все перерабатывалось быстро и полностю. Это позволяло ускорить оборот органики и интенсифицировать сельское хозяйство.
   Большое количество легко доступного "компоста" позволяло не только получать высокие урожаи с полей "в открытом грунт" но и создавать "новый плодородный грунт" для расширения огородов, ветрозащтных лесопосадок, уличных садов и просто слоя травяного дерна для защиты грунта от выветривания. Запас семян газонной травы "тимофеевки" у них был. Она вполне годилась на роль "закрепителя" для создания нового дерна.
   Подготовка к будущему "летнему сезону" продолжалась. Большую всесезонную оранжерею бы решено строить во втором "общем дворе" между превращенными в подземные корпуса жилого дома бывшими подвалами непостроенных панельных пятиэтажек. В первом "дворе" был построен и вполне успешно работал большой ангар-гараж для техники, а во втором дворе будет защищенная от ураганов оранжерея. Получалось компактное полуподземное поселение как на каком-нибуть Марсе. Хотя на этой планете условия пока были можно сказать практический полностью "земными".
   Большая оранжерея будет полуподземным зданием, с обваловкой возвышающихся над уровне грунта стен. Котлован придется копать большой и вынутого грунта хватит с избытком. Земляные насыпи не только позволят ветру "перетекать" сооружение защищая его, но и дадут некоторую теплоизоляцию. По хорошему стоило бы утеплить по нормальному все сооружения "Подземного Дома", но пенопласта было мало, а советская стекловата - самая стекловатная стекловата в мире, которой должны были утеплять тепломагистрали от котельной была в ограниченных количествах.
   Её лучше было использовать при постройке систем солнечного отопления для утепления кустарны солнечных коллекторов которые будут иметь не самый высокий КПД, магистралей горячего теплоносителя и самих тепловых аккумуляторов. Так что обваловка и засыпка грунтом сверху была самым доступным способом утепления полуподземных сооружений в текущий момент. Но с оранжереей была проблема - ее нельзя было засыпать землей сверху, ведь требовалось остекление в крыше.
   Конечно были идеи использовать для освещения растений всевозможные световоды которые бы подавали свет на растения через монолитную крышу, но простые расчеты и попытки макетировать конструкции показали неэффективность такого подхода. Да, подземную оранжерею не только рисовали в программе инженерного проектрования "Компас-3D" введя в него стандартные размеры доступных готовых железобетонных панелей со стройки пятиэтажек, но и для наглядности клеили макет из картона.
   Да, большая оранжерея собиралась из панелей от непостроенных пятиэтажек и должна была стать двухэтажной. Полностью подземный этаж и второй - наземный с обваловкой стен вынутым из котлована грунтом. Подземный этаж планировался в основном как технический, а наземный уже для собственно выращивания растений. При этом по опыту эксплуатации оранжереи с подземном доме сразу были распланированы разные изолировванные друг от друга "отсеки" для разных растений. Многим растениям требовался различный микроклимат - разная температура, влажность, освещенность и так далее. К тому же сразу были предусмотрены вопросы раздельной вентиляции, осущения воздуха и тому подобное. В Подземном Доме пришлось помучаться с избыточной влажностью от посадок зелини и ванны с карасями.
   Самой ответственной частью большой оранжереи была крыша. Ее пришлось делать железобетонной с частичным остекленнием внешней кровли, с возможностью закрывать остекление все теми же аэродромными плитами. Но под основной крышей, с отступом в метр был сделан второй полностью стеклянный потолок. Такая конструкция была не только для термоизоляции. В этом технологическом пространстве размещались воздуховоды системы вентиляции, силовая проводка, и главное - лампы досветки.
   Старые добрые советские люминисцентные лампы дневного света и лампы накаливания для формирования более полноценного спектра и инфракрасной составляющей. Тут они были защищены от сырости испаряемой растениями. Для обслуживания проводки, воздуховодов и замены вышедших из строя ламп были устроены технологические мостики для доступа обслуживающего персоонала.
   Оранжеря получилась большим и технический сложным сооружением которое будет строиться долго, возможно даже целый летний сезон. Но зато она позволит обеспечить с хорошим избытком овощами не только все насление с учетом планирующегося прибавления. В ней было выделено пространство для выращивания фруктов и даже винограда. Большинство посаженных прошлым летом косточек проклюнулось и радовало глаз. Особенно хорошо росли мелкие и выносливые абхазские мандарины. Как те что нашли в вазонах, так и проросшие из косточек. Да и апельсины с лимонами не сильно от них отставали.
   Комнатные цветы окруженные заботой женщин чувствовали себя в Подземном Доме прекрасно. А ананас в кадке и вовсе собирался плодоносить будущим летом. Порывшись в литературе народ с удивлением узнал, что еще в дореволюционной России ананасы вполне себе выращивали в отапливаемых оранжереях и особой конструкции парниках. Причем нашлось даже описание как правильно посадить ананас срещав вершушку с листьями с плода. Так на разведение ананасов тоже появились планы.
   И даже бананы посаженные семенам по видеоинструкции из Интернета уверенно росли. Прямо чудо, другая планета, подземный дом и бананы в горшках в маленькой оранжерее! Так что маленькая колония обеспечит себя не только овощами, но и разнообразными фруктами. Картошка тоже будет. С зерновыми еще были вопросы, но какое-то количество вырастить получится. Хомяки, куры, кролики дадут мясо, козы - молоко. На лошадях можно ездить в летний сезон, возить грузы. А в подвалах большой оранжереи планировалась рыбоводческая ферма. Ишарам вспомнила свое обучение дома на подземных рыбных прудах и караси под ее присмотром чувствовали себя прекрасно.
   Полное обеспечение продовольствием уже откровенно маячило на горизонте. Надо только работать, работать и еще раз работать, и все у них будет! В составлении планов, приготовлениях и другихделах прошел остаток зимы и наступило второе лето в новом мире. Все было хорошо. Даже слишком хорошо и это начало напрягать главу "русского племени". Когда все идет слишком хорошо - впереди какая-то грандиозная жопа! Потому оставалось только усилить контроль мер безопастности и особенно тщательно их соблюдать. А то не хватало калек или погибших на ровном месте!
  
   Глава 3. Битва за урожай.
  
   Наконец, Яшма после очередной вылазки наружу во время затишья зимней бури публично объявила, что собирается сделать доклад о результатах своих наблюдений. Когда все собрались и расселись ее слушать, гиена немного невно подергала хвостом, покрутилась к чему-то принбхиваясь и начала свой доклад о результатах наблюдений за местный планетарный год.
   Если верить солнечным часам, а не верить им пока нет причин, сегодня должен исполниться звёздный год с момента нашего появления в этом мире. К сожалению, уже несколько дней плотный слой мелкой пыли, принесённой тропосферными ветрами, делает невозможным любые попытки свериться с небом.
   Сейчас весна и, если судить по прошлому году, скоро эта пыль будет здесь, внизу, забиваясь во все и всё. По косвенным признакам, вроде мерцания и ледяного хало, мне удалось установить, что стримы этого мира лежат достаточно высоко, километрах в 20-ти над поверхностью, попеременно перенося ледяную и грунтовую пыль, поднимающуюся в воздух в зависимости от времени года.
   Хорошо было бы прозондировать ещё более верхние слои, но без достаточно мощного газового лазера это останется бесплодным желанием. Наша химическая лаборатория тоже оставляет желать много лучшего, но мы живы, физически активны, а значит состав атмосферы ближе к земному чем могут показать мои откровенно примитивные опыты.
   Всё это: свободный кислород, сезонные и суточные изменения влажности, признаки активной, если не сказать – агрессивной, конвекции, говорит о том, что где-то вдали от нашего домашнего нагорья расположен огромный океан, служащий накопителем тепла. Наверняка замерзающий, хотя насколько – непонятно.
   Главная причина наличия таких резких перепадов температур, промерзания океана и связанных с ними сезонов ураганов, является большой наклон оси вращения планеты к плоскости ее орбиты. Больший чем у Земли. Так же возможно наша звезда, как многие красные карлики, является переменной и периодические изменения мощности потока звездного излучения тоже играют свою роль. Но я бы не стала полагаться на эту возможность. Возможно эти два фактора работают вместе, для подтверждения или опровержения теории о переменности звезды нужны более совершенные инструменты и более длительный период наблюдений.
   Без радиорелейной станции я не смогу определить остаточную солёность воздуха, а к тому времени, когда такая возможнось появится, мы уже организуем полноценную экспедицию чтобы разобраться с географией и морфологией мира. Особенно с морфологией. От нее зависит доступность полезных ископаемых которые нам понадобятся в дальнейшем.
   Если здесь найдётся место с сырьём хотя бы для высокотемпературной керамики, до которых не придётся пробивать многометровый камень, туда стоит немедленно перенести хотя бы временный лагерь. Производство кирпичей, глиняной посуды, труб, всевозможныйх емкостей и других изделий из керамики позволит в некоторой степени снять остроту вопроса дефицита металлов.
   Мы нашли водоносный слой, смогли пробурить скважину, построить насос и отбирает из него пригодную для питья воду. Но пока мы не знаем местную геологии и не имеем постоянного доступа к водоносному слою, скважина остаются риском. Мы не можем рассчитывать уровень безопасного водоотбора, не зная источника насыщения слоя, его пористости и общей проницаемости, и всего прочего. Воду лучше расходовать как можно более экономно и наладить очистку сточных вод хотя бы для полива растений.
   Наши краткосрочные вылазки в направлении того, что казалось основными местными высотами и к точкам установки автоматических метеостанций, лишь минимально расширили кругозор. Новых геологических формаций и отличных от местных форм жизни мы пока не увидели. Все те же угнетенные мхи и лишайники приспособившиеся к большим перепадам температуры и сезонам ураганов.
   Если этот мир ещё подвержен тектоническим преобразованиям, мы находимся в самом центре массивной материковой плиты. Нет даже следов недавней метеоритной бомбёжки, а ведь ветровая эрозия не должна стирать их полностью. Так же нет признаков близкой вулканической активности, как свежей так и старых магматических очагов которые можно было бы использовать для постройки геотермальной теплоэлектростанции.
   Пожалуй, главными достижениями были установление кривизны поверхности и однозначное подтверждение массы этого мира. Если это не „тяжёлая Земля“, то это безусловно компактная тяжёлая Земля, если такую формулировку когда либо использовали. При радиусе между 5550 и 5800 километров планета существенно плотнее Земли, так что на высоте нашего нагорья мы имеем ускорение свободного падения 8,8 метра в секунду в квадрате.
   Хотя бы такая физика здесь работает. Отклонение маятника от звёздной вертикали очень незначительное, точности моих инструментов и того что было в школьной лаборатории не хватило, а строить геодезические башни… Пока что в голову такое времяпрепровождение как-то не приходит, у нас всех есть более важные задачи.
   У планеты есть слабое магнитное поле, не подверженное существенному годовому дрейфу, но остаточное ли оно или всё ещё „живое“ я точно определить не могу. Не хватает чувствительности доступных приборов и времен наблюдений. Здесь есть северный и южный, условно, магнитные полюса которые "примерно в ту же сторону" что и географические. Надо больше данных чтобы точнее это выяснить, надо проводить измерения во многих точках разнесенных на большие расстояния.
   Солнце этого мира не даёт достаточного потока заряженых частиц чтобы прозондировать магнитосферу. Красный карлик типа "К" по земной классификации, чего же тут ждать. С другой стороны, это предоставляет достаточно разнообразия без опасных спецэффектов. Моего зрения вполне достаточно чтобы разглядеть двойную картину конвекции в звёздной атмосфере, но это мерцание лучше чем внезапная гамма-вспышка. С учётом близости звезды это могло бы быть смертельно опасно.
   Год получается коротким, 220 земных суток, 212 здешних дней, длина суток планеты 25 часов, но с такими долгими периодами серого зимнего и жёлтого летнего неба я не могу быть уверена в том, что имею хотя бы поверхностное понимание этой планетной системы. Кроме того наблюдения зимой затруднены, приходится их вести только во время коротких затиший между бурями. Летом тоже, в сезон ураганов вести наблюдения не получается, в это время даже затиший почти нет.
   Удалось пронаблюдать три явных планеты-гиганта, все на внешних „относительно нас“ орбитах. Период ближайшей из них должен быть примерно 1100-1200 суток, точнее я смогу сказать только когда установится погода, благоприятная для наблюдений. Параметры орбит остальных потребуют ещё года или двух.
   Искать же „маленькие“ камни придётся ещё дольше. Ничего существенного пока в окуляр не попалось, хотя мне везло замечать и тут же терять слабые движущиеся точки. Вероятно, тут есть свой пояс астероидов. Так же тут может быть внешняя оболочка системы из "строительного материала" протопланетного облка, на подобие Пояса Койпера и Облака Оорта в Солнечной системе.
   Подводя итог, наше главное знание – способность выжить в этом мире на крохотном клочке суши, но что он хранит за его пределами? Мы сможем это узнать только когда сами туда доберемся, или наши потомки.
   Зная точную продолжительность местного года можно было составлять календарь. Самым удобным оказался вариант календаря из десяти месяцев, восемь месяцев по три семидневных недели (21 день), и завершающие полугодия два месяца длиной в 22 дня. Прикидывали вариант сократить неделю до 6-ти дней, или уменьшить количество месяцев. Но другие варианты были хуже. Так что в новом местном году пришлось выкидывать из календаря два месяца - общим решением это стал Август названный так когда-то слишком амбициозным римским императором в честь себя любимого и месяц Июль, за созвучие с Июнем. Выкидывать Июнь и в голову не пришло - дату начала Великой Отечественной Войны забывать было никак нельзя, ради этого даже Июню сделали длину в 22 дня перенеся день с Мая. Вторым "длинным" месяцем стал Январь.
   Год по месяцам был теперь такой: 1 - Январь (22 дня), 2 - Феврать (21 день), 3 - Март (21 день), 4 - Апрель (21 день), 5 - Май (21 день), 6 - Июнь (22 дня), 7 - Сентябрь (21 день), 8 - Октябрь (21 день), 9 - Ноябрь (21 день), 10 - Декабрь (21 день). Новый год праздновали теперь 21 декабря, следом шло 1 Января следующего года. По климатическому циклу разделение года было следуюим - с конца Октября и до середины Ноября длилась местная осень. С середины Ноября начиналась зима с ее зимними штормами, которая длилась до середины Марта. С середины Марта до начала Апреля была короткая весна, а дальше с начала Апреля до конца конца Октября длилось лето, середина которого - Июнь был месяцем летних штормов. Два периода по 40-42 дня спокойной летней погоды позволяли выращивать два урожая скороспелого картофеля.
   В новом мире наступила весна. Затих холодный зимний ветер, стала отогреваться земля и наконец Яшма объявила - можно начать полевые работы! Сначала занялись картофельными посадками - в небольшом лесу за старой школой убрали бурелом и выкорчевали пни. Потом были распаханы небольшие поля между деревьями, слегка удобрены наработанными в маленьких опытных биореакторах "компостом". После чего была посажена скороспелая картошка - сорокадневка. Сажать ее пришлось разрезая крупные клубни на несколько частей, посевной картошки после года хранения уже не хватало.
   На картофельных посадках вкалывали все, даже беременные женщины помогали разрезая крупную картошку на части. А все остальные с лопатами и тяпками занимались посевной на свежевспаханной почве. Пришлось вытаскивать очень много мелких корней деревьев, травы и всяких сорняков, которые отправлялись в биореакторы. Тяжелее всего такая работа далась индейцам. Даже не столько психологический, сколько физический - опыта сельхозработк у них небыло. Да и физический они оказались слабоваты, хотя за прошедший год от их болезненной худобы не осталось и следа. Но черноволосые краснокожие парни не роптали, копали и тяпали стараясь ровняться на вождя и гиену которых они очень уважали.
   Трудовой энтузиазм индейцев был вполне объясним - их жены были беременны, а картошка жареная и вареная, да и в супе тоже им очень нравилась. Они старались не из под палки, а ради будущего своих детей. чтобы те выросли сильными и красивыми, никогда не голодали. Последний год, после принятия в новое необычное племя, для индейцев стал лучшим в их жизни. Да, приходилось много работать делая непривычные и странны вещи, учиться новым удивительным вещам, так хорошо они никогда не жили раньше. Новое племя дало им все необходимое для сытой и хорошей жизни в обмен на их труд.
   Да в новом мире не получилось бы пойти на охоту. В пустыне небыло животных. Да пришлось привыкнуть есть много овощей и каши. Но зато тут небыло стычек с соседями и внезапных набегов. А любые раны или болезни, к счастью ничего страшнее простуды и порезов за прошедший год ни с кем не случилось, лечились быстро и полностью. И Большой Белый Вождь был мудрым и терпеливым. Он мог конечно отругать, но никого еще ни разу не бил по настоящему. Правда Ясень один раз заработал взбучку когда кролики которых он должен был накормить разбежались из незакрытой клетки. Но даже тогда дело обошлось парой шлепков ладонью и выговором.
   Как пацан признался позднее соплеменникам - лучше бы его отлупили по настоящему, "как дома", выговор оказался намного тяжелее морально. Нет, его не ругал и не оскорблял старший, а просто объяснил почему эти кролики так важны и что было бы если бы они погибли из-за его недосмотра. Или что-нибудь погрызли в подземном доме важное для выживания всех. Так что больше таких косяков молодой не допускал. Зато тушеная с картошкой крольчатина оказалась очень вкусной. А из выделанных шкурок индеанки потом сделали теплые удобные меховые вещи. Они освоили швейные машинки и теперь не только чинили все одежду, но и потихоньку стали сами шить.
   Закончив с посадками картошки и передохнув буквально один день народ занялся постройкой "полей - траншей". Экскаватором рыли канавы нужного профиля. Автокраном устанавливали бетонные панели стен. Потом загружали плодородный грунт и пройдясь бороной - сеяли зерно. После чего приступали к следующему полю. "Длинных полей" сделали три штуки убив на этот проект больше месяца только на постройку и посевную - работа шла совсем не так быстро как все надеялись. Потом из вынутого грунта вокруг "длинных полей" сделали замкнутую зигзагообразную обваловку - ветроотбойники.
   Потом сколачивали прочные деревянные щиты для перекрытия "траншей" на время ураганов. Проложили под землей электрические кабели для работы ламп досветки посевов. Делали и монтировали на бетонные плиты прочные запоры чтобы деревянные щиты не сорвало ветром. Эти не менее важные работы тоже заняли еще почти месяц. Включая тренировки по закрытию "длинных полей" перед началом ураганов и установку ламп досветки внутри после этого.
