Садыкова Татьяна: другие произведения.

Подарки, герои и прочие неприятности

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Внезапно Никериал Ленге озадачился поиском подарка своей жене, но тучи уже сгущаются над магом и помощь незнакомой девочке оборачивается для Ника катастрофическими неприятностями и встречей со старыми знакомыми.

  Подарки, герои и прочие неприятности
  
  
  
  - Ты когда-нибудь дарил Ирен подарки? - неожиданно спросил Филгус Гоннери, задумчиво подперев локтем голову.
  День клонился к закату, все рабочие вопросы были давно решены, но расставаться так просто не хотелось и Филгус Гоннери с Никериалом Ленге решили устроить небольшое чаепитие. То, что в фарфоровых чашках вместо чая был налит коньяк, никого не смущало.
  Маги заперлись от любопытных женских глаз в лаборатории Ника и предались воспоминаниям и разговорами о былом.
  - Дарил, - не задумываясь, кивнул Никериал. - Тот артефакт "Слезы Элисень". Какой еще мужчина подарит своей женщине могущественную реликвию божественного происхождения?
  - Врун ты, Ник, причем бессовестный, - беззлобно усмехнулся брат Никериала. - Подарки не отбирают. Сам же потом мне хвастался, что спрятал их там, где никто не найдет.
  В то время и вправду маг, будучи не слишком уверенный в своих силах, спрятал реликвию от своего соперника там, где никто бы не стал искать - отдал на сохранение наивной принцессе. И она сберегла подарок, вернув после всех несчастий артефакт хозяину. Так что с теоретической точки зрения, как поразмыслил Ник, его брат был полностью прав.
  Ник кивнул:
  - Факт.
  Маги чокнулись и глотнули чая.
  - Ну а так, что дарил?
  Ник вдруг четко осознал, что так просто от него не отвяжутся.
  - Свою любовь и терпение.
  Фил осуждающе посмотрел на брата.
  - Микио, да будет тебе известно, завалил Алию подарками.
  - Какой кошмар. Она живая?
  - Ник... - его брат был совершенно безнадежен.
  - Она никогда ничего не просила, - неожиданно бросил Ник, внезапно став серьезным. Он поставил опустевшую чашку не стол и чуть погодя наполнил до краев ее коньяком. - Я и не думал что ей что-то нужно.
  - Женщины всегда молчат, особенно, когда им что-то нужно, - улыбнулся Филгус. - Уж поверь моему семейному опыту.
  Маг кивнул, нехотя признав правоту брата. Он был слишком занят собой и своей работой, чтобы заметить, что его Ирен чего-то не хватает. Ведь целитель искренне считал, что его жена счастлива: она встречала его на пороге портального зала с улыбкой на устах, неловко шутила, смеялась, поводила рядом с ним вечера и крепко обнимала его ночью - ни словом, ни жестом не показав своему мужу о своих нуждах и печалях. И от этого у самого Ника неприятно царапнуло по душе - одно дело догадываться самому, и совсем иное слышать это от других.
  Никериал работал заведующим отделением реанимации и магической подпитки жизни в самом крупном госпитале королевства - госпитале Парнаско, и домой со смен возвращался поздно и не каждый день, частенько оставаясь ночевать на работе, будучи физически и магически вымотанным за день. И Ирен было одиноко и скучно одной в огромном замке, поэтому она выпросила у мужа сделать ей портальный браслет и частенько, пока Ник был на сменах, заглядывала в дом Филгуса и помогала Лире, найдя в ее лице наставницу и подругу. Она гуляла с ней по городу, помогала в домашних делах и вечерами с восторгом рассказывала о прошедшем дне. Но кто мог подумать, что ей чего-то не хватает...
  И главное, заметил это не сам Ник, а Филгус лишь мельком глянув на жену своего брата. От осознания этого Нику было не по себе.
  - Подари ей что-нибудь, Ник, - утешающе хлопнул по его плечу Филгус, - и поверь, ее сердце запоет от счастья.
  
  ***
  
  Никериал вышел из операционной, скидывая на ходу грязный халат и разминая затекшие плечи. После десятичасовой операции хотелось улечься на неудобную кушетку в комнате отдыха целителей и забыться сном. Только вот усталый рассудок вновь и вновь подкидывал укоризненные слова брата, елозя, словно навязчивая мысль, грызя не хуже совести и не давая покоя.
   "Подари Ирен подарок" - сказать легче, чем сделать. Ник устало оперся об стену, распутывая узел платка с лица и стаскивая шапочку целителя с головы. Когда он в последний раз ночевал дома? Какой сегодня день, число? Разум наотрез отказывался рассказывать о таких простых вещах, но вот навязчивая мысль, что нужно подарить подарок, никуда не желала исчезать.
  Целитель потер рукой глаза и, тяжко вздохнув, отлепился от стены и пошел в зал ожидания. Нужно еще было сказать родственникам больного, что операция прошла успешно.
  
