Сай Б. Р.: другие произведения.

Евангелион: Фантазия на тему финала

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 8.36*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Снова сыграл свою роль самый труднопрогнозируемый фактор - человеческий. Комплементация сорвана. Вселенная рушится - медленно, но неотвратимо. Кому-то придётся исправить содеянное и в очередной раз спасти наш мир. Но какую цену придётся заплатить за спасение? Какая награда ожидает героев? Да и будет ли она вообще - награда?

    Фанфик понятно на что ;)
    Действие развивается в двух мирах - изначальном, с которого всё началось, и в одном из дочерних. К привычной команде персонажей оригинала присоединилось множество новых действующих лиц.


   Один из дочерних миров. 23 сентября 2015 (Начало)
   Будильник давно прозвенел, но подниматься не хотелось решительно. Икари Синдзи дал себе слово - вот ещё пять минут, и он точно встанет, заправит кровать, умоется, позавтракает и начнёт собираться в школу. Кстати - не забыть, как позавчера, лекало на математику. И журнал для Кенске. Неспешный ход мыслей прервали стук распахнувшейся двери и звонкий девичий голос.
   - Синдзи, тормоз, подъём! В школу опоздаем!
   Рыжая молния, которая ворвалась в его комнату, звалась Аска. Сорью Аска Цеппелин, если быть уж совсем точным. Аска была дамой энергичной, умной, упрямой и патологически бесстрашной. Она дралась с мальчишками, носилась наперегонки с автомобилями, на спор прыгала с крыши школы с "парашютом" из старого зонтика и при этом всегда умудрялась выходить сухой из воды. Первой красавице и лучшей ученице класса, ей всякий раз удавалось прикинуться невинным чистым ангелочком, и всегда как-то так получалось, что во всех учинённых ею безобразиях виноват кто угодно, но только не она.
   Их дружба началась давно. В тот день Синдзи увидел хорошенькую рыжую девчонку, которую зажали в угол трое парней постарше. Парни явно собирались устроить девчонке взбучку. Синдзи счёл соотношение сил три-к-одной несправедливым и решил вмешаться. Тут же получив по носу, он выбыл из игры, и тогда за дело взялась Аска. Ей понадобилось меньше минуты, чтобы обратить обидчиков в бегство. Парни позорно бежали - так иногда бегут огромные псы от пришедшей в ярость маленькой кошки.
   Сорью с интересом оглядела сидящего на земле мальчишку, помогла ему подняться и даже сказала "спасибо" за помощь. Синдзи чувствовал себя полным идиотом, но Аска успокоила его самолюбие, заявив, что этот "отвлекающий маневр" ей здорово помог. Как ни удивительно, но выглядела она так, как будто только что вышла из дома в нарядном новеньком платьице, а не разделалась с тремя хулиганами.
   С тех пор они были неразлучны.
   - А, это ты... - зевнул Синдзи.
   - И это всё, что ты можешь сказать? А где твоё "спасибо" за то, что я тебя разбудила? Друг детства, называется.
   - Спасибо, - промычал Синдзи. - Я полежу ещё немного, - и он попытался завернуться в одеяло.
   - Ты чего удумал? А ну-ка..! - Аска вцепилась в одеяло и одним рывком сбросила его на пол.
   Икари Юй на кухне мыла посуду и говорила мужу:
   - Надо же! Аска так заботится о Синдзи, каждое утро приходит разбудить его, а он этого совершенно не ценит!
   - Ага, - Икари Гэндо уткнулся в утреннюю газету и на внешние раздражители реагировал вяло.
   В комнате Синдзи раздался слившийся со звуком оплеухи возмущённый вопль Аски:
   - Это ещё что? Да ты извращенец! Поверить не могу!
   - Да что ты понимаешь? Утро же! Ничего не поделаешь, - оправдывался Синдзи.
   - Дорогой, и тебе тоже пора собираться! - Юй поставила последнюю чашку.
   - Угу.
   - Ох-х, оба вы одинаковы.
   - Ты готова?
   - Конечно. Я же единственная, кому будет жаловаться профессор Фуюцки, если ты опоздаешь на встречу.
   - Точно. Он ведь твой большой поклонник.
   - Прекрати. Тебе ещё нужно переодеться.
   - Да, Юй.
   Подгоняемый неугомонной Аской, на кухню влетел уже одетый Синдзи, схватил коробку с обедом и убежал, успев бросить на бегу "привет, ма" и "салют, па".
   - Быстрей, быстрей! - Сорью буквально пританцовывала от нетерпения.
   - Ох, Аска, ты прямо как заноза в заднице!
   - Что?!
   Синдзи удачно увернулся от второй оплеухи.
   - Мы ушли! - донеслось от дверей.
   - До вечера! - отозвалась Икари Юй и повернулась к мужу, - Ну, хватит читать! Что там такого интересного?
   - Статья о фресках в Юки-сантё.
   - Монастырь в горах за городом?
   - Да. Об этом писали раньше. В пещерах под ним нашли фрески с изображениями то ли демонов, то ли чудовищ. Чтобы определить возраст рисунков, монахи пригласили археологов. Сейчас пишут, что фрескам больше десяти тысяч лет. Они в отличном состоянии, но монастырь запретил публиковать их снимки и не разрешает экскурсии. Никогда не понимал фанатиков.
  
   Аска, как обычно, была права - они опаздывали. Поэтому приходилось бежать, благо их школа располагалась недалеко. Час пик уже миновал, прохожих было немного и отрезок пути до ближайшего перекрёстка был полностью свободен.
   - Эй! К нам же сегодня приходит новенькая! - вспомнил Синдзи.
   - Точно! Когда пошли разговоры о переносе столицы, сюда начала съезжаться куча народа, - подтвердила Аска. - И в школах полно новых учеников.
   - Ага! И строится столько всего! Интересно, какая она? - Синдзи мечтательно возвёл глаза в небеса. - Вот бы она была симпатичная!
   Аска нахмурилась. Интересно, все парни такие придурки или только этот? Перекрёсток стремительно приближался. Синдзи повернулся к Аске, чтобы спросить о последних новостях, и не увидел девчонку, которая внезапно выскочила из-за угла. Видимо, она тоже куда-то опаздывала, потому что мчалась со всех ног. Затормозить никто не успел.
   Бац!
   Аска поёжилась - звук был таким, словно столкнулись два бильярдных шара. Девчонку отбросило назад. Синдзи рухнул на четвереньки. Аска, которая, как всегда, оказалась ни при чём, сверху вниз разглядывала обоих.
   Вроде живы. Держатся за головы, но, кажется, ничего серьёзного. За Синдзи она была спокойна: если бы у этого парня были мозги, можно было опасаться сотрясения, а так - ничего особенного.
   А вот девчонка заинтересовала Аску всерьёз. И не удивительно: светло-голубые волосы и малиново-красные глаза - слишком необычное сочетание даже для нынешней сумасшедшей моды. Внешность девчонки, однако, это ничуть не портило. На вид она была их ровесницей и, судя по портфелю, спешила в школу. В их школу, поскольку других поблизости не было, если, конечно, не считать начальной по соседству. Аска напрягла память, но не смогла вспомнить, в каком из классов учится эта жертва столкновения. "Должно быть, это и есть та новенькая", - решила она.
   Мягко толкнуло виски, и мир перед глазами Аски поплыл. Нахлынули тоска и чувство безвозвратной потери. Это длилось всего секунду - усилием воли она сумела отогнать от себя наваждение, но у неё появилась странная уверенность, что девчонка на тротуаре знакома ей чуть ли не с самого детства. "Хоть бы юбку одёрнула, бесстыжая!" - со внезапно накатившим раздражением подумала она. Тем временем двое на земле ошалело оглядывались, приходя в себя. Их взгляды встретились.
   Синдзи было плохо. Голова гудела. Сквозь гул в памяти наплывами проявлялись образы и события - невероятные, но при том, он знал это совершенно точно, абсолютно реальные. "Евангелионы". "Ангелы". Разрушенный Токио-3. Вкус крови на губах и голос Мисато: "Это - взрослый поцелуй. Остальное будет, когда вернёшься". Обещание сына: "Я сделаю всё, как надо. Всё будет хорошо". И последние слова Рэй: "Моё время вышло. Прости".
   Рэй... Рэй? Рэй!!!
   Аска уже собралась было поинтересоваться, сколько ещё они планируют здесь прохлаждаться, как вдруг Синдзи метнулся к новенькой - словно перетёк по асфальту. Ого. Аска и не знала, что её старый приятель так умеет.
   - Рэй..! - выдохнул он и протянул руки к девчонке.
   - Синдзи! - всхлипнула новенькая и кинулась ему на шею.
   У Аски отвисла челюсть.
   По лицу Рэй катились слёзы. Аска не видела лица Синдзи, но была почти уверена, что у этого плаксы глаза тоже на мокром месте.
   Яркое утреннее солнце окрашивало всё вокруг в радостные светлые тона, обещая очередной жаркий денёк. Тихо шуршали по асфальту шины автомобилей. Немногочисленные прохожие косились на странную троицу и вежливо обходили стороной, торопясь по своим делам.
   Аска постепенно приходила в себя. Ступор прошёл, и её окатило волной возмущения. Нет, вы такое видали? Что это, блин, за мода такая - на чужих парней вешаться? Аска покрутила в голове непонятно откуда взявшийся там пассаж про "чужих парней" и быстренько отбросила его, как несвоевременный. В конце-то концов, они что - до самой школы обжиматься собираются?
   Школы! Блин! Они же опаздывают!
   Аска уже собралась выписать хорошего пинка этому тормозу, но тут новенькая открыла глаза, посмотрела на неё и выдала фразу, которая снова вогнала её в ступор:
   - Здравствуй, Вторая. Как же я рада тебя видеть!
  
   Изначальный мир. 18 июля 2016 (Начало)
   Ева-01 громила силы самообороны Японии. Те ничего не могли ей противопоставить - АТ-поле надёжно защищало Еву от ракет и снарядов, а S2-ядро позволяло обходиться без питающего кабеля.
   Серийные "Евы", посланные комитетом SEELE для нейтрализации "Евангелионов" NERV, с задачей справились только наполовину. Они эффектно расправились с Евой-02, буквально растерзав её на клочки и забросав "копьями Лонгиния", но тем самым остались без оружия.
   Первое, что увидел Икари Синдзи, когда Ева-01 под его управлением появилась на поверхности, были останки ноль второй. В вышине над ней кружили девять крылатых силуэтов. Серийным тоже здорово досталось, они были изрядно потрёпаны и ослаблены, но они были по-прежнему живы и полны решимости действовать.
   Ева-01 застыла на месте. Казалось, она обрела собственную волю и больше не собиралась никому подчиняться. Не обращая никакого внимания на действия пилота, она запрокинула голову, словно хотела подняться ввысь и присоединиться к хороводу серийных "Ев", Синдзи отчаянно вцепился в рукояти управления.
   Поле боя представляло собой хаос. Котлованы следов сражавшихся "Евангелионов", втоптанные в грунт сосны, лужи крови повсюду. Неподалёку от остатков штаб-квартиры NERV причудливой скульптурной композицией застыла насаженная на копья Лонгиния изуродованная ноль вторая. Пилотской капсулы Аски не было видно - скорее всего, она оставалась внутри бесформенного куска окровавленной плоти, который только что был Евой-02.
   Внутри у Синдзи всё сжалось в один холодный комок. Аска... Аска!
   "Синдзи, тормоз, смотри и учись - бой должен быть быстрым и элегантным!" Её нервные контакты наверняка не были отключены, значит - она чувствовала тело Евы-02, как своё собственное. "Почему ты постоянно извиняешься? Меня это бесит!" Это её пробивали навылет копья Лонгиния. "Никогда больше не буду целоваться от скуки! Особенно с тобой!" Это её рвали на куски взбешённые серийные Евы. "Грязная... Вся душа в грязи..." Это она звала его, когда сражалась одна против девятерых. А он, как всегда, опоздал.
   Синдзи рванул на себя рукояти управления. И ещё раз. И ещё. Он кричал - от боли, обиды и бессильной ярости. Снова и снова он пытался вернуть контроль над непослушной многотонной тушей. И ноль первая сдалась.
   Над головой мелькнула крылатая тень. Синдзи успел увернуться от первой атаки и выдернул одно из копий.
  
   Глубоко в подземелье штаб-квартиры тоже шёл бой. Наступающие пробились к самому сердцу NERV - залу управления операциями. Аоба Шигеру, пригнувшись за пультом, открыл дверцу металлической тумбочки. Достал оттуда табельный пистолет, снял с предохранителя и передёрнул затвор.
   - Держи, - он протянул оружие соседке, Ибуки Мэй. Она сидела под пультом вместе с ними, зажав уши ладонями и затравленно озираясь вокруг.
   - Нет-нет, я не могу! - запротестовала она, с ужасом глядя на пистолет. Казалось, ещё миг - и она забьётся в припадке неконтролируемой истерики.
   - Как - не можешь? - удивился Шигеру. - Ты же ездила с нами на стрельбище!
   - Но там были мишени! А здесь - живые люди!
   - Дура! - рявкнул третий член их команды - Хьюго Макото. - Или убьёшь ты, или убьют тебя! - он высунул над пультом ствол своего MP-5 и дал неприцельную очередь в сторону нападающих.
   Шигеру тихо радовался тому, что операционный зал был построен в виде амфитеатра - операторские пульты каскадом спускались к передней стене, на которой расположились огромный общий экран и два входа в зал. Держать оборону было легко. Правда, военные могли пробить заднюю стену и атаковать с тыла, но Шигеру лелеял надежду, что они побоятся повредить расположенный на промежуточных ярусах компьютерный кластер "MAGI".
  
   Три серийных "Евангелиона" неподвижно распростёрлись на земле. Уцелевшие, толпясь и мешая друг другу, кинулись подбирать оружие. Синдзи перешёл в контратаку.
   Сознание подёрнулось багровой пеленой ярости, ненависти, боли. В артериях и венах пульсировал чистый адреналин. Ноль первая действовала копьём в темпе пулемётной очереди и со смертоносной точностью профессионального убийцы. Ещё четыре белых фигуры замерли в лужах собственной крови.
   Две оставшиеся в живых "Евы" поднялись в воздух с оружием в руках. Синдзи метнул копьё и пронзил одну из них. Дёргаясь, как марионетка в руках пьяного кукловода, серийная "Ева" свалилась на землю и затихла. Последняя уцелевшая запустила копьём в Синдзи. Но он, в отличие от Аски, не стал задерживать его АТ-полем, а просто уклонился. Серийная кинулась наутёк. Ева-01 быстро метнула ей вслед несколько копий. Четвёртое попало в цель.
   Синдзи подобрал оружие и начал добивать врагов, разрубая их на части.
  
   Макото сменил магазин и передёрнул затвор.
   - Сколько ещё? - спросил у него Шигеру.
   - Ещё два магазина, - Макото неопределённо пожал плечами. - Минуты три продержимся.
   В операторской верхнего яруса глухо ударило, и задняя стена рассыпалась на обломки. Фуюцки Козо, заместитель и правая рука командующего, вскинул пистолет. Он успел несколько раз выстрелить наугад в пыльную темноту пробоины, прежде чем его насквозь прошили автоматные очереди.
   Солдаты сил самообороны деловито рассыпались по верхнему ярусу. Один из них, с металлическим ранцем за плечами, перегнулся через стойку и осторожно заглянул вниз. Он столкнулся взглядом с Шигеру, и тот замер с умолкшим пистолетом в руках - достойно встретить незваного гостя было уже нечем. Солдат привычным движением вскинул раструб огнемёта.
  
   Синдзи вернулся к ноль второй и дрожащими пальцами извлёк пилотскую капсулу Аски. Нести её в штаб-квартиру NERV было глупо - она, так же как и уцелевшие городские службы, уже была захвачена противником. Он выбрался из котловины бывшего геофронта и побежал прочь. Путь до соседнего городка не занял много времени - Ева обгоняла любой автомобиль и ей не были нужны дороги. Синдзи положил капсулу у здания, рядом с которым припарковалась машина "Скорой", и повернул обратно.
   Его преследовали. Военные решили, что он собрался сбежать, и бросились вдогонку. При этом сухопутные войска сосредоточились на двух магистралях, ведущих из Токио-3, став прекрасной мишенью для Евы. Разгром, который учинила ноль первая, был катастрофическим - вся бронетехника, большая часть пехотных подразделений и часть воздушных сил были уничтожены. Уцелевшие открыли огонь из всех видов оружия, но АТ-поле делало своё дело - ноль первая оставалась неуязвимой.
  
   Один из дочерних миров. 23 сентября 2015 (Рэй, новый старый класс)
   В школу они, конечно же, опоздали. Вернее, так - кто опоздал, а кто и нет. Аска, как всегда, осталась ни при чём, успев проскочить в класс перед самым носом сенсея Кацураги.
   - Встать! Поклон! Сесть! - командовала староста.
   Кацураги Мисато посмотрела на часы. Сегодня она собиралась представить классу новую ученицу - Аянами Рэй. Они были знакомы давно, ещё со времён студенческой молодости Мисато. Тогда Рэй, младшая сестра её университетской подруги, была совсем ребёнком. И вот сейчас она опаздывает. Странно, она всегда была очень собранной и ответственной девочкой. Мисато привычно прошлась взглядом по классу. Та-а-ак, Икари Синдзи тоже опаздывает. Это уж совсем удивительно - Аска здесь, а Синдзи нет.
   - Сорью, что с Икари? Он не заболел?
   - А почему я? - огрызнулась Аска. - Чуть что, сразу: "Сорью!" Жив-здоров ваш Икари! Небось, за каким-нибудь углом с новенькой целуется.
   Класс удивлённо зашумел. Все желали знать, что за новенькая, откуда она взялась и как это Синдзи удалось так быстро её закадрить. Впрочем, последнее было версией от мужской части класса. Женская же часть была уверена, что это нахалка новенькая - бесстыдница и разлучница - охмурила простодушного до наивности Икари и увела его у Сорью.
   Короткий стук разом пресёк шум и гам. Широкая дверь в коридор ушла в сторону. На пороге, держась за руки, стояли Синдзи и Рэй. Их появление мужская часть класса встретила одобрительным гулом, женская - настороженным молчанием.
   Мисато демонстративно посмотрела на часы.
   - Извините. Мы немного опоздали. Мы случайно, мы больше не будем, - пытаясь сдержать блаженную улыбку, заявил Синдзи. - Я... это... Рэй школу показывал.
   - А больше ты ей ничего не показывал? - съязвила Аска.
   - А тебе что, завидно? - спросил развалившийся на задней парте Судзухара и тут же получил по лбу ластиком. Координация у Сорью отменная, да и реакция - дай бог каждому. Ластик отскочил от Судзухары в потолок, от него - в доску, и по какой-то немыслимой траектории - прямо в протянутую ладонь Синдзи.
   - Эй, народ, кончайте ругаться, - миролюбиво попросил он.
   - Секундочку внимания! - лучшая подруга Аски, староста класса Хораки Хикари, обвиняющим жестом ткнула в причёску Рэй. - Ученикам в школе не разрешается носить украшения, пользоваться косметикой и красить волосы!
   - Я знаю, Хораки-сан, но это - их естественный цвет. Майор Кацураги в курсе... - Рэй осеклась.
   На Мисато смотрели двадцать две пары удивлённых глаз.
   - Э-э-э... Мисато-сан... майор? - высказал общий вопрос Айда Кенске - никогда не расстающийся с видеокамерой очкастый конопатый фанат стиля "милитари" и вообще всего военного.
   Вот это новость! Мисато стало весело. За кого её только не принимали - и за актрису, и за фотомодель, и даже за гейшу топ-класса, но вот в майоры записали первый раз. Ладно, посчитаем это добрым предзнаменованием. Звание капитана она получила совсем недавно, будем надеяться, что майорское тоже не задержится. Ученикам, правда, этого знать не надо. Когда-нибудь они всё равно обо всём узнают, но не сейчас. Не исключено, впрочем, что кое-кто слишком много болтает. И надо будет с этим кое-кем серьёзно поговорить.
   - Ой! Извините! Я вас перепутала... с другим человеком, - смутилась Рэй.
   - В каких частях служили? - подмигнула Мисато.
   Раздались смешки, кто-то негромко скомандовал: "Смир-рно!"
   - Да это пока мы сюда шли, я... - вмешался Синдзи.
   - Стоп! - прервала его учительница. - Садись на место, а новенькая пусть о себе расскажет сама. Хорошо?
   - Хорошо.
   Синдзи нехотя отпустил руку Аянами и поплёлся на своё место. По дороге вернул Аске ластик. Та попыталась поставить ему ножку, но Синдзи просто перешагнул через неё.
   Как это обычно делается, Рэй вышла к доске, написала на ней своё имя и представилась.
   - А вы давно знакомы с Икари Синдзи? - спросил любопытный девичий голос откуда-то из задних рядов. Аянами замешкалась с ответом.
   - С прошлой жизни, - ответил за неё Синдзи и взмолился, - Мисато-сан, ну давайте уже начнём урок, а?
   - Хорошо, давайте, - согласилась учительница. - Аянами, вон там у окна свободное место - будет твоим.
   Стол Рэй располагался в соседнем ряду, неподалёку от стола Синдзи. Мисато сначала задумалась - стоит ли сажать этих двоих так близко друг к другу, но потом решила разбираться с проблемами по мере их поступления. Будут отвлекаться - рассадим подальше.
   - Ну, пусть ответит! Мисато-сан, пожалуйста! - Кенске уже достал видеокамеру и снимал Аянами.
   Рэй пожала плечами.
   - Айда, раз Синдзи говорит - с прошлой жизни, значит, так и есть.
   Мисато решила разрядить обстановку:
   - А в прошлой жизни они сражались против страшных чудовищ под командованием майора Кацураги, так?
   Ученики захихикали. Мисато поймала на себе взгляд Синдзи и ей стало не по себе - он словно пытался понять, сказанное ею - просто шутка или нечто большее?
   - У меня предпоследний вопрос, - поднял руку Тодзи. - Как меня зовут?
   - Что? - удивилась Аянами.
   - Как. Меня. Зовут, - Тодзи требовательно смотрел на новенькую.
   - Судзухара Тодзи. А что?
   - Тогда последний вопрос - откуда ты всех нас знаешь?
   В классе наступила полная тишина. Действительно - Рэй ни разу не ошиблась, называя по именам будущих одноклассников.
   Синдзи решил, что настало время вмешаться:
   - Ну, я же говорю - пока шли, я ей про школу рассказывал, про класс.
   - Да сколько вы там шли?! - подскочила Аска, - Пять минут! И ты всё рассказать успел?
   - Ну, я старался. И вообще - уймись, наконец.
   - Что ты сказал?!
   - Аска, если не успокоишься, то я подарю тебе на день рождения красную спортивную метлу!
   - Зачем? - не поняла Сорью.
   - Будешь летать на ней в школу!
   Тодзи заржал. Спустя секунду хохотал весь класс. Аска покраснела, стиснула зубы и кинулась в драку. Синдзи неожиданно легко уклонился от удара и выскочил из-за стола. Сорью кинулась следом, прижимая противника к задней стене. Икари отступал, пока не упёрся спиной в шкаф. Тогда он сказал: "Подвинься, Тодзи!", перепрыгнул с краешка стула Судзухары на его стол и сделал длинное сальто в соседний проход между партами. Парни восхищённо ахнули. Конечно, в кино такое показывают каждый день. Но то - кино, а тут - их одноклассник, которого они знают, как облупленного.
   Аска тоже взлетела на стол Судзухары и поскакала по столам к Синдзи. Девчонки завизжали, парни разразились восторженными воплями и принялись "болеть" за участников, причём силы болельщиков разделились примерно поровну. Мисато вскочила, чтобы как-то остановить это безобразие, но сделать ничего не успела - Сорью прыгнула на первый стол, и Синдзи пнул его ногой, точно рассчитав момент приземления. Стол придавил протестующе пискнувшую старосту, Аска потеряла равновесие и полетела вниз, прямо в объятия Синдзи. Поймав Сорью, Икари осторожно поставил её на пол. Класс замер.
   - Что ты делаешь, Аска? - тихо спросил Синдзи. - Ну, что ты делаешь?
   - Пусти! - Сорью вырвалась и залепила оппоненту пощёчину. Ещё секунду она стояла, тяжело дыша и примериваясь врезать ещё разок. Синдзи стоял, не пытаясь убегать или защищаться. Аска оттолкнула его, резко развернулась и решительно зашагала на место, бросив через плечо:
   - Идиот!
   - Всё! Хватит! - терпение у Мисато лопнуло. - Все по местам! Достали тетрадки, ручки! Кенске, я тебе говорю, положи камеру! А вы двое, - она показала на Аску и Синдзи, - останетесь после уроков наводить порядок.
   - Так сегодня же не наша очередь! - возмутился Икари.
   - Это вам за бедлам, который устроили, - Мисато была непреклонна.
   Синдзи растерянно посмотрел на Рэй.
   - Ничего. Я подожду, - сказала она.
   - Может, ты ещё и подежуришь за меня? - сварливо спросила Аска.
   - Хорошо, я согласна.
   Ледяная невозмутимость и королевское самообладание.
   Сорью задохнулась от возмущения. Класс, затаив дыхание, внимал перепалке.
   - Нет-нет-нет! Они безобразничали, они наказаны, они будут отрабатывать! - Мисато не собиралась менять своё решение.
   - Ладно. Я подожду.
   - "Они сошлись. Волна и камень, стихи и проза, лёд и пламень" - продекламировал Танака Тору - лучший ученик среди парней, извечный конкурент Аски.
   Мисато почувствовала себя неуютно. Когда у них эта, как её... "Этика семейной жизни" начинается? В старшей школе, кажется. Ах, чёрт, как всё не вовремя!
  
   Урок прошёл относительно спокойно. Мисато принципиально не обращала внимания на записки, которые градом сыпались на столы Икари и новенькой.
   Сразу после звонка Синдзи подошёл к Рэй.
   - Подожди, - тихо сказала она. - Мне надо познакомиться с другими. То есть им со мной.
   - Хорошо. Будут спрашивать, где познакомились - что врать будем? - так же тихо спросил Синдзи.
   - Правду скажем? - весело предложила Рэй.
   - С ума сошла! - притворно ужаснулся он. - Если серьёзно - вы на Окинаве отдыхали? Мы ездили в этом году и в прошлом.
   - Мы были в прошлом, в Гушиками.
   - А мы в Тамагусуке. Между ними шоссе делает поворот и там такой пляж...
   - Я поняла, - кивнула Рэй. - Ладно, публика ждёт, - она направилась в коридор, следом потянулись девчонки.
   Синдзи предпочёл остаться в классе. К нему подошёл Тодзи, Айда, другие мальчишки.
   - Ну, рассказывай! - Судзухара хлопнул по плечу своего друга. - Как, где, чего...
   - Да нечего тут рассказывать. В прошлом году ездили на Окинаву - там и познакомились.
   - Ну, и..?
   - Что - "и"?
   - Ну, у вас это было?
   - Тодзи, - вздохнул Синдзи, - ты...
   - Озабоченный накачанный балбес, - перебил его Судзухара. - Я знаю. Не отвлекайся. Было или нет?
   - Тодзи, посмотри на меня. В прошлом году мне было тринадцать. Я похож на человека, у которого сразу всё бывает?
   - Ну, теперь уже и не знаю, - почесал затылок Судзухара, - после того, как из-за тебя две первые красотки поцапались...
   - А ты уже записал Аянами в первые красотки? - подозрительно прищурился Синдзи.
   - Почему нет? - удивился Тодзи. - Очень даже симпатичная девушка! Я правильно говорю? - обратился он за поддержкой к окружающим. Те с видом завзятых донжуанов авторитетно закивали.
   - Не, парни, вы обо мне слишком хорошо думаете. И вообще - такие вещи касаются только меня и её. Понятно?
   - Друг, называется, - надулся Судзухара. - Хотя ты, конечно, молодец! Тихоня-тихоней, и вдруг - бац! - секс-символ класса. Может, ты какой-то секрет знаешь? Поделись с друзьями, не жмись!
   - Тодзи, отстань, - благодушно отмахнулся Синдзи. - Нет никакого секрета. Пошли лучше по мороженому съедим.
   - Угощаешь?
   - Конечно. Кенске, ты с нами?
   - А то!
   Когда они вышли в коридор, Тодзи кивнул на столпившихся девчонок:
   - Смотрите - допрос с пристрастием.
   Синдзи помрачнел.
  
   Аянами Рэй, окружённая со всех сторон одноклассницами, терпеливо отвечала на их вопросы. Разговор шёл как бы ни о чем, постепенно подходя к главной теме. Кто-то вспомнил Окинаву, Аянами подхватила:
   - Да, мы там тоже были недавно - в прошлом году. Там мы с Икари и познакомились.
   - А как это было? - высунулась любопытная и непосредственная Фурукава Харука.
   Аянами повела плечиками.
   - Да ничего особенного - лежаки рядом оказались.
   - А потом? Вы всё время были вместе? - Харуке явно хотелось услышать жутко романтическую историю. Рэй даже стало немного жаль её расстраивать.
   - Ну, не совсем, конечно. Так - пляж, прогулки, пару раз в кино. Ничего особенного.
   Девчонки, в жизни которых ещё не было такого "ничего особенного", слушали, затаив дыхание.
   - А он к тебе... не слишком приставал?
   Ну и вопросец. Аянами на секунду задумалась - как лучше ответить, чтобы не повредить репутации Синдзи.
   - Нет, не слишком. То есть вообще не приставал.
   Вот задумываться над такими вопросами нельзя - на них нужно отвечать сразу и с беззаботной улыбкой. По крохотной паузе, возникшей перед ответом, одноклассницы сделали вывод - врёт Аянами! Значит - приставал, ещё и как приставал! Вот уж воистину: "В тихом омуте черти водятся".
   - Так, детишки! Взрослым девочкам надо поговорить. Наедине! - Сорью стояла позади всех, агрессивно уперев руки в бока.
   - Ой, правда, сейчас уже звонок будет! Идёмте! - староста отправилась в класс, за ней нехотя потянулись остальные. Сорью, конечно, хороший товарищ, классная девчонка и всё такое, но когда она в гневе, с ней лучше не спорить - это было известно всем.
   - Надеемся, вы не поссоритесь, - промурлыкала Харука.
   Аска фыркнула. Ещё чего!
   Она дождалась, когда все разойдутся, и уставилась на новенькую взглядом бывалого контрразведчика.
   - Рассказывай!
   - Что?
   - Правду! Ты ведь сочиняла про каникулы на Окинаве, так?
   - Конечно, сочиняла.
   Аска растерялась. Она ожидала долгого неприятного разговора, увиливаний и вранья новенькой. Но Аянами увиливать не собиралась.
   - Тогда рассказывай.
   - Знаешь, Вторая... Мне кажется, будет лучше, если ты вспомнишь сама.
   - Что именно? И что за кличку ты мне придумала - "Вторая"? А ты что, "Первая", что ли?
   - Да. Мы всегда так называли друг друга.
   Как бы извиняясь, Рэй добавила:
   - Мы не слишком ладили
   Аска хмыкнула - неудивительно!
   По пустому коридору в класс промчалась троица Тодзи-Синдзи-Кенске.
   - А почему это ты - Первая?
   - Потому что я стала пилотом задолго до вас с Икари.
   Вот это новости!
   - Пилотом? Раньше нас? То есть получается, что Синдзи - Третий?
   - Да. Третье дитя, пилот "Евангелиона-01". Судзухара Тодзи - четвёртое. Пятого уже не было.
   - Тодзи?! Ты хочешь сказать - эта пародия на мачо имеет к нам какое-то отношение?
   - Забавно. Тогда ты тоже возмущалась, когда узнала, кто четвёртый. Лучше я не буду тебе ничего рассказывать. Что-то пошло не так, раз ты ничего не помнишь.
   Звонок прервал Аянами. У открытой двери класса их уже ждал учитель.
   Когда они вошли в класс, Айда прокомментировал:
   - Все целы, жертв и разрушений нет.
   - Придурок, - безразлично парировала Аска.
   - Всё, Синдзи, ты попал, - подхватил Тодзи. - Теперь тебя по чётным дням будет выгуливать Сорью, а по нечётным - Аянами.
   - Придурок, - вздохнул Синдзи.
   - Встать! Поклон! Сесть! - командовала староста.
  
   Занятия кончились, и остальные ученики разбежались по домам.
   Синдзи тоскливо оценивал объём предстоящих работ. Нет, это не была генеральная уборка, которую делают раз в триместр всем классом. Наказание Мисато было скорее символическим - убрать мусор, протереть пыль, выровнять столы и не забыть полить растения на шкафах у задней стены. Растения и правда чувствовали себя неважно. Впрочем, за них Синдзи был абсолютно спокоен - за ними вызвалась поухаживать Аянами, значит, завтра же здесь будет лучший ботанический уголок во всей школе. А то и в Японии.
   Щёлкнул замок двери. Аянами с пластмассовой лейкой в руках направилась поливать зелень. Следом вошла Сорью с оцинкованным ведром, в котором плавали две тряпки. Аска пребывала в дурном расположении духа - она ещё раз попыталась вытянуть из Рэй какую-нибудь информацию, но та гнула свою линию: "Это неправильно, сама вспоминай". Мало того, она ещё и Синдзи в этом убедила. Негодница.
   Сорью отжала обе тряпки, одну протянула Икари.
   - Выбирай сторону - от окон или от стены.
   - От окон.
   - Хорошо, - Аска подняла взгляд на Рэй и остолбенела. Тряпка выскользнула из её руки и шлёпнулась обратно в ведро. Сорью казалось, что Аянами стоит на столе и с него поливает растения, как это обычно делали все дежурные. На самом деле Рэй парила в воздухе, подобно колибри порхая от одного цветочного горшка к другому с лейкой в руках.
   - А... Синдзи... - одеревеневшими губами выдавила Аска, указывая рукой в сторону Аянами.
   - Что? - не понял Синдзи. Он посмотрел в ту же сторону и спохватился: - Ах, да! Рэй, там один мелкий кактус стоит в зелёном горшочке, о нём все постоянно забывают - не пропусти.
   - Я вижу, - спокойно отозвалась та.
   - Что это? - пришла в себя Сорью, - Синдзи, придурок, не забивай мне баки своим "сама вспоминай"!
   - Если ты ничего не помнишь, может - и не должна? - предположила Рэй.
   Синдзи задумался.
   - Может, и так, - нехотя признал он, - Вот что, Аска. Если ты ничего не вспомнишь, я тебе всё расскажу. Идёт? Только ты сама постарайся. Иначе это будет... неправильно как-то.
   - Ты уверен? - засомневалась Аянами.
   - Да, Синдзи, ты уверен? - сарказму Сорью не было предела, - Ты уверен, что надо помочь другу детства вспомнить что-то важное?
   - Аска, солнышко, мы слишком многим обязаны друг другу. Конечно, уверен.
   Он никогда не называл её "солнышком". Но она уже слышала это от него. Слышала. Мягко толкнуло виски, мир перед глазами Аски снова поплыл.
   Всепоглощающий рёв двигателей. Медикаментозная вонь смешивается с вонью авиационного топлива. И больно, больно... Голос Синдзи: "Аска, солнышко! Ты, может быть, единственное, что у меня осталось в этом мире". Он говорит что-то ещё, его нужно поддержать, помочь решиться, и она отвечает ему... отвечает ему...
   Глухим надтреснутым голосом Аска произнесла:
   - Пусть он сдохнет.
   - Ты вспомнила? - обрадовался Синдзи. Рэй нахмурилась.
   Аска стремительно приходила в себя. Она подняла голову:
   - Что это было?
   - А что ты помнишь?
   - Воняет медициной и горючим. Шум, вибрация.
   - Санитарный вертолёт на Саитаму, скорее всего.
   - Больно. Кажется - всё тело болит.
   - А по твоему голосу было незаметно. Это после боя с девятью противниками. Чудо, что ты вообще выжила. Ты всё-таки настоящий боец, Аска. Лучший из нас троих, наверное.
   - А кто должен был сдохнуть?
   - Мир. Мы втроём решили уничтожить этот мир.
   Аска ошалело уставилась на Синдзи.
   - И как? Удалось?
   - В-общем, да. Что ещё помнишь?
   Аска притихла и немного подождала, но в голову больше ничего не приходило. Синдзи махнул рукой.
   - Ладно, оставь. Говорят, чем больше стараешься, тем хуже получается.
   Рэй закончила с поливом и отошла на середину класса, рассматривая растения. Аска проследила за её взглядом и чуть не подпрыгнула от неожиданности, когда на её глазах шкафы словно взорвались зеленью. Чахлые пожухлые стебли выпрямились, позеленели, покрылись листвой и даже как будто немного выросли. Даже эта сволочь кактус выбросил из себя легкомысленный жёлто-розовый цветочек. Аянами убрала лейку в шкаф.
   Синдзи пошёл с тряпкой по рядам. На столе Танаки красовалась нарисованная анимешная девица с неестественно пышным бюстом. Девица призывно улыбалась и подмигивала, разлёгшись под надписью "Икари, не теряйся!" Синдзи усмехнулся. Раньше у Танаки была склонность рисовать фломастерами. Но фломастеры плохо оттирались, и, когда с этим столкнулся Судзухара, то на следующий день он провел с Тору небольшую разъяснительную беседу. С тех пор Танака рисовал исключительно карандашами. Выглядело не так эффектно, зато не в пример лучше стиралось.
   Покончив со столами, они в две швабры по-быстрому помыли пол. Аска собралась было провести завершающую фазу уборки и выровнять столы, но Синдзи сказал:
   - Не надо, я сам. Постойте в сторонке.
   Мебель вздрогнула. По крайней мере, в глазах Аски это выглядело именно так - мгновенное движение, после которого столы и стулья оказались выстроенными в идеальном геометрическом порядке.
  
   Они уже выходили из класса, когда Рэй сказала:
   - Послушай, Вторая. Не знаю, как у тебя пойдёт, но лучше никому не показывай свои крылья. А главное - не хвастайся тем, что умеешь.
   - Что ещё за крылья?
   Рэй и Синдзи переглянулись.
   - Увидишь - узнаешь.
   - А "не хвастайся" - это как вы только что? - подпустила шпильку Аска.
   - Вроде того, - согласился Синдзи. - Но ты всё-таки своя. А чужим об этом лучше не знать.
   - А если я ничего не вспомню?
   - Ты уже начала. Вспомнишь. - уверенно сказала Рэй. - Особенно если сдержала слово.
   - Какое?
   Аянами стрельнула глазками в Синдзи.
   - Которое дала мне.
   - А ты что, сама не помнишь - сдержала я его или нет?
   - Память здесь ни при чём. Я не знаю.
   - Почему?
   - Я умерла.
  
   Изначальный мир. 18 июля 2016 (Группа Джека Робертсона. Захват Синдзи)
   Сразу за транзитным шоссе у Токио-3 начинался чудом уцелевший участок лесного массива. Шоссе было проложено недалеко от границ города, но достаточно высоко, чтобы с него открывался прекрасный вид на окрестности. Кроме того, отсюда можно было с комфортом уйти по трём направлениям, а окружающие горы не так сильно мешали радиосвязи. Короче говоря, место для лагеря было выбрано практически идеально.
   - Доктор Акаги Рицко? - высокий плечистый субъект в форме капитана мотострелков держал на вытянутой руке фотографию крашеной блондинки с родинкой на левой скуле, сравнивая портрет с оригиналом.
   - Да, это я, - устало подтвердила Рицко. Ей было уже всё равно. Командующий Икари Гэндо бросил её, как надоевшую собачонку. Вместе со штаб-квартирой NERV уничтожены "Каспар", "Бальтазар" и "Мельхиор" - три суперкомпьютера, которые составляли кластер MAGI, дело всей жизни Акаги - матери и дочери. Подчинённые, фактически ученики, убиты. Разрушено всё, что составляло смысл жизни Рицко, и теперь её вяло интересовало только одно - убьют её прямо сейчас и спишут на боевые потери или сначала будут долго и нудно судить, после чего опять-таки убьют?
   - Капитан Джек Робертсон, объединённый миротворческий контингент ООН, - представился субъект. "Так. Миротворцы тоже здесь" - отметила про себя Рицко. Значит, всё намного серьёзнее, чем она предполагала изначально.
   Отчаянно хотелось курить. Если её соберутся расстрелять на месте, а этот красавец капитан решит поиграть в благородство, то её последним желанием станут сигарета и чашечка кофе.
   - Командир, первое дитя доставлено! - к ним приближались пятеро - трое солдат и сержант, который тащил за локоть Аянами Рэй. Руки Рэй были связаны за спиной. Робертсон приглашающе махнул им рукой, и Рицко охватила бессильная ярость - Гэндо мёртв, друзья погибли, весь её мир уничтожен, а эта маленькая дрянь жива!
   Акаги Рицко заботилась об Аянами Рэй с самого начала своей карьеры в NERV. С того самого момента, когда её мать, Акаги Наоко, задушила первого клона Рэй и бросилась с двенадцатиметровой высоты на бронированный кожух "Бальтазара". Когда-то давно, в начале их отношений с Гэндо, Рицко относилась к Рэй, словно к их общему ребёнку. Тогда она ещё не знала, для чего создавалась Рэй и чей генетический материал для неё использовал Гэндо. Рицко так и не смогла заменить мать ей и жену ему.
   Она с головой ушла в работу, чередуя долгие вечера за терминалами MAGI с редкими посиделками со своей единственной близкой подругой Кацураги Мисато и ещё более редкими встречами с Гэндо. Она до последнего надеялась, что наступит вечер, когда он не уйдёт в ночь, а останется в её пустой ухоженной квартире навсегда. Надеялась вплоть до сегодняшнего дня, когда он просто забыл о ней, отбросив, точно поломанную игрушку. Её предали даже MAGI, несущие в себе отпечаток личности её матери.
   Какая же она была дура! Ею просто пользовались, пока это было выгодно. А сейчас она стала не нужна. И в случае нужды её устранили бы, как до этого устранили многих - хладнокровно и эффективно. Рицко даже не удивилась, увидев в руках командующего направленный на неё пистолет. Она успела выстрелить первой. И сейчас она жалела только о том, что выпустила в Гэндо всю обойму, дав сбежать его послушной кукле - Аянами.
   - Капитан! Разве вы не должны были устранить всех пилотов? - голос доктора Акаги дрогнул, но офицер не обратил на это внимания.
   - Должны были, - он спрятал фотографию. - Таков и был первоначальный приказ. Но, - Робертсон красноречивым жестом обвёл поле боя, которым стал Токио-3, - обстоятельства изменились. Теперь у нас на руках приказ о том, чтобы захватить всех живыми. И вы нам в этом поможете.
   - Каким образом? - наверное, таким же ледяным тоном патриции обращались к надоедливым плебеям. Но капитана было не так просто смутить.
   - Я знаю, что прототипы оснащены механизмами дистанционного управления. Они неполноценны, но позволяют нейтрализовать пилота. Сделайте это.
   - Ваши люди очень предусмотрительно взорвали центр управления операциями. А ещё они вывели из строя MAGI и уничтожили моих сотрудников. Иными словами, вы сделали всё, чтобы дистанционное управление стало невозможным.
   Капитан на секунду задумался.
   - Насколько хватит пилота?
   - Ресурс S2-привода неизвестен. Теоретически - вплоть до бесконечности.
   - Я имел в виду именно пилота. Он ведь должен есть, пить и спать, не так ли?
   - Если он синхронизируется с "Евой" до степени 400, ему не нужно будет ни есть, ни пить, ни, весьма вероятно, спать.
   В ответ на непонимающий взгляд капитана Рицко пояснила:
   - Степень синхронизации 400 означает, что пилот становится частью "Евы". И этому мальчишке, кстати, это уже удавалось.
   Робертсон опять задумался.
   - У нас тут есть кое-какое оборудование, - он щёлкнул пальцами. - Прошу за мной.
   - Капитан! Куда девчонку девать? - подал голос сержант.
   - Оставайтесь с нами. Да, - Робертсон поморщился, - и развяжите её.
   Буквально в нескольких шагах, оказывается, стояли кунги связистов, напичканные разнообразной электроникой. Рицко невольно восхитилась - камуфляж был превосходен.
   Чего, однако, нельзя было сказать о технике.
   - Мы не сможем настроить это для управления Евой-01, - заявила она после краткой инспекции оборудования. - По крайней мере, в обозримом будущем. А если Синдзи поймёт, что Евой пытаются управлять...
   - Я понял. Что можно сделать с тем, что у нас есть?
   Рицко прикинула про себя возможности аппаратуры.
   - Можно вступить в контакт с пилотом. Максимум - начать мониторинг основных систем.
   - Хорошо. Попробуем вступить в переговоры. Приступайте.
   Рицко не шевельнулась. Капитан вопросительно поднял бровь.
   - Что-то не так?
   - Уничтожение NERV - это ваша работа, капитан Робертсон. Так и делайте её сами! С какой стати я должна помогать вам?
   - С такой, доктор Акаги, что всё намного сложнее, чем вы думаете. С такой, доктор Акаги, что наш мир обречён - он или переродится, или погибнет. Остановить процессы распада, к сожалению, не в наших силах. И поэтому, доктор Акаги, всем нам жизненно необходима Ева-01. Вы полагаете, что серийные пытались задержать ноль первую голыми руками от нечего делать? Нет, они не должны были повредить её - и только.
   Рицко окинула капитана оценивающим взглядом - внимательней, чем в первый раз. Типичный европеец. Несмотря на всеобщий хаос и бардак - чист, аккуратно причёсан, гладко выбрит и даже благоухает одеколоном не из дешёвых. Правильная и чистая речь. Предельно корректен, на выпады не реагирует. Точные и экономные движения, выразительная жестикуляция. За спиной явно чувствуется Вест-Пойнт или Сен-Сир, а то и какой-нибудь Оксфорд в придачу. Непрост капитан, ох, непрост! Дальнейшие слова Робертсона подтвердили подозрения Рицко:
   - Доктор Акаги, у вас будет возможность продолжать ваши работы с любым оснащением и в любом месте, которое вы назовёте. Поверьте, SEELE ценит специалистов вашего класса. Если пожелаете, я сам могу замолвить за вас словечко перед советом SEELE и лично председателем Килем. Но если мы не получим Еву, это всё не будет иметь никакого смысла. В конце концов, если вы не желаете общаться с пилотом - это ваше право, просто помогите настроить оборудование. И, может быть, вы знаете того, кто мог бы вступить с ним в переговоры? Близкий человек, родственник...
   Рицко невольно оглянулась на Рэй. Та отступила на шаг и наткнулась на одного из солдат. Капитан заинтересовался:
   - Она? - он подошёл к собеседнице почти вплотную и вполголоса повторил, - Она что - подруга третьего?
   - Да. Можно и так сказать, - нехотя ответила Акаги.
   - И насколько они... близкие друзья?
   - Не настолько, как вам хотелось бы! - отрезала Рицко.
   - Нет. Вы не можете, - голос Рэй был по обыкновению слаб и тих, и капитан даже не сразу понял, кто это говорит. - Я не могу. Я же третья. Он ведь знает. Акаги-сан, вы же сами...
   Почти остывшая ярость вспыхнула снова. Она ещё смеет оправдываться! Да ещё и пытается свалить всё на неё!
   - Почему бы не попробовать, милочка? Или ты боишься, что он тебя послушает? - издевательский тон Рицко не понравился Робертсону, но в его положении выбирать союзников не приходилось. Он тяжело вздохнул:
   - Хорошо! Доктор Акаги, я попрошу вас заняться техникой, а мне нужно поговорить с... мисс Аянами.
  
   Транспортные шахты уже были обесточены. Пользуясь копьём Лонгиния, как рычагом, Ева-01 раздвигала плиты промежуточных люков, продвигаясь вниз, к "Конечной Догме". Там находилась Лилит, один из главных объектов заботы отца. Кто знает, может именно из-за неё началась вся эта заваруха. Синдзи проклинал собственную неосведомлённость. Тотальная секретность, полная информационная блокада. "Для выполнения вашей работы вам это знать не нужно", - любимый рефрен отца и его заместителей. Кукловоды, мать их...
   Мисато тоже хороша - неужели нельзя было сказать ничего определённее? Все, все вокруг пытаются использовать его! Он им нужен только как инструмент - безмозглый и послушный. Нет, даже не так, им всем нужна Ева-01, а сам он - всего лишь приложение к ней. Единственный пилот, которого принимает ноль первая. Вот кому он нужен сам по себе, а не в качестве инструмента.
   А в результате игр "кукловодов" гибнет всё, что он пытался защитить и все, к кому он успел привязаться за последнее время. Когда-то давно он пообещал себе, что всегда будет один - тогда его не смогут ни ранить, ни сделать больно. Но вот - не сложилось. Кадзи, Рэй, Мисато... Синдзи не строил иллюзий - Мисато при расставании уже была ранена, и выжить в мясорубке, которой стала штаб-квартира NERV, у неё не было никаких шансов. Судзухара Тодзи был тяжело ранен, когда его пилотскую капсулу раздавила ноль первая под управлением псевдопилота, и теперь не известно - покинет он когда-нибудь инвалидную коляску или нет. Правда, жив Айда Кенске, но после случая с Тодзи они вряд ли смогут оставаться друзьями. И ещё неизвестно, как там Аска.
   Ну, что ж, раз так, раз они сломали его жизнь, тогда он сломает им их игру. Тогда он сделает бессмысленными все их старания.
   Ева-01 спрыгнула в гигантскую пещеру "Конечной Догмы". Аварийное освещение работает, лифт на месте, хотя, скорее всего, обесточен. Также наверняка обесточены и заблокированы все ведущие отсюда двери. Значит, надо будет дать задержку побольше. Часа должно хватить.
   Ева подошла вплотную к распятой Лилит и перехватила копьё поудобнее.
  
   - Готово! - Рицко оторвалась от клавиатуры и поднесла к губам алюминиевую кружку с остывающим растворимым кофе. Кофе был паршивым, но в нем, по крайней мере, содержался кофеин.
   - Это он? - капитан стоял сзади, вглядываясь в монитор. - Где это?
   - Да, нам удалось получить изображение из капсулы пилота. Он в "Конечной Догме".
   - Странно. Что он там делает?
   Синдзи, вцепившись в рукояти управления, смотрел перед собой - напряжённо и сосредоточенно. Увидеть, чем именно занимается ноль первая, наблюдатели не могли.
   - Он нас видит?
   - Нет. И пока что не слышит.
   Капитан подтолкнул Рэй к микрофону:
   - Прошу вас, мисс.
  
   Синдзи рубил Лилит. Получалось плохо. Вернее сказать, не получалось никак - плоть Лилит легко пропускала сквозь себя копьё и тут же затягивалась, точно гигантская капля клея.
   - Икари-кун! - позвал его знакомый голос. Такой знакомый и такой здесь невозможный, что первой мыслью Синдзи было: "Я схожу с ума?"
   - Икари-кун! - повторил голос Рэй. - Ты меня слышишь?
   - Аянами? Где ты?
   - На поверхности. Сразу за окружным шоссе, в лесу. Доктор Рицко наладила связь. Синдзи, иди к нам. Мы тебя очень просим.
   - "Мы"?
   - Я, доктор Рицко... Тут ещё три фургона с солдатами и... - Рэй не успела договорить - Рицко отключила микрофон, поднялась и с наслаждением ударила её наотмашь по лицу. Рэй отшатнулась, из разбитой губы пошла кровь.
   - Спокойно! - между ними вклинился встревоженный капитан.
   - Эта дрянь предупредила его! Сказала где мы и сколько нас! Она бы ещё белым флагом помахала!
   - Аянами! - послышался из динамиков встревоженный голос Синдзи. - Я тебя не слышу! Ты в порядке?
   Капитан вздохнул и включил микрофон.
   - Говорит капитан Джек Робертсон, объединённый миротворческий контингент ООН.
   - Что вам нужно? Что с Рэй? Где Аска?
   - Нам нужно встретиться и поговорить, - Робертсон повернулся к одному из связистов, ткнул пальцем в его пульт, поднёс к уху воображаемую телефонную трубку и, отчётливо артикулируя, прошептал: "Сорью Аска Лэнгли". Связист кивнул и принялся за работу.
   - Икари-сан, мы ведь взрослые люди, давайте успокоимся и побеседуем, - капитан был воплощением благожелательности и рассудительности.
   - Что с Аянами? - упрямо повторил Синдзи.
   Капитан протянул микрофон Рэй.
   - Синдзи, со мной всё в порядке.
   - Что с Аской и Мисато, не знаешь?
   Робертсон посмотрел в сторону связиста. Тот стучал по клавиатуре, бубнил в микрофон гарнитуры и время от времени делал записи в блокноте. Капитан наклонился к самому уху Рэй и что-то неслышно прошептал.
   - Не знаю. Что ты там делаешь?
   - Развлекаюсь с Лилит.
   - Как?
   - Да так... Знаешь, это их "копьё Лонгиния" - ерунда, а не оружие. Против Ев ещё туда-сюда, а на Лилит почти не действует. Ничего, я что-нибудь придумаю.
   Рицко оглянулась на капитана:
   - Он пытается уничтожить Лилит? Зачем?
   Робертсон пожал плечами и отобрал микрофон у Рэй.
   - Икари-сан, остановитесь! Не лишайте этот мир шансов на спасение! Если вам не дорога ваша собственная жизнь, подумайте о судьбе мисс Аянами, Сорью и Кацураги!
   Синдзи буквально перекосило от бешенства.
   - Слушай, капитан!
   - Джек, просто Джек! - вставил Робертсон.
   - Ты кретин, Джек! Спроси у Рэй про первый раз! Или про второй! Про третий, четвёртый! Спроси!
   Рэй покачала головой и тихо сказала:
   - Я не знаю. Я ведь третья.
   Капитан с недоумением посмотрел на Рицко, прикрыл рукой микрофон.
   - Вы же говорили, что они...
   - Скорее всего, он имеет в виду не то, о чем подумали вы.
   - А что тогда?
   Рицко развела руками.
   - Она третья Джек, третья! - надрывался Синдзи, - Это вторая прикрывала меня на горе Футаго! Это вторая погибла, чтобы спасти меня! Это вторую я так и не смог защитить! Вторую, Джек! Что мне третья?!
   - Третья? - капитан вопросительно смотрел на Рицко. Та в ответ махнула рукой.
   - Долго рассказывать. В двух словах - третий клон.
   Рэй стояла, опустив голову. Капитану показалось или у неё действительно как-то странно заблестели глаза? Синдзи продолжал:
   - Мисато просто не могла выжить во время штурма! И я не знаю, выжила ли Аска после своего боя!
   Подскочил связист с исписанным листком бумаги. Капитан благодарно кивнул, пробежал взглядом по торопливым строчкам и поднял микрофон:
   - Насколько мне известно, в данный момент Сорью Аска Лэнгли направляется в центральный госпиталь Саитамы санитарным вертолётом и через двадцать минут будет на месте. Она серьёзно ранена, но угрозы для её жизни нет.
   - И ты собрался взять её в заложники, Джек? Думаешь, я на это клюну?
   - Нет-нет, Икари-сан! Всё гораздо сложнее. Время существования нашего мира подходит к концу. Если всё оставить, как есть, мы имеем шанс увидеть самый настоящий апокалипсис. Но если выполнить план комплементации, человечество будет спасено. Я не посвящён в подробности, но комплементация должна быть завершена любой ценой.
   Привлекая внимание, отчаянно замахал руками связист. Дождавшись взгляда капитана, он поднёс к уху воображаемую телефонную трубку, показал на пульт перед собой и тихо сказал: "Сорью Аска Лэнгли". Робертсон утвердительно кивнул, и связист щёлкнул тумблером.
   - Так в чем проблема, Джек? Если сейчас Ева войдёт в контакт с Лилит, мы получим Третий удар, комплементацию и всё остальное! А, Джек? Как тебе это?
   - Икари-сан, не будем горячиться. Давайте обсудим это в спокойной обстановке, за чашечкой кофе. Я уверен, мы сможем найти оптимальный выход из создавшейся ситуации. Поднимайтесь к нам, поговорим, как взрослые люди...
   - Нет! Я никогда не был нужен этому долбаному миру... И этот ваш долбаный мир мне тоже не нужен! Этот ваш мир отобрал у меня всё! Так пусть он сдохнет! Сдохнет! Сдохнет!
   Ева-01 остервенело рубила податливое тело Лилит. Так же, как и раньше, без особого успеха.
   - Синдзи, придурок, ты что вытворяешь?
   - Аска? Ты?! Откуда?
   - Лечу на вертолёте. Слушай, говори погромче, а то тут так орёт... А, нет, не надо - мне в наушниках звук добавили.
   - Аска! Ты жива!
   - А если бы ты, тормоз, появился чуть раньше, то была бы ещё и здорова! Где ты шлялся, идиот?!
   - Аска, прости, там всё было залито бакелитом, я просто не мог добраться до Евы. Потом кто-то из базуки жахнул, дыру проделал, - Синдзи не стал уточнять, что в пилотскую капсулу Евы он полез, когда начала рушиться кровля - его испугала перспектива оказаться похороненным заживо.
   - Молодец. А чем тебе мир не угодил?
   - Всем. Я не нужен ему, он - мне. Да и тебе, в общем, тоже.
   - Ты что, дурак?! Да я уже закончила университет! Да если бы не эти дебильные "Ангелы"...
   - Ну и что? Да, ты умная, красивая, смелая. И что? Это помогло тебе с Кадзи? Думаешь, это тебе поможет дальше? На твоём таланте будут ездить твои боссы! На твою красоту наложит лапу какой-нибудь старый богатый урод! А будешь брыкаться - тебя быстренько упрячут в психушку или на каторгу. Мы сегодня наворотили такого, что нам никакой адвокат не поможет! Или ты думаешь, что будет по-другому? Ты думаешь, нам дадут нормально жить? Надеешься, нас оставят в покое? Вспомни, что этот мир сделал с твоей матерью! С Кадзи! С тобой! И ты ещё печёшься об этом мире - ты, дитя, зачатое в пробирке?!
   Аска не отвечала.
   - Аска, солнышко! Ты, может быть, единственное, что у меня осталось в этом мире. Если ты сейчас скажешь: "Сдавайся!" - я сдамся. Хоть и очень не хочется. Скажешь: "Третий удар" - я устрою третий удар. Скажешь: "Пусть он сдохнет" - я постараюсь уничтожить этот долбаный мир навсегда. Что скажешь? Только, прошу - подумай хорошенько.
   Аска молчала долго. Робертсон, затаив дыхание, терпеливо ждал. Он верил в благоразумие второго дитя. Наконец она отозвалась, её голос звучал глухо и надтреснуто:
   - Сволочь ты, Синдзи. Какая же ты всё-таки сволочь.
   Помолчав ещё немного, она добавила:
   - Знаешь, ты тормоз и придурок, но тут ты прав - пусть он сдохнет.
   Капитан тихо выругался сквозь зубы и протянул микрофон Рэй.
   - Мисс Аянами, скажите ему... Убедите его не делать глупостей.
   Рэй подняла голову. Бесстрастное, невозмутимое лицо. Она взяла микрофон, судорожно вздохнула.
   - Икари-кун!
   - Аянами?
   - Первая тоже здесь? - подскочила Аска.
   - Икари... Наверное, это не имеет значения, но... Я с вами согласна - пусть этот мир исчезнет.
   Капитан вырвал микрофон из рук Аянами.
   - Да будет так, - в голосе Синдзи уже не было ни ярости, ни ненависти. Только усталость. Бесконечная равнодушная усталость. И это пугало Робертсона больше, чем любая истерика.
   - Икари-сан, жизнь обошлась с вами неласково - это верно. Но она ведь не кончилась, правда? И если жизнь состоит из чёрных и белых полос, то сейчас самое время начаться белой! Так дайте этой жизни шанс, чёрт побери!
   - Если только это не была белая полоса, - тускло ввернула Аска. - Кстати, Синдзи, я слышала - в бою с тобой погиб старый приятель командующего операцией. Да и вообще ты неплохо порезвился. Так что командующий заимел на тебя зуб размером с Фудзияму. Будь осторожен.
   Ева-01 с размаха воткнула копьё Лонгиния в тело Лилит. Копьё прошло насквозь и застряло в крестовине. Синдзи усадил Еву в позицию "низкого старта", спиной к лифту.
   - И весь ли этот мир виноват в ваших несчастьях? - Робертсон не терял надежды уговорить пилота. Он когда-то проходил курсы проведения переговоров с террористами, но тут был другой случай. Ах, Синдзи, будь ты обычным террористом - насколько всё было бы проще! В крайнем случае - выпустить из тюрьмы твоих подонков-соратников, дать тебе денег и билет до Акапулько. Пусть даже и отпустить на все четыре стороны, зато все были бы живы. Но тут скорее был нужен специалист по переговорам с самоубийцами, причём сразу с тремя, а поскольку в армии таких специалистов нет, приходилось выкручиваться самому.
   - Посмотрите - дети, которые сейчас пошли в школу - неужели и они в чем-то виноваты перед вами? А ведь вы собрались покарать их тоже. Сколько хороших и достойных людей погибнут вместе с этим миром лишь потому, что у пилота "Евангелиона" было плохое настроение?
   Синдзи неподвижно сидел в кресле пилота, слушая монолог Робертсона и собираясь с мыслями. Потом он провёл ладонью по кожуху модуля управления и прошептал: "Прости". Наклонился к основанию ложемента, открыл овальную крышку и снова замер, изучая открывшееся устройство.
   - Здесь максимальное время задержки - три тысячи секунд. Аянами, ты не помнишь, в Еве-00... А, чёрт... Извини...
   - Максимальное время задержки во всех Евах колеблется от трёх до трёх с половиной тысяч секунд, - подсказала Аска, - Ты бы хоть матчасть выучил.
   - Странно. Ты даже не назвала меня тормозом.
   - Ну, если тебе от этого станет легче: тормоз, идиот и придурок!
   - Вот теперь я за тебя спокоен - ты явно идёшь на поправку.
   Капитан показал связисту на пульт и со свирепым выражением на лице сделал отсекающий жест ладонью. Связист кивнул и снова щёлкнул тумблером.
   Синдзи проделал какие-то манипуляции - расположение камер не позволяло увидеть, какие именно.
   - Икари-кун, уходи! - вскрикнула Рэй.
   Рицко молниеносным движением отключила микрофон. Синдзи вжался в спинку кресла, изображение исчезло.
   Капитан нахмурился:
   - Что происходит?
   - Он запустил систему А-2 и катапультировался в капсуле пилота, - неестественно спокойно пояснила Рицко.
   - Зачем катапультироваться? Почему просто не открыть и не слезть?
   - Удобно открыть - удобно закрыть. Дистанционное управление не работает, и чтобы восстановить контроль над Евой, надо установить капсулу на место. Сделать это вручную невозможно, никаких приспособлений в "Конечной Догме" нет. Значит - предотвратить самоуничтожение Евы не удастся. Я не берусь спрогнозировать, взорвётся ли S2-привод, но даже если нет - мало не покажется никому.
   - Что посоветуете?
   - Эвакуация. Эр-квадрат в данном случае - лучшая защита.
   - М-мать..! - капитан нацепил на себя облегчённую гарнитуру и настроил трансивер на общий канал.
   - "Ю-Джей"! Как слышите? Где находитесь?
   - Яшода на связи! Находимся в штаб-квартире NERV. Здесь тихо, противник полностью уничтожен. Ждём дальнейших распоряжений.
   - Вас понял. Внимание всем! Через сорок пять минут ожидается подрыв заряда мощностью от двух килотонн до трёх мегатонн в "Конечной Догме".
   Кто-то присвистнул:
   - Нихрена себе разбросец!
   - Разговорчики! - рявкнул капитан. - Слушай мою команду! "Ю-Кей", срочно запросить вертолёт на позиции NERV! "Ю-Джей", разделитесь на две группы - два человека идут на поверхность, трое - вниз, к выходу лифта из "Конечной Догмы". Трое должны захватить пилота Евы-01 Икари Синдзи. Фотографии с собой?
   - Так точно!
   - Двое встретят вертолёт и задержат его до прибытия остальных.
   - А его придётся задерживать?
   - После того, как мы доложим в штаб о взрыве - не исключено. Поэтому мы сначала дождёмся вертолёта, а потом сделаем доклад. Приоритет операции - "красный". "Ю-Кей", всё поняли?
   - Так точно! Только пусть "Ю-Джей" доложат сразу же, как получат вертолёт.
   - Принято, - отозвался Яшода, - Наверх идут Юкава и Ковальский, старший - Юкава.
   - Вас понял! - в один голос ответили подчинённые Яшоды.
   - Сворачиваем лагерь и меняем дислокацию, - продолжал капитан. - Готовность - пять минут. "Ю-Ай", бегом проверить трассу!
   - Есть! - отозвалось в наушниках. Спустя несколько секунд через открытую дверь кунга с улицы донеслись отрывистые команды и удаляющийся топот ног.
   - Уходим на Готембу через перевал Нагао. Водители, машин не жалеть! "Ю-Джей", уходите в сторону Готембы, там нас найдёте. Смотрите, чтобы вас не накрыло волной. Взрыв подземный, но мало ли что. Всем всё ясно? Вопросы есть?
   После короткого молчания капитан резюмировал:
   - Вопросов нет. За дело!
   Забегали и засуетились бойцы - отключалось ненужное оборудование, снимались выносные антенны, фиксировалось и закрывалось всё, что могло упасть или разбиться.
   - Простите, - кто-то из бойцов вынул из рук ошарашенной таким обращением Рицко кружку с кофе.
   - В сторону! - Рэй затолкали в угол между стойками с аппаратурой. Капитан пристроил её на откидное сиденье и накинул ремень безопасности.
  