   Когда наконец эти работы были закончены - стало ясно, в этом году построить большую оранжерею до начала зимы они не успеют. Да и экскаватор который хорошо поработал, уже откровенно требовал профилактики, перед большими землеройными работами. Пришлось заняться "освоением" высоковольтной опоры ЛЭП и бывшей электроподстанции. Внутри фермы смонтировали заготовленные заранее вертикальные ветротурбины. В нижней части опоры быстро собрали "аппаратный бункер" из бетонных плит и частично залив бетоном в нужных местах, чтобы закрыть стыки и вмуровать в конструкцию нижнюю часть фермы.
   Пока бетон вставал и набирал прочность - через частично разобранные перекрытия внутрь большого центрального зала постройки вертикально опустили на специально сваренные из металлического профиля на кирпичной кладке опоры две металлические 25-кубовые топливные цистерны с аэродрома. Их пришлось чистить и красить внутри в несколько слоев в противогазах в которые по шлангам подавался чистый воздух и то один из индейцев едва не задохнулся, когда решил снять противогаз внутри. Но его вовремя вытащили и все обошлось.
   В цистернах были смонтированы плоские спиральные теплообменники из стальной трубы. В верхней части стоящих на попа емкостей - для отбора тепла в контур отопления. Для закачки тепла от солнечных коллекторов - в нижней части практический на дне. Ведь конвекцией горячая вода будет подниматься в верхнюю часть емкости. Пока прокрашенные цистерны сохли - на восстановленной крыше смонтировали простые самодельные солнечные теплообменники заняв большую ее часть.
   Из кирпича выложили бортики. Внутри были установлены кирпичные "опоры" для металлической пластины - абсорбера. Была уложена стекловата для теплоизоляции, чтобы тепло не уходило свободно в перекрытия крыши. Абсорбером были стальные листы. На них укладывали выгнутые "змейкой" стальные трубы теплообменника которые плотно прижав точечной сваркой прихватывали к листам. Потом абсорбер вместе с трубами теплообменника тщательно покрасили черной краской, и утеплив все той же стекловатой удерживаемой жестяными "стенками" боковые кирпичные стены - сверху теплообменники накрыли железными рамами из стального уголка с большими витринными стеклами. Их было решено использовать тут, а на теплицу пустить обычные оконные стекла. И конечно сразу сделали деревянные щиты с креплениями для защиты солнечных коллекторов от ураганов.
   Закончив с солнечными коллекторами - продолжили внутренние работы. Проверили и заполнили водой емкости тепловых аккумуляторов, 50 тонн воды в двух емкостях по 25 кубометров. Они могли работать автономно, каждая сот своего солнечного коллектора. Потом смонтировали насосы циркуляции теплоносителя и трубы к солнечным коллекторам на крыше, утеплили из стекловатой и заполнили автомобильным антифризом с аэродрома который работал на морозе до 45 градусов не замерзая. После чего выгнав воздух из системы циркуляции теплоносителя сразу пришлось подключить насосы пока от аккумуляторов и мощного китайского инвертора. Солнечные коллекторы на крыше работали хорошо и стали нагревать холодную воду в емкостях. Пришлось срочно утеплять емкости стекловатой.
   Приближался сезон летних ураганов и пришлось ускориться. Отложив монтаж системы отопления здания от тепловых аккумуляторов срочно завершили работы на опоре ЛЭП. В бетонном подсобном помещении смонтировали инверторы и советские никель-кадмиевые аккумуляторы которые начали потихоньку заряжать вертикальные ветряки. В верхней части фермы были смонтированы роботизированные видеокамеры. А на ее вершине, на самодельной стальной площадке установили носовой радиопрозрачный обтекатель от Миг-31. Под ним смонтировали мощную китайскую точку доступа WiFi которая и так добивала с земли больше чем на километр. При установке на такой высоте зона ее покрытия должна была закрыть все поселение, прошивка была изменена для работы точки доступа центральным узлом MESH-сети. Прошивку перелопатила Яшма оптимизируя систему для новой задачи.
   Потом из бетонного бункера в основании опоры ЛЭП был проложены подземную кабельную трассу до знания "радиорубки". По силовому кабелю наконец то подали по постоянной схеме питание на циркуляционные насосы, а вторым шел кабель "локальной сети" на 1 гигабит. В дальнейшем в радиорубке вполне возможно будет установлена часть серверного оборудования. А пока же пришлось срочно сворачивать все работы и выкапывать картошку до начала летних ураганов, потом закрывать солнечные коллекторы и "длинные поля" деревянными щитами, и всем прятаться в Подземном Доме. Урожай картошки на достаточно бедном грунте был хороший, особенно порадовали отсутствие такой напасти как проволочник и колорадские жуки. Да и с солнечным отоплением радиорубки они основные работы сделать успели.
   Первую неделю месяца летних ураганов все в основном просто отсыпались. Чтобы выкопать картошку и все приготовить к бурям с порывами ветра до 70 метров в секунду пришлось много работать и мало спать, теперь же можно было отоспаться. Видеокамеры на опоре ЛЭП, точка доступа и ветряки ураган переносили нормально. Сигнал WIFI был устойчив, камеры работали, ветряки и инверторы тоже. Ко всему уже смонтированному оборудованию был удаленный доступ для контроля состояния. Смотреть с высоты стальной вышки как причудливо течет ветер гоня пыль и мелкие камешки, как гнуться деревья "школьного леса" было немного страшно даже из надежного подземного жилища.
   Зато когда все отдохнули - сидеть без дела не пришлось. Надо было перебрать и высушить урожай картошки рассортировав ее. Часть себе на еду сейчас и во второй половине лета, что-то пойдет на корм животным, другая картошка на еду зимой, а какую картошку надо будет использовать во второй летней посевной. И конечно запас на всякий случай на следующий год, если со вторым картофельным посевом приключатся какие неприятности.
   И одновременно больше всего тревог было за "Длинные Поля". Если сорвет деревянные щиты - посевы наверняка погибнут. Но роботизированные видеокамеры на опоре ЛЭП давали повод для оптимизма - сорванных деревянных щитов или иных разрушений в районе полей они не фиксировали. Был и другой повод для радости - у беременных индеанок и горностайки все было нормально. Рыжая Анна и Яшма за ними присматривали контролируя их состояние. Они же будут и акушерками когда придет время. Больше проблем было убедить черноволосых краснокожих женщин беречь себя на поздних сроках, они порывались работать наравне с остальными, пришлось даже приказывать "властью вождя" и постоянно за ними присматривать. Ишарам в этом плане была куда разумней....
   Когда подошло положенное им время - сначала родили с разницей в месяц индеанки. И далось им это достаточно тяжело. Они вель были небольшими женщинами, да еще и недокормленными в детстве, если смотреть правде в глаза. Но обошлось без кесарева сечения, родить смогли так, крупных и здоровых детей. Их краснокожие отцы были очень, очнеь рады, хотя и вкалывали на стройках ради светлого будущего наравне со всеми. А теперь работать стали еще усердней. Спустя какое-то время родила двойню и горностайка, для которой роды прошли намного легче. Она была просто большой и хорошо развитой женщиной. Только по началу из-за вылезших инстинктов порывалась прятать детей от всех, но быстро это поборола.
   Все шло на удивление гладко. И даже утечка метана из экспериментального мокрого газгольдера не привела к серьезным последствиям. Вовремя сработали газовые датчики, отсек с биореакторами был дистанционно обесточен и на полную мощность включена вытяжная вентиляция. На этот раз все обошлось без взрыва и пожара, но тревожный звоночек прозвенел. Под метановые биореакторы и газгольдеры надо будет строить отдельный достаточно удаленный от жилых строений объект оборудованный всеми системами безопастности. Чтобы даже в случае серьезной аварии с мощным газо-воздушным взрывом жилые строения не пострадали. Так же желательно будет процессы там автоматизировать и управлять дистанционно хотя-бы на период ураганов. А вообще биореакторы, даже маленькие самодельные, показали неплохую производительность по метану.
   Если все правильно рассчитать - часть техники можно будет перевести на газомоторное топиливо, а после и о химическом синтезе подумать... Вообще, по будущей собственной "органической химии" возможности были достаточно неплохими. Выработка метана. Выработка синтез-газа из пиролизного газогенератора и получаемое из него жидкое топливо по "немецкой" схеме Фишера-Тропша. Так же вполне можно было наладить производство этилового спирта из мелкой картошки с последуюшим получением бутадиенового каучука.
   Он конечно был не лучшим из синтетичесик каучуков, зато самым простым и доступным. Так же вполне возможным было получение метилового спирта из древесной целлюлозы сухой ее перегонкой получая кроме метилового спирта еще много чего. Из метилового спирта можно получить изопрен и изопреновый каучук, более качественный чем бутадиеновый. В общем перспективы удержаться "в веке Пара и Электричества", а может и в первой половине 20-го века у маленькой колонии на иной планете были.
   Закончился сезон летних ураганов и снова началась напряженная работа. Посевы зерновых в "длинных полях" ураганы пережили нормально. Щиты перекрытия ветром не сорвало, досветки лампами дневного света растениям хватило. Как и полива через миритивную систему орошения. Да, три "длинных поля" по 300 квадртаных метров каждое не обещали большие урожаи пшеницы, овса и ячменя, но начало было положено. Так же во второй раз посадили картошку, была надежда вырастить второй урожай до начала зимы с ее холодными бурями.
   Остаток лета был потрачен на доводку до ума системы солнечного отопления "Радиорубки", начали прокладку бетонированной поттерны к ней от "Подземного дома" и дальше до "подстанции" в основании опоры ЛЭП, сбор урожая зерновых и после - картошки. Особо приятных сюрпризов "длинные поля" не принесли. Получилось собрать от 200 до 300 грамм зерна с квадратного метра посевов по разным видам зерновых. Что в пересчете на гектары давало результат в 20-30 центнеров с гектара. Результат совсем не выдающийся, но главное что новое зерно в местных условиях вообще получилось вырастить. Теперь впереди будет работа по расширению посевов, совершенствованию агротехник и селекции зерновых культур под местные условия выращивания. Идеи как модернезировать "длинные поля" для автоматизации процесса выращивания зерновых и повышения урожайности уже появились.
   Закончив с уборкой зерновых продолжили работу с радиорубкой. Основной работой теперь была прокладка бетонной поттерны для которой испольщовали железобетонные детали коллекторов для труб и кабелей со стройки пятиэтажек. Поттерна будет использоваться не только для безопасного прохода зимой в Радиорубку, но и для прокладки коммуникаций. Кабелей электропитания и связи, труб водопроводной сети. Внутренюю отделку радиорубки оставили на зимний период, зато за оставшееся время возвели к бывшему зданию трансформаторной подстанции прочную кирпичную пристройку уже зная что, как и зачем делать. Куда перенесли маленькие биореакторы и построили более крупный "мокрый" газгольдер. Метан можно будет использовать для дополнительного нагрева воды в системе отопления если будет нехватать запасенной в двух больших емкостях за лето теплоты.
   В Радиорубке успели смонтировать военное радиооборудование из запасов с аэродрома и антенны, обустроить серверную и даже установить микро-АТС, что была в багаже главы клана еще "на Старой Земле". Конечно в системе пока было только два "абонента", в Подземном Доме все телефоны были запараллелелны, как и в Радиорубке. Сеть телефонных проводов прокинули на старой доброй военной "полёве", конечно под землей по бетонным поттернам. Потом пришлось отвлечься на заготовку кормов для давших приплод коз и лошадей на грядущую зиму. И под конец лета, на перегонки со временим и работая даже ночью при свете прожекторов успели проложить вторую длинную поттерну до насосной с "качалкой" и железной водокачкой перевезенной с аэродрома.
   Бульдозер с обшитой деревянными щитами кабиной закончил ровнять землю над новой поттерной к насосной уже под вой поднявшегося ветра. Народ хорошо себе представил что будет, если насос сломается зимой и для ремонта до него будет не добраться. И хотя управлять бульдозером рвался сам глава клана, но его не пустили как и Яшму, добровольцами на эту работу вызвались индейцы. За рычаги бульдозера сел Сидящий Конь, он выучился управлять гусеничным бульдозером лучше чем Бегущй Бизон. Зато Бегущий Бизон очень неплохо управлялся с автокраном и экскаватором.
   Да, краснокожие черноволосые парни с конскими хвостами старательно учились науками и осваивали управление сложной техникой. Когда преодолели свои страхи перед "духами" и отказались от старых табу бесполезных в новом мире. Операция по засыпанию траншеи прошла успешно и без неприятностей, хотя на готове была спасательная партия и "раскочегаренный" гусеничный атомный краулер. Зато героя потом чествовали всем коллективом и даже наградили памятным вымпелом - "За работу в зимнюю бурю!"
   Первая половина зимы прошла в бытовых заботах, доделках системы отопления и внутренней отделке радиорубки. Солнечные коллекторы грели воду в двух 25-кубовых емкостях только 3/4 летнего времени без учета сезона ураганов когда коллекторы пришлось закрыть деревянным щитами чтобы ветер не сломал остекление. Но даже за это время они успели нагреть 50 тонн воды до средней температуры в 58 градусов цельсия. И это было очень хорошо. По прикидочным расчетам, за нормальный летний период вода в емкостях должна была нагреваться до 90-95 градусов.
   Этого могло хватить на отопление здания в зимний период. Ведь вода в тепловых аккумуляторах не только нагревала воду в батареях системы водяного отопения, но и все утечки тепла из емкостей шли внутрь здания. Сейчас же, из-за короткого периода работы солнечных коллекторов пришлось уменьшить отбор тепла из емкостей понизив температуру в здании и догревать воду в емкостях до температуры в 90 градусов самодельным газовым котлом работающем на метане от биореакторов.
   После системы отопления занялись наладкой оборудования радиосвязи. Был установлен современный цифровой SDR-радиосканер из запасов главы клана и военные системы радиосвязи с аэродрома. Оборудование подбиралось так, чтобы по возможности перекрыть диапазоны радиосвязи как можно шире, как на прием, так и на передачу. Благо часть антенн уже была смонтирована на вышке и антенные фидеры уже были заведены в здание. И если SDR-сканер работал нормально, только не ловил никаких искуственных радиосигналов, то старое советское военнное радио оборудование пришлось ремонтировать и отлаживать.
   Закончив с собственно радиорубкой занялись серверной. Смонтировали серверную стойку, проверили работу систем фильтрации и климат-контроля. А потом установили половину серверного оборудования - двухпроцессорный 2U сервер ASUS RS720-E7/RS12-E в который было установлены все 12 жестких дисков по 15 Тб в корзину, два экономичных серверных процессора Xeon E5-2650L по 8 потоков каждый и 128 гигабайт памяти. С внешним миром, с коммутатором сервер общался по двум гигабитным портам и служил большим файлохранилищем.
   Библиотека фильмов, музыки, файлы оцифрованных книг, медиасервер, автоматическое логгирование всех событий со всех устройств подключенных к сети, запись видеопотока по событию с камер на мачте. На этом же сервере со временем кибер-гиеной была написана общая система управления всеми системами поселения и запущен сервер видеосвязи. Конечно для таких целей он был в общем избыточен, но запас мощности никогда не будет лишним и позволит дальше расширять систему.
   А вот дальше началось интересное - в стойку была смонтирована GPU-ферма. Второй 2U сервер ASUS RS720-E7/RS12-E, но уже с более мощными Xeon E5-2690, 512 гигабайтами оперативной памяти, дисковой полкой забитой теми же 15 Тб дисками, но в сервер было установдено четыре карты-коммутатора Nvidia Tesla P797 HIC к которых подключались два внешних бокса для GPU Tesla S2050 Server. Эти боксы были просто 1U коробками с мощными вентиляторами, блоками питания и узкими боковыми платами с 4-мя PCI-E 16x 2.0 слотами. Так что к одному серверу получилось подключить 8 специализированных GPU карт Nvidia Tesla K80.
   Боксы Tesla S2050 были спроектованы под более старые карты Tesla M2050 и при установке других карт встроенные микроконтроллеры просто блокировали вентиляторы. Для их запуска пришлось просто перекусить кусачками по одному проводу в каждой "волшебной коробке". Да теперь вентиляторы дули все время на максимум, но это было не страшно. Зато теперь в боксах можно было использовать другие ускорители. Как и обычные видеокарты, включая GTX 1070/1080 founders edition у которых турбина продувала радиаторы карт вдоль корпуса. Но в данном случае были установлены сдвоенные GPU Tesla K80, с двумя графическими процессорами и двумя банками памяти по 12 гигабайт каждый.
   Правда лимит питания карт превышал лимт питания бокса в 900 Вт, но картам программно понижался лимит питания чтобы каждая потребляла по 225 Вт. Производительность на карту конечно падала, но 16 GPU каждый с 12-ю гигабайтами памяти суммарно давали очень большой вычислительный ресурс. Эту систему глава клана когда собирал еще на земле планировал использовать для опытов по машинному обучению и работе с большими нейронными сетями. Там как раз требовалось много оперативной памяти сервера и много ресурсов GPU с максимально возможной памятью. Кроме того такие вычислительные ресурсы были весьма полезны для математического молеоирования газо, аэро и гидродинамики, тепловых процессов, прочностных расчетов и много другого.
   Да, у главы клана было майниногое оборудование, где "фермы" были собраны на видеокартах RTX 3060 12 Gb и материнсктх платах на процессорах AMD Threadripper которые поддерживали до 256 гигабайт оперативной памяти и были "быстрее" достаточно старого сервера. Но в сравнении с бытовыми платами и игровыми видеокартами ресурс профессионального серверного "железа" был практический вечен. Если игровая видеокарта редко "жила" более 5-6 лет, то серверное оборудование при своевременном обслуживании могло прожить больше 30-ти лет. В прочем со временем в дело пошло все оборудование, но серверное прожило намного дольше.
   И поскольку "мосье был знатоком компьютерных извращений", в стойку над GPU-фермой смонтировали настоящий самодельный кластер. 16 узких двухпроцессорных плат "нод" от сервера Dell PowerEdge C8220X, на каждой была пара экономичных Xeon E5-2650L V2, 128 гигабайт оперативной памяти и пара GPU-карт Tesla K20X. Между собой платы были соединены через высокоскоростной коммутатор 10-гигабитной сетью по медной витой паре 6-й категории. В качестве загрузочного сервера и "дисковой полки" выступала одна из плат к которой были подключены два SSD и четыре HDD, все те-же по 15 тб которых был куплен целый ящик на случай выхода из строя. Классический MPP-кластер на Linux с библиотекой MPI казалось бы был не особо нужен при наличии серьезной GPU-фермы, но некоторые классы вычислительных задач которые хорошо распараллеливались было лучше считать на нем.
   Далаьше зима шла по накатанной колее. Бытовые заботы требовали своего времени., Потом справили Новый Год, по земному календарю и по местному. Не забывали учиться, читать книги, смотрели фильмы и развлекались, устраивали дни отдыха, растили детей. Но в то же время бездельниать не приходилось. То там, то тут в разросшемся хозяйстве приходилось что-то доделывать, улучшать, или заниматься косметической отделкой новых доступных помещений. Народ старался все сделать качественно, на века, чтобы не отвлекаться на постоянные ремонты. А впреди было новое лето на которое была запланирована первая действительно большая стройка.
  
