Саетов Рустем Явгарович: другие произведения.

После боя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это именно пропущенная сцена. Никаких попаданок не будет, сразу обещаю. Будет попытка немного помирить Канон и фильм, объяснить некоторые непонятки. Например, как так случилось, что жена Трандуила погибла возле крепости Гундабад? Означает ли это, что она была воительницей, как Тауриэль, или там дело сложилось как-то по-другому? Где и когда Лесной Король умудрился сразиться с драконами? Почему ожерелье Королевы оказалось в сокровищнице гномов? Имя и народность жены Трандуила украдены из популярного фанфика Мари Жють "О Трандуиле и Эллериан". Но сюжет, конечно, свой.

  Это именно пропущенная сцена. Никаких попаданок не будет, сразу обещаю. Будет попытка немного помирить Канон и фильм, объяснить некоторые непонятки. Например, как так случилось, что жена Трандуила погибла возле крепости Гундабад? Означает ли это, что она была воительницей, как Тауриэль, или там дело сложилось как-то по-другому? Где и когда Лесной Король умудрился сразиться с драконами? Почему ожерелье Королевы оказалось в сокровищнице гномов?
  Имя и народность жены Трандуила украдены из популярного фанфика Мари Жють "О Трандуиле и Эллериан". Но сюжет, конечно, свой.
  
