Сафина Ирина Юрьевна: другие произведения.

Чужая судьба

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.79*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    КНИГА ВЫШЛА НА БУМАГЕ издательство Букмастер, Минск, ISBN: 978-985-549-411-0
    Будьте осторожны в своих желаниях, ибо мечты сбываются! Устав от одиночества, бывшая воспитанница детского дома Лиза Карамзина мечтает о другой судьбе. И вот однажды она встречает на улице своего двойника - Викторию, известную фотомодель. У Виктории проблемы - ей необходимо оказаться в двух местах одновременно, от предстоящих встреч зависит вся ее дальнейшая жизнь! Девушка предлагает Лизе обменяться паспортами, чтобы та под ее именем отправилась ухаживать за престарелой, неизлечимо больной и очень богатой тетушкой. Лиза соглашается, не подозревая, что отныне ей придется нести чужой крест и отвечать за чужие грехи... И вроде бы все складывается хорошо: девушка обретает семью и счастье, находит любовь... Но разве это счастье не взаймы?

  
  Часть 1
  
  Двойники
  
  Бросают только тех, кто любит. Любимые бросают любящих. Истина и парадокс. Любой человек мечтает о любви, мечтает быть нужным, желанным, но безжалостен к тому, кто любит его больше, чем он. Почему все так несправедливо? Почему должны страдать те, кто поддался великому чувству, кто отдал любви всю душу без остатка, кто добровольно положил свое сердце на жертвенный алтарь?
  Через запыленное кухонное окно съемной квартиры Лиза всматривалась в усыпанное звездами ночное июльское небо. А за спиной стояла тишина. Тишина вовремя несказанных слов, не проявленных эмоций. Тишина одиночества. Тишина одного.
  Он ушел. Спокойно, будто в магазин. Перед этим неспешно собирал вещи, попутно, голосом уставшего лектора, разъясняя Лизе, в чем она была не права, а Лиза смотрела на его руки, только на руки - плавные движения его длинных музыкальных пальцев завораживали - и думала, что все происходящее - бред.
  О чем он говорит? Она холодна, как снежная королева? Да нет же! Нет! Она просто боялась показаться навязчивой, ведь он сам постоянно говорил о том, что не потерпит ущемления своей свободы! Она безвольна и не имеет своего мнения? Ерунда! Она не перечила и всегда соглашалась с ним, чтобы поддержать, не расстроить, не разозлить. Ее кастрюльки он вспоминает как страшный сон? Над ним смеется вся фирма? К чертям фирму! У него язва! Если бы она не приносила нормальный горячий обед, он бы лопал гамбургеры с кокой-колой!
  Лизе так много хотелось сказать, объяснить, но вместо этого она бросилась ему под ноги и начала просить:
  - Лешечка, не уходи! Я люблю тебя! Люблю, понимаешь?! Я не могу без тебя! Не уходи...
  Он смотрел на нее сверху вниз с легкой гримасой жалости.
  - Не унижайся...
  И он ушел. Спокойно, будто в магазин.
  Вдоволь поревев, Лиза остаток дня анализировала все сказанное им, и поняла - она действительно виновата. В том, что любила, в том, что хотела подстроиться под его желания, под его настроение, под его жизнь, а надо быть стервой. Стервы не страдают. Ее подруга Катька - тому пример.
  Они обе выросли в детдоме. Их дружба стала неразрешимой загадкой не только для воспитателей, но и для них самих. Катя - горластая, взрывная пацанка и Лиза - застенчивая неуклюжая худышка, что связало их? Катя взяла шефство над Лизой, чтобы утвердить свое лидерство? Или ей действительно нравилось по ночам вместе с Лизой тайком пробираться на крышу, чтобы глядя в бесконечное небо мечтать о будущей взрослой жизни, полной любви, возможностей и доброты? Как бы то ни было, но им уже по двадцать пять, и они ни разу не поссорились, хотя остались такими же разными, как день и ночь.
  Катька шла по жизни уверенно, сметая все и всех на своем пути. Благодаря яркой внешности и напористости через год после выпуска из детдома она смогла безо всяких рекомендаций и опыта работы устроиться продавщицей в элитный бутик мужской одежды. "Хочу замуж за богатого мужика, - говорила она Лизе. - Где такая девушка как я может пересечься с олигархом? Тусовки - отстой, фигня. Всех низкопробных, кто там ошивается, олигархи воспринимают, как одноразовый товар. Побаловался и забыл. Вот магазин, куда они ходят одеваться, это да, это другое дело! Это шанс!". Лиза в этот шанс не верила, но как показало время, зря.
  За прошедшие годы Катька сначала сделала карьеру, став старшим продавцом, а потом все-таки умудрилась охмурить стареющего, вечно спешащего и бездетного начальника финансовой службы одной из крупнейших строительных корпораций Москвы. Не олигарх, но мужик богатый, с коттеджем в элитном подмосковном поселке, набором прислуги и прочими атрибутами мужчины-мечты. Катька тут же переселилась к нему. Дальнейшие перипетии Катькиной судьбы Лиза наблюдала с улыбкой. Через полгода Катька и Пал Петрович поженились, еще через два месяца у них родился сын. С этого момента Пал Петрович, сам того не осознавая, как самостоятельная личность перестал существовать. Из его речи напрочь ушло местоимение "я". Теперь он говорил только "мы". Мы с Катенькой решили... мы подумали... мы посовещались... Ну а Катенька наслаждалась ролью матери, с удовольствием помыкала мужем, строила прислугу в шеренгу по одному и учила Лизу: "Ты свои детские фантазии забудь! Любовь - зло. Покажешь свою любовь, свою доброту, и тебя тут же растопчут! Жестче надо быть, стервозней. Стервам везет".
  И вот пришло время признать истинность Катькиных слов.
  Тишина давила на плечи. Лиза до боли сжала кулаки и, глядя в июльскую ночь, зашептала:
  - Господи... Если ты существуешь, сделай так, чтобы все изменилось... Неужели это моя судьба такая? Все время быть брошенной? Сначала родители, а потом... сколько раз было это потом! Они все уходили, слышишь?! Они все бросали меня! Я люблю, а меня бросают... Не хочу! Господи, не хочу!! Пусть все изменится!!! Ты ведь можешь сделать это! Подари мне другую судьбу!! Другую судьбу!!!
  Последние фразы Лиза уже кричала. С надрывом, истошно, выплевывая их в ночь.
  И где-то там, в бескрайней вышине, качнулся незримый маятник, пришли в движение шестеренки грядущих событий, и Всевидящее Небо начало обратный отсчет...
  
  
  Утро не задалось. Виктория, матюгнувшись, еще раз провернула ключ в замке зажигания. Мотор натужно похрипел и замолчал. Виктория с силой ударила ладонью по панели и ойкнула, почувствовав резкую боль в пальце. Длинный ухоженный ноготь переломился пополам, повредив кожу. Из царапины выступила кровь.
  Виктория еле сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Сначала, в шесть утра, ее поднимает с постели звонок Вильгельма. Он спешил сообщить, что через два дня летит к ней в Москву на крыльях любви! Сомнительное счастье! Потом эта проклятущая машина... Виктория криво усмехнулась, вспомнив слова улыбчивого менеджера автосалона, который три месяца назад заверял: "Вы не будете знать проблем! Это супер машина!". Конечно, супер, кто спорит? Только супер-тварь! Все три месяца эта супер престижная кастрюля заводится, когда хочет, тормозит, когда вздумается, а работники автомастерских лишь разводят руками и таращат глаза, уверяя, что машина исправна. Теперь еще ноготь... маникюр к чертям, а через три часа съемка. Для завершения картины не хватает звонка от бывшего...
  Не успела Виктория об этом подумать, как телефон зазвонил. Сердце учащенно забилось. Виктория с опаской бросила взгляд на дисплей и шумно выдохнула. Звонил Глен - коллега по подиуму, гей и ее единственный друг. Она звонила Глену с утра несколько раз, но абонент в зоне доступа отсутствовал.
  - Гришка, привет! - Виктория из вредности всегда называла Глена его настоящим именем. Глен злился, и это ее забавляло. - Как я рада тебя слышать!
  - Что стряслось на этот раз? - с недовольством проворчал он.
  - Вильгельм решил приехать ко мне через два дня! Делал прозрачные намеки на важное сообщение. Боюсь, он решил сделать мне предложение!
  - Лапусик, и от чего паника? Разве ты этого не хочешь?
  - Хочу, что б мне лопнуть! Еще как хочу! Стать баронессой... Гришка, это моя мечта!
  - Еще раз назовешь меня этим ужасным именем - обижусь, - пригрозил Глен, но после добавил миролюбиво: - Так в чем проблема?
  - Гри... Глен, ты что, забыл? Развод еще не состоялся, а по брачному контракту я лишаюсь права на половину имущества, если будет доказана моя измена! Славкина служба безопасности подошвы стерла, таскаются за мной, следят, а тут такой подарок судьбы! Ты Вильгельма видел, он - божий одуванчик с болезненной тягой к правде! Эти хорьки живо к нему подход найдут, и он все расскажет. Я не хочу терять деньги. Нельзя ему приезжать! Что делать, а, Гришь?
  Глен молчал, видимо, размышляя. Меж тем, Виктория снова и снова проворачивала ключ, пытаясь завести машину. Наконец, после долгого фырканья, мотор довольно заурчал.
  - Есть! - победно воскликнула Виктория и выжала газ. Машина послушно покатила вперед к выезду на Ленинградский проспект.
  - Что?
  - Не обращай внимания, это я от радости. Машина завелась. Чего молчишь? Что посоветуешь? - допытывалась Виктория. Одной рукой она прижимала к уху сотовый, а другой выкручивала руль, совершая чудеса маневрирования, чтобы вклиниться в плотный поток машин. По утрам движение на Ленинградском проспекте напоминало гигантскую анаконду, чья шкура - шоссе - была покрыта тысячами извивающихся и блестящих в лучах восходящего солнца чешуек - машин.
  - Лети к нему.
  - Не поняла...
  - Лети в Германию, к Вильгельму. Завтра. Опереди его.
  - Ты с ума сошел! У меня съемка в рекламе, потом сессия для глянца. Да и вообще, мое бегство будет выглядеть подозрительно... Славкины топтуны потащаться за мной, встретятся с Вильгельмом, и результат будет тот же.
  - Тори, лапусик, в тебе слишком много эмоций и мало практичности. Пошевели воспоминаньями. Кому ты вчера сказала "нет"?
  - Как кому? - не поняла Виктория. - Нателле, но причем тут она? Тоже мне, предложенье предложила! Отказаться от выгодной фотосессии тут, чтобы выйти на какой-то сомнительный показ в Дрез...
  Ошеломленная внезапной догадкой, Виктория не сразу заметила полыхнувшие красным стоп-сигналы идущей впереди машины и резко вдарила по тормозам, одновременно выкручивая руль, чтобы избежать столкновения. Пронесло.
  - Опять говоришь без гарнитуры! - прокричал в трубку Глен. - Убьешься когда-нибудь...
  Виктория рассмеялась.
  - Не дождетесь! Гришка, ты гений! Показ в Дрездене! Завтра я официально и легально полечу к Вильгельму! Славка не допетрит! И хрен с ней, с сессией! Неустойка невелика... Гришунь, я тебя люблю!
  - Я с тобой больше не разговариваю, - обиделся Глен. - Когда забудешь это мерзкое имя, позвони...
  Он отключился, а Виктория в приподнятом настроении, свободной от вождения рукой выбрала из контактов в телефоне нужный номер.
  - Нателла, я передумала! Покупай билет!
  
  
  Лиза твердо решила начать новую жизнь. Стать стервой - сильной женщиной, которая идет по жизни уверенно, не угождая никому. Отчего-то ей казалось, что быть стервой и сильной женщиной - одно и то же, разница лишь в том, что сама женщина называет себя сильной, а окружающие, с завистью, - стервой.
  Она еле дождалась утра, и едва прозвонил будильник, резко скинула с себя одеяло и остатки беспокойного дремотного сна.
  Приняв столь важное решение, любая женщина первым делом меняет внешность. Лиза не стала исключением и все утро провела у зеркала. Результаты не то, что удивили - шокировали!
  Раньше она предпочитала не выделяться. Пара взмахов кисточкой по ресницам, легкое прикосновение светло-розовой губной помады, длинные белокурые волосы собранны в пучок, из одежды - джинсы или брюки, футболка или строгая рубашка. Вот и весь интерфейс. Но в это утро Лиза дала волю фантазии, и теперь на нее из зазеркалья смотрело совершенно чужое, но на удивление красивое лицо. Лиза не удержалась и прикоснулась ладонью к холодному амальгированному стеклу. Незнакомка ответила, приложив к ее ладони свою.
  - Ну здравствуй, моя новая я, - прошептала Лиза, всматриваясь в образ за стеклом.
  Чуть завитые на концах длинные белокурые волосы окутывали оголенные плечи. Надо же, у нее, оказывается, очень красивые плечи! Катька еще на прошлое восьмое марта подарила ей эту светло-голубую шелковую кофточку с "американской проймой", но Лиза положила кофточку в шкаф, посчитав, что подарок не соответствует ее имиджу. Как глупо! Еще как соответствует! Особенно с этими брючками. Стрейчевая ткань ладно облегала круглую попку.
  Лиза усмехнулась, подумав, что надо провести инвентаризацию в шкафу. Порой, поддавшись на уговоры продавцов, она покупала вещи, которые ей совсем не нравились. Не нравились в прошлой жизни...
  Еще Лиза поняла, что зря пренебрегала тенями. Дымчато-серые и розово-фиолетовые тона, нанесенные на веки осторожными, но вполне заметными штрихами сделали взгляд ее серо-голубых глаз неимоверно глубоким, завораживающим, манящим. Да и ресницы, щедро окутанные тушью, не подкачали.
  Лиза покрасила губы яркой сиреневой помадой и... волшебство исчезло. Из зазеркалья на нее смотрела слишком накрашенная, вульгарная особа. Без шарма.
  - Просто б..., - выругалась Лиза и ужаснулась. Она произнесла такое слово вслух! Немыслимо! Непостижимо! Еще вчера она не позволила бы себе! Еще вчера... Но сегодня она может себе это позволить. Позволить выругаться, но так выглядеть - ни за что!
  Лиза стерла яркую помаду, порылась в недрах ящика туалетного столика и выудила оттуда полупустой тюбик светлой помады. Тон почти неразличим на губах - придающий лишь намек на подкрашенность.
  Улыбнулась. Другое дело. Акцент на глаза. Образ закончен.
  Стрелки настенных часов показывали восемь утра. Офис начинает работу в десять, но Лиза решила выйти пораньше, хотелось покрасоваться в новом образе. Неспешным шагом прогуляться по утренней Москве, ловить на себе недоуменные взгляды привычно опаздывающих горожан... Не забыть зайти за тортиком в какой-нибудь магазинчик! Сегодня ее день рождения. Пусть не по паспорту, но все же. Ведь сегодня она родилась заново. Стервой. Такое событие стоит отметить. Да здравствует новая жизнь!
  Схватив с тумбочки сумку, Лиза открыла дверь и выскочила на лестничную клетку.
  Возле подъезда соседский мальчишка Мишка дразнил панамкой приблудную собачонку, пока его мать -Танька Нефедова - чуть поодаль выясняла отношения со своим мужем. Даже на расстоянии было заметно, что обоих родителей мучило похмелье.
  - Здрасьте, теть Лиз!
  - Привет, Мишка, - улыбнулась Лиза и потрепала мальчугана по заросшей шевелюре. - В садик не опаздываете?
  - Опоздали, - тяжело, по-взрослому, вздохнул Мишка. - Щас мамка поругается и пойдем.
  Мишка отвлекся на разговор, и собачонка тут же воспользовалась ситуацией - схватила зубами панамку и, радостно тявкнув, помчалась через двор.
  "Ох, влетит Мишке!" - пронеслось в голове Лизы. Не раздумывая, она сорвалась с места и кинулась вдогонку за собакой. Вредное животное петляло по двору, заливисто лаяло и наслаждалось новой игрой. Лизе пришлось изрядно побегать на высоких каблуках прежде, чем удалось отобрать у собаки изрядно обмусоленную панамку.
  Когда Лиза подошла к подъезду Танька уже вовсю костерила сына, не гнушаясь крепким словцом.
  - Тань, отстань от ребенка! Он не виноват. Держи панаму.
  Нефедова брезгливо, двумя пальцами, взяла у Лизы панамку и сказала вместо спасибо:
  - Своего заведешь и будешь командовать, а я сама разберусь!
  - Лучше бы спасибо сказала, - проворчала Лиза.
  - Еще чего! Могла бы не бегать! Иди, куда шла!
  Ничего удивительного в поведении Нефедовой не было. Весь подъезд знал, что она - хамка, и с ней предпочитали не связываться. Лиза привычно пропустила грубость мимо ушей, развернулась и пошла через двор. Лишь отойдя на приличное расстояние она вдруг вспомнила о том, что еще полчаса назад, в своей квартире, она давала себе слово - быть стервой. Еще полчаса назад! Но вот представился случай проявить характер, и что? Она, как страус, спрятала голову в песок и не заступилась за Мишку по-настоящему! Надо было нахамить Таньке в ответ, высказать все, что она думает о ней, как о матери, о ее поведении, но она просто ушла!
  Лиза резко развернулась, чтобы вернуться, исправить ошибку, расставить все по своим местам, но Нефедовых возле подъезда уже не было.
  "Это был мой последний прокол, - пообещала себе Лиза, - больше такого не повторится!".
  
  
  Снова зазвонил телефон. Виктория посмотрела на дисплей - номер незнакомый.
  - Алло, - произнесла она томным, слегка уставшим голосом. Отчего-то ей казалось, что именно так должен звучать в ушах потенциальных работодателей голос востребованной и перспективной модели.
  - Виктория Юрьевна? - поинтересовался приятный баритон. - Простите, что беспокою в столь ранний час. Я юрист вашей тети, Ангелины Васильевны. Звоню по ее поручению.
  Образ тетушки - строгой, властной, с идеальной осанкой и до неприличия правильной речью вмиг встал перед глазами и затмил все вокруг. Боясь попасть в ДТП, Виктория припарковалась у обочины, благо в столь ранний час места у тротуара хватало.
  - Что понадобилось от меня тетушке? - поинтересовалась Виктория уже своим собственным, но чуть дрогнувшим голосом.
  - Понимаете... тут такое дело... Ангелина Васильевна очень больна. Неизлечимо. У нее обнаружили рак. Боюсь, ей осталось немного времени...
  - А я тут при чем?
  - То есть? Простите, не понял...
  Виктория фыркнула. Куда ему понять! История ее детства, тот еще сериал...
  Отца Виктория не знала. Матушка даже не потрудилась придумать историю про летчика или полярника. На все вопросы дочери она довольно зло отвечала: "Нет у тебя папы, забудь!". Маленькая Вика была послушной девочкой и забыла. Для вида. Но в альбомах продолжала рисовать смешного человечка в широких брюках. Ей очень хотелось подписать картинку словом "папа", но вспоминая недовольство матушки, - делать это Вика побаивалась. Она очень любила маму и боялась ее расстроить. Но однажды выяснилось, что эта любовь отнюдь не взаимна.
  Когда Вике исполнилось десять, Татьяна Васильевна встретила мужчину своей мечты. Дядя Саша - художник, чья гениальность была востребована в основном одинокими женщинами слегка за тридцать, падкими на красивые слова и полубогемный шарм - в принципе, был добрым человеком. Он по-настоящему влюбился в Татьяну Васильевну, дарил ей картины, свою заботу и несбыточные мечты, но в его жизненном пространстве не нашлось места для маленькой девочки. Дядя Саша не просто не хотел иметь детей, он не хотел иметь с ними ничего общего.
  Встав перед выбором - любимый мужчина или дочь, Татьяна Васильевна выбрала первое, а дочь отправила на воспитание к родной сестре - бездетной Ангелине.
  В то время еще был жив муж Ангелины Васильевны - Семен Яковлевич Пашков, потомок именитого рода Пашковых. Заядлый коллекционер. Уж что больше почитала Ангелина Васильевна - мужа или его родословную - то неведомо, но женой она была хорошей, внимательной и заботливой. Особенно Ангелина Васильевна заботилась о чистоте крови, о соответствии родовым традициям. То, что ее племянница Вика Долгалева никакого отношения к роду Пашковых не имела, Ангелину Васильевну не смущало. Она принялась с упоением лепить из маленькой Вики юную леди.
  Поначалу Вика думала, что переселение в Санкт-Петербург - временное явление, и мама однажды ее заберет. Но, как известно, не бывает ничего более постоянного, чем временные явления. В первый год Татьяна Васильевна стабильно, раз в месяц, являлась проведать дочь, привозила подарки и поцелуи. На второй год остались просто поцелуи. Точнее, два поцелуя - на День рождения и на Новый год. Ну а после начался долгий период ожидания хотя бы телефонного звонка.
  Вика чувствовала себя такой одинокой! Брошенной, забытой, ненужной. С заискивающей надеждой тянулась она к единственному близкому человеку - тете Ангелине, крутилась у нее под ногами, задавала вопросы абы о чем, лишь бы спросить. Пыталась капризничать, причитать и давить на жалость. Использовала весь набор детских уловок, чтобы обратить на себя внимание, но безрезультатно. Тетя Ангелина одаривала племянницу строгим осуждающим взглядом и говорила, что неприлично юной девушке из хорошей семьи вести себя подобным образом. "Быть навязчивой - пошло", - говорила она.
  Вместо столь желанных ласковых усюпусечных слов Вика только и слышала: "Это неподобающе... ты не должна... есть правила... хороший тон, дурной тон...".
  Вот так и прошло детство Вики: в антураже антикварных вещей под суровое наставничество тети, с зубрежкой языков и правил хорошего тона. Но без понимания и любви. Особенно без любви, и этого она не смогла простить никому: ни матушке, ни тетушке. После совершеннолетия, покидая дом тети, Виктория с удовольствием вычеркнула обеих из своей жизни. Навсегда.
  Впрочем, порой Виктория думала, что матушку она смогла бы простить, но тетю - никогда. И тому была причина.
  Подлость. Низкий, грязный, отвратительный поступок, который Виктории пришлось совершить из страха перед тетушкой... Поступок, за который ей, Виктории, придется гореть в аду...
  - Почему вы молчите, Виктория Юрьевна? Вы меня слышите? - толдычил, как заведенный, тетушкин юрист.
  Виктория вздохнула. Разговор нужно продолжать.
  - Да, я слышу. Что там с тетушкой?
  - Слава богу... Я уж подумал, что вам плохо... У вашей тетушки рак, она очень больна. Ангелина Васильевна составила завещание. Все свое имущество, коллекции, она оставляет вам, но при одном условии, что вы не позднее следующего дня после нашего разговора приедете и станете ухаживать за ней до ее смерти. В противном случае все коллекции перейдут в дар музею. Виктория Юрьевна, я знаю, что ваши отношения с тетушкой натянуты, но подумайте о деньгах! Стоимость коллекций баснословна! Хотя бы ради денег приезжайте, порадуйте тетушку...
  - Завтра?
  - Да, непременно завтра!
  - Черт! - Виктория в сердцах ударила ладонью по рулю. - Если бы я могла разорваться!
  - Что, простите?
  - Это я не вам... Говорите, баснословные деньги? - Виктория вспомнила картины, антикварные вещицы дяди, завистливые взгляды дядиных друзей коллекционеров... Сомнений нет - на кону огромные деньги. Но что делать?! Она не может быть в двух местах одновременно! Если она не поедет в Дрезден, сюда прилетит Вильгельм, и она лишится половины имущества уже почти бывшего мужа. Конечно, после получения наследства эта половина особой роли не сыграет, но то реальные деньги, которые она действительно получит после развода, а наследство... Зная тетушку, рассчитывать, что наследство в любом случае достанется ей - глупо. Тетушка в любой момент может выкинуть фортель и завещать коллекцию кому-нибудь другому. Например, если ей не понравится, как Вика держит спину, управляется вилкой с ножом или еще что-нибудь. - Лучше синица в руках, чем журавль в небе...
  - Что вы сказали?
  - Лучше синица в руках, чем журавль в небе, - повторила Виктория. - Скажите тетушке, пусть меня не ждет. На коллекции посмотрю в музее!
  - О! Ангелина Васильевна предупреждала, что ваша первая реакция может быть именно такой. Она настаивала, чтобы я не принимал во внимание три первых ваших ответа. Я буду вам звонить еще три раза через определенное время. Подумайте, не теряйте деньги! Да и тетушку порадуйте в последние дни...
  Тетушкин юрист отключился. Виктория отбросила на пассажирское сиденье телефон и потянулась за сигаретами. Пачка оказалась пуста. Чертыхнувшись, Виктория вышла из машины. Благо она припарковалась возле какого-то магазинчика.
  
  
  С каждым шагом уверенность Лизы в правильности сделанного выбора лишь укреплялась. Встречные мужчины одаривали ее заинтересованными взглядами, женщины рассматривали пристально, но исподтишка. На выходе из метро хмурый, еще не похмелившийся музыкант, завидев ее, улыбнулся и заиграл на скрипке нечто восхитительно романтичное. Лиза ловила каждый взгляд, каждую улыбку и еле сдерживала какую-то детскую необузданную радость, от которой хотелось бежать вприпрыжку, смеяться невпопад...
  Настроение слегка омрачил чудаковатый пропойца, с которым Лиза встретилась у входа в магазин. Несмотря на довольно жаркое июльское утро, пропойца был одет в длинный черный плащ и вязаную шапку. Едва Лиза приблизилась, он стянул с себя шапку и пал пред Лизой на колени.
  - Барышня, не оставь несчастного на погибель! Соверши милость великую! - воскликнул он, а затем пропел хорошо поставленным басом: - Ты взойдёшь, моя заря! Взгляну в лицо твоё, последняя заря. Настало время моё! Господь, в нужде моей ты не оставь меня! Горька моя судьба!
  Лиза в ужасе смотрела на покрытую испариной лысину пропойцы. Попыталась обойти его и юркнуть в магазин, но пропойца ловко передвигался на коленях и все время преграждал путь.
  - Вот, возьмите деньги! - Лиза порылась в сумке и сунула в шапку пропойцы сотню рублей, лишь бы отстал.
  Однако пропойца, вместо благодарности, подскочил на ноги и с возмущением протянул Лизе ее сотню обратно.
  - Уберите, барышня, - гордо сказал он. - Константин Тривольский милостыни не просит! Вот благодарность принимает... это да... Хотите я вам еще спою?
  - Не хочу, пропустите меня!
  Пропойца ухватился за Лизину сумку и принялся заискивающе заглядывать Лизе в глаза.
  - Ну пожалуйста! Чего изволите? Говорите! Константин Тривольский может спеть все! - не унимался пропойца.
  - Отпустите меня немедленно! Я полицию позову! Помогите!
  Лиза закричала и что есть сил дернула сумку на себя. Замок раскрылся, и содержимое посыпалось на асфальт: кошелек, телефон, косметичка и несметное количество бумаг и бумажек различных размеров и цветов. Шаловливый утренний ветерок тут же подхватил разномастный бумажный ворох и покатил его по тротуару. Лиза ойкнула, наскоро подобрала с асфальта увесистые вещи, а затем бросилась вдогонку за бесценными клочками салфеток и оберток. На каждом из них записана супер важная информация - телефоны, адреса, заметки на память. Переписать их в ежедневник руки так и не дошли.
  Пропойца кинулся помогать Лизе, но тут из магазина вышла дородная продавщица и с ходу лупанула его грязной тряпкой по сверкающей лысине.
  - Опять к людям пристаешь! Опять покупателей пугаешь! Горе мое великое... Девушка, он вас сильно напугал?
  Лиза с сожалением проводила взглядом исчезающие под колесами автомобилей бумажки, их уже не догнать, и повернулась к продавщице.
  - Сильно! - призналась Лиза. - Чего он тут у вас орет с утра пораньше?
  - Я не орал! Я пел! - обиделся пропойца и тут же получил тряпкой по лицу.
  - Пел он, - беззлобно фыркнула продавщица. - Константин в опере пел, пока за пьянку не выгнали. Голос у него, это да, заслушаешься... но пьет ведь как зараза! С утра уже на новую бутылку канючит.
  Пропойца сидел на корточках, глядя на женщин снизу вверх преданным доверчивым взглядом. Лизе стало жаль его.
  - Я ему деньги давала, сотню, но он не взял.
  - Еще бы! - с нескрываемым одобрением заявила продавщица. - Он просто так денег не берет. Гордый! Он сначала спеть должен, а потом только, как благодарность... Постоянные покупатели привыкли, даже просят исполнить что-нибудь, а незнающие пугаются.
  Лиза снова полезла в сумку, достала преслоутую сотню и протянула ее пропойце.
  - Возьмите, это благодарность. Вы мне уже спели... про зарю...
  Проворным жестом пропойца выхватил купюру из Лизиных рук и поднялся с явным намерением сбежать, но не тут-то было. Продавщица схватила горе-артиста за шиворот.
  - Стоять! Деньги отдай! - скомандовала она пропойце, а для Лизы пояснила: - Я его сейчас на эти деньги накормлю в подсобке. Да что уж на эти деньги... я ему каждый день из дома баночки приношу: с борщом, с супчиком... жалко ведь супостата. А деньги ему нельзя оставлять - пропьет.
  Супостат уже смирился с участью быть пойманным за шиворот и больше не дергался. Сердце Лизы сжималось от жалости.
  - Вы ж его всегда за шиворот держать не сможете. Сбежит и снова напоет на бутылку.
  - Конечно напоет! - согласилась продавщица. - Ну и ладно, пусть талант поддерживает в готовности. Авось куда пристроим. Но я слежу за ним! Стараюсь...
  Втроем они вернулись в магазин. Продавщица посоветовала Лизе самый свежий торт. Лиза купила его, поблагодарила и на прощанье заверила пропойцу, что станет заходить чаще, чтобы слушать его все еще сильный и красивый голос.
  Она уже стояла на обочине и собиралась перейти дорогу, как дверца припаркованной рядом машины открылась, и оттуда вышла... она сама.
  Лиза таращилась на девушку во все глаза. Одежда на незнакомке была другая - джинсы и воздушная кофточка с длинными ассиметричными клиньями бокам. Одежда другая, но все остальное! Та же фигура, тот же рост. Длинные белокурые волосы, слегка подвитые на концах, спадают на плечи. Глубину серо-голубых глаз подчеркивают ненавязчивые, но хорошо заметные мазки дымчато-серых и розово-фиолетовых теней. Те же скулы, та же форма губ...
  Незнакомка обернулась, посмотрела на Лизу и застыла на месте. Недоверие, удивление, ошеломление - отразились на ее лице.
  Долгие-долгие мгновения девушки стояли рядом, вглядываясь в столь знакомые, но не принадлежащие им черты лица напротив.
  Наконец незнакомка рассержено тряхнула головой, отвернулась и уверенным шагом направилась в магазин.
  Лиза посмотрела ей вслед и пожала плечами. Мистика? Вряд ли... просто показалось. На свете много людей, похожих друг на друга. Особенно, если уложить схожим образом волосы, подвести глаза. Лиза улыбнулась и подумала, что об этой встрече нужно непременно рассказать Катьке. В Москве живет ее двойник! Весело!
  В радужном настроении Лиза перебежала дорогу и направилась через дворы к офису турфирмы, в котором она работала.
  
  Виктория шла к магазину, а лицо незнакомой девушки все еще стояло перед глазами. Они похожи как две капли воды! Бред, не может такого быть! Переживания сегодняшнего утра явно помутили рассудок. Это и есть самое разумное объяснение. Несколько минут назад, разговаривая с тетушкиным юристом, она думала, что не может быть в двух местах одновременно и про себя пожалела, что у нее нет двойника. Было бы забавно, отправить двойника к тетушке вместо себя. Вот так и получилось, что в ответ на ее собственные мысли первая попавшаяся девушка показалась очень похожей на нее саму. Это обман сознания, подмена действительности желаемым - ничего больше.
  Продавщица стояла на табурете и копалась в глубине стеллажа, а возле прилавка отирался не по сезону одетый бомж.
  Виктория зыркнула на бомжа, тот попятился. Она поставила на прилавок свою необъятную сумку и начала поиски кошелька. Рука то и дело натыкалась на паспорт в кожаной обложке. Чертыхнувшись, Виктория достала документ и положила его рядом с сумкой.
  - Барышня, как быстро вы меняете имидж, - вдруг заявил бомж, явно обращаясь к Виктории, а затем крикнул продавщице: - Танька, гляди сюда! А ты говоришь, что я - фокусник!
  Продавщица обернулась, воззрилась на Викторию как на привидение, и ухватилась рукой за стеллаж.
  - Божечки мои! - воскликнула она. - Вы вернулись... Когда же вы успели переодеться...
  Бомж протянул грязную руку с явным намерением потрогать рукав кофточки, и Виктория от души ударила его кулаком по грязным пальцам. Бомж вскрикнул и с обиженным видом отошел.
  Виктория положила на треснутую пластмассовую тарелку деньги и потребовала:
  - Синий Vogue, две пачки. - Продавщица слезла с табурета, но подавать сигареты не торопилась, разглядывала Викторию. Виктория не выдержала: - Что вы на меня пялитесь? Сигареты есть?
  Продавщица вздрогнула, тряхнула головой и закричала на бомжа:
  - Вот что ты постоянно тень на плетень наводишь! Не видишь, другая это девушка, только похожая очень!
  До Виктории начал доходить смысл столь странного поведения обитателей магазинчика. Неужели?
  - Простите, - Виктория подалась вперед, почти легла грудью на прилавок, и произнесла, четко выделяя каждое слово: - вы видели очень похожую на меня девушку?
  - Ну да! - встрял в разговор бомж. - Точь-в-точь!
  Продавщица добавила:
  - Не обращайте внимания на этого попугая. Та девушка ваша сестра-близняшка, да? Надо же, как вы похожи! Родная мать не разберет! Только одежда разная...
  Виктория схватила с прилавка сумку и опрометью выбежала из магазина.
  - Девушка! А сигареты?! - кричала ей вслед продавщица, но Виктории было не до сигарет.
  Она выскочила на улицу, осмотрелась. Двойника нигде не было. Недолго думая, Виктория села в свою машину и с наглостью, создавая помехи движению, вклинилась в общий поток. До съемок оставался небольшой запас времени - можно поколесить по ближайшим улочкам и найти двойника. Если повезет.
  Паспорт остался лежать на прилавке. Виктория о нем даже не вспомнила.
  
  
  До обеда Лиза пребывала на седьмом небе от счастья. Коллеги осыпали ее комплиментами, восхищались новым образом, расхвалили действительно свежий и очень вкусный торт. Так было до обеда, пока не пришел Игорь Иванович - начальник и головная боль Лизы.
  Завидев его, выходящего из машины, Настя - сослуживица Лизы - шустро спрыгнула с подоконника и спрятала за штору грязную тарелку с недоеденным кусочком торта.
  - Лизок, я побежала, тарелку потом помою. Твой идет!
  - Кто мой? - не поняла Лиза, вот уже минут десять она пыталась напечатать месячный отчет и мало обращала внимания на болтовню Насти.
  - Как кто? Игоряшка! Сейчас он тебя увидит и совсем разума лишится.
  - Глупости, - буркнула Лиза, не отрывая взгляд от монитора. - Вы будто с ума посходили все! Чего вы нас сватаете? Игоряшка просто бабник, он всем комплименты отвешивает, мешками с горочкой. Но это ничего не значит.
  Настя фыркнула:
  - Ну-ну, рассказывай... Со стороны виднее...
  Лиза встала и принялась шутливо выталкивать Настю из приемной.
  - Иди-иди в свою бухгалтерию, а то все цифры разбегутся! Виднее ей...
  На пороге Настя оглянулась и таки вставила свои пять копеек:
  - Ой, какой цирк сейчас начнется! Попомни мои слова, Игоряшка в тебя втрескамшись!
  - Он женат!
  - Жена не стена!
  - Он дурачок!
  - Зато с деньгами!
  Настя хотела еще что-то добавить, но Игорь Иванович уже шел по коридору. Лиза смотрела на его статную, взлелеянную в спортивных залах фигуру, на довольно красивое с тонкими чертами лицо и думала, что вот оно - олицетворение медали о двух сторонах. С одной стороны, внешней, - красив, импозантен, не беден, но с другой... стоит Игорю Ивановичу открыть рот и становится ясно - картав, хамовит, да и глуповат, прости господи... Турфирма принадлежала его отцу, Ивану Денисовичу, только этот факт и был объяснением тому, что Игорь Иванович занимал кресло директора. Именно занимал! Фактически руководил фирмой его отец, только он принимал значимые решения. Впрочем, Игоря Ивановича свободный график посещения офиса и минимум ответственности вполне устраивали. Сотрудники об истинном положении вещей знали, потому и прозвали директора - Игоряшкой.
  - Лиза, смотью и не вегю своим глазам, вы это или не вы, - сладчайшим голосом пропел Игоряшка, на стоящую рядом Настю он даже не посмотрел.
  Лиза поежилась. Она работала в фирме уже три года и, казалось бы, должна привыкнуть к дефекту речи директора, но всякий раз, слушая картавую речь Игоряшки, у нее першило в горле. Хотелось вместо него произнести вслух все пропущенные звуки "р". К тому же, от Игоряшки несло сильным перегаром.
  - Это я, Игорь Иванович. Отчет почти готов, сейчас распечатаю и занесу вам на подпись. В этом месяце в филиалах, Казанском и в Екатеринбурге, были накладки с путевками в Египет, я ввела новую колонку и кратко изложила причины...
  - Да бог с ним, с отчетом, - отмахнулся Игоряшка. - Вы пьекгасно выглядите!
  - Спасибо, - буркнула Лиза и прошмыгнула мимо директора.
  В приемной Игоряшка первым делом обратил внимание на остатки торта в коробке, что стояла на сейфе.
  - О! Что отмечаете?
  - Это я принесла. Просто так. Настроение хорошее.
  - Понятно, - Игоряшка расплылся в улыбке. - Надеюсь, меня угостите? Пгиготовьте кофе и занесите мне. С тойтиком!
  Игоряшка скрылся в своем кабинете. Лиза посмотрела вслед закрывающейся двери и вздохнула:
  - Хорошо, будет тебе с тойтиком...
  Когда Лиза с подносом вошла в кабинет директора, Игоряшка стоял возле настенного зеркала и прихорашивался. Завидев Лизу, он направился ей навстречу. Лиза протянула поднос, предполагая, что Игоряшка направляется именно за ним, но ошиблась. Игоряшка обошел Лизу и закрыл дверь кабинета на ключ изнутри. Лиза поставила поднос на стол и потребовала, придав голосу как можно больше твердости:
  - Игорь Иванович, откройте, пожалуйста, дверь!
  Игоряшка улыбнулся. Хитро, не по-доброму.
  - Один поцелуй кгасавицы, и путь свободен.
  - Игорь Иванович, я прошу вас, откройте дверь.
  Раньше Игоряшка уже проворачивал подобные фокусы. Забавлялся. Видимо, ему доставляло немалое удовольствие запереть Лизу в кабинете, а потом мучить, выпрашивая поход в кино или на обед в кафе напротив офиса. Обычно все заканчивалось тем, что Лиза обещала подумать, а Игоряшка, насладившись видом загнанной в угол жертвы, отпускал ее с непременным условием: "Не забудьте, вы обещали! Однажды я потгебую должок!". Лизу эта придурь директора бесила, но она терпела молча, принимая правила игры. Во-первых, потому что Игоряшка никогда не переступал черту непристойности, ну а во-вторых - не хотелось терять работу. Место ее вполне устраивало, да и платили тут хорошо. В душе она считала Игоряшку безобидным дурачком, способным причинять только мелкие неудобства.
  Так было раньше. Но в этот раз, при виде какой-то странной, нехорошей улыбки, холодного блеска в одурманенных похмельем глазах Игоряшки, у Лизы сжалось сердце.
  Она протянула руку и потребовала:
  - Ключи!
  Не тут-то было. Игоряшка с силой схватил ее за запястье и притянул к себе.
  - Какая ты сегодня кгасивая, - с горячностью прошептал он, склоняясь над ее ухом. - Сводишь меня с ума... Водишь за нос... Ты для меня так нагядилась на габоту, вейно?
  От Игоряшки уже несло ментолом, подготовился, не иначе, - зажевал перегар жвачкой. Лиза пыталась увернуться, вырваться, но Игоряшка лишь крепче прижал ее к себе.
  - Не вейно! - передразнив директора, гаркнула Лиза. - Я для себя нарядилась! Отпустите меня...
  - Не отпущу... тепегь точно не отпущу...
  Игоряшка напирал, пытаясь весом своего тела сломить сопротивление и положить Лизу спиной на стол.
  - Я закричу! Помогите!
  Игоряшка прикрыл ее рот рукой.
  - Ну что ты, дугочка... я плохого ничего не сделаю... ты сама этого хочешь... один поцелуй, и я тебя отпущу... Ты мне столько газ обещала... кафе... кино, но обманула... плохая девочка...
  Лиза сопротивлялась, изворачивалась, отпихивала Игоряшку, упираясь кулаками в его грудь. Ей очень хотелось закричать в полную силу, но стало страшно. Страшно - потому что услышат. Прибегут. Пойдут разговоры, насмешки, работать в этом коллективе станет просто невозможно!
  В какой-то момент ее взгляд наткнулся на зеркало. Оттуда на Лизу смотрел ее новый образ - с растрепанными волосами, перекошенным от страха лицом. Лиза мотнула головой, и ладонь Игоряшки соскользнула с ее рта, проехала по глазам, смазывая тушь и тени. Та Лиза, которой она хотела стать - уверенная в себе стерва - стиралась, исчезала...
  - Нет!!! - что есть мочи закричала Лиза. - Убери руки, мразь!
  Игоряшка на мгновение отстранился, и этого времени хватило Лизе, чтобы вывернуться, схватить тарелку с тортом и со всей силы ударить ею по разгоряченному лицу Игоряшки.
  - Дуа! - Игоряшка отскочил, размазывая ладонями по лицу крем. - Дуа!
  В дверь уже стучали прибежавшие на крик сослуживцы.
  - Игорь Иванович, с вами все хорошо? - доносилось из-за двери. Самочувствием Лизы никто не поинтересовался. Трусы.
  Игоряшка матерился, пропуская букву "р", проглатывая окончания, и пытался стереть с себя остатки торта, но липкий крем лишь сильнее въедался в одежду и в волосы. Лиза расхохоталась. Безудержно. До слез.
  - Игорь Иванович! - кричала из-за двери Настя. - Что с вами? Откройте!
  Лиза решила ей ответить и выдавила сквозь смех:
  - Настя, Игоряшка занят! Его на сладенькое потянуло! Он сейчас торт с хари смазывает!
  - Ты! - Игоряшка подскочил и потряс перед Лизиным носом кулаком. - Ты уволена!
  - Дудки! Ты не можешь этого сделать, Игоряшка, - говорила Лиза и поражалась собственной смелости. - Ты же дурак, Игоряшка. Все это знают, и твой папашка знает. Поэтому только Иван Денисович может принимать и увольнять сотрудников. Не доверяет тебе папашка!
  Игоряшка подскочил к двери, отпер замок и распахнул ее настежь.
  - Пошла вон!
  Лиза хохотнула, поправила кофточку и вальяжной походкой направилась к выходу, где, подобно изваяниям, застыли удивленные и ошарашенные сотрудники фирмы. Проходя мимо Насти, Лиза указательным пальцем подняла ее подбородок, закрывая рот.
  - Ворона залетит, - прокомментировала она свой жест.
  Игоряшка хлопнул дверью за ее спиной.
  - Я увольняюсь! Слышишь, Игоряшка?! Папику передай!
  Никто не проронил ни слова. Лиза неторопливо подошла к столу, достала свою сумку, помахала всем ручкой и вышла в коридор. Только тогда она услышала гомон голосов позади. Настя нагнала ее на выходе.
  - Лиза! Подожди! Объясни, что это было?
  Лиза повернулась и посмотрела в красное от напирающего любопытства лицо Насти.
  - Ничего не было, если тебя это интересует. Игоряшка перешел грань, я вмазала ему тортом по морде лица. Вот и все. Хотя, нет, не все. Увольняюсь не из-за этого. Задолбало все, надоело. Пришла пора перемен...
  Лиза продолжила свой путь, а Настя так и осталась стоять, с изумлением и восхищением глядя ей вслед.
  
  
  - И я уволилась, теперь сижу в кафешке, пью кофе с чизкейком, - сообщила Лиза в трубку.
  Катька долго молчала прежде, чем ответить:
  - Ну ты даешь, подруга...
  - Разве я была не права?
  - Права, конечно, просто... я такого от тебя не ожидала.
  - Знаешь, Катюшь, я сама от себя такого не ожидала. Вчера, когда Лешка ушел, во мне будто что-то переломилось. Я поняла, все, баста, это предел. Либо в петлю лезть, либо себя поменять, третьего не дано. Вспомни, еще с детдома меня все использовали, кто как хотел. То уборщица полы помыть за нее попросит за шоколадку, то воспиталка за малышней присмотреть. А мне их шоколадки даром не нужны были! Мне их самих жалко было! У бабу Поли ревматизм, ей лишний раз полы драить трудно, а у Ксюши жених побывочный, дальнобойщик. Пару свиданий пропустит - и прости прощай! А потом мои мужики... все использовали! Я для них и то, и это, и постелить помягче, и накормить получше, а они...
  - Стоп! - прервала ее монолог Катька. - Дальше не продолжай, а то истерика начнется. Ты все сделала правильно, подруга. В кои-то веки меня послушалась. Я, между прочим, давно тебе говорила, что нужно быть жестче. Теперь у тебя все по-другому будет, новая жизнь начнется.
  Лиза улыбнулась.
  - Твои слова, да богу в уши.
  - Не боись, он слышит, поверь. Из кафешки никуда не уходи, жди меня. Я сейчас приеду и тебя заберу, посидим у меня, выпьем, поболтаем. Жди!
  Катька отключилась.
  Лиза заказала еще кофе и достала из сумочки косметичку. После прихода в кафе она первым делом отправилась в туалет и привела себя в порядок - смыла потеки туши, размазанную помаду. От утреннего макияжа почти ничего не осталось. Но тогда еще бушевали эмоции и подкрашиваться заново не было сил. Теперь же, после разговора с Катькой, в душе царил покой. Лиза, не обращая внимания на других посетителей, разложила на столике содержимое косметички и занялась лицом. К приезду Катьки она должна выглядеть на все сто!
  Лиза подготовилась к долгому ожиданию (от котеджного поселка, где жила Катька, до кафе путь неблизкий, да еще с учетом пробок), однако минут через двадцать Катька вихрем ворвалась в кафе. Размашистым шагом подошла к столику, бросила на стул сумку и жестом позвала официантку.
  - Ты что, на вертолете прилетела? - удивилась Лиза.
  Катька хихикнула.
  - Когда ты звонила, я в салоне была, волосы делала. Глянь! - Катька повертелась на месте. - Ну?
  - Что-то изменилось? - Лиза смотрела на подругу во все глаза, но, хоть убей, перемен не замечала.
  - Ворона ты, - беззлобно огрызнулась Катька и плюхнулась на стул, попутно прикрикнув на проходящую мимо официантку: - Девушка, я меню просила полчаса назад! Можете поживее шевелиться, или мне через ваше начальство заказ сделать?!
  Лизу всегда коробило от того, как Катька общается с людьми, которых считает ниже по статусу. Лиза заступалась за несправедливо обиженных, возмущалась, делала Катьке замечания. Но в этот раз она промолчала.
  - Ты подстриглась? - в продолжение прерванного разговора спросила Лиза.
  - Что? - отчитав в официантку, Катька ожидала от Лизы совсем других слов.
  - Покрасилась? - продолжала угадывать Лиза.
  Катька откинулась на спинку стула и с минуту буравила Лизу серьезным, пронзительным взглядом.
  - Поехали, купим водки и будем пить, - заявила Катька. - Вставай!
  В этот момент к столу подошла официантка.
  - Прошу прощения за задержку, возьмите меню...
  - Не возьмем, - ответила Катька. - Ваша лошадь тихо ходит. Перехотелось!
  Официантка пожала плечами и ушла.
  Катька ждала. Лиза молчала. Катька тяжело вздохнула.
  - Что все-таки с твоими волосами? - Лизе, в принципе, это было совсем не интересно, но отчего-то очень хотелось получить ответ.
  - Колорирование, - устало произнесла Катя. - Сделала фиолетовые пряди. Да и хай на них, поедем пить водку!
  Лиза присмотрелась к подруге и теперь действительно увидела, что в ее прическе - длинном каре - перемешаны: темно-каштановые, вернее, темно-шоколадные и темно-фиолетовые пряди.
  - Красиво...
  Катя шла впереди, Лиза за ней. На пороге кафе Катя обернулась:
  - Знаешь, подруга, я за тебя боюсь.
  - Почему?
  - Ты действительно стала другой, и я в этом тоже виновата.
  - Но...
  - Поехали, будем пить! - отрезала Катька и зашагала к машине.
  В городе масса мест, где можно купить хорошую водку без опаски получить сомнительный продукт подвального разлива, однако Лиза настояла, чтобы Катька остановила машину возле того самого маленького магазинчика, где утром она покупала торт. Почему она так поступила? Лиза не знала. Непонятная, неудержимая сила тянула ее вернуться в этот магазин так сильно, будто от этого зависела ее судьба.
  - Я подожду в машине, - сказала Катька.
  Лиза не стала возражать.
  Продавщица обрадовалась Лизе, как родной.
  - Ой, здравствуйте! - воскликнула она, едва Лиза подошла к прилавку. - Как хорошо, что вы зашли!
  - Что-то случилось? - спросила Лиза и оглянулась по сторонам в поисках пропойцы. - А где Тривольский?
  - Надо же, вы его фамилию запомнили, - улыбнулась продавщица. - Только при Константине это не говорите, а то зазнается и будет пить за ваше здоровье неделю с утра до ночи. Вот возьмите!
  Продавщица порылась под прилавком, достала оттуда маленькую книжицу и протянула ее Лизе.
  - Что это?
  - Паспорт.
  - Чей? - удивилась Лиза.
  - Боже ж мой, вот я дурная баба! Думала, вы уже знаете. Это паспорт вашей сестры, близняшки. Виктории! Она утром заходила в магазин после вас и забыла его тут.
  Лиза во все глаза смотрела на продавщицу.
  - Вы что-то путаете...
  - Да нет же! - уверяла продавщица. - Ваша сестра пришла в магазин сразу после вас. Костик ее с вами перепутал и начал приставать. Так вот, как только ваша сестра услышала, что вы тут были, так опрометью выскочила из магазина, а паспорт на прилавке забыла. Передайте его ей.
  Лиза выставила ладони вперед, будто пыталась защитить себя от безумного бреда продавщицы.
  - Простите, но вы точно что-то перепутали! Я выросла в детском доме, у меня нет никакой сестры-близняшки! У меня вообще никого родных нет, ни матери, ни отца, никого!
  Продавщица прижала руки к полной груди и ахнула:
  - Божечки мой... неужто такое на самом деле бывает...
  Лиза разозлилась:
  - Прекратите нести чушь! И возьмите обратно этот паспорт!
  Паспорт продавщица не взяла, она косилась на него, как на чудо чудное, диковинку дивную.
  - Откройте его, на фото гляньте, - проговорила продавщица голосом, в котором уже чувствовались еле сдерживаемые всхлипы. - Сами все поймете.
  Лиза открыла паспорт на странице с фотографией. Оттуда на нее смотрело очень знакомое и в то же время чужое лицо. Лицо той девушки, ее двойника, с которой она встретилась утром у входа в магазин.
  - Виктория Громова, - прочитала Лиза вслух.
  - Вы сестры! Такого сходства просто так не бывает. Вы точно сестры - близнецы! - говорила продавщица и утирала слезы тыльной стороной пухлой ладони. - Послушайте совет старой тетки, поезжайте к этой Виктории под предлогом отдать паспорт, поговорите, наведите справки. Всяко может быть. Вдруг вас в детстве разлучили? Вы в детдоме выросли, а ее, может, удочерили. А может, только вас одну в детдом сдали... всяко бывает... Главное, что вы сейчас встретились.
  Лиза переводила взгляд с фотографии на продавщицу и обратно. А что? В словах этой женщины есть смысл. Насколько Лизе известно, она - подкидыш. Ее, пару недель от роду, нашли на пороге детского дома, завернутую в одеяло. Милиция искала мать-кукушку, но поиски результатом не увенчались. Директор детского дома, любительница классической литературы, взяв девочку на руки, назвала ее бедной Лизой, а кто-то из персонала всерьез или для шутки предложил дать девочке фамилию - Карамзина. На том и порешили. Так появилась на свет Елизавета Карамзина, а кто уж она была по роду-племени - неизвестно. Может и сестра-близнец у нее есть, может и фамилия у нее по крови другая - Громова.
  Сжимая паспорт в руке, Лиза развернулась и побрела к выходу.
  - Вы только обязательно расскажите, чем дело кончилось! - прокричала ей вслед продавщица. - Обещаете?
  - Обещаю, - ответила Лиза, не оборачиваясь.
  Лиза села в машину, при этом она продолжала сжимать открытый паспорт в руке.
  - А где водка? - спросила Катька. Лиза не ответила. - Эй! Лизончик, что с тобой?
  - Я забыла про водку.
  - Как забыла? А что ты там так долго делала?
  - Вот, - Лиза протянула подруге паспорт.
  Катька долго изучала документ, вертела его, рассматривала на свет. Все это время Лиза сидела, глядя в одну точку перед собой.
  - Ты где это взяла?
  - В магазине.
  - Зачем?
  - Продавщица дала.
  - Зачем?
  - Чтобы я к сестре-близняшке сходила.
  - Бред какой-то...
  - Я тоже так говорила...
  - Ну-ка, посмотри на меня! - приказала Катька и, схватив Лизу за плечо, развернула ее к себе. - Посмотри мне в глаза! Что там произошло?
  - Продавщица дала мне паспорт.
  - Чей это паспорт?
  - Моей сестры-близняшки...
  - Бред какой-то, - снова фыркнула Катька, а Лиза рассмеялась.
  - Ты повторяешься!
  Катька не выдержала и затрясла Лизу за плечи.
  - Лиза, очнись! У тебя глаза стеклянные! Что за сестра? Откуда она взялась?
  - Утром из машины вышла и пошла в этот магазин. Я с ней встретилась, но не поверила, что мы можем быть так похожи. А пропойца так вообще ее за меня принял! Она даже паспорт забыла! О! Катька! Она паспорт забыла, потому что услышала обо мне и за мной побежала! Как я сразу об этом не подумала! Она меня искала! Ты понимаешь?! Понимаешь, что это значит?!
  Лиза продолжала кричать, громко, сама того не замечая. Катька смотрела на подругу с ужасом, не зная что делать: хвататься за телефон и вызывать скорую, или надавать пощечин и облить водой.
  Воды под рукой не оказалось, зато пощечину Катька Лизе все-таки влепила. Она трясла подругу за плечи, пытаясь прервать истеричный поток несвязной речи. Наконец Лиза резко оттолкнула ее от себя.
  - Хватит! - вскрикнула она и закрыла лицо ладонями. - Хватит...
  - Сиди здесь, - скомандовала Катька и пулей вылетела из машины, побежала к стоящему неподалеку ларьку за бутылкой воды. Вернувшись, протянула воду Лизе: - выпей, а когда успокоишься, расскажи все по порядку.
  Лиза пила жадно, и с каждым глотком ей становилось легче. Вскоре она откинулась на спинку сиденья и, уже полностью владея своим телом и мыслями, спросила у Катьки:
  - Хочешь услышать этот бред еще раз?
  - Очень хочу. Только, пожалуйста, членораздельно, подробно и по-порядку.
  - Хорошо, - согласилась Лиза и начала рассказ с утреннего визита в магазин.
  