  В комнате отдыха было необычно пусто и тихо. Кажется, наступил день, но Ник был не слишком уверен, ибо задернутые шторы почти не пропускали свет, создавая в комнате приятный полумрак. В небольшой железной буржуйке трещали поленья и в комнате, несмотря на зиму и продуваемые коридоры было тепло и уютно.
  Целитель приподнялся с кушетки, откидывая шерстяное одеяло и, зевнув, сонно потер затекшую шею. Судя по тому, что его никто не спешил будить, он проспал не так уж и много, может, несколько часов.
  Одернув помятую робу целителя и пригладив рукой волосы, Никериал встал и, найдя на полу свою обувь, поковылял к шкафу с зельями. Его запас энергии хоть и заполнился после нескольких часов сна, но до сих пор не был на приемлемом уровне, а ведь ему еще нужно было написать кучу отчетов и проследить за младшими целителями, чтобы те не угробили своей инициативой ни в чем не повинных людей.
  Дверь в комнату отдыха мягко отворилась, и Ник обернулся на звук, помешивая в кружке зелье пополам с водой. В комнату со стопкой отчетов вошла Эльза Черная - глава отделения патологоанатомии, бессменный руководитель морга и его страшных обитателей уже два десятка лет. Ник невольно поморщился и сделал глоток. Не то чтобы магистр Черная ему не нравилась - женщиной она была привлекательной и элегантной, да и характер ее его не слишком смущал - ну подумаешь, саркастичная стерва, но была между ними одна неприятная история, что ставила крест на их добросердечном сотрудничестве. Когда-то давно Никериал, будучи юным и амбициозным целителем пал в неравной схватке с алкоголем и заснул прямо за столом, когда в госпитале праздновали чье-то повышение. Захмеленные целители не растерялись и, решив, что их коллега умер (даже толком не проверив сей факт) утащили сопящего целителя в морг. Очнулся Ник в склепе, возлежа на холодной крышке каменного саркофага. Стоит ли упоминать, что притащила туда его и доставила массу незабываемых мгновений именно Эльза Черная. С тех пор мужчина не любил склепы, нежить и кладбища, не пил на работе и обходил стороной эту некромантку.
  - А, мастер Ленге, - с милой улыбкой поприветствовала его эта страшная женщина и, села на кушетку, на которой он недавно изволил почивать.
  Ее рыжие волосы были туго скреплены дорогой шпилькой на затылке в пучок, на губах алела красная помада, целительская роба темно-синего цвета была ушитая и приталенная, что казалось, что на ней дорогое, но неброское платье.
   - Я не мастер, - устало (и в который раз!) Сказал Ник, жалея, что в его кружке всего лишь разбавленное восстанавливающее зелье, а не что-то покрепче.
  - Неужто еще не прошли просмотр? - невинно хлопнула глазками она и печально вздохнула. - Это так печально.
  - Не печальнее того, что вас, магистр Черная, до него вообще не допускают.
  Они мило друг другу улыбнулись, закончив с дежурным приветствием.
  Зелье, хоть и разбавленное горчило, и как назло в пределах видимости Ник не мог обнаружить ничего съестного, а в корзине с фруктами сиротливо лежали косточки от слив. Спать Нику больше не хотелось, но усталость не желала никуда исчезать, и даже после выпитой кружки с зельем он чувствовал себя выжатым.
  Около стены мерно тикали часы, показывая, что сейчас было чуть меньше девяти часов утра. Никериал надеялся, что Ирен спала в постели, а не как обычно уснула в кресле, дожидаясь его с затянувшейся смены. Хоть он и отправил ей вестника, что не сможет вернуться ночью, но все равно было как-то неуютно на душе, будто он в который раз ее предавал, заставляя чувствовать себя одинокой.
  - Магистр Ленге, - с подчеркнутой вежливостью произнесла Эльза Черная. - А вы уже давно женаты?
  Маг неодумевающе посмотрел на свою коллегу. Эльза все также сидела на кушетке, но вот не спуская с него изучающего взгляда.
  Ник вмиг подумал, что после сна выглядел не слишком опрятно, особенно по сравнению с самой женщиной.
  - Чуть больше года, может, полтора.
  - И жена, небось, уже надоела? - невинно поинтересовалась она.
  Целитель нахмурился:
  - Я не понимаю, к чему вы клоните...
  - Сколько вы уже в госпитале на смене? Сутки, двое?
  Ник, признаться, замешкался с ответом, совершенно потерявшись во времени.
  - Что и требовалось доказать, - ехидно улыбнулась некромантка. - Целитель вы может и хороший, но вот как муж... - она поморщилась, неопределенно помахав рукой.
  Мужчина вздохнул, даже не зная, что ответить на такую откровенную правду. Опять вспомнились слова брата про подарок, да и, если честно, Нику стало до нелепого стыдно, что чужие люди говорили ему такие вещи.
  - Ну раз так, - он скрестил на груди руки, защищаясь от пронзительного взгляда Эльзы, - то какой подарок мне ей подарить?
  Эльза сперва опешила от такого вопроса. Она пыталась уязвить мага и понаблюдать за его возмущением, а не услышать столь странный вопрос, похожий на издевку.
  - Что? - переспросила она. - Подарок?
  - Ну да, - Ник улыбнулся. - Вы красивая и явно не обделенная вниманием мужчин женщина, которой наверняка дарят прекрасные подарки. Я лишь хочу спросить совета от... - он на миг замешкался, подбирая слово, - от моей коллеги, что можно подарить красивой и молодой женщине?
  Эльза Черная засмеялась, отчего отчеты упали с ее колен на кушетку. Ник тоже улыбнулся.
  - Цветы, все женщины любят цветы.
  - Но сейчас середина зимы...
  Женщина изогнула бровь, посмотрев на мага как на наивного мальчишку.
  - А кто говорил про живые цветы? Венки из искусственных цветов продают круглогодично.
  - Конечно, но хоронить жену я пока еще не намерен
  - Тогда остался лишь один вариант, - вздохнула магесса и поднялась с кушетки, намереваясь уйти - Говорят, дети - цветы жизни. Подарите ей ребенка, и я уверена что уж такой подарок она запомнит надолго.
  