  Глава 1. Две войны.
  - ...Твоя мать любила тебя... Больше всего на свете... Больше жизни...
  Леголас обернулся. Что-то оборвалось внутри... Всем сердцем он рванулся к отцу... Но натолкнулся на церемонный полупоклон с ладонью, прижатой к груди. И опустились протянутые руки... Лесной принц развернулся и устремился вниз. По каменным коридорам, заваленным проржавевшими доспехами, истлевшими костями. Прочь отсюда! От безответной любви, непонимания, холода! Прочь, прочь! Подальше от вечной боли...
  Только когда сын скрылся за поворотом, Трандуил поднял голову. В глазах его стояли слезы... Овладев собой, лесной король шагнул на смотровую площадку Вороньей Высоты. И там увидел настоящую причину поспешного ухода принца. Избранница его сына оплакивала своего возлюбленного гнома. Тауриэль подняла залитое слезами лицо:
   - Если любовь такая, я не хочу любить!.. Почему, почему мне так больно?!
   - Потому, что она настоящая... - с горечью ответил король.
   - Я хочу похоронить его...
   - Да...
  Лесная дева прижимала к губам холодные руки любимого, пытаясь отогреть их горячим дыханием...
  Трандуил прошел к краю площадки. "Настоящая... Настоящая любовь оставляет раны, не заживающие тысячелетиями!" Снова перехватило горло, и снова он сдержался. Приблизился к самому обрыву, встал, придерживаясь рукой за скалу. Когда-то здесь был каменный парапет с бойницами, ограждающий смотровую площадку, но все давно обрушилось. "Хорошо... Здесь меня никто не видит, впереди пустота..." - мелькнула мысль. И тут же Трандуил ответил сам себе: "Да, вот именно, впереди пустота! Очень верно подмечено! Ты же сам постарался оградить себя от жизни. Замкнулся от всего мира. А теперь потерял главное, ради чего стоило жить!"
  "Нет!.. Нет, нет!!! - молчаливый, отчаянный крик рванулся к небу, долетел до края мира, но не догнал того, к кому был обращен, - Все равно Леголас - мой сын, несмотря ни на что! Он любит меня, и я люблю его! Он почувствует это, поймет и вернется..."
  "Твой сын... С самого детства сын тянулся к тебе, ища теплоты и понимания. А в ответ получал лишь холод и отчуждение... Попытался обрести счастье в любви женщины, а встретил разочарование. Конечно, от всего этого бросишься бежать на край света... - Трандуил обернулся назад: Тауриэль все еще сидела, склонившись над убитым гномом, - Как печально и нелепо все сложилось! Почему любовь бывает безответной?.."
  "Но ведь я-то люблю сына! Пусть этого не видно со стороны, но это так. И я буду звать его! Когда-нибудь он услышит мой Зов..."
  "Почему ты начинаешь дорожить кем-то только тогда, когда вдруг поймешь, что потерял?! У тебя был шанс разбить отчуждение! Только что! Леголасу было очень тяжело, в тот момент он уверился до конца, что его любовь безответная. И сын твой нуждался в поддержке, нуждался в тебе... А ты вновь отгородился от него! Отделался вежливым поклоном!"
  "Не умею я по-другому! Разучился в ту страшную ночь... Мой отец тоже никогда не проявлял горячих чувств, но я знал, что он любит меня!"
  Трандуил посмотрел вниз, на равнину. Оттуда поднимался едкий дым: догорали боевые машины гномов и орков. Тела эльфов, гномов, людей лежали вперемешку с трупами орков, варгов и других темных тварей. Над полем битвы медленно кружили орлы.
  ...Как и тогда, три тысячи лет назад, на Дагорладе...
  Король Орофер, страстно мечтая отомстить за нелепую гибель своего собрата Амдира и не желая признавать командование Нолдор, устремился к Черным Воротам самым первым. За ним несся передовой отряд доблестных нандор. ...Пока воинства Гиль-Галада чего-то там мешкают, перестраиваются... Трандуил следом вел основные силы лесных эльфов. Черные Врата высились впереди безмолвной угрозой, на стенах не было заметно ни малейшего движения, но оттуда веяло чудовищной мощью и не менее чудовищной злобой... Безрассудно смелые нандор почти достигли Мораннона... когда Черная Страна вдруг ожила. На отряд Орофера обрушился ливень стрел и камней. Трандуил поспешил на выручку отцу, отвечая врагу такой же тучей стрел. Но легкие стрелы лесных эльфов не могли нанести серьезного урона оркам и харадрим, укрывшимся за каменными брустверами. Нандор падали, как трава под взмахом косы...
  И в этот момент к небу взлетел чистый звук рога. Армии Эльдар и Дунэдайн подошли к Воротам с боков, у них были осадные машины, лестницы, катапульты. В сумятице боя Трандуил потерял из виду отца, и ему пришлось подчиняться главнокомандующему всей армией Запада. Гиль-Галад понимал, что с налету Мордор не взять, он вновь отдал приказ о перегруппировке. Войска построились небольшими отрядами, прикрывая тех, кто штурмовал стены по лестницам бешеным обстрелом из луков и катапульт. Вот тут очень пригодились немыслимо меткие стрелки-нандор. Плохо, что броня их была слишком легкой...
  Бой был долгим и кровавым, но все же Черные Врата пали. Велика тогда была тогда мощь Армии Запада, даже Саурон не смог выстоять против сил Последнего Союза. Враг отступил и укрылся за стенами Барад Дура.
  Трандуил собирал разрозненные отряды лесных эльфов и никак не мог найти отца. Орофера не было ни среди живых, ни среди мертвых... В какой-то момент его позвали к палаткам целителей. Лесной принц устремился туда, чувствуя, как сжимается сердце... Ему указали на небольшой шатер, Трандуил рванулся к нему, откинул занавесь... Орофер лежал на удобном низком топчане, укрытый белоснежным покрывалом. Лесной принц бросился на колени перед ложем отца... Орофер предостерегающе качнул рукой.
   - Сын мой, выслушай меня внимательно... Я ухожу в Чертоги Ожидания... - Трандуил отчаянно дернулся, но отец движением руки заставил его замолчать. - Сейчас, на пороге смерти, мне многое открыто. Я вижу все свои ошибки и заблуждения и не хочу, чтобы ты повторил их когда-нибудь. Отныне ты - король лесных эльфов. Помни об этом всегда. Заклинаю тебя - не позволяй эмоциям взять верх над разумом, когда дело касается жизни и благополучия твоих подданных. Никогда не забывай, что ты отвечаешь не за себя, а за целый народ...
  Орофер умолк, пытаясь перевести дыхание. Пробитая черными стрелами грудь тяжело опадала под покрывалом. Искусные целители нолдор осторожно извлекли стрелы, наложили повязки, облегчили боль. Но силы короля стремительно убывали.
   - Отец, пожалуйста... - зашептал Трандуил дрожащими губами, - пожалуйста, не уходи... не надо... Я же вижу, в твоем теле остались силы, ты можешь исцелиться... Прошу тебя... Все еще можно исправить: ты выздоровеешь, мы победим Врага и вернемся домой! Вместе... Только не уходи...
  Орофер снова предостерегающе шевельнул рукой.
   - Не могу... Я не имею права оставаться королем лесных эльфов. Потеряв две трети воинов... Тех, кто доверился мне, последовал за мной... Я совершил ошибку, и мой Уход станет расплатой... Сын мой, я верю, что ты будешь лучшим королем, чем я - мудрым, заботливым, дальновидным... Об одном попрошу тебя - простись за меня с матерью, пусть простит она меня за это решение - скажи ей, что я не мог иначе...
  Несмотря на все усилия, слезы переполнили глаза принца и выкатились на щеки.
   - Не смей! - строго прошептал король. Трандуил закусил дрожащие губы. - Ты теперь - король, не забывай, что на тебя смотрит целый народ. Ты обязан быть сильным. Лесные эльфы всегда должны видеть в тебе защиту и опору. И ты не имеешь права проявлять слабость на глазах у них! Не смей, держись! - Орофер судорожно вздохнул, на губах его показалась алая кровь. - Все! Прощай, сын мой! Я люблю тебя...
  Веки короля медленно опустились... В последний раз колыхнулось покрывало на его широкой груди... И опало...
  Какое уж тут - "держись"...
  Глава 2. На пороге Судьбы.
  Семь лет продолжалась осада Барад Дура. Среди нандор было еще немало погибших, но все же гораздо меньше, чем в том, первом бою. Трандуил безоговорочно подчинялся верховному главнокомандующему Гиль-Галаду, старался учиться у него стратегии и тактике, да и лесным эльфам настоятельно советовал отбросить самолюбие и поучиться у нолдор военному искусству. А еще новый король старался, насколько это было возможно, улучшить вооружение своих воинов - снабжение у армий Эльдар и Дунэдайн было поставлено хорошо, и лесной король без церемоний этим пользовался.
  И все же наступил день, когда Саурон был повержен. Но цена этой победы была такова, что для радости ни у кого не осталось сил.
  Лесные эльфы рвались домой, в родное Зеленолесье. Они не хотели больше ни одного лишнего дня оставаться в проклятом Мордоре. Больше двух третей воинов нандор полегло, силы оставшихся в живых были окончательно истощены. Как только это стало возможным, лесные эльфы тронулись в путь. Тело короля Орофера они везли с собой. Семь лет эльфы сохраняли его нетленным, чтобы похоронить в своей земле. Горестным было это возвращение, не звучало песен, прославляющих доблесть воинов-нандор и великую победу Последнего Союза Эльдар и Людей над Сауроном... Будет ли радоваться победе лесной народ, когда увидит, сколько воинов не вернулось домой?
  Прошло не так много времени после возвращения воинства и похорон короля Орофера, раны, нанесенные войной, еще не затянулись... Как-то вечером вдовствующая королева призвала Трандуила в свои покои.
   - Сын мой, я вижу, ты стал настоящим королем - твой отец мог бы гордиться тобой, - ласково начала королева.
  Трандуил смотрел на мать, не понимая, к чему она клонит.
   - Ты не нуждаешься в няньках, я вижу, что ты справишься с возложенной на тебя ответственностью...
   - К чему этот разговор, мама?..
   - Сынок мой любимый, единственный... С Уходом твоего отца я чувствую, что тяжесть разлуки и усталость от этого мира невыносимым бременем легли на мои плечи. Нести это бремя у меня не остается сил. Родной мой, я ухожу... Знаю, что на одном из кораблей, уплывающих из Серебристой Гавани найдется место для меня... В Валиноре все уставшие и раненые души найдут исцеление. Там, у Врат Мандоса, я буду ждать возвращения твоего отца... Пусть хоть тысячу веков продлится ожидание, но я знаю, что воссоединюсь с тем, кого люблю...
   - Мама... Но как же... - Трандуил просто растерял все слова. Решение матери поразило его в самое сердце. Возразить было нечего, он понимал, что для овдовевшей королевы это единственный выход. Было ясно видно, что со дня похорон Орофера его вдова утратила волю к жизни. Наверное, Трандуил все же предчувствовал такой исход. Но как тяжело смириться с этим - ведь он останется совсем один!
   - Родной мой, я вижу, что делаю тебе больно. Сыночек, прости меня! Но ведь и ты видишь, что иначе я не могу... А один ты надолго не останешься, я это тоже вижу!
   - Что это значит, мама?
   - Больше я тебе ничего сейчас не скажу, скоро сам все узнаешь. Пламя жизни ярко горит в тебе, и судьба твоя ждет у порога... Ты проводишь меня до Мифлонда?
   - Конечно! Конечно провожу, мамочка!.. - шепотом откликнулся Трандуил.
  Через день небольшой отряд эльфов выехал из подземного дворца.
  * * *
  Трандуил стоял на причале и смотрел вслед уходящему кораблю. Закатное солнце слепило глаза, мешало смотреть. А может и не только солнце... И очень скоро белый парус потерялся в огненных бликах... Вот и все. Теперь и мамы у него тоже нет... "Пожалуйста, пусть ей будет там хорошо!.. Пусть она найдет там исцеление от боли!.."
  Неожиданно чья-то рука легла на плечо лесного короля. Он обернулся - рядом стоял Кирдэн Корабел. Владыка Фалафрим тоже смотрел на пламенеющий закат.
   - Когда-нибудь всем нам предстоит вступить на этот Путь... - прозвучал его глубокий голос, эхом отразился в душе Трандуила. - Каждый Эльда, уставший от мира, когда теряет все, что любил в Среднеземье, знает, что в этой Гавани ждет его белый корабль... Но в тебе, король Лесных эльфов, пламя жизни горит очень ярко. Тебе еще предстоит немало сделать в этом мире.
   - Мама говорила так же... - шепотом отозвался эльф Синда, - но она не захотела открыть, что ждет меня впереди...
   - Иногда лучше не знать заранее. Чтобы не опустить рук, не отказаться от борьбы... Бывают пророчества, которые все равно свершатся, а бывают такие, с которыми можно сразиться. И победить. Владыка Трандуил, я искал тебя не просто так. В Имладрисе собирается Большой Совет. После окончания войны произошли события и возникли вопросы, требующие внимания всех свободных народов Запада. В Дом Эльронда прибывают властители всех государств, принимавших участие в войне на стороне Последнего Союза. Ты приглашен тоже. Посланцы не застали тебя в подземном дворце и переслали весть мне.
   - Я-то там зачем? - ответил Лесной король с тоской и досадой. Не хотелось ему сейчас обсуждать и принимать какие-то важные решения, вникать в дела других народов, вообще не хотелось находиться в обществе. Особенно в обществе тех, кто вызывал воспоминания о событиях этой проклятой войны. Слишком дорого обошелся Последний Союз лесным эльфам и ему самому...
  Трандуил покосился на стоящего рядом Перворожденного и встретил его всепроникающий взгляд. И вдруг почувствовал, что Владыка Мифлонда видит его насквозь, свободно читает все, что творится в его душе. Эльф Синда отодвинулся от Кирдэна, упрямо сжав губы. Но упрека или поучения не последовало.
   - Твое государство играет важную роль в событиях Среднеземья. Знаю, что нандор не слишком любят вмешиваться в дела других народов, но жизнь не всегда позволяет отгородиться от нее. Твой сосед, король Амрот тоже прибудет. Я выезжаю завтра. Составишь мне компанию?
