Майнер Алекс: другие произведения.

Целитель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Оценка: 6.38*167  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая проба пера.На лавры Толстого и Донцовой не претендую)) Вторая часть пишется тут: https://litnet.com/book/celitel-b37921 здесь выкладываю частями переработанную версию

  Сон постепенно отступал , но я еще не спешил открывать глаза, так хотелось еще понежиться в уютном тепле кровати.... Я знал, что раз проснулся и при этом в туалет вроде как не хочется, значит причина есть. Несмотря на свой довольно малый возраст (9 лет), привычка просыпаться в нужное время откуда-то появилась. Наверное, от отца, тот всегда обходился без будильника. Так, отец, мама, брат....брат...точно!!! Рыбалка!! Мы же с братом собрались на рыбалку!
   В это село мы переехали всего пару месяцев назад. Какие- то семейные проблемы, я особо не вникал, почему нам пришлось перебраться из города в деревню. Меня это как раз устраивало - речка, простор, лес! Правда лесом называлась небольшая посадка вокруг села, для меня, не видевшего настоящий лес, вполне было достаточно.
   И вот вчера, наконец, Юрка (старший брат) поддавшись на мои уговоры ,пообещал взять с собой на плотину
  - Только смотри, будить не буду, если сам проснешься, возьму.
   Ха! Вот уж что не проблема. Я натянул рубашку и на цыпочках мимо комнаты родителей , стараясь не скрипнуть дверью, вышел во двор. Юра спал во дворе на раскладушке, под большой яблоней. Было еще сумрачно, но уже светало. Слышно было мычание коров, которых в это время выгоняли пасти в стадо. Подбираю с земли куриное перышко, тихонько подбираюсь к спящему брату. Так...по щеке, под носом..... Неожиданно сильная рука резко хватает меня за запястье, да братик не зря ходил на какую-то подпольную секцию то ли карате , то ли джиу-джитсу.
  - Сколько время Санька?
  - Не знаю, я не смотрел, да что не видно пора..
   Сборы были недолгие, все что нужно (снасти, тормозок) приготовили еще с вечера. Перебрались по бревну через речку, потом поднялись на крутой склон, под которым лежало село и вот ее видно, полчасика ходу и на месте. Рыбаков было немного, местные в такое время не ходили, а городские предпочитали другие, более удобные места. На другой стороне плотины стояла палатка, эти наверно с вчерашнего дня. Я уже не новичок на рыбной ловле, несколько раз Юрка брал меня с собой на прежнем месте жительства. Поэтому получив в руки удочку довольно уверенно отпуская леску на нужное расстояние, насаживаю червячка... Понеслась! Юрка тем временем готовит резинку - хитрое рыболовное приспособление с несколькими крючками, говорят, что им ловить запрещено, но все пользуются, а что такое рыбинспектор в этих краях слыхом не слыхивали.
   За полчаса было пара слабых поклевок, я уже успел сменить четыре места, но это ничем не помогло, Юркина снасть оказалась более востребованной, он еле успевал снимать рыбешку и менять наживку. Поэтому через некоторое время я забросил удочку и помогал ему в этом увлекательном занятии. Настолько увлекательном, что мы оба и не заметили, как легкий ветерок стал значительно сильнее а на безоблачном небе уже сгрудились вполне серьезные тучки. И только когда послышался первый гром Юрка с беспокойством взглянув на небо сказал мне смытывать удочки. В прямом смысле слова, так как брошенная мной удочка лежала с запутанной леской.
   Едва мы успели собрать свои снасти как дождик уже начал накрапывать, да и гром уже выдавал посерьезней, пару раз я ощутимо вздрогнул при раскатах.
  - Блин, вымокнем, достанется мне за тебя. А если заболеешь то вообще труба - вздохнул Юра. Он был старше меня на 7 лет и за все мои проказы доставалось ему, как будто он должен был заниматься моим воспитанием. И так как отпустили меня под его ответственность .....но кто же знал, сволочи синоптики, погода на сегодня безоблачная по прогнозу((
  - Бежим под дерево .
  Метрах в 300 торчало одинокое развесистое дерево неизвестной мне породы. Но довольно густое, когда мы домчались под него под усиливающимся обстрелом дождя, под ним было совсем сухо
  - Если повезет, пересидим, - Юрка достал сигареты (конечно , родители не знали , что он курит) похлопал по карманам - Твою ж ...... Зажигалка....на камнях осталась...и нож..
  Юркина гордость - бензиновая зажигалка, сделанная с винтовочного патрона неизвестным умельцем, при отъезде ее подарил ему его неразлучный кореш Сенька Махно.
  - Юр, дождь кончится, заберешь, не смоет же ее
  - Ничего Санька посиди, я быстро, не бойся
  Юрка помчался к нашей стоянке. Боятся-то, я не боялся, разве что за него, промокнет ведь. Хотя и здесь сухие мы не останемся, крупные капли, скатываясь с листьев, периодически падали на меня. Вот гром...опять я вздрогнул от сильного раската. И дождь начал усиливаться. Вижу Юрка, уже мчится назад, быстрее бы вдвоем веселей все-таки. Внезапно вспыхивает яркий свет, меня подбрасывает в воздухе.....
  - Санька, Санечек - слышу я где - то, как вдалеке Юркин плачущий голос. Почему то темно, ах да надо наверно открыть глаза! С трудом мне это удается, наконец, сделать. ЧТО ЭТО?? Я лежал на спине на чем то по ощущениям мягком, наверно куртка Юркина, передо мной был расплывчатый разноцветный силуэт, в ушах шумело, во рту кислый металлический привкус
  - Что случилось? - хотел сказать, но получилось только прошептать
  - Санька, очнулся! - радостно завопил Юрка. - Молния в дерево ударила, сгорело оно нафик, я тебя вытащил из-под него, а ты не дышишь. Искусственное дыхание стал делать, уже думал все, сам хотел пойти утопиться, потом смотрю, задышал, а в себя никак не приходишь. Уже и дождь кончился
  - Что болит Санёчек? Не молчи!
  - Не знаю Юр, вроде ничего, в голове звенит и со зрением что-то. - Я попытался сфокусировать взгляд, Юрка то выглядел нормально, то превращался в какой-то разноцветный узор. Попытался встать, с Юркиной помощью получилось, поводил головой, крутится нормально. Странно....посмотрел по сторонам потом опять на Юрку.
  - Юра.....а с тобой все в порядке?
  - В смысле?
  - Ну так я как-бы нормально вижу, вон дерево обгоревшее, плотина, камни, облака , а как на тебя смотрю фигня какая-то получается
  - Какая фигня? Что ты видишь?
  Я попытался всмотреться и понять действительно, что я вижу. Если чуть прищурится вот так..а если как бы вдаль...Красные трубки это что? Вены? А это? Сердце?!
  - Саня не молчи, говори что-нибудь?
  - Юра...я, кажется, тебя насквозь вижу, то есть внутри
  Юрка потрогал мой лоб, молча прижал к себе. Помолчал пару минут
  - Ну это тебе наверно кажется, стукнуло так основательно. - он немного замялся - Если мы расскажем что было .....
  - Юр, давай не будем говорить, меня тогда вообще никуда с тобой не отпустят. А это ерунда, пройдет
  Юрка как мне показалось, с облегчением вздохнул и стал собирать разбросанные вещи.
  - Звон в ушах уже почти прошел, на Юрку я старался не смотреть, но когда спускались со склона и я придержался рукой за дерево, невольно затормозил - взглянув чуть внимательней, я увидел не коричневатую кору, а какую то белую массу. А вот отверстие...червяк. Так...чем дальше, тем веселее. Юрке ничего не стал говорить и так он молчал всю дорогу, бледный, задумчивый. Наверно думает говорить или нет, вдруг со мной что серьезное, потом хуже будет. Нет уж, не хочу в больницу, лучше скажу, что все в порядке
   К нашему счастью дома была только бабушка, которая не особо сильно переживала о нашем здоровье. Это не значит, что она нас не любила, просто считала, чем меньше опека, тем здоровее будет ребенок.
   - Ну ты как? - это уже когда мы переоделись в чистую и сухую одежду - Все нормально - я попытался улыбнуться, наверно получилось не очень убедительно. Трудно быть убедительным, когда видишь перед собой не знакомое лицо, а какую- то мешанину из костей мышц и прочих неизвестных мне принадлежностей.
  - Ладно, тогда пока не будем говорить, но вдруг что сразу скажешь мне, хорошо?
  - Да да, конечно - заверил я.
   - Хлопцы! Завтракать! - это бабушка
   Во дворе под навесом стоял накрытый стол. Блинчики! Со сметаной! Класс. Несколько неуверенно я перевел взгляд на бабушку, сначала нормально потом.....гм, у меня получается управлять этим. Мне уже начинает нравится.
  После завтрака Юрка умчался к своим новым знакомым, наказав мне никуда не выходить и чуть что, сразу ложится. А я бродил во дворе, огороде и изучал вновь открывшиеся возможности. Внимательно рассмотрел Тишку (собака болонка), оказывается, его тоже сметаной кормили! Потом кота Рыжика. Как оказалось их внутреннее устройство не очень и отличается. Постепенно я научился управлять своим зрением и уже видел практически, как и раньше, а для сквозного видения нужно было приложить определенные усилия. Я даже испугался, что оно пропало, но немного потренировавшись смог переключать взгляд на разные слои, кожа, скелет, внутренности.. Когда затисканный кот наконец вырвался и удрал, дошла очередь и до бабушки. Она мне что-то рассказывала, наверное, интересное, но не требующее моего разговорного участия, я же сосредоточился на изучении. Да надо бы книжку какую -нибудь по анатомии медицинскую, вопрос только где ее взять и кто мне ее даст.
  Небольшое пояснительное отступление. На дворе стоял в данный момент июль 1976 года, дело происходило в восточной Украине. Ни про какой интернет на тот момент естественно никто и не слышал, как и собственно про компьютер. В Библиотеках попадались порой интересные экземпляры, в том числе и медицинской литературы, но 9-летнему пацану, естественно, их никто не даст на руки.
  После обеда я вспомнил, как видел внутри дерева и стал проверять на неживых предметах. Внутренности телевизора, одежда в шкафу, содержимое портфеля все просматривалось хорошо, но понять, что это за вещь было гораздо труднее - какие-то контуры, волокна. Ну ничего. Лишь бы не пропало, со временем натренируюсь. Сквозь стенку посмотреть не получилось, стена была толстая, каменная, наверно не меньше метра, а опытным путем я установил что 'дальность' моей новой способности около полутора метров. А если за дверью? Сквозь дверь что-то просматривалось, неотчетливо, вероятно потому что рядом ничего не было. Срочно разысканный кот никак не хотел стоять на месте, стоило мне закрыть дверь, как он сволочь этакая делал ноги. В конце концов, я нашел выход из положения - притащил из спальни торшер, поставил перед дверью и .... И за этим занятием меня застукали, мама пришла на обед с работы.
  - Что это ты делаешь?
  - Да так....играю...
  - Как рыбалка? До дождя успели вернуться?
  - Нормально, мы пересидели под навесом.
   Мама на плотине не была, так что знать о том, что никаких навесов там и близко не наблюдается, не могла. Поэтому мой ответ был принят, но торшер у меня забрали под предлогом, что я его сломаю.
  Брат возвратился только к ужину и первым делом затянув меня в укромный уголок стал допрашивать о моем самочувствии. Я не стал от него скрывать и рассказал все как есть. Все равно я не смог бы это от всех скрывать. Не знаю, поверил он мне сразу или нет. Заметно озадаченный, немного помолчав..
  - Ладно, пойдем ужинать, посмотрим дальше что делать
  
  Утро. Я сладко потягиваюсь. Хорошо! Меня никто не будит обычно, сплю, сколько хочу, даже когда в школу хожу, приходится самому просыпаться. И что удивительно ни разу не проспал. Кстати о школе. В этом году мне идти в 3 класс, пока я никого не знаю из будущих одноклассников, не мешало бы с кем -то познакомится. Пока из местных я подружился с Олегом, он старше меня на год, живет в доме напротив и с несколькими девчонками с нашей улицы. Половина из них были городские приехавшие к бабушкам на каникулы, большинство старше меня на 2-3 года. Мы играли в казаки-разбойники, девочки прыгали через скакалку, когда кто-то приносил мяч - в выбивного. Обычные развлечения. Когда мы не играли. а просто сидели временами на лавочке, болтая ни о чем, я украдкой изучал 'внутренний мир' своих друзей. В первую очередь, конечно, разобрался в отличиях девочек от мальчиков. Не сказал бы, что отличия были большие, но и незаметными их тоже не назовешь. Сегодня 2 августа - Илья, говорят после него нельзя купаться. Поэтому вчера мы договорились пойти на пруд. Вода с утра еще холодная. Но мы сразу в нее и не полезем, с собой берем мяч, поиграем. За завтраком попросил бабулю собрать с собой 'тормозок', неизвестно когда вернусь. Как то этот момент мы упустили, надеюсь, что не один я такой сообразительный окажусь.
   На лавочке, месте постоянных встреч, была пока только Ксюша - она городская. Немного задается, оттого что самая старшая из нас, но в целом мне нравится. Увидев у меня в руках сверток спросила.
  - Что там у тебя?
  - Перекусить взял, а что?
  - Хорошая мысль, а я не догадалась. Но не буду возвращаться - примета плохая.
   Я пообещал поделиться, она снисходительно согласилась. Вскоре подошли Олег с младшей сестренкой, остальных девчонок пришлось собирать по домам, а кое-кого и отпрашивать у родителей. Я уже привык, что в деревне проблема была не в том, что о детях беспокоились, а в том, что их старались нагрузить какой-нибудь работой. Чего-чего, а работы всегда хватало - покормить птицу, прополоть сорняки, сбегать в магазин, короче, если с утра не удавалось по-тихому скрыться, то был большой риск быть запряженным до вечера.
  Ставком назывался небольшой заток на речке протекавшей через село. Для взрослых интереса он не представлял, а нам был в самый раз. Девочки сразу остались в одних купальниках, я раздеваться не спешил, во-первых плавок не было, обычные сатиновые трусы. Вчера когда я сказал Олегу об этом, он посмеявшись объяснил, что их почти ни у кого нет и на это никто внимания не обращает, дошколята те вообще голышом купаются. А во-вторых на солнце я сразу обгорал, так что лишний раз старался не подставлять шкуру на солнцепек.
   Рядом со ставом была небольшая полянка, где мы резвились до обеда, играя и с мячом и без. Подошли еще несколько незнакомых ребят, одного из них Олег назвал тоже Сашкой и сказал, что я буду с ним в одном классе. Худенький светлый пацан одного со мной роста стал сразу меня расспрашивать, откуда, что, как, хотя как выяснилось, он про меня уже слышал - новости тут расходились моментально. Я поинтересовался про учителей, много ли задают, строгие или нет? В общем обычный треп. Тем временем самые нетерпеливые уже прыгали в воду и раздавались отчаянные визги от холодной воды. Но те, кто уже оказался в воде уверяли, что вода теплая, хотя им не особо верили, но постепенно все-равно бултыхались уже все. Как и говорил Олег плавок у пацанов не было, все были в таких же как и у меня трусиках, в горошек, в полосочку и тд. Так что я спокойно разделся и хотел медленно войти в воду. Смелости прыгнуть сразу в себе я не чувствовал. Но мне не дали растянуть удовольствие, сначала меня обрызгали холодной, бррр, водой, а потом и вовсе сбили с ног, так что дальше уже было не холодно, а весело и интересно.
   Через полчасика, когда энергия иссякла, и вода стала опять казаться холодной я выполз на берег. Пацаны бегали выжимать трусы за кусты, я тоже туда было направился. Когда меня остановил крик, кричал мой новый знакомый Сашка. Похоже он на что-то наступил, выбираясь из воды. Я подал ему руку помогая вылезти на берег. Сквозь слезы он матерился, я и слов то таких раньше не слышал. Когда он заковылял, прихрамывая, по траве следом потянулся кровавый след.
  - Стой! Дай гляну, сильно порезал.
  Сашка упал задницей в траву и задрал ногу вверх. Да уж...все было залито кровью , рваная глубокая рана пересекала стопу. Я сел рядом и попробовал посмотреть глубже. Увиденное не обрадовало - впечатление было такое, как-будто вся кровь направлялась в разрез. Инстинктивно я ладонью зажал рану. Тем временем подошли ребята.
  - Подорожник нужно приложить - посоветовал незнакомый паренек, пришедший с Сашкой. Как позже выяснилось его двоюродный брат Витька.
  - Какой подорожник - в больницу надо - это Ксюха
  - Какую больницу, забинтовать чем-то и все - кто-то из пацанов. Местные вообще к подобным вещам относились спокойно. Почти у каждого хватало порезов, царапин, проколов и прочих травм.
  Я же, пока шло обсуждение, продолжал зажимать рану ладонью и наблюдал. В месте пореза происходило что-то непонятное, кровь как бы попятилась от моей ладони, а по разрезу шло какое-то блуждающее движение волокон. Подобное я наблюдал в микроскопе, только там были дрожжевые бактерии а тут...
  - Ну как дай посмотрю - Ксюха, как самая старшая решилась взять ситуацию в свои руки.
  Я осторожно отвел ладонь, наискосок от пятки шла тоненькая полоска с розовой кожей. Если бы не измазанная в кровь нога, на нее бы и внимание не обратили.
  - И что тут? - удивленно спросила Ксюха - из-за чего шум? Царапина простая, непонятно только крови столько откуда.
  Все успокоившись разошлись опять, кто в воду , кто на траву загорать. Только Сашка смотрел на меня круглыми глазами, он то, знал, что была не просто царапина.
  - Как ты это сделал????
  Ну вот, только этого мне не хватало. Главное сейчас чтобы молчал, а потом уже никто не поверит, вот куча свидетелей видела, что ничего не было.
  - Санька я тебе потом расскажу, ладно?
   В это время Олег достал из воды кусок разбитой бутылки, о которую Сашка порезался. Я воспользовался моментом и побежал смотреть. Забегая наперед, скажу, что Сашка так никому и не рассказал, к моему удивлению.
  Вечером дома рассказал о происшедшем брату, тот немного задумался, потом задрал штанину до колена. С неделю назад он на спор хотел сделать прыжок на велосипеде через канаву, велосипед отделался согнутым колесом, а Юрка расшиб о камень колено. Содранная кожа никак не заживала.
  - Ну целитель, покажи что ты можешь
  Я приложил руку к ране и стал наблюдать. Странно, ничего не происходит, через пару минут поднимаю ладошку - никаких изменений.
  - Ладно фантазер, иди принеси цинковую мазь - улыбнулся Юрка.
  - Я правду говорю! - обиделся я.
  Пока шел за аптечкой думал, что я делал не так? Может сильнее прижимать надо было, тогда я изо всех сил прижал. чтобы кровь остановить. Ну а тут крови почти нет. Или может свежая рана только нужна. Надо на ком то еще поэкспериментировать. Правда, проблема - специально же не будешь резать.
  
  Вот и кончилось лето. Сегодня в школу. Документы мама сдала уже, саму школу я видел издали. В этом селе только начальная школа, на вид обычный дом, только двор большой. Надеваю выглаженную форму, цепляю значок октябренка. Бабушка сует в руки букет георгин.
  - Ба, ну кому я его буду дарить, я же никого не знаю - пытаюсь отбиться я.
  - Как кому? Не девочкам же, учительнице своей конечно.
  - Да у нее своих цветов полный огород! - мне показывали дом, где живет учительница, хотя саму ее не видел.
  - Ну и что, главное внимание!
   По опыту зная , что спорить с бабушкой бесполезно беру букет. Юрка уже ждет меня - он идет в 10 класс, его школа в соседнем селе и их возит туда автобус. До школы совсем близко - 5 минут неспешным шагом. Юрка пресекает мою попытку забросить букет в кусты.
  - Прекращай! Что ты, сломаешься, если вручишь цветы?
  - Смеяться будут ((
  - Да успокойся, не один ты будешь с цветами. Видишь, он девочки идут с букетами.
  Впереди нас шли две девчушки, быстрее всего второклассницы. Меньше меня, а первоклашек кто-нибудь бы провожал.
  - Ладно - вздохнул я - буду примерным мальчиком.
   Приближаясь к школе мы увидели, что у калитки школы стоят две учительницы встречая учеников. Одна старше, лет 30, вторая совсем молоденькая. Юрка внезапно остановился, подумал и ......забрал у меня букет!
  - Видишь их две? Одной подаришь, вторая обидится. Пусть лучше на меня обижается - тебе здесь учиться - объяснил он.
  - Я даже догадываюсь, которая из них обидится - съехидничал я.
  - Цыц, малявка! Пойдем быстрее, а то на автобус опоздаю.
   Навстречу нам две приветливые улыбки. Неужто, правда так рады? Ну ну посмотрим.
  - Здравствуйте, с наступающим учебным годом - Юрка с улыбкой протянул букет ...старой (в моем понимании) учительнице.
  - Здравствуйте, это я так понимаю новенький? Я директор Татьяна Ивановна, а вот твой классный руководитель Светлана Анатольевна.
  - Здравствуйте - нейтральным тоном сказал я, уставившись на Светлану Анатольевну и пытаясь рассмотреть, что у нее под кофтой. К сожалению четкой картинки не получалось. Юрка заметив мой взгляд, незаметно шлепнул меня по спине.
  - Проходи, скоро начнем линейку - Светлана Анатольевна, похоже ничего не заметила.
  Я протиснулся между ними, во дворе я уже увидел Сашку стоявшего с другими ребятами. Подойдя поздоровался за руку с ним, потом стал знакомиться с остальными. Как оказалось, класс наш был небольшой всего 10 человек, 5 мальчиков 5 девочек. Из них 4 Саши!!!! Да, популярное имечко у меня.
   После небольшой линейки с обычными поздравлениями и первым звонком пошли в класс. Я остановился у дверей - места наверно у всех с прошлого года, куда садиться? С затруднения вывела вошедшая учительница.
  - Так Александр, будешь сидеть с Леной. - и указала на предпоследнюю парту с маленькой темноволосой девочкой. Прошел на указанное место, покосился на соседку, молдаванка что-ли?
  Та на меня никак не отреагировала, смотрела вперед. Ну и фиг с тобой! Особого интереса никто у меня не вызвал, я еще скучал за своим старым классом и находился несколько в расстроенных чувствах.
  Занятий в первый день не было, через некоторое время нас отпустили по домам. Я вспомнил, что хотел найти медицинскую литературу, блин....сомневаюсь чтобы в такой школе была библиотека. Подумав догнал свою соседку , которая уже подходила к дверям.
  - Лена, а тут есть библиотека?
  Лена оглянулась, взглянула на меня с некоторым интересом (наконец-то)
  - Библиотека в клубе, я сейчас туда иду, хочешь, покажу.
  Клуб был недалеко, метрах в 500 от школы, у библиотеки был отдельный вход. Войдя следом за Леной огляделся - книг оказалось больше чем я ожидал. Хорошо, что порядки здесь были простые - просто спросили фамилию имя и все. Хотя чему удивляться - все всех знали. Библиотекарь показала мне два стеллажа с книгами для детей. Я не рискнул спрашивать у нее медицинскую литературу, надо сначала войти в доверие. Выбрал пару книжек, с моей скоростью чтения хватит на день. Теперь можно и домой. Выхожу из библиотеки - Лена стоит у входа, делает вид, что что-то поправляет в одежде. Меня ждет что-ли? Вот еще не хватало!
  - А ты где живешь? - спрашиваю в надежде, что нам в разные стороны.
  - Там - она неопределенно машет рукой в направлении соседней с моей улицы. Деваться некуда.
  - Давай донесу - забираю у нее пакет с книгами. Раз ситуация безвыходная буду джентльменом.
  По пути до дома Ленка, такая молчаливая в школе, оказалась изрядной болтушкой. Засыпала меня вопросами, так что я еле успевал отвечать. Хорошо идти было недалеко. Стоя уже возле ее дома и собираясь прощаться, бросаю на нее 'внутренний' взгляд. И цепляюсь сразу за непонятное большое пятно на плече невидимое под формой.
  - Что это у тебя тут - тычу пальцем, с запозданием соображая, что не нужно спрашивать, как теперь объяснить, откуда я знаю. Она смотрит на форму думая, наверное, что я заметил грязь или мел.
  - Где?
  Я вовремя замечаю нитку чуть выше указанного мной места, снимаю ее. Ленка улыбается, машет мне ладошкой и убегает. Слава богу, выкрутился!
   Возвращаюсь домой. Время еще раннее, чем бы заняться? Уроков пока учить не надо. От проблемы свободного времени избавляет бабушка.
  - Саша, сходи укропа нарви, потом картошки принесешь с подвала и воды наносить надо.
  Ну прям как Золушке нарядов надавала! Ладно, это ерунда. Быстро управляюсь с заданиями, последними приношу пару ведер воды с колодца.
  - Ой спасибо внучек, а то у меня ноги совсем отказывают. - ноги у бабушки слабое место.
  - Ба, тебе же мазь привезли, почему не мажешь?
  - Да мазала, толку от нее никакого
  - Так от одного раза толку и не будет, надо несколько - изображаю я специалиста - Давай я разотру.
  Бегу за мазью, укладываю бабушку на диван и начинаю втирать жутко пахнущую мазь, глаза прям выедает. Прищуриваю глаза, переключаясь на внутреннее зрение. Даже мне, понятно в чем проблема - вены по которым течет кровь то суживаются, то образуют какие-то площади, сгустки. Вид ужасный. Растираю мазь в этих проблемных местах представляя как они выравниваются, вот сгусток например.....И правда вижу как потихоньку он расходится и кровь уже беспрепятственно струится дальше. Мазь? Или массаж? Или я? Двадцать минут такой работы меня несколько утомили, но результат вижу собственными глазами - еще далеко до идеала, но значительно лучше, чем было. Бабушка тоже довольная, встала, потопала ногами.
  - Ты глянь! Правда. помогло. Учись Саша на доктора у тебя талант. Я раза три мазала хоть бы-что, а ты вон один раз растер и хоть на танцы!
  Больше меня заданиями она не напрягает и я отправляюсь к клубу - месту сбора тех кому нечем заняться.
  
  Потянулись школьные дни. Библиотекарша вскоре разрешила мне выбирать на всех стеллажах. К своему разочарованию ничего полезного (в медицинском плане) я не нашел. Ленку теперь сопровождал домой после школы каждый день, впрочем, нам все - равно было по пути, только теперь приходилось носить ее портфель. Очень быстро нас стали дразнить 'жених и невеста', но так как особого внимания мы не обращали, вскоре наша дружба воспринималась как нечто привычное. Хотя после школьное время я больше проводил с Сашкой - ходили на рыбалку, играли, катались на велосипедах. После десятого Сашкиного напоминания о моем обещании рассказать, как я залечил его рану, решился поделиться с ним тайной. Как- никак за три месяца он никому не рассказал, значит, секреты хранить умеет. А мне держать это в себе одному становилось все труднее. Юрка мне не верил, считал все детскими фантазиями, родителям рассказать ....тоже скажут сказки. А тут человек видевший все на свои глаза. Общем после недолгих раздумий я предварительно заставив его поклясться здоровьем своей матери, что будет молчать, посвятил во все подробности, начиная от удара молнией. Закончив рассказ, я заметил некоторое недоверие в Сашкином взгляде.
  - Не веришь? Ладно, сек, сейчас - я начал сканировать его - здесь, был перелом, не очень давно - ткнул пальцем в место на левой руке, где кости были заметно утолщены и отличались цветом - тут родинка - показал под мышкой.
  Сашка пораженно спросил - Так ты что, можешь всех видеть без одежды?
  - В общем, то да, но это все равно, что смотреть на человека с содранной кожей, не очень приятно. Так что если хотел спросить подглядываю ли я за девчонками, то нет, что там у них я знаю, а удовольствия рассматривать не получишь.
  Сашка стянул футболку, поднял руку и ткнул пальцем в чирей на боку.
  - Сможешь убрать?
  - Не знаю, давай попробую.
  Сначала стал рассматривать задачку, гм, похоже на растение, три корешка идут вглубь и наверно высасывают что-то из организма гады такие. Наверно надо его выдернуть! Прикасаться ладонью к фурункулу было противно, так что остановил ее в паре сантиметров от кожи. И что делать дальше? Поводил ладонью выше ниже, в стороны - никакой реакции. Минут 10 я мысленно выдергивал его, пытался выдавить засушить расплавить. Во мне стала подниматься волна злости на этот чирей, я готов был загрызть его, внезапно стало горячо во всем теле, казалось, на пальцах проскакивают искры. И увидел, как несчастный фурункул стал понемногу таять, корешки зарастать и через несколько минут о нем напоминало только немного выделившегося гноя. Смахнув его листиком, сорванным с куста, я довольно произнес.
  - Вуаля! Получите, распишитесь!
  Сашка, ощупав чистое место, расплылся в улыбке.
  - Классно! Ты можешь так зарабатывать. Давай объявление дадим.
  - Я тебе дам! Только пикни кому, я тогда тебе 10 таких чиряков на заднице сделаю!
  - А можешь?
  Я задумался. Могу ли я действительно нанести какой-нибудь вред?
  - Давай на тебе попробую
  - Не....спасибо обойдусь - попятился Сашка, мне кажется, он уже не сомневался что смогу и это.
   После этого случая уверенность в своих силах у меня значительно выросла. Что мне не давало покоя, так это странное пятно у Ленки на плече. Возможности увидеть ее с голым плечом не представлялось, и так и не придумав никакой отмазки, решил действовать напролом. Когда в очередной раз шли со школы, уже стоя возле ее калитки я решился.
  - Слушай, давно хотел спросить, что у тебя на плече за пятно? Если не секрет конечно.
  Не знаю, почему, но мое знание ее ничуть не удивило. Она вообще была болтушка и обрадовалась возможности поведать мне 'жуткую' историю, как отец смолил крышу сарая и поскользнувшись уронил ведро с горячей смолой. К несчастью она игралась внизу, а к счастью ее зацепило только несколько капель. Если опустить длинный рассказ как ей было больно, как разрезали одежду и отдирали с кожей смолу, то в конце я выяснил, что место ожога никак не хотело заживать, какими только мазями не пытались, результата не было.
  Меня озарила идея.
  - Знаешь, у нас дома есть хорошая мазь, бабушка ей ожог мазала, все прошло. Придешь ко мне, я попрошу мазь и попробуем.
  - Попробовать можно, уроки сделаю и приду.
  Дома я стал перебирать аптечку. Увы, подходящей мази, которой можно было бы рискнуть мазать место ожога, не было. Недолго думая взял пустую баночку с непонятным названием, выдавил туда тюбик вазелина. Пойдет! Вреда не будет, а что это такое не поймет. Лена пришла часа через два. Хорошо дома кроме бабушки никого не было. Да и та болтала с соседкой у ворот. Так что мы спокойно уединились в моей комнате, я достал баночку и предложил.
  - Давай я намажу
  Ленка неожиданно не согласилась.
  - Да ну, я сама
  Да, конечно, толку что ты сама вазелином помажешь, промелькнуло в моей голове.
  - Нет Лена, я бабушке мазал, знаю как надо. Там аккуратно нужно я инструкцию читал, только она потерялась. Ты что стесняешься что-ли? Это же плечо не что-то другое.
  Я знал, что она упрямая, но не думал что до такой степени. После нескольких минут уговоров она обиделась и собралась уходить.
  - И вообще, ты придумал про мазь. Я чувствую, когда меня обманывают, ты просто хотел.....
  Что я хотел она или не придумала или не решилась сказать. Но мне деваться было уже некуда.
  - Стой! Подожди, я объясню все.
  - Что ты еще хочешь сочинить?
  - Тебя не удивило, откуда я знал про пятно? Видеть его я же не мог?
  Ленка задумалась.
  - Ну, мог кто-то рассказать. Хотя в больницу мы в город ездили, а тут никому не рассказывали. Ладно. Давай свою версию.
  Короче, пришлось все выложить. Заканчивая Сашкиным лечением. Она меня опять удивила, поверила мне сразу! Безоговорочно! Вот как бывает - родной брат не верит. Сашку убеждать пришлось, а девочка верит просто на слово! Да, способность отличить правду от лжи у нее действительно потрясающая. Тем не менее, прежде чем доверить мне свое плечо она еще немного поколебалась.
  - Ну что ты в самом деле - уже стал я возмущаться - Хуже не сделаю.
  - А вдруг? Какой гадостью, например, ты собирался меня мазать?
  - Почему гадостью, обычный вазелин, смягчило бы кожу.
  - Ладно, убедил. А дорого будет стоить лечение? - во взгляде прыгали чертики.
  Я хотел сказать, что ей обойдется в поцелуй, но не решился, вдруг согласится, что я буду тогда делать? Поэтому просто выразительно на нее посмотрел и демонстративно стал натирать руки вазелином.
  - Так что, мне раздеваться? - она была в коротком платьице, просто завернув рукав, добраться до места не получилось бы.
  Я покраснел. Хотя....я же вижу и так.
  - Не надо, попробую так, садись сюда.
  Усадил ее на стул и стал сзади. Приступим. Попытался вызвать в себе то состояние, какое было при лечении Сашки, но разозлится, никак не получалось. Через некоторое время стал злиться уже на себя и неожиданно это помогло. Я почувствовал тепло в руках, в груди, в животе, общем дело пошло. Держа ладонь в паре сантиметров от плеча, наблюдал за изменениями под ней.
  - Чешется. Там. - хихикнула Ленка
  - Хорошо, значит заживает. Только лучше молчи, не отвлекай меня.
  Процесс занял наверно около получаса. Под конец я уже с трудом стоял на ногах, в голове шумело и в глазах начало расплываться. Закончив, я без сил упал на диван. Уголь легче носить!
  Лена рукой через вырез платья стала ощупывать плечо. Глаза ее расширились.
  - Да тут....нет....да ты волшебник!
  Я скромно произнес - Нет, я только учусь - И это была правда.
  - Тебе плохо?
  - Устал сильно. Пройдет. Да, я забыл попросить никому не рассказывать.
  - А как я маме объясню пропажу раны? Она каждый день смотрит.
  - Вот и скажи, что у меня мазь была хорошая.
  - Я не могу ее обманывать! - возмутилась Лена
  - Давай тогда сделаю, как было - силы спорить не было.
  - А почему ты боишься, что узнают? Ты же ничего плохого не делаешь, наоборот, помогаешь людям. Будут приходить, будешь лечить.
  Я пришел в ужас! Кого лечить, тут самому бы не сдохнуть, голова кружится, тошнит.
  - Ленка ты в своем уме? Я ничего еще не умею, иногда вот получается. Да и узнают, заберут куда-то в лабораторию и будут изучать как мышку подопытную.
  - Это да может быть - согласилась Лена - ладно, как-нибудь выкручусь, пока не знаю как, но придумаю.
   Проводив ее до ворот, пошел отлеживаться, прихватив с собой бутыль компота, жажда была сильная. Незаметно уснул и очнулся только когда растолкал брат.
  - Ты что заболел? Никогда же днем не спишь - встревоженно спросил он.
  Я прислушался к своим ощущением. Еще немного подташнивало, но голова уже не кружилась.
  - Не, Юра, я в порядке, ночью плохо спал просто.
  
  Мои друзья меня не подвели и мой секрет пока не раскрыли. Незаметно пролетела осень, зима, приближались летние каникулы. Учился я легко, хоть и не был отличником, но ниже четверки оценок не было. В один из майских дней я заметил, что Сашка сильно не в настроении, казалось, что он вот-вот расплачется. Естественно я поинтересовался, что с ним случилось.
  - Сань, ты что? Чего такой хмурый, кто обидел?
  Он немного помолчал, потом заговорил.
  - Наташка заболела. В больнице сказали рак, поздно лечить. Мне не говорили, я подслушал, как родители разговаривали.
  Наташка, его меньшая сестра училась в первом классе, я часто видел, как она носилась с подружками в школьном дворе. Действительно, вспомнил я, ее не было видно уже несколько дней. Что тут скажешь, в груди у меня сжалось, подходящие слова не шли на ум.
  Сашка вдруг пристально на меня посмотрел.
  - Саня, а может, ты попробуешь?
  - Что попробую? - не понял я.
  - Ну, это....полечить ее
  - Я?! Рак? Это ж не чирей - Я был в растерянности.
  - Какая разница, все равно, хуже не сделаешь, а вдруг получится?
  Отказать я не мог. Договорились, что пойдем сразу после школы. Хотя это был уже не первый мой лечебный опыт, на этот раз я сильно волновался, буквально меня трясло. Предыдущие разы если бы ничего не получилось, ничего страшного, жизни это не угрожало. А сейчас будет какая-то надежда, а если я не смогу помочь? На уроках я отвечал невпопад, удивительно, как не схлопотал пару. По дороге к нему домой мы обсуждали, как это сделать, дома была мама и посвящать ее в курс дела, было нельзя - быстрее всего она просто прогнала бы меня. Так ничего и не придумав, решили действовать по обстоятельствам. Это оказалось правильное решение, стоило нам зайти и сказать, что будем заниматься математикой, как их мама поручила нам приглядывать за Наташей и умчалась в магазин. Теперь оставалось убедить Наташку. Возникла еще одна проблема - оказывается, Сашка не знал, где именно сидит этот рак, да и что это такое мы с ним представляли с трудом.
  Наташа лежала в кровати, выглядела она бледной и измученной, Сашка говорил, что несколько раз в день приходит медсестра делать ей уколы. Взяв два стула, мы сели у кровати. Пока он ее отвлекал разговором, я искал взглядом этот проклятый рак. Нашли мы его одновременно - Сашка спросил, где у нее болит, и она положила руку как раз на то место, куда я уже смотрел.
  Не заметить это было просто невозможно - в низу живота, где мочевой пузырь (его я уже знал), вместо обычной бледно-розовой поверхности была какая-то темная масса. Я кивнул Сашке - вижу. Придумывать что-то было некогда, так что решил действовать прямо.
  - Наташа, я немного умею руками снимать боль. Давай попробую помочь?
  Девочка молча кивнула. Я приподнял над ее животом ладонь и стал включать свои внутренние силы. Все это время я не бездельничал, а постоянно тренировался на своих друзьях, залечивая им порезы, царапины и прыщики. Так что, входить в нужное состояние у меня уже получалось легко. Так и сейчас я быстро почувствовал тепло в руках и покалывание в кончиках пальцев. Немного поводив ладонью, я понял, что дальности действия явно не хватает. Взглянул на Наташку - она воспринимала происходящее спокойно.
  - Наташа, подними маечку - попросил ее.
  Она безропотно завернула коротенькую майку и я положил ладонь прямо на пупок. Дальше мне пришлось приложить все свои силы, ладонь жгло, глаза заливал пот, а эта гадость упорно не хотела сдаваться. Хотя я видел, что какое-то действие все-таки на него я оказываю, возникло движение, цвет стал колебаться. Не знаю, сколько времени продолжалась эта борьба, мне показалось, что я начал добиваться какого-то успеха, когда в глазах у меня поплыло и ....
  Очнулся я почему-то на полу. Надо мной стоял перепуганный Сашка со стаканом воды, голова была мокрая, наверно он не брызгал, а просто окатил меня водой. С трудом приподнявшись, я спросил.
  - Долго я лежал?
  - Нет, пару минут. Блин я так испугался! - Сашка был бледнее, чем его сестра.
  - Я сам виноват, не почувствовал когда надо было остановиться. Ничего страшного, пойдем на воздух, все наладится - успокоил его.
  Перед выходом бросил взгляд на своего 'противника'. Мне показалось или он правда стал чуть меньше?
  Только через два дня я смог полностью восстановить свои силы. И сам сказал Сашке.
  - Пойдем. Я эту сволочь все равно сломаю
  - Ты уверен? Я конечно боюсь за Наташку, но и с тобой если что случится .. - он недоговорил.
  - Не ссы Санек, прорвемся! - я был полон уверенности.
  Несмотря на уверенность, борьба оказалась упорной. Только после пятого сеанса я понял что побеждаю. Да и Наташа выглядела к тому времени чуть получше. Еще понадобилось 3 раза и я покончил с этой заразой. Наташка уже поделилась с мамой, что я 'снимаю' у нее боль, та сначала отнеслась с недоверием, но так как уколы действительно не требовались (раньше их кололи, когда Наташа жаловалась, что не может терпеть), то не стала мешать нам. И вот только закончив, я понял - все! Теперь про сохранение моей тайны можно забыть.
  Произошло это не так уж быстро. Сначала Наташка отказалась валяться в постели, позже заявила, что чувствует себя здоровой и попросилась в школу. Понятное дело ее повезли на обследование. Обследование затянулось. По словам ее мамы, его проводили три раза! И ни разу не нашли и следов опухоли. Пораженные врачи потребовали объяснений. Не менее пораженная мама рассказала про мальчика, который как-то 'снимал боль'. Мальчика захотели увидеть. И вот однажды вернувшись из школы, я застал дома целую делегацию. Сначала я, подходя к дому, увидел скорую помощь, испугался, что к кому- то из родных. А увидев Сашкину маму и несколько человек, вероятно врачей, испугался еще больше. Сашка мне уже сказал, что Наташу повезли в больницу. Я, почему-то решил, что раз приехали на скорой, то меня хотят забрать сразу и проводить надо мной опыты. Врачи были ласковые (подозрительно - мелькнуло в голове), в отличие от моей мамы, которая бросала на меня гневные взгляды. Я вздохнул - может лучше правда на опыты? Неизвестно, что со мной сделают дома, когда они уедут.
  Я что-то мямлил им о том, что чувствую руками, где у кого болит и пытаюсь, как то на него воздействовать, но как сам не понимаю. По взглядам врачей понимал, что мне не верят, но не хотят на меня давить. В конце концов, после полуторачасовой пытки они уехали, взяв с мамы обещание, приехать со мной в областную больницу, чтобы провести какие-то тесты.
   Сашкина мама ушла после них, предварительно расцеловав меня и сказав, что она передо мной в долгу. Дальше меня ждал семейный совет. Меня спасли Юрка и бабушка. Бабушка сразу сказала, что нечего наезжать на бедного ребенка, а когда Юрка признался что в курсе событий и рассказал о приключении на рыбалке, все, включая бабушку, переключились на него. Я наверно за это время мог сходить погулять, пока все высказались о его безответственности, эгоизме и прочих мыслимых и немыслимых грехах. Потом, уже ничего не скрывая, рассказал обо всех своих способностях, бабушка при этом вспомнила, что она забыла, когда у нее болели ноги. Страсти утихли только к вечеру. Я дал обещание никого не лечить без их согласия
  Решение о поездке в больницу пока отложили. Большинство, (Юрка, бабушка, я) - были против, папа - воздержался. Мама, поскольку обещала она меня привезти, настаивала на поездке, но оставшись в меньшинстве, согласилась, что пока можно подождать.
  
  
   Лето пролетело незаметно. Можно сказать, обошлось без приключений. О том, что я вылечил Наташу, естественно, знали уже все в селе. Где бы я не появился, сразу становился объектом повышенного внимания. Многие обращались с просьбами вылечить ту или иную болячку, но я всем отвечал, что без разрешения родителей не лечу, а тех, кто приходил домой отшивали уже родители. Юрка, окончив школу, поступил в мореходное училище. Я перешел в 4 класс и теперь предстояло учиться в другой школе, в соседнем селе, так как в нашем была только начальная.
   Вставать пришлось утром раньше, расслабился за лето. Но если опоздать на автобус тогда пешком топать 5 километров. Бабушка опять заикнулась насчет цветов, но я решительно отказываюсь и быстро ухожу. Мне еще за Ленкой заходить, хоть сегодня и без портфелей, но привычки менять не будем. Лена с мамой уже стоит у калитки.
   - Вот и жених твой идет - она меня постоянно так называет))
  - Еще не жених - поправляю я - жених буду лет через 7. Пока только кавалер.
  - Не загадывай. Вот сегодня столько новых девочек увидишь, станешь за другой ухаживать. Все вы мужики такие - ухмыляется будущая теща.
  - Пойдем, а то опоздаем - Ленке явно не по нраву такие разговоры.
  Автобус уже ждет. Мест свободных нет - человек 50 нас набирается, Хорошо ехать недалеко. Все оживленные, делятся друг с другом новостями, сплетнями, рассказывают о проведенном лете. Старшеклассники нас встречают подколками, типа, когда свадьба, детей еще не наделали? Я привычно огрызаюсь, что если будут приставать на свадьбу не позову.
   Школа - небольшое одноэтажное здание. Когда детей было много, учились в 2 смены. Сейчас набирается только по одному классу и во вторую смену учатся только 9-10 классы. Зато большой спортзал, которого в нашей, начальной, вообще не было и даже стрелковый тир. Пока идет линейка приглядываюсь к новым одноклассникам. Девочки все какие- то страшные, хотя нет, вот эта даже очень ничего. Пацаны есть крупнее меня, один так вообще здоровенный, второгодник что-ли? Классная руководительница назвалась Раисой Яковлевной - пожилая женщина за 50, говорят, она учила еще родителей нынешних школьников. После линейки идем в класс. Пока добираемся местные одноклассники, более знакомые со школой, успевают занять почти все места. Сесть можно только третьим. Вопросительно смотрю на Ленку, она пожимает плечами и садится с двумя девочками. Я тоже пристраиваюсь третьим к двум незнакомым ребятам. Заходит классная:
  - Так, вы конечно здорово расселись, а теперь будем пересаживаться правильно!
  И начинает тасовать мальчиков с девочками. Когда мне уже кажется, что я останусь тут, указующий перст направляется на меня.
  - Ты. Подъем, сядешь ....- окидывает поле боя взглядом. И, меняет меня с девочкой на Ленкиной парте! Я оказываюсь посерединке между Ленкой и той девчонкой, о которой подумал что хорошенькая. Да, явно она не в курсе о наших отношениях, а то бы в разные концы класса точно рассадила.
  После пересадки начинается перекличка. Доходит очередь до меня, поднимаюсь. Раиса Яковлевна внимательно смотрит на меня. Ох, не нравится что-то мне ее взгляд!
  - Так это ты у нас лекарь? - звучит как-то обвиняюще. Мда, популярность не всегда бывает полезна. Молчу.
  - Смотри, чтобы никаких тут у меня экспериментов - не дождавшись ответа, разрешает сесть.
  Класс заинтересованно смотрит на меня. Да, начнется на перемене, мои то привыкли уже, а тут два десятка новых. Это они еще не знают, что я насквозь их вижу, представляю, что тогда бы творилось. Девчонки те вообще бы в шоке были!
  Дальше начинаются выборы старосты. Раиса Яковлевна предлагает называть кандидатуры. Называют двоих, мою хорошенькую соседку, ее зовут Ира Зайченко, и невысокого худого паренька Игоря. Когда она предлагает нашим назвать свою кандидатуру, называют естественно меня. Нехотя она добавляет меня в список. Голосуем. Побеждает Ира, я тоже за нее голосовал. Тут же тихонько поздравляю, она улыбается, а Ленка с другой стороны тычет пальцем в бок. Ревнует))
   На перемене интерес ко мне был, но меньше чем ожидал. Когда я объяснил, что кое-что могу, но мне не разрешают это делать, разочарованно разошлись. Достали меня неожиданно не дети, а учителя. Каждый в начале знакомства с классом задерживался на мне и устраивал целый допрос. Когда на последнем уроке молоденькая учительница биологии Юлия Павловна начала ехидничать о бурной фантазии и суевериях мое терпение кончилось.
  - Давайте продемонстрирую - предложил я, надеясь, что она откажется.
  - Давай. Все вместе посмеемся - согласилась она.
  Ладно, сама напросилась. Выхожу, делаю умный вид, выставляю вперед руки и вожу ими на расстоянии сантиметров 10 от нее. Никому не нужно знать, что я могу обойтись без рук. Ничего не найдя в голове (аномального, мозги там присутствовали), опускаюсь ниже. Так начинаем.
  - Вот здесь, родинка - показываю на плечо. - здесь еще одна - показать на грудь не решаюсь, указываю кивком головы, с лица учительницы медленно сходит улыбка. Тишина в классе звенящая.
  - Тут разрез, был, наверно аппендицит вырезали. Вы не обедали, вижу только кофе. - И тут меня бросает в холодный пот, я вижу нечто новое, неизвестное и живое! Пауза затягивается, постепенно до меня доходит, что это ребенок! Точнее начало ребенка очень маленькое, но угадываются конечности. До нее видимо тоже доходит, что я увидел, она хватает меня за руку и быстро выходит со мной в коридор.
  - Что ты видел? - нетерпеливо спрашивает она.
  Я впервые в жизни начал заикаться!
  - У вв..ас ббудет ребенок.
  - Ты вот так, руками это почувствовал? И можешь сказать кто, мальчик или девочка?
  Я смотрю, забыв поднять руки для маскировки
  - Или девочка или еще не выросло...там...я не знаю, я не доктор.
  - Никому не говори, пожалуйста. - она смотрит на меня - даже муж еще не знает. Я хотела ему сказать когда ....
  Она умолкает. Наверное, сообразив, что объясняет десятилетнему мальчику.
  - Я не скажу никому. Что-то придумаю, скажу, что скальпель хирурги забыли, когда операцию делали - предлагаю я.
  - Какой скальпель?! Не вздумай. Скажи .......камень увидел большой в почках.
  - Хорошо - соглашаюсь.
  Возвращаемся в класс. Игнорируем вопросительные физиономии. Я молча сажусь на место, она начинает урок. Ира на промокашке пишет - 'Что это было???'. Молча пожимаю плечами. Та с досады щипает меня за ногу, я от неожиданности ойкаю и подпрыгиваю. В классе смех.
   Хорошо, что урок последний. Как только звенит звонок, хватаю портфель и ходу в дверь. Но от Ленки все равно не отделаешься. Зато ей можно доверять, так что спокойно ей рассказываю происшедшее, попросив не подвести меня и сохранить в тайне.
  
  
  Готовимся к Новому году, развешиваю дома гирлянды, снежинки. Создаю, так сказать, праздничную атмосферу из подручных средств. Завтра в школе новогодний утренник, хотя у меня артистические данные отсутствуют. все равно припрягли - танцуем с Ленкой танец. Название не скажу, что то среднее между полькой и кабардинкой. Дома даже у меня пару раз тренировались.
  И потом зимние каникулы. Не скажу, что устал от школы, но отдохнуть не помешает. Что хорошо - я нашел в центральной библиотеке в поселке книги по медицине. Библиотекарша сначала не хотела мне их давать, но после того как я ей рассказал все о ее 'внутреннем мире' смотрит на меня как на что-то внеземное, зато могу брать любую литературу. Многое в книгах для меня сложно и непонятно, но главное там есть названия и рисунки органов, рисунки проявлений различных болезней. И теперь мне остается только запоминать, как называется то, что я уже видел.
  Во дворе залаял Джульбарс. Кто-то пришел. Мама идет к калитке, долго там с кем то беседует. Потом возвращается, зовет меня. Выглядит немного неуверенно.
  - Саша, понимаешь, это тетя Надя, у ее сына Миши лейкемия. Может, посмотришь, сможешь ли чем помочь?
  - Ма, а что такое лейкемия?
  - Это рак крови. Ты же рак вылечил у Наташи, вот они и пришли ....
  - Посмотрю, конечно, хотя не представляю пока как это, если вся кровь больная что мне и как лечить. А где Мишка?
  - Дома, да они живут недалеко, знаешь ведь
  Мишку я, конечно, видел, года на 3-4 меньше меня, только в первый класс пошел. Жалко будет если умрет, смогу ли я помочь? Мы с мамой быстро оделись, вышли на улицу. Тетя Надя увидев меня, обрадовалась, неужели думала, что откажусь? Идти недалеко, через 10 минут мы уже заходили в дом. Ну у них и натоплено! Дома в селе отапливались углем, газ был только в баллонах. Цивилизация пока не дошла в эти края.
  Миша выглядел лучше, чем тогда Наташка, сразу и не скажешь что больной. Взгляд вот только....слишком не детский. Знает что болезнь смертельная? Раздевшись, проходим в комнату, взрослые в ожидании смотрят на меня, типа командуй, что делать. Лучше бы без наблюдателей - отвлекать только будут, а если еще начнут комментировать...
  - Теть Надь, мама, давайте вы в другой комнате побудете? Мне сосредоточиться нужно.
  - Да Сашенька, как скажешь - тетя Надя потянула маму за руку, та с неохотой уходит с ней.
  Беру два стула, ставлю напротив. Предлагаю Мишке.
  - Садись Миха, не бойся. Посмотрим сейчас, чем можем тебе помочь.
  Сажусь на стул напротив и последовательно изучаю все с ног до головы. Прихожу в ужас - вижу столько отклонений от нормы, как он еще жив и ходит. В костном мозге какие-то непонятные вкрапления, печень расширена, так что удивительно как она помещается, под мышками скопление гноя. И с чего начинать? Мишка наверно что-то читает в моих глазах.
  - Что? Плохо да? Ты ничего не сделаешь? Я умру? - на глазах слезы.
  У меня самого набегают слезы. Чтобы скрыть их, обнимая, прижимаю Мишку к себе. Всегда хотел младшего братишку, но увы...
  - Не говори глупости. Где лечить я вижу, сейчас начнем. Закрой глаза, расслабься и молчи.
   Энергия во мне так и рвется наружу. Давно я уже никого не лечил. Даже особо настраиваться не нужно. Так и не решив с чего начинать, беру в руки его ладошки. По сравнению с моими, они кажутся ледяными. И сразу чувствую, как энергия начинает перетекать от меня к нему. Это что-то новое! Так я еще не пробовал. Только что это даст? Хуже, думаю, не будет в любом случае, подпитаю его, а потом буду уже очаги добивать. Проходит минут 5, изменений внутри у него я не наблюдаю, но руки уже теплее, да и порозовел немножко. Еще чуть, как бы не перестараться, вот мне уже и спать захотелось. Я зеваю, пытаюсь разжать руки, не получается..состояние заторможенное такое стало, блин, только успеваю подумать хоть бы не отключиться и все.
  В глазах потемнело, поплыло и, кажется, я падаю.....
  
  Я иду по снегу, такой глубокий - никогда такого не видел. Вот уже по грудь, проваливаюсь с головой, барахтаюсь. Пытаюсь плыть как в воде, получается, я плыву, плыву по речке. На берегу стоит Ленка рядом мама и Миша. Они что то кричат мне, пытаюсь плыть к ним, течение сильное сносит в сторону, впереди шум. Водопад?? Откуда на нашей речке водопад? Отчаянно гребу к берегу, нет, не получается, на мгновение зависаю на краю водопада вижу внизу как поток воды разбивается о торчащие внизу камни и меня швыряет вниз. Захлебываюсь в воде, машу руками, руки оплетены какими- то сетями.
  Яркий свет бьет в глаза. Закрываю их, потом открываю уже потихоньку. Потолок, лампы большие люминесцентные. Где я? Хочу встать, не получается, поднимаю руки, на них трубки. Больница? Слышу где-то сбоку - ОЙ! - быстрые шаги и появляется девушка в белом. Халате. Шапочка. Наверно медсестра.
  - Очнулся! - радуется чему- то она. Хочу спросить, где я, но горло как деревянное, засохшее. Решаю что где и так понятно, важнее другое.
  - Пить - выдавливаю шепотом. Сам еле услышал. Девушка исчезает и появляется буквально через 10 секунд с стаканом. Приподнимает рукой мне голову, делаю несколько глотков.
  - Ты молчи, я тебе все расскажу и так, ты в реанимации, в коме лежал, никаких повреждений нет, а в себя не приходил. Мама твоя скоро будет, она пошла покушать - тарахтит она
  - Сейчас погоди я сбегаю за заведующим, только не вставай, пожалуйста.
  Убегает. Какое, вставать, сил нет даже смотреть, глаза закрываются. Все закрылись.
  Открываю опять. Мама, смотрит на меня, слезы бегут. И улыбается.
  - Слава Богу, Сашенька, наконец-то!
  - Мама не плачь, все хорошо - оказывается, я могу уже говорить!
  - Да, теперь хорошо - соглашается она.
  - На Новый год же меня отпустят домой? - а сам думаю, на утренник не попал. Танец сорвал. Ну и фиг с ним.
  Мама смотрит на меня задумчивым взглядом. Потом говорит.
  - Конечно, отпустят. Даже раньше, к 8 марта думаю, дома будешь. С праздником, кстати, тебя, сегодня день Красной армии - 23 февраля.
  - Что? Офигеть! - и тут я вспоминаю. Мишка, я же не вылечил его. А уже февраль. Спрашиваю и боюсь ответа.
  - А Миша, ...он.....как?
  - Живой твой Миша, лечат его, говорят, пошел на поправку. Врачи удивляются, допытываются, чем лечили. Но я тете Наде сказала, чтобы молчала. Хватит с тебя.
  На моем лице расплывается улыбка. Входит врач.
  - О, уже улыбаешься! Хорошо, значит пошел на поправку. Пока еще в этой палате побудешь, завтра переведем в другую. Ну а вы (это маме) теперь можете и домой. Теперь за него можно не бояться.
  Смотрю по сторонам - еще несколько коек, на двух кто-то лежит, тоже капельницы стоят.
  - Да, там тоже в коме лежат - заметив мой взгляд, говорит врач - только они два-три дня всего, это ты у нас рекордсмен. Сейчас тебя покормят, немного только бульона и все. Проглатываю несколько ложек супа. Силы быстро возвращаются, можно бы и встать. Но мне не дают. Хорошо пока в туалет не хочется. К вечеру убеждаю маму ехать домой. С неохотой она уходит, а я опять засыпаю.
  Просыпаюсь, свет горит по-прежнему, за окнами темно. Ночь, наверное. Хочу писать. Позвать медсестру? Лучше попробую встать. Удается с первой попытки. Стою, немного пошатывает, голова не кружится, хорошо. Делаю шаг, другой, опираясь о стенку одной рукой, дохожу до раскрытой двери. Выглядываю - коридор, в 5 метрах стол, рядом диванчик, на диванчике медсестра дрыхнет. Где же туалет? Придавило уже нешуточно, так и в штаны можно......не, я же без штанов. И без трусов, почему-то, в одной пижаме. Иду вдоль стены в конец коридора, если не угадал направление, в другую сторону не успею, придется в фикус, вон какой здоровый стоит. К счастью угадал - добрался до заветной двери. Уффф, какое облегчение. Странно, я же и не пил почти, откуда столько? Облегчившись, бреду назад мимо спящей медсестры. Уже и за стенку не держусь - все можно выписывать.
  Улегся на койку, пытаюсь заснуть. Не получается, мысли разные лезут. Всю зиму проспал! А школа как теперь. На второй год что-ли останусь???. Интересно, а способности мои не пропали? На ком попробовать? До медсестры опять неохота идти, бросаю взгляд на соседей. На одной мальчик, на другой девочка. Чего это в одной палате разнополых держат? Хотя да, если мы без сознания нам все равно. Подхожу к девочке. Красивая, волосы вьющиеся. Блондинка. Как Мальвина в сказке про Буратино. Хотя та, кажется, с синими волосами была.
  Ну, посмотрим. Хорошо, все получается, все вижу. Суставы, вены, почки, и все кажется в порядке. Интересно, почему тогда в отключке? Не могу отойти, ловлю себя на мысли - эх, жаль не могу увидеть ее просто голой. Стоп, как не могу? Тут же все голые лежат, на меня пижаму одели, когда очнулся. Достаточно просто поднять одеяло, все равно без сознания. От этой мысли бросает в жар. Дрожащей рукой берусь за край одеяла. Сердце стучит так, что кажется, разбудит не только ее, но и соседнюю палату. Приподнимаю. Заглядываю - два маленьких холмика, чуть больше чем у меня и все, ничего интересного. Опускаю на место, ниже смотреть не решаюсь, мне, кажется, тогда она точно проснется. А все- таки, что с ней? Просматриваю все еще раз внимательней. Опять не нахожу ничего. Пытаюсь вспомнить, что читал в книге о коме. Что-то связанное с нарушением работы мозга. Протягиваю руку над ее головой, пытаюсь легонько воздействовать. Где же у нее кнопка? Мальвина внезапно открывает глаза. Я испуганно отдергиваю руку.
  - Ты что - шепчу - пугаешь.
  Она хлопает ресницами. В недоумении смотрит по сторонам потом на меня.
  - Ты кто?
  - Как кто? Ангел. Ты умерла и находишься на том свете. - настроение у меня такое, юморное.
  У нее круглые испуганные глаза. Поверила?
  - Да пошутил я - успокаиваю - в больнице ты. В коме была. Я вот разбудил. Кстати, может скажешь, что с тобой случилось?
  Мальвина задумывается, потом краснеет.
  - А почему мы шепотом разговариваем? - спрашивает вместо ответа.
  Я оглядываюсь на дверь.
  - Медсестра спит. Чтобы не разбудить. Так что по моему вопросу?
  - Я не помню - слишком быстро отвечает. Явно врет.
  -Ладно. Тебе воды может? Или утку? - невинным голосом спрашиваю.
  Она не отвечает, пытается встать. Привстает, откидывает одеяло и тут же что-то пискнув, натягивает его назад. Да видел я там уже все, думаю я.
   - Что ты тут делаешь - вдруг возмущается Мальвина.
  - Тоже что и ты. Я сегодня в себя только пришел, больше месяца провалялся. А ты два дня лежишь всего. Вот я тебя и разбудил.
  - Да прям, я сама проснулась. Ты что-то другое хотел сделать
  - Как же сама, лежала неизвестно сколько бы еще - возмущаюсь я. - Хочешь, докажу?
  -Как?
  - А вот у нас еще один сосед есть. Разбужу и его!
  - Давай, только подожди я встану. Отвернись.
  Я поворачиваюсь к окну. Когда слышу - Готово! - поворачиваюсь. Девочка укуталась в простынь, как египетская мумия. Подходим с ней к третьему нашему соседу. У него забинтована голова и рука в гипсе. Похоже, под машину попал. Или свалился откуда-то. Повреждения видны сразу, голова, похоже разбита, небольшая припухлость в одном месте. Займусь ей сначала, а рука пусть сама заживает. Справляюсь без напряжения, ничуть не устал. Зря, что ли столько отдыхал! Вот уже и следа не видно раны. Теперь как то разбудить....пытаюсь также, как и с Мальвиной посылать импульсы. Мальчик начинает шевелиться, похоже просыпается, Стоим, ждем. Проходит минут 5 пока он, наконец, открывает глаза. И вдруг начинает кричать! В коридоре слышно грохот, медсестра свалилась с дивана? А вот и она! В двери влетает растрепанная помятая медсестричка и замирает на пороге.
  - Вы что тут творите?! Почему не спите? Ой, да вы же ......- она ошалело переводит взгляд с одного на другого - как вы все очнулись? Сразу? Кто кричал?
  - Ты чего кричал? - спрашиваю паренька. Тот еще не пришел в себя испуганно крутит головой.
  - Это ты виновата - говорю Мальвине - закуталась в белое как смерть.
  В коридоре слышны шаги, в дверях появляется врач. Оказывается, не одна медсестра дежурит. Ну и спали бы вместе уже. Смотрит на всех поочередно.
  - Марш по койкам быстро! Что происходит, вроде не полнолуние.
  Укладываюсь в кровать. Что-то и спать захотелось. Прикинутся спящим, пока не досталось?
  - Теперь рассказывай - говорит мне врач. Я что крайний? Хотя ничего же плохого не сделал.
  - Мне не спалось и я разбудил Мальвину.
  - Кого? - одновременно спрашивает врач и девочка.
  - Ее - тычу пальцем.
  - Я Настя! - возмущается та.
  - Ну, значит Настю. А она не поверила, что я разбудил, пришлось вот и его.
  - Как разбудил? - врач тоже, похоже, не верит.
  - Как то так, само получилось - пожимаю плечами.
  - Все достали вы меня. Спать всем, завтра разберемся - командует врач.
  Утром едва продрал глаза за мной пришли. Нет, пока не люди в форме, а медсестра. Повела в другую палату. Бреду за ней и размышляю - похоже, вчера наделал глупостей. Пока не поздно надо включать дурочка и от всего отказываться, а то останусь тут надолго. Не ошибся - не успел осмотреться на новом месте опять за мной, теперь уже врач.
  - Пойдем, главврач требует.
  Иду, деваться некуда. Заходим в кабинет, да .....за столом старый знакомый. Тот, который весной был у нас. Здороваюсь.
  - Здравствуй герой! - отвечает, улыбаясь - вот ты и попался, теперь уж не отвертишься, иначе не выпишу.
  - А что я, я ничего - пожимаю плечами - как мама скажет.
  - А коматозников будить тебе тоже мама говорила? - насмешливо смотрит на меня.
  - Не будил я никого, они сами проснулись. Меня же не будили, вот и они сами.
  - А девочка другое рассказывает
  - Что она рассказывает? Как ее будил во сне видела? А ко второму мы вместе подошли я только прикоснулся, он как заорет, я вообще ничего не делал.
  - Ну ладно, никто тебя ни в чем не обвиняет, просто сделаем анализы, проведем тесты и поедешь домой.
  - Анализы? Если только не больно. И все-равно мама когда приедет, тогда.
  - Хорошо, иди в палату партизан.
  Мама приехала через час, и не одна. С ней напросилась Ленка. Соскучилась. Я то, не успел, для меня все вроде вчера было. Пока мама общалась с глав. врачом, Лена рассказала школьные новости, передала приветы, похвасталась новым платьем. Слово вставить мне было некуда, только слушал. Потом пришла мама, сказала, что придется полежать еще с недельку. Дала наставления - ни в чем не признаваться, незнакомых лекарств не пить, вести себя вежливо и спокойно. Если что-то будет вызывать подозрения без нее не соглашаться. На том и порешили.
  И началось. Какие только анализы у меня не брали. Одной крови несколько раз, моча, кал, волосы, слюна. С кожи со всех возможных мест мазки, хотели сделать пункцию спинного мозга, но я не дался. Даже заикнулись за анализ спермы, потом с сожалением согласились, что рановато. Рентгеном просветили все что можно. Еще подключали кучу аппаратов, назначение которых я не знал. Потом перешли к тестам, на мой взгляд, идиотским. Задавали тупые вопросы, показывали непонятные рисунки. Из разумного - просили угадать, что находится в закрытых конвертах, или назвать игральную карту. Я делал честные глаза, водил руками, пыхтел, напрягался, потом говорил, что ничего не вижу. Наверно переигрывал но доказать это было нельзя. Все это повторялось несколько раз, в конце концов, меня оставили в покое. Так как состояние здоровья у меня было в норме, пообещали на завтра выписать.
  И так я довольный собой валялся в кровати, когда в сопровождении врача зашел мужчина лет 40, короткая прическа, костюм, жесткий холодный взгляд. Врач указал на меня и быстро испарился. Что-то мне это не нравится....
  - Александр, давай выйдем в холл, побеседуем - предложил мужчина.
  Я не стал спорить, молча поднялся и пошел за ним. Внутренности его мне были неинтересны, а вот карманы просканировал. Из интересного, обнаружился пистолет под мышкой и какое-то удостоверение, прочитать не смог. Мент? Как будто ничего криминального я не делал.
  Уселись на диванчик под пальмами.
  - Меня зовут Сергей Николаевич. Я отец Насти, той девочки, что с тобой лежала. Она мне рассказала о тебе. Да и так справки навел. Вот решил поближе с тобой познакомиться - начал гость.
  - А звание у вас, какое? - дернул меня черт за язык.
  - Почему ты решил что я ...., что у меня есть звание? - поинтересовался Сергей Николаевич
  - Кобура выпирает - буркнул я.
  - Наблюдательный. Тогда удостоверение показывать не буду, представлюсь так. Майор КГБ Шапошников.
  Чего и следовало ожидать. Странно, что эта организация раньше мной не заинтересовалась. Вслух же говорю.
  - И что от меня хотите?
  - Сначала расскажи, что ты умеешь. Не бойся, это в первую очередь нужно тебе. Если у тебя есть какие-то особые способности, то тебе понадобится и наша помощь и охрана. Слишком много найдется желающих использовать тебя в своих интересах. Так лучше если это будут государственные интересы. Ты со мной согласен?
  - Да конечно - попробуй не согласись - только после комы у меня ничего не получается. Раньше мог с помощью рук чувствовать, где болезнь и лечить, а сейчас не могу.
  - А как же ты Настю с комы вывел? И второго мальчика?
  Осторожно блин. Как по минному полю. Почувствует, что лгу и все - не отстанет.
  - Сам не знаю. Я даже не уверен, что я вывел, а не сами проснулись. Просто раньше я чувствовал а сейчас нет а воздействовать, может могу, но ведь не знаю теперь куда.
  - Хорошо, не буду сейчас тебя мучить. Ты все равно будешь теперь у нас под контролем. Когда подрастешь, вернемся к нашему разговору. Если способности вернутся, постарайся чтобы никто об этом не знал. Вот мой номер телефона, звони, в случае если будет нужна помощь. Я же твой должник все-таки за Настеньку.
  На этом мы с ним расстались. Ну что же, пока складывается хорошо
  