   Катапультирование прошло на удивление гладко - размер пещеры позволил тормозным системам капсулы отработать нормально. Синдзи несколько раз как следует тряхнуло, потом капсула куда-то перекатилась, создавая внутри впечатление аттракциона в луна-парке и наконец успокоилась.
   На полпути к лифту Синдзи остановился. Кто-то лежал на земле, в стороне от его маршрута. Несмотря на спешку, он подошёл ближе. Отец лежал на спине, уставясь в потолок невидящим взглядом. Под ним расплывалось чёрное пятно неправильной формы. Синдзи опустился на колено. Когда-то он сел в пилотское кресло, чтобы доказать отцу, что не трус. Когда-то он был окрылён фразой отца: "Молодец, Синдзи! Отличная работа!". Когда-то он хотел убить отца и не убил только потому, что под рукой не оказалось никакого оружия. Сейчас не осталось ничего - ни печали, ни ненависти, ни сожалений. Синдзи повторил жест, виденный когда-то в кино - он снял очки отца и закрыл ладонью его глаза. Поколебавшись немного, вернул очки на место.
  
   - "Ю-Ай" на связи! Чисто!
   - Вас понял! Оставайтесь на месте, мы вас подберём! - капитан огляделся - ничего не забыли, за собой подчистили, к переходу готовы.
   - Доложить о готовности к маршу!
   - Первый готов!
   - Второй готов!
   - Третий готов!
   Капитан запрыгнул в кабину первого вездехода.
   - За мной в колонну по одному - марш!
   Полноприводные бронированные монстры взревели форсированными моторами, выкатились на шоссе и, выстроившись в колонну, рванулись в сторону перевала.
  
   Уже подбегая к решётчатой коробке лифтовой шахты, Синдзи подумал, что это было глупо - на поле боя глаза павших закрывали, чтобы их не выклевали вороны, а какие, скажите, вороны могут быть в "Конечной Догме"? Но всё равно его не отпускало ощущение завершённого должным образом дела.
   Лифт, как и следовало ожидать, был обесточен. Синдзи полез по аварийной лестнице, прикидывая на ходу, как быстро слух о предстоящем взрыве разнесётся по войскам, как быстро они разбегутся и как быстро путь станет безопасным. На промежуточной площадке он перевёл дух, потряс отяжелевшими руками и посмотрел вниз. Картина открывалась эпическая - Ева, склонившись перед Лилит, то ли просила у неё прощения, то ли почтительно складывала к её ногам боевые трофеи. Синдзи напомнил себе, что ему нужно успеть добраться хотя бы до окраины города, и снова полез наверх.
   Путь оказался нелёгким. Честно говоря, снизу всё казалось намного проще - подумаешь, на лестницу забраться. Ну и что, что высокую? Так ведь и он - не дистрофик. Но когда Синдзи добрался до лифтовой площадки, он взмок, его руки и ноги дрожали, а сердце колотилось, как после хорошей пробежки. Прежде чем выбраться в тёмный коридор, он замер и прислушался. Где-то вдалеке послышались удаляющиеся голоса. Вблизи шелестела вентиляция. Кажется, рядом никого.
   Синдзи осторожно выбрался на площадку, и его ноги тут же ушли назад и вверх. Он упал вперёд на вытянутые руки, и на него навалилась чья-то туша. Руки оказались завёрнутыми за спину - чуть ли не к самому затылку. Синдзи задавленно охнул. Кто-то бесцеремонно схватил его за волосы и приподнял голову над полом. В лицо ударил луч фонарика, Синдзи зажмурился.
   - Он? - спросил чей-то голос.
   - Он! - ответил другой и продолжил куда-то в сторону. - Яшода на связи! Посылка у нас!
   На голову Синдзи надели матерчатый мешок, руки связали за спиной. Его самого кто-то закинул себе на плечи. Синдзи задёргался, пытаясь освободиться. Его аккуратно поставили на ноги, аккуратно заехали по печени, так же аккуратно водрузили обратно и понесли.
  
   Машины мчались по шоссе на северо-запад. Стрелка спидометра не опускалась ниже отметки 120. Капитан посмотрел на часы - до взрыва оставалось не больше пяти минут. Они успели удалиться от эпицентра километров на пятнадцать. На таком расстоянии подземный взрыв Евы уже можно было пережить. Конечно, пройди они быстрее участок горного серпантина, они бы ушли ещё дальше, но капитан придерживался правила "Тише едешь - дальше будешь". О том, что может случиться, если взорвутся S2-двигатели хотя бы некоторых серийных "Евангелионов", Робертсон предпочитал не думать.
   - "Ю-Джей", как слышите? Доложить обстановку! - спросил он в эфир.
   - Слышим нормально! Летим прямо над вами! Красиво идёте, командир!
   Шоссе плавно поворачивало вправо. Робертсон собрался отдать команду на остановку, и в этот момент машину тряхнуло. Земля вздрогнула. Вокруг, насколько хватало глаз, взметнулись облака пыли. Асфальт мгновенно покрылся трещинами и складками. Капитан ощутил себя муравьём на коврике, который выбивает деловитая хозяйка.
   - Тормози! - запоздало скомандовал он. Водитель уже отпустил акселератор и плавно прижимал педаль тормоза.
   Вторая машина вошла в поворот. Её переднее колесо вильнуло на возникшем бугорке, она встала "на два колеса" и на следующей выбоине легла на бок. Водитель третьей машины ударил по тормозам, она пошла юзом и впечаталась бортом во вторую. Высекая искры из асфальта и поднимая тучи пыли, обе машины вылетели на обочину.
   - Сдай назад, - скомандовал Робертсон водителю. Тот кивнул и, глядя в зеркало заднего вида, аккуратно подрулил к месту столкновения. Чуть поодаль садился облепленный солдатами вертолёт.
   Робертсон выскочил из кабины, постучал по задней двери второго кунга:
   - Все целы?
   Дверь распахнулась, показался командир группы "Ю-Ай".
   - Вроде все.
   - Хорошо, - капитан развернулся к вертолёту.
   Он ведь должен был подобрать шестерых - откуда эта толпа? Не дожидаясь полной остановки винтов, "толпа" двигалась к нему. Возглавлял её невысокий сухощавый мулат. Приблизившись к Робертсону, он вскинул ладонь к каске:
   - Старший лейтенант Салливан, миротворческий контингент ООН.
   Капитан представился в ответ. Из вертолёта появились парни группы "Ю-Джей". Они тащили за собой мальчишку со связанными за спиной руками и чёрным матерчатым мешком на голове.
   - Спасибо вашим ребятам, капитан. Если бы не они...
   - Не за что, старлей, - отмахнулся Робертсон. - На одной стороне воюем.
   - Командир! Задание выполнено, третье дитя захвачено! - бодро отрапортовал Яшода.
   Капитан снял мешок с головы мальчишки. Тот оглядывался, подслеповато щурясь на солнечный свет. Робертсон, в свою очередь, разглядывал пленника. Вышел, значит. Самоубийца хренов.
   - Икари-сан, и зачем было выходить? Вы же собрались уничтожить этот мир, так и оставались бы там, в Еве.
   Синдзи одарил капитана угрюмым взглядом исподлобья, но промолчал.
   - Этот мир обречён, и вы вместе с ним. Чего тянуть?
   - Захотелось досмотреть этот цирк до конца, - тихо ответил он.
   Робертсон подавил желание врезать паршивцу по физиономии. А потом ещё раз. И ещё. Но нельзя. Непедагогично. Нет, "дети" тут ни при чём, просто нельзя подавать плохой пример подчинённым.
   - Смотрите! - Ковальский показывал вверх, в сторону Токио-3. Над горами поднималось характерное грибовидное облако. Очень светлое, практически белое. Такие облака бывают при подводных взрывах, когда они почти целиком состоят из водяных паров.
   - Командир, - в наушниках раздался голос связиста, - штаб в Мисиме требует пленных на допрос. Срочно!
   - А что совет SEELE? Ты докладывал председателю?
   - Так точно! Они сказали отдать - пилоты без "Евангелионов" им не нужны.
   - Вас понял.
   Капитан задумался. Не нужны, значит. Похоже, старики из совета уже нашли способ решить проблему. И, судя по спешке, военные и правительство Японии не на шутку напуганы. Не наделать бы им глупостей сгоряча.
   Один из бойцов, закурив, предложил сигарету подошедшей Рицко.
   - Скажите, капитан, то, что сказала Сорью - правда? - прикурив, Рицко благодарно кивнула бойцу. Тот горделиво приосанился и расправил плечи. Неожиданно для себя Робертсон ощутил лёгкий укол ревности.
   - Да. Подполковник Ямамото. Он и генерал Ямадо дружили с детства. Вместе учились - и в школе, и в училище, и в академии. Говорят, даже одновременно сделали предложение одной и той же даме.
   - И что? - заинтересовалась Рицко.
   - Дама выбрала Ямамото. Как ни странно, они остались друзьями, Ямадо посвятил всего себя службе и быстро сделал карьеру.
   - Странно. Я была уверена, что после такого любая дружба может дать трещину.
   - Это удивляет многих. Особенно учитывая характер генерала.
   - А что он за человек?
   - Неординарная личность. Умница, эрудит, талантливый военачальник. Правда, он бывает подвержен вспышкам гнева и агрессии.
   Помолчав, Робертсон добавил:
   - И ещё - он очень не любит проигрывать. Очень.
  
   Время летит быстро, когда человек счастлив, и тянется медленно, когда ему плохо. Прописная, избитая истина. Её, как и всякую избитую истину, человек вспоминает только тогда, когда ему плохо или когда исправить уже ничего нельзя.
   Время ползло медленней улитки по стеклу. Полностью раздетый Синдзи лежал на металлическом столе, его руки и ноги были прикованы наручниками к ножкам стола. Оцинкованная столешница неприятно холодила спину. Рядом, буквально в двух шагах, на таком же точно столе в таком же точно положении находилась Аянами Рэй. Синдзи старался не смотреть в её сторону. Помещение, в котором их держали, было душевой небольшого предприятия. Лампы дневного света под высоким потолком компенсировали отсутствие окон. С двух сторон когда-то стояли по четыре кабинки, но по случаю необычного применения душевой все перегородки были разобраны.
   Синдзи вспомнил прибытие в штаб и встречу с командующим операцией против NERV Ямадо Исао. "Не надо было выпендриваться", - с запоздалым сожалением подумал он, - "Может, Рэй бы отпустили".
   Открылась дверь. Возбужденно переговариваясь, вошли четверо дознавателей, одетых в полевую форму с шевронами танкистов.
   - О! Надо же! - смуглый высокий боец с приятным удивлением разглядывал Аянами. - Я и не знал, что такие сюрпризы ещё бывают. Ну, что, милая, начнём с приятной части?
   - Отставить! - скомандовал от двери властный голос.
   Четверо недовольно оглянулись, но, увидев вошедшего генерала, вытянулись по стойке "смирно". Ямадо что-то вполголоса сказал дознавателям.
   - Понял! Виноват, господин генерал! - вытянулся высокий, в результате чего стал казаться ещё выше.
   - Всё поняли? - жёстко спросил генерал.
   - Так точно! - нестройно прогудели бойцы.
   - Спецсредства будут? - поинтересовался другой дознаватель - неприметный мужичок среднего роста и телосложения.
   - Нет. Обойдитесь подручными средствами.
   - Прошу прощения, но "сыворотка правды" сэкономит кучу времени. Да и возни меньше.
   - Время у вас есть. Родственников у них не осталось, беспокоиться о них некому. Не стесняйтесь, джентльмены.
   - Ямадо-сан! - позвал Синдзи, - Послушайте, вам нужен я, а не она. Отпустите её.
   Генерал подошёл ближе.
   - Не нужна, говорите? Скажите, Аянами-сан, - обратился он к Рэй, - Что планировал Икари Гэндо в случае неудачи своего плана? Каким образом скрыться, какими счетами и чьей помощью воспользоваться?
   - Я не знаю, - тихо ответила Рэй, - Он мне ничего не рассказывал.
   - А вам, Икари-сан?
   - И мне ничего, я ведь уже говорил.
   - Вы не хотите с нами сотрудничать, но просите отпустить вас? Вы или глупец, или безудержный оптимист, Икари-сан. Вы же понимаете, сколько вопросов у нас накопилось. И все они требуют немедленного ответа. Замыкаться бесполезно. Я ценю мужество ваше и вашей подружки, но...
   - Да не подружка она мне! Она же третья!
   Мнение Синдзи никого не интересовало. Командующий продолжал:
   - Я знаю, что некоторые секреты спрятаны глубже, чем другие. Но извлечь на поверхность можно любой, надо просто знать, где и как копать. Вот эти люди, - генерал кивнул в сторону дознавателей, - лучшие добыватели чужих секретов. И вы расскажете им всё, что знаете. Или умрёте здесь.
   Он наклонился к самому лицу Синдзи и тихо прошипел:
   - И поверь: ваша смерть вовсе не будет лёгкой и безболезненной. Сначала ты увидишь, как потеряет рассудок и умрёт твоя подружка. Потом сойдёшь с ума ты. И только потом я решу, стоит ли подарить смерть тебе.
   По спине Синдзи пробежал неприятный холодок. Спорить бесполезно. Он умрёт здесь, и с этим уже ничего не поделаешь. За Рэй обидно - генерал решил, что она его подруга, и приговорил её вместе с ним. Н-да. Может, и прав был Робертсон - надо было остаться в Еве.
   Дознаватели надевали серые прорезиненные фартуки. В любом случае, эти люди ничего не добьются от пилотов "Евангелионов", решил Синдзи.
   Он ошибался.
  
   Один из дочерних миров. 23 сентября 2015 (Синдзи и Рэй, прогулка по городу)
   Улица встретила их жарой, стрекотом цикад и сигналами автомобилей в дорожной пробке неподалёку. Аска с неудовольствием подумала, что если столицу действительно перенесут в Токио-3, машин будет становиться всё больше и в городе скоро станет нечем дышать. Она обернулась к Синдзи:
   - Ну, что - домой?
   - Аска, ты извини, - он замялся и посмотрел на Рэй. - Мы с Аянами тут ещё немного погуляем.
   Рэй согласно кивнула. Аска презрительно фыркнула и гордо зашагала прочь. Подбородок независимо приподнят, плечики развёрнуты, спинка - прямая, как струна.
   Её хватило ровно настолько, чтобы добраться домой.
  
   Сорью Киоко забежала домой на минутку, переодеться. Сегодня должна была состояться корпоративная вечеринка по поводу удачного завершения проекта Акаги Наоко - компьютерного кластера MAGI.
   По сути, MAGI работали в полную нагрузку уже второй год, но официально ввод в эксплуатацию был оформлен только на прошлой неделе. Доктор Акаги начала свои разработки нейронных компьютеров ещё в университете Киото, но только у них в институте, в условиях практически неограниченного финансирования, она наконец смогла закончить главный проект своей жизни.
   Кроме всего прочего, вечеринка была хорошим поводом познакомиться поближе с недавно прибывшей дочерью Акаги Наоко - Рицко. И вот - такая неприятность. Надо же было так неаккуратно вставать со стула, чтобы задеть коленкой за угол старого стола. Отставший от выдвижного ящика заусенец дал о себе знать - чулки расползлись на самом видном месте. И они ещё называют это "эргономичной мебелью, идеально подходящей для научной работы"!
   Хлопнула входная дверь, следом послышался звук падающих туфелек. Причём было похоже, что туфли сначала врезались в стену и только потом упали на пол. Ясно - Аска не в духе. Киоко хорошо знала свою дочь - если та чем-то расстроена, не надо спешить её жалеть и успокаивать. Аска росла самостоятельной девочкой и со своими проблемами предпочитала разбираться сама. Киоко вздохнула - в этом им, наверное, повезло. Но на всякий случай она решила заглянуть в комнату дочери перед уходом.
   Аска лежала на кровати ничком, накрыв голову подушкой, в которую вцепилась обеими руками. Плечи Аски еле заметно вздрагивали, но подушка надёжно глушила все звуки.
   Ой.
   Вечеринка, похоже, отменяется. Киоко осторожно присела на краешек кровати, погладила дочь по плечу. Аска затихла. Немного подождав, она отодвинула подушку и спросила почти нормальным голосом:
   - Вы дома? А вечеринка?
   - Забежала переодеться. Отец ждёт в машине. Что-то случилось?
   - Я в порядке.
   - Знаешь, не хочется мне что-то никуда идти. Я лучше тебе что-нибудь вкусненькое приготовлю. Что скажешь?
   - Я в порядке! Не надо, - Аска уже видела жертв привычки снимать стресс у холодильника и попадать в ту же ловушку не собиралась. Становиться для матери обузой и мешать её планам не хотелось тем более.
   - Лучше принеси что-нибудь с вечеринки.
   - Ты уверена?
   - Да. Иди же! Опоздаете.
  
   Проводив Аску взглядом, Синдзи ощутил лёгкий укол совести. С другой стороны, он не мог отказаться от прогулки с Аянами. В конце концов, они не виделись слишком долго. Двадцать лет? Тридцать? Не важно. Теперь они снова вместе.
   Они медленно двинулись к перекрёстку.
   - У тебя мобильник есть? - спросила Рэй.
   - Нету. Никак не уговорю своих, чтобы купили. А зачем тебе?
   - А я свой, как назло, на подзарядке оставила, - вздохнула Рэй. - Хотела своих предупредить, что задержусь. У них на работе сегодня вечеринка. Сестра недавно туда устроилась, для неё сейчас важно наладить отношения с остальными.
   - Здорово! У моих тоже вечеринка. И у Сорью. Слу-ушай! Поехали ко мне!
   Рэй заколебалась.
   - Давай потом как-нибудь, - она виновато посмотрела на Синдзи. - Лучше покажи мне город.
   - Не вопрос, - легко согласился он. - Если наши родители вместе на вечеринке, получается - они работают вместе.
   - Наверное. Если только здесь нет другого института эволюционных исследований.
   - Отлично! Я скажу родителям, что Аянами - хорошие люди и с ними надо дружить!
   - Не Аянами, - остановилась Рэй.
   - А кто?
   - Я не знаю своих настоящих родителей. Я приёмная дочь. Фамилия мамы и сестры - Акаги.
   Синдзи показалось, что он ослышался.
   - Что? Как...
   - Моя приёмная мама - Акаги Наоко.
   Синдзи оторопело хлопал глазами.
   - Постой! В прошлом она тебя задушила, а Рицко...
   - А Рицко сделала всё, чтобы я дожила до встречи с тобой! - оборвала его Рэй. - Хотя... Задушить меня она тоже пыталась.
   - Как? Когда?
   - Незадолго до разгрома NERV. Импульс, вспышка эмоций. Она начала понимать, что больше не нужна Гэндо и решила, что из-за меня.
   - "больше не нужна"?! Из-за тебя?! Погоди, ты что хочешь сказать, что отец и Рицко...
   - Ты ничего не знал? - Рэй с любопытством заглянула в глаза Синдзи. Он опустил голову и выдавил:
   - Нет. Я думал, он любил одну лишь маму.
   - Так и есть. Мы ему были нужны только как инструменты. Наоко, Рицко, я. И ты! Каждый - по-своему. И для каждого из нас у него был свой особенный поводок.
   Синдзи задумался.
   - Знаешь... А ведь он оказался неплохим отцом.
   - Акаги тоже. Идеальные мама и старшая сестра. Правда. Ну, с поправкой на научную работу, конечно.
   Они переглянулись и рассмеялись. Что такое родственники-учёные, оба знали не понаслышке.
   - Что-то не так?
   - А? Нет, ничего, - спохватился Синдзи.
   - Просто ты так на меня смотрел...
   - Ты улыбаешься. И смеёшься. Раньше ты никогда не смеялась. Никогда.
   - Не забывай - я всё-таки четырнадцать лет жила нормальной жизнью в Киото. О, таксофон! Сброшу сообщение на автоответчик.
   - Зачем? - запротестовал Синдзи. - Их вечеринки обычно заканчиваются к часу ночи, а то и к утру. К тому же завтра у них выходной. Раньше двенадцати никто не вернётся, точно!
   - Мама может. Она не очень любит такие мероприятия.
   Аянами сняла трубку и набрала номер.
   Синдзи полез в карман. В классе собирали деньги на экскурсию к буддистскому монастырю за городом, но из-за бурных событий дня он совершенно забыл об этом. Вот и хорошо. Есть на что погулять вечером. А насчёт денег он что-нибудь придумает, благо опыт в этом деле у него есть.
  
   Гуляли долго. Синдзи показывал город - знакомый и в то же время неузнаваемый. Главное отличие касалось, конечно же, геофронта. Город-крепость, поглотивший в другом мире колоссальные средства, труд и талант миллионов людей, здесь был просто не нужен.
   Впрочем - не нужен ли? Синдзи был полон оптимизма и уверенности, что нет, не нужен. Рэй сомневалась и осторожно возражала.
   - Смотри, - говорила она, держась за поручень в вагоне метро, - второй удар здесь тоже произошёл. В то же время, как и там. То, что здесь не построен геофронт, не значит, что его нет вообще. Он может быть в другом месте. Или построен, но хорошо замаскирован. Возможно, Лилит просто не нашли, и сейчас она покоится где-нибудь в пещере прямо у нас под ногами. То, что мы ничего не видим, может означать одно из двух: или ничего не происходит, или местный SEELE действует осторожнее прошлого.
   - Это всё косвенные доказательства, - возразил Синдзи.
   - Разумеется. Прямых улик в таких делах не оставляют. И ещё один косвенный довод - мы пробудились.
   - "Пробудились"?
   Рэй пожала плечами:
   - Самое подходящее слово. Мы пробудились и Вторая пробуждается тоже. Она, как и в прошлый раз, опаздывает, но она пробудится, это несомненно.
   - Тогда получается, что здесь тоже намечается третий удар. А раз человечество к этому не готово, то встречать "ангелов" придётся нам. Перспективка...
   - Да. А я уже обрадовалась - нормальное детство, хоть раз в жизни...
   - Так мы уже не дети.
   В этот момент поезд начал торможение. Синдзи чуть не упал, но, нелепо взмахнув рукой, успел схватиться за поручень. Рэй задумчиво смотрела под ноги и не обратила на это внимания.
   - Ты хочешь сказать - детство у нас уже было, причём нормальным, так что нечего жаловаться. Так?
   - Точно! Не говоря уж о том, что ты наверняка сгущаешь краски. Что, кстати, легко проверить. Ну, не здесь и не сейчас, конечно, - он выразительно обвёл взглядом толпу вокруг.
   Плотный людской поток вынес их на улицу.
   - Кроме того, - оживился Синдзи, - допустим, ты права. Допустим! Так я один сейчас любого "ангела" на фантики разорву! Безо всяких "Евангелионов". А уж втроём... Ха!
   - Надеюсь, ты прав, - Рэй оглянулась, - А здесь, кажется, ничего не изменилось.
   "Старый блок" города действительно выглядел своей точной копией из прошлого. Неухоженный, плотно застроенный. Ни деревца, ни кустика - только асфальт дорог и бетон зданий. Унылые серые городские джунгли. Ряды одинаковых панельных многоэтажек вызывали устойчивую ассоциацию с поставленными на ребро костяшками домино. Из таких костяшек разные чудики составляют всякие хитроумные конструкции, которые потом, при стечении праздной публики и вездесущих репортёров, сами же торжественно ломают.
   - Ну, что - зайдём к тебе в гости? - подмигнул Синдзи. - Скажем, что адресом ошиблись.
   - Не надо, - Рэй оглянулась. - Слушай, тут ведь действительно ничего не изменилось. Я здесь каждый камешек узнаю, каждую трещинку на асфальте.
   Синдзи поёжился.
   - Не хотел бы я жить в таком месте.
   - А я в таких местах выросла. Сначала в NERV, потом здесь. То есть - не здесь, конечно. Там. Ой, кис-кис-кис!
   Аянами присела на корточки и протянула руку, подманивая облезлого рыжего кота, который появился из-за угла жилого дома. Тощий полосатый обитатель помойки дёрнул рваным ухом, потрогал носом воздух, подумал и не торопясь подошёл к Рэй - погладиться.
   Синдзи огляделся - не снимает ли их на камеру или мобильник кто-нибудь из многочисленных прохожих. Не хватало ещё, чтобы осталась видеозапись того, как меняется животное под руками Рэй.
   - Мама, смотри, какая киса! Давай возьмём её к себе жить! - маленькая девочка дёргала за руку свою маму, пытаясь привлечь её внимание.
   Рыжий пушистый красавец с достоинством принимал ласку Аянами.
   - Нет, доча. Это чужая киса. Ты же видишь, какая она - наверное, очень дорогая. Вот будешь хорошо учиться, закончишь университет, найдёшь работу в большой компании - и у тебя будет столько таких кис, сколько захочешь, - мама не упустила возможность повоспитывать ребёнка. Ребёнок задумался и умолк.
   Вечерело. По-хорошему, им давно уже надо было разойтись по домам, но Синдзи не мог заставить себя расстаться с Рэй. Он огляделся в поисках предлога задержаться. Случайно или нет, но Аянами сама пришла к нему на помощь.
   - Гора Футаго в какой стороне? В той?
   - Да. За теми домами. Кстати, если сядем в автобус, минут через двадцать будем там. Поехали..?
   Рыжий кошак толкнулся лбом в ладонь Аянами, требуя продолжения отношений. Рэй поднесла к глазам часики на запястье.
   - Поздно уже.
   - Ерунда, мы быстро! Как раз успеем посмотреть на закат - и обратно. Поехали, а?
   - Ладно, поехали.
  
   Мисато отложила в сторону последнюю тетрадь и открыла третью за вечер банку пива. В отличие от большинства обычных учителей, обременённых семьёй, она охотно брала работу на дом. Во-первых, это давало совершенно официальный повод уходить из школы пораньше. Во-вторых, дома под пиво и лёгкую музыку работается гораздо приятнее, чем в тесной и шумной учительской.
   Мисато успела сделать ровно один глоток, когда резко и требовательно зазвонил телефон. Мысленно послав проклятие звонящему, она взяла трубку.
   - Слушаю.
   - Капитан Кацураги..? - голос был знакомым, но Мисато не успела вспомнить, чей он, потому что звонившая представилась сама.
   - Это Акаги Наоко. Добрый вечер. Я звоню по поводу дочери.
   - Добрый вечер, Акаги-сан! Всё в полном порядке! - защебетала Мисато. - Рэй-чан сегодня была, можно сказать, королевой бала. Знаете, она так выросла, так похорошела. Вот увидите - отбоя от поклонников у неё не будет!
   - Вот это меня и беспокоит, - вздохнула Наоко. - Она оставила сообщение на автоответчике. Сказала, что встретила старого друга и поэтому домой придёт поздно. Вы не знаете, кто бы это мог быть? Уже ночь, я беспокоюсь.
   Та-а-ак! Худшие опасения Мисато начали сбываться. Нет, наблюдать за весной человеческих жизней всегда интересно. И не только наблюдать - и подсказать иногда, и помочь, а то и предостеречь. Но это же, блин, современные дети! Они же, блин, точно знают - как, что и откуда! И ломают судьбы себе и другим в полной уверенности, что поступают так, как должно! И, случись что - ей, как классному руководителю, достанется тоже. Ну, спасибо, ребятки. Удружили.
   - Вы же знаете, - продолжала Наоко, - я стараюсь не слишком сильно ограничивать и контролировать детей.
   Мисато знала. Сама Наоко окончательно переехала сюда два года назад, оставив обеих дочерей в обустроенной квартире в Киото. До тех пор она совмещала работу здесь и преподавательскую работу в университете, категорически отказываясь переехать сюда насовсем. Рицко завершала работу над своим проектом, и Рэй настояла на том, чтобы остаться со старшей сестрой - помогать по дому. Совсем недавно Рицко получила работу в институте эволюционных исследований - в том же, в котором работала её мать. И вот в первый же день пребывания Рэй в школе начались неприятности.
   - Кажется, я знаю, о ком идёт речь, - сказала Мисато. - Это один из моих учеников, Икари Синдзи.
   - Икари? Сын Икари Гэндо и Юй?
   - Да.
   - Странно, что у таких порядочных людей сын оказался шалопаем.
   - Ну, что вы! Синдзи - очень приличный молодой человек, он никогда не позволит себе лишнего. Кстати! Я знаю, у кого можно спросить, куда они могли пойти.
   Мисато посмотрела на часы.
   - Надеюсь, она ещё не спит.
  
   Аска не спала. Она сидела на кровати, прижав к животу многострадальную подушку, и злилась на весь мир. На себя, на одноклассников, на новенькую, но больше всего - на этого дурака Синдзи. Нет, Аска всё-таки считала его умнее. Надо же - кинулся за первой попавшейся смазливой куколкой. Истекая слюнями и виляя хвостиком. Друг детства, называется. Ну, ничего, скоро он поймёт, кто ему настоящий друг, а кто - поросячий хвостик. Поймёт, но будет поздно, потому что лично она с ним дружить больше не собирается. Вот так!
   Она уже почти успокоилась, когда поздний звонок Мисато снова выбил её из колеи.
   Возмущению Аски не было предела. У этих двоих точно нет ни стыда, ни совести! Просто поразительно, как низко упала мораль в современном обществе! Лично она никогда бы не позволила себе такого - свидание в первый же день знакомства, да ещё на всю ночь.
   Знакомо толкнуло виски, окружающий мир привычно "поплыл". Аска почти наяву услышала учащённое хриплое дыхание Синдзи. Она ощутила прикосновение и запах его разгорячённой кожи. Её собственное тело отозвалось на эти - то ли фантазии, то ли воспоминания - болезненно-сладким спазмом.
   Аска замотала головой, вырываясь из липких объятий наваждения. Воздуха не хватало, щёки горели, сердце колотилось, как сумасшедшее. Какого чёрта?! С чего она взяла, что всё бывает именно так? "Так! Так! Так! Так!", - щёлкал хромированными деталями новенький механический будильник. "Так-так! Так-так!", - вторил издалека грузовой состав на Иокогаму, - "Так-так! Так-так!"
   Запущенная рукой Аски ни в чем не повинная подушка врезалась в противоположную стену и грузно свалилась на пол, прихватив за собой пару книг с полки поблизости. Аска прислонилась спиной к стене и поджала ноги. Она обняла колени, уткнулась в них лицом и закуталась в свои ослепительно сияющие крылья - как делала всегда, когда не хотела, чтобы её кто-нибудь видел.
  
   Сорью ничего толком не знала. Телефон Икари не отвечал. Оставалось предполагать, что он и Аянами сейчас сидят где-нибудь в парке на скамейке, забыв обо всём на свете. То есть волноваться не о чём - поздно или рано, причём скорее поздно, чем рано, они явятся домой. В конце концов, вспомним себя в их годы - мы ведь были такие же горячие и такие же бестолковые.
   Мисато попыталась объяснить всё это Наоко по телефону. Но та, похоже, даже в юности не была ни горячей, ни бестолковой. Автокатастрофы, уличные банды, наркоманы - опасности одна страшнее другой чередой проходили перед её внутренним взором. Выдерживать это дальше было просто невозможно.
   - Я звоню в полицию, - тихо, но решительно заявила она.
  
   Изначальный мир. 21 июля 2016 (Мисима. Побег. Склады JSSDF. Хондэн)
   На исходе третьих суток допроса Аянами Рэй уже не могла кричать - "сели" голосовые связки.
   Дознаватели разделились на две группы по два человека и занимались пилотами круглосуточно. Время от времени их посещал генерал Ямадо и ненадолго устраивался в сторонке. Дознаватели удваивали рвение. После ухода генерала обычно появлялся капитан Робертсон. Похоже, при необходимости этот парень смог бы втереться в доверие к самому Сатане. Они курили, болтали, капитан травил анекдоты и отпускал едкие замечания по поводу происходящего. После его ухода энтузиазм дознавателей ослабевал.
   На второй день генерала вызвали на доклад в Токио-2. Сразу после отъезда один из дознавателей поссорился с Ковальским, в результате чего оказался в госпитале с переломом челюсти и сотрясением мозга. Пятеро свидетелей, все из отряда Робертсона, утверждали, что Ковальский просто защищался от пьяного дебошира. О том, что это именно Ковальский накачал дознавателя виски, свидетели скромно молчали. Робертсон явился урегулировать отношения, прихватив с собой в качестве "регулятора" восемь ящиков настоящего английского портера. Дознаватели возмущались, отнекивались, но устоять против харизмы Робертсона не смогли.
   Допрос застопорился на сутки.
   По возвращении генерала мрачные небритые дознаватели снова взялись за дело. Синдзи и Рэй всё чаще теряли сознание от слабости и боли. Потерявшего сознание обдавали холодной водой и переключались на другого.
  
   К вечеру третьих суток в душевую вошёл полный пожилой субъект в гражданском костюме. Массивные очки необычной формы придавали ему загадочный и немного зловещий вид. Следом ввалилась целая свита большезвёздных генералов в сопровождении Ямадо. Капитан Робертсон в этой свите казался совершенно чужеродным элементом.
   Дознаватели вытянулись по стойке "смирно".
   - Что это? - брезгливо спросил субъект.
   - Допрос пилотов противника, - угрюмо ответил Ямадо.
   - Прекратить.
   - Но, председатель Киль..!
   - Прекратить.
   - Слушаюсь.
   Председатель подошёл ближе. Рэй с трудом открыла левый глаз, чтобы увидеть его - правая сторона её лица представляла собой сплошной кровоподтёк.
   - Что с их лицами?
   - Стоматологией занимались, - доложил смуглый высокий дознаватель.
   - Бред, - резюмировал председатель. - Прекратить немедленно.
   Свита направилась на выход, Ямадо замыкал шествие.
   - Господин генерал! - окликнул его высокий. Генерал обернулся.
   - Вы позволите..? - смуглый кивнул на Рэй.
   Генерал неопределённо махнул рукой и вышел, хлопнув дверью. Высокий плотоядно потёр ладони.
   - Резо, ты хоть дождись, когда комиссия улетит, - посоветовал один из дознавателей.
   - Не учи учёного! - высокий выскользнул за дверь.
   Прошло полчаса. Дознаватели курили и тихо переговаривались. Освобождать пилотов никто не спешил. Наконец вернулся Резо и закрыл за собой дверь.
   - Улетели! - сообщил он сослуживцам и повернулся к Рэй. - Ну, милая, я планировал начать с приятной части, но закончить ею тоже неплохо. Правда, ты немножко потеряла товарный вид, но я не гордый. Можешь считать это формой извинения, - он хохотнул.
   - Извращенец, - проворчал неприметный дознаватель, который спрашивал у Ямадо о спецредствах.
   - Не нравится - не смотри! - Резо взгромоздился на стол Рэй.
   Синдзи понял, что тот собирается делать. Откуда ни возьмись появились силы, он рванулся в бессильной попытке защитить Аянами.
   - Эй! - выкрикнул Синдзи сорванным голосом. Горло саднило, язык не слушался, сточенные напильником зубы дёргало болью. - Вам же сказано - прекратить!
   - Этот председатель нам не начальник, - усмехнулся неприметный. - Нами командует генерал Ямадо.
   - Но он же ничего не разрешал!
   - Дурак. Кто же разрешает такие вещи? Он не запретил - вот что главное.
   - Гляди-ка, ожил! - ухмыльнулся третий. - Посмотри лучше, как это делается. Сам-то уже не сможешь! - он помахал в воздухе скальпелем.
   Резо снял ремень и расстегнул брюки. У Рэй хватило сил только на то, чтобы отвернуться.
   Синдзи рванулся ещё раз - бесполезно. Они здесь одни, помощи ждать неоткуда. Он беспомощно огляделся.
   Хоть кто-нибудь! Хоть что-нибудь!
   Мир на секунду потускнел, притих, и вдруг обрёл неожиданную яркость и контрастность. Всё воспринималось удивительно ясно и отчётливо - краски, запахи, звуки, время, пространство. Заполненное людьми и предметами, пропитанное энергией и силой пространство. Чуткое, подвижное, послушное.
   Собеседник неприметного присел и показал тому что-то под столом Синдзи. Неприметный потянулся к висящей на стене кобуре с оружием. Резо стянул брюки и встал на четвереньки над распластанной на столе Аянами. Синдзи ощутил его тело, внутренности, кости. Позвоночник Резо вывернулся винтом, тело дознавателя тряпичной куклой отлетело к дверям. Двое оставшихся вскочили, неприметный вскинул руку с оружием и выстрелил. Что-то с глухим стуком упало на оцинкованную поверхность стола Синдзи.
   Пространство, в котором стояли дознаватели, пошло мелкой рябью - разрушая молекулярные связи, кромсая сталь, разрывая живые ткани. По полу расползлись два бесформенных комка фарша из человеческой плоти, одежды и металла.
   Синдзи закрыл глаза и сосредоточился на своих оковах. Два пространственных слоя ножницами щёлкнули на металле наручников. Через секунду на пол упали обломки наручников на руках, ещё через секунду - на ногах. Он попытался сесть. Отчаянно заныли рёбра, диафрагма, грудина. Синдзи взмахнул крыльями - это не помогло. Тогда он попробовал сделать так, чтобы пространство само переместило его. Получилось. Он плавно поднялся над столом, повисел немного и сел на край, свесив босые ноги. Синдзи отвёл крылья за спину, чтобы не мешали, и попытался слезть.
   Крылья?!
   Он резко выпрямился и зашипел от боли. Естественным привычным движением, как будто делал это всю жизнь, он вывел крылья перед собой. Огромные, чёрные, как безлунная ночь - словно две тени, поглощающие всякий свет. С их кромок срывались и медленно таяли в воздухе пятнышки мрака, похожие на крупные хлопья сажи. Синдзи протянул руку и потрогал одно из крыльев. Рука прошла насквозь, не оставив никаких ощущений. Он опустил взгляд - крыло свободно проходило сквозь столешницу, как будто действительно было всего лишь тенью.
   - И... ка... ри... - прохрипела Рэй.
   Он спохватился, уже отработанным способом разрушил оковы Аянами. Осторожно слез со стола, стараясь не беспокоить почерневшие, залитые йодом обрубки пальцев на распухших ступнях. Ступив на пол, Синдзи зарычал от боли и только сейчас сообразил, что проще было бы лететь. Способ побега пришёл в голову сам собой.
   Он сел на стол Аянами спиной к ней и похлопал себя по плечу:
   - Держись.
   Рэй попыталась подняться и не смогла. Синдзи аккуратно переместил её себе на спину и повторил:
   - Держись.
   Аянами обвисла у него на плечах - ослабевшая и почти невесомая. Синдзи решил лететь в горизонтальном положении, иначе она могла просто упасть. Он посмотрел вверх и собрался. Невидимый смерч мгновенно просверлил пятиметровую дыру в перекрытиях и крыше производственного корпуса, разбросав далеко вокруг мелкие бесформенные обломки.
   Синдзи повис в воздухе, поплотнее прихватил предплечья Рэй и свечой ушёл в вечернее небо. Внизу бегали люди, слышались окрики, звуки сирен и прогреваемых двигателей. Вдалеке рокотал, удаляясь, лёгкий пассажирский вертолёт. В воздухе вокруг беглецов возникли светящиеся росчерки, с запозданием донеслись звуки автоматных очередей - кто-то увидел их и открыл огонь трассирующими пулями, указывая цель остальным.
   Всё было легко и просто. Так, будто он родился с этим, но потерял память и вот теперь снова вспомнил. Синдзи висел в безбрежном воздушном океане, ощущая в нём себя, Рэй, землю, здания, людей и летящие в него капли металла. Если как следует сосредоточиться, можно даже ощутить сердцебиение и дыхание любого из солдат внизу, но сейчас на это нет времени.
   Призрачный вихрь ударил в землю и волной от брошенного в воду камня пошёл в стороны, круша и перемалывая всё на своем пути.
  
   Двухвинтовой "Си Найт" с комиссией ушёл в сторону Токио-2. Председатель Киль немного задержался и отбывал позже на лёгком "Сикорски". Его сопровождали капитан Джек Робертсон и доктор Акаги Рицко. Председатель выговаривал сидящему напротив Робертсону:
   - Вы, безусловно, правы в том, что такие действия стоит всячески пресекать. Но, с учётом содеянного, пилоты заслужили и не такое, знаете ли. Кроме того, многие аспекты деятельности Икари Гэндо не ясны до сих пор, и я понимаю желание генерала предотвратить возможные сюрпризы в дальнейшем.
   - Виноват! - бодро ответил капитан, - но несоблюдение Женевских конвенций...
   - Вздор! Формально они не были военнопленными! - перебил его Киль.
   - Тем более. Форсированный допрос гражданских лиц... Детей, в сущности...
   Вертолёт мягко оторвался от земли. Двигатель работал на полную мощность и в салоне было шумно, несмотря на звукоизоляцию.
   Председатель досадливо поморщился:
   - Капитан, я же сказал: в этом вы правы. Но вам следовало решить эту проблему самостоятельно, а не тащить в штаб Ямадо меня и всю комиссию.
   - Виноват, - повторил капитан. - В рамках полномочий я делал всё, что мог.
   - Ладно, - проворчал Киль и, вспомнив что-то, повернулся к Рицко. - Кстати, доктор Акаги, что у первого дитя с глазами?
   - Она альбинос. Это их естественный цвет. Вы не знали?
   - Нет. Фотографии, которые предоставил Мардук, были чёрно-белыми. А результаты оперативных съёмок меня, признаться, не интересовали.
   Вертолёт набрал высоту и взял курс на Киото. С северо-запада надвигались плотные облака. "Гроза идёт", - подумал Робертсон, глядя на закат, - "Успеть бы долететь".
   Председатель, поудобнее устроившись в кресле, рассуждал вслух:
   - "Алый взгляд", значит... Что там ещё было - "Дева, рождённая в третий раз"? Так, кажется... Да нет, не может быть. Чушь собачья.
   - Простите, сэр, - встрепенулся Робертсон, - Икари постоянно упоминал, что первый пилот - третья, а доктор Акаги говорила что-то насчёт третьего клона.
   - Что?! - председатель повернулся к Рицко.
   - Видите ли, это был самый секретный проект NERV. Подробности знали только командующий Икари Гэндо, его первый заместитель и я. Аянами Рэй выращена искусственным путём...
   - Я знаю! - перебил её Киль, - Что там с третьим клоном?
   - Первый клон Рэй погиб в пятилетнем возрасте. Второй - совсем недавно, защищая от проникающего ангела третье дитя. На допрос к Ямадо попал уже третий клон.
   Председатель ненадолго задумался.
   - Ладно, - решился он наконец, - Всё-таки лишний шанс.
   Он извлёк мобильный телефон внушительных размеров и набрал номер.
   - Добрый вечер, господин министр... Нет, всё в порядке - всего лишь небольшая просьба. Будьте любезны, распорядитесь - пусть в госпитале Саитамы выделят ещё две палаты для пилотов "Евангелионов"... И лучших врачей... Да, это очень важно... Благодарю вас, не нужно - я доставлю их сам... И вам тоже.
   - Возвращаемся! - скомандовал он пилоту.
   Пилот начал разворот.
   Робертсон выглянул в иллюминатор и похолодел - на них шла стена. Капитан попадал в ураганы, один раз чуть не погиб в песчаной буре, да и торнадо его было не удивить. Но то, что предстало перед ним сейчас, не шло ни в какое сравнение ни с тем, ни с другим, ни с третьим. Шум смерча или урагана способен перекрыть звук любого двигателя - но "это" надвигалось абсолютно беззвучным цунами. Бурая от гравия и пыли подошва волны переходила в дрожащее прозрачное марево вершины. И это марево не просто пугало - оно внушало ужас.
   Пилот среагировал мгновенно - вертолёт развернулся прочь и задрал хвост чуть ли не вертикально, стремительно теряя высоту и так же стремительно набирая скорость.
   - Всем пристегнуться! - скомандовал капитан замершим Килю и Рицко. Они встрепенулись и засуетились.
   Волна догоняла. Новенький "Сикорски" вибрировал от напряжения, но уйти от волны они не успевали - Робертсон сидел лицом назад и видел это лучше других. Вертолёт выровнялся и пошёл вверх - перед ним возник поросший кустарником холм. Перед самой вершиной холма волна догнала их.
   Хвост "Сикорского" срезало, словно бритвой, кабина начала вращаться. Вертолёт зацепил вершину холма, перевалил её и заскользил вниз по пологому склону, беспорядочно дёргаясь от тычков лопастями в землю, ломая кустарник и оставляя за собой безобразную полосу вырванного дёрна.
   Когда вертолёт наконец остановился, все какое-то время сидели неподвижно. Первым зашевелился председатель.
   - Все целы? - спросил он.
   Выглядел он радостно-возбуждённым - словно только что выиграл в лотерею, а не пережил катастрофу.
   Целы были все.
   Робертсон выбрался наружу первым и оглянулся. Волна исчезла, о ней напоминало лишь облако пыли над вершиной холма. Акаги Рицко, болезненно морщась, разминала шею. Пилот трясущимися пальцами выковыривал сигарету из мятой пачки. "Профи", - уважительно подумал Робертсон, - "Из такой передряги выбраться". Киль бодро выпрыгнул наружу.
   - Ну и катавасия, - председатель тактично постучал пятернёй по открытой при выброске двери. - Хорошо - выдержал вертолёт. И, спасибо - выкрутились просто фантастически, - он благодарно кивнул пилоту. Тот небрежно кивнул в ответ.
   Председатель нетерпеливо щёлкнул пальцами:
   - Бинокль есть?
   - Был, кажется, - отозвался пилот и полез в кабину. - Есть! Даже цел!
   Киль обшаривал взглядом небеса.
   - Это он! Вон там! Смотрите! - воскликнул он, показывая в небо над горами.
   Над самой границей тёмных силуэтов гор Робертсон увидел что-то похожее на стремительно летящую большую птицу.
   Председатель подпрыгнул и радостно закричал, размахивая руками - как потерпевший кораблекрушение, который подаёт сигнал долгожданному поисковому вертолёту. Таким своего начальника Робертсон ещё не видел. Киль спохватился и взял бинокль.
   - Чёрт, руки ходуном ходят, - подосадовал он и прислонился к обшивке вертолёта, прижав бинокль к выступу на фюзеляже. После нескольких безуспешных попыток разглядеть что-нибудь, Киль протянул бинокль капитану.
   - Всё равно не вижу! Джек, вы моложе, посмотрите - что там?
   - М-м-м... сейчас... Это человек, - Робертсон оторвался от бинокля и удивлённо посмотрел на председателя.
   - Да-да, человек! - нетерпеливо отозвался Киль. - Что там ещё?
   Капитан опять поднял бинокль.
   - Это третье дитя! Его несёт первое... Кажется... Нет, наоборот - первое лежит на спине третьего. Похоже, Первой здорово досталось. Интересно, что это за крылья?
   - Крылья полночного мрака, скорее всего. Но парень - молодец! Он её вытащил! - Председатель возбужденно стукнул кулаком по обшивке и вперил в Робертсона указующий перст, - Признаю себя ослом! Вы были полностью правы, майор!
   - Сэр..?
   - Да-да, майор! Хотя, будь на то моя воля, вы бы уже были полковником!
   Киль снова извлёк телефон. Как успел разглядеть капитан, то есть теперь уже майор Робертсон, это был "Вектор Вест" - серьёзный аппарат спутниковой связи, оснащённый системой навигации, скремблером и ещё дюжиной других приспособлений.
   - Дитрих? Это снова я. Слушай внимательно. Первое - сообщить всем членам совета: "Протектор пробудился". Второе - закрыть все дополнительные материалы по "Свиткам". Подчёркиваю - все материалы! Секретно! Срочно! Детали обсудим на совещании завтра в... - председатель посмотрел на часы, - в двенадцать-ноль-ноль.
   - Простите, председатель, о каких материалах шла речь? - спросила Рицко, едва только он закончил разговор.
   Киль оглянулся на пилота. Тот сидел в разбитой кабине и, не выпуская из зубов дымящейся сигареты, настраивал радио. Ему было не до посторонних. После короткой паузы председатель заговорил, медленно и осторожно подбирая слова.
   - Вы оба знаете о манускриптах, называемых "Свитки мёртвого моря". Насколько хорошо вы с ними знакомы?
   - В самых общих чертах, - пожала плечами Рицко.
   Робертсон солидарно кивнул.
   - Понятно. Так вот: "Свитки" состоят из множества связных документов. Некоторые из них принято называть дополнениями. В отличие от более-менее понятных и однозначных предсказаний основной массы, их текст запутан и причудлив. Есть даже гипотеза, что дополнения - случайно попавшие в состав "Свитков" легенды или сказки, записанные в тех же условиях и теми же людьми. Ну, посудите сами - "алый взгляд", "дева, рождённая в третий раз", да ещё все эти крылья. Согласитесь, звучит совершенно фантастически.
   - Так что это за крылья?
   Председатель пожал плечами.
   - Природа их неизвестна. Мы лишь знаем, что они дают своему владельцу способность к левитации. Это помимо других возможностей. В частности, крылья полночного мрака дают Протектору власть над пространством-временем плюс абсолютную неуязвимость. Согласно дополнениям, помимо крыльев полночного мрака, - Киль показал большим пальцем в сторону неразличимых уже беглецов, - в ближайшее время должны появиться ещё две пары - лунного и солнечного света.
   Немного помолчав, он с извиняющимся видом развёл руками.
   - М-да... Ну, кто в здравом уме и ясной памяти мог поверить в их реальность? Акаги-сан, вот вы бы поверили?
   - Я - нет. - Рицко брезгливо поморщилась. - Возможно, потому, что я не люблю фэнтези. Что говорят дополнения - чего нам ожидать?
   Председатель задумчиво поправил очки.
   - Скажем так: согласно дополнениям, эти трое спасут наш мир. Не преобразуют его, а именно спасут.
   - Я, кажется, догадываюсь, кто будет вторым. Точнее, второй.- подал голос майор. - Но кто третий?
   Киль опять развёл руками.
   - Трудно сказать. В свитках сказано - "соратник". Вероятнее всего, это второе дитя.
   - Ну, под определение "соратник" попадают практически все, даже вы, - возразил Робертсон.
   - Это исключено. Сейчас, конечно, всё по-другому, но это исключено.
   Нависло молчание. Слышно было только, как пилот диктует в микрофон их координаты.
   "По-другому... Сейчас всё будет по-другому", - думал председатель, глядя в темнеющее небо, - "Я не оттолкну его, я помогу ему. И я наконец-то буду прощён".
  
   Икари Синдзи летел над побережьем. Он искал безлюдное уединённое место, где их не смог бы обнаружить случайный прохожий. После всего, что произошло, никого не хотелось видеть. Ни единого человека. Хотелось забраться поглубже в какую-нибудь норку, свернуться калачиком и отключиться от остального мира.
   Внизу показался крохотный залив, скрытый от суши высоким скалистым обрывом. Узкая полоса песчаного берега ласкал взор нетронутой поверхностью, и Синдзи решился. По широкой спирали, оглядывая окрестности, он осторожно опустился на песок. Искалеченные ноги взорвались болью. Синдзи вскрикнул и повалился навзничь, выворачиваясь, чтобы не придавить Аянами.
   Плотный слежавшийся песок оказался вовсе не таким мягким, каким выглядел с высоты. Рэй сжалась в комочек, прижавшись лбом к плечу Синдзи. Некоторое время они лежали неподвижно. Не было слышно птиц, молчали напуганные надвигающейся грозой цикады. Тишину нарушал только мерный шелест волн.
   Синдзи повернулся к Рэй. Она подняла голову, протянула руку и кончиками пальцев осторожно провела по его виску, щеке, подбородку. Короста засохшей крови вокруг её почерневших ногтей царапала кожу. Синдзи захлестнуло волной острой болезненной жалости. Рэй попыталась ободряюще улыбнуться. Переломанная, изувеченная, она даже в таком состоянии пыталась поддержать его. А он ничего не мог сделать для неё. Ничего. Сейчас он казался себе особенно никчёмным и беспомощным. Ощущение собственного бессилия достигло апогея, Синдзи не выдержал и заплакал.
   Он пропустил момент, когда за её спиной развернулась пара роскошных молочно-белых крыльев, светящихся ровным холодным светом. Он уловил только их первый взмах - слабый, похожий на судорогу. Сразу же утихла боль, ушли чувство беспомощности и отчаяние.
   Рэй с трудом поднялась на ноги, выпрямилась и снова взмахнула крыльями - уверенно и размашисто. Смывая боль и усталость, по телу прошла тёплая бодрящая волна. Синдзи сел, озадаченно пошевелил пальцами ног, провёл языком по совершенно здоровым зубам, прислушался к внутренним ощущениям. Он был в полном порядке. Тело, которое только что умоляло о пощаде, требовало движения и веселья.
   - Как это..? - Синдзи поднял удивлённый взгляд на Рэй. Взгляд упёрся в голубоватую растительность на лобке Аянами. Заливаясь краской, он поспешно отвернулся, подтянул коленки к подбородку и обхватил ноги руками.
   - Ты как? - на всякий случай спросил он.
   - В норме. А ты? - Аянами, как в римскую тогу, закуталась в крылья.
   - Тоже, - неуверенно ответил Синдзи.
   - Что-то болит?
   - Нет. Просто на душе как-то... - он замялся, пытаясь подобрать нужные слова.
   - Помнишь, как говорила Вторая? "Грязная. Вся душа в грязи".
   - В точку, - подумав, отозвался Синдзи. - Искупаемся?
   - От этого не отмоешься.
   - Я знаю. Всё равно.
   Тёплая вода приняла их в свои ласковые объятия. Здесь хотелось остаться навсегда - вдали от проблем, сражений, интриг и, главное, вдали от людей. Синдзи повернулся, чтобы сказать это Рэй, и замер. Она стояла спиной к нему по пояс в воде. Её сотканные из белого света крылья поднимались из спины между лопаток и, изогнувшись над головой, опускались вниз, почти к самым пяткам. Её крылья, подобно его собственным, оставляли тающие в воздухе хлопья светло-голубого сияния. Свет крыльев преломлялся волнами и отражался на поверхности воды, создавая вокруг Аянами причудливый мерцающий ореол. Сказать, что Рэй выглядела потрясающе, значило не сказать ровным счётом ничего. В горле у Синдзи мгновенно пересохло, сердце на миг сжалось, замерло и потом застучало снова - часто и неровно.
   Аянами тут же обернулась.
   - С тобой всё в порядке?
   В горле Синдзи вспух горячий ком, решительно не давая вымолвить ни слова, поэтому он ограничился утвердительным кивком, не в силах отвести взгляда от Аянами.
   Она истолковала этот взгляд по-своему - изогнувшись и подняв крылья, она попыталась заглянуть себе за спину. Это не удалось и она попросила Синдзи:
   - Там, наверное, остались пятна от металла. Если тебе не трудно, потри мне, пожалуйста, спину.
  
   Спасатели сработали оперативно - старенький "Блэкхоук" прибыл спустя десять минут после вызова. Но председатель не пожелал лететь в Киото, а приказал возвращаться. Долго лететь не пришлось - сразу за вершиной холма, с которого они скатились, открывалась неестественная и жуткая картина. Смешанный промышленно-коммунальный район, в котором располагался штаб Ямадо, исчез. Как хорошо помнил Робертсон, жилые кварталы чередовались здесь с заводскими постройками, складами и депо. Сейчас на этом месте осталась пустынная плоская равнина. С высоты птичьего полёта нельзя было определить, из чего состоит поверхность равнины, но зато хорошо была видна её форма - идеальный полукруг, скорее даже круг, часть которого терялась в прибрежных водах.
   - Километров десять в диаметре! Что скажете, Джек? - прокричал ему на ухо председатель.
   - Да, похоже! - прокричал в ответ Робертсон.
   Председатель похлопал по плечу пилота и показал пальцем вниз. Пилот кивнул, и вертолёт пошёл на снижение.
   Они приземлились у самой границы равнины - чётко очерченной, как будто обведённой по циркулю. Справа когда-то стоял небольшой двухэтажный дом, обнесённый невысокой решётчатой оградой. Половина ограды и большая часть дома исчезли, попав под удар Синдзи. Фактически от дома остался только угол, державшийся до сих пор разве что на честном слове строительной фирмы. Слева обрывались идущие с запада шоссе и линия электропередач.
   Председатель в сопровождении Рицко сразу же зашагал вглубь поражённой зоны. Робертсон хотел было предостеречь Киля - поверхность равнины могла оказаться очень неустойчивой - но прикусил язык. Впереди, ссутулясь, сидела на коленях пожилая женщина и молча раскачивалась взад-вперёд, обхватив голову руками. Рядом с ней лежали велосипед и белая хозяйственная сумка, из которой торчал пучок зелени. Довершая картину, за оградой завыла собака - тоскливо и протяжно.
   - Робертсон, пристрелите собаку.
   - Что?
   - Пристрелите собаку, - повторил председатель. - Она мне мешает. А без хозяев ей всё равно не выжить.
   - Есть, - автоматически ответил майор и направился к дому.
   Вой раздавался всё ближе. Робертсон вошёл в уцелевшую калитку и потянулся за пистолетом. Крупная чёрная псина сидела посреди двора и выла, задрав к небесам массивную лобастую голову. Её обнимал за шею маленький мальчик в темно-зелёном юката. Увидев майора, он вздрогнул и сильнее прижался к собаке. Шерсть на её загривке встала дыбом, она уставилась на Робертсона тяжёлым ненавидящим взглядом, оскалила зубы и глухо зарычала, готовясь до последнего защищать припавший к ней комочек живой плоти. У майора опустились руки.
  
   - Икари-кун, можно сильнее, - сказала Рэй, повернув голову вполоборота к Синдзи. - Нужно тереть.
   - А я что... - неожиданно чужим, низким и хриплым голосом начал он, осёкся, прочистил горло и начал сначала. - А я что делаю?
   - Ты меня гладишь.
   - Ну, извини, - смутился он. - Спина, кстати, чистая.
   - Спасибо.
   Аянами взмахнула крыльями, и Синдзи отшатнулся, прикрывая веки ладонями.
   - Что случилось?
   - Ничего, пустяки. Крыло сквозь глаз прошло, - Синдзи терпеливо ждал, когда исчезнут цветные пятна перед глазами.
   - Прости.
   - Ерунда, - он внезапно ощутил прилив храбрости. - Знаешь... Мы уже давно знакомы... Может, будем называть друг друга по имени?
   Рэй молчала. Синдзи обругал себя за глупость и самонадеянность.
   - Спасибо, - голос Аянами звучал даже тише, чем обычно.
   - За что? - он не поверил своим ушам.
   - Я боялась, что ты этого никогда не скажешь.
   - Почему?
   Рэй закуталась в крылья, повернулась к Синдзи, заглянула в его глаза.
   - Ты ведь знаешь, кто я.
   - Знаю, - сердце бешено колотилось, хотелось обнять её, приласкать, заслонить от всего остального мира.
   - Это что-то меняет? - тихо и серьёзно спросил он. Голос опять стал чужим - хриплым баритоном, которым, должно быть, общаются влюблённые тигры. Или драконы.
   Громко и требовательно заурчало в животе. Синдзи мысленно взвыл. Ну почему именно сейчас?! В такой момент! Что подумает Аянами?
   Аянами улыбалась. Синдзи замер, чувствуя, что сам расплывается в ответной улыбке. Он попытался собраться, чтобы казаться серьёзнее, но ничего не смог с собой поделать. Слишком редким было это явление - улыбка Рэй. Или это была Рэй-2, а улыбки Рэй-3 он вообще никогда не видел? Да какая, в сущности, разница? Синдзи поймал себя на том, что воспринимает всех Рэй как одного и того же человека, который потерял память после катастрофы.
   - Есть хочется, - Аянами отвела взгляд.
   - Сейчас что-нибудь придумаем, - бодро отозвался он.
   В памяти всплыли ровные ряды ангаров камуфляжной раскраски.
   - Кажется, я что-то видел по дороге. Подождёшь меня здесь?
   Рэй кивнула в ответ. Синдзи отступил на шаг и, подняв тучу брызг, рванулся в вечернее небо.
  
   Присев, Рицко зачерпнула рыхлый грунт ладонью. Председатель последовал её примеру. Пыль и однородный гравий. Здания, техника, люди, деревья - всё превратилось в мелкий равномерный винегрет. Он отряхнул руки, огляделся ещё раз. Н-да. Впечатляет. Хиросима, Нагасаки, теперь ещё вот это. Планеты так над этой страной встали, что ли... "Но-но!" - одёрнул себя Киль, - "Дай бог, чтобы дело ограничилось одной только Японией!"
   - Что скажете, доктор Акаги?
   - Чудовищная мощь, - задумчиво отозвалась Рицко. Она одарила председателя долгим внимательным взглядом. - Я уверена, что вы уже ищете способ побыстрее избавиться от них.
   - Проблематично.
   - "Спасители мира"? Не слишком надёжный путь. Другие варианты есть?
   - Есть. Три дня назад было принято решение о возобновлении проекта "Е" и строительстве новой серии Евангелионов.
   - Ясно. Вы решили пробудить ещё одну Еву.
   - Да. "Конечная догма" залита водой. Сейчас там ведутся интенсивные поиски Лилит.
   - Мне кажется, это будет самым лучшим выходом.
   - Не уверен. Тогда мы ещё не воспринимали всерьёз дополнительные материалы. В любом случае, не стоит складывать все яйца в одну корзину.
   Сзади послышались шаги.
   - Ну, что там? - недовольно спросил председатель. Он бросил короткий взгляд через плечо и тут же поднялся на ноги, разворачиваясь к Робертсону.
   - Господи, кто это?
   - Вот... - Робертсон пожал плечами. - Потерпевшие, сэр...
   Малыш крепко держал его за указательный палец. Собака шла рядом. Время от времени она обнюхивала майора, привыкая к его запаху.
   - И что вы собираетесь с ними делать? - Акаги Рицко не выказывала ни одобрения, ни порицания. Она просто интересовалась, как интересуются у подруги планами на ближайший вечер.
   Ребёнок застеснялся и спрятался за Робертсона от незнакомых дяди и тёти.
   - Отвезём в штаб, установим родственников, отдадим.
   - Не морочьте голову! - раздражённо прервал майора председатель. Он ткнул пальцем в сторону развалин. - Отведите его на место, пусть дожидается спасателей.
   - Но, сэр, дом стоял на отшибе. Больше тут никого нет. Кроме этой, - Майор кивнул в сторону сидящей женщины, которая продолжала монотонно раскачиваться.
   Малыш понял, что от него хотят избавиться. Он обнял ногу Робертсона и зарыдал - горько и безутешно. Собака оскалила зубы и угрожающе зарычала на председателя. Киль открыл было рот, чтобы что-то сказать, потом безнадёжно махнул рукой:
   - Чёрт с вами. Делайте, что хотите.
  
   Уже порядком стемнело, и Синдзи с трудом узнавал местность под собой. Он попытался лететь быстрее, но плотный поток встречного воздуха заставил его отказаться от этого намерения.
   На горизонте показался большой освещённый участок. Кажется, нашёл. А что, если...
   Пространство между Синдзи и намеченной им точкой свернулось хитрым узлом. Две области пространства соприкоснулись, в то же время оставаясь на приличном удалении друг от друга. Синдзи не изучал ни теорию относительности, ни теорию многомерной вселенной. Он не смог бы ни объяснить то, что он сделал, ни уж тем более описать это математическими формулами.
   В воздухе, в месте соприкосновения областей, возникло широкое "окно" с мутными колыхающимися краями, похожее на портал из фантастического фильма. Свет - особая категория, он подчиняется своим правилам, не похожим на законы классической физики. Ещё одно усилие, и граница между областями исчезла. Теперь из одной области пространства можно было не только увидеть другую, но и перейти. Для постороннего наблюдателя Синдзи просто исчез в одном месте и тут же появился в другом. Освободившись от постороннего влияния, "узел" развернулся обратно.
   Внизу одинаковыми рядами располагались щитовые строения с полукруглыми крышами. В торце каждого строения имелись ворота, дверь и пара окон. На казармы явно не похоже. По периметру база обнесена бетонным забором. Ворота, вышки с часовыми - всё, как полагается. Рядом с воротами два обычных здания - должно быть, административный корпус и казарма охраны. По-видимому, это не совсем база, это больше похоже на армейские склады. Отлично. То, что нужно! Рабочий день, судя по всему, окончен, и на территории нет ни служащих, ни рабочих.
   Первым делом надо избавиться от возможных помех. Казарма и административное здание рассыпались в труху. Та же судьба постигла вышки часовых. То, что там погибли люди, Синдзи было совершенно безразлично. Отныне военные воспринимались им только как злобные говорящие куклы. Животные. Паразиты. Мишени.
  