  Так, король Трандуил с несколькими нандор, сопровождавшими королеву, оказались в Имладрисе. Своим спутникам по дороге он не раз говорил, что постарается по возможности сократить свое пребывание в Доме Эльронда.
  * * *
  После окончания очередного заседания Совета Трандуил спустился в сад. Хотелось побродить меж деревьев, чтобы затуманенную голову продуло свежим ветерком.
  В обсуждении проблем с тремя эльфийскими Кольцами и с Единым лесной король не принимал участия, даже вникать во все эти "нолдорские штучки" не хотел. А с тем, что нужно охранять границы Мордора и Дол Гулдура, согласился сразу. Саурон - Майа, значит, бессмертен. Его уже не раз убивали, то есть, лишали телесного облика, но он возвращался. Так же и в этот раз, дух Майа, скрывшись от возмездия, накопит сил, сотворит себе новый облик и вернется. И никому не предугадать, проберется ли он в свои старые крепости, или изобретет что-то новое... Охрану границ Мордора взяли на себя люди. А вот присматривать за Дол Гулдуром придется им с Амротом. Что ж, это действительно необходимо...
  Трандуил присел на скамейку под огромным раскидистым дубом. Устало подпер ладонью ноющий висок и замер, глядя под ноги. Уже темнело, в траве зажигали фонарики светлячки. Синда засмотрелся на быструю игру светящихся жучков - их мелькание завораживало...
   - Что ты там изучаешь так внимательно?.. Здравствуй! - неожиданно раздался совсем рядом веселый мелодичный голосок.
  Глава 3. Встречи под звездами.
  Лесной король изумленно поднял голову. Возле скамьи стояла девушка в белом платье. Роскошные светло-золотые волосы спадали почти до колен. В сиянии восходящей луны они напоминали искристый водопад.
   - Здравствуй, - немного растерянно приветствовал нежданную гостью Т. - Кто ты? Я обитаю здесь уже больше недели, но тебя не встречал ни разу!..
   - Просто не обращал внимания! - засмеялась девушка, - а я тебя знаю: ты - Владыка Великого Зеленолесья, участник Большого Совета. Я живу в Доме Эльронда, меня зовут Эллериан.
   - Эллериан... Коронованная Звездами... Удивительно подходящее имя, - слегка улыбнулся Трандуил.
   - Мне все так говорят - снова рассмеялась неожиданная собеседница. - А твое имя тебе не очень подходит - ты все время печальный, во власти меланхолии... И будто находишься не здесь, твою душу от телесной оболочки отделяет время или расстояние...
  Трандуил напрягся и холодно взглянул на непрошеную гостью. Но серые глаза девушки лучились таким доброжелательным участием, что Синда, неожиданно для себя, ответил ей с полной откровенностью:
   - Последние события моей жизни не располагают к бурной радости. Отец погиб в войне с Сауроном, а мать, устав от бремени жизни, ушла за море. Я только что проводил ее в Серебристую Гавань.
   - Извини пожалуйста, - Эллериан присела на скамейку, слегка коснулась пальцами руки лесного короля, - я не думала сделать тебе больно... Просто ты все время такой невеселый... Мне хотелось хоть немного развеять твою грусть... Знаешь, а мой отец тоже погиб в войне с Сауроном, только не в этой, последней. Он сражался в Эрегионе и пал, защищая нашего короля Келебримбора.
   - Так ты - Нолдэ?! - изумился Трандуил, - но твои волосы?! Они не темные, как у нолдор...
   - Мой отец принадлежал к Дому Золотого Цветка Гондолина. У всех представителей этого рода - золотые волосы. А самые яркие - у нашего Лорда, Глорфиндэля. Ты, наверное, видел его на заседаниях Большого Совета?
   - Да, видел. Но не придавал значения, точнее, не задумывался, кто этот Эльда. Я знал его и раньше, он был военачальником Гиль-Галада во время осады Барад Дура.
   - Да... История нашего Лорда - самая удивительная во всем Среднеземье... - глаза девушки загорелись вдохновенным восторгом, но тут ее перебил звонкий удар колокола - призыв к ужину. Нолдэ замолчала и виновато улыбнулась. - Я восхищаюсь Лордом Глорфиндэлем и готова рассказывать о нем в любое время. Но сейчас пора идти в трапезную, а то останемся без ужина!
  Девушка встала, лесной король тоже поднялся и галантно предложил ей руку.
   - Пора, так пойдем. Но ты заинтриговала меня, честное слово! Поведаешь мне эту историю как-нибудь в другое время?
   - Приходи завтра в сад после ужина. Я все расскажу тебе с радостью!
  * * *
  На следующий день во время Совета Лесной король несколько раз с любопытством взглянул на золотоволосого Нолдо, сидящего по правую руку от Владыки Эльронда. Интересно все же, что такого особенного скрыто в этом военачальнике Имладриса?
   И как-то так получилось, что тем же вечером Трандуил сидел в саду, на той же скамейке, рядом со светловолосой Нолдэ. Девушка начала рассказ.
   - Ты, наверное, не очень хорошо знаешь нолдорские предания? Но историю падения Гондолина и легенду о поединке Глорфиндэля с Балрогом наверняка слышал.
   - О Гондолине знаю, конечно. И о знаменитом поединке слышал. Но ведь они оба погибли?
   - Да, все верно. Беглецы из гибнущего города спасались тайной горной тропой, но попали в засаду. Орки бросились на женщин, детей и раненых. С ними был Балрог. Военачальник короля Тургона Глорфиндэль, глава Дома Золотого Цветка, вступил в бой с чудовищным демоном. Могучий эльфийский витязь одолел Балрога и столкнул в пропасть. Но тот схватил эльфа за волосы, выбившиеся из-под шлема, и увлек за собой. На помощь гондолинцам прилетели Великие Орлы. Они сбросили орков со скал. А тело доблестного витязя подняли из пропасти. Беглецы из Гондолина, спасенные благодаря мужеству Глорфиндэля, похоронили его там же, в горах, насыпав над его телом курган из камней. И на этих камнях расцвели золотые цветы... А Эарендиль, убереженный подвигом самоотверженного воина, теперь светит нам по вечерам... В отряде Лорда Глорфиндэля, охранявшем беженцев, были мой отец и его брат. Тоже отважные воины из Дома Золотого цветка, они оба были ранены, но выжили и добрались до Гаваней Сириона. Это был долгий и тяжкий путь. Почти все воины, оставшиеся в живых, были изранены, некоторые так тяжело, что не могли идти. Женщинам пришлось соорудить носилки из плащей и нести раненых. Отца тоже несли. И одна из тех, кто заботилась о нем, стала потом его женой. Моей мамой.
   - Трагическая история. Обычная для тех страшных лет, но твоим родителям посчастливилось остаться в живых. А что же Лорд Глорфиндэль?
   - Он прошел суд Намо Мандоса и остался в Чертогах Ожидания. Но самоотверженный витязь всегда был благороден и чист душой, он не участвовал в резне в Альквалондэ, никогда не искал выгоды для себя, всегда был готов пожертвовать ради других всем, даже жизнью. И, когда для бестелесных феар квэнди был открыт Путь к новому воплощению, Глорфиндэль был одним из первых, вышедших из Чертогов. Вернувшись в Тирион, под руку короля Арафинвэ, некоторое время жил в Амане. Но в душе благородного Нолдо никогда не было полного покоя и радости. Глорфиндэль считал, что его дело в Среднеземье не закончено, древнее зло не изгнано, и продолжает тревожить оставшихся там нолдор. Он обратился к Владыке Манвэ, и ему было позволено вернуться в Среднеземье. На белом корабле Тэлери наш Лорд доплыл до Нуменора, а оттуда мореходы Дунэдайн доставили Возрожденного Эльда в Эриадор. Невозможно передать изумление и радость моего отца, когда однажды вечером глава Дома Золотого Цветка въехал в столицу Эрегиона! Никто из знавших и помнивших Лорда Глорфиндэля не мог поверить, что возможно такое счастливое чудо! Но наш скромный Лорд запретил делать из его возвращения великое событие. А очень скоро в королевстве начались такие дела, что стало не до этого...
   - Эллериан, послушай! - прервал захватывающее повествование Трандуил, - а как происходит само возрождение? Ты говоришь, что твой отец и другие нолдор, помнившие Глорфиндэля, сразу его узнали? Получается, что феа воплощается в точно такое же тело, каким оно было в момент гибели? Но откуда берется это тело?
   - Я не знаю... Лорд никогда не рассказывал об этом.
   - И никто не спрашивал?
   - Ну что ты! Кто же будет о таком расспрашивать?
  Трандуил и сам понял, что сморозил глупость, но тема возрождения Эльдар его глубоко заинтересовала.
   - Да, я понимаю, что это не предмет для застольной беседы. Ведь я провел с Глорфиндэлем бок о бок семь лет, даже немного учился у него военному делу, но никогда ни намека не слышал о том, что этот Эльда - Возрожденный.
   - Я знаю только, что каждая феа немалое время проводит в Чертогах Ожидания. Там она должна припомнить и заново осмыслить всю свою жизнь, осознать ошибки, раскаяться в совершенном зле... А еще знаю, что реинкарнация - нелегкое деяние, и бестелесная феа должна накопить сил, полностью очиститься, подготовиться к этому. Наверное, не у всех это быстро получается... - тут Эллериан прижала ладони к вискам и замолкла. Потом глубоко вздохнула, потерла лоб и виновато улыбнулась. - Трандуил, я правда ничего об этом не знаю. И вообще, о таких сложных материях тяжело говорить...
   - Ну, давай не будем больше развивать эту тему. Самое главное, что те, кого мы знали и любили, вернутся в том же, памятном нам облике.
   - Да, это так. Но все же Воплощенный немного меняется. Лорд Глорфиндэль обрел великое могущество, почти равное Майар. А еще... Отец говорил, что появилось в нем что-то такое... Принес он из Амана какой-то особенный свет... озаряющий все вокруг, делающий всех чище и яснее... Благодаря этому свету король Келебримбор и другие мастера взглянули на свои творения прямо и почувствовали, что с Кольцами Власти что-то не то. Как раз в это время Келебримбор доделал три последних Кольца, самых сильных, а Саурон в Мордоре отковал Единое. И король прозрел обман, догадался, кто такой Аннатар и понял, что беды не избежать. Он поспешил укрыть три последних Кольца в других эльфийских государствах, а сам стал готовиться к войне с Сауроном. Но Темный Властелин не сразу начал войну - тоже собирал силы. Когда он напал на Эрегион, мы были готовы. А Гиль-Галад сразу отправил войско нам на помощь. Но Саурону удалось сразу взять наш край в плотную осаду и не дать эльфийским армиям соединиться. Кольцо осады сжималось, Враг не раз пытался наслать Тень на Эрегион, но сила Глорфиндэля рассеивала Тьму. Подорвать у наших воинов волю к сопротивлению Саурону не удалось, но он задавил защитников Эрегиона военной силой. Когда стало ясно, что Враг вот-вот ворвется в столицу, Глорфиндэль собрал женщин и детей и повел нас на прорыв осадного кольца, туда, где чувствовал слабину. Отец и дядя отправили своих жен, меня и моего двоюродного брата Лаурэнаро с нашим Лордом, а сами остались с королем. Лаурэнаро ни за что не хотел уходить, он считал себя воином и утверждал, что его долг - защищать короля. Но его отец убедил его идти с нами, говоря, что маму тоже кто-то должен защищать. Мы прорвались сквозь вражеское окружение, но Саурон отправил за нами погоню. Несмотря на великую силу нашего Лорда, нас всех бы убили, или захватили в плен, но тут нам на помощь пришло войско под предводительством Эльронда. Вот так мы оказались в Имладрисе. А отец и дядя погибли. Келебримбора Саурон захватил живым, а всех его защитников приказал убить. Орки и варги растерзали тела отважных воинов в клочья. Так и случилось, что у наших с братом отцов нет могил - негде вырасти золотым цветам...
  Эллериан притихла и даже как-то съежилась, будто от страшных воспоминаний ей стало холодно. Трандуил тоже молчал, уважая печаль девушки, только придвинулся к ней поближе, слегка коснувшись плечом, стараясь передать тепло и участие... Через некоторое время Нолдэ подняла на Лесного короля погрустневшие глаза и улыбнулась виновато:
   - Непросто об этом вспоминать. Я тогда была еще слишком юной и сразу накрепко поверила слову нашего Лорда, что все будет хорошо. И уходила спокойно. А мама... Она знала, что больше не увидит отца... Когда они прощались, мама не плакала, ее лицо оставалось спокойным и твердым. Но глаза... В них было такое... - Эллериан вдруг подняла голову, и Трандуил встретил ее взгляд, засиявший странным, нездешним светом. - И все-таки... Наш Лорд Глорфиндэль не просто пришел на помощь Эльдар, сражавшимся с Сауроном. Он принес нам надежду, что когда-нибудь мы воссоединимся с теми, кого любили и потеряли. Это важнее, чем военная помощь. Надежда эта согревает во Тьме...
  Беседа так увлекла Трандуила и его новую знакомую, что они совершенно забыли о времени. Ночь давно перевалила за половину. Сад вокруг звенел таинственными ночными голосами. Эллериан опомнилась первой.
   - Ой, уже совсем поздно! Заговорила я тебя!
   - Честное слово, мне было невероятно интересно! Я готов слушать тебя до утра, но, и вправду, поздно уже! Пойдем, я провожу тебя. И... спасибо за чудесный вечер!..
   - И тебе спасибо... А может, завтра встретимся снова, и ты расскажешь мне про королевство Дориаф?..
  * * *
  Так прошло, точнее, пролетело совершенно незаметно несколько дней. С утра на Совете обсуждали дела и проблемы Среднеземья, а вечера Трандуил проводил с золотоволосой Нолдэ. Они бродили по окрестностям, Эллериан показывала Лесному королю свои любимые места. И всегда им находилось, о чем поговорить.
  А Большой Совет, между тем закончился. Прошел прощальный пир, и гости начали собираться домой, по своим владениям. Еще совсем недавно, въезжая в Потаенную Долину, Трандуил думал, что покинет ее самым первым, в тот же день, как закончится совет. А теперь...
  
