Садыкова Татьяна: другие произведения.

Seludin (Эльфийская песнь)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Привычный мир Анриэль - ученицы Маретари, - разрушился в одно мгновение. Ее лучший друг бесследно исчез во мраке таинственных руин, она же - заразилась скверной и медленно умирала, чувствуя, как гниет изнутри. А наставник, который был с ней с самого детства оказался не тем, кем выдавал себя раньше. Можно ли было теперь ему верить и идти Остагар, чтобы найти Серого стража Дункана? Стоит ли призрачная надежда на спасение, чтобы оставить клан и отправиться в неизвестность? Предыстория: долийский эльф (но не охотник, а маг) + попаданец в одном флаконе... теле. Выставляю пока самое начало...

  Часть 1
  
  Глава 1. Начало
  
  Тихий шелест листвы, легкое дуновение ветра, вскользь касающееся кожи, приглушенный щебет птиц... Анриэль смотрела на безоблачное голубое небо, пробивающее через многовековые деревья загадочного леса, сидя на толстой ветке. Ей нравилась тишина древнего Бресилиана, его умиротворенное спокойствие и неспешность, что казалось, будто древний лес застыл во времени. Нравилось смутное ощущение соприкосновения с духом леса, который через шепчущую листву словно старался донести до своих посетителей какое-то послание. У долийки замирало сердце, когда с порывом ветра начинали шуметь деревья, вздымалась потоком воздуха вверх листва и дух леса, через холодные прикосновениями ветра дотрагивался до ее кожи, давая почувствовать свое присутствие.
   Анриэль любила слушать Бресилиан, тайком ото всех надеясь, что он расскажет ей одну из историй времен Арлатана. О бессмертных предках, неспешно плывущих по реке жизни, о величественном городе Арлатане, хранящем накопленные тысячелетиями знания, о том, почему эльфы уподобились людям, став смертными и был ли иной путь? Возможно ли, что история пошла по-другому, если жители земли Элвинаном смогли договориться?
   Мечтать о былом, чувствовать разъедающую душу тоску о потерянном величии и с каждым годом терять те крупицы, что удалось сохранить, пережив несколько опустошающих войн с людьми - вот все, что осталось эльвинанцам. "Мир принадлежит людям, эльфы в нем лишь досадное недоразумение, грязные рабы, попрошайки, да дикари", - каждый раз читала она во взгляде людей, что встречались ее клану по дороге. Теперь же эльфы вынуждены вечно скитаться по своим бывшим землям, слышать злой шепот и чувствовать косые взгляды "шемленов" - как презрительно звали людей ее соплеменники. А другая же часть ее народа, что решила смириться с судьбой и поселилась в городах шемленов, вынуждена ютиться в жалких лачугах, вдыхать смердящий воздух и пресмыкаться перед людьми. "Эльфинаж" - так назвали место, куда поселили в своих городах люди эльфов. Анриэль казалось, что это звучит мерзко, противно, словно выжженное клеймо на коже, будто ее народ согнали в загон и оставили там умирать, лишь иногда давая подачки - унизительную работу, словно кидая со стола своей собаке жалкие объедки.
   Ветер затих, деревья перестали шептаться, повело холодом, и долийка встрепенувшись, встала. Ей стало тревожно. Голубое безоблачное небо окрасилось в темно-красный цвет, листья превратились в кровавые капли, которые стали тяжело падать на землю, откуда-то послышался лязг, скрежет метала и нечеловеческий, пробирающий до костей вой. Тени сгустились, поползи по стволам наверх, и словно зараза стали вытягивать из деревьев все соки, превращая их в засохшие покореженные стволы. У Анриэль перехватило дыхание, она с ужасом взирала на открывшуюся картину не в силах зажмуриться и отогнать настойчивое видение.
   Стало темно, злой ветер порывом сбил ее с ног и тени, словно путы окутали худенькое тельце девушки, прижав к стволу. Кровавый дождь полился с небес нескончаемым потоком, нечеловеческий вой, леденящий душу стал стремительно приближаться. Анриэль почувствовала у своей шеи чье-то тяжелое дыхание, но повернуть голову не было сил. Она медленно погружалась во тьму.
   Внезапно девушка пришла в себя. Она все также сидела на толстой ветке, сжимая в руках колчан со стрелами и лук, как было до видения. Сердце эльфийки тяжело стучало, эхом отдаваясь в ушах, руки дрожали, окружение казалось каким-то обманчиво-спокойным, словно оно пыталось притупить бдительность долийки. Девушка провела дрожащей рукой по лицу, стараясь отогнать остатки видения и прийти в себя.