  ***
  
  Дарить детей своей жене Ник был не намерен. Конечно, когда-нибудь потом он может и захочет примерить на себя роль отца, но сейчас его сердце жалобно ныло, как только он представлял, как эти маленькие негодники рушили его вновь кропотливо собранную библиотеку: рисовали на полях и между строк, обдирали с бесценных талмудов обложки, устраивали забеги или прятки вокруг стеллажей. Он прекрасно знал, что его ждет, ибо сам был таким же сорванцом, который портил нервы своего учителя с рвением Настерревиля. И проходить все вновь, но уже в роли пострадавшей стороны... Никериала каждый раз передергивало от одной лишь мысли.
  Да и у него с легкой подачи главы госпиталя Азеля Гарриуса на попечении уже были собственные спиногрызы - три юных дарования, которые решили посвятить свою жизнь целительскому делу и извести в могилу своего руководителя.
  Днем привезли еще троих пациентов в критическом состоянии - зимой к обычным травмам прибавлялось еще и обморожение различных частей тела, - и Ник целый день метался между операционной и палатами, следя за тем, чтобы его ученики случайно не убили только что спасенных пациентов в глупом рвении облегчить их страдания. Перекусить, а уж тем более думать о подарке, было совершено некогда, и мужчина с тоской вспоминал те косточки от слив, заполняя желудок очередным (уже четвертым или пятым) восстанавливающим зельем.
  Присесть на стул и вытянуть вперед ноги удалось лишь вечером, когда зимнее закатное солнце окрасило небо багрянцем. Сердобольная старшая милсестра подсунула ему в руки приличный бутерброд с бужениной и зеленым луком, сочувственно погладила по плечу и уговорила целителя отдохнуть, обещая вместо него проследить за "спиногрызами" пока те проводили обход пациентов отделения. Мужчина немного поворчал, но быстро сдался - спорить с упертой Альвой не было ни сил, ни желания.
  Ник пододвинул стул к окну, от рамы которого дышало морозом, а стекла покрылись узорчатой корочкой инея и, жуя сытный бутерброд, наблюдал за закатом солнца. Когда сиреневом небе появились первые звезды, а фонарщик зажег на площади возле госпиталя фонари, целитель, накинув на себя шинель, вышел на улицу, чтобы подышать свежим воздухом.
  Холодало. Ник потоптался на крыльце, чувствуя как легкие изнутри покрылись корочкой льда, потер покрасневшие уши руками и, вжав голову в высокий воротник, неловко шмыгнул носом.
  - Околеешь же, - мимо него к дверям госпиталя прошел знакомый Нику целитель, и, видно спеша на свою смену, на ходу коротко бросил. - Давай внутрь. Дубак страшный.
  Магистр Ленге отрицательно покачал головой, спрятав задубевшие руки в карманах и выпуская изо рта клубы пара.
  - Я домой скоро, хочу подпитаться энергией, а то от зелья уже тошнит.
  - Везунчик, - печально вздохнул он и махнув рукой, скрылся внутри Парнаско, выпустив наружу белесую пелену горячего воздуха.
  Ник спустился по лестнице, покрытой песком, и прошелся до кованых врат госпиталя, коротко кивнув привратнику, который вместе с ним мерз на морозе. Он и вправду хотел подпитаться рассеянной в воздухе магической энергией, согнать холодом усталость и прояснить свой разум для телепортации.
  Целителю хотелось пойти в свой дом и наконец-то крепко обнять жену, согрев замерзшие руки и душу в ее тепле, почувствовать на своей шее ее дыхание, ощутить приятный аромат ее золотистых кудрей. Услужливая дежурная милсестра подсказала забывчивому целителю, что он дежурил уже вторые сутки подряд, и предложила пойти домой, обещая в противном случае нажаловаться начальству. Ник безропотно согласился с требованием, почти силком заставив сердобольную совесть молчать - раньше она ему не позволяла уйти на заслуженный отдых, но сейчас, когда тяжелых операций больше не предстояло, а с остальным могли справиться и старшие целители, то маг решил, а почему бы нет?
  Задумавшись и чтобы хоть немного погреться, Никериал решил прогуляться по парку, что примыкал к госпиталю Парнаско. В нем частенько прогуливались больные, да и горожане не отказывали себе в удовольствии посидеть на кованных узорчатых скамейках, послушать шелест листвы и пение птиц, полюбоваться цветами на клумбах, которые каждый год высаживало руководство госпиталя на собственные средства. Но сейчас парк к сумеркам опустел и был едва освещен фонарями. Его клумбы укрыл снег, скамейки заледенели, а на голых деревьях вместо певчих птиц восседали вороны.
   Потраченная энергия на свежем воздухе восстанавливалась медленно, но верно - еще немного и могло хватить на телепорт, а уж там Никериал надеялся понежиться в умелых руках своей жены и выпить кубок горячего глинтвейна.
  Грезы о приятном отдыхе были столь сладки, что маг не сразу услышал и заметил, что по заснеженной дорожке к нему, спотыкаясь на ходу, бежала какая-то девушка. Даже не девушка, а девочка лет двенадцати в залатанном тулупе и кроличьей шапке. Она раскраснелась от бега, схватила Ника за шинель, невольно потянув вниз на себя и задыхаясь, прокричала:
  - Господин, помогите!
  Пальцы у девчушки были цепкие, а сама она решительно уперлась взглядом в целителя.
  - Вы же оттуда, да? - она ткнула пальцем в видневшийся за деревьями госпиталь и, не дожидаясь ответа от мага, потянула его за шинель. - Батька мой помирает! Скорее!
  Ник нахмурился и более внимательно посмотрел на девочку. Рукава ее тулупа, как и пальцы были измазаны в засохшей крови, на щеках застыли ледяными дорожками слезы, а глаза были расширены от страха за родного отца.
  Он оглянулся в сторону родного госпиталя, вздохнул, понимая, что если она или он побегут за помощью (или же маг создаст вестника и дождется целителей), для ее отца будут потеряны спасительные минуты и принял решение.
   Ник кивнул девочке, и помчался за ней вслед.
  
