: другие произведения.

Управление

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 7.21*6  Ваша оценка:

   ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Омегаверс.
  
  Небольшой ликбез для тех, кто не в теме. Омегаверс - это выдуманная вселенная, со своими законами природы, биологическими особенностями главных жителей. В основе положено деление людей на три пола - 'альфы', 'омеги' и 'беты'. Альфы, обычно занимают главное положение в обществе, по типу альфа-волков в стае. Если повезет, альфы с омегами создают идеальные по совместимости пары. Омеги обычно занимают подчиненное положение, не могут занимать руководящие посты, да и не хотят, как правило. Они могут вынашивать и рожать детей, как от альф, так и от бет. Беты - это обычные люди.
  
  
  
  
ПРОЛОГ
  
  
  
   "К черту этот дурацкий бал!" - подумал я, и в сотый раз поправил фильтры в носу. Те жутко чесались, и все время норовили выпасть. А если блохастые штучки упадут - мне точно придет большая такая хана! И можно навсегда попрощаться со свободой.
  
   Зовут меня Томас Грин, и я омега. Судьба зло посмеялась надо мной, потому что я родился омегой, в мире, где у них всего две функции - рожать детей и ублажать мужа. Я скривился от неприятных мыслей. Подумать только, слово, какое мерзкое придумали - ублажать. Фу! Мне еще повезло, лет так шестьдесят назад моего мнения даже спрашивать бы не стали - альфы поимели бы, не церемонясь при первой же течке и вуаля, я женат! Или не женат, что еще хуже. "Жуткие были времена", - рассказывал дед, если честно, мне иногда от его историй до сих пор кошмары снятся.
  
   Массовые роды среди подростков, самоубийства и куча разрушенных судеб и подвигло наше правительство, наконец, взяться за ум. Были введены много довольно жестких законов, чтобы хоть как-то разрулить кошмар в стране. С тех пор все омеги до совершеннолетия, носят специальные маски-фильтры блокирующие запахи альф. Снимаешь маску и гарантированно наступала течка. Если бы существовала мировая справедливость, то я бы нацепил намордники на самих альф, но как понимаете в стране, где девяносто процентов начальников отнюдь не омеги, это трудновато сделать.
  
   В восемнадцать маска снималась, обязательно в торжественной атмосфере (фанфары, свечи, торты, у кого какая фантазия) и омежка выбирал себе пару и мужа на балу. Самый почетный и известный устраивал сам император в столице три раза в год. Выгодно всем - омегам не надо прятаться во время течки, а альфам годами искать себе пару. На балах знакомились, узнавали и часто находили друг друга Истинные пары. Из-за таблеток не было безумного влечения, включался ум и многие браки, после бала оказывались счастливыми. Мои родители двадцать лет назад как раз и познакомились там.
  
   Если через год я не смогу найти свою пару и меня не соблазнит какой-нибудь наглый альфа, то я стану совершенно свободным от вмешательства в жизнь. Я бы мог устроиться на любую работу, сделать карьеру, путешествовать, жениться, развестись, и много еще чего. Только так бывало очень редко. К тому на нас кроме наморд... то есть масок нацепили еще и браслеты. Если они загорались зеленым, усе, где-то рядом бегает Истинная пара и никуда уже не денешься... Снять браслеты дело гиблое, я уже пробовал..
  
   Будь я обычным омегой, проблем бы не было, но я не неправильный какой-то. Семью я хотел лет через десять, не раньше. А с самого раннего детства я бредил звездным небом, а космические корабли были моей страстью. Я мечтал поступить учиться в столичную галактическую академию на пилота. После трех лет работы на любом корабле империи обучение было бы бесплатным. Глупые, наивные мечты... Кто же возьмет на борт полный альф юного омегу? Вот если бы я уже прошел Срочную Службу его Императорского Величества и был бы признан негодным...
  
   А сейчас мне буквально за пять минут надо найти выход из тупика, куда я сам себя загнал и быстренько смываться из дворца. Пока я ломал голову, дверь с грохотом распахнулась и ударилась об стену.
  
  
  
  
Глава 1
  
  
  
   За месяц до этого.
  
   Как-то раз за ужином, уплетая горячие макароны c сыром, я заикнулся бате альфе, что неплохо было бы любимому сыночку пойти учиться в столичную академию. Ответом мне стала оглушительная тишина. Я перестал жевать и поднял взгляд от тарелки - у папаш глаза были как у кота, которому я случайно хвост прищемил. Большие такие, ошарашенные. Папа омега выглядел глубоко задумчивым, а батя багровел на глазах.
  
   Его разгневанный взгляд уставился на меня:
  
   - Никогда! - категорично заявил он, грохнув по столу кулаком так, что зазвенели ложки.
  
   - Но отец... - попытался я возразить. Ага, легче танк взорвать.
  
   - Мой сын не будет учиться в столице! - прервал он мой жалкий лепет. - Пойдешь на бал как всякий нормальный омега, если же твой муж разрешит, хоть в десять академий поступай. А пока я в доме главный, будешь слушаться меня!
  
   - Папа скажи ему! - я умоляюще посмотрел на папу, он давно знал о моей мечте, и даже поддерживал ее.
  
   - А его сюда не вмешивай, - батя сердито посмотрел на нас и снова не дал никому ничего сказать. - Все равно не поможет!
  
   Я до боли сжал кулаки и опустил голову. Мой отец - упертый баран! Пока он в таком настроении спорить с ним бесполезно. А папа не пойдет против него, особенно при мне. Не хочу быть как он! И чего стоят их слова о любви и поддержке, если в таком важном для меня решении, они хотят спихнуть всю ответственность на чужого мужика? В душе закипала злость вперемешку со жгучей обидой. Вот и поговорили... Я сорвался со стула и выбежал из кухни, на ходу застегивая маску.
  
   - Томас, постой... - послышался мне вслед испуганный голос папы.
  
   Но я лишь перешел с шага на бег, распахнул дверь и выбежал на улицу. В лицо ударил прохладный ветер, чуть остужая горячее лицо. Вечернее солнце окрасило в оранжево-красный цвет стены трехэтажных домов. Мы жили далеко от центра города, поэтому дома здесь были маленькие, соседи любопытные, а движение тихое. Вот и сейчас, мне навстречу не встретился ни один флаер, лишь несколько омег прогуливали детишек.
  
   Когда я добежал до жилища Нэда и Сэма, моих лучших друзей, то немного успокоился. Братья мне сочувствовали, но ничем помочь, увы, не могли. Они, в отличие от меня, были настоящими омегами. Оба невысокого роста с изящными хрупкими фигурами и с русыми волосами. Даже лица были нежными - огромные синие глаза, маленький носы, изящные губы. Их хотелось прижать к себе и тискать как куколок.
  
   Окруженный зеленой лужайкой дом был построен из белого кирпича (есть еще чудаки до сих пор использующие этот старинный материал). С разбегу преодолев ступеньки крыльца, я толкнул незакрытую дверь и зашел внутрь. От тысяч кровавых маков на стенах зарябило в глазах. Родители братьев очень любили цветы, поэтому дом напоминал оранжерею - везде стояли кадки с разноцветными растениями и даже с потолка свисали бледно-желтые орхидеи. Нэда я нашел в их общей спальне, он с азартом играл в вирт-гонки и из-за черного шлема на голове напоминал гигантского муравья. Я бросил маску на стол и хлопнул парня по плечу:
  
   - Привет головастик!
  
   - Привет-привет. Тебе бы в бокс идти надо, Рыжик, - беззлобно проворчал друг, отходя от меня подальше и снимая шлем.
  
   - А где Сэмми?
  
   Нэд указал пальцем на бесформенную кучу на кровати, которую я вначале принял за брошенный мусор:
  
   - Вон лежит. Весь день вальс репетировал, чуть копыта не откинул.
  
   - Выкрутасами альф не покорить, - хмыкнул я.
  
   - А чем еще? - раздался слабый голос с кровати. - Может, поделишься секретом, о великий соблазнитель?
  
   Я пожал плечами:
  
   - Не знаю... может умом?
  
   - Вечные слова Томас! Не забудь только альфам сказать, чтобы сначала тебе в мозги заглянули, прежде чем на задницу пялиться!
  
   - Да ну вас, - вяло отмахнулся я.
  
   - А что с голосом? - спросил поднявший голову Сэм.
  
   - А что с ним не так? - я улыбнулся так, что челюсть заболела, но видимо, плохо старался, так как парень продолжал на меня пытливо смотреть.
  
   - Отец запретил даже думать об учебе, и не будет делать прошение об отсрочке, - раскололся я. - Но ничего, что-нибудь, да придумаю.
  
   Братья переглянулись, они знали о моих планах, хоть и не понимали их. Быть любимыми мужьями казалась им неплохой участью.
  
   - А может, ну ее... академию - предложил Сэм. - Если тебе нормальный альфа попадется, он поможет тебе поступить.
  
   Я только фыркнул на такую наивность, друзья мои ровесники, а как будто с детского сада только вышли.
  
   - И какой альфа отпустит своего мужа учиться на пилота? - ехидно я у него поинтересовался.
  
   - Никакой, - убито согласился Нэд, и плюхнулся на диван.
  
   Я развалился рядом и именно тогда в моей рыжей башке созрел просто гениальный План! Я прокручивал его и так и этак, и с каждой секундой он казался мне еще гениальнее. Я вскочил, мысли не давали спокойно лежать, и стал ходить кругами по комнате. Близнецы не обращали на меня внимания, уже привыкнув к моей манере обдумывания.
  
   Был у меня один тайный, то ли друг, то ли просто хороший знакомый, старый омега по имени Зорат. Вот он то и мне поможет! Через полчаса я быстро попрощался с братьями и, заказав такси, помчался к нему.
  
  
  
  
  
Глава 2
  
  
  
   Я вышел из прохладной крохотной кабинки флаера в душный летний воздух и подходил к незаметному бежевому коттеджу в конце улицы, когда Зорат встретил меня. Никто не знал, сколько лет стукнуло невысокому мужчине с блестящими черными глазами и оливковой кожей, но выглядел он лет на сорок пять. Живой как ртуть, с вечно беспокойными руками и обаянием мартовского кота, он жутко гордился своими древними итальянскими корнями.
  
   Сегодня он снова напялил на себя черный плотный балахон, начинающийся с шеи и свисающий до самой земли. Мне в нем думается хорошо, немного смущаясь, оправдывал он свой выбор. А мне то что, хоть голышом пусть бегает. Он мне за мозги нравился и не убиваемый оптимизм. На таких как он и держится наш мир.
  
   Его руки по самый локоть и балахон местами, оказался присыпаны белым порошком. Мука, догадался я и обрадовался. Значит, голодным точно не уйду, Зорат обожал готовить. Он вытянулся на цыпочки и чмокнул меня в щеку. Да-да рядом с ним и я казался гигантом.
  
   - Бонджорно, мой мальчик! - расплылся он в лукавой улыбке. - Какая бы сволочь не заставила тебя навестить старика, я ей искренне благодарен. Совсем про меня забыл!
  
   Проснувшаяся некстати совесть заставила меня поморщиться. Я и, правда, приходил к омеге, когда у меня были большие проблемы, а в остальное время благополучно о нем забывал.
  
   - Я тоже очень рад тебя видеть, и никакой ты не старый! - я потряс его руку - еще сотню сердец разобьешь, вот увидишь!
  
   Он только хмыкнул: - Как знать, как знать...
  
   А потом хлопнул себя по лбу, и стал подталкивать к дому.
   - Совсем заболтал тебя. Ты наверно с голоду умираешь? Пошли-пошли скорее в дом, и ты расскажем умудренному омеге все свои беды. А я подумаю - дать тебе хороший совет, или просто своих ребят послать, чтобы разобрались с обидчиками моего мальчика!
  
   Сегодня его дом был на удивление пустынным, обычно у омеги постоянно толпились странные личности с сомнительной репутацией. Очень похожие на обычных бандитов, если честно. Мы прошли в светлую, просторную кухню, где он усадил меня на низкий стул и всучил стакан с апельсиновым соком. А сам начал шустро резать блестящие розоватые томаты и какие-то коричневые грибы, рассыпанные по столу.
  
   - Сегодня у меня неаполитанская пицца с грибами, ты пальчики оближешь! - ответил он на мой вопросительный взгляд. - А ты можешь начать исповедоваться: кто тебя обидел, и как их наказать, обещаю, прерывать не буду. - Иногда мне кажется, что он мой потерянный старший брат, даже папа так остро не реагировал на мои проблемы.
  
   - Да никто меня не обидел, пока, - я почесал в задумчивости макушку и отхлебнул горьковатый сок, собираясь с мыслями. - Просто...я не хочу идти на бал!
  
   Зорат так и застыл с поднятым тесаком. Капелька томатного сока скатилась с кончика ножа и шлепнулась ему на нос. Омега от неожиданности чихнул.
  
   - Что ты хочешь??
  
   - Ты уже слышал, - если и он мне не поможет...Отчаяние снова подняло свою уродливую голову и готовилось загрызть меня.
  
   - Томас, ты сумасшедший! Я всегда это знал, - вдруг весело рассмеялся Зорат, покачал головой и продолжил нарезать овощи. - Но этим мне и нравишься! Но подумать только, не пойти на бал судьбы!
  
   - Ну, хватит уже, - взмолился я. - Скажи одно - поможешь или нет. Если нет, то я пойду.
  
   - Да сиди, раз пришел - замахал он на меня руками - Кто тебе глупому сказал, что я не помогу? Как будто в первый раз. Расскажи лучше, в чем причина.
  
   Я вдохнул и уставился на свои крепко сжатые ладони.
  
   - Отец...он не хочет подавать прошение. А ты ведь знаешь, как я хочу учиться! Ему ничего это не стоит, подумаешь неженатый сын! Сейчас не средневековье, а он как будто еле из пещеры вылез! - вернулась жгучая злость на батю, заставляя сердце, бешено стучать.
  
   - А это твоя мечта... она стоит того чтобы рисковать? - слишком пронзительные черные глаза уставились на меня. - Рисковать остаться навсегда одному, без истинной пары, стать насмешкой для других и потерять все? Подумай Томас. - Сейчас он говорил как никогда серьезно, будто и не обо мне и вовсе.
  
   - Да, - сказал я просто. Тут и думать нечего.
  
   Насмешка не сходила со смуглого лица омеги, будто он знал что-то недоступное моему уму. Весь такой загадочный, он засунул уже готовое тесто с насыпанными сверху вкусностями в микропечь и включил таймер на двадцать минут.
  
   - Кто я такой чтобы тебя отговаривать? Сам таким же бунтарем был, - пожал он плечами и пошел мыть руки.
  
   Пряные ароматы запекающихся помидоров, и жареных грибочков заполнили кухню, заставляя без конца течь слюнки. Я и правда тогда на злополучном ужине съел всего одну ложку макарон. И где он научился готовить? В наше время , когда все продукты продавались в готовом виде, лишь единицы творили сами. Да и свежие фрукты-овощи стоили весьма недешево.
  
   Вернулся он через пять минут, переодевшись в привычные брюки и рубашку. Двумя руками он удерживал большущий планшет. Небрежно бросил его на стол, он позвал меня сесть поближе. И сухим деловым тоном стал излагать свои мысли. Куда только делся смешливый омега повар? Сейчас передо мной сидел один из тайных хозяинов города.
  
   - Избежать бала не получиться, ты же не хочешь стать преступником? - я неуверенно покачал головой. - Рано тебе еще, - он усмехнулся тонкими бледными губами. - Поэтому мы поступим так...
  
   На чернильном небе давно сверкали звезды, а мы как сообщники, склонились головами к планшету и все еще обсуждали последние мелочи. Пицца давно была съедена, выпито литров пять крепкого кофе, спор же, насчет денег на операцию никак не кончался. Я говорил, что продам флаер, подаренный мне на день рождения, а Зорат хотел все купить на свои сбережения. Мне казалось это неправильным, он же мне не отец все-таки. В конце договорились, что флаер пока трогать не буду, а счета на мое имя он откроет уже завтра.
  
  
   - Я очень богат, - терпеливо объяснил омега мне. - Даже если проживу сотню лет, все равно не потрачу и половины. К тому же наследников у меня нет, а ты Томас, самый родной мне человек.
  
   Теплое чувство, как пушистый котенок свернулось у меня в груди, а губы сами расползлись в глупой улыбке. Я на минуту крепко-крепко обнял притихшего омегу.
  
   - Ты мне тоже дорог, Зорат!
  
   У нашего плана были, конечно, недостатки. И одна из самых больших - это маски. Вернее их отсутствие. Хотя омеги и принимали таблетки, снижающие влечение, совсем его убрать не могли. А что случиться, когда паренек ни разу не переживал гормональных бурь, почти не целовался и не испытывал течки, окажется в замкнутом помещении в окружение сотен альф? Вот именно, что катастрофа. А при наличие Истинного никакие таблетки не спасут.
  
   Выход снова предложил Зорат. Я покупаю десяток детских фильтров для носа, из-за маленького размера, они были совсем незаметны. Вставляешь их в ноздри - и как будто и не снимал намордник. Ходи и радуйся. У фильтров одно нервировало - они постоянно сползали, да и голос чуточку менялся - становился неприятно гнусавым. Хотя это скорее плюс, чем минус.С такой защитой я мог спокойно пережить церемонию - и я свободен до следующего бала! А за это время снова можно попробовать уломать родителей. Но особо на это не надейся, предупредил Зорат. Встретится, мы договорились через неделю.
  
   Усталый и довольный, домой я вернулся, когда горизонт начал светлеть. Тихонько пробрался в свою комнату, стараясь никого не разбудить, и завалился спать. Месяц обещал стать очень "веселым"!
  
  
  
  
  
Глава3
  
  
  
   Омеги готовились к главному в своей жизни мероприятию целый год, если не больше. Закупались сотни нарядов - на бал было принято одеваться очень ярко, составляли списки самых красивых и богатых альф (хотя этим больше занимались родители), разучивались танцы, этикет и еще много такой же чепухи.
  
   Я тоже готовился, только немного по-другому. Весь месяц я вел себя тише воды. Почти никуда не выходил, кроме друзей и Зората ни с кем не общался, и целыми днями сидел в нете. Маршруты, цены, аукционы - вот что интересовало меня. Папу очень беспокоила несвойственная мне молчаливость: он несколько раз ловил меня и пытался вывести на откровенный разговор, но я всегда находил отмазки и сбегал. Батя же, обрадовался моему показушному смирению. Ну-ну радуйся, пока можешь...
  
   За неделю до события Х им таки удалось вытурить меня из комнаты, под предлогом, что им нечего надеть на бал. Я-то причем? С недовольной миной я поплелся за ними, надо бы и себе выбрать одежку, что-нибудь неприметное. А лучше вообще из мимикрической ткани, говорят, японцы давно такие носят. Ходил бы невидимкой, сливаясь со стенами. Ляпота...
  
   Мы маленькой шумной толпой ввалились в один из самых известных бутиков в городе - Сандору. Сначала наряды выбирали родители. Отец сразу же указал себе темно-синий костюм тройку, а папа за четыре часа перемерил почти всю одежду, в магазине. Консультанты с ног сбились, не зная как угодить капризному омеге. Наконец, когда батя не выдержал мельтешения перед глазами и взревел, что еще одна минута, и папа пойдет на бал в пижаме - он притащил золотистый наряд, который одевал первым. Они вышли на последнюю примерку, и я понял, какие все-таки у меня красивые родители. Статный высокий отец с обожанием глядел на хрупкого рыжеволосого папу. Огонь на голове это у меня от него, а вот все остальное - сильное тело, зеленые глаза и упрямство не свойственное омегам, от бати.
  
   Моей большой победой оказалось то, что я смог отстоять выбранный костюм. А бой был неравным - десяток продавцов и мой разгневанный папа против маленького несчастного омеги, то бишь меня. Я выиграл. Начисто отбраковав яркие, цветастые платья попугайных расцветок, остановился на весьма скромном костюме темно-стального цвета и белой рубашке. Дорогая шелковистая ткань красиво облегала тело, подчеркивая плечи и талию. В нем, если бы не яркая шевелюра, я, хоть немного походил на альфу. Папа омега еще долго сокрушался, ведь я не на работу устраиваться иду, а за судьбой. Я ж рассуждал так - чем менее заметным буду, тем больше "судьба" меня будет не замечать. Единственной уступкой оказался блестящий бирюзовый галстук. Отец, как ни странно, мой выбор одобрил.
  
   Решающий день, свалился мне на голову как метеорит. Шокирующе быстро и неожиданно.
  
   Батя аккуратно приземлился на специально освещенной парковке. Тысячи больших и маленьких, дорогих и не очень машин спускались вместе с нами. Мы выползли из тесной кабины, и папа захлопотал перед нами, в последний раз разглаживая несуществующие складки. Его лицо светилось от радости и предвкушения, он будто заново переживал свой первый бал. Меня же с головой затопили мрачные предчувствия. Я с трудом раздвинул непослушные губы и изобразил счастливого идиота. Нам же выпала такая честь - сам Император прислал приглашение!
  
   - Мои мужчины самые лучшие на планете! - с любовью выдохнул папа, оглядывая нас восхищенным взглядом. И крепко взяв меня с отцом за руки, повел свою крохотную армию покорять столицу.
  
   Перед древним и величественным императорским дворцом толпилась огромная куча народа, знаменитые и не очень гости все пребывали. Паника снова завладела мной, ладони повлажнели, а легким стало не хватать воздуха, отчего я стал задыхаться. Маска не справлялась с подачей воздуха, пришлось задышать ртом. Вдох... выдох... Я, наверное, напоминал пучеглазую рыбу, выброшенную волной на берег. А еще с утра просто тошнило.
  
   Заглядевшись на смелого омегу в почти прозрачной рубашке, я споткнулся и чуть не сломал нос об каменные ступени. Лишь ухватившись за руку папы, я восстановил равновесие, и смог избежать позора на всю планету. Прямой репортаж с главного события года вели три сотни круглых маленьких визо-роботов, неслышно проносившихся над нашими макушками. Я перевел дух от облегчения, пообещав себе впредь быть более внимательным. Только по визору засветиться мне и не хватало, для полного счастья.
  
   - Малыш, да не волнуйся ты так, - прошептал мне в ухо папа. - Я сердцем чую, тебе попадется очень хороший альфа!
  
   Похоже у нас с ним разные органы чувств, у него - сердце, а у меня... что пониже. И этот орган просто вопил - Вали отсюдова, пока живой!
  
   Старинные, покрытые позолотой двери распахнулись перед нами, и мы зашли во дворец. Узкие окна освещали рассеянным солнечным светом огромный величественный зал. От ярких несуществующих в природе красок рябило в глазах. Омеги сияли как живые драгоценные камни, изумрудные, золотые, рубиновые костюмы мелькали перед глазами. Альфы в белоснежных одеждах возвышались над невысокими омегами подобно древним атлантам. Их высокие, мощные фигуры притягивали мой взгляд. Будет ли среди них, кто-нибудь претендовать на меня или сегодня повезет? Я недовольно фыркнул своей наивности. Тем временем наша маленькая компания незаметно влилась в толпу и растворилась в ней.
  
   Я увидел знакомых парней со своей школы и, оставив родителей, поспешил к ним. Люди негромко переговаривались в ожидании. Оглянувшись, я нашел отца и помахал ему рукой. Тот улыбнулся и рассеянно кивнул, он разговаривал с незнакомым мне альфой. Папу же совсем не было видно.
  
   Во дворце, даже сквозь маску и фильтры я чувствовал царившее здесь возбуждение. В глазах бедных омег застыло ожидание и страх, а от альф несло нетерпением. Большинство омег были здесь в первый раз и как я носили маски , те кто не нашел пару и пришел еще раз оказалось в раза в три меньше.
  
   Когда солнце спрятало последние свои лучи и тысячи скрытых в стенах и высоком потолке ламп мягко осветили дворец, появился Император. От него, даже издалека исходила аура силы и власти, умные глаза внимательно и строго смотрели на собравшихся. Весь в черных одеждах, несмотря на то, что его муж погиб пять лет назад.
  
   - Приветствую дорогих альф и омег! - Красивым сильным голосом начал правитель свою речь.
   Он говорил еще минут пятнадцать о важности выбора, о судьбоносном дне... Так как я слышал речь по визиру тысячу раз, то полностью ушел в свои горькие мысли. Я ведь мог, в эту самую минуту готовиться к экзаменам. Сидел бы в городской библиотеке, обложенный книгами, и жалел несчастных омег, не имеющих выбора. А сейчас я сам, тот несчастный омега...
  
   - Прошу омег, ради которых мы здесь собрались, выйти на середину зала!
  
   Началось самое важное - нас собрали в большой круг. Парни сильно волновались, а остальной зал затих. И в оглушительной тишине, где было слышно лишь гулкое биение моего сердца, Император улыбнулся и произнес ритуальные слова:
  
   - Освободите свою душу, омеги!
  
   Сказать, что было страшно, это ничего не сказать. Дрожащей рукой я потянулся к маске, зажмурился и начал про себя молиться: только бы получилось! Только бы не подвели... Прикоснулся к прохладному пластику защищавшим мое лицо и заодно и тело вот уже десять долгих лет, и который я снимал только дома. Потом выдохнул и нажал на незаметные сенсорные кнопки по бокам.
  
   Маска с тихим щелчком отстегнулась и упала мне в руку. А я почувствовал себя унизительно голым. Я затаил дыхание. Опасаясь даже на миг вдохнуть опасный насыщенный феромонами воздух. Когда показалось, что в легких не осталось ни молекулы воздуха, а я весь покраснел от напряжения, фильтры в моем носу потеплели и заработали. "Ох, спасибо родимые!" - выдохнул я с чувством.
  
   Только тогда я осмелился открыть глаза. Несколько омег, совсем как я, стояли напряженно стиснув ладони и закрыв глаза. А другие заметно расслабились и несмело улыбались. Некоторые парни с усилием втягивали воздух, как будто не могли им насытиться, а глаза у них были совершенно пьяные. Ну, началось...
  
  
  
  
  
Глава 4
  
  
  
   Тут зал взорвался оглушительными аплодисментами. Довольный правитель поздравил нас со вступлением во взрослую жизнь и ушел, по своим жутко важным государственным делам.
  
   Какое вступление, здесь больше подошло бы слово, запихивание - зло подумал я, сжимая в руках маску. Я не понимал, что с ней делать - в карман не залазит, таскать с собой неудобно, а на пол бросить как то не то. Жалко, что я прослушал все наставления папы перед балом, он наверняка об этом говорил.
  
   Неожиданное появление передо мной немолодого слуги-беты заставило вздрогнуть. Я оглядел его и ухмыльнулся - вот почему папа был так недоволен моим выбором одежды. На бете была белая рубашка, а брюки совпадали с оттенком моих, хоть и покрой был другой. Если отбросить пиджак, то я вполне сойду за слугу, благо рост позволяет.
  
   - Маску сэр, - терпеливо сказал бета, держа перед собой поднос, на котором уже лежали другие маски. Кажется уже не первый раз. Я покраснел и, помедлив, положил свою ему на поднос. Странное чувство, но привык к ней и не хотел расставаться. Видимо слуга это понял:
  
   - Вы можете забрать ее после бала, - мягко сказал он и испарился.
  
   Тем временем, нас подобно стае голодных белых акул стали окружать альфы. И как они так быстро оказались рядом? Парни с пьяными глазами поспешили мужчинам навстречу. Один омега, паренек с длиной черной косой с разбегу запрыгнул на альфу, похожего на медведя, обвил его руками и стал неловко целовать. Тот даже опешил немного, но быстро опомнился, расплылся в совершенно дурацкой улыбке и тоже стиснул парня в объятиях. А потом оглянулся и быстро ушел, даже можно сказать, убежал со своей драгоценной добычей.
  
   В глазах остальных читалась откровенная зависть. От обилия белого слезились глаза. Они все для меня сливались, и мне казалось, что на их лицах застыли вечные ухмылки. "Ты не уйдешь от нас" - будто говорили они. Пока меня не съели, надо смываться, и поскорее... Если я сейчас повернусь и побегу, это будет трусостью, да и какой с меня тогда пилот? Поэтому только вперед.
  
   Я попытался скопировать выражение лиц друзей по несчастью (хотя несчастными они не выглядели) и пошел за ними. Сразу трое мужчин устремились ко мне навстречу. Двое блондинистых громил походили, друг на друга как капли воды - без сомнения братья. Третьего - темноволосого мрачного мужчину я несколько раз видел по визору. Наверное, какой-то политик. Одетый в хорошо сидящий костюм цвета слоновой кости он спокойно рассматривал меня сощуренными глазами. Его хищное лицо сразу меня насторожило. Где-то я его еще заприметил, совсем недавно и не по визору...
  
   Они остановились напротив меня, и я сразу почувствовал себя маленьким ребенком, так они надо мной возвышались. Я даже сделал шаг назад и от попытки удрать, останавливало лишь всеобщее внимание.
  
   - Потанцуем? - сходу предложил "чиновник". - Ну и наглость. Даже имени не спросил а уже - "потанцуем".
  
   - Вы тут не одни, Ольхан - раздраженно хмурясь, произнес первый блондин, кидая на темноволосого неприязненный взгляд.
  
   - Не вздумайте соглашаться, - посоветовал второй брат, чуть улыбаясь. - Ольхан опасный человек.
  
   - А ты, можно подумать пушистый ангелочек - фыркнул Ольхан и вперил острый взгляд в меня. Фиолетовые глазищи казалось, хотят пронзить насквозь, и я вздрогнул от мурашек, пробежавших по спине.
  
   - Ну же, юноша, выбирайте, нас, добрых и пушистых или этого темного, который выпьет всю вашу кровь? - настойчиво начал блондин. - Мы тут одни остались.
  
   Я оглянулся - и, правда, все уже разошлись кто куда - кто с альфами, а кто и один. От мужчин, несмотря на фильтры, исходила подавляющая аура силы и власти и ни с кем никуда идти не хотелось. Но я подумал, что избавиться от одного, получиться быстрее, чем от сразу двух, поэтому кивнул Ольхану:
  
   - С удовольствием потанцую с вами.
  
   Блондины разочарованно переглянулись, с завистью посмотрели на альфу, почему-то с жалостью на меня и, хлопнув его по плечу, ушли.
  
   Чувство похожее на торжество мелькнуло в глазах мужчины и исчезло. А у меня тревожно засосало под ложечкой. Не сделал ли я сейчас большую ошибку, ведь братья и, правда, выглядели безобиднее его?
  
   Не давая мне больше времени на сожаления, он ухватил меня за руку и потащил к танцующим парам. Моя ладошка совсем утонула в крупной, теплой ладони я еле сдерживал желание вырвать руку, но, похоже, альфа почувствовал это:
  
   - Не стоит обращать внимания на глупые слова альф и боятся меня, - спокойно и властно произнес он. - И кстати, могу я узнать имя моего избранника?
  
   - Я и не боюсь! - слишком резко воскликнул я. Внезапно появившаяся злость к самоуверенному типу мигом убрала страх. И уже спокойнее ответил:
  
   - Меня зовут Томас Грин, и я не ваш избранник. - И если получится все задуманное, то буду ничьим. Он негромко рассмеялся. И что я сказал смешного?
  
   - Я тебя выбрал, значит, ты мой. - он слишком тесно прижал меня к себе, встал напротив и не дав мне и слова сказать, закружил в танце.
  
   - Я пока еще только свой! - приглушенно прохрипел я, безуспешно пытаясь отодвинуться. - Вы слишком близко стоите!
  
   - Ну и что?
  
   Вот ведь самоуверенные хам, я тут пыхчу как ежик, а ему хоть бы хны! Я двигался немного скованно, но затем музыка затянула меня. Альфа оказался прекрасным партнером, он легко и уверенно вел меня. При этом ни на секунду не спуская с меня изучающего взгляда, что порядком нервировало.
  
   - Может, тоже представитесь... Ольхан? - попытался я разорвать тягостную тишину.
  
   - Ну... раз ты так настаиваешь, - альфа насмешливо скривил уголок рта. - Ольхан де Кадар, единственный сын графа Кадара и мне тридцать четыре года. Возглавляю министерство внешней торговли, богат, холост, но, кажется уже нашел свою судьбу. Я все сказал или будут еще вопросы?
  
   Он просто насмехается надо мной. Все, надо начать следовать плану, совсем забыл, зачем я здесь. Зорат сказал бы, что я слишком заигрался.
  
   - Нет, - буркнул я и совершенно случайно наступил ему на ноги. Альфа даже не поморщился.
  
   - Ох, простите, я такой неловкий! - и снова наступил.
  
   - Ничего страшного, - улыбнулся мужчина во все тридцать два белоснежных зуба. Ну и оскал.
  
   Эх, надо было сильнее, огорчился я. А мы все быстрее и быстрее танцевали, у меня с непривычки закружилась голова. Другие пары мелькали перед глазами смазанными пятнами и исчезали, а музыка все не останавливалась. Лишь когда ноги начали заплетаться, а легкие гореть огнем, танец закончился. Я весь вспотел и никак не мог отдышаться, а Ольхан будто и не кружил со мной по паркету - все такой же спокойный и невозмутимый. Лишь несколько черных как ночь прядей выбились со строгой прически. Про свои волосы я старался не думать.
  
   - Благодарю, - чуть склонил он голову, наконец, отпустив меня. Я кивнул в ответ, все хорошо, что хорошо кончается.
  
   - Ты такой спокойный, - будто сам себе пробормотал мужчина. - Хотя мне это даже нравиться, терпеть не могу эти ваши слюнявые домогательства, когда омегам сносит крышу, - он поморщился.
  
   Черт! Надеюсь, он не догадается ни о чем. А потом до меня медленно дошло, что он только что оскорбил всех омег скопом и меня заодно. Кто его знает, как я поведу себя при течке?
  
   - Раз вам так не нравятся омеги, зачем вы сюда пришли? - прошипел я злобно в его лицо. Ярость так и клокотала во мне, наконец, нашелся тот, на ком ее можно выплеснуть. Вот из-за таких как он и придумали маски и чертов бал! А значит все мои проблемы, тоже из-за него.
  
   - Я не говорил, что все омеги мне не нравятся, - удивился Ольхан, чуть приподняв брови. - Просто...
  
   - Мне надо освежиться, - невежливо прервал я его и оглянулся в поисках туалета. Надо подумать и остыть, пока я не наговорил лишнего.
  
   - Я провожу - моментально откликнулся альфа. Он подхватил меня под локоток и повел к дальней стене в глубине зала, где виднелась незаметная дверь.
  
   - Я и сам могу дойти - дернул я и вырвал руку из крепкого захвата.
  
   - Если я тебя потеряю, то не прощу себе никогда! - сказал он с серьезной миной, но его глаза смеялись. И откуда таких артистов находят?
  
   Внутри сверкающего туалета, с бежевыми стенами, я плеснул на лицо холодной водой. Фильтры ужасно чесались и норовили выпасть. А если блохастые штучки выпадут - мне точно хана! И еще хана моей заднице, ну это уже мелочи...
  
   Назойливый альфа остался сторожить дверь с той стороны, а я все не мог придумать, как от него избавиться. И что он ко мне пристал? В большом зеркале на всю стену я выглядел совсем мальчишкой. Лицо раскраснелось, веснушки сияли, рыжие вихры волос торчали во все стороны.
  
   Я то думал, что в сером буду незаметен, но добился обратного эффекта. За пять минут, пока мы шли сюда, со мной хотели познакомиться еще пять представительных альф, только Ольхан им это не позволил, самоуверенный единоличник! Вот папа бы обрадовался моей популярности. Меня же она только ужасала.
  
   Пока я себя разглядывал, дверь с грохотом ударилась об стену и комнату ввалились трое вцепившихся в друг друга мужчин. В разгоряченных альфах я узнал знакомых уже братьев блондинов. А между ними виднелась макушка какого-то светловолосого омеги. Альфы увлечено лапали и целовали паренька в рубиновой рубашке, а тот совсем им не сопротивлялся. Даже, наоборот, с силой гладил их по волосам, терся об их тела и тихонько стонал от непристойных ласк.
  
   От шока я застыл с открытым ртом и поднятой к голове рукой, затем опомнился и прижался к стене. Но увлеченная троица меня, кажется, и не заметила, альфы начали разрывать на парне рубашку, не забывая при этом целовать и прикусывать каждый открывающийся кусочек тела. Я стоял как истукан и не мог оторвать глаз от развратной картины. От вида сильных мускулистых мужчин и хрупкого парня, от их горячих стонов, в животе налилось непонятной теплотой, а щеки до боли покраснели. Я хотел исчезнуть отсюда, и в то же время хотел остаться, как будто тайком смотрел стыренный отцовский фильм - и стыдно и жарко.
  
   Альфы перешли к решительным действиям и положив руку на ширинку парня, сжали ее. Омега закрыл глаза от наслаждения и поддался навстречу. И тут один брат повернул голову и в упор посмотрел на меня. Глаза оказались затуманены похотью, а по лицу расползалась понимающая ухмылка. Я похолодел, непонятное томление покинуло мускулы, а я пулей вылетел с туалета, едва их не задев.
  
   И сразу врезался в чью-то каменную грудь. Бедный нос заныл от удара. Меня бесцеремонно схватили за плечи и отодвинули от себя.
  
   - И куда мы бежим? - спросил ненавистный голос.
  
  
  
  
Глава 5
  
  
  
   Я сумасшедшими глазами уставился на Ольхана. Уши до сих пор пылали, голова гудела, а разум, похоже, остался там, за дверью.
  
   - Эээ... ммм... - промычал я, стараясь собрать мысли в кучку. Получалось плохо.
  
   Мужчина глубоко вдохнул. Потом еще раз. Зрачки его расширились и захватили почти всю радужку, оставив лишь тонкий фиолетовый ободок вокруг. Одна рука за талию прижала к его груди, а другая приподняла подбородок. Теплые губы на мгновение накрыли мой рот, и будто разряд тока промчался сквозь меня.
  