   Багровая прядь упала на ладонь и долийка невольно вздрогнула, на миг решив, что это кровь. Анриэль никогда не нравились свои волосы - насыщенного темно-красного оттенка - они будто были напоминанием ее ужасных видений. Волосы были длинные, прямые, и долийка никогда их не пыталась обрезать под корень - она считала, что должна до конца молча нести то, что ей даровала природа, как бы тяжело это не было. Зато девушке нравились свои глаза: светло-серые, с черной окаемкой. "У тебя глаза твоего отца, - говорила ей Ашалла, вспоминая своего умершего друга. - Когда он смотрел на меня, то казалось, что он видит душу". Душу эльфийка не видела, даже мысли не читала, но ей нравилась забавная реакция соплеменников на ее пристальный взгляд: одни вздрагивали, другие смущались, третьи же торопливо скрывались с ее поля зрения. И только двое никогда не отводили взгляд...
   "Опять видение? - с любопытством поинтересовался мужской голос, прозвучав в ее голове. - Уже который раз за этот месяц?"
   Анриэль вздохнула, мысленно проворчав:
   "Пятый... и с каждым разом все хуже. "Оно" почти до меня дотронулось. Я почувствовала дыхание возле шеи"
   "Изумительно... - пробормотал ее невидимый собеседник и коротко дополнил. - Мне не нравятся эти предостережения. Будь бдительна и осторо..."
   "Ты это уже повторяешь в тридцатый раз, Ивейн! - перебив его, воскликнула долийка. - Я не глупая и с первого раза все запомнила. Просто... - она взглянула на спокойное небо, - просто они меня пугают. Я не знаю, откуда ждать подвоха и это нервирует".
   Вместо ответа Ивейн исчез из ее мыслей. Он никогда не любил пустых разговоров, а выслушивать жалобы на судьбу тем более. Хотя Анриэль до сих пор помнила, как маг утешал ее в детстве, говорил ласковые слова, гладил по голове, но это время давно прошло.
   Ивейн был потерянным духом из Тени, пока он не встретил там маленькую плачущую девочку, что горюя по погибшим родителям, искала их души. У Анриэль с раннего детства был странный дар, позволявшей ей управлять Тенью. Она никому про него не говорила, искренне радуясь тому, что умеет создавать сновидения и бродить по странному миру, общаясь с духами, но вот та встреча кардинально изменила ее привычный мир.
   "Сновидец" - эта данность клеймом легла на ее душу. А Ивейн, оказавшийся давно умершим тевинтерским магистром, но никак не желающим отправляться туда, куда обычной душе заказан путь, умудрился стать ее наставником. Они заключили некое соглашение. Тевинтерский магистр жаждал жить, но вот захватывать тело девочки подобно демону не захотел и вместо этого предложил, как ему тогда казалось, компромиссный вариант. Маленький сновидец, который не умел управлять своим даром мог рано или поздно мог стать легкой добычей для демонов, Ивейн это знал и предложил ей защиту от тварей Тени. Даже более того, обещал научить контролировать пробуждающуюся магию, стать наставником маленького мага, взамен попросив лишь немногое - возможность вновь увидеть и почувствовать мир.
   Анриэль согласилась и больше не чувствовала себя одинокой. Днем она иногда могла общаться с наставником, когда тот решал понаблюдать за жизнью в мире живых, ночью же она училась и общалась с Ивейном в Тени. Эта маленькая тайна стала самым ценным сокровищем молодой долийки и жизни без наставника она уже совершенно не мыслила.
   - Lethallan! - окликнул ее Тамлен, подойдя к дереву. Девушка удивленно посмотрела вниз, и легонько улыбнулась, заметив эльфа. - Ты долго собралась прохлаждаться? Дичь сама себя не поймает и клан не накормит!
   Соплеменники сторонились странной девушки, которая могла злиться, размахивать руками, будто споря с невидимым собеседником, или же смеялась на пустом месте. Ее считали не от мира сего, единственные, кто не побоялся приблизиться к изгою клана - это ученица Хранительницы Мерриль и Тамлен, которые позже стали ее друзьями. Сама же Хранительница клана присматривалась к Анриэль, даже взяла ее в ученицы, но вот только толку от этого было не много.