  На следующий день меня выписали домой. И пришлось засесть за учебу, чтобы наверстать пропущенное. Если с гуманитарными предметами сложностей не было, то с алгеброй и геометрией пришлось заняться зубрежкой. Хорошо учителя особо не придирались и если и остались пробелы в знаниях на них закрыли глаза. Так что четвертый класс закончил вполне успешно. Силы у меня восстановились полностью, даже намного больше чем были раньше. Теперь я мог любого 'просканировать' на расстоянии до 3 метров. И излечивать разные болячки получалось намного легче. Но посторонних на семейном совете мне лечить запретили, только своих. Еще в больнице предупредили, что за незаконное врачевание может быть вплоть до уголовной ответственности. Причем не мне как несовершеннолетнему, а родителям. А желающих было много, меня осаждали и дома и в школе. Причем чаще со всякой ерундой, которую можно вылечить и обычным путем. Иногда я нарушал запрет, но это касалось только одноклассников или учителей. Так незаметно пролетело пару лет. И вот летом 1980 года неожиданно в школе мне дали путевку в лагерь 'Молодая гвардия' в Одессе. Наверное, директор была благодарна за излечение ее от язвы желудка и единственную путевку выделили мне. Сначала я не хотел ехать, но совместными усилиями меня убедили. И вот я уже в автобусе еду из областного центра с такими же, как я 'счастливчиками'.
  В автобусе разговорился с соседом. Максим оказался сыном главы области (председатель областного совета). Как мне показалось неплохой парень, договорились держаться вместе, тем более были сверстники. Доехали без приключений, прибыли уже поздно вечером, нас покормили и разместили по комнатам. Мы с Максом попали в одну шестиместную на третьем этаже. Уставшие, завалились спать. А утром началось! Вожатая Юлия Николаевна, (Юлечка), после завтрака начала знакомить с графиком отдыха. Экскурсии, кружки, самодеятельность, литературные конкурсы и т.д. Кто-то робко поинтересовался - А на море мы попадем? Море пообещали - каждый день 2 часа.
  И началась моя лечебная практика! Сначала солнечные ожоги. Когда я под видом массажа убрал ожоги у Макса, начали проситься остальные ребята с отряда. Впрочем, я это делал легко и с удовольствием - особенно девочкам. Потом начались пищевые расстройства, ссадины, ушибы. Я сам предложил помочь одному другому, а дальше уже весь отряд, а потом чуть ли не весь лагерь шел за помощью не в санчасть, а ко мне. Лагерный врач сначала довольная, что ей попалась такая здоровая смена нежилась в кабинете, потом забеспокоилась и отправилась выяснять причины. Вожатые (в основном студенты пединститутов) ей объяснили, в чем дело. Им то, какая разница - главное все здоровы. Разгневанная тем, что у нее отбирают хлеб, врач помчалась искать меня. Меня же в это время одна из девочек попросила убрать у нее родимое пятно, на животе, чуть ниже пупка. Мы уединились у девочек в комнате, я уже практически завершил работу, рассчитывая получить плату в виде поцелуев, как в комнату врывается разъяренная врач (кто-то сдал наше местонахождение). И что она видит? Девочка лежит на кровати с задранной майкой, а я вожу рукой у нее по животу (можно было и не касаться, но так же приятней правда?). Через полчаса мы стояли перед директором лагеря. Когда закончился длинный монолог врача о падении нравов и об оказании неквалифицированных медицинских услуг директор в недоумении спросил.
  - То есть вы хотите сказать, что вот этот мальчик, в течение недели лечил весь лагерь? И притом успешно раз никто после к вам не обратился?
  - Я не знаю, кого и как он лечил - отбила удар докторша - но если бы что- то случилось во время его лечения, кто отвечал бы? Вы и я.
  - А ты что скажешь? - наконец мне предоставили слово.
  - Что может случиться, я только ушибы, ожоги лечу. Я не операции делаю. И никаких лекарств не даю. Если что серьезное я бы и не подумал браться
  - А с ней, вы чем занимались? - не сдавалась врач
  - Пятно выводил.
  - Какое пятно?
  - Вот! - Девочка задрала майку показывая .....абсолютно чистый живот
  - Оно было!!! - это мы с ней хором.
  - Стоп, стоп! - замахал руками директор - бог с ним вашим пятном, я не понял, как это ты лечишь?
  - Давайте покажу - предлагаю недолго думая.
  - На ком?
  - Да хоть на вас. Давайте уберу вот это - показываю на небольшую папиллому у него под глазом.
  - Ну, попробуй.
  - Степан Петрович! - вмешивается врач - это не очень хорошая мысль!
  - Думаете, он мне может навредить? Не говорите глупости. А ты - это мне - приступай. И если хочешь меня тут развести, то вылетишь из лагеря моментально.
  Ха! Папилломы и бородавки я наловчился убирать с закрытыми глазами. Попросил его сесть, пару минут подержал руку у глаза, закупорить кровеносные сосудики, срезаем, подчищаем кожу и все!
  - Зеркало есть? Можете смотреть.
  Директор пальцем проводит по коже. Потом выходит в коридор - там зеркальные колонны. Возвращается задумчивый.
  - Что ты еще умеешь?
  - Могу определить болезнь. Но серьезные болезни не лечу. Именно потому - посмотрел на врача - что могу по незнанию хуже сделать.
  - Надо чтобы тебя специалисты посмотрели, как такие способности можно оставлять без внимания - предложила врач, уже спокойнее.
  - Смотрели, изучали, ничего не обнаружили - доложил я.
  Велев подождать в коридоре, директор после совещания с врачом дали мне добро, но только на кожные процедуры. И мы отправились в отряд. По пути, в укромном уголке, я получил все-таки оплату за сделанную работу)). Но лучше мне было бы не трогать ее пятно. Стоило ей похвастать перед девчонками чистой кожей, как началось. Меня просили удалить родинки, прыщи, родимые пятна, даже веснушки! Мне не давали прохода, только в тихий час я мог вздохнуть спокойно. Но однажды и в тихий час мне не дали отдохнуть. За мной пришла Лариса Петровна - тот самый лагерный врач. Вместе с нами в это время отдыхала и группа детей из соц.стран. В основном дети высокопоставленных чиновников. И вот один мальчик из ГДР, за которым не уследили вожатые, практически сгорел на солнце. Очень уж он был светлокожий. И теперь красный как индеец с температурой лежал в санчасти. А если учесть что его отец был начальник генерального штаба министерства обороны ГДР, то могу представить в каком напряжении находилось руководство лагеря. Вот и вспомнили обо мне.
  Зайдя в лазарет, увидел мальчишку в одних шортах лет 10, который грустно сидел на табурете. Да, с такой спиной не полежишь. Попытался использовать школьные знания немецкого.
  - Guten tag. Wie heißt du?
  - Piter - тихо, наверное и говорить больно, представился мальчик.
  - Gut Piter, ich Alex, - на большее моих знаний не хватало, да и тому было явно не до разговоров. Поэтому, не мешкая приступил к спасению ребенка. Ожогов я уже немало тут лечил, но такой сильный впервые. Так что провозился часа два. Лариса Петровна убедившись, что все проходит лучше некуда, занялась другим пациентом. А я, закончив с ожогом, обратил внимание на небольшой шрам на лице около правого уха.
  - Was ist das? - и провел пальцем по шраму.
  - Es ist mir leguan gebissen - гм, да плохо я немецкий знаю. Хотя какая разница, все равно надо убрать, шрамы говорят, украшают мужчину, но пусть те кто так говорит, ходят со шрамами.
  Потратил еще минут 20 на немчика, пусть будет красивый мне не жалко. Тот уже заметно повеселел и вовсю болтал, отвлекая меня от работы.
  - Wir haben leguan, Ihr name ist Elsa. Und hast du Haustiere? Und wie heilst du? Ich schnell brennt, und ich möchte Baden. - Вы что-нибудь поняли? Вот и я только отдельные слова.
  Возвратилась Лариса Петровна.
  - Ты уже? Слава богу. Питер ты как себя чувствуешь?
  - Спасибо я чувствуешь хорошо! - он оказывается, по-русски говорит!
   Меня попросили отвести Питера в отряд, раз он уже здоров. По пути мы общались уже на русском. Питер рассказал, что живет в Берлине, на море оказался впервые, поэтому и увлекся, забыв о своей чувствительной коже.
  - Алекс, подожди я хотеть делать тебе подарок - заявил Питер, когда я сдал его с рук в руки вожатому. Он быстро помчался к себе в комнату. Пока вожатый жаловался, как ему досталось за него, он уже появился. И протянул мне синий галстук. Я слышал, что у немецких пионеров галстуки синие, но видел впервые. Интересно, а если я у себя в школе его надену, что скажут?
  - Данке шен Питер.
  - Алекс, я хотеть писать тебе, дать мне твой адрес, пожалуйста - попросил Питер и протянул ручку и листик бумаги. Почему же нет, я написал ему свой адрес и протянул руку.
  - Удачи Питер. Не болей больше.
   По пути в отряд меня перехватили Макс и Игорь. Игорь вообще одессит, но его родители уехали на месяц, а сына оставить было не с кем, решили отправить в лагерь. Вот Игорь и предложил нам показать Одессу.
  - А кто же нас отпустит? - засомневался я.
  - Уже все договорено - заверил Игорь - Юлечка (вожатая), у нас оказывается страстная филателистка. Я пообещал ей марку редкую с дирижаблем, без зубцов. Как раз ко мне домой заскочим. До ужина мы свободны.
  Минут через 40 мы бродили по Одессе. Привоз, Дерибасовская, памятник Дюку, морской вокзал. Перед поездкой в лагерь я приобрел фотоаппарат Смена. И вот только сейчас вспомнил о нем. Буду потом смотреть фотки и вспоминать лето. Потом хотя времени оставалось не так уж много пошли в кино. В кинотеатре 'Москва' показывали новый фильм - 'Укрощение строптивого'. Вот как было не пойти! Вышли из кино уже в 4 вечера, вернуться обещали в 18.00, а еще за маркой заезжать.
  - Успеем! - уверял Игорь - полчаса ко мне на троллейбусе, в лагерь такси возьмем.
  - Такси дорого - у меня с финансами было не очень.
  - Да, трояк сдерут, ничего мне денег оставили много я плачу.
  Хорошо хоть в троллейбусе проезд всего 4 копейки. Дорога действительно заняла полчаса и вот мы у Игоря в квартире. До этого мы не спрашивали кто у него родители, но увидев шикарные четырехкомнатные апартаменты, паркетный пол, большущую библиотеку, уже не могли не поинтересоваться. Даже Макс, далеко не из бедной семьи, был удивлен.
  - Ты что сын подпольного миллионера? - спросил я.
  - Нет, папа с мамой ученые, они на оборону работают, но там все так засекречено, что я понятия не имею, чем они занимаются.
  Пока Игорь доставал марки я засмотрелся на большую картину. Видел, в каком- то учебнике ее, даже название запомнил - 'Мишки в сосновом бору'. Неужели оригинал? Вспомнил как в фильме 'Иван Васильевич меняет профессию' за картиной в квартире Шпака был сейф. Может и тут есть? И посмотрел сквозь картину, сейфа не было, но был какой-то проводок. Сигнализация?
  - Игорь, у вас что, картины под сигнализацией?
  - Нет, с чего ты взял? - удивился Игорь.
  - Вот за этой провод идет.
  - Где? Не видно ничего
  - За картиной.
  Игорь пододвинул стул, приподнял и заглянул за картину. Мы с Максом тоже подошли ближе.
  - Вот он - я показал пальцем. Проводок шел со стены на конце был продолговатый маленький цилиндрик. Макс первый сообразил, что это и приложил палец к губам. Микрофон? Игорь опустил картину на место, рукой показал нам идти за ним. Вышли на балкон.
  - Как ты его увидел? Его же не видно пока не поднимешь? - удивленно спросил Игорь.
  Прежде чем отвечать я осмотрелся, может и тут есть? Как будто не видно.
  - А ты думаешь, как я лечу? Я чувствую разные электромагнитные поля. Вот и заметил, что там что-то есть - попытался придумать объяснение.
  - Кто его мог поставить? И что мне делать, снять его? - Игорь выглядел растерянным.
  - Не вздумай. Родители вернутся, скажешь им, пусть сами решают - авторитетно заявил Макс.- А поставили - может КГБ, а может вражеская разведка.
  - Он наверно не один - предположил я - я бы поискал еще, только у нас времени нет уже.
  - Точно, побежали, тут рядом с домом таксисты стоят.
  - А марку нашел?
  - Да я несколько взял, может с кем поменяюсь.
  В лагерь мы успели в назначенное время. Хорошо, а то другой раз не отпустили бы. После ужина опять подошли две девочки у одной родинка у другой старый шрам на руке. Я за день устал, предложил им прийти завтра, но они чуть не расплакались - оказывается, уже существует очередь ко мне и на завтра там другие есть. Офигеть! И все это за спасибо. Может, хватит благотворительностью заниматься? А что с них взять, деньги просить неудобно, да и нет ни у кого лишних. Секс? Ну, я слышал про него)) Хотя организм у меня уже начал реагировать на женский пол в некоторых местах, но предложить девочке что-то большее, чем поцеловаться решительности не хватало. Я вообще мальчик стеснительный и до сих пор порой краснею, когда при лечении касаюсь живота или бедер, например. А они это замечают.
   Пришлось потратить полчаса на девчонок. Ушли довольные, почмокали в щечку. Ладно, ладно, придет время - я отыграюсь!
  А самое обидное, что себя лечить я не могу. Пробовал никакого результата. А сгораю на солнце не хуже Питера. И хожу вот с облезлой кожей. Сапожник без сапог, в общем.
  До конца смены ничего особого не случилось. Еще пару раз выбирались в город, ходили в дельфинарий и зоопарк. Я все- таки немного загорел, хоть не стыдно показаться будет без майки. И вот прощальный костер, завтра едем по домам. Обмениваемся адресами, девочки те целые альбомы завели, где пишут друг другу целые сочинения. Я обхожу своих 'пациентов' и прошу не рассказывать обо мне дома. Наверное, бесполезно, все равно проболтаются. Многие просят прислать фотографии, я нащелкал десяток пленок. Да, только фотоувеличитель нужно покупать.
  Вот и все, прощай лагерь, прощай лето. Такое больше не повторится.
  
  Дома ничего не изменилось, сразу пришлось включаться в уборочные работы. Картошка, кукуруза, помидоры. А начнем учиться, сразу в колхоз на работы отправят на пару недель. Эксплуатируют бесплатный детский труд. Эх, хорошо было на море..... Ленке привез в подарок большую ракушку. Хотел сказать, что сам нашел, но ее разве обманешь! Признался, что подарили мне ее, в качестве платы за лечение.
  Иду с магазина с хлебом. Подходя к дому, вижу у ворот черную Волгу. Ох, не нравится мне что-то она. Ни в чем как-будто не виноват, но все равно неспокойно на душе. Захожу во двор - знакомые лица. Точнее одно лицо знакомое - майор, Сергей Николаевич. Здороваюсь. Он протягивает руку.
  - Подрос, уже не мальчик, парень! Пора и на службу определять.
  - Какую службу? - возмущаюсь я.
  - Да шучу, шучу. А может и нет. Расскажи как мне парень, что ты там в лагере творил? Я же предупреждал, чтобы не светился со своими способностями. Перед девчонками захотелось покрасоваться?
  - Да ничего такого я не делал! Солнечные ожоги да кожу немного лечил и все.
  - Не знаю все или нет, но нам позвонили с Москвы, с главка и требуют тебя немедленно доставить к ним. Тут я ничего сделать не могу, приказ есть приказ. И требуют полную информацию по тебе.
   Да, предчувствия меня не обманули. Вот и делай так добро людям. А они сразу направо и налево всем рассказывать.
  - И когда ехать?
  - Завтра самолет. С родителями твоими уже обсудили. Я лечу с тобой, сопровождающим. Вещей никаких не бери, смену белья и все. Денег не нужно.
  - А в школу через три дня?
  - Так соскучился за учебой? Никуда она не денется. Москву, зато посмотришь, не был ведь еще?
  - Не был.....И на самолете не летал.
   - Тем более бесплатно! Завтра в 6 утра я за тобой заезжаю. И еще .....совет. Не знаю, что от тебя хотят, но не вздумай врать. Там такие спецы, что без всяких детекторов лжи насквозь тебя видят.
  Вот мы и в Москве. Смотреть пока мне ничего не дали. В аэропорту ждала машина, вот из окна только и посмотрел. Ехали долго, наверно около часа. Заехали в ворота, Вокруг охрана, здание без каких- либо вывесок. Внутри тоже пост. Ждем, охрана звонит, докладывает. Наконец запускают внутрь, меня заводят в кабинет, а майору предлагают пройти в другой. За столом сидит мужчина в гражданской одежде. Показывает мне рукой на стул рядом со столом.
  - Здравствуй Александр. Присаживайся, поговорим. Кто я знать тебе не положено, называй Юрий Петрович.
  Молчу. Пока говорить нечего, да и умный человек советовал - отвечай да или нет, меньше выболтаешь.
  - У меня тут - показывает папку - много о тебе написано. Вот хочу разобраться, что из этого правда, что выдумка. Начнем?
  Киваю. Как будто у меня есть выбор.
  - Итак, такая информация, в 1976 году в тебя попала молния и у тебя появились необычные способности. Правда или нет?
  - Правда - скрывать то, что все знают бессмысленно, и не удержавшись, добавляю - только не в меня, а в дерево, а я под ним был.
  - Дальше. В 1977 году ты излечил от рака ребенка. В конце этого же года еще одного от лейкемии. После этого попал в кому на 2 месяца. Было?
  - Да
  - После выхода из комы сразу же смог вывести из нее еще двоих детей. Медицинское обследование не обнаружило никаких отклонений от нормы в твоем организме. Ты заявил, что утратил свои способности. Так?
  - Да
  - Врал?
  - Да - а куда деваться, если бы в лагере я себя не рассекретил полностью, то мог еще запираться.
  - На протяжении последующих двух лет периодически излечивал вирусные и травматические заболевания у своих одноклассников - Это то блин, откуда знают? Следили или кто-то строчит донесения?
  - В 1980 году, то есть месяц назад, в пионерлагере 'Молодая гвардия' неоднократно лечил кожные заболевания. В частности излечил солнечный ожог кожи у Питера Крамера, у него же убрал бесследно шрам от укуса игуаны.
  Так вот что он говорил! Игуана!
  - Пока все верно?
  - Да
  -Находясь в квартире Короленко, обнаружил замаскированное подслушивающее устройство. Правильно?
  - Да - в принципе Игоря я не сообразил попросить не говорить обо мне. Так что винить его нельзя.
  - Хорошо. Вот с него и начнем. Теперь расскажи подробно, как ты его заметил?
  И что прикажите говорить? Что я вижу насквозь? Тогда меня, наверное, вообще отсюда не выпустят. Я бы на их месте точно не отпустил. А соврать так, чтобы не раскусили, не получится, не те люди. Молчание затянулось, а чем позже начну говорить, тем сложнее соврать. Юрий Петрович не торопит, спокойно смотрит на меня. Да, под таким взглядом трудно что-то придумывать. Попробую сказать часть правды. Это будет и не ложь и не все выложу.
  - Понимаете, я не знаю, как объяснить, боюсь что вы мне не поверите - начинаю осторожно говорить.
  - Ты говори как есть. Поверь, здесь такое рассказывали, что и представить невозможно. И многое оказывалось правдой.
  - Понимаете, я не просто чувствую руками, где лечить, а вижу как бы энергетическое поле. Вот если внимательно в вас всматриваюсь, вижу контуры органов, движение крови, все это в разных цветах и если где- то очаг болезни он отличается. И могу видеть движение другой энергии, неживой. Ток, например. Вот тут - осмотрел кабинет - провода проходят там и там. За тем сейфом телефонный, он слабее светится. А в светильнике, кроме электрического, еще какой-то. Микрофон тоже возможно. Вот и там заметил таким образом.
  - Гм, интересная версия - в голосе Юрия Петровича явно слышалось недоверие. Ну почему? Мне кажется, довольно убедительно, со стороны, конечно, послушать - бред полный. Но если рассказать все как есть, бредом тоже покажется.
  - Понимаешь Саша, тот микрофон в квартире не был подключен. Так как они были в отъезде, прослушка была снята. Так что никакой энергии там быть не могло.
  Нет, я так просто не дамся! Физику немного учил, буду сражаться до конца!
  - Точно, а я еще подумал, почему так слабо видно. Заряд в катушке микрофона только и видно было, а сам провод нет. Здесь кстати тоже микрофон не включен - указываю на светильник.
  Юрий Петрович молчит. То ли плохо знает физику, то ли сейчас что-то выдаст.
  - Ладно, Александр. Мы к этому разговору еще вернемся. Пока у тебя будет другое ....задание.
  И он рассказал мне как они на меня вышли и зачем вытащили сюда. Если сказать что я офигел, это не сказать ничего. Сейчас и вы офигеете. Пересказываю коротко суть.
  Когда Питер вернулся домой родители (точнее мать, отец ничего не заметил) обратили внимание на отсутствие шрама. Так как они даже обращались с ним в клинику и им сказали, что полностью незаметно убрать не получится, то сейчас идеально гладкая кожа поразила их неимоверно. Уж не заменили ли им в Союзе сына на двойника? То, что рассказал Питер про меня, тоже звучало фантастично. Тогда отец (если помните, работал в министерстве обороны ГДР) обратился в Штази (германскую контрразведку) с просьбой пробить информацию. Те, связались с нашей, они все проверили и успокоили немцев, что все так и есть. Информация обо мне у наших была и так, только в лагере упустили из вида. Но исправились быстро, все задокументировали. И вот одна шишка из органов, не знаю насколько высокая, мне не сказали, дома за обедом рассказала жене об удивительном мальчике, который лечит шрамы ожоги и вообще делает идеальной кожу. И эта самая жена настолько загорелась желанием омолодить свою кожу, убрать морщины, что муж не смог ей оказать сопротивление. И потребовал меня привезти к ним, хотя до этого планировали только продолжать наблюдение за мной.
  Итак сижу и тихо ох... Ну, вы поняли. Я то, думал, меня хотят использовать в высоких государственных интересах, спасти от смерти, например кого-то из Политбюро. А мне предлагают заняться омоложением какой-то генеральской коровы.
  Юрий Петрович видимо понимал мое состояние. Или ему самому было неудобно. По крайней мере, на меня он больше не смотрел. Глядя в сторону продолжал.
  - Можешь считать, что это тестовая проверка. И для тебя, судя по всему, не сложная. Потом мы с тобой опять встретимся и обсудим твое будущее.
   Я промолчал. На глаза наворачивались слезы. Сейчас одной морду отретуширую, и никто меня не отпустит. Буду всю жизнь тут старухам убирать морщины и целлюлит. Меня вывели тем же путем из здания и посадили в ту же машину. Только сопровождающим был теперь незнакомый капитан. Не представился, вообще ни слова не сказал. Немой, что-ли? На этот раз ехали недолго, минут через 20 опять проехали через ворота, теперь уже похоже на дачу или как тут у них называется. Дом большой, но для генеральского, не так уж и крут.
  Навстречу вышла симпатичная молодая женщина. Капитан легонько подтолкнул меня в спину. Точно немой. А нет, заговорил.
  - Лариса Сергеевна, здравствуйте. Вот доставили Вам, как обещали.
  - Ой, спасибо!! Ну, здравствуй. Надеюсь, тебя не обижали? - это она мне. Что??? Вот это и есть та самая жена?? И где у нее морщины? Ей лет 25 не больше. Что за .....Изумление настолько проявилось у меня на лице, что она рассмеялась.
  - Пойдем в дом, я тебе все расскажу - повернулась и пошла впереди. Брюки в обтяжку. Упругие формы. И целлюлита у нее вообще нет. Что ей от меня нужно? Иду следом. Мне дают обуть тапочки, проходим в большую комнату, типа гостиной.
  - Садись - Лариса Сергеевна указывает на кресло и сама садится в соседнее. Хочет что-то сказать, но в этот момент у меня в животе громко урчит. Еще бы - с утра ничего не ел, а уже часа 4, наверное. Лариса Сергеевна тут же вскакивает.
  - Ну, я и дура! Ты же наверно голоден, разве те солдафоны догадаются покормить. Подожди секунду - и убегает.
  Пока ее нет осматриваюсь. Да внутри больше похоже на генеральское жилье. Кожаная мебель, большой телевизор, вазы, картины. Здесь микрофоны посмотреть или ну их в задницу?
  - Саша! Тебя же Саша зовут? - Возвращается хозяйка.
  - Да
  - Меня называй просто, Лариса. Не такая я уж старая. Пойдем я тебя кормить буду.
  Проходим в другую комнату, похоже, столовая. Стол уже накрыт и девушка в белом фартуке еще носит что-то. Мне показывают, где помыть руки, потом усаживаюсь за стол. Посмотрим, чем генералы питаются.
  - Давай кушай, не стесняйся, я пока схожу, мне позвонить нужно - Лариса видимо решила не смущать меня и удалилась. Она мне начинает нравиться!
  Большая миска грибного супа проскочила незаметно, потом что-то мясное (не разбираюсь я в этих ростбифах, лангетах) салат из свежих овощей с незнакомым вкусом (травы какие-то), сок апельсиновый в графине, большой кусок пирога. Когда я уже с трудом, запихивал в себя остатки пирога, возвратилась Лариса.
  - Может еще что-нибудь? Мороженное будешь?
  - Нет, спасибо, больше не могу!
  - Тогда пойдем, обсудим наши дела. Постараюсь тебя долго не задерживать.
  Вернулись опять в гостиную, сел в то же кресло. Эх, подремать бы теперь, рано вставать пришлось.
  Лариса села напротив и уже не улыбаясь, молча смотрела на меня. Не решается начать? Ну, надо отрабатывать обед, помогу ей.
  - Мне сказали, вы хотите морщины удалить. Только я их не вижу. Может что другое?
  - Да - вздохнула Лариса - за морщины сказали, чтобы меньше объяснять. Тебе расскажу. Два года назад я вышла замуж за Сергея. До него у меня был парень, я с ним уже рассталась из-за его характера, но он все равно мне надоедал, буквально преследовал. И через два дня после свадьбы подстерег меня возле дома, пытался затащить в машину, я стала вырываться, кричать. И тогда он несколько раз ударил меня ножом в живот. Может и убил бы, но выбежали соседи и он убежал. Мне сделали операцию, все зашили, но остались такие рубцы, что мне не только на пляж, например, выйти, но и перед мужем раздетой показаться нельзя. Только в темноте. Вот такие дела.
  - А его поймали?
  - Да, он и не скрывался. Дали три года за нанесение телесных повреждений. Скоро выйдет.
  - Вы мне покажите? Шрамы.
  Лариса встала, расстегнула и сняла кофточку, на ней остался небольшой белый бюстгальтер, юбку она чуть подернула вниз и повернулась ко мне. Да, с таким действительно на море не поедешь. Мне не приходилось еще видеть такие большие рубцы, тем более лечить. Но буду пробовать, что получиться.
  - Я попробую помочь. Вам нужно лечь.
  Она легла на большой диван, я сел рядом на него же и начал изучать проблему. Поводил руками для вида, сам же просматривал в глубину, чтобы понять отличия от здоровой кожи. Взглянул чуть глубже и......
  - У вас внутри тоже ....не все в порядке. Знаете?
  - Да, мне сказали, что на детей могу не надеяться.
  Я смотрел и не мог решить что делать. Одно дело лечить больную ткань, а когда там порезано, потом сшито не так и даже частично удалено? Тут надо волшебником быть. Или хотя бы хирургом с моими способностями
  - Лариса, со шрамами я надеюсь справиться. А вот внутри....немного подлечу, но полностью восстановить не смогу. Придется Вам подождать, пока я окончу школу, потом мединститут и только потом. Вы еще молодая, сможете завести детей и через 10 лет.
  - Саша, да я и этому буду рада. Я не сильно надеялась и на то, что сверху получится, куда уж внутри.
  - Тогда приступим. Желательно не отвлекать меня.
  Пациенткой она оказалась послушной. Больше часа пролежала не шелохнувшись. Когда энергия у меня закончилась, следы порезов еще были видны, но на ощупь уже не ощущались.
  - На сегодня все - сказал я вставая - мне нужно отдых, до завтра. Еще один сеанс и закончу.
  Лариса подняла голову, посмотрела на живот
  - Фантастика! Так не бывает! Ущипни меня.
  - Завтра доделаю, вообще не видно будет.
  Лариса порывисто встала, прижала меня к себе, потом начала целовать, в щеки глаза, куда попало. Еле вырвался, не привык я к таким нежностям.
  - Мальчик мой дорогой, спасибо тебе! Я хоть и надеялась, но как то слабо. Переночуешь у нас, значит, отдохнешь. И с меня для тебя подарок. Что ты хочешь?
  - Я бы полностью вылечил, но просто у меня знаний не хватает. Как что в организме работает. Мне бы по медицине литературу, а то учиться долго еще. А сейчас отдыхать не хочу, Москву бы посмотреть.
  - Я тебе сама все покажу. Сейчас переодеваюсь и едем.
  Переодевалась она долго, но результат того стоил! Мне даже захотелось, чтобы она еще целоваться полезла! Поехали на машине, потом пересели в метро. Лариса сказала, что так быстрее будет. Начали с Красной площади, в Мавзолей я не захотел - не люблю покойников смотреть. Когда смотрел на Мавзолей посетила, идиотская мысль - а смогу ли я Ленина разбудить? Потом вспомнил, что внутренностей там нет, только оболочка. Зашли в собор Василия Блаженного, в таких, больших никогда не был. Зашли в ГУМ. Я не хотел туда, денег у меня все равно не было, но Лариса настояла. Увидели очередь за джинсами, Лариса спросила, какой у меня размер, я пожал плечами - откуда я знаю. Она на пару минут исчезла, появилась с женщиной в костюме продавца, та оценивающе на меня посмотрела, кивнула головой и ушла. Потом вернулась с парой свертков. Лариса сунула ей незаметно в руку деньги и потащила меня дальше. В итоге когда мы вышли, наконец, из ГУМа, у каждого в руках было по несколько пакетов. Я было расстроился - как теперь дальше смотреть город? Лариса решила вопрос быстро - махнула рукой проезжавшему такси, погрузили в него вещи, дала адрес, расплатилась. И мы опять налегке двинули дальше. Арбат, Останкинская телебашня, Московский зоопарк, планетарий. Проходя мимо цирка, привлекла афиша - Юрий Никулин. И хотя цирк я не люблю, но это же Никулин! Пошли. Да, это не то, что по телевизору смотреть! Лариса, по-моему, больше меня удовольствие получала. Вышли уже стемнело
  - Я проголодалась, а ты? Идем в ресторан? - поинтересовалась Лариса.
  Я согласился, хотя немного робел. Там же эти, как их, всякие ножи вилки специальные, знать надо, как что есть. Переживал, как оказалось зря, все дали в одном экземпляре и как кто ест, всем было глубоко пофиг. В меню знакомых мне названий не было, поэтому выбор предоставил Ларисе. От спиртного отказался, она тоже не стала. Энергию восполнять нужно было, умолотил все, что принесли быстро, от добавки отказался.
  Вернувшись домой на такси, обнаружили уже волнующегося мужа Ларисы. Я ожидал увидеть старого генерала, а оказался пусть и не очень молодой (лет 40), но крепкий и энергичный мужчина. Формы на нем не было, спортивный костюм.
  -Я хотел уже розыск объявлять - пошутил он. Протянул мне руку - Сергей Леонидович.
  Потом вопросительно посмотрел на жену. Та, улыбаясь, подняла вверх большой палец.
  - Саша ночует у нас - заявила она - завтра второй сеанс лечения. А может и дольше погостит, куда торопиться.
  - Это его надо спросить - ответил Сергей Леонидович - я то не против, хоть усыновляй.
  - Пойдем мерить обновки - потащила за руку Лариса
  В гостиной лежали пакеты, купленные в ГУМе. Лариса распечатывала их и клала передо мной. Джинсы, вельветовые брюки, рубашки, часы, дипломат. Я стоял смущенный, понятно, что это от души и ей нравится это делать, но все же неудобно. Я ведь не беспризорник нищий.
  - Только не вздумай отказываться, обижусь - предупредила она - я пойду свои мерять, а ты все это перемерил чтобы. Вдруг что не подойдет, завтра обменяем.
  И ушла на второй этаж. Вздохнув, я взялся за примерку. Все подошло идеально. Буду теперь первый парень на селе. Еще гитару в руки. Ларисе сказать, так она и гитару купит. И мопед, и магнитофон. И слона. Розового. Ладно, скажу, что это возьму, но больше никаких подарков.
   Время уже приближалось к полуночи, так что мне выделили целую комнату и я, приняв ванну (где чуть не уснул), уставший от большого количества впечатлений моментально вырубился.
   Наутро я имел разговор с Сергеем Леонидовичем. Оказалось он из другого ведомства, не того которое мной занималось. Но не менее серьезного. Так что он гарантировал, что меня отпустят домой и пообещал поступление в любой выбранный мной институт. Советовал подумать о Военно-Медицинской академии. Я обещал подумать.
   Потом был второй сеанс лечения. Естественно успешного! Даже жаль что все, больше я ничего сделать не мог. Я в нее немножечко влюбился и не хотелось уезжать. Но когда она предложила побыть еще пару дней у них - отказался. За мной пришла машина с тем же капитаном. Обратно ехал я с большой сумкой вещей. Лариса на прощанье меня поцеловала. В губы! При муже, а он стоял, улыбался. Не считает меня мужчиной? Вот вырасту и отобью ее, будешь знать!
  Привезли меня в то же здание и привели в тот же кабинет. Кроме Юрия Петровича там было еще два человека. О результатах поездки не спрашивали, наверное, были в курсе. Или им не разрешили спрашивать. Но предложили осмотреть каждого из них и сказать, какие болезни я у них нашел. Никаких серьезных проблем у них не обнаружил, о мелких рассказал детально. И не о всех они знали. Впечатление произвел. Потом пришел врач и взял кровь. И все, пришел майор Сергей Николаевич и мы отправились ... нет, не в аэропорт. На вокзал. Обратно ехали поездом, мне даже больше понравилось, чем самолетом. Тем более ехали в двухместном люксе. Сергей Николаевич в пути рассказал, какие указания даны относительно меня. Обеспечить безопасность (как интересно?), не препятствовать медицинской практике, не допускать контактов с иностранцами.
  И вот я нагруженный подарками, заявляюсь домой. А там сюрприз - Юрка приехал в отпуск! Он служил в это время на флоте. Тоже с подарками - привез мне тельняшку, бескозырку. Какое у меня в этом году замечательное лето!
  
  
  Пролетело два года. Я перешел в 9 класс. Хотелось, конечно, поскорей окончить школу, но вундеркиндом я не был и экстерном сдать не мог. После экзаменов нас на 3 недели послали в трудовой лагерь, тут же в колхозе, просто удаленный от ближайшего жилья километров на 20. Для меня это было отдыхом, так как поток больных ко мне все увеличивался, последнее время по возвращению из школы меня ожидало до 5 человек. Сначала я не отказывал в помощи никому, а когда времени стало не хватать ни на уроки, ни на личную жизнь, заявил, что принимаю только с болезнями, которые не могут вылечить в обычной больнице. Оказалось в больницах много чего не могут вылечить.
  И вот мы - 10 парней и 12 девушек (а что, уже не дети), осваиваемся на новом месте. Два больших помещения для жилья, одно поменьше для руководства, кухня и столовая. Столовая на улице под навесом. Запас продуктов был завезен, обязанность готовить взяли на себя девочки. Никто из парней не возражал. Даже дрова были заготовлены в большом количестве. Работой нас не перегружали, до обеда занимались заготовкой сена, прополкой сорняков, расчисткой лесопосадок. После обеда в основном бездельничали. Ленку в лагерь не пустила мама, несмотря на мои обещания следить за ней. Пришлось обратить внимание на других девочек)). Наклевывался один роман, но ... ситуация изменилась
  В один из дней по пути с работы увидели палатки и людей проводящих какие-то работы. Нас это заинтересовало и после обеда несколько человек, и я в том числе, решили навестить их. Как оказалось это были археологи, раскапывающие скифские курганы. До этого мы слышали, что многочисленные небольшие холмы в полях называются курганами, но то, что под каждым из них похоронены древние скифы, было для нас открытием. Археологи были ребята дружелюбные, охотно рассказывали нам о жизни скифов и их обычаях. Так как скифы были кочевым народом, хоронили умерших и погибших где придется. Выкапывали небольшую яму, а потом сверху насыпался земляной курган. Чем знатнее был покойник, тем выше был курган. Тем, кто побогаче, в могилу могли положить и коня и наложницу. Простым скифам в лучшем случае кухонную утварь. В некоторых курганах было несколько захоронений, причем сделанных в разное время. Вот один из таких курганов они и раскапывали. До нашего прихода уже был обнаружен один скелет, а мы пришли в момент, когда они осторожно расчищали еще одну могилу. Крупный скелет лежал головой на восток (традиции с тех времен еще идут), рядом была почти рассыпавшаяся уздечка. Мы рассматривали тысячелетнего предка, я по привычке переключился на глубокое зрение и чуть сбоку от скелета заметил очертания продолговатого предмета.
  - Ребята, под ним, похоже, меч лежит
  - Не может тут быть меча, это скотовод - возразил старший из археологов
  - Раз он говорит, значит есть. Он видит - поддержали меня одноклассники
  Мы настояли на своем и вскоре, в указанном мной месте, действительно был откопан длинный четырехгранный, изъеденный коррозией меч.
  - Интересно, как ты смог его увидеть? - удивились копатели - а еще что-нибудь видишь?
  Я осмотрел, насколько хватило возможностей в глубину, но ничего больше не обнаружил. Внимательней осмотрел скелет.
  - Вот тут на ребре след, похоже его зарезали. Или закололи.
  Рассмотрев с лупой кости профессор (как он назвался) подтвердил мои предположения.
  - Поступай к нам, на археологический - предложил он - возьмем без экзаменов.
  - Нет, спасибо - отказался я - у меня другое призвание.
  Понаблюдав еще некоторое время, мы поспешили обратно, так как стал накрапывать дождик. Не успели, дождик перерос в ливень и до лагеря мы добежали насквозь промокшие. Растерлись, переоделись. Но к вечеру у меня стала подниматься температура. Аспирин на какое-то время помог и до утра я дожил. Утром аспирин уже не помогал, кроме температуры появилась рвота и меня экстренно повезли в больницу. Я себя даже посмотреть не могу, не то чтобы вылечить!
   В районной больнице меня еще не знали. Быстро определили диагноз - острое воспаление почек. Нужные лекарства свое дело сделали, к вечеру я уже был в норме. Но домой меня не пустили - курс лечения 10 дней и не спорь. Ладно, подумал я, за 10 дней я вас всех безработными оставлю. Потом еще подумал и решил не раскрываться. Тем более тяжелых больных не было, поначалу. Лежать было скучно, в палате были со мной одни пенсионеры и я проводил время в основном на улице во дворе больницы. Где-то на пятый день ко мне подсел парень чуть постарше меня. Выглядел он неважно, мешки под глазами, руки трясутся.
  - Кент, покурить есть? - голос тоже больной. Слабый, хриплый.
  - Не, братан, не курю. Да и стоит ли тебе курить, вид у тебя, честно сказать, хреновый.
  - Да уже пофиг. Все равно, сдохну. А выживу если тоже ненадолго.
  - Что так?
  - Почки отбили, кровью ссу. Одной вообще хана, вторая может в любой момент отказать. А выпишусь живой - добьют.
  - Кто?
  - Лучше тебе не знать малой.
  - А вдруг смогу помочь. Если тебе уже терять нечего, чего боишься?
  С сомнением посмотрев на меня, парень чуть подумал, потом протянул мне руку.
  - Гера
  - Саня. Рассказывай.
  Все он не сказал, но и того что поведал было достаточно. Его младший брат увлекся сначала маком. Потом его подсадили на более серьезные наркотики. Герман узнал, кто ему продает их, выловил того, избил, забрал и выбросил пакет с дозами. Через два дня его подстерегли возле дома, бросили в машину, вывезли за город. Там зверски избили, сказали, что должен за наркоту и моральный ушерб 10 тысяч рублей. Пригрозили, если расскажет ментам, вырежут всю семью.
   Да, дела..... Я присмотрелся внимательней к нему. Действительно почки были сильно повреждены. Кроме того сломано два ребра и множество гематом. Лицо только не тронули.
  - Милиция была?
  - Да, спрашивали кто бил, я сказал - в темноте дело было, не рассмотрел.
  - У меня есть знакомый в области, в органах. Могу попросить помочь.
  - Думаешь, они все не завязаны.
  - Думаю, нет. Он из 'конторы'.
  Гера задумался. Я не мешал ему. Думал о своем. Захочет ли мой знакомый майор связываться с этим делом. Кто я ему чтобы на мои просьбы отзываться.
  - Шансов что выживу мало. Чего тут думать - наконец обозвался Гера.
  - Выживешь. С этим легче будет. А брата они все равно в покое не оставят. И долг если не на тебя, на него повесят. Или у тебя есть столько денег?
  - Откуда? Если только на родителей наедут и заставят квартиру и машину продать.
  - Вот видишь. Давай сначала правда чуть помогу со здоровьем.
  Я приложил ладонь к сломанному ребру, было видно, что оно доставляло ему боль. Он с недоумением посмотрел на меня, но мешать не стал. А когда боль постепенно стала уходить недоумение переросло в удивление.
  - Ты кто? Доктор Айболит?
  - Почти. Сиди спокойно, сейчас второе ребро поправлю, а почками лучше в палате займемся. Слишком тут бродит народу много.
  В палате у него народа было тоже много. Задачка....Не придумали ничего лучше, чем уединится в туалете. Тесно конечно, но лишних вопросов не будет.
  - Одна почка мертвая. Сказали завтра операция, удалять будут - сообщил Герман.
  - Посмотрим.
  Вторая выглядела не лучше, занялся сначала ей. На удивление восстанавливалась она быстрее, чем кожа. Получилась лучше, чем новая, наверно. Потом и с мертвой справился, заработала как миленькая. Как раз вовремя, в двери уже ломились.
  - Все, почки в порядке. Не вздумай оперировать. Синяки сами пройдут, так что с лечением закончили. Пойдем второй вопрос решать
  Открываю дверь, мужик с удивлением уставился на нас - что это мы вдвоем там делали. Потом вспомнил, зачем он тут и рванул к кабинке. Мы же опять вышли на скамейку.
  - Гера, я могу позвонить в область, он мне номер дал, но откуда? Не на переговорный же идти. А впрочем, есть идея. Ты знаешь, где местное отделение КГБ?
  - Знаю. На Тельмана. Но если за мной следят?
  - Я сам пойду. Только одежду нужно не больничную.
  - Не проблема, ко мне брат вечером придет, скажу, он принесет. Он такой как ты комплекции. А ты от наркотиков лечить тоже можешь?
  - Не знаю, не попадались пока такие. От алкоголя лечил, но не очень успешно. Я могу только вывести из крови всю заразу. Желания похмелиться, чтобы лучше стало, нет. А мозгов я добавить не могу, человек чувствует себя замечательно и на радостях бежит за бутылкой. Так и брата твоего, я могу помочь, чтобы ломки не было, а дальше от него зависит. Кодировать я не умею.
  - Он хочет бросить, но не может. Он хороший пацан, друг у него дебил и его втянул.
  - ОК, позовешь как придет.
  Вечером после ужина Гера уже бодрый, пришел за мной.
  - Пошли, братан на улице ждет.
  Выходим, парнишка, мой ровесник, копия Гера. Познакомились, я посмотрел его. Действительно, кроме как почистить кровь я не знаю что делать. На мозги мои возможности не распространяются. Так и сказал Андрею (так его звали).
  - Я всю гадость с организма уберу, ломки не будет. Один раз если попробуешь, все - сядешь на иглу снова. А второй раз не стану лечить. Думай.
  - Я согласен. Я брошу- паренек выглядел искренним.
  - Тогда завтра утром приноси мне одежду, заскочим к тебе, я подлечу тебя и по нашим делам пойду.
   И вот после завтрака, получив положенные мне таблетки, и спустив их в унитаз, переодеваюсь в кустах. Одежда подошла идеально. Больничную отдаю Гере, к обеду нужно успеть вернуться. За самоволку мне особо ничего не угрожает, больничный мне не нужен, но лучше не нарываться. Автобусом едем сначала домой к Андрею, лечение заняло немного времени. Я научился давно фильтровать кровь, через почки вся гадость выводится, потом чуть почки почистил и все. В туалет только пришлось бегать Андрею раза четыре.
  - Все. Как себя чувствуешь?
  - Офигенно! Давно такого состояния не было.
  - Вот займись спортом, смени друзей. Те, кто тебя втянул в это не друзья тебе.
  - Не спорю, так и есть. Клянусь, все будет по- новому.
  Сколько раз я это слышал от алкашей. Не хотел я их лечить, но это же все местные. Как откажешь. Приводят жены и умоляют. Из двух десятков только двое бросили пить.
  Потом Андрей проводил меня до 'конторы'. Надеюсь, не откажут в помощи. За последние два года майор приезжал несколько раз. Пару раз просто проверить, и несколько раз привозил людей лечить. Один раз приехал с уже знакомой мне дочкой Настей. Она подросла, похорошела. Но не в моем вкусе, зря только глазки строила.
  Захожу в здание. На входе вертушка и дежурный. Блин, а у меня то и документов с собой нет!
  - Здравствуйте. К кому я могу обратиться?
  - По какому вопросу?
  - Мне нужно связаться с вашим областным начальством. Они ждут от меня звонка. - Пришлось соврать, а что делать? Сергей Николаевич сам говорил, если что - звони.
  - С кем именно?
  - С Шапошниковым.
  Дежурный поднял трубку и тихо с кем то переговорил. Через 5 минут подошел молодой мужчина в штатском.
  - Этот? - спросил у дежурного. Тот кивнул.
  - Давай паспорт.
  - Мне 15, еще не получил.
  - Свидетельство о рождении.
  - Нет с собой.
  - А как тогда мы тебя пустим в кабинет?
  - Звонка очень ждут - говорю с нажимом - будут недовольны.
  - Ну, смотри, если что отсюда не выйдешь!
  Поднимаемся на второй этаж, заходим в кабинет. Через пару минут мне протягивают трубку и я слышу голос Сергея Николаевича.
  - Кто это?
  - Это я, Александр.
  - Что-то случилось?
  - Не со мной. А можете приказать, чтобы меня оставили одного в кабинете?
  - Настолько серьезно?
  - Очень.
  - Хорошо, дай трубку капитану.
  Передаю трубку капитану в гражданском, тот слушает, говорит - Есть! И ведет меня в другой кабинет. Там стоит другой телефон, без номеронабирателя. Просто поднял трубку, дал мне и вышел.
  - Теперь рассказывай. Это закрытая линия - слышу Сергея Николаевича.
  Обрисовал ему ситуацию. Он задал несколько наводящих вопросов, на которые я не смог ответить. Гера мне детали не рассказывал.
  - Хорошо. Будьте в больнице, завтра к вам подъедут. Позови капитана к телефону.
  Я вышел, капитан стоял у двери.
  - Вас зовут.
  Через минуту тот вернулся. Мы спустились на выход.
  - Вызови машину - обратился к дежурному капитан.
  - Приказано отвезти тебя в больницу - это уже мне.
  Я пожал плечами, приказы не обсуждаются. Машина оказалась обычным москвичом. Я то, думал Волга как минимум. Почти возле самой больницы я попросил.
  - Можно не доезжая меня высадить?
  - Зачем?
  - Ну, я это....переодеться надо. Я без разрешения ушел.
  - Это не важно.
  Нет, так нет. Переживем. Меня не только завезли во двор, но и проводили в палату. А капитан зашел в кабинет заведующего. О чем говорили, не знаю, ко мне никто не подходил и никакого внимания я не заметил. Иду в палату Геры. У того круглые глаза.
  - Давай мою пижаму
  - А как ты? Уже все? И что?
  - Завтра. Все будет хорошо. А у тебя, что с врачами?
  - На операцию хотели отправить. Не дался, говорю я здоровый. Не поверили, анализы взяли, проверяют. Вот сейчас на УЗИ пойду.
  - Да тебя выписывать можно. Но ждем, что завтра будет.
  Завтра началось как обычно, утренний осмотр, завтрак, процедуры. Наступил обед, Герман вопросительно на меня поглядывал, я ободряюще улыбался - сказали будут, значит будут.
  После обеда Геру позвали в кабинет заведующего. Вышел растерянный, подошел ко мне.
  - Меня выписали, сказали, переодевайся, выходи у входа машина, садиться туда. Что делать Сань?
  Я задумался. А вдруг это не из органов, а наркодилеры?
  - Переодевайся и спускайся. А я пойду к машине, разведаю.
  Спускаюсь, машина стоит действительно. Черная Волга. Внутри двое, незнакомых. Подхожу, один приоткрывает дверь.
  - Садись
  - Зачем?
  - Ты Герман?
  - Нет. Я тот, кто звонил. Удостоверение покажите.
  Они переглядываются, потом старший лезет в карман.
  - Бдительный. Молодец- и показывает мне красную книжечку.
  - Разверните
  Тот крутит головой, но открывает. Читаю - Управление КГБ СССР.
  - Все в порядке. Сейчас он подойдет - и отхожу. А ноги чуть подкашиваются! Чего я боюсь?? Встречаю Геру на ступеньках
  - Это они. Ничего не бойся, тебе терять нечего уже. Когда уладится, приезжай в гости, где живу, знаешь.
  На следующий день меня выписывают. Ура! Домой!
  
  Дома ничего не изменилось. Издали вижу несколько человек у дома. Больные......Может мне с огорода зайти? Да ладно, люди наверно не один день уже ожидают. Чего это я так? Может мне не стоит в медицинский идти? Подхожу, двое взрослых и три мамы с детьми. Смотрят с надеждой. Здороваюсь, внимательно смотрю на каждого. Мужик с женой, типичный алкоголик, можно было бы послать....но печени у него хана. Протянет месяц не больше. У девочки с сердцем, что- то непонятное, вторая чуть моложе меня, опухоль в голове. Третий мальчик - ДЦП, видно невооруженным взглядом. Тут я бессилен - мозг моему лечению не поддается пока. А у всех с ДЦП сразу заметно в мозгу серьезные изменения. Були у меня уже несколько. Никому не смог помочь. Так и говорю матери мальчика. В глазах у нее слезы, самому жаль, а что сделаешь?
  - Остальные через часик, в порядке возраста - очередь я устанавливаю. Надо с больницы помыться, а потом уже принимать.
  Через час, чистый и свежий начинаю прием. Первая девочка сердечница. Мама начинает рассказывать, достает толстую медицинскую карточку. Прерываю ее
  - Не нужно, я вижу и так. Присядьте минуточку помолчите.
  Так, на выходе из сердца в аорту расслоение, образовался кармашек. Понятно. Операцию может и сделают, но инвалидность на всю жизнь. Можно попробовать срастить расслоение, заодно и стенка упрочнится. Хотел начинать, но что- то еще не нравится. Кровь. Что-то не так. Не такая. Смотрю на женщину.
  - Что кроме сердца?
  - Диабет. Операцию поэтому отказываются делать.
  С диабетом пока не было никого. Достаю книгу. Да, я же не говорил. В прошлом году приехала Лариса. Привезла уйму подарков и среди них два чемодана книг. Справочники, учебники даже диссертации. На медицинскую тематику естественно. Так что я теперь теоретически подкован.
  Вот и сейчас. Читаем - диабет, нарушение обмена веществ. Поджелудочная железа не вырабатывает инсулин. Понятно. Будем искать.
  Рассматриваю у девочки поджелудочную железу. Не отличается она ничем, а почему же тогда, сволочь этакая, не работаешь? Ладно, попробуем на нее воздействовать. Отправляю маму на улицу и укладываю девочку на кушетку. Да, у меня есть кушетка. Подарили с областной клиники. Починил сердце, почистил кровь, потормошил поджелудочную. Зову маму.
  - С сердцем порядок. За диабет пока ничего не могу сказать. Наведайтесь еще через месяц, проверим что получилось. Зовите следующих.
  Она пытается сунуть мне деньги. Отвожу руки
  - Не надо. Вам нужнее, а мне хватает.
  Не подумайте, что я всех бесплатно лечу. С детьми - кто сколько даст. Бывает 50 рублей, бывает и 500. А бывало, сам давал, когда вылечить не могу, а по ним видно, что из последних сил тянутся. Как и эта, одета просто, девочка тоже нарядами не блещет. Кольца нет на руке, наверное, не замужем. А может продали кольцо на лечение. А взрослым не стесняюсь, плату сразу назначаю. Но и результат гарантирую. Главное власти ко мне претензий не имеют. Им объяснили, что меня трогать нельзя. Мне тоже объяснили - кого 'они' присылают, лечить бесплатно и без очереди. Меня устраивает, да и немного они присылают. Пару человек в месяц, не больше. Заходят следующие, девочка ровесница почти. Опухоль в голове, в таком месте, что оперировать точно никто не решится. Но не рак, совсем не так выглядит. Даже не заглядывая в книги, не сомневаюсь, с этим справлюсь легко. Мамаша вся в золоте, с этих не стыдно и взять побольше. Но девочка симпатюля, надо было ее последней принять.....
  Отправляю маму тоже на улицу. Может завести ассистента? Будет вести предварительный прием, посторонних вообще, чтобы я и не видел.
  - Раздевайся - говорю девчонке - буду обследовать.
  Интересно как отреагирует. Она медленно касается пуговиц на блузке и останавливается
  - Зачем раздеваться, у меня только голова.
  - Все органы взаимосвязаны. Тебе уколы куда делают? А болит в другом месте. Так что давай, не задерживай, не хочешь, зови следующего.
  Послушалась, блузку снимает. А бюстгальтер то ей зачем, там и груди еще толком нет. И даже не покраснела, меня что, за мужчину не считает?
  - Остальное тоже снимать? - нет, ошибаюсь, видно ушки порозовели.
  - Достаточно. Ложись, буду лечить.
  Вопреки моей уверенности опухоль поддается с трудом. Сил потратил немерено, а только на треть ее смог уменьшить.
  - Тебя как зовут то? - обычно не спрашиваю, но с этой придется дольше общаться.
  - Юля
  - Вот что Юлечка, придется тебе еще пару раз ко мне прийти. Вы откуда приехали?
  - С Белгорода
  - Далеко... А откуда обо мне услышали?
  - Знакомые подсказали. Они рак вылечили у тебя.
  Такими темпами скоро я не буду справляться со всеми страждущими. География расширяется.
  - Тогда так Юля. Как вариант могу предложить остаться здесь, койку мы тебе найдем, дней за 5 я с твоей болячкой управлюсь. С тебя помощь по хозяйству - полы помыть, посуду и т.д. Или катайтесь каждые три дня из Белгорода. Иди с мамой советуйся.
  С мужиком- алкоголиком разобрался быстро. Предупредил - если запьет опять, сдохнет быстро. Я, сказал, тебе такую кодировку поставлю. А второй раз лечить не буду. Согласился. А куда ему деваться.
  Все на сегодня. Ах, да, Юля. Стоят, до сих пор советуются. Юля на чем-то настаивает, мама видимо упирается. Договорились, идут.
  - Я хотела бы посмотреть в каких условиях Юля будет жить. - начинает мама - и нужны гарантии, то с ней ничего не случиться, кто например ..
  - Автобусная остановка там - перебиваю я ее - До свидания.
  Поворачиваюсь, ухожу. А что? Кто кому тут одолжение делает. Слышу за спиной отчаянный спор полушепотом. Потом шаги следом.
  - Подожди, пожалуйста - Юля - можно я останусь?
  Поворачиваюсь, мама бредет в сторону автобуса.
  - Переодеться есть? - спрашиваю - у меня нет чего тебе предложить.
  - Да, спортивный костюм есть
  - Пойдем, покажу комнату.
  Вечером собираюсь к Ленке. Уже направляюсь к калитке, догоняет Юля
  - Ты куда? А можно с тобой?
  Ну вот, оставил на свою голову. Хотя мы в кино собирались и не одни.
  - Ладно, пойдем. Не потеряйся только, я за тебя как бы отвечаю.
  Пришли, Лена с подружкой уже ждут. Представляю.
  - Это Юля, моя пациентка. Лена - моя девушка. Галя.
  Смотрю, Ленка недовольна. Юля тоже чего-то поскучнела. Одна Галя не унывает. Идем в клуб. Даже не знаю что за фильм. Главное процесс. Кино показывают два раза в неделю. В маленький клуб, мест на 100, набивается человек 200. Кто-то со своими стульями, малышня сидит на полу перед экраном, часть курсирует с зала на улицу и обратно. У каждого полный карман семечек, без них в кино не ходят. Если нет своих - перед началом фильма ходят, выпрашивают у других. Когда в фильме тихо, в зале треск, как будто саранча жрет кукурузу. Наклона в зале нет, так что если перед тобой сел кто-то выше тебя, ничего не увидишь. Но это не страшно, все действия активно комментируются, и представление о происходящем получишь с закрытыми глазами. Если нет денег на билет - не страшно. Когда человек 50 уже оплативших просмотр, раз пять пройдут перед билетершей туда назад (покурить, попить, подышать) она уже не помнит, кто платил, кто нет. Спрашивать билет бесполезно, его теряют (съедают, выкидывают) сразу после получения. Все равно места не нумерованы - садись куда успеешь. Да и дают билет не всем - билетерше тоже заработать надо.
   Я билеты не выкидываю. Проверяю все четыре (плачу то я) на 'счастливость'. Сегодня не везет. Не надо было Юлю наверно брать с собой. Точно не надо было, вон Ленка посадила Галю между нами. А Юля с другой стороны плечом прижимается. Не так тут уж и тесно. Когда в очередной раз рвется пленка, выхожу на улицу, подышать. Воздух в зале летом еще тот! Вскоре следом выходит Лена.
  - И чем же больна твоя 'пациентка' - спрашивает с иронией.
  - Опухоль в голове. Большая, за раз не смог убрать. А живет далеко, вот и оставил пока долечу.
  - Я видела, мужик тебя дожидался, почему его не оставил тоже?
  - Аленка! Прекращай, что за глупости.
  - Конечно глупости. То в лагере с Наташкой крутил, теперь пациенток стал оставлять.
  Какая сука разболтала? Узнаю, понос устрою недельный!
  - Сплетням всяким веришь, а в больнице даже не проведала - перехожу в наступление.
  - Вот потому и не проведала, что стоило отлучиться, сразу за юбками погнался.
  Слово за слово, она вконец себя разозлила, сказала, чтобы к ней не подходил и пошла домой. Догонять не стал, тронуть ее никто не тронет - нравы у нас не такие. Да и сам на взводе изрядно был. Возвращаюсь в зал - Юли нет.
  - Где Юля? - спрашивая Галю.
  - После вас вскоре вышла, не говорила куда.
  Твою ж мать! Вот где ее искать? И дорогу домой вряд-ли запомнила, темно было и круг делали. Посмотрели кино, называется. Выхожу, стою злой. Сашка подходит.
  - Что поссорились?
  - Да ну их всех! Не видел, девчонка была со мной, куда пошла?
  - Домой к тебе. Она спросила, как пройти, я показал.
  - Хоть это хорошо. Тогда я пошел. Давай.
  - Давай.
  Подхожу к дому, вижу, сидит на лавочке. Молча сажусь рядом. Некоторое время молчим.
  - Извини, из-за меня поссорился с девушкой - прерывает молчание Юля.
  - Да ладно, сам виноват. Помиримся. Поздно уже, пойдем спать.
  Провожаю ее в дом, сам иду под дерево, на раскладушку. Там где Юрка раньше спал. Лежу, смотрю на звезды, не спится. Может и правда сам виноват, зачем было с Наташкой начинать. Правда и не было ничего, ну поцеловались пару раз. Хотелось, конечно, большего, Ленка то не соглашается......а хочется. Так что сама виновата.
  Скрипнула дверь. Кто-то вышел, подходит. Юля.
  - Мне не спится, на новом месте. Впечатлений много. Не прогонишь?
   Садится на край раскладушки. Неудобно лежать, когда девушка сидит! Встаю, сажусь рядом. Раскладушка резко переворачивается, я оказываюсь на земле, Юля сверху. Я матерюсь, она смеется. И вдруг закрывает мне рот губами. Не оправившись еще от первой неожиданности, впадаю в ступор. А почувствовав шевеление в определенном месте, уже не могу сопротивляться. И рука сама потянулась под блузку. А сейчас лифчик то не надела! Мелькнула еще мысль - 'она же малолетка!'. И подсознание успокоило - 'контора отмажет'. Мне самому 15 всего.
   Малолетка - малолеткой, а уже не девочка. Это я думал уже позже, когда она ушла. Я не профессионал, но думаю, почувствовал бы. Вообще-то девственниц я вижу, это не сложно. А у Юли не обратил внимание, занятый головой. Вот теперь у Ленки точно есть основания. Придется некоторое время переждать, иначе почувствует.
   У меня явно полоса началась, черная. С утра пришли пара местных, второй раз приводит мужа алкаша. Сказал, пусть везет в город, кодирует, я не буду больше лечить. Ушли недовольные, жена бурчит что-то про 'зажрался'. А ведь бесплатно лечил и его и ее не раз. К обеду слышу гудок. Выглядываю - черная Волга. Сначала подумал 'кураторы'. А нет, незнакомый армянин выходит. И девушка русская, жена, похоже.
  - Дарагой, жена балеет, помочь надо! - что она в нем нашла, такая красивая девка, а он......
  - Проходите, посмотрим.
  Проходят, по нему понятно что с женой наедине не оставит, сажаю его на стул, жену на кушетку. Смотрю ее, с ног до головы. Ничего. Нет, какие-то мелочи есть, где камешек, где лимфоузел чуть увеличенный. Но ничего серьезного.
  - Рассказывайте, на что жалуетесь.
  - Дэтей нэт у нас. Врачи сматрели, ничего не умеют сделать.
  Внимательно смотрю еще уже целенаправленно. Ничего. Что у них, несовместимость? Или .. Смотрю на мужа. Тот ерзает под моим взглядом. Сиди спокойно гад, видимость сбиваешь, и так три метра расстояние, плохо видно. Да, так и есть, простата совсем плоха. И быстрей всего могут и в больнице вылечить, но гордый сын гор лучше бездетным будет, чем признает это. Хотел было послать их....в больницу. Честно признаюсь, материальный интерес проснулся. Была у меня мечта - купить электронный микроскоп. А он стоит зараза, 8 тысяч рублей. Дороже машины. Вот собираю потихоньку. А они на Волге приехали, кольцами увешаны. Говорю хачику.
  - Причину я нашел, нужно обсудить сначала. Наедине.
  - Тата, падажди ва дваре
  Тата (Таня?) выходит. Обращаюсь к джигиту.
  - Жена у тебя в порядке. Но ей об этом знать не нужно. Потом сделаю вид, что ее лечил. А вот тебя по- настоящему нужно лечить, если детей хочешь.
  - Уверен?
  - На все 100. Да ты и сам догадывался, так ведь?
  - Ладно, давай лечи.
  - 1000 рублей будет стоить лечение.
  - Дарагой, что так дорого? Давай 500 а?
  - Ты думаешь мне охота тебе в задницу лезть? Езжай в больницу, там вылечат. Возможно.
  - Зачем задница лезть? - заволновался ара.
  - Я в переносном смысле. А вот в больнице в прямом, залезут и не раз.
  - Ладно, ладно согласен.
  - Ложись на кушетку, на живот.
  - Снимать штаны?
  - Не вздумай!
  Он ложится, стараясь не касаться брюк держу ладони над широкой жопой. Надо руки не забыть помыть потом. Управился быстро. Спешил.
  - Полежи несколько минут. Организм должен стабилизироваться.
  Что сказал и сам не понял. Нужно. Выхожу, жена стоит у дверей. Как собачка.
  - Ты в курсе? Кого лечить надо?
  - Догадываюсь. Но ему разве скажешь.
  - Я сказал. И вылечил. Но тебе лучше прикинутся, что не знаешь. Пока. А потом сами разбирайтесь.
  - Спасибо.
  - Почему ты за него вышла?
  - Он хороший. Добрый.
  Расплатился честно ара. Я сказал, если детей не будет - 2000 верну. Надеюсь, не придется. Пошел руки мыть.
  Юлька ходит , улыбается. А если она сегодня опять придет ночью? А ведь правда придет....Надо ее быстрее вылечить. Или наоборот подольше. Запутался я!
  Мамаша ее приехала через 5 дней, как раз я закончил с лечением. Провожая Юльку, вздохнул с облегчением. Оно то конечно хорошо было, но хорошего - понемногу. Надо с Ленкой мириться. Сегодня схожу. Или завтра. Когда запах Юльки выветрится. Что за Волга опять? Хачик вернулся? Не, на этот раз 'кураторы'
  - Здравствуйте товарищ майор! - бодро приветствую визитера.
  - Ошибаетесь мой юный друг - Сергей Николаевич явно в настроении - нужно говорить 'товарищ подполковник'
  - Вау! Поздравляю!
  - И я тебя поздравляю. В твоем личном деле появилась благодарность за содействие в поимке банды наркоторговцев.
  - У меня есть личное дело?
  - А как ты думал?
  - А посмотреть его можно?
  - Не в этой жизни.
  - Ясно. А с Германом что?
  - Жив твой Герман. Даже попросился к нам на службу. Можешь рекомендовать?
  - Не настолько я его знаю. А у меня что, тоже звание есть?
  - Пока нет. Образование получишь, тогда видно будет. Решил уже, где учиться?
  - Где нет. На кого - да. Хирурга. А специализацию уже потом определюсь. Пластический, нейрохирург или просто.
  - На пластического тебе и учится не надо.
  - Бывают случаи, когда без пересадки кожи ничего не могу сделать. Да и не вечно вы меня прикрывать будете, нужно иметь диплом.
  - Мы? Не надейся, мы вечные! Кстати, Настя тоже в медицинский собирается. Вот она и спрашивала, в какой ты пойдешь. С чего бы это?
  Я пожал плечами. Настю можно сказать не знал. Пару раз всего виделись.
  - И еще - продолжал Сергей Николаевич - если не у нас будешь учиться, в столицу потянет, учти, там у тебя другой куратор будет. И кто знает, как вы поладите.
  - Рано еще думать, два года учиться в школе.
   Через два дня новые гости. Приехал Гера с Андреем. Привезли пива с рыбкой, мы пошли на речку, где в холодке и расположились. Гера рассказал, как он выступал в роли наживки - его заставили связаться с барыгой и сказать, что приготовил деньги. И когда пришел в назначенное место там их всех и повязали. Я украдкой осмотрел Андрея, пока держится, никакой гадости в организме не было. Дай бог
  - Гера, на службу взяли?
  - Нет, сказали после армии. Вот думаю в военное училище пойти.
  - Ну а что, 'они' помогут. По службе быстро пойдешь. Только стучать же заставят. Это у меня с ними договорные обязательства.
   Так, так, а кто это идет через мостик? Ленка с Олегом. Он давно на нее заглядывался, а теперь воспользовался моментом. И что же это она, назло мне? Или прошла любовь, завяли помидоры? Вот как можно так, на основании всего лишь слухов наплевать на многолетнюю дружбу? Не буду им мешать, время покажет. Зато у меня тоже есть теперь основания.
  Заметив, что настроение у меня испортилось, ребята стали собираться. Проводил их на автобус. С автобуса вышли несколько не местных, начали расспрашивать, похоже ко мне клиенты. Ну, пойдем, поработаем.
  