   Глава 4. Большие стройки.
  
   Третье лето началось с посадки картошки на делянках в лесу и посева зерновых на Длинных Полях. А потом началась первая большая стройка - копали большой котлован под Большую Оранжерею. Копать пришлось действительно много. Оранжерея, которая была запланировано высотой в 2,5 этажа должна была возвышаться над уровнем окружающего грунта не более чем на 1,5 метра.
   На этот раз объем грунта, который должны были вынуть из котлована, был действительно большим. Его должно было хватить не только на обваловку Большой Оранжереи, но и на отсыпку части заранее спланированных ветрозащитных валов вокруг Школьного Леса. Заодно при создании насыпей из вынутого грнута вынимали куски известняка, которыми была богат глинистый грунт под старым военным городком, который перенесся на другю планету вместе со зданиями. Сама глина была невысокого качества, но попробовать делать обычные красные глиняные кирпичи из нее можно было. Когда будет построена солнечнгая печь для обжига.
   Куски известняка которые теперь складировались отдельно пойдут на обжиг в солнечной печи до негашеной извести, которую можно будет использовать в строительстве. Не только побелку стен и потолка, но и для приготовления известково - цементного кладочного раствора. И если опыты будут удачными - эрзац бетона. Конечно надо будет искать компоненты для производства настоящего цемента, но даже с известковым раствором можно будет строить. На таком растворе тысячи лет строили. Да и про геобетон надо будет подумать со временем, который застывал в монолит подобный искуственному граниту.
   Котлован выкопали, разметили и залили фундамент под установку бетонных плит, разровняли глину и сделали гидроизоляцию, залив бетонную плиту будущего пола. Потом пришла время убирать первый урожай картошки, закрывать щитами длинные поля и пережидать летние ураганы. После их окончания посадили картошку снова, раскрыли длинные поля и продолжили стройку. Бетон как раз успел набрать прочность достаточную для дальнейших работ.
   Железобетонные плиты от не построенных пятиэтажек устанавливали автокраном, начав с центра. Устанавливали стеновые панели, складывали из кирпича опорные колонны, укладывали перекрытия первого этажа. Потом пришло время ставить панели второго этажа, монтировать металлоконструкции которые будут поддерживать стеклянный потолок, поднимать стены выше на 1,5 метра и укладывать бетонные перекрытия крыши. Но пришлось прерваться на уборку урожая зерновых, с чем управились за два дня.
   Стройка большой теплицы была намного более сложной чем все, что они делали раньше, но мотивация и полученный опыт позволили закончить монтаж всех бетонных конструкций за месяц до начала зимы. За оставшееся время успели установить бетонные аэродромные плиты потолочных ставней, сделать внешнее остекление и двери герметизировав внешний контур теплицы, проложить бетонную потерну соединив новое строение с Подземным Домом. Потом убрали второй картофельный урожай.
   Дальнейше работы по обустройству Большой Оранжереи вели изнутри. Монтировали силовую электропроводку и сигнальную проводку слаботочной автоматики. Воздуховоды вентиляции приточной и вытяжной. Трубы системы подачи и отведения воды. Электрические обогреватели системы отопления. Потом монтировали под основным потолком лампы освещения, технологические мостики, второй стеклянный потолок который защищал систему освещения от сырости, ведь воду постоянно испаряли растения. Так же между разными зонами оранжереи с разным микроклиматом были установлены герметичные двери. Разным растениям для оптимального роста, нужны разные режимы температуры, освещения, влажности.
   Потом наступила очередь внутренней отделки. Заливали и выравнивали стяжку полов, штукатурили и красили масляной краской стены для защиты бетона от влаги, укладывали плитку в помещениях где будет высокая влажность. Нижний этаж был техническим. В том числе там был построен большой бассейн для разведения карасей, построены большие каркасные аквариумы для молоди. И - система биологической очистки сточных вод.
   Как помнил глава клана - аквариумная водоросль Элодея Канадская была прекрасным очистителем загрязненной воды. Эта водоросль была горькой на вкус, быстро разрасталась даже в прохладной воде, ее не ели рыбы и другая водная живность, так что во многих местах попав в водоемы она становилась проблемой. Разрастаясь без меры Элодея Канадская заболачивала водоемы, забивала судоходные каналы, вытесняла местную водную растительность.
   В их аквариумах с декоративными рыбками она тоже разрасталась без меры, но ее не выкидывали на компост, а собирали в отдельную чисто промытую и прокрашенную внутри бочку с водой. Точно так же сохраняли другие разрастающиеся аквариумные водоросли, губки, даже красных улиток которых обычно просто выкидывали когда их становилось слишком много. Теперь же все эти "водные биоресурсы" поселялись в последовательно соединенную цепочку емкостей куда подавались сточные воды для очистки.
   Конечно пришлось переделывать канализацию в Подземном Доме. Отдельно писсуары для мочи и ее смыв в свою изолированную емкость чтобы в будущем получать мочевину и для производства фосфора. Отдельно фекальная канализация, для сбора "сырья" для биореакторов, и отдельно - сточные воды с ванной с душевой и кухни. Прием из кухонных стоков сначала еще отделяли жир после мытья посуды, который шел на подкорку животных, а вода отправлялась в систему биологической очистки где первой была большая емкость с той самой Элодеей Канадской. После прохождения всех систем фильтрации уже очищенная вода шла в систему полива растений при нужде разбавляясь водопроводной.
   По мере готовности помещений и систем в Большую Оранжерею перевели растения из малой в блоке Подземного Дома. И это на самом деле было очень хорошо. Сырость от растений доставляла много проблем, а в специально спроектированном по опыту сооружении все уже было предусмотрено. Заодно можно было расширить посевные площади овощей. Нашлось место для плодовых деревьев в вазонах, винограда, саженцев проросших из косточек и семян, даже для разросшихся комнатных растений часть которых переселили на новое место из жилого блока.
   Освободив блок Подземного Дома от оранжереи, после тщательной просушки и косметического ремонта с перепланировкой в нем была создана нормальная небольшая больница. Были построены два изолироанных герметичных карантинных бокса с изолированной вентиляцией и канализацией, а так-же маленькими шлюзовыми камерами для подачи внутрь лекарств и еды. Так же был построен отдельный рентген-кабинет, лаборатория, обычная и родильная палаты, даже реанимация и операционная. Почти все медицинское оборудование и лекарства были советскими годов 70-80х XX века, то что нашли в поселке и на аэродроме. Но кое-что было и вполне современным - например портативный кардиограф который показывал кардиограмму на цветном ЖК-экране и по запросу распечатывал на термопринтере. Достоинством крадиографа была емкая встроенная память и СОМ-порт позволявший переписывать файлы результатов измерений на персоональный компьютер не тратя ставшую дефицитной термобумагу для распечатки результатов.
   Так же бы современный электронный глюкометр для измерения уровня сахара в крови. Но этот прибор зависел от небольшого запаса одноразовых измерительных элементов. К счастью сахарным диабетом никто не страдал и постоянно мерять уровень глюкозы в крови не требовалось. Электронный пульс-оксиметр одевался на палец меряя уровень насыщения крови кислородом вместе с пульсом, запас батареек для него был, но можно будет использовать внешний источник питания подключенный на проводах. Пара электронных тонометров для измереия давления вообще имела обычные внешние блоки питания на 220 вольт. С ними проблем особых не предвидилось. И даже если они выйдут из строя - есть старые надежные и более точные советские измерители давления с резиновой манжетой, ручной грушей и стетоскопом.
   По большому счету в их небольшой больнице не хватало только аппарата УЗИ, профессионального электроэнцефалографа и томографов - компьютерного и магнитно-резонансного. Но УЗИ и томографы вполне заменяли сканеры Яшмы, как и рентгеновский аппарат. Так что жаловаться на что-то было грех. Главное чтобы больница не пригодилась по настоящему для каких-то сложных случаев. Ведь профессиональных врачей у них все-таки пока небыло. И учиться медицине можно было только по книгам, хотя Яшма и Анна имели достаточно обширные медицинские познания. Но делать сложную операцию... Да при отчаянной ситуаци бы пришлось, но благополучный исход был совсем не гарантирован.
   За зиму работу всех систем Большой Оранжереи, новой "рыбной фермы" и системы очистки сточных вод довели до полностью рабочего состояния. Излишки водорослей частично шли на корм животных, то что они не ели - отправлялось в биореакторы. А плодящиеся в идеальных условиях красные аквариумные улитки стали источником белка для кур. Вообще, постепенно получалось все более полноценно замыкать воспроизводство питательных веществ для поселения. Но начали возникать вопросы по удобрениям в будущем для поддержания баланса питательных веществ, минералов и микроэлементов. Запасов кормовых добавок для животных и удобрений при бережном использовании должно было хватить еще на несколько лет, а вот потом надо будет решать эту проблему уже местными ресурсами.
   Заодно было решено будущим летом откачать пожарный водоем на аэродроме, чтобы выловить всех оставшихся там карасей, улиток и раков если они там есть. А так же собрать образцы водных растений. Так же очень нужно будет найти и поселить в Большой Оранжерее насекомых - опылителей. Шмелей, пчел, даже ос - всех кто выжил. Опылять растения кисточками дело так себе по продуктивности. Хотя надежды на пчел было мало... Да и другие насекомые в экстремальных условиях иной планеты могли не выжить.
   Привычная весенняя посевная и обыск всей территории бывшего поселка и аэродрома принес свои плоды. Полтора десятка карасей, литровая банка обычных крупных улиток - прудовиков и десяток раков. Улиток, красей и раков пришлось тщательно проверять на глистов и других паразитов. Десяток улитов, двух карасей и одного рака даже пришлось вскрыть для изучения. Зато после Яшма по результатам сканирования "эталонных особей" быстро проверила всех остальных своими сканерами.
   Глистов или иных паразитов у новых популяций водной живности не нашли, но на всякий случай их все равно держали в карантине почти год. И после все равно оставили жить отдельно, построив для них отдельные садки чтобы не смешивать разные популяции. Улиток перед отправкой на корм курам варил, а перед употреблением в пищу раков и рыбы ее тоже готовили при высокой температуре. Вообще пришлось созлавать собственную санитарно-эпидемическую службу для постоянного контроля ситуации с болезнями и паразитами. Пока проблем получалось избегать.
   Получилось найти два десятка шмелей которых переселили в Большую Оранжерею вместе с их подземными "домиками". Но самой большой удачей оказалась находка трех старых ульев на границе леса и вырубки вокруг летной полосы. Причем в двух ульях пчелиные семьи были живы. И пчелы были - "карпатской" породы. Очень выносливые и спокойные. Они не нападали, даже когда осматривали их ульи внутри, и с ними можно было совершенно безопасно находиться рядом.
   Когда пчелы к ночи вернулись в свои ульи - летки были закрыты и их целиком перевезли в Подземную Оранжерею. Которую пришлось срочно совершенствовать, делая специальные "пчелопроводы" чтобы пропускать их между разными отсеками и выпускать летом на улицу для опыления посевов. Зимой пчелам пришлось обеспечивать нормальный цикл спячки, но с этим справились тоже. А пока же пчел пришлось даже подкармливать разводя в воде сахар и старый мед. Все-таки условия чужой планеты дались им тяжело...
   Но вопрос с опылением растений был и в дальнейшем "пчелиный отсек" Большой Оранжереи приносил только приятные новости. "Карпатки" оказались трудолюбивыми и продуктивными пчелами, исправно снабжая поселение медом, воском и прополисом, старательно опыляя растения и позволяя снимать большие урожаи. Шмели тоже прижились в Большой Оранжерее, хотя конечно не стали так многочисленны как серые крылатые обитательницы ульев.
   После удачи с пчелами народ с воодушевлением занялся постройкой большой солнечной паротурбинной электростанции. Ради этого дела дале пришлось достать со склада и смонтировать башенный кран. Сначала им демонтировали стальную дымовую трубу кочегарки, которая не успела даже обгореть внутри - в кочегарке ни разу не топили котлы. Потом кран был перевезен к старой кирпичной водокачке, с которой демонтировали крышу и верхнюю часть с водонапорным бассейном - емкостью для воды. После чего убрав все лишнее по центру водокачки установили ту самую трубу от кочегарки, которую пришлось разрезать на три части.
   Труба была внутри отполирована, внутри бывшей водокачки построен специальный фундамент и распорки - крепления. После чего стальную трубу большого диаметра по частям краном установили внутрь кирпичной башни и закрепив сварили части между собой формируя зеркальный световод большого диаметра. После чего точно над трубой по ее центральной оси световода было установленно стальное полированное и посеребренное зеркало в виде перевернутой многогранной пирамиды, зеркало было с водяным охлаждением. Его работу проверили лазерной указкой, луч которой с любой стороны отражался внутрь световода параллельно его оси.
   Закончив с установкой зеркала быстро собрали из металлоконструкций "верхнее строение" башни, оно было снабжено не только прочной металлической крышей, но и мощными ставнями которые должны были запираться на время сезонов ураганов. После чего кран разобрали и снова убрали на склад, а вокруг башни начали заливать фундаменты под будущие подвижные зеркала. Фундаменты и крепления требовались мощные, чтобы закрытые щитами и развернутые параллельно земле прочно зафиксированные зеркала не сорвало ветром.
   Потом снова была уборка картошки, подготовка длинных полей к ураганам. Месяц ураганов потратили на изготовление механики и самих зеркал, начали строить плоский паровой котел - приемник солнечного излучения, дисковую паровую турбину Тесла и другие заранее спроектированные части солнечно - паротурбинной установки. После сезона ураганов картошку по новой сажать не стали, запаса хватало и так, раскрыв длинные поля сразу приступили к стройке.
   "Солнечная Башня" пережила летние ураганы совершенной спокойно - новые окошки из стеклоблоков, ставни на "приемном фонаре" башни выдержали испытание. Первая очередь зеркал была стеклянной - пришлось даже ограбить женщин, оставив им одно ростовое зеркало на всех, пару зеркал в ванной с туалетом и ручные зеркальца. Все остальные зеркала пошли на нужды солнечной электростанции. Удалось сделать 10 подвижных зеркал по 10 квадратных метров - всего 100 м2 подвижных отражающих поверхностей. Зеркала поворачивались вслед за солнцем автоматикой удерживая отраженный зайчик на пирамидальном зеркале над световодом, на каждом стоял простой микроконтроллер на Arduino и два небольших электромотора с редукторами.
   Со ста квадратных метрах зеркал под нижним концом трубы - световода по нагреву массивной зачерненной стальной плиты удалось намерять мощность собранного излучения в 70 кВт. Приводы зеркал временно отключили переведя их в "штормовое" положение и закрыв защитными щитами, под нижним концом трубы-световода смонтировали наклонное слегка вогнутое стальное посеребренное зеркало тоже с водяным охлаждением колторое перенаправляло поток излучения в новый световод - на этот раз из посеребренной жестяной "воронки" и стальной трубы от теплотрассы меньшего диаметра.
   Второй световод выводил поток излучения в бывшую поистройку водонапорной башни, где была смонтироватна специальная металлическая "делительная камера", в которой можно было устанавливать зеркала для отклоненя или разделения светового потока. А по оси световода за "делительной камерой" смонтировали плоский паровой котел - приемник солнечного излучения. Стальные трубы уложенные змейкой были приварены к мощным металлическим пластинам-абсорберам, и вся конструкция помещалась в специальной "жаровой камере" из огнеупорного кирпича.
   Солнечный парогенератор был построен максимально эффективным из возможностей их ситуации. Металлический зачерненный абсорбер, к которому были приварены стальные трубы согнутые "змейкой", и сверху были наварены узкие зачерненные металлические ребра для увеличения площади поглощения падающего потока излучения. Так же паровой котел был снабжен пароперегревателями, чтобы повышать температуру пара на выходе из системы. На выходе солнечного котла был установлен сепаратор для отделения воды от водяного пара, но это была уже просто перестраховка. Теплоносителем была дистиллированная вода.
   Пар с "котла" поступал на дисковую турбину Тесла которая через клиноременный редуктор крутила большой генератор. На аэродроме еще в первый год нашли "запоротый" дизель-генератор на 100 кВт с заклиненным дизельным двигателем. Генераторная часть была в порядке и теперь пришло ее время. Отработанный пар охлаждался в теплообменнике - конденсаторе, после чего вода насосом под давленем подавалась в паровой котел снова. Охлаждение теплообменника пока пришлось делать в виде открытого пруда с залитой в него водой.
   Конечно пришлось все перепроверить, исправлять недоделки и мелкие ошибки при постройке, но к концу лета солнечно-паротурбинная электростанция заработала выдав максимальный КПД около 15 %. Для самодельной установки из 70 кВт входяшей мощности солнечного потока получить на выходе генератора 10,5 кВт электрической мощности - полнейшая хрень с такими огромными затрами сил и средств!
   Это с учетом того, что из "солнечного котла" удалось выжать параметры пара на выходе +300 градусов целься и 15 атмосфер давления, дальше было просто опасно повышать параметры давления и температуры пара. Кроме того, дисковая паровая турбина оказалась хорошо согласованной с паром именно с такими параметрами. Дальнейшее повышения давоения и расхода пара на турбину наоборот начало бы снижать ее эффективность. Потому, что количество витков паровой струи по поверхности дисков, которая за счет вязкости в пограничном слое передавала им энергию с ростом скорости потока пара бы начало падать.
   Замена 100-киловаттного генератора на менее мощный снятый с полуразобранной УД-шки лучше согласующийся с мощностью турбины и подбор передаточного числа ременного редуктора помогли как раз и довести КПД до тех самых 15 % и 10,5 кВт выходной мощности. Конечно можно было улучшить работу пароконденсатора, сделав его более надежным и эффективным, но все равно приходилось признать - солнечно-паротурбинная электростанция имела КПД как самые дешевые китайские солнечные панели. Которые сразу выдавали электрическую мощность и не требовали для своей установки таких объемов подготовительных работ. Конечно тут их нельзя было купить так же просто как на Земле, но работы по созданию собственного полупроводникового производства надо будет начать как можно скорее. Ради своих солнечных батарей, транзисторов и микросхем, 8-битных микропроцессоров для постройки систем автоматики.
   Те-же самые 70 кВт солнечной энергии сфокусированные вогнутым металлическим зеркалом очень хорошо нагревали тигли плавя легкоплавкие металлы вроде свинца и алюминия. Так же в сконцентрированном световом пятне быстро нагревались куски стали, загоралось дерево или нагревалась вода в баке. Нужно было строить солнечную плавильную печь с вакуумированием рабочей камеры расширив боковую пристройку к кирпичной башне, не зря же строили "делительную камеру" перед паровым котлом. Кроме того надо было разрабатывать способы накопления солнечной тепловой энергии, для отоппления зимой. А может быть и круглосуточной генерации электроэнергии если получится сделать высокотемпературные тепловые аккумуляторы достаточной емкости. На Земле на промышленных солнечных электростанциях для аккумуляции тепла использовали огромные баки с расплавленной солью...
   На самом деле разочарование от малого КПД и малой выдаваемой мощности солнечно-паротурбинной электростанции испытывал только глава клана. Остальные радовались успеху и новому источнику энергии буквально "падающей с неба" как раз в то время, когда вертикальные ветротурбины были малоэффективны. Отметив всей компанией успех стройки шашлыками из крольчатины и большим чаепитием с тортом "главный" вместе с Рыжей Анной и Яшмой начал по новой пересчитывать проект солнечно-паротурбинной электростанции. Может где-то закралась ошибка и потому теряется мощность? Заодно зарылись в чтение статей по солнечной энергетике в бумажных книгах из библиотеке и того, что когда-то было скачано из Интернета и кучей файлов валялось на жестком диске рабочего ноутбука.
   Результат изучения первоисточников и тщательного термодинамического моделирования работы системы, который провела гиена включив для этого GPU-ферму и кластер на 16 нод, дали простой результат - они умудрились благодаря тщательному проектированию своей системы умудрились из кустарной установки собранной "на колнке" выжать практический максимально возможный КПД. Ведь даже у больших промышленных солнечно-паротурбинныж электростанцией КПД был всего 20%! Большие солнечные паротурбинные электростанции на Земле брали за счет размеров, а не высокой эффективности преобразования тепла в электричество. Они на своей кустарной установке смогли выжать 15%! Тут на самом деле было чем гордится. Это показало хороший уровень проектирования и прямые руки растущие из плеч!
   А то, что установка выдавала всего 10,5 кВт со 100 квадратных метров зеркал - значит надо надо больше зеркал, параллельно работающих солнечных котлов, турбин и генераторов! Или же наоборот чтобы несколько турбин работало на один генератор через редукторы. Да и для эффективной солнечной печи которая сможет плавить сталь в заметных количествах 70 кВт мощности все-таки маловато! Надо хотя-бы 140 кВт увеличив площадь зеркал в два раза до 200 м2, или 210 кВт и 300 квадратных метров зеркал. Все равно "солнечная башня" поланировалась как комплексный проект, для генераци электроэнергии и что важнее - для работы "солнечной печи" и плавки металла без сжигания органического топлива.
   Новая зима прошла в заботах. Кроме обычных бытовых дел готовились к третьему лету "больших строек". Основными проектами на будущее лето была постройка отдельного животноводческого комплекса, был использован измененый проект Большой Оранжереи, и строительство "солнечной печи" для обжига глинянного кирпича и известняка. Было необходимо наладить производство строительных материалов из местных ресурсов. Запасы стройматериалов с Земли начали откровенно истощаться. И если с производством металла из местных ресурсов пока было глухо, то перенесенные с земли глина и известняк могли перерабатываться уже в скором времени.
   Дети росли крепкими и здоровыми, под присмотром женщин и Лео, разумный лев оказался на удивление хорошей нянькой терпеливо снося все их проделки. Причем ему самому нравилось, о чем Лео откровенно говорил через свой транслятор. Мелкие тоже вели себя на удивление спокойно и по отношению ко льву не зверствовали. Само собой все четверо игрались и возились вместе под присмотром воспитательниц. И дети индеанок, и горностайки. Разница видов им как-то не мешала подружиться и играть вместе. Зато в будущем точно не будет никаких проблем с ксенофобией.
   Так де этой зимой, уже зная чего ждать от погоды лучше начав ее понимать за четыре прожитых в новом мире года - в периоды затишья и мороза на улицу стали выпускать "Снежных Лис". Да и сами выбирались погулять, подышать свежим воздухом. С игрой в снегу было не очень, снега было не особо много и он был смешан с пылью, но все равно гулять по холодку на улице было приятно. А по поселку носились веселые клубки "снежных лис". Причем они оказались вполне способны к дрессировке и находили какие-то "питательные вещества" для себя в холодильнике, хотя никакх явных следов обгрызания на замороженных продуктах заметно небыло.
   "Снежные Лисы" оказались неплохим живыми барометрами. Они чувствовали окончание периода затишья раньше, чем срабатывали дальние метеостанции, и собрались "живым сугробом" около входа в Подземный Дом. После чего их оставалось только перенести в большой холодильник в термоизолированном пенопластом ящике. Такие вот странные "собаки" или даже скорее "ручные песцы" были теперь в поселении, которые могли по улице бегать только зимой и не доставляли проблем. Выражение про приход упитанной белой полярной лисички заиграло новым красками и утратило негативный характер.
   Конечно можно было и не возиться со снежными лисами, странной жидкокристаллической формой жизни, но просто выбросить их на улицу где бы они врядли смогли выжить в местных условиях - совесть не позволяла. Снежные лисы были забавными, с ними было весело играть тепло одетым детям. И взрослым индейцам они нравились - "добрые духи холода, жтвущие в холодильнике и охраняющие припасы от порчи".
   Зима прошла хорошо, справили новый год, сделали запланированные дела, начался пятый год в новом мире и третий год "Больших Строек". Посевная прошла уже привычно и началась стройка. Правда уже ощущалась напряженка с топливом для строительной техники и сильно истощился запас строительных материалов. Почти не осталось фундаментных блоков, было мало цемента, железобетонных панелей осталось меньше половны от начального запаса, силикатного кирпича тоже осталось не так много. Вот старых аэродромных плит пока было достаточно.
   Животноводческий комплекс строили с дальней внешней сторооны Подхземного дома, за Большой Орнажереей и жилым блоком замыкающим контур большой прямоугольной цифры "8". Ведь его предстояло соединять поттерной с остальной частью компекса и строить длинный подземный ход не хотелось. Но убирать курятник, козлятник и конюшню из фактический жилой части дома в специально построенное сооружение было необходимо. Теперь, с опытом эксплуатации можно построить по настоящему подходящие помещения для животных обеспечив лучшую вентиляцию, больший простор для лошадей и расширить склады для хранения кормов.
   До середины лета выкопали новый большой котлован и залили фундаменты, потом провели уборку картошки и подготовили к штормам длинные поля. Переждав месяц ураганов продолжими стройку. Животноводческий комплекс был двухэтажный, высота этажей была по 6 метров. Но большого потолочного остекления не делали, свет вниз поступал через кирпичные "световые башенки" с окошками из стеклоблоков и наклонными металическими зеркалами отрадающими свет вниз в помещения с животными. Дополнительное освещение было люминисцентными советскими лампами. Так же на сплошной железобетонной крыше были построены вентиляционные "киоски", у животных теперь была своя отдельная вентиляция не связанная с общей системой подземного дома.
   В отличие от Большой Оранжереи, Животноводческий комплекс был заглублен в землю больше. Его верхняя часть выступала над землей на метр и была не только обвалована для защиты от ветра, он был весь засыпан грунтом для теплоизоляции как и сооружения Подземного Дома. Кроме того Животноводческий комлекс был снабжен широкими прочными и хорошо утепленными входными воротами и наклонным пандусом для выпуска животных на повкрхность на пастбища в летний период. У Большой Оранжереи тоже был вход с поверхности, но небольшой, достаточный для провоза ручной тачки и прохода рабочих. Все подземные и полуподземные сооружения имели входы с поверхности на случай разных ситуаций, они были по большей части аварийными и запасными.
   До конца лета лета все работы были закончены и живность наконец то переселили из Подземного Дома в просторные помещения, заодно решив вопросы с запахами. После ремонта осовбодившегося "блока" туда перенесли щкольные классы и лаборатории, выделили зону под детский садик и всевозможные кружки. Дети это Будущее, и от того, насколько качественно их воспитают и обучат - будет зависеть дальнейшее развитие колонии. Зато после переноса школьных классов и оборудования полноценных просторных лабораторий удалось расширить библиотеку отведя под нее целый блок и сделав заодно свой кинозал. В котором устраивали танци и выступления самодеятельности. А склад Подземного Дома слегка разгрузили от книг и школьных учебных пособий.
  
   Глава 5. Время науки.
  