   Тамлен был высоким светловолосым эльфом, умелым охотником, приятным собеседником и давно в клане стал предметом пристального внимания долиек. "Они просто не знают, какой он ворчун, - всегда хмыкала она, чувствуя завистливые и неприязненные взгляды, что награждали ее девушки, когда она шла рядом с другом. - А так бы давно разбежались". У охотника был хрипловатый глубокий голос, лучистые голубые глаза, он редко улыбался и проявлял эмоции, предпочитая все хранить в себе, но именно это привлекало долийку в друге. Тамлен не был навязчивым, с ним можно было часами безмолвно сидеть и смотреть на небо, общаться только взглядами, пытаться угадать настроение долийского охотника лишь по его скупой мимике. Анриэль любила загадки.
   Хотя она сама не являлась охотником, и, несмотря на свою отчужденность от остальных представителей клана, имела почетный статус ученицы Маретари, девушка любила помогать Тамлену. Брать в руки лук со стрелами, и натягивая тетиву через него пропускать поток своей энергии, улучшая пробивную способность стрел, делая из них поистине смертоносное оружие - Анриэль считала, что лучше охотиться и так тренироваться в магии, чем сидеть в аравеле и горевать о потерянном величии.
   Но сегодня вместо обычной дичи, им попалась добыча покрупнее. Три человека, что без страха и зазрения совести прогуливались по Бресилиану, сильно возмутили Тамлена. Он обнаружил их в зарослях и решил жестоко проучить, показать шемленам как чувствует себя загнанное животное, дать вкусить им ужас и страх жертвы, ощутить свою беспомощность, когда их жизнь будет зависеть лишь от прихоти эльфов, которых они так призирали. Это невозможно было назвать возмездием за все причиненные страдания людей народу эльвинан, просто маленькая месть обычного долийца. Тамлен беспокоился за благополучие клана, за беспомощных детей, он переживал за то, что могли сделать люди, если бы они подошли к аравелям ближе. Лучше устранить угрозу сейчас, пока не стало поздно - Анриэль это прекрасно понимала и тоже загоняла людей в ловушку, словно беспомощную дичь, прежде чем вонзить стрелу в их сердце.
   От людей ощутимо пахло страхом, они как безумные неслись по лесу, боясь даже оглянуться назад. Все надеялись сбежать... Но когда загнанные, тяжело дышащие мужчины оказались под прицелом лука долийского охотника, то их надежда вмиг увяла. Краем сознания незадачливые путешественники поняли, что обречены. Крестьяне встали на месте как вкопанные, со страхом взирая на своего палача.
   Тамлен вышел вперед, не сводя глаз с людей и крепко держа в руках натянутый лук. Охотник был зол, но умело скрывал это, только глаза наполненные ненавистью выдавали его с головой. Анриэль тихонечко подошла к ним со стороны и как ее учила Маретари, опутала их ноги корнями.
   Животный ужас отразился в глазах троих мужчин, когда они почувствовали, что не могут пошевелиться. Люди затравленно посмотрели на тихую спутницу охотника, от страха потеряв дар речи.
   - Ты вовремя, - тихо произнес Тамлен, покосившись на подошедшую долийку. Он решил разыграть небольшой спектакль перед пойманными мужчинами и дать им маленькую надежду на оправдание, перед тем как свершится правосудие. - Я наткнулся на этих людей, когда они прятались в зарослях. Что скажешь, lethallan, как с ними поступить?
   "Какая прелесть, - ласково промурлыкал в голове Анриэль голос Ивейна. Девушка вздрогнула, совсем не заметив, как к ним присоединился сторонний наблюдатель из Тени. - Как я понимаю, охота удалась? Вас можно поздравить или же посочувствовать тем милых господам?"
   Но Анриэль не успела произнести и звука. За нее ответил один из пойманных, наглый рыжий мужчина, который, широко раскрыв от страха глаза, немного визгливо произнес:
   - Мы пришли не для того чтобы навредить! - он смотрел то на Тамлена, то на Анриэль, не зная к кому лучше поступиться. - Мы просто нашли пещеру!
   "И наткнулись на злых долийских охотников, - дополнил за него Ивейн, в глубине души радуясь такому неожиданному развлечению. - А также попались в руки магу... ой, великодушно прошу прощения, запутались в корнях и стали мишенью эльфа, мечтавшего с детства снять скальп с "шемов" и принести их в жертву Эльгахану. А они любимчики фортуны, тебе не кажется?"
