Саган Илья: другие произведения.

Мне написал покойник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.16*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Алан получает от друга детства, ставшего видным учёным, письмо с просьбой о помощи. Скажете, ничего необычного? Но профессор уже год, как лежит в могиле! Связано ли это послание с загадочными смертями и исчезновениями знаменитостей по всему миру? Алан с головой погружается в расследование и попадает в удивительный город, не указанный ни на одной карте. В город, где каждую ночь рождается Мёртвое солнце, а его обитатели уже не совсем люди. Это не рай и не ад, даже не другая планета, а мир, созданный человеком.

    Выкладка текста продолжится здесь         

                


            

            

МНП2 []

            

            

ИЛЬЯ САГАН

МНЕ НАПИСАЛ ПОКОЙНИК




Не удивлюсь, если наступит время, когда

мир иллюзий разрушит нашу реальность

Рональд Джей Ллойд


ПРОЛОГ

          − О, Господи, к такому точно никогда не привыкнуть! Эти монстры будто из преисподней выползли! А если кому из них в руки ещё и косу дать − копия Смерть.
          Худощавый юноша попытался отвести взгляд от существ, парящих по Храму. И не смог. Что-то помешало ему − то ли страх, то ли неведомая сила, исходящая от этих тварей. Они плавали в воздухе, не касаясь земли, полы длинных балахонов с неприятным шуршанием волочились по каменным плитам. Их лица, нечёткие, как в кадре со сбитой фокусировкой, расплывались и изменялись.
          Завидев, что одно из чудищ движется в его сторону, юноша зажмурился. Если просто не смотреть − может, ничего страшного и не случится? Закрыть глаза и не видеть, как электрические разряды пробегают по их одежде, словно сама ткань, из которой она пошита − и не ткань вовсе, а клочок грозового облака. Не видеть, как высовываются из широких рукавов костлявые руки с жадными крючковатыми пальцами, как бесстрастны под капюшонами лица, в которых нет ничего человеческого.
          − Только бы не ко мне, только бы не ко мне, только бы... − зашептал скороговоркой юноша.
          Холодные пальцы крепко сжались на запястьях.
          − Яви благодарность Создателю! − проскрипел голос.
          По телу пробежали мурашки, волоски на коже вздыбились, потная рубашка прилипла к телу, а щекотные капли скатились по спине, заскользили вниз по ногам.
          Почему он? Это бесчестно! Несправедливо! Он делал всё, как ОНИ сказали! Ведь этого не произойдёт, да? Не с ним. Он постарается. Уговорит. Надо просто объяснить!
          Юноша поднял голову, подался вперёд. И замер. Из-под капюшона сверкнули красные глаза. Гипнотический взгляд приковал к месту.
          − Ты исчерпал все шансы. Создатель не желает больше тратить на тебя драгоценный ресурс. Так пусть же наступит позорное досрочное вознесение! − снова проскрипело существо, срываясь на скрежет.
          − Нет... пожалуйста... − силились произнести бледные губы, но воздух в легких, разом закончился, язык задеревенел в гортани, и всё, что получилось − едва слышный хриплый вздох.
          Тело ещё жило своей, отдельной от разума жизнью. Изгибалось, пыталось вырваться. Верило, что происходящее можно изменить.
          Ещё бы пять минут!
          Хотя бы одну!
          Молнии с балахона перекинулись на юношу. Нити электрических разрядов опутали его, напомнив юрких голодных змей. Тело начало дрожать, расплываться, становясь похожим на трепещущее от ветра полотнище. Черты лица растянулись, сплющились и напоминали теперь нарисованные. Но налитые ужасом глаза всё ещё сопротивлялись, ворочались в нарисованных глазницах. Пытались сказать то, чего уже не в силах сделать язык:
          − Жить... жить... жить...
          Через несколько мгновений фигура юноши поблекла, становясь всё прозрачней, а вскоре и вовсе растворилась в пространстве.

ЧАСТЬ I

ЭПИЗОД 1. Послание первое

          − ...никогда за всю историю Нобелевской премии церемония её вручения не вызывала столь бурного ажиотажа! − орал телевизор. − С вами снова Тим Эллиот. Я веду репортаж с берегов озера Меларен. Меньше, чем через час здесь, в Голубом зале стокгольмской ратуши, начнётся знаменитый Нобелевский банкет. Лауреаты уже произнесли благодарственные речи, а король Швеции лично вручил им дипломы и медали с портретом великого мецената...
          Поток децибелов, вырывающийся из дребезжащих динамиков, совсем не беспокоил мирно похрапывающего на диване мужчину лет шестидесяти. От духоты его лицо раскраснелось, а на лысине, обрамлённой подковой седеющих волос, крупные капли пота перемигивались отсветами лучей телевизора.
          Тощий кот с торчащими клочками шерсти осторожно переступил через груду грязной посуды на столике у дивана, принюхался к полупустой бутылке дешёвого скотча, фыркнул и принялся слизывать остатки пищи с тарелки.
          Из прихожей раздался стук − кто-то настойчиво забарабанил в дверь. От неожиданности кот подпрыгнул, лапа угодила прямо в переполненную пепельницу. Она звонко грохнулась на пол и подняла облачко пепла, наполнив воздух серой взвесью. Кот взвизгнул, шмыгнул под диван и безумно вытаращился сквозь нитки облезлой обивки.
          Мужчина недовольно застонал и перевернулся на живот.
          − ...тем, кто только что к нам присоединился, напоминаю: премия сразу в трёх номинациях присуждена одному человеку. Это... это невероятно!
          Стук усилился. Человек за дверью явно не собирался сдаваться − в ход пошли ноги. Грохот на мгновение заглушил даже голосящий во всю мощь телевизор. Мужчина состроил гримасу безысходности, сел и тряхнул головой. Обведя комнату мутным взглядом, почесал пористый нос и осипшим голосом рявкнул на дверь:
          − Кого там ещё принесло?! Пошли вон, я никого не звал!
          Дрожащей рукой он наполнил стакан скотчем и залпом опрокинул в пересохшую глотку. Передёрнулся. Ну и гадость. Но как же хорошо!
          Надоедливый стук не прекращался.
          − Что ж вам так неймётся? Заплачу я, заплачу, подождите недельку! Алан Трекер ещё никогда должником не оставался!
          Трекер с мрачным видом снова отвинтил крышку с бутылки и принялся пить прямо из горлышка.
          Ну вот, совсем другое дело!
          Он поднялся с дивана, подтянул пузырящиеся в коленях штаны и устало вытер лоб.
          − То не прогреешь, то врубят отопление так, что задохнуться можно − у собаки и той конура лучше. Дерут втридорога, ещё и донимают, − пробубнил он и неуверенной походкой поковылял к двери.
          Треск в голове мешал сосредоточиться, дрожащие руки не слушались. С трудом справившись с негнущимися пальцами, Алан щёлкнул задвижкой и распахнул дверь. На него испуганно смотрела миловидная блондинка.
          Девушка внимательно оглядела Трекера, испуг на лице сменился облегчением.
          − Ну ты даёшь, пап! Минут двадцать тарабаню, думала скорую вызывать.
          − Джесс, доченька, ты? − Он протёр опухшие глаза. − Спасибо, что не забываешь старого идиота.
          − Я же звонила два часа назад.
          − Да? Извини, дорогая, заснул. Ты проходи-проходи.
          Войдя в комнату, Джессика наморщила аккуратный носик и принялась обмахиваться ладошкой.
          − Фу-у, ну и запашок здесь! − попыталась она перекричать диктора.
          Джессика недовольно посмотрела на голосящий ящик и невольно задержала взгляд. Здание из красно-коричневого кирпича на экране, увенчанное высокой квадратной башней с колокольней и опоясанное изящной колоннадой, чем-то неуловимо напомнило венецианский дворец Дожей, который Джессика видела, путешествуя по Италии ещё студенткой.
          − ...имя этого великого человека − Малколм Фриз! Именно доктору Фризу год назад вручили Нобелевскую премию по медицине, а сейчас он покорил комитет достижениями в физике, химии и литературе...
          Молодой репортёрс порозовевшими от мороза щеками эмоционально жестикулировал и скороговоркой выплёскивал слова, приплясывая на ступеньках. Какая-то внутренняя пружина не давала ему стоять на месте.
          − Па-ап, можно я вырублю твою шарманку, говорить совершенно невозможно?!
          − Конечно-конечно.
          Джессика распахнула окно и, подняв валяющийся под ногами пульт, нажала на кнопку выключения.
          − Просто ужас, до чего ты себя довёл, − вздохнула она, перестёгивая пуговицы на перекошенной рубашке отца. − Сходи умойся и хоть немного приведи себя в порядок, а я тут приберу слегка.
          Трекер кивнул и послушно направился в ванную. Вернувшись, он с удивлением отметил, что занавески задёрнуты, свет выключен, а на столе красуется праздничный торт с горящими свечами.
          − С днём рожде-енья-а те-ебя-а, с днём рожде-енья-а те-ебя-а, с днём рожде-енья-а, ми-илый па-а-па, с днём рожде-енья-а те-ебя-а-а... − бойко запела дочь.
          − У-у-у! Совсем забыл!
          − Сегодня десятое декабря, тебе пятьдесят восемь стукнуло.
          − Спасибо, милая. Вишнёвый?
          − Как всегда, − улыбнулась Джессика.
          − Какая же ты у меня красавица! − Алан покачал головой. − Надо же, будто только от Харви Николза[1] вышла.
          − Нравится, да? − Джессика сверкнула жемчужной улыбкой и сделала оборот вокруг себя. − Я теперь всегда так должна выглядеть − мне в газете собственную колонку выделили. Буду со всякими знаменитостями встречаться и о светских новостях писать.
          − Поздравляю! Жаль, мамы нет с нами.
          Трекер отвёл взгляд и незаметно смахнул появившуюся слезу.
          − Хватит, пап, совсем уже съел себя. Не виноват ты в этом.
          Сознание Алана снова пронзил визг неисправных тормозов и грохот страшного удара. В тот проклятый вечер именно он сидел за рулём злополучного лимузина.
          Почему, почему он тогда ничего не сделал, не предотвратил этот ужас?!
          Трекер поморщился и потёр занывшее колено. После аварии прошло уже больше года. Он несколько месяцев провалялся в больнице. Сейчас здоровье почти восстановилось, но боль в левой ноге до сих пор давала о себе знать, особенно когда накатывали воспоминания.
          А вот Венди не выжила. Из-за него не выжила! Можно же было как-то увернуться от того бетонного блока − ручником затормозить или переключением скорости. В конце концов, мог бы и собой её прикрыть! Увалень нерасторопный! Среагируй он шустрее, глядишь, ничего и не случилось бы.
          Алан посмотрел на дочку и покачал головой.
          − Прости. Но забывать это было бы неправильно.
          Теперь его жизнь наполнялась смыслом только по мере того, как пустела очередная бутылка. И Алану приходилось пить. Пить без устали.
          Он подошёл к барному шкафчику, достал скотч и привычным движением плеснул порцию успокоительного. Запах алкоголя, перемешавшись с прокуренным воздухом, дразняще пощекотал ноздри.
          − Не надо, пап! Не пей хотя бы недельку, − с мольбой попросила Джессика. Она вытащила из сумочки визитку и положила на стол. − Тут адрес профессора Рэйда, у него самые лучшие рекомендации. Он поможет.
          Трекер вздохнул и поставил пустой стакан на стол.
          − Хорошо... Постараюсь...
          Неделю без спиртного ему ещё не удавалось продержаться ни разу, но после каждого визита дочери день, а порой и целых два он, словно заговорённый, не притрагивался к бутылке.
          − Кстати, насчёт профессоров, − радуясь согласию отца, произнесла Джессика. − Помнишь, ты просил меня узнать новый телефон твоего приятеля − профессора Ллойда?
          Трекер почесал лысину.
          − Ты о Ронни? Я спрашивал его телефон?
          − Тогда ты ещё о каком-то письме рассказывал.
          Рональд Ллойд преподавал кибернетику в университете. Знакомы они были с детства, и до аварии за кружкой-другой пива частенько делились новостями. Рон иногда позволял Алану пользоваться своей машиной. Вот и в тот проклятый вечер Трекер ехал именно в его лимузине. Понятно, что друг не был ни в чём виноват, но после аварии Алан старался его избегать.
          А пару недель назад на электронную почту пришло это странное сообщение:
          "Помоги! Ал, умоляю, вытащи меня отсюда! Р. Л."
          Письмо удивило. Трекер несколько раз набирал номер, но дозвониться до друга так и не смог. Не в силах вынырнуть из туманной дымки паров скотча, он благополучно переложил проблемы на хрупкие плечи дочери − попросил выяснить, что же произошло.
          − А-а! Ты о том непонятном послании. Узнала, чего он хотел?
          − Это как сказать... Скоро год, как профессор в могиле − попал в такую же аварию, как и вы с мамой. Где-то через полтора месяца после вас. Говорят, тело так обгорело, что еле опознали − хоронить в закрытом гробу пришлось.
          − Н-не может быть... Ронни... Погоди, как почти год в могиле? − встрепенулся Трекер. − Хочешь сказать, мне написал покойник?
          − Ничего удивительного, − вздохнула Джессика. − При такой жизни ты мог бы и с гоблинами общаться, и с инопланетянами...
          − Да-да, наверное, − прошептал Алан, пытаясь собрать разбегающиеся мысли.
          Сначала Венди. Теперь ещё и Рон. Почему Господь забирает самых достойных? Лучше бы на их месте оказался он − никчемный пропойца. А Рон... Светлейшая голова. Ему бы жить да жить.
          Трекер машинально обвил ладонями пустой стакан и со злостью сжал. Хрупкое стекло разлетелось по столу, но Алан не замечал ни испуганного крика дочери, ни струйки крови, стекающей по запястью.
          Жизнь снова его обыграла. В который раз.


          

[1]Известный магазин модной одежды в Лондоне.

ЭПИЗОД 2. Необычное предложение

          По уверению устроителей банкета, в Голубом зале ратуши собралось почти полторы тысячи человек. Люди теснились вдоль длинных столов, на которых белели ещё не видевшие грязи этого мира льняные скатерти с вытканным изображением Альфреда Нобеля. А на их фоне, словно северное сияние над снежными просторами, пестрели роскошные букеты цветов.
          Чтобы не мешать соседям, сэр Роберт Дайсон отодвинулся от стола. Ну и теснота! Тут любой почувствует себя, как в смирительной рубашке. Насколько Дайсону было известно, для размещения такого количества гостей расстановка стульев и столовых приборов вымерялась с математической точностью, по линейке. На каждого приглашённого удалось выделить лишь немногим больше полуметра. Но как втиснуться в это крохотное пространство с его богатырской комплекцией?
          Поверх голов соседей, благо рост позволял, сэр Роберт принялся разглядывать приглашённых. Сразу бросилось в глаза, что наряды гостей соответствовали строгому дресс-коду: женщины − в вечерних платьях, мужчины, как, впрочем, и он сам − во фраках и белых бабочках. Все как под копирку. И ни одного знакомого лица. Попадались, конечно, узнаваемые личности, мелькавшие на страницах газет и телеэкранах, но никого, с кем приходилось общаться лично, он так и не увидел.
          Дайсон задумчиво нахмурился. Кто же выдернул его на эти посиделки умников со всего мира? Странное приглашение. Списки гостей на это мероприятие составляют не меньше, чем за полгода, а тут... Может, они так на его грант по медицине отреагировали? Хотят на спонсорство раскрутить?
          Неделю назад щедрое пожертвование Роберта Дайсона вызвало живой интерес в научной среде. На офис обрушился шквал предложений, но все они больше напоминали попытки поживиться за счёт эксцентричного богача, и никак не пересекались с его желанием организовать разработку средства от неизлечимой болезни.
          − Кхм, − сквозь гул разговоров послышался кашель − сидевший на соседнем стуле маленький толстяк попытался привлечь его внимание. − Простите, сэр, мне показалось, вы тоже удивлены. И у вас вызывает недоумение диссонанс в названии и оформлении зала?
          − Что? − с непониманием спросил Дайсон и невольно оглядел помещение придирчивым взглядом, словно был покупателем, которому пытаются втюхать совсем ненужную недвижимость.
          Он чуть заметно скривил губы. Да, совсем не его викторианское поместье в Кенсингтон Палас в Лондоне. Ну а что ещё ожидать от холодного скандинавского минимализма? Швеция, одним словом. Но тут и не музей, куда все восхищаться приходят.
          − Зал называется Голубым, но архитектору так понравилась шершавая фактурность кирпича, что он передумал красить стены, как планировалось изначально, − с умным видом произнёс сосед, поправив на мясистом носу круглые очки с золотой оправой.
          − Да, действительно несоответствие, − усмехнулся Дайсон, глядя на красно-рыжие стены. − Я, если честно, даже внимания не обратил.
          − Меня зовут профессор Клаус Кёлер.
          Толстяк протянул руку, и его пухлая ладонь потонула в огромной пятерне Дайсона.
          − Кёлер... Кёлер... Нейрохирург? Вы писали мне несколько дней назад.
          − Очень лестно, что запомнили меня, сэр Роберт. И каково ваше мнение?
          Дайсон окинул собеседника изучающим взглядом. Скользкий тип. Нет, пожалуй, с таким дел иметь не стоит.
          − Мои специалисты тщательно изучат ваше предложение и пришлют официальный ответ, − произнёс он сухим тоном.
          − Надеюсь, они его правильно оценят. − Кёлер слегка ослабил бабочку, из-за которой ворот его рубашки впился в жирную вспотевшую шею. − А ведь я ваш давний поклонник.
          − В самом деле?
          − Считаю, в ближайшее время и вас не обойдёт Нобелевская премия.
          Дайсон изобразил гримасу удивления.
          − Помилуйте, ведь я даже не учёный.
          − Ещё какой! Не каждому удаётся столько лет продержаться в десятке Форбса. Для этого нужно иметь талант и недюжинный интеллект.
          − Вы полагаете?
          − Вне всякого сомнения! Не зря же Елизавета присвоила вам титул за достижения в экономике.
          Дайсон скривил губы. Ещё один пронырливый льстец. Эх, если б знать, что принесёт это "ближайшее время". Или лучше не знать? Его время стремительно неслось к концу, и что-то изменить не в силах ни этот льстец, ни Голубой зал, ни даже Нобелевская премия.

***

          Десять дней назад сэра Роберта срочно пригласил лечащий врач Томас Мак-Грегор. Он уже много лет следил за здоровьем миллиардера и знал обо всех тайнах его организма. Порой Дайсону казалось, что Мак-Грегор на примере его бренного тела в тайне собирает материалы для трактата "Знаменитости изнутри".
          − К чему такая спешка, Том? Что-то стряслось? − Дайсон улыбнулся, войдя в кабинет.
          − Да. − Врач подошёл к двери и запер её на ключ. − Пока всё держится в секрете. Даже не знаю, с чего начать...
          Он замешкался, явно подбирая слова. Но разве можно стать миллиардером, если позволять людям обдумывать действия и поступки? В конце концов, самое верное − первое впечатление. И Дайсон нетерпеливо приказал:
          − Говорите!
          Доктор стоял, переминаясь с ноги на ногу, и явно не решался произнести, что должен.
          − Понимаете...
          − Ну же, Том! − требовательно нахмурился Дайсон.
          − У вас тяжёлая форма болезни Крейтцфельдта-Якоба, − выдохнул Мак-Грегор. − Совершенно случайно обнаружили. Сначала были подозрения... но, увы, сэр...
          − Это ещё что за дрянь?
          − Редкая прионная болезнь. Её причина − не содержащие нуклеиновые кислоты белки с аномальной третичной структурой. Эти инфекционные агенты способны катализировать конформационное превращение гомологичных им нормальных белков...
          − Стоп, стоп! Помилуйте, Том, − поморщился миллиардер. − У меня, по-вашему, что, степень по биологии? Давайте как-нибудь проще.
          − Простите, сэр. Вы никогда не слышали о так называемой фатальной семейной бессоннице?
          Дайсон покачал головой.
          − Очень необычная болезнь. Её носители умирают из-за полной неспособности спать, сопровождающейся паническими атаками и галлюцинациями. А термин "смеющаяся смерть" вам о чём-нибудь говорит?
          − Нет.
          − Этот недуг обнаружили у аборигенов Новой Гвинеи. Он распространялся через ритуальный каннибализм, а точнее − после поедания мозга убитого врага. Журналисты так окрестили заболевание, потому что одним из его проявлений была сильная дрожь и порывистые движения головой, которым иногда сопутствует подобие улыбки.
          − Уверяю вас, я никогда даже не пытался съесть мозг поверженного конкурента, − усмехнулся Дайсон.
          − Шутите... Когда каннибализм искоренили, заболевание практически исчезло, но позже были обнаружены другие его типы, передающиеся или по наследству, или при медицинском вмешательстве, или после съедения заражённого коровьим бешенством мяса. У вас одна из разновидностей этой болезни.
          − Серьёзно? Где же я подхватил такую гадость?
          − Не могу сказать. Инкубационный период может длиться до тридцати лет, момент заражения определить крайне сложно. Впрочем, сейчас это не так и важно. Вы больны, и это не подлежит сомнению.
          − Проведите диагностику ещё раз!
          − Увы, все результаты многократно перепроверены.
          Только сейчас Дайсон осознал, почему плановое обследование в этот раз было таким тщательным, с привлечением сторонних специалистов и дополнительного оборудования. Он всё списывал на возраст: всё-таки за семьдесят − это уже не шутки, но...
          − Что мне грозит? Какой курс лечения?
          − Вы не понимаете, сэр. Современная медицина не способна с этим справиться.
          На секунду Дайсон замер, пытаясь переварить услышанное, но тут же взял себя в руки.
          − Даже не верится. Знаете, Том, я чувствую себя отлично, − миллиардер согнул руку и ткнул пальцем в крепкий бицепс. − Сами посмотрите.
          − Возможно. Но после первых симптомов болезнь начнёт прогрессировать бешеными темпами. Сначала апатия, потеря интереса ко всему, утрата памяти, ухудшение зрения, вплоть до слепоты, опустошающее слабоумие, а не более чем через год-два − смерть.
          Врач съёжился, будто был в этом виноват.
          Дайсон заложил руки за спину, сцепил их в замок и, подойдя к окну, уставился на улицу помрачневшим взглядом.
          Неужели конец?

***

          По длинной лестнице в зал торжественно спускались лауреаты. Чтобы отвлечься от клокотавших внутри эмоций, сэр Роберт сосредоточился на процессии. Главным героем вечера, без сомнения, можно было назвать доктора Малколма Фриза, получившего сразу три премии. С ним в паре шла статная леди с бриллиантовой тиарой на голове. Королева? Такая мысль пришла в голову Дайсона потому, что спускающуюся следом за Фризом лауреатку по медицине держал под руку сам король. А то, что это король, миллиардер был уверен − портрет Карла-Густава занимал полстены одной из комнат его люкса в Гранд-отеле.
          Дайсон впился изучающим взглядом в доктора. Орлиный нос, зализанные назад чёрные волосы, походка пружинистая, уверенная. Сколько ему? Наверное, ещё и сорока нет. Неплохие успехи для такого возраста.
          − При постройке этой лестницы архитектор долго гонял по макетам собственную жену, − прошептал Кёлер. − Специально наряжал её в бальный кринолин, просил надеть туфли на каблуках и мучил до тех пор, пока не подобрал идеальное соотношение высоты и ширины ступенек, чтобы дамы в самый ответственный момент ненароком не скатились.
          Дайсон молча отмахнулся. Вот же послал Бог соседа. Ну и болтун! Хорошо бы этот толстяк сам куда-нибудь скатился.

          − За здоровье его величества короля Швеции Карла Шестнадцатого Густава! − произнёс председатель Нобелевского комитета, когда почётные гости разместились за центральным столом.
          Следом прозвучал тост в память Альфреда Нобеля, затем заиграл орган, и официанты стали разносить еду. Угощение на Нобелевских банкетах всегда позиционировали как одну из главных интриг вечера − до последнего момента его держали в тайне, и оно ни разу не повторялось. Конечно, потом в Погребке ратуши − так называется местный ресторанчик − каждый клиент сможет попробовать блюда и из меню этого торжества, и из любого другого, проводимого здесь в предыдущие годы. Но сейчас над залом висел гул нетерпения.
          Получив свою порцию, Дайсон принялся изучать содержимое тарелки. Запах необычный. Он заглянул в меню. Хм. Нарезанные соломкой и обжаренные трепанги с морскими гребешками в устричном соусе. Интересно. Сэр Роберт зацепил вилкой небольшой кусочек. Неплохо − прямо во рту тает. Надо будет раздобыть рецепт и передать своему повару.
          − Кстати, появлению Нобелевской премии поспособствовала курьёзная случайность, − тоном знатока произнёс разговорчивый профессор. − Когда умер брат Нобеля − Людвиг, репортёры по ошибке поместили в газетах сообщение о смерти Альфреда. Тот прочитал некролог, называвшийся "Торговец смертью мёртв", и стал размышлять о том, какая память о нём сохранится у человечества. После этого он и учредил будущую премию.
          Сэр Роберт прикрыл глаза. А что останется после него?
          Если станет известно о болезни, шакалы-конкуренты сразу начнут рвать на части всё, что он создал. Взбираясь на вершины бизнеса, Дайсон многим перешёл дорогу, и теперь из желающих досадить выстроится очередь. Даже после смерти мстить будут. Все прекрасно понимают, что работа для него − главное. Знают, сколько сил он вложил в своё детище, как из голодного и оборванного мальчишки, подрабатывающего на улицах Лондона, вырос в хозяина огромной финансовой империи. Даже женитьбу позволил себе только на пятом десятке. Но с красавицей Мелиссой он провёл вместе всего три года − она умерла при родах, дав жизнь их сыну Уильяму, малышу Билли, как она его называла, с улыбкой поглаживая огромный живот.
          А что теперь? Сейчас даже дело своё некому оставить − на Билла положиться нельзя: ему, видите ли, бизнес не по нраву. Романтик хренов!
          Естественно, сэр Роберт любил сына, родная кровинка всё же, но как-то неправильно складывалось их отношения. Дайсон, конечно, тут пережал, но и Билл тоже хорош. Разве нормальный ребёнок станет убегать из семьи? А этот в восемнадцать неизвестно куда усвистал из дома. Заставил поволноваться. Даже Дайсону с его возможностями отыскать тогда сына удалось лишь через два месяца: он умудрился завербоваться во Французский Иностранный легион, да ещё и под чужим именем.
          Дайсон наблюдал за Биллом издалека, делал вид, будто не смог его обнаружить. Думал, вдруг парень образумится и с повинной головой вернётся под родительское крыло. Но не тут-то было. Правда, Дайсон и сам в подобной ситуации вряд ли бы дал задний ход. Этот такой же упрямец. Лучше бы он в чём-то другом в отца пошёл. Всё ведь назло делает, паршивец! Ну ничего, ещё неделька, и нужно вытаскивать его из этого болота. Дольше ждать времени уже нет.

***

          В четверть одиннадцатого король дал знак к окончанию ужина и началу танцев. Гости переместились в самый роскошный зал ратуши − Золотой. Мероприятие двигалось к завершению. Дайсон чувствовал, что вот-вот должен появиться тот таинственный человек, что пригласил его сюда и загадка, мучившая его весь вечер, наконец-то разрешится. В ожидании он принялся разглядывать зал.
          − Правда ведь красота? Эта золотая мозаика даже интересней, чем в византийских храмах. А вы обратили внимание, что Святой Эрик изображён без головы? − послышался за спиной голос. − Художник не учёл в расчётах выступ на стене. Когда главному архитектору указали на ошибку, знаете, как он выкрутился? Сказал, что согласно житию, святого обезглавили, то есть будто бы всё так и было задумано!
          Дайсон обернулся. Опять Кёлер! Ещё немного и он говорливому профессору сам голову открутит! Неужели этот болван хочет таким образом расположить к себе? А может, именно из-за компании этого навязчивого типа человек, который его пригласил и не может подойти? Нужно поскорей избавиться от этого балабола.
          − Профессор, вы позволите пообщаться с сэром Робертом наедине? − прозвучал голос с хрипотцой откуда-то сбоку.
          Дайсон уже сжал кулаки и был готов выпалить парочку заготовленных крепких словечек, но эта реплика спасла Кёлера от неминуемой взбучки. Миллиардер повернулся. Перед ним стоял главный виновник нынешнего торжества − Малколм Фриз.
          − О, доктор! Конечно-конечно − вы здесь хозяин. Искренне поздравляю! − расплылся в улыбке надоедливый сосед.
          − Кстати, профессор, я тут встретил вашего коллегу − нейрофизиолога Горацио Бриджела. Он спрашивал о вас.
          − Горацио? Где?!
          Фриз кивнул куда-то в сторону толпы.
          − Спасибо! Ещё раз примите мои поздравления. − Кёлер раскланялся и растворился среди приглашённых.
          Ну, наконец-то!
          Дайсон с облегчением выдохнул и с любопытством посмотрел на лауреата. Вблизи, без света софитов, тот выглядел не так уж и блестяще. Совсем небольшого роста, худощавый, но довольно жилистый и энергичный. С возрастом сэр Роберт тоже явно ошибся − скорее всего, полувековой юбилей Фриз уже отмечал. Сквозь крашеные волосы пробивается седина, на лице явные следы подтяжки. Да, любит себя доктор, холит и лелеет. Неужели тот таинственный незнакомец и есть Малколм Фриз? И что же понадобилось этому счастливчику?
          − Здравствуйте, сэр Роберт, − поприветствовал его учёный.
          − Примите и мои поздравления, доктор, − ответил Дайсон, пожимая крепкую руку.
          − Спасибо. Это я пригласил вас на банкет. Специально, чтобы поговорить без особого внимания к нашей встрече.
          − Всё-таки вы... И чем же вызван интерес к моей персоне?
          − Мне стало известно о вашем недуге.
          Миллиардер изобразил недоумение:
          − О чём это вы?
          − Болезнь Крейтцфельдта-Якоба.
          Дайсон побагровел.
          − Откуда у вас эти сведения?
          − Не так важно. Главное − я могу помочь.
          − Поборете болезнь?
          − Нет, она неизлечима, − покачал головой Фриз.
          − Жаль. А я уже обрадовался, что ваш мощный интеллект нашёл решение.
          − Увы, пока это неподвластно даже мне, но я хочу предложить нечто более стоящее.
          − Слушаю, − подался вперёд Дайсон.
          − Извините за прямолинейность, но если бы даже появился способ избавиться от болезни, сколько бы вам оставалось? Сейчас вам под восемьдесят...
          − Семьдесят семь.
          − Хорошо. Ну, прожили бы вы ещё лет десять-двадцать, при самом невероятном раскладе − тридцать. Это были бы годы немощи и страданий дряхлого старика. Простите, это просто констатация фактов. Надеюсь, я не задел вас этими словами?
          − Не пойму, к чему вы клоните... − прищурился Дайсон.
          Доктор всверлился в него пристальным взглядом.
          − Я готов вернуть вам молодость и подарить ещё пятьдесят лет полноценной жизни.
          Началось! За тупоголового толстосума его держат, что ли? Даже этот готов присосаться к чужим деньгам!
          − И, конечно, не задаром, − усмехнулся Дайсон.
          − Зря вы с таким скепсисом. Естественно, нам необходима некоторая сумма для покрытия расходов, но жалкие триста миллионов фунтов − сущая мелочь по сравнению с тем, что вы обретёте. Я понимаю, вы человек неглупый, любой бы усомнился в таком предложении, поэтому мы работаем без предоплаты. Сумма на предъявителя перечисляется на счёт, данные которого вы сообщите нам только через две недели после начала новой жизни, когда полностью убедитесь в качестве наших услуг.
          Ну-ну. Через две недели. Да любую информацию при желании можно выведать когда угодно − "сыворотку правды" пока никто не отменял. Дайсон скривил губы и произнёс:
          − Дорогой мой, я уже в таком возрасте, когда люди понимают, что с рождения приговорены к смерти. Спасибо, доктор, я подумаю над вашим предложением. А сегодня и без меня найдётся много желающих пообщаться с вами. Так что с моей стороны будет верхом бестактности злоупотреблять вашим временем.
          Дайсон кивнул и сделал шаг в сторону.
          − Постойте, сэр Роберт! Честно говоря, вы действительно мне симпатичны. Может, вы станете доверять мне больше, если вспомните о Мо Чанге и Лукасе де Алинкаре?
          Дайсон замер. Имена говорили ему о многом. С этими людьми сэру Роберту приходилось сталкиваться не раз: Чанг − создатель всемогущей корпорации "Красный Дракон" в Гонконге, а де Алинкар, которого за глаза называли Спрутом − одним из крупнейших финансовых воротил Латинской Америки. Оба не так давно умерли. Их смерти породили много вопросов и пересудов. Не сами смерти − они произошли от естественных причин, не вызывающих никаких сомнений, а тот факт, что оба богача завещали свои тела для исследований некоему медицинскому фонду.
          − Так тот фонд... это вы?
          Фриз кивнул и протянул стопку фотографий.
          − Взгляните.
          На снимках были запечатлены совсем зелёные юноши, весело проводящие время на отдыхе. Дайсон внимательно пересмотрел изображения. Парень азиатской внешности с теннисной ракеткой в руке был таким же лопоухим, как и старина Мо. Внук или ещё какой родственник? Хотя разве может обычный европеец толком отличить одного китайца от другого?
          На другой фотографии юнец с хитрым взглядом, обнимающий стройную блондинку на палубе шикарной яхты, чем-то напоминал Лукаса. И что? Подобрать похожих по типу людей не так уж и сложно.
          И тут Дайсон увидел нечто, заставившее его вздрогнуть. Он вспомнил, как на одном из благотворительных вечеров маленькая девочка, получив от латиноамериканца подарок, бросилась тому на шею и случайно сорвала платок. Дайсон в тот момент стоял в паре шагов. Да, не зря де Алинкар постоянно носил рубашки с высоким воротником или повязывал шею каким-нибудь аксессуаром. Перед взором изумлённого сэра Роберта открылась отвратительная отметина на коже коллеги. Она походила на осьминога с клубком щупалец тёмно-фиолетового цвета, покрытых жёсткой щетиной. Ни дать, ни взять − знак Спрута.
          На шее юноши было абсолютно такое же родимое пятно! Разве может природа повторить подобное художество дважды? Неужели и в самом деле Лукас? Или фотошоп? Подделка?
          − Хорошо, доктор. Я подумаю. Дайте время, − стараясь скрыть недоумение, произнёс Дайсон.
          − Только имейте в виду − у нас его совсем мало. Болезнь скоро начнёт разъедать ваш мозг, нельзя быть уверенным, что через пару недель предложение останется актуальным. Мне просто не с чем будет работать.
          − Да, понимаю.
          − И ещё. Хочу предупредить. Есть одно условие − вы не сможете общаться ни с кем, кого знали прежде.
          − Как вы себе такое представляете? Меня же полмира в лицо знает!
          − Об этом не беспокойтесь, − улыбнулся Фриз. − Вряд ли у кого-то возникнет мысль отождествлять вас нынешнего с тем обновлённым образом, который вы получите. Главное − сами к таким встречам не стремитесь.

ЭПИЗОД 3. Второе послание

          Луч едва пробудившегося солнца игриво блеснул на лице спящего Трекера. Тот недовольно поморщился, сел на краешек дивана и, откинув одеяло, поёжился от утренней прохлады.
          Ну и погодка − то от жары мозг плавится, то хоть лёд с кожи сбивай. Дрожащими руками Трекер обхватил себя за плечи и потрусил к окну. Жмурясь от яркого света, он плотно задёрнул занавески, и в комнате воцарился полумрак.
          Голова трещала, живот сводило и неприятно крутило. В горле першило так, будто в нём заточили огнедышащего дракона, который изрыгал пламя и скрёбся лезвиями когтей, пытаясь выбраться.
          Трекер подошёл к шкафу, открыл дверцу и привычным движением наполнил стакан спасительной дозой скотча. От ударивших в ноздри паров чуть не вывернуло наизнанку.
          Ну и мерзость! Впрочем, как и любое лекарство. Нужно просто зажать нос и заставить себя глотнуть.
          Алан представил, как живительная влага разольётся по телу, голова прояснится, а треклятый дракон на время утихнет. Тогда он сможет ещё пару часиков вздремнуть.
          Трясущимися пальцами Трекер поднял стакан и тут же поставил на место, расплескав добрую половину. Нет! Стоп! Если Джесс узнает, что он снова сорвался − будет стыдно. Очень стыдно. Надо хоть сегодня продержаться.
          Алан принялся нарезать круги в полумраке комнаты и, не заметив журнального столика, больно ударился коленом, которое и так вечно ныло. Перед глазами снова всплыла картина того злополучного вечера.