   Зиму пятого года потратили на планирование дальнейших действий и постройку нового зеркального телескопа системы Ньютона с главным зеркалом диаметром в 400 миллиметров. Основные строительные проекты для обеспечения выживания сообщества были сделаны и работали. Теперь настало время заняться изучением окружающего мира дальше расстояния вытянутой руки от поселка. Который как-то сам собой начался в обиходе называться "Новый Обозерский". Осталось выкопать свое озеро, не сейчас, в будущем...
   С постройкой телескопа на самом деле особых проблем небыло. Глава клана сам увлекался астрономией еще с детства и раньше строил любительские телескопы. Начав с линзовых рефракторов и позднее на готовых зеркалах собрал два зеркальных телескопа Ньютона. И автоматический астрограф с зеркальной цифровой камерой на длиннофокусном объективе системы Максутова "МТО-1000".
   Забытый астрограф, который лежал в дальнем ящике багажа передали Яшме для ее наблюдений и начали вместе читать одну очень полезную советскую книгу. В книге "Телескоп астронома - любителя" написанной М. С. Навашиным и изданной в 1979 году было подробно описано изготовление зеркал телескопов и постройка других конструкций. Причем в книге были описаны не только практические приемы изготовления деталей, но и приведены элементы теории оптических системы.
   Оборудование для шлифовки зеркал, контроля качества зеркал и юстировки оптических системы было очень простым. Запас абразивного порошка, а главное - стеклянные заготовки под зеркала тоже были, глава клана сам собирался построить телескоп "долгими зимними вечерами" и купил необходимое еще до переезда в глухомань. Заготовки под зеркала диаметром 200, 300 и 400 мм были проверены дифракционным способом на однородность внутренней структуры и напряжения в стекле. Помогли контакты на форуме астрономов - любителей, удалось выйти на профессионала который когда-то работал на оптическом производстве и после изготавливал оптику для любительских телескопов. Он был загружен заказами и сам сделать большие зеркала не взялся, но заготовки зеркал изготовил и поделился некоторыми секретами шлифовки.
   Поскольку заготовки были в количестве, то решили не мелочиться и взяв "блин" диаметром в 400 мм построили шлифовальный станок и начали работу. Конечно с соблюдением мер предосторожности - надышаться стеклянной пылью это не лучшая идея. Одновременно с процессом шлифовки главного зеркала изготавливалась его оправа с необходимыми регулировками и системой разгрузки зеркала на 18 точек. Сразу же был даже установлен небольшой электрический вентилятор для обдува зеркала, чтобы ускорять его температурную стабилизацию под окружающую среду перед началом работы.
   Так же был изготовлен "паук" с тремя плоскими пластинами - креплениями для наклонного вторичного зеркала и начала его шлифовка. Телескоп с параболическим зеркалом D=400 мм и фокусным расстоянием f=2500 мм был большим сам по себе, его "труба" была равна по длине фокусному расстоянию. Для такой большой "трубы" надо будет строить свой астрономический купол достаточно прочный, чтобы выдержать летние и зимние ураганы. Руками ее на улицу не натаскаешься, с риском сбить юстировку или вовсе повредить конструкцию и зеркала.
   Монтировку телескопа решили сделать простой, обычная монтировка Добсона которая позволяла поворачивать телескоп по двум осям. Да она сама не вела "трубу" за движением звезд по небу в отличие от "экваториальной" монтировки, но была намного проще. И ее можно было автоматизировать установив электрические приводы. Пока проверяли оптическое качество и серебрили зеркала по старому советскому рецепту была собрана монтировка и сама конструкция "трубы". Была использована силовая решетчатая ферма в которой крепилась оправа главного зеркала и "паук" вторичного зеркала. Снаружи к ферме были закреплены цапфы для подвески в монтировке, а сверху ферма закрывалась панелями из окрашенной жести оклеенной изнутри черным бархатом, чтобы исключить посторонние засветки.
   Монтировка Добсона была моторизирована электромоторами с червячными редукторами и оснащена необходимыми датчиками положения. Червячные редукторы, специально отобранные и подшлифованные после проверки позволяли обеспечить нужную плавность перемещения при движении телескопа вслед за перемещением наблюдаемого объекта на небе. Резьбовой бронзовый фокусер большого телескопа имел длинный ход регулировки и вместе с окулярами были более серьезными чем на его 150 мм собрате. На обычных любительских "телескопах из магазина" и самодельных, как правило, использовали фокусеры и окуляры внутренним диаметром 1,25" (31,75 мм).
   Здесь же был использован более профессиональный стандарт 2" (50,8 мм). Такие окуляры имели лучшие параметры, но были дороже. Зато и зеркальный фотоаппарат на 2" фокусер было крепить удобней. Обычно это делали через переходник который вставлялся в фокусер вместо окуляра, тут же была сделана точеная бронзовая "вставка" с резьбой как у подвижной части фокусера которая ввинчивалась в неподвижную часть закрепленную на трубе телескопа, на другом конце было закреплено крепежное кольцо для установки зеркального фотоаппарата.
   Закончив с телескопом быстро спроектировали прочный астрономический купол, который было решено построить на крыше одной из "боковых колонн" старого клуба. Как подозревал глава клана, этот "клуб" был должен быть опорой поворотного антенного комплекса системы контроля космического пространства или дальней космической связи. А теперь он будет использован для астрономических наблюдений. Возникла даже мысль "по быстрому" сделать второй такой - же телескоп и установить его на второй "колонне" по диагонали сделав интерферометр большей разрешающей способности чем одиночный телескоп. Но посчитав характеристики пока от этой идеи отказались. База для интерферометра в пару десятков метров была слишком маленькой. Но в будущем интерферометр из двух или даже трех - четырех телескопов надо будет построить с базой в километр или два. Это позволит сильно повысить разрешающую способность астрономических наблюдений.
   Немного отдохнув после "астрономического угара" вернулись к делам - необходимо было построить нормальные просторные лаборатории, для изучения образцов собранных при исследованиях планеты. В первую очередь требовались серьезная биологическая и геолого - минералогическая лаборатории. Посчитав оставшиеся стройматериалы - решили не строить под землей, а использовать здание бывшей школы. Кирпичное здание выдержало ураганы, было достаточно далеко от Подземного Дома и осталось его перестроить под новые нужды.
   Проблема отопления решалась аналогично радиорубке, на аэродроме еще остались две емкости от топлива по 25 кубометров. Труб, металлических листов, кирпича, стекла и стекловаты должно было хватить на постройку системы накопления тепла в водяных тепловых аккумуляторах. Проложить потерну, перестроить где надо и сделать отделку помещений, оборудовать хранилища образцов и лаборатории... Да, работы будет больше чем с радиорубкой, но зато потом будет где зимой проводить комплексные исследования.
   Пока длилась короткая весна - было принято решение вскрыть хранилище "спецзарядов" которое было на аэродроме. Объект был маленький, для хранения "спец-БЧ" для зенитных и авиационных ракет. Раньше к нему близко не совались, посмотрев на закрытые двери и ворота ограждения, а так же вполне себе серьезные бетонные колпаки огневых точек. Все-таки объект по своему назначению был крайне серьезный и от него можно было ожидать наличия автономных автоматизированных систем охраны. Хотя на поверхности была видна только пара обвалованных землей бетонных сооружений, не считая бетонных колпаков.
   Но теперь на него возлагали надежды разжиться хотя бы одним полноценным "перчаточным боксом" и полноценными герметичными защитными костюмами. К тому же за прошедшее время системы автономного питания объекта должны были уже выйти из строя. На то, что внутри их будет ждать "устройство" или даже его "практический" макет никто не рассчитывал. Даже в бардаке сокращений 90-х Ельцинской России "спецзаряды" не бросали. Было даже несколько спецопераций по вывозу "изделий" из бывших союзных республик.
   Так занялись вскрытием объекта со всеми возможными предосторожностями ожидая всего - мин на подступах, в том числе с интеллектуальным управлением, всевозможных датчиков, автоматических систем вооружения... Да, датчики системы охраны нашли - старые советские сейсмические, инфракрасные и старые не работающие телекамеры. Все технические средства охраны оказались давно обесточены. Нашли и места установки мин которые оказались все сняты и вывезены, к большому облегчению.
   Проникнуть внутрь бетонных колпаков сразу не получилось, но осмотр через амбразуры просунутым внутрь китайским USB-эндоскопом показал, что внутри они пусты. Вооружение и оборудование было демонтировано. Точно так же гермодвери бетонных сооружений оказались просто закрыты, но не заперты. Внутри было точно такое же запустение. Все "особое" оборудование было вывезено, из полезного нашлась дизельная электростанция с парой старых, но живых дизель - генераторов с остатками солярки в баках. Так же на месте осталась фильтро - вентиляционная установка и системы кондиционирования объекта.
   На полу сооружений были проложены рельсы узкоколейки с парой разворотных кругов, под потолком - рельсы тельферов. Сами тельферы оказались на месте и в хорошем состоянии. А вот тележек, которые ездили по рельсам когда-то тут небыло. Вероятно, они были секретным и их вывезли вместе со спецзарядами. Вообще ни одного клочка бумаги, даже старых газет не нашли. Но нашлись верстаки, немного старого слесарного инструмента, бутылки из под красного вина и водки, стаканы и стеклянные банки из под маринованных огурцов и соленых помидоров. Видимо под конец с горя тут бухали. Перчаточных ящиков и гермокостюмов на которые рассчитывали тут небыло, только десяток ОЗК разной степени сохранности, но в полном комплекте.
   По большому счету из действительно полезного были только тельферы и старые датчики системы охраны, которые все демонтировали и убрали на склад. Причем пульт охраны на который от них шли сигнальные кабели тоже когда-то демонтировали и вывезли. Или уничтожили где-то еще там. Хотя, при этом, при обыске аэродрома еще в самом начале нашли не только стенды и даже пару запасных реактивных двигателей "в масле", не считая того что было в "гараже - капонире" бывшего командира полка со спрятанным Миг-31, но и просто огромное количество документации с грифом "ДСП" и даже "Секретно". А вот по "спецзарядам" все было вычищено подчистую. И в общем это было правильно.
   Разобравшись с хранилищем спецбоеприпасов быстро собрали астрономический купол из бруса и толстых досок на одной из боковых "колонн" бывшего клуба. Деревянные конструкции намертво закрепили стальными шпильками проходящими насквозь толстое бетонное перекрытие. Купол был поворотным с электроприводом для обеспечения работы монтировки по слежению за движен звезд по небу, но пришлось делать мощные системы крепления чтобы во время ураганов подвижную часть не сорвало с основания. Конечно астрономический купол можно было сделать из металла и кирпича, это было бы проще, но деревянная конструкция была временной. Плоанировалась постройка нормальной стационарной обсерватории за пределами поселка.
   Вторую обсерваторию в будущем можно было построить рядом с аэродромом и использовать два одинаковых телескопа в режиме интерферометра с базой в 30 километров. В дальшейшем можно было построить и третью обсерваторию чтобы получился треугольник со сторонами по 30 километров, что даст возможность вести достаточно точные в их условиях астрономические наблюдения. Чем больше расстояние между отдельными наблюдательными инструментами и чем их больше, тем эффективней по разрешению работает интерферометр. Правда на Земле такие системы в основном строились для радиоастрономии, но почему бы не попробовать начать с оптического интерферометра?
   Радиорелейную линию на 30 километров можно было собрать даже на старых советских радиорелейных станциях Р-406. С ними глава клана был хорошо знаком, во время своей службы в погранвойсках куда его "сосали" после ранения в связисты. Причем не только ставил их, но и ремонтировал блоки в мастерской роты связи , так что проблем тут особых не предвиделось. Главной проблемой с радиорелейными станциями было закрепить антенны так, чтобы их не открывало ураганами. А дальше - через телефонные каналы просто пускался модемный сигнал. Конечно высокие скорости соединения получить бы не удалось, но это было самым простым и быстрым вариантом дальнобойной передачи цифровых данных.
   В дальнейшем можно было поэкспериментировать с высокоскоростными модемами и передачей через радиолелейную линию "цифры", но эта задача не была важной в текущее время. Так что сделав заметку на будушее смонтировали в астрономическом куполе монтировку телескопа и сам телескоп, который занесли наверх по частям, смонтировали и отъюстировали на месте. Подвели электропитание и Яшма занялась астрономическими наблюдениями с новым намного более мощным инструментом.
   Закончив с астрономическими делами привычно провели полевые работы и занялись перестрйокой здания бывшей школы. Чтобы установить внутри здания промытые и окрашенные емкости для воды приглось разбирать часть стен и перекрытий. Поставленные на попа цистерны по 25 кубометров нижними своими концами теперь уходили в подвал. Затащить их внутрь в горизонтальном положении и развернуть вертикально было интересной инжереной задачей. Но с ней успешно справились.
   На крыше построили солнечные коллекторы того-же типа, что и на крыше здания радиорубки. Смонтировали трубопроводы и теплообменники, насосы и автоматику управления с датчиками, залили воду в баки тепловых аккумуляторов и утеплили все стекловатой. Потом залили антифриз в систему солнечных нагревателей и сняв деревянные щиты начали запасать тепло в емкостях с водой. Две "бочки" по 25 тонн воды как уже знали по опыту радиорубки вполне могли обеспечить приемлемую температуру в здании с минимальными потребностями по дополнительному обогреву. Для питания системы на крыше были смонтированы вертикальные ветротурбины, а в подвале аккумуляторы, контроллеры заряда и инверторы.
   Со зданием школы повезло, перекрытия тут были не деревянные, а железобетонные. Так что проблем с перестройкой выбранных помещений в биологическую лабораторию не возникло. Профессиональных микро и ксенобиологов среди членом сообщества небыло, потому на всякий случай перестраховвывались. Биологическая лаборатория получила отдельную приточную и вытяжную вентиляцию снабженную мощными фильтрами, тобы исключить как попадание загрязнений с наружи, так и выход за пределы лаборатории биологичесикх агентов при утечке. Так же в лаборатории должно было создаваться небольшое отрицательное давление, чтобы при нарушении герметичности воздух всасывало внутрь, а не выбрасывало наружу.
   Стены были тоже дополнительно изолированы битуумной обмазкой и полиэтиленом для герметизации, а после усилены слоем железобетона и плотно выложены подогнанной кафельной плиткой стыки которой были проклеены силикатным клеем (жидким стеклом). На входе в лабораторию была построена шлюзовая камера и душевая, для обмыва защитных костюмов перед выходов с изолированной емкостью для сбора стоков с возможностью их вскипятить встроенными ТЭН-ами. В самомй лаборатории была смонтирована система орошения дезинфецирующим расствором. Все электропроводка и светильники были герметизированными защищенными от воздействия воды.
   Внутреннее оборудование тоже постарались сделать соотвествующим. Вытяжные шкафы с фильтрами и хорошим освещением. Два самодельных "перчаточных ящика" из толстого оргстекла, изнутри они были оклеены обычным стеклом для дополнительной защиты, а отверстия для крепления прочных резиновых перчаток можно было герметично закрыть специальными крышками на случай разрушения перчаток. Внутри перчаточных ящиков были смонтированы мощные светильники. Так же в них можно было регулировать давление, состав атмосферы и температуру. Образцы и материалы подавались внутрь через небольшие шлюзовые камеры сбоку. И конечно внутри были смонтированы распылители для подачи дезинфицирующего раствора.
   Но самым серьезным был полностью герметичный стальной бокс выложенный внутри огнеупорным кирпичем и кафельной плиткой. Внутри были смонтированы не только системы аналогичные перчаточным ящикам, но так же два маленьких китайских 6-осевых манипулятора с Алиэкспресса собранных на авиамодельных сервоприводах. Когда глава клана их покупал - эти игрушки стоили по 10 тысяч рублей за штуку и позиционировались как учебные пособия. Но для работы с пробирками и чашками Петри под контролем телекамер эти "игрушки домашнего биотеррориста" вполне годились.
   В этом ящике можно было работать с образцами которые были слишком опасны для работы с ними в перчаточном ящике. А на случай "разгула опасной жизни" внутри устройства был смонтирован небольшой подрывной заряд. Маленького "огневого фугаса" снаряженного пирогелем должно было хватить кремировать любую углеродную форму жизни внутри не допустив прорыва внешних прочных металлических стен. Фильм "Живое" все посмотрели и повторять элементарных ошибок в работе с чужими формами жизни никому не хотелось.
   Конечно кроме вытяжных шкафов, перчаточных ящиков и бокса для особо опасных материалов в лаборатории был полный комплект химической посуды, пара микроскопов разного назначения, в том числе с микрофотогафическим устройство на которое был одет хороший зеркальный цифровой аппарат. Была тут и муфельная печь для штатной "кремации" образцов и раковина со стоком в изолированную емкость для мытья лабораторной посуды... В общем тут вполне можно было вести исследования образцов местной жизни с минимально возможным в их условиях риском. Может быть меры безопастности и были избыточны, но лучше было перестраховаться.
   Сделав перерыв на уборку картошки, закрытие длинных полей и приготовились к сезону зимних ураганов. А за три недели пока на поверхности бушевал ветер - занялись энергосистемой. На самом деле это был сложный вопрос - самодельные инверторы и генератор солнечной паротурбинной электростанции не могли работать на общую сеть, да и опасно было жестко объединять все в единую систему. Но в то же время слишком сильно раздергивать систему в попытках заткнуть всех потребителей по принципу тришкиного кафтана было нелья. Так что пришлось долго и вдумчиво считать.
   И в общем получилось следующее - Радиорубка оставалась автономным энергетическим объектом, по проложенном по потерне кабелю она могла подать питане на Подземный Дом. Подземный Дом зимой будет подавать питание на Лабораторию, но таи будет своя небольшая автономная система с вертикальными ветротурбинами и аккумуляторами для питания системы солнечного отопения, аварийного освещения и системы безопастности. Солнечная паротурбинная электростанция будет подавать питание летом для зарядки аккумуляторов Подезмного Дома и питания Лаборатории,а так же работы мастерской. Точно так-же при нужде мощность с Радиорубки можно было подать на питание Лаборатории через распределительное устройство Подземного Дома. Автономное питание систем солнечной паротурбинной электростнации так и останется от вертикальных ветротурбин на крыше солнечной башни со совими аккумуляторами и инвертором.
   Конечно возникла мысль "раздергать" солнечные панели которые в хорошую погоду заряжали батареи Подземного Дома и через грид-инвертор вливали мощность в сеть переменного тока, но это было лишено серьезного смысла. Слишком малая мощность бы получалась, особенно если закрепить панели стационарно на зданиях так, чтобы их не сорвало и не сломало ураганами. Так что для солнечных панелей наборот в программе проектированя "нарисовали" большие прочные трекеры, которые при урагане автоматический разворачивали плоскости панелей параллельно земле и закрывали их стеклянную поверхность металлическими раздвижными ставнями на подобии ролл-ставень на окнах магазинов на Земле. Конструкция получалась технический сложной, но обеспечивала сохранность панелей во время ураганов и позволяла их больше не таскать туда-сюда с риском повредить.
   Выполнив работы по модификации энергосистемы которые не требовали выхода на улицу остаток летнего месяца штормов потратили на изготовление элементов конструкции солнечных трекеров и новых вертикальных ветротурбин. А дальше после новой посадки картошки - смонтировали трекеры из готовых деталей, установили на них панели и проложили проводку по постоянной схеме сняв с себя одну из забот. Дальше был монтаж новых вертикальных ветряков на крыше лаборатории и солнечной башни. После чего занялись устройством геолого-минералогической лаборатории. Ее предвидя большие объемы работы, в том числе с выкладкой длинных кернов и потребностью в своем кернохранилище прямо в здании, сделали в два раза больше чем первую биологическую лабораторию. Да и таких мер безопастности она не требовала.
   Первый этаж бывшей школы заняли почти полнстью, но еще оствался второй и его тоже нужно было использовать. Но сначала проложили потерну до подземного дома, чтобы зимой небыло проблем с проходом в отдельно стоящий лабораторный корпус. Правда на всякий случай на входе и выходе в потерну вместо обычных прочных дверей установили металлические герметичные создав две небольшие шлюзовые камеры. На оборудование геолого-минералогической лаборатории пошел оставшийся вытяжной шкаф, химическая посуда, горелки, пара микроскопов, второй рентгеновский аппарат и инструмент для резко-полировки камня.
   В лаборатории можно будет проводить химический анализ геологических образцов, изучать морфологию и структуру слоев выбуренных кернов, проводить рентгеновские исследования образцов для изучения их структуры. Так же можно было выкладывать на рабочих столах керны длиной до 20-ти метров. В отдельном помещении был запланировал геологический музей был поставлен застекленный шкаф с образцами камней и минералов из старой коллекции главы сообщества собранной в его детстве на Земле. А во втором были разложены образцы геологических пород собранные уже тут вокруг поселка и во время экспедиций для установки удаленных метеостанций.
   Благодаря проложенной до Лаборатории потерне дальнейшие работы по обустройству внутри здания можно было вести и зимой. Ссистема солнечного отопления работала хорошо, но все равно не успевала догреть воду в баках до рабочей температуры в 95-98 градусов. Но это исправили, подключив на встроенные в баки ТЭН-ы мощность выдаваемую солнечной паротурбинной электростанцией и до начала сезона ураганов вода в обоих емкостях была нагрета до необходимой температуры. Первая солнечная система отопления в радиорубке за нормальный летний цикл работы справлялась сама без дополнительного нагрева воды в тепловом аккумуляторе. Лабораторию же возможно придется догревать электричеством или газом, ее отапливаемая площадь была больше, при тех же 50-ти тоннах нагретой воды в двух баках.
   С урожаем зерновых в этом году было уже лучше, подбирая удобрения, режим капельного полива и досветки лампами дневного света стационарно смонтированными на боковых бетонных стенах длинных полей удалось довести уродай до 40-ка центнеров с шектара, или 400 грам зерна с квадратного метра. Но сработала тут и простая селекция - все зерно прошлого года было перебано вручную - на посев отбирали колосья с самым большим числом зерен и с самыми крупными зернами в них. В то же время в Большой Теплице в отдельно выделенном секторе выращивали "эталонные" сорта зерновых, которые не соприкасались с новой внешней средой, для гарантированной сохранности семенного фонда на случай любых случайностей.
   Пчелы тоже радовали, успешно прошло роение и получилось заселить третий улей который был построен как копия ульев с живыми пчелами. Улей с погибшей пчелосемьей сожгли от греха прямо на аэродроме, на случай если их сгубила какая-то зараза. Пчелы успешно работали опыляя растения в оранжерее вместе со шмелями, которые начали тоже постепенно увеличивать свою численность в хороших условиях. И если от шмелей польза была только в опылении растений, то пчелы - карпатки радовали медом, воском и прополисом. Так же в хорошую погоду им открывали выход на улицу, чтобы они могли опылять растения за пределами Большой Оранжереи.
   Кроме биологической и геолого-минералогических лабораторий сами собой напрашивались химическая, физическая, медико-фармологическая и радиоэлектронная. Их и запланировали оборудовать предстоящей зимой. В первую очередь - химическую и медико-фармологическую. Физическая и радиоэлектронная могли подождать. Да, на самом деле развитие поселения было не спонтанным, в самом начале был составлен план задающий общие направления достижения наиболее важных целей. Не слишком подробный, поскольку любой план живет до столкновения с реальностью, но планирование тем не менее было.
   Ситуация с робинзоонадой на чужой планате в их случае вынужденно отличалась от деятельности исследовательской экспедиции со своим звездолетом. В случае экспедиции логичным было за наименьшее время получить наибольший объем данных о новом мире сразу начав туда-сюда ездить и летать все исследуя, а в случае любых серьезных проблем - просто эвакуироваться. Для экспедиции постройка серьезного базового лагеря могла и не потребоваться.
   В их же ситуации требовалось сначала обеспечить безопастность от могущих непосредственно угрожать внешних факторов и обеспечить сохранность доступных ресурсов - это выразилось в постройке Подземного Дома и Большом Хомячестве когда все что только могли прятали в защищенные склады. Вторым этапом требовалось обеспечить гарантированное обеспечение пищей и получить более-менее надежные источники вощобновляемой энергии не завязанные на генераторы на ископаемом топливе. Это выразилось в постройке Большой Теплицы и Солнечной Башни с паротурбинной электростанцией. Которая в будущем позволит построить солнечные печи.
   Обеспечив себя безопастность от внешних условий, еду и возобновляемые источники энергии нужно было подготовить базу для проведения исследований. Это сделали построив Лабораторию, где можно будет с удоствами проводить серьезные исследования результатов полевых экспедиций. И теперь, обеспечив материальную базу - можно будет на следующее лето начать серьезно исследовать окружающий мир. А то пока в своих исследованиях местного космоса продвинулась только Яшма, которая ночами на пролет, когда позволяла погода, сидела у нового более мощного телескопа в обсерватории. Она же высказала предположение о наличии гор где-то достаточно недалеко от них, не далее 200-300 километров, засекая перед рассветом загоризонтное отражение солнечных лучей от какой-то возвышенности - "альпиский свет".
   За остаток лета успели оборудовать медико-фармологическую лабораторию и в одном из совбодных отсеков Большой Оранжереи устроить "аптекарский огород". Некоторые лекарственные растения и так росли в оранжее, та-же мята например, но теперь со справочником лекарственных растений в руках повторно обшарили все перенесенные с Земли территории. Конечно на Севере не так много чего годного для лекарств росло, но тем не менее пополнить "Аптекарский Огород" получилось. Заодно нашли дикий цикорий, люпин и амарант - которые тоже теперь будут выращиваться в Большой Оранжерее.
   Амарант был кормовой культурой для скота с птицей и источником сырья для фармокологии. Люпин был ценной кормовой культурой с большим содержанием растительного белка. Цикорий - достаточно известный "заменитель кофе". Перебирая найденные в "магазине из 80-х" натуральные не обжаренные кофейные зерна получилось найт несколько неочищенных зерен кофе и к некоторому удивлению они проросли. Если все будет хорошо - будет свой источник натурального кофеина. С иван-чаем тоже все было просто и понятно.
   Так что на предстоящую зиму у Рыжей Анны и индеанок предстояло много работы. Как по исследованиям лекарственных растения с выработкой технологии получения из них лекарств, так и по изучению всей доступной информации по синтезу "химических" лекарственных препаратов. Работы по изучению плесеней и выделению штамма пенициллина повторяя путь Флемминга - работа на годы, но выбора небыло, пускай пока лекарства с Земли особо не расходовались, но подстелить соломку стоило заранее.
   Так же будущей зимой были запланированы первые исследования в новой биологической лаборатори образцов мхов и лишайников собранных в окрестностях поселка. А кроме того, после уборки второго урожая картофеля в оставшиеся две недели до начала зимы была предпринята первая геолого-спелиологическая экспедиция. В качестве базы был использован колесный краулер который перегнали к скале со входом в пещеру ведущую к Лабиринту. В экспедиции участвовал глава клана, Ясень, Ищарам, Яшма и Бегущий Конь.
   Главной под землей конечно же была горностайка, для который подземелья и пещеры были естественной средой обитания. Цель экспедиции была простой - пройти весь машрут от входа в пещеру до выхода из Лабиринта в нижнем зале пещеры, обустроив три постоянных "лагеря" с припасами и несколько временных. В процессе требовалось обустроить путь наверх - сделать указатели, по возможности устранить самые неприятные препятствия расширив и укрепив некоторые проходы. Спилить мешающие проходу сталактиты со сталагмитами. Поставить страховочные "перила" и веревочные лестницы из строп от тормозных парашутов в нужных местах. Они весьма прочные и не будут гнить в подземной сырости.
   Обустройство достаточно удобного прохода от Лабринта на верх требовалось на случай появления новых "попаданцев". Кроме облегчения им пути наружу на выходе из пещеры будет установлена система сигнализации и видеокамера, чтобы можно было увидеть "гостей" и принять меры по встрече. А кроме того исследуя пещеру можно было изучить геологические пласты "изнутри" заодно собрав образцы для изучения в геологической лаборатории.
   Пещера была глубокой, но зная куда и как идти, имея план и подготовленное оборудование обустроить маршрут смогли за пять дней. Бегущий Конь оставался наверху присматривать за краулером и оборудованием связи. Под землю шли по серьезному, прокладывая провод полевого телефона и периодический "отзваниваясь" наверх, что все в порядке. Так что на стоянках были не только спальные места защищеныне полиэтиленовой пленкой от сырости и припасы в ящиках и фонарики, но и советские полевые телефоны. Который позволяли поддерживать связь между стоянками и с поверхность.
   Закончив оборудование маршрута и убедившись, что Лабиринт статичен, а никого нового тут вроде как небыло - приступили к геологическим исследованиям и уточнению карты пещеры. Опыт, чутье и знания Ишарам, сканеры Яшмы, осторожность главы клана... Этого хватило чтобы избежать заметных проболем. Хотя один раз и пришлось поволноваться, когда ставший слишком самоуверенным Ясень по своей инициативе полез в слишком узкий проход и застрял в "шкуродере". Но подросшего пацана-индейца вытащили, после чего он получил хорошую взбучку от "вождя", на этот раз дело выговором и подзатыльником не ограничилось, Ясень крепко и в прямом смысле получил ремнем по заднице. Сначала он дулся, но вечером залез под бок "вождя" мириться... Не в плане секса, он уже знал что тут ему ничего не обломится, а просто обниматься и спать вместе.
   Под землей время течет иначе чем на верху и за временем приходится внимательно следить по часам. Без видимой смены дня и ночи люди под землей переходят на суточные цикля сна и бордствования. Сутки работают, сутки отдыхают после. Это надо было учитывать чтобы не засидется под землей до начала ураганов. Так что хотя и все исследования пещеры небыли выполнены, но за три дня до начала сезона зимних штормов все выбрались наружу закончив выносить образцы. Осталось на скале смонтировать прочную антенну и ветряк для питания системы сигнализации о посторонних, аппаратуру поставили внутри пещеры в герметичном ящике.
   Кроме сигнализации и видеокамеры на случай прихода гостей из Лабиринта тут же смонтровали уже "стандартную" автоматическую метеостанцию. Только она была дополнена проверенным и точно рабочим сейсмодатчиком от системы охраны хранилища спецзарядов. Он должен был работать геофоном и сейсмографон, установленный в пещере ниже уровня зимы. На следующий год все ранее установленные метеостанции получат обновление в виде новой прошивки и сейсмодатчиков.
   Домой колесный краулер вернулся за два дня до начала штормов. Оставшиеся в поселке вполне справлялись с текущими делами подготовив здания и оборудование к зиме. Так что спелеологическая экспедиция прошла полностью успешно. Был оборудован маршрут к выходу из Лабиринта. Установлена система сигнализации и новая метеостанция с сейсмографом. Собраны геологические образцы и изучено строение пород в районе поселка "в разрезе" на глубину более километра, А главное был получне опыт достаточно долгой полевой работы, не просто "приехали - сняли местность с квадрокоптера - поставили метеостанцию и уехали", а долгой работы на одном месте в течение почти двух недель.
   Зимой оборудовали химическую и физическую лабораторию занимая помещения на втором этаже бывшей школы, потом исследовали геологиеские образцы, составляли уточненную карту пещеры и строения изученных геологических пластов. Не менее важными были исследования образцов местных мхов и лишайников в биологической лаборатории. Приходилось учиться вести работы правильно с соблюдением всех мер безопастности. И конечно исследовать местные формы жизни. Которые оказались достаточно безопасными для земных форм жизни, как и наоборот.
   Местные мхи и лишайники содержали много кремнезема, в результате чего были достаточно жесткими на ощупь и механический прочными. Земными организмами они напрямую не усваивались и вызывали аллергическую реакцию, к счастью не очень острую. Вероятно белки местной растительной жизни были другой структуры чем земные. Но после их "денатурации" высокой температурой местные белки могли быть переработаны в компост для земных растений. В то же время местные мхи и лишайники хорошо разрастались на удобрениях для земных растений и "богатой" земной почве, особенно при благоприятных условиях температуры и освещенности. Придется присматривать за посадками на улице и удалять "нахлебников". В случае обнаружения богатой местной растительности ее можно будет использовать как сырье для биореакторов вырабатывая удобрения и метан.
   Одним из обнадеживающих выводов зимних исследований местных "мхов", которые достаточно сильно отличались от земных при внешнем сходстве - например они имели корневую систему, были результаты опытов по введению образцов микрофлоры в биологические образцы живых культур клеток земных животных и растений. Местные бактерии к счастью в этих живых культурах клеток не развивались и достаточно быстро погибали. После таких опытов конечно же все образцы уничтожались, еще не хватало самим "приучить" местную микрофлору жить внутри земных растений и животных.
   Но эти результаты совсем не давали гарантии, что не найдется какой-то местной микрофлоры которая сможет стать для земной биосферы опасной. К тому же можно было ожидать встречи образцов местной жизни намного более аллергенных чем местные мхи с лишайниками. Особенно если они будут разбрасывать пыльцу или споры. С острой аллергией на пыльцу рапса и запах цветов одного из видов лилий глава клана сталкивался лично еще на Земле. А тут иная планета...
   Исследования геологии пещеры тоже дали интересные результаты позволив получить представление о залегании геологических пластов, хотя они явно не повторяли структуру геологическую под поселком - иначе бы пещеру просто затопило грунтовыми водами. Она ведь уходила вниз намного глубже пробуренной на 83 метра скважины и располагалась всего в 30-ти километрах от поселка. По геологии строене пещеры было достаточно стандартным.
   Пещера располагалась внутри выхода коренной породы который оканчивался выступающей над поверхностью гранитной скалой. Фактический везде по пути от входа до нижнего зала со входом в Лабиринт стены пещеры были сложены преимущественно слоями гранита разной структуры, отличающегося в некоторых пределах химического состава, зернистости и окраски. Так же различалась их радиоактивность, некоторые слои гранита "фонили" раза в три выше чем другие местные слои. Но такое встречалось и на Земле.
   Ближе к поверхности попался достаточно тонкий слой твердого песчаника, на глубине попался слой порфира который сначала приняли за гранит и определили уже в лаборатории. Так же пещера проходила через два слоя гнейса разной структуры, состава и цвета залегавших на разной глубине и разделенных слоями гранита. Да, в пещере были самые обычные сталактиты и сталагмиты из карбоната кальция. Но их было мало, они были не очень крупными и явно образовалсь за счет медленной фильтрации воды через капиллярные трещины. Через слои известняка полость пещеры не проходила и в ее окрестностях их вероятно тоже небыло. Изучать геологию пещеры было интересно, но никаких залежей полезных ископаемых она не давала.
  