  Синда и Нолдэ снова встречали вечер вдвоем, и им нисколько не было скучно друг с другом.
  Эллериан, родившаяся во вторую эпоху, любила расспрашивать о первой. А Трандуилу было странно и непривычно говорить с женщиной об истории и философии. Девы нандор этим не интересовались. Единственной женщиной, от которой он слышал мудрые речи, была майа Мелиан. Эллериан очень просила друга-Синда рассказать о прекрасной королеве Дориафа, но Трандуил мало что мог поведать о ней. Тогда он был еще слишком юным и не вникал в серьезные разговоры. Единственное, что ему хорошо запомнилось из тех времен, это как на советах Мелиан вначале всегда молчала, давая высказаться Тинголу, его советникам и военачальникам, а потом одной-двумя фразами решала все разногласия. И ее всегда слушались...
   - Мой отец мог бы поведать о королеве Мелиан гораздо больше. Он очень уважал ее и, уже будучи королем Зеленолесья, не раз вспоминал ее мудрые речи.
   - А скажи, Трандуил, почему из разоренного Дориафа вы направились не в Гавани, как остальные синдар, а пустились в такое долгое и трудное путешествие на восток?
   - Моему отцу вдруг захотелось вернуться к своим корням, вспомнить естественную для квэнди жизнь среди лесов. А еще... - лесной король вдруг замялся. Но девушка смотрела на него спокойно и выжидающе. - Орофер не хотел идти вместе с леди Галадриэль, очень он ее не любил... К тому же он знал, что в устье Сириона живет немало нолдор, а отец ненавидел этот народ... Он был уверен, что нолдор принесли войну и беду в Белерианд.
  Трандуил замолчал и встревожено покосился на Нолдэ, боясь, что обидел девушку жестокой откровенностью. Но Эллериан лишь грустно вздохнула. Она долго молчала, задумавшись о чем-то своем, потом все же заговорила:
   - Я давно знала о нелюбви Орофера к нолдор. И о том, что эта нелюбовь привела его к гибели... Но в Первую эпоху очень многие эльфы не знали всей правды о деяниях нолдор, о причинах, вынудивших их поступить так... Да и сейчас очень многое осталось тайной за семью печатями... Да, нолдор низко пали и натворили немало зла. Но многие из них раскаялись и совершили великие деяния для спасения эльфов, людей и всей Арды. Очень мало, кто знает истину о лорде Нельяфинвэ, о том, что на самом деле произошло в Дориафе и в Гаванях, и о его великой победе над Изначальным Злом. Да и та, что открыла бестелесным душам Путь из Чертогов Мандоса, тоже была из нолдор...
   - Никогда я не слышал ни о чем подобном. Что это за легенды? Что за Изначальное Зло? И какой это Путь? Я знаю, что Перворожденные останутся в Арде до ее конца, и знаю, что для погибших квэнди предусмотрена некая возможность обрести новое тело... - беседа вывела двоих Эльдар на такие темы, касаться которых Трандуилу было страшновато, но невероятно интересно. Может, сейчас и для него приоткроются тайны за семью печатями... - Эллериан, ты расскажешь мне об этом?
   - Прости, друг мой, я слишком мало знаю об этих тайнах, когда-то давно, будучи еще совсем маленькой, я подслушала беседу отца и лорда Келебримбора с лордом Глорфиндэлем. Он тогда только-только вернулся в Среднеземье... Тогда я почти ничего не поняла, и боюсь рассказать тебе что-нибудь не так, нечаянно напутать... Но я знаю, кто может поведать правду обо всех событиях Предначальной и Первой эпохи. Это Владыка Кирдэн. Мудрость его безгранична, может, ты как-нибудь побеседуешь с ним и расспросишь обо всем?..
  Трандуил ощутил глубокое разочарование. Но настаивать все же не решился. С владыкой Мифлонда он беседовал не раз, Кирдэн присутствовал на этом Совете, но ни разу даже не намекнул на какие-то известные ему тайны. От обиды у Синда вдруг выскочили слова, говорить которые девушке он не собирался:
   - И все же нолдор подняли руку на родичей. Причем не один раз. От этого никуда не денешься.
   - Так распорядилась Судьба... - откликнулась девушка странным глухим голосом, - Судьба, определенная Единым для Арды... Эру Илуватар мог сразу прервать Диссонанс Мелькора, пресечь Искажение в зародыше... Но не сделал этого... Потому что Искажение соответствовало Замыслу. Мир Арды был задуман не сам по себе, а как дом для детей Эру, школа обучения их душ. Здесь все постигается в сравнении. Испытывая то счастье, то страдание, задаваясь вопросами и ища смысл жизни, феа следует по Пути к совершенству. Поэтому Арде одинаково необходимы Добро и Зло, Свет и Тьма... Задача каждой Феа - осознать, раскаяться и изжить в себе Искажение. Ко времени Дагор Дагорраф достигнуть совершенства должны уже все души. Кто сумел бы оценить Арду Неискаженную, осознать, как она прекрасна и совершенна? Но, чтобы Арда Искаженная по-настоящему стала Ардой Исцеленной, нужно, чтобы все, кто радовался и страдал в ней, обретал и терял, все Эрухини вплели свои голоса в Ее мелодию... А все те, кто примет участие во Втором хоре, дети Арды и одновременно ее родители, будут по-настоящему ценить и беречь собственное творение... Никогда не допустят Зло в свой исцеленный Дом... И никогда уже причинят боли друг другу... Даже случайно, по ошибке... Все! - вдруг громко вскрикнула Эллериан и спрятала лицо в ладонях, - не хочу говорить об этом, не могу... Больше не расспрашивай меня о тайнах Мироздания! Никогда!
  Трандуил не понял состояния девушки и обиделся еще больше:
   - Ты считаешь, что "лесной дикарь" не в состоянии понять сложные материи?!
   - Глупый! - вскрикнула Нолдэ. И прошептала тихонько, - извини...
  Девушка подняла голову и устремила страдающий взгляд на нечуткого друга. В серых глазах заблестели слезы, прочертили искристые дорожки по снежно-белым щекам.
   - Понимаешь, эти разговоры о законах Мироздания, пророчества и озарения, трактовка и систематизация тайных знаний - все это тяжело дается, требует очень много душевных сил. Даже мудрым и сильным ученым нелегко. А я кто?.. Девчонка, случайно нахватавшаяся того, что узнавать мне было еще рано... Моя феа еще не закалена достаточно для таких высоких полетов... Как маленькая птичка, поднявшаяся слишком высоко, не выдерживает ледяного разреженного воздуха...
  Перепуганный Трандуил, мысленно ругая себя последними словами за черствость, бросился на колени перед девушкой, сжал в ладонях холодные дрожащие пальчики:
   - Эллериан, прости, прости меня! Я не знал, не понимал! Что мне делать сейчас, как тебе помочь?!
  Нолдэ вытерла слезы и слабо улыбнулась:
   - Ничего страшного, скоро пройдет... Трандуил, извини, мне не хочется больше гулять сегодня... Ты проводишь меня домой?
  Лесной король подхватил подругу под руку и повел в комнаты, поддерживая осторожно, будто драгоценную хрупкую статуэтку. Вдруг он проговорил задумчиво, будто сам с собой:
   - Мой отец перед Уходом тоже постиг многие тайны Мироздания, осознал свои заблуждения и ошибки... Он сказал мне об этом, но делиться подробностями не стал. Сказал только, что, потеряв две трети воинов, последовавших за ним, считает себя не вправе оставаться королем лесного народа. Отец решил уйти добровольно, хотя мог бы исцелиться... И мама последовала за ним... Она уплыла в Валинор, чтобы ждать возвращения отца у Врат Мандоса... Хоть тысячу веков, как она сказала...
  Трандуил замолчал, тихо радуясь про себя, что ночь такая темная, и подруге не разглядеть его лица... Но девушка ощутила его глубоко запрятанную боль.
   - Орофер, наверное, не смог бы смотреть в глаза тем, чьи близкие погибли по его вине... И решил, что его добровольный Уход будет расплатой за ошибку. А насчет прозрения, пришедшего к нему на рубеже двух миров, он прав. Мудрость не приносят на блюдечке с голубой каемочкой. Каждый достигает Понимания сам, на ошибках и горьких уроках, страдая и радуясь, обретая и теряя... Но для Эльдар всегда сохраняется надежда встретиться с безвременно ушедшими...
   - Да... И я очень надеюсь, что мама дождется возвращения отца... - шепотом произнес Трандуил. - Вот только те бескрайние леса, которые они оба так любили, землю, в которую вложили немалую часть своей души, они потеряли навсегда.
   - Незыблемый закон Арды Искаженной - обретать и терять. Края, которые квэнди любили и украшали, земли, в которые они прорастали всеми корнями, вплетали свои феар, повергает в прах беспощадное время. Но эти края продолжают вечно жить в горькой памяти бессмертных... И души Эльдар, от которых оторвали часть, продолжают вечно кровоточить... Прости, друг, мой... До завтра! - Эллериан остановилась на пороге своей комнаты, ласково сжала руки Синда и быстро исчезла за дверью.
  А Лесной король вернулся в сад и еще долго сидел, перебирая в памяти все моменты беседы, заново осмысливая откровения Эллериан, пусть отрывочные и неполные, но действительно имеющие отношение к истинному знанию. Потом ему вдруг подумалось, как далеки друг от друга два их народа, как мало знают друг о друге, и трудно им найти общий язык. Вон как легко оказалось обидеть девушку, причинить ей боль, просто из-за непонимания, незнания всех тонкостей... Но он хотел научиться понимать Эллериан... Очень-очень хотел!
  * * *
  И на следующий вечер Трандуил примчался в сад первым. Ему пришлось долго бродить меж деревьев, поджидая Эллериан. В этот день с утра шел нудный дождь, но к вечеру на небе не осталось ни облачка. Наконец, светлая фигурка мелькнула на фоне зелени, бесшумно скользнула в тени деревьев. Нолдэ ласково пожала руку своему верному другу и молча увлекла на их любимую полянку, скрытую от посторонних глаз густыми зарослями. Там девушка опустилась в густую шелковую траву и подняла взор к очистившемуся небу.
   - Какая дивная ночь сегодня... - тихонько прошептала Эллериан, - бархатно-черная, теплая и тихая-тихая... А в воздухе уже слышится дыхание недалекой осени...
  - Да... В августе воздух делается сухим и прозрачным, в нем не остается пыли и летнего перегретого марева, - так же тихо и задумчиво откликнулся Трандуил, - и можно разглядеть мириады звезд, от самых ярких, до мелких, невидимых в другое время года.
  - И от вихрящегося звездного потока небо кажется серебряно-серым, немыслимо глубоким, помимо воли притягивающим взгляд... А вон Эарендиль восходит... Ты знаешь, друг мой, что Феанаро, живя в Валиноре, никогда не видел звезд? А созданный им сильмариль стал самой яркой звездой на вечернем небосклоне...
  - Странно все это для меня... Сложно понять, ощутить... Ведь звезды живые, они поют. Первые квэнди услышали музыку звезд и научились петь. Самые прекрасные песни эльфов посвящены звездам. А камни... Они же мертвые...
  - Как ты можешь так говорить?! - Эллериан даже вскочила на ноги и остановилась перед Трандуилом, высокая и тонкая, вся пронизанная светом Вечерней Звезды. Светлые волосы обливали девушку золотым водопадом, и страстная речь ее тоже водопадом лилась на голову бедного Синда, - Камни тоже живые, у каждого из них своя мелодия, нужно только суметь услышать ее! Кто не слышит, скажет: "Простой булыжник!", а настоящий мастер камня возьмет этот булыжник в руки, оглядит, послушает, что ему камешек шепчет, и примется за работу. Ты взглянешь - удивишься: часть обобьет молотком, потом еще половину сточит, отполирует... И вдруг этот камень заиграет всеми цветами радуги, будто засмеется... Зазвучит так, что уже никогда не скажешь, что он мертвый! Обработанный настоящим мастером камень всегда светится изнутри, ловит малейший лучик и тут же возвращает его дивными, неповторимыми переливами... Вспыхнет хризолит золотисто-зелеными лучами, и повеет на тебя весенней свежестью, пронизанной солнцем молодой листвой. Аквамарин плеснет морской волной, дохнет в лицо ветром дальних странствий. А огненный опал ты даже побоишься взять в руки: тому, кто смотрит в этот камень, кажется, что под тонкой оболочкой бушует яростное пламя...
  - Эллериан, прости, я сказал глупость! Я понял! Просто каждому свое. Постичь то, о чем ты говоришь, непросто, этому нужно долго учиться. Но красоту драгоценных камней я видел, и понимаю ее. Тингол, король Дориафа, очень любил драгоценные камни, эта любовь его и погубила...
  - Давай не будем сегодня о грустном! Судьба свершилась, ее уже не изменишь, - Нолдэ успокоилась, заговорила тише, присела обратно на траву. - В каждом камне заключена сила, сумеешь услышать ее и призвать - она поможет тебе в любом деле. Так же и металлы. Как понять силу стали, как сделать ее прочной, чтобы рассекала даже камень, и одновременно гибкой, как ивовый прут? А сколько труда и знаний нужно, чтобы призвать металл из земли себе на службу? Найти рудную жилу, увидеть ее залегание в земле, извлечь руду так, чтобы не потревожить другие пласты... Можно просто тупо бить в скалу тяжелым ломом, тратя уйму сил, тревожа землю и причиняя ей ненужную боль... А можно найти особенную точку, слегка нажать на нее - и куча руды обрушится к твоим ногам - бери и вези к плавильной печи!
  Эллериан слегка задохнулась от страстной защиты любимого труда своего народа, дела их феар. Потом виновато улыбнулась и накрыла ладонью руку Трандуила:
   - Ты тоже прости меня, друг мой, за горячность. Но я Нолдэ, и люблю свой народ...
   - Я понимаю... - Владыка Лесного народа тихонько вздохнул. Каждое напоминание, что они из разных народов, отдавалось в душе смутной болью. - Я с самого детства привык слушать музыку леса... Ее слышат все квэнди, как и пение звезд, но разобрать все оттенки этой мелодии тоже непросто. Вот взгляни на этот огромный дуб - ему уже больше десяти веков. Звучание его музыки наполнено несуетной мощью, он пережил столько зим и встретил столько весен, что теперь относится ко всему философски, невозмутимо, ничто не нарушит его внутреннего равновесия, даже смерть... А вот смотри - у этой тоненькой травинки песня тоже сильная, но совсем другая, стремительная. Она торопится жить. Чуть поймает она лучик солнца, глотнет каплю воды - и сразу распахнет свои яркие цветы, разбросает во все стороны нежный, призывный аромат... И все это, чтобы поскорее завязать семена, бросить их в землю - все во имя жизни! Ее век короток - нужно успеть! Тонкой былинке грозит и засуха, и мороз. Или подойдет лошадь, щипнет травку... но тогда жизнь растения спрячется в корень, накопит сил, дождется теплого дня и взметнет к солнцу новые ростки... А еще знаешь, Эллериан, я люблю слушать пение лесного хора - когда голоса всех растений, больших и малых, сливаются в единую великую мелодию. Эта музыка заполняет весь мир до самых звезд, течет сквозь тебя, и ты растворяешься в ней... Ты ощущаешь себя всем - и малой былинкой, и огромным дубом, ты струишься во времени, от крошечного семечка до упавшего неохватного ствола, ты слышишь весь мир, и мир слышит тебя...
  Нолдэ смотрела на лесного короля широко распахнутыми серыми глазами, в которых светились изумление и восторг.
   - А я и не знала, что ты умеешь так красиво говорить... Как это прекрасно... Как это ново для меня, невероятно, дивно... И как бы мне хотелось ощутить подобное чудо...
  Эллериан замолчала, прикрыв глаза, вновь переживая удивительную речь Трандуила. Да, они не похожи - Синдар и Нолдор, их разделяет непонимание, давние обиды. У двух народов разные стремления и цели, их любимые занятия, призвание, образ жизни сильно разнятся... Но они все - КВЭНДИ. Они способны глубоко и полно чувствовать этот мир, слушать и постигать жизнь Арды... Они - Те, Кто Всегда Здесь. И все квэнди способны понять друг друга... Если захотят...
  Трандуил тоже молчал. Лесной король думал о том, что больше всего на свете желал бы пригласить прекрасную Элли в Великое Зеленолесье... Научить слушать величественную, дивную музыку древнего леса... Подарить все песни светлых звезд и звонких ручьев, искристые переливы зимних снегов и чарующий аромат весенних цветов... Но ведь не поедет! Гордая дева Нолдор никогда не снизойдет до "лесного дикаря". Т сознавал, что услышать высокомерный отказ - выше его сил. И печать молчания лежала на крепко сжатых губах Лесного короля.
  * * *
  Несмотря на эти невеселые мысли Синда и Нолдэ, встречи их продолжались. Большой Совет давно закончился, уже почти все участники разъехались. Отправился к перевалу через Мглистые горы король Амрот. Звал с собой Трандуила, "пока перевалы не засыпало снегом", но тот отговорился, что двинется домой северным путем. Потом отбыл западным трактом Владыка Кирдэн. Он говорил, что не может долго оставаться вдали от моря. Люди и гномы тоже торопились к своим народам, в отличие от эльфов, они привыкли дорожить каждой минутой. Не спешили лишь Галадриэль с Келеборном, прекрасная Нолдэ не прочь была погостить у родни. Да еще король Великого Зеленолесья все продлял свое пребывание в гостеприимном Доме Эльронда...
  Каждый вечер Трандуил и Эллериан встречались в саду, потом отправлялись бродить по окрестностям, или забирались в какое-нибудь из своих любимых мест. И вновь начиналась между ними увлекательная и познавательная беседа. Темы, живо интересующие обоих, находились всегда, часто им не хватало ночи, чтобы наговориться друг с другом... Только на одну тему эти двое не заговаривали никогда...
  Лесной король никак не мог решиться отдать приказ об отправлении. Хотя и понимал, что сделать это необходимо. Как можно скорее. Но Трандуил просто представить себе не мог, как он будет жить без этих встреч под звездами, без таких интересных и поучительных бесед... Хоть Нолдэ была намного младше него, ее знания были необычайно обширны, мировоззрение сильно отличалось от привычного лесному жителю, а еще она смотрела на мир будто сразу с нескольких уровней: тут и обычное восприятие "здесь и сейчас", и взгляд во времени - ощущение прошлого и будущего, и вИдение сплетения судьбы отдельной личности с судьбой Мира... Девушка и своего друга-Синда научила смотреть на каждое событие с нескольких сторон. После разговоров с ней Трандуил на многие вещи стал смотреть иначе... Но сколько еще эта странная дружба может продолжаться?! И чем закончится? Эллериан ни разу ни словом не намекнула, что король Зеленолесья для нее нечто большее, чем просто друг. Так зачем унижаться?..
  Глава 4. Мы - Квэнди!
  Рассвет уже набирал силу, когда Трандуил, возвращаясь с очередной прогулки, пробирался коридорами Дома Эльронда в отведенные ему покои. Встретиться с кем-нибудь и нарваться на любопытные расспросы королю совсем не улыбалось. Впрочем, все участники Большого Совета уже разъехались по своим землям, это только он один все еще тянет с отъездом. А весной, направляясь из Мифлонда в это "обиталище Нолдор", сам во всеуслышание клялся, что уже задыхается без лесного воздуха и минуты лишней не проведет в этих каменных стенах. Наверное, все обитатели Дома уже в курсе его ночных отлучек и тихонько подсмеиваются над лесным дикарем, посмевшем протянуть руки к одному из прекраснейших цветов Нолдор. Нет, пора кончать с этим! Ничего хорошего из дружбы с Нолдэ все равно не выйдет, а выставлять себя на посмешище король Великого Зеленолесья не имеет права. Да и дел дома накопилось наверняка немало...
  Неожиданно открылась боковая дверь, и навстречу Трандуилу шагнул Истаннен, советник из его свиты.
   - Владыка Трандуил, с добрым утром! Государю нашему полюбились ночные прогулки под звездным небом Имладриса... - по губам нандо скользнула еле заметная усмешка. - Понятно, в наших лесах таких ясных звезд не увидишь!
  Трандуил вспыхнул до корней волос и хотел ответить резкостью, но все же сдержался и попытался молча пройти мимо. Вот только советник не спешил освободить проход. Внезапно став серьезным, Истаннен заговорил:
   - Государь, приближается время осенних бурь. Я говорил вчера с Владыкой Эльрондом о дороге на восток, и он предупредил, что ближайшие перевалы через Мглистые Горы были разрушены недавними землетрясениями. Новые тропы, проложенные недавно, ненадежны, кое-где уже успели обледенеть, и соваться туда в ветреную погоду слишком опасно. Нам придется обходить горы с севера, эта дорога намного длиннее, но безопаснее, тем более сейчас, после войны Последнего Союза, когда орки присмирели и попрятались. Но осень вступает в свои права, и тянуть с отъездом больше нельзя. Владыка Трандуил, у нас все готово, отряд лесных эльфов ждет только твоего распоряжения.
  "Ну что ж, все решилось само собой!", - Синда пристально вгляделся в глаза Нандо, но ни искорки насмешки не вспыхнуло в изумрудной глубине. Советник был прав, он действительно тревожился о долгом обратном пути.
   - Мы выступаем... завтра, - с короткой заминкой произнес король. И добавил решительно, - На рассвете!
  "Вот и все!" - подумал Трандуил, оказавшись, наконец, в своих покоях. Не раздеваясь, с размаху он бросился на ложе - все равно скоро позвонят к завтраку. "Рвать - так сразу! Вечером останусь в комнатах, даже в сад спускаться не буду. У меня законный повод есть - собираться надо. А эта история пусть останется светлым воспоминанием, превратится в красивую песню..."
  * * *
  Последний вечер в Последнем Домашнем Приюте, как именовали иногда владение Эльронда...
  Весь день король крепко держал себя в руках, долго беседовал с Владыкой Эльрондом и его советниками. Остальную часть дня провел со своими нандор, обсуждая предстоящую дорогу. И только когда все разошлись по спальням, Трандуил понял, что не может больше скручивать в узел мучительную тоску. Он прижался пылающим лбом к прохладной стене. Так и подмывало хотя бы глянуть в щель между занавесками - не мелькнет ли в саду знакомая светлая фигурка. "Нет! Нельзя поддаваться слабости! Зачем обманывать себя?! Для Эллериан это было просто интересное и познавательное общение с представителем иного народа, возможность открыть что-то новое для себя. Страсть к новым знаниям - отличительная черта народа Нолдор. Это ты, как мальчишка, позволил себе размечтаться о недосягаемом! Терпи теперь!"
  Гордый Синда, чтобы хоть как-то отвлечься, взял арфу, легонько пробежался пальцами по струнам... и вдруг почувствовал, что невыносимая горечь перетекает в мелодию... Потом пришли и слова...
  В чёрном небе вечернем
  Серебрится звезда.
  Загорается в сердце
  Неземная мечта.
  