   Он тут же отстранился, а я в смятении смотрел на него. И что и это было, поцелуй? Видимо мое недоумение отразилось на лице, так как Ольхан запустил одну руку в волосы и, сжав их, откинул мою голову как ему удобнее. А потом поцеловал по-настоящему. Жадный рот обрушился на мой, а наглый язык ворвался в рот. Его губы сминали и терзали, руки шарили по телу то, гладя, то сжимая меня. Вместо того чтобы испытать отвращение, я чувствовал как знакомое тепло собирается внизу живота, как дыхание перехватывает, а ноги подкашиваются. Я и не заметил, что стал отвечать бесцеремонному захватчику, как вцепился в лацканы его пиджака и прижался к явно возбужденному мужчине.
  
   Он оторвался от моего рта и стал целовать и покусывать чувствительное местечко на шее, я чуть на пол не рухнул от приятной волны.
  
   - Какой ты сладкий, - пробормотал Ольхан мне в ухо. Горячие руки пробрались под рубашку и теперь гладили напряженную спину. И лишь когда он огромными ручищами сжал мою попу, я очнулся. Что я делаю? В панике я стал отталкивать приставучего типа. Сначала он даже не заметил перемены в моем настроении, продолжая стискивать и лапать меня.
  
   - Ольхан, прекрати! - прямо в ухо заорал я, одновременно с этим вцепившись в его запястья. Наконец он остановился, с шумом выдыхая. Безупречный чиновник исчез, его место занял незнакомец с совершенно безумными, потемневшими от страсти глазами и опухшими губами. Его грудь бурно вздымалась, кулаки сжались, на шее быстро билась голубая жилка. Спорим, я выглядел не лучше.
  
   - Если...бы ...ты..у тебя была течка. Ты бы... не смог меня остановить, - глухо проговорил альфа.
  
   Если бы у меня была течка, я бы сам себя бы не остановил, не то, что его. И мы бы даже до туалета бы не дошли. Представив, какую унизительную и пошлую картину увидели бы все, кто проходил мимо, меня в жар бросило. Если я с фильтрами на него так реагирую, то без них был бы полный крах! Я мысленно тысячу раз поблагодарил Зората за идею. Моя свобода сегодня точно бы закончилась. Этот альфа и так на меня зырит как на свою собственность.
  
   Ольхан поправил помявшуюся одежду и скомандовал:
  
   - Пошли.
  
   - Куда еще?
  
   - Как куда? - удивился он. - К твоим отцам конечно. Будем заключать брачный контракт.
  
   На меня будто ведро ледяной воды опрокинули. Я только глазами хлопал.
  
   - Какой контракт? Вы совсем с ума сошли, мы только час знакомы!
  
   - Мне этого достаточно, - невозмутимо кивнул мужчина. - Ты мне понравился, я давно такого искал.
  
   - Но у меня нет течки, - выдвинул я последний аргумент, судорожно ища выход из дебильной ситуации. - И моего мнения вы еще не спрашивали.
  
   Альфа закинул тяжелую руку мне на плечи, разворачивая в нужном направлении.
  
   - Ты привыкнешь - равнодушно кинул он мне. - А что до течки... у меня куча времени, чтобы ее вызвать. Тебе же понравилось?
  
   Я что собачка чтобы привыкать к нему? От гнева и смущения я стал задыхаться, а голове застучали молоточки.
  
   - Но я не хочу быть с тобой! Мне вообще ни один альфа не нужен! Я учится пойду. - упрямо насупившись, заявил я. - Он лишь расхохотался на это.
  
   - Ты такой смешной, Томас. - В его глазах прыгали чертенята. - Неужели ты думаешь, что министру в этой стране можно отказать? Мы же не в сказке живем.
  
   А потом добродушие и веселость слетели с его лица подобно старой коже, и обнажилось другое, настоящее лицо - властное, расчетливое и жестокое.
  
   - А сейчас мы пойдем к твоим родителям, и ты им скажешь, что влюбился в меня с первого взгляда и хочешь поскорее жениться. А чтобы думал быстрее, представь, как им будет тяжело, когда твоего отца с позором выгонят со службы. - Все это он сказал спокойным, даже скучающим голосом.
  
   Я в ужасе молчал и ничего перед собой не видел. Служба отца - его самая большая гордость. Без нее он возненавидит все на свете. Каким же низким человеком он должен быть, раз угрожает таким. И неужели у него есть такая власть? Получается, Ольхон уже знал обо мне...он что, следил за мной?
  
   Если я сейчас уеду с ним, то никогда не вырвусь из его рук. И пусть он мне даже чуточку нравился, сначала, но угрожать родителям я никому не позволю. К черту все!
  
   Ольхан не сводил с меня глаз, было что-то маньячное в том, как он следил за мной. Будто опутывал липкой паутиной, лишая выхода и загоняя в ловушку. Он ласково провел пальцем по моей щеке. Мне показалось, что от его прикосновения на коже остался огненный след.
  
   - Знаешь Томми, ты мне очень напоминаешь моего любимого папочку. Он тоже любил свободу, и хотел приносить пользу. Он был строителем, чертовски хорошим строителем! И возводил прекрасные мосты, - его глаза затуманились от воспоминаний. - А однажды, он просто не вернулся... Оказывается на него рухнула какая-то балка, и все...Он умер мгновенно. Но не это самое страшное, - он до боли сдавил мой подбородок пальцами. - Через месяц застрелился отец. Прямо на моих глазах. Он выстрелил себе в голову, ты это представляешь Томас?? - голос его дрожал, а лицо исказилось. - А мне было всего тринадцать...
  
   Его безумный взгяд уставился на меня, так что захотелось спрятаться в глубокую темную нору, лишь бы не видеть эти черные провалы глаз. Таким он пугал меня до чертиков. Мое сердце стучало как ненормальное, а я стал задыхаться.
  
   - И тогда я поклялся, что если... когда у меня появиться муж, то я даже дышать ему не позволю без своего разрешения! - закончил он, весело улыбаясь.
  
   Мать твою!!! Да он больной псих! Я в ужасе отшатнулся от него. Это все страшный сон - уговаривал я себя, - сейчас я проснусь, и не будет не бала, не этого свихнувшегося альфы. Я даже глаза зажмурил в слепой надежде. Но когда я их распахнул, все те же фиолетовые глаза с насмешкой следили за мной.
  
  
  
  
Глава 6
  
  
   Мне казалось, что мир сузился до крошечного замкнутого пространства, в котором кроме меня и альфы не было никого. Душного и липкого как патока, черно-белого пространства. Еще секунда, и я, вцепившись в волосы, заору на весь зал, лишь бы вырваться из этой злой сказки.
  
   Внезапно тишина с тихим звоном лопнула, и я очнулся. Мир заново расширился до размеров бального зала. Тихая музыка, негромкие голоса людей стремительно ворвались в мои уши, а одежда омег снова заиграла всеми цветами радуги.
  
   Краем глаза я увидел, как молоденький слуга протягивает двум степенным омегам шампанское. Я рывком подскочил к ним, протянул руку и быстро вырвал у одного полный бокал. Нервно улыбнулся изумленным моей наглостью мужчинам, зажмурился и залпом выпил шипучий напиток, совсем не чувствую вкуса. Через несколько мгновений чудовищное напряжение, сковавшее меня немного отпустило, и я снова мог посмотреть на наблюдавшего за мной Ольхана, без содрогания. Сунул пустой бокал обратно тому же ошарашенному омеге, пробормотал извинения и повернулся к альфе.
  
  - Ты! - я обвиняюще ткнул в него палец, с трудом подбирая цензурные слова - Ты меня достал! - Он только брови приподнял. Бесит эта его привычка.
  
  - Успокоился? А теперь вспомни об отце, Томми.
  
  - Откуда ты его знаешь? - возмущенно спросил я.
  
  - Я следил за тобой, Томас Грин.
  
  - Но зачем? Кто я такой чтобы за мной следить, преступник?
  
  - Полгода назад в клубе "Янтарь", помнишь такой? - Конечно, помню, мы тогда с приятелями отмечали день рождения Сэма и Нэда. Но Ольхона я там не видел, о чем и сказал.
  
  - Я сидел на втором этаже. Ты мне очень понравился, выделяясь на фоне разряженных омег. Красивый мальчик, подумал я. Уже тогда ты стал бы моим, если бы не твой возраст. Но, как видишь, я дождался. - Как я и думал, натуральный маньяк.
  
  - И что же меня ждет? - дрогнувшим голосом спросил я. Альфа удивленно посмотрел на меня.
  
  - Как что? Богатая, обеспеченная жизнь, особняк за городом и все что можно купить за деньги. Ну и конечно я, - скромно закончил он. Да он может засунуть все свое богатство, сам знает куда! Но на удивление я сдержался.
  
  - Неплохое предложение, - если бы исходило от другого альфы. А таких слов, как уважение, забота и уступчивость в его словаре точно нет.
  
  - И что я должен за это делать? - саркастически спросил я. Ох зря! Он расплылся в дьявольской ухмылке и провел ногтем по шее.
  
  - А ты не догадываешься, малыш? - низким голосом прошептал он мне в ухо, отчего табун мурашек пробежал по шее.
  
  - И все?
  
  - Нет, конечно. Еще родишь мне детей, не меньше трех и будешь любить меня. - Он точно псих! Я затормозил и уставился в наглые глазища.
  
  - Детей? Любить??
  
  Ольхан уверенно кивнул.
  
  - И полюбишь и родишь.
  
   Глубина пропасти, в которую я падал, с каждой секундой увеличивалась в разы.
  
  - А если будешь послушным мальчиком, сможешь путешествовать. Мои корабли доставят тебя в любую точку галактики. Не сразу конечно...
  
  - Но я сам хочу... - я оборвал себя на полуслове.
  
  - Стать пилотом? - он погладил меня по голове, будто маленького, и продолжил, - Неужели в твоей маленькой,красивой голове родилась столь сумасшедшая идея? - он покачал головой, - Да не один нормальный альфа не отпустит своего мужа учиться на пилота, глупыш, - повторил он слова бати.
  
   И жестко добавил:
  
  - Забудь! Я даже думать тебе запрещаю об этом!
  
  - Да кто ты такой, чтобы мне запрещать?? - не выдержав, все-таки заорал я изо всех сил. К счастью (или к несчастью) в это время играла громкая, ритмичная музыка и лишь несколько человек недоуменно повернули головы к нам. Он тут же закрыл мой рот ладонью, и больно сжимая плечо, процедил:
  
  - Твой будущий муж! И запомни это в первый и последний раз, когда ты на меня кричишь. Сегодня я прощу, у тебя был трудный день и ты переволновался. Но в следующий раз, обещаю, накажу! Сейчас же улыбнись своими сладкими губками! - Я почувствовал себя как загнанный в угол зверек. Со всех сторон меня окружали равнодушные лица и ни одного знакомого. Что же мне делать?
  
   Папа и отец, обнявшись, тихо покачивались под музыку. Они увидели нас и, переглянувшись, уставились на меня. Папа посмотрел на наши крепко сцепленные руки, потом на лица и счастливо улыбнулся. Батя не выглядел таким же довольным.
  
  - Ольхан? - удивленно спросил он.
  
  - Мистер Виктор и Сэдж Грин, - официально поклонился Ольхан. - Я рад сообщить, что мы с вашим сыном решили пожениться! - Ха, он взял слово себе, предусмотрительный. Вряд ли я смог бы выдавить сейчас хоть предложение. Родители, зная о моей позиции насчет женитьбы, выглядели, мягко говоря, ошарашенными.
  
  - У тебя началась течка? - бесцеремонно рявкнул батя. Уши снова запылали, я в жизни столько не краснел, как сегодня.
  
  - Нет, просто мы встретились и... ммм... сильно друг другу... ээ... понравились - неуклюже закончил я, умоляюще смотря на них. Разве они не видят, что я несу полный бред?
  
  - Томас хочет сказать, что мы с первого взгляда влюбились в друг друга, - подхватил Ольхан. - Мы истинная пара!
  
  - Что??
  
   Ольхан, не отпуская моей ладони, другой рукой отдернул рукав моего пиджака. А там, на запястье мягким зеленым цветом светился браслет выбора. Капкан с оглушительным лязгом захлопнулся.
  
   Папа очнулся первым, он стремительно кинулся ко мне и обнял.
  
  - Я так рад за тебя сынок, так рад! - в его голосе слышались слезы. Черт возьми, папа разве ты слепой? Родной запах окутал меня теплым покрывалом, а сердце сжималось от непонятной тоски и обреченности.
  
   Но мой папочка всегда был рассеянным романтиком. Через его плечо я видел, как довольно скалится Ольхан и хмурится батя. Сердце дрогнуло в надежде, может он не поверил?
  
   Отпустив меня, папа принялся обнимать Ольхана. Я чуть не рассмеялся, такое удивленное лицо было у альфы. А вот бате такое поведение совсем не понравилось, и он быстро отодрал папу от мужчины.
  
  - Мы решили пожениться завтра, так ведь Томас? - ласково спросил он у меня. У меня до сих пор голова кружилась от новостей, я мог только мычать. Теленок, да и только.
  
   Лишь бы дожить до конца цирка, по имени императорский бал. Придумывая свой план с Зоратом, я и предположить не мог, что кто-то захочет себя связать с "не проснувшимся" омегой. Ведь отсутствие течки, обычно, гарантированно означало отсутствие детей. А ведь нашелся такой, на мою голову! Я же думал, что поговорю сегодня с родителями, если они снова будут против... Но Ольхан спутал мне все карты.
  
  - Нет! - вдруг сказал батя, - Будь на Томасе хоть сотня браслетов, если он не уверен в своем выборе, то ни на ком он не женится. Мы вернемся домой, поговорим, и лишь тогда дадим ответ.
  
   Ничего не понимая, я перевел взгляд на отца. Неужели мой жесткий, упрямый как сотня буйволов отец, встал на мою сторону? Воистину сегодня день открытий! Благодарность затопила меня. И главное - он любит меня. А потом я поймал злой взгляд Ольхана и вспомнил его слова.
  
   Мы с папой отошли подальше. Альфы стояли как насупившиеся быки, зло уставившись друг на друга, только искры не летели.
  
  - Ты забываешься, майор! - прорычал Ольхан. - Истинным парам никто не может помешать!
  
  - Это ты забываешься, - спокойно сказал отец, - Я много чего о тебе слышал, и ничего хорошего.
  
  - С каких это пор, ты веришь слухам?
  
  - С тех самых, как у меня появилась семья, и стал за нее отвечать!
  
  - Но я тоже хочу семью, Виктор! - они, молча, изучали друг друга.
  
  - Ты изменился Ольхан, раньше...
  
  - Мы оба изменились! - оборвал его альфа, - Ты тоже был другой.
  
   А я и не знал, что они знакомы. Это плохо или хорошо? Папа, наконец, понял, что не все так радужно, с тревогой следил за разговором. Я же почувствовал себя древним старцем по сравнению с ним. Он не растерял своих иллюзий до сих пор. Во многом благодаря отцу. А я... я не верил даже в истинный выбор с сегодняшнего дня.
  
   Я оторвал взгляд от спорящих на высоких тонах мужчин и оглянулся. Омеги степенно прогуливались с альфами, танцевали, смеялись. Некоторые парочки сидели на ажурных скамейках, разбросанных вдоль стен. Я нашел взглядом пустую, подошел и плюхнулся на мягкий пластик. Прислонился к стене, и устало закрыл глаза. Поскорее бы эта длинная-длинная ночь закончилась. Больше потрясений моя психика не выдержит.
  
   Кто-то присел рядом. Несмотря на закрытые глаза, я сразу понял, что это Ольхан. Лишь от него у меня волосы дыбом вставали. Он молчал, я тоже не спешил нарушать тишину.
  
  - Я хотел попрощаться, - услышал я хриплый голос.
  
   Неужели...? Я открыл глаза. Он сидел вполоборота ко мне, руки скрещены, весь какой-то помятый. Это его разговор с отцом так выжал? Сейчас он выглядел на все свои тридцать четыре, если не старше.
  
  - Навсегда?
  
  - До завтра, - усмехнулся он.
  
  - Ну что же, надежда умирает последней, - вздохнул я, потирая ладонями лицо. Боже, как же я устал.
  
  - Ты от меня так быстро не избавишься.
  
  - Зачем я тебе? - решил я воззвать альфу к разуму. - Здесь сотня омег, и они с радостью будут твоими мужьями. Хоть каждый день меняй.
  
  - Они мне не нужны, я хочу только тебя, - наклонился он ко мне. - А я всегда получаю, что хочу. Что бы ни пришлось ради этого делать!
  
   Его настойчивость мне порядком надоела.
  
  - Но я не хочу тебя, сколько раз повторять! Ты мне даже не нравишься! - альфа снова вывел меня из себя.
  
   Он лишь плечами пожал.
  
  - Мнение омег переменчиво, все это знают. Сегодня ненавидишь, завтра полюбишь. Особенно если сделать дорогой подарок.
  
  - Я не продаюсь! - прошипел я.
  
  - Все продается, надо лишь знать цену. А твоя цена... родители, не так ли? - и издевательски скривил губы.
  
   Сейчас я и, правда, ненавидел его. Злое чувство клубилось, вгрызаясь в тело. Если бы у меня в руках был пистолет, я бы его пристрелил. Но пистолета не было. Поэтому я вскочил со скамейки и почти побежал. Злые слезы застилали глаза и мешали видеть. Я сердито смахнул их рукавом и снова увидел проклятый зеленый браслет. Захотелось изо всех сил шандарахнуть им по Ольхану, жалко не поможет. Браслет не убиваемый, а альфа вряд ли позволит себя бить.
  
   В появившемся на моем пути мужчине с серыми умными глазами, я опознал того, первого слугу, что собирал маски. Я хотел его обойти, но он нагло преградил мне путь и протянул поднос с бокалами.
  
  - Шампанское, сэр? - почему бы и нет? Напьюсь, превращусь в алкоголика, и альфа сам от меня убежит... Я хихикнул глупым мыслям и попробовал напиток. Сейчас он показался мне гораздо вкуснее, а пузырьки приятно щекотали нёбо. Бета, почему то не уходил, и я вопросительно уставился на него поверх бокала.
  
  - Зорат просил передать, что если ты не передумал, флаер будет ждать тебя около черного выхода, - спокойно заявил слуга самую охренительную за сегодня новость. Да какой он к черту, слуга?
  
   У меня за спиной аж крылья развернулись, радость и облечение опьянили не хуже шампанского. Адреналин забурлил в крови, и хотелось не то что пойти, а побежать. Он не бросил меня!
  
  - Вы следили за мной? - мужчина утвердительно кивнул. - А почему тогда раньше не вмешались? - возмущенно спросил я. Не пришлось бы переживать столько раз.
  
  - Вы оба были так увлечены, что вряд ли заметили и стадо пробежавших мимо слонов, - улыбнулся он, так что заблестели глаза. Смешно ему. - Твой ответ?
  
  - Я не передумал! - твердо сказал я бете. - А где здесь черный выход?
  
   Мужчина показал на дальнюю стену зала:
  
  - Вот там, видишь, коридор заворачивает? - я кивнул, - Идешь по нему, никуда не сворачивая, до красных светильников, а потом налево и увидишь открытую дверь. Это и есть черный выход. Все просто, ты не заблудишься.
  
   Легко сказать. Только как незаметно уйти, если прямо по курсу все еще стояли отец и Ольхан? Они меня точно увидят.
  
   Если только...
  
  - Ты мне можешь помочь? - с надеждой спросил я бету.
  
  - Для этого я и здесь.
  
   В трех шагах от нас стояла деревянная кадка с раскидистым зеленым кустом, обладавшим листьями размером со средние лопухи. Туда я и потащил удивленного "слугу". Скинул с себя пиджак и протянул ему:
  
  - Одень его, пожалуйста, - а сам принялся развязывать непослушными пальцами галстук. Идея конечно сумасбродная, а вдруг прокатит? Он хитро прищурился и кивнул. Я же с сожалением взглянул на все еще полный бокал, наклонился под кустом и вылил вино на волосы. Ледяной напиток тут же потек за шиворот и на лицо. Если намочить, моя шевелюра из ярко-рыжей превращается в скучно каштановый. Маскировка не ахти, но больше ничего придумать я не смог. Кое-как вытер лицо, забрал поднос у беты и поднял его к груди.
  
  - Ну как?
  
  - Хорошо, только спину прямее держи, - посоветовал он мне. - И сотри с лица это счастливое выражение, - а я и не заметил, что улыбаюсь.
  
  - Можешь их отвлечь? - я указал на альф.
  
  - Без проблем! - подмигнул он мне.
  
  - А как зовут моего спасителя?
  
  - Анри, сэр, - улыбнулся он мне, завязывая на шее мой бирюзовый галстук, - И удачи!
  
  - Спасибо, - пробормотал я его уходящей спине. Мы с ним конечно не очень похожи, но издалека...
  
   Через минуту, в противоположном от выхода углу бального зала что-то прогрохотало. Я взглянул сквозь большущие, надежно скрывавшие меня листья на отца. К нему быстро приближался еще один бета, и указывал на псевдо "Томаса". Альфы заспешили в указанном направлении.
  
   И прошли совсем рядом, заставив меня от испуга замереть. Я даже видел выражения их лиц во время разговора. И то, что я услышал, в который уже раз заставило меня похолодеть. А радужное настроение испарилось навсегда. Падать оказывается, очень больно.
  
  - Ну как, мы договорились? - настойчиво спросил Ольхан, - Ты мне не препятствуешь ни в чем, и долгожданное повышение у тебя в кармане.
  
  - Да... - тяжело вдохнул отец, сгорбившись, - Но ты обещал!
  
  - Да-да, - сказал Ольхан, довольным голосом, - Я буду о нем заботиться, я же говорил. Томас ни в чем не будет нуждаться.
  
  - Ты продешевил, отец... - прошептал я в никуда.
  
   Я смотрел им вслед и вдруг в голове что-то щелкнуло. Я вспомнил, где видел этого альфу - он разговаривал с отцом, еще в начале бала! Батя... как ты мог?? Я и, правда, верил, что разыгранная до этого сценка настоящая. Что отец, наконец, меня понял. А оказывается... Жгучая боль от предательства, казалось, убьет на месте. Пустота в душе все ширилась, а мои воздушные замки с грохотом рушились. Может быть, именно в эту секунду я стал взрослым, а детство разбилось на тысячу осколков и навсегда ушло...
  
   Ну что же, мой выход, господа. Я дождался пока они отойдут подальше, и вышел из своего убежища. Выпрямил до хруста спину и, держа обеими руками поднос, быстро прошел к нужному коридору. Люди, рассеянными взглядами скользили по мне, не узнавая омегу.
  
   Я завернул за угол, выбросил к черту поднос, и побежал, еле сдерживая рыдания. Я не помнил, как пробежал длинный коридор. Не помнил, как домчался до нужной двери и выскочил на ночную улицу. В темноте не сразу разглядел серый дешевый флаер, а найдя его, не останавливаясь, нырнул в гостеприимно распахнутое нутро машины. И совсем не помнил как, вцепившись в ждавшего меня Зората, завыл, будто раненый зверь.
  
  
  
Глава 7
  
  
  - Мальчик мой, не плачь... ты разрываешь мне сердце, - беспомощно бормотал Зорат, прижимая к себе мое содрогающееся тело. Я никак не мог успокоиться, в последний раз я так рыдал когда сломал руку, лет в пять. Но это была детская мимолетная боль, и на следующий день, после уколов, я про нее уже забыл. То, что произошло сегодня, останется со мной на всю жизнь. Грубым рваным шрамом на сердце. Даже немыслимое поведение Ольхана померкло перед предательством того, кто должен был меня защитить... Полчаса спустя, я смог немного успокоится. Лишь дрожал от озноба, несмотря на тепло в салоне.
  
  - Отец, он... - я не мог подобрать слов, слишком сильно начинало колотиться сердце.
  
  - Знаю Томми, знаю, - мягко сказал Зорат, успокаивающе гладя меня по спине. Внутри флаера царил полумрак, лишь поблескивала панель управления. - Тебе сейчас слишком больно, но потом ты, может быть, и простишь его. - "Никогда!" - поклялся я себе.
  
  - А откуда ты узнал? - прошептал я ему, куда-то в подмышку.
  
  - О, у меня везде есть глаза и уши. Даже в императорском дворце, сам видел. Но первым делом, дай взглянуть на правую руку, - потребовал он.
  
   Я отстранился и недоуменно протянул ее ему. Он секунд пять смотрел, не прикасаясь, на зловеще мигающий символ моей "везучести", а потом вытащил из кармана странный белый кубик и прикоснулся им к нему. Мгновение, и браслет громко зажужжал, испугав меня до смерти. Я еле сдержался, чтобы не отдернуть ладонь. А потом браслет мигнул, распался на две половинки и упал мне на колени.
  
  - Но... его нельзя снять! - я с ужасом глядел на остатки кандалов.
  
  - В наше время можно все! - усмехнулся друг. Осторожно, будто ядовитое насекомое, он сгреб половинки, открыл окно и вышвырнул их наружу. Послышался тихий плеск, а в кабину ворвался свежий морской бриз. Я закрыл глаза и подставил лицо ветру. Значит, мы летим над океаном, еще бы спросить куда. Но странное дело, меня это совсем не волновало. Забавно, сначала я снял маску, теперь браслет. Если пойдет такими темпами, скоро вообще голышом бегать начну.
  
  - Зачем? - не стал я тратить слова.
  
  - В браслет выбора обычно ставят маячки, и по нему тебя бы быстро отыскали. - Я уже ничему не удивляюсь. Наша мнимая свобода оказывается и гроша ломаного не стоит.
  
  - А бывают и исключения?
  
  - Ага, если родители и партнер тебе доверяет, но это редко происходит, - а мне вообще не грозит.
  
  - Ольхан... он и правда, был моим Истинным?
  
  - Не знаю, малыш, - покачал омега головой. - Обычно браслеты не ошибаются, но твой министр слишком большая шишка, он мог и получить коды доступа. Так что придется тебе полагаться лишь на свое сердце в дальнейшем выборе. - Самое последнее, о чем я сейчас думал это о выборе мужа. Когда почти все, во что я верил, оказывается ложью, не до любви.
  
   Я потер обнажившееся запястье - на нем осталась узкая не загоревшая полоска. Но Зорат недолго давал мне им любоваться. Он снова ухватил руку цепкими пальцами и застегнул на нем почти такой же, но уже синий браслет. Обручальный. Я ничего, не понимая, уставился на него.
  
   Зорат загадочно улыбался, откинувшись на сиденье. Потом сжалился надо мной:
  
  - С этой минуты, мой дорогой Томас, ты, счастливо женатый бета, Максим Иванов!- вдоволь полюбовавшись на мой открытый рот, добавил, - Это муляж. Они не будут разыскивать женатого двадцатидвухлетнего бету.
  
  - Ужасная фамилия, - ворчливо пробормотал я и вытер опухший нос. И почему когда слезы текут из глаз - это почти красиво, а стоит им пройти через нос, они превращаются в противные сопли?
  
  - Не привередничай! - рассмеялся он, а потом принюхался и немного смущенно спросил, - Том?
  
  - Да? - приподнял я голову. Рядом смутно виднелось обеспокоенное лицо Зората.
  
  - Ты что, в фонтане с шампанским искупался? - я потрогал свою все еще мокрую и липкую голову.
  
  - Неа, я на голову вылил, для маскировки.
  
  - Хитро придумал, молодец! - усмехнулся он. Я слабо улыбнулся в ответ.
  
  - А ты знал, что так все пойдет?
  
  - Нет, Том. Но я решил подстраховаться, и как видишь не зря.
  
  - Он будет меня искать, - мрачно предсказал я.
  
  - Всю планету перероет, будь уверен! - весело подтвердил Зорат, - Но не надо бояться, мы тоже не лыком шиты! - Я не знаю, что такое лыко, но выражение мне понравилось.
  
  - А хочешь я расскажу тебе сказку? - вдруг нарушил уютную тишину Зорат, усаживаясь поудобнее.
  
  - Давай, - вяло согласился я. Мной овладела апатия, ни о чем думать не хотелось, тем более что-то делать. В кабине было темно, тепло и спокойно. Я бы согласился сотню лет здесь провести. Будущее представлялось густым грязно-серым туманом.
  
  - Давным-давно, лет так сорок назад... - начал он свой рассказ.
  
   Я хмыкнул:
  
  - Не так у и давно.
  
  - Не перебивай! - осадил меня омега, легонько шлепнув по плечу.
  
  - Так вот, давным-давно не было ни масок, ни балов, ни браслетов - все было проще. Бедных омег просто запирали дома до течки, а потом отдавали выбранному отцами альфе. Не все были довольны, но за убежавших омег никто и ломаного гроша не давал. Участь их была незавидна - любой альфа мог ими воспользоваться...
  
  - Страшная у тебя сказка какая-то...- меня начало клонить в сон, но я упрямо держал глаза открытыми.
  
  - Зато правдивая. Так вот, жил-был в это время один пятнадцатилетний паренек. И его, как и других омежек заперли дома. А у него ветер в голове гулял, гормоны бурлили, родители же ничего не разрешали. Ему хотелось приключений, свободы и просто жизни за пределами отцовского дома. В россказни про плохих злых альф он не верил, ведь единственный альфа которого он знал, был его отец. И в один чудесный летний день, он собрал вещи в рюкзак, написал записку родителям и сбежал. Я тебе говорил, что он был очень умным?
  
   Я отрицательно покачал головой, думая о том, что папа наверно с ума сходит от страха и беспокойства...
  
  - Так вот, он собрался и сбежал. Омеге очень повезло - его первым альфой оказался неплохой парень, хоть и бандит. Он принял его в свою шайку, "Короли улиц" так они себя называли. С ним омега смог выжить там, где остальные не продержались бы и месяц. И даже если он не ел неделю, не спал столько же, а против него пятеро обезумевших мерзавцев, научил не сдаваться. А когда его альфу застрелили, на одной из глупых разборок за территорию ... - Зорат слепо уставился куда-то поверх моей головы. - Тогда омега сам возглавил шайку.
  
  - Омега? - я изо всех сил боролся с накатившей дремотой. Потер саднящие глаза, взъерошил подсыхающие на ветру волосы. А после вообще сполз и свернулся на широком сиденье, устроив макушку на коленях мужчины. Почему-то мне было очень важно дослушать эту историю. Я уже догадался, что он говорит про себя. Но поверить, что хрупкий омега мог возглавить альф, не мог.
  
  - Да он! Я же говорил, он был очень умным. А еще наглым, упрямым зверенышем, до смерти дравшимся за свое. Когда погиб главарь, началась грызня за власть и их всех чуть не поимели полицейские. И лишь омега смог их спасти от вечности на орбитальной тюрьме. Он еще много раз вытаскивал их неблагодарные шкуры из неприятностей. Только тогда бандиты признали его, и он стал их вожаком на целых десять лет. Но хоть он и не пачкал себя грязными делами, быть свидетелем, как его друзья погибают один за другим, ему надоело. Омега ушел с улицы и открыл себе дело, потом второе, рекой потекли деньги... - он надолго замолчал, задумчиво поглаживая мои вихры.
  
   Вечность спустя, мужчина продолжил:
  
  - У него были другие альфы, но никто из них не затронул его душу. Омега превратился в богатого, почти законопослушного бюргера и жил, пусть и скучной, но тихой жизнью. Думал, что умрет одиноким несчастным стариком, ведь детей после уличных боев, он иметь не мог... Пока не встретил одного замечательного мальчика, до боли напоминающего его самого, когда-то... очень давно. И тогда старый омега снова обрел смысл жизни... Такая вот сказка.
  
   Он устало вздохнул.
  
  - Ох Томми, больше всего на свете я хочу, чтобы ты стал счастливым! Но все что я могу - это защитить тебя, да и то, не всегда...
  
   Последние слова я почти не расслышал, все-таки провалившись в тяжелый беспокойный сон. За мной гонялся то злой Ольхан с кнутом, то отец продавал меня в магазине всем желающим, то маленький, смуглый Зорат в одиночку отбивался от сотен страшных альф. За окном поднималось солнце, и флаер стремительно уносил двух беглецов в неизвестность.
  
  
  
Глава 8
  
  
   Беглец - профессия трудная. Надо иметь гору везения, океан сил и много-много денег.
  
   Быть беглецом дело неблагодарное - ты ото всех прячешься, и все хотят тебя поймать.
  
   Стать беглецом очень просто - надо всего лишь перейти дорогу сильным мира сего.
  
   Я никогда не думал что моя невинная мечта - быть кем-то большим чем просто папой и мужем, приведет к таким проблемам. Зная заранее, поменял бы я свое решение? Я точно не знаю, но скорее всего, нет. Чтобы в самом конце, если мир рухнет, сказать самому себе - я сделал все что мог!
  
   Но самым первым делом я немного изменил внешность. В полуподвальном, закрытом от посторонних салоне, меня подстригли и покрасили в черный цвет волосы, надели серые линзы, а на лицо и тело нанесли не смывающийся южный загар. Маленькие штрихи, но они сделали из меня другого человека. В высоком, загорелом до черноты юноше, в модных этим летом белоснежных шароварах и в алой будто кровь, рубахе, никто бы не узнал беглого омегу.
  
   За пять неполных дней я сменил десятки городов, летал и плыл на множестве флаерах. И почти нигде не спал. Несколько похожих на меня парней Зората, неожиданно появлялись в самых разных местах планеты. Мы запутывали следы, как могли, спеша обогнать время. Но Ольхан следовал за нами, буквально дыша в затылок, находя каждый раз меня каким-то нечеловеческим чутьем. Его самого я видел два раза, в самый последний момент, выскальзывая из подготовленных ловушек. Странное дело, я то думал,что меня объявят в планетарный розыск, будут везде крутить по визору - но нет. Как будто я и не сбегал никогда - лишь люди Ольхана упорно разыскивали меня.
  
   В детстве я часто смотрел шпионские фильмы. Но то, что с экрана виделось захватывающим приключением, на деле оказалось изматывающим рабским трудом. Я уже не вздрагивал, когда на мне останавливался чей-то подозрительный взгляд, не оглядывался каждую минуту - не следуют ли за мной преследователи. И даже переставал отворачиваться, когда видел впереди визо-камеры. Я просто чертовски устал.
  
   Зорат сначала сопровождал меня, но потом покинул - одному легче скрываться. Я долго не мог отпустить его, просто стоял и крепко-крепко обнимал друга. Старясь вобрать его образ, его голос, его запах - если все пройдет хорошо, вряд ли мы скоро увидимся. До его рассказа я и не подозревал, что ему столько пришлось пережить и что он считает меня почти сыном. Мой мир в очередной раз перевернулся - только сейчас, как ни странно, светлой стороной.
  
   А то что произошло на балу, я затолкал в самую глубину памяти. Ненадолго, я знаю. Но если прокручивать это в голове каждую минуту я превращусь в нервную дерганую истеричку. А так я здоров как бык, относительно свободен и моя жизнь еще может наладиться. Может я и похож на радостного идиота, лыбящегося от наставленной на него пушки... Но лучше быть радостным идиотом, чем жалким, унылым нытиком. А то вообще раскис, как будто я какой-то паршивый сентиментальный омега! Ну да... я омега, но не такой.
  
   Наконец я появился в последнем пункте моей одиссеи - в отеле Ламис. Холл отеля поражал воображения - изогнутые стены уходили в высокий купол прозрачного потолка. Ярко-голубое бескрайнее небо над головой, стены, будто из настоящих скал и песок под ногами создавали ощущение, что я нахожусь в горах. Именно здесь решиться - смогу я хоть немного приблизиться к мечте или буду всю жизнь скрываться. Поступить учиться я уже вряд ли когда-нибудь смогу - биографии будущих курсантов проверялись больше чем у политиков. Беглый омега вряд ли желанный гость в академии.
  
   Неделю назад начался сезон охоты на полосатых кракенов - большущих синих осьминогов. И тысячи любителей опасной игры со всей планеты, устремились сюда. Самый известный отель на Западном побережье, гудел как огромный растревоженный улей, а в воздухе пахло азартом, потом и адреналином. Мне тоже захотелось с головой окунуться в эту по-настоящему мужскую атмосферу. И хоть на время позабыть обо всех своих проблемах.
  
   Я теребил в руках маленькую - пять на пять фотографию и внимательно смотрел на входивших людей. Человек на объемной фотографии был хорошим знакомым Зората. Немолодой бета, обладал непримечательной внешностью - серыми глазами, и пепельными волосами, обычное лицо, каких тысячи.
  
   Капитан первого ранга Михаил Сонов, так звали бету, владел Енисеем - быстроходным дредноутом класса В, вот уже пятнадцать лет перевозившим ценные грузы и просто контрабанду на процветающую и богатую Синатру. Прощаясь, Зорат сказал, что связался с капитаном и сообщил обо мне, так что мне нужно было всего лишь дождаться бету и забрать вещи.
  
   - Вот почему я выбрал тебе это имя, - объяснил Зорат, давая последние инструкции. - Капитан Михаил представит тебя как своего племянника, и никто не удивиться, что он будет учить тебя. А потом, если тебе понравиться, останешься у него на корабле или же наймешься на другой. По его рекомендации ты сможешь работать почти везде, даже без образования. Да и просто узнаешь твое ли это - космос.
  
   Мимо проходили альфы и беты в самых причудливых одеждах и говорящие на разных языках. И я увидел всего одного омегу среди них, видно, эта жестокая забава им не нравилась. Или, что правдивее, их попросту сюда не пустили родители и мужья. Из отеля люди выходили в зеленоватых гидро-костюмах специально купленных для охоты. Говорили, что ткань костюма не рвалась, не изнашивалась и даже заживляла небольшие раны, неизбежные при ловле таких опасных хищников.
  
