Дарэль: другие произведения.

Dethsad

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ взял 13 место на 10 Грелке. По предварительной договоренности, будет после некоторой редакции опубликован в украинской газете "Просто фантастика" (ориентировочно - осень 2006 года). Был удостоин лестных отзывов Мирового Зла, Леонида Каганова, Инны Живетьевой и других авторов, чье мнение я уважаю.

  DethSad
  
   Откуда-то издалека тарахтел автомобиль - интересно, откуда он взялся в этой глуши, редкий механический зверь, грозящий когда-нибудь заменить конные экипажи?
  
   - Barin, k nam gosti. Otnesites" ser"esno.
   Кондрат накинул на плечи князю халат, привычно повязал поверх него портупею с десятком ножей и узким прямым мечом. Влад еще не проснулся - в сонных глазах бултыхалось кровавое от вечного недосыпа марево, пересохшие губы, покрытые красной коростой, не разлипались, превращая дыхание в сип.
   - Я опять резал себе горло? - Влад вытер губы тыльной стороной ладони - красные потеки от раненых губ избороздили руку.
   - Net, vchera v"i pili b"ich"yu krov".
   - И то ладно.
   Князь подошел к окну, раскрыл ставни - с улицы потянуло холодом, октябрь затянул небо тучами, редкие снежные хлопья опускались во внутренний сад замка.
   А в саду бегали, орали, резвились дети - десятка два, не меньше.
   - Следи, Кондрат, дети не должны прекращать свои забавы ни на минуту. Меняй их каждые два-три часа, корми получше.
   - Ne sachem povtoryat" eto kajdoe utro. Ya vse pomnyu.
   - Когда же ты выучишь немецкий! - Влад раздраженно поправил полу халата, неудачно завернувшуюся за портупею, и вышел из комнаты.
   По узким мрачным коридорам, знакомым с детства, он прошел в пиршественный зал. Там уже пили его друзья - Рудольф, Кастомар, Патрик, Константин, Аль Ишер, Тарант. Остальные, видимо, не оправились с вечера.
   - Пустите гостя! - Крикнул князь. - И подайте вина.
   Слуга распахнул дверь, в зал вошел седой мужчина лет сорока - сорока пяти. Без страха вошел, без любопытства - серьезный человек.
   - Князь Нэвер, я пришел потребовать от вас ответа! - Громко... Как же громко для такого мерзкого утра говорит этот самый гость... - Что вы делаете с детьми, которых к вам привозят со всех концов света?
   Ну кто он такой, чтобы спрашивать ответа с Влада? Судя по фанатичному огню в глазах - верующий, скорее всего протестант и почти наверняка священник.
   - Подойди ближе. - Князь устроился на стуле поудобнее. - Еще ближе.
   Гость подошел к нему без страха - вот что делает с человеком вера, она лишает его даже инстинкта самосохранения! Это все наносное, искусственное, призванное обособить душу от грешного тела - глупость какая. В какой-то момент хозяин замка резко вскочил, выхватил меч и, описав им короткую дугу, ударил по шее гостя.
   Меч не дорубил позвоночника, застряв в хряще - но дело было сделано. С силой нажав ногой на тело, князь достал свое оружие и, не вытирая клинка, сунул его в ножны.
   Из всех соратников на происходящее отвлекся только полноватый Рудольф - он улыбнулся жирными от сала губами и картинно хлопнул дважды в ладоши, а потом сказал:
   - Теряешь квалификацию, князь. Папа твой наверняка не одобрит.
   - Отец не в состоянии одобрить любые мои поступки. Последние лет десять он в ярости от того, что я не исполняю его волю! Кондрат, распорядись, пусть слуги уберут труп в склеп.
   Вездесущий Кондрат с неодобрением посмотрел на тело, потом на князя, плюнул на грязный пол, и вышел. Через пару минут вернулся и обличающее заметил:
   - Wse grob"i zanyat"i, derevenskiy grobovtshik ne prinimaet u nas zakaz"i.