   Лейтенант Такеда задержался в расположении части позже обычного. Вопросы снабжения и обеспечения, чтоб им... Вместо того, чтобы учиться воевать, приходится заниматься всякой ерундой. А закономерный итог всего этого - почти полный разгром группировки Ямадо при штурме Токио-3. Разумеется, штаб-квартиру NERV надо было взять любой ценой, но ведь и пирровой победы наверняка можно было избежать.
   Мрачные размышления лейтенанта прервал телефонный звонок.
   - Лейтенант Такеда на связи.
   - В ружьё, - раздался в телефонной трубке голос дежурного по части. - Только что пропала связь с центральными складами. Телефонисты зарегистрировали обрыв кабеля. На запросы по радио никто не отвечает.
   - Устроили ремонт и зацепили кабель? - предположил лейтенант. - С них станется.
   - Надеюсь, - сухо ответил дежурный. - Как бы то ни было, действуем по регламенту. Ваша задача - разведка. Транспортёр будет готов через две минуты. При встрече с превосходящими силами противника не геройствовать, а вызывать подкрепление, понял?
   - Так точно, понял.
   - Смотри у меня.
   - А это точно не учения?
   В задачи их части входила поддержка обороны центральных складов, чему способствовало их близкое соседство. Из-за этого отражение нападения на склады было привычным, даже рутинным, видом учений.
   - Точно не учения. Возьмёшь своих орлов, прокатишься, посмотришь, что к чему - и назад.
   Лейтенанта грызли сомнения - ну кому могли понадобиться эти злосчастные склады? Самая бесполезная цель при вооружённом вторжении. Да о чем он вообще думает - каком вторжении? Откуда? После Второго удара авторитет ООН вырос просто до небывалых высот, и все войны её миротворцы пресекали ещё в зародыше. Может, террористы? Понадобились им оружие, боеприпасы... Ну, допустим. И что - вооружённая охрана складов не сумела ни отстоять периметр, ни вызвать помощь? Бред.
   Он щёлкнул клавишей селектора:
   - Второй взвод, в ружьё!
  
   Синдзи приземлился перед наугад выбранным ангаром и попытался определить, что находится внутри.
   Длинные высокие стеллажи. На них на почтительном расстоянии друг от друга стоят ящики из плотного материала. Внутри ящиков - какие-то брикеты. Может, сухие пайки?
   Передняя стенка ангара разлетелась в щепки. Внутри отгорожена комната кладовщика - стол, стул, компьютер, горы бумажек. Вдоль всего ангара действительно тянулись высоченные стеллажи, неплотно заставленные металлическими ящиками. На ящиках красовались жёлтые треугольники предупреждающих знаков и надписи "Explosive!". Вскрыв один из ящиков, Синдзи обнаружил внутри брикеты какого-то серого пластилина. Каждый брикет был упакован в обёрточную бумагу, на бумаге крупными буквами значилось "C-4".
   М-да. Такое на ужин Аянами точно не одобрит.
   Стеллажи соседнего склада были заставлены ящиками с железом. Привычно развалив переднюю стенку ангара и вскрыв ящик, Синдзи достал одну из "железок". Повертел в руках, прижал к плечу, прицелился, нажал на спуск. Крючок не шелохнулся. Должно быть, на предохранителе. Эх, Айду Кенске бы сюда. То-то бы парень порадовался. Синдзи уронил автомат на пол и огляделся. Так можно до завтра искать. Спросить бы у кого. На руках осталось ощущение замасленности и запах оружейной смазки.
   Совсем рядом хлопнула дверь. Ага, на ловца и зверь бежит.
   Полный лысеющий сержант возился с ключами у дверей соседнего склада. Синдзи неслышно подошёл сзади и вежливо поздоровался:
   - Добрый вечер, дяденька.
   Сержант чуть не подпрыгнул от неожиданности. Увидев Синдзи, он застыл и выронил ключи. Сизый нос, неуверенные движения и ощутимый запах перегара свидетельствовали о давней и прочной дружбе кладовщика с зелёным змием.
   Сержант долго хлопал глазами, приходя в себя, и наконец удручённо выдавил:
   - Ну, здравствуй, Делириум Тременс.
  
   Уже остановив транспортёр перед воротами складов, Такеда понял, что именно здесь не так. Пропали сторожевые вышки. Эти сторожевые вышки на самом деле были анахронизмом, оставшимся со времён Второго удара. Камеры видеонаблюдения решали задачу контроля территории куда эффективнее часовых, но в своё время командование решило вышки оставить - так, на всякий случай.
   - Лейтенант, доложите обстановку! - раздался в наушниках голос майора Игараши.
   - Прибыли на место. Докладываю - сторожевые вышки уничтожены прямыми попаданиями из тяжёлого вооружения.
   Стоп. Ещё одна странность - нет ни огня, ни дыма, ни следов от осколков. Вышки словно аккуратно срезаны ножовкой, от них остались лишь небольшие кучки мусора. Может быть, их просто демонтировали? "Ночью?!" - возразил сам себе лейтенант.
   - Возможно, применены вакуумные боеголовки малой мощности, - неуверенно добавил он.
   - Очнись, лейтенант! Вакуумных базук не бывает!
   "Ты откуда знаешь?" - огрызнулся про себя Такеда, - "Может, уже и бывают!" Он ткнул пальцем в двух бойцов и кивком головы отправил их на разведку.
   Приблизившись к воротам, один из солдат упёрся в них спиной и сложил перед собой руки "лодочкой", второй заученными движениями взобрался на его плечи. Некоторое время он поверх ворот осматривал территорию базы. Затем он спрыгнул на землю и бойцы заспешили обратно.
   Выслушав подчинённых, Такеда заговорил в рацию:
   - Докладываю: административное здание и помещения охраны полностью уничтожены. Имеются повреждения некоторых складов. На территории базы замечены двое, оба без оружия. Один - сержант, похоже, из местных, второй - какой-то мальчишка.
   - Что за мальчишка?
   - Голый, с крыльями.
   - Какими ещё крыльями? - не понял Игараши.
   - Большими, чёрными, - лейтенант вопросительно посмотрел на разведчика. Тот энергично закивал.
   - Вы там что, перепились все?!
   - Предлагаю захватить их и провести допрос. Там всё узнаем.
   - Принято, - после краткой паузы отозвался майор. - Действуйте.
   - Вас понял! Бойцы, готовы? Начали! - скомандовал Такеда и упёрся рукой в лобовую броню. Водитель с разбойничьим посвистом вдавил в пол педаль акселератора. Лейтенант неодобрительно покосился на него, но промолчал.
   Транспортёр взревел двигателем и рванулся вперёд. Стальные створки ворот с грохотом разлетелись в стороны, не выдержав удар многотонной махины. Через задние люки транспортёра бойцы выпрыгивали на бетонные плиты, перекатами уходя из-под возможного обстрела. Чётко, как на учениях, они веером рассыпались по территории складов и прижимались к стенам зданий, занимая позиции для ведения огня.
   Машина затормозила в двух метрах от сержанта с мальчишкой. Один из солдат забежал сбоку. Лейтенант через верхний люк выбрался наружу и поднял автомат.
   - Не двигаться! - скомандовал он, - Лечь на землю, руки - на голову! Быстро!
   Сержант шлёпнулся на пузо и закрыл голову руками. Пацан не пошевелился. С каким-то непонятным интересом он разглядывал прибывших. Ладно, не понимает словами - применим силу. Лейтенант спрыгнул на землю. Они встретились взглядами, и его обожгла идущая от мальчишки горячая волна тяжёлой нутряной ненависти. Такеда невольно отступил на шаг и вскинул автомат.
   Взмах чёрных крыльев был последним, что видели в своей жизни лейтенант и его бойцы.
   Синдзи сделал несколько шагов к выбитым воротам, на ходу прощупывая пространство. Кажется, всё. Только облака пыли и пятна крови напоминали о недавно стоявших поблизости строениях и людях. Сзади раздались странные звуки, Синдзи обернулся.
   Сержанта рвало. Он стоял на четвереньках в метре от того, что когда-то было лейтенантом Такедой, и его желудок стремительно избавлялся от содержимого. К запаху солярки и смраду развороченных внутренностей прибавилась вонь полупереваренной пищи, обильно сдобренной второсортным алкоголем. Фу.
   Синдзи поморщился и направился к сержанту. При виде приближающейся крылатой фигуры тот опрокинулся на задницу и перепуганной каракатицей попятился прочь. Сержант пятился, пока не упёрся спиной в стенку склада. Не замечая этого, он продолжал перебирать ногами. Ранты его ботинок чертили на серых бетонных плитах короткие чёрные полосы. Наконец он сдался и замер. Синдзи подошёл вплотную. Сжавшись в комок, сержант вскинул руки и всхлипнул:
   - Не убивай!
   - Встать! - скомандовал Синдзи. Команда прозвучала резко, хлёстко - словно щелчок бичом. Его неприятно удивило, как легко и естественно у него это получилось. Словно в поддержку его интонаций, совсем рядом раздался удар грома. Вспомнились те, от которых он в последнее время слышал подобные интонации. Сделалось противно.
   - Мне нужны еда и одежда, - добавил Синдзи нормальным голосом. - И побыстрее, пожалуйста.
   Сержант часто закивал.
   - Да-да, господин! Я покажу!
   - Веди.
   Сержант поспешно вскочил и на негнущихся ногах зашагал прочь от ворот. Первый раз в жизни кто-то на полном серьёзе назвал Синдзи "господином", но это не принесло ему ни гордости, ни удовлетворения.
  
   Переодетый в армейский камуфляж и навьюченный двумя вещмешками Синдзи открыл переход в небо над заливом. Путь назад получился совсем коротким. Окончательно потерявший дар речи сержант только проводил беспомощным взглядом ночного визитёра, исчезающего в странном портале совершенно фантастического вида.
   Аянами задумчиво перебирала принесённую Синдзи одежду.
   - Больше ничего не было? - спросила она, разглядывая в свете своих крыльев камуфлированные плавки.
   - Извини, - Синдзи смутился и отвернулся. - Только это. Я не знал твоих размеров, поэтому прихватил несколько комплектов. И сухие пайки. Да, вот ещё минералку взял.
   Рэй молча одевалась. Гроза громыхала всё ближе.
   - Прости, в следующий раз я сделаю налёт на бутик Версаче. И ограблю магазин бенто.
   - Не надо. Всё хорошо, - Аянами не поддержала шутку.
   Синдзи обернулся. Чёрт, эта девчонка даже в армейском барахле выглядит лучше, чем голливудские звёзды в супермодных костюмах.
   - Что?
   - А? Нет, ничего! - спохватился Синдзи
   - Ты так смотрел...
   - Извини, - он вскрыл коробку с сухим пайком. - Посвети, пожалуйста.
   Аянами подошла поближе и распахнула крылья. Галеты, тушёнка, фасоль в томате, джем. Отдельно упакованы пакетики с сахаром и кофе, пластмассовые ложки и вилки. Можно жить! Правда, Рэй не ест мясо, но в крайнем случае можно поменяться.
   - А это что? - Аянами вертела в руках жестяной цилиндр размером с небольшой термос.
   - Одноразовый "элемент подогрева". Мне Айда показывал. Надо сорвать предохранитель здесь, повернуть вот так и встряхнуть. Можно вскипятить воду для кофе.
   Ужин проходил в молчании. Синдзи с энтузиазмом голодного волчонка поглощал тушёнку, Аянами ограничилась фасолью. Растворимый кофе на минералке не выдерживал никакой критики, но даже он теперь казался напитком богов.
   - Что теперь? - спросила Рэй, когда одноразовая посуда и последние клочки обёртки вернулись в недра пустых коробок.
   - Не знаю, - Синдзи лёг на песок, - Надо замаскироваться и куда-нибудь пристроиться. Нас никто не знает, остальные наверняка думают, что мы погибли в Мисиме, и... о, чёрт! - он подскочил и с досадой щёлкнул пальцами.
   - Что такое? - обеспокоилась Аянами.
   - Тот сержант на складах! Надо было его грохнуть вместе с остальными! А теперь он всем про нас разболтает.
   - "С остальными"? Ты кого-то убил? Зачем?!
   - А что мне было делать? - развёл руками Синдзи. - Они хотели убить меня!
   - Ясно, - Рэй отвернулась.
   - Пожалел дурака... Ну, ничего, это ещё не поздно исправить.
   Перед Синдзи заколыхались переменчивые границы "окна" перехода. Точка выхода находилась в нескольких десятках метров над грунтом, и склады были видны, как на ладони. Там под проливным дождём суетились люди и сновали вездеходы. Прямо перед окном промелькнула чёрная тень вертолёта.
   - Быстро они... - Синдзи нахмурился. - Ничего, сейчас я их...
   - Стой! Не надо.
   - Почему? - удивился он. - Нам же потом проще будет! - и шагнул к зоне перехода.
   - Не смей!
   Синдзи озадаченно посмотрел на Рэй.
   - Ладно, как хочешь, - наконец пробормотал он. Портал побледнел, сжался в точку и пропал.
   - Ты действовал так же, как в Мисиме? - уточнила Рэй.
   - Ну, да. Но это ещё не доказывает, что здесь и там был именно я. Из солдат Ямадо не уцелел никто, свидетелей нет.
   - Не считай других дураками. Когда нас найдут, это постараются проверить. А нас рано или поздно обязательно найдут.
   - Для них же будет лучше, если не найдут. Хотя... - Синдзи ткнул большим пальцем за спину и шевельнул крыльями, - с этим не поскрываешься.
   - Их можно спрятать, но это не главное.
   - Как это - спрятать?
   - Вот так, - Аянами развернулась, её крылья сложились и ушли в спину. - Попробуй.
   Синдзи попробовал. Получилось. Не сразу, но получилось. Можно даже держать их так постоянно. Не слишком и сложно - словно ходить с постоянно сжатыми кулаками. Нетрудно, можно привыкнуть, но только отвлекись - и всё вылезет наружу.
   - А что значит - "не главное"?
   - То, что находят и опытных преступников, и шпионов. А у нас в этих делах нет ни знаний, ни навыков, ни опыта.
   Синдзи почесал затылок - логично, крыть нечем.
   - Так что теперь - пойти и сдаться? - нахмурился он. - Не пойду. Не хочу.
   - Я тоже.
   Снова загремело, теперь уже прямо над головой. На землю упали первые капли дождя.
   - Надо уходить, - Рэй посмотрела в затянутое облаками небо.
   - Куда? Дальше на юг?
   - Давай вернёмся в Токио-3. Вряд ли нас там будут искать.
   - В Токио-3 сейчас негде жить.
   - Там будет видно.
   - Ладно.
   Синдзи прикинул координаты точки выхода, сосредоточился и начал свёртку пространства. Рэй терпеливо ждала. Синдзи промахнулся на несколько километров. Он собрался сместить точку выхода ближе к городу, но дождь зачастил, угрожая перейти в полноценный ливень, и дожидаться точного позиционирования они не стали.
   Небо над Токио-3 тоже было покрыто сплошными низкими облаками. Совсем рядом загрохотали раскаты грома.
   - Слушай, у меня паранойя или эта гроза нас и правда преследует? - Синдзи с недовольным видом помассировал ухо.
   - Очень широкий фронт, - констатировала Рэй. - Давай поищем укрытие.
   - Вон, смотри - прямо под нами.
   На плоскогорье внизу редкие мерцающие огоньки выхватывали из темноты прямоугольные силуэты строений с характерно выгнутыми крышами. В некоторых окнах строений горел слабый свет.
   - Необычный дизайн. Что это? Чья-то усадьба?
   - Нет, это буддистский монастырь Юки-сантё, я читал о нём. Местная достопримечательность, почти Шаолинь.
   - Шаолинь?
   - Ну, да. Местные монахи раз в год устраивают выступления. Ну, там - ломают кирпичи руками, сгибают копья животами, по сабельным клинкам ходят, по углям. Боевые ребята, в общем. Серьёзные.
   За воротник упала крупная капля дождя. Синдзи поёжился.
   - Идём, - Аянами спикировала в центр прямоугольного монастырского двора.
   Синдзи догнал её у самой земли.
   - Ты уверена?
   - Это же монахи. Они ведь умеют хранить чужую тайну?
   - Откуда мне знать?
   - В любом случае, надо укрыться от дождя и переночевать.
   - Гляди, - Синдзи показал на небольшое строение, к которому вела вымощенная камнем дорожка. - Хондэн, сердце храма синто. Посреди буддистского монастыря, представляешь? Есть легенда, что сюда придут три божества - ками. Они будут хранить наш мир от падения. Красивая такая легенда - конец света, грозовая ночь, трое хранителей, врата, которые откроются на рассвете...
   - Ты хорошо в этом разбираешься. Должно быть, ты очень много читаешь.
   - Да ладно, скажешь тоже, - Синдзи почувствовал, что краснеет от удовольствия. Хорошо, что в сумраке не видно. - Монахи следят за этим местом, хоть посетителей здесь и не бывает. Тут нет ни хайдэна, ни госинтая - они не нужны, поскольку ками ещё не явились.
   Здешний хондэн представлял собой построенный на каменном возвышении крохотный домик - не больше комнатки средних размеров. Передняя стена была сплошной только наполовину, её верхнюю часть составляла косая решётка из тесно посаженных деревянных реек. Прямо перед домом высились ритуальные врата - тории.
   - Странно. Я слышала, что верующие не любят иноверцев, - Аянами зевнула. - Извини. Спать очень хочется.
   - Тогда идём в хондэн. Там всё равно никого нет, а утром разберёмся, что к чему. - Синдзи направился в святилище. - Буддистские монахи, кстати, часто помогают храмам синто, если они стоят неподалёку, - он поднялся по каменным ступенькам и потянул на себя решётчатую дверь, - Заходи.
   Войдя, Рэй расправила крылья, чтобы получше осветить интерьер. В комнате было чисто. Похоже, здесь регулярно проводили уборку. Пол был застелен толстыми соломенными матрасами татами.
   Синдзи закрыл дверь и сбросил с плеч рюкзак. Это нехитрое действие словно послужило сигналом - на улице сверкнула молния, раздался удар грома и пошёл ливень.
   - Уфф! Ну и погодка! Но тут можно спокойно отдохнуть. И вообще - для нас всё кончилось.
   - Нет, - напряжённым тоном возразила Рэй.
   - Что - "нет"? - насторожился Синдзи.
   - Ничего не кончилось. Всё только начинается, - Аянами подняла руку, показывая на заднюю стену святилища. - Смотри.
  
   Джек Робертсон был уверен - если бы в руках Лоренца Киля была трубка обычного телефона, он бы со злостью стукнул ею об аппарат.
   - Идиоты! Джек, угадайте, что они мне ответили?
   - "Не лезьте не в свои дела"? - флегматично предположил майор.
   - Именно! Силы самообороны, видите ли, оказывали нам помощь только в том, что касалось третьего удара и мятежа NERV!
   - Формально они правы, - развёл руками Робертсон.
   Доктор Акаги Рицко откровенно скучала, проигнорировав робкие попытки ухаживания со стороны моториста дежурной смены, которого она сама записала в категорию накачанных дебилов с тремя классами образования. Пилот доставил их только на базу береговой охраны, ибо лететь дальше было невозможно - гроза разразилась нешуточная.
   Автомобиль за ними уже выехал, но, учитывая погоду, сюда он доберётся нескоро. Как ни крути, но они тут застряли ещё часа на три, а в Мацуширо прибудут вообще только под утро. Единственное утешение заключалось в том, что гостевая комната береговой охраны - это лучше, чем неуютная кабина спасательного вертолёта.
   Зазвонил телефон председателя.
   - Слушаю, - отозвался он. - Что?! Когда?.. Полчаса назад? Так... Один?.. Так... И всё? Ни аптечек, ни медикаментов?.. Ясно. Передайте по факсу фотографии пилотов. Пусть попробует опознать. И уточните насчёт аптечек и прочего... Да, жду звонка.
   - Что-то случилось? - майор мгновенно вышел из состояния полусонной расслабленности.
   - Разбойное нападение на региональные склады сил самообороны.
   - Кто?
   - Единственный уцелевший свидетель говорит: "голый мальчишка с чёрными крыльями", - процитировал председатель. - Запись последнего сеанса связи с группой разведки подтверждает его слова.
   - Синдзи? - полувопросительным, полуутверждающим тоном произнесла Рицко.
   - Больше некому. Разрушены несколько складов, уничтожена разведгруппа мотострелков. Похищены несколько комплектов униформы, два рюкзака и сухие пайки.
   - И всё? - уточнил Робертсон.
   Председатель значительно поднял вверх указательный палец:
   - И всё!
   - А зачем ему несколько комплектов? - не поняла Рицко.
   - Допустим, он не знает размеров первого пилота и решил перестраховаться, - предположил майор. - Меня интересует другое - если я правильно понял, он не взял никаких медикаментов.
   - Это правда? - обратилась Рицко к председателю. Она припомнила вид пилотов в последний день допроса, и ей стало не по себе.
   - Я дал распоряжение проверить эту информацию ещё раз. Подождём звонка.
  
   Синдзи рассматривал рисунок на задней стене хондэна. При первом взгляде он показался ему необычным вариантом символа Инь-Янь. Миг спустя он понял, что этот круг на самом деле - три пары крыльев, растущих из единого центра. Чёрные, жёлтые и белые.
   - Что это? - упавшим голосом спросил он.
   - Мы дома, - тихо отозвалась Рэй.
  
   Прошло два часа. Киль сидел за столом и явно тяготился вынужденным бездействием. Майор удобно устроился в кресле, засунув под правый погон чёрный берет с эмблемой миротворцев ООН. Мальчик тихо спал на диване, положив голову на колени Рицко, собака пристроилась на полу у её ног.
   Рицко осторожно гладила малыша по голове. Ощущение было непривычным и, пожалуй, даже приятным. Наверное, мать была права и она действительно уделяла работе слишком много времени. Она посмотрела на Робертсона и тут же отвела взгляд. Майор сделал вид, что ничего не заметил.
   Раздался звонок. Председатель взял телефон, Акаги и Робертсон обратились в слух.
   Выслушав отчёт секретаря, Киль сложил телефон и откашлялся:
   - Свидетель опознал по фотографии третье дитя. Это во-первых. Во-вторых, свидетель утверждает, что на грабителе не было никаких признаков ранений. Никаких.
   - Это и есть та самая неуязвимость, о которой вы говорили? - позволил себе вмешаться майор.
   - М-м-м... не исключено. Но есть ещё и "в-третьих" - он действительно не взял никаких медикаментов. Подчёркиваю - ни для себя, ни для первого дитя.
   - Значит - они им уже не нужны. Почему? - Робертсон был явно заинтригован.
   - Например, потому, что первое дитя, Аянами Рэй - Матриарх.
   - "Матриарх"?
   - Крылья лунного света, власть над всеми формами и проявлениями жизни.
   - Это же смешно! - не выдержала Рицко, - Это противоречит всем законам природы!
   - Есть вещи посильнее законов природы, - меланхолично ответил председатель.
   - Например..?
   - Божья воля.
  
   Один из дочерних миров. 24-25 сентября 2015 (Футагояма. Кадзи Рёдзи. "Ориноко")
   Водитель странно посмотрел на двух пассажиров, потребовавших высадки на печально известной смотровой площадке горы Футаго.
   - Это последний рейс, - напомнил он.
   - Ничего, - беспечно отмахнулся Синдзи.
   - А домой как?
   - Автостопом, - Синдзи выпрыгнул на асфальт площадки.
   - Ночью здесь почти не ездят, - предупредил водитель. - Так что смотрите - на обратном пути, минут через десять, могу забрать.
   - Спасибо, дяденька. Мы посмотрим, - Рэй выскочила из автобуса и помахала рукой на прощание.
   Водитель пожал плечами и закрыл дверь. Его грыз червячок сомнения - правильно ли он поступил, высадив здесь этих двоих. Но, поразмыслив, он решил, что волнуется напрасно - парочка производила впечатление вполне нормальных жизнерадостных детишек.
  
   Положив под себя портфели, они сидели рядышком у огороженного края нависающей над пропастью площадки. В ярком лунном свете всё вокруг казалось покрытым призрачным серебряным инеем. Жёлтый свет фонарей делал площадку похожей на капитанский мостик корабля посреди седого моря, застывшего в вечном шторме.
   Говорили о пустяках - вспоминали прошлое, делились своими историями в этом мире. Синдзи привычно взял на себя роль гида, рассказывая Рэй обо всех отличиях Токио-3 от его предшественника.
   - А тут всё по-другому, - Рэй оглянулась. - А это здесь откуда? - Она показала на высокую ограду из сетки-рабицы.
   - В прошлом году поставили. Отсюда бросилась вниз парочка.
   - Разбились?
   - Конечно Спустя неделю - ещё одна. Только представь заголовки в газетах - "Гора-убийца", "Кладбище надежд" и тому подобные. После этого сюда началось настоящее паломничество.
   - Все - самоубийцы? - удивилась Рэй.
   - Нет, что ты. Просто отметиться - были, мол, посетили достопримечательность, - Синдзи изобразил жест, как будто ставил галочку в анкете. - Власти решили поставить здесь эту сетку и привлечь полицию. Кого-то и правда удалось остановить в последний момент. А потом популярность горы пошла на спад, и приходить сюда перестали. Вид здесь, конечно, красивый, но далеко до города. А сетка так и осталась.
   Сзади послышался шорох подъезжающей машины. Синдзи обернулся и недовольно добавил:
   - Полиция тоже.
   - Эй, голубки! - раздался искажённый мегафоном голос полицейского. - А ну-ка, оторвали свои ж-ж-ж-ж..! - громкоговоритель издал противный скрежещущий звук и умолк.
   - Синдзи! - Рэй укоризненно смотрела на приятеля.
   - Это не я!
   Дверь с левой стороны распахнулась, из машины выбрался грузный седеющий полицейский. На его униформе тускло блеснули сержантские нашивки. Синдзи и Рэй через плечо с интересом наблюдали за развитием событий. Буркнув в салон: "Идиот!", сержант хлопнул дверцей и направился к ним.
   Зайдя сбоку, он присел на корточки и уставился на них внимательным изучающим взглядом. Значок с выбитой надписью "с-т Накамура" оказался прямо на уровне их глаз.
   - Это не мы! - быстро сказал Синдзи. Аянами пихнула его локтем.
   - Что - не вы? - заинтересовался полицейский. От его низкого хриплого голоса и неторопливых уверенных движений веяло спокойствием и силой
   - Всё - не мы! - бодро отрапортовал Икари.
   - Молодцы, значит. А зовут вас как? И что вы здесь делаете, - сержант посмотрел на часы, - в полпервого ночи? Только не говорите, что учите арифметику - не поверю.
   - Я на улицах и в общественном транспорте с мужчинами не знакомлюсь. И телефон при первой же встрече не оставляю, - кокетливо ответила Аянами.
   - Ну надо же! - театрально восхитился сержант Накамура, - Только есть маленькая проблема - я должен установить ваши личности. И я могу сделать это или здесь, или, поскольку вы запираетесь, в участке. Что вам больше нравится?
   - Лучше, конечно, здесь, - вздохнула Рэй. - Только у нас документов нет, проверить не сможете.
   - А у меня рентгеновский глаз - я людей вижу насквозь, мне врать бесполезно.
   - Тогда ладно. Меня зовут Аянами Рэй, а это - Икари Синдзи.
   - А ваши родители знают, где вы?
   - Наши родители думают, что мы сейчас мирно посапываем в кроватках, - влез в разговор Синдзи, - но это не имеет значения, потому что наши родители на вечеринке. Так что всё в порядке.
   - Вечеринка или нет, но вы должны быть дома, - полицейский выпрямился, - Сейчас мы проедем по маршруту, а вас заберём на обратном пути. Минут через двадцать, не больше.
   - Но...
   - Никаких "но"! Это не обсуждается, - он неторопливо зашагал к машине.
   - Гляди, Рэй, это называется "полицейский произвол", - любезным тоном профессионального экскурсовода сообщил Синдзи.
   - Я всё слышу! - сержант садился в машину, - Двадцать минут! - напомнил он и захлопнул дверь. Машина сорвалась с места и умчалась прочь.
  
   Аска спала плохо. Ей было жарко и душно, кровать, на которой она провела не одну сотню ночей, стала вдруг жёсткой и неудобной. Светло-жёлтый, почти белый, свет крыльев заливал комнату, проникая под опущенные веки и заставляя танцевать на стенах диковинные тени.
   Она даже не удивилась, когда осознала наличие крыльев. Возможно, из-за полученного предупреждения. Возможно потому, что ей и без того было плохо, и в общем и целом на всё было наплевать.
   Ей снился Синдзи. Сначала она не могла понять, что с ним не так - челюсть стала массивнее, скулы резче очерчены, на лице появились еле заметные упрямые складки, сам он стал выше, потяжелел и оброс мускулатурой. Мгновением позже она поняла - это действительно он, её друг детства, повзрослевший на десять-пятнадцать лет. Синдзи виновато смотрел на неё, его губы шевелились, но она не слышала ни единого звука. Он повторял одно и то же слово, и по его артикуляции Аска наконец догадалась, что это слово - "Прости". Он отступил на шаг, затем ещё на один. За его спиной развернулись два пятна непроглядного мрака - два огромных чёрных крыла.
   Аска не поняла, что её разбудило - стук открывшейся входной двери или слёзы, которые душили её во сне. В коридоре щёлкнул выключатель, под дверью загорелась полоска света. Кто-то споткнулся и папиным голосом сказал: "Упс!"
   - Тиш-ше! - тихонько засмеялась мама. - Аску разбудишь!
   - Тс-с-с! - согласился отец.
   Аска моментально втянула крылья в спину, перевернулась на живот и зарылась лицом в подушку. Она отметила про себя, как лихо управилась с крыльями. По крайней мере, теперь понятно, что имела в виду Первая, когда просила не показывать их.
   Тихо щёлкнула дверь в её комнату.
   - Спит моя лапочка, - чуть громче, чем следовало, умилился отец.
   - Да. Идём спать, - отозвалась мама.
   Похоже, оба как следует набрались на вечеринке.
   - Погоди, - попросил отец. - Одеяльце поправлю, а то простудится.
   - Не сходи с ума, плюс двадцать на улице! - мама оттащила отца в коридор и закрыла дверь.
   - Как ты думаешь, с ними всё в порядке? - неожиданно спросила она.
   Аска навострила уши.
   - С кем? - не понял отец. - А! Икари с Акаги?
   - Не Акаги. Аянами.
   - Всё равно. Да что с ними может случиться?
   - Ну, всё-таки... гора Футаго.
   - Ерунда. Они ещё слишком маленькие для этого. Пойдём лучше спать.
   Мама коротко взвизгнула. Кого-то шлёпнули по рукам.
   Аска подождала, пока в доме не смолкнут последние звуки. Гора Футаго, значит. Ей тут же захотелось слетать туда и самой посмотреть, что к чему. Она уже как должное воспринимала свою способность летать. Само собой вспомнилось пьянящее ощущение полёта, и желание заложить пару виражей в ночных небесах стало просто нестерпимым.
   Она тихонько поднялась с кровати и беззвучно открыла окно. Нагрузившись алкоголем, родители наверняка будут спать, как убитые. Аска повисла в воздухе над подоконником. Сейчас главное - не привлекать внимания посторонних.
   Она выпорхнула наружу и ракетой ушла вертикально вверх, набирая высоту и уходя из вида случайных наблюдателей. Взлетать со сложенными крыльями оказалось непросто - они так и норовили развернуться во весь размах. Она поднялась повыше, сориентировалась на местности и рванулась к горе Футаго.
  
   - А ты изменился, - Рэй прислонилась к плечу Синдзи.
   - Надеюсь, в лучшую сторону?
   - Ага, - она кивнула.
   - Ты тоже изменилась, - он коснулся губами её виска.
   - Надеюсь, в лучшую сторону?
   - Ага, - он повторил её жест, и они рассмеялись - счастливо и беззаботно.
   - Всё-таки он сделал всё, как надо, - сказал Синдзи, глядя в звёздное небо.
   - Он?
   - Рэн. Когда я уходил, он пообещал, что всё будет хорошо.
   - Какой он был?
   Синдзи показал большой палец:
   - Вот такой парень, весь в нас.
   После небольшой паузы он добавил:
   - Мы называли тебя "мама-Рэй".
   - А мамой..?
   - Аску.
   Синдзи заговорил - торопливо, неловко, будто оправдываясь:
   - Слушай, я бы ни за что и никогда не подумал, что Аска сможет... Знаешь, она стала ему хорошей мамой.
   Помолчав немного и собравшись с духом, он выдохнул:
   - И женой мне.
   Он виновато посмотрел на Рэй.
   - Прости.
   Аянами погладила его по макушке.
   - Глупый Синдзи, - она удачно воспроизвела интонацию Аски. - Я сама просила её присмотреть за вами, если со мной что-нибудь случится. И она поклялась, что так и сделает.
   - Так вот оно что... Вот зачем она тебе понадобилась тогда. Это и было то обещание?
   - Да. Она тебе ничего не рассказывала?
   Синдзи отрицательно покачал головой.
   - Я тогда уже знала, что мне остались считанные минуты, - продолжала Рэй. - И впоследствии она это наверняка поняла. Она всё-таки умница, хоть и не очень хорошо разбирается в людях.
   Синдзи вспомнил отчаянный вопль Аски: "Первая! С-су-у-ука!"
   - Тогда понятно, почему она тебя так....
   - "Так" - это как?
   Он рассказал.
   - И когда она поняла?
   - Сразу после твоего ухода. У неё началась лактация.
   - Ого. С предначертаниями действительно не шутят. Здорово я её подставила.
   - Брось. Она быстро привыкла к этой роли, и она ей нравилась.
   - Хотела бы я сама исполнить эту роль, - голос Аянами дрогнул. Она запрокинула голову, глубоко вздохнула и попыталась улыбнуться.
   - Юки-сантё в какой стороне? В той? - она показала рукой в направлении между Токио-3 и Фудзиямой.
   - Да. Только там сейчас все уже спят.
   - Вот куда я бы сходила в гости.
   - О! У нас же туда намечена экскурсия всем классом! - вспомнив сообщения в газетах, Синдзи спохватился, - Правда, там обнаружили какие-то древние фрески и монахи теперь никого к себе не пускают.
   Подумав, он добавил:
   - Ну, для нас-то это не проблема.
  
   Когда заговорила рация, полицейский патруль был уже далеко от злосчастной остановки. Диспетчер усталым равнодушным голосом сообщила о пропаже четырнадцатилетней Аянами Рэй и перечислила её приметы.
   Дождавшись конца сообщения, сержант взял микрофон и утопил клавишу трансляции.
   - Тридцать второй на связи. Десять минут назад Аянами Рэй и её приятель Икари Синдзи находились на смотровой площадке Футагоямы.
   - Вы их что, там и оставили? - встревожилась диспетчер.
   - Остынь, Сасаки-сан, - добродушно хохотнул сержант. - У них там просто свидание. На обратном пути заберём. Ну не везти же их с собой, в самом деле.
   - Может, машину за ними выслать?
   - Как знаешь. Только мы через десять минут уже едем обратно.
   - Ладно, - поразмыслив, отозвалась диспетчер. - Тогда я сообщаю родителям, что всё в порядке. Но смотрите, Накамура-сан, если с ними что-нибудь случится - отвечать придётся вам!
   - Всё будет в порядке, не переживай. До связи.
   - До связи.
  
   Для недавно переведённого из Германии аналитика Кадзи Рёдзи день выдался неудачным. Или удачным - как посмотреть. Визит по дороге из аэропорта к старой знакомой в Токио-2 плавно перешёл в бурный романтический вечер. И теперь, чтобы не опоздать к новому месту работы, Кадзи выжимал всё, что можно, из двигателя своей "Тойоты". Судя по всему, он успевал не только вовремя прибыть в Токио-3, но у него ещё оставались в запасе пара-тройка часов, чтобы поспать и предстать перед новым руководством относительно свежим и отдохнувшим.
   Согласно сведениям из досье, его новый директор Икари Гэндо был человеком суровым, предельно серьёзно относящимся к работе и начисто лишённым чувства юмора. Людей, знавших обоих, удивляло согласие весёлого, ироничного и внешне легкомысленного Кадзи перейти под начало такого человека, как директор Икари.
   Причин было две. Первая - секретный приказ из министерства внутренних дел: срочно внедриться в окружение директора и подтвердить или опровергнуть сомнения в его лояльности. Немногие знали, что под "крышей" наукообразного института эволюционных исследований скрывается полувоенная организация NERV, ежегодный бюджет которой был сопоставим с бюджетом небольшого государства.
   Второй причиной было то, что в Токио-3 работала его университетская подруга - Кацураги Мисато. Их расставание семь лет назад было внезапным и неожиданно болезненным для Кадзи, который привык воспринимать благосклонность прекрасной половины человечества как должное. По совести говоря, вторая причина для Кадзи играла более важную роль, чем первая, но в этом он не признался бы никому, даже себе.
   Чёрная "Тойота" стремительно поглощала километры шоссе, привычно избегая полицейских патрулей и объективов вездесущих камер наблюдения.
  
   - Холодно, - Рэй зябко поёжилась.
   - В горах всегда так, - Синдзи приобнял её за плечи.
   Позади затормозил автомобиль.
   - Шустрые ребята, - недовольным тоном отметил Синдзи.
   Двигатель умолк. Щёлкнула замком открываемая дверь, и кто-то ступил на асфальт.
   - Это не полиция, - насторожилась Аянами.
   - Йо! Молодежь! - знакомый голос заставил их оглянуться. - Свадебную карету заказывали?
   - Кадзи-сан! - радостно заорала "молодежь", дружно вскакивая на ноги и подхватывая портфели. Это и правда был он. Такой же, как много лет и миров назад - высокий, широкоплечий, с добродушной усмешкой на вечно небритой физиономии. Даже "понитэйл" на его затылке, казалось, не изменился ни на миллиметр.
   Кадзи улыбался. Вокруг него прыгали от радости, ему пожимали руку, его теребили за рукав, засыпали вопросами о нём самом и ворохом сведений о родственниках и общих знакомых. Он не ошибся. Это действительно была Аянами Рэй - сестра его университетской подруги Акаги Рицко. Вот её бойфренда он видел первый раз в жизни. Впрочем, поправил он себя - не первый. Заочно они уже были знакомы - в памяти всплыли страницы досье на Икари Гэндо, которые касались его сына Синдзи. Странно, этот парнишка радовался их встрече так, словно сам был его старинным другом, с которым не виделся тысячу лет. Кадзи даже почувствовал к нему лёгкую симпатию.
   Он добродушно прищурился на парня.
   - Мы знакомы?
   Ребятишки переглянулись, Синдзи пожал плечами.
   - Можно и так сказать.
   - Это мой друг, Икари Синдзи, - вмешалась Рэй. - Я ему столько про вас рассказывала...
   - Надеюсь, только хорошее? - притворно-подозрительно уточнил Кадзи.
   - Конечно! - рассмеялась Рэй. - Разве про вас можно рассказывать что-то другое?
   - Вы здесь одни? - Кадзи поискал взглядом кого-нибудь из взрослых.
   - Да, знаете ли, - Синдзи смущённо почесал затылок. - Родители на вечеринке, а мы опоздали на последний рейс, так что вот... Но нас обещали забрать полицейские! Вы, кстати, должны были с ними встретиться.
   Кадзи кивнул.
   - Было дело. Только они меня, кажется, не заметили - я стоял в тени на обочине, а их как раз вызвали по рации.
   Он гостеприимно открыл двери машины:
   - Прошу!
   Упускать удачный случай завязать личное знакомство с сыном директора не хотелось, хоть и выглядела эта встреча странно. Очень странно. В жизни, конечно, бывает всякое, но нельзя исключать, что это какая-то игра со стороны NERV. Впрочем, это можно проверить. Если это игра, то парня, скорее всего, используют "втёмную" - так убедительно сыграть столько эмоций в его возрасте невозможно. Значит - надо выкинуть какой-нибудь фортель и проследить за реакцией руководства NERV. Он завёл двигатель и взглянул в зеркало заднего вида.
   - У вас глаза красные, - заметила Рэй. - Вы, должно быть, долго не спали.
   Кадзи придавил педаль акселератора и усмехнулся. Услышать о своих красных глазах именно от Рэй - это нечто.
   - Есть немного. Чашечка крепкого кофе мне точно не повредит, - в голову пришла сумасшедшая идея. - А то и чего-нибудь покрепче, - он подмигнул парню. - Как насчёт пропустить по стаканчику за знакомство, штурман?
   - Ай-ай, кэптен! - бодро отозвался Синдзи, вскинув два пальца к козырьку несуществующей фуражки.
   - Что-то не так, Рэй-чан?
   - Нам пора возвращаться. Если нас не найдут дома - представляете, что начнётся?
   - Тогда сделаем вот что: мне рекомендовали одно заведение в этих местах - мы заедем туда и ты позвонишь домой, пока я выпью кофе. Идёт?
   - Идёт.
   Впереди, на фоне зарева уличных огней, вырастали чёрные, украшенные редкими точками светящихся окон, высотки Токио-3.
  
   - Не понял..! - сержант Накамура беспомощно оглядывался, стоя посреди смотровой площадки горы Футаго.
   Площадка была пуста. Дорога, насколько хватало глаз, тоже была пустынна.
   - Всё-таки прыгнули! - подосадовал напарник Накамуры.
   - Не каркай! - оборвал его сержант. - Вот что, Огава-кун, позови-ка этих деятелей по мегафону. У тебя это гениально получается.
   - Думаете, уже где-то в кустах обосновались? - осклабился Огава и полез в машину.
   Честно говоря, Накамура на это очень надеялся. Хотя - он огляделся ещё раз - тут и спрятаться-то негде.
   Около пяти минут Огава на разные лады вызывал спрятавшихся подростков. Он взывал к остаткам их совести, грозился всё рассказать родителям и в школе, давил авторитетом и уголовным кодексом.
   Тщетно.
   - Хватит, - Накамура сел на соседнее сиденье и протянул руку к микрофону. - Соедини с диспетчером.
   Когда он закончил рапорт, в эфире повисла тяжёлая тишина.
   - Они все здесь, - наконец сказала Сасаки.
   - Кто - "они"? - не понял полицейский.
   - Родители обоих. В офисе управления.
   - Кто их туда пустил? И потом - они же вроде как были на вечеринке? - на всякий случай уточнил сержант.
   - Не знаю. Если и были, то по ним этого не скажешь. Кстати, все они - какие-то шишки в институте этих... как его... эволюционных исследований.
   - Ясно.
   - Пойду докладывать. Ждите указаний, - диспетчер отключилась
   - До связи, - запоздало буркнул Накамура
   Ждали недолго.
   - Тридцать второй, слушай приказ! - заговорила рация голосом Сасаки.
   - Тридцать второй, слушаю, - немедленно отозвался сержант.
   - Оставаться на месте. Включить проблесковые маяки и ждать прибытия поисковых отрядов. По прибытии отрядов оказывать им любую помощь и всяческое содействие.
   - Вас понял, - мрачно ответил Накамура и кивнул напарнику на приборную доску. Тот подался вперёд и щелчком тумблера включил мигалки.
   - Удачи, - диспетчер отключилась.
   - Да уж, не помешает, - сержант повесил микрофон на место.
   Он вышел из машины, достал сигареты, закурил. Подошёл Огава и встал рядом.
   - Не переживайте так, Накамура-сан, - сказал он. - Ничего с вами за это не сделают. Если что - я могу подтвердить, что по всем признакам на самоубийц они не были похожи.
   - Да я не из-за этого, - поморщился сержант. - Детишек жалко.
   - Тоже верно. Девка симпатичная, - с сожалением произнес Огава.
   Накамура покосился на него и тяжело вздохнул. Огава смотрел на часы, прикидывая расписание - пока организуют, пока соберутся, пока приедут... как минимум час. Если эти малолетки и правда бросились со скалы, им уже ничто не поможет. А на поиск своими силами у академического института средств просто нет.
   Расчётам патрульного не было суждено сбыться - уже через десять минут на площадке затормозили два тяжёлых восьмиколёсных фургона, из которых посыпались люди в новеньких оранжевых комбинезонах. В небе над ними двумя люстрами зависли увешанные прожекторами вертолёты. К полицейским подошла хорошенькая черноволосая особа и протянула удостоверение.
   - Капитан Кацураги. Доложите обстановку.
  
   Если бы сейчас кто-нибудь спросил Аску, зачем она летит на Футаго, она бы не нашла, что ответить. Когда она только взлетала, её душили обида и злость. Хотелось, как минимум, испортить кое-кому настроение. Но сейчас всё отошло на второй план, остались только наслаждение полётом и восторг небывалой свободы. Встречный ветер теребил волосы, напоённый ароматами ранней осени воздух кружил голову, а россыпь огней далеко внизу казалась естественным продолжением звёздного неба над головой.
   Единственное, что беспокоило Аску, так это место, где искать сладкую парочку. Футаго - не самая маленькая гора в Японии, мест, где можно укрыться, там более чем достаточно. Но уже на дальних подступах Аска поняла, что напрасно беспокоилась. Не заметить ярко освещённый участок, над которым сновали вертолёты, было практически невозможно. Суета и столпотворение заинтриговали Аску. Она сделала круг высоко над площадкой, выбирая наилучшее место для обозрения.
   Похоже, люди внизу что-то или кого-то искали. Вертолёты ощупывали лучами прожекторов каждый сантиметр отвесного склона под смотровой площадкой. Человек десять в оранжевых комбинезонах спускались с площадки по верёвкам, заглядывая в каждую трещину и расщелину скалы.
   Одна из фигур на площадке показалась Аске знакомой. Молодая черноволосая женщина что-то выговаривала двум полицейским у машины с включёнными мигалками. Те беспомощно разводили руками и уныло кивали. Женщина устало махнула рукой и отвернулась. Она подняла голову - то ли разминая шею, то ли собираясь переместить один из вертолётов на более удобную позицию - и увидела Аску.
   Сорью не поверила своим глазам. Мисато-сенсей?! Не может быть! Что она тут забыла? И почему полицейские стоят перед ней навытяжку? Какое-то время они ошеломлённо разглядывали друг друга, затем Мисато спохватилась, поднесла к губам рацию и начала быстро отдавать в неё какие-то команды. Люди внизу начали задирать головы вверх, один из вертолётов двинулся в сторону Аски, пытаясь зацепить её лучом прожектора.
   Чёрт! Крылья! Аска совсем забыла про них, и теперь они предательски сияли за её спиной двумя маленькими солнышками. Она убрала крылья и рванулась вверх и в сторону, уходя в направлении Фудзиямы. Вертолёт успел поймать её лучом и теперь висел на хвосте, не выпуская цель из вида.
   Аска не на шутку испугалась. Что за приказ отдала Мисато? А вдруг у них есть оружие? Что, если они должны стрелять на поражение? И в этот миг что-то изменилось. Аска сначала даже не поняла, что именно, а когда поняла - не поверила. Изменился мир. Горы, озера, даже сам воздух вокруг словно напряглись, готовые мгновенно выполнить её волю - сдвинуться, принять любую форму, превратиться в океан огня или вымороженную ледяную пустыню.
   Вертолёт-преследователь отбросило внезапным порывом ветра. Машина задёргалась - пилот явно пытался справиться с управлением. Аска не стала его дожидаться и перешла в контратаку. Воздушные массы вокруг площадки пришли в движение. Они вздымались на километры вверх мощным восходящим потоком, остывая и расплываясь гигантской грибной шляпкой в верхних слоях тропосферы. Остывший воздух уже не мог удержать в себе накопленную влагу, которая конденсировалась в крупные капли. Часть капель на лету успевала превратиться в лёд. Над Футаго стремительно сформировалась огромная чёрная туча. Ударили первые молнии, но они - Аска была в этом уверена - не могли причинить ей вреда. Так же, как и разразившийся ливень с градом.
   Аска казалась себе песчинкой, призвавшей в слуги колосса. По спине ползли мурашки жути и восторга. Она сорвалась с места и скрылась в облаках. Влага, градины и дождевые капли словно расступались перед ней. Аска летела в кромешной тьме, изредка освещаемой вспышками молний, но это совершенно не мешало ей ориентироваться в полёте.
   Она чувствовала местность под собой и вокруг себя лучше самого современного навигационного прибора. И не только местность. Спустя несколько минут после начала грозы она ощутила странную активность в небе. С близлежащего аэродрома поднялись несколько самолётов и начали прочёсывать небо над Токио-3 и окрестностями.
   Сделав крюк и войдя в воздушное пространство города с северо-запада, Аска проверила положение крыльев и вынырнула из облака прямо над своим домом. Под ней сиял уличными огнями ночной город. Она задумалась. Лететь домой прямо так было небезопасно - её запросто могли заметить. Она завертела головой в поисках решения.
   Решение блеснуло поверхностью воды, едва тронутой лёгкой рябью.
   Над озером Аси поднялась шапка густого тумана. Несмотря на почти полный штиль, вязкая непроницаемо-белая волна за несколько минут затопила город, оставив видимыми только огни светового ограждения на высотках делового центра.
   От избытка чувств в голову пришла озорная мысль. Следуя за движениями Аскиного пальчика, в облаках появились проёмы, через которые свет полной луны оставил на земле аккуратную надпись "Син - тормоз!" Полюбовавшись результатом, Аска спикировала в распахнутое окно своей комнаты.
  
   Дорого заняла больше времени, чем ожидал Синдзи. Кадзи долго крутился по улицам незнакомого города, пока не нашёл нужное место. Он завернул в неприметный проулок и остановил машину на небольшой стоянке внутри тесного, огороженного кирпичными стенами дворика.
   - Прибыли.
   В одной из стен под тускло светящейся вывеской "Ориноко" красовалась массивная ржавая дверь. Кадзи уверенно направился к этой двери и три раза нажал кнопку звонка, после короткой паузы - ещё два. В двери открылось небольшое узкое окошко. Кадзи вполголоса произнёс какую-то фразу. Саму фразу Синдзи не расслышал, хоть они с Рэй и стояли в шаге за его спиной.
   - Они со мной, - кивнул на них Кадзи.
   Двери плавно открылись, шкафообразный охранник посторонился, пропуская их внутрь. Они спустились по ступенькам и оказались в приятном полумраке неожиданно просторного бара.
   Интерьер, за исключением небольших деталей, был достаточно стандартным для такого рода заведений. Вдоль правой стены - барная стойка, вдоль фронтальной и левой - разделённые перегородками ячейки. Только, в отличие от обычных баров, перегородки в "Ориноко" высились до самого потолка - так, чтобы посетители могли спокойно обсуждать свои дела, не боясь быть подслушанными или узнанными.
   Аянами потянула носом - в воздухе, несмотря на работающую во всю вентиляцию, плавал приятный сладковатый запах дыма.
   - Марихуана, - тоном знатока пояснил Синдзи.
   Ближайшую к двери ячейку оккупировала компания накачанных бритых молодых людей. Качки осоловелыми глазами откровенно пялились на Рэй. Синдзи они сразу не понравились.
   - Ой! Посмотри, кто там! - Рэй кивнула в сторону барной стойки. - Не может быть!
   - Вот уж действительно, - Синдзи усмехнулся. - Ну, он и в тот раз хотел стать барменом.
   - Только в тот раз он был, кажется, моложе.
   Они переглянулись и подошли к стойке.
   - Здесь есть телефон? - спросила Рэй.
   - Там таксофон, - указал бармен - немолодой уже, рослый латиноамериканец с лицом, будто высеченным из камня. Даже элегантная чёрная бабочка на его белоснежной сорочке сидела с видом пиратской банданы. Довершал картину вертикальный шрам, рассёкший его правую бровь и скулу.
   - Чашечку кофе, - сел за стойку Кадзи. - Чёрный, без сахара. А тебе чего? - повернулся он к Синдзи. Тот впал в задумчивость.
   - Не бойся, - хлопнул его по спине Кадзи, - я угощаю.
   - Могу молока нацедить, - бармен оскалился в насмешливой улыбке, продемонстрировав неестественно белые крупные зубы.
   - Разве что кокосового, - парировал Синдзи. - А лучше крема. И добавить ром, "Кюрасао", ананасовый сок...
   - Я знаю, что такое "Голубые Гавайи", - не слишком вежливо прервал его бармен. - Заказываешь?
   - Нет. Колу со льдом, - твёрдо ответил Синдзи
   Бармен одобрительно хмыкнул. Поставив перед ними заказ, он вернулся к разложенным за стойкой бумагам - то ли составить меню на завтра, то ли сочинить отчёт в налоговую инспекцию. Похоже, он был заодно и хозяином заведения, как это часто бывает в малом бизнесе.
   Синдзи оглядывался с полузабытым ностальгическим чувством. Подобные заведения не слишком подходят для тех, кто ценит шик, идеальное обслуживание и вышколенный персонал. Зато они прекрасно подходят для тех, кому не нужно лишнее внимание к своим делам. Здесь не любят полицию, но шумные агрессивные гуляки тут тоже не в чести. Знающие люди понимают - там, где много шума, может быть много проблем. А проблемы здесь не любят так же, как и полицию.
   Подошла Рэй.
   - Странно. Я звонила несколько раз подряд.
   - И что? - Синдзи показал ей на стакан с колой. Аянами отрицательно покачала головой.
   - Никто не отвечает. На автоответчике никаких сообщений.
   - Ну, что я говорил! Будут гулять до утра.
   - Всё равно. Кадзи-сан, вы готовы?
   - Конечно, - Кадзи положил на стойку купюру, придавил её пустой чашкой и показал на неё бармену. Тот на секунду оторвался от бумаг и кивнул в ответ.
   В крохотном выходном тамбуре со стула поднялся охранник. На стене рядом с дверью белел экран системы наблюдения.
   - Не уверен, что вам стоит выходить.
   - А что такое? - насторожился Кадзи. - Нам нужно ехать.
   - Туман. Сами смотрите, - равнодушно пожал плечами охранник и распахнул дверь.
   - Оп-па-а-а, - растерянно протянул Кадзи.
   - Что там? - высунулся Синдзи.
   Ощущение было таким, как если бы он упёрся в ватную стену.
   - Извините, ребята, но в такой туман я никуда не поеду.
   - Почему? - расстроилась Аянами.
   - Я оставил машину в пяти метрах от входа. Ты её видишь?
   - Нет.
   - Я тоже. И на дорогах сейчас то же самое. Не хватало ещё машину разбить и вас угробить.
   - Может, пешком? - Рэй посмотрела на Синдзи.
   - Не дурите! - нахмурился Кадзи, - В такой туман вы даже в городе через пять минут заблудитесь. Возвращаемся.
   Аянами задумалась. Ни она, ни Синдзи, ни Вторая не заблудятся даже в кромешной тьме в самом изощрённом лабиринте. Да и угробить любого из них - даже просто поцарапать - задача нетривиальная. Но начать спор означало пойти на скандал - Кадзи явно чувствовал себя ответственным за них и одних ни за что не отпустит. Рэй сдалась. Оставалась надежда, что Синдзи прав и родственники действительно на вечеринке. Впрочем, это легко проверить.
   - Слушай, позвони к себе домой, - сказала она ему, когда они вернулись в зал. Завидев их, бармен удивлённо поднял бровь, но ничего не сказал.
   - Зачем? К тому же у меня карточки нет.
   - Возьми мою. Знаешь, я беспокоюсь.
   - Ладно, - Синдзи поплёлся звонить.
   - Рэй-чан, сюда! - Кадзи приглашающе махал рукой из-за столика свободной ячейки.
   Бармен щёлкнул пальцами кому-то в зале и мотнул головой в сторону новых посетителей.
   Когда Синдзи сел за стол, рядом с ними возникло разбитное накрашенное создание с блокнотом в руках.
   - Что будем заказывать? - профессионально-любезным тоном спросило создание, на миг перестав жевать жвачку.
   - Не стесняйтесь, я сегодня при деньгах, - Кадзи сделал широкий приглашающий жест.
   - Держи, - Синдзи протянул Рэй телефонную карточку. - Дома никого. Не волнуйся. Кстати, бармен говорил, что может сделать "Голубые Гавайи".
   - Ага, ты мне тогда так и не дал попробовать.
   - Тебе было нельзя, - смутился Синдзи.
   - Мне? Глупости! - фыркнула Рэй. - "Голубые Гавайи", будьте любезны.
   Официантка удивлённо посмотрела на Кадзи. Тот молчал и она, пожав плечами, записала заказ Аянами.
   - А мне "Кэптен Морган", пожалуйста.
   Официантка откинулась назад и смерила Синдзи подозрительным взглядом. Это был первый случай на её памяти, когда в "Ориноко" зашли подростки - типичные школьники по виду. Да и ямайский ром - не самый типичный выбор среднего клиента.
   - Король пиратов вспоминает молодость? - насмешливо поинтересовалась Аянами.
   - Во-первых, не король, а навигатор, во-вторых, не пиратов, а контрабандистов. В-третьих, это было давно и неправда. Это у нас игра такая, - уныло пояснил он Кадзи, который переводил внимательный взгляд с одной на другого.
   - И как - выгодная работёнка? - усмехнулся Кадзи.
   - Я работал не за деньги, - резко, пожалуй, даже слишком резко, ответил Синдзи.
   Аянами мягко накрыла руку приятеля ладонью.
   - Хватит об этом. Извини.
   Такую Рэй-чан Кадзи ещё не видел - твёрдая, предельно серьёзная и в то же время нежная и заботливая. Вот так-так. А девочка, которую он когда-то знал, успела повзрослеть. Усилием воли он отогнал от себя игривые мысли.
   - И один джин с тоником, - мягко улыбнулся Кадзи официантке. Похоже, детишки и впрямь решили "оторваться по полной". Отлично, это только упростит его задачу. Может быть, из захмелевшего мальчишки удастся вытянуть что-нибудь интересное.
   Официантка молча записала заказ на выпивку и закуски. Раз уж взрослый провожатый не возражает, то пусть делают, что хотят.
   В "Ориноко" умели ценить чужую свободу.
  
   Опрокинув в себя остатки рома, Синдзи наклонился к уху Рэй и что-то прошептал. Она согласно кивнула.
   - Я ненадолго, - Синдзи направился к двери в дальнем углу зала.
   - Куда это он? - не понял Кадзи.
   - Ему надо, - хладнокровно пояснила Рэй, потягивая через соломинку светло-голубой коктейль.
   В полутемном тесном коридорчике напротив дверей с характерными пиктограммами обжималась парочка. Затянутые в усеянную блестящими заклёпками чёрную кожу байкер и его подружка не обратили на проходящего мимо мальчишку ни малейшего внимания. Зайдя в относительно чистый туалет, Синдзи заперся в самой последней кабинке.
   Если бы в этот момент сюда заглянул кто-нибудь ещё, он изрядно удивился бы рассветному сиянию, которое разлилось на потолке и из-под дверей крайней кабинки.
   Утро в Лас-Вегасе обещало быть ясным.
  
   Изначальный мир. 22 июля 2016 (Монастырь Юки-сантё. SEELE. Киль и Гогенхайм)
   Синдзи разбудили голоса. Уже рассвело, и монахи приступили к уборке монастырской территории. Чистота души, тела и окружения. Синдзи всегда с уважением относился к этой триаде. Единственное, что его не устраивало - время. Неужели заниматься уборкой нужно именно в такую рань?
   Он повернул голову. На соседнем татами, по-детски подложив ладошки под щеку, спала Рэй. Пятнистая куртка, которой она укрывалась, почти полностью сползла на пол. Синдзи тихонько поднялся на ноги, чтобы поправить её импровизированное одеяло, и в этот момент снаружи послышались приближающиеся голоса. В хондэн, весело переговариваясь, шли двое. Деревянные сандалии стукали по вымощенной камнями дорожке, негромко поскрипывали дужки полного ведра. Похоже, ребята решили здесь прибраться. Чёрт, как не вовремя!
   Пространство между стойками ритуальных ворот спрессовалось в проницаемую только для света преграду. Удивлённое восклицание одного из монахов раздалось почти одновременно со звуком падения. Невидимая стена глушила звуки, поэтому Синдзи не мог разобрать, о чем говорят те двое. Они немного постояли у преграды, тыкая в неё пальцами, потом отошли назад и тот, кто нёс ведро, с размаха окатил стену водой. Они постояли ещё немного, переговариваясь и жестикулируя, потом один из них со всех ног помчался обратно.
   Происшествие не осталось незамеченным - со всех сторон к хондэну начали подтягиваться монахи. Тихонько отсидеться явно не удастся. Синдзи убрал крылья и неслышно выскользнул за дверь. Его с любопытством разглядывал монах в оранжевой тоге. В одной руке он держал пустое оцинкованное ведро с тряпкой, в другой - щётку на длинной рукоятке. Адепт чистоты и солдат порядка - ни дать, ни взять. Сойдя по ступенькам, Синдзи снял преграду.
   - Чего надо? - неприязненно спросил он.
   - Ты кто? - с весёлым интересом спросил монах. - И как ты сюда вообще попал?
   - Не ори, - Синдзи непроизвольно оглянулся. - Так и попал.
   - О, там ещё кто-то есть? - монах послушно понизил голос. - Так вы что - через забор перелезли?
   - Вроде того, - недружелюбно ответил Синдзи.
   - Ну, зачем так-то? Это же неудобно! Позвонили бы в ворота, кто-нибудь открыл бы. У нас и другие беженцы живут. Во-он там, - монах оглянулся и показал щёткой на одно из строений. - Вы ведь беженцы из Токио-3, так?
   - Вроде того.
   Тем временем хондэн полукругом обступили другие монахи. Из строения напротив вышел настоятель - плотный пожилой мужчина в традиционной оранжевой тоге и очках в тонкой позолоченной оправе. Направляясь к ним, он внимательно слушал своего молодого собеседника, который, размахивая руками, что-то ему активно доказывал.
   - Пойдём, - монах шагнул к нежданному гостю.
   Синдзи не хотел причинять никому вреда. Честно говоря, этот весёлый добродушный дядька успел стать ему симпатичным. Поэтому монах, словно шахматная фигура, просто приподнялся в воздух и аккуратно приземлился в двух метрах поодаль. Вокруг воцарилась тишина.
   - Что это было?
   - Моё кунг-фу. И оно круче вашего.
   Монах покачал головой.
   - По-моему, ты смотришь слишком много тайваньских боевиков.
   Сзади послышались лёгкие шаги, тихонько скрипнула дверь. Синдзи совершенно отчётливо увидел, как отвисли челюсти и округлились глаза монастырской братии. Он оглянулся. Стоя на пороге хондэна, Аянами подняла руки в замок над головой и, чуть прогнувшись в спине, с наслаждением потянулась. Её бледные в солнечном свете крылья развернулись в полный размах, затрепетали и аккуратно сложились за спиной.
   - Э... Вы кто? - внезапно осипшим голосом спросил монах.
   - Назад! - Синдзи рывком распахнул свои крылья. Толпа отшатнулась. Синдзи застыл в нерешительности. Ну, вот что с ними всеми делать?
   Сзади на его плечи легли ладони Рэй.
   - Всё воюешь? - тихо спросила она.
   - Ещё нет, - буркнул он. - Сейчас начну.
   - Наконец-то! - из толпы вышел настоятель. Монахи почтительно расступались при его приближении.
   - Что "наконец-то"? - не понял Синдзи.
   - Наконец-то вы прибыли. Мы уже начали беспокоиться.
   Неторопливо и целеустремлённо настоятель опустился на колено и склонил голову, воткнув кулак в землю перед собой. Миг спустя его примеру последовали остальные монахи.
  