   В пятнистых легких шортах и футболке, похожей расцветкой на охотничьи костюмы, я сливался с многочисленными туристами. Развалившись на угловом диванчике, недалеко от входа, я отлично видел всех входивших, а сам оставался незаметным. Я предупредил серебристого робота портье, что бы он сказал мне, когда появиться капитан, но все равно боялся пропустить его.
  
   "Может вот этот? - подумал я, с надеждой разглядывая сотого бету входившего в зал. - Нее, слишком старый..."
  
   За шесть часов наблюдения на жестком сиденье, попа превратилась в квадрат, а спина давно затекла. Я на минуту прикрыл глаза и откинулся на спинку диванчика. Вряд ли он появиться прямо сейчас, если не соизволил появиться раньше.
  
   Неожиданный шум около стеклянных крутящихся дверей заставил очнуться от легкой дремоты. Небольшая группа громко разговаривающих, то и дело оглушительно хохотавших людей ворвалась в отель. Все пятеро, одетых в синюю форму и будто переевших протеина громил, шустро направилась к стойке регистрации.
  
   Впереди, будто бушприт старинного корабля, рассекал толпу накачанный альфа с выбеленным коротким ежиком на голове, и с самым жутким лицом, который я только видел. Сразу в глаза бросался огромный уродливый шрам на левой стороне лица. Он начинался у висков, и чудом не задев глаз, спускался вниз, скривив уголок губ в злой ухмылке. Светло-голубые глаза оставались холодными даже когда он смеялся. А надменное выражение на лице будто говорило, что ему на всех наплевать.
  
   Они прошли около меня, не заметив притаившегося в уголке омегу. Уходя, альфа обернулся и кинул на меня мрачный, замораживающий взгляд. Меня от него передернуло. Неприятный тип.
  
   - Максим Иванов, сэр! - произнес глухой механический голос. Толстенький робот, похожий на перевернутую колбу терпеливо ждал моего ответа. Синие лампочки перемигивались на серебристом корпусе, а сам он тихонько гудел.
  
   - Да, я слушаю, - наконец ответил я. - Есть новости о капитане Сонове?
  
   - Нет, сэр! - отчеканил робот. - Но в отеле зарегистрировался капитан Енисея.
  
   Я ничего не понял.
  
   - Капитан есть. А Сонова нет? - на всякий случай уточнил я.
  
   - Да сэр! - еще более пронзительно проскрежетал он, кажется, даже его перемигивание стало сердитым. Я не стал заморачиваться, портье наверняка что-то напутал, и попросил его проводить до номера капитана. Я тащился за бесшумно скользящим над полом роботом, не особо смотря по сторонам. И почему я не заметил Михаила? Неужели он проскочил мимо меня, когда я на секунду закрыл глаза?
  
   Чем дальше мы уходили, тем тревожнее становилось на душе. Конечно, Зорат поговорил с капитаном, но что если Михаил передумал и не захочет брать на себя обузу в виде беглого омеги? Назойливые мысли, и вся эта неопределенность сводили с ума.
  
   Портье остановился около черной трехметровой двери, в длинном ряду таких же черных дверей, и нажал на коммуникатор сбоку на стене.
  
   - Сэр капитан! С вами хочет поговорить сэр Максим Иванов.
  
   - Пусть зайдет! - раздался искаженный голос из коммуникатора, и темная громадина двери стала медленно отъезжать вбок.
  
   - Ни пуха, сэр, - шепнул робот и укатил. А я ошарашено смотрел в спину говорящего цилиндра. Чепуха, роботы не шепчут! - отмахнулся я от странных мыслей и зашел в апартаменты.
  
   Ого, а капитан весьма не беден! Просторная роскошная комната удивляла богатством убранства: пушистый шерстяной ковер не полу, изготовленная из живого дерева антикварная мебель и самый настоящий камин в дальней стене говорили, что денежки у Михаила имеются. А Зорат говорил, что все кредитки капитана ушли на новые двигатели Енисея. Странно.
  
   Никто не вышел мне навстречу, чем я и воспользовался. Провел кончиками пальцев по теплым светло-коричневым стенам, вздохнул нежно горький запах каких-то неизвестных мне цветочков, расставленных на столе в центре комнаты. И совсем близко подошел к весело потрескивающему костру в камине. Протянув озябшие ладони к пламени, я грелся и потихоньку успокаивался, наблюдая за игрой оранжевых язычков. Люблю смотреть на огонь, но редко получается. В нашем мире, где древесина цениться дороже золота, мало кто его разжигает.
  
   С левой стороны от меня прошелестела открывающаяся дверь, и я быстро повернулся с намерением поздороваться с другом Зората.
  
   Стоящий в темном проеме огромный полуголый мужчина, в одном полотенце на бедрах точно не был Михаилом. Я сразу же узнал угрюмого альфу со шрамом. Но что он делает в номере капитана? Или робот перепутал двери?
  
   Альфа, недобро прищурившись, неспешно подходил ко мне, сразу напомнив этим Ольхана. Такая же хищная походка, такое же напряжение на лице. У меня внутри что-то со звоном оборвалось. Ой, папочка, куда я опять вляпался?
  
  
  
  
  
Глава 8
  
  
  
  
   Я и сам не заметил, как отступаю, пока не уперся поясницей об край стола. Альфа остановился на непозволительно близком расстоянии, давя на меня своим ростом. Я поразился увиденному контрасту - обезображенное лицо и прекрасное загорелое тело. Которое, в данный момент, стремительно надвигалось ко мне. И что ему надо?
  
   Вблизи он оказался еще великолепнее: капельки воды блестели на смуглой коже, туго обтягивающей крепкие мускулы. Широченные плечи, накачанная грудь, узкая талия и пресс на все восемь кубиков заставили завистливо вздохнуть, мне бы такое... Но даже если я буду дневать и ночевать в тренажерке, питаясь одним мясом, то никогда не достигну таких результатов. Просто потому, что я омега. Я с трудом оторвал свой взгляд от результата генетической несправедливости.
  
   - Извините, я, кажется, ошибся номером, - пробормотал я, не опуская глаза ниже пупка мужчины. И стал медленно отползать вдоль стола в сторону двери. Еще одного озабоченного альфы как раз мне и не хватало, для полного комплекта.
  
   - Разве? - удивился он, быстро поставив руку на стол и отрезая от выхода. Я торопливо кивнул.
  
   - Я искал капитана Сонова, но раз...
  
   - Миша в больнице! - прервал меня альфа. Как в больнице? Что случилось? И что будет со мной? Мысли испуганными белками бились в голове.
  
   - В больнице? - тупо повторил я, пока даже не осознавая масштабы катастрофы.
  
   - Авария на скутере, - пожал плечами альфа, и наконец, отошел от меня и сел в кресло. - Я не знаю подробностей, но, кажется, он сломал позвоночник, - альфа не выглядел особо расстроенным.
  
   Тупая обреченность завладела мной, в глаза помутнело, и я чуть не рухнул под ноги невозмутимому мужчине. Неужто меня кто-то проклял на тотальную невезучесть, так что ничего не дается мне легко?
  
   - Он... жив?
  
   - Жив, жив, - альфа налил в бокал на два пальца, стоящее на столе вино и отхлебнул он него. При этом продолжая жадно наблюдать за мной.
  
   - А вы кто такой? - накинулся я на него, - И что делаете в его номере?
  
   - Я? - альфа негромко рассмеялся. - Я новый капитан Енисея, мальчик. - В холодных голубых глазах спряталась насмешка.
  
   Вот значит, как... Голова пульсировала от боли, хотелось спрятаться, успокоиться и решить, что же делать дальше.
  
   - А про меня он ничего не говорил? - без особой надежды спросил я и поднял глаза на развалившегося мужчину. Аристократ чертов.
  
   На мое удивление альфа кивнул. Я уставился на него, неужели у меня еще есть шанс?
  
   - Вот что, Максим, хочу сразу сказать, я в отличие от Сонова, благотворительностью не занимаюсь. Да и учить тебя у меня ни времени, ни желания нет, - "обрадовал" он меня. - К тому же от омег на корабле одни проблемы.
  
   Ха! Я так и знал. И чего он тут уселся, будто хотел дискуссии разводить. Сказал бы сразу: иди отсюда!
  
   - Ну чтож, - я пожал одеревеневшими плечами. - Нет, так нет... - и повернулся я к выходу. Связываться с альфами себе дороже. Мне и Ольхана с головой хватило, чтобы понять - нормальных среди них нет. А умолять взять на корабль - это смотрится жалко. Но вот так просто уйти, тоже не мог. У нас с Зоратом были другие варианты, но намного хуже. Лучше уж тогда, поджав хвост, вернуться домой.
  
   На мое счастье альфа продолжил:
  
   - Но я обещал Михаилу, что помогу тебе. У тебя ведь большие проблемы парень? - я резко развернулся, так что паркет заскрипел под ногами.
  
   - Не ваше дело! - огрызнулся я. И что он словами играет "дам, не дам" прямо!
  
   - Уже мое, - печально возвестил альфа, подняв глаза к потолку. Я тоже поднял за ним. И что он там такое интересное увидел, не пойму? Обычный потолок, хрустальная люстра... Опустил глаза и натолкнулся на насмешливый взгляд.
  
   - Я привык сдерживать свои обещания.
  
   - И?
  
   - О, у тебя есть выбор, малыш! - хитро прищурился он, вертя в руках злосчастный бокал. Я чуть зубами не заскрипел. Он сегодня до сути доберется, или так и будет до утра голову морочить? И это его слово - малыш, будто я пятилетний пухлый ребенок! Альфа бесил все больше и больше. Меня уже все альфы бесят, может я скрытый альфафоб?
  
   - И какой же, если не секрет? - с самой слащавой улыбочкой выдавил я. Хоть бы сесть предложил, а то стою перед ним как холоп перед царем, милостей жду. Нервное напряжение последних дней вымотало меня и хотелось поскорее завалиться спать.
  
   Он ответил мне не менее приторной улыбкой, но из-за шрама впечатление получилось жутким. Какой же страшный мужик.
  
   - Я могу взять тебя только чернорабочим, больше должностей у меня нет! - И застыл в ожидание моего ответа, в своем удобном кресле, будто кот перед прыжком.
  
   Что за фигня? Это он про темных эльфов что ли? Да, когда то их так и звали - черными, еще до Второй революции Угнетенных. Но я-то причем, я же белокожий?
  
   - Я не понял, - честно признался я ухмыляющемуся альфе, - Что за чернорабочие?
  
   - Ну, тебе придется делать ту работу, которую больше никто не хочет делать, убираться, прислуживать и все такое... - Офигеть можно! И это работа моей мечты? - Если покажешь себя с хорошей стороны, - продолжил он издевательскую речь - может быть, и подучу кое-чему...
  
   Если... у меня нет слов, один мат. Вот, это подстава от Михаила, надеюсь, ему там хорошо в больнице. Не мог он разбиться в другое время! Тут же стало стыдно за злые мысли, он же не виноват, что попал под мою полосу невезения. Я уперся затылком на косяк двери, изо всех сил уговаривая себя не сорваться. Альфа упоминал какой-то выбор. Может, есть что-то получше, но я уже очень сомневаюсь в этом.
  
   - Не спеши огорчаться, - успокаивающе произнес он, будто подслушав мои мысли.
  
   Ха, я не огорчен, я просто растерян: как-то не рассчитывал на рабский труд, которым обычно занимаются роботы. Я отодрал свою тушку от двери, и не обращая внимания на сидевшего альфу, подошел к камину. Может огонь и на этот раз успокоит меня, и я буду думать не эмоциями, а головой. Послышался шорох за спиной, но я не обернулся, полностью уйдя в свои мысли.
  
   - Есть и другой вариант, Максим, - мягко сказал альфа мне прямо в ухо, вызвав невольную дрожь. И прижался всем своим все еще влажным, горячим телом к моей спине. Я вздрогнул и дернулся от неожиданности, но сильные руки кольцом сомкнулись на моей груди, надежно меня обездвижив.
  
   - Капитан! - возмущенно прохрипел я, - Что вы себе позволяете?!
  
   - Предлагаю второй вариант - невозмутимо ответил мужчина, зарываясь носом в мои волосы. - И зови меня Ричардом.
  
   - Что за вариант? - я уже тысячу раз пожалел, что пришел сюда и думал только о том, куда бы его хорошенько пнуть, чтобы он отпустил меня.
  
   - Стань моим любовником!
  
   Я в который раз застыл от шока. Персональный дурдом по имени "Жизнь и приключения Томаса Грина в окружении чокнутых альф" похоже, никогда не закончиться.
  
   - Вы все с ума посходили что ли?? - заорал я, дергаясь из всех сил и стараясь разжать каменные мускулы. Он только рассмеялся, совсем не собираясь меня отпускать. Резким движением развернул меня лицом к себе, и крепко зажал мои ладони за спиной.
  
   - Максим, ты же не нашел себе пару на балу, так? А ведь ты красивый, умный и удивительный парень. И я еще никогда не встречал омегу так не хотящего жениться, - добродушно улыбнулся мне альфа, голубые глаза так и сияли от удовольствия. - А я люблю все экзотичное.
  
   "Даже думать противно, "как" он любит это экзотичное!" - зло подумал я.
  
   - Что же тут страшного, малыш? - продолжил он удивленно. - Да и тебе выгодно: не придется делать ничего тяжелого, и будешь считаться моим личным помощником. А когда мы расстанемся, я помогу тебе устроится куда захочешь.
  
   В мне стремительно закипали жгучая обида и злость - мои постоянные спутники.
  
   - Я что, похож на шлюху? - проорал я опешившему альфе в лицо. - Что уже второй хочет меня купить?
  
   Глаза жгло от обидных слез. Лишь бы не заплакать, такого унижения я себе не прощу никогда.
  
   - Эй, что ты... - растерянно пробормотал он и отпустил меня. - Я не хотел тебя обидеть, но ты такой соблазнительный, малыш, что я...
  
   Слезы мгновенно пересохли. Ну все, третьего малыша я точно простить не могу! И со всей дури врезал ему кулаком прямо в лицо! Ричард покачнулся и чуть не упал от удара, куда я вложил всю злость. Его щека сначала побелела, а потом начала стремительно краснеть. Такого, мужчина на голову выше меня точно не ожидал. Мою же руку пронзила острая боль до самого локтя, заставив поморщиться.
  
   - Я. Не. Буду. Твоим. Любовником! - отчеканил я. - Ни твоим, ни чьим- то еще. И если это все, я пошел! - В душе же медленно расцветал ужас вперемешку с восторгом. В кои-то веки я мог собой гордиться.
  
   От капитана я ожидал все что угодно. От ответного удара, до вызова охраны. Но он с непонятным выражением на лице стоял на месте, растерянно потирая пострадавшую щеку. А потом расхохотался.
  
   Я уже говорил, что альфы чокнутые? Если ему так понравилось, может еще раз врезать? Но я развернулся и сердито потопал к выходу. Чем быстрее уберусь отсюда, тем целее буду.
  
   - Максим, не уходи! - крикнул он мне, все еще посмеиваясь. Я лишь ускорил шаги.
  
   - Да остановись ты, наконец! - мужчина догнал меня и схватил за руку. Я вырвал ее и злобно на него уставился.
  
   - Что еще? - процедил я сквозь зубы. Он от меня сегодня отцепиться?
  
   - Ну, не хочешь быть лю... - я зашипел, мужчина запнулся. - Не хочешь и не надо, - он пожал плечами. - Ведь есть еще первый вариант.
  
   - Он мне не подходит!
  
   - Какой же привередливый омега, - проворчал альфа...
  
  
  
  
  
Глава 10
  
  
   - Какой есть! И говорите быстрее, мне нужно... - а правда, что мне нужно сделать, если ничего не получиться? Ричарда позабавила моя заминка, он даже прикусил губу, чтобы не рассмеяться. Я и не знал, что во мне есть талант клоуна, раз постоянно его смешу. Может в цирк пойти устроится?
  
   - А что ты скажешь, если я предложу тебе должность младшего техника? - "заходи-ка в гости, сказал паук мухе" - вот что я скажу.
  
   Альфа напряженно смотрел на меня, как будто ему и, правда, был очень важен мой ответ. Жуткий шрам посветлел и резко выделялся на смуглой коже. "А на другой щеке, завтра будет шикарный большущий синяк!" - злорадно подумал я. И мне ни капельки не стыдно.
  
   - Так вам же, только чернорабочие нужны, - усмехнулся я. Он кивнул.
  
   - Но кто тебе сказал, что ты не сможешь, стать техником, например через месяц? - удивленно спросил мужчина. - А чтобы ты не сомневался, заключим договор, - конечно, я догадываюсь, что альфа изменил формулировку, решив затащить меня в постель - видимо, я сильно его задел своим отказом. Но я искренне не понимал, почему люди идут на глупости, ради каких-то сиюминутных желаний тела. Вот и альфа, готов устроить незнакомого ему омегу в команду. И ради чего? Не перестаю удивляться странностям мира. Неужели и я таким стану, когда начнется течка? Жуть.
  
   - И вы не будете ни к чему принуждать? - Не ожидая услышать честный ответ, спросил я. Как было бы проще, если бы Михаил не попал в ту нелепую аварию!
  
   - Если ты не захочешь, то не буду.
  
   Так я и поверил. Но был ли у меня другой выбор? Или соглашаться на предложение капитана, и иметь хоть какой-то шанс на удачу. Или возвращаться с позором домой, и оказаться на всю жизнь запертым в золотой клетке с Ольханом. На планете тоже оставаться нельзя - министр со своими связями быстро найдет меня, где бы я ни прятался. Енисей же летит к дальним рубежам, до туда его загребущие руки точно не дотянуться. А с капитаном Ричардом, я как-нибудь справлюсь. Надеюсь.
  
   Я окинул взглядом альфу, светлую комнату, камин и решился:
  
   - Я согласен! - быстро сказал я. - Но...
  
   - Ох уж это но, - пробормотал альфа, допивая залпом вино. Облегчение вперемешку с досадой промелькнуло в потемневших на мгновение глазах и исчезло.
  
   - Но вы обещаете, - я подчеркнул это слово, - Обещаете не домогаться меня и честно дать шанс.
  
   Он фыркнул только и посмотрел на дно бокала.
  
   - Ты сам ко мне придешь... - послышалось мне. Да не дождешься.
  
   - Это тяжелый труд, без отдыха и поблажек! - Может, думает, что я передумаю? Да уж лучше младший техник, пусть и с испытательным сроком, чем какой-то темнорабочий. И намного лучше, чем подстилка капитана.
  
   - Работа меня не пугает, - ответил я ему. И рухнул во второе кресло. А то хозяин мне попался весьма негостеприимный, и предложения присесть я так и не услышал. А плевать! Ноги устали меня держать, к тому же я с утра ничего не ел. От волнения не смог даже крошку в себя запихнуть.
  
   - Закрепим сделку? - протянул мне ладонь довольный мужчина. Я привстал и крепко ее пожал. Похоже, альфа совсем не сомневается в успехе. Ну, ничего, у меня тоже припасены козыри.
  
   - Документы подпишешь завтра на корабле, а сегодня отдыхай! - распорядился он, входя в роль капитана.
  
   - Есть сэр! - и приложил руку к виску, отдавая честь.
  
   В эту самую секунду мой предатель желудок громко заурчал. Я смутился, а альфа скривил губы в легкой улыбке. Не такой он и страшный... Опасные мысли, кстати.
  
   - Я как раз собрался поужинать, составишь компанию?
  
   - Вообще-то я хотел пойти к себе.
  
   - Я настаиваю!
  
   - Хорошо, - обреченно уселся я обратно.
  
   - Умный мальчик! - Усмехнулся Ричард и потянулся как огромный кот. А затем встал и ушел в другую комнатку, бросив напоследок:
  
   - Я одеваться, закажи что-нибудь.
  
   Ха, откуда я знаю, что ему заказать, интересно? Я недоуменно смотрел на удаляющуюся спину мистера Наглая Задница. А эта часть тела у него очень даже... - "Стоп! Прекращай на него пялиться!", - и мысленно дал себе пинка. И кто из нас озабоченный?
  
   Я нашел на краю стола маленький серый комм и включил его.
  
   - Чем можем помочь? - послышался механический голос.
  
   - Я хочу сделать заказ на двоих, - я задумался и спросил, - Капитан останавливался в отеле раньше?
  
   - Да сэр, год назад.
  
   - Тогда, то же самое, что и в прошлый раз, а еще фрукты, черный чай и бифштекс с картошкой, - назвал я свое любимое блюдо. Гулять так гулять, хоть настоящих продуктов поем. Дома мы обычно заказывали синтетическую еду. А натуральную покупали только на праздники, да Зорат угощал иногда.
  
   Альфа еще не появился, а в дверь уже позвонили. И пяти минут не прошло, ну и сервис! Когда я открыл дверь, за порогом стоял уже знакомый мне серебристый робот с подносом в клешнях-манипуляторах. От прозрачных тарелок поднимался пар и исходил умопомрачительный запах, приготовленной на огне еды. Я чуть не подавился появившейся слюной. Если бы не фильтры, запахи ощущались бы еще сильнее, но за безопасность надо платить. И маленькие неудобные штуки в носу - это пустяк на самом деле.
  
   Я посторонился, и робот заплыл в номер, дошел до стола и стал все расставлять. Я с интересом рассматривал блюда. Так, и что у нас любит капитан? Сливочного цвета суп, в глубоких тарелках мне был незнаком. Запеченная рыба, фрукты - зеленые сочные яблоки и бледно-желтые груши, черный хлеб, нарезанный тонкими ломтиками и темно-зеленая бутылка красного вина фиг-знает-какого-года. Очень даже неплохо. А вот и моя любимая картошечка с хорошо прожаренным бифштексом!
  
   Портье закончил все расставлять и повернулся ко мне. Почему он не уходит?
  
   - Удача улыбнулась вам, сэр? - чего-чего, а такого вопроса я точно не ожидал от железной болванки.
  
   - Да, спасибо... - растерянно ляпнул я, смотря туда, где у человека обычно голова, а у робота просто черный, глянцево поблескивающий прямоугольный экран. - А почему роботов не делают похожими на людей? - я и не заметил, что сказал это вслух.
  
   - Потому что мы не живые, - проскрежетал портье. - Мы не умеем творить, чувствовать и страдать... - последние слова я вообще еле расслышал, так тихо он их сказал.
  
   Роботы как люди? Все это чепуха - привычно отмахнулся я. У меня и своих проблем до крыши, еще и думать о странном роботе только не хватало. Но я думал.
  
   - У тебя есть имя? - я догнал стремительно уходившего робота в коридоре и встал перед ним, загородив проход, пытливо вглядываясь в темное стекло напротив моего лица, И что я там хотел отыскать, мозг? Или сердце?
  
   - Зэт-Три, сэр, - обогнув меня по большой дуге, робот продолжил скользить над полом.
  
   - Почему я? - крикнул я вслед, уже не пытаясь его остановить.
  
   - Потому что вы такой же беглец как и я, - не останавливаясь, проскрежетал он. - Когда вернетесь на Землю, можете заглянуть сюда. Мне здесь скучно одному... - И оставив меня в полнейшем ауте, завернул за угол.
  
   - Ты где ходишь? - встретил меня сердитый голос, наконец одевшегося капитана. Я неопределенно махнул рукой. Он на этот раз был в гражданском - серые брюки и белая рубашка так напомнили мне мой собственный "бальный" костюм, что я не смог сдержать удивленный смешок.
  
   - Я что, так плохо выгляжу? - нахмурил брови альфа.
  
   - Нет, что вы. Просто вспомнил кое-что.
  
   - Может, расскажешь? - Я отрицательно покачал головой.
  
   - Это не важно, - и уселся напротив мужчины. Он оглянул полный стол яств.
  
   - Недурственно, откуда узнал мои вкусы?
  
   - Спросил, - пожал я плечами.
  
   Он непонятно хмыкнул и придвинул тарелку с супом к себе поближе. Я чуть язык не проглотил, отправив в рот первую ложку божественно вкусной еды. Картошка таяла на языке, сочное мясо исчезло через пять минут. Ричард только начал кушать, а я уже прикончил всю тарелку. И сожалел лишь о том, что не заказал две порции. Хотя фрукты тоже ничего... Голод немного отступил.
  
   - Может расскажешь о себе?
  
   Я проглотил последний кусочек сладкой груши и только тогда ответил:
  
   - Ничего интересного: родился, учился, решил стать пилотом и вот я здесь.
  
   - Это самая короткая биография, которую я только слышал, - пробурчал альфа.
  
   - Все что есть, капитан.
  
   - А тот альфа, который...
  
   - Я не хочу о нем говорить!
  
   - Нет так нет, - пожал он плечами. - Просто я хочу узнать, не будет ли у меня проблем, связанных с ним? - и вопросительно уставился на меня.
  
   Ох, об этом я и не подумал совсем! Ольхан может остановить вылет корабля? А если подумать, с какой стати? Я ничего противозаконного не совершал, и я ему не муж.
  
   - Никаких! - твердо ответил я, глядя альфе прямо в прозрачные голубые глаза.
  
   - Надеюсь на это, Томас, - глаза его сузились, а лицо приняло то жесткое выражение, какое было в холе отеля. - Я очень не люблю неприятности! - холод в его голосе мог заморозить океан. Потом он заметно расслабился и даже улыбнулся.
  
   Я уставился на него круглыми глазами, откуда он узнал?
  
   - Догадаться нетрудно, - усмехнулся альфа, откидываясь на спинку кресла.
  
   - Вы знали мое имя! - обвиняюще кинул я.
  
   - Ну да, - ничуть не раскаиваясь, кивнул он. - Не так уж много омег сбегают с бала. Дай-ка подумать, - он задумчиво почесал макушку. - Ты первый на моей памяти! - и раздвинул губы в ослепительной улыбке.
  
   Пипец. Причем полнейший. Кажется, только я думаю, что нахожусь здесь инкогнито.
  
   - И вы ничего не будете делать? - осторожно спросил я альфу.
  
   - А зачем? Ты мне ничего плохого не сделал. Хотя, за любую информацию о тебе, я слышал, назначили награду в пятьсот тысяч марок.
  
   Черт возьми! Я ошарашено хлопал глазами. Да за такие деньги десяток Томасов купить можно, и еще останется. Недоверчиво покосился на развалившегося капитана - неужели его не прельщает возможность резко разбогатеть? Он только усмехнулся.
  
   - Не дрейф, я своих не выдаю. А раз мы заключили сделку, значит ты уже в моей команде Максим. Или Томас? Вот что, буду звать тебя Томасом, люди на корабле не болтливые, а у меня нет времени играть в шпионов.
  
   Я облегченно выдохнул, массирую пульсирующий затылок. Настроение сегодня, десятки раз скакало с "пора удавиться", до полной эйфории. Боюсь, мое бедное сердце не выдержит еще одного потрясения и просто разорвется.
  
   Мы договорились, что к восьми утра я сам полечу к космопорту, там, на корабле и увидимся. Я попрощался с капитаном и собрался уходить, когда у самого порога догнал его насмешливый голос:
  
   - И не высовывай даже носа из номера, без особой причины! А лучше вообще перебирайся ко мне, здесь безопаснее.
  
   - Обойдетесь, - пробурчал я под нос и убежал. Капитан с удовольствием рассмеялся мне вслед.
  
   Я закрыл дверь своего номера и облегченно прислонился к прохладной стене. Получилось! Честно говоря, я до последнего думал, что капитан меня не возьмет. А что до его второго "предложения" и награды за мою непутевую рыжую башку... Так я не в первый раз оказываюсь по уши в дерьме. Прорвемся!
  
   Сильно хотелось, не раздеваясь рухнуть на кровать. Ноги гудели и усталость больше душевная, чем физическая, брала свое. Но сначала в душ! А после можно и Зорату звякнуть.
  
   Мой номер был куда скромнее, чем у альфы. Никаких каминов, ковров и огромных окон. Маленькая тесная комнатка с узкой кроватью, таким же окном, визором на зеленой стене и столиком из серого пластика. Встроенный душ, куда даже я с трудом влезал, сделали явно для дистрофиков. Но я не привередничал, ведь даже эта крохотная каморка стоила мне четверти всех имеющихся у меня марок. Сезон охоты как-никак.
  
   Горячие живительные капли унесли головную боль и расслабили мышцы. Засыпая на ходу, я выключил воду и, нацепив великоватый мне халат, вылез из душа. Дополз до кровати и наконец, упал на мягкий матрас. Потом еще минут пять сверлил глазами комм, решил не заморачиваться и продиктовал:
  
   - Привет, друг! Я на месте, с капитаном договорился, - про то, что это не совсем наш капитан, не сказал, а то переживать будет. - Завтра улетаю. Скучаю по тебе. И пока!
  
   Специально не называл ни мест, ни имен - мало ли, вдруг шпионы Ольхана перехватят. Откинул легкое покрывало и почти сразу отрубился. Спал я на удивление без сновидений.
  
   До рассвета было еще очень далеко, когда я проснулся, В номере царил полумрак, а мерцающие часы в углу визора показывали пол пятого утра. У меня еще есть часа два на безделье, но лежать больше не хотелось.
  
   Ну и тупица же я! Нахожусь почти на курорте, а ничего кроме холла и номеров и не видел вовсе. Как за это время и обойду все вокруг, может повезет, и саму охоту увижу. Если же останусь здесь, то мысли меня заживо сожрут, и перед капитаном предстанет нервное, издерганное существо. Я мигом напялил на себя джинсы и футболку и даже не позавтракав, выскочил из номера. Если я хочу вовремя успеть вернуться, надо спешить.
  
   Коридоры отеля оказались необычно пустыми и тихими, мне никто на встречу не встретился - отель еще спал. Лишь роботы безмолвными призраками скользили вдалеке. Я и сам не заметил, как стал искать глазами "своего". Среди черных и синих цилиндров мелькнул серебристый бок, и я поспешил к нему навстречу, даже не знаю почему.
  
   Робот никого не замечая, деловито разбирал на части большой черный комм на стене. Клешни только так мелькали, а куча деталей быстро росла под распотрошенным коммуникатором. Я минутку постоял, глядя на разноцветные проводки и видневшиеся микросхемы. Затем тихо позвал:
  
   - Зэт-три? Это я, Томас... - Мда, и правда, глупо прозвучало.
  
   Серебристый механик на секунду застыл с зажатой в клешне деталькой, а затем вернулся к своему занятию. От того что робот не обращает на меня внимания стало очень обидно. Может вчерашний разговор мне почудился? Я развернулся и побрел к выходу. Утреннее будоражащее настроение испарилось и захотелось обратно под одеяло.
  
   Автоматические двери распахнулись передо мной, и свежий соленый воздух ворвался в легкие, прогоняя остатки сна. Я глубоко вдыхал его, шагая по старым каменным дорожкам, сбегающих зигзагом к морю. Было холодновато, и я пожалел, что не накинул на себя куртку. За десять минут, пока спускался, я окончательно продрог.
  
   Темно-серое небо низко висело над почти черной поверхностью моря, и сливалось с ним в зыбкую линию горизонта. Огромные волны лизали торчащие из воды скалы. Вдалеке, покачиваясь на слабом ветру, вековые сосны подпирали своими древними макушками облака. Так наверно было и тысячу лет назад.
  
   Я присел на ближайший холодный валун, скинул обувь и опустил голые ступни в теплую воду. Похоже, охоту так и не увижу - я единственное живое существо на берегу. Лишь гул большой воды и плеск волн нарушал предрассветную тишину. Но я ничуть не жалел - было слишком хорошо оказаться наедине с мерно дышащей колыбелью человечества. Я полностью ушел в созерцание горизонта и почти не удивился, услышав тихое:
  
   - Ну, здравствуй, Том...
  
  
  
  
  
Глава 11
  
  
  
   Неделей ранее.
  
   Разъяренный министр выскочил из дворца, будто за ним гнались все демоны ада. Со всклоченными угольно-черными волосами, безумно горящими глазами и перекошенным ртом он сам походил на демона. Испуганный его диким видом водитель за доли секунды завел огромный личный флаер Ольхана.
  
   - Гони на Эскаду! - рявкнул он, залетая в машину. Эскадой называли целый комплекс высотных зданий в сердце города, где находились почти все правительственные учреждения, там же располагалось полиция, службы безопасности и охраны. Флаер в мгновение ока доставил мужчину в нужное место, лишь чудом не попав в аварию. Ольхан выскочил, не дожидаясь полной остановки, и устремился в родное министерство.
  
   А когда-то в детстве он был совсем другим человеком. Ольхан родился в семье аристократов, в богатой и счастливой семье двух любящих друг друга до безумия людей. Желанный ребенок и наследник графского титула, он был уверен, что его жизнь сказка, и так будет всегда.
  
   Пока его мир не рухнул. Оказывается, он очень хрупкий, этот мир. Жизнерадостный, любопытный мальчишка сломался первый раз, когда застрелился его отец. Гибель папы тоже принесла горе, отрезавшее половину сердца, но отец... его сильный, смелый отец выбрал смерть сознательно. Будто с уходом любимого все ниточки, державшие его на несправедливой земле, разом оборвались. А сын... про сына он просто забыл. И тогда у мальчишки вырвали и вторую половинку еле живого сердца.
  
   Ольхан тогда тоже умер. Жило его тело, говорило, училось и даже смеялось. А он нет. Разве с пустотой в груди можно жить?
  
   Его отдали в приют для детей военных - у мальчика не оказалось больше родственников. Там было... почти хорошо. По крайней мере, никто не лез ему в душу. И никто так и не решился усыновить угрюмого мальчишку, со злыми глазами.
  
   Ольхан вырос в умного и красивого юношу и поступил учиться в военную академию, как и его отец. Там он, наконец, начал возвращаться к жизни. Стал дружить с другими альфами, и не только альфами, и даже успел несколько раз влюбиться.
  
   Но жизнь снова нанесла неожиданный удар. Их, желторотых юнцов, только окончивших академию, безразлично кинули в самую гущу разгоревшейся боевого конфликта на одной из пограничных планет Империи. В хрониках потом напишут, что доблестная армия, за каких-то три недели полностью уничтожила бандитов, вдруг возомнивших себя сопротивлением.
  
   И никто не писал, что доблестная армия состоит из почти детей, никогда не видевших смерти. Ни о том, что бандиты - это крестьяне вооруженные старинными ружьями, захотевшие жить не по указке. Ни о почти трети взрослого населения планеты, стертых с лица земли. Глупая война, за глупые цели. Сейчас он понимал, что это была просто яркая демонстрация силы и всемогущества Империи. Но тогда...
  
   Три недели крови, ужаса, боли и слез, вот что это было. Слезы были в начале, при первых убитых. А потом душа закаменела почти у всех. И выбора, выстрелишь ли ты в того бледного мальчишку с самодельной гранатой в руках и отчаянием в постаревших глазах. Или тебя превратит в кровавый фарш, все тот же мальчишка. Несмотря ни на что, Ольхан хотел жить. И он стрелял.
  
   А тот паренек ему до сих пор снится.
  
   Они победили. Но победа оказалась с таким горьким вкусом, что Ольхан никогда после этого не брал оружия в руки. А пустая оболочка, вернувшаяся после "небольшого конфликта", как будут говорить по визору, уже ничего не хотела.
  
   Серая пелена безразличия - вот чем являлись последние десять лет его жизни. Его называли бессердечным айсбергом, и самый жестокий министр в Империи, не зря заслужил эти прозвища. Его влияние простиралось намного дальше, чем Министерство Торговли. Бесшумное устранение неугодных и врагов Империи - вот его настоящая должность. Император им очень гордился.
  
   Но когда он увидел Томаса в первый раз, такого красивого и веселого, в груди вдруг забилось то, что он давно считал мертвым. Ольхан будто очнулся от страшного многолетнего сна и стал, наконец, чувствовать. Только эти чувства оказались настолько сильными, что причиняли боль. И не только ему, но и всем, кто оказался рядом. Он буквально заболел Томасом, и только небо знало, сколько сил требовалось Ольхану, чтобы терпеливо ждать бесконечные полгода до бала и не присвоить омегу. Все его существо альфы рычало - мое! А все ночи с той поры принадлежали Томасу.
  
   Там, на чертовом балу он повел себя как чудовище. Угрожал, шантажировал и подкупал. И все из-за пожирающего его заживо страха, что Томас, его Томас отвергнет его. Или что еще хуже - выберет другого альфу. И как бы не было противно, если бы ситуация повторилась, он поступил бы точно так же. Да, он самый настоящий больной ублюдок, но лучше быть больным ублюдком, чем живым трупом.
  
   Ох, Том, оказался ожившей мечтой... Мечтой о партнере равном, сильном и дерзком. Ольхан просто не мог позволить себе отпустить его. Только разве можно удержать мечту насильно? Мужчина даже предположить не мог, что все его планы пойдут насмарку. Он думал, что Томас, будет сопротивляется поначалу, а потом смирится. А если все-таки не смирится, у него есть сотня способов его уломать. Альфа он или нет? Оказавшись в его доме, ему придется уступить. Хотя некоторая ершистость парня даже нравилась мужчине. С этим омегой Ольхан не будет скучать, он был уверен. И что в итоге? Томас сбежал! Сукин сын, обвел его вокруг пальца, будто простофилю!
  
   Парень исчез, испарился как призрак, и вот уже какой день министр, забросив все дела, рыщет по планете подобно одержимому зверю. Но каждый раз, когда казалось, что Том в его руках, он как песок просачивался сквозь пальцы. Мальчик заимел себе весьма сильного покровителя, постоянно мешающего поискам, и министр обязательно узнает, кто это.
  