          Когда машину занесло, Венди только улыбнулась. Она привыкла к лихачеству мужа за рулём, считала ребячеством его желание показать мастерство. Всё случилось мгновенно. Лицо Венди оставалось совершенно спокойным, она даже испугаться не успела. Казалось, её сморила внезапная усталость, и она безмятежно заснула. Лишь алая струйка из уголка губ, ярко выделявшаяся на бледной коже, подсказывала, что от этого сна Венди уже никогда не пробудится.
          Превозмогая боль, пронзившую всё тело, Алан попытался стереть кровь с её лица. Голова жены неестественно свесилась набок, как у сломанной фарфоровой куклы − выбитые резким ударом шейные позвонки не держали её...

          "Венди больше нет! Нет! Нет! − орал дьявольский хор, разрывая голову. -Ты! Ты дал ей умереть!"
          Алан сжал виски ладонями. М-м-м... Как жаль, что нельзя очутиться в прошлом. Причины... следствия... Почему всё движется только в одну сторону? Теперь уже ничего и никогда не изменишь.
          Трекер пытался рассказывать о пережитом, объяснять, что творится в душе, но никто, кроме слишком быстро пустеющей бутылки, его не слушал. Даже Джесс. Она, конечно, всё понимала, но не хотела принимать такой способ решения проблемы.
          В горле опять пересохло. Ноги снова привели к барному шкафчику.
          Стоп! Стоп! Стоп!
          Он отдёрнул потянувшуюся к стакану руку. Мысли путались. Джесс... Как же она сейчас похожа на мать... Не пить, не пить... Вместо того, чтобы помогать, он бессовестно повис на её шее... Эх, Алан! Срочно, срочно найти работу!
          Со злостью схватив стакан, Трекер стремительно рванулся в ванную, точно боялся передумать, и выплеснул содержимое в умывальник.
          Так-то лучше.
          Молодец!
          Стекающие по раковине капельки были похожи на крупные янтарные слёзы. Трекер машинально сглотнул и, вздохнув, направился к компьютеру. Сев в кресло, он принялся щёлкать по клавишам, стараясь вывести монитор из спящего режима. Включившийся экран ослепил. Алан невольно зажмурился.
          В животе снова забулькало, но о еде даже и вспоминать не хотелось. Он достал из мятой пачки сигарету и затянулся. Пора заняться поиском.
          Мысли о работе посещали Трекера не впервые. Но всякий раз то из-за возраста, то из-за хромоты, то ещё по какой-то причине вакансии оказывались недоступными. А каким классным водителем он был раньше! В прежние времена любая компания такого профи с руками бы оторвала.
          Сейчас же работодатели смотрели на него с недоверием. А после случая с молодым Блейком ему даже простым сторожем стало невозможно устроиться. Это и понятно -сведения о проведённых в тюрьме годах ещё ничьё резюме не красили. Если бы не та стычка, может, и аварии бы никакой не случилось, и вся жизнь сложилась бы по-другому.
          Алан ещё с полчаса метался по комнате. Мысли, мысли, мысли... Они роились, распирали голову и ни на секунду не отпускали. Джессика... Работа... Но больше всего он думал о Венди. О его Венди, о "старых добрых временах", как любил говаривать за кружечкой пива после рейса Сэм Кариган − сменщик Трекера.

***

          История крохотных моногородов создается, словно по единому лекалу Всевышнего: богатый прииск каких-нибудь нужных минералов или нефтяная скважина, кормившие жителей, внезапно иссякают, а с ними тает и сам городок. Утекает вместе с его обитателями, потихоньку перебирающимися в более приветливые места.
          Когда грянул кризис в угольной отрасли, та же судьба постигла и Гвентлин − родной городок Алана в Южном Уэльсе. Трекеру тогда повезло − он устроился дальнобойщиком, возил грузы на континент. Конечно, это не скупка акций на бирже, как он мечтал в школе, зато работа надёжная и семья в достатке. Правда, мотаться приходилось чуть ли не на другой конец света, но с какой радостью его каждый раз встречали Венди и Джессика!
          Он прикрыл глаза и позволил мыслям забраться поглубже − к воспоминаниям, которые последнее время нещадно гнал прочь...

***

          − Открывайте шире дверку, вам подарки на примерку! − Алан радостно ввалился в дом.
          Было уже за полночь, но обычно семья ждала его после долгих рейсов, не укладываясь спать допоздна. Нынешняя поездка длилась почти три недели, и Алан очень соскучился по своим девочкам. Он живо представил, как счастливая дочка бросится ему на шею, а жена одарит нежным поцелуем.
          − С приездом, дорогой!
          Улыбаясь, Венди прильнула к груди мужа. Улыбка показалась вымученной и печальной. Алан обнял жену.
          − Почему моя птичка грустит? А где наша маленькая принцесса? Неужели спит?
          − От рук твоя принцесса отбилась. Сложно ей сейчас. Вспомни, что мы сами в пятнадцать вытворяли. Джесс так нужна отцовская поддержка, а тебя дома почти не бывает.
          − Где она? − нахмурился Алан.
          − Да с Алексом Блейком связалась, совсем меня не слушает.
          − С сынком Нормана, что ли?
          Венди кивнула.
          − Змеиная семейка!
          − Ну, люди так не считают, иначе его столько лет подряд не выбирали бы мэром.
          − Деньги его выбирают, а не люди! Подходцы этого подонка я ещё с детства помню.
          Когда шахту закрыли, Норману Блейку с помощью хитростей и махинаций удалось загрести под контроль почти все мало-мальски значимые предприятия, и он стал практически полновластным хозяином городка.
          Алан вздохнул. Не хватало ещё, чтоб из его Джесс шлюшка выросла.
          − Пойду вытаскивать её из этого гадюшника.
          − Помягче, Ал!
          − Посмотрим, − буркнул он и выскочил за дверь.

          Из окон шикарного дома Блейков лился яркий свет, от музыки дребезжали стёкла. Родители на морях кайфуют, а сыночек вечеринку затеял и плевать ему, что соседи уже спать легли.
          Алан влетел в прокуренную гостиную, заполненную подвыпившими подростками. Оглядываясь по сторонам, он принялся разыскивать дочь. Сквозь шум веселья откуда-то со второго этажа послышался девичий крик.
          Джессика!
          − Отвали! − Алан оттолкнул выросшего на пути долговязого парня и рванул к лестнице.
          За дверью одной из комнат слышалась возня. Трекер дёрнул ручку − заперто.
          − Хватит из себя недотрогу корчить! − раздался недовольный возглас, за которым последовал шлепок пощёчины и девичий визг.
          Алан с разбегу ударил плечом по двери и вслед за выбитым полотном влетел в комнату. Тут же вскочив на ноги, он быстрым взглядом огляделся. В углу кровати, прикрываясь разодранной одеждой, сжалась в комочек Джессика. Губа кровоточила. Дочка громко всхлипывала, а Блейк, нависая над ней, расстёгивал брючный ремень. При виде Трекера гадостная улыбка на лице подростка сменилась удивлением.
          Ну держись, змеёныш!
          − Ты что удумал, щенок?! − взревел Алан и влепил парню такую затрещину, что тот отлетел в угол комнаты. − Сейчас, сейчас, доченька, я уже здесь.
          Алекс зло сплюнул, потирая ушибленный затылок.
          − Мой папа тебя уроет, козёл. А эта шалава сама в постель напросилась.
          − Что?! Что ты сказал?!
          В голове, будто что-то взорвалось. Алан бросился на подонка. И ничто, даже испуганный плач Джессики, пытавшейся успокоить отца, не могло его остановить. Не понимая, что творит, Трекер осыпал парня ударами, пока тот не затих.

***

          Трекер уже час ковырялся в интернете, неумело тыча пальцами по клавишам, но найти что-то стоящее не удавалось. Увидев бодрствующего хозяина, кот прыгнул на стол, свернулся в клубочек рядом с клавиатурой и громко заурчал. Сейчас Алана раздражало всё. Издаваемый питомцем звук вызвал такое чувство, словно кто-то сверлил ему череп.
          − Послушайте, Сэр Барон, хватит прикидываться перфоратором! − прикрикнул Алан. − И вообще! Если б Венди знала, во что вы превратитесь после её ухода, то прозвала бы вас Сэр Неряха.
          Кот недовольно мяукнул, грациозно потянулся и, показав на грудке чёрное пятнышко, похожее на галстук-бабочку, прыгнул на диван. Остатки изящества ещё сквозили в его движениях, но за последнее время он так изменился, что стал напоминать, скорее, опустившегося выпивоху, чем аристократа.
          Проводив кота взглядом, Алан с досадой покачал головой. Не зря говорят, что животные перенимают черты хозяев. Напрасно он на несчастном зверьке злость срывает. Сэру и так постоянно достаётся. Надо отвлечься. Лучше посмотреть, что в мире творится.
          Алан принялся листать новостные страницы. Внимание привлёк ролик с названием "Жизнь или кошелёк?"
          Опять мигранты кого-то ограбили?
          Трекер кликнул треугольник воспроизведения. На экране репортёр задавал вопросы случайным прохожим.
          − Как вы относитесь к эвтаназии? − спросил он у молодой пары.
          − А разве она не запрещена? − удивился патлатый юноша.
          − В некоторых странах на эту проблему смотрят иначе, чем у нас. И всё же, как вы относитесь к эвтаназии?
          − Ну-у, − парень задумчиво посмотрел на подругу. − Если у человека нет шансов, и это избавит его от мучений, то почему бы и нет? Животных ведь усыпляют, и все это считают гуманным. А если, не дай бог, что-то случится с моей Мэри, − он обнял девушку и чмокнул в щёку, − то я и сам без промедления воспользуюсь такой услугой.
          Ерунда какая-то. Алан поморщился, но всё же не выключил видео, а перемотал его чуть дальше, через возмущение Мэри, которой явно не хотелось, чтобы её усыпляли. Теперь журналист мучил своими вопросами мужчину средних лет.
          − Я врач и, как любой медик, давал клятву Гиппократа. Там в одной из заповедей говорится: "Не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла". Так что это неприемлемо, − ответил тот.
          Алан снова передвинул курсор. На экране появилась пожилая дама.
          − Эвтаназия? Бог даёт человеку жизнь, и никто другой не вправе забирать её. Это убийство! Страшный грех!
          Репортёр задал следующий вопрос:
          − Вы слышали о цюрихском Институте Глобального Здоровья?
          − Не-эт, − покачал головой парень.
          − Что-то смутно припоминаю, − ответил врач.
          − При чём тут здоровье, если мы говорим об эвтаназии? − удивлённо спросила женщина. − Раз там убивают, то этот институт следовало бы в "Дом смерти" переименовать.
          − В Институте исследуют самые передовые медицинские технологии, − явно заученным речитативом произнёс репортёр. − Эвтаназия − одна из многих услуг клиники. Она предоставляется совершенно бесплатно, но только тем, кто готов завещать своё тело науке. Институт оплачивает дорогу до места...
          А, обыкновенная реклама. Алан разочарованно скривил губы и уже собрался нажать на крестик в углу окошка на экране, но следующая фраза заставила его остановиться.
          − ...и самое главное: тем, кто получит высокие баллы в специальном тесте, выплачивается сто тысяч фунтов стерлингов! А таких счастливчиков по статистике порядка восьмидесяти процентов. После подписания договора и проведения процедуры деньги перечисляются на указанный пациентом счёт.
          − Сколько-сколько? − с недоверием переспросил юноша.
          − Да бросьте! − засомневался врач.
          − Сто тысяч фунтов?! − поразилась пожилая женщина.
          − Сто тысяч фунтов! − вытаращился на экран Трекер. − Да за такие деньги...
          Ведь Смерть уже забрала у него и разум, и чувства − ещё там, в искорёженной машине. Кто он теперь? Самый настоящий паразит-вредитель! Скопытится, так никто и не заметит. А вот сто тысяч были бы хорошей помощью его принцессе, наградой за все мучения с ним.
          Трекер разыскал сайт клиники, несколько раз глазами "от" и "до" пробежал страничку, а потом долго сидел, уставившись в одну точку. Взвесив все "за" и "против", он, наконец, решился отослать письмо на указанную в контактах электронную почту.
          − Ну вот, осталось только немного подождать. Скоро всё будет хорошо, дочка... Венди, жди меня, любимая... − еле слышно прошептал Трекер.
          Прикрыв глаза, он погрузился в размышления. Может быть, даже немного задремал. В голове всплыл образ жены. Её лицо светилось тёплым, манящим сиянием, лёгкий ветерок колыхал складки свадебного платья. Какая красивая, прямо сердце щемит. Венди улыбалась, рукой манила к себе, исчезая во внезапно окутавшем её молочном тумане. Алан попытался крикнуть любимой, броситься к ней, но противный писк вырвал его из небытия.
          Трекер вздрогнул и недовольно поморщился. Что ещё?
          В нижнем углу монитора мигал жёлтый конверт. Алан улыбнулся − дочка проснулась, беспокоится. Странно, почему не по телефону?
          Он быстро пробежался по строкам письма и вскочил с кресла. Опять?! Он что, действительно сбрендил? Второе письмо! Или... Неужели Рон выжил?
          Алан нащупал в кармане сигарету и чиркнул спичкой. Не обращая внимания на обжигающий пальцы огонёк, он снова перечитал текст:
          "По их вине ушла Златовласка. Помоги, как тогда, в волшебных пещерах. Ты же знаешь, какими яркими могут быть звёзды".
          На первый взгляд содержание казалось полной бессмыслицей, но Алан понимал -послание предназначалось именно ему, и написать его мог только Рональд.

ЭПИЗОД 4. Несанкционированное проникновение

          Из вершины купола вырвался огромный столб серебристых искр и, озарив запруженную зеваками площадь, устремился в тёмное небо. Толпа восхищённо ахнула.
          Взъерошенный мужчина лет двадцати пяти, не обращая внимание на светопреставление, пробирался сквозь людское море. На краю площади он остановился и огляделся по сторонам.
          − Давай, Шон, пора, − прошептал он себе под нос, глубоко вздохнул и отделился от толпы.
          Стараясь оставаться незамеченным, он обошёл здание Храма. Шон знал этот маршрут как свои пять пальцев, но каждый раз внутри всё равно всё сжималось от волнения. Возле невзрачной металлической двери на заднем дворе он остановился, осторожно подёргал ручку и, достав брелок из кармана, нажал на одну из кнопок. Замок тихо щёлкнул.
          Длинная лестница за массивной дверью вывела к нижнему ярусу подземелий. Шон прищурился. Узкий коридор в тусклом свете дежурного освещения терялся где-то вдали. Чисто! Значит, он всё правильно рассчитал − охранники, как обычно после пересменки лясы в дежурке точат. Прижавшись спиной к шершавой стене − такой же серой, как и его куртка − Шон почти слился с поверхностью и, осторожно ступая, двинулся вперёд.
          Идти пришлось долго. Крадясь на цыпочках, он то и дело останавливался, прислушиваясь к звукам пустого коридора. Пока тихо, но в любой момент может произойти что угодно. Скорее бы добраться!
          Казалось, путь занял целую вечность. Наконец, он достиг места, к которому так сильно стремился, и принялся осматривать стенные ниши.
          Хм, и где?! Не отказала же ему память? Проклятое волнение! Шон запустил пятерню в и без того взъерошенные волосы, взлохматив их ещё сильнее. Куда же подевался этот грёбаный коммуникатор? Времени почти нет, а надо успеть до восхода Мёртвого солнца. Иначе...
          Вот он, родимый! Шон облегчённо выдохнул, сунул руку в одну из ниш и, немного поколдовав, сорвал задвижку. Из образовавшейся дыры хлынул яркий свет, озарив полумрак коридора. На секунду Шон залюбовался искрящейся субстанцией, которая, клубясь, словно дым на пожаре, причудливо двигалась по коробу внутри стены. Красота!
          Удовлетворённо хмыкнув, он достал из-за пазухи прибор и набрал на экране текст. Сегодня у него особая миссия − он должен предупредить Алана Тре... Стоп! Чтобы не проколоться, не стоит это имя даже в мыслях упоминать. Пусть... пусть будет "Гостем"... Нужно предупредить Гостя об опасности! Одному, конечно, тяжко придётся, но не заставлять же других гибнуть. А с ним самим уже и так всё кончено. Шон вздохнул, вытянул из корпуса прибора контактные штыри и погрузил их в искрящуюся массу.
          Внезапный вой сирены чуть не разорвал перепонки.
          − Несанкционированное проникновение! Несанкционированное проникновение! Несанкционированное проникновение! − взревели динамики.
          От неожиданности прибор выскользнул из рук и с дребезгом грохнулся о каменный пол. Шон стиснул зубы. Что за невезение?! В прошлые разы всё как по маслу шло, а ведь сегодня он подготовился лучше, чем обычно. И на тебе!
          Из глубины коридора послышался топот. Группа мужчин в чёрных комбинезонах неслась прямо на Шона. На долю секунды его словно парализовало. Стражи! Уже и оружие подготовили, ублюдки!
          Придя в себя, он рванул прочь. Мысли в бешеном темпе кружились в голове. Ничего не получится! До выхода далеко! Не уйти! Сейчас бы какой-нибудь тайный ход... Да! В прошлый раз он видел рядом дверцу. Не приведёт же она прямо к ним в логово? Должно и ему хоть чуть-чуть повезти.
          Шон резко свернул в узенький аппендикс коридора. Вот она! Быстро справившись с замком, он понёсся вверх по оказавшейся за дверью лестнице. Она вывела прямо в боковой неф у самого выхода из главного зала Храма.

          Шон осмотрелся. Служба закончилась. Жрецов уже не было видно, и лишь немногие прихожане бесцельно слонялись по огромному помещению. Отдышавшись, он стянул с себя куртку и вывернул наизнанку. Теперь она стала ярко красной. Сделав шаг из укрытия, беглец неспешной походкой вышел на улицу.
          Площадь всё ещё была забита народом. Шон смешался с толпой и сделал вид, будто беспечно любуется световой фантасмагорией. Неожиданно он заметил троих стражей, буквально в десяти метрах от себя. Они рыскали среди толпы, вглядываясь в лица.
          Не волноваться!
          Только не волноваться!
          Шон задрал голову, всем своим видом показывая, что стражи ему совершенно безразличны. Но что-то в его поведении всё же привлекло их внимание. Боковым зрением Шон увидел, как один из стражей направил на него излучатель и посмотрел на выплывшую проекцию виртуального экрана.
          "Шон Питерс", − прочитал он по губам стражника.
          Всё, теперь они знают его имя! Он и так был под особым контролем, а после этого...
          Оторвав взгляд от экрана, страж поманил его к себе. Шон удивлённо ткнул в себя пальцем, сделал вид, будто шагает навстречу, но резко развернулся и бросился прочь.
          − А ну стоять! − прозвучало вслед.
          Над плечом блеснул фиолетовый луч и угодил прямо в парнишку в растаманской шапочке а-ля Боб Марли. Боковым зрением Шон видел, как на лице парня застыло недоумение, его тело задрожало, и стало растворяться в воздухе.
          Вот ведь дерьмо!
          Шон пригнулся и рванул в сторону, расталкивая людей. В толпу! В толпу! Вряд ли стражи решатся уничтожить ещё хоть одного человека. Их и за этого по головке не погладят. Жалко парня, ни за что сгинул.
          − Эй-эй, полегче! − густо пробасил кто-то сбоку.
          − Глаза потерял?! Идиот! − послышался женский визг за спиной. − Мог бы и извиниться!
          Не обращая внимания, Питерс нёсся вперёд. Сейчас не до сантиментов! Нужно как можно быстрее пересечь площадь. Там, через дорогу, транспортная капсула − последний шанс на спасение.
          Долгожданный корпус, отливающий матовым блеском воронёного металла, был уже в паре шагов, когда в голове промелькнула неожиданная мысль: они же легко отследят маршрут! Нет, нужно что-то другое!
          У самого входа в капсулу Шон резко нырнул в тень. Пробежав с десяток метров вдоль стены, он скользнул в первую попавшуюся незапертую дверь. Тяжело дыша, огляделся. Обычная забегаловка с выпивкой − в этом районе таких пруд пруди. И самое главное -никого, кроме скучающего бармена. Питерс облегченно выдохнул. Как хорошо, что народ всё ещё толпился на площади. Значит, есть несколько минут, чтобы найти решение.
          Он изучающе посмотрел на бармена. Азиат. Скорее всего, японец. Совсем худенький, с крашеными в ярко-рыжий цвет волосами. Из-под воротника блестит светящаяся татуировка, похожая на собачий ошейник.
          Обрадованный ранним посетителем бармен встрепенулся и с учтивой вежливостью, как это умеют делать только уроженцы востока, поклонился.
          − Длюг-сан зеляет лясслябиться? Виськи, водька? Мозет, тлявка? У Тазуки халё-осяя тлявка.
          Питерс в два прыжка переместился к барной стойке и взгромоздился на высокое вращающееся кресло.
          − Так стё зеляете? − Тазуки расплылся в услужливой улыбке.
          Шон поправил браслет на своём запястье, подмигнул бармену и, склонив голову набок, сделал вид, будто хочет сказать что-то очень важное. Японец придвинулся к нему. Одной рукой Питерс нащупал в брючном кармане брелок и последовательно вдавил нужные кнопки, а другой ухватил Тазуки за шею. Тот попытался вырваться, но пальцы Шона крепко впились в светящуюся татуировку. Из браслета на запястье Питерса вырвался электрический разряд и опутал шею японца точно удавкой. Глаза бармена закатились, руки плетьми повисли вдоль тела, и он без сил опустился на колени.
          В следующее мгновение Питерс исчез. Испарился, оставив после себя лишь груду одежды да облако серых искрящихся песчинок, которые коконом окутали обессилевшего бармена. В безумном вихре сияющие частички носились вокруг несчастного Тазуки, забирались под униформу, вгрызались в кожу, проскальзывали в безвольно приоткрытые рот, глаза, уши, пока полностью не растворились в его теле.
          С минуту Тазуки так и стоял без движения на коленях. Внезапно в нём пробудилась какая-то дремлющая сила. Он вздрогнул всем телом, резко вскинул голову и с шумом вдохнул, будто только что вынырнул из глубокой проруби. Его раскосые глаза распахнулись настолько широко, насколько позволяла их природа. Он с удивлением покрутил головой, словно всё вокруг видел впервые, внимательно изучил раскрытые ладони и, одобрительно кивнув, усмехнулся.

ЭПИЗОД 5. Златовласка, волшебные пещеры и тайник в шкафу

          В детстве Алан и Рон жили в соседних домах. Вместе играли, вместе хулиганили и вместе мечтали. Даже дни рождения у них почти совпадали: Алан был старше Рона ровно на неделю. Мальчишки настолько сблизились, что считали себя не иначе как братьями. Они были единым целым, дополняли друг друга. Бойкий и сильный Ал мог защитить от кого угодно, а весёлый и заводной Рон постоянно что-нибудь придумывал: то пиратский квест замутит, спрятав бутылки с записками-подсказками внутри, то лук из упругой ветки соорудит да устроит соревнование.
          Не обошлось и без серьёзной проверки их дружбы. Когда в классе появилась белокурая красавица Венди Брукс, оба втрескались в неё по уши. Каждый хотел перед ней выделиться, дошло даже до откровенных стычек. А когда друзья-соперники явились к Златовласке − так они прозвали девочку − и потребовали сделать выбор, она только загадочно улыбнулась. Сказала, что из-за мальчишеских споров глупо расставаться с друзьями. Что она и того, и другого обожает, поэтому пусть они оба будут её верными рыцарями. Ребята сначала растерялись, но потом пошушукались и решили, что больше никогда не будут ссориться из-за Златовласки, даже если когда-нибудь потом она выберет одного из них. С тех пор троица стала неразлучной.
          Алан вспоминал эти годы как самые светлые, самые безоблачные. Как же тогда было интересно жить! А сколько времени они провели у заброшенных шахт − выдумщик Рон прозвал их волшебными пещерами. Он сочинял сказки, в которых каждому из друзей находилось место. Даже сейчас, спустя столько лет, эти истории вызвали у Алана невольную улыбку.

***

          − Ой! Ну и влетит же мне от предков! − воскликнула Венди, ощупывая запястье, когда после очередной прогулки в шахты мальчишки провожали её до дома. − Серёжку где-то посеяла. Между прочим, папин подарок на день рождения.
          − Не дрейфь, никто даже заметить не успеет. Сейчас темнеет, а утром разыщем твою пропажу, − уверенно произнёс Алан.
          − Обязательно найдём, можешь спать спокойно, − кивнул Рон.

          Поздним вечером, когда Алан уже залез в кровать, с первого этажа их маленького домика раздались тревожные восклицания. Через пару минут в дверь постучали.
          − Сынок, не спишь? Не знаешь, где Ронни? − прозвучал голос матери.
          − Где-где, дрыхнет давно. Мы ещё час назад попрощались.
          − Вот горе, придётся всё-таки к шерифу обращаться. Бедная Рита.
          Ритой звали маму Рональда. Его отец погиб при взрыве метана на шахте, когда Рон был ещё совсем мальцом, и для матери он оставался единственным смыслом жизни.
          Алан долго ворочался, пытаясь сообразить, куда мог подеваться друг. И тут его осенило. Неужели этот идиот один попёрся в пещеры искать серёжку?!
          Быстро вскочив с кровати, Алан оделся, засунул в карман фонарик и через окно выбрался на улицу. Нужно предупредить Рона, что его хватились, и вместе придумать какую-нибудь историю, иначе точно накажут.

          У шахт, вдали от городских огней, стояла кромешная тьма. Чёрные кроны деревьев вырисовывались на фоне неба, сливаясь в бесформенную массу. Каждый уголок казался засадой, каждый шорох − опасностью, а злобно поблёскивающие сверху звёзды напомнили Алану глаза тысячеглавого чудовища из жуткого фэнтези. Борясь со страхом, он рыскал в неприветливой темноте, выкрикивал имя друга, но кроме колыхания травы и завываний попавшего в ловушку заброшенных построек ветра, ничего не слышал.
          Нога чуть не соскользнула. Алан с трудом удержал равновесие. Подсвечивая фонариком, он принялся рассматривать странное место. Это была яма. Не просто яма, а бездонная пропасть, готовая проглотить любого мрачной, ненасытной пастью.
          Алан лег на самый край и, свесив голову, направил в провал луч света. Откуда взялась эта дырина? Он с ребятами не раз здесь всё облазил и ничего подобного раньше не попадалось. Может, свод старой шахты обрушился?
          Он ещё сильнее свесился над пустотой и, затаив дыхание, прислушался. Показалось, что откуда-то из глубины доносится невнятный стон.
          − Это ты, Рон?
          В ответ прозвучало сдавленное мычание.
          − Держись, брат, я сейчас!
          Яма была около полутора метров в диаметре и не менее трёх в глубину. Цепляясь за рваные края откоса, Алан осторожно спустился. Оказавшись на самом дне, он огляделся. В свете фонаря что-то шевельнулось.
          Рон!
          Он лежал среди обломков острых камней, припорошенный осыпавшейся землёй. Нога неестественно вывернута, правая бровь сильно рассечена, лицо залито кровью.
          − Ты жив?! − кинулся к нему Алан.
          Рональд, похоже, совсем не замечал друга. Широко распахнув глаза, он устремил остекленевший взгляд куда-то ввысь, на лице выступили маленькие капли пота, а губы еле заметно шевелились. Алан наклонился и прислушался.
          − Какие же яркие звёзды... Ничего, кроме них... уже тысячу лет ничего... − доносилось еле слышное бормотание.
          Бредит?
          − Рон! Это я! − испуганно воскликнул Алан. − Очнись!
          Лицо друга дрогнуло.
          − Ал? − губы едва заметно растянулись в нечто, напоминающее улыбку. − Я знал... знал, что ты придёшь.
          − Конечно, не бросать же мне брата. Сильно болит?
          − Не чувствую... Совсем не чувствую тела... И вот... Передай ей это.
          Он разжал ладонь. В луче фонаря блеснула маленькая серёжка.
          − Передам. Я за помощью. Ты только держись!

          Рона увезли в окружную больницу, а через несколько дней и мать Ллойда покинула город. Алан и Венди пытались разыскать друга, расспрашивали родителей, но те лишь пожимали плечами. Поговаривали, что Рита хотела пристроить сына в одну из столичных клиник, но неудачно. Затем она и вовсе перестала звонить. Полностью прервала связь со старыми знакомыми.
          Конечно, друзья не бросали попыток что-то узнать о судьбе Рона, обивали пороги полиции и больниц. Но разве много возможностей у подростков?

***

          Судьба свела их лишь через много лет благодаря счастливой случайности и внимательности Рона.
          Рональд Ллойд в тот день шёл домой в приподнятом настроении.
          "Я их всё-таки сделал! − думал он, вспоминая, как разбомбил оппонентов на университетском симпозиуме. − Надо же было такую ересь проталкивать!"
          Казалось, даже природа напиталась от него радостными эмоциями. Яркое осеннее солнце освещало опавшие листья, делая их похожими на всполохи пламени, а лёгкий ветерок, подхватывая их, играл в кораблики в луже у обочины. Улыбнувшись стайке задорно галдящих детишек, Рональд перехватил заинтересованный взгляд миловидной женщины. А потом заметил человека, чей вид совершенно не вписывался в благостную картину мира. Слегка сгорбив спину, прохожий шёл, уткнувшись хмурым взглядом под ноги.
          Ллойд остановился. Что-то в чертах лица показалось смутно знакомым.
          − Ал?! Вот так встреча!
          − Простите, − мужчина с недоумением посмотрел на Рональда, − мы знакомы?
          − Алан Трекер? Верно? Неужели не узнаёшь, брат?! − воскликнул Ллойд.
          − Рон?
          − А ты что, ещё одним братом обзавёлся? − рассмеялся тот.
          Только сейчас Трекер заметил розовый шрам, пересекающий правую бровь незнакомца именно в том месте, где у лежащего на дне провала друга сочилась кровь. Та же открытая улыбка и непослушная проволока волос, как в детстве. Правда, сейчас их цвет гораздо больше соответствовал фамилии[2].
          − Рон, братишка! − Подпрыгивая от радости, Алан принялся хлопать друга по плечу. − Это ж сколько лет прошло? Тридцать? Сорок? Как ты вообще меня узнал?
          − Тебе от меня ни в каком гриме не спрятаться. Как поживаешь, рассказывай?
          − Нормально. − Трекер замялся и, ощупав лацкан дорогого пальто друга, произнёс: − А ты, я смотрю, неплохо устроился.
          − Не жалуюсь. А вот твое "нормально" мне почему-то не нравится. Может, расскажешь? Надеюсь, десяток лишних фунтов на талии не прибавили тебе гордыни?
          Алан хмыкнул. Рон и в детстве чуял ложь за милю, а язык по-прежнему был острым, как жало.
          − Очередное собеседование коту под хвост, − махнул он рукой. − Второй месяц без работы.
          − Что, в рядах биржевиков не нашлось вакансий? − кивнул Рон. − Говори уж всё, не тяни резину.
          − Да какие там биржевики! Дальнобойщик я, водитель. Рыцарь дорог и буераков... Понимаешь, меня только из-за решётки выпустили. И вот всё как-то не складывается.
          − Ну даёшь! Вот и оставь тебя без присмотра! За что сидел-то, если не секрет?
          − Одному маленькому мерзавцу кабину чуток подрихтовал. Неважно, что было − то было.
          − А как наша Златовласка? − голос Ллойда слегка дрогнул. − Разведка донесла, что вы поженились, это правда?
          − Ага, она тоже здесь. Папаша того ублюдка сначала меня засадил, а затем и Венди с дочкой из Гвентлина выжил. Они уже несколько лет у родственницы. Тут недалеко, в пригороде ютятся, − Алан вздохнул. − Ну ничего, я вернулся, и теперь всё наладится.
          − Дочка? Ого! Хотелось бы на неё посмотреть.
          − Обязательно посмотришь, не отвертишься! Представляю, как Венди от радости прыгать будет, − губы Алана растянулись в улыбке. − А как ты? Семья, дети?
          − Не обзавёлся. Не всем же так везёт на любовном фронте. Я больше по науке − она моя страсть... − Ллойд задумчиво посмотрел на друга. − Значит, рыцарь дорог... Пожалуй, я смогу помочь. У нас на факультете один водитель пару дней назад уволился, характером с деканом не сошёлся. Поговорю, чтобы тебя пристроили на его место.
          − Правда?! Ну, брат, по гроб жизни помнить буду!
          − Да погоди ты, − рассмеялся Ллойд, выбираясь из объятий друга. − Не за что пока благодарить. Пойдём лучше ко мне, я тут буквально в двух шагах обитаю. Посидим, выпьем. Думаю, у нас много чего есть рассказать друг другу.

***

          После той встречи прошло несколько месяцев. Алан сидел на скамейке университетского парка. Пальцы тряслись так, что наполовину выкуренная сигарета выпала прямо на застиранные джинсы с въевшимися маслеными пятнами. Чертыхнувшись, Трекер быстро стряхнул оставшийся столбик пепла и попытался прикурить следующую.
          − Что стряслось? На тебе лица нет, − послышался за спиной взволнованный голос.
          − А, Рон, − подняв голову, Трекер увидел друга и вскочил на ноги. Он бросил сигарету на дорожку к десятку уже валяющихся там окурков и принялся топтать её. − Этот мерзкий Либендор вышвырнул меня, точно какой-то мусор! Сколько я продержался на этом месте?! Даже полугода не прошло! Ей богу, каждому встречному готов сейчас глотку порвать!
          Кайл Либендор − декан факультета, на который Ллойд устроил Алана водителем − в университетском кругу слыл самодуром. Поговаривали, что как учёный он полная посредственность, видимо, поэтому у него и развился "комплекс маленького царька". При любой возможности Либендор старался показать свою власть, унизить подчинённого, и чем больнее получалось нажать на жертву, тем больше удовольствия он испытывал.
          − Что он сделал?
          − Что-что... Уволил меня ко всем чертям! Сказал, что в таких уродах университет не нуждается! − выпалил Трекер.
          − Хм, − Рональд нахмурился. − Поедем-ка ко мне. Спокойная обстановка больше располагает к беседе.

          Кабинет и правда располагал. Высокие книжные стеллажи блестели полировкой, а в кожаном кресле можно было утонуть. Алан отказался от кофе с коньяком и теперь нервно бегал по мягкому и явно дорогому ковру. Рон не перебивал, из-за чего Трекер распалялся всё сильнее.
          − Понимаешь, он откуда-то узнал о моей отсидке. Обозвал маньяком и сказал, что человека, избивающего подростков, не то что на работе держать, а на милю нельзя подпускать к учебным заведениям! − Трекер, эмоционально жестикулируя, курсировал вдоль стеллажей. − А когда я попытался рассказать, что тот маленький подонок чуть не изнасиловал мою девочку, Либендор наорал на меня и выставил за дверь. Даже слушать не стал! Сволочь!
          − Постарайся успокоиться, Ал.
          − О чём ты? Только начало всё налаживаться, а тут шмяк тебя − и харизмой об асфальт! Да ещё в такой день.
          − В какой такой?
          Алан сделал паузу и поморщился.
          − Да годовщина нашей свадьбы.
          − Сегодня? Правда? Поздравляю! Знаешь что, ты всё же успокойся и возьми вот это.
          Ллойд достал из ящика письменного стола несколько купюр. Алан протянул руку, но тут же её отдёрнул.
          − Что ты, Рон, я не могу...
          − Бери-бери! Или считаешь, я не имею права сделать лучшему другу подарок на такое событие?
          − Имеешь.
          − Тогда за чем дело стало? Купи ей шикарный букет, пригласи в ресторан. Для удобства можешь мою машину взять.
          − Твой лимузин?
          − Ну да. А что тут такого? Ты ей пока ни о чём не рассказывай. Отдыхайте, празднуйте, а я как-нибудь надавлю на этого кретина Либендора, попробую уладить твою проблему.
          Трекер, с благодарностью посмотрел на Рона. Проблемы... проблемы... И какой идиот придумал, что без них жизнь становится пресной? Вот без друзей − да. Без них жизнь вообще ничего не стоит.