   Председатель Лоренц Киль был расстроен. Всё, буквально всё шло вкривь и вкось. Совет SEELE отнёсся к его информации более чем прохладно. Силы самообороны, спецслужбы и полиция были подняты на ноги для расследования инцидента в Мисиме. Японское правительство не хотело и слышать о продолжении сотрудничества. Киля поблагодарили за помощь в предотвращении третьего удара, пожали руку, заверили в вечной дружбе и попросили дать Японии самой разбираться со своими проблемами.
   - Вот так обстоят дела, - закончил свой рассказ председатель. - Что у вас, Джек?
   - Всё сделано. Правда, это стоило денег...
   - Сколько?
   Вместо ответа Робертсон взял лист бумаги, написал на нем сумму и положил на стол перед председателем.
   Киль на мгновение замер.
   - Это в иенах или долларах?
   - В долларах. Зато наше объявление NHK будет транслировать в течение недели по всем каналам.
   - Ладно. В конце концов, цель оправдывает средства, - председатель поставил на стол пустую чашку из-под кофе. Беспокойная ночь давала себя знать. Робертсону и Акаги в этом смысле должно быть полегче - они всё-таки моложе.
   Административный корпус базы в Мацуширо почти не пострадал во время происшествия с Евой-03. Ремонт других зданий базы также был завершён, поэтому Киль решил разместить центр управления операцией именно здесь.
   - Вот, взгляните, - Робертсон извлёк из чёрного пластикового кейса несколько листов бумаги и положил на стол перед собеседниками. - Это объявление будет разослано во все населённые пункты, где проживают больше тысячи человек.
   - Простенько и со вкусом, - резюмировала Рицко, разглядывая объявление. - Фотографии чёрно-белые, но вполне узнаваемые. Единственно, фраза "не пытайтесь задержать их самостоятельно!" Она как-то выбивается из общей тональности "пропали дети".
   - Ну, извините, - развёл руками Робертсон.
   - Нет-нет, я не осуждаю. Наоборот, я считаю эту фразу необходимой.
   - Абсолютно верно, - подтвердил председатель. - Одно только третье дитя способно разнести всю Японию. И хорошо, если только её. А ведь есть ещё и первое...
   - Нейтронная бомба, - сказал Робертсон.
   - Да. Хорошая аналогия. Кстати, доктор Акаги, - повернулся к ней председатель, - как воспринял местный персонал новость о вашем назначении?
   - Спокойно, - пожала плечами Рицко. - Я участвовала в постройке и наладке местного кластера MAGI. У меня здесь много знакомых.
   - Учеников..? - уточнил Киль.
   - Д-да, пожалуй... - задумчиво отозвалась Рицко. А ведь и правда, уже есть те, кого она могла бы назвать учениками. Не только тех, кто погиб в Токио-3, но и тех, кто живет и работает здесь, в Мацуширо. Неужели это признак приближающейся старости? Она отогнала от себя эту мысль. Возраст тут ни при чём. "При чём" тут - знания, опыт, трудолюбие. И талант, чёрт побери!
   - Это хорошо. Джек, что с агентурой?
   - Уже начала работу. Но это - капля в море. Неприкосновенность NERV снята, а финансирование урезано. Всё, что у нас осталось - около батальона агентуры, рассеянной по крупным городам.
   "Батальон", - отметил про себя председатель, - "Никак не отучится от армейских шаблонов. Впрочем, это может быть не так уж и плохо."
   - Почему именно крупные города?
   - Это же очевидно, - пожал плечами майор, - В них проще затеряться.
   - Ну, это знаем мы с вами. Но знают ли это те, кого мы ищем?
   - Логику непрофессионала трудно просчитать, это верно. Но в маленьких городках все люди на виду, там их легко обнаружит полиция. Заявление о пропаже они уже получили.
   - Ясно. Значит, нам остаётся только ждать.
   - И молиться, чтобы их никто не нашёл раньше нас, - подхватила Рицко.
   - Наши молитвы некому услышать, - устало отозвался Киль и посмотрел на часы. - Прошу извинить, но мне нужен отдых.
   Рицко и Робертсон без лишней суеты покинули кабинет председателя.
  
   Вечерняя трапеза подходила к концу. Вопреки обыкновению, настоятель Морита ужинал сегодня в обществе двух ками, отдельно от остальной братии. Его гости прекрасно смотрелись в нарядных юката, которые на такой случай предписывала хранить традиция. Тёмно-синее, расписанное голубыми бабочками и цветами, юката Рэй и перечёркнутое зигзагами белых молний тёмно-фиолетовое юката Синдзи удачно дополняли друг друга. Правда, оставалось без хозяина третье - красное, увитое языками золотого пламени.
   - Я распорядился навести справки о втором пилоте, - настоятель держал в руках чашку чая с лимонником и мелиссой. - Кое-кто из беженцев выразил желание помочь нам. Если ваше предположение верно и третья ками - она, нам следует поспешить с её поисками.
   - Я видела, как беженцы покидают монастырь, - тихо сказала Рэй. - С чем это связано?
   - Сразу после того, как здесь соберутся все трое, должна произойти какая-то великая битва. Мне бы не хотелось втягивать в неё мирных граждан. Кроме того, - настоятель улыбнулся Аянами, - после демонстрации вашей силы здесь не осталось никого, кто нуждался бы в помощи.
   Ками переглянулись. Чудеса не ограничились одним только исцелением всех присутствующих, которое походя, как бы между прочим, устроила Рэй. Многие беженцы стали свидетелями того, как Аянами, играя силой, извела на монастырском дворе все сорняки. Теперь по всему двору росли розовые кусты, усыпанные роскошными цветами самых невероятных цветов и оттенков. Белые, алые, голубые, зелёные. Однотонные и переходящие из одного цвета в другой. Монотонные и украшенные узорами. Были даже красные в белую крапинку, но Аянами сочла их слишком экстравагантными. Лепестки на глазах поменяли окраску, став ярко-красными у основания и чёрными у верхушек, сделавшись похожими на маленькие чадящие факелы. На вкус настоятеля, получилось хоть и стильно, но мрачновато. Уходя, беженцы выпросили у настоятеля по одному необычному цветку, унося их с собой, как знаки новоявленной богини.
   - Да, и теперь они растрезвонят о нас по всей стране, - неизвестно кому пожаловался Синдзи.
   - Даже не сомневайтесь. Я, конечно, просил их никому ничего не рассказывать, но... - Морита пожал плечами, - тут уж ничего не поделать. Людей всегда восхищали чудеса.
   - Значит - нас кинутся ловить, и тогда точно будет битва. И "снежная вершина почернеет", а нам придётся "разлететься в разные стороны, подобно птенцам, покидающим гнездо", - цитировал сказание Синдзи.
   - Вы напрасно беспокоитесь, - философски изрёк настоятель. - Прошлого всё равно не исправить, а предначертанного - не изменить.
   - "Снежная вершина" - название вашего монастыря, так?
   - Конечно. Мы знали, что будет битва, и мы всегда были готовы к ней.
   - Ясно. Но то, что "вершина почернеет", может означать вашу гибель.
   - Ну и что? Поймите - все мы смертны. Никому не избежать своего финала. И вопрос не в том, когда наступит это финал, а в том, каким он будет.
   "Никогда не был фанатом буси-до", - вздохнул про себя Синдзи.
   - Как с вами свяжутся помощники? - спросила Рэй.
   - По телефону, разумеется, - рассмеялся Морита. - Во время катастроф соты мобильной связи восстанавливают первыми - это помогает искать людей под завалами.
   Удивление на лицах ками развеселило его ещё больше:
   - А вы думаете, у нас тут совсем каменный век? У нас и телевизор есть, и бухгалтерию мы ведём на компьютере. Так-то! - он подмигнул гостям. Синдзи сконфуженно улыбнулся в ответ. Действительно - мог бы и сообразить, что ветряк генератора нужен монастырю не для украшения.
   Нависшее молчание прервал осторожный стук в дверь.
   - Что там? - отозвался настоятель.
   Дверь, открываясь, ушла в сторону. На пороге сидел брат Фумио - тот самый адепт чистоты и порядка, который первым встретил их утром.
   - Морита-сан, к вам посетитель, - монах застыл в поклоне. - Говорит, что он каннуси Исэ-дзингу.
   - Я звонил им о вас, - пояснил настоятель своим гостям. - Поскольку предсказание относится к синто, им следует быть в курсе.
   - Вы ему только позвонили - и он уже здесь? Что-то быстро, - насторожился Синдзи.
   - Вовсе нет. Взял билет на паром, потом пересел на синкансен. К тому же я предупредил их ещё утром, времени было вполне достаточно, - Морита повернулся к монаху. - Проси, пусть войдёт.
  
   Председатель совета SEELE Лоренц Киль не любил сюрпризов, поэтому неожиданный вызов по конференц-связи не вызвал у него ни малейшего восторга. Некоторое время он молча рассматривал мигающий изумрудным светом индикатор, затем выключил свет и утопил клавишу связи. Вопреки его опасениям, собеседник был один, он даже оставил включённым видеоканал, что не было характерно для членов совета в последнее время. Похоже, они ещё не были готовы к решительным действиям. "Парламентёр, значит", - усмехнулся про себя председатель, - "Ну-ну".
   - Здравствуй, Лоренцио, - начал "парламентёр".
   - Здравствуй, Филипп, - отозвался Киль. Филипп Гогенхайм явно пытался сыграть на дружеских чувствах председателя, называя его на итальянский манер, тем же именем, которым он называл его добрых пять сотен лет назад. Напрасно. Настоящего имени председателя не знал никто, и было ему гораздо больше, чем каких-то пять веков. Честно говоря, за прошедшие столетия Киль и сам успел позабыть его.
   Гогенхайм явно не знал, с чего начать. Врач от бога и прекрасный экономист, он никогда не был хорошим дипломатом. Киль решил помочь ему.
   - Я так и не успел поблагодарить тебя за позвоночник, - мягко сказал он. - Гораздо лучше прежнего. Спасибо.
   - Правда? - обрадовался собеседник. - Ты действительно очень быстро привык к нему в этот раз. - Он поправил большие круглые очки на тонкой переносице. - Представляю, как больно тебе должно было быть.
   - Пустое, - отмахнулся председатель. - За столько лет я привык к боли.
   Он представил себе, как нервничают в ожидании его ответа члены SEELE, и решил перейти прямо к делу.
   - Что-то случилось, Филипп?
   - Да. То есть нет, - Гогенхайм замялся, ещё раз поправил очки и наконец посмотрел председателю в глаза. - Ты собрался призвать Архитектора?
   - Его нельзя призвать. Он придёт сам.
   - Ты полагаешь, что время настало?
   - Я ничего не полагаю. У нас был шанс, но нам не удалось вернуться к истокам, - Киль развёл руками. - Не получилось.
   - Ещё не всё потеряно.
   - Может быть. Но всё говорит о том, что наш мир, подобно плоду, оторвался от родительского древа, чтобы дать жизнь новому. Или погибнуть.
   - Блестяще, - Гогенхайм вздохнул и покачал головой. - Розенкрейцеры будут в ярости.
   - К чёрту розенкрейцеров!
   - Значит, вот как ты заговорил.
   - Филипп, если мы сейчас не предъявим Вселенной нового Архитектора - она просто рухнет! Хорошо, если скорость падения будет линейной. А если экспонента?
   - Но ты забываешь, что пилоты - всё ещё дети, - возразил Гогенхайм. - Сколько им лет - пятнадцать? Шестнадцать? Есть ли у нас время, пока они исполнят предназначение?
   - Ерунда, - отмахнулся Киль. - Нынешние дети растут быстро.
   - Мы уже просчитали вариант с экспонентой, - продолжал напирать Гогенхайм. - Нам хватит и времени, и финансов, чтобы повторить попытку. В обрез, но хватит.
   - Аллилуйя! - председатель вскинул руки в молитвенном жесте. - Видит Бог, я буду только рад этому! Но что, если я прав? Что, если наш мир стал зародышем нового древа?
   - А если нет?
   Киль пожал плечами.
   - Что ж, есть только один способ это выяснить. Кстати, вы изъяли дополнения?
   - Нет смысла.
   - Есть! И ещё - в них надо будет внести изменения.
   - Какие? Зачем?
   - Потом объясню.
   - Послушай, Лоренцио, нам не нужны "дети Ев". Скажу больше - мы собираемся уничтожить их.
   - Не советую, - председатель поморщился. - Поверь мне, будет только хуже.
   - Новая вера ослепила тебя, - печально констатировал Гогенхайм.
   - Это не вера. Это мудрость и опыт.
   - Как знаешь, - Гогенхайм прервал сеанс связи.
   Киль включил свет и задумался. Если он прав и если другие члены совета сейчас ждут слов Филиппа, их реакция не заставит себя ждать.
   Спустя полчаса факс выплюнул листок бумаги. Председатель поздравил себя с точным попаданием - это было уведомление о внеочередном собрании совета через три дня. Подписано всеми, кроме него. Этого следовало ожидать.
   Совет утратил монолитное единство, и Киль вновь ощутил себя в привычной и порядком надоевшей атмосфере сговоров и интриг. Очевидно, что его собираются сместить. Но - три дня... Это много. За это время может произойти всё что угодно. Скорее всего, они постараются за это время найти и уничтожить пилотов. Название-то какое придумали: "Дети Ев", хм.
   Ничего, им хватит встречи с одним только Протектором, чтобы надолго отбить охоту изменять предначертанное. А ведь ещё есть Матриарх. А уж если к тому времени и Ментор подтянется...
   Сейчас председателя беспокоило только один вопрос - не слишком ли близко окажется Мацуширо к театру предстоящих военных действий?
  
   Изначальный мир. 23 июля 2016 (Юки-сантё, освобождение Аски)
   - Мы нашли её, - настоятель Морита ждал их в просторном зале на втором этаже одного из строений монастыря. Плотные чёрные шторы преграждали доступ лучам вечернего солнца, создавая в зале приятный полумрак. На стене, напротив входа, висел огромный плоский телевизор. На экране бушевало пламя, диктор за кадром рассказывал о тяжёлых буднях пожарных Нагасаки.
   - Её что - показывали в какой-то передаче? - спросил Икари Синдзи.
   - Мне звонили несколько ваших адептов. Они сообщили, что о вас рассказывают в каждом блоке часовых новостей, - Настоятель посмотрел на часы. - Вот, уже должно быть.
   На экране промелькнула вращающаяся заставка NHK News, которая сменилась статичным изображением.
   - "Пропали дети...", - Синдзи бегал взглядом по строчкам объявления, - "...звонить по телефонам... не пытайтесь задержать... Синдзи, Рэй, вернитесь!"
   С экрана телевизора на него смотрели их фотографии. Он растерянно посмотрел на Рэй.
   - Знаешь, у меня такое впечатление, что они издеваются.
   - У меня тоже.
   - Это ещё не всё, - вмешался Морита. - Адепты сообщают, что такие объявления начали расклеивать в городах и посёлках. Кроме того, - он кивком головы показал на телевизор, - смотрите дальше.
   Опять промелькнула заставка, разделяющая сюжеты. Теперь на экране были видны корпуса центрального госпиталя Саитамы с высоты птичьего полёта. Голос диктора журчал что-то о ребёнке, чудом уцелевшем во время катастрофы в Токио-3. Синдзи внимательно слушал. Камера летела по коридорам госпиталя, пока не остановилась в одной из палат, единственной обитательницей которой была Сорью Аска. Выглядела она неважно - безжизненный и пустой взгляд, бледная, взлохмаченная. Когда сюжет сменился другим, Синдзи вопросительно посмотрел на Мориту:
   - Что-нибудь ещё?
   Настоятель отрицательно покачал головой.
   - Больше ничего.
   Синдзи повернулся к Рэй:
   - Они назвали всё - номер корпуса, этаж, номер палаты.
   - Похоже на ловушку, - нахмурилась Аянами.
   - Я тоже так думаю. - он на секунду задумался. - Значит, вытаскивать будем ночью. Морита-сан, нам может понадобиться ваша помощь.
   - О чем разговор!
   - Может, не надо? - засомневалась Аянами. - Если нас ждут...
   - Рэй, она мне как сестра. Она мне больше, чем сестра. Да, она капризна, эгоистична и сварлива. Но мы сражались вместе с ней, мы прикрывали и вытаскивали друг друга. И сейчас ей плохо. Больно. Я просто не могу бросить её там одну. Ты нам поможешь?
   Рэй опустила голову, и, глядя куда-то в сторону, тихо ответила:
   - Ладно.
  
   Лоренц Киль был недоволен. Похоже, Джек Робертсон немного перестарался, выполняя его поручение, и теперь председатель ждал объяснений. В просторном кабинете, кроме самого Киля и Робертсона, находилась Акаги Рицко - председателя вполне устраивал такой состав его личного штаба. Завтра к ним присоединится его секретарь Дитрих Кляйн - обладатель трезвого аналитичного интеллекта и практически абсолютной памяти.
   - Это не наше, - майор бросил на стол фотографии из передачи новостей. - Я уже успел выяснить, что заказчик роликов о втором дитя - министерство обороны Японии.
   - Надеются, что другие пилоты придут её навестить? - Рицко критически поджала губы, - Оптимистично.
   - Не скажите, Акаги-сан! Протектор уже почуял вкус силы. Матриарх наверняка уже знает, что может исцелять и убивать. Они вполне могут нанести визит в Саитаму. Джек, вы успели выяснить планы министерства?
   - Ещё нет. Мы как раз этим занимаемся.
   - Поторопитесь. И ещё - если у кого-то из вас в Саитаме живут друзья или родственники, посоветуйте им уехать из города на несколько дней.
   Робертсон и Акаги переглянулись.
  
   Дверь хондэна с тихим шорохом ушла в сторону.
   - Полночь. Пора, - сказала Рэй.
   Синдзи вздохнул и рывком поднялся на ноги. Остаток дня был насыщен событиями. Сначала он разыскивал палату Аски через сжатое до размеров книжной страницы окно перехода. Потом они с настоятелем разработали план действий. Потом провели инструктаж и тренировку с добровольцами. Поздно вечером им позвонили из Исэ-дзингу. Священники просили ками удостоить их своим посещением. Договорились на полдень следующего дня. Последний час перед операцией Синдзи позволил себе поспать, проинструктировав Аянами разбудить его в полночь.
   Во дворе их уже ждали двенадцать монахов. Четверо из них с факелами в руках образовали квадрат, внутри которого в позиции низкого старта сидели ещё шестеро. Двое стояли рядом на подстраховке.
   Синдзи провёл позиционирование точек перехода. Аянами встала рядом с ним. С противоположной стороны квадрата появилось широкое окно с характерными колыхающимися краями. Палата Аски, слабо освещённая ночником, вид сверху. Рядом с кроватью на стуле дремлет сиделка. Аска, похоже, не спит. Точно - не спит. Она увидела их, и её глаза широко раскрылись от удивления.
   - Чисто! - выкрикнул один из монахов, оказавшийся ближе других к переходу.
   - Чисто! - подтвердил его сосед.
   Синдзи открыл переход. Из портала повеяло тёплым воздухом, насыщенным больничными запахами.
   - Краёв не касаться, надолго не задерживаться. Пошли!
  
   Аска не спала. Уже несколько суток она балансировала между сном и явью, переходя из одного состояния в другое и не задерживаясь надолго ни в одном из них. Истерзанные нервы ныли не переставая, то чуть успокаиваясь, то вновь наполняясь мерзкой пульсирующей болью. Врачи постоянно меняли обезболивающие, чтобы не вызвать привыкания организма. Обезболивающие помогали, но ненадолго.
   Время от времени в её полувидения-полусны приходили Первая, Синдзи, Мисато и Кадзи. Поэтому она сначала не удивилась, увидев на потолке Первую и Синдзи в странном колыхающемся обрамлении. Она восприняла как должное светящиеся крылья Первой и чёрные крылья Синдзи. Насторожили её сосредоточенные монахи, которые изготовились к броску, и монахи, застывшие по сторонам с факелами в руках. Это не было похоже на сон. От изумления она окончательно пришла в себя и успела услышать команду Синдзи:
   - Краёв не касаться, надолго не задерживаться. Пошли!
   Шестеро монахов взвились в воздух, словно собираясь в прыжке поразить цель обеими ногами. Они упали в её палату почти одновременно и дальше действовали так же - стремительно и слаженно. Первый из приземлившихся монахов метнулся к сиделке, второй, с крепкой суковатой палкой в руках - к дверям. Вторая пара кинулась вынимать из Аски иглы капельниц и отсоединять от неё датчики. Вскрик медсестры слился с глухим звуком удара. Палка заблокировала двери, тонкое больничное одеяло полетело на пол, к ногам сползающей по стене сиделки.
   - Х-хо! - четверо монахов легко вскочили ногами на края механизированной больничной кровати.
   - Х-хо! - дружно подцепив Аску, монахи одним синхронным движением швырнули её вверх, в открытый портал. Аска не успела испугаться, как её аккуратно приняли двое, пронесли вперёд и бережно уложили на землю. Глядя снизу вверх на подошедшую Первую, Аска поразилась её крыльям. Неприятно признавать, но смотрелись они здорово.
   Взмах светящихся крыльев смахнул боль, чувство разбитости и усталость. Аска не поверила своим ощущениям, но факт оставался фактом - чувствовала она себя превосходно.
   - Все? - спросил Синдзи.
   - Последний, - отозвался рослый массивный монах, который на пару с таким же громилой помогал выбираться из перехода своим собратьям.
   Ошарашенная Аска поднялась на ноги и огляделась. Позади сжалось в точку и пропало то самое окно с колыхающимися краями. Вокруг, в огороженном дворе, стояли строения в характерном восточном стиле.
   - Син, придурок, что это?! Ты куда меня притащил?!
   - Я пошла спать, - Аянами равнодушно развернулась и направилась в хондэн.
  
   Изначальный мир. 24 июля 2016 (Атака на Юки-сантё. Разгром сил JSSDF)
   - Стоп. Ещё раз, - скомандовал председатель. Дитрих Кляйн послушно нажал кнопку перемотки.
   - Что скажете, Джек?
   - Недурно. Пять секунд на всё, про всё. Весьма недурно. Группа захвата даже не стала подниматься - они получили сообщение постфактум.
   На экране в замедленном режиме пошёл повтор снятого на видео вторжения. Камера была закреплена в углу, под самым потолком больничной палаты, и определить, как и откуда появились монахи, было невозможно.
   - Что говорит свидетель? Кстати, что с ней?
   - Жива-здорова. Вырубали крепко, но аккуратно - ребята явно знают своё дело.
   - Шаолинь?
   - Вряд ли. Те по-другому одеваются. Свидетельница отчётливо помнит некий провал в потолке, в котором стояли монахи с факелами и двое подростков. Она не уверена, но говорит, что они похожи на фотографии с нашего объявления. И ещё - она совершенно ясно разглядела светящиеся крылья первого дитя.
   - Вот так, - председатель хрустнул пальцами. - Всё-таки Матриарх. Джек, что вам известно о планах сил самообороны?
   - Немногое. В больничную пижаму второго дитя был заблаговременно вмонтирован миниатюрный радиомаяк, и теперь им известны точные координаты детей "Ев". К сожалению, координаты держатся в секрете, и нам не удалось их выяснить. Но нам известно, что силы самообороны планируют операцию по захвату или, в случае неудачи захвата, уничтожению детей.
   - Интересно. Кто командует операцией?
   - Генерал Ямадо Исао.
   - Опять он?
   - Да. В дополнение к имеющимся в его распоряжении сухопутным силам он уже получил под своё командование авианосную ударную группировку и пробил разрешение на N2-бомбардировку.
   У Робертсона зазвонил телефон. Теперь все члены штаба Лоренца Киля были экипированы "Вектор-Вестами", и все переговоры велись только в режиме шифрования. Майор извинился и нажал клавишу вызова.
   - Он не собирается проводить захват, - сказала Рицко. - Он постарается уничтожить их.
   - Наши аналитики тоже так думают, - согласился Кляйн.
   Майор внимательно слушал, время от времени кивая в такт словам невидимого собеседника.
   - Вас понял. Спасибо, - Робертсон отключил связь.
   - Что там?
   - Новые сведения. Сегодня в двенадцать-сто авианосная группировка и сухопутные войска выйдут в районы развёртывания, после чего начнётся операция по захвату. Согласно предварительным данным, силы самообороны перемещаются в направлении Токио-3.
   - Там же ничего не осталось, - удивился председатель.
   - Осталось. В нескольких километрах от Токио-3 стоит буддистский монастырь Юки-сантё. Мы навели справки: на его территории находится некая святыня синто - хондэн, место обитания богов. Так вот - согласно преданию, этот хондэн предназначен для трёх крылатых ками, которые придут в наш мир, чтобы удерживать его от падения. Более того - монахи ждут их прихода и постоянно тренируются в воинских искусствах, чтобы оказать помощь при необходимости.
   Председатель шумно втянул ноздрями воздух.
   - Та-ак! - выдохнул он и раздосадованно хлопнул ладонью по столу. - Проворонили!
   Майор развёл руками.
   - Простите, сэр, но изначально дополнительные материалы не входили в сферу нашей ответственности. А проверять все подряд легенды и пророчества...
   - Да-да, я понимаю, - поморщился Киль и обратился к помощнику. - Дитрих! Немедленно, вы слышите - немедленно - составьте официальный факс премьер-министру. Предупредите его о негативных последствиях силовых методов. Предложите, пока не поздно, передать дело под нашу юрисдикцию. Через десять минут факс должен быть у меня на подписи. Премьер должен получить его до начала операции. До, а не после! Идите.
  
   Аска скучала. Демонстративно безразлично проводив Синдзи и Первую, она слонялась по территории монастыря в своей больничной пижаме салатового цвета, не зная, куда себя деть. Положение было аховым. Ни толком помыться, ни переодеться, ни поболтать с кем-нибудь. Ужас! Поразмыслив, она решила пойти поскандалить с настоятелем. Нет, что такое, в самом деле! Никаких условий для нормальной жизни современной, в меру эмансипированной дамы! Раз уж они затащили её сюда, так пусть теперь заботятся о ней!
   Настоятель был в зале медитаций. Аска немного постояла в дверях, потом кашлянула, потом нервно постучала по порогу обутой в деревянную сандалию ногой. Ноль внимания. Морита продолжал сидеть в позе лотоса перед статуей Будды, сложив каким-то хитрым способом пальцы на руках.
   - Эй! Послушайте! Я, конечно, понимаю, что вы жутко заняты, но не могли бы вы уделить мне немного вашего драгоценного времени?
   Глубокий вздох засвидетельствовал возвращение настоятеля с вершин медитации в наш бренный мир.
   - Да-да! Я к вам обращаюсь! Я, конечно, понимаю, что вы все тут такие крутые бойцы и настоящие мужчины, что вы способны жить в свинарнике и питаться одними отбросами, но некоторым из присутствующих этого недостаточно!
   Вздохнув ещё раз, настоятель не торопясь поднялся на ноги и повернулся к Аске.
   - Ты слишком беспокоишься о вещах, которые того не стоят, дитя.
   - Какое я вам дитя? - оскорбилась Аска. - Да я, между прочим...
   Она не договорила. Часто и тревожно забил монастырский колокол. Аска недоуменно оглянулась. За дверями послышались торопливые шаги, и в зал медитаций ввалился брат Фумио. Его левый висок и щеку заливала кровь.
   - Солдаты! - выдохнул он. - Неизвестно, откуда они взялись, но мы их обезвредили.
   - Все целы?
   - Двое ранены, - Фумио перевёл дух. - Они пользовались бесшумным оружием, должно быть - какие-то спецвойска.
   - Свяжись с Исэ-дзингу, срочно! Ками должны знать: битва началась. Быстрей!
   - Битва? Уже? Но ками ведь только двое!
   - Значит, уже трое, - настоятель посмотрел на Сорью.
   - Понял, - бросив быстрый взгляд на гостью, монах сорвался с места и умчался прочь.
   Аска замахала руками.
   - Стоп-стоп-стоп! Какая битва? Какие трое? Аллё, вы о чём?
   - Эти солдаты. Они пришли за вами, - настоятель положил ей руку на плечо и заглянул в глаза. - За тобой.
   - Да вы с ума сошли! - отшатнулась от него Аска. - Я-то им зачем? Я же ничего не сделала!
   - Поверь мне, они не будут разбираться. А ты ещё не в состоянии сражаться.
   - И что теперь прикажете делать?
   - Беги. Спрячься. Тут рядом - вход в пещеры.
   Снаружи послышался приближающийся шум двигателей.
   - За мной!
   Аска и Морита выскочили на улицу. Над монастырским двором зависли два вертолёта. Из них на землю полетели тросы, по которым заскользили вниз солдаты в пятнистом камуфляже.
  
   Их ждали в одном из внешних храмов Исэ-дзингу. Храм выглядел вполне обычно - небольшое деревянное строение посреди прямоугольного двора, обнесённого высоким забором. Священники сидели в два ряда вдоль забора, оставив широкий коридор от ворот до самого храма. Когда Синдзи и Рэй появились прямо из воздуха, по рядам священников прошла и тут же стихла волна возбуждённого перешёптывания.
   - Смотрины, - тихонько сказала Рэй.
   - Чего? - не понял Синдзи.
   - Смотрины, - повторила Рэй. - Они хотят убедиться, что мы действительно существуем.
   Священники поклонились прибывшим, Аянами поклонилась в ответ. Синдзи, чуть приотстав, последовал её примеру.
   - Эй! А разве мы должны кланяться? - тихо спросил он.
   - Ты всерьёз считаешь себя богом?
   - Нет, но...
   - Интересно, кто это? - Аянами смотрела на богато одетого священника в центре группы, расположившейся у самого входа в храм.
   - Микадо, - еле слышно ответил Синдзи. - А рядом с ним - высший служитель Дзингу, тоже член императорской фамилии.
   - Идём к ним.
   Рэй на ходу взмахнула крыльями. Священники заулыбались, раздались вздохи облегчения.
   - Тут что, столько больных? - удивился Синдзи.
   - Нет, просто старых.
   Синдзи отметил про себя, как естественно смотрится и ведёт себя Аянами в этом окружении. Ему даже показалось - он понял, что именно неосознанно раздражало и отталкивало от неё некоторых людей. Отчуждённость, независимость и аристократизм. Какое-то необъяснимое ощущение высшего существа из иного мира. И сейчас это высшее существо находилось именно там, где ему и положено было находиться. Синдзи чувствовал себя не в своей тарелке, но подобрался и напустил на себя независимый вид, надеясь, что на фоне Рэй выглядит не слишком потерянно.
   Когда они приблизились к микадо, перед ними с двух сторон выскочили двое служек. Одним отработанным движением служки расстелили перед гостями по небольшому плотному татами и, пятясь и непрерывно кланяясь, удалились.
  
   Брат Фумио успел сделать звонок до того, как началась стрельба. Солдаты палили во все стороны, как будто собирались нашпиговать свинцом каждый квадратный сантиметр монастырских построек. Фумио упал на пол и закрыл голову руками. Пули пробивали насквозь внешние стены, выбивая из них мелкие щепки и с противным чавканьем застревая во внутренних перегородках.
   Хорошо, что военные не стали глушить сотовую связь. Скорее всего, просто сочли этот шаг ненужным. Когда стрельба утихла, Фумио метнулся к дверям и осторожно выглянул наружу. Он успел увидеть, как в зал медитаций с автоматами наизготовку бросились несколько бойцов. Повсюду на земле лежали монахи, многие были окровавлены. Над ними стояли солдаты с оружием в руках.
   Фумио закусил губу. Похоже, они проиграли битву, не успев даже начать её. Скверно. Он лихорадочно перебирал в уме варианты дальнейших действий, когда его внимание привлекли панические крики. Теряя на ходу остатки амуниции и униформы, из дверей зала медитаций выскочили несколько полуголых личностей. Фумио был готов поклясться, что это те самые солдаты, которые только что ворвались внутрь.
   Следом за ними появилась Аска. Её больничная пижамка была перепачкана кровью, но сама она, судя по всему, была в полном порядке и настроена более чем решительно. Деловитая, уверенная в себе, энергичная. И злая. Крылья за её спиной лучились ровным солнечным светом, оставляя за собой короткий шлейф из тающих в воздухе крупных капель золотого сияния.
   Солдаты неуверенно переглянулись. Некоторые вскинули автоматы. Аска взмахнула крыльями, и оружие в руках солдат рассыпалось ржавой пылью. Ещё один взмах - и обмундирование на телах бойцов потемнело и расползлось, опадая на землю комьями гнилого тряпья. Аска задрала голову. Один из вертолётов внезапно затих и пошёл вниз. Стоявшие под ним люди кинулись в стороны. За счёт авторотации вертолёт не разбился, и в кабине были хорошо видны два пилота, которые растерянно крутили регуляторы и щёлкали тумблерами.
   Порывом шквального ветра второй вертолёт закружило и отнесло далеко в сторону. Он завертелся на месте, восстанавливая ориентацию в пространстве, и вдруг скрылся в облаке пламени и дыма. Спустя секунду моментально утихший воздух донёс грохот недалёкого взрыва.
   Фумио подобрал один из рассыпавшихся по полу бамбуковых шестов и вышел на улицу. При его приближении двое бойцов в камуфлированных плавках приняли позы, которые монах определил для себя как пародии на боевые стойки в исполнении ансамбля инвалидов. Он поочерёдно посмотрел в глаза каждому из них и вонзил шест в лежавший под ногами кусок черепицы. Осколки черепицы брызнули в стороны, один из них оцарапал щеку бойца, который стоял слева. Тот, что стоял справа, посмотрел на своего напарника, потом на посох, остановил перепуганный взгляд на монахе и нервно сглотнул.
  
   Рэй уже заканчивала краткий пересказ их истории, когда позади послышался приближающийся топот. Совсем ещё юный посыльный в традиционных одеждах пал ниц перед императором и, дождавшись его разрешения, зачастил:
   - Срочное сообщение! Звонок из Юки-сантё! Нападение! Настоятель Морита просил ками срочно вернуться.
   Не дожидаясь конца сообщения, Синдзи начал сворачивать пространство. С каждым разом этот фокус получался у него всё быстрее и точнее. Над их головами открылось окно перехода, выход которого находился в сотне метров над монастырским двором. Было немного странно и забавно смотреть вверх в окно, направленное вниз. Как будто находишься между двумя планетами.
   Внизу шла потасовка. Монахи в оранжевых одеяниях гоняли по двору полураздетых солдат сил самообороны. В глаза бросались застывший посреди двора вертолёт и догорающие за оградой монастыря останки второго. От земли оторвалась чья-то фигура и понеслась вверх, расправив сияющие золотым светом крылья.
   - Аска! - воскликнул Синдзи.
   - Аматэрасу! - выдохнул кто-то из императорской свиты.
   Аска шарахнулась в сторону - мимо неё, оставляя в воздухе белый дымный след, пронёсся реактивный снаряд. Она поднималась, опустив голову и сосредоточившись на ландшафте под собой, и потому не видела, что за ней наблюдают посторонние. Аска поднялась почти до самого окна перехода и азартно махнула крыльями. И без того пересечённая местность вокруг монастыря буквально встала на дыбы, покрывшись многочисленными пиками, каменными торосами, неровностями и глубокими трещинами.
   Аянами посмотрела на священников. Запрокинув головы и раскрыв рты, они в полной тишине следили за ходом сражения.
   - Нам пора, - сказала Рэй.
   - А!.. Да, конечно, - император с трудом оторвался от невиданного зрелища.
   Синдзи открыл переход.
   - ...суки рваные! - победно орала Аска. - Я вам покажу, как маленьких обижать!
   В переход они влетели одновременно и одновременно же кувыркнулись в воздухе, переворачиваясь с головы на ноги.
   - Йопт! - Аска дёрнулась, но тут же успокоилась. - А, это вы. Где вас носило?
   - Угадай с трёх раз.
   Аска запрокинула голову и через сжимающееся окно перехода успела увидеть свиту императора буквально в десятке метров от себя.
   - Не поняла. Это кто там был - микадо?
   - Ну, да.
   - Блин! А я в таком виде! Син, тормоз, ты что - предупредить не мог?
   - Нашла, о чем думать, - холодно прервала её Рэй. - Что тут у вас?
   - Нападение тут у нас! Сама не видишь? Монастырь окружен. Я понаставила помех - надеюсь, это их задержит. Где-то в стороне стоит артиллерия, по мне чуть ракетой не попали, засранцы.
   - Ты вся в крови! - забеспокоился Синдзи.
   - Это не моя. Меня закрыл собой настоятель, когда солдаты открыли огонь. Я их обезоружила, так что теперь ими занимаются монахи. Ух-х, я думала, такое только в кино вытворяют.
   - Морита-сан ещё жив? - спросила Рэй.
   - Не знаю. Пули я из него убрала, но дальше...
   Снизу донёсся треск автоматной очереди.
   - Чёрт, кто-то прорвался! - Аска озабоченно посмотрела под ноги.
   - Я займусь ими! - Аянами спикировала вниз.
   Синдзи вскинул голову. Аска проследила за его взглядом - в их сторону летел поток железа и пламени. С северо-востока по ним работала батарея установок залпового огня.
   Икари взмахнул крыльями. Пространство ахнуло, и поток снарядов тут же исчез. Горы и холмы на северо-востоке расплылись кучами мелкого гравия.
   - Что это было? - Аска покосилась на Синдзи, - Это что - ты?!
   - Ну, да.
   - Круто! Э-э-э... то есть... я хотела сказать - это круто, что даже такой тормоз как ты, смог чему-то научиться.
   Синдзи опять насторожился. Аска завертела головой, но ничего не уловила.
   - Ты чего?
   - Самолёты. Много, - он показал рукой куда-то на юго-восток, - Оттуда.
   - А точнее?
   - Сейчас.
   Синдзи напряжённо сканировал пространство. Пока ничего... Ничего... Уже побережье, а на земле нет ни намёка на аэродром. Ага, вот со стороны океана поднимается ещё одна группа. Ерунда какая-то. Хорошо, проверим. Дальше... Ещё дальше... Ниже... Стоп! Нашёл.
   - Авианосец и с ним корабли эскорта.
   - Корабли, говоришь? Ну-ка, перебрось меня туда!
   - Зачем?
   - Кофейку, блин, с матросами попить! Быстрее!
   Прямо перед Аской заколыхались границы окна перехода. Она рванулась вперёд, но Синдзи успел схватить её за рукав.
   - Постой! Он ещё не открыт.
   Из перехода в лицо подул слабый ветерок. Синдзи отпустил рукав Сорью.
   - Вот теперь можно.
   - Я быстро! - Аска нырнула в портал.
   Смндзи обеспокоенно посмотрел вниз. Как там Аянами? Снизу время от времени раздавались выстрелы, которые тут же сменялись невразумительными воплями. Сверху было хорошо видно, что войска начали отступление, пробираясь между воздвигнутыми Аской препятствиями прочь от монастыря.
   - Я уже! - из окна перехода выскочила довольная Сорью.
   - Авиация на подходе. Смотри, - Синдзи указал на частую гребёнку инверсионных следов, хорошо заметных на фоне голубого неба.
   - Айн момент! - Аска явно была в настроении порезвиться. Вот и хорошо. Синдзи давно уже не видел её в таком расположении духа.
   Инверсионные следы разом прекратили рост, и в воздухе начали раскрываться белые купола парашютов.
   - Превратила горючее в воду, - пояснила Аска.
   - А боезапас на самолётах? А если упадёт на кого-нибудь?
   - Не мои проблемы! - отрезала она и оглянулась, - Как там, интересно, Первая? Справляется?
   - Конечно. Слушай, армия отступает - может, откроешь им дорогу?
   - В пекло я им дорогу открою! - огрызнулась Аска.
   Поразмыслив немного, она проворчала:
   - Ладно, чёрт с ними. Пусть сами убираются и другим дорогу закажут.
   Складки на местности вокруг монастыря зашевелились - скалистые пики и торосы плавно уходили в землю, и так же плавно зарастали грунтом трещины и овраги. Центробежное движение войск от монастыря ускорилось. Аска увлечённо лепила новый ландшафт, паря на одном месте и едва заметно поводя крыльями. Поэтому новую угрозу, несущуюся на них с севера, заметил Синдзи.
   Длинное сигарообразное тело, прямые короткие крылья, хищно размалёванный фюзеляж. Крылатая ракета стремительно преодолевала разделяющие их километры, ныряя в долины и взлетая над горами в строгом соответствии с рельефом местности. Она была уже совсем рядом, и Синдзи растерялся. А вдруг там химическое оружие? Развали такую - и всё им же и достанется. На миг он представил себе лежащую на земле неподвижную Рэй и солдата в противогазе, небрежно поддевающего носком сапога её голову.
   Времени не оставалось. Поэтому он просто открыл переход перед самым носом ракеты, расположив его выход далеко за собой. Едва он успел закрыть переход, как за спиной полыхнуло. Аска вскинула голову, и так же наверняка поступили все в округе. Вдалеке, над вершиной Фудзиямы, поднималось маленькое рукотворное солнце. Вниз по склонам горы шла кольцевая лавина - взрыв N2-бомбы одним махом сбросил вековые пласты снега и льда.
  
   - Что это? - спросила Рэй.
   Настоятель смеялся. Его бодрый вид контрастировал с пробитым пулями и перепачканным кровью оранжевым одеянием.
   - Она почернела! Смотрите, Аянами-сама! - он вытянул руку в сторону Фудзиямы. Чёрная обугленная вершина горы была хорошо видна даже сквозь завесу снега и пыли. - Мы искали скрытый смысл, которого не было!
   Сверху послышались приближающиеся голоса.
   - Нет, каким кретином надо быть, чтобы переправить N2-бомбу на Фудзи!
   - Да я случайно!
   - "Случайно"! А ты её просто разломать не мог?
   - Да откуда я знал - вдруг там химическое оружие? Или бактериологическое?
   - А мне сказать?!
   - А ты бы не успела!
   - Гр-р-р!
   На землю плюхнулась взъерошенная Сорью. В благоразумном отдалении от неё приземлился Синдзи. Он посмотрел на закопчённую Фудзияму, перевёл виноватый взгляд на улыбающегося настоятеля и смущённо пробормотал:
   - Извините, пожалуйста, Морита-сан.
  
   Изначальный мир. 26 июля 2016 (Совещание в Мацуширо)
   Слушая доклад Джека Робертсона, председатель Лоренц Киль пребывал в прекрасном расположении духа. Недавние события должны были убедительно доказать его правоту другим членам совета SEELE. Во всяком случае, смены правления на сегодняшнем заседании не будет.
   - В результате возникли две основные зоны поражения - здесь и здесь, - майор обвёл курсором "мыши" две области на спутниковой карте, и курсор на большом демонстрационном экране послушно повторил движение своего собрата на ноутбуке майора.
   - Вы забыли о Фудзияме, - уточнил председатель.
   - Не совсем. Во-первых, её бомбили силы самообороны, во-вторых, при этом никто не пострадал, и, в-третьих, три часа назад Фудзи вернулась в своё исходное состояние. Смотрите, какой снимок сделали наши наблюдатели.
   Майор щёлкнул кнопкой, и на экране появилась фотография пилотов. Расправив крылья, они эффектно выходили из пикирования. Шлейф разноцветных искр за их спинами отчётливо обозначал траекторию, а развевающиеся юката подчеркивали скорость движения.
   - Красиво, - оценила Акаги Рицко. - Они сейчас похожи на трёх христианских ангелочков. Интересно, что это за контур у них за спинами?
   - Согласно сообщениям наблюдателей, это некий портал. Они не успели зафиксировать его возникновение, они лишь успели увидеть, как из него появляются "дети Ев". Есть мнение, что бомбардировка Фудзи была не ошибкой военных, а преднамеренным действием одного из детей, который открыл подобный портал на пути крылатой ракеты.
   - Протектор, больше некому, - проворчал председатель. - Трюки с пространством и временем - его прерогатива.
   - Не понимаю, - выразил недоумение Кляйн. - Почему было не отправить ракету в космос?
   - Скорее всего, ему элементарно не хватает опыта, - пожал плечами Робертсон. - Меня куда больше интересует, откуда появился снег на Фудзи?
   - Ментор, - ответил председатель. - Крылья солнечного света, власть над стихиями и неживой природой. Ему, то есть ей, это пара пустяков.
   - Тогда понятно, кто занимался флотом.
   - А что там было? - внимание Акаги Рицко привлекло белое пятно, покрывшее большую часть залива Сагами.
   - Согласно показаниям вертолётчиков противолодочной авиации, океан в месте дислокации эскадры вспенился и как будто вскипел. Корабли просто провалились под воду. В течение нескольких секунд над ними образовалось сплошное ледяное поле толщиной от трёх до четырех метров.
   Рицко прикинула про себя энергии, с которыми играло второе дитя, и ей стало нехорошо.
   - Кто-нибудь выжил? - спросила она.
   - Из тех, кто в этот момент находился на кораблях - никто. Число жертв среди гражданского населения после контратаки Протектора уточняется. Если мы приплюсуем к ним жертвы столкновения с Матриархом, общее число потерь станет ещё больше.
   - Кстати, что с ними? - заинтересовался председатель. - Доктор Акаги, вы что-нибудь выяснили?
   - Нет. После Токио-3 военные нам не доверяют. Мне дали только посмотреть на них. Судя по всему, их интеллект не пострадал, но тела трансформировались и стали похожи на свиные или тюленьи. Пострадавшие производят впечатление физически здоровых, но напуганных до смерти. Впрочем, другие военные напуганы не меньше.
   - Это верно, - подтвердил майор. - Личный состав деморализован практически полностью.
   - Никогда бы не подумала, что Рэй способна на такое.
   - Если вы о моральной стороне, то с этим всё в порядке, - махнул рукой председатель. - Во всяком случае, лично я всецело на её стороне. Самозащита! Кроме того, все её жертвы остались в живых. Не исключено, что когда-нибудь она сможет вернуть им прежний облик. Джек, чем наши подопечные заняты сейчас?
   - Эм-м... Акаги-сан, как правильно - "терраформинг" или "терраморфинг"?
   - Употребляются оба термина, но "терраформинг" получил более широкое распространение.
   - Спасибо. Вот именно этим они и заняты. Второе дитя формирует ландшафт вокруг монастыря, а первое озеленяет его. Наблюдатели сообщают, что окрестности Юки-сантё превращаются в сплошной цветущий сад. Цветы, плодовые деревья, водоёмы плюс прочий антураж - дорожки, скамейки, беседки. Всё, как полагается. Кстати, обратите внимание на это, - майор выделил курсором жёлтое пятно на территории монастыря.
   - Что это?
   - Десятиметровая статуя Будды. Судя по спектральным характеристикам, из чистого золота.
   - Для монастыря это медвежья услуга, - заметила Рицко.
   - Ну, пока дети там, монахам опасаться нечего.
   - Согласно преданию, их пути скоро разойдутся, - вмешался председатель. - А что третье дитя?
   - Барражирует на высоте три-триста. За вчерашний день уничтожил два беспилотных разведчика военных.
   - Всего-то? - усмехнулся председатель. - Однако, эти парни не слишком настойчивы.
   - Дело в том, что он вычислил координаты базы ВВС и прошлой ночью нанёс туда двухминутный визит, - майор защёлкал кнопкой мыши, перелистывая страницы отчёта. - Взлётная полоса вдребезги, ангары в руинах, большая часть техники уничтожена. Жертв среди персонала нет.
   - Надеюсь, это послужит им уроком, - председатель откашлялся. - Теперь о политике. Как вы наверняка знаете, история с Фудзи наделала много шума.
   Дитрих Кляйн саркастично хмыкнул, Робертсон и Акаги дружно кивнули - снимки почерневшей Фудзиямы обошли все газеты и телеканалы.
   - Массовые разрушения, гибель тысяч людей, и не только японцев, - продолжал председатель. - Китайцы заявили протест в связи с гибелью группы монтажников, работавших по контракту. Русские требуют найти пропавшего без вести журналиста Семецкого, а соединённые штаты - представителей Пентагона, которые следовали из Токио-2 к своей базе на Окинаве. Множество свидетелей наблюдали полёт крылатой ракеты и взрыв N2-боеголовки, поэтому Японию заподозрили в испытании нового вида оружия массового поражения. Против армии сработала также и легенда об учениях в районе Токио-3, которая была запущена перед штурмом NERV. Учитывая всё сказанное, убедить премьер-министра вернуть это дело под юрисдикцию ООН было не очень сложно.
   - Сэр, я слышал - в министерстве обороны надеялись приручить оказавшееся у них "вундерваффе", - Кляйн вопросительно смотрел на своего патрона.
   - Я тоже это слышал, поэтому попросил министра пригласить генерала Ямадо. Я при нём подробно рассказал, как выглядели пилоты после трёх суток непрерывного допроса и уточнил у генерала, не упустил ли я что-нибудь.
   - Браво, - Рицко сдержанно улыбнулась. - Он вас не съел за это?
   - Нет. Но и харакири, к сожалению, тоже не сделал. Зато теперь все государственные структуры обязаны оказывать нам любую помощь и всяческое содействие.
   - Отлично. Какова наша первоочередная задача?
   - Контакт.
  
   Один из дочерних миров. 25 сентября 2015 (Оружие из "Ориноко". Школа. Полиция. Пауза)
   Несмотря на бурную ночь, Сорью Аска проснулась раньше обычного, свежая и отдохнувшая. Родители наверняка проснутся нескоро, но она никогда не нуждалась в няньках. Правда, сейчас её серьёзно беспокоили крылья. Похоже, Первая была права и сверкать ими на публике не стоит - неприятностей не оберёшься. Во всяком случае - пока.
   Аска открыла холодильник. Из готовых блюд были только отварной рис и тушёная рыба. Ни с того, ни с сего захотелось котлет. Недолго думая, Аска полезла в морозилку. Ура, есть фарш - полкило на пенопластовом лотке в полиэтиленовом пакете. Если по-быстрому разморозить, можно всё чудесно успеть.
   Аска уже открыла дверцу микроволновки, как вдруг её осенила шальная мысль. А что, если..? Она внимательно посмотрела на лоток с фаршем в своей руке. Седой от изморози брикет потемнел и обмяк. Аска осторожно потыкала пальцем содержимое лотка. Чёрт, немного перестаралась - фарш был не просто размороженным, а уже тёплым. Ну и ладно. Так тоже неплохо. И гораздо удобней, чем в микроволновке, между прочим. Аска аккуратно проковыряла ногтем дырку в пакете и осторожно понюхала содержимое. Годится.
   Сегодня определённо было странное утро. Ученица 2-А класса отличница Сорью Аска Цеппелин никогда не была сильна в домоводстве. Признаться, оценки ей слегка "натягивала" добрая учительница, но Аску это нисколько не смущало и вникать в премудрости домашнего хозяйства она не спешила. Но сейчас её словно подменили.
   Она решила не ограничиваться одними котлетами. Её руки действовали сами по себе - уверенно, быстро и точно, как будто выполняли привычные, заученные тысячекратными повторениями операции. Овощи Сорью резала практически не глядя, соль и специи добавляла на глазок. При этом всё, что у неё получалось, было не просто съедобно. Это, чёрт побери, было вкусно!
   Аска включила телевизор. Лысый синоптик в толстых роговых очках увлечённо описывал ночной метеорологический феномен. Аска с неподдельным интересом выслушала теорию о связи грозы над Футаго, облачности над Токио-3 и тумана над озером Аси. Она даже отвлеклась от заправки салата, чтобы полюбоваться компьютерной моделью воздушных потоков. Модель выглядела солидно, эффектно и очень убедительно.
   Всего через полчаса после начала кулинарной кампании завтрак в европейском стиле был готов. Мурлыкая под нос незамысловатую мелодию в такт телевизору, Аска сервировала стол. Она поставила последнюю тарелку, и её рука замерла на весу. Словно очнувшись ото сна, Сорью смотрела перед собой.
   Она наготовила и накрыла на пятерых.
   Зачем? Допустим, с острым подкисленным салатом понятно - родителям после вчерашнего что-то другое противопоказано. А остальное? Мягко толкнуло виски. Нет, всё правильно. Десерт будут есть все, котлеты - почти все. Рэн не ест мяса, но обожает всякие хитрые салаты. Клаус и Петер не представляют завтрак без гренок с джемом, а Синдзи - без омлета. Словно сквозь вату она услышала свой собственный голос: "Кому добавки?"
   Аска отчаянно замотала головой. На смену схлынувшему наваждению пришли холод и опустошённость. Из Аски словно вынули сердцевину, взамен оставив лишь пустую бесполезную оболочку. Она сдавила виски ладонями и бессильно опустилась на пол, повторяя про себя, как заклинание: "Это не я... Это не я... Это не я..."
  
   - По-моему, полчаса - это перебор, - Кадзи Рёдзи обеспокоенно смотрел на часы. - Куда он делся? Он там не заснул, случайно?
   - Не волнуйтесь, Кадзи-сан! Вышел подышать свежим воздухом или подсел к знакомым, - Аянами Рэй наслаждалась пятым коктейлем за ночь, но при этом выглядела бодрой и абсолютно трезвой, чего нельзя было сказать о самом Кадзи. Бессонная ночь и принятое спиртное давали о себе знать - предстоящая поездка в машине всё больше казалась ему слишком рискованным мероприятием. Он уже всерьёз подумывал о том, чтобы вызвать такси.
   Идея споить и разговорить сына командующего Икари с треском провалилась - всё выпитое мальчишкой словно утекало в трубу, не оказывая на него ни малейшего эффекта. Кроме того, Синдзи периодически исчезал в туалет, проводя в нём по пятнадцать-двадцать минут, что совершенно не располагало к длительной задушевной беседе. При этом попытки найти его заканчивались ничем - парень словно исчезал из бара, хотя Кадзи держал под наблюдением единственный выход и был уверен, что за всю ночь сюда никто не входил и не выходил.
   Кадзи поднялся вверх и справился у охранника о погоде. Тот показал ему на монитор наблюдения - туман понемногу рассеивался. Осталась мелочь - найти Синдзи. Кадзи снова отправился в туалет.
   На этот раз ему повезло. В крайней кабинке зашумела вода из сливного бачка, и в открывшейся двери появился Икари-младший.
   - Ты где был? - Кадзи был настроен очень серьёзно.
   - Я? Э-э-э... тут и был.
   - Не ври! Я сюда два раза заходил - тебя не было.
   - Ну, я имел в виду - здесь, в баре. Сначала тут, потом с какими-то парнями зацепились, у них посидели, потом они ушли, я уже всего и не помню, честно говоря.
   Кадзи хорошо знал, что фраза "не помню" в девяноста девяти случаях из ста означает "не скажу". Он подавил желание устроить разгильдяю хорошую взбучку. Портить отношения с самого начала не хотелось.
   - Ладно, идём.
   В зале их ждал сюрприз в виде бритого качка, который устроился за столом рядом с Аянами.
   - Так, орёл, брысь отсюда, - деловито сказал Синдзи.
   Качок и ухом не повёл. Он сидел, развернувшись всем корпусом к Рэй и всей спиной демонстрировал презрение к подошедшим недомеркам. Кадзи не успел сказать и слова, как Синдзи ухватил незваного гостя за поясной ремень. Рывок! Описав короткую дугу в воздухе, громила с грохотом врезался в стойку бара. Деревянный стол подпрыгнул, когда неудачливый Казанова задел его ногами на взлёте. Из соседних ячеек высунулись несколько любопытных физиономий.
   - Приставал? - осведомился Синдзи.
   - Не так, чтоб очень, - Аянами расставляла упавшие бокалы.
   - Ну, ты! - из ближней к выходу ячейки высыпала группа поддержки Казановы - такие же плотные, бритые, татуированные парни. Они встали полукругом, перекрыв выход в зал. В полумраке блеснуло нержавеющей сталью лезвие выкидного ножа, а сквозь негромкую музыку пробился тихий, но от этого не менее зловещий щелчок пистолетного затвора. Зрителей как ветром сдуло. Синдзи хмыкнул и, разминая плечи, развернулся к противникам.
   Кадзи запаниковал. Эта молодёжь что - вообще ничего не соображает? Они сдуру и на пулемёт кинутся с голыми пятками! Если этого балбеса сейчас подстрелят, о карьере в NERV можно будет забыть сразу и навсегда.
   - Парни, спокойно! - Кадзи обаятельно улыбнулся и развёл руки в стороны, демонстрируя агрессорам открытые ладони. - Может, обсудим всё за стаканчиком? Я угощаю.
   - Синдзи, в сторону!
   Кадзи оглянулся. Малышка Рэй упёрлась руками в стол и круговым движением гимнаста на коне метнула своё тело из ячейки в зал. Кадзи поспешно отодвинулся. Учителя у них в школе, судя по всему, первоклассные. Во всяком случае, "физкультурники" своё дело явно знают.
   - Я сама, - тихо сказала Рэй. Одёрнула юбку и добавила:
   - Не волнуйтесь, Кадзи-сан.
   Пострадавший, злобно рыча, поднимался с пола. Его дружки молча ждали, когда он наконец встанет на ноги. Аянами обвела их пристальным взглядом.
   - Они ведь не сделают ничего плохого, правда? Они очень много работали и очень сильно устали. Их веки отяжелели, руки и ноги налились тёплым свинцом. И все они очень хотят спать. Спать... Спать...
   Громилы дружно закатили глаза и тряпичными куклами повалились на пол. Кадзи остолбенел. Синдзи вышел вперёд и, взяв за пояса, оторвал от пола два ближайших тела - каждое по центнеру, не меньше.
   - Извините, что намусорили, хозяин. Я тут немного приберусь.
   Бармен молча кивнул, поставил на предохранитель и убрал под стойку армейский дробовик. Охранник со входа спрятал в карман коробочку электрошокера и, повинуясь жесту хозяина, поплёлся обратно на пост.
   Синдзи потащил наверх бандитов. Подлетевшая официантка сноровисто протёрла стол, унесла посуду и тут же вернулась со вновь наполненными бокалами.
   - Чашечку кофе и счёт, будьте любезны, - Кадзи устроился с краю - так, чтобы видеть весь зал.
   Он потягивал горячий чёрный кофе и пытался анализировать статус кво. Анализировать получалось плохо, поэтому он начал просто следить за происходящим. Синдзи вернулся за второй парой. Из-за его пояса торчали рукояти двух пистолетов. Кадзи нахмурился. С одной стороны, понятно желание парня обезопасить себя от выстрела в спину, а с другой - попадись он с этим арсеналом, будут проблемы. Большие проблемы. На краю утомлённого бессонницей и алкоголем сознания забрезжила пока ещё смутная, но чертовски заманчивая идея.
   Выгрузив на улицу последнее тело, Икари подошёл к бармену и достал из кармана горсть мятых купюр. Они о чем-то поговорили, потом дружно посмотрели на Рэй, и Синдзи приглашающе замахал ей рукой. Та пожала плечами и выбралась из-за стола.
   Бармен отставил шейкер и достал две визитные карточки.
   - Значит, так, ребятки: я не знаю, кто ваш хозяин, но это сейчас всё равно.
   - Он не хозяин, - быстро сказала Рэй.
   - Да, просто друг, - подтвердил Синдзи.
   - Тем лучше. Я не знаю, представляете ли вы, сколько стоит хороший секьюрити, особенно если он на секьюрити совсем не похож.
   Бармен оставил автограф на одной из визиток и протянул её Синдзи.
   - Держи.
   - У меня маловато опыта для такой работы.
   - Во-первых, это дело наживное, во-вторых, даже хороший вышибала стоит весьма приличных денег. Ну, а вам, сударыня, - бармен надписал вторую визитку и протянул её Рэй, - я скажу, что умение решать сложные вопросы без применения силы ценится ещё выше. В-общем, так, ребятки, если у вас будет свободное время и желание заработать - обращайтесь. Если возникнут вопросы или проблемы - тоже обращайтесь.
   Рэй молча вертела в руках визитку, явно не зная, что с ней делать.
   - Спасибо, Ривера-сан, - Синдзи изобразил широкую улыбку. - Мы обязательно подумаем.
   - Вот и славно, - бармен снова взял в руки шейкер. Всё-таки с парнями всегда проще, чем с девчонками.
   Кадзи рассчитался с официанткой и вопросительно посмотрел на подошедших детишек.
   - Что там?
   - Работу предлагал, - Синдзи открыл свой портфель.
   - Шустрый малый, - усмехнулся Кадзи. - А что вы?
   - Сказали, что подумаем, - Синдзи заталкивал в портфель трофейный арсенал
   - Как добыча?
   - Два "Глока", две "Беретты", "Браунинг" и "Кольт".
   - Неплохо. Что будешь с ними делать?
   - Выкину, конечно. Зачем мне неприятности?
   - Вот это правильно. Ну, что, готовы? Едем! - пришедшая в голову мысль так и не приняла отчётливые формы, но Кадзи это нисколько беспокоило - рано или поздно она оформится, это было всего лишь вопросом времени.
  
   Аску привело в себя сияние собственных крыльев. Отработанным, почти рефлекторным движением она спрятала их в спину. Блин, да что же это такое творится? Она дала себе слово - как только поймает этого идиота Синдзи, душу из него вытрясет, но выяснит всё, что нужно.
   Телевизор бубнил что-то о пробках на дорогах, о массовых опозданиях и нарушениях в работе городских служб. Аска задумалась. Теперь уж точно - крыльями лучше не хвастать. Если до кого-нибудь дойдёт, что сегодняшний туман - её работа, по судам затаскают. Единственная надежда - на Футаго её не узнали. Она была достаточно высоко, в спину светила луна, крылья позади не давали толком рассмотреть лицо и всё остальное.
   Аска прикрыла глаза, сосредоточилась и аккуратно осадила остатки тумана в городе крупной росой. Теперь быстро позавтракать, собраться - и в школу. Да, и не забыть написать оправдательную записку родителям! Пусть не думают, что она будет кормить их завтраками каждый день. По краешку сознания промелькнула великодушная мысль: "Впрочем, почему бы и нет?"
   Сегодня путь до школы показался Аске в несколько раз длиннее обычного. К Синдзи она твёрдо решила не заходить. Пусть его теперь эта кукла будит! "Кукла... Кукла..." Ни с того, ни с сего, это дурацкое прозвище показалось Аске самой подходящей дразнилкой для новенькой.
  
   Десять последних минут чёрная "Тойота" торчала в пробке при выезде в центр. Красная "Хонда" столкнулась с белой "Субару", и полицейские заблокировали одну полосу, в ожидании эвакуатора фиксируя повреждения, опрашивая участников и составляя протоколы. Рослый татуированный водитель "Хонды" шумно предъявлял претензии владельцу "Субару", судя по виду - типичному офисному служащему. Тот что-то блеял в ответ и прятался за полицейских.
   Выезд был уже совсем близко, но Кадзи это не радовало. Он последними словами ругал себя за то, что не прислушался к мысли взять такси. Вторая бессонная ночь, усиленная посиделками в "Ориноко", грозила доконать его окончательно. Спать хотелось неимоверно.
   Окончательное решение он принял, когда в третий раз поймал себя на том, что клюёт носом за рулём.
   - Извините, ребята, но дальше я вас не повезу. Сейчас припаркуемся где-нибудь.
   - Почему? Мы и так в школу опаздываем! - расстроился Синдзи.
   - Да, прогуливать первый урок не хочется, - сказала Рэй. - Что у нас сегодня?
   - Мисато обещала контрольную.
   Рэй нахмурилась.
   - Плохо. Мне пропускать контрольную никак нельзя.
   - Ничем не могу помочь, извини, - Кадзи развёл руками. - Я просто отключусь за рулём, и вы получите классный повод прогулять школу. Только, боюсь, побольше, чем на один день.
   - Это поправимо. Кадзи-сан, откиньтесь на спинку и запрокиньте голову.
   Кадзи повиновался. На виски и лоб легли прохладные ладони Рэй. Миг - и в мозгу словно щёлкнул переключатель. Выражение "как рукой сняло" приняло вполне ощутимый зримый вид. Впечатление было таким, словно по запылённому сознанию провели влажной чистой губкой.
   - Ну, как? Лучше? - Аянами убрала руки.
   - Блеск! - Кадзи помотал головой. От сонливости, похмелья, усталости не осталось и следа. - Как ты это делаешь? - восхитился он.
   - Секрет! - кокетливо ответила Рэй.
   - Ты что, экстрасенс?
   - Ой, да что вы! Как-то прочитала книжку про шиацу и рэйки, вот и пробую время от времени. Иногда получается.
   - Интересно - а там, в баре, что было?
   - Сама не знаю, как получилось. В какой-то книге про гипноз читала, что на фоне усталости и бессонницы такое возможно. Главное - уверенный тон.
   - Много читаешь?
   - Нет, что вы. Это Рицко много читает, а я у неё беру только самые интересные книги.
   Не первый раз Кадзи выпадало задание, в котором масса дезинформации топила в себе крупицы достоверных данных. Но задание, в котором с первого же шага "сливали дезу" и вели свою собственную игру даже дети, было первым. Собственно, за это и любил свою тайную "профессию" ненавидящий рутину Кадзи - в каждом деле было что-то своё, какая-нибудь особенная изюминка.
   Регулировщик махнул жезлом, разрешая выезд в центр города. План, мелькнувший ночью в голове Кадзи смутным бесформенным обрывком, сложился в чёткую последовательность действий - с ясной целью, предсказуемым результатом и минимумом возможных случайностей.
   - Я подброшу вас прямо до школы, а сразу после контрольной отвезу домой, чтобы за время перемены вы смогли переодеться и собраться.
   - А как же вы? - обеспокоилась Аянами. - Вы же сами опоздаете.
   - Что-нибудь придумаю, - усмехнулся Кадзи.
   - Вас ведь накажут.
   - Во-первых, сильно не накажут, во-вторых, не могу же я вас бросить просто так! Не переживай, Рэй-чан - я знаю, что делаю. Да, и вот ещё что - не говорите обо мне Мисато. Хочу устроить сюрприз.
   Кадзи затормозил у входа на школьный двор, и под аккомпанемент звонка на первый урок Синдзи и Рэй побежали в класс. Кадзи не торопясь припарковал машину неподалёку. Он порылся в "бардачке" и достал из него мобильный телефон в неприметном корпусе из серой пластмассы. Закурив, он по памяти набрал номер, отсчитал пять гудков, нажал клавишу отбоя и набрал тот же номер ещё раз.
  