  
  Вячеслав Борисович Громов, владелец крупной инвестиционно-строительной корпорации, метался по своему большому, дорого и стильно обставленному кабинету, как дикий зверь в клетке. При этом он беспрестанно лохматил посеребренные ранней сединой волосы, отчего они уже стояли дыбом, и метал грозные взгляды на своего друга и начальника службы безопасности - Андрея Олеговича Сидорова. Тот сидел за длинным столом для переговоров спокойно и следил за передвижениями шефа без тени паники - с маской безмятежности на непримечательном лице.
  - Вот чего ты такой спокойный? - возмутился Вячеслав Громов, подойдя к столу. Он склонился над Сидоровым, испепеляя его грозным взглядом. - Не твои деньги на кону! Андрей, пойми, если твои ребята не откопают компромат - мне крышка. Что мне! Все это, - Вячеслав раскинул руки, показывая на стены кабинета, - пропадет к чертям! Вика уничтожает все, к чему прикасается! Развод через две недели. Если не будет доказательств ее измены, все пропало!
  - Слава, не кипятись, еще есть время. Кстати, все хочу спросить, чем ты думал, когда брачный договор составлял?
  Вячеслав фыркнул:
  - На каждом заборе написано, чем я думал! Тебе по буквам произнести, или сам догадаешься?
  Сидоров улыбнулся.
  - Хорошо, хоть это признаешь.
  - Признаю, что мне остается, - Вячеслав устало опустился на стул возле Сидорова. - Андрей, очень прошу, помоги... Не может быть, чтобы Вика себе пути отступления не подготовила. Не такой она человек. Это продуманная стерва. Она не может уходить в никуда. Ей деньги нужны, уверенность. Она первая предложила подать на развод. Не верю, что она решила уйти в никуда. У нее кто-то есть. Новая жертва.
  - Почему ты так в этом уверен? В случае развода, если она тебе не изменяла, ей полагается половина твоего имущества. Это огромные деньги. Их вполне достаточно, чтобы начать новую жизнь. Такой уход - уходом "в никуда" назвать трудно. Вдруг она решила не рисковать и действительно тебе не изменяет? Чтобы не потерять деньги? Это тоже очень продуманный ход.
  Вячеслав покачал головой.
  - Ты плохо знаешь Вику. Она патологически боится одиночества. Ей жизненно необходимо иметь рядом человека, который будет ее любить. Без этого Вика жить не может. Она вампир! Точно! Все думал, как ее охарактеризовать, так вот оно - верное слово! Она - вампир, который питается любовью. Она выпивает, высасывает это чувство из мужика, а когда опустошает сосуд - бросает его! Меня она опустошила, значит - ей нужна новая жертва. И она уже есть, поверь мне! Есть! Нужно только найти.
   Сидоров смотрел на друга с тревогой.
  - Слав, ты все еще любишь ее?
  Вячеслав промолчал.
  - Любишь? - допытывался Сидоров.
  - Хватит об этом! - рявкнул Вячеслав и стукнул кулаком по столу. - Усиль наблюдение, найми еще детективов, сделай невозможное, но добудь доказательства ее измены! Или уволю к чертовой матери, не глядя на нашу дружбу...
  - Ты все еще любишь ее, - с печалью в голосе констатировал Сидоров. - За слежку не беспокойся, усилим. Окружу ее плотным кольцом, даже в туалет за ней ходить станем. Кстати, завтра она вылетает в Германию, посылать людей?
  - А ты как думаешь? Я что, невнятно объяснил насчет усилить слежку?
  - Просто раньше я за границу своих ребят не посылал...
  - Не посылал?! Андрей, твою дивизию! Точно уволю! Ты что, головой совсем не думаешь? Там, за границей, мужики кончились? Или секс отменили? Ее любовник может быть где угодно!
  - Прости, шеф, исправлюсь... Вроде там она только работает: показы, сессии, а потом сразу в Россию... Не подумал...
  - Не подумал он... Андрей, достань мне доказательства, хоть из-под земли. Всю жизнь твоим должником буду... И помни! Не достанешь - уволю ко всем чертям!
  Сидоров поднялся, вытянулся в струну, щелкнул каблуками на военный манер и, прикрыв одной рукой макушку, другой отдал Громову честь.
  - Слушаюсь, господин шеф!
  Вячеслав улыбнулся:
  - Ладно, иди, работай...
  
  
  Катька отдала Лизе паспорт. Они все еще сидели в машине, припаркованной у злополучного магазинчика.
  - Думаю, твоя продавщица права. Вы действительно можете оказаться сестрами. Ты на даты рождения смотрела? Вы ровесники, только твой день рождение пятого мая, а у нее двадцать шестого апреля. Твой день рождения приблизительно записали, могли и ошибиться на девять дней, не велика разница.
  - Вот! Что я говорила! Представляешь, как в жизни бывает!
  - Стоп! - прервала радостный Лизин монолог Катька. - Погоди радоваться. В жизни всякое бывает, может случиться и так, что ваше сходство - просто совпадение. Тут проверка нужна.
  - Так за чем дело стало? Поеду к Виктории, скажу, что привезла паспорт, а сама начну расспрашивать. Это будет вполне нормально - я из детдома, а мы так похожи...
  - Нет, напирать нельзя. Аккуратно надо.
  - Я аккуратно...
  - Да не гони ты лошадей! Слушай меня. Тут может быть такая ситуация, что сама Виктория о том, что она удочеренная и знать не знает. Если ты ей сразу про детдом правду выложишь, и она поверит - может целая трагедия произойти. Представь, что с ее приемными родителями случится? Обида, как минимум, а как максимум - инфаркт. Эта правда их с Викторией может рассорить, и тебе это вряд ли простят. А если она с родными мамой и папой живет, то они тебя из принципа могут не признать, и тоже скандал будет.
  - Что же делать?
  - Собирать информацию. Пока ей не говори, что ты из детдома, что подозреваешь в ней сестру. Скажи просто, что вот какая дивность - вы так похожи! Что тебе всегда хотелось иметь сестру, наплети с три короба, типа вдруг у вас общие предки есть, а там, гляди, разговоритесь, и всплывет что-нибудь важное.
  Лиза нахмурилась.
  - Хорошо, я постараюсь...
  Катька посмотрела на подругу с недоверием.
  - Нет, я тебя одну не отпущу, с тобой поеду. Только с милым договорюсь...
  Лиза хотела возразить, что она не маленькая и сама справится, но передумала. После пережитой истерики в теле все еще ощущалась слабость. Слишком насыщенный событиями день серьезно ударил по нервам, и новое переживание может вызвать еще один срыв. Хорошо, если Катька будет рядом, она поможет и поддержит.
  Катька переговорила елейным голосом с Пал Петровичем, командирским тоном с няней сынишки, а затем забросила сотовый в сумку и завела машину со словами:
  - Все, я в свободном полете! Виктория, мы едем к тебе!
  
  
  Как только закончились съемки, Виктория сразу поехала домой. Хотелось уединиться, спрятаться от людей, от необходимости что-то говорить, улыбаться. Голова шла кругом. Что делать? Если она не поедет в Дрезден, Вильгельм приедет в Москву, и она потеряет деньги бывшего мужа. Если не поедет к тете - потеряет многомиллионное наследство. Тетушкин юрист звонил еще два раза, и Виктория дважды ответила "нет". Чего ей это стоило! С каждым разом желание получить наследство становилось все сильнее. Как следовало из условия тетушки - юрист должен звонить четыре раза. Первые три ответа он не принимает во внимание, и только четвертый - решающий. Первый раз Виктория сказала "нет" утром, еще два раза в течение дня. Получается, что остался только один звонок.
  Виктория с опаской посмотрела на телефон. Он молчал. Надолго ли? Когда раздастся этот четвертый звонок? Через минуту? Две?
  Пришла мысль просто отключить телефон, дать себе еще немного времени на раздумье. Но что изменится? При том же раскладе карт - результат будет таким же. Она не может разорваться на две части, а значит - надо выбирать то, что более доступно. Славкины деньги.
  Вот если бы она смогла утром догнать ту девушку, да уговорить ее на авантюру съездить под ее именем к тетушке... но она ее не догнала, и шанс упущен. В многомиллионной Москве найти человека, даже зная имя и фамилию трудно, а тут...
  Впервые за много лет Виктории захотелось расплакаться. По-детски. Навзрыд. Но вместо этого, она плеснула в бокал коньяка, выпила залпом, а затем набрала номер Глена.
  - Да, лапусик, - отозвался Глен. - Что у нас теперь стряслось?
  - Ничего. Просто мне плохо, Гришь... Очень плохо. Жду звонка юриста, а из головы не выходит та девушка, мой двойник.
  - Что упущено, то пропущено. Не жалей, значит - такая судьба. Поедешь к Вильгельму, потом получишь деньги Громова. Хотя, знаешь, я бы на твоем месте делал ставку на тетушку.
  - Почему?
  - Она родная. Как бы вы ни ссорились, она тебя без денег не должна оставить, а Громов только об этом и мечтает. Еще не факт, что его детективы за тобой в Германию не попрутся.
  Виктория налила еще коньяка, посмотрела цвет напитка на свет.
  - Ты не знаешь мою тетушку... Поверь, по сравнению с ней, Громов - доброжелатель.
  Только Виктория поднесла бокал к губам, как раздался звонок в дверь.
  - К тебе пришли?
  - Гришь, не отключайся. Я только посмотрю. Наверняка ошиблись этажом, я никого не жду.
  Вместе с телефоном Виктория прошла в прихожую. Элитный дом с хорошей охраной отучил спрашивать, кто пришел. Если посетитель прошел проверку консьержем, значит - он свой.
  Виктория распахнула настежь входную дверь и замерла на пороге.
  - Гришь! - проговорила она в трубку. - Срочно приезжай!
  - Что случилось?
  - Ты не поверишь, но мой двойник стоит передо мной.
  
  
  Уже вчетвером они обсуждали предложение Виктории в ее просторной гостиной. Лиза и Катька расположились на широком диване цвета слоновой кости, Виктория села в кресло напротив. Глен возле бара смешивал очередную порцию коктейля для себя и Лизы. Катька, будучи за рулем, попросила чай, ну а Виктория предпочла прочим напиткам коньяк. Не заморачиваясь этикетом, она поставила перед собой на журнальный столик початую бутылку и наполняла свой бокал самостоятельно.
  До приезда Глена девушки уже обменялись восхищенными взглядами, сравнили себя друг с другом в зеркале. Катька пыталась найти отличия и была вынуждена констатировать факт - отличия есть, но не слишком значительные. Девушки вполне могут быть сестрами - близнецами. Иначе - это феномен, загадка природы, не имеющая логического объяснения.
  Виктория так обрадовалась визиту Лизы, что им с Катькой даже не пришлось ничего придумывать. Виктория сама затащила подруг домой и предложила Лизе на время ее поездки в Германию стать ею, Викторией, и войти в ее семью, отправиться ухаживать за тетушкой. Услышав это, Катька больно пнула Лизу ногой под столом, а у Лизы перехватило дыхание. Разве это не лучший шанс узнать о семье Виктории? О родителях?
  - Лиза, ну что ты решила? Поедешь вместо меня? - говорила Виктория, когда вся компания, вместе с Гленом собралась в гостиной. - Тебе это ничего не будет стоить! Даже наоборот, я заплачу за помощь! Отнесись к моей просьбе, как к приключению, как к игре. Тетушка ничего не заподозрит, уверяю! Мы не виделись семь лет, и она не знает, как изменился мой характер и мои привычки за эти годы, ну а внешне нас трудно отличить друг от друга.
  Глен подошел к Лизе, предложил ей коктейль. Лиза не удержалась, чтобы еще раз не осмотреть его с ног до головы. Глен приехал минут через десять после их прихода. Представляя друга, Виктория в шутку предупредила: "Этому симпатичному парню можете глазки не строить, он - гей!". Лиза поначалу смутилась от такой откровенности, но вскоре поняла, что Глен свою ориентацию не скрывает, не считает чем-то постыдным, и успокоилась. Однако продолжала удивляться этому человеку.
  Так получилось, что проживая в Москве, Лиза ни разу не сталкивалась с парнями, подобными Глену, и представляла их такими, как показывают в кино - жеманными, переиграно женственными. Глен оказался совсем иным. Внешне - обычный красивый парень, в меру накачан, одет модно, но не броско. Умный, спокойный взгляд, грамотная речь без тени каких-либо игривых интонаций. Если не считать слова "лапусик", которым он называл Викторию. Лиза призналась сама себе, что если бы не предупреждение Виктории, она непременно начала бы строить глазки Глену.
  Лиза приняла из рук Глена коктейль.
  - Благодарю, - сказала она и повернулась к Виктории: - Вика, я бы с удовольствием, правда! У меня сейчас такой период в жизни, что все надоело, хочется перемен. Я бы с превеликим счастьем влезла в эту авантюру, но есть один нюанс...
  - Какой?
  - Я ничего не знаю о твоей жизни. Вдруг тетя начнет задавать вопросы? Или еще кто-нибудь, кто знает тебя с детства? Что я скажу?
  Глен и Виктория переглянулись.
  - Я тебя подготовлю, расскажу о себе, - не слишком уверенно сказала Виктория.
  Лиза покачала головой.
  - Ты не сможешь рассказать мне всего. Начнут задавать вопросы - проколюсь на мелочах.
  - Она права, - резюмировал Глен. - Это будет провал.
  - Да... я как-то об этом не подумала... И что? Все пропало?
  - Авария! - заявила доселе наблюдавшая за всем со стороны Катька.
  Остальные с недоумением уставились на нее.
  - Какая авария?
  Катька пожала плечами и пояснила:
  - Обычная, автомобильная. Почему нет? Можно сказать, что ты попадала в аварию, сотрясение мозга, провалы в памяти. Сейчас по телеку в каждом сериале такой финт, народ привык и с легкостью поверит.
  Глен рассмеялся:
  - Какая умница! Тори, лапусик! А ведь тебе даже придумывать не придется! Помнишь, четыре месяца назад ты протаранила столб? - спросил он у Виктории, а потом пояснил Катьке и Лизе: - Тори - лихачка, и любит разговаривать за рулем по телефону без гарнитуры. ДТПшки с ее учатием - это уже классика, но тогда, четыре месяца назад ей очень повезло. Удар был такой силы, что машина - в хлам, потом пришлось покупать новую. Гибддешки поражались, что Тори отделалась легким испугом, только царапины и сотрясение. Сказали, что ангел-хранитель сидел на плече, не иначе. Так что, можно для убедительности взять выписку из медкарты и валить все на ту настоящую аварию!
  - Отлично! - воскликнула Катька.
  - Нет, - возразила Виктория. - Ничего не выйдет. В больнице я не жаловалась по потерю памяти, и в выписке это будет отражено.
  Глен присел на подлокотник кресла и обнял Викторию за плечи:
  - Тори, сколько раз я говорил, что ты думаешь эмоциями, а не разумом? Пошевели соображением! Ты у нас кто?
  - Кто?
  - Модель, которой уже 25 лет, а в этом возрасте очень легко сойти с дистанции. Не обижайся, лапусик, ты знаешь, что это правда. Так вот, зачем тебе лишние помехи в карьере? Потеря памяти у тебя частичная, свои проф.навыки ты помнишь, а то, что детство стерлось из памяти - так зачем об этом говорить? Лишние пересуды, а завистников много. Улавливаешь?
  - Улавливаю...
  - Ну и отлично! Вот и будем придерживаться этой линии. О частичной потери памяти ты никому не сказала, потому что боялась остаться не у дел. Девушки, вы поняли, о чем я?
  Катька кивнула, а Лиза радоваться не спешила.
  - Еще один нюанс, - сказала она. - Если потеря памяти частичная, то я должна хоть что-то помнить и знать...
  - Не вопрос! - в порыве радости Виктория схватила Лизу за руки. - Я расскажу, все, что успею за эту ночь!
  - За эту ночь?! - в один голос спросили Лиза и Катька.
  - Ну да... по условиям тетушки, я должна отправиться к ней завтра. Лиза, ты согласна? Это всего на четыре дня! Потом я вернусь из Германии и поменяемся обратно. Ты согласна?
  Лиза с ответом не торопилась. Видя замешательство подруги, Катька встала и потянула ее за руку, сказав при этом Виктории:
  - Нам с Лизой надо поговорить наедине.
  Виктория тут же подорвалась с места, засуетилась:
  - Да, да, конечно! Можете пройти в спальню или в столовую... можно на балкон, там есть кресла, столик...
  - Мы на балкон, - сделала выбор Катька и потащила Лизу за собой.
  На широком балконе было довольно уютно. Много цветов, два плетенных креслица, и столик посредине. На нем - пепельница и открытая пачка тонких, дамских сигарет, зажигалка. Лиза первым делом схватилась за сигарету. Она курила когда-то, на заре детдомовской юности, потом рассталась с этой вредной привычкой, но держала дома пачку сигарет для минут особого волнения. Это была именно такая минута.
  Лиза затянулась, поморщилась. Катька фыркнула и отошла к перилам. В отличие от Лизы она бросила курить решительно и бесповоротно. Впрочем, Катька все делала так.
  - Что ты решила? - спросила Катька.
  - Не знаю... боязно как-то... Одно дело быть подругами, узнавать информацию постепенно, а другое - выдать себя за Вику!
  - Дурында пирожковая, - ругнулась Катька. - Это ведь еще лучше! Вика говорила, что ее воспитывала тетушка, так что ты попадешь, так сказать, в самую семейную колыбель! Если у них в шкафах есть скелеты, то эти шкафы стоят там, у тетушки! Тебе обязательно нужно ехать!
  - А вдруг я не справлюсь? Провалюсь, что тогда? Если бы это была просто шутка, а тут речь идет о громадных деньжищах! О наследстве! Если я не справлюсь, Вика будет меня ненавидеть.
  - Глупости. Тебе надо продержаться только четыре дня. Всего четыре! Потом вы с Викой поменяетесь обратно. За это время ты ничего не успеешь испортить! Зато можешь многое узнать от тетушки. Она ведь при смерти, больна, одинока, захочет исповедаться, как пить дать!
  - Думаешь?
  - Уверена!
  Подруги смотрели друг на друга. Лиза все еще сомневалась, а Катькин взгляд буравил ее, подстегивал, ждал ответа.
  Внезапно балконная дверь распахнулась и оттуда буквально выскочила взволнованная, но радостная Виктория.
  - Все! - возвестила она. - Позвонил тетушкин юрист, и я сказала, что еду!
  - Но я еще не согласилась...
  - Лиза, прости, но времени совещаться не было. Я решила за нас обоих.
  Лиза хотела возмутиться, но Катька вытащила из ее пальцев недокуренную сигарету и выбросила ее за балкон.
  - Ну и отлично! Кто-то должен был решить за нее. Лиза у нас молодец, только раскачивается долго.
  - Катя!
  - Что Катя? Вика все правильно сделала, так и надо. Кто еще час назад говорил: "Я стала другой, стревой, решительной! Хочу перемен!". Там, в кафе, я тебе даже поверила.
  Виктория слушала перебранку подруг с улыбкой.
  - Это правда? - спросила она Лизу. - Ты хочешь стать стервой?
  Лиза почувствовала, как начинают гореть ее щеки. Зачем Катька об этом сказала? Ведь это было настолько личное... Лиза опустила голову.
  - Забудь... глупости это...
  - Ничего не глупости! - возразила Виктория. - Это замечательно! Потому что я - стерва! Да, да! Настоящая стерва! К тому же я капризная, так что любую свою нестандартную выходку у тети можешь смело списывать на каприз, говорить: "Я так хочу!". Поверь, это никому не покажется странным.
  - И еще Тори ужасно ленива, поэтому можешь особо не напрягаться по хозяйству, - заявил заглянувший в дверной проем Глен.
  - Боже мой, - Лиза сидела, обхватив голову руками. Смысл содеянного только-только начал в полной мере доходить до нее. Она собирается совершить мошенничество! Выдать себя за другого человека! Но... разве не этого она хотела? Лиза вспомнила, как накануне, в порыве отчаяния, кричала в ночь, что хочет другую судьбу. Все исполнилось. Рядом стоит Виктория, и ей предстоит четыре дня жить чужой жизнью под чужим именем. Чужой судьбой.
  Виктория не дала Лизе времени и дальше упиваться запоздалыми размышлениями. Она хлопнула в ладоши и заявила:
  - А теперь прошу всех в дом, пойдем пить кофе, ночью спать не придется. Лиза, я дам тебе блокнот, будешь записывать все важные моменты. Прошу!
  Всю ночь заговорщики, всей компанией, провели за столом в гостиной. Виктория показывала Лизе семейные фотографии, кое-какие дала с собой. Лиза записывала памятные даты и кратко о важных этапах жизни Виктории, также записала несколько существенных деталей: что Виктория любит из еды, что не ест совсем, а также другие мелочи. Несмотря на насыщенный событиями день и бессонную ночь, она не чувствовала усталости, только адреналин, предчувствие нового этапа в ее жизни. Будущее приключение будоражило кровь.
  Единственное, о чем умолчала Виктория - это о Вильгельме и о Вячеславе. О Вильгельме, потому что это тайна для всех, кроме нее с Гленом, а о Вячеславе... Виктория сама не знала почему. Умолчала и все. Даже фотографию почти бывшего мужа не показала.
  Утром, перед тем, как распрощаться, Виктория позвала Лизу в спальню. Пошарив в прикроватной тумбочке, достала оттуда свой паспорт и отдала его Лизе.
  - А как же ты? - удивилась Лиза. - Тебе ведь в Германию ехать? Вдруг кроме заграна российский понадобится?
  Виктория отмахнулась.
  - Прорвемся! Знаешь, мне кажется, что нашу встречу готовили на небесах, - сказала она. - Так получилось, что у меня два паспорта. Год назад я думала, что потеряла паспорт, написала заявление, сделала новый, а потом тот, потерянный, нашелся. Он, конечно, недействительный, и кредит по нему не получишь, но на всякий случай в приложении к заграну сойдет, хотя вряд ли он вообще понадобится. Вот тебе без моего действующего паспорта никак. Я на этот паспорт тебе билет на самолет до Питера заказала. Так что - бери, пользуйся!
  Лиза паспорт взяла.
  - Билеты курьер привезет?
  - Обещали где-то через час. Кстати! Чуть не забыла самое главное! - Виктория расстегнула блузку, сняла с шеи нательный крест и отдала его Лизе. - Возьми, это твоя визитная карточка. Крест золотой, с драгоценными камнями, антикварный. Мне его дядя Семен подарил на совершеннолетие. Можно сказать, что это его предсмертный подарок, через месяц дядя умер.
  - Дядя Семен это муж тетушки? - на всякий случай уточнила Лиза.
  - Молодчина! - похвалила ее Виктория. - Запомнила! Надень крест, я с ним никогда не расставалась, об этом все знают. Увидят крест, сразу сомневаться перестанут, решат, что ты - это я.
  - Может, не надо...
  - Надо!
  Лиза с осторожностью приняла из рук Виктории драгоценность. Не очень большой, но ощутимый по весу крест был усыпан мелкими драгоценными камнями. Лиза камни любила. Ей даже удалось скопить деньги на хороший гарнитур - сережки и кольцо с изумрудами и бриллиантами. Она отдала за гарнитур почти сорок тысяч рублей и надевала его только по праздникам. А вот маленькие сережки с крохотными бриллиантиками носила постоянно и копила деньги на хороший гарнитур с сапфирами. Так что, Лиза камни любила, часто заглядывала на интернетовские странички заводов изготовителей, любовалась украшениями и считала, что уже может в них разбираться.
  Крест с россыпью бриллиантов, рубинов и сапфиров был выше всяких похвал. У Лизы захватило дух. Несмело, с благоговейным трепетом она накинула на шею цепочку и застегнула замок.
  - Где у тебя зеркало?
  - Да вон же, - хихикнула Виктория, - целая зеркальная стена!
  Лиза смутилась. Действительно, что-то она совсем растерялась при виде драгоценности! Сбоку от широкой двуспальной кровати - встроенный шкаф купе с полностью зеркальными дверцами. Лиза подошла и с восхищением затаила дыхание - так изысканно смотрелся крест на ее груди.
  - Сними это немедленно! - раздался грубый Катькин окрик за ее спиной.
  Увлеченная созерцанием себя, Лиза не заметила, как Катька с Гленом вошли в спальню.
  - Почему? - возмутилась Лиза.
  - Это я дала, - пояснила Виктория. - Это мой крест, я ношу его постоянно. Если он будет на Лизе никто даже не усомниться, что она - это я.
  - Потому и сними! - настаивала Катька и протянула к Лизе руку. - Отдай немедленно!
  - Кать, что за муха тебя укусила?
  - Ты что, дура совсем? Не понимаешь?
  - Катя, прекрати! Не сниму, так надо.
  - Вы точно с ума посходили. Одно дело назваться чужим именем, подменить подругу, если вы так схожи, но другое - надеть чужой крест!
  Виктория разозлилась:
  - Да что в этом такого? Что ты разоралась!
  - Я по делу разоралась, - парировала Катька. - Надев чужой крест - принимаешь чужую судьбу! Если она, - Катька показала пальцем на Лизу, - станет его носить, она твою судьбу заберет. Насовсем!
  - Глупости какие-то...
  - Ничего не глупости! Это всем известно.
  - Предрассудки!
  - Может, правда, обойдемся без креста, - встрял в разговор Глен.
  Виктория фыркнула.
  - Да ну вас к черту! Лизка, крест не снимай! Мне уверенность нужна, что тебя за эти четыре дня не выгонят - раз, а во-вторых, если приедешь без креста, тетушка обязательно спросит, где он. Скажешь, что потеряла или дома забыла - обидится.
  - Но ведь не обязательно его на шею вешать! - упорствовала Катька. - Пусть в сумке привезет.
  - Нет, - настаивала Виктория. - Я так никогда не делала. Это... это особый подарок, для меня он много значит. Не спрашивайте почему, не расскажу. Просто на словах поверьте, что я никогда не снимала этот крест, это - воспоминание о... Неважно о чем! Это мой крест, который я несу! Тяжкий крест...
  - Вот! - вставила свои пять копеек Катька, обращаясь к Лизе. - Слышала? Тяжкий крест! Ты хочешь нести его вместо Вики?
  Лиза разозлилась:
  - Хватит нести чушь! Поехали домой, мне нужно вещи собрать.
  - Нет-нет-нет! - Виктория подскочила с кровати. - Никаких домашних тряпок! Всю одежду возьмешь у меня. Ты должна быть в моих вещах!
  Судя по Катькиному виду, она собиралась еще что-то говорить, настаивать, но зазвонил ее телефон. Пал Петрович уже волновался и ждал жену домой. Нехотя, Катька распрощалась с Лизой, еще раз напомнила ей, что надев чужой крест, она сделала большую глупость, и ушла. Следом засобирался Глен, и Лиза с Викторией вскоре остались вдвоем, собирать сумки и готовиться к отъезду.
  
  
  Во второй половине того же дня Сидоров докладывал шефу о результатах слежки за Викторией.
  - Слав, тут какая-то фигня получилась.
  - Что именно?
  - Пока точно сказать не могу, ребята еще проверяют, но суть в следующем, - Сидоров достал из тонкой черной пластиковой папки лист бумаги с распечатанным на нем текстом и стал читать вслух: - Вчера в 16-32 Виктория приехала домой. Ребята сидели в машине у подъезда и вели наблюдение. Вот фото Виктории.
  Вячеслав Громов взял фото, скользнул по нему взглядом и отложил на стол.
  - Что дальше?
  - Дальше, по утверждению моих ребят, Виктория из подъезда не выходила. В 17-18 у дома припарковалась машина, ауди, гос.номер московский - К276ЕХ. Из машины вышли две девушки и направились к подъезду. Одна из девушек нам не знакома, а другая - это сама Виктория. Взгляни на фото.
  Громов взял фотографию, посмотрел, положил ее на стол рядом с первой.
  - Ну и что? Прошляпили твои ребята, не заметили, как Виктория вышла. Заметили только ее второе возвращение.
  Сидоров улыбнулся.
  - Слушай дальше. Мои ребята тоже вначале так подумали и пошли к консьержу. Дедок хоть и в возрасте, но бывший вояка, еще в здравом уме и трезвой памяти. Мы ему денежку приплачиваем за помощь и молчание, и дедок с нами сотрудничает. Так вот, он сказал, что тоже очень удивился повторному возвращению Виктории. Он не помнит, чтобы она выходила!
  - Не исключено, что дед задремал и не заметил. Поехали дальше.
  - Поехали. В 17-39 к Виктории приехал Григорий Приходько, тот, который Глен.
  - Понял, Гришка, - Вячеслав нахмурился. Даже воспоминание о дружбе его жены с геем раздражало.
  - А теперь давай считать. Виктория плюс незнакомая девушка, с которой она вернулась домой во второй раз, плюс Гришка - это три человека, так?
  - Так.
  - А вот и нет! В реальности, в квартире Виктории до утра находилось четыре человека. Утром, в 8-15 вышла незнакомая девушка и уехала на ауди, следом в 8-21 ушел Глен, а около двух часов дня, в 13-44, если быть точным, из подъезда вышла Виктория и... еще одна Виктория.
  - Не понял, - Громов уставился на Сидорова.
  Сидоров жестом фокусника достал из папки новое фото.
  - Оп-ля! Смотри! Одна Виктория выглядит как обычно, а вторая в платке и в темных очках. Но теперь посмотри на увеличенное лицо девушки в очках, сделанное из того же фото. Кого узнаешь?
  - Викторию...
  - Вот, Слава, такая фигня у нас получается. Была у тебя одна головная боль и одна жена, а теперь их две. Проблемы размножаются.
  - Ты еще похихикай тут! - беззлобно ругнулся на друга Громов. - Поерничай! Уволю к чертям!
  Сидоров улыбнулся.
  - Ладно, уже боюсь. Подводим итоги? За каким-то чертом твоей женушке понадобился двойник, и она его, точнее ее, нашла. От дома обе Виктории отъехали на одной машине, но на Ленинградском проспекте одна из Викторий пересела в такси, а другая отправилась в Шереметьево. Мои ребята были не готовы к раздвоению личности, и ту, что уехала на такси, упустили. Они решили отправиться за первой Викторией, которая вылетела из Шереметьево в Германию. Думаю, они поступили правильно, ведь Виктория и должна была лететь на показ в Дрезден.
  Громов вскочил со стула и заходил по кабинету.
  - Твою дивизию! Андрей! - закричал он на Сидорова. - Неправильно поступили твои ребятки! Очень неправильно! Мы и так знали, что Виктория собирается на показ в Дрезден, и никуда бы она от нас не делась. Упустили бы тут, подхватили бы в Германии, не велика потеря. Гораздо интереснее, кто та, другая Виктория! Зачем она появилась? С какой целью? Куда отправилась? Упустили ее, да? И что теперь? Концы в воду?
  - Слава, не горячись. Работают, мои ребята над этим, работают. Видишь, телефон из рук не выпускаю. Скоро они позвонят и доложат о результатах.
  Громов пригрозил Сидорову пальцем.
  - Смотри у меня, Андрюха! Найди эту вторую Викторию, хоть под землей!
  
  
  Всю дорогу от Ленинградского проспекта до аэропорта Домодедово Лизу била нервная дрожь. Ей так хотелось крикнуть таксисту: "Разворачивай! Вези меня домой!", но она понимала, что точка возврата пройдена, обратной дороги нет. Она дала слово, и ей придется его сдержать, иначе грош цена ее желанию изменить себя, изменить свою жизнь. Отказ от авантюры сейчас означал бы только одно - она не сильная женщина, а тряпка, раскисающая от мало-мальски серьезного испытания. Нюня.
  "Только четыре дня, четыре дня, - повторяла про себя Лиза. - Я справлюсь". Кроме того, это единственный шанс узнать семейные тайны Виктории из первых уст - от тетушки. Так похожи могут быть только родственники, иначе не бывает! Она всю жизнь мечтала найти семью, неужели теперь, когда появился этот шанс, она струсит? Нет, нет и нет!
  Тетушкин юрист оказался молодым парнем лет двадцати пяти от роду. Невысокого роста, полненький, в круглых очках, как у Гарри Поттера. Он подошел к Лизе, которая, как и договаривались, стояла рядом с эскалатором, ведущим на второй этаж аэропорта.
  - Виктория Юрьевна, здравствуйте! Я юрист вашей тети - Прыгунов Петр Петрович, - степенно представился парнишка и вдруг невпопад добавил с нескрываемой детской радостью: - А я вас сразу узнал! Ангелина Васильевна мне фотографию показывала. Вы совсем не изменились!
  Лиза улыбнулась и собралась уже спросить: "Как дела у Ангелины Васильевны? Как она себя чувствует?", но вовремя прикусила язык, вспомнив, что во-первых, она - капризная стерва Виктория, а во-вторых, у нее плохие отношения с тетушкой, ей плевать на ее здоровье, и она едет только за тем, чтобы получить наследство. Эти установочные данные Виктория вдалбливая в ее голову всю ночь. Лиза вздохнула. Надо быть в образе, следить за собой.
  - Отлично, - холодно ответила она парню. - На какой стойке у нас регистрация?
  Петя смутился.
  - Да, да, конечно, пойдемте, я провожу... Давайте помогу донести чемодан...
  Парень засуетился, чуть ли не побежал за стоящей поодаль тележкой, неуклюже водрузил на нее объемный Лизин чемодан. Вот только зачем он это сделал - непонятно. У чемодана отличные колесики и выдвижная ручка - в тележке не было никакой необходимости.
  Лизе стало жаль парня. На вид они были ровесниками, но Лиза ощущала себя значительно старше Петра.
  Опыт не соизмеряется количеством прожитых лет. У Лизы за плечами - детдом, трудовая жизнь с восемнадцати лет, бесконечная борьба за место под солнцем. Ну а Петр, скорее всего, детство провел в объятиях бесчисленных родственником, только-только окончил институт, и еще не имел понятия о том, как поступают в таких случаях знающие себе цену юристы. Не он должен пресмыкаться перед клиентом, это клиент должен заглядывать ему в рот, ловить каждое его слово, потому что от слова юриста может зависеть вся его дальнейшая жизнь. Ошибка юриста стоит на втором месте после ошибки врачебной. В случае ошибки врача пациент может лишиться жизни, а в случае ошибки юриста - в лучшем случае денег, а в худшем - свободы, что тоже немаловажно. Несколько лет назад эти прописные истины растолковал Лизе Анатолий - тоже юрист и ее бывший любовник, так и не ставший женихом.
  Петр подкатил тележку.
  - Виктория Юрьевна, пойдемте! - позвал Петр и замер, чуть ли не в полупоклоне. Лиза не двигалась с места, и Петр заметно волновался.
  Лиза помнила, что надо быть в образе, надо быть наглой и самовлюбленной, но этот парнишка вызывал столько сочувствия! Плюнув на все установки, Лиза решила отложить вхождение в образ стервы еще на два часа. Она подошла к Петру и несмело прикоснулась ладонью к его руке со словами.
  - Простите, Петр Петрович, я просто растерялась, переволновалась. Проведите меня к стойке, я вам доверяю!
  И вроде бы ничего особенного она не сказала, получилось даже слишком наиграно, но Петя приосанился и велел Лизе следовать за ним. Лиза улыбнулась и последовала.
  Во время полета они мило болтали на отвлеченные темы и по прибытию в Пулково уже стали добрыми приятелями. При этом Лиза слушала Петра Петровича с открытым ртом, а тот, в свою очередь, весьма покровительственным тоном разъяснял Лизе различные "тонкости" и всевозможные "аспекты".
  Перед посадкой Петр наклонился к Лизе и сказал:
  - Ваша тетушка ошибалась, вы не злая, вы добрый и хороший человек.
  В этот момент Лиза вспомнила Викторию. Ей она тоже не показалась ни злой, ни стервой. Может, она такой желает казаться, но на самом деле она другая?
  - Петр Петрович, у меня к вам большая просьба. Скажите то же самое моей тете. Вам она поверит.
  В зале прилета Пулково их встретил водитель и сопроводил к машине. Лиза услышала, что они направляются в Гатчину и очень удивилась. Виктория утверждала, что у тетушки квартира в центре Питера, на Гороховой.
  - Разве тетушка живет не в Питере?
  - Вы не знали? Она продала квартиру и теперь у нее дом в Гатчине, - пояснил Петр.
  По дороге Петр еще что-то рассказывал, но Лиза его уже не слушала. Она сидела, рассеяно глядя на проносившийся мимо пейзаж, теребила пальцами данный Викторией крест и задавалась вопросом: что ждет ее впереди?
  В то же самое время в небе над Германией Виктория задавала себе тот же самый вопрос. Что ждет ее впереди? Все ли она предусмотрела? Она специально надела на себя темные очки, низко повязала шелковую косынку, убрала под нее волосы, чтобы шпионы бывшего мужа, дежурившие у подъезда, сосредоточили все свое внимание на Лизе. Если все получилось так, как она задумала, то они должны отправиться за Лизой в Питер. Пусть думают, что Виктория в последний момент поменяла планы и отправилась к тетушке за наследством. Пока разберутся, пока узнают, что она все-таки улетела в Дрезден - пройдет время, и его хватит, чтобы встретиться с Вильгельмом без лишних глаз. А потом... Что будет потом? Только бы Лиза продержалась четыре дня, не прокололась до ее приезда... Должна продержаться, а на всякий пожарный случай, у Лизы есть ее номер - позвонит, спросит совета.
  
  
  
  Часть 2
  
  Скелеты в шкафу
  
  Ангелина Васильевна сидела в плетеном кресле под сенью раскидистых деревьев и любовалась на свой дом. На столике перед ней лежала раскрытая книга. Очки прижимали страницы, чтобы ветер не переворачивал их. Точно такое же плетеное кресло по другую сторону стола пустовало. Ангелина Васильевна посмотрела на него и подумала о том, какой, все-таки, молодец Борис Львович, что уговорил ее поменять пыльную квартиру в загазованном городе на эту красоту! Свежий воздух, чудесный сад, взлелеянный одним из лучших ландшафтных дизайнеров Петербурга, а дом... Нет, это не дом - это сказка, мечта! Она жила в нем уже два года, но все еще с восхищением любовалась им.
  Двухэтажный коттедж, с широкой парадной лестницей и колоннадой у входа, всем своим видом соответствовал представлениям Ангелины Васильевны о том, как должна выглядеть дворянская усадьба в классическом стиле. Изыскано в своей простоте, но в то же время - дорого и удобно. Денег, вырученных от продажи трехкомнатной квартиры в центре Санкт-Петербурга, на покупку этого чуда не хватало, и Ангелине Васильевне пришлось расстаться с несколькими вещицами из коллекции покойного мужа. Но дом того стоил.
  - Ангелина Васильевна, я несу вам плед! - раздался голос Бориса Львовича. Он шел по тропинке от дома с объемным клетчатым пледом в руках. - С утра лил таки сильный холодный ливень, в нашем возрасте нужно беречься!
  Ангелина Васильевна улыбнулась другу и соседу. Участок Бориса Львовича примыкал к ее участку с правой стороны.
  - Бросьте, вы же мой доктор и прекрасно знаете, что у меня довольно крепкий организм.
  Борис Львович укутал ноги Ангелины Васильевны пледом и сел в кресло напротив нее.
  - Вот именно! И не надо кликать беду! - сказал он.
  Ангелина Васильевна отмахнулась.
  - Опять вы за свое...
  - Нет, голубушка, я за ваше! За ваше здоровье переживаю. Вы еще не передумали морочить племяннице голову? Прикидываться неизличимо больной - опасная авантюра, еще накликаете...
  - Тьфу на вас, в самом деле! - разозлилась Ангелина Васильевна. - Что ж вы заладили: накликаете, да накликаете! Вы прекрасно знаете, почему я так поступаю. Другого выхода нет. Иначе Викторию сюда не заманить. Она любит деньги. Наследство - единственное, что могло заставить ее сюда приехать.
  Борис Львович помолчал, а потом спросил с нескрываемой тревогой:
  - Когда он приезжает?
  Ангелина Васильевна нахмурилась.
  - Через месяц.
  - А когда возвращается Сенечка?
  - Через три дня.
  - То есть у нас будет почти месяц... Думаете, месяца нам хватит? То есть хватит, Виктории, чтобы все осознать и решиться?
  - Право, не знаю... надеюсь на это. Но нам придется контролировать ситуацию, подталкивать. С вашей помощью, дорогой Борис Львович, мы справимся. Я верю.
  - Ну, дай-то бог...
  - Но для нас важнее пережить первые три дня. Мы должны испытать Викторию до возвращения Сенечки. Я буду изматывать ее, просить ухаживать, делать то одно, то другое. Если за эти годы у Виктории появилось сердце - она выдержит ухаживание за больной старой женщиной, а если Виктория осталась прежней, то она пошлет меня в известном направлении дня через два.
  - Думаете, желание получить наследство не заставит ее притвориться?
  Ангелина Васильевна улыбнулась.
  - Дорогой мой, Борис Львович. Вы помните Викторию? Она хитра и изобретательна, но слишком эмоциональна. Эмоции - помеха разуму. Она может претворяться только до определенного предела, но если дожать, Виктория вспыхивает и проявляет свою истинную сущность. Даже деньги не заставят ее терпеть выходки больной старухи дольше, чем пару дней...
  Приглушенно зазвонил сотовый. Ангелина Васильевна пошарила рукой под пледом и достала из кармана платья телефон.
  - Алло, - произнесла она в трубку, некоторое время слушала собеседника и, не произнеся ни слова в ответ, отключилась.
  - Что случилось? - спросил Борис Львович.
  - Виктория скоро будет здесь.
  С минуту Ангелина Васильевна и Борис Львович с тревогой и волнением смотрели друг на друга, а затем Ангелина Васильевна отбросила в сторону плед и поднялась.
  - Пора! Надо успеть подготовиться. Когда она приедет, будьте подле моей кровати. Я буду лежать, как немощная, а вы... ну, сделаете, что-нибудь, чтобы Виктория прониклась жалостью. И подготовьтесь! У нее наверняка появятся вопросы к доктору, - властным тоном произнесла Ангелина Васильевна и решительным шагом направилась к дому.
  Борис Львович подхватил плед и засеменил вслед за ней. Догнав ее у подножья лестницы, он спросил, тяжело дыша:
  - А Наташа в курсе вашего театра? Не выдаст?
  - Не выдаст, - не оборачиваясь, ответила Ангелина Васильевна. - Я ей заплатила столько денег, что она готова исполнить любую мою прихоть.
  - Вот и чудненько, - проговорил Борис Львович, но уверенности в его голосе не прозвучало.
  Как раз в этот момент на крыльцо дома вышла Наталья - пышногрудая улыбчивая женщина лет сорока пяти, помощница Ангелины Васильевны по дому.
  - Ангелина Васильевна, ужин готов, - возвестила она. - Будете в столовой кушать или в саду?
  - Наталья, они едут!
  - Божечки мои! - всплеснула руками Наталья. - Началось!
  Борис Львович сдавленно рассмеялся.
  - Вот именно, Наташа, началось!
  
