Сахаров Василий Иванович: другие произведения.

Последнее обновление.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 4.82*185  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чума. Обновление от 23.02.16.

17.

  Когда Иван принес весть о зачистке, которая начнется утром, Андрей Иванович как раз выбрался из палатки отдышаться. Людмила женщиной оказалась темпераментной и мужским вниманием не избалованная. Поэтому Вагрин-старший выкладывался по полной, словно ему не сорок, а всего двадцать лет. Но при этом он, конечно, голову не терял и продолжал думать, как быть и куда направиться. Вот только делал Вагрин все без суеты, поскольку чувствовал, что немного времени в запасе еще есть. Это племяннику на месте не сиделось, все равно куда идти, только бы двигаться. А его движение наобум уже не устраивало и если бы ни угроза со стороны непонятных вояк, оккупировавших Устюг, он увел бы свою небольшую группу на следующий день.
  - Так что будем делать? - Иван поторопил старшего родственника.
  - Уходим, - сказал Андрей Иванович.
  - Куда?
  - Сначала за священником через реку переберемся. А потом на Котлас, до него километров семьдесят. Если нормально идти, без напряга, дойдем за трое суток.
  - Это если нас по дороге не перехватят и местные аборигены в рабство не возьмут.
  - Все может быть, но мы с тобой не мальчики для битья, - Вагрин-старший посмотрел в сторону палатки и окликнул любовницу: - Люда! Собирайся!
  Словно верная и любящая жена, Людмила без споров стала собирать вещи и брала только самое необходимое. Иван тоже принялся за дело. А Андрей Иванович, не торопясь, провел ревизию того, что необходимо взять с собой.
  С вещами Людмила и Ванька сами разберутся. Ученые уже и в походную жизнь втянулись.
  Палатка. Она нужна обязательно, потому что ночью прохладно и неизвестно, куда занесет судьба. Она много места не займет, в чехол и на плечо.
  Котелок, три кружки, три ложки, пара тарелок, нож и три фляги. Все пригодится.
  Продукты. Осталось семь банок тушенки, пять банок рыбной консервации, пакет сухарей, две бутылки водки, десяток галет, банка кофе и три пачки чая, несколько картофелин, шоколадки, килограмм конфет и пакеты с лапшой быстрого приготовления. Не густо. Но на пару-тройку дней хватит, а если растянуть, то и на более долгий срок.
  Оружие. У всех свои ножи. У Ивана пистолет, АКС, гранаты и пара сигнальных ракет. А у старшего Вагрина пистолет, АКМС, гранаты и запасной "макаров". У Людмилы, которая только сегодня узнала, куда направляются Вагрины, еще один "макаров" из московского схрона. Арсенал неплохой и боеприпасов достаточно. Еще бы хорошие радиостанции достать, подствольники и пулемет, который можно установить на машину, а потом топлива добыть, совсем здорово стало бы. Но это только мечты. Народ сейчас хваткий - все кино про апокалипсисы смотрели, и людей, которые задумывались о выживании, хватает.
  Что еще? Подсвечивая фонарем, Андрей Иванович обошел стоянку, забрал бинокль, а так же один мобильник, зарядку и гарнитуру. Вдруг пригодится? А еще на глаза попался прорезиненный плащ. Больше ничего интересного он не нашел и быстро собрал палатку. Упаковал свои вещи в рюкзак, и оказалось, что он опередил Ивана, который до сих пор возился.
  Наконец, сборы были закончены. Время за полночь и можно выдвигаться к реке, она летом не глубокая и вода не сильно холодная, а неподалеку, если идти к Новатору, люди видели лодки, а там и мост может быть или дамба.
  Однако пришлось немного задержаться. В очередной раз. И Андрей Иванович усмехнулся. Как ни выход, так появляется какая-то препона. Вот и теперь, только собрались накинуть рюкзаки, как подошел Укладников, а за его спиной еще несколько человек. Андрей Иванович с "соседями" общался редко, но узнал Шерифа с женой, многодетного отца Олега Ефимова и Светлану, которая за руки держала сестер.
  - Вам чего? - поинтересовался Вагрин, уже понимая, зачем пришли люди.
  - Иваныч, ты уходишь? - спросил Укладников
  - Как видите.
  - Нас в компанию примешь?
  - А сами?