   Мужчина думал, что никогда еще так быстро не бегал. Шустрая девчонка провела его через мост, пару переулков и подворотен, прежде, чем перед задыхающимся Ником не предстало какое-то здание складского типа. Уже окончательно стемнело, и вместо распахнутой створчатой двери зиял темный провал, из которого не доносилось ни шелеста, ни хрипов умирающего.
  - Скорее же, ну! - поторапливала его девочка, пытаясь потянуть за руку внутрь.
  Ник потер колющий бок, поморщился и взмахом создал светящийся шар, который полетел вперед, освещая целителю путь.
  Земляной пол был устлан гниющей соломой, что шелестела под его ногами, повсюду стояли тюки, перевязанные бечевкой, бочки, сваленные в кучу мешки, пахло пылью и крысами. Шар скользнул светом по парусине, которая была свалена на полу - она была перемазана в бурой крови.
  Девочка с криками: "Отец! ", метнулась куда-то влево и скрылась за тюками. Ник поспешил за ней и на миг опешил, увидев открывшуюся картину.
  Неизвестный мужчина, прислонившись пыльному мешку, казалось, просто сидел, если бы не опущенная голова со спекшимися в крови спутанными волосами, да и распоротый живот, с вывалившимися кишками, которые тот тщетно пытался удержать внутри. К удивлению мага он еще был жив и хрипло дышал, еле подрагивая руками, которые зажимали живот. Вокруг него уже натекла приличная лужа крови.
  Мерзко воняло кровью и кишками, а на тюках шелестели крысы, невидимой тенью нависнув над умирающим. Они ждали начало пиршества.
  Заклятье на миг ослепительно воссияло, отпугнув на время крыс и дав целителю яркий источник света, чтобы осмотреть раненого человека. Ник отодвинул в сторону ревущую девочку, и присел возле мужчины, аккуратно попытавшись убрать его руки с живота.
  Дело было худо. Никериал понимал, что нужно транспортировать раненного как можно скорее в госпиталь и там в операционной бороться за его жизнь, а не корячиться в полевых условиях, пытаясь выставить из себя героя. Но сперва следовало стабилизировать его состояние, чтобы он смог перенести дорогу - телепортировать его целитель никак не мог, опасаясь, что мужчина не переживет такие сильные пространственные колебания.
  Магистр Ленге повернулся к оторопевшей от ужаса девочке и как можно ласковее улыбнулся. Получилась бледная тень улыбки.
  - Беги в госпиталь и скажи, что Ленге оказывает первую помощь. Приведи их сюда. Запомнила?
  Она как-то странно посмотрела на мага, но, к счастью Ника, быстро кивнула, не задавая ненужных вопросов. Увидев, что дочка пациента кинулась в госпиталь, целитель склонился над мужчиной и, глубоко вздохнув, настроился на энергетические потоки его тела. Жизнь утекала из чресл несчастного, затухая все сильнее с каждым мгновением. Ник наложил на мужчину руки и полностью погрузился в процесс исцеления. Маг хотел наполнить каналы энергией, попутно найти источник кровотечения и остановить его, а уж потом с коллегами заняться им вплотную в операционной.
  Но вдруг что-то резко толкнуло целителя в спину. Ник вынырнул из транса и внезапно ощутил, как на его голове затягивается удушающий мешок. В следующий миг его обухом ударили по голове, и магистр потерял сознание.
  