  
  Ноги не слушались. Каждый шаг по направлению к дому давался Лизе с огромным трудом. Петр заметил ее беспокойство.
  - Виктория Юрьевна, вам плохо? Укачало?
  Лиза оперлась о его руку.
  - Нет, Петя, просто волнуюсь, - призналась Лиза.
  - Понимаю... вы столько лет не виделись.
  В ответ Лиза только кивнула, сдерживая приступ внезапной тошноты.
  Шедший позади с чемоданом водитель не выдержал медленного темпа и обогнал их. Лиза вцепилась взглядом в его широкую спину, как в ориентир, спасительный маяк и нашла в себе силы прибавить шаг.
  У входа в дом их встретила симпатичная женщина. Она стояла на верхней ступени широкой лестницы и улыбалась. Отчего-то именно ее улыбка помогла Лизе расслабиться. Может потому, что эта женщина была будто окутана ореолом домашнего уюта, доброты и надежности.
  - Добро пожаловать, - поприветствовала она Лизу. - Мы вас так ждем! Ангелина Васильевна будет так рада! А меня зовут Наташа. Я вроде домработницы и кухарки, но Ангелина Васильевна говорит, что я должна считать себя экономкой.
  Наташа рассмеялась. Лиза протянула ей руку.
  - А я Ли... Виктория.
  - Ну что вы, Виктория Юрьевна! Я знаю!
  Лиза смутилась. Она чуть не назвалась настоящим именем! Так проколоться в самом начале! Надо исправлять ситуацию, завоевывать Наташино доверие. И она не придумала ничего лучше, чем ляпнуть:
  - Наташа, а можно вас попросить называть меня просто Викторией или Викой?
  - Хорошо, - протяжно ответила Наташа. При этом она перестала улыбаться и с прищуром посмотрела на Лизу.
  Этот взгляд и смена настроения Наташи Лизе не понравились. Нежели она сделала что-то не так? Что? Лиза мысленно воспроизвела в голове весь разговор. Наташу насторожило ее предложение обращаться к ней без отчества. "Бог мой!" - мысленно воскликнула Лиза. Виктория не могла так поступить! Она ведь предупреждала, что не любит панибратства и просила вести себя как можно стервознее!
  - Что вы на меня так смотрите? Что-то не так? - как можно грубее спросила Лиза, обращаясь к Наташе. - Я не монстр.
  Наташа засуетилась, ее полные щеки пылали румянцем.
  - Простите... пойдемте, я покажу вашу комнату... Ангелина Васильевна просила привести вас к ней чуть позже. После того, как вы немного осмотритесь, передохнете с дороги.
  - Я тоже пойду, - раздался позади неуверенный голос Петра. Лиза устыдилась. Увлеченная своими переживаниями она совсем забыла о юном правоведе, что все это время топтался за ее спиной.
  Мучаемая раскаянием, она импульсивно повернулась и чмокнула онемевшего от изумления Петра в щеку.
  - Спасибо тебе, - прошептала она.
  Петр не ответил. Он стоял, открыв рот, и прижимал ладонь к тому месту, где остался ее поцелуй. Глаза его светились.
  Наблюдавшая эту сцену Наталья, будто оттаяла. Она легко, заливисто рассмеялась и взяла Лизу за руку.
  - Вика, пойдемте, а то Ангелина Васильевна позовет, а вы и не отдохнувши...
  Лизе выделили комнату на втором этаже с видом на сад. Оставшись одна, Лиза присела на краешек большой двуспальной кровати и принялась осматривать свои хоромы. Дорогая современная мебель - просторный шкаф-купе, дверца посередине служила еще и зеркалом. По обеим сторонам от кровати две тумбочки, далее вдоль стен - туалетный столик, напольная ваза с каким-то неизвестным Лизе, но очень красивым цветком, тумба с хорошим плазменным телевизором, диагональю сантиметров семьдесят. Имелся и письменный стол с набором канцелярских принадлежностей. Возле высокого французского окна с выходом на балкон стояли два кресла и круглый журнальный столик. Пол устилал мягкий ковер с причудливым узором багряных и золотых тонов. Все предметы мебели, обои, шторы гармонировали между собой и создавали уют.
  - Да, Виктория, твою тетушку бедной не назовешь, - тихо произнесла Лиза.
  Потом она отправилась в ванную. Приняв душ, Лиза почувствовала себя значительно лучше, будто она смыла с себя не только дорожную пыль, но и лишнюю нервозность. Пока все идет хорошо, а когда станет страшно, тогда и будем бояться! Так сказала она себе.
  Она уже переоделась, накрасилась и ощущала себя готовой к встрече с тетушкой, а Наталья все не шла. В ожидании Лиза сидела на кресле и наслаждалась свежим ветерком, задувавшим в комнату из открытой настежь балконной двери.
  Вдруг, краем глаза она заметила движение. Присмотрелась. Сбоку, из-под шкафа вылезла упитанная мышь.
  Мышей Лиза не боялась, она к ним привыкла еще в детском доме. Однако там были тощие, пугливые мышки, и эта мышь была им не чета.
  Выбравшись из-под шкафа, мышь повела себя весьма наглым образом: остановилась, повертела усатой мордочкой, нюхая воздух. Лиза пошевелилась. Мышь повернулась к ней и уставилась на Лизу глазами-бусинками.
  - Привет, - сказала ей Лиза, ожидая, что нежданная гостья задаст стрекача. Не тут-то было! Не сводя с Лизы глаз, мышь начала приближаться.
  Лиза чуть приподнялась. Мышь остановилась, вновь посмотрела на Лизу, а затем продолжила свою неспешную прогулку по направлению к балконной двери.
  - Ах ты, зараза! - воскликнула Лиза, обшаривая комнату глазами. Запустить в мышь было решительно нечем.
  Незваная гостья обиделась, развернулась и пошла к выходу из комнаты. При этом даже ее наглый серый хвост не дрогнул от страха! Лиза разозлилась, сняла с ноги туфли и кинулась вслед. Мышь юркнула под входную дверь. Лиза распахнула дверь, выскочила в коридор и запустила в мышь сначала одной туфлей, а затем второй.
  - Ой! - закричала Наташа.
  В азарте погони Лиза не заметила, что Наташа стоит у самой ее двери, и одна туфля угодила прямиком ей в живот.
  - Прости, - буркнула Лиза, а сама не сводила взгляд с мыши. Та отбежала на некоторое расстояние и затаилась у плинтуса.
  Посреди коридора располагалось большое французское окно. Возле него Лиза заметила длинную палку с небольшим крюком на конце. Видимо, эту палку использовали, чтобы поправлять складки штор у гардины (Лиза вспомнила, что видела подобное в каком-то фильме), однако в этот момент ее интересовало совсем другое предназначение этого предмета.
  Лиза схватила палку и продолжила погоню. Удар! Мимо. Только стук палки о паркетный пол разнесся по дому. Еще удар! Мышь бежала зигзагами. Лиза за ней! Наташа бежала вслед за Лизой, истошно крича.
  На этот крик одна из дверей открылась, и в коридор выскочили: пожилой мужчина приятной внешности и немолодая женщина в ночнушке и босиком.
  Лиза грохнула палкой об пол у самых ног женщины и промчалась мимо. Однако коридор кончился. Проклятущая мышь добежала до начала лестницы и юркнула в щель под балясину. Лиза выпрямилась, тяжело дыша.
  - Что это было? - спросил властный женский голос за ее спиной.
  Лиза вжала голову в плечи и оглянулась.
  Женщина в ночнушке стояла, подбоченись, и сверлила Лизу строгим взглядом. Не стоило быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться - это и есть тетушка. "Пропала!" - подумала Лиза, а вслух сказала первое, что пришло в голову:
  - Мышь!
  - Что?
  - Это была мышь!
  Женщина распрямила плечи и подошла к Лизе. Прямая осанка, гордо поднятая голова, красивое лицо с прямыми чертами лица, которое побоялось тронуть даже время. Лиза про себя отметила, что тетушка вовсе не выглядит больной.
  Ангелина Васильевна подошла к началу лестницы и посмотрела вокруг.
  - Упустила? - спросила она Лизу.
  - Упустила...
  - Раззява! - неожиданно громко заявила Ангелина Васильевна и, не удостоив Лизу даже взглядом, вернулась в свою комнату. Пожилой мужчина последовал за ней.
  Лиза стояла в буквальном смысле слова с открытым ртом и таращилась на Наташу. Ей очень хотелось повторить вопрос тетушки: "Что это было?", но сделать это она не решилась.
  - И что теперь? - спросила она Наташу.
  Та пожала плечами.
  - Лучше подождать. Минут двадцать. Ангелина Васильевна добрая, она быстро отходит. А потом идите к ней, только про мышь больше не напоминайте!
  - Подождать, так подождать, - проворчала Лиза и пошла в свою комнату. Спорить она не стала, так как хорошо помнила наставления Виктории, что ее тетушка - чопорная особа, которая строит из себя столбовую дворянку и кичится этикетом. Может, так и должны вести себя столбовые дворянки?
  
  Борис Львович покатывался со смеху. Он сидел на краю разостланной кровати и прижимал к лицу подушку, чтобы заглушить хохот. Ангелина Васильевна полулежала на куче подушек, натянув на себя одеяло. Ее лицо не выражало никаких эмоций, однако в глазах бесились веселые чертики.
  - Голубушка моя, - сдавленно, сквозь смех, проговорил Борис Львович. - Виктория испортила вам всю мизансцену!
  - Думаете, она сделала это нарочно?
  - Нет! Такое нарочно не придумаешь! - воскликнул Борис Львович и снова расхохотался.
  - Это так непохоже на Викторию. Бегать за мышью, что за моветон! - фыркнула Ангелина Васильевна. - Она сделала это специально! Но с какой целью?
  Борис Львович отложил в сторону подушку и протер ладошками мокрое от слез лицо.
  - Ах, оставьте вы это! Что зря гадать? Лучше подумайте, как будете выходить из положения. Теперь Виктория знает, что вы отнюдь не лежачая больная.
  - Вот зачем она это сделала! Это проверка. Она хотела проверить, на самом деле я так серьезно больна или нет. Неожиданно испугать меня, вынудить...
  - Ну-ну-ну! - прервал Ангелину Васильевну Борис Львович. - Душа моя, остановитесь, вы слишком вошли в роль. Вы делаете из девушки монстра!
  Неожиданно Ангелина Васильевна резко поднялась и села на кровати. Борис Львович отстранился. Глаза Ангелины Васильевны пылали гневом.
  - Вы прекрасно знаете, что она сделала, - проговорила Ангелина Васильевна ледяным тоном. - Так мог поступить только монстр! Вы знаете, сколько лет мне пришлось потратить, чтобы найти и исправить ее подлость! Она способна на все!
  Борис Львович нежно коснулся руки своей подруги и с осторожностью погладил ее.
  - Я знаю, душа моя, знаю... Но все же, не надо ее ненавидеть. Она была еще неразумным ребенком. Кто знает, может она все осознала и страдает. Вы не виделись столько лет! Вдруг Виктория изменилась в лучшую сторону? Вам нужно присмотреться к ней, и, может, вы увидите в ней другого человека - доброго, раскаявшегося.
  Ангелина Васильевна некоторое время молчала, а затем снова легла на подушки и обратилась к Борису Львовичу уже спокойным тоном, без тени возмущения или гнева:
  - Думаете, такое возможно, чтобы Виктория на самом деле гналась за мышью?
  Борис Львович улыбнулся и развел руками:
  - Таки в этом мире все может быть...
  Ангелину Васильевну его ответ обнадежил, и она с нескрываемым облегчением улыбнулась.
  
  
  В просторной гостиной загородного дома было холодно - кондиционеры работали на всю мощь. Однако Вячеслав оттянул ворот футболки и подул на грудь. Ему было не просто жарко, он горел изнутри! Как давно он не испытывал этого чувства - азарта, адреналина охоты! Наверное, со времен второй чеченской компании. В то время он еще был кадровым военным, руководил боевым подразделением, истреблявшим боевиков в Чечне. Позже, когда его демобилизовали по ранению, он начал карьеру телохранителя, но эта служба не была ни опасна, ни трудна. После того, как в благодарность за спасенную жизнь, босс сделал его своим компаньоном, ему выпадали счастливые минуты вновь почувствовать адреналин - когда он вникал в нюансы ведения бизнеса, учился обходить конкурентов, но что это для прирожденного охотника? Так, игрушки... А вот Виктория его удивила. Еще как удивила!
  - Так говоришь, она раздвоилась? - спросил он Сидорова и весело подмигнул ему.
  Сидоров сидел, развалившись, на широком кресле и выглядел весьма довольным собой.
  - Раздвоилась. Одна Виктория улетела в Дрезден, а другая вылетела в Санкт-Петербург. Документы обеих Викторий настоящие, я проверил.
  - Значит, они сговорились.
  Сидоров рассмеялся.
  - Да уж! Группа лиц по предварительному сговору решила тебя надуть! Мои ребята выяснили, что в настоящее время первая Виктория - в Дрездене, а вторая находится в Гатчине в доме Пашковой Ангелины Васильевны, у своей родной тети по материнской линии.
  - Узнали, где она нашла двойника?
  Сидоров развел руками:
  - Это выяснить не удалось. Также, увы, мы не знаем, которая из Викторий настоящая.
  - Вот это, как раз, проще простого! Настоящая Виктория в Германии.
  - Почему? - удивился Сидоров. - Неужели она решилась отправить к родной тетке двойника? Тетя вырастила ее, разве она перепутает?
  Громов встал и подошел к окну. Кроваво-красное предзакатное солнце уже начало спускаться к горизонту, предвещая сильный ветер. Небо заволакивало тучами. Погода желала перемен.
  - Они не виделись много лет, - проговорил Вячеслав, не оборачиваясь. - Ничего удивительного, что Виктория послала к тетушке двойника. Она не боится провала в этом направлении, а вот ставить под сомнение свою профпригодность Виктория никогда бы не решилась. Поэтому Вика ни за что не доверила бы двойнику, не профессионалу, выйти вместо себя на подиум. Настоящая Виктория в Германии. Кстати, ты выяснил, за каким чертом Вике понадобилось посылать двойника к тетушке?
  - А то! Некий господин Прыгунов, юрист, нанятый Пашковой, был весьма разговорчив. Не знаю, что там у них произошло, но после ухода из дома Пашковой Прыгунов выглядел так, будто его пыльным мешком пристукнули. Зомби чистой воды! Мои ребятки его шустро обработали и узнали, что все дело в деньгах...
  Громов слушал рассказ Сидорова о тетушкином завещании и не переставал поражаться Виктории. Вот, что называется и рыбку съесть, и костью не подавиться! Надо же провернуть такую операцию! Сама продолжает карьеру делать, а к ненавистной тетушке отправила двойника, чтобы самой за умирающей старухой горшки не выносить. Ай, да молодца!
  - Я еду в Гатчину, - заявил Вячеслав.
  - Не понял?
  - Что не понял? Билет мне закажи на ночной рейс, и номер в гостинице. Переночую в Питере, а утром поеду к тетушке.
  - Слав, ты хорошо подумал? Зачем тебе в Гатчину, настоящая Виктория в Германии.
  Вячеслав расхохотался и погрозил кому-то невидимому кулаком.
  - Пусть! А я в Гатчину поеду. Представляешь явление Христа народу? Виктория уверена, что все продумала, а тут к тетушке заявляюсь я!
  - Разоблачишь двойника?
  - Еще чего! Наоборот! Я буду подыгрывать. Пусть Виктория подергается, попытается разгадать, что у меня на уме.
  - А что у тебя на уме?
  - Охота, мой дорогой друг, охота! Развлечение. Игра.
  - Кстати, а разве ты знаком с тетушкой?
  Вячеслав потер ладони одна об другую.
  - Еще нет, но тем интересней!
  Сидоров смотрел на друга с явной опаской за его умственное здоровье.
  
  
  Поздним вечером того же дня в своей комнате Лиза по телефону отчитывалась перед Викторией. Она подробно рассказала все детали прошедшего дня, не утаила и сцену с мышью, за что получила выговор, и дала обещание больше ни за кем не гоняться.
  - С тетушкой удалось пообщаться только за ужином, - продолжала рассказывать Лиза. - Она сказала, что ей стало лучше, и она может спуститься вниз. Наташа говорит, что у тетушки периодические ухудшения. Кстати, за столом она вела себя нормально, без особых закидонов.
  На другом конце Виктория фыркнула:
  - Только ей об этом не скажи! Тем более такими словами. Без закидонов! Смерть на месте! О чем вы говорили?
  - Я сразу сообщила об аварии, чтобы все вопросы отпали. И правильно сделала, между прочим!
  - Почему?
  - Как ты учила, я надела блузку с глубоким вырезом, чтобы тетушка увидела твой крест. Она увидела и начала задавать вопросы. Помню ли я, как он у меня появился.
  - А ты что? - спросила Виктория, и голос ее дрогнул.
  - Я ответила, что помню, конечно, это подарок дяди Семена на мое совершеннолетие. А потом она как-то странно спросила: "И это все?". Я ответила...
  - Подожди, - сдавленным голосом перебила Виктория. - Вспомни, и перескажи дословно, что говорила тетушка о кресте.
  Лиза помолчала, воспроизводя в памяти разговор.
  - Да ничего особенного она не говорила. Хотя, нет! Она спросила, совершеннолетие - это единственное событие, о котором напоминает мне крест? И еще добавила, что не сомневалась в моей черствости. Вик, а что, было какое-то еще событие?
  Виктория молчала. Долго.
  - Неужели она узнала? Она узнала...
  - Вика, ты о чем? Алло, Вика, ты меня слышишь?
  Долгое молчание прерывалось лишь неровным дыханием Виктории.
  - Тебе не надо этого знать, - наконец проговорила Виктория уже спокойным голосом. - Прошлого не вернуть. Так было надо. Говоришь, удалось все списать на аварию?
  - Удалось.
  - Вот и хорошо. Так и поступай. Если что, говори, что память отшибло.
  Виктория отключилась, а Лиза долго не могла уснуть. Неясное, еще не осознанное предчувствие темной кошкой подкрадывалось к ней из ночной мглы. Его еще не различить, но поступь уже слышна...
  
  
  Ночью случился переполох. Сначала дико завыла сирена прямо над Лизиным ухом (позже Лиза узнала, что это звук встроенного сигнала вызова, кнопку нажимала тетушка), а затем Наташа забежала в комнату с криком, что тетушке стало хуже. Лиза тут же, даже не надев тапки, босиком и в ночной рубашке побежала вслед за Наташей в комнату к тетушке.
  Ангелина Васильевна возлежала на куче подушек и выглядела не лучшим образом - волосы взлохмачены, лицо в поту. Едва Лиза присела на край кровати, Ангелина Васильевна зашлась в сухом кашле.
  - Пить, - попросила она. - Пить!
  Лиза повернулась в надежде попросить воды у Наташи, но той в комнате уже не было. Тетушка судорожно хватала ртом воздух. Лиза испугалась.
  - Сейчас! Я принесу, - сказала она, погладив теплые с ухоженным маникюром пальцы тетушки, и опрометью выбежала из комнаты.
  Куда бежать? Где кухня? Накануне Наташа показывала Лизе дом, но она умудрилась запомнить лишь расположение своей комнаты и столовой. Столовая! Где столовая, там рядом должна быть кухня!
  Лиза чуть ли не кубарем скатилась с лестницы и помчалась туда. На счастье, кухня нашлась сразу. Со стаканом воды, она вернулась в комнату тетушки.
  Ангелина Васильевна уже не кашляла. Она одарила Лизу строгим взглядом.
  - Что это? - спросила она, кивая на стакан.
  - Вода.
  - Я не пью пустую воду. Наташа готовит для меня морс.
  Лиза стушевалась.
  - Хорошо... я принесу морс.
  Она вновь спустилась на кухню и действительно обнаружила в холодильнике морс.
  С полным стаканом напитка она вошла в комнату тетушки. Та спала безмятежным сном. Лиза постояла у изголовья, глядя на умиротворенное лицо пожилой женщины, а затем поставила на прикроватную тумбочку стакан и аккуратно, боясь разбудить измученную болезнью тетушку, поправила на ней одеяло.
  Едва Лиза вышла из комнаты, Ангелина Васильевна приподнялась на кровати и взяла с тумбочки сотовый телефон, чтобы установить на нем будильник. Сигнал должен прозвучать ровно через час.
  Лиза по тревоге бегала в комнату тетушки всю ночь. Она вновь приносила морс, потом искала по всему дому судно, так как Ангелина Васильевна заявила, что не в силах подняться на ноги, а ей приспичило по нужде. Впрочем, когда судно нашлось, это оказалось ложной тревогой. Еще через какое-то время у тетушки случился жар, и ее нужно было обтирать неким волшебным раствором. Проблема заключалась в том, что сей раствор надо было отыскать на необъятных просторах дома, на что ушло минут двадцать. Лиза несколько раз проходила мимо журнального столика в холле первого этажа, и была готова присягнуть, что никакого бутыля на нем не было, однако, проносясь мимо в очередной раз, Лиза обнаружила чудодейственный раствор именно там.
  Попутно Лиза всякий раз искала по дому Наташу, но та пропала совершенно мистическим образом! Двери и окна были закрыты изнутри, пробегая мимо Лиза проверила этот факт. Она негодовала! Тоже мне, экономка! Оставить престарелую женщину одну в такую минуту! А если Лиза не сможет что-нибудь найти? Какие-нибудь лекарства? Про себя Лиза решила, что как только увидит Наташу, задаст ей - мама не горюй!
  Случай выплеснуть свою злость представился в пять утра. Тетушка наконец заявила, что ей стало лучше и уснула. Лиза на цыпочках вышла из ее комнаты и нос к носу столкнулась с Наташей.
  - У тебя совсем совести нет?! - зашипела на нее Лиза.
  - А что такое?
  - Ничего! - закричала Лиза, вмиг позабыв, что за стенкой спит больная женщина. - Ты не делаешь ничего! Оставила больную женщину на меня! А подумать слабо, что я дом не знаю? Не знаю, что тут у вас где лежит? Если бы я лекарства не нашла или еще что? Если бы тетушке стало совсем плохо?!
  - Но ты же справилась, - спокойно и даже с улыбкой ответила Наташа. Эта улыбка окончательно вывела Лизу из себя.
  В порыве гнева Лиза схватила Наташу за ворот халата и притянула к себе.
  - Слышишь ты, экономка, твою мать, если в следующий раз тебя не окажется рядом - пожалеешь! Я тебе не только космы повыдергиваю, я из тебя папье-маше сделаю, сама себя не узнаешь!
  Еле сдерживаясь, чтобы не привести угрозу в исполнение немедленно, Лиза развернулась и решительным шагом направилась к себе.
  Ни она, ни застывшая подобно изваянию Наташа не догадывались о том, что по другую сторону тонкой двери стоит Ангелина Васильевна, и она слышала каждое слово.
  "Узнаю свою Викторию", - подумала Ангелина Васильевна, и на ее губах играла улыбка.
  Чуть позже, поняв, что, несмотря на две бессонных ночи, из-за очередного стресса уснуть все-таки не получится, Лиза решила воспользоваться покровом ночи и тайно осмотреть дом.
  Ее внимание привлекла библиотека на первом этаже. В ящике письменного стола Лиза обнаружила семейный альбом. Кое-какие лица на фотографиях ей были уже знакомы, Виктория показывала аналогичные фото у себя дома, а кое-какие Лиза видела впервые. Она залезла с ногами на небольшой диванчик и неспешно листала альбом до тех пор, пока царство Морфея не похитило ее.
  Лиза спала крепко и не слышала, как часов в семь утра Ангелина Васильевна зашла в библиотеку. Не видела, как Ангелина Васильевна стояла, глядя на ее умиротворенное лицо, а затем осторожно вытащила из ее рук фотоальбом.
  Не видела она и того, какой нежностью светились глаза тетушки. Глаза, полные радостных слез.
  Вернувшись в свою комнату, Ангелина Васильевна тут же позвонила Борису Львовичу.
  - Все лучше, чем я ожидала, - сказала она, - Виктория стала совсем другой. Больше не нужно проверок. Сенечку можно вернуть домой пораньше.
  - Сегодня?
  - Нет, думаю, лучше сделать это завтра. Пусть Виктория один день отдохнет. Ночью ей пришлось изрядно побегать...
  
  
  Завтрак Лиза проспала. На диване, в библиотеке. В свою комнату она пробиралась крадучись, боясь попасть кому-нибудь на глаза в непотребном виде - она до сих пор была в ночной рубашке и босиком. Судя по характеру тетушки, она бы подобное поведение Виктории не оценила. Однако обошлось. Лизу никто не заметил. В своей комнате она привела себя в порядок и спустилась вниз.
  Несмотря на полученную выволочку, Наташа встретила Лизу приветливо.
  - Проснулась наша красавица! Завтракать будешь?
  Лиза смутилась. Она не сомневалась, что ночью поступила правильно, отругав Наталью, но отчего-то чувствовала себя неловко.
  - Буду, если можно...
  - Конечно можно! - засмеялась Наташа и добавила тихо: - А про то, что ты мне говорила - не думай, я все понимаю и не обиделась.
  У Лизы будто камень с души свалился. Она взяла с тарелки пухлый оладушек и, макнув его в сметану, запихала в рот целиком.
  - Это просто восхитительно! - похвалила она Наташину стряпню с набитым ртом.
  Погода стояла просто восхитительная. Светило нежаркое северное солнце, дул освежающий ветерок. Через открытое окно кухни доносились запахи: влажной земли от недавно политых клумб, травы, цветущей липы. Запахи лета. В такое утро сидеть в доме - преступление, и Лиза решила прогуляться, посмотреть окрестности. Тем более что, по словам Наташи, Ангелина Васильевна, почувствовав прилив сил, отправилась в гости к соседу - Борису Львовичу. Лиза волновалась за здоровье тетушки, но узнав, что та отправилась в гости к своему лечащему врачу - успокоилась. Некоторое время можно посвятить себе.
  Выйдя за пределы поселка с элитными дорогостоящими домами, Лиза сразу очутилась в раю. Во всяком случае, так ей показалось. Пред ней раскинулся широкий луг с высокой, некошеной травой. Вдохнув щекотливый аромат душистых полевых цветов, Лиза прочихалась от души.
  Она остановилась на развилке, узкий проселок отходил от асфальтированной дороги и, пересекая по диагонали луг, исчезал в лесу. Лизе нестерпимо захотелось пройти по нему до конца, узнать, что прячется там, за сенью высоких деревьев. Мысль о том, что можно заблудиться в незнакомой местности даже не мелькнула в ее голове. Лиза смело сошла с асфальта и шагнула в дорожную пыль.
  Вначале идти было весело, Лиза наслаждалась солнцем и природой вокруг. Затем, углубившись в лес, Лиза просто наслаждалась природой, но спустя некоторое время ей стало не до веселья, и желание любоваться лесом тоже испарилось без следа. Она заблудилась.
  В лесу узкая проселочная дорога превратилась в еще более узкую колею, а вскоре разбежалась на пять тропинок, ведущих в различных направлениях. В тот момент Лиза и допустила первую ошибку - она решила продолжила путь, выбрав одну из тропинок наугад. Когда тропинка, вдоволь поплутав по лесу, вывела ее обратно к развилке, Лиза улыбнулась и сделала вторую глупость - пошла по другой тропе в надежде все-таки пересечь этот небольшой, по ее мнению, лесок. Как говорится - дудки! Вторая тропинка не только не пересекала лес, она даже не вернулась к злополучной развилке! Когда Лиза поняла, что идет уже слишком долго, она запаниковала и свернула на другую тропинку - совсем заросшую, но на которой, как показалось Лизе, была примята трава. Лиза бежала, раздвигая руками колючие кусты, ветки больно хлестали по оголенным рукам. Впереди, меж деревьев, показался просвет. Лиза бросилась к нему со всех ног - вот он, выход! Однако тропинка вывела ее на небольшую полянку и исчезла совсем. В каком направлении двигаться дальше, Лиза решительно не знала. Позвонить, позвать на помощь она тоже не могла - телефон остался в ее комнате.
  Меж тем, вовсю светило полуденное солнце и нестерпимо хотелось пить, а еще плакать. Умереть вот так, в лесу, от голода и жажды, в нескольких сотнях метров от фешенебельного поселка - глупость, которую могла совершить только она. И Лиза разревелась. В голос, навзрыд.
  
  
  Вячеслав выехал из Питера за рулем взятой на прокат машины. Ночь он провел в гостинице. Несмотря на неприлично дорогой номер, кровать досталась неудобная, матрас слишком жесткий, одеяло колючее, подушка кусачая... Вячеслав усмехнулся, просто часы ожидания новой забавы оказались слишком долгими, ему хотелось драйва немедленно, а пришлось ждать целую ночь. Вот и не выспался.
  Он мчался по шоссе, выжимая из машины все, на что она была способна, но дорога казалась бесконечной.
  Еще перед выездом, без всякой надежды на успех, он приказал Сидорову узнать, нет ли у кого из его знакомых недвижимости в поселке, где располагался дом Ангелины Пашковой, или, на худой конец, в ближайших дачных поселках. Это был запасной вариант на случай, если тетушка Виктории не пустит его на порог. Отступать Вячеслав не собирался и был готов напроситься на постой к кому угодно. И ему несказанно повезло, будто сама Фортуна взяла под покровительство его авантюру.
  Оказалось, что в том же коттеджном поселке есть загородный дом у Вольчинского - одного из его Питерских партнеров. Вячеслав созвонился с Игорем. Тот лишь обрадовался возможности оказать услугу Громову, тем более что сам в ближайшее время из Питера выезжать не собирался, а его семейство путешествовало по заморским курортам. Забрав у Вольчинского ключи от дома, Вячеслав чувствовал, что после такой полосы всеобъемлющего везенья, что-то несростись просто не может.
  На очередном посту ГИБДД Вячеслав уточнил у стражей дорожного порядка, правильно ли он едет. Молоденький лейтенант явно скучал, и обрадовался возможности поболтать на отвлеченную от штрафов тему.
  - Да, вам тут недалеко осталось, - сказал он, сдвинув фуражку на затылок. - Но можно еще сократить.
  - Подскажите?
  - Запросто! Километра через два по правую сторону пойдет дорога. Так себе дорога, колдобины, но проехать можно. Поедете вдоль лесополосы, пока не увидите деревянный мост через небольшой ручей. Переедете мост, поле и сразу окажетесь в поселке. Но я вам советую ехать по шоссе. Дорога лучше...
  - Нет, спасибо, я тороплюсь, - сказал Вячеслав и от души поблагодарил лейтенанта.
  Лейтенант принял благодарность, не пересчитывая.
  - Только не разгоняйтесь, дорога хреновая! - крикнул вслед Вячеславу лейтенант, но тот лишь отмахнулся.
  О том, что лейтенанта стоило послушаться, Вячеслав понял слишком поздно - когда измученная прыганием по ухабам машина нарычала на своего бестолкового водителя и заглохла. Совсем. У самого начала проклятущей лесополосы.
  Тратить время на выяснение причин Вячеслав не собирался. В сердцах пнув колесо, он подхватил с заднего сиденья объемную спортивную сумку с вещами и пошел пешком по пыльной дороге вдоль лесополосы. За машиной можно прислать кого-нибудь позже.
  Как давно он не отдыхал! Не на заграничных курортах с чуждой экзотикой и толпой, будто сбежавших из заточения земляков, а вот в таких местах - неспешных, умеренно прекрасных и оттого неимоверно сердцу дорогих. Истинная роскошь в простоте. Неторопливый ветерок шелестел зеленой листвой, нехотя стрекотали разморенные июльским солнцем кузнечики... и вдруг в эти райские звуки ворвался громкий чих. Вячеслав остановился, прислушался. Раздался сухой звук раздавленной ветки, а затем громкий всхлип. Звуки доносились из лесополосы.
   Там, в кустах, плакала женщина. Мышцы вмиг напряглись, Вячеслав огляделся по сторонам - никого. Осторожно, стараясь не производить лишнего шума, он раздвинул кусты. Так и есть. За плотной завесой кустов и придорожного бурелома на небольшой полянке спиной к нему, прямо на земле, сидела женщина и плакала.
  Более не таясь, Вячеслав выставил вперед руку, чтобы уберечь себя от хлестких ударов ветвей, и прошел сквозь кусты.
  Женщина была так поглощена своим горем, что не услышала его приближения, лишь только, когда Вячеслав дотронулся до ее плеча, она вздрогнула и подскочила на ноги.
  С минуту они смотрели друг на друга в полном ошеломлении. Впервые в жизни Вячеслав растерялся до такой степени, что полностью утратил контроль не только над своими мыслями, но и над своим телом - ноги, руки не слушались, а в ушах стоял звон. И стрекот кузнечиков.
  Это двойник Виктории! Но как она тут оказалась? Почему плачет? Что делать?! Господи, как сильно они похожи!
  Вячеслав ждал, что двойник Виктории сейчас узнает его, запаникует, закричит, но девушка молчала. Она смотрела на него прекрасными, полными слез глазами, и этот взгляд пронзал насквозь, вызывал дрожь, рвал на части его сердце.
  В один миг, не говоря ни слова, девушка вдруг сорвалась с места и кинулась к нему на шею. Вячеслав ожидал чего угодно, но только не этого! Спортивная сумка выпала из его рук, и он стоял, как истукан, вдыхая манящий аромат ее разгоряченного тела, не в силах пошевелиться.
  - Спасибо вам! Спасибо! - все повторяла и повторяла девушка.
  Вячеславу, наконец-то, удалось сбросить с себя дурман.
  - За что? - удивился он.
  - Что вы пришли! Вы ведь знаете дорогу? Вы меня проводите в поселок? Тут где-то есть коттеджный поселок... мне надо домой... к Ангелине Васильевне Пашковой, вы знаете такую?
  Вячеслав отстранил от себя девушку. Нет, она его определенно не узнавала. Неужели Виктория не рассказала о нем двойнику, не показала фотографию? Жить становилось все интересней. Но почему она кинулась на него? Вячеслав вспомнил ее слова и...
  - Так вы что, заблудились???
  - Да! - выкрикнула она, размазывая по щекам слезы ладонью, испачканной в земле. - Представляете? Вышла прогуляться, даже телефон не взяла. Черт меня занес в этот лес! Я плутаю по нему уже несколько часов! Это жуть что такое!
  - Да уж, лес еще тот, немудрено заблудиться, - проговорил Вячеслав и оглянулся на тонкую полоску кустов, что отделяла их от проселочной дороги. Чего ему стоило не расхохотаться! - Вам повезло. Я не просто прохожий, я - фокусник. Маг и волшебник!
  - Правда? - спросила девушка.
  У Вячеслава перехватило дыхание. Столько наивности и веры отразилось в ее глазах!
  - Правда, - улыбнулся Вячеслав. Ему вдруг нестерпимо захотелось дурачиться, смеяться, стоять на голове, делать бог весть что, лишь бы видеть этот по-детски доверчивый взгляд! - Как вас зовут?
  - Лиза, - представилась девушка и тут же зажала ладонью рот, затем ойкнула и замахала руками: - Виктория! Меня зовут Вика. Просто... мне имя не очень нравится и я нафантазировала себе другое. Будто меня Лизой зовут, но я - Виктория. Только не подумайте, я не сумасшедшая...
  Она смотрела на него широко открытыми глазами, ожидая реакции, и краснела. Прямо на глазах ее очаровательные еще по-детски припухлые щечки наливались румянцем. Взгляд Вячеслава непроизвольно соскользнул с ее лица на тонкую нежную шейку с голубой пульсирующей жилкой и опустился ниже, в то место, где упругие девичьи груди раздвигали полы слишком тесной кофточки, стремясь обрести свободу. Как он хотел им помочь, разорвать сдерживающую ткань, дотронуться до ее тела... Ее тело... Да, у этой девушки, Лизы, было ее тело, но другая душа...
  Вячеслав тряхнул головой и отвел взгляд. Улыбнулся.
  - Доверьтесь мне, закройте глаза, - с улыбкой произнес он. - Да, вот так... а теперь возьмите меня за руку. Сейчас я открою волшебный портал и через минуту мы выберемся из леса. Идите за мной, но, чур, не подглядывать! Обещаете?
  - Обещаю! - ответила Лиза и крепко сжала его руку.
  Вячеслав повел ее за собой. Он осторожно раздвигал кусты, чтобы ветки не поцарапали Лизу, и предупреждал о каждом препятствии на земле. Через минуту, как и было обещано, они вышли на проселочную дорогу.
  - Алле ап! - воскликнул Вячеслав. - Открывайте глаза!
  Лиза открыла глаза, осмотрелась и расхохоталась заливисто, задорно. Вячеслав перестал сдерживать эмоции, и теперь они хохотали оба, показывая пальцами друг на друга и на лес за спиной.
  - Ой, не могу! - причитала Лиза сквозь смех. - Правильно Катька говорит, что я дурында пирожковая! Заблудилась в трех соснах!
  - А я иду, слышу - плачет кто-то. Думал, избили, ограбили, но что заблудились...
  Лиза распрямилась и с гордостью ткнула в свою грудь пальцем:
  - Так могу сделать только я! - и они снова прыснули со смеху.
  
  
  Лиза понимала, что надо торопиться домой. Наверняка тетушка уже вернулась, и ее обыскались. Но расставаться со своим спасителем ей не хотелось. Да и он, судя по всему, миг прощания приближать не хотел.
  Когда они вышли на луг, Лиза призналась, что давно мечтала завалиться в высокую траву и лежать навзничь, разглядывая облака, угадывать в них очертания животных и лиц людей. Но главное - ни о чем не беспокоиться, не думать. Просто наслаждаться, просто лежать...
  - За чем дело встало? - спросил ее спаситель и, схватив ее за руку, потащил за собой.
  Они бежали по высокой траве, а затем он резко повернулся, подхватил Лизу на руки и с осторожностью опустил на траву.
  Его тело склонилось над ней. Мускулистое, упругое. Лиза неторопливо перевела взгляд выше - на его шее пульсировала увеличенная от напряжения вена, еще выше... на гладко выбритом подбородке проступала синева, еще...
  Встретив его взгляд, Лиза затаила дыхание. Таких пронзительных голубых глаз она не видела ни у кого. Будто само небо смотрело на нее. Всевидящее Небо. Безоблачная глубина. Так хотелось дотронуться ладошкой до его щеки, ощутить теплоту его разгоряченного тела...
  Лиза тряхнула головой и закрыла глаза, но его лицо все еще стояло перед глазами. До чего он красив! Ему лет сорок, не меньше! Он старше ее, как минимум, на пятнадцать лет! В каштановых волосах проглядывает седина, вокруг глаз сетка мелких, но уже хорошо заметных морщин, но... до чего он красив! Сколько внутренней силы, уверенности, надежности исходило от него. До чертиков хотелось прильнуть к его широкой груди и спрятаться в его руках от всего мира!
  Невесомое прикосновение скользнуло по ее губам. Лиза замерла, не открывая глаз. Сердце учащенно забилось. Лиза ждала, затаив дыхание, но волшебство не повторилось.
  - Как вас зовут? - спросила Лиза, открыв глаза. То, что он так и не назвался, она поняла только сейчас.
  Такой, казалось бы, простой вопрос неожиданно смутил ее спасителя. Явное беспокойство читалось в его глазах. Он ответил не сразу:
  - Вячеслав. Свободный художник. Решил отдохнуть от города. Буду жить в доме друга - Игоря Вольчинского. Не знакомы с таким?
  - Нет...
  - Странно, - пожал плечами Вячеслав и отвел взгляд. - Вы живете в одном поселке.
  - Я... тут недавно, в гостях у тети...
  Вячеслав поднялся на ноги и протянул руку Лизе:
  - Нам пора.
  Она нехотя кивнула.
  - Пора...
  Лиза настояла, чтобы они распрощались, не доходя до дома тетушки. Ей не хотелось отвечать на лишние вопросы, ведь кто знает, как бы повела себя в такой ситуации Виктория. Она пошла к дому, а Вячеслав остался стоять на дороге, чтобы дать ей возможность зайти в ворота одной, хотя его дом, вернее дом его друга Вольчинского, находился дальше по улице. Об этом он успел рассказать Лизе.
  Она миновала кованые ворота и решила идти не по центральной дорожке, а кружным путем - по тропинке через сад, чтобы войти в дом через заднюю дверь.
  Окна кухни были распахнуты настежь. Сквозь москитную сетку Лиза видела Наташу, стоящую спиной к окну и силуэт мужчины сбоку от нее. Лиза остановилась. Задняя дверь вела прямо в кухню, если она войдет сейчас, то ей придется объяснять свое отсутствие при незнакомце. Лизе этого не хотелось. Раздумывая, как поступить, она присела на корточки под кухонным окном.
  В этот момент до нее донесся чуть хрипловатый голос незнакомца:
  - Не боись, все пройдет, как надо!
  Наташа ответила:
  - Не знаю... Вдруг Пашкова не поверит, что племянница могла спереть ее сокровища?
  Лиза прижалась спиной к стене и перестала дышать. Племянница - это же Виктория! То есть, сейчас - это она, Лиза! Они решили ее подставить?
  Мужчина хмыкнул.
  - Брось, сама говорила, что Пашкова не доверяет племяшке, значит - поверит! Племяшка ведь жадная до денег?
  - Так Пашкова говорила, но... сомневаюсь я. Когда Вика приехала, я думала увижу этакую фрю, а она нормальной оказалась. Может, наговаривала на нее Пашкова со злости?
  - Ну и ладно. Если наговаривала, значится - не любит племяшку, ненавидит. Да и заманила она ее деньгами! Не боись, все пройдет как надо! Ты только ключ достань.
  - Ключ не проблема, и код сигнализации я узнала.
  - Сокровища в подвале?
  - Да. Пашкова специально фирму нанимала, чтобы из подвала что-то типа сейфа сделали, коллекции хранить.
  - Вот и ладненько...
  - Сашка, мы не попадемся? Там отпечатки всякие, следы не оставим? Нас не вычислят?
  Мужчина рассмеялся, а затем закашлялся.
  - Не ссы, Наташка! Могет быть, Пашкова ваще ничего не заметит! У нее барахла немеренно, мы совсем чуть-чуть возьмем!
  - Немеренно-то немеренно, но все переписано в каталоги...
  - Ха! Да когда она хватится? Она чо, каждый день каталоги сверяет?
  - А если хватится?
  - На племяшку спишешь. Только ты это, заранее ей эту мысль внушай. Говори так вскользь, что племяшка сокровищами интересовалась, сигнализацией, чего, да как...
  Послышался тяжелый вздох. Лиза еще крепче прижалась к стене, боясь пропустить хоть слово.
  Наташа заговорила:
  - Уже внушаю. Сегодня после завтрака Вика куда-то запропастилась. Пашкова начала ее спрашивать. Я сказала, что е знаю, куда она пошла, но типа странная она какая-то была, все о коллекциях ваших спрашивала, надежно ли спрятаны. А потом добавила, что вроде Вика оговорилась, что у нее встреча с каким-то мужиком. Сашок, я часом не переборщила?
  - Да нет, молодца! А Пашкова что?
  - Что Пашкова? Ничего. Ее разве поймешь?! Нахмурилась, подбородок вскинула. Просила Вику к ней прислать, сразу как придет.
  - Ну, вот и славненько. Ты маслица-то подливай в огонь, подливай. Еще чего наговори. Пусть Пашкова и дальше хмурится, нам это на руку. А я пошел, пора мне...
  - Погоди, вкусного соберу, а то опять пирожки привокзальные с дошираком есть будешь...
  Из кухни доносилась возня. Лиза понимала, что надо бежать немедленно, пока ее не застукала. Но куда бежать? Она заметалась. Побежала, пригнувшись, воль стены дома к центральному входу. Остановилась. Слишком далеко! Не успеет! Сад! Надо в кусты, в сад! Если что, сделает вид, будто только пришла! Лиза развернулась и опрометью кинулась через асфальтированную дорожку под сень деревьев.
  Она бежала, не разбирая дороги. Волосы растрепались, щеки пылали. Что же это такое?! Ее хотят подставить! Что делать? Что?
  Лиза выскочила на центральную аллею прямо у кованых ворот и тут же нос к носу столкнулась с высоким худощавым молодым человеком в очках.
  - Здравствуйте, - проговорил он неожиданно приятным баритоном.
  - Привет, - буркнула Лиза, оглядываясь. Позади, на тропинке, ведущей от ворот к задней двери, никого не было.
  Молодой человек поправил очки и осмотрел Лизу с головы до ног.
  - Вы кто? - строго спросил он.
  - А вы кто? - парировала Лиза.
  - Я Артур, сосед. Кто вы?
  Лизу это "ктоканье" разозлило. Какая ему разница, кто она! Ее хотят подставить! Списать на нее кражу! Если они действительно что-то украдут, а тетушка заявит в полицию, то в один миг станет известно, что она никакая не Вика, а самозванка! Разве можно верить самозванке? И еще не факт, что Виктория подтвердит то, что именно она придумала подмену. Побоится потерять наследство тетушки. А тут еще этот очкарик со своим "ктоканьем"!
  - Дед пихто! - грубанула Лиза. - Чего привязался?
  Вместо того чтобы обидеться Артур расплылся в улыбке.
  - Понятно... Вы - Виктория! Я угадал?
  - Молодец! Приз тебе и пирожок с полки! - продолжала грубить Лиза. Она не намеревалась продолжать знакомство с настырным соседом и собиралась уйти, но тут в воротах показались Ангелина Васильевна и Борис Львович. Тетушка познакомила их за ужином в день приезда Лизы.
  - Вижу, вы уже познакомились, - покровительственно произнесла Ангелина Васильевна. - Артур - сын Бориса Львовича. Воспитанный и перспективный юноша. Виктория, что с тобой? Где ты была?
  Лиза посмотрела на себя. Джинсы выглядели нормально, но футболке досталось по полной. Еще утром она была светло-серой, а теперь вся в полосках грязи от земли, травы. Лиза представила, как выглядит ее лицо и волосы. Кошмар!
  - Я в лесу заблудилась, - призналась Лиза.
  - В лесу?
  - Каком лесу?
  - Здесь нет леса!
  На нее набросились с вопросами все трое, наперебой. Лиза переводила взгляд с одного на другого и ощущала себя нашкодившей школьницей.
  - Там, - Лиза показала пальцем за ворота, - за лугом есть лес...
  Тетушка снисходительно улыбнулась.
  - Дорогая, там лишь узкая лесополоса. Ты смогла в ней заблудиться?
  - Смогла...
  Борис Львович добродушно рассмеялся:
  - Очаровательное дитя! Поистине очаровательное!
  Лиза смутилась. Надо было что-то сделать, чтобы не топтаться перед ними, краснея и стыдясь.
  - Я пойду, переоденусь? - робко спросила она.
  - Уж будь любезна, - ответила тетушка. - Мы ждем тебя в столовой к ужину. Не опаздывай!
  Последние слова она уже выкрикнула вслед задавшей стрекоча Лизе.
  В своей комнате Лиза первым делом схватилась за телефон. Было десять пропущенных звонков, все Катькины. Вот с кем надо посоветоваться! Катька подскажет, что делать! Надо ведь как-то помешать ограблению. Но сначала Лиза решила позвонить Виктории.
  Она выбрала из контактов номер и в ожидании ответа одной рукой снимала с себя одежду, открывала краны в ванной, набирая воду. Виктория долго не отвечала. Пришлось сделать несколько звонков прежде, чем в трубке раздалось:
  - Слушаю!
  - Вика, это я - Лиза! Тут у меня такое, даже не знаю, что делать!
  Виктория долго не отвечала. Слышался приглушенный смех, шубуршание, легкий звон стекла, мужской голос что-то говоривший по-немецки.
  - Что стряслось?
  - Я подслушала разговор Натальи с каким-то мужиком. Они собираются ограбить твою тетю!
  - Лизка, ты что, пьяна? Какая Наталья? Какой мужик?
  - Наталья - экономка твоей тетушки, а мужик фиг знает какой! Бандит, наверное! Что делать?
  - Забей! - смеясь, ответила Виктория и перешла на немецкий, разговаривая с мужчиной. Тот ей отвечал. Донеслось чмоканье.
  Лиза посмотрела на трубку и нахмурилась. Виктория что, целуется в такой момент?
  - Вика! Твою тетю собираются ограбить!
  - Что? Ах, да... забей, говорю. Мою тетушку хрен ограбишь, она та еще пройдоха. Наверняка коллекции по охраной, лучшей, чем в Форт Ноксе.
  Виктория отключилась. Лиза хотела со злости швырнуть телефоном в стену, но сдержалась. Нужно позвонить Катьке. Чтобы не терять времени, она залезла в ванную и набрала Катькин номер.
  После разговора с подругой Лиза успокоилась. Катька - гений! Все разрешается просто. Надо поговорить с Ангелиной Васильевной начистоту и рассказать ей о подслушанном разговоре. Пусть вызовет Наташу и устроит им очную ставку. Судя по послушанному разговору, Наташа не прожженная бандитка. Она напугана - боится быть пойманной, а значит - застигнутая врасплох обвинением Лизы тут же стушуется. Надо только напереть на нее танком - так сказала Катька. Лиза не очень верила в то, что она сама годится на роль танка, но вот Ангелина Васильевна - это да! Это не танк, это бронепоезд! От такого напора, да еще при помощи хоть и слабоватого, но напора Лизы, Наташа должна во всем сознаться, чтобы не попасть в тюрьму за соучастие в краже.
  Лиза привела себя в порядок, уложила волосы, накрасилась. Оделась так, чтобы все видели нательный крест Виктории. Не для подтверждения ненастоящего имени - это было уже не нужно, а просто потому, что крест ей очень нравился. Два дня она ощущала его тепло на своей груди, свыклась с ним, и даже ей начало казаться, что этот крест принесет ей удачу. Защитит. Даже от незаслуженных обвинений.
  
  
  Вячеслав сидел на широкой мансарде и курил. Уже не первую сигарету. Черт знает что! Девушка, Лиза, не выходила из головы. Как они похожи с Викторией! Как две капли воды, как близнецы. Но в то же время, они такие разные...
  Пять лет брака с Викторией истрепали его сердце. Постоянными ссорами, ревностью, обидой, а ведь он так ее любил! Да, любил. Вячеслав усмехнулся. Даже про себя он смог произнести это слово в прошедшем времени только сейчас. Любил. Боготворил. Обожал.
  Вначале все было хорошо и, казалось, Виктория тоже его любит. Как она смотрела на него, ловила каждый взгляд, каждое слово. А какая жаркая, неистовая она была в его руках! Вячеслав вспомнил ее упругое тело, разметанные по подушке волосы, капельки пота над верхней губой... Пробрала дрожь. Его тело мгновенно отреагировало на волнующее воспоминание. Чтобы его успокоить Вячеслав встал, прошелся, разминая ноги.
  Так было вначале, первый год после свадьбы. Потом все начало меняться. Сначала исчез полный обожания взгляд - Виктория начала смотреть на него вскользь, просто чтобы отреагировать, показать, что: "да, да, я тебя вижу!". Затем она перестала его слушать. И слушаться. Больше времени она проводила со своим другом геем, чем с собственным мужем, шарахалась где-то по ночам, возвращалась домой в изрядном подпитии. В таком же состоянии ездила за рулем. Вячеслав поморщился, вспомнив, как она вела себя с его друзьями и партнерами по бизнесу на корпоративах и неофициальных встречах. Она флиртовала с ними! Нагло, пошло, вызывающе неприлично! Вначале он думал, что так она хочет заставить его ревновать, усилить его привязанность к себе, но потом понял, что ошибся. Он был ей уже не нужен. Это выяснилось в откровенном разговоре два года назад.
  В тот день Виктория пришла домой выпившая и в хорошем настроении - ей предложили выгодный контракт - сниматься для рекламы в престижном глянцевом журнале. Вячеслав решил, что это хороший момент для разговора по душам. Он налил виски себе, Виктории предложил коньяк - она предпочитала этот напиток.
  - Вика, нам надо поговорить. Что происходит с нашими отношениями? - спросил он.
  - А что происходит? - игриво, вопросом на вопрос ответила Виктория.
  - Я стал для тебя только поставщиком денег?
  - Нет, еще я с тобой сплю!
  Виктория рассмеялась.
  - Перестань, ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю. Я люблю тебя. Думал, что ты меня тоже любишь. Любишь?
  Она неторопливо отпила коньяк и пристально посмотрела на Вячеслава.
  - Ты как ребенок. Нет, как баба! Это бабское поведение, приставать с любишь-не любишь. Мужики так не делают.
  - Видишь, делают.
  - Вижу, что ты не мужик!
  - Что?!
  С минуту они смотрели друг на друга. Вячеслав, с верой в то, что ослышался, а Виктория с вызовом.
  - Хочешь на чистоту? - наконец произнесла Виктория.
  - Хочу.
  - Ну что ж, ты сам напросился, - она поставила на стол бокал и села, скрестив руки на груди. - Когда я выходила за тебя замуж, я думала: "Нифига себе мужик! Сильный, крепкий! С таким я буду как за каменной стеной!", а что вышло?
  - Что вышло? - переспросил Вячеслав и не удержался, бросил взгляд на свою мускулистую руку.
  - Хрень вышла! Цветочек аленький, одуванчик!
  - Что?! - Вячеслав решительно ничего не понимал.
  Виктория рассмеялась.
  - Ты - одуванчик, хрупкий цветочек, с которым надо носиться. Ребенок! А ведь это я хотела быть ребенком! Хотела, чтобы ты носился со мной!
  - Но... разве я так не поступал? Я всегда баловал тебя, оберегал...
  - Еще скажи сюсюкался. Да, это верно. Викочка, хочешь этого, хочешь того? Хочешь сладенького? А кисленького? Тряпка!
  Вячеслав разозлился:
  - Тебя не поймешь! То ты говоришь, что хотела, чтобы с тобой нянчились, и тут же противоречишь сама себе!
  - Не противоречу, - произнесла Виктория устало. - Как тебе объяснить... Вот, смотри. Объясню на примере. На собаках. Есть собаки, которые льнут к своим хозяевам, виляют хвостом, ползают брюхом по земле, пресмыкаются. Короче, из шкуры вон лезут, чтобы угодить. Но есть другие собаки. Сильные, уверенные. Они любят своих хозяев, обожают, но не показывают этого. Они не пресмыкаются, идут рядом спокойно, с чувством собственного достоинства. Хозяева таких собак уверены - их не предадут, в любой момент их четвероногий друг бросится на врага, отдаст жизнь, защищая хозяина! Первые собаки вызывают отвращение и жалость, а вторые - уважение и любовь. Слава, ты относишься к разряду первых. Меня раздражает твое унижение. Викочка, хочешь шоколадку? Это платье тебе так идет! Фу!
  Ошаление. Никаким другим словом Вячеслав не мог назвать свое тогдашнее состояние. Он смотрел на Викторию в полном ошалении.
   - Я - собака? - только и смог проговорить он.
  Виктория встала.
  - Ничего ты не понял, Слава. Ты - лизун. Я не могу любить лизуна, я хочу быть рядом с сильным мужиком.
  Вячеслав ухмыльнулся:
  - Который будет лупить тебя по морде и крыть матом?
  - Не утрируй. С тем, кто будет идти рядом уверенно, с чувством собственного достоинства. Хочу, чтобы не он заглядывал мне в глаза, пытаясь предугадать мои желания, а чтобы я смотрела на него. Слав, понимаешь, в наших отношениях ты сделал меня ведущей. А я хочу быть ведомой! Идти вслед! Понимаешь?
  Вячеслав не понимал. Еще никто не называл его - в прошлом боевого офицера, а ныне набирающего вес бизнесмена - слабаком. Его уважали, даже боялись, некоторые ненавидели, но никто не презирал! В этом Вячеслав был уверен. Что она несет?
  Виктория не дождалась, когда он осмыслит все сказанное ей, и ушла наверх, в спальню. С того вечера они больше не спали в одной постели, а вскорости разъехались. Он купил Виктории квартиру в хорошем доме на Ленинградском проспекте. Подать на развод у него не поднялась рука, а Виктория предложила развестись лишь спустя два года. Когда нашла себе новую жертву - в этом Вячеслав был уверен. С божьей помощью, Сидоров отыщет эту жертву, и тогда он покажет Виктории, какой он слабак!
  Вынырнув из омута воспоминаний, Вячеслав подкурил новую сигарету. Да, его время придет, он отомстит. Для этого он приехал сюда. Мысли вернулись к Лизе. Она другая. От нее исходит тепло. Этот наивный, доверчивый взгляд... Вячеслав кивнул, подтверждая собственные мысли - такая девушка никогда не сказала бы, что он - собака, которая виляет хвостом перед хозяином. Она другая.
  Нестерпимо захотелось снова увидеть ее. Это чудо с телом Виктории и глазами ангела. Промелькнула озорная мысль: что, если это действительно так? Шутка судьбы, игра небес. Сколько раз он неуклюже, как мог, молил, чтобы Виктория изменилась, чтобы ее холодное сердце растаяло? Вдруг небо услышало его, но не смогло изменить Викторию, и вместо него послало ему ее двойник? Подарок судьбы.
  Вячеслав улыбнулся. Томиться в одиночестве больше не было сил. Он пойдет к Пашковой. Скажет, что как новый сосед решил познакомиться, а там сыграет по ситуации. Не впервой!
  Сказано, сделано. Приодевшись, обрызгав себя дорогим парфюмом, Вячеслав отправился в гости. План он уже придумал. Тетушка Виктории его никогда не видела, и вряд ли кто-нибудь показывал ей его фотографии, а потому он может смело пудрить ей мозги. Представиться придется, но это тоже не проблема - назовет свое имя и девичью фамилию матери.
  