   - Ну так положи его вторым. К кайзеровскому послу или к этой дуре, ведьме деревенской!
   Влад подошел к окну, выглянул, минуты три смотрел на детей, орущих что-то свое на разных языках. Рыжий пацаненок требовал по-английски у чернявого обещанный самострел, чернявый по-французски обещал доделать до завтра. Две девчушки подсматривали за тем, как третья целовалась с арапчонком. Среди голых уже деревьев виднелась беседка, в которой чинно сидели две девушки постарше, тихо переговариваясь и бросая искоса взгляды на смазливого испанца лет тринадцати.
   Князь постепенно успокаивался, черная тоска рассеивалась, отпускала. Неизвестно, сколько он еще так протянет - отец все сильнее, все жестче проводил свою политику. Всадники уже готовы, ждут только сигнала.
   - Эй, князь! Там девушек привезли, из труппы театральной! - Ага, Аль Ишер уже нажрался. Или он с вечера еще спать не ложился? Железный человек, бросил ради Влада своих последователей, учителей-суфиев, приехал на край света - а ведь для него Империя, как ни cмотри, именно что край света, дикий, чуждый.
   - Пусть слуги приберутся хоть маленько, и почистите стол - девкам на нем танцевать.
   Вот еще одна проблема - не живут здесь слуги... Есть, конечно, десяток старых, преданных и почти вечных уже, но остальные меняются каждый месяц, хотя уж на ком - на ком, а на прислуге Влад никогда не срывал свою злость.
   Мать дворню держала в страхе, порола раз в месяц каждого, обязательно, и ничего - оставались, а Влад и деньги им платит, и рукой не трогает, а они разбегаются как тараканы.
   После третьего бокала, решив, что в зале уже достаточно чисто, князь потребовал девушек. Те вошли - испуганные, притихшие, грустные. И чего они боятся? Чего они все боятся заранее, если ничего плохого ему не желают и хамить не собираются?
   - Налейте им вина. - Рудольф выдал каждой по бутылке, и потребовал было, чтобы каждая опустошила свою - но Патрик резонно заметил, что после этого они не смогут нормально танцевать.
   Вытащили из постели Людвига, умеющего играть на клавесине, Патрик взял дудочку, Аль Ишер сходил за тремя разнокалиберными барабанами - по его словам, они были обтянуты кожей его врагов. Но Влад точно знал, что это обычная свиная кожа, к которой правоверному и притрагиваться-то зазорно.
   Хотя какие из его спутников правоверные? Им уготована другая дорога.
   Первую мелодию девушки разогревались - и двигались как-то деревянно, скованно, и улыбки вымученные. Но уже на второй князь выделил среди девушек одну - она вдруг поймала ритм, и слилась с ним, так, что стало даже непонятно - то ли мелодия ведет её, то ли она мелодию.
   Остальные тоже оживали, но все равно не так - не по-настоящему, не до конца. А эта уже скинула свой забавный кафтанчик, оставшись в белой рубашке и длинной зеленой юбке, топала каблучком по столу, будто тот именно для этого и сколотили пятнадцать лет назад.
   Взвивались вверх юбки - верхняя, нижняя, обнажая смугловатые лодыжки. Огнем горели глаза - и глаза эти искали взгляд Влада.
   После третьей мелодии, огненной тарантеллы, князь почувствовал, что девушка ему интересна - этот живой вихрь, эта радость движения, это яркое чудо в сумеречном замке.
   Он поразился - его пах ожил, напоминая юношеские годы, кровь ударила ему в голову и спустилась ниже. На четвертой мелодии Влад вскочил на стол и присоединился к девушкам - мелькнула где-то мысль о том, что надо было все-таки нормально одеться, но это было несерьезно - все-таки замок - его дом, где князь одновременно и судья и божество.