  ***
  
  Пробуждение было резким и... мокрым. Ника окатили водой и маг, очнувшись, ощутил ноющую боль в затылке. Сознание плыло, звуки двоились, а от света до рези болели глаза.
  Над ним склонилась фигура, которая цапнула его за подбородок и потянула вверх, видно надеясь добиться внимания мага. Не преуспев в этом деле, она вкатила Нику оплеуху. У целителя болью загорела щека, в голове на несколько мгновений зазвенело, но, неожиданно это помогло прийти в себя.
  Целитель услышал, как над ним спорили два человека - мужчина и женщина. Ник не вслушивался в их разговор, поглощенный более насущими проблемами: его голова, казалось, раскалывалась надвое, левый бок ныл, словно его пару раз пнули, а руки были крепко связаны за спиной, причем какой-то умник сподобился нацепить на его запястья кандалы, сковывающие магию. Надежда на то, что это были простые бандиты из подворотни, которые схватили мага, сраженные его очарованием, угасла даже не успев окрепнуть. Они слишком хорошо подготовились для случайного нападения.
  - Эй, ты очнулся? - женщина увидела, что взгляд мага стал осмысленный, и тут же дернула его за волосы, заставляя на нее посмотреть.
  Никериал невольно зашипел сквозь зубы - рана на затылке вспыхнула болью.
  Похитительница была странной и до боли знакомой, но у мужчины не было никакого желания пытаться вспомнить, где он ее раньше видел. Выглядела она довольно молодой - не старше Ирен, - но более замученной и болезненной, с темными кругами под глазами и обветренной кожей. Ее темные глаза лихорадочно блестели, женщина всматривалась в него, силясь что-то разглядеть на его лице.
  - Приятно познакомиться, - Ник болезненно улыбнулся. Учитель в свое время хорошенько вдолбил нерадивому ученику быть вежливыми с незнакомцами, особенно когда они тебя похитили и явно чего-то хотели.
  - Ты не помнишь меня?! - прошипела она, буравя мага взглядом.
  Ник честно попытался вспомнились свой послужной список дам, но увы, этой персоны там не числилось.
  - Извините, но вы не в моем вкусе и как бы я уже женат, поэтому...
  Дама побагровела. Нику даже на миг показалось, что ей может стать плохо.
  - Ты убил моих родителей, гнида!
  Никериал нахмурился. Где-то он уже слышал этот бред про родителей... и внезапно вспомнил. Когда Ирен еще на птичьих правах жила у него в замке, к нему средь бело дня в дом ввалилась ватага героев под предводительством рыцаря сэра Алинора Гриворда. И была среди них девица, что истерически верещала, будто бы маг убил ее родных, и она пришла за праведной местью. Ник тогда вежливо сказал, что это не так и выставил вторженцев вон.
  Но, похоже, от идеи она, несмотря на фиаско, не отказалась.
  - Лукреция Вандерлуг сполна заставит тебя заплатить за содеянное!
  - Послушайте... - целитель вздохнул и попытался ослабить туго затянутые веревки на запястьях. Они не поддались, еще сильнее впившись в кожу. - Это все какая-то ошибка. Я целитель. Целители не убивают, а спасают жизни, даже дети об этом знают, поэтому я в недоумении, почему вы до сих пор еще не в курсе.
   - Ах ты!!! - она вновь замахнулась, но ее за руку схватил мужчина, который до этого стоял позади женщины в тени.
  - Довольно, - веско произнес он. - Мы не для этого сегодня собрались. Помни об этом.
  Лукреция фыркнула и вырвала руку из его хватки, но молча, подчинилась. Она отошла в сторону и Ник наконец-то смог хоть немного разглядеть комнату, в которой его держали, хотя скорее это была не комната, а какой-то погреб. Одно радовало мага - в нем было сухо и тепло (по сравнению с улицей), а возле каменных стен стояли стеллажи с пыльными бутылями вина. И, судя по небольшому помещению, он наверняка находился внутри чьего-то дома в черте города, причем в гостях у человека солидного достатка, раз тот мог позволить себе винный погреб с сопутствующими услугами в виде связанного мага.
  Пальто с него сняли, как и амулет целителя, и бросили все на стол, который стоял неподалеку. Ник даже смог разглядеть там свой кошель и пояс с подсумкой, из которой вытряхнули все диагностические артефакты и зелья.
  На место Лукреции встал ее сообщник - полный мужчина в рясе, опоясанный веревкой. Его черты лица были сокрыты под капюшоном, на груди сиял массивный знак Пресветлой, но, несмотря на это, Ник почти сразу узнал похитителя. Ведь это был тот самый жрец, который вторгся в его дом вместе с остальными, дабы освободить невинную деву из лап "мерзкого злодея".
   - Сегодня что, день встреч? - простонал маг, не веря своим глазам. - Только не говорите что здесь тот малец-маг и его бородатая нянька?
  Никериал не удивился, если бы из темного угла ему показались и остальные участники того героического похода. А Алинор Гриворд собственноручно вознес бы над головой Ника свой меч Рахтириус и отрубил "мерзкому колдуну" голову.
  - Нет, - мотнул головой жрец. - Кроме нас тут никого больше нет.
  - Да чего ты с ним болтаешь! - Лукреция была явно недовольна добродушному настрою своего сообщника. И ткнула пальцем в Ника. - А ты заткнись, а то получишь кляп в рот!
  Ник бы с радостью молчал, но он решительно не понимал, что этим людям от него нужно.
  - Хоть причину моего похищения назовите, будьте добры.
  Женщина предвкушающе улыбнулась:
  - Твоя смерть послужит благому делу!
  - Это какому? Удобрению твоего огорода?
  - Ознаменованием новой эры! - пафосно изрек жрец.
  Ник попытался проникнуться торжеством момента, но не смог - уж очень саднила стертая веревкой кожа запастьев, ныла голова и ребра, а вместо магического ядра ощущалась сосущая пустота. Он был вымотан, зол, а около него распинались очередные "вершители судеб" со своим новым гениальным проектом по покорению мира.
  - Я, конечно, польщен, что мне досталась такая славная роль, но могу я отказаться от участия? Из меня ужасная жертва, просто чудовищная - спросите у мастера Микио, он подтвердит.
  Жрец и Лукреция переглянулись и вдруг женщина заливисто засмеялась.
  - А кто сказал, что будет жертва? Нет, ты будешь козлом отпущения.
  - Козлом?
  Ник видел, как ей не терпелось вывалить на него весь свой план, чтобы увидеть в его глазах отчаянье, обсмеять его, втоптать в пыль, но она сдержалась.
  - Сам все скоро узнаешь... - туманно произнесла она.
  И, торжествующе улыбнувшись, удалилась вместе с жрецом из погреба, оставив Ника наедине с вином.
  
  Ник подождал, пока стихнут шаги за закрывшейся дверью, и попытался дернуть веревки. Грубая бечевка врезалась в кожу до крови, совсем не ослабив путы, а, кажется, еще сильнее стянув их. Кричать, звать на помощь, молить о пощаде или же грозить расправой маг не собирался, но и сдаваться был не намерен. Он бы с легкостью выбрался отсюда, если бы у него было хоть чуток магии, но проклятые кандалы блокировали потоки энергии и ослабляли Ника каждый раз, когда он пытался сконцентрироваться.
  Слишком просто он попался, до глупого просто. Не почувствовав в словах девочки лжи, он опрометчиво кинулся за ней и угодил в ловушку.
  Он бы осмеял свое простодушие, но на это не было времени. Никериал воззрился на стол, на котором лежали его отобранные вещи. Конечно, там не было ни оружия, ни сигнальных артефактов, только целительские устройства для диагностики организма пациента, но и этого магу было достаточно - все они содержали энергию. И если бы Ник сумел их активировать, а после украсть выпущенную для диагностики магию, то можно было бы попытаться избавиться от оков, повредив его энергетические узлы в печати, и уж тогда маг с легкостью выбрался бы из этой нелепой ситуации.
  Целитель попытался встать, но запнулся об неровную поверхность и с грохотом упал на пол. Перед глазами мужчины заплясали кровавые точки, а бок взорвался пульсирующей болью. Маг стиснул зубы, чтобы не закричать, и сдавлено дышал, пока боль в растревоженном боку вновь не затихла. Ник перевел дыхание, чувствуя, как по виску скатились капельки пота. Ему повезло. Судя по отсутствию топота и криков, падение мага осталось не замеченным для похитителей.
  Подняться на ноги с завязанными за спиной руками оказалось непросто. Никериала шатало, а ноги подгибались от слабости, он из последних сил сделал рывок вперед и облокотился туловищем об стол. В голове на несколько секунд помутилось, ему стало душно, заложило уши. Он зажмурился, помотал головой и, развернувшись, сцапнул завязанными руками первый попавшийся артефакт.
  На свое место он вернулся, тяжело дыша, и едва соображая от боли. Градом лился пот, руки потряхивало, а голова грозилась расколоться на две половины. На первый взгляд легкое задание обернулось для Ника целым испытанием.
  Диагностический артефакт был круглый, чуть меньше ладони с отверстиями для забора крови и спрятанной внутри толстой иглой. Никериал покрутил в руке артефакт, и, найдя кнопку активации, нажал на нее.
  Игла впилась магу в ладонь, словно изголодавшаяся пиявка и стала вбирать в себя кровь. По коже Ника пробежались мурашки - он чувствовал тонкие потоки энергии, понимал, как их перехватить и направить в нужное русло. Магия артефакта подчинялась не охотно, елозила, пыталась вырваться и вновь проводить то для чего его создали - для сбора крови, - но маг его переупрямил. Энергия потоком хлынула на оковы, нарушая его энергетические связки, но к сожалению, в артефакте был не такой большой заряд, чтобы он сумел "обрушить" более сильный артефакт-кандалы, а лишь немного его ослабил. Но и этого было достаточно.
  Ник почувствовал как холодные тиски сжавшие его очаг постепенно отступают. Осталось лишь распутать нарушенные связи оков, чтобы от них избавиться - дело было кропотливым и долгим, но у целителя не было иного выбора.
  Но как только первый узел печати был разрушен и в очаг окрыленного успехом мага по капле стала поступать энергия, дверь в погреб раскрылась. Ник тут же потерял концентрацию и уставился на новоприбывших. Вместо Лукреции и жреца к Никериалу подошли двое широкоплечих мужчин бандитской наружности. Маг едва успел спрятать в кулаке диагностический артефакт, как они рывком его подняли на ноги и накинули на голову мешок.
  