  
  За обедом собрались: Ангелина Васильевна, Борис Львович, Артур. Наташа накрывала на стол с приветливой улыбкой. Лиза смотрела на нее исподлобья, опасаясь, что та заметит ее полный ненависти взгляд. С тетушкой Лиза решила переговорить позже, когда гости разойдутся. Но еще, до этого ей надо уединиться с Борисом Львовичем. Поговорить о здоровье тетушки, как-никак он ее лечащий врач. Лизу беспокоило то, что Ангелина Васильевна в первую ночь после ее приезда чуть ли не умирала, а потом почувствовала резкое улучшение. Где-то она читала, что подобные явления у неизлечимо больных случаются перед фатальным ухудшением здоровья. Лиза не была уверена в своих знаниях и хотела проконсультироваться с врачом.
  Вначале, как водится, обсудили погоду - давно не было дождя, затем местные новости. Лиза вставила свои пять копеек, сообщив присутствующим, что познакомилась с их новым соседом, что гостит в доме Вольчинского.
  - Надо же! - воскликнул Борис Львович. - Как интересно? Говорите, он вас спас?
  Лиза улыбнулась:
  - Это было смешно. Я решила, что заблудилась и запаниковала, будучи в трех метрах от дороги.
  Пока Лиза рассказывала о своем утреннем приключении, Ангелина Васильевна смотрела на нее во все глаза. Выждав окончание рассказа, она спросила:
  - Он был очарователен, не так ли?
  Лиза опустила взгляд и принялась ковырять вилкой потрясающе вкусный салат.
  - Ему за сорок, он старый...
  - Ммм..., - протянула Ангелина Васильевна, и они с Борисом Львовичем переглянулись. Затем она обратилась к Артуру: - Артур, ты плохо ешь. Виктория, это ты так влияешь на нашего гостя.
  - Я? - испугалась Лиза. - Почему?
  - Он не сводит с тебя глаз! - заявила Ангелина Васильевна.
  - Что вы, я вовсе не...
  - Артур, поверь, со стороны опытному глазу виднее. А ты, Виктория, обрати внимание...
  Договорить Ангелина Васильевна не успела. В столовую вошла Наталья и возвестила:
  - К вам гость!
  Все присутствующие обернулись к двери. Борис Львович и Артур встали. Лиза едва не вскрикнула. В комнату вошел Вячеслав. Сердце учащенно забилось. Лиза вновь подумала, что ему лет сорок, но...
  Какая стать! Высокий, стройный. Пружинистый шаг. Светло серый льняной костюм, пиджак расстегнут, под ним - облегающая футболка. Лиза заерзала на стуле, прогоняя с тела дрожь - так некстати вспомнились прикосновения его рук.
  - Разрешите представиться, Вячеслав Бельский, свободный художник. Я гощу в доме Игоря Вольчинского. Решил нанести визит вежливости, познакомиться с соседями.
  Меж тем, Наташа поставила на стол еще один прибор. Ангелина Васильевна представила собравшихся за столом, а затем указала гостю на стул:
  - Присаживайтесь, молодой человек. Мы наслышаны о вашем подвиге.
  Вячеслав посмотрел на Лизу. Его пронзительный взгляд прожег ее насквозь.
  - Разве это подвиг? Немного помог девушке сориентироваться в пространстве.
  Лиза потупила взор, а Борис Львович рассмеялся.
  - Занимательная история! - сказал он. - С приездом Виктории жизнь в нашем поселке перестала казаться скучной.
  Ангелина Васильевна одарила Бориса Львовича суровым взглядом.
  - Неужели вы скучали все время?
  Борис Львович поспешил оправдаться:
  - Только возвращаясь домой после визитов к вам.
  Ангелину Васильевну его ответ вполне удовлетворил, и она обратилась к Вячеславу. Тот уже сидел за столом и даже успел попробовать салат. Пока Наташа ставила на стол горячее.
  - Свободный художник означает, что вы рисуете?
  - К сожалению, нет. Рисовать я не умею. Это означает, что я временно отошел от дел. Взял тайм-аут для решения личных проблем и восстановления душевного равновесия.
  - Надо же, я даже не подозревал, что понятие "свободный художник" можно трактовать еще и таким образом, - сказал Борис Львович и при этом в его глазах плясали веселые чертики. - Забавно. А чем занимались до свободного плавания, если не секрет? Отчего-то ваше лицо кажется мне знакомым...
  Вячеслав выпрямился, отложил в сторону вилку и нож, а затем посмотрел на Лизу.
  - Вы удивитесь, сколько на свете похожих друг на друга людей. Порой сходство настолько велико, что даже родные люди могут ошибиться. Наверное, я вам кого-нибудь напоминаю.
  - Таки все может быть, - согласился Борис Львович.
  Лиза ковырялась в тарелке. На что он намекал? Бред! Ни на что он намекать не может. Откуда ему знать про их с Викторией обмен? Лиза вздохнула - события последних дней навлекут паранойю на ее голову, не иначе!
  Все это время Лиза ощущала на себе тяжелый взгляд Ангелины Васильевны и терялась в догадках, чем она его заслужила? Неужели тетушка поверила словам Наташи и подозревает в ней воровку? С неимоверным усилием она заставила себя поднять голову и встретиться взглядом с тетушкой. Та улыбнулась и сказала:
  - Артур, а почему ты молчишь? Вячеслав, до вашего прихода мы говорили о том, что наша Виктория очень красивая женщина и сводит мужчин с ума. Артур только сегодня с ней познакомился, а уже глаз не сводит...
  Артур взбунтовался:
  - Ангелина Васильевна! Это неправда!
  - Молодой человек, вы обвиняете меня во лжи? - сурово спросила его тетушка, однако при этом всем было понятно, что она еле сдерживает улыбку.
  - Простите, - стушевался Артур.
  Борис Львович похлопал сына по плечу.
  - Артур, сын мой, надеюсь, что ты выдержишь это испытание с честью. Ангелина Васильевна весьма решительным образом устраивает даже любовные дела. Хотя ты мое мнение знаешь, я вовсе не против этого брака, даже наоборот.
  Лиза еще в начале обеда предчувствовала недоброе, когда тетушка заговорила о том, что она каким-то там мистическим образом влияет на Артура, а теперь убедилась - так и есть, ее сватают. Причем действительно весьма решительным образом. В волнении она потянулась за стаканом сока.
  - Любовные дела? Брак? - переспросил Вячеслав.
  - Старый болтун! - Ангелина Васильевна посмотрела на Бориса Львовича взглядом, не предвещающим ничего хорошего. Лиза замерла со стаканом сока в руке - таких слов услышать от тетушки она не ожидала! Затем Ангелина Васильевна пояснила Вячеславу: - Да, именно так! Дела любовные. Я считаю, что раньше родители поступали мудро, когда сами подбирали пару своим детям. Этим они оберегали их от неудачных браков. Артур и Виктория - замечательная пара.
  Лиза посмотрела на Артура. Парень сидел сам не свой. Красный, как рак, он низко опустил голову, понурил плечи. Лизе стало его нестерпимо жаль. Она решила прийти ему на помощь.
  - Артур, не беспокойся, все это лишь шутка. Мы даже не знакомы, о каком браке может идти речь?
  Казалось, что Вячеслав только-только вышел из ступора. Он подскочил со стула, затем опять опустился на него.
  - О каком браке вообще может идти речь?! - вскричал он.
  Ангелина Васильевна покачала головой.
  - Вижу, наша Виктория успела очаровать и Вячеслава. Впрочем, вы правы, пока о браке речь не идет, только о сватовстве. У молодых будет время пообщаться, познакомиться друг с другом ближе, пока Виктория оформит развод.
  - Развод?! - воскликнула Лиза. Услышав это, она чуть не свалилась со стула. - Ви... Я замужем?
  В полном смятении чувств Лиза залпом выпила сок до дна. Виктория ничего не говорила о своем замужестве! И в ее квартире ничего не говорило о присутствии мужчины, Лиза это хорошо помнила!
  - Можешь это уже не скрывать, - проговорила Ангелина Васильевна. - Мой юрист наводил справки. Я знаю, что ты замужем за Вячеславом Громовым, но вы уже два года не живете вместе и в настоящее время оформляете развод. Не думаю, что в твоих планах одинокая холостая жизнь. Вместо того, чтобы испытывать судьбу и снова неудачно выходить замуж, лучше присмотрись к Артуру.
  - По виду Артура не скажешь, что он рад этому сватовству, - проворчал Вячеслав.
  Ангелина Васильевна не оставила его слова без внимания:
  - Вячеслав, простите, что эта семейная сцена разворачивается в вашем присутствии, но так будет лучше. Думаю, вам следует быть в курсе. Вы меня понимаете...
  Лиза сидела с открытым ртом и наблюдала за происходящим, как за странным, абсурдным сном. Надо что-то делать! Немедленно!
  - Прекратите! - закричала она. - Сейчас не девятнадцатый век! Артур, ты чего молчишь?! Скажи им! Нельзя взять и вот так сосватать взрослых, самостоятельных людей! Мы не марионетки! Мы не любим друг друга!
  Ангелина Васильевна поднялась, мужчины тут же встали из-за стола вслед за ней, и только Лиза продолжала сидеть. Как вызов. Из вредности.
  Тетушка буравила ее взглядом.
  - Зато Артур очень любит Сенечку, - ледяным тоном произнесла она. Борис Львович схватил подругу за руку, будто надеялся привлечь внимание, предупредить, но Ангелина Васильевна его не слушала. Она продолжала говорить, сверля Лизу взглядом: - Я нашла его. Я нашла и воспитываю твоего сына! Сенечка - твой сын!
  И в комнате повисла тишина. Тишина человеческих чувств. Самоутверждение, изумление, отчаяние, смятение и еще десятки чувств и их оттенков кричали, скрежетали, вырывались из душ смотрящих друг на друга людей и... повисали в тишине. Тишина набирала вес.
  
  
  Тишина давила на плечи. Вячеслав рухнул на стул, не выдержав ее натиска. Слова Пашковой все еще звенели в его голове. У Лизы есть сын? Нет, это у Виктории есть сын! Почему он не знал об этом? А Виктория, она знает? Бред, как мать может не знать о том, что родила сына...
  Он посмотрел на Лизу, та сидела в полном ошеломлении, открыв рот. Для нее эта новость тоже стала сюрпризом.
  - Нашли? - ее голос полоснул по тишине, словно лезвием бритвы - резко, безжалостно. И тишина прорвалась.
  - Нашла! Три года назад. Больше года я делала запросы во все детские дома, больницы и проклинала Семена Яковлевича!
  - Зачем вы так, - попытался вклиниться в разговор Борис Львович, но Пашкова не дала ему такой возможности.
  - Затем! - гаркнула она. - Он знал обо всем с самого начала! Знал о ее беременности. Ведь это он устроил Викторию в закрытый пансионат на время беременности, а мне сказал, что отправил ее на шестимесячные курсы в Швейцарию!
  - Семен Яковлевич? - переспросила Лиза. - Дядя Семен?
  Пашкова смерила ее грозным взглядом.
  - Только не говори, что ты этого тоже не помнишь! Никакая авария не может стереть такие воспоминания! Доказательство - крест!
  Вячеслав, как и все остальные, уставился на роскошный антикварный крест, висевшей на шее Лизы. Под их пристальными взглядами Лиза сжала крест в ладони.
  - Крест?..
  - Твой любимый дядечка Семен признался мне во всем, перед своей кончиной. Он рассказал о ребенке и о том, что предложил тебе самой сделать выбор - оставлять ребенка или отдать его на усыновление. О! Он очень красочно рассказал о том, как был ошеломлен, когда ты, не задумываясь, выбрала второе! Он ожидал, что ты оставишь ребенка, но ты решила его отдать! Поэтому он и подарил на восемнадцатилетие этот крест. Чтобы ты помнила, какой тяжкий крест тебе придется нести по жизни. Как вечное напоминание о твоем грехе!
  - Вот только о своем грехе он не подумал! - неожиданно для всех, резко, со злостью сказал Борис Львович. - Как можно было способствовать такому лиходейству! Отдать ребенка неизвестно кому! Меня пробирает ужас, когда я вспоминаю, что здоровался с Семеном за руку. Если бы знал о его поступке, обходил бы его стороной!
  - Если бы я знала о его поступке, то ушла бы от него немедленно! - добавила Пашкова. - Нашла бы Сенечку, забрала бы сразу! Сколько пришлось намучиться ребенку...
  - Что это за пансионат? - спросил Вячеслав. Его терзали худшие подозрения. Еще в бытность работы телохранителем он слышал о преступлениях, совершаемых в неких "закрытых пансионатах" или "клиниках".
  - Хотите это знать? Ну что ж, знайте! В том пансионате, куда Викторию определил мой муж, занимаются тем, что обходят закон. Супружеские пары, которые не могут иметь детей, девять месяцев изображают перед родными и знакомыми ожидание ребенка, а затем отправляются в этот пансионат. Там же находится и наблюдается будущая мать, которая собирается отказаться от ребенка. После родов происходит подмена. По документам и для всех окружающих - матерью ребенка является бездетная симулянтка, а документов, подтверждающих то, что настоящая мать родила этого ребенка - не существует. Мне пришлось подкупать работников пансионата, детских домов, чтобы отыскать Сенечку! Не осталось никаких документов, не за что было зацепиться! Только рассказы свидетелей.
  - А почему Сенечка оказался в детском доме? - спросила Лиза.
  - Потому что в пансионате скрыли от усыновителей то, что твой сын болен. У Сенечки проблемы с сердцем.
  Лиза ахнула:
  - Что с ним? Это серьезно?
  Ответил Борис Львович:
  - Всякие болезни серьезны, но при должном лечении и уходе многие проблемы решаемы.
  - Сенечке стало плохо в первую неделю, после того как усыновители забрали его домой. Они запаниковали и обратились в пансионат. Потребовали от владельцев замены ребенка.
  - Замены ребенка? Как вещь? - выкрикнула Лиза.
  - Да, для них он - вещь, товар, - ответила Пашкова. - Рожениц, желающих отказаться от детей, там много, и ребенка заменили. Понимая, что больного ребенка у них не заберут, владельцы пансионата подкинули его на порог детского дома.
  - Как меня, - еле слышно произнесла Лиза.
  - Что? - переспросила Пашкова.
  - Как меня это бесит! - поспешно воскликнула Лиза и опустила голову.
  Вячеслав слушал все это, а сам пытался сосчитать - сколько лет ребенку? Три года его воспитывает Пашкова, плюс год искала, крест подарили на восемнадцать лет... Мозги соображать отказывались.
  - Сколько лет ребенку? - задал он вопрос вслух.
  - Семь! - ответила Пашкова. - Она родила ребенка за неделю до своего совершеннолетия.
  - Где он сейчас? - тихо спросила Лиза.
  Пашкова ответила не сразу. Вячеслав наблюдал за ней, а она смотрела на Лизу сверху вниз, и на лице Пашковой читалось сомнение. Борис Львович гладил подругу по руке. Наконец, Пашкова сделала какой-то свой внутренний выбор и устало опустилась на стул.
  - В доме отдыха с няней. Они возвращаются завтра. Но это еще не все новости.
  - Что еще? - совсем тихо спросила Лиза, и Вячеслав поразился ее самообладанию.
  Другая на ее месте уже давно призналась бы, что она не Виктория и не стала бы дальше терпеть незаслуженные обвинения и унижение, развернулась бы и ушла, плюнув на все. Разбирайтесь между собой, как хотите! Но Лиза терпела. Почему? Что такого ценного пообещала ей Виктория за услугу? Или Лиза сама по себе такой человек - не способный предавать? Предпочитающий принести себя в жертву? Вячеславу отчаянно хотелось верить во второе.
  Меж тем Пашкова отвечала на вопрос Лизы:
  - Моя ошибка в том, что три года назад я не усыновила Сенечку, а оформила опекунство. Слышала о приемной семье? Тогда я думала, что это правильно, я надеялась, что однажды ты сама усыновишь его, потому что ты и только ты должна быть его матерью. Но это была ошибка.
  - Почему?
  - Две недели назад мне позвонили из органов опеки. Сенечку ищет родной отец и желает его усыновить.
  - Кто? - воскликнули Лиза и Вячеслав одновременно.
  - А то ты не помнишь, - хмыкнула Пашкова. - Анатолий Грачев! Или отец не он? А? Отвечай!
  Лиза молчала. Она опустила голову и теребила пальцами свисающий край скатерти.
  - Я не помню, - выдавила она из себя. - Правда... авария...
  - Как удобно все списать на аварию! - взорвалась Пашкова, но взяла себя в руки и продолжила уже спокойным голосом: - Грачев приезжает в Петербург через месяц, и он имеет все права на то, чтобы усыновить ребенка. Он ведь сможет доказать свое отцовство через анализ ДНК!
  Вячеслав решил вмешаться в разговор:
  - Что плохого в том, что у ребенка будет отец?
  Неимоверных усилий стоило ему выдержать пристальный взгляд Пашковой. Она ответила:
  - Все плохо. Мой юрист узнал, что Грачев дважды судимый, причем второй раз он отсидел за убийство. Кроме того, он пьет. Не все время, но периодическими запоями. Виктория, ты хочешь, чтобы твой ребенок воспитывался с таким отцом?
  - Нет! - пронзительно выкрикнула Лиза, будто речь шла о ее собственном ребенке.
  - Так, может, ему не разрешать усыновить ребенка? - спросил Вячеслав.
  Пашкова фыркнула:
  - Почему? Наши законы самые гуманные законы в мире! Как мне объяснил юрист, Семейный кодекс предусматривает ряд ограничений для усыновителей. Грачев под них не подпадает. Он не был лишен родительских прав, несмотря на запои, имеет отменное здоровье, есть жилье - год назад умерла его мать, оставив ему квартиру в Петербурге. Работает в Калининграде, в порту. Но самое главное - он его родной отец! Он может доказать это!
  Вячеслав встал и принялся ходить по столовой из угла в угол. В его душе бушевал ураган.
  - Черт знает что! - воскликнул Вячеслав. - Но у меня есть деньги! С помощью денег можно договориться с чиновниками, убедить их не разрешать усыновление этому Грачеву!
  - У вас есть деньги? - проговорила Пашкова, сделав отчетливое ударение на слове "вас". - У вас? А при чем здесь вы?
  Вячеслав понял, что проговорился. Все смотрели на него, ждали ответа, а он смотрел на Лизу. Больше всего на свете ему хотелось крикнуть: "При том, что я - Вячеслав Громов! Муж Виктории! Мне не безразлична судьба ее ребенка!". Но если он так скажет, то этими словами выдаст Лизу. Как объяснить тот факт, что Лиза, а для всех она - Виктория, не узнала собственного мужа? Что муж представился обществу не своей фамилией? Придется объясняться, и выйдет скандал. Уже поняв характер Пашковой, Вячеслав не сомневался - Лизу обвинят в мошенничестве, а Виктория ей не поможет. Предаст, чтобы выгородить себя.
  Все эти мысли скопом пронеслись у него в голове, и Вячеслав сделал выбор. Он сказал:
  - Потому что я люблю Викторию. Влюбился с первого взгляда! Мне не безразлично все, что здесь происходит! Не безразлична судьба ее ребенка!
  По мере того, как он произносил каждое слово, спокойствие и уверенность входили в его душу. Слова, вырванные из подсознания, сказанные вслух, - расставили все по своим местам. Все, кроме одного - имени. Вячеслав всей душой хотел заменить его, сказать, что он влюбился в Лизу! Ему не безразлична судьба ребенка Виктории, но он любит Лизу!
  А она сидела, обеими руками вцепившись в край стола. Бледная. Напуганная. С блуждающим взглядом. Вячеслав забеспокоился, что она вот-вот потеряет сознание, и придвинул стул к ней поближе. Сел, обняв ее за плечи. Лиза не сопротивлялась. Ее обмякшее тело навалилось на его грудь. Как он хотел сжать его в объятиях! Защитить! Спрятать ото всех!
  - Я вам верю, - спокойный голос Пашковой нарушил тишину. - Сама себе поражаюсь, но я вам верю. Когда Виктория рассказывала о вашей встрече в лесу, по ее глазам я видела, что и вы ей не безразличны. Так сделайте ей предложение! С нашими, - Пашкова сделала ударение на слове "нашими", - деньгами мы сможем успеть за месяц организовать свадьбу и оформить официальное усыновление.
  - А как же я? - подал голос Артур.
  Вячеслав с удивлением воззрился на него. За эмоциями он совершенно забыл о существовании этого юнца. Действительно - юнца. Только сейчас Вячеслав присмотрелся к нему внимательнее. Артуру на вид еще не исполнилось тридцати, лет двадцать семь, не больше. Угловатый, какой-то неказистый. Невольно он представил Лизу в его худых руках, и тут же волна ревности захватила его. Пашкова не в своем уме, раз предлагала Лизе брак с этим заморышем! Стоп... она предлагала брак Виктории...
  - А ты избежал этой участи, - произнес Борис Львович. По его тону Вячеслав не смог понять - сожалеет тот об этом или радуется.
  Пашкова подошла к Артуру, встала за спинкой его стула и положила руки ему на плечи.
  - Артур, я до сих пор считаю, что ты был бы хорошим отцом Сенечке. Вы так дружны! Он в тебе души не чает! Но видишь, как все обернулось...
  Артур улыбнулся. Светлой детской улыбкой. Глаза наполнились странным рассеянным блеском. Вячеслав поразился. Как он мог не заметить этого раньше? Артур болен! Хотя нет, нельзя назвать больными людей с запоздалым развитием. Артур не болен, он - другой! Ему вполне может быть и далеко за тридцать, такие люди очень медленно стареют, они выглядят детьми чуть ли не до преклонного возраста. Вот почему Пашкова и отец Артура, Борис Львович, хотели поженить их с Викторией! Будучи сам вечным юношей, Артур обрел в Сенечке друга, а тот в нем. Они хорошо ладят. Артур, под присмотром Пашковой и отца, отдаст ребенку всю душу, и сам будет развиваться, будет при деле. Что касается Виктории, то Пашкова наверняка пришла к выводу, что та должна принести себя в жертву ради некогда брошенного ею сына. Посвятить всю себя ему и жить здесь, в этом поселке, пока ее сын не встанет на ноги.
  Пашкова прервала его размышления:
  - Вячеслав, мы не услышали главного. Вы сделаете Виктории предложение?
  Что на это сказать? Его сердце разрывалось от желания сказать да, но! Как он может сделать предложение своей законной жене? Женщине, которую он уже не любит, и с которой разводится через две недели? Он хочет сделать предложение Лизе, только ей! Но разве это возможно сейчас? Как все запуталось...
  Все, кроме Лизы, смотрели на него и ждали ответа. Эх, будь, что будет!
  Вячеслав опустился перед Лизой на одно колено, причем сделал это неосознанно, никогда раньше он не становился на колени ни перед кем! Взял ее безвольную руку и свои большие ладони и сказал, сделав ударение на первом слове:
  - Ты станешь моей женой?
  Лиза молчала.
  - Я люблю тебя! Ты хочешь, чтобы мы жили вместе, в беде и в радости, пока смерть не разлучит нас? - продолжал Вячеслав.
  Неожиданно для всех Лиза молча встала и направилась к выходу из столовой.
  - Виктория! Вернись! - приказала Пашкова, но Лиза даже не оглянулась.
  Неспешно, но уверенно продолжала она свой путь и скрылась за дверью.
  
  
  Каждый шаг давался с трудом. Лиза поднималась на второй этаж по лестнице, крепко держась за перила. Голова кружилась. Вячеслав... Слава... "Если бы ты знал, как я хочу остаться! Повиснуть у тебя на шее и прокричать - да! да! да!", - думала Лиза, и слезы наворачивались на глаза. Больше всего в жизни она хотела сказать: "Да!", но не могла себе позволить сделать это. В очередной раз, встав перед выбором между своими личными желаниями и помощью другим, она вынуждена выбрать последнее. Она не может предать Викторию именно сейчас, когда на кону стоит судьба ее сына.
  Лиза вошла в комнату и первым делом отыскала телефон. Выбрала из контактов номер Виктории, закрыла дверь изнутри на защелку и прошла в ванную, чтобы никто не мог подслушать их разговор.
  - Лиза, я не могу сейчас говорить, перезвоню позже, - ответила Виктория и отключилась.
  Лиза набрала номер еще раз. Виктория сбросила вызов. Лиза повторила набор.
  - Сказала же! Не могу говорить! - огрызнулась Виктория.
  - Твой сын живет с твоей тетей! - поспешно прокричала в трубку Лиза, пока Виктория не нажала на сброс еще раз.
  - Повтори.
  - Тетушка нашла и забрала к себе твоего сына, Сенечку. Я все знаю. Знаю о твоем дяде, как он помог тебе избавиться о ребенке. Знаю о кресте! Вот о каком еще событии он должен был тебе напоминать!
  Виктория долго молчала. Слышались шорохи, отдаленный стук каблуков, как будто Виктория шла по кафельному или мраморному полу в гулком помещении. Лиза ждала. Наконец, Виктория ответила:
  - Расскажи мне все по-порядку. Все с начала и подробно, - попросила Виктория, и Лиза начала рассказ...
  Она начала его со своей прогулки в лесу и знакомства с Вячеславом. Подробно пересказала всю сцену за столом. Правда, она сомневалась, что запомнила каждую деталь, потому что пребывала в глубоком шоке, и многое могла упустить. Закончила Лиза словами:
  - Он сделал мне, то есть тебе, предложение, а я ушла. Мне нечего было сказать...
  - Как выглядит этот Вячеслав? Опиши, - попросила Виктория, и Лиза, как могла подробно, описала его. Виктория выслушала и спросила: - У тебя случайно нет его фото на телефоне?
  - Нет, конечно!
  - Сделай. Это важно. Украдкой сделай фото на телефон и направь его мне.
  - Зачем?
  - Затем! Потому что моего мужа тоже зовут Вячеслав! Вячеслав Громов! Очень странно, что рядом с тобой, откуда ни возьмись, появился еще один Вячеслав.
  - Но это не редкое имя...
  - Слишком уж неожиданно он появился, да и по описанию он похож на моего мужа один в один.
  - Ну, знаешь! Мы тоже похожи, что с того? - Лиза спорила, ей совершенно не хотелось показывать фото Вячеслава Виктории. Мелькнула мысль, что она ревнует. Возможно, что это так - согласилась Лиза сама с собой и подумала, что для нее послать фото Вячеслава Виктории все равно, что поделиться им с нею, а этого делать она отнюдь не собиралась. Вячеслав - часть ее собственной жизни, а не жизни Виктории.
  Виктория будто прочитала ее мысли:
  - Не бойся, - усмехнулась она, - Мне твой Славка не нужен, мне своего по горло хватило. Я только должна убедиться, что это не мой муж. Иначе будут большие проблемы у нас обоих. Сфотографируешь?
  - Хорошо, - нехотя согласилась Лиза. - Поговорим, и я спущусь вниз, посмотрю, вдруг он еще не ушел. Или схожу к нему вечером, найду предлог. А что с ребенком? Ты когда прилетишь? Завтра утром?
  - Я не прилечу.
  Лизе показалось, что она ослышалась.
  - Что ты сказала?
  - Я не прилечу.
  - Почему?
  - Зачем мне это надо?
  - Не поняла... Вика! Но ведь это твой сын!
  - И что с того?
  Лиза разозлилась:
  - Бред какой-то! Ты чего несешь? Это твой сын! Тебе что, все равно, что с ним будет?!
  Виктория некоторое время помолчала, а потом сказала спокойным, без тени сомнения, голосом:
  - Уезжай оттуда. Сегодня же. Ты свою миссию выполнила. Я бы поступила так.
  - Но... а как же Сенечка? И ты хотела получить наследство!
  - Забей. Наследство накрылось. А мальчишка не пропадет. Тетушка обеспечит его до конца дней. Только обязательно перед отъездом сфотографируй своего Вячеслава и пришли фото мне. Это важно.
  Лиза разбушевалась:
  - Это важно?! Ни хрена это не важно! Важно, что ты бросаешь сына на больную женщину! Это важно! Важно, что Сенечку может усыновить уголовник-рецедивист, убийца!
  - Хорош на меня орать! - гаркнула Виктория. - Уезжай оттуда немедленно! Или ты заигралась? Забыла, что ты изображаешь меня? Это не твоя жизнь! Не твоя судьба! Не твой дом, не твоя тетя! Сын тоже не твой! Это мое! Все мое! И я должна оттуда уехать сегодня же! Ты поняла меня?!
  - Поняла, - твердо ответила Лиза. - Но ты тоже кое-что забыла. Сейчас я - это ты. И у меня своя голова на плечах, свое сердце и своя душа. Я не марионетка! Я живой человек с живым сердцем! Я могу отличить хорошее от плохого и понять, как нужно правильно поступить! Ты не знаешь, что такое быть сиротой, а я знаю! Я выросла в детдоме и никому не пожелаю такой судьбы! Тем более что у твоего сына есть мать!
  Виктория заверещала в трубку:
  - Дрянь! Ты не сделаешь этого! Ты не можешь остаться!
  Лиза рассмеялась:
  - Могу! Еще как могу! А что ты сделаешь? Выдашь меня? Расскажешь тетушке о подмене? Валяй. Только я очень сомневаюсь, что ты это сделаешь.
  - Напрасно.
  - Не сделаешь. Я верю, что твое сердце еще живое. Ты не такая, какой хочешь казаться, и тебе не все равно. Я слышала, как ты переживала, когда я по телефону спросила, какое еще событие связано с твоим крестом...
  - Много о себе думаешь! - рявкнула Виктория, а Лиза улыбнулась. В голосе Виктории уже не было столько уверенности, сколько раньше. Что-то дрогнуло в ней.
  - Вика, я остаюсь. Позже ты поймешь, что я поступила правильно.
  Лиза проговорила это быстро, затем нажала на сброс и отключила телефон. Вот так. У Виктории не будет возможности перезвонить. Пусть она останется один на один со своими нынешними мыслями, в нынешнем состоянии. Так думала Лиза и кивала своим мыслям. Пройдет немного времени, и Виктория одумается, приедет и заменит ее. Займет свое место матери рядом со своим сыном, а пока Лиза сохранит это место для нее. Она приложит все усилия, чтобы оберечь ребенка от опасностей и окружит его заботой, как сделала бы это его родная мать.
  На стене в ванной комнате висело зеркало. Лиза встала перед ним. Чужой крест касался ее груди. Тяжкий крест Виктории. Катька оказалась права, когда сказала, что надев чужой крест - принимаешь чужую судьбу. "Но ведь это временно, - подумала Лиза, - всего лишь на несколько дней. Максимум, на месяц. Это временно...".
  Лиза приподняла крест ладонью, ощутила его вес.
  Она не знала и не могла предположить, что где-то там, в бескрайней вышине, в это самое время щелкнул незримый механизм, управляющий шестеренками человеческих судеб, и Всевидящее Небо сделало отметку на карте ее судьбы.
  Точка возврата пройдена. Ничего не повернуть вспять.
  
  
  Часть 3
  
  Чужой крест?
  
  Утром следующего дня Ангелина Васильевна мучилась угрызеньями совести. Может, прав Борис Львович, и она сильно погорячилась? Может, не следовало вчера так напирать на Викторию, прижимать ее к стенке? Тем более при постороннем человеке - Вячеславе. Но что сделано, того не воротишь.
  Ангелина Васильевна вздохнула, раздвинула тяжелые шторы на окне, оперлась о подоконник. Полюбоваться садом помешала Наталья. Пару раз стукнув в дверь, она заглянула в комнату:
  - Ангелина Васильевна, вы проснулись?
  - Входи.
  - Я чего пришла... помните вчерашний разговор?
  Ангелина Васильевна повернулась, выпрямилась, гордо вскинув голову.
  - Что ты хочешь сказать?
  - Я о Виктории и о коллекциях...
  - Ах, ты об этом, - махнула рукой Ангелина Васильевна и расслабилась. - Вот дались тебе мои коллекции...
  - Просто я это... вчера подслушала разговор. Виктория кому-то звонила...
  - И что? Да не тяни ты резину! Пришла - говори! Только внятно.
  - Она сказала по телефону, что обязательно разберется, как открыть хранилище и взять оттуда ценности. Говорила, что вы пропажи пары штук не заметите, а эти штуки кучу бабок стоят! А потом она уедет, и трава не расти.
  - Так и говорила? - с недоверием спросила Ангелина Васильевна.
  - Да! Так и говорила! Я еще что подумала, вдруг этот Вячеслав ее сообщник? О нем же никто ничего не знает! Взялся неизвестно откуда. Простите, но я слышала все, что вчера в столовой происходило. Вы совсем по-другому Викторию описывали. Говорили, что она резкая, стервозная. Вчера она совсем другая была. Может, притворялась? Чтобы к вам в доверие втереться?
  Ангелина Васильевна некоторое время сверлила Наталью взглядом.
  - Что-то ты больно о моем имуществе печешься. С чего бы это?
  Наталья зарделась, прижала руки к груди:
  - Да, боже мой, Ангелина Васильевна! Вы еще меня в разбойники запишите! Я с вами сколько лет? Разве я вас когда-нибудь подводила?
  Ангелина Васильевна улыбнулась:
  - Нет, Наташа, никогда...
  Наталья потопталась на месте.
  - Ну это... я пойду?
  - Это все, что ты хотела мне сказать? Или предложить что-то хочешь?
  - Предложить? Что?
  - Может, код сигнализации сменить?
  - Нет! - воскликнула Наталья, но сразу стушевалась, замычала что-то нечленораздельное, удивляя Ангелину Васильевну своим поведением. - Нет, я ничего такого не предлагаю. Просто рассказала, что слышала...
  Ангелина Васильевна махнула рукой:
  - Ладно, ступай. Менять код - та еще морока, сама не умею, придется людей вызывать. Я лучше поступлю.
  - Как?
  - А вот это, Наташа, уже не твоего ума забота, - отрезала Ангелина Васильевна.
  Она выждала некоторое время после ухода Натальи, а затем направилась в комнату племянницы.
  
  
  Лиза ожидала, что не будет спать всю ночь, станет переживать, бояться грядущего дня, но едва ее голова коснулась подушки, она провалилась в крепкий сон без сновидений, и утром чувствовала себя бодрой и готовой к любым испытаниям.
  В ожидании завтрака она коротала время, перебирая гардероб. Надо выбрать наряд для встречи с сыном Виктории. При этом Лиза гнала прочь мысли о том, понравится ли ее платье Вячеславу.
  Ангелина Васильевна вошла в комнату без стука. Сердце Лизы дрогнуло, но она приветливо улыбнулась:
  - Доброе утро!
  - Доброе... Виктория, я хочу тебе кое-что показать. Пойдем.
  Лиза положила на кровать очередное платье и, как была в халате, направилась вслед за тетушкой.
  Они спустились на первый этаж, миновали столовую, кухню и подошли к входу в подвал. Ангелина Васильевна открыла дверцу висевшего на стене железного шкафчика, под которым оказалась цифровая клавиатура, набрала несколько цифр, дождалась, пока загорится зеленый огонек на панели, а затем провернула ручку двери.
  За дверью - лестница. Тетушка включила свет, и они начали спускаться. Вскоре пред ними оказалась еще одна массивная железная дверь. Лизе она напомнила двери банковских сейфов, что показывают в голливудских фильмах. Тетушка поколдовала с таким же точно железным шкафчиком, и открыла дверь.
  - Код первой двери - дата твоего рождения плюс дата рождения твоего сына. Все цифры надо набирать подряд. Сначала твои: дата, потом месяц, год, а затем в таком же порядке - Сенечкины. На второй двери код тот же, только набирать его следует наоборот. Сначала Сенечкину дату, а затем - твою.
  - Зачем вы мне все это говорите? - Лиза испугалась, вспомнив, что за градом вчерашних новостей забыла поговорить с тетушкой о том, что Наталья собирается ее ограбить. Неужели Наталья опередила и что-то наплела тетушке?
  Ангелина Васильевна вместо ответа взяла Лизу за руку и повела ее внутрь темного помещения. Затем оставила одну и отошла во мрак. Послышался щелчок и вспыхнул свет.
  Музей. Это был настоящий музей. Развешанные картины, закрытые стеклянные стеллажи с антикварными вещами и старинными книгами. Одна стена представляла из себя сейф с множеством довольно больших квадратных ячеек от пола до потолка.
  Ангелина Васильевна указала на него рукой:
  - Там оружие и небольшая нумизматическая коллекция. Это современное хранилище, здесь предусмотрено все: вентиляция, температура и прочее, для каждого стеллажа отдельно, в зависимости от предметов, что там хранятся. Это все и так почти твое.
  - Что вы хотите этим сказать? - Лиза, придавленная осознанием стоимости расположенных вокруг нее вещей, чувствовала себя инородным телом в этом сосредоточии роскоши.
  Ангелина Васильевна подошла к одному из стеллажей и провела рукой по стеклу.
  - Это твой дядя трясся над каждой вещицей, жадничал. Покупал все, что мог купить, без разбору. Это другие коллекционеры придерживаются определенного направления, а он лишь хапал, хапал! Я смотрю на все это по-другому, только как на выгодное вложение средств. Если нужны деньги, больше, чем я могу снять со счета и дать тебе наличными, можешь взять отсюда любую вещь и продать на аукционе. Я разрешаю. Только есть одно условие: выбрав вещь, ты должна подойти ко мне и сказать об этом. Я запрещать не буду, но я должна знать, что ты не воровка. Незачем воровать у себя.
  Лиза запаниковала. Так и есть! Наталья опередила ее и что-то наговорила тетушке!
  - Но я не собираюсь ничего красть! Это Наташка меня оговаривает! Я слышала, как она в кухне договаривалась с каким-то мужиком, что они возьмут отсюда вещи, а на меня все свалят!
  Ангелина Васильевна подошла вплотную к Лизе и с вызовом посмотрела ей в глаза. Лиза втянула голову в плечи. Выдержать такой взгляд оказалось свыше ее сил.
  - Я надеялась, что это неправда...
  - Это правда! Я слышала, как Наташка...
  - Оставь в покое Наталью! - гаркнула Ангелина Васильевна. - Она работает у меня много лет и ни разу не взяла без спроса ни копейки! Я надеялась, что Наталья что-то неправильно поняла, ошиблась, но она говорила правду...
  - Нет!
  - Хватит лгать! Как ты сразу сообразила обвинить Наталью! Догадалась, что она подслушала твой вчерашний разговор по телефону?
  Лиза отшатнулась и непроизвольно зажала рот ладошками. Неужели?! Неужели Наталья подслушала ее вчерашний разговор с Викторией и пересказала его тетушке?! Тогда тетушка должна знать, что она никакая ни Виктория...
  - Я все объясню, - пролепетала Лиза.
  - Ничего не надо объяснять! Твое поведение уже все сказало. Ты выдала себя и своего сообщника. Ну как, о чем вы вчера договорились с Вячеславом? Что решили взять из коллекций?
  Лиза смотрела на тетушку, как жертва на удава, и ужас склизкой волной накатывал на нее. Никакого разговора Наталья не слышала, она придумала его, а Лиза в панике повела себя неправильно. Теперь тетушку не переубедить. Она будет считать ее воровкой.
  - Я ничего не собиралась и не буду брать! - собрав все силы, твердо сказала Лиза.
  - Не зарекайся и послушай меня, - уже более спокойным тоном ответила ей тетушка. - Повторяю еще раз, что все это богатство и так почти твое. Можешь брать отсюда все, что хочешь, но при условии, что ты подойдешь и честно мне обо все расскажешь. Я понимаю, что у тебя могут быть проблемы, которые необходимо уладить.
  - Но...
  - Не перебивай! Если сделаешь так, я буду знать, что ты встала на путь исправления. Мне вещей не жалко, я хочу, чтобы ты изменилась. Но если ты все-таки украдешь что-либо, возьмешь в тайне, учти! Я этого не прощу. Обращусь в полицию и заявлю о краже. Даже не думай, что после того, как тебя поймают, я заберу заявление. Ты понесешь ответственность по закону!
  - Но, - вновь попыталась встрять в разговор Лиза, но тетушка жестом приказала ей молчать.
  - Еще момент. Я доверяю тебе. Сама не верю, что говорю это, но... Доверяю. Потому что ты не уехала. Зная тебя, я думала, что ты соберешь вещи и уедешь еще вчера вечером. Убежишь от проблем. Но ты изменилась. Ты осталась. Это радует. Я хочу верить, что ты справишься и теперь. Не станешь красть.
  - Не стану! Я...
  - Ничего не говори. Закончим на этом. Код ты знаешь. Условие помнишь. Закрываются двери просто - закрыла, придавила, убедилась, что на панели загорелась красная лампочка. Все! - отчеканила Ангелина Васильевна и решительным шагом направилась к выходу из хранилища.
  Лиза стояла, ни жива, ни мертва. Что же это такое происходит?! Что делать? Как оправдаться? В душе она понимала, что оправдываться нет никакого смысла, если тетушка сделала какие-то выводы - ее не переубедишь, в этом Лиза уже успела убедиться. Но оправдаться хотелось! Носить на себе клеймо потенциальной воровки она не собиралась! Единственное, что придумала Лиза - это добыть доказательства своей правоты. Доказательство того, что именно Наташка планирует ограбление. Ну и, конечно, помешать самому ограблению. Поймать Наталью с поличным.
  Она размышляла над этим, а сама ходила меж стеллажами, трогая пальцами прохладное стекло, рассматривала картины, пыталась выдвинуть ящики с оружием из стены-сейфа, но у нее это не вышло. Видимо, тетушка забыла сообщить, что эти сейфы открывались как-то по-иному.
  
  
  Виктория не спала всю ночь. Она лежала на широкой кровати в гостиничном номере и смотрела в потолок, лишь изредка проваливаясь в беспокойную дремоту. Сомнения раздирали ее душу. Она уже привыкла жить со своим грехом, смирилась с тем, что не может находиться рядом с чужими детьми и никогда не осмелится родить своего. Чтобы не было напоминаний о прошлом. Она жила в этом кошмаре семь лет и уже свыклась с ним. Он стал ее привычным коконом, через его призму - нереализованной возможности - смотрела она на мир. Когда-то она прочитала у Рафаэля Сабатини фразу, что ад на земле - это сожаление об упущенных возможностях. Так и есть. Однако за прошедшие годы ее ад стал ей домом - привычным и родным. Но появилась Лиза, и кокон треснул.
  Неужели она, Виктория, сможет все изменить? Все исправить? Обрести сына? Стать матерью?
  Когда над Дрезденом забрезжил рассвет, Виктория сделала свой выбор. Она уже была благодарна Лизе за то, что та отказалась уехать из дома тетушки и заставила ее задуматься, переосмыслить свою жизнь. Тем более что всю грязную работу Лиза сделает за нее. Ведь самое страшное - это первая встреча с некогда брошенным сыном.
  Смогла бы она, Виктория, ее выдержать? Вряд ли. А Лиза сможет. Она не мать. Она только изображает ее. Значит все пройдет гладко, без истерик и ненужных раскаяний. К тому же, как успела понять Виктория, Лиза - спокойная, добрая и рассудительная. По ее признанию - воспитывалась в детском доме, потому должна хорошо знать, что чувствуют и чего хотят детдомовские дети, а значит - легко найдет подход к ее сыну. После, когда она, Виктория, приедет и заменит Лизу, сын уже будет любить свою мать, и ей, Виктории, не придется никому ничего доказывать. Она войдет в уже проторенную колею и станет жить новой размеренной жизнью.
  В отличном настроении Виктория отправилась работать.
  День прошел прекрасно, Виктория блистала на подиуме. Скупая на похвалы Натэлла осыпала ее комплиментами. Заклятые подружки не переставали удивляться ее дружелюбию.
  "Все будет хорошо! - повторяла про себя Виктория. - Все будет!".
  Вильгельм пригласил ее на обед в пять вечера, вновь намекал на значимое событие. Виктория уже устала от намеков, которыми он кормил ее с момента приезда, и намеревалась в этот раз уже потребовать сюрприз. Однако требовать ничего не пришлось.
  Едва она вошла в просторный холл самого престижного ресторана Дрездена. Ожидавший ее Вильгельм поспешил навстречу.
  Высокий, статный, элегантный, он неизменно привлекал внимание всех находящихся поблизости женщин. Виктории это льстило. Она и сама не могла отвести взгляд от его ухоженного лица с несколько широкими, но четко очерченными скулами, волевым подбородком. Вильгельм, барон фон Анхальт, был именно тем мужчиной, рядом с которым она хотела встретить свою еще очень далекую старость. Ей нравилось в нем все: манеры, чувство собственного достоинства, легкое превосходство, с которым он общался с окружающими и по-детски чистая, наивная душа. Вильгельм мог в равной мере искренне радоваться - маленькому красивому полевому цветку и новой престижной марке автомобиля. Рассуждать об искусстве и смеяться над русским анекдотом. Божий одуванчик с титулом барона и благородством принца из прошлых веков. Раритет. Сокровище.
  - Виктория, дорогая! - воскликнул Вильгельм, приблизившись.
  Виктория взяла его под руку и сказала, перейдя на немецкий:
  - Я не опоздала?
  - Я готов ждать всю жизнь. Но мне было бы приятно, если бы ты позволила заезжать за собой...
  - Вильгельм, мы уже говорили об этом, - отмахнулась Виктория. - Прошу тебя, пойми.
  - Хорошо, - Вильгельм улыбнулся.
  Они подошли к столику. Вильгельм придвинул стул даме, затем сел сам. В ту же минуту рядом со столиком появился официант с первой переменой блюд. Видимо, Вильгельм сделал заказ ранее.
  Разговор шел неспешно: о прошедшем показе, о впечатлениях Виктории об этой поездки в Дрезден, Вильгельм поделился новостью о покупке нового рысака в свою конюшню. Виктория ждала перехода к главному, но Вильгельм вел себя так, будто это рядовой обед - ничего серьезного. К десерту Виктория была уже вся на нервах. Неужели она ошиблась? Вильгельм не собирается делать ей предложение? Тогда о каком сюрпризе и значимом событии он говорил?
  Сидеть и слушать его пустую болтовню больше не было сил. Десерт заканчивался. Слезы подступали к глазам. Виктория уже приподнялась, чтобы встать и уйти, не объясняя причин. Послать его к черту с его сюрпризами! Как вдруг...
  На несколько мгновений свет в зале погас, а когда зажегся вновь - в центре зала стояла толпа цыган. Посетители, сидящие за другими столиками, по-видимому были предупреждены о предстоящем шоу, они аплодировали и бросали лукавые взгляды на Викторию.
  Слезы стояли в ее глазах. Слезы радости.
  Пожилой цыган приблизился к их столику и заиграл на скрипке. Волнительно, проникновенно. Виктория не выдержала и закрыла лицо ладонями. Она плакала! От радости! Впервые в жизни!
  Под восхитительные звуки скрипки Вильгельм вышел из-за стола и опустился перед Викторией на одно колено. В руках он держал бархатную коробочку с обручальным кольцом.
  - Я, барон Вильгельм фон Анхальт, хочу спросить тебя - согласна ли ты, Виктория Громова, стать моей женой?
  - Да! - воскликнула Виктория. - Да! Да! Да!
  Более не сдерживая себя, она, плача от счастья, надела на палец обручальное кольцо и повисла у Вильгельма на шее, повторяя:
  - Да... да... да...
  Играла скрипка, гитара, плясали цыгане. Виктория поверх плеча Вильгельма смотрела на мелькание их разноцветных юбок и думала: "Как безвкусно! Но как хорошо...".
  