   То, что Тамлен в тайне мечтал совершить подношение Богу Мести, она сомневалась, да ее в тот момент интересовало совершенно другое, и долийка почти не слушала Ивейна. Анриэль не помнила, чтобы в этой части леса была пещера. Хоть клан и остановился здесь всего почти полгода назад, местность охотники впервые же дни тщательно изучили. Бресилиан опасное место, его умиротворение и спокойствие были всего лишь обманчивой иллюзией, навеянной духами леса. Грань здесь была слишком тонка, и души могли с легкостью выйти из Тени, найти себе пристанище в мертвом теле, животном, дереве и стать новой смертоносной тварью. Анриэль остро чувствовала колебания Тени, как и Хранительница с Мерриль, и аравели всегда останавливали в относительно безопасном месте, чтобы лишний раз не подвергнуть опасности клан.
   Этот же вопрос, оказалось, волновал не одну ее.
   - Не помню я здесь никакой пещеры, - недоверчиво произнес Тамлен, натягивая на тетиву стрелу. - Ты нагло лжешь, шемлен...
   - Нет! Я говорю правду! - испугался мужчина. Его спутники закивали, соглашаясь со своим парламентером. - Я даже могу доказать! У меня есть доказательство!
   Долийцы переглянулись и заинтересованно посмотрели на пленника. Крестьянин заметно расслабился, а когда корни отпустили его ноги, даже немного повеселел, и, достав трясущимися руками камень размером с ладонь, осторожно протянул его эльфам. Тамлен взял его в руки и изумленно выдохнул:
   - Я знаю эти письмена! Это же... это эльфийская вязь...
   Такая резкая перемена в поведении охотника сильно удивила девушку и она подошла к другу, чтобы тоже внимательно рассмотреть находку людей. Камень был серый, обшарпанный, с зеленоватыми разводами, но на нем были едва заметны начертанные темной краской письмена - эльфийская вязь, очень редких подарок судьбы для долийцев, что старались собрать воедино все крупицы знаний предков. Прочитать письмена ей не удалось, и она обратилась за помощью к Ивейну.
   "Ты знаешь, что здесь написано?" - с надеждой спросила она, чувствуя отголоски эмоций наставника. Он был заинтересован необычной находкой и попросил Анриэль взять в руки камень, чтобы внимательнее его рассмотреть. Девушка так и поступила.
   "Нет, - коротко обронил он после нескольких секунд ожидания. - Это обычный камень, в нем нет и отголоска магии, а письмена слишком ветхие, чтобы я смог их расшифровывать. Ценности он не представляет, разве только для продажи в коллекцию ценителю в Тевинтере"
   - Там много таких, - учуяв слабый ветерок свободы, угодливо закивал рыжеволосый человек. - Это недалеко, к западу отсюда...
   - Замолкни, шемлен! - резко оборвал его Тамлен, осторожно приняв из рук девушки камень.
   - Я не понимаю, - вдруг задумчиво произнесла Анриэль, удрученная словами наставника. Оставалась надежда, что Хранительница сможет оценить находку, слушать предложения Ивейна о том, что надо продать камень она не намеревалась. - Что вы забыли в пещере? Искали сокровища?
   Люди боязливо переглянулись между собой. Даже сейчас, можно было почувствовать отзвук их недавнего ужаса, более сильного, чем страх от встречи с эльфами. Прошелестел по верхушкам деревьев ветер, резко подала заунывный голос какая-то птица. Крестьянам стало не по себе.
   - Там был демон! - тихо воскликнул рыжий мужчина, словно боясь, что тварь Тени его услышит. Нервно осматриваясь по сторонам, будто чувствуя на себе чей-то пристальный недружелюбный взгляд, он продолжил. - Огромный, с черными глазами. Хвала Создателю, мы смогли убежать.
   "Демон? - заинтересованно повторил за людьми Ивейн. - Чушь. Если это был бы демон, то мы не беседовали бы с этими милыми господами".
   "Но в их голосе нет лжи, - возразила долийка, чувствуя эмоции людей. - Они искренне верят в то, что говорят"
   "И что с того. Готов поспорить, что они испугались паука и убежали, схватив с пола первый попавшийся камушек. Ты же не думаешь, что эти господа замаскированные коллекционеры древностей и на самом деле собирали камни?"
   Тамлен с презрением смотрел на людей, видно думая также. Лук, несмотря на интересную находку, эльф не отпустил, снова наведя его на рыжего мужчину и готовый в любой момент отразить атаку.
   - Ну и как мы с ними поступим, lethallan? - слегка прищурившись, спросил охотник. Тамлен не был намерен щадить людей, но вежливо поинтересовался у своей спутницы мнением. Мужчины вздрогнули, испуганно посмотрев на девушку.