   - Встать! Поклон! Сесть! - командовала староста.
   Злая невыспавшаяся Мисато обвела класс тяжёлым пристальным взглядом. Чуда не произошло - ни Аянами, ни Икари так и не появились. Ученики, втянув головы в плечи, ожидали бури. Кацураги-сенсей сегодня совершенно не походила на их обычно весёлую и жизнерадостную Мисато.
   - Староста, раздайте опросные листы!
   Пока ученики передавали по столам распечатки, Мисато рассеянно листала толстый потрёпанный справочник по математике и предавалась невесёлым размышлениям. Рэй, как она могла? Первый кандидат в пилоты, сестра её лучшей подруги, просто славный ребёнок, наконец! Икари тоже хорош. Какая муха их укусила?
   - Эй, Сорью, а зачем ты оставила распечатки для Икари? - спросил Судзухара, - Его же нет.
   - Придёт, никуда не денется, - нехотя отозвалась Аска.
   Мисато встрепенулась. Аска, мрачнее грозовой тучи, изучала опросный лист. Может, она что-то знает?
   - Сорью, почему ты так решила? Он тебе что, звонил?
   - Нет.
   - Тогда почему?
   Аска замялась. Она понятия не имела, откуда у неё эта уверенность. Просто знала, что этот оболтус в порядке - и всё тут!
   Короткий стук нарушил неловкое молчание. Широкая дверь в коридор ушла в сторону. На пороге, держась за руки, стояли Синдзи и Рэй.
   - Извините. Мы немного опоздали. Мы случайно, мы больше не будем, правда!
   - Уф-ф! Вы живы, - выдохнула Мисато. Класс обратился в слух.
   Синдзи непонимающе смотрел на неё.
   - Конечно. А что с нами могло случиться?
   - Дебилы! - взорвалась Мисато, - Кретины! Что вы забыли на Футаго? Вы хоть знаете, что там целую спасательную операцию развернули?
   - Зачем? - растерялся Синдзи.
   - Вспомни, что ты рассказывал, - сообразила Рэй. - Они решили, что мы бросились со скалы. Послушай, Мисато, но это же смешно...
   - Кацураги-сенсей! - рявкнула Мисато. - Здесь школа, а ты мне не подружка!
   - Прости, пожалуйста... Кацураги-сенсей, - пробормотала Рэй.
   Аска откровенно наслаждалась зрелищем.
   - Подумать только! - продолжала бушевать Мисато. - Всех на ноги подняли, бездельники! Значит, я сейчас же звоню вашим родителям, и... Кенске, чёрт лохматый, положи камеру! Сорью, время идёт! Пиши контрольную! Ко всем относится!
   Класс сделал вид, что с головой ушёл в учёбу. Мисато достала мобильник и набрала номер.
   - Алло! Акаги-сан?.. Да, это я... Да, пришла. Оба пришли... Сейчас.
   Она протянула трубку Рэй.
   - Да, мама, - Аянами говорила вполголоса, и в тишине классной комнаты было хорошо слышно, как кричит Акаги Наоко, выплёскивая злость за пережитый страх.
   - Нет, мама... Всё хорошо...
   Рэй покраснела и отвернулась к доске.
   - Нет, мама... Всё не так...
   Она опустила голову и, выронив портфель, коснулась горячего лба кончиками пальцев.
   - Нет, мама... Послушай!...
   Её голос дрожал. Казалось, она вот-вот заплачет.
   Аска торжествовала. Мисато её не узнала, у нахалки-новенькой неприятности. День начинался удачно.
   Синдзи шагнул к Рэй, прислушался, потом протянул руку к телефону.
   - Дай на секундочку.
   Растерянная Аянами автоматически отдала ему трубку.
   - Я скоро, - Синдзи кивнул остолбеневшей Мисато и вышел в коридор, прикрыв за собой дверь.
   Несколько долгих секунд Мисато приходила в себя. Потом она встряхнулась, подскочила к двери и рывком открыла её.
   - ...и запомни, падаль, Рэй - святая! - кричал в телефон Синдзи. - И если ты ещё раз... Что?.. Привет, ма, и ты там?.. А, вы все там?.. Всю ночь? Прости... Не буду! Она первая начала, значит, пусть первая извиняется!.. Ладно.
   Синдзи протянул учительнице умолкший телефон. Взбешённая Мисато отвесила зарвавшемуся мальчишке увесистую пощёчину. Он не моргнул и глазом, а у неё возникло ощущение удара о бетонный столб. Кисть заныла, пальцы задрожали.
   - Марш в класс! - Мисато вырвала телефон из руки Синдзи.
   Она пропустила Синдзи, закрыла дверь, и с задних рядов раздался ехидный голос штатного классного язвы Харады Кенто:
   - Икари! Ты бы рассказал, какова "святая Рэй" на ощупь!
   Раздались сдержанные смешки. То, что произошло дальше, Мисато предотвратить не успела. Да и никто не успел бы. Синдзи как раз проходил рядом с учительским столом. Он сделал неуловимое движение кистью, и справочник Мисато пушечным ядром врезался в голову острослова. Удар был настолько силён, что Харада, который неосторожно высунулся в проход между партами, неловко дёрнулся, потерял равновесие и вместе со стулом свалился на пол.
   Класс дружно ахнул. Зажимая лицо ладонями, Харада поднялся на ноги. Из-под его пальцев показалась кровь
   - Быстро в медпункт! - скомандовала Мисато. Кенто неуверенной походкой направился к дверям. Мисато молча посторонилась, чтобы пропустить его. Парнишку жалко, но за свой язык он всё равно поплатился бы - рано или поздно. Даже странно, что ничего подобного не случалось раньше. Впрочем - может быть, и случалось. В конце концов, есть вещи, о которых учителям не рассказывают.
   Синдзи прошёл на своё место и повесил портфель на крючок, приделанный к ножке парты. Аянами, поколебавшись, последовала его примеру. Мисато хранила гробовое молчание. Синдзи прошёл к задним рядам, подобрал справочник и вернул его на учительский стол.
   - Извините, пожалуйста, Кацураги-сенсей.
   - Ты полагаешь, твоего "извините" будет достаточно? - злость постепенно проходила, оставляя после себя опустошённость и досаду.
   Синдзи развёл руками.
   - А что я могу сделать? Знаете, я не в восторге от того, как всё получилось. Но я уже не могу исправить то, что произошло. Извините, что вам пришлось всю ночь торчать на Футаго.
   - Представь, каково было твоим родителям.
   Икари с интересом посмотрел на неё.
   - Значит, это действительно были вы.
   - О чём ты?
   - Мама сказала, что это вы командовали спасательной операцией.
   Аска затаила дыхание.
   - Ну и что? - не поняла Мисато.
   - А то, что вы - простой школьный учитель. Но вам доверили операцию, в которой участвовали спасатели-профессионалы, - Синдзи на миг задумался. - Я чего-то не понимаю?
   А парень быстро соображает. И болтунов в последнее время многовато развелось.
   - Судя по всему, ты вообще ничего не понимаешь. Не забудь извиниться перед Харадой.
   - Он сам виноват.
   - Понятно, - Мисато кивнула на дверь. - В коридор, сто приседаний.
   Синдзи застыл. Такие наказания давно не применялись, отходя в область школьных легенд и ностальгических воспоминаний стариков.
   - Послушай...те, Кацураги-сенсей, - начала Аянами.
   - Кстати, госпожа соучастница, - спохватилась Мисато, - составь-ка ему компанию!
   И ядовито добавила:
   - Ты ведь не бросишь своего мужчину?
   Аянами на миг замерла, потом спокойно поднялась с места.
   - Нет, - тихо, но уверенно ответила она. - Не брошу.
   В полной тишине её слова прозвучали для Мисато высшей, изначальной истиной. Одновременно простой и недоступной. Вдруг вспомнился мужчина, которого она сама оставила несколько лет назад. Она отвернулась к окну и бросила через плечо:
   - Дверь оставьте открытой, чтобы я видела, чем вы там занимаетесь.
   Нет, она тогда поступила правильно. Она бы не смогла с ним остаться. Нет.
   - Послушайте, сенсей, - подала голос Аска, - а это не чересчур? Что за домострой?
   - Вот именно, - поддержал её Судзухара, которого перспектива возвращения старых методов воспитания не устраивала больше, чем кого-либо ещё.
   - Можете в знак солидарности поддержать своих товарищей. Если силёнок хватит.
   Мисато прикусила язык, но слово - не воробей. Последняя фраза прозвучала, как вызов, а Сорью на такие вещи реагирует однозначно.
   Ну, так и есть - Аска поднялась из-за парты и направилась к дверям, обронив на ходу:
   - Надеюсь, этот ваш закидон будет последним.
   Оп-па! И Судзухара туда же!
   - А ты куда? - злобно прошипела Аска, когда они присоединились к двоим в коридоре. - Гражданскую сознательность проявляешь?
   - С ума сошла? - тихо ответил Тодзи, - Син, подскажи, как третью задачу решать.
   - А почему не четвёртую или пятую? - подколола Аска.
   Тодзи безнадёжно махнул рукой.
   - Никаких шансов. Особенно пятую. Даже если расскажете, всё равно не запомню.
   Аска сообразила, что чем быстрее выпроводить Судзухару, тем больше у них останется времени поболтать.
   - Ладно. Говори условия.
   Тодзи сначала засомневался - мало ли, что эта рыжая зараза ему сейчас насоветует. Но постоянные приседания не способствовали долгим размышлениям, да и Синдзи рядом - поправит, если что.
   Мисато подозрительно посматривала в коридор, прислушиваясь к доносящемуся оттуда шёпоту. Разобрать что-либо не получалось, несмотря на царящую в классе тишину. Тем не менее она разгадала замысел Судзухары и даже оценила нестандартность решения. Но возмущаться сейчас было бы дипломатически неверным шагом. Оставалось ждать, пока эта четвёрка с вываленными от усталости языками не вернётся в класс. Интересно, как быстро они выдохнутся с темпом, который взяли?
   Ученики сосредоточенно ставили пометки в распечатках тестов, четверо в коридоре механическими попрыгунчиками двигались вверх-вниз. Всё шло, как надо, и Мисато постепенно успокаивалась.
   Слушая объяснения Аски, Тодзи успел запыхаться и слегка взопреть, но, глядя на бодрых девчонок, он не просил передышки. Да и Синдзи, даром что задохлик, выглядел молодцом.
   Икари первым заметил состояние Судзухары и попросил Рэй:
   - Тодзи не хватит надолго. Помоги ему, пожалуйста.
   Аянами ничего не ответила, но Тодзи, хоть ничего и не понял, почувствовал внезапный прилив энергии и сил. Теперь он был готов работать и заниматься спортом хоть неделю подряд.
   - Ну, теперь дошло? - с неожиданным участием спросила Сорью.
   - Кажется, да, - неуверенно ответил Тодзи.
   Мисато посмотрела на часы и покачала головой. В таком темпе без перерывов им осталось меньше пяти минут. Н-да - молодость! Отличная физическая форма и ветер в головах, вплоть до полной безбашенности.
   В коридоре послышались уверенные шаги нескольких человек.
   - А это ещё что такое? - раздался голос директора.
   - А это у нас Кацураги-сенсей в феодала играет, - наябедничала Сорью, не прерывая своего занятия.
   - Прямо как в старые добрые времена, - прокомментировал низкий с хрипотцой знакомый голос.
   Мысленно застонав, Мисато поднялась из-за стола. Цирк шапито продолжался. В коридоре её ждали директор Кадзиюра и двое полицейских.
   - Знакомьтесь,- проявил инициативу директор. - Офицеры Накамура и Огава, а это...
   - А мы уже знакомы, - прищурился сержант Накамура. - Капитан Кацураги, нам необходимо...
   - Кацураги-сенсей! - перебила его Мисато. - Просто Кацураги-сенсей!
   - ...провести опознание пропавших, - озадаченно продолжил сержант. - Пустая формальность, ничего больше.
   - А эту формальность нельзя провести на перемене? Кадзиюра-сан, у меня контрольная!
   - А у нас смена закончилась! И мы не можем ждать, пока закончится ваша контрольная.
   Директор неловко кашлянул и попытался сменить тему.
   - Может, хватит с них? - он покосился на приседающих "штрафников".
   - Нет-нет, мы вовсе не собираемся вмешиваться в педагогический процесс! - запротестовал полицейский Огава, не отрывая алчного взгляда от мелькающих под взлетающими и опадающими юбками девчоночьих коленок.
   - Ты лучше проверь, что к чему, - Накамура легонько хлопнул своего напарника по спине и подтолкнул в классную комнату.
   - Да-да! Конечно, - Огава встрепенулся и зашёл в класс. Кенске тотчас прицелился в него объективом видеокамеры.
   - Оперативная съёмка? Молодец! - одобрил полицейский. - Ну-ка, корреспондент, где сидит Икари?
   - Тут! - Кенске показал на пустующую парту.
   - Отлично! - Огава снял с крючка портфель Синдзи и взвесил на руке. - Тяжёлый!
   - Что-то я не понимаю, при чём тут опознание, - занервничала Мисато.
   Огава открыл портфель.
   - Ну, что - есть? - спросил наблюдавший за ним из коридора Накамура.
   - Целый арсенал! - полицейский подошёл к учительскому столу и высыпал на него содержимое портфеля Синдзи. Зашелестели тетрадки, хлопнули о поверхность стола учебники и тяжело стукнуло воронёной сталью оружие. По классу пронёсся возбуждённой шёпот.
   - Типичный такой, обычный набор современного школьника, - съязвил Огава подошедшим учителям с напарником.
   Мисато растерянно взяла в руки "Браунинг", повертела в руках. Выщелкнула обойму, утопила большим пальцем верхний патрон. На всякий случай передёрнула затвор, и пистолет выбросил из себя блестящий жёлтый цилиндрик с полусферической вершиной. Мисато отработанными движениями направила ствол в потолок и нажала спуск, поставила пистолет на предохранитель, вернула патрон в обойму, которую, в свою очередь, вставила в рукоятку.
   Так же она проверила остальные стволы. С патроном в патроннике оказался ещё один из "Глоков".
   - А вы неплохо управляетесь с оружием для обычного учителя, - поддел её Накамура.
   - Эти современные дети, знаете ли... - рассеянно ответила Мисато.
   - Постойте! - вмешался директор. - Этому должно быть простое и логичное объяснение!
   - Ну, да, как же! "Нашли! Случайно!" - Огава злорадно ухмыльнулся. - А где сидит подруга вашего террориста? Хочу заглянуть в её сумочку.
   - Там, - показала Мисато на стол Аянами. - Что вы собираетесь найти?
   - С учётом обстоятельств - как минимум базуку, - Огава бесцеремонно высыпал на парту содержимое портфеля Рэй.
   - Ладно, чего гадать? Послушаем, что сам владелец скажет, - через открытую дверь Накамура посмотрел в коридор. - Долго им ещё?
   - Эй, каторжане! Давайте сюда! - Мисато требовательно махнула рукой.
   - Нет уж! - гордо вздёрнула подбородок Сорью. - Сто, так сто!
   - Сколько ещё? - устало спросила Мисато.
   - Девяносто шесть... Девяносто семь... Девяносто восемь... Девяносто девять... Сто!
   - Молодцы. Все по местам, Икари сюда.
   Штрафники и сочувствующие рассаживались за парты. Что-то в них было не так, и Мисато никак не могла понять, что именно. Но сейчас были проблемы поважнее, и она махнула рукой на мелкую несообразность.
   Огава посторонился, пропуская Рэй. Аянами села на место и теперь потерянно наблюдала за тем, как полицейский перелистывает её учебники и тетрадки.
   - Икари, что это? - Мисато показала взглядом на стол.
   - Как - "что"? Оружие! Кацураги-сенсей, вы что, пистолетов никогда не видали?
   - Прекрасно! - сарказмом Мисато можно было отравить половину ближайшего полицейского участка. - И где ты его раздобыл? И, главное - зачем?!
   - Нашёл. Сразу после школы собирался сдать в полицию. А тут как раз и вы, - Синдзи честными глазами посмотрел на сержанта. - Не придётся в участок тащиться. Очень удобно.
   - "Нашёл"! Малыш, сейчас такие отмазки даже дети не лепят! - Огава презрительно оскалился.
   - Шутки шутками, парень, но тебе сейчас светит вполне реальный срок. Незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия, сам понимаешь, - поддержал сержант напарника.
   Из тетрадки Рэй выпал маленький белый прямоугольник. Огава подобрал его, всмотрелся и восхищённо присвистнул. Директор печально вздохнул.
   - Что там? - спросил Накамура. - Координаты склада базук?
   - Кое-что покруче. Слыхал про такое, но в руках держу первый раз, - Огава протянул ему визитку из "Ориноко". Брови сержанта поползли вверх.
   - Ого! Автограф "пирата Мануэля"! Чем это вы заслужили такую честь?
   - Танцами у шеста! - фыркнула Фурукава. Раздались смешки.
   - Э, нет. Это пропуск для людей, к которым у Мануэля Риверы серьёзное дело.
   Сержант повертел в руках визитку, окинул Аянами цепким запоминающим взглядом.
   - Знаете, детишки, вы мне понравились, - он прямо-таки лучился дружелюбным сочувствием. - Поэтому я дам добрый совет - сдавайте всех, кто втянул вас в преступный бизнес. Есть шанс отделаться условным сроком. В престижный университет или крупную компанию вам, скорее всего, не попасть, но иначе вся ваша жизнь пойдёт наперекосяк.
   - Не понимаю, о чем вы, - пожал плечами Синдзи. - Какой бизнес?
   - Незаконная перевозка и контрабанда оружия, например.
   - А вот ещё, - вспомнил Огава, - в последнее время мафия по всему миру использует детей в качестве "одноразовых" исполнителей. Смертная казнь там, где она есть, на детей не распространяется, платят им меньше. Сплошная выгода.
   - Ликвидаторы якудза? - нахмурился Накамура.
   - Запросто! - пожал плечами его напарник. - Помните тот случай весной?
   - Может быть, - задумчиво протянул сержант. - Икари, постарайся припомнить - где ты был вечером двадцать пятого мая этого года?
  
   Кадзи стоял в школе на лестничной клетке и внимательно следил за беседой. Ему здорово повезло - патрульные, которые участвовали в операции на Футаго, оказались совсем рядом со школой. Их даже не пришлось уговаривать - служители Фемиды с угрюмым энтузиазмом приняли предложение поучаствовать в спектакле. Легенда тоже была готова, и теперь утопленный в ухо миниатюрный приёмник исправно доносил всё, что улавливал "жучок" в нагрудном кармане Накамуры.
   Тонкость заключалась в том, чтобы точно выбрать момент выхода на сцену - после того, как запуганный мальчишка будет готов на всё, лишь бы его отпустили, но до того, как скромная училка Кацураги козырнёт удостоверением NERV. Вообще-то Мисато могла освободить Синдзи официальным запросом через управление полиции, но, зная её темперамент, Кадзи был готов к любому повороту событий.
   Пока что всё развивалось по сценарию. За исключением одного маленького пустячка - пугаться Икари Синдзи не собирался. Он тут же сплёл басню о найденном на Футаго оружии, которую подтвердила Аянами Рэй. Объяснение, что отнести оружие в полицию им помешали туман и контрольная, выглядело не слишком убедительно, но толковому адвокату хватило бы и этого, чтобы не оставить в суде камня на камне от доводов обвинения.
   А вот предложение Огавы забрать на допрос в кутузку заодно с Икари его подружку было неплохим ходом. Кадзи мысленно поаплодировал полицейскому. Даже если Синдзи не боится за себя, то из-за Рэй он наверняка забеспокоится.
   - Никто никуда не едет, - в голосе Мисато зазвенел металл.
   - Вы собираетесь помешать нам забрать подозреваемых, Кацураги-сенсей? - сержант особо выделил интонацией последнее слово.
   Оп! А вот этого делать не стоило. Сто процентов - Мисато сейчас заведётся и кинется в контратаку. Кадзи выскочил в коридор и поспешил к дверям с табличкой "2-А"
   - Постойте! - страдальчески морщась, директор вскинул руки. - Давайте поговорим об этом в другом месте! Идёмте в мой кабинет!
   Ему никто не ответил, потому что в этот миг дверь классной комнаты ушла в сторону.
   - Ты?! - Мисато смотрела на человека на пороге так, словно только что увидела привидение. Кадзи тоже смотрел на неё так, будто видел первый раз в жизни. Повзрослела, похорошела. Чёрт возьми, она выглядит даже лучше, чем раньше.
   - Я. Привет, Кацураги. Давно не виделись, - Кадзи попытался произнести эту фразу бодрым легкомысленным тоном.
   - Что ты здесь забыл?
   - Перевели из Германии. Буду работать в Токио-3. Прошу меня извинить, - обратился он к директору, - я хотел дождаться конца урока, но у вас тут и без того шумно.
   - Ты не понял. Что ты забыл здесь, в этом классе?
   - Ах, э-это... Пришёл забрать свои вещички.
   - Какие?
   - Два "Глока", две "Беретты", "Браунинг" и "Кольт".
   Все посмотрели на учительский стол.
   - А вы, собственно, кто? - поинтересовался Накамура. - Соучастник по делу об убийстве?
   - А я, собственно, лейтенант Кадзи Рёдзи, - он протянул полицейским удостоверение. - И теперь ваше "дело" переходит под юрисдикцию NERV. Прошу передать мне все улики, документы и прочую сопутствующую информацию. Кстати, Икари-кун, спасибо, что подержал у себя стволы. Совсем замотался, совершенно забыл про них.
   - Икари, - бровь Мисато выгнулась дугой. - Это что, правда?
   - Ну-у... - Синдзи переглянулся с Рэй, и та неопределённо пожала плечами. - Конечно, правда.
   - А зачем же вы раньше врали? Почему ничего не сказали?
   - Потому что я просил их не говорить обо мне, - вмешался Кадзи. - Я хотел устроить тебе сюрприз, - он послал Мисато широкую дружескую улыбку.
   - Да уж, тебе это удалось.
   - Ну, вот! Всё и разрешилось! - облегчённо вздохнул директор. - Пойдёмте, господа, я проведу вас к выходу. Не будем мешать уроку. И вас, - обратился он к Кадзи, - Я тоже попрошу не задерживаться.
   Неловко потоптавшись на месте, полицейские последовали за ним.
   - Мы этого так не оставим, - бросил в закрывающуюся дверь Огава. Кадзи сделал ему ручкой на прощание.
   Мисато отошла от стола.
   - Разбирайте свои вещи, и ты марш за парту, а ты, - она посмотрела на Кадзи, - проваливай отсюда. Поговорим в другом месте.
   Синдзи проверил боковой клапан на портфеле. Закрыт. Оружие отвлекло внимание полицейских, и бумажный свёрток с деньгами остался незамеченным. Но ведь обыск так не делается! Если уж вытряхивать содержимое портфеля - так вытряхивать всё. Значит - полицейские шли именно за оружием. Значит - они точно знали, где и что искать. Значит...
   - Икари, чего застыл? - раздался над самым ухом голос Мисато.
   Синдзи вздрогнул, сгрёб в портфель две последних тетрадки и юркнул на место.
   - Не ругай их, - попросил Кадзи, рассовывая по карманам трофеи. - Опоздали они тоже по моей вине.
   - Хватит их выгораживать. Выметайся.
   Проводив Кадзи взглядом, Мисато наконец сообразила, что было не так с вернувшейся четвёркой. После подобных упражнений человек приходит в норму минут пять, не меньше. А эти даже не запыхались. Что это - молодость и тренировки? Или, может быть, ещё один признак близящегося времени испытаний для человечества? Рицко наверняка знает лучше, надо будет у неё уточнить.
   - Надеетесь успеть? - усмехнулась она, глядя, как внимательно изучает распечатку Аянами. Синдзи и Рэй переглянулись. Икари легонько стукнул ручкой по запястью и сделал жест, как будто водил стержнем по циферблату. Аянами едва заметно кивнула.
   - Надеемся, - подтвердил Синдзи. - Аска, успеваешь?
   - Что за вопрос? Конечно! - нервно отозвалась та.
   - Разговорчики! - оборвала их Мисато. Она вернулась к своему столу и посмотрела на часы. Большая часть урока позади. Безнадёжно. Ну, ничего, так им и надо - будут знать, как шляться где попало. Жаль только, что из-за них могло не хватить времени другим ученикам. Впрочем - другим ученикам надо было делом заниматься, а не варежки разевать. Она отвернулась к окну и стала наблюдать за резвящимися в воздухе голубями.
   Аска не успевала. Она потеряла много времени в начале урока, наслаждаясь видом посрамлённой соперницы, и теперь, чтобы закончить тест, ей не хватало буквально десять минут.
   Тень летящего за окном голубя застыла в углу её парты, и Сорью удивлённо подняла голову. Мир вокруг неё замер. Голуби за окном, словно сизые оригами, повисли в воздухе. Одноклассники вокруг превратились в каменные статуи. Все, кроме неё, Первой и Сина.
   - Что это? - уже задав вопрос, Аска осознала ответ. Это был тот, кого называли Протектор. Повелитель пространства и времени. Синдзи.
   Мир знакомо поплыл, и Аска испугалась. Она сильно, до боли в суставах, сжала пальцы в кулаки, затаила дыхание и зажмурилась. Потом досчитала про себя до двадцати. Постепенно всё вокруг снова обрело грубую плотность и осязаемость. Выдохнув, Сорью открыла глаза и поймала на себе внимательный взгляд Первой.
   - Чего уставилась?
   Рэй отрицательно покачала головой и погрузилась в заполнение опросных листов. Аска развернулась к Синдзи.
   - Не вставай с места, - предупредил он её, - Время ускорено только в треугольнике наших столов. Удачно, что мы рядом сидим. Да, и чтобы не привлекать лишнего внимания, постарайся не передвигать вещи на парте.
   - Рассказывай! - потребовала она.
   - Что? - не понял Синдзи.
   - Не прикидывайся дурачком! Всё рассказывай!
   - Но... - он растерянно посмотрел на Рэй.
   - Незачем, - вмешалась Аянами. - Ты и сама можешь всё вспомнить. Ты просто не хочешь. Или боишься.
   Аска застыла в замешательстве. Она почувствовала, что, случайно или нет, но Первая попала в цель. Ощущение было неприятным. Пугающим.
   - Ладно, вы хоть скажите, кто такие Рэн, Клаус и Петер?
   Синдзи молча смотрел на неё.
   - Я знаю только, кто такой Рэн. Но, кажется, я догадываюсь, кто такие Клаус и Петер, - Аянами не сводила глаз с Икари. Тот перевёл взгляд с Аски на неё, потом обратно и покраснел.
   Аска ничего не понимала. Он смотрел на неё так, как никогда раньше. Или смотрел? Давно. Не здесь. Было в его взгляде что-то странное и непривычное. Аска почувствовала, что сама заливается краской. Рэй поспешно отвернулась и занялась тестами.
   - Ты вспомнишь, Аска, - сказал Синдзи. - Ты обязательно вспомнишь.
   Тон, которым это было сказано, заставил стать совсем пунцовой светлую, почти прозрачную, кожу на её щеках и скулах. Аска развернулась к своему столу и склонилась над распечатками. Надо обдумать. Надо всё как следует обдумать. Но прежде всего - заполнить опросные листы.
   Через полчаса их ускоренного времени Аянами сказала:
   - Я уже.
   Аска промолчала. Она давно покончила с тестом, и сейчас лениво перебирала бумажки на столе.
   - Мне ещё чуть-чуть, - отозвался Синдзи. - А вы пока переведите часы.
   Аянами занялась своими часиками, Сорью защёлкала кнопками мобилки.
   - Порядок, - Синдзи оторвался от распечаток. - Во-первых, примите то же положение, что и вначале. Во-вторых, наши разговоры сольются для окружающих в один хлопок. Все наверняка начнут оглядываться, и мы, чтобы не выделяться, сделаем так же.
   - А почему это мы не должны выделяться? - возмутилась Сорью. - Мы же особенные!
   - Свобода, - непонятно ответила Рэй, замерев над распечатками с маркером в руке.
   - Готовы? - уточнил Синдзи.
   Аска нехотя склонилась над столом и проворчала:
   - Готовы.
   Тень голубя метнулась в сторону. Мисато вздрогнула и оглянулась, ученики завертели головами.
   - Что это было? - сварливо спросила Аска. - Син, это ты натворил?
   - А я-то что? Чуть что, сразу Син!
   - Так, успокоились! - Мисато хлопнула в ладоши, привлекая к себе внимание. - Или вы уже всё закончили?
   - Ещё пару минут, - Синдзи зашуршал полностью заполненными опросными листами.
   Мисато снова посмотрела на часы. Пару минут, значит? Ну-ну...
  
   Кадзи сдержал слово - его машина ждала их недалеко от школы. Первой к подъезду своего дома была доставлена Аянами.
   - Вот что, приятель, - сказал Кадзи, выруливая из её двора к дому Синдзи. - Рэй - сестрёнка моей подруги, я знаю её с детства. А ты вроде как её парень, верно? - он посмотрел в зеркало заднего вида.
   - Можно и так сказать.
   Кадзи кивнул.
   - Я всегда вам помогу и всегда вас прикрою. Но, чтобы с пользой помочь, мне нужно знать - от чего именно я вас прикрываю. Понятно? Поэтому как только что-то случится - сразу ко мне. Мой телефон Рэй знает, если что. Вопросы есть, навигатор?
   - Никак нет, мастер!
   - Хорошо. Я поднимусь вместе с тобой, не возражаешь?
   - Хотите принять удар на себя? Спасибо. Но лучше бы вы к Рэй зашли.
   - Если бы я зашёл к Рэй, я бы не успел отвезти тебя.
   Спустя ещё пятнадцать минут притормозивший у школьных ворот Кадзи пришёл к выводу, что всё рассчитал правильно. Знакомство с директором в неформальной обстановке, да ещё в роли спасителя его сына, сыграло свою роль. Пусть даже сам Синдзи не исполнился к нему особенно дружеских чувств, но зато Икари-старший заметил и запомнил его. В дальнейшем это может здорово пригодиться.
   Из коротких бесед с родителями, которые больше напоминали обмен извинениями, Кадзи вынес ещё два вывода. Первый - детишек никто на Футаго не отправлял. Они оказались там сами, по своему собственному желанию. Это значило, что его никто ни в чём не подозревает, что, в свою очередь, развязывало ему руки. Второй вывод касался Рэй. Акаги - мать и дочь - ровным счётом ничего не знали о её способностях. Это могло означать одно из двух - или Рэй действительно самая обычная девочка, которой в баре просто-напросто повезло, или она успешно маскирующийся экстрасенс. Второй вариант давал широкие перспективы и вообще выглядел интригующе. Но, если подумать... Кадзи живо представил себе запрос на проверку и реакцию на него начальников и коллег. Нет уж, горячку в таких делах пороть не стоит - репутация психа ему ни к чему. С другой стороны, события в "Ориноко" всё равно нужно подробно изложить - пусть сами выводы делают.
  
   Они стояли на огороженной невысокими поручнями крыше школы. На дереве неподалёку бурно дискутировали воробьи, западный ветер расписывал глубокое синее небо росчерками белых перистых облаков.
   - Я что-то не поняла, - Аска перевела взгляд с Синдзи на Рэй. - О какой свободе ты говорила? Ну, в классе, когда Син просил не выделяться.
   - Мы не только то, что думаем о себе сами, Вторая. Мы ещё и то, что думают о нас или ждут от нас окружающие.
   - "Короля делает свита" и всё такое, - пояснил Синдзи.
   - И что? - не поняла Аска. - Если мы станем знамениты, чем это нам повредит?
   - Повредит? Ничем, пожалуй, - согласилась Рэй.
   - Вот именно! А сколько новых знакомств, сколько друзей!
   - О, да! - не выдержал Синдзи. - Ты не представляешь, сколько новых друзей у тебя появится! Как тот русский, как его, - он щёлкнул пальцами и повернулся к Аянами, - Рабинович, кажется?
   Рэй кивнула в ответ.
   - А что с ним? - Аска напряглась, но память молчала, никак не реагируя на новое имя.
   - Рэй превратила его в медведя.
   - Русского - в медведя? Логично. А за что?
   - В коалу, - уточнила Рэй.
   - Он дружил со всеми нами, - пояснил Синдзи. - Такой милый компанейский дядечка. Весёлый, эрудит, умница. Так вот, он открыл фирму, которая продавала наши услуги.
   - Как это?
   - А вот так. Ему оплачивали заказ, а он уговаривал нас что-нибудь сделать "на благо человечества". А уговаривать он умел, что да, то да.
   - Вот козёл!
   - Не то слово.
   - А как мы об этом узнали?
   - Сдали арабы. Им не понравилось, что запасы нефти в западной Сибири превысили запасы нефти в персидском заливе.
   - Ничего себе!
   - Угу. А их потом сдали американцы, когда узнали, что запас ядерного оружия саудитов сопоставим с арсеналом США, а их, в свою очередь, сдали русские, когда узнали, для чего на самом деле нужно расширение Берингова пролива.
   - И для чего?
   - Не для "улучшения баланса" вод Тихого и Северного Ледовитого океанов, как нам говорили, а для скрытного проникновения американских подлодок в северную акваторию России.
   - Гос-споди!
   - Да уж. Хотя... - Синдзи на миг задумался, - тебе, помнится, это всё даже нравилось. Но прежней свободы у тебя уже не будет. Ты будешь под постоянным присмотром. Вокруг тебя будут постоянно крутиться какие-то "друзья". Начиная обычными халявщиками и теми, кто любит отжимать чужие мобилы в тёмных углах, заканчивая теми, кто любит отнимать предприятия, месторождения и территории. Тебе будут постоянно намекать, предлагать и просить - кому-нибудь помочь, совершить что-нибудь глобально хорошее или просто оказать дружескую услугу.
   - И что тут такого - делать хорошее?
   - Глобально хорошее, вроде борьбы со стихийными бедствиями - очевидно. О нём не нужно просить или доказывать, что это хорошо. А всё остальное... Видишь ли, что для одного - добро, для другого - зло.
   - Не говоря уже о том, что заодно у тебя появится куча начальников, - поддержала единомышленника Рэй. - И эти будут не просить и уговаривать, а командовать и приказывать. И когда ты пошлёшь их всех подальше, тебя попытаются заставить. Силой, обманом или подлостью. И тебе придётся доказывать своё право на свободу и самостоятельность. И во сколько жертв и разрушений это выльется - я не могу предсказать.
   - Ну и что? - Аска пожала плечами. - Во все времена свободу, независимость и богатство надо было завоёвывать. Лично я к этому готова!
   - А я - нет! В общем, если захочешь развернуть крылья - делай это без нас, - подытожила Аянами.
   - То есть?
   - Не говори о нас ничего, - пояснил Синдзи. - И о нашем прошлом тоже. Извини, но нас с Рэй такая популярность слегка... напрягает.
   - Ой, да ладно! - надулась Аска. - Я сама ещё ничего не решила! А что это там Судзухара с Кенске делают?
   - За мной пришли, - Синдзи оглянулся через плечо. - Ладно, я побежал. Встретимся на уроке.
   Последние слова он произнёс уже на бегу. Помахав рукой на прощание, он скрылся в дверях лестничного марша.
   - Слушай, Первая, - помедлив, начала Сорью, - Помнишь, ты говорила, что я боюсь вспоминать прошлое?
   - Помню.
   - Ты думаешь - это из-за того, что мне было плохо? Я была так несчастна?
   Рэй отрицательно качнула головой.
   - Нет. Мне кажется - как раз наоборот.
  
   Изначальный мир. 30 июля 2016 (Юки-сантё, расставание с Аской)
   - И увидел всевышний, что сделанное им - хорошо. И почил в день седьмой от всех дел своих, которые делал, - Сорью Аска хозяйственно постучала по основанию золотой статуи Будды носком деревянной сандалии гэта. Красное юката сидело на Сорью, как влитое. Она надела его сразу после того, как обнаружила и сожгла "жучок" в больничной пижаме.
   Аска оглянулась на своих спутников.
   - По-моему, у нас получилось не хуже. А то и лучше.
   - Бог создал целый мир. А мы всего лишь привели в порядок маленькую область, - холодно возразила Аянами Рэй.
   - Да, но посмотри на этот мир и посмотри на эту область, - фыркнула Аска.
   - Любишь бородатые анекдоты?
   Сорью не успела ответить Первой как следует - между ними вклинился Икари Синдзи.
   - Эээ... получилось и правда здорово. Вы показали класс! Правда, Рэй?
   Аянами отвернулась. Аску бесило её безразличное отношение, но ещё больше бесило её то, что Синдзи, как полный придурок, поддерживал Первую всегда и во всём.
   Неопределённость ситуации, в которую они попали, беспокоила Синдзи. Монастырь находился под постоянным наблюдением, ворота осаждали переговорщики и парламентёры. Предложение Аски сжечь нафиг парочку особо назойливых натолкнулось на категорическое неприятие со стороны Рэй. Синдзи догадывался, что от него ждут каких-то решений и действий, но он просто не знал, что делать дальше.
   Чем дольше они находились в монастыре, тем больше заводилась Аска, которая и без того не отличалась золотым характером. Рэй не подавала виду, но Синдзи чувствовал, что ей тоже неловко и неуютно. Положение спасал настоятель Морита, который с недавних пор пользовался непререкаемым авторитетом у Сорью. Ему легко удавалось сглаживать острые ситуации, которые в избытке предоставлял взрывной темперамент его гостьи.
   Закусив губу, Аска испытующе посмотрела на Синдзи, потом принужденно рассмеялась.
   - Слушайте, а давайте завоюем мир!
  
   В просторном кабинете председателя Киля на базе Мацуширо шла очередная оперативка. Дитрих Кляйн подводил итог событиям последних дней:
   - Таким образом, "дети Ев" на контакт не идут. Наотрез. Наши эксперты предлагают привлечь для переговоров близких людей пилотов.
   - Кем мы располагаем? - председатель чуть подался вперёд, сидя в своей излюбленной позе - сцепив пальцы и положив руки на стол.
   Кляйн зашелестел бумагами.
   - Проще всего дела обстоят со вторым пилотом. Она поддерживала ровные дружеские отношения с приёмными родителями. Мы уже связались с ними, они готовы в любое время прибыть в Японию. С третьим немного сложнее - его отношения с родственниками были скорее отчуждённо-безразличными, но они также готовы помочь нам. Хуже всего с первым пилотом. Родственников нет, единственный оставшийся в живых из установленных друзей - третье дитя. С учётом всех обстоятельств, наиболее подходящей кандидатурой для переговоров с ней представляется доктор Акаги Рицко.
   Рицко и Джек Робертсон переглянулись.
   - Прошу прощения, Дитрих,- привлекая внимание Кляйна, майор поднял руку. - Насколько я могу судить, в последнее время отношения между мисс Аянами и доктором Акаги несколько испортились. Так что это не очень удачная мысль.
   - Что вы предлагаете? - Кляйн бросил на Робертсона озадаченный взгляд поверх очков. - Или, точнее, кого вы предлагаете?
   - Джек, а почему бы вам самому не заняться переговорами? - предложил председатель.
   - Вы уверены? Всё-таки первую и третьего брали его люди, - Рицко старалась казаться бесстрастно-деловитой, но многоопытный председатель сразу уловил в её голосе нотки нервозности. И, признаться, они изрядно удивили его.
   - Но потом ведь именно Джек помог им, - возразил Киль.
   - Да, но знают ли они сами об этом?
   - Они же не идиоты, - пожал плечами председатель. - Не слепые и не глухие. Как бы то ни было, я не вижу других кандидатур - только вы и Джек.
   - Значит, решено! - подытожил Робертсон, - Завтра утром я отправляюсь на переговоры, а до тех пор надо будет оставить их в покое.
   - Кстати, что с тем ребёнком? - вспомнил председатель. - Ну, с собакой. Которые уцелели после атаки Протектора.
   - Мы нашли его дальних родственников. Сегодня вечером за ними приедут.
   - "За ними"? Джек, где вы держали собаку?
   - В доме.
   - В каком? Подождите, вы что - снимали дом? Это же дорого!
   - Доктор Акаги любезно согласилась помочь нам, - светски проинформировал шефа Робертсон.
   - Акаги-сан, вы? - давно знакомые сотрудники предстали перед Килем в совершенно новом свете. - А где жили вы сами?
   - В этом же доме, - Рицко молилась всем богам, чтобы не покраснеть. Вот, казалось бы - взрослая опытная женщина. В своё время прошедшая весьма непростой допрос в SEELE. А тут вдруг...
   - Понятно, - протянул председатель.
   Это действительно многое объясняло.
   - Хорошо! - Киль встряхнулся. - Джек, подготовьте верительные грамоты. Я сделаю несколько звонков, чтобы ускорить их утверждение.
   - Какие грамоты? - не понял Робертсон.
   - Верительные грамоты на ваше имя. Будете чрезвычайным и полномочным представителем ООН. К завтрашнему утру вы, конечно, не успеете, но постарайтесь не затягивать.
   - А это не слишком? - засомневалась Рицко.
   - Нет. В таких делах чем больше пафоса - тем лучше. Вы, Дитрих, оформите вызов родственникам второго и третьего детей. Всем всё ясно? Вопросы есть? За работу.
  
   - Ну и что? - кипятилась Аска. - Этому миру всё равно крышка! Всё равно все погибнут - рано или поздно!
   - Повеселиться напоследок? - почесал затылок Синдзи.
   - Мы должны удерживать этот мир от падения, - возражала Рэй.
   - Привет! А кто был с нами согласен - "пусть этот мир исчезнет", а? - наседала Сорью.
   - Тогда всё было по другому.
   - Да ничего не по другому! И я, между прочим, никому ничего не должна! Я на эту работу не нанималась!
   - Никто не нанимался. Это выпало нам - и тут ничего не поделаешь.
   - Синдзи, а ты чего молчишь? Скажи что-нибудь, ты же мужчина!
   - Да, скажи, - подхватила Рэй. - Зачем это вам?
   - Ну, не знаю, - он даже растерялся, - В войнушку поиграть. Соберем армии, напустим друг на друга...
   - Синдзи, ты гений! - рассмеялась Аска, - Чур - мне западное полушарие! Евразию пусть берет Первая, а тебе - Африку с Австралией.
   - Эй, а почему это мне Африку?
   - Ну, ты же парень! Ты должен лучше нас разбираться в военных делах, значит - тебе самую слабую базу!
   - Идиоты, - Аянами отвернулась и зашагала прочь.
   - Понятно. Первая выбывает из игры, - Аска с неудовольствием отметила про себя, что её собеседник не отрывает взгляд от удаляющейся соперницы. - Поздравляю, Синдзи, тебе достаётся восточное полушарие целиком! Так что выбрасывай меня над Вашингтоном, а сам дуй к себе куда-нибудь. Срок - месяц.
   - Эмм... Извини, я сейчас, - Синдзи бросился вслед за Аянами.
   Аска открыла рот, чтобы сказать ему что-нибудь хлёсткое и отрезвляющее, но так и не смогла произнести ни звука. Слова не приходили, в горле стоял ком. Она могла только беспомощно следить за тем, как Синдзи догнал Первую и что-то тихо сказал ей. Он попытался приобнять её сзади и Рэй, освобождаясь, дёрнула плечом. Тогда Икари зашёл спереди и заговорил, виновато улыбаясь и разводя руками. "Опять извиняется, придурок!" - с неожиданной горечью подумала Сорью, - "Нет, ну что за ничтожество! Мужик, называется!"
   Синдзи смущённо улыбался. Аска не видела лица Первой, но та, похоже, постепенно успокаивалась. Аянами отрицательно покачала головой и Синдзи, облегчённо вздохнув, направился к Сорью.
   - Ну, что? - спросила она, уже зная, каким будет ответ.
   - Извини, Аска, но завоевания - это и правда перебор.
   - Это кто решил - ты или она?
   - А какая разница?
   - Такая! Ты сам что-нибудь можешь или нет? Мужик, тоже мне! Вечно за него всё другие решают! - Аска сама не понимала, с чего так завелась.
   - Но... - Синдзи растерянно смотрел на неё. Аска почувствовала, что краснеет. Она отвернулась и скрестила перед собой руки.
   - С меня хватит!
   - Аска, я...
   - Да пошёл ты!
   - Извини, - Синдзи поплёлся прочь.
   - Стой! Куда?
   - Ты же сама сказала...
   - Я сказала: "С меня хватит"! Я отправляюсь домой.
   Синдзи молча смотрел на неё.
   - Ну, что ты стоишь? Проход открывай, тормоз!
   - А куда? Я же не знаю.
   - Чего ты не знаешь? Где Германия не знаешь?
   - Знаю. А там?
   Аска задумалась. Действительно - как вот объяснить, где находится их город? "Примерно двести километров на запад-юго-запад от Берлина"?
   - Так. Ты можешь открыть переход на большой высоте?
   - Могу.
   - Давай. Так и быть - пальцем покажу, неуч.
   - Аска, ты и правда хочешь...
   - Правда! - взорвалась она. - Я лучше сдохну, чем останусь с вами! Особенно с тобой!
   - Извини, - Синдзи отстранился, прикрыл глаза и замер. Ему вдруг стало жаль Аску. Да-да, ту самую Аску, грубую и сварливую, которая его вечно шпыняла, обзывала дураком и тормозом. Её первый бой в Японии был испорчен неудачей с разделяющимся ангелом, Кадзи предпочёл ей Мисато, даже Ева-02 - и та вышла из-под её контроля. Если подумать - не сбылось ничего из того, о чем она мечтала, прибывая в Японию. И уже никогда не сбудется.
   Аска ждала. Внутри у неё всё клокотало и бурлило. Очень хотелось выкинуть что-нибудь напоследок. На долгую память, так сказать.
   - Покидаете нас, Сорью-сама? - раздался сзади голос настоятеля.
   - Да, Морита-сан, - обернулась к нему Аска. - У вас тут хорошо, но пора и честь знать.
   Вспомнился день атаки на монастырь. Зал медитаций, грохот автоматных очередей. Оседающее на пол тело настоятеля, расширенные от боли зрачки его глаз. Хриплый булькающий голос, кашель и брызги алой крови. "Беги! Спрячься!".
   Желание устроить на прощание катаклизм-другой моментально сошло на нет. Аска даже устыдилась - монахи тут вовсе ни при чём. Они-то как раз проявили себя молодцами. Она выставила перед собой сложенные лодочкой ладони. Крылья затрепетали, и в её руках соткалась из воздуха серая металлическая пластина. На поверхности металла выделялись чёрным рельефом несколько аккуратных надписей.
   - Вот, - она протянула пластину настоятелю, - Здесь мой адрес, телефон и электронная почта.
   - Мы будем хранить её, как зеницу ока, - настоятель принял из рук Сорью своеобразную визитку.
   - Готово, смотри, - Синдзи кивнул на окно перехода. Далеко внизу (или впереди - как посмотреть) плыли стайки пушистых кучевых облаков, нежно-розовых в свете утреннего солнца. Аска нахмурилась, ориентируясь на местности, потом щёлкнула пальцами:
   - В ту сторону.
   К ним отовсюду подтягивались другие монахи и останавливались в почтительном отдалении. Аска продолжала командовать:
   - Теперь туда. Ещё. Стоп. Ниже. Приехали.
   Сорью оглянулась. Монахи молча стояли полукругом, не сводя с неё глаз.
   - Предсказанное сбывается, - возвестил своим собратьям настоятель. - Сорью-сама покидает нас.
   Он повернулся к Аске.
   - Пусть радость и удача вечно сопутствуют вам, - он опустился на колено и склонил голову, воткнув кулак в землю перед собой. Одновременно с ним склонились остальные монахи.
   Синдзи открыл переход, воздух с шипением устремился в проём.
   Аска окинула взглядом окружающие постройки, склонившихся монахов, белоснежную вершину Фудзиямы и теряющиеся в сизой дымке горы вдалеке.
   - И вам удачи, Морита-сан, - тихо ответила она.
   В глазах и носу защипало. "Я никогда не буду плакать", - напомнила она себе и нырнула в переход.
  
   Сколько себя помнила, Эльза Меллер была ранней пташкой. Такой же, как и её соседи - Эрих Цеппелин и Маргарет Лэнгли. Может быть, потому, что ей всегда нравилось это время, когда птицы своим пением встречают рассвет, воздух свеж, а солнце красит мир в радостные оттенки. Или, может быть, дело в рутине - она всю жизнь поднималась на работу чуть свет и теперь, выйдя на пенсию, не собиралась менять свои привычки.
   Марта щёлкнула садовыми ножницами, отстригая засыхающую ветку на розовом кусте. Лето выдалось жарким и неожиданно сухим, и, несмотря на регулярный полив, розы на заднем дворе её дома умудрялись подсыхать. "Кстати!" - напомнила себе Эльза, - "Не забыть поливать газон Цеппелина, пока они в командировке!"
   Вчера вечером к ней пришла Маргарет. Шестнадцать лет назад она вышла замуж за Эриха, который к тому времени развёлся со своей бывшей - японкой Киоко Сорью. Поговаривали, что причиной их разрыва стало бесплодие Киоко. Словно в опровержение этих слухов, через год у неё родилась девочка. Эльза не одобряла поспешного решения Эриха, но чужих дел предпочитала не касаться.
   Она аккуратно замазала свежий срез садовым варом, критически осмотрела результат и удовлетворенно кивнула.
   Маргарет сообщила, что их с Эрихом срочно вызывают в Японию, где произошли какие-то неприятности с их приёмной дочерью Аской. Огненно-рыжая красавица Аска была совершенно непохожа на свою мать - Киоко Сорью. Кто был отцом Аски, никто толком не знал, но злые языки поговаривали, что её мать воспользовалась услугами банка спермы в Потсдаме.
   Душевная болезнь и смерть Киоко не стали для Эльзы большим сюрпризом - выдающийся учёный, работа на износ, да ещё неприятности в личной жизни. Поговаривали, правда, что безумие Киоко напрямую связано с её работой в компании GEHIRN, но Эльза не слишком доверяла пустым слухам. Тогда же Эрих настоял на том, чтобы удочерить Аску. Те же злые языки утверждали, что сделал он это из-за того, что испытывал запоздалый комплекс вины перед Киоко.
   Эльза собрала инструменты и перебралась к соседнему кусту.
   Родная дочь Эриха и Маргарет, Джессика, встретила "младшую сестрёнку" настороженно. Аска же вообще приняла Джессику в штыки. Острый интеллект, прекрасная память и решительный характер позволял Аске на равных спорить с Джессикой, несмотря на почти двухлетнюю разницу в возрасте. Со временем противоречия сгладились и сейчас, насколько могла судить Эльза, между сводными сёстрами установился вооружённый до зубов нейтралитет. Сейчас девочек не было дома - Аска уехала по делам в Японию, а Джессика - поступать в Хайдельберг.
   Фрау Меллер с удовольствием согласилась последить за газоном соседей. Когда-то в молодости она ненавидела всё, что было связано с ковырянием в земле. Со временем пришло понимание и вкус. Предметом её особой гордости были розы. Мало у кого удавались такие же роскошные цветы, как у неё. Не доверяя прогнозу, она подняла голову, чтобы оценить погоду на сегодня, и высоко в небесах увидела две падающие точки - чёрную и светлую.
   Приближаясь, точки росли в размерах, и вот уже сохранившая острое зрение Эльза могла рассмотреть их во всех подробностях. Садовые ножницы выпали из её руки и неслышно воткнулись в дёрн под ногами - к земле с огромной скоростью летели Аска и какой-то незнакомый паренёк. Эльза не успела вскрикнуть, как эти двое замедлили падение и аккуратно приземлились на газон перед домом Цеппелина.
   Аска что-то неприязненно спросила у паренька. Тот виновато промямлил в ответ. В тишине утра их голоса раздавались достаточно отчётливо, но фрау Меллер не понимала ни слова. Рассудив здраво, она пришла к выводу, что дети говорят на каком-то иностранном языке. Больше всего Эльзу поразили огромные крылья - сияющие золотым светом у Аски и непроницаемо-чёрные у парня. Наверное, это какие-то новомодные хитрые штучки из тех, на которые японцы всегда были мастерами.
   Разговор шёл на всё более повышенных тонах. Парень оправдывался, Аска возмущалась. Эльза как бы невзначай переместилась вдоль увитого плющом забора поближе к спорщикам. Увлечённые друг другом, они не обратили на неё никакого внимания. Наконец красная от злости Аска круто развернулась прочь от собеседника и бросилась в дом. Фрау Меллер отметила про себя, что экзотическая одежда сидит на ней, как влитая, и смотрится так, как будто Аска только что сошла со страниц модного журнала. Впрочем, Эльза всегда знала, что истинная леди даже в рубище будет выглядеть королевой.
   Хлопнула входная дверь, послышались растерянные голоса соседей. Всё правильно - Эльза посмотрела на часы - через час у них самолёт в Токио-2. Паренёк вежливо поклонился и что-то сказал. Соседи представились в ответ. Парень вздохнул, неловко потоптался на месте, поклонился ещё раз и рванулся ввысь. Фрау Меллер запрокинула голову. Ого! Вот это скорость! Миг - и чёрная точка исчезла в синеве небес.
  
   Они появились высоко над облаками и нырнули вниз. Аска что-то недовольно пробурчала, но в разреженном воздухе её было плохо слышно.
   - Что? - переспросил Синдзи.
   - Пониже нельзя было? Тормоз! Дышать тяжело!
   - Ты же сама сказала: "Здесь!"
   - А головой подумать? Идиот! - Аска прибавила скорости
   Они приземлились перед одним из коттеджей в ряду одинаковых аккуратных строений.
   - Ты чего увязался? - недовольно спросила Аска.
   - Ну, это... Проводить.
   - Провёл? Теперь катись отсюда!
   - И, знаешь... прости, если что.
   - За что?
   - За всё. За всё, что было не так.
   Аска презрительно фыркнула. Синдзи набрался храбрости и добавил:
   - И за то, чего никогда не было, - он посмотрел ей в глаза. - И за то, чего никогда не будет, прости тоже.
   Некоторое время Аска стояла, соображая, что такое нашло на этого неудачника.
   - Ты что несёшь?! - она вдруг покраснела от злости и чего-то ещё. Чего-то такого, что она никогда не испытывала раньше. - Ты что о себе возомнил?!
   - Причём тут я...
   - Тормоз! Дебил! Микроб! Неудачник!
   - Извини...
   - Да пошёл ты! - Аска круто развернулась прочь и бросилась в дом.
  
   Эрих Цеппелин в последний раз прошёлся по списку:
   - Чемоданы - собраны. Билеты - вот они. Кредитки - здесь. Газ - перекрыт. Что ещё? - он вопросительно посмотрел на жену.
   - Я вчера договорилась с фрау Меллер - она согласна поливать газон. Ты проверял систему полива?
   - Да, только что выходил.
   - Интересно, как там Аска? - вздохнула Маргарет, - Я волнуюсь.
   - Сегодня вечером узнаем. Надеюсь - ничего страшного, - Эрих озабоченно посмотрел на часы. - Такси должно прибыть через пять минут. Пора.
   Он взялся за чемоданы, и в этот миг с улицы послышались голоса. Супруги переглянулись - голос Аски они не спутали бы ни с каким другим. Распахнулась дверь, и в прихожую ворвалась взбешённая Сорью. Красное, увитое языками золотого пламени, юката, сияющие двумя солнцами крылья за спиной и привычные зажимы сенсоров в причёске. Не сказав ни слова, она пробежала мимо них в свою комнату на втором этаже, на ходу сбросив деревянные гэта. Эрих выронил чемодан.
   - Кажется, там был кто-то ещё, - Маргарет показывала на входную дверь.
   Они выглянули на улицу.
   - Конничи-ва, - вежливо сказал стоящий посреди двора парнишка в тёмно-фиолетовом юката, расписанном зигзагами серебряных молний. В отличие от Аски, его крылья были угольно-чёрными.
   - Э-э-э.. Здравствуйте, - Эрих лихорадочно собирал в памяти остатки познаний в японском языке.
   - Икари Синдзи дэс. Ёросики онегайшимас, - парень поклонился.
   - Что он говорит? - прошептала Маргарет.
   - Представился, - так же шёпотом ответил Эрих. - Сказал, что его зовут Икари Синдзи.
   - Это что - третий пилот?
   - Да, похоже, - Эрих обратился к парню. - Ваташи-но э-э-э... намаэ Цеппелин Эрих дэс. Канодзё-но намаэ Лэнгли Маргарет дэс. Хаджимемащте.
   Парень вздохнул, обвёл печальным взглядом окрестности, поклонился ещё раз и рванулся ввысь.
   Супруги оторопело посмотрели друг на друга.
   - Что будем делать? - спросила Маргарет.
   На улице перед калиткой затормозил автомобиль с чёрно-жёлтым сигналом "TAXI" на крыше и номером телефона на борту.
   - Значит, мы никуда не едем. Попробуй узнать, что с ней, а я пока отпущу такси.
   Эрих пошёл к машине. Маргарет, поколебавшись, поднялась на второй этаж. Она легонько постучала в дверь Аскиной комнаты. Ей никто не ответил, и тогда Маргарет приоткрыла дверь и осторожно заглянула внутрь. Аска с ногами сидела на кровати - спиной к стене, поджав ноги и уткнувшись лицом в колени. Она закуталась в свои ослепительно сияющие крылья, и это не позволяло разглядеть её как следует.
   - Аска! - тихонько позвала Маргарет. Та дёрнула крыльями, и дверной проём тут же зарос кирпичной стеной.
   Лэнгли потрогала стену пальцем. Кирпичи были холодными, твёрдыми и какими-то вызывающе материальными. Казалось, они лежали здесь уже не одну сотню лет и были готовы пролежать ещё столько же.
   - Ну, что там? - спросил Эрих, который как раз поднимался по лестнице.
   - Вот, - Маргарет беспомощно показала на стену.
   - А это ещё откуда? - нахмурился Цеппелин.
   - Не знаю. Только что появилось.
   Они встревоженно переглянулись, словно спрашивая совета друг у друга.
   - Аска? - нарушил недолгое молчание Эрих.
   - Не знаю. Может быть. Кажется, она хочет побыть одна.
   - Плохо дело, - Цеппелин извлёк мобильный телефон и защёлкал кнопками, листая записи адресной книги.
   - Мне страшно, - Маргарет непроизвольно взяла мужа за локоть.
   - Сейчас разберёмся, - Эрих поднёс телефон к уху. - Всё будет хорошо.
  
   Синдзи взлетал вертикально вверх. Его немного удивили слова Аски о том, что ей было трудно дышать. То есть умом он понимал, что так и должно быть - на такой высоте человек рискует потерять сознание, меньше чем на минуту оставшись без кислородной маски. Но сам-то он не испытывал никакого дискомфорта! Синдзи принял решение подниматься настолько высоко, насколько возможно.
   Взлетать пришлось долго. Горизонт выгнулся дугой, небо над головой потемнело, но никаких затруднений Синдзи так и не ощутил. Ему надоел медленный подъём, и он прибавил скорости. В почерневшем небе появились звёзды, солнечный свет из мягкого и нежно-розового стал жёстким и белым.
   Синдзи продолжал подниматься. Он видел в учебниках фотографии Земли из космоса, и картина под ногами была такой же, за исключением того, что на иллюстрации планета выглядела меньше, чем сейчас. Синдзи не смог бы описать своё состояние, но точно мог сказать одно - чувствовал он себя превосходно, хоть и немного необычно.
   Синдзи поднимался до тех пор, пока всё вокруг, за исключением гигантского шара под ногами, не стало совершенно чёрным. Тогда он решил воспользоваться случаем и вернуться в монастырь "обычным" полётом. Разогнавшись до такой скорости, что смещение Земли стало заметно невооружённым глазом, Синдзи развернулся лицом к Земле и расслабился.
   Воровато оглядевшись по сторонам, он раскинул руки в стороны, изображая самолёт. Потом он изобразил Супермена - одна нога поджата в колене, правый кулак вытянут вперёд, на лице - убийственно серьёзная мина. Лететь в таком положении быстро надоело, и Синдзи перевернулся спиной к Земле, заложив руки за голову.
   В таком положении казалось, что весь мир состоит из черноты, усеянной яркими точками звёзд и нестерпимо яркого солнечного диска. Внимание Синдзи привлекла одна из таких точек - необычно крупная, быстро летящая в ту же сторону, что и он сам. Недолго думая, Синдзи бросился в погоню.
   Меньше, чем через минуту, он настиг спутник, похожий на диковинный цветок благодаря развёрнутым во все стороны лепесткам солнечных батарей. Сделав несколько кругов вокруг спутника, Синдзи отважился потрогать один из "лепестков". Спутник покачнулся, медленно поворачиваясь вокруг своей оси, потом остановился и медленно вернулся в прежнее положение. Заинтересованный, Синдзи облетел вокруг спутника ещё раз, не обнаружил никаких маневровых двигателей и задумался.
   Он толкнул спутник ещё раз, посильнее. Эффект был тот же - подопытный кусок железа неторопливо развернулся в изначальное положение. Тогда Синдзи толкнул спутник как следует и начал просматривать его внутреннюю начинку своим "пространственным зрением". Всё оказалось просто - ориентацию спутника поддерживали три вращающихся маховика.
   Синдзи играл со спутником, пока не обнаружил себя над восточными провинциями Китая. Тогда он оставил игрушку в покое и рванулся вперёд. Он уже собрался входить в атмосферу, когда сообразил, что сначала нужно остановиться, если только он не собирается приземлиться в сгоревшем юката или вообще без него. Над западным побережьем Японии Синдзи начал торможение.
   Бац! Краем глаза он успел заметить брызги обломков злосчастного спутника, ушедшие в атмосферу. Икари растерянно ощупал затылок, по которому пришёлся основной удар. Цел. Подумав, Синдзи решил не переживать: на фоне того, что они уже натворили, плюс-минус спутник - сущий пустяк. Спохватившись, он окончательно остановился и нырнул вниз.
  