   Глава 6. Эпоха великих открытий.
  
   Новое лето должно было стать началом масштабных исследований планеты. За короткую объехали все ранее установленные за пределами поселка метеостанции обновив их программное обеспечение, проведя ревизию оборудования и добавив им сейсмодатчики. Потом провели полевые работы на делянках с картошкой и длинных полях. После чего собственно и началась первая большая летняя экспедиция. В сторону обнаруженных Яшмой по "альпийскому свету" гор отправился колесный краулер, который был базой и транспортом экспедиции.
   Личный состав был немногочисленным, в виду общей малой численности населения. Яшма, как самая полезная, "белый вождь", Ясень с молодым конем-трехлеткой родившимся уже на этой планете и Лео которому захотелось отдохнуть от работы нянькой для детей. С момента прибытия в новый мир уже прошло больше четырех земных лет, так что сейчас ему как раз стукнуло 13 земных лет и парня начался сложный возраст. Ему хотелось самоутверждаться и роль конного разведчика который будет работать в окрестностях полевого лагеря давала ему такую возможность.
   Ясень был достаточно умен чтобы не пытаться задираться перед старшими, видимо уже получив трепку "от своих", а от "вождя" он получил по заднице в пещере, так что кипучая энергия была направлена на поиск приключений и старания доказать свою полезность. По старым обычаям лакота до зверского "ритуала взрослости" он еще не дорос, да и общим решением было решено оставить их в прошлом, но и откровенно ребенком он как раньше не мог и не хотел оставаться. Так что безопасней было взять его с собой приставив к молодому Лео. Молодой лев тоже был достаточно шебутным гривастым котом, но осторожности и чутья на неприятности у него должно было хватить на троих. На себя, Ясеня и молодого пегого коня. К тому же у Лео и Ясеня были рации, а еще очень четкие инструкции, что делать в любых ситуациях.
   С лошадьми им повезло тоже. Три лошади индейцев вполне успешно размножались после того как откормились и получили нормальную конюшню. Даже слишком успешно - жеребца пришлось держать отдельно от пары кобыл, чтобы небыло проблем с лишними внеплановыми жеребятами. Зато те жеребята, что успели родиться и вырасти в новом мире - демонстрировали не только отличное здоровье, но и признаки развитого интеллекта. Конечно по уровню ума они до Лео и близко не дотягивали, но быстро научились открывать задвижки и ручки на дверях, в том числе используя для этого палки которые можно было просунуть через решетку и сетки.
   Кроме того "новое поколение" лошадей просто отлично дрессировалось, не только исполняя все "собачьи" команды, но даже понимали простые приказы голосом на русском и могли по настоящему считать до десяти без подсказок хозяина. С их выездкой никаких проблем тоже не возникло. Как потому, что жеребят с детства приучали к недоуздку, попоне, седельным сумкам и небольшому самодельному детскому седлу, так и благодаря их уму. Лошади прекрасно понимали кто их кормит, заботится и любит. Конечно во время взросления и обучения иногда их приходилось как следует лупить, но использование плетки было скорее исключением, чем правилом.
   Так что у Ясеня теперь был персональный молодой конь - трехлетка, на котором он гонял по поселку и его окрестностям, а теперь будет вести разведку в экспедиции. Для коня в грузовом отсеке краулера оборудовали специальный маленький "денник" с дермантиновыми подушками на стенах, чтобы при резких движениях машины он не бился о стены. Так же для него была отдельная выгородка с запасом сена и овса в металлических ящиках от ЗИП-а. Так же пришлось поставить большой бак для воды. Конь был достаточно умен чтобы не серить и не ссать в доме просясь на улицу, но брать его в жилой отсек краулера не стали - ему было там просто тесно. Опилки под ногами для него были лучше, чем твердый пластик жилого отсека по которому скользили копыта. Да и перднуть конь мог очень даже мощно.
   Да, отправляться в экспедицию всего вчетвером было рискованно. Но и большим числом отправляться был риск не намного меньший. И в случае любых серьезных проблем пострадало бы просто большее количество людей. А в случае несерьезных проблем они и вчетвером справятся. Хотя конечно Ясень со своим возрастом и шилом в заднице вызывал больше опасений. Но из двух зол пришлось выбрать меньшее. Да и сам парень не скрывал, что хочет быть рядом со своим "вождем", ему самому так лучше и спокойней.
   До расположенной со стороны гор метеостанции добрались по знакомой дороге за день. А дальше скорость движения сильно упала. Приходилось поднимать дрон, осматривать местность которая стала сильно пересеченной, планировать маршрут до новой точки и повторять разведку. Зато в местах временной остановки собирали геологические образцы и Ясень на коне вместе с Лео быстро пробегался по окрестностям. Лев, даже генетический модифицированный, рысаком совсем небыл и долго бежать вслед за лошадью не мог - так что далеко они не уходили. Но даже такие недалекие объезды расширяли знания о планете.
   Через мешанину возвышенностей, оврагов и впадин они пробирались три дня. По прямой всего около 50-ти километров пути, но с учетом всех объездов и петель - как бы не все 500. Дальше рельеф был достаточно ровным, с небольшими плавными возвышениями, но порядок движения остался прежний - 10 километров, остановка и выбор дальнейшего пути, в то время как Ясень пробегался по округе. В среднем получалось проехать 30-40 километров, и к концу недели на горизонте стали видны горы.
   Горы... К горам сразу решили не соваться. Горы это не только геология и потенциальные месторождения полезных ископаемых. Это еще и иная экосистема, которая могла быть более разнообразной чем знакомая им. Ведь горы всегда задерживали влагу, переносимую ветром. Где влага и препятствия собирающие пыль, естественная защита от ветра - там хорошие условия для растительности. Где разнообразная флота - там разнообразная фауна нашедшая себе кормовую базу и микробиологическая биота тоже. Так что к горам решили не торопиться, осмотреться пока тут как следует. И снова отпустили Ясеня в "свободный поиск".
   Все было нормально три дня, которые потратили на сбор образцов и сканирование земли гиеной работающей "георадаром". А на четвертый день случилось ЧП - Ясень обманул Лео и удрал на коне куда-то. Причем он хорошо подготовился к своей выходке - взял запас воды и еды себе с конем, одеяло, сухое горючее... Видимо решил устроить самостоятельную экспедицию. Не забыл он цифровой фотоаппарат, квадрокоптер и контейнеры для образцов. А вот рацию оставил паршивец, видимо решив что его смогут отследить как по радиомаяку. По свежим следам его найти не получилось - видимо обернул копыта лошади тряпками. Идти по следу по запаху как ищейка Лео не мог.
   Пришлось прервать экспедицию и заняться поисками. Сначала быстро сгоняли к горам - решив что парень рванут туда, но у подножия гор его следов не нашли. Вернулись назад к последнему лагерю и начали разматывать поисковую спираль постепенно удаляясь от лагеря. Вдруг Ясень нашел какую-то пещеру или вместе с конем свалился в овраг и поломался? Но детальный осмотр местности в радиусе пяти километров тоже ничего не дал. Только несколько новых образцов местной флоры - два вида "трав" похожих на хвощи и папоротники, да более густые и мягкие "мхи" растущие круглыми колониями.
   Наконец днем шестого дня после пропажи Яшма засекла потеряшек. Конь и парень еле волочили ноги, но упрямо шли к лагерю. Видно было, что они страдают от жажды и голода, но живы. К ним быстро подогнали краулер, затащили внутрь и дали воды. Но не вволю, отпаивать и откармливать пришлось молодых да глупых долго. И только когда угроза жизни обоим миновала - начался "разбор полетов".
   Как оказалось, Ясень прекрасно понимал всю опасность своего поступка, но ему необходимо было "совершить подвиг" и подвернулся подходящий случай. Во время вылазок вокруг последнего лагеря, которые получались намного длиннее и дальше чем раньше - во время одного из запусков дрона он заметил на горизонте что-то странное, не похожее на обычные холмы или скалы. И решил проверить сам, никому ничего не сказав. Прекрасно понимая, что Лео будет против, парень сам подготовился к экспедиции, придумал как обмануть льва и удрать. Исполнить свой план он смог.
   Но любой план живет до первого столкновения с реальностью. До нужного места быстро добраться не получилось, пришлось искать обходные пути, потом кончилась вода которая из-за пути по самой жаре тратилась сильнее чем обычно. А надо было не только самому пить, но и поить лошадь. В дополнение ко всему он еще и заблудился... Ясень на своей шкуре испытал все последствия своего поступка, под конец это уже было действительно опасно и страшно.
   "Безмозглая экспедиция" не была бесполезной. Ясень нашел странные развалины, смог сделать фото и заснять их с квадрокоптера. К счастью развитой растительности и фауны там не оказалось, как и сильного радиационного фона. По крайней мере его дозиметр заметного превышения не показал. А раз он вернулся живым - чего-то сильно ядовитого там тоже небыло
   Так что парня сначала пришлось как следует отлупить, но без особого зверства, ремнем по заднице. А на следующий день доверить ему найти развалины снова. Пустив его показывать найденный путь. Гиена ему уже приватно объяснила - раз детство кончилось, чего так хотел Ясень, то и отвечать за свои поступки теперь придется как взрослому. Никто с ним цацкаться не будет теперь и "пахать" придется наравне с другими взрослыми теперь. За день доехать до развалин не успели, хотя уже и видели их на горизонте, пришлось останавливаться на привал. И вечером глава клана позвал Ясеня спать вместе, решив что так будет лучше "помириться" как это было после прошлой взбучки в пещере. Только ставший взрослым в своем понимании парень понял это по своему... Ведь по его пониманию взрослым дают то, что они заслужили.
   Скорее всего Ясень ожидал "сеанса выездки" раздеваясь наголо с маской каменного истукана на лице. Но дальше последовал не секс, а долгий тихий разговор как со взрослым. Говорили долго и обсуждали серьезные темы, конечно как следует прошлись по ошибкам которые едва не привели к плохим последствиям - парень теперь понимал, что едва не угробил своего коня и себя. И сейчас обсуждали как надо было "по взрослому" организовать такую экспедици. В том числе - "вождь" объяснил Ясеню, что разрешил бы ему "отправиться подвиг", но лучше подготовив все и снизив риски.
   Потом разговор коснулся и секса. Ясень прекрасно понимал, что быть ему парой дочери Рыжей Анны с которой он давно уже рос вместе, но она была моложе его на несколько лет. И теперь глава семьи объяснял парню почему к девченке пока нельзя приставать с сексом. Она просто физический не доросла и это может причинить ей необратимый вред. Так что придется ему терпеть пока его подруге не исполнится хотя-бы 15 земных лет. А дальше посмотрят по ее физическому развитию.
   Поговорили они и про "мальчиков с мальчиками", вообще на эту тему сначала с "вождем" поговорила гиена объяснив многие моменты из психологии "диких племен" и конкретно этой версии индейцев с конскими хвостами. "Большой белый вождь" и раньше относился к такому нейтрально, если любители "баловаться под хвост" не устраивали шумную ЛГБТ-пропаганду, да и знал про другие культуры где такое было нормальным явлением. Так что скандала и моральных поучений молодому да раннему конечно не последовало. Ясень должен был сам решать с кем и как он такое будет делать, если вообще захочет. Но его заставлять кого-то ублажать никто не имеет право. Как и он заставлять других - тоже.
   Обсудили и вопрос со сменой имени, раз теперь Ясень считался взрослым, а садо-мазо ритуалы "взрослости" в русском племени не практиковались. И тут Ясень немного удивил "вождя", он не стал отказываться от детского имени, просто захотел к нему приставку - Ясень Зоркий Глаз. Раз смог углядеть развалины первым. "Белый вождь" согласился... Говорили еще долго и о всяком наболевшем для парня, в основном о личном - расслабившись он разоткровенничался с понимающим его и готовым слушать "вождем", но постепенно заснули в обнимку.
   С утра после завтрака долго рассматривали развалины на горизонте и фотографировали на цифровой зеркальный фотоаппарат с советским большим зеркальным объективом МТО-1000. Яшма взяла с собой 150-миллиметровый телескоп и маленький астрограф чтобы вести наблюдения в удаленных от поселка точках. И для фотографирования удаленных объектов в том числе. Потом вместе рассматривали цифровые фотографии, как сделанные сейчас, так и те что сделал Ясень в развалинах и его съемки с квадрокоптера.
   Между стоянкой колесного атомного краулера и равниной, на которой были расположены развалины пролегал глубокий овраг или даже небольшое ущелье с достаточно крутыми стенами. За оврагом была сожженная равнина, в которой неведомое оружие прорубило странные шрамы до самого скального основания. Шрамы эти были наполнены застывшим стекловидным шлаком, и солнце отражалось в нем неподвижными слепящими бликами. А у самого горизонта громоздился хаос каких-то строений, уходящий краем в нетронутую полосу земли с какой-то достаточно чахлой на вид желтовато-зеленой растительностью.
   На унылом, однообразном фоне развалины эти казались единственным цветным пятном, россыпью ярко-красного, желтого, пронзительно-зеленого и голубого. До них было километров 5-6, они выглядели необычайно эффективно даже на таком расстоянии. Для поисков прохода пришлось посылать квадрокоптеры, путь которым прошел Ясень с конем был слтшком крут и узок для большой тяжелой машины. Так что пришлось объезжать овраг намотав на колеса больше 30-ти километров. Но к вечеру краулер стоят в полукилометре от развали и снова на разведку были отправлены дроны для осмотра, картографирования. Начать исследования решили завтра с утра, по холодку и при хорошем свете.
   А пока смотрели новые съемки с квадрокоптеров. Внизу вырастали стены, целые кварталы каких-то диковинных разрушенных строений. Сохранилась мостовая из гладких плит, правда они просели от времени и местами вздыбились. И не осталось ни одной целой крыши или перекрытий хотя-бы между первым или вторым этажом. Будто сверху пришла ударная волна и вбила все в землю оставив только самые прочные вертикально стоящие конструкции. В некоторых местах развалины пересекали глубокие расселины, в темноте из них получились бы настоящие ямы-ловушки. Местами громоздились груды щебня и других обломков разного размера и формы. В некоторых местах груды обломков заполняли расселины образуя ненадежные мосты на другу сторону.
   Яркая окраска уцелевших стен разрушенных зданий раздражала глаза. Вероятно, у жителей этого города глаза были устроены по-иному, а быть может, раскраска изменилась под действием высокой температуры - во многих местах были видны расплавления, материал стен размягчался и стекал внищ по оставшимся твердыми частям конструкций. Так или иначе, эти яркие местами откровенно "кислотные" краски действовали угнетающе. Но дело было не только в цвете, здесь действовала и форма. Все углы и линии, пропорции были какие-то не такие. Хорошо были видны развалины башни, от которой остались стены на три этажа вверх, но она была явно выше когда-то. При попытке продолжить сохранившиеся линии вверх получалось нечто странное, странно перекручивающееся и искажающееся в стиле творений Эшера со странной игрой с перспективой, отчего начинало ломить виски. Не лучше были развалины стен какого-то немыслимого алого здания, от которого хотелось отвести взгляд.
   Архитектура развалин была незнакома Яшме, о чем она сразу сказала. И по ее мнению эти странных пропорций и формы здания строили откровенно негуманоиды. Отличия были не в росте, из строители были не просто больше или меньше людей, у них было откровенно другое строение тела и возможно - другая система восприятия окружающего мира. Зрение захватывающее ультрафиолет или инфракрасный тоже, или сразу в двух спектрах. Но оптическое зрение какое-то у них точно было, иначе бы раскраской зданий бы не занимались. А вот архитектура формы зданий, окон, дверныхх проемов и видимых внутри остатков помещений говорила о совсем ином строении тела. С иной эргономикой. Возможно даже полной симметрией тела во все стороны. Кроме того некоторые элементы явно напоминали фракталы или симметричные фигуры из детского калейдоскопа.
   Гадать можно было долго, завтра наступит утро и можно будет начать исследования. И в то-же время эти странные развалины вызвали некоторое узнавание у "главы клана" который пытался вспомнить где видеол подобное... Или читал? Но с наскока вспомнить не получилось, осталось только готовится ко сну. Зазывать под бок Ясеня спать вместе он не стал, но и выгонять если тот придет сам - не собирался. Ясень пришел сам, уже не строя "морду кирпичом", смущенно улыбнулся и устроился под боком обнимаясь.
   Утром после завтрака овраг просто объехали, пришлось сделать крюк в сторону гор, но местность была достаточно ровной и карулер ехал быстро. Через три часа машина уже замерла на окраине развалин и начались исследования. Уже первый осмотр показал, что с наскока тут вряд-ли чего получится найти. Развалины были слишком старыми, и все что могло разрушиться сначала от высокой темпетаруры, а потом от воздействия кислорода, воды, утльтрафиолета и времени - разрушилось.
   Сами строения и плиты мостовой были построены не из бетона, а из чего-то похожего на плавленный или искуственный камень. Фактура материала стен части строений была похожа на гранит, других - на базальт. Причем все стены и места, где они перехордили в перекрытия - явно говорили о монолитности строений. В то же время на видимых местах слома стен небыло видно никакого следа арматуры. Точно так-же потеки расплавленного материала стен и остеклованные плиты мостовой явно намекали на какое-то очень мощное тепловое воздействие.
   Оружие, которое могло бы дать такой странный эффект Яшме было неизвестно. Обычный термоядерный взрыв в атмосфере достаточно мощный для причинения таких термических разрушений, с учетом стойкости материала строений, должен был оставить на месте города воронку. Лазер в атмосфере скорее всего такие разрушения причинить не мог, из-за рассеивания луча и ионизации газа по трассе выстрела при превышении определенного порога плотности энергии. К тому же тут сначала было очень мощное и достаточно длительное чтобы потек матерал стен термическое воздействие очень мощного потока излучения, а потом пришла относительно слабая ударная волна... Недостаточная чтобы снести все вообще тут. И в то же время по пути к городу они проезали несколько "шрамов", где грунт был проплавлен до состояния прочного стеклянного монолита на сотни метров вглубь.
   Кроме уточнения карты развалин, взятия образцов материалов, как обломков, потеков расплавленного материала и фрагментов стоящих стена Яшма немного просканировала грунт найдя множество пустот. Под городом была развитая сеть подземных коммуникаций, которые пережили не только саму гибель города, но и прошедшие тысячелетия после атаки. Входы с поверхности быстро найти не получилось, но помогли рассекающие город расселины. В их обрывистых краях обнаружились срезы тоннелей. Часть была малого диаметра, около полуметра. Но были и более крупные - диаметром в полтора метра.
   До них добрались уже после обеда - проверив прочность грунта к расселине подогнали краулер и развернув стрелу спустили вниз импровизированную "клеть". Первой на разведку отправилась Яшма, как более устойчивая ко всяким неприятностям и имеющая множество современных сенсоров. Стены тоннелей были укреплены "тюбингами" из материала, похожего на тот, что использовали наверху для наземных строений. На стыках они были склеены или сварены между собой в стык без зазоров, без болтов или заклепок, просто слегка выступающие герметичные швы. Внутри тоннелей были следы которые можно было расценить как остатки кабелей разного назначения и труб.
   Осмотрев состояние тоннелей и даже послав в самый большой из них квадрокоптер Яшма запретила даже думать лезть исследовать их лично! Большой тоннель оказался обрушен метрах в ста от точки входа, часть малых - тоже. Оставался незаваленным только тоннель диаметром в полтора метра, но по мнению кибер-гиены он мог обвалиться тоже от малейшего внешнего воздействия. Она выявила в тюбингах можественные нарушения структурной целостности и даже несклько проходящих насквозь трещин, которые могли проявить себя в любой момент, особенно при внешнем воздействии! Так что только копать с поверхности, медленно и осторожно!
   Не забыв взять образцы того, что могло быть следами труб и кабелей Яшма поднялась назад. Свои выводы она постоянно передавала наверх по рации. По ее словам следов наличия развитой жизни или работы какой-то техники в тоннелях небыло. Тепловых следов, электромагнитного фона, акустических сигналов указывающих на работу каких-то механизмов она не засекала. Как и признаков обитания в сети тоннелей каких-то крупных живых существ. Хотя из самого нижнего небольшого тоннеля вниз в расслину лился тонкий ручеек грунтовых вод или конденсата со стен.
   Раз в тоннель лезть нельзя, а квадрокоптер там слишком легко угробить - "глава клана" предложил построить маленького робота-разведчика с телекамерой управляемого по кабелю, на небольших мягких колесах, который смог бы проехать даже в тоннель небольшого диаметра не вызывая обрушения. А даже если его завалит - жалко, но не смертельно. Зато если он найдет что-то интересное - будет ясно где копать в первую очередь. Решили так и поступить, мыслей посылать в тоннель Ясеня или Лео конечно же не возникало. Слишком опасно.
   Остаток для посвятили пешему осмотру города. Город был небольшим и достаточно симметричных, хотя это была странная нечеловеческая симметрия. Скорее сходная с симметрией паутины, фрактала или узора в калейдоскопе. Но в то же время он небыл совершенно симметичным. Диаметром городская застройка была около 10 километров. И за половину дня которую потратили на осмотр центральной части тоже ничего полезного не нашли. Хотя, при осмотре мостов из обломков которые позволяли преодолеть расселины рассекшие город - Яшма высказала первой предположения об их искуственном происхождении.
   Насыпи-мосты были по оси достаточно сохранившихся больших улиц позволяя проехать город насквощь даже на краулере. Кроме того они были сложены из крупных обломков, причем самые крупные обломки были внизу, на них были уложены более мелкие, причем явно просатривался разумный порядок в укладке. Кроме того верхние поврехности этих "мостов-наспей" были достаточно ровными. Не такими, как если бы их укатывал каток, но проехать колесный краулер по ним мог легко, или гусеничная машина. Кроме того на плитах мостовых примыкающих к провалам с "мостами" гиена нашла борозды, которые можно было трактовать как следы волочения обломков и работы какой-то достаточно крупгой тяжелой техники вроде бульдозера или даже крана на гусеничном ходу.
   Подобные следы позднее Яшма нашла и вдоль всего "расчищенного проезда". Определив места где брались обломки и каким маршрутом доставляли к расселинам. По ее словам - устоявшие развалины не сносили, брали только отдельно лежащие обломки. И старались это делать равномерно, чтобы не создавалось впечатление расчистки развалин. Кроме того по словам Яшмы машины которые возили обломки к расселинам вероятнее всего были гусеничными, более узкими чем земной трактор и сочлененными. Возможно что они были даже не из двух, а трех или четырех звеньев. Такая техника была ей тоже незнакома.
   Кроме того по словам кибер-гиены "мосты" были сделаны за сотни, возможно за тысячи лет до их прибытия к развалинам. Но в то же время это небыли спасательные комнады строителей города. Мосты из обломков были построены через сотни, а может быть тысячи лет после его разрушения. Кроме того тут небыло следов разбора завалов с целью проведения спасательных работы. Кто-то просто расчистил путь для движения своей техники через развалины и постарался сделать это скрытно, хотя-бы для аэрофотосъемки.
   Яшма свои слова подтвердила даже анимацией, использовав съемки с дронов, свои наблюдения и сделанную на скорую лапу компьютерную графику на ноутбуке главы клана. С одной стороны новость о наличии кого-то разумного с тяжелой и незнакомой строительной техникой слегка напрягала. С другой стороны - следы были старыми, даже очень старыми по словам Яшмы. А не верить ей поводов небыло. Глядя на то, как по карте города ползают некие узкие и длинные сочленненые машины возя обломки и скидывая их в расселины - глава клана понял, что ему все это напоминает. Планету Лимбо, выжженый в древней войне мир с остатками инафраструктуры "Предтечь" из книги "Саргассы в космосе" Андрэ Нортон! Старая классическая фантастика 60-70х, а вот жеж!
   В книге были описаны очень похожие развалины и то, что "космические пираты" нашли старые сооружения вырубленные в скалах где в одном из складов оказались сочлененные гусеничные краулеры Предтечь. Которые пираты смогли запустить и активно использовали. Так же на планете была еще машина - "ловушка для кораблей" которая используя некий вариант "тягового луча" просто расшибала звездолеты о поверхность. Но там машина выдавала себя электромагнитными помехами, к тому-же планета была буквально завалена металлоломом. Тут ничего подобного пока обнаружено небыло...
   Найдя текст книги и сравнив описания с развалинами за бортом все призадумались. И пускай совпадения их ситуации со старой фантастикой были очень даже ощутимы, но отличий было куда больше. Так что решив не паниковать и продолжить завтра исследования на спокойную голову все разошлись спать. На этот раз Ясень не пришел спать под бок "вождя", но тот не обратил внимания на это, решив что парень просто стесняется раз стал "взрослым".
   Утром оказалось что Ясень - ночью один полез в не заваленную нору! Да, он оставил записку, как следует экипировался для работы под землей, но один полез в дыру куда робота тупого посылать было страшно! Вниз спустили Яшму, гиена запустила вслед дурному парню дрона... который смог улететь метров на 300 вглубь по тоннелю - и тут начался рушиться потолок! Бедную летающую жужжалку расплюшило к чертям!
   Была надежда, что дурной пацан вылезет где-то еще. Гиена пыталась его найти сканируя подземелье чтобы проследить тоннель, но она небыло создана для геологоразведки и в местных условиях от ее "георадара" толку было мало. Проверили все остальные выходы из тоннелей до которых смогли добраться, в том числе и с другой стороны отделенного расселинами куска города. Вызывали его по рации - которую Ясень на этот раз взял. Но никаки свидетельств что он жив - небыло. Все были откровенно подавлены, особенно Лео который сильно переживал за парня с которым сильно сдружился. А глава клана просто встал седым на утро третьего дня. Да, седина у него на висках пробивалась и раньше, теперь он стал седым полность.
   К вечеру, когда надежды уже небыло,хотя даже на третий день упорно велись поиски, он вышел на связь и попросил помочь вылезти из заваленного обломками спуска! Первой на место откуда шел радиосигнал с ломом на перевес прискакала Яшма прыгая как кенгуру трехметровыми прыжками. Следом едва не сшибая стены прямо по обломам не жалея подвеску "вождь" гнал краулер. Ломом, кувалдой и краном растащили обломки и из под рухнувших перекрытий буквально вывинтился Ясень в грязном и местами порванном комбинзоне, сам грязный но живой!
   Причем вылез этот поганец с трофеями и даже радостный. На руках у него на манер браслетов были одеты какие-то на вид пластиковые насадки, возможно от труб ли кабелей. На шею он повесил что-то вроде свернувшейся в кольцо полосы из потемневшей бронзы или подобного ей сплава. Не потерял он и фотоаппарат в чехле. Сначала Ясень конечно же начал хвастаться трофеями - в "брслетах" быстро опознали самообжимающиеся кабельные наконечники из какого-то полимера. Бронза из свернувшейся в кольцо плоской полосы требовала лабораторого анализа. Еще он принес какие то небольшие кольца-застежки из чего-то типа полиэтилена и пару неудобных массивных деталей которые влезли ему в карманы.
   И фото, много фотографий сделанных при свете светодиодного фонарика. Колечки оказались "стяжками" с рассыпавшихся от старости пучков проводов малого сечения, какая-то "соаботочка" скорее всего. Бронзовая полоса - остатками разрувшихся пластин-тоководов большого электрического распредиельного устройства из бронзы и керамики, все остальное рассыпалось в пыль. Опознали на видео с фото и оптоволоконные магистрали, от которых Ясень и приволок призматические стыковочные узлы. Оптические кабели рассыпались не хуже старых проводов. Еще он заснял нечто похожее на керамические трубы канализации или водопровода, многие из которых растрескались, но большие куски керамики с собой он брать не стал.
   Немного оценив трофеи Ясеня сразу-же загнали мыться, а потом на медицинский осмотр. К счастью для парня подземная эпопея обернулась для него только несколькими ссадинами и синяками. И только напившись чаю и с жадностью съев бутерброд он рассмотрел что "вождь" стал седой... Нет, парня не пробило на истерику и слезы, но по его лицу было видно - насколько его проняло. Ясень стал честно рассказывать чем обернулось его второе, если считать с пещерой - то и третье безрассудство. Обвал, радость от находок, потом понимание и поиски выхода. Страх. Плутания по подземельям. Приступ клаустрафобии с которым он к счастью смог совладать. Как он вспомнил уроки Ишарам и по току воздуха нашел выход наверх, который привел в одно из разрушенных зданий, но упирался в завал из рухнувших перекрытий. Как он смог по рации вызвать помощь.
   На этот раз лупить его не стали. На этот раз он сам все понял и пообещал никогда _так_ больше не делать! После чего сам встал и начал извинятся - сначала перед всеми вместе, потом конкретно по очереди перед Лео - его лучшим другом, Яшмой - лучшим на свете "духом-хранителем племени" и самим "белым вождем" - лучших из всех вождей. Извинения были очень церемонными, но в то же время по настоящему очень искренними! И они были приняты. Даже без подзатыльников глупому юнцу за которого все так переживали. А когда все укладывались спать - Ясень снова пришел спать вместе и сам первый крепко прижался обнимая, попросив не выключать ночник - засыпать в темноте теперь он побаивался...
   После окончания подземной эпопеи Ясеня все просто отдыхали день, а потом начали искать следы дороги, по которой ездили те самые сочлененные гусеничные машины. С учетом продежших сотен, а то и тысяч лет следов от гусениц на земле конечно не сохранилось. Но учитывая нелюбовь строить явные мосты и большое количество глубоких оврагов и расселин в конце концов старый маршрут от города до гор проследить удалось. В паре мест были срыты склоны оврагов чтобы могла пройти техника. В другом - "подсыпаны" каменные обломи имитируя естественный обвал чтобы машины могли нормально подниматься к началу горного ущелья. Но его исследовать не успели - надо было сворачиваться и возвращаться чтобы переждать летний сезон бурь.
   Так собственно и сделали. Маршрут был разведан, так что с учетрм всех объездов домой вернулись за неделю до начала бурь и помогли с сельхозработами. Все заметили, что глава "племени" поседел. И вот тут то Ясеню крепко попало когда выяснились детали, уже от своих же сородичей. По лицу его они не били и по яйцам тоже, но синяков наставили. А вот Рыжая Анна слегка приголубила по лицу, а потом как следует отходила лошадиной плеткой, но без фанатизма - шрамов не оставив. Наказание он принял как должное - на этот раз получив именно то, что заслужил. На этом все и кончилось... на время.
   Пока пережидали сезон летних ураганов и готовились к новой экспедици - собирали пару роботов для исследований подземелья, изучали собранные образцы, выяснилось что плутани под землей не прошли для парня даром. Он побаивался оставаться один и в темноте, но с истерикой на улицу не рвался. Хотя старался побольше проводить времени в Большой Оранжерее, где был яркий свет, высокие потолки и зеленые растения вокруг. Еще он повадился подолгу о чем-то беседовать с Яшмой и Рыжей Анной. Но видимо темы были личные и безопасные, раз про их содержимое главе клана ничего не сообщали.
   Результат этих беседе проявился во второй экспедиции которую отправили после окончания штормов, решив в этот год не устривать вторую посевную картошки. По опыту первого выезда коня с собой больше не стали брать, чему тот был рад. Ясень теперь каждый вечер приходил спать вместе в обнимку и при свете ночника. Но на третий вечер он распустил косы и расчесав свою гриву с хвостом, немного покрасовался и откровенно прижался тихо объясняя чего хочет. Беседовал с Яшмой и Рыжей он не зря, как и она потом поговорила с "вождем" толсто намекнув не отталкивать парня, так что хорошо подготовился и "выездка" прошла вполне приятно.
   Никаким "гламурным ЛГБТ" тут не пахло, просто он хотел "попробовать так", делом извиниться за нервотрепку и "быть полезным". Кроме того он откровенно старался сам получить удовольствие и смог это сделать. А на самом деле парню хотелось быть нужным, полезным и любимым. В детстве он мало получал внимания и заботы от родного отца. Он рано осиротел вовсем и попал как приемный в семью брата отца. Потом было "попадание" и общество Рыжей Анны с дочкой. И гормоны играли тоже. В голове у Ясеня сейчас творилось черти что, отталкивать или вовсе ругать его было опасно. Сам успокоится со временем.
   До конца летней экспедиции Ясень вел себя нормально и даже особо не злоупотреблял благосклонностью "вождя". Внимание и забота, сон в обнимку и "одной объездки в неделю" ему вполне хватало для душевного спокойствия. Попытался он таким образом "извиниться" и перед львом. Лео понравилось, а вот молодой оценив особенности львиной анатомии на практике повторять эксперимент не стал. Да и других новых интересных событий было много.
   Вход в здании через который вылез Ясень расчистили и вниз спустили робота с камерой и фонарями управляемого по кабелю. Повторить путь парня он не смог, но до подземного зала куда сходились электрические и оптические кабели небольшая машина смогла добраться. Кроме видеокамер она была оснащена 3D сканером на основе сенсора Microsoft Kinect, так что по маршруту движения сразу снимала сканы "облака точек" которые быстро собирались написанной Яшмой программой в трехмерную модель. Так же сняли модель обнаруженного подземного зала, остатков оборудования к нем. Ясеню хватило ума не пытаться ломать уцелевв, то что он принес с собой тогда - просто подбирал отдельно лежащие фрагменты.
   Результаты 3D сканирования зала, фото и видео, доставленные на поверхность образцы для анализа - работы для лабораторий на предсиоящую зиму хватало с запасом. Потому свернув работы в городе быстро доехали до ущелья куда вели следы сочлененных гусеничных машин. Растительности там небыло, что показала небольшая разведка с дрона, а вот на скалах и валунах в узких местал попадались глубокие царапины и сколы когда их цепляли корпуса проходившей здесь техники.
   Ущелье оказалось глухим и вход в подземные коммуникации найти не получилось. Конечно со временем найдут обязательно, но с наскока - нет. Даже попытки Яшмы зондировать скалы и почву ничего не дали - маскировка оказалась великолепной. Удалось только найти вход в обычную пещеру, недостаточно большую чтобы туда вошла гусеничная машина. В этот раз к пещере Ясень даже и близко не стал подходить, подземелий ему хватило надолго. Но вообще, в долине были следы чужого присутствия. Кое-где были следы расчистки, вырубленные под скальными козырьками правильной формы ниши, следы от креплении какого-то оборудования.
   Причем, те кто тут раньше хозяйничал, очень тщательно и оккуратно все демонтировали после. Может быть даже прошлись с металлоискателями собирая даже металлический мусор случайно потерянный, например всякие крепежи. Возможен даже был вариант, что тут и вовсе небыло никаких скрытых в скалах ангаров для техники, она могла стоять под маскировочным навесами. Время еще было, так что найдя точку отправления попробовали найти вторую точку машрута, по которому когда-то ходила техника через город.
   С поисками следов оставленных техникой сотни или тысячи лет назад было сложно, но в конце концов они снова привели к горам, к другой горной долине. Долина была намного крупнее чем первая и посланный на разведку дрон... Заснял лежащую в ней ассиметричную "летающую тарелку!" На вид будто из камня или бетона, диаметром около 50-60 метров она была частично засыпана сошедшей со склона осыпью мелких камней и немного занесена землей. В этой долине в отличии от первой был плодородный грунт, какие-то небольшие кусты и подобие травы. Но кроме странного ассиметричного "диска" других следов разумной деятельности тут небыло. И на вид "летающая тарелка" не выглядела сильно разрушенной, по крайней мере сверху. Хотя нижняя ее часть могла быть разворочана напрочь, без раскопок это узнать было невозможно.
  