  ***
  
  Занимался рассвет. Темное лиловое небо озарилось росчерком еще едва видной багровой окаемки солнца. В предрассветные часы на улицах столицы было на удивление тихо и безлюдно: самые порядочные горожане только вставали, а лихой люд наоборот укладывался спать. Около моста, что пролегал через широкую реку и соединял ремесленный квартал с торговым остановилась крытая повозка. Из нее вышли двое здоровых мужчин, вытолкнув за собой Никериала. Они сдернули с его головы мешок и маг, проморгавшись, с заметным удивлением воззрился на место прибытия. Он ожидал увидеть лес с выкопанной могилой, кладбище, на худой конец порт с кораблем иноземных работорговцев, но никак не городской мост. Тот был каменным, широким - шириной больше трех телег, с арочными переходами и основательными каменными опорами.
  Целитель в смятении посмотрел на это чудо архитектурой мысли, совершенно не представляя, что хотят его похитители. Сбросить с моста вниз? Но в данный момент была зима и река под мостом давно скрылась под толстым слоем льда и снега. А, может, утопить в ледяной воде, чтобы тело утопленника выплыло лишь весной? Но есть куда более легкие способы убийства.
  Пока маг в недоумении осматривался вокруг, бандиты грубо пихнули его в спину и чуть ли не подручки повели за пригорок вниз под мост. Дорога туда была утоптанная, на снегу остались следы телег, коней, а около самих опорных балок прямо на замершей реке Ник увидел людей. У мага прокралось нехорошее предчувствие - их было слишком много для одного убийства ни в чем не повинного целителя.
  Подойдя поближе, Никериал увидел бочки, которые эти люди катили к балкам, тихо матерясь себе под нос. Бочки были тяжелые, большие, маг подметанным глазом заметил даже печати на их крышках и тут его озарило. Целитель споткнулся об снег и замер, изумленно взирая на рабочий процесс. В его голове потоком промелькнули мысли, сложившись в цельную картину - они хотели взорвать мост и, судя по количеству бочек, не оставить на нем и камня. Ник увидел Лукрецию, которая буднично руководила процессом и в нем полыхнула ярость.
  "Вот что значит оставить "козлом отпущения"? Они хотят обвинить его, Никериала Ленге, в подрыве моста?!"
  Учитель всегда говорил Нику, что бить женщин нельзя, впрочем, сразу ехидно добавляя, что если же на тебя напала гарпия, то это совсем другое дело. А одна гарпия у него на примете уже была.
   Еще трясясь в повозке с мешком на голове и будучи придавленный его милыми сопровождающими, Ник избавился от оков: он, сконцентрировавшись, распутал энергетические узлы, не обращая внимания на окружающую действительность, благо бандитам не было дела до пленного - они между собой травили пошловатые анекдоты. И сейчас маг только дожидался, когда истощенный очаг заполнится энергией необходимый для творения заклятий.
  - Добро пожаловать! - увидев его, к ним подошла Лукреция, сияя как начищенный золотой. - Скоро будет начало представления, на котором тебе, тварь, отведена главная роль!
  Она была настолько взбудоражена предстоящим действом, что ее распирало изнутри желанием поделиться своим гениальным планом со своим злейшим врагом. А лихорадочный блеск глаз навивал магу мысли о потери этой женщиной последних капель рассудка.
  - Видишь бочки? - она махнула рукой на работающих людей. Налаженная работа спорилась и почти все бочки сгрузили с телег и расставили пирамидами возле опорных конструкций моста. - Больше пятидесяти бочек доверху набитых порохом - рванет так, что сама Пресветлая в чертогах вздрогнет!
  - Я заметил. Но не понимаю, причем здесь я. Поджечь фитиль?
  Она улыбнулась и почти ласково промурлыкала.
  - Конечно, откуда такой гниде знать, что сегодня Великий День Скорби?
  Ник помрачнел. Он не был силен в праздниках королевства, считая их пустой тратой времени и денег, тем более в праздники всегда было больше пациентов - люди расслаблялись и находили на свою голову приключения, поэтому он даже их недолюбливал. Но Великий День Скорби для мага был особым днем, ведь на нем чтили жертв эпидемии черной заразы, которая принесла королевству и ему лично столько горя. Эпидемия меньше чем за год скосила больше половины населения королевства, включая магов и целителей, а самого Ника объявили виновником трагедии. Травля мага продолжалась больше пятидесяти лет и только недавно он был официально оправдан королем Арианом.
  - Не тебе меня учить почтению к павшим, - мрачно произнес маг, без эмоций смотря на женщину. - Я своими руками твоих предков из могилы вытаскивал, дура, и сполна наглотался дыма от горевших трупов.
  Ее улыбка угасла.
  - Ну значит еще наглотаешься, когда мы тебя сожжем нахрен на пороховых бочках и устроим из твоего праха праздничный салют!
  - Так вот твой план, да? Целый салют в мою честь, я польщен. Все равно сейчас холодно хоть согреюсь.
  Нику и вправду замерз - полусухая одежда целителя не давала тепло, а наоборот, забирала.
  Она побелела от злости и резко обернулась назад, тыча в Ника пальцем.
  - Я его сейчас убью!
  Маг заметил жреца, которого до этого как-то упустил из вида, изумленный количеством бочек. Тот стоял возле одной из опор моста и почтительно беседовал с незнакомцем в дорогой одежде. У мага прокралось нехорошее предчувствие - незнакомец слишком сильно был похож на аристократа: горделиво держался, постукивая тростью по снегу, на нем была дорогая соболиная шуба, а пальцы украшали перстни. Лица Ник не видел, но и того, что он заметил было достаточно, чтобы судить обо всей глубине неприятностей, в которые он влип. Во всех делах, когда была замешана аристократия - жди беды, особенно если это твое похищение.
  Жрец коротко поклонился перед своим собеседником и подошел к ним. Незнакомец же развернулся и пошел к коням. За ним последовали двое его охранников.
  - Невежливо прерывать беседу своими криками, Лукреция,- мягко укорил ее жрец
  - А че он нарывается?!
  - Глумление над поверженным врагом не делает тебе чести, дитя.
  Женщина фыркнула, и скрестила на груди руки.
  - Ну ничего, я еще посмеюсь, когда его будут поносить за убийство короля.
  Ник опешил. Убийство короля?
  Ее подельник укоризненно покачал головой, словно осуждая напарницу за болтливость.
  - Так вы значит заговорщики? - в горле Ника внезапно пересохло. - Подрыв моста, убийство короля... хотите взорвать мост, когда по нему поедет король, а меня обвинить в его убийстве? Да вам никто не поверит!
  - Все знают, что ты злобная падла, что сгубила кучу народа!
  - Спешу огорчить, но меня оправдали.
  - Ха! Да все сразу поймут, какая ты гнида, когда обнаружат твои прожаренные кишки!
  - Ты же сама меня хотела убить. Месть за смерть родителей? Нет?
  Она не миг оглянулась на жреца и уверено произнесла:
  - Я решила, что твоя смерть послужит богоугодному делу.
  Никериал ехидно хотел осведомиться: "и кто это тебе посоветовал? ", но и так все было ясно, что она додумалась до всего не своим умом. Ясно, кто именно направил ее желание мести в нужное русло. Она была пешкой, он был пешкой, а инициатор заговора сидел слишком высоко и, судя по жрецу, имел одеяния служителя Пресветлой.
  Хотел бы Ник допустить такое? Даже не смотря на то, что отношения с королем Арианом у мага не сложились, то он совершенно не желал ему смерти.
  Видно заговорщики наболтались с целителем, ибо те бугаи что привезли Ника, взяли его под ручки и повели к бочкам. Мужчина дождался пока Лукреция и жрец отвернутся и резко вдохнул морозный воздух. Легкие на миг обожгло холодом, а в ослабленном теле появилась невиданная легкость. У Ника был один шанс, чтобы совершить рывок. Сил на телепортацию не хватало, но вот сбежать можно было попробовать.
  Тугие веревки спали с запястий мага гаснувшими угольками, а вокруг него мелко завибрировал воздух - резкий отток энергии из пространства в резерв мага сказался на окружении.
  Никериал оттолкнул от себя двух бугаев, что тащили его к бочкам сильным потоком воздуха и те отлетели от него в разные стороны метра на два. Послышался оглушительный треск, ругань. Лукреция и жрец обернулись на звук, и в глазах женщины полыхнула ярость. Она вытащила из-под плаща меч и кинулась на целителя.
  - Сука!
  Женщина замахнулась клинком и рубанула по магу, целясь в шею, но оружие наткнулось на тугую преграду, проскрипело по граням невидимого щита, оставив на нем яркую белесую царапину.
  Ник отшатнулся, чувствуя, как неприятно вибрируют кончики пальцев, отдаваясь болью в ребрах. Привлеченные шумом к ним побежали остальные работники-заговорщики, побросав свою работу и вытащив короткие клинки.
  - Лови! - как можно громче крикнул маг и, сжав в руках тот самый диагностический артефакт, кинул его в приближающуюся толпу.
  Люди попадали на снег, прикрыв руками голову, но ни взрыва, ни молний не последовало.
  Вместо этого Ник, спотыкаясь, побежал прочь. Первой из всех очнулась Лукреция. Она тараном кинулась за магом. Никериал обернулся, взмахнул рукой, и перед женщиной острыми кольями выросла ледяная преграда.
  Она успела отскочить назад, прежде чем ледяные колья пробили ее тело.
   - Падла! Лови его!
  За спиной Ника пролетел сгусток пламени, ударившись об балку моста в опасной близости от пороха. Магистра словно лизнуло могильным холодом. Еще чуть-чуть и... что эти идиоты творят?!
  Он обернулся, выцепляя глазами полоумного мага. И не поверил своим глазам. Жрец Пресветлой, бормоча под нос заклятья, формировал в руках новый сгусток пламени, чтобы кинуть его в Ника.
  - Стратег доморощенный! тут порох!! - в ужасе крикнул Ник. Между его пальцами заискрилась энергия, формируясь в молнию. Но ему не дали закончить заклятье и остановить недожреца.
  Мага сбили с ног.
  - Придушу, падла, голыми руками!
  В его горло вцепилась Лукреция, придавив Никериала своим весом. Сквозь пелену боли Ник смог схватить ее за руки и пустить сквозь них поток энергии. Она затряслась, закричала, но вместо того чтобы отпрячь, еще сильнее сжала пальцы, вцепилась когтями в кожу мужчины, словно пытаясь выдрать из шеи его жилы. Безумный взгляд женщины заглядывал словно в душу, сквозь ее стиснутые зубы побежала струйка крови, из ее носа брызнула кровь. У мужчины потемнело в глазах а в голове возникла пугающая пустота, как внезапно стальная хватка Лукреции ослабла, а сама она завалилась на мага. Из ее спины торчали три стрелы.
  Ник, кашляя и держась за горящее огнем горло, выбрался из-под женщины и огляделся. Под мостом развернулась целая баталия: стража на конях теснила заговорщиков, которые безуспешно пытались отбиваться от наездников мечами. Маг воспрял духом, поняв, что у него появились нехилые шансы выжить.
  Мимо головы целителя пролетел сгусток пламени, взорвавшись с оглушительным грохотом совсем рядом с ним. Жрец как заядлый пиромант раскидывал своих противников огненными шарами, совсем не заботясь об опасности данной авантюры. Его теснили; один стражник, увернувшись от огненной волны, смог подобраться к жрецу и двинул тяжелой перчаткой по его лицу. Тот упал на спину, успев напоследок неловко плеснуть огнем на одну из бочек.
  По спине мага пробежались мурашки, когда он увидел, что заискрилась дорожка из пороха, а время сузившись до одного удара сердца.
  Ту дум.
  Не убежать и не поставить щит.
  Взрыв маг видел, будто со стороны.
  