   Анриэль слегка отрицательно качнула головой, умоляюще посмотрев на друга. Ей было жаль незадачливых крестьян, и она не хотела, чтобы Тамлен пачкал свои руки их кровью. Он хмыкнул, правильно истолковав взгляд девушки, и неохотно проговорил:
   - Ma nuvenin*, - люди испугано вздрогнули, не понимая, о чем говорят долийцы. Охотник недовольно поджал губы, но перестал натягивать тетиву. - Что ж, шемы, удирайте и не возвращайтесь пока мы не уйдем в другое место. (Перев.: *Как пожелаешь.)
   Мужчины, не веря своему счастью, попятились, но поняв, что эльфы не намерены в них стрелять, пустились наутек.
   - Ma serannas, - прошептала Анриэль, с благодарностью посмотрев на Тамлена. (Перев.: *Спасибо)
   - Твое снисхождение к шемам однажды тебя погубит, - качнул головой светловолосый эльф и, проследив за тем, пока крестьяне не скрылись с вида, опустил лук. - Они вернутся... их уже будет больше.
   - Ты их достаточно напугал... - уверенно возразила она.
   Тамлен убрал лук в колчан и показал рукой на запад:
   - Пойдем, посмотрим, правду ли они рассказали. Знаки на камне пробудили во мне любопытство.
   "И не только в тебе", - проворчала про себя девушка, чувствуя вспыхнувший азарт наставника.
   Возвращаться в лагерь и рассказывать Хранительнице о находке и пещере долийцы решили после разведки, чтобы лишний раз не тревожить и не подвергать опасности клан. Тамлен всегда любил древности, мечтал, как и любой эльф о возрождении былого величия, но в отличие от большинства, он кропотливо изучал то, что досталось в наследие от предков. Страсть друга была так велика, что Анриэль знала, как бы он воспринял ее предложение подождать и прежде чем спуститься в пещеру рассказать обо всем Хранительнице. Несмотря на свою напускную холодность и равнодушие охотник сильно обиделся бы на подругу или того хуже - пошел бы туда один. Анриэль не хотела отпускать его, ее гложило какое-то нехорошее предчувствие и с каждым шагом в направлении пещеры оно усиливалось. Не по себе стало и наставнику, особенно после того, как на эльфов напали волки. Настороженность, полузабытое чувство тоски ощущалось в его незримом присутствии, словно он переживал заново какой-то момент в своей жизни. Звери обычно слушались Анриэль, она остро чувствовала их, как и любой сведущий в магии Хранителей эльф, и они никогда не нападали на долийку, а тут словно сорвались с цепи. Безумие легким дуновением проскальзывало в тяжелом, насыщенном магией воздухе и с каждым мгновением это ощущение все усиливалось. У Анриэль появились мурашки на коже, присутствие Ивейна стало явственнее, легонько заныло в виске и потянуло низ живота - медленно, но чинно долийцы на свою беду приближались к месту разрыва завесы. Девушка нервничала, боялась и потирала свои ледяные руки в попытке хоть немного согреться. Все это ей напоминало видения, что преследовали ее последние месяцы, слишком уж схожие были ощущения с тем, что происходило сейчас. "Может это очередной приступ?" - спрашивала она себя, царапая кожу ногтями в попытке очнуться от грез наяву.
   Пройдя через неглубокую расщелину поросшую травой, они оказались возле входа в пещеру, окруженного древними, когда-то белыми, а сейчас серыми и зеленоватыми, полуразрушенными колоннами.
   Тамлен без страха, не теряя ни мгновения, поспешил вперед. Анриэль же нервно осматриваясь и ежась от холода, робко его окликнула:
   - Тамлен постой... может не надо? - с надеждой прошептала она вмиг остановившемуся и повернувшемуся к ней другу. - Мне здесь не нравится.
   - Оказывается, не только шемы боятся пауков? - усмехнулся он и, подойдя к подруге, положил руку на ее плечо. - Не бойся, со мной ты в безопасности.
   Эльф говорил так уверенно, что ей стало немного легче, и девушка даже улыбнулась своим недавними страхами. "Что магу стоит бояться в древних руинах? Пауков размером с медведя? Ловушек? Может шемлены и пугливые, но долийцы никогда не пасовали перед трудностями", - мысленно повторяла она самой себе, и это вселило в долийку немного уверенности. Она вмиг подумала, что Ивейн возможно бы разочаровался в своей ученице и укорил ее за ее мимолетное проявление слабости.