  
  Тем же днем в России, когда стрелки часов еще едва перевалили за полдень, Лиза с волнением ожидала приезда Сенечки. Она бродила по саду, сжимая в руке сотовый телефон. Лиза решила сфотографировать Сеню и послать фото Виктории, чтобы та увидела личико своего сына, оставила сомнения и приехала домой.
  Меж кустов мелькнула фигура Натальи. Лизу озарила идея.
  - Наташка! Стой! - крикнула Лиза.
  Та оглянулась с явным удивлением. Видимо, привыкла к более ласковому произношению своего имени.
  - Что вам... тебе?
  Лиза подошла к ней вплотную и выставила перед ее носом телефон.
  - Видишь?
  - Вижу, - ответила Наталья и пожала плечами.
  - Что ты видишь?
  - Ну телефон, а что?
  - То! Это не просто телефон. Это доказательство!
  - Чего? - Наталья выглядела растеряно.
  - Твоего сговора с ворюгой. Сашкой. Здесь записан ваш разговор. Помнишь, вчера ты разговаривала с ним в кухне? Тут записано каждое слово. И вот что я тебе скажу, дорогая. Если из коллекции тети пропадет хоть одна вещь, я отдам эту запись в полицию! Поняла?
  Наталья попятилась. Ее полное лицо пылало румянцем, взгляд шарил по округе, будто подыскивал убежище для хозяйки.
  - Ммм, - только и смогла произнести Наталья.
  Лиза ликовала. План удался!
  - Да, еще! Красть телефон бессмысленно. Я уже отправила по интернету запись надежному человеку. Так что думай, Наташка, думай! Хочешь ты в тюрьму или нет.
  Наталья паниковала. Лизе доставляло немалое удовольствие видеть ее затравленный взгляд, отвисшую нижнюю губу и красные уши. Так ей и надо! Лиза выдержала такое унижение утром в хранилище, что подобная месть - еще маленькое наказание для этой стервы.
  - Мы приехали! - прокричал знакомый голос издалека.
  Лиза оставила Наталью размышлять над ее дальнейшей судьбой, а сама побежала по тропинке к главным воротам.
  Она подбежала к ним как раз в тот момент, когда в ворота входили: незнакомая сухопарая женщина лет сорока и... Вячеслав, который нес на своих плечах смеющегося мальчугана.
  Женщина поздоровалась и пошла по направлению к дому, а Вячеслав с Сенечкой остались.
  - Привет, - проговорила Лиза, не сводя глаз с мальчика.
  Светловолосый, с серо-голубыми глазами и нежно-белой кожей он был так похож на нее... Слезы навернулись на глаза, а сердце сжалось. Сын...
  Стоп! Говорила себе Лиза, это не твой сын, а сын Виктории, но сердце не слушало ее. Оно билось все быстрее и быстрее.
  - Замрите! - приказала Лиза, еле сдерживая дрожь в голосе. - Смотрите на меня!
  Она навела фотоаппарат и сфотографировала Сенечку вместе с Вячеславом. Перешлет Виктории фото обоих.
  - А ты кто? - спросил Сеня.
  - Я? - Лиза растерялась. Как ответить на этот вопрос?
  Вячеслав подмигнул ей и снял Сеню со своей шеи.
  - Все плечи отсидел! Уже здоровый мужик!
  Лиза переводила взгляд с одного на другого.
  - Разве вы знакомы? - задала она Вячеславу глупейший вопрос, но по-иному сформулировать свою мысль она не смогла.
  - Уже да, - засмеялся Вячеслав. - Вчера, после твоего ухода, я напросился съездить за ними. Тетушка разрешила.
  - А ты кто? - повторил вопрос Сеня. Пока Лиза разговаривала с Вячеславом, он все время стоял рядом с ним и не сводил глаз с Лизы.
  Она присела на корточки перед мальчиком. Вячеслав отошел на несколько шагов.
  - Сенечка, ты взрослый парень, попробуй понять... бывает, что люди должны уезжать надолго и не могут всегда быть рядом...
  - Ты моя мама?
  Комок встал в горле, дыхание перехватило. Лиза собиралась ответить, но лишь хватала воздух ртом.
  Сеня смотрел на нее, прямо в глаза, а затем сделал шаг навстречу и обнял.
  Невесомые прикосновения его рук на спине, запах волос и нежность детской кожи... Лиза разрыдалась в голос и сжала Сеню в объятиях так крепко, как мечтала когда-то в детстве, чтобы обняли ее.
  - Ты - моя мама...
  Вячеслав подошел, присел на корточки рядом, крепко обнял их обоих, а затем резко выпрямился, подсаживая Сеню себе на плечи со словами:
  - Ну, все! Поехали дальше! Тетя Ангелина ждет! - и голос его дрожал.
  Лиза подняла голову и успела заметить влажный блеск его глаз прежде, чем он успел отвернуться.
  
  Дом наполнился людьми. Все собрались в просторной гостиной. Пришли Борис Львович с Артуром, туда-сюда шныряла няня Анна Михайловна, суетилась Наталья, стараясь обходить Лизу стороной.
  Лиза и Вячеслав сидели на диване, напротив них в креслах разместились Ангелина Васильевна, Борис Львович и Артур. Сеня стоял у дивана, крепко держал Лизу за руку и оживленно пересказывал свои приключения в доме отдыха. Лиза заворожено следила за каждым его движением, и ее собственное одинокое детство стояло перед глазами. Увлеченная, она не замечала, что точно также Ангелина Васильевна и Вячеслав не сводят глаз с нее.
  Когда Наталья объявила, что обед готов, все направились в столовую. Перед выходом из гостиной Ангелина Васильевна тронула Лизу за руку и кивком головы попросила отойти.
  - Беги, занимай место, - сказала Лиза Сене и осталась в комнате с тетушкой.
  Ангелина Васильевна подождала, пока все выйдут, а затем произнесла:
  - Прости меня за утро. Я была не права. Наталья, наверняка, что-то перепутала.
  У Лизы мелькнула мысль рассказать тетушке правду еще раз, сообщить о том, как она удачно сблефовала, напугав Наталью несуществующей записью на диктофон телефона, но решила этого не делать. Зачем? Наталья предупреждена, напугана и вряд ли решится на воровство, а сегодня все так счастливы! Не стоит омрачать этот день.
  Вместо ответа Лиза, в порыве нахлынувших чувств, обняла ошеломленную от такого поступка тетушку.
  - Я так счастлива! - призналась Лиза, и это было абсолютной правдой.
  Да, это не ее имя, не ее тетя, не ее сын и даже не ее судьба, но впервые в жизни она чувствовала себя дома. В кругу своей семьи. Среди своих.
  Отстранившись, Ангелина Васильевна украдкой смахнула слезу и, не говоря ни слова, направилась в столовую. Лиза с улыбкой последовала за ней.
  За столом Вячеслав пообещал Сене починить его велосипед, и после обеда они, прихватив с собой Артура, направились в гараж. Лиза улучила момент затащить в укромный уголок Бориса Львовича и наконец выяснить у него правду о здоровье тетушки.
  - Борис Львович, скажите честно, насколько все плохо? - спросила Лиза. Доктор мялся, мычал что-то невразумительное. Лиза решила настоять на своем. - Я должна знать! Тетушка выглядит неплохо, но я слышала, что такие резкие улучшения у неизлечимо больных случаются перед самым... концом. Борис Львович, миленький, скажите все, как есть!
  Он взял Лизу за руку, погладил ее пальцы.
  - Видите ли, Виктория... право, это не моя тайна, но я таки думаю, что пора заканчивать балаган. Пусть Ангелина растерзает меня на месте, но я вам таки все скажу!
  - Скажите! Пожалуйста...
  - Это цирк. Театр. Клоунада.
  - Что? - не поняла Лиза.
  - Я всегда был против. Всегда! Я говорил Ангелине, что нельзя шутить здоровьем, не надо кликать. Да и морочить голову другим - это таки не комильфо.
  Лиза замотала головой.
  - Борис Львович! Я ничегошеньки не понимаю!
  - Неужели? Вы до сих пор не догадались, что тетя морочит вам голову?
  - Морочит голову?
  - Ну конечно! У нее, слава богу, отменное здоровье! Она придумала эту сказку, чтобы заманить вас сюда. Она считала, что иначе, чем за наследством, вы бы сюда пожаловать не изволили.
  - Но... когда я приехала, в первую ночь тете было очень плохо!
  - Театр, дорогая моя, театр! Ваша тетушка хорошая актриса. Она проверяла вас. Остались ли вы той, прежней, Викторией, способной бросить своего ребенка, или раскаялись, изменились.
  - Разве так можно проверить? - продолжала удивляться Лиза.
  - Она считает, что таки - да. Ангелина уверена: человек с жестоким сердцем не станет исполнять капризы пожилой больной женщины.
  До Лизы наконец в полной мере дошел смысл сказанных слов, однако ни раздражения, ни обиды она не почувствовала. Лиза рассмеялась:
  - Надо же! Актриса!
  Борис Львович похлопал Лизу по руке и попросил:
  - Только, чур, меня не выдавайте! Я вам ничего не говорил! Хорошо?
  Лиза чмокнула Бориса Львовича в щеку.
  - Я сегодня вас даже не видела! - с улыбкой сказала она и, оставив смущенного Бориса Львовича, побежала в гараж, где уже вовсю шли ремонтные работы.
  Перед тем, как войти в гараж Лиза нажала на телефоне - "отправить". Все. Сообщение с фотографией Сени и Вячеслава ушло Виктории в Дрезден.
  В гараже Артур и Вячеслав колдовали над велосипедом, а Сеня ходил вокруг с важным видом и руководил:
  - Тут гайка разболталась, надо подтянуть!
  - Есть, командир! - Вячеслав отдал маленькому начальнику честь, приложив гаечный ключ к своему виску.
  Удовлетворенный Сеня подсел к Артуру, чинившему велосипедную цепь, и принялся учить работать его.
  Лиза опустилась на бетонный пол рядом с Вячеславом.
  - Как идут дела? - спросила она.
  Ответил Сеня:
  - Мам! Все окей! Они справятся!
  - Доверяет, - с важным видом Вячеслав кивнул на Сеню и вытер с лица испарину.
  Лиза расхохоталась. На лице Вячеслава остались широкие полосы грязи и машинного масла.
  - Испачкался, да? - понял Вячеслав и принялся тереть лицо ладонью, добавляя все новые и новые полосы.
  Лиза огляделась по сторонам в поисках куска чистой ткани, но не заметила ничего подходящего. Тогда она отодвинула грязные руки Вячеслава и принялась своими чистыми пальцами стирать грязь с его лица.
  Вячеслав сидел, не шелохнувшись. Он смотрел в ее глаза. Пристально. Проникновенно. Затем осторожно, будто боялся спугнуть бабочку, поднял руку и коснулся пальцами ее щеки.
  Они замерли, глядя в глаза друг другу. Долгое-долгое мгновение стояла тишина. И не было в мире тайны, сокровенней, чем их.
  - Да целуйтесь уже! - раздался звонкий голосок Сени, и они с Артуром расхохотались.
  Лиза и Вячеслав, как застигнутые врасплох школьники, отскочили друг от друга под еще более громкий раскат смеха. Лиза подбежала к Сене, попыталась взять его на руки, но не удержала вес, и они повалились на пол.
  - Подглядывать нехорошо! - Лиза щекотала Сеню.
  Тот хохотал и отбрыкивался.
  - А чего вы! Ай! Ай!
  Велосипед они все-таки починили и отправились кататься на луг. Сеня в сопровождении Артура уехал далеко вперед, а Лиза с Вячеславом неторопливо брели по пыльной проселочной дороге позади. Вечернее солнце уже сменило курс на закат, кузнечики затихли, а в воздухе слышался запах озона.
  - Хорошо-то как, - тихо проговорила Лиза. - Но будет гроза. Посмотри, небо уже затягивает. Да и ветер стих... Как тихо... даже страшно!
  Вячеслав, не спрашивая разрешения, обнял ее и прижал к себе.
  - Ты мне так и не ответила.
  - Ты о чем?
  - Не сказала, станешь моей женой?
  Лиза вырвалась из его объятий и ускорила шаг. Вячеслав догнал ее и повернул лицом к себе. Она попыталась вырваться, но его руки крепко держали ее.
  - Слава... все очень сложно...
  - Я знаю.
  - Нет...
  - Я знаю.
  Лиза смотрела на его красивое и уже столь дорогое лицо, а сердце рвалось на части.
  - Ты не можешь знать, и... это не моя тайна, - повторила она слова Бориса Львовича. - Сейчас я не могу сказать почему, но когда-нибудь после...
  - Не надо после. Я знаю все, Лиза...
  - Что? - За несколько дней, проведенных в поселке, собственное имя, произнесенное вслух, резануло по ушам. Оно стало чужим. Лиза переспросила: - Что ты сказал?
  - Лиза, я знаю все. Моя настоящая фамилия - Громов. Я муж Виктории. Через неделю с небольшим - уже бывший муж.
  Он отпустил ее руку, и Лиза попятилась. Заметалась. Затравлено смотрела на него, затем на Сеню с Артуром вдали, на грозовое небо.
  У горизонта полыхнула молния, и вскоре послышался отдаленный раскат грома. Подул резкий холодный ветер.
  - Сеня! Артур! Надо возвращаться! - крикнула им Лиза.
  - Ты станешь моей женой? - громко спросил Вячеслав, и гром вторил его словам. - Лиза!
  Она мотала головой, отдаляясь от него все дальше.
  - Я не могу... я... ты...
  - Я люблю тебя! - прокричал Вячеслав.
  Полыхнула молния.
  Артур и Сеня бежали к ним со всех ног.
  Первые тяжелые капли упали в придорожную пыль.
  - Уходи, - сказала Лиза.
  Вячеслав приблизился. Лиза выставила руки вперед.
  - Лиза...
  - Уходи!
  - Я люблю тебя!
  Подбежали Сеня и Артур. Лиза обняла Сеню, пытаясь голыми руками защитить его от набирающего силу дождя, и они побежали к поселку.
  Вячеслав остался на дороге. Один. Под струями грозового ливня.
  
  
  Что он сделал не так? Чем испугал? Тем, что знает ее настоящее имя и все остальное? Но ведь он не обвинял, не хотел зла, наоборот! Он признался, что любит ее! Тогда почему? Почему она ушла? За что прогнала его?
  Мокрый насквозь, Вячеслав не обращал внимания ни на дождь, ни на раскаты грома над головой. Хотелось плакать. Мужику. Сильному мужику. Но он не умел этого делать. Зря.
  Вячеслав подставил лицо дождю и закрыл глаза. Вода текла по щекам.
  Лиза - не Виктория, она - другая, и она сказала - уходи.
  В глубине души Вячеслав понимал, что она выбрала долг - ничем не оправданный, необъяснимый меркантильными соображениями долг перед Викторией. Лиза никогда не станет его женой только потому, что раньше он принадлежал Виктории. Лиза носит ее имя, живет в доме ее тетушки, заботиться о ее сыне, и при этом чувствует себя естественно лишь потому, что она делает это бескорыстно, из каких-то только ей известных побуждений. Принять любовь пусть и бывшего мужа Виктории означает для Лизы - пользуясь предоставленной возможностью, присвоить то, что не принадлежит ей. Она не сделает этого. Никогда. Все это Вячеслав понимал, но принимать - отказывался.
  Он вернулся в дом Вольчинского и на ходу сбросил с себя мокрую одежду. Прошел в душ и встал под струи слишком горячей воды. Постепенно дрожь, вызванная не то волнением, не то холодом, унялась.
  После душа и бокала хорошего коньяка мысли тоже пришли в порядок.
  - Дурак! - вслух воскликнул Вячеслав, наливая второй бокал конька.
  Какой же он дурак! Все было так хорошо! Зачем он полез к ней со своими признаньями! Знает он... Вот и знал бы дальше, но молча!
  Вячеслав ругал себя, на чем свет стоит, пока не зазвонил телефон.
  - Слушаю, - ответил Вячеслав.
  - Привет, это Андрей, - отозвался Сидоров, как будто Вячеслав по имени контакта на дисплее не мог понять, кто звонит. - Есть потрясающие новости.
  - Говори.
  - У Виктории в Дрездене не любовник! Лучше!
  - Кто?
  - Жених! Полчаса назад он сделал ей предложение! Мои человек тоже в ресторане, все заснял. Я переслал на твой мейл видео.
  - О, как...
  Вячеслав молчал, обдумывая столь долгожданную, но в данный момент ничего не значащую для него новость.
  - Алло, Слава, ты меня слышишь? Ты выиграл. Поздравляю!
  - Не с чем, - буркнул Вячеслав. Он думал, что отдал бы эту проклятущую половину своего состояния за то, чтобы Лиза сказала "да". Порою даже большие деньги дешевле одного слова.
  - Как это не с чем? - удивился Сидоров. - Ты победил! Виктории в твоей власти!
  "В моей власти... в моей власти?", - подумал Вячеслав и чуть не выронил телефон.
  - Андрюха, твою дивизию! Спасибо, друг!!!
  - Ну вот, - обрадовался Сидоров, - наконец-то дошло...
  - Слушай, Андрей! Пусть твой человек сообщит, когда Виктория останется одна. Лучше, если в тот момент она будет не на людях, а в каком-нибудь уединенном месте. У себя в номере, например.
  - Хочешь припереть ее к стенке?
  - Хочу предложить сделку.
  - Сделку? - удивился Сидоров. - Ты о чем?
  Вячеслав отвечать не стал, попрощался и нажал сброс.
  
  
  Виктория ощущала себя на седьмом небе. Самой счастливой женщиной на земле.
  Покинув ресторан на машине Вильгельма, они попросили водителя остановиться в некотором отдалении от гостиницы. Виктория захотела прогуляться - вечер восхитительно хорош.
  Они неторопливо брели по тенистой аллее, Виктория держала Вильгельма под руку и тайком любовалась кольцом на пальце. В такой вечер думать об опасности быть выслеженной шпионами Славки не хотелось. Да и откуда им тут взяться? Еще ни разу они не преследовали ее за рубежом. Виктория раньше соблюдала меры предосторожности, но больше по привычке, чем из боязни оказаться пойманной с поличным.
  - Завтра благотворительный фонд устраивает прием. Пойдем вместе? - спросил Вильгельм.
  - Что за фонд?
  - Помощи сиротам. Собирают деньги для детей стран Восточной Европы.
  Виктория помедлила с ответом.
  - Хочешь, чтобы я пошла?
  - Очень! - Вильгельм локтем крепче прижал ее руку к себе. - Моя семья давно помогает этому фонду. Знаешь, я бы расстреливал матерей, которые оставляют детей в роддомах. Одно дело, когда родители погибают - это судьба, а другое... Ничто не может оправдать такое предательство. Пойдем вместе?
  Виктория молчала. Вильгельм остановился, встал перед ней. Виктория опустила голову.
  - Не знаю... Боюсь, я не подхожу...
  Вильгельм не дал ей договорить:
  - Боишься, что наше консервативное высшее общество тебя не примет? Дорогая, даже не думай об этом! С сегодняшнего дня ты будущая баронесса фон Анхальт! Тобой будут восхищаться, тебе станут завидывать!
  Виктория смотрела в его лучистые глаза, на его безумно красивое и дорогое сердцу лицо и хотела разрыдаться.
  - Я совсем не то хотела сказать, - произнесла она по-русски, зная, что Вильгельм не понимает ни слова. - Я не подхожу на роль благотворительницы для детей-сирот.
  - Дорогая, сейчас ты говоришь по-русски, - с улыбкой произнес Вильгельм. - Кстати, я нанял учителя. Начну изучать русский, чтобы мы могли говорить на одном языке. Вернее, на двух! Слушай, я выучил несколько слов: ма-ма, мьяч, стол! У меня хорошо получилось?
  Его глаза смеялись, он совсем по-детски гордился своими успехами. Виктория приложила ладонь к его щеке, подтянулась на цыпочках и поцеловала Вильгельма в губы. Легко, одним прикосновением.
  - Вы прекрасно говорите по-русски, господин барон, - сказала она по-немецки. - Я вами горжусь!
  Он взял ее руку в свои ладони, поцеловал, а затем нежно привлек Викторию к себе со словами:
  - А я горжусь своей будущей женой!
  - Вильгельм, скажи, а ты мог бы простить мне ложь?
  - Ложь? - переспросил Вильгельм и наклонился к Виктории, пытаясь поймать ее взгляд.
  - Ложь.
  - Какую ложь? Ты о чем говоришь?
  - Понимаешь... если бы я тебе солгала о своем прошлом, а потом сказала бы правду, но она была бы не очень... красивая... ты бы мог меня простить?
  Виктория нашла в себе силы ответить Вильгельму взглядом на взгляд. Он некоторое время раздумывал, а потом произнес:
  - Мог. Если бы эта ложь касалась только твоего прошлого. Того, что было до меня. Ты хочешь мне в чем-то признаться?
  Виктория задумалась. Она хотела признаться! Рассказать о сыне. Но не всю правду. Она не станет рассказывать о том, что бросила сына. Признается только в его наличии. Раньше она говорила Вильгельму, что у нее нет детей. Сейчас скажет, что солгала из-за страха, что он ее бросит, а теперь подумала и решила сознаться, что у нее в России есть семилетний сын. Вильгельм обещал простить, он любит детей, а значит - все будет хорошо.
  Виктория уже собиралась сказать все это, но в последний момент передумала. Она не разговаривала с Лизой со вчерашнего дня и не знает, что там у них происходит. Вдруг все пошло наперекосяк? Нет, прежде чем делать такие признания, следует выяснить все детали.
  - Не сейчас, - ответила Виктория. - Я все расскажу позже. Мне нужно немного времени, чтобы... набраться смелости.
  - Дорогая, ты меня пугаешь. Что такого страшного произошло в твоей жизни? Я не буду спать всю ночь. Хотя бы скажи, это слишком дурная новость для меня?
  - Нет, - с улыбкой проговорила Виктория. - Я уверена, что нет...
  Вильгельм кивнул, и они, не спеша, продолжили путь.
  
  В номере гостиницы Виктория скинула надоевшие за день туфли и сразу полезла в сумочку за телефоном. Одно сообщение от Лизы. Она прислала mms.
  Виктория открыла фотографию и вцепилась взглядом в лицо мальчика, сидящего на плечах мужчины. Присмотрелась...
  - О, боже! - воскликнула Виктория и отбросила в сторону телефон, будто он мог ее ужалить.
  Прошло время, прежде чем она смогла унять нервную дрожь. Виктория подняла телефон, снова открыла фотографию - так и есть. Ее сын сидел на плечах Славки.
  С телефоном в руке Виктория ходила по номеру из угла в угол, не зная что предпринять. Получается, Славка с самого начала все знал! Лиза говорила, что встретила своего Вячеслава утром следующего дня. Почему тогда он молчит? Не звонит ей, не закатывает истерик?
  - Он следит за мной...
  Виктория затравлено огляделась. Бред, в ее номере никого не может быть! Как все не вовремя! А, впрочем... Вильгельм сделал ей предложение, он богат. На кой черт ей теперь Славкины деньги? У нее есть сын, она заберет его в Германию, и они станут жить втроем счастливой семейной жизнью. Пусть Славка подавиться своими деньгами! Однако Лизу стоит предупредить.
  Виктория выбирала из контактов номер Лизы, когда зазвонил телефон. На дисплее светилось: "Бывший". Она переименовала Славку в бывшего как только ушла от него.
  Подавив желание послать его к черту, не разбираясь, Виктория ответила на звонок:
  - Говори.
  - Во-первых, здравствуй, - парировал Вячеслав. - Есть серьезный разговор.
  - Мне не нужны твои деньги! Совсем! Забирай и подавись!
  - О, как! Реки потекли вспять? Или я попал в параллельный мир?
  - Хватит придуряться, говори, что хотел.
  - Хочу предложить сделку. Ты приняла предложение барона?
  - Какая тебе разница? Да. Приняла.
  - Собираешься жить с ним долго и счастливо?
  - Громов, твою мать! Прекрати балаган!
  - Тогда ответь, как твой барон отнесется к новости, что семь лет назад ты бросила своего сына и даже не трудилась узнать о его судьбе? Думаешь, эта новость ему понравится? В высшем обществе так поступают все баронессы?
  - Гад! Ты не сделаешь этого! - закричала Виктория. - Я уже отказалась от денег! Мне не нужно ни копейки! Что ты хочешь? Отомстить?!
  - Нет, - сказал Вячеслав тихо и уверенно. - Я хочу твое имя.
  - Не поняла, - Виктория крепче прижала к уху телефон. - Что ты сказал? Повтори!
  Вячеслав повторил, отчетливо проговаривая каждое слово:
  - Я хочу получить твое имя. Навсегда. Насовсем.
  Свободной от телефона рукой Виктория схватилась за голову, сжала прядь волос и оттянула ее до боли.
  - Громов, ты пьян? Бредишь? Что это за цирк?!
  - Мне нужно, чтобы Лиза навсегда осталась Викторией, а ты можешь жить под ее именем.
  - Бред... Ты сошел с ума...
  Вячеслав рассмеялся.
  - Нет, дорогая. Еще никогда мои мысли не были такими ясными. Слушай сюда. Ты изворотлива и умна, ты придумаешь, как навсегда остаться в Германии под именем Лизы. С формальностями я тебе помогу, можешь рассчитывать. Расскажешь сказку своему барону, что твое настоящее имя другое, что ты работала и жила под псевдонимом. Или еще что придумаешь - ты можешь это. Если нужна помощь в подтверждении твоих сказок - я помогу. Из шкуры вон вылезу, но помогу, чтобы твой барон ничего не заподозрил.
  - Я не сделаю этого!
  - Сделаешь!
  - Нет! Это моя жизнь! Ты хочешь забрать мою жизнь!
  - Не преувеличивай. Я хочу забрать твое прошлое, которое тебе никогда не было нужно. Тебе не нужен твой сын! Возможно, сейчас тебе кажется, что ты можешь все исправить и стать ему матерью, но ты ошибаешься. Вика, опомнись! Мальчик станет для тебя забавной игрушкой и успокоением души только на время! Очень короткое время. Но он не игрушка. С ним нужно заниматься, его нужно воспитывать. Его нужно любить, в конце концов!
  - Я смогу!
  - Нет, Вика, не сможешь. Подумай и поймешь, что я прав. Ты поиграешь в мать, а затем он станет для тебя обузой. Что сделаешь? Наймешь нянек и плюнешь на сына. Бросишь его второй раз.
  - Не брошу!
  - Бросишь, Вика, бросишь. Кроме сына в твоем прошлом есть тетушка, которая тебе не нужна, детство, которое ты не любишь вспоминать.
  - И что? Зачем тебе мое детство и моя тетя?
  - Я хочу забрать все это у тебя для Лизы.
  Виктория хмыкнула:
  - Кстати, а она знает о твоем плане Барбароса?
  - Нет, и ты не скажешь ей о моем звонке. О том, что это я предложил сделку. Ты скажешь ей, что приняла решение сама, а меня только поставила в известность. Итак, подведем итоги. Ты отдаешь свое, прости, но замаранное позором имя, и семью Лизе. Навсегда. Сама взамен получаешь чистое имя и меня в виде телохранителя этой тайны. Обещаю, что ни одна живая душа никогда не узнает правды от меня, и я сделаю все возможное, чтобы эту тайну не узнал никто.
  - Ты влюбился...
  - Да. Поверишь, нет? Но я впервые чувствую себя по-настоящему счастливым. Только Лиза не станет моей, пока считает, что лишь временно заменяет тебя. Для нее я - часть твоей собственности. Она чужого не возьмет.
  Виктория поражалась внезапному и неожиданно доверительному признанию. Злость куда-то улетучилась, а сердце, наоборот, дало о себе знать учащенным стуком. У нее есть сердце. У Славки есть сердце. Они любят.
  - А Лизе это действительно надо? Ты уверен?
  - Она не должна знать о нашем сговоре. Я на тебя надеюсь.
  - Это я уже поняла, но ты уверен, что Лиза не пошлет меня лесом и не бросит всех? Вот возьмет и уедет! Оставит и тебя, и тетю, и моего сына!
  - Нет. Она так не поступит.
  - Почему?
  - Она уже любит нас всех. И мы любям ее. Она никогда не оставит сына, не сможет признаться, что она не его мать.
  Комок подступил к горлу, и глаза вмиг стали влажными. Виктория моргнула, и крупная слеза скатилась по ее щеке. Славкины слова резанули в самое сердце. Она любит, ее любят... В этот момент Виктория осознала, что уже давно потеряла себя. Отдала свою жизнь и свою судьбу еще там, в Москве. Насовсем.
  - Ты жесток! На что ты обрекаешь ее, ты подумал?
  - Иногда приходится делать больно, чтобы потом все стало хорошо. Что есть у нее? Раз она согласилась на твою авантюру, значит - ничего и никого у нее нет. Ты приедешь за сыном, и ей придется возвращаться в свою жизнь. К чему? К кому? В пустоту? В никуда?
  - Да... она детдомовская... И она хотела перемен...
  - Вот! А теперь у нее семья, сын, будущее. Так что ты решила? Ты согласна?
  Виктория ухмыльнулась.
  - У меня есть другие варианты?
  - Есть. Рассказать правду барону, вернуться в Россию, заменить Лизу и посвятить себя воспитанию сына. Измениться полностью. Ты готова к этому?
  - А без рассказать барону нельзя?
  - Не начинай сначала. Без барона нельзя! Если ты привезешь сына в Германию, будет та картина, что я тебе нарисовал. Ты бросишь сына на нянек. У тебя выбор - принять мое предложение или вернуться в Россию. Вика, подумай хорошо! Выбери тот крест, который ты действительно сможешь нести!
  Лицо Вильгельма встало перед мысленным взором Виктории. Его проникновенный взгляд, нежные объятия... Виктория вспомнила веселую мордашку сына на фотографии.
  Виктория молчала долго, очень долго. Пока слезы не высохли на ее щеках. Вячеслав ждал.
  - Громов, хочу, чтобы ты знал. Ты прав. Я никогда не стану хорошей матерью. Но прошу, помни! Помни всегда - я соглашаюсь не из-за страха, что Вильгельм узнает правду, я соглашаюсь ради любви! Я люблю его и не хочу, чтобы он страдал! И я... я люблю своего сына! Да! Люблю! Люблю!! И мне все равно, веришь ты в это или нет! Ты не можешь знать, в каком аду я жила все эти годы! Что творилось в моей душе! Лиза лучше меня... Если они нашли друг друга - пусть будут вместе. Она даст ему больше, чем я. Громов! Слышишь? Забирай мою жизнь!
  Эмоции вышли за грань, и Виктория разрыдалась. В голос. Она повалилась на кровать, содрогаясь в приступах извергаемого вместе со слезами отчаяния и горя. Телефон с так и не отключенным вызовом лежал рядом с ней.
  Когда рыдания стихли, из трубки донеслось:
  - Вика! Вика!
  Она прижала трубку к мокрой щеке.
  - Вика, я буду помнить! И я верю тебе! Слышишь? Верю!
  - Спасибо...
  - И... ты станешь хорошей матерью! В будущем. Обязательно станешь! Сегодня твоя жизнь начинается с чистого листа. У нас у всех все будет хорошо! Все будет!
  - Слава?..
  - Да?
  - Прости меня за все, что я тебе сделала.
  - И ты меня прости...
  Боясь, что эмоции вновь захлестнут ее, Виктория по-быстрому умылась, напилась воды прямо из-под крана, а затем вернулась в комнату и набрала номер Лизы.
  Два часа спустя, уже за полночь, Виктория перезвонила Вячеславу.
  - Я поговорила с Лизой, - сказала она. - Иди к ней. Сейчас ей очень нужна твоя поддержка...
  
  
  В то самое время, пока Виктория разговаривала по телефону с Лизой на первом этаже дома Ангелины Васильевны, в комнате Натальи, состоялся еще один разговор.
  Глазами, полными ужаса, Наталья смотрела на двоюродного брата.
  - Ты сошел с ума! - сказала она. - У Вики есть запись!
  Сашка рассмеялся.
  - Блеф! Фуфло!
  Наталья отрицательно покачала головой.
  - Она пересказала разговор, даже имя твое назвала...
  - Вот баба, она баба и есть! Ты чо, думаешь, что племяшка, в натуре, на свое тел чёй-то там записала? Она жеть на улице была, далеко! Слышать, может, и слышала, спорить не буду, но не записывала. Блефует племяшка.
  - Думаешь?
  - Точно тебе говорю!
  Наталья присела на краешек кровати рядом с братом. Она все еще сомневалась, но раз Сашка говорит, то, может, так оно и есть? Обманула ее Вика.
  - Сука!
  Сашка расхохотался, и Наталья пихнула его локтем в бок, чтобы убавил громкость.
  - Не дрейфь, Наташка! Все будет чики-поки! Ты тетушку подготовила?
  Наталья расплылась в злорадной улыбке:
  - Ага... Моя барыня Вике не доверяет, а я ей еще на нервы накапала. Знаешь, что Ангелина сделала?
  - Что?
  - Отвела Вику в хранилище, показала ей там все. Даже код сказала! Я подслушивала, они меня не заметили. Ангелина сказала, что вот тебе код, бери что хочешь, но только открыто, а если своруешь - пеняй на себя!
  - Так и сказала? - не поверил Сашка. Наталья кивнула, весьма довольная собой. Сашка одной рукой обнял сестру за плечи: - Ну вот, а ты боялась! Даже юбка не помялась! Племяшка код знает - раз, наверняка там все пальчиками заляпала - два. Мы на коне, сеструха!
  - И что теперь?
  - В сокровищницу пойдем, - сказал Сашка и поднялся.
  Наталья ойкнула и приложила ладонь ко рту.
  - Сейчас? - тихо переспросила она.
  - Конечно, - Сашка смотрел на сестру сверху вниз. - Надо по горячему, пока сростается. Мало ли чо... вдруг тетка код поменяет или в племяшку влюбится... Тогда тебя тоже проверять станут, про меня вызнают. Пошли!
  Наталья нехотя поднялась. Еще раз с сомнением посмотрела на брата, но тот кивком головы указал ей на дверь. Наталья вздохнула и подчинилась.
  Они спокойно миновали холл, столовую, прошли к входу в подвал. Обитатели дома спали. Лишь возня мыши за плинтусом в коридоре, да их легкие шаги нарушали тишину.
  Наталья открыла шкафчик, за которым располагалась цифровая панель для набора кода, чтобы отключить сигнализацию. Над панелью встроенные часы показывали время - 23 часа 40 минут. Наталья оглянулась на брата и спросила шепотом:
  - Я про часы не знаю, они тут зачем?
  - Хрен на них, - так же шепотом ответил Сашка, - открывай! Все равно племяшка сейчас дома, пофиг часы...
  Наталья набрала код и открыла дверь. Включать свет они не стали и осторожно, на ощупь, стали спускаться по лестнице. Сашка достал маленький фонарик-ручку, посвятил, чтобы Наталья набрала код во втором ящике.
  Бронированная дверь открылась. Брат и сестра стояли напротив друг друга. Темнота скрывала их лица, но они и так знали, что отражается на них в эту минуту - желание и страх. Вперемежку.
  Каким бы прожженным в подобных делах не был Сашка, Наталья знала, что он, в равной степени с ней жаждет добыть сокровища и в равной степени - боится.
  Лишь после того, как они прикрыли за собой бронированную дверь, Наталья нащупала на стене выключатель. Свет резанул по глазам. Наталья зажмурилась, а когда открыла глаза, Сашка уже осматривал стеллажи, натягивая тряпочные перчатки.
  - Натаха, перчатки надень! - скомандовал Сашка. - Я тебе под ноги кинул.
  Наталья подняла точно такие же, как у него, перчатки и надела их. Посмотрела на свои руки. Это в фильмах на руках грабителей лаковая кожа, а в реальности ограбления века совершаются в пятнадцатирублевых китайских перчатках для хозяйственных нужд.
  - Чего стоишь! - прошипел на нее Сашка. - Иди сюда, выбирать будем. Ты подготовилась, чего лучше взять, а? Че хорошо пойдет?
  Она подошла к стеллажу, около которого он стоял, и тыкнула пальцем в несколько вещей.
  - Вот эта чаша, то блюдо, графин, - перечисляла Наталья.
  Сашка посмотрел на сестру с недоверием.
  - Посуду, что ль?
  - Сам ты, посуда! Это антиквариат! Я в интернете смотрела. Такие же вещицы на аукционах хорошо продаются, но они не редкость, а значит - никто не всполошится, когда мы эти вещицы на продажу выставим. Я в интернете изучила почти все! - похвасталась Наталья.
  Сашка хохотнул.
  - Ишь ты, изучила она! В ин-тер-нете, - сказал он, с издевкой коверкая слово "интернет".
  - Ладно, берем, что скажешь, - Сашка достал из-за пазухи сложенную полосатую сумку, наподобие тех, с которыми в начале девяностых ездили за добычей челноки, и расправил ее. - Ложи сюда!
  - Клади, - невольно поправила его Наталья. За годы работы у Пашковой она привыкла к правильному употреблению этих слов.
  - Один черт, - буркнул Сашка.
  Наталья открывала стеллажи, а Сашка складывал в сумку вещи. Наконец, сумка наполнилась. Наталья сняла одну перчатку и почесала глаз. Сашка скомандовал уходить. Они вышли из хранилища, заперли его и без приключений добрались до комнаты Натальи.
  
  
  Вячеслав нажал кнопку сброса звонка и отложил телефон в сторону. Бешено колотилось сердце. Виктория... Вика... Их брак длился пять лет, но за это время он так и не узнал, какая она на самом деле. Только этот разговор приоткрыл для него ее душу.
  В каком чудовищном аду она жила семь лет! Какой тяжкий крест несла! Несла молча, затаив боль в себе. Вячеслав не обманывался насчет Виктории, нет. Не собирался делать из нее святую мученицу. Он просто рассмотрел ее при более ярком свете. Она любит, чтобы ее проблемы решали другие, ищет легкие пути устроиться в жизни, жадная до денег, но все это - оболочка, защитный кокон, под которым - израненное, истерзанное противоречиями живое и все-таки доброе сердце. Ее просто не научили любить. В детстве ей не хватило всего лишь нескольких слов, которое должен был сказать самый родной человек. Сказать: "Я в тебя верю!".
  Он ей верил. Виктория не подведет. Она приняла правильное решение. Зачем продолжать мучения? У нее будет шанс начать жизнь сначала, не переживая о прошлом. Ее сын будет в надежных руках его и Лизы. Лизы... Виктория обвинила его в жестокости. Да, она права. Он поступает жестоко, но правильно. В этом Вячеслав не сомневался. Лизе нечего терять, зато она приобретет многое.
  Вячеслав снова взял телефон и позвонил Сидорову. Тот отозвался сонным голосом:
  - Алло...
  - Андрюха, слушай приказ. Ты все узнал о двойнике Вики?
  - Славка, ты что ли? Который час?
  - Узнал?
  - Узнал, - ответил Сидоров сквозь зевок. - Елизавета Карамзина, прямо Бедная Лиза! Воспитывалась в детском доме, родных нет...
  Вячеслав перебил его:
  - Это я знаю! Где она живет, выяснил?
  - Выяснил. После выпуска ей, как положено, предоставили жилье, но в деревянном бараке на окраине Москвы. Совсем хлам. Она ту квартиру сдает за копейки, а сама снимает однушку в хрущевке.
  - Адрес знаешь?
  - Знаю. Надо установить слежку?
  - Нет! Слушай меня внимательно. Я тебе в скором времени позвоню. Может, ночью или уже под утро. Если узнаю, что документы Лизы там, то ты поедешь в эту квартиру и возьмешь их. Все! Все, какие есть! Эти документы нужно срочно переправить в Дрезден и отдать Виктории.
  Сидоров закашлялся.
  - Блин! Чуть сигарету не проглотил! Славка, ты чего задумал?!
  - Так надо.
  - Нет, пока не введешь в курс дела, я на взлом не подпишусь.
  - Никакого взлома! Аккуратно откроешь, а затем закроешь, и чтобы все было в порядке! Не бойся, ты будешь делать это с разрешения хозяйки.
  - Что ты задумал? - допытывался Сидоров.
  Вячеслав разозлился. Рассказывать свой план он не собирался.
  - Андрюха, твою дивизию! Кто у тебя начальник?
  - Ты...
  - Тогда я приказываю, а ты исполняй!
  Сидоров помолчал, прежде чем ответить:
  - Ладно. Надеюсь, ты хорошо подумал... Жду звонка.
  Покончив с этим, Вячеслав приступил к сборам. Он похвалил себя за то, что предусмотрительно взял из дома спортивную одежду. Достал из сумки темно синее трико и олимпийку, темную футболку, чтобы не слишком выделяться в темноте. Оделся, обул кроссовки и вышел в ночь.
  
  
  В темной комнате Лиза стояла у открытой настежь балконной двери и жадно хватала ртом прохладный воздух, но все равно задыхалась.
  Виктория сошла с ума! Как она говорила? "Я не вернусь, и мне не нужна моя жизнь, мой сын и мое имя. Теперь это все твое! Все! Теперь ты - Виктория Громова. Тебе даже не надо заморачиваться с замужеством! Ты уже замужем за Вячеславом, который, между прочим, любит тебя!".
  Лиза замотала головой, отрицая собственные воспоминания. Бред! Вячеслав не ее любит, он любит Викторию! Просто Виктория отказала ему, бросила, а тут появилась она, Лиза. Вот Вячеслав и переключил внимание на нее. А что? Они с Викторией похожи, как две капли воды, только она, Лиза, доступнее. Лиза задумалась, а нужна ли ей такая любовь?
  - О чем я думаю, - вслух проговорила Лиза, обращаясь к темноте за окном.
  Действительно, о чем? О глупостях! У нее только что отняли ее жизнь, ее собственную судьбу и имя, а она думает о мужике.
  "Стоп! - сказала себе Лиза. - Что значит - отняли? Разве я не могу сказать - нет?"
  Она села в кресло, стоящее спинкой к балконной двери, и задумалась. Она может сказать "нет" и послать всех к черту! Вот сейчас возьмет, включит свет, соберет вещи, а с первыми лучами солнца уедет в Москву. Домой. Станет жить дальше спокойной размеренной жизнью...
  Лиза попыталась представить, как она станет жить по возвращению в Москву и... не смогла. Потому что не было там у нее никакой жизни. Одиночество в полупустой съемной квартире, нет работы. Никого и ничего нет. Только Катька. Но у той своя жизнь - муж, сын, дом, заботы, а Лиза одна.
  Слезы потекли по щекам. Виктория так и сказала по телефону, что ей, Лизе, не к кому и не к чему возвращаться, а тут у нее семья.
  Лиза вспомнила личико Сени, как он крепко держал ее за руку, тетушку, Бориса Львовича, даже Артура и... Вячеслава. За несколько дней она полюбила их всех! Сколько лет она мечтала найти семью, даже сюда приехала, чтобы узнать, не сестры ли они с Викторией? Все только для того, чтобы найти семью! Теперь выходит так, что даже искать ничего не надо. Виктория подарила ей все. Сначала дала напрокат, как автомобиль в салоне, а потом предложила выкупить все это насовсем. В обмен на собственное имя. Разве не мечтала она, Лиза, о другой судьбе? Мечты сбываются...
  Спрятав лицо в ладони, Лиза расплакалась. Мечты сбываются. Не всегда так, как хотелось бы, но вдруг там, где-то там - на небе - лучше знают, как должно быть?
  Она плакала, с ужасом понимая, что плачет вовсе не от безысходности! Она прощалась. То, что предложила Виктория - авантюра, бредовая, безрассудно смелая, но впереди Лиза видела свет. Он звал. Ждал. И она хотела идти на свет.
  - Виктория! - раздался голос за спиной.
  Лиза вздрогнула и обернулась. На балконе стоял Вячеслав.
  - Вика! - повторил он и ожидал ответа.
  Лиза смотрела на его темный силуэт и понимала, то, что она ответит - станет ее выбором. Навсегда.
  Она молчала. Он ждал. Лиза сделала шаг навстречу.
  - Как ты сюда забрался? - спросила она, выходя на балкон, и будто тяжкий груз свалился с ее плеч.
  Она свой выбор сделала.
  - Нашел, за что зацепиться, - Вячеслав кинулся к ней, сграбастал в объятия, затащил в комнату, покрывая поцелуями ее лицо: - Вика... Я люблю тебя!
  Лиза со всей силой уперлась ладошками в его грудь и отстранилась.
  - Ты любишь ее... Ее тело...
  - Нет! Глупая! Нет! Я люблю тебя, именно тебя! Твою душу, твое сердце! Солнышко, я знаю правду, но эта правда умрет вместе со мной. Отныне ты - моя жена. Виктория Громова. И я спрошу еще раз - ты согласна стать моей женой?
  Лиза очень хотела сказать "да", но сомнения оставались.
  - Почему ты сказал, что отныне я Виктория Громова?
  - Я говорил с ней по телефону, она сказала о своем решении.
  - А ты? Что думаешь ты?
  Вячеслав, сломив не слишком сильное сопротивление Лизиных рук, прижал ее к своей груди и прошептал на ухо:
  - Она приняла верное решение. Единственно верное.
  - Но это ее семья... Когда они смотрят на меня, то видят ее! На самом деле они любят ее!
  Вячеслав крепче сжал объятия.
  - Дурочка... Перед нашей встречей я думал только о том, чтобы отомстить Виктории, лишить ее денег. Вспомни, как отнеслись к тебе домочадцы? Тетушка?
  Лиза задумалась, а потом кивнула, подтверждая свои слова:
  - Они ждали от меня гадостей... Знаешь, тетушка не больна. Она придумала это лишь затем, чтобы затащить сюда Викторию. Заманить наследством. И она проверяла меня! Всю первую ночь гоняла. Думала, что я психану и уеду в Москву!
  - Вот видишь! Они ждали другого человека, и только ты! Да, именно ты! Своей добротой изменила все! Вспомни сегодняшний день. Они любят тебя! Именно тебя! И уже не ждут гадостей.
  Уткнувшись носом в широкую грудь Вячеслава, Лиза улыбнулась: "Да, это сделала я... а не Виктория".
  - Наверное, ты прав, - проговорила Лиза.
  Вячеслав резко отстранил ее от себя и спросил:
  - Ну что, Виктория Громова, ты согласна стать моей женой?
  И Лиза выдохнула:
  - Да...
  Закрыла глаза и... ничего не произошло. Он не подхватил ее, не закружил по комнате, как пишут в любовных романах, не осыпал поцелуями. Лиза подняла голову и посмотрела на Вячеслава. В темноте она видела лишь контуры его лица, глаз, но догадалась - он ждет. Она поняла, чего именно. Поднялась на цыпочки, обвила руками его шею и поцеловала. Сама. Настойчиво. Страстно. Подтверждая, скрепляя, - словно ставила печать.
  И только тогда сильные руки подхватили ее и понесли, бережно опустили на кровать. Вячеслав лег рядом, опираясь на одну руку. Его тело нависало над ней, и голова закружилась, поплыла, увлекаемая волной желания. Сладкий привкус во рту... Низ живота скрутило легкой, тянущей болью... Лиза выгнулась...
  Вячеслав накрыл ее своим телом, покрывая поцелуями ее лицо, шею, а затем крепко прижал к себе и... отпустил. Отстранился.
  - Что случилось? - осипшим голосом спросила Лиза.
  - Нет... не так... не сейчас...
  Лиза не понимала, что с ней. Слезы брызнули из глаз. Хотелось накричать на него, швырнуть чем-нибудь тяжелым, прогнать прочь! Она отвернулась.
  Вячеслав привлек ее к себе, нежно, легким прикосновением поцеловал ее в ямочку под ушком и прошептал:
  - Девочка... какая ты еще девочка... моя маленькая принцесса... Обиделась? Глупенькая. Просто я не хочу, чтобы это произошло здесь и сейчас - в чужом доме. Наша первая брачная ночь будет другой... Я внесу тебя на руках в наш дом... Положу на белоснежную постель...
  Лиза не дала ему договорить. Все еще со слезами на глазах, она обхватила ладонями его голову, притянула к себе и впилась жарким, смелым поцелуем в его губы...
  
  
  Брат и сестра любовались взятыми из хранилища вещами. Домочадцы мирно спят, хранилище закрыто, следов они не оставили - незачем торопиться и, как говорил Сашка, гнать волну. Он собирался в комнате сестры дождаться утра и спокойно уехать на первом автобусе из поселка в Гатчину.
  Рассматривая вещи, Сашка засомневался, что это "барахло" можно хорошо продать, но Наталья включила маленький ноутбук, выбрала из папки "избранное" сайт аукциона и продемонстрировала Сашке истинную стоимость "барахла". Посчитав нолики, Сашка расцеловал сестру.
  - Ай, да молодца! Ай, да Натаха!
  Затем он выбрал из кучи сложенных на кровати вещей плоское блюдо.
  - Держи, - он протянул блюдо Наталье. - Спрячешь его в комнате племяшки. Только так, чтобы она не нашла! Если чё пойдет не так, пусть менты находят.
  - Хорошо, - согласилась Наталья и прижала блюдо к себе.
  Сашка начал складывать вещи в сумку. Когда на кровати осталась только малая часть, он вытащил из-под серебренного ковша перчатку. Положил ее себе на колено, огляделся по сторонам - второй перчатки не было. Сашка похлопал по карманам и достал из правого свою пару перчаток.
  - Где вторая перчатка? - спросил он Наталью тихо, с угрозой.
  - Что?
  - Перчатка, говорю, где?
  Сашка тряс перчаткой перед ее носом. Наталья смотрела на нее, а перед мысленным взором вставала картина: она снимает в хранилище перчатку, протирает глаз и все. На этом картинка обрывается.
  - Не знаю, - проговорила Наталья, и ее бросило в пот.
  - Там оставила?
  - Не помню...
  - Дура, б...! Баба! Идем туда! Только барахло спрячь.
  Наталья взяла у него сумку и запихала ее под кровать. Вещи, которые остались на кровати, Наталья накрыла пледом. Потом она следом за братом, крадучись, вышла в коридор.
  Они уже открыли первую дверь, ведущую в хранилище, когда со стороны коридора послышались шаги. Кто-то направлялся в столовую или в кухню. Наталья и Сашка замерли, переглянувшись.
  В кухне зажегся свет. Раздался женский кашель, легкий звон стекла. Открылся и закрылся холодильник.
  - Это Анька, - прошептала Наталья, - няня...
  Они стояли, замерев, по стойке смирно. Вдруг, за плинтусом, позади Натальи зашуршала мышь. Этот тихий, приглушенный звук для натянутых нервов Натальи оказался последней каплей - выстрелом, грохотом взрыва! Наталья ойкнула и шарахнулась в сторону. Сашка подхватил сестру, толкнул ее обратно к стене.
  - Кто там? - донесся голос Анны Михайловны.
  Наталья и Сашка переглянулись, а затем Сашка бросился наутек, в сторону комнаты сестры. Наталья еле сдержалась, чтобы не крикнуть ему след: "А я?!". Мгновение она стояла, подобно соляному столбу, окаменевшая от страха, пока не мелькнула мысль, что няня тоже боится!
  - Кто там? Ангелина Васильевна? Наташа? - спрашивала няня, но не выходила из кухни.
  "Будь, что будет!" - подумала про себя Наталья и побежала по коридору.
  Она только подбегала к своей комнате, когда оттуда выскочил Сашка с полосатой сумкой в руках. Бросив на нее грозный взгляд, он опрометью кинулся к лестнице, ведущей на второй этаж. Наталья замерла. Что он задумал?! Что делает?! Там комнаты хозяев!
  Несколько секунд показались вечностью. Наталья все еще стояла, с ужасом глядя на лестницу, ожидая самого худшего, когда на ней вновь появился Сашка. Он спускался почти бесшумно, то ли из-за мягких кедов на резиновой подошве, то ли благодаря воровскому опыту.
  Схватив Наталью за запястье, он затащил ее в комнату.
  - Чего выставилась, дура! - гаркнул он, гася свет в ее комнате. - Быстро собирай барахло, что осталось!
  - Какое? Где? - от страха Наталья ничего не соображала.
  - Которое под подушками! И тихо! Свет не зажигай. Если что - ты спишь, а я уйду щас. Ну! Живо!
  Наталья покосилась на дверь. С момента, как их застукали, прошло уже минуты три, но Анна не поднимала шума. Странно...
  Сашка больно ткнул ее в бок. Наталья подхватилась и суетливо подскочила к тумбочке, нашарила в ящике полиэтиленовый пакет и принялась на ощупь собирать с кровати вещи.
  - Что ты делал наверху? - осмелилась спросить Наталья.
  - Сумку подбросил.
  - Кому?!
  - Племяшке, кому еще!
  - Как это?! - Наталья застыла на месте и вновь получила ощутимый тычок в бок.
  - Барахло собрала?
  Наталья кивнула, будто в темноте Сашка мог видеть ее кивок.
  - Собрала...
  Сашка отошел к двери, приоткрыл ее чуть-чуть, выглянул в коридор. Затем плотно закрыл дверь.
  - Никого... Странно... Сеструха, я щас свет включу на маленько, ты быстро глянь, чтобы ничего не завалилось, а потом я пойду.
  Он включил свет. Наталья быстро обшарила рукой кровать, заглянула под нее - краденных вещей нигде не осталось.
  - Чисто, - сказала она.
  Сашка выключил свет и подошел к Наталье, забрал у нее пакет.
  - Ну все, сеструха, я пошел. Связь как обычно...
  Секунда, и Наталья осталась в комнате одна - Сашка выпрыгнул в окно и растворился в ночи.
  В этот момент из коридора донеслись голоса. Наталья прильнула ухом к двери и смогла расслышать голос Анны Михайловны:
  - Я так испугалась, что не смогла двинуться с места!
  Послышался низкий мужской голос:
  - Вы не видели, кто пробежал? И куда побежали?
  - Нет же, нет! Я будто приросла к полу! Стояла на кухне у стола и ничего не видела, только слышала шаги. А потом сразу позвонила вам. На кухне, на стене висит телефон. Набрала 011 и вы сразу ответили.
  Наталья облегченно вздохнула. Анна Михайловна струсила и сразу вызвала поселковую охрану - непременное приложение к элитному поселению. Сама нос из кухни не высовывала, их с Сашкой не видела.
  - До моего прихода дом осматривали?
  - Нет, что вы! Боже упаси! Я так испугалась! Давайте с вами посмотрим, а хозяйку пока будить не станем. Наталью только позовем, это наша экономка. Вот ее комната...
  Наталья мигом отскочила к кровати и скинула с себя халат. В дверь постучали. Наталья взлохматила волосы и подошла, протяжно спросив:
  - Кто там?
  - Наташенька, это я - Аня. Можешь одеться и выйти?
  - Чего случилось-то?
  - Надо...
  Наталья приоткрыла дверь, будучи в ночнушке. Она сделала это специально, чтобы Аня хорошо запомнила этот момент. Завидев охранника - невысокого полноватого парня лет тридцати - Наталья сделала вид, что испугалась, ойкнула, но еще шире приоткрыла дверь, чтобы и тот запомнил ее в ночнушке.
  - Сейчас оденусь! - сказала Наталья, и пошла за халатом.
  Руки подрагивали, но Наталья убеждала себя, что все идет хорошо. Даже слишком хорошо! Из возможной подозреваемой она становится случайным свидетелем, который обнаружит открытое хранилище. Это даже уменьшит возможные подозрения!
  Наталья вышла, и Анна Михайловна повела их на кухню, показывать место, где она стояла, когда послышался шум.
  Охранник осмотрел кухню, Наталья едва сдержалась, чтобы не фыркнуть - Шерлок Холмс! Анна Михайловна битый час твердит, что звуки слышались по другую сторону стены, а он кухню осматривает! Наконец, охранник сообразил обойти прилегающие помещения.
  Они миновали столовую, вошли в коридор, ведущий к первой двери хранилища, и... Анна Михайловна увидела приоткрытую дверь.
  Наталья и охранник зажали уши ладонями - Анна Михайловна закричала, сначала взяв ре первой октавы, а затем, поднимаясь все выше и выше по нотам, ушла в ультразвук. Так она и стояла с широко открытым ртом и не сводила глаз с двери хранилища, пока со стороны лестницы не послышался топот бегущих людей...
  