  Вот и закончилась школа. Сегодня выпускной, как бы сильно я не ждал этого дня, но все равно грустно. Стоим мы, такие нарядные, слушаем речь директора. У девочек слезы на глазах, да у самого немного щипает. Детство кончилось. Учиться дальше немногие из нас пойдут, большинство останется в деревнях, механизаторы, доярки. Девчонкам если повезет удачно замуж выскочить, тогда могут рассчитывать на город. Немного левее меня стоит Лена. За два года мы с ней так и не помирились. Нет, мы общались, в школе, на уроках. Но никаких встреч, провожаний. Не захотела она обсуждать ничего, несмотря на мои неоднократные попытки. Потом я их прекратил, сколько можно. С Олегом я их больше не видел, да и сам ни с кем отношений из девочек не заводил. Так и жили. Вот как раз её вызвали получать аттестат. Я залюбовался, длинное голубое платье с пояском, узенькая талия, впервые распустила косы, длинные черные волосы вьются по плечам, глаза угольки горят на смуглом лице. Да, настоящая дочь цыгана! А вот и меня называют. Директор явно с неохотой отдает мне аттестат, пришлось почти вырывать. Еще бы, она неоднократно прибегала к моим услугам и родственников приводила. А теперь понимает, что больше меня не увидит.
  После торжественной части идем в зал, там накрыты столы. В углу разминаются музыканты - ребята со школьной группы. Для нас разрешили шампанское, для родителей и учителей водка. Наши конечно уже приготовили в укромном месте 'горючее'. Я лично пас, нельзя мне. Позволяю себе максимум бутылочку пива. Были попытки попробовать вино и водку, больше такого желания не возникает. После 100 грамм водки состояние такое, как будто меня подожгли. Горит все - от кончиков волос до ногтей на ногах. Ребята знают о моей особенности, так что никто не надоедает предложениями выпить. Развлекаюсь, как могу, ем и танцую. Поставил задачу станцевать с каждой из девочек. Уже почти выполнил, осталось три, в том числе Лена. И тут объявляют белый танец. Вижу, как ко мне направилась Маринка, наша староста и вдруг сбоку выныривает Ленка! Молча протягивает мне руку. Беру, конечно. Сначала танцуем молча. Потом она спрашивает:
  - Решил меня игнорировать? Со всеми кроме меня танцевал.
  - Еще не со всеми. И самое дорогое я берег напоследок.
  Недоверчиво улыбается, но прижалась чуть сильнее. Дальше опять молчим. Танец кончился, провожаю её к столику, напоследок спрашиваю
  - Позволите Вас еще раз пригласить?
  - А ты разве уже приглашал? Что-то не помню. Но можешь попробовать.
  Попробовал через два танца, когда выполнил задачу по остальным (быстрые танцы не считаю).
  Отказа не было, опять кружимся молча, только чуть ближе, чем первый раз. И так до самого утра я танцевал дальше только с ней. Остальные не обижены, да и парни тоже не стесняются. Когда пришло время встречать рассвет, подошел и предложил руку. Так и шли километра три, держась за руки. Небо сегодня чистое, ни облачка. Вот и первые лучи. Сколько я их уже видел, рассветов. Летом часто приходилось вставать рано, работы в поле для всех хватает. Но этот рассвет - символ новой жизни. Мне протягивают бокал шампанского, мочу губы облизываю Достаточно. Лена прижимается ко мне, обнимаю её за плечи. Некоторое время все стоят молча, каждый думает что-то свое. Потом все одновременно пришли в движение. Кто кричит 'Ура', кто обнимается, кто-то договаривается на вечер продолжить гуляние.
  - Домой? - спрашиваю Лену.
  - Да, а куда же.
  Автобус довозит до села, идем к её дому. Уже на подходе она внезапно спрашивает
  - У тебя кто дома есть?
  - Никого - родители с утра на работе.
  Смотрим, друг на друга, проходим мимо её дома и сворачиваем на мою улицу.
  Еще в дверях сбрасываю надоевший пиджак, Лена поворачивается .....почему у нее соленые губы? Нет, сладкие, это от шампанского, сейчас я загорюсь от него или от нее....Увлекаю её в спальню, падаем на кровать, долго целуемся, до боли, до привкуса крови. Тяну за бантик пояска...
  - Я сама - шепчет - Отвернись
  Встаю, поворачиваюсь, не расстегивая стаскиваю через голову рубашку, снимаю брюки, носки. Не спрашивая поворачиваюсь - она быстрее меня. На ней только маленькие беленькие трусики. Медленно приближаюсь, опускаясь, касаюсь губ и сразу ниже, по шейке, потом опять вверх к ушку и не задерживаясь снова вниз, теперь к груди. Маленькая, в мою ладонь, упругая с задорно торчащим сосочком. Нежно обвожу языком вокруг соска. Вот откуда я знаю, что нужно делать? У меня кроме как с Юлькой ни с кем больше и не было. Рука скользит вниз к заветному месту, какая у нее прохладная кожа! Или это я горячий?
  - Я боюсь - шепчет Лена - давай сделаем это быстро
  Я только за! Поднимаюсь, стаскиваю с неё трусики, теперь нужно с себя....почему то стесняюсь, что она увидит 'его' Хотя стесняться нечего, с размером нормально, да и уже нельзя не заметить, еще немного и порвет трусы. Быстро их скидываю, накрываю её собой. Опять поцелуи, до боли. Терпеть уже нет сил, еще немного и извержение, мелькает мысль - презерватива нет. И уходит, нет, так нет. Лена впивается в мои плечи ногтями, но молчит. Короткий вскрик, потом руки расслабляются. Делаю еще несколько толчков и ...взрыв.....надо было вытащить... поздно ....
  - Девочка моя - шепчу - очень больно было?
  - Ничего, терпимо. Ты....туда...?
  - Да, не удержался. У меня же .....не было никого - чуть не сказал давно! - не переживай, от ребенка не откажусь если что.
  - Какой ребенок? Там ..кровь есть?
  Я приподнимаюсь, да с простынею надо срочно что-то делать. Вскакиваю, натягиваю трусы. Лена тоже встает
  - Отвернись - теперь то чего стесняться? Но отворачиваюсь. Она быстро одевается.
  - Не провожай. Справишься с простыней сам?
  - Да. Стой, я вечером приду?
  - Не сегодня. Пока - она чмокает меня в щеку и убегает.
  Мда....И это все? Так быстро и бестолково. И что значит 'не сегодня'? Завтра? Через неделю? Пусть лучше правда ребенок будет. Тогда никуда не денется.
  Вечером все-таки иду к ней. Сижу у дома на лавочке, долго, уже думал не выйдет. Даже поднялся уходить, когда услышал легкие шаги.
  - Ты как?
  - Спала до вечера, потом по хозяйству.
  Сидим, молчим. Столько времени потеряно.
  - Ты решила куда поступать? - обрываю молчание - я буду в областной мед. Давай тоже в область, выбор большой специальностей.
  - Еще не знаю. Успею.
  - Ну ты даешь. Времени немного осталось. Решай быстрее, я попрошу, тебе помогут с поступлением.
  - Давай потом обсудим. Я еще не отошла после .....того....Извини, я пойду.
  
  Сегодня еду в институт сдавать документы. От Лены так и не дождался решения, все думает. Захожу сначала в 'контору'. Сергей Николаевич доволен - остаюсь в его ведомстве. Хотя по слухам его могут забрать в Москву.
  - Я звонок уже сделал, можешь экзаменов не бояться - сообщает он.
  - Да я и не боялся их. Но все равно спасибо, а то мало ли ... - меня не смущает, что попаду по протекции. В медицине я могу сделать больше любого из поступающих, а по чьей то прихоти могли бы и не принять.
  - Настя тоже поступает - смотрит загадочно. Ну а мне то что? Мало ли что она себе там вообразила. Пожимаю плечами.
  - И еще одно - добавляет он - в институте никаких пациентов. Если кого будешь лечить, то чтобы никто не знал. Кроме нас разумеется. Нам можешь не сообщать, мы и так узнаем - улыбается зараза!
  Документы приняли у меня равнодушно, сказали, когда на экзамены и все. На выходе сталкиваюсь с Максом - с которым в лагере вместе были.
  - Санек! Вот так встреча, ты сюда поступаешь?
  - Привет! Да, решил далеко не ездить.
  - Значит, вместе будем учиться! Не торопишься? Подожди пару минут, сходим, посидим где-нибудь.
  Через полчаса сидим в кафе неподалеку, Макс пьет пиво, я сок.
  - У тебя я так думаю, проблем с поступлением не будет - интересуюсь.
  - Правильно думаешь! Давай и за тебя словечко замолвлю.
  - Спасибо, ты же знаешь мои возможности, думаешь, меня с ними могут не принять?
  - Если не примут, дураки будут. А ты домой не сильно торопишься?
  - Да не особо, а что?
  - У меня предки на море укатили, оставайся, будет весело!
  Немного подумав, я согласился. Три дня пролетели незаметно, ночами мы отрывались по полной - дискотеки, вечеринки. Днем отсыпались. На третий день мне надоел такой образ жизни, с трудом распростившись с Максом, отправился домой. Иду с автобуса домой. Навстречу Алина, младшая сестренка Ленки.
  - Привет Алинка! Лена что делает?
  - Её нет дома. Она уехала.
  - Куда? В город?
  - В Ленинград. Учиться поступать.
  Вот значит как! Удрала все-таки. И что это было тогда? Месть? Попросить Сергея Николаевича найти её? И что дальше, насильно мил не будешь.
  В депрессивном состоянии подхожу к дому. Как всегда несколько человек. За три дня скопилось. Последнее время я отказался лечить взрослых, только детей. На всех времени не хватало, дети важнее. Вот и сейчас с десяток детворы. Хотел было сказать, что не буду принимать пока, но когда так смотрят в глаза, язык не повернется. Скоро уеду и все, практика временно закроется.
  Начал лечение. Постепенно пришел в себя, собрался, стало легче. Болезни были хоть и тяжелые, но все знакомые, в той или иной степени справлялся. Заходит очередной пациент - мальчик лет 12 с мамой. Осматриваю, кровоизлияния, много синяков. Его что, били? Вопросительно смотрю на маму.
  - Гемофилия - коротко поясняет она.
  Печально, в генетический код я влезть не могу. Объясняю, что вылечить не смогу. Уберу только последствия - кровоизлияния. Прошу её обождать во дворе и начинаю процедуру. Мальчик внимательно наблюдает, как мышца на руке постепенно возвращает свой естественный цвет. Потом говорит
  - Я тоже так могу. Только не себе, я брату так синяк убрал.
  - Ты серьезно? И можешь на мне показать?
  Мальчик кивает. Как назло у меня никаких ссадин или царапин. Хватаю нож и делаю небольшой разрез, в сантиметр, с тыльной стороны ладони.
  - Попробуй!
  Мальчик протягивает ладошку над раной, закрывает глаза, заметно напрягается. Сначала ничего не происходит, потом чувствую усиливающееся тепло от его ладони. Кровь постепенно перестает сочиться, останавливается. Минуты через три он открывает глаза, убирает руку. Я стираю кровь с руки, вижу небольшую даже не царапину, так, красную полоску.
  - Парень, да ты не хуже меня можешь лечить! А что ты видишь при этом?
  Он удивленно смотрит на меня
  - Ничего, как обычно. Я просто играю, представляю, что из руки у меня идет вода, как в душе. Она проходит во мне через специальное устройство, заряжается и становится целебной.
  - Мама знает об этом?
  - Я говорил, она не верит. Она мне ничего не разрешает делать - жалуется мальчуган.
  Да, этого мальчика нельзя упускать из виду. А если еще таких найду, откроем специальную лечебницу .....что-то я замечтался, пока с одним разобраться. Иду к маме.
  - Гематомы я убрал и кровь почистил. Какое-то время будет нормально. Я буду учиться в медицинском, давайте контактами обменяемся с вами. Буду периодически проводить ему процедуры, переливание крови не нужно будет делать. Кроме того у него есть способности к мануальной терапии, их нужно развивать.
  - Он мне говорил, что может заживлять раны, а я не верила. Себе же не мог ничего сделать. Так получается, это правда?
  - Правда. Я тоже себя лечить не могу.
  Договариваемся встретиться через месяц. На сегодня все, прием окончен. Пойду готовиться к экзаменам. Протекция, протекцией, а учиться за меня никто не будет.
   Первый экзамен сочинение. С грамотностью у меня порядок, за это не волнуюсь. Экзамен в 8 начинается, иду не спеша.
  - Саша! - зовут сзади, оборачиваюсь. Кто это?
  - Не узнал? - смеется. Да это Настя! Её действительно не узнать! Не удержался, достал фотоаппарат. Смену давно сменил на Зенит и даже стал цветные фото делать. А такое можно и в журнал послать!
   Настя [я]
  - Да ты просто красавица стала! Можно влюбиться.
  - А кто не дает? - удивляется Настя, кокетливо скосив на меня глазки.
  - Нет, хватит с меня. Коварные вы, женщины
  - Да ладно, много у тебя женщин было?
  - Мне одной хватило. Ты на экзамен? - закруглил опасную тему
  - Да, сядем вместе?
  - Конечно.
  На экзамене была отличная (для меня) тема по 'Герою нашего времени' Лермонтова. Печорин вообще мой любимый герой. Я быстро настрочил 4 страницы и стал проверять ошибки. Скосил глаза на Настю - тоже уже проверяет. Я даже не знаю, как она учится. Точнее училась. Макса вообще не видел на экзамене, наверно решил, что необязательно являться. Настя закончила проверять раньше меня, дождалась, когда закончу я, взглядом спросила - сдаем? Относим сочинения, выходим. И что, мне её куда-то пригласить? В кафе или кино? Пока я раздумывал, она взяла инициативу в свои руки.
  - Ты где остановился?
  - Нигде, домой поеду. Следующий экзамен послезавтра, что мне тут делать.
  - А давай к нам, что тебе туда- сюда ездить? Папа рад будет. Места у нас полно.
  А уж как ты рада будешь, подумалось мне. Ну а почему нет? Жениться меня никто не заставляет.
  - Знаешь, я наверно соглашусь. Но с меня тогда .....торт. По случаю сдачи первого экзамена.
  - Ура! - не сдержалась Настя - побежали, наш трамвай!
  Когда зашли в гастроном, нам повезло, выставили на продажу Пепси колу. Я её только в Одессе и попробовал. Пришлось постоять в очереди, но 10 бутылочек нам досталось. Торт выбрала Настя, я только оплатил. И вот подходим к их дому. Я ожидал увидеть двухэтажный особняк, ошибся. Дом был не больше чем у нас, оформлен красивее. Но двор! Большая беседка, увитая виноградом, высокие хвойные деревья, кажется туя. И бассейн! Небольшой, метра 4 на 4, но с такой голубой водой! Хотя цвет наверно был от плитки. Впервые вижу бассейн во дворе. Настя заметила мою заинтересованность.
  - Будем купаться? Жарко же.
  - Нет - смутился я - я не рассчитывал на купание и плавок не взял
  - Ну .....давай я у папы возьму
  - Да щас - возмущаюсь - ты чужие трусы бы одела?
  - А ты что вообще без трусов?
  - В трусах. Обычных - в тех трусах, что на мне я ей точно не покажусь.
  - А может ....ладно, пойдем в холодильник поставим покупки.
  По тому, как она покраснела, предположил, что хотела предложить купаться без трусов. Представляю картинку - сидим мы с ней голые в бассейне и заходит папа. Вместе с мамой. И марш Мендельсона сразу. Наверно бассейн тут выполняет функцию дерева с яблоками в райском саду.
  Тему купания Настя больше не вспоминала, я успокоился. Сидели в беседке, пили пепси и рассматривали семейные фотографии. Пришедший папа окончательно снял мои волнения.
  - Какие гости у нас! - Сергей Николаевич выглядел не менее довольным, чем Настя.
  - Папа, я предложила Саше пожить у нас на время экзаменов - как по мне, речь кажется, шла о двух днях.....
  - Правильно сделала. Мы же не чужие. Тебя вот спас от смерти, а как у Киплинга - мы в ответе за тех ....ну вы поняли!
  - Да прямо таки от смерти - пытаюсь отвертеться от ответственности.
  - Не говори, кто знает, пришла бы она в себя без твоей помощи. Но не будем о грустном. Ужинать?
  - Да, мы торт купили! Точнее Саша купил. И пепси....еще вот осталось.- указала Настя на последнюю бутылку
  На следующий день я предложил Насте проверить её готовность к экзамену по биологии. Я то, знал все в совершенстве, не ограничиваясь школьной программой. У меня ведь была возможность изучать животных и растения без вскрытия, а при визуальном наблюдении материал запоминается значительно легче. Итак, сидим в холодке, я задаю вопросы, Настя отвечает. Материал она знала неплохо, минимум четверку должна была получить. Но находиться с ней наедине становилось все труднее. Она надела короткую футболку, шортики. И вот сидит передо мной, перекидывает стройные ножки туда-сюда, потягивается, демонстрируя небольшую, но аппетитную грудь. А у меня гормоны играют, книжкой прикрываю не подчиняющиеся мне рефлексы. Даже секса не надо, за коленку её взяться и все - иди, стирай трусы. А они у меня одни кстати, задерживаться не собирался, даже зубной щетки нет. Наверное попытки пустить руки в ход, сопротивления не вызовут, или небольшое. Но что-то меня сдерживало. Быстрее всего излишняя её настойчивость. Не нравится мне быть ведомым. К тому же украдкой посмотрел - она еще девочка. Тогда точно жениться придется. Эх, лучше бы я домой поехал!
  - Насть, может, пойдем, погуляем? Покажешь достопримечательности.
  - Идем! Как раз плавки тебе купим! - бля, а вот это некстати, в бассейне то книжки нет, а будет она рядом в купальнике!
  - Я плавать не умею! - отчаянная попытка не увенчалась успехом, наоборот.
  - Класс! Я буду учить! И воду спустим до полутора метров - не утонешь.
  Остается закосить, что у меня понос. Или солнечный удар. Но пока идем гулять. Пришли в парк, аттракционы работают, народу немного - будний день. Проходящие парни, да и мужики оглядываются на нас, точнее на Настю. Ощущение приятное конечно, когда тебя видят с такой девушкой, лишь бы никто не пристал. Драться из-за нее мне не хочется, а куда денешься.
  - Идем на карусель? - предлагает Настя.
  Я с сомнением посмотрел на ее короткую юбку, она заметила взгляд
  - Я держать буду, да и кто там смотреть будет!
  Я буду, кто же еще!
  - Может лучше на колесо обозрения? Как раз расскажешь с высоты где, что находится.
  Охотно соглашается. На все согласна, у неё что, парня нет? Такие обычно меняют их как перчатки. Можно и спросить, нормальный вопрос. Когда уселись в кабинку, поинтересовался
  - Насть, можно спросить? Ты вот такая красивая, наверно парней за тобой куча бегает. И жених должен быть. Увидит нас, ревновать будет.
  Молчит. Когда я думал, уже не ответит, заговорила.
  - Знаешь, почему я тогда в больнице оказалась? С одним мальчиком с первого класса дружили, в гости ходили друг к другу. А потом он стал перед мальчишками сочинять, что видел меня голой и трогал везде. Я не пойму в чем дело, весь класс посмеивается, намеки непонятные. А потом подружка просветила. Я думала, со стыда сгорю, сбежала с уроков, дома нашла какие-то таблетки и пачку сразу выпила. И все, очнулась, когда ты меня разбудил. Потом мальчишек долго игнорировала, ни с кем никакой дружбы. А в 9 классе к нам новенький пришел. Симпатичный, спортсмен, отличник. Все девчонки за ним бегали, а он на меня запал. То двери придержит, то цветок на мою парту положит. Стала с ним встречаться, с месяц наверно, в кино ходили, в парке гуляли. Целовались. Потом сидим в кино как-то, он на коленку руку положил. Я ничего. Он потихоньку стал вверх продвигаться, под юбку, я руками уцепилась - отпихнула руку. А он берет мою руку тогда и кладет себе .....на это место, а там ....... Меня как током ударило, подскочила и как заору на весь зал - Идиот! - и бежать. Дома в себя только пришла, успокоилась, думаю, ну шутка конечно дурацкая, но прощу, завтра подойдет - извинения попросит. А он на завтра с другой девчонкой демонстративно стал заигрывать, а на меня ноль внимания. Я тоже, гордая, не стала подходить к нему. Потом, через некоторое время Егор, живет в соседнем доме, только меньше на два года, сказал мне - он про тебя сочиняет всякое, что ты ему дала. У меня характер уже другой, травиться не стала. Встречаю его в раздевалке, спрашиваю - Ты знаешь, кто мой отец? - у него глаза забегали, знает. Так вот, говорю - всем кому хвастался, расскажешь что врал, а если нет, я рассказываю отцу. О своем будущем тогда сможешь пофантазировать, как о моей ......ну ему я прямо сказала, тебе не буду. Проверять не стала, но никаких намеков мне никто не делал. И все, больше ни с кем никаких отношений. Феминистка я стала. Ты вот меня боишься, я вижу, а я просто хочу дружить с тобой. Потому что знаю, ты ничего сочинять про меня не станешь. Ты для меня....как ангел, как тогда в больнице сказал.
  Мы пошли на второй круг, билетеру я крикнул что заплатим. Положил руку Насте на плечи.
  - Я тоже хочу дружить с тобой. Просто мне трудно удерживаться в дружеских рамках рядом с такой красавицей. А меня девушка бросила, только вот. С которой, тоже с первого класса. Так что я сейчас тоже, не феминист, а как тот, что с женщинами не имеет отношений?
  - Гомосексуал? - округлились глаза у Насти
  - Тьфу на тебя! С ума сошла! Я имею ввиду временно. Не буду же я бросаться на первую встречную, пусть и такую красивую как ты.
  - Я не первая встречная - надула губки
  - Не обижайся, я не в том смысле. Просто мне нужно время.
  Мне стало немного легче с ней. Когда делишься, друг с другом такими откровениями, становишься ближе. Может и правда сможем, как друзья. Я вспомнил, как первый раз ее увидел и засмеялся
  - Ты чего?
  - Я тогда тебя сначала будить не собирался. Хотел посмотреть на тебя голую, пацан же, интересно. Одеяло приоткрыл, только до пояса, дальше постеснялся.
  - Ах, так ты меня голой видел! И как тебе?
  - Да никак. У меня тогда грудь больше была, чем твоя. А там где отличается, я не видел.
  - Ты убил мою детскую мечту! Я думала ты ангел, а ты под одеяла ходил, заглядывал! Как вот теперь спать с тобой в одном доме?
  - Могу домой уехать.
  - Да щас! Идем плавки покупать! Я тоже хочу увидеть тебя....до пояса!
  Мы сошли с колеса, так и не увидев окрестности. Плавки все-таки купили, причем выбирала Настя. Даже заплатить хотела, я в последний момент успел. Потом еще побродили, мороженное в кафе поели. И съездили в институт, посмотреть списки с оценками. У обоих оказались пятерки.
  - Это надо обмыть! - предлагает Настя - давай вина возьмем?
  - Давай. Только я не пью. Мне нельзя.
  - Да? Значит, ты хочешь меня напоить и воспользоваться моим состоянием?
  - Нет, конечно.
  - Негодяй! Я тебе получается, не нравлюсь?!
  - Да, ты такая страшная, нужно пить водку, а не вино, чтобы на тебя потянуло.
  Настя замолотила кулачками по мне, больно. Пришлось обхватить её руками. Зря я это сделал, она затихла, прижалась.
  - Пойдем - говорю, отпуская - можем пива купить, его мне можно.
  Купили пиво, кукурузные палочки и мороженное. Такой вот наборчик. И домой. Там Настя меня все-таки затянула в бассейн. Я, правда стал уже на неё чуть по- другому смотреть, как на сестру, почти. Так что мог спокойно наблюдать её в купальнике. Тоже почти. И вот мы дурачимся в воде, на краю стоят бутылки с пивом. И вдруг слышим голос, не с небес, но все равно неожиданно.
  - Вот стоило на день раньше вернуться и на тебе. Я думала, мужа с любовницей застану, а тут дочка жениха привела!
  Мама дорогая! Точнее Настина мама, которая была в командировке. Так вот в кого Настя такая!
  - Мама! Какого жениха, это же Саша!
  - А я что сказала? Как будто я не догадалась кто это!
  Мда, почти так, как вчера фантазировал. Хорошо хоть в плавках.
  Через полчаса мы вместе сидели за столом, пили пиво с рыбой, которую привезла Марина Сергеевна. Она оказалась очень дружелюбной, искрометной, эрудированной. Я сидел и думал - вот тебе золотая теща, тесть с высоким положением, красивая невеста. А мне что надо? Чтобы Ленка вернулась ........
  
  Утром отправились на экзамен. Я зашел один из первых, взял билет, прочитал вопросы и предложил ответить сразу. Но меня посадили готовиться. А чего мне готовиться - им трудно будет найти для меня вопрос, на который я не отвечу. Так и получилось, пожилая экзаменаторша, выслушав ответы, стала задавать дополнительные вопросы, причем совсем не по программе. Еще и недовольна осталась, что я на все ответил. Но 5 поставила, нехотя. Вышел, подождал Настю. Она выходит недовольная.
  - Что, не сдала?
  - Четверка.
  - Ничего, нормально. Я так и говорил, на больше ты не знаешь.
  - Если по химии на 5 не сдам, могу не поступить.
  - Вот и отправляйся готовиться, два дня еще. Мне тоже домой нужно. Увидимся перед экзаменом. На этом месте ровно в 8.
  У нее настроение еще больше испортилось. Вздохнула, но спорить не стала. Обменялись поцелуями, в щечку, и я отправился на вокзал. К химии мне тоже нужно было готовиться. На четверку я знал, но если будут так валить как на биологии..... Пришлось два дня просидеть за учебниками, прерываясь на прием больных. Одна девочка меня развеселила. Приехала сама, жалуется, грудь не растет.
  - Сколько тебе лет?
  - Пятнадцать. У всех в классе уже нормальные, а у меня...прыщики.
  - Ну ладно, показывай.
  Стаскивает футболку, действительно маловато. Не скажешь что совсем нет, так, контур наметился. Всю просмотрел, никаких болезней, мышцы крепкие, спортивная такая девочка.
  - Ты в какой-то секции занимаешься?
  - Да, гимнастикой.
  Залез в умные книжки, нашел нужную тему. Ну да, так и есть, у спортсменок задержка полового развития.
  - И как успехи в спорте?
  - Так себе
  - Раз чемпионкой не станешь, может есть смысл снизить нагрузки? И грудь сразу попрет А если так и будет маленькая, приходи ко мне лет через пять, увеличу до нужного размера. Сейчас нельзя трогать, она сама должна расти. Сходи к врачу, может гормональные какие назначит. Я не имею права назначать лекарства.
  Ушла хоть и расстроенная, но немного обнадеженная.
  Освежив в памяти химию, стою утром возле института, жду Настю как договаривались. Вместо восьми, появилась в половина девятого, сменила прическу, сделала завивку. Под Мерелин косит, раньше ей лучше было. Ей этого не сказал, разумеется, изобразил восхищенный взгляд.
  - Ты химию учила или красоту наводила?
  - Одно другому не мешает. Идем?
  Народа было уже много, пришлось пару часов ждать, пока попали на экзамен. Захожу, два преподавателя, мужчина и женщина. Женщина показалась отдаленно знакомой, да и она смотрела явно узнав. Беру билет, так....валентность, галогены, задача...могло быть и хуже. Сажусь готовиться. Выложив на бумагу все, что знаю, по вопросам понимаю - максимум на тройку. Печалька. Принять по протекции должны, но хотелось поступить честно, чтобы мог сказать - я сам! Делать нечего, подгадав чтобы попасть к женщине, иду отвечать. Первый вопрос отвечаю терпимо, на втором начинаю плавать. Женщина вполголоса спрашивает
  - Ты меня, наверное, не помнишь? Я с дочкой у тебя была, сердце у нее.
  - Да, как же. И диабет еще. И как девочка?
  - С сердцем без проблем, с диабетом обходимся без инсулина, но за питанием следим. Я рада, что ты к нам поступаешь. Я химию преподаю.
  - С химией у меня вот....слабо.
  - Ничего выучишь. Я пять ставлю, не говори только, что меня знаешь. У нас сейчас проверки. Увидимся на занятиях.
  Не так как хотелось, но ладно, можно считать я студент. Где же Настя? Она отвечала раньше меня. А вот и она, с папой.
  - Здравствуйте Сергей Николаевич. Настя как сдала? - она показывает раскрытую ладошку - 5!
  - Здравствуй Саша. А у тебя что?
  - Отлично. По всем предметам пятерки.
  - Значит я зря приехал, можно к ректору не ходить. Так даже лучше. Списки завтра вывесят, побудешь у нас?
  - Не могу, утром уезжал уже несколько человек на прием ждали. - вижу Настя сердито отвернулась. - я хотел Настю пригласить в гости, если вы отпустите её.
  Он замялся, неужели я не внушаю доверия?
  - Я не против, но нужно маму спросить. Поехали, я вас завезу и на работу. Все равно Насте переодеться нужно, если поедет.
  Едем. Настя сияет, а я думаю. Не собирался ведь, спонтанно получилось. Ну и пусть. Ленке доложат, пусть знает, что я не собираюсь по ней век тосковать. Сам себе мосты сжег, отступать некуда.
  Только зашли во двор, Настя, усадив меня в беседке, умчалась уговаривать маму. Похоже в семье она главная. Не было долго. Минут 40 точно. Наконец выходят, вдвоем.
  - Здравствуйте Марина Сергеевна.
  - Здравствуй коварный соблазнитель. Околдовал мою дочь, а теперь хочешь еще и увезти. - Настя улыбается, значит вопрос улажен положительно.
  - Нет, это меня она очаровала. Вот как увидел спящей в больнице, все думаю, женюсь.
  - Кстати, а почему ты меня там Мальвиной называл? - вспомнила Настя
  - А я как раз Буратино прочел. Там Мальвина описывалась как красивая девочка с синими волосами. А в палате свет синий был и у тебя волосы казались тоже синими.
  - Ладно, Буратино, смотри своим носом, или еще что там у тебя есть, чтобы ничего не проткнул Мальвине - несмотря на шутливый тон, смотрела Марина Сергеевна серьезно - развлекайтесь, целуйтесь но не более!
  - Ура! Нам целоваться разрешили - немного иронично исполнила Настя.
  - Поговори еще, никуда не поедешь
  - Молчу мамуля, все нам пора пока. Ой нет, Саша подождешь полчасика я соберусь?
  А куда я денусь? Сижу, жду. Как ни странно управилась минут за двадцать. Боялась, мама передумает. Я еще не подумал о своих родителях и бабушке, они то, как отреагируют? Хотя Настю они знают, приезжала два года назад.
   И вот выходим с автобуса, нас провожают взглядами. Точнее взглядами нас проели еще в автобусе, сейчас начнется обсуждение. Типа, вот он такой нехороший, столько лет гулял с одной, а стоило той уехать, другую привез. Ничего, я уже привык к тому, что хорошим для всех не будешь. Возле дома несколько машин, люди ждут.
  - Боюсь Настюша, много времени уделить тебе не смогу. Видишь сколько народа.
  - А давай я ассистировать тебе буду! Я как бы уже имею отношение к медицине.
  - Попробуем, но если я буду на тебя отвлекаться - прогоню!
  Через час начинаем прием. Настя в белом халатике, моем из которого вырос. А как вы думали, я давно в таком виде работаю. На голову ей откопали мамину косынку. Очередь я установил как обычно - по возрасту. От меньших - к старшим. Заходят первые - женщина с мальчиком лет пяти. Настя приглашает женщину к столу, записывает данные, я смотрю мальчика. Кожа от шеи до низа живота обожжена, местами гноится. Слышу краем уха, как женщина рассказывает, что месяц назад опрокинул на себя кастрюлю с кипящей водой. Лечат, лечат, а толку нет. Кожа дело привычное, прошу мать ожидать в приемной (в смысле на лавочке во дворе) и приступаю. По сантиметру, медленно кожа возвращает свой естественный цвет, потратил больше часа. Такими темпами до утра не успеем.
  - Настя отводи мальчика и зови следующих, медленно работаем.
  Заходит следующая пара - опять женщина с мальчиком постарше и с ними прорывается предыдущая, радостная, благодарит, сует деньги. Целых 50 рублей. Ну дают - бери, отказываться больше времени потратишь.
  Так работаем с ней до темноты, обращаю внимание на часы - 9 вечера!
  - Настя, еще много?
  - Последние.
  - Ура! Зови.
  На этот раз заходит мужчина с девушкой. Девушка нашего возраста, симпатичная, но до Насти ей далеко. По привычной схеме, мужчина к Насте, девушка - ко мне. Ничего не спрашивая ищу причину визита. Для меня это как-бы дело престижа.
   И не нахожу. Точнее есть по коже непонятки, но так рассмотреть не получается. Вздохнув спрашиваю
  - На что жалуешься? Кроме кожи ничего не вижу.
  - Вот на это и жалуюсь - отвечает девушка.
  - Тогда показывай
  Она оглядывается на отца. Ну да, прошу его выйти. Меня она, похоже, совсем не стесняется, экипировка врачебная и ассистентка. Снимает кофточку, да.....печально. Витилиго по всей груди, животу. В таком виде ни на пляж, ни в бассейн. Как зебра. С таким я справлялся, но в меньших объемах, а тут больше часа трудится. Сил нет уже.
  - Вы на машине?
  - Нет, автобусом.
  Ага, автобус теперь в 6 утра. Придется оставлять, утром займусь.
  - Пойдем, я покажу, где вам расположиться. А завтра утром отремонтируем тебя, не переживай.
  Оставлять приходилось часто, у нас было выделено место в пристройке на такие случаи. Показав место, пригласил с нами поужинать, бабушка уже несколько раз грозила разогнать всех, если не поедим. Настя тоже заметно устала, за ужином зевать начала. Так что быстро перекусили и предложил ей тоже показать место.
  - А душ у вас есть?
  - Есть, летний. Только там света нет, а уже темно.
  - А как же? Я не могу грязной спать! И темноты боюсь!
  Я задумался, фонарик есть, но закрепить его там негде. И мыться с фонариком в руках не получится.
  - Я посвечу, через шторку. Подглядывать не буду, обещаю
  - Кто бы говорил! Но деваться некуда, давай веди - вздохнула Настя.
  Подглядывать я честно не стал, но освещенный силуэт через шторку видно было отлично. Хорошо, что она об этом не догадывалась. Так что реакция не заставила себя ждать. Я зажмурил глаза и стал умножать двухзначные цифры.
  - Ты нормально светить можешь?
  - Хочешь, чтобы я посмотрел куда светить?
  - Нет!! Выше чуть поверни!
  Наконец мучения закончились, показав где спать, я отправился под свое дерево на раскладушку. Уже засыпая, подумал - А вдруг Настя придет? - но во сне пришла Ленка. Укоризненно так на меня посмотрела, ничего не сказала и ушла.
  Утром после завтрака сразу за вчерашнюю пациентку. Потом можно отдыхать, в выходные дни я прием не веду. Одели с Настей халатики, помыли руки.
  - Раздевайся и ложись - приглашаю Аню (познакомились вчера)
  Раздевается, снимает и юбку зачем-то. Остается в трусиках и бюстгальтере. Поворачивается, понятно зачем, на бедрах тоже. Работы больше оказывается. Вздохнув начинаю наводить красоту. Настя внимательно наблюдает, глаза горят. В час укладываюсь, но остается под оставшейся одеждой.
  - На груди и ....внизу.. нету? Или там не видно, можно не убирать? - спрашиваю надеясь, что не понадобится.
  - Есть на груди, если можно и там
  - Снимай , показывай - краем глаза смотрю за реакцией Насти. К моему удивлению воспринимает спокойно. Представляю Ленку на её месте. Обоих бы убила. Или я навоображал себе, а Настя действительно кроме дружбы со мной ни о чем не думает?
  Девушка тем временем сняла бюстгальтер, слегка лишь порозовев. Спокойно сажусь и начинаю наводить красоту. Грудь маленькая аккуратная, будет еще и красивая теперь. Иногда специально касаюсь её, хотя могу обойтись. Никакого возбуждения не испытываю, воспринимаю как пациентку, к тому же присутствие Насти охлаждает. Приходит мысль фотографировать клиентов до и после. Кто согласится, конечно. Вот и все, полюбовался напоследок.
  - Все Анюта, теперь можешь и замуж. Жених есть?
  - Спасибо! Есть!
  Распрощавшись с довольно девушкой, уделяю внимание гостье.
  - За вчера мы с тобой заработали 450 рублей.
  - Ого! У папы зарплата 400. За месяц
  - Хорошая зарплата. На заводах за 200 вкалывают. На время учебы я собрал финансов, хватит. Через неделю все, практика моя заканчивается до конца учебы. Я тебе должен за помощь.
  - Не волнуйся, рассчитаешься. Потом. Я тебе все вспомню, и как груди чужие лапал. Мог ведь не касаться? Я же наблюдала, у тебя на расстоянии все получается. Ага! А я то думал! Умело эмоции скрывает.
  - Это профессиональные касания, проверить качество на ощупь
  - Я вот твою шкуру на качество проверю! - и вцепилась в меня острыми ногтями
  - ААААА, спасите! - бросился убегать по комнате, она за мной. Пришлось схватить за руки и прижать их. Потом всю, прижать...и поцеловать. А что, её мама разрешила. Вот так и успокоил её, себя, правда, наоборот ....
   Вот так и провели два дня, бездельничая. Гуляли по окрестностям, болтали, дурачились. Руки я не распускал и кроме поцелуев никуда не лез. Настю, похоже, это устраивало. Когда темнело, лежали прижавшись на моей узкой раскладушке, смотрели на звезды и мечтали о будущем, потом она шла спать в дом. В понедельник поехали узнавать результаты. Оба оказались в списках поступивших. Фамилию Макса я тоже увидел, хотя на экзаменах его не заметил.
  - Ура! - повисла Настя у меня на шее - Мы студенты!
  - Можем оказаться в разных группах
  - Да? - округлились у нее глаза - надо с папой поговорить......
  Как выяснилось, через неделю всех поступивших, отправляли на три недели в колхозы, работать в поле. Мне к этому не привыкать, а Насте не понравилось, сказала, что если не в моей группе, то не поедет. Тут я заметил Наталью Ивановну, ту самую преподавательницу химии. Подошел, поздоровался и спросил, как формируются списки групп. Она ответила, что никогда не интересовалась как, но знает, кто этим занимается. Записала фамилии и пообещала посодействовать. Мы со спокойной душой отправились к Насте домой, где я сдал её маме. Та пристально осмотрела дочку, видимо осталась довольна. И расстались на неделю.
  
  
  После двухчасовой тряски в душном автобусе нас доставили к месту, где предстояло трудиться. Девять парней и двадцать три девушки. Просто рай, и девушки все как на подбор. Но среди них Настя, причем уже дала всем понять, что я занят. Всю дорогу спала, прислонившись ко мне. И сумки её я таскаю, что она туда напихала?! С коллективом еще толком не знакомились, Настя только одну девушку знает из своей школы. Размещают нас вдали от поселка, какой-то летний лагерь. Четыре строения барачного типа, в двух живут местные школьники, два выделяют нам. Захожу в выделенное нам помещение, да уж...грязно, паутина, из удобств только железные кровати с прогнувшейся до пола сеткой. Даже тумбочек нет. И два стула на всех. Парни, пришедшие раньше меня (я относил сумки Насти) удрученно рассматривают апартаменты.
  Высокий, мускулистый парень, явно после армии, предлагает
  - Смотри не смотри, а выбирать не из чего. Давайте порядок наводить.
  - Да ну нах - возмущается другой, худой блондин - пусть или нормальные условия создают или я домой.
  - Давайте не будем торопиться - вступаю я в разговор - я только что был у девочек, у них вполне нормальное помещение. С тумбочками, занавесками. Так что давайте сначала позовем руководителя нашего, пусть что-то решает. Да и ведра, тряпки тоже где-то надо брать. Меня, кстати, Саня зовут.
  - Егор - представляется высокий - ну ты предложил, иди, ищи
  - А остальных все устраивает? - обращаюсь к парням - я могу и у девчонок устроиться, меня примут. Идем вместе, он как раз с бригадиром стоит, предъяву и кинем им. Блондин первый направился к выходу, за ним я, сзади слышу шаги остальных. Выйдя оглядываюсь, все идут, Егор последний.
  Наш руководитель Юрий Иванович, лысый невысокий толстячок, стоял рядом с широкоплечим усатым мужиком, как я предположил - бригадиром. Увидев нашу процессию повернулись.
  - Юрий Иванович, - начал я - мы как настоящие комсомольцы откликнулись на просьбу о помощи нашему родному сельскому хозяйству, а нас хотят поселить в свинарнике.
  - Как в свинарнике? - изумился Юрий Иванович
  - А вот пойдемте, посмотрите.
  - Что ты рассказываешь? - лениво цедит бригадир - До вас там жили студенты, никто не жаловался.
  - Больше, похоже, там рабы жили - возмутился блондин - где у вас телефон, я матери позвоню, она в санэпидстанции работает, будешь сам полы тогда драить!
  - Ты что мне тыкаешь щенок! - и так красное лицо бригадира стало вообще свекольным.
  - Прекратите! Тихо! - голос у Юрия Ивановича был, несмотря на внешность, басистый. Дальше все шли молча. Бригадир остался снаружи, видимо и так знал что внутри, мы заводим руководителя.
  - Вот видите. Ладно, грязь, отмоем. Но даже одежду некуда положить. А спать вот на этом? - указываю я на порванный матрас с торчащей ватой.
  - И тут клопы, тараканы и блохи - не успокаивается блондин - пусть сначала дезинфекцию сделают.
  - Ребята успокойтесь, сейчас все решим - Юрий Иванович явно впечатлен. - ожидайте тут.
  Входит к ожидающему бригадиру, разговор мы не слышим, но судя по жестикуляции, он явно не литературный. Наконец плюнув под ноги, бригадир побрел к своему уазику. Мы выходим из барака.
  - Значит так, все что там есть выносите и тут ставите. Я выдаю ведра, хлорку, выдраиваете все до блеска. Кровати, тумбочки сейчас привезут, матрацы есть тут. Старший - обводит нас взглядом и выбирает Егора - Ты. Двое со мной за инструментом.
  - Вы - указывает Егор на двоих - за ведрами. Остальные выносим рухлядь.
  Беремся за работу. Кровати вынесли быстро, пока ждем инструмент сели перекурить, заодно знакомимся. Невысокий смуглый паренек представился Мишей, двое оказалось Антонами, блондин - Леха. И рыжий лохматый, колобок по имени Вова. Вскоре подошли посыльные загруженные ведрами, тряпками, вениками. Один назвался Русланом, второй Дима.
  - Может, девчонок попросим помочь? - Лехе явно не хотелось работать
  - Саня хвастал, что с ними в ладах, пусть сходит, договорится - Егор явно ко мне не равнодушен. Да не претендую я на руководство.
  - Да не вопрос. Сто процентов не обещаю, что уломаю, так что лучше пока начинайте - я направился в соседний барак.
  Изнутри гул голосов как в улье. Сразу мой стук и не расслышали. Потом дверь приоткрыла конопатая девчонка с рыжей косой. Увидев меня, крикнула внутрь.
  - Настя! Твой пришел! - вот как, уже обсуждают вовсю.
  - Да я как бы ко всем. Можно войти? - рыженькая посторонилась, захожу - Девочки, я делегат от мальчиков. Мы предлагаем дружбу и сотрудничество. С нашей стороны тяжелые физические работы - воды принести, ящики, мешки таскать. Вас на руках носить.
  - А не надорветесь? Меня первую носить! По три на каждого не поднимут! А что взамен? - послышались смешки и подколки со всех сторон.
  - Переносим всех, не переживайте. А у нас проблема, поселили в такой свинарник, что мы три дня сами будем вычищать, и на вас сил не останется.
  - Вот тут мы вас тепленькими в возьмем! - вперед вышла такая себе, спортивная девочка с короткой стрижкой, в туго облегающей футболке, грудь рельефно выделялась. Я непроизвольно на нее уставился, не на девочку, на грудь. С трудом перевел взгляд выше.
  - Нет, мы можем, конечно, помочь - продолжала она - но одними носильщиками вы не отделаетесь. Вот если кто-то поработает с нашей внешностью, тогда другой разговор.
  Я посмотрел на Настю. Мы договаривались, что не будем афишировать мои возможности. Она развела руками, дескать, не виноватая я. Ясно, значит, информация просочилась извне.
  - Да вы все красавицы, лучше уже не сделаешь. А вообще по всем вопросам к моей ассистентке - указал на Настю - она ведет запись. Если сочтет необходимым - сделаю.
  Вокруг Насти сразу образовалась небольшая толпа.
  - Ну, я пошел, если захотите помочь, добро пожаловать - разворачиваюсь к выходу. Пусть попробуют не прийти, фиг им тогда, а не красота!
  Возвращаюсь в наш свинюшник. Двое размазывают грязь по стеклам, двое машут вениками поднимая кучу пыли. Больше никого.
  - А где остальные?
  - Машина пришла, поехали за кроватями. Что девки, отказали?
  - Надеюсь, что нет. Ждем. Вы бы побрызгали водой, а потом мели.
  Минут через 20 явились в полном составе. Выгнали всех на улицу, мы только успевали носить воду. Управились за полчаса, сказали пока не входить, пусть сохнет. А чего входить, если там пусто. Да ... стекла выдраили так, что кажется их нет.
  Приехала машина, сначала мы подумали - кровати везут, нет, это школьники с поля вернулись. Поглядывают на нас с интересом, по виду примерно восьмиклассники. Вспоминаю, как сам в таком возрасте был в похожем лагере. Недолго, правда. А вот и наша машина.
  Кровати привезли почти новые, с деревянными спинками. И тумбочки и даже два шкафа для одежды. И шторы. Так что обставились мы не хуже девчонок. Егор предложил обмыть новую мебель, да и за знакомство, достал с сумки бутылку коньяка. Остальные тоже полезли в свои закрома, большинство достало вино и разную снедь, только Леха бутылку с бесцветной жидкостью без этикетки.
  - Спирт. 95 градусов - гордо произносит, как будто ставит на стол французское вино 1952 года. Настоящий медик, блин!
  - Парни, давайте сейчас по чуть коньяка и все. А остальное с девчонками вечером организуем - Егор понимает, если выпьем все, наша практика на этом закончится. Неплохой парень, оказывается, работает наравне со всеми, командует по делу.
  У двоих нашлись кружки, из них по очереди выпивают. Я отказываюсь
  - Не в обиду мужики, но я пас. Аллергия у меня на спиртное.
  - Как же ты в медицине работать будешь - удивляется Антон - а если в патологоанатомы попадешь, там без спирта нельзя.
  - Не, я в гинекологи пойду - отшучиваюсь.
  В окно стучат, Настя. Иду к двери.
  - А она не сестра тебе? - интересуется Леха
  - Нет
  - Жалко.
  Мне тоже жалко. Сам себя не пойму. Другой на моем месте с нее уже не слазил бы, а я..... Настя мне нравится, симпатичная, характер веселый и не дура, хоть и блондинка. Но вот, что то держит. Стоит перед глазами другая......
  - Записалось 27 человек, на сколько дней растягивать - спрашивает Настя.
  - Откуда 27, вас всего 23????
  - Еще Нина Павловна приехала, зав кафедрой педиатрии, повариха и две учительницы школьников.
  - Они то, откуда знают?
  - Ну мы в столовой громко обсуждали - смутилась моя подружка. Поспешил я ее хвалить, блондинка есть блондинка.
  - А сколько в институте всего народа интересно? За пять лет управлюсь? Может ну её нафик эту учебу? И что вы в столовой делали?
  - Сашенька, это только тут. В городе никого, я сама всех посылать буду, тебе даже говорить ничего не нужно. В столовой .....узнавали, когда кормить будут.
  - Мы тут три недели..... Давай по две в день. Кроме воскресенья. А эта....мускулистая, старшая у вас?
  - Да. А чего ты ей интересуешься? Понравилась? На сиськи как сразу уставился! У меня не хуже!
  - Не начинай, конечно, у тебя лучше! Ты вот даже ни разу не попросила ничего себе подправить, а они все нуждаются в ремонте. Так что ты идеал!
  Довольная, улыбается, румянец выступил. А что, я правду сказал.
  - Хотя постой, 23 это с тобой. Ты что, тоже записалась?
  - Нет! Марина два раза, за раз слишком много.
  - Кто такая Марина и чего у нее много?
  - Такая полненькая. Хочет лишний вес убрать.
  - Вы что охренели?! Как я его уберу? В поле пусть вкалывает усердней и бегает по утрам. И по столовым меньше ходит. Вообще в другую группу попрошусь, и другой институт в другой стране. В Узбекистане!
  - Не надо в Узбекистан - испугалась Настя - а то мне придется с тобой туда ехать, а там жарко.
  - Все, иди отсюда пока у меня терпение не кончилось!
  
  Работа была привычная, уборка помидор, перца, баклажанов. Девушки собирали, а мы таскали ящики. Особо не перетруждались, бесплатный труд не очень вдохновлял. Колхоз, возможно, что-то институту и платил, но нам точно ничего не перепадет. До поселка было далеко, так что вечерами скучали, из развлечений только посиделки с девчонками. Сегодня вот воскресенье, пообедав, сидим в холодке с парнями обсуждаем у кого из девчонок грудь круче. Вижу, к нам направляется два мальчишки из школьников.
  - Гляньте, к нам пионеры идут. Наверно вызывать на социалистическое соревнование.
  - Нет, они наезжать будут типа наша территория - Димка у нас оказался из блатных, по его рассказам их район города самый бандитский.
  Пацаны подошли
  - Здравствуйте, мы вызываем вас на футбольный матч. Вам тоже заняться нечем, сыграем?
  Мы переглянулись. Какие наши футбольные возможности как команды неизвестно. Не опозориться бы перед детворой.
  - Мы обсудим, через полчаса подходите - как старший принял решение Егор.
  Когда те отдалились, спрашивает
  - Товарищи, спрашиваю вас как футболист футболистов - кто-нибудь играть умеет?
  - Я за! - сразу вызвался Леха
  - Я пас - одновременно сказал Вова
  Остальные молчат, наверно такие же, как я игроки, раз в месяц погонять мяч приходилось.
  - Нас одиннадцать не наберется в любом случае. Если девчонки только кто согласится. А вообще и отказаться нельзя - скажут, испугались, и проигрывать нельзя - засмеют. Поставили нас пацаны в интересное положение - констатирую я
  - Значит без Вовки нас восемь и пара запасных хотя бы, итого надо пять девчонок. Давай, Саня, иди, агитируй - подвел итого Егор.
  Агитировать не пришлось, едва я заикнулся о вызове, половина сразу захотела играть. Итак, команду мы сформировали, судьей стал физрук из школы. С него взяли слово, что своим подсуживать не будет. Начался матч.
  Я в полузащите. Также Антон, Дима и Ира. В нападении Егор, Леха и Таня (та самая мускулистая). Защита второй Антон, Руслан и Юля. Миша на воротах. Еще три девочки в запасе. У противников тоже две девочки.
  Начинаем спокойно, обе команды приглядываются к противнику, ищут слабые места. Вот Егор вырвался вперед, перед ним один защитник - девчонка, та неожиданно бросается ему под ноги. Её он перепрыгивает, но мяч теряет. Их проходы пока гасит полузащита. Но вот сильный пас на опережение и юркий паренек (ему кричат Костян давай!) мчится как стрела к воротам, обходит Руслана и метров с 20 бьет в ворота, мяч летит под верхнюю штангу (ворота из длинных жердей). Миша в прыжке мяч достает, но не удерживает и он с рук падает в ворота. Гол. Начинаем с середины поля. Перебрасываем друг другу, назад, потом опять Егор идет вперед, перед ним опять та девочка, отбрасывает мне, вижу Леху на левом фланге и сходу переправляю мяч ему. Тот пулей мчит параллельно воротам, обходя защиту, рывок вперед и вместе с мячом влетает в ворота. 1:1.
  До перерыва нам забивают еще один мяч, тот же Костя, на который мы опять быстро отвечаем, на этот раз Таню не рискнули остановить защитники. 2:2 После перерыва они сменили тактику, атаки усилились, пока безуспешно. Вот другой их нападающий, налысо стриженный невысокий мальчишка, мчится к воротам, обходит Юлю, та в отчаянном прыжке хватает его за спортивные трусы , он делает рывок и ....падает вместе с Юлей и стянутыми до колен трусами. Причем под ними ничего нет. Судья вместо свиста издает какие-то хрюкающие звуки, впрочем, остальные тоже падают на траву, держась за животы. Успокоившись, судья назначает штрафной. До ворот метров 15, становимся стенкой. Обиженный мальчишка разгоняется, удар, мяч задевает голову Димке и от нее рикошетит в дальний от вратаря угол. 3:2 Опять от позора поражения спасает Таня, получив пас от Егора прорывает оборону. 3:3 Хотя бы ничья пусть, думаю я. Свисток, что там происходит? Собираемся на середине поля, Костя на земле стонет от боли, держась за ногу. Судья показывает Антону на места запасных, удаление. Оказывается, Антон остановил Костю прямой ногой в голень.
  - Дай посмотрю - склоняюсь над подростком - я медик как бы.
  Осматриваю ногу, перелома нет, сильный ушиб. Ерунда, больно конечно. Снимаю сначала боль, потом убираю небольшую гематому. 5 минут работы.
  - Порядок, но лучше тебе посидеть - говорю, рассчитывая, что его заменят. Тот встает, неуверенно наступает на ногу, потом делает несколько прыжков на месте. Улыбается
  - Здорово! Не болит, я буду играть.
  - Не мог после игры вылечить - сердито шепчет Таня - мы в меньшинстве сейчас продуем.
  Остается минут 10 игры, пока держимся, перешли к глухой обороне. Противник увлекся атаками, даже защита на нашей половине поля, длинный пас Егору и он выходит один на один с вратарем. Удар, гол! 3-4 мы впереди. Отчаянные атаки не увенчались успехом. Свисток, победа!
  После матча нам выделяют транспорт и мы все вместе едем купаться на плотину. Вперемешку и мы и школьники дурачимся в воде, иногда не поймешь где кто. Накупавшись, устраиваюсь под деревом, чтобы не обгореть - мне шкуру лечить некому. Только удобно устроился, подходит девочка, тоненькая, ребра выпирают. Не кормят её, что-ли?
  - Извините, правда, что вы можете лечить?
  - Как сказать, я только учусь - не хватало еще школьницам красоту наводить!
  Молчит, губы кусает. Бегло её оглядываю, в районе желудка задерживаюсь. На язву не похоже, что-то знакомое, в какой-то книжке видел похожее, на практике не сталкивался.
  - Что с желудком?
  - Полипы. Операцию делали, вырезали, а они опять.
  - Вот ты почему такая худая! Завтра подходи вечером, попробую помочь.
  Полип, если не ошибаюсь, разновидность опухоли, а с опухолями я справляюсь. Быстрее бы отучится, только определиться со специализацией.
  - Что ей нужно было? - подошла Настя
  - На завтра её запиши, третья будет. Полипы в желудке.
  - Полипы? Это такие живые и шевелятся?
  - В организме все живое. Вообще это опухоль.
  - Да? Ладно, двигайся - устроила голову мне на живот.
  После ужина я работал с 'пациентками'. В основном всякая ерунда, веснушки, прыщики, в основном по коже. Они конечно хотели больше - намекали на исправление формы носа, губ, или как Марина убрать лишний вес. Всех таких посылал ......к хирургу. Настя пристально наблюдала во время моих манипуляций, чтобы не позволил чего лишнего. Когда девушки болтали во время процедуры и отвлекали, я их усыплял. Зону мозга ответственную за сон и бодрствование я узнал с детства, а сейчас научился быстро на нее воздействовать для усыпления или пробуждения. Вот и сейчас Юля с Настей не закрывают рты, обсуждая новую модель какой то юбки. Как будто меня нет рядом. А я тружусь над небольшим пятнышком в районе пупка. Протягиваю руку к Юлиному темечку и она умолкает на полуслове.
  - Нет, лучше на молнии, только сбоку, небольшую, чтобы не видно было, да Юль? Юля? Ты что усыпил её??! Зачем блин?
  - Зай, вы меня отвлекаете - подхожу к ней, обнимаю за плечи - потом поговорите
  - А зачем ты слушаешь, занимайся своим делом и все, разбуди немедленно!
  - Хорошо, не волнуйся - рукой провожу, как бы поправляя локон, подхватываю безвольное тело и укладываю на соседнюю кровать. Как четко у меня получается!
  Быстро заканчиваю с пятном, бужу Юлю, пока она позевывая приходит в себя так же быстро пробуждаю Настю и не ожидая расплаты делаю ноги.
  У нашего барака стоит уазик, бригадир приехал, а вот и он стоит с Юрием Ивановичем. Увидев меня, руководитель машет, просит подойти.
  - Саша, Андрей к тебе приехал, с просьбой - оказывается, его Андрей зовут. Бригадир выглядит смущенный, что не вяжется с его внешностью.
  - У меня дочка болеет - начинает он - у неё диабет, а тут ноги еще стали отказывать. Врачи понавыписывали лекарств, а ничего не помогает.
  - Поехали - прерываю его. Пока Настя не очухалась, как раз хорошо исчезнуть. Сажусь в уазик, как раз вовремя, девочки выбегают и осматриваются, я машу им в окно проезжая мимо. Взгляд у Настены многообещающий.
   До поселка километров 10. Едем молча, говорить нам не о чем. День сегодня насыщенный получается, вот и приехали. Дом не очень большой, но красивый. Резные ворота, гипсовые украшения на доме, много зелени. Видно мужик рукастый. Выходит женщина, жена видимо. Симпатичная, чернобровая, настоящая хохлушка. Здороваемся.
  - Я зараз борщу налью, хiба вас там добре покормлять. С пирiжками.
  - Спасибо, давайте сначала девочку посмотрим.
  Меня проводят в дом. В небольшой спальне, бледная девочка с двумя черными косичками. лет 12 полусидит в кровати, на фоне черного волоса бледность уж очень сильная. В углу работает телевизор. Мультики смотрит.
  - Привет. Как тебя зовут? - присаживаюсь рядом с ней
  - Привет. Аня - с интересом смотрит на меня
  - А я Саша. Попробую тебе помочь. Ложись удобней, я посмотрю, что с тобой.
  Осмотр особо ничего не прояснил. Кровь понятно, почищу. А отчего ноги отказывают? Слабость из-за диабета? Могу только на щитовидку воздействовать, химичка говорила, улучшения есть. Похоже, сегодня я устал, медленно очень очистка идет. Прогоняю усиленно кровь через печень, одновременно воздействуя на щитовидку. Состав крови постепенно меняется. Теперь с печени, через желчный, всю гадость сливаем в кишечник. Вижу Аня порозовела чуть. Даже не чуть, а заметно. Заерзала
  - В туалет придавило? Это хорошо, очищается организм. Попробуй встать Неуверенно встает, держась за спинку кровати. Стоит покачиваясь. Улыбка наползает на лицо
  - Я и стоять уже не могла - в голосе радость.
  - Вот и хорошо. Через недельку еще раз с тобой поработаю. А теперь давайте ваш борщ - поворачиваюсь к хозяйке.
  Кормят нас действительно не очень, а тут еще футбол, купание, лечение. Расход энергии большой. Но от пирожков отказываюсь.
  - Лучше с собой заверните, ребят угощу.
  Мне дают в придачу к пирожкам литровую банку сметаны. Бригадир пытается сунуть в руки деньги, отвожу его руку.
  - Прекращай. А то обижусь и второй раз не поеду.
  В лагерь приезжаем в темноте. Заношу угощение парням, девки и так упитанные, да и мало на них всех. Сметают всё в считанные секунды.
  - Настя несколько раз заходила, узнавала, не вернулся. - сообщает Егор
  Соскучилась? Или еще не успокоилась? Сейчас узнаю. Сталкиваюсь с ней на полдороги, наверное слышала как машина подъехала. Обхватывает меня за шею руками и прижимается.
  - Ну что ты Настюш, я же не за границу ездил
  - Больше не бросай меня, хорошо?- шепчет на ухо
  - Хорошо больше не буду. Ой, ты что! С ума сошла! - хватаюсь за укушенное ухо
  - А это за усыпление. Никогда так не делай, понял!
  - Понял. А если будешь болтать с пациентами во время процедур, уволю из ассистенток. Поняла?
  Вместо ответа закрывает мне рот. Губами. Вот что с ней делать? Поднимая руку, натыкаюсь на грудь, как раз под размер ладони. Сжимаю, в ответ Настя сильнее впивается в губы. Да, надо переходить с ней к более активным действиям. Запускаю вторую руку под майку, пробираюсь наверх.
  - Все, хватит - отрывается от меня Настя - поздно уже, спать пора!
  Какой спать? В другие дни до 2 ночи не спали, а тут в 11 уже пора ей. Но она уже убежала. Вот же блин! Иду в кусты пописать, подумав, снимаю еще и напряжение....доступным мне способом.
   С понедельника зарядили дожди. На третий день бездельничанья начинает у всех сносить крышу. Ссоры из-за ерунды, придирки. Перепеты все песни (Димка неплохо, как оказалось, играет на гитаре), рассказаны все анекдоты. Из-за невозможности выйти на улицу парочки целуются уже при всех. В том числе и мы с Настей. Сейчас мы просто валяемся у нее на кровати (одетые конечно), часть группы окружила Димку, хором напевают Машину времени, Леха и Руслан играют с девчонками в карты на раздевание, причем проигрывают. Леха уже в одних трусах и одном носке, на Руслане чуть больше. Школьников вчера отправили по домам, девочку я успел полечить, надеюсь, все получилось. Заходит Юрий Иванович
  - Балдеете? Радуйтесь, завтра домой. С синоптиками связались, еще на неделю дождь, чего вас без толку кормить.
  Радуемся, конечно, дома по любому лучше! А Аню не долечил? Скажу адрес, пусть привозит, тут недалеко. Сильнее обнимаю Настю, вот незадача, когда решился с ней пойти дальше в отношениях, обстоятельства не дают.
  
  После двухнедельного отдыха дома еду, наконец, на занятия. Учеба начнется завтра, сегодня определиться в общежитие, узнать расписание. Размышляю, заезжать к Насте или нет? Или завтра увидимся? В любом случае сначала в институт, а потом видно будет. На входе вывешены списки групп, интересно. Читаю, из тех с кем был в колхозе из парней Леха и Руслан. Из девочек Таня, Ира, Мая, Наташа. И нет Насти! Представляю её состояние завтра! Может лучше заехать сегодня к ней? Не успеваю додумать эту мысль, как вижу ее спускающуюся со второго этажа. Вижу настроение хорошее, она что, не читала списки? Подходит, мы целуемся, вызывая улыбки студентов и недовольную гримасу проходящего мимо преподавателя.
  - Видела это? - указываю на списки
  - А, не обращай внимания - беспечно машет рукой Настя - уже все уладила. Делов то! Ты давно приехал?
  - Только что, надо в общагу устроиться.
  - Пойдем устраивать. Потом к нам, мама приглашает отметить начало занятий.
  - Раз мама приглашает, нельзя отказываться!
  Устройство затянулось, сначала не было коменданта общежития, потом кладовщика, чтобы получить белье. Комната на четверых, соседей пока не видел, я первый. Освободились под вечер, Настя вспомнила, что мама просила купить приправы, заехали еще в гастроном. Кажется все, можем двигать на торжественный ужин. Идем к дому уже в сумерках. Впереди вижу, стоят пятеро парней, чуть постарше меня. Вполголоса спрашиваю Настю
  - Ты их знаешь?
  - Нет, один кажется, на соседней улице живет, остальных впервые вижу.
  Проходим мимо под пристальными взглядами.
  - Не, ну молодежь борзая пошла, идут не здороваются! Че за дела? А ну стопэ! Слышим шаги за нами, разворачиваемся
  - Ты че пацанчик, страх потерял? С нашими телками гуляешь как у себя дома. - выдвинулся вперед самый здоровый парень, на голову выше меня, да и кулак как два моих.
  - Кто это ваша телка? - возмутилась Настя - я вас впервые вижу
  - Слышь коза, нишкни, с тобой потом побазарим - он делает шаг вперед и пытается рукой оттолкнуть её в сторону. Настя резко цапает его зубами за палец
  - Блядь, сука! - взвыл парень, хватаясь за укушенную руку, выжидать нечего, на автомате бью его в лицо. Целился в нос, но попадаю в скулу. Наверно моей руке больнее, чем ему, откуда прилетает, даже не заметил, мощный удар под дых вышибает весь воздух. Пока судорожно пытаюсь вдохнуть слышу сбоку визг Насти, потом чей- то еще, повернуться не успеваю - удар в челюсть отправляет меня на асфальт. Подняться не дают, удары ногами по ребрам, пара в лицо. Откуда-то сбоку крик
  - Ща милицию вызову!
  Скрип тормозов, хлопают дверки, крики, удары, все как в тумане. Наконец-то, получается, подняться, с видимостью только не очень, расплываются перед глазами цветные круги. Кто-то подбегает ко мне
  - Живой? - Настя. Фокусирую взгляд
  - Да, ты как? - челюсть, похоже, сломана, больно говорить
  - Ноготь сломала! Но рожу хорошо ему разодрала! Идти можешь? Давай домой там разберемся.
  - А где ...эти?
  - Удрали. Юрка сосед с братом как раз проезжали, он боксер. Если бы не они ....я бы их сама загрызла! Но одного я знаю, а второго отметила, так что найдут.
  Идти тоже больно, ребра, наверно, тоже поломаны. Потихоньку добрели до дома. Охов и ахов не было, Сергей Николаевич коротко расспросив о событии, ушел звонить, а Марина Сергеевна принесла аптечку и стала обрабатывать мне лицо. В зеркало смотреть не хотелось, как я завтра на занятия пойду?
  - Я все что смогла, сделала, теперь скорую надо
  - Не надо, пройдет - я пытаюсь встать, но резкая боль в боку усаживает назад
  - Вот видишь! Рентген нужно делать. Все, я иду звонить - с Мариной Сергеевной не поспоришь
  - Бедненький - обнимает меня Настя - это все из-за меня!
  - Блин, тише...не дави здесь! А из-за кого же еще, будешь теперь манную кашу носить мне в больницу.
  - Буду - обрадовалась Настя - только я варить её не умею
  - Учись, сырую есть не стану.
  Вернулись родители Насти, скорую решили не вызывать, Сергей Николаевич повез сам меня в больницу. Где меня и оставили, рентген показал переломы двух ребер, челюсть к счастью целая. Туго забинтовали, накололи чем-то и я отрубился. Утром, открыв глаза, вижу Настю, точнее она меня разбудила.
  - Хватит дрыхнуть, я кашу принесла!
  - Что, всю ночь варить училась?
  - Мама сварила. Вот каша, сок, а я побежала, первый день нельзя опаздывать.
  - Стой! Я тоже пойду, мне легче уже.
  - Ты себя в зеркало видел? Всех студентов распугаешь. Неделю не меньше отлеживаться надо, врачи говорят, возможно, сотрясение мозга.
  В зеркало на себя посмотрел, в туалете. Действительно, не стоит в таком виде появляться. Вся правая часть лица сплошной синяк, глаз вообще не открывается. Какой раз я уже в больнице? И не последний, наверное.
  Палата была двухместная, Сергей Николаевич постарался. На второй койке лежал милиционер в звании сержанта, его на дискотеке ножом пырнули, желудок проткнули. Вот после операции отходит. Больница не та где в детстве лежал, меня никто из врачей не знает. Заходит медсестра, симпатичная, молоденькая.....а тут не так уж и плохо! Проверяет капельницу менту, потом ко мне
  - Ну что герой? Будем уколы делать?
  - Почему герой?
  - Так девушка твоя рассказывала, как ты героически её защищал против шестерых хулиганов
  Представляю что она на рассказывала!
  - А какие уколы?
  - Какие доктор прописал.
  - Я сам будущий доктор. Вот приду сюда работать, будешь у меня подчиненная. Тебя как зовут?
  - Зовут меня Маша. А пока ты больной, я тут командую. Так что, будущий доктор, заголяй попу!
  - Я тебе тоже потом такие команды буду давать!
  Смеётся зараза, а сама шприц наполняет, придется подставлять зад.
  Хотел крикнуть погромче, когда уколет, но не услышал укол. Умелая. Надо попросить пусть потренирует уколы делать. Хотел еще к ней поприставать, но она быстро убежала. Так, что тут Настя принесла, и правда каша, сок, апельсины, шоколадка, журнал - 'Мода'! Вот только моды мне сейчас и остается изучать. Нет, надо сбегать отсюда.
  - На завтрак! - заглянула медсестра. Не Маша, другая. Посмотрел на кашу....нет, пусть стоит. В столовой народа немного, на завтрак тоже каша, только не манная, а пшеничная, котлета, салат, чай и хлеб с маслом. Челюсть побаливает, но есть можно. Управившись с завтраком, иду на разведку, изучать, куда меня занесло. На входе в наше отделение написано - Хирургическое отделение. Этажом ниже - Урологическое. Выхожу во двор, ничего интересного, лавочки деревья. Грустный, возвращаюсь в палату, на полпути перехватывает Маша
  - Где ты бродишь? На процедуры давай!
  - С тобой хоть на край света!
  Смеётся, ведет в процедурную. А вот она чего смеялась, там распоряжается толстая пожилая женщина, не знаю врач или медсестра. Делают УВЧ на ребра, мажут лицо мазью
  - Как мазь называется? - интересуюсь - я в медицинском учусь, надо знать, а то спросят, чем меня лечили.
  - Троксевазин. Плохо учат, хороший врач мазь по запаху должен определять
  - Я только на первом курсе - меня задело - и не на фармацевта. Врач должен болезни определять. Вот у вас, например, желчекаменная болезнь, камни большие нужно удалять. И давление повышенное.
  - Да, правда - удивленно смотрит она - меня три дня по анализам гоняли, пока диагноз поставили. Где ты раньше был?
  Больше меня не трогали, обед по расписанию, тихий час. Ребра болели даже не поломанные, от лежания. В палату зашел капитан милиции, я подумал к раненому, но нет, подходит ко мне.
  - Капитан Свиридов.- представляется - я следователь, веду дело по нападению на тебя и гражданку Шапошникову. Нужно от тебя заявление и составить протокол. Одного кстати уже задержали, трое тоже известны. Одного только не знаем пока. Может, запомнил приметы какие-нибудь, имена назывались?
  - Уже темнело, особо не рассмотришь. У одного морда расцарапана - улыбнулся я - больше ничего. А что, могут посадить?
  - Нанесение тяжких телесных повреждений группой лиц. От пяти до восьми. Не могут, а посадим.
  Закончив с бумагами, он ушел, я следом вышел во двор. Вижу на лавочке двух девушек в больничных пижамах, кажется с нашего отделения, в столовой видел. Направляюсь к ним.
  - Куда собрался? Вот ни на минуту оставить нельзя, сразу по бабам! - Настя уже в другой одежде, когда успевает переодеваться?
  - А что, вот журнал 'Мода' насмотрелся, хотел подискутировать о длине юбок.
  - Он у тебя?! А я думала потеряла! Меня Юлька просила принести, прихожу в институт, а его нет. А 'Техника Молодежи' лежит, который тебе несла.
  - Лучше учебники мне принеси, и что проходили, рассказывай. Кстати мент приходил, показания брал.
  - Да еще ничего интересного не было. А милицию папа напряг, они их из-под земли достанут. Ты кашу съел?
  - А ты ложку принесла? Чем мне, руками есть?
  - В столовой нет ложек? Хоть в холодильник поставил? Ну, блин, мужики!
  Я обнял её, хотел прижать, но скривился от боли в ребрах.
  - Болит? Пойдем, сядем. Что тебе еще нужно будет принести, я вечером буду?
  - Это тебе в общежитие надо будет в комнате у меня, носки, трусы, из книг я напишу список, ручку, пару тетрадей. Еду не носи, тут кормят нормально.
  - Ребята сказали, завтра навестят, Лешка, Юля, Руслан. Не вздумай никого тут лечить, потом не выпишут совсем, будешь работать до пенсии.
  Вечером уколы пришла делать другая медсестра, а я уж было шоколадку приготовил.... И больно делает, чему её учили? Разговорился с пришедшим в себя сержантом. Молодой, только после армии. Жалуется, болит, вдруг забыли там ножницы или скальпель. Я даже посмотрел, ничего нет, просто швы пока заживут. Ему говорить не стал, когда уснет, чуть подлечу. Или усыпить можно, чтобы не знал. Заходит медсестра
  - К тебе пришли - Настя, кто же еще. Выхожу, в коридоре у входа Макс. Он то откуда знает? От Насти не может, они незнакомы. После дежурных вопросов о самочувствии Макс, помявшись спрашивает
  - Из милиции были уже?
  - Да, утром приходил следак.
  - Тут такое дело.... Я как бы не при делах, меня просто попросили с тобой поговорить. Один из тех парней сын .....ну в общем, одного уважаемого человека. Если о нем забудут, то тебе будут благодарны и при случае пригодятся тоже. К тебе с их стороны никаких претензий нет, они сами виноваты, остальные четверо шавки, пусть сидят.
  - Макс, по поводу забудут, пусть не мечтают. Знаешь кто отец моей девушки?
  - Кто?
  - Зам. начальника областного управления КГБ. Так что ему предлагать забыть бессмысленно. У меня лично претензии только к одному, самый здоровый из них который, с остальными на улице столкнусь, не узнаю. Так что пусть договариваются с теми, кого взяли - не сдадут, останется на свободе. Я так и следаку сказал - в лицо никого не запомнил.
  - Я понял. Так и передам, пусть думают. Тогда выздоравливай, выпишут - знаешь, где живу, приходи в любое время буду рад.
  Пришедшей следом Насте о визите Макса говорить не стал. Интересно будет, если это окажется тот, расцарапанный.
  В больнице провалялся неделю. Физиономия немного стала похожа на человеческую, ребра еще болели, это надолго. Отстать по предметам не успел, по общим шла еще проверка старых знаний, по специальным - ознакомление. Учиться я собирался добросовестно, так что сразу засел за учебники. Лекции, семинары, пара спортивных секций (дзюдо и волейбол) занимали все время. С Настей виделись на занятиях и пару раз в неделю выбирались в кино или на концерты. Один раз нас вызвали в суд - судили наших обидчиков. Старшему (здоровому амбалу) дали 5 лет, троим по 2 года. О пятом участнике никто не вспоминал, мы тоже не стали .
  