   Сам же маг, о чем-то глубоко задумавшись, молчал, но Анриэль чувствовала, что он рядом и это помогло ей полностью успокоиться.
  
   Setheneran - земля блуждающих снов - так долийцы всегда называли места, где завеса истончалась, и обходили их стороной. Демоны, духи, захватывающие любое вместилище будь оно живое или же мертвое - вот, что ждало там незадачливых путешественников, но древние руины, словно магнит всегда манили в свою западню новые любопытные души и путники как мотыльки летели на огонь, не зная, что их будет поджидать за следующим поворотом.
   Как только Анриэль зашла в пещеру и проделала вниз по склону несколько шагов, то сразу поняла, что чутье ее не обмануло. Энергия Тени витала в воздухе, словно сладковатый аромат полевых цветов - ее любимых васильков, и она видела, как колеблется в некоторых местах грань. Сновидица чувствовала, что стоит только дотронуться до нее рукой, и она с легкостью войдет в Тень, может даже очутиться в прошлом, и стать на несколько минут сторонним наблюдателем мгновений славы этого места. Искушение было столь велико, что девушка спрятала руки за спину, чтобы случайно не поддаться соблазну и не стать причиной бед.
   Руины к вящему сожалению охотника оказались не эльфийскими, а человеческими, но сплошь наполненными символикой их народа и драконьим орнаментом. Ивейн, как только увидел необычную отделку стен, переплетенную с эльфийскими мотивами, стал утверждать, что возможно эти руины относятся к периоду падения Арлатана. Тогда тевинтерских магов сильно интересовала культура и знания древнего народа, и они не гнушались методами и средствами, чтобы собрать побольше эльфийских артефактов в свою коллекцию. Исследования основанными на магии и знаниях народа эльвинаном тогда считались престижными и перспективными.
   Древние залы пугали и завораживали одновременно, и зачарованные ими эльфы, истребляя кишащих в коридорах огромных пауков и обходя с помощью острого чутья Анриэль ловушки, чуть ли не открыв рот, неспешно шли вперед. Голубые глаза Тамлена горели от предвкушения, и он поскорее хотел осмотреть все руины, чтобы первым найти что-то стоящее, но вот вместо открытий пока их ждали лишь недружелюбные пауки, древние ловушки и склеп с полуразрушенными каменными надгробиями.
   Удача улыбнулась друзьям лишь через несколько часов блужданий, когда в одном из коридоров они случайно наткнулись на статую. Несмотря на многие века запустения этого места изваяние высокого эльфа с тусклыми, но когда-то яркими золотыми крыльями, было цело и даже сейчас чувствовалось величие, которое вложил в свое творение неведомый скульптор. Руки скульптуры были приветливо распахнуты для объятий, в одной из них она держала копье, и смотрела вдаль, казалось, что ее пронизывающий взор видит все: прошлое, будущее и настоящее.
   - Andaran atish"an, Фалон"Дин, - благоговейно прошептал Тамлен, приветствуя стража мертвых. - Защитник ушедших, даритель удачи живым...
   "Направь мои стопы, успокой мою душу,
   Приведи меня в вечный покой", - зачем-то произнес строки из древней легенды Ивейн.
   В его голосе ощущалась толика грусти, словно он молил бога смерти стать его проводником в загробной жизни. Анриэль поежилась, посмотрев на опутанные паутиной стены, на остатки былой славы этого места... Ей было не по себе. Тень ощущалась в этом коридоре все ярче, и казалось, что Ивейн стоит рядом с ней, она даже чувствовала его невесомое дыхание, слышала шуршание мантии, и казалось, что тихий голос магистра раздавался не в ее голове, а совсем рядом, словно он стоял за ее спиной.
   Внезапно с пола послышался подозрительный скрежет и полуистлевшие тела в рваных одеждах и проржавевших доспехах пошевелились. По спине эльфийки пробежался холодок, и она в ужасе отпрянула, взирая за тем, как почти десяток мертвецов попытались подняться на ноги. Пол был усеян древними костями и они, быстро впитывая в себя зеленоватое свечение, наполнялись жизнью: в глазницах загорался потусторонний огонь, трухлявые кости крепли, а под мумифицированной кожей почти мгновенно нарастали сгнившие жилы.