   Людвиг мгновенно сменил тему, сделав её более лиричной, Аль Ишер же не сбавил ритма, чувствуя, что надо их благодетелю. Факелы на стенах, чувствуя радость хозяина, разгорались все ярче и ярче.
   А Влад кружился в танце, то плотно прижимаясь к живому, теплому, неожиданно родному, то отстранялся, чтобы через мгновение вновь почувствовать счастье единения с этой совершенно незнакомой ему танцовщицей.
   Минут через двадцать, когда девушки уже совсем устали - все, кроме его партнерши - Людвиг, почувствовав момент, перестал играть.
   - Вы разбудили жар в остывших чреслах, что вы попросите за ночь любви? - Хозяин замка на архаичном немецком процитировал слова забытого поэта, как нельзя более подходившие к ситуации.
   И, надо отдать должное - танцовщица не растерялась:
   - Цена одна - пол королевства, а там хоть мир купается в крови!
   Она знала эту балладу - ну да, актриса, наверняка они все это учат. Впрочем, какая разница, если все складывается так чудесно!
   Влад обнял девушку и под одобрительный гул соратников прижался к её губам. Да, она не была юной и неопытной, как любил князь, но в её ответе чувствовался тот же жар танца, девушка явно распалилась, и отвечала не из страха, а с желанием.
   - Я подарю тебе обещанное. - Шепнул он ей на ухо. - Главное, не бойся, помни, что ты со мной - остальных нет.
   Он с силой рванул на себе кожаные ремни, и они лопнули один за другим. Повалил девушку на стол спиной, властно сунул руку под рубаху, другой рукой забрал юбки, потом подхватил ноги с двух сторон и свёл их вместе перед собой.
   Где-то сбоку завизжала другая танцовщица, потом что-то заорал кто-то из мужиков, Влад краем сознания зацепил мысль, что дети во дворе могут слышать эти бесчинства, но тут же все его существо охватило блаженство, смешанное с безумием.
   Когда его слегка отпустило, он взял первую попавшуюся бутылку, залил в себя громадный глоток, наклонился к устам девушки и поделился с ней вином и дыханием.
   А потом началось настоящее веселье. Теперь зал был полон - все проснувшиеся спустились, некоторые привели с собой девушек, которые сами приходили в замок, чувствуя, видимо, во Владе силу его отца.
   Где-то уже пели, в одном углу Мара Сингх показывал Старку, как можно придушить, не убивая, человека обычным шнурком, в другом Патрик то ли играл, то ли взаправду боролся с двумя мощными волкодавами.
   Анна - так звали танцовщицу - не потеряв своей веселости, вдруг почувствовала себя здесь хозяйкой, и то, как она одергивала его соратников, Владу даже нравилось.
   После семнадцатого или восемнадцатого бокала к горлу подкатил комок, и, как это уже бывало, все окружающее веселье вдруг показалось ему дурным балаганом, весь мир - сточной канавой, нуждающейся в немедленном очищении.
   Князь встал, выдернув свою руку из-под подола Анны, быстрым шагом подбежал к окну, распахнул его - и глубоко вздохнул, глядя на играющихся внизу детей. Комок расплылся в горле противной кашицей, спазмом скрутило тело, но Влад удержался.
   Там запускали змея. Конечно же, сильного ветра во внутреннем дворе быть не могло, и потому полотняную конструкцию чаще трепали по земле, чем держали в воздухе.
   Влад зажмурился, сделал несколько глубоких вдохов - выдохов, потом подул из окна вниз. Зашуршали на земле опавшие листья, скрипнул на башенном шпиле старый флюгер - с земли поднимался ветер.
   Дети радостно загомонили, рыжий побежал, таща за собой бечевку, кто-то подкинул вверх змея, и он заполоскал на ветру, а потом внезапно выправился и взмыл вверх.
   Рыжий стравливал и стравливал, а змей взлетал все выше, и с каждой пядью, на которую поднималась странная конструкция, князю становилось все легче.