  
  Громкий крик пронзил стены. Лиза вздрогнула и подняла голову с плеча Вячеслава. Он тоже приподнялся на локтях и принялся озираться:
  - Кричат?
  Лиза кивнула:
  - Женщина...
  - Что-то с тетей? - Вячеслав резко встал с кровати и принялся быстро заправлять футболку в трико.
  Лиза поспешила поправить свою одежду и пригладить волосы. Вячеслав направился к двери.
  - Стой! - крикнула ему вслед Лиза и добавила приглушенно: - Ты куда?! Тебя не должно здесь быть!
  Вячеслав усмехнулся:
  - Глупости. Я имею право зайти в гости к своей жене.
  Вячеслав сделал еще один шаг к двери, обо что-то запнулся и едва не упал - удержаться на ногах помогло лишь то, что он успел ухватиться за дверную ручку.
  Лиза подбежала к нему.
  - Что тут наставлено? - проворчал Вячеслав, отодвигая какую-то сумку. Лиза смотрела на нее во все глаза.
  - Это не мое, ее здесь не было...
  Вячеслав зажег свет. Полосатая сумка стояла у самой двери. Он нагнулся и расстегнул молнию. Лиза ахнула. Внутри находились антикварные вещи из хранилища тети.
  - Слава... это часть коллекции тетушки...
  - Что она делает у тебя? - строго спросил Вячеслав.
  - Я не знаю... я не брала! Может, кто-то просунул в дверь? Пока мы с тобой... целовались? Приоткрыл дверь и просунул!
  Вячеслав ответить не успел. Дверь распахнулась, и на пороге появилась Ангелина Васильевна. За ее спиной маячили: Наталья, Анна Михайловна и незнакомый мужчина в камуфляже. Лиза вытянула шею, высматривая Сенечку, но не заметила его.
  Ангелина Васильевна сразу увидела раскрытую сумку, и ее содержимое. Несколько долгих мгновений смотрела она на выглядывающее из сумки серебряное блюдо и только потом перевела взгляд на Лизу.
  - Я тебя предупреждала! - заявила Ангелина Васильевна. - Теперь пеняй на себя!
  - Но я ничего не брала! Мне подкинули! Слава, скажи!
  Лиза смотрела на него с надеждой, но... он медлил с ответом. Лиза растерялась, как же так?! Ведь он был с ней все это время! До его прихода сумка здесь не стояла! И тут простая, логически обоснованная мысль обдала Лизу ледяной волной: когда Вячеслав пришел, в комнате было темно. Свет они включили только минуту назад. Вячеслав понятия не имеет, стояла тут сумка раньше или нет! Он может думать, что Лиза действительно своровала эти вещи!
  - Это не я! Я не брала! Мне не нужно! - кричала Лиза Ангелине Васильевне, но смотрела только на Вячеслава, только ему в глаза. - Слава, ты мне веришь?
  Ангелина Васильевна тоже повернулась к нему:
  - Кстати, молодой человек, а что вы тут делаете?
  - Слава! Ты мне веришь? - повторила вопрос Лиза.
  Вячеслав еще раз взглянул на сумку, а затем, глядя в глаза Ангелине Васильевне, произнес:
  - Да, Вика. Я тебе верю. Ангелина Васильевна, позвольте представиться еще раз. Меня зовут Вячеслав...
  - Знаю, - зло огрызнулась тетушка. - Что вы тут делаете?
  Вячеслав невозмутимо продолжил:
  - Меня зовут Вячеслав Громов. Я - муж Виктории. Этот вечер мы провели вместе в этой комнате. Она ничего не воровала.
  Анна Михайловна подошла к Ангелине Васильевне и принялась теребить ее рукав. Ангелина Васильевна отмахнулась от няни, как от навязчивой мухи.
  - Муж? - Ангелина Васильевна смотрела на Вячеслава, как на привидение. - Муж?! Виктория, что это за цирк?
  - Ан... Тетушка, простите... Просто мы со Славой в ссоре, мы же хотели разводиться, а он...
  Вячеслав пришел Лизе на помощь:
  - Я узнал, что Виктория едет к вам и последовал за ней. Надеялся, что вынужденное общение со мной в вашем доме нас помирит. Но все оказалось еще лучше. Нас помирили Сеня и вы... Мы не станем разводиться.
  Ангелина Васильевна обвела строгим взглядом Лизу, Вячеслава, остальных присутствующих. При этом она вновь не обратила внимания на Анну Михайловну, что легонько дергала ее за рукав. Затем тетушка указала пальцем на сумку и сказала Лизе:
  - Я вам поверю, если объясните присутствие этого здесь.
  Лиза развела руками:
  - Я не знаю... Честное-причестное слово! Я понятия не имею, как здесь оказалась эта сумка! Мы со Славой... целовались и, наверное, не заметили, как нам ее подбросили! Наталья, ты ничего не хочешь сказать?
  Наталья спряталась за спину Ангелины Васильевны.
  - А что мне говорить? Мне нечего говорить! Я вот... это... я Ангелине Васильевне все сказала! Я слышала, как ты договаривалась по телефону тетушку ограбить...
  - Ложь! - закричала Лиза. - Ты лжешь!
  В порыве гнева Лиза бросилась к Наталье и вцепилась ей в волосы. Какая дрянь! Она смеет наговаривать на нее при всех, не стыдясь! Обвинять в краже!
  Лиза тянула Наталью за волосы, та извернулась и лягнула ее. Лиза пнула Наталью в ответ, та навалилась на нее своим тучным телом, и Лиза не устояла на ногах. Женщины рухнули на пол, продолжая пинаться и мутузить друг друга кулаками.
  Чьи-то руки хватали Лизу, кто-то кричал, затем она почувствовала крепкую хватку на своем запястью и холод металла. Раздался щелчок. Кто-то схватил ее другую руку, еще щелчок. Лиза дернулась и взвыла от боли.
  Ее руки сковали наручниками. Довольный охранник стер капельку крови с поцарапанной щеки и поднял Лизу за шиворот:
  - Все, хватит!
  Воспользовавшись моментом Наталья живо забежала за спину Ангелины Васильевны.
  - Сними наручники с моей жены! - Вячеслав схватил охранника за грудки, но тот ловким движением, неожиданным для его тучной комплекции, вытащил из кобуры пистолет и ткнул дулом в живот Вячеслава.
  - Стоять! Руки убери! Не смотри, что травматика, пальну, мало не покажется!
  - Сними наручники, - прошипел Вячеслав и не двинулся с места. Дуло все так же упиралась в его живот.
  - Все сели на кровать! Чтобы я видел! - прокричал охранник.
  Ангелина Васильевна его поддержала:
  - Сядьте! - и первая исполнила приказ. За ней последовали Наталья и Анна Михайловна. Только Вячеслав остался стоять, где стоял, а Лиза прижималась к его плечу.
  - Виктория, сядь! - приказала тетушка. - Вячеслав! Не ухудшайте положение!
  - Слава, давай сядем, - попросила Лиза.
  Он взял ее за скованное наручниками запястье и повел к кровати, на ходу бросив охраннику:
  - Я тебе это еще припомню...
  - Не пугай! - огрызнулся тот, а потом спросил Ангелину Васильевну: - Хозяйка, полицию вызывать будешь?
  Лиза смотрела на тетушку, молясь всем сердцем, чтобы она сказала "нет", но она ответила:
  - Позвоните сами.
  Охранник достал телефон и сообщил о краже.
  До приезда полиции охранник держал их на мушке своего травматического пистолета. Напрасная предосторожность! Лиза чувствовала себя опустошенной до такой степени, что не могла пошевелить даже пальцем. Единственно, на что у нее хватило сил - это обратиться к охраннику с просьбой:
  - Отпустите няню. Мой сын может проснуться. Испугается.
  После ухода Анны Михайловны, Лиза привалилась спиной к Вячеславу, а тот обнял ее, прижал к себе и прошептал на ухо, что все будет хорошо...
  
  
  
  Когда вызов на происшествие поступает из поселка, в котором расположены дома известных и богатых людей, служители закона руководствуются неписаными правилами допустимых исключений - неотъемлемой частью общеизвестного уголовно-процессуального кодекса. На первом месте списка исключений значится - конфиденциальность, а также исполнение пожеланий хозяев, если данные пожелания не требуют злостно нарушить закон.
  Вот и в этот раз осмотр места происшествия, опросы домочадцев происходили не совсем так, как предписывает закон. Документы оформлялись должным образом, в качестве понятых пригласили Бориса Львовича и Артура, однако приехавшая на вызов группа действовала с оглядкой на хозяйку. Это было заметно.
  Время приближалось к шести утра. Все обитатели дома, включая няню и Сенечку, а также Борис Львович с Артуром сидели в гостиной, наблюдая за передвижениями полицейских, и молчали. Домочадцев уже опросили, вызывая в столовую по одному - именно это помещение служители правопорядка избрали в качестве штаба. Со всех сняли отпечатки пальцев.
  Вячеслав рассматривал дежурного следователя - Павла Сергеевича Широкова, флегматичного мужчину лет сорока пяти - и сочувствовал ему. Любой вызов в подобный дом даже на рядовое происшествие может стоить ему карьеры - если хозяевам не понравится поведение следователя. Ведь в России право телефонного звонка еще никто не отменил.
  - Ангелина Васильевна, Виктория Юрьевна, Вячеслав Борисович и Носкова, прошу вас, пройдемте за мной, - вежливо попросил Широков.
  Он назвал хозяев дома по имени отчеству, а экономку Наталью по фамилии. Вячеслав усмехнулся - следователь явно имел опыт в расследовании подобных дел.
  Все перечисленные поднялись со своих мест. Лиза передала сидевшего на ее коленях Сенечку няне:
  - Анна Михайловна, позаботьтесь о Сене.
  - Мам, я хочу с тобой! - протестовал Сеня и не собирался отпускать Лизину руку.
  - Со мной нельзя, - ответила Лиза, наклоняясь к мальчику. - Видишь, дядя полицейский хочет поговорить с нами наедине. Полицейских надо слушаться!
  - Че ты со мной, как с маленьким, - проворчал Сеня, и Ангелина Васильевна не оставила эту реплику без внимания.
  - Молодой человек, тогда извольте вести себя по-взрослому и отпустите мать! - строго, но без тени недовольства приказала она.
  Сеня нехотя подчинился.
  В столовой все расселись вокруг обеденного стола. Вячеслав сел рядом с Лизой, нащупал под столом ее сжатый кулачок и накрыл его своей ладонью.
  - Итак, подведем первые итоги, - начал Широков. - Сразу скажу, что лично я против обсуждений со свидетелями каких-либо нюансов дела вообще. Тем более что некоторые из них могут быть замешены в совершении преступления. Но Ангелина Васильевна настояла.
  - Да! - подтвердила Ангелина Васильевна. - Я настаиваю, чтобы моя племянница и Наталья присутствовали при данном разговоре.
  Наталья встрепенулась:
  - Я что? Что? Меня подозревают?
  Широков устало вздохнул.
  - На данный момент это лишь выводы Ангелины Васильевны. Уголовное дело еще не возбуждено и еще никто не признан подозреваемым.
  - Давайте перейдем к главному, - попросила Ангелина Васильевна.
  Широков кивнул и продолжил:
  - Итак, что мы имеем. По полученным с пульта охраны сведениям за прошедший день и до сообщения о краже помещение хранилища открывали трижды. Ангелина Васильевна пояснила, что первый раз, днем, хранилище открывала она, поэтому мы этот случай не рассматриваем. Далее мы имеем два несанкционированных хозяйкой случая набора кода. Первый раз хранилище открыли в 23 часа 40 минут, а второй раз в 02 час 15 минут ночи. Во время второго открытия вора спугнула гражданка Злотникова Анна Михайловна. Таким образом, кража произошла в промежуток времени между 23 часами 40 минутами и 23 часами 58 минутами - это время, когда пульт охраны получил сообщение, что хранилище закрыто.
  Вячеслав впервые услышал, во сколько именно произошла кража, и его обдало ледяной волной. В это время, в 23-40, он был еще у себя, в доме Вольчинского! Но отступать Вячеслав не собирался:
  - Я уже говорил, и подтверждаю это еще раз! Всю прошедшую ночь, с одиннадцати вечера, я провел вместе со своей женой в ее комнате, и она никуда не выходила!
  Широков одарил Вячеслава равнодушным взглядом и сказал:
  - Господин Громов, я понимаю ваше желание защитить жену, но лгать следствию бессмысленно. У нас есть показания Злотниковой Анны Михайловны, которая видела вас в половину первого ночи. Ей не спалось, и она сидела на балконе. Она не подняла тревогу только потому, что узнала вас, когда вы забирались на балкон к Виктории Юрьевне. Анна Михайловна списала ваш поступок на влюбленность и решила не поднимать шум. Время она запомнила точно, потому что собиралась выпить еще одну таблетку снотворного, но боялась передозировки и считала по часам, сколько прошло времени с приема предыдущей таблетки.
  - Вот о чем она хотела мне сказать, - тихо проговорила Ангелина Васильевна.
  - Не понял вас? - спросил ее следователь. Ангелина Васильевна отмахнулась.
  - Это уже неважно, - ответила Ангелина Васильевна. - Просто Анна все время дергала меня, пыталась что-то сказать, а я не слушала...
  Широков удовлетворился ее объяснением и продолжил:
  - Итак, время совершения кражи установлено. Далее мы имеем одну хозяйственную перчатку, забытую вором в хранилище. По всей видимости, следов его пальцев рук в хранилище мы не найдем, но эксперт работает. Кроме того, у нас есть похищенные ценности, изъятые из комнаты Виктории Юрьевны, которые также будут изучены на предмет наличия следов пальцев рук.
  Вячеслав не выдержал и громко хмыкнул:
  - Ха! Что вы собираетесь найти? Отпечатки пальцев всех обитателей дома? Вы их найдете, кроме моих и моей жены. Мы приехали недавно и...
  Лиза тронула его за рукав:
  - Слава, мои там есть...
  Он повернулся к Лизе:
  - Что?
  Лиза смотрела только на следователя.
  - Понимаете... Днем, когда тетушка... Ангелина Васильевна оставила меня в хранилище одну, я там все перетрогала... Простите...
  - Лиза! - воскликнул Вячеслав. Мысли хороводом кружились в его голове. Как же так? Он думал, что это железный аргумент - ее отпечатков не может быть в хранилище, а получается... Стоп! Вячеслав открутил назад мысленный хоровод. Лиза говорит, что там полно ее отпечатков, значит... Обрадованный, Вячеслав подскочил и хлопнул в ладоши, заставив вздрогнуть всех присутствующих. - Вот оно! Вот оно, гражданин начальник!
  - Я бы вас попросил, - начал протестовать Широков, но Вячеслав заглушил его слова громким смехом.
  - Вот доказательство!
  Широков подался вперед, облокотился на стол:
  - Доказательство чего?
  - Невиновности моей жены! Она еще днем заляпала в хранилище кучу вещей, на кой черт ей надевать перчатки? Вы же нашли перчатку вора?
  Следователь задумался, а потом покачал головой:
  - Не факт... не установлено, что перчатка принадлежит вору.
  Ангелина Васильевна хлопнула ладонью по столу и уставилась на Широкова холодным, презрительным взглядом.
  - Вы считаете нормальным, что я вместе с бесценными экспонатами поместила в хранилище трехкопеечную грязную перчатку?
  Широков стушевался:
  - Ее могли забыть там ранее...
  Ангелина Васильевна выпрямила спину, подняла подбородок, отчего стала казаться выше всех сидящих за столом.
  - Никто не смеет бросить мне перчатку.
  Специально Ангелина Васильевна построила фразу таким образом или нет, Вячеслав не понял, однако на следователя сказанная тетушкой фраза впечатление произвела. Он не осмелился бросить Пашковой вызов.
  - Хорошо, я согласен. Перчатка принадлежит вору.
  - Вот! - воскликнул Вячеслав. - Вике незачем было надевать ее! Там полно ее отпечатков!
  Ангелина Васильевна уточнила:
  - Там, как вы изволили выразиться, полно не только ее отпечатков. Код от хранилища знали все. Анна Михайловна показывала экспонаты Сенечке, Наталья там убиралась...
  Наталья, услышав свое имя, встрепенулась:
  - Я тоже трогала! - поспешно воскликнула она. - Трогала вещи! Когда убиралась...
  Вячеслав довольно потер руки и сказал Широкову:
  - Ну что, господин следователь, приплыли? Перчатки не нужны никому в этом доме. Отпечатки всех домочадцев в хранилище есть. Вор - посторонний человек! Ищите на улице!
  - Мы поищем, поищем, - заверил его Широков. - Однако часть похищенного оказалась в комнате вашей жены, как вы это объясните?
  Вячеслав не знал, что сказать. То, что сумку подбросили, а они с Лизой, занятые друг другом, не заметили как открылась и закрылась дверь, - Лиза толдычила следователю с самого его приезда.
  - Не знаю, - развел руками Вячеслав. - Сумку подбросили. Другого объяснения нет. Но! Почему вы не верите словам моей жены? О том, что она слышала разговор вот этой, - Вячеслав ткнул пальцем на Наталью, - с незнакомцем? Почему вы больше верите ей, а не моей жене?
  - С чего вы взяли? - зло спросил Широков.
  - С того! - парировал Вячеслав. - Я не глухой и не слепой! Я вижу!
  Вячеслав ждал, но Широков решил не в вступать в дискуссию. Он сказал:
  - Ангелина Васильевна, на этом все. Я рассказал все итоги осмотра, которые есть на данный момент. Остальное выяснит следствие. Думаю, уголовное дело будет возбуждено в ближайшие часы, я вынесу постановление.
  - Мы можем быть свободны? - спросил Вячеслав.
  - Вы - можете, - ответил ему следователь. - Все, кроме Виктории Юрьевны. Ей придется проехать с нами.
  - Почему? На каком основании вы ее арестовываете? - взорвался Вячеслав.
  Однако его грозный рык не произвел на следователя никакого впечатления.
  - Ее никто не арестовывает. Мы приглашаем ее на выяснение обстоятельств. Нам необходимо в спокойной обстановке опросить гражданку Громову, выяснить детали. По закону, я имею право задержать ее на три часа до выяснения обстоятельств.
  Вячеслав побагровел от злости. Он хотел кинуться на Широкова, стукнуть его флегматичной мордой об стол, но Лиза встала и крепко сжала его руку со словами:
  - Не надо, Слава. Я поеду с Павлом Сергеевичем. Все будет хорошо...
  Вячеслав воззрился на Ангелину Васильевну:
  - А вы что сидите такая невозмутимая? Вам все равно, что вашу племянницу увозят? Бог знает, что там с ней сделают! Правильно Виктория делала, что не хотела вас знать! Вы - зло! У вас нет сердца!
  Ангелина Васильевна подскочила со стула, забыв о столь почитаемых правилах хорошего тона, и прокричала в ответ:
  - Не смейте! Не смейте обвинять меня! Если Виктория не виновата, я на коленях буду просить прощения, но если... Если это сделала она, то - да! Я - зло! Я разотру ее в порошок!
  Мгновение они сверлили друг друга взглядами, пока Вячеслав не прервал их безмолвный поединок:
  - Определитесь, - сказал он. В его голосе уже не было ни гнева, ни угрозы. - Определитесь, любите вы Викторию или нет. Прощаете или нет. Вы не на нее злитесь. Вы злитесь на себя. За то, что уже любите ее! Уже любите! Вы столько лет ее ненавидели! Заманили сюда не для того, чтобы она обрела сына, а чтобы отомстить за то, что она вычеркнула вас из своей жизни. Просто, банально, тупо хотели отомстить! Она приехала, и вы увидели ее совсем другой, чем в своих мечтах о мести. Вы увидели добрую, умеющую сострадать женщину! Но вы упрямы! За семь лет вы придумали себе монстра, а теперь, когда вы поняли, что монстр существует только в вашем воображении, вы не хотите этого признать! Вы любите и уже простили Викторию, но все еще цепляетесь за прошлые обиды! Не казните ее за то, что она не подходит под ваши фантазии!
  - Господин Громов, - попытался призвать к порядку Широков, но оба - и Вячеслав, и Ангелина Васильевна в один голос прикрикнули на него:
  - Молчите!
  Ангелина Васильевна оперлась ладонями о стол и нагнулась вперед, будто хотела, чтобы Вячеслав лучше слышал каждое ее слово:
  - Мальчишка! - сказала она. - Как ты смеешь судить! Я рада, что Виктория стала другой, что она раскаялась! Мне казалось, что это произошло... Но она обманула меня! Вот что я не могу простить! Она обманула! Она украла вещи, поступила так, как делала в детстве! Я ей всегда давала деньги, когда она просила. Но она не может просить! Она может только брать! В детстве я ей ставила условие: попросишь - получишь! Но она предпочла воровать! Однажды, Виктория, ты помнишь? она уже украла у меня большую сумму, и я заявляла в милицию! Ее наказать не могли из-за возраста, но я просила, чтобы ее испугали, как следует! И вот, все повторилось!
  Вячеслав не ответил. Они продолжали сверлить друг друга взглядами. Конец этой схватки положила Лиза. Она встала и, обойдя Вячеслава, подошла к следователю.
  - Пойдемте, - тихо сказала она. - Только у меня одна просьба. Давайте выйдем так, чтобы мой сын не понял, что меня арестовали.
  - Но вас не аресто...
  - Неважно, - перебила его Лиза. - Пусть он думает, что нам просто надо на время съездить по делам...
  Вячеслав и Ангелина Васильевна спохватились, когда Лиза с Широковым уже покинули столовую.
  Полицейские уехали вместе с Лизой, а Вячеслав с Борисом Львовичем отправились вслед за ними на машине доктора. Машина Вячеслава, которую он взял на прокат в Питере, еще в первый день по приезду увезли работники автосервиса.
  Три часа, на которые полиция имеет право задерживать лиц для выяснения обстоятельств, подходили к концу. Вячеслав ходил вдоль стены здания, где находится отделение полиции, и курил сигареты одну за другой. Борис Львович, наплевав на чистоту светло серых брюк, сидел на ступеньках и о вреде курения Вячеславу не напоминал.
  - Вот пусть только попробуют задержать дольше! - возмущался Вячеслав. - Я им такой звездопад устрою! Вмиг пагон лишатся!
  - Слава, не горячитесь, - увещевал Борис Львович. - Вы знаете, я сам не ожидал от Ангелины такого поступка! Вызвать полицию! Какой срам! Надо было выяснить все в кругу семьи. Мы бы во всем разобрались!
  Вячеслав доктора не слушал, думая вслух:
  - Своего юриста я вызвал еще ночью, он прилетит первым рейсом. Но время! Время уходит! Бог знает, что они там делают с ней!
  - Слава, вы таки успокойтесь! Это не гестапо! Ничего...
  - Нет! Я им устрою! - продолжал возмущаться Вячеслав.
  Зазвонил телефон. Вячеслав пальцем показал доктору - молчать, будто слова Бориса Львовича могли помешать ему.
  - Слушаю, Константин Петрович! - ответил на звонок Вячеслав. - Вы уже в Питере? Когда будете здесь? Хорошо! Ждем!
  - Адвокат? - поинтересовался Борис Львович.
  Вячеслав кивнул:
  - Он уже в Питере, скоро приедет...
  Вячеслав сжимал в руке и телефон, и его вдруг озарила мысль - Виктория, настоящая Виктория, ничего не знает! Ее нужно предупредить. Ведь это ее имя сейчас обвиняют в краже по другую сторону кирпичной стены. Вячеслав извинился перед Борисом Львовичем и отошел за угол здания, набрал номер Виктории.
  
  
  Когда раздался звонок Вячеслава, Виктория сидела на скамейке в сквере недалеко от гостиницы и обдумывала свой недавний поступок. Лицо Вильгельма, его прощальный взгляд стояли перед ее мысленным взором...
  Около восьми утра ее разбудил звонок. Виктория не сразу поняла, что звонит внутренний телефон гостиницы. Портье сообщил, что к Виктории пришел посетитель.
  - Кто? - спросонья Виктории показалось, что она ослышалась. - Вильгельм фон Анхальт?
  - Да, фройлен Громова, Вильгельм фон Анхальт. Он желает подняться к вам.
  - Пропустите, - попросила Виктория, а сама подскочила с кровати, чтобы успеть до прихода Вильгельма хоть маленько привести себя в порядок.
  Она успела ополоснуть лицо холодной водой и надеть халат перед тем, как он постучал в дверь.
  Виктория открыла:
  - Входи, - с улыбкой пригласила она Вильгельма.
  Тот сделал шаг вперед, поцеловал Викторию в щеку и лишь потом прошел в комнату.
  - Прости, что так рано...
  - Что случилось? - встревожилась Виктория. Они договаривались встретиться только во второй половине дня.
  Вильгельм сел в кресло и протянул к Виктории руки, приглашая ее сесть к себе на колени. Виктория улыбнулась, подошла, поцеловала Вильгельма в губы, но села в кресло напротив.
  - Что случилось? - повторила она свой вопрос.
  - Я не спал всю ночь, - признался Вильгельм. - Все время думал о твоих словах. О том признании, что ты собираешься сделать. Не знаю, как объяснить... какое-то предчувствие... плохое предчувствие... Я не выдержал и пришел. Я люблю тебя! Очень люблю! И боюсь. Хотя еще не знаю чего...
  Он замолчал, и молчание длилось долго. Он ждал. Виктория думала.
  Внезапно, необъяснимо почему, она не смогла произнести заготовленные еще с ночи фразы, рассказать сказку о жизни под псевдонимом. Ночью Виктория придумала историю, что нашла чужой паспорт (она собиралась показать Вильгельму свой старый недействительный Российский паспорт, о недействительности которого он, при желании, мог узнать, наняв детективов). Хотела сказать, что не любит свое имя - Лиза Карамзина, которое напоминает ей о детдомовском детстве, а потому обрадовалась чужому паспорту и стала жить под чужим именем. В этой истории было много нестыковок в деталях, однако ночью Виктория рассудила так, что Вильгельм, во-первых, вряд ли будет разбираться в этих нестыковках сразу, а во-вторых, она надеялась на помощь Славки, который обещал за некоторое время уладить шероховатости с документами в России. Все это Виктория собиралась поведать Вильгельму, но, глядя в его голубые, чистые как бескрайнее небо над головой, глаза, - не смогла.
  Она не смогла солгать мужчине, которого по-настоящему любила. Не смогла предать его. Не смогла.
  - Я собиралась тебе солгать, - сказала Виктория и достала из пачки сигарету. Закурила. Вильгельм откинулся на спинку кресла, но не отвел взгляд. Виктория продолжила: - Я хотела тебя обмануть, но я не могу... Не могу сделать этого. Потому что... Потому что люблю! Я люблю тебя! И я расскажу правду...
  Она рассказала все: о своем детстве, о брошенном сыне, о жизни потом. Рассказала о случайной встрече с Лизой в Москве и о том, что из этого вышло. Закончила Виктория словами:
  - Я недостойна тебя. Я - зло. Уходи...
  - Виктория, - начал Вильгельм, но Виктория не дала ему закончить.
  - Я - Лиза! Со вчерашнего дня меня зовут - Лиза! Елизавета Карамзина! Знаешь, ирония судьбы, мы будто две половины одного целого. Только я - темная половина, а она - светлая. Сейчас там, в России, она исправляет мои ошибки. А я здесь. Начинаю жизнь с чистого листа, с чистым именем. Уходи, Вильгельм... Уходи! Баронесса фон Анхальт должна быть достойна твоей любви! И это не я...
  Вильгельм будто собирался что-то сказать, но под пристальным взглядом Виктории не осмелился. Он встал и молча направился к двери. И только на пороге оглянулся. Сердце Виктории замерло - столько боли и отчаяния отразилось на лице Вильгельма!
  Виктория сняла с пальца обручальное кольцо и отдала его Вильгельму.
  - Уходи...
  И он ушел.
  Виктория прислушивалась к себе, ее разум хотел рыдать, биться в истерике от осознания того, что она собственными руками оттолкнула счастье, но сердце... Сколько лет на том, месте, где располагается сердце, Виктория чувствовала только боль, но вот теперь она слышит его стук, чувствует, когда оно замирает, и ее ожившее сердце говорило: "Ты поступила правильно!". И не было слез.
  После ухода Вильгельма Виктория оделась и вышла из давящей стенами гостиницы на улицу, добрела до уютного сквера недалеко от гостиницы, и села на скамейку. Там и застал ее звонок Вячеслава.
  - Слушаю, - отозвалась Виктория.
  - Вика! Лизу задержали! Ее обвиняют в краже! - прокричал Вячеслав и, предупредив вопросы Виктории, начал рассказывать о ночных событиях. Закончил он словами: - Чертова нянька! Она видела, что я пришел к Лизе после полуночи, и у меня не вышло обеспечить ей алиби!
  Виктория с трудом разбирала слишком эмоциональный рассказ Вячеслава, но главное уловить смогла.
  - Когда случилась кража? - спросила она, встала и принялась ходить вдоль скамьи взад-вперед. - Повтори время.
  - В 23 часа 40 минут открыли хранилище, а без нескольких минут час закрыли вновь.
  Без лишних слов Виктория отключилась, и открыла на дисплее просмотр последних звонков. Потом перезвонила Вячеславу.
  - Славка! Есть алиби! У Лизы есть алиби! Мы с ней, не прерываясь, разговаривали с половины одиннадцатого до часу! У меня на телефоне это есть в исходящих звонках! Менты могут запросить распечатку звонков, и оператор подтвердит! Лиза не могла в это время быть в хранилище! Вряд ли там, в подвале, есть связь! Ты меня слышишь? Я все подтвержу! - Вячеслав молчал. Виктория забеспокоилась: - Славка, ты там? Все нормально?
  Вячеслав ответил:
  - Если об этом заявить, то придется рассказать и все остальное, что Лиза - это Лиза, а ты - это ты. Ведь симки зарегистрированы на ваши настоящие имена.
  - Плевать! Сейчас главное вытащить Лизку! С остальным потом разберемся.
  - А ты? - после паузы тихо спросил Вячеслав. - Как же ты? Твой барон?
  Виктория отмахнулась, будто Вячеслав мог видеть этот жест.
  - Забудь о бароне. Я во всем ему призналась, - Виктория печально усмехнулась: - Сама себе поражаюсь. Час назад я собственными руками разрушила свою жизнь и считаю, что поступила правильно. Ты можешь в это поверить?
  - Могу, - ответил Вячеслав, и Виктория улыбнулась.
  - Так что, Славка, иди к Лизе, к ментам, или к кому там надо идти, и говори, что есть алиби, а свидетель скоро приедет. Я вылечу первым рейсом.
  - Спасибо... Спасибо, что ты делаешь это для нее...
  - Нет, Слава, я делаю это для нас обоих.
  В гостинице Виктория заказала билеты и поднялась в номер, собирать вещи.
  
  
  Закончив разговор с Викторией, Вячеслав собирался ворваться в отделение и выплюнуть в лицо Широкову, чтобы он катился ко всем чертям! Но едва Вячеслав подошел к крыльцу, дверь открылась, и вышла Лиза.
  - Слава..., - Лиза сбежала по ступенькам и повисла у него на шее. - Слава...
  Вячеслав сжал Лизу в объятиях, принялся целовать ее, спрашивать:
  - С тобой все в порядке? Все нормально? Что они говорили? - Лиза пыталась освободиться из его рук, чтобы ответить, но Вячеслав вел себя как сумасшедший.
  - Слава! Отпусти! - вскрикнула Лиза и добавила, виновато: - Мне больно...
  - Виктория, здравствуй... Хотя здоровались уже, - подал голос смущенный Борис Львович. - Вас оправдали?
  В конце концов, Вячеслав взял себя в руки и освободил Лизу из тисков чрезмерной радости.
  - Нет, отпустили на подписку. Взяли слово, чтобы я никуда не уезжала.
  - Понятно, - прорычал Вячеслав. - Сволочи! Но теперь это неважно. У тебя есть алиби!
  - Алиби? - в один голос воскликнули Лиза и Борис Львович.
  Только в этот момент Вячеслав понял, что проговорился при постороннем человеке. Еще неизвестно как развернуться события, а потому рано посвящать посторонних в тайну двойных имен.
  - Простите, Борис Львович, - извинился перед ним Вячеслав, - но пока я не могу сказать вам правду. Прошу, не принимайте на свой счет! Вначале я должен обсудить алиби с... Викой.
  Если Борис Львович и обиделся, то виду не показал. Он развел руками и улыбнулся:
  - Понимаю! Таки вам надо обдумать защиту!
  Вячеслав с облегчением выдохнул.
  - Спасибо, Борис Львович. Вика, давай отойдем, надо поговорить...
  Они зашли за угол, и Вячеслав взахлеб начал пересказывать Лизе о найденном алиби. Однако по мере того, как он говорил, Лиза мрачнела все больше.
  - Что-то не так? - спросил Вячеслав. - Мы тебя оправдаем!
  - Нет, - твердо ответила Лиза.
  - Что значит "нет"? Лиза...
  - Меня зовут Виктория, - твердо сказала Лиза. - Виктория Громова. И у меня есть маленький сын. Слава, я назвала его сыном! Он называет меня мамой! Неужели ты думаешь, что я предам сына ради того, чтобы оправдать себя?
  Вячеслав замотал головой, будто прогонял ее слова прочь.
  - Никто не просит тебя предавать!
  - А что это будет? - спокойно и уверенно продолжала Лиза. - Сам подумай. Сначала одна женщина называет Сеню сыном, потом отказывается от него, появляется другая... Что будет чувствовать Сеня? Я не позволю вам наплевать ему в душу. Я - детдомовка. Я знаю детей, от которых вначале отказались родные, а потом приемные родители. Знаешь, что с ними после этого было? Что они пережили? Это мясорубка, Слава! Я не позволю вам засунуть в эту мясорубку Сенину душу! Не позволю!
  - Но, - Вячеслав растерялся, - но... для него вы просто поменяетесь!
  - Ты сам понял что сказал? Это уже невозможно! Пока никто не знал нашей тайны, мы могли подменять друг друга, но если правду узнают все... Слав, ты действительно не понимаешь? Или думаешь, что семилетний ребенок слепой и глухой? Даже если ему солжем мы, всегда найдутся доброходы, которые расскажут правду!
  - Лиза! Но тебя могут осудить! Вдруг мы не сможет доказать твою невиновность без алиби!
  - Значит - я отсижу.
  Вячеслав сделал шаг назад. Он смотрел на Лизу, как на диковинку, странную зверушку, инопланетянина. Что она говорит? Она хоть понимает, на что обрекает себя?!
  - Лучше быть матерью-воровкой?
  Лиза усмехнулась.
  - Лучше. Поверь. Если мать любит сына, а сын любит мать, то им все равно, какие ярлыки на них навешивают. Потому что они знают, что нужны друг другу. А главное - знают, что они друг друга никогда не предадут.
  - Ты хоть представляешь, какую ношу на себя взваливаешь? - тихо, дрогнувшим голосом спросил Вячеслав.
  Лиза расстегнула верхнюю пуговку на кофте и достала висевший на ее шее крест.
  - Смотри, этот крест дала мне Вика в Москве. Временно, чтобы я смогла обмануть тетушку. В тот момент моя подруга Катя сказала: "Надев чужой крест - принимаешь чужую судьбу". Я не поверила ей, ругалась, - Лиза усмехнулась, - но Катя оказалась права. Теперь это моя судьба. Это мой крест, и мне его нести! - Лиза помолчала, а потом добавила, устало: - Скажи Вике, чтобы она не приезжала. Я буду все отрицать. У нее теперь другая судьба, и я желаю ей удачи...
  
  
  
  Часть 4
  
  Родная кровь
  
  Перелет казался бесконечным. Сначала Виктории пришлось лететь из Дрездена в Москву. Едва самолет коснулся взлетной полосы аэропорта Внуково, Виктория, не дожидаясь разрешения пользоваться сотовой связью, набрала номер Глена.
  - Гришка, привет! Я в Москве!
  - Наконец-то, лапусик! Я испереживался! Почему не отвечала на мои звонки? Вчера я звонил весь день.
  - Прости, тут такое закрутилось...
  - Что?
  - Гришь, не по телефону и не сейчас. Я еще в самолете, во Внуково. Скажи, ты мне настоящий друг?
  - Еще спрашиваешь?! - возмутился Глен.
  - Тогда выполни мою просьбу. У меня нет друзей в Питере, у кого я смогла бы одолжить машину. Через час я вылетаю из Внуково в Питер, и там у меня уже не будет времени искать машину на прокат. Мне она нужна срочно! Уже в Пулково! Гришь, это вопрос жизни и смерти!
  - Господи, - ахнул Глен, - ты меня пугаешь...
  - Потом, пугаться будем потом! Сможешь договориться о машине?
  Глен ответил после небольшой паузы:
  - Могу попросить у Володи... Он завис в Питере на съемках сериала...
  - Гриша! Гленчик! Солнышко! Договорись! Очень надо!
  Глен помолчал, а потом сказал:
  - Я за тебя боюсь. Не знаю, что там у тебя стряслось, лапусик, но добром это не кончится...
  Виктория в сердцах поплевала через левое плечо:
  - Тьфу на тебя! Чего каркаешь?
  - Предчувствие...
  - Твою мать, Гришь! Все будет хорошо, только машину достань.
  Насчет машины Глен договорился. Темно-синий BMV ждал Викторию на стоянке аэропорта Пулково-1. К ней Викторию проводил невысокий улыбчивый парень - Володя, хозяин машины. Всю дорогу до стоянки он расспрашивал Викторию о Глене, как тот живет? Что делает? Как личная жизнь? Из сути заданных вопросов, а также при виде заискивающей надежды в глазах Володи, Виктория сделала вывод, что Глен обратился за помощью к бывшему любовнику. Мысленно она отправила Глену поцелуй и горячую благодарность - он решился ради помощи ей потревожить старые раны.
  Володя отдал Виктории ключи, документы на машину вместе с заполненным от руки бланком доверенности, а сам сел рядом на пассажирское сиденье. Попросил добросить его до города.
  Высадив Володю, Виктория ударила по газам. Она лавировала в потоке машин, нарушая все писаные и неписаные правила дорожного движения. Она хотела добраться до Гатчины еще до темноты.
  
  
  После возвращения из полиции Лиза забрала из дома тетушки вещи, и Вячеслав отнес их к себе. Собственно, на вещи Лизе было плевать - это всего лишь предлог, чтобы увидеться с Сеней. Лизе казалось, что Ангелина Васильевна будет против общения Сени с матерью-воровкой, а потому придумала этот повод еще раз войти в дом.
  Однако тетушка ее удивила. Ангелина Васильевна встретила Лизу спокойно, будто не было ни обвинений в воровстве, ни уничижительной сцены в столовой, когда тетушка при следователе заявила, что Виктория ворует с детства. Тетушка согласилась, что Лизе, то есть Виктории, лучше жить вместе со своим мужем, и разрешила Сене навещать свою мать.
  Покидая дом тетушки, Лиза размышляла о том, какие черти гнездятся в душе этой женщины? Поведение Ангелины Васильевны не поддавалось разумному объяснению. То она благосклонна к своей племяннице и желает ей добра, то обвиняет ее во всех смертных грехах, испепеляет ненавистью. Обвиняет в краже, но несколько часов спустя разрешает воровке общаться с сыном. Нелогично. Непостижимо. Любовь и ненависть в одном флаконе. Гремучая смесь, которая в любой момент может взорваться и привести к самым непредсказуемым последствиям. Что нужно сделать, чтобы внести гармонию и покой в душу этой женщины - Лиза даже не могла предположить.
  Когда они втроем - Сеня, Лиза и Вячеслав - шли к дому Вольчинского, Сеня хохотал над громкими руладами, что доносились из живота Вячеслава.
  Войдя в дом, Лиза отправилась на кухню. В холодильнике и в кладовой обнаружились кое-какие съестные припасы, консервы, и Лизе удалось из этого минимума сварганить более-менее сытный обед. Она отругала Вячеслава за то, что прошедшие дни он жил на сухом пайке, но тот парировал, что у мужчин тоже бывают разгрузочные дни.
  После обеда Сеня обнаружил в гараже Вольчинского старенький волейбольный мяч. Вячеслав его надул, и они устроили футбольный матч на газоне у дома. Лиза попросила Вячеслава вынести во двор кресло-качалку, что стояло у камина в гостиной, и уютно разместилась на нем. Мужчины отвели Лизе роль судьи матча, однако она начала подсуживать Сене, заявляя о нарушении правил Вячеславом, и тот потребовал сдать судью на мыло.
  Время летело незаметно.
  Все смеялись, дурачились, и на какое-то время Лиза забыла о проблемах. Вот оно - семейное счастье! Муж, сын, кресло-качалка и старенький волейбольный мяч...
  На крыльце зазвонил оставленный Вячеславом телефон.
  - Слава! Звонят! - крикнула Вячеславу Лиза.
  Тот пнул мяч Сене и подбежал, утирая со лба пот.
  - Загонял, Марадонна! - пожаловался Лизе Вячеслав, а затем ответил на звонок: - Да, Вика! Ты приехала?
  Подбежал Сеня и забрался на колени к Лизе. Она обняла ребенка за талию, а сама не сводила глаз с Вячеслава:
  - Вика? Разве ты не позвонил ей?
  - Кто это? - встрял в разговор Сеня, но взрослые его не услышали.
  - Я звонил, она была недоступна, - пояснил Лизе Вячеслав, а затем продолжил разговор с Викторией: - Ты где? На шоссе? Да, у нас все нормально, Лизу отпустили пока...
  
  
  Виктория привычно держала телефон одной рукой, а другой выкручивала руль. Скорость, с которой она ехала, уже превысила все мыслимые пределы, встречные машины с шумом проносились мимо. Вшик, вшик - доносилось из открытого окна...
  - Слав, я на шоссе. Проехала пост ГИБДД. Что? Рядом проселочная дорога? Нет, по ней я еще дольше буду тащиться. Я скоренько, по трассе...
  Нестерпимо хотелось пить. После перелета она так и не улучила момент, чтобы купить себе хотя бы стакан воды. Слушая Вячеслава, Виктория обшаривала глазами салон - обычно водители держат в машине бутылку с водой, и заметила горлышко пластмассовой полуторолитровой бутылки с красной пробкой на полу между передним и задним пассажирскими сиденьями. Расстояние вытянутой руки.
  Виктория бросила взгляд на дорогу - встречные машины далеко.
  Она зажала телефон между плечом и ухом. Освободившейся рукой потянулась за бутылкой... Горлышко ускользнуло. На один миг она ослабила пальцы, державшие руль, чтобы продвинуться еще и...
  Пронзительный рев клаксона.
  Вика выпрямилась, посмотрела вперед...
  Поздно.
  Удар.
  Больно.
  Темно.
  
  
  - Вика! Вика! - кричал Вячеслав.
  - Что там? - Лиза смотрела на вмиг посеревшее, искаженное ужасом лицо Вячеслава. - Что?
  - Вика! Вика! Ты слышишь?! Вика!!!
  Лиза все поняла. Из сотни причин, по которым Вика могла прервать разговор, Лиза интуитивно, послушав ухнувшее куда-то вниз сердце, выбрала одну:
  - Она разбилась...
  - Кто? Кто разбился? Вика? - Сеня теребил Лизу за рукав, но она смотрела только на Вячеслава.
  Он все еще прижимал трубку к уху, но уже не кричал, не звал. Смотрел в пространство, поверх ее головы пугающе стеклянным взглядом...
  - Поехали! - скомандовал Вячеслав и схватил Лизу за запястье, поднимая с кресла. - Я знаю, где она! Недалеко от поворота на проселок!
  Они добежали до дома Бориса Львовича. Вячеслав зашел в дом, а Лиза попыталась отцепить от себя Сеню и уговорить его отправиться к тетушке, но он упрямился:
  - Я с вами!
  - Нет! - Лиза была непреклонна. - Ты останешься здесь!
  - Я хочу...
  - Нет! - в сердцах Лиза слегка шлепнула Сеню по заднице. Шлепнула слегка, чуть-чуть, но рука заныла, будто она со всей силы ударила ей по бревну. - Прости...
  Сеня засопел. Лиза села перед ним на корточки:
  - Прости меня... Но тебе нельзя с нами.
  - Совсем?
  - Совсем. Мы скоро вернемся.
  Створки гаража поехали вверх. Первым из гаража вышел Борис Львович, а затем выехала машина.
  Вячеслав открыл переднюю дверь и крикнул Лизе:
  - Садись! Борис Львович отведет Сеню!
  Лиза подбежала к машине. Вячеслав вдавил газ, не дожидаясь, пока она захлопнет дверь. Лиза оглянулась.
  Растерянный, ничего не понимающий Борис Львович держал за руку Сеню и смотрел им вслед...
  
  
  Возле места аварии уже стояли машины, толпились люди. Работники ГИБДД даже не пытались разогнать зевак - ходили по дороге, будто не знали, что делать.
  Вячеслав припарковался, и они пулей выскочили из машины.
  Пробегая мимо стоящего поперек дороге грузовика и останков легкового автомобиля, Лиза поняла - Вика не виновата в аварии. Лиза не имела прав, но в очевидных вещах разбиралась. Машина Виктории врезалась в бок грузовика, который выезжал с проселочной дороги на главную - шоссе. Это он должен был пропустить машину Вики! Уступить ей!
  "Она не виновата... не виновата", - повторяла про себя Лиза, будто этот факт мог кому-нибудь помочь.
  Вячеслав оттолкнул двух мужиков, преграждавших путь, и Лиза увидела ее.
  Виктория лежала на асфальте, на животе, в неестественной позе, подогнув под себя одну руку. Лиза бросилась к ней:
  - Вика! Викочка...
  Вячеслав упал на колени, обхватил голову руками, вцепившись в волосы. Протяжный стон, похожий на утробный вой, донесся до Лизы.
  Она хотела перевернуть Вику, посмотреть ей в лицо, но чья-то рука с силой дернула ее за плечо:
  - Не трогайте! Она еще жива.
  Лиза обернулась. Пожилой пузатый гаишник стоял за ее спиной.
  - Жива! - воскликнула Лиза и, выдернув из цепких рук гаишника плечо, склонилась над Викой, обхватив ладошками ее голову. - Надо что-то делать! Слава! Она жива!
  Гаишник попытался оттащить Лизу.
  - Не трогайте! Ее нельзя трогать! Скорая едет.
  - Она жива, - услышала Лиза голос Вячеслава. - Жива...
  Эти слова будто вернули к жизни его самого. Вячеслав поднялся, обошел распластанное тело Вики, сел на то место, куда было обращено ее лицо. Убрал с ее щеки окровавленную прядь.
  - Что случилось? - спросил он гаишника.
  - Кто она вам? - сначала поинтересовался тот.
  Вячеслав замялся, вместо него ответила Лиза:
  - Она моя сестра. Близняшка. А он - мой муж.
  Гаишник подошел к Вячеславу, присел рядом с ним, разглядывая лицо Виктории, сравнил его с лицом Лизы.
  - Понятно, - проговорил он, а затем ответил на вопрос Вячеслава: - После столкновения ее выбросило через лобовое стекло. ЗИЛ не уступил дорогу, выехал на главную. Ваша сестра превысила скорость, потому удар оказался такой силы...
  - Она любит гонять, - произнесла Лиза, вспомнив слова Глена, сказанные еще в Москве, что аварии с участием Виктории - уже классика жанра. Вот она - классика...
  Виктория застонала. Попыталась пошевелиться. Лиза вскрикнула и чуть отодвинула Вячеслава, чтобы самой лечь на асфальт, лицом к лицу с Викторией. При этом она положила руку на спину Виктории, призывая:
  - Вика, не шевелись, тебе нельзя двигаться... Скорая едет.
  - Лиза, - еле слышно, почти одними губами произнесла Виктория и закашлялась. Капельки крови вылетели из ее рта и упали на лицо Лизы.
  Лиза не пошевелилась, не смахнула их. Две девушки, похожие друг на друга как две капли воды, лежали на асфальте, почти в одинаковых позах, лицом к лицу.
  Вячеслав приблизил свое лицо к их лицам, боясь пропустить хоть слово, и гладил Вику по плечу:
  - Все будет хорошо, - говорил он. - Потерпи немного...
  - Лиза! - слабым голосом позвала Виктория. - Обещай...
  - Что? Вика, что?
  - Обещай, что проживешь эту жизнь за нас обоих... за себя... за меня... за нас...
  - Вика, ты сама проживешь! Что ты такое говоришь!
  - Нет, - хрипло прошептала Виктория. - Обещай... прошу... долгую жизнь! Чтобы хватило на двоих... обещай...
  Слезы брызнули из глаз Лизы. Несмотря на запрет трогать Вику, она обняла ее, прижалась своим лбом к ее лбу и прошептала в ответ:
  - Я обещаю!
  - И сына...
  - Я обещаю!
  - За нас двоих, - проговорила Виктория, шумно втянула в себя воздух, вытянулась и замолчала.
  - Нет! - закричала Лиза, прижимая голову Виктории к себе. - Нет!!!
  Гаишник трогал шею Викторию, нащупывая сонную артерию. Замер, прислушиваясь.
  - Пульс еще есть...
  Издалека донеслась сирена скорой помощи. Лиза и Вячеслав одновременно поднялись, обернулись и... Лиза встретилась взглядом с Ангелиной Васильевной.
  Тетушка с Борисом Львовичем стояли за ее спиной. Как давно они там находились, и слышали ли они последние слова Виктории, Лиза не знала. Да и какая разница? Плевать.
  - Я ничего не стану объяснять, - твердо сказала Лиза.
  Вячеслав встал между девушками и Ангелиной Васильевной.
  - Я все объясню, - сказал он.
  Меж тем, звуки сирены приближались...
  