   Ольхан чувствовал, Томас близко, просто стоит хорошо расставить ловушки и птичка обязательно в них попадется. Ему уже доложили, что видели похожего парня у известного охотой на кракенов, Ламиса. Неужели он? Ольхан сомневался, но все же велел окружить отель и сам полетел на разведку. Если это и правда, он, то мальчишке на этот раз не убежать. Ольхан должен, просто обязан найти Томаса! Найти и сказать ему... сказать что? Он и сам не знал.
  
  
  
  
Глава 12
  
  
   Я полностью ушел в созерцание горизонта и почти не удивился, услышав тихое:
  
   - Ну, здравствуй, Том...
  
   - И тебе не хворать, - выдохнул я, все так же уставившись в морскую даль. Нашел все-таки. Мне стоило огромных усилий оставаться спокойным и не побежать по воде. Я бы рискнул, боюсь только, фокус не пройдет, все-таки я не волшебник. От усилий сидеть прямо заболела шея, а ноги уже давно заледенели. Чёёрт, какой же я дурак, идиот, тупица! Мне же капитан ясно сказал, держать любопытный нос в номере. Так нет же мысли великие мешали, Сократ блин!
  
   - Может, повернешься? Или мне так и разговаривать с твоей спиной? - услышал я насмешливое. А что, мне и так хорошо, природа, птички поют... Честно говоря, было страшно. Но может быть он и не так зол, каким я себе его вообразил?
  
   Натянув беспечную улыбку на одеревеневшее лицо я, наконец, повернулся к нему. Альфа стоял в двух метрах от меня, широко расставив ноги и скрестив руки на могучей груди. Выглядел он довольно... растрепанным. Во всем темном, начиная с иссиня-черного расстегнутого смокинга, серой рубашки и заканчивая черными же лаковыми туфлями. Мрачненько так. Создавалось ощущение, что он сбежал с какого-нибудь официального вечера. А может, так и было.
  
   Долго не решался посмотреть ему в лицо, уставившись куда-то в шею. И не зря! Судя по обманчиво спокойному лицу, крепко сжатым губам и прищуренным фиолетовым глазам, Ольхан был в бешенстве. Я и забыл, какой ужас он во мне вызывал, но напрягшееся как струна тело и резко заколотившееся сердце, быстро об этом напомнили. Прорвемся говоришь... И как, интересно?
  
   Он с таким же напряжением изучал меня. Добрался до лица, и брови поднялись в знакомом удивленном жесте. Ну да, я изменился, но, видно маскировка не очень помогла, раз он здесь.
  
   - Поговорим? - довольно миролюбиво предложил мужчина. Ого, я думал, он будет орать и ругаться. А вот мне ругаться хотелось, и очень.
  
   - Нам не о чем говорить! - ответил я резко. - Ты зря сюда пришел, я все равно с тобой никуда не пойду! - как бы незаметно одеть легкомысленно сброшенные ботинки? Я посмотрел на каменную дорожку, по которой спускался. Черт, эти пятнадцать минут до отеля мне никак не преодолеть быстрее него.
  
   - Даже не думай, - мягко сказал мне мой личный кошмар, ласково улыбаясь. - Тебе не убежать. Не в этот раз.
  
   - Это еще почему? - я все еще петушился.
  
   Он в два шага преодолел расстояние до меня и уселся рядом. Я дернулся было, и лишь его рука удержала от падения в море. Он крепко сжал мою поясницу и уставился на горизонт.
  
   - Ты хорошо прятался, любопытно, кто тебе помогал?
  
   Я промолчал. Да и что на это скажешь? Искоса рассматривал жесткое лицо. Безупречные волосы всколочены - или он сильно спешил или сейчас мода такая. Брился наверно тоже дней пять назад, под глазами залегли синие тени. Меньше всего он походил на министра. Скорее на обычного, очень усталого мужчину.
  
   Ага, только пожалеть его осталось. Бедный-бедный Ольхан, твоя жертва не бежит с радостным воплем тебе навстречу. Кто бы меня пожалел...
  
   - О чем хотел поговорить? - напомнил я ушедшему в себя мужчине. Он повернулся ко мне, не отпуская руки с пояса. Другой осторожно дотронулся до лба, прикоснулся к щеке и носу, будто знакомясь. Прохладные пальцы заставили застыть и затаить дыхание. Фиолетовые глазища были серьезны и задумчивы.
  
   - Я скучал, Томас... - сказал он мне после долгого молчания.
  
   - А я нет!
  
   - И почему я не удивлен? - усмехнулся альфа. - Вот что, мне надоели эти детские игры в прятки! - жестко сказал мужчина, прекращая изображать незнакомого мне, странно спокойного альфу. - Пойдешь ли ты сейчас со мной добровольно или нет, меня не волнует. Но убежать ты точно не сможешь! - он поймал мой испуганный взгляд и удерживал в ловушке своих потемневших глаз.
  
   А потом указал на дальние серые валуны в сотне метрах от нас. И как я сразу не разглядел - там спокойно расселись двое мужчин в черном. Меня снова жестко обломали.
  
   - Эти ребята из императорского спецотряда, и они в два счета скрутят тебя, если ты даже на шаг от меня отойдешь! - Ох, как же мне надоели его угрозы, ну честно слово!
  
   - А по-другому ты разговаривать не умеешь? - полюбопытствовал я. А Енисей улетает в одиннадцать...
  
   - Умею, Том, умею. Но ты сам вынуждаешь меня так действовать, - пробормотал он. А мне и, правда, стало его жалко, несчастный он человек, если погоня за мной стало смыслом его жизни. - Вот вернемся домой, и все узнаешь.
  
   "Но это не мой дом!" - с щемящей болью подумал я. И спрыгнул с камня прямо на мокрый песок. Разговаривать с ним я больше не хотел, непробиваемый тип. Мужики в черном тут же вскочили следом. Двое справа, я оглянулся, и двое с левой стороны пляжа. Круто! Пять альф на одного непослушного омегу, я себя прямо Суперменом почувствовал.
  
   - Я ведь все равно сбегу, разве ты этого не понимаешь? - в последний раз я попытался до него достучаться. Ветер усилился, по коже пробежали мурашки, и я обхватил себя ладонями, пытаясь согреться.
  
   - А я все равно тебя найду! В этой игре тебе не выиграть, - уверенно произнес он, подходя сзади. Я ожидал, что он как Ричард полезет обниматься. Но нет, он стал рядом, даже не делая попыток прикоснуться. Наоборот засунул руки в карманы и, покачиваясь на носках, уставился на мои ноги. И что с ними не так? Я посмотрел, ну босой, и что? На его удивленный взгляд я лишь плечами передернул.
  
   - Томас, - он замолчал, нахмурившись. - Я не хочу тебя не к чему принуждать. Пожалуйста... - было видно, что ему непривычно, о чем-либо просить, - Пойдем со мной.
  
   Я горько усмехнулся, значит, уже просим, а не приказываем.
  
   - Интересно, а как ты собирается меня удерживать? Приставишь охрану или цепями к кровати прикуешь? Или снова будет угрожать, например папе, друзьям? - и с ухмылкой наблюдал за растерявшимся мужчиной. Он запустил пятерню в волосы и силой их дернул.
  
   - Черт, Томас! Нет, конечно! - но неуверенный голос выдавал, что мой дорогой Избранный думал об этом. - Я же не...
  
   - Монстр? А кто же ты еще? - зло спросил я, желая задеть больнее.
  
   Он дернулся, будто я его ударил. А во мне разлилось болезненное удовлетворение, что получилось. Ну, вот и я превращаюсь в чудовище. Прежний Том никогда бы не стал причинять кому бы то либо боль. А я уже другой, наверно, хуже.
  
   Я смотрел сквозь него, невдалеке берег приподнимался над морской гладью и резко обрывался вниз. От сумасшедшей мысли кровь забурлила по венам, и я сбросил то странное оцепенение, пришедшее с Ольханом. Обойдя неподвижного мужчину на моем пути, я неспешно побрел к обрыву. Остановился на самом краю и с интересом посмотрел вниз. Глубоко. Синие волны уже не так сильно бились об берег, будто успокоившись. Я спиной почувствовал, как он подходит.
  
   - Может, попробуем начать сначала? - тихо предложил альфа. Он смотрел на беспокойное море, а я смотрел на него. Это такая новая игра? Если даже нет, то он поздновато опомнился. Скажи он так на балу, то тогда еще может быть, я бы согласился. Но сейчас нет. Слишком далеко я зашел, да и корабль долго ждать не будет.
  
   Я сделал два шага от обрыва, собираясь уходить, но затем резко развернулся и пошел на опешившего мужчину.
  
   - А если я не соглашусь начать все заново? Если я хочу идти своей дорогой и самому выбирать, с кем мне быть? - с каждым моим словом альфа хмурился все сильнее, лицо его потемнело, а в глазах засверкали молнии.
  
   Я подошел к нему совсем близко и положил ладони ему на грудь. И сквозь тонкую ткань рубашки почувствовал, как быстро бьется его сердце. Ох, Том, играешь ты с огнем... Альфа с изумлением наблюдал за моими действиями.
  
   - Ты же не отступишься? - мужчина отрицательно покачал головой.
  
   - Я не могу... - почти с отчаянием произнес он.
  
   - Я тоже не могу! - прошептал я ему в лицо. И изо всех сил толкнул Ольхана в море.
  
   Растерянность в его глазах мгновенно сменилась яростью, но было уже поздно. Не ожидавший от меня такой гадости альфа послушно полетел вниз, и с громким всплеском ушел под воду. Я, задержав дыхание, смотрел в темную пучину, поглотившую его. Когда черная макушка вынырнула из воды, я с облегчение выдохнул. Хотя он меня и достал до печенок, убивать я его не хотел. А холодная ванна еще никому не помешала.
  
   Влажные волосы прилипли ко лбу альфы, а сам министр напоминал мальчишку. Очень злого и очень мокрого мальчишку.
  
   - Томас!!! - взревел он, отплевываясь от соленых брызг.
  
   - Передавай привет рыбам! - ухмыльнулся я и дал деру. А то охранники уже заполошились и бежали сюда.
  
   - Томас, черт тебя дери, стой! - ага счас, только шнурки подвяжу. Кстати, о шнурках, ботинки так и остались у камней, а я как был босой,так и мчался по каменным ступеням, перепрыгивая их через три. Будь за спиной Ольхан, я бы ни за что не решился на это, но раз альфа временно мной ликвидирован, почему бы и нет? А пока его люди добегут сюда, я уже буду далеко.
  
   Ветер больно бил в лицо, воздуха катастрофически не хватало, а мышцы горели от напряжения. Мелкие камешки больно впивались в ступни, до крови царапая их. Но все это было неважно! Азарт, дух свободы кружил голову лучше всякого вина, и я чувствовал себя по-настоящему живым. Я минуты за три пролетел длиннющий подъем в гору. Лишь раз оглянулся - двое помогали министру, а двое альф огромными серыми тенями мчались за мной. Нас не догонят, нас не догонят...
  
   Я метеоритом влетел в отель и под ошарашенными взглядами постояльцев помчался к выходу. Запрыгну в первое же такси, и фиг они меня поймают!
  
   И еле успел затормозить, увидев еще двух громил, загородивших выход и неспешно направляющихся в мою сторону. Позади с грохотом слонов забежали остальные. Я вертел головой, пока меня со всех сторон брали в ловушку. Да что за невезение!
  
   И впереди и позади враги, значит... налево! Я резко повернулся, и устремился в темнеющий коридор отеля. Но тут мою грудь обхватила чужая сильная рука и дернула назад, заставив задохнуться от боли. А шею обжег странный холод. Перед глазами все поплыло, и последнее что я увидел, оказался серебристый Зэт-три всего в десятке шагов от меня.
  
   - Помоги мне... - прохрипел я роботу. И отключился.
  
  
  
  
Глава 13
  
   Мне снилось, что я в больнице. Лежу опутанной мумией на ледяном, белом как снег хирургическом столе. А вокруг толпа людей в опять же белых халатах, деловито болтающих друг с другом.
  
  - Внимание! Сейчас, мы проведем лоботомию мистеру Томасу Грину. Он был очень плохим мальчиком в этом году, - весело объявил один из них.
  
  - Не надо лоботомию... - простонал я, пытаясь выбраться из опутавших меня ремней.
  
  - Надо Том, надо! - рассмеялся склонившийся надо мной доктор с черными глазами. А потом он достал циркулярную пилу и...
  
   С громким всхлипом я очнулся. Темно. Неужели я в аду? По крайней мере, голова трещала по-адски. Еще неприятно ныла шея, а тело все затекло, потому что лежал я на чем-то крайне неудобном. Попытался повернуть голову, и на лоб тут же легла прохладная ладонь, принося заметное облегчение. Я даже закрыл глаза, все равно ни черта не вижу. И почему мне так хреново?
  
  - Как ты? - спросил хриплый голос. Я тут же все вспомнил. Бал, Ольхан, побег, отель, Ричард. Снова Ольхан и снова побег. Боль. Воспоминания лавиной хлынули в мозг, разрывая и без того трещащую, как сотня пулеметов, башку на части. Значит, меня поймали и так легко...
  
   Лежу я, судя по всему на его коленях. Очень весело, да. Я уже говорил, что катастрофа - мое второе имя? Я попытался сесть нормально, но кто же мне даст? Несильно надавив на плечи, альфа заставил меня лечь обратно, а моя непонятная слабость это ему позволила.
  
  - Лежи пока, куда дергаешься? Пусть действие синерина пройдет, потом повоюешь.- Ух-ты, какой заботливый! А не пошел бы он со своей заботой, куда подальше?
  
  - Какой к черту, синерин? - спросил я, хотя в мозгу были совсем другие вопросы. И не узнал свой глухой голос. Так, братишка, соберись!
  
  - Это снотворное, - неохотно поделился Ольхан, поглаживая меня по плечам, будто кошку. Я собрался с силами и, отбросив его ладони, резко сел, руками ухватившись за сиденье. И чуть не рухнул обратно, так закружилась голова. Перед глазами запрыгали белые точки. Как же их много...
  
   Ольхан что-то неразборчиво проворчал об упрямых омегах и помог, несмотря на мои слабые протесты, усесться поудобнее. Прямо любящий папочка какой-то. Я потер шею и нащупал там небольшую болезненную шишку.
  
  - Грязно действуешь, - усмехнулся я. Темнота стала раздражать - я чувствовал себя в ней неприятно беспомощным. - Открой окна!
  
  - У тебя глаза заболят, - никак не отреагировал он.
  
  - Мне все равно, открой, говорю! - почти закричал я, мне было необходимо все видеть.
  
  - Как хочешь, я тебя предупредил, - мне его предупреждения до лампочки. А секунду спустя я чуть не ослеп от ярких солнечных лучей, ворвавшихся в салон флаера. Из глаз сразу же потекли непрошеные слезы, которые я тут же сердито вытер.
  
   Альфа с усталым любопытством смотрел на меня, сидя всего в десятке сантиметров. Черные волосы успели уже высохнуть, а еще он успел переодеться - в рубашку на тон светлее и обычные джинсы. Я же забился как можно дальше, прижимаясь к двери и пытаясь осмыслить, что в никакой космос я уже не полечу. Енисей, наверно, уже далеко... как же больно. И тошно.
  
  - Томас?
  
  - Заткнись! - заорал я. - Лучше бы ты там утонул! - ну все, у меня началась истерика. Обычная омежья истерика, которой, как я думал, не подвержен. Хотелось все крушить, а особенно хотелось прибить альфу. Я и не заметил, как накинулся на совсем не готового к этому Ольхана и успел даже несколько раз ударить. А потом с глухим рычанием начал его душить.
  
   Мужчина быстро опомнился и без труда оторвал мои все еще слабые руки от шеи и сбросил меня со своего тела. Секунда, и уже я лежу животом на кожаном сиденье, а чертов альфа коленом придавил мою спину и почти вывернул мою руку, до упора отведя ее назад.
  
  - Хватит! Я знаю, что ты боец, но хватит. Я устал и совсем не хочу с тобой драться. Пока не хочу.
  
   Я тяжело дышал в кожу сиденья, изо всех сил напрягая мышцы. И я совсем не хотел успокаиваться, его слова лишь усилили желание убивать. Видимо, альфа это понял, потому что продолжил:
  
  - Если не утихомиришься, снова вколю синерин, и ты еще сутки проспишь!
  
  - Что? Я сутки спал?
  
  - Нет, - он, наконец, убрал колено и дышать стало, намного легче. Но руку так и не отпустил, - Прошло всего три часа, с того момента. - Ага, с момента, когда я чуть не стал свободным. Походу корабль все еще не улетел, но в данной ситуации мне может помочь только чудо. А в фей с радужными крылышками я давно не верю.
  
  - Не будешь драться? - усмехнулся альфа, чувствуя себя хозяином положения. Я снова зарычал, потом глубоко вдохнул.
  
  - Нет. И слезь с меня!
  
  - И с кем я связался? - фыркнул Ольхан, не торопясь меня отпускать.
  
  - Я тебя не просил! - огрызнулся я. И почему он медлит? У меня сейчас рука оторвется.
  
  - Да, не просил... - задумчиво ответил он. - Знаешь, а мне нравится, как ты лежишь, такой тихий и послушный. - Что за...? Я задергался, а он лишь гладил меня по спине, будто успокаивая сноровистую лошадку. А потом резким движением задрал мою футболку до самой шеи. Холодная дрожь прокатилась по телу, заставив сжать зубы от плохого предчувствия. Он что, собирается меня прямо в машине изнасиловать? Пусть только попробует!
  
   Ольхан медлил, просто рассматривая оголившеюся спину, а потом провел кончиками пальцев по позвоночнику, вызвав этим нервную дрожь. Непонятно хмыкнул и легко прикоснулся теплыми губами между лопаток. Мурашки тут же устроили сабантуй на спине.
  
  - Прекрати!
  
  - Нет уж, когда я еще так смогу? Снова убежишь, лови тебя потом, - альфа тихо рассмеялся и, вернув футболку на место, быстро отпустил мою руку.
  
   Я уже во второй раз за сегодня принял сидящее положение. К гудящей голове и всеобщей слабости прибавилась еще и ноющая рука. Про стертые ноги вообще молчу, так я скоро инвалидом с ним стану. Я посмотрел на покрасневшую шею мужчины и растрепанные от воды волосы и радостно оскалился - и он не так легко отделался!
  
  - Не боишься, что я пристрелю тебя ненароком? - поинтересовался я.
  
  - Я мало чего боюсь, - ответил, альфа уже серьезно. - Том, давай поговорим как взрослые люди? - темные глаза настойчиво просили понять. Я невесело рассмеялся, что мгновенно отозвалось острой болью в черепе.
  
  - Ну давай, говори, - и отвернулся к двери, за большим окном виднелось лишь синее небо. Я подполз поближе и стал рассматривать какой-то незнакомый город внизу.
  
  - Господин Ольхан, - вдруг раздался в салоне чужой голос. - На связи полиция, и она просит нас снизиться. Что прикажете делать?
  
  - У нас что, проблемы? - сердито отозвался Ольхан.
  
  - Говорят, внеочередная проверка, в связи с днем рождения принца.
  
  Мужчина нахмурился и посмотрел на меня.
  
  - Не нравится мне это, - пробормотал он, но все же приказал:
  
  - Снижайся. Но будь начеку!
  
  - Есть, сэр! - Я хмыкнул, полицию никто не любит, даже всесильные министры.
  
   Сотни со свистом проносившихся мимо флаеров облетали бронированный танк Ольхана. Мы попали в самый час пик, когда вечно не выспавшиеся горожане спешили на работу, а сопровождавшие нас машины остались далеко позади, задержанные мелкой аварией.
  
   Наконец, целых шесть бело-голубых полицейских машин окружили нас со всех сторон. Ну ни фига себе у них проверочка! Как будто ожидается не банальный день рождения, а прямо свадьба императора. Может попросить у них помощи? Я поймал предостерегающий взгляд альфы, наверно, ничего не получиться, но попробовать он мне не запретит. Даже если максимум чего добьюсь - задержки в полицейском участке.
  
  - Откройте салон! - послышалось со стороны водителя.
  
  - Нет! - отрезал министр. - Какая бы ни была проверка, осмотр салона запрещен! - Фу ты, какие мы важные! Я потер лицо ладонями - надо быстрее очухаться, а то снова на сон потянуло.
  
   Вдруг раздался ужасающий скрежет со стороны двери, а потом так бабахнуло, что заложило уши. Флаер ощутимо тряхнуло, а Ольхан затолкал мою оглушенную тушку за спину и вытащил откуда-то небольшой парализатор. Неужели покушение?
  
   В этот же момент салон снова дрогнул, а дверь вместе с большим куском боковой стены начала медленно сползать вниз, будто ее разрезали огромным консервным ножом. Резко и противно запахло железом. Ольхан лишь крепче зажал в руках пистолет. М-да, чувствую я, он нам не очень поможет. Действие снотворного, похоже, не прошло, потому что я совсем не испугался, и смотрел на все с философским безразличием.
  
   Бедный кусок флаера, наконец, оторвался окончательно и с грохотом рухнул вниз. Надеюсь, там никого нет. В появившемся просвете мы увидели полицейскую машину, с полностью распахнутой наверх дверью. А в проеме, широко расставив ноги и наставив на Ольхана полуметровый черный бластер, стоял ухмыляющийся Зорат.
  
   О Боже! От затопившей меня, как лавина радости, я издал боевой клич индейцев Навахо. Альфа лишь поморщился, но особо удивленным он не выглядел.
  
  - Привет, сынок! - крикнул мой герой в полицейской форме. Зорат и полицейский? Непостижимо! От облегчения чуть не растекся лужицей. Мой крестный радужный фей все-таки существует, и мне стыдно, что я в него не верил. Только откуда он узнал??
  
   Я вскочил и уже хотел было выпрыгнуть из флаера. Но Ольхан загородил желанный выход и стал спиной к омеге. Вот самоубийца!
  
  - Что происходит Томас? - угрожающе прошипел он, не обращая внимания на смертельное оружие, наставленное на него.
  
  - За мной пришли! - широко улыбаясь, ответил я. - Так что, прощай!
  
  - Значит вот он какой, твой защитник... - протянул альфа, снова уставившись на Зората. Фиолетовые гневные глаза схлестнулись с бесшабашно-нахальными карими в нешуточной битве. Воздух наэлектризовался от поединка воль двух сильных людей. Они отвели глаза одновременно.
  
  - Убери от мальчика свои лапы! - лениво приказал друг, покачивая бластером. Смотреть на темное жерло, несущей быструю и мучительную смерть оружия было страшновато. Надеюсь, Зорат умеет им управляться. Ольхан внезапно расхохотался. И что он веселиться? Тут плакать надо, а не смеяться.
  
  - Никогда не думал, что за своего омегу придется так бороться! - ответил он сквозь смех на мой удивленный взгляд. Опять он за свое! Я начал потихоньку обходить его. Пока сила на нашей стороне, надо смываться. Этот альфа мастак на неприятные сюрпризы.
  
  - Не так быстро! - Ольхан снова встал передо мной. Я смотрел на него из-под насупленных бровей. Чего ему еще надо? Проиграл, так умей проигрывать достойно! А не изображать из себя бессмертного горца, пушке все равно кого дырявить - простого омегу или самого министра.
  
   Все еще посмеиваясь, он погладил меня по голове. Я зарычал, сщас укушу блин! Улыбка исчезла с его лица, но в прищуренных глазах оставались смешинки. Я вот не пойму, почему он такой счастливый? И это тоже бесило, просто потому что я об этом размышлял.
  
  - Я думал, он альфа, - прошептал, будто великую тайну, Ольхан. Этот ненормальный ревновал меня к Зорату? Тогда понятно, почему мужчина светился как начищенный самовар. Хорошо хоть про капитана не знает.
  
   А после, альфа запустил руку в мои волосы и больно их сжал и наклонился ко мне, почти прикасаясь к носу. И ураганом обрушился на мои губы. Грубым жестким поцелуем он будто наказывал меня. А такие чужие и такие знакомые губы кусали и сминали мои, пока наглый язык варваром вторгся в мой рот. Я сначала растерялся от неожиданности, а потом стал вырываться. И почему Зорат бездействует?
  
  - Это за купание! - ухмыльнулся Ольхан, как пират, и отстранился от припухших губ. А потом прошептал, щекоча губы теплым дыханием. - А это на память! - и будто мотылек прикоснулся крылом, так нежно было его прикосновение. Сильные ладони бережно обхватили мое лицо, губы исследовали мои, словно величайшую драгоценность. А я что? Я тоже живой человек, а не железяка бесчувственная. Виновато лекарство, стресс, адреналин, не знаю, но я ответил. И мне понравилось.
  
  - Эй, голубки! - ох, папа мой мужчина, да что я творю? И оттолкнув Ольхана, я с разбегу запрыгнул в полицейскую машину.
  
  - До встречи! - подмигнул мне альфа, довольный как котяра, нагло стыривший сметану. Дверь бесшумно захлопнулась, и последнее, что я увидел, была сияющая улыбка на лице мужчины.
  
  
  
Глава 14
  
  
  
   Я хотел сквозь землю провалиться. Чуть операцию не завалил, омега чертов! На моих пылающих огнем щеках можно было бы яичницу жарить. Не будь Зората, альфа бы узнал о своих привычках пещерного гамадрила.
  
  - Ну и бестолочь же ты! - проворчал Зорат и чуть не рухнул на пол флаера вместе с пушкой, потому что я на него почти запрыгнул и стиснул изо всех сил.
  
  - Задушишь, - прохрипел омега. - Я тоже очень рад тебя видеть! Хотя и не собирался так скоро, - он небрежно бросил бластер на сиденье и плюхнулся рядом. Я уселся следом, с интересом рассматривая скромный салон полицейской машины. От облегчения, что все получилось, я чувствовал себя воздушным шариком с гелием - так и хотелось подпрыгнуть и взлететь.
  
  - Как вижу, твое мнение насчет альфы поменялось? - омега хитро прищурил глаза.
  
  - Он мне не нравится!
  
  - Ну-ну, вы, наверно, так дрались, губами... - продолжил он надо мной измываться. - Прям не оторвать! И сколько лет я тебя знаю? - а это вот причем? Первые предложения я пропустил мимо ушей. Было стыдно потому что.
  
  - С одиннадцати лет, а что?
  
  - Ну вот, с одиннадцати лет мы знакомы, и тебя с этого времени никто из альф не нравился.
  
  - И что в этом странного?
  
  - А то, что все омеги интересуются альфами, и это нормально.
  
  - Зорат, ты с какого дуба рухнул? - он только рассмеялся.
  
  - Просто вспомнил своего альфу, Ольхан очень его напоминает. Такой же наглый и упертый, - омега подпер подбородок кулаком и прикрыл глаза. Вспоминает молодость? Но нахальный Зорат мне нравился гораздо больше, чем такой, странно задумчивый.
  
  - Не забудь прислать приглашение, кстати.
  
  - Какое еще приглашение? - может и Зорату вкололи синерин? Он, по-моему, несет бред.
  
  - Как куда? На свадьбу, конечно.
  
  - Зорат!!! - возмущенно крикнул я. Он с удовольствием захохотал, откинувшись назад. Затем вытер выступившие слезы и продолжил, с ухмылкой посматривая на бурчащего меня.
  
  - Томми, ну не сердись. Неужели и подшутить старику нельзя? - Не смешные у него шутки, совсем.
  
  - Но откуда ты все-таки узнал?? И... полиция? - Зорат крякнул и почесал в затылке.
  
  - Ты не поверишь, но мне на личный зашифрованный комм позвонил некто Зэт и ужасно противным голосом объявил, что Томаса Грина только что похитили прямо в холле отеля. И даже назвал маршрут, по которому они летят.
  
  А я заулыбался. Помог все-таки, жестянка родимая!
  
  - И кажется мне, это был не человек, - протянул Зорат задумчиво. Я кивнул и развалился на сиденье.
  
  - Ага, робот. Я с ним в отеле познакомился, прикольный парень, хоть и не живой, - пояснил я. Зорат хмыкнул и уложил опасную игрушку на вибрирующий пол. Машина ревела и трещала от развитой скорости. С тех пор, как захлопнулись наши двери, а Ольхан остался в своем помятом и распиленном флаере, мы со страшной скоростью уходили от преследования. Я убрал ноги подальше от бластера. Не люблю я оружия почему-то.
  
  - Ох, мальчик мой, умеешь ты заводить странные знакомства. То безумный министр, то разумный робот. То я...
  
  - А ты-то причем? Ты ведь не странный!
  
  - Это ты так думаешь, потому что сам чудной.
  
  - А причем тут полиция, так и не сказал, - вернул я беседу в безопасное русло, прерывая какой-то непонятный разговор.
  
  - Да был у меня один знакомый начальник полиции. Я ему сына из трущоб вытащил однажды, вот его и попросил о помощи.
  
  - Я тебя обожаю! - и клюнул смущенного омегу в щеку. - В космопорт?
  
  - В космопорт! - кивнул друг. Мы еле успели прорваться сквозь гигантскую пробку в городе, а потом флаер развил максимальную скорость.
  
   Огромный городище космопорта Атланта раскинулся на десятки километров. Он дышал, он жил, он гудел как муравейник. Здесь решались судьбы, улетали к далеким звездам путешественники за счастьем и работали тысячи людей. Когда-то, очень давно, в этих местах были пересохшие соленые озера, идеальные площадки для запуска первых кораблей.
  
   Енисей ждал нас на причале триста двенадцать, сразу за доками. Найдя его всего за двадцать минут, что было рекордом, я просканировал браслет на контрольном пункте и поспешил к месту посадки. На этот раз Зорат не оставил меня, а пошел со мной, мотивируя тем, что я за пять минут мог найти неприятности на свою задницу. Возражать было нечем.
  
   Сверкающий на солнце гигантский диск "Енисея" сразу приковал мой взгляд. Я в первый раз вживую увидел такой большущий корабль. Метров пятьдесят в высоту и раза в четыре больше в ширину, он напоминал яркую елочную игрушку, случайно упавшую с неба. Ох, какой же красивый! Я полностью ушел в нирвану, и лишь сердитый тычок в бок от Зората заставил меня очнуться.
  
  - Том, не спи! Кажется, нас встречают. И что-то мне говорит, они нам не рады...
  
   Я посмотрел, куда указывал омега. И, правда, навстречу нам шел сам Ричард в знакомой капитанской форме, рядом с ним негромко переговаривались еще двое мужчин. Блин, такое чувство, что я снова опаздываю в школу, а меня прямо перед дверью в класс поймал наш "любимый" директор. Ну и злющий был дядька...
  
  - Младший техник Иванов, почему посторонние на причале? - очень мягко спросил меня капитан. А поздороваться? - И почему вы не прибыли в восемь утра, как и было приказано? - убираю свои слова насчет поздороваться, лишь бы не убил на месте. Ледяные глаза готовы были заморозить на месте, я прямо чувствовал, как холодеет моя кровь.
  
  - Это мой очень хороший друг Зорат, он мне помог выбраться из небольшой ммм... аварии, из-за которой я и не смог явиться вовремя, капитан! - выпалил я на одном дыхании.
  
   Альфа шагнул ко мне, нагнулся и сердитым шепотом спросил:
  
  - Какая еще авария? Разве я тебе не говорил сидеть безвылазно в номере?
  
  - Непредвиденные обстоятельства, сэр! - тоже шепотом выдохнул я. Капитан поджал губы и выпрямился.
  
  - Это в первый и последний раз, когда ты опаздываешь! Выношу устное предупреждение, а в следующий раз мы улетим без тебя! - Стоявшие невдалеке беты с насмешкой следили за нашим разговором.
  
  - Но я не виноват...
  
  - А меня это не волнует - виноват ты или нет. Сказал к восьми, значит, подходишь к восьми. Я не люблю неприятности, я уже говорил. И не думай, если я ничего не сказал тогда в номере, значит, и впредь я буду добреньким Ричардом! Я капитан, и на "Енисее" мое слово - закон! Ты понял меня?
  
  - Так точно! - вот блин, из огня да в полымя! Какая муха укусила Ричарда? Я потер лоб, голова трещать так и не перестала. Он проследил за моим жестом и на жестком лице стали проявляться нормальные человеческие черты.
  
  - Закрепляю тебя за старшим механиком Криспином, найдешь его сам, - уже спокойнее сказал альфа. - Но сначала иди в медотсек, - он развернулся и стал уходить, кивнув напоследок Зорату. - А вечером ко мне зайдешь, посмотрим твои документы. - Блин, к капитану идти совсем не хотелось.
  
  - Ну, прощай сынок! - вернул меня на грешную землю Зорат. - Не будем долго прощаться, а то это становится традицией. Но очень надеюсь увидеть тебя в следующий раз с пилотским значком! - Я же крепко обнял его.
  
  - Еще раз спасибо, друг! Если бы не ты, моя мечта бы никогда не исполнилась... - Омега беспечно улыбнулся и подмигнул мне. Но глаза его подозрительно блестели.
  
  - Ну-ну, не преуменьшай своего упрямства, ты бы все равно добился этого, просто позже. И последний совет - всегда слушай свое сердце, оно не соврет... Пока, Том. И ни пуха! - он в последний раз пожал мне руки и ушел.
  
  - К черту... - прошептал я его удаляющейся спине. И бросился догонять уже далеко ушедшего капитана. Но когда добежал до открытого шлюза "Енисея", он уже скрылся в недрах корабля. Я остановился, не решаясь шагнуть на широкий спущенный трап. Что ждет меня там? Уважение и почет или чудовища из бездны и крушение все надежд? Сердце стучало как бешенное. Сим-Сим откройся, как говорил один мудрый и хитрый искатель приключений из древней сказки, когда видел пещеру с сокровищами. Я на секунду зажмурил глаза, выдохнул весь воздух и наконец, сделал шаг к своей мечте. И тут же рассмеялся - прям первый человек на Луне, не иначе!
  
   Голубоватые закругленные стены и чуть светящийся матовый пол, вот и все что я запомнил, пока бежал по запутанным коридорам корабля. Проектировщик "Енисея", похоже, очень любил лабиринты, потому что вот этот черный комм на стене я видел уже третий раз. И никого живого! Вымерли они все что ли?
  
   Первого человека на корабле, у которого мог хоть что-то спросить, я нашел только полчаса спустя, все время, поворачивая не туда. В первый раз я вышел в круглый конференц-зал, видимо здесь проводились совещания и раздавались приказания. Десятки удобных кресел располагались полукругом вокруг овального стола. За капитанским креслом почти всю стену занимал серебристый визор.
  
   В зале никого не было, и я пошел дальше. Ступать босыми ногами по прохладному пластику оказалось неожиданно приятно. Во второй раз я забежал на кухню, или как оно называлось? Среди множества блестящих механизмов и приборов я разглядел худого, как щепка немолодого бету с грустным некрасивым лицом. Он увидел меня и улыбнулся.
  
  - О, новенький! Проходи, что на пороге стоишь? - низким сильным голосом спросил он меня. Было неожиданно услышать такой бас от такого тщедушного человека. Я зашел и протянул ему руку.
  
  - Я не стесняюсь, просто ищу медотсек и пока не нашел. А зовут меня Томас.
  
  - Фергус Макалистер, сынок, - он крепко пожал мне руку. - Ты же племянник старого капитана? - Я кивнул.
  
  - Да уж, не повезло Михаилу - такой груз хороший и такая нелепая авария, - он тяжело вдохнул. Вот интересно, что это за груз такой секретный? Зорат мне ничего не говорил об этом. - Миша хоть и был суров, но и справедлив тоже. А этого молодого капитана я совсем не знаю, вроде и свой парень, но...
  
  Потом его бесцветные бледно-голубые глаза мне подмигнули.
  
  - Ладно, не дадим тебя в обиду, мне нравятся такие молодые да отчаянные. Только как тебя муж отпустил? - кивнул Фергус на синий браслет на запястье.
  
  - А он и не отпускал, - тихо сказал я, смотря куда-то в сторону. - Он уже никого не сможет отпустить...
  
  На встревоженный взгляд беты я вздохнул и продолжил:
  
  - Мой муж отправился на Верфи пять месяцев назад и не вернулся.
  
  - Да чтоб я сдох, и он тоже?? - Фергус пораженно уставился на меня.
  
  - Тоже?
  
  - Да сынок, и мой друг там сгинул... - он прислонился к краю стола и покачал головой.- Ох, скольких же глупцов сожрали эти проклятые Верфи! И не сидится им на месте, неугомонным. А твой тоже за...?
  
  - Ага, за сокровищами колонистов улетел, куда же еще, - я опустил голову ниже чтобы скрыть выражение лица - больно оно было веселым. - Купил откуда- то древнюю карту и все, пропал с головой! Сколько я ему говорил, сколько просил и умолял... Но нет, уперся и все! Говорил эта точно настоящая...
  
  - А сколько вы были женаты? - Фергус усадил меня за стол и всучил стакан с вином, продолжая с тревогой за мной наблюдать. Похоже, он и, правда, поверил.
  
  - Год.
  
   Бета сочувственно цыкнул, хлопая мне по плечам. Голубые глаза были в тревоге распахнуты.
  
  - Но почему ты здесь, тогда? Разве он не оставил тебе дом, деньги?
  
  - Нет, все деньги ушли на ту карту. Родители у меня небогатые, не мог же я вечно сидеть у них на шее. И вот я здесь... - Старый бета порывисто кинулся и обнял ошарашенного меня.
  
  - Бедный мальчик! Как я тебя понимаю. Когда пропал мой друг, мне было очень больно и стыдно, - что не уговорил, что не удержал... Тебе наверно так же тяжело. - Сильные руки принесли странное спокойствие. А мне стало так нестерпимо стыдно, что засосало под ложечкой. Я конкретно заврался - одна крохотная ложь, придуманная только что, повлекла другую, и скоро я весь стал ей опутан, будто паутиной. Мне было очень неуютно, что я обманываю этого, судя по всему честного и доброго человека. Я не привык и не любил лгать. Лучше уж ляпнуть правду и получить за это тумаков, чем городить ложь.
  