   scale-1200-5
  
  
   По хорошему к обнаруженной "летающей тарелке" в этом году лезть было нельзя категорический. Нужно было взять образцы флоры и грунта из долины для исследований в биолаборатории и уезжать. Так и сделали, образцы взяли, гоняли оставшийся квадрокоптер над долиной проводя съемки. Но в конце концов любопытство победило - и на разведку отправилась Яшма. Кибер-гиене помогли одеть космический скафандр, который был штатно укомплектован прочными "галошами" для хождения по камням, и она отправилась в путь вооруженная любимым топором, ломом и лопатой.
   Конечно космический скафандр без сервоприводов при земной силе тяжести штука тяжелая и неудобная, но для Яшмы его вес небыл проблемой. Главное что он обеспечивал ей защиту от контакта с "внешними биологическими факторами". Система связи скафандра отлично работала с системами краулера. А после возвращения ее можно было обмыть из шланга не приближаясь, а после провести дезинфекцию в шлюзе краулера. Дезинфекция и очистка от любых загрязнений после возврата на борт была штатной функцией шлюза.
   Яшмы небыло шесть часов, но она регулярно выходила на связь, кроме того за ней присматривали с дрона возвращаяя его время от времени для смены аккумуляторов. От устья долины до "тарелки" было около 7-ми километров, их она прошла за час сильно не торопясь и изучая обстановку. Час занял путь назад, четыре часа гноллка осматривала корабль, даже частично раскопав обломки и грунт в нескольких местах. Работать в достаточно жестком скафандре было неудобно, кроме того его требовалось беречь от повреждений, но Яшма была упорной и осторожной, а еще - сильной.
   После всех мер по дезинфекции когда она сняла скафандр устроили собрание, где Яшма стала рассказывать о своих выводах и показывать снимки. Это на самом деле был космический корабль, а не каменный или бетонный диск. При этом корабль был достаточно непривычной конструкции.
   На корпусе было много всевозможных технологических отверстий. Кроме того корпус небыл сплошным и герметичным, он состоял из разнородных панелей обшивки, сведённых во внешний корпус корабля. Панели его внешней обшивки были отлиты из самого обычного базальта армированного тугоплавкой сеткой. Базальт был достаточно прочен и химический инертен для воды, кислорода и даже многих кислот.
   Корабль не был рассчитан на вход в атмосферу в произвольном положении, у него был тепловой "щит". Щит был не сбрасываемый, тугоплавкий, достаточно ограниченного объёма и массы. При этом, если у земных "Шаттла" и "Бурана" со "Спиралью" он прикрывал нос и дно, то здесь он защищал нос и "спину" корабля. По мнению Яшмы корабль в атмосферу вообще входил перевёрнутым относительно того положения, в котором он находится на поверхности.
   Вероятно это было сделано, чтобы уберечь его от контакта с поверхностью планеты в горячем состоянии. Сам тепловой щит был слегка приподнят над основной обшивкой конструкциями образующими аэродинамический "планер", он небыл сплошным и под него вели какие-то технологические люки.
   Баллистический вход может быть стабильным, но лучше чтобы он был корректируемым. Значит - перебалансировка и отклоняемые поверхности. Вряд ли на этом корабле возили так уж много тяжёлых жидкостей, чтобы буквально менять положение центра тяжести. Проще изменить положение аэродинамического фокуса, что-то выпустив или убрав. Потому он был снабжен большим количеством подвижных аэродинамических поверхностей разнообразного назначения и формы, которые после посадки плотно прижимались к корпусу чтобы не повредить их.
   Сама конструкция "летающей тарелки" больше напоминала конструкцию подводной лодки, чем привычные космические корабли. Этот корабль был построен как система с "лёгким корпусом", который аэродинамический облагораживал внутренний "прочный корпус", внешние негерметичные или полугерметичные отсеки для приборов, запасов газов и так далее. Лёгкий корпус был местами повреждён осыпавшимися камнями, но его повреждения нельзя было назвать критическими.
   Внутренний силовой каркас был вероятно из каких-то титановых сплавов, так же местами попадались детали из устойчивых к коррозии бронзовых сплавов. Внутрь корабля Яшма не проникла, лезть внутрь через технологические люки было рисковано, можно было повредить скафандр или застрять. А нормальные пассижирские и грузовые люки вероятно находились в нижней, засыпанной части. Чтобы их откопать нужна была нормальная строительная техника.
   Корабль по мнению Яшмы он носил следы частичного демонтажа некоторых элементов после посадки, по ее мнению было снято несколько небольших маневровых и рулевых двигателей. По мнению Яшмы рулевые двигатели, те которые она осмотрела были плазменно-электрореактивными большой тяги вроде перспективного в начале 21-го века VASIMR, которые использовались для точной ориентации, а для грубых но энергичных маневров двигатели были ядерно-реактивными. Для обычных ЖРД на высококипящих компонентах корабль был тяжеловат, не говоря уже о двигателях на сжатом азоте.
   Сам корабль вероятно избежал критических разрушений. Хотя более точно об этом можно было судить, только откопав его и осмотрев более детально, в том числе внутри. Вполне могло быть, что при посадке в долину он напоролся на скалу или крупный валун, потому его и бросили тут, но сверху состояние нижней части оценить было невозможно. Так же Яшма не обнаружила электромагнитных полей от работы электронных и электрических систем, заметного уровня радиации или химического заражения теми приборами что были в комплекте скафандра. Вибрации или заметного выделения тепла от внутренних источников энергии она тоже не зафиксировала.
   Находка была безусловно очень интересной и перспективной, но требовала больших затрат ресурсов для дальнейшего изучения. Убедится в безопастности, доставить строительную техннику, организовать защишенный ангар и жилые помещения для ведущих раскопки. В конце концов придется потратить достаточно много солярки для бульдозера и экскаватора, но это точно окупится, правда в отдаленной перспективе.
   На следующий день продолжили разведку соседних долин. Они тоже были "живыми" - большие зеленые ковры уже знакомого "мха", явно плодородная земля, небольшие ручьи, низкорослые кусты, заросли трав похожие на хвощи и папоротники. А еще - небольшие прямоугольники обработанных "полей" обложенных небольшими камнями, с ровными рядами небольших растений с постоянно колышущимися листьями. Все это было снято с квадрокоптеров и было очень похоже на описание из старой фантастической книги.
   Чтобы заснять "фермеров" вечером на верхушку большого валуна был посажен квадрокоптер с полностью заряженной батареей который с наступлением темноты переключился на тепловизионную камеру. Модель квадрокоптера от DJI была дорогой, профессиональной и кроме хорошей цветной камерой обладала "ночным каналом". Ночью на поля вышли таинственные "огородники", и пусть в инфракрасном диапазоне изображение было несколько размытым - с описанием из книги небольшие существа вполне совпадали.
   Тело "ночного огородника" состояло из двух шарообразных частей, одна вдвое меньше другой. Чего-нибудь похожего на голову не было вовсе. От большого шара тянулись две пары тонких четырехсуставчатых отростков, судя по видеозаписи очень гибких. Из меньшего шара росла еще пара отростков. Второй сустав каждого оканчивался щупальцами, а щупальца переходили в пучки тонких, словно волосы, нитей. Шары соединялись между собой столь же тонкой, прямо осиной талией. У существа небыло заметно ни глаз, ни ушей, ни рта.
   Светодиодные "фары" на дроне включать не стали, чтобы не пугать ночных существ, но скорее всего их описание из книги совпадало с реальность - а значит... Они должны были быть серовато-белого цвета и полупрозрачными. Сквозь поверхность тела должна была отчетливо просвечиваться красноватая структура, служившая существу чем-то вроде скелета, кровеносная система и другие органы. Прозрачная кожа для ночных существ могла быть вполне нормальным явлением. Вспоминая откровенно чуждую архитектуру разрушенного города его вполне могли построить более высокоразвитые предки этих существ.
   Понаблюдав за "огородниками" некоторое время дрон отозвали назад, чтобы не потерять его из-за слишком сильно севших аккумуляторов. Когда он запустил двигатели - "ночные огородники" моментально попрятались по кустам бросив свою работу. Так что разведчик улетел без всяикх проблем. Больше проблем было его дезинфицировать от возможного микробиологического заражения.
   Под давлением фактов, следовало признать - они живут на планете "Лимбо". Конечно не такой как в старой фантастической повести, но тем не менее многие детали оттуда совпадали с реальностью - разрушенный город, "полупрозрачные разумные гантельки", сочлененные краулеры с базой в горах... Вот чего пока небыло - свалки разбитых космических кораблей устилающихвсю планету и "машины-ловушки" шумящей в радиоэфире помехами в широком диапазоне.
   Планету решили называть как в книге - "Лимбо". Успокаивало то, что следы от сочлененных краулеров были очень старыми, так что столкнуться нос к носу с кем-то разумным и агрессивными на технике было маловероятно. Но оружие с собой теперь возить придется, и в первую очередь бластерный карабин "Е-11", как самый мощный из ручных стрелялок. Конечно если не лезть к "прозрачным гантелькам" то агрессию они скорее всего не проявят, но раз есть следы каких-то других разумным то возможны любые встречи. И не факт что мирные.
   После обнаружения разумных аборигенов и взяв новые образцы местной растительности летнюю экспедицию свернули. На этот год приключений и открытий было более чем достаточно, надо было возвращаться домой. Ясень тоже вел себя вполне нормально, ни к кораблю, ни в долину с огородами он сам не полез. Обратный путь по знакомой дороге проехали быстро вернувшись домой. На этот раз без приключенй, зато с удивительными открытиями!
  
   Глава 7. Занимательная география.
  
   После возвращения экспедиции настало время изучения собранных материалов. Бытовые задачи по обеспечению текущей жизнедеятельности решались в фоновом режиме. Кроме того, дома "главу племени" ждала по настоящему хорошая новость, даже две. Во время летнего перерыв, когда пережидали сезон бурь - почти одновременно понесли Рыжая Анна и Грей. С Анной вопросов небыло - человек с человеком, а вот айнья с человеком... Хотя у них был личный "Deus ex Machine" в 30-ти километрах от поселка, чему тут удивляться то?
   Первые дети тоже росли вместе и дружно. О них заботились, учили и воспитывали, приучали помогать взрослым... Но не старались вырастить юных гениев которые бы "выгорели" к 20-ти годам и потом мучились остаток жизни. У детей Ишарам и индеанок было обычное нормальное советское детство! Да, были царапины, разбитые коленки, иногда ссоры после которых они быстро мирились, постоянные почему, но небыло "гаджетов" и затягивающих как наркотики компьютерных игр. Вырасти истеричными игроманами, не отличающими реальность от игры, им не грозило. Старшая дочка Анны тоже росла и стала проявлять настоящий интерес к биологии с медициной, если это увлечение не пройдет - будет свой врач и биолог.
   Закончилась короткая осень, наступила зима, которую почти целиком посвятили самому актуальному - биологическим исследованиям образцов из горных долин. Новые более высоко организованные растения, чем уже привычные мхи и лишайники. И более развитая микрофлора. Местные растения были достаточно жесткими содержа много кремнезема. Они в самом деле были похожи на земные хвощи и папоротники, но не повторяли их. Хотя способ их размножения напоминал споровый. Наверное им было просто проще выжить, обходясь без сторонних переносчиков генетической информации.
   Эти жесткие местные растения были не съедобны для земных животных. Все те же отличающиеся белки и жесткий кремнеземный скелет. Но в общем они были не опасны, хотя их споры при вдыхании могли вызывать аллергию, но не настолько сильную, чтобы вызвать анафилактический шок. Зато они после термической денатурации белков прекрасно подходили как сырье для биореактора, нормально перерабатываясь в метан и органику для компоста.
   Новые микроорганизмы тоже были интересны. Были выявлены новые бактерии, амебы и что-то вроде инфузорий. Они конечно отличались от земных, но по своему биологическому поведению были похожи. И хотя эти микроорганизмы тоже не выживали попадая внутрь тела лабораторных хомяков и кур, но местную воду лучше было хорошо фильтровать. Как сказала Яшма - для выявления неизвестной микробиологической угрозы может потребоваться бесконечное время. Так что лучше проявлять разумную осторожность при контакте с чуждыми формами жизни.
   Будущим летом решено было устроить новую экспедицию. Но уже не в сторону гор, а в противоположном направлении. Да в горах был космический корабль, развитая флора и возможно фауна, потенциальные залежи полезных ископаемых. Но надо было изучить окрестности на четыре стороны света хотя бы на триста километров от поселка. Конечно у них слишком мало людей и ресурсов для нормальных полноценных экспедиций, но начинать надо уже сейчас. Пока на ходу еще вся их техника, особенно атомные краулеры.
   Новая летняя экспедиция отправилась в сторону, противоположную горам. На все те же триста километров от поселка. Сначала это была все та же каменистая пустыня, но постепенно стала раст влажность, и где-то через 200 километров пути пустыня сменилась влажной моховой тундрой. Доминирующей формой жизни здесь были уже хорошо знакомые жесткие мхи, устилающие поверхность толстым ковров как ягель в земной тундре. Так же под ногами местами тут хлюпала вода, вероятно от растаявшего зимнего снега. Местами их ковра мхов торчали пучки так же знакомых трав, похожих на хвощи и папоротники. Но вот крупных животных или насекомых не попадалось.
  