          Удивительно, но всего за три дня до этого они общались с Ллойдом в этом же кабинете, и тогда Трекеру приходилось успокаивать друга.
          − Этот наглец присвоил открытие Штерна! − негодовал Ллойд. − О той работе не знал никто. Ты только посмотри, насколько этот гад терпелив и осторожен. Уже пять лет, как профессор умер. Это ж надо столько выжидать, чтобы потом всё захапать и подписать своим именем!
          − Не понял. Кто он? Как украсть то, о чём никто не знает?
          − Я знал Штерна. Альберт был моим другом, можно сказать, вторым отцом. После той истории в шахте, мы с матерью уже руки опустили, а он четыре года со мной провозился. Если б не его упёртость, сидеть бы мне до сих пор в инвалидном кресле.
          − Ты никогда не рассказывал об этом.
          − Ещё бы! Я тогда ни разу с вами и не связался, боялся напоминать о себе, пока не стану таким, как прежде. Но как же я мечтал рвануть в родной Гвентлин, когда болезнь отступит, и обнять вас! Вот в то время Штерн и пристрастил меня к математике, всю жизнь мою перевернул. Он стал для меня не просто другом − вторым отцом. Эх, какой был человек! − Рональд придвинул к себе большую чёрно-белую фотографию в металлической рамке и с теплотой посмотрел на изображение пожилого мужчины с пышными седыми волосами и умным взглядом. − Его отец всю жизнь проработал простым санитаром то ли в хосписе, то ли в приюте для стариков, а он вон чего добился... В любой сфере медицины, за что бы ни брался, всё получалось. Редкого ума человек, понимаешь? Гений! Столько жизней спас! А вот за своим здоровьем не очень-то следил.
          − Так всегда, − согласился Трекер. − Сапожник без сапог...
          − Когда у него обнаружили рак лёгких, стадия была уже неоперабельной. Альберт пришёл ко мне, сидел в том же кресле, что и ты сейчас. Учёный до мозга костей. Сказал, у него есть некоторые соображения по излечению рака. Радовался, что обзавёлся идеальным добровольцем для исследований. На себя намекал. Отказался от химиотерапии, утверждал, что это помешает его работе. Ничего ведь не боялся! Его пугало только то, что может не успеть.
          − А если Штерн свою работу не закончил? Как, говоришь, зовут этого вора?
          − Неважно. Пока не уверен на все сто, не хочу называть имени. Могу сказать только, что это один из ассистентов, и у него была возможность познакомиться с исследованием.
          − А может, это совместный труд? Или ассистент воспользовался идеями Штерна и сам доводил их до ума все эти годы?
          Лицо Ллойда раскраснелось от возмущения.
          − Да у него кишка тонка! Он действительно хороший исполнитель. Но практик. В теоретических же изысканиях − полный ноль. А тут на тебе, выдал... Слышал, как умер профессор?
          − Рак, ты же сам сказал.
          − Нет. Полицейские нашли на мосту его пиджак с запиской, в которой он просил никого не винить в своей смерти. Неделю тело искали, да всё без толку. Решили − Темза унесла. Нечисто что-то в этой истории.
          − Да всё ясно. При раке такие боли бывают... У моего соседа по камере из-за этого мать повесилась. Может, и профессор...
          − Только не Штерн! Я бы знал об этом. Последние два месяца его жизни мы чуть ли не каждый день общались − он консультировался по одному проекту с нейросетями. Даже в такой ситуации был неистощим на идеи. Не удивлюсь, если в скором времени и эта работа всплывёт под чужим именем.
          − Рон, а ты посмотри с другой стороны, − улыбнулся Трекер. − Даже если всё, как ты говоришь. Ну, украл кто-то эту работу, ну, присвоил. Но открытие-то увидело свет. Думаешь, профессор, сидя на небесах, больше бы радовался, если б его детище умерло вместе с ним?
          − Может, ты и прав, − выдохнул Ллойд. − Но я всё равно выведу этого жука на чистую воду. Вчера я уже встречался с ним и в глаза сказал всё, что о нём думаю... Ладно, давай выпьем, помянем моего друга и учителя.
          − Только пару капель − завтра за руль.
          − Естественно. У меня тут кое-что припасено. Я как-то оказал услугу одной корпорации − помог найти ошибку в алгоритме. Вот они меня и отблагодарили.
          Ллойд подошёл к стеллажам и нажал на выступ. Только сейчас Трекер обратил внимание, что между некоторыми томами стоят деревянные плашки с красиво выведенными буквами. Видимо, они делили книги в алфавитном порядке. Рональд последовательно вдавил деревяшки с литерами W, E, N, D и Y. Одна из полок отъехала в сторону, открыв потайную нишу в стене.
          − Венди? − удивился Трекер.
          − Заметил всё-таки, − усмехнулся Ллойд. − Извини, для меня это имя до сих пор как музыка.
          − Для меня тоже, − улыбнулся в ответ Алан.
          Рональд пошарил в нише и отодвинул кипу каких-то документов.
          − Кстати, в этой стопке достаточно материала, чтобы доказать авторство Штерна, − похлопал он по бумагам. − А, вот и она!
          Ллойд достал из темноты пузатую бутылку, покрытую слоем пыли. Дунул на неё и протёр ладонью, очистив серебристый барельеф головы оленя с раскидистыми рогами.
          − Далмор 62. Односолодовый шотландский виски. Настоящее жидкое золото! Производство сорок второго года, но некоторые спирты датируют аж девятнадцатым веком. Знаешь, сколько стоит?
          − Откуда?
          − Больше сорока тысяч фунтов!
          − Ничего себе! Мне на это почти год корячиться, не разгибаясь.
          − Вот и я говорю: недёшево. Двенадцать таких бутылок продали на аукционе в Суррее. Представляешь, один из покупателей тогда сразу же открыл виски и тут же распил со своей компанией. Мы ведь не хуже того парня? − подмигнул Ллойд, откупоривая бутыль.

          Неожиданно всплывшее воспоминание тут же испарилось. Заручившись обещанием Рона поговорить с деканом, Трекер представлял, как в его жизни всё снова наладится. Покручивая на пальце ключи, он быстрым шагом шёл, нет, почти бежал к автомобилю. Казалось, после слов друга у Алана выросли крылья.
          Рон прав − он пока ничего не расскажет Венди. За последние годы она от него видела так мало хорошего, зачем же снова её расстраивать, да ещё в такой день? Нет, сегодня всё будет по-другому!
          А затем появился этот человек. Он выскочил откуда-то из темноты. Не успев отреагировать, Трекер столкнулся с ним и растянулся на мокром асфальте. Ключи выскользнули из руки и чуть не свалились в решётку водостока.
          Алан чертыхнулся, присел на корточки и метнул на прохожего недовольный взгляд. Вот же принесла нелёгкая! И откуда он тут взялся, ведь явно бездомный? Одежда мятая, лет сто не стиранная. Нос какой-то приплюснутый, наверное, от приятелей-конкурентов в борьбе за бутылку схлопотал. Грязное лицо изъедено морщинами, в глазах растерянность.
          Их взгляды встретились, и бродяга тут же бросился прочь.
          Глядя вслед растворившемуся в темноте бездомному, Алан снова выругался. Хорошо хоть ключи не провалились. Он попытался привести в порядок пиджак, который друг вручил ему "для солидности". Всё без толку, такая одёжка теперь только для гардероба того бомжа и сгодится. И что Рону говорить? Да ладно Рон, как он в таком виде перед Венди покажется? В ресторан называется, привёл... Придётся в рубашке идти, благо не зима.
          Потом Трекер несколько минут пытался открыть автомобиль, дверь которого так некстати заклинило. Казалось, всё вокруг пыталось уберечь от грозящей беды, но Алан думал только об одном: в этот вечер он должен подарить Венди настоящий праздник!


          

[2] Ллойд, от валлийского слова 'Llwyd' − серый, седой.

ЭПИЗОД 6. Смерть умным и богатым!

          Перегородки делили офисный зал "Дейли Обзёрвер" на маленькие закутки, заставленные компьютерными столами, принтерами, факсами и вечно звенящими телефонами. Вокруг громоздились кипы бумаг, а столешницы заполняла разная канцелярская мелочёвка. Кресла газетчиков втискивались в эти загоны с большим трудом, но сотрудники издательства, занятые повседневной суетой, уже привыкли к тесноте и практически не замечали её.
          При взгляде сверху офис можно было принять за большую шахматную доску с множеством клеток, где невидимый игрок безостановочно передвигал фигуры журналистов, фотографов и редакторов по не известным никому правилам.
          Гул не давал сосредоточиться. Джессика Трекер сидела в своём "загоне" и бессмысленно смотрела в монитор. От долгого бездействия на экране давно активировалась заставка, на которой, затейливо переплетаясь, двигались кривые высшего порядка. Джессику это совершенно не волновало. Её целиком поглотили собственные мысли, закрученные, быть может, похлеще этих математических линий. Радость, перемешанная со страхом ответственности, переполняла. Ведь теперь она самый настоящий редактор, хоть и маленькой, зато собственной колонки!
          Джессика позволила себе помечтать. Если мысли отпускаешь, они начинают множиться, ветвиться, цепляться друг за друга, разрастаясь в густые дебри, в которых легко заблудиться. А сейчас было просто необходимо отвлечься или расслабиться, иначе завистливые взгляды тех, кто считал внезапный взлёт молодой журналистки незаслуженным, начинали прожигать спину.
          Утром, когда Джессика только пришла на работу, все уже бурно обсуждали увольнение Тима Картера. Несколько раз он помог Джессике организовать важные интервью, и с тех пор они были накоротке. Не то чтобы Джессика и Тим дружили, просто они не подначивали друг друга по мелочам, как это было принято в редакции. Отношения здесь вообще больше походили на паучьи разборки в стеклянной банке.
          Тим работал в отделе криминальных новостей. Совсем ещё юный, маленького росточка, щуплый, в очочках и стоптанных кроссовках − типичный ботан. Но при этом он был шустрым, как пуля, активным и вездесущим. Если б у людей работоспособность зависела от качества топлива, как у автомобилей, можно было бы подумать, что Тим имел доступ к заправке с каким-то инновационным супергорючим. Он шлёпал репортажи как горячие пирожки. Причём все сюжеты были настолько яркими, что о них сразу начинали говорить. Всего за пару лет ему удалость обрасти связями и в криминальных кругах, и в полиции.
          Не так давно в городе появился новый, совершенно необычный наркотик. Он творил такие невероятные вещи с мозгом, что однажды попробовавший его человек уже не мог обойтись без этой дури. Полиция ломала голову, пытаясь понять, откуда взялся и как распространяется этот препарат. Ну и, естественно, неугомонный Картер взялся за расследование.
          − Тут такое наклёвывается! − рассказывал он со свойственной ему эмоциональностью. − Просто ахнете, когда узнаете, кто в этом замешан! Кстати, Джесс, твоих звёздных клиентов в этом деле тьма-тьмущая. Если всё получится, мне точно какую-нибудь премию дадут. Может, даже Пулитцера.
          И вот пару дней назад полицейские подобрали Тима на улице с симптомами сильнейшего наркотического опьянения. А сегодня мистер Кейси − главный редактор − объявил, что такие люди, как Картер, не должны трудиться в его газете.
          Главред был явно неравнодушен к Джессике, но как мужчина ей абсолютно не нравился, совершенно не вписывался в выстроенные в мечтаниях идеалы. Джессика вздохнула. Хорошо, что этот прилипала Кейси не знает о пристрастии её отца к алкоголю, а то наверняка воспользовался бы. А если б после этого она не повелась на его домогательства, то и вовсе вышвырнул бы на улицу. Если б папа тогда погиб, насколько бы всё было проще!
          Неожиданно вынырнувшая мысль испугала, и Джессика погнала её прочь. Это она и только она виновата во всех бедах семьи. Все её заботы и стыд за отца ничто по сравнению с тем, что пришлось испытать ему. А всё этот Блейк! Правда, в то время она была всего лишь несмышлёным подростком. Все девчонки в классе тогда вздыхали об Алексе: главный заводила, симпатяга, да ещё и богач. Конечно, Джессике хотелось показать подругам, что она самая лучшая, что именно с ней захочет дружить Алекс.
          На той вечеринке Блейк затащил её в комнату. Джессика была совсем не готова к такому повороту. Алекс наорал на неё, ударил и разорвал одежду. От неприятных воспоминаний бросило в дрожь. Если б не папа, ещё неизвестно, чем бы всё закончилось.
          Неужели все мужчины такие? Не хочется в это верить. Нет, Джессика обязательно найдёт того, своего. Лучшего и любимого. А ещё − богатого и красивого. А как иначе? Он влюбится в неё до безумия и никогда не посмотрит на других. Даже на таких, как...
          Джессика покосилась на редактора женской колонки Линду, на её откровенный вырез, ухоженные красные ноготки, и усилием воли вернула себя в мир грёз. Да, он будет прекрасным любовником. Ей непременно повезёт!
          − Эй, Джесс! − услышала она оклик. − Хватит пялиться в монитор. Или думаешь высмотреть там богатенького жениха?
          Это была Рози − её лучшая подруга. В отличие от стройной и высокой Джессики, чернокожая Рози с тысячей косичек на голове была пухленькой коротышкой, но все её физические недостатки с лихвой перекрывал весёлый нрав. Они познакомились ещё в университете, жили в одной комнате в студенческом кампусе, а сейчас вместе снимали квартиру. Именно благодаря Рози ей удалось устроиться в "Дейли".
          − Ой, прости, задумалась, − улыбнулась подруге Джессика.
          − Скорее, отключилась − уже третий раз тебе зову. Кстати, чем, по-твоему, газета лучше компьютера? − с серьёзным лицом спросила Рози, глядя на заставку.
          − Ну?
          − Невозможно заснуть, прикрывая лицо монитором, − рассмеялась Рози. − Такая акула пера должна бы знать об этом.
          Джессика скорчила забавную физиономию.
          − Скорее уж дятел клавиатуры.
          − А тебе известно, подруга, что теперь ты у нас знаменитость?
          Джессика вопросительно посмотрела на Рози.
          − Точно-точно, − закивала та. − Иду, значит, вчера с работы, а впереди − две девчушки лет пяти-шести, судачат о чём-то. А у меня ж рефлекс профессиональный − ушки на макушке, ни одна новость мимо не пролетит. Типа случайно подхожу ближе. Прислушалась, детишки обсуждают интервью своей любимой актрисы. Как её? Ну такая, с мультяшными глазами.
          − Китти Хаксон?
          − Во-во, она. Так вот, в интервью эта Хаксон сообщила, что скоро станет мамой.
          − И при чём тут я?
          − Да ты слушай. Одна девочка и спрашивает: интересно, как Китти узнала о ребёночке, ведь даже животика ещё нету? А другая ей в ответ: да наверняка у Джессики Трекер прочитала, она об этом ещё неделю назад писала, − рассмеялась Рози, задорно опрокинув голову.
          − Да ну тебя, − махнула рукой Джессика. − Хлебом не корми − дай поизмываться над наивной девушкой.
          − Кто измывается? Это я тебя на боевой лад настраиваю. Думаешь, зачем я пришла? Тебя наш мистер Забота вызывает. Наверное, ещё какую-нибудь хитрость придумал, чтобы в постель затащить.
          − Не пройдёт. Я кремень!
          − Ну-ну, все так говорят.
          Мистером Заботой Рози называла Саймона Кейси. Хотя ему было за пятьдесят, среди женской части коллектива он прослыл ловеласом, падким на молоденьких сотрудниц.
          Рози была ещё студенткой, когда попала на практику в "Дейли". Кейси тогда приметил весёлую девушку и предложил работу на постоянной основе. Завязался роман. Кейси покрутил с ней любовь пару месяцев и, потеряв интерес, переключился на новую пассию. Джессика помнила, как подруга несколько ночей плакала в подушку. Рози ни на что не жаловалась, но было видно, как ей тяжело дался этот разрыв. Через пару недель она всё же смогла себя перебороть и даже осталась работать в "Дейли".
          Когда Джессика однажды зашла к Рози в редакцию, Кейси случайно заговорил с ней, а выяснив, что она по профессии журналистка, пригласил попробовать себя в качестве репортёра в его газете. Предложение было заманчивым − когда ещё такой шанс подвернётся, но Джессика засомневалась. Понятно, что она не окажется в положении подруги, такого никаким кейси не удастся. То, что редактор пытается к ней подкатить, было видно невооружённым глазом. А ради своей выгоды делать больно близкому человеку совсем не хотелось. Но, узнав о разговоре, Рози, наоборот, обрадовалась и настояла на том, чтобы Джессика согласилась.
          Джессика подозревала, что собственная колонка была одной из попыток Кейси расположить её к себе и сделать зависимой от его воли.
          − Ещё посмотрим, кто кого! − буркнула она, выбираясь из кресла.

***

          − Вызывали, босс? − заглянула в кабинет Джессика.
          Кейси с кем-то громко общался по телефону.
          − Заходи-заходи, сейчас закончу, − кивнул редактор, продолжая разговор: − ...знаешь, Фил, заголовок у тебя просто шикарный. Вот если б ты к нему ещё хоть мало-мальски читабельный репортаж прикрутил... Дохлая муха интересней, чем твоя стряпня. Угу... О чём ты? Даже если мыслей нет, ты должен уметь их выразить, да так, чтобы привлечь читателей. В том и суть журналистского мастерства. Всё! У тебя сутки! − Бросив трубку, Кейси радостно вскочил и принялся расхаживать вокруг Джессики. − Меня тут идейка посетила. Если сможешь её реализовать − как пить дать звездой станешь.
          Джессика недоверчиво склонила голову набок.
          − Так уж и звездой?
          − Не веришь? Наклёвывается о-очень интересное расследование. Вопрос серьёзный, предлагаю вечерком в ресторане всё обсудить.
          Кейси окинул Джессику масленым взглядом и попытался приобнять за талию.
          − Заинтриговали, но сегодня никак. − Она ловко выскользнула из рук редактора и шагнула в сторону. − Я договорилась об интервью с медсестрой, которая готова рассказать об аборте Хоси Ямады.
          − Той самой японочки, что подозревают в связи с сэром Артуром? − встрепенулся Кейси.
          − Ага.
          − Что ж, неплохо. Для любителей посплетничать − самое то, − похвалил редактор и, немного подумав, шутливо добавил: − Вечно у тебя отговорки. Ты их специально придумываешь, да? Дуришь меня, наверное? Смотри, осерчаю.
          Она сделала обиженное лицо:
          − Что вы! Вспомните, я сама предлагала отпраздновать моё назначение за бокалом вина.
          Так оно и было. В тот день Джессика случайно подслушала телефонный разговор шефа с женой. Выяснив, что он не сможет принять приглашение, она и позвала его в бар. Игра в кошки-мышки продолжалась уже несколько месяцев. Кейси становился всё более настойчивым, и Джессика понимала, что ничем хорошим это не закончится. Оставалось надеяться, что совсем скоро она станет известной журналисткой, и тогда любое издательство её примет с распростёртыми объятиями.
          А работала она действительно хорошо. Появились читатели, которые покупали газету только из-за её статей. Джессика трудилась в "Дейли Обзёрвер" почти два года. Сначала она была на подхвате, затем ей доверили написание маленьких статеек, потом интервью со знаменитостями, ну а теперь и целую колонку.
          − Было такое. − Кейси, поморщившись, почесал затылок. − Мне кажется, моя старушка всегда чувствует, когда я... Ладно... − Он подошёл к письменному столу и достал папку с бумагами. − Я тут кое-что подготовил. В последнее время появилась нехорошая тенденция: стали часто умирать или пропадать без вести учёные, богачи, политики − в общем, всякие знаменитости. Подозрительно, да? Знаменитости − твоя тема. Конечно, для такого перспективного материала стоило дать тебе в помощники нашего спеца по расследованиям, но сама знаешь, что этот Картер учудил. Если раскрутишь дело раньше других − будет бомба. И название можно придумать какое-нибудь звучное. Типа "Опасно ли быть умным?" или "Хочешь умереть? Стань богатым!". Ну, что-нибудь в таком духе.
          − Считаете, по миру бегают фанатики-убийцы с лозунгом "Смерть умным и богатым!" и крушат всех направо и налево? − усмехнулась Джессика.
          − Зря смеёшься. Посмотри на Дайсона. Он ведь твой клиент?
          Джессика с улыбкой вспомнила, как пару месяцев назад брала интервью у этого миллиардера. На стандартный вопрос "Как вам удалось добиться такого успеха?" он ответил весьма неожиданно. Точнее, странно усмехнулся и заявил, что деньги не значат ничего, важна лишь усердная работа. Джессика тогда по-настоящему удивилась. "Вы серьезно?" − спросила она. "Нет, естественно! − рассмеялся Дайсон. − Но я смог убедить в этом своих подчиненных".
          − Мой, − кивнула Джессика. − Очень интересный мужчина. А что с ним не так?
          − Вот, взгляни на своего "интересного". Думаю, сегодня в новостях объявят.
          Кейси открыл папку и вытащил несколько листов. Джессика впилась взглядом в текст.
          − Исчез? − Она удивлённо посмотрела на редактора. − Похищение, да? Выкуп ещё не требовали?
          − Нет, и не думаю, что потребуют. Скорее всего, он уже мёртв, как и все остальные. Держи папку. Дайсон такой не один.
          − Интересненько!
          − Слава богу, сообразила, наконец. Ладно, иди трудись, детка. Потом меня отблагодаришь. Главное, атмосферу погуще нагнетай − новости живут только до тех пор, пока вокруг них слухи растут.
          − Спасибо, босс.
          Джессика в задумчивости вышла из кабинета. И как она сама не обратила внимания на эти исчезновения? Какой она после этого журналист? Сразу вспомнились три известных человека, которые ушли из жизни меньше, чем через месяц после беседы с ней.
          Вернувшись в свой закуток, Джессика тут же принялась разыскивать в интернете новости о Роберте Дайсоне. Оказалось, что последним официальным мероприятием, где появлялся миллиардер, был Нобелевский банкет. После этого он ни с кем, кроме сотрудников своей компании, не контактировал. Говорят, запирался в кабинете и подолгу сидел там, не желая ни с кем общаться. А через несколько дней и вовсе исчез. Дал выходной водителю, сам сел за руль и умчался неизвестно куда.
          Джессика нашла интервью с двумя людьми, замеченными на банкете в компании Дайсона. Это были нейрохирург Клаус Кёлер и четырежды нобелевский лауреат Малколм Фриз.
          Как рассказал Кёлер, он обсуждал с пропавшим своё последнее исследование. Утверждал, что работа заинтересовала Дайсона, и тот даже пообещал выделить на неё денежный грант. Профессор сокрушался и очень удивлялся столь странному исчезновению потенциального спонсора.
          Малколм Фриз сообщил, что этот "неутомимый меценат, радеющий о развитии современной медицины", обратился и к нему. Они договорились о сотрудничестве, но, к сожалению, сэр Роберт так и не вышел на связь.
          Как же можно было пропустить такую новость? Позор!
          Интернет пестрел самыми разными версиями случившегося. Говорили о связях Дайсона с мафией, о неизлечимой болезни, о его участии в неудавшемся государственном перевороте и даже о том, что он решил стать буддийским монахом. Расследование взял под личный контроль сам Генри Бёрнс, глава NCA[3]. С ним Джессика тоже была знакома: две недели назад брала у него интервью.
          Она набрала имя Бёрнса в строке поисковика и, не веря глазам, замерла − час назад вертолёт с шефом NCA на борту потерпел крушение. Предварительная причина катастрофы − технические неполадки в системе навигации. Не выжил никто.
          Вот так да! Кейси прав − что-то здесь нечисто. Бёрнс не последний человек в силовых структурах страны. Разве могли такой шишке дать неисправную технику?
          − Ну, как твои бастионы? − послышался за спиной голос Рози.
          Джессика с удивлением повернулась к подруге.
          − Какие ещё бастионы?
          − Я о Кейси.
          − А! Держатся.
          − Ну и зря. Знаешь, он порой может быть очень даже щедрым.
          − Зачем это мне? Он же типичный офисный плейбой: получил, что хотел, и вперёд на новый приступ.
          − Не скажи. Видно же, какие он на тебя страдальческие взгляды бросает. Поверь, я его достаточно хорошо изучила. К другим он совсем иначе относился. Похоже, втюрился в тебя наш сердцеед точно пацан. Небольшой шажок навстречу − и сможешь верёвки из него вить. Детей у него нет, жена из персика уже давно в курагу превратилась. По большому счёту их ничего не связывает, так что всё в твоих руках. Захочешь, сможешь стать миссис Кейси. Чем плохо? Будут у тебя и наряды, и брюлики, и поездки в шикарные отели на тёплых морях. А если нужно − любовника смазливенького заведёшь. Красота! Эх, будь я на твоём месте, так развернулась бы...
          − Издеваешься, да?
          − Почему же?
          − Ну ты даёшь! Я и так через себя перешагиваю, когда улыбаюсь его скабрезным намёкам. Считаешь, я пошла в журналистику ради золотых платьев? Я хочу вскрывать пороки и вытаскивать всякое дерьмо наружу, чтобы все знали, кто и что портит нашу жизнь. Мечтаю сделать мир хоть капельку лучше. Можешь смеяться, но я действительно верю, что смогу с этим справиться.
          − Обалдеть! Прям облачко из сахарной ваты, − усмехнулась Рози. − Ну-ну, посмотрим, где будет твой идеализм через пару-тройку лет. Святых среди людей нет. Поверь, каждый имеет свою цену.
          − Вот и посмотрим, − обиженно насупилась Джессика.
          − Ладно, забей. Это я так... Лучше расскажи, чем ты тут занимаешься? − сообразив, что зацепила подругу за живое, Рози перескочила на другую тему и с любопытством посмотрела на экран. − Бёрнс? Слышала. А ты опасный человек, Джесс. Люди после общения с тобой мрут, как после чумы. Шучу. Может, по кофейку?
          − Не, не сейчас.
          Джессика вздохнула. Даже Рози уже знает об аварии. Об этих исчезновениях, наверное, тоже. Она одна тут как дурочка слепоглухонемая? И о какой карьере можно мечтать? Надо собраться, взять себя в руки.
          − А я схожу. Дома вечером поболтаем. Надеюсь, после разговора с тобой я выживу? − рассмеялась Рози и направилась в буфет.
          Не умирают же люди, в самом деле, из-за того, что поговорили с ней? Конечно, нет! Неужели за знаменитостями действительно идёт охота?
          И тут в голове Джессики всплыли слова Картера: "Ахнете, когда узнаете, кто в этом замешан! Кстати, Джесс, твоих звёздных клиентов здесь тьма тьмущая..."
          А ведь он и о Бёрнсе спрашивал! Эти дела как-то связаны? Наркотики − бизнес серьёзный, за него любого в бетон закатать могут. Нужно срочно поговорить с Тимом!


          

[3] The National Crime Agency (англ.) − Национальное Криминальное Агентство, аналог американского ФБР в Великобритании.

ЭПИЗОД 7. Рукопись профессора Ллойда

          Похоже, научная деятельность давала профессору Ллойду неплохой доход при жизни, раз он смог позволить себе квартиру в Белгравии. Это была даже не квартира, скорее таунхаус, который занимал все четыре уровня подъезда и имел отдельный вход.
          Трекер уже третий день вертелся на Итон-плейс вокруг дома Ллойда. Письмо покойного друга никак не давало ему покоя. И не только письмо. Последнее время одна не очень приятная мысль постоянно вертелась в голове. Понятно, что Рон знал Венди с детства, но этот вечно несчастный взгляд при упоминании о ней. И шифр в кабинете... Неужели Рон посчитал их с женой предателями и через столько лет решил отомстить? На работу специально Алана устроил, чтобы поближе быть. Лимузин проклятый подсунул. А может, он планировал избавиться как раз от Алана, но что-то пошло не так? Или нет − он хотел убить именно Венди, чтоб Трекер промучился всю оставшуюся жизнь. Но тогда зачем весь этот цирк с письмами? Хотя Рон умный, профессор, как ни крути. Может, задумал что-то изощрённое, чтоб потом побольнее ковырнуть, а сам сидит сейчас где-нибудь в укромном местечке и посмеивается?
          Трекер поморщился. Тьфу! Что за бред опять в голову лезет? Это же Рон! Ронни Ллойд − его лучший друг. Брат! И в живых его уже нет. Мало того, смерть эта неслучайна. Вне всякого сомнения, его убили, а до того где-то держали против воли. Может, даже пытали. Именно такой вывод напрашивается из писем.
          Только спьяну можно было подумать, что письма писал покойник, или что Рон чудесным образом воскрес. Наверняка существует море всяких программок, которые отправляют послания с задержкой по времени. Любой школьник такую на просторах интернета раздобудет, а для учёного-кибернетика это и вовсе труда не составит. Скорее всего, сообщения пришли так поздно из-за сбоя программы или из-за какой-то ошибки. Не мог же Рон, в самом деле, просить помощи для себя уже мёртвого?
          Другу Алан помочь уже не сможет, но разобраться во всём и найти убийц Рона и Венди он должен. Да-да, и Венди тоже! Ведь из последнего письма однозначно следовало, что именно похитители виноваты в её смерти. Во что бы то ни стало нужно их покарать!

          Дверь в доме Рона была до сих пор опечатана. Алан прочитал текст на висевшей рядом листовке: "Вход без представителя департамента полиции воспрещён!" Странно, со дня его смерти прошёл почти год, а жильё так никто и не занял. Неужели власти всё ещё разыскивают законных наследников?
          Нарезая очередной круг, Алан понял, что не он один проявляет интерес к квартире. Он насчитал троих подозрительных мужчин, которые тёрлись вокруг и что-то высматривали. Пару раз Трекер даже чуть не столкнулся с ними. А прошлым вечером ему показалось, что в окне блеснул свет, словно кто-то обследовал квартиру карманным фонариком. Если Алану не померещилось, то этим людям удаётся проникать в дом, не нарушив ленты с печатью. Но как? Черный ход?
          Стараясь держаться в тени, Алан снова обошёл дом. Во дворе обнаружилась металлическая дверь с зарешеченным окошком. Трекер осторожно подёргал ручку. Заперто. В ожидании темноты он устроился в укромном месте и принялся наблюдать за входом.
          Ближе к девяти вечера появился один из "конкурентов" − долговязый детина со впалыми щеками, и направился к таинственной двери. Озираясь по сторонам, он осторожно отомкнул замок и скрылся в черноте проёма.
          Мысль о сквоттерах[4] Трекер отмёл сразу: они бы уже давно заселились, а у этого парня даже ключи есть. Полиция? Тоже вряд ли. Долговязый шёл, точно вор − суетливо, с оглядкой и непонятным страхом в глазах. Может, он как-то связан с убийцами Рона? А вдруг он и те двое и есть убийцы?
          Сквозь окна Алан видел, что кто-то, как и вчера, обходит все уровни квартиры, обшаривая пространство лучом фонаря. Примерно через полчаса незнакомец закончил рейд, вышел на улицу, снова с опаской огляделся и запер дверь.
          Трекер незаметно последовал за ним. Долговязый добрался до дороги и приблизился к машине, скрывающейся в тени раскидистого дерева.
          − Что там, Пит? − послышался тихий мужской голос из автомобиля.
          − Да ничего, показалось, наверное.
          Раздался хлопок закрывающейся двери.
          Алан подкрался ближе. В такой темноте увидеть что-то заслуживающее внимания не удалось, но кроме Пита он заметил в салоне контуры ещё двух человек.
          Точно трое, и все сейчас здесь. Явно кого-то выслеживают. Или просто не могут найти что-то важное, потому и не уходят? И тут Трекера осенило. Ну конечно! Тайник в кабинете Рона! Эти люди связаны с таинственным ассистентом, присвоившим открытие Альберта Штерна!
          Разрозненные кусочки пазла сложились в цельную картинку. Чтобы избежать разоблачения, злодеи похитил Рона, пытали его, хотели заполучить собранный компромат. А когда ничего не вышло, устроили аварию.

***

          Когда Алан ехал к дому друга, то даже не понимал, зачем это делает. Может, просто хотел ещё раз побывать там, где они виделись последний раз? А может, подсознательное желание помочь, откликнуться на письма, толкнуло его на этот шаг? Или хотелось отбросить прочь дурацкие мысли о виновности друга?
          Поначалу Трекер совершенно не планировал забираться в дом, но сейчас был твёрдо уверен − ему необходимо проникнуть в кабинет. Он чувствовал, что там обязательно найдётся разгадка. Если эта троица решились на убийство ради бумаг, то разберут в квартире всё до последнего винтика. Алану казалось, что враги вот-вот докопаются до тайника. Надо действовать быстрее. Он должен их опередить!
          О том, чтобы попасть внутрь со стороны дороги, не могло быть и речи − эта часть дома для бандитов из машины видна как на ладони. Алан вернулся во двор и решил попробовать вскрыть дверь запасного выхода. Он осторожно покрутил ручку − бесполезно, поковырялся в замке проволокой, со злостью надавил на полотно плечом − дверь не поддалась.
          − Вот дерьмо! − с отвращением выругался он и плюнул под ноги.
          Окна и балкончики на фасаде были недосягаемы. Как же пробраться в этот проклятый дом? Жаль, что в детстве он так и не стал скаутом, а при нынешнем здоровье у него уж точно не получится превратиться в спайдермена.
          Трекер уже собрался уйти, даже развернулся, но краем глаза на уровне цокольного этажа заметил вентиляционную решётку. Судя по размеру, в неё мог пролезть даже фанат гамбургеров.
          Алан довольно улыбнулся и направился к лазейке. К его удивлению, кто-то грубо выкорчевал решётку из стены. Её просто засунули в пазы, в которых сейчас она еле держалась. Интересно... Главный вход опечатан, от запасного у злоумышленников есть ключи, зачем ещё и тут всё расковыривать?
          Алан без труда вытащил решётку, прислонил к стене и залез в дом. Увы, он был совершенно не готов к такой авантюре, даже самого обыкновенного фонарика не припас. В помещении, где Трекер очутился, было абсолютно темно и пахло сыростью. Он споткнулся о какую-то металлическую бочку − та с грохотом упала на кафельную плитку. Трекер похлопал себя по карманам и вытащил зажигалку. Дрожащий язычок пламени смог осветить лишь небольшую часть комнаты, заставленной какими-то стремянками, коробками с инструментами и разным хламом.
          Трекер с трудом отыскал дверь и проскользнул во внутренний коридор. Чтобы передвижений не заметили с улицы, он вынужден был погасить огонёк. К тому же, колёсико зажигалки раскалилось так, что стало обжигать пальцы. Подниматься по лестнице пришлось практически на ощупь.
          Алан осторожно приоткрыл дверь кабинета и вошёл. На цыпочках приблизился к книжным полкам. Пришлось снова пустить в ход зажигалку, иначе разглядеть буквы на деревянных плашках не получалось.
          − Я отомщу за тебя, Венди, − прошептал он, набирая шифр.
          В глубине стены что-то щёлкнуло, и полка отъехала в сторону. Трекер засунул руку в открывшуюся полость и извлёк знакомую бутылку виски. Покрутил её, зачем-то понюхал пробку, посмотрел с некоторым сожалением и поставил на место. Затем снова пошарил в нише, достал стопку бумаг и засунул под мышку. Больше в тайнике ничего не было. Успел? Или это просто ненужные бумаги?
          Неизвестно откуда взявшееся внутреннее волнение заставило насторожиться. Иногда бывает, что человек словно кожей ощущает на себе чей-то взгляд. Вот и сейчас Трекер почувствовал, что из темноты кто-то пожирает его глазами. Он щёлкнул зажигалкой. Осмотрелся. Показалось, что одна из занавесок вздрогнула. Он осторожно подкрался и резко рванул её в сторону − никого.
          В тишине пустого дома вдруг послышался стон открывающейся входной двери, а затем скрип ступеней.
          "Неужели заметили свет зажигалки? − ужаснулся Алан. − Твою ж мать... Я ведь лаз не прикрыл решёткой!"
          Он задёрнул занавеску и вжался похолодевшей спиной в стену. И тут, словно по воле злого рока, из кармана послышался звонок. От взорвавшей тишину телефонной трели перехватило дыхание.
          "Ну и кретин! Мог бы хоть звук отключить! − Алан дрожащей рукой вытащил дешёвенький аппарат и посмотрел на светящийся экран. − Джесс? Как же не вовремя!"
          − Дочка, милая, я... − прошептал Трекер, прикрывая ладонью трубку.
          Он хотел сказать, что сейчас очень занят и обязательно перезвонит, как только освободится. Но кто-то сильным движением рванул его на себя и не дал договорить. Одной рукой незнакомец зажал ему рот, а другой выхватил телефон и ударил им, кажется, о своё колено. Послышался хруст пластика. Аппарат жалобно хрюкнул и замолк.
          Алан попытался вырваться, но противостоять железной хватке не получалось.
          − Ты что творишь?! Хочешь, чтобы нас как уток перестреляли? − послышался злобный шёпот.
          Шаги на лестнице, на несколько секунд замершие после звонка, теперь осторожно приближались к кабинету.
          − Тс-с... − прошипел незнакомец и медленно убрал ладонь со рта Алана.
          − Фух, − невольно выдохнул Трекер.
          Фары проезжающей машины на мгновенье осветили незнакомца. Алану с трудом, но удалось разглядеть на голове высокого мужчины шапочку с прорезями для рта и глаз, как в фильмах у сотрудников спецслужб или бандитов.
          "Кто это? Моё лицо он наверняка видел, когда я зажигалку включал, то есть перепутать не мог... Тоже от тех троих прячется... Хорошо, что не прибил. Значит, не враг... Так вот что проверял долговязый! Как его... Пит... Телефон жалко..."
          Дверь скрипнула. По стенам кабинета перекатился яркий диск света фонаря. В комнату скользнула тень. В её руке Алан заметил пистолет. Всё внутри похолодело. Тень медленно передвигалась, останавливаясь у каждого закутка, шкафчика или столика.
          − Что так долго? Ты где, Хэнк? − послышался треск рации.
          − Да тихо ты, идиот. В кабинете. Звонок телефона и голоса какие-то.
          − Может, у соседей?
          − Может... Ничего себе! Да тут тайник! Эх, кто-то уже выпотрошил.
          − Принял! Не геройствуй, сейчас будем!
          Глаза Алан привыкли к темноте, хоть и смутно, но уже можно было разбирать контуры. Боковым зрением он заметил, как его неожиданный спутник выгнулся, словно пантера, и бросился на Хэнка. Мгновение − и тот без единого звука повалился на пол. Профи! Хорошо бы иметь такого в союзниках, а не врагах.
          Незнакомец поднял фонарь, пощупал пульс на шее Хэнка, засунул пистолет за пояс, а затем кивнул Трекеру, приглашая к выходу. Со стороны лестницы послышался топот. Человек в маске отпрянул и прижался к стене за дверью. Жестом приказал Алану сделать то же самое и отключил свет фонаря.
          Трекер, вспомнив, что насчитал у дома троих, тихо прошептал:
          − Ещё двое.
          Незнакомец крепко сжал его локоть то ли, сообщая, что понял Трекера то ли, призывая его умолкнуть. Через секунду в дверях появился силуэт с фонарём и пистолетом. В нём Алан узнал Пита. Тот напряжённо целился в пустоту. Суетливый луч выхватил из темноты лежащую на полу фигуру Хэнка. Пит замер. Напряжение казалось почти осязаемым.
          В проёме показалась ещё одна тень.
          − Сзади, Пит! − неожиданно для себя выпалил Алан.
          Пит резко развернулся. Мелькнула вспышка, послышался хлопок выстрела, падение и жалобный стон:
          − М-м-м... Придурок, это же я!
          Незнакомец в маске резко рванул вперёд и ударил стрелявшего рукояткой пистолета по голове. Противник обмяк и с грохотом повалился на пол. "Напарник" Трекера мгновенно метнулся к подстреленному Питом третьему сопернику. Тот, схватившись за плечо, выл от боли.
          − На кого работаешь? Вас Кёлер прислал? Отвечай! − грозно рявкнул незнакомец.
          − Какой ещё Кёлер? − корчась, пробормотал раненый. − Не знаю я. Нас за домом следить наняли. Мы даже заказчика не видели. Правда.
          − Чего ж тогда внутрь попёрлись?
          − Показалось, что кто-то есть. Надо же было проверить.
          − А раньше зачем заходили?
          − Приказано найти какие-то бумаги, − скривился раненый.
          Алан тихонько кашлянул, привлекая внимание "напарника", и ладонью постучал по папке под свитером. Тот кивнул, поднял похожий на кузнечный молот кулак и резко отправил его в челюсть лежащего. Голова раненого мотнулась в сторону, глаза закатились, и он потерял сознание.
          Незнакомец повернулся к Алану:
          − Валим, пока полиция не набежала.