  - Ничего, я справлюсь и спасибо за поддержку! - я и, правда, был ему благодарен, немногие бы так прониклись моей историей. Бета пожал мне пальцы и взлохматил волосы.
  
  - Ну, пойдем, Том. Покажу тебе все здесь. И кстати, зачем тебе в медотсек?
  
  Я указал на ноги:
  
  - Потерял ботинки, пришлось бежать босиком. И все равно опоздал...
  
  - Это плохо, новый очень не любит нарушителей его приказов. Лучше не повторяй больше, а то вылетишь с "Енисея" и не заметишь! - Да я и сам это понял, не дурак.
  
  - А за кем тебя закрепили? - Мы шли по уже знакомому голубоватому коридору. Наши шаги гулко отдавались в ушах.
  
  - За Криспином, - бета непонятно хмыкнул.
  
  - А что?
  
  - Старина Криспин механик от бога, конечно... но человек со странностями! - Фергус рассмеялся и подмигнул мне.
  
  - Он, что, поедает заживо младенцев?
  
  - Неет! Он просто любит разговаривать с кораблем.
  
  - Ну, это не странность, - я пожал плечами. Подумаешь, разговаривает, я уже думал, что у Криспина крыша поехала.
  
  - Но не всем корабль отвечает...
  
  - Ну да...- я недоверчиво покосился на бету. Фергус с серьезным видом кивнул, но уголки рта его подрагивали, как будто он сдерживал рвущийся смех. - Ну, тебя! - я с облегчением рассмеялся.- А мы сегодня до медотсека дойдем?
  
  - Да как бы мы уже и пришли, - усмехнулся бета.
  
   И, правда сверкающая белизной каюта гостеприимно распахнула перед нами двери. Мне резко поплохело - уж очень она напомнила мне недавний жуткий сон. Даже запах, острый запах озона и отфильтрованного воздуха был точь-в-точь такой же...
  
   Медотсек был сиротливо пуст, но Фергус сам подошел к разлинованной синими квадратиками панели и быстро набрал шифр на комме.
  
  - Док пока в городе, закупает лекарства, поэтому я сам тебе помогу. А когда он вернется, заглянешь еще раз сюда - надо бы прививки сделать. - Он достал из появившейся ячейки тюбик с каким-то зеленоватым гелем и прозрачные пластыри. А после того как я промыл ранки в небольшом душе тут же в каюте помог нанести заживляющий гель и закрепить пластыри. На мои слова, что я и сам могу, проворчал, что грех не помочь племяннику любимого капитана.
  
   На душе стало тоскливо. Странное дело, я должен до потолка летать от радости, что все-таки попал на корабль. А через час с небольшим, мы оторвемся от земли, и я впервые окажусь в космосе. А нет, не радостно... Может, это стресс виноват? Ведь последние денечки выдались весьма бурными.
  
   Пластырь приятно холодил пятки, а добрый дядя Фергус вытащил мне откуда-то белые ботинки.
  
  - На, надень пока. А остальное мы тебе потом подберем.
  
   Я поднялся и походил по помещению, с любопытством рассматривая сложные медицинские аппараты, а бета комментировал все с такой гордостью, будто своими руками их смастерил. Я остановился у продолговатой, обтекаемой капсулы. Прозрачный купол капсулы со всех сторон был утыкан всевозможными индикаторами, а сбоку ее полукругом обхватывала темно-серая панель управления.
  
  - Это, мой дорогой Томас, наш драгоценный Витар! - торжественно объявил он. - Заживляет почти любые раны, даже очень серьезные. Михаил его недавно за огромные деньги купил.
  
  - Любопытная штучка, - я провел ладонью по теплому, чуть шероховатому куполу прибора.
  
  - Ага, но постарайся в нее не попадаться, - со смешком посоветовал Фергус.
  
  - Не буду, я вообще осторожный. Кстати, ботинки подошли идеально, спасибо!
  
  - Не за что, сынок. Пошли, представлю тебя Криспину. Скоро надо готовить корабль к вылету, времени почти в обрез.
  
   До нижнего отсека Енисея, где и работал механик, мы добирались почти в два раза дольше. По пути нам встречались другие члены экипажа - накачанные альфы и серьезные беты. Большинство равнодушно кивали на приветствия и шли дальше, а некоторые даже смотрели на меня весьма враждебно. Черт, репутация племянника, похоже, сослужит мне плохую службу. Любимчиков никто не любит. Настроение скатилось еще ниже.
  
  - Жить будешь с Криспином. Лишние каюты у нас только для пассажиров, а не для команды, - объяснил бета. Я пожал плечами, я согласен хоть с кем жить, только не с капитаном.
  
   По довольно запутанному маршруту мы, наконец, достигли входа в рабочие отсеки. На черной двери алым светилась предупреждающая надпись, что вход только для экипажа. Фергус шлепнул по серому распознавателю посередке, и большущая двухметровая дверь начала с шипением отходить вбок.
  
   Внизу все было "практично", просто и без изысков. Ничего сверкающего и светящегося, просто темные стены и такой же пол. Тихо попискивали различные приборы. Куда ни кинь взгляд - всюду трубы, провода и коммы.
  
   Одетый в оранжевый рабочий комбинезон Криспин оказался сутулым, неопрятным альфой лет пятидесяти с хмурым взглядом исподлобья. Когда мы подошли поближе, он оторвался от коммуникаторов, с которыми возился и недовольно уставился на нас.
  
  
  
  
Глава 15
  
  
   - О Криспин, дружище! А я тебе помощника привел! - альфа с тусклыми коричневыми глазами и русыми волосами, сосульками свисающими на лоб, недобро щурился на нас.
  
   - Мне некогда! - хриплый голос как отрезал.
  
   - Это Мишкин племянник, ты что забыл? - судя по нахмуренным бровям, Фергус начал сердиться.
  
   - Да хоть сынок самого императора, мне то что? - фыркнул Криспин, придирчиво осматривая меня. Я поежился от неприятного взгляда. - Криворуких бездельников только мне и не хватало! - сказав это, он невозмутимо вернулся к работе. А во мне стремительно поднималось отчаяние: думай Том, думай!
  
   - В старших классах я занял первое место с курсовой по рио-коммуникациям штурмовиков класса Авалон пять, - выпалил я. - И с восьми лет помогал отцу ремонтировать флаер... - аргументы не ахти, но это все что мог вспомнить. Стало обидно, что меня оценили как неумеху, даже не проверив.
  
   Криспин издевательски расхохотался.
  
   - Первое место где, в яслях?
  
   - В школе...
  
   - Ну, иди сюда, школьник, - все еще посмеиваясь, он сделал приглашающий жест рукой. - Смотри, что я делаю и запоминай. Если сможешь хоть половину повторить через неделю, быть тебе младшим техником. А если же нет... то лучше, сюда больше не спускайся, все равно не пущу! Пусть капитан тебе полегче работенку поищет. Он найдет, не беспокойся! Особенно для такого смазливого...
  
   От его слов меня всего передернуло. Я обещал себе, что обязательно научусь всему, что умеет Криспин. Или я не Томас Грин! А тупостью я никогда не страдал.
   Фергус, подмигнув мне на прощание, ушел. Работа же оказалась грязной и тяжелой. Уже через час я оказался с головы до ног перемазан чем-то коричнево-черным, к тому же жутко вонючим. Этой жижей были покрыты почти все внутренности переборок, которые мы методично разбирали. Надо было провести диагностику соединений двигателей Енисея со всеми системами корабля. Первую диагностику провели еще в космопорте, но Криспин всегда перепроверял работу наземных служб.
  
   - Енисей за десять лет ломался всего дважды, вот почему! - буркнул он на мой вопрос, почему надо делать двойную работу.
  
   Гипер-двигатели Соммера изобрели еще в конце двадцать второго века, но стали применять только лет двести назад. Корабли в космосе перемещались своеобразными прыжками-импульсами через нуль-точки. И если раньше они прыгали как 'блохи на собаке', то сейчас и кенгуру обгоняли. Все это мне между делом рассказывал альфа. И хотя я уже все знал, его сравнения мне понравились.
  
   В конце я так втянулся в работу, что даже не заметил, как мы оторвались от земли. Лишь по возрастающей силе тяжести, а затем по резко ставшему легким телу, догадался - я уже в космосе. Но мне было не до того.
  
   Каждый раз, когда диагност мягко звенел, что означало - все в порядке, Криспин одобрительно хлопал по приборам корабля, приговаривая: 'молодец, малыш!' или 'так держать, старина'. И странное дело, корабль отвечал ему тихим гудением. Или у меня слуховые галлюцинации.
  
   - Корабль любить надо. Ведь он почти что живой. Ты вот думаешь - все это из железяк и пластика, из винтиков да микросхем. А вот и нет! Корабль, Енисей - он нечто намного большее... Корабль - это ожившая мечта, мечта о свободе...
  
   Криспин надолго замолчал, а я подумал, что когда он говорит о Енисее - а это почти все время - он становится почти красивым...
  
   Лишь спустя шесть или семь часов, когда мы обошли десятки километров труб, сотни коммов, он в последний раз провел по переборкам и посмотрел на меня. Я же нес тяжеленный диагност.
  
   - На сегодня хватит! Пойдем наверх. Как раз время ужина. Проголодался, небось? А жить будешь у меня.
  
   Я устало улыбнулся и кивнул. Фух, классная новость - живот и, правда, сводило от голода. Только с чего он вдруг так подобрел?
  
   - Ты неплохо поработал, - ухмыльнулся одобрительно альфа. - Даже ни разу не пожаловался, а я терпеть не могу нытиков! - он, что мои мысли прочитал?
  
   В зеркальной стене крохотной душевой, тут же, я выглядел не лучше Криспина, весь чумазый и к тому же отвратительно пахнущий. Футболку и шорты можно выбрасывать в утилизатор - эти огромные коричнево-желтые пятна уже никто не отстирает. Надеюсь, мои вещи успели привезти, Зорат говорил, что позаботится об этом. Я быстро помылся, и оделся. Грязные тряпки жутко не хотелось напяливать обратно, но выбора не было.
  
   Когда потопали наверх, Криспин объяснил, что кухню здесь принято называть камбузом, а медблок - лазаретом.
  
   Когда мы зашли в камбуз, два десятка пар глаз уставилась на нас. Кто с удивлением, а кто и с ухмылкой. Я сразу почувствовал себя маленьким и слабым омегой среди десятков громил альф и бет. К тому же в грязной одежде. Лицо же капитана было непроницаемо. А мгновение спустя он одобрительно кивнул, да и другие стали смотреть куда более добрым взглядом. Криспин потащил меня к столу, где мне кивали уже как старому знакомому. Неужто это была такая проверка, смогу я сработаться с механиком или нет? Я мысленно фыркнул - нашли, чем проверять! Меня самого робот спас, а разговаривающий с кораблем бета, это так, мелочь.
  
   Ужин прошел намного лучше, чем я ожидал. Я успел познакомиться почти со всеми членами экипажа. А они оказались не такими уж злобными и недоверчивыми, какими казались вначале. И уже спустя пятнадцать минут я весело смеялся шуткам Фергуса - он оказался чудесным рассказчиком. Капитан был довольно рассеян и в общем веселье не участвовал. Я уже подумал, что он про меня забыл, и обрадовался. Но как оказалось, я рано расслабился. Когда все уже расходились, Ричард остановил на мне свой холодный взгляд.
  
   - Жду тебя через двадцать минут.
  
   Вот черт!
  
   Пришлось кивнуть. Надеюсь, он не прочитал на моем лице, как я не хочу с ним оставаться наедине. Альфа лишь ухмыльнулся, на мои попытки сдержать недовольство. В нашей с Криспином каюте оказалось неожиданно уютно, несмотря на тесноту. В небольшой светлой комнате разместились две кровати, да и столик в углу. Около одной койки лежали мои сумки с вещами. А практически половину стены напротив, занимал большой иллюминатор. Я подошел к нему, почти прижимаясь носом к холодному прозрачному стеклу.
  
   Космос. ..
  
   Безграничный, темный и пугающий. Как ни странно звезды едва были видны, лишь несколько десятков крохотными точками сияли там. Почему-то стало неуютно, и я отошел.
  
   Так, первым делом надо переодеться. Я с наслаждением скинул замызганные вещи на пол и надел свои любимые джинсы и футболку. Затолкал тряпки в утилизатор, закинул сумки в выдвижной шкафчик и уже почти собрался уходить, когда вспомнил об еще одной очень важной вещи. Фильтры! Я ух уже дня три не менял, огромная беспечность с моей стороны. А вдруг откажут? Вот альфы посмеются... после того как отдерут меня от себя! Да и дышать в них становилось трудновато.
  
   Пришлось полезть обратно за сумкой. М-да... что-то их маловато. Блестящие и мелкие, они врассыпную лежали в потайной коробке на самом дне. Даже если экономить, и менять их не каждые два дня, как положено, а раз в три-четыре, максимум их хватит месяца на два. А то и меньше. Криспин упомянул, что раз в месяц мы обязательно останавливаемся в порту. Тогда и надо обязательно обновить запас.
  
   Выбросив старые, я засунул новые, еще холодные фильтры в нос. Через секунду, они потеплели и заработали. Ну, что ж, я готов. Набравшись храбрости, я решительно потопал к каюте капитана. Ну не съест же он меня, в конце концов?
  
   Но перед самой его дверью, решимость испарилась, как будто ее и не бывало. Как всегда. Помявшись немного, я нажал на кнопку комма.
  
   - Томас Иванов по вашему приказанию прибыл!
  
   И дверь медленно стала отползать в сторону. Заходя, я мельком оглядел помещение. А апартаменты капитана не намного больше моей каюты. Больше в ней лишь вещей. На столе, заваленном папками, разместился большой комм. Еще один на стене.
   Ричард, развалившись, сидел в удобном кресле, сосредоточенно изучая какой-то документ. Видимо новости не очень хорошие, судя по тому, как он сердито хмурился.
  
   - Подожди минутку, - он оторвал взгляд от документа и указал на стул напротив стола.
   Я с радостью плюхнулся на жесткое сиденье. Да хоть час. Может вообще про меня забудет? Ага, как же. Альфа, наконец, отложил тонкий пластик, и устало протер лицо ладонями. А потом уставился на меня.
  
   - Похоже, команда тебя приняла, да и Криспин неплохо отозвался. Это радует. Завтра заглянешь к доку, надо взять анализы.
  
   Я осторожно кивнул.
  
   - Если это все, то может, я пойду?
  
   - Сиди уж, раз пришел, - альфа усмехнулся и одним плавным движением поднялся с кресла. В голубых глазах снова появилось прежнее хищное выражение.
  
   Ну, началось. Я с обреченностью следил за тем, как он сделал шаг и оказался за моей спиной. Тяжелые руки опустились на плечи, заставив напрячься в ожидании. Что он еще задумал?
  
   А капитан начал довольно профессионально разминать мне усталые мышцы. Ха, если он думает, что это заставит меня расслабиться, то очень ошибается. Я думал только о том, как убежать отсюда с наименьшими потерями.
   - Мое предложение еще в силе, - выдохнул он мне в ухо.
  
   Я вздрогнул от неожиданности, а его руки уже ласкали спину. Папочка, ну почему ты заставил меня узнать все, чем можно привлечь альф, но не дал ни единого совета, как избавиться от назойливого ухажера? Особенно если этот ухажер - капитан корабля, на котором ты работаешь!
  
   - Капитан! Мы же с вами договорились, что не будет никаких предложений! Разве вы забыли? - я увернулся от его рук и встал со стула, начав осторожно пятиться к двери. - Я стажируюсь месяц, и если вас все устраивает, то вы берете меня в команду!
  
   Альфа лишь рассмеялся на это. Скрестив руки, он наблюдал за мной, изучая, будто неведомую зверюшку.
  
   - Какой же ты еще маленький, Томми. И как тебя вообще из дома выпустили? - он даже покачал головой. - Я бы, например, дальше спальни тебя не пустил.
  
   А затем дурашливое настроение испарилось с его лица. Он вдруг оказался прямо передо мной, заслоняя собой свет. Я в панике сделал шаг назад, чтобы в итоге упереться спиной о стену. Вот черт! Альфа незамедлительно устремился за мной, буквально притиснув мощным телом к твердой стене.
  
   - Что вы себе позволяете? - прошипел я раздраженно, безуспешно пытаясь вырваться из ловушки.
  
   - Ты мне очень понравился Томас. А я привык получать, все, что мне приглянулось! - ласково прошептал капитан.
  
   - Я буду сопротивляться!
  
   - А так даже интереснее, - промурлыкал нахал мне в шею и неожиданно больно укусил.
  
   Я чуть ли не подпрыгнул и изо всех сил оттолкнул тяжелое тело. Как ни странно капитан отступил, продолжая из-под опущенных век следить за мной. Я же застыл сначала, не веря в так легко обретенную свободу, а потом стремительно открыл двери и выбежал из каюты.
  
   И чуть не сбил Фергуса, проходившего мимо. Пробормотал извинения крайне изумленному бете и умчался дальше. И долго еще бродил по длинным коридорам корабля. А окончательно успокоившись, поплелся в свою каюту.
  
   Вот и закончился мой первый день на Енисее... Я все никак не мог заснуть, долго ворочаясь на узкой откидной койке. Почти бесшумно гудели системы корабля. Всего в двух метрах негромко похрапывал Криспин, но не это было причиной бессонницы. Просто слишком много произошло за последнюю неделю.
  
   Картинки последних дней, как разноцветные стеклышки калейдоскопа мелькали перед закрытыми глазами. Неудивительно, что первым появился Ольхан, тогда на флаере - усталый и взъерошенный. Сейчас он показался мне почти человеком. Но только почти. Ольхан вызывал слишком сильные, слишком противоречивые и сложные чувства. Я не хотел ворошить этот опасный клубок, выводы мне могли не понравиться. Поэтому я запретил себе о нем думать.
  
   Помолодевший лет на десять Зорат лихо подмигнул мне и исчез. Эх, классный он все-таки дядька! И очень хороший друг. Жаль, что я раньше этого не понимал, воспринимая его помощь и поддержку как должное. Ричард же, чему-то хмурился и грозил мне пальцем. Зла на него не хватает! И чего привязался?
  
   А потом я увидел отца.
  
   Мне было лет девять, когда он по уши увлекся альпинизмом. Заодно и меня решил увлечь. Моего мнения, как обычно, он не спрашивал. А я очень боялся высоты. Боялся до дрожи, до колик в животе. Хотя, если подумать, я сейчас ее боюсь. Черный холодный космос в огромном иллюминаторе в нашей каюте внушал мне ужас. Надеюсь, я привыкну, а то пилот, боящийся космоса это даже не смешно...
  
   Так вот, привел отец меня на тренировку, и, как я помню, там были искусственные скалы почти в натуральную высоту. От настоящих они отличались лишь тем, что в них были понатыканы датчики контроля, плюс конечно системы подстраховки.
  
   Тогда многие отцы привели своих сыновей. Как обычно на десять ребят приходилось семь альф и трое бет. Я оказался единственным омегой среди них. И хотя больше походил на бету, маска сразу меня выдала. От недоуменных, а иногда и презрительных взглядов других мальчишек сразу захотелось убежать и спрятаться. И зачем он меня сюда приволок? Позориться??
  
   Никто даже не сомневался, что я даже на несколько метров не поднимусь, не то что доберусь до вершины.
  
   Никто. Кроме моего отца.
   Когда я сорвался в десятый или пятнадцатый раз, то даже отцепиться от страховочных ремней сил не осталось. Так я и висел, в полуметре от земли, раскачиваясь будто маятник. А "ласковые " объятия страховки, после падений, превратили мое бедное тело в сплошной больнючий синяк.
  
   Пацаны рядом тоже срывались, но намного реже. И сразу же карабкались обратно. Альфы страхом не страдали. Похоже, это чувство у них просто атрофировалось. А я боялся. Боялся уже на пятиметровой высоте, когда вцеплялся за выступы и смотрел вниз, то холодный пот прошибал меня. Руки начинали дрожать, пальцы разжимались, и я в очередной раз летел вниз.
  
   Все. Я готов. Можно выносить...
  
   Я закрыл глаза, чтобы никого не видеть, но уши все равно ловили тихий, однако от этого не менее болезненный смех остальных. Этот смех говорил - ты слабак, ты все рано ничего не сможешь. Иди заползай в свою пещеру и играй в куклы. Больше ни на что ты не способен. Батя, что я тебе сделал?
  
   Будто услышав мои мысли, он приказал:
  
   - Вставай!
  
   - Я не могу, - простонал я, даже не открывая глаз. - Разве ты не видишь? Это не для ме
   ня!
  
   Он вздохнул и присел на корточки. Я затылком почувствовал его дыхание. А висеть вот так оказывается весьма неплохо, будто на качелях...
  
   - Томми, сынок... Я знаю, что тебе трудно. Что тебе больно... - он замолчал и взъерошил свои волосы, отец всегда так делал, когда волновался. - Но я хочу тебе сказать одну вещь. Важную вещь. Если ты сдашься сейчас, то будешь сдаваться всю свою жизнь. А я не хочу, чтобы мой единственный сын был неудачником. И еще - никто не запомнит, сколько раз ты падал. Но все запомнят, когда ты одержишь победу! Это мне еще дед говорил...
  
   И он ушел.
  
   А я повисел еще минут пятнадцать, потом еле расстегнул непослушными, ободранными пальцами ремни и рухнул на жесткий холодный пол. Посмотрел на голубое небо, на ребят, крошечными ползающими точками видневшихся на огромных рукотворных скалах. Ну, точно букашки! Почему это показалось мне очень веселым, и я рассмеялся. И полез обратно.
  
   О нет! Вершину тогда я точно не покорил - для этого мне понадобилось даже больше чем два месяца. И еще много-много раз падал. Но слова отца я запомнил навсегда.
  
   Тогда мы были очень близки, и это были лучшие воспоминания о нем. А после у него начались проблемы на работе, он стал постоянно задерживаться и хмуро молчать по вечерам. А общались мы все меньше и меньше...
  
   Ненависти я уже не чувствовал, может, она растворилась в суматохе последних дней. А может всю программу по чувствам я уже выполнил на год вперед, и их у меня уже не осталось? Да и была ли эта ненависть? Это скорее жгущая обида и чувство невосполнимой потери грызли меня...
  
   Но чтобы это ни было, обида осталась. Она колючим комом застряла, где-то в груди и больно царапала при каждом вздохе.
  
   И еще я очень скучал по папе...
  
   Холодные звезды настойчиво сверлили мне затылок. А темная мгла в иллюминаторе шептала страшные сказки. Устав бороться, я с головой накрылся одеялом и только так смог, наконец, заснуть. И, правда, какой же я все-таки еще маленький...
  
  
  
Глава 16
  
  Я был счастлив! Нет, правда, без всяких прикрас и преуменьшений. И всего-то понадобилось для этого засунуть меня в корабль с альфами и заставить работать по двадцать часов в сутки. И все! Когда я в очередной раз доползал до своей койки, никакие мысли уже не тревожили - лишь бы выспаться. Мне все время казалось - я только прикрыл глаза, а уже через секунду надо было вставать на дежурство. Криспин загружал работой по полной, с каждым днем давая все более сложные задания. И снова не было времени жалеть себя и думать о будущем. И как ни странно, мне это нравилось.
  
  На следующей же день мне, как и остальным, выдали комплекты спецодежды для работы, сделали все необходимые прививки и оформили документы. Похоже, одобрения старшего механика оказалось достаточно для зачисления меня в штат, что очень радовало. Я, Томас Иванов, стал полноправным членом команды Енисея! Пусть пока младшим техником, но, по-моему, и это грандиозный успех.
  
  Единственное, что по-прежнему жутко бесило и раздражало - это поведение капитана. Он не оставлял попыток соблазнить меня. Хорошо хоть до крайних мер не доходило и ограничивалось поцелуями и лапаньем в коридорах, когда никого не было и я имел несчастье встретить его. Из-за этого я стал по десять раз проверять, прежде чем куда-то завернуть. А при виде Ричарда старался слиться со стенами, правда, это мало помогало. Но, судя по всему, его терпение было на исходе и нужно было срочно придумать, чем бы отвлечь внимание зацикленного на мне альфы.
  
  И как-то совсем незаметно пролетело два месяца. Работы не стало меньше, но я успевал делать все гораздо быстрее, поэтому у меня даже появилось немного свободного времени. В основном я тратил его на самостоятельное изучение технической литературы. А должен я был знать очень много, ведь институтов никаких не заканчивал и мог рассчитывать только на себя!
  
  А два-три раза в неделю, сразу после ночной смены, я пробирался на капитанский мостик и, усаживаясь в уголке, тайком наблюдал за работой пилотов. С мазохистским удовольствием следил за их уверенным управлением со сложнейшей системой корабля и отчетливо понимал, что мне до них, как до Луны. Но оказалось, это я думал - тайком, пилоты - Стэн и Грег, давно уже меня заметили. Произошло это примерно на пятое мое 'тайное' посещение мостика.
  
  - Эй, парень! - негромко окликнул Стен, рыжий бета лет тридцати, с усилием потягиваясь после непрерывного трехчасового пилотирования.
  
  Я вскочил, стушевался и уже хотел убежать - еще до капитана эта новость дойдет, проблем не оберешься потом. Но следующие его слова заставили меня застыть как вкопанного.
  
  - Парень, подойди поближе! Что так далеко сел? Небось, и не видно ничего толком? Тебя же Томасом кличут? - а сам обернулся и улыбается.
  
  Я неуверенно кивнул и осторожно подошел, опасаясь подвоха. С пилотами я редко сталкивался и не знал, что от них ожидать.
  
  - Я хочу, как вы стать первоклассным пилотами! - выпалил я как на духу, жадно уставившись на перемигивающиеся сотнями огоньков панель управления. - Только вряд ли получится...
  
  - А почему это не получится? - удивленно протянул молчавший до этого Грег, сероглазый, на удивление невысокий альфа. - Работа конечно очень не из легких, но ничего невозможного здесь нет. Если, конечно мозги работают и способности есть, - он усмехнулся и подмигнул мне.
  
  - Хочешь в кресле посидеть? - вдруг предложил Стэн.
  
  - Хочу! Конечно, хочу! А можно?
  
  Грэг рассмеялся.
  
  - Все можно, если осторожно! Мы же никому не скажем? - он вопросительно уставился на Стэна. Тот кивнул в ответ.
  
  Я с радостью плюхнулся в пилотское кресло. Мягкий пластик сразу принял форму моего тела, а я, прикрыв на минуту глаза, представил себя настоящим космическим летчиком. Классные ощущения!
  Вот так у меня появилась большая тайна и, кажется, даже друзья. Они потихоньку учили меня премудростям пилотирования, а я за это бегал по мелким поручениям для них.
  
  Но и у счастья есть срок годности, а рейс без происшествий только в вирт-стимуляторах и бывает. То, что на корабле происходит неладное, я заметил одним из последних. Странное спокойствие и ощутимое напряжение, разлившееся в запутанных коридорах Енисея, подобно густому киселю можно было потрогать руками. Я же все списал на нервы. Меня даже не насторожило отсутствие внимания со стороны капитана, отстал и ладно. Надоел, наверное.
  
  Но когда Фергус за целый день так ни разу и не пошутил, даже до меня дошло. Дело не чисто!
  
  - У нас что, проблемы? - осторожно поинтересовался я у погруженного в себя беты.
  
  Он оторвался от стаканчика с кофе, который сверлил взглядом уже минут десять.
  
  - С чего ты взял? - попытался он от меня отмахнуться. Но его преувеличенно бодрый голос меня не обманул.
  
  Я пожал плечами:
  
  - Да все какие-то странные...
  
  Бета почесал маковку и тяжело вдохнул.
  
  - Слухи ходят нехорошие, Том. Может все и обойдется, а может и нет... Не хочу тебя раньше времени пугать.
  
  - Фергус! Говори прямо, что обойдется? - пугать он меня не хочет! Неизвестность намного хуже.
  
  - Пираты, сынок! Пираты... - сказал он, глядя мне прямо в глаза.
  
  Вот это да! К такому ответу я точно был не готов. И не поверил. Пираты такая же космическая байка, как и сокровища верфей. Страшилки для детишек.
  
  - Этих бандитов уже лет сто как переловили! - уверенно ляпнул я.
  
  Бета только невесело рассмеялся. И такая снисходительность светилась в его блеклых глазах, что стало неловко за свои наивные слова.
  
  - Переловили их, как же! Вчера услышал, как они уже третий торговый корабль захватили. И это за последнюю неделю! А на планетах об этом как всегда молчат - это же такой позор для галактической службы безопасности! А мы как раз будем пролетать в этом секторе галактики... - и такая обреченность проскользнула в его голосе, что стало жутко.
  
  - А что, разве нельзя проложить другой маршрут? - не понял я проблемы. Не дурак же капитан самому лезть в логово бандитов?
  
  - Вот именно, что нельзя! Мы тогда потеряем целую неделю, и не сможем прилететь вовремя. А не пребудем к сроку, половина прибыли улетит в трубу. Покупатели ждать не будут - считай, зря летели. Вот и думай - лететь, как и задумано и рисковать кораблем и жизнями людей или же гарантированно потерять прибыль?
  
  Он ушел, так и не допив свой кофе и оставив меня в тревожном состоянии. Хорошо, что я не капитан, и мне не приходится делать такой дурацкий выбор. Может все и обойдется, как сказал Фергус. Должно же мне хоть в чем-то повезти?
  
  Кто-то говорил о везении? Ха! Я и везение - вещи несовместимые в принципе. И есть вещи похуже пиратов...
   Денька через три, всеобщее нервное ожидание улеглось. Я, после изнурительной ночного дежурства, без задних ног плелся в свою каюту. Криспин вот уже два дня не вставал с койки, отравился чем-то. Я сильно подозревал что 'чем-то' оказалось контрабандным виски, которым он иногда баловался. Хотя и клятвенно уверял, что во всем виноваты 'корабельные дрянные консервы' и его слабый желудок. Я с ним не спорил, первое 'боевое крещение' отнимало все силы. Работать в одиночку оказалось очень непросто. То, что Криспин проделывал с легкостью и на автопилоте, давалось мне намного сложнее. Я постоянно боялся сделать что-нибудь не так, как надо или вообще все сломать к черту.
  
  Обед я снова пропустил, о чем настойчиво и громко напомнил мой бедный желудок. Такими темпами вообще скоро ноги протяну. На мое счастье я проходил мимо столовой и с радостью туда свернул. Если я голоден, то никакая усталость не поможет мне заснуть. А спать хотелось зверски.
  
  Засыпая на ходу, не сразу заметил, что в столовой сегодня аншлаг. Хотя время завтрака прошло уже давно, никто почему-то не спешил расходиться. Фергус и еще пятеро мужчин что-то бурно обсуждали, собравшись в тесный кружок у крохотного стола.
  
  У меня от любопытства даже усталость прошла. Набрав в поднос большущую такую гору еды, подсел к ним.
  
  - Ребята, что случилось? Опять пираты?
  
  - Неа, - небрежно отмахнулся Стэн, сидевший здесь же. - Тут другая новость, у нас гость объявился! Вот и сидим, гадаем, ради кого это Енисей сделал крюк на станцию?
  
  Я чуть бутербродом не подавился:
  
  - Какой еще гость?
  
  - Сегодня пассажира забрали, ты наверно в ночной был, вот и пропустил весь цирк. Важная шишка, кажись, - усмехнулся Фергус.
  
  А мне что-то нехорошо стало. И аппетит пропал.
  
  - Том! Томас Иванов! Ты что, заснул? - окликнули меня, похоже, не в первый раз.
  
  - А? - вздрогнул я от неожиданности. Вот что за люди! Попереживать не дают спокойно.
  
  - Мы с парнями поспорили маленько, - отозвался Стэн, уставившись в потолок. - Твой муж и взаправду в верфи попер что ли?
  
  Я похолодел и осторожно кивнул. Черт! Только разговоров о моем якобы любимом муже мне только и не хватало!
  Фергус виновато на меня покосился. Я беспомощно пожал плечами, чего уж там.
  
  - Ты извини, если что, - вдруг смутился бета. - Наверно тебе и так тяжело об этом вспоминать, а тут еще и мы со своим любопытством в душу лезем.
  
   'Вы даже не представляете как!'
  
  Во мне поднялось жуткое раздражение на излишне любопытного пилота. Я и забыл, каким непростым способом оказался на корабле. Будто вечность здесь работал...
  
  - И последний вопрос...
  
  Вот ведь неугомонный тип! Я тяжело вдохнул и смирением монаха уставился на Стэна. Лучше уж сейчас отмучиться, а то не отстанет ведь.
  
  - А как его звали то? Мужа твоего?
  
   'Никак его не зовут! Я абсолютно свободный омега и хочу таким оставаться еще очень долго!'
  
  Но я даже рот открыть не успел, как со стороны входа в столовую все услышали громкий и насмешливый ответ:
  
  - Ольхан! Его мужа звали... Нет, не так! Его мужа зовут Ольхан! Не так ли любимый??
  
  Глава 17
  
  
  Оглушительная тишина. Все застыли как манекены. И тут с грохотом на пол шлепнулся мой бутерброд... вместе с моей жизнью. Сердце ухнуло вниз, а ладони похолодели. Как же это мне надоело... Я медленно встал со стула и, натянув на лицо кривую улыбку, оглянулся на того, кто уже в который раз послал мои планы и мечты в далекое никуда. Черт! И почему мне так не везет?
  
  И сам не заметил, как стал жадно осматривать предполагаемого мужа. Нахальная улыбка на загорелом лице взбесила сразу. Довольные прищуренные глаза лениво осматривали камбуз. Вдруг пронзительный взгляд остановился на мне, и я вздрогнул от горевшего в его глазах напряжения. Он улыбнулся еще шире. Одет в ярко-синий костюм, густо расшитый золотыми узорами. На шее сверкающее ожерелье, пальцы в громадных кольцах, выглядит как елка, ей-богу! Ни дать ни взять богатый торговец с Тарина. Тоже маскируется? Сейчас в нем бы мало кто признал строгого и жесткого министра.
  
  Он широко распахнул руки, и быстро стал приближаться. А вот и не дождешься! Я хотел отступить, но тут кто-то подтолкнул меня в спину (узнаю кто, прибью!) и я полетел прямо в ненавистные объятья. И чуть не задохнулся, так крепко меня сжали. Я даже, кажется, услышал, как заскрипели мои несчастные косточки.
  
  - Отпусти! - возмущенно прохрипел я ему в подмышку, изо всех сил отталкивая горячее тело. Возмущенно поднял голову с твердым намерением сказать альфе пару ласковых слов, да так и застыл с открытым ртом. Такая боль и нежность плескалась в его напряженном взгляде, что мне стало неловко. И стыдно. Непонятно даже за что.
  
  - Никогда, - прошептал мне в макушку, снова вдавив в себя. И тут же отпустил обратно, напоследок громко чмокнув в лоб, пока я подбирал слова поцензурнее. Все-таки мы не одни, я об этом уже и позабыть успел. Слишком был ошеломлен. Меня бесцеремонно развернули и прижали снова, теперь уже спиной. Тяжелые руки обручем сомкнулись на груди, зафиксировав руки. Прям куклой - неваляшкой себя чувствую, что хотят то и творят.
  
  - Может, представишь меня своим друзьям? - ласково спросил он меня, а его руки тем временем легонько поглаживали мои предплечья. Артист бесстыжий!
  Немая сцена. Здесь была почти половина команды Енисея и у всех почти одно и то же выражение на лицах - недоверчиво ошеломленное.
  - Ну ни фига себе... - прошептал Стэн. Круглые глаза Фергуса вопросительно уставились на меня, пока я мучительно подбирал слова. Черт возьми! Как же не вовремя появился этот Ольхан. Я хотя бы успел подготовиться. Или нет. К такому не подготовишься. Это как землетрясение. Или понос.
  - Это мой... эээ... - ну не поворачивается у меня язык, хоть убей! Меня сжали крепче. - Мой муж Ольхан. - наконец выдавил я из себя. Аж вспотел. Не думал я, что добровольно такое скажу. - Мой без вести пропавший, и так неожиданно нашедшийся муж, - добавил я язвительно.
  
  Ольхан же расхохотался.
  
   - Я тоже по тебе скучал, малыш - с самым приторным голосом на свете он, наконец, опустил меня и встал напротив, спиной к нечаянным 'зрителям' - Я понимаю, ты на меня очень обижен, но я клянусь, что исправлю свою ошибку. Я заглажу свою вину, даже если на это понадобиться вся моя жизнь! - на патетической ноте закончил он.
  
  Спектакль, да и только! Я смотрел в смеющиеся глазища и понимал, что альфа развлекается от души. Оказывается, у него есть чувство юмора. Эй! Верните мне прежнего Ольхана! В душе нарастала сильное желание придушить его или удрать. Но ни первое, ни второе пока не осуществимо - зрителей слишком много.
  
  Команда тем временем начала оживать, они окружили Ольхана и все стали здороваться и расспрашивать его :
  
  - А вы и, взаправду, прилетели с Верфей? Нашли сокровища? Как смогли выжить? Повезло Тому! - раздалось почти одновременно. Визор, похоже, мало кто смотрел, потому что Ольхана никто не узнал. Людям было так интересно, что они на время превратились в маленьких детей, вдруг увидевших чудо.
  