  Время летело незаметно, вот уже приближался Новый год. Сижу над физикой (она мне трудно дается), соседи по комнате как всегда в поисках приключений. Стук в дверь, на пороге Макс. Возбужденный, в одном свитере (зима на улице).
  - Санька, хорошо, что я тебя застал! Срочно нужна твоя помощь.
  - Что случилось?
  - Человеку помочь нужно, умирает, поехали быстрей!
  - Может лучше скорую?
  - Нет, поехали по пути расскажу.
  На улице ждет восьмерка, в ней двое парней. Садимся сзади, Макс вводит в курс дела.
  - Помнишь когда я в больницу приходил к тебе? Тогда мы говорили о Рустике, сыне Резо Сухумского. Это вор в законе, держит город. Сегодня были разборки с ростовскими, Резо ранили, в больницу нельзя, он в розыске. Надежда только на тебя.
  - Огнестрельное ранение? - ошеломлен я - что я могу сделать, я не хирург. Без настоящего врача не обойтись все равно.
  - Да есть врач у него свой, только он в Москве на курсах сейчас, его вызвали, пока приедет, может быть поздно.
  Молчу, что говорить. Отказаться? Сомневаюсь, что эти парни просто так развернутся и отвезут меня назад. Выезжаем за город, съезжаем на грунтовую дорогу, машина буксует, мало кто ездит тут. Минут через 20 подъезжаем к большому дому, меня сразу ведут внутрь. В комнате сидят человек 10, почти все мужчины, вижу одну только женщину лет 40.
  - Шева, хочешь сказать, этот пацанчик вылечит Резо? - обращается к Максу высокий седоватый мужик восточной национальности.
  - Арсен, у тебя есть другие варианты? - не очень вежливым тоном отвечает Макс. Интересные у него с ними взаимоотношения.
  Арсен смотрит пристально на меня
  - Хорошо, пусть попробует. Но если что не так, ответите оба.
  Заводят в другую, меньшую комнату. На широкой кровати лежит мужчина с забинтованной грудью, бинты пропитаны кровью, похоже он без сознания. Останавливаюсь в метре от него, посмотрю, если дело плохо, скажу, что ничего не могу. Если начну лечить и он умрет меня отсюда могут и не выпустить. Вижу внутри две пули, одна разбила ребро и застряла рядом с позвоночником. С второй хуже пищевод практически перебит, содержимое желудка выливается в полость, желудочный сок, кровь. Без операции протянет недолго.
  - Нужен хирург и операция - оборачиваюсь к Арсену - иначе несколько часов протянет не больше.
  - Это мы и без тебя знаем - раздраженно отвечает тот - Наш врач сидит в аэропорту, рейсы не выпускают - метель. Надо чтобы Резо дотянул, пока тот доберется.
  Я еще раз посмотрел на раненого. Остановить кровь, поддерживать давление это я могу, но сколько времени это придется делать, хватит ли сил? Блин, во что я ввязываюсь!
  - Несколько часов я могу его удерживать. А в больницу не вариант? Тюрьма лучше, чем могила все-таки.
  - Не вариант, ему вышка светит. Синоптики обещают погода наладится, утром в худшем случае должен вылететь. Сделай братишка, в долгу не останемся.
   Вздохнув сажусь у кровати
  - Кофе, покрепче мне каждый час, сахара три ложечки. И не отвлекать.
  Сначала время летело незаметно, пока купировал многочисленные кровотечения, давление хоть и было низкое, крови много ушло, но стабильное. К полуночи оставалось лишь следить за состоянием и поддерживать. Сил ушло немало, дальше было легче, но слабость и клонило в сон. Кофе мало помогало. Хорошо можно было уже отойти на время, вышел во двор, растер лицо снегом, постоял на морозе. Немного взбодрило, когда стал замерзать зашел назад.
  - Ну что скажешь? - Арсен тоже не спит, остался он и еще два человека.
  - Пока будет жить. До приезда врача я его дотяну. Но чем позже он приедет, тем меньше шансов будет успешности операции.
  - Парни поехали звонить, узнавать, скоро вернутся. И машину пригонят, надо будет в город везти, здесь оперировать не получится. Он в сознание не пришел?
  - Я сам его усыпил, могу разбудить, но лучше не надо. Так организму легче справляться.
  Часам к 4 утра стало совсем трудно бороться со сном, хотел было уж сказать Арсену чтобы через час меня разбудили, но проверив больного очередной раз, понял - сон отменяется. Температура пошла вверх, инфекция все- таки свое дело делает. Пришлось усиленно заняться чисткой крови. Через пару часов состояние чуть улучшилось, в это же время и пришла машина, уазик - таблетка. Резо аккуратно перенесли в машину, постелив предварительно матрац. Я сел рядом и медленно поехали в город.
  - Врач уже в воздухе, через час будет на месте - обрадовал Арсен - держись братишка немного осталось.
  Как мы доехали, помню уже неотчетливо, хватило еще сил назвать адрес, куда меня отвезти. Уснул в машине, потом долго не мог понять, что от меня хотят, когда подъехав к общежитию, пытались разбудить. Добравшись до кровати, упал не разувшись.
  
   Разбудила меня Настя. Протираю глаза - свет включен. Ночь уже?
  - Сколько время?
  - Семь часов. Где ты пропадал? И что делал, что тебя разбудить невозможно?
  - Потом расскажу, дай проснуться. Тебя домой надо проводить, темно уже.
  - Куда домой? Семь утра! На занятия пора, ты вчера и так прогулял. Я после обеда пришла к тебе, до вечера пыталась разбудить, так и ушла.
  Нормально, сутки проспал! Но силы восстановились, жрать охота. И еще чего-то охота, обнимаю Настю, увлекаю к себе на кровать. Вырывается.
  - Маньяк! Всю ночь наверно с бабами где-то провел!
  - Какие бабы, я человека спасал!
  - Так я тебе и поверила! Спасатель блин!
  - Не хочешь не верь. Есть хочу, надо в столовую заскочить успеть.
  - Тогда на занятиях увидимся. А после ты мне все расскажешь! В деталях.
  На последней паре в аудиторию заглянул отец Насти, Сергей Николаевич. Поздоровался с преподавателем
  - Юрий Иванович, я Настю заберу. - тот кивнул, Настя собрала вещи, на мой вопросительный взгляд пожала плечами - сама мол ничего не знаю. Назад не вернулась. Я зашел в библиотеку, потом в общежитии меня привлекли к уборке территории. Так с лопатой в руках она меня и застала.
  - Оставь снег в покое, весной сам растает!
  - Что-то случилось? Зачем отец забирал?
  - Его в Москву вызвали. А мама в командировке. Инструктировал. Теперь вот я одна в большом доме, мне страшно. Не дашь пропасть бедной девушке?
  - Хочешь пожить в общежитии?
  - Упаси боже! Собирайся, едем ко мне.
  - В смысле ночевать?
  - Естественно! Что ж ты такой....недогадливый!
  - А если мама вернется...или отец. На сколько он поехал?
  - Отцу я сказала, он восторга не выразил, но и не возражал. А мама....., а что, мы ничего предосудительного делать не будем.
  Конечно, будем анатомию изучать, подумал я, но вслух ничего не стал говорить. Сказал коменданту, что меня срочно вызывают в профком, собрал нужные на завтра учебники и отправились к бедной девушке ночевать.
   Как обычно, после большого расхода сил и восстановления, энергия из меня так и перла. А тут рядом девушка и полное отсутствие свидетелей! И пока занимались и пока вместе готовили ужин, все время отвлекались на поцелуи и обнимашки. Но не более, попытки проникнуть рукой в запретные места жестко пресекались. Ладно, еще не вечер.
  Вечером по видику смотрели фильм. Настя сказала, папины друзья привезли из-за границы, у нас его не найти. Терминатор называется. Да, умеют американцы фильмы ставить. После фильма Настя поставила кассету с музыкой
  - Я в ванную, потом ты.
  - А может вместе?
  - Нет! Руки! Все, я пошла.
  Вернулась минут через 40. Что там мыть столько времени? В халатике...интересно под ним есть что-то еще из одежды?
  - Иди, я воду открыла набирать. Я пока постелю тебе, там, где летом спал.
  - Насть.... а почему не с тобой? Я не буду приставать, честно
  - Зато я буду. Нельзя Сашенька, потерпи.
  - Почему нельзя?
  - Ну...мне еще 18 нет. И вообще...я не готова еще.
  - Можем просто вместе лежать. Не буду же я тебя насиловать, в самом деле.
  - Иди, давай, там ванная, наверное, уже полная!
  Я управился минут за 15, обмотался полотенцем, выхожу. Настя красит ногти. Ага, пока занята, надо воспользоваться! Подхожу сзади, обнимаю.
  - Осторожно, еще лак не высох!
  - Я осторожно - а сам губами щекочу ушко, а рука поползала за отворот халатика к груди.
  - Саша! Прекрати! Блин, я не знаю, что с тобой сделаю!
  - А я знаю, что с тобой сделаю!
  - Ну всё, я разозлилась! - встает, вырывается. - Давай спать, я постелила уже тебе.
  - Настя! Ну что ты мучаешь меня?
  - Ничего я не мучаю, не сегодня. Всё, спокойной ночи!
  Обиженный, разворачиваюсь, чтобы не увидела приподнявшееся полотенце и ухожу молча. Завтра пусть сама ночует, и вообще, в группе куча девчонок, только свистни!
  Утром просыпаюсь как обычно, будильник мне не нужен, во сколько запланировал во столько и проснусь. Иду в ванную, слышу, Настя на кухне чем то гремит. Сделав свои дела захожу.
  - Доброе утро. Как спал?
  - Спасибо, замечательно.
  - Садись, ты чай или кофе?
  - Кофе. Больше ничего, я утром не ем.
  - Папа звонил, сегодня не приедет. Так что вечером ко мне.
  - Я домой собирался съездить, завтра же выходной.
  - Хочешь меня бросить одну? Ты что, обиделся?
  - Было бы за что. Просто домой надо.
  - Значит обиделся. Ладно, езжай. Юльку позову.
  Да хоть Кольку, или Сережку! Молча идем до трамвая. На занятиях было не до разговоров, потом я подумал, что, правда, давно дома не был, поехал на вокзал. На последний рейс успевал, но не судьба, автобус не пришел - гололед. Пришлось вернуться в общежитие. Чем же заняться? К Насте не пойду, у меня нервы не железные, а что-то другое уже точно железное от длительного воздержания. Но и тут в общежитии ни с кем не замутишь, Насте сразу доложат. Не собираюсь я же с ней рвать отношения. Или собираюсь?
  - На дискотеку идем? - сосед по комнате Юрка
  Может правда сходить? Кого-то снять.....и куда с ней потом, на улице холодно. А двину ка я к Максу. И развлечься можно будет и вопросы к нему назрели.
  - Не, Юрец, у меня другие планы.
  Подхожу к дому Макса, вижу знакомую девятку, едет мне навстречу. Останавливается.
  - Братан, только за тебя говорили - в машине Макс, Арсен и за рулем незнакомый парень. - садись, едем Резо навестить.
  - Как он? - спрашиваю усаживаясь
  - Жить будет, врач все удивлялся, говорит, с такими ранениями не мог столько протянуть. Но мы за тебя ничего ему не сказали. Меньше лишних ушей, лучше будет.
  Подъехали к небольшой больнице на окраине. Резо лежал в отдельной палате, у дверей дежурил здоровый амбал, кажется я его видел.
  - Это Абхаз, телохранитель Резо - шепнул мне Макс - если бы не он лечить бы не пришлось. Пятерых завалил.
  Да, такому и оружие не надо, голыми руками задушит.
  Заходим в палату. У кровати Резо сидит медсестра, тот держит её за руку. Больной называется, девчонке лет 20, а ему все 60. Значит, точно жить будет. Медсестра поднялась, пошла к выходу.
  - Резо, раз на баб потянуло, я за тебя спокоен - выразил мои мысли Арсен. - а вот тот парнишка, что тебя спас.
  Резо внимательно меня осмотрел. Цепкий, жесткий взгляд
  - Ну что сынок, должник я твой получается. А я долги всегда отдаю. Любые проблемы возникнут - решим. Как найти знаешь. Но у меня к тебе еще просьба будет. Сын у меня на шмаль подсел, ты с ним виделся. Для тебя встреча, правда, была не очень приятная. Вот можешь с ним поквитаться - пресани по полной, но сними с иглы. Филки нужны - скажи сколько.
  - Резо, зла я не держу на него, да и не запомнил в лицо. А по наркоте я могу сделать то же самое что и в больнице, только быстрее. То есть избавить от ломки, а если сам не захочет бросить, то никто не вылечит.
  - Сделай дорогой, а потом его проконтролируют.
  - Хорошо, сделаю
  - Арсен, приставишь к Рустику Бурилу. Головой отвечает.
  - Резо не переживай, лично проконтролирую. Отдыхай, не будем утомлять. Утром все, что просил привезут.
  Выходим на улицу. Тихо спрашиваю Макса
  - А что такое филки?
  - Деньги. Но ничего у них не проси, если нужно лучше у меня возьми - шепотом отвечает Максим - это волки, просто так ничего не делают. Извини что втянул, Резо отцу нужен, сильно.
  Рустик, худощавый парень, чуть старше меня. И правда, я его не запомнил, на улице мимо бы прошел не узнав. Почистил ему кровь, потом сделал свою 'кодировку'. Сказал, если опять попробует наркотик - умрет. Обман конечно, но может чуть удержит. После всего этого желание пойти в загул по бабам уже не было. Так что отказался от предложения Макса 'организовать' отдых. Экзамены скоро, пойду готовиться.
  Вечером уселся за химию. Несмотря на поблажки со стороны химички учить нужно. Только начал вникать стук в дверь. Марина, с нашего курса
  - Вахтер просила позвать, тебе звонят.
  Спускаюсь вниз, кто бы это мог быть? Вариантов много. Макс, Настя, Сергей Николаевич. Оказалось Настя.
  - Саша, можешь сейчас приехать? - голос срывающийся, она плачет, что-ли?
  - Что-то случилось?
  - Да, не по телефону, приезжай, пожалуйста.
  Беру такси, всю дорогу ломаю голову. Расплатившись, почти бегом врываюсь в дом. Настя заплаканная виснет на шее
  - Папу арестовали
  - Как? За что?
  - Не знаю, дядя Коля, папин друг заезжал, сказал, сегодня сообщили в управление, за что неизвестно.
  - Вот это дела..... А мама знает?
  - Откуда, я даже не знаю в каком она городе.
  Глажу по голове, что я могу сделать? Хотя стоп! А Лариса? Точнее её муж. Телефон её я знаю, правда два года не звонил, ну и пусть.
  - Спокойно Настюша, сделай чай крепкий себе и мне, а я кое-кому пока позвоню.
  Набираю номер, долго идут гудки - нет дома? Наконец трубку берут. Мужской голос, муж, как же его зовут.....а вспомнил!
  - Здравствуйте Сергей Леонидович. Это Саша, помните, тот который Ларису лечил.
  - Еще бы не помнить! Здравствуй! Ты Ларисе звонишь? Что-то случилось?
  - Скорее Вам. Да случилось. Мой куратор, Шапошников сейчас в Москве и поступила информация, что его арестовали. Можно что-нибудь узнать о причинах?
  - Это не моё ведомство. А что ты так о нем волнуешься?
  - Он отец моей .....невесты.
  - Серьезно? Уважительная причина. Обещать ничего не буду, попробую узнать. Это твой номер?
  - Это его номер, я буду тут.
  - Хорошо, завтра позвоню. Тут Лариса трубку вырывает
  Я повторил просьбу Ларисе, только более драматично, рассказал, что у нас планируется свадьба, а тут такое.... Рушится счастье. Лариса явно прониклась, надеюсь, на мужа наляжет. Настя принесла чай и сидела, слушала.
  - Это кто? Они могут помочь? - спросила, когда положил трубку
  - Помочь не знаю, а узнать, думаю, смогут. Эх, почему меня никогда не звали генсека полечить. Андропова вот может, вылечил бы и сейчас живой был, и я мог к нему обратиться. И Черненко тоже видно больной. Наверное, ждут, не дождутся, когда место освободится.
  В эту ночь мы спали вместе. Только без интима. Просто лежали, обнявшись, потом я немного помог Насте уснуть. Потом уснул сам.
  - В институт пойдешь? - спрашиваю утром проснувшись. Настя проснулась раньше меня, лежит задумавшись.
  - Надо пойти. А вдруг звонить будут?
  - У тебя же автоопределитель, с памятью. Вернемся, посмотрим, звонили - перезвоним. Нет - сам вечером еще позвоню. Нечего стесняться, когда им нужно они не стесняются.
  На занятиях Настя немного пришла в себя, хотя все равно мне приходилось прикрывать её, чтобы не схлопотала пару. Слишком уж отвлеченная была. Только закончилась последняя лекция, сразу потащила меня домой.
  - Давай быстрее, вдруг звонили.
  - Звонили, перезвоним. От нас все равно ничего не зависит.
  Приехав проверяем телефон, звонки были, но не от тех, кого ждали. Настя приуныла.
  - Позвонишь?
  - Вечером. Он все равно на работе сейчас, оттуда, наверное, и звонить не будет. Давай обедать и учить анатомию, ты по ней плаваешь.
  До вечера старался занять Настю, чтобы меньше думала об отце. Получалось плохо. Часов в шесть вечера - звонок. Настя хватает трубку.
  - Алло? Мама! Ты где? Нет, не со мной. Папу арестовали. Нет. Не знаю. В Москве. Ничего не знаю, ты когда вернешься? Да, хорошо. Я с Сашей. Да. Нет. Я тебя тоже. Жду.
  - Мама завтра вернется - положив трубку говорит Настя - может позвонишь?
  - Рано еще, потерпи - в этот момент раздается звонок. Номер Ларисы, беру трубку
  - Саша - голос Сергея Леонидовича - по твоему вопросу. Это не телефонный разговор, единственное, что могу сказать - скоро он вернется. Так что сами узнаете детали. Можешь успокоить невесту. Сообщи когда свадьба, Лариса обещала подарок.
  Настя, услышав сообщение (я переключил телефон на динамик) повисла у меня на шее, я чуть не упал.
  - Ура! Сашенька ты просто ....чудо! Я так тебя люблю!
  - Я тебя тоже - вот и первое признание в любви, хотя я и не очень в этом уверен. А куда деваться, и невестой обозвал. Невеста явно повеселела, но спать меня попыталась опять уложить отдельно.
  - Я тогда в общежитие лучше поеду - смотрю на неё укоризненно. Типа, я тут стараюсь для семьи, а меня как собачку на коврик.
  - Ну Саша, я ..блин, ну не знаю. Я боюсь!
  - Тебе скоро 18 уже, а ты как маленькая. Потом сама смеяться над собой будешь.
  - Ты не понял, я не секса боюсь. Того что ты меня бросишь после этого. Вам всем мужикам одно надо.
  - Если бы мне 'это' было надо, то полная общага готовых на все в любой момент. А я тут как дурак, оправдываться должен, что я не такой.
  Шансов у неё не было! Вздохнув, она отправилась в душ, а я в предвкушении нарезал круги по комнате. О! Чуть не забыл, достал с куртки презерватив, которые с некоторых пор ношу с собой, спрятал под подушку. Опять целый час мыться будет, я не выдержу. Пойти спинку потереть?
  Только я подошел к двери ванной, намереваясь поцарапаться в дверь, как раздался звонок. От неожиданности я вздрогнул, не сразу понял, что звонят в дверь у ворот. Мама вернулась? Нет, Настя только с ней разговаривала, не могла так быстро. Кого там принесло в такое время?
  Набросив куртку выхожу
  - Кто?
  - Санька дело есть, срочное - Макс? Какого ему надо?
  - Ты как меня нашел?
  - В общаге сказали с кем ты, дальше дело техники. Брат, с Рустиком опять беда, передозировка, под капельницей лежит, но врач говорит шансов мало. Только на тебя надежда.
  -Твою ж мать, у меня тут девчонка лежит, а я должен наркомана какого-то спасать. Я что, скорая помощь? - Внутри понимаю, что все равно поеду, но надо же на ком-то оторваться.
  - Да девчонок мы тебе сколько хочешь сделаем, разденем и разложим, только работай!
  Настя выглядывает из дверей дома. С мокрой головой, еще простудится, её потом тоже лечи.
  - Настюша, я ненадолго съезжу, помочь нужно человеку.
  - Да? Ну ладно, возьми ключи тогда, чтобы меня не будить - вот как, она даже не возражает. Даже с облегчением восприняла, точно надо предложением Макса воспользоваться.
  - Макс - спрашиваю уже в машине - я слышал ворам в законе нельзя детей иметь?
  - Семью вроде как нельзя, точно не знаю. Рустик не сын Резо, он так называет его. Вообще он сын его брата, то есть племянник. Брата убили, когда Рустику года 3 было, его с женой в квартире зарезали, а Рустик под кровать спрятался. Резо вышел с отсидки, забрал его с детдома, бабок пришлось отстегнуть, чтобы отдали.
  - Ну и что же Рустика не устерегли? Толку что я его лечил, он на радостях вот и вкатил дозу двойную наверно.
  - Через окно удрал. С третьего этажа. Хорошо, что барыга привез его сразу, как понял что не то, понимает, его сразу в асфальт закатают.
  Может это из-за моей кодировки? Вдруг это действует? Тогда и меня могут, в асфальт.
  Врач, по-моему, преувеличил, парень был хоть и без сознания, но смерть ему не угрожала. Быстрее всего решил перестраховаться, если что пойдет не так. Так что много усилий мне тратить не пришлось, почистил кровь, привел его в чувство.
  - Рустик, ты мне не поверил? Если бы меня не успели привезти, тебя бы уже не было. А я другой раз и не поеду. Следующая доза будет для тебя последней в жизни.
  - Не знаю, что на меня нашло. И не хотел сильно, а думаю последний раз покайфую и все. Вот и покайфовал ...
  Макс ждал в машине. На 18-летие отец подарил ему новую машину - ВАЗ 2108.
  - Хочешь тебе такую сделаем? С завода пригнали!
  - Зачем мне машина? Куда мне ездить?
  - Надумаешь, скажешь. Что, по бабам?
  - Нет. Отвези где взял.
  Настя естественно уже спала. Или притворялась. Ладно, пошел спать в гостиную. Время уже второй час ночи.
  Утром проспал, впервые в жизни. Просто забыл установить внутренний будильник на нужное время, а лег поздно. И Настя, надеясь на меня будильник не заводила. В итоге первую лекцию прогуляли. А на второй меня вызвали в отдел кадров.
  - Сегодня в 14.00 тебе нужно явиться по адресу ул. Московская 16. Вот повестка.
  - А что по этому адресу? - удивился я
  Начальник отдела кадров, упитанная женщина лет 40, пристально на меня посмотрела.
  - Комитет государственной безопасности.
  Вот как. Там я ни разу не был. Сергей Николаевич всегда сам приезжал. Ладно, съездим.
  Сегодня впервые повели в морг, ознакомительный поход. Я с мертвецами дела не имел пока, чувство было не очень комфортное. Подходим к зданию, все шутят, маскируют тревогу. Внушаю себе - ничего страшного, тут в нос бьет запах, запах смерти. Все сразу приумолкли, только туфли цокают по бетонному полу. Заводят в секционную - комнату для вскрытий. Стоит два больших металлических стола, огромный светильник над каждым столом, в поддоне лежит набор инструментов - нож, пила, молоток, кусачки и еще непонятного назначения.
  - Меня зовут Олег Борисович, судмедэксперт - представляется вошедший врач. Устраивайтесь поудобней, сейчас я вам продемонстрирую процесс вскрытия тела. Чай, кофе никто не желает?
  Лица у многих наших ничем не отличаются от клиентов этого заведения. На шутку никто не реагирует.
  Два санитара закатывают тележку, снимают простынь, под ней обнаженное тело мужчины. Перекладывают тело на стол. Олег Борисович берет скальпель, делает разрез и заворачивает скальп с головы на лицо, потом берет дисковую электропилу. Две минуты и черепная коробка снята. Несколько движений и в руке у него мозг.
  - Как вам такой большой орех? Никто не желает попробовать?
  Ну сволочь, мне то ничего, а некоторые девчонки уже держаться за рты. Процесс тем временем продолжается, ловким движением разрезается живот, кожа подрезается как сало на кабане и заворачивается в стороны, большими кусачками перекусываются ребра, поднимается грудина и перед нами внутренности во всей красе и запахе. Быстрое мелькание скальпеля и на стол последовательно ложится сердце, легкие, печень, желудок, почки. Если он сейчас еще пошутит про суповой набор, кому-то придется мыть полы. Кишечник, кишки, стол уже завален, вырезается пищевод. Практически остались только ребра и мышцы. Потом начинает разбираться с каждой частью отдельно, разрезает, кромсает на пластины, рассматривает, некоторые откладывает на отдельный поднос. Долго ковыряется в желудке, откладывает в пробирки. И в конце весь этот ливер запихивается обратно в тело, кроме оставленного на экспертизу. Края кожи стягиваются, зашиваются, смывается кровь и готово. Можно одевать и отдавать родственникам.
  - Молодцы - говорит Олег Борисович - хорошо держались. Редко без обмороков обходится.
  Не знаю как остальные, а Настя, если бы я не держал, точно отключилась. Из морга почти на руках её вынес. На свежем морозном воздухе начали приходить в себя.
  - Кто как хочет, а я сейчас по водке - Леха закуривает - иначе от этого запаха не избавится
  - Ты меня проводишь домой? - Настя еще не оклемалась - Мама должна приехать. Смотрю на часы.
  - Да, только давай быстрее, мне через час на Московскую надо. Ты там была кстати?
  - Нет, рядом была, а внутрь не заходила. Если что, там папин друг Николай Иванович, фамилию забыла.....
  - Ничего страшного, разберусь.
  Проводил Настю до дома, внутрь не стал заходить, некогда. Бегом опять на трамвай, как раз к 14.00 подошел к зданию. Захожу, предъявляю дежурному повестку.
  - Паспорт - молодой лейтенант старается быть строгим. Даю паспорт, внимательно вглядывается в фото, листает страницы.
  - Второй этаж, кабинет 16 - отдает мне документы
  Поднимаюсь, нахожу дверь с номером 16. Стучу, не дождавшись никаких ответных звуков, тяну дверь на себя. Небольшой кабинет, стол, сейф, шкаф. За столом смутно знакомый мужчина в гражданском. Вспомнил, это он тогда за Германом приезжал.
  - Проходи, присаживайся - указывает на стул - я сейчас освобожусь.
  Сажусь, пока он заполняет какой-то бланк, изучаю его. Судя по внешности, лет 35, здоровье почти идеальное, немного жирка на животе. В карманах документы, кошелек, почти пустой, расческа, презервативы. Джентельменский набор.
  - Итак - отодвигает бланки в сторону - Давай знакомиться. Я Горин Валерий Евлампиевич. Теперь я явлюсь твоим куратором. В связи с этим у меня к тебе несколько вопросов.
  - А вы уверены, что Сергей Николаевич не вернется? - перебиваю его
  - Это не имеет значения - хмурится он - в дальнейшем с тобой буду работать только я
  Я пожимаю плечами. О какой работе он говорит?
  - Как следует из твоего дела, ты можешь лечить практически любые болезни. Это так?
  - Нет, не так. У меня хорошо получается с кожными и с некоторыми внутренними. Но абсолютно ничего не могу сделать при психических, генетических, травматических болезнях. ДЦП, диабет, гемофилия, СПИД и многое другое мне не поддается.
  - Все равно спектр очень большой. Не использовать такие возможности для общества преступно. Но и контроль должен быть серьезным. Я обсудил вопрос с руководством, для тебя будет выделено место, где ты сможешь принимать больных, запись и все финансовые расчеты будет вести наша сотрудница. Естественно плата за лечение будет поступать в доход государства. Но тебе будет выплачиваться зарплата, сумму обсудим позже.
  Я немного офигел. Вот это наезд! Послать его? Что мне могут сделать? Из института попрут, это они запросто. А может начальство не в курсе, сам решил заработать?
  - Я вообще-то учусь. Когда мне вести прием, я не успеваю с учебой.
  - Ты можешь в институт и не ходить, диплом тебе выдадут.
  - Зачем мне диплом, если я ничего не буду уметь? Я планирую хирургией заниматься, моих способностей для этого недостаточно. Максимум что я могу - это один день в неделю выделить на лечение - пытаюсь торговаться
  - Хорошо - с явной неохотой соглашается он - пока начнем с одного дня, потом посмотрим.
  
  Через два дня Новый год. Курсовые все сдал, можно расслабиться. Сегодня одна лекция по психологии и можно ехать домой. Должен приехать в отпуск Юрка, он помощник штурмана, плавает по заграницам. Нужно придумать, что подарить Насте на Новый год, даже не представляю.
  Выхожу из общежития вместе с Маринкой с нашей группы.
  - Привет Марин, у меня к тебе вопрос как к женщине
  - Какой ужас! Я уже женщина.
  - Я в смысле, как к представителю женского пола
  - Да спрашивай уже, все равно я обиделась.
  - Что можно подарить девушке на Новый год? Вот что бы ты хотела получить от Руслана в подарок?
  - Я хочу машину, квартиру и в Сочи. А Насте ребенка подари, а то сильно выделывается
  - Да? Не замечал. Ребенок не новогодний подарок и готовить нужно было тогда в марте.
  - Ну тогда что-нибудь из золота. Оно всегда в цене.
  - Ясно, спасибо, подумаю.
  А вот и Настя, дожидается у входа в институт.
  - Иди ка сюда - тащит меня в сторону. Достает из сумочки ....презерватив - Что это такое?
  - Как что? Резиновое изделие, предохраняющее от нежелательной беременности.
  - А что оно делало у меня под подушкой? Мама вчера решила переслать мне постель и устроила допрос. Я чуть от стыда не сгорела.
  - Ой блин, я за него и забыл. Прости зая. Хочешь, маме твоей расписку напишу, что ничего не было. Хотя уже давно должно было быть.
  - Это еще она за папу переживает, так что не сильно меня воспитывала. Вот на Новый год придешь, и будешь объяснять.
  - Если только на Рождество. На Новый год брат приедет, я его три года не видел.
  - Значит еще и Новый год мне без тебя встречать - у Насти заблестели глаза
  - Поедем ко мне
  - После этого сюрприза кто меня отпустит. Да и маму одну оставлять сейчас не могу. Ты сегодня уедешь?
  - Завтра. Утром заеду, поздравлю вас. Пойдем, а то опоздаем на лекцию.
  Психологию читал профессор Кошкин Алексей Петрович. Рассказывают, что он владеет гипнозом, иногда демонстрировал студентам. Вот сегодня мы и стали просить показать нам его умения. Новый год все-таки, настроение не учебное. Он сначала отнекивался, в конце концов согласился.
  - Мне нужен доброволец, можно несколько - все молчат, желающих нет. В это время заходят двое опоздавших - Игорь и Мая.
  - Отлично, вот и подопытные кролики! - кролики в недоумении смотрят на всех, что за опыты?
  - Подходим сюда - Алексей Петрович берет со стола линейку, становится перед парочкой - Смотрите на конец этой линейки - он слегка покачивает ей перед их лицами
  - На ней есть цифры, но вы не можете их рассмотреть, потому что вы не выспались, вы зеваете, вы сонные, у вас закрываются глаза, вы все слышите и можете говорить, ваше сознание затуманено, солнце слепит вам глаза, они закрываются, вам хорошо. Вы расслаблены и довольны. Правда, вам хорошо? Сейчас вы будете делать то, что я вам скажу. Мая ты сейчас маленькая девочка, тебе шесть лет. Скажи, ты хочешь в школу?
  - Нет, не хочу - неожиданно тонким капризным тоном отвечает Мая - там мальчишки, они будут обижать, за косички дергать.
  - Ты знаешь стишки? Прочитай нам что-нибудь.
  - Мишка косолапый, по лесу идет, шишки собирает, песенки поет.
  - Молодец. Постой пока тут. Игорь подойди ко мне. Скажи, у тебя есть девушка?
  - Нет
  - А тебе нравится кто-нибудь?
  - Да, Ира Полякова. Только я боюсь к ней подойти, вдруг она пошлет меня.
  В аудитории приглушенный смех. Все поворачиваются, смотрят на Иру. Та улыбается, довольная.
  - Не бойся. После занятий ты подойдешь к ней и пригласишь её в кино. Повтори.
  - После занятий я подойду к Ире и приглашу её в кино.
  - Профессор, скажите, пусть меня лучше пригласит! - просит Аллочка Беднова, толстая рыжая девчонка.
  - Да щас! - возмущается Ира - он сказал, что я нравлюсь! Пусть тебе кого-нибудь другого загипнотизируют.
  - Тихо! Игорь, Мая, сейчас вы проснетесь, будете чувствовать себя отдохнувшими и все что вам снилось, забудете. На счет четыре вы проснетесь. Один.....два.....три......четыре!
  - Так что вы хотели сказать? Почему опоздали? - уже другим голосом спрашивает профессор у немного растерянных подопытных.
  - Людей много, в автобус не влезешь - оправдывается Мая
  - Хорошо садитесь.
  После лекции я задерживаюсь, когда все выходят, подхожу к профессору.
  - Алексей Петрович, а вы сами учились гипнозу или у вас был учитель?
  - А что? Хочешь научиться?
  - Да, если можно.
  - Для этого нужны определенные способности. Не у всех они есть.
  - Я могу усыпить почти любого с помощью рук, но они сразу в стадию глубокого сна попадают, а так чтобы говорить и ходить....
  - А, так ты тот самый вундеркинд с феноменальными способностями? Ты действительно можешь лечить руками или это все сказки?
  - Это правда. И не только лечить. Если возьметесь меня обучать, я могу вам много интересного рассказать.
  - Хорошо, после праздников проверим, есть ли у тебя необходимые данные для этого.
  Заручившись таким обещанием, довольный, отправляюсь искать подарок Насте. Да и маме её нужно. И своим всем. Хорошо деньги пока есть. Начинаю с ювелирного. Выбор небольшой и ничего мне не понравилось. Выхожу разочарованный.
  - Парень, что интересует? Есть изделия, недорого - коротышка, ниже меня на голову, но шире наполовину. В руках дипломат.
  - Покажи
  - Давай отойдем, в подъезде тут рядом.
  Идем к соседнему дому, там поднимаемся на пролет, там светлее. Открывает передо мной дипломат. Кольца, цепочки, серьги. Сначала мне понравились серьги с синими камешками. Но присмотревшись к ним внимательней, заметил, сверху одно покрытие дальше другой состав.
  - Бери, классная вещь, и недорого - рекламирует продавец
  - Подделка. Зачем мне железо?
  - Какая подделка, можем пойти проверить - горячится коротышка.
  - Можем. Резо знаешь? Я куплю у тебя, но если это туфта, потом с ним будешь разговаривать.
  - Возьми лучше вот эти - меняет тон - дороже, но того стоят.
  Эти действительно однородного состава, пробу определить не могу, конечно. Более массивные, с красными камешками. Можно маме взять.
  - Сколько?
  - Только для тебя 200 рублей.
  - Давай 150 и еще возьму что-нибудь
  - 180 и на остальном скину еще.
  Выбираю для Насти кулон в виде сердечка на золотой цепочке. Ну а для мамы её, цветов будет достаточно.
  Думаю о подарках для отца и Юрки, ничего на ум не приходит. Брожу по рынку, рассматриваю сувениры, галантерею.
  - Какие люди! - оборачиваюсь, Арсен, в компании двоих молодых парней - скупляешься к празднику?
  - Привет! Да вот подарки выбираю брату и отцу, ничего интересного не могу найти.
  - Подарки? Дай подумать.....Брату сколько?
  - 25. Он моряк.
  - Пойдем, что - то сообразим.
  Идем в конец рынка, там столики, жарят шашлык.
  - Давай перекусим пока - присаживаемся за крайний столик, сразу же к нам подлетает паренек лет 15, на столе моментально появляется скатерть, салфетки, соль, приборы. Это при том, что на остальных даже грязные тарелки не убраны.
  - Марат, нам как обычно, водочки, а Лекарю....ты что будешь? - обращается ко мне
  - Сок томатный - Мне уже кличку дали?
  - И позови Камиля - вслед убегающему пацану крикнул Арсен.
  Через пару минут подошел смуглый парень с шрамом на всю щеку. Я еще подумал - долго такой убирать. Арсен отошел с ним, коротко переговорил, тот кивнул и ушел.
  - Как Резо? И Рустик? - интересуюсь своими пациентами
  - Резо ходит уже, на Новый год с нами будет. За Рустиком следим, клянется что все, завязал, но лучше пусть под контролем.
  Принесли шашлык. Куски были такие огромные, я подумал и половины не съем. Но мясо просто таяло во рту, даже не заметил, как умял все. Умеют же готовить! Тут появился Камиль, положил перед Арсеном сверток. Тот аккуратно развернул, два ножа. Один большой, охотничий, таким кабанов резать только, а второй обоюдоострый, как кортик.
  - Вот. Ручная работа, на зоне такие мастера только есть - подвигает мне Арсен ножи - как считаешь, на подарок сойдет?
  - Да, классные! Сколько я должен?
  - Пять копеек.Это мы тебе еще должны. А девушке своей подарок выбрал? А то побрякушек принесут - отберешь.
  - Спасибо, уже купил. Возле ювелирного торгует мужичок.
  - Миха Колобок? Толстый такой?
  - Да, наверное
  - И что он тебе впарил? Покажешь?
  Я достал покупки положил на стол. Кулон Арсен оставил, а серьги спрятал в карман.
  - Нельзя их дарить, грязные они. Замену тебе принесут, ты где будешь, у барышни?
  - Нет, в общаге
  - Вечером занесут. Впредь что нужно будет, говори мне. Нет такого, чтобы я не смог достать. Все братишка, нам пора, тебя завезти?
  - Нет, мне еще продуктов купить домой надо. Где мне тебя найти если понадобится?
  - Можешь здесь Камилю передать. Сейчас я вас познакомлю.
  Мы зашли в небольшой вагончик , кроме Камиля и пацана там была еще девушка.
  - Это Лекарь, вы о нем слышали - представил меня Арсен - будет с чем обращаться, считайте от меня исходит. Это Лева - показал на пацана - а это Алька (девка).
  Выйдя мы распрощались, я поблагодарил за подарки. Купив еще фруктов и сладостей, поехал в общежитие.
  Вечером в комнату заходит незнакомая симпатичная девушка. Я еще подумал, что не видел раньше её
  - Я от Арсена. Кто Саша Лекарь?
  - Я. А тебя как зовут?
  - Алиса. Выйдем.
  В коридоре она положила мне на ладонь серьги. Почти такие же по форме только с синими камешками
  - Устраивает?
  - Да спасибо, вполне.
  - Тогда я пошла
  - Стой! Может тебя проводить?
  Она смерила меня оценивающим взглядом.
  - Боюсь, у тебя здоровья не хватит, меня провожать. Отвечай потом за тебя.
  - Да ладно, настолько плохо?
  - Мальчик, не ищи приключений, они сами тебя найдут. Прощай.
  Не очень и хотелось, подумал я. Действительно, неизвестно в каком районе она живет и кто её парень. Не так уж давно я в больнице был.
  Утром заезжаю к Насте, по пути купив два букета, розовые и белые розы. Розовые Насте, Белые вручил маме. Ожидал, что вспомнит за презерватив, но она ничего не стала говорить, явно была расстроена. За Сергея Николаевича никаких известий не было пока. Зайдя с Настей в комнату, вручаю ей кулончик. Да, женщины золото любят, особенно блондинки. Был расцелован, правда и по рукам получил, когда полез под футболку. Недолго побыл у них, пообещал приехать на Рождество. Настя поехала провожать меня на вокзал. Там столпотворение, студенты все едут по домам, билетов нет. Ехать стоя в битком набитом автобусе? Три часа почти.... А что я голову ломаю, деньги есть, возьму частника. Их тут пасется много, выбираю пожилого мужика на шестерке, договариваюсь за 50 рублей. Целуемся с Настей на прощанье и вперед.
  Юрка уже дома, обнимаемся.
  - Возмужал Санька, по девкам небось ходок хороший? - шутит Юра
  - Надо же кому-то в семье мужиком быть, ты вон до сих пор не женишься - парирую я
  - Жена моряка - чужая жена. На пенсию пойду тогда и женюсь.
  Новый год дожидаться не стал, вручаю подарки сразу. Для бабушки привез шерстяной плед - она любит, укутавшись, перед теликом сидеть. Ножи сразу решили испытать - откормленный хряк ждал в сарае, как раз сегодня собирались резать.
  Не буду расстраивать читателей описанием процесса, скажу коротко - подарками остались довольны.
  Давно мы в полном составе не встречали Новый год. 1985-й. Через 15 лет - новое тысячелетие.
  
  6 января, провожаю Юрку в аэропорту. Возвращается в свой порт Находка. Когда теперь увидимся следующий раз. Самолет в Москву оттуда - Владивосток. Попрощались, писем писать не обещаем, он по полгода в плаванье, куда писать.
  С аэропорта еду сразу к Насте. Соскучился, давно настолько времени не расставались. На пороге меня встречает Сергей Николаевич.
  - Кутю принёс?
  - Сергей Николаевич! Как я рад Вас видеть!
  - В смысле на свободе? Я тебе тоже рад, проходи, Настя уже заждалась.
  А вот и она, виснет у меня на шее, прямо при отце. Я даже засмущался, но обнял и поцеловал. В щечку.
  - О времена, о нравы! - Сергей Николаевич поднял глаза к потолку - Успеете еще нацеловаться, пойдем, поговорим.
  Заходим в его комнату, я рассказываю про визит в 'контору' и про их предложение, или точнее требование.
  - Странно это все. Зарплату они тебе могут оформить как внештатному сотруднику, правда небольшую. А вот с клиентов деньги брать - не могут. Нет у них такой возможности, официально. Не хозрасчетная мы организация. Сами по себе тоже на такое не пойдут, не дураки. Значит дали команду сверху, но не понимаю зачем? Не из-за денег точно. Я к сожалению ничего не могу узнать. Подставили меня на одном деле, можно сказать чудом вывернулся. Но переводят с понижением в другой город - Семипалатинск. Послезавтра еду. Марина (жена), пока тут остается, устроюсь, потом приедет. А вам с Настей нужно в Москву перевестись. Тебе здесь покоя не дадут, да и ей там лучше будет. В Москве моя сестра живет, на первое время будет где устроиться.
  - Первый курс все равно тут заканчивать, потом видно будет - идея с переводом меня не очень вдохновляет - А из-за меня не могли Вас подставить?
  - Да вот в свете сказанного тобой не исключено. Многие тобой интересовались, если бы я не прикрывал, ты бы уже трудился не покладая рук, где-нибудь в Москве оздоровляя наше сборище пенсионеров в ЦК. Большинство твоих возможностей они не знают. Ты ведь можешь не только руками лечить, а и видеть, причем не только живую материю?
  - Откуда вы знаете? - я пораженно смотрю на него
  - Радуйся, что другие не знают. Тогда за твою свободу можно будет забыть. Шагу не ступишь без сопровождения. Но не исключено, что подозревают о том, что скрываешь свои способности. И вероятнее всего хотят тебя подловить. То, что там будет напичкано и подслушка и видеонаблюдение это однозначно.
  - Если так то и Москва не выход. Там еще легче будет меня достать
  - Там есть у меня связи, благодаря им я так легко отделался. Да и у тебя знакомые, мне сказали, что моей судьбой интересовались из внешней разведки.
  - Это Сергей Леонидович, наверное. А может мне под его крыло податься? В разведке с моими способностями много возможностей открывается.
  - Давай не будем спешить с решением. Насколько я тебя знаю, разведка не для тебя. Если прижмет, как запасной вариант пусть будет. Пока для тебя главное закончить институт. Поэтому, ссориться ни с кем не нужно, но и на голову сесть не позволяй. Хотят, чтобы лечил, соглашайся, но на твоих условиях, не берись за всех подряд, не показывай всех своих возможностей. Главное - никому не доверяй, среди твоих одногрупников, как минимум человек пять работает на органы.
  - И что мне, всю жизнь вот так боятся чего-то?
  - А как ты хотел? Всё, что не вписывается в систему, берется под контроль. Можешь, конечно, просто послать всех, ты не принимал присяги, не давал подписок. Напрямую тебе ничего сделать не смогут, но осложнить жизнь это запросто. Забудь про свой дар и живи обычной жизнью, если сможешь. Иначе любой человек, которого ты лечил, может оказаться подставным. Обвинят в нанесении ущерба, незаконную коммерцию припишут. И тогда тебя уже поставят перед выбором - сесть или писать согласие работать на органы.
  - Понятно. Но, допустим, приведут мне смертельно больного ребенка, я не смогу сказать, что не могу ничего сделать, я буду пытаться спасти его, так что скрывать у меня не получится.
  - Вот поэтому я еще раз повторю - продержись, пока получишь диплом врача. Потом станет проще, привлечь тебя уже не смогут, а с твоими способностями быстро пойдешь вверх. Так что будь осторожен, как сапер. Деньги ни у кого не бери. Никогда не спеши, говорить, подписывать, соглашаться. Обдумай, есть возможность - отложи решение. Если будет совсем плохо - дашь знать, найду возможность приехать.
  После беседы мы с Настей поехали в пригород, я решил навестить Костика, мальчика с гемофилией, обладающего схожими способностями. Приехали удачно, застали дома всю семью. Как оказалось у них пятеро детей! Костик старший, меньшему - два года. Нас усадили за стол, праздник все-таки. Как оказалось моего лечения хватило месяца на четыре, потом снова пошли осложнения.
  - Почему не приехали ко мне? Я же говорил где меня можно найти - стал укорять я. Хотя и сам виноват, надо было раньше их навестить.
  Около часа провел с Костиком, подлечил, потом экспериментировали. Посмотрел его братьев с сестрами, отобрал двоих, у одного была простуда, немного бронхи отличались, у другого проблемы с почками. Тоже видимо простудил. Спрашиваю Костю
  - А ты ничего кроме порезов и синяков не пробовал лечить?
  - У папы спина болела, я массаж делал, помогло, а больше ничего.
  - Ладно, я буду показывать, куда прикладывать силу и посмотрим, что получится.
  Получалось неплохо. Медленно, но пораженные органы восстанавливались. У меня бы это получилось раз в пять быстрее, но в его возрасте, примерно, и у меня была такая сила. Так что можно считать он не слабее меня. Только не может сам определить, что лечить нужно, а если показать или человек с точно поставленным диагнозом справится вполне.
  Поговорил с родителями, объяснил какие возможности у их ребенка, предупредил о возможных проблемах, пусть сами думают скрывать или нет. В разговоре выяснилось, что лет в пять Костика ударило током, причем пару минут он находился в состоянии клинической смерти, хорошо, что мама медсестра и была рядом. Искусственное дыхание, массаж сердца, вернули его к жизни. Видимо после этого и появились способности.
  - Костя, тебе уже деваться некуда, твое призвание медицина. Учи биологию усиленно, я тебе привезу книги, будешь изучать болезни, органы. Постараюсь чаще вас навещать и вы, если будут проблемы - не стесняйтесь, сразу приезжайте ко мне.
  Ждем автобус в город, морозно сегодня. А Настя блин, в тоненьких колготках.
  - Может, такси возьмем? Замерзнешь.
  - Ничего, нормально. Ты у нас ночуешь?
  - Нет, какой смысл?
  - То есть как какой? Ты не хочешь со мной провести вечер?
  - Проведем, можем в кино сходить
  - Ой, блин! Я забыла, сегодня Алиске день рождения, она меня еще перед Новым годом пригласила. Едем?
  - Кто такая Алиска?
  - Мы с ней в лагере вместе были, иногда общаемся.
  - Так меня не приглашали
  - Глупости какие, там все парами будут, я сразу подумала, что с тобой пойду.
  - Не люблю я такие мероприятия, все пьют, а мне нельзя. Поехали если хочешь. А подарок?
  - Я косметику подарю, у меня с собой, а ты цветы купишь.
  Добрались, когда уже стемнело. Настя показала ярко освещенные окна на втором этаже, оттуда слышалась громкая музыка
  - Вот её квартира. Веселье в разгаре.
  Звонок за громкой музыкой явно никто не слышал, но дверь оказалась открытой, мы вошли. Сразу в коридоре, наткнулись на парочку целующихся, они не обратили на нас внимания, продолжая заниматься своим делом. В зале гремела музыка, несколько человек танцевали, другие сидели за столом. Настя принялась целоваться с девчонками, похоже, она многих знала, я стоял как дурак с букетом. Пойду-ка я на кухню, найду, во что цветы поставить. На кухне три девочки чесали языки.
  - Привет, куда мне цветы поставить подскажите.
  Они дружно уставились на меня.
  - Как ты меня нашел? - вот это номер! Одна из них оказалась та, которая приносила в общагу серьги.- Я же говорила тебе - не ищи приключений!
  Две другие девушки быстро испарились.
  Я немного растерялся.
  - Да я не к тебе. Я со своей девушкой пришел на день рождения.
  - А вот ты где! - в кухню зашла Настя - Вы уже познакомились? Алисочка, с днем рождения дорогая!
  Так это у неё день рождения? Вот уж действительно мир тесен.
  - Поздравляю! - Я наконец-то избавился от букета.
  - Спасибо - Алиса как-то странно на меня смотрела, потом отвела взгляд. - Идемте, я представлю вас
  Мы вышли в зал, Алиса убрала звук.
  - Внимание! Это моя лучшая подружка Настенька, и её парень ....Саша - похоже не сразу вспомнила имя
  - Штрафную им за опоздание! - сразу поступило предложение. Я вздохнул, опять объяснять, отказываться. Однако никто сильно не настаивал, а Настя от шампанского не отказалась. Уселись за стол, я поклевал немного какой-то салатик, единственный остававшийся не сильно развороченный, музыку опять включили на всю. Парами были явно не все, девочек около 12, а парней человек 7. Могу немного ошибаться, все постоянно перемещались по комнатам, балконам, туалет, ванная, так что сосчитать было трудно. Пришлось танцевать с девочками, которые были без кавалеров, Настя не возражала, ей интересней было болтать о чем-то, недоступном мужскому пониманию. Когда уже стал мокрый от танцев ушел на кухню. Чай сделаю попить, на столах кроме спиртного напитков нет. На кухне та же компания из трех девушек. И опять две сразу ушли, оставив меня с Алисой.
  - У тебя чай есть? Или кофе - молчит, не знает, есть ли чай?
  - Да, сейчас сделаю - наконец отозвалась. Поставила чайник на газ. - А ты с Настей давно знаком?
  - Давно, с детства - вспомнилось мне наше первое знакомство
  - Странно, мне она ничего не говорила о тебе. Не похоже на неё.
  - А что, раньше говорила о других?
  - Нет, у неё, по-моему, вообще никого никогда не было. Я уж думала, что она лесбиянка.
  Я задумался, а может и правда .....
  - Так ты чай или кофе?
  - Давай кофе, спать еще нескоро.
  Она подошла и потянулась к полке, под которой я сидел. Короткая маечка задралась, перед моим носом оказался голый животик, точнее полоска животика с пупком. Меня бросило в жар, эротические мысли сразу посетили озабоченную голову. Когда уже, черт возьми, у меня будет секс! Большим усилием я удержался, чтобы не погладить по обнаженной полоске тела. Алиса достала кофе, отошла, глянула на меня, сдерживаемая улыбка промелькнула на лице. Смешно ей блин! А парня у неё, похоже нет, все кого я видел из парней были с другими. Странно, девочка красивая.
  Сделав кофе, подходит ко мне с чашкой. Я беру кофе, она стоит передо мной, смотрит, потом медленно проводит пальцами по моей щеке, губам ....разворачивается и уходит из кухни. Остаюсь медленно остывать. Допив кофе, иду смотреть, что там Настя. Она и еще человек шесть девчонок продолжают увлекательно что-то обсуждать, не забывая запивать это шампанским. Ну и подружка у меня, привела в незнакомую компанию и бросила, делай что хочешь. Кроме Алисы никого и та ...условно знакома. Вон та еще во время танца слишком уж прижималась сильно, но она уже перебрала, сидит, взгляд стеклянный. А Алисы не видно..... Иду в другую комнату, там парочка на диване обнимается, сколько тут комнат, еще одна...и еще ...четыре получается и два балкона с обеих сторон. Нахожу Алису на балконе, стоит, курит, перевесилась через перила
  - Почему именинница скучает? - подхожу, тоже смотрю вниз. Невысоко и сугроб внизу, можно спрыгнуть.
  - Хочешь развлечь? - поворачивается, оказываемся впритык лицом к лицу. В полутьме блестят глаза. Зеленые, сейчас не видно, на кухне рассмотрел. Медленно приближаю лицо к ней, жду, что отстранится, касаюсь губ. Её губы размыкаются, прижимаюсь, обнимаю за плечи. Спиртным от неё не пахнет, она тоже не пьёт? Табаком только, но не противно, а как-то возбуждающе, слишком возбуждающе, пуговицы на брюках сейчас по отлетают. Да, думаю, сейчас по законам индийского кино должна войти Настя. А сам руку уже запустил под майку, мну небольшую упругую грудь. Дверь балкона открылась..... нет, не Настя.
  - Мы помешали? - два парня с сигаретами
  - Нет, ничего - Алиса поправила майку и зашла в комнату. Я, спустя несколько минут тоже возвращаюсь. Бросаю взгляд на Настю - ой нет, пора её забирать, а то придется тут ночевать.
  - Настя, можно на минутку - силой вытаскиваю из-за стола - её ощутимо покачивает.
  - Что Саша, еще рано!
  - Как бы поздно не было. Ты хоть звонила домой? Ясно. Давай прощаемся и вперед.
  Прощание затянулось, когда стали наливать на посошок опять пришлось применить силу. В дверях Алиса расцеловалась с Настей, меня чмокнула в щеку, слегка прислонившись. И сунула в руку клочок бумажки. Записка? Положил в карман, потом посмотрю. Настю по ступенькам стянул почти на себе. На улице ночь, около 12. Я еще и дорогу не помню, сюда Настя вела, а от неё сейчас толку мало. Куда идти? По звуку машин прикинул направление к дороге. Настя хоть и легкая, но тротуары скользкие, пару раз упали и это я еще трезвый. Наконец выбрались к дороге, машин мало и такси не видно. Автобусы уже не ходят, а пешком слишком далеко. Настя увлеченно рассказывает о какой-то Тоньке, которая ездила в Болгарию. Я уже стал замерзать, а ей ничего, спиртное греет. Потом лишь бы нормально было. Ну что голова будет болеть, понятно. Вот не буду завтра лечить - пусть знает, как напиваться. Когда ноги вконец замерзли, остановилась 'копейка' Не такси, обычная. Мужик запросил десятку, да я и сотню бы отдал. Днем конечно - рубль по городу. Назвал Настин адрес, а куда еще? Достанется, конечно, за неё. Она мигом уснула в машине. Приехали, еле растолкал её. Только машина отъехала, сообразил - не надо было отпускать. Мне же в общежитие нужно. Настя хотя бы спокойней стала, растер ей немного лицо снегом. Заходим, она прячется за мной. Мама блин встречает, кто же еще?
  - Ой молодцы, что пришли! А почему не через неделю? Что ты, доча, там прячешься? А ну покажись! Да, Александр, я думала тебе можно доверять ребенка, а ты напоил его, неизвестно чем, неизвестно где.
  - Мама я не ребенок! И никто меня не поил...я сама..
  - Сама пила? Ужас, у меня дочь алкоголик!
  Еще несколько минут продолжалось пиление, пока не вышел Сергей Николаевич. Одним взглядом оценив обстановку он коротко дал команду
  - Идем со мной, пусть сами разбираются
  Провел в гостиную, указал на привычный мне диван.
  - Ванная знаешь где. Спокойной ночи.
  Утром просыпаюсь от боли в голове. И нос заложен, горло болит. Ноги вчера перемерзли. Вот тоже мне, лекарь. Бреду в туалет, в коридоре сталкиваюсь с Настей. В ночнушке, растрепанная.
  - Не смотри на меня - закрывает лицо руками. Да я на лицо и не смотрю.... пониже....
  - Иди первый, а то меня пока дождешься - предлагает она. Чем я сразу и воспользовался, быстро делаю свои дела, выхожу, пропускаю её, специально прижавшись. Иду на кухню, там Сергей Николаевич.
  - Завтракать будешь?
  - Нет - отвечаю сиплым голосом - Чего-нибудь горячего
  - О! Да ты простыл. Сейчас чаю с малиной сделаю. Потом Настю попросишь растереть водкой и под одеяло.
  - Да я только из-под одеяла.
  - Лучше полежать, а то сейчас болеть нельзя. Сессию еще не сдал?
  - Почти. Пару предметов осталось. Ничего серьезного.
  - Ладно, пей, я за билетом поеду.
  Пью горячий чай, немного прочищается горло, но башка трещит основательно. Заходит Настя, причесанная, умытая, но вид все равно помятый. И сразу нападает на меня
  - Ты зачем мне вчера дал напиться?
  - Ну здрастя! Что мне, надо было с рук у тебя вырывать бокалы? И вообще, бросила меня там скучать, никуда больше с тобой не пойду.
  - Да ты не очень и скучал, со всеми перетанцевал. Блин, как голова болит. Полечи меня, а?
  - Садись, попробую, если получится. - сосредоточится было трудно, боль отвлекала. Но минут за 10 ей стало чуть лучше. Тогда только она обратила внимание на моё состояние и принялась за меня. Притащила кучу таблеток, мазей, сиропов. Я замахал руками.
  - Ты что, добить меня хочешь? Я эту отраву пить не буду.
  - Тогда давай я тебе банки поставлю...или горчичники.
  - В доктора поиграть хочешь? Не со мной, я еще жить хочу - выбрал из кучи таблетку аспирина - Вот эту и все. Поеду в общагу, а то ты точно меня добьёшь.
  С трудом вырвался на свободу, пообещав завтра прийти проводить Сергея Николаевича. Стою, жду трамвай. В кармане нащупываю клочок бумаги, смотрю - номер телефона. Чей? Потом вспоминаю, Алиса сунула. Хотел бросить в урну..... повертел в руках... положил обратно в карман. Мутная она. И с блатными как-то связана. Вот и трамвай, доезжаю до своей остановки, теперь пройти метров 500 и в кровать, попытаться заснуть. А то меня что-то качает, похоже, температура.
  - Эй, парень! Стоять! - ко мне направляются два милиционера. Им то, чего нужно?
  - Что, с утра отмечаешь? Документы есть? - спрашивает сержант, упитанный боров, на поясе мегафон, дубинка, рация, выглядит как колобок, довольно смешно. Только мне не до смеха, с трудом понимаю, что он спрашивает.
  - Я не пил. Студенческий есть.
  - А чего шатаешься тогда - он принюхивается - Клей нюхал или еще что. Поехали с нами.
  - Куда поехали? Я болен, у меня температура.
  - В отделении разберемся - берет за плечо и толкает в сторону милицейского бобика.
  Сил сопротивляться нет. Пытаюсь с ним спорить, получаю толчок в спину. Ладно, поехали, в отделении позвонят этому, как его, Евлампия чертова, не помню фамилию. Хотя и телефон не помню. В отделении заставляют все выложить с карманов, забирают ремень и шнурки с ботинок и заводят в камеру, с решеткой. Наверно КПЗ. Там двое, мужик лет сорока и парень лет 17. Деревянные нары и стол, вся обстановка. Окон нет, тусклая лампочка. Молча прохожу, сажусь на нары. Становится всё хреновей, тошнит и голова кружится.
  - Перебрал паренёк? - спрашивает мужик. С наколками, похоже, из блатных
  - Нет, болею - отвечаю хриплым голосом. Горло опять обложено.
  - А за что же тогда сюда?
  - Рожа не понравилась. Скоты конченые.
  Проходит несколько часов, состояние времени теряется. Мужик по моему виду видимо понял, что дело плохо, подошел к решетке стал звать дежурного.
  - Опять буянишь Кислый? Дубинки захотел?
  - Начальник, пацану плохо, его к врачу надо
  - Завтра врач будет.
  - Он до завтра ласты склеит, тебе отвечать.
  Дежурный постоял, вглядываясь в меня. Наверно пришел к тому же выводу что и Кислый, пробормотал что-то про мать и стал открывать решетку
  - На выход! - пошатывает, но идти еще могу. Заводит в дежурку, не ожидая разрешения, падаю на стул. В дежурке двое ментов которые меня привезли.
  - Нахрена вы его сюда притащили? - с досадой спрашивает дежурный - И что теперь я с ним должен делать?
  - Так пусть штраф платит и валит.
  - Нет денег при нем. Три рубля с мелочью. Да и может не дойти, видишь, еле сидит. В больницу повезете.
  - Михалыч не парься, вызывай родственников, заплатят штраф и заберут. Есть у тебя родственники? - это уже ко мне
  Называю номер телефона Сергея Николаевича, единственный который помню. Дежурный набирает, о чем говорят, почти не понял. Договорив, тот достал бумагу, стал писать, что-то спросил, я не ответил.
  - Подпиши протокол - Подвигает мне лист и ручку. Пытаюсь прочитать, все расплывается. В голове всплывают слова - 'не спеши подписывать, говорить, соглашаться'.
  - Я не могу прочитать
  - Давай я прочитаю - берет бумагу, что-то о нарушении общественного порядка, какое-то поведение, понимаю с трудом. - Всё, подписывай.
  - Нет. Не буду. Я требую адвоката.
  - Ты охренел? Сейчас опять в клетку сядешь. Кто сейчас приедет, кому я звонил? Отец?
  - Нет. Тесть.
  - Ты еще и женатый? Тесть богатый? Ну, смотри, не подпишешь - не отпустим.
  Молчу. Сделав еще несколько попыток давления на меня, махнули рукой. Сидят, травят анекдоты. Прошло минут сорок, заходит Сергей Николаевич.
  - Здравствуйте. Почему его задержали?
  - Нарушал общественный порядок. В нетрезвом виде оскорблял прохожих - лениво цедит дежурный.
  - Он в нетрезвом виде? Лейтенант ты сам наверно пьяный? Начальник отделения кто? Севастьянов? Где он?
  - А вы собственно кто?
  Увидев перед собой красные корочки, дежурный вскакивает со стула.
  - Домашний номер Севастьянова мне, живо - Сергей Николаевич берет трубку, набирает названый номер.
  - Юрий Иванович, здравствуйте. Шапошников, узнали? Тут твои орлы чудят. Забрали больного студента и вымогают деньги. А это ты уж сам выясняй кто, я на тебя буду писать рапорт. Вот и пойдешь опять участковым, раз не справляешься. Ладно, я сегодня добрый. Разберешься сам со своими, но как минимум лишение тринадцатой зарплаты. Я проверю.
  - Быстро, вещи его вернули - бледный дежурный дрожащими руками достает все, что у меня забрали. Надеваю ремень, шнурки.
  - Пойдем - берет Сергей Николаевич под руку - А вам, приятного дежурства. Сейчас Иваныч приедет, поможет.
  - Ты почему удрал? - уже на улице допрашивает меня - Настю уже отругал, сейчас приедем еще добавлю. Да ты горишь весь! Может в больницу?
  - Не надо. Температуру сбить и все, ничего не болит.
  Он все равно завозит в приемное отделение, вызванный терапевт слушает, смотрит горло. Выдает диагноз - ангина. Направления на анализы, рецепты на лекарства. Заезжаем в аптеку и домой. Там меня пичкают таблетками, горячим молоком, Сергей Николаевич прогоняет Настю, сам растирает грудь и руки спиртом. Укутывает теплым одеялом
  - Все, до утра пропотеешь, будет легче. Но пока не вылечишься ни шагу отсюда. Врача на дом завтра вызовут.
  Уже засыпая, слышу, как он в соседней комнате песочит Настю. Она то, при чем, я сам ушел.
  Ночью просыпался несколько раз, жарко, раскрывался, потом опять просыпался укрытый. Очередной раз открываю глаза - светло, утро. Прислушиваюсь к ощущениям, голова болит, горло тоже, но температуры, кажется, нет. Встаю, ищу одежду, откуда-то залетает Настя.
  - Ты чего вскочил? А ну ложись!
  - Что ты пугаешь? - хриплю - В туалет мне надо.
  - Я горшок принесу.
  - Ты что совсем? Я ходить пока в состоянии. Сделай лучше попить горячего.
  - Халат вот папин одевай. И тапочки, куда босиком!
  Когда возвращаюсь, ждет с чашкой.
  - Ложись, быстро!
  - Спина болит лежать.
  - Давай разотру.
  Растирает спину, потом поит с ложечки чаем со смородиной.
  - Ты в институт собираешься? У тебя больше не сданных, английский, анатомия, что еще?
  - Врач справку даст, что за больным ухаживала. Потом сдам.
  Сергей Николаевич зашел, попрощался перед отъездом, улетает к новому месту службы. Настя осталась со мной, провожать поехала Марина Сергеевна.
  Два дня я выдержал лечение, на третий состояние почти пришло в норму, руки из-под одеяла все время пробирались к Настиным коленкам. Получив очередной раз по пальцам говорю
  - Завтра иди, учись, я пару дней продержусь без тебя.
  Настя сначала отнекивалась, но убедил. Три дня, потом воскресенье, всего провалялся неделю. Появляюсь в общежитии, вахтер оповещает
  - Тебя уже столько народу спрашивало. И звонили и приходили. Вот я записывала номера.
  Смотрю, в основном незнакомые, а вот это, кажется, из 'конторы'. Да пошли они! Иду в институт, договариваюсь с преподавателями физики и латыни, что сдам позже и уезжаю домой.
  Каникулы у меня, всё.
  