***

          Когда они через двор выбрались на улицу, незнакомец стянул с головы маскировочную шапочку. Теперь на Алана смотрел парень лет двадцати пяти. Добродушное лицо совсем не сочеталось с образом головореза, который недавно крушил врагов.
          − Вижу, до профессионала вам как до луны. Кто вы, что здесь понадобилось? − спросил он.
          − Я...я друг хозяина этой квартиры, Алан Трекер. Кое в чём разобраться хоте...− ответил он и тут же осёкся.
          А вдруг этот тип... Зачем было говорить настоящее имя? Болван! Мог ведь что угодно ляпнуть. Остаётся надеяться, что ни к чему плохому это не приведёт.
          − Удалось? Погодите... Трекер? Вы случайно не родственник журналистки Джессики Трекер?
          − Да. Джесс моя дочь. − Алан гордо кивнул и вновь пожалел о сказанном.
          Да что же такое? Опять всё выложил. Прямо словесный понос какой-то. Этот парень гипнотизёр, что ли? Или он сам со своими пьянками последние мозги растерял?
          − Неужели мисс Трекер подрядила отца собирать материал для статьи? − улыбнулся незнакомец.
          − Нет, − огрызнулся Трекер. − У меня тут свои интересы.
          − Не обижайтесь, это я пошутил неудачно. Вы знаете, я как-то читал её интервью с моим отцом. Неплохо получилось.
          − С вашим отцом?
          − Да, меня зовут Уильям Дайсон, − представился парень и протянул руку.
          − Дайсон? Сын того самого пропавшего миллиардера из новостей?
          − Чем дольше я занимаюсь этим вопросом, тем сильнее уверяюсь, что его уже убили.
          − Но я слышал...
          − Нет. Раз отец до сих пор не появился, значит, мёртв. Он не бросил бы своего дела. Я здесь как раз для того, чтобы найти хоть какую-нибудь зацепку.
          Врёт, как дышит, не то что он, балбес легковерный. Неплохо было бы этого спецназовца на откровенный разговор раскрутить.
          − Вот как? А у нас похожие цели. Не хотите зайти в гости? Обсудили бы. Видимо, нам действительно нужно стать союзниками. Хотя что это я? Моя халупа вам точно не по вкусу придётся, вы к дворцам привыкли...
          − Нет, − усмехнулся парень. − Отцовское наследство прошло мимо. А я только сегодня вернулся в Лондон, остановиться совершенно негде. Так что предложение очень кстати. Пару дней погостить у вас было бы неплохо.

***

          Вагон подземки нёс Трекера и Дайсона-младшего к окраине Лондона, где Алан снимал квартиру.
          − Простите, Уильям, − не в силах скрывать любопытство, спросил Трекер, − никак не пойму, почему отец оставил вас ни с чем?
          − Были причины.
          Билл задумчиво посмотрел в окно, показывая всем своим видом, что не хочет продолжать разговор.
          "А парень не из болтливых. Ладно, дома его растормошу".
          Алан почувствовал опустошение и усталость, как будто всё волнение и напряжение этого дня только сейчас обрушилось на него. Он скрестил руки на груди, прислонил голову к боковой стойке кресла и в полудрёме пробормотал:
          − Не хотите − не отвечайте. Но что сейчас совсем не помешает, так это немного поспать.


          

[4] Сквоттеры (от англ. Squatting) − люди, самовольно захватывающие помещения, чаще пустующие, на которые не имеют юридических прав. Из-за особенностей законодательства сквоттинг − довольно распространённое в Великобритании явление.

ЭПИЗОД 8. Бюро адаптации

          Когда Роберт Дайсон очнулся, перед глазами был только белый потолок. Миллиардер никак не мог сообразить, где находится. Вернее, он знал, что должен лежать в роскошной палате фешенебельной швейцарской клиники на многофункциональной медицинской кровати, но не видел её. Не видел ни стен, ни даже своего тела.
          Дайсон попытался пошевелиться, но ничего не вышло − он совершенно не мог управлять мышцами, будто тело отсутствовало. Странное ощущение. Его всё-таки убили? А говорят, когда человек умирает, душа покидает телесную оболочку и видит всё как бы со стороны. Оказывается, по-другому.
          − Как вы себя чувствуете, сэр? − послышался весёлый голос.
          − Как я себя чувствую? Да я себя не чувствую! Никак! Совсем не чувствую! − воскликнул Дайсон. − Кто вы? Покажитесь, я вас не вижу.
          Перед ним появилось улыбающееся лицо молодого человека, возраст которого ещё не перешагнул и двадцатипятилетний рубеж.
          − Я Макс, ваш куратор.
          − Какой ещё куратор? Послушайте, Макс, не слишком ли вы молоды? Позовите доктора.
          − Сэр, вам не нужен доктор.
          − Как не нужен? Макс, я вообще жив?
          − Живее всех живых, сэр! Скоро сами убедитесь. Только сначала нужно пройти тест.
          − Тест?
          − Ну да. Ничего страшного. Сейчас перед вами начнут попарно появляться картинки, а вы должны просто подумать, какая из двух вам больше нравится.

          Вереница сменяющих друг друга образов была бесконечной. Сначала перед глазами мелькали мужчины с разными фигурами и типами лица, высокие и не очень, худые и толстые, с разным цветом кожи, мускулистые и поджарые, с вытянутыми физиономиями и круглыми как блин, рыжие, кучерявые, голубоглазые. Наверное, здесь были все варианты, какие только могла выдумать природа. Дальше, словно в калейдоскопе, менялись картинки с женщинами, домами, природой, какими-то чудищами из детских сказок, а затем появились и вовсе непонятные абстракции. Дайсону казалось, что он летит где-то высоко, а мир вокруг вертится, кувыркается, рассыпается на мелкие кусочки...
          − Вот вроде бы и всё, − послышался откуда-то издалека голос Макса. − Можете подойти сюда, сэр?
          − Подойти? − Дайсон удивился.
          − Да. А что вас смущает?
          И тут в его голове что-то словно взорвалось. Ощущение было сравнимо с ураганом эмоций. Хотелось бегать, прыгать, петь, плясать, делать какие-нибудь глупости. Вернулось давно забытое чувство бесшабашной юношеской энергии, будто кто-то впрыснул в кровь убойную дозу гормонов молодости.
          Дайсон поднял руку и пошевелил ладонью − без сомнения, она принадлежала ему! Дайсон принялся сжимать и разжимать кулаки. Мышцы были полны силы и энергии. Ощупал лицо − кожа показалась на удивление упругой и тёплой.
          Что здесь происходит?! Дайсон огляделся. Без контактных линз или очков мир уже много лет виделся ему смазанным и мутным. Только сейчас он сообразил, что перед ним открывается насыщенная яркими красками чёткая картинка. Даже мелкие буквы под портретом какого-то древнего учёного на противоположной стене читались с легкостью.
          − Так вы можете подойти, сэр?
          В дальнем углу кабинета возле большого напольного зеркала стоял Макс.
          − Да-да, конечно.
          Дайсон сел на край кровати, осторожно поднялся на ноги и направился к Максу. Шаги получались пружинистыми, он едва не подпрыгивал, будто земное притяжение внезапно ослабло. Взглянув в зеркало, Дайсон замер − на него смотрело отражение двадцатилетнего юноши с удивлённо вытаращенными глазами. Это, несомненно, был он, Роберт Дайсон. Только такой, как много-много лет назад. Правда, сейчас на лице не краснели досаждавшие в юности прыщи, а вместо худого тела с выпирающими рёбрами в зеркале отражался тренированный атлет с выпуклыми мышцами. Дайсон смотрел, не в силах оторваться от чудом помолодевшего тела.
          − Прекрасно понимаю ваши чувства, но не хотите ли одеться? Кондиционер на полную работает, а вы совершенно голый. Не боитесь что-нибудь отморозить? Или считаете, что от холода всё становится только твёрже? − послышался насмешливый голос.
          − Простите, − смутился Дайсон.
          Макс протянул стопку одежды.
          − Здесь бельё, джинсы, футболка и кеды. Как раз то, что нужно в вашем возрасте.
          Одеться оказалось не так-то просто. Движения помолодевшего тела были слишком резкими и непослушными. Натягивая футболку, Дайсон чуть не разорвал её. Процедура облачения заняла не меньше пяти минут, но это не беспокоило его, наоборот − душа пела от счастья. С таким телом и здоровьем можно столько всего наворотить!
          − Хм, всё без обмана! Ваших медиков иначе как кудесниками не назовёшь!
          − Без сомнения!
          Внезапно промелькнувшая мысль заставила Дайсона поморщиться.
          − Послушайте, Макс, а что с моей болезнью?
          − Всё в норме.
          − Да? − засомневался Дайсон. − Мне говорили, что современная медицина не в силах с ней справиться. Каким-то чудом вы смогли омолодить меня, это замечательно, но при таком раскладе умирать хочется ещё меньше.
          Взгляд Дайсона снова упал на зеркало. На какое-то мгновение ему показалось, что отражение смотрит на него глазами обманутого ребёнка.
          − Я вас понимаю, сэр...
          − Это что, такой изощрённый способ издевательства? − перебил собеседника разгорячённый Дайсон, всё ещё не веря в случившееся. − Сначала даёте подарок, потом отнимаете. И не только его, но и всё, что было? Пройдёт две недели, вы получите код доступа к деньгам, и всё?!
          − Тише-тише, сэр. Вам сколько лет жизни обещали?
          − Пятьдесят.
          − Значит, вы их получите. И это будут годы, полные энергии, молодости и здоровья. О болезни не беспокоитесь. Если Великий Создатель пообещал, так тому и быть.
          − Кто-кто?
          − Простите, мы так шефа называем. Не забивайте голову всяким вздором. Так и паранойю недолго заработать. Наслаждайтесь! Живите на всю катушку и ни о чём не беспокойтесь. Но! Вы же помните, что подписывали? Главное условие − ни под каким предлогом и никаким способом не общаться с теми, кого вы знали в прошлой жизни. Иначе − нарушение контракта, а такое не прощается. И тогда не обессудьте.
          − Хватит меня как мальчишку запугивать! Прекрасно помню!
          − Замечательно. Ваше новое имя Донован О'Нил. Роберт Дайсон для мира умер. Вот паспорт и водительское удостоверение. Сейчас мы находимся в городке Ибица, столице одноимённого острова.
          − На Ибице? Когда меня успели сюда перевезти? Сколько же я спал?
          − Вас что-то не устраивает? Мы решили, что с вашим темпераментом и молодым телом здесь то, что нужно. Этот островок − самое тусовочное место в мире. Молодёжный рай! О чём ещё мечтать в таком возрасте?
          − Посмотрим.
          Макс протянул пластиковый прямоугольник:
          − Моя визитка.
          "БЮРО АДАПТАЦИИ. Максимилиан Фергюссон. Куратор первого класса", − прочитал Дайсон.
          − Звоните по этому номеру с любым вопросом. Представьте, что я ваш ангел-хранитель и могу всё, − улыбнулся Фергюссон. − Только очень прошу, не подведите меня. Вы не самый простой человек, сэр. Курировать вас − огромная ответственность и честь. Впервые за двадцать пять лет практики мне доверили работать с эспом.
          − За двадцать пять? Так вы тоже...
          − Конечно. Прежде чем предлагать такую услугу столь важным персонам, как вы, её нужно было обкатать на тысячах подопытных. Прошли годы испытаний. Я всего лишь один из счастливчиков, подвергшихся этому эксперименту.
          − А кто такие эти... экспы? Или как их там?
          − Эспы. Не обращайте внимания, это профессиональный сленг. Так в нашей конторе называют особо значимых клиентов.
          Дайсон понимающе кивнул.
          − И ещё. Вы же догадались, что я не просто так вручил вам водительское удостоверение? Возьмите это. − Губы Макса растянулось в довольной улыбке, и он протянул Дайсону брелок с ключами. − Маленький подарок от фирмы. "Ламборджини Ревентон". Супер спорткар! Летающая тарелка, а не машина! Незабываемые впечатления от езды под открытым небом гарантированы.
          − Спасибо, я для начала пешочком, − усмехнулся Дайсон.
          − Тогда пусть пока постоит на парковке у Бюро. Как только понадобится − авто в вашем распоряжении. И ещё один подарок − пластиковая карта со ста тысячами евро на счету. Конечно, для того образа жизни, к которому вы привыкли, это сущая мелочь, но на первое время − неплохое подспорье. А на потом... Надеюсь, вы подготовили "золотой парашют" для новой жизни?
          − Возможно. Теперь всё? Я могу быть свободным?
          − Конечно-конечно. Чтобы вы лишний раз не беспокоились, мы подготовили мобильный телефон. Безлимитный тариф, оплачено вперёд на полгода.
          Подготовили? Ясно, хотят держать под колпаком, чтобы контролировать каждый шаг.
          − Спасибо, не нужно, − сказал Дайсон и направился к выходу.
          − Как же, сэр...
          − Я же сказал: спасибо.
          − Ну как знаете, − расстроенно пробубнил Макс. − До встречи, мистер О'Нил. Удачи!
          − Прощайте, Макс. Если возникнет необходимость, я сам вас найду, − ответил Дайсон и, открыв дверь, шагнул навстречу новой жизни.

ЭПИЗОД 9. Кси-офицер Верховного маршала

          Шон, теперь уже в облике Тазуки, неслышно передвигался по храмовым подземельям, нервно простукивая костяшками пальцев шершавые стены. Прямо беда какая-то с этим коммуникатором. В прошлый раз его еле нашёл, а сейчас он и вовсе будто растаял. Не перемесили же его, в конце концов!
          − Оба-на! Марти, ты только глянь, кто к нам пожаловал! − послышалось за спиной. − Это ж Шон Питерс собственной персоной! Весь город на ушах стоит, ищет его, а он тут музицирует, по стенам барабанит.
          Шон резко обернулся. В груди похолодело. Перед ним стояли два совсем юных стража. Один, направив на него излучатель, считывал параметры с экрана, а другой, видимо, тот самый Марти, заглядывал ему через плечо.
          − Ну, город не город, а наш капитан так точно умом тронулся. "Никаких баров и девок! Сутками пахать будете, пока Питерса не найдёте!" − передразнил неведомого капитана Марти.
          Питерс поморщился. Что ж за чёрная полоса такая? То сигнализация, то эти юнцы неизвестно откуда выскочили. Да, из такого переплёта хрен выкрутишься. Заготовленным "сюрпризом" уж точно воспользоваться не выйдет − распылят, и пальцем шевельнуть не успеешь.
          Шон ещё раз невольно окинул взглядом стражников. Лица напряжены, в руках сжаты смертоносные излучатели, в любой момент готовые выпустить луч смерти. На груди комбинезонов большие жёлтые буквы ЦЕРБС. Вот оно! Всего по одной молнии на манжетах! Питерс усмехнулся. А парни-то совсем "свеженькие" − наверное, не больше месяца после адаптации. Что ж, стоит рискнуть. Как говорится, наглость − второе счастье.
          − Сейчас ты своей улыбочкой подавишься, − Марти вскинул оружие и прицелился. − Именем Великого Создателя... − начал он читать приговор.
          Питерс рванул высокий ворот своей рубахи, и на его шее блеснула светящаяся татуировка.
          − Охренеть! Теперь ещё и личность какого-то Тазуки Сакаи проявилась. − Глядя на экран, первый стражник выгнул от удивления бровь. − Этот япошка из лизунов. Правда, лояльность почти нулевая.
          − Да сам вижу, что из лизунов. Вон как ошейник сияет. Но Питерс же... Рэй, ты когда-нибудь слышал о таком дерьме?
          Марти сделал шаг назад, но всё же продолжил держать Питерса-Сакаи на мушке.
          − Давай-давай, выстрели, идиот! Посмотришь, что потом с тобой начальство сделает! − прорычал Шон. − Никогда не видел защитное поле иллюзий? Это ж маскировка. Такая у всех кси-офицеров в гвардии Кончева есть.
          − Кси-офицеров? − Марти опустил оружие и вопросительно кивнул напарнику. − Слышал о таких?
          Рэй отрицательно покачал головой.
          − Знаю только, что Верховный маршал Кончев три дня назад вошёл в Круг Света, вознёсся для нового перерождения.
          Марти снова вскинул излучатель. Шон поморщился. Вот незадача! Интересоваться нужно жизнью отцов города, а тем более их смертью.
          − По-вашему после вознесения маршала должны были расформировать все спецподразделения? − уверенно, не терпящим возражения тоном воскликнул Питерс и продолжил давить: − А если не слышали о нашем отделе, значит, ещё совсем зелёные! Я... я майор Энрике Феррари. Проверяю коммуникаторы в этом Храме. Так что двигайте дальше, ребятки, не мешайте работать.
          На лице Марти появилась усмешка, и он снова поднял излучатель.
          − Майор, говоришь? Кси-офицер? Ха! Если б ты был тем, за кого себя выдаёшь, то знал бы, что коммуникаторы во всех Храмах, кроме Главного, ликвидированы. Рэй, свяжись-ка с капитаном, порадуй. Спроси, как нам правильней этот Феррари припарковать.
          На секунду Шон растерялся. Так значит, всё? Теперь связь для него оборвана? Пробраться в Главный Храм ему точно не удастся, по крайней мере, на нынешнем этапе.
          − Вот балбесы недоученные! − заорал он. Его лицо побагровело, а узкие глаза превратились в еле различимые щёлки. − Конечно, знаю! Кто, по-вашему, проверяет правильность их ликвидации, а? − Питерс вытащил из брючного кармана тонкую пластину из матового металла и протянул стражам. − Возьмите это.
          − Что ещё за хрень? − вытаращился Рэй.
          − Сюрприз. Прочитайте, и всё поймёте.
          Марти прицелился и кивнул напарнику. Тот осторожно шагнул вперёд, резким движением выхватил пластину и вернулся к товарищу.
          − Где тут читать, нету ничего? − недовольно сжал губы Рэй.
          − А ты переверни.
          Тем временем Шон нащупал нужную кнопку на брелоке, незаметно вытащенном из кармана брюк вместе с пластиной, и резко нырнул на пол, в сторону от стражей. Из пластины вырвался фиолетовый столб света и окутал стражников.
          Ещё с минуту Шон пролежал на полу, прикрывая голову руками. Затем обернулся. От стражей не осталось ничего, даже одежды. Только два излучателя, поблескивая хромированными корпусами, лежали на полу. Питерс поднял их и заткнул за пояс, прикрыв полами рубахи. Жаль, что этим оружием воспользоваться не получится − все эмиттеры настроены на код конкретного человека. Надо будет стереть историю данных и выкинуть их в разных районах города. Если с ними поймают, то никакие оправдания не помогут. А так пусть гадают, что и где стряслось с этими стражами. Теперь − к выходу!
          Шон нёсся вперёд. Сердце бешено стучало, в голове одна мысль мгновенно сменяла другую. Как же им удалось его распознать? Ошибка в вычислениях? Надо будет сильнее подавить волны Питерса. Да и с лояльностью неплохо бы вопрос до ума довести, а то "почти нулевая". Нет, так не пойдёт.
          Плохо, что до старой лаборатории сейчас не добраться. В образе прислуги, или как они там говорили? "Лизун"? В общем, в образе прислуги-лизуна особо не разгуляешься, придётся сидеть в своём баре и носа не высовывать. Ничего, он обязательно что-нибудь придумает... Жаль, что не удалось предупредить об опасности... А если Гость всё же появится, да ещё и погибнет здесь из-за него? Вдруг вообще всё сорвётся? Ну уж нет, такого он точно не допустит!

ЭПИЗОД 10. Розовая мечта

          Джессике с трудом удалось уговорить Кейси сказать, в какой больнице лежит Картер. Похоже, редактор видел в молодом журналисте соперника в амурных делах и потому с большой неохотой назвал адрес.
          − Простите, могу я повидаться с Тимом Картером? − спросила Джессика у полной женщины средних лет, которая сидела за стойкой в просторном холле психиатрической клиники. − Он к вам два дня назад поступил.
          − Как вы сказали? Картер? Минуточку, − женщина щёлкнула клавишами и посмотрела на монитор. − Да, мистер Картер действительно проходит у нас курс лечения. Вы родственница?
          − Невеста, − выпалила девушка. − Меня зовут Джессика Трекер.
          − Присядьте, пожалуйста, мисс Трекер, − женщина кивнула на дерматиновый диван, стоящий напротив, − а я пока позвоню доктору. Если он позволит − я сообщу, но особо не надейтесь. По записям видно, что состояние пациента не самое подходящее для встреч.
          − Спасибо.
          Джессика устроилась на жёстком продавленном сиденье. Как же правильно выстроить разговор с Тимом? Захочет ли он поделиться информацией? Ведь в их мире любые мало-мальски важные сведения стоят порой и славы, и денег, а она собирается нагло вторгнуться на его поле. Как он такое воспримет?
          − Скоро, совсем скоро мир поглотит тьма, − услышала она жуткий шёпот за спиной и обернулась.
          На Джессику смотрел худой человек в болтающейся, как на вешалке, полосатой пижаме. Его горящие глаза были расширены.
          − Зло уже здесь! Я вижу, карающая длань коснулась твоего чела! − выкрикнул он, направив на неё трясущуюся руку.
          − Ой! − Джессика вскочила и отпрыгнула в сторону.
          Безумец смерил её тяжелым взглядом и дико захохотал.
          − Поздно! Тебе не спастись! Никому не избежать кары!
          − Прекрати, Джейкоб. Вернись в палату, − послышался спокойный, но властный голос. Джессика обернулась. Перед ней стоял мужчина лет сорока, одетый в белый халат поверх дорогого костюма. − Не пугайтесь, мисс, Джейкоб совершенно безобиден, иногда мы разрешаем ему прогуливаться по внутреннему дворику. Ума не приложу, как он проник сюда.
          Не в силах что-то произнести, Джессика кивнула внезапно появившемуся защитнику.
          − Я доктор Эванс, − протянул он руку.
          − Джессика Трекер.
          − Так вы невеста мистера Картера?
          − Да.
          Доктор окинул её оценивающим взглядом.
          − Как же порой жестока природа. Вы и этот наркоман...
          Джессика нахмурилась. Какое право он имеет говорить в таком тоне? Ведь он совсем не знает Тима.
          − Я могу с ним увидеться?
          − Простите мою циничность. Передо мной прошло столько исковерканных такими вот картерами судеб. Конечно, вы сможете его увидеть. Дня через три. Но только увидеть − он превратил себя в растение, бессловесное и безмозглое. Кем же нужно быть, чтобы всадить в свой организм такую дозу "розовой мечты"?
          − Розовой мечты?
          − Да, это новый наркотик. Не слышали? Конечно, чаще его принимают люди с самого дна. От него любой бедняк чувствует себя миллионером, старик − юношей, а урод − красавцем, избалованным вниманием женщин. Или о чём там ещё фантазируют? Правда, есть одно но − эта "мечта" больше не покидает разум. Полгода продержаться можно − максимум месяцев девять − а потом полная деградация и смерть.
          Джессика растерялась. Она никак не ожидала услышать ничего подобного. Несчастный Тим! Он мог позволить себе напиться до поросячьего визга на какой-нибудь вечеринке, но наркотики, да ещё такие... Может, его специально накачали этой дрянью? Вечно он попадает в переплёты из-за своего любопытства. Вот тебе и Пулитцеровская премия. Нужно срочно попасть в его квартиру. Вдруг там что-то найдётся?
          − Значит, через три дня?
          − Подумайте, стоит ли? − Эванс сделал паузу и испытывающе посмотрел на Джессику. − Ну хорошо, хорошо, пойдёмте, − махнул рукой доктор. − Но предупреждаю, вам не понравится то, что вы увидите.
          − Спасибо! Спасибо вам! − воскликнула Джессика.

          Тима она узнала не сразу. Прижав колени к груди, он сидел на больничной кровати и раскачивался, как китайский болванчик. Лицо осунулось, посерело и постарело на два десятка лет, будто какая-то злая ведьма высосала из него свежесть молодости. Бессмысленный взгляд устремлён вдаль, словно Тим пытался что-то рассмотреть сквозь белую стену палаты. А из уголка его губ по подбородку стекала слюна.
          Сердце Джессики ёкнуло.
          − Вот беда. Как же такое случилось? − простонала она и, достав носовой платок, принялась вытирать лицо приятеля.
          От неожиданного прикосновения Тим вздрогнул, повернул голову и что-то радостно пролепетал, пуская пузыри.
          − Вот видите, доктор Эванс! Он узнаёт, узнаёт меня!
          − Не обольщайтесь, − поморщился доктор. − Это ненадолго.
          И действительно, буквально через несколько секунд Картер потерял к ней всякий интерес. Безумный внутренний мир снова затянул его, и Тим принялся раскачиваться, что-то выискивая взглядом за стеной.
          Губы Джессики задрожали, на глаза навернулись слёзы. Она закрыла лицо ладонями и выскочила из палаты.
          Как же это страшно! Бедный, бедный Тим!

***

          Несвежего вида мужичок, с ног до головы покрытый татуировками, исподлобья сверлил Джессику взглядом.
          − И кем ты приходишься нашему Тиму, детка? А? Почему я должен давать тебе ключ от его комнаты?
          Она оглядела конторку портье, обставленную с двух сторон чахлыми фикусами в кадках, и робко ответила:
          − Я... сестра. Хотела собрать ему вещи для больницы.
          − Сестра? − похабно усмехнулся татуированный и искоса окинул её взглядом с ног до головы. − Да у него таких сестёр каждый день по дюжине. Если и вправду сестра, может, и должок за него вернёшь? Он на прошлой неделе у меня двадцатку стрельнул.
          Джессика нашарила в сумочке пару десятифунтовых купюр и протянула собеседнику.
          − Вот, возьмите.
          Похабная улыбка исчезла.
          − Хех... Чтоб за этого олуха девчонки сами деньги давали... Наверное, и вправду родственница. Точно! Я видел твоё лицо на его фотографиях. − Мужчина почесал затылок, вытащил из верхнего ящика стола связку ключей и, сняв один, протянул Джессике. − Держи. Тебе по лестнице на третий этаж, восьмая дверь справа. Такая, с облезлой коричневой краской. Не перепутаешь.

          Замок заедало. Чтобы попасть в комнату, Джессика потратила не меньше пятнадцати минут. Бывать здесь раньше ей не приходилось. Картер несколько раз приглашал в гости, но Джессика всегда находила отговорки − совершенно не хотелось заводить с ним интрижку. Конечно, обаяния и юмора Тиму не занимать, но он был абсолютно не в её вкусе.
          Джессика щёлкнула выключателем и огляделась. Бардак похлеще, чем у папы во время запоя. Половину комнаты занимала огромная кровать со скомканным бельём, часть вида на которую перекрывала какая-то ширма, завешанная грязной простынёй. Джессика усмехнулась. Лежанка для всей дюжины "сестёр"?
          Рядом с обшарпанным шкафом из-под груды смятых пивных банок виднелся краешек мусорной корзины. Зато всё пространство у окна, как у настоящего "работника пера", занимал огромный письменный стол, заваленный бумагами и газетными вырезками, посреди которых возвышался невероятных размеров монитор. Мечта, а не рабочее место! Джессика пощупала обивку кожаного кресла и, сев в него, оценивающе покачалась. Старенькое, но вполне удобное.
          Взгляд скользнул по стенам, сплошь завешанным плакатами с изображениями моделек в бикини. И тут она увидела себя! Не меньше двух десятков фотографий! Эта с корпоратива, эта скачана из её инстаграма, а эта... Похоже, он подлавливал и такие моменты, когда она даже не подозревала. Надо отдать должное, её изображения он развесил отдельно от эротических постеров и даже как-то по-особенному выделил.
          Так вот о чём говорил тот парень с ключами! Даже мысли никогда не возникало, что Тим к ней неравнодушен. Джессика ещё раз обвела комнату взглядом. Неужели он и в самом деле мог надеяться, что она согласится на такую жизнь?
          Что же удалось раскопать её тайному воздыхателю? Джессика включила компьютер и принялась перебирать самые популярные пароли, чтобы войти в систему. Ничего не получалось. И тут ей вспомнилось, как подвыпивший Тим однажды хвастался, что ему всегда помогает в шифровании логарифмическое исчисление. Джессика задумалась, вспоминая школьный курс математики.
          Ну, конечно, "е" − основание натурального логарифма! Как же она сразу не догадалась?! Это же бесконечная десятичная дробь с кучей знаков после запятой!
          Она вытащила из сумочки смартфон, нашла в интернете значение числа и принялась перебирать варианты, каждый раз добавляя по одной цифре: 271... 2718... 27182... На двенадцатом знаке, когда Джессика уже совсем отчаялась, компьютер принял пароль.
          Вот перестраховщик! Надо же было так закодировать! Двенадцать знаков! Джессика усмехнулась и принялась кликать по папкам на рабочем столе компьютера.
          Ничего стоящего. В основном старые работы Картера или личная информация. Одна из запароленных папок заинтересовала: судя по объёму, в ней хранилось немало данных. Конечно, тут могли находиться и фотографии каких-нибудь красоток, но всё же Джессика решила вскрыть и её. Перед этим паролем логарифмическое исчисление оказалось бессильным. Не подошли и другие константы. Джессика убила не меньше полутора часов, но ничего не получилось.
          Отчаявшись, она переворошила бумаги на столе и приступила к поискам в комнате. Внимательно осмотрела постеры: вдруг на них найдётся какой-нибудь ключ. Обследовала ящики, на всякий случай даже в холодильник заглянула. Брезгливо сбросила с ширмы простыню и замерла от неожиданности.
          То, что она приняла за ширму, оказалось офисной доской, клипбордом, какие обычно используют на презентациях. Приспособление крепилось к подставке с роликами. Видимо, уже лежа в кровати, Тим делал на доске пометки.
          Сейчас поверхность покрывала схема из записей, сделанных цветными маркерами. В самом низу красовались крупные розовые буквы P и D.
          Неужели та самая "розовая мечта" [5]?
          Литеры были обведены овалом, стрелки от которого вели к разбитым на группы трём десяткам фамилий. Многие из них Джессика знала. Они принадлежали известным политикам, общественным деятелям и военным. В списке она обнаружила и фамилию Бёрнс.
          Глава NCA связан с наркомафией? Поэтому его и убили? Ну и вляпался Картер! Немудрено, если его всё-таки напичкали этой розовой дрянью, раз даже Бёрнса не пощадили. Похоже, Тим близко подобрался к распространителям. Бёрнс, видимо, тоже зашёл слишком далеко в своём расследовании. А может, он прикрывал это преступление и запросил чрезмерно большую плату? В любом случае дельце опасное.
          Стрелки, вырастающие из этого блока, упирались в следующий овал, но уже с буквами D и F.
          Очередная "мечта"? Может, "дрим фэнтэзи"? Новый наркотик?
          Джессика продолжала рассматривать схему. От D и F стрелки вели к следующему списку фамилий.
          Холландер? Рик Холландер? Ну, это ни в какие рамки! Он-то что делает в этой банде? Политики или учёные, разбирающиеся в химии − понятно, но чтоб культовый писатель... Миллионные тиражи, мировая слава... Нет, что-то не вяжется.
          Джессика задумалась. Как и многие из списка Картера, Холландер был мёртв. Писатель ни с того ни с сего покончил с собой чуть больше полугода назад. Может быть, и он употреблял эту гадость, а когда понял, что процесс необратим, решил свести счёты с жизнью? Много, много загадок.
          Следующая фамилия была обведена жирным овалом.
          Не может быть! Это же папин приятель профессор Ллойд! Но ведь он математик, к химии никакого отношения не имеет. Он-то здесь с какого боку? Хотя эти странности с сообщением, написанным после смерти... Не мог же отец и в самом деле так всё перепутать. И тело не опознали. Что-то не так. Нужно позвонить отцу.
          Джессика набрала номер Трекера. В трубке прозвучал невнятный шёпот, потом раздался жуткий треск, и всё смолкло. Джессика испуганно посмотрела на телефон. Опять напился? Или... Неужели они и до него добрались?
          Папа!
          Она быстро сфотографировала на смартфон схему Картера, вернула простыню на доску и бросилась к выходу.


          

[5] Pink dream (англ.) − розовая мечта.