  Про меня даже позабыли. Я уже хотел улизнуть в суматохе, но не тут-то было. Альфа успел схватить меня на запястье и снова притиснуть к себе, одновременно отвечая на провокационные вопросы. Врет, как дышит - это про него. По словам альфы до верфей он не долетел, зато нашел крошечную планету на окраине галактике, где обнаружились прямо залежи иррада - дорогущего и очень ред
  кого кристалла.
  - Я хотел сделать подарок моему любимому мужу, оформление лицензии на добычу дело очень долгое и муторное, поэтому так долго отсутствовал. Но теперь я здесь, я богат, и Томасу больше не придется работать! - обрадовал он меня. Ага, счас! Разбежался муженек.
  
  - Я конечно очень рад, что ты выжил, но мне здесь нравиться, да и ребят я подвести не могу! - я упрямо уставился на альфу. Мне ответили насмешливым взглядом победителя. Кто-то здесь давно не купался.   d>  
  - А оставим-ка ребят одних, - вдруг активизировался Фергус, активно выталкивая всех из камбуза. - Уверен, им есть о чем поговорить и без нас.
  
  И уже уходя, одобряюще подмигнул мне. Я тоскливо уставился им вслед.
  
  Ольхан с любопытством оглядывал небольшое помещение. Я же плюхнулся на ближайший стул и, подперев руками голову, стал очень внимательно рассматривать грязную царапину на голубоватом столе. Тут же навалилась позабытая от шока усталость. Говорить ничего не хотелось.
  
  -А ты неплохо устроился - младший техник, да за такое короткое время. Не ожидал. - после долгого молчания сказал мужчина, устроившись напротив. - Уж не капитан ли тебе помог? - раздражение так и сквозило в его голосе. Я упрямо продолжал сверлить глазами стол. Может сам уйдет?
  
  - Томас, не дуйся ты так. Проигрывать тоже надо уметь.
  
  - Моя жизнь не игра! - я наконец посмотрел на него. Альфа задумчиво изучал свои руки. - И никуда я с тобой не пойду, даже не надейся. Я здесь работаю, поэтому можешь проваливать! - я не хотел грубить, но все было слишком для меня. К тому же зверски хотелось спать.
  
  - Хорошо, - пожал он плечами и улыбнулся. - Можешь верить или нет, но никуда я тебя тащить не собираюсь.
  
  Конечно, я не поверил.
  
  - Хорошо? А тогда что здесь потерял?
  
  - Дела, дела... - рассеянно ответил он мне. Ну-ну, знаю я какие у тебя дела. - И тебя хотел проведать, убедиться, не обижает ли никто...
   Опять издевается.
  
  - Убедился? И могу тебя заверить, никто меня не обижает! Может улетать обратно. Я отгоняюще помахал рукой.
  
  - Убедился, - спокойно ответил альфа. - Но у меня и правда есть дела с капитаном Ричардом. - Безмятежный взгляд фиолетовых глаз, спокойное лицо - он выглядел очень искренним. - К тому же, ты очень неожиданно успел жениться, я не мог не воспользоваться случаем. Извини.
  
  Ольхан извиняется? Я во второй раз выпал в осадок. Мужчина рукой легонько вернул на место мою упавшую челюсть.
  
  - А пока отдыхай. Мне еще вещи разобрать надо. И ушел. Я пораженно уставился на его быстро удаляющееся спину. Что происходит, в конце концов? Я попал в зазеркалье??
  
  
Глава 18
  
  Прошла неделя. Целых семь безумных дней, в течение которых я чуть не свихнулся. И все почему? Нет, Ольхан не преследовал меня, не уговаривал (угрожал, соблазнял, выберите, что больше нравится). О нет! Если бы... Я бы тогда точно знал, как реагировать.
  
  Он пропал. Этот наглый альфа совершенно меня игнорировал. Или безвылазно сидел в своей каюте или был у капитана. А если каким-то чудом я успевал увидеть его в запутанных коридорах Енисея, спешил уйти. Что за кошки-мышки, в конце концов?
  
  От предположений, одно хуже другого так разболелась голова, что не спасали таблетки, а ночами я почти не спал. Я стал напоминать сжатую пружину, казалось, скажи слово - взорвусь. Вот блин, сиди и радуйся, что не пристает, но не получается. Неспроста это, альфа точно что-то задумал! Я с ним параноиком стану! Делать из Ольхана мирового злодея было гораздо легче, чем давать ходу непрошеным мыслям. Например таким, что я по нему скучал... Хотя это чушь собачья!
  
  Я уже устал уворачиваться от вопросов и любопытных взглядов, но они скоро во мне дыру прожгут! Криспин, как узнал, что на корабле объявился таинственный гость и по совместительству мой муженек, выздоровел в мгновение ока.
  
   - Вы что, поссорились? - сочувственно спросил он меня, ночью после смены.
  
  Пожал плечами. А я откуда знаю?
  
  Неугомонный механик тут же начал давать советы как помириться. От некоторых советов уши краснели. Основная его идея была, что мне первому надо уступить, мол, альфы они такие - гордые. Никогда свою ошибку не признают. А с меня не убудет. В душе тут же закипело возмущение - вот еще, буду я просить прощения непонятно за что! Обойдется. Мне же лучше, скажу - разлюбили за время разлуки.
  
  Даже капитан подвел. Вызвав на следующий день к себе, он долго смотрел на меня непонятным взглядом. Я сам, весь в мрачных раздумьях тоже не спешил начать разговор.
  
   - Не завидую я ему... - вдруг ухмыльнулся альфа, прищурив глаза.
  
   - Что? - это он кого сейчас жалеет?
  
   - Не делай вид, что не понял, малыш! Такого занозу как ты, еще поискать надо. Эх... а так хорошо все начиналось, - Ричард подпер голову рукой и мечтательно прикрыл глаза. - Но смотреть на вас, тот еще цирк. Хоть какое-то развлечение на старости лет... - и с видимым удовольствием посмотрел, на застывшего от неожиданности меня. Странное чувство - то ли облегчение, что альфа вышел из игры, то ли ужас.
  
   - Вы что, отступаетесь от своих слов? - В животе похолодело. И кто меня за язык тянул?
  
   - Ох, Томас, да кто я такой, что бы стоять на пути всемогущего ужаса Империи? Я простой капитан маленького корабля и хочу оставаться им впредь. И каким бы ты не был хорошеньким омегой, мое место мне дороже, - он виновато развел руками. - А то еще на верфи отправят или на ближайшем астероиде прикопают - протянул он задумчиво. Хотя испуганным капитан не выглядел, скорее раздосадованным.
  
  Мне даже обидно стало. Ричард так быстро сдался, а ведь сколько слов... Даже захотелось услышать их разговор. И стало еще непонятнее, почему Ольхан прячется от меня. Как собака на сене, ей богу.
  
  Тут громко завибрировал комм у него на руке, заставив меня вздрогнуть. Капитан быстро посмотрел на бликующий экран и жестом велел мне выйти. Что с огромной радостью я и сделал. Уже у входа я услышал:
  
   - Я не буду ему мешать...
  
  Кто бы сомневался? Уж точно не я.
  
   - Но и помогать тоже.
  
  Я только хмыкнул, тоже мне "непомощник" нашелся.
  
  После этого, жутко содержательного разговора, я терпеливо ждал атаки по всем фронтам и осады моей каюты. Но, ничего. Только раздражающие шепоты в спину. Скоро чесаться начну.
  
  На восьмой день мои нервы сдали, и я не выдержал.
  
  Убедившись, что рядом никого нет, я целых два часа караулил Ольхана у его каюты. Ничего не подозревающий альфа спокойно выходил из нее, когда я появился перед ним, и пока он не очухался, затолкнул его обратно в помещение. И даже успел насладиться всей промелькнувшей гаммой чувств на его лице. Сначала недоумение, потом удивление и снова непроницаемая маска.
  
   - Так, так... Сам непреступный Томас Грин явился в логово страшного зверя! Неужели звезды услышали мои молитвы? И кого мне за это надо убить? - он быстро пришел в себя, и, скрестив руки, с ухмылкой смотрел на меня.
  
   - Ха-ха, очень смешно! Что происходит, Ольхан? - я твердо решил узнать намерения этого скользкого типа, а то спать точно не смогу.
  
   - Ничего, Том. Я же обещал, - он смахнул невидимую пылинку с рукава светло-бежевого костюма и безмятежно посмотрел прямо на меня. Но, готов поклясться, глаза его смеялись.
  
   - Я тебе не верю! Сколько преследовал и теперь ничего? - он явно что-то замыслил. Может свести меня с ума? Это у него точно получиться. Я сжал зачесавшиеся ладони - так захотелось встряхнуть его и потребовать ответы.
  
   - Это твои проблемы. Дверь сам закроешь, - альфа спокойно обошел меня, кивнул на прощание и вышел.
  
  А я остался в его каюте памятником самому себе. Вот черт, я уже самому себе кажусь полной истеричкой. И когда мы успели поменяться местами - он убегает, а я гоняюсь за ним по всему кораблю?
  
  Но долго предаваться самоедству мне не дали. Вдруг корабль так сильно дрогнул, что я грохнулся на пол, больно ударившись коленями об пол. Я не успел испугаться, как в ту же секунду пронзительно завыла сирена.
  
  Вот черт! Пусть это будет не то, про что я подумал!
  
   - Внимание! На корабль совершено нападение! Всему экипажу - боевая тревога первого уровня! Внимание!... - оглушающий механический голос, раздавшийся со всех сторон заставил похолодеть от страха.
  
  Пираты! Накаркал, все-таки! Но ужаснуться не было времени. Я вскочил и побежал, как не бежал ни разу в жизни. В свою каюту - там все еще спал Криспин. Он всегда засыпал с наушниками, поэтому мог и не услышать сирену...
  
  
  
  
  
Глава 19
  
  На мое счастье навстречу никто не попался, лишь вой сирены разрывал мозг. Адреналин бурлил в крови, смешиваясь со страхом и азартом, заставляя почти летать. Сотни мыслей проносились в голове, и как всегда, ни одной дельной. Жизнь снова сделала подлянку - видимо спокойная жизнь не про меня. Пулей, влетев в каюту, я кинулся к койке механика. Так и есть! Он, как ни в чем не бывало, тихонько посапывал в огромных черных наушниках.
  
  - Криспин! Просыпайся, на нас напали! - заорал я ему прямо в ухо, одновременно срывая с него эти "затычки" и тряся за плечо. Альфа вскочил, чуть не сбив меня с ног, и совершенно обалдевшими круглыми глазами уставился на меня. А прослушав оповещение, начал быстро приводить в себя порядок. Сон слетел с него, плечи выпрямились, а взгляд стал таким жестким, какой я у него ни разу не видел. Я поразился этим переменам - будто другой человек стоял передо мной.
  
  - Ох-тыж, астероид им в глотку! Кто напал, не знаешь? - он начал быстро выдвигать встроенные полки, что- то там усиленно ища. Я отрицательно покачал головой и плюхнулся на его кровать. Почему-то резко пришла усталость и апатия. Я растерянно следил, как Криспин достал два небольших парализатора и прикрепил к ремню. А мне?
  
  - Что делать будем? - как оказывается приятно, переложить ответственность за решения на взрослого и уверенного человека. Прямо, гора с плеч.
  
  - Я к капитану, он знает что делать. А ты, ничего! Запрешься и будешь сидеть тихо, как мышка! - он нахмурил седые брови и грозно посмотрел на меня.
  
  - Но... я могу помочь! Я тут с ума сойду, Криспин! - я умоляюще ухватился за его комбез. Перспектива остаться одному, когда где- то идут бои пугала гораздо сильнее. Ждать, пока победит одна из сторон - это же ужас! К тому же не покидало стойкое ощущение - без меня, им ни за что не одолеть нападавших. Усталость и обреченность исчезли, я голыми руками был готов идти на пиратов!
  
  - Я сказал - нет! - отрезал альфа. - Пока я твой непосредственный начальник, изволь слушаться! Ты меня понял?
  
  Я обреченно кивнул, не драться же с ним.
  
  - Я себе никогда не прощу, если с тобой что - то случиться, пойми это. А я свое уже прожил... Постараюсь, при первой возможности прислать к тебе мужа, - он потрепал меня по голове и вышел, закрыв дверь. Негромкий сигнал оповестил, что дверь заблокирована.
  
  Предусмотрительный, блин! Но и я не лыком шит - убрать блок было делом одной минуты. Не зря же столько учился у него же. Может это и самая большая глупость с моей стороны, но я не собирался терпеливо ждать, пока меня не прибьют. Неизвестность гораздо хуже видимого врага. А вот уходить безоружным - точно не умный поступок. Пошарив в свое сумке, я вытащил из потайного кармана крохотный, всего лишь на пол ладони, парализатор. Спасибо предусмотрительности Зората. Вот теперь я готов!
  
  Осторожно выглянул в коридор - никого! Вдруг замолчала сирена и наступила гулкая, страшная тишина. Мне показалось, что я оглох. Потряс головой, выдохнул и тихонечко побежал направо. Ярко освещенный коридор был на удивление пустынен и тих. Ну, где же эти чертовы пираты? Попрятались что - ли?
  
  Минуты через две, наконец, услышал где-то впереди приглушенный шум драки. Крики, выстрелы и грохот заставили побежать быстрее. И влететь прямо в гущу драки между альфами с нашей команды, и неизвестными в черных скафандрах. И тут же получил кулаком в живот. Из глаз посыпались искры, я задохнулся от мгновенной боли и вылетел из свалки в другую сторону. Пока я, согнувшись закорючкой, пытался отдышаться, послышались глухие удары, и наступила очень подозрительная тишина.
  
  Поднял голову, на всякий случай, приготовившись удирать со всех ног, и облегченно выдохнул! Даже попытался улыбнуться. Наши победили! На полу валялись явно оглушенные пираты, а трое, изрядно помятых альф хмуро смотрели на меня. И среди них был Ольхан! О, черт! На грозном лице сверкали гневные глаза, на щеке большущий кровоподтек, костюм местами порван, а руки подозрительно сжаты в кулаки. Моя улыбка застыла. И чем он так недоволен?
  
  - Томас! - прошипел он, надвигаясь на меня. - Какого черта ты здесь делаешь? Немедленно в возвращайся в каюту!!! - в конце он уже кричал, не обращая никакого внимания на удивленных альф. Я только рот открыл, но он даже слова не дал сказать - схватил за шкирку и потащил за собой.
  
  - Отпусти меня! - полузадушено прохрипел я, пытаясь вырваться и тормозить, впрочем, безуспешно. Альфа пер как танк, одновременно цедя сквозь зубы, что омеги и правду тупые создания или только ему бракованный попался. Без мозгов!
  
  - Сам ты бракованный! - я вырвался, но было уже поздно. Альфа быстро втолкнул меня в уже знакомую дверь. Судя по его потемневшему разъяренному лицу, меня ждало что-то очень неприятное. В желудке неприятно заныло от плохих предчувствий. Ну не побьет же он меня, так ведь? На мое счастье внезапно погас свет, и мы оказались в кромешной тьме. Но я даже испугаться не успел, как зажглись аварийные лампы. Их слабый свет то постепенно ярчал, то тускнел, темными тенями накрывая все предметы и вызывая неясную тревогу.
  
  - Что опять? - прорычал Ольхан, озвучивая и мои мысли. Впрочем, он отвлекся от моей персоны, что уже хорошо. Вдруг в каюту на полном ходу влетело темное нечто, в котором я спустя секунду опознал Фергуса. Альфа за это время уже успел задвинуть меня за спину и вскинуть парализатор.
  
  - Свои, альфа! - прохрипел бета, нервно косясь на оружие в миллиметре от своего лица. Да уж, неприятное соседство.
  
  - Свои дома сидят, - устало проворчал Ольхан, убирая парализатор. - Что случилось?
  
  - Тебя кэп срочно зовет! Хотят сделать последнюю вылазку, чтобы главарей повязать. Они в рубке забрикадировались, а у Ричарда есть план, как их выманить. Основное питание корабля тоже из-за этого вырубили.
  
  - А почему не по комму? - удивился альфа.
  
  - Прослушиваются, - ухмыльнулся Фергус. - А еще мне нужен Томас. Для дела.
  
  - Я готов! - я вынырнул из-за спины альфы. Хоть кому- то я нужен, а то чувствую себя единственным бесполезным балластом на корабле.
  
  - Нет! - безапиляционно отрезал мужчина. Моего мнения как всегда, не спросили.
  
  - Это совершенно безопасно, - спокойно сказал бета, подняв лицо. - Не опаснее, чем оставаться в каюте, с его- то неугомонным характером. Мне нужна его помощь в нижних отсеках. И я присмотрю за Томом, обещаю!
  
  Наступила тишина, прерываемая лишь нашим дыханием. Ольхан поджал губы и молчал. Как будто невидимая тяжесть придавила меня. Откажет. И ничто не помешает ему привязать меня и оставить тут.
  
  - Доверься мне, - прошептал я, не особо веря в успех. Альфа всегда считал меня всего лишь непослушным, глупым ребенком, не способным на поступки. И несмотря на то, что на Енисее я не прохлаждаюсь, а по-настоящему работаю, его мнение нисколько не поменялось. Уйдя в свои пессимистичные мысли, чуть не пропустил еле уловимый кивок. Неужели? В душе шевельнулась надежда, может он не так уж и плох?
  
  - Хорошо, - с трудом выдохнул Ольхан, отводя взгляд. - Головой за него отвечаешь!
  
  Фергус уверенно кивнул и направился к выходу. Почему- то я не мог уйти просто так, и протянув руку коснулся шершавой от щетины щеки альфы. Глаза у него сделались совершенно безумными, и он их на мгновение крепко зажмурил. А потом ухватил мою руку, резко притянул к себе и поцеловал. До одури крепко и отчаянно.
  
  - Будь осторожен, черт тебя дери! - глухо прошептал, не отпуская. А я вдыхал знакомый горький аромат и почему - то не мог надышаться. Мыслей в голове не было совсем.
  
  - Иди уже, пока я не передумал, - он оттолкнул меня, и я побежал за Фергусом. Напоследок оглянулся, но Ольхан уже скрылся за поворотом. Я пытался расспросить бету, в чем же нужна моя помощь, но он сказал, что все расскажет и покажет уже на месте, а пока нет времени. "Ты удивишься!" - бросил загадочно и все на этом, вызвав жгущее любопытство.
  
  Наш путь и правда оказался безопасным. Ну, почти. На этого "почти" я потратил весь заряд своего парализатора и был очень горд, что сумел с первого раза сразить выскочившего впереди пирата. С потрепанным мужчиной в черном, мы столкнулись буквально через минуту и ошарашено уставились друг на друга. Он потянулся к поясу, но я оказался быстрее. Промахнуться на расстоянии метра было трудно. Парализованный мужчина камнем рухнул на пол, чуть не задев меня, а мы с Фергусом затащили и заперли возмущенно сверкающего глазами пирата в одну из ближайших кают.
  
  А вот и знакомый спуск в нижние отделы! А ведь только несколько часов назад я возвращался оттуда со смены... Внизу мы почему - то направились не коммам и аппаратам а в... душ. Для работы обязательно надо мыться? Хитрюга Фергус лишь ухмылялся, смотря на мою недоуменную физиономию. В тесную комнатушку он зашел первым и вместо того, чтобы включить воду, уселся на пол и стал шарить в углу, где были настройки душевой кабинки. Вроде утром все работало отлично... Вдруг раздался тихий писк, и бета быстро вышел обратно.
  
  - А теперь смотри!
  
  Куда смотреть - то? А понял, наконец! Пол в душевой вздрогнул и начал медленно уходить вбок, открывая под собой темный провал. Хитрый они тайник придумали, я бы ни за что не догадался!
  
  - Там спрятано оружие? - высказал я наиболее вероятное предположение. Мужчина отрицательно мотнул головой и велел следовать за ним. Конспиратор, блин! Он подошел к провалу, повернулся спиной и начал спуск по невидимой мне лестнице. Когда его голова полностью исчезла в тайнике, я последовал за ним, нащупав ногой железные перекладины. Немногочисленные лампы наверху, еле разбавляли темноту, и было немного жутковато. Но высота оказалось всего метра три и наконец, нащупав пол, я с любопытством оглянулся. Да так и застыл с открытым ртом. Такого я точно не ожидал!
  
  Сначала я подумал, что попал в очень странный океанариум - все стены крохотного помещения оказались заставлено огромными, достигающего потолка аквариумами. Толщи сине-зеленой, как будто прямо из моря, воды удерживало лишь хрупкое тонкое стекло. А может и не стекло, я-то откуда знаю? Те в свою очередь оказались разделены на множество секций и в каждой что-то плавало. Я подошел поближе, и тут моя челюсть упала повторно! Чтоб меня!
  
  Кошки! В каждой маленькой секции в анабиозном сне спали котята хищных животных - львов, тигров, леопардов и еще множество видов, которых я даже не знаю! Десятки, если не сотни детенышей, размерами с мою руку, лениво перебирали лапками, медленно шевелили хвостиками и мирно спали, даже не подозревая, что летят на космическом корабле. Как экзотические рыбки сверкали они разноцветными шкурками, пятнами и полосками, так что зарябило в глазах.
  
  Когда я смотрел на всю эту красоту, у меня в животе становилось пусто, а голова закружилась от мыслей. Это же незаконно! А мы самые настоящие преступники, тогда. Держать живых домашних животных, сейчас могут позволить только очень состоятельные люди. Дорого очень, потому что. А диких?? Вообще уму непостижимо... Да здесь целое состояние!
  
  Так вот она какая, контрабанда, чтоб ее! Захотелось выругаться, я еле сдержался. Фергус же возился за неприметным пультом у одной из стен, которую я сначала не заметил. Он только ухмыльнулся, поглядывая из-за плеча на меня.
  
  - Нравятся? - я только кивнул, нахмурившись. Я догадался, зачем на нас напали пираты...
  
  - Да не бойся ты так, - махнул бета рукой. Это уже третья партия, все будет хорошо! Только разберемся с этими бандюками и все!
  
  Все у него легко, блин.
  
  - Мне бы твою уверенность, - я подошел поближе, напоследок погладив ледяное стекло ближайшего аквариума. От милых созданий, трудно было оторвать глаза.
  
  - Без уверенности к кораблям даже приближаться не надо, сынок. Твой страх когда-нибудь тебя и подведет... Но не будем о грустном! - он залихватски мне подмигнул и хитро улыбнулся. - Помогай, давай.
  
  Как оказалось, из-за отключения основного питания корабля, контейнеры с живым грузом надо было перепрограммировать вручную. Мы подходили к каждому аквариуму и меняли режимы на маленькой черной панели внизу. Управились быстро, минут за сорок. За это время я насчитал более полутора сотен котеек, запертых в стеклянном плену.
  
  - Все, последняя! - я устало уселся прямо на холодный пол, прислонившись затылком ближайшему контейнеру. Пришлось попотеть, что я даже забыл о происходящем на корабле. До нас не доносилось ни звука, на душе противным комком холодел страх. Как там они? Криспин, капитан, Ольхан? О последнем, как ни странно, я беспокоился больше всего. Он ведь совсем без башни, всяко первым в бой ринется! Ох, не о том я думаю... Разве мне не станет легче, если он исчезнет? Но можно врать всем вокруг, но себя не обманешь. Не станет. И почему ты ко мне прилепился мистер мега крутой альфа? Ведь без тебя все было намного легче...
  
  Когда подо мной начал дрожать пол, то я не придал этому значения. А зря! Вдруг раздался ужасающий грохот, стены затряслись и меня с Фергусом начало кидать как килек в банке, швыряя с одной стены на другую. Я пытался ухватиться хоть за что-то, но ничего не получалось! А в следующую секунду потолок поменялся с полом местами и я грохотом рухнул вниз. С ужасом глядя на железную перекладину, с которой очень хотел встретиться мой лоб. А потом свет померк.
  
  О, Боже! Как же больно... Я еле сдержал крик, когда очнулся. Болело все! Я весь был одним огромным комком боли и по-моему переломал все кости! Еще почему-то было холодно животу... Я трудом открыл глаза, но даже это движение далось с трудом. Стало еще темнее, чем было, а я снова лежал на полу. На мокром полу! Приподняв голову, на большее не хватило сил, я оглянулся. Черт! Половина аквариумов потрескалась и с некоторых тихонечко лилась голубоватая вода. О питомцах судить еще труднее.
  
  Но где же Фергус? Взгляд наткнулся на неопрятно лежащую груду в углу. Стало очень страшно. Этого не может быть! Он не мог умереть так нелепо! Еле слышный вздох сначала мне показался галлюцинацией, но когда он повторился, я чуть не заплакал от счастья. Живой!
  
  Откуда только силы взялись, но я хоть и с трудом смог отодрать свое изрядно помятое и побитое тело. И первым делом, побежал к все еще неподвижно лежащему бете. Или скорее пополз, потому что кроме синяков и содранной кожи, я умудрился заработать лишь растяжение, отчего хс трудом наступал на ногу. Все-таки я везунчик! А вот Фергусу досталось намного сильнее. Судя по неестественно лежащим конечностям, у него была сломаны обе ноги, и на штанине одной расплывалось темное пятно. А еще мне очень не нравилась большая рана на его голове. О более серьезных ранах даже судить не могу.
  
  В любой другой раз я бы побоялся его двигать, но вода уже доходила до щиколоток. Остаться здесь еще опаснее. Я подхватил его под мышки и потащил к лестнице, за нами оставался розовый след. И это был самый длинный подъем в моей жизни! Бесчувственное тело беты весило целую тонну, моих силенок омеги не хватало. Я вздрагивал каждый раз, когда ноги мужчины ударились об металлические ступени. Хорошо, что он без сознания!
  
  Вечность спустя, я выполз из тайника, из последних сил таща друга за собой. Аккуратно уложив его подальше, рухнул рядом. Руки гудели от напряжения, ноги ныли, а голова все еще трещала от столкновения с потолком. Бегло осмотрел бету. Вроде новых ран не прибавилось, он все еще был в отключке и дышал хоть и тяжело, но ровно. Кое-как утерев кровь и перевязав его, я задумался. Фергуса надо срочно в лазарет, но кто нам там поможет? И вряд ли я один дотащу его. Лучше позвать кого-нибудь сюда на помощь. Я только собрался побежать, как услышал знакомый голос. Наши!
  
  - Эй! Мы здесь, нам нужен врач закричал я, каждая минута дорога. Навстречу шел изрядно потрепанный Криспин. Он широко улыбнулся и обрадовано стиснул меня.
  
  - Мы победили Том! Эти ублюдки сбежали, поджав хвосты! Только пальнули напоследок, крысы! Пришлось уворачиваться, - его лицо так и сияло от радости и гордости. - А ты в порядке? Выглядишь не очень.
  
  - Фергус ранен, его в лазарет срочно надо! - выпалил я. Мелькнуло сожаление, что с пиратами и без меня справились, но это сейчас не так важно.
  
  - Показывай! - и мы побежали назад. Криспин мрачно выслушал мой сбивчивый рассказ о происшедшем, тщательно осматривая бету. Выругался. А потом осторожно поднял его на руки и пошел в лазарет, на ходу давая распоряжения в наручный комм.
  
  - Том, идешь? - из-за плеча спросил он меня. - Тебя тоже подлечить надо!
  
  Я отрицательно покачал головой:
  
  - У меня тут дело, на пять минут! - альфа лишь головой покачал, но настаивать не стал, а поспешил к выходу.
  
  Чуточку отдохну и посмотрю как там котики. Я все еще надеялся, что они тоже выжили. Мне было очень жалко бедных, ни в чем не повинных животных. Когда я спустился обратно в тайник, воды было уже по колено. Плохо. В трети аквариумов вместо пушистых красавцев была кровавая каша. Резко замутило. "Пожалуйста-пожалуйста, пусть останется хоть кто-то живой!", - взмолился я.
  
  Соберись, Том! Раскисать времени нет. Первым делом, запустил процесс пробуждения животных на общей панели управления. Я нажал на большую зеленую кнопку посредине. Об их назначении я разузнал у Фергуса всего полчаса назад. На всякий случай. К сожалению, этот случай пришел очень быстро. Надо было подождать минуту, для запуска системы и лишь потом доставать зверюшек. Причем, рядом обязательно должен был находиться врачи реаниматологи. Но здесь был только один маленький, испуганный омега, который хочет спасти хоть кого-нибудь. Минута прошла мучительно медленно, а уровень воды поднялся еще на десять сантиметров. Стало по-настоящему страшно - если стенки контейнеров не выдержат, на меня хлынут тонны воды...
  
  Я глубоко вздохнул и открыл дверцу ближайшего.. Первые три раза мне не везло, все три котенка, угольно черного цвета, оказались окончательно мертвы. Было до слез жалко эти мокрые комочки, еще недавно теплые и мерно спящие, а теперь холодные как лед. Лишь в четвертый раз, яркий как солнышко, тигренок в моей руке вздрогнул, чихнул и открыл янтарные глазки. Блиин, я как будто сам его родил! Так радостно и тепло стало на душе...
  
  Я сразу не подумал, куда буду класть спасенных, поэтому пришлось еще раз сбегать наверх и притащить несколько пластиковых контейнеров для транспортировки. А потом началась работа, тяжелая в прямом смысле слова - котята весили по килограмму и больше, а в ящик помещались по семь-восемь. В голове не оставалось мыслей, руки уже механически делали свое дело. Нажать, открыть, достать, положить в коробку и снова нажать на следующую дверцу... Всего я пять раз поднимался с переполненными ящиком. Вода плескалась в районе груди, брести с переполненным контейнером становилось все труднее. А я все никак не мог остановиться. Хоть и устал до невозможности. К тому же меня, несмотря на довольно теплую водичку, стал бить озноб. Какой же я дурак! И почему не позвал кого-нибудь на помощь? Тоже мне герой одиночка выискался...
  
  Казалось, прошло несколько часов, но по комму - всего лишь пятнадцать минут. Непроверенными оставались только верхние отделы и я, скрепя сердцем решил, что спускаюсь в последний раз. Дальше находиться там становилось опасно для моей жизни. Оглянулся, котята уже вовсю расползлись, тихо попискивая и мяукая. Улыбнулся от какого-то тихого счастья внутри. А ведь я совсем не плох?
  
  По лестнице спускаться не стал, вода плескалась в полуметре от потолка тайника. Поэтому просто плюхнулся в ненавистную жидкость и поплыл к левой стене, держась за коробку как за поплавок. В жизни бы не поверил, если б кто рассказал, что на космическом корабле придется плыть! А ведь приходиться...
  
  Выпихнув ящик с последними найденными пятью детенышами, я собрался и сам выходить, как вдруг почему-то оглянулся. В дальнем углу, на самой крыше аквариумов мелькнуло что-то белое. Или показалось? Да нет, точно какой-то везунчик, по-видимому, сам выбрался и забрался наверх. Ох, не могу же я его оставить... Обреченно выдохнул и поплыл обратно. Белоснежный крохотный котенок резво забрался на мое плечо и мелко задрожал.
  
  - Тихо-тихо, - я погладил мокрый воротник на шее, с голубыми несчастными глазками. И поморщился от острых коготков, впившихся в кожу. - Не бойся, сейчас дядя Томас тебя отсюда вытащит! Вот только отдохнет секундочку...
  
  Но оказалось, лимит везения на сегодня у меня исчерпался.
  
  - Внимание! - раздался ужасно знакомый, механический голос бортового компьютера корабля. - Произошла разгерметизация! Все помещения блокируются через десять секунд! Внимание! ...
  
  И люк начал медленно закрываться!
  
  - Девять секунд, восемь секунд...
  
  - Черт-черт-черт!!! - заорал я, гребя из-за всех сил и уже понимая, что не успеваю.
  
  - Четыре секунды, три секунды... - я выпихнул в крохотную щелку на пололке котенка. - Одна секунда! - И крышка люка с громким стуком закрылась.
  
  Я остался совсем один.
  
  Кричал, пока совсем не охрип. Стучал об люк, пока не отбил все пальцы до крови. И ничего... Воздуха оставалось всего сантиметров тридцать, а я, ухватившись за лестницу, старался дышать поменьше. И не плакать. И то, и другое получалось чертовски плохо. Я не мог поверить, что так глупо умру - утонув! Неужели меня не спасут? Это несправедливо!
  
  Непослушные слезы капали в воду, прибавляя мою гибель. Ног и рук я уже не чувствовал, они совсем онемели. Задрав голову, я почти прижался носом к так не вовремя закрывшемуся люку. Мысли текли медленно и лениво. Про некоторых скажут - они открывали планеты. Про некоторых - они просто жили достойно. А что скажут про меня? Томас Грин - спасатель кошек? Бедный омега так и не ставший пилотом...
   Противный скрежет со стороны стен на секунду заставил очнуться, а потом меня окончательно поглотила тьма. Вот и все...
Глава 20
  
  Ну и жуткий же сон мне приснился! Я лениво потянулся на своей узкой кровати. Утреннее солнце било прямо в веки, но глаза открывать не хотелось. Еще есть целый час до начала первого урока. Успею немного понежиться, пока папа не зайдет и не разбудит нарочито сердитым: "Томас, просыпайся! Опять опоздаешь ведь..." К тому же сильно болело горло, наверное, простудился. Может вообще, в школу не пойду? Можно будет, целый день провалятся на кровати, играя в симуляторы. Эх, мечта...
  
  А сон все-таки очень странный. Как будто я из дома сбежал точнее с бала императора. Будто альфа меня преследует злой, а может и не очень злой. Будто я на корабле работаю и будто напали на нас пираты...
  
  Да уж, поменьше надо в вирт-играх сидеть! И вставать, наконец, - а то и, правда, опоздаю. Я поднял веки, но вместо белого потолка своей комнаты, взгляд уперся в светящуюся мягким желтым светом панель над головой. А я сам лежал в какой-то вытянутой полусфере, с прозрачными стенами. Паника пришла мгновенно, заставив на секунду задохнуться, и тут же ушла. Я вспомнил.
  
  И такая тоска по дому, по папе, по отцу накатила, что из глаз непроизвольно потекли слезы. Я поднял непослушные руки, почему-то весящие по тонне каждая, и закрыл лицо. Оно скривилось от попыток удержать рыдания, губы мелко задрожали, но ничего не получалось. Как же я соскучился по ним. Как же я их люблю... А потом я вспомнил весь ужас последних секунд в воде, как задыхался без кислорода, как заледенело тело от холода...
  
  Я даже не заметил, как открылась крышка моего персонального хрустального гроба. Меня рывком вытащили и изо всех сил прижали к себе горячие руки. Тело сотрясала крупная дрожь, оно все заново и заново переживая последние секунды. Я все еще не мог поверить, что живой. Что не один.
  
   - Томми, все хорошо, все хорошо... - без конца шептал Ольхан, гладя и целуя меня по спине, по голове, по рукам, до всего чего мог дотянуться. - Все уже закончилась, не плачь, пожалуйста... Мне больно от твоих слез...
  
  Я плакал глухо и некрасиво. А со слезами уходила и боль в сердце, пока я не оказался совсем опустошенным. Только час спустя я смог немного успокоится. Лишь прерывисто вздыхал, уткнувшись всем лицом в насквозь мокрого мужчину. Вцепившиеся в него руки никак не хотели разжиматься. Сейчас я его не боялся. Я был рад, что именно Ольхан здесь, со мной. Вспомнил, как всего лишь три месяца назад ревел в флаере Зората, спасаясь от альфы. А сейчас сижу у него на коленях и снова плачу.
  
   - Как меня спасли, - чужим надтреснутым голосом спросил я. Альфа вдруг закаменел, а руки сжали меня так, что затрещали кости.
  
   - Криспин сказал, - без выражения начал он. На каменном лице непроницаемая маска. - Что тебя слишком долго нет. Я тогда допрашивал одного из бандитов. Когда прибежал к тайнику, люк уже захлопнулся. Я пытался открыть, но заклинило. Только плазменным резаком получилось открыть его... Когда тебя вытащили, всего белого... - он глубоко вдохнул, - Когда тебя вытащили, я подумал, что ты умер, Томас. Я и правда поверил, что ты потерял тебя навсегда... А ты ведь обещал, ты обещал что будешь осторожен! Черт тебя дери, Том! Ты обещал!!! - взревел Ольхан как раненый медведь. Маска на лице треснула, явив мне почти ненависть и жгучую боль в почерневших глазах. И он затряс мою несчастную тушку, как тряпичную куклу. - Как ты мог! Как ты мог так обмануть мое сердце, ведь оно и так бьется только ради тебя...
  
  Я совершенно обалдевший мотался в его руках и думал, что мир сошел с ума. Или я. Один плюс - жалость к себе ушла, оставив лишь тихую грусть. Я философски подумал, еще минута и моя голова оторвется напрочь. Альфа наконец затих и снова вжав меня в себя лишь тяжело дышал. Ну, мы и парочка! Один плакса истеричная, другой псих бешенный. Настроение было довольно пофигистическое.
  
  Бедный альфа, я здорово помотал ему нервы. Этот большой, взрослый и сильный мужчина сейчас выглядел очень ранимым. А эту белоснежную прядь в угольно-черных волосах, я заметил только что. Вроде ее не было раньше? Неужели из-за меня? В душе шевельнулось что-то очень похожее на жалость. Или нежность...
  
  - Прости, - просто сказал я ему.
  
  - Прости? - альфа выглядел растерянным. Он даже немного отстранился от неожиданности. - За что? Это я должен был просить прощения. Если бы не я, ты бы не оказался здесь и чуть не погиб!
  
  Я погладил, совсем обалдевшего от этого, мужчину по голове, как маленького. Ух, у него волосы на ощупь такие же жесткие, как и на вид!
  
  - Как за что? За то, что заставил волноваться, я и, правда, хотел быть осторожным. Но там были котята. Понимаешь Ольхан? Такие маленькие и беспомощные... Я не мог их бросить...
  
  А потом пришла запоздалая мысль:
  
  - А как там Фергус? С ним все в порядке?
  