  Каникулы закончились, еду из дома. По пути на автобус встречаю Алину, сестру Ленки. Странно, Ленка на каникулы не приезжала.
  - Привет Алинка. Что Лена пишет? Почему не приезжала?
  - Нормально. Она на психолога учится. А на каникулах они группой поехали в Юрмалу.
  - Ясно. Будешь писать передавай привет.
  На первую лекцию опаздываю. Химия, не страшно. А вот потом психология, договорится о обещанных дополнительных занятиях. До аудитории не дохожу, перехватывает проректор.
  - Колесов! Опаздываешь? - кто не в курсе, Колесов это я.
  - Автобус опоздал Игорь Николаевич
  - Иди со мной, разговор есть - идём в его кабинет. Когда только поступил, у меня была с ним беседа. Я сказал, что мне запретили заниматься лечением, его это устроило, больше к этому вопросу не возвращались.
  - Тут такое дело Саша - начал он, когда мы уселись за его столом. - Может ты в курсе, что наш институт шефствует над детским домом-интернатом.
  - Нет, первый раз слышу.
  - Мы первокурсников не привлекаем, поэтому не знаешь. Так вот, там много детей больных, серьезными болезнями и ими никто не занимается. Я помню, что тебе нельзя лечить, но может мы как-нибудь обойдем этот запрет? Афишировать не будем, зачем ты туда ходишь, и воспитателям тоже знать не обязательно. Просто шефские посещения, а между делом незаметно, что сможешь, будешь делать. Я как там бываю, у меня просто сердце разрывается глядя на них.
  - Я не против. Что смогу сделаю. Давайте соберем с нашей группы несколько человек, шесть - семь не больше, раз в неделю будем ходить к ним. Только предлог нужен, самодеятельность или что еще.
  - Предлоги я вам буду организовывать, книги, продукты отнести. Или действительно кто поет, играет подобрать, мини концерты организуете. Да просто общение, и дети будут рады и воспитатели не возражают.
  Договорились, что состав группы сам подберу и на ближайшую субботу пойдем. Лекция уже кончилась, подхожу, как раз все выходят. Насти не видно, спрашиваю Юльку
  - Не знаешь Настя где?
  - Вчера днем встречались, все нормально было. Сама удивляюсь.
  Иду к входу, там телефон-автомат, набираю номер. Долго гудки, потом отвечает. Настя.
  - Привет что случилось? Почему не в институте?
  - Да так, ерунда, завтра буду - после небольшой заминки отвечает. Что за ерунда? Месячные что-ли? Так они никогда помехой не были.
  - Мне приехать сейчас?
  - Нет, не надо, завтра увидимся.
  Подозрительно что-то это. Может не телефонный разговор? Нужно съездить после занятий.
  По психологии лекция как всегда увлекательная. Проходит в режиме дискуссии. Сегодня речь идет о бессознательных проявлениях поведения человека. Многие раньше не задумывались, что большая часть наших действий автоматическая, то есть необдуманная и бессознательная. В быстром разговоре мы не успеваем обдумывать наши ответы, вопросы, отвечаем то, что заложено в подсознании. Действия в той или иной ситуации в большинстве случаев тоже являются автоматическими, бежать от опасности, смеяться, бросаться на помощь. Всегда когда мы сначала действуем, а потом думаем это бессознательное поведение. И то, что заложено в подсознании и в поведенческих шаблонах то и срабатывает. Этим и пользуются различные мошенники, аферисты, опытные торговцы. Реклама тоже действует именно на подсознание.
  - Алексей Петрович - спрашиваю я - То есть если человек очень медлительный, долго обдумывает каждое слово или действие, то он не тормоз, а умный человек, который действует всегда сознательно?
  - Если человек тормозит постоянно, значит у него замедленная скорость восприятия, предположим, два человека решают задачу. Один решил за час, второй за три часа. Как по- вашему, кто умнее? Один решил задачу просто, второй показал разные варианты решений. Ум характеризуется многими понятиями - скорость, глубина, широта, критичность. Чем больше все они развиты, тем человек умнее. У умного человека скорость мышления выше и он совершает меньше неосознанных действий. А медлительный в ситуации, когда размышлять времени нет, бессознательно совершит значительно больше ошибок, чем обычный человек.
  После лекции подхожу к профессору
  - Алексей Петрович, наша договоренность в силе? Когда сможете уделить мне время?
  - Я пока еще ничего не обещал, сказал только что проверим твои возможности в этой сфере. Учить этому так просто нельзя, сам понимаешь такие люди все на учете.
  - Да я давно на учете, с детства. Думаю 'там' возражать не будут. Могу сам с ними поговорить.
  - Поговори, я лично только за. А проверочное занятие давай завтра проведем, проверим, стоит ли вообще начинать.
  Потом сходил, договорился о сдаче 'хвостов' и получил лабораторное задание. Еду к Насте, выяснить, что за непонятки. Открывает дверь и сразу за ней прячется, не ожидала меня увидеть. Захожу, смотрю на неё, что за ..... На лице под глазом внушительный синяк.
  - Что это?
  - Я же говорила, не надо приезжать. Ерунда, упала.
  - Насть. Ты не умеешь врать. Давай, рассказывай.
  - Ой, ну правда....Саша, ерунда же говорю.
  - Мама где? Пойду у неё узнавать
  - На работе. Давай лечи раз пришел.
  - Пока не расскажешь никакого лечения. Сейчас загипнотизирую и узнаю все, я уже с Петровичем занимаюсь - я пока не умею, но она этого не знает.
  - Только попробуй! Ладно уж...слушай. Вчера домой от Юльки иду, машина останавливается, там парни, начали приставать. Послала их, они хотели в машину затащить, я одного укусила за руку, он меня и ударил. Начала кричать они уехали. Вот и всё.
  - Что-то ты темнишь. Ты их знаешь?
  - Нет, конечно, с чего ты решил?
  - С того что сразу не рассказала. Что за машина, номер, цвет. Что за парни, русские, хачики?
  - Какой номер, уже темно было, и машину не рассмотрела. Русские кажется.
  - Приметы может, какие у них, или называли друг друга по имени, кличке? Хоть что-то должна была запомнить. Сколько было их? Жигули от Москвича или Волги отличишь?
  - Если бы тебя хотели затащить и изнасиловать ты бы много старался запомнить? А не рассказала, потому что от мамы досталось, сказала после шести из дома ни шагу, теперь и от тебя еще. Мама вот теперь говорит, как меня одну оставлять.
  - И где это было?
  - Примерно там, где тогда была драка у нас
  - Неблагоприятное место. Но раз тут ехали значит или местные или к кому-то здесь приезжали. Хоть что-то вспомни приметное и я их найду.
  - А вот этого я и боюсь. Ну найдешь и что? В милицию заявлять нет свидетелей, драться полезешь? Был бы папа, можно было поискать.
  - Найдется, кому помочь и без папы. Так что вспоминай. Садись, горе, буду приводить тебя в порядок.
  Синяк серьёзный, минут 15 пришлось повозиться, но зато и следа не осталось. Пойду все- таки в пластические хирурги.
  - Я хоть поцелуй заработал?
  - Заработал! - целоваться она тоже любит, сразу присосалась, чуть не задохнулся.
  - А может, что-то ещё заработал?
  - Да, обед. Идем, покормлю.
  - Я другое имел в виду, но отказываться не буду. Да кстати, я собираю группу для шефской помощи детскому дому, самодеятельность, беседы, ты участвуешь?
  - Естественно. Беседовать это я могу.
  - Ну вот и будешь с девочками проводить беседы о половом воспитании. Хотя я не знаю еще, какого возраста там дети. Всех наверное.
  Разговор разговором, а сами продолжаем обжиматься, руки уже незаметно проникли под маечку, потом и ниже...почти. Но тут возвратилась с работы мама.
  - Что уже убрал? Я бы наоборот и под вторым глазом поставила, чтобы не шлялась по ночам!
  - Мама! Какая ночь, восемь вечера было всего.
  - Вот поедешь значит в Казахстан со мной, там тоже медицинский есть.
  - Мне через месяц 18, выйду замуж и нечего мной командовать.
  - У нас с 17 можно замуж, только кто тебя возьмет?
  Мда, мне что, предлагать сейчас ей руку и сердце? Не готов я к такому подвигу. Ладно, ребенок был бы, так даже перспектив пока не намечается.
  - Марина Сергеевна, что Вы в самом деле так, с любым могло случиться. Я её теперь одну никуда не пущу.
  - А то вдвоем будет безопасно! Забыл, как в больнице лежал?
  Да, спорить бесполезно. Хорошо, что вскоре успокоилась. Сели обедать, уже спокойно поговорили, о учебе, о погоде, прочей ерунде. Потом еще часик побыл с Настей и пора двигать, пока светло. А то мало ли...
  Выхожу на улицу, прошел метров 50 сзади сигналит машина. Что, тоже приставать будут? Из окна выглядывает Евлампиевич.
  - Садись, сколько тебя можно ждать - они что, следили за мной? Молча сажусь на заднее сидение.
  - В общежитие?
  - Да
  Кивает водителю, поехали.
  - Ну что, готов к труду? С нашей стороны все организовано. Место, запись больных. Суббота, думаю, будет лучший вариант.
  - В субботу я не могу. У нас посещение детдома по субботам.
  - Решим вопрос, тебя освободят.
  - Я как раз старший группы и организатор. Не поймут. Давайте любой другой день.
  - Воскресенье не хотелось бы, выходной все-таки. А в другой, можешь не успеть всех принять.
  - А сколько вы планируете? И вообще, мне бы предварительно самому смотреть, если я не смогу вылечить, зачем время терять, другого можно записать.
  - Десять человек всего за день. Потянешь?
  - Откуда я знаю? Все от болезни зависит. Можно и с одним весь день провозиться и ничего не сделать. Пусть будет десять, но гарантии что всех приму не дам. Закончатся силы на третьем, например и до свидания.
  - Ладно, по ходу дела разберемся. Так что, все-таки воскресенье?
  - Пусть воскресенье. У меня к Вам просьба - а что, они собираются меня эксплуатировать, надо использовать и мне все возможности.
  - Говори
  - Вчера на мою девушку напали, на той улице, где вы меня забрали. В восемь вечера, пытались похитить, потом избили. Три человека, русские, на машине. Никаких данных больше нет. Найдете?
  - Мало исходной информации. Могу установить за ней наблюдение, возможно попытаются еще раз.
  - Наблюдение не надо. Одна она ночью больше не будет ходить, а днем не нападут. У одного палец прокушен, все что известно.
  - Хорошо, дам команду, проверят, если зацепки хоть какие есть, найдем.
  Подумал о получении разрешения на обучение гипнозу...и решил пока подождать. Что-то мне подсказывало, что сейчас могут отказать. Получил адрес, куда приходить в воскресенье и меня высадили у общежития.
  На следующий день после занятий иду к профессору, заниматься. Сначала теория, отрабатывали интонации голоса, способы взятия под контроль сознания. Потом практика, девушка второкурсница как раз пришла сдать 'хвост'. Вот на ней и пробовал, долго не получалось, потом подбирая нужный тон голоса наблюдал за работой мозга, изменения в кровоснабжении отдельных участков. И таким образом вышел на нужный тембр и ритм, девушка отключилась, привел в себя, попробовал еще раз. Получилось. Потом студентку попросили максимально сопротивляться внушению, неожиданно получилось еще быстрее. Даже профессор удивился.
  - Замечательно. Следующий раз поработаем над групповым внушением. В том числе и без отключения сознания. Только прежде получи разрешение в органах. Пусть мне дадут знать.
  Начал собирать группу на субботу. Взял Тимку, он играть умеет и голос неплохой, Настя с Юлькой - от них никуда не денешься, Аня - она курсы массажа закончила, может пригодится, и петь может. Леха сам напросился. Как оказалось, он тоже рос в детдоме, в восемь лет его усыновили. На этом остановился, для первого посещения хватит, позже возможно еще кого привлеку.
  И вот мы в интернате. Как оказалось он с приставкой 'спец' То есть для детей с отклонениями. Пока остальные налаживали контакты, я присматривался, дети были разного возраста, у многих и не специалист сразу определит умственную отсталость. Возможно это не врожденное, а результат воспитания, точнее его отсутствия. У некоторых было нарушение речи, заикание. У других более выраженные внешне, психические отклонения. Всё не мой профиль. Нет, мне работы тоже хватит, заметил и больные почки и кожные болезни. У одной девочки было косоглазие, один раз я удачно с таким справился. Если глубже каждого просканировать работы хватит надолго. Пока буду общаться, по ходу дела разберусь. Сегодня мы просто принесли книги для их библиотеки и познакомимся заодно. Незаметно разбились на две группы - девочки окружили Настю с Юлей и Аней, а пацаны к нам. Леха рассказывал о своем детстве в детдоме, как оказалось особо ничего не изменилось с тех пор. На воспитателей никто не жаловался, но и хвалебных речей не было. Проблемы были в отсутствии досуга, одежда изнашивалась быстрее, чем полагалось по нормативам, питание однообразное. Так что наш приход был разнообразием, всё какое-то развлечение. Провели с ними около часа, пообещали прийти через неделю. Идем, обмениваемся впечатлениями.
  - Надо мяч будет купить, а лучше несколько. Футбольный и волейбольный и поиграем с ними - предложил Леха
  - А девочкам скакалки! - поддержала Настя.
  Я же думал, единственный способ для меня лечить незаметно - под видом массажа. Одному под каким-то предлогом сделаю, остальные сами просить будут. С кожными незаметно не получится, возьму мазь, любую, пусть думают она помогает. Вспомнил, как Ленку пытался вазелином обмануть.....Эх......
  Провожаю Настю домой, теперь и днем. Уже возле дома проезжающая мимо машина слегка притормозила, посигналила. Внутри трое парней, пристально посмотрели на меня, тот что за рулем нехорошо так улыбнулся, поехали дальше.
  - Кто это? Ты их знаешь? - спрашиваю Настю
  - Нет, первый раз вижу - чересчур быстро отвечает, глаза отводит. Не умеет врать.
  - Это они? Те, что фингал поставили?
  - Говорю же нет. Мало ли кто мне сигналит.
  Ладно, номер я запомнил, проверим. Но то, что явно скрывает от меня что-то, мне не нравится.
  Воскресенье, хочется отоспаться, но надо вставать. Зря я на воскресенье согласился, в любой день после занятий часа четыре полечил бы и достаточно. На целый день меня все равно не хватит. Но слово не птица, вылетело. Умылся, побрился, перекусил в столовой и вперед. Могли бы и машину прислать, так на трамвае с пересадкой на автобус ехать. Выходной, народу много, в результате опоздал, вместо назначенных 9 часов приехал в 9.22.
  Указанный адрес оказался обычной квартирой на первом этаже. Звоню в дверь, открывает девушка, довольно симпатичная брюнетка. Лет так 20, длинные волосы, большие выразительные глаза. Несколько секунд смотрит на меня, как бы сравнивая с фото.
  - Почему опаздываешь? Через пять минут первый больной будет.
  - Моя 'Волга' еще на заводе собирается, пришлось попутным транспортом добираться. Я войду?
  Поворачивается, идет вперед, я за ней, уткнувшись глазами в выпуклость пониже спины. Аппетитная. Квартира двухкомнатная, в одной комнате стол, диван, пара кресел, несколько стульев. На столе телефон, журнал. Вторая комната закрыта.
  - Меня зовут Илона Георгиевна, будешь под моим руководством работать - важно заявляет брюнетка. Открывает вторую дверь, захожу следом. Такой же стол, кушетка и пара стульев. На вешалке два белых халата. Илона одевает один, протягивает мне второй.
  - Шевелись, сейчас придут.
  - Может, ты сама принимать будешь? Или поищешь себе других подчиненных? Я лично никаких заявлений на работу не писал и никто мне по поводу тебя не информировал. Так что или прекращай командовать или вызывай ......Евлампиевича (ну вылетело имя из головы), будем сначала условия работы обсуждать. - не поставлю сразу её на место потом всё.
  Илона сверлит меня горящими глазами, раздается звонок.
  - Потом обсудим, готовься к приему - выходит, закрыв за собой дверь.
  Осматриваю комнату, голые стены, свежепоклеенные обоями. Вспоминаю про предупреждение Сергея Николаевича и просвечиваю стены на предмет прослушки. Ничего подозрительного не вижу, хотя могу и не заметить, у шпионов в фильмах такие миниатюрные устройства, попробуй тут найди. В любом случае нужно быть осторожным. Мои размышления прерывает стук в дверь. Открывается.
  - Александр Иванович, посетитель может войти? - нифига се, я уже для неё Александр Иванович?
  - Пусть входит.
  Заходит солидный мужчина в костюме, галстуке, лет так ....более 50. Слегка полноват, под глазами мешки, почки не в порядке и так видно. Взгляд жесткий, цепкий. Явно из начальства.
  - Присаживайтесь - показываю на стул. - Как к Вам обращаться?
  - Илья Сергеевич - голос тоже начальственный.
  - Чтобы не терять время изложите Вашу проблему Илья Сергеевич.
  - Проблема простая, язва замучила. Четыре раза операцию делали, год нормально потом опять обостряется.
  Посмотрим на твою язву. Действительно, есть и не одна. Но кроме неё желчный воспаленный, печень не в лучшем состоянии, почки песком забиты. Любит мужик покушать хорошо, деньги есть, не питаться же овсянкой.
  - Илья Сергеевич, извините за бестактный вопрос, Вы где работаете?
  - Нормальный вопрос. Я судья.
  - Понятно.
  - Что Вам понятно юноша?
  - Что Ваша работа обязывает поддерживать свой статус. Встречи с нужными людьми, банкеты, праздники. И становится не до здоровья. Язву я залечу, но у вас еще целый букет болезней, которые мне не по силам. И если Вы не будете лечиться и соблюдать рекомендации врачей, то через год или раньше будет то же самое.
  - Вот на пенсию пойду, тогда и буду следить за здоровьем. Если сможешь сделать, чтобы под нож опять не ложиться, помоги. В долгу не останусь.
  - Снимайте пиджак, рубашку и ложитесь - Моё дело предупредить. Язва поддается плохо, старый организм труднее лечить, чем детский. Сил расходую много, а процесс идет медленно. Смотрю на часы - почти час прошел. Хватит!
  - На сегодня все, запишитесь в приемной на еще один сеанс. Ничего жирного, острого. Да вы наизусть, пожалуй, знаете что нельзя.
  - Знаю. Гм, заметно лучше стало. А я не верил, почти.
  Выхожу вместе с ним в приемную. В смысле в первую комнату. Там уже сидит второй клиент - мужчина чуть моложе этого. Подождав пока запишет судью на второе посещение, спрашиваю.
  - Илона Георгиевна, у нас есть кофе?
  - Есть, на кухне
  - Сделайте мне, пожалуйста, и товарищу предложите, пока ожидает. Мне нужно время, настроиться.
  Илона прошлась опять по мне убийственным взглядом, но молча отправилась на кухню. А я посетил санузел и вернулся на свое рабочее место. Такими темпами 10 человек я не приму. До полуночи не собираюсь тут торчать. А девочка ничего, дрессировке поддается.
  Девочка на этот раз без стука влетела в кабинет, поставила передо мной чашку. Вернулась к двери, закрыла, подошла опять. Стала напротив, упершись руками в стол.
  - Еще 9 человек. Ты что до утра тут собираешься сидеть?
  Я не спеша пригубил кофе.
  - Следующий раз сахара больше на ложечку, а воды чуть меньше. Если этот больной тоже столько сил у меня заберет, остальных перенесёшь на другой раз.
  - Ты что из себя строишь? - приглушенным, но резким голосом возмущается Илона. - Прикажут, будешь круглосуточно тут сидеть.
  - У тебя какое звание? - лениво интересуюсь, помешивая кофе
  - Нет у меня звания. Сотрудница.
  - И у меня нет. И я даже не сотрудник. Кто же мне может приказать?
  - Зря ты так. Они могут - как-то быстро успокоившись, спокойно говорит она - Приглашать больного?
  - Давай
  Этот тоже в костюме, но без галстука. Лет 40, а уже седой весь. Вид очень нездоровый, лицо красное, дыхание учащенное. Поверхностно прохожу по основным органам и ничего не понимаю. Желудок, кишечник, печень, всё выглядит не так как обычно, но я такого не встречал. На рак не похоже, вообще не опухоль. Да и остальные органы....черт, почти во всех органах изменения.
  - Что с Вами делали?
  - Я не могу рассказывать. Подписка. - коротко отвечает он.
  - А как я должен лечить, не зная, что это?
  - Радиация - опять короткий ответ.
  Вот оно что. Мог бы и догадаться, ещё в школе симптомы учили. Но сталкиваться не приходилось. И что я могу сделать? И нужно ли делать? Если меня проверяют, подсовывая все виды болезней, то точно не стоит. Но судя по мужику, долго он не протянет. Месяц, два, может и больше. Смотря, как быстро прогрессирует эта фигня. Выхожу к Илоне, дверь закрываю.
  - Ты знаешь, что у него?
  - Нет, у меня только фамилии записаны.
  - Если я начну его лечить, остальных отменяй. Причем гарантии, что получится никакой. Так что, давай начальник, принимай решение.
  Покусав губки, Илона берется за телефон.
  - Валерий Евлампиевич, у нас проблема. Сложный больной, получится или нет неизвестно, а на других времени уже не останется. Второй. Короленко. Да, хорошо.
  Положила трубку.
  - Сказал, начинай, если поймешь, что не получится, не трать время. Если получится, тогда до конца. Он скоро подъедет.
  Лечить, так лечить. Возвращаюсь назад.
  - Раздевайтесь и ложитесь. Пока ничего не могу сказать, буду пробовать.
  - Совсем раздеваться?
  - Трусы оставьте.
  А что вообще делать то? Сердце хоть не затронуто. Начну ка я с печени, она всегда легко поддавалась, сельских алкоголиков сколько вылечил. Поколдовал минут 10....восстанавливается постепенно. Теперь подумай Санька, лечить или сказать, что не получилось? Вылечу этого, другого, еще какую заразу подсунут, справлюсь. Тогда точно запрут где-нибудь и паши на них до смерти. А что им мешает это сделать, если даже и не со всем справлюсь, даже того, что уже про меня знают вполне достаточно. Приедет Евлампий, буду с ним начистоту говорить и пошло всё к чёрту.
  На всю печень ушло минут сорок. Занялся легкими - они пострадали меньше, должен быстрее справится. Это я так думал, оказалось, нет. Легочная ткань почти не поддавалась, за полчаса прошел небольшой участок, десятую часть не больше. Спина и шея уже ломили, голова тоже начинала кружиться. Перерыв.
  - Посидите пока. Если нужно в туалет можете сходить.
  - А как....получается что-то? - с надеждой в голосе спрашивает больной
  - Трудно сказать. Прогресс есть, но медленный и нет гарантии, что необратимый.
  Илона сидит в кресле с журналом. Нет, не с тем, что больных записывать, естественно с журналом мод. Сажусь в соседнее кресло. Вопросительно смотрит на меня.
  - Не знаю что сказать. Некоторые органы восстанавливаются, а насколько поражена нервная система, я не определю. И ничего с ней сделать не смогу. Надеюсь, хотя бы будет жить. Но за сегодня точно с ним не закончу, еще на час меня хватит, а может быть и меньше. Сделаешь кофе?
  - Хорошо - уходит на кухню. Через 10 минут приносит, замечания учла, сахар как заказывал. Звонок, Евлампий приехал? Или клиент очередной? Да, оно, начальство пожаловало.
  - Ну как вы тут? Сработались? - настроение у него весёлое, или вмазал, выходной же.
  - Да, всё отлично - докладывает Илона. Я думал, жаловаться будет на меня. Глядишь и правда сработаемся.
  - С количеством перебор. Десять в день таких больных нереально. Даже двоих не до конца, обоих еще раз нужно будет принять.- объясняю я
  - Тогда, может быть, еще день добавим?
  - Боюсь, учеба пострадает. Но я подумаю..... У меня есть просьба....
  - Говори
  - У нас в институте профессор есть один, гипнозом владеет. Вы в курсе наверно. Он согласен меня обучать, если вы разрешите. Мне для работы с клиентами было бы полезно.
  - Я подумаю - после некоторого раздумья отвечает моими словами Валерий Евлампиевич.
  - И еще.... По поводу нападения на Шапошникову ничего?
  - Пока нет, но еще работают над этим.
  - Можете номер проверить авто, есть подозрение, что эти могут быть причастны - передаю ему записанный номер.
  - Хорошо проверим.
  - И еще - наглеть, так до конца - мне сюда добираться долго, с пересадкой. Нельзя транспорт выделить? Или ближе к институту прием организовать.
  Евлампий уже не так весело на меня смотрит, а как ты хотел?
  - Мы можем выделить тебе на транспортные расходы. Только напишешь заявление , образец я оставлю, оформим тебя внештатным сотрудником, тогда и зарплату сможешь получать.
  А оно мне надо? Обойдусь я лучше без зарплаты, деньги пока есть.
  - Товарищ майор - как в омут головой бросаюсь я - А если я откажусь лечить? Я не обязан ведь этим заниматься. Если это будет мешать моей учебе, личной жизни?
  Веселья как не бывало. Сидим пару минут молча.
  - А сделай ка и мне кофе, Илоночка - просит он. Когда она уходит, начинает медленно говорить
  - Разумеется, не обязан. И как ты мог заметить я тебя не принуждаю, иду тебе навстречу во всем. Но ты же выбрал профессию врача! Пусть ты еще не давал клятву Гиппократа, ты уже давно по факту им являешься. Разве ты можешь отказать в помощи тем, кто в ней нуждается? Заметь, в свободное время, с учетом всех твоих пожеланий.
  - В случае с судьей, помощь ему могли спокойно оказать в больнице. Смерть ему не угрожала, а с его отношением к здоровью и смысла помогать особо нет.
  - Пятый наркоз за четыре года для него уже перебор. А человек уважаемый, будет главным судьей. Жизнь у тебя впереди длинная, полезные знакомства пригодятся. Пойми, ты можешь спокойно встать и уйти, я тебе ничего не сделаю. Напишу докладную, приложу к делу и забуду. А тебе дальше жить, учиться, работать. И всё время при распределении, назначении на должности, поездки за границу - будут обращаться к нам с запросами. Порядок такой. Пришел запрос, человек ответственный за это поднимает твое дело, читает - отказался от сотрудничества, имея возможность, не оказал помощи. И соответственно пишет - не рекомендуется к назначению, повышению, не давать допуск и так далее. Я не запугиваю, не угрожаю, просто объясняю. Система такая, а я в ней шестеренка. И ты можешь быть шестеренкой или винтиком. А можешь попасть между шестерен. Сейчас ничего не отвечай. Подумаешь на досуге, примешь решение. Сам, без давления.
  Вернулась Илона с кофе. Я встал.
  - Пойду долечивать. Его процентов на 10 не больше успею сегодня, а полного исцеления не смогу совсем. В лучшем случае будет жить.
  Хватило меня ненадолго. Уже через полчаса я понял, что прогресса нет вообще, топчусь на месте. Сила кончилась, еще и разговор выбил из колеи.
  - Одевайтесь. Еще несколько раз придется нам с Вами встретиться. Когда следующий раз, Вам позже сообщат.
  Проводив клиента, Илона села рядом со мной на диване. Евлампий уже ушел.
  - Извини, я не совсем вежливо вёл себя с тобой - девчонка кажется нормальная, лучше хорошие отношения, если будем дальше работать.
  - Да ладно, это я нервничала. Боялась, не примем всех - втык будет. Я на машине, могу тебя отвезти. И сюда могу потом привозить.
  - Когда это ты успела на машину заработать?
  - Машина мужа.
  - Ты замужем? - удивился я.
  - Была. Он умер год назад. Рак желудка. Про тебя я тогда не слышала, может и спас бы. Осталась с ребенком, ни профессии, ни работы. Родила сразу после школы и сидела дома, воспитывала. А свекор работает в органах, вот помог мне устроиться. Месяц сидела, бумаги подшивала, и тут дают задание - с тобой работать. Хотелось себя показать....Если ты бросишь, опять бумажки перебирать.
  - Были бы дети больные, я слова против не скажу. А так, начальство, у которого все болезни от того что жрут, что хотят и пьют немерено. И лечи их на халяву. Ладно этот мужик, облучение где-то на службе поймал.
  - Есть и дети в списке. И женщины.
  - И сколько человек уже наперед записано?
  - Я не знаю. Мне на сегодня дали только список.
  - Покажи
  Дает отпечатанный на машинке текст. Фамилия, год рождения Из оставшихся восьми три фамилии женских, двое детей.
  - А как им о времени приема сообщают? И вообще где их находят?
  - Всё через областную больницу. Главврач лично отбирал.
  - Так какого.....Почему в больнице прием нельзя было организовать?
  - Это не я решаю. Откуда мне знать почему.
  Зато я знаю, в больнице микрофоны не установишь. Интересно, Илона в курсе есть ли прослушка? А если .....попробовать применить новые знания?
  - Ты была на море? - беру в руки со стола карандаш
  - На море? - удивляется Илона - да, конечно, только еще в школе.
  - Помнишь, какое оно теплое, мягкие, ласковые волны гладят твое тело, солнышко слепит глаза, так приятно, веки закрываются, под ногами горячий песок, хочется в него зарыться и лежать - монотонным голосом рассказываю и медленно вращаю пальцами карандаш перед её глазами. - Представь эти ощущения, покоя, расслабленности, как хочется лечь, уснуть, уснуть, спать, спать, ты спокойна, все хорошо, ты меня слышишь, понимаешь, ты будешь делать то, что я скажу. Ты готова ответить на мои вопросы?
  - Да - голос медленный, глаза у неё открыты, но сама она где-то вдалеке.
  - Здесь установлены подслушивающие устройства?
  - Установлены
  - Где?
  - Я не знаю
  - Откуда знаешь, что установлены?
  - Мне сказали включать запись, когда в кабинете больной.
  - Сейчас выключена?
  - Да
  Слава богу! А то бы сейчас спалился. Вот значит как, больной зашел, кнопочку нажала, магнитофон записывает всё. Потом анализируют. А хорошая девочка Илона меня прилежно контролирует.
  - Какие еще тебе даны указания?
  - Каждый день писать рапорт, описывать всё происшедшее.
  - Ты детально опишешь всё, что было сегодня?
  - Нет.
  - Что не опишешь и почему?
  - Не напишу, что вначале был конфликт. Потому что это покажет мою некомпетентность. И потому что мне тебя жалко.
  Ей меня жалко? Офигеть. Ладно бы сказала, что влюбилась с первого взгляда. Продолжим.
  - Почему жалко?
  - Ты выглядел таким измотанным. Уставшим.
  - Я тебе нравлюсь? Как мужчина.
  - Нет
  - Почему?
  - Ты слишком молодой. И не в моем вкусе.
  Ну и ладно. Ты тоже не в моем вкусе. Трогаю её за плечо, никакой реакции. Да, с ней в таком состоянии можно делать всё, что захочу. От одной мысли сразу возбуждаюсь. Нет, спокойно, таких глупостей делать не нужно. Это во-первых подло, во-вторых неинтересно. Все равно, что с пьяной в хлам. Всё, хватит.
  - Сейчас по моей команде ты проснешься, будешь чувствовать себя бодрой и довольной. Всё о чём говорили, ты забыла и никогда не вспомнишь. Когда я назову цифру пять, ты проснешься. Один, два, три, четыре, пять!
  - Что ты спрашивал? - уже другим, живым голосом спрашивает Илона
  - Да уже ничего. Хотя....здесь есть микрофоны? - вот и буду строить с ней отношения в зависимости от ответа.
  - Нет, конечно. Зачем? - А сама крутит пальцем у виска и делает неопределенный жест рукой. А ведь действительно, кто она такая, стажер обычный. Ей могут и не сказать, а наставить тут кучу. Меня даже в жар бросило. Вот так разведчики и проваливаются. Но уже поздно, если слушали, ничего не сделаешь. И себя спалил и её подвёл, сказала, что не все опишет. Хотя если слушают все время то и так узнают, если скрыла что. Осматриваю эту комнату, тщательно, не обращая внимания на Илону. Ничего. Но я и там не нашел, а он есть. Показываю пальцем на ту комнату и делаю вопросительное лицо. Она кривится и нехотя кивает.
  - Ладно, поехали по домам.
  Машина оказалась 'Москвич 412', довольно свежий. Довезла меня к общежитию, спрашивает тихо.
  - Так что, будешь дальше лечить?
  - У тебя телефон есть? Давай номер, позвоню. Этих двоих в любом случае нужно, я привык доделывать дела до конца. Мне если нужно звони в общежитие, номер узнаешь, я его не помню. Всё, до свидания. И спасибо.
  Не спросила за что. Понятливая. А я даже не проверил её на предмет болезней. Ничего, еще увидимся.
  
  В понедельник так лень вставать. Соседи по комнате уже ушли. Нет, нельзя расслабляться, потом труднее будет настроиться. К тому же сегодня один из 'хвостов' сдаю. Поднимаюсь, голова немного кружится, до сих пор не восстановился. Долгое отсутствие практики снизило силу, дольше прихожу в себя. Отсюда вывод - нужно лечить всех кого могу. И для меня польза и для них. Только попрошу, чтобы больше было детей. И легче их лечить и эмоции совсем другие.
  Выглядываю в окно - что одевать? Весна уже началась, март. 8 марта скоро, опять подарки дарить. Пока умылся, собрался, уже опаздываю точно. Мне многое прощают, с преподавателями со всеми в хороших отношениях, но наглеть не нужно. Быстро выхожу, направляюсь к институту, слышу сигнал авто. Мне? Не оборачиваюсь, иду дальше. Не знаю почему.
  - Саша! Подожди! - знакомый голос..... Пришлось повернуться. Алиса. Давно блин, не виделись. А за рулем Арсен. Она что его дочь??? По внешности не скажешь.
  Подхожу, Арсен выходит из машины, обнимает меня, коротко прижавшись. Двойственное чувство, казалось бы, так дружески ко мне относится, помощь предлагает во всем, но внутри какое-то чувство непонятное. Бывает так с чужой большой собакой, хвостом виляет, гладишь, а в душе боишься, что укусит. Алиса протягивает руку, пожимаю.
  - Здравствуй дорогой! - Арсен улыбается как брату, которого не видел лет 10. - Как дела, как здоровье? Алису помнишь? Вы же виделись перед Новым годом.
  Алиса за ним предостерегающе прижимает палец к губам. Не говорить о дне рождения?
  - Да конечно помню. Арсен, извини, вы по делу? А то я уже на лекцию опоздал.
  - Да брат, есть дело. Друг мой приехал .....издалека. Болен очень. Кровью ссыт. В больницу пошел, прописки нет. А наш эскулап хирург, говорит не его профиль. Помоги брат.
  - Хорошо, только вечером. Я не отошел еще от вчерашнего, пришлось поработать. Доживет до вечера?
  - Я заеду тогда, часов в 6 нормально будет?
  - Да нормально.
  Отказать сложно, да и глядишь, пригодится еще знакомство. И по поводу Настиных обидчиков можно попросить узнать, если те из блатных ему проще их найти. Врача, я думаю, он мог бы найти, хитрит, но бог с ним.
  На лекцию в итоге опоздал почти на полчаса. Еще и ректор читает. Ничего не сказал, махнул рукой, садись типа быстрей.
  - Что опаздываешь? - шепчет Настя - опять всё воскресенье по бабам?
  - Нет, я больше по мужикам, причем пожилым. Тихо, а то за опоздание ничего, так за разговоры влетит.
  День пролетел быстро, зачет получил, после попросил Настю поехать со мной помочь купить обувь, ботинки стали протекать. Долго бродили по магазинам, ничего толкового не попалось, такая фигня на полках.
  - Мама в Москву завтра едет, давай я попрошу, купит - предложила Настя
  - Зачем в Москву?
  - Решает вопрос с переводом по работе в Семипалатинск. Скоро уедет - посмотрела на меня - останусь я одна.
  - А я не в счет?
  - Не знаю. Ты же ничего не говоришь - совсем тихо и грустно так.....
  - Ты о чём? Жениться нам рано, а так я конечно с тобой, куда я денусь? Или у тебя кто другой на примете?
  - Ну...хотя бы раз сказал, что любишь меня......
  - Настя! Кто любит и без слов понимает друг друга. Люблю .. конечно.
  - Просто мне иногда кажется, что я тебе навязываюсь.
  - Глупости говоришь! Если бы я ничего к тебе не чувствовал, кто меня мог заставить? Прекращай!
  Немного повеселела. Проводил домой, заскочил в столовую, пообедал, хотя время скоро ужинать. Чуть не забыл, Арсен же сейчас приедет. Иду в общежитие. А вот и он, уже стоит. На этот раз без Алисы. Садимся в машину, ехали недалеко, останавливаемся у девятиэтажки. Обычная квартира на последнем этаже. Открывает своим ключом.
  Разулись, разделись, проходим в комнату, худой мужчина с седым ершиком на голове поднимается навстречу с дивана. Обнимается с Арсеном, протягивает мне руку.
  - Вот Юра, тот парень, что я рассказывал. Волшебник, всё лечит, кроме триппера.
  - Не преувеличивай, далеко не всё, Юрий давайте посмотрим, что с вами.
  - Болит весь живот, в туалет боюсь ходить, резь такая, огнем горит.
  - Ложитесь на диван, рубашку снимите.
  - Давай на ты, что ты выкаешь.
  - Я ко всем пациентам так, даже к детям. Хорошо, ложись.
  До этого я думал, что почки отбили. Осмотр показал воспаление, мочевой, почки, простата. Причем сильное. В больнице, медикаментами его на ноги поставили бы, пусть и дольше чем я. Может он в розыске, или в бегах?
  - Арсен, ты точно врача не можешь ему найти? Если бы меня не было то что, сдох бы тут? Без лечения оно само не пройдет.
  Тот переглянулся с Юрой. Чуть помедлил, сел в кресло, закурил.
  - Понимаешь Санька, у Юры с Резо конфликт. Тебе лучше в детали не вникать. Потом Резо успокоится, я их помирю. А сейчас ему светиться нельзя. К тебе Резо претензий не будет иметь, даже если узнает, что лечил Юру. Выручишь?
  А что я сюда, познакомиться приехал?
  - А где же ты так простудить умудрился? - спрашиваю Юру.
  - Да подвал сырой и холодный попался, сутки просидел, спасибо Арсену вытащил.
  Потратил почти два часа с перерывами. Всё не успел, сил не осталось. Хреново. Надо все-таки заниматься этим чаще, выходить, так сказать, на проектную мощность. К черту все предосторожности, дают возможность развиваться, буду использовать, а попробуют вытащить в Москву - пошлю подальше.
  - На сегодня все, большую часть я привел в норму. Завтра закончу остальное. Арсен, отвезешь меня?
  - Конечно дорогой! Брат, тебе деньги если нужны или проблемы какие, не стесняйся, говори
  - Спасибо, денег хватает. А проблемы ...есть одна просьба.
  Дал номер машины, попросил узнать, чья.
  Вернувшись в общежитие, сразу звоню Илоне. Решение принял, чего тянуть.
  - Привет, узнала? Звоню как руководителю.
  - Привет! Не подкалывай. Что случилось?
  - Я определился. Готовь пациентов, со среды начиная, по два в день. Кроме воскресенья. После занятий, часа в два меня забираешь от института. Детей в первую очередь. Потом уточним еще детали.
  - Замечательно!
  На следующий день долечил Юру. Попутно печень еще почистил. Тот заметно повеселел, но мужик видно сдержанный, молчаливый. Сказал спасибо и всё. Мне было достаточно, я сам такой. Не люблю сантименты.
  По пути от него Арсен спрашивает
  - По поводу того номера. Что за проблема с ним?
  - Да есть подозрения. Нашли хозяина?
  - Хозяин, прокурор области Селезнёв. Вот я и спрашиваю.
  - Фигасе! Но там молодые парни сидели.
  - У него сын есть. Твоего возраста примерно. Тимур зовут. Так что?
  - Пока ничего, может я ошибся. Проверю кое-что. Спасибо. Мне не сюда, забыл сказать. Отвезешь на Крупской?
  Настина мама уехала, меня опять пригласили скрасить одиночество.
  В доме вкусно пахнет. Настя готовить научилась? Не замечал за ней такого. Захожу в гостиную, стол накрыт как на праздник. День рождения у неё в апреле, у меня тоже не сегодня.
  - Что отмечаем?
  - Просто захотелось. Жаль тебе пить нельзя, вина бы выпили.
  - Тебе же можно. Я не возражаю.
  - Самой неинтересно. Будем чай пить. Но сначала ужин.
  - Сама готовила?
  - Нет, мама перед отъездом. Я неумеха.
  - У тебя полно других достоинств.
  - Каких?
  - Я позже тебе расскажу, давай есть, я голодный как волк. Уже за чаем, как бы невзначай спрашиваю.
  - Насть, а ты Тимура Селезнёва знаешь? - наблюдаю за реакцией.
  Руки вздрогнули, по столу побежал ручеек горячего напитка. Поставила чашку.
  - Зачем спрашиваешь, если уже узнал? - с вызовом, зло отвечает Настя.
  - Что узнал?
  - Что он мой одноклассник.
  - Подожди, так он тот, о котором ты рассказывала?
  - Нет. Тот с ним рядом был в машине.
  - Кто из них тебя ударил?
  - Это не они
  - Насть, ты не умеешь врать. Скажи. Если я сам начну выяснять ......
  - Тимур. Что ты хочешь делать?
  Думаю. Действительно что? Набить ему морду? Для этого нужно застать одного, групповую драку устраивать не стоит. Подставлять парней в драке с сыном прокурора нехорошо. За себя не боюсь, выкручусь. Но не факт что я ему набью, а не он мне.
  - Ты знаешь, где он живет?
  - Саша! Успокойся, не нужно за меня мстить.
  - Ты предлагаешь мне сделать вид, что ничего не было? Я себя перестану уважать.
  - Вот поэтому я и не хотела говорить. Испортишь себе жизнь из-за меня.
  - Не бойся. Бить его я не буду. Есть другие методы воздействия. Третий кто?
  - Я не знаю, раньше не видела. Да он и из машины не выходил.
  - Рассказывай подробно, как было дело.
  - Так как и раньше рассказывала. Правда Олег, ну тот, бывший, раньше пару раз пытался опять со мной отношения завязать. А тогда иду, они подъезжают. Олег говорит, поехали с нами, на дискотеку. Я отказалась, а Тимур - что ты её уговариваешь, тащи в машину. За воротник хватает и тащит, я его и цапнула за палец. Он другой рукой сразу ударил, инстинктивно, наверное.
  - Ладно, успокойся. Глупостей делать не буду, но и так просто это им не сойдет.
  На ночь немного поласкались и всё. Как оказалось у неё 'эти дни' так что даже пытаться нечего.. Лежу, обдумываю. Встретиться один на один, применить гипноз. И что бы его такого заставить сделать? Заставить голым бегать по городу, чтобы в психушку залетел? Или чтобы приполз на коленях к Насте прощения просить? Всё не то.... Вот в прежние века насколько проще было, вызвал на дуэль, заколол...или тебя, главное честь сохранил.
  На следующий день хожу рассеянный, всё в размышлениях. В перерыве между лекциями сталкиваюсь с Алисой.
  - Вот где ты, потеряшка! - восклицает она
  - С чего это я потеряшка?
  - Ну как, не звонишь, не приходишь
  - А обещал? Что-то не помню. Номер я кстати потерял. А дом не найду даже, я тогда еле выбрался и в больницу попал после твоего дня рождения.
  - Правда? Ой, я ведь не виновата!
  - Да я и не виню. А кто тебе Арсен?
  - Ну как тебе сказать. Знакомый. Это важно?
  - Да нет, твое дело - если не отец, похоже любовник. С такой разницей в возрасте.....
  - У меня к тебе просьба
  - Говори.
  - Ты можешь татуировку вывести?
  - Не знаю, не пробовал. У тебя? Покажи где?
  - Не здесь же! - она поднимает глаза к потолку - предлагаешь мне тут раздеться?
  - На спине что-ли? Или на плече?
  - Несколько пониже. Так что, попробуешь?
  Если она еще и девушка Арсена, то с ней точно не стоит связываться. Как бы отказать, повежливее.
  - Сегодня точно не смогу. Оставь номер я позвоню.
  - Опять не дождусь. Давай в воскресенье я приеду?
  - Ну.....только позвони предварительно. Я у Насти наверное буду - а что, это выход! - давай у Насти и встретимся?
  - Знаешь, она может неправильно понять, если ты в этом месте будешь у меня.......пробовать. Давай у меня дома?
  - Созвонимся, извини мне пора, лекция - слава богу, отделался. В общежитии я пока не появляюсь, пусть звонит.
  До двух еле успеваю перекусить, Илона уже ждет.
  - Сегодня двое детей будет, а завтра 8 марта, выходной.
  - Ой блин, а я подарок девушке не приготовил. Илона, подскажи, что подарить?
  - Насколько близкая девушка?
  - Ближе некуда. Почти.
  - Цветы обязательно и что-нибудь блестящее. Брошку, сережки, колечко, цепочку. Если хочешь, потом заедем, я знаю одно место, где можно подобрать.
  - Отлично!
  На квартире ждет Евлампий.
  - Молодец! Я рад, что ты принял правильное решение.
  - Валерий Евлампиевич, я прошу предпочтение отдавать детям. Их я больше смогу принимать и толку больше от этого. Оформлять меня не нужно, зарплата мне не нужна.
  - Обещать, что будут только дети, не могу. Ну а вознаграждение тебе всё равно каким-то образом будем делать. И по той машине......., ты ошибся, они не причастны точно.
  - По машине вопрос снят, уже всё улажено.
  - Вот и хорошо! Не буду мешать, работайте.
  - Стойте! По поводу обучения гипнозу. Я очень прошу разрешить! Мне в работе сильно пригодится.
  - Ладно. Можешь учиться. Профессору скажут.
  - Спасибо!
  Пациенты уже подошли, две мамы с мальчиками. Один лет пять, второй старше - лет 12. Одеваю халат, киваю Илоне - приглашай. Сначала заходит со старшим. Мама с порога начинает монолог
  - Здравствуйте. Мне так много про Вас рассказывали, моя подруга ездила к вам с дочкой. А мы уже столько по больницам поездили и нигде не могут помочь
  - Подождите - прерываю женщину - Присядьте и немного помолчите пока. Паренёк, подходи ближе, не бойся.
  Мальчик подходит, усаживаю его на кушетку. Начинаю осмотр как всегда сверху вниз. Так как кроме проблемных бронх ничего не обнаружил, делаю предположение.
  - Астма?
  - Да, уже лет 5, никто не может вылечить, говорят вообще неизлечимо, но ему очень плохо, настолько сильные приступы.
  - Давайте вы обождете в приемной. Илона! Предложи напитки ожидающим.
  С астмой дело имел, было человек пять. К сожалению повторно никого из них не встретил, чтобы узнать результат. Так до сих пор и не знаю, удается ли мне полностью избавить от этой болезни. Поэтому на это раз (само лечение заняло минут 20) дал задание Илоне записать адрес и телефон больного и позже проверить.
  У малыша оказался порок сердца. Сам я его не заметил, только прочитав диагноз (дефект межжелудочковой перегородки) рассмотрел в деталях проблему. Устранить её оказалось не очень сложно, полчаса и ненужное отверстие затянулось.
   Сегодня я даже не устал. Довольные собой едем с Илоной в ювелирный, где работает её знакомый. Совместно подбираем комплект - колечко с камушком и сережки. Потом по пути заезжаем в садик, забираем дочку Илоны - трехлетнюю серьезную девочку, копию мамы. Она заинтересованно поглядывает на меня.
  - Как тебя зовут, зайка?
  - Эля. А тебя?
  - Я дядя Саша. Элеонора, что-ли? - спрашиваю у Илоны
  - Эльвира. Папа так назвал. Заедем ко мне? Я переоденусь, потом к бабушке поеду и завезу тебя.
  - Хорошо.
  Илона жила в двухкомнатной квартире в центре. Пока переодевалась, малышка потащила меня на экскурсию - показывать цветочки, игрушки, украшения. На всякий случай проверил её, оказалась полностью здоровой. Илона вышла, сменив строгий костюм на красивое, короткое платье. Не похоже, что к бабушке, хотя с ребенком на свидание тоже не поедешь.
  - Красивая ты. Не было бы у меня девушки, я на тебе женился.
  - Чай пить будешь, жених?
  - Нет, поехали, меня ждут.
  Приехал опять к Насте, последний день, завтра мама возвращается. Сегодня Насте как раз уже 'можно'. Хватит в пионеров играть! И надоело по утрам трусы менять после ночных сновидений. Устроили романтический ужин при свечах, Настя выпила немного вина, я сока. Включили музыку, потанцевали, у меня от её близости кружится голова и без вина. Потихоньку смещаемся в танце в сторону спальни.... Звонок телефона.
  - Не будем брать. Номер незнакомый - говорю я
  - А вдруг мама? Или папа.
  - Это городской, а не междугород. Давай его вообще выключим к черту!
  - Пусть звонит. Пойдем в спальню, там не слышно будет.
  Долго ласкаемся, постепенно стаскивая друг с друга одежду. Когда у неё остались только узенькие трусики, выскользнула из моих объятий.
  - Я в ванную. Под подушку только ничего не прячь.
  А у меня и нечего прятать. Вылетело с головы купить средство защиты. И пусть, обойдемся. Опять звонок. Теперь в калитку. Что за фигня? Ситуация повторяется? Если опять Макс я его придушу. Хрен меня сегодня кто вытащит, пусть полгорода даже перемрет.
  Накидываю халат на почти голое тело, выхожу. А вдруг мама вернулась, затормозила меня мысль. А я тут в халатике разгуливаю. Потом вспомнил, Настя с ней днем разговаривала, билет купила на завтра. Открываю, здрастя жопа Новый год! Евлампий собственной персоной.
  - Здравствуй Саша. Собирайся, через час самолет.
  - Какой самолет? - оторопел я
  - А Илона к тебе не дозвонилась разве? Тебя ждут в Москве. Константин Устинович при смерти.
  - Я что волшебник? У него все врачи Союза в распоряжении.
  - Нас с тобой не спрашивают. Приказ доставить и всё.
  Долбаный генсек! Да чтоб он сдох, прямо сейчас! И позвонили, что уже не надо ехать. К Андропову и то не повезли, а этот хрен старый кому нужен? Мало, что-ли кандидатов на место. Все равно не буду лечить, скажу - не могу ничего сделать. Нечего приучать.
  Собираюсь, матерясь на весь дом. Евлампия внутрь не пригласил, ждет в машине. Выходит из ванной Настя.
  - Что случилось? Ты куда?
  - Да этот мудак Черненко помирать надумал, хотят меня заставить мертвецов оживлять. Долбодятлы конченные!
  Вспомнил за подарок, завтра не вернусь быстрее всего. Достаю, беру за руку, надеваю колечко. Как раз. Сережки сама примеряет. А на глазах слезки.
  - Красавица! Прости зая, завтра без меня будешь.
  - А может я с тобой?
  - Не получится. Да и нечего там тебе делать. Потерпи, я вернусь и будем вместе навсегда.
  Целую на прощание и в машину.
  Подъезжая к аэропорту, вспоминаю, что не взял паспорт. Евлампий на это отмахнулся - фиг с ним. Он тоже выглядит расстроенным. Посадка уже закончилась, нас проводят сразу к самолету, даже не спрашивая документы. Только сели сразу взлет - похоже, нас ждали.
  
  Летим молча. Я понятно чего, Евлампий тоже чем то расстроен. От нас всего час лететь, успел успокоиться. Думаю, лечить всё-таки генсека или нет. Раз лучшие врачи не могут справиться, значит, дело серьёзное. И если у меня что-то получится, могут и не отпустить, буду придворным лекарем. Так что лучше сделаю беспомощное выражение лица, пущу скупую слезу.... Не давал я еще никаких клятв ни Гиппократу, ни кому другому.
  Во Внуково нас ждут. Забирают прямо с трапа, черная 'Волга' без остановки проезжает проходную, мчим в город. Все молчат - встретивший нас мужчина в гражданском, водитель, мы.
  Привозят не в Кремль, как я думал, и не в больницу. К гостинице Останкино. Тут возникает небольшая заминка из-за отсутствия у меня паспорта, но сопровождающий говорит что-то администратору и вопросов больше не возникает. Проходим в номер, двухкомнатный люкс. Пока я умывался с дороги, сопровождающий исчез. Валерий Евлампиевич сидел задумавшись.
  - Когда к Черненко повезут?
  - Сказали ждать. С гостиницы не выходить, телефоном не пользоваться.
  Еще веселее. Даже позвонить Насте не могу. Время позднее, ложусь спать. Надо будет - разбудят.
  Однако никто не разбудил, проспал до 9 утра. Просыпаюсь, Евлампий дрыхнет на соседней кровати, наверное, долго сидел, ждал еще. Может, пока он спит, позвонить? Но с номера нельзя. Выхожу в коридор, пусто. Прохожу к лифту, немного не дойдя вижу приоткрытую дверь в номер, оттуда разговор на цыганском. Стучу, захожу
  - Лачё дывэс чявеле - отец Ленки научил нескольким фразам.
  В комнате две цыганки лет так под 30 и ребенок лет пяти. После паузы одна отвечает
  - Йав састо пшало - это я понял, будь здоров братишка.- Пхэн, кон ту Ром или гаджё?
  Спрашивает цыган ли я. Раве не видно?
  - Русский я, у меня есть ......родственник цыган, немного обучил. У меня в номере телефон не работает, можно от вас позвонить? Я заплачу.
  - Звони - показывает рукой на тумбочку где стоит телефон. Набираю номер Насти, отзывается быстро.
  - С праздником зая! Чем занимаешься? Мама приехала?
  - Спасибо! Нет еще, у неё самолет только в 12 вылетает. Сейчас Юлька придет, сходим к Алиске, а потом в ДК, там 'Земляне' выступают.
  - Опять вечером сама будешь идти?
  - Я такси возьму, не переживай. До калитки довезут. А ты как, уже .....это самое.....
  - Нет, пока ждем. Не знаю даже когда вернусь. Осторожно там Настюш. Всё, пока, я с чужого телефона говорю. Целую зайка!
  - Я тебя тоже! Приезжай быстрее!
  Вешаю трубку. Цыганки улыбаются
  - Твоя девушка?
  - Да, вот на праздник пришлось уехать. Сколько я должен?
  - Ничего не надо. Бахт тукэ.
  - Спасибо. Вам тоже.
  Возвращаюсь в номер, Евлампий уже проснулся.
  - Куда ходил?
  - Думал газет купить, в гостинице не нашел, а выходить запретили. Сколько еще ждать?
  - Я знаю не больше тебя. Пойдем завтракать.
  Завтрак в ресторане, причем плачу сам за себя, поскольку Евлампий такого намерения не высказал. Опять в номер, уселись перед телевизором, даже не вникаю, что там идет, думаю о своем.
  - Какого х... Это что, запись? - слышу удивленный голос, смотрит на экран. В новостях показывают Черненко. Вникнув, понимаем, что вчерашняя запись. Выглядит генсек хреново, заметно, что болен.
  Так пролетел день, сходили на обед и ужин, остальное время тихо сходим с ума от безделья. Обратил внимание на пятнышко крови на рукаве рубашки Евлампия. Присмотрелся.
  - Валерий Евлампиевич, у вас там похоже гемангеома?
  - Где? А, да как бы родинка, кровит периодически, зараза.
  - Давайте уберу.
  Всё какое-то отвлечение. Минут 20 убил. Это не торопясь, тщательно сровняв кожу на месте бывшего нароста. Даже следа не осталось.
  - Спасибо. Я даже не сообразил попросить тебя.
  - Пожалуйста. А почему звонить нельзя?
  - Секретность. Не должен никто знать о болезни генерального.
  - Так я и не буду никому говорить. Если от администратора позвоню?
  - Потерпи - вдыхает - у меня самого дома жена и дочка.
  - Большая дочка?
  - 15 лет. Почти невеста.
  Повода вырваться позвонить не придумал. Догадается. Набрал ванную воды, улегся, медитирую. Слышу звонок, вскакиваю, голым выбегаю. Евлампий уже взял трубку.
  - Да. Так точно. Нет, всё хорошо, никаких проблем. Понял. Есть. - повесил трубку - ты бы еще в коридор так вышел.
  - Что? Едем?
  - Нет. Спросили как мы, не нужно ли чего. Ждём дальше.
  - Домой мне нужно! - бурчу, возвращаясь в ванну.
  Следующий день прошел практически так же. Утром я проснулся позже его, момент остаться без надзора выпал только вечером, я отказался идти на ужин и он пошел один. Выждав пару минут, выдвигаюсь тоже. Стучу в дверь к цыганкам, тишина. Уехали? Хреново. Стучу во все двери поочередно. Наконец одна открывается, когда я от неё уже иду к следующей. Мужик основательно поддавший, никак не поймет что мне нужно. Надоев объяснять отодвигаю его и прохожу в номер. Он, держась за стенку, движется следом. Быстро набираю номер, долго слушаю гудки. Не отвечает. Опять вечером где-то носит. А мама где? Вот блин, позже я не вырвусь. Расстроенный возвращаюсь. Опять осточертевший телевизор.
  - Как вы думаете, почему не везут к нему? - спрашиваю который раз
  - Я думаю тут два варианта - изменил обычный ответ 'я не знаю' Евлампий - или ему лучше и пока нет необходимости или твой приезд был не согласован наверху.
  Мне так кажется второй ближе к истине. Ждут, не дождутся пока сдохнет, а тут предлагают пацана какого-то, чтобы вылечил. Хоть бы не придушили тут ночью.
  Утром вернувшись с завтрака застаем в номере того типа что привез нас сюда.
  - Собирайтесь. Едете домой. Черненко умер - коротко сообщает он.
  - Позвонить можно? - мрачно спрашиваю его.
  - Теперь можно.
  Набираю номер, опять гудки. Ну, Настя в институте уже должна быть.
  В аэропорту сидим два часа, ожидая рейс. Наконец вылетаем, настроение немного поднимается. Интересно кого теперь выберут главой СССР? Романов? Говорили, его Андропов готовил в преемники. Половина первого приземляемся, багажа у нас нет, сразу идем к ожидающей машине.
  - Тебя куда - спрашивает водитель
  - В институт - последняя лекция как раз, Могу и не заходить, Настю дождусь. Соскучился. Был в Москве и подарка не привез. Не доезжая прошу остановить у цветочного киоска. Выбираю букет белых роз, теперь можно и встречать любимую девушку. Сижу на подоконнике возле аудитории, появляется декан. Сделал ко мне несколько шагов, явно намереваясь пропесочить, потом на лице проступило узнавание и .....резко развернувшись, пошел обратно. Что это с ним? Удивлялся недолго - наши высыпали из аудитории, поднимаюсь навстречу. Лешка, Руслан, увидев меня остановились как вкопанные, Юлька та наоборот свернула в сторону и прибавила ходу. Что сегодня со всеми? Меня что, из института исключили?
  - Привет парни, Настя там? - хлопаю по ладоням и прохожу мимо в аудиторию. Там только физичка. Прозевать я не мог, стала наползать неясная тревога. Возвращаюсь назад, ребята стоят, ждут. Ох, не нравятся мне их лица!
  - Что случилось? Колитесь.
  - Ты не знаешь? Настя, это .....в реанимации.......- выдавил Руслан.
  - Как? Почему?
  - Ну....с окна.....упала....говорят
  Не дослушав ответ уже бегу на улицу. Как назло ни одного такси, хорошо затормозил какой-то 'Москвич', не спрашивая запрыгиваю в салон
  - В реанимацию, скорее
  - Куда именно? Они в каждой больнице есть - пожилой водитель вопросительно уставился на меня
  - Я не знаю, давай в областную, если там нет, поедем дальше.
  Едет быстро, но мне всё равно кажется, что еле ползём. С какого окна она могла упасть? У Алины? Второй этаж, смотря как упасть. Если Алина опять шампанским напоила, я её убью. Приехав прошу водителя подождать, вдруг действительно не здесь. Где реанимация помню, лежал в детстве с Настей вместе. У дверей сидит Марина Сергеевна, значит тут. Только сейчас доходит что букет до сих пор у меня в руках. Швыряю его в урну, подхожу в Марине Сергеевне, она поднимает голову.
  - Сашенька, наконец-то! - глаза впавшие, непричесанная, видно сидит давно.
  - Как она? К ней можно?
  - Без сознания. Врачи говорят, кроме переломов жизненно важные органы не повреждены, а вот голова.... Сотрясение мозга точно, может и не очнуться - заплакала.
  - Спокойно, я здесь. Меня пустят туда? - дергаю дверь, закрыто. Стучу. На вышедшего врача мой сумбурный монолог о том, что я вылечу Настю, и меня надо к ней пустить, не произвел впечатления. Захлопнул сволочь дверь опять.
  - Я к главврачу, сейчас все сделаю, не переживайте - удаляясь кричу Марине Сергеевне.
  Главврач уже другой, не тот когда я лежал. Сначала не хотел меня слушать, только когда представился и объяснил, кто я, пустил в кабинет.
  - Вот ты какой. А то людей направляю, а сам в глаза не видел. Так говоришь это твоя девушка?
  - Да. Разрешите я побыстрее к ней пройду, возможно, каждая минута решающая.
  - Не настолько там всё плохо. Повреждений головы нет, переломы ног, таза, ребер. Было повреждение желудка сломанным ребром, вовремя операцию сделали. Думаю, скоро придет в себя.
  - Со второго этажа и столько переломов?
  - С какого второго? Мне сказали шестого. Это она удачно приземлилась не на асфальт, а на дерево. Царапин много, кожа содрана местами. Вывихи возможно рук, ушибов много. Тебе работы хватит.
  - Пойдемте к ней, пожалуйста!
  Он со мной проходит в реанимационную. Пока он дает указания врачам по поводу меня, я уговариваю Марину Сергеевну ехать отдохнуть домой.
  - Ближайшие несколько часов я буду её лечить. Ей теперь ничего не угрожает. Утром приедете, думаю, она будет в сознании. Сергей Николаевич в курсе?
  - Да, он должен сегодня прилететь.
  С трудом я убедил её. И смог, наконец, попасть к Насте. Капельницы, монитор. Пульс нормальный, давление почти. Ноги в гипсе, грудь тоже забинтована, ссадины, кровоподтеки по всему телу, голова и лицо на удивление чистые. Не спеша тщательно всё проверяю, до последней клеточки. Переломы, внутренние ушибы без кровотечений. Органы действительно почти не пострадали. Почему тогда в коме? Мозг без повреждений. Сотрясение? Пробовать разбудить? Убираю сначала огромную гематому на бедре, потом привожу в порядок почти синее плечо. Переломы я моментально не залечу, ускорю только процесс, так что с ними можно не спешить.
  Воздействие на подкорку мозга, отвечающую за сон, не помогло. Около часа с перерывами я пытался пробудить её. Что ж это за .... Отчаявшись, взялся за мелкие повреждения, порезы, царапины, ушибы. Прошелся по переломам, усилил кровообращение на стыках. Весь ушел в работу, вздрогнул, когда меня тронули за плечо. Медсестра.
  - Пойдем чаем напою, шесть часов уже сидишь.
  Попил чая с бутербродами, вышел на улицу подышал свежим воздухом. И опять за работу. Попытки пробудить чередовал с остальным лечением, спать не хотелось, энергии много тратить было не на что. Незначительные изменения пульса - вот и вся реакция, никак не могу привести в чувство. К утру тело у неё идеально чистое, только гипс и бинты портят картину. Подошедшая медсестра онемела, пытается что-то сказать, показывая пальцем на Настю. Наконец выдавила
  - Как ты это сделал? На ней же живого места не было?
  - Да вот как то так. Слушай, а ты была, когда её привезли?
  - Нет, я позже заступила.
  - А когда знаешь?
  - Пойдем, посмотрю
  Проходим в ординаторскую, смотрит журнал
  - 8 марта в 23.15. Доставлена скорой помощью. Это к тебе наверно?
  Я оглядываюсь, сквозь стеклянную дверь вижу Сергея Николаевича. Выхожу к нему.
  - Как она?
  - Жить будет. Кроме нескольких переломов ничего. В сознание пока не могу привести, но уверен - это дело времени. Что как случилось не в курсе, я как узнал сразу сюда.
  - Я в курсе. Часть жена рассказала, часть Коля разузнал.
  - Расскажите и мне?
  - Квартира, где она была, принадлежит некоему Юрову. Задержали его сына, который там находился, он не отпирается, показал, что пригласил её после концерта к себе. Выпили вина, потанцевали. Потом вышли на балкон, она пожаловалась, что кружится голова, открыли окно. Он вышел в туалет, возвращаясь, услышал крик. Прибегает, её нет, смотрит вниз...... Потом вызвал скорую, врачи вызвали милицию.
  - Не пошла бы она сама туда. И Юлька подозрительно себя ведет, меня увидела - сбежала. Она с Настей была на концерте.
  - Меня на неделю отпустили. Надо успеть разобраться. Если бы она в себя пришла, рассказала. Утром пойду к следователю. Как фамилия той Юльки?
  - Савченко. Она с нашей группы. Адрес не знаю. Я съезжу, сам с ней поговорю, мне расскажет.
  - Ладно. Ты её не бросишь?
  - Сергей Николаевич! И не мечтайте, я с ней ......навсегда.
  Он вздохнул, обнял меня. Подержал несколько секунд прижав.
  - Ты что, всю ночь не спал?
  - Я в Москве отоспался.
  - Зачем тебя возили?
  - К Черненко хотели. Но три дня продержали в гостинице, пока он не умер. Такое впечатление специально под надзор поставили, чтобы к нему не попал.
  - Может это и к лучшему. Иди, поспи, я тут подежурю, пока следователь выйдет на работу.
  Я оглянулся на палату, попробовать еще? Пусть поспит пока, встречусь с Юлькой и приду.
  Приехал в общежитие, сна не было, как говорится, ни в одном глазу. Но стоило коснуться подушки головой, вырубился сразу. Успел только установку поставить - встать через два часа. И ровно в восемь вскочил. Умылся, побрился, в институт. Подошел к концу лекции, ага, вот и Юля. Опять пытается свернуть в сторону. Догоняю
  - Юля! От себя не убежишь. Давай поговорим.
  - Ой, Саша! Я не заметила. Ничего я не убегаю.
  - Вот и хорошо. Рассказывай.
  - Что рассказывать? Как Настя кстати?
  - Не прикидывайся. Я знаю, что ты с ней была. Вот и рассказывай, как она попала в тот дом.
  - Да правда не знаю! После концерта она встретила кого-то, сказала мне, что с ним поедет и больше я не видела её - голос дрожит, глаза отводит. Эх, Юлька!
  - Юля, хочешь под гипнозом мне рассказать? Настя почти в порядке, сегодня я её разбужу - сама расскажет. Стыдно потом будет.
  У Юли потекли слезы вперемешку с тушью. Потом вообще заревела.
  - Мне сказали, молчи или убьем! Саша, я боюсь! - захлебываясь слезами выдавливает
  - Успокойся. Ты только мне скажешь, в милицию я не пойду. Когда Настя очнется, тогда видно будет. А пока мне нужно знать. Это Олег с Тимуром были?
  - Да, третьего я не знаю. После концерта мы такси ловили, они подъезжают, затянули нас в машину. Говорят - отвезём по домам. Меня первую привезли, Настя говорит - я тоже выйду, тут ночевать останусь, её не пустили. Меня вытолкали и уехали. А утром ......- помолчала, растирая платочком тушь по лицу - выхожу из дома - сигналят. Тимур говорит, скажешь, что она сама пошла, а с кем не знаешь. Иначе исчезнешь.
  - И ты спокойно легла спать, даже не позвонила ей домой, узнать приехала или нет. Хорошая подруга.
  - Я всю ночь у телефона сидела - опять заплакала Юля - Из машины выходила, говорю Насте - приедешь, позвони сразу. И не спала вообще.
  - Ладно, иди. А лучше тебе пока уехать куда-нибудь. Давай я тебя к моим домой отправлю?
  - Я могу к тёте в деревню.
  - Хорошо, езжай, потом я найду тебя.
  Еду в больницу, думаю. В милицию заявлять сейчас бесполезно. Пока Настя не очнулась, ничего не докажешь. Да и что доказывать? Изнасилования не было, я проверил. Доведение до самоубийства? Дохлый номер. Только самому разбираться. Силой я их не возьму, но что-нибудь придумаю.
  В реанимации другой врач и медсестра, меня опять не пускают. Иду снова к главврачу. На этот раз он просто позвонил, сказал - оказывать содействие.
  У дверей реанимации Сергей Николаевич и Марина Сергеевна. Отходим с ним в сторону, рассказывает о визите к следователю.
  - Парня того отпустили. Нашли свидетеля, который видел, как он заходил с ней в подъезд. Нечего ему пока предъявить.
  - Их трое было - рассказываю услышанное от Юли.
  - Разберемся со всеми. Прокурора этого я знаю, та еще мразь.
  Предупрежденный врач пустил меня без звука. Заинтересованно поглядывает. У Насти без изменений. Пульс, давление. Снова и снова пытаюсь разными импульсами, добиться хоть какого то результата. Ноль, как спящая царевна. Медсестра подходит с новой капельницей. Вешает глюкозу, шприцом добавляет туда еще лекарства.
  - Что кроме глюкозы там?
  - Пирацетам и баралгин.
  Задумываюсь. Фармакологию мы еще не учим, но я с детства штудировал все инструкции к лекарствам. Пирацетам стимулирует работу мозга, пожалуй, правильно. А вот баралгин зачем? Как обезболивающее смысла нет, жаропонижающее, так нет у неё температуры. Может сначала была и не отменили до сих пор? Решительно перекрываю трубку от капельницы.
  - Пока давайте не будем.
  - Но....- начинает медсестра
  - Все вопросы к главврачу - прерываю её.
  И начинаю чистить кровь. Хрен его знает, что ей еще кололи. Доверять никому нельзя. Могут ведь их попросить посодействовать, чтобы она не проснулась? Когда по моим расчетам, прогнал дважды через печень очистку, взялся за пробуждение. И сразу всплеск активности, пульс резко вверх, нервные окончание зашевелились. Еще пара попыток .... и моя зайка открывает глаза! И смена эмоций, сначала непонимание, потом узнавание и радость, потом слезы. Губы что-то пытаются сказать.
  - Молчи зайка. Я всё знаю. Ничего не бойся, окрепнешь, потом разберемся со всеми. Я тебя быстро на ноги поставлю.
  Зову врача.
  - Переводите её в обычную палату. Чтобы родители могли с ней сидеть.
  Тот пожимает плечами.
  - Как начальство скажет. Сейчас узнаю.
  Вопрос решается положительно, через полчаса мы переезжаем в другую палату. Четырехместную.
  Счастливые родители меняют меня, предупреждаю их, чтобы не давали ничем её колоть и еду искать Арсена. Еще толком не знаю, что буду делать, но полон решимости. Через Макса не хочу, он с Тимуром по идее должен общаться. На рынке подхожу к шашлычной. В вагончике Камиль и Алька. Здороваюсь.
  - Мне Арсен нужен, где его найти?
  - Был недавно. Говорил, к другу собирался, взял шашлыка, водки.
  - Кажется, я догадываюсь, где он.
  С ориентированием у меня сложности, с трудом нахожу дом. Поднимаюсь на 9 этаж. Угадал, дверь открывает Арсен.
  - Саша, привет дорогой! Ты к Юре?
  - Здравствуй Арсен. К тебе, на рынке подсказали, где искать
  - Проходи, присаживайся. Выпьешь? - здороваюсь с Юрой, сажусь в кресло
  - Нет, мне нельзя.
  - Болеешь? Или буянишь потом? Так тут все свои, можно - улыбается Арсен.
  - Особенности организма. Не пьянею, нет смысла переводить продукт.
  - Тогда покушай. Мясо тает просто во рту
  - Спасибо, нет времени. Я с просьбой.
  - Говори, решим.
  - Мне ствол нужен.
  - Даже так? Тебе кто-то угрожает? Или обидел? Скажи, мы сами решим вопрос. Ты со стволом только себе можешь вред нанести, а не кому-то.
  - Мою девушку хотели изнасиловать, она из окна выпрыгнула. Сейчас в реанимации. Я хочу отомстить.
  - Бля, суки. Говори кто, их закопают - вскочил Арсен
  - Это моё дело. Ты бы на моем месте сидел и ждал, пока другие за тебя отомстят?
  - Мне бы их привезли, а яйца им оторвал бы лично и заставил сожрать. Хочешь так и сделаем?
  Я задумался. Соблазнительно, но логика подсказывает закончится это плохо. Исполнителей найдут, те сдадут меня, не задумываясь.
  - Арсен, один сын прокурора, у второго мать в горкоме партии. Как ты думаешь, через сколько времени на вас выйдут? Кто-то из-за меня готов на зону, а то и к стенке?
  Тишина. Арсен сел, закурил. Заговорил молчащий до этого Юра
  - Саша, выстрелить в человека не так просто. Ты хоть курицу до этого зарезал?
  - У меня было время подумать - на самом деле я и сам не верил, что смогу. И пистолет мне был нужен для другого. Физически я с ними не справлюсь, а под дулом пистолета будут сидеть как мышки, пока я их загипнотизирую. А внушить смогу что угодно. Например, спрыгнуть с крыши 9 этажа. Или пойти в милицию и признаться в преступлении. Или оттрахать друг друга в задницу. Еще не решил какого наказания они заслуживают, возможно сначала третье потом первое.
  - И как ты хочешь это сделать? Пойми, просто так тебе никто не даст оружие. Тебя с ним примут и пойдем мы с тобой паровозом к хозяину отдыхать.
  Они правы, я бы на их месте тоже не дал. Но о гипнозе рассказывать им нельзя. Что же придумать?
  - Я не буду в них стрелять. Можно даже без патронов. Мне главное их напугать, чтобы не дергались. А потом я, пользуясь своими возможностями, устрою им кровоизлияние в мозг, или остановку сердца. Никакой суд ничего не докажет.
  - Ты даже так можешь?- ожил Арсен - на такое и мы подпишемся, привезем их тебе и делай задуманное.
  - Не хочу я никого впутывать. Если нет, обращусь к другим за оружием - блефую, больше не к кому.
  - Ладно, не кипятись. Подумаем, что можно сделать. Думаешь, нам просто волыну достать.
  - Если деньги нужны ....
  - С тебя деньги брать? Остынь. Упрямый ты. Другого бы послал, для тебя что-то придумаем. Приходи завтра в это же время.
  И снова в больницу. Настя выглядит уже бодрее. Но увидев меня, начинает плакать. Успокаиваю, как могу, глажу по волосам, целую, шепчу ласковые слова. Ничего не расспрашиваю, пусть придет в себя сначала. Да и для меня картина происшедшего и так ясна. Главное чтобы следователю ничего не рассказывала. Пусть подонки расслабятся, и для меня будет спокойней. Потом не свяжут с ней происшедшее с ними, не будет на меня подозрений. Подлечил еще немного переломы и ушибы, посидел с ней до вечера. Потом меня сменила Марина Сергеевна. Можно отоспаться, силы завтра понадобятся. Прежде чем ехать спать, заехал в Илоне. Она была в курсе происшедшего
  - Как она Саша? Пришла в себя?
  - Да, уже лучше. Я к тебе с просьбой. Мне больше не к кому обратиться.
  - Да, конечно, говори.
  - Можешь подтвердить, что я находился у тебя, завтра с 18.00 до ....утра допустим?
  - Что ты задумал? Ты хочешь отомстить? Есть же милиция, наши подключатся если надо.
  - Не подключатся. Есть причины. Тебе лучше не вникать в это. Так что, поможешь?
  - Я даже не знаю, если обман откроется, я рискую работой как минимум, а у меня ребенок.
  - Да ты права, извини - вздохнул я - считай, ты ничего не слышала от меня. Я пойду отсыпаться, пока.
  - Подожди. Ложись у меня, диван свободный. В общежитии не уснешь, я жила, знаю. До полуночи движение. И ты наверное голодный?
  Я даже и не помню, ел сегодня или нет. Поколебался немного и остался. Чуть не уснул за столом, добрался до дивана и не раздеваясь отключился.
  Просыпаюсь рано, шесть утра. Отдохнул хорошо, готов к бою. Странно, я вчера, кажется, не раздевался, а проснулся в одних трусах. Илона слышно уже на кухне.
  - Доброе утро! - захожу, потягиваясь - это ты меня раздела?
  - Да, одетым нельзя спать, тело не отдыхает.
  - В трусы, наверное, заглядывала! - подкалываю её
  - Что я там не видела! Подрасти сначала. Садись завтракать.
  После завтрака прощаюсь, дел куча.
  - Постой. - задерживает Илона в дверях - Я подумала, можешь сказать, что был у меня. Только тогда приходи когда освободишься, чтобы и Эля видела. У нас народ дотошный, могут и её расспросить.
  - Спасибо. Я твой должник.
  Мне предстояло решить, где их перехватить. На то, что сразу попадутся оба, не рассчитывал. Возможно, уйдет и не один день. Ничего, я терпеливый. Где живет прокурор, я знал, как-то показали его особняк. Съездил туда, прошелся мимо, осмотрелся. Никакой идеи в голову не пришло. Второго и адреса не знал, ничего, Тимура если выловлю, он скажет где искать кента. Разведка ничего не дала. Одному сложно, но нет у меня надежного друга. Всё время проводил с Настей, ни с кем из парней не сблизился. С другой стороны так и лучше - никого не потяну за собой, если пойдет не так. Пора в больницу. Покупаю букет и любимое её мороженное с шоколадом и еду. Сергей Николаевич курит у входа.
  - Как она?
  - Сложно ... Врачи хотели успокоительное что-то колоть, мы не дали. Ты же запретил.
  - Ясно. Ничего не рассказывала?
  - Нет. Следователь приходил, я не пустил. Сначала сам разберусь.
  Нахожу литровую банку, в туалете набираю воды, ваза для цветов готова. Захожу в палату. Хорошо остальные больные ходячие, никого больше нет. Отправляю Марину Сергеевну прогуляться.
  - Зайка, давай мороженное есть, пока не растаяло.
  - Саша - глаза полны слез - Прости меня.
  - Прекращай. Ты ни в чем не виновата. Это я не смог тебя защитить.
  - Я должна была дома сидеть. Теперь калекой останусь
  - Никому ничего ты не должна. Ничего серьезного у тебя нет, за неделю на ноги поставлю. Так что ешь и буду лечить, чтобы быстрее вставала. Чуть позже учебники притащу, учеба не отменяется. Первый курс закончим и уедем отсюда. В Москву или Ленинград.
  Прошел по переломам, самый сложный был в тазу. Надо сказать, врачи хорошо поработали - совместили кости идеально. Можно даже сейчас домой увезти. Побыл с ней до обеда, немного успокоилась. Теперь за дело.
  