   В какой-то момент рыжий упустил свой конец веревки, и змей получил свободу, красиво помахивая уходящим вверх хвостом.
   Дети застыли в благоговейном трепете, наблюдая чудо полета. За беседкой, укрывшись от остальных, молодой испанец целовал одну из тех девушек, что с утра разговаривали в беседке.
   Сзади к Владу подошла Анна, обняла его, сомкнув развевающиеся полы халата, прижалась своим жадным, жарким даже сквозь слоя одежды телом.
   Ничего не сказала, ничего не спросила. Влад задумался - сможет ли он держаться всю жизнь? Наплевать на волю отца? Завести своих детей, помириться с деревенскими?
   Послать письмо кайзеру - что согласен, что готов, что поддержит во всем, и солдат даст, и в ноги поклонится... Нет, в ноги не получится. В лучшем случае вежливый кивок - впрочем, кайзер умный человек, настоящий солдат, ему поклоны не требуются.
   Змей превратился с маленькую черную точку на фоне заката, дети внезапно заорали - вначале чернявый, потом рыжий, тут же подхватили девчонки - радуются, скотиняки, как же заразно они радуются! Губы Влада растянулись в улыбке - доброй, спокойной. Он почувствовал, как напряглись непривычные к такому мышцы лица, и вдруг присоединил свой голос к детским - а те, надрываясь, даже не поняли этого.
   Умиротворенный, спокойный, повернулся он обратно к залу, обнял Анну, окинул взглядом соратников - пьяных, развратных магистров магии и алхимиков, оккультистов и откровенных сатанистов, предсказавших его приход и решивших, что рядом с самим князем им будет лучше в последние дни.
   А последние дни тянулись уже не первый год, сделав потенциальных соратников давними друзьями и собутыльниками. Он любил их всех - за то, что они любили его. Поначалу боялись, боготворили, пытались направить по тропке, которую приготовил отец, а потом полюбили. По-настоящему. По-дружески, по-семейному.
   Только Кондрат почему-то сопротивляется, держит дистанцию - может, потому что воспитан так? Когда в России отменили крепость, он был маленьким, ну да воспитывали его все равно рабы, потомки рабов.
   Вот и он - легок на помине!
   - Barin, prishli iz derevni. S rujzyami. Esli ne pustim, budut pror"ivat"sya s boem.
   - Где у нас оружие? И напомни, как зовут рыжего пацана? - Влад выхватил из рук Кондрата ремень, перепоясался, взял меч в ножнах, привычно опустил его сквозь две петли на ремне.
   - Karabin"i zdes", dlya pulemeta patronov net. R"ijego zovut Viktor, Vik, po-russki - Vit"ka.
   - Какой, к бесам, пулемет для деревенской швали? - Ах, как не вовремя! Князь подумал, что если деревенские не будут сильно наглеть, он уже сейчас поговорит о возможной договоренности с ними. Привезет хорошие семена, лошадей - пусть богатеют, рядом с богатыми крестьянами жить куда спокойнее, чем рядом с беднотой. Потом и до кайзера дело дойдет. А отец пусть еще одного сынка делает - ишь, нашел себе мальчика на побегушках, конец света ему подавай! - Впускай!
   Они вошли группой - пятеро здоровых мужиков, у одного пистолет вообще кремневый, небось от прадеда достался! Остальные четверо вооружены получше - но чувствуется, что не солдаты.
   - Где патер Шмидт? - Грозно спросил самый грузный из гостей.
   Да, точно, патер Шмидт... Не говорить же им, что он уже временно осваивается в фамильном склепе у князя?
   - Он у меня в гостях, и на некоторое время задержится. - Влад всегда легко лгал, но его ложь, как и любое слово отца, была очень близка к правде.
   - У нас условия. - Бухнул грузный. Явно ведь - не умеет вести переговоры! Ну куда такого послали? - Выпускай патера, отдавай нам всех детишек, над которыми измываешься, зайди в молельный дом, и перекрестись, чтобы все видели, что ты не исчадие ада, а потом...