  - Можем и сами, но ты, по всему видать, человек бывалый. С тобой надежней.
  - Мы на Коробейниково пойдем и дальше на север. А вам ведь в другую сторону.
  - Плевать. Главное - добраться до города, где еще есть власть. Там разберемся.
  - Ладно. Присоединяйтесь. Только учтите - никого ждать не стану. Как мы идем, так и вы.
  - Заметано. Через пять минут будем готовы.
  Укладников, Шериф и Ефимов ушли. Но осталась Светлана, которая спросила:
  - А мы?
  - Что вы? - Вагрин нахмурился. - С тобой дети. Ты за нами не успеешь. Сколько им?
  - По десять лет.
  - Малые совсем. Иди по дороге, подальше от Устюга. Там к кому-то прибьешься.
  Женщина опустила голову, а Андрей Иванович заметил, как напрягся племянник и, прижав его голову к своей, шепотом спросил:
  - Понравилась? - Племянник замялся и старший Вагрин встряхнул его: - Я вопрос задал.
  Иван высвободился из захвата и ответил:
  - Да.
  - Серьезно?
  - Не знаю.
  - Если возьмем ее с собой, поможешь с детьми?
  - Помогу.
  - Добро. Слова не мальчика, но мужа. Только учти, доведем до ближайшего спокойного места, а дальше сами. Или возьмешь ответственность на себя. Усек?
  - Договорились.
  Тем временем Светлана и плачущие девчонки, которые устали и хотели кушать, побрели к своей машине и Андрей Иванович остановил их:
  Погодите!
  Они обернулись и Вагрин сказал:
  - Вы с нами. Только быстрее сумки собирайте.
  Группа, в которой оказалось двадцать шесть человек, собралась через час, и Андрей Иванович повел бродяг к реке, название которой никто из беженцев не знал. Шли по следам отца Никифора и других людей. Так что вскоре нашли дамбу, по ней перебрались на другой берег и произошло это как нельзя кстати, потому что военные из города не стали ждать рассвета.
  Сначала над рекой прошел беспилотник, который повернул к трассе. А затем послышался знакомый многим военным противный визг. Это были мины, и они обрушились на придорожный лагерь.
  Сначала далекие выстрелы. Бум! Бум! Бум!
  Потом вой, падение и взрывы. Бах! Бах! Бах!
  На правом берегу реки зарево пожаров, горели автомобили. С беженцами никто не церемонился, и проблема решалась кардинально.
  - Сто двадцать миллиметров... - сказал Укладников. - Что творят, подонки. Еще двух недель не прошло, как о чуме объявили, а они уже свой народ убивают.
  - Точно, - согласился с ним Вагрин и поторопил людей: - Живее! Не отставать!
  Идти было тяжело. Дети ныли и плакали, а жены офицеров на ходу продолжали пилить своих благоверных. Кто-то ногу растер, а другой поцарапал коленку. Все это тормозило движение, и Андрей Иванович сто раз пожалел, что согласился вести колонну. Однако он сдержал раздражение, а на рассвете объявил привал и заметил, что Иван крутится возле Светланы. Он сноровисто развел костерок и повесил над огнем котелок. После чего, пока закипала вода, вскрыл банку тушенки и стал кормить девчонок, которые с жадностью набросились на еду.
  "А парень молодец, - отметил Вагрин. - Сообразил, как красавицу приручить. Вот только она и ее сестренки все равно обуза, от которой надо избавиться при первой возможности".

18.

  К Коробейниково группа вышла после полудня, но в поселок мы не вошли, потому что он горел. Кто его подпалил? Что там произошло? Эти и другие вопросы, конечно же, интересовали всех. Однако желающих пойти в Коробейниково и узнать в чем дело, не нашлось. Количество людей, которые были готовы без оглядки доверять другим людям, стремительно сокращалось. И, спрятавшись в придорожном лесу, группа немного отдохнула, а после разделилась. Ефимовы и Шериф пошли в сторону Сусолово - это на востоке. А мы, Светлана с сестрами, которых звали Инна и Варя, а так же офицеры с женами, вдоль дороги потопали на север, в сторону Васильковского и Красавино.