   Но тепла не приносит
   Этот призрачный свет.
   И ему не развеять
   В мире мрака и бед.
  
  Разжигает надежду
  Неземной красотой
  И взлететь прямо в небо
  Свет манит за собой,
  
   Но в пути не согреет,
   Не проводит сквозь ночь,
   Свет серебряный, льдистый
   Не способен помочь!
  
  И мечта разобьётся,
  Не достигнув небес!
  Никогда не дождётся
  Сердце светлых чудес!
  И вдруг, уронив на пол ни в чем не повинный инструмент, Трандуил выскочил из комнаты, стремглав промчался по коридорам и через несколько мгновений уже раздвигал ветки, прячущие ИХ полянку. Эллериан была там. Девушка сидела на траве, что-то сплетая из тоненьких стебельков. Услышав шуршание ветвей, она медленно подняла голову, опустила на колени свою работу и слегка улыбнулась:
   - Я думала, ты не придешь сегодня. Закрутишься со сборами, не до прогулок под звездами будет... Ведь вы уезжаете на рассвете?
  Трандуил с трудом перевел дыхание, шагнул на поляну, опустился на траву в шаге от девушки. Как трудно подобрать слова, чтобы они не прозвучали по-дурацки! И как хочется сказать что-то такое, чтобы Эллериан тоже вспоминала по-хорошему эту короткую дружбу. Хоть иногда!
   - Да, пора в путь. До нашего лесного дома не близко, а осень нас ждать не будет...
  Лесной король замолчал, глядя на тонкие пальцы Нолдэ, перебирающие сплетенные травинки, не зная, о чем говорить дальше, не зная, зачем он вообще прибежал сюда... Как-то нужно вежливо попрощаться и уйти! Уйти, уйти... Сохранить хотя бы самоуважение!
  Эллериан заговорила сама.
   - А я тоже отправляюсь в путешествие. Только ты двинешься на восток, а я - на запад. Хочу погостить в Серебристой Гавани, у Кирдэна Корабела. Я уже говорила, что Владыка Новэ, хоть никогда не был в Валиноре, слывет одним из мудрейших Эльдар Среднеземья. Хочется поучиться у него, послушать рассказы о тех временах, когда не было солнца и луны, когда пробудившиеся квэнди бросили первый взгляд на окружающий их мир, юный, удивительный, непостижимый... Мудрость Кирдэна - будто колодец, из которого бесконечно можно черпать самые разные знания, но никогда не увидеть дна... Трандуил, ты все молчишь сегодня... Давай пройдемся немного, я покажу тебе на прощание еще одно волшебное местечко.
  Девушка легко вскочила и протянула руку другу. Синда медленно поднялся, осторожно взял тонкие пальцы в подрагивающие ладони. Он не знал, как вести себя дальше, отчаянно боясь сделать какую-нибудь глупость, показаться смешным, или же обидеть девушку. А Эллериан уверенно тянула его сквозь заросли по направлению к скалам.
  Внезапно густые кусты расступились, и двое Эльдар оказались будто в зеленой комнатке без крыши. С двух сторон крошечную полянку ограждала отвесная скала. Подобные скалы скрывали от посторонних глаз всю потаенную долину Имладрис. Пышно раскудрявившиеся кусты орешника составляли две другие стены. Чуть дальше за кустами возвышались огромные раскидистые березы. Из-под скалы бил звонкий родничок, сразу исчезая под ветвями.
   - Вот мое тайное убежище, - улыбнулась Эллериан, - о нем не знает никто. Когда хочется остаться наедине с Ардой, я убегаю сюда...
  Трандуил молчал, до глубины души проникнувшись ласковой красотой чудесного местечка, потрясенный доверием девушки, так неожиданно открывшей ему сокровенное... и не умеющий выразить словами чувства, бушующие в сердце...
  Улыбка Эллериан медленно угасла. Она тихонько вздохнула и почти неощутимо коснулась пальцами руки Лесного короля.
   - Ну что же, друг мой... Давай прощаться. Вам завтра выезжать рано. Тебя ждет долгий путь на восток, меня - на запад, к морю... Может быть когда-нибудь еще встретимся... Через много-много веков...
   - Элли... - не сознавая, что он творит, Трандуил вдруг сжал в пальцах тонкие руки девушки, - Золотоцветик мой нежный... А может быть, отправимся на восток вместе?..
  И замер, прикрыв глаза. Перед внутренним взором блеснул презрительный взгляд гордой Нолдэ, горным обвалом загрохотали в голове насмешливые слова: "Я не дикарка, не орчанка, чтобы забраться в глушь и всю жизнь провести в пещере!"
  "Что же я наделал?!" - мысленно взвыл Лесной король. Теперь даже вспоминать по-хорошему эту историю не получится. Светлая сказка закончится сейчас горьким унижением...
  Но... Эллериан молчала... И не отнимала рук... Тонкие пальчики нолдэ слегка подрагивали в ладонях Трандуила. Он решился приоткрыть глаза. И встретил взгляд девушки. Этот взгляд будто неистовым горным потоком смыл все страхи, всю неуверенность Синда, постоянное ожидание насмешек и высокомерия, разрушил все надуманные преграды между представителями разных народов... Между двумя Квэнди...
   - Трандуил! А ты научишь меня по-настоящему слышать Музыку Леса?..
  Глава 5. Дерево и камень.
  Вот это новость так новость! Король вернулся из Имладриса с молодой женой! Король Великого Зеленолесья избрал в спутницы жизни Нолдэ! Сказать, что лесные эльфы были потрясены - значит, ничего не сказать. Пересуды не смолкали много дней. Некоторые нандор были глубоко возмущены таким выбором их короля. Многие удивлялись, как дева из этого высокомерного народа снизошла до того, чтобы отправиться жить в лес. И все гадали, сгорая от любопытства, как это Синда и Нолдэ вообще умудрились сблизиться настолько, чтобы стать мужем и женой. Тем более, все помнили о ненависти Орофера к нолдор.
  Лесные эльфы осторожно присматривались к новой королеве и к ее двоюродному брату Лаурэнаро, которого Эллериан попросила сопроводить ее к новому месту жительства.
  Несмотря на предвзятое мнение лесного народа, Нолдор держались очень дружелюбно и просто. Никакого высокомерия и пренебрежения от них не видели ни разу. Королева и ее брат всеми силами старались вникнуть в жизнь подземного дворца и органично вписаться в нее.
  Лаурэнаро - Лоринор, как быстренько переделали его имя лесные эльфы, живо интересовался творчеством нандор - песнями, сказками, легендами. И всегда слушал рассказчика так внимательно и увлеченно, что быстро покорил сердца многих нандор.
  Королева тоже в скором времени нашла способ снискать любовь лесного народа. Был традиционный осенний праздник. Пир закончился, эльфы потягивали вино из кубков и слушали певцов. Вдруг Эллериан поднялась со своего места и взяла в руки арфу. Все присутствующие, включая мужа, смотрели на королеву удивленно и настороженно. А она положила тонкие пальцы на струны - и зазвучала песня. Это оказалась любимая песня нандор, прославляющая их родные леса. И когда только она успела выучить?.. Голос Нолдэ, глубокий и верный, поднимался к самым сводам подземного дворца, мелодия струилась неторопливой полноводной рекой... Некоторое время все молчали, потрясенные. Потом праздничный зал взорвался приветствиями и восторженными криками. Лесные эльфы повскакали с мест, славя свою королеву. А она скромно вернулась на свое место рядом с Трандуилом, улыбаясь мужу ласково и слегка виновато. Король смотрел на жену, не находя слов - сколько еще сюрпризов преподнесет ему эта удивительная, непостижимая девушка?.. Любовь его к Эллериан росла с каждым днем...
  С этого вечера королева прочно вошла в сердца лесного народа. Всякое недоверие и неприязнь растворились без следа. Эллериан и Лоринор не преминули воспользоваться этим. Они начали понемногу рассказывать нандор о своем народе, пели свои песни, рассказывали предания, щедро делились всеми доступными им знаниями. Непросто было преодолеть неприязнь, копившуюся веками, но, капля за каплей, нолдор добивались своего.
  Прошло не так много времени и лесное королевство облетело радостное известие - королева понесла, у Владыки Великого Зеленолесья появится наследник!
  Конечно, Трандуил радовался этому больше всех. Только недолго. С наступлением беременности Эллериан будто подменили. Куда девалось ее доброжелательное спокойствие и безграничное терпение?! Королева забыла все свои любимые занятия, почти не выходила из своих покоев, но и там не находила себе места. Металась, не зная, куда себя деть, раздражалась по мелочам, сердилась или плакала. Трандуил пытался поговорить с женой, как-то успокоить, но почти всегда эти попытки приводили к новым нелепым обидам и слезам. Лоринор и Истаннен убеждали издерганного недоумевающего мужа потерпеть, клялись, что с рождением ребенка все это пройдет, появление на свет сына вернет утраченную радость обоим родителям и заставит забыть все неприятности. Король ждал и надеялся.
  Как оказалось, напрасно. Ребенок родился в положенный срок, крепким и здоровым. Но это деяние отняло последние силы у несчастной женщины. Она будто полностью утеряла интерес к жизни. Наотрез отказалась участвовать в празднестве по поводу рождения наследника. Единственной отрадой королевы был малыш. Она проводила у кроватки сына дни и ночи, никому не позволяя касаться ребенка. Сама кормила, купала, пеленала. Входя на половину жены, Трандуил часто слышал, как она шепчет что-то малышу, склонившись над люлькой, или, взяв на руки, нежно напевает сыну колыбельную на языке нолдор. Это не нравилось королю Зеленолесья, он даже попытался сделать замечание жене, что юному принцу жить среди лесных эльфов, поэтому не стоит воспитывать из него Нолдо. Разговор привел лишь к тому, что Эллериан начала сторониться мужа и внимательно следить, чтобы тот не услышал, о чем она шепчет ребенку. Правда, королева ни словом не возразила, когда Трандуил торжественно дал сыну имя на языке нандор.
  Так прошло два месяца. Лесной король все больше впадал в отчаяние: в состоянии молодой матери ничего не менялось. Он обращался за советом к целителям. Ответ был один - непреходящая усталость. А как лечить эту усталость - подсказать не мог никто.
  Но однажды вечером Эллериан сама заговорила с мужем.
  Трандуил сидел в кресле у камина, весь во власти гнетущей тоски, мрачно глядя на пляшущие языки пламени. Королева проскользнула в комнату тихо, как дуновение ветерка, опустилась на ковер у кресла мужа, нежно обняла его колени. Король, замерев, смотрел в лучистые серые глаза. А Эллериан ласково заговорила:
   - Родной мой, я вижу, что мучаю тебя, чувствую, что причиняю боль... Но поделать ничего не могу... Плохо мне... Но кажется, я нашла способ исцелиться... Только бы ты согласился! Милый, пожалуйста, разреши мне вернуться в Имладрис! Совсем ненадолго! Сейчас конец весны, я проведу там лето, а в первый день осени отправлюсь обратно. И вернусь к тебе прежней - здоровой, веселой, любящей!..
  Трандуил сидел, как громом пораженный. Да, он страдал из-за состояния жены, но мысль, что она захочет покинуть его, даже не приходила королю в голову.
   - Элли... Элли, как же так?.. Что ты такое говоришь?! А Леголас?!
   - Сын, конечно же, отправится со мной. Я же кормлю его грудью. Не волнуйся, Лаурэнаро поможет мне. Сейчас во всех землях царят расцвет и благоденствие, дороги вполне безопасны. А если беспокоишься, отправь с нами небольшой отряд воинов.
   - Элли, нет! Это просто немыслимо! Это безумие - отправиться в такой долгий путь с грудным ребенком. Я не позволяю, нет!
  Глаза Эллериан затуманились болью и упрямством.
   - Трандуил, пойми, это необходимо мне сейчас! Здесь все чужое мне, холодное, недоброе. В подземном дворце мне будет становиться только хуже...
   - Но почему чужое?! - с отчаянной болью вскричал король. - Ведь тебя все любят! Лесные эльфы заботятся о тебе, беспокоятся! Как они воспримут твой отъезд?! Ты же сама так старалась покорить сердца нандор. А теперь, когда у тебя все получилось, лесной народ в тебе души не чает, ты хочешь сама, своими руками все разрушить?!
   - А ты знаешь, во что мне обошлось это старание?! - Эллериан тоже завелась, в ее голосе зазвенела обида и злость, - сколько душевных сил пришлось вложить, чтобы пробить недоверие и предвзятость?! - вдруг она резко сникла и заговорила тихо, с тоской. - Конечно, я сама виновата, мне хотелось побыстрее привести в мир королевского наследника и закрепить свою победу... Тебя мечтала порадовать... И просто очень-очень хотелось стать матерью... Вот я и поторопилась, не рассчитала силы... Но сейчас-то мне что делать?.. Я чувствую, что мне поможет: просто пожить там, где все знакомое с детства, родное... Пройтись по любимым местам, вдохнуть ароматный воздух Сокрытой Долины, посидеть в каминном зале и послушать любимые песни... Трандуил, любимый мой, пожалуйста... Ну, давай поедем вместе, погостим в Имладрисе три месяца и вернемся!
   - Элли, милая, не могу я сейчас уехать - решается важный вопрос об установлении торговых отношений с большим человеческим городом. От этих отношений во многом зависит благополучие нашей страны. Завтра я должен отправиться на переговоры. Ты пойми, я король и несу ответственность за свой народ. Эллериан, я тебя очень люблю, я все готов для тебя сделать, но отпустить тебя в эту безумную поездку, да еще с двухмесячным сыном, просто не могу! Не проси!
  Лицо Эллериан стало холодным и отстраненным. Она отвела взгляд, молча поднялась и ушла к себе. А Трандуил остался сидеть, раздираемый противоречивыми чувствами. Категорически отказать жене в ее просьбе для него было мучительно больно. Но подобная поездка действительно была безумием. Нужно найти другой способ вылечить королеву. Как можно быстрее! Ведь можно же что-то придумать! Завтра придется уехать на несколько дней... Но потом он все силы приложит для исцеления жены!
  * * *
  Вернувшись с переговоров, король стремительно поднялся в свои покои, сбросил плащ, распахнул двери на половину королевы... Тишина... Полная... Комнаты пусты, везде следы поспешных сборов: мебель сдвинута, дверцы шкафов распахнуты, вещи валяются в беспорядке... Трандуил метнулся к люльке - скомканное одеяльце, забытая соска...
   - А-а!.. Нет!!! Элли!..
  На маленьком столике - лист пергамента... Нолдорские руны, но язык нандор: "Трандуил, муж мой милый! Прости меня, но я не могу иначе! Если я не уеду сейчас, то умру, просто угасну, как догоревшая свеча. Знаю, как ты сейчас сердишься на меня, и еще раз умоляю - прости!!! Обещаю, что в первый день осени мы выедем из Имладриса и отправимся в Зеленолесье. Той же дорогой, по которой мы с тобой ехали в наш медовый месяц - ты помнишь... И не позже, чем в Праздник Урожая, я обниму тебя! Я тебя очень люблю! Твоя Эллериан".
   - Проклятье!!! - король в бешенстве разорвал лист, скомкав, швырнул в угол. Яростно пнул ногой столик и бросился в помещение стражи:
   - Когда они уехали?!
  Стражники перепугано повскакали. Сначала они в толк взять не могли, чего добивается от них разгневанный владыка. Потом наперебой принялись объяснять, что королева и ее родич выехали на следующий день после отбытия короля, еще до рассвета. С ними ехал небольшой отряд нандор - самых верных поклонников королевы. Никому из обитателей дворца и в голову не могло прийти, что нолдор уехали против воли Лесного короля.
   - Догнать! Немедленно!.. Вернуть! - как безумный, Трандуил помчался к воротам.