   Что будет потом, бедолага не знал. Просто - не продумал собственной речи! Ну и как с такими разговаривать? Уж точно не на равных.
   - А потом мы не будем тебя вместе с твоими разбойниками убивать! - Наконец догадался грузный.
   - Идите вон. - Владу было скучно. Аль Ишер раздавал карабины, Кондрат убежал куда-то - наверное, готовит им встречу у выхода, чтобы никто не убежал. - Считаю до трех, потом убью вас всех.
   Как отрезал. И они ушли - тихо, понурившись, осознав - или все-таки нет? - своё вопиющее убожество.
   А потом князь целовал свою Анну, пил под здравницы пьяных магов и алхимиков, потом они стреляли по мишеням - зря, что ли, карабины вытаскивали?
   И во дворе кто-то тоже стрелял, орал, визжал - праздник, вечный по своей сути, продолжался.
   Но когда у Влада в очередной раз перехватило дыхание, давая понять о присутствии отца в его теле, он взглянул в окно - и не увидел в освещенном факелами саду детей.
   - Ка-андрат! - Заорал князь, ощущая ярость, уже подбирающуюся к краю. - Детей, быстро!
   И тут же увидел внизу Кондрата. Этот странный русский mujik валялся прямо под окном, сжимая в руках карабин. Вот оно что... Вот в кого стреляли!
   Не все еще потеряно. Наверняка остались дети - их же было человек шестьдесят, чтобы играть днем и ночью, чтобы в любой момент можно было увидеть их в окно!
   Кто-нибудь спрятался, или по вечной своей непоседливости залез куда не следует - ах, Кондрат, зачем ты так тщательно запирал все ходы и выходы, зачем ты так жестко ограничивал места их пребывания!
   Нет. Никакой надежды. Влад схватился за горло, душа самого себя - отец уже был в нем, уже диктовал свою волю, прорываясь пока только на уровне мыслей.
   - Детей, быстро! - Хрипел Влад. Рядом столпились соратники - ах, друзья, какая же это жестокая шутка! Любой из вас десять лет назад бросился бы выполнять приказ, а сейчас все вы заплыли жиром и мозги ворочаются уже с трудом...
   Князь упал на колени, потом - лицом в пол. Ему было очень больно, но эта физическая боль не приносила успокоения, в отличие от той, которую он вызывал, вскрывая себе вены или перерезая горло.
   А потом его захлестнуло. Волна поднялась изнутри, и Влад, не сознавая себя встал, резким движением всадил правую руку по локоть в живот ближайшему - им оказался Аль Ишер.
   Не вынимая руки, он зубами впился в плечо Анне, вырывая из неё жуткий крик, а потом достал меч и взмахнул им в первый раз.
   ... Спустя полтора часа Влад сидел в комнате, в которой жили дети. Он не мог видеть небо, но и так знал, что на нем одна за другой гаснут звезды.
   Утро не наступит никогда - уже слышен перестук копыт, всадники спешат исполнить волю его отца. Деревенские жители, забравшие детей из сытой и спокойной жизни к подневольному крестьянскому труду, получат возмездие в ближайшие дни, когда восстанут мертвые и твердь смешается с сушей, возвращая материи её первое состояние.
   Дикие припадки, постепенно влекущие князя к тому, чтобы принести Первую Жертву и убить самых близких ему людей, начались одиннадцать лет назад. Именно тогда он обнаружил, что успокоить его может только одно - вид играющих детей.
   Влад приподнял матрас и достал оттуда раздваивающуюся палочку с одним закрепом для резинки - второй, видимо, чернявый собирался сделать ночью.
   Вот ведь ирония - конец света наступил только потому, что в саду не играли дети... Потому, что девчонки не спорили о мальчишках, потому, что мальчишки не стреляли из самострелов. Кондрат бы сказал - Vit"ka ne v"istrelil iz rogatki...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"