  До вечера ничего не происходило. Девчонки продолжали хныкать, и я шел рядом с ними, помогал Светлане. А Миша Довлатов, которому надоело слушать жену, немного отстал и врезал ей. Фингал под глаз поставил, и она притихла. А заодно заткнулась супруга Укладникова, которая заметила, что ее благоверный тоже теряет терпение.
  В сумерках остановились на ночлег, опять в лесу, и нашу палатку отдали женщинам. Время хоть и суровое, но мы еще не совсем озверели. А потом поделились с попутчиками продуктами и наш запас иссяк.
  Поужинав, распределили караулы, и я заступил в первую смену. Только отошел в темноту, чтобы глаза привыкли, как услышал шорохи. Кто-то приближался. Зверь? Возможно. Или человек? Тоже может быть, и я приготовил автомат, встал за дерево и притих.
  Ожидание было томительным, но я сдерживал себя и не торопился поднимать тревогу, ибо не хотелось выглядеть паникером. А спустя несколько минут рядом с деревом остановился человек. Он был один и, неожиданно осветив его лучом прикрученного к АКС тактического фонаря, я сбил человека ударом ноги по корпусу, приставил к голове ствол и заорал:
  - Лежать, сука! Кто такой!? Отвечай!
  В ответ знакомый голос отца Никифора:
  - Не стреляйте... Не надо... Я божий человек...
  На шум прибежали Укладников и дядька. После чего они проводили священника к огню, и я был рядом. Интересно ведь, что произошло и где попутчики Никифора.
  - В чем дело? - первый вопрос Никифору задал дядька.
  - На нас напали... - выдохнул он.
  - Кто?
  - Не знаю. Возле Коробейниково. Поселок уже горел, когда мы подошли, и на нас налетели. На мотоциклах и машинах, здоровые мужики. Может, байкеры или банда. Безумные они и глаза у всех, словно из стекла.
  - Оружие у них было?
  - Да. Много. И автоматы, и ружья. Даже пулемет видел.
  - Они в вас стреляли?
  - Не сразу. Сначала всех в кучу согнали, и красивых женщин выбрали, трех или четырех. Остальным велели бежать к лесу. Мы побежали, и они стали нас догонять, а потом рубили саблями и топорами.
  - Рубили? - дядька был удивлен.
  - Именно.
  - И не стреляли?
  - Нет.
  - Допустим...
  - Вы мне не верите!? - воскликнул священник и задрал подрясник. - Смотрите!
  У него на боку был длинный порез и еще один на плече. Но оба неглубокие.
  - Что дальше было? - Андрей Иванович продолжил расспрашивать Никифора.
  - Я сбежал. Нас было трое. Но мы разделились, и я остался один. Вслед стреляли, но недолго. Пять или шесть раз, точно не помню.
  - Еще что-то рассказать можешь?
  - Среди этих бандитов были больные.
  - Точно? - все, кто был рядом с Никифором, не сговариваясь, отодвинулись от него.
  Он это заметил, и устало кивнул:
  - Точно. Я видел троих. На лицах крупные белесые волдыри.
  - Они были со всеми?
  - Да. И никто их не сторонился.
  - А к тебе они прикасались?
  Священник перекрестился:
  - Слава Богу, нет.
  - А подходили?
  - Тоже нет.
  Самое главное Никифор сказал, и его положили отдельно от всех, а утром священника уже не было. Он ушел в смену Укладникова и дядька с ним поругался. Хрен с ним, с этим Никифором, ушел и одним едоком меньше. Но почему офицер не поставил в известность нас? Короче говоря, слово за слово, Укладников начал огрызаться и дядька, не сдержавшись, ударил его в челюсть. Довлатов попытался помочь другу и за ствол схватился, но я передернул затвор автомата и это его остановило. После чего группа снова распалась, и офицеры решили двигаться отдельно. Я предлагал родичу отнять у них "тигр", но он их пожалел.
  Так прошел еще один день. Мы петляли по лесам, форсировали ручьи и старались держаться подальше от совершенно пустой дороги. При этом, конечно, не теряя ее из вида, потому что она наш ориентир. Еда закончилась, но получилось собрать ягод и найти несколько грибов. Больше ничего не было, и этим мы поужинали.
  Женщины заснули, а мы с Андреем Ивановичем, которого накрыла меланхолия, сидели возле костра и разговаривали.