   Долийка прижала к земле ближайших противников, опутав их корнями, и чудом увернулась от стрелы. Вместо азарта, который она обычно испытывала, загоняя зверей и людей, ее пробрал ужас, а в голове не осталось толком ни одного подходящего заклинания. С таким она сталкивалась впервые и просто не знала, как себя повести. Совсем рядом, шипя проклятия, достал из-за спины клинки Тамлен, и у лишившихся возможности двигаться мертвецов в два удара снес головы. Повеяло морозной свежестью и пробирающее до костей ледяное дуновение пронеслось по коридору, заморозив все на своем пути - в битву пробив тонкий заслон грани, вступил Ивейн не став как обычно отсиживаться в стороне. Мертвецы застыли ледяными скульптурами в нелепых позах, стены и пол покрылись изморозью. Анриэль на мгновение покачнулась, ощутив пробирающий изнутри холод от резко опустошенного резерва магической энергии, и оперлась в стену ладонями, мысленно воззвав к древним камням, приказав им сменить форму. Камень поддался неохотно, с натугой, но острыми клиньями из пола пробил хрупкие тела нежити, но не десяток, а почти на половину меньше - девушке в отличие от магистра не хватало опыта и бездонного запаса энергии.
   - Мертвые, - презрительно отозвался о недавних противниках Ивейн, пока Тамлен добивал последних заледеневших порождений завесы. Анриэль прислонившись к холодной стене, покрытой тающей корочкой льда, переводила дыхание. - Глупые духи, решившие проникнуть в мир живых через мертвые вместилища и по пути потерявшие себя. Жалкое зрелище.
   - А ты как будто лучше... - мысленно проворчала она, переживая, что растерявшись, не смогла дать им достойный отпор.
   - Естественно, - самодовольно хмыкнул ее наставник, - я намного умнее.
   Тамлена после короткой перепалки в коридоре будто подменили - им завладело какое-то болезненное предчувствие, что бывает у ученых, которые оказывались на пороге важного открытия. Он помчался вперед, повторяя себе под нос, что он чувствует будто "оно" близко. Вот только за поворотом, открыв дверь в новую комнату, вместо долгожданного открытия на него напал берескарн - большое медвежеподобное существо с острыми длинными когтями, свалявшимся в некоторых местах мехом и агрессивно настроенный к любому, кто решит потревожить его покой. Что здесь забыло чудовище дремучих лесов Тамлен узнавать не собирался, а со злостью пополам с досадой, пустив в крепкий череп несколько долийских стрел и убив зверя, стремительно направился вперед, все надеясь обрести долгожданную награду.
   Комната, в которой обитал берескарн, в корне отличалась от всех увиденных в этих руинах. В ней царил полумрак - лучи света пробивались через полуразрушенный потолок, к которому тянулись толстые гигантские стебли закрученные спиралью. На стенах можно было увидеть покрошившуюся со времени лепнину, древние барельефы и затянутые толстым пеленой паутины декоративные арки. Посередине комнаты стояло на пьедестале огромное, высотой в несколько метров, матово-серое зеркало, которое держали в руках изваяния людей в старинных одеждах - безмолвные стражи этого артефакта. Несмотря на царящую разруху и тлен зеркало выглядело совершенно новым, словно не пылилось в этом создателем забытым месте столько веков.
   Первым, кто снял завороженное любование творением древних, неожиданно стал Ивейн. Его голос был на удивление сух и задумчив, словно он сейчас не делился сокровенными знаниями, а констатировал ничем не примечательный факт:
   - Это иллувиан... эльфийское творение... его использовали магистры как средство связи, даже предполагалось, что он может служить стационарным порталом...
   - Эльфийское? - сразу замерло сердце у Анриэль, выделив, по ее мнению, самое главное. Она благоговейно смотрела на творение предков, не заметив, что произнесла это вслух. Тамлен на миг удивленно покосился на свою спутницу, неохотно оторвавшись от такой долгожданной находки.
   - Да, да... - пробормотал он, и стал подниматься по ступеням, словно завороженный, приближаясь к гладкой поверхности зеркала, - оно точно эльфийское... я чувствую...
   - Я бы не советовал приближаться к нему и особенно, дотрагиваться.
   - Но почему?- оторвалась от созерцания завораживающей глади девушка, не понимая как можно так кощунственно отнестись к такой прелести. Ее разум будто пытался кто-то одурманить, но привыкшая к двойственности и иллюзорности Тени она на осторожные поползновения не обращала внимания. Просто не успела до конца осознать свои ощущения, прислушиваясь к навязчивому шепоту наставника.
   - Бесхозные древние артефакты скапливают в себе отрицательную энергию и... Что он делает?!