  В ушах Никериала Ленге звенело, перед глазами все плыло, он не чувствовал ног, рук, не слышал своего судорожного дыхания, стука сердца, а в груди вместо очага был словно тугой комок боли. Целитель попытался подняться на ноги, но его шатало, вело на землю; он не мог понять, где вверх, а где низ.
  Перед его взором вспышкой понеслись воспоминания. Вот он в ужасе видит как медленно, словно во сне пробегает пороховая искра, как бочки изнутри раздирает огненная волна, как он понимает, что не в силах сбежать и вместе с судорожным вздохом принимает решение.
   Врата мертвых открылись на удивление легко, поглотили в себя еще не успевший разойтись взрыв и сыто захлопнулись. Ника сбила с ног и оглушила оставшаяся волна воздуха; он упал на спину и ненадолго потерял сознание.
  Он бы рассмеялся от своей безумной выходки, да только вместо смеха, раздирая легкие изнутри, с хрипом раздался кашель.
  Кто-то рывком поднял его на ноги. Ник вцепился в незнакомца, успел разглядеть герб стражи на его подоспешнике, прежде чем вновь потерять сознание. Мага слишком часто за последние сутки били по голове.
  
   ***
  
  Первое что ощутил Никериал, когда очнулся - уже родной сердцу запах лекарств, чистой простыни и легкий аромат любимых духов Ирен. На его лоб легла теплая женская ладонь, кто-то нежно провел рукой по его щеке, ненадолго задержавшись у губ, словно раздумывая, что делать дальше.
  Целитель с трудом разлепил глаза и посмотрел на нарушителя спокойствия. Его супруга присела на край больничной койки и смущенно одернула руку, когда увидела, что ее небольшое самоуправство заметили.
  - Как ты? - произнесла она шепотом, с беспокойством всматриваясь в лицо мужа
  Ник поморщился, чувствуя неприятное жжение в груди, его мысли ворочались вяло, с неохотой - под действием лекарств он чувствовал странное умиротворение - и оформить свои ощущения в слова он смог как-то криво.
  - Будто после трех смен подряд - так плохо, что уже хорошо.
  Ирен улыбнулась открыто и искренне - так, как могла только она и на душе мага вмиг потеплело. Было еще светло - то ли день, то ли утро, плотные зеленые шторы были задернуты, но тонкая полоса света смогла протиснуться и озолотив ореолом света макушку принцессы.
  "И все же, - подумал целитель, умиротворенно щурясь, - жена у меня просто чудесна".
  - Как долго я здесь?
  - День, может, два. Я не особо следила за временем.
  Ник, морщась от жжения в груди, осторожно приподнялся и попытался сесть. Получилось не очень, но уж куда лучше, чем лежать пластом без движения. Залеченные ребра ныли, спина на миг стрельнула болью, заставив мага прошипеть под нос кое-что нелицеприятное.
  Палата, в которую определили мага, была небольшая, одиночная, а на столе стоял только графин с водой, что Ника несказанно порадовало Ирен заметив взгляд мужа, тут же налила в стакан воды и подала ему.
  Он с жадностью выпил.
  - Ты не пришел домой на ужин и не прислал записки, хотя раньше всегда присылал, если не можешь прийти. Я волновалась, а утром пришел магистр Гоннери и сказал, что ты опять попал в переплет. Не смей больше так делать.
  Ирен отвела взгляд.
  - Извини. Я не виноват. Меня похитили и...
  Оправдываться Нику не хотелось, но он все равно чувствовал свою вину... за то, что заставил ее переживать.
  Принцесса нахмурилась, но кивнула.
  - Я знаю, - она невольно стиснула в руках подол платья и отвела взгляд, - я подслушала у стражи... Они охраняют палату и никого кроме целителей сюда не пускают, - она легонько улыбнулась, - но я пробралась.
  Маг удивленно вскинул брови, только сейчас заметив, что на принцессе не обычное платье, а форма милсестры, той самой в которой она больше года назад работала на добровольных началах в госпитале.
  - Но как ты...
  Вдруг она встрепенулась и испуганно оглянулась на дверь.
  - Тихо! Ты слышишь?
  Ник прислушался, но ничего необычного не услышал, а в это время его жена быстро нырнула под его кровать, поправив длинное одеяло так чтобы ее не было видно.
  Целитель в изумлении вскинул брови и уже собирался спросить, что это такое, как дверь в палату распахнулась и в нее вошла целая делегация: сперва вошел мужчина с нашивками стражи на доспехе и гербом королевства на плаще, потом Алия и еще двое незнакомцев, которых маг идентифицировал как сопровождающих первого.
  Ник напрягся. Он внезапно вспомнил, как в последний раз потерял сознание - от хорошо поставленного удара стражника.
  - Магистр Никериал Ленге? - утвердительно спросил первый посетитель хорошо поставленным голосом - таким отдавать приказы самое то. - Я капитан королевской стражи сэр Янус Гансвон и я хочу задать вам несколько вопросов.
  "Вы можете хранить молчание, но лучше не советуем, у нас хорошие палачи". Ник только надеялся, что в присутствии Алии с ним не сделают ничего компрометирующего, а то у него хрупкая ранимая душа - он может и обидеться.
  Маг страдальчески закатил глаза и как можно естественней простонал:
  -Ох.. голова так кружится... боюсь я не смогу ответить на ваши вопросы.
  - Ничего, мы быстро! - с энтузиазмом разбил надежды мужчины предводитель незваных посетителей.
  - Не ерепенься, Ник, - вставила свое слово магистр Эрлеан. Ник воззрился на нее как на предательницу, - это в твоих интересах.
  - В моих интересах спать и ловить руками солнечных зайчиков. Но ладно, - он вздохнул - что вы от меня хотите.
  Внезапно с коридора послышалась возня, возмущенные крики и в палату с боем прорвался целитель, выставив планшет с листами вместо щита. Позади него мялись стражники и пытались его удержать. Ник узнал негодующего коллегу и чуть не прослезился от счастья. Рик Лукас был человеком принципиальным, упертым и крайне недолюбливал стражу. Идеальный кандидат для спасителя.
  - Это что за неслыханная дерзость! - возмущенно пропыхтел целитель, пытаясь отбиться планшетом от стражи. - вламываетесь к больному, тревожите его покой! Да ему вообще с его-то травмами нельзя волноваться, и прописан постельный режим. Посетителям тем более воспрещается тревожить покой больного.
  - Я представитель закона!
  - А я его лечащий врач! Покиньте помещение, пока я не нажаловался главе госпиталя.
  Господин Янус нахмурился, недовольно поджал губы, но безропотно направился к выходу, эффектно взмахнув полами плаща. Его сопровождающие покорно двинулись за ним, лишь Алия на миг обернулась и показала коллеге Ника большой палец. Он усмехнулся и немного позлорадствовал.
  - Кыш, кыш.
  И закрыв за ними двери палаты, недовольно засопел:
  - Миледи Ирен, ваше платье немного выглядывает из-под кровати. Не могли бы вы вылезти и не собирать более пыль своим фартуком.
  Ирен, пунцовея, вылезла и пристыжено пролепетала:
  -Прошу прощения, целитель Лукас.
  Ник печально вздохнул.
  - Уверен, что он вернется, но уже с предписанием "допрашивать его живого или мертвого"
  - Пусть попробует! - с вызовом произнес Рик. - Будь воля этого представителя закона, он бы и в операционной тебя допрашивал, Ник, и я не шучу. Он порывался.
  Ник страдальчески поморщился. Из огня да в полымя.
  - Я брату нажалуюсь! - Ирен встала на защиту мужа, оберегая его от всяких там капитанов королевской стражи. - Уж он-то найдет управу на этого сэра Гансвона.
  Никериал не был так уверен, он вообще был убежден, что король не только не пресечет попытки Януса, но еще его похвалит за рвение. И это было страшнее всего.
  