  
  - Не передумал? - спрашивает Юра. Арсена нет.
  - Ты серьезно спрашиваешь? Ты бы передумал?
  - Мне 16 было, сестра замуж вышла за мента, муж как нажрется и бьет её. Я раз прихожу к ним - она плачет, платье порвано. А тот хер на кухне с кентом бухают. Мне кухонный нож под руку попал, воткнул ему в живот. Выжил падла, а мне два года колонии. Дальше покатилось по наклонной. А сестра с ним до сих пор живет. Жизнь испортить легко. Стоит твоя баба этого? Даже если всё удачно сделаешь, сможешь спокойно жить потом с таким грузом?
  - Пока я знаю, что если не сделаю, не смогу спокойно жить. А что потом..... Боюсь, нет у меня вариантов.
  - Ну как знаешь. Ты мне можно сказать жизнь спас, что смогу сделаю для тебя.
  Вышел из комнаты в ванную, через пару минут возвращается со свертком. Разворачивает ткань, небольшой пистолет, не такой как я ожидал.
  - Это 'Вальтер' - поясняет Юра - дам один патрон. Вдруг не поверят, в серьезность твоих намерений выстрелишь над головой. Впечатлит. Только тогда делай свое дело быстро, мусоров вызовут на выстрел. Поймешь, что не уйдешь - ствол протри и избавься. Свидетелей не будет - не докажут. Не признавайся, как бы не давили. Могут и бить. Если случится, примут со стволом, мало ли, говоришь, купил на рынке, описание придумай, армяна или азера.
  Показал, как пользоваться, разбирать, заряжать. Легко и просто.
  - Спасибо Юра. Что бы ни случилось - тебя я не подставлю.
  Во внутренний карман так чётко ложится и не видно. Теперь можно и на охоту.
  
  Дом Тимура (точнее его отца) в дачном районе. Крайний, дальше начинается посадка. Возле дома густые высокие ели. Можно и за ними укрыться, как стемнеет. Пока устроился в посадке, наблюдаю. И думаю. Плана то, как такового у меня нет. Сначала на эмоциях хотел убить всех троих. Теперь остыл, отомстить нужно, но убить чувствую - не смогу. Как вариант - применить свои способности, сделать импотентами, ослепить, лишить голоса. Но...., не лишусь ли я своего дара, если стану применять его во вред? Так и не определился. Буду действовать как сердце подскажет, посмотрю им в глаза - есть ли там что-то человеческое. Прождал до темноты, в доме загорелся свет. Холодно, март, а на улице минусовая погода. Замерз уже настолько, что и пистолет могу не удержать, хватит на сегодня. Терпение и еще раз терпение. Как говорится в китайской поговорке 'Если долго сидеть на берегу реки, то можно увидеть, как мимо проплывает труп твоего врага'. Двигаюсь по улице к остановке, автобусы еще ходят. Навстречу едет легковая машина. Ослепляет меня фарами, проезжает мимо и останавливается. Потом сдает задом, догоняя меня. Окажутся менты - рву в посадку, с пистолетом нельзя к ним попадать.
  - Ты глянь, кто тут ходит! - открывается окно машины. Голос незнакомый, но я уже понял кто это. Тимур собственной персоной! Как удачно, узнать только есть кто с ним или нет.
  - Да хотел тебе рыло начистить - провоцирую его на выход из машины. Страха нет, но бьет нервная дрожь, еще и замерзший. От этого и голос получился срывающимся.
  - Что, очко играет? - смеется Тимур. - Чистильщик бля!
  - Это у тебя играет, раз не выходишь
  Открывается дверка, купился. Да, он выше меня и в плечах пошире. Без пистолета не справлюсь. Делаю шаг назад, вытаскиваю ствол. Направляю на него
  - А теперь поговорим! В машине есть кто еще?
  - Что ты своей игрушкой пугаешь? - неожиданно Тимур резко бросается на меня, палец непроизвольно сокращается, оглушающий хлопок, Тимура отбрасывает на машину. В машине раздается женский визг, высокий, непрерывный. Тимур стоит с прижатыми к груди руками, потом ноги подгибаются, падает на колени, затем валится набок. Я стою в глубоком шоке. Я так не хотел! Понимаю, надо бежать и не могу. Наконец деревянные ноги отрываются от земли, я сначала пячусь назад, потом поворачиваюсь и постепенно ускоряясь, бегу. В ушах еще звенит от выстрела, в мыслях сумбур. Автобус ждать нельзя, бежать вдоль дороги тоже нежелательно. Оружие! Надо выбросить. СТОП! ГДЕ ОНО? В руках нет, в кармане тоже. Я сам не заметил, как оно вывалилось из рук. И на нем мои отпечатки. Финиш. Назад вернутся? Там уже люди, собаки после выстрела на улице разрывались. Надежда только на то, что меня не знает та, которая в машине орала. И что убийство не свяжут с Настей. Убийство .... До меня только сейчас дошло - я убил человека. Подонка, мразь, но человека. Опять начинается нервная дрожь, в висках дергаются жилки, сердце стучит на всю улицу. Стою посреди дороги и не знаю что делать. Машина едет навстречу. Милиция уже? Светится сверху огонек. Такси. Поднимаю руку, останавливается. Подняв воротник, сажусь на заднее сидение.
  - В центр.
  В городе еще кипит жизнь. Выхожу возле кинотеатра, там полно народа. Куда теперь? К Илоне? Смысла нет, если подозрение на меня падет, алиби не спасет. Отпечатки пальцев не изменишь. К Юре посоветоваться? Ничем он не поможет. В бега я не собираюсь. К Насте, попрощаться на всякий случай. Сажусь на автобус, следующий до больницы, проезжаю одну остановку и выхожу. Нельзя к ней в таком состоянии. Это во-первых. А во-вторых еще не хватало, чтобы меня пришли задерживать у неё на глазах. Или пойти сдаться самому? Какая вероятность, что на меня выйдут? Большая. Пожалуй, только один человек может дать правильный совет. Сергей Николаевич. Как-никак я за его дочь мстил. Вопрос, где он - дома или у Насти. Сначала домой попробую, туда ближе. Угадал, он оказался дома.
  - Что с тобой? Выглядишь, как будто собаки за тобой гнались - он недалек от истины. Прохожу в комнату, сажусь в кресло - ноги тоже дрожат.
  - Я убил Тимура
  - Что???
  - Я застрелил Тимура Селезнёва. Я не хотел, но так получилось.
  - Рассказывай подробно. Где, как - несмотря на ошеломленный вид вопросы по существу.
  Рассказываю всё в деталях. Задав несколько уточняющих вопросов, Сергей Николаевич задумался надолго. Я молчу, от меня пока ничего не зависит.
  - Что же ты натворил. Я бы превратил их жизнь в ад, они сами сдохнуть хотели бы. А теперь....
  - Есть шанс, что меня не найдут? Если та женщина меня не знает....
  - Нет у тебя шанса. Твои отпечатки есть у нас в базе данных. Когда в милиции по своим проверят, отправят к нам запрос. Я удалить их не смогу. Так что самое позднее завтра тебя будут искать. Где пистолет взял?
  - Неофициальная версия - купил на рынке.
  - Не пройдет. Но для тебя большой роли это не играет. Как минимум десятка светит, но могут и 15 натянуть. За явку с повинной возможно чуть скостят. Время еще есть подумать. Сейчас попробую узнать, некоторые контакты остались.
  Звонит по нескольким номерам, везде видимо новости неутешительные, хмурится еще больше. Заканчивает разговор, закуривает.
  - Нет у нас времени. Тебя уже ищут, он назвал тебя той девке, что в машине была, перед тем как выйти. Нужно сдаваться Саша. Добровольная явка учтется. Будем держаться версии убийства по неосторожности - до трех лет или исправительные работы. Есть у меня хороший адвокат знакомый. Шансы небольшие, но сделаем всё возможное.
  - Выбора у меня нет. Поеду сдаваться.
  - Я отвезу. И проконтролирую, чтобы правильно оформили. Ничего не бойся, я буду держать всё под контролем. Выпрошу еще пару недель отпуска.
  Дежурный в УВД даже не удивился. Я думал, мне сразу наручники наденут и в камеру. Нет, сижу за столом, пишу признание. Спокойно так, как будто на работу устраиваюсь.... на 10 лет. Дописал, расписался в журнале, попрощался с Сергеем Николаевичем.
  - До утра в КПЗ посидишь, завтра со следователем будешь общаться - после очистки содержимого карманов дежурный лейтенант отводит в камеру. Там три человека спит. Ложусь, пытаюсь уснуть. Не получается, мысли стучат в голову. Тюрьма, зона, ничего не изменишь. Прощай учеба, врачом мне не быть. И всё из-за своей тупости. Не смог даже отомстить как надо. Только к утру немного задремал. К следователю повели рано, не терпится им преступника допросить.
  Заводят в кабинет, три стола, четверо человек, все в гражданке, одна из них женщина. Смотрят на меня с интересом.
  - Садитесь сюда - указывает один, самый старший на вид - я следователь Костюк Иван Андреевич, буду вести ваше дело. Вы обвиняетесь в преступлении согласно статьи 101 УК УССР. Допрос продолжался часа два. Я ничего не скрывал, кроме происхождения пистолета. Мою версию о покупке на рынке следователь записал без возражений, попросил уточнить место и приметы продавца. И вообще вел себя со мной предельно вежливо, что вызывало неясную тревогу. Просто задавал вопросы и записывал всё, как я скажу. Потом будут ловить на несоответствиях. Мне дали подписать, я внимательно всё прочёл. Дословно.
  От следователя ведут уже не в КПЗ. Проходим через подземный переход в другое здание, вероятно СИЗО (следственный изолятор) меня записывают, заставляют догола раздеться, обыскивают одежду, заглядывают в рот и в задницу. Потом ведут к врачу. Осмотр ограничивается поиском вшей и вопросом о жалобах. Дальше выдают постельное и конвоир ведёт в камеру. Почему-то я ожидал, что поведут вниз, в подвал. Наоборот, поднимаемся на третий этаж. Везде решетки, замки. Угнетающе. Возле камеры команда 'к стене', открывает дверь. Я замешкался, вспомнилось читанное когда-то, как при входе в камеру стелют перед новичками полотенце и нужно вытереть об него обувь. В результате получил сильный толчок в спину и в камеру буквально влетел. Оглядываюсь назад - никакого полотенца нет.
  - Здравствуйте ....- Второе слово на ум не пришло. Товарищи не скажешь, мужики для кого-то обидно будет. Никто не ответил, хотя все смотрят на меня. Камера большая, три ряда двуярусных нар, человек 20 примерно. Что дальше делать? Робость показывать нельзя.
  - Где мне можно расположиться?
  - Ты думаешь, что на пляже? Расположиться! - ржет один, длинноносый, на голом торсе уйма татуировок. Смех подхватывает еще несколько человек, но не все. - Вот где стоишь и располагайся, поближе к параше.
  Со словами тут нужно осторожно. За неправильное слово и убить могут. Пытаюсь вспомнить как на сленге старший в камере. Смотрящий? Староста?
  - Кто старший? - не вспомнив решаю не умничать. Всё равно видно, что первоходок.
  - Двигай сюда - доносится из угла. Завешанные одеялами нары скрывают говорящего. Прохожу на голос. Там четверо играют в карты.
  - Представляйся - Коренастый мужик, лет так за 40, лениво бросил на меня взгляд
  - Александр - как представляться понятия не имею. Смотрят, явно ждут еще чего-то.
  - Кликуха, если есть, что шьют - подсказывает один из игроков.
  - Лекарь - вспоминаю, как обозвал Арсен - обвиняют в убийстве.
  - Кого мочканул Лекарь? - в голосе уже интерес
  - Сына прокурора. Селезнёва.
  - Да? По пьяни?
  - Нет. Трезвый. Он мою девушку хотел изнасиловать.
  - В сознанку идешь?
  - Да, свидетель видел. И ствол с отпечатками обронил.
  - Где волыну раздобыл? - смотрю на него, такие вопросы тут задавать вроде как не принято, как бы вежливее ответить...
  - Где брал, там уже нет.
  - Первая ходка? Кличку кто дал? Или сам придумал?
  - Первая. Арсен назвал. Я в медицинском учусь. Учился - всё уже в прошлом.
  - Что за Арсен? - А хрен его знает, никогда не интересовался, есть ли у него кличка.
  - Он с Резо работает. По кличке не знаю.
  - Монгол? Седой, на руке барс татуировка.
  - Да, есть. На другой, солнце над горами.
  - Хорошо его знаешь? Подпишется что ты не дятел? - Дятел? Наверное, стукач...
  - Думаю да. Резо тоже.
  - Даже так? Ладно, пока устраивайся, проверим. Если фуфло гонишь - ответишь. Марсель, покажи место.
  Молодой пацан, моих лет, провел к нарам, хлопнул рукой по верхней.
  - Располагайся, не Рио-де-Жанейро, конечно.
  Расстилаю матрац. Ложусь, что еще тут делать. Не зря воров лечил, вот и пригодилось знакомство. С другой стороны не был бы с ними знаком, не достал бы пистолет. Совсем по-другому было бы. Не успеваю начать горевать о загубленной жизни, зовут.
  - Лекарь! - за столом несколько человек пьют чай - Иди чифирнешь! Обед нескоро. Да про волю расскажешь.
  Чай обыкновенный, совсем не крепкий. Ребята в основном молодые, есть несколько пожилых, те лежат в уединении.
  - Так ты Тимура замочил? Та еще падаль, я с ним дрался на дискотеке. За ним не одна баба числится - парень тянет руку - Дима Капуста, расскажешь как было дело? Все равно в сознанку.
  Пожимаю руку, не уточняя, Капуста фамилия или кличка. Рассказываю, приукрасив, происшедшее. Авторитет надо зарабатывать. Не успеваю закончить, открывается дверь.
  - Колесов! На выход.
  Ведут на первый этаж, в кабинет без надписей. Сергей Николаевич. Прибавил я ему забот.
  - Как ты? В камере не обижают?
  - Нет, всё хорошо. Если можно так сказать.
  - Ну не так уж и плохо. Настя дала показания следователю, заявила о попытке изнасилования, ордер на арест Олега уже выписан. Только его спрятали родители. Ничего, найдется. С Селезнёвым тоже не замнут, я постараюсь. Со статьей им пока не определились, доведение до самоубийства или причинение тяжких телесных.
  - В смысле Селезнёв? Ему то, уже все равно.
  - Тебе не сказали? Он живой, в больнице. Операцию сделали, состояние тяжелое, но жить будет. Так что для тебя совсем другая статья теперь.
  - Следователь говорил 101-я. Я не знаю что это.
  - Тяжкие телесные повреждения. От двух до восьми. Я попробую тебя вытащить до суда под подписку. Не факт, что получится. Если бы не Селезнёв.....У этой мрази, старшего Селезнёва, кум замминистра. Но не унывай! В самом худшем случае отсидишь максимум год. Потом и судимость сможем снять через время. Да, я тут собрал тебе передачу. Чай, колбаса, конфеты, сигареты.
  - Зачем сигареты?
  - Здесь это валюта. Можешь раздать, можешь менять. Или играть на них. Только честно тут не играют, даже не пробуй.
  Ведут назад в камеру. Чувство непонятное, с одной стороны радость, что не убил. С другой - получается, не отомстил. Захожу, сразу иду в угол к смотрящему. Кличка 'Глобус', уже узнал.
  - Мне тут продукты передали.
  - Чай, сахар, на общак, остальное на твое усмотрение, хочешь сам ешь, хочешь - поделишься с кем.
  - Сигареты мне не нужны, я не курю - достаю блок 'Космоса'
  - О! Сигареты это хорошо. Что смурной?
  - Сука та выжила. В больнице лежит.
  - Так радуйся. Вместо червонца пятерик получишь. А будешь правильно жить на зоне, глядишь, братва и поможет. Вернешься, а он уже ласты склеил.
  До обеда общаюсь с Димой, тот обучает меня правилам поведения, жаргону. Дима ждет суда за угон машины. Длинноносый косится на меня, что я ему сделал? Принесли обед - что-то среднее между супом и кашей. Но есть можно, даже мяса кусочек есть. Я выложил на общий стол колбасу.
  - Нечем порезать, ломайте так.
  - Спокуха братан! - парень по кличке Циклоп (у него нет одного глаза) достает раскладной нож. Я удивляюсь
  - Тут можно нож держать?
  - А ты не знал? Можешь и шмайсер попросить передать, в тумбочку положишь - прикалывается длинноносый. Его называют Барыло. Иногда сокращают до Рыло.
  - Глохни Рыло - осаждает того Глобус. - Молодежь учить надо. Как нычки делать, как с кумом базарить. Какую смену подготовим, такой и порядок будет.
  Периодически кого-то вызывают, уводят, приводят. Двоих забрали с вещами - отправляют в лагерь. Вот надзиратель открыл окошко и передал что-то подскочившему Рыло. Тот сразу относит в угол. Через пару минут зовут меня.
  - Пришла малява с воли. Уважаемые люди за тебя ручаются. - Глобус заметно удивлен - что ж ты не сказал, что с Герцем знаком?
  Я пожимаю плечами. Это имя, или кличка мне ни о чём не говорит.
  - С такой крышей на любой зоне будешь жить в шоколаде. Герц редко за кого подписывался. Резо - только тут авторитет. А Герца можешь называть везде - Воркута, Колыма.
  Как-то не приходило в голову, что могут отправить так далеко. А ведь так и будет. В Магадан зашлют. Ничего, везде люди живут и выживают.
  - Колесов! К следователю!
  На допросе повторяется почти то же самое. Действительно проверяет на соответствие. На покупке оружия чуть задержались. Приметы, время, сумма. Выжимает как можно больше мелких деталей. Опять дает подписать. Долго читаю, проверяю. Всё правильно.
  Вернувшись опять сидим, болтаем с Димой. Немного ориентируюсь уже в коллективе. Блатных тут немного, человек пять, остальные мужики, большинство сидит первый раз. Серьёзных преступлений нет - воровство, драки, угоны. Есть алиментщики. По сути, у меня самая серьёзная статья из всех. Даже Глобус попался на квартирной краже.
  - Димка - спрашиваю шепотом - А ты знаешь кто такой Герц?
  - Юра Герц? Слышал. Он с Япончиком работал, потом разошлись. По кассам промышляет. Не знал что он у нас в городе.
  Юра??? Офигеть. Не думал, что он такой авторитет.
  Три дня меня не вызывали. И Сергей Николаевич не объявлялся. Оптимизма это не внушало, мог умереть Тимур, или папаша пытался замять дело. Неизвестность худшая пытка. В камере ничего не происходило, мелкие ссоры быстро гасились смотрящим, обижать никого не обижали. Свои способности я не светил, не до них сейчас. Когда на третий день после обеда меня вызвали - обрадовался. Хоть что-то узнаю. Заводят в тот же кабинет без названия, на этот раз там Валерий Евлампиевич. Ожидал я что придет, но не сильно он торопился.
  - Садись. Подвел ты меня. Такой нагоняй прилетел из Москвы, хотели уволить. Недостаточно контролировал. Вот скажи, мне надо было за тобой слежку установить?
  - Это Ваши проблемы. Я не работаю в вашей организации и никому ничего не должен.
  - Ну не спеши в урки записываться, грубить начинаешь. Вопрос решается, что с тобой делать. Мне дали добро на то чтобы тебя вытащить из этой жопы. Но два товарища не дают мне это сделать. Один Селезнёв, второй - Шапошников. Так что давай и ты подключайся. Или хочешь посидеть?
  - Селезнёв понятно, а Шапошников чем мешает?
  - Я предложил ничью - Шапошникова забирает заявление о попытке изнасилования, а Селезнёв закрывает дело о покушении на убийство. Оба отказались. Один надеется доказать, второй надеется выкрутиться. Пострадаешь ты.
  - И что я могу сделать?
  - Поговоришь с Настей - пусть изменит показания. Тебе она не откажет. Потом устрою встречу с Селезнёвым. У него цирроз печени. Годик протянет в лучшем случае. Вылечишь - будешь на свободе. И Тимура тоже поставишь на ноги.
  Получается, из-за моего идиотизма, эти подонки останутся на свободе? Непростой выбор. Сесть и надеяться, что их тоже посадят (что не факт), или выйти на свободу и простить им всё, еще и лечить их.
  - Не знаю даже что Вам сказать. Дайте мне время.
  - Джентльмена строишь? Времени не так у тебя много. Лучше уладить дело пока шум сильный не подняли. Такое предложение не каждому делают.
  - Не давите на меня. Я и так поспешил и сделал глупость. Сутки, потом отвечу.
  - Хорошо, тогда до завтра.
  Обманул я его. Ответ у меня уже был. Не смогу я просить Настю об этом. Даже если меня будут расстреливать. Быстрее язык откушу. Зачем просил сутки на размышление? Не знаю, какая-то призрачная надежда на чудо. Вам легко было бы на краю пропасти отказаться от парашюта?
  Внутренне я смирился, что несколько лет проведу за решеткой. А тут предлагают свободу. Если Сергей Николаевич добьется, чтобы их посадили, я сам буду просить меня на зону отправить с ними вместе. И устрою им там сладкую жизнь. А если нет? Не зря та сука так самоуверенна. Хрен ему, а не лечение. Хотя как вариант можно согласиться и ускорить ему конец. А потом и до остальных добраться. Где Сергей Николаевич? Как никогда сейчас нужно посоветоваться. Конвоир ведет не в камеру, а в другую сторону.
  - Куда мы?
  - Разговорчики! Передача тебе, заберешь.
  От кого интересно? Родители надеюсь еще не в курсе. Некому было им сообщить. Выдают передачу - носки, трусы, платочки, зубная паста, мыло, продукты. Кто же это такой сообразительный, знает чего тут нужно? Спрашиваю от кого посылка - Савченко И.Г. - ничего не говорящая фамилия. И как мужская, так и женская. Хотя....И.Г. - Илона Георгиевна. Больше никто не подходит под такие инициалы. Да, хорошая девушка, даст бог, увидимся, надо отблагодарить будет.
  Сидим с Димой и Марселем гоняем чаи, болтаем за жизнь. Подсаживается Рыло.
  - Чё пацаны, в картишки перекинемся?
  - Не, с тобой играть - лучше сразу бабки отдать. - отмахивается Марсель
  - Очкуете? Какие вы деловые, если играть не научитесь? Или мужиками будете?
  У меня созревает мысль.
  - На что хочешь играть?
  - Да на что хочешь! - оживляется тот - финки, прикид, курёху.
  - Не вздумай! - Дима дергает за рукав - продуешь.
  - Ты что влазишь? - налетает на него Рыло - пусть сам решает
  - Во что играем? - подумал о сигаретах, которые отдал на общак, не забирать же теперь.
  - Очко, бура, сека - выбирай.
  - Давай очко - мне в принципе всё равно во что.
  - Что ставишь?
  - У меня на счету есть деньги, сколько проиграю, в ларьке отоварю на эту сумму, что скажешь, возьму. - Когда оформляли, все деньги, что были у меня с собой, положили на внутренний счет.
  - Годится! По трёхе для затравки? - я киваю.
  Начинает сдавать он. Дает 7, вальта, короля. Итого 13. Смотрю на колоду которую он держит в руках. Немного труднее, чем я расчитывал, но угадываю по очертаниям - следующий туз.
  - Себе
  Переворачивает туза и десятку. Ладно.
  Вторая сдача. 6, 9, высмотрел следующую даму. 18. Дальше 9. Хватит.
  У него 9, 10. Опять проигрываю.
  На третьей раздаче мне улыбнулась удача. 10,7, король. Три подряд выигрываю, народ вокруг оживился, Рыло никто не любит, моим выигрышам радуются. Потом проигрываю, раздача возвращается к нему. Получаю даму, 8 и 9. Итого 20. Следующую посмотрел просто так, всё равно не возьму - валет.
  - Мне хватит. Себе
  Он переворачивает туза, следом 10. Как? Был точно валет! Молчу, не докажешь. Смотреть надо внимательней. Он выигрывает еще раз, на это раз честно. Следующая опять я набираю 20, следующая 9. И тут в поле зрения попадает кисть руки, под рукавом явно просматривается карта. Делаю вид что размышляю, потом резко хватаю за руку и второй рукой достаю спрятанного туза.
  - Некрасиво Рыло. Что там полагается за такое?
  Тот ухмыляется
  - Ты не блатной. Предъявить мне не можешь.
  Смотрю на Глобуса. Тот пожимает плечами
  - У тебя рекомендации такие, что можешь сейчас объявить себя блатным. А можешь и так съездить Рылу по рылу - сам смеётся с каламбура - ты в своем праве.
  Физически тот сильнее меня, он понимает это и презрительно улыбается. Поднимаю руку и медленно веду к нему открытую ладонь. У того в глазах недоумение, завожу ладонь сбоку и легко усыпляю его. Опускается на стул и тыкается мордой в стол. Аут! В камере тишина.
  - А если ударю вообще сдохнет. Я еще за одного не оттянул срок - небрежно кидаю фразу. Глядишь и поверят.
  - Как ты это? - прорезался голос у Глобуса - он живой?
  - Живой. В отключке. Ментальный удар - я и сам не знаю, что это такое, они тем более.
  - И любого так можешь? Покажи еще?
  - Доброволец есть?
  - Есть - Глобус толкает Синьку, молодого паренька - давай его!
  Синька пугливо пятится.
  - Не бойся, это не больно - успокаиваю я. Подхожу, провожу рукой по затылку и придерживая тело ложу его на пол. Я знаю еще несколько зон на теле человека, воздействуя на которые можно вызвать боль, обездвижить и даже убить. Но на практике отработал только эту. Эксперименты прерывает скрежет замка в двери. Успеваю вернуть в чувство Синьку. А Рыло сам проснется через часик.
  - Колесов! На выход!
  Иду и молюсь - Хоть бы Сергей Николаевич! Бог, наверное, есть.
  - Ну как ты, не пал духом?
  - Нет. Я уже морально готов ко всему. Ко мне приходил, блин, фамилию забываю постоянно
  - Горин
  - Да. Сделку предлагает.
  - Знаю. И что ты ответил?
  - Сказал что подумаю. Но я всё уже решил, отсижу сколько дадут, только их посадите, пожалуйста!
  - Я от тебя другого и не ожидал. А вот Настя требует следователя, чтобы отказаться от заявления.
  - Ни в коем случае! Скажите ей, я тогда точно их убью и сяду за убийство.
  - Ей 18 нет, нужно моё согласие. А им за несовершеннолетнюю срок больше будет. Хотя у тебя статья тяжелей. Я в Москве был, подключил знакомых ...и твоих кстати. Замять дело не получится. И должности Селезнёв лишится по любому. Его уже отстранили от работы. Он заставил следователя изъять из дела акт судмедэксперта и заменить на другой. Так что у тебя и другой следователь уже. Если всё пройдет как я планирую - переквалифицируем на другую статью. 103-ю.
  - А что за статья?
  - Тяжкие телесные повреждения совершенные в состоянии сильного душевного волнения. Лишение свободы до двух лет или исправительные работы.
  - Хорошо бы. Да....моим родителям можно пока не сообщать? Когда уже решится всё, тогда.
  - А они еще не знают? Тянуться дело может еще долго, но если переквалифицируем, выйдешь под подписку до суда.
  
  На следующий день Горин не пришел. Я готовился, продумывал, как пошлю его подальше, а меня так и не вызвали. Точнее вызвали, но к следователю. Действительно другой, молодой, лет 25, похож на узбека. Пришлось в третий раз повторять всё по новой. Мне даже предложили сигарету. Изображая бывалого, я взял две и положил в карман. Следак ухмыльнулся, но ничего не сказал. И опять после этого три дня меня никуда не вызывали. Сокамерники, видя, как я маюсь от неизвестности, успокаивали.
  - Срок у тебя всё равно уже идет. Кто знает, как на зоне будет, отдыхай пока.
  Получил еще две передачи. Одна от сокурсников, вторая от Арсена. Это мне шепнул конвоир по пути. Ту, что от Арсена полностью отдал на общак. Второй делился за едой с тремя парнями, с которыми больше общался - Димой, Марселем и Эдиком. С остальным народом почти не контактировал. Рыло держался от меня подальше, а завтра его должны забрать на этап. После моих 'ментальных ударов' со мной стали говорить намного уважительней. Просили повторить еще. Повторять я не стал, а вот целительством занялся. Без практики сила теряется, а времени навалом. Серьезных болезней не было. Шрамы, простуды, кожные болезни. Платы я не требовал, но каждый обязательно что-то давал - сигареты, сладости, напитки. Один попросил убрать татуировку, провозился долго, сделал такую чистоту как у новорожденного, а он на следующий день набил другую. На моё возмущение объяснил - та была сделана по молодости и не соответствовала его статусу. И предложил оплатить тату мне. Я сначала отказался, а потом подумал - почему нет? Выбирали долго, все поочередно предлагали мне варианты. Выслушав всех, я выбрал свой - чашу со змеёй. Обратились за одобрением к Глобусу. Тот как положено авторитету сделал глубокомысленное лицо, поразмышлял.
  - Змея символ власти и силы. Кому попало её колоть нельзя. Но раз с чашей, символ медицины, тогда к тебе претензий не будет. Тем более кликуха такая.
  Так на левом предплечье у меня появилась змейка.
  
  Прошло еще три дня. По совету Глобуса я через коридорного потребовал встречи со следователем. Мол, у меня новые сведенья для него. Не дождался, ни ответа, ни привета. И гадай, к лучшему это или к худшему. Сегодня в камере появился 'петух'. Не в смысле птица, а в смысле пассивного гомосексуала. Зашел высокий, слегка упитанный парень, спросил кто смотрящий. Подошел, представился. Глобус всем объявил, что у нас появился петух. По правилам нельзя с ним здороваться за руку, пользоваться общей посудой, полотенцами. Разговаривать не запрещается. Если кто хочет заняться с ним сексом - должен заплатить ему. Плата по договоренности. Вот как оказывается, раньше я слышал совсем другое. В основном от тех, кто и в тюрьме не был. На самом деле насилие допускается только в отношении тех, кто совершил серьёзный косяк. Проиграл в карты и не смог отдать, воровство у своих, стукачество. Ну а когда расплатился своей задницей, переходишь в разряд 'опущенных', у которых есть свои права. Право торговать своим телом или стать постоянным партнером кого-то из авторитетных, взамен за защиту. Защита, конечно, весьма относительная. Желающие нашлись сразу, завесив нары одеялами, занялись делом. У меня это вызвало только чувство гадливости. Представил перед собой мужскую жопу - аж передернуло. Потерял уже счет дням. С утра парни стали прикалываться друг над другом, оказалось сегодня первое апреля. После завтрака ко мне подходит петух. Кличка 'Майка'
  - Говорят, ты лечить можешь. У меня экзема на ноге, поможешь? Рассчитаюсь натурой.
  Радость то, какая! Натурой бля. Петуха можно посылать спокойно. А интересно, если буду лечить, не замараюсь по понятиям? Спросить у знатоков не успеваю, дверь открывается
  - Колесов! С вещами на выход!
  С вещами? Непонятно, переводят в другую камеру, что-ли. Собираю свои скромные пожитки, прощаюсь с собратьями по отсидке. Приводят к следователю, опять другой. Этот с внешностью грузина - усы, черные волосы.
  - Дело против Вас прекращено в связи с отсутствием состава преступления. Распишитесь здесь, что не имеете претензий.
  Вот это поворот! И как это понимать? Ну, тут думать нечего, потом надеюсь разъясниться. Ставлю закорючку в указанном месте, иду, получаю свои вещи и оставшиеся деньги. Выхожу из ворот. Сигнал. Машина Сергея Николаевича.
  - С освобождением - коротко приветствует он - садись, поехали.
  - Насиделся уже. Что всё это значит? Просветите.
  - Дома. А то Настя там умрет от ожидания.
  - Как она?
  - Хорошо. Увидишь - настроение у него хорошим не назовешь.
  Ехать недалеко, СИЗО находится почти в центре. Заходим в дом, направляюсь сразу в Настину комнату. Ух ты! Она стоит, опираясь на ходунки. Бросаюсь к ней, заключаю в объятия. Целую в губы, Сергей Николаевич пятиться и закрывает дверь.
  - Как ты зайка?
  - Плохо было без тебя. Теперь отлично.
  - Ты похудела, ребра торчат. Ходишь?
  - Да, почти нормально, страхуюсь вот.
  - Ничего, я быстро тебя приведу в норму. Я так и не понял, что произошло, почему меня выпустили.
  - Ну.....папа расскажет.
  - Дети! Давайте обедать. С возвращением Саша, я праздничный обед приготовила - зашла Марина Сергеевна.
  - Ой, мне бы сначала в душ.
  Помывшись и пообедав, уединяемся в кабинете с Сергеем Николаевичем.
  - Если коротко, суть дела такова. Меня срочно вызвали на службу. А Горин получил новые указания, не препятствовать твоему заключению. Планировалось после суда перевезти тебя в Москву, в спецтюрьму КГБ и использовать по твоему профилю. Горин на удивление оказался человеком. Пришел к Марине с Настей и рассказал им. Настя устроила истерику, обещала покончить с собой. Марина пошла к Селезнёву и договорились. Марина забрала заявление, а Тимур изменил показания. Он сказал, что был ранен при неосторожной чистке охотничьего ружья, а тебя оклеветал из ревности. Оставалось только убрать из вещдоков пистолет и всё. Я приехал позавчера, решил оставшиеся вопросы. Скажу честно, если бы не Настя я на это не пошел.
  Я молчу. Вот как теперь с этим жить? Нет, безнаказанными я их не оставлю.
  - Даже не мечтай - Я что, вслух думал? - хватит с тебя одной попытки. Слово с тебя я брать не буду, есть вариант надёжней. Завтра идешь в военкомат и получаешь повестку. Уже всё договорено. А пока вернешься, я решу с ними по- своему.
  - Но у нас военная кафедра!
  - Это не имеет значения. Попрошу тебя подальше отправить, на Дальний восток или на Кубу.
  - Мне домой хотя бы съездить нужно. Месяц не был.
  - Вот повестку получишь, дня три у тебя будет на сборы. Не больше.
  Действительно, дали три дня только. Буквально за ухо меня привели на комиссию, признали полностью годным и на 5 апреля назначили отправку. Успел съездить домой, получил нагоняй за долгую неявку. Навестил Илону, тепло с ней пообщались, потом зашел к Юре. Рассказал о компромиссе, спросил как по понятиям, это западло или нет?
  - Откосить от зоны не западло. Ты никого не сдал, не подставил. А отомстить по понятиям должен, иначе уважения не будет. Но ты не авторитет, с тебя спроса нет. Хочешь, я решу с ними вопрос?
  - Если бы их 'опустили' было бы неплохо. Но пусть поживут, пока я вернусь.
  - Как скажешь. Я собираюсь в теплые края, перед отъездом развлечемся с ними. Потом им будет жить стыдно и больно! Вернешься - избавишь от такой жизни!
  Последний день посвятил Насте. Лечил, ласкал, утешал. Обещала ждать. Её собирались перевести учиться в Москву. На дом уже был покупатель.
  
  Качается вагон, стучат колеса глухо... Вторые сутки в вагоне поезда, только тут появилось время на размышления, после трехдневной суматохи. Сборы, встречи, прощания, Настя, ревущая на плече. На сборном пункте пробыл не больше 4 часов, не иначе как по просьбе Сергея Николаевича воткнули в уже сформированную к отправке команду. И вот едем в неизвестном направлении, сопровождающие офицеры в лётной форме не раскрывают конечный пункт назначения. А если учесть что едем в поезде Харьков - Владивосток, заехать можно далеко. Волгу уже проехали. Итак, что мы имеем на данный момент? Месть и учеба откладываются как минимум на два года. Скрывать в армии свои способности не собираюсь, без практики они слабеют. От КГБ надолго не скроюсь, возможно, еще доехать не успею, будут знать, где я. Но надеюсь, там оставят в покое, хотя бы на время. В любом случае два года армии лучше, чем два года зоны.
   Проехали Уфу, начинается Урал. У нас уже зелень на деревьях, а тут еще лежит снег. Большинство легко одето, не рассчитывали попасть снова в зиму. Пока в вагоне тепло, а потом, пока переоденут в форму и замерзнуть можно.
  - Готовимся, через час высадка! - прошел по вагону капитан. Слава богу, не на Дальний восток!
  Парни начинают делать тайники, подозревая, что отдать придется одежду и все содержимое сумок и рюкзаков. На всякий случай тоже делаю нехитрую заначку - разгибаю край у тюбика зубной пасты и прячу туда деньги, завернутые в полиэтилен. Надеюсь, пасту оставят. Ребята допивают оставшееся спиртное, некоторые уже в анабиозе. Офицеры не обращают на это внимания - приедем, отыграются. И вот наша станция, небольшой поселок - Вязовая. Выгружаемся, часть будущих воинов тянем под руки. Нас ждут два автобуса, 'пазики', нас 80 человек, забиваемся под завязку. Едем минут 40, проезжаем КПП, огражденное колючей проволокой. Оживление минут через 30 сменяется растерянностью. Вокруг по-прежнему горы и хвойный лес. Это сколько территории ограждено? Куда мы попали? Еще одно КПП. Вокруг тоже колючка. Да, удружил будущий тесть. Ни отсюда выбраться, ни сюда попасть кому-то. Наконец показались строения, смутно различимые в темноте. Похожи на жилые дома, двухэтажки, вон пятиэтажный дом. Приехали, выгружаемся сразу в баню. Моемся не спеша, впереди 730 дней, куда торопиться. На выходе из моечной получаем форму - нижнее белье напоминающее пижаму, только без пуговиц, брюки - галифе, зауженные внизу, гимнастерку, шапку. Портянки, сапоги. У некоторых с портянками начинаются проблемы. Мне в деревне случалось носить в грязь подобное, справляюсь быстро, показываю другим. Свою одежду складываем в выданные посылочные мешки, пишем на них домашние адреса. Обещают отослать. Последняя связь с гражданской жизнью оборвана. На улице формируют в некое подобие колонны и идем по утрамбованной снегом дороге. На улице мороз, шинели пока не выдали. Замерзнуть не успели, примерно через километр заходим в спортзал. Нас быстро распределяют по отделениям и находящиеся тут же младшие сержанты ведут каждый свое отделение в казарму. Чем хороша армия - думать не надо. Даже вредно. За тебя думают командиры, твоя задача только выполнять приказы. Пока мы больше похожи на баранов, приказы выполняются не синхронно, вразнобой и медленно. В казарме заняли кровати, выложили немногие оставшиеся вещи по тумбочкам и на ужин. Причем поздний, времени около 10 вечера. Старшина попытался добиться строевого шага, но быстро понял, что так мы до столовой не доберемся до утра. Первый и последний раз сходили на ужин можно сказать толпой, а не строем. Но на вечерней поверке старшина отыгрался.
  - Антонов!
  - Я!
  - Астахов!
  - Я
  - Баринов!
  - Тут!
  - Отвечать надо Я! Начинаем заново. Антонов!
  Заново начинали раз 30. Пока до всех дошло, что смех, писк, скрип сапогов, кашель и другие неуставные звуки отодвигают от нас сон на неопределенное время. И наконец, команда 'Отбой'. Засыпают все моментально. Служба началась.
  Несмотря на поздний отбой, подъем как положено в 6 утра. Команда дневального - 'Форма одежды номер два!'. Это значит гимнастерка без ремня. Номер один - голый торс. Через туалет выходим на улицу, строимся и на плац на зарядку. Потом умывание, завтрак, дальше занимаемся пришиванием погонов, подворотничков, петлиц, шевронов. Форма у нас тоже лётчиков. Правда, ни аэродрома поблизости не видно, ни в небе ни звука. Позже сержанты по секрету разъясняют: мы находимся на секретном хранилище, под землей расположены склады с компонентами ядерного оружия. Успокаивают - мы их только охраняем на поверхности, радиации боятся нечего. Форма оказывается просто прикрытие, самолёты даже гражданские над нами не летают.
  Молодые сержанты только из учебки, пользуются на всю возможностью покомандовать. Часами отрабатываем команду подъем - отбой, потом заправку постелей с идиотским набиванием кантика. Ответственность коллективная - если один не успевает, вместе с ним повторяет всё отделение. Да, здесь мне действительно будет не до горестных воспоминаний, по крайней мере, пока. Через месяц принимаем присягу и нас распределят по ротам. По слухам дедовщина есть, но в меру. С лечебной практикой придется обождать. Во-первых, все здоровые, с серьезными болезнями в армию не берут. Во-вторых, некогда. Ни болеть, ни лечить.
  К вечеру привозят еще пополнение. Полсотни дагестанцев. Отделения переформировывают по новой, разбавляя интернационалом. Дагестанцы парни конечно горячие, даже сержанты немного успокоились. Я с ними легко нахожу общий язык, делить нам пока нечего. После ужина дали, наконец, полчаса свободного времени для написания писем. Пишу домой, Насте, Илоне (обещал) и Юре. Юре пишу до востребования в Одессу, в которую он должен вскоре приехать. Надеюсь от него узнать о моих 'должниках'.
  Потянулись суровые армейские будни. Строевая, уставы, кроссы, втянулись на удивление быстро, уже стали находить время на какую - никакую личную жизнь. Покурить, потрындеть, сбегать втайне в чипок (солдатское кафе, нам не разрешали). В столовой кормили однообразно, молодым организмам не хватало. Именно там произошел случай выделивший меня среди солдатской массы. Было это уже в теплый (да, и сюда дошла весна) день конца апреля. Процесс насыщения выглядел так: заходим, рассаживаемся по 10 человек за стол, во главе сержант. На столах уже стоит бачок (котелок литров на 5) с первым, хлеб, тарелки. По команде сержанта встает сидящий с края у бачка и разливает по тарелкам. Дежурные тем временем разносят второе в аналогичных бачках. Как только сержант наелся, подает команду 'Закончить прием пищи'. Приходится всем вставать и выходить. Поэтому многие ели очень быстро, не успевая прожевывать куски. И вот во время еды слышим за соседним столом смех, выходящий за рамки уставного. Взоры естественно устремляются туда. Олег Гусев, худой, вечно испуганный паренек, держится за горло, судорожно пытаясь вдохнуть. Смех быстро утихает после того как он падает с лавки, дело принимает серьезный оборот. К нему бросаются, начинают стучать по спине, кто-то предлагает перевернуть его за ноги. Олег еще дергается, но уже синеет. Я протискиваюсь ближе и пытаюсь рассмотреть, что случилось. Вижу глубоко в трахее сгусток, закрывающий весь проход. Да, достать его нереально, что делать? Он сейчас умрет! Разрезать трахею, пустить воздух! ЧЕМ? Взгляд цепляется за авторучку, лежащую на окне хлебореза, сразу вспоминаю рассказ преподавателя о похожем случае. Прыгаю через стол, хватаю ручку, на ходу раскручивая ее бегу назад
  - Разойдись бля! Пусти его! - с размаха втыкаю острым концом, протыкая трахею. Засвистел в тонкой трубке жадно втягиваемый воздух. Уже помутневшие глаза опять распахиваются, а руки вновь тянутся к горлу.
  - Держите его за руки! Бинты мне быстро нах! - ору удерживая ручку в горле. Бинты ждать пришлось минут 10, они появились с прибежавшим санинструктором. Плотно прибинтовываю ручку к горлу. Щель маленькая, дышать ему трудно, но зато не сдохнет. Еще через 5 минут примчалась скорая. Городок был маленький, всё рядом. Олега увозят в госпиталь, мы возвращаемся в казарму. Там меня обступают с вопросами.
  - Как ты догадался? Не побоялся воткнуть, а если бы не туда попал?
  - Я в медицинском учился, рассматривали похожий случай. Кроме того занимаюсь восточной медициной, обращайтесь с болячками если что - сразу делаю себе рекламу. А то больных не дождусь.
  Через два часа меня вызывают в штаб. Иду в сопровождении старшины роты. В кабинете командира батальона куча народа, я даже растерялся, выискивая кто старший по званию.
  - Товарищ подполковник! Рядовой Колесов по Вашему приказанию прибыл!
  - Ну, рассказывай - вперед вышел майор с петлицами медика. - Как догадался что делать, место нашел куда воткнуть?
  - Я студент медвуза. Нам рассказывали о таком случае и что нужно делать. Ручка удачно попалась.
  - Да, повезло парню, что ты рядом был. Иначе хоронили бы. Кусок мяса так глубоко застрял, мы без разреза достать не смогли. Честно говоря, не уверен, что я в такой ситуации смог бы его спасти.
  - Не успевают ребята поесть, слишком торопят их - пользуюсь случаем пожаловаться. - Вот и глотают не прожевывая.
  Комбату явно не понравились мои слова, на лице промелькнуло недовольство. Майор наоборот закивал головой.
  - Да, непорядок. И куски такие большие режут. Чудо комбат тебя спасло, в виде этого бойца. Надо его поощрить. Отслужил бы больше - отпуск дали, а так даже не знаю. Что-то придумаем. Пока иди. Спасибо боец!
  - Служу Советскому Союзу!
  Результатом стало то, что есть стали спокойно, никуда не спеша. Старослужащие в ротах, под предлогом заботы о молодых, стали забирать себе большую часть мяса в порциях. - 'А то не дай бог подавитесь. Жрите перловку салаги' Пришлось командованию изменить систему. Закупили разносы и переоборудовали столовую. Получилось как в столовой самообслуживания.
  Учебка закончилась, нас распределили по ротам. Приурочили принятие присяги к 1 мая. Парад, потом присяга. Потом праздничный обед, какое-то разнообразие. По праздникам делают котлеты. Меня и еще 10 человек определили в 2 роту батальона охраны. Русский я и еще один, остальные дагестанцы. Деды довольно потирают руки - они перешли в другую категорию. По здешней градации до полугода - дух, потом до года - моряк, потом полгода старик и наконец, дед. Почему моряк непонятно, по слухам раньше носили морскую форму пока кто-то 'на верху' не сообразил - моряки в горах Урала плохое прикрытие. Сегодня мы герои праздника, нас не трогают. В смысле не ставят в наряды, не гоняют на плацу, деды не заставляют оказывать им услуги. Но по вопросу 'услуг' мы уже между собой решили - держимся вместе, в обиду друг друга не даем. Один только Сёма (второй русский из нас) держится особняком, даги его не приняли. Вчера, наконец, пришли письма, сразу два - от родителей и от Насти. Настя сдает экзамены досрочно, будет переводиться в Москву, жить там у тёти. Спрашивает, как приехать навестить меня. Интересуюсь у 'стариков', как тут с посещениями. Оказывается официально нельзя, но когда приезжает кто-то настойчивый, на встречу ездят за пределы части, километров за 30. Подсказали маршрут и куда обращаться.
  На следующий день утро началось с разборок. Встаем по сигналу дневального, мой сосед по койке Гаджибек, видит на стуле с одеждой вместо своей новой шапки, старую, потрепанную. А на всей одежде хлоркой на изнаночной стороне вытравлен номер военного билета хозяина. Недолго думая Гаджи пошел по рядам, проверяя шапки. И буквально через пару человек наткнулся на свою, сняв её с головы Самсона - деда по фамилии Самсонов. Деду вместе с старой шапкой прилетел хук слева под правый глаз. Я с земляками Гаджи сразу двинулись поближе, но никто не спешил подписываться за пострадавшего. Он был не из авторитетных дедов. Более того, когда после зарядки командир роты поинтересовался происхождением синяка и ему честно рассказали, всё что он сказал - сам виноват. Неуставные взаимоотношения это когда старослужащий обижает молодого, а когда наоборот ничего страшного.
  После завтрака меня вызвали к ротному. Капитан Уваров, высокий спортивный мужчина пользовался уважением у солдат. Зря не гонял, наказывал только по делу.
  - Колесов, комбат мне приказал поощрить тебя за случай в столовой. Благодарность тебе запишут, но ею сыт не будешь. В нашей роте был батальонный почтальон, он увольняется, давай я тебя на это место определю. В наряды будешь ходить, как положено, но три часа каждый день у тебя будет почти свободных - сидишь у себя в коморке и выдаешь почту.
  Отказываться я не стал, кто от халявы откажется. Ротный вызвал старого почтальона, дал команду ознакомить с процессом. Рома Печерский, в звании сержанта обрадовался, больше конечно известию, что его через два дня уволят в запас.
  - Пошли, салага, введу в курс дела.
  Должность оказалась даже круче чем я ожидал. У почтальона был свободный выход в городок. Увольнений у нас в части не было совсем. От слова вообще. Потому что некуда. Ближайший город Юрюзань в 30 км был для солдат недоступен. А в городке при части проживали офицеры и члены их семей. Туда солдат тоже не выпускали. Почтальон была единственная должность позволяющая раз в день проследовать от воинской части до почты городка и получить почту для гарнизона. Ну а если он по пути заглянет, например, в магазин....никто его за это не накажет. Честно сказать, кроме магазина заглянуть было некуда. От слова совсем. Если только завести знакомства с дочками офицеров.......
  Других солдат кроме почтальона можно было увидеть только бегущим в качестве посыльного за офицером. Сегодня мы пошли за почтой вдвоем. На КПП для моего пропуска было достаточно волшебного слова - он новый почтальон. В армии для солдата весточка из дома самое главное. И человек, который её приносит, становится богом.
  На почте Рома меня представил заведующей, там работали жены офицеров. Сложили в большой чемодан газеты, журналы, и главное письма и пошли назад. В небольшом помещении с окошком для выдачи, рассортировываем сначала письма по ротам, потом газеты и журналы. Тут же стоит телефон, можно позвонить в любую роту, позвать к телефону кента, сказать - ' Вася! Тебе письмо!' Роте заступающей в караул письма выдавать запрещается. Вдруг любимая напишет -'Я тебя бросаю', боец и застрелится с горя. В каждом деле свои нюансы.
  Итак, теперь каждый день после обеда я свободен. Причем предельное время никто не ограничивает, в идеале до ужина. Могу писать письма, читать журналы или лечь подремать. В целом бесцельное времяпровождение, но 'такова селяви'.... На третий день моей синекуры меня подстерег неприятный сюрприз. Выходя из почты с чемоданом добра, я наткнулся на незнакомого капитана. Причем он явно поджидал меня. Козырнув я попытался проскочить мимо, куда там..
  - Колесов? А зайди ка голубчик ко мне.
  Как оказалось, на одном этаже с почтой располагался местный филиал КГБ. Капитан Величко был его руководителем. Информация обо мне пришла ему давно, не знаю только какие указания дали. Почему то моими целительскими способностями он почти не интересовался. Зато начал спрашивать с кем дружу, о настроениях в роте.
  - Товарищ капитан, я Вас в качестве стукача интересую?
  - Почему сразу стукача? Во время войны все честные люди добровольно помогали СМЕРШу. Сейчас не война, но расслабляться не стоит. Кроме того ты ведь уже работаешь в нашей структуре.
  - Нет, я оказывал только лечение по просьбе ваших органов. Но никакой работы. У меня другое призвание.
  - И что, правда, можешь всё вылечить? - наконец поинтересовался он
  - Не всё, но многое. Можете провести эксперимент. Есть дети офицеров больные - приводите.
  - Не думаю, что кто-то рискнет доверить тебе детей. После того как ты так лихо горло пробил ручкой.
  - А вы наверху поинтересуйтесь можно доверять или нет.
  Ни до чего мы с ним не договорились. Он пообещал еще меня вызвать и отпустил. Иду с чемоданом почты, задумался, по сторонам не смотрю.
  - Рядовой! Почему честь не отдаете? - поднимаю голову, стоит прапорщик, красный от негодования.
  - Виноват товарищ прапорщик, задумался, не заметил.
  - Фамилия, рота?
  - Рядовой Колесов, вторая рота батальона.
  - Доложишь командиру, пусть накажет. Я проверю. Моя фамилия Трифонов.
  Вот падла такая! Честь ему не отдали. Если каждому отдавать..... Но теперь иду, озираясь во все стороны. И не зря, из библиотеки вынырнула и идет впереди меня девушка. Стройная, попка упругая, виляет. Лицо не видно, надеюсь не страшная. Ускоряю шаг.
  - Девушка! Не подскажите, как пройти в планетарий? - оборачивается, довольно симпатичная.
  - А вот прямо, если пойдешь, километров через 300 будет Челябинск. Там и планетарий - в глазах искринки, на губах усмешка.
  - С тобой готов до Владивостока дойти! А до Челябинска даже на руках донесу!
  - А на вид не скажешь! Боюсь, потом тебя нести придется.
  Попикировались еще немножко, потом познакомились. Мая заканчивала школу, собиралась поступать в медицинский. Узнав, что я студент медвуза, сразу загорелась - расскажи, как поступал, что учат. Предложил встретиться в другом месте, на нас и так уже недобро поглядывали проходящие офицеры. Но так как я не знал пока, как слинять в самоволку, договорились завтра возле библиотеки в это же время.
  В нашей роте был комсорг батальона Сергей Грибов. Он же и забирал почту на роту. Когда он подошел к окошку, пригласил зайти, попить чайку. Сережка был с Донецка, отслужил уже год. Вот он и просветил о возможностях прогулок за забором. Выйти было не проблема, если тебя не будет искать командование. Существовала уйма дырок, многими пользовались и офицеры для сокращения пути. Сложность была в другом - гулять можно только в лесу. В городке солдат - как мишень на стрельбище. Поймают, попадешь на губу.
  - А что за баба? - спросил Сергей - я всех знаю, в школу часто хожу по комсомольским делам.
  - Фамилию не спрашивал, Мая зовут, шатенка такая, короткая прическа.
  - Майка? Ты что дурак? Она дочка генерала, командира соединения. Узнает, что с ней встречаешься, до дембеля на губе просидишь.
  - Вот я всегда в какую-то жопу попадаю! То-то офицеры так смотрели на нас, могли уже и доложить. Не, я не трус...но я боюсь. Ну её нафик, тем более у меня невеста есть.
  Вечером докладываю ротному о не отдании чести. Тот недолго думая озадачивает
  - Ты у нас кто? Студент? Значит образованный. Займешься стенгазетой. Раз в неделю чтобы была новая.
  - Какая газета? Я рисовать не умею!
  - Рядовой! Отвечать надо - Есть!
  - Есть товарищ капитан...
  - Вот так. Займешься, это не значит, что сам должен делать, привлекай кого хочешь, но отвечаешь ты.
  Чуть лучше, но отвечать не хочется. Да и лишняя работа....
  Иду на следующий день с почты, другой дороги нет, библиотеку не обойдешь. Может она не придет? Стоит...ждет. Ладно, немного поговорим и больше не буду о встрече договариваться.
  - Привет. Давно ждешь?
  - Не очень, пойдем внутрь, тебе же можно в библиотеку?
  Я пожимаю плечами. Запрещать, мне то не запрещали, но любое отклонение от маршрута уже нарушение. Заходим, внизу большое фойе, раздевалка, библиотека на втором. Мая чуть прихрамывает.
  - Что с ногой?
  - На ступеньках вчера подвернула. Идем, тут комната гардеробщицы, она сейчас не работает.
  Ага, и как раз там кто-нибудь застанет. Заходим, Мая снимает куртку, мда..грудь такая аппетитная вырисовывается...
  - Давай ногу полечу.
  - Как? Массажем?
  - Увидишь.
  Садимся на стулья, ложу ее стопу себе на колени, снимаю туфель, носок. Ну да, небольшая припухлость, связка чуть потянута. Пять минут работы. Но, несмотря на риск быть застигнутым на месте преступления, не тороплюсь. Рассказываю, как сдавал экзамены, какие предметы учили. Нога уже в полном порядке, а я что-то расслабился. Всё хватит!
  - Можешь становиться. Не бойся, наступай.
  - Совсем не больно! Этому на первом курсе учат?
  - Этому не учат. У меня есть некоторые способности к лечению руками. Кожные болезни, раны, ушибы. Так что можешь подруг или знакомых привести. Хотя вести некуда...
  Мая задумалась, казалось, хочет спросить, но не решается. Я украдкой посмотрел - она еще девочка! Ну и хорошо, значит, секс её не интересует. Тогда тем более с ней нечего связываться. Посидели еще немного, порассказал о разных случаях на занятиях.
  - Майка, мне пора, заметят отсутствие хана.
  - Ладно, пока - и чмокнула в щеку, я даже покраснел от неожиданности - позвонишь мне?
  - Позвонить? - и попасть на папу генерала? Нет уж! - лучше ты звони. 3-45 номер. С двух до пяти.
  Прошло два дня, не звонит. Обиделась, наверное, что не назначил встречу еще. Вот и хорошо. Стенгазету сделал, нашел художника, Сергей помог. С текстом вдвоем справились. Ротный доволен остался. Говорит - так и продолжай, вот оно мне надо? Принес почту, сижу, читаю журнал Юность. Сначала сам прочитываю, потом в роты отдаю. Уже были предупреждения от ротных, фиг им, не докажут. Звонок.
  - Саша? Это Мая. Слушай, а спину ты полечить можешь?
  - Привет, во-первых. Во-вторых, что именно со спиной.
  - Ой, привет! Спина...болит просто. Сустав или соли я не знаю
  - У тебя?
  - У папы.
  А папа у нас генерал. Да и х.... орошо. Чего мне бояться? Если получиться, может поговорю насчет лечения населения городка. Всё лучше тупой строевой.
  - А он в курсе? Ну, меня...ты что рассказала как ногу лечил?
  - Да. Да ты не бойся, он же дома. Дома он спокойный и добрый.
  - Я не боюсь. Один раз умирать. Я адрес не знаю куда идти.
  - Я встречу на КПП.
  - Через полчаса, почту выдам всем.
  Через полчаса подхожу к КПП. Мая болтает с постовым, Султанбеком Курбановым. Подхожу, тянется ко мне, целует в щечку. У Султанбека глаза сейчас вылезут. К вечеру вся часть будет в курсе. Это явная провокация, чего ей нужно?
  - Ты куда собрался? Пропуск давай - сердито говорит он.
  - К командиру соединения. Позвони ему, спроси.- Султанбек хмуро отворачивается. Пройдет, он парень неплохой. Завидует дурачок.
  Идти недалеко. Городок весь за 20 минут можно обойти по кругу. Обычная квартира, комнаты 4 вроде. Разуваюсь, в тапочках прохожу в комнату. Вот и папа.
  - Товарищ генерал-майор! Рядовой Ко.....
  - Да тихо ты не ори. Не на плацу. Что, к дочке моей подкатываешь?
  - Никак нет! У меня невеста есть.
  - А, так тебе моя дочь не нравится! В штрафбат пойдешь! - смеется генерал. Я молчу. Привык уже, что армейский юмор тупой.
  - Так что, спину посмотришь?
  - Ложитесь на диван, рубашку снимите.
  Осматриваю позвоночник. В одном суставе зажат нерв, другой ненормально вывернут. Должен сильно болеть.
  - Как вы терпите? В госпиталь надо было давно. Попробую помочь
  - Надоело бегать туда. Уколят, погреют, пару дней не болит, потом опять.
  - Тут мануальный терапевт нужен был. Неужели нет такого?
  - Есть. Алкоголик, до пенсии полгода, жалко по статье выгонять. Боюсь к нему, накрутит, вообще не встану.
  Только руками не получится, поворачиваю его набок, голову в одну сторону, плечо в другую. Щелчок один, другой. Вот и хорошо, нерв тоже освободился. Теперь и руки пригодятся, укрепить сумку, чтобы больше не выскочил. Солей тоже много, но с ними массажисту легче, чем мне управится. Немного помассировал, разбил самое большое отложение соли на шее. Генерал не старый еще, лет 45.
  - Всё товарищ генерал-майор. Через пару дней закреплю, больше не будет болеть.
  - И правда хорошо - удивление сильное, не верил, получается - лучше, чем в госпитале, там онемеет только. А так хоть на танцы!
  - Никаких танцев. Нагрузки нежелательны, пусть зафиксируется.
  - Майка! Угости гостя. Глядишь и отобьешь у невесты.
  Мая уже переоделась, футболка, шорты. Ноги она зря показывает, слишком худые, костлявые.
  - Чай будешь?
  - Какой чай? Налей борщ, котлет положи побольше. Солдат всегда есть хочет - вмешался папа генерал.
  - Борщ будешь? - послушно отозвалась Майка
  - Буду - от домашней пищи солдат действительно никогда не откажется. Дискомфорт от высокого положения хозяина сначала был немного, но уже прошел. Всяких лечили, чего нам.... Набил брюхо под завязку. Сижу, заливаю чай в оставшееся место. На ужин, пожалуй, можно не идти. Вот бы мне таких клиентов больше и буду ходить по квартирам питаться, стану толстым и ленивым. Мечтания прервал зашедший в кухню генерал. Быстро вскочить не получилось, стол не дал, потом получил жестом позволение сидеть.
  - Наелся? Рассказывай теперь, что еще умеешь? Про спасение солдата я слышал.
  - А капитан Величко разве ..... - и замолчал. Стучать на КГБ командиру части опасно. Всё равно, что в семейные разборки влезать - виноватым в любом случае останешься.
  - Что Величко? В курсе про тебя?
  - Кое-что знает, то что и вы. Вы даже больше, его я не лечил. Я могу многие болезни исцелять, даже рак пару раз удавалось. С детьми вообще легко, взрослых чуть труднее. Раны, ожоги, язвы.
  - Я начмеду дам команду, пусть в госпитале с тобой поработает. Проверит и мне доложит, какой ты целитель. Если правду говоришь не использовать твои способности преступление. Хотя меня ты здорово подправил, давно так себя не чувствовал.
  Майка пошла провожать, несмотря на моё уверение, что найду дорогу. Заблудиться в двух улицах сложно.
  - У тебя правда есть невеста? - спросила, когда вышли из подъезда.
  - Правда. Я ей жизнь спас...почти. Потом она мне, в некотором смысле.
  - Расскажешь? Я ей завидую, мне никто жизнь не спасал.
  - Может и расскажу. Не завидуй, лучше, когда не нужно спасать. Если хочешь, будем дружить, хотя ты скоро уедешь учиться.
  - Хочу. У меня друзей - парней никогда не было. Будем письма писать. Ты не злишься, что я на проходной тебя целовала?
  - Целуй, пусть завидуют. Можешь даже в губы, только папе сама объяснять будешь.
  Она так и сделала! Повисла на шее и на глазах обалдевших дежурных по КПП прилипла к губам. Целоваться она всё-таки научилась с кем-то.
  На следующий день прямо из столовой меня посыльным вызвали в штаб. Начальник штаба даёт пропуск на КПП
  - Идешь в госпиталь, спрашиваешь, где найти подполковника Зырянова. Ты в его распоряжении пока не отпустит. На обед в часть.
  Оперативно вопросы решаются. Армия как-никак. Бреду не спеша через городок к госпиталю. Весна, деревья зеленеют, птички поют. Бабу бы......Блин, о чём это я? Ах, да, вот и ворота госпиталя. Водитель скорой показал, куда идти к начмеду. Возле кабинета движение, медсестры, офицеры, заходят - выходят. Никак бедному солдату не пробиться. Наконец закрепился у дверного косяка с намерением никому не уступать независимо от звания. Принес черт капитана, пытается отпихнуть меня.
  - Боец! Что здесь делаешь? Почему без сопровождающего? - нашел он способ зайти без очереди.
  - Рядовой Колесов! Прибыл к подполковнику Зырянову по распоряжению командира соединения - ору во всю глотку, в конце коридора даже оглядываются. Капитан опешил, даже чуть попятился.
  - Чего орёшь? Нормально сказать не можешь?
  Ответить не успел, двери открылись я пронырнул в кабинет. Представился, подполковник в халате, наброшенном на форму, сидит за столом.
  - Колесов? Мне командир приказал проверить, что ты умеешь. Время чтобы не терять, говори, что проверять будем?
  - Давайте любых больных, а я буду говорить, могу вылечить или нет.
  - Любых больных? Подожди, это ты трахею ручкой пробил?
  - Я
  - Остальных тоже так лечить будешь? Вдруг что, с меня спросят, не с тебя.
  - Товарищ подполковник, не бойтесь. Увидите - убедитесь.
  Тот покрутил головой, но ничего не сказал. Снял с вешалки халат, протянул мне. Вышли из кабинета, на улицу, перешли через дорогу в другое здание.
  - Маша, истории болезни бери и с нами - на ходу кинул медсестре
  Заходим в палату, лежит двое, видимо офицеры. Молодые, лет по 25. Подполковник приглашающе указывает мне рукой, давай типа.
  - Студент-практикант осмотрит вас.
  Подхожу ближе к первому. Прошу лечь, так удобнее смотреть. Судя по виду что-то простудное. Действительно, диагноз несложный. Лечение тоже. Оборачиваюсь к начмеду
  - Острый бронхит. Могу убрать полностью за полчаса. Лечить или сами?
  - Пока не надо, второго давай
  Со вторым чуть задержался с ответом. Было видно, что лечение заканчивается и лечили легкие, но нужно было точный диагноз. Воспаление? Был заметен след от трубки, откачивали жидкость. Хотя...ребро не полностью срослось, был удар, ушиб.
  - Не совсем уверен, похоже на травматический пневмоторакс. Лечение не требуется.
  Теперь уже удивление на лице врача. Ничего не говорит, идем в следующую палату. Тут четверо солдат. Та же фраза о студенте. Одного солдата знаю, с нашего призыва.
  С первым было легко.
  - Следы операции. Устранение искривления носовой перегородки. Успешно. Могу ускорить заживление, немного.
  Два других гайморит. С четвёртым затянулось, видимых болезней не нашел, следов излеченных тоже. Или хорошо вылечили или симулирует. Кровь нормальная. Выношу вердикт
  - Практически здоров.
  - Уверен? Тогда дальше - не спорит врач. Но как-то недобро глянул на воина, тот даже поёжился. Видимо тоже подозревали в симуляции.
  Прошли еще две палаты, тоже в основном простудные болезни. Все определил. Сам разочарованный, для меня нет работы. Но врач задумчивый, смотрит уже с опаской на меня.
  - Давай что-то другое посмотришь - загадочно говорит он.
  В другом корпусе очередь в кабинет. Написано 'Гинеколог' Заходим. Подполковник отводит женщину-врача в сторону, шепчется с ней. Вернувшись, приглашают войти больного. Точнее больную. Точнее ...., короче, баба зашла беременная. Усадили на стул, приглашают меня.
  - Что можешь сказать?
  Срок уже большой, месяцев восемь не меньше. По крайней мере, у ребенка всё сформировано. Изучал долго, не только маму, а и ребенка.
  - Могу сказать, что это женщина и она беременна - врачи заулыбались, как будто я щучу. - Срок ориентировочно месяцев 8, мальчик, патологии плода не обнаружил. Размещение головкой вниз. У пациентки узкий таз, но кесарево не обязательно, ребенок не крупный. У меня всё.
  Немного помолчали. Потом подполковник заглянул в медкарту женщины. И вышел из кабинета, я за ним.
  - Товарищ подполковник! А серьезных больных нет?
  - Есть. Позавчера с Челябинска привезли жену майора Телицина. Рак желудка, операцию делать поздно. Лежит дома ждет смерти.
  - Пошли?
  - Зачем? Ты что волшебник? Она на наркотиках, пару недель протянет и всё.
  - У Вас какой приказ? Проверить всё. Показывайте, где живет.
  Начмед открыл рот, я приготовился выслушать внушение. Рот закрылся, пара минут размышления..
  - Поехали - направился к уазику. Умный мужик - уважаю!
  Ехать быстрее, пешком минут 10 - ехать 5. Поднялись на второй этаж, звоним. Открывает женщина, не больная, сиделка. Больная лежит, вид не скажешь что смертельный, худая только. Присаживаюсь рядом.
  - Оставьте нас вдвоем - прошу остальных. Выходят, сиделка за ней начмед.
  - Как Вас зовут? - женщина не старая, чуть за 30.
  - Таня.
  - Таня, вы знаете свой диагноз?
  - Да. Говорят что вылечат, но я понимаю - всё. У меня тётя умерла от рака.
  - Таня, у меня уже несколько случаев успешного излечения рака. Если согласны, попробую и вам помочь. Нужно только согласие, даже верить необязательно. Терять уже ведь нечего.
  - Конечно, согласна. Поверишь и в бога и в чудо лишь бы жить.
  - Тогда приступим. Просто лежите, желательно молча.
  Долгий перерыв сказался на способностях, пораженная ткань восстанавливалась медленно. Но восстанавливалась! За раз точно не успею. Надо сказать, меня ждут. Выхожу, подполковник пьет чай на кухне.
  - У меня получится справиться. Только несколько дней займет, часа по два. Так что не ждите сейчас.
  - Слушаюсь товарищ рядовой. Разрешите выполнять?
  - Извините товарищ п.олковник - заминкой пропускаю частицу 'под', всегда так делают желая лизнуть подполковникам.
  - Ладно, боец. Уверен?
  - На 99 процентов. Через пару дней скажу точнее.
  - Я скажу начштаба, пропуск на неделю тебе выпишут. Потом и доложим командиру, как закончишь. Справишься, будешь в шоколаде, нет - пойдешь сортиры чистить до дембеля. Чтобы зря не обнадеживал.
  Неделю я ходил лечить Таню. Не забывая про обязанности почтальона и прочие солдатские дела. Фактически справился за четыре дня, потом только проверял, не затаился где враг. Таня встала на второй день, на четвертый я встретил её у магазина. На пятый было воскресенье, застал дома мужа, тот полез обнимать, потом предложил выпить. Рад был майор. Кстати у них не было детей, обратил внимание сразу, спросил только сейчас. Оказалось проблема в муже - бесплодие. Подумал и .... не стал предлагать ничего. Пока пусть этому порадуются, потом если сам сообразит попросить, так и быть, пошарю у него в паховой области. На шестой меня ждал там начмед.
  - Честно говоря, не верил. И сейчас не верю, но факт на лицо. Ты кто, инопланетянин?
  - Я этопланетянин. В меня молния в детстве попала, с тех пор вот и умею кое-что.
  - Я и говорю - фантастика! Сегодня доложу командиру. Буду просить прикрепить к госпиталю.
  Возвращался как всегда через почту, там встречаю Майку. Письмо отправляет. Потом вместе пошли.
  - Почему не звонишь? Говорил, дружить будем.
  - Честно? Папы боюсь.
  - Врешь, не боишься ты его, я видела. Не буду я отбивать тебя. Она красивая?
  Я достал фото, показал. Майка нахмурилась, ненадолго. Вздохнула.
  - Да, у такой не отобьёшь. У нас в пятницу выпускной. Придешь?
  - Кто меня пустит?
  - Я попрошу, пустят. Если хочешь, конечно.
  - Извини, как я там буду выглядеть? Один солдат среди толпы, никого не знаю. Лучше я тебя потом поздравлю.
  - Договорились, буду ждать, адрес знаешь.
  Всё - таки напросилась на встречу. Я имел ввиду - по телефону поздравлю.
  К командиру меня вызвали только через 3 дня, в четверг. Ротный лично сопроводил до штаба соединения. Как положено, была секретарша, молодая, но страшная. Чья-то жена или дочь офицера. Гражданского населения в городке не было, только дети и отставники. Все жены тоже служили, на складах, в штабах. Мне предложили подождать, ротный ушел. Сначала сел, но непрерывное мелькание офицеров вынуждало подрываться, отдавая честь, больше не садился. Через минут 40 секретарша пригласила войти.
  - Товарищ генерал-майор! Рядовой Колесов по Вашему приказанию прибыл! - в кабинете кроме генерала находился начальник штаба соединения полковник с доброй фамилией Лютый.
  - Присаживайся Колесов - предложил генерал - разговор долгий. Расскажи откуда такие умения, почему из института с военной кафедрой в армию попал. Всё рассказывай.
  Думал недолго, если КГБ обо всем в курсе, скрывать что-то, смысла нет. Рассказал, начиная с детства и до выхода с тюрьмы. Слушали внимательно, не прерывая.
  - Что думаешь? - спросил командир у полковника Лютого, когда я закончил.
  - А что тут думать? Раз так получилось, пусть служит. У нас будет в безопасности, подкачается, возмужает. Отслужит, восстановится в институте.
  - Я не о том. Человек с такими возможностями и не может себя реализовать. Неужели никто не был заинтересован, чтобы создать тебе условия для работы? Скольким людям ты смог бы помочь.
  - Мне объяснял мой.....будущий тесть, он в КГБ служит. Никто не рискнет взять на себя ответственность. У нас это возможно только через Минздрав, а так как я без мед.образования любая моя деятельность незаконна. Всё что для меня сделали - позволили вести прием дома неофициально.
  - А я возьму на себя ответственность. Для нашего городка и для соседей. Закрепим тебя за госпиталем, выделят кабинет для работы и отдельную палату для проживания. Возражать надеюсь, не будешь?
  - Буду. Против проживания в госпитале. У меня в роте друзья, а что я сам буду как ....монах-отшельник.
  - Не возражаю. Тогда днем в госпитале, остальное время в роте. Сделаем тебе свободный выход в городок, только не злоупотребляй. Никаких амурных похождений, спиртного и прочего. Еще вопросы, пожелания будут?
  - Невеста хочет приехать проведать, можно будет?
  - Пусть приезжает. На сутки отпущу. Свободен. Завтра к 8 к Зырянову.
  Началась совсем другая служба. В госпитале выделили отдельный кабинет и медсестру. После завтрака приходил и начинал работу. Ко мне присылали, когда не были уверены в диагнозе, я записывал всё, что смог обнаружить и отправлял назад. Больных было не очень много, поэтому чтобы не остаться без работы самим, мне на лечение отправляли только с серьёзными болезнями. Сердечников, почки, диабет. Позже командир, который был депутатом областного совета от региона, организовал больных из соседней части, более крупной. Тогда уже я стал выкладываться на всю.
  На выпускной я позвонил Майке по телефону, поздравил. Она видимо смирилась с моей пассивностью, больше не настаивала на встречах. А вскоре уехала поступать учиться.
  Настя приехала только в августе, когда решились все вопросы с переводом в Москву. Я заканчивал прием, в кабинет заходит Зырянов.
  - Колесов! Танцуй!
  - Письмо?
  - Лучше! К тебе приехала девушка. Командир расщедрился, сейчас едешь, послезавтра утром на службу. Я скорую выделю, отвезут. В аптеку зайди, не забудь..
  Не сразу понял, зачем в аптеку, потом дошло. Аптекарша посмотрела с интересом, зачем солдату целых 10 штук?
  - Вместо шариков будем надувать ко дню ВВС - объяснил я.
  В 30 км от части, находилась наша ЖД база, при которой был пункт приема командировочных и гостей. Там Настя меня и ждала. Из окна машины вижу её стройную фигурку, выпрыгиваю почти на ходу, заключаю в объятия. От поцелуев оторвал дядя Федор, комендант.
  - Молодежь! Двигайте за мной, комнату покажу, там делайте что хотите, нечего тут народ смущать.
  Отвел нас в комнату, оставил ключ, пожелал хорошего отдыха. Мы еще некоторое время целовались, потом Настя первая оторвалась от меня.
  - Подожди, давай сумки распакую. Я тебе кучу вкусного привезла. И сама голодная.
  - Меня в госпитале постоянно подкармливают врачи и медсестры. Видишь, поправился как.
  - Вижу, я думала, он скучает, а он с медсестрами развлекается!
  - Глупенькая! Ни с кем я не развлекаюсь, медсестры все старые и страшные. И никто мне не нужен кроме тебя - стал доказывать ей опять поцелуями. Маечка как то сама незаметно снялась, а дальше мы лихорадочно раздевали друг друга. Даже не поняли как оказались в кровати и не понадобилось никаких прелюдий, 'там' у неё было и без того скользко и горячо. Препятствие преодолелось также легко, Настя только чуть закусила губу. Только 'после' вспомнил о презервативе. Стали собирать разбросанную одежду, Настя попросила теплой воды. Сходил на базу, приволок ведро с котельной, тазик взял у дяди Федора.
  Немного перекусили, потом пошли, прогулялись по поселку, зашли на опушку леса, там уйма грибов. Как раз вчера прошел дождь, набрали полную сумку за 10 минут - лисички, сыроежки, грузди. Выпросил у коменданта сковороду, кухня была на первом этаже. Приготовили шикарный ужин. А после ужина, довольные и сытые упали в кровать. Потом по моему предложению стащили матрац на пол, скрипучая железная сетка не лучший аккомпанемент, особенно с учетом, что внизу квартира коменданта. И понеслось, исследования камасутры. Теперь уже использовал два презерватива. Мокрые лежим, раскинув руки, вот какого ....нельзя было начать этим заниматься раньше? Год назад еще. Встаю, приношу бутылку лимонада
  - Будешь? Как ты?
  - Офигительно! Ты просто зверь!
  - Да ладно, мы только начали..
  - Что? Дай отдышаться хоть.
  Я пошутил вообще-то. Но провел рукой по животику, пальчиком по сосочкам, губкам.....дружок стал наливаться снова..... Сколько там поз еще можно попробовать?
  Третий подход затянулся, не знаю, сколько времени прошло, но когда, наконец, дошел до финиша, уснул буквально через несколько секунд. Даже не сняв презерватив! Настя сама его сняла.
  Перекачиваем мы, мужики, таким образом, энергию в женщин. Иначе как объяснить, что они всегда позже засыпают после этого.
  На следующий день мы почти не выходили на улицу. Сходили в магазин и всё, остальное время болтали и продолжали наверстывать упущенное. За день использовали еще три презерватива. И один утром - на прощание. Даже болеть стало...стал, натер инструмент. Пытался рассмотреть, не проник ли диверсант из первого, неконтролируемого запуска. Да разве его увидишь без микроскопа. Пора на службу. Настя пообещала приехать на зимних каникулах. Еле расстались, водитель автобуса, возивший рабочих на базу, замучился ждать.
  В части меня ждало письмо от Юры Герца.
  'Привет мой юный друг! Только прибыли в славный город Одесса, дела задержали. Как я понимаю, тебя интересуют наши общие знакомые. Одного из них какие-то нехорошие дяди сильно обидели. Настолько сильно, что девочками он долго интересоваться не будет. А второй, у которого папа любитель ковыряться в огороде, в смысле заниматься посадкой....так вот успел уехать и адреса, к сожалению не оставил. Но я не теряю надежды с ним увидеться. Если занесёт в град Челябинск и будут проблемы, найди Али-Бабу, он поможет. Где найти подскажет любой из моих коллег. Пиши следующий раз до востребования в Сочи. С уважением Юра'
  Значит, Тимур улизнул куда-то. Надеюсь, для Сергея Николаевича не проблема будет отыскать. Прощать я никому ничего не собираюсь.
  Служба шла спокойно. В наряды меня не привлекали, утром зарядка со всеми, завтрак и в госпиталь. От строевой удавалось успешно 'косить', от чего я не отказывался - это от стрельб. Пару раз в месяц выезжали на стрельбище, упражнялись из автоматов и пулеметов. Ну и порой ночные учебные тревоги, тоже не закосишь, бегал со всеми. Больных пытался лечить всех, в той или иной степени удавалось. Больных с психикой, к сожалению, не было, но на нервных я с успехом тренировался в гипнозе. Вылечить почти не получалось, только чуть улучшить состояние, зато возможности в гипнозе развил неплохо. Всё больше приходило женщин, желающих улучшить внешность. Подкорректировать лицо, убрать с кожи всякий мусор. Без скальпеля много не сделаешь, но и то, что получалось, вызывало у клиенток восторг и увеличение числа желающих. Некоторые стали зазывать домой для процедур, были, кстати, и незамужние дамы, вполне аппетитные. Мелькнула у меня было мысль, улучшить свои сексуальные знания, но тут же я её потушил. Городок маленький, ничего не утаишь. Сходишь к кому - завтра все знать будут. А капитан Величко хоть и не зазывал больше в кабинет, но при встречах так ехидно улыбался ...
  Настя писала, что учиться в Москве труднее, сидит за учебниками всё время. На зимние каникулы приехать не смогла - завалила экзамен по анатомии. А порядки строгие - не сдашь, могут отчислить. Вот сидит - зубрит. А у нас всё замело снегом, сугробы по шею. В одно из воскресений вывели в поле на учение. Команда 'лечь' потом 'ползком на позицию 100 метров'. Какой там ползком! Идешь, чуть пригнувшись, точнее плывешь в снегу. Если ползти - то только тоннель копать. Зато на лыжах кататься одно удовольствие!
  Так незаметно пролетел год. Перед майскими праздниками стал намекать Зырянову об отпуске. Как-бы заслужил, давайте мол. Тот почесал затылок, пообещал попросить командира. И сдержал обещание, 30 апреля получаю отпускные документы и быстрее на вокзал. Десять суток плюс дорога, итого 15. Дорога из расчета поездки поездом, я же решил лететь самолетом. Только не решил куда, в Москву к Насте или домой сначала. Куда самолет раньше туда и отправлюсь. Поезд до Уфы ползет еле-еле, так и хочется выйти и подтолкнуть. Дождался, выскакиваю с вагона, пулей к таксистам и в аэропорт. Денег пока хватает, родители высылают по мере необходимости мои, отложенные из заработанных. Сразу к расписанию, рейс на Москву 18.00, рейс на Ростов 18.30. Почти одинаково, не хотят мне упростить задачу. Однако в кассе упростили, на Ростов билетов нет, на Москву только в 21.00. Значит, летим в Москву. Настя меня не ждет, будет сюрприз.
  Оказавшись в Москве почти в полночь задумался, куда дальше? Адрес Настиной тетки я знал, письма писал на него. Неудобно среди ночи являться. Сначала позвоню. Телефон или отключен или сломан, не дозвонился. Подожду до утра лучше. Перекусил в кафе и устроился на скамье, сумку под голову и задремал. Только начало снится что-то интересное, будят. Военный патруль пожаловал.
  - Ваши документы - протягиваю военный и отпускной билет.
  - Что здесь ждешь? Прилетел ведь.
  - Утро жду. Ночью девушку тревожить не хочу
  - Так уже утро!
  Смотрю за стекло на летное поле, действительно светает. Вот это придремал! Умываюсь в туалете и на автобус, на такси этот раз сэкономлю. Добрался до метро, пара станций и на месте. Возле метро покупаю букет цветов. Сегодня первое мая, студенты на демонстрацию должны идти, успеть застать бы дома. Вот её дом, пока соображаю, в каком подъезде нужная квартира, появляется Настя. Нарядная как всегда, красивая. Следом выходит паренек, явно с ней. Что это еще такое? Ниже её, на вид и младше. Ладно, потом разберусь, двигаю навстречу.
  - Я тебе еще раз говорю, не вздумай - выговаривает Настя парню и тут замечает меня
  - Ой Саша! - бросается с визгом на шею.
  - Сюрприз! С праздником! - целую и вручаю букет - А ты, я вижу, времени не теряешь
  - Что? А, это Лешка, брат двоюродный. Ты совсем или в отпуск?
  - Отпуск. До совсем - еще год. Ты на демонстрацию?
  - Да, идем со мной. Девчонки от зависти подохнут.
  Да прям, с чего им дохнуть. Не такой уж я красавец и форма обычная, не десантник или моряк, например. Но почему не сходить. Заносим мою сумку в квартиру. Лешка отправляется в свою школу, а мы на метро и к месту сбора института. С трудом находим Настину группу, народа уйма, формируются колонны для прохождения. Настя представляет меня подружкам. Наверное, насочиняла про меня им, улыбаются, глазки строят. Немногочисленные парни наоборот, поглядывают недовольно. Мало им тут девок, что ли? Хотя да, Настя лучше всех!
  - Давай я тебя декану представлю - предлагает она
  - Зачем?
  - Как зачем? Через год учиться приедешь, уже будет знать.
  - Да я еще не решил где буду учиться.
  - Как? Ты что?! - Настины глаза наливаются слезами - Не хочешь со мной вместе учиться?
  - Ты уже на четвертом курсе будешь. А я не факт что за первый курс до сдаю экзамены. Мне советуют в Военно-Медицинскую академию, например. Пока рано говорить, год еще.
  Колонна тронулась, нам сунули в руки флажки. Машите, сказали. Шли долго, около часа пока вышли на Красную площадь. Трибуна далеко, лица не рассмотреть. Наконец-то поставили помоложе, а то, сколько можно хоронить генсеков. Машем, изображая радостный экстаз. Нет, в деревне праздники лучше отмечать. Вышли в балку, костер, шашлык, песни, танцы. А тут ноги гудят от бестолковой ходьбы. После прохождения долго ждем очередь в переполненное метро.
  - Да Настюш, я и не спросил. А ночевать мне найдется у тетки где?
  - Как где? Со мной конечно. Или ты с теткой хочешь?
  - Я с тобой хочу. А она к этому нормально отнесется?
  - Мы с ней как подруги. Она всё знает. Знает, что у нас всё было. Мы же все равно поженимся? Да?
  - Да....конечно. Отслужу и можно жениться.
  - Как-то ты неуверенно это произнес.
  - Хочешь, давай хоть сейчас.
  - Хочу, но не так. Чтобы родители были и твои и мои. Папу кстати обещают перевести ближе. Тебе привет передает.
  Добрались только к трем часам. Познакомился с тётей, сестрой Сергея Николаевича. Весёлая, жизнерадостная женщина, Леша её сын, про мужа ничего не сказали, видимо давно не было. Стол был накрыт, сели отметили праздник. Я соком, остальные вином. Потом принял душ и уединились с Настей в её комнате. Чем мы там занимались, уточнять не буду, выползли усталые к ужину. Тетка, загадочно улыбаясь, подкладывала мне в тарелку, восстанавливать силы, говорит надо.
  Пробыл в Москве неделю, Настя просила еще остаться, но надо и родителей навестить. Как раз на День Победы приехал в деревню. Одноклассников почти никого, кто учится, кто в армии. Погостил, помог посадить огород. Перед отъездом мелькнула мысль навестить Илону, самолет в 16.00, время есть. Приехал в город пораньше, звоню с автомата. Воскресенье, должна быть дома. Слышу в трубке детский шепот - Алло?
  - Эля, зайка, привет. Это дядя Саша, помнишь меня?
  - Да, дядя Саша, помню - опять шепотом
  - А мама дома?
  - Да, она спит - так вот почему шепчет))
  - А может уже пора разбудить? Давно спит?
  - Недавно. Они с дядей Колей пошли спать. Мне сказали не мешать.
  Понятно. Значит, отменяется встреча. Макса навестить? Он должен быть в курсе, где Тимур и Олег. На звонок ответила мать, сказала - уехал в Москву на праздники. Арсена видеть желания не было. Поеду ка я в институт. Группа была на лабораторных по химии, химичка всё та же, поэтому не стал ждать перерыва. Сорвал им скучные занятия. Пообщались, я рассказывал про армию, они свои новости. Прощаясь девчонки зацеловали всего, пользуясь отсутствием Насти. Некоторые хотели и в аэропорт провожать поехать, еле отговорил.
   И опять самолет, теперь до Челябинска. Вечером добираюсь до ЖД вокзала. Поездов в моем направлении много, беру билет на 23.30. Время есть, можно поужинать сходить. Направляюсь к выходу, на меня налетает парень, даже не заметил, откуда он вынырнул. Извиняется, идет быстро на выход. Что мне и показалось подозрительным, как он со мной столкнулся лицом к лицу, если шел в ту же сторону? Быстро проверяю карманы, так и есть - портмоне отсутствует. Документы, деньги. Ах ты, сука! Бегу за ним, он уже в дверях. Перед самой дверью появляется другой парень с сумкой, которую он роняет и закрывая проход начинает собирать высыпавшиеся фрукты. Через стеклянную дверь вижу, щипач перебегает платформу и следом путь закрывает электричка. Дожидаюсь, пока этот соберет всё, отталкиваю его к стенке
  - Ну что сявка, по-плохому будем или нормально порешаем?
  - Ты о чем? Я не понял, что ты хочешь?
  - А то не видно, что ты банщик! Что челябинские воры совсем без понятий? Не в падлу у солдат ширмачить? - у парня дар речи потерялся, бросил косой взгляд в сторону касс, видимо там был еще напарник.
  - Не кочумай, не на допросе. Мусоров звать не буду, я сижу наверху, жду полчаса. Не появится верхушник с моим лопатником, предъяву через Али Бабу выставлю - с процентами вернете.
  Отпускаю его, не оглядываясь, иду на второй этаж. Вернут или нет, не знаю, но выяснить, кто я такой, придут по любому. Билет у меня есть, в часть и так доеду, вот документы восстанавливать не хочется. В милицию бесполезно обращаться, работают ребята профессионально. Денег рублей 500 там, не так уж и мало. Сижу, изображаю ледяное спокойствие, впрочем, особо и не волнуюсь. Заметил внимательный взгляд прошедшего мимо мужика. Проверяют. Минут через 20 рядом присаживается солидный, в костюме, седоватый мужчина.
  - Не помешаю? - я делаю неопределенный жест рукой - Далеко едешь солдатик?
  - А вы американский шпион? Сколько платите за информацию?
  - Шутите юноша! За измену родине вышку дают. Или червончик как минимум. А мне на старости лет сидеть нет желания. Кстати, Али Бабу откуда знаешь?
  Не ожидал. Думал просто скучно мужику.
  - Али Бабу не знаю. Есть общий знакомый, который подпишется за меня.
  - Что за знакомый? Может, и я знаю?
  - Юра Герц. Слыхал?
  - Герц? Это полный такой, на левой щеке шрам?
  - Нет. Это худой такой, без шрамов. А нет, извиняюсь, возле уха есть маленький.
  - Не такой и маленький, хотя 15 лет прошло, заросло. Я отметину ему поставил на Свердловской пересылке. Молодой он был, борзый. Позже помирились на зоне. Увидишь, передавай привет от Гриши Карельского. Лопатник сейчас вернут. Доброй дороги солдатик!
  Минут через 10 подсел другой, уже знакомый по столкновению. Вернул бумажник, извинился, попросил проверить содержимое. Тоже пожелал счастливого пути. Какие добрые люди вокруг, аж плакать блин хочется
  Примечания:
  Банщик - вор ворующий на вокзале
  Ширмачить - воровать из карманов
  Кочумать - молчать
  Верхушник - карманник специализирующийся на верхних карманах.
  Лопатник - кошелек, портмоне.
  