   0042
  
  
   Пройдя по моховой тундре сто километров и не обнаружив ничего интересного машину повернули назад по своим следам. Правда, теперь через каждые 50 километров пути совершали поворот под углом 90 градусов к маршруту и делали боковую разведку. Единственным полезным результатом этого экспедиционного маршрута в первую половину лета было обнаружение нескольких десятков остеклованных песчаных холмов. Песок под толстой стеклянной коркой оказался достаточно высокого качества, так что с собой в поселок его привезли почти десять тонн.
   С учетом результата первой половины лета занялись постройкой солнечной стеклоплавильной печи, которая потребовала увеличение площади зеркал - отражателей "Солнечной Башни". Для второй очереди зеркал использовали листовую кровельную жесть. Металлические листы выровняли и отполировали. Оставшееся ровное оконное стекло так же пустили на изготовление зеркал, покрывая одну сторону стекла серебром так же точно, как серебрили зеркала телескопов. Потом серебряную пленку покрывали защитной краской чтобы она не окислялась. Таким образом получилось довести общую площадь зеркал до 300 квадратных метров и 210 кВт тепловой мощности.
   Первую пробную варку стекла провели в последнюю неделю лета и результат был так себе. Но это уже было хоть что-то, надо было совершенствовать технологию и добиваться нормального качества. Стекло было нужно как для новых зеркал, так и для совершенствования "Длинных Полей". Ведь увлекшиеся химическими опытами женщины смогли получить качественную и прозрачную нитроцеллюлозу! Конечно изначально расчет был на производство фото и кинопленки, но нитроцеллюлозой получилось склеить два куска стекла получив достаточно качественный "триплекс"!
   Если увеличить количество слоев стекла, их толщину, то можно было попробовать получить стеклянный лист способный выдержать местные ураганы и избавиться от прочных, но очень тяжелых защищающих стекло ставней! Так что зиму посвятили трем темам - изучение результатов экспедиций в основном геологических, совершенствованию технологии получения прозрачной нитроцеллюлозы и склейки ей триплекса, лабораторным опытам по варке качественного стекла. Время, упорство, советские научные книги и справочники дали результат. И если в геологии он был не особо радостным, то две оставшиеся темы принесли полный успех.
   Геология изученной части Лимбо была... не земной. Называть ее "странной" язык не поворачивался. "Пещера Лабиринта" и слагающие ее граниты для местных условий оказалась геологической аномалией. Окружающая пустынная равнина была сложена редуцированными базальтовыми и железо - оливиновыми породами. Причем последние пускай и содержали железо, но "вытаскивать" его из этих пород было слишком затратно. Конечно, жизнь может повернуться так, что делать это придется - но пока было лучше поискать жилы железной руды в горах и остатки железо - никелевых метеоритов.
   Унылая серо бурая каменная равнина с вкраплениями жёлтого "повеселее" была такой же унылой и однообразной в геологическом плане. "Местной" глины найти не удалось вовсе, только то, что перенеслось вместе с поселком. Песка найти удалось небольшое месторождение, буквально несколько десятков, может быть сотен "остеклованных" холмов. Глины обнаружено пока небыло. По мнению Яшмы в этом была "виновата" очень тонкая биосфера, не перерабатывающая камень в нужных масштабах. И собственно рельеф местности - плоскогорье, там выветривание преобладает над осаждением.
   Плоскогорье должно быть либо пиролизным, либо гидролизным. Если гидролиз, то это меловые отложения. Если пиролиз - железно - оливиновые породы. Так что в будущем, вполне может быть они доберутся до местности, которая была дном океана - меловых равнин. Чтобы успели образоваться меловые отложения - местность должна быть дном океана целую геологическую эпоху. Так что все рудные месторождения - это вопрос к горам, а там - развитая растительность в долинах и "ночные огородники". С одной стороны их не хотелось тревожить, с другой выбора особого похоже не будет. С третьей - была надежда, что удастся "разойтись краями" без серьезных конфликтов.
   Новое лето было решено снова посвятить географическим исследованиям. Уже стало ясно, что за "моховой тундрой" местность должна понизиться и через какое-то время привести к морю или океану. Именно с той стороны преимущественно дул ветер, в зоне моховой тундры явно выпадали более обильные осадки, так же влага выпадала в горах. Там в горных долинах были даже небольшие ручьи, которые быстро исчезали в пустыне. Значит с противоположной от гор стороны приносило ветром массы водяного пора, а дать их могли только большие водные пространства.
   Так что решено было снова отправить колесный краулер, только теперь с задачей пройти зону моховой тундры и добраться до новых областей. Проведя весной необходимые полевые работы снова отправились в путь тем же составом - "вождь", Яшма, Ясень и Лео. Коня не стали брать снова, убрав его "денник" и бак с водой из грузового отсека машины. По знакомой дороге до зоны влажной тундры добрались быстро, а вот дальше скорость пришлось снизить выбирая путь проходимый для большой машины. Трудный путь занял месяц, хорошо хоть моховая тундра не стала моховым болотами, по которым тяжелая машина пройти бы не смогла.
   Много времени занял поиск удобного спуска с плоскогорья на равнину. Которая оказалось гидролизной, сложенной отложениями пород похожих на земной мел, известняк и гипс. Вероятно, эта равнина когда-то была океанским дном на протяжении геологических эпох. На этой "меловой равнине" были обнаружены новые формы жизни образующие биоценоз, не похожий на видимые на Лимбо ранее. Удивительные формы жизни приспособившиеся к последствиям разрушительной бомбардировки.
   Оценив открывшиеся перспективы и затраченное на путь в один конец время, после консультаций по радил с поселком решили не возвращаться на время летних бурь назад. Колесный краулер благодаря своей массе мог противостоять летним ураганам, запасов продовольствия и воды было достаточно на троих до конца лета. Так что время до начала бурь использовали для исследований.
   Бури переждали укрывшись за грядой холмов, прятаться в овраге побоялись, мало ли тут бывают наводнения во время бурь? Так что месяц пришлось скучать в машине, наблюдая за погодой, исследуя собранные образци и развлекая друг друга. Из забавного было то, что Лео стал приходить и устраиваться спать в ногах людей как большая кошка. Еще он повадился класть голову на колени сидя рядом и молча выпрашивать ласку. В остальном большой африканский гривастый кот вел себя образцово.
   Переждав летние бури занялись исследованиями с удвоенным энтузиазмом. Просторы для изучения геологии были тут невелики, все интересно было скрыта сотнями метров, а может и километрами меловых отложений. Оставалось исследовать местную фауну, ведь именно так можно было назвать основу местного биоценоза - сухопутные кораллы. И здесь впервые биосфера Лимбо могла представлять серьезную опастность - были обнаружены крупные агрессивные ядовитые насекомые. К счастью обошлось без потерь, но осторожность пришлось усилить.
   Образцы местной фауны собирали долго. Во первых чтобы охватить все биологическое разнообразие, во вторых пришлось учиться как их сохранять живыми для доставки в хорошо подготовленную лабораторию. Наконец за два месяца до начала осени двинулись домой чтобы поскорее передать свой живой груз в лабораторию для его нормального изучения. Какие-то выводы были очевидны, но много требовало длительных исследований.
   Вернувшсь домой поучаствовали в подготовке к зиме, а потом начались серьезны исследования привезенных форм жизни. Исследования заняли больше времени чем ожидалось, но позволили раскрыть еще один секрет инопланетной биосферы Лимбо. Для оглашения результатов общее собране устроили в клубе, чтобы все поместились и можно было удобно показывать изображения на большом белом экране через проектор.
   Зона меловых пустошей представляет собой территорию, где климат, связанный с нехваткой воды, не позволил закрепиться мхам, дав начало новому процессу почвообразования. Тем не менее высокие суточные колебания температуры, достигающие 50 градусов и сезонные колебания температуры достигающие 100 градусов, приводят к тому, что весной и осенью, а зачастую и летом атмосферная влага конденсируется на поверхности в виде росы. За зиму может выпасть несколько сантиметров снега.
   Вода и значительные перепады температуры приводят к тому, что остеклованная поверхность активно крошится, причём значительно сильнее чем на Земле, вплоть до состояния порошка. Значительная часть этого порошка, обычно белого или желтоватого цвета, представляющего собой силикаты, выдувается ветром, но оставшаяся активно используется местными организмами, приспособившимися к этой среде.
   Подавляющее большинство местной флоры и фауны связаны с подпитываемыми подземными водами озёрами, пересыхающих летом, когда подземные источники перестают компенсировать испарение воды, и замерзающих зимой. Крупные формы жизни не перенесли катастрофу, по этому население таких озёр представляет собой бактерии, а так же зоо- и фитопланктон, переживающие тяжёлые времена в виде цист и яиц, в которых следующее поколение ожидает возвращения воды. В этот момент ветер может переносить их по пустошам, позволяя некоторым из них в конечном итоге попадать в соседние озёра, несмотря на разделяющее их расстояние.
   Кроме планктона в озёрах обитают мелкие членистоногие. Выжившие являются потомками мелких членистоногих, обитавших в прибрежной полосе и приспособленных как для жизни в воде, так и на воздухе. Их эволюция пошла разными путями. Одни остались в озёрах, следуя жизненному циклу планктона, с той лишь разницей, что большие размеры позволяют им иметь продолжительность жизни в несколько лет, впадая в тяжёлые времена в состояние анабиоза. Выделяемые в их телах вещества не допускают образования кристаллов льда и их тканях зимой и быстрого высыхания летом.
   Другие полностью покинули воду, дав начало местным насекомым. Впрочем сравнивать их с земными насекомыми нельзя. Из-за значительно меньшего времени они не успели настолько сильно измениться, как это сделали насекомые на Земле. Конструкция их лет всё ещё сильно напоминает крабиков и креветок. Их размеры обычно не превышают 5 мм в длину. Освоить сушу им помогло другое существо, существование которого определяет облик пустошей.
   Наземный коралл. Изначально это был небольшой моллюск, обитавший в прибрежной полосе озёр. Они неспешно ползали по дну и обскабливали своими мелкими зубиками, в состав которых входили поглощаемые ими попутно минералы, камни, на которых крепились и росли водоросли. Сокращение биоразнообразия, включая постепенное исчезновение водорослей, которыми они питались, побудили их к резкому изменению образа жизни.
   Молодые кораллы способны ползать по поверхности, где они собирают открошившуюся от породы пыль и проталкивают её к себе на спину, где она смешивается с выделяемой ими слизью и подклеивается к оболочке, что коралл растит вокруг себя. Выделяя и поглощая слизь коралл надстраивает над собой оболочку белого (из-за большого количества рисок и сколов на приклеенной плыли), по свойствам напоминающую аэрогель. В таком панцире коралл способен выдерживать суточные перепады температуры, сохранять влагу и даже впадая в спячку пережидать лето и зиму.
   По мере наращивания оболочки коралл замедляется. Если в начале они ползают со скоростью до нескольких см. в минуту, то в конце скорость падает до нескольких см. в час. К этому моменту коралл обычно сталкивается с другими кораллами или даже с целой колонией, к которой он в конце концов и присоединяется.
   Утром, когда выпадает роса, она впитывается в оболочку, коралл выделяет слизь и выталкивается наружу живущих на его спине одноклеточных водорослей. Так коралл забирает воду и одновременно запускает станцию фотосентеза. Когда температура становится слишком большой, коралл убирает слизь, втягивая водоросли обратно. Часть из них коралл съедает. Впрочем, водоросли тоже приспосабливаются и текущий их вариант выделяет часть питательных веществ в слизь коралла, позволяя сократить необходимость в переваривании самих водорослей. В утренние часы обычно белая поверхность пустошей окрашивается зелёным.
   В колонии когда кораллы поднимают водоросли их слизь соприкасается, позволяя колонии общаться, обмениваясь химическими сигналами. Так молодые кораллы понимают, что они соприкасаются с колонией и можно навсегда осесть здесь, став её частью. Так внешние кораллы, по концентрациям различных веществ «понимают», что они внешние, что только у них запускает механизм размножения, чтобы новые молодые кораллы не имели проблем с тем, чтобы покинуть колонию. Взрослые кораллы способны прожить несколько десятков лет.
   Сезон размножения у кораллов в середине весны, когда устанавливается временный температурный баланс. Температура ночью остаётся в районе нуля, а днём не выше 25-30 градусов. В этот момент в колонии кораллов начинается сезон размножения. Кораллы выбрасывают генетический материал в выделяемую ими днём слизь, что приводит к её перемешиванию в среде колонии и возможности оплодотворяться не только своим собственным материалом.
   Внешние, обычно более молодые кораллы выращивают внутри себя молодых особей, которые отпочковываются и начинают прогрызать выход в направлении минимальной концентрации веществ колонии, что обычно позволяем им легко оказаться снаружи. До наступления лета им необходимо нарастить себе оболочку и найти новую колонию. А кораллу-родителю — заклеить оставшуюся дырку. При этом оболочка их хрупкая, веса человека не выдерживает. Раскрошившись превращается в аналог толчёного стекла.
   Насекомые активно используют кораллы. Ради сопротивления жару солнца у них панцирь белого цвета. Утром самые маленькие, 1-2 мм длиной из них забираются на поверхность кораллов и пытаются выковыривать водоросли, а так же слизь, одновременно питаясь и пополняя запасы воды. На них охотятся более крупные, которые вместе с остальными становятся жертвой термитов. Зиму и лето насекомые пережидают в анабиозе, а ночи и дни прячутся в щелях колоний кораллов.
   Эти местные насекомые играют важную роль в местной экосистеме. Строя термитники, подобно их земным коллегам, они разбирают на материал остатки мёртвых (а порой и живых) кораллов, освобождая место под новые колонии. Свои башни они возводят из фрагментов оболочек кораллов, проклеивая их своей слюной, создавая более плотные, но всё ещё обладающие хорошими теплоизоляционными свойствами стены. Некоторые из термитов, постоянно остающиеся в термитники имеют раздувшиеся брюшки, храня там запасы на зиму и лето, когда термитник до минимума снижает свою популяцию.
   Из оставшихся насекомых — жук-свинья, округлого вида насекомое, до 2 см диаметром. Весной и осенью молодые особи, не более 3 мм в длину покидают термитники, где их матери живут в симбиозе с термитами, находят пару, после чего самцы умирают, а самки ищут новы термитник, куда их пустят. Не многим удаётся найти новый дом. Там они пробираются на нижний уровень, не далеко от камеры королевы и остаются навсегда, теряя способность двигаться. Термиты носят им пойманных насекомых, а жуки-свиньи, поедая их, помогают термитам переваривать добычу. Оставляя часть запасов себе, чтобы весной и осенью произвести яйца, из которых вылупятся молодые жучки.
   Несколько видов редко встречаемых насекомых специализируются на сборах и переработке экскрементов коралловых лисичек. Возможно со временем этих насекомых-утилизаторов станет больше, с ростом разнообразия биоценоза. Но пока их мало.
   Последним и опасным местным насекомым является белая сколопендра. Это похожее на смесь сколопендры и креветки насекомое достигает 40 сантиметров в длину! Тело существа состоит из плотной головогруди и сегментированного хвоста с кучей ножек под ним. На голове имеются различимые подвижные глаза на ножках. На конце хвоста — две 2-х см. иглы. Насекомое способно совершать быстрые рывки на коротких дистанциях. В иглах содержится яд, вызывающий паралич мышц и смерть. При атаке изгибается в обратное колесо, жаля подобно скорпиону. Его предки были более компактны, не более 10 сантиметров. в длину, и охотились на молодых кораллов в сезон размножения, в стальное время пребывая в спячке. С появление коралловых лисичек — начали вести более активный образ жизни, начав охотиться и на них. Их яд крайне опасен для человека. В первую очередь из-за того, что это чужеродный белок. Его попадание в кровь вызывает сильнейшую аллергическую реакцию и смерть в течении 5-10 минут, если не применены спецсредства. Впрочем, металл, пластик или плотную кожу иглы пробить не могут.
   Коралловые лисички это единственные пришлые высокоразвитые существа. Длина тела порядка 30 сантиметров, треугольной формы заострённая мордочка с розовым носиком и чёрными бусинками-глазками. Огромные в 2/3 головы уши и такой же огромный очень пушистый вечно задранных хвост. Окрас шерсти леопардовый серые пятна на белом. Так как на них охотятся сколопендры, приобрели защитную окраску. Хвост играет роль щита. Плотный густой мех принимает на себя удар ядовитых игл, защищая животное. Подушечки лап очень плотные, грубые, похожие на твёрдую резину. Когти короткие, мощные. Лисички насекомоядные, питаются практически всеми местными насекомыми, которых могут поймать. Иногда успешно разрывают термитники. С голода могут сами пытаться охотиться на сколопендр.
   Лисички живут небольшими семейными группами 4-10 особей, строя себя хатки в центре старых колоний, где кораллы уже умерли. Они разрывают оболочки и надстраивают их, превращая центр колонии в хатку. Если хатка забрасывается, она может стать гнездом сколопендр.
   Общаются друг с другом коротким свистом и щелчками. Т.к. не имеют крупных врагов — не испытывают особого страха к человеку. Не без труда, но приручаются, особенно если взять детёныша. Интеллект уступает собачьему и интеллекту снежных лис, но способны откликаться на имя и выполнять несложные команды. Скорость бега 20-30 км/ч. Но на долгие забеги неспособны.
   Сезон размножения — весна. Зимой и летом впадают в спячку в своих хатках. Но при достатке еды, воды и комфортной температуре способны сохранять активность круглый год. Продолжительность жизни предположительно 6-8 лет. Запасов не делают, предпочитая постоянно поддерживать слой жира в организме. К воровству предметов не склонны. Но приняв трещину в бетонной стене или заборе за слабость термитника, могут начать его тихонько ковырять, за 3-4 недели проковыряв забор насковзь.
  
   Глава 8. Маленькая промышленная революция.
  
   Лето нового решили полностью посвятить развитию. Новые научные экспедиции пока отложили - они требовали все больше времени и ресурсов. Исследование гор - время и нужно много людей. Пытаться пройти меловые равнины и добраться до моря - нужно много времени. Отправлять экспедиции "в бок" от оси "горы - меловые пустоши" - полезность их пока не очевидна, ведь поселок расположен явно в где-то в центральной части континента или близко к тому. Скорее всего "налево и на право" будет все то же пиролизное оливиново - базальтовое нагорье. Так что сейчас надо сосредоточиться на более насущных делах.
   Проведя полевые работы, кушать то хочется всегда, дети подрастают, да и прибавление в семействе уже скоро будет снова - занялись окончательной отладкой производства триплексов. Испытание летними ураганами и зимними штормами опытные образцы прошли, удачные конструкции выявились на практике. Которые как выдержали сами ветровые нагрузки, не расслоились и не полопались. Хотя было понятно - про "стеклянные купола" тут думать было рано - пока только стеклянные крыши параллельно ветру и небольшие прочные окна в частом переплете в стенах зданий. И старые добрые стеклоблоки, там где не требовалась хорошая прозрачность от окон.
   Больше всего проблем было с налаживанием производства достаточно прозрачного и равномерной толщины стекла. В конце концов пришлось строить небольшую установку разлива жидкого стекла на ванну с расплавленным оловом в атмосфере азота. Что потребовало решения множества технических проблем. Промышленный способ разлива стекла на оловянную ванну для получения оконного стекла равномерной толщины был описан в одном из старых советских еще номеров "Юного Техника" очень подробно.
   Пришлось сначала доставать со склада и запускать в работу автомобильную кислородо - азото добывающую станцию из комплекта аэродромного оборудования. Потом конструировать ванну для расплавленного олова с системой его постоянного подогрева. Потребовалось два десятка килограмм чистого олова, калий который добавляли в расплав, чтобы удалять окислы олова намертво липнущие к стеклу и его портящие. Так же пришлось решать проблему подачи расплавленного стекла в рабочую камеру, заполненную азотом, выпуска из нее непрерывного стеклянного листа. Его обрезу, охлаждение и складирование.
   Конечно можно было все сделать проще и вручную, но тогда бы качество стекла было хуже и требовалось бы работать людям в горячей зоне. Так что установка непрерывного разлива стекла была заделом на будущее, когда надо будет производить его в куда больших количествах чем сейчас. А пока же закончив отладку оборудования буквально за сутки удалось изготовить тонну ровных качественных стеклянных листов размерами 1 на 2 метра. После чего установку по плавке и разливке стекла законсервировали, а из стеклянных листов нужной толщины стали склеивать триплексы.
   Переждав летние ураганы перестеклили сначала все солнечные коллекторы, теперь их не придется накрывать прочными ставнями. Потом в большой оранжерее поменяли все старое оконное стекло с Земли на триплексы и убрали защитные ставни из тяжелых бетонных плит. Плиты пойдут на новые стройки, а ровное и прозрачное стекло использовали для производства зеркал для Солнечной Башни. И конечно женщинам сделали пару больших ростовых зеркал, чему те были очень рады. Стекла в окнах зданий лаборатории и радиорубки на триплексы заменили уже осенью.
   Конечно толстые триплексы из "местного" стекла были не так прозрачны как старые оконные стекла, чуть мутноваты и желтоваты, но зато они выдерживали напор ураганного ветра. Теперь не надо было бегать закрывать и открывать тяжелые ставни которые можно было снять использовав в другом месте.
   Новую зиму потратили на переработку всего старого прозрачного оконного стекла на зеркала и всего местного стекла - на триплексы. Заодно спроектировали стеклянную крышу и другие системы для "длинных полей" чтобы превратить их в автоматизированные агрокомплексы. Кроме прочной стеклянной крыши обновленные "длинные поля" получали стационарную систему освещения, полива, вентиляции, систему жалюзи для регулирования светового потока летом в жару. А главным же новшеством стали "агромосты" - агро-роботы созданные по типу небольшой кран - балки с подвесным сельскохозяйственным оборудованием.
   Такие системы достаточно активно использовались на Земле уже в 2000-х. На Ютубе было много роликов с системами такого типа. Были даже OpenSource проекты с открытым исходным кодом как для маленьких систем "на одну грядку", так и для больших на целую теплицу. Причем для них не требовалась супер-ЭВМ, обходились часто обычной "Малинкой" Raspberry Pi с подключенной к ней камерой.
   Все системы проектировали в CAD, потом строили опытные образцы и проводили натурные испытания. Программы для агророботов и системы управления автоматикой "Длинных Полей" написала Яшма, которая проводила симуляции на вычислительных мощностях небольшого дата-центра в радиорубке. Там же она обучала специализированные нейронные сети для агророботов, которые эффективней обрабатывали видеопоток чем библиотека распознавания образов Open-CV. Все предварительные работы успели провести до весны, а весной началась модернизация Длинных Полей.
   К ним была проложена потерна, были построены служебные помещения и галерея сообщения между всеми длинными полями. После чего монтировались служебные системы отопления и вентиляции, полива, водоотведения, прокладывалась кабельная силовая проводка и слаботочная сеть управления. Монтировались на стенах направляющие рельсы из стального профиля, на них устанавливались агромосты. Потом собирали перекрытия и устанавливали остекление из прочных триплексов.
   Возились больше месяца опоздав с обычным сроком посевной зерновых, но когда все было отлажено - агророботы провели все необходимые операции намного быстрее людей. Кроме того теперь Длинные Поля стали круглогодичными. На зимний период их отопление придется осуществлять газовыми котлами работающими на биогазе. Для дополнительного электропитания около Длинных Полей установили десяток вертикальных ветротурбин. Теперь получится снимать два урожая зерновых в год, хотя возможно придется что-то дорабатывать. Но опыт с Большой Оранжереей уже был и грубых ошибок при проектировании они не совершали.
   Остаток времени до летних ураганов потратили на расширение зеркального поля Солнечной Башни. Использовав все вновь изготовленные зеркала довели общую площадь зеркал солнечного концентратора до 800 квадратных метров. Это позволило собирать 560 кВт тепловой мощности от солнца. Усовершенствовав "солнечный котел" и построив новую более мощную дисковую турбину Тесла получилось использовать трехфазный генератор на 380 В снятый с мощной нерабочей дизельной электростанции доведя мощность солнечно - паротурбинной электростанции до 85 кВт.
   Но главное - имея 560 кВт тепловой мощности варить стекло получилось намного проще и быстрее, так что на радостях наварили еще одну тонну стеклянных листов в четыре раза быстрее чем в первый раз. Сказывался как полученный опыт, так и главное - возросшая доступная тепловая мощность для плавки шихты. И электрическая для быстрого разогрева ванны с оловом. Хотя самого олова было мало, но остальная конструкция была большой и теплоемкой. Больше доступной энергии - проще ее разогреть до рабочих температур.
   Вторую половину года посвятили постройке солнечной печи для плавки металлов. Конечно 560 кВт тепловой мощности это не так много, но на самом деле - и не так уж мало. Пришлось решать множество проблем, например ввод излучения внутрь печи. Разрабатывать ее конструкцию, дорабатывать систему управления зеркалами позволяя динамический регулировать поступаю мощность. Но после серии опытов удалось получить область минимальную область нагрева размером с кастрюлю и получить в ней температуру 1800 градусов С.
   По изучению информации о подобных установках построенных на Земле - доведя ее мощность до 1 мегаватта можно было получить температуру в 3500-4000 градусов С в той же рабочей камере. Либо увеличить ее размер для плавки большего количества материала. А пока в оставшиеся солнечные дни проводили опытные плавки металлов подбирая параметры для работы будущим летом. Плавили алюминий и дюраль, сталь, провели пробную переплавку чугуна в сталь. Так же провели испытательную плавку меди и варку из нее бронзы. Так же отрабатывали приемы литья в песчаные и земляные формы.
   С литьем был некоторый опыт у главы племени. Когда-то он работал в литейном цеху, где разливали чугун из вагранок делая чугунные детали. Так же там плавили и лили алюминий, бронзу в электропечах. Процесс изготовления песчаных и земляных форм был ему знаком. И эти практические знания подкрепленные практическими знаниями из советской технической литературы сильно помогли добиться первых приемлемых результатов отлив заготовки необходимых деталей. Но лето закончилось и опыты с Солнечной Башней пришлось прекратить консервируя оборудование на зимний период.
  