   Тамлен поднялся на постамент и внимательно приглядывался к зеркальной глади, силясь что-то увидеть в матовом отражении. Внезапно он вздрогнул и, обернувшись, неверяще прошептал подруге:
   - Я что-то видел! Там что-то было! Сейчас... я посмотрю поближе...
   Анриэль внезапно пробил озноб, и она быстро вбежала по ступенькам наверх, стремясь утянуть Тамлена от дурманящего разум зеркала. В ее голове эхом отдавались крики Ивейна быстро убегать, но вот только бросать друга она была не намерена.
   - Не прикасайся! - что есть мочи воскликнула она, схватив эльфа за запястье. Но было поздно.
   Словно электрический заряд прошелся по руке Тамлена, и Анриэль откинуло назад на каменные ступени. Скатившись вниз и ударившись головой, она отстранено наблюдала за тем, как черные щупальца обволокли тело ее друга и рывком утащили в колеблющееся отражение. Где-то на задворках сознания кричал ее наставник, со стороны зеркала призывно зазвучал ласковый шепот, пытаясь приманить к себе новую жертву, а невесомые щупальца темной энергии через мутную гладь зеркала уже потянулись к девушке. Долийка сделала судорожный вздох и попыталась встать, но ее мгновенно затопила тьма, резко сжав в тисках слабо трепыхающееся сердце.
  
   ***
  
   Открыть глаза и, оперевшись руками на каменный пол, попытаться подняться, с первой попытки не получилось. Резко вспыхнувшая боль мгновенно свела судорогой хрупкое тельце эльфийки, и Ивейн до крови прикусил губу, чтобы не закричать от боли. Бледная почти до синевы кожа с тонкой сеточкой почерневших сосудов горела словно огнем, каждую мышцу от резкого движения сводило судорогой, а само тело словно тянуло к полу. Силы безвозвратно покидали умирающее тело девушки, набатом звучал в ушах тяжелый ритм сердца, казалось, что кто-то изнутри медленно рвет когтями жилы и органы, наслаждаясь каждой секундой садисткой пытки.
  Когда Анриэль потеряла сознание, то первым же делом Ивейн попытался взять под контроль ее тело, ибо знал, что если она здесь останется, то вскоре будет, как и ее наставник, вечность гулять по просторам Тени. Принять управление было трудно, тело подчинялось с неохотой, натугой, но тевинтерский магистр, пересиливая себя и чувствуя душераздирающую боль, встал на колени и, подползя к стене, с трудом смог подняться. В голове крутились только матерные выражения из его далекой родины, беззвучно шипя которые, он, маленькими шажочками заставил себя идти, держась за каменную стену, к выходу из комнаты.
  Ивейн успел сто раз пожалеть о том, что разрешил своей подопечной спуститься в эту пещеру, позволил ей увидеть несчастный иллувиан и тем самым запустить цепь событий, которые неизвестно куда их приведут. Оставалась одна надежда, что ее отыщет серый страж и отнесет в лагерь, но Ивейн сейчас даже в этом не был уверен. Этот мир отличался от той игры, в которую он проходил, казалось, почти целую вечность назад и ни в чем нельзя было быть уверенным.
  Чтобы не потерять сознание он постоянно окутывал ледяным дыханием самого себя - холод притуплял боль и дарил ясность мыслей, а это сейчас было самое главное, чтобы выбраться живым из пещеры. Магистр потерял счет времени, ему стало казаться, что бесконечные коридоры словно лабиринт, а сохранять сознание с каждым мгновением было все труднее. Ивейн не останавливался, хоть и ноги жгло огнем при каждом движении, будто он шел по раскаленным углям, помутилось в глазах и заложило в уши, он знал, что если прислонится к стене и отдохнет, то больше не сможет сделать и шага.
   Выход из пещеры он нашел уже тогда, когда почти не осталось сил даже на то чтобы думать.
  В лесу темнело, и небо окрасилось в яркие закатные краски. Ласково шелестел прохладный ветер, пели колыбельные птицы... Ивейн, сделав пару шагов по направлению к лесу, остановился и обессилено упал на колени. Идти дальше уже не было сил, надеяться на чудо - тоже. Он посмотрел на закатное небо и вскинул вверх тонкую левую руку. В небо устремились яркие разноцветные вспышки, которые маг сотворил надеясь, что хоть кто-нибудь увидит сигнальные огни и придет на помощь.
  Последнее, что он помнил - это как к нему приближалась пара долийских охотников. Ивейн улыбнулся уголками губ и, сделав последний вздох, с облегчением покинул тело Анриэль. Дункана он так и не дождался...
  
  Глава 2. Правда
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"