  В части никаких изменений. Доложил ротному о возвращении из отпуска, сдал в штаб пищевой аттестат. Завтра в госпиталь, соскучился по работе. Угощаю ребят гостинцами, тут дневальный кричит мою фамилию.
  - Рядовой Колесов к телефону! - кому я понадобился? Подхожу, беру трубку
  - Зырянов. Вернулся? Через полчаса у меня, жду - Лаконично, что-то случилось не иначе. Больной сложный, скорее всего.
  Солдату собраться секунда делов. Но и торопиться нечего - полчаса, значит полчаса. Ровно через 30 минут стучу в кабинет.
  - Товарищ полковник! Рядовой ..
  - Проходи, садись - обрывает Зырянов - разговор серьёзный. Про Чернобыль надеюсь, знаешь?
  - Да конечно. Авария на АЭС. Дома был, там шахтеров набирали туда через военкомат.
  - А с радиацией знаком? Видел облученных хоть раз?
  - Один раз был больной. К сожалению, не смог долечить его, не знаю, выжил ли.
  - То есть получалось? Я позавчера разговаривал по телефону с другом, вместе Академию заканчивали. Сейчас он в Главном Медицинском Управлении занимается радиологией. Так вот, в Москву привезли уже около полусотни больных с 3 и 4 степенью лучевой болезни. Четвертая практически смертельная. Несколько уже умерло. Сейчас начали везти солдат. Представь, их заставляли почти голыми руками собирать радиоактивный графит на крыше реактора! А представляю, что в Киеве творится. По телефону мне всего не расскажут. Ладно, ближе к делу. Как ты смотришь на оказание помощи пострадавшим?
  - Я ....готов. Что смогу сделаю.
  - Другого ответа я и не ждал. Ты будешь прикомандирован к Военно-Медицинской Академии. Начальник Академии о тебе всё знает. Детали расскажут на месте. Быстрее всего там и останешься до конца службы. Или останешься там учиться. Это уже тебе решать. Документы готовы. На сборы час. На самолёт я сам отвезу.
  Вот такая резкая перемена. Прощаюсь с ребятами, одеваю только что снятую 'парадку' и через час мчимся на уазике опять в Челябинск. Больше всего меня волнует одно - хватит ли мне сил? Никто еще не умирал у меня на глазах, а их там много. Статус мой тоже непонятен, прикомандирован к Академии. Но сама Академия в Ленинграде, а я лечу в Москву.
  Прилетаю опять ночью. Явиться мне нужно в военный госпиталь. Логично рассудив, что ночью начальства там нет, еду к Насте. Тётка нормальная, можно и ночью заявиться. Сонная Настя, открыв дверь, не сразу поверила, что я ей не снюсь. А дальше и спать не пришлось ...
  Утром побритый, наглаженный, отправлюсь в госпиталь. Дорогу подсказывают, госпиталь им. Бурденко знают все москвичи. Добрался, нахожу кабинет начальника госпиталя. В приемной ждет человек 10, достаю предписание, протягиваю секретарше. Та мельком бросив взгляд заявляет.
  - В регистратуру, там разберутся.
  - Я не на лечение!
  - А зачем? - берет предписание, там написано 'В распоряжение ГВКГ им. Бурденко' - что-то тут напутано, у нас не служат солдаты.
  - Вы доложите, там разберутся.
  - Садись, жди, пока не до тебя.
  Устраиваюсь в уголку, жду. Проходит час, другой. Народ курсирует в кабинет и обратно безостановочно. Мое предписание так и лежит на столе. Подхожу снова
  - Когда меня примут?
  - Ты же видишь, люди работают. Жди.
  - Где у вас особый отдел?
  - Первый этаж, кабинет 12. Сходи, пусть научат терпению.
  Забираю предписание иду к особистам. Офицер в форме майора долго изучает предписание, военный билет. Наконец спрашивает.
  - Так, а в чем проблема собственно?
  - Меня направили для лечения пострадавших на Чернобыльской АЭС. А я тут три часа торчу и никому нет дела.
  - Ничего не понял, ты врач?
  - Узнайте у своего руководства, они объяснят. Если начальник госпиталя не знает, тогда я домой поеду.
  - Бред какой-то! Ладно, подожди. - поднимает трубку телефона. - Николай Петрович, тут прислали солдата с Челябинска, говорит для лечения чернобыльцев. Вы не в курсе? Понятно.
  - Никто ничего не знает - сообщает, повесив трубку - даже не понимаю, что с тобой делать.
  - Свяжитесь с начальником Военно-Медицинской Академии. Он должен был сюда позвонить обо мне.
  - А с министром обороны не нужно связаться? Или председателем КГБ?
  - Можете и с председателем КГБ. Он думаю, знает меня. Заочно.
  Майор раскрывает рот, явно собираясь заткнуть наглого бойца, но звонок телефона отвлекает его
  - Да Николай Петрович. У меня. Хорошо - вешает трубку - Иди к начальнику, вспомнил он. Заходи без очереди.
  Слава богу! Не останавливаясь, прохожу через приемную к кабинету, секретарша что-то кричит вслед. В кабинете три человека, все в халатах, кому представляться непонятно.
  - Рядовой Колесов. Прибыл в распоряжение госпиталя - нейтрально докладываю. Меня внимательно рассматривают в три пары глаз.
  - Вот это то, о чем я говорил - обращается один из них к остальным - Звонит Калинин, говорит, пришлю вам специалиста для чернобыльцев. А специалист мало того что солдат, так еще и не врач судя по всему. Может, ты нам объяснишь всё это? - теперь уже ко мне.
  - Объяснять долго и неубедительно. Лучше я покажу. Есть у вас больной с кожной болезнью? Ожог, экзема, гнойные раны. Можно и не кожные, но так будет наглядней.
  - Игорь Васильевич, проводите 'специалиста', найдите ему объект для демонстрации. Потом мне расскажите.
  Один из врачей встает, головой кивает мне на выход. Идем на первый этаж, потом по галерее в другое здание. Третий этаж, заходим в отделение, Игорь Васильевич после визита в ординаторскую еще с одним врачом ведут меня в палату.
  - Вот, сержант Котов. Обширный ожог степень 3Б. Готовим к пересадке кожи. Подойдет?
  Молодой парень до пояса голый, от шеи до пупка всё красно-черного цвета, в струпьях, мелких пузырьках, руки до локтей такие же. Лицо чистое, смотрит на нас затуманенным взглядом, видимо под сильным обезболивающим.
  - Подойдет. Дайте мне минут 40. Хотите - смотрите, хотите потом подойдете.
  Сажусь рядом, не обращая на них внимания приступаю. Ожог очень сильный, раньше с таким долго пришлось бы. Но за год работы сила у меня очень подросла, практически сейчас на максимуме. Роста больше не замечаю. Играюсь как на тетрадном листке - сначала делю на клетки, потом в шахматном порядке восстанавливаю кожу. Местами затронута даже подкожная клетчатка, в таких местах задерживаюсь больше. С временем угадал, минут сорок заняло всё. Закончив встаю, потягиваюсь и только сейчас замечаю вокруг зрителей. Четыре врача, пара медсестёр и несколько больных стоят с одинаковыми выражениями лиц - офигевшими.
  - Ущипните меня - просит Игорь Васильевич, потом осторожно касается пальцем кожи больного. Парень тоже недоверчиво трогает себя.
  Дальше был пересказ события Игорем Васильевичем в кабинете начальника. Потом мой рассказ о себе. Только в той области, что касается медицины.
  - Фантастика! - подытожил начальник госпиталя. - Если так всех лечить будешь я готов и в инопланетян поверить. Давай пока поступим так. У нас в основном лежат со второй степенью облучения. Они подождут, не смертельно. А в 6-й радиологической клинике там совсем жопа, некоторые в таком состоянии, что их даже не пытаются лечить. Вот туда тебя и повезем. Может, хоть кого спасешь. А вот как быть с твоим обустройством не представляю. Ну, на питание поставим, это не проблема. А вот жить, комнат отдельных у нас нет, в палату с больными не положишь ведь тебя. Ты не москвич?
  - Нет, но есть где остановиться. А если я в гражданскую одежду переоденусь? Лётная форма не очень вяжется с медициной.
  - Тогда так и поступим. Адрес и телефон где будешь жить запиши. Переодевайся, к 8 каждый день на работу. Надеюсь, проблем с тобой не будет. А сейчас время терять не будем, Игорь, вези в 6-ю.
  Пока все складывается неплохо. С тётей уже обсуждали возможность моего проживания, она только высказала опасение, что родителям Насти это может не понравиться. Видимо придется решать вопрос кардинально - официально оформлять отношения. Проблема только в том, что мне как солдату платят 7 рублей в месяц. Считается что я на полном гос.обеспечении. Свои средства так быстро закончатся, не буду же я на шее сидеть у Насти. Точнее у её родственников. Ладно, что-нибудь придумаю потом. Открою, например подпольную студию красоты - Настя студенток будет приводить.
  Игорь Васильевич, который оказался полковником, заместителем начальника госпиталя, везет на своей 'Волге' в 6-ю радиологическую клинику. Там лежат пожарники, первые жертвы радиации, также вертолетчики, рабочие станции, военные. Несколько уже умерло. Проходим сразу к главврачу, только авторитет моего сопровождающего гасит недоверие ко мне.
  - У нас 12 человек. Пять из них безнадежны. С кого начнешь? - спрашивает главный.
  - Давайте с безнадежных и начну. С одним получится, тогда остальных. Если нет, буду тех, кого смогу лечить.
  В палате 4 человека, все в тяжелом состоянии, почти бессознательном. Посмотрел одного, второго, ужас! Нет ни одного неповрежденного органа, причем в таком состоянии я никогда их не видел. Как в духовке зажарили. Пока один буду восстанавливать, остальные откажут. И с кого начать? У окна совсем молодой парень, чуть старше меня, еще в сознании, взгляд тоскливый такой..... Беру стул сажусь возле него. Оглядываюсь на главврача.
  - Медсестру можно за мной закрепить? Попить, принести что.
  - Палатная медсестра в твоем распоряжении. Зайдешь ко мне перед уходом, расскажешь как успехи.
  С чего же начинать? Сердце, легкие, печень - всё одинаково важно. Дышит с трудом, легким досталось больше всего, с них и начну. Процесс пошел, очень медленно. Часа за три удалось восстановить не больше трети одного легкого. Дышать стал свободнее, разберусь с печенью пока. И кровеносную систему срочно, пойдут кровоизлияния, тогда не успею латать дырки. Оглядываюсь, медсестричка сидит у двери. Совсем молоденькая, на вид и 18 нет.
  - Как тебя зовут зая?
  - Наташа - вспыхивает она - что-нибудь нужно?
  - А кофе можно сделать? Если деньги нужны...
  - Сейчас сделаю. У нас есть в сестринской - убегает. Парень что-то пытается сказать, наклоняюсь ниже
  - Жить хочется - чуть слышный шепот
  - Ты пару дней продержись и я тебя вытащу - обещаю я.
  Берусь за печень. Она уже на пределе, хотя, что не на пределе трудно назвать.
  - Кофе - трогает за плечо медсестра - Может, ты поешь? Уже обед прошел, для тебя оставили.
  Аппетита нет совсем, делаю несколько глотков и за работу. Краем глаза иногда замечаю движение у других коек, но не отвлекаюсь на это. Только когда появляется уверенность что если парень и умрет, то не печень будет виновна, делаю перерыв. С удивлением вижу - за окнами темно.
  - Наташа, время сколько?
  - Я Ира - отзывается медсестра. Оказывается, уже сменилась - Девять вечера. Пойдем, покормлю, а то тебя лечить придется.
  Ведет в комнату, видимо для дежурных. Достает спрятанную элетропечку, ставит греть кастрюльку. Накрывает на стол, хлеб, колбаса, яйца. Похоже домашнее, возражать сил нет, клонит в сон. Двери открываются, заходит главврач. Ира пытается закрыть спиной печку, тот не обращает на неё внимание. Обращается ко мне.
  - Ты еще здесь? И как успехи?
  - Потихоньку восстанавливается. Если ничего не откажет внезапно, дня два понадобится на одного. Можно я тут ночевать останусь? Два часа до дома ехать, потом назад два, отдыхать некогда будет.
  - Э,...ну оставайся. Сам не свались, контролируешь то расход сил?
  - Вполне. И позвонить где можно?
  - На вахте телефон. Утром тогда ко мне можешь не приходить, раз тут будешь, а завтра вечером до 18.00 и заканчивай.
  Перекусив иду искать телефон, у входа в отделение стол с дежурной.
  - Настюш, ты за мной соскучилась?
  - Ты где? Придешь ночевать?
  - Сегодня нет. Я в 6-й клинике, если что на этот номер звони. Завтра если приду, поговорим. Есть у меня важный разговор к тебе.
  - Да? Неужто руку и сердце предлагать будешь?
  - И остальные органы тоже. Так что готовься. Всё, спокойной ночи, целую солнышко.
  В дежурке Ира освободила для меня диванчик, достала подушку, покрывало. Перед тем как лечь решил взглянуть еще раз на Павла (так зовут парня). Черт, на бицепсе кровоизлияние, сосудик лопнул. И еще один. Печень заработала лучше - давление увеличилось. Сажусь опять, пройтись по артериям, венам, кровь прогнать почистить. Сна как не бывало, заканчиваю почти в два ночи. До утра должен дотянуть, можно теперь и поспать. Прошу разбудить в 7 утра и отключаюсь.
  Сплю плохо, снятся кошмары. Подхожу к кровати к больному, а там лежит скелет. Я зачем то начинаю наращивать на нем ткань, скелет хватает меня за плечо, вскакиваю с криком.
  - Ой! Это я спокойно! Приснилось что? Время восьмой час - Ира испугалась больше меня.
  - Да блин, кошмар прямо. Кофе сделаешь? Есть не буду, только попить
  Иду в туалет, умыться. Зубную щетку с пастой нужно сюда взять. Или Насте позвонить, чтобы принесла, если и сегодня останусь. В дежурке уже Наташа, пришла на смену. Быстро глотаю кофе с бутербродом и в палату. Бросаю взгляд на остальных и иду к Павлу. Стоп! Одна койка пустая.
  - Ира! А где?...
  Ира уже переодета, собралась домой.
  - Под утро умер. В морг забрали.
  Чёрт! Чёрт! Даже если совсем спать не буду, не успею. Как ускорить процесс? Почему я один такой? Состояние Павла хотя бы не стало хуже. Сегодня сердце, почки, желудок, если успею. Работаю опять допоздна, Наташа силой заставляет в обед поесть. В восемь вечера не дождавшись меня, снова приходит главврач.
  - Колесов! - оборачиваюсь, похоже, он давно стоит, наблюдает - Будешь над собой издеваться - отправлю назад в Челябинск. Что скажешь?
  - Жить будет. Завтра еще немного с ним поработаю, дальше сами справитесь. Потом когда кончаться тяжелые долечу.
  - Поехали, довезу домой. Тебе в какой район?
  - Нет, спасибо, лучше останусь тут.
  Ночью умирает еще один. Осталось двое безнадежных, Павел можно считать уже выкарабкается. Я должен их спасти, потому что могу! Оба одинаково тяжелые, поэтому чередую. Легкие у одного, легкие у второго. Печень одного, второго. Всё чем я занимался до этого - детские игры. Так я никогда не работал, круглосуточно с перерывом на сон 3-4 часа.
  На четвертый день, не дождавшись меня, приехала Настя. Уделил ей 20 минут, обрисовал ситуацию.
  - Этих двоих вытяну, потом легче будет. Буду по графику, вечером дома с тобой. Еще надоем.
  - Глупости говоришь. Здорово всё-таки, что ты в Москве. Ещё и жить можно не в казарме.
  - Насчет жить, поговорим, когда приеду. А пока извини, нужно работать.
  Прошло еще три дня, Паша уже ходил, он оказался мой земляк с Донбасса. За двоих других можно было не опасаться. Проблем еще много, но прямо сейчас не умрут. К вечеру сижу, ужинаю с Ирой, подумываю, а не пойти ли домой? Заходит Николай Петрович, главврач. По военной привычке вскакиваю.
  - Да сиди ты. Приятного аппетита. Заходил в палату к твоим подопечным. Невероятно, ты это сделал! Просто чудо.
  - Чудо и есть. Раз мне дано, должен помогать людям.
  - Завтра воскресенье, едешь сейчас домой и до понедельника не вздумай появляться. Отоспись, с девушкой погуляй. С Бурденко звонили, интересовались как дела. Тоже ждут тебя, но у меня больные тяжелей. Так что еще недельку тебя поэксплуатирую.
  Время уже позднее, ювелирные магазины закрыты. А я как бы предложение собрался делать, а как без кольца? Ладно, ограничусь букетом.
  Около метро замечаю двух цыганок, подходят к одиноким прохожим. Сначала подумал - предлагают гадание, подойдя ближе заметил, как одна показывала мужику что-то блестящее. Ясно, бижутерию под видом золота впаривают. А может.....взять колечко простое, главное ведь символ. Обручальное на свадьбу куплю уже настоящее. Подхожу сам к ним, заметив форму (так и не переоделся) они сначала напряглись, увидев погоны рядового сразу засияли
  - Солдатик, золотой мой, всё знаю, идешь к девушке, подарок нужен - затараторила старшая из цыганок. Вторая молодая, совсем девчонка изображала радость от моего появления. Психологи они хорошие, но я не боюсь - сам кого хошь загипнотизирую.
  - Бахталэс дэкусарэ чавелэ (добрый вечер цыгане)
  - Бахталэс - чуть растерялась цыганка, вторая почему-то засмеялась
  - Сыр тут кхарэн? (как тебя зовут) - обращаюсь к молодой. Фраз знаю немного, использую какие могу, для установления контакта.
  - Рада - отзывается та. А ничего так, приодеть, стрижку сделать... О чём я думаю?
  - Рада, значит радость. Красивое имя. И ты красивая. У меня девушка такая же, как ты красавица. Вот собираюсь предложение ей сделать. А кольцо не успел купить. Понятно, что у вас золота нет, может просто красивое колечко найдется?
  - Почему нанэ? Для тебя найдем дорогой - ожила старшая
  - Сыр тэро чаюри? - проявляет интерес Рада
  - Настя
  - Бахталы тэро Настя, лачо ром. - отдает мне комплимент цыганочка. (счастливая твоя Настя, хороший муж будет).
  Вторая, тем временем достает колечко и сережки. На вид неплохие, но даже я могу понять что бижутерия. Не успеваю ничего сказать, Рада отводит руку матери (или старшей сестры, очень похожи они). Затевают между собой спор на цыганском, на такое моих знаний не хватает. Мелькают слова - санакуно ангрусты (золотое кольцо), гаджо (так называют всех не цыган), другие знакомые, но смысл уловить не могу. Тем не менее, делаю умный вид, словно понимаю. Наконец приходят к какому-то решению, старшая уходит, Рада остается со мной.
  - Подожди немного, поможем тебе - улыбается уже по-другому. Глаза теплее стали - Только совет я тебе дам, можно?
  - Хорошему совету всегда рад.
  - Не говори по-цыгански с ромами. Не любим мы, когда гаджо на нашем говорит. Поздороваться можешь и хватит.
  - Спасибо, учту - странно, отец Ленки о таком не говорил.
  Цыганка вернулась быстро, протянула мне узенькое колечко с красным камешком. На вид симпатичное. Внимательно рассматриваю, состав однородный, проба присутствует. Камешек, похож на гранат, но не факт. Если и подделка то хорошая, носить не стыдно будет.
  - Не сомневайся, не обман - тихо говорит Рада - Мы тут всё время, захочешь, найдешь.
  - Сколько?
  - Сто пятьдесят рублей - озвучила цену старшая
  - Не много? - торговаться лень, но явно ведь завышено
  - Нам тоже заработать нужно - опять Рада - А я заговорю колечко, твоя девушка никогда от тебя не уйдет.
  - Спасибо, лучше обойдемся без заговоров. Держи - протягиваю ей деньги.
  - Не хочешь заговор, давай погадаю - старшая цыганка берет за руку. Фиг с ней, больше все равно не дам ничего. Смотрит на руку, потом берет вторую, рассматривает внимательно и ...уходит ни сказав ни слова. Рада делает удивленное лицо и бежит за ней, останавливает и что-то энергично обсуждают. Интересный спектакль, сейчас будут рассказывать о ожидающих меня бедах и как это дорого стоит их предотвратить. Через пару минут Рада возвращается, вторая скрывается в метро.
  - Извини, гадание не получится, не спрашивай ничего только. Будет что нужно, подходи, я вечером всегда тут.
  Прощаюсь с ней, иду дальше размышляя. Явно рассчитывают на любопытство и еще одну встречу. Пусть ждут, если только в постели встретиться... Тьфу блин, я предложение делать собрался, а о других думаю. Коробочки нет, нужно как то романтично сделать. Что у цыганок купил, естественно не скажу, женщины к этому с предубеждением относятся. Цветы беру на выходе из метро. Двери открывает тётя Оля. Точнее Ольга Николаевна.
  - О, вот это сюрприз! А Настя к тебе поехала! - сообщает она
  - Ко мне? Давно? Позвонить не могла сначала?
  - С час назад. Ты тоже не позвонил.
  Да, хотел сюрприз сделать. Она, похоже, тоже. Ладно, ждем. Пока душ приму. Уже вытираясь, слышу Настин голос. Быстро она, обматываюсь полотенцем, выхожу. Настя бросается на шею, обнимаю её, целуемся. Полотенце соскальзывает с бёдер, оказываюсь голым, тётя стоит в дверях кухни без капли смущения осматривает меня. У меня от объятий еще и увеличение в объеме произошло в некотором месте.
  - Да, есть на что посмотреть - комментирует она - Всё как говорится при нём!
  - Оля! - возмущается Настя, прикрывая меня полотенцем - Своего заведи и рассматривай! А ты почему не позвонил что приедешь? - набрасывается уже на меня.
  - А ты позвонила? Так что нечего, ничья. И вообще.... иди на кухню, жди, я сюрприз делать буду.
  Одеваюсь, беру одну розу, продеваю кольцо в стебель. Больше ничего не придумал, топаю на кухню. Настя с тётей пьют чай. Это она так сюрприз ждет? Останавливаюсь перед ней, как-то не так получается, она за столом, боком ко мне. Видимо почувствовав серьезность момента, Настя поднимается. Встаю на одно колено, протягиваю двумя руками розу с кольцом.
  - Анастасия! Я тебя люблю и не могу без тебя жить! Прошу, выходи за меня замуж!
  Настя захлопала ресницами, взяла розу, из глаз закапали слезы. Крупные такие, я растерялся.
  - Ты что? Скажи что-нибудь. Ты согласна?
  - Конечно да, глупенький! - и спрятала лицо у меня на груди.
  Тётя Оля тоже зачем то потерла глаза. Потом не удержалась от остроты
  - А с полотенцем бы лучше получилось!
  Наутро выползли из спальни поздно. Долго доказывал серьезность намерений, уснули, когда силы доказывать иссякли. На часах 11 утра, на улице солнышко, наконец, тепло, а то конец мая и мерзнем. Позавтракали, сели обсуждать планы на будущее. Настя предложила свадьбу на июль - будут каникулы как раз. Мне в принципе всё равно. Моё будущее на ближайший год понятно, потом посмотрим.
  Звоним в Казахстан - Настя спешит сообщить родителям, пока я не передумал. Щучу, чего мне передумывать, всё серьезно. Должок только один вернуть и можно жить спокойно. Поговорив, Настя даёт мне трубку, Сергей Николаевич поздравил, расспросил о моих делах.
  - Я надеюсь, летом буду работать поближе к Москве, в августе в любом случае увидимся. Хорошо, что ты возле Насти будешь, спокойнее на душе. Финансово поможем, не возражай, возможность есть.
  Выбрались из дома только после обеда. Просто прогуляться, проходя мимо ювелирного магазина, решил для интереса проверить кольцо. К моему удивлению оно действительно оказалось золотым, 583 пробы. Ювелир оценил его в 115 рублей. Немного цыганки на мне заработали, при случае поблагодарю. Обручальные широкие кольца стоили по 250-300 рублей, но там вес был 5-6 грамм. Настя хочет настоящую свадьбу, меня бы устроило просто расписаться и всё. Дело не в деньгах - не люблю коллективные пьянки.
  Так же лениво как начался, так день и прошел. Отдохнул, расслабился, завтра новая трудовая неделя. Групповое лечение у меня неплохо выходит, когда один и тот же орган у всех лечишь, быстрее получается.
  С гражданской одеждой возникла проблема, у меня её практически не было тут. Да и вырос из старой. А покупать новую - нет желания, как подумаешь о хождении по магазинам....Похожу пока в форме.
  Утро, понедельник. Встаем рано, пока доберешься в другой конец Москвы. У Насти экзамен сегодня.
  - Приедешь ночевать сегодня? - из ванной слышу Настю. Хорошо я раньше её туда попал, иначе пришлось бы неумытым бежать.
  - Если ничего экстраординарного не случится то да. Всё я ушел, удачи на экзамене.
  - К черту!
  Успел как раз на летучку к главному. С меня он и начал.
  - Саша, вчера с Киева звонили, ребенок с облучением в тяжелом состоянии, просят помочь. Сегодня самолетом должны привезти. Займешься?
  - О чём речь, конечно. Пока его нет, с остальными поработаю. Угрозы жизни уже нет, но проблем хватает.
  - Тебя на неделю оставляют нам, в следующий понедельник едешь в Бурденка.
  В отделении новый лечащий врач, точнее старый - с отпуска вышел. Медсестра с порога отправила к нему - уже спрашивал, где я. Стучу, захожу в кабинет. Упитанный здоровый бугай, под метр девяносто ростом, с лица можно сказать жир капает. Чем-то он мне сразу не понравился. Как оказалось не зря. Здороваюсь, называю себя, он с непонятным выражением молча осматривает меня. Наконец раскрывает рот.
  - Я зав. отделением Максудов Игорь Сергеевич. То, что у тебя получается без медикаментов кого-то вылечить это замечательно. Но если кто из них умрет, спрашивать будут с меня, а не с тебя. Поэтому прежде чем приступать пишешь мне детально план лечения, я утверждаю у главного, потом только допускаю к больному. Вопросы?
  - У меня? Абсолютно никаких. Писать я ничего не буду, ваши проблемы меня не интересуют. Не допускаете к больным - я возвращаюсь в госпиталь Бурденка, а с главврачом сами разбирайтесь.
  - Что ты из себя строишь? Можешь валить, соответствующую характеристику мы отправим.
  Молча разворачиваюсь, иду обратно к главному. С идиотами беседовать бесполезно. Захожу как всегда не глядя на очередь, секретарша сначала открывает рот, но так ничего и не сказав, захлопывает.
  - Что случилось? - удивляется главный
  - Зав. отделением не допускает к работе. Требует от меня план лечения для утверждения.
  - Кто? А, там же Максудов вышел, вот еще головная боль моя. Сынок замминистра здравоохранения, выгнать - не выгонишь и толку никакого. Давай так, сейчас скорая едет в аэропорт, встречать киевский рейс, поедешь тоже, а я пока с ним разберусь, он к тебе больше не подойдет.
  Так, значит так, через десять минут мчимся во Внуково. Как раз вовремя, самолет уже приземлился. Мальчика выносят на носилках, один врач, второй оказывается отец. Быстро грузимся и в путь. Не теряя времени, осматриваю подростка. Паренек лет 13-14, в сознании, но под сильными обезболивающими. Осмотр обнадеживает - состояние хоть и тяжелое, но лучше, чем было у пожарных. Интересуюсь у отца
  - Как он умудрился такую дозу схватить?
  - С друзьями поехали смотреть пожар на великах, оцепление еще не выставили. Ветер как раз в их сторону был. Домой не доехали - попадали. Месяц лечили, один умер почти сразу, второй неделю назад. А Сашка вот держится пока. Сказали, у вас каким-то новым способом лечат, есть шанс -
  По лицу видно нелегко ему этот месяц дался.
  - Сто процентов гарантировать не могу, но шансы очень высокие.
  Максудова в отделении не видно, может отправили в дополнительный отпуск. Меня это мало интересует. Закатываем новичка в ту же палату и за работу. Сегодня ночевать придется тут, пока не буду уверен в безопасности жизни - не уйду.
  В который раз убеждаюсь - чем моложе пациент, тем быстрее восстанавливается. К вечеру Сашка уже пытается встать. Стоило отлучиться в туалет, возвращаюсь - сидит в постели.
  - Так тезка, быстро принял горизонтальное положение. Потерпи до завтра - подумав, просто отключаю его, усыпив. Так надежнее. До ужина поработал с ним, почти все главные органы опасения не вызывали, могу чуть отдохнуть. В коридоре сидит отец Сашки.
  - Вам есть, где остановится?
  - Да, у родственников. Как он? Мне сказали это ты тут волшебник, мертвых поднимаешь. Спаси его - всё, что хочешь, для тебя сделаю.
  - Вот что для меня сделайте - не появляйтесь здесь пока. Завтра к вечеру навестите его, думаю, будет ходить сам уже.
  Только выпроводил его, подходят Павел с девушкой. Девушка моложе, похожа на него, видимо сестра.
  - Александр Иванович, можно на минутку?
  - Паша, я так плохо выгляжу, что сестренка твоя в старики записала?
  - Ой извините..., извини, мы поблагодарить хотели за Пашу, если бы не ты ....
  - Ладно, благодарите, но не вздумайте деньги совать - краснеют, мнутся, явно не знают, как это делается. Девушка прячет руку за спину. Сразу заметил конверт в руке.
  - Саша, я понимаю, деньгами это не оценишь, если сын будет у меня, твоим именем назову. Я оставлю адрес - будешь в Донецке обязательно заезжай. Деньги не возьмешь, может, что другое....ну я не знаю, ящик коньяка или шампанского сейчас притащу. - Паша даже вспотел
  - Лучше ограничимся сыном. Дочку кстати тоже можно Александрой назвать. А спиртное я не употребляю. Возьми лучше конфет, вечером чай вместе попьем.
  Добрался, наконец, к телефону.
  - Настюша, как экзамен, сдала?
  - Да, отлично! А ты что, не приедешь? Я ужин готовлю...
  - Извини зайка, мальчика привезли с Киева, плохой очень. Завтра буду.
  - Если мальчик ладно, а то вдруг девочки...видела я какие там медсестры..
  - Я тоже видел, как твои однокурсники недовольно на меня смотрели. Неспроста. Всё, спокойной ночи.
  А что медсестры, совсем не в моем вкусе. Сегодня Ира дежурит ночью, неплохая девчонка, собирается поступать в этом году в медицинский. У неё парень есть, по крайней мере, говорит так. Иду ужинать в дежурку, она как раз накрывает стол. Только сели, стучат. Пашка, притащил торт, цветы, килограмма три конфет.
  - Ну ты Паш, даешь! Ладно, цветы бабам, извиняюсь, девушкам, а торт садись с нами тогда есть, сами не справимся.
  Не справились и втроем, поставили в холодильник - утром врачи разберутся. Иду опять к Сашке, нравится мне с ним работать - так легко всё получается. К полуночи я за него уже спокоен, жить будет. Завтра поработаю еще с ним и достаточно. Можно даже с другими чередовать. Спать могу не волнуясь.
  Утром появился Максудов. Думал, будет меня игнорировать, нет - подходит, тянет руку. Ну, ну.
  - Извини, вчера у нас непонятка была. Мне толком не объяснили, что и как. Думал, вундеркинда какого-то прислали, с новыми методами лечения.
  - Ладно, проехали. - Лишь бы не надоедал, не нужны мне его извинения.
  - Я могу присутствовать, когда ты ....ну делаешь это, как назвать..?
  - Да, я всё равно ничего вокруг не замечаю когда работаю. Только не отвлекайте вопросами.
  Если он и задавал вопросы, я их не слышал. Если сконцентрирован на больном - реагирую только на прикосновения. Поработал с Сашкой пару часов, разрешил ему вставать потихоньку и занялся с другими. К обеду пришел главный.
  - А где киевский ребенок?
  - В туалет ушел.
  - Как ушел?! Он же при смерти был?
  - Вчера да.
  - Нет, я тебя точно не отпущу. Сколько тебе служить еще?
  - Год. Чуть меньше.
  - А потом? Учиться дальше пойдешь?
  - Да, собираюсь.
  - Какой идиот тебя в армию отправил? Я в министерстве поставлю вопрос. Нужно ускорено тебе учебу заканчивать и в любой больнице с руками оторвут. Ты десяток врачей сам заменить в состоянии.
  - Так получилось. Думаю, теперь только в министерстве обороны могут досрочно разрешить уволить.
  - Надо будет - и до Горбачева дойдем. Максудов не достает?
  - Нет, я на него внимания не обращаю.
  Вечером могу с чистой совестью идти домой. В коридоре опять сталкиваюсь с Сашкиным отцом. Тот жмет руки, сбивчиво благодарит, пытается деньги дать.
  - Вы кем работаете? - прерываю его
  - Водителем
  - Еще дети есть?
  - Да, дочке восемь лет.
  - У вас что, деньги лишние? Мне нужны будут - поеду в Киев водителем работать. Ира! Почему посторонние в отделении?
  У входа в метро вижу Раду. С ней цыганенок лет десяти. Подхожу, здороваюсь. На русском, помню её совет.
  - А привет лачико ром! - улыбается она.- Как девушка, согласилась замуж?
  - Согласилась. Как у тебя дела, многих успела околдовать?
  - Я не колдую, колдовство грех! Правду людям говорю, ту которую они хотят слышать. Как еще бедной цыганке на жизнь заработать?
  - Ты ведь не в таборе живешь? Это мама с тобой была?
  - Сестра мамы. В квартире конечно живем. Детей много, я старшая, надо помогать семье. Нас десять человек в трех комнатах. А работать, куда меня возьмут? Полы мыть? Ты видел цыганку уборщицу когда-нибудь? - разгорячилась она, я как-бы и не сказал ничего такого.
  - Что ты завелась, я разве обвиняю в чем?
  - Да только что тут на меня кричали - воровка, бездельница. А я еще даже за место заплатить не заработала - глаза блестят, того и жди, заплачет. Совсем девчонка еще.
  - Рада успокойся, это издержки профессии. Пойдем, я вас мороженным угощу? - ну не могу просто так сейчас уйти. Она заколебалась, посмотрела в сторону, возможно, кто присматривает за ними. Цыганенок дернул её за рукав с просящим взглядом.
  - Ладно, пошли.
  - Меня Саша зовут, кстати. А это брат твой?
  - Племянник, Данила зовут.
  Зашли в кафе рядом, взял им и себе по вазочке пломбира с сиропом. Рада уже успокоилась и от моих расспросов о ней стала уклоняться, ловко переводя их на другое. Украдкой осматриваю её. Странно одевается - три юбки одна на одной и рейтузы какие-то. Кофты тоже две. Без лифчика. Хотя он ей и не нужен, грудь любому видно как торчит. И девочка еще. Косметики ноль, а лицо как нарисованное, яркое.
  - Вот, теперь и тебе должна буду - вздыхает она.
  - Ну не знаю, можешь погадать за это - предлагаю вариант.
  Смотрит на меня странным взглядом, берет за руку, рассматривает ладонь, ничего не говоря отпускает.
  - Приводи девушку, ей погадаю - находит выход.
  - Первый раз вижу цыганку, которая отказывается от гадания. Хотя нет, второй. Первая твоя тетя. Давай я тебе тогда погадаю - она моментально тянет руку, как будто ждала этого.
  Рассматриваю с умным видом ладошку. Линии как линии. Видно, что не лопатой работает. Но у меня другие источники информации.
  - Итак, что мы видим. Во-первых, ты девушка. Во-вторых, происхождение твоего рода романской группы - слушает серьезно, не улыбнется - возраст предположительно 18 лет, рано приучена к труду, с детства занималась попрошайничеством. Но при этом в школу тебя заставляли ходить. Учиться ты не любила, подруг в школе не было. После восьми классов заявила, что учиться больше не будешь. Возражать никто не стал, с тех пор приучаешься к взрослому труду. К тебе сватается один цыган, но ты пока не соглашаешься. У тебя еще не было.....ну общем, ты еще девственница и даже не целовалась ни с кем.
  - Всё правда - тихо говорит Рада - а что будет?
  - Через два года ты выйдешь замуж, но за другого, ты его еще не знаешь. У тебя будет пятеро детей. У всех у кого тут родинка пятеро детей - указываю пальцем в родинку на плече. Под кофтой её не видно, но не для меня - у тебя будут проблемы с желудком. Даже сейчас, думаю, начинаются. Если будешь так питаться как сейчас то большие проблемы. Будут иногда сложности с законом, но у тебя появится хороший покровитель. Жить будешь долго и в основном счастливо. Вот теперь ты мне еще больше должна!
  Рада на шутку не отреагировала, задумчивая такая. Несвойственное поведение для цыганки.
  - Да, конечно, я рассчитаюсь - наконец ожила - только не деньгами
  - Натурой тоже не предлагай. Мне пока одной хватает. Слушай, а ты танцевать умеешь? И петь?
  - Умею немного, а что?
  - У меня свадьба в августе, возникла идея цыган пригласить. Если невеста поддержит.
  - У нас дядя Шандор на свадьбах выступает с семьей. Я маленькая с ними иногда ходила. Могу познакомить.
  - Обсудим с Настей, потом видно будет. Ладно, Рада мне пора, удачи в труде.
  Настя дома, готовится к очередному экзамену. Изображает обиду, что долго меня не было, шуточная потасовка переходит в обнимашки в горизонтальном положении. Беру её руку, рассматриваю. Почти такая же, как у Рады, не вижу больших отличий. Смотрю, сравниваю со своей. Странно, у меня совсем другая картина. Те, которые у Насти выделены сильно у меня совсем незаметные и наоборот, которые у неё слабо видны или вообще отсутствуют у меня очень заметные.
  Настя тоже заинтересовалась линиями на моей руке.
  - Никогда такие не видела. У тебя с рождения так?
  - Не знаю, как будто с рождения. Не обращал внимания. Возможно, с тех пор как лечить руками стал. Ты к экзамену готова?
  - Через три дня, успею подготовиться. Ты так и будешь через день приходить?
  - Я еще не муж тебе, когда хочу тогда и прихожу - заработал ногтями в бок, больно!
  