   Брат Фумио возвращался из зала медитаций. Внезапное расставание подействовало на многих, особенно на молодых монахов. Мысли о том, что произошло и о том, что произойдёт, мешали сосредоточиться на повседневных делах. Возле статуи Будды Фумио замедлил шаг. Аянами была ещё здесь. Она словно и не отлучалась никуда с самого момента отбытия Аски. "А ведь она волнуется!" - осенила монаха неожиданная мысль. Королевская осанка и внешняя невозмутимость Рэй поначалу сбили его с толку, но сам факт, что она никуда не ушла, говорил о многом.
   Фумио захотелось подойти к ней, поговорить, ободрить. Он замешкался, не зная, как подойти и что сказать, и в этот миг Аянами вскинула голову. Монах проследил за её взглядом. Сверху падал Синдзи.
   У Фумио расширились глаза от удивления. Синдзи опустился перед Рэй, и она обошла его кругом. Тёмно-фиолетовое юката было разорвано на спине от воротника до основания крыльев.
   - Вы что, подрались?
   - Нет, это я там, - Синдзи ткнул пальцем в зенит.
   - А это что? - Аянами отцепила от разорванной одежды небольшой - размером со спичечную этикетку - фрагмент солнечной батареи.
   - Ну... Я же говорю - в спутник врезался. Точнее - нет, это он в меня!
   - Ты летел в космосе?
   - Ага! Так здорово, ты не представляешь!
   - Фумио-сан, вы только посмотрите на это, - огорчённо вздохнула Рэй.
   - Мои поздравления, Икари-сама! - монах, приближаясь, весело улыбался. - Случайно натолкнуться на спутник - это надо суметь!
   - Смеётесь? - Синдзи смущённо улыбнулся в ответ.
   - Постой, - нахмурилась Аянами. - Ты говоришь, что столкнулся с ним прямо над нами?
   - Да, - он непонимающе смотрел на внезапно посерьёзневшую Рэй. - И что?
   - Скорее всего, он шпионил за вами, - пояснил монах, глядя в небеса. - Они будут использовать всё что угодно, лишь бы добраться до вас.
   Аянами задумалась. Фумио прав - в покое их не оставят. Судя по спутнику и масштабу недавней атаки, за них взялись всерьёз. Просить убежища в другой стране тоже не выход. Как там у Воннегута - "Над чем бы ни работали учёные, у них все равно получается оружие"? Учёные! Что уж говорить о политиках. Напрасно Вторая так открыто вернулась домой. Скоро, очень скоро она пожалеет об этом.
   Тем временем Фумио пытался оценить размер повреждений, которые нанёс спутник одежде Синдзи. Последний смирно стоял спиной к монаху, послушно разведя крылья вверх и в стороны.
   - Всё не так страшно, - резюмировал Фумио. - Попросим брата Иноуэ помочь, я уверен - он не откажет.
   - А он может?
   - Ещё бы! Бог швейной машинки! Вот прямо сейчас и пойдём.
   - Синдзи, - тихо позвала Рэй. - Нам тоже надо уходить отсюда.
   - Куда? - обречённо спросил он.
   - Пока не знаю. Но, когда закончите с юката, найди меня в хондэне.
   - Зачем?
   - Будем искать.
  
   Вахтенный матрос контейнеровоза "Ниссёку-мару" относил себя к так называемым "совам". Ему нравилось стоять ночные вахты, благо бортовые компьютеры брали на себя большую часть забот о навигации. Он настроил радиоприёмник на музыкальный канал и посмотрел в окно.
   Вдалеке, прямо по курсу, бледным ночным цветком развернулся немигающий белый огонёк.
   Берег был совсем рядом, но огонёк, похоже, появился прямо над открытым морем. Тлеющий разряд? Другое судно? Но, насколько помнил матрос, тлеющий разряд просто в воздухе не возникает. А, будь это другое судно, кибернавигатор уже предложил бы застопорить ход или изменить курс. Может, неисправен локатор? По спине прошёл неприятный холодок. Вахтенный схватил бинокль.
   Он успел увидеть, как пришли в движение, схлопнулись и исчезли два лепестка белого света. Он был готов поклясться, что успел разглядеть висящую в воздухе между ними человеческую фигуру. Вахтенный протёр глаза и снова приник к биноклю. Он ещё долго всматривался в ночную темень, но горизонт был чист. Обеспокоенный вахтенный ничего не понимал. Неужели дело не в приборах, а в нём самом? Ёлки-палки, ему только галлюцинаций не хватало! С другой стороны... Он воровато оглянулся. Помощник капитана заполнял вахтенный журнал и не обращал внимания ни на что вокруг. В конце концов - никто ничего не видел, никто ничего не знает. Поразмыслив, матрос дал себе торжественное обещание никогда и никому не рассказывать об этом случае. Он прибавил громкость приёмника и напустил на себя обычный невозмутимый вид.
  
   - Никак не привыкну, - пожаловалась Аянами, складывая крылья.
   Они парили над морем, в двух километрах от берега. На берегу перед ними протянулась цепочка редких огней - очередной посёлок из десятков тех, что они уже осмотрели.
   - Я тоже никак, - поддержал её Синдзи. - Так как оно выглядит?
   - Что?
   - Ну, это... Место, где нам помогут укрыться. Ну, ты же сама говорила.
   - Пока не знаю.
   Синдзи промолчал, невольно следуя извечной мужской мудрости - не спорить с женщиной, которая ищет, сама не зная что.
   Они двигались над морем вдоль побережья, делая частые короткие остановки напротив скоплений ночных огней городов и посёлков. Аянами замирала на миг, словно прислушиваясь к чему-то такому, что могла слышать только она, потом кивала Синдзи: "Дальше". Он открывал переход на несколько километров вперёд, напротив следующего населённого пункта, и всё повторялось снова.
   - Дальше, - тихо сказала Рэй.
  
   Один из дочерних миров. 25 сентября 2015 (Рэй, конфликт в классе. Беседа с Наоко)
   - Что такое? - Сорью Аска натолкнулась на внезапно остановившуюся Аянами Рэй.
   - Портфель, - Рэй показала на пустой крючок на ножке своей парты. - Я точно помню, что оставляла его здесь.
   - Может, валяется где-нибудь? - Аска быстро оглянулась и успела поймать несколько злорадно-любопытных взглядов. Та-ак. Понятно.
   - Что у вас? - сбоку неслышно появился Икари Синдзи. Даже странно - обычно эту троицу слышно издалека, особенно Судзухару.
   - У Первой портфель спрятали.
   - Серьёзно? - Синдзи осмотрелся, оценивая ситуацию. - Я быстро! - он выскочил в коридор.
   - Идиот! - проворчала Аска. - На что он надеется? - миг спустя она поняла, на что. Откуда-то пришла даже не уверенность, а точное знание - Синдзи может просмотреть прошлое в любом месте и на любой глубине. Чем глубже, правда, тем сложнее, но отследить события последних минут для него - что чихнуть раз.
  
   Синдзи опоздал на две минуты.
   - What happened, Ikari-kun? - пожилой учитель английского строго посмотрел на него поверх очков.
   - I am so sorry, Sasaki-sensei! - затараторил Икари, преданно глядя на учителя, - but I have had an important business, delay was not acceptable!
   - Really? - заинтересовался учитель. - Tell us about your business, please.
   Синдзи на ходу сочинил и на сносном английском языке изложил сказку о храбром и любопытном портфельчике. Впервые оказавшись в новой школе, портфельчик решил её обследовать, пока хозяйка гуляла на перемене. Он успел познакомиться с учительским столом, его прятали от чужих глаз шкафчики для сменной обуви, он подрался с местными котами, которые приняли его то ли за конкурента, то ли за добычу, и в результате в последний момент был спасён от вывоза на помойку другом хозяйки.
   - Ого, - тихонько прокомментировал Танака рассказ Синдзи.
   Аска презрительно фыркнула. Она успела отметить несколько неточностей в построении фраз. Впрочем, что взять с этого тормоза - у него всегда было плохо с языками. С другой стороны, сюжетная часть рассказа была таки недурна.
   - Indeed, - учитель с интересом разглядывал Синдзи. - It seems you improved your English considerably.
   Аска была уверена, что её английский тоже "improved considerably". Причём внезапно, скачком.
   - Very well, Ikari-kun! Take your place.
   - Yes, sir! Thank you, sir! - Синдзи вытянулся во фрунт и попытался щёлкнуть каблуками сандалий.
   - That was not necessary, - проворчал учитель и, повернувшись к доске, продолжил тему спряжения глаголов.
  
   Сразу после урока Аска подошла к своей подруге, старосте класса Хораки Хикари, и отвела её в сторонку.
   - Кто это сделал? И зачем?
   - Да так... Девчонки решили помочь. И вообще - эта новенькая понимает о себе слишком много.
   - Кому помочь? - не поняла Сорью.
   - Тебе! Ты думаешь, никто не видит, что между вами троими творится?
   - Во-первых, я разберусь сама. Во-вторых, я ненавижу, когда несколько на одного. И, в-третьих, ещё больше я ненавижу, когда исподтишка. Ты-то хоть в этом не участвовала?
   - Ты что! Нет, конечно! Я же староста!
   - Интересно! - хмыкнула Аска. - Участвовать в гадостях долг старосты не позволяет, а спокойно наблюдать за ними - запросто!
   - Ой, да что ты понимаешь! - обиделась Хикари. - Это не гадость! Это, можно сказать, восстановление справедливости! И вообще - тебе помогают, а ты ещё и недовольна! В чём проблема?
   - Проблема в том, - у Аски опустились плечи, - что он уже знает, кто это был.
   - Он?
   - Синдзи.
   - Откуда? Но даже если и так, что такого? Это же Икари - что он может сделать?
   - Зря ты его недооцениваешь, - мрачно ответила Аска. - Очень зря.
   У Хикари округлились глаза.
   - Ой! Они что - правда на якудза работают?
   - Лучше бы они действительно на якудза работали. Слушай, предупреди этих дурочек, чтобы на выходных не оставались одни, не гуляли допоздна и не шлялись где попало. Ну, ты поняла.
   - Всё так серьёзно? - староста внимательно смотрела на подругу.
   - Не знаю, - призналась Аска. - Если Син взбесится по-настоящему, их ничто не спасёт. Ничто и никто.
   - Так-таки и никто? - засомневалась Хикари.
   - Первая разве что.
   - Первая?
   - Ну, эта... новенькая. Аянами. Она не любит смертей. У самого Сина на этот счёт никаких тормозов.
   "Как и у меня", - отметила про себя Аска.
   - А ты откуда знаешь? - подозрительно поинтересовалась староста.
   - Знаю! - отрезала Сорью, которая понятия не имела, откуда у неё взялось эта уверенность.
   - Ой, Аска, ну ты и мастер выдумывать! - рассмеялась Хикари. - А я уже почти поверила, что всё это - правда!
   - Фома неверующая, - устало вздохнула Аска. - Всё равно предупреди их, ладно? Или... или нет, лучше давай я сама с ними поговорю. Кто это был?
   - А ты спроси Икари, - староста лукаво улыбалась. - Если, как ты говоришь, он и так всё знает, он тебе расскажет. А я, извини, примерная староста - при мне никаких непонятных дел не происходит.
   Аска пожала плечами.
   - Ну и ладно. Не хочешь говорить - не надо.
   Синдзи долго разыскивать не пришлось - он вместе с Рэй не покидал класса. Похоже, они опасались очередной пакости и решили последнюю перемену провести вместе, присматривая за своими вещами.
   Аска решила действовать напрямик.
   - Кто это был?
   - Ты о чём? - Синдзи состроил непонимающую гримасу.
   - Не увиливай. Ты знаешь, кто это сделал. Кто?
   - Зачем тебе?
   - Поговорить. Убедить. Пристыдить.
   Синдзи и Рэй переглянулись.
   - Скажи, - разрешила Рэй.
   - Йошида, Като и Кимура, - нехотя ответил он.
   - Понятно. Ничего не делайте, я сама разберусь. И вообще...
   Что такое "вообще", Аска договорить не успела - в класс вошла Мисато, весёлая и энергичная, как всегда.
   - Икари! На выход с вещами!
   - Что там? - недовольный Синдзи повернулся к дверям и увидел стоящую на пороге мать.
   - Тебя отпросили с последнего урока. Проваливай и радуйся жизни.
   - А... - он растерянно посмотрел на Рэй.
   - Всё в порядке. Вечером созвонимся.
   - О-кей!
   Аска тоскливо смотрела вслед убегающему Синдзи. Даже "пока" не сказал, оболтус. И не важно, что "оболтус" никогда с ней особо не прощался. Просто именно сейчас ей очень этого хотелось. Она перехватила внимательный взгляд старосты, гордо вскинула голову и с независимым видом уселась на место.
  
   Икари Юй уверенно вела машину в центр города.
   - А мы что, не домой? - удивился Синдзи.
   - Нет, в магазин. Будем выбирать для тебя сотовый. Рад?
   - Ага, - надулся Синдзи, - а когда я месяц назад мобильник просил, вы мне сказали, что я ещё маленький.
   - Ну, за прошедшие сутки ты убедительно доказал обратное.
   - Ладно, прости, - Синдзи виновато посмотрел на мать. - Сердишься?
   - Уже нет. Я, конечно, понимала, что рано или поздно ты начнёшь встречаться с девушками, но такой бурный старт... - Юй неловко усмехнулась. - Извини, я ещё слишком молода, чтобы становиться бабушкой. Тем более Рэй...
   - А что с ней не так?
   - Нет, ничего. Просто ты всегда был дружен с Аской. Она хорошая девочка. Вспыльчивая, но хорошая. Из таких, как она, между прочим, получаются идеальные жёны.
   - Я знаю.
   - Вот. И в вашем классе девочки одна симпатичнее другой. Да мало ли вообще девчонок вокруг? Кто угодно, только не Рэй!
   Синдзи промолчал.
   - Приехали, - Юй отстегнула ремень безопасности и посмотрела на сына. - Кстати, знаешь, что сказал отец?
   - Что?
   - "Если уж мы надеваем на сына поводок, то пусть он хотя бы не будет дешёвкой!"
   - Мобильник - поводок?
   - Вырастешь, выучишься, станешь каким-нибудь менеджером - поймёшь. А пока можешь выбрать какой угодно.
   - Здорово!
   - Но учти: если потеряешь...
   - Понял-понял! Идём!
  
   Аска достала мобилку и посмотрела на часы в уголке цветного дисплея. Странно - последний звонок прозвучал уже пятнадцать минут назад, уроки и занятия клубов давно закончились, но ни Рэй, ни кто-либо из троицы "защитниц устоев" у шкафчиков сменной обуви так и не появился.
   - Они не придут.
   Аска вздрогнула от неожиданности. Сзади, из прохода между шкафчиками, появилась Хораки Хикари.
   - Откуда знаешь?
   - Я видела, как новенькая достала из ящика записку, прочла и пошла обратно.
   - Куда?
   - Не знаю. В класс, наверное. Сегодня как раз дежурят Кимура и Йошида.
   - Безмозглые дуры!
   Аска кинулась в школу.
   - А переобуться? - вскрикнула староста.
   - Некогда! - на бегу ответила Сорью.
   Вздохнув, Хикари бросилась следом.
  
   Её ждали. Йошида Аяка, Като Садако и Кимура Юмико.сидели прямо на партах в накалённом солнцем за день классе и коротали время оживлённой обсуждением кого-то из параллельного 2-B.
   - А, пришла наконец! - громогласно заявила Йошида.
   - Ты где лазила, уродина? - поддержала подругу болтавшая в воздухе ногами Като.
   Аянами удивлённо приподняла бровь, потом выглянула в коридор и, убедившись, что в нём никого нет, плотно закрыла за собой дверь.
   - Молодец! - похвалила её Кимура. - Это ты правильно сделала. Подойди-ка сюда.
   Рэй приблизилась. Като как бы случайно чуть сильнее махнула ногой и попала по бедру Аянами. Та отступила на шаг, и Кимура, спрыгнув с парты, подскочила к ней вплотную.
   - Ты кем себя возомнила, шалава портовая?
   - Это хорошо, что вы решили форсировать события, - спокойно ответила Рэй.
   - Чего? - опешила Юмико.
   - Посидите, девочки, - бросила Рэй через плечо Кимуры её подружкам. Те брезгливо скривились.
   - Ты откуда такая наглая, детка? Ты знаешь, здесь таких не любят! - Кимура оглянулась на компаньонок в поисках поддержки. Они сидели неподвижно, оскалившись брезгливыми ухмылками на новенькую.
   - Наглых нигде не любят, - тихо и спокойно ответила Рэй. - А если они к тому же трусы и сволочи - тем более. Это я о вас, если что.
   - Ты что несёшь? Совсем офонарела? - подруги молчали, и у Кимуры возникло стойкое неприятное ощущение, что она осталась без поддержки - один на один с этим красноглазым чудовищем.
   - У меня будет задание для вас троих. Присматривайте за нашими с Синдзи вещами. Если что-то случится - спрашивать буду с вас.
   - Ды ты... ты... ты сейчас на коленях будешь ползать, паскуда!
   - Вы, кажется, сегодня дежурите с Йошидой-сан? Это хорошо. Значит, своё дерьмо уберёте сами.
   - В каком смысле?
   - В прямом.
   Кимура оглянулась на подружек. Те застыли в неподвижности, скалясь брезгливыми ухмылками на новенькую. Из уголка рта Като по подбородку стекала вязкая струйка слюны.
   - Садако-чан! - Кимура подошла к подруге и неуверенно тронула её за плечо. Като не пошевелилась. Её плечо было твёрдым, как камень. Кимура вдруг поняла, что странный звук, который возник несколько секунд назад - урчание в животах Като и Йошиды. Обе побледнели, на их лицах выступили крупные капли пота.
   - Судорожный спазм скелетных мышц, - хладнокровно пояснила Рэй. - Неприятное ощущение. Можно вас так и оставить - два выходных впереди, масса впечатлений, - она направилась к выходу.
   Кимура с ужасом смотрела на подруг - на партах вокруг каждой из них расплывалось, стекая на пол, бурое зловонное пятно.
   - Если будешь быстро бежать - успеешь, - сообщила от порога Аянами.
   - Ты о чём? - развернулась к ней Кимура. - Что ты с ними сделала?
   - До свидания, - Рэй аккуратно закрыла за собой дверь.
   Сзади раздался звук двойного падения. Юмико оглянулась - пытаясь подняться, её подруги неуклюже возились в бурых лужах на полу, судорожно, со всхлипами, втягивая в себя воздух.
   Через секунду она поняла, что имела в виду Аянами. Некстати вспомнилось выражение бабушки по этому поводу - "днище вышибло". Кимура выскочила за дверь и бросилась в конец коридора.
   Она успела.
  
   Аска и Хикари столкнулись с Аянами на лестнице, когда та невозмутимо спускалась на первый этаж.
   - Они в порядке? - спросила Аска, остановившись вровень с Рэй..
   - Да. Почти, - они разговаривали, стоя плечом к плечу, но не поворачиваясь и не глядя друг на друга.
   - В смысле?
   - Мне кажется, они не хотят, чтобы их сейчас видели.
   - Они живы?
   - Конечно.
   - Они всё ещё люди?
   - Конечно, - Рэй коротко взглянула на спутницу Аски. - Много говоришь, Вторая.
   Беседа шла на полном серьёзе, и это немного пугало старосту, несмотря на весь свойственный ей рационализм. Аска бросилась вверх по ступенькам, и Хикари побежала вслед за подругой.
   Дверь в класс была открыта настежь.
   - Ну и вонища! - не выдержала Сорью.
   На неё смотрели две пары перепуганных глаз.
   - Где Кимура?
   - Выскочила куда-то, - пролепетала Като.
   - Кажется, в туалет, - добавила Йошида.
   - Надеюсь, она там ненадолго. Рассказывайте.
   Выслушав сбивчивый рассказ, Аска успокоилась - всё прошло легче, чем она ожидала.
   - Всё с вами ясно. Где эта... А, Кимура-сан, вот и ты!
   Хикари оглянулась - в дверях стояла Юмико, такая же бледная и перепуганная, как и её подруги.
   - Значит, так: вы двое идёте в душ при спортзале. Там сейчас никого. Помоетесь - и по домам. Кимура-сан, проводи.
   - А как же класс? - неуверенно ответила Юмико. - Мы ведь дежурные, а тут...
   Аска махнула рукой.
   - Ерунда, справлюсь.
   - Ты?
   - Хорошие люди должны помогать друг другу, верно? - Аска подмигнула Юмико. - И запомните главное: никаких действий против Аянами или Сина. Иначе в следующий раз кровью дристать будете. В понедельник не забудьте извиниться перед новенькой. Скажете, что были неправы, погорячились, хотели за меня заступиться, то-сё. Придумайте что-нибудь.
   - А ты?
   - Не ваше дело. Выметайтесь! Шмотки не забудьте. И не наследите по дороге!
   Долго уговаривать никого не пришлось.
   Проводив удаляющуюся троицу взглядом, Хикари повернулась к Аске.
   - Ты что, и правда собираешься...
   - Закрой дверь, - перебила её Сорью. - Нет, с другой стороны. Я позову тебя, когда закончу. Не обижайся.
   - Пожалуйста, - староста пожала плечами.
   Буквально через минуту, Хикари даже не успела как следует разобидеться, дверь открылась.
   - Заходи, - кивнула Сорью.
   В классе царили идеальный порядок, чистота и сумрак - тёмные плотные шторы были полностью опущены. Воздух был прохладен, свеж и почему-то пах медицинским спиртом. Староста прошла в центр классной комнаты и огляделась.
   - Потрясающе. Как ты это сделала?
   - Да уж не руками, - загадочно ответила Аска.
   - Всё стало совсем как новое! - Хикари восхищённо вертела головой, точно турист на экскурсии.
   - Перестаралась немного, - Аска не сводила со своей подруги серьёзного оценивающего взгляда и явно что-то прикидывала про себя. Решала.
   - А зачем ты закрыла шторы?
   - Чтобы никто не видел, как я это делала.
   Хикари подошла к шкафам у задней стены.
   - Слушай, тут вообще ничего не видно. Включи свет, пожалуйста!
   По классу разлилось ровное золотое сияние, отбросив на стены размытые тени от стульев и парт.
   - Спасибо, - сказала староста прежде, чем успела сообразить, что возникший свет совсем не похож на обычное электрическое освещение.
   Сзади раздались неторопливые шаги, и её вдруг обдало холодной волной липкого иррационального страха. Аска приближалась, и вместе с ней приближался источник яркого золотого света - староста определила это по движению теней. Ей стало по-настоящему страшно. Так страшно, что она не смогла бы даже закричать. Вечер, пустая школа, странные события, перепуганные одноклассники и теперь - эти жуткие шаги за спиной.
   - Хикари, - негромко позвала её Сорью.
   Староста медленно, как в кошмарном сне, повернулась и увидела Аску в двух шагах от себя. Портфель выпал из её ослабевших пальцев.
   - Хикари, - повторила Аска. - Мне очень нужна твоя помощь.
  
   Телефон зазвонил, как всегда, не вовремя. Переступив босыми ногами через огромного плюшевого тигра на полу, Аянами отложила фен и щелчком раскрыла свою мобилку. Номер был незнакомым.
   - Алло?
   - Рэй! Привет, это я, Синдзи! - счастливому обладателю новенького сотового явно хотелось поделиться радостью с окружающими. - Ты сейчас где?
   - Под домашним арестом на все выходные, - прижав плечом телефон к уху, она подвернула рукава длинной белой рубашки.
   Он рассмеялся:
   - Представляешь - я тоже! Мне тут мобильник наконец-то купили, записывай номер!
   Аянами улыбалась - у Синдзи появилась новая игрушка, и она радовалась вместе с ним.
   - Не нужно. Ты мне позвонил, номер остался в памяти, - она с ногами забралась на диван, подвинув плюшевых зайца и медведя
   - Ах, да. Я и забыл. Кстати, я проверил то, о чём мы говорили. Ну, в старом блоке города, помнишь? В общем, пещера есть. Всё, как и в прошлый раз.
   - Плохо.
   - Ерунда. Прорвёмся! - бодро отозвался Синдзи.
   Немного помолчали.
   - Давай я тебе сброшу номер Аски, а ты мне - номер Кадзи, - предложил Синдзи.
   - Хорошо. Только сначала скажи - тебе родители обо мне что-нибудь говорили?
   - Ничего.
   - Совсем-совсем ничего?
   - Э-э... Совсем-совсем, - соврал Синдзи.
   - Странно. У меня сложилось впечатление, что мои очень сильно настроены против тебя.
   - Ну, учитывая, сколько и чего я наговорил Акаги-сан - вполне объяснимая реакция. Надо бы и правда зайти, извиниться.
   - Хорошая мысль, - Аянами задумчиво потрепала за ухо плюшевого зайца. - Знаешь, я сегодня рылась в семейном архиве и кое-что нашла - свидетельство о рождении, документы на удочерение и вместе с ними - не подписанный компакт-диск.
   - И что там?
   - Мои старые медицинские карты. Свидетельство и документы оформлялись в Киото. Причём тогда, когда мне уже было два года. А вот медкарты заполнялись с момента рождения до двух лет. Как меня только ни обследовали, ты даже представить себе не можешь. Самое интересное, что это происходило не в Киото.
   - А где? - спросил Синдзи, уже догадываясь, каким будет ответ.
   - Здесь, в Токио-3.
  
   Уютно устроившись в кресле, Акаги Наоко перевернула очередную страницу книги. Хорошо! Всё-таки классика есть классика. Пусть даже это классика детектива.
   В дверь осторожно постучали.
   - Мам, ты не спишь?
   - Нет. Заходи.
   Наоко отложила в сторону томик с похождениями Эркюля Пуаро. Наверное, она и правда была сегодня слишком резка с Рэй. А Мисато права. Сама она и не заметила, как выросла и похорошела её приёмная дочь.
   - Что случилось?
   - Мам, я хочу спросить - где я родилась?
   Та-а-ак! Это ещё откуда? Тоже Икари постарался?
   - В твоих документах указан Киото, - сухо ответила Наоко.
   - Я не об этом.
   - В дальнейшей жизни для тебя будет иметь значение только то, что написано в официальных документах.
   - Мама, меня сейчас интересуют факты, а не официальные документы.
   - Зачем тебе это? Прости, мне непонятна причина твоего интереса.
   - Я сегодня разбирала семейный архив, и нашла компакт-диск со своими медкартами.
   Наоко тяжело вздохнула. Прикрыв глаза, помассировала переносицу.
   - Н-да. Давно собиралась его выбросить, всё руки не доходили.
   - Расскажи, пожалуйста.
   Наоко давно была готова к этому разговору, хоть и надеялась, что он никогда не произойдёт. Она помолчала, собираясь с мыслями. Ладно, что уж теперь поделать. Пусть лучше Рэй услышит всё от неё, чем от кого-то другого.
   - Хорошо, слушай. Восемнадцать лет назад был начат эксперимент в рамках проекта "Е". Здесь, в Токио-3. В ходе эксперимента были синтезированы около сотни искусственных тел, из которых впоследствии собирались делать пилотов для проекта.
   - Что это - проект "Е"? Я читала, что министерство обороны отбирает кандидатов из детских домов, чтобы готовить из них элитные войска. Проект "Бамбуковая роща", кажется. Был ещё скандал в прессе - медицински неоправданные хирургические вмешательства и применение неапробированных препаратов. Это тоже их программа?
   - Нет, военные тут ни при чём. Это была наша собственная разработка. Совершенно секретная, извини. Из двух десятков активированных образцов нормально начал развиваться только один. Ты. Остальные просто разложились. Не активированные решили не трогать, пока не станет ясно, в чём проблема. Тебя начали обследовать.
   - Я человек? - перебила её Рэй.
   - Смотря что называть человеком, - Наоко, хоть и боялась этого вопроса, не стала уклоняться от ответа. - Если дело только в происхождении - то, безусловно, нет. Если во всём остальном - то, безусловно, да. Через год всем стало окончательно понятно, что ты - обычная маленькая девочка, которая, кроме происхождения, ничем от остальных не отличается.
   - А потом?
   - Потом... Я как-то сидела вечером в операторской. Было уже поздно, почти все разошлись по домам. Работа не клеилась, устала как собака. В личной жизни тоже... Плохо мне было, одним словом. Сижу пригорюнившись, жалею себя, чуть не плачу, дурочка. И тут зашла ты. Юй иногда брала тебя погулять по штаб-квартире, хоть Гэндо и был против этого. Ты подбежала, упёрлась об моё колено, чтоб не упасть, а сама в глаза заглядываешь. Сочувственно так. И конфетку мне протягиваешь. На, мол, тётя, не плачь! Тебя там не баловали, только Юй иногда приносила что-нибудь вкусненькое. С людьми ты вообще не сходилась - пряталась или просто игнорировала. А меня как-то сразу приняла. Может, потому, что мне тогда было так же плохо, как тебе. И всё.
   - Что - "всё"?
   - Я перестала воспринимать тебя как объект эксперимента. Я устроила скандал. Я потребовала, чтобы тебя, наконец, отпустили. Бесполезно, конечно - надо знать нашего командующего. Но зато он разрешил мне гулять с тобой по улицам. Ты до двух лет не видела солнца и голубого неба. Когда я первый раз вынесла тебя на улицу, солнечный свет напугал тебя. Ты сначала закрыла глазки ручками, потом обхватила меня за шею и спрятала лицо. А я тебя гладила и тихонько рассказывала обо всём вокруг. Потом ты немного привыкла, начала осматриваться. У нас была игра - ты показывала на что-нибудь пальчиком, я это называла, а ты пыталась повторить. "Это, Рэй-чан, солнышко." "Со-нись-ко!" "А это - птичка." "Птись-ка!"
   Рэй слушала, затаив дыхание.
   - Вот. А потом я тебя украла, - Наоко тихо рассмеялась, вспоминая безумные деньки.
   - Как это?
   - А вот так. Вынесла, как обычно, погулять. Все уже привыкли и вопросов не задавали. Зашла в супермаркет, его тогда только построили, вышла с другой стороны - и на вокзал. Машину пришлось бросить. Только нас и видели. Я вернулась в Киото, оттуда позвонила Икари и пригрозила, что если он прикоснётся к тебе хоть пальцем, то MAGI до ума будет доводить сам.
   - И он что - сразу согласился?
   - Нет, конечно. Возмущался, призывал к порядку, даже пытался угрожать. Но в конечном итоге - да, согласился.
   - Странно. Совсем на него непохоже, - недоверчиво заметила Рэй.
   - Ты его знаешь? - удивилась мать.
   - Я? Н-нет. Синдзи рассказывал кое-что. И вообще - люди, облечённые властью, не стесняются ею пользоваться.
   - Это правда. Но наш Икари, отдадим ему должное, политик и дипломат. Ему были очень нужны MAGI, следовательно - ему была нужна я. А мой характер он прекрасно знал. Кроме того, он отлично понимал, что ни я, ни ты от него никуда не денемся. Мы заключили сделку - я работаю с нейрокомпьютерами в Киото и NERV, а он не трогает тебя.
   - Так вот почему ты постоянно ездила туда-сюда.
   - Именно. Два года назад я вернулась сюда насовсем и узнала, что ты - кандидат номер один для тестирования систем проекта "Е".
   - И ты опять устроила скандал?
   - Нет, потому что номером два значилась дочь наших коллег Сорью Аска Цеппелин, а номером три - его собственный сын Икари Синдзи.
   - Расскажи о проекте, пожалуйста.
   - Извини, не могу. Не волнуйся - со временем всё сами узнаете. Уже совсем скоро. И ты, и этот твой не в меру горячий приятель.
   - Он недавно звонил - хотел зайти, извиниться. Прости его, пожалуйста. Он хороший.
   - Да я всё понимаю, - отмахнулась Наоко. - Какая-то, понимаешь, ведьма оскорбляет его девочку! Надо же кинуться грудью на амбразуру! Прикрыть, защитить и всё такое. Нормальный мужской рефлекс, на самом деле. Опыт и чувство меры придут с возрастом. Если у него есть хоть капля мозгов, конечно. Кстати, я сегодня действительно вышла из себя. Извини. Но ты тоже должна меня понять - я ведь этой ночью чуть с ума не сошла.
   - Прости. Я была уверена, что ты на вечеринке.
   - А ты ему, похоже, по-настоящему небезразлична.
   - Думаешь?
   - Ха! Ты не слышала его голос по телефону! Но извиниться пусть заходит. Формальности должны быть соблюдены.
   Рэй наклонилась к матери и обняла её.
   - Ну-ну, это что ещё за нежности, - фальшиво запротестовала Наоко.
   - Мам, знаешь, ты у меня самая классная!
   - А что, кто-то сомневался? - Наоко счастливо засмеялась.
  
   Изначальный мир. 1 августа 2016 (Минсюку. Семейство Ватанабэ)
   Восход солнца застал их во внутреннем море, над северо-восточным берегом острова Юге. Икари Синдзи нервничал - к этому времени они обычно уже возвращались в монастырь, а сейчас их могли заметить.
   - Что это, как думаешь? - спросила у него Аянами Рэй. Прямо перед ними, в двух десятках метров от берега, расположилось двухэтажное здание. Окружное шоссе было проложено выше и глубже по территории острова, к дому от него шла неширокая асфальтовая дорожка.
   - Похоже на минсюку, - Синдзи догадывался, почему Рэй так заинтересовал этот вариант - до ближайших строений несколько сотен метров поросшей кустарником и деревьями пересечённой местности, песчаный пляж перед минсюку закрыт с одной стороны невысоким скалистым выступом, с другой - россыпью валунов.
   - А что это?
   - Ну... что-то вроде домашнего пансионата или отеля. Ты никогда не бывала в таких?
   Рэй отрицательно покачала головой.
   - Я никогда не покидала Токио-3.
   Подумав, она поправилась:
   - Только в "Еве".
   - А мы три... то есть уже четыре года назад ездили с дядей и тётей на неделю к морю. Останавливались вот в таком же минсюку. Мне понравилось - уютно, тихо, готовят вкусно.
   - Похоже, дела у них идут не очень хорошо, - Аянами показала на воткнутый в землю перед домом плакат c надписью "Продаётся" на японском и английском языках.
   - Будут деньги - обязательно купим. Слушай, давай возвращаться - светло уже.
   Рэй предостерегающе подняла руку.
   - Нас видят.
   - Ну, вот! Я же говорил!
   - Разверни крылья. За мной, - не дожидаясь ответа, Рэй подлетела к одному из окон на первом этаже.
   В небольшой комнатке на низкой, видавшей лучшие времена, кушетке лежал маленький мальчик в коричневой хлопчатой пижаме. Рядом стоял столик на коротких ножках, заставленный флаконами, баночками и всякими медицинскими причиндалами. На полу, рядом с кушеткой, высилась внушительная стопка книг. В одном из углов комнаты, рядом с дверью, прислонилось к стене сложенное инвалидное кресло, в противоположном углу обосновался старенький телевизор.
   Мальчик уже не спал. Он лежал неподвижно, разглядывая неожиданных гостей серьёзными чёрными глазёнками.
   - Нам нужно попасть в комнату, - сказала Рэй.
   - Что с ним? - спросил Синдзи, открывая переход.
   - Позвоночник. Последствия травмы плюс воспаление плюс ещё по мелочи. Главным образом травма, всё остальное - последствия. У него сейчас обострение, боль разбудила его.
   В комнате пахло медикаментами, и это смутно напомнило Синдзи жилище Рэй в Токио-3. Он покосился на неё, но та никак не отреагировала на обстановку.
   - Привет, - тихо поздоровалась Аянами.
   - Здравствуйте, - вежливо отозвался мальчик. Он с трудом выговаривал слова, но его речь оставалась чистой и не по-детски правильной. - Вы - синигами?
   Синдзи поперхнулся.
   - Ну, знаешь! Хотя... наверное, можно и так сказать. А с чего ты так решил?
   - У вас такие крылья. А у неё такие глаза. Вы же пришли за мной, верно?
   - Нет, малыш, мы не синигами, - Икари с некоторым удивлением отметил в голосе Аянами нотки сочувствия и нежности. - Нам нужно укрытие, и мы ищем такое место, где нас никто не найдёт.
   - Вы можете остаться у меня, - предложил малыш. - Ой, извините - меня зовут Кайто.
   - Меня - Рэй, а его - Синдзи.
   - Да, я вспомнил, - мальчик смущённо улыбнулся. - Вас показывали по телевизору.
   - У тебя есть друзья, Кайто?
   - Нет.
   - Тебе не скучно одному?
   - Я привык быть один. Мне так больше нравится. И мне бабушка с дедушкой много читают.
   - Я тоже когда-то думала, что люблю одиночество.
   - Я уговорю бабушку и дедушку, - похоже, мальчику и в самом деле понравилась эта мысль. - Оставайтесь!
   - А посетителей у вас много бывает? - поинтересовался Синдзи.
   - Совсем мало. Дедушка говорит, что пока не отстроили Окинаву, было гораздо больше. Этим летом было занято всего три комнаты. Сейчас вообще никого нет.
   - Это хорошо, - заметила Аянами. - Покажешь нам дом?
   - Я не могу, - совсем тихо отозвался Кайто.
   - Почему?
   - Я не могу двигаться. Только руками.
   - Не беда. Я тебя вылечу.
   - А вы можете?
   - Могу.
   - Честно-честно?
   - Честно-честно. Конечно, если ты сам этого хочешь.
   - Хочу. Очень.
   Аянами взмахнула крыльями. Синдзи давно пришёл к выводу, что этот взмах - и у неё, и у него - что-то вроде рефлекса, без которого вполне можно обойтись.
   - Всё, - сказала Рэй. - Встань и иди.
   Малыш молча лежал на кушетке.
   - Ну, что же ты?
   - Я... я боюсь.
   - Чего?
   - А вдруг не получилось?
   Синдзи отметил про себя, что эти слова Кайто произнёс уже безо всякого усилия.
   - Давай проверим, - откинув краешек тонкого одеяла, Рэй пощекотала мальчика за пятку.
   Он хихикнул и отдёрнул ногу.
   - Вот видишь - всё хорошо. Вставай. И принеси нам что-нибудь позавтракать - мы со вчерашнего дня ничего не ели.
   Кайто неловко приподнялся на кушетке и сел, свесив на пол босые ноги. Потом встал, покачнулся, нелепо взмахнул руками и сел обратно.
   - Что-то не так? - обеспокоился Синдзи.
   - Всё в порядке, - успокоила его Рэй. - Просто он слишком давно не пользовался ногами. Кайто, ты давно здесь лежишь?
   - Почти год. Мы с мамой и папой попали в аварию, и я остался с дедушкой и бабушкой.
   - Тебе нужно снова привыкнуть к своим ногам. Я помогу тебе. Возьми меня за руки и вставай. Вот так. Теперь закрой глаза и просто постой. Не наваливайся на мои руки, держи равновесие. Умница.
   Аянами говорила тихим спокойным голосом, и Синдзи подумалось, что собственная мать Кайто, наверное, так же учила ходить его в своё время.
   - Хорошо, - продолжала Рэй. - Теперь сделай шаг. Постой немного. Ещё шаг. Хорошо.
   Она огляделась.
   - Теперь давай станем сюда и поприседаем. Вместе. Раз, два. Закрой глаза. Раз, два. Держи равновесие. Раз, два. Молодец. Раз, два.
  
   Джек Робертсон посмотрелся в зеркало у входной двери. Идеально. Парадная форма сидит, как влитая. Сегодня ему пришлось подняться пораньше, чтобы успеть застать всех в Юки-сантё. Сзади подошла Рицко в тапочках и ночной рубашке.
   - Ну, как? - повернулся к ней Робертсон.
   - Прямо хоть сейчас на обложку "Soldier of Fortune".
   Рицко поправила и без того сидящий как по линейке майорский галстук. Робертсон обнял её и поцеловал в шею.
   - Выходи за меня замуж, - шепнул он ей на ухо.
   - Прямо сейчас? - тихо засмеялась Рицко и попыталась отстраниться.
   - Нет, как только вернусь, - Робертсон не пустил её.
   - Хорошо, я подумаю.
   - Понимаю, даме нужно время собраться с мыслями, - подчёркнуто серьёзно сказал он. - Пять минут хватит?
   Рицко засмеялась снова.
   - Иди уже. Киль Лоренц любит пунктуальность.
   - Да, ты права, - он с сожалением выпустил Рицко, посмотрел на часы и открыл дверь. - Вечером сходим куда-нибудь?
   - Сходим, - она помахала ему вслед рукой и еле слышно прошептала. - Удачи!
  
   Синдзи посмотрел в окно. Солнечный диск уже полностью показался из-за горизонта, и на улице было совершенно светло. Рэй продолжала заниматься с ребёнком, который определённо делал успехи. Синдзи не смог бы сказать с уверенностью, что было причиной такого быстрого прогресса - помощь Рэй или способности самого Кайто.
   - Молодец, Кай-тян. Ты быстро учишься, - Аянами погладила малыша по голове. - На сегодня хватит.
   - Спасибо, Рэй-сан! - малыш перевёл дух. - Подождите немножко, я быстро!
   - Куда ты?
   - Принесу вам что-нибудь на завтрак, вы же просили.
   - Да. Я забыла. Ты справишься?
   - Конечно!
   Радостный Кайто бросился прочь из комнаты, не слишком пока уверенно переступая ногами и время от времени взмахивая руками для равновесия.
   - Ты действительно хочешь есть? - спросил Синдзи, когда они остались одни.
   - Нет. Но только ради себя он мог бы и не встать.
   - Знаешь... Я тебе уже говорил - из тебя получится замечательная мама.
   Рэй отвернулась, её щёки порозовели.
   - Извини. Я не хотел тебя обидеть.
   - Ты не обидел. Интересно, как там Кайто?
   - Не упал бы.
   - Ничего. Пусть падает. Главное - чтобы поднимался.
   Со звоном, способным разбудить весь остров, грохнулась и заплясала по каменному полу кухни крышка от кастрюли. Синдзи поёжился.
   - Блин, он сейчас весь дом на ноги поднимет!
   - Кроме нас, в доме всего два человека, - сказала Рэй и подняла руку, указывая направление. - Там.
   - Хозяева?
   - Скорее всего. Идём, поможем ему.
   Пробиваясь через полупрозрачные занавески, солнечные лучи окрашивали неожиданно просторную кухню в весёленькие розовые тона. Кайто, сидя прямо на полу и зажав между ног красную кастрюлю в белый горошек, пытался добыть из неё черпаком рис в стоящие рядом тарелки.
   - Давай, помогу, - Синдзи поднял малыша на ноги. - И не сиди на каменном полу - простудишься, - он переставил на стол кастрюлю и тарелки. - К рису что-нибудь есть?
   - Вон там надо посмотреть, - Кайто показал на холодильник в углу.
   - Давай проверим, - Синдзи открыл дверцу холодильника и окинул его внутренности критическим взглядом. - Да-а, не густо. Можно по-быстрому сделать омлет.
   - Можно сделать салат, - предложил Кайто, из-под руки гостя заглядывая в холодильник.
   - Овощей мало, на всех не хватит, - с сожалением отозвался Синдзи.
   - Дайте посмотреть, - Аянами присоединилась к ним. - Я возьму по одному овощу и попробую вырастить ещё, пока ты готовишь омлет.
   - Тебя увидят.
   - Нет. Я буду перед домом. С дороги меня не будет видно, а на море сейчас никого.
   - А разве они успеют вырасти? - удивился Кайто. - И ещё дедушка говорил, что на этой почве почти ничего не растёт.
   - Мы им поможем. Идём со мной?
   - Конечно!
   - Тогда держи, - Рэй вручила Кайто огурец, сама взяла помидор и баклажан.
   Синдзи нашёл подходящую лоханку и разбил в неё яйца для омлета.
   - Бабушка! Дедушка! - радостно закричал Кайто.
   В дверях стояла пожилая пара и молча смотрела на них.
   - Здравствуйте, - вежливо сказала Рэй.
   - Здравствуйте, - поддержал её Синдзи и приветливо, как ему казалось, помахал крыльями. Женщина пошатнулась и схватилась за косяк. Внук подскочил к ней, схватил за руку и затараторил, подпрыгивая на месте от восторга:
   - Бабушка! Дедушка! Это - Рэй-сан и Синдзи-сан! Они меня вылечили! Рэй-сан просто махнула крыльями - и всё! А потом мы с ними занимались, и я теперь могу сам ходить! И у меня ничего не болит! Можно, они поживут у нас? Можно? Ну, пожалуйста! Пожалуйста! Пожалуйста!.. Дедушка, бабушка, а почему вы плачете?
  
   Майор Джек Робертсон завершал доклад на вечерней оперативке в кабинете Лоренца Киля.
   - В качестве доказательства меня провели по всем зданиям и помещениям монастыря. Первого и третьего детей там нет. Само по себе это ни о чём не говорит, поэтому я предлагаю не снимать с монастыря скрытого наблюдения.
   - Поддерживаю, - согласился председатель, отодвинув от себя исписанный лист, вырванный из школьной тетрадки. В записке, почерк которой принадлежал Икари Синдзи, высказывалась настоятельная просьба оставить монахов в покое. В правом нижнем углу записки красовался кривой рисунок - череп над скрещёнными костями, причём к черепу была пририсована офицерская фуражка.
   - К сожалению, оформление верительных грамот заняло больше времени, чем нам было отпущено, - развёл руками Робертсон.
   - Вы плохо знаете нашу бюрократию, - укоризненно проворчал председатель. - Вы удивитесь, Джек, но документы были оформлены в рекордно короткий срок.
   Помолчав немного, он продолжил:
   - Что с нынешним местонахождением первого и третьего детей? Есть какие-нибудь соображения?
   - Продолжаем поиски, - отозвался Дитрих Кляйн. - К доктору Акаги стекаются все данные о происшествиях в стране - полиция, больницы, пожарные, диспетчеры, береговая охрана. MAGI занимаются обработкой статистики.
   - И как? Доктор Акаги, нашли что-нибудь интересное?
   - Пока ничего
   - А какие-нибудь необычные случаи, имеющие массовый характер?
   Рицко пожала плечами.
   - Южные Курилы и северо-восток Хоккайдо, два дня назад. Ухудшение самочувствия населения - беспричинно и поголовно. Плюс массовые перебои в работе электротехники и электроники. Выглядит, как одновременная работа первого и второго детей, но нам точно известно, что в это время их там не было. В течение получаса всё вернулось в норму. MAGI полагают, что наиболее подходящее объяснение этого феномена - спонтанное изменение электрического сопротивления материалов.
   - Да, это нам не подходит, - высказался Кляйн.
   - Как сказать, - нахмурился председатель. - Доктор Акаги, это первый подобный случай, или есть другие - более ранние?
   - У меня нет таких сведений, - сухо ответила Рицко.
   - Хорошо. Будем надеяться, что это только первый звонок.
   - О чём вы?
   - Падение мира. Вселенная идёт вразнос, физические константы словно сходят с ума и меняют свои значения. Подобные случаи будут появляться снова и снова. Их будет всё больше, будет увеличиваться их продолжительность, масштабы и сила. И в один прекрасный момент этот мир превратится в хаос и исчезнет. Навсегда.
   В кабинете нависла тишина. Помощники председателя молчали под впечатлением нарисованной Килем картины.
   - И вы полагаете, что "дети Ев" способны изменить ситуацию?
   - Именно. Кстати, Дитрих, почему вы думаете, что они ещё в стране? Протектор доставил Ментора в Германию в течение нескольких секунд. Что им мешает поселиться где-нибудь в Латинской Америке?
   - Прежде всего язык. Ни один из них не владеет иностранными языками. То есть в школе, конечно, они учили английский, но, слава Богу, "дети Ев" - нормальные ученики. То есть практических навыков и знаний у них фактически нет.
   - Так! - председатель грохнул кулаком по столу, - С этого момента я запрещаю, слышите - запрещаю! - любые упоминания высших сил. Забудьте раз и навсегда восклицания типа "Господи!", "Слава Богу!", "Матерь Божья!" и так далее. Я уж не говорю о чём-то более забористом.
   - Это как-то связано с нашей троицей? - осторожно поинтересовалась Акаги Рицко.
   - Это связано с ситуацией в целом. Пожалуйста, не нарывайтесь.
   Все молча закивали, не рискнув уточнять: "не нарывайтесь" относится к возможной реакции Киля или самих высших сил?
   Робертсон неловко кашлянул.
   - Сэр, но тогда получается, что для разработки у нас остаётся только второе дитя.
   Киль покачал головой.
   - Рано.
   - Она не идёт на контакт и почти не выходит из дома, - пояснил Кляйн позицию шефа. - На вопросы приёмных родителей отвечает неохотно, ничего не значащими фразами. Усиливать нажим мы опасаемся. Устраиваться на работу или продолжать учёбу она, по-видимому, тоже не собирается. Эксперты полагают, что ей нужно придти в себя после событий в Японии. Учитывая её холеричный темперамент, на это не понадобится много времени.
   - А чем она занята сейчас? - ни у кого в особенности поинтересовалась Рицко.
   - Кулинарией, - ответил Кляйн.
   - Она? Вы серьёзно?
   - Более чем. Накупила кулинарных книг, создала шикарный комплект серебряной посуды и проводит у плиты большую часть времени.
   Рицко перебрала в уме всё, что знала о втором пилоте сама и всё, что говорили о нём другие. Её Величество Аска Великолепная - на кухне. В голове не укладывается.
   - Киль-сан, меня давно интересовала этимология этих прозвищ - "Матриарх", "Ментор", "Протектор". Мы можем ознакомиться с дополнительными материалами?
   - Нет! Во всяком случае - не сейчас. Да и незачем, ваше любопытство вполне могу удовлетворить и я.
   - Да, это интересно, - поддержал подругу Робертсон.
   - На самом деле всё просто, - председатель откашлялся. - Смотрите, доктор Акаги: первое дитя, как вы сами говорили - спроектированный супругами Икари временный носитель души Лилит. Вот вам и "Матриарх", - указательным пальцем Киль смахнул с кончика носа невидимую пылинку. - Второе дитя в свои годы успело получить высшее образование в Хайдельберге - не самая простая задача, смею вас уверить. Вот вам и "Ментор". Ну, а Протектор защищает двух остальных самим фактом своего существования.
   Опираясь локтями о столешницу, Киль поднял сцепленные ладони к подбородку, полностью закрыв нижнюю часть лица.
   - То есть? - бровь Рицко выгнулась дугой.
   Председателю пришло в голову, что его нынешняя поза - копия любимой позы покойного Икари Гэндо, и он вернул руки в первоначальное положение.
   - Если верить свиткам, то, в отличие от Матриарха и Ментора, которые всё же уязвимы, нанести какой-либо ущерб Протектору невозможно. И в случае атаки на любую из них нападающему придётся иметь дело ещё и с Протектором, что при любых раскладах - самоубийство.
   - А если он не захочет никого защищать? Всё бывает - неприязнь, ссора. В конце концов, они разумные существа, обладающие правом выбора и свободой воли.
   - Да нет у них никакой свободы воли, - отмахнулся председатель, - Их судьба ведёт. Всё их право выбора - это какого цвета носки сегодня надеть и сколько сахара и сливок положить в утренний кофе.
   - Простите, сэр, - не выдержал Робертсон, - но, раз судьба... Зачем тогда мы здесь нужны? Чем мы тут вообще занимаемся?
   - Оптовой скупкой лотерейных билетов.
   - Прошу прощения?..
   - Есть такой анекдот, - терпеливо ответил Киль. - Умер старый еврей, попал на небеса и обращается к Богу: "Я всегда вёл праведную жизнь, всегда следовал твоим заветам. И я так молился, чтобы ты помог мне выиграть миллион. Почему же ты не услышал меня?" "Ай, Мойше, отстань!", - ответил Всевышний, - "Ты за всю свою жизнь не купил ни одного лотерейного билета!"
   Присутствующие вежливо посмеялись.
   - Звёзды располагают, но не обязывают, - председатель посмотрел на часы. - Через десять минут у меня совещание SEELE. Акаги-сан, к тому времени на моём столе должна лежать краткая сводка инцидента на Хоккайдо и Курилах. Все свободны.
  
   Аянами Рэй сдержала слово - прямо перед минсюку возник небольшой, но впечатляющий урожаем сад-огород. Хозяйка, Ватанабэ Кирико, моментально оценила нововведение, и сегодняшний ужин состоял преимущественно из овощных блюд. Кирико быстро нашла общий язык с Рэй, взявшись обучать её премудростям домашнего хозяйства.
   Ватанабэ Исаму вяло ковырялся в тарелке металлическими хаси. Он всегда был добропорядочным законопослушным гражданином. Но сейчас он укрывал беглецов, и ему было не по себе. Хотя - он посмотрел на энергично уплетающего ужин внука - это стоило любых жертв.
   - Вас что-то беспокоит, Ватанабэ-сан?
   Исаму вздрогнул. Взгляд алых глаз его гостьи проникал, казалось, в самую глубь его души, не оставляя в ней места для лжи или недоговорённости.
   - Я... Нет... То есть... - он поймал на себе негодующий взгляд жены и занервничал ещё больше. - Я просто хочу знать, кто вы.
   - Исаму! Мы же всё обсудили. Извините его, - обратилась хозяйка к гостям. - Он всегда был таким робким. Не понимаю, как я вообще за тебя замуж вышла.
   Хозяин досадливо поморщился - робким он никогда не был, это она зря. Осторожным - да, но это ведь совсем другое, понимать надо.
   - Не в том дело. Извините. Вы - почётные гости, и можете жить у нас, сколько угодно, - он привычным жестом поднял руку, чтобы поправить очки, и сообразил, что с нынешнего утра их уже не носит. Старческая дальнозоркость сошла на нет, так же как его радикулит и артрит жены. Благодаря Аянами-сан они оба словно помолодели. Нет, выставлять ребятишек на улицу было бы полным свинством и чёрной неблагодарностью, но объявление о розыске не давало ему покоя.
   - Мне просто нужно знать, почему вы убежали из дома и почему не хотите вернуться.
   - У нас нет дома, - тихо сказала Рэй.
   - Токио-3, - пояснил Икари Синдзи.
   - А родители?
   - Родителей тоже нет.
   - Бедные, - вступила в разговор Кирико. - С вами там хорошо обращались?
   - Можно сказать - нет, - ответил Синдзи.
   - Это был наш долг, - возразила Рэй.
   - А в Мисиме - тоже долг?
   Аянами промолчала.
   - Я слышал - в Токио-3 и Мисиме было много жертв, - Исаму испытующе смотрел на Синдзи.
   - Исследовательский комплекс NERV, где мы работали, атаковала армия. Нам пришлось сражаться.
   - Наверное, это была какая-то ошибка, - рассудительно предположил Ватанабэ. - Возможно, если бы вы просто сдались, всё бы обязательно прояснилось.
   - Нет, - Рэй отрицательно мотнула головой. - Я видела в подземных сооружениях - они убивали всех. Даже тех, кто сдавался. Я потом слышала, что у них на руках был приказ о полной ликвидации персонала NERV. И в первую очередь - нас троих. Но они опоздали.
   - Троих?
   - Да. Ещё один пилот. Она сейчас вернулась домой, в Германию. Она и Синдзи успели занять места по боевому расписанию и разгромить войска на поверхности. После этого приказ изменился - не убивать нас, а захватить живыми.
   - Но из-за чего это всё?
   Синдзи неуверенно пожал плечами.
   - Нам позволяли знать только самое необходимое, - тихо ответила Рэй, не глядя на собеседника. - Нам приказывали сражаться, и мы сражались - вот и всё.
   - Расскажите! Пожалуйста! - Кайто ёрзал на стуле от нетерпения.
   - Извини, - Синдзи попытался изобразить улыбку. - Что-то не хочется. Может, потом как-нибудь.
   Кирико строго взглянула на внука, и тот с обиженным видом уставился в тарелку.
   - Крылья появились позже, - добавила Рэй. - Почему именно у нас - мы не знаем.
   Синдзи подивился тому, как лихо танцевала "паинька-Рэй" вокруг истины, не скатываясь при том в откровенное враньё. У них действительно не было чёткого объяснения тому, что крылья появились именно у них. Пока что самым логичным выглядело предположение Мориты, но знать лишние подробности хозяевам ни к чему.
   Исаму молча кивнул.
   - Ну, что - теперь доволен? - укоризненно спросила его жена.
  
   Один из дочерних миров. 28 сентября 2015 (Софи. Совещание в NERV)
   В голубом, не по-осеннему глубоком небе вовсю резвились голуби. Томящийся от скуки Судзухара наблюдал за ними в окно, вполуха слушая объяснения Кацураги-сенсей. "Вот ведь кому лафа", - с лёгким оттенком зависти думал Тодзи, - "Ни тебе уроков, ни другой обязаловки. Знай только жри, спи, да за голубицами гоняйся". Кстати, о голубицах. Судзухара поискал взглядом своего старого приятеля Икари Синдзи.
   Долго искать не пришлось - тот сидел на своём обычном месте между Кенске и Аской. Вот интересно - почему на него все девчонки вешаются? Хорошо, пусть не все. Некоторые. Всё равно! И как они, интересно, разберутся между собой? Кенске, небось, рад-радёшенек. Можно подумать - никто не видит, как он по Аске сохнет.
   Тодзи припомнил сценку, которую наблюдал сегодня утром - Като, Кимура и Йошида подошли к новенькой с каким-то разговором. Было похоже, что эта троица о чём-то просила Аянами. Или, скорее, оправдывалась, судя по тому, как они разводили руками, пожимали плечами и кланялись.
   Ладно, у девчонок свои разборки, в них лезть не стоит, а то ещё сам крайним окажешься. А вот со своими... Тодзи перевёл взгляд на Хараду Кенто. Правильно ему тогда Синдзи врезал. Для закрепления эффекта Тодзи лично провёл для Харады короткую пояснительную лекцию. Тот всё понял, осознал и обещал исправиться.
   - Судзухара! - донёсся откуда-то издалека голос Мисато. - Земля вызывает Судзухару!
   - А?! - Тодзи подскочил на месте.
   - Есть ли жизнь на Марсе? - деловито поинтересовалась учительница. Раздались смешки.
   - Обижаете, Мисато-сан! Я весь - внимание!
   - О, ты серьёзно? Тогда скажи - о чём я тут распинаюсь весь урок?
   Это был удар ниже пояса. Тодзи растерялся. Весь класс с интересом ждал, как он будет выкручиваться.
   От окончательного провала и позора его, как шпиона в плохом боевике, спасла неожиданность. Дверь в коридор без стука ушла в сторону. Парни в классе восхищённо ахнули. Стоящая на пороге голубоглазая красотка была из тех, кого меньше всего ожидаешь увидеть в школе в разгар учебного дня. Просторная белая рубашка хаори и алые широкие шаровары хакама - традиционная одежда мико, жрицы синтоистского храма. То ли старшеклассница, то ли уже студентка-первокурсница, не разберёшь. Кенске, конечно, тут же схватил видеокамеру.
   - Здравствуйте. Это вы Кацураги-сенсей? - обратилась мико к учительнице
   - Да. А вы кто?
   - Софи, - жрица вошла в класс и с поклоном протянула Мисато конверт, который держала в руках. - Это вам.
   Несмотря на деревянные гэта, двигалась она совершенно бесшумно, с уверенной грацией пантеры на охоте.
   - Что это?
   - Приглашение.
   Мисато вскрыла конверт и погрузилась в чтение. Софи прошлась взглядом по рядам учеников. Словно искала кого-то. На миг задержав серьёзный взгляд на Аске и Рэй, уставилась на Синдзи.
   - Что - симпатичный? - не выдержала Аска.
   - Да. Кое-что объясняет, - хладнокровно пояснила мико.
   - Сорью, успокойся! - вмешалась Мисато. - Э-э-э... Послушайте! Как вас там - Софи? Здесь написано, что наш класс приглашается на экскурсию в Юки-сантё.
   - Совершенно верно, Кацураги-сан. В субботу. Там указан телефон, можно созвониться с настоятелем и согласовать детали.
   - Но, насколько я знаю, монастырь закрыт для посещений!
   - Вы - исключение.
   - Но почему?
   Мико отступила к выходу из класса.
   - Хорошие люди попросили о вас настоятеля Мориту.
   Уже из коридора она напомнила:
   - Мы ждём вас в субботу, - и закрыла за собой дверь.
   - Эй! Секундочку! - Мисато кинулась вперёд и рывком распахнула дверь.
   Длинный, залитый солнечным светом коридор был пуст.
  
   - Глупость какая-то, - начальник оперативного отдела NERV майор Фукуда Нобу поморщился и помассировал кончиками пальцев правый висок. - Похоже на сюжет из дешёвого аниме.
   В последнее время майор чувствовал себя неважно. Он полагал, что причина тому - постоянная работа в подземных сооружениях NERV. И, хотя микроклимат здесь поддерживался на должном уровне, он уже принял твёрдое решение оставить свой пост. Скажем прямо, микроклимат был не единственной и не главной причиной этого решения. Гораздо больше майора угнетала очевидная бессмысленность всей деятельности NERV.
   Впрочем, чего ещё ожидать от стоящих во главе людей и персонала, которого эти люди подобрали? Уморительная серьёзность, с которой все они относились к своим игрушкам, вызывала у Нобу неотвязные ассоциации с детской песочницей. А тут ещё старые друзья недавно предложили ему неплохую должность в их организации. Насколько было известно майору, требование на его перевод должно было придти со дня на день. Он представил себе выражение лиц директора Икари и заместителя Фуюцки, когда они узнают об его уходе. Настроение тут же поднялось.
   - Шеф, вы смотрите аниме? - вскинул брови лейтенант Кадзи Рёдзи. Капитан Кацураги Мисато предпочла промолчать.
   - Внуки, - пояснил Нобу. - Кто эти "хорошие люди" - выяснили?
   - Так точно. Начальник отдела снабжения Танака Дайске. В прошлом он был дружен с одним из монахов Юки-сантё, неким братом Иноуэ. Монах связался с ним по телефону в надежде, что старый приятель поможет раздобыть ему какие-то детали для их генератора.
   - А причём тут экскурсия?
   - Внучатый племянник Танаки - Тору - учится во втором "А". Дайске вспомнил о шумихе вокруг древних фресок, обнаруженных в пещерах, и монах обещал помочь.
   - А взамен?
   - Взамен Танака дал ему контакты поставщиков. Лучшее соотношение "цена-качество" и всё такое.
   - На первый взгляд, всё достаточно логично. Капитан Кацураги, что вас настораживает?
   - Всё. Прежде всего - эта дурацкая мико. Потом все эти совпадения. "Старый друг", надо же! Мы проверили базы телефонных операторов за последние шесть лет. За всё это время из Юки-сантё сотрудникам NERV и наоборот не было сделано ни одного звонка. Ни одного!
   - Ни о чём не говорит. Я сам иногда связываюсь со старыми друзьями с перерывами в несколько лет.
   - А повод? Он что - не мог найти поставщиков в справочнике?
   - Решил сэкономить время. Или, если вам так нравятся конспирологические теории, вот вам версия: Иноуэ планирует сближение с Танакой для решения каких-то своих проблем, а эта экскурсия - всего лишь маленький шажок на пути взаимных уступок и услуг.
   - А мико? - спросила она у Кадзи, - Ты выяснил, кто она?
   - Пока нет. Отпечатки пальцев на конверте смазаны и не поддаются идентификации. Отпечатки на самом письме принадлежат настоятелю Морите. В полицейских базах данных этой Софи тоже нет.
   - Ты мне скажи, откуда она вообще взялась и куда делась?
   Кадзи развёл руками.
   - Наружка никого похожего на неё в окрестностях школы не засекла.
   - Да уж, синтоистские жрицы - самое обычное явление в школе! - не сдержалась Мисато. - К тому же они такие незаметные, их так легко упустить из виду!
   - А в самой школе у нас нет ни людей, ни камер наблюдения, - невозмутимо продолжил Кадзи и посмотрел на начальника. - Шеф, может, урегулируем этот вопрос?
   - Подумаем, - небрежно отозвался Нобу. - Что-нибудь ещё, капитан?
   - Её интерес к сыну командующего Икари. Вы ведь видели запись, которую сделал Айда.
   - Там ведь, кажется, образовался классический треугольник?
   - Да, в первой тройке. И что?
   - Это объясняет слова мико. Если допустить, что монахи предварительно навели справки, то её реакция прекрасно вписывается в ситуацию.
   - Вы хотите сказать...
   - Я хочу сказать, что ваши аргументы недостаточно убедительны, капитан. Мы проверили монахов и монастырь - они чисты.
   - Но, послушайте! По всем прогнозам время испытаний близко. Мы не можем так рисковать, собирая в одно место всех кандидатов в пилоты!
   - Мы их и так собираем в одно место каждый день, кроме выходных. Я разрешаю эту экскурсию. Свободны.
  
   Уже в коридоре Кадзи догнал Мисато.
   - Слушай, ты чего такая заведённая?
   - Потому что вы все слишком расслаблены.
   В отличие от своей собеседницы, Кадзи точно знал причину наплевательского настроя майора. Буквально сегодня по "личным" каналам Кадзи получил информацию о переводе Фукуды к "конкурентам" - аналогичной группе от министерства обороны.
   В своё время военные сумели убедить руководство страны и ООН в том, что оборона - занятие для вооружённых сил, а не очкастых учёных. Часть денежного потока, который целиком должен был достаться NERV, ушёл на финансирование проекта военных.
   - Ну, знаешь, ты тоже хороша. Я бы на твоём месте придумал для своей паранойи что-нибудь более убедительное.
   - Значит, поедешь с нами.
   - Куда?
   - На экскурсию! Я говорила с настоятелем - он не возражает, если с учениками приедут ещё несколько преподавателей. Подбери людей.
   - Э-э-э, послушай, ты точно уверена...
   - Это приказ!
   - Понял.
  