  Через несколько мгновений небольшая кавалькада всадников выезжала за ворота. Выехали и... остановились. Где теперь искать беглецов, в какой стороне?! Какой дорогой они могли направиться в Имладрис: по эльфийской тропе, по гномьему тракту, или северным путем, в объезд Зеленолесья и Мглистых гор?
  Вызванные следопыты и охотничьи собаки не смогли напасть на след - видимо те, кто вел отряд, знали свое дело - очень искусно отвели глаза всем. Тем более, прошло уже несколько дней... Отослав бесполезных помощников, Трандуил закрыл глаза и попытался нащупать ауру жены или сына... Глухо. Заклятие невнимания сплетал, видимо, Лоринор - а состязаться в песнях могущества с Нолдо мало, кому под силу.
  Пришлось покинутому мужу возвращаться во дворец одному. Трандуил поднялся к себе, упал в кресло, стиснув голову руками. "Вот ты, значит, как со мной! Слово мужа и отца ребенка для тебя ничего не значит! Захотела - и ушла. И Леголаса увезла, а мальчик все-таки - королевский наследник. Такого пренебрежения я тебе никогда не прощу!"
  Потянулись однообразные тоскливые дни. Пока король занимался делами, присутствовал на церемониях, обедах, песенных вечерах, он делал вид, что все в порядке. Заговаривать о королеве и наследнике он не позволял никому, будто их никогда не существовало. Но стоило ему оказаться одному в королевских покоях, увидеть запертые двери на половину жены - Трандуил начинал буквально сходить с ума. Обида, ярость, тоска не проходили. Наоборот, с каждым днем становились сильнее. Брошенный муж метался по комнатам, мучаясь от бессонницы, не зная, чем себя занять. Но он ни в коем случае не хотел, чтобы подданные догадались о его состоянии. Утром король снова надевал маску бесстрастия и впускался в главный зал. Но побледневшее лицо и круги под глазами выдавали его...
  Однажды Истаннен решил все же поговорить с королем. Выбрал время, вошел в комнату Трандуила вместе со слугой. Дождался, когда тот ушел, и сел напротив короля.
   - Чего тебе? - недовольно пробурчал тот, в нетерпении сплетая пальцы. Не так-то просто весь день разыгрывать ледяное спокойствие, и Трандуилу отчаянно хотелось остаться одному.
   - Государь... Может не стоит так убиваться? - тихо проговорил советник.
   - Что?! - сразу взвился король.
  Истаннен поторопился заговорить, пока ему не указали на дверь.
   - Она ведь и вправду болела. Буквально таяла день ото дня. И была уверена, что ее задумка - единственное средство излечения. Может быть, когда она вернется осенью, выздоровевшая, окрепшая - то все наладится в вашей жизни?
  Трандуил вскочил с кресла и прошелся по комнате. Потом резко остановился перед советником и отчетливо произнес:
   - Когда она вернется осенью... Если еще соблаговолит вернуться... Я скажу ей, чтобы убиралась туда, откуда пришла. Она мне больше не жена! Сын, разумеется, останется со мной. Из-за выходки его матери, Леголас не перестал быть наследником престола.
   - Государь, в тебе сейчас говорит обида и уязвленное самолюбие. Но прислушайся к себе внимательнее: Эллериан нужна тебе. Ты любишь ее несмотря ни на что. А если любишь по-настоящему - можно простить все!
  Советник быстро поднялся и, не дожидаясь ответа, вышел из королевских покоев. Трандуил остался стоять посреди комнаты. В голове его лихорадочно кружились обрывки мыслей: "Можно простить все... Если любишь... Любишь... Как это глупо, жалко, недостойно короля... Но это правда - я ее люблю. И не могу без нее..."
  Глава 6. Примиренные смертью.
  Через несколько дней Лесной король вдруг отправил гонцов в Серые горы. Несмотря на агрессивных соседей - орков и драконов - в ту пору там еще обитали наугримы. Владыка Зеленолесья решил сделать заказ искусным ювелирам гномов - роскошный женский убор из серебра и белых камней. Посланцы везли с собой пергамент - король собственноручно изобразил, каким примерно он представляет этот убор. Если искусные мастера придумают красивее - заказчик предоставлял им полную свободу. Лишь бы сделали драгоценный убор к осеннему празднику урожая...
  "Я попробую простить..." - думал Трандуил, глядя на звездное небо. Тогда, тоже в августе, над Имладрисом было такое же бездонное небо, и мириады звезд нашептывали двоим Эльдар о любви...
  Владыка Зеленолесья призвал к себе советника.
   - Королева перед отъездом оставила записку, - начал король, глядя в сторону, - там говорилось, что она со спутниками выезжает из Имладриса в первый день осени. Значит, завтра...
   - И что же, государь?
   - Я хочу встретить ее...
   - Похвальное решение! Сейчас нет срочных дел, требующих обязательного присутствия короля во дворце. А встретив жену, ты облегчишь и обезопасишь ее путь. А еще... Только не сердись, государь! Но помириться проще вдали от дома. Вот только по какой дороге они поедут?
   - Эллериан писала, что возвращаться будет северным путем, так же, как мы ехали тогда... Вместе... Помнишь, Владыка Эльронд советовал тогда не соваться на перевалы в это время года?
   - А где эта записка?
   - Я разорвал ее, - чуть виновато признался Трандуил. И тут же добавил. - Но я помню ее дословно.
   - Тогда все в порядке, государь. Когда ты предполагаешь выехать, завтра?
   - Да. Нужно взять таких же лошадей, на которых уехали Эллериан и ее спутники - невысоких, выносливых, одинаково легко преодолевающих горные тропы, леса и болота. Большой отряд брать не будем, незачем привлекать к себе внимание, хватит пятнадцати воинов.
   - Хорошо, я отдам все необходимые распоряжения, и завтра на рассвете отправляемся в путь.
  * * *
  На ночь остановились у начала подъема на перевал. Лесные эльфы дремали вокруг костра. Лошади жевали траву, пользуясь возможностью наесться вдоволь перед долгим путем по горам. Истаннен заступил на дежурство. Время близилось к рассвету, все было спокойно. Неожиданно король вылез из-под плаща, и, подойдя к советнику, стиснул его руку:
   - Истаннен!..
   - Да, государь!
   - Мне кажется, они где-то близко... Я чувствую их...
   - Государь, я вслушиваюсь все время, но пока ничего не ощущаю.
   - Эллериан все-таки моя жена! Что бы между нами не произошло... И с нею мой сын. Я должен ощущать их намного лучше. А еще мне кажется, что им грозит беда...
  Тут Трандуил вдруг резко дернулся и начал стремительно карабкаться вверх по камням. Истаннену и остальным ничего не оставалось, как следовать за своим сумасбродным королем. Советник чуть приотстал, но Трандуил, добравшись до гребня горы, вдруг замер, судорожно вцепившись в камни. Отряд лесных эльфов в мгновение ока оказался рядом с ним. Выглянув за гребень, все нандор тоже в испуге остановились, прячась за камнями. Советник неотрывно смотрел в щель между двумя валунами:
   - Владыка, они там... Но они же... Что же делать?!
  Отсюда, с высоты, хорошо видна была орочья крепость Гундабад. Уже не пустая и не мертвая, но не это так напугало лесных эльфов. Те, кого они искали, находились на северном склоне горы. Почти все воины из эскорта королевы были убиты. Их тела, обожженные, скрученные в немыслимых позах, были разбросаны по всему склону. Немногие защитники Эллериан, оставшиеся в живых, пытались найти убежище среди камней и хоть как-то укрыть свою королеву с малышом на руках. А над ними, медленно снижаясь, кружил дракон. Не слишком крупный, но все же его броня оказалась не по силам стрелкам из отряда Эллериан. Колчаны их были пусты. А мечи, даже нолдорской закалки, бесполезны против дракона: ведь он бьет пламенем на расстоянии. Сейчас мерзкое чудовище ударит струей огня, и у Лесного короля не останется ни жены, ни наследника...
  Трандуил медленно поднялся, снимая с плеча лук.
   - Государь! Что ты собрался делать?! - в ужасе зашептал Истаннен, хватая короля за плащ, - Это бесполезно, стрелой не пробить драконью чешую! Так ты погибнешь зря, но их не спасешь...
   - Прочь! - глухо и яростно бросил Трандуил, отшвырнув мешающие руки. Четким движением снарядил свой верный лук, вынул мощную бронебойную стрелу. Встал во весь рост, крепко упираясь ногами в камни. И заорал изо всех сил:
   - Эй, мерзкая вонючая тварь! Лети сюда, смотри, я не прячусь!
  Дракон развернулся, глянул красным глазом на дерзкого лучника. И стремглав полетел к вершине горы. Бешеный рев огласил окрестности. Трандуил стоял неподвижно, как каменный, держа тварь на прицеле. Несколько воинов из его отряда попытались выстрелить в чудовище, но стрелы отскакивали от драконьей брони, не причиняя ему ни царапины. Вот уже дракон приблизился настолько, что эльфов обдало жаром и вонью. Некоторые нандор не выдержали и с криками ужаса покатились вниз по склону. Летающий червь раскрыл пасть во всю ширь, собираясь разом сжечь всех этих маленьких дерзких эльфов, посмевших бросить ему вызов... И тут эльфийский король хладнокровно всадил тяжелую стальную стрелу дракону прямо в глотку...
  Чудовище захрипело, закашляло огнем во все стороны и тяжело рухнуло на гребень горы. А Трандуил, не обращая внимания на поднятые умирающим драконом тучи пыли и сбитые валуны, катящиеся по склону, мчался вниз с отчаянным криком:
   - Элли! Элли! Я здесь! Я пришел за тобой!
  Королева скорчилась между двумя большими камнями, сразу за которыми начинался обрыв. Женщина пыталась прикрыть ребенка своим телом, бежать ей было некуда. Король уже почти домчался до жены, когда наперерез ему бросился Лоринор с криком:
  - Трандуил, осторожнее! Драконов было...
  Не дав шурину договорить, Трандуил оттолкнул его с дороги.
   - Элли, родная...
  И в этот миг из-за обрыва поднялась огромная драконья голова, немигающие красные глаза уставились на Лесного короля. Эллериан оглянулась, осознавая новую смертельную опасность, схватила ребенка и бросила мужу, отчаянно крича:
   - Спаси сына, любимый! Прошу, спаси Леголаса!
  Этот дракон был намного крупнее убитого. Не торопясь, наслаждаясь беспомощностью жертв, он разинул чудовищную пасть, похожую на вход в пещеру...
  Трандуил шарахнулся назад, спасаясь от струи огня, ударившей в лицо. Укрывшись за камнями, он взглянул на сына. Мальчик захлебывался плачем, но пострадал он не сильно, лишь несколько капель драконьего яда попали на гладкий лобик и слегка опалили светлые волосенки. Сорвав перчатку, отец стер огненные брызги, хотел достать платок и приложить к ожогам, но в этот миг до него долетел отчаянный вопль, переполненный ужасом и дикой болью. Король бросился обратно... и застыл, потрясенный, выронив лук.
  Драконье пламя опалило Эллериан с головы до ног, роскошные волосы прекрасной Нолдэ сгорели полностью, дивных серых глаз больше не было, кожа вздулась пузырями и полопалась, но она была еще жива: пыталась ползти, горящими руками хватаясь за камни, оставляя на них клочья сожженной кожи, мучительно хрипела... Тут дракон снова высунулся из-за обрыва, схватил женщину за ноги и сдернул вниз.
  Из-за камней выскочил Лоринор, бросился к зятю, рванул его за плечи:
   - Беги! Быстро! Спасай сына!
  Трандуил, плохо понимая, что от него хотят, пытался отбиваться:
   - Там Эллериан! Я должен спасти ее...
   - Ты ей уже ничем не поможешь! Беги!
   - Все равно... Там Элли... Я должен быть с ней...
   - Слабак безмозглый! - яростно выругался Лаурэнаро. И, наклонившись поближе к зятю, раздельно выкрикнул тому прямо в лицо:
  - Элли - просила - тебя - спасти - сына! Выполни - ее - просьбу! - выводя короля из ступора, Нолдо снова с силой потряс его за плечи, развернул и подтолкнул в сторону перевала, - беги, говорю!
  Трандуил машинально побежал вверх по склону, прижимая к груди ребенка. Лаурэнаро остался на месте.
  Король не помнил, как выбрался на гребень, как добежал до своих нандор. Лесные эльфы окружили своего владыку. В этот момент ноги у Трандуила подкосились. Истаннен перехватил ребенка из его рук:
   - Государь, ты ранен! Тебя нужно перевязать! Где лекарь?
  Король схватился рукой за лицо - вместо гладкой кожи под пальцами оказалось месиво. В этот миг до него достучалась боль. Трандуил с трудом подавил стон. Нандо, исполнявший в этом походе обязанности лекаря, подскочил к своему государю, быстро обработал ожог какой-то мазью, выхватил из сумки полосу чистой ткани.
   - Владыка, а где королева? - неосторожно спросил кто-то из воинов.
   - Элли!.. - вскрикнул Трандуил и, вырвавшись из рук лекаря, бросился обратно. Истаннен попытался перехватить несчастного, он хорошо видел, что король не в себе, но не успел. Приказав воинам оставаться на месте, советник устремился за ним.
  Вскарабкавшись до перевала, они увидели Лоринора. Нолдо, шатаясь, с трудом поднимался по склону, сжимая в обожженных руках лук. Лицо и волосы его тоже были чувствительно опалены, но глаза вроде остались целы.
   - Куда вы?.. - прохрипел Лоринор, загораживая дорогу Трандуилу.
   - Я должен спасти свою жену... - еле держась на ногах, тот все же рвался вперед, не сознавая, что Истаннен крепко удерживает его за пояс.
   - Эллериан больше нет! - Лаурэнаро тоже едва не падал, но соображал четко, - Нет больше нашей родной Элли, понимаешь?! Некого спасать! Дракон пожрал ее.
   - Я убью этого дракона! - Трандуил рванулся сильнее, почувствовал, что его удерживают, яростно обернулся к советнику. - Пусти!
   - Я уже убил... - донесся до него усталый голос шурина, - прямо в глаз... Из твоего лука, между прочим!
  Лоринор протянул Трандуилу его оружие, затем взглянул на зятя с новой мыслью:
   - А где Леголас?!
  Вместо короля ему ответил Истаннен:
   - С принцем все в порядке, он с нашими воинами.
   - Тогда надо немедленно уходить отсюда! - теперь Лоринор обращался к советнику. - За нами гнался отряд орков. Оказывается, Гундабад уже не пустует. Когда мы проезжали мимо крепости, орки заметили нас и пустились в погоню. По горным тропам верхом было не уйти, нам пришлось отпустить лошадей с наказом попытаться вернуться в Имладрис. А самим попробовать затеряться в горах. Это нам почти удалось. Вчера под вечер мы обнаружили пещеру и решили отсидеться в ней до утра. Вот только пещера оказалась занята. Двумя драконами. Твари учуяли нас и пробудились... Остальное вы видели... Но орки где-то близко! Увидев, что драконы убиты, они возобновят погоню. Трандуил, слышишь меня?! Уходим отсюда!
   - Значит, Элли больше нет?.. - Трандуил никак не мог в это поверить, хотя обезображенное лицо жены неотступно стояло перед глазами.
   - Да, Эллериан погибла. Этого уже не изменить. Ты должен взять себя в руки. Ради сына, ради тех, кто еще жив. Я плохо знаю здешние дороги, веди отряд! И побыстрее!
  Глава 7. Последнюю просьбу - выполнить...
  Что-то щелкнуло в голове короля. Молча скрутив себя, до хруста стиснув зубы, он двинулся вниз, к лагерю. Подойдя к тревожно ожидающему отряду, Лесной король распорядился немедленно трогаться в юго-восточном направлении. Но ему сообщили неприятную новость: когда все эльфы бросились за своим владыкой на перевал, лагерь оставили без присмотра. А, услышав драконий рев, лошади в испуге разбежались.