  До конца недели доработать мне не дали. В четверг главврач с сожалением со мной простился. Но пообещал посодействовать досрочному увольнению. И в пятницу отправляюсь в военный госпиталь. Начальник был в отпуске, меня ждал зам. - Игорь Васильевич Завялов
  - Отдохнул на гражданке? Пора и послужить. Щучу, расслабься, я в курсе как ты там работал. Во-первых, как начальник госпиталя присваиваю тебе звание сержанта. И ставим на должность санитара с окладом 120 рублей. Другой никакой не приходит на ум. Закончил бы первый курс, можно было медбратом оформить. Во-вторых, с чернобыльцами мы сами справимся, поработаешь в реанимации. График как у всех, два дня днем, ночь, выходной.
  Ну что же, реанимация мне знакома. Плавали, знаем. Иду знакомиться. Там меня уже ждали, человек 10 врачей, я еще удивился, почему так много. Оказалось, собрались с других отделений на меня посмотреть. Игорь Васильевич быстро разогнал всех
  - Вот основное место работы, но если возникнет необходимость, будем в другие отделения приглашать. Что ты еще можешь лечить?
  - Всё, кроме генетических.
  - Значит есть куда расти еще.
  Врач постоянно дежурил один и одна медсестра. В трудных случаях приглашали с других отделений. Везли сюда не только военных, часто привозили просто потому, что в других не было мест или сюда было ближе. Так что хватало и стариков и детей. В отделениях лежали в основном военные или члены их семей. Сейчас было три человека, мне сказали они уже приходят в себя и нечего мне там делать. Ну и ладно, сидим анекдоты травим. О, кого-то привезли. Два санитара со скорой закатывают носилки.
  - Что там? - небрежно интересуется врач, Сергей, молодой - год как с института.
  - Девчонка с окна выпала, или выпрыгнула.
  - Какой этаж? И почему к нам?
  - Шестой. Рядом совсем с вами, дальше можем не довезти.
  - Ладно, вон туда ставьте.
  Санитары уходят, Сергей приглашающе указывает мне рукой, типа действуй. Он что, шутит? Я ожидал как в кино, крики - мы её теряем, разряд, укол в сердце. А никто никуда не спешит. Ладно, пусть так. Подхожу, смотрю. Девушка, на вид лет 16, из одежды футболка и шорты, крови немного сбоку на голове. Без сознания. Иду сверху вниз - голова ушиб, возможно сотрясение. Левая рука - закрытый перелом, три ребра сломано, внутренние органы не повреждены, левая нога - перелом бедра. Легко отделалась для шестого этажа. Докладываю результаты осмотра.
  - Переломы я не лечу, ушиб головы могу взять на себя и привести в сознание, когда с переломами закончите.
  - Рентген сделаем все равно, к истории болезни твои слова не подошьем - констатирует Сергей.
  Не успели закончить с ней, привезли еще. Милиционер с ножевым ранением. Тут уже действовали быстрее и без меня, появился хирург, еще пара медсестер. Я не сильно расстроился, и не зря. Еще один с отравлением, парень почти в бессознательном состоянии. С этим сухим законом всякую гадость пьют теперь. Вдвоем с медсестрой действуем по инструкции, клизма, промывание желудка, капельница. Брезгливости никакой, я видимо врач по призванию, всё пофиг. Уже поставив капельницу, сажусь и помогаю организму очиститься. Немного, жить будет, а помучается пусть - следующий раз думать будет, что пить.
  Вот так и потянулись рабочие будни. Настя сдала экзамены, прошла практику в одной из московских больниц, в июле начались каникулы. Настал знаменательный день - идем подавать заявление в ЗАГС. Настя нарядилась, я тоже .... форму погладил. Гражданской одеждой обзавелся, но больше повседневной. Празднично-выходной остается военная форма. Отстояли небольшую очередь, заполнили бланки. Всё буднично. Назначили нам на 8 августа. Остался мне месяц свободной жизни. Хотя в реальности ничего не изменится. Дальше отправились по магазинам - присмотреться к свадебным аксессуарам. Настя без умолку трещит про свадьбу, как организовать, кого пригласить.
  - Да мне все равно, приглашать некого, родители только приедут. Я бы ограничился просто семейным кругом.
  - Хочешь меня лишить такого удовольствия? Это же один раз на всю жизнь!
  Как раз подходим к метро, издалека вижу Раду. А это идея!
  - Ну, если свадьба, то тогда с размахом. Цыгане, медведи. Смотри вон цыганки стоят, хочешь, погадают тебе?
  - Да они все шарлатаны! Могут обмануть на раз два
  - Ты же знаешь, на меня воздействовать не получится у них. Давай ради прикола.
  Подходим, Рада стоит с незнакомой молодой цыганкой, чуть приотстав, делаю ей сигнал, прижав палец к губам. Незачем Насте знать, что мы знакомы - она и к столбу приревнует.
  - Какая красивая пара - сразу клюет напарница Рады - Вижу, у вас намечается события, что-то интересное поведаю.
  - Пусть лучше она - показываю на Раду - погадай моей девушке на будущее - протягиваю ей 10 рублей.
  - Погоди золотой - отводит она руку - Не возьму я с тебя денег, вижу я почти цыган ты по духу, грех брать с тебя. Иди сюда красавица, я тебе все, что ждет, расскажу.
  Отводит Настю в сторону, слов не слышно, посмотрим, как Рада долг отработает. Вторая в недоумении от поведения Рады пытается меня взять в оборот, для интереса сую ей руку. Как она интересно отреагирует? Та не особо вглядываясь, начинает трещать какой-то бред. Обрываю её.
  - Хватит! Ты Раде кто?
  - Сестра. Ты её знаешь?
  - Она говорила, что старшая в семье, а ты на вид ровесница
  - Сводная сестра. У нас мать одна, а отцы разные.
  Возвращаются Рада с Настей. Вид у Насти задумчиво-довольный. Напрогнозировала ей, наверное, верного мужа на всю жизнь.
  - А что цыгане, на свадьбах выступаете? - пользуюсь моментом
  - Конечно, есть у нас артисты - понимающе отзывается Рада.
  - Отлично, если надумаем, я подойду к вам. Держите, это не за гадание, а просто.... на мороженое - кладу все-таки червонец сестре Рады.
  - Что там тебе такое интересное нагадали? - в вагоне спрашиваю притихшую невесту.
  - Нельзя рассказывать, а то не сбудется! - Это та, которая про шарлатанов говорила, хорошо что цыганка подставная.
  Сегодня бездельничаем, пока никого не привезли. Врач вообще ушел к своей зазнобе в травматологию, я с медсестрами-близняшками, Аней и Аллой развлекаюсь. В смысле болтаем, а не то, что вы подумали. Звонок, Аня берет трубку.
  - Да, здесь. Хорошо - вешает трубку и говорит уже мне - Тебя ждут в хирургии. Помощь требуется.
  Хирургия в соседнем здании, пять минут ходу. На вахте отправляют в палату, у койки больного собрался целый консилиум - три врача, зам.начальника госпиталя. Больной, похоже, шишка какая-то.
  - Сержант, может, ты нас бестолковых просветишь, что происходит. Неделя после операции, а температура не падает. - С долей иронии обращается зам.
  - Попробую - найти очаг инфекции бывает порой трудно. Но не в этом случае, уже через минуту обнаруживаю недалеко от линии разреза непонятную субстанцию. Не сразу понимаю, что это такое, потом доходит - что-то неорганическое. И явно не принадлежит этому телу. Больше всего похоже на ватный тампон. С вероятностью 99 процентов температура от этого. Но при больном такое нельзя говорить. Немыслимо - в таком госпитале и такой косяк! На всякий случай осматриваю всё тело. Да, других причин не вижу.
  - И так, какой вердикт? - Зам.начальника явно ко мне не равнодушен.
  - Давайте в ординаторской, я там на макете покажу - увожу врачей от больного. Моему рассказу не поверили. Делавший операцию врач обиделся, стал возмущаться. Решили сделать УЗИ. Пока ждем результатов, слоняюсь по отделению, нескольким больным помог в заживлении.
  - Алекс? - с койки на меня смотрит беленький паренек. Что-то смутно знакомое. Кто меня может называть Алексом?
  - Да, а ты....?
  - Я Питер. Помнишь, в лагере ты меня лечил?
  - А, точно! Как ты здесь оказался?
  - Мой папа в посольстве работает. Ну и мы с мамой переехали. А в госпиталь с аппендицитом попал.
  - Аппендицит это ерунда! Давай я еще ускорю выздоровление - сажусь и заращиваю швы. Хоть сейчас выписывай. Оказывается, живет он в Москве недалеко от нас, приглашает в гости. Разговор прерывает старшая сестра - зовет в ординаторскую.
  - Да, ты оказался прав - констатирует зав.отделением. Заместителя начальника нет уже. - Будем делать опять разрез. Наркоз вот ему нежелательно опять давать. Можешь помочь чем? Я недолго думаю
  - Могу отключить его. Потом швы заживлю, он и знать не будет, что его резали опять.
  - Уверен, что не очнется под скальпелем?
  - Абсолютно.
  Операция прошла успешно. Делов то было на три минуты. Пока я стоял у изголовья, контролируя больного - сделать разрез, достать тампон и протереть место, где он лежал. Дольше швы спаивал.
  На следующий день заходит Питер
  - Меня выписывают. Ты придешь в гости? Я буду ждать. Запиши телефон.
  - Хорошо, приду. Только не сам, с невестой.
  - Класс! Мы будем ждать, мама еще тогда хотела тебя увидеть.
  В госпитале сломался аппарат УЗИ, уже неделю работаю вместо него. Еще рентген накроется, буду как робот. А что, электроэнергии не надо, пленки экономятся. Сейчас вот прислали полковника с подозрением на камни в почках. Камней не нахожу, так, песочек. Зато большая киста. Говорю медсестре что писать, тут залетает главврач собственной персоной.
  - Колесов! Быстро! Со мной! - выдает запыхавшимся голосом
  - Что?
  - Со мной блин, едем. В Министерство обороны вызывают.
  - Кто-то заболел?
  - Да не знаю я!
  - Я же не в форме! Мне домой нужно переодеться.
  - Черт! Ты где живешь? А, это по пути, заскочим.
  Летим как на пожар, только без мигалки. С заездом ко мне домчались за час. На входе нас уже ждут. Оказывается вызов непосредственно к министру обороны. Вот это сюрприз. После недолгого ожидания приглашают в кабинет, заходим, представляемся. Маршал Соколов, несмотря на свой возраст (более 70 лет) весьма энергичный, подтянутый.
  - Я своих адъютантов поразгоню. У меня, оказывается, служит такой кудесник, а я не в курсе. Буренков, министр здравоохранения просит за тебя. Учиться говорит тебе нужно, а не сапоги солдатские таскать. Только такие фантастические вещи рассказывают, что мне не верится. Правда полковник или преувеличивают?
  - Чистая правда, товарищ маршал Советского Союза! - отрапортовал начальник госпиталя. Начинает рассказывать обо всём, что я успел натворить за время работы у них. Даже я заслушался. Круто! Может мне орден дадут? Или медаль хотя бы.
  - А ты что молчишь, расскажи, как это у тебя получается - обращается маршал ко мне.
  - Давайте товарищ маршал я лучше покажу - мандраж у меня уже прошел, чего бояться, если вызвали не для разноса.
  - Как покажешь?
  - А вон у вас папиллома на лице, бриться мешает видимо. Могу убрать.
  Получив согласие, приближаюсь, две минуты и порядок. Киваю головой на зеркало. Соколов сначала пробует рукой, потом идет к зеркалу.
  - Да, впечатляет. И как я тебя такого отпущу? Заберу в генштаб, будешь нас стариков лечить - смотрит на меня хитро - Ладно, шучу. Приказ на твое увольнение я уже подписал. И письмо заготовили в институт с просьбой принять. Только в какой, уточни - Пирогова, Сеченова. Или вернешься в свой доучиваться? Можем и в Военно - Медицинскую Академию.
  - Пирогова. У меня там невеста учится. Свадьба через две недели.
  - Значит, считай это свадебным подарком. Надеюсь, я о тебе еще услышу. Удачи сынок - маршал жмет мне руку. До свадьбы мыть не буду!
  Только в машине на обратном пути до меня доходит. Я уже гражданский человек! Главное дело и не просил никого. А теперь сразу столько навалится, свадьба, с учебой решать, жить на что. В госпитале нас встречает целая толпа - интересно, зачем вызывали. Узнав, засыпают меня поздравлениями, хотя и с сожалением, теряют такого кадра. Прощаюсь со всеми, прошу не забывать - телефон есть, в трудных случаях вызывайте. Некоторых я еще раньше пригласил на свадьбу - увидимся еще.
  Домой прихожу раньше, чем обычно. В нашей комнате слышу голоса.
  - Анастасия! У меня новости - не успеваю открыть двери, крики, визги.
  - Сюда нельзя! Не заходи!
  - Что за дела? Ты что, любовника притащила, не могла до свадьбы потерпеть?
  - Мы платье меряем. Тебе нельзя смотреть!
  - Я что тебя голой не видел?
  - Да не меня! Платье нельзя тебе смотреть.
  Вот еще с вашими обычаями! Жду на кухне полчаса, пока Настя с подругой выходит из комнаты.
  - Что случилось? Ты рано сегодня - наконец заинтересовалась будущая супруга
  - Меня выгнали с армии.
  - Как выгнали? За что? Что ты сделал? - ошарашенная Настя не поняла шутки
  - Досрочно уволили Настя. Я гражданский. Учиться пойду.
  - Правда? Уррра! Класс! - кидается на шею.
  - Завтра пойдем вместе к твоему ректору. Могут и не взять еще, у меня вторая сессия не сдана совсем.
  - Возьмут! Они про тебя всё знают, еще и просить будут, чтобы к нам поступал.
  Просить не просили, но и не возражали. Согласие ректора получил и через три дня еду на родину - забрать с института документы. Вернусь как раз к свадьбе вместе с родителями. В первую очередь институт, академическую справку выписали без возражений. Обзваниваю знакомых, Макса, Илону, Леху, Димку. Кроме Илоны никого нет - все на каникулы разъехались. Илона приглашает к себе, как раз мне ночевать негде. Домой уже автобусы не ходят, поздно. Покупаю торт, через 15 минут звоню в дверь.
  - Саша! Какой ты стал, вот что армия с людьми делает - встречает меня Илона. Немного поправилась, но ей идет.
  - Какой? Ты уточняй, в какую сторону изменения.
  - В лучшую конечно. Возмужал, окреп. Теперь в тебя и влюбиться можно
  - Поздно. Через неделю свадьба.
  - Правда? Поздравляю, повезло кому-то. Насте, наверное?
  - Ей. А где твоя Эля?
  - В лагере. Так что мы одни. Проходи, не бойся, соблазнять не буду.
  - Да я как-бы и не боюсь
  Просидели с ней до полуночи, рассказывали друг другу о своих делах. Илона закрепилась в 'конторе', только сейчас в архиве работает. Как бы мимоходом интересуюсь:
  - Не слышала о моих 'знакомых'. Тимуре, Олеге? Где они?
  - Даже не думай! - Илона встает с кресла, становится передо мной, смотрит в глаза
  - Забудь, всё в прошлом. К тому же их нет в городе. Тимур сразу после тебя уехал, а Олега сильно избили год назад, деталей не знаю, но в больнице долго лежал. Сейчас он тоже уехал вместе с родителями.
  - Да я просто интересуюсь.
  - Знаю я тебя, не умеешь ты врать. Они свое получили, у Тимура легкое прострелено было, инвалидность заработал. Со вторым, похоже, тоже с твоей подачи разобрались.
  - Пусть живут. Если не пересекутся пути. Ты лучше о себе расскажи, почему замуж не вышла до сих пор? Был же кто-то?
  - Мне и так хорошо. Для души дочка есть, а для тела, когда захочу, тоже имеются. А муж чтобы готовить ему да носки стирать мне не нужен. Давай спать ложится, мне на работу завтра.
  Спали в разных комнатах. Мелькнула у меня мысль - может она ждет 'внимания' с моей стороны? Не похоже, думаю, дала бы понять, если захотела.
  Утром заезжаю сначала навестить Костика, моего 'коллегу' по способностям. Он, как оказалось, уже получил известность, у их ворот обнаружил знакомую мне очередь страждущих. Меня даже пускать не хотели, пока не вышла его мама. Костя к моему удовольствию оказался почти здоров, подрос, стал таким серьезным. Несмотря на то что видеть очаг болезни он не мог, справлялся со многими заболеваниями не хуже меня. Ну и без присмотра со стороны спецслужб не обошлось. Пообещал ему привезти из дома всю свою медицинскую литературу, пусть готовится.
  И вот я опять в родной деревне. Всё те же бабки на лавочках, те же коровьи лепешки вдоль дороги. Поворачиваю в переулок, ведущий к дому и ....нос к носу сталкиваюсь с Ленкой. Оба теряем дар речи на какое-то время, от неожиданности. Я почему-то даже не подумал, что могу с ней встретиться. Прихожу в себя первым.
  - Привет. На каникулах?
  - Да. А ты? Говорили что в армии?
  - Уже уволили. Буду дальше учиться. Ты кстати на кого хоть учишься?
  - В юридическом. Вот стану прокурором, тогда лучше не попадайся мне, посажу! - Она уже пришла в себя, начала шутить.
  - А я хирургом буду. Будешь так шутить - язык отрежу. Или рот зашью.
  Спросить, почему сбежала тогда? А смысл? Уже ничего не вернешь.
  - Ты на меня до сих пор злишься? - она сама затронула тему.
  - Я и не злился. Просто было обидно и непонятно.
  - Прости, если сможешь. Сделанного не изменишь. Ты говорят, женишься? - голос как-бы равнодушный, но дрогнул.
  - Кто говорит? - Да, деревня есть деревня, всё знают
  - Мама твоя на работе рассказывала. Ты её любишь?
  - Да. А ты как, есть кто?
  - Ну, можно сказать есть. Ладно, мне пора. Желаю счастливой семейной жизни - сделала пару шагов, обернулась, быстро подошла и коснулась моих губ легким поцелуем - Прости, не удержалась.
  Я смотрел ей вслед, пока она не скрылась за поворотом. Кто там наверху играет нашими судьбами? Был бы я обычным человеком, без способностей. С Настей не встретились бы вообще, в медицину быстрее всего не пошел. Но судьбу не изменишь, как говорил мой любимый герой - Печорин.
  Дома на меня сразу наехала бабушка.
  - Ты почему сам приехал? Где невеста? По нормальному и свадьбу надо было тут отмечать.
  - Ой, а то вы Настю не видели! На каникулы к Новому году приедем сюда, отметим.
  - В церкви будете венчаться?
  - Ты что, тут свадьбу хоть бы пережить.
  Одноклассников тоже никого, парни в армии, девчонки замуж повыскакивали. Времени впрочем, у меня нет задерживаться, через день вместе с родителями отправляемся назад. По пути завожу Косте книги, оставляю свой телефон на всякий случай.
  - Готовься в Москву поступать, я помогу. Потом вместе будем работать в клинике - делаю ему наставления.
  Доехали без приключений. Настины родители тоже уже приехали, в квартире столпотворение, ночуем на полу вповалку. Тесть сразу по приезду затащил в уединённое место - на балкон, обсудить текущие дела.
  - Пока учиться закончите жить тут будете, Оля не против. Неизвестно куда распределят, смысла покупать жилье, пока нет. Хотя сомневаюсь, что тебя из Москвы отпустят. Материально буду помогать, не возражай - потом рассчитаешься. Стану старым, приеду к вам жить.
  - Да не вопрос, коврик у двери всегда найдется!
  - Вот спасибо зятек! Я всегда в тебя верил. Детей, надеюсь, пока не планируете?
  - Пока Настя не доучится, нет. А так как получится. Вот у меня вопрос один есть.
  - Что за вопрос?
  - Не в курсе, где сейчас должники наши?
  - В курсе - Сергей Николаевич достал сигареты, прикурил, помолчал - Старший Селезнев умер в прошлом году. Тимур срок тянет - с наркотиками попался. Точнее ему помогли попасться. Олег в Москве, но забудь о нём. Он полный инвалид - его отделали так, что еле выжил. Почку удалили. Не знаешь, кто поработал?
  - Догадываюсь. А Тимур на какой зоне? Может передачку отправлю....
  - Не волнуйся, там замполит мой знакомый. Так что жизнь у него не скучная. А к своим криминальным знакомым лучше не обращайся - за любую услугу потом неизвестно, что попросят взамен.
  - У меня только одну услугу можно просить. Но вообще, согласен, лучше избегать таких знакомых.
  Свадьба получилась скромная - всего на 40 человек. Причем моих только родители и с госпиталя 8 коллег. Большую часть составляли Настины однокурсники, хорошо, что не все смогли прийти. С утра меня выгнали из квартиры - приедешь, говорят, выкупать невесту. Ладно, у меня тоже заготовки есть. В оговоренное время я незаметно проскальзываю в подъезд и поднимаюсь этажом выше. В это время подъезжает наряженная 'Волга', Сергей и Мишка (врачи с госпиталя), начинают имитировать подготовку к вторжению. Пока все прильнули в ожидании к окнам, я с квартиры этажом выше перекидываю на наш балкон веревочную лестницу. Спокойно опускаюсь, ну почти спокойно, 6 этаж всё-таки. Просачиваюсь в комнату, Настя у двери комнаты выглядывает в щель, ждет моего появления. На цыпочках подхожу, зажимаю ей рот, осторожно чтобы не укусила. Иначе точно бы заорала! Испугал сильно, чувствую, расплата будет за это жестокой. Глаза у неё были бешенные, но дар речи на время потеряла.
  - Ну что, я тебя похищаю! Через дверь будем пробираться или как я ....
  - Ты! Я....! Ненормальный! Я чуть не описалась!
  - Зато запомнишь на всю оставшуюся жизнь.
  - С такими сюрпризами её немного останется! Как ты попал сюда?
  Выходим на балкон, с сомнением смотрит на лестницу.
  - Нет уж, если я полезу, точно трусы менять придется. Идем в двери.
  Выходим, вызывая всеобщий шок. Первыми опомнились дети, которые рассчитывали на выкуп. Начали вопить, что нечестно, нужно меня выгнать и по новой. Откуда интересно столько детей? Ну парочка соседских, а остальные? Пока не опомнились, достаю и швыряю вверх разменянные по одному и три рубля деньги, подхватываю Настю на руки и ходу. Закупориваю погоню еще броском разноцветных купюр. Потом уже возле 'Волги' ждем, пока все соберутся. Дальше сценарий не нарушался, Дворец бракосочетаний, потом Красная площадь, фотографирование в парке и в конце ресторан. Настины подружки оказались неистощимы в придумывании конкурсов и развлечений. Так что всё оказалось не таким уж испытанием, как я ожидал. Так как действовал сухой закон, спиртное разливали из чайника. Кроме шампанского конечно. Сильно никто не напился, народ интеллигентный, даже без драки обошлось. К вечеру устал больше чем за день работы в госпитале, но в целом мне понравилось, как прошло. Даже шампанского выпил, к сожалению - без толку. Мне можно на соревнованиях выступать - кто больше спиртного выпьет. Сомневаюсь, что сможет кто одолеть. Под занавес события появились цыгане и у уставшего народа откуда-то снова взялись силы. Встряхнули капитально, мы с невестой тоже изобразили что-то похожее на цыганочку.
  Домой возвращаемся к 12 ночи. Нам выделяют комнату и отправляют спать, а сами продолжают отмечать. На выполнение супружеского долга, теперь уже законного, меня еще хватает.
  Утро, раннее, пробираюсь в туалет через ноги, тела, одежду. Потом заглядываю на кухню промочить горло - за столом отец с тестем ведут задушевный разговор.
  - Вы что, еще не ложились?!
  - У нас серьезный разговор, про страбили...стабиза....сталиби - заплетающимся языком выдает тесть. Никогда его не видел готовым.
  - Ясно. Кофе будете? - готовлю себе и Насте напиток, делаю бутерброды. Ставлю на поднос, иду к жене. Прихватываю из вазы на столе три розочки.
  - Зайка! Завтрак подан - шепчу на ушко. Настя потягивается, открывает поочередно глаза
  - Ой, как приятно! Как в кино! - мурлычет она
  - Это я показываю, как ты должна будешь делать каждое утро - обламываю кайф
  - Может хоть через день, по очереди? - торгуется она
  - Женщина! Не спорь с мужем!
  Родня собирается продолжать празднование уже дома в уменьшенном составе. Но без нас, у нас своя развлекательная программа - теплоходом по Москва-реке, парк, аттракционы и тд. Настины сокурсники уже ждут. С понедельника в институт, Настя в стройотряд, я пока не знаю.
  
  Ректор ко мне подозрительно добрый. Пока будущие второкурсники отправились на помощь сельскому хозяйству, мне разрешили отдыхать. Точнее дали время на подготовку. К концу года должен сдать все хвосты, а их немало. И я добросовестно занимался до сентября. А что, Насти всё равно нет, что еще делать. Отпустили их с колхоза только 31-го, соскучившись, мы всю ночь наверстывали упущенное, в результате опоздали наутро в институт. Настя теперь старше меня на курс, ну и ладно, закончит - отправлю сразу её в декретный отпуск. Долго с непривычки ищу свою группу, заглядываю в аудиторию - преподаватель лысый, очкастый мужик с противным голосом. Незаметно не просочишься, ну что же
  - Разрешите? Извините за опоздание, я тут новичок, пока нашел.
  - Тебе точно сюда? - с сомнением смотрит лысый - Это второй курс.
  - Да, точно. Я по переводу.
  - Хорошо, садись.
  Иду, высматривая свободное место. Сбоку шепот
  - Саша, иди сюда!
  Ну нифига се! Майка! Вот это сюрприз! Я как то и не сообразил у неё поинтересоваться, куда она поступила. Еще и в одну группу попал с ней, вот уж действительно мир тесен. Надеюсь, она нашла уже себе друга. Устраиваюсь рядом с ней
  - А я знала, что мы еще увидимся - шепчет Мая
  - Ладно, Ванга, потом поговорим - лысый и так поглядывает недовольно. Делаю умное лицо, краем глаза все-таки осматриваю Майку. Мда.....похоже, друга нет, по крайней мере в сексуальном плане у неё ничего не изменилось. Не удивительно, столько симпатичных девчонок, а парней в три раза меньше.
  Только закончилась лекция, меня окружают, оказывается все в курсе, что я из себя представляю.
  - Ты правда всё лечишь? - худая остроносая девчонка
  - А за что тебя в армию забрали? - толстый парень в очках
  - А грудь можешь увеличить? - высокая блондинка, грудь и так немаленькая, куда еще увеличивать.
  И еще пара десятков вопросов подобного направления.
  - Девочки! И мальчики. Мне скрывать нечего, со временем расскажу всё, что вам интересно. Пока дайте освоиться, познакомиться. Меня я так понял, вы знаете, кто не знает, представляюсь - Александр Колесов. 20 лет, женат.
  - Как женат?! - почти хором несколько девчонок. У Майки тоже несколько изменилось лицо.
  - Три недели назад оформили официальный брак. Жена учится тоже у нас, на третьем курсе. Кто староста кстати?
  - Я - выдвинулась вперед девушка, невысокая, чуть полноватая - Валерия меня зовут. Иващенко.
  - Лера, мне некоторые предметы нужно досдать за первый курс, поможешь найти преподавателей?
  - Да, конечно. А какие предметы?
  - Да почти все. Я два месяца не доучился.
  По пути в другую аудиторию догоняю Майку. Она явно обиделась, что я к старосте, а не к ней обратился.
  - Мая, погоди. К тебе тоже просьба, я тут плохо ориентируюсь, покажешь, где библиотека, профком, комитет комсомола. Я еще на учет не стал.
  - Я могла и преподавателей тебе помочь найти - Точно, я же говорил, обиделась.
  - Не, Майка. По поводу сдачи зачетов лучше со старостой ходить. Официальное лицо все-таки. А ты в общежитии живешь?
  - Нет, у бабушки. Мама у меня москвичка. А комсорг группы я кстати.
   Вот так постепенно стал вливаться в учебный процесс. С хвостами разделался легко, преподавателей больше интересовали мои способности, чем знания предмета. После небольшой демонстрации на уровне провинциальных фокусников, ставили зачеты, забыв спросить по теме. Но я честно учил - вдруг завтра способности пропадут, а знания останутся.
   С Майкой нам оказалось еще и по пути домой. Выходили на одной станции метро. Хорошо Настя почти не ревнивая, но все равно можем оба огрести. Это пока наша группа на лабораторных задерживается, Настя меня не ждет - спешит обед готовить. А ужин за мной. Сегодня, выходя из метро, вижу Раду. Давно её не было.
  - Пойдем к цыганке, она тебе погадает - говорю Майке.
  - Ты что? Я их боюсь!
  - Ты будущий врач! Тебе нельзя никого бояться - тащу её за руку.
  Рада сегодня сама, увидев меня, улыбается, но заметив рядом Маю, недоуменно спрашивает взглядом - Кто это?
  - Привет Рада! Где пропадала?
  - Привет лачико! Ездили с тётей по стране. У тебя новая чаюри?
  - Знакомься, это Мая, моя одногрупница. Мая - это Рада, моя .... хорошая знакомая.
  - Хочешь, я погадаю твоей подружке? - сама предлагает Рада.
  - А давай - решается Майка.
  Мне опять не дали послушать, попросили отойти. Блин, надо было Раду заранее предупредит, чтобы нагадала ей кого-то непохожего на меня. Даже дольше чем Насте рассказывала - набралась опыта в поездке. Наконец закончили, подхожу.
  - Ну что, подружка, ничего страшного ведь?
  Майка улыбается загадочно. Видимо довольна.
  - А мне вот не хотят гадать. И не говорят почему - жалуюсь Майке на цыган.
  - А ты не спрашивал - спокойно отвечает Рада
  - То есть это не секрет? - удивляюсь притворно я
  - Нет конечно. Только другим знать нельзя.
  - Я отойду? - Мая идет к книжному киоску.
  - По твоей руке никто ничего не прочтет. Такие руки, как мне сказала тётя, у великих колдунов и целителей. Через них у тебя большая сила идет. Ты сам можешь, кому угодно предсказать судьбу.
  - Даже так? - задумчивость не понадобилось изображать - А что, цыгане знают живых колдунов? Познакомишь?
  - Я знала папо Драго, он многое умел. От него ничего нельзя было скрыть. Знал всегда, что я делала, о чем думаю. Но не предсказывал, говорил жить будет не интересно, если знать будешь. Умер он три года назад. А другие .. .. есть конечно. Но гаджо нельзя о них рассказывать.
  - Ах вот как! Ладно, ладно. Попросишь ты меня полечить тебя, я тоже скажу что нельзя.
  - Не обижайся. Я не знаю, а другие кто знает - не скажут.
  - А ты попробуй узнать. Я в долгу не останусь. Тетя твоя права, я правда целитель, многое могу лечить. А вот насчет колдовства никак. Это же только по наследству, наверное, передается. Хотелось бы встретиться с таким как я для обмена опытом.
  - Я попробую, но ничего не обещаю - задумалась Рада.
  - И на том спасибо. Что за гадание должен? И кстати ты ей там про меня ничего не вздумала сказать? Не дай бог будет надеяться на что-то.
  - Не бойся, я не дура. У тебя Настя хорошая, не обижай её. А этой как обычно - жениха красивого да детей. Думаешь много бабам надо? А за гадание - должен будешь, я напомню, когда время придет.
  Вот как значит, я еще и колдун. Только колдовать осталось научиться. Абра кадабра, шурум бурум. Мне можно в циркачи пойти.
  - А что такое чаюри? - Майка, я про неё и забыл, задумался.
  - Чаюри? Девушка.
  - А лачико? Ты знаешь цыганский?
  - Несколько фраз всего. Лачико значит симпатичный, хорошенький. Это она шутя так назвала.
  - А как ты с ней познакомился? У тебя много цыган знакомых? - Вот блин, пристала, любопытная.
  - Знакомых разных хватает. Что тебе нагадала? Секрет? - перевожу на неё разговор.
  - Да обычную ерунду. А деньги она почему не просила? Первый раз вижу цыганку, чтобы бесплатно гадала.
  - Она не бесплатно, дружески. Она мне услугу оказывает, я ей чем-нибудь помогу, ты мне. Взаимовыручка. Всё, мне направо. До завтра!
  Завтра уже с Настей домой, придется их познакомить. Надеюсь, не подерутся.
  Выхожу из лифта, у двери напротив нашей на корточках сидит пацанёнок, лет 10. В футболке и носках. Кажется, на свадьбе его видел.
  - У тебя что, дверь захлопнулась - интересуюсь у него. Молчит, уставившись в пол.
  - Ты разговаривать умеешь? - опять никакой реакции. Звоню в нашу дверь.
  - Ты что, ключи забыл? - открывает Оля.
  - Нет, не забыл. Глянь, ты его знаешь?
  - Димка! Опять отец пьяный? Иди к нам. Саша, тащи его сюда - командует тетя.
  Завожу, слегка упирающегося пацана, в квартиру. Оля уводит его на кухню, я иду переодеваться.
  - Саша, может ты его закодируешь? - заходит Настя.
  - Кого, Димку?
  - Не прикидывайся, отца конечно. Трезвый нормальный человек, а как выпьет...
  - А мать есть?
  - Умерла в прошлом году - вздыхает Настя - Вот он с тех пор и пьет. Димку уже хотят в интернат забрать.
  - Я только с его согласия могу. И то не факт.
  - Согласится! Завтра мы с Олей пойдем, вставим ему, он на всё согласится.
  - Да, две бабы это сила! - язвлю я
  - А шваброй по ребрам за бабу?
  - Низзя! А то заколдую, мне цыганка сказала, что я великий колдун.
  - Тогда я ведьма! Иди обедать Мерлин!
  На кухне Димка наворачивает суп. Худой, ребра торчат. Может ему лучше в интернате будет, чем с таким отцом, даже трезвым? Завтра пообщаюсь с ним, если опять не напьется. После обеда затаскиваю парнишку к нам, проверить его здоровье. Странно, с Настей он нормально общается, а меня сторонится, словно боится. Что-то не так, нужно проверить. На меня он избегает смотреть, тем лучше - на ручку перед глазами уставился как кролик, за полминуты в нужное состояние вошел. Теперь могу и расспросить.
  - Дима всё хорошо, ты спокоен, ничего не боишься. Ты меня слышишь?
  - Да
  - Тебя отец бьет?
  - Нет
  - Почему ты убежал из квартиры?
  - Он ругается и посуду бьет.
  - Ты меня боишься?
  - Да
  - Почему?
  - Бабушка Нина говорит, что ты антихрист. Что в тебя вселился нечистый.
  - Ты веришь в бога?
  - Нет.... Да.....Не знаю ..
  - Кто такая бабушка Нина?
  - Она в нашем подъезде живет.
  Опрос прервала вошедшая Настя.
  - Ты что, ребенка гипнотизируешь? Делать больше нечего?
  - Кто такая бабушка Нина из нашего подъезда? - спрашиваю её
  - Бабушка Нина? Не знаю.
  - Димка говорит, что она на меня говорит антихрист. И что в меня вселился черт.
  - А, это Нинка, баптистка. Ей сорока еще нет, какая она бабушка. Хотя для Димки ... Она из этих...как их.... Свидетели какие-то.
  - Иеговы? А, это та мымра, что мне втирала про спасение? Я её послал нахрен. Ну сука, попадется мне она, загипнотизирую, внушу ей - молиться Перуну будет. Или унитазу.
  - Ты ребенка расколдуй сначала.
  - Дима, ты меня слышишь? - возвращаюсь к подопытному, который так и смотрит в одну точку.
  - Слышу
  - Не разговаривай больше с бабушкой Ниной, она плохая. - Настя скептически улыбается - Если тебе нужна будет помощь, приходи ко мне или тёте Насте. Понял меня?
  - Да
  - Я врач и твой друг. Ты должен мне доверять. Повтори
  - Ты мой друг. Я должен тебе доверять
  - Молодец. У тебя всё будет хорошо. Ты здоров и весел.
  - Забыл сказать ему, что ты не антихрист - Иронично подсказывает Настя
  - Не отвлекай! А то скажу что ты ведьма! Дима, на счет пять ты проснешься. Один. У тебя отличное настроение, тебе хорошо. Два. Ты умный и способный мальчик. Три. Ты нравишься девочкам. Четыре. Ты смелый и решительный. Пять. Дима, как ты себя чувствуешь?
  - Хорошо - Димка немного удивленно крутит головой - Я что, заснул?
  - Нет, просто задумался. Ты в школу то ходишь?
  - Хожу
  - Уроки на завтра сделал?
  - Нам только стихотворение выучить. Я почти знаю его.
  - Вечером поучим с тобой. Ночевать у нас останешься.
  - За девочек то зачем было говорить? - Настя сегодня настроена критично - Рано ему еще
  - Нормально. Повышает уверенность в себе - Димка навострил уши, но ничего не понял.
  
  Утром по пути в институт рассказываю Насте о Майке.
  - Представляешь, какие бывают встречи! И в одну группу попали. Еще и домой почти по пути. Будем возвращаться познакомлю. - Жду реакции, что-то запаздывает.
  - Ждешь, ревновать буду? - такого вопроса я не ожидал
  - А что, нужно было скрывать? Да и не к чему там ревновать.
  - У вас что-то было?
  - Нет. Она вообще еще девочка.
  - А тебе прям надо всем бабам туда заглядывать! Просто кайф! Сиди на занятиях и рассматривай себе в удовольствие сиськи, письки! - Вот это я нарвался!
  - Лучше чем у тебя ни у кого не видел! И вообще, я врач, мне положено смотреть.
  - Вот станешь гинекологом, тогда и смотри. Извращенец! - Зря старается, по голосу слышно, что возмущение напускное.
  - Хорошая мысль - Подхватываю я - Пойду гинекологом или маммологом.
  Пикировку пришлось прервать, пришли. Поцеловались, специально не спеша, пусть завидуют, и по своим группам.
  Познакомить девок не получилось, Майка задержалась по комсомольским делам, возвращаемся вдвоем с Настей. У метро опять вижу Раду, помахал ей рукой, не собирался подходить, но она машет рукой - зовёт.
  - Узнала я для тебя то, что просил. Возле Рязани в селе Баграмово живет такой человек. Не цыган, не русский. Никто не знает кто он, сколько ему лет. Но сделать он может всё, вылечить, будущее рассказать, сказать, где человек находится, которого ищешь. Зовут его Михо.
  - Имя всё же цыганское - замечаю я
  - Говорят он болгар. А может и нет.
  - Спасибо Рада. Возможно, наведаюсь к нему.
  Обедать не дали, Оля уже поговорила с отцом Димки, сразу отправляют меня к нему.
  Звоню, открывает не старый еще мужик, лет 35. И выглядит нормально, не скажешь, что вчера был в хлам. Немного смущается, стыдно, похоже. Протянул руку
  - Олег. Проходи. - В комнате убрано, но в целом заметно запустение. Грязные шторы, паутина в углах.
  - Олег, неудобные вопросы можно?
  - Спрашивай, чего там, я же не баба.
  - Да мало ли, скажешь - что ты, пацан, меня жизни учишь.
  - Не скажу. Ты .... правильный пацан.
  - Ну смотри. Ты хочешь, чтобы сына в детдом забрали?
  - Нет, не хочу. Да я понимаю всё, но накатывает вот такая тоска, чем заглушить не знаю кроме водки. А потом еще хуже становится.
  - Отчего жена умерла?
  - Банальная пневмония. Отёк легких и всё, не успели довезти в больницу.
  На столе и стене были фотографии молодой, красивой женщины. Да, непонятно кодировать то от чего. Пьянство это следствие, причина в другом.
  - Олег, а перед ней не стыдно? Как ты думаешь, она хотела, чтобы ты так жил? Или чтобы заботился о ребенке, примером был, возможно, нашел другую мать ему.
  - Не представляю я другую рядом.
  - Ладно, бог с ними с бабами, значит определись, жить как человек или петлю на шею и не позорить свое имя и ребенка. - Что-то я перегнул, кажется.... Олег молчит, как нашкодивший школьник. Ни хрена он сам не справится, пока бабу не найдет другую. А где её взять? Интересно, а Ольге он как, по возрасту разница небольшая. И Димка с ней ладит.
  - Я могу от спиртного закодировать. Но кодировка жесткая. Чем будешь тогда от тоски спасаться? Занятие нужно для отвлечения, хобби есть какое?
  - Резьбой по дереву раньше занимался. Вот смотри - На стене несколько покрытых лаком миниатюр. Красиво. И жены его естественно портрет, весьма похоже.
  - Вот и хорошо. У меня будет заказ, сделать такой же мне. Настю. Расплатишься за работу. Приступим? Точно согласен?
  - Да. Сам не удержусь.
  Гипнозу поддался легко, внушил ему отвращение к спиртному. Теперь стоит выпить хоть немного, будет жуткая рвота, повторять точно не захочет. Также сделал установку на заботу о сыне и легкую на Ольгу. Сильную не стал, вдруг Ольге он совсем не нравится. Будет относиться с симпатией, а если взаимность, то сами договорятся. Я и прям как колдун, приворотами занимаюсь. На расстоянии только не могу... или не умею. Попрощался, возвращаюсь домой.
  Обедаем все вместе, Ольга, Настя, Лешка. Лешка тоже студент - в юридический пошел.
  - Как думаешь, выдержит? - Ольга, про Олега.
  - Пить не будет, я сильную установку сделал. Но может крыша съехать, если отвлечься нечем. Заходи иногда к нему, если не трудно. И прибраться, там немного не мешает.
  - Не знаю, как-то неудобно надоедать - сомневается Оля.
  - Скажешь, я заставил контролировать. И я буду заходить.
  Одно дело сделано, теперь еще Нинку выловить. Пока не придумал, что ей внушить, но за этим дело не станет.
  
  Постепенно растет количество желающих 'исцелиться'. Сокурсники, преподаватели, соседи. Редко удается пройти по институту, чтобы никто не подошел с просьбой. Всем задаю один вопрос - Болезнь смертельная? Нет? До свидания. Иногда отказывать не получается, преподаватели могут потом затаить обиду. Но один попался наглый - доцент Ивлев. Сначала ему помог с поджелудочной железой, потом привел сестру с обычным гайморитом. Сегодня опять перехватил меня в коридоре
  - Колесов! Выручай, у друга моего проблема с печенью, тебе пять минут работы.
  - Игорь Николаевич! Извините, но нет. Пусть в больницу обращается - вырываю руку, за которую он меня пытается затянуть в кабинет.
  - Да что тебе трудно? Он заплатит, если хочешь
  - Я студент, не врач. Все вопросы через ректора, больше ко мне не обращайтесь - резко, но по другому не понимает. Будет придираться - пойду к ректору.
  Достали! Времени на занятия не остается. Это еще при том, что иногда вызывают в госпиталь помочь. Один, два раза в неделю. И домой приходишь, под дверью дежурят. Узнали про кодировку соседа, начали обращаться другие с подобным, потом с другими болезнями. Родственники, знакомые - информация быстро расходится. Но дома хоть заработок небольшой, благо органы пока не трогают. Вот сейчас, подходим с Настей к квартире - мужчина и женщина с ребенком стоят, ждут.
  - Что-то нужно решать с этим - предлагаю Насте - Давай Оля будет вести предварительную запись, чтобы не собиралась тут толпа. Пару человек в день буду принимать в определенное время.
  - Так с Олей и договаривайся, давно пора было так сделать - поддерживает супруга.
  Оли дома нет. Быстрее всего у Олега, зачастила туда. Иногда и ночевать остается. Мой план сработал, думаю можно даже кодировку с него снять. Пока обедаем, Оля пришла. Вношу ей своё предложение по поводу записи. Особого энтузиазма не вызвало, но согласилась. Всё равно сейчас без работы сидит - сократили с завода. Оговариваем, кого и с какими болезнями записывать. Пока всех с серьезными, если будет много - только детей. Пока обедали, клиентов прибавилось. Опрашиваю с чем пришли и троих сразу отправляю в поликлинику, не мой профиль. А вот девочка заинтересовала.
  - Полгода назад со школы шли с подружкой - рассказывает мать - На пешеходном переходе машиной троих сбило, подружку в том числе, а она чуть отстала, обошлось. Но с тех пор не разговаривает - врачи говорят последствия шока, чем только не лечили.
  Девочка лет 10, осматриваю, физически здорова.
  - Мне нужно ваше согласие на гипнотическое воздействие - обращаюсь к матери.
  - Это гипноз значит? Да, согласна, только при мне.
  - И твое согласие нужно - смотрю на девочку - Я тебя просто усыплю, будешь как лунатик ходить и говорить во сне. Согласна? - кивает.
  - Смотри сюда - поднимаю ручку с блестящим шариком на конце, раскачиваю перед глазами - Видишь, как от него отражаются зайчики, яркие, блестящие, слепят глазки. Очень сильно слепят, хочется закрыть, а зайчики бегут, беленькие, ушастые, один, два, мягкие, глазки закрыты, хочется спать, три, четыре, не падай - стой на месте, ты просто находишься в волшебном сне. Ты меня слышишь?
  - Да - тихий, тоненький голосок. Мама стоит с открытым ртом, не моргает. Она что, тоже уснула?
  - Как тебя зовут зайка?
  - Марина
  Расспрашиваю о школе, доме. Говорит всё более уверенно. Но после вывода из гипноза опять молчит. Мда... задачка. Ладно, попробуем еще.
  На второй попытке сажусь с ней на диван рядышком, беру ладошки в руки
  - Ты какую песню знаешь?
  - Вместе весело шагать!
  - Вот сейчас будем вместе петь. И дирижировать.
  Распеваем песню, она громче, я тихонько подпеваю и вставляю слова для вывода из гипнотического состояния. Постепенно. Настолько медленно, что даже не уловил момент, когда она уже очнулась. Она тоже не уловила видимо. Допели песню уже в полном сознании. Для закрепления спели еще 'Улыбку'. А потом уже стали разговаривать. Точнее разговаривать стала Марина, нам с её мамой с трудом удавалось вставить слово. Надеюсь, на уроках будет молчать, а то приведут опять ко мне - просить, чтобы от недержания речи вылечил.
  Так постепенно вхожу в колею. Учеба, лечение, семейная жизнь. Тестя перевели в Ростов, позже обещают в Москву. Надеюсь, я к тому времени заработаю на отдельную квартиру. Хотя еще неизвестно где окажусь после института. Майка наконец нашла себе парня, теперь мы с ней точно только друзья, даже Настя не ревнует.
  Конец учебного года. Настя возвращается из института расстроенная
  - Представляешь, отправляют на практику в Рязань. Тут блин, больниц мало что ли? Обмен какой-то придумали, наши туда - их сюда. Целых три недели там жить!
  - Привыкай. Вот отправят после института в глухую деревню работать.
  - Ты от меня отделаться хочешь! По бабам без меня погулять!
  - Мне некогда гулять будет. Наши в колхоз едут, а мне сказали - тебя нерационально использовать не по специальности. Буду в детской больнице трудиться, а это сама понимаешь, могу там сразу койку бронировать.
  - Вот именно! В детской медсестры молоденькие. И коек навалом.
  - А я о чём? Вот пока со всеми не пересплю... - Получаю подушкой по голове и затыкаюсь.
  Так и получилось. В больнице сразу отправили в онкологическое отделение, на неделю поселился там, пока тяжелые больные не закончились. Остальных вылечат и без меня. Дальше отправили в кардиологию. Там легких больных не бывает, тоже неделю трудился безвыездно. И что обидно - молодых медсестёр вообще не было. От 30 и старше. После двух недель работы выпросил на три дня выходные и поехал навестить Настю. В центральной больнице Рязани пришлось долго бродить по отделениям пока нашел свою девочку в терапевтическом. Заглядываю в указанный мне кабинет - Настя сидит за столом заваленном бумагами, а над ней стоит молодой врач, не отрывающий взгляда от выреза халатика.
  - Неплохо ты тут устроилась!
  - Саша! - Настя вскакивает так резко, что отлетевшим стулом чувствительно достается врачу, тот даже согнулся. Бросается мне на шею, я подхватываю и вываливаемся в коридор, на обозрение больным и персоналу.
  - Молодые люди! Что вы мне тут разврат устраиваете? - возникает перед нами немолодой врач, явно из руководства. Делает строгое лицо, а глаза смеются.
  - Борис Евгеньевич это мой муж! - с гордостью представляет Настя - Я вам рассказывала, что он умеет. Давайте ему Мирошник покажем?
  - А давайте! Тогда я точно на пенсию пойду, если такие кадры на смену идут - соглашается врач.
  - Саша, у нас тут больная есть, диагноз не могут поставить, посмотришь? - Настя видимо больше похвастать мной хочет, чем помочь больной, раньше ей было чем меньше у меня больных, тем лучше.
  - Почему нет, посмотрим.- Меня ведут к больным, женская палата на 4 человека. Пациентка - худая женщина лет сорока, сидит, читает книгу.
  - Марина, вот у нас студент попробует новый метод диагностики - представляет меня Борис Евгеньевич.
  Прошу её лечь и просматриваю с головы до ног. Особых проблем не нахожу, кроме усиленного брожения в кишечнике. Начинаю расспрашивать о жалобах.
  - Расстройство желудка постоянное - Перечисляет симптомы больная - Чешется все, голова болит, суставы крутит. Похудела за три месяца на 10 килограмм.
  Так, задали мне задачку. Артрит? Расстройство при чем .... Явно что-то аллергическое. Проверяю углубленно суставы локтей, колен, нет не артрит точно. А как насчет синдрома раздраженного кишечника? В крайнем случае, выдвину как версию, но хотелось бы докопаться до точной причины. Вон как врач скептически наблюдает. Расспрашиваю, чем питается - супы, каши пшеничная, ячневая, макаронные изделия. Явно на аллергические продукты не тянет, хотя что-то крутится в голове в связи с пшеницей.... Недавно же учили блин, что-то там в тонкой кишке, какие-то ворсинки повреждаются. Так, где тут у нас тонкая кишка.... Трудно рассмотреть, да и как они должны нормально выглядеть не помню. А можно ведь посмотреть! Зову Настю поближе и рассматриваю у неё - да, есть разница и именно в тонкой кишке. Теперь бы название вспомнить... Юрка еще пошутил насчет целки, точно - целиакия! Глютеносодержащая пища повреждает ворсинки, расстройство, зуд, боли в суставах - всё совпадает. Не 100 процентов, но весьма вероятно.
  - Предварительный диагноз целиакия - Выношу вердикт. Борис Евгеньевич поднимает брови и делает задумчивое лицо - Требуется изменить рацион питания, исключить пшеничную пищу, ямень, овес, рожь. То есть каши из них, мучное, хлеб. Можно картофель, овощи, мясо.
  - Пожалуй, твоя версия заслуживает внимания - После раздумий соглашается врач - Анализы ничего не дадут, посмотрим на результат изменения питания.
  - Но всё-таки ты хитер! - Добавляет он уже в коридоре - Назвать болезнь, которую невозможно диагностировать!
  - Симптомы совпадают? От аллергии вы ведь пытались уже лечить? - отбиваюсь я - Сделайте вскрытие и посмотрите на тонкую кишку.
  - Надеюсь, до вскрытия не дойдет. Ладно, Анастасия - на сегодня даю тебе выходной по такому случаю - расщедрилось начальство.
  Выходной мы использовали по назначению, в выделенной комнате общежития отдыхали весьма активно. Пока не пришли с работы соседки по комнате. Потом отправились погулять по городу, ночевал я там же в общежитии, на узкой койке вдвоем. Утром проводил Настю на работу и на вокзал.
  Уже собирался брать билет до Москвы, когда вспомнил о рассказе Рады. Деревня Баграмово, должна быть недалеко..... А почему не съездить? Лапши на уши мне навешать трудно, если что не так, повернулся и домой. Узнал как доехать, как раз отправлялся автобус. Всё равно по пути на Москву. Через час я был в Баграмово. Село как село, церковь, магазин, сельсовет. Торможу проходящего мимо парнишку
  - Слушай, есть тут у вас лекарь, зовут Михо?
  - Дед Михась? Да, только он приезжих не принимает. Местным помогает. Вон его дом на холме, крайний.
  Иду к дому, постепенно замедляя шаг. Что я хочу от него услышать? В колдовство не верю, лечить меня не нужно учить. Зря я вообще приехал, схожу, раз уж тут, скажет, что не принимает - развернусь и домой.
  Дом самый обычный, кирпичный, шифером накрыт. Не похож на дом колдуна. Внутри возможно скелеты и черные коты, если попаду внутрь. Перед домом куча песка, в которой играли двое мальчишек.
  - Ребята, а вы случайно не тут живете? - подхожу сначала к ним. Калитка открыта, но заходить без приглашения не хочется.
  - Я тут - отзывается один, смуглый, восточной внешности мальчик - Заходи, дедушка говорил, что ты придешь сегодня. Он за домом.
  Ну ни фига се! Это так спланировано для всех посетителей или на самом деле у него дар предвиденья? Ладно, сейчас узнаем! Прохожу во двор. Навстречу не спеша бежит большая черная псина, непонятной породы. Похожа на водолаза, не должна съесть, надеюсь. Останавливаюсь, собака, подбежав, обнюхивает меня, потом разворачивается и бежит обратно. Оглядывается, проверяет, иду ли я следом. Цирк какой-то! Сейчас собака превратится в человека, а я наложу в штаны. Пройдя между домом и деревянным строением типа бани, выхожу к огороду. Слава богу, собака осталась и человек вот он. Дрова колет. Неопределенного возраста, с голым торсом, мускулистый. Голова седая, бороды нет. Неправильные нынче колдуны пошли.
  - Здравствуйте - говорю громко, так как он спиной ко мне и не видит. Расколов полено, всаживает топор в чурак, поворачивается.
  - И тебе не хворать! - Подходит ко мне, протягивает руку - Михал.
  - Александр - Рука крепкая, но кости ломать не пытается.
  - С чем пожаловал? - Интересный вопрос
  - Я думал, вы скажите, внук вон говорил, вы меня ждали
  - Если ты не знаешь, мне то откуда? Было у меня предчувствие, что кто-то придет.
  Ладно, пойдем, присядем - Направился в сторону дома. Следом собака, потом я. Пока ничего необычного, только идиотом себя чувствую - пришел сам не знаю зачем.
  - Присядь пока под навесом, я попить возьму - Михал указал на некое подобие беседки, стол и лавки под тентом. Да, сегодня жарко, в тени лучше будет. Сижу, Михал вынес кувшин и пару кружек.
  - Морс. Спиртного не держу, да и тебе оно ни к чему. Рассказывай Саша, что привело. Что ты здоров - я вижу, значит не лечиться пришел.
  - Я из Москвы, приезжал проведать жену в Рязань. Раньше о вас слышал, подумал, заеду, опытом обменяемся. Я немного тоже лечить умею. - Пытаюсь сформулировать свои подсознательные мысли.
  - Не похож ты на москвича, откуда-то с Дона. А насчет обмена опытом, почему бы и нет. Давно у тебя дар открылся?
  Рассказываю ему о своем этапе становления, детстве, учебе. Что цыгане про него говорят. Последнее вызвало смех.
  - Да уж, колдуном меня еще не обзывали - Вытирая выступившие от смеха слезы, проговорил Михал - Да и целитель ты покруче меня будешь. В каждом человеке есть большая сила, только мало кто умеет её использовать. Так как ты - единицы. Я всего лишь помогаю людям воспользоваться их же внутренней силой для излечения или для достижения чего-либо. С каждым человеком по-разному, кому-то молитва помогает, кто-то верит, что я его своей энергией напитал. К каждому свой подход найти нужно. Вот если ты сможешь у больного его силу подключить, тогда и своей меньше потратишь и результат быстрее будет. У некоторых получается самим задействовать свою энергию, в основном, когда уже на краю стоит человек.
  - А как с предвиденьем? Говорят, судьбу предсказываете?
  - Разве это трудно? Поговоришь умело с человеком, он сам тебе расскажет, что хочет, к чему стремится. А определить по нему получится это или нет, не сложно. Если еще и его силу направишь в нужном направлении и словами подскажешь.
  - Получается, не существует колдовства, темной магии? Всё сказки?
  - А то, что ты делаешь не колдовство? Руками поводил, заговор проговорил и вылечил. А можешь и убить или искалечить. Так ведь? Со стороны как колдовство и смотрится.
  - Я не говорю заговоры!
  - Так люди этого не знают. Заговор для ушей больного говорится, даже если абсолютно не верящий во всё попадется, подсознание говорит - а вдруг? И тоненький ручеек его же силы поступает. А это сразу чувствуется, как снятие боли, успокоение, облегчение. Почувствовал, что легче стало - доверие к тебе у него выросло. Уже не ручеек - река хлынула. Бабки вот так и лечат. А направишь энергию человека против него самого - чем тебе не темная магия. Способы разные есть, можно по телефону даже сказать несколько слов, человек и не поймет ничего. Так, смутное беспокойство, а чахнуть начнет и никакой врач не поймет от чего.
  - И как такое вылечить? Мне, например. Как навредить не спрашиваю, мне это не нужно. А были такие у меня больные - ничего обнаружить не мог.
  - Навредить легко, люди порой неосознанно это делают. И себе в том числе. А вылечить трудно, мало кто может. У меня не всегда получается. Перенаправить силу труднее, чем пробудить. Тебе легче, ты можешь своей воздействовать. Сам не справишься - его сила против твоей будет. И он не справится. Самое трудное человека убедить, поверит он в возможность исцеления - вас двое уже будет. И начнет его сила работать в другую сторону. А как - в этом я тебе не подсказчик, к каждому человеку свой подход.
  - То есть и привороты правда и на болезнь заговоры?
  - Ты говорил, гипнозом владеешь. Сложно будет внушить человеку привязанность к кому-то?
  - Не сложно.
  - Вот тебе и приворот. А сделать тоже по-разному можно. Хорошо, что мало тех, кто умеет это делать.
  Казалось бы, такие простые вещи, сам не мог додуматься?
  - Михал, еще вопрос. Психические болезни лечить возможно? Против них силу человека реально направить?
  - Лечить всё можно. Но не всегда нужно. Понимай, как хочешь. А сила у психически больных обычно работает, они реже болеют другими болезнями. Только не воспринимает организм психические отклонения как болезнь. Может быть он и прав.
  - И еще.... Я не могу себя лечить. Как мне заставить мою силу на свой организм работать?
  - Она только в одном направлении может работать. Заставишь на себя работать, не сможешь больше лечить. Зато и против тебя она никогда не пойдет - неуязвим ты для 'темной магии'.
  Проговорили мы с ним до обеда. Потом пришла его дочь, меня усадили за стол со всеми обедать. Михал, дочь Вера, внук Алим и соседский мальчик. Зять, отец Алима, как оказалось турок - работал в Москве. Михал имел румынские корни, как он шутя выразился - из рода Дракулы. После обеда на содранной коленке Алима я продемонстрировал свои способности. Михал посмеиваясь сказал, что с Алимом я еще увижусь, а вот с ним - вряд-ли. Еще спрогнозировал мне сына через два года и высокую должность в будущем. Явно не всем он со мной поделился, но я не в обиде. Если что не сказал, значит оно мне не надо. Пошел проводить меня до автобуса, Алим с другом тоже сопровождают. Идем, продолжаем беседу о темных материях.
  - Михал, а как насчет потусторонних сил? Домовые, лешие, кто там еще есть?
  - Люди всё, что не могут объяснить приписывают потусторонним силам. И я не всезнающий. Не стоит тебе забивать голову тем, что не сможешь использовать. Если так ...в общих словах ......энергия разная бывает. Про деревья думаю, слышал, одни забирают негативную энергию, другие насыщают тебя силой. А вокруг ведь всё живое, всё по-разному себя проявляет. Что-то остается для нас невидимым, так, на уровне ощущений.
  - Это как Борька? - вмешался Алим. Михал бросил на него быстрый взгляд, мальчик сразу отстал на пару шагов.
  Как раз подошел автобус, попрощался, еду, размышляю. Остались недоговоренности, многое он умолчал. Понятно, кто я ему, первый раз увидел. Но и ту малость, что узнал нужно еще попробовать использовать.
  Прошла еще неделя, практика моя официально закончилась, но попросили еще остаться. Больные никогда не закончатся. Остался, планов на каникулы всё равно не было. В августе только съездим с Настей на родину. Настя вернулась из Рязани, в целом довольная.
  - Знаешь, а ты прав оказался с той больной - поведала она - Питание изменили и сразу на поправку пошла.
  - Хорошо. А я заезжал к .... коллеге. Тому, что цыгане говорили.- Рассказал ей о выводах
  - Слушай - сразу озадачилась моя блондинка - У нас в группе Милка за одним парнем сохнет, а он за другой бегает. Как бы их свести вместе ...
  - Не зая. Такой фигней я не буду заниматься. Любовь должна быть естественной, а не под принуждением.
  - Так он просто не понимает своего счастья! Она такая классная, а та кобыла ....
  - Нет! - перебиваю - И не мечтай.
  - А Олю мою кто к соседу отправил? - Оля практически жила уже там.
  - Не было на неё никакого воздействия, не надо наезжать.
  Вскоре выпал случай проверить силы в неизведанной области. Пришла на прием женщина лет 40. Последние три года начала необъяснимо худеть, на теле появляются фурункулы, сыпь. Врачи ставили разные диагнозы - ни один не подтвердился. Посетила бабку, та поведала про сглаз. Но вылечить тоже не смогла. Другая бабка, осмотрев, отказалась лечить, сказала, что это проклятие, причем сильное и ей не по зубам. Я к делу приступил основательно, сначала отметая всякую мистику, изучил медицинскую карту. Анализы, диагнозы, способы лечения. Выглядело всё профессионально, но результата, как известно, не принесло. Дальше осмотрел её с ног до головы. Различных болячек хватает, но причины именно этой симптоматики не вижу. Значит, как говорил Михал, нужно включать (или переключать) силы её организма на борьбу с этой неведомой зверушкой. Организм то должен знать что это и где. Но как? Изображать из себя шамана и бормотать какие-то заклятия будет бредом. Не та обстановка и возраст, не поверит. Гипноз тоже не поможет. Что же делать? Сижу, размышляю, женщина терпеливо ждет. Раз пришла, на что-то надеется, верит. Хорошо, попробую устроить шоу для усиления этой веры.
  - О проклятии речь не идет, у вас всего лишь вирус, который пробил защиту вашего организма. Сглаз, кстати, тоже можно назвать вирусом. Я попробую залатать эти дыры, но мне нужна будет ваша помощь. Согласны? - Кивает, а куда она денется.
  Прошу раздеться и лечь. Бюстгальтер и колготки разрешаю не снимать, была бы моложе .... Медленно веду ладонь вдоль тела.
  - Когда я найду место пробоя вы почувствуете холод, скажите мне - Почувствует, разумеется, в нужном мне месте, когда я перекрою там поступление крови.
  - Есть! Как лед приложили! - Я решил первую точку продемонстрировать в районе пупка
  - Хорошо, чем больше дыра тем сильнее холод. Теперь представьте, что все силы вашего организма собираются в этом месте. Начиная с кончиков, пальцев миллионы невидимых микроорганизмов стремятся в эту точку и стягивают края этой дыры. По мере уменьшения её будет становиться теплее. - Наблюдаю за её усилиями, отображаемыми на лице. Корректирую, предлагаю другие ассоциации, но холод пока не снимаю. Не чувствую я включилось или нет что-то. Не дождавшись, постепенно восстанавливаю кровоснабжение.
  - Тепло! И покалывает там! - радостно сообщает пациентка.
  - Теперь ищем следующую - Таким же образом 'залатываем' еще пару мест. По-прежнему ничего не замечаю, а должен, хоть что-то. Она очень старается. Но я и до этого никогда не видел чужую энергию. И не представляю, как её увидеть. Вот и пойми, включилась она или нет. Сплошное шарлатанство с моей стороны. Недовольный собой заканчиваю процедуру.
  - Теперь никакие вирусы не проникнут. Но вы должны регулярно сами проводить такую процедуру. Представьте, что вокруг вас защитный кокон и мысленно проверяйте его целостность. Если будет повреждение, вы почувствуете, тогда вот так как сейчас пытайтесь восстановить поврежденное место. Ко мне придете через месяц, когда будет видно - есть результат или нет. Если не будет, попробуем другой метод.
  Денег с неё не взял, придет повторно, тогда и посмотрим. Было бы больше таких, чтобы тренироваться. Вполне возможно, у неё просто новая, неоткрытая болезнь, а я занимаюсь навешиванием лапши на уши. Лучше за это время вылечить того кого могу. Будет и честно и полезно. Забегая наперед скажу, она больше не пришла. Или вылечилась и пожалела денег или результата не было и нашла другого 'целителя'.
  
  
  Сегодня сдаю последний экзамен и можно считать я пятикурсник! Настя опередила меня, у неё завтра защита диплома. Досрочная, учли её положение. Какое положение? Самое что ни на есть настоящее, Михал не обманул - прошло два года и скоро у меня будет сын. Точно сын - я проверяю ежедневно! Через недельку стану папой. А сейчас вот экзамен. Проблем не должно быть. Подхожу к аудитории, староста меня сразу озадачивает.
  - Саша, срочно к ректору, три раза уже спрашивали.
  Иду, ломаю голову. Ничего не натворил как-бы. Кого-то лечить быстрее всего.
  Секретарша, увидев меня, машет - заходи сразу.
  - Юрий Алексеевич, здравствуйте. Вызывали?
  - Наконец то! Мне из министерства уже все телефоны оборвали. Новости смотрел?
  - Ну.. нет.
  - Под Уфой вчера два поезда взорвалось. Погибших сотни, раненых еще больше. Травмы, ожоги. Много детей в критичном состоянии. Тебе нужно ехать.
  - Что за взрыв такой? Как можно два поезда взорвать??
  - Утечка газа произошла в котловине, совпало так, что два встречных поезда шло. Искра от электровоза и взрыв.
  - Твою ж мать! А экзамен у меня? - вспоминаю я.
  - Какой экзамен? Сдал ты уже его и все оставшиеся - такой доброты за ректором раньше не замечал.
  - Он и так последний. Может, мне пятый курс зачтете сразу?
  - Я не против, но не в моей власти. Практику зачту, потом отдыхай до сентября. Самолет в 14.00 в Челябинск, пострадавших туда везут и в Уфу.
  - Юрий Алексеевич, у меня жена рожать будет скоро. Я так понимаю, за три дня там не управлюсь?
  - Не управишься. У неё всё ведь в норме, чего переживать. А там дети тоже, много. И все жить хотят. Каждая минута на счету - жестко смотрит на меня ректор.
  - Да понял я. Выбора нет, пошел собираться - встаю, прощаюсь.
  Времени на сборы почти не осталось, домой, покидал в сумку носки, трусы. Попытался утешить расстроенную Настю. Она девочка понимающая, слова против не сказала. В аэропорт провожать не взял - лучше дома пусть сидит, Оля присмотрит. Приехал к концу регистрации, оказывается, лечу не сам, еще десяток специалистов кроме меня. Один врач знакомый из 6-й радиологической клиники.
  - Игорь Иванович, вас то зачем? Радиации там нет, или я чего-то не знаю?
  - Радиации нет, ожогов много. Я ведь дерматолог.
  Через три часа нас встретили в Челябинском аэропорту, микроавтобус развез по двум больницам. Отделение забито, кровати стоят в два ряда даже в коридоре.
  - У нас шестьдесят человек с ожогами от 30 до 70 процентов. Из них 24 дети - вводит в курс дела заведующий - Всего пострадавших более 700, погибших более 500. За каждым из вас закрепим по пять человек, наши не успевают. Кто Колесов?
  - Я - отзываюсь.
  - О тебе нам отдельно звонили - смотрит изучающе - Чем можешь помочь и что от нас требуется?
  - Давайте детей с наиболее сильными поражениями. Одну медсестру и всё. Пару человек в день смогу поставить на ноги. Желательно в небольшой палате работать.
  - С палатами проблема, в самой маленькой двенадцать человек. Выделю свой кабинет, занимайся там. Ира! - подзывает медсестру - Проводи доктора, поступаешь в его распоряжение.
  Иду следом за миниатюрной брюнеткой в коротком халатике. Чувствуя мой взгляд, оборачивается, строит глазки. Не зайка, не до тебя. Заходим в палату, она делает жест рукой, типа выбирай с кого начать. Да уж, человек 12 в палате, все лежачие.
  - Давай с меньших по возрасту. А девочки есть?
  - Да, в других палатах. Вот Олег тогда, он без сознания с утра.
  Хорошо кровати на колесиках, перекладывать не нужно. Вдвоем с Ирой закатываем мальчика в кабинет заведующего и я ухожу в работу. Так как уже вечер ночевать думаю, останусь тут же, диванчик стоит в кабинете. Мальчику лет 12, лицо не пострадало, но остальное.... До пояса всё почти черное, выше пузыри.
  - Одежда на нем расплавилась, по кусочку снимали - тихо говорит Ира - Тут большинство такие. Они спали уже, когда взрыв был. Кто одет полностью, многие сгорели, в морге трупов столько неопознанных.
  - Ужас. Чем лечите? Пересадка кожи?
  - Откуда её взять столько. Свою вот у него не возьмешь, родственники если дадут, но не факт что приживется.
  - Ладно, Ира, сделай мне кофе и свободна, я поработаю, сколько смогу и тут покемарю.
  Смог до двух ночи, с перерывами. Обработал наиболее пострадавшие участки, осталось совсем немного. Утром закончу и можно приводить в чувство. Отключаюсь, едва коснувшись дивана. Утром просыпаюсь от голосов - у кровати Олега стоят заведующий и еще врач.
  - Фантастика! Нет, ты помнишь, как он выглядел вчера? Я думал не выживет, а тут как новая кожа - удивляется врач.
  - А как вы думали? - потягиваюсь я - Новые технологии, скоро вы без работы останетесь.
  - Да если без такой как эта я согласен - не спорит зав.отделением - Иди в столовую, там тебе завтрак оставили.
  - А телефон междугородний где можно найти?
  - Телефон? Зайди к главному, думаю не откажет.
  После завтрака нахожу кабинет главврача. Тот без вопросов разрешил позвонить, даже оставил одного в кабинете. Настя заверила что у неё всё в норме, работай, говорит спокойно. Идет на защиту, ей и рассказывать ничего не придется - посмотрят на неё, поздравят с окончанием учебы. Теперь за работу. Олежка, пока я ходил, сам пришел в себя. Ну да, организм увидел, что опасность миновала - можно сознание включать. Первый вопрос мальчик задал о маме.
  - А где его мама? - спрашиваю Иру - Или кто из родственников есть?
  - Мама? Ну...., тоже у нас - замялась медсестра - Почти в таком же состоянии как он был.
  - Главное жива - успокаиваю я - Вот с тобой закончу и посмотрю твою маму.
  Мама Олега, оказывается, была вожатой, сопровождала группу детей в лагерь. После взрыва спасала их, вытаскивала из вагона, выводила к деревне. Получила тоже множество ожогов, процентов 50 кожи. Но к ней я добрался только вечером, сначала закончив с Олегом, занялся девушкой тоже находящейся в коме, даже имени её не знали. Опять до часу ночи, так каждый день. По утрам звонил Насте, убеждался, что всё в порядке и в бой. Периодически появлялись родственники пострадавших, совали деньги, несли спиртное, продукты. В конце концов, запретил Ире их пускать ко мне - сказал, пусть всё принимает и на общее пользование для врачей. Одиннадцатого июня уже под вечер, занимаюсь с очередным пациентом - помощником машиниста, ничего вокруг не замечаю. Трогают за плечо, поднимаю голову - полный кабинет народа, врачи, медсестры, даже технички.
  - Поздравляем! - хором кричат все - С первенцем!
  - Только что звонили - сообщает главный - Сын у тебя родился. 4.400 вес, всё замечательно, мама тоже в норме.
  Пришлось выставляться. Спиртного родители столько уже притащили, что даже много было. И закуски хватало от них же. Смотались только за пивом, на скорой. Мне вручили пухлый конверт, скинулись отделением 'на коляску', плюс родственники больных, которых я лечил.
  После этого я удвоил усилия - хотелось быстрее домой, увидеть сына. Но к выписке тоже не успел, только через неделю остались больные с небольшими повреждениями. Справятся и без меня. Остальные московские спецы к тому же остались еще. Билет на самолет получил по звонку с обкома партии (племянник первого секретаря был среди пострадавших). Рейс задержали на три часа, как объявили - по техническим причинам. Но вот, наконец, в воздухе. Остался какой-то час полёта и я с моими родными!
  Время ночное, пассажиры дремлют, мне одному не спится. Внезапно резкий провал, я даже оторвался от кресла, секунд на пять пропадает освещение, потом включается. Испуганные крики, возгласы, но паники пока нет - полет стабилизировался. Минуту летим спокойно, потом появляется вибрация, постепенно нарастающая. Появляется бледная стюардесса.
  - Уважаемые пассажиры! У нас небольшие технические неполадки. Сохраняйте спокойствие, самолет готовится к посадке в аэропорту города Горький. Пожалуйста, пристегните ремни, уберите со столиков все предметы.
  Судя по дрожащему голосу неполадки не такие уж 'небольшие' Быстрее серьёзные. И снижаемся слишком быстро. Детский плач, испуганные вопросы, шум нарастает. Обидно будет, если разобьемся, так и не увижу сына......
  
   ВТОРАЯ ЧАСТЬ БУДЕТ ВЫЛОЖЕНА ПОСЛЕ ЕЁ ОКОНЧАНИЯ. ПРИМЕРНО К МАЮ. НЕТЕРПЕЛИВЫЕ МОГУТ ЧИТАТЬ НА ЛИТНЕТ
Оценка: 6.38*167  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Zzika "Лишняя дочь" (Любовное фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Демидова "Волчий блюз" (Городское фэнтези) | | Н.Ильина "Мама для Мамонтёнка" (Короткий любовный роман) | | Ф.Вудворт, "Особые обстоятельства" (Любовное фэнтези) | | В.Чернованова "Мой (не)любимый дракон. Книга 2" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Эм "Авантюристка поневоле. Баронесса" (Юмористическое фэнтези) | | А.Минаева "Королева драконов" (Любовное фэнтези) | | Галина Осень "Шаг в новый мир" (Фэнтези) | | Наталья "Знай " (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"