  Все разрешилось через несколько дней. Ника выписали из госпиталя и дали недельный отпуск в качестве моральной компенсации от руководства, и отправили прямиком в королевские казематы на дачу показаний в качестве свидетеля
  В кабинете сэра Януса Гансвона было тесно, сыро и много народа. Из всех собравшихся Никериал знал лишь Алию и самого хозяина кабинета. Целителя допрашивали: как он очутился под мостом, какие отношения его связывали с подозреваемыми, как долго его держали в плену и что рассказывали ему и о чем говорили между собой Ник отвечал коротко, по-существу, скрыв глубоко внутри свое ехидство. Дознаватели переглядывались, задавали уточняющие вопросы, и маг выпил целый графин воды, но до сих пор чувствовал в горле сухость - так много и долго ему не приходилось разговаривать очень давно.
  Отпустили его только вечером, дав в качестве сопровождения Алию Эрлеан. Дознавательница же (по-секрету) и просветила своего друга во всю историю, в которую его втравили.
  Королевская стража, объединившись с дознавателями Совета магов, следили за той шайкой заговорщиков давно, выжидая момент, когда появится заказчик убийства короля. Его доверенным лицом был тот жрец, точнее он был магом, что ударился в веру и решил отринуть свою нечестивую жизнь, посвятив себя служению Пресветлой. Его приняли в свое закрытое общество, промыли мозги верой и отправили вершить возмездие по воле Пресветлой. Воля Богини состояла в том, чтобы убить короля Ариана, который за несколько лет своего правления сумел затянуть на шее Преосвященства удавку, приказал не дергаться и плясать под его дудку.
  Найти сочувствующего среди аристократии, чтобы обеспечить будущую компанию золотом, тоже было не трудно - молодой король своими указами, что ударили казнокрадов из высшего света по рукам, и ссылками особых ретивых с конфискацией имущества, лишил себя любви аристократии. Со смертником, что возьмет на себя вину, было проще простого - все знали про нелюбовь Никериала Ленге к королевскому роду, сложнее было выманить его из госпиталя, но с этим справилась Лукреция. Женщина была правой рукой жреца, и ей было плевать и на короля и на страну, ей хотелось только увидеть предсмертную агонию своего врага и способ расправы, что предложил ей подельник, ей пришелся по вкусу. Она похитила случайных прохожих, прирезала на глазах у девочки ее отца и сказала, что если та не приведет целителя Никериала Ленге, то ее отец умрет. Девочка прониклась, и итог всем был прекрасно известен.
   - И что же стало с той девочкой? - перебил Алию Ник, глубоко о чем-то задумавшись. Он и раньше у коллег-целителей, что дежурили в тот день в госпитале, спрашивал о ребенке и ее раненом отце, но никто ничего не знал.
  Дознавательница хмуро пнула снег носком сапога и нехотя ответила.
  - Их нашли на следующий день около общественных бань в канале.
  Ник кивнул, плотнее закутавшись в шарф. В его душе ядом разлилась вина, что он не сумел их спасти и гнев на Лукрецию, что в своей мести стала хуже зверя, который убил ее родных.
  Они прошли немного в молчании, и Алия продолжила свой рассказ дальше.
  День убийства монарха был намечен особый - День Великой Скорби, когда король в соответствии с традицией приезжал к памятнику и возлагал цветы. Площадь хорошо охранялась, к памятнику было не подобраться, так что заговорщики решили подорвать мост, по которому в это раннее утро должен быть проезжать Его Величество.
  Дознаватели следили за мостом, надеясь поймать на крючок инициаторов, которые явно должны были проследить за последними приготовлениями, но тут на поле вышла неизвестная фигура. Это уже потом Дознаватели выяснили, какая целителю была уготована роль, но тогда королевская стража опешила.
  - Представь себе, как мы удивились, - всплеснула руками магесса, - а мой дорогой коллега по имени Янус - не будем упоминать его фамилию - даже выругался, особенно после того, как ты попытался сбежать и чуть не сорвал своей выходкой всю операцию.
  - Извините, но я не знал, что вы попрятались по кустам - пришлось импровизировать. Вот если бы Янус подмигнул...
  Женщина засмеялась, объяснив, что ее коллега в это время скрежетал зубами и нехотя отправил стражу на штурм заговорщиков раньше запланированного времени, чтобы, не дай Пресветлая, мужа принцессы случайно не убили. Большую часть удалось взять живыми, как и жреца, Лукреция погибла, а мост с помощью Ника остался почти не затронут. Конечно же Алия узнала своего друга и отбив его у ретивых королевских стражей (не все знали, как выглядел новоявленный родственник монарха) отправила в госпиталь, мысленно обещав надавать ему подзатыльников, как только он очнется. Но целитель пролежал без сознания несколько дней, в течение которых совместными усилиями дознавателей и стражи удалось разворошить и выжечь все осиное гнездо заговорщиков. От Никериала требовалось лишь подтвердить показания задержанных и дополнить их для целостности картины.
  - И руководителей поймали?
  - Обижаешь, - дознавательница довольно улыбнулась. - Все под домашним арестом. Их судьбу будет решать король, но зная нашего правителя, не думаю, что они легко отделаются.
  Никериал кивнул. Он тоже прекрасно успел изучить брата жены, и был уверен, что, несмотря на все недовольство аристократии и Преосвященства, заговорщики будут казнены, независимо от их социального статуса или жреческого одеяния.
  Но, несмотря на то, что все как бы хорошо закончилось, на душе мага скребли кошки. Ему казалось, что он умудрился забыть что-то очень важное.
  
  ***
  
  Ирен дожидалась своего мужа сидя в кресле возле разожженного камина и читала книгу. Она всегда дожидалась его здесь в гостиной, иногда поглядывая на раскрытую дверь, будто надеясь увидеть его на пороге. Вот и сейчас, услышав шаги, она оторвалась от строк и оглянулась, расплывшись в улыбке, заметив наконец-то своего мужа.
  - Ну и как общение с дознавателями?
  Она встала, положив на тумбочку возле кресла книгу и подошла к Нику. На ней было теплое домашнее платье, а волосы, что обычно были сложены в незамысловатую прическу, были распушены и в свете камина, казалось, что по ее плечам кудрями растеклось золото.
  - Довольно... информативно, - он приобнял ее за плечи и повел к камину. - Заговорщики пойманы, справедливость восторжествовала и представляешь, мне за все мои страдания госпиталь предоставил отпуск. Целую неделю. Мол, многоуважаемый целитель Ленге, мы вас ценим, любим, но уйдите с глаз долой и перестаньте пугать своим внешним видом пациентов.
  Ирен улыбнулась и ласково потерлась об плечо мага, схватив в свой плен его руку.
  - Значит, целую неделю многоуважаемый целитель Ленге принадлежит только мне одной?
  - Ну не только тебе. Я намеревался посвятить свою неделю роману с кроватью, но так уж и быть, вы тоже, миледи, можете присоединиться к нашему отдыху.
  Принцесса прыснула в кулак, а у мага засосало под ложечкой - он внезапно вспомнил, что умудрился за всеми этими событиями позабыть.
  Увидев, как Ник помрачнел, Ирен забеспокоилась.
  - Ник, что-то случилось? У тебя что-то болит?
  Маг отрицательно помотал головой и сел в кресло, которое ранее занимала его жена.
  - Нет... просто я полный идиот.
  Женщина удивленно вскинула брови, не понимая, к чему он клонит.
  - Я забыл купить тебе подарок!
  - Подарок? - Ирен недоумевая внезапному порыву своего мужа, присела на подлокотник кресла.
  - Да! Филгус недавно меня убеждал, что ты глубоко несчастна и тебе нужно подарить подарок. И как можно быстрее.
  - Ох, Ники...
  - Ты настолько несчастна со мной?
  Никериал посмотрел на свою жену, пытаясь увидеть в ее синих глазах отголосок страданий, что испытывает она каждодневно, вынужденная жить с тираном-мужем.
  Ирен задумалась, став накручивать на палец локон своих волос и с каждым витком, Ник все мрачнел и мрачнел...
  - Недавно я была в гостя у четы Гоннери, и мы обсуждали с Лирой какие-то мелочи и добрались до подарков. Лира хвасталась, что ей магистр Гоннери подарил такой прекрасный комплект нижнего белья из небесно-голубого шелка и кружев, что я, возможно, слишком громко воскликнула, что тоже бы не отказалась от такого восхитительного подарка. Похоже, магистр это услышал и...
  Ник моргнул раз, второй, пытаясь осмыслить слова жены, и недоверчиво произнес.
  - То есть... ты не несчастна?
  - Нет, конечно!
  - И жизнь со мной тебе не в тягость?
  Ирен фыркнула.
  - Конечно, ты бываешь несносным, любишь свою работу и пропадаешь на ней целыми днями, но я прекрасно это осознавала еще до свадьбы. Так что даже не надейся, жизнь с тобой не в тягость.
  - И ты просто хочешь получить от меня комплект красивого белья?
  Женщина покраснела и замялась.
  - Это было глупое проявление эмоций и нет, нет, я не хочу такое постыдтво и я... я...
  - То есть, ты все же хочешь его.
  - Нет!
  Ирен еще сильнее вспыхнула, подскочила на ноги и побежала прочь из гостиной, пробормотав впопыхах, что-то о том, что ей нужно сказать Милене, что можно накрывать в столовой ужин.
  Ник развеселел и крикнул жене вдогонку.
  - Я его все же куплю! С кружевами. Синее!
  В коридоре послышался несчастный всхлип и Ирен, набрав в легкие как можно больше воздуха, прокричала на весь замок:
  - Никериал Ленге, я тебя ненавижу!
  В ответ ей раздался громкий хохот и заверения мага в неотвратимости кары.
  Довольный маг устроился в кресле удобнее, взял в руки книжку, забытую женой во время побега и вчитался в строки, чтобы убить время до ужина. Это оказались записки путешественника о южных странах, и закладка раскрылась на том самом моменте, где путешественник довольно рьяно знакомился с местной культурой в постели у чужеземки.
  "И все же, - рассудил он, - жизнь преподносит замечательные сюрпризы".
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"