   Глава 9. Годы Индустриализации.
  
   После освоения варки стекла и плавки металлов в солнечной печи настало время больших промышленных проектов. К тому же первые дети подрастали и уже начали помогать взрослым, в разумных конечно рамках. В конце концов они не в Викторианской Англии жили, так что детство у детей никто не отнимал, но хорошее обучение и разнообразные кружки. Так что девочки помогали женщинам, а мальчики - мужчинам, согласно проявляющимся склонностям. Кто с гаечными ключами или молотком, а кто в Arduino IDE писал программу для микроконтроллера или помогал с паяльником собирать электрическую схему.
   Доведя мощность солнечной плавильной установки до 1 мегаватта стали осваивать плавку базальта. Пример "летающей тарелки" был показателен, а еще требовалась базальтовое волокно и вата для множества применений. Да и стекловолокно со стекловатой тоже требовались. А кроме того надо было осваивать химическое производство. И расширять механическую мастерскую для работы с крупногабаритными деталями.
   Оценив все "за и против" решили не превращать поселок в завод, особенно с учетом химических производств - и начали осваивать старый аэродром. Там были старые капитальные корпуса, станки из ТЭЧ, емкости металлические со старой нефтебазы. Сначала по очереди перестроили все капитальные здания для работы в зимний период снабдив каждое небольшой автономной системой электропитания от вертикальных ветротурбин. А после начали строить вторую Солнечную Башню, копию первой.
   Кирпичи производили в поселке из местной сушили и обжигали в солнечной печи, клали на известковом растворе из местного же известняка собранного при земляных работах. Возвели кирпичную башню, построили фундаменты для системы подвижных зеркал - гелиостатов. В качестве световода использовали трубу от аэродромной кочегарки. Которую пришлось полировать очищая от ржавчины и нагара внутри, потом устанавливать внутри башни. Стекло уже умели варить достаточно качественное, чтобы делать из него зеркала. Конечно зеркала были хуже немного чем из советского конного стекла, но их площадь сделали просто на четверть больше, чтобы получить тот же 1 мегаватт тепловой мощности.
   Так же точно построили вторую большую турбину Тесла, генератор на 100 кВт который выдавал честные 85 кВт при 380В 50 Гц взяли от еще одной разобранной дизельной станции. Зато тепло от Солнечной Башни тут не сбрасывали в пруд, а запасали в больших тепловых аккумуляторах из камней в утепленной базальтовой ватой металлической емкости из под топлива. Теплоемкость каменного аккумулятора рассчитали так, чтобы ее хватило поддерживать всю зиму приемлемую температуру в бетонных и кирпичных зданиях.
   Для отбора тепла использовалась водяная система отопления, которую переделали и пустили под землей в кирпичных коллекторах тщательно утепляя трубы базальтовой ватой собственного изготовления. Конечно каменный тепловой аккумулятор не мог зимой обеспечить работу паротурбинной электростанции, только отопление, но этого от него и не требовалось.
   Получив стабильные 85 кВт электрической мощности летним днем и стабильное отопление производственных помещений зимой вернули назад в ТЭЧ демонтированные ранее станки и по новой проложили электропроводку. А потом приступили к постройке двух зданий газогенераторных станций. Одна должна была вырабатывать метан для хранения в большом мокром газгольдере, во втором здании стоили большой пиролизный газогенератор для моноокиси углерода, в просторечии угарного газа.
   После мокрого газгольдера занялись постройкой установки по синтезу жидкого топлива по "немецкому" процессу Фищера-Тропша. Но это дело было не таким быстрым, намного быстрее переделали один из модных бензиновых генераторов для работы на метане, чтобы получать электроэнергию ночью и зимой для "промышленной зоны". Конечно на аэродроме построили небольшую систему автономного питания с аккумуляторами, но основное питание тут все равно давала Солнечная Башня летом, а зимой - электростанция с работающими на метане бензиновыми двигателями крутящими электрогенераторы. Основная и резервная установки.
   Собрав аппаратуру для получения синтетического бензина и смазки наладили технологический процесс обеспечив технику с бензиновыми двигателями топливом. Конечно пиролизный газогенератор был прожорливой штукой, но работал на древесных отходах и всяком мусоре вроде соломы с опавшими листьями. Надо было решать вопрос производства заменителя солярки для дизельной техники, но надо было разобраться как это сделать. Самым очевидным был путь получения синтетического керосина из метана для приготовления керосино - масляной смеси на которой могли работать дизеля.
   Пока же наладили производство искусственных спиртов, из древесины метилового и этилового из мелкой картошки, для получения разных сортов синтетического каучука. Синтетический каучук нужен был для электрической изоляции, производства покрышек и резиновых камер для колес автотехники, резиновых изделий разного назначения. Конечно химическое производство было сложной темой занявшей годы для лабораторных исследований, отработки техпроцессов, постройки оборудования. Многие работы велись параллельно.
   Довели до логического финала работы по теме нитроцеллюлозы - получили свой бездымный порох, наладили производство кино и фотопленки. На кинопленку пересняли все мультфильмы, кинофильмы, познавательные ролики, что были на компьютерных носителях информации. Точно так же поступили во всеми текстами книг, пересняв их на фотопленку с большого экрана. Аналогично чертежи, фото, полезные и интересные картинки. Советские кинопроекторы и диаскопы снова вернулись в строй. Хотя самые важные книги все-таки распечатали на старых запасах бумаги и лазерном принтере.
   Так же наладили постепенно производство магнитной ленты, чтобы переписать на нее аудиозаписи, и может в перспективе использовать для хранения программ компьютеров собственного производства. Наладили производство бумаги, для принтеров она еще не годилась, только может для старых матричных, а вот делать из нее тетради уже было можно. Со временем дойдет и до своего книгопечатания. Кустарная печать книг не требовала сложного оборудования и его изготовлением тоже занялись.
   Стекольное производство перенесли на старый аэродром. Постепенно заняли все старые советские кирпичные и железобетонные здания. Оборудовали вакуумно - ламповый цех, который начал с "ремонта" осветительных ламп накаливания. Пришлось освоить работу с вольфрамом для производства нитей накаливания, попутно научились делать "угольную" нить как в лампочках Эдиссона. Такие лампочки светили не так ярко, но были вполне долговечными, особенно если нити не перекаливать.
   Но вакуумно - ламповый цех планировали постепенно довести до уровня выпуска радиоламп, как высокочастотных, так и самых прогрессивных - стержневых. Чуть погодя организовали лабораторию полупроводников. Сначала исследовали советские радиоэлементы - селеновые и купроксные (на окиси меди) выпрямители, германиевые диоды и транзисторы, потом кремниевые, изучали неисправные микросхемы фотографируя их топологию под микроскопом.
   Так же разрабатывали технологию очистки и выращивания полупроводников. Сначала - переработку и вторичное воспроизводство советских германиевых полупроводниковых радиоэлементов. Попутно проводили опыты с очисткой и плавкой кремния, зонной плавкой. Впереди предстояли годы работы, но уже ясно было куда и как двигаться. Главное - остро не хватало рабочих рук. Конечно что-то можно было компенсировать автоматикой, в основном на химическом производстве по налаженным техпроцессам и в энергетике, сельском хозяйстве, даже в токарной обработке и фрезеровке. Но все равно часто приходилось буквально "разрываться" между множеством дел.
   Но занимались не только тяжелой индустрией. Общую посевную площадь довели до одного гектара увеличив число Длинных Полей, по пшенице добились двух урожаев в год - летом 80 центнеров с гектара, зимой - 50. Или 800 и 500 грамм пшеницы с квадратного метра соответственно. Так же создавали ветрозащитные валы, лесополосы из лиственных деревьев и кустарников, создали систему прудов и искусственных лугов. Для Яшмы была построена отдельная обсерватория за пределами поселка под ее 400-миллиметровый телескоп. Вторая была построена в двух километрах от аэродрома, с учетом местной розы ветров и рельефа. Третью планировали построить позже в вершине равностороннего треугольника, чтобы повысить эффективность интерферометра.
   Стало легче когда в работу включились подростки из первого поколения. Конечно после строгих экзаменов по достижении 15-ти земных лет и прохождения необходимой стажировки. За ними конечно по отеческий присматривали, но никаких "онижедети(с)" до 40-ка лет тут быть не могло в принципе! Постепенно в поселке появился свой врач - биолог широкого профиля, химик, металлург... Подрастали новые дети, а старшие в 16-18 лет уже сами заводили семьи и успешно заводили детей.
   Продовольствия хватало на всех с избытком и была запас, по основным позициям было налажено воспроизводство ресурсов, были запасы на случай неурядиц - в том числе неприкосновенных в обычном условии "Госрезерв". Ну а дети воспитанные в дружной позитивной атмосфере и имея все необходимое для полноценной жизни и творчества с детства не страдали "вещизмом". Каждый знал откуда и как берутся вещи, продукты, что потребности должны быть разумными. Культ бездумного потребления тут никто не насаждал, а хвастаться тут было принято своим умом, знаниями, умениями, результатами работы и творчества.
   Постепенно получилось достичь высокой степени самообеспечения промышленной продукцией, что давало уверенность - сообщество не деградирует ниже 50-х готов XX-го века. А ведь молодые уже начали облизываться на зенитные ракеты хранившиеся на дальнем складе. Не разобрать их на утиль, а исследовать и запускать как геофизические! Появился кружок "ракетчиков" который стал экспериментировать с маленькими ракетами на твердом топливе и маленькими ЖРД на техническом спирте и жидком кислороде.
   Они же разобрали сваленную на складе документацию на ракеты. Вывод был неутешителен - все ракеты были из бракованной партии. И если большие жидкостные ракеты от ЗРК С-75 еще можно было перебрать устранив дефекты, то меньшие твердотопливные ракеты от С-125 нужно было утилизировать. Из-за нарушения технологии производства и хранения их шашки твердого топлива растрескались. И при попытке запуска они просто взрывались на пусковой. Для дефектовки привлекли Яшму, которая смогла "просветить" твердотопливные ускорители и шашки твердого топлива. В результате удалось выбрать два десятка годных ускорителей для ракет от С-75, остальные и все ракеты от С-125 она забраковала.
   Забракованные изделия осторожно разобрали на запчасти, бракованные шашки твердого топлива разрезали самодельной установкой гидроаюбразивной резки чтобы они не взорвались и стали думать как их переработать. А ракеты от С-75 стали перебирать по винтиу готовя к использованию, в то время как химики стали работать над получением топлива и окислителя для них. Необходимо было собрать два десятка "идеальных" ракет для геофизических запусков, остальные пустить на запчасти и исследования.
   Ракеты небыли приоритетор первой очереди, их переборкой, постройкой сденда для прожига двигателей, химией занимались в свободное время. Намного быстрее начали регулярно запускать шар-пилоты (метеозонды) из запасов аэродромной метеостанции. Получив опыт с "шарами" - построили несколько десятков долговременных дрейфующих аэростатов которые запустили на высоту более 20-ти километров в местные струйные течения, где они летали несколько лет питаясь от небольших солнечных батарей и передавая данные в КВ-диапазоне. В том числе и фото с бортовой web-камеры используя протокол SSTV (телевидение с медленной разверткой).
   Конечно всем очень хотелось снова занаться исследования "Города Чужих" , не меньше манила "летающая тарелка" и вообще горы обещали полезные ископаемые. Но сначала решили построить узкоколейку от поселка до старого аэродрома. Книга Островского "Как закалялась сталь" была в школьной программе, так что за "свою железную дорогу" проголосовали первыми все молодые которым хотелось "совершить свой подвиг". Старшее поколение долго обсуждало плюсы и минусы, затраты ресурсов, но в конце концов все возражения снялись.
   "Экономиа узкоколейки" была достаточно простой и считалась достаточно легко. Метр смаого легкого узкоколейного рельса Р8 (8 килограмм стали на погонный метр) весил 8,42 кг. Рельсов - два. С учетом разворотных кругов, стрелок и прочего - 32 килорметра двухрельсового пути. Длина 1000 меров одиночного рельса - 8,42 тонны, двух рельс на тот же 1 километр пути - 16,84 тонны, будем считать что 17 тон. Умножаем 32 километра на 17 тон и получается 544 тонны стали. Много конечно для них. Но...
   У них уже были рельсы для узкоколейки на 10 километров пути. Километр рельсов Р8 они когда-то нашли на кочегарке. По этим рельсам должны были закатывать вагонетки с угольного двора, кроме котого рельсы были подложены под запас труб, на них были уложены деревянные брусья и потом уже трубы. Еще некоторое количество рельс нашли в пустом хранилище спецзарядов.
   Но намного больше рельсов нашли просто брошенными на окраине аэродрома и при разборке деревянных зданий в поселке. Там их часто использовали как балки перекрытий, видимо рельсов было много и строители решили что так будет надежней чем ставить деревянные балки. Точно так же много рельсов нашли при разборке сараев, в одном месте из них был целый большой сарай сложен, обшитый снаружи и изнутри горбылем. Как будто какой-то параноик строил бункер. Использовались они и как балки перекрытий над погребами, на которые укладывали еловый брус и сверху ставили сарай. Видимо когда-то разбирали ненужную узкоколейку и рельсы растаскивали все желающие.
   Старые рельсы конечно нужно было дефектовать и негодные пустить в переплавку, но они были. И позволяли "сэкономить" 170 тон металла. На оставшиеся 22 километра пути надо было потратить 374 тонны стали. Хотя на самом деле больше - необходимы будут крепежи для крепления рельс к шпалам, и рельс между собой. В принципе такое количество металла можно было найти пустив в переплавку металлолом и особенно ненужный чугун. Например чугунные батареи и котлы из котельных.
   Вес секции советской чугунной батареи - 7,5 килограмм. В стандартной батарее от 7 до 9 секций. Это 52.5 или 67,5 килограмм. Десяток чугунных батарей - 525 или 675 килограмм, скорее даже чуть больше. А запасы чугунных батарей у них были. Как те, что завезли для стройки пятиэтажек, так и те что уже стояли в старых деревянных домах. В одной комнате одна батарея, в пятиэтажке 3 квартиры на этаж, 5 этажей, минимум 4 подъезда - итого 60 квартир по 3 батареи в каждой. Плюс батареи в подъезде по одной на этаж - это 2 сотни батарей на одно здание. Или 10.5 тон чугуна минимум. Пятиэтажек было запланировано 7 штук, значит это минимум 73.5 тонны чугуна.
   Решив не гадать попросили Грей уточнить записи и "идеальная бюрократака" выдала вердикт - у них в запасе не использовано 4636 чугунных батарей. Или по минимуму 243 тонны чугуна. Нехватает примерно 141 тонну металла. Но если участь паровые котлы со всех кочегарок и старой бани, а так же ненужный металлолом вроде не подлежащих ремонту чугунных блоков цилиндров больших дизелей котрые лопнули из-за замерзшей внутри воды. А так же не подлежащих ремонту чугунных двигателей машин... То эту 141 тонну металла наскрести можно. Проведя ревизию складских запасов установили, что чугуна на самом дели у них почти 450 тонн.
   Производство 375 тон или 44 километров рельс Р8 под колею 750 мм с их возможностями по плавке металла в двух солнечных печах это два кубометрв за одну плавку в двух солнечных печах. Вес 1 м3 стали - 7,9 тонны. Итого одна плавка - грубо 15 тон стали. Для плавки 375 тон стали надо будет 25 плавок. С учетом необходимой профилактики печей и веротяно меньшей загрузки на каждой плавке - около 2 летних месяцев. Не так много на самом деле.
   Металл у них есть, возможность его переплавить - тоже. Но нужно делать оснастку для отливки рельс и оборудование для закалки головки рельса, иначе он будет очень быстро изнашиваться. Итого скорее всего только на первое производство 22 километров рельс уйдет все лето. Но зато потом они смогут с отлаженной технологией производить около 50-ти километров рельсов за лето. Если будет такая потребность и металл для производства.
   В том что в горах найдут полезные ископаемые никто не сомневался. И потребуется большой грузопоток в обе стороны тоже было понятно. А на местной "оливиновой равнине" покрышки автотранспорта изнашивались весьма заметно. Так что выбора небыло - узкоколейку строить придется все равно, рано или поздно. Раз безобразия избежать не удасться - значит его надо возглавить, направить и проконтролировать.
   Строение пути и сами рельсы было решено сделать по стандарту колеи в 750 мм на легких рельсах Р8, обычной советский лесозаговительной узкоколейки, но на нормальном строении пути сделанном по всем правилам. По узкой колее будет бегать небольшой локомотив - тепловоз с карбюраторным двигателем собранный на раме с элементами подвески и трансмиссии от ЗИЛ-131 . Эта машина будет работать на биореакторном метане и таскать грузовые вагоны перевозя тяжелые грузы в летний период. Пассажиров возить будет небольшая моторисса (моторный самоходный вагон) собранная так же на базе узлов от ЗИЛ-131 с удобным пассажирским салоном. Моториссу было решено сделать по образу и подобию моторного электрички, а не "грузовика на рельсах".
   Год потратили на подготовку - дефектовали старые рельсы, заготавливали деревянные шпалы и крепежи, делали оснастку и переваривая чугун в сталь отливали свои новые рельсы Р8. Попутно провели подробную гиодезическую съемку, спроектировали пути, развортиный круг, стелки и прочую инфраструктуру. Начали строить свой маленбкий тепловоз и пару грузовых вагонов. А следующим летом началась новая большая стройка. И за лето 35 километров узкоколейки полностью проложили получив бесценный опыт железнодорожного строительства.
   Параллельно "железке" была проложена более-менее нормальная "гравийка" отсыпанная оливино-базальтовым гравием. Моторисса тоже использовала в качестве топлива все тот-же метан. И хотя на постройку узкоколейки с со всей необходимой инфраструктурой ушло много металла, на рельсы, стрелки, железобетонные капитальные шпалы и небольшой мост через овраг, но на длинной дистанции железнодорожный транспорт оправдывал себя всегда. Оправдался он и тут.
   Получив опыт стройки узкоколейки и моста через овраг приступили к прокладке нормальной автомобильной дороги к горам. Чтобы не наматывать десятки и сотни километров в объезд - строили деревянные мосты через овраги и ущелья, расчищали и оконтуривали грунтовку, взрывали оксиликвитом (промышленная взрывчатка из опилок и жидкого кислорода) крутые склоны там где можно было обойтись без мостов. Одна ветка дороги шла к старому городу и к бывшей базе пришельцев в горной долине, другая - к долине с "тарелкой".
   На маршруте строили "сторожки" где можно было удобно отдохнуть, были припасы и возможность пережить сезоны бурь. Так же построили капитальные "форты" в конечных точках маршрута, которые должны были стать опорными базами для исследований, геологорахведки и добычи полезных ископаемых. "Клан" пришел сюда всерьез и на долго.
   Конечно вызывали опасения "ночные огордники", но с ними удалось разойтись краями не вредя друг другу. Люди старательно не трогали их "огороды", старались не портить дикую растительность и не оставалоись ночью на улице, а странные ночные существа не пытались вредить людям. Хотя их следы конечно находили утром, они изучали строения и оставленные на улице вещи, но ничего не ломали. Повезло в том, что в долине с "летающей тарелкой" их небыло.
   К "тарелке" проложили дорогу удалив растительность вокруг и начали ее раскапывать. Попутно геологи осматривали окрестные долины и предгорья. За год геологи нашли месторождения медной руды, жилы железа, кварц... Это уже было победой. Месторождения были небольшие, но в их условиях даже десятки и сотни тонн оправдывали разработку. Даже сотни килограмм. И это была только верхушка айсберга, наверняка найдется много чего еще. И опять очень сильно нехватало людей на все, что было нужно или хотелось сделать.
   Теперь имея более-менее стабильный источник железа, примерно оценив рудные запасы, необходимый грузопоток в обе стороны и другие факторы - начали строить "легкую" узкоколейку к горам с темпом около 50-ти километро в год. Затраты времени, металла и других ресурсов были большие, но все равно это станет выгодно когда смогут меньшие чем если постоянно гонять автотранспорт ради обеспечения нужных перевозок. Точнее пока грузовики приходилось гонять и так, но новая "железка" обещала значительно сократить затраты.
   Сначала максимально быстро "прокинули" временный путь до рудников, который по большей части клали прямо на грунт если позволяла его несущая способность. Через овраги и ущелья возводили деревянные временные мосты. Необходимо было как можно быстрее сделать быстрый и экономичный путь перевозхки руды на перерабатывающие предприятия. Конечно "легкие" рельсы Р8 (8 килограмм веса на метр пути), деревянные шпалы без пропитки, деревянные мосты долго не проживут. Но параллельно временной дороге же была запланирована постройка капитального пути по всем правилам. Даже с облегченной узкоколейкой возились семь местных лет. Хотя даже она очень сильно ускоряла перевозки когда начали пергружать руду с машин на платформы в конце уже готовой линии.
   Когда же руда полностью пошла по железной дороге - дело закрутилось намного быстрее. Сократилось время на транспортировку, затраты моторесурса техники, расход синтетического горючего. В отличии от узкоколейного локомотива грузовики ездящие на большое расстояние приходилось заправлять синтетическим бензином. А на местных горных породах шины достаточно интенсивно изнашивались. Конечно их уже научились делать свои и восстанавливать стертый протектор на старых, но "новодельные" шины пока были менее износостойкими чем старые запасы с Земли.
   Резко нарастив и упростив грузовые перевозки смогли нарастить выпуск стали, меди, других цветных металлов извлекаемых из полиметалической руды. И теперь когда поставки железной руды резко увеличились - начали выпускать нормальные рельсы Р18 (18 килограмм веса на метр длины), кроме того уже имея опыт начали строить рельсоукладчик, кран и все остальное необходимое для ремонтно-восстановительного поезда.
   Потренировались в механизированной укладке путей проложив небольшую 50-ти километровую капитальную ветку до базальтового карьера, где брали материал для производства базальтовой ваты, щебня и переплавки на литые детали. "Облегченную" ветку разобрали, рельсы Р8 бывшие в нормальном состоянии еще пригодятся для других временных ж/д веток. Поврежденные сразу пустили в переплавку.
   Все материалы для строек подвозили по узкоколейке без перевалки на автомашины и дело шло намного быстрее. Строили капитальную ветку по всем правилам, строение было полноценным как у первой ветки от поселка к аэродрому, ставили небходимую железнодорожну автоматику. Новая стройка заняла еще пять местных лет, но зато получалась капитальная железная дорога для эксплуатации на десятилетия без заметных проблем.
   Новая узкоколейка до подножия гор получилась протяженностью 324 километра, и уже оттуда, построив нормальную грузовую сортировочную станцию потянули капитальную ветку к залежам железа. Его там хватит на десятки лет добычи. Потом начали строить облегченную ветку на медные рудники. Всего "железнодорожная эпопея" заняла 14 местных лет. Но эти затраты времени, ресурсов и человеко-часов были полностью оправданы. А снятые "легкие" рельсы позднее использовали для быстрой прокладки временных веток к новым месторождениям полезных ископаемых.
   С одной стороны узкоколейная железная дорога оказалась очень затратной по времени и ресурсам, с другой стороны пользы она приносила очень много и дала уверенность в собственных силах. Для маленького сообщества это был подвиг уровня постройки Транссибирской магистрали. Но в то же время выпукло стало ясно - надо увеличивать энергоовооруженность их сообщества, двух Солнечных Башен с плавкой 15-ти тонн стали за раз для такого проекта было мало. Хотя, построй они третью башню и увеличив выпуск рельсов до 75-ти километров в год - не факт что смогли бы столько укладывать за весенне-летне-осенние месяцы. Все таки пока мало у них рабочих рук было...
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"