  - Видишь, племяш, как все вышло, - сказал он. - Я считал, что мы быстро проскочим на север и успеем опередить болезнь. Но не вышло. Она оказалась быстрее. Не стоило возвращаться в Москву - день потеряли. А потом следовало принять предложение того старика, Трофимыча, и пересидеть годик-другой в дебрях, а я двинулся дальше. Снова ошибка. И не стоило задерживаться возле Устюга. Так что опять виноват. Неправильно оценил ситуацию. Думал, подвернется вариант топлива добыть или нас в город пустят, хотя бы в лагерь, из которого можно выбраться. А теперь с нами две женщины с двумя девчонками, которые нас тормозят. И оставить их негде, и с собой тащить глупо. Такими темпами мы далеко не уйдем, а скоро осень.
  Он замолчал и я сказал:
  - Не вини себя. Неизвестно, что было бы, поступи мы иначе. Может быть, уже лежали бы в кювете с разбитыми черепами или заживо гнили. Пока все более-менее нормально. Проблемы есть, но они всегда имеются, у любого человека. Так что забей, дядька. Продукты добудем, а если повезет, то и машиной разживемся. А затем найдем безопасное место, откуда можно осмотреться и где Светку с девчонками оставим.
  - И Людмилу, - добавил он.
  - А чего? Она не обуза. Дорогу переносит хорошо.
  - Дальше хуже будет, не вытянет.
  - Посмотрим. Пока давай не торопиться. Тут бы ночь прожить и день перебедовать. А ты вперед заглядываешь.
  - И то верно...
  Следующий день, как ни странно, оказался неплохим. По крайней мере, для нас. Мы добрались до Васильевского поселка и обнаружили, что его нет. Только пепелище. Людей не видно. Обстановка непонятная и решили оттянуться в чащобу. Только отошли, как услышали мычанье коровы, и нашли крупную буренку с налитым выменем.
  Людмила сразу все поняла, привязала животину к дереву и подоила. Молока оказалось много, всем хватило, и мы сбили голод. После чего провели разведку, и неподалеку нашли ветхий домик. Дверь на замке и он был покрыт налетом ржавчины. Хорошая примета - давно здесь никого не было, и мы проникли внутрь. А там... По нынешним меркам настоящее богатство. Несколько пакетов крупы и есть мука - все в железном ящике, чтобы мыши не добрались, а в подполе несколько банок с соленьями и банка с салом. В общем, живем.
  Еще сутки пролетели и мы по-прежнему живы. Однако следовало двигаться дальше и опять в путь. К вечеру добрались до Красавино, и стали свидетелями боя. По дороге к городку приближалась колонна из десятка легковых автомобилей, мотоциклов, нескольких квадроциклов и автобусов. Бинокль у нас хороший, но все равно колонна далековато, так что подробностей, а самое главное - есть ли зараженные, не разглядеть. Одно поняли - это банда. Много людей с оружием и они не похожи на военных, хотя большинство в камуфляже. Общая численность человек сто, может, больше. Едут по дороге и в воздух палят. Кретины! Судя по всему, они хотели сразу запугать местных жителей, но не вышло. По ним ударили из нескольких стволов, в том числе и автоматических.
  Плотность огня была невысокой, но первые две автомашины обороняющиеся подожгли и они ушли с дороги. А остальные бандиты, рассыпавшись цепью, перешли в атаку. Достаточно грамотно, под прикрытием трех пулеметов ПКМ, они развернулись в цепь, разделились на несколько штурмовых групп и броском добрались до окраины Красавино, закрепились, и автоколонна последовала за ними.
  Что происходило дальше, мы не видели, боестолкновение окончательно сместилось в городок. Но, судя по всему, местные проигрывали, их оттеснили вглубь, а затем, один за другим, стали вспыхивать дома.
  - Не пойму, что происходит, - сказал Андрей Иванович. - В чем смысл все уничтожать и жечь?
  - Наверное, у кого-то непорядок с мозгами.
  - Типа, стресс сделал людей сумасшедшими?
  - Да. А может они наркоманы или находятся под психотропными препаратами. Почуяли слабину и понеслось. Раз уж помирать, если больные рядом, так с музыкой. Сам посуди. Человек заразился и ему больно, а спасения нет. Вот он и жрет всякую гадость, чтобы не так страшно было и боль заглушить. Принял дозу и понеслось. Пару-тройку дней на ногах - немного. Но дел за этот срок можно наворотить таких и столько, что всем тошно станет. Священник же говорил про стеклянные глаза у тех, кто его группу разбил. Вот и доказательство.