   - Искать и собирать их сейчас некогда. Пойдем пешком, - решил Трандуил. Он приказал сбросить весь лишний груз, отдал несколько мелких распоряжений. Лекарь быстро перевязал Лоринора, и отряд лесных эльфов стремительно двинулся в обратный путь. Истаннен нес спасенного наследника, надежно укутав ребенка плащом.
  В тот день эльфы сумели преодолеть не слишком большое расстояние: все были измучены ночной битвой, Лоринор, обожженный драконьим ядом, еле держался на ногах, да и другие раненые нуждались в отдыхе. Из сопровождающих Эллериан в живых осталось лишь двое нолдор, оба они тоже сильно пострадали от драконьего пламени. Эльфы наскоро разбили лагерь, лекарь занялся перевязками, другие начали готовить скудный ужин. Только Трандуил неподвижно лежал на траве, устремив единственный глаз в темнеющее небо (второй был надежно скрыт под повязками). Но вскоре короля вывел из оцепенения непрекращающийся плач ребенка и горячий спор нескольких эльфов. Те никак не могли решить, чем накормить голодного малыша. Один из воинов советовал пожевать хлеба с мясом, завязать в платок и дать ребенку импровизированную соску. Лоринор решительно отвергал "орочий" способ, предлагая поймать и подоить дикую козу.
  - Мы видели небольшое стадо, поднимаясь на перевал. Я могу подманить самку Песней Могущества...
   - У горных коз сейчас нет маленьких козлят, - возражал Нолдо Истаннен, - а значит, нет молока.
  Леголас продолжал громко плакать. Трандуил вдруг приподнялся, вынул из поясной сумки небольшую флягу и что-то, завернутое в платок. В свертке оказалось несколько лембас.
   - Возьмите кусок лепешки, хорошенько размочите в воде, добавьте несколько капель мирувора и давайте малышу по крошке. У него уже прорезались первые зубки, можно кормить не только молоком. Да! Раненым тоже дайте по глотку мирувора.
  Передав советнику лембас и мирувор, король снова опустился на траву и намертво замолчал. Истаннен порадовался про себя, что Трандуил заботится о сыне и подданных, значит, горе не совсем сломило Владыку Зеленолесья. Вот только голос короля звучал как-то слишком ровно и бесцветно...
  А Трандуил ощущал внутри себя громадную звенящую пустоту. И это было хорошо: нет, боль не уменьшилась, но как бы отодвинулась куда-то, за границу пустоты. И можно стало хотя бы дышать... Если перед внутренним взором всплывало обожженное лицо жены, Трандуил усилием воли отгонял видение. Главное, не думать, не вспоминать, не шевелиться... В таком оцепенении король провел ночь. А с рассветом отряд двинулся дальше.
  Второй день путешествия прошел спокойно. А на третий обнаружилась погоня. Орки не собирались отказываться от преследования, тем более, маленький отряд нандор казался им легкой добычей.
  Под утро эльфы, дремавшие на земле, услышали топот множества подкованных сапог. Весь отряд разом вскочил.
   - Орки!
   - Быстро! Убрать следы стоянки! - скомандовал король, - и к реке! Орки не дружат с водой, там как-нибудь оторвемся.
  Через несколько мгновений легконогие эльфы мчались навстречу восходу. Маленького Леголаса передавали с рук на руки. Вскоре отряд оказался на стрелке, где Андуин сливался с Лангвеллом, На отмели лежали несколько бревен, видимо когда-то выброшенных половодьем. Трандуил вдруг решительно приказал:
   - Свяжите эти бревна по два! И вырубите крепкие шесты!
  Хорошо, что лесные эльфы не посчитали веревки лишним грузом! Бревна связали, правда, пришлось добавить пояса и разорванные плащи. Зато вскоре импровизированные плоты мчались вниз по течению. Великая река после недавних дождей сильно поднялась и несла жиденькие сооружения со скоростью хорошей лошади, бешено крутя и подбрасывая. Но лесным эльфам было не привыкать к таким скачкам, ведь из их подземного жилища вытекала не менее бурная река, по которой они постоянно сплавляли плоты. Один только Лаурэнаро не принимал участия в гонках, он сидел, одной рукой судорожно вцепившись в связывающую бревна веревку, а другой прижимая к груди Леголаса.
  Зато таким способом отряд быстро домчался до начала Эльфийской Тропы. Орки отстали. Нандор ловко попрыгали на берег, пустили бревна по течению, а сами устремились к темнеющему на востоке лесу. Бедного Лаурэнаро пришлось некоторое время вести под руки. Отряд, собрав последние силы, шел всю ночь. Солнце уже выкатилось из-за леса, когда измученные эльфы вступили под сень вековых деревьев.
  Пройдя несколько десятков шагов, Трандуил и Истаннен объявили привал. Вконец обессилившие Нандор буквально повалились прямо на тропу. Здесь, под величественными сводами родного леса они почувствовали себя дома и как-то сразу расслабились. Немного придя в себя, лесные эльфы все же взялись за устройство лагеря. Было решено развести костер и впервые за все эти дни сварить что-нибудь горячее. Истаннен занялся кормлением принца, а лекарь взялся за перевязку. Лоринору объявил, что он почти здоров, только глаза советовал еще несколько дней промывать настоем из цветков шиповника. Но это уж когда вернутся в подземный дворец. Короля лекарь тоже поторопился обрадовать: сняв повязку, сказал, что бинтовать больше не будет, только смажет лицо и глаз мазью.
   - Воздух нашего родного леса - лучшее лекарство, государь! А когда придем домой, я сделаю тебе компресс из ацеласа, и твое лицо станет таким же гладким и прекрасным, как прежде!
  Эти оптимистичные слова будто разбудили Трандуила. Он изумленно глянул на лекаря, потом на Лоринора и едва слышно прошептал:
  - Таким же гладким и прекрасным... А зачем?.. Для кого?!
  Король вдруг резко встал и шагнул за деревья. Лаурэнаро тут же устремился за ним, догнал, с силой сжал плечо:
   - Не смей! Еще рано расслабляться, мы еще не дома! В лесу тоже опасностей хватает, пауков в любом случае остерегаться надо. Да и орки могут рискнуть пройти по Тропе. Держись! Слышишь?! Весь отряд сейчас на тебя смотрит, надеется! Не смей!
  Неимоверными усилиями Трандуил удерживался. Он задыхался, непролитые слезы разрывали грудь, перед глазами все расплывалось. Но тут от костра донесся детский плач: Леголас чувствовал состояние отца. Лоринор снова тряхнул родича за плечи:
   - Ты должен подойти к сыну!
  Трандуил судорожно переглотнул и направился к лагерю. Взяв сына на руки, он долго укачивал малыша, но тот все никак не успокаивался. Потом все же утомился от плача и заснул.
  Сначала эльфы думали расположиться здесь на сутки, но нандор так рвались быстрее оказаться дома, что ближе к вечеру собрали лагерь и двинулись в путь.
  Прошло несколько однообразных дней. Лесных эльфов ни разу никто не потревожил, и наконец, отряд приблизился к подземному дворцу. Еще один поворот - и откроются величественные ворота главного входа. И они дома! Дома! Дома!
  Трандуил двигался замыкающим, а перед воротами слегка отстал. Лаурэнаро встревожено посматривал на зятя. А у того в голове бились горькие мысли: "Да, мы вернулись домой... Вот только Эллериан не вернули... И она не вернется уже никогда... Никогда! Как же так?!" В груди вдруг будто что-то взорвалось, слезы хлынули потоком, совершенно неудержимым. Трандуил бросился в лес, не разбирая дороги, только бы укрыться от всех, остаться одному! Хоть ненадолго! Споткнулся о корень и рухнул лицом в кучу опавшей листвы, зарылся поглубже, в дополнение набросил себе на голову плащ.
  Оглянувшись, Истаннен успел заметить только Лоринора, сворачивающего в лес. Приказал отряду поскорее нести королевского наследника во дворец, а сам направился за Нолдо. Наткнулся на него через несколько шагов, но Лоринор не пустил советника дальше, придержав за руку. Тут только Истаннен увидел короля.
   - Не трогай его! - тихонько шепнул советнику Нолдо, - пусть плачет! Ему это нужно сейчас. Хоть как-то снять нервное напряжение. Ты лучше иди, я посмотрю за ним, а потом провожу во дворец.
  Прошло немало времени, прежде чем Трандуил приподнялся, осторожно вытер лицо полой плаща, стряхнул с себя сухую листву... И тут увидел Лаурэнаро. Гордый Синда напрягся, ожидая упрека за проявленную слабость. Но услышал совсем другие слова:
   - Брат мой! Ты не сердись на меня за резкость в дороге. Надо было дойти... Думаешь, я не понимаю, как тебе больно?! Мне нисколько не легче: ты потерял жену, а я - сестру... А мне еще маме Элли предстоит сказать, что у нее дочери не стало... - Нолдо потер лоб судорожно стиснутым кулаком, тряхнул головой. Потом недоуменно глянул на сжатые пальцы, с усилием заставил их распрямиться. - Но сейчас пора идти во дворец - лесной народ ждет своего короля. Долг есть долг. Пойдем!
  Трандуил молча шагнул к шурину. Так же молча, касаясь друг друга плечами, они направились к воротам. Двое Эльдар из разных народов, крепко не любящих друг друга, двое братьев... Женитьба Трандуила породнила их официально, но общее горе сблизило по-настоящему...
  Глава 8. Дальше - Как?!
  За время отсутствия короля накопилось немало дел, требующих немедленного решения. Только поздним вечером Трандуил смог наконец, подняться в свои покои. Отказавшись от помощи слуг, он затворил тяжелые двери и долго стоял, прижимаясь затылком к стене.
  Жизнь в подземном дворце кипит. Еще не все раны, нанесенные войной Последнего Союза, затянулись. Дел много... Он вернулся домой. И ему нужно как-то начинать жить. Переступить через порог, переступить через себя... В комнатах тепло, очаги хорошо протопили к возвращению короля. На маленьком круглом столике накрыт легкий ужин. На одного... Нужно впустить в сознание факт, что Эллериан уже не вернется. Никогда. И жить с этим. А как?!!
  Трандуил все-таки прошел в комнату, небрежно швырнул в кресло плащ. Медленно, будто через силу, приблизился к резным ореховым дверям, ведущим на половину королевы. Рывком распахнул их и снова застыл, крепко зажмурившись. Со времени тайного отъезда Эллериан он почти не заглядывал сюда. Обида и злость на выходку жены будто заслонили то хорошее и светлое, что случилось с ними. А теперь предстояло вспомнить все-все... Только память и осталась... "Если бы ты не сбежала... Если бы не отправилась в эту дурацкую поездку! Если бы я сам согласился сопровождать тебя!.."
  Трандуил сглотнул комок в горле и заставил себя войти. В комнатах многое переменилось - колыбель и детские вещи забрали, юного принца поместили в другом покое, под присмотром нянек. Но личные вещи Эллериан остались нетронутыми. В кресле у камина лежало забытое рукоделье. Король подошел и осторожно поднял шитье. Это оказался незаконченный детский чепчик, расшитый золотистыми цветами...
  "Золотоцветик ты мой...", - прошептал Трандуил, прижимая вещичку к губам. Вдруг король отнял руку от лица и внимательно всмотрелся в рукоделье: по кромке чепчика, среди путаницы золотых нитей изящно, почти незаметно для глаз была вплетена руническая вязь - "Лаурэлотион". "Сын Золотого Цветка..." Трандуил беззвучно рассмеялся: "Настырная... Ни за что не хотела отказаться от своих нолдорских корней! Все равно втихую по-своему поворачивала..." Выронил детскую вещичку и спрятал лицо в ладонях.
  * * *
  На следующий день королю доложили, что его хотят видеть несколько гномов. Трандуилу очень хотелось ответить, что ему наплевать на всех гномов на свете. Не выйдет он ни к каким посетителям, пусть хоть весь мир рушится! А ведь так и есть - весь его мир рухнул в одночасье... Как жить дальше? И зачем?.. Нет сил находиться в обществе, невыносимо оставаться одному в пустых комнатах... А вестник стоит и чего-то ждет! Ну почему его не оставят в покое?! Проклятье! Несмотря ни на что, его королевские обязанности никуда не делись!
   - Проводите этих наугримов в зал приемов. Я сейчас спущусь.
  Гномы церемонно поклонились, подметая бородами узорчатый пол.
   - Приветствуем Владыку Великого Зеленолесья! Мы - мастера-ювелиры из Серых Гор. В начале этой осени Эльфийскому Королю угодно было заказать у нас драгоценный женский убор. Заказ должны были изготовить к Празднику Урожая. Но мы успели раньше. А так, как мы сейчас направляемся к нашим родичам, в подгорное королевство Казад-Дум, то решили привезти убор сами. Не угодно ли взглянуть?
  Говоривший сделал знак, и вперед выступил другой гном. Он открыл небольшой кованый ларец... И подземный зал озарило звездное сияние. На бархатной подушечке лучились белые камни, оправленные в светлое серебро. Там было несколько предметов: ажурное колье, серьги, браслеты, кольцо и ободок с тоненькими цепочками, унизанными крошечными прозрачными камешками. Как чудесно мерцали бы эти маленькие звездочки, затерявшись в золотых волосах!.. Искристый водопад...
  Лесной король вдруг быстро встал и, ни слова не сказав, вышел из зала приемов. Гномы недоуменно переглянулись.
   - Ему не понравилось?.. Мы чем-то не угодили Владыке Лесных Эльфов?
  Королевский советник приблизился к обиженным мастерам с вежливым поклоном:
   - Простите великодушно, уважаемые ювелиры, но Владыка Зеленолесья не будет выкупать у вас этот убор. Нет-нет, работа выполнена превосходно! Но та, для которой предназначался подарок, трагически погибла. Мы постараемся возместить вам расходы, заплатим неустойку, но не обессудьте - теперь просто некому носить на челе ваше дивное творение...
  Вскоре гномы удалились, недовольно ворча. От денежной компенсации они, конечно не отказались. А драгоценный убор так и остался в сокровищнице наугримов, не украсив чело эльфийской девы...
  * * *
  Дни сыпались, будто сухая листва, вот уже и зима на исходе, но тоска не отпускала короля ни на миг. Весной стало еще хуже. Яркие солнечные дни только усиливали мрачное настроение Трандуила, ему казалось, что в этом бурно зацветающем мире нет места для него... В этом времени года, предназначенном для любви и радости, ему нечего делать... А тут еще приходится притворяться, постоянно носить маску. Перед подданными необходимо демонстрировать королевское достоинство и спокойствие.
  Только с Лаурэнаро Трандуилу было проще. Нолдо был совсем другим, не похожим на лесных эльфов. Родич Эллериан, хоть и был относительно молод по эльфийским меркам - лишь чуть старше своей двоюродной сестры, но казался взрослее и мудрее многих. С Лаурэнаро - Лоринором, как переделал его имя лесной народ, можно было говорить обо всем. Так же, как и его сестра, он знал ответы на множество вопросов и смотрел на мир будто сразу с нескольких уровней. Только с ним Трандуил позволял себе иногда поговорить по душам, поделиться мрачными мыслями. Но, хотя Лоринор искренне старался поддержать родича, облегчения королю эти беседы не приносили.
  Традиционное весеннее празднество потребовало длительного присутствия короля. Песни, прославляющие весну, веселые и ласковые, звенели под сводами Главного зала. Радостью и оживлением светились лица лесных эльфов. Одному только Трандуилу нисколько не хотелось слушать о пробуждении жизни, о весеннем расцвете земли. Другая мелодия, другие слова кружились в голове:
  Каплями стекают слезы,
  Каплями стекает кровь.
  Где вы, сладостные грезы,
  Где ты, чистая любовь?
  