  
  Пока шла операция, Вячеслав в сером гулком коридоре больницы признался Ангелине Васильевне во всем.
  Лиза не стала слушать. Она взяла у Вячеслава пачку сигарет и ушла на крыльцо. Вскоре к ней присоединился Борис Львович.
  - Они закончили? - спросила его Лиза.
  - Еще нет, - ответил доктор.
  - Я про...
  - Я понял. Они еще разговаривают.
  - А вы зачем здесь?
  - Того, что я услышал, мне уже достаточно.
  - Понятно, - проговорила Лиза, хотя ей ни черта не было понятно. Собственно, ей это тоже было все ровно. Плевать. Она думала о Виктории, которую в этот момент резали на операционном столе, а все остальное? Какая разница. Плевать.
  Борис Львович попросил у Лизы сигарету, подкурил, закашлялся, и только после того, как сигарета истлела до середины, произнес:
  - Вы сильная женщина, - Лиза усмехнулась. Борис Львович продолжил: - Сильная... Знаете, там, в коридоре, я подумал, что вот она какая - ирония судьбы. Она все расставляет по своим местам. Я подумал, что это вас следовало назвать Викторией - победительницей. А нашу Вику, девочку, - бедной Лизой. Она только хотела казаться сильной, но...
  - Она сильная, - возразила Лиза. - Очень сильная! Просто... она хотела, чтобы ее любили. По-настоящему любили. Когда я узнала про Сенечку, то подумала: "Как Вика могла оставить своего ребенка?". Потом до меня дошло - она сделала это из-за страха. Страха перед тетушкой. Страха перед тем, что она не сможет стать хорошей матерью. Вика и тетушка одинаковые.
  Борис Львович, прищурясь, повернулся к Лизе.
  - Что вы хотите этим сказать?
  Лиза пожала плечами:
  - Не знаю, как это лучше объяснить... Они будто из двух половинок. Внутри них одна половинка - добрая - постоянно борется с другой - злой. Они любят и одновременно ненавидят тех, кого любят. Может...
  - Что?
  Лиза махнула рукой, в которой сжимала сигарету, и столбик пепла просыпался на штаны Бориса Львовича, тот не заметил.
  - Подумалось. Может, это оттого, что они любят, но бояться оказаться нелюбимыми? Бояться открыться, чтобы после не чувствовать боль? Поэтому и ненавидят своих любимых, бояться их, делают им больно... Чтобы уберечь себя.
  Какое-то время Лиза и Борис Львович сидели молча.
  - Вы правы, - нарушил молчание Борис Львович. - Даже не представляете, насколько вы правы. Я расскажу вам о нас с Ангелиной. Вы поймете. Мы познакомились еще в юности. Я учился в мед.институте, а она работала санитаркой в больнице, где мы проходили практику. Да, да, не удивляйтесь! Ангелина мыла полы. Их семья жила бедно. Отец бросил их мать еще в молодости. Их мать - воспитательница детского сада - едва сводила концы с концами, чтобы поднять на ноги дочерей. Сестра Ангелины - Татьяна была ветреной девушкой, да что говорить - была! Она такой и осталась. Порхает по жизни, как мотылек, от одного огонька к другому, меняя мужчин. Татьяна не работала и семье не помогала. Вот Ангелина и трудилась в нескольких местах одновременно: мыла полы в больнице, в музыкальной школе. Но даже со шваброй в руках она была королевой. Эта стать, которую вы наверняка заметили, гордость, чувство собственного достоинства были в ней еще тогда. Я влюбился, но как я - тщедушный прыщавый еврейский мальчишка мог подойти к такой королеве?
  Борис Львович замолчал, погруженный в воспоминания. Машинально снял с Лизиной руки ее выпавший длинный волос и намотал его себе на палец.
  - Вы так и не осмелились? - подтолкнула разговор Лиза.
  - Я? Сам - нет. Я попросил друга, Семена, чтобы он познакомил нас.
  - Семена Яковлевича?
  - Да. Моего друга детства. Он был красавчиком, весельчаком, для него закадрить девушку - раз плюнуть! Мы с Семеном встретили Ангелину после работы, и Сеня в пять минут заставил ее смеяться. Она согласилась пойти с нами в кино.
  - Она влюбилась в Семена? - спросила Лиза.
  Борис Львович покачал головой:
  - Нет. Она влюбилась в меня. Странно, непостижимо, но она влюбилась в меня. Мы гуляли до глубокой ночи и долго прощались у подъезда. Я воровал на клумбах цветы и каждое утро, перед тем, как идти в институт, втыкал букетик в дверную ручку входной двери. Все было так замечательно!
  - Но потом? Что случилось потом? Почему вы не вместе?
  - Знаете, Лиза. Я всю жизнь задавался вопросом, почему после того, как я сделал ей предложение, и Ангелина ответила: "да", она вдруг передумала. За несколько дней до свадьбы. Теперь я понял. Она испугалась. Испугалась того, что я не буду любить ее также сильно, как она меня.
  - Но... как так получилось, что она вышла за Семена Яковлевича?
  Борис Львович раскручивал и закручивал Лизин волос на свой палец, и, казалось, с любопытством наблюдал за этим процессом. Поднял кончик волоса, посмотрел его на свет, а затем неожиданно улыбнулся и спросил Лизу:
  - Не хотите жвачки?
  - Что? - не поняла Лиза.
  - Жевательную резинку, - Борис Львович полез в карман брюк и достал оттуда початую упаковку, вытащил одну подушечку и протянул ее Лизе. Она взяла, не понимая зачем это делает, будто под гипнозом.
  - Вы не рассказали, - посетовала Лиза.
  - Ах, да! Простите. Семен тоже был влюблен в Ангелину. По его поступку с Сенечкой, вы уже поняли, что Семен был способен на многое? Чувство долга, мораль - он принимал только в той мере, в какой они подходили под его взгляды на жизнь. Ангелина пошла к нему и сказала, что любит именно его, будто поняла это только теперь, перед свадьбой. Сейчас я думаю, она сделала это специально. Чтобы осквернить себя в моих глазах, заставить обидеться, ненавидеть ее, уйти. Семен обрадовался и тут же сделал Ангелине предложение. Она приняла его. Вот так и получилось, что она стала женой Семена Пашкова.
  - А вы? Что стало с вами?
  - На какое-то время я уехал из Ленинграда, - продолжил он свой рассказ. - Работал в разных городах, женился, родился Артур. Но все время я вспоминал ее - Ангелину. Наверное, моя бывшая жена ощущала это - то, что я не принадлежу ей полностью. Однажды она нашла себе другого мужа, а я ушел. Артур... Он требовал особой заботы и наблюдения врача, поэтому жена согласилась, чтобы мальчик остался со мной. Я вернулся в Ленинград, устроился в хорошую клинику, стал преподавать, написал несколько книг по медицине. В общем, жизнь налаживалась, некоторые мои научные работы принесли деньги...
  - А как же Ангелина?
  - Я первым делом узнал о ней. В то время Семен еще был жив, но я все равно напросился другом в их семью.
  - Как же вам было тяжело, - вздохнула Лиза. - Видеть их вместе...
  - Нет! - возразил Борис Львович. - Вовсе нет! Наоборот! Я был счастлив! Только вернувшись в Ленинград, я понял, что снова живу! Ну да ладно... что-то я разговорился...
  Лиза встала и протянула руку Борису Львовичу:
  - Пойдемте, - позвала она.
  Борис Львович сначала встал сам, а затем пожал протянутую Лизину руку и подмигнул.
  - Кстати! - воскликнула Лиза. - А как вы узнали об аварии?
  - Сеня сказал. После того, как вы с Вячеславом умчались, я спросил его, куда вы поехали. Сеня рассказал, что позвонила какая-то Вика, которая разбилась на шоссе возле проселочной дороги. Признаюсь, я ничего не понял, ведь для меня Викой были вы! И я видел вас собственными глазами! Я привел Сенечку в дом к Ангелине и пересказал ей весь этот компот. Ангелина захотела немедленно ехать за вами. У нее в гараже есть машина. Правда, она сама давно не садится за руль. В город ее вывожу я или Анна Михайловна, если они едут с Сенечкой. В общем, я сел за руль, и мы приехали.
  Лиза осмелилась спросить:
  - Вы слышали все? Там, на дороге...
  Борис Львович сделал шаг навстречу Лизе и ответил:
  - Вы обе проживете долгую жизнь. Вместе, но каждая сама за себя...
  В холле больницы Борис Львович достал из кармана рубашки упаковку с бумажными носовыми платками, вытащил один, развернул и протянул руку с носовым платком к Лизе:
  - Давайте жвачку, плюйте сюда, - Лиза замешкалась, смущенно оглянулась в поисках урны, но Борис Львович настаивал: - Плюньте, плюньте! Некрасиво жевать в больнице!
  Лиза, краснея, вытащила изо рта жвачку и хотела забрать бумажный платок у Бориса Львовича, но тот платок не отдал. Взял Лизину руку и заставил положить жвачку на платок, затем завернул его и спрятал в свой карман.
  Удивленная его поступком Лиза не знала, как на это реагировать и предпочла промолчать.
  Они вернулись в больничный коридор как раз в тот момент, когда из широких двустворчатых дверей вышел хирург.
  Все обернулись к нему. Застыли в немом вопросе.
  - Операция прошла успешно, - сказал хирург, - но состояние тяжелое.
  - Она выживет? - спросил Вячеслав.
  Хирург вздохнул.
  - Мы сделали все, что могли, но шансы 50 на 50. Будем надеяться на ее молодой организм...
  
  
  Прошло две недели.
  После операции Виктория находилась в коме.
  Лиза и Вячеслав продолжали жить в доме Вольчинского, чтобы иметь возможность общаться с Сеней, и ездили в Петербург, в больницу. Лиза была уверена - после того, как Ангелина Васильевна узнала всю правду, она не разрешит Лизе видеться с Сеней и прогонит самозванку прочь. Однако этого не случилось. Сенечка совершенно спокойно, с разрешения тетушки, дневал и ночевал у Лизы с Вячеславом. Лиза понимала, что этому немало способствовал Борис Львович, однако уточнять сей факт у доктора она не решилась.
  Ангелину Васильевну Лиза не видела со дня аварии. Она знала, что тетушка тоже ездит в больницу справиться о состоянии племянницы, долго сидит у ее постели, однако по воле судьбы там они ни разу не пересеклись, а зайти в дом Пашковой без приглашения Лиза ни за что бы ни осмелилась.
  За прошедшие дни следователь дважды вызывал Лизу на допросы, но уже в качестве свидетеля. Обвинение в краже предъявили Наталье, а ее двоюродного брата объявили в розыск. Решающую роль сыграло алиби Лизы. Для самой Лизы стало откровением то, что о нем рассказала следствию Ангелина Васильевна. Она отправилась к следователю сразу после того, как они ушли из больницы в день аварии. Широков проверил - в хранилище сотовая связь не берет. Ангелина Васильевна выгнала Наталью взашей.
  Несмотря на то, что все заинтересованные лица уже были в курсе - кто есть кто, Лиза настояла, чтобы до выздоровления Виктории при Сенечке ее по-прежнему называли Викой. Борис Львович передал через Вячеслава, что Ангелина Васильевна согласна с пожеланиями Лизы. Сеня вначале запутался, все спрашивал, какая такая Лиза лежит сейчас в больнице, и какая Вика разбилась, но вскорости у него, как у всех семилетних мальчишек, нашлась масса иных более важных и интересных поводов для размышлений, и Сеня перестал ломать голову над проблемами непонятных взрослых. Мама была рядом с ним, у них все хорошо, так зачем заморачиваться?
  Много раз звонила Катька. Несколько бульварных газет опубликовали заметки о произошедшей трагедии и поместили фотографии Виктории. "Известная модель разбилась в автокатастрофе!" - кричали заголовки. Вячеслав сказал Лизе, что Виктория была бы рада прочитать такое о себе: "известная модель...", однако Лизе его сарказм показался неуместным, и они даже поссорились - не разговаривали полдня. Одна из таких газет и попалась на глаза Катьке. До этого времени Лиза скрывала от подруги подробности происходящих событий и отделывалась фразами: "Все хорошо!" и "Прорвемся!". После публикации заметки Катька рвалась приехать в Гатчину. Лизе пришлось приложить немало усилий, чтобы отговорить подругу. Порывистая, грубоватая Катька могла натворить дел и только все ухудшить. В конце концов Катька согласилась отложить приезд.
  По большому счету можно сказать, что жизнь Лизы текла размеренно. Игры и прогулки с Сеней чередовались с упоительно нежными ночами, проведенными в объятиях Вячеслава, но над этой размеренностью и видимым спокойствием грозовой тучей нависала черная тень неопределенности.
  И вот, по прошествии двух недель со дня аварии, во двор дома Вольчинского вошел Борис Львович.
  - Вячеслав! Лиза! Сенечка! - позвал он, заслышав их голоса, доносившиеся из-за угла дома.
  Сеня выбежал ему навстречу с криком:
  - Хай! - и протянул руку.
  Борис Львович ответил крепким рукопожатием.
  Подошедшая Лиза возмутилась:
  - Сеня, что за "хай"? Извольте, молодой человек, говорить по-русски...
  Борис Львович, щурясь от луча предзакатного солнца, с хитрецой посмотрел на Лизу и хихикнул:
  - Вы так это сказали! Точь-в-точь Ангелина Васильевна!
  Лиза почувствовала, что щеки наливаются румянцем. Нет, ей не было стыдно, наоборот...
  - Борис Львович! Какие у нас гости! Здравия желаем! - воскликнул подошедший Вячеслав. - Вик, чай поставишь?
  - Нет, нет! - запротестовал Борис Львович. - Я за тем и пришел. Ангелина Васильевна приглашает вас к себе. Стол уже накрыт. Скажу по секрету, к чаю прилагается восхитительный домашний торт! Дарья Петровна - просто чудесница! Готовит превосходно, а как печет!
  - Дарья Петровна? - переспросили в один голос Лиза и Вячеслав.
  Борис Львович удивился:
  - Сеня вам не сказал? Вот шельмец! Он ведь намедни объедался пирожками с вишней...
  Лиза улыбнулась:
  - Так вот почему я вчера не смогла заставить его поужинать!
  - Какой ужин, голубушка, Сеня налопался пирожков на неделю!
  - Дарья Петровна - это экономка взамен Натальи? - догадался Вячеслав.
  Борис Львович подтвердил:
  - Так и есть. Жаль, что она не сможет остаться у Ангелины навсегда. Она работает у Пахомовых, чей дом крайний на улице. Ближайшие полгода они проведут в Израиле, Александру Михайловичу потребовалась срочная операция, которую лучше всего делать именно там. Дарья Петровна на время отсутствия хозяев согласилась помочь. Ей очень нужны деньги - ее дочь после скоропостижной смерти мужа одна воспитывает годовалых близнецов.
  - Близнецы, как это замечательно, - проговорила Лиза, и сердце екнуло.
  - Таки я старею! - вдруг возвестил Борис Львович. - Пришел пригласить вас на чай, а сам стою тут, болтаю... Идемте же! Ангелина Васильевна заждалась!
  
  
  Лиза шла к дому Ангелины Васильевны на онемевших ногах. Ощущение - будто она вышла из собственного тела - шла рядом с ним, управляя им как кукольник марионеткой. Вспомнился первый день, с каким трудом она преодолевала это же расстояние, боясь встречи с еще незнакомой тетушкой Виктории. Прошло время, она успела хорошо узнать Ангелину Васильевну, но ничего не изменилось. Лиза все так же не имела представления, чем закончится предстоящая встреча, и боялась ее.
  Ангелина Васильевна встретила их с улыбкой и пригласила к столу. Она вела себя так, будто в гости пришла не самозванка, а горячо любимый, дорогой человек. Ангелина Васильевна окружила Лизу такой заботой и вниманием, что ей стало неловко.
  - Спасибо, мне достаточно одного кусочка! - краснея, воскликнула Лиза, когда Ангелина Васильевна собственноручно пыталась положить в Лизину тарелку дополнительный кусочек торта.
  За чаем разговаривали о погоде, хвалили Дарью Петровну и ругали гастарбайтеров, что работали на строительстве нового дома в их поселке за то, что те устроили свалку чуть ли не по середине проезжей части.
  Лиза поняла - Ангелина Васильевна собрала их для серьезного разговора, и начнет она его только после того, как Сенечку уведет няня. Нехорошие предчувствия склизким холодом окутывали сердце. Лиза ерзала на стуле.
  Вячеслав нашел под столом Лизину руку, легонько сжал ее, а затем наклонился и произнес:
  - Не волнуйся и не дергайся, все будет хорошо!
  Наконец Ангелина Васильевна попросила Анну Михайловну поиграть с Сеней в его комнате. Сеня заупрямился и попробовал спрятаться на Лизиных коленях, но его надежды не оправдались. Лиза и Ангелина Васильевна одарили Сеню одинаково строгими взглядами, и ему пришлось подчиниться.
  - Лиза, - сказала Ангелина Васильевна, выждав некоторое время после уходя Сени с няней. - Как непривычно называть тебя этим именем...
  - Называйте, как вам удобнее, - предложила Лиза.
  - Лиза, - повторила более твердо Ангелина Васильевна, - у меня две новости. Как говорят в кино - одна хорошая, а вторая плохая. Однако я не стану спрашивать, с какой новости начинать, и начну с хорошей. Но перед этим, пожалуйста, ответь мне только на один вопрос, он мучает меня все время!
  - Конечно, - поспешно отозвалась Лиза. - Что вы хотите знать?
  - Ты выросла в детском доме. Причем, твое детство пришлось на конец девяностых, начало двухтысячных. В это время в стране творилось бог знает что! Могу лишь догадываться, какое воспитание могли дать ребенку в детском доме. Так скажи мне, каким непостижимым для меня образом, ты смогла приобрести хорошие манеры и грамотную речь?
  Лиза обиделась. Ей пришлось призвать на помощь все свое мужество и здравый смысл, чтобы не встать и не уйти с гордо поднятой головой. Разве детдомовцы - дети инопланетян? Отбросы общества? Что за убогие стереотипы, что детдомовец не может стать образованным и воспитанным человеком?
  - Я всегда много читала, - выдавила из себя Лиза. Подавить гнев стоило большого труда. - Очень много. И вы напрасно думаете, что в детских домах растут дети, неспособные учиться и самосовершенствоваться...
  - Прости, - спохватилась Ангелина Васильевна. - Прости меня, пожалуйста!
  Даже Борис Львович открыл рот - настолько взволнованно, искренне, заискивающе прозвучала эта просьба. Совершенно немыслимые слова в устах Ангелины Васильевны! Ведь даже после снятия с Лизы незаслуженного обвинения в краже, Ангелина Васильевна перед ней не извинилась.
  - Не за что, - пробормотала ошарашенная Лиза.
  Меж тем Ангелина Васильевна продолжила:
  - Итак, вернемся к хорошей новости.
  - Разреши я начну, - перебил ее Борис Львович и обратился к Лизе: - Вы, наверное, не помните, но когда мы разговаривали около больницы пока шла операция, я попросил вас пожевать жевательную резинку. Затем, в больнице, я забрал ее у вас и спрятал в чистый бумажный носовой платок. Я отдал эту жвачку на экспертизу вместе с материалом, взятым у Виктории...
  - Экспертизу? - воскликнула Лиза.
  Вячеслав тоже хотел что-то сказать, но закашлялся. Лиза постучала его по спине.
  - ДНК? - наконец выдавил сквозь кашель Вячеслав.
  - Именно так, - подтвердил Борис Львович. - Именно так.
  - И что? Что показала экспертиза? - спросила Лиза вмиг осипшим голосом.
  Ангелина Васильевна и Борис Львович переглянулись. Ответила Ангелина Васильевна:
  - Сегодня утром Борис Львович забрал результаты. Лиза! Ты и Виктория - родные сестры, в этом не может быть сомнения!
  Шмель летал над столом. Огромный, лохматый, невесть откуда взявшийся шмель. Лиза наблюдала за его извилистым полетом и думала: "Как громко он жужжит!". Будто это в данный момент и было самым главным - полет шмеля занимал все ее мысли.
  - Дорогая! Лиза! Лизонька! - тормошил ее Вячеслав, но шмель гудел так громко! Заглушая все!
  Лиза повернулась и посмотрела на Вячеслава. Он что-то говорил. Но что? Она не слышит! Не слышит ничего! Затошнило. Ее сейчас вырвет!
  - Лиза! Лиза! - подскочил к ней Борис Львович. Одно мгновение, и его взволнованное лицо начало расплываться, мир покачнулся и...
  Лиза дернулась и подскочила. Чьи-то сильные руки надавили на плечи, возвращая ее тело на пол.
  - Что со мной? Где я?
  Зрение сфокусировалось, и Лиза поняла, что по-прежнему находится в столовой, лежит на полу около стола. Борис Львович сидел рядом на коленях. Из-за его спины выглядывала Ангелина Васильевна. Лиза хотела осмотреться в поисках Вячеслава, но не успела - его лицо зависло над ней. Именно на его руках она лежала.
  - Полежите немного, вам надо прийти в себя, - сказал Борис Львович. - Обморок вполне объясним. Такая новость! И выпейте вот это...
  Лиза приняла из рук доктора стакан и принялась жадно пить сладкий теплый чай, а в голове крутилось: "Новость... новость...Новость!".
  - Мы сестры?! - воскликнула Лиза и вновь попыталась подняться, но Вячеслав уложил ее на пол. Ангелина Васильевна подняла Лизины ноги и подставила под них опрокинутый стул. Лиза не противилась, откуда-то из глубин подсознания всплыло, что так нужно - чтобы кровь прилила к голове. - Это правда? Мы сестры?
  - Да, Лизонька, вы родные сестры, - подтвердила Ангелина Васильевна.
  Лиза расслабилась, доверяясь рукам Вячеслава, и улыбнулась. Они - родные сестры! Она знала это. В душе она знала это с самого начала! Ведь не может быть двух так сильно похожих друг на друга людей просто так, без причины! У нее есть сестра, племянник, тетя... Лиза засмеялась, ей хотелось смеяться! И плакать! Ей хотелось смеяться и плакать! Слезы текли по щекам, а она заходилась в безудержном смехе, пока Борис Львович не попросил Вячеслава приподнять Лизу, и не обрызгал ее водой. Некоторое время спустя Лиза успокоилась, но продолжала широко улыбаться - с этим она ничего не могла поделать.
  Как только Борис Львович разрешил Лизе подняться, она тут же бросилась обнимать Ангелину Васильевну, приговаривая:
  - Вы - моя тетя! Моя тетя!
  Ангелина Васильевна расплакалась. Она крепко обнимала Лизу и отворачивала лицо, но Лиза видела, что слезы текли по щекам с виду суровой женщины. Она тоже была счастлива! Счастлива оттого, что теперь у нее есть еще одна племянница - и это она, Лиза!
  Эмоции немного поутихли, и Ангелина Васильевна предложила вернуться к столу и выпить еще по чашечке чаю, или чего-нибудь покрепче. На радостях Лиза пожелала присоединиться к мужчинам и попросила коньяк. Ангелина Васильевна раздумывала не долго:
  - И мне налейте, пожалуй. Такое событие следует отметить!
  Они пили вкусный дорогой коньяк и говорили все наперебой: о превратностях судьбы, о справедливости, которая всегда восторжествует, просили друг у друга прощения и смеялись, смеялись... пока Лиза не задала вопрос:
  - А где моя мама?
  Повисла тишина. Ангелина Васильевна и Борис Львович смотрели друг на друга, а Лиза с Вячеславом, не понимая причины их замешательства, с беспокойством смотрели на них.
  - Она жива? - спросила Лиза. - Что-то случилось?
  Борис Львович сжал руку Ангелины Васильевны и произнес:
  - Разреши, я попробую объяснить. Лиза, понимаете, тут такая история...
  - Какая? Что? - не выдержала Лиза. Вячеслав обнял ее, будто говоря: "Подожди". Лиза обмякла в его руках и сказала: - Простите, Борис Львович, я больше не стану перебивать...
  - Вот и хорошо, мне и так сложно об этом говорить. Тут такое дело... Лиза, после окончания операции, когда вы с Вячеславом отправились домой, я рассказал Ангелине Васильевне о том, что собираюсь сделать экспертизу ДНК. Тогда Ангелина Васильевна попросила заодно сделать экспертизу и на нее.
  - Зачем? - не удержалась и спросила Лиза.
  Ангелина Васильевна низко опустила голову и проговорила:
  - Теперь я задаю себе тот же вопрос. Зачем, за какой такой надобностью мне понадобилась эта экспертиза, будь она неладна!
  Тень догадки - чудовищной, неправдоподобной - промелькнула в Лизиной голове, но Лиза прогнала ее прочь. Этого просто не может быть!
  - Так все же зачем? - вновь спросила Лиза.
  Ответил Борис Львович:
  - В тот день Ангелина считала, что это необходимо для будущего, чтобы после, если выяснится, что вы с Викторией сестры, у вас не возникло проблем при получении наследства и в других случаях, когда потребуется доказать родство...
  - И что? - дрогнувшим голосом спросила Лиза. - Что показала экспертиза?
  На печальном, полном боли и отчаяния лице тетушки Лиза уже прочитала ответ, но эту немыслимую новость она хотела услышать собственными ушами.
  Борис Львович тяжело вздохнул.
  - Между вами с Викторией и Ангелиной - нет родства. Биологически вы совершенно чужие люди.
  - Биологически! - воскликнула Ангелина Васильевна. - Лиза, это только биологически! Это ничего не значит! Ерунда! Вы обе мои племянницы, и я люблю вас обеих! У меня кроме вас и Сенечки никого нет! Надеюсь, что и вы будете любить меня...
  Ангелина Васильевна закрыла лицо ладонями и зарыдала. В голос. Громко.
  Лиза подошла, опустилась перед ней на корточки и положила свою голову ей на колени, сказав:
  - Мы будем любить вас! Я буду любить! Мне все равно, что показала эта чертова экспертиза!
  Ангелина Васильевна обняла Лизу, и они расплакались вдвоем, но уже тихо, беззвучно...
  Борис Львович вышел из столовой, а когда вернулся - принес два стакана воды с намешенными в ней успокоительными каплями. Женщины выпили и потихоньку пришли в себя.
  - Я чего не понимаю, - проговорила Лиза. - Если биологически вы не наша тетя, то... кто наша мама?
  - Тут три варианта, - ответил за Ангелину Васильевну Борис Львович. - Первый вариант: Татьяна - приемная дочь родителей Ангелины, второй вариант: Ангелина - приемная дочь родителей Татьяны, или третий вариант: Татьяна каким-то неизвестным нам образом удочерила Викторию еще во младенчестве.
  - Все варианты - полная чушь! - заявила Ангелина Васильевна. - Мы с Татьяной похожи внешне. Пусть не как близнецы, но очень похожи! А Викторию она родила. Я сама видела ее беременной, отвозила Таню в роддом, когда она рожала. Все чушь!
  - Прости, дорогая, но других вариантов нет! - противился Борис Львович.
  - Надо спросить у мамы, - подала голос Лиза. - Пусть она расскажет...
  - Не только спросить, но и сделать экспертизу! - настаивал Борис Львович.
  Ангелина Васильевна фыркнула:
  - Что она тебе даст, эта экспертиза? От нее одни проблемы!
  Борис Львович возражал:
  - Прости, голубушка, но иначе, не зная правды, вы все изведете себя различными мыслями! Лучше знать правду, тем более что она - эта правда - совершенно не меняет ваше отношение друг к другу. Подумаешь: родная кровь, чужая кровь - какая разница! Посмотрите на себя! Порой Лиза мне до такой степени напоминает тебя, Ангелина, что я готов поклясться, что вы - родственники!
   - Он прав, - вмешалась в разговор Лиза. - Я столько лет жила, не зная кто я, откуда, где мои родные, почему бросили меня. Это ужасно! Невыносимо! Эти мысли сверлят мозг постоянно... жужжат, жужжат! Лучше все знать. Где моя мама?
  Ангелина Васильевна ответила не сразу.
  - Я не знаю... Вернее, знаю, что она живет в Москве, но где и с кем - не знаю. Мы поссорились много лет назад, еще в то время, когда она бросила Викторию. Привезла ее ко мне и оставила. Поначалу хотя бы приезжала, звонила, а потом бросила совсем. Вика очень страдала! Я звонила Татьяне, ездила к ней, убеждала, но все попусту. Мужчины - вот кому она готова дарить всю свою заботу и любовь. Ребенок ей был не нужен. Тогда мы и рассорились. Я сказала, что больше не хочу ее знать, и вычеркнула сестру из своей жизни.
  - А где она живет в Москве?
  - Сейчас - не знаю. Десять лет назад она еще жила на улице Петра Романова дом 6 корпус 2 квартира 1. Этот адрес я на всю жизнь запомнила! Полдня плутала, пока нашла ее дом. Москву знаю плохо.
  Лиза подумала, что Москву не знают даже москвичи, что уж говорить о жителях других городов. Вот она, Лиза, всю сознательную жизнь провела в Москве, но не могла похвастаться знанием города. Ей были известны только те места, вокруг которых крутилась ее жизнь, да и общеизвестные достопримечательности, конечно.
  - Ничего, адрес я запомнила, найду, - сказала Лиза.
  - Ты собираешься ехать? - спросил доселе молчавший Вячеслав.
  - Конечно, - удивилась Лиза. - Я хочу увидеть свою маму! Хочу поговорить с ней! Я поеду завтра!
  - Вика... Лиза, это глупо, - возразил Вячеслав. - За эти годы твоя мама могла двадцать раз сменить место жительства. Найти человека в Москве почти нереально!
  - Почти! Ты сам сказал - почти!
  - Правильно. Найти могут специалисты, которые умеют искать, знают, к кому нужно обратиться. Я позвоню Сидорову, моему начальнику службы безопасности, он начнет поиски. Найдет - тогда и поедем. Вместе.
  Ангелина Васильевна кивнула:
  - Вячеслав прав. Пусть его люди найдут адрес, а потом мы поедем. Я тоже хочу задать сестре несколько вопросов.
  Лиза подумала и вынуждена была признать - незачем с высунутым языком бегать по Москве, когда есть возможность подождать пару дней и ехать уже по точному адресу.
  - Хорошо, вы правы. Я подожду. Да, хочу спросить, это и была плохая новость? О том, что мы биологически не родственники? Тетя Ангелина, это же глупость! Это просто никакая новость! - воскликнула Лиза.
  Ангелина Васильевна ее оптимизм не разделяла.
  - Нет, Лизочка, это не все новости.
  - Что еще? - в один голос спросили Лиза и Вячеслав.
  - Мне снова звонили из опеки. Отец Сенечки, Анатолий Грачев, снова дал о себе знать. Он подтвердил, что приедет через две недели.
  - Уже через две? - вскрикнула Лиза и добавила тихо: - Я совсем забыла...
  Ей стало стыдно. Действительно, события последних дней, неприятности сыпались на нее как горох с дырявого мешка, и она за личными проблемами совсем забыла о родном отце Сени! Об угрозе, которая нависла над ее сыном... ее племянником.
  - Я не забыл, - зло сказал Вячеслав. - Сидоров уже навел о нем справки. Тот еще проходимец! Не знаю, зачем ему ребенок, но он однозначно желает его получить! Раньше Грачев был дважды судим, один раз за грабеж, другой - за убийство. После отсидки он также часто попадал в поле зрение Калининградской полиции. Его задерживали за пьяные драки чуть ли не каждую неделю! Но потом он вдруг как-то резко стих. Устроился на работу, перестал пить, ведет себя достойно. Но главное! Он делает это специально! Постоянно собирает всевозможные характеристики отовсюду. Чуть ли не у каждого встречного просит подтверждения, вежливо ли он с ним поздоровался? Опрятно ли выглядит? И прочее, прочее. Похоже, Грачев задался целью получить сына. Но для меня это вопрос. Зачем? Не верю, что такие люди просто так раскаиваются. Мальчик ему нужен, но, боюсь, в нехороших целях, правда, еще не знаю в каких.
  Все собравшиеся с ужасом слушали Вячеслава. Что задумал Грачев? Лизу передернуло, едва она перебрала в уме несколько ужасных целей, для чего нужен ребенок...
  Обсудить этот вопрос не получилось. В столовую заглянула Дарья Петровна и возвестила:
  - К вам пришел гость! Говорит что-то, не пойму. Я провела его в гостиную.
  - Спасибо, Дарья Петровна, - поблагодарила ее Ангелина Васильевна и поднялась. Она пояснила собравшимся: - Странно... время позднее, и я никого не жду...
  Полумрак гостиной, освещаемой лишь несколькими напольными светильниками, располагал к уюту, неспешным беседам и отдыху. Мечущийся из угла в угол высокий статный мужчина создавал диссонанс - так показалось Лизе.
  Завидев Лизу, мужчина кинулся к ней и заговорил эмоционально, сопровождая каждое слово жестами, но... по-немецки. Лиза не поняла ни слова. Она оглянулась на Вячеслава, тот пожал плечами - по-видимому, тоже не был силен в языках.
  Зато Ангелина Васильевна оказалась на высоте. Она предложила незнакомцу и всем присутствующим присесть, сама устроилась в кресле напротив.
  Незнакомец не сводил с Лизы глаз, но уже не рвался к ней. Сидел тихо, как мышь под метлой.
  Ангелина Васильевна принялась что-то спрашивать у гостя. Тот с трудом оторвался от созерцания Лизы и начал отвечать. Лиза, как и все остальные, ждала. Наконец, Ангелина Васильевна перевела:
  - Разрешите представить - Вильгельм фон Анхальт, барон. Он утверждает, что помолвлен с нашей Викторией. Виктория сначала приняла его предложение, но потом отказала. Она рассказала ему правду о своем прошлом, о том, как она отправила сюда Лизу вместо себя, рассказала о сыне. Виктория решила, что Вильгельм ее не простит. Вначале он действительно был очень зол, ушел, но после одумался. Он понял, что любит Викторию больше всех на свете и не представляет жизни без нее. Он начал ее искать и узнал, что в Москву она не вернулась. Потом ему показали газету, в которой напечатали заметку об аварии. Тогда Вильгельм собрал вещи и сразу же вылетел в Санкт-Петербург. И вот, он здесь. Желает видеть Викторию, быть с ней. Я рассказала ему, что Виктория еще в коме.
  Лиза посмотрела на Вячеслава и хотела спросить, знал ли он? Но не успела, Вячеслав будто прочитал ее мысли:
  - Я знал, - ответил он. - Прости, как-то не заходил разговор, чтобы тебе сказать...
  Ангелина Васильевна еще некоторое время разговаривала с гостем по-немецки, а затем объяснила собравшимся, что она предложила Вильгельму остановиться у нее, чтобы наутро поехать в больницу вместе.
  На том и порешили. Лиза, Вячеслав и Борис Львович попрощались и отправились по домам, оставив Ангелину Васильевну знакомиться с новым почти членом семьи.
  
  
  Утром следующего дня, около полудня, Лиза сжимая ладошку Сени, вышагивала в последнем ряду внушительной делегации, что направлялась в больницу. Возглавляли делегацию Ангелина Васильевна под руку с Борисом Львовичем.
  Пока деньги решают если не все, то многое, для людей, обладающих изрядным количеством купюр, открыты все двери и предоставлено много дополнительных возможностей. Врачи закрыли глаза на то, что к лежащему в коме пациенту одновременно явилось такое количество посетителей. Им выдали халаты, предупредили о некоторых предосторожностях, кои следовало соблюдать при посещении, и пропустили.
  Вильгельм вошел в палату первым и рухнул на колени у кровати, на которой лежало недвижимое, опутанное трубками, тело Виктории. Он приложился лбом к ее бледной руке и заплакал. В беззвучных рыданиях содрогались плечи барона фон Анхальта, стоящего на коленях у постели любимой.
  Лиза прижимала к себе Сенечку и пристально вглядывалась в лицо Виктории. С детства знакомые черты: удлиненный овал лица, миндалевидный разрез глаз, высокий лоб... на краткий миг ей почудилось, что это она, Лиза, лежит сейчас на кровати, она даже ощутила холод казенной простыни. Она лежит там, а ее душа смотрит на свое тело со стороны...
  Ангелина Васильевна дотронулась до руки Лизы и тихо произнесла:
  - Вы - копия друг друга... только ты - сильнее, ярче. Виктория еще не нашла себя, она - заплутавший ребенок, а ты - состоявшаяся личность. И ты сделала себя сама. Борис сказал, что это тебя следовало назвать Викторией, а Вику - Лизой. Я согласна с ним.
  Сеня подергал Лизу за юбку, а когда она наклонилась к нему, спросил:
  - Мам, а ты кто? Виктория или Лиза?
  Долгое мгновение Лиза смотрела на лицо своей сестры, а затем ответила:
  - Я и сама не знаю...
  Вильгельм, касаясь губами щеки Виктории, говорил и говорил. Тихо, только для Виктории. Но в гулкой пустоте стерильной палаты немецкая речь отражалась от стен и доносилась до всех. В переводчике не было нужды - сердце каждого, кто когда-либо любил, - понимало.
  - Она пошевелилась! - воскликнул Вячеслав. - Смотрите! Ее пальцы!
  Все бросились к кровати. Вильгельм, не понимая причину переполоха, удивленно вертел головой.
  Лиза посмотрела на руку Виктории и тоже это увидела! Ее указательный палец вновь приподнялся вверх и опустился. Лиза хлопнула Вильгельма по плечу и показала на руку.
  Вильгельм что-то радостно воскликнул, а затем наклонился к Виктории, принялся покрывать поцелуями ее лицо. Его едва оторвали от любимой врач и медсестра, за которыми успел сбегать Борис Львович.
  Родственников выгнали из палаты. Только Борису Львовичу позволили остаться.
  Целый час, показавшийся вечностью для всех, они бродили по двору больницы. Наконец из дверей больницы вышел Борис Львович.
  - Ну что? Как она? - наперебой забросали они вопросами доктора.
  Он улыбался.
  - Все хорошо, дорогие мои! Все хорошо!
  
  
  Прошла еще одна неделя.
  Виктория шла на поправку. В доме Ангелины Васильевны, впрочем, как и в доме Вольчинского, только и было разговоров, что Вика сказала то, Вика почувствовала, Вика скоро вернется, Вика, Вика, Вика...
  Вначале Лиза радовалась вместе со всеми, ездила в больницу, но потом... Это случилось на четвертый день после того, как Виктория подала первые признаки выздоровления.
  После завтрака они с Сеней играли в бадминтон между домом и гаражом. Сеня ударил по воланчику слишком сильно, и он залетел на плоскую крышу гаража. Лиза помнила, что за гаражом в траве лежит старая приставная деревянная лестница, и решила с ее помощью забраться на крышу. Сказано - сделано. Вдвоем с Сеней они подняли почерневшее от времени сооружение и приставили его к стене. Лиза потрогала, надавила на ступеньки лестницы - на первый взгляд они казались устойчивыми, и полезла наверх. Она уже сбросила Сене воланчик и спускалась вниз, когда перекладина под ее ногой проломилась.
  Лиза летела вниз, обдирая руки и ноги о шершавую древесину с выступающими кое-где гвоздями, и упала на траву спиной.
  Руки, ноги ободраны в кровь, спину ломило. Лиза еле сдерживала слезы и желание заорать на всю округу - она боялась напугать Сеню.
  В это время, пока она еще сидела на траве, не в силах встать на ноги, из-за угла показался Вячеслав. Он подошел, осмотрел ее раны, заставил пошевелить руками, ногами.
  - До свадьбы заживет, - улыбнулся он. - Главное, ничего не сломано. Сень, а ты куда смотрел? Зачем разрешил маме лазать по такой лестнице?
  Сеня стушевался, и Лиза обняла ребенка.
  - Слава, не ругайся, ты пугаешь ребенка...
  Вячеслав оглянулся в сторону ворот, затем посмотрел на Лизу.
  - Ты сама раны обработаешь? Мне срочно в город надо. Заскочу к Вике, а потом дела надо порешать.
  Его слова ужалили в самое сердце. Лиза надеялась, ждала, что он будет сочувствовать, говорить ласковые слова, целовать, останется с ней, а он! У него есть дела. И надо забежать к Вике. Слезы невольно выступили из глаз. Вячеслав заметил это.
  - Ну что ты плачешь, солнышко, - сказал он подсаживаясь рядом, погладил ее ладонью по волосам. - Ты же сильная! Подумаешь, царапины...
  - Иди, - выдавила из себя Лиза, стараясь не выказать обиды. Не станет же она, в самом деле, унижаться и просить его нянчится с ней?! Если бы она была ему действительно дорога, он бы сам отложил визит к Вике на потом! - Тебя там ждут.
  Вячеслав наскоро поцеловал Лизу в щеку и пошел к воротам.
  После его ухода Лиза с помощью Сени доковыляла до дверей дома, но зайти внутрь не успела. Во двор вошли Ангелина Васильевна и Борис Львович.
  - Здравствуйте, дорогие мои! - сказала Ангелина Васильевна, протягивая руки, и Сеня тут же кинулся к ней в объятия. Ангелина Васильевна продолжила, обращаясь к Лизе: - Мы собрались к Вике. Врач сказал, что она вчера просила костыли! Он объяснял, что ей рано об этом думать, кости еще не срослись, но ты же знаешь Вику, она так упряма! В конце концов ей принесли костыли и поставили около кровати. Вика заявила, что вид костылей придает ей уверенности, что однажды она встанет на них!
  Лиза сидела на крыльце вся в кровавых царапинах, с перепачканным землею лицом. Но ни Ангелина Васильевна, ни Борис Львович не подошли к ней, не накинулись с вопросами, что случилось. Они собирались к Вике.
  - Мама доставала воланчик и свалилась с лестницы! - доложил Сеня.
  Ангелина Васильевна нахмурилась и покачала головой:
  - Ну что ж ты так, надо было попросить Вячеслава! Или Артура. Кстати, а где Вячеслав?
  - Он поехал в Питер к Вике, - зло ответила Лиза.
  Ангелина Васильевна пропустила Лизин тон мимо ушей.
  - Вот и хорошо, - сказала она. - Там встретимся. Вика будет рада. Сенечку мы с собой возьмем, а ты приведи себя в порядок, обработай раны, а то выглядишь хуже Вики.
  Это стало последней каплей! Они забрали Сеню и ушли, а Лиза еще долго не могла успокоиться. Вика, Вика, Вика! И ни разу никто не произнес ее имени!
  После приезда сюда ее называли Викой, потому что были уверены в том, что она - Вика. После аварии ее продолжали называть Викой, чтобы не травмировать Сенечку. И вот теперь, когда ребенок выяснил для себя, что у него две мамы, и обрадовался этому редкому явлению - Викторию стали называть Викторией, а ее, Лизу, - никак. Даже Вячеслав больше не произносил ее имени, в лучшем случае заменял его на "солнышко" или "зайчик".
  Лиза подумала это и усмехнулась - все вернулась на круги своя. Она была никем, никем и осталась. Закончился короткий счастливый период ее жизни. Лишь две недели с небольшим судьба позволила ей пожить чужой жизнью, почувствовать себя любимой и нужной. Но все взятое взаймы однажды приходится отдавать.
  Последующие три дня после происшествия с лестницей Лиза ходила мрачная, погруженная в тяжкие раздумья, однако этого никто не замечал, никто не приставал к ней с вопросами. Лиза чувствовала себя человеком-невидимкой, призраком, отражением Виктории в зеркале. Оригинал постепенно вставал на ноги, и на отражение никто больше не смотрел.
  В больницу к Вике она больше не ездила, сославшись на подвернутую ногу. Это была ложь, Лиза даже не прихрамывала, но на это также никто не обратил внимания.
  И вот прошла неделя с тех пор, как Виктория пришла в себя.
  Лиза и Вячеслав обедали в доме Вольчинского, а Сеня остался у Ангелины Васильевны. Вечером у тетушки намечалась партия игры в вист с Борисом Львовичем, Артуром и Вильгельмом, а Сеня обожал наблюдать за карточной игрой взрослых.
  Вячеслав ел молча, время от времени его взгляд застывал в незримой точке где-то поверх Лизиной головы.
  - О чем думаешь? - спросила Лиза.
  - Что? - встрепенулся Вячеслав.
  - О чем думаешь? У тебя такой стеклянный взгляд.
  - Сидоров прислал отчет. Он нашел твою маму, ее адрес. Если это можно назвать адресом...
  - То есть?
  - Не хотел тебе говорить об этом сразу, но, наверное, так лучше. Ангелина Васильевна еще не знает, отчет пришел только два часа назад по электронке.
  - И что с мамой?
  Вячеслав вздохнул.
  - Она сильно пьет. Последние два месяца проживает в коммуналке, в комнате алкаша - бывшего оперного певца Тривольского. Сидоров сказал...
  "Тривольский... Тривольский...", - крутилось в голове Лизы. Эта фамилия казалась ей смутно знакомой.
  - Что сказал Сидоров? - машинально спросила Лиза, все еще пытаясь вспомнить, где она слышала фамилию алкаша.
  - Сказал, что Тривольский подобрал ее полуголодную на вокзале. У них нет отношений. Она, если можно так выразиться, квартирует у него, убирается. Прости, что новости такие грустные. Я хотел сначала забрать ее, привести в порядок, а потом уже доставить сюда, познакомить вас. Но вот сейчас подумал, что будет лучше, если ты узнаешь всю правду. Ангелине Васильевне не стоит пока об этом говорить, боюсь, ее сердце не выдержит.
  Лиза одарила Вячеслава долгим пристальным взглядом, а затем спросила:
  - А за мое сердце ты не беспокоишься?
  - Солнышко, что ты! Конечно беспокоюсь! Но ты ведь у меня сильная, ты все выдержишь, и все понимаешь правильно!
  Возможно это был комплимент, только Лиза его не оценила.
  "Дело не в этом, - думала Лиза, глядя на жующего Вячеслава, - а в том, что ты ко мне привык и перестал беспокоиться".
  Так было всегда, еще со времен детдома. Вначале в ней нуждались, опирались на ее помощь, а затем просто привыкали к тому, что она рядом. Детдомовские мальчишки только поначалу видели в ней симпатичную девочку, а затем она становилась для них "своим парнем", с которым можно обсудить проблемы, который не подведет. Они переставали видеть в ней девочку, способную переживать, слабую, жаждущую внимания, и очень удивлялись, завидев слезы в ее глазах. Ведь "свои парни" не плачут.
  Так было не только с парнями. Поначалу и воспиталка Ксюша, и уборщица баба Поля заискивали перед Лизой, чтобы та посидела с малышней или помыла полы, а затем воспринимали ее помощь как должное.
  О мужчинах, которые были в ее жизни, даже не стоит вспоминать! Чего стоила "благодарность" Леши...
  Вспомнив о нем, Лиза вздохнула. После ухода Алексея она поклялась себе, что станет стервой, и что из этого вышло? Ни-че-го. Она не способна на это. Ее крест - помогать, а после оказываться забытой. После того, как с ее помощью проблемы людей улаживаются, они перестают ее замечать. Если она уйдет, ни Вячеслав, ни Ангелина Васильевна, ни Вика этого не заметят. Вернее, поначалу заметят, погрустят немного и отпустят воспоминания о ней на все четыре стороны.
  Вдруг Лизу озарило! Тривольский! Константин Тривольский! Ведь это тот бывший оперный певец - пропойца, что пел ей про зарю! Возле магазина, куда она заходила за тортиком! От него Виктория узнала о том, что в магазине до нее была Лиза!
  В голове Лизы мгновенно созрел план. Пусть судьба отвела ей лишь роль помогайки, пусть! Значит - это ее крест, и на этом свете еще есть люди, которым она нужна. Ненадолго? Потом они привыкнут и забудут? Плевать! Зато между "нужна" и "привыкнут" - небольшой промежуток времени, на протяжении которого она, Лиза, будет чувствовать себя любимой и счастливой.
  Остаток времени за ужином Лиза старалась не выдавать охватившего ее волнения. Неожиданный план мысленно уже обрастал подробностями и не казался ей таким уж невыполнимым.
  За чаем Вячеслав объявил:
  - Мне нужно в Питер. Могу поехать с утра, но потеряю время. Ты не будешь против, если я поеду на ночь? Остановлюсь в гостинице, с утра порешаю проблемы, а потом быстрее вернусь.
  - Нет! - поспешно воскликнула Лиза и осеклась: - Нет, конечно. Я не против. Езжай...
  Вячеслав ничего не заподозрил. Он неторопливо собрался, закинул сумку в стоящую у ворот машину (он взял ее на прокат еще неделю назад, чтобы не зависеть в передвижениях от Бориса Львовича), а затем подошел к Лизе, чтобы поцеловать ее на прощание. В щечку, как последнее время повелось.
  Однако Лиза извернулась и поцеловала Вячеслава в губы. Страстно. Трепетно. Отдавая всю себя.
  Он отстранил от себя Лизу и несколько секунд смотрел на нее.
  - Я скоро вернусь, - тихо проговорил Вячеслав.
  Лиза не сводила глаз с его лица, стараясь запомнить каждую морщинку. Сердце разрывалось от боли, но: "Так надо, - говорила себе Лиза, - лучше сейчас". Лучше уехать сейчас, пока не начались выяснения отношений, пока он, Вячеслав, не обвинил ее, подобно Леше, в излишней навязчивости и заботе. "Лучше сделать это сейчас".
  Вячеслав ушел. Лиза захлопнула за ним дверь и прислонилась к ней спиной.
  - Прощай, - тихо произнесла Лиза, и слезы брызнули из глаз.
  Она наскоро вытерла их и отправилась в комнату. На сборы оставалось слишком мало времени, если она желает прилететь в Москву сегодня вечером.
  Лиза на скорую руку побросала в сумку свои вещи, открыла ящик, где Вячеслав держал наличность, взяла деньги, пересчитала. Тридцать тысяч рублей - на билеты должно хватить. Затем включила ноутбук Вячеслава, создала на рабочем столе вордовский файл, озаглавив его "Письмо от Лизы", и начала писать.
  Она не стала скрывать причину своего отъезда, написала о мыслях, что недавно посетили ее: о том, что она - временное явление в жизни Вячеслава, Вики, Ангелины Васильевны, о том, что она считает правильным уехать сейчас, пока для него, Вячеслава, она окончательно не стала обузой. Лиза написала, что свою миссию здесь она выполнила, и у нее теперь есть дела в другом месте. Лиза всем желала счастья и обещала выслать на адрес тетушки деньги сразу, как только сможет их вернуть.
  О том, что она собралась улететь именно в Москву, Лиза не написала. Утаила она и о своих дальнейших планах. Лиза сделала это намерено, она не желала, чтобы Вячеслав, поддавшись первому порыву, кинулся ее искать. Он, конечно, погорячится первые несколько дней, а затем поймет, что Лиза для него уже не столь необходима.
  Покончив с письмом, Лиза сбиралась войти в интернет и заказать на имя Виктории билет из Петербурга в Москву. Заказать билет на свое имя она не могла, так как ее паспорт остался в Москве - Лиза побоялась его брать, вдруг бы его случайно обнаружили, и тогда авантюра с обменом имен могла бы накрыться. Зато настоящий паспорт Виктории был при ней, после она вышлет его тетушке. Однако оказалось, что Вячеслав, уходя, не вышел из сети, а лишь свернул окно браузера на нижнюю панель. Лиза развернула окно и сразу увидела письмо Сидорова, адресованное Вячеславу.
  Читать чужие письма нехорошо, но взгляд невольно зацепился за адрес и фамилию - Грачев. Не зная, зачем она это делает, Лиза все же переписала себе Калининградский адрес отца Сенечки.
  Затем она заказала билет, предусмотрительно стерла это действие из истории просмотров и вышла из сети. Возле закрытого ноутбука она положила крест Виктории. Вернула чужую судьбу.
  Наконец, приготовления к отъезду окончились, и Лиза покинула гостеприимный дом Вольчинского. Выйдя на улицу, она бросила еще один прощальный взгляд на дом, в котором оставалось столько дорогих сердцу воспоминаний, посмотрела в ту сторону, где располагался особняк Ангелины Васильевны, и зашагала прочь.
  