ЭПИЗОД 11. Снова молодой

          Роберт Дайсон вышел на улицу. Его сразу обдало волной влажного воздуха. Ласковое солнце щедро делилось теплом, а где-то совсем рядом плескался морской прибой. Дайсон оглянулся на Бюро адаптации: неприметный, но приятный домик, отштукатуренный до снежной белизны. Оконные проёмы, двери и полоса по контуру выкрашены в светло-синий цвет, перекликающийся с небесной лазурью. Прямо на стенах закреплены горшки с растениями, а у цоколя стоят большие керамические вазоны, из которых тянутся зелёные лианы со свисающими гроздями розовых соцветий.
          Уличный аромат наполнил лёгкие. Дышалось на удивление легко. Дайсон чувствовал множество оттенков и глубину запахов. Неужели раньше так и было? Сколько же всего теряется с возрастом!
          На парковке рядом с крыльцом сверкал роскошью серебристый "Ревентон". Дайсон бережно провёл ладонью по мягким изгибам корпуса автомобиля.
          − С тобой мы чуть позже познакомимся, дружище, а сейчас на очереди тест-драйв поважнее.
          Дайсон покрутил плечами, присел, пару раз подпрыгнул на месте и побежал по узкой извилистой улочке. Казалось, он даже не бежал, а летел над вымощенной булыжниками мостовой. В мышцах чувствовалась сила, способная перевернуть этот мир. Только узкие брючины мешали полёту. Дайсон остановился. Завидев торчащий шип на кованой калитке, продырявил об него штанины выше колен, а потом и вовсе их оторвал. Теперь вместо неудобных джинсов на нём красовались шорты, больше соответствующие погоде. Так-то лучше!
          Чтобы почувствовать приятную гладкость отшлифованных миллионами ног камней, Дайсон сбросил кеды, связал их шнурками вместе и, перебросив через шею, повесил на грудь. Дальше он бежал босиком, не чувствуя усталости, времени и расстояния.
          На одной из улочек Дайсон обогнал стайку беззаботно болтающих девушек.
          − Эй, красавчик, куда так спешишь?
          − Наверное, с утра разглядел, какую уродину закадрил ночью в клубе, вот сейчас со страху и улепётывает.
          − Приходи в "Амнезию"[6]. От нас точно не захочется убегать.
          Хохотушки шутили и махали руками. Дайсон улыбнулся в ответ и побежал дальше. Забавно... Давненько девушки обращали на него внимание не из-за денег.
          Он бесцельно бегал по городу, наслаждаясь почти безграничными возможностями помолодевшего тела, пока зверский аппетит не заставил остановиться на маленькой площади, усеянной кафешками, сувенирными лавками и магазинчиками.
          Дайсон огляделся, выбирая подходящее место. Ого! У входа в одно из заведений, видимо, спорт-кафе, прямо на улице висел телевизор, на экране которого крупным планом красовалось его лицо! Не нынешнее, конечно, а то, из прежней жизни.
          Дайсон присвистнул. Ничего себе совпадение! Будто специально трансляцию устроили. Он с любопытством прислушался. В ток-шоу совершенно незнакомые люди рассуждали о его смерти. Дайсон рассмеялся про себя. Ну-ну, пусть говорят, что хотят, а он вот − живой и здоровый, правда, жутко голодный. Но такую мелочь исправить легко.
          Он окинул взглядом несколько круглых столиков с мозаичными столешницами, устроился на свободном месте и в ожидании официанта принялся разглядывать проходившие мимо группки молодёжи.
          Свободные, здоровые, беззаботные − прямо как он.
          Неожиданная мысль ошарашила: за время, прошедшее после выхода из Бюро, он не встретил ни одного пожилого человека! Казалось, та неведомая сила, что вернула ему молодость, уничтожала вокруг всё старое и увядшее, оставляя только цветущие улыбки юности.
          − Что будете заказывать? − спросила внезапно выросшая рядом симпатичная мулаточка лет восемнадцати в тельняшке и капитанской фуражке.
          Дайсон окинул её с ног до головы плотоядным взглядом и игриво произнёс:
          − Целикового бычка на вертеле. Покрупнее, если можно. И бочонок красного вина не забудьте.
          − Что-что, простите? − с недоумением переспросила девушка.
          − Или хотя бы пару больших бургеров с кружкой тёмного пива, − улыбнулся Дайсон.
          Томас Мак-Грегор − его лечащий врач − уже несколько лет не позволял есть такую тяжёлую пищу. Сейчас Дайсон с наслаждением проглатывал огромные куски, чувствуя, как наполняется желудок, а разливающееся по телу тепло заряжает энергией.
          Покончив с едой, разморённый Дайсон потягивал пиво из запотевшего бокала и с любопытством глазел по сторонам. На улочке, ведущей к площади, его взгляд привлекла вывеска со знакомым логотипом. На ней размашистыми прописными буквами было выведено "Банко Иберика". Это же банковская сеть, входившая в его финансовую империю! Хотя чему удивляться? Иберика предоставляет услуги на территории Испании, а несколько её офисов находятся и на Балеарских островах. Дайсон усмехнулся: память о нём всё же живёт и даже окружает его после "смерти".
          В голове всплыли слова куратора: "Надеюсь, вы подготовили золотой парашют для новой жизни?"

***

          После разговора на Нобелевском банкете Дайсон практически сразу понял, что пойдёт на этот безрассудный шаг. На окончательное решение ушло не больше суток. Чем, в конце концов, он рискует, если Фриз окажется мошенником? Он даже не узнает, что его обманули, потому что уже умрёт. Фризу не будет никакого смысла сообщать о своей афере, и никто не станет вспоминать Дайсона легковерным простофилей. Мало того, о нём будут говорить, как о человеке, пожертвовавшем кучу денег науке и на благо будущих поколений. Да, его деньги могут достаться нечистым на руку людям, но такова плата за риск.
          Потратив кругленькую сумму, Дайсон попытался раскопать как можно больше об Институте Глобального Здоровья, в котором он должен был встретиться с Фризом. К его удивлению, служба безопасности клиники работала на таком уровне, что любая самая секретная организация позавидует. С одной стороны, это только обрадовало Дайсона, ведь никому не удастся узнать о его тайнах, а с другой − ему самому удалось выведать лишь самую малость: через сеть подставных компаний клиника полностью принадлежала Фризу. Именно он руководил Институтом. Директором же там числился тот самый профессор Кёлер! Вот, значит, почему он так досаждал на банкете! Его приставил Фриз, чтобы контролировать ситуацию.
          Целая неделя улетела на то, чтобы втайне от всего мира распродать активы. Пришлось привлечь несколько венчурных фондов и потерять почти пятнадцать процентов стоимости. Другого выхода не было − время работало против него. Выгляни на белый свет хоть кончик сплетен о его болезни − и акции рухнули бы вполовину.
          Вырученные средства Дайсон положил на тайный счёт надёжного банка в Панаме. Оплатил специальный номер телефона, который, кроме сотрудников, знал только он. По условиям вклада, если в течение месяца никто не позвонит и не назовет кодовую фразу, деньги должны быть выплачены Уильяму Фрэнку Дайсону.
          Миллиардер рассудил, что Билл с его империей не справится, сына быстренько облапошит какой-нибудь проныра. Но даже его недотёпа сын сможет жить припеваючи с такой горой наличности. А если среди будущих внуков появится хоть один, достойный деда, то и вовсе всё будет не зря.
          Когда с финансовыми вопросами было покончено, Дайсон решил не ставить в известность ни одного человека, а просто исчезнуть. Пусть это станет ещё одной загадкой века, тогда его имя надолго запомнят. Неплохой способ уйти с наскучившей вечеринки.

          Дайсон расплатился за еду, оставив щедрые чаевые, и, довольный, пошагал к филиалу своего бывшего банка. Губы растянулись в хитрой ухмылке. Пожалуй, пора связаться с Панамой. Пусть теперь все ломают голову, откуда у зелёного юнца такие огромные капиталы и как ему удаётся так ловко с ними обращаться.
          Теперь он будет не только молодым и здоровым, но ещё и богатым!

***

          Дайсон оказался единственным посетителем банка. Скучающая за стойкой сотрудница даже не повернула головы, когда звякнул дверной колокольчик.
          − Привет, − улыбнулся он.
          − Здравствуйте, − девушка недовольно посмотрела на него. − Если у вас нет ничего срочного, то приходите в понедельник. Сегодня у нас короткий день, и через пятнадцать минут мы закрываемся. Или зайдите в какой-нибудь другой банк.
          И это его бывшие сотрудники? В шею таких гнать! Хорошо, что он уже избавился от этого болота.
          − Мне нужно срочно открыть счёт. До понедельника я ждать не готов, так же как и пользоваться услугами другого учреждения. Если поторопимся, я вас сильно не задержу.
          − Хорошо, − скривилась сотрудница. − Назовите фамилию и имя.
          − Дай... − чуть не сорвалось у него. − Дайте... давайте я лучше покажу вам свои документы.
          Посмотрев паспорт, девушка принялась заполнять бланки. Её пальцы ловко, словно неугомонные капли дождя, застучали по клавиатуре. Дайсон снова улыбнулся, видя, как быстро девушка справилась с работой. И что он на неё злится, в самом-то деле? Совсем забыл, что значит быть молодым? Может, у этой девочки из-за него самое важное свидание в жизни срывается?
          − Распишитесь, где стоят галочки, − произнесла она, посылая испепеляющий взгляд.
          − Пожалуйста. Разрешите воспользоваться телефоном?
          − Мы уже и так задержались. Ну хорошо, берите, − протянула она трубку.
          Дайсон набрал секретный номер панамского банка.
          − Слушаю вас, − раздался из динамика твёрдый мужской голос.
          − Я хочу закрыть счёт.
          − Назовите, пожалуйста, номер.
          Дайсон продиктовал числа.
          − Кодовая фраза.
          − "Любую дверь откроет ключ златой".
          − Всё верно. Куда направить средства?
          Дайсон посмотрел в полученные документы и зачитал данные нового счёта.
          − Минуту... Готово. Благодарим, что воспользовались нашими услугами.
          − Спасибо, − ответил Дайсон и, обратившись к девушке, попросил: − Проверьте, пожалуйста, состояние моего счёта.
          После взгляда на монитор выражение её лица резко переменилось. От удивления она выпучила глаза и, отпрянув от экрана, еле удержалась в кресле.
          − Ве... ве... верните, пожалуйста, телефон, я должна сделать срочный звонок.
          Довольный произведённым эффектом, Дайсон усмехнулся и протянул трубку.
          − Сеньор Гонсалес, − прикрывая ладонью микрофон, полушёпотом произнесла девушка, − я открыла счёт, и... сеньор, вы срочно нужны здесь!
          − Что ты опять натворила, Лиз? − проворчала трубка недовольным баритоном.
          − Там... там сумма с десятью нулями...
          Из динамика послышались гудки, и буквально через полминуты в зал вбежал молодой мужчина, на ходу всовывавший руку в пиджак. Его лицо раскраснелось и покрылось струйками пота.
          − О, сеньор...
          − О'Нил, − подсказал Дайсон, смакуя новое имя. − Донован О'Нил.
          − О, сеньор О'Нил! Как же я рад, что вы доверились именно нам! − воскликнул мужчина, растянув улыбку на всё лицо. − Меня зовут Хорхе Гонсалес. Я управляющий этим отделением.
          − Хорошо, Хорхе, − протянул ему руку Дайсон. − Надеюсь, я не ошибся в выборе.
          − Не сомневайтесь, сеньор О'Нил! Я оформлю такие условия, что вы просто ахнете! Может, вам нужна какая-нибудь помощь прямо сейчас? У нас отличный консьерж-сервис.
          − Насколько я понял, вы закрываетесь и начнёте работать только в понедельник.
          Управляющий, нахмурившись, посмотрел на сотрудницу. Та вжалась в кресло и попыталась спрятаться за монитор.
          − Больше такого не случится, сеньор О'Нил. Лиз проходила испытательный срок, но, похоже, не справилась. Простите, что не доглядел. Вот моя визитка, звоните в любое время. Пусть вас ничего не смущает, даже если я понадоблюсь ночью.
          − Не хочу, чтобы кто-то пострадал из-за меня. Уверен, что этот урок сделает из Лиз высококлассную специалистку.
          Девушка подняла на него удивлённо-благодарные глаза, уже успевшие наполниться слезами.
          − Насчёт услуги, которую вы можете оказать прямо сейчас... − продолжил Дайсон. − Сможете найти человека по имени Уильям Фрэнк Дайсон? Хочу перевести ему часть средств.
          − Секунду. Вот данные его счёта. Какую сумму желаете отправить?
          Дайсон взял лист бумаги, вывел на нём число и протянул управляющему.
          − О! − воскликнул тот. − Очень, очень щедро!
          − Сможете найти какой-нибудь контакт этого человека: личный телефон, номер его друзей или работы? На который он смог бы ответить лично. Мне нужно подтвердить получение перевода.
          − Конечно, сеньор! Наберите меня завтра после полудня. Думаю, к этому времени всё будет готово. Что-то ещё?
          − Спасибо, Хорхе. Не посоветуете отель поблизости?
          − О, вам, без сомнения, нужен "Палас-Отель". Шикарнейшее место. Уверен, вы останетесь довольны. Хотя... − Управляющий оценивающе посмотрел на Дайсона. − Вам там будет скучновато. Я прекрасно понимаю, что нужно молодому мужчине на нашем острове. Если я прав, то вам больше подойдёт "Сандэйл[7]". Этот отель не самого высшего уровня, без пафоса, но весёлая компания и незабываемые впечатления гарантированы.
          − Благодарю.
          − Только скажите, и я прямо сейчас забронирую самый лучший номер в любом отеле.
          − Нет-нет, достаточно вашего совета. Дальше как-нибудь сам справлюсь.
          Дайсон кивнул Лиз, попрощался с банкиром и направился к выходу.
          − Если вы впервые на Ибице, обязательно побывайте вечером в "Кафе дель Мар". Там лучшее место для того, чтобы насладиться закатом, а они у нас самые восхитительные в мире! − раздался вслед голос управляющего.
          Внезапно входная дверь с силой распахнулась, и в проёме показалось три человека. В одном из них Дайсон узнал куратора. Его сопровождали двое крепких мужчин в чёрной одежде, похожей на военную форму. На левой стороне груди светилась надпись ЦЕРБС, составленная крупными жёлтыми буквами. Оружия не было видно, но на поясах висели серебристые приспособления, напоминающие фонарики с длинными ручками. Мужчины угрожающе посмотрели на Дайсона.
          Дайсон на секунду растерялся. ЦЕРБС... Что за служба? Ну и рожи − действительно, настоящие церберы.
          − Макс?! Фергюссон?! − недовольно воскликнул он, придя в себя. − Как вы меня нашли? Я же сказал, что сам свяжусь с вами, если понадобится.
          − Простите, мистер О'Нил, это всего лишь моя работа. Отмените просьбу о поиске известного вам из прошлого человека. Это нарушение условий контракта.
          − Но я же не собираюсь с ним общаться. Я хочу только...
          − Запрещена любая связь, даже косвенная. Забудьте обо всех, кого знали, иначе контракт будет расторгнут. Вы должны понимать, что это значит.
          Дайсон вернулся к стойке и что-то написал на листе.
          − Вот, держите. Здесь данные счёта, которые я должен передать Фризу через две недели. Это поможет мне отвязаться от вашей опеки?
          − Только если не будете нарушать условия, − ответил куратор, засовывая в карман записку.


          

[6] Популярный на Ибице ночной клуб.

          

[7] Sundial (англ.) − солнечные часы.

ЭПИЗОД 12. Триумвират

          У дверей своей квартиры Алан с удивлением обнаружил Джессику. Она быстрым шагом ходила по лестничной площадке и от волнения кусала губы. Лицо раскраснелось, глаза полны слёз.
          − Что случилось? Кто посмел обидеть мою принцессу?
          Увидев отца, Джессика разрыдалась и кинулась ему на шею.
          − С-слава богу, ж-жив, − всхлипывала она, глотая слова.
          − Ну, ну, хватит. Просто телефон сломался. Всё хорошо.
          − Разве так можно, пап? Пять раз уже тебя похоронила!
          Вытерев слёзы, Джессика заметила рядом с отцом молодого мужчину. Он оказался очень высоким, чтобы разглядеть лицо, пришлось задрать голову. Короткий ёжик светлых волос, широкие волевые скулы, бронзовый загар, а на правой щеке зарубцевавшийся шрам. Он не уродовал лицо, а наоборот придавал налёт мужественности и надёжности.
          Джессика с подозрением и любопытством рассматривала незнакомца. Ей показалось, что она уже где-то видела это лицо, эти серые глаза, по-детски наивные, и в то же время − полный силы взгляд, вызывающий уважение.
          На папиного собутыльника вроде не похож. Да и по возрасту в друзья ему вряд ли годится. По выправке военный. Или мафиози? Где же она его видела?
          − Здравствуйте, − кивнула Джессика.
          − Привет, красавица, − улыбнулся незнакомец.
          − Где ты был, пап? Не хочешь представить своего спутника?
          − Это... − Трекер растерялся, раздумывая, говорить ли дочери о своём приключении, затем вздохнул и сказал: − Давай-ка чайку попьём. Успокоишься, и я тебе всё подробно расскажу. Ты ведь, как всегда, даже позавтракать не успела, верно? А мы как раз в китайском ресторанчике поесть купили, − кивнул он на пакеты в руках незнакомца.
          − Очень кстати, − улыбнулась Джессика. − Проголодалась, как сто китайцев.

***

          Трекер согнал свернувшегося в клубок Сэра Барона с дивана и предложил гостям сесть, а сам пошёл ставить чайник.
          − Мы с твоим другом пока на стол накроем, − сказала Джессика и шёпотом спросила: − Может, наконец-то расскажешь, кто это? Он не сделает нам ничего плохого?
          − Нет, конечно. Это Уильям Дайсон. Ты ведь уже слышала, что его отец пропал?
          − Вы сын сэра Роберта? − Джессика бросила на незнакомца удивлённый взгляд. − А я-то голову ломаю, кого вы мне напоминаете. Удивительное сходство!
          − Я читал ваши статьи, − улыбнулся Билл. − После того интервью с отцом очень захотелось с вами познакомиться. Знаете, в жизни вы даже лучше, чем я себе представлял.
          − Спасибо, − смутилась Джессика и быстро перевела разговор на другую тему: − Вроде всё готово, можно садиться. Пап, о чём ты хотел рассказать?
          Трекер вздохнул и откинулся на спинку дивана.
          − В общем, пришло ещё одно послание от Рональда.
          − Не может быть! − удивилась девушка. − Ты знаешь, а я как раз тебе звонила, чтобы узнать о профессоре побольше − мне по работе нужно. Неужели он жив?
          − Нет... не знаю. Скорее нет. В письме было написано, что маму убили те же люди, что и его похитили. Я поехал в квартиру Рона, надеялся, что-нибудь выяснить. Хотел взять из тайника документы.
          − Тайник? Что за документы?
          − В прихожей на шкафу, синяя папка. Я сам ещё не успел посмотреть.
          Джессика вскочила и через минуту вернулась за стол, с любопытством рассматривая бумаги:
          − Какой-то научный труд по медицине. Автор − А. Штерн.
          − Правильно, Рон об этом и говорил. Работу этого Штерна кто-то присвоил.
          − А мама тут при чём?
          − Это я и хочу понять.
          − Попробую через редакцию что-нибудь выяснить. А вы, мистер Дайсон, как с этим связаны?
          Билл, только что отправивший в рот жареную креветку, что-то невнятно пробормотал.
          − Он помог мне выбраться из стычки там, в квартире. Если б не Билл, меня бы точно подстрелили.
          − Так там стреляли? Спасибо, Уильям, − Джессика с благодарностью посмотрела на мужчину. − А почему вы взялись помогать папе? Вы были знакомы?
          − Нет, − сказал он, прожевав. − Случайное совпадение. Те люди и в гибели моего отца замешаны.
          Джессика с интересом посмотрела на Билла.
          − А вы как оказались в квартире профессора?
          Билл задумался и через некоторое время произнёс:
          − Да, пожалуй, имеет смысл... Похоже, нам действительно полезно объединиться.
          − Правильная мысль, − улыбнулась Джессика. − Создадим триумвират.
          − Согласен.
          − Раз мы в одной команде, рассказывайте.
          − Хорошо. Как только появились новости об исчезновении отца, я сразу же через командование связался с властями...
          − Так и знал, что вы военный! − воскликнул Трекер и, подняв указательный палец, произнёс: − Сто процентов САС[8], верно?
          − Почти. Французский Иностранный легион.
          − Белые кепи! О, понятно, откуда у вас такие навыки.
          − Белые кепи? Что это? − удивилась Джессика.
          Губы Билла растянулись в улыбке:
          − Яркий пример того, что могут создать мужчины, если им не будут мешать женщины.
          − Так значит, вы легионер?
          − Уже нет. Сведения от полиции были такими скудными... По их мнению, я должен был просто сидеть и ждать. Но это же бред. Вдруг отец нуждается в помощи? А рядом нет ни одного близкого человека. Пришлось взяться за дело вплотную.
          − И что вы предприняли?
          − Собирал информацию. В прессе, в интернете, изучал официальные данные, сплетни и даже откровенно идиотские теории.
          − Да, мне тоже встречалась разная галиматья, − кивнула Джессика.
          − Из всего этого потока слухов меня больше всего заинтересовала пара постов в соцсетях. В одном из них молодая женщина, большая почитательница отца, утверждала, что видела похожего на него человека в аэропорту Цюриха. Она написала, что отец был в тёмных очках и неброской повседневной одежде, а не в идеально подогнанном костюме, в каком обычно появлялся на людях. Женщину это не смутило, и она кинулась за автографом, но её тут же оттеснили крепкие молодые люди. Автор другого поста рассказывал, что при посещении одной швейцарской клиники − он туда своего деда возил − будто бы видел, как отец выходил из машины в сопровождении телохранителей.
          − И что тут такого? Подобных сообщений уйма.
          − Не совсем. Удивили совпадения в рассказах совершенно не связанных друг с другом людей. Во-первых, и там, и там говорилось о Цюрихе, совпадало не только место, но и время. А во-вторых, абсолютно одинаково описывалась одежда и сопровождающие.
          − Да вы прямо Пинкертон.
          − При моей работе без внимания к деталям никак, − улыбнулся Билл. − И я поехал в Швейцарию...


          

[8] SAS (Special Air Service) − специальная авиадесантная служба, подразделение спецназа в Великобритании.

ЭПИЗОД 13. Legio Patria Nostra

          Уже несколько часов Билл расхаживал вокруг здания фешенебельной частной клиники и раздумывал, за что зацепиться.
          − Эй, парень, чего здесь ошиваешься? − послышался грозный оклик.
          Билл оглянулся − на него, нахмурившись, смотрел чернокожий детина, похожий на грубо высеченную из скалы скульптуру титана.
          − Кто, я?
          − Ты-ты. Чего выискиваешь?
          − У меня здесь отец, − не растерялся Билл.
          Внезапно в хмуром взгляде охранника мелькнуло удивление.
          − Что у тебя там? − кивнул он на руку Билла.
          − Чего прилип, заняться нечем? Или тут ко всем клиентам так относятся?
          − Я про тату. Покажи.
          Здоровяк ткнул пальцем на выглядывающий из-под футболки рисунок на плече.
          − Да на здоровье.
          Билл задрал рукав, открыв изображение парашюта с надписью "2e REP[9]".
          − Legio Patria Nostra[10]! − Губы охранника расплылись в улыбке. − Из второго репа, значит?
          − Ага, третья рота, − ответил опешивший Билл.
          − Лихое подразделение. Давно уволился?
          − Третий день. Ты тоже из бывших легионеров?
          Билл знал, что его коллег после увольнения частенько приглашают в охранные структуры, но никак не ожидал встретить сослуживца именно здесь и сейчас.
          − Бывших? Однажды став легионером, остаёшься им навсегда, − с пафосом ответил охранник и, расстегнув куртку, ткнул в вытатуированный на груди герб легиона − стилизованную гранату с семью языками пламени. − Я Жозеф, − протянул он руку.
          − Билл, − представился Дайсон-младший и, козырнув, добавил: − Сержант Уильям Дэвис.
          Фамилию Дэвис ему дали в легионе, когда он, решив стать "призраком", попросил скрыть настоящую.
          − Сержант? Круто! Послушай, братишка, я через час закругляюсь. Давай посидим где-нибудь, поболтаем, поностальгируем. Выпивка за мой счёт.
          Билл окинул нового знакомого изучающим взглядом. С этим парнем стоит познакомиться, глядишь, поможет пробраться внутрь.
          − Легко, − кивнул он.
          − Отлично! − Охранник оторвал от сигаретной пачки кусочек картона, что-то нацарапал на нём и протянул Биллу. − Вот адрес одного достойного паба. Тебе понравится.

***

          − Знаешь, я ведь из Сенегала. Если б ты только видел, какая там нищета! Вот и пошёл в легион. Семью нужно было из дерьма вытаскивать, − откровенничал Жозеф, вытирая с губ пивную пену.
          На улице заметно стемнело, было выпито уже по пять больших кружек, а они всё продолжали вспоминать о легионерских буднях, пытались вычислить общих знакомых и делились забавными историями.
          − ...потом командировки в Гвиану и Каледонию. Сам знаешь, за заморские департаменты больше платят. В Косово был, ходили там в бронежилетах, народ распугивали, − Жозеф говорил, а его глаза блестели, как у пылкого юноши, рассказывающего о возлюбленной. − Особо тяжко в Афгане пришлось. Если один на улицу выйдешь, дольше пяти минут не проживёшь. Это они днём крестьяне, улыбаются тебе, а как стемнеет − все воинами Аллаха становятся. Столько страха натерпелся... Меня там ранили даже. Так что теперь я настоящий француз, не по рождению, конечно, а по пролитой крови. А тебе в тех местах не довелось служить?
          − Афганистан закрыли давно.
          − Точно, ты ж ещё совсем зелёный. Ну а в настоящих боях участвовал?
          − Бывало.
          Билл задумчиво потёр шрам на щеке. Вспомнилось, как он впервые встретился с врагами.

***

          Это случилось в песках Сахары. Тогда штурмовой отряд Билла забросили в тыл к исламистам, где по сведениям разведки террористы устроили кровавую резню мирных жителей. Как потом выяснилось, всё это оказалось хорошо спланированной ловушкой: вместо плачущих детишек и женщин, легионеров встретили вооружённые до зубов боевики.
          Схватка задалась жаркая − дошло до рукопашной. Но исламистов было в несколько раз больше и пришлось отступать. Отстреливаясь, солдаты перебежками двигались к каким-то постройкам, чтобы за ними укрыться от огня противника. Оглянувшись, Билл увидел, что один из легионеров здорово отстал. А потом, держась за ногу, и вовсе повалился на землю. Это был его друг Люк Рахис, с которым они познакомились ещё в учебном полку. Люк успел перекатиться и спрятаться за торчащим из песка валуном.
          − Чтоб их разорвало! − процедил Билл.
          Один, да ещё и с ранением, Люк долго бы не продержался. На чём свет стоит, кляня врагов, Билл рванул на выручку.
          − А ну стой, идиот! − прозвучал возглас сержанта.
          Он схватил Билла за рукав и дёрнул на себя.
          − Там Люк!
          − Да вижу я. У него хорошая позиция, несколько минут выдюжит, мы подстрахуем. А там и вертолёты с подкреплением прибудут, по рации сообщили.
          − Тут всего-то метров двести, я помогу... − пробурчал Билл и кинулся к другу.
          − Вот кретин безбашенный! − послышалось за спиной. − Прикроем его огнём, ребята!

          Билл перекатился по выжженной земле и, прячась за камнем, сел рядом с Люком.
          − О, а ты здесь откуда?! − воскликнул тот, перекрикивая шум боя.
          − Легионеры своих не бросают, − тяжело дыша от бега и раскалённого воздуха, прохрипел Билл. − Как ты?
          Просвистевшая совсем рядом пуля, врезалась в землю и подняла облачко пыли.
          − Как на шикарной вечеринке с петардами. − Люк облизал пересохшие губы и плюнул. − Правда, проклятый песок в каждую клеточку въелся и на зубах скрипит.
          − Есть такое, − кивнул Билл, перетягивая вену над кровоточащей раной товарища.
          − М-м-м, − простонал тот. − Зря ты сюда сунулся. Сейчас эти ублюдки отправят бандерольку из гранатомёта, и нам обоим кранты.
          − Хотели, уже давно б отправили. Мы им живыми нужны.
          − Похоже, иначе б ты до меня хрен добрался. Но в гости к этим как-то не хочется. Распотрошат как рыбёшек и не посмотрят, что во мне тоже берберская кровь течёт. − Люк вытер струящийся по лицу пот и сменил опустевший магазин своего фамаса[11]. − Так что поборемся ещё.
          Билл прекрасно понимал, о чём думает друг. Каждый легионер знал истории из марокканских и алжирских кампаний прошлых веков. Попасть тогда в плен к арабам означало неминуемую мучительную смерть. Сначала чужака терзали женщины. Они отпиливали ему тупыми ножами всё, что возможно: уши, нос, гениталии... А когда кровавая вакханалия заканчивалась, один из мужчин рассекал несчастному горло, как жертвенному барану на празднике Ид аль-Адха[12], и отрезанное зашивали в распоротый живот уже мёртвого легионера.
          − Оставим себе по патрону на всякий...
          Грохот разорвавшейся рядом мины заглушил слова. Бил почувствовал, как острая боль обожгла лицо.
          − Жив?! − испуганно гаркнул Люк.
          − Вот зараза! − прорычал Билл, вытирая кровь. − Ну гады, так просто нас не возьмёшь!
          Он вскинул ружьё и выстрелил в тюрбан цвета индиго, мелькнувший среди развалин хижины. Послышался вопль и тут же ответный шквал выстрелов накрыл легионеров. Словно из ниоткуда появились боевики, наверное, десятка два, и рванулись вперёд.
          − В атаку пошли суки! − выкрикнул Люк. − Не выстоим!
          Билл кивнул другу и снова прицелился.
          − Прихватим с собой побольше этих уродов!

***

          Билл снова потёр шрам. Как же всё странно устроено, как зависит от случая! Задержись тогда вертолёты на какие-нибудь полминуты, и его бы уже не было. Не сидел бы он сейчас в этом пабе, не разыскивал бы отца...
          − Всякое бывало, − повторил Билл, тряхнув головой, словно пытался избавиться от воспоминаний. − Ирак, Мали...
          − Уж не "Сервал"[13] ли? Наслышан, славная была операция. Да и Ирак − то ещё адское пекло. Награды есть?
          − Имеются. − Honneur et Fidélité![14] − поднял кружку заметно охмелевший Жозеф.
          − Honneur et Fidélité! − откликнулся Билл.
          − Нравишься ты мне, парень. Вот скажи, что ты у больницы делал? Может, подсоблю чем?
          − Может. − Разгорячённый спиртным Билл решил частично раскрыться перед товарищем. − Знаешь, у меня подозрение, что эти ваши доктора убили моего отца. Хочу проверить. Поможешь?
          − Тебе − помогу. Легионеры своих не бросают. Мне самому не много известно, но вот чувствую − не так что-то в этой богадельне. Сегодня у меня переночуешь, жена с дочкой только рады будут, а утром возьму с собой на дежурство. Лады? − Замётано, − хлопнул по ладони нового друга Билл. Жозеф заказал ещё кружку пива и пьяным голосом затянул старую легионерскую песню, написанную кем-то давным-давно ещё в Алжире:

          Куда идешь, легионер?
          Куда твой путь лежит?
          Иду туда, где счастье ждёт,
          Там, где ручей бежит.

          Где небо чистое всегда,
          Где месяц ярко светит.
          Где тихо плещется вода
          В желанном Бель-Аббесе[15].

          Там ждут меня бутыль вина,
          Прелестная красотка.
          Мои мечтания она
          В ночи исполнит кротко.

***

          − Может, к нам в охрану? Я похлопочу. Платят неплохо, заодно и сомнения свои развеешь.
          − Не, не моё, − покачал головой Билл.
          − Ну что ж... − Жозеф вздохнул с сожалением и кивнул на подходящего к зданию института мужчину. − Видишь того красномордого толстяка? Это наш директор, профессор Клаус Кёлер.
          Билл внимательно посмотрел на упитанного господина в дорогом костюме. Тот, зажав под мышкой потёртый кожаный портфель, быстро семенил короткими ножками ко входу и вытирал платком вспотевшую лысину.
          − Одна просьба: если что − мы незнакомы, хорошо? Жалко будет такую работу потерять. Семья и всё такое... Ты ж понимаешь? − извиняющимся тоном произнёс охранник.
          − Конечно, дружище, ты и так много сделал. Спасибо.
          − Удачи. Может, ещё свидимся, мой адрес ты знаешь.
          Жозеф улыбнулся и крепко пожал руку нового друга.

***

          Тяжело дыша, Клаус Кёлер забрался в автомобиль. Ну и духотища! Даже к вечеру не отпустило.
          Чтобы машина не нагрелась под палящими лучами солнца, он поставил её на самом краю парковки под ветвями раскидистого дерева, но воздух в салоне всё равно раскалился. Кёлер вставил ключ в замок зажигания и включил кондиционер.
          − Не торопитесь, профессор, − послышался за спиной голос со стальными нотками.
          В зеркало заднего вида Кёлер увидел неизвестно откуда взявшегося крепкого молодого мужчину со шрамом на щеке. От неожиданности сердце чуть не выпрыгнуло. Кёлер раскрыл рот и замер в оцепенении. В руках мужчины блеснуло широкое лезвие армейского ножа.
          − Кричать не советую.
          В подтверждение серьёзности слов Кёлер почувствовал на шее неприятный холод металла.
          − Я... я... У меня сейчас нет наличных, но мы можем подъехать к любому банкомату и снять, сколько нужно. Только не убивайте и не делайте мне больно, − взмолился Кёлер.
          − Сейчас вы расскажете о том, что сделали с Робертом Дайсоном, или никто не даст за вашу жизнь и пенса, − ледяным тоном произнёс незнакомец.
          Кёлера бросило в дрожь.
          − Какой ещё Бальсон? Простите, но за день я встречаюсь с таким количеством пациентов...
          − Дайсон, сэр Роберт Дайсон! Очень прошу, постарайтесь вспомнить.
          Остриё ножа ещё сильнее вдавилось в кожу. Кёлер жалобно пискнул. Он хотел выложить всё, что знает, но воспоминание о недавней истории с Карлом Блюмингом заставило отвергнуть эту мысль. Блюминг − начальник одного из отделов Института − бесследно исчез на следующий же день после слишком откровенного пьяного рассказа о клинике на какой-то вечеринке.
          − Дайсон, Дайсон... Это случайно не тот миллиардер, о котором гудит вся пресса?
          Кёлер тянул время, пытаясь сообразить, как выкрутиться.
          − Рад, что память к вам возвращается.
          − Позвольте, я всего лишь врач. Откуда мне знать о каких-то похищениях?
          − Его видели в вашей клинике. Будет лучше для всех, если вы перестанете юлить, − злобно сверкнул глазами незнакомец.
          Кёлеру было понятно, что если он прямо сейчас не накормит этого безумца порцией важной информации, тот его точно прирежет.
          − Наверное, вы правы... Мне тоже иногда кажутся подозрительными разные делишки в Институте: то пациент пропадёт бесследно, то эксперименты на грани закона. Это владельцы! Я действительно ничего не знаю. Обычный наёмный работник. Хотя... Возможно, вам пригодится это. − Кёлер открыл портфель, делая вид, будто что-то там ищет. − Вы позволите? − попросил он, показывая, что нож мешает ему достать нужную бумагу.
          Кёлер почувствовал, что нажим клинка ослаб. Тот самый момент, когда стоит рискнуть, потом будет поздно! Он резко вскинул портфель, оттолкнув руку с ножом, и бумаги посыпалась прямо на голову незнакомца. Тот на секунду опешил, а Кёлер в мгновение ока выскочил из автомобиля и с воплями понёсся к стоящим неподалёку охранникам.


          

[9] Le 2e régiment ét ranger de parachutistes (фр.) − второй парашютно-десантный полк.

          

[10] Legio Patria Nostra (лат.) − "Легион − наше отечество" (лозунг легионеров).

          

[11] FAMAS − автоматическая штурмовая винтовка, стоящая на вооружении французской армии.

          

[12] Арабское название мусульманского праздника жертвоприношения.

          

[13] Операция французских вооружённых сил против радикальных исламистских группировок на севере Мали.

          

[14] Honneur et Fidélité (фр.) − честь и верность (девиз легиона).

          

[15] Сиди-Бель-Аббес − алжирский город, в котором до 1962 года располагался штаб Французского Иностранного легиона.

ЭПИЗОД 14. Романтик

          − Не убивать же мне его было, в самом деле. − Билл поморщился. − Может, я этого человека и вовсе зря перепугал − вдруг он ни в чём не виновен? Я тогда еле ноги унёс от охраны, но несколько бумаг, высыпавшихся из портфеля, всё же прихватить успел. В основном мне достались ничего не значащие отчёты о хозяйственной деятельности, но один из документов показался интересным − это был титульный лист инструкции. После устроенного переполоха мне нужно было затаиться и не появляться в Институте Глобального Здоровья...
          − Где-где? − перебил Трекер.
          − В Институте Глобального Здоровья − так эта клиника называется.
          Трекер с удивлением посмотрел на Билла. Неужели та самая, из ролика, в которую он писал письмо?
          − Может, ваш отец, узнав о болезни, подался туда за эвтаназией? − предположил Алан.
          − Нет, − уверенно произнёс Билл. − Любой, кто хорошо знал отца, скажет: он слишком любил жизнь. Отец боролся бы до самого конца.
          − И что там в инструкции? − нетерпеливо спросила Джессика.
          − Описана работа какой-то компьютерной системы, я в этом не спец. Автором значился некий Рональд Джей Ллойд. Это была моя единственная зацепка, и я решил всё разузнать об этом человеке. Как выяснилось, он тоже погиб. А вот обстоятельства его смерти показались мне подозрительными, и я захотел побывать у него дома. Так я и оказался в этой квартире на Итон-плейс.
          − На Итон-плейс?! − теперь удивилась Джессика.
          − А что не так? − в недоумении спросил Трекер. − Рон там лет десять жил.
          − Именно на этой улице полицейские подобрали Тима Картера! − воскликнула Джессика.
          − Что ещё за Картер?
          − Мой коллега, он сейчас в больнице. Вы бы только видели, что с ним сделали!
          Джессика всхлипнула. Перед глазами снова сидел Тим, раскачиваясь из стороны.
          − Ну, ну, успокойся. − Трекер погладил её по голове. − Что там у тебя стряслось?
          Она ещё пару раз шмыгнула носом и взяла себя в руки, а затем подробно рассказала о задании редактора, о "розовой мечте", о деле, над которым работал Тим, о походе в больницу и к нему на квартиру. Джессика достала смартфон и показала сфотографированную схему:
          − Вот, посмотрите.
          − А расследование твоего друга крепко переплетается с нашим, − пробормотал Трекер. − Здесь и Ронни, и этот Кёлер, и, взгляните, Билл, даже ваш отец есть.
          − Ни за что не поверю, что отец хоть как-то связан с наркотиками!
          − Да, много непонятного...
          − А этот Бёрнс, − Билл ткнул в фамилию из списка, − случайно не он расследует исчезновение отца?
          − Он самый, − кивнула Джессика.
          − Я должен с ним встретиться.
          − Не выйдет − он тоже уже покойник.
          − Сколько трупов вокруг этого дела, − скривил губы Билл. − Сейчас расследованием занимается та же контора? Мне в любом случае нужно там побывать.
          − А почему вы думаете, что вам всё выложат? − засомневалась Джессика. − Знаете, я, пожалуй, смогу помочь. Попробую замаскировать наш интерес под интервью.
          − Отличная мысль! − поддержал её Трекер. − Правда, дело довольно опасное. Билл, вы уж приглядите за моей девочкой.
          − Даже не сомневайтесь. При малейшем намёке на проблему Джессика сразу же окажется в надёжном месте. Не могу же я рисковать жизнью такой красавицы, − улыбнулся Билл.
          Джессика от смущения зарделась.
          − А ты, пап? Хотя да, тебе лучше отдохнуть. Вон, уже светает, − кивнула она на окно. − Всю ночь проболтали.
          − Обо мне не беспокойтесь, − усмехнулся Трекер. − Я пока со стола уберу и пару идеек проверю. Идите.
          − Ещё рано. Если только через часок − зачем топтаться перед закрытыми дверями? − Джессика повернулась к Биллу: − Мистер Дайсон, пока есть время, можно вас немного пораспрашивать?
          − Журналистская привычка не даёт покоя?
          − Я по-дружески. Никак не пойму: почему вы с такими-то возможностями, выбрали столь непростой путь поиска себя? Почему легион? С удовольствием бы послушала вашу историю.
          Билл задумался, а потом кинул быстрый взгляд на девушку. Она слегка улыбнулась ему, и он ощутил приятное тепло. Любопытство, интерес, сочувствие... За несколько лет в легионе волей-неволей научишься читать чужие лица. Иначе − смерть. Раскрываться самому... Кредо белых кепи − профессионализм для врага, приветливость для своих. А боль, кровь, сомнения − это всё внутри. Для личного пользования. Политика, чтоб её!
          Вопрос Джессики разбередил уже много лет ноющую в груди Билла рану. Каким же надо было быть идиотом, чтобы разрушить семью! А теперь отца уже нет. Ничего не вернуть.
          Отец...
          Билл прикрыл глаза. В голове пронёсся целый вихрь разрозненных воспоминаний. Ярких, будто всё произошло только вчера...