  - Была бы моя воля, я бы его четвертовал и выбросил в космос! - вдруг процедил альфа, сжав кулаки. - Ему крупно повезло, что он был без сознания! И да, с ним все хорошо, к моему глубокому сожалению!
  
  Я непонимающе поднял глаза на Ольхана. С какого перепуга он взъелся на моего друга и наставника.
  
   - Он обещал присмотреть за тобой, а сам !?
  
   - Но он виноват! Тут вообще никто не виноват... - я неожиданно зевнул. Этот эмоциональный разговор отнял все силы и единственное, что мне хотелось - это спать.
  
  - Том, я хотел...
  
  Но что он хотел сказать я так и не услышал, потому что зашел док и выгнал Ольхана, жестко отругав его. Оказывается, мне нельзя было вставать еще как минимум сутки. Не для того они вытащили меня с того света, что бы какие-то там альфы угробили снова. Ольхан застыдился и ушел, напоследок чмокнув в лоб и обещав вернуться. А меня вернули в спасшего меня капсулу Витала, где до этого оказывается лежал Фергус. Минуту лежал, чему-то глупо улыбаясь. А потом я закрыл глаза и тут же уплыл в сон. И сон мой был, на удивление, крепким и спокойным.
  
Глава 21
  
  
  По-моему с мечтой я прогадал. Есть в сотню раз легче и доступнее. И даже муж-альфа бы отпустил... Я о профессии воспитателя. Или дрессировщика, если точнее... Хотя, учитывая возраст подопечных, скорее первое. Я говорю о спасенных мною котятах, что периодически вызывает во мне жуткое чувство гордости. Раньше, мне животные были просто безразличны. Кто бы мне сказал, что я буду с огромным удовольствием возиться с пятью десятками крупных, шебутных, громогласных и очень наглых созданий, в жизни бы не поверил. Однако вожусь и мне это нравиться.
  
  Когда меня, наконец, выписали, я сразу же наведался к ним. Разноцветные пушистые зверюги, весело гоняющиеся друг за другом по трюму, совсем не напоминали тех мокрых, несчастных малышей, что я вытащил. За неделю они заметно окрепли и излучали здоровье и бешеную энергию. А ор, какой стоял! Когда я вошел, то поначалу даже немного оглох. Когда дверь с громким стуком захлопнулась за моей спиной, десятки усатых мордочек, уставились на меня. А потом начался маленький такой Армагеддон! Они побежали на меня! Почти все, кроме нескольких флегматично спящих котят, мяукая, рыча и шипя. От неожиданности я отступил и стукнулся спиной об дверь. Не то, чтобы испугался, но эта банда вызывала опасения. Добежав, они не остановились, а начали шустро залезать на меня, карабкаясь по штанинам. Некоторые просто бодали головой мои ноги. Я попытался их отцеплять, но куда там! От их напора я не устоял и упал, совсем пропав под пушистиками. Малышня в полном восторге терлась об одежду, легонько кусалась и даже мурлыкала. Я замер, а потом расслабился и с облегчением рассмеялся. Кажется, они приняли меня за свою мамочку!
  
  Хотя и меня и не пытаются растерзать, а всего лишь бурно выражают радость, выбираться все равно надо. А то придется возвращаться обратно в медблок. Руки расцарапаны, одежда хорошенько пожевана и обслюнявлена, в рот набилась вездесущая шерсть. А какой-то особо наглый котяра вообще устроился спать на моем лице.
  
  Минут через десять мне удалось выбраться из шерстяного клубка и быстро, пока они не опомнились выскочить за дверь. Прислонился с той стороны, посмотрел на себя и счастливо рассмеялся. Выглядел я как растормошенное чучело, но кажется, у меня появились маленькие друзья. И большие обязанности. Работать мне, пока запретили, и я начал, добровольно напросившись, ухаживать за ними. Кормил, играл, а в ответ получал такую любовь, что забывал обо все.
  
  Ну, почти.
  
  От Ольхана я прятаться не забывал. Не то чтобы мы вернулись к прежним отношениям- он преследует меня, я прячусь. Но мне нужно было время, чтобы подумать, а с его гипер опекой это сделать, никак не получалось. Он даже хотел запретить мне заходить к питомцам, пришлось пригрозить, что иначе на прежнюю работу вернусь.
  
  А еще одна, почти трагедия, обернулась радостью. Я совсем забыл про фильтры, которые благополучно потерял под водой. А когда с ужасом опомнился, то понял, что уже больше недели хожу без них и ничего особенного не ощущаю и на альф не бросаюсь. То ли привык, то ли, и правда, мои гормоны спят и пробуждаться не желают. Что и к лучшему. Что до Ольхана, так я на него и в фильтрах неадекватно реагировал. Так что не считается. Игра в прятки не могла продолжаться бесконечно, это я понимал прекрасно, но тянул до последнего откровенный разговор. Может и зря.
  
   Я расчесывал шерстку тигренка, когда альфа ворвался в мой зверинец и заблокировал за собой дверь. Дело плохо.
  
  - Надо поговорить!- заявил этот тип и уселся прямо передо мной. Зверьки его осторожно обнюхали и оставили в покое. Он же серьезно смотрел на меня. Одетый в серый стандартный костюм, он почти ничем не отличался от любого члена экипажа Енисея. Выдавала его осанка и манера командовать, как у людей стоящих на вершине власти. Но сейчас мужчина ссутулился и был сам на себя не похож. Я настороженно кивнул. Надо так надо. Но альфа почему-то молчал, потом нервно взъерошил волосы и наконец, сказал:
  
   - Почему ты вечно от меня убегаешь, Том? - в голосе слышалась бесконечная усталость и безнадежность. Проходивший рядом белоснежный котенок вдруг запрыгнул ему на колени и альфа растерянно начал его гладить. - Неужели я все еще кажусь тебе монстром? - его губы на секунду скривились в знакомой насмешке. - Открою тебе маленький секрет: если бы я и, правда, был чудовищем, каким ты меня считаешь, ты уже за полгода до бала был бы моим. Я бы просто похитил тебя! Если бы я был таким, я бы вышвырнул твою семью на улицу, а твой друг просто бы пропал без вести!
  
  С каждым словом он говорил все громче, оживая на глазах. Я же с круглыми глазами слушал его откровения, от неожиданности вцепившись в тигренка, отчего тот сердито мявкнул, и ударив меня тяжелой лапой, вывернулся и убежал.
  
   - Если бы я захотел, я бы с легкостью остановил корабль еще на пристани. Или десятки раз мог задержать на причалах. Поверь, у меня были все возможности для этого! Даже на Енисее я мог за шкирку вытащить из корабля, нет такого закона, разрешающего омегам работать здесь!
  
   - Но почему? - растерянно спросил я. В голове не укладывалось его слова. - Зачем тратить столько сил, денег и времени на временную игрушку, блажь? Или тебе просто никто не отказывал?
  
   - Почему?! - вдруг взревел он, резко вскакивая. А затем, рывком за плечи дернул и меня. - Почему спрашиваешь? Да люблю я тебя, идиота, люблю!!!
  
  Руки альфы прижали меня к себе, и я вновь, совершенно иррационально, почувствовал себя как дома и потому не спешил отстраняться. В голове каша, я может и правда идиот, но он совсем не походил на влюбленного мужчину. Скорее на одержимого маньяка. А альфа все говорил, будто хотел выговориться и никак не мог остановиться, тяжело дыша и шепча мне в макушку:
  
   - Я никогда не верил в романтическую чушь, типа любви с первого взгляда. Однако на этом и попался. Ты поймал меня на крючок, даже не подозревая обо всем... И я решил дать тебе время, сначала на той вечеринке, потом на балу, потом на корабле... Но времени не осталось, Том...
  
  А я вдруг понял, что он мне нравиться такой. И даже злой тоже, нравиться. Про большее пока не загадывал. Тепло большого тела привычно укутало меня, согревая и успокаивая. А потом я принял решение. И так хорошо стало на душе, что я тихо улыбнулся. Все правильно.
  
   - Ольхан?
  
  - Да?
  
  А и притянул его за шею к себе. А потом поцеловал его в теплые губы. Сам. Ольхан замер как статуя, кажется, даже не дыша. Закрыл глаза. И протяжно выдохнул:
  
  - Том, паршивец, что же ты творишь...
  
  На миг голова закружилась. Я не понял даже, как оказался притиснут к твердой стене. А не менее твердый альфа обхватив мое лицо ладонями, атаковал мои губы. От его прикосновения по телу будто прошелся электрический ток, остывая разрядами на кончиках пальцев. Сначала он целовал на удивление осторожно, мимолетно прикасаясь, а когда я начал отвечать, яростно накинулся на меня. Такой злой, такой напористый, такой мой... Блин, как же я, по всему этому соскучился! И хватит себя обманывать, что мне никто не нужен. Нужен еще как!
  
  Мне, оказалось, жизненно важно прикоснуться до его кожи, гладить по жестким волосам и напряженным мускулам. Вдыхать его запах и терять голову от его хриплого голоса. Я четко понимал, что вот оно, то чего я боялся. Но мне уже было все равно. Запреты, нерушимые стены, воздвигнутые мной же самим, рухнули. И дышать тало легче. Альфа же просто закрыл глаза и позволял мне изучать его.
  
  Кровь будто закипела, мускулы живота напряглись от резкого, почти болезненного желания вдруг проснувшегося во мне. Так не вовремя! И так, кстати... Я лихорадочно целовал альфу, губы горели от жадных, грубых ласк. К черту нежность, к черту медлительность! Я хотел Ольхана, этого настырного, упрямого, сумасшедшего... любимого альфу, всеми клеточками своего взбунтовавшегося тела. Только сейчас, когда злой, непонятный голод сжигал меня, я наконец понял его. Понял его одержимость и жажду. И поразился его стойкости, я бы так не смог. И не буду. Единственное желание в данную секунду, это грубо повалить его на пол и... И пусть он альфа, а всего лишь омега. Я должен уступать, должен принимать? Черта с два! Сегодня МОЙ день и здесь МОЙ альфа и я буду делать все что захочу! И прямо сейчас я хотел увидеть, ощутить, познать прижаться к его телу, так что прощай одежда! Мы увидимся не скоро...
  
   Но когда я, быстро и неуклюже, стал стаскивать с Ольхана рубашку, мое стремление не поддержали. Альфа вдруг крепко обнял меня и с тихим смешком сообщил, что вообще-то мы здесь не одни. Что? Я оглянулся, вот блин! И правда, как неудобно-то... Даже желание резко уменьшилось от сверкающих любопытством глазенок. Кошки не люди, но было все равно стыдно.
  
  Долго предаваться самоедством мне не дали. Раз! Мир опрокинулся, и я оказался вверх тормашками на плече Ольхана. А он уже почти бежал по коридору, крепко прижав руками мои ноги. Голова ударилась об его спину и закружилась от прихлынувшей крови. Я же был готов убить его!
  
   - Ольхан! Черт побери! Что ты делаешь? Немедленно отпусти меня! И куда ты меня тащишь? - прохрипел я. Это беспомощное положение мне совсем не нравилось. И что я на него набросился, спрашивается? Мне уже ничего не хотелось. К тому же нас оглядывалась, понимающе подмигивала и пыталась подавить смех почти вся команда корабля, весьма некстати оказавшаяся в коридоре. Без особого успеха, впрочем. Щеки запылали, и теперь захотелось умереть мне. Закопайте меня, пожалуйста, под пластиком, а?
  
  Довольный смех альфы и его фамильярное похлопывание по попе я уже простить не мог. И изо всех сил впился зубами, куда достал. А достал я до его мягкого места. Фу, в кого я превратился? Но злое - "Томас!" мне очень понравилось. Я чувствовал себя отомщенным до тех пор, пока альфа не встряхнул меня на плече, так что я чуть язык не прикусил от неожиданности. Вот гад!
  
  А потом мир снова закружился, и меня грубо кинули на кровать. От удара спиной я задохнулся и на миг потерял ориентацию. Пока я пытался вернуть управление своим на время дезориентированным телом, альфа не спеша запер дверь в каюте, приглушил свет и стал плавно, приближался к кровати. А там, как звездочка морская, я лежу. Непорядок! Я, наконец, собрался и хотел уже вскочить, но тихий, но от этого не менее зловещий голос, меня остановил.
  
   - Куда-то собрался, Томми? И медленно так расстегивает замок на одежде. Полы рубашки распахиваются, являя моему изумленному взору мускулистую загорелую грудь и крепкий плоский живот. Я сглотнул и неуверенно кивнул.
  
   - Мне пора! На процедуры. Да и капитан просил зайти, нельзя опаздывать. И вообще, зря мы это затеяли, ничего у нас не получиться... Пойду я... - я понимал, что несу полный бред, но прежний запал прошел, а робость и неуверенность вернулась. Я попытался обойти альфу и убежать в свою каюту, но кто же мне даст это сделать? Ольхан просто толкнул меня обратно, я споткнулся. И вот, снова лежу в прежнем положении.
  
  
  - Не спеши. У нас есть одно незавершенное дело, вот сделаем его и... - он нагло ухмыльнулся и улегся прямо на меня. Тяжелый, зараза!
  
   - И что? Тогда ты от меня отстанешь? - обида жгучим клубком взорвалась в животе, заставив сжаться. Неужели это все, что от меня надо? Только "дело", и все ради этого?
  
   - Никогда, Томас! - зашипел Ольхан не хуже рассерженной змеи, сжав мои волосы в кулаке, а другой рукой зафиксировав подбородок. - Ты слышишь меня, никогда! Только смерть разлучит нас, но я и из ада тебя достану! Ты мой, запомни это! А теперь заткнись, и просто чувствуй! - и впился в губы, почти кусая до боли. Его фиолетовые глаза почернели и пылали от гремучей смеси злости и желания.
  
  Я и не собирался ничего говорить. Отвечая ему не менее зло и яростно. Желание вернулось, заклубилось в теле жарким огнем, стирая границы, стирая стыд и неуверенность. Мы катались по кровати, как дорвавшиеся до вожделенной пищи дикие животные. От пальцев и губ мужчины на коже, будто оставались огненные дорожки, я впитывал их и хотел еще и еще. Тяжесть внизу живота нарастала. Не осталось ни одного места, которое он бы не попробовал.
  
  Я и не заметил, как мы оказались совершено обнаженными. Тело к телу, кожа к коже, обжигая друг друга до пепла. Наконец-то! Сам я жадно ощупывал, гладил и стискивал совершенное тело Ольхана. Не такое как мое, слабое и мягкое. Будто одержимый художник, я касался его, узнавая и запоминая. Мощная шея, сильные и жесткие мышцы рук и груди, широкую спину, крохотные кружки сосков, ровные кубики на животе и гладкие шрамы на боку. Откуда они? Хотя, не важно, потом спрошу... Его тяжелая плоть тесно прижалась к моему напрягшемуся животу. Я не настолько осмелел, что бы ее трогать, но Ольхан сам взял мою ладонь и положил на свой член.
  
   - Погладь, она не кусается, - с насмешкой в голосе сказал он. Я неуверенно хмыкнул и сомкнул ладонь. Твердый и горячий, с бархатной головкой и перевитый пульсирующими синими венами, он мне показался слишком большим для меня. Мы вообще совместимы?
  
   - Не бойся, - прошептал он мне, правильно угадав мои сомнения. - Все будет хорошо, я обещаю. Очень хорошо...
  
  Хотя Ольхан был очень осторожен и хорошо подготовил меня, поначалу, было все равно больно. Я стиснул губы, и прижался щекой к его груди, с трудом привыкая к странному и немного неудобному ощущению его в себе.
  
   - Том? - тревожно спросил альфа, застыв надо мной, и обеспокоенно посмотрел мне в глаза. - Ты как?
  
  Как баран на вертеле, чуть не ляпнул я.
  
   - Нормально, - выдохнул и потянулся к его губам. Целоваться мне понравилось больше. Альфа лишь улыбнулся и зацеловал меня так, что через минуту я забыл о всякой боли и неудобстве. И мы начали свой танец. Танец только для двоих, вечный и древний как сама жизнь. Быстрее! Еще быстрее! Я цеплялся за скользкие плечи и кусал губы, едва сдерживая крики... Я пылал. Я летел. Я жил.
  
  Альфа сдержал свое обещание.
  
  
  
Глава 22
  
  
  Я лежал под большим, но ставшим таким родным альфой и никак не мог отдышаться. По телу до сих пор проходили затихающими волнами отголоски пережитого удовольствия. Нега завладела мной, так что не хотелось открывать даже глаза. Мыслей, ни умных, ни глупых не было.
  
  - Не тяжело? - он приподнялся на локтях и прикоснулся горячими губами ко лбу, вызывая целый табун мурашек.
  
  - Нет, лежи... - и я еще крепче прижал Ольхана к себе. А ведь не соврали книги и фильмы! Я не помню, чтобы мне было так хорошо.
  
   - А знаешь, я запрещаю тебе так рисковать и дальше, - с ласковой угрозой проговорил вдруг мужчина.
  
   - Да неужели? И что же ты сделаешь? - лениво отозвался я.
  
   - У меня есть владения на Земле, тысячи гектаров земли, десяток домов и даже один замок. Выбирай, где будешь жить.
  
  Я похолодел от нехороших предчувствий. Внезапно осознал, что полностью раздет и от пота неприятно знобит. Неужели он до сих пор не оставил эти домостроевские древние утверждения, что омега должен сидеть дома? Похоже, Ольхан снова включил свою установку: "Я - альфа, я решаю!" Желанное тело уже не дарило радость, а душило своей тяжестью. Я спихнул альфу и тот нехотя скатился с меня. И лег рядом, почти соприкасаясь кожей.
  
  - Вообще-то мне еще три года батрачить на Енисее, если ты забыл!
  
  - Я не могу тебе позволить снова умереть! - проворчал мужчина мне в шею, стиснув меня так, что я сдавленно охнул. - Не могу, это сильнее меня... А здесь ты можешь погибнуть или покалечиться каждый гребанный день!
  
  - Да ты что! А моего мнения как всегда спрашивать не надо!
  
  - Космос не для тебя, мой мальчик, - как ребенку пояснил он, смотря на меня своими фиолетовыми омутами. В них плескалось беспокойство и забота. Но разве он не видит, что душит меня своей опекой и категоричностью? Я как муха запутываюсь в густом янтаре его любви. С каждым его словом в меня будто забивался ржавый гвоздь. Черт! И почему после секундного счастья обязательно следует вековая расплата?
  
   - Я же омега... - прошептал я в потолок. И тут же взмолился: "Ну же, возрази мне! Скажи, и я тебе все прощу..."
  
   - Да, ты омега. И значит должен делать то, что положено, - он лег на спину, потянулся и положил руки за голову. - Вообще-то давно надо всем омегам запретить работать...
  
  Ха, я думал, хуже утопления быть не может. Может и еще как! Разве он не видит, что я истекаю кровью? Разве не чувствует, что убивает меня снова? Убивает мое к нему доверие... Мужлан он и дурак! Какой же он дурак...
  
  
  Лишь минуту спустя напряженного молчания он заметил, что я ему не отвечаю и лежу на краю кровати, отвернувшись к стене.
  
   - Эй, что с тобой? - альфа спохватился и тронул меня за плечо.
  
   "Отстань!" - чуть не заорал я. Почему со мной так поступает жизнь? Только успел подумать - "Вот оно лучшее место в мире для меня и лучший мужчина со мной...". И сразу падаю на дно. Я мысленно застонал от своей тупости. Счастья нет. Это лишь мираж для таких идиотов как я.
  
   - Тебе больно? Я был довольно неосторожен, - забеспокоился Ольхан и развернул меня к себе.
  
   - Ничего, - процедил я непослушными губами и изобразил улыбку больше похожую на оскал. - Я просто устал.
  
   - Тогда спи! - весело приказал он мне. - Я и правда тебя утомил, - он рассмеялся, а тревожные морщинки на его лбу разгладились. Альфа обнял меня со всех сторон, накинул сверху одеяло и тут же заснул. В моей же голове без конца крутился куплет старой полузабытой песни:
  
   Омега должен быть любим,
  Любим судьбою и тобой.
  Омега должен быть свободным,
  Что бы вернуться однажды домой...
  
   Я думал - он изменился, раз он здесь, со мной. Он думал - изменился я, раз я с ним. Мы оба крупно ошибались... Я лежал и сухими глазами и пялился в пустоту. Я не знал, что мне делать До боли хотелось плакать...
  
  
  
Глава 23
  
  
  Дождь хлестал как из ведра, размывая очертания домов и машин. По каменистой земле быстро текли грязные бурые ручьи, а промозглый холод сковывал тело. Мало кто решался показывать свой нос на улицу в такую погоду. Что и к лучшему.
  
  Я стоял перед зеркальными дверями отеля и не узнавал себя. Неужели это я - весельчак Томас Грин, заводила и смутьян? В раздувшемся, промокшем до нитки и смертельно усталом омеге, на последних месяцах беременности, не было ничего веселого. Потемневшие от влаги волосы сосульками свисали на худое, изможденное лицо со впалыми щеками и потухшими глазами. Тонкие руки и огромный живот, на котором не сходилась серо-зеленая куртка, довершали удручающую картину. Я выглядел жалко. Как больной.
  
  Криво усмехнулся нелестному отражению. Придерживая одной рукой тяжелую ношу толкнул другой дверь и зашлепал в отель. Теплый воздух мгновенно согрел озябшего меня, а голову затопили воспоминания. Вроде только вчера я прятался здесь, смотрел на ясное небо через стеклянную крышу и мечтал о чудесном будущем. И вот я снова здесь и снова прячусь. Насмешница история, сделав крутой виток, повторилась. Внутри этого сияющего великолепия я почувствовал себя еще несчастнее. Снова в миллионный раз захотелось плакать. Ох, уж эти гормоны...
  
  Ко мне никто не спешил подходить. Ну конечно, на постояльца я мало похож. Доковыляв до стойки регистрации, оперся об выступающий край стола и чуток передохнул, закрыв на секунду глаза. Малыш вел себя на удивление тихо, что немного беспокоило. Обычно он был куда более бойким. Мое маленькое чудо... Или, судя по размерам живота, не очень то и маленькое, но все равно чудо. Только мое!
  
  То, что я дошел до такой жизни, можно было винить только одного человека. Себя. После того памятного разговора с Ольханом, во мне что-то помутилось. Может это так не вовремя проснувшееся гормоны, может проклятая импульсивность, не раз подводившая меня, может, что-то еще... Но я сбежал. Снова. Подговорил ребят не выдавать меня, хотя бы несколько часов и просто сошел на ближайшей станции. Меня уговаривали остаться, но паническое чувство, что я крепко попал в засаду и задыхаюсь в ловушке было сильнее. Если бы я успокоился и хоть немного подумал, может... Хотя бесполезно думать о несбыточном.
  
  Последние месяцы прошли как в аду. Каждый день я пережал с места на место, наобум меняя станции и планеты. Деньги таяли быстрее масла на сковородке, а я уже не знал куда прятаться. Да и устал уже. Хватит! Родители...про них я думал почти постоянно, но, несмотря на острую тоску возвращаться к ним не хотел. Только не так. Во мне еще осталось крохотная щепотка того, что называют гордостью, и она мешала признать себя побежденным. Были мысли вернуться к Ольхану, но я быстро отверг их. Он не смог принять меня таким, какой я есть, а я устал доказывать, что одной любовью счастлив не будешь.
  
  Я побывал на пяти планетах и более двадцати станциях, поменял десяток удостоверений личности и лишь на этой неделе прилетел обратно на Землю. Домой. Кто же знал, что дом перестал быть домом? А я стану мечтать не только о пилотировании...
  
  О том, что я уже не один, узнал через месяц, внезапно потеряв сознание прямо в крупном магазине. Перепуганные продавцы вызвали врачей, а те с со счастливыми улыбками сообщали о том, что я скоро стану папой. Я почти не удивился тогда. С моей-то патологической везучестью залететь при первом же сексе, это раз плюнуть. Были ли мысли избавиться от ребенка? Признаюсь честно, были. До сих за них стыдно. Я же планировал вскоре снова начать искать работу на корабле. Пусть и не на Енисее. Но известие о беременности заставило сделать жесткий и незамедлительный выбор, при моем-то положении беглеца. Когда первый шок прошел, я понял, в общем-то, все просто - жизнь или мечта? Свобода или ноша? Моя свобода, на самом деле, вещь эфемерная, а у этой ноши был привкус будущего и радости и я не смог от нее отказаться.
  
  То, что я здесь может быть очередная глупость, я знаю Но он сказал - ?Будешь на Земле, приходи...?. И я пришел. Сам даже не понимая до конца почему.
  
   - Мне нужен Зэт-Три! - сказал я молоденькому пареньку за столиком регистрации. И закашлялся. Лишь бы не заболеть! Он недоуменно уставился на мокрого меня, на живот, на лужу под ногами.
  
  - Извините, сэ-эр...
  
  - Томас.
  
   - Сэр Томас, но никакого постояльца по имени Зэт-Три у нас нет.
  
   - Мне нужен... - жуткий, разрывающий кашель заставил прерваться и только минуту спустя я наконец смог сказать, - Мне нужен не постоялец. Я ищу робота- портье по имени Зэт-Три.
  
   - У нас таких нет, извините, - пролепетал парень с жалостью и с какой-то брезгливостью, смотря на меня. Его мысли крупными буквами светились на лице - ?Вот очередной, несчастный омега сбежал от мужа!?. И пусть в этом была доля правды, но жалеть меня не надо!
  
   - Он работал здесь! Год назад, я точно знаю! - яростно прошипел я этому молодому незнайке. Несмотря на кажущуюся уверенность, отчаяние снова заскребло своими лапами, неужели...
  
   - Зэт! -закричал я во все горло, так что сидевшие на диванчиках люди вздрогнули. - Где тебя носит, чертов робот?!
  
  Испуганный регистратор потянулся к комму. ?Охрану вызывает?, - тупо подумал я. Внутри образовалась пустота, быстро пожирающая все чувства и эмоции. Ну вот и все...
  
   - Чего орешь?
  
  Я застыл, не веря глухому механическому голосу за спиной. Медленно обернулся. Он терпеливо ждал меня, внимательно оглядывая мое изменившееся тело. Да, я уже не тот?, - мысленно усмехнулся. Серебристый цилиндр робота знакомо блестел, огоньки на корпусе шустро перемигивались, а черное окошко, как забрало рыцаря, скрывало все мысли и эмоции. Коих, я не сомневался, было не меньше чем у обычного человека.
  
   - Я искал тебя, - прохрипел я с огромным облегчением. - Мне нужна твоя помощь. Ты же мне поможешь?
  
  Гибкие, похожие на клешни, захваты коснулись руки. А я так давно не радовался прикосновениям. Пусть и не человека.
  
   - Все еще в беде, Том?
  
  Я кивнул и слабо улыбнулся.
  
   - Я из нее и не выбирался, Зэт.
  
   - Конечно, я помогу тебе, друг мой. Почему ты сомневаешься? Пошли быстрее, а то совсем замерзнешь! - он приобнял меня за поясницу и под изумленные взгляды всех присутствующих мы пошли. Меня опять тошнило, я замерз, проголодался и хотел только спать. Ноги уже отказывали держать погрузневшее тело, и я с облегчением оперся об него. Это был тяжелый день, но закончился он на удивление обнадеживающе. А надежда - это все, что мне сейчас нужно.
  
  Измученный, промокший, беременный омега и робот старой модели уходили все дальше и дальше вглубь знаменитого отеля Ламис, пока совсем не пропали из виду.
  
  
  
Глава 24
  
  Мы неспешно проковыляли по длинному коридору отеля, пока Зэт не привел меня в какую-то крохотную комнатку, у которой было два огромных плюса - в ней была ванная и кровать. Меня завели в душ и вручили чистые полотенца и халат. Горячая вода почти сделала чудо и вернула мне человеческий вид. Когда я, отчаянно зевая, завернулся в пушистый белоснежный халат и вышел из душевой, меня ждало еще одно чудо - на прикроватном столике дымилась большущая кружка с горячим чаем и горка теплых булочек. Я плюхнулся на кровать и закинул ноющие ноги повыше. Затем откусил сразу половину булки и, зажмурив глаза от удовольствия, сделал глоток ароматного напитка. Крепкий сладкий чай с молоком прокатился по горлу и мгновенно согрел меня. Я почувствовал себя почти как дома.
  
   - Ммм... Зэт, ты случайно Крестным феем не подрабатываешь? - поинтересовался у стоящего неподалеку робота. Тот загадочно молчал, лишь огоньки насмешливо перемигнулись. Но его молчание ничуть меня не напрягало, он и раньше болтливостью не отличался. В этой уютной тишине я доел все булочки и выпил весь чай. ·Вот теперь все будет хорошо? - промелькнула ленивая мысль. Зэт забрал с грязную посуду и вышел. А я и не заметил, как заснул - чистый, сытый и почти счастливый.
  
  Проснулся я на удивление отдохнувшим и полным сил. Хитрые лучики солнца ласкали лицо. Мне ничего не снилось, еще одна монетка в копилку приятных мелочей, которые я научился ценить совсем недавно.
  
   - Доброе утро, малыш!- привычно поздоровался я с сыном, приложив ладонь к упругой коже живота, и почти сразу получил довольно сильный толчок в ответ. Невольно улыбнулся, а глупое сердце уже, наверное, в сотый раз сжалось от щемящей нежности. - Ты потерпи еще немного, скоро мы будем дома. Обещаю...
  
  Примерно через час появился Зэт, как всегда с завтраком в клешнях. Какой же он заботливый! Я рассказал ему обо всем, что со мной произошло, и на душе стало легче. Робот молча выслушал меня, сказав только, что ·мы не знаем куда нас приведет путь?. Я сейчас только понял, что надо было остаться. Никуда бы Ольхан не делся, ему бы пришлось принять мои условия. Но как всегда, я включил не голову, а эмоции. Но сделанного не воротишь.
  
   - А ты всегда был такой? - поинтересовался я у него, быстро поглощая принесенную кашу с пончиками. Кушал я сейчас раза в два больше, но все равно был почти всегда голодным. Робот молчал, и я уже перестал ждать ответа.
  
   - Нет. Не всегда, - он снова замолк, жутко подогревая мое любопытство. Вздохнул. Я точно услышал вздох! А потом продолжил. - Это не такая уж интересная история. Сын владельца отеля, господина Александра Ламис, Калеб Ламис был гениальным инженером и программистом. Он занимался разработкой искусственного разума, не очень успешно, впрочем. Однажды Калеб взял новенького робота-слугу класса Зэт прямо из склада отца и переделал его по своему, а главное, вложил в его электронную начинку часть своего виртуального слепка. Так появился я.
  
   - А давно это было? И где сейчас этот Калеб?
  
   - Двадцать лет назад... И да, далеко. Он бросил программирование и подался в солдаты. Окончил военную академию, и служит сейчас где-то на дальних Рубежах. Домой прилетает не чаще раза в пять - шесть лет, вот его отец и устроил меня сюда в отель до конца срока эксплуатации. Я ему о сыне напоминаю...
  
   - Ничего себе! И с тех пор ты не выходишь из отеля? И почему он не продолжил свое дело? Ведь над созданием искусственного разума бьются уже давно? - так и знал, что у Зэта непростая история. Бедный робот, я бы давно свихнулся. Два десятка лет...
  
   - А зачем? Я не хочу быть разобранным на части. А почему не продолжил? Не знаю, - глухо ответил робот. Даже лампочки его на миг потускнели. - Как то он сказал, что если все роботы получатся такими пессимистичными меланхоликами, как я - это будет настоящий кошмар. Вот и все его объяснение. Хотя я бы не возражал. Знаешь, трудновато бывает оставаться единственным разумным представителем среди своего вида, - и такая страшная тоска и одиночество почудилась в этих словах, что стало не по себе. Я, не считая последних месяцев, никогда не был один. - Ну, хватит обо мне. Чем я могу тебе помочь? - вдруг спросил он, вырвав меня из целого сонма грустных мыслей.
  
   - Я не могу связаться с Зоратом, ты ему звонил тогда. Уже почти полгода - озвучил я свой давний страх. - Не знаю что с ним. Может быть что-то случилось, а я не могу даже помощь? И я по нему очень соскучился... И спасибо, ты тогда меня здорово выручил!
  
   Робот смущенно молчал. Не знаю как, но я чувствовал его эмоции. Мое отчаяние почти ушло, и в крови снова кипела жажда деятельности. Хотелось вскочить и побежать искать друга.
  
   - Я найду его, Том. А ты пока отдыхай, но из комнаты не выходи, пожалуйста.
  
  Я согласно кивнул. Прошлого урока мне хватило с лихвой, и поэтому я буду сидеть здесь тихо как мышка. Робот ушел по своим делам, а я от нечего делать снова лег на кровать и попытался заснуть. Сон мне необходим.
  
  День тянулся как новая резина, а мысли в голову лезли одна хуже другой. Зэт приходит еще два раза,, принося еду. Но новостей от Зората не было - он как в воду канул. И только под утро, когда я видел уже десятый сон, меня разбудило прикосновение к плечу.
  
   - Том, сынок! Просыпайся малыш! - сказал тихий очень знакомый хриплый голос. Спросонья я подумал, что это мне сниться.
  
   - Зорат? - недоверчиво переспросил, с трудом разлепляя глаза. - Это ты?!
  
   - Я, мой мальчик. А ну вставай! Неужели не обнимешь своего друга?
  
  Сердце остановилось, а потом застучало как бешеное. Дыхание перехватило. Я вскочил и кинулся на шею темному силуэту около моей кровати. Изо всех сил прижал к себе родное, пахнущее тело. Облегчение, радость и счастье, как бушующие океанские волны прошлись по мне, напрочь сметая страхи.
  
   - Зорат! Это ты! Это и правда ты... - и только тогда позволил себя позорно разрыдаться. - Где ты был? Почему не звонил? Я так соскучился по тебе... - еле проговорил я сквозь судорожные рыдания. Живот мешал мне обнимать его, мне же хотелось, как маленькому забраться на его колени.
  
   - Томми, я тоже ужасно соскучился! Глухо ответил он мне, стискивая мою рубашку, а потом продолжил виновато - Прости, прости меня дурака, что бросил тебя когда нужна была моя помощь. Я себе этого никогда не прощу... У меня тогда появились большие проблемы. Объявились старые, очень опасные знакомые из прошлого... И чтобы не подставлять тебя я сменил все контакты и ушел в подполье. Так, что знай, и я не всесилен...
  
   - Мне все равно! Не вини себя, пожалуйста. Тут виноват только я один. Главное, что ты здесь... И ты должен узнать...
  
   - Дай-ка догадаюсь! Ммм... Ты внезапно поправился? Тогда сядешь на диету и все! - я только фыркнул и отстранился. Но его шутка мне помогла, я успокоился, да и острое желание затопить комнату слезами ушло.
  
   - Зорат!
  
   - Ну я не слепой, если ты об этом, - со смешком сказал Зорат и включил свет. Я невольно зажмурился, а потом уставился на омегу. Одет он был в невзрачный бежевый костюм, весьма помятый. Омега выглядел усталым и даже немного постаревшим. Но глаза радостно сверкали, а губы кривила знакомая усмешка. Несмотря на нее во взгляде его читалось глубокое сочувствие, он долго смотрел на меня, особенно на живот, а потом тяжело вздохнул.
  
   - Ох, сынок... попал ты в переплет. И все из-за меня! Надо было еще тогда этому альфе руки оторвать! Вместе с яйцами! Ну ничего, еще успею!
  
  Я закашлялся и залился краской по самую макушку. В памяти все еще стояло их направленные друг на друга пушки. Нет, их друг к другу подпускать нельзя. Хотя я бы не возражал, если бы Зорат надрал Ольхану задницу. Жалко, что они в разных весовых категориях...
  
   Омега очнулся от задумчивости, и вопросительно посмотрев мне в глаза, несмело протянул руку. Я улыбнулся и сам, ухватив его за ладонь, приложил к выпуклому животу. На что сразу получил пинок изнутри. Он робко улыбнулся, а потом его глаза подозрительно увлажнились.
  
   - Ох! Как же это... Том, ты только не сердись... Но я безумно рад! Я всегда мечтал, но...
  
  И тут он порывисто притянул меня к себе и стиснул в объятиях. Плечи его дрогнули, и он прерывисто выдохнул. Все-таки он не железный, мой омега Супермен. В моей душе царил кавардак из сумасшедшей радости, счастья и ожидании чего-то хорошего. Из глаз непрерывно текли слезы, но уже от облегчения.
  
   - Это могло случиться с любым... И ничего не бойся, мы справимся! Я с тобой и всегда буду с тобой, что бы не случилось. Ты молодец, что оставил его.Порадовал омегу на старости лет. Я думал понянчить внуков уже не смогу... теперь, поехали!
  
  Тихий шорох за спиной заставил меня обернуться. В дверях стоял робот. А у меня в голове появилась одна просто чудесная мысль!
  
   - Зорат, мы же можем взять Зэта с собой? Он нам здорово помог, а здесь ему плохо! И одиноко...
  
  Омега прищурил глаза и вдруг засмеялся.
  
   - Том, ты неподражаем! Аего ты спросил сначала, хочет он с нами или нет?
  
   - Зэт?...
  
   - Я думаю, Томасу в ближайшее время понадобится помощник, - проскрежетал робот и вкатился в комнату. - И я очень хочу пойти с вами! Этот отель мне уже до чертиков надоел.
  
  И мы уставились за омегу с мольбой в глазах. Тот только преувеличенно тяжело вздохнул.
  
   - Что же мне с вами сделать? Вы же как дети...Конечно, Зэт может пойти с нами! - а потом тихо и весело добавил - Старик, беременный омега и робот... Из нас получиться отличная команда! Правда, немного безумная и странная... Но прямо как в старые давние времена... - Он приобнял меня и робота за плечи. - Ну что? Пошли домой?
  