   Изначальный мир. 2 августа 2016 (Штаб в Киото. Банкомат. Склады)
   К завтраку Икари Синдзи вышел в одежде, добытой в своё время на армейских складах - во время прощального визита в Юки-сантё он прихватил рюкзак с похищенным барахлом.
   - Ты чего? - насторожилась Аянами Рэй.
   - Хочу прошвырнуться кой-куда, - невнятно отозвался Синдзи.
   - Зачем?
   - Чем меньше посетителей будет в минсюку, тем лучше для нас, - пояснил он. - В идеале тут вообще не должно быть посторонних.
   Хозяева минсюку - супруги Ватанабэ - переглянулись.
   - На что мы все будем жить, если здесь никого не будет? - нахмурилась Аянами.
   - Вот я и попробую раздобыть денег.
   - Надеюсь, ты не собираешься грабить прохожих?
   - Конечно, нет!
   Синдзи решил, что почти не соврал. Грабить прохожих он действительно не собирался.
  
   В Киото он появился через два перехода. Сначала повис в воздухе над открытым морем - подальше, чтобы случайный наблюдатель не смог опознать минсюку и остров Юге - и только потом возник в центре Киото, выбрав для этого тихое безлюдное местечко между тыльной стеной небольшого магазина и жилым домом.
   Заполненный людьми и машинами центр города жил обычной суетливой жизнью, не спеша делать частью себя пришлого паренька в просторном камуфляже. Синдзи долго бродил по улицам, разглядывая здания, прохожих, автомобили. Он ловил на себе косые взгляды прохожих, и ему казалось, что пятнистая форма делает его более мужественным, этаким брутальным воякой - то ли юным коммандос, то ли просто малолетним преступником. Он не взлетал и не выпускал крылья, чтобы не привлекать лишнего внимания.
   Солнце успело пройти почти половину дневного пути, затопив улицы жарким тягучим зноем. Синдзи не беспокоила жара, он не чувствовал ни голода, ни усталости. Ему казалось - он может вечно рыскать в поисках добычи.
   Удача улыбнулась ему, когда он уже собрался попытать счастья в другом месте. Бравый щеголеватый офицер выскочил из автомобиля и упругой походкой направился в здание без вывески, мимо которого Синдзи прошёл, наверное, раз десять. Подумав, Синдзи последовал за офицером.
   Тесный холл встретил его прохладным кондиционированным воздухом, рассеянным освещением ламп дневного света и подозрительным взглядом дежурного офицера из стеклянной будки у турникета. Три молодых офицера в углу холла у стенда с объявлениями жадно внимали рассказу седеющего майора и не обратили на вошедшего никакого внимания. Время от времени в их разговоре проскакивали слова "NERV", "Ямадо" и "Мисима".
   - Эй, ты! - крикнул дежурный. - Ты что здесь забыл?
   Синдзи подошёл вплотную к будке.
   - Детям здесь не место, - уже более миролюбиво добавил офицер. Кажется, лейтенант, если Синдзи правильно разобрал знаки различия. - Или ты ищешь кого-то?
   - Д-да, - в голову пришла неожиданная мысль. - Генерал Ямадо. Где я могу его найти?
   - Не знаю, - голос лейтенанта сделался совершенно дружелюбным. - Поговори с кем-нибудь из пиарщиков, может, они знают.
   Синдзи не видел его рук из-за стойки, но пространственное зрение подсказало ему, что офицер непрерывно давит одну из кнопок на пульте перед собой.
   - Это он, - явственно донеслось от стенда. Синдзи оглянулся. Молодые офицеры критически разглядывали его настороженными взглядами.
   Неподалёку хлопнула дверь, застучали каблучки по бетонным ступенькам, и через турникет в холл выскочила симпатичная молодая женщина в ладно сидящей форме. "Секретарша" - мысленно окрестил её Синдзи.
   - Привет! - она расплылась в профессиональной дружеской улыбке. - Кого-то ищешь?
   - Привет, - буркнул Икари. - Генерал Ямадо Исао. Где он?
   - Вот так сразу не скажу - не знаю. Если хочешь, поднимемся ко мне в кабинет. Я приготовлю кофе, а потом поищем его.
   Синдзи очень захотелось последовать её совету. Посидеть в прохладном кабинете, выпить чашечку хорошего кофе - вряд ли в таком месте держат какие-нибудь помои - поболтать с интересным человеком, наконец. Он уже почти согласился, когда поймал себя на том, что ему просто не хочется делать задуманное. Вздохнув, он начал заготовленную фразу:
   - Это... - голос, и без того ставший вдруг слабым и неуверенным, предательски дрогнул. Чёрт, как иногда трудно бывает, оказывается, произнести даже два простых слова. Синдзи прочистил горло, собрался с духом, выпалил:
   - Это ограбление! - и неожиданно для самого себя покраснел.
  
   Приготовление обеда в минсюку шло полным ходом. Ватанабэ Кирико помешивала половником в кастрюле на плите, в то время как Аянами резала баклажаны.
   - То есть ты - убеждённая вегетарианка? - Кирико подула в половник и попробовала бульон.
   - Можно и так сказать. Так хорошо? - Рэй показала хозяйке результат своих трудов.
   - Чуть тоньше. А парень твой - тоже? - Кирико бросила в кастрюлю щепоть соли.
   - Нет. К тому же он не мой. Посмотрите, так лучше?
   - То, что нужно, - хозяйка одобрительно кивнула и ещё раз попробовала бульон. - Я ведь вижу, как вы... как он смотрит на тебя. Ну, не твой, так не твой. Только имей в виду - если когда-нибудь захочешь, чтобы он стал твоим, готовить мясо всё равно придётся. Вы ведь в школе на домоводстве это проходили?
   - Мне приходилось часто пропускать школу из-за тестов. А без мяса никак?
   - Никак, - авторитетно заявила Кирико. - Без мяса любой мужик озвереет. Может быть, даже сбежит. Даже если поначалу будет обходиться морковкой и кабачками, со временем всё равно озвереет. Почему ты так против мяса? Просто не любишь или есть ещё что-то? Мука в том пакете.
   - Нашла, спасибо, - Аянами насыпала на дно широкой тарелки тонкий слой муки. - Ещё потому, что это убийство. Я это ощущаю, как... как... - она поставила пакет на место и задумалась, - я не знаю, как объяснить.
   - Тебя это так сильно задевает?
   - Да. Очень.
  
   Фраза не возымела никакого эффекта. Можно даже сказать - эффект был противоположен ожидаемому. Дежурный лейтенант смотрел на Синдзи со смешанным выражением снисходительности и сочувствия. Бровь секретарши выгнулась дугой.
   - Молодой человек! - строго заявила она. - Вы находитесь в штабе округа сил самообороны! Будьте любезны вести себя прилично!
   Со стороны молодых офицеров раздались обидные смешки. Синдзи окончательно растерялся, и в этот миг его "повело". Сквозь насмешливые лица присутствующих проступили черты сосредоточенных дознавателей. Тонкий аромат духов секретарши смешался с вонью экскрементов, запахом крови и непередаваемым флёром страха в душевой, переоборудованной в допросную камеру. Перекрывая все звуки, по ушам хлестнул захлёбывающийся невыносимой болью крик Рэй.
   Синдзи тряхнул головой, приходя в себя. Он тяжело дышал, глаза налились кровью, крылья распахнулись, как у атакующего коршуна.
   Бледная перепуганная секретарша торопливо лепетала слова извинений. Синдзи чуть заметно двинул крыльями, её подняло под самый потолок и впечатало в керамическое покрытие пола. Она глухо вскрикнула и застонала. В наступившей тишине Синдзи молча наблюдал за тем, как секретарша возится на полу, еле слышно постанывая и всхлипывая. Она неловко подтянула ноги, села и вдруг закричала:
   - Не-е-ет!
   Сбоку ударили автоматные очереди. Правый бок отозвался мгновенной болью, Синдзи пошатнулся. "Это что - всё?" - растерянно подумал он - "Как глупо." Он посмотрел вниз и провёл правой рукой по рёбрам, ожидая нащупать липкую от тёплой крови поверхность.
   Он был совершенно цел. Под излохмаченной футболкой проглядывала бледная, без единой царапины, кожа. Синдзи поднял голову - трое бойцов с автоматами в руках растерянно таращились на него.
   Он повёл крыльями ещё раз. Пространственное марево, заполнившее холл, озарилось сетью молний. Сидящая на полу секретарша с ужасом взирала на человеческие останки и разрушения вокруг. Она подняла на Синдзи умоляющий взгляд и прошептала:
   - Не убивай!
   - Деньги гони, сука! - голос сорвался в фальцет.
  
   В трёх кварталах от штаба Синдзи остановился и пересчитал добычу. Несколько мелких купюр и стопка кредитных карт. Век информационных технологий, чтоб его. Вот что с ними прикажете делать? Подойти к банкомату и подобрать код? Нереально. С другой стороны... Банкомат! Ну, конечно! Вот оно - решение! Как он сразу об этом не подумал!
   Пластиковые кредитки отправились в ближайшую урну.
   А он был хорош, ничего сказать. Синдзи вспомнил, как сворачивал шеи офицерам, как шарил по их карманам, как визжал на несчастную "секретаршу". Его передёрнуло. Как в дерьме искупался, честное слово. Даже хуже.
   И ещё кое-что. Синдзи критически оглядел себя с ног до головы. М-да. Одежда превратилась в хлам. Он понюхал на плече ткань пятнистой футболки. Ещё и какой-то дрянью воняет. Слезоточивый газ, наверное. Ему-то всё равно, а вот Аянами и Ватанабэ - нет. Ну, ничего - это легко поправимо.
   Он вывалился из воздуха в сорока метрах над знакомой территорией армейских складов. Внизу кипела работа. Солдаты в оливковой форме перетаскивали ящики с экипировкой и материалами, а рабочие в зелёных спецовках, белых касках и оранжевых жилетах возводили новые ангары взамен повреждённых.
   Синдзи расстроился. Блин, опять всё по новой искать! Хотя, стоп. У него же тут есть знакомый. Наверняка он не откажется помочь. Синдзи нырнул к нужному ангару и вошёл в открытую дверь. Давешний сержант был на месте. Похоже, он наслаждался послеобеденной сиестой, откинувшись на спинку стула и открыв для вида окно базы данных на компьютере.
   - Здравствуйте, дяденька, - вежливо поздоровался Синдзи.
   Подпрыгнув на месте, сержант опрокинул стул.
   - Мне нужна точно такая же форма, - Синдзи показал на свою одежду. - Вы бы не могли мне подсказать, где она теперь находится?
   - Да-да, конечно, господин! - сержант вытянулся по стойке "смирно", - Я покажу!
   Они быстро шли по бетонным плитам базы к новому ангару. На них почти не обращали внимания. Подумаешь - местный сержант и с ним паренёк в испорченном камуфляже. Судя по виду - новобранец. Похоже, где-то умудрился испортить казённую форму и теперь идёт за новой. Скорее всего, у парня из-за этого будут неприятности. Житейское дело. Бывает.
   У самого склада их окликнул какой-то лейтенант. Сержант немедленно остановился и вскинул руку к козырьку кепи. Лейтенант небрежно козырнул в ответ.
   - Кто такой? - он подозрительно уставился на Синдзи.
   - Отвали, - последовал незамедлительный ответ.
   Лейтенант уже открыл рот, чтобы наорать на зарвавшегося сопляка, но вдруг осёкся. Он узнал того, о ком шла речь в позавчерашнем приказе. Инструкция была однозначной: "В случае обнаружения немедленно оповещать командование. Контактов избегать. Огонь не открывать".
   Лейтенант беспомощно заморгал, соображая, что именно следует предпринять в создавшейся ситуации. Он не успел ничего сказать, как неведомая сила оторвала его от земли и швырнула на стену соседнего ангара.
   - Сказал же: отвали! - Синдзи повернулся к сержанту. - Идём!
   - Да-да, господин, сюда! - тот распахнул дверь склада и нырнул внутрь.
   Кладовщик, сухощавый и невысокий, оторвался от чашки с чаем и удивлённо воззрился на вошедших. Он был в том же звании, что и провожатый Синдзи, но, в отличие от него, выглядел бывалым тёртым воякой. Сержант подскочил к нему и начал торопливо объяснять причину визита, заикаясь и поминутно сбиваясь с мысли.
   - Я понял, - кладовщик аккуратно поставил на стол пустую чашку. Он подошёл к Синдзи, ощупал его цепким взглядом. - Прошу за мной.
   У самого торца ангара он остановился и показал на одну из коробок.
   - Кажется, эта партия. Взгляните.
   Синдзи вскрыл коробку и достал первую безрукавку. Приложил к себе. Размер тот, рисунок похож. Он начал перебирать одежду, подыскивая рисунок с как можно более точным совпадением пятен.
   Кладовщик тихонько взял сержанта за рукав и отвёл в сторону. Они о чём-то зашептались. Сержант испуганно вздрогнул и отрицательно замотал головой. Кладовщик наседал. Сержант сомневался и отказывался. Некоторое время они препирались, и наконец сержант сдался.
   Тем временем Синдзи подобрал одежду. Подождав, пока он переоденется, кладовщик подошёл к нему и смиренно произнёс:
   - Прошу прощения, господин. Я боюсь - у нас будут проблемы из-за того, что мы помогли вам с униформой. Вы бы не могли нас немного выручить? - он провёл рукой невидимую черту. - Просто развалите этот угол, как вы умеете. Мы тогда сможем сказать, что вы всё забрали сами.
   Синдзи от неожиданности согласно кивнул.
   - Премного благодарны! - обрадовался кладовщик. - Одну секунду, мы сейчас уберём отсюда кое-что лишнее. Чего застыл, помогай! - крикнул он сержанту и схватил коробку со стеллажа в углу. Они почти бегом отнесли по коробке в противоположный конец ангара и, вернувшись, схватили ещё по одной.
   - Эй! Вы ещё долго? - поинтересовался Синдзи.
   - Ещё чуть-чуть. Две-три ходки, - обливаясь потом и тяжело дыша, ответил полный сержант.
   - Далеко? - спросил Синдзи.
   - В подсобку у входа. Вы проходили мимо неё, когда вошли, - пояснил кладовщик. В отличие от сержанта, он выглядел так, словно только что поднялся с кресла.
   Синдзи почесал затылок. Эти деятели могут возиться здесь весь остаток дня. С другой стороны, отказывать им в помощи уже как-то неудобно.
   - Ладно, - решился он. - Показывайте, что и куда.
   Он открыл переход в подсобку. Коробки со стеллажей поднялись в воздух и неторопливым караваном поплыли в переход. Кладовщик носился перед ним, показывая, что брать и куда класть. Одновременно держать переход и жонглировать коробками было непросто, но неожиданно забавно и увлекательно. Синдзи даже немного огорчился, когда стеллаж опустел. Кладовщики, непрерывно кланяясь, благодарили его за помощь.
   Для пущего эффекта Синдзи решил устроить всё так же, как в региональном штабе. Ударили разряды молний, угол ангара разлетелся в щепки. Стоявшие снаружи люди кинулись врассыпную. Не обращая на них внимания, Икари выпорхнул из ангара и взлетел в небеса.
   Кладовщик победно взглянул на сержанта, тот развёл руками и уважительно склонил голову.
  
   Через несколько секунд Синдзи вновь вышел в тихом безлюдном местечке в Киото. Полуденный зной уже пошёл на убыль, а вечерний час пик ещё не наступил. На этот раз поиски закончились быстро - встроенный в здание торгового комплекса банкомат как будто только и ждал, когда им кто-нибудь займётся.
   Синдзи пристроился неподалёку, подперев спиной стену и изображая из себя скучающего бездельника. Пространственным взором он обследовал внутренности банкомата. Есть, нашёл! Можно просто открыть переход и вытащить через него деньги. А ещё можно... Синдзи заинтересовался внутренним устройством агрегата. А ещё можно отломать ограничитель здесь, отогнуть фиксатор тут, и, если отжать рычажок там, то банкомат сам отдаст своё содержимое. Ну-ка, ну-ка..!
   Синдзи отметил про себя, что во время пространственных обследований и манипуляций крылья так и не появились наружу. Выходит - он был прав и сами по себе они не больше, чем украшение. В то же время он уже научился обходиться без того, чтобы двигать ими. Маленький, но всё-таки повод для гордости.
   Ленивой походкой уличного гуляки Синдзи двинулся по улице мимо банкомата. В шаге от него он отжал намеченный рычажок. Агрегат неуверенно щёлкнул, зажужжал и взорвался фонтаном купюр разного достоинства. Синдзи остановился и неторопливо занялся отбором банкнот. Вокруг начали собираться прохожие. Бпнкомат продолжал фонтанировать.
   - Подарок банка покупателям, - сказал Синдзи и сунул в карман камуфлированных штанов толстенную пачку денег. Прохожие неуверенно переглядывались. Кто-то уже снимал происходящее на мобильный, кто-то звонил в полицию. Но это уже не имеет значения. Дело сделано, можно уходить. Кстати, навестить настоятеля Мориту - всё ли там в порядке после их ухода.
  
   В минсюку Синдзи появился под вечер.
   - Я дома, - сказал он с порога.
   - С возвращением, - Рэй внимательно посмотрела на него. - Устал?
   Синдзи прислушался к своим ощущениям.
   - Нет.
   - Проголодался?
   - Немного. Но до ужина доживу.
   - А я тебе баклажанов с чесноком потушила. Правда, они уже остыли, но Кирико-сан говорит, что так даже вкуснее.
   - Здорово.
   - Ура! Синдзи-сан вернулся! - по лестнице, ведущей на второй этаж, спускались Кайто и его бабушка с оцинкованным ведром в руке.
   У Синдзи появилось странное ощущение, непривычное и в то же время приятное. Дом, семья. Место, где его ждут те, кто нужен ему и кому нужен он. Есть в этом что-то изначально правильное. Наверное, такой и должна быть нормальная жизнь.
   - Я тут это... Вот, - он вытащил и отдал Аянами пачку банкнот. - Как думаешь, надолго хватит?
   - Не знаю. Кирико-сан, взгляните, - Рэй обернулась к подошедшей хозяйке. Та поставила ведро на пол, вытерла руки о передник и бережно приняла деньги от Аянами.
   - Ого. Синдзи, откуда ты это раздобыл? - Ватанабэ Кирико недоверчиво разглядывала его добычу.
   - Банкомат сломался. А я оказался рядом.
   - Сам сломался? - уточнила Рэй.
   - М-м-м... А что - есть разница?
   - Не знаю, - она на миг задумалась, потом нехотя признала. - Наверное, нет никакой разницы.
   - Если не транжирить, то примерно на полгода этой суммы хватит. Если учесть, что вас нужно одеть, то меньше, - прикинула Кирико. Она попыталась вернуть деньги Аянами, но та отрицательно покачала головой.
   - Пусть они остаются у вас. Нам всё равно негде их тратить. Кроме того, нужно собрать в школу Кайто, вы говорили сегодня.
   - Но тогда этих денег надолго не хватит, - возразила Кирико.
   - Ерунда, - бодро отмахнулся Синдзи. - Я достану ещё. Да, Рэй?
  
   За ужином все были в приподнятом настроении. Кайто предвкушал скорое поступление в школу. Кирико планировала покупки во время завтрашней поездки в Камидзиму. Исаму радовался за обоих.
   - Я уже давно не слежу за модой. Рэй-сан, что ты обычно носишь? - спросила Кирико и пояснила. - Вам надо купить что-нибудь из одежды. Не ходить же вам всё время в одних юката, верно?
   - Школьную сэйлор-фуку, - тихо ответила Аянами. Кирико подождала, пока Рэй скажет ещё что-нибудь, но та молчала.
   - И всё? - не выдержала хозяйка.
   - Ещё контактный комбинезон, - подумав, добавила Рэй.
   - Ясно, - весёлость Кирико моментально испарилась. - Неужели твоя мама тебе ничего не покупала? - спросила она и тут же спохватилась. - Ох, прости!
   Помолчав, она сделала попытку замять допущенную неловкость.
   - Знаешь, в жизни всякое бывает - может быть, она ещё жива.
   - Нет. У меня никогда не было ни отца, ни матери.
   - Так не бывает.
   - Бывает, - возразил Синдзи. Ему вдруг стало очень обидно за Рэй. - Она родилась в лабораториях NERV и выросла там же, в отдельной комнате. Она всю свою жизнь была одна.
   - Синдзи..!
   - Я был в твоей комнате, Рэй. Там, в подземельях. Голые стены, стул и койка. Как в тюрьме.
   - Мне так больше нравится.
   - Потому что ты не знаешь другого!
   - И одна я не была. Я каждый день ходила по лабораториям.
   - Днём, в качестве подопытного кролика! А по вечерам и выходным, когда никого не было?
   - Твой отец заходил ко мне. По несколько раз в неделю. Он делал мне игрушки - плёл чёртиков из трубок для капельниц, мастерил медведей из ватных рулонов. У него хорошо получалось. И я рано научилась читать. Мне потом было проще учиться в школе.
   - Учиться - возможно, только у тебя не было ни друзей, ни парня.
   - "Не было"? - вкрадчиво поинтересовалась Кирико. - А теперь, значит, есть? - её встревожила внезапная перепалка гостей, и она решила перевести разговор в другое русло. Рэй не рассказывала ей о своём прошлом, отделываясь короткими обтекаемыми фразами. Этот спор давал ответы на многие, в том числе и не заданные, вопросы, но его продолжение могло закончиться плохо.
   Синдзи порозовел, склонился над тарелкой и налёг на баклажаны. Они и впрямь удались Рэй.
   - А что носишь ты, Синдзи?
   - Всё равно, Кирико-сан. Сейчас для нас главное - не выделяться.
   Аянами молча наблюдала, как её мужчина поглощает ужин, приготовленный её руками. Да, именно так. Рэй мысленно примерила на Синдзи определение "мой мужчина", и оно пришлось ему впору, как приходится по ноге хорошо разношенный кроссовок. Ещё никто и никогда не заботился о ней и не переживал за неё так, как он. Просто потому, что она - это она. Никогда и никому не было плохо только из-за того, что было плохо ей. Никто и никогда не радовался только из-за того, что ей было хорошо. Ещё никто не был ей до такой степени небезразличен. Разве что Гэндо. Но то было в детстве, и это совсем другое.
   - Синдзи-сан, как насчёт бифштекса? - хозяйка приоткрыла крышку стоящей на столе сковороды.
   - Конечно, Кирико-сан! - Синдзи подал тарелку.
   Аянами подавила вздох огорчения.
  
   Один из дочерних миров. 3 октября 2015 (Экскурсия в Юки-сантё)
   Вопреки всем прогнозам, суббота выдалась ясной, солнечной и тёплой. По секрету говоря, это было целиком и полностью заслугой Сорью Аски, которая, однако, не стремилась афишировать своё участие в метеорологических делах. Она сидела рядом со своей подругой, старостой класса Хораки Хикари, и безучастно смотрела в окно экскурсионного автобуса.
   На четверых квадратных "преподавателей" под предводительством Кадзи Рёдзи, которые устроились на заднем сиденье, ученики старательно не обращали внимания. Даже Харада Кенто уже не пытался хохмить по их поводу. Нет, ну откуда он мог знать, что у всех этих типов университетское образование и язвить они умеют не хуже?
   Накалённая солнцем площадка перед монастырской оградой была пуста. Высадившиеся школьники вертели головами, восхищались пейзажем и снимали друг друга на мобильники.
   Мисато направилась к воротам. Когда до них оставалось не больше двух шагов, распахнувшиеся створки выпустили наружу плотного пожилого мужчину в традиционной оранжевой тоге и очках в тонкой позолоченной оправе.
   - Добрый день, Кацураги-сенсей! - заулыбался он. - А вы пунктуальны.
   - В наше время это не доблесть, Морита-сан. Всё, как запланировано?
   - Да, разумеется.
   Мисато развернулась к своей группе и приглашающе махнула рукой. Она дождалась, когда соберутся все, и начала инструктаж:
   - Сейчас мы войдём внутрь. Там нас ждут несколько монахов, и мы разделимся на группы. Кто-то пойдёт в зал медитаций, кто-то на тренировочную площадку, кто-то в молельный зал и так далее. Потом группы меняются местами. Если есть вопросы, обращайтесь ко мне или настоятелю Морите.
   - А можно всю экскурсию провести на тренировочной площадке? - тут же высунулся Тодзи.
   - Ну, если есть желание - пожалуйста, - улыбнулся Морита.
   - Судзухара, вот тебе лекция об истории и основах буддизма точно не помешала бы, - недовольным тоном заявила Мисато.
   - А кто её читает? - поинтересовалась Фурукава Харука.
   - Я. В молельном зале, - ответил настоятель.
   - Ух ты... - вяло изобразила восторг Харука.
   - Ещё вопросы есть?
   Класс молчал.
   - Тогда заходите, осмотритесь, - настоятель взял инициативу в свои руки. - Перед входом в каждое здание, где будет проводиться экскурсия, стоит один или два наших гида. Разбейтесь по группам, и начнём. Желающие прослушать лекцию могут сразу идти за мной.
  
   Мисато критически оглядела монастырский двор. Ученики разбрелись по территории, неравномерными группами кучкуясь у местных "экскурсоводов". Последних было больше, чем один или два на здание. Складывалось впечатление, что, если ученики пришли поглазеть на живых монахов, то те, в свою очередь, собрались поглазеть на живых учеников. Как она и ожидала, самая большая толпа, состоящая в основном из мальчишек, собралась у тренировочной площадки.
   Мисато обернулась к неотрывно следующему за ней Кадзи.
   - Куда пошёл Икари?
   - Первое трио направилось к хондэну. И с ними девчонка из второй тройки.
   - Староста Хораки. Это хорошо. Постой, туда же нет экскурсии!
   Кадзи развёл руками. Мисато нахмурилась.
   - Они всё ещё там?
   - Я приставил к Икари персонального опекуна, сейчас узнаем, - он прижал указательным пальцем мочку уха, за которой скрывался контакт скрытой гарнитуры, и заговорил в микрофон-запонку. - Пятый, я Первый. Доложите обстановку.
   Выслушав, ответ, он утвердительно кивнул.
   - Они вошли в хондэн и сейчас находятся внутри.
   - За мной! - Мисато решительно зашагала к святилищу синто.
   При их приближении Пятый, который до этого делал вид, что изучает ритуальные врата, едва уловимым кивком головы показал на решётчатую дверь. Мисато взлетела по ступенькам и рванула дверь в сторону. Ощущение дежавю было неожиданным, неприятным и сильным. Внутри никого не было.
  
   - Смотри, - Синдзи показал Аянами на хондэн, расположенный на каменном возвышении. - Помнишь?
   - Конечно. Зайдём?
   - Там же никого нет, - возразила староста, которая под ручку с Аской шла следом. - Давайте лучше сходим на лекцию. Аска..?
   Хикари чувствовала, что её подругу бьёт мелкая дрожь.
   - Я была здесь, - напряжённым голосом ответила Сорью.
   - Когда?
   - Не помню. Там на стене нарисован знак из трёх пар крыльев, а на полу лежат три татами. И я точно помню, что мы жили там.
   - Кто?
   - Мы трое.
   Решётчатая дверь в святилище ушла в сторону, Стоящая на пороге Софи выжидательно смотрела на них. Синдзи оглянулся на своих одноклассниц и, подавая пример, зашагал по ступенькам. Мико посторонилась, пропуская их внутрь, и уставилась на старосту.
   - А это кто?
   - Она со мной, - непререкаемым тоном заявила Сорью.
   - Она здесь лишняя, - твёрдо ответила мико.
   - Я без неё никуда не пойду, - Аска не собиралась сдавать позиции. - Тем более я ей всё рассказала. Если что, мы и уйти можем. В конце концов, нам и так хорошо. Да, Хикари?
   Синдзи и Рэй переглянулись. Староста неуверенно кивнула. Ей вовсе не хотелось становиться яблоком раздора, но её подруге требовалась поддержка, и предавать её Хикари не собиралась. Она откашлялась и попыталась как-то сгладить ситуацию:
   - Я не из болтливых. И я дала слово молчать.
   Мико нахмурилась, но, поразмыслив, неохотно кивнула.
   - Хорошо, оставайся. Прикрой за собой дверь, пожалуйста.
   Синдзи огляделся.
   - Мы дома.
   - С возвращением, - ответила Софи и сразу перешла к делу. - Сорью-сама, вы должны увидеть кое-что.
   - Что именно?
   - Фрески в местных пещерах.
   - Зачем?
   - В жизни человека есть множество путей. По некоторым из них его можно провести, но есть такие, которые нужно пройти самому, - мико замолчала, испытующе глядя на Аску.
   - Ладно, я поняла. Что дальше?
   - Проход в пещеры есть в скальном выступе на заднем дворе. Но просто так идти туда не стоит - нас могут заметить, а лишние попутчики нам сейчас ни к чему.
   - И как быть?
   - Икари-сама, первая из пещер находится в двухстах метрах на юго-запад, - Софи вытянула руку, указывая направление, - около шести метров под поверхностью. Если вы откроете проход, мы попадём туда прямо отсюда.
   - Откуда вы обо мне знаете? - насторожился Синдзи.
   - Кто вы? - спросила Рэй.
   - Не сейчас, - мико нетерпеливо мотнула головой.
   Синдзи посмотрел на Рэй и пожал плечами. Он нащупал пространственным зрением пещеру - там, где и указала Софи. Когда открылся переход, Хикари тихонько ахнула.
   - Сорью-сама, когда окажетесь внутри, разверните, пожалуйста, свои крылья.
   - Зачем?
   - В пещере темно. А от моих будет мало толку, - мико первой вошла в переход.
  
   Мисато поманила рукой Пятого. Тот поднялся к ним в хондэн и растерянно завертел головой - в точности, как сама Мисато минуту назад.
   - А... А где они? - с искренним удивлением спросил он.
   - Это наш вопрос, - Кадзи быстро внёс коррективы в течение беседы. - Так где они?
   - Тут были. Клянусь! Может, запасной выход?
   - Нету.
   - Или тайный ход какой-нибудь?
   - Про тайный ход нужно знать, а они здесь первый раз в жизни!
   - Жрица могла показать его, - Пятый осёкся и съёжился под свирепым взглядом капитана Кацураги.
   - Какая ещё жрица? - вкрадчивым тоном, который совершенно не вязался с её видом, поинтересовалась Мисато.
   - Ну, обыкновенная мико.
   - Софи?
   - Н-не знаю, - окончательно растерялся Пятый. Он почти паниковал - поступить на службу меньше месяца назад и вот так проколоться...
   - Ты им показывал съёмки Айды? - повернулась Мисато к Кадзи.
   - Нет. Ты же не говорила!
   - Идиоты. Кретины! Почему, ну почему я всё должна делать и проверять сама?!
   - Я найду! Я сейчас же их найду! - Пятый сделал движение к дверям.
   - Стоять! Оставайся у ворот и жди их, ясно?
   - Так точно! - Пятый вытянулся по стойке "смирно".
   - А ты идёшь со мной, - не оборачиваясь, приказала Мисато. - Нанесём визит настоятелю.
  
   В наступившем абсолютном мраке раздался сварливый голос Аски:
   - Ну и как это называется?
   - Я переход закрыл, не держать же его открытым! - начал оправдываться Синдзи.
   - Подождать не мог, тормоз?
   Сзади разлилось ровное холодное сияние - Аянами развернула крылья. При виде этого зрелища у Хикари захватило дух от восторга. Аска немедленно развернула свои, и Синдзи, прикрывая ладонью глаза, шарахнулся в сторону.
   - Аска! Блин! Осторожнее! Я же у тебя за спиной был. Сколько можно говорить?
   Стало светло, как днём. Пещера представляла собой узкий прямоугольный зал с высоким скошенным потолком. Одна из стен была совершенно ровной, и именно на ней расположились изображения людей и каких-то странных чудовищ.
   - Ладно, проехали, - отмахнулся Синдзи.
   "Так тебе и надо", - злорадно подумала Аска.
   - Здесь две пещеры. Вторая - в той стороне, - Софи показала на треугольный проход в дальней стене, - Сначала осмотритесь здесь, а потом уже там. Но сначала, Сорью-сама, пройдите туда одна. Не нужно, чтобы вам мешали.
   - Ладно, - Аска повернулась к подруге. - Хикари, что ты там такого увидела?
   Староста медленно подняла руку к самому большому рисунку, напоминающему групповой портрет, и растерянно выдавила:
   - Это же мы!
  
   Настоятель Морита, как и предполагалось, был в зале молитв. На полу перед ним сидели пятеро учеников - четыре девчонки и один парень. Когда открылась дверь, они с неудовольствием оглянулись на Мисато и Кадзи - похоже, настоятель умел поддержать интерес слушателей.
   Завидев посетителей, Морита легко поднялся с места.
   - Я скоро вернусь. А пока меня заменит брат Фумио.
   Они вышли на улицу, и из-за закрытых дверей раздался взрыв дружного хохота.
   Настоятель прислушался и покачал головой.
   - Брат Фумио всегда уделял больше внимания форме проповедей, чем содержанию. Я вас слушаю, Кацураги-сенсей.
   - Меня интересует Софи. Как давно здесь обосновалась эта мико? Откуда она вообще взялась?
   - Она не мико.
   Мисато мысленно прокляла за беспечность себя, своего шефа и этого идиота Кадзи. Она уже была готова вызвать подкрепления с базы NERV, но сначала требовалось максимально прояснить ситуацию.
   - А кто она?
   - Богиня, - просто ответил Морита.
   Час от часу не легче. Вот уж действительно, верующие - как дети. Возьми их за предмет веры и крути ими, как хочешь. Совсем уж неприятные проблемы начинаются, когда за предмет веры их берёт кто-то чужой.
   - Хорошо. Богиня. Допустим. Что ей нужно? Куда она увела детей?
   Настоятель пожал плечами.
   - Скорее всего, решила показать им фрески. Не волнуйтесь, Кацураги-доно, здесь вашим воинам ничего не угрожает.
   - Каким воинам? - насторожилась Мисато.
   - Это уже интересно, - Морита заглянул в глаза собеседнице. - Что вы знаете о нашем монастыре и об этом хондэне?
   - Немногое, - призналась Мисато. - Кажется, есть какие-то легенды, связанные с концом света, но я не изучала их.
   - Тогда я в двух словах расскажу вам. Сюда, на это место, - настоятель обвёл рукой окрестности, - должны явиться воины, которые будут оберегать весь людской род. И они явились. Сегодня. Во главе со своим полководцем. Правда, они ещё ничего не знают и ни о чём не догадываются, - он наклонился к Мисато и заговорщицким тоном спросил, - вы ведь ещё ничего не говорили им?
   - Откуда вы знаете? - внезапно осипшим голосом спросила Мисато.
   - Легенды не всегда лгут, Кацураги-доно. Одна из них гласит, что Юки-сантё будет помогать защитникам нашего мира. Мы давно знали о днях испытаний и готовились к ним.
   Морита выдержал небольшую паузу и продолжил - тихо, но убеждённо:
   - Поймите - мы все умрём за вас, если понадобится. Здесь вам ничего не угрожает. Не волнуйтесь.
  
   - Фурукава, Кимура, Танака, Харада... - староста водила рукой по групповому портрету, перечисляя изображённых на нём одноклассников.
   - Тут весь класс? - Аска подошла и встала рядом.
   - Нет, - Хикари отошла на шаг и окинула взглядом стену. - Я, Судзухара и Айда нарисованы отдельно. А ещё дальше - Мисато-сенсей со своим парнем, два старика и ещё какие-то люди.
   - "Два старика" - это мой отец и его заместитель, - сказал Синдзи.
   - Интересно. А твоей мамы здесь нет. И вас троих тоже.
   - Моя мама здесь есть, - Синдзи подошёл к стене и указал на странную человекообразную фигуру, закованную в фиолетовые доспехи.
   - А это кто? - Хикари показала на две похожие фигуры - в бело-голубой и красной броне.
   - В красном - Сорью Киоко, мать Аски, - ответила Рэй.
   - А в белом? - староста обернулась к Аске, но та молчала. Не дождавшись ответа, Хикари ткнула в ещё более странные фигуры, - А это что за чучела?
   - Это ангелы, - хрипло отозвалась Аска. Она двинулась вдоль стены, рассматривая необычные, но странно знакомые образы.
   - Настоящие? - удивилась Хикари.
   - Мы сражались с ними, - воспоминания теснились в голове Аски, по одному просачиваясь через плотину, воздвигнутую её подсознанием. Казалось, ещё чуть-чуть - и плотина не выдержит.
   - Ты что-то вспомнила?
   Аска покачала головой.
   - Смутно. Какие-то обрывки. Может, во второй пещере...
   - Имейте в виду, - подала голос мико. - В ней были только монахи. Никто, кроме них, не знает, что там тоже есть фрески.
   Аска неуверенно посмотрела на подругу.
   - Я пойду..?
   Хикари молча кивнула, и Аска шагнула в проход.
   - Подайте знак, когда закончите! - крикнула ей вслед Софи. Аска не ответила.
   Вторая пещера была гораздо меньше первой, и групповой портрет в полный рост на её стене был всего один. Три человека в контактных комбинезонах стоят, взявшись за руки - она сама слева, Синдзи в центре и Первая справа. Аска на рисунке отвернулась от тех двоих и гордо вскинула голову, Первая и Синдзи смотрят прямо на неведомого художника. У их ног в обнимку сидят четверо детишек - старшая девочка с серьёзными голубыми глазами, алоглазый синеволосый парнишка лет десяти и пара жизнерадостных рыжих близнецов-пятилеток.
   Плотина не выдержала. Аска не пыталась сопротивляться потоку воспоминаний. Перед её внутренним взором проносилась вся прошлая жизнь. Та самая жизнь, которую перечеркнули, скомкали и выбросили в мусорную корзину. Всхлипнув, Аска бессильно опустилась на пол.
  
   Мисато поджала губы.
   - Мне нужно увидеть эти фрески.
   Настоятель развёл руками.
   - Сейчас я не могу вам помочь. Извините.
   - Это вопрос национальной безопасности!
   - Поверьте, мы тоже действуем в её интересах.
   - Что в них такого? Почему вы прячете их?
   - Вы всё сами увидите. Не волнуйтесь. Вернётся Софи-сама и проводит вас туда. И вас, и ваших воинов. Им, наверное, будет особенно интересно.
   - Почему?
   - Потому что они тоже есть на тех фресках.
  
   Мико прислушалась к звукам из второй пещеры.
   - Идём, - сказала она и нырнула в светящийся треугольник прохода.
   Сорью сидела на каменном полу, всхлипывая и бормоча что-то себе под нос.
   - Аска! - Хикари кинулась к подруге. Поднырнув под крыло, приобняла и заглянула ей в лицо, но та нервно дёрнула плечом и отвернулась. Староста выпрямилась, отступила на шаг и растерянно обернулась к Софи. Мико серьёзно посмотрела в глаза старосты и отрицательно покачала головой.
   Хикари не знала, что делать. С одной стороны, её подруге требовались помощь и утешение. С другой стороны, она чувствовала, что Софи права и лучшее сейчас - дать Аске время немного придти в себя.
   Скрывая смущение и досаду, староста отвернулась к стене. Внимание привлекло изображение - девочка показалась ей странно знакомой. Она несмело показала рукой:
   - Софи-сан, а это, случайно...
   - Да, - коротко ответила мико. - На этом рисунке мне десять.
   - Вот оно что, - староста внимательно разглядывала фреску. - Так вы были вместе с ними.
   - Нет. Я не знала никого из них, кроме Рэна. Кое-кому это было даже удобно - правда, папуля?
   - Синдзи..? - Рэй удивлённо смотрела на приятеля.
   - А? Я? - он с запозданием сообразил, что обращение "папуля" могло предназначаться только ему.
   Хикари бросила косой взгляд на Аску. Успокаиваться та не собиралась. Более того - её бормотание становилось всё громче.
   - Ненавижу... Ненавижу... Ненавижу! Всех ненавижу! - Аска с силой врезала кулаком по стене.
   Фреска взорвалась миллионом игольчатых осколков. Синдзи стоял между стеной и Рэй, и принял на себя большую часть каменных игл, предназначавшихся Аянами. Пол, стены и потолок задрожали. Сверху посыпались песок и камни. Зажимая лицо ладонями, тоненько заверещала Хикари.
   - Уходим! Скорей! - скомандовала мико.
   Синдзи моментально открыл переход, выбросил в него своих спутниц и метнулся следом.
  
   - Ты ему веришь? - спросил Кадзи, когда они расстались с Моритой и медленно брели по мощёной дорожке.
   - Бред. Но сам он в него верит, вот что плохо. Ничего, я уже вызвала подкрепление. Через десять минут будут здесь.
   Кадзи вдруг насторожился, его взгляд на мгновение стал отсутствующим. Затем он прижал пальцем мочку уха и негромко сказал:
   - Вас понял.
   - Что там?
   - Докладывал Пятый - в хондэне слышны голоса и виден какой-то свет. Он попытался проникнуть внутрь, но его отбросило назад. Я, честно говоря, не понял, что он имеет в виду. Идём туда?
   - Да. Быстрей!
  
   - Больно! Больно! Мамочка, больно! - не переставала скулить Хикари.
   Зажимая лицо ладонями, она сидела на одном из татами. Её излохмаченная школьная форма быстро пропитывалась кровью. Аска очнулась от своих переживаний и с ужасом смотрела на подругу.
   - Что там? Дай посмотреть, - Аянами осторожно отвела руки старосты.
   Иссечённое осколками лицо и пустые, сочащиеся вязкой кровью глазницы Хикари окончательно отрезвили Сорью.
   - Сюда бежит охранник, - заметил Синдзи.
   - Так сделай что-нибудь! - огрызнулась Рэй.
   Два участка пространства, исказившись на миг, наложились друг на друга и вернулись на места, причём дальний унёс с собой "преподавателя" из ближнего. Выглядело это так, словно злосчастный Пятый сделал последний шаг к дверям, но оказался в двух десятках метров поодаль. Он прижал пальцем мочку уха и что-то затараторил в микрофон-запонку.
   - Темно! Я ничего не вижу! Почему так темно?! Аска, где ты?! - билась в истерике староста.
   - Я здесь. Всё будет хорошо, - Аска подняла умоляющий взгляд на Рэй. - Помоги!
   - Убери осколки!
   - Сейчас... Готово!
   - Вот так. Теперь всё в порядке, - успокаивала старосту Рэй. - Не бойся.
   - Чешется! Чешется!
   Синдзи выглянул наружу сквозь решётчатую дверь. Чёрт, мало им одного охранника! С другой стороны к ним бежали Мисато и Кадзи. Синдзи шевельнул крыльями, и хондэн накрыло невидимым куполом.
   - Чешется, значит - заживает, - наставительно ответила Рэй. - Не три глаза, хуже будет! Потерпи секунду! - она обеими руками схватила Хикари за предплечье. - Вторая, помогай!
   Аска вцепилась в свободную руку старосты.
   Хикари заморгала, глаза с лишённой пигмента радужкой таращились мимо Аски.
   - Свет! Ярко! Глазам больно! Больно! Пустите! - с неожиданной силой Хикари оттолкнула одноклассниц, вырвалась из их рук и подскочила к дверям. Державший барьер Синдзи не успел среагировать, как староста выскочила наружу.
   - Крылья! - только и успел напомнить он.
   - Заграждение! - крикнула Рэй, поспешно приводя себя в привычный вид.
   - Уже стоит.
  
   Мисато и Кадзи были уже совсем близко, когда Пятый вторично пошёл на штурм. На этот раз ему не удалось добраться даже до ступенек - между колоннами ритуальных врат он налетел на невидимую преграду и с коротким воплем рухнул на землю. Мисато вытянула руку и медленно двинулась к святилищу. Пальцы оттолкнуло нечто неосязаемое. Тяжело вообразить, как может отталкивать неосязаемое, но возникшее ощущение было именно таким. Судя по всему, незримый барьер шёл вокруг всего здания, и проникнуть через него было непростой задачей.
   Пятый, кряхтя, поднимался с земли. Похоже, бедолага здорово приложился спиной о брусчатку. Ничего, до свадьбы заживёт. Мисато переключилась на хондэн. Там действительно был виден какой-то свет, заметно движение, но никаких голосов, о которых говорил Пятый, не было слышно.
   Решётчатая дверь рывком ушла в сторону, и наружу выскочила староста Хораки. Но в каком виде! Мисато похолодела. "Недостаточно убедительные аргументы", да? "Паранойя", да? "Ничего не угрожает", да? А что она теперь скажет руководству? Да чёрт с ним, с руководством! Что она скажет родителям?
   Хораки кричала на бегу, но через невидимую преграду не доносилось ни звука. Её глаза - алые, как у Рэй - были расширены от ужаса. Староста натолкнулась ладонью на заграждение, рука соскользнула и на барьере, как на стекле, осталась красная неровная полоса. Но, в отличие от стекла, барьер ничего не задерживал на себе. Полоса уверенно заскользила вниз, не оставляя за собой никаких следов.
  
   - Влипли! - Сорью безнадёжно следила за тем, как её подруга бьётся о невидимый барьер.
   - Давай поправим всё, что можно, - предложила Аянами.
   - Ладно.
   - И про нас не забудь!
   - Ла-адно!
   - С барьером что делать? - спросил Синдзи.
   - Держать! - в один голос ответили девчонки.
   - Слушай, Первая, ты можешь её по-быстрому успокоить?
   - По-быстрому? Могу стимулировать выброс эндорфинов.
   - Давай. А почему у неё глаза красные?
   - Только формируются.
   - И долго ещё?
   - Уже всё. Займись одеждой.
  
   Кадзи и Пятый безуспешно пытались продавить невидимую стену. Мисато критически наблюдала за их усилиями.
   - Не волнуйтесь, Кацураги-доно, - раздался позади знакомый голос. - Всё будет хорошо.
   - "Не волнуйтесь"?! - взвилась Мисато. - Вы посмотрите на это! - она ткнула пальцем в Хораки и оцепенела.
   Кровавые пятна на старосте бледнели и исчезали, лохмотья одежды сами по себе срастались друг с другом, превращаясь в привычную, чистую и аккуратно поглаженную школьную форму. В течение двух секунд глаза Хораки налились привычным карим оттенком. Она вдруг замерла, оглянулась, потом обвела взглядом собравшихся и её губы сложились, как если бы она произнесла: "Упс!"
  
   - Икари-сама, подержите барьер ещё немного, - попросила Софи. - А мы выйдем и побеседуем с Хораки-сан.
   - О чём? - напряглась Аска.
   - О том, что говорить можно, и о том, чего говорить нельзя. Впрочем, я могу стереть ей память, если хотите. Это будет наилучшим выходом.
   - Нет! - твёрдо ответила Аска.
   - Я так и думала. Тогда по моему сигналу Икари-сама снимет барьер, и я сотру память у всех остальных, - мико сделала приглашающий жест, пропуская пилотов вперёд. - Прошу.
   - Э-э-э... Софи-сан, - позвал её Синдзи, когда они остались одни, - то, что вы сказали в пещере... Это правда?
   - Мне незачем лгать! - резко ответила мико.
  
   Мисато молча наблюдала за тем, как из хондэна вышли её ученицы. Вслед за ними появилась Софи. Не обращая внимания на окружающих, Сорью заговорила с Хораки. Судя по жестикуляции, Аска извинялась и смиренно просила прощения. Староста небрежно отмахивалась - пустяки, мол, дело житейское. Аска просияла. Потом заговорила Софи. Её слушали внимательно, время от времени кивая в знак понимания. Наконец мико обернулась к хондэну и приглашающе махнула рукой.
   По ступенькам спустился Икари-младший.
   - Вы всё слышали, Икари-сама? - уточнила мико.
   Мисато встрепенулась и потрогала воздух перед собой. Так и есть - барьер исчез.
   - Эй! Секундочку! - властно обратилась она к Софи. - Кто вы? Что здесь происходит?
   За спиной жрицы развернулась пара огромных крыльев. Словно состоящие из мириадов мерцающих точек, они переливались светом и производили впечатление чего-то совершенно неземного. Кто-то восхищённо ахнул.
   - Не двигаться! - отработанным молниеносным движением Мисато выхватила из сумочки пистолет и прицелилась в мико. Софи взмахнула крыльями.
   Мисато озадаченно захлопала ресницами и попыталась собраться с мыслями. Что тут вообще творится? Память сбоила, как на утро после хорошей попойки. Значит, эти четверо уговорили мико (или не мико?) показать им фрески. Они без разрешения отчалили в пещеры и только теперь заявились обратно. Так, вроде? Да, кажется, так всё и было. Стоп, но это же не повод брать человека на мушку! Вот чёрт! Теперь её точно будут считать ненормальной истеричкой и параноиком. Мисато вспомнила про вызванное подкрепление и мысленно застонала. Теперь, чтобы оправдать их вызов, надо будет найти нечто действительно экстраординарное. Экскурсии явно придётся затянуться.
   - Морита-сан, покажите им всё, - обратилась мико к настоятелю.
   - Будет сделано, - склонил он голову.
   - Мне пора уходить. Прошу извинить, я не смогу проститься со всеми. Сделайте это за меня. Прощайте.
   - Да, Софи-сама. Прощайте.
   - Не двигаться! - уже не так уверенно повторила Мисато.
   Мико повела крыльями и вдруг птицей взлетела в небо. Миг - и светлая точка растаяла в облаках.
  
   Несмотря на вечер тяжёлого дня, в экскурсионном автобусе было шумно - ученики возбуждённо делились впечатлениями и соображениями по поводу увиденного. Основной темой были, конечно же, фрески в пещерах. Чтобы выиграть время для криминалистов, Мисато водила учеников к фрескам маленькими группами, мотивируя это решение соображениями безопасности.
   Монахи, похоже, предвидели такое развитие событий. Они распахнули настежь все двери монастыря и повсюду сопровождали сотрудников NERV, отвечая на все их вопросы. Более того, они приготовили обед, которого хватило и на посетителей, и на криминалистов. Последние, впрочем, от трапезы отказались, а ученики остались от неё не в восторге.
   Главный вопрос, который сейчас занимал всех - как они оказались на фресках тысячелетней давности и почему это Хораки, Айда и Судзухара нарисованы отдельно. То, что на общем рисунке нет ещё троих одноклассников, остальных мало интересовало. Нет - и не надо. Значит, и обсуждать нечего.
   В отличие от прочих, Мисато этот вопрос беспокоил. Она помнила наизусть раскладку по прогнозируемой синхронизации кандидатов в пилоты. И то, что первой тройки - "первого трио", как говорил Кадзи - на рисунке нет, могло говорить либо о том, что они здорово просчитались, либо о том, что они чего-то не знают или не учитывают. Оба варианта были по своему плохи, и Мисато не могла сказать, который из них хуже.
   Сзади послышались шум и возня, и сидящая в кресле экскурсовода Мисато недовольно развернулась в салон. Бушевала Сорью, а повисшая на ней староста пыталась её успокоить.
  
   Аска мрачно смотрела в окно, думая о чём-то своём и не обращая внимания на проносящиеся мимо пейзажи. Хикари не хотела тревожить подругу, но любопытство в конце концов пересилило.
   - Аска, а что за крылья были у Софи? - осторожно спросила она, когда Сорью очередной раз тяжело вздохнула.
   - Крылья мерцающих звёзд. Память, - не оборачиваясь, ответила Аска.
   - Ты же говорила, что крыльев было три.
   - Сначала - да. Но в инициации участвовали шесть пар.
   - А ещё какие?
   - Крылья танцующего пламени и текущей радуги. Чувства и рассудок.
   - А они кто?
   - Петер и Клаус. Близняшки, - Аска посмотрела на сгорающую от любопытства Хикари и неохотно пояснила:
   - Наши с Сином. Мы так и не узнали тогда, кто носит крылья мерцающих звёзд, и боялись, что всё сорвётся. А они, оказывается... - Аска запнулась.
   - Она называла Икари "папулей", - напомнила староста.
   Сорью наливалась бешенством.
   - Значит, пока мы с Первой для него... Он, значит, налево бегал! - она вскочила на ноги. - Придушу гада!
   - Стой! - Хикари вцепилась в локоть Аски. - Не сходи с ума!
  
   Аянами искоса наблюдала за тем, как Синдзи, уставившись в потолок невидящим взглядом, размышляет о чём-то своём.
   - Пытаешься сообразить, кто она?
   - Вроде того, - Синдзи коснулся пальцами её руки и виновато улыбнулся.
   - Никак не можешь вспомнить? - Рэй отдёрнула руку. - У тебя было так много женщин?
   - Нет, но... Что-то знакомое. Софи... Софи... Софи... - он внезапно замолчал.
   - Припомнил, папуля? - ядовито поинтересовалась Рэй.
   - А? - Синдзи потерянно посмотрел на неё и замотал головой. - Нет, ничего. Не может быть...
   От другого борта сзади раздался вопль Аски: "Придушу гада!" и вслед за ним голос Хикари: "Стой! Не сходи с ума!"
  
   - Что там у вас? - недовольным тоном осведомилась Мисато. - Кому успокоительного прописать?
   - У нас всё хорошо! - поспешно ответила повисшая на подруге староста.
   Мисато уже открыла рот, чтобы развить тему дисциплины, но в этот миг зазвонил её мобильный.
   - Да... Всё в порядке... Что?!
   Школьники замолчали, стараясь расслышать реплики встревоженной учительницы.
   - Уже?! Но, как же так... Ясно... Понятно... Будет сделано.
   Мисато сложила телефон и взяла в руки микрофон экскурсовода.
   - Внимание всем! - в её голосе, усиленном скрытыми динамиками, звенел металл. - Завтра утром состоится экскурсия в институт эволюционных исследований. Сбор в восемь на школьном дворе. Явка обязательна для всех! Ты слышал, Судзухара? Обязательна для всех! Ваши родители введены в курс дела и проследят, чтобы вы не опоздали.
   - Блин! Кацураги-сенсей, ну почему завтра? - возопил Тодзи. Завтрашний чемпионат по волейболу накрывался медным тазиком и с этим, похоже, уже ничего нельзя было сделать.
   - Капитан, что-то серьёзное? - спросил с заднего сиденья номер два из четвёрки охраны.
   - Два часа назад появился Герольд, - Мисато не обратила внимания на демаскирующее обращение Второго. Да и поздно уже маскироваться. Она выглянула в боковое окно.
   - Он уже виден.
   Все дружно повернулись в ту же сторону. В вечернем небе над горами, почти у самого горизонта, сияла необычно яркая голубая звезда.
  
   Изначальный мир. 5 августа 2016 (Мануэль Ривера. Договор)
   Майор Джек Робертсон откашлялся и продолжил:
   - Как и было запланировано, министерство обороны перевело генерала Ямадо в свой головной офис. Там же были приготовлены десять миллионов иен новыми купюрами. Визит третьего дитя в министерство состоялся вчера.
   - Насколько мне известно, - вмешался председатель Киль, - денег он не взял.
   - Да, он их уничтожил.
   Председатель поднял левую бровь.
   - Даже так?
   - У нас есть оперативная съёмка с камер наблюдения. Вот, пожалуйста.
   Робертсон забегал пальцами по клавиатуре ноутбука, и большой демонстрационный экран ожил чёрно-белой картинкой. В кадр попала стоянка перед парадным входом. Большая часть мест была занята, а на оставшемся свободным пятачке стоял одетый в камуфляж парнишка и разглядывал здание министерства.
   - Почему так плохо видно? Джек, ничего нельзя сделать?
   - Увы, сэр. Разрешение камер безопасности не предназначено для больших экранов.
   - По крайней мере, его можно опознать, - подключилась Рицко к разговору.
   - Именно благодаря этому большая часть персонала успела эвакуироваться.
   - В этом не было нужды, - пожал плечами Кляйн. - Ведь жертв и разрушений не было.
   - Они не могли знать заранее, чем всё закончится, - заступился за военных председатель. - Кстати, в результате рандеву сам Ямадо остался жив и здоров. Это противоречит нашим прогнозам. Джек, у вас есть какие-нибудь объяснения этому факту?
   - Трудно сказать. Сам Ямадо утверждает, что Протектор - слабак. Также он утверждает, что просто подавил его своей волей.
   - Ну-ну... - председатель скептически поморщился. - А почему не видно крыльев?
   - Согласно показаниям уцелевшей свидетельницы из регионального штаба, крылья у Протектора появились, только когда он начал деструктивную деятельность. Видимо, они каким-то образом научились прятать их, - пояснил Робертсон.
   Киль поджал губы.
   - Это плохо.
   - А это кто? - спросила Рицко. С пластиковым кейсом в руках к Синдзи направилась молодая особа в военной форме.
   - Одна из сотрудниц, добровольно согласилась участвовать в операции.
   - Кто она?
   Робертсон пожал плечами.
   - Не знаю. Обычный клерк. Сержант, кажется.
   Не доходя до Синдзи двух шагов, сержант остановилась. Поклонившись ему, она села на асфальт в традиционной японской посадке "сейза" и положила перед собой кейс.
   - Колготочками и туфельками на асфальт. Жестоко, - вполголоса констатировала Рицко.
   - Я уверен - министерство компенсирует ей затраты, - тихо ответил Кляйн. Рицко саркастически хмыкнула.
   Раскрыв кейс перед Синдзи, сержант продолжала сидеть, смирно сложив руки на коленях.
   - Он что-то говорит? - спросил председатель.
   - Да. Спрашивает о Ямадо.
   - Он сейчас похож на бродячего пса, который никак не может решить: брошенная кость - это подарок или приманка?
   - Похоже на то. Смотрите.
   Кейс взорвался облачком конфетти. Синдзи обошёл сидящую на земле фигуру и направился в здание.
   - Эффектно, - оценила Рицко.
   - Принципиальные, волчата! - вздохнул Кляйн. - Теперь ничего из рук не возьмут. Только то, что сами добудут.
  
   На самом деле принципы были ни при чём. Синдзи не стал брать эти деньги, опасаясь ловушки. Купюры могли быть помечены, их номера переписаны, а в кейс элементарно встроен маячок. Поэтому он просто обошёл несколько банкоматов - вчера в Нагано и сегодня в Каназаве, собирая с каждого привычную дань. Деньги проблемой не были.
   Проблемой было другое. В памяти всплыла их встреча с Ямадо. Синдзи, натолкнувшись на прямой жёсткий взгляд генерала, растерялся. Он ожидал совсем другого - извинений, почтительности, страха, но никак не гордого презрения и уверенности в своей правоте.
   - Держи, - генерал бросил к ногам Синдзи туго набитый бумажник.
   Идеальная осанка, превосходно сидящая форма, высоко поднятая голова. Он не боится смерти, понял Синдзи. Он готов умереть прямо здесь и сейчас, и он считает это нормальным - даже нет, не нормальным - достойным завершением карьеры! Можно убить его на месте, но в этом будет что-то не то. Что-то неправильное. Несправедливое.
   Вот! Несправедливое! Шедший по набережной Каназавы Синдзи остановился. Смерть врага - не всегда лучшее из решений. Осмысливая ситуацию, он неторопливо двинулся дальше.
   Асфальт пересекла косая тень. Синдзи поднял голову. С первой полосы "Майничи симбун" в витрине газетного киоска на него смотрело смуглое, словно высеченное из камня, лицо. "Финал Мануэля Риверы?" - спрашивал броско набранный заголовок. Некоторое время Синдзи задумчиво разглядывал газету. Тип на обложке походил скорее на пирата, чем на кинозвезду или политика. Впечатление усиливал вертикальный шрам, рассёкший его правую бровь и скулу.
   - Будете покупать? - не выдержал продавец.
   - Да.
   Синдзи приобрёл газету и погрузился в чтение. Статья с фотографиями, посвящённая операции против Мануэля Риверы, занимала почти всю третью полосу. Ривера, крупнейший наркоторговец и контрабандист в карибском бассейне, давно был объектом пристального внимания со стороны Интерпола, но, благодаря связям в правительстве Арубы, ему постоянно удавалось выходить сухим из воды.
   Всему пришёл конец, когда в Бостоне был арестован груз в несколько центнеров кокаина. Американские власти пришли в ужас от масштабов деятельности Риверы. Они протолкнули нужную резолюцию ООН, и теперь четвёртый флот США полностью блокировал остров Аруба, на котором располагалась резиденция наркоторговца.
   Стремясь соблюсти приличия, американцы отправили губернатору острова официальный запрос, по сути ультиматум, на оказание помощи в операции. В том, что помощь или, по крайней мере, видимость оной будет оказана, никто не сомневался - перспектива оказаться в полной изоляции губернатору не улыбалась. Сообщалось, что, по прикидкам Интерпола, на островных складах Риверы сосредоточено несколько тонн кокаина.
   Синдзи ещё раз посмотрел на приведённую в статье карту-схему. Наверняка вилла Риверы будет если не единственной, то самой роскошной на острове. Он прикинул про себя план действий: прибыть на остров, осмотреться, может быть - поговорить с Риверой. Во всяком случае, времени у него много, к ужину он точно успеет.
   Синдзи свернул на улицу, ведущую к храму Ояма-гобо в центре города. Удалившись на приличное расстояние от набережной, он сделал ещё один поворот и углубился в лабиринт узеньких улочек, видевших, наверное, ещё крестьянскую республику Икко. Синдзи воровато оглянулся и открыл переход в ночное карибское небо.
   Когда он появился над островом Аруба, то понял, что слегка ошибался насчёт виллы. Берег был усеян светящимися огоньками особняков и отелей. Губернатор не упускал ни одной возможности заработать, и туристический бизнес на острове процветал. Далеко в море мерцала редкая цепочка стояночных огней четвёртого флота.
   Синдзи полетел над побережьем, пытаясь угадать, которое из строений может служить штаб-квартирой известного контрабандиста. Его внимание привлекла залитая светом усадьба, со всех сторон окружённая парком. Судя по скоплению людей, музыке и царящему веселью, хозяин усадьбы что-то праздновал или просто затеял светский раут. Наверняка Ривера не пропускает подобные мероприятия, рассудил Синдзи - для поддержания нужных связей они, должно быть, крайне полезны. Но будет ли он тут сейчас, когда его судьба повисла на волоске? В любом случае, кто-то из собравшихся там наверняка знает Риверу и может помочь в его поисках. Синдзи сложил крылья и нырнул в кусты на окраине парка.
   Он долго бродил среди разряженных гостей, фуршетных столов и деликатно снующих официантов, вглядываясь в лица и пытаясь понять хоть что-нибудь в иноязычном гомоне вокруг. На него косились, на него показывали друг другу. Синдзи чувствовал себя ненужным и совершенно чужим здесь. Его уверенность в задуманном таяла с каждой секундой. Она превратилась практически в ничто, когда его окликнул толстый пожилой латиноамериканец в белом костюме и широкополой шляпе.
   Синдзи развёл руками, показывая, что не понимает ни слова.
   - Педро! - заорал толстый куда-то в сторону.
   Рядом тут же возник некто в строгом костюме и, несмотря на тёмное время суток, в противосолнечных очках-каплях. Толстяк, по-видимому - хозяин дома, что-то резко сказал ему и показал на Синдзи. Педро кивнул.
   Поняв, что его собираются выставить, Синдзи шагнул к толстяку и показал фото в "Майничи".
   - Мануэль Ривера, - сказал он. - Мне нужен Мануэль Ривера.
   Педро остановился. Его хозяин брезгливо скривился и протянул руку к газете. Получив требуемое, он перелистал несколько страниц, пожал плечами и разжал пальцы. Газета мягко спланировала на землю. Синдзи, выросшего в обществе, где вежливость - норма даже для заклятых врагов, такое обращение покоробило и смутило. Но он напомнил себе, что в крайнем случае может накрыть одним ударом весь этот дурацкий остров вместе со всем его дурацким населением, и приободрился.
   Синдзи решил дать толстяку ещё один шанс. Кланяться перед грубияном, пусть даже за газетой, не хотелось. Многострадальная "Майничи" сама прыгнула в его руку. Педро напрягся и как бы случайно откинул левую полу тёмного пиджака.
   - Я хочу поговорить с Мануэлем Риверой, - как можно более вежливым тоном повторил Синдзи. - Я могу помочь ему.
   Вспомнив уроки английского, он на всякий случай добавил:
   - Help.
   Толстяк моментально сделался серьёзен. Он задумчиво посмотрел на газету в руке Синдзи, окинул его самого изучающим взглядом и отрицательно покачал головой Педро. Телохранитель немного расслабился, но зашёл так, чтобы стоять в шаге за спиной необычного гостя.
   Прислуга хорошо знала привычки хозяина - в протянутую ладонь толстяка легла трубка радиотелефона. Набрав номер и дождавшись ответа, он заговорил, выстреливая слова в темпе диктора из дешёвой рекламы. Синдзи смог уловить только "Мануэль", "мучачо" и "буска". Тем временем их окружили другие гости, с интересом разглядывая странного визитёра и обмениваясь приглушёнными комментариями по поводу происходящего.
   - China? Japan? Philippines?
   - А? - Синдзи не сразу понял, что хозяин особняка обращается к нему.
   - Where are you from? - нетерпеливо спросил толстый. - China? Japan? Philippines?
   - А! Я, это... Джапан!
   - JapСn, - повторил в трубку толстый. Выслушав ответ, он протянул телефон гостю.
   - Алло! - неуверенно сказал Синдзи, прижав аппарат к уху.
   - Говорите, - на сносном японском ответил невидимый собеседник.
   - А-а-а... это... Мне нужен Мануэль Ривера.
   - Я вас слушаю, - нетерпеливо повторил собеседник.
   - Мануэль Ривера?
   - Да, это я! Говорите! - раздражённый голос ясно давал понять, что ещё одна бессмысленная фраза - и о встрече можно будет забыть навсегда. Синдзи собрался с мыслями.
   - Я читал в газете об операции против вас.
   - И что?
   - Ну, в ней написано, что у вас тут хранится несколько тонн наркотиков.
   - Враки! Ещё что?
   - Ну, вот... - Синдзи замялся. Похоже, его помощь не была никому нужна. - Я мог бы помочь...
   - Ты кто такой? И откуда взялся?
   - Икари Синдзи. Из Японии.
   - И давно ты здесь?
   - Час, как прибыл.
   - Ага, вот ты только что появился, и сразу решил, что... Стоп. Ты пробрался через блокаду?
   - Ну, у меня свои методы.
   - Занятно, - раздражение в голосе Риверы моментально уступило место заинтересованности. - Ты сейчас на вилле Санчеса?
   - Не знаю. Наверное.
   - И наверняка говоришь по его радиотелефону. Вот балбес. Впрочем, не важно. Приезжай ко мне, потолкуем.
   - Я не знаю адреса. Как мне вас найти?
   - Едешь на юг по бульвару Смита, перед нефтебазой сворачиваешь на Вег Бразиль...
   - Я не на машине, извините. Как мне найти вас с воздуха?
   - Вот даже как... Н-ну, хорошо, - Ривера на несколько секунд задумался. - Тогда так: аэропорт видел?
   - Да.
   Несмотря на блокаду и вынужденный простой, взлётно-посадочная полоса переливалась огнями и её было сложно не заметить с высоты.
   - Хорошо. Если продлить взлётную полосу до восточного берега, упрёшься в залив Ринкон. К северу от него стоят ветряки электростанции - не промахнёшься.
   Синдзи прикинул про себя координаты и сориентировался на местности. Толпа вокруг приглушенно ахнула, когда он открыл переход над восточным берегом Арубы.
   - Дальше всё просто, - продолжал Ривера. - Моя вилла в тех краях самая большая.
   - Причал с двумя катерами ваш? - уточнил Синдзи. Толстяк подошёл к нему и встал рядом, глядя в проём.
   - Он самый.
   - Сейчас.
   Синдзи опустил выход перехода пониже и увидел четверых мужчин на террасе. Один из них прижимал к уху телефонную трубку.
   - Трое в хаки на террасе. И вы в шортах и зелёной майке, с телефоном.
   - Ты нас видишь?
   - Да.
   Синдзи расположил окно за спиной Риверы и открыл переход. Толпа вокруг издала восхищённый возглас. Синдзи, сосредоточившись на пространственных манипуляциях, совершенно позабыл о крыльях, и теперь они двумя чёрными знамёнами развернулись за его спиной. Один из спутников Риверы что-то вскрикнул, указывая остальным на переход.
   - Всё, я на месте.
   - Мануэлито! - радостно заорал толстяк Санчес и замахал руками.
   Ошарашенный Ривера вяло помахал в ответ.
   - Спасибо, - Синдзи вернул трубку толстяку и шагнул в переход. Окно заколыхалось за его спиной, сжалось в точку и исчезло.
   - Добрый вечер, - вежливо поздоровался Синдзи.
   - Добрый, - Ривера настороженно разглядывал гостя. - Что это было?
  