***

          Они за ужином с отцом в очередной раз поссорились.
          − Бросай свою гуманитарную дребедень, парень. Пора уже за ум браться. Я помогу.
          Отец уже не в первый раз затевал подобный разговор.
          − А я что, дурака валяю? По мне, так мои дела посерьёзнее твоего бизнеса! − огрызнулся Билл.
          Ему тогда только исполнилось восемнадцать, и он активно готовился к поступлению в университет. Как же он обожал историю! В мечтах Билл видел, как, выучившись, станет путешествовать по миру, заниматься археологией и заглядывать в глубины веков. Верил, что обязательно разгадает тайну неведомой древней цивилизации, сделает что-нибудь похлеще самого Шлимана!
          − Мало ли что тебе нравится. В твоём возрасте я тоже не хотел грузчиком работать, но так было нужно. И ведь всё поборол. Тебе попроще будет − не надо с нуля начинать. Продолжишь дело и добьёшься даже большего, чем я. Во всём должен быть прогресс.
          − Как ты не поймёшь? Я − это я, ты − это ты. Мы совсем разные.
          − И в какой заднице окажется твоя романтическая блажь без таких, как я? Только и можешь, что клянчить!
          − Обойдусь и без твоих денег! − вспылил Билл.
          − Я бы посмотрел на это, − хмыкнул Дайсон. − Оставлю всё какой-нибудь благотворительной шарашке. И то толку больше!
          − Ага! И машину, которую подарил на день рождения, не забудь им отписать, − ядовито отозвался Билл. − Деньги − не единственное, что важно в жизни.
          − Договорились! Считай, новое завещание готово!
          Дайсон пару секунд жевал губами, а потом яростно захлопнул дверь комнаты сына. Вот же щенок слюнявый! И где только нахватался этого розового дерьма?
          Стычки происходили постоянно. Взаимоотношения напоминали вялотекущую войну с регулярными противостояниями.
           "Не стоит дружить с Мэтью, ни к чему хорошему это не приведёт".
           "Зря ты связался с этой девочкой − она же пустышка. Сам разве не видишь?"
           "Какая ещё экспедиция? Хватит ерундой заниматься. Летом будешь проходить практику в одной из моих компаний".
          Казалось, требованиям и поучениям не будет конца. Отношения с каждым днём накалялись всё сильнее.

          Пытаясь отдышаться после разучивания трюка, Билл сидел на бордюре тротуара в обнимку со скейтом и лениво крутил колёсико.
          − Вот скажи, я что, на бревно похож? − неожиданно спросил Мэтью, поправляя пятернёй взъерошенные волосы.
          − Не понял, − Билл поднял глаза на друга.
          − Да матушка уже задрала − пилит и пилит каждый божий день. Я тут подумал, а не слинять ли из дома? Даже планчик набросал. Одному, правда, стремновато, но если составишь компанию, я хоть завтра − с таким друганом и веселее, и сподручнее. − Мэтью достал сигарету и хитро прищурился. − Ты ведь тоже не прочь рвануть от своего предка подальше?
          За пару часов до этого разговора Билл отхватил очередную порцию нравоучений, и идея друга показалась ему не самой глупой. Может, он и дружил с Мэтью только из-за того, что тот так не нравился отцу. Биллу ещё в раннем детстве в голову крепко засел упрёк одного из приятелей, брошенный в пылу ссоры: "Без своего папочки ты никто, нуль без палочки. Только за счёт него и красуешься". Билл, как мог, старался доказать всем и в первую очередь себе, что он и сам личность. Отказывался от дорогих подарков, брал только минимум денег и многое делал наперекор.
          − Что за план? Выкладывай. Если опять о каком-нибудь... гм... нестандартном способе срубить бабла, то я, как всегда, пас.
          − Да не... Ладно, слушай. Не хочешь податься во Французский Иностранный легион? Слышал о таком?
          − Видел о нём боевичок по телеку, − усмехнулся Билл. − Не прокатит − папашка быстренько меня оттуда выдернет.
          − Если найдёт. Там при зачислении всем имена меняют. Даже когда другие страны запросы делают, отвечают: не знаем, мол, таких. Раньше в легионе и преступники от закона прятались. В общем, будешь для старых знакомых невидимым как призрак. Место самое подходящее: и мир посмотреть можно, и геройство своё показать. Главное от какого-нибудь моджахеда пулю не словить, но ведь ты же не из трусливых?
          Билл задумчиво посмотрел на друга.
          − Франция, говоришь... Заманчиво...

          Биллу вспомнилось, как они с Мэтью на перекладных добирались до маленького городка Обань под Марселем, где располагалась штаб-квартира легиона. Как проходили череду испытаний и тестов на отборочном пункте. Как прыгали от радости, узнав, что оба приняты. В голове снова звучали напутственные слова бритоголового сержанта-шефа, выстроившего счастливчиков на плацу:
          − А вот теперь всё только начинается, − ехидно улыбаясь, картавил он. − В легион попасть просто, но не просто стать легионером. На четыре месяца вас отправят в учебный полк. Кому-то тамошние правила покажутся глупыми, как религиозные обряды, но знайте, они формируют волю. Многие поначалу разочаруются, но кто выдержит, станет настоящим солдатом. Вам вручат белые кепи и отправят в войска. Это значит, если не повезёт, могут и убить в какой-нибудь передряге. А если не повезет ещё больше, то покалечат так, что всю свою оставшуюся убогую жизнь проведёте, мыкаясь по больницам. И то прошлое, от которого вы сейчас отказываетесь, будет вспоминаться как лучшие годы жизни. Готовы к такому?
          Мэтью, взвесив все "за" и "против", решил вернуться домой. Новость здорово омрачила радость Билла от приёма в легион, но отступать он не собирался. Как он посмотрит в глаза отцу? Раз уж сделал шаг, то должен добиться таких результатов, которые вызвали бы гордость и восхищение даже у папы.
          За пятилетним контрактом последовал трёхлетний. Всё складывалось, как нельзя лучше. Билл получил несколько наград за боевые действия на "заморских территориях" − так в легионе ещё с колониального прошлого называли земли за пределами Франции.
          Он привык, вжился в новую роль, но время от времени на него накатывала хандра, и он метался, как загнанная дичь под ружьями охотников, пытаясь понять, правильный ли выбор сделал.
          После очередного приступа уныния, Билл поехал в отпуск на родину. Показаться отцу он тогда не решился. Зато увиделся с Мэтью. Встреча была похожа на возвращение из долгого космического путешествия, когда вдруг обнаруживаешь, что все твои приятели постарели и обросли жирком, а ты остался всё таким же мальчишкой-идеалистом. Разговор не клеился, старые словечки и шутки стали неинтересны. Между друзьями будто выросла непробиваемая стена. Мэтью говорил о каких-то очень важных вещах, о политике, о своей работе, о двух прелестных дочках. А потом оказалось, что у него неотложные дела, и Билл остался один.
          Он долго бродил по вроде бы знакомому, но совершенно чужому городу и пытался найти объяснения такой перемене. Да, у Мэтью абсолютно нет духа авантюризма, не зря же он уехал из легиона. А может, женитьба так всё поменяла? Если так, то Билл в гробу видал и эту свадьбу, и тот домик с цветочками в саду, который с придыханием описывал бывший друг.
          Сам же Билл над женитьбой как-то не задумывался. Нет, любовных приключений было много, даже весьма экзотических и разноцветных, но вот найти ту единственную? Не то чтоб он был против − вовсе нет. Просто раз за разом наблюдая, как очередная хищная лапка с аккуратными красными ноготками лезет в его бумажник, Билл старательно отдирал новую пассию от сердца и опять шёл дальше. Один.
          Если душу разъедает разочарование, то лучшего места для излечения, чем легион, не найти. Да и возвращаться, кроме как в него было уже некуда. Легион стал его единственным домом.

          Но никакие треволнения не мешали Биллу внимательно отслеживать информацию об отце. Как-то в интернете он наткнулся на видеоинтервью. Журналист посетил дом отца, тот самый, где Билл провёл детство. Разговор проходил в кабинете. Как обычно, ничего интересного: финансовые прогнозы, планы на будущее и ещё какая-то ерунда.
          Билл обратил внимание, что время от времени отец бросает грустные взгляды на изображение в рамке, стоящей в самом центре письменного стола. Какого же было его удивление, когда он увидел, что это его, Билла, фотография, сделанная ещё в средних классах школы! Так значит, отец его не забыл! Глаза невольно увлажнились, а сердце тоскливо сжалось. Впервые за последние несколько лет он подумал, что ошибся. Может быть, ему всё же есть, куда возвращаться?
          А на следующий день после этого открытия как гром среди ясного неба обрушилась новость о странном исчезновении...

***

          Мысли о прошлом, об отце окутали сознание Билла, словно желали вытолкнуть всё, что происходило в настоящем и могло случиться в будущем. Он тяжело вздохнул и, подняв голову, посмотрел на Джессику. Всё это время она сидела не шелохнувшись, точно боялась ему помешать. Какая же она понимающая! Глядя в тёплые карие глаза, Билл вдруг осознал: этой девушке он расскажет всё. И о том, почему богатенький наследник выбрал легион вместо кипящей финансовыми операциями жизни, и об ужасах чужих войн, и даже о том, как ему сейчас не хватает тех постоянных перепалок с отцом.

          − Печальная исповедь, − покачала головой Джессика, когда Билл закончил свою историю.
          − Простите, не знаю, что на меня нашло. Вы, наверное, совсем не этого рассказа ожидали.
          Джессика заметила, как Билл опустил глаза.
          Настоящий, искренний...
          Она улыбнулась и взяла его ладонь в свою руку.

ЭПИЗОД 15. Кто убил Бёрнса?

          В холле NCA путь Джессике и Биллу преградил сурового вида пожилой охранник с топорщащимися, как у кота, усами.
          − По какому вопросу?
          − Журналисты из "Дейли Обзёрвер", − деловито произнесла Джессика и махнула удостоверением. − Поручено взять интервью у директора.
          − С пресс-бюро связывались? Пропуск есть?
          − Ещё нет, но...
          − Без пропуска нельзя! − не терпящим возражений тоном перебил охранник.
          − Кто сейчас вместо Бёрнса?
          − Пока никого не утвердили. Временно обязанности исполняет Зак Престон.
          − Заместитель Бёрнса? Когда я брала интервью у покойного, он нас знакомил. Можете сообщить мистеру Престону, что с ним хочет пообщаться Джессика Трекер? Думаю, от возможности получить рекламу перед назначением он не откажется.
          Охранник покрутил ус и после недолгого раздумья ответил:
          − Как вы говорите? Мисс Трекер? Хорошо, сейчас доложу.
          Он достал рацию, что-то еле слышно пробубнил в микрофон и, повернувшись к Джессике, произнёс:
          − Сейчас за вами придут.
          Через несколько минут в холл спустился улыбающийся поджарый мужчина.
          − Я Роджер Ковач, − произнёс он, протянув руку. − Мистер Престон ждёт вас, следуйте за мной.
          Ковач подвёл Джессику и Билла к хромированным дверям лифта, приложил к считывающему устройству магнитную карту, и красный свет лампочки переключился на зелёный. Дверцы гостеприимно разъехались.
          − Прошу вас, − махнул рукой Ковач.

***

          Джессика огляделась. С её прошлого визита кабинет здорово изменился. Сейчас вместо консервативных кресел в стиле Честерфилд здесь стояла мебель современного дизайна, обтянутая белой кожей. Шкафы и столы тоже стали гораздо светлее. Ушёл дух таинственности, так понравившийся Джессике в прошлый раз. Да и шикарная коллекция английских солдатиков разных эпох, занимавшая несколько полок в открытом шкафу, куда-то подевалась. Быстро же новый хозяин тут всё поменял! Обустраивается. Видимо, уверен в своём будущем назначении.
          Дверь скрипнула, и из задней комнаты кабинета, которую Джессика не сразу заметила, появился высокий мужчина с изогнутыми домиком бровями на вытянутой физиономии. Казалось, природа навечно запечатлела удивление на конопатом лице Престона.
          Джессика улыбнулась. В голове сразу же всплыл десяток комичных фотожаб, которые при таком выражении лица наверняка стали бы популярными мемами в интернете. Хорошо, что он не умеет читать мысли, а то б неудобно вышло.
          − Здравствуйте, мисс Трекер. Вы правильно сделали, что решили зайти, − сказал Престон, подняв руки, словно возносил молитву невидимому божеству. − И вы, мистер...
          − Дэвис, Уильям Дэвис, − кивнул Билл.
          − Рада снова встреться с вами, − сказала Джессика. − Жаль, что повод не самый весёлый.
          − Вы о смерти Бёрнса? Да, ужасная, ужасная история. Вы садитесь, − Престон кивнул на новенькую белую мебель, явно гордясь ею, и сам погрузился в кресло.
          − Спасибо, − поблагодарила Джессика, усаживаясь на диван. − Как же так случилось, что столь высокопоставленный чин оказался в неисправном вертолёте? Это не могло быть следствием чьего-то злого умысла?
          − Что вы! Эту версию мы сразу отбросили. Прошло несколько тщательнейших проверок и расследований. Бёрнсу просто не повезло. Неудачное стечение обстоятельств, непредвиденные мелочи, которые и привели к трагедии. А с чего вопрос? У вас есть повод думать иначе?
          Благодушно настроенный до этого момента Престон сейчас заметно нервничал. Он поморщился, суетливо смял какую-то бумагу на столе и бросил в мусорное ведро.
          − Мы должны рассмотреть любые варианты. Тем более есть информация, что Бёрнс был как-то связан с этим новым наркотиком, с "розовой мечтой", − ответила Джессика и внимательно вгляделась в лицо Престона, чтобы не упустить скрытых эмоций.
          Этого и не потребовалось. Реакция была настолько бурной, что Джессика оторопела от неожиданности. Сначала Престон замер в замешательстве, затем в его глазах что-то перещёлкнулось, будто шторки в фотоаппарате, белки налились кровью, и он злобно прошипел:
          − Не ожидал от вас, мисс Трекер. Знал же, что нельзя доверять журналистам. Вы как мухи. Хотя нет − мухи иногда и от джема не отказываются. А вам только нечистоты подавай. И чем запашок позабористей, тем вам приятнее. Всё! На этом беседа закончена!
          Джессика заметила, как после этой тирады у Билла забегали желваки на скулах и сжались кулаки. Вот-вот бросится. Успокаивающим жестом она взяла его за руку.
          − Остыньте, Уильям. Не нужно... − прошептала она и снова обратилась к Престону. − Странная реакция. Такое впечатление, что вы чувствуете в этом свою вину. Вы никогда не слышали, что всё тайное становится явным?
          Престон вскочил с кресла и, вытянув руку в сторону двери, выкрикнул:
          − Во-он! Немедленно убирайтесь! Ковач! Ковач, покажите им, где у нас выход!
          − Да-да, сэр, − испуганно пробормотал вбежавший в кабинет помощник. − Господа, прошу вас.

          Кабина лифта поползла вниз, и пришедший в себя Ковач робко спросил:
          − Извините, что вы ему сказали? Никогда Престона таким взбешённым не видел.
          Джессика украдкой посмотрела на Билла: его до сих пор била дрожь от злости. Перевела задумчивый взгляд на Ковача и неожиданно захихикала.
          − Нервы, да? − понимающе кивнул он. − Я тоже, как услышал его вопли, чуть не... готов был под стол залезть.
          − Нет, − продолжая смеяться, сказала Джессика. − Просто после вашего вопроса я вспомнила байку, которая одно время ходила по редакции. Рассказывали, будто один из репортёров после фотографирования известного боксёра вернулся с распухшим ухом и фингалом под глазом.
          − Что же он сказал тому дикарю? − поинтересовался Ковач.
          − Ничего особенного. Говорит, и успел-то только попросить, чтобы тот сделал лицо умнее.
          После шутки Билл заметно расслабился и даже улыбнулся. А Ковач с недоумением спросил:
          − Вы такое Престону сказали? С его-то физиономией?
          − Нет, мы задали вопрос о "розовой мечте", − ответил Билл.
          − О "мечте"? − присвистнул Ковач. − Ну, даёте! Прямо на больной мозоли станцевали. Если б вы знали, сколько вокруг этого у нас слухов ходит.
          − Слухов? − встрепенулась Джессика. − Расскажете?
          − Я? Не, я никак. − Ковач покачал головой и с хитрой улыбкой добавил: − Вы наверняка проголодались. Могу посоветовать зайти в ресторанчик "Надёжное алиби". Он тут через дорогу, не пропустите.
          − Отличная идея. У меня с прошлого вечера маковой росинки во рту не было, − обрадовался Билл.
          − И я не прочь перекусить, − одобрительно кивнула Джессика.
          Лифт дёрнулся и остановился.
          − Ну что ж, удачи. Надеюсь, дальше дорогу сами найдёте, − сказал Ковач, пожимая руки Джессике и Биллу.

***

           "Надёжное алиби" оказалось второсортной кафешкой для быстрого перекуса. Среди немногочисленных посетителей внимание Джессики привлекла пара весело общающихся мужчин в штатском.
          − Сто процентов сотрудники Агентства, − кивнула она в их сторону.
          − Похоже.
          − Попробую наладить контакт.
          − Давай, а я пока меню изучу.
          Джессика подмигнула Биллу и решительно направилась к столику.
          Подойдя к предполагаемым агентам, Джессика одарила их своей коронной улыбкой, против которой не мог устоять ни один нормальный мужчина.
          − Мальчики, не посоветуете коллеге, какие блюда здесь можно заказывать? Чувствую, мне теперь тут частенько "алиби" придётся зарабатывать, а устраивать эксперименты как-то не хочется.
          − О, с удовольствием! − воскликнул худой мужчина в щеголеватом костюме.
          Агенты оживились и принялись наперебой давать рекомендации.
          − Здесь отменные рыбные блюда. Заказывайте любые − не ошибётесь, − махнул рукой молоденький парень с рыжей шевелюрой и веснушчатым лицом.
          − Верно. И ещё тут штрудель очень неплох.
          − Спасибо, надеюсь, наши вкусы совпадут.
          − Даже не сомневайтесь, вы обратились к самым привередливым гурманам NCA. Простите, а какой отдел вы будете украшать своим присутствием?
          − Разве это имеет значение? − изобразила удивление Джессика.
          − Естественно! Нужно заранее придумать повод, чтобы прибегать туда с какими-нибудь ненужными бумажками, − хитро произнёс худой, явно мнивший себя большим сердцеедом.
          − Мне предстоит отбивать вашу контору от назойливых журналистов, если, конечно, утвердят на работу в пресс-бюро.
          − Так вот кто будет восхвалять мои подвиги! − улыбнулся рыжий.
          − Кстати, я Джессика.
          − О, простите нашу невежливость! − с трагичным выражением воскликнул худой. − Мы настолько ошеломлены вашей красотой, что даже не представились. Я Гарри Корецки, а это мой друг Стивен Чевертон.
          − Простите, Джессика, вы не согласитесь присоединиться к нашей компании? − спросил Стивен.
          − Конечно, − радостно ответила Джессика и кивнула на Билла. − Правда, я не одна. На собеседовании у Престона познакомилась с тем парнем, он меня сюда и привёл.
          − Тоже новичок? Так пусть и он присоединяется.
          Слышавший весь разговор Билл восхищённо посмотрел на подругу. Ну, Джессика, ну, актриса!
          Дождавшись пригласительного жеста, Билл подошёл к столику и представился:
          − Билл, Уильям Дэвис.
          − Присаживайся, друг. Тоже в пресс-бюро?
          − Нет, я в Скотланд-Ярде наркотой занимался. Здесь, наверное, то же самое делать буду.
          − Из Скотланд-Ярда? − переспросил Гарри. − А я смотрю, мне твоё лицо знакомо. И я оттуда. Выражаясь нашим нежным полицейским жаргоном, на сериях специализировался. Маньяки разные, извращенцы, ну ты понимаешь.
          − Наркотой? − подключился к разговору Стивен. − Случайно не "розовой мечтой", из-за которой шефа грохнули?
          − Так Бёрнса поэтому убили? − оживилась Джессика.
          − Ну да, все об этом знают, − подтвердил Гарри. − Говорят, он сам организовал сеть сбыта, хотел руки нагреть на дури, но не смог поделить сферы влияния с гангстерами. Вот и получил своё. А ещё я слышал, будто раньше купоны с этого дела стриг сам Дайсон. Вроде бы он и затеял всё, финансировал производство "мечты", а Бёрнс решил присвоить бизнес и заставил богача исчезнуть. Ну, а люди Дайсона, которым на хвост наступили, его убрали. Билли, ты наверняка слышал о таком, раз наркотой занимался?
          Джессика заметила, что лицо друга становится пурпурным.
          − Нет, − процедил он.
          − Чего ты мелешь, Гарри? − возмутился Стивен. − Бёрнс кристально чистый человек. Я это точно знаю − в молодости он был напарником моего отца.
          − Ну, ты вспомнил... Власть и деньги даже пушистых зайчиков в волков превращают.
          − А ты знаешь, что в этом деле замешаны немаленькие шишки из правительства? Бёрнс нашёл доказательства, вот его и пришили... − Вибрирующий звук мобильника заставил Чевертона прерваться. Он посмотрел на часы и покачал головой. − О, мне пора. Пойдёшь, Гарри?
          Корецки поморщился и с явной неохотой кивнул. − Ну пойдём.
          Стивен с улыбкой повернулся к Джессике.
          − Если интересно, то свои соображения о Бёрнсе я вам при следующей встрече расскажу. Мы ведь теперь будем часто видеться?

***

          − Ну что, Сэр Барон, − убирая со стола остатки пищи, обратился к питомцу Трекер. − Думаешь, у них получится?
          Кот широко зевнул и потянулся в сторону хозяина.
          − И нечего так язвительно пасть разевать. Да-да, я и то, о чём ты думаешь, тоже имею в виду. Вроде этот Билли неплохой парень, а? Как считаешь? Может, между ними что и случится.
          Питомец устроился на диване и заурчал.
          − Согласен, хватит сплетничать, пора и делом заняться.
          Трекер взял папку Ллойда и уселся рядом с котом. Всё верно. Как Рон и говорил, здесь что-то о лечении рака. Нужно посмотреть, что за последние годы изменилось в этой сфере.
          Он включил компьютер и заскользил по сети в поисках нужных сведений. Интернет гудел информацией, обещая оставить позади многовековой страх человечества перед жуткой болезнью. Оказывается, за прорыв в этой области в прошлом году даже была вручена Нобелевская премия!
          Трекер покачал головой. Надо же, такое событие со своими запоями пропустил.
          Среди бесконечной массы видеороликов Алан разыскал интервью с лауреатом и, прищурившись, уставился в монитор.
          − ...а теперь маленький сюрприз. Мне удалось раскопать прошлогоднюю беседу с доктором Фризом, − вырвался из колонок восторженный голос ведущего.
          На экране появился худощавый мужчина небольшого роста с орлиным носом и цепким взглядом.
          − Доктор Фриз, − обратился к нему репортёр, − вы утверждаете, что это открытие наконец-то избавит человечество от рака?
          − Несомненно. Это я вам определённо говорю! И многочисленные клинические испытания подтверждают правдивость моих слов.
          − Можете объяснить, в чём суть вашей методики?
          − Ну-у... − Учёный на секунду задумался. − Если по-простому... С помощью нашей инъекции мы на время отключаем иммунную систему больного, затем заражаем организм специально разработанным вирусом. Буквально за несколько часов он полностью пожирает раковые клетки. За столь короткий период вирус не успевает навредить побочными эффектами, а вновь подключенный иммунитет легко с ним справляется.
          А этот Фриз − гений. Четыре Нобелевки! Может, попробовать с ним связаться? Джессика такое точно может устроить − для неё знаменитости не в новинку. Просмотрев материалы Рона, он наверняка догадается, кто украл работу Штерна. И тогда станет ясно, кто убийца. Вроде всё складно.
          Трекер принялся разыскивать контакты. Одна из статей с биографией доктора заставила его похолодеть от неожиданной догадки. Фриз − один из бывших ассистентов Штерна?! Не может быть! Чтоб такой великий учёный...
          И Алан надолго завис в сети, выискивая новую информацию о докторе.

***

          К вечеру голову Алана переполняли мысли о неожиданном открытии. Раздавшийся в прихожей звонок отвлёк от размышлений.
          − Наконец-то! − обрадовался он и широко распахнул дверь. − Заходите!
          Джессика и Билл показались ему уставшими и недовольными.
          − Как встреча? − осторожно поинтересовался Трекер.
          − Никогда не поверю, что отец связан с этим, − пробубнил Билл.
          − Ничего заслуживающего внимания, − вздохнула Джессика.
          − А у меня кое-что есть, − хитро улыбнулся Трекер. − Хотите, покажу человека, который стоит за всеми загадками?
          Джессика вытаращилась на отца, а недовольство на лице Билла сменилось любопытством.
          − Ещё бы! − выпалили они почти хором.
          Алан подвёл их к монитору и махнул рукой на раскрытое во весь экран изображение.
          − Вот, полюбуйтесь.
          − Так это же знаменитый доктор Мальком Фриз! − воскликнула Джессика.
          − Точно, он, − кивнул Билл. − Откуда такие данные, Алан?
          Трекер в красках рассказывал о своих поисках.
          − И ладно бы только то, что он был ассистентом Штерна! Имя Фриза пересекается со всеми нашими вопросами, а таких совпадений не бывает.
          − Например? − заинтересовалась Джессика.
          − Кто был одним из последних людей, общавшихся с отцом Билла?
          − Да, Фриз там засветился.
          − И агентство Бёрнса допрашивало его по этому вопросу.
          − А наркотики? − спросил Билл. − С ними он тоже связан?
          − Наркотики... Его имени не было в списке Картера. − Джессика достала смартфон и снова открыла фотографию схемы с клипборда. И тут её словно озарило. − Конечно же! Как мне сразу в голову не пришло? Может... может эти D и F не какая-то мифическая "дрим фэнтэзи", а доктор Фриз?!
          − Хм. По крайней мере, логике не противоречит, − задумчиво произнёс Билл. − Фриз, как я понимаю, неплохо разбирается в химии и смог бы создать "розовую мечту". А Картер, расследуя это дело, добрался до доктора. Видимо, первый блок фамилий в списке − люди, так или иначе связанные с наркотиками, а второй − уже с доктором.
          − И ещё кое-что, − загадочно произнёс Трекер. − Я выяснил, что у Фриза есть особняк в Цюрихе, совсем недалеко от Института Глобального Здоровья. Мало того, он частенько фигурирует как гость этой клиники.
          − Да он сам как вирус! − тряхнула головой Джессика. − Но зачем, зачем всё это такому человеку?
          − Как всегда: власть, слава, деньги... − пожал плечами Трекер.
          − Что будем делать? Можно его похитить и заставить выложить всю правду. Думаю, я с этим справлюсь, − произнёс Билл.
          − Очень уж высоко он летает. Опасно, − засомневался Алан.
          − А давайте прошерстим людей из списка Картера, − предложила Джессика. − Вдруг что-то ещё всплывёт?
          − Вот и замечательно, − сказал Трекер. − Вы пообщайтесь с ними, а я займусь кое-чем другим.
          − Будешь в интернете искать?
          − Есть идейка получше. Я тут подумал, что за всю жизнь ни разу не побывал в Швейцарии, а страна, говорят, о-очень интересная, − Трекер лукаво улыбнулся.
          − Алан, если вы о расследовании в клинике, то и не надейтесь. Даже у меня ничего не вышло, а у вас опыта в таком деле, простите, как у младенца. Там такая охрана...
          − Ну-ну. Рано вы меня со счетов списываете.
          − После того, что ты сегодня раскопал, вряд ли спишешь, − усмехнулась Джессика.
          − Думаете, под старость лет Алан Трекер совсем с катушек слетел? Шпионом себя возомнил?
          Положительный ответ из Цюриха пришёл ещё несколько дней назад, но связываться с клиникой Трекер не торопился. А вдруг Рон прав? Уйди Алан сейчас − и убийцы Венди останутся безнаказанными. Так что сначала месть. Эвтаназия... Трекер уже и не собирался её делать, просто у него появилась замечательная возможность официально побывать в этой таинственной клинике. А от смертельной процедуры можно и на месте откреститься, сказать, что передумал. Не убьют же его за это?
          Уверенным шагом он подошёл к компьютеру и открыл нужный файл.
          − Вот, смотрите.
          Джессика плюхнулась в кресло и с любопытством уставилась на экран, Билл устроился за её спиной.
          − Цюрих... Институт Глобального Здоровья... приглашение... мистер Алан Трекер... − с недоумением читала девушка. − Ну ты даёшь!
          − Они и билеты оплатили.
          − Как ты такое провернул?
          − Хе, я и не на такие сюрпризы способен. − Трекер усмехнулся и игриво подмигнул дочери.