  
  Уже в Москве, в ожидании аэроэкспресса, Лиза позвонила Катьке.
  - Катюша, привет! Я вернулась!
  - Да ты что! - радостно воскликнула Катька. - Насовсем или как?
  - Насовсем!
  - Вот это новость! Слушай, это здорово! Ты где? Я подъеду, заберу.
  - Через час буду на Повелецком. Я сейчас в Домодедово, жду экспресс.
  - Отлично! Я подъеду. Пока расскажи, что там и как...
  - Нет, - улыбнулась Лиза. - Это слишком долгий разговор. Помнишь, мы с тобой так и не выпили водки? Купи по дороге, ок? За бутылкой и поговорим.
  Катька рассмеялась:
  - Будет сделано! Ладно, жди. Буду на Повелецком.
  Катька ждала в машине. Лиза закинула на заднее сиденье сумку, а сама села на переднее пассажирское.
  - Привет, подруга! С возвращением!
  Лиза обняла Катьку:
  - Как я соскучилась...
  - Не ври, - грубанула Катерина. - Ты даже на звонки не всегда отвечала.
  - Ладно тебе, не ворчи... Я же не со зла, зачем тебе мои проблемы?
  Катька обиделась и высвободилась из Лизиных рук.
  - Зачем-зачем, - ворчала она. - Глупая я потому что! Надо мне!
  Лиза улыбнулась:
  - Ну, раз надо, то я на тебя столько своих проблем за вечер навешаю, еще просить будешь, что б замолчала!
  - Не дождешься, - фыркнула Катька и выкрутила руль, выезжая со стоянки.
  Лиза попросила подругу вначале подвезти ее домой, чтобы забрать вещи. Лиза упорствовала, что не будет ничего рассказывать второпях, только оговорилась, что в ее бывшую съемную квартиру ей путь заказан. Ближайшее время она в бегах, ей нужно забрать все свои вещи и наутро она планирует позвонить хозяйке, сообщить, что отказывается от квартиры. Ошалевшая от обрывков сногсшибательных новостей Катька молчала и супилась, но допытываться подробностей пока они ехали не стала.
  Весь нехитрый скарб Лизы уместился в двух спортивных сумках и трех наволочках. Посуду Лиза в этот раз забирать не стала - ее просто некуда было сложить. Они с Катькой подумали и решили, что за ней можно приехать утром, до звонка хозяйке. Предварительно захватив в каком-нибудь магазине пустую коробку. Лизу это решение вполне устроило. По ее расчетам, Вячеслав вернется в дом Вольчинского только во второй половине дня, и пока не прочитает письмо, ее никто не хватится. Потом, возможно, в порыве привязанности к привычке, Вячеслав начнет ее искать, позвонит Сидорову, чтобы тот проверил эту квартиру, но к тому времени Лиза уже заметет все следы.
  До загородного дома, в котором жила Катька, добрались только к десяти часам вечера.
  В ярко освещенной, сияющей хромом и украшенной замысловатыми дизайнерскими вещами гостиной их встретил Пал Петрович.
  При виде жены лицо сухонького лысеющего 57-ми летнего мужчины озарилось таким неподдельно искренним лучистым счастьем, что Лиза почувствовала укол зависти, но тут же устыдилась и прогнала это чувство прочь. Катька заслужила это счастье, так и должно быть!
  - Здравствуй, Лиза, рад тебя видеть, - поздоровался Пал Петрович, а затем обратился к жене: - Катюша, Пашенька заснул сразу, даже не капризничал.
  Катерина поцеловала мужа в щеку и проговорила нежным, елейным голосом:
  - Спасибо, солнышко мое! Мы с Лизой посидим, выпьем немного, не возражаешь? У Лизы куча проблем, надо обговорить...
  Слушая Катька, Лиза улыбалась. Со всеми окружающими Катька вела себя напористо, порой грубовато, а с мужем всегда разговаривала так - с любовью, с теплотой. И это игра, как бы ни убеждала Катька, что она вышла замуж по расчету - со стороны видней. Катька любила своего мужа. По-настоящему.
  - Проблемы? - встрепенулся Пал Петрович. - Лиза, ты только скажи, я могу помочь!
  Лиза смутилась:
  - Что вы... не такие уж проблемы... все решаемо.
  - Не слушай ее, - встряла в разговор Катька. - Я еще толком не знаю, что там у нее произошло, но что я поняла точно - Лиза вынуждена отказаться от съемной квартиры, за которую уплачено на месяц вперед, и ей негде жить. Работы тоже нет, так что денег на снятие нового жилья пока тоже нет. У нас она жить откажется - это точно! Ты можешь помочь? Что-нибудь придумать?
  Красная, как рак, Лиза дергала подругу за руку:
  - Кать, ты что?! Не надо мне ничего, я сама разберусь!
  - Отстань, - бросила ей Катька и добавила, обращаясь к мужу: - Поможешь?
  Пал Петрович думал, то поднимая, то опуская брови, а затем проговорил:
  - Есть вариант! Еще несколько лет назад я по дешевке приобрел участок в деревне Мякинино, земля там взлетает в цене ежедневно, вот и вложил средства. Так вот, на том участке стоит дом. В принципе, неплохой дом, крепкий, кирпичный, двухэтажный. Даже с удобствами: магистральный водопровод, электричество, газ, канализация - сэптик, жидкостной котёл. Мебель осталась от прежних хозяев. Они уезжали на ПМЖ за рубеж и оставили в доме почти все. Все закрыто. Можно сказать, законсервировано до лучших времен. Жить можно. Пока я еще не решил, что буду делать с этим участком - оставлю для сына или выставлю на продажу, так что ближайшие год, два - пользуйся. Метро там в шаговой доступности...
  - Не надо, - противилась Лиза.
  Катька прикрикнула на нее:
  - Надо! Все равно дом без дела стоит, ветшает. Заодно и присмотришь за ним. Нам это тоже выгодно, да, солнышко?
  - Конечно, - улыбнулся Пал Петрович. - Дом пустует, я приплачиваю соседям, чтобы следили, но это разве дело? Лиза, ты сделаешь нам одолжение, если поселишься в этом доме.
  - Слышала? - спросила Катька. - Ты ведь хочешь сделать нам одолжение?
  Лиза опустила голову и еле слышно произнесла:
  - Хорошо...
  - Вот и отлично! А теперь пойдем кушать водку! - заявила Катька.
  Они просидели на кухне до утра. Большой дом Катьки насчитывал множество комнат, столовую, но подруги избрали для откровенного разговора именно кухню. Потому что ни деньги, ни напускное желание соответствовать имиджу богатого и знаменитого не в силах изменить впитанные в кровь традиции российского человека. Все задушевные разговоры россияне ведут на кухне. Это аксиома, не требующая доказательств.
  За окнами забрезжил рассвет. Бутылка давно опустела, и подруги перешли на чай, опорожнив к этому времени не одну кружку.
  - Дела, - потянувшись, проговорила Катька. - Фига се, приключеньице! Что собираешь делать?
  - Завтра, то есть уже сегодня хочу забрать маму. Кать, спасибо вам с Пал Петровичем за дом. Можно я туда маму перевезу?
  - Не вопрос, - ответила Катька. - Хоть всех своих родственников. Нет, ну надо же! У тебя есть сестра! Мама! Ты нашла их! Во дела...
  Лиза улыбнулась:
  - Да, они у меня есть.
  Катька подлила в кружки кипятку и спросила хмуро:
  - Только знаешь, я не согласна.
  - С чем? С переездом?
  - Да бог с тобой! Сказала же - живите хоть все! Я не согласна с твоим бегством. Мне кажется, ты сглупила.
  - Почему?
  - Погорячилась. Вот не верю я, что твой Слава тебя не любит, Вика, тетушка. А племянник? Он считает тебя своей второй или даже первой мамой!
  - Кать, не начинай! Думаешь, мне легко? Но так надо. Поверь, они скоро забудут меня.
  - Ой ли...
  - Не начинай! - прикрикнула на подругу Лиза, и Катька замолчала, но по выражению ее лица Лиза поняла - подруга своего мнения не изменила.
  - Ладно, - пробурчала Катька, - бог с тобой. Спать пошли, а то ж ты намерена в десять ехать.
  Лиза посмотрела на часы - начало пятого утра.
  Катька отвела Лизу в гостевую комнату и тоже отправилась спать.
  
  
  
  К магазину, около которого пел Тривольский они подъехали в начале двенадцатого дня. Лиза оглядывала улицу - Тривольского не наблюдалось. Подруги зашли в магазин.
  При виде Лизы продавщица всплеснула руками:
  - Это вы! А я все думаю, где вы, как там у вас? Что выяснилось, это была ваша сестра?
  Лиза улыбнулась продавщице:
  - Да, это моя сестра.
  - Надо же! Вот ведь как в жизни бывает! Сериал! Расскажите, как все было, как вы встретились? Она обрадовалась?
  - Простите меня, пожалуйста, я вам в следующий раз все подробно расскажу. Обещаю! У меня сейчас совершенно нет времени, - сказала Лиза, и это было абсолютной правдой. Она хотела найти Тривольского и отыскать свою маму раньше, чем к ним заявится по приказу Вячеслава Сидоров. - Мне нужен Тривольский.
  - Божечки мои, - удивилась продавщица. - Он-то вам зачем?
  - Где он? - влезла в разговор Катька и зыркнула на продавщицу.
  Под Катькиным взглядом продавщица вмиг сникла.
  - Да тута, где ему быть. В подсобке сидит, борщ лопает, я ему из дома принесла...
  - Подсобка там? - спросила Катька и, не дожидаясь ответа, отодвинула выдвижную часть прилавка и направилась к двери.
  Лиза последовала за ней, но перед тем, как войти в дверь извинилась перед продавщицей:
  - Простите мою подругу, она не злая. Просто мы очень торопимся. Простите...
  - Да ладно, чего уж там, - ответила продавщица и пошла за ними вслед в подсобку.
  Тривольский сидел на коробке и ел борщ прямо из контейнера, в котором раньше, судя по этикетке, находился майонез Правонсаль. Завидев Лизу, он широко улыбнулся:
  - Здрасьте...
  - Здравствуйте, - поздоровалась Лиза. - Я к вам по делу. Мне нужна Татьяна Васильевна. Она живет у вас.
  - Татьяна? - переспросил Тривольский и его широкая улыбка моментально сменилась на улыбку романтическо-застенчивую. Про себя Лиза подумала, что Сидоров ошибся - были между Тривольским и ее мамой "отношения", в этом сомнений нет. Меж тем Тривольский продолжал: - Дома она. А Таня вам зачем?
  - Она моя мама, - призналась Лиза.
  - Божечки мои! - воскликнула позади продавщица. - Что делается! Это та Татьяна, которую Константин как-то сюда приводил? Она?
  - Она, - с гордостью подтвердил Тривольский.
  - Божечки...
  - Хватит соплей, - грубанула Катька. - Поехали.
  Лиза попыталась сгладить грубость подруги:
  - Константин, поедем, вы покажете, где живете. Я хочу познакомиться с мамой...
  Тривольский, видимо, никак не мог до конца осознать, что от него хотят и почему с мамой нужно знакомиться. Он продолжал сидеть, сжимая в руках контейнер. Тогда продавщица, отодвинув в стороны подруг, подошла к нему и лупанула бывшего оперного певца тряпкой по вязаной шапке со словами:
  - Чего сиднем расселся?! Видишь, девушка сестру свою нашла! Их в детстве разлучили! Теперь маму хочет увидеть! Тут такое делается, а он сидит! Быстро поднимайся!
  Настаивать не пришлось. Тривольский, привыкший слушаться взмахов тряпки, живо подскочил на ноги и шустро пошел к выходу из магазина вперед подруг.
  - Только вы мне потом все расскажите! - прокричала вслед продавщица.
  Лиза ответила:
  - Обещаю!
  
  
  Высокая, статная, но излишне худая женщина, так сильно похожая на Ангелину Васильевну, встретила гостей приветливо, но с опаской.
  Лиза не сводила с нее глаз. Лицо Татьяны Васильевны еще сохранило следы былой красоты, но излишество спиртного и нереализованные возможности оставили на нем неизгладимый след сетью глубоких морщин, отечностью под глазами, шрамами от частого герпеса вокруг губ.
  Вместе с тем, Татьяна Васильевна была одета в старые, застиранные, но чистые вещи, да и комната позади нее, насколько ее охватывал глаз Лизы, - чисто убрана.
  Лиза и Татьяна Васильевна смотрели друг на друга на пороге комнаты в коммунальной квартире. Позади Лизы стояла Катька, и лишь за ней топтался Тривольский.
  - Мама, - тихо проговорила Лиза, и при звуках этого слова слезы брызнули из глаз. Лиза бросилась на шею женщины. - Мама!
  Татьяна Васильевна обняла Лизу, разрыдалась, а затем отстранилась, чтобы лучше рассмотреть дочь.
  - Виктория! - спросила она. - Ты нашла меня... Ты не отказалась от меня...
  - Нет, - замотала головой Лиза. - Я - Лиза. Я - ваша вторая дочь, которую вы подкинули на порог детского дома, но я не обижаюсь! Я так рада, что нашла вас! А с Викой все хорошо, она сейчас с Ангелиной Васильевной! Мама...
  Внезапно настроение Татьяны Васильевны изменилось. Она оттолкнула от себя Лизу со словами:
  - Уходи!
  - Но почему? - не понимала Лиза.
  - Уходи! - повторила женщина.
  - Как вам не стыдно! - взорвалась позади Лизы Катька. - Лиза столько натерпелась в жизни! Вы бросили ее, подкинули в детдом, а теперь снова прогоняете? Какая вы мать! У вас нет сердца!
  Татьяна Васильевна мотала головой так быстро, что Лиза невольно забеспокоилась - так и до обморока недалеко!
  - Нет, - твердила Татьяна Васильевна, - нет! Ты не моя дочь!
  - Ваша, - настаивала Лиза. - Там, в Питере, провели анализ ДНК. Я и Вика - родные сестры-близнецы! Это совершенно точно!
  - Нет, - упорствовала женщина, и вдруг, силы оставили ее, и Татьяна Васильевна грузно осела на пол.
  При помощи впавшего в крайнее беспокойство Тривольского подруги перенесли Татьяну Васильевну на продавленный диван. Катька ударила ее по щекам, и Татьяна Васильевна открыла глаза.
  Лиза хорошо помнила свое состояние после обморока и то, что полагается в таких случаях делать. Она отправила Тривольского за теплым сладким чаем, а Катьке приказала что-нибудь подложить под ноги лежащей женщины, чтобы кровь отлила к голове.
  Когда Татьяне Васильевне стало легче, она произнесла:
  - Я расскажу все. Признаюсь. Видимо, пришло время искупать грехи. Ты не моя дочь. И Виктория тоже. Викторию я воспитывала до десяти лет, но я ее не рожала...
  Татьяне Долголевой едва исполнилось двадцать семь, когда она поняла - влюбилась. Впервые в жизни по-настоящему влюбилась! Раньше у нее были мужчины, много мужчин, и Тане казалось, что она каждого любила, но... Только взглянув в лучистые карие глаза Станислава Крутикова она поняла - то были миражи. Она принимала за реальность собственные фантазии. Такого чувства, когда, находясь рядом с любимым, хотелось остановить мгновение - не было раньше никогда.
  Но существовала проблема. Станислав был давно и бесповоротно женат. Он говорил, что любит лишь Татьяну, а с женой живет по привычке, и однажды уйдет от нее. Татьяна верила. Если бы ей такую историю поведала какая-нибудь из подруг, Татьяна бы тут же воскликнула: "И ты веришь? Это же стандартная сказка! Он никогда не уйдет от жены!". Но это относилось к подругам. Когда точно такая же история касается тебя лично, кажется, что твой случай другой - исключение из правил. Ты уверена - все будет именно так, как он говорит: он разведется, и вы поженитесь. Татьяна верила. Ждала.
  Когда Таня сообщила Станиславу о беременности, он сиял! Татьяна ощущала себя на седьмом небе от счастья. Он сказал, что хочет ребенка, станет помогать, но пока не сможет уйти от жены. У него еще есть данные ей невыполненные обещания. Но он обязательно это сделает. Когда-нибудь потом.
  Все время, пока Татьяна носила ребенка, Станислав действительно помогал и ждал дочь. Ему отчего-то казалось, что будет именно дочь. В семье у него уже росли три сына, а Станислав мечтал о маленькой принцессе. УЗИ показало, что Таня ждет девочку, Станислав был счастлив.
  Все шло хорошо до того момента, когда начались схватки. За неделю до этого Татьяна приехала из Москвы в Петербург, погостить у сестры. Именно Ангелина отвозила Татьяну в роддом. Ни Таня, ни Ангелина еще не рожали, но даже они понимали - что-то идет не так. Схватки должны быть периодическими, через определенные интервалы времени, а Татьяну пронзала острая нестерпимая, непрекращающаяся ни на минуту боль. Татьяну тошнило и рвало.
  В роддоме ее сразу положили на стол, дали наркоз, чтобы делать кесарево, но было уже поздно. Поставили диагноз - произошла отслойка плаценты, кроме того выяснилось, что вес плаценты был критически малым для полностью сформировавшегося ребенка весом три килограмма семьсот грамм. По неизвестным Татьяне причинам наблюдавший ее гинеколог во время беременности не смог этого установить.
  Девочка родилась мертвой.
  Когда Татьяна пришла в себя, и ей сообщили эту весть, она впала в ступор. "Только никому пока не говорите! Не говорите сестре! Никому!" - как заведенная повторяла она. Врачи пошли ей навстречу и предоставили Татьяне право самой рассказать родным трагическую весть.
  Однако судьба развернула все иначе.
  Вместе с Татьяной в послеродовой палате положили Анжелику, родившую двух девочек-близняшек в тот же день. Анжелика была женой Андрея Лобачева - богатея, поднявшегося в девяностых из "новых русских". Лобачев желал детей, однако Анжелика - еще юная длинноногая красавица вовсе не стремилась сидеть дома и вытирать сопливые носы. Она вообще не хотела детей! У нее были другие планы на жизнь, но суровому, скорому на расправу мужу она признаться в этом боялась. Она хотела сделать тайком аборт за деньги, но врач оказался знакомым Лобачева и позвонил ему. Тот предупредил жену, что если она еще выкинет подобный финт - он выставит ее на улицу в чем взял, то есть - голой. Потери денег Анжелика боялась больше всего.
  Слушая беспрестанные стенания Татьяны, Анжелика придумала выход - для нее и для себя. Татьяна не знала, с помощью какого количества денег или каких еще обещаний, но Анжелике удалось решить проблему. Главврач переписал карты. По документам выходило, что именно Анжелика родила мертвую девочку, а Татьяна двоих дочерей.
  Главврач вызвал Татьяну к себе и сказал, по-видимому с надеждой облегчить свою совесть:
  - Хочу объяснить, почему я так поступил. Лобачевой дети не нужны. Ее мужа я знаю, не лично, но о нем знают многие. Он - криминальный авторитет. Богатей! Ворюга! Ненавижу таких! Бандитский Петербург! Наш город так прозвали из-за подобных Лобачевых! Пять лет назад, когда бандиты прямо в жилом квартале наводили свои разборки, погиб мой брат. Он вышел выносить мусорное ведро. В домашнем трико и тапочках... Вышел выносить ведро и погиб! Понимаете?
  - Понимаю, - ответила Татьяна, а сама думала о том, что ей повезло. Главврач желал мести таким как Лобачев, а ей это было все ровно. Главное - он поможет.
  Главврач продолжал:
  - Вы так убиваетесь из-за смерти дочери. Я думаю, вы станете хорошей матерью девочкам. Поэтому я согласился помочь Лобачевой. Вы вырастите достойных дочерей.
  - Спасибо! - горячо поблагодарила его Татьяна, пытаясь опуститься на колени: - Спасибо!
  Однако уже в палате, Татьяна осознала, что вместо одной дочки у нее - две. Как она справится с обоими? Вдруг Станислав испугается? Вдруг не женится на ней? Сможет ли она поднять обеих?
  Тогда Татьяна обратилась к Анжелике за помощью еще раз. Она боялась отказаться от одной малышки еще в детском доме, потому что главврач мог тогда передумать, решив, что она будет плохой матерью. И Татьяна разработала план. Она попросила Анжелику, чтобы в день выписки пришел какой-нибудь доверенный человек. Татьяна настоит, чтобы сестра не встречала ее, она сможет сделать это - скажет, что ее должен встретить отец ребенка, и свидетелей не нужно. Ангелина согласится, ведь она знает, что любовник Татьяны женат, только не знает его имени. Порядочная Ангелина не станет подсматривать. На пороге они разыграют сцену на случай, что будет смотреть главврач - будто Татьяну встречает счастливый муж, а затем доверенный человек заберет одну девочку и подкинет ее в дом малютки.
  Анжелика согласилась, ей было все равно. Что станет после с ее ребенком, ее это ничуть не волновало.
  Так все и произошло. Доверенный человек Анжелики забрал одну девочку, а Татьяна, погостив неделю у сестры, вернулась в Москву к Станиславу с дочкой на руках. Дочку она назвала Викторией. Однако в Москве ее ждал неприятный сюрприз. Жена Станислава - беременна.
  Он говорил, что это произошло против его воли, но он - человек чести, а потому не сможет уйти из семьи. Но он станет помогать Татьяне воспитывать дочь. Татьяна снова поверила.
  Жена родила Станиславу дочь. После ее рождения он стал приходить реже, ссылаясь на занятость дома, на истерики жены. Затем еще реже, а после стал избегать Татьяну, пока, в конце концов не объявил, что станет лишь помогать деньгами. Отношений у них больше не будет.
  Десять лет Татьяна ждала, что он вернется. У нее случались мимолетные романы, но она ждала его - единственного, пока не встретила Александра Журавлева - художника с нежной и ранимой душой. Все повторилось - желание остановить мгновение, и Татьяна забыла о Станиславе. Александр не хотел иметь детей, плохо воспринял Викторию, и Татьяна отправила дочь к сестре в Петербург.
  - Вот и вся история, - закончила рассказ Татьяна Васильевна. - Прости меня...
  Лиза, Катька и даже Тривольский слушали Татьяну Васильевну, открыв рот.
  - Что стало с Анжеликой, вы знаете? - спросила Лиза.
  - Нет. Знаю только, что она развелась с Лобачевым и уехала заграницу с испанцем, кажется...
  - А папа? Вы не знаете, где его можно найти в Питере?
  - Зачем искать в Питере? - удивилась Татьяна Васильевна. - Он тут живет, в Москве. Я ходила к нему.
  - Ходили? Зачем?! - в один голос воскликнули трое слушателей.
  Татьяна Васильевна потупила взгляд.
  - Когда в моей жизни все разладилось и я... запила, я решила, что пойду к Лобачеву, попрошу денег за рассказ о его дочерях.
  - И что? - снова воскликнули трое. - Он дал? Вы рассказали?
  - Я рассказала все, покаялась, но денег он не дал. Сказал, что я должна быть благодарна хотя бы за то, что он не открутил мне голову.
  - А надо было открутить! - ледяным тоном заявила Катька.
  - Подожди, - попросила ее Лиза, а затем обратилась к Татьяне Васильевне: - Как увидеть его? Скажете?
  - Скажу. Никакой он не криминальный авторитет, занимается бизнесом. Он ищет тебя. Только тебя и ребенка Виктории.
  - Что?! - воскликнула Лиза, и они с Катькой переглянулись. - Вы знали, что Виктория родила ребенка?
  Татьяна Васильевна вздохнула:
  - На мне столько грехов... Семен Яковлевич рассказал мне о беременности Виктории и о том, что она собирается отказаться от ребенка. Хотел, чтобы я отговорила ее. Но как я могла отговорить? Я ведь знала, что в жизни бывают моменты, которые...
  - Бред! - со злостью закричала Катька. - Какой бред! Нет в жизни таких моментов, чтобы бросить свое дитя! Вы - чудовище! Вы - само зло!
  - Подожди, - снова попросила ее Лиза. - Татьяна Васильевна, я чего-то не поняла. Отец ищет только меня и ребенка Виктории? А Викторию?
  - Видишь ли... Когда я пришла к нему, я была... не в себе. Я тогда много пила. Я рассказала ему много лишнего, о Виктории рассказала...
  - А он? Что сказал он?
  - Сказал, что не желает иметь дочь, которая отказалась от своего ребенка. Он заявил, что найдет тебя и ребенка Виктории, даст вам все, что только может дать. Еще он сказал, что если вас усыновили, то он обеспечит приемных родителей до конца дней...
  - Вот оно! - вдруг воскликнула Лиза, встала и принялась ходить по тесной комнатушке. - Вот оно! Вот зачем Анатолий Грачев хочет усыновить Сенечку! Каким-то образом он узнал, что мой отец дал такое обещание!
  Татьяна Васильевна нахмурилась, вспоминая, а затем сказала:
  - Это не тот ли Толька Грачев, с которым крутила роман Виктория?
  - Вы знаете его? - воскликнула Лиза.
  Татьяна Васильевна кивнула:
  - Они были знакомы еще с детского сада, в то время его семья еще жила в Москве, по соседству с нами, после они переехали в Петербург. Боюсь, это я рассказала ему о Лобачеве. Год назад мы встретились тут, в Москве, он только что освободился из заключения. Ему негде было ночевать, и я пригласила его к себе, я тогда жила у... своего друга. Мы много вспоминали о прошлом, и я расчувствовалась...
  - Понятно! - оборвала ее Катька. - Пьяные сопли, и ты все выложила!
  - Простите меня...
  - Ладно, - сказала Лиза, повернувшись к собравшимся, - отмаливать грехи будете потом. Сейчас скажите мне адрес Лобачева и собирайтесь. Я забираю вас к себе.
  - Что?! - воскликнула Катька. - Лизка, ты с ума сошла?!
  - А меня? Как же я? - влез в разговор Тривольский.
  Лиза проигнорировала реплику Катьки и сказала Тривольскому:
  - Константин, и вы собирайтесь! Нечего тут водку пить.
  Катька схватила Лизу за руку и потащила за собой к выходу со словами:
  - Пойдем-ка, подруга, надо поговорить!
  
  
  
  Часть 5
  
  Вместе навсегда
  
  Катька вытащила Лизу на лестничную клетку, дрожащей рукой достала из пачки сигарету и закурила. Лиза без спроса вытащила из ее рук пачку и достала сигарету себе.
  - Ты сошла с ума! - заявила Катька. - Зачем ты тащишь их к себе?! Ты полоумная? Она бросила тебя! Отдала неизвестно кому! Если бы она вырастила тебя, как Викторию, я бы еще поняла, но так! А пьяница тебе этот зачем?
  Лиза затянулась, выдохнула облачко дыма и лишь затем ответила:
  - Ты правильно сказала, она вырастила Викторию. Мою сестру. Пусть до десяти лет, но все же... И еще, она сестра Ангелины Васильевны. Та не хочет ее знать, но я не могу оставить ее спиваться.
  - Но почему?! - возмущалась Катька. - Ты что, мать Тереза?! Это проблемы тетушки! Кстати, она даже тебе не родственница! Даже Ангелина тебе не родственница! Не родная кровь!
  - Кать, перестань. Ангелина вырастила Викторию. Я не могу об этом забыть. Я должна...
  - К черту! - перебила ее Катька. - Ты никому ничего не должна! Это они должны тебе. Много должны, всю жизнь не расплатятся! Зачем тебе вся эта мутотень?
  Лиза затянулась, выпустила дым, наблюдая как он клубится, перемешиваясь с подъездной пылью.
  - Не знаю, как лучше объяснить... Понимаешь, это будто порочный круг. Один человек сделал зло, потом это зло породило новое, потом история повторилась. Ты будешь смеяться, но я верю, что там, где-то там, высоко, смотрят на нас. Надо кому-то разорвать круг, начать первым. Сделать хорошее дело, оно вернется. В твоей жизни или в жизни родных.
  Катька фыркнула:
  - Ау, Лиз! Ты несешь пропагандистскую чушь!
  - Может быть. Наверное, я говорю какие-то банальности, но я верю в это.
  Катька, щурясь, смотрела на подругу:
  - Все же ты мать Тереза, мать твою! - она присовокупила к этой фразе еще пару нецензурных слов и рассмеялась. - Ладно, верь. Тебя не разубедить, ты всегда была упрямой.
  Лиза улыбнулась:
  - Ты разрешаешь забрать их с собой, в ваш дом в Мякинино?
  Катька хохотнула:
  - Фиг с тобой, забирай хоть всю родню, только не спейтесь!
  - Ты чего такое сейчас сказала? - беззлобно возмутилась Лиза.
  - Да ладно тебе, я шучу...
  Они вернулись в комнату Тривольского. Татьяна Васильевна сопротивлялась, но Лиза проявила твердость и настояла на своем. Полчаса спустя Татьяна Васильевна и Тривольский уже садились в машину Катьки. Та обещала доставить новоявленных домочадцев в Мякинино и выдать им орудия труда - Катька настояла, чтобы исправление зла началось с трудотерапии - мытья дома. Она обещала проследить за началом исполнения поручения и даже помочь собственноручно, а перед отъездом она выдаст новые ц.у.
  Лиза была вынуждена согласиться с условиями подруги. Во-первых, - это ее дом, а во-вторых, - все лучше, если Татьяна Васильевна и Тривольский займутся делом, а не начнут поиски ближайшего магазинчика.
  Сама Лиза, записав со слов Татьяны Васильевны адрес, отправилась на встречу с отцом.
  
  
  Консьерж элитного дома, в котором проживал Лобачев, долго не пропускал Лизу.
  - Позвоните Лобачеву, скажите, что пришла его дочь! - настаивала Лиза.
  - У Андрея Сергеевича нет детей, - упрямился консьерж. - Идите отсюда!
  - Вы все-таки позвоните, иначе потом пожалеете, - пригрозила Лиза. - Чего вам стоит? Если Андрей Сергеевич скажет, что никакая дочь ему не нужна - я уйду, а вы подстрахуетесь. Представьте, что он с вами сделает, если окажется, что вы прогнали его родную дочь, которую он потерял много лет назад? А ведь окажется именно так!
  Консьерж размышлял, морщил лоб, чесал затылок, но, в конце концов, решил подстраховаться и набрал номер Лобачева:
  - Тут пришла какая-то девушка, она утверждает, что является вашей дочерью. Просит сказать, что адрес ей сказала Татьяна Долгалева, которая забрала у Анжелики... Понятно! Слушаюсь! - консьерж изменился в лице. Даже на расстоянии Лиза услышала голос отца, который кричал в трубку: "Что ты ее там держишь, старый козел!". Консьерж поспешно повесил трубку и заискивающе проговорил: - Поднимайтесь на лифте на пятый этаж, ваш папа ждет...
  Лифт ехал так долго! Сердце Лизы загнанной птицей билось о грудную клетку, стало трудно дышать. Еще мгновение, и она увидит своего отца... своего родного отца...
  Едва двери лифта разъехались, черная тень ворвалась внутрь и кинулась к Лизе, сжала ее, принялась тискать, причиняя боль.
  - Дай-ка я на тебя посмотрю, - наконец сказал мужчина и отодвинул Лизу от себя.
  - Я ваша дочь Лиза, - пробормотала Лиза, не зная, что еще сказать.
  Она во все глаза смотрела в чуть полноватое лицо седовласого человека, лет шестидесяти, в его миндалевидные серо-голубые глаза с лучиками морщин, разбегающихся к вискам, и все повторяла про себя: "Папа... папа...".
  Двери лифта закрывались и открывались - Андрей Сергеевич застыл в дверях и не обращал на это внимания, будто створки дверей и не касались его тела вовсе.
  - Ты так похожа на свою бабушку в молодости. На мою маму. Я покажу ее фотографию. Вы - одно лицо!
  - У моей сестры Вики такое же лицо, - сказала Лиза.
  Андрей Сергеевич нахмурил брови и будто только теперь заметил, что они стоят в лифте.
  - Что же я, старый дурак! Пойдем в квартиру, дочь... Моя дочь! Лиза...
  Андрей Сергеевич провел Лизу в гостиную, предложил что-нибудь выпить. Лиза выбрала сок, а Андрей Сергеевич плеснул себе изрядную порцию виски.
  - Прости, - сказал он, - мне надо выпить... Боже, как дрожат руки...
  Лиза улыбнулась:
  - Папа, не переживай. Я здесь и никуда не тороплюсь. У нас впереди вся жизнь.
  Они проговорили весь день. Лиза рассказала о своем детстве, о том, как жила после детского дома, поведала о случайной встрече с Викторией и о том, что из этого вышло. Рассказала обо всех и обо всем. Но Андрею Сергеевичу этого было мало, он все спрашивал и спрашивал, хотел уточнить детали, желал услышать описания, мысли Лизы, что она думала в тот момент, а что в этот. Ему хотелось знать все.
  Лишь когда солнце скрылось за горизонтом, Лиза спохватилась:
  - Так поздно! Как я доберусь до Мякинино?
  - Зачем тебе в Мякинино? - удивился Андрей Сергеевич. - Твой дом здесь.
  - Я знаю, - согласилась Лиза, - но у меня есть незавершенные дела...
  - Какие?
  Лиза рассказала о Татьяне Васильевне и Тривольском, о своем решении вытащить их из омута пьянства на божий свет.
  - Еще не все потеряно, - говорила Лиза, - Татьяна Васильевна хоть и пьет, но еще следит за собой, а Тривольский не потерял голос. Его можно устроить петь в какое-нибудь место, да и Татьяне Васильевне найти занятие тоже можно.
  - Зачем это тебе? Ты не помнишь, как с тобой обошлась эта Татьяна?
  - Помню, - возразила Лиза, - но не убеждай меня. Моя подруга пыталась меня отговорить, но сдалась. Сказала, что я - упертая. Папа, пойми, я не могу поступить иначе. Кто-то должен им помочь...
  - Но почему ты?!
  Лиза хмыкнула:
  - Есть другие кандидатуры?
  Андрей Сергеевич смотрел на дочь, и тень печали легла на его лицо.
  - Ты такая, - сказал он, но не договорил.
  - Какая?
  - В тебе слишком много сердца.
  Лиза рассмеялась.
  - У меня одно сердце!
  - Нет, - покачал головой Андрей Сергеевич. - В тебе слишком много сердца! Так много, что оно может не выдержать, надорваться. Нельзя взваливать на свои плечи столько чужих проблем. Проблемы других людей - это их крест, им его нести. Самим.
  - Они несут, поверь! Жизнь уже покарала Татьяну Васильевну за ее грехи, я тебе рассказала, что с ней произошло, до чего она докатилась. Впрочем, ты сам ее видел. Они несут! Каждый несет свой крест! Виктория тоже! Зря ты обиделся на нее. Она столько пережила, раскаялась. Главное - она смогла все изменить! Она станет хорошей матерью Сене, это я точно тебе говорю!
  - Если она и станет хорошей матерью, то только потому, что ты была для нее примером. Ты заставила ее измениться...
  - Вот! - воскликнула Лиза. - Я не хотела этого, не делала ничего специально! Я просто поступала так, как считала нужным в тот момент. Теперь я считаю, что должна помочь Татьяне Васильевне и Тривольскому.
  Андрей Сергеевич прикрыл глаза ладонью, а затем, когда отнял ее, Лиза увидела, что его глаза полны влаги.
  - Я горжусь тобой, - тихо проговорил Андрей Сергеевич и повторил: - Я горжусь тобой...
  - Пап, можно тебя попросить?
  - Конечно! Проси что хочешь!
  - Можешь каким-нибудь образом сообщить Грачеву, что ты не станешь его обеспечивать, даже если он усыновит Сенечку?
  - Грачев - это отец моего внука?
  - Да, но видишь ли... Грачев дважды сидел в тюрьме, один раз за убийство. Про него узнавали, говорят, что он - бешенный и сильно пьет. Однако год назад Татьяна Васильевна случайно встретила его и проговорилась о твоем намерении обеспечить даже приемных родителей своих дочерей. Помнишь?
  - Помню, - подтвердил Андрей Сергеевич. - Я и сейчас не отказываюсь от своих слов.
  - Ничего не надо! Грачев решил заполучить твои деньги, только для этого он собирается доказать свое отцовство и забрать Сеню! Сенечке будет плохо с ним! Этого нельзя допустить! Ты сам можешь проверить намерения Грачева. Скажи ему, что не собираешься его обеспечивать, что это он, наоборот, должен обеспечить своего сына Сеню, доказать тебе, что он достоин звания отца. Увидишь, Грачев тут же откажется от этой затеи с отцовством! Ему нужны твои деньги на скорую руку!
  - Хорошо, я сделаю это. А где он живет?
  Лиза порылась в сумке и нашла клочок бумаги, на который она еще в доме Вольчинского переписала Калининградский адрес Грачева.
  - Вот, - Лиза протянула отцу листок. - Только прошу, сделай это как можно скорее!
  - Обещаю, - заверил ее отец. - Ты все же хочешь в Мякинино?
  - Да! Мне очень надо.
  Андрей Сергеевич тяжело вздохнул.
  - Не хочу тебя отпускать, но ты ведь все равно уйдешь, верно?
  - Верно, - согласилась Лиза. - Но мы теперь вместе, будем видеться каждый день! Нас ничто не сможет разлучить!
  Андрей Сергеевич подошел и обнял дочь:
  - Я никому не позволю помешать нам. Никому не позволю разлучить нас снова.
  Отец отвез Лизу в Мякинино. Вместе с ней зашел в дом, сухо поздоровался с Татьяной Васильевной, познакомился с Тривольским.
  Уборка еще не завершилась, за время безлюдия дом переполнился пылью, но кухня, гостиная и одна спальня уже сияли чистотой.
  - Вот видишь, они справляются! - похвалилась своими подопечными Лиза.
  - Ну, дай-то бог...
  Стоя на пороге дома, Андрей Сергеевич вдруг сообразил, что они не обменялись с Лизой номерами телефонов. Выполнив эту процедуру, отец поцеловал дочь, и они распрощались. До следующего дня.
  
  
  На следующий день Лиза с отцом увидеться не смогла. Андрей Сергеевич позвонил и сообщил, что вылетает в Калининград на встречу с Грачевым. Лиза одобрила его поступок и занялась устройством своих дел.
  Отец отсутствовал пять дней. На второй день он позвонил Лизе, сообщил, что Грачев оказался именно таким подонком, как она и предполагала. Услышав, что даже в случае усыновления Сени получение денег от Лобачева ему не грозит, Грачев тут же пошел на попятную и отказался от всех притязаний. Еще Андрей Сергеевич сообщил, что у него в Калининграде появились неотложные дела, и он вынужден задержаться.
  За эти пять дней Лиза также многое успела сделать. Во-первых, они с Татьяной Васильевной и Тривольским продолжали успешно расчищать дом, а во-вторых, устроились на работу. Все трое.
  Случилось это так. Лиза с Тривольским отправились в местный магазинчик за провиантом. Их путь пролегал мимо кафе. Лиза не обратила бы на это заведение внимания, если бы не Тривольский, который вначале буквально прирос к месту, разглядывая вывеску, а затем еле передвигал ноги, оглядываясь. Лиза тащила не пившего уже три дня Константина буквально за шиворот.
  На обратном пути Тривольский взмолился:
  - Давай зайдем, - попросил он. - Я пить не буду, я ведь слово дал. А слово Тривольского - закон! Я только посмотрю, попрощаюсь...
  - Конечно ты пить не будешь, - заявила Лиза, - я тебе денег не дам. А чего прощаться-то? В чем смысл заходить? Попрощайся мысленно, у вывески.
  Тривольский подошел к двери, и вдруг воскликнул:
  - Ого!
  - Что там? - Лиза стояла рядом с полными сумками поодаль и не видела, что так удивило Тривольского.
  - Тут объявление. Приглашают певца или певицу с хорошими данными. Слышь, Лиз, а у меня еще хорошие данные? - Тривольский хохотнул.
  Лиза вздохнула, но улыбнулась:
  - Константин, это судьба! Бери сумки, пойдем, спросим, хорошие у тебя данные или нет.
  Хозяин кафе и персонал просили Тривольского петь на бис еще и еще. Он исполнил им две арии из опер, затем заставил прослезиться душевным исполнением песен из репертуара Фрэнка Синатры. У Лизы замирало сердце, когда она слушала Тривольского, исполняющего "Дорогу в ад", он спел ее ничуть не хуже Криса Ри.
  Тривольского приняли на работу безоговорочно, и хозяин, утирая слезу, даже пообещал, что накинет к оговоренной зарплате "еще тыщенку".
  Пользуясь моментом, Лиза выторговала место официантки для себя и посудомойки - для Татьяны Васильевны. Тому немало помог Тривольский, который заявил, что в противном случае его голос не будет звучать в этих стенах.
  Так они устроились на работу.
  Лиза уже отработала две смены, и в понедельник - утром первого выходного дня -собиралась спать до обеда, но ее поднял с постели телефонный звонок.
  - Да? - сонно проговорила Лиза.
  - Спишь, что ли? - удивилась Катька. - Время - десять утра!
  - Я работала до трех ночи...
  - Работала? Где?!
  - Кать, не кричи, в голове звенит. Мы все втроем в местном кафе работаем. Тривольский поет, Татьяна Васильевна моет посуду, а я - официантка.
  Катька расхохоталась. Лиза отодвинула от уха трубку - настолько пронзительным был Катькин смех.
  - Ну, ты умеешь удивить! - проговорила Катька, когда немного успокоилась. - А Лобачев в курсе, что его дочь разносит выпивку в заштатной забегаловке?
  - Кать, не начинай... Мне нужны деньги, да и за моими присмотр нужен...
  Катька зашлась в новом приступе хохота.
  - Все, не могу! - кричала в трубку Катька. - Уморила! Ей нужны деньги!
  - Что ты ржешь? - возмутилась Лиза. - Ты всерьез думаешь, что я стану просить у отца?
  Но Катька все не унималась, она хохотала и хохотала.
  - Ты ненормальная! - в конце концов вынесла Катька свой вердикт. - Во! Я знаю, как тебя обозвать!
  - Как же? - с ехидством поинтересовалась Лиза.
  - Экземпляр! Ты у нас - экземпляр!
  - Ну тебя, - отмахнулась Лиза. - Городишь, черт знает что. Ты чего звонишь? Поржать?
  - Не-е-е, - ответила Катька. - Я хочу с тобой новостью поделиться. Сногсшибательной! Обалденной! Супер-пупер новостью!
  - Говори.
  - Дудки! По телефону я ее сообщать не собираюсь. Это слишком замечательная новость! Вечером, часов в девять, я заеду за тобой. Мы поедем ко мне, и я тебе расскажу.
  - Кать, ты в своем уме? Что так поздно? Мне завтра на работу, да и вообще... Давай днем встретимся, тогда и сообщишь.
  - Нет, - твердо ответила Катька. - Жди меня в девять.
  Лиза нажала на сброс и попыталась уснуть, но сделать это уже не вышло. Какую такую супер-пупер новость собралась ей сообщить Катька? Она беременна? Это замечательно, но почему она не может сказать об этом по телефону? Почему именно в девять вечера?
  - Сумасшедшая, - проговорила вслух Лиза и встала с постели.
  Весь день мысли о Катьке не шли у нее из головы. Они с Татьяной Васильевной продолжали убираться в доме, Тривольский занялся приусадебным участком. Все шло как обычно, даже хорошо.
  Лиза обратила внимание какие взгляды бросают друг на друга Тривольский и Татьяна Васильевна. Они влюблены. Лиза искренне порадовалась за них. К тому же, за все дни, что они прожили вместе, никто из ее подопечных не пытался где-нибудь тайком раздобыть бутылку. Вечера они проводили мирно, возле телевизора или в саду. Лизино сердце подсказывало, что у этих двоих все будет хорошо. Жизнь изрядно их помотала, и они действительно подошли к той черте, у которой надо выбирать: дно или начало новой жизни. Они выбрали любовь и жизнь.
  В семь вечера Татьяна Васильевна и Константин спустились в гостиную нарядные. Татьяна Васильевна облачилась в подаренное Лизой платье - благо они примерно одного роста и комплекции, а на Тривольском был надет невесть откуда взявшийся костюм. Лиза удивилась наличию такой вещи в гардеробе бывшего пропойцы, но спрашивать ничего не стало - мало ли, может, он берег его для особо торжественного случая.
  Влюбленные отпросились у Лизы в кино. В первую минуту Лиза забеспокоилась, как бы не прошли они мимо кинотеатра в закусочную, но глядя в их освещенные любовью лица, устыдилась.
  - Удачного просмотра, - пожелала им Лиза на прощанье.
  После их ухода время потекло еще медленнее. Лиза звонила отцу, Катьке, но они оба оказались вне зоны действия сети.
  Наконец, без пяти девять, с улицы донесся звук клаксона. Лиза вышла к воротам.
  Разряженная, как на банкет в посольство, Катька стояла у дверей своей машины.
  - Нет, так не пойдет, - сморщилась Катька при виде Лизы, которая была одета в джинсы и футболку без рукавов. - Марш переодеваться! Форма одежды - парадная!
  - Зачем? - возмутилась Лиза.
  - Затем! - огрызнулась Катька. - Это моя новость! Хочу, чтобы все было красиво! Будешь спорить - ничего не узнаешь.
  Лизе хотелось психануть, но любопытство победило, и она отправилась переодеваться.
  Назло Катьке Лиза отрыла в своих, вернее, в данные еще в Москве Викторией вещах, короткое вечернее платье из черного бархата. Надела свой дорогущий гарнитур с изумрудами и бриллиантами, накрасилась, обула туфли на высоченных каблуках. Повертелась у зеркала и осталась довольна.
  - Королевна, - усмехнулась сама себе Лиза.
  Катька встретила ее восхищенным вздохом.
  - Ну вот! Совсем другое дело! Поехали.
  Когда они добрались до дома Катьки - уже совсем стемнело. Лиза ожидала, что они войдут в дом, но Катька позвала ее за собой в сад.
  - Пойдем в беседку.
  Лиза возмутилась:
  - Ты совсем сдурела! Стоило так наряжаться, чтобы на каблучищах увязать в земле!
  Катька в долгу не осталась:
  - А ты не по земле иди, а по выложенной дорожке!
  Свет в доме не горел, в саду освещение тоже не работало. Все вокруг тонуло во мраке. Лизе мерещились движущие тени, кусты казались причудливыми монстрами.
  - Кать, ты хорошо подумала? На кой черт нам лезть в эту темноту? Давай в дом пойдем, или вы электричество не заплатили?
  - Очень смешно, - фыркнула Катька. - Свет сейчас дадут, поверь. Надо мне в беседку. Иначе новость не расскажу.
  - Сбрендила...
  Наконец, они дошли. Катька взяла Лизу за руку, давая понять, что следует остановиться, и в эту минуту зажегся свет.
  Множество разноцветных огней озарили сад. Море цветов, они были повсюду - стояли в вазах, свисали плетеными гирляндами. Лиза успела разглядеть только их - цветы. От резкого перехода от тьмы к яркому свету глаза будто обожгло, и Лиза зажмурилась.
  - Ну что ты закрыла глаза, - укорила ее Катька. - Посмотри туда, вперед!
  Лиза с осторожностью открыла глаза и увидела их.
  Все собрались за большим круглым столом - отец с Сенечкой, Ангелина Васильевна и Борис Львович, Татьяна Васильевна и Тривольский. Вильгельм широко улыбался, сжимая в руках фотографию Виктории. Лиза поняла - эту фотографию пока еще прикованная к больничной койке Вика прислала вместо себя. Рядом с Вильгельмом сидел Артур.
  Вячеслав стоял.
  Слезы навернулись на глаза. Лиза шумно вздохнула, сглатывая готовый вырваться всхлип.
  Вячеслав сделал шаг вперед.
  В это же мгновение сбоку от Лизы появился скрипач, и зазвучала музыка. Пронзительно и нежно. Обжигающе и любя. Пленительная мелодия скрипки кружила голову, проникала в сердце...
  Вячеслав подошел и опустился перед Лизой на колено, протянул ладонь, на которой лежала открытая бархатная коробочка с обручальным кольцом.
  Скрипка замолкла, ожидая.
  - Лиза, любимая моя, единственная, ненаглядная, согласна ли ты стать моей женой?
  Лиза присела рядом с Вячеславом, обняла его и прошептала на ухо:
  - Да! - а затем она надела кольцо и за спиной Вячеслава показала его всем.
  Грянул гром аплодисментов, зазвучала музыка. К сидящим за столом присоединилась Катерина и Пал Петрович. Кричали: "Горько!", хотя до свадьбы было еще далеко.
  А где-то там, в бескрайней вышине, остановился незримый маятник, сомкнулись стрелки человеческих судеб, и Всевидящее Небо закончило отсчет.
  Вячеслав поднял Лизу на руки и закружил в своих объятиях, а она смотрела на окружавшие их родные лица и ощущала себя самой счастливой женщиной на земле!
  Потому что они все вместе.
  Вместе навсегда.
  
  
  
  03 июня 2012 года
Оценка: 7.79*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"