  Все ушло... В объятьях ночи
  Застываю у окна,
  Темнота слепит мне очи,
  Затопляет тишина.
  
  До тебя не докричаться,
  Не позвать, не поманить,
  За тобою не помчаться,
  Мне судьбы не изменить.
  
  Кровь прольется понапрасну,
  Не нарушив жизни ход.
  Ночь в окно глядит бесстрастно.
  Утро больше не придет.
  
  Ну и что ж... Зачем мне утро?
  Без тебя мне жизни нет.
  В пустоту летят минуты.
  Не увидеть мне рассвет.
  
  Я тихонько растворяюсь
  В полуночной темноте,
  Грустной доле покоряюсь,
  Забываю о мечте.
  
  Кровь течет, за каплей капля,
  Жизнь уходит, гаснет боль.
  Что ж, судьба моя такая -
  Не смогла сберечь любовь.
  
  Завтра снова разгорится
  Утро солнечного дня,
  Запоют с рассветом птицы,
  Но уже не для меня...
  
  Был уже поздний вечер, когда, совершенно измученный, Трандуил добрался до своих покоев. Отослал слуг, не позволив помогать себе, попросил только принести вина, покрепче и побольше. Получив объемистый кувшин, король накрепко запер все двери и устроился у камина, мрачно глядя в огонь.
  "Не хочу праздников. Песен, музыки - ничего не хочу! Почему нельзя просто оставить меня в покое?! Чтобы не надо было притворяться, делать что-то, решать, думать?.." Трандуил наполнил вином кубок и проглотил его залпом, не ощутив ни вкуса, ни действия. Почти сразу налил второй, потом третий. Желанного забвения не наступало, только перед глазами начало все плыть, и в камине, прямо на углях, заплясало какое-то существо, похожее на маленького дракона. Король издевательски усмехнулся и принял еще стаканчик для прояснения зрения. Вдруг мелькнула шальная мысль угостить огненного гостя вином. Недолго думая, Трандуил выплеснул остатки из кубка в камин. Пламя вырвалось наружу, в лицо дохнуло жаром. Горе-экспериментатор испуганно отшатнулся, в истерзанной памяти резко вспыхнуло видение битвы с драконами, огненная струя в лицо, Элли, протягивающая горящие руки... "Будь оно все проклято!.." - простонал Трандуил и, схватив кувшин, начал судорожно глотать напиток прямо из горлышка. Закашлялся, долго не мог отдышаться. Вино кончилось, король зло отбросил пустой кувшин и встал. Ноги вдруг подкосились, и Трандуил растянулся во весь рост прямо под креслом. "Ну и пусть все катится на север!.." - равнодушно подумал король, проваливаясь в какое-то черное забытье, то ли сон, то ли обморок.
  Очнулся он далеко за полдень, с трудом переместился обратно в кресло. Ноги были совершенно ватные и отказывались служить, голова раскалывалась, перед глазами все вращалось так, что Трандуил долго не мог сориентироваться, где что находится. С трудом нащупав колокольчик, король позвонил. Только потом, после долгого, настойчивого стука в двери, он сообразил, что сам вчера накрепко заперся. Пришлось вставать, едва ли не ползком добираться до дверей, да еще умудриться откинуть засов... На все эти сложнейшие действия ушли последние силы. Слуги подхватили своего несчастного короля, сраженного тяжким похмельем, помогли добраться до кресла. Трандуил потребовал наполнить кувшин вином, таким же, как вчерашнее. Напиток принесли, на столике оставили легкий питательный завтрак. Но он за целый день так и не прикоснулся к еде, только дважды еще повторял свою просьбу насчет кувшина. Как наступил вечер, Трандуил не помнил, очнулся ближе к утру с единственной мыслью - выпить что-нибудь и снова забыть обо всем. Но после звонка, вместо желанного напитка вдруг ворвался Лоринор, с силой тряхнул короля за плечи, яростно крикнул прямо в лицо:
   - Ты что творишь?!
   - А чего? - с трудом фокусируя зрение на лице родича, пробормотал Трандуил. - Хочу и пью!
  Лоринор тряхнул его сильнее и снова закричал:
   - Нет, объясни мне, ты что такое творишь?!
  Трандуил немного испугался, не понимая, что так возмутило родича, и, потихоньку трезвея, переспросил:
   - Чего такого-то? Чего ты орешь вообще? Я имею право выпить, если хочу! Да не тряси ты, и так голова кружится. Где мое вино?..
   - Имеешь право?! А то, что целый народ смотрит, как ты напиваешься до невменяемого состояния, тебе уже наплевать? Народ, который избрал тебя королем, доверился тебе и теперь надеется, что ты оправдаешь это доверие? Народ, который ждет от тебя защиты и мудрых решений? Ты что, не понимаешь, что своим поведением ты предаешь лесных эльфов?!
  Трандуил сильно смутился, но, захваченный упрямством и мучительным желанием избавиться от всех проблем, задиристо бросил:
   - Ну и что? Выберут другого короля! - И сразу ослабев, стискивая руками раскалывающуюся голову, прошептал - я, может, вообще, на Запад уплыву... Как мама...
  Лоринор наклонился к мужу своей несчастной сестры, приподнял руками его голову, заставляя смотреть в глаза, и заговорил проникновенно, вкладывая все силы, всю душу в свои слова:
   - Трандуил! Ты совсем идиот, да? Выберут другого короля, говоришь? А Леголас? Он другого отца не выберет! Никогда! Ты о мальчике подумай! На него и так беда обрушилась страшная - в таком возрасте малыш потерял маму! А ты хочешь, чтобы он еще и отца потерял? Ты сможешь так поступить с собственным сыном? И кем же ты будешь после этого? Эллериан тебе этого не простит.
  Лицо Трандуила вдруг сморщилось, две крупные слезы скатились по щекам.
   - Я понимаю, что должен позаботиться о сыне! Я все понимаю! Но если я не могу так больше?! Просто не могу?! Дай что-нибудь глотнуть! Ну, пожалуйста!!!
  Лоринор метнулся куда-то, но тут же вернулся с кувшином, сунул в руки королю:
   - Пей!
  Трандуил жадно сделал несколько глотков - там оказалась вода, чистая и очень холодная. Король опустил кувшин, пытаясь отдышаться. Запотевшая посудина выскользнула из трясущихся пальцев, ледяная вода залила колени.
   - Чтоб тебя.., - вздрогнув, выругался Трандуил.
   - Так тебе и надо за твои глупые и трусливые слова! - Лоринор подхватил кувшин, - даже мало еще!
  И вдруг вылил остатки воды прямо на голову своему непутевому родичу.
   - Ай! Ты что делаешь?! - закричал тот, окончательно приходя в себя.
   - Стараюсь, чтобы ты опомнился, - усмехнулся Нолдо. - не можешь, говоришь? Нет, можешь! Можешь! Что, думаешь, ты один во всей Арде узнал боль потери? Твой сын тоже потерял! И я, и мать Элли! И еще многие-многие в этом скорбном мире! Но это не значит, что можно зациклиться на своих страданиях, предавая тех, кому ты нужен. Тебе есть, ради чего жить, ради кого жить! Загляни поглубже в свое сердце - и увидишь ответ! Не бывает любовь напрасной! Эру Единый вложил в наши души Эстель. И пока горит в сердцах надежда - жизнь продолжается.
  Трандуил долго сидел, опустив голову, переваривая эти слова. Он понимал, что родич прав. От слов Лоринора боль не становилась меньше, но рождались в душе какие-то силы, помогая терпеть. Король вдруг понял, что даже с этой тяжестью в душе можно жить. Нужно жить.
  Глава 9. Попытаться. Но не вырваться.
  И он жил. Занимался повседневными делами лесного королевства. Пытался играть с сыном. Но это часто причиняло Трандуилу слишком сильную боль - мальчик постоянно заговаривал о маме. Одной из нянек маленького принца была совсем еще молодая девушка. Она безумно любила своего подопечного, отчаянно жалела, старалась ни в чем ему не отказывать. В ответ на настойчивые расспросы малыша девчонка в полусказочном виде расписывала ему Валинор и Чертоги Мандоса, куда уходят феар погибших, чтобы обрести покой, воображение у няньки работало вовсю. Она рассказала мальчику, что мама все время смотрит на него из Чертогов, и ребенок крепко уцепился за эту мысль.
  Как-то король занимался с сыном в тренировочном зале. Мальчик показывал отцу, как научился стрелять из лука. Угодив стрелой в самый центр мишени, юный лучник радостно закричал:
   - Отец, ты видишь?! Видишь, как я умею?! Мама тоже видит! Она же смотрит сейчас на нас с тобой из Мандоса. Как ты думаешь, наверное, мама очень гордится мной?
  Трандуил не смог скрыть охвативших его чувств. Он стремительно выскочил из зала, оставив Леголаса в недоумении и испуге, скрылся в своих покоях и почти весь день не выходил оттуда. И после этого случая король старался избегать близкого общения с сыном. Понимал сам, что неправ, но ничего не мог с собой поделать. Лоринор пытался иногда наставить зятя на путь истинный, но с некоторых пор Нолдо взял на себя охрану границ королевства. С отрядом разведчиков он мотался по всему Зеленолесью, неделями не показываясь во дворце, наблюдал, как развивается жизнь за краем леса. На разговоры с Трандуилом оставалось мало времени.
  После двухнедельной поездки по южным лесам, Лоринор со своими спутниками завалились во дворец как раз к ужину. Быстро привели себя в порядок и направились в трапезную. Тут Лоринор обратил внимание, что место во главе стола пустует.
   - А где король? - шепотом поинтересовался он у Истаннена.
   - Заперся в своих комнатах с любимым собеседником, - так же тихо ответил советник. В его голосе смешивались досада и боль.
   - Тьфу ты!.. - Нолдо прихватил кубок и направился к королевским покоям.
  Не церемонясь, Лоринор откинул засов через щель тонким кинжалом. Трандуил сидел перед камином неподвижно, как изваяние, глядя в огонь сквозь хрустальный кубок с вином.
   - Приветствую Владыку Великого Зеленолесья! Ты опять, да?!
  Король обернулся, в глазах его блеснули радостные искры:
   - Лоринор! Вернулся наконец-то! Как там на юге, все спокойно?
   - На юге-то спокойно, - Нолдо подтащил к камину второе кресло и уселся, устало вытянув ноги, - а ты тут без меня опять взялся напиваться до бесчувствия?
   - До какого бесчувствия, чего болтаешь? Все со мной нормально. Просто не хотелось ужинать в большом и шумном обществе.
   - А где ужин тогда?
   - Сейчас принесут! - король позвонил в серебряный колокольчик.
   - Пока несут, плесни-ка мне с дороги, - Лоринор протянул свой кубок.
  Трандуил налил родичу вина, и тот убедился, что руки короля не дрожат, движения быстрые и точные. Значит, и вправду не пьяный! Нолдо отхлебнул глоток, посмаковал - вино не особо крепкое, но букет восхитительный... Такое не используют, чтобы напиться.
   - Неохота ему в обществе ужинать... С Леголасом бы тогда поужинал, повозился с сыном хоть немного!
  Трандуил промолчал, но шурин не отставал.
   - Послушай, ты так и продолжаешь избегать общения с сыном? Мальчику необходимо твое внимание!
  Король наклонил голову и заговорил тихим, бесцветным голосом:
   - Я уделяю внимание сыну. Стараюсь, чтобы у него было все самое лучшее. Все его желания исполняю, насколько это возможно. Лучших учителей и мастеров для него подбираю...
   - Трандуил, ты идиот, да? - с досадой прервал этот перечень Лоринор. - Леголасу не услуги твои нужны, а ты сам! Пойми ты, наконец! Ребенку необходимо тепло родной души!
  Король еще ниже склонил голову и пробормотал упрямо:
   - Ребенку хочется с мамой играть, а не со мной!..
   - Нет, ты все-таки идиот... - выдохнул брат Эллериан, и в голосе его прозвучала затаенная горечь и неизбывная глухая тоска. Он дотянулся до кувшина, налил себе половину кубка и выпил залпом.
  Трандуил поднял лицо и взглянул прямо в глаза родичу. По щекам его пролегли мокрые дорожки. Надломленным голосом заговорил:
   - Ну что ты мне объясняешь каждый раз? Неужели думаешь, я сам не понимаю? Я сам себе все это постоянно твержу. Но не могу смириться, что ЕЕ больше нет! Не могу, и все! Слишком мало нам было отпущено времени. Не должно так быть! Неправильно это! - снова уронил голову на грудь и каменно замолчал.
   - Неправильно... - эхом откликнулся Нолдо. - Мы живем в Искаженном мире, и Искажение проявляет себя постоянно, в самых страшных и жестоких формах. Но ведь ты знаешь, брат мой, что Эльдар дана надежда обрести безвременно ушедших... Пусть через много-много веков и не здесь, но мы воссоединимся с теми, кого любим... Вождь нашего рода тому ЖИВОЕ доказательство.
   - Я знаю о Глорфиндэле, но ведь он исключение. Причем, единственное, - шепотом ответил Лесной король. Все же он был не нолдо, и относился к идее перевоплощения с недоверием.
   - Не единственное. Другие возрожденные остались в Валиноре. Я прекрасно знаю, что почти все нандор даже мысли не допускают о Пути на Запад. Они любят свои леса и желают пребывать в них вечно. Но мир вокруг меняется, хотят того эльфы, или нет. Еще не скоро, но придет эпоха, когда нандор должны будут уступить родные леса людям и уйти. И когда свершится Судьба, ты потеряешь все, что любил здесь, но обретешь Эллериан. А пока нужно жить так, чтобы потом не было стыдно за зря упущенные годы. Все квэнди мечтают исправить Искажение, вот и надо делать это, хоть понемногу.
   - А как? - Трандуила поневоле увлек этот разговор.
   - Да очень просто. Стараться делать что-нибудь хорошее. Пусть даже мелочь какую-нибудь. Вот например, осматривал я прошлым летом северо-западные границы, решил проехать мимо поселка людей, что недавно вырос на берегу Андуина, присмотреться. Ну, проезжаю. Вдруг слышу - плач. Я - ближе, может, помощь нужна. Вижу - у крайнего домика возле забора девочка маленькая ревет взахлеб. Я - к ней, а я же в разведке, за границей леса, на мне заклятие невнимания наброшено. Она меня и не видит. Тут из дома женщина выбежала, мать наверно, дочку подхватила на руки, и обратно. Я все-таки подъехал посмотреть, над чем девочка так плакала. Вижу - цветок лежит сломанный. Красивый цветок, сразу видно, что в тех местах такие - редкость. Малышка, видимо, заботилась о своем любимце - вокруг заборчик из палочек сделан, - тут Лоринор усмехнулся ласково. - Поднял я цветок - обломан у самого корня, видимо ночная гроза постаралась, или животное какое-нибудь зацепило. Но стебель свежий совсем. Соединяю обломки, силу из корня призываю. Потом из земли чуть-чуть, из воздуха, от солнышка... Вижу - срастаются, значит, жить будет цветочек! Ну, я скорее назад, пока люди меня не заметили, несмотря на заклятие.
   - А дальше? - Трандуил заинтересованно смотрел на родича. Ерунда какая-то, тем более про людей, а интересно...
   - А что дальше? Я поехал дальше. Только вдруг слышу сзади вопли радостные. Оглянулся - девчонка вокруг своего цветка прыгает. Вроде бы мелочь - мог бы не обратить внимания, просто мимо проехать... Но знаешь, на сердце как-то легче стало, светлее... Если бы ты слышал, сколько радости в этих воплях было... На самом деле, это так просто - оглянись вокруг, сделай что-нибудь хорошее, сотвори какое-то маленькое чудо... И чистая нотка вольется в мелодию Исцеления нашей любимой Арды... А если зациклиться на своих страданиях, закрыться от всего мира - ничего хорошего не будет, ни тебе от мира, ни миру от тебя...
  Наверное, мудрый и искренне любящий брата Нолдо смог бы со временем развеять тоску Трандуила, направить его жизнь в другое русло... Но этот разговор двух друзей был последним.
  Через два дня Лоринор в числе небольшого отряда разведчиков отправился на север Зеленолесья. И там, на границе леса и Серых гор на отряд напали орки. Эльфов было слишком мало, они отступили обратно в лес. Лоринор шел последним, прикрывая отступление, и орочьи стрелы настигли его. Он все же добежал до леса и упал уже под первыми деревьями.
  Двоюродного брата Эллериан похоронили на светлой поляне, недалеко от лесного дворца. Как у всех эльфов из рода Золотого Цветка, на его могиле с ранней весны и до первого снега цвел золотой эланор.
  С этой смертью одиночество Трандуила стало полным. Не было у короля друзей, только подданные. И с ним произошло именно то, от чего предостерегал родича Лоринор. Трандуил отгородился от мира ледяной стеной. Замкнулся в холодном высокомерии и презрительном равнодушии ко всем и ко всему. Король Великого Зеленолесья хорошо заботился о своих подданных, старался поддерживать добрые отношения с соседями. Но маску абсолютной бесчувственности не снимал никогда и ни перед кем.
  Глава 10. Живым - жизнь!
  Не обращая внимания на ледяной ветер, Лесной король все стоял на краю пропасти, придерживаясь за скалу рукой в тяжелой боевой перчатке. Взгляд его все так же был устремлен в серую даль, но он не видел ни дымящихся обломков боевых машин, ни тысяч убитых воинов разных народов, ни тех, кто бродил по полю боя, отыскивая выживших, сортируя мертвецов по их расам. А перед глазами короля все теснились дорогие образы, он ушел так далеко по тропам памяти, что перестал слышать происходящее вокруг.
  * * *
  Трандуил заботился о сыне, старался, чтобы мальчик рос всесторонне развитым, учился боевым искусствам и в то же время постигал все эльфийские науки. Король подыскивал юному принцу учителей, пригласил даже мудрого ученого из Имладриса (на время). А в награду за занятия с Леголасом предоставил собирателю эльфийской истории возможность продолжить дело Лаурэнаро. Вот только к себе приближаться Трандуил сыну не позволял. А разговоров о матери не допускал вообще. И со временем мальчик прекратил расспросы. Тем более, что лесные эльфы почти ничего не могли рассказать ему об Эллериан.
  Юный принц охотно учился всему, очень скоро он стал одним из лучших стрелков в королевстве. Так же Леголас превосходно знал историю, разбирался в картах и различных письменах, умел рисовать и слагать песни. Но повзрослев, он стал проявлять в отношениях с отцом ту же холодность и отчужденность, что всегда видел от него.
  * * *
  Удастся ли когда-нибудь преодолеть этот барьер? Трандуил дал себе клятву, что сделает все для этого, когда сын вернется домой. Если вернется... "Нет!!! Не может такого быть, не должно, не имеет права случиться так, чтобы Леголас не вернулся! - мысленно прокричал измученный отец, - Мы же расстались не врагами! И причина его ухода - не я! Он вернется... Родная земля позовет его назад. Ведь он - квэндо! А значит, часть его феа навсегда остается в том краю, где он пришел в этот мир... А когда он вернется... я расскажу ему все... Сын Эллериан имеет право знать, какой была его мама..."
  Тауриэль подошла так тихо, что Трандуил не услышал ее, не почуял. Дева-воин бросила взгляд на поле недавней битвы. Но видеть такое количество смерти было выше ее сил... Чувствуя себя одиноким листочком, сорванным бешеным ветром с родной ветки и уносимым неведомо куда, девушка подняла глаза на короля, инстинктивно ища поддержки и защиты. И вдруг изумленно прошептала:
   - Государь... У тебя слезы... Ты тоже плачешь?..
  Трандуил отвернулся от непрошеной собеседницы и судорожно переглотнул. Потом вдруг взглянул на нее прямо и жестко:
   - Ты думаешь, одна во всей Арде испытала боль утраты?! - король повел рукой, указывая на поле боя. - Ты знаешь, сколько слез прольется по тем, кто лежит сейчас там? Среди них есть и те, кого любили больше жизни... А они лежат там и уже никогда не вернутся к любимым! Тем, кто ушел, уже не больно... А вот оставшимся...
  Трандуил снова отвернулся от девушки и надолго замолчал. Тауриэль тоже молчала, осмысливая слова короля. Взгляд ее блуждал по полю смерти, она пыталась осознать, сколько разбитых, изломанных судеб скрывает это дымное пространство, сколько боли родилось в мире в этот день... Что-то менялось, ломалось, переворачивалось в ее истерзанной душе. Яростный ветер поднимал из долины клочья горького дыма, швырял в лицо двоим эльфам, срывал с длинных ресниц горькие слезы и уносил прочь... Трандуил вдруг заговорил тихо и ласково, обращаясь к девушке:
   - Ты не пытайся похоронить своего любимого сама, позови гномов, пусть они проведут похоронный обряд, как это полагается у них... А ты останешься с ним до конца, проводишь... Потом возвращайся в лесной дворец, твое место капитана стражи остается за тобой.
   - Владыка... Но как же я... Ведь ты запретил мне возвращаться...
   - Я отменяю свой запрет. Сейчас в твоей жизни наступил переломный момент. Перешагнуть через порог непросто, но если рядом будут те, кто может помочь и поддержать, станет чуть-чуть легче... Но если ты расскажешь хоть кому-нибудь о том, что видела сейчас, я убью тебя своей рукой...
  Тауриэль долго молчала, глядя вдаль. Владыка Трандуил прав во всем... Просто она не знала, не видела, что под маской безжалостности и холодного равнодушия таится глубокая мудрость и понимание... И доброе сердце, хоть и жестоко раненое... Эльфийская дева подняла на своего короля доверчивый и открытый взгляд:
   - Я никому ничего не скажу, клянусь... Обещаю, что вернусь во дворец, только, государь, пожалуйста... Я не хочу больше быть капитаном стражи! Разреши мне поступить в ученики к целителям! Я научусь лечить по-настоящему, исцелять тело и душу. Все свои силы, всю жизнь посвящу этому! Не хочу больше отнимать ничью жизнь, хочу сохранять...
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Eo-one "Люди"(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"