  - Возможно, ты прав. Посмотрим.
  - А чего смотреть? Выбор невелик. Нужно угнать машину или прямо сейчас, чтобы время не терять, обходить Красавино. Лично я за то, чтобы двигаться дальше. А то неизвестно, какой микроб в тачках бандюков.
  Андрей Иванович немного подумал и согласился:
  - Верно. Время терять не будем, пошли.
  Однако ушли мы недалеко, пересекли грунтовую дорогу в паре километров от поселка и неожиданно на ней появился белый микроавтобус. Он мчался от Красавино в сторону леса, и я растерялся. А вот дядька нет. Короткой очередью из АКМСа он обозначил на дороге границу, а затем отступил на обочину и приготовился расстрелять машину. После чего микроавтобус, взметнув фонтан пыли, резко замер.
  Я метнулся к водителю, ткнул стволом в открытое окно и закричал:
  - На выход!
  Кроме водителя, средних лет рыжего мужика в новеньком камуфляже, в бусе никого не было, и он выполнил приказ. Андрей Иванович занял его место и свернул в лес, а я повел пленного следом. И когда мы оказались в безопасности, то стали разбираться, кто нам попался и что вокруг происходит.
  Допрос водителя проводил Андрей Иванович, как старший и самый опытный в таких делах человек. Но пленник, который назвался Федором Глушко, не упирался и человеком оказался покладистым. Поэтому не отмалчился. И хотя знал он немного, кое-какой информацией поделился.
  После того как двенадцать дней назад Великий Устюг заняли полицейские, военные и непонятные наемники, они перекрыли доступ в город и выслали в окрестные поселки отряды экспроприаторов. Забрали все, до чего смогли дотянуться, и вывезли сотни людей. А затем все - никого не впускали и не выпускали. Видимо, надеялись уберечься, да не вышло. Вирус все равно проник в город. И больше всего заболевших людей оказалось среди военных и наемников. Они под стволы вчерашних друзей становиться не захотели и решили уходить весело. Собрали автоколонну и стали колесить по окрестностям, выжигая поселки. Полный список водителю был неизвестен, но он знал, что Морозовицы, Карасово, Чучеры, Пальмы, Сусоловка, Коробейниково и Васильевское сожжены.
  Жители городка Красавино, около шести тысяч человек, незваных гостей ждать не стали. Все и так на нервах, а тут еще сотни беженцев. Вот они и рванули, кто куда. Большая часть в леса вдоль Северной Двины и притоков, а некоторые к соседям, в Архангельскую область и Республику Коми. Поэтому в городе остались случайные люди и пара десятков ополченцев, которых зачумленные люди и те, кто к ним прибился (есть подозрение, что с ними немало тех, кто имеет природный иммунитет) перебили и разогнали.
  Глушко местный, занимался извозом. Под шумок тырил инструменты и ткани с местной льняной фабрики, а еще припасы из брошенных жителями домов и погребов. А попутно пообещал ополченцам, что вывезет их, но испугался и сорвался раньше, не дождавшись доблестных защитников.
  Выслушав пленника, мы с дядькой обменялись взглядами, и он задал водителю последние вопросы:
  - Семья есть?
  - Жена и три дочки, - ответил он.
  - В лесу прячутся?
  - Да.
  - Далеко?
  Он замялся, но потом ответил, как мне кажется, честно:
  - Двадцать километров от города.
  Андрей Иванович кивнул, помолчал и сказал:
  - Машину у тебя мы, конечно, забираем, но зато оставим жизнь. Такой расклад устраивает?
  Конечно, водителя все устроило и его отпустили. После чего, медленно, он стал уходить и постоянно оглядывался. Ждал выстрела в спину. А затем, когда прошел метров сто, петляя, он рванул в лес, только пятки сверкали.
  В общем, судьба нам улыбнулась и, обшарив машину, мы выкинули все лишнее. Это инструменты, шмотки, пару шуб и ковер. Оставили только продукты и канистры с топливом.
  Задерживаться не стали. Пригласили дам занять пассажирские места и, объехав горящее Красавино, осторожно и с оглядкой снова выбрались на трассу.


Оценка: 4.82*185  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"