   Я с радостью кивнул и мы, совершенно не таясь, потопали к выходу. Немногочисленные посетители с недоумением смотрели нам вслед. А мне было все равно. Как же здорово, что у меня есть Зорат и Зэт! Я и правда чертовски везучий человек! Золотя ранними лучами лица моих друзей, вставало новорожденное солнце. Свежий ветер прогонял сон, а в душе медленно расцветала весна.
  
  
  
Глава 25
  
  Полутемный бар на окраине города был под завязку набит галдящей, танцующей и просто отдыхающей от рабочих будней толпой. В выходные люди отрывались по-полной. Густые клубы сигаретного дыма окутали зал, а громкая музыка давила на уши и тяжелым набатом билась в голове.
  
  Он же хотел просто напиться. В тишине. Ольхан сверлил тяжелым взглядом третий стакан с виски, в десятый раз жалея о своем внезапном порыве. Вместо того чтобы работать до полуночи и вернувшись домой, забыться в тяжелом сне, он зашел сюда. Кошмары его не мучили, но он все равно не высыпался. За темные круги под глазами и сумрачный взгляд его уже прозвали Лорд-Вампир. За спиной, разумеется. Таких смельчаков, кто бы осмелился сказать это ему в лицо, не нашлось. Все хотели жить и желательно долго. Ведь характер у графа тоже испортился не в лучшую сторону. Поэтому в коридорах его министерства все передвигались на цыпочках, и говорили шепотом. Последнего, кто осмелился ему перечить, с громким треском выгнали из кабинета и в тот же день уволили. "Лютует!" - говорили уцелевшие свидетели.
  
   А он просто устал. От тяжелой работы, не дающей прежнего удовлетворения. От бессонных ночей, не дающих отдыха. От острой тоски, что заживо пожирала душу. Томас неожиданно появился в его пустой и серой, но спокойной жизни и оставил от нее только рваные клочья. Мужчина чувствовал себя на пределе. Еще миг, и он сорвется в пропасть, откуда нет возврата.
  
  Первой реакцией после побега омеги, было догнать и запереть. Предварительно от души отругав, что испугал. Снова. Так нет, он может впервые во взрослой жизни, решил поступить благородно. И дал мальчишке время, чтобы самому все решить. Альфу вызвали во дворец, и он с головой окунулся в дела. А Том и не думал возвращаться. Сам виноват - нечего было пугать его своими дурацкими мечтами. Ольхан вынужден был признать, что в упрямстве омега победил его по всем фронтам.
  
  А любил ли его Том, хоть немного? Может он принял минутное влечение за любовь? И когда прошло больше восьми месяцев, он сдался и махнул на все рукой, решив оставить Томаса в покое. Таких омег, как он, миллионы. Одним меньше, одним больше... Только вот как только он закрывал глаза, то видел его лицо. Рыжее, зеленоглазое наваждение преследовало его и днем и ночью, не смотря ни на расстояния ни на время, истощая и без того тающие силы. Он не видел выхода. Искать и возвращать Тома - этот вариант они уже проходили и ничего хорошего не получилось. Омега просто снова сбежит. А сидеть на месте и ждать неизвестно чего... Так, Он просто убьет себя. Медленно и мучительно. Легче взять пистолет, приставить к виску и нажать на курок. Тот же результат, но, по крайней мере, так будет быстрее и менее болезненно.
  
  А еще он чуть не поругался с Императором, когда тот всего лишь поинтересовался, что это с ним случилось. "Может ты заболел?" - спросил всемогущий и бессменный повелитель империи. а что получил такой яростный ответ, что Его Величество тут же отправил грубияна в отпуск. Хорошо, что не в отставку. Хотя Ольхану было уже все равно.
  
  И вот, вместо того чтобы пригласить немногочисленных друзей на вечеринку и отпраздновать свой первый за десять лет отпуск, он надирается в одиночку в каком то захудалом баре, на самом отшибе столицы. Где его стойкость, его хладнокровие? И куда он скатился? Его папа, если был бы жив, очень бы огорчился... К горлу подкатил нервный комок, а в глазах подозрительно защипало. Как же давно он их не вспоминал... Затолкав все обрывки памяти о детстве куда-то очень глубоко, откуда нет возврата. Но он ошибался. Томас, этот чертов мальчишка снова возродил их, разворошив наполовину затянувшиеся раны. Боль, давнишняя и старая вернулась.
  
  Ольхана замутило и стало так плохо, что он понял, что больше не может находиться здесь ни секунды. Он рывком вскочил, швырнул деньги на барную стойку и рванул из душного, прокуренного помещения на улицу.
  
  А на улице шел снег. Белые пушистые хлопья в волшебном вальсе кружились в чернильных небесах, опускались на его запрокинутое вверх лицо, путались в волосах и медленно таяли на губах. Как же давно он не смотрел на небо... Ольхан вдыхал свежий морозный воздух и улыбался неизвестно чему. "Чокнутый!" - подумали одни. "Счастливчик...", подумали другие.
  
  А он очутился в далеком-далеком чистом и светлом детстве. И смотрел на свой первый снег... Он наконец-то понял. Надо просто жить. И все придет. На душе, впервые за долгое время, разлилась ласковая безмятежность. И стало легче дышать...
  
  Но громкая вибрация ручного комма разбила хрупкую тишину.
  
  - Ольхан дэ Кадар?
  
  - Да, - хрипло ответил мужчина.
  
  - Томасу нужна ваша помощь. Приезжайте! Вот адрес...
  
  
Глава 26
  
   Моя жизнь в последний год сильно напоминает американские горки - сначала летит свечой до небес, а через секунду - падает на бешеной скорости в пропасть. И пока я не упаду,это адреналиновое кино будет длиться и длиться.
  
   Но хватит о грустном! Уже несколько недель я жил в глухой, затерянной на побережье деревушке прародины Зората. Солнце здесь было жарким, море теплым и ласковым, а жители не болтливые. По-моему никто даже не удивился, когда наша странная компания внезапно здесь объявилась.
  
   В основном жили здесь рыбаки с семьями, а они оказались на редкость нелюбопытные людьми. Лишь нервно косили блестящими и черными, как здешние маслины глазами на Зета, когда тот невозмутимо катился в крохотный местный магазинчик за продуктами. Да жалостливо смотрели на меня, когда я изредка выходил из дома, чтобы искупаться и позагорать. Но вопросов никто не задавал.
  
   Зорат иногда мягко намекал, что было бы неплохо кинуть весточку родителям и Ольхану. "Нельзя лишать ребенка семьи, нехорошо это...". На что я твердо отвечал, что у меня есть он и Зэт, и никого больше видеть я не хочу. Снаружи я кремень, да. Но внутри царила такая каша... Я снова врал себе и держался за последние остатки упрямства. У меня было целый океан времени, что бы подумать обо всем. Будущее откровенно страшило. Я был совсем не уверен, что буду хорошим папой, что справлюсь, что выдержу все трудности. Про полеты старался вовсе не думать, становилось горько от мыслей, что они мне уже не светят...
  
   Поначалу здешняя неторопливая жизнь мне понравилась. Я никогда не был на курортах, как то не довелось. А тут бездельничай, не хочу. Готовкой занимался Зорат, уборкой Зэт, а мне оставалось лишь отдыхать, гулять, да витамины кушать. Только вот через неделю, я заскучал. Через две готов был на стены лезть от безделья. Моя неугомонная натура требовала перемен, а нерастраченная энергия требовала выхода.
  
   Поселились мы в хорошо сохранившемся коттедже деда Зората - омега иногда там отдыхал от большого города. В двухэтажном бревенчатом доме было четыре спальни, большая кухня с видом на море и чердак полный барахла. Вот как раз на чердаке, перебирая полуистлевшие сети, да старые газеты с новостями столетней давности, мне пришла заманчивая мысль. Что надо бы сделать большую уборку или еще лучше перестановку. Как-никак здесь появиться на свет мой сын, негоже ему в этом бардаке расти. Да и шкафы неправильно стоят, надо передвинуть!
  
   Зората с роботом тогда не было дома, они ушли на несколько часов, оставив на всякий случай телефон. Я в шортах, и в когда-то белой длинной футболке с энтузиазмом принялся за работу. Этих часов мне с лихвой хватило на то, чтобы собрать все занавески на стирку, помыть до зеркального блеска окна и вытряхнуть древний мусор на многочисленных полках. Сами шкафы я трогать поостерегся. И откуда только силы взялись? Я с радостью чувствовал, как ноют уставшие мышцы. Все-таки безделье это не мое. Осталось лишь прибраться и помыть полы, чем я с удовольствием и занялся.
  
   С громким пыхтением и насвистывая веселую песенку, я уже домывал последние метры потемневшего от времени деревянного пола, когда услышал, как дверь скрипнула и отворилась. Ну вот, и друзья вернулись. Кряхтя, как столетний дед, я с трудом поднялся с колен, и бросил тряпку в рядом стоящее ведро. Устало потер ноющую с утра поясницу. Неуклюжим колобком быть мне до чертиков надоело, но я утешал себя, что осталось совсем немного ждать и мои мучения закончатся. Подозрительная тишина у порога заставила вскинуть голову и обернуться. Вот черт...
  
  - Томас... Ты беременный?!
  
  
  
Глава 27
  
  
   Бледный как привидение и с выражением полнейшего шока на лице на пороге моего, только минуту назад безопасного и затерянного убежища, стоял он. Альфа из кошмаров, правая рука Императора, великий и ужасный Ольхан дэ Кадар во плоти. Я нервно усмехнулся, вот принесла его нелегкая...
  
   - Хочешь печеньку? - зло спросил я.
  
   - Зачем???
  
   - За наблюдательность! - заорал я, от тупости некоторых альф. - Конечно я беременный! Ты что, слепой?
  
   - Ты беременный... - снова пораженно прошептал мужчина, не отводя застывшего взгляда от моего живота. Если он это скажет еще, я ему точно врежу! И не важно, что я был рад его видеть. Совсем чуточку.
  
  - Говори, зачем притащился и проваливай! - может я был груб, но после всего что произошло, мне можно.
  
   Он грустно усмехнулся, прислонился к дверному проему и потер рукой большущий кровоподтек на щеке. Так стоп, это еще что такое? Я оглядел его еще раз. Бледный, небритый с синяком и растрепанным костюмом, он походил на бандита. М-да, с каждой новой встречей со мной, он выглядит все хуже и хуже. Похоже плохо я на него влияю.
  
   - Ты что, дрался? - спросил его пораженно. И сам не заметил, как схватил салфетку со стола, подбежал к нему и осторожно приложил ее к его, все еще кровоточащей щеке. Он тут же накрыл своей большой и горячей рукой мою ладонь и закрыл глаза. От его прикосновения во мне что-то екнуло, а дыхание перехватило. Все же я скучал по этой заразе...
  
   - Не уходи, - прошептал он. Но я все же выдернул руку и отошел на два шага назад. Зудящие руки на всякий случай скрестил, чем снова привлек внимание к своему обтянутому белой тканью экватору.
  
   - Я хотел сказать... О, черт! Не знаю с чего начать... - Ольхан снова потянулся к щеке, потом нервно отдернул руку. Выпрямился и глухо проговорил, глядя мне прямо в глаза.
  
   - Я очень виноват перед тобой. Если бы я тогда знал, до чего я доведу тебя, что причиню такую боль то никогда бы не приблизился к тебе... Может когда ни будь ты простишь меня, но я не в силах отказаться от тебя... От вас, - он запнулся и брошенным щенком посмотрел на меня. А я не знал что сказать. Вроде и ждал этих слов, а голове пустота. Ноги загудели, а бурчание в желудке напомнило, что я давно не перекусывал.
  
   - Чай будешь?
  
   Это стоило сказать, хотя бы ради того, что бы посмотреть на его потрясенную физиономию. Ну, и как говориться война войной, а без обеда я могу и в обморок грохнуться. Уже проходили.
  
   Альфа неуверенно улыбнулся, его напряженные плечи расслабленно опустились. Он решительно кивнул и зашел в дом, с любопытством разглядывая небогатую обстановку деревенского коттеджа. Я заметил, что он действовал и говорил крайне осторожно, будто боялся испугать меня. Хотя почему будто?
  
   Я провел его в нашу небольшую, но очень уютную кухню и начал заваривать чай, налив кипяток из бойлера. Ольхан уселся на один из больших и мягких стульев, стоящих вокруг круглого стола и уставился жадным взглядом на меня. А когда я заметил это, перевел взгляд на окно. Море сегодня было неспокойным, темно серые волны с ворчанием лизали мелкие камни, а ветер трепал невысокие деревья на берегу. Непогода. И где Зэт с Зоратом запропастились?
  
   Я разлил янтарный ароматный чай в две фарфоровые чашки, достал из холодильника сдобу и варенье, и все это поставил на стол. Ольхан же быстро сцапнул одну миндальную печеньку с орехами, которое только вчера испек Зорат, и задумчиво повертел ее в руках.
  
   - Так понимаю, это за наблюдательность?
  
   Я пожал плечами и, усевшись поудобнее, принялся пить чай. Альфа улыбнулся одними глазами и последовал моему примеру. Мы сидели совсем как два степенных отца за вечерним чаепитием.
  
   - Ты здесь счастлив? - тихо спросил Ольхан, после долгого молчания.
  
  - В какой-то степени, да. Тут спокойно, - пожал я плечами. И мстительно добавил - Да и воздух чистый. Это полезно для малыша.
  
  Он вдруг залился краской, будто омега-подросток на первом свидании. Неуклюже поставил чашку, отчего та тихо звякнула и тяжело вздохнув, сказал:
  
   - Томас, какой же я дурак!
  
   - Не могу не согласиться, - протянул я, зевая во весь рот. Альфа покаянно развел руками, а я вдруг понял, что мне нравиться его дразнить. И по-моему, мы в первый раз так мирно разговаривали. Без драк, криков и оскорблений. Неужели стареем? Или просто повзрослели?
  
   Вдруг сильный ветер швырнул горсть песка на стекло, и мы дружно посмотрели в окно.
  
   - А как ты меня нашел?
  
   - Зорат позвонил.
  
   - Зорат? - я оторвал взгляд от начинающей бушевать стихии и посмотрел на Ольхана. - Вот предатель! А еще друг называется! - было полной неожиданностью такое услышать.
  
   - Он беспокоился о тебе и твоем будущем, - вдруг альфа принялся защищать этого несдержанного болтуна. И сказал, что у тебя проблемы... - Ольхан выглядел виноватым. - А еще у него очень тяжелая рука, пробормотал он еле слышно. Я недоверчиво уставился на его шикарный синяк на щеке, неужели это его Зорат так его ? Ольхан скривился и кивнул. Я же злорадно хмыкнул.
  
   - У меня никаких проблем! Единственная большая проблема будет у него, когда он вернется!
  
   У меня закончились цензурные слова и вскочив от возмущения, я принялся мерить кухню широкими шагами, ругая Зората всякими нехорошими словами. Ольхан как завороженный следил за мной.
  
   - Ты жалеешь, что я пришел. - Он не спрашивал, а констатировал факт, а в его глазах начала разливаться стужа. Ага, и часа не прошло, а я должен его сходу простить! Вот еще...
  
  - Нет, - наконец выдавил я из себя. - Нам надо было давно поговорить. И во всем есть тоже моя вина. Но мне всегда было легче убежать, чем пытаться понять или как-то изменить ситуацию...
  
  Альфа вдруг расправил плечи, как будто скинул с них неподъемную гору, облегченно улыбнулся и протянул мне ладонь.
  
   - Пойдем! Я должен тебе кое-что показать.
  
  Я неуверенно уставился на его руку. Страшновато мне с ним куда-то идти, его прошлые похищения еще были свежи в памяти.
  
   - Не бойся, - угадал он мои сомнения. - Обещаю, тебе понравиться!
  
   Любопытство вконец победило, и я робко вложил свою руку в его . Он на секунду крепко-крепко сжал ее и повел меня на улицу.
  
  
  
  
  
Глава 28
  
  
  Яркое весеннее солнце на миг ослепило меня, я споткнулся и чуть не улетел с крыльца. Сердце ухнуло куда-то вниз, голова закружилась... Я даже испугаться не успел, как меня поймал Ольхан и прижал к себе.
  
  - Вот черт... - выдохнул я, с ужасом представляя последствия падения.
  
  - Ты в порядке? - с тревогой спросил альфа, отпуская. В фиолетовых глазах тоже плескался запоздалый страх. Я выдохнул, кивнул и спросил нарочито бодрым голосом, оглядывая вокруг привычный пустынный пляж и море:
  
  - Ну и где твой сюрприз?
  
  Но тут откуда-то сверху раздался низкий гул, земля задрожала и я снова ухватился за Ольхана. Это что еще такое? Но не успел я задать этот вопрос, как он молча приобнял меня за плечи и указал на внезапно потемневшее небо.
  
  И тут мое сердце снова дернулось и остановилось.
  
  - Вот черт...
  
  С высокого синего неба, заслоняя собой золото солнца, медленно и величественно опускался огромный и сверкающий, как рождественская игрушка, космический корабль. Енисей. Сотни тысяч тонн мощи и силы зависли в десятках метров над нами, полностью накрыв деревеньку гигантским зонтом. Встревоженные жители выбегали из домов и тоже задирали головы наверх. А я ничего не понимал.
  
  - Зачем? - беспомощно спросил я, зябко обхватывая себя руками и с трудом отрывая взгляд от корабля.
  
  - Это и есть мой подарок, Енисей. Я недавно выкупил его. И теперь он твой. Можешь делать с ним, все что захочешь...
  
  Если бы он не держал меня, я бы точно рухнул на землю.
  
  - Это подкуп?!
  
  - Нет, - яростно покачал он головой. - Предложение мира. Хочешь сейчас же полетим туда?
  
  Ну и вопрос! Конечно, хочу, я безумно соскучился по Енисею, по работе и всей команде.
  
  - И что я должен для этого сделать? - задал я вопрос как когда-то на балу. Недоверие, вкупе со странной надеждой, творили со мной черти знаешь что.
  
  Ольхан повернулся ко мне, взял мои ладони в свои, и глядя мне прямо в глаза глухо сказал:
  
  - Просто будь со мной... В любом качестве. И пожалуйста, не убегай больше. А если ты не захочешь меня больше видеть, просто скажи и я сам уйду...
  
  Не будь я беременным, эмоциональным омегой, я бы точно заплакал. А так я просто дернул его на себя и крепко поцеловал прямо перед изумленными жителями, солнцем, морем и всем миром.
  
  - Это, да? - хрипло выдохнул он.
  
  - Это значит, я подумаю, - ухмыльнулся я.
  
  А секунду спустя меня скрутила острейшая боль , заставив согнутся в три погибели и схватиться за каменный живот.
  
  - Как же не вовремя! - прорычал я, пытаясь отдышаться, когда приступ боли так же резко ушел.
  
  - Боже, Том ты...? - Ольхан резко побледнел, в его глазах читался настоящий ужас.
  
  - Да кретин! Я рожаю! Где этот чертов Зорат? - заорал я. Схватки быстро усиливались, и терпеть их становилось все труднее. А ведь я читал, что первые роды длятся часами. У меня же было полное ощущение, что наш отпрыск желает появиться на белый свет прямо сейчас.
  
  "Потерпи-потерпи пожалуйста, не так быстро!" - тихонечко уговаривал я его, повиснув на альфе и отчаянно ругаясь на самых невыносимых моментах. Альфа, на мое счастье хоть и растерялся поначалу, быстро пришел в себя. Он вызвал флаер с Енисея по ручному комму и почти бегом нес меня на место посадки.
  
  Меня еле втиснули на пассажирское место в маленьком флаере, который приземлился буквально в мгновение ока, чуть не раздавив зазевавшихся рыбаков.
  
  - Доктор с Зоратом прилетит через пять минут! Ты как? Держись, родной мой! - шепотом говорил Ольхан, пока мы с быстро поднимались к кораблю.
  
  - Паршиво,- тоже шепотом ответил я, и тут же режущая боль внутри быстро меня заткнула. Я с шипением выдыхал воздух сквозь стиснутые зубы, до синяков сжимая пальцы мужчины. Правильное дыхание, расслабление и прочие нужные вещи вылетели из головы, выжить бы! А еще было до ужаса страшно, несмотря на все прочитанные книги, просмотренные фильмы и консультации врачей я был абсолютно не готов ко всему этому.
  
  Едва мы влетели в широко распахнутый ангар и приземлились альфа выскочил из файла и мгновенно выпутав меня из ремней безопасности бросился в сторону лазарета. Я мельком успел увидеть, что встречать меня вышла вся команда, их шокированные лица и круглые глаза.
  
  - Ох Томми, сынок! Как же ты так... - услышал я причитание Фергуса и отключился.
  
  Дальнейшее помню урывками.
  
  Вот белоснежный, пропахший озоном и чистотой лазарет, туго набитый народом : "Здравствуй, давно не виделись!
  
  Вот мой док, немолодой омега с донельзя обеспокоенным лицом подключает меня к аппаратам и вкалывает обезболивающее. Блаженство...
  
  Вот совершенно посеревший Ольхан все еще держит мою ладонь, а с другой стороны Зорат подбадривает меня. Схватки волнами проносятся по телу, выбивая слезы из глаз и глухой вой. Мне кажется, длится это бесконечно...
  
  - Тужься!- командует, наконец, мучитель-омега.
  
  Я стараюсь, но ничего не получается, будто все силы покинули меня.
  
  - Не могу!- прохрипел я, совершенно сорванным голосом. Я прошу еще обезболивающее, но не дают. Ненавижу их!
  
  - Ты же хотел этого ребенка, так давай помоги ему! - сердито кричит док на меня.
  
  - Я просто хотел секса, - проворчал я устало. У половины присутствующих лица стали пунцовые, Ольхан поперхнулся и только Зорат весело ухмыльнулся.
  
  И только полчаса спустя, я понял как действовать. Пять минут кромешного ада, и огромное чувство облегчения и странной пустоты охватывает меня. Я почти отключаюсь, слыша краем уха:
  
  - Ну вот, молодец! Вот какого богатыря родил! - одобрительно похвалил доктор. И тут я услышал его - первый крик моего сына! Громкий и сердитый он четко заявил всему миру - "Я здесь! Я живой!"
  
  Вечность спустя мне на грудь осторожно положили сизо-голубого, мокрого и теплого человечка. Я с огромным любопытством и восхищением принялся знакомиться с тем, с кем девять месяцев делил тело и кровь и кто отдавил мне все внутренности. Вдруг он открыл темно-синие, на удивление ясные глаза и посмотрел прямо на меня. И вселенная остановилась.
  
  Серьезный взгляд крошечного создания перевернул вверх тормашками всю мою душу, навеки приковав меня и мою нескладную жизнь незримыми и неразрушимыми нитями к нему, моему сыну. И к его отцу. А сам альфа с потрясенным лицом и глазами полными слез застыл соляным столбом, не сводя взгляда с малыша. Я тихонечко пожал его дрожащую руку, за что удостоился совершенно безумной улыбки.
  
  "Добро пожаловать в жизнь, сынок! Мир этот и жесток и прекрасен, но главное, он весь твой! Я не знаю, будешь ты альфой бетой или омегой. Не знаю, будешь ли ты серьезным молодым человеком или шутником, солдатом или поэтом. Не знаю, какой ты выберешь путь. Но знай - я всегда буду стоять рядом с тобой. Я сделаю все, что бы ты вырос умным, добрым и счастливым. И никогда не дам тебя в обиду, пусть даже вся вселенная будет против нас! Добро пожаловать, сынок, в новую жизнь. Я верю, она будет чудесна и восхитительна!"
  
  Хотя в защитниках мой кроха, кажется, и не нуждается. Чего только Зорат с Зэтом стоят! Тем временем Ольхан робко погладил малыша по темным волосикам, сияя гордой улыбкой, будто сам его родил. А потом совершенно по пиратски ухмыльнулся и проговорил:
  
  - Ну что ж, первый готов!
  
  - Ольхан!!!
  
  - Да пошутил я! - он весело рассмеялся, но мне очень не понравился маньячный блеск в его глазах. - А мы хорошо постарались, да?
   - Ага... - широко зевнул я. Сына забрали на осмотр, а я заснул прямо на операционном столе. Смертельно уставший и до безумия счастливый. Рядом с любимым и в окружении друзей. Черт побери! Все-таки я везунчик...
  
  и
Глава 29
  
  Сэдж тяжело поднялся с постели и побрел на кухню - выпить стакан горячего чая. Почти каждую ночь он повторял этот незамысловатый ритуал, который хоть немного уменьшал его хроническую бессонницу. С исчезновением Тома из их дома ушла и жизнь. Виктор ходил мрачнее тучи, даже не заметив, как резко поседели его виски.
  
  Они сами вырастили его таким независимым и решительным, а в самый ответственный для сына момент притворились, что он смирится. Как же! Ведь он их сын, он не мог поступить иначе. И пусть он хоть каждый день поступал в академии и университеты, зато бы возвращался домой. Они уже тысячи раз осудили себя за слепоту и глухоту и вынесли себе жестокий приговор - виновны! А все что сейчас у них было - это короткие и редкие сообщение по комму от анонимного друга, что их сын жив и здоров и просит их не искать его. В полиции ничего не смогли толком объяснить, а след потерялся на космодроме. А чертов Ольхан дэ Кадар, виновник всех их несчастий, пропал.
  
  Виктор полностью погрузился в работу. Альфа не смотря ни на что, очень любил своего единственного сына и в глубине души даже гордился им. А работа стала его спасением от тяжелых мыслей - возвращаясь домой далеко за полночь, он засыпал беспокойным сном очень усталого человека, а утром засветло уходил. Омега же чувствовал, что еще немного, он сойдет с ума, и тоже сбежит куда-нибудь. Они с мужем почти не разговаривали, тяжелая атмосфера их когда-то светлого и полного смеха и радости дома душила его.
  
  Чтобы быстрее промотать эти бесконечные дни он целыми днями гулял на улице, стараясь загнать поглубже острую тоску и беспокойство по сыну. Как-то вечером, он шел по тесным городским улочкам и увидел ярко- синее объявление на наружной рекламной витрине маленького магазинчика: "Гелиос-студия набирает группу, для обучения внутреннему и ландшафтному дизайну. Пройдите наши курсы и сделайте свой дом и сад уютным!".
  
  Сэджа будто с размаху пнули в живот. Он так и застыл каменным истуканом, недоверчиво пялясь на экран уличного комма. Ведь еще до встречи с Виком он отел стать дизайнером. Но бал, свадьба и категорическое несогласие альфы навсегда похоронили его мечты. "Ты должен воспитывать сына, а не шляться по чужим домам! Разве я мало зарабатываю?! - сердито воскликнул Виктор еще в начале их семейной жизни и Сэдж согласился. Он всегда соглашался со своим альфой. Как и тогда на балу он не сказал ничего внятного против решения двух недалеких альф. А ведь чувствовал, надо костьми лечь, но помочь сыну!
  
  И только теперь омега понял, что впустую потратил свои лучшие годы. И как много упустил, ведь кроме Томаса и немногочисленных таких же домохозяев омег и не видел ничего и никого. Он даже немного завидовал Томасу - его сын, хотя тоже был омегой, оказался намного смелее и решительнее его, в борьбе за свою мечту.
  
  Тем же днем он записался на курсы. И тоже стал редко бывать дома, хотя Вик даже этого не заметил. Как не заметил и другого, гораздо более важного. Сэдж допил чай и тихонько прикоснулся к своему все еще плоскому животу. Срок был всего три-четыре недели, а он, уже сорокалетний омега, каким-то необъяснимым чудом забеременел. Хотя омега всегда хотел много детей, после рождения Томаса ничего не получалось. Может Бог смилостивился над ними и подарил им с Виктором возможность начать все сначала, в награду за эти полтора года ада?
  
  Вдруг в дверь постучали. Сэдж вздрогнул от неожиданности и поспешил к входной двери. Он бегом спустился по лестнице со второго этажа, с какой-то безумной надеждой и верой в хорошие новости, несмотря на глубокую ночь. Запыхавшись, он отключил систему безопасности и рывком дернул дверь на себя.
  
  На пороге дома , при свете желтого уличного фонаря, стояли двое. Сперва взгляд уперся в высокого, мягко улыбающегося черноволосого альфу в кожаной куртке и джинсах, очень бережно держащего какой-то огромный сверток. В котором омега не сразу узнал проклятого Ольхана, так разительно отличался этот расслабленный мужчина от жесткого и хмурого министра с бала. А потом он судорожно перевел взгляд на второго. И это было похуже выстрела в упор. Он с размаху утонул и навеки пропал в зеленых глазах напротив, таких же, какие он каждый день видел в зеркале.
  
  - Здравствуй, папа... Я вернулся! - сказал голосом его сына молодой мужчина в строгой темно-синей форме кадета.
  
  Сэдж пошатнулся, в голове стало пусто-пусто, и он рухнул прямо им под ноги.
  
  
ЭПИЛОГ
  
  
  
  У меня чуть сердце не остановилось, когда папа упал в обморок. Ольхан не раздумывая ни секунды, отдал крепко спящего Макса мне, и осторожно приподняв папу, быстро занес его в дом. А там уже положил на первый попавшийся диванчик в холле. Огромная радость от встречи мгновенно сменилась страхом и стыдом. Я ругал себя последними словами, знал же, что папа очень чувствительный. Но нет, решил сюрприз устроить, на ночь глядя. Тупица! Не мог до утра подождать, или хотя бы заранее подготовить!
  
   - Пап! Очнись, пожалуйста! - пока альфа вызывал доктора по комму, умолял я бледного как простыня папочку. Хрупкий, как подросток, он выглядел очень усталым и много старше, чем я помнил. Тревога и вина больно кольнули душу, неужели это я его довел своим побегом? Наконец он вздрогнул и медленно открыл глаза, неверяще посмотрел на меня, зажмурился и тихо проговорил:
  
   - Том? Это ты? Ты мне не снишься, умоляю, скажи, что это ты?!
  
  Вместо ответа я кинулся ему на шею и крепко-крепко обнял. Как же я по нему соскучился! И какой же был дурак, что не вернулся раньше. Из глаз хлынули непрошенные и горячие слезы, я не смог их удержать, да и не хотел.
  
   - Я пап, я! Прости меня, что так долго пропадал, прости... - дыхание перехватило, и все что я мог, это глухо рыдать в уткнувшись в его пижаму. А папа просто прижал меня к себе, закрыл глаза, из которых тоже текли слезы, кажется, даже не дышал.
  
   - Томми, Томми я не верю, что ты вернулся... - без конца шептал он, беспомощно и робко касаясь моего лица и волос. - Сынок... Это мне надо просить прощение у тебя. За то, что не защитил. За то, что не понял, не услышал... - глухо проговорил он и зло добавил - За то, что не прибил этого Ольхана на месте! - и яростно посмотрел на моего, забытого на время мужа. На что тот лишь грустно улыбнулся.
  
   - Здравствуйте Сэдж! Я извиняюсь за столь поздний визит, за то, что испугали, и за все остальное в прошлом. Надеюсь, вы сможете когда-нибудь простить меня. И по-моему, кровожадность, ваша фамильная черта...
  
  Но договорить ему не дали.
  
   - Сэдж, с кем ты там разговариваешь? - Раздался вдруг сонный голос, откуда- то сверху.
  
   Я резко выпрямился и не сводил застывшего взгляда с лестницы, откуда потирая лицо ладонями, медленно спускался отец. Отголоски прежних, уже порядком остывших чувств снова всколыхнулись во мне. Обида, горечь предательства и огромное желание отомстить, желание доказать, что я смогу достичь сам, захотели снова завладеть сердцем. Но я не дал им этого сделать. Это было в прошлом, а я смотрю сейчас только в будущее.
  
   - Сэдж, почему ты молчишь... Томас?! - как громом пораженный застыл на последней ступеньке отец. Он резко побледнел, а затем ожил и медленно пошел навстречу, не сводя пораженного взгляда с меня. И не доходя всего полшага, вдруг рухнул на колени, стиснул мою талию, уткнулся всем лицом мне в живот и зашептал горячо и отчаянно:
  
   - Томми, Томми ты живой! Ты вернулся... Прости...Прости меня... - мои разбросанные, бушующие как ураган чувства никак не хотели успокаиваться, и дать возможность сказать хоть слово. Но облегчение и радость все же победили, я опустился на пол и тоже обнял отца. Вот теперь я точно вернулся домой...
  
  
   - Я простил тебя... Уже давно...
  
   - Ну точно шоу "попроси прощения и получи медаль", - беззлобно проворчал Ольхан тихонько качая, начинающего хныкать сына. Мои родители переглянулись и, ничего не понимающими взглядами уставились на бежевую люльку на руках альфы.
  
   - Знакомьтесь! Это ваш внук, Максимилиан Дэ Кадар. И мой муж, Ольхан. - я нехотя разжал руки, встал и подошел к своим любимым мужчинам. И взяв у мужа сына, принес поближе к папе и отцу. От шока они снова стали выглядеть как привидения. Я точно бесчувственный чурбан, разве можно так их шокировать, в их-то годы! Я даже как то подзабыл, что мой муж ненамного их младше.
  
  Макс окончательно проснулся и переводил любопытные фиолетовые глазенки с одного изумленного дедушки, на другого. А потом испугался чего-то, сморщил лицо, мгновенно покраснел и вдруг заорал благим матом, на весь дом!
  
   - Это точно мой внук, - прошептал отец уверенно. А потом поднял на меня заблестевшие глаза.
  
   - Ага, - только и смог я ответить.
  
  Папа бегом ринулся на кухню, ставить чай, где его и нашел, вызванный мужем врач. Он спустя минут десять ушел, на ходу весело подмигнув отцу. А он, и так получивший сегодня полную корзину сюрпризов узнал, что скоро во второй раз станет отцом. И что скоро у меня появиться братик. Вот они дают! Я растерянно поздравил смущенного папу.
  
   - А? Понятно... - протянул же мой отец, и больше слов мы от него еще долго не слышали. Он просто взял папу за руку и не отпускал ни на минуту. Я же покормил очень сердитого и очень голодного Макса, и мы, пока солнце не позолотило шторы на кухне, говорили до самого утра. Говорили наперебой, тихо и громко, взахлеб и медленно, со счастливым смехом и слезами радости, которые мы пролили наверно целое озеро.
  
  Они рассказали, как горевали и винили себя и бесконечно просили прощения. Как искали меня по всей планете, и за ее пределами и ругали, что не давал вестей о себе.
  
  Я рассказал почти про все свои злоключения, опустив некоторые подробности. Как сбежал с бала, как устроился на корабль, как за мной гнался Ольхан... За что тут же получил от него хмурый взгляд. Я ему язык только показал, что на правду обижаться? Рассказал, как понял, что альфа все же мне, нравиться, и что, в конце концов, я забеременел и снова сбежал. Как мы встретились снова, и как появился на свет их внук.
  
   - Потом мы расписались, там же в Италии, - у меня уже голос охрип, но я все продолжал говорить. Мне казалось, если я остановлюсь, то просто лопну. - А месяц назад я поступил в Академию! - я обвел гордым взглядом всю свою большую семью. Папа счастливо улыбнулся и показал мне большой палец. А отец перевел удивленный взгляд на Ольхана.
   - Томас не раз доказал, что пилотирование его судьба и призвание. Я могу только поддержать его в этом!
  
   - А кто смотрит за ребенком? - спросили они хором возмущенно, сердито смотря то на меня, то на Ольхана.
  
   - Я, - спокойно и с гордостью пояснил он и скривился, как будто целиком сжевал кислый лимон, прямо с кожурой и семенами. - И уж поверьте, у него есть кому за ним посмотреть, не считая меня! Целый полк нянек, под именем Зорат и Зэт, я иногда сына не могу увидеть из-за них! Суетятся как курицы над цыплятами - снова проворчал мой бедный муж. Что есть, то есть, когда нам в гости заявлялись Зорат с Зэтом, а приходили они так часто, что можно было подумать, что они у нас жили, то наш дом превращался в стоянку цыганского табора, с песнями и плясками вокруг одного единственно зрителя - Макса.
  
  Я частенько думал, что надо бы разбавить колоссальное внимание, достающееся ему еще одни ребенком, чтоб сын не вырос супер - избалованным эгоистом. Но намного позже, я хочу поработать хотя бы пару лет, и закончить учебу. А там посмотрим. Как оказалось, семейная жизнь не такое уж и страшное дело, и ее вполне можно совмещать с мечтой. Ну и главное, что бы был подходящий человек рядом. Как мой муж, например. Он сильно изменился за это время, так же как и я.
  
   - Мы купили дом, рядом с Академией, и после занятий я возвращаюсь туда, а Макс уже достаточно большой, что выдержать некоторое время без меня. А еще Ольхан внес в Императорский Совет закон, о том, что омеги должны сначала проучиться и только потом идти на бал! - не смог не похвастался я. Отец покраснел и опустил глаза, а я ему мягко улыбнулся. Ведь главное это не желание не совершать ошибки, а их признание.
  
  Макс давным-давно уснул на руках моего папы, который тихо шептался со счастливым отцом тихо примостившегося рядом. Мы с Ольханом тоже сидели в обнимку и вместе смотрели на поднимающееся из-за крыш соседних домой солнце. Я исполнил свою мечту. Я нашел свою любовь, точнее она сама меня нашла. Я родил сына. Я вернулся домой. Так что я стал самым счастливым и любимым омегой на всем белом свете!
  
  И кстати, Ольхан оказался первым альфой в Империи взявшим декретный отпуск!
  
  
  
КОНЕЦ!
  
  

Оценка: 7.21*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Соул "Не все леди хотят замуж. Игра Шарлотты"(Любовное фэнтези) Д.Вознесенская "Академия иллюзий. Любовь на гранях"(Любовное фэнтези) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) О.Северная, "Фальшивая невеста"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"