ЭПИЗОД 16. Чёрная вдова

          Дверь открыла женщина с потухшим взглядом. Ей было не больше тридцати пяти-сорока, но чёрная одежда и землистый цвет лица, давно не видевшего солнечного света, делали её похожей на старушку.
          − Здравствуйте, миссис Холландер, − улыбнулась Джессика.
          − Простите, мы знакомы?
          Женщина с усталым любопытством оглядела гостей. Глаза смотрели будто бы насквозь, словно она обращалась к кому-то за спиной. Джессика невольно обернулась − никого, только закрытая дверь лифта, из которого они с Биллом только что вышли.
          Всю дорогу к дому Холландера Джессике казалось, что за ними кто-то наблюдает. Поделиться своими ощущениями с Биллом она не решилась, но на всякий случай настояла на том, чтобы зайти в попутный ресторанчик и выпить по чашке кофе. Вдруг удастся заметить преследователя. Интуиция подсказывала, что они ввязались в схватку с очень опасным противником.
          Да ещё этот дурацкий сон никак не шёл из головы. В кошмаре огромная сороконожка со склизким студенистым телом и противно трепещущимися усиками пыталась напасть на неё. Монстр быстро передвигал мохнатые лапы и полз, оставляя за собой влажный зеленоватый шлейф, а его жуткие челюсти непрерывно клацали, то и дело готовые отхватить руку или ногу.
          От неприятных ощущений Джессике стало немного не по себе. Живот свело, будто она проглотила на завтрак что-то не слишком съедобное. Захотелось как можно скорее уйти и забыть об этом расследовании. Джессика подняла глаза на Билла. Его лицо было абсолютно спокойным и полным решимости. Видимо, почувствовав её взгляд, он повернулся и улыбнулся ей, ласково, как ребёнку. Медленно выдохнув, Джессика собралась с силами и бодро протараторила:
          − Я была здесь прошлой осенью, брала интервью у вашего мужа.
          Слегка щурясь от яркого света, миссис Холландер внимательно посмотрела на неё.
          − Да-да, припоминаю. Кажется, миссис Трекер из "Дейли"? − произнесла она каким-то бесцветным, отстранённым голосом.
          − Мисс... Очень рада, что вы меня вспомнили. А это мой коллега Уильям Дэвис.
          − Мисс Трекер, − устало ответила женщина, даже не взглянув в его сторону, − лучше бы вы позвонили заранее, чтобы не тратить время на дорогу. Я уже давно не общаюсь с прессой и не даю интервью. Извините.
          Дверь начала со скрипом закрываться. Джессика лихорадочно перебирала идеи. Здесь визитка журналистки не поможет. Что же могло связывать Фриза с писателем Риком Холландером?
          − Постойте! Мы знаем настоящую причину смерти вашего мужа!
          Движение двери остановилось.
          − И ещё... Книга "Чёрное сердце Африки" Малколма Фриза, за которую присудили Нобелевскую премию...
          Из-за двери вновь появилась вдова писателя.
          − "Чёрное сердце Африки"? Прекрасная книга прекрасного автора...
          − Но её написал не Фриз, а ваш муж! Верно? − вырвалась у Джессики внезапная догадка.
          Сквозь поволоку печали в глазах вдовы блеснул интерес.
          − Что ж, входите.
          Она проводила гостей в просторную комнату. Джессика с любопытством огляделась. В прошлый раз она общалась с писателем в крохотном кабинете. А это была огромная библиотека в два этажа. Второй уровень окружала балюстрада, на которую вела узкая деревянная лестница. Всё пространство вокруг занимали книги. Настоящее царство книг. Они заполняли полки, сплошь покрывающие стены, шкафы, стоящие посреди зала, лежали стопками прямо на полу.
          Рядом с каменным камином, которым явно давно не пользовались, стояло резное кресло-качалка с небрежно наброшенным пледом. Джессика живо представила, как уютно трещат дрова в топке, дымится ароматный чай. Казалось, хозяин только что встал в поисках нужной книги и вот-вот вернётся.
          − Рик очень любил это кресло. − Перехватив взгляд Джессики, миссис Холландер грустно улыбнулась. − Часами сидел в нём, потягивал трубку и смотрел на языки пламени, раздумывая над сюжетами своих романов. Настолько уходил в выдуманный мир, хоть бомбу рядом взрывай − ничего бы не заметил... Вы присаживайтесь, − она кивнула на большой кожаный диван, окружённый завалами книг.
          − Спасибо.
          − Откуда вам известно, что настоящий автор этого шедевра − мой бедный Рик?
          Вдова разместилась на самом краешке кресла напротив. Она сидела, высоко подняв голову, с прямой, как струнка, спиной, словно позировала художнику, и её осанка сейчас была очень важна.
          − Это только предположение...
          − Именно поэтому мы здесь и находимся, − подхватил мысль Джессики Билл.
          − Пожалуй, я сделаю исключение и дам вам интервью.
          − Отлично, − подалась вперёд Джессика, воодушевившись, что нашла нужную ниточку. − Вы сможете доказать авторство мужа?
          − Я профессиональный филолог и легко узнаю его руку, − в голосе вдовы послышалась некоторая уязвлённость.
          − Не обижайтесь, но такой подход многим покажется субъективным. Нужно что-то посущественнее.
          − Знаете, сейчас есть уйма программ, способных делать качественный лингвистический анализ. Достаточно пропустить текст через компьютер, и он подтвердит мои слова. Конечно, этого мало... Понятно, что моим собственным умозаключениям не велика цена.
          − Нужны хоть какие-то факты. Дайте нам то, на что можно было бы опереться.
          − Вы же читали книгу?
          Джессика кивнула.
          − В ней описана ужасная судьба маленькой девочки из племени тутси времён геноцида. Рик так загорелся идеей, все уши прожужжал. Говорил, роман будет лучшим его творением. Ради книги он несколько раз ездил в Конго и Руанду. А Фриз, как я выяснила, даже в Африке никогда не был... Сейчас сюжет немного отличается от того, что мне рассказывал муж − так всегда бывает в процессе написания − но даже имена героев полностью совпадают. Разве это может быть случайностью?
          − У вас остались рукописи? − спросил Билл.
          − В том-то и загадка! Рик только-только собирал материалы − к правдивости информации он был очень требователен − и потому ещё не начал писать. Остались лишь заметки о традициях и быте африканских племён, но с их помощью разве что-то докажешь... А потом вдруг эта записка. И Рик... − её голос дрогнул, в глазах появились слёзы. − Лицо синее... А руки. Руки, как лёд...
          Женщина разрыдалась.
          Джессика вскочила с дивана и попыталась её успокоить.
          − Простите, что заставили вас вспоминать такие тяжёлые моменты.
          − Ничего, − вдова вытерла слёзы. − Не верю, не верю, чтобы писатель, находясь на подъеме, мог с собой такое сделать!
          − Извините за нескромный вопрос. Может быть, во всём виноваты наркотики или что-то подобное? Вы никогда не слышали от него словосочетание "розовая мечта"? − осторожно поинтересовалась Джессика.
          Женщина удивлённо посмотрела на неё и с возмущением произнесла:
          − Да что вы? Он даже на вечеринках ничего крепче сока не пил.
          − Ещё раз простите, хотелось проверить одну мысль.
          − Понимаю. Многие творческие люди обращаются к стимуляторам, но у Рика была такая буйная фантазия, он так вживался в свои миры... Зачем ему допинги?
          − А вы сообщали о своих подозрениях полиции? − спросил Билл.
          − Много раз. Они даже слушать не хотят. Смеются, как над полоумной. Почти в открытую называют охотницей за чужой славой. А в последний раз один из этих гнусных сыщиков и вовсе намекнул, что я сама довела Рика до самоубийства. Спросил: "Может, вы чёрная вдова?" − От возмущения на бледном лице миссис Холландер проступили пятна. − Вы же в курсе, что так называют жён, убивающих своих мужей? Он, видите ли, узнал, что это мой второй брак. Первый муж у меня был врачом и умер, заразившись от пациента какой-то экзотической болезнью, когда мы были в Африке. Я тогда тоже еле выжила. Кстати, именно в тот период мы с Риком и познакомились. Он часто путешествовал по миру, впечатлений набирался... Полицейский перевёл свои слова в шутку, но я после этого на улицу почти не выхожу. Глупость, конечно, но вдруг кто-то ещё так думает? Боюсь людям в глаза смотреть.
          − Проучить бы этого недоноска как следует, − процедил Билл.
          Краем глаза Джессика взглянула на него. Лицо было спокойным, но побелевшая от напряжения кожа на костяшках пальцев в сжатых кулаках говорила о том, как сильно зацепила его история миссис Холландер.
          − Я поначалу с ума сходила от несправедливости, но потом поняла, что за всем стоит Фриз. Всемогущий Малколм Фриз! Он неуязвим для правосудия, заставляет всех делать то, что выгодно ему, и власть его безгранична.
          Билл и Джессика в недоумении переглянулись. Несчастная вдова горько усмехнулась, поднялась с кресла и принесла несколько увесистых папок.
          − В последнее время это стало самым важным делом в моей жизни, и я смогла кое-что раскопать. Отовсюду по крупице выуживала. Масштабы деятельности этого... человека меня поразили. Вот, посмотрите.
          Мисс Холландер раскрыла одну из папок и разложила на журнальном столике содержимое.
          Джессика и Билл с любопытством рассматривали материалы. Здесь были вырезки из газет и журналов, распечатки из интернета, фотографии и несколько листов с комментариями, написанными аккуратным женским почерком.
          − Что это? − с удивлением спросил Билл.
          − Тут свидетельства, в которых родственники писателей и поэтов из разных стран обвиняют Фриза в воровстве произведений их близких. Все истории похожи на мою. Видите тот стеллаж? − Миссис Холландер указала на объёмный шкаф с рядами полок. − Все эти книги якобы вышли из-под пера доктора за последние два года.
          − Ого! Большинству писателей на такое и нескольких жизней не хватит! − изумилась Джессика.
          − Вот именно! А его интересы не ограничиваются литературой! − Разгорячённая женщина раскрыла одну за другой ещё несколько папок. − Чего тут только нет, посмотрите: музыкальные произведения, научные работы, изобретения... Разве может разум одного человека, даже самого гениального, столько всего создать?
          − Впечатляет.
          − Мне кажется, если бы этот кровосос умел воровать не только интеллектуальную собственность, но и тела или, например, голоса, то тут, − вдова эмоционально махнула на стол, заваленный папками, − оказались бы и спортсмены, и певцы, и актёры. Да кто угодно.
          − Вы правы, мэм, истории действительно похожи на вашу − все люди из списка мертвы, − заметил Билл, перелистывая материалы.
          − И обратите внимание − их тела либо обезображены до неузнаваемости, либо вовсе не найдены.
          − А как же ДНК?
          − Об этом у полицейских спросите. Ни в одном случае не проводилась экспертиза. То они считают, что найденных при погибшем предметов вполне достаточно для идентификации. То делают выводы по второстепенным приметам типа татуировок. То с места ничего не сдвигается якобы по религиозным соображениям родственников пострадавшего. Причины и отговорки разные.
          − Вы считаете, всех их похитили? − озарило Джессику.
          − А как иначе? Ничего другого в голову не приходит.
          − Поэтому Фриз и может присвоить незаконченные работы! Их заставляют дописывать!
          − Верно. Вы знаете...
          Миссис Холландер хотела что-то сказать, но внезапно умолкла, будто засомневалась или передумала. Билл и Джессика смотрели на неё, не решаясь прервать паузу. Наконец вдова вздохнула и прервала молчание.
          − Я никому об этом не говорила. Иначе точно за сумасшедшую примут. Вы слышали о романе "Стальные джунгли"?
          − Конечно, − кивнула Джессика. − Если я ничего не путаю, он уже несколько дней возглавляет список бестселлеров "Нью-Йорк Таймс".
          − Да. Я не могу понять, но это сто процентов рука Рика. Хотя о таком сюжете я от него не слышала.
          Билл задумчиво погладил подушечкой большого пальца шрам на щеке.
          − Такое возможно, если Фриз удерживает своих жертв.
          − Как вы думаете, может, Рик ещё жив? − с надеждой в голосе спросила вдова.
          − Мы обязательно это выясним! − сверкнул Билл глазами.
          − Можете взять всё, что я собрала, если это поможет. Только будьте осторожны. − Миссис Холландер открыла последнюю папку. − Я не просто так говорила, что его связи и влияние безграничны. Взгляните.
          Перед Биллом и Джессикой лежали фотографии доктора Фриза в окружении сильных мира сего. Кого тут только не было: монархи, президенты, бизнесмены, актёры...
          − Ничего себе, − присвистнул Билл. − Он что − папа римский?
          − Да-а, такой "опекой" и папа не сможет похвастаться.
          − Держит себя, как король в окружении холопов, − подчеркнула миссис Холландер. − Посмотрите, какие у всех заискивающие выражения лиц.
          − Взгляни, Билл! − воскликнула Джессика. − А тут немало людей из списка Тима Картера.
          − Картер? − переспросила вдова. − Ваш коллега? Несколько дней назад он звонил, но я тогда никак не могла с ним встретиться, приболела немного.
          Джессика с удивлением посмотрела на миссис Холландер. Тим звонил вдове? Значит, они точно на правильном пути!
          − Он ведь тоже из "Дейли"? − переспросила миссис Холландер, по-своему поняв взгляд Джессики.
          − Да. Тим сейчас в больнице. Он первый всерьёз занялся этим делом, и его превратили в инвалида.
          − Простите... Это Фриз. Я уверена. Мисс Трекер и вы, мистер Дэвис! Вы сможете! Вы должны рассказать правду! Надо прекратить эти ужасные преступления!

ЭПИЗОД 17. Реинкарнация

          Роберт Дайсон брёл к отелю "Сандэйл". Он чувствовал, что внутри злость так и клокочет. Этот Фергюссон прямо в горло вцепился. Ничего, он и не таких в порошок перемалывал, встречались стервятники и похлеще этого малахольного куратора. И где они теперь?
          Неужели Фризу не ясно, что даже после подписания контракта разум остаётся прежним? Целую жизнь вот так вот, одним росчерком, никто не сможет отбросить. Доктора, конечно, понять можно − шумихи не хочет, а любые контакты чреваты утечкой. Но Дайсону-то зачем ради чьего-то спокойствия отказываться от своих целей? Нет, ещё никто не построил стены, которую бы Роберт Дайсон не смог пробить! Он от своего не отступится. Деньги отправлены, а с сыном рано или поздно он всё равно свяжется.
          Деньги... А что, если они не дойдут? Как-то подозрительно Фергюссон нарисовался сразу после попытки подтвердить получение перевода. А вдруг это мошенничество, вдруг Макс связан с Хорхе Гонсалесом из банка? Глупость, конечно... Но как, как Фергюссону удалось так быстро его найти, да ещё и в "момент нарушения контракта"?
          Хвост бы он обязательно заметил, значит, слежка отпадает. Маячок? Причём с прослушкой! Хорошо, что он отказался от мобильника... Куда же они прилепили этот жучок? Ключи от машины? Дайсон достал брелок, раскрутил на пальце и швырнул в кусты у дороги. Кто-кто, а он может себе такое позволить. Машину, конечно, жалко, красивый агрегат, но сейчас это, скорее всего, шпионский пункт наблюдения, а не средство передвижения.
          Так, что ещё? Кредитка? Да, туда тоже можно впихнуть микрочип. На всякий случай надо все с неё обналичить. Остаётся одежда. После заселения нужно сразу же пойти в магазин и избавиться от этого барахла.
          Из-за поворота показалось здание отеля. Дайсону бросились в глаза огромные солнечные часы в слишком уж авангардном стиле на фасаде главного корпуса. Тень от торчащего металлического штыря приближалась к риске, указывающей полдень.
          Сам отель тоже показался чересчур современным, походил на грубое нагромождение разноцветных кубов и параллелепипедов. Сомнительная красота. А может, он просто отстал от современных веяний в архитектуре? Ничего, там видно будет, никто же не принуждает его жить именно здесь.
          Дайсон вошёл в гостиницу. Царящая вокруг суматоха захлестнула, и он сразу отбросил в сторону беспокойные мысли. Толпившаяся группками в просторном холле молодёжь весело галдела и подтрунивала друг над другом. Дайсон направился к стойке регистрации.
          То, что он увидел, заставило его остолбенеть. На него смотрела Мэри Райт! Его Мэри Райт − подруга юности и первая любовь! Те же вьющиеся тёмные локоны ниже плеч, тот же высокий лоб. От нахлынувших воспоминаний где-то внутри шевельнулось забытое сто лет назад чувство счастья. Казалось, добрый ангел отыскал в глубине его сущности струны, давно покрытые толстым слоем паутины безразличия и, нежно касаясь их, заставил душу петь.
          Девушка была такой же тоненькой и стройной, как много-много лет назад. Взгляд всё так же скрывал какую-то великую тайну, которую очень хотелось разгадать. Правда, сейчас глаза из карих превратились в бездонно-зелёные. А сама Мэри была года на два старше, чем в день их последней встречи. Но от этого она только ещё больше похорошела.
          Дайсон впился взглядом в бейджик на груди девушки. На пластике под логотипом отеля он прочитал: Эбигейл Хорн, администратор.
          Но что значит имя? Его и самого сейчас зовут иначе. Неужели Мэри тоже решилась на подобную авантюру?

***

          В семнадцать Дайсон подрабатывал грузчиком в супермаркете Генри Райта. Однажды, переезжая в новый дом, хозяин попросил Роберта и ещё пару ребят помочь в переноске вещей. Естественно, не задаром. Там-то он и увидел свою Мэри впервые. Это была та самая любовь с первого взгляда. Дочка хозяина настолько поразила его, что он даже уронил уголок шкафа на ногу напарника, за что получил увесистую оплеуху и целый шквал отборных ругательств.
          На следующий день Роберт нарядился в свою лучшую рубашку и побежал к дому Райтов. Правда, познакомиться с Мэри он тогда так и не решился. Ну кто он, в самом деле? Обыкновенный чернорабочий. А она − что-то недосягаемое, близкое разве что к ангелам божьим. Мэри казалась ему яркой звёздочкой: её таинственный свет манит с далёкого небосвода, но даже чуточку приблизиться к ней выше человеческих сил.
          Прячась за деревьями, он допоздна глазел в окна, надеясь увидеть хоть краешек тени возлюбленной. Дом Райтов притягивал как магнит. Дайсон не пропускал ни одного дня и при первой же возможности снова мчался туда на всех парусах.
          Однажды, когда он занял излюбленную позицию для наблюдения, за спиной послышался насмешливый девичий голосок:
          − Эй, парень, ты случайно не из МИ-шесть? Я за твоей шпионской деятельностью уже давно слежу.
          Это была она!
          − Не... я... я здесь... это...
          − А я тебя видела раньше. Ты ведь у папы работаешь?
          − Угу.
          Сгорая от стыда, он отвёл взгляд в сторону.
          − Я Мэри, а тебя как зовут?
          − Роберт. Роберт Дайсон.
          − Послушай, Боб... можно тебя так называть?
          − Конечно!
          − Бобби, если у тебя есть время, проводишь меня до тётки? Это в нескольких кварталах отсюда. А то толстяк Бенни с дружками уже замучил своим вниманием.
          Это были самые лучшие слова, какие он только мог услышать! Он ожидал чего угодно: ругательств, жалоб отцу или ещё чего похлеще, но только не этого. Небожительница сама с ним заговорила, да ещё и попросила проводить! От такого поворота Роберт потерял дар речи.
          − Так ты сможешь или тебе нельзя покидать пост? − выждав полминуты, рассмеялась девушка.
          − Д-да, − растерянно пробормотал Дайсон.

          С того момента Роберт виделся с Мэри почти каждый день. Постепенно их отношения переросли в нечто большее. Но когда мистер Райт узнал об увлечении дочери, то со скандалом вышвырнул Дайсона с работы, а Мэри, несмотря на слёзы и уговоры, отправил к родственникам в Америку, где, по слухам, её запихнули в какой-то колледж.
          Связь между влюблёнными прервалась. Раздавленный горем Роберт поклялся отомстить обидчику. Месть заняла долгие семь лет. Дайсону удалось обанкротить Генри Райта и с потрохами купить его фирму. Это был первый бизнес, с которого и начала историю его будущая империя.
          Но Мэри уже была для него потеряна. После окончания колледжа она осталась в Штатах. Вышла за местную восходящую политическую звезду, и к тому времени у неё было уже двое детишек.
          Дайсон вздохнул. Да, дни, проведённые с Мэри, были наполнены самыми яркими эмоциями в его жизни. А ведь он никогда о ней не забывал: и когда хорошо было, и когда плохо. Даже на Мелиссе женился только потому, что она чем-то напоминала бывшую возлюбленную. Как там у поэта? "Мы в жизни любим только раз, а после ищем лишь похожих..."

***

          − Что я могу для вас сделать? Сэ-эр! Я могу вам чем-нибудь помочь?! − пыталась привлечь его внимание реинкарнация Мэри.
          − Простите, вам ни о чём не говорит имя Мэри Райт? − пришёл в себя Дайсон.
          − Где вы его услышали? − глаза девушки от удивления округлились. − Так в девичестве звали мою бабушку.
          Бабушка? Мэри была её бабушкой? Так вот в чём разгадка!
          − Когда мне было семнадцать, мы с ней были очень дружны... − непонятно зачем, скорее самому себе прошептал Дайсон.
          − Хи... Ну и шутник. Ничего, что она уже лет пятнадцать назад умерла?
          − Сожалею... − вздохнул Дайсон. − А давайте встретимся вечером, когда закончится ваша смена?
          − Простите, это у нас не поощряется, да и я принципиально не смешиваю работу с личной жизнью. К тому же вам больше нравятся женщины постарше. Чьи-нибудь бабушки, например, − не удержалась от улыбки девушка. − Так что вы всё-таки хотели?
          Дайсон усмехнулся. Ух ты, какая ершистая!
          − Я бы хотел поселиться в вашем отеле.
          − Отлично. Ваше имя?
          − Донован О'Нил.
          − У вас есть какие-нибудь предпочтения по номеру, сэр?
          Предпочтения... Дайсону вдруг подумалось, что в двадцать лет в прошлой жизни он мечтал не о предпочтениях, а о куске хлеба и хоть каком-нибудь ночлеге, где не замёрзнет и не промокнет. Теперь у него было всё: и молодость, и богатство, и море свободного времени. От осознания открывшихся возможностей ему буквально сорвало крышу. Внезапный внутренний импульс подталкивал его потешить самолюбие, а заодно и на девушку произвести впечатление.
          − Мне нужен верхний уровень целиком!
          − Опять шутите?
          − Я вполне серьёзно. Не люблю, когда соседи беспокоят.
          − Сейчас там свободна всего пара номеров в разных концах коридора. Да и те с видом во двор.
          − Ничего страшного, попросите жильцов переселиться, − невозмутимо сказал Дайсон.
          Девушка с удивлением взглянула на странного клиента и, посмотрев в монитор, ответила:
          − Есть две смежные комнаты на втором этаже. Это максимум, что я могу предложить, − покачала она головой. − Извините.
          − Не торопитесь с решением − я готов заплатить хорошую компенсацию.
          За спиной девушки появился менеджер с соседней стойки, внимательно слушавший их разговор.
          − Простите, сэр, подождите буквально пару минут. Мы что-нибудь придумаем. − Он скорчил извиняющуюся физиономию и, повернувшись к девушке, тихо произнёс: − Эбби, можно тебя?
          Парень отвёл несговорчивую администраторшу на несколько шагов в сторону и принялся шептать ей на ухо. Дайсон прислушался: хоть и нечётко, но слова можно было разобрать.
          − Чувствую, что от него деньжищами пахнет. Нужно шефу позвонить, или упустим.
          − А ничего, что люди устроились, вещи разложили? Некоторые уже не первый день там живут. Вы что, кроме прибыли, ничего не видите? Плевать на всех, да? − возмутилась девушка.
          Глядя на неё, Дайсон улыбнулся. Морщинка между бровями, вздёрнутый носик − копия Мэри, когда сердится.
          Он достал кредитку и громко, чтобы его слышали спорщики, произнёс:
          − Готов сделать предоплату на три месяца вперёд по тройному тарифу. Здесь сто тысяч. Можете их списать прямо сейчас. Не хватит − без проблем добавлю.
          − Ещё минутку, сэр! − ответил парень и опять принялся шептать: − Вот видишь. Я же говорил.
          − Чем с таким пафосом сорить папенькиными денежками, лучше бы... Если у него столько бабок, пусть ищет отель покруче.
          Дайсон снова расплылся в улыбке. Огонь, а не характер! Не то, что эти склизкие пресмыкающиеся.
          − Ты что, Эбби? Такие клиенты раз в сто лет попадаются. Слышала об истории в "Регуле"? Знаешь, какие там премии выдали?
          − Раз ты такой... такой... Вот сам его и ублажай! А я... мне срочно отойти нужно! − выкрикнула девушка и выбежала из-за стойки.
          − Простите за недоразумение, мистер О'Нил, − засуетился менеджер. − Сейчас мы всё организуем, можете не беспокоиться.
          − Очень надеюсь.
          − Сэр, можно вас попросить об одном одолжении?
          − Говорите.
          − Не сочтите за труд упомянуть, что именно я помог решить ваш вопрос.

***

          День выдался насыщенным. То ли место тут было особенное, то ли возраст располагал, но знакомства завязывались как-то естественно, сами собой. Дайсон успел подружиться с парой заводных студенческих компаний, покататься с одной из них на катамаране, и потом рассориться из-за какого-то пустяка. А когда солнце начало клониться к закату, он вспомнил рекомендацию Хорхе, поймал такси и поехал в "Кафе дель Мар", в находящийся неподалёку городок Сан-Антонио.
          Легендарное кафе было стилизовано под яхту, в тени парусов которой отдыхали посетители. Как рассказали Дайсону, это место считалось одним из самых культовых на Ибице. Тут можно было полюбоваться незабываемым шоу в ожидании безумной, полной излишеств ночи. Ведь настоящая жизнь на острове начиналась лишь с наступлением темноты.
          Попасть в кафе можно было, только заранее сделав бронь. Кошелёк и здесь помог Дайсону получить одно из лучших мест, а не ютиться среди бедолаг на прибрежных камнях. Он сидел на террасе и, потягивая ледяной коктейль, наслаждался "самым восхитительным в мире закатом", как и обещал банкир.
          Зрелище действительно завораживало. Солнце садилось не где-нибудь справа или слева, а прямо перед ним. Даже расслабляющая музыка в стиле чиллаут звучала здесь по-особенному. В нотах не чувствовалось ни капли ночного мрака, только спокойный свет, пронизанный искрами счастья и романтики. Казалось, эта музыка предназначалась не посетителям кафе, а самому закату, и в благодарность нежно-розовый диск солнца, впитывая лёгкую меланхолию мелодии, наряжал небо и море в невообразимые фантастические наряды.
          Дайсон вспоминал время, проведённое с Мэри. Сегодняшняя встреча с Эбби тоже никак не выходила из головы. Девушка зацепила его. Мало того, что она как две капли походила на его первую любовь, так она ещё поражала своим характером. Захотелось узнать её получше, завоевать.
          И тут среди "бедолаг на камнях" он увидел знакомый профиль. Она! Окрылённый такой удачей, Дайсон перемахнул через ограждение и, сияя от радости, подбежал к девушке.
          − Привет, Эбби!
          − Ты что, следишь за мной?! − удивлённо воскликнула она.
          − С чего ты взяла? Я, как и все здесь, солнышком любуюсь. Не хочешь присоединиться ко мне на террасе? Там гораздо удобнее.
          − Нет, мне тут больше нравится.
          Она недовольно надула губки и отвернулась.
          − Я тебя понял, − усмехнулся Дайсон и вернулся в кафе.
          Буквально через несколько минут взвод услужливых официантов выставил рядом с девушкой накрытый стол с зажжёнными свечами и пару кресел.
          − Ну ты... Я смотрю, мистер О'Нил, вы прямо балдеете, когда вокруг вас все начинают стелиться.
          − Можно Донован или просто Дон, − с наигранным пафосом поклонился Дайсон. − Ты же сама сказала, что здесь лучше. А если лучше, значит, и удобства нужно организовать.
          − Шёл бы ты... к себе на террасу. Боюсь, кроме неприятностей, ты ничего не принесёшь.
          − Почему? Ещё я могу принести счастье, радость, удовольствие... − перечислил Дайсон, загибая пальцы, и улыбнулся.
          Улыбка получилась настолько непосредственной, открытой и забавной, что заставила Эбби рассмеяться.
          − Прямо мистер Настойчивость.
          − А как же, без этого в жизни ничего не добьёшься.

ЭПИЗОД 18. Дом смерти

          Просторный зал с потолками высотой в три человеческих роста полностью занимал верхний этаж башни цюрихского Института Глобального Здоровья. Мониторы, сплошь закрывавшие стены, делали помещение похожим на гигантскую кабину космического корабля с панорамным окном.
          Худощавый мужчина небольшого роста в этом огромном, почти пустом пространстве казался маленькой несуразной букашкой. Сцепив за спиной руки, он стоял у окна и задумчиво глядел на огни вечернего города.
          − Доктор Фриз, к вам мистер Блантор, − раздался из динамиков женский голос.
          Фриз подошёл к массивному письменному столу, перевернул несколько листов с какими-то записями и нажал кнопку селектора.
          − Да, Ширли, я его жду, пусть войдёт!
          Через несколько секунд в кабинете появился крупный мужчина лет пятидесяти пяти. Он превосходил доктора ростом не меньше, чем на две головы. Фриз бросил завистливый взгляд на бугры мышц, заставляющие униформу чуть ли не лопаться. И почему природа такая прижимистая? Или на тебе интеллект, или мощь, или красоту. Почему не всё сразу?
          − Что за срочность, Майкл? − спросил Фриз, кивком поприветствовав посетителя.
          С Майклом Блантором они были знакомы ещё с тех времён, когда тот занимал высокий пост в ЦРУ. Фриз слышал, что Майкл дослужился до этой должности от простого морпеха. А лет пять назад, из-за какой-то тёмной истории, связанной с военным переворотом в одной из африканских стран, был вынужден уйти в отставку. Доктор тогда как раз создавал собственную службу безопасности и, не раздумывая, пригласил возглавить её этого прожжённого вояку.
          Взгляд Блантора, как всегда, был непроницаем.
          − Доктор Фриз, у нас пациент, решение по которому требует вашего непосредственного участия.
          − Ну, показывай, что там за птица.
          Блантор подошёл к пульту, возвышающемуся на островке в центре кабинета, набрал на сенсорном мониторе команду, и на одном из экранов появилась лицо.
          − Это некий Алан Трекер, бывший дальнобойщик. Несколько лет назад похоронил жену и почти спился. Тесты показывают неплохой потенциал.
          − Настолько выдающиеся результаты, что ты обратил на него внимание?
          − Нет. Показатели выше среднего, но не это важно. Тут другая проблема − он может представлять для нас угрозу.
          − Какую же? Напьётся, сядет в грузовик и наедет на толпу, как сейчас модно у террористов? Так это вопросы другого ведомства, − усмехнулся Фриз. − Не тяни, Майкл. Выкладывай, что смутило.
          − Помните аварию с машиной Ллойда? Погибшую там женщину звали Венди Трекер, она была его женой.
          − Вот как. Что ещё?
          − Взгляните, − Блантор пробежал пальцами по сенсору, и на соседнем экране появилось ещё одно изображение. − Это картинка с камер видеонаблюдения в доме Ллойда. Объект нечёткий, но компьютер отождествил его с нашим пациентом. Именно Трекер забрал из тайника Ллойда документы.
          − Интересно. Но если этот шофёр сам пришёл к нам, то скоро и опасаться будет нечего.
          − Уверен, это уловка. Хочет собрать побольше информации, сэр.
          − Ма-айкл, − поморщился Фриз, разведя руки в стороны, − что за шпионские страсти? Ты же сам говорил: он обычный дальнобойщик, да ещё и алкоголик.
          − Не так всё просто. У него есть дочь − Джессика Трекер. Та самая пронырливая журналистка, которая последнее время активно суёт нос в наши дела!
          − Тебя послушать, так этот Трекер нас со всех сторон обложил, − скептически улыбнулся Фриз.
          − Согласен, выглядит комично: шофёр-алкаш решил с нами побороться. Но и это не всё.
          − Как же ты любишь тянуть интригу, тебе в сценаристы надо было идти, а не в военные.
          − В доме Ллойда Трекеру помогал неизвестный в маске, − бесстрастно произнёс Блантор.
          − Та-ак, − заинтересовался Фриз.
          − Я попытался его вычислить. Незнакомец смог нейтрализовать сразу несколько моих людей. Значит, нам нужен профессионал со спецподготовкой, который входит в круг общения Трекера, верно?
          − Допустим, − согласился доктор.
          − Сейчас его дочь летит к нам в Цюрих с парнем, у которого совсем недавно закончился контракт во Французском Иностранном Легионе. А зовут его... Уильям Фрэнк Дайсон! − выпалил Блантор.
          − Не может быть! Сын сэра Роберта?!
          − Точно, − довольный произведённым эффектом, Блантор кивнул и выдавил из себя подобие улыбки.
          − Как же непросто... Хотя... Всей этой ситуацией можно правильно воспользоваться. Мне и раньше было жалко устранять эту молоденькую журналистку − я же не людоед, жующий девочек на завтрак. Конечно, наше дело иногда требует жертв, иначе человечеству никогда не выбраться из пропасти, в которую оно себя загнало. Мы вынуждены убирать тех, кто мешает. Но если существует хоть крохотная возможность избежать уничтожения достойного члена общества, то я ей обязательно воспользуюсь... Мистер Трекер сейчас в клинике?
          − Так точно, сэр.
          − Принесите материалы на Ллойда, Трекера и Дайсона, а через час приведите этого странного пьяницу ко мне.

***

          Пошли уже третьи сутки, как Алан приехал в Цюрих. Клиника поражала размерами и толпами посетителей. Казалось, сюда стекались бродяги, алкоголики и отчаявшиеся люди со всего мира, а некоторые дома престарелых и вовсе обосновались здесь в полном составе. Но особенно много среди клиентов было людей из стран с больной экономикой. Все хотели помочь близким и оставить после себя память в виде серьёзного состояния, ведь для них сто тысяч − это богатство, достойное лишь королей.
          Узнать об Институте что-то связанное с расследованием не удавалось. Как и предупреждал Билл, коридоры кишели охраной, а двери и лифты были оборудованы серьёзными электронными системами. Трекер пытался подтолкнуть кого-нибудь из персонала к откровенному разговору или подслушать что-то важное, но без толку. Ко всему прочему, на время обследования пациентов лишали связи с внешним миром − в здании клиники блокировались сигналы сотовых и беспроводного интернета.
          В первый же день Алана повели на знаменитый тест, которого так ждали и боялись все пациенты. Именно его результат мог гарантировать финансовое вознаграждение. Ничего страшного Трекер в нём не увидел, обыкновенный тест на профориентацию, как в школе, только немного заковыристей.
          А вот в следующие дни пришлось побегать по кабинетам. Обследовали всё, но особенный упор делали на голову. Её замеряли, сканировали, присоединяли какие-то датчики. Эскулапы её разве что не откручивали и не играли черепом в футбол.
          На третий день мытарства наконец-то закончились. Трекер сидел в кабинете и выслушивал результаты от восторженного моложавого врача. Энди Циммлер, так, кажется, звучало его имя, если он правильно запомнил надпись на двери. Алан прекрасно понимал, после этой встречи нужно будет либо подписывать договор на эвтаназию, либо уезжать домой, вернув клинике деньги за билеты. Это последний шанс что-то выведать.
          − Поздравляю, мистер Трекер! У вас замечательные результаты! − с пафосом произнёс врач.
          Трекер нервно облизнул пересохшие губы и подался вперед, пытаясь прочитать, что написано в лежащем перед врачом листке бумаги.
          − Спасибо, мистер Циммлер. Думаете, с ними умирать будет не так больно? − пошутил Алан, пытаясь спровоцировать собеседника на большую откровенность.
          − Зря иронизируете, − обиженно ответил медик. − Знаете, что я вам скажу? Если бы в детстве обратили внимание на ваши таланты, то из вас вышел бы отличный математик или инженер. Может быть, не гениальный, но ваши достижения были бы гарантированно выше средних.
          − Интересно. Считаете, стоит прямо сейчас бежать в университет? Похоже, мир страдает без такого выдающегося учёного.
          − Опять вы за своё. Раскрою маленькую тайну. С вами решил пообщаться сам доктор Фриз! На моей памяти это лишь третий случай. Вам стра-ашно повезло!
          На лице Трекера появилась еле заметная улыбка. А вот это уже совсем другое дело! Глядишь, в разговоре с ним действительно получится узнать что-то важное.
          − Польщён. Но чем это мне поможет?
          − Я пока не имею права об этом говорить, но вас ждёт блестящее будущее.
          − Гроб с отполированными стенками?
          − Гм... − выдавил врач.
          Внезапный звонок помог ему выкрутиться из неудобной ситуации. Он что-то буркнул в трубку, положил её и сказал:
          − Простите, мистер Трекер, мне нужно срочно помочь коллеге на операции. Подождите, пожалуйста, тут. Минут через двадцать вас пригласят.
          Циммлер произнёс ещё несколько подбадривающих фраз и быстро вышел за дверь.
          В ожидании Трекер развалился на стуле. Мысль о предстоящей встрече с Фризом не давала покоя. Он встал, прошёлся по кабинету, обшарил его взглядом. И тут на столе он увидел магнитный ключ. Неужели Циммлер в спешке забыл свою метку? Именно такие Алан видел несколько раз у здешнего персонала. Вот удача! Теперь можно будет пощупать, что у них за фасадом прячется. Главное, на охранников не нарваться.
          Трекер двинулся было к выходу, но послышавшиеся за дверью суетливые шаги заставили его метнуться к стулу. Он сел и, скрестив на груди руки, прикрыл глаза. Дверь распахнулась, и в кабинете появился Циммлер с раскрасневшимся лицом. Алан встрепенулся, делая вид, что вошедший вывел его из дремоты. Не обращая внимания на пациента, Циммлер пронёсся к письменному столу. Порылся на столешнице, перекладывая бумаги, щёлкнул выдвижными ящиками, а затем принялся хлопать себя по карманам.
          − Уже вернулись? Быстро же у вас тут всё происходит, − изобразил недоумение Трекер.
          Врач пристально посмотрел на него, открыл было рот, но махнул рукой и спешно вышел. Алан кинул вслед незадачливому медику насмешливый взгляд. А может, стоит пойти за ним?
          Трекер высунулся из кабинета и огляделся. Циммлер стоял у запертой металлической двери в конце коридора и что-то эмоционально объяснял интеркому. Через несколько секунд послышался щелчок электронного замка, и врач вошёл в дверной проём.
          Перетаптываясь с ноги на ногу, Алан смотрел на заветную дверь. А вдруг они уже заблокировали метку Циммлера? Или того хуже − как только он попытается войти, заорёт сирена? Трекер вытер испарину со лба. Ну и жарища здесь. А может, вернуться? Нет, надо рискнуть. Оно того стоит.
          Дрожащей рукой он приложил ключ к датчику. Щелчок. Слава богу!
          Скользнув за дверь, Трекер оказался в длинной галерее. Где-то в конце перехода мелькнул белый халат Циммлера. Алан направился следом.
          Стараясь оставаться незамеченным, он долго крался за врачом по длинным коридорам. В этой части клиники Трекер ещё ни разу не был. Наконец, врач вошёл в какой-то кабинет. Выждав несколько минут, Алан тихонько заглянул в помещение.
          То, что он увидел, заставило содрогнуться. Это был большой зал, заставленный кушетками с человеческими телами. В самом центре располагался хирургический стол. Яркие софиты освещали пожилого пациента. Трекер узнал в нём старика, которого ещё вчера видел живым и невредимым. Он запомнился Алану из-за огромного живота, колеблющегося при каждом шаге, словно его владелец только что проглотил гигантскую медузу. Сейчас эта гора жира бесформенной массой растеклась по столу. Вокруг суетились трое мужчин в белых халатах. Врачи склонились над гладко выбритой головой толстяка, увлечённо делая в ней пропилы и высверливая отверстия.
          − А-ах! − вырвалось из груди Трекера.
          Он невольно отшатнулся. Нога зацепила провод какого-то прибора, и Алан с грохотом рухнул на пол. Хирурги испуганно обернулись. Один из них сдёрнул забрызганную кровью медицинскую маску на подбородок. Это был Циммлер.
          − Мистер Трекер?! Как вы здесь оказались?! − воскликнул он и подбежал к Алану.
          Трекер машинально протянул метку.
          − О! Вы нашли её и пошли за мной, чтоб вернуть? Вот спасибо, а то я уже... Но вам здесь нельзя. Никак нельзя.
          − Эт... это и есть то, что ждёт нас всех? − наконец, выдохнул Трекер. − Не зря вашу клинику называют Домом Смерти!
          − Успокойтесь, давайте я вас провожу. − Врач взял оцепеневшего Алана под локоть и повёл по коридору. − Вы всё неверно истолковали. Понимаете, люди уже шагнули в глубины космоса, но до сих пор не знают, как работают их собственные организмы. Для неподготовленного разума это выглядит ужасно, но пациенты, которых вы здесь видите, завещали свои тела для исследований. Такие жертвы необходимы науке. Всем нам... Вас же ждёт совершенно иное.
          Когда они вернулись к кабинету, Алана уже ждал устрашающего вида мужчина с леденящим взглядом. Трекер поёжился. Бр-р... Такого только приговорённым вместо смертельной инъекции показывать.
          − Меня зовут Майкл Блантор, − властным голосом представился здоровяк. − Следуйте за мной, мистер Трекер, вас ждут.

ЭПИЗОД 19. Наследство Трекера

          Такси неспешно ехало из цюрихского аэропорта в гостиницу, где снимал номер Трекер. Джессика в нетерпении ёрзала на заднем сиденье и недовольно поглядывала на водителя. Этот парень будто улитку запряг. На бензине, что ли, так экономит?
          Волнение переполняло. Уже второй день отец не давал о себе знать и не отвечал на звонки. Казалось, что где-то в груди шевелился ёж, ощетинившийся тысячами колючек. Воображение рисовало страшные картины: то она видела окровавленного отца, тянущего к ней руки и молящего о помощи, то представляла, что он, как Тим Картер, потерял рассудок и блаженно улыбается, не узнавая её. Предчувствие беды не оставляло ни на секунду.
          Как только машина подъехала к дешёвенькому отелю, расположенному в десяти минутах ходьбы от Института Глобального Здоровья, Джессика сразу же сунула Биллу свой паспорт.
          − Зарегистрируй заодно и меня. Я к отцу.
          − Без проблем. Как закончу, присоединюсь к вам.
          − Спасибо, − кивнула она и побежала к входу.

          Тусклый свет едва освещал таблички с номерами. В полумраке коридора Джессика перебегала от двери к двери в поисках комнаты отца. Увидев заветный номер, она тихонько постучала в дверь. Никто не ответил. Постучала снова − опять тишина. В волнении Джессика дёрнула ручку. Петли противно скрипнули, и дверь открылась.
          Не заперто? От нехорошего предчувствия внутри похолодело.
          Джессика влетела в комнату. Отец в неестественной позе распластался в кресле. Голова безвольно свесилась на грудь, рука перекинулась через подлокотник, а ненормально подогнутые ноги упирались в пол и, вопреки всем законам физики, не давали телу скатиться.
          В груди снова ожил выпустивший острые иглы ёж. Сердце сжалось. Джессика бросилась к отцу и принялась его трясти.
          − Папа, ты жив? Жив? Ну, пожалуйста, очнись!
          Отец встрепенулся и посмотрел на неё осоловевшим взглядом.
          − О, доч-ченька, − пролепетал он заплетающимся языком.
          Только сейчас Джессика заметила возле кресла опрокинутый стакан, а на столике почти пустую бутылку скотча.
          − Опять?! Ну теперь-то что, пап?
          Отец поднял с пола стакан, дунул в него и, нащупав мутным взглядом бутылку, плеснул себе спиртного.
          − Не нужно больше... прошу... − Джессика нежно разжала его ладонь, взяла стакан и поставила на стол. − Пойдём-ка со мной.
          Она помогла ему подняться и проводила в ванную комнату. Включив холодную воду, попросила наклониться к умывальнику. Отец послушно засунул голову под ледяную струю.
          − Ну как? Лучше?
          − Бр-р-р...
          Трекер тряхнул головой и, распрямившись, кивнул. Затем энергично растёр лицо ладонями и сделал пару приседаний. От этого его взгляд стал немного осмысленней.

          − Прости меня, идиота... − произнёс Алан уже более членораздельно, когда они вернулись в комнату.
          Джессика вздохнула и села рядом.
          − Ладно, рассказывай, − примирительно сказала она.
          − Понимаешь, я специально всё придумал, чтобы мы стали ближе. Как раньше, когда ты была ещё совсем малюткой.
          − Что придумал? − Джессика удивлённо вскинула брови.
          − Всё, всю эту историю. Помнишь разговор со своим редактором? Это я ему написал, идею подкинул. Специально знаменитостей приплёл, чтобы он именно тебе поручил это дело.
          − Зачем?
          − И письма от Рона придумал. А эта его рукопись из тайника... я просто распечатал первую попавшуюся научную работу из интернета.
          Дочь недоверчиво посмотрела на него.
          − Но ты же не мог сам нарисовать схему в квартире Картера? А Холландер?
          − Хех. Схема... Доктор Фриз разрабатывает лечение от той наркоты, а люди из списка − потенциальные спонсоры исследований, − усмехнулся Трекер.
          − Откуда ты знаешь?
          − Когда этот план готовил, вычитал в каком-то его интервью. Неважно. Главное − ты поверила. А этот твой писатель... Ты слышала, что Ньютона обвиняют в том, что он украл свои работы у других ученых, пользуясь властью Великого Магистра масонской Ложи? Что, по мнению некоторых, Шекспир не писал своих пьес?
          − Прямо все теории заговоров собрал. Никогда не замечала за тобой тяги к таким темам.
          − Потому и не замечала, что это правда. Знаешь же, когда появляется книга-бестселлер или кассовый фильм, авторы получают сотни обвинений в плагиате. Многие хотят примазаться к славе, особенно если пахнет большими деньгами. Вот и жена Холландера так решила. Кроме неё, ещё десяток писателей предъявляют права на авторство этой книги. Я потому все стрелки и перевёл на Фриза, чтобы получилось правдоподобней. Ведь вокруг таких великих людей постоянно слухи возникают.
          Джессика подняла взгляд на отца. А ведь такое возможно. Если б не слова Билла при той встрече с миссис Холландер, она, может, и сама бы не поверила вдове. Очень уж смутило тогда Джессику предположение об авторстве новой книги. Допустим, в этом отец прав. А остальное?
          − Ну а с клиникой что? − спросила она.
          − Я туда письмо написал. Давно, когда ещё только узнал о своей болезни.
          − Что ещё за болезнь?
          − Какая разница? Какая бы ни была, всё равно вылечить не получится. − Он махнул рукой, увидев, что с губ Джессики вот-вот сорвется вопрос. − Зато есть и плюсы: скоро я увижусь с твоей матерью...
          Глаза дочери округлились.
          − Как не получится? − спросила она, игнорируя попытку отмахнуться. − Сходи в другую больницу, вдруг в этой ошиблись.
          − Бесполезно. Это уже пятая клиника... А под конец, говорят, такие боли будут... Вот я и решил... Прости, глупая получилась затея... Но кое-что я тебе оставлю в память о себе.
          − Ты о чём?!
          − Потом узнаешь, − улыбнулся Трекер. − Пусть это будет моим наследством.
          А ведь это не пьяный бред. С такими вещами не шутят. Внутри у Джессики всё будто сжалось. Что же она натворила?! Почему, почему она так мало бывала с папой? Он даже признаться побоялся. Губы задрожали, глаза налились слезами и, рыдая, она уткнулась лицом отцу в колени.

          Послышался стук в дверь, и в комнате появился улыбающийся Билл.
          − Готово, − произнёс он и поднял руку с ключами от номеров.
          Увидев плачущую Джессику и раскрасневшееся лицо Трекера, он оторопел. Улыбка стёрлась, и он удивлённо спросил:
          − Что-то случилось?
          Алан поднял голову и посмотрел на Билла.
          − Хороший ты парень. Прошу, присмотри за ней.
          Он сказал это так проникновенно, что Биллу показалось, будто Трекер прощается. Прощается навсегда.

***

          Алан сидел почти неподвижно и гладил голову Джессики. Дочка его обязательно поймёт. И простит. Но сейчас ради её же блага нельзя раскрываться. Всё, что осталось − незаметно забрать ту синенькую папку, что выглядывает краешком из сумки Джессики. Забрать − и вывести дочь из-под удара. Врать, изворачиваться, играть по правилам Фриза.
          Было ужасно стыдно. Даже наследство в сто тысяч гробовых ни на каплю не помогало ему почувствовать себя легче. Ведь он заставлял единственного дорогого человека поверить в ложь. Нет, не так. В ЛОЖЬ. И стыд жёг щёки лихорадочным румянцем, лишь подтверждая версию болезни.
          Трекер закрыл глаза, уже в который раз прокручивая в голове роковую встречу с доктором...

          Алан много раз видел Фриза по телевизору и в интернете, но только сейчас доктор предстал перед ним воочию. Маленький, тщедушный человечек с крючковатым носом сверлил его взглядом, словно хотел пробурить дыру в черепе. Фриз сидел в высоком кресле-троне за массивным письменным столом, теряясь в просторах огромного кабинета. Трекеру он показался похожим на ужасного паука, затаившегося в уголочке своей паутины и дёргающего за смертоносные невидимые нити.
          Алан нахмурился. Так вот каков дьявол, убивший Венди!
          − Присаживайтесь, мистер Трекер, − сказал Фриз, указывая на кресло перед столом.
          Алан сел. За его спиной тут же вырос Блантор, стоявший до этого, словно страж, у входной двери.
          − Вы очень гармонично вписываетесь в нашу программу, осталось только подтвердить ваше согласие.
          Фриз положил перед Трекером листы договора, но Алан не шелохнулся.
          − Подписывайте же, не смущайтесь. И не забудьте указать имя человека, которому нужно перевести вознаграждение. Вы ведь именно этого хотите, не так ли? − слащавым голосом спросил доктор.
          − Я передумал, − буркнул Трекер.
          − Что так? − с деланым удивлением посмотрел на него Фриз. − В вашей жизни произошли серьёзные изменения?
          Трекер прекрасно понимал, что это последняя возможность. Сейчас он распрощается с доктором, и тайна смертей его жены и друга навечно останется нераскрытой. А он до конца своих дней будет терзаться сомнением. Алан набрал побольше воздуха в лёгкие и произнёс:
          − Да, произошли. Я узнал, что именно вы виновны в смерти моей жены.
          − О чём это вы? − Фриз вздёрнул брови. − Мистер Трекер, я понимаю, что вам предстоит сделать страшный шаг, который прервёт жизнь. Этого все боятся. Каждый второй пациент при виде договора начинает сомневаться. Но чтобы обвинять меня...
          − Перестаньте, доктор! Давайте начистоту. Ллойд прислал мне письмо, которое не оставляет ни малейшего сомнения в вашей причастности к смерти Венди.
          Фриз на секунду задумался.
          − Перед встречей я пролистал ваше досье. И вот что мне непонятно: ведь вы сами тогда были за рулём? Разве я заставлял вас давить на газ и нестись как угорелого? Приятель ваш тоже хорош... Как вы думаете, зачем он подсунул вам этот автомобиль? Зачем отдал его человеку в состоянии стресса? Может, всё это неспроста?
          Навязчивая мысль снова всплыла откуда-то из тёмных глубин и принялась терзать сознание Трекера. Неужели всё-таки Рон? Неужели это месть, подлая и жестокая? Он решительно не понимал, что делать. Вот послушаешь этого Фриза, и начинает казаться, будто говоришь с человеком вполне порядочным. Ничего зловещего. Просто маленький суетливый мужчина с усталыми морщинками вокруг глаз.
          Алан тряхнул головой. Нет, кое-что всё же не клеится.
          − Если вы ни при чём, откуда вам столько известно? Даже если вы собираете досье на всех пациентов, быть в курсе таких деталей невозможно.
          − Мне вообще много что известно, дорогой мистер Трекер. К сожалению, я совсем не располагаю временем, поэтому сразу перейду к делу. Посмотрите одно любопытное видео.
          Фриз усмехнулся и нажал клавишу на пульте. На огромном экране появилась картинка салона такси. Дверь открылась, и в машину села молодая парочка.
          Джессика!
          Билл!
          От напряжения Алан сжал кулаки. Не может же Фриз следить ещё и за близкими всех своих пациентов?
          Алан перевёл взгляд на водителя. Откуда ему знакомо это лицо? Где мог его видеть? И тут же вспомнил. Это был он! Тот самый бездомный, с которым они столкнулись на парковке в злополучный вечер аварии! Тот же приплюснутый нос... Нос боксёра? Глубокие морщины при свете дня оказались застарелыми шрамами от ножа или ещё чего-то острого. Сейчас "бродяга" был гладко выбрит, в костюме и при галстуке. Значит, это человек Фриза? Так вот почему тогда дверь заклинило. Этот гад аварию для Рона подстраивал, а они с Венди во всю эту муть по ошибке вляпались. Вот же... И рядом с этим головорезом сейчас находится его маленькая принцесса!
          Лицо Трекера налилось кровью.
          − Я разорву тебя, сука, пусть только попробует её тронуть! − выкрикнул он и попытался броситься на доктора.
          Но ему не удалось даже привстать с кресла. Плечо с такой силой сжала рука Блантора, что показалось, будто кости вот-вот треснут.
          − Отпусти его, Майкл. Думаю, мистер Трекер уже понял, что беседа в таком тоне неприемлема.
          − Вот только выберусь отсюда и разберу тебя на запчасти, − процедил Трекер.
          − Не выберетесь. Вы подпишете договор, − спокойным голосом произнёс Фриз.
          − С чего бы?
          Доктор скривился в усмешке и, обращаясь к человеку на экране, произнёс:
          − Друг мой, вы готовы?
          Трекер присмотрелся и увидел у водителя ели заметный наушник. Таксист кивнул и оттопырил лацкан, делая вид, будто что-то ищет во внутреннем кармане. Под пиджаком блеснула рукоять пистолета.
          Тяжело дыша от возмущения, Трекер закашлялся.
          − Много курите? − покачал головой Фриз.
          Ситуация явно забавляла доктора. Алан смотрел на него, не находя слов от возмущения. Ублюдок!
          − А вот ещё одна интересная картинка, − продолжал доктор.
          На соседнем экране появилась комната, очень похожая на номер Трекера в отеле. Фриз приблизил изображение камеры, и Алан заметил за вентиляционной решёткой мигающую красную точку.
          − Этот номер забронирован на имя вашей дочери. Как вы думаете, что там за устройство?
          В глазах Трекера потемнело, мир вокруг перевернулся, как в тот момент, когда он избивал Блейка-младшего. Блантор был тут как тут. Он обхватил Алана стальными руками и вдавил в кресло.
          − Ну ты и мразь, − заскрежетал зубами Трекер. − Убийца!
          − Как раз нет. Не имею привычки убивать молоденьких девушек. Но эту прелестную особу может сгубить ваше упрямство.
          − Хорошо! Ваши бумаги не обязательно кровью подписывать?
          − Я знал, что мы договоримся, − Фриз протянул Трекеру ручку. − Я деловой человек, у меня нет цели без причины палить во все стороны, как в боевиках. Готов предложить вам действительно хорошие условия.
          − К псам условия, Джесс не трогайте!
          − А это от вас зависит. Слушайте меня внимательно. Сейчас вы подпишете договор, и я отпущу вас. К десяти вечера вы вернётесь. За это время сможете попрощаться, убедить дочь прекратить заниматься своим глупым расследованием и добыть записи Ллойда. Они для меня очень важны. Справитесь?
          Трекер поморщился и кивнул.
          − Не забывайте, от этого зависит жизнь вашей дочери. Вздумаете хитрить или понадеетесь на бравого легионера Уильяма Дайсона − умрут все. Такие же устройства, как в вентиляции вашей дочери, установлены у вас в номере, в номере молодого Дайсона и в ваших с Джессикой квартирах в Лондоне. Кроме того, вас будут окружать мои люди. Вы должны понимать, что у меня хватит возможностей найти вашу дочь даже на Луне. Это я вам определённо говорю.
          − Да понял я! Хватит уже убеждать! − зарычал Трекер.
          − Вот и отлично. А взамен вам перечислят обещанную сумму − я своё слово держу. Гарантирую, что все останутся живы. Даже вы, мистер Трекер. У вас действительно хорошие показатели тестов, а я такими ресурсами не разбрасываюсь. Станете трудиться в отдалённом городе. Выезжать оттуда будет запрещено, и обо всех, кого знали раньше, придётся забыть. В качестве компенсации получите от меня ещё один подарок. Уверен, он вам понравится.

ЭПИЗОД 20. Да наступит вознесение!

          Дни слились в один бесконечный праздник. Роберт Дайсон хотел взять всё, что недополучил в прошлой жизни. Дружил, с кем хотел, а не с кем было нужно. Тратил время на себя, а не на работу. Занимался спортом, развлекался в весёлых компаниях, читал и даже вытащил откуда-то из глубин отрочества любовь к рисованию − теперь он часто брал с собой мольберт и переносил на холсты горы, море, узенькие старые улочки живописного острова.
          Но главное − к нему переехала Эбби! Ради этого он специально снял особняк на самом берегу моря. Как же с ней было легко и интересно! Дайсон чувствовал себя на седьмом небе. А чтобы снова не упустить семейное счастье, он поторопился сделать ей предложение.
          − Купим огромный дом, закатим пир на весь мир, а потом махнём в кругосветку, − говорил он.
          − Давай лучше здесь, на острове. Зачем что-то менять, когда всё так хорошо? Я раньше отсюда никуда не выезжала и сейчас, если честно, не горю желанием.
          − Хорошо, тогда пригласим на наш праздник всю Ибицу!

          Единственное, что беспокоило Дайсона, так это чувство, словно кто-то постоянно наблюдает за ним, даже когда он сидит в туалете или занимается любовью. Казалось, что этот кто-то забирается в голову и пытается ковыряться в мозгах. Сущая паранойя!
          И ещё − он так и не связался с сыном. После того фиаско в Банко Иберика он предпринял несколько попыток, но всякий раз что-то мешало. У него, у Роберта Дайсона − и не получалось! Мысль об этом просто бесила.

          Раз уж Эбби станет его женой, он решился рассказать ей всю правду, а заодно и проблемами поделиться − в хорошей семье не должно быть тайн.
          − ...именно поэтому я и знаю имя твоей бабушки.
          − Вечно ты что-нибудь выдумываешь, − рассмеялась Эбби. − Тебе книги писать нужно.
          − А откуда, по-твоему, у меня такие деньги?
          − Даже не собираюсь гадать. Захочешь, сам расскажешь. Уверена, это не какие-нибудь кровавые сокровища, тебе они достались честно, а остальное неважно.
          − Не хочешь − не верь. Пока. Потом сама увидишь. Но с сыном я всё равно свяжусь. Так нужно. Что я, младенец беспомощный? А давай вместе рванём на континент? Там я с этой проблемкой мигом разберусь.
          − Дон, миленький, тебе не кажется, что судьба бережёт нас от какого-то ужасного несчастья? Прошу, не играй с ней, не ломай наш мир.
          − Всё же рискнём, − усмехнулся Дайсон и, взяв телефонную трубку, набрал номер. − Здравствуйте. Меня зовут Донован О'Нил. Не могли бы вы забронировать на моё имя два билета первого класса до Лондона? На завтрашнее утро, если можно.
          − Простите, сеньор, в связи с проходящим фестивалем всё перегружено, − послышалось из динамика. − Ни на завтра, ни на ближайшую неделю не смогу вам ничего предложить. Места выкуплены уже несколько месяцев назад.
          − Хм... − удивился Дайсон и набрал ещё один номер. − Не подскажете расписание паромов на завтра?
          − Сеньор, разве вы не слышали, что в ближайшие три дня прогнозируют мощнейший ураган?
          Дайсон с недоумением уставился на телефон.
          − Невероятно! Какой-то замкнутый круг! Не может же всё быть театром, устроенным специально для меня? Нет, слишком масштабно даже для Фриза. Какое-то безумное стечение обстоятельств.
          − Это судьба хранит тебя, милый, − улыбнулась Эбби и нежно взяла его за руку.
          − Ладно, тогда арендую катер. Нет, лучше куплю. Или самолёт? − пробубнил Дайсон.
          − Не нужно, мистер Настойчивость! Так ты всё испортишь!
          − И всё же я это сделаю.
          − Ты не должен нарушать условия, иначе контракт будет расторгнут!
          Последнюю фразу Эбби произнесла таким отстранённым, чужим голосом, что Дайсон замер с открытым ртом.
          − Откуда тебе... Ты... ты заодно с ними? − с трудом выдавил он. − Я же хотел с тобой... я же тебя...
          От возмущения перехватило дыхание, слова застревали в горле, цепляясь за подступивший комок обиды. Дайсон выскочил из дома, громко хлопнув дверью.

          Он шёл по улице и гневно пинал попадающиеся под ноги камушки. И Эбби тоже?! Неужели всё подстроено? Как такое возможно? Ведь всё было настолько естественно. Он сам добивался её расположения. Не могли же люди Фриза рассчитать, что он влюбится именно в такую неприступную девушку? Подкупили? Ну нет. С его-то деньгами, которыми после свадьбы Эбби сможет распоряжаться, как заблагорассудится. Её шантажируют... угрожают... Надо разгадать эту головоломку!
          Ноги сами привели его на лодочную станцию. У ангара Дайсон заметил двоих мужчин, лениво болтающих и потягивающих пиво.
          − Могу я арендовать катер для поездки на материк?
          Один из мужчин отставил кружку в сторону.
          − Что вы, сеньор. Ураган.
          − Тогда продайте вашу посудину. Плачу тройную цену!
          − Ага. Чтобы нас потом обвинили в убийстве с целью завладения вашими деньгами?
          − Насчёт этого не беспокойтесь, я напишу бумагу, что всё делал по доброй воле.
          Боковым зрением Дайсон заметил, как открылась дверь ангара, и оттуда вышел человек. Не могла быть никаких сомнений − снова Макс Фергюссон!
          От возмущения Дайсон сжал зубы. А этот откуда здесь взялся? Прямо кролик из шляпы. Неужели Эбби сообщила?
          − Опять вы! − воскликнул он.
          − Мистер О'Нил, мне не хочется верить, что вы окажетесь одним из тех странных эспов, которые вопреки здравому смыслу нарушают условия. Настоятельно рекомендую, откажитесь от своих планов, не доводите дело до расторжения контракта, − менторским тоном говорил куратор.
          − Да будь ты проклят, ищейка! − крикнул Дайсон и, развернувшись, быстрым шагом двинулся прочь.
          Казалось, паутина Фриза душным коконом опутала весь остров. Что же делать? Угнать катер и самому выйти в море? В прошлой жизни у Дайсона была яхта. И пусть в последние годы он уже не стоял у штурвала, но когда-то не стыдился ни пропахшей солью кожи, ни мозолей от шкотов.
          Воодушевлённый идеей, Дайсон направился в магазин. Нужно обязательно купить спутниковый GPS-навигатор с загруженными картами, непромокаемую тёплую куртку, несколько бутылок воды и на всякий случай запастись компасом и обычной бумажной картой.
          Когда подготовка к путешествию была завершена, он поймал такси и отправился к небольшой бухточке в Кала-Веделья. В это местечко на самом западе острова его как-то затащила Эбби. Она с восторгом тогда рассказывала, какие замечательные сюжеты для картин здесь можно найти.

***

          Бухту усеяли катера и яхты на любой вкус, но, самое главное, до материка отсюда было немного ближе, чем из города. Дайсон дождался темноты и выбрал небольшой катер, которым смог бы легко управлять в одиночку. Проверил топливо в баке и оттолкнулся от пирса. Чтобы никто не услышал рёв мотора, решил пройти первые ярдов двести на вёслах, которые вытащил из стоящей рядом лодчонки. А владельцу катера он обязательно отправит солидную компенсацию.
          Дайсон отплыл на достаточное расстояние и остановился запустить двигатель. Всё складывалось как нельзя лучше. В пику прогнозам, море было на удивление спокойным. На поверхности едва различалась слабая рябь, а в безоблачном небе сияли звёзды, указывая путь к свободе.
          До материка всего шестьдесят миль. Два-три часа, и он вырвется из ловушки! Дайсон улыбнулся, наблюдая за тем, как по правому борту уходит в темноту это паучье гнездо.
          Внезапно мир словно замер. В воздухе повисло предчувствие беды. Через мгновение море взбесилось, тяжёлые грозовые тучи заволокли звёзды, молнии пронзили пространство, а с небес прогремел голос:
          − Мистер Дайсон, вы всё же нарушили условия! Контракт будет расторгнут!
          Без сомнения, это голос Фриза! Дайсон огляделся в поисках спрятанного громкоговорителя. Докуда же простирается власть доктора? Или он в буквальном смысле стал чем-то вроде местного божка? Пытаясь совладать с паникой, Дайсон поднял голову к небу, но времени на размышления не осталось. Ветер настолько усилился, что чуть не перевернул его судёнышко. Выросшая прямо под ним гигантская волна подхватила катер и вынесла на береговую отмель.
          И тут же, как по мановению волшебной палочки, ветер стих. Стало очень светло, будто неожиданно наступил день. Дайсон зажмурился. Когда он вновь открыл глаза, то не сразу заметил людей. А их было невероятно много. Казалось, все жители острова собрались тут, чтобы посмотреть на его фиаско. Тысячи и тысячи глаз. Люди подступали со всех сторон. Круг сжимался. Но по-настоящему Дайсон испугался, когда понял, что их, словно зомби, ведет какая-то неведомая сила. Они подходили всё ближе и, словно мантру, повторяли слова Фриза:
          − Он нарушил условия...
          − Он нарушил условия...
          − Контракт будет расторгнут...
          − Контракт будет расторгнут...
          Толпа окружила его плотным кольцом и остановилась. Из её рядов послышалось громкое восклицание:
          − Да наступит вознесение!
          Гул толпы подхватил клич:
          − Да наступит вознесение!
          − Да наступит вознесение!
          Бесстрастные лица не сулили ничего хорошего. Ошеломлённый Дайсон вцепился в корпус катера и ждал, когда его начнут рвать на части. И тут среди толпы он увидел такое дорогое для него лицо. Правда, сейчас оно было таким же безразличным, как у остальных.
          Эбби?!
          И она тут? Неужели он ошибался, и Эбби была с ними с самого начала?
          Вокруг снова воцарилась тишина, но кошмар только усиливался: прямо на глазах стали исчезать горы и крыши домов, будто кто-то губкой стирал рисунок с огромной грифельной доски. Пропадало всё, оставляя после себя лишь чёрную пустоту. Там, где были море и небо, теперь зияла бездонная пропасть. Мрак пожирал мир.
          Дайсон почувствовал, что и с его телом начинает происходить что-то невероятное. Он с удивлением посмотрел на руку. Постепенно теряя цвет, ладонь становилась прозрачной, пока совсем не растворилась в подступающей черноте.
           "О Боже! Что это?! Как такое возможно?!" − только и успело мелькнуть в голове Дайсона в последнее мгновение его жизни.

ЧАСТЬ II

ЭПИЗОД 21. Пробуждение

          Всё словно окутал туман. Казалось, на голову рухнула многотонная плита. Виски сдавило с такой силой, что Трекер подумал, будто из ушей вот-вот брызнут мозги.
          Что за отраву в него влили?
          Алан помнил, как его заставили выпить какую-то мутную бурду, переодели в длинную, до пят, пижаму и уложили на хлипкую медицинскую кушетку. А затем провал.
          Жуткая вибрация, отдающаяся во всём теле, заставила очнуться. Его везли по узкому коридору. Кушетка подскакивала и дребезжала на каждом стыке плитки. Поездка длилась бесконечно. Он снова и снова терял сознание, а когда приходил в себя, неприятная вибрация каждый раз давала о себе знать.
          В очередной, наверное, тысячный раз Трекер пришёл в себя. Дребезжание прекратилось.
          Ну наконец-то!
          Алан с трудом открыл глаза и попытался сфокусироваться на окружающей обстановке. Где он? Сквозь тонкую ткань пижамы явственно ощущался холодок гладкой столешницы. Тяжёлый запах медикаментов, бьющие в глаза яркие софиты... В голове пронеслась догадка: хирургический стол! Неужели тот самый зал, где сверлили череп толстому старику? Не в силах совладать с охватившим его ознобом, Трекер машинально попытался закутаться в пижамную куртку. Не вышло. Попробовал вскочить, но руки и ноги крепко держали кожаные ремни. Захотел крикнуть − язык словно одеревенел, не желая слушаться.
          Перед глазами появилось улыбающееся лицо:
          − Здравствуйте, мистер Трекер, рад снова вас видеть.
          Это был Циммлер. Алан представил, как сейчас в его голову с визгом вгрызётся сверло. От этой мысли лоб покрылся испариной. Он стиснул зубы и снова сделал попытку вырваться из кожаных оков, но мышцы, казалось, превратились в студенистое желе. Все его усилия напоминали лишь судорожное подёргивание конечностей.
          − Успокойтесь, всё будет хорошо, − улыбнулся врач. − Удачного путешествия.
          Алан почувствовал, как к его лицу прижали пластиковую маску. Прохладный поток воздуха приятно защекотал ноздри и горло. Лицо Циммлера превратилось в бесформенное пятно. Веки стали неподъёмными. Трекер в бессилии закрыл глаза и понял: сейчас его сознание отключится навсегда.

***

          − Проснитесь, мистер Оливер, − прозвучал незнакомый голос.
          Трекер огляделся. Помещение походило на больничный кабинет, в который только что въехали и ещё не успели оборудовать всем необходимым. Он лежал на кушетке, а у противоположной стены за столом сидел парень лет двадцати, облачённый в белый халат.
          Неужели жив?!
          Мысль удивила и обрадовала, но, поразмыслив, Алан понял, что кошмар только начинается. Сейчас укольчик − или как у них это происходит? − и конец... Главное, с Джессикой всё будет хорошо... Как же жаль, что не удалось наказать убийц Венди...
          − Мистер Оливер!
          Трекер снова окинул комнату взглядом, но ничего, хоть как-то напоминающего ещё одну кровать, не увидел. Где же спит этот Оливер? Не мог же тот парень самому себе предложить проснуться?
          Мужчина за столом смотрел прямо в глаза. Какой молодой врач...
          − Да-да, сэр, я к вам обращаюсь. Теперь ваше имя Джеймс Оливер. Процедуры закончены, и вы можете подняться.
          Сначала Трекер растерялся, но уже через несколько мгновений понял, что злость его прямо переполняет. Он стиснул зубы и процедил:
          − Для чего этот фарс? Будят... поднимают... Могли со своим грязным дельцем покончить, пока я сплю.
          − С чем покончить? − выгнул бровь врач.
          − Откуда я знаю, как вы собираетесь это делать: вешать, топить, расстреливать. Давайте уже побыстрее!
          − С чего вы взяли, будто вас планируют умертвить?
          − Ну как же. Договор... Эвтаназия... − снова растерялся Алан.
          − Вас разве не предупреди?
          − Так я и поверил этому вурдалаку Фризу.
          − Факт остаётся фактом.
          Трекер вспомнил, что ему должны были просверлить череп, и машинально потянулся к голове − всё в порядке.
          Неужели действительно не тронули?
          В недоумении он не сразу сообразил, что вместо того, чтобы уткнуться в привычную гладкую кожу лысины, пальцы потонули в густой шевелюре.
          Что за...
          Алан схватил волосы в кулак, дёрнул и тут же скривился от боли. Крепко прилепили!
          − У вас тут что, маскарад? − прорычал он. − Зачем напялили этот долбаный парик?
          − Для начала встаньте и посмотритесь в зеркало, а когда отойдёте от шока, я вам всё подробно объясню, − усмехнулся медик.
          От увиденного можно было не только шок получить, но и вовсе сойти с ума. Из зеркала на Трекера смотрел двадцатилетний юноша. Алан уже забыл, как выглядел в молодости. Неужели этот парень действительно он? Прямо призрак из прошлого! Живот, мешавший ему даже шнурки завязать, исчез. Снова появились непослушные кудряшки, украшавшие его голову много лет назад. И ни одной морщинки!
          Трекер замер, не в силах вымолвить ни слова.
          − Если вас что-то не устраивает во внешности, можем подкорректировать.
          − Ух! Вот даёте! − выдохнул Алан. − Что за фокус?
          − А вы неплохо перенесли факт своего омоложения. Обычно люди скачут от радости или орут, будто их рой пчёл покусал.
          Омоложение? Так вот о каком подарке говорил Фриз! Мало того, что жизнь сохранил, так ещё и юность вернул... Но как? И главное − зачем? Где тут подвох?
          − А дальше что? − всё ещё не веря в происходящее, спросил Трекер.
          − Ничего. Пользуйтесь. Разве не прекрасно − вновь обрести юношескую энергию? Только мизерный процент людей остаётся удовлетворённым пролетевшей жизнью. Лёжа на смертном одре все о чём-то сожалеют. О том, что не оставили ничего после себя, что не успели доделать нечто важное, что всю жизнь гонялись не за той мечтой. Или, желая угодить окружающим, играли роль, забывая быть собой. Да много о чём... Любой продал бы душу за возможность одновременно обладать и силой юности, и опытом прожитых лет.
          − Это верно, − задумчиво ответил Трекер, отгоняя мысль о том, почему подобное известно столь молодому человеку.
          − Я понимаю, вам не терпится вновь насладиться юным телом. У вас есть месяц на адаптацию. Все мы не роботы и иногда нуждаемся в отдушине. Порой хочется оторваться и расслабиться − это только помогает нам быть эффективнее. Но советую сильно не злоупотреблять развлечениями, а то некоторые входят в такой раж, что дальше становятся уже совершенно бесполезными.
          Трекер с удивлением посмотрел на врача. Бесполезными для чего? Или для кого?
          − Что вы имеете в виду?
          − Вы же понимаете, что перерождение − не самое дешёвое мероприятие?
          − Естественно.
          − На вас тратится бесценный ресурс, и вы должны будете его отработать.
          − Меня сделали таким, чтобы получить молодого и сильного раба? Не дороговато?
          − Физическая сила нас не интересует. Это подарок, чтобы вы чувствовали себя уверенно и комфортно. Тест показал, что у вас неплохие интеллектуальные задатки, и мы надеемся, что вы ими разумно распорядитесь.
          Трекер усмехнулся.
          − Я и интеллектуальная работа? Придёт же такое в голову! Вы всерьёз считаете, что я смогу работать с математическими формулами или с чем-то подобным?
          − Конечно. Материалы и подготовку мы обеспечим, условия − тоже.
          − Да бросьте. Я-то себя лучше знаю. Ошибка − сто процентов.
          − Исключено, раз вы здесь.
          − Ничего не понимаю, − мотнул головой Трекер. − Можете, наконец, объяснить, что от меня требуется?
          − Какой вы, однако, нетерпеливый. Давайте поступим так: месяц адаптации вы проведёте в Нулевой зоне или Улье, как её ещё называют. Это район для новичков. Постараетесь сами во всём разобраться. Надеюсь, для вас это станет интересным приключением и поможет взбодрить разум.
          Нулевая зона? Улей? Что за район такой?
          − Разве мы не в Цюрихе? − опешил Алан.
          − Нет. Город, в котором мы находимся, называется Шайнинг.
          − Шайнинг? Никогда о таком не слышал.
          − Само собой − о нём знают только избранные.
          − Это же не в Швейцарии?
          − Нет.
          − Хоть намекните, в какой стране.
          − Если вы пытаетесь сообразить, как связаться со своей дочерью или с кем-то из прошлой жизни, то искренне советую выбросить эту мысль из головы. Во-первых, у вас ничего не получится, а во-вторых, последствия таких действий будут для вас крайне неприятными.
          Алан попытался придать лицу максимально честное выражение.
          − Даже не думал о таком.
          − Вот и славно. Если будете вести себя правильно, то впереди вас ждёт пятьдесят лет чудеснейшей жизни. Я вам это гарантирую.
          − Так уж и гарантируете? А вдруг меня автомобиль переедет или с перепоя из окна вывалюсь?
          − Поверьте, здесь подобные случаи не помешают вам и дальше жить в полном здравии.
          Врач взял Трекера за руку и надел ему на запястье мерцающий неоновым светом браслет. Алан в недоумении посмотрел на странный предмет. Трансформируясь прямо на глазах, он впился в кожу и превратился в светящуюся татуировку. Было совсем не больно, только немного пощипывало, как после ожога крапивой, а через несколько секунд и эти неприятные ощущения улетучились.
          − Это ещё что за дрянь?
          − Мы же договорились, что вы сами должны всё узнать. Приятного путешествия.
          − А ночлег? Еда? Деньги?
          − И так всегда, − усмехнулся врач. − Идите, мистер Оливер. Вы справитесь.
          − А вдруг что-то пойдёт не так?
          − Тогда возвращайтесь, попробую помочь. Всё же я ваш опекун. Кстати, меня зовут Франко Питти, я младший куратор центрального Бюро адаптации неофитов Шайнинга.
          Трекер кивнул, понимая, что больше ничего от врача не добьётся.
          − Удачи, мистер Оливер, − ещё раз попрощался тот и улыбнулся, видимо, желая подбодрить Алана.

***

          Город ошеломил. Район вокруг небоскрёба Бюро адаптации действительно напоминал улей. В воздухе висел мерный гул. Гомон толпы, заполнившей площадь, то нарастал с присвистывающим завыванием, то сходил на нет. Трекер с удивление наблюдал, как люди хаотично метались из стороны в сторону, подсвечивая замысловатые траектории мигающими на запястьях браслетами.
          Рядом кто-то хохотал, словно сумасшедший, ощупывая помолодевшее тело, кто-то стоял на коленях, устремив благодарный взгляд к небу. Тоже новички? Или как там говорил этот Питти? Неофиты. Теперь у него новое имя и новый... Новый статус?
          Неофит...
          Странное слово. Хорошо, что он здесь не один такой. Трекер хмыкнул и принялся прокладывать локтями путь сквозь толпу.
          Выбравшись к одной из улиц, лучами расходящихся от площади, Алан вздохнул свободнее. Людской поток напомнил популярные туристические маршруты в европейских столицах, но здесь, по крайней мере, не было такой давки, как на площади.
          Что же это за город? По всему видно − мегаполис. Шайнинг... Шайнинг... Может Шанхай? Неужели куратор ошибся? Или он сам неверно расслышал? Нет, на картинки из интернета не похоже, да и людей с азиатской внешностью в Шанхае было бы больше.
          Трекер бесцельно ходил по улицам, изучая город. Необычная архитектура изумляла. Рядом с европейским пряничным домиком здесь можно было увидеть китайскую пагоду, а около изысканного викторианского особняка − простую бревенчатую избу. Безумная какофония сквозила во всём: магазины, рестораны, увеселительные заведения совершенно несочетаемых стилей смотрели со всех сторон. Казалось, какой-то шутник перемешал макеты всех городов мира и выставил на всеобщее обозрение то, что с завязанными глазами вытащил из общей кучи.
          Алан был в недоумении. Огромный город непохожий ни на один другой в мире и в то же время такой же, как каждый из них! Удивительно! Почему он о нём никогда не слышал? Как можно скрыть такую громадину? Или только он один не знает об этом городе? Где же он, в конце концов, очутился?

Последующие эпизоды будут выкладываться здесь


Оценка: 8.16*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Емельянов "Тайный паладин в мире боевых искусств"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Одна ошибка"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"