   - Сэр, мы нашли его!
   Киль оторвался от документов и посмотрел на возбуждённого Робертсона. Благодаря очкам председатель казался совершенно невозмутимым, и майор дорого дал бы, чтобы увидеть выражение лица шефа в этот момент.
   - И где же он?
   - Аруба. Американцы перехватили разговор Мануэля Риверы и третьего дитя.
   - Интересно. Тема разговора..?
   - Протектор предлагал свои услуги в решении проблем с блокадой. Вот расшифровка, - майор положил на стол распечатку перехваченного разговора.
   Председатель пробежал взглядом по строчкам и тяжело вздохнул. И почему всё всегда идёт по наихудшему варианту?
   - Спасибо, Джек. С остальным я разберусь сам, - он взглянул на часы. - Готовьтесь к вылету на Арубу. Сейчас вечер, значит, туда вы доберётесь к утру по времени острова. Попробуйте войти в контакт с Протектором.
   Молча козырнув, Робертсон покинул кабинет председателя.
  
   Мануэль Ривера поставил на блюдце девятую за прошедшие сутки чашку крепкого чёрного кофе и посмотрел на часы. Странно. Американцы совместно с полицией острова уже должны были начать операцию по захвату его товара. Предвкушая это событие, Мануэль ухмылялся - эти парни ещё не догадываются, какой сюрприз их ожидает.
   Но уже почти девять, а никто так и не появился. Более того, корабли четвёртого флота отошли в море и, кажется, даже сняли блокаду. Мануэль терялся в догадках и с трудом удерживался от того, чтобы позвонить губернатору.
   В дверях появился его ближайший помощник и правая рука - Антонио Васкес по кличке Боцман.
   - Едут, - сказал он. - Один катер.
   - Немного.
   Честно говоря, Ривера был слегка разочарован - он, так же как и приглашённые им журналисты, ожидал эффектного и шумного вторжения. Но, как бы то ни было, следовало оказать гостям достойный приём. Он поднялся из кресла и вслед за помощником направился к причалу.
   Единственный пассажир катера производил впечатление - майор миротворческого контингента ООН в полном парадном обмундировании. Антонио тихонько присвистнул при виде этого франта.
   - Майор Джек Робертсон, - на английском представился гость, едва ступив на бетон пирса. - Мануэль Ривера, я полагаю? - он огляделся, на миг задержав на хозяине цепкий запоминающий взгляд.
   Мануэль невольно подобрался. Этот тип явно не из тех, кто зарабатывает на жизнь, подставляя под пули свою шкуру и дырявя чужие. И не из тех, у кого служба проходит на мягких коврах и за письменными столами. Этот работает головой, но при случае может и в зубы двинуть, и спуск нажать. Такого надо опасаться.
   Ривера привык доверять своей интуиции и нюху на людей - другие в их бизнесе наверх не поднимаются. А если случается чудо и всё-таки поднимаются, то долго там не задерживаются.
   - Я вас слушаю, - спокойно отозвался он.
   - Я хотел бы поговорить с Икари Синдзи.
   - С кем? - деланно удивился Ривера. Ему захотелось выяснить степень осведомлённости майора.
   - С ним, - Робертсон предъявил Мануэлю фотографию его ночного гостя. - Мы знаем, что он искал встречи с вами. Где он?
   - Я что-то не понял, Мастер, - вполголоса осведомился у шефа Васкес. - Этот тип что, не из наркобюро? Зачем ему Навигатор?
   "Навигатор" - такое прозвище они дали мальчишке, следую обычаю давать членам группы клички, так или иначе связанные с морем и моряками.
   - Навигатор? Интересно, - моментально перешёл на испанский Робертсон. - И куда он прокладывал курс?
   - Не твоё дело, - мрачно отрезал Ривера. - Когда будем осматривать склады?
   Он оглянулся. Увешанные аппаратурой журналисты рассаживались по открытым "джипам".
   - А в этом есть смысл? - изобразил вежливое удивление майор.
   - Так вы здесь только из-за этого парня? - недоверчиво уточнил Ривера.
   - Да. Где он?
   Мануэль пожал плечами.
   - Он мне не докладывал. Просто ушёл.
   - Когда он вернётся?
   - Зачем? - изумился Ривера. - Что он здесь забыл?
   Он почти не врал - Синдзи не собирался возвращаться сюда, а про латифундию в глубине колумбийских джунглей майору лучше не знать.
   - Значит, он уже решил вашу маленькую проблему, - майор не спрашивал или уточнял - он констатировал факт, и это Ривере не понравилось.
   - О чём вы? - ни один мускул не дрогнул на его лице.
   - Если он вдруг появится, пусть позвонит по любому известному ему телефону. Он знает. Нам нужно поговорить. Просто поговорить. Удачи, - Робертсон развернулся к катеру.
   Мануэля разобрало зло. И что - всё? Вся эта чёртова ночь - зря? Они пахали, не покладая рук! Ривера поднял с постелей и оторвал от важных дел множество уважаемых людей, буквально за полцены сбывая свой товар и втридорога закупая другой. Нет, в накладе он не остался, но и прибыль недополучил. И теперь выясняется, что всё было напрасно?
   - Эй, гринго! - крикнул он в спину майору. Тот развернулся. - Так проверка будет или как?
   Робертсон равнодушно пожал плечами.
   - Меня ваши мелкие разборки не касаются.
   Ривера проводил взглядом катер, уносящий к авианосцу "Джеральд Форд" неожиданного визитёра. Пока босс собирался с мыслями, слушая прибой и голоса чаек, Васкес дипломатично помалкивал. С берега нетерпеливо просигналил один из джипов, и Боцман энергично отмахнулся в ответ - отстаньте!
   Мануэль не выдержал. Он достал мобильный телефон, набрал номер приёмной губернатора и ввёл код для скремблера. С губернатором Висенте Родригесом они беседовали ещё вчера. Тогда губернатор предупредил его о запланированном на сегодня обыске. Ещё он сказал, что американцы следят за активностью на складах, и, если Ривера попытается уничтожить товар, они начнут операцию немедленно.
   Ответил лично губернатор, причём сразу - как будто ждал звонка.
   - Здравствуй, Висенте, - вежливо поздоровался Ривера.
   - Здравствуй, Мануэль, - подчёркнуто уважительно отозвался губернатор. Он разговаривал так всегда и со всеми - даже с теми, кого через минуту собирался скормить акулам.
   - У тебя какие-то проблемы, мой мальчик? - почти ласково поинтересовался Родригес.
   - Никаких. То есть ни малейших. И это меня немного беспокоит.
   - Первый раз вижу человека, которого беспокоит отсутствие проблем, - хохотнул губернатор.
   - Висенте, ты ведь понимаешь, о чём я.
   - Понимаю, - посерьёзнел губернатор. - Говорят, у тебя был необычный гость этой ночью?
   - Был, - Ривера не видел смысла отпираться.
   - И..?
   - Порешали кое-какие вопросы, поговорили, потом выпили по стаканчику.
   Честно говоря, выпили они не по стаканчику. То есть сам Ривера на спиртное не налегал, но мальчишка хлебал ямайский ром, как газировку - стаканами, совершенно при том не пьянея.
   - Вопросы, значит, решены, - уточнил Висенте.
   - Да. Я готов к встрече с американцами, а их всё нет и нет. Я уже волнуюсь - не случилось ли с ними чего?
   - Ну, если не возражаешь, через часик начнём.
   "Если не возражаешь!" - Мануэль чуть не закашлялся.
   - Будьте любезны. Но, чёрт возьми, в чём причина задержки?
   - В твоём госте. Американцы отвели подальше свой флот, как только услышали о нём.
   - А флот зачем отводить? - тупо спросил Ривера. Бессонная ночь явно давала себя знать.
   - Затем, чтобы не потерять его. Я слышал - этот парень здорово накуролесил у себя дома, и американцы не хотят повторять ошибок японцев.
   - Даже так...
   - Именно, - усмехнулся губернатор, уловив настроение Риверы. - Я тоже думал, что знаю всех значимых людей в этом мире. Кстати, вы там навсегда распрощались?
   - Нет. Встретимся ещё пару раз - уладим его проблемку.
   - Вот даже как, - задумчиво протянул губернатор. - И у таких людей есть проблемы, которые могут решить незначительные личности вроде нас с тобой.
   - Я даже не уверен, что он человек.
   - Не важно. Мануэлито, намекни ему как-нибудь, что старый Висенте хотел бы познакомиться с ним. Ты же сделаешь это для меня?
   - Конечно, Висенте, о чём разговор!
   - Вот и хорошо. Через час жди гостей. Да, и насчёт проблемы этого парня - не облажайся.
   В трубке раздались короткие гудки. Ривера убрал телефон и задумался. Да уж, "проблемка" у парня была необычной. Он рассказал о ней, когда с делами было уже покончено.
   Сидя на террасе, они любовались рассветом и пили за успех, дружбу и прочее. Мануэль успел рассовать весь свой товар покупателям, взамен закупив рис, пшеницу и медикаменты. Пришлось попыхтеть, хотя вся работа по доставке досталась Навигатору. Пока Мануэль занимался переговорами и контрактами, охрана, как могла, развлекала мальчишку - учили обращаться с оружием, стреляли, даже пытались боксировать. Последнее занятие прекратили по причине полной бессмысленности - выяснилось, что Навигатор может двигаться быстрее автоматной пули и даже просто попасть по нему было практически неразрешимой задачей.
   - Да, совсем забыл! - Ривера потянулся за чековой книжкой. - Сколько я тебе должен?
   - Нисколько, Ривера-сан... - парень замялся. - Кстати, вы хорошо говорите по-японски.
   - Собираюсь передать бизнес Боцману и свалить к вам. Капиталец у меня есть. Открою бар, буду торговать выпивкой - просто чтобы не скучать. Я даже название бару придумал, - он расплылся в мечтательной улыбке, - "Ориноко"!
   - Почему именно к нам?
   - Потому что у вас хорошо работает полиция, - не переставая очаровательно улыбаться, пояснил Ривера. Он явно умел быть обаяшкой.
   Сразу после второго удара, в обстановке хаоса и беспорядков, тайные общества и мафиозные кланы росли, как грибы. Но несколько лет назад японское правительство приняло, как писали в газетах, "ряд непопулярных жёстких мер". Большая часть якудза была уничтожена, уцелевшие затаились.
   Мануэль раскрыл коробку сигар и окинул гостя внимательным взглядом.
   - Хорошо, спрошу иначе: что я тебе должен? Надеюсь, душу отдавать не придётся?
   - Нет. Мне нужно... - Навигатор опять смутился и заколебался, подбирая слова.
   Его история была коротка и полна недоговорённостей, но впечатление на Риверу произвела. Он не стал уточнять, как они попали к этому Ямадо и чем так насолили. Это не имело значения. Его деловой партнёр просил об ответной услуге, и делом чести Мануэля было оказать её.
   - Понятно, - Ривера неторопливо раскурил толстую, перехваченную посредине широким золотистым кольцом, "гавану". - Если я правильно понял - он сломил ваш дух, и ты хочешь ответить ему тем же. Что ж, месть - вполне мужское занятие. Тем более за свою женщину.
   - Нет, я...
   Мануэль вопросительно посмотрел в лицо Навигатору, и тот окончательно смешался - наркобарон попал в точку. Он сразу распознал и озвучил то, что Синдзи смутно осознавал, но не решился бы сформулировать даже сам себе.
   - Ну... то есть... Я хочу сказать, что генерал - сильный человек. Настоящий самурай.
   - Ерунда, - пренебрежительно отмахнулся Ривера. - Болью можно сломать кого угодно. Надо всего лишь правильно употребить её. Пусть не думает, что специалисты в этом деле есть только у него. Ты сам его возьмёшь?
   - Да. Я доставлю его завтра днём. То есть - ночью по вашему времени.
   - Только не сюда, - прикинул что-то про себя Ривера. - Лучше на мою латифундию в Колумбии. Ну, мы делали оттуда первую переброску, нас ещё встречал управляющий Хорхе, помнишь?
   Навигатор утвердительно кивнул.
   - Вот туда и отправишь своего придурка. Только давай ещё раз навестим Хорхе - я распоряжусь, что к чему.
   - Хорошо.
   - Во-от, - Мануэль встал и потянулся. - А через три дня приезжайте посмотреть, как этот генерал будет ползать у вас в ногах и молить о пощаде.
   - Спасибо, Ривера-сан.
  
   Икари Синдзи перешагнул порог минсюку, когда стрелки часов над входом показывали без четверти восемь.
   - Я дома.
   - Синдзи-сан вернулся! - подскочил к нему маленький Кайто, и выпалил: - А мы сегодня были в Камидзиме! Бабушка написала заявление, а я прошёл медосмотр и в сенябре иду в школу, вот!
   - Молодец, Кай-тян, - заулыбался Синдзи. - А где все?
   - Дед смотрит телевизор, а бабушка в комнате Рэй-сан. Сейчас позову! - Кайто метнулся на второй этаж.
   Буквально через несколько секунд он скатился обратно.
   - Они просили подождать здесь.
   - Зачем?
   - Не знаю. Сказали: "Так надо".
   - Ладно, подождём. А что там по телевизору - детектив?
   - Кубок УЕФА. Полуфинал, - авторитетно пояснил Кайто.
   - Я не очень разбираюсь в футболе, но наши же вроде не играют?
   - Ну и что? Дед говорит: "Главное - красивая игра!"
   - Тоже верно.
   Наверху послышались голоса.
   - Идём-идём! - говорила Ватанабэ Кирико. - Исаму и Кайто в этом вопросе не авторитеты, остаётся только Синдзи. Пусть он скажет.
   - Сегодня весь вечер тряпки перебирали, - проворчал Кайто, явно копируя интонации деда.
   По ступенькам спускались хозяйка и Рэй. Синдзи затаил дыхание. Светло-голубое платье и белая широкополая шляпка совершенно преобразили Аянами. Превращение довершили солнцезащитные очки "а-ля Джон Леннон" кофейного оттенка и белые туфельки на каблучках-шпильках. Рэй убрала крылья, и теперь была неотличима от самой обычной девушки. Впрочем, нет, не обычной - поправил себя Синдзи - от самой красивой девушки в мире.
   - Повернись, - попросила её Кирико, и Рэй послушно повернулась кругом.
   - Ну, Синдзи, что скажешь? - поинтересовалась хозяйка.
   - Нравится? - тихо спросила Рэй.
   - Ага, - так же тихо выдавил он.
   Аянами облегчённо вздохнула и неуверенно переступила.
   - Никогда раньше не ходила на шпильках. Неудобно, - пожаловалась она.
   - Ничего, привыкай, - заявила Кирико. - Ты всё-таки дама, причём хорошенькая. Верно, Синдзи?
   Хозяйка была права. В новом наряде Рэй выглядела по-другому - не так, как раньше. Это была уже не школьница и не пилот боевой машины. Теперь это действительно была дама - юная и прелестная. Синдзи прошёлся по ней взглядом сверху вниз. Мягкая ткань платья оставляла открытыми плечи, облегая и подчёркивая линию груди, талии и бёдер. Пульс зачастил, дыхание сбилось. Он вдруг сообразил, что Рэй со своими способностями наверняка видит его насквозь, и покраснел.
   Словно отвечая ему, Аянами тоже залилась краской.
   - Я переоденусь, и будем накрывать ужин, - торопливо сказала она хозяйке и застучала каблучками по ступенькам.
   Кирико проводила её задумчивым взглядом, посмотрела на Синдзи и погрозила пальцем:
   - Но-но! Вам ещё рано думать об этом.
   - О чём вы? - запротестовал Синдзи и тут же осознал, насколько фальшиво прозвучала фраза. Чтобы сменить тему, он достал из кармана штанов толстую пачку денег. - Вот, пока не забыл. Держите.
   - Синдзи-сан, ты уверен, что это правильно? - спросила хозяйка, разглядывая банкноты. - Заметь, я даже не спрашиваю - законно ли то, что ты делаешь?
   - Это уже не имеет значения, - отмахнулся он. - Хоть напоследок поживём, как хотим.
   - Не слишком-то вежливо с твоей стороны намекать на мой возраст, - хитро сощурилась хозяйка.
   - Нет, что вы! - смутился Синдзи. - Я вовсе не об этом!
   - Ладно-ладно! Я шучу. Так тебе понравились обновки?
   - Ещё бы!
   - Самая большая проблема - шляпы. Знаешь, мы ведь пытались замаскировать Рэй-сан.
   - Как это?
   - Перекрасить. Но ни чёрная, ни каштановая краска её волосы не берёт. Вообще никак. Их не обесцвечивает даже перекись, так что скандинавки из неё тоже не получится, - Кирико вздохнула. - А рыжий она почему-то не захотела даже пробовать.
  
   Один из дочерних миров. 4 октября 2015 (Экскурсия в NERV. Первый бой)
   Кацураги Мисато пересчитала учеников. Все на месте.
   - Поехали, - скомандовала она водителю. Тот закрыл двери экскурсионного автобуса и плавно тронул машину с места.
   Мисато взяла микрофон экскурсовода.
   - Внимание всем! Сейчас каждый из вас получит свой пропуск в институт. Пропуска индивидуальные, так что настоятельно не рекомендую их терять, отдавать или играть ими в карты. Ты слышал, Судзухара?
   - Мисато-сан, - укоризненно отозвался Тодзи, - я, по-вашему, совсем ребёнок?
   - Иногда у меня складывается именно такое впечатление, - проворчала Мисато в микрофон и продолжила дисциплинарную накачку. - А ты, Айда, прямо сейчас зачехлишь видеокамеру и достанешь её только на обратном пути. Прямо сейчас, ты всё понял?
   - Понял, - сказал Кенске, продолжая целиться объективом в вырез блузки учительницы.
   - Айда, - ласково повторила Мисато, - убери камеру. Иначе в институте её изымут, уничтожат запись и почти наверняка - нечаянно сломают.
   - Всё-всё! - заторопился Кенске, убирая камеру в чехол.
   - Ты чего испугался? - Тодзи наклонился почти к самому уху приятеля. - Подумаешь, институт какой-то.
   - Это не просто институт. Это - серьёзная контора. Скоро сам увидишь.
   Мисато открыла небольшую картонную коробку и достала из неё первый пропуск.
   - Фурукава! - прочитала она фамилию владелицы и обвела взглядом салон автобуса.
   - Здесь! - в третьем ряду сидений взметнулась вверх девичья рука.
   - Передайте, - Мисато отдала пропуск сидящей в первом ряду Като и достала из коробки следующий.
   - Судзухара!
   - Здесь, - вяло отозвался Тодзи.
   Автобус катился в сторону железной дороги, ученики оживлённо шушукались, рассматривая свои пропуска и передавая вглубь автобуса чужие.
   - Смотри, - Синдзи показал Рэй знакомый красно-чёрный логотип NERV на обороте магнитного пропуска.
   - Вижу, - она зябко повела плечами. - Мне это не нравится.
   - Прорвёмся, - уверенно заявил Синдзи.
   - Знаешь, я беспокоюсь за Вторую. Как бы она глупостей не наделала.
   Синдзи оглянулся. Мрачная Аска сидела рядом со старостой Хораки, отвернувшись к окну и не обращая никакого внимания на то, что происходило в автобусе.
   - Сорью! - сказала Мисато.
   - Здесь! - после паузы отозвалась Хикари и помахала рукой.
   - Передайте. Сорью, ты в порядке?
   - В порядке, - твёрдо ответила Аска.
   - Хорошо.
   - Мисато-сенсей, а куда мы едем? - удивился Танака. - Институт в другой стороне!
   - Мы уже приехали. Во избежание путаницы, разброда и шатания мы не пойдём через вход для персонала.
   Мягко покачнувшись, автобус въехал на металлическую платформу и остановился. Все затихли, оглядываясь по сторонам, хотя смотреть, в общем-то, было не на что - рельсы, грузовые платформы, контейнеры и над всем этим царством металла - мостовые краны.
   - Мисато-сан, долго ещё стоять будем? - выразил общее недоумение Тодзи. Досада за пропущенный волейбольный турнир невольно дала себя знать - вопрос прозвучал весьма раздражённо. Но не успела Мисато достойно ответить, как платформа дёрнулась и, набирая скорость, по широкой дуге устремилась под землю.
   Гигантскую полусферу расположенной под Токио-3 пещеры класс встретил дружным восхищённым "Вау!". Монорельсовая дорога была проложена вплотную к стенам пещеры, на посаженных в камень опорах. Состав уверенно скользил вниз по расширяющейся спирали, давая возможность со всех сторон рассмотреть интерьер огромной полости.
   Возведённая в центре пирамида штаб-квартиры NERV, несмотря на освещение и размер, попросту терялась в царящем здесь полумраке. Четыре батареи прожекторов, смонтированных на каменных стенах пещеры, не столько освещали её, сколько обозначали границы.
   Кенске тут же схватился за видеокамеру, но под выразительным взглядом Мисато опомнился и с сожалением уложил сумку.
   - Здорово, правда? - Хикари попыталась расшевелить подругу.
   - Плохо, - хмуро ответила та.
   - А тогда... в тот раз было по-другому?
   - Тогда был геофронт, - Аска показала на неестественно гладкий потолок пещеры. - Весь Токио-3 покоился на многослойной броневой защите, и в случае тревоги дома уходили вниз, а наружу выдвигались оружейные платформы.
   - Но, может быть, сейчас этого не нужно?
   - Только если они с самого начала надеялись на нас. Тогда не нужны ни геофронт, ни NERV, ни "Евангелионы". Против нас троих у любого из ангелов нет ни единого шанса.
   Зная самоуверенность подруги, Хикари решила немного расшевелить и раззадорить её.
   - Аска, ты не преувеличиваешь?
   Впервые за это утро её губы сложились в некое подобие улыбки. Аска отвернулась от окна и бросила снисходительный взгляд на Хикари.
   - Верь мне.
  
   На стоянке, расположенной вблизи пирамидального здания NERV, их ждал Кадзи Рёдзи. Он прислонился к подножию одной из осветительных мачт и с интересом наблюдал за высадкой экскурсантов на крытый автобусный перрон. Каждая из таких мачт была увенчана четырьмя внушительными прямоугольными светильниками, из-за чего местность вокруг пирамиды напоминала постапокалиптическую пальмовую рощу.
   - А ты что здесь забыл? - ледяным тоном поинтересовалась Мисато.
   - Буду вашим проводником, - жизнерадостно пояснил Кадзи. - Я слышал, кое у кого проблемы с ориентацией на местности.
   - Ну, знаешь!, - вспыхнула Мисато. - Не всем же продавливать стулья в штаб-квартире! Кое-кому приходится и в поле работать!
   - Ладно, не заводись, - Кадзи примирительно поднял ладони. - Фуюцки поручил мне проводить вас в конференц-зал. У нас мало времени - пока вы ехали в поезде, объявили готовность номер один.
   Мисато развернулась к ученикам.
   - Внимание, класс! Сейчас все идём за мной, проходим через вон те турникеты и собираемся в холле. Всё понятно? Пошли!
   - Если у кого-то возникнут проблемы, - добавил на ходу Кадзи, - обращайтесь ко мне - разберёмся. Меня, если не забыли, зовут Кадзи Рёдзи, всех вас я уже знаю.
   Он догнал Мисато.
   - Кстати, Кацураги, там в холле собрались родители - те, кому сегодня выпала дежурная смена. Фуюцки сказал, что пять минут времени на осмотреться и пообщаться у вас есть.
   - Ясно, - буркнула Мисато и прибавила ходу.
   - Послушайте, Кадзи-сан, - обратился к нему Айда Кенске. - А зачем тут навес? В этой пещере идут дожди?
   - Нет, но высота пещеры в верхней точке - больше километра. Сталактит, если упадёт с такой высоты, пробьёт тебя насквозь.
   - Понятно, - Кенске опасливо покосился по сторонам. - И часто тут такое случается?
   - За всё время - ни разу. - Кадзи приятельски похлопал собеседника по плечу. - Не бойся.
   - А я и не боюсь!
   Кенске насупился и приотстал. При виде приближающихся экскурсантов сидящий в плексигласовой будке охранник в песочной форме и малиновом берете встал, приосанился и поправил автомат на плече.
  
   Мать, стоящую у противоположной стены холла, Аянами увидела сразу. Одетая в белый лабораторный халат Наоко стояла в сторонке от компании других служащих NERV.
   - Внимание, класс! - Мисато подняла руку, привлекая внимание учеников. - У вас есть пять минут, чтобы размять ноги и осмотреться. Туалет, если что, в том коридоре за углом направо. Свободны.
   Ученики разбрелись по холлу. Кто-то подошёл к родителям, кто-то двинулся в коридор за угол, большая часть осталась послушать рассказ Кадзи об этом месте. Тот сыпал цифрами - сколько времени заняло строительство, сколько кубометров грунта при этом вывезли, в какие суммы это обошлось мировому сообществу и тому подобными любопытными, хоть и совершенно бесполезными фактами.
  
   - Ты уже совсем взрослая, - сказала Наоко подошедшей Рэй и вздохнула. - Видно, правду говорят - только чужие дети растут быстро.
   Аянами оглянулась.
   - Это было здесь?
   - Да.
   Рэй печально улыбнулась.
   - Я дома.
   - Нет, - твёрдо возразила Наоко. - Твой дом не здесь. Твой дом - там! - она ткнула пальцем в потолок. - А здесь - просто место рождения, ничего больше.
   Она легонько щёлкнула дочь по носу.
   - Веселей! - и заговорщицким тоном добавила. - Я никому не дам тебя в обиду!
   - Спасибо, мам, - Рэй забавно наморщила носик, потом тихо рассмеялась. - Я тебе уже говорила: ты - самая лучшая!
   - Но мы об этом никому не скажем, ладно? - подмигнула ей Наоко.
  
   Аска пристроилась в сторонке ото всех, делая вид, что просто разглядывает холл и людей в нём. При этом невидимый акустический волновод, образованный областями изменённого давления воздуха, исправно доносил до её ушей разговор Аянами с матерью. То, что матерью оказалась именно Акаги Наоко, стало для Аски сюрпризом.
   Но было кое-что ещё - одна простая вещь, которую осознала Аска. По сравнению с ней самой, Первая, в сущности, совсем ещё ребёнок. Сколько ей было, когда она ушла в тот раз? Шестнадцать? Семнадцать? И что она видела в прошлой жизни - подземелья NERV, вечные эксперименты, постоянные сражения? Если подумать - Синдзи был самым лучшим, что тогда с ней случилось. Да и тот, если разобраться... М-да...
   Теперь оказывается, что и сейчас с ней не всё гладко.
   Аске неожиданно стало жаль Первую.
  
   Икари Юй появилась из дверей лифта сразу после слов Мисато. Подозвав к себе сына, она критически осмотрела его с ног до головы, поправила и без того идеальный воротник.
   - Как настроение?
   Юй нервничала. Это было заметно, несмотря на то, что она старалась скрыть своё беспокойство от окружающих.
   - Нормально.
   - Вам сейчас всё расскажут и покажут. Главное - ничего не бойся. Отец просил передать, что верит в тебя. И, я тебя прошу - не лезь на рожон. Договорились?
   - Интересно, как можно совместить "не бойся" и "не лезь на рожон"? - проворчал Синдзи, разглядывая рисунок на покрытии пола. Надо же, обращается с ним, как с маленьким. А ведь даже по меркам этого мира он уже не ребёнок. Юй молчала.
   - Мама..? - Синдзи поднял голову.
   Юй, безмолвная и напряжённая, смотрела мимо него. Наверное, так смотрят на свободу арестанты, осуждённые на пожизненную каторгу. Проследив за её взглядом, Синдзи оглянулся. Наоко легонько щёлкнула Рэй по носу, и та неслышно рассмеялась.
   - Мама! - снова позвал Синдзи, и Юй вздрогнула, - Что-то не так?
   - Нет, всё в порядке! Я просто подумала: а ты уже извинился перед доктором Акаги?
   - Э-э-э... Нет, - он обескураженно развёл руками. - Что - прямо сейчас?!
   - Почему нет? Самое время! - она схватила его за руку и решительно потащила за собой.
   Их приближение Наоко встретила настороженным молчанием.
   - Простите за вторжение, но мой сын хотел кое-что сказать вам, - Юй подтолкнула Синдзи вперёд.
   - А, это... Я, ну... В-общем, я хотел сказать: извините, - Синдзи поклонился. - Я тогда наговорил вам всякого. Я просто услышал, как вы кричали на Рэй, вот я и... - он поклонился ещё раз. - Извините.
   Наоко смерила его долгим задумчивым взглядом.
   - Ну, что скажешь? - наконец спросила она у Рэй.
   Аянами встала рядом с Синдзи и взяла его под руку.
   - Он хороший. Прости его.
   - Да уж, - Наоко вздохнула. - Ладно, извинения приняты.
   - Смотрите, что тут у нас! - Харада Кенто просто не мог упустить такой случай. - Икари, просишь руки Аянами-сан? На месте её родителей я бы не отдавал дочь за такого оболтуса! - он оглянулся в поисках зрительской поддержки, его взгляд упал на Аску. - Я уж не говорю о разбитых сердцах, которые оставит после себя это событие!
   - Какие это разбитые сердца? - фыркнула Аска. - Твоё, что ли?
   Одноклассники захохотали. Кенто покраснел. Привлекая внимание присутствующих, Мисато несколько раз хлопнула в ладоши.
   - Внимание всем! Время вышло! Собираемся!
   Подождав и пересчитав собравшихся учеников, Мисато махнула рукой. Толпа экскурсантов потянулась следом за Кадзи.
   - Совсем большие, - вздохнула Юй, провожая взглядом детей.
   - Оставь её в покое, - тихо, но твёрдо сказала Наоко.
   - Да, но...
   - Раньше надо было думать!
   - Да, ты права. Прости. Но, ты же знаешь - Гэндо был против. И что будет, когда они узнают, кто она?
   - Она уже знает, - поймав на себе встревоженный взгляд Юй, Наоко с независимым видом пожала плечами. - В общих чертах.
  
   Цепочку, в которую растянулась группа экскурсантов, возглавлял Кадзи и замыкала Мисато. Последняя была не в восторге от такого построения, но с этим приходилось мириться - проходы и коридоры в NERV не были рассчитаны на массовые посещения.
   На одном из лестничных маршей Аянами неожиданно замерла и вскинула голову, словно прислушиваясь к чему-то вдалеке. Шедший рядом Синдзи тоже остановился.
   - Вы чего? - на них натолкнулись Аска и староста Хораки.
   - Люди гибнут. Много. Там, - Рэй вытянула руку, указывая направление.
   - Не загораживай проход, - подтолкнула её Аска.
   Движение возобновилось. Аска и Синдзи на ходу прощупывали пространство и материю в указанном Аянами направлении. Они вышли на площадку с дверью на промежуточный этаж и стали в сторонке, пропуская остальных.
   - Там идёт бой, - тихо сказала Аска.
   - Точно, - подтвердил Синдзи. - Ангел?
   - Да, - ответила Рэй. - Я его чувствую. Он движется сюда, и он уже недалеко.
   Хикари охнула.
   - А у меня родители дома - у них выходной.
   Аска нахмурилась.
   - У моих тоже. Если ангел доберётся до Токио-3...
   - Что будем делать?
   Аска посмотрела на дверь.
   - Есть идея.
   Синдзи проследил за её взглядом.
   - А если увидят?
   - Не увидят. Хикари, прикроешь нас, если что.
   - Эй, чего застыли? - к ним приближались Айда и Судзухара.
   - И вы тоже, - Аска поманила их пальцем. - Прикройте товарища.
   - В каком смысле?
   - В таком. Нам нужно отлучиться. Вы же не хотите, чтобы Сину опять влетело?
   Тодзи и Кенске переглянулись.
   - Ну, ладно, - неуверенно ответил Тодзи за обоих.
   - Отлично. Приготовились!
   Свет на лестнице мигнул и погас. Причём погасли не только штатные светильники, но и аварийные, оснащённые аккумуляторами. Раздались удивлённые возгласы. Еле слышно щёлкнул замок двери.
   - Сохраняем спокойствие! - раздался голос Мисато с площадки этажом выше, - Сейчас освещение будет восстановлено. Просто стоим и ждём.
   Спустя несколько секунд освещение, как и обещала Мисато, восстановилось. Из шестерых человек на площадке остались только трое.
   - Вперёд! - моментально сориентировавшийся Судзухара схватил за руки приятеля и старосту и потащил их дальше по лестнице. - Как вовремя свет погас.
   - Совпадение, - пискнула Хикари.
   - Ну, вот - я же говорила! - обрадовалась Мисато на верхнем пролёте. - Все целы?
   - Все! - бодро отозвался Судзухара.
   - Всё в порядке! - громко поддержала его староста.
   Экскурсия продолжалась по намеченному плану.
   У дверей конференц-зала экскурсию встречал высокий сухощавый старик.
   - Капитан Кацураги! На минутку... - он жестом подозвал Мисато. Несмотря на сугубо гражданскую биографию, Фуюцки Козо - заместитель командующего NERV - умудрился до седых волос сохранить выправку гвардейского офицера девятнадцатого века. Мисато иногда казалось, что в роли командующего он смотрелся бы куда представительней, чем его нынешний начальник Икари Гэндо.
   - Я вас слушаю, - она проследила взглядом за последними двумя учениками, вошедшими в конференц-зал. Из зала доносились звуки многочисленных шагов, стук сдвигаемых стульев, голоса учеников и реплики Кадзи.
   - Вас хочет видеть командующий Икари. Он сейчас в операционном зале.
   - Прямо сейчас? Зачем?
   - Полагаю, это связано с неожиданным уходом со своего поста вашего начальника, Фукуды Нобу. Сделаем так: представьте меня ученикам, и, пока я буду читать им лекцию, навестите командующего. Он введёт вас в курс дела и ваших новых обязанностей.
   - Слушаюсь.
   - И поспешите - станции слежения засекли приближающийся объект. Армия уже поднята по тревоге.
   Фуюцки посторонился, пропуская Мисато в зал.
  
   - Вы кто? - рабочий в оранжевом комбинезоне с эмблемой NERV на рукаве подозрительно разглядывал троих невесть как появившихся тут школьников.
   - Мы пилоты! - гордо ответила Аска. - И нам нужно надеть контактные комбинезоны. Срочно!
   - Да, нам говорили, что это где-то здесь. Мы не ошиблись? - поддержал подругу Синдзи.
   Рэй промолчала.
   - Вы почти пришли, - рабочий кивнул в сторону. - Вон те двери - раздевалки и душевые. А почему вы одни? Где ваши провожатые?
   - Заблудились, наверное, - Аска уже удалялась. - Спасибо, дяденька! Синдзи, Рэй, за мной!
   Рабочий неодобрительно покачал головой, глядя вслед новоявленным пилотам.
   Они остановились перед близко расположенными дверями с набитыми по трафарету характерными силуэтами.
   - Ну, хоть что-то здесь продумали лучше, чем в тот раз, - одобрила новшество Аска. - Мальчики - налево, девочки - направо. Быстро!
  
   Кацураги Мисато торопливо шагала по коридорам штаб-квартиры, обезлюдевшим по случаю тревоги. Её опять не отпускало ощущение чего-то неправильного. Что-то опять шло не так, и она опять не могла понять - что именно. Впрочем, все несуразности в последнее время были связаны только с первой тройкой. Мисато попыталась вспомнить, как они вели себя в конференц-зале - и не смогла. Ёлки-палки, она даже не смогла припомнить, были они там вообще или нет! Чёртов командующий, чёртов Фуюцки и чёртов бывший начальник!
   Но возвращаться и уточнять что-либо уже поздно. Мисато сделала глубокий вдох и шагнула в отсек командующего.
   Икари Гэндо сидел за пультом, глядя в раскинувшийся под ним огромный операционный зал. Мисато слабо представляла, зачем командующему нужен свой пульт управления - практически вся работа выполнялась операторами. Всю противоположную стену зала занимал огромный экран, на который выводилась оперативная информация общего назначения. Туда же могла дублироваться информация с любого из специализированных операторских мониторов.
   На экране шёл бой. Вокруг странного гигантского создания кружили три огромные машины непривычного вида. На фоне своего противника они казались карликами, несмотря на свои внушительные, по человеческим меркам, размеры. Их враг выглядел как странный инопланетный цветок или медуза - светящийся красный шар, из которого росли длинные плоские отростки, больше всего похожие на белые бумажные полотенца.
   - Что это? - происходящее на экране так захватило Мисато, что на миг она позабыла о субординации. Деловитые голоса сотрудников по общему каналу комментировали ситуацию.
   - "Апостол", - отозвался Икари, не отрывая взгляд от экрана. - Он уже уничтожил всё, что могла противопоставить ему армия. Остались только три "Эскалибура" - их новейшая разработка. Но им тоже не продержаться долго - наша гипотеза об АТ-поле, судя по всему, верна.
   - Вы хотели меня видеть?
   - Да. Как вы, должно быть, уже знаете, Фукуда Нобу покинул нашу организацию.
   - Очень некстати.
   - Именно. Поэтому исполнять обязанности начальника оперативного отдела временно будете вы.
   Мисато вытянулась по стойке "смирно".
   - Слушаюсь.
   - Апостол скоро будет здесь. Военные планировали атаку апостола с помощью N2-бомбы. Они не слишком принимали во внимание даже тот факт, что эвакуация населения не завершена. Я убедил высшее руководство повременить с бомбардировкой и дать шанс нам.
   - "Дать шанс"? - возмутилась Мисато, - Но ведь NERV как раз и создавался для уничтожения апостолов!
   Командующий раздражённо пожал плечами.
   - У меня сложилось впечатление, что руководство разочаровано в проекте "Е". Поэтому единственный способ доказать нашу правоту - уничтожить апостола. Поднимайте первую тройку. Действуйте!
   - Есть!
   В общем канале раздался спокойный голос Аянами:
   - Нулевой готов.
   Сразу за ним - нетерпеливый голос Аски:
   - Второй готов. Син, не тормози!
   - Первый готов.
   Командующий бросил удивлённо-уважительный взгляд на Мисато.
   - Начинаем заполнение капсул LCL, - включилась Акаги Наоко, - не бойтесь, эта жидкость будет снабжать ваши лёгкие кислородом и улучшит синхронизацию с "Евами".
   Гэндо прижал клавишу микрофона.
   - Видео пилотов на экран.
   С правой стороны экрана появились три небольших окошка. Рэй, Аска и Синдзи в капсулах пилотов. Все трое одеты в контактные комбинезоны. Собраны и сосредоточены.
   - Информационные каналы подключены, соединение с нервом А-10 установлено. - докладывала Рицко.
   - Синхронизация достигнута. Гармоники в норме, отклонений нет, - резюмировала Наоко.
   - На редкость оперативная работа оперативного отдела, - скаламбурил командующий. - Доктор Акаги, какова степень синхронизации?
   - Восемьдесят девять, девяносто один и восемьдесят восемь соответственно.
   - Неплохо.
   - Да, почти на десять пунктов выше ожидаемого.
   - Пилоты, как настроение?
   - Непривычно как-то, - пожаловалась Аска.
   - Ничего удивительного, - успокоила её Наоко. - Первый раз внутри огромной бездушной штуковины.
   - Да, - сказала Рэй. - Правильно. Ключевое слово - "бездушной".
   - Капитан Кацураги, - повернулся к Мисато командующий, - вы уже ввели их в курс дела?
   - У нас не было времени на подробные объяснения, - обтекаемо ответила она.
   - Понятно. Займите свой пост в зале и подготовьте план операции. А я пока проинструктирую пилотов. Идите.
   - Есть! - Мисато чётко развернулась кругом и вышла наружу.
   Гэндо повернулся к микрофону.
   - Внимание, пилоты. Я хочу пояснить вам, что здесь происходит. Вы видите картинку с общего экрана?
   - Нет, - ответила Аска.
   - Секундочку, - тут же отозвался голос Акаги Рицко. - Готово!
   - Что это? - спросил Синдзи.
   - Первый раз такого вижу, - озадаченно пробормотала Аска.
   Рэй промолчала.
   - То создание, которое вы видите на экранах, мы называем "Апостол". Второй удар четырнадцать лет назад был вызван не метеоритом, как гласит официальная версия, а одним из таких существ.
   Апостол на экране внезапно выбросил в сторону свои полотенца-лепестки и спеленал один из "Эскалибуров". Машина затряслась в тщетных попытках вырваться из смертоносных объятий. Командующий продолжал рассказ.
   - Каждый из апостолов - участник своеобразного турнира, который проходит на Земле раз в несколько тысяч лет. Приз - так называемый "трон душ". Начало каждого турнира отмечает переменная звезда Герольд. На нашем небосводе Герольд появился вчера вечером. Новый турнир начался.
   Из шевелящегося клубка лепестков выпали несколько обломков. Потом внутри что-то полыхнуло, из-под белых полотнищ потянулся сизый дымок. Два оставшихся "Эскалибура" безуспешно пытались пробиться через АТ-поле противника.
   - Несколько турниров подряд выиграл апостол по имени Табрис, и сейчас на троне душ находимся мы, люди. Не исключено, что подобные ситуации бывали в прошлом, и это значит, что легенды о древних цивилизациях, созданных не людьми - правда.
   Один из "Эскалибуров" буквально оседлал клубок лепестков, расстреливая их из всех видов оружия. Из полотнищ полетели и закружились в воздухе белые конфетти ошмётков.
   - Но Табрису не может везти вечно. Мы должны помочь ему, если хотим, чтобы в этом мире и дальше господствовали мы, люди, а не какие-нибудь динозавры.
   Апостол отбросил повреждённый "Эскалибур", и тот бильярдным шаром покатился по земле, сминая деревья, заборы и постройки.
   - Цель каждого апостола - первым добраться до "объекта Зеро", который находится в глубине нашей пещеры, на нижних ярусах штаб-квартиры NERV. Соединившись, объект и апостол вызовут изменения в ноосфере, которые приведут к деградации и, в конечном итоге, вымиранию человечества. Мы не можем допустить этого. Вот вкратце всё, что вам нужно знать.
   В разговор вступила Акаги Наоко.
   - Мы полагаем, что у каждого из апостолов есть некое ядро, сердце, поразив которое, можно уничтожить и самого апостола. Также у них есть защитное АТ-поле, такое же должно быть и у ваших синтетов.
   - "Синтетов"? - удивилась Аска.
   - Да. Вы пилотируете не просто машины, "Евы" - почти живые существа. Синхронизируясь с ними, вы чувствуете их тела, как свои собственные.
   "Эскалибур", спасавший товарища, не успел убраться, и апостол могучим ударом соединённых лепестков вогнал его в землю. В левом нижнем углу экрана появилось окно с планом местности.
   - Так, слушайте план, - заговорила Мисато. Она откашлялась и продолжила. - Посмотрите на карту. Красная точка означает ангела, синий пунктир - границу Токио-3.
   На плане появились три жёлтые цифры - ноль, единица и двойка.
   - Вы появитесь из шахт в этих трёх точках, - цифры немного сместились и снова замерли. - Потом вы перейдёте на эти позиции и будете ждать апостола. Тогда, какой бы путь он ни выбрал, он пройдёт мимо одного из вас. Синтеты питаются по кабелю, так что радиус их действия ограничен.
   - В этом случае у ангела... апостола будет возможность разбить нас поодиночке, - возразила Аска. - Нет уж, хватит! Сколько можно? Давайте лучше перехватим его все вместе. Рэй, Синдзи, подержите его щупальца, а я нейтрализую АТ-поле и прикончу. Что скажете?
   - Согласна, - сказала Рэй.
   - Годится, - поддержал её Синдзи.
   - Вот и хорошо. А если что-то пойдёт не так, мы знаем, что делать. Кстати, Мисато-сан, что у нас с оружием?
   - Квантовые ножи. Практически моментально вскрывают любой материал.
   - И всё?
   - Ну и хватит, - подал голос Синдзи. - Ты же знаешь, стрелковое оружие против них неэффективно. Лучше придумайте, где и как нам встречать анге... блин, апостола!
   - Это как раз не проблема, - вмешалась Рицко. - Навигационная система выводит вам в поле зрения компас. Горизонтальная шкала сверху. Видите?
   - Ага. Как в авиасимах.
   - Оттуда и взято. Там же будут выводиться направления на другие объекты. Жёлтые - "Евы", красный - апостол, зелёные - точки снабжения, бирюзовые - лифты. Белым я обозначу оптимальную точку перехвата.
   Последний уцелевший "Эскалибур", только что поливавший апостола свинцовым дождём, вдруг замолчал и отлетел в сторону.
   - Израсходовал боезапас, - предположил кто-то из операторов.
   Апостол взмахнул лепестками. Излохмаченные и закопчённые, они на глазах восстанавливали своё состояние, снова становились гладкими и белыми.
   На пульте командующего замигал красным индикатором телефон. Гэндо снял трубку.
   - Да... Готовы... Да... Ясно.
   Он вернул на место телефонную трубку и взял микрофон.
   - Внимание всем! Начать операцию! Немедленно!
   - Убрать предохранители, открыть шлюзы, подготовить платформы к запуску! - скомандовала Мисато.
   Заурчали приводы гидравлики, пошли в стороны фиксаторы и ограничители, освобождая запертых, словно в тесных клетках, синтетов. Операторы один за другим докладывали о готовности.
   - Пуск! - Мисато утопила клавишу активации катапульт. Пол и стены едва заметно вздрогнули.
   - Здесь очень большое ускорение, осторожней! - запоздало спохватилась Наоко.
   - Всё в порядке, мама, не волнуйся, - спокойно отозвалась Рэй. Наоко посмотрела на экран. Судя по всему, пилоты чувствовали себя вполне уютно.
   С глухим лязгом, от которого задрожали стёкла в окрестных домах, платформы вынесли "Ев" на поверхность
   - Технология управления полностью отработана в лабораторных условиях, - продолжала Рицко, - и в готовых изделиях проблем быть не должно.
   - Он ускоряется! Быстрей! - вскрикнула Ибуки Мэй - ассистентка и правая рука Рицко.
   - Где точка перехвата? - деловито спросила Аска.
   - Сейчас, - Рицко пробежала пальцами по клавиатуре. - Готово. Так вот, об управлении. Помните, что тело "Евы" - это ваше тело.
   - Синдзи, Рэй, готовы? - Сорью окончательно взяла на себя руководство.
   - Да, - в один голос ответили пилоты.
   - Поэтому для начала попробуйте пошевелить рукой, - продолжала Рицко.
   - Вперёд! - крикнула Аска.
   Фиксаторы энергетических кабелей щёлкнули совершенно синхронно. На экране, в углах окошек пилотов, возникли таймеры заряда аккумуляторов. Рицко оцепенела.
   - Вы что... - пролепетала похолодевшая Мисато и осеклась. В зале наступила мёртвая тишина.
   "Евы" одновременно сорвались с мест. Синдзи пришлось бежать дальше всех, к тому же на прямой линии между ним и точкой перехвата оказалась невысокая гора. Он не стал обегать её, а бросился прямо к вершине.
   - Хи-ий-йя! - Ева-01 с разгона сделала сальто с вершины горы, перелетая группу строений и приземляясь точно на противника.
   - Выпендрёжник! - проворчала Аска.
   Апостол задёргался. Он выбросил часть щупалец навстречу ноль первой, часть - навстречу набегающей нулевой. Это была его ошибка.
   - "Евы" развернули - АТ-поле! - радостно воскликнула Мэй. - Вы были правы, Рицко-сэмпай!
   Синдзи и Рэй схватились за полотнища лепестков и закружились друг вокруг друга, запутывая их в жгут. Подскочившая ноль вторая потянулась к оголившемуся ядру.
   - Ноль вторая инвертирует поляризацию АТ-поля! - тараторила Мэй, словно футбольный комментатор во время острого момента. - Она изменяет... Нет, она нейтрализует АТ-поле апостола!
   Аска одной рукой, как арбуз, прижала к себе ядро, а второй достала квантовый нож.
   - Только не бей, а то взорвётся, - предупредил её Синдзи. - Плавно вводи.
   - Не учи учёную! Сама знаю! - огрызнулась Аска и аккуратно вонзила нож в ядро.
   - Аккумуляторы сядут через пять секунд! - предупредила их Мэй.
   Апостол дёргался, безуспешно пытаясь вырваться из цепких объятий "Ев".
   - Четыре! - Мэй продолжала отсчёт, как будто никто больше не видел неумолимо сменяющихся цифр таймера.
   Апостол затих, его щупальца-лепестки безвольно обвисли.
   - Три!
   Щупальца потеряли форму, набухли и брызнули красным.
   - Две!
   - Готов, - констатировала Рэй.
   - Одна!
   - Не поняла..?! - раздался возмущённо-обиженный голос Аски.
   - Ноль!
   Изображения пилотов исчезли, "Евы" застыли живописной скульптурной группой.
   - Цель не подаёт признаков жизни, детекторы излучения апостола не регистрируют, - доложил Аоба Шигеру.
   Ещё несколько секунд в зале царила тишина, и вдруг она взорвалась победными криками и аплодисментами. Операторы смеялись, поздравляли друг друга, хлопали по плечам и пожимали руки.
   Телефон на пульте командующего опять замигал красным. Гэндо снял трубку.
   - Да... Благодарю вас... Нет, что вы... Ни в коем случае - риск был тщательно просчитан и полностью оправдан. Вы сами видели... Благодарю вас.
   Командующий положил трубку. Украдкой оглянулся и отодвинулся со стулом вглубь помещения - так, чтобы его не было видно из зала. И только тогда он извлёк белоснежный носовой платок и насухо вытер мокрые от пота лицо и шею.
  
   На выходе из раздевалок их ждала Мисато.
   - Икари ещё там?
   - Наверное. Тормозит, как обычно, - небрежно отозвалась Аска.
   - Кто тормозит? - следом за девчонками появился Синдзи.
   - Все собрались. Отлично. Рассказывайте! - потребовала Мисато.
   - Что именно? - невинно захлопала ресницами Сорью.
   - Кой чёрт вас сюда понёс?
   - Ну, когда погас свет, мы куда-то не туда свернули.
   - На лестнице? Очень интересно. И что потом?
   - А потом мы встретили какого-то типа. Он спросил, кто мы, а мы сказали, что немного заблудились. А он сказал: "А, так вы, должно быть, пилоты!" И отправил сюда.
   - Как он выглядел?
   - Как? Да обычно так. Дядечка в возрасте. Тут мы ещё одного встретили. Скажи, Рэй?
   - Да, - подтвердила Аянами. - Вторая... Аска сказала, что мы пилоты, и он показал дорогу.
   - Ясно. Больше так не делайте.
   - В смысле - не побеждайте анге... тьфу, апостолов? - Аска развлекалась.
   - Нет. Не ходите никуда без разрешения. - Мисато не приняла её тона.
   - Ла-адно.
   - Командующий думает, что это я посадила вас в пилотские капсулы.
   - Отлично, - замурлыкала Сорью. - Давайте не будем его разочаровывать.
   - Давайте не будем врать! - оборвала её Мисато. - Но и болтать об этом на каждом углу не будем тоже.
   - Мы всё поняли, Мисато-сан, - постаралась успокоить её Рэй. - Какие будут приказания?
   - Идите за мной.
   - Куда? Зачем?
   - Увидите.
  
   В холле штаб-квартиры, казалось, собрался весь свободный персонал. Мисато пропустила пилотов вперёд - так, чтобы они первыми вступили в холл. Их встретили громовыми аплодисментами. Гордая Аска сияла, как новенькая монетка, купаясь в лучах славы и восхищения. Синдзи и Рэй скромно держались чуть позади. Командующий Икари лично пожал руку и поблагодарил за прекрасную работу каждого из пилотов.
   - Кстати, Сорью-сан, вы сказали, что чего-то не поняли - там, в капсуле.
   - Ах, да! Почему были разряжены аккумуляторы?
   - Но они были заряжены. Полностью. На все тридцать секунд.
   Округлившиеся глаза пилотов заставили командующего насторожиться.
   - А насколько, по-вашему, они рассчитаны?
   - Пять минут, разве нет?
   Гэндо бросил косой взгляд на Мисато.
   - И кто это вам сказал?
   - М-м-м... Не помню, - растерялась Аска.
   Синдзи и Рэй синхронно пожали плечами.
   - Их единственная функция - дать "Еве" добраться до ближайшего источника при обрыве кабеля, - командующий задумчиво поправил очки, - но, как показал первый бой, время автономной работы можно и нужно продлить, - он повернулся к заместителю. - Вы слышали, профессор?
   - Мы займёмся этим, - с достоинством кивнул Фуюцки.
   Когда закончилась "официальная" часть и поздравления родственников, пилотов окружили одноклассники.
   - Сорью, это было... нечто! - выразила общее восхищение староста.
   - Да, ладно, ерунда! - отмахнулась Аска. Она оглянулась на Рэй. - Не стой там. Иди сюда.
   Она взяла её под руку и теперь они с видом лучших подружек стояли посреди круга одноклассниц.
   - А как оно вообще - внутри? - высунулась Фурукава. - Когда вас затопило этой LCL, вы дышали ей, как ни в чём не бывало! А я там, наверное, с ума сойду!
   - Не сойдёшь. Тем более - как ты там окажешься?
   - Ой, вас же не было на лекции. Этот старик, Фуюцки, говорил, что весь наш класс - потенциальные пилоты. Нас специально собирали по всей стране. И что сейчас выращиваются новые "Евы".
   Аска и Рэй переглянулись.
   - Сколько? - спросила Аска.
   - Что - "сколько"? - не поняла Фурукава.
   - Сколько новых "Ев"?
   - Не знаю, он не говорил.
   Собравшиеся в холле пребывали в состоянии радостного возбуждения и эйфории, поэтому никто не обратил внимания, как командующий Икари подозвал к себе Кадзи Рёдзи и что-то вполголоса приказал ему. Кадзи в ответ удивлённо заморгал, бросил короткий взгляд на пилотов и что-то недоверчиво переспросил. Командующий повторил приказ и Кадзи, вытянувшись по стойке "смирно", коротко кивнул.
  
   Мягко покачнувшись, автобус покинул грузовую платформу и через несколько секунд влился в поток машин на улицах Токио-3.
   - Мисато-сан! - Кенске вытянул вверх руку, привлекая внимание теперь уже не только учительницы, но и командира.
   - Чего тебе, Айда?
   - Нам сказали, что мы все - пилоты. А когда наша очередь пилотировать "Евы"?
   - Когда будут готовы новые синтеты. Понимаешь, к "Евам" допускаются пилоты с наибольшей синхронизацией. Вот если ты на тестах покажешь более высокую степень синхронизации, чем кто-нибудь из первой тройки, то попадёшь в команду.
   - А когда будут тесты?
   - У второй тройки - уже завтра. Поэтому ты, Судзухара и Хораки едете в NERV. Пропуска не потеряли? - Кенске отрицательно замотал головой. - Вот и хорошо. Завтра с утра, как обычно, приходите в школу, а затем лейтенант Кадзи проведёт вас в штаб-квартиру.
   Мисато взяла в руки микрофон.
   - Кстати, класс! Процедуру проверки на уровень синхронизации должны пройти все. Проходить будете каждый день, по три человека. Очередь составлена с учётом прогноза на синхронизацию. Слушайте и запоминайте свои тройки. Первую вы уже знаете, вторую тоже. Третья тройка - Фурукава, Танака, Кимура. Четвёртая - Харада, Йошида, Като...
   Пока Мисато наизусть диктовала составы троек, Кенске не решался перебивать её. Но, как только она закончила, он снова поднял руку.
   - А нам дадут порулить "Евами"?
   Аска презрительно фыркнула.
   - Да, - ответила Мисато. - Для первой дублирующей тройки, то есть для вас, будет организован тест-драйв внутри пещеры. Там достаточно места.
   Аска ошеломлённо замотала головой.
   - Секундочку! Мисато-сан, вы хотите сказать, что в моей "Еве" будет бывать кто-то ещё, кроме меня?
   - Тебя что-то смущает, Сорью? Капсулы пилотов, так же как и комбинезоны, индивидуальны.
   - Всё равно! - надулась Аска. - Или... Или знаете что - пусть мою ноль вторую пилотирует Хикари!
   - А почему не я? - подал голос Тодзи. - Или ты боишься, что в "Еве" останутся мои мужские флюиды?
   - Твои?! "Мужские"?! Уси-пусеньки! Не смеши меня!
   - А чего ты тогда так трясёшься над своей "Евой"?
   - Поцарапаешь!
   - В бою-то? Да уж наверняка, - рассудил Тодзи, - Или, может, у тебя другой интерес?
   - Какой?
   Вместо ответа Тодзи высунул кончик языка и быстро-быстро задвигал им влево-вправо. Хикари покраснела и сказала: "Дурак!" Аска продемонстрировала нахалу изящный "фак".
  
   Автобус притормозил и неторопливо свернул к школьному двору.
   - Мисато-сан! - не унимался Кенске, - А что там были за крылышки нарисованы? На этих прямоугольных штуках на плечах "Ев".
   - На транспортировочных подвесках? Ну, есть легенда, можно сказать, предсказание, что защищать людей придут три крылатых воина - Матриарх, Ментор и Протектор. Вот "Ев" так и назвали. И крылья нарисовали.
   - Об-бал-деть, - тихонько выдавила Аска.
   - Ты что-то сказала, Сорью?
   - Нет. То есть да! А давайте, наша команда так и будет называть друг друга!
   Мисато пожала плечами.
   - Я думаю, никто не будет возражать.
   Автобус остановился, и водитель открыл двери. Школьники высыпали на улицу. Первая тройка и Хикари отошли к заднему борту автобуса.
   - Ну, как впечатления? - бодро поинтересовалась Аска. - По-моему, всё получилось просто отлично.
   - Мне это не нравится, - тихо сказала Рэй.
   - Что именно?
   Аянами оглянулась.
   - Не здесь.
   - Хм... Давайте соберёмся где-нибудь. Или у кого-нибудь. Только мои сейчас все дома.
   - У меня тоже, - Хикари неловко улыбнулась. - Так что мне, наверное, лучше домой.
   - Тогда до завтра. Кстати, Синдзи, твои же сегодня были в штаб-квартире!
   - Мои тоже, - сказала Рэй.
   - Отлично! - обрадовалась Аска. - Значит, идём к тебе!
   - Хорошо.
   - Эй, староста! - на плечо Синдзи облокотился Судзухара. - Тебя уже приняли в шведскую семью или ты пока на испытательном сроке?
   Синдзи увидел, как задохнулась от обиды Хикари, как задрожали её губы, и как потемнели, наливаясь гневом, глаза Сорью. Он совершенно отчётливо понял - ещё миг, и будет взрыв. Ему удалось опередить Аску.
   Тодзи не успел понять, что произошло. Старый приятель Икари Синдзи с разворота схватил его за рубашку на груди и, оторвав от земли, с силой впечатал в заднюю стенку автобуса.
   - Извинись, - негромко, но отчётливо потребовал Синдзи.
   У Сорью от неожиданности пропал дар речи. Хикари тихонько ахнула.
   Тодзи попытался освободиться, но мир словно перевернулся и обрушился на него, прижимая к обшивке автобуса - не давая дышать, наполняя свинцом конечности, не позволяя даже повернуть голову. В глазах потемнело, обшивка под ним прогнулась и опасно хрустнула.
   - Что тут у вас? - раздался над самым ухом голос Мисато. - Икари, ты что делаешь?!
   - Ничего, - Синдзи поставил приятеля на землю.
   - Судзухара, ты в порядке?
   Тяжело дышащий Тодзи кивнул и изобразил беспечную улыбку. Автобус завёлся и предупреждающе квакнул клаксоном.
   - Отойдите в сторону.
   Мисато подождала, пока уедет автобус, и повторила вопрос:
   - Так что у вас творится?
   - Ничего, Мисато-сан, мы просто балуемся, - развёл руками Синдзи.
   - Ага. Балуемся, - подтвердил Тодзи. - Всё в порядке, Мисато-сан!
   - Ну-ну... - она с сомнением смотрела на двоих не-разлей-вода приятелей. Что, интересно, могло их поссорить? Впрочем, глупый вопрос. Та же причина, что и всегда, во все времена и у всех народов. Вон - рядом стоят сразу три таких причины.
   - Значит так, мушкетёры! Ещё раз увижу что-нибудь подобное - отстраню от пилотирования. Не хватало ещё, чтобы вы в бою разборки устроили! Всё понятно?
   - Понятно, - нестройно промямлили "мушкетёры".
   - Смотрите мне! - Мисато напоследок строго посмотрела на каждого и решительно зашагала прочь. Вот так. Поменьше соплей. В конце концов, она им командир, а не мама. Да и они уже не маленькие.
   - Синдзи, что это было? - раздался ехидный голос Аски.
   - Подожди, - отмахнулся он и, взяв Тодзи за локоть, потащил его в сторону.
   - Вы далеко? - обеспокоилась Сорью.
   - Сейчас, подожди! - снова отмахнулся Синдзи. Отойдя на десяток шагов, он посмотрел в глаза Тодзи и тихо спросил:
   - А ты что делаешь, можешь объяснить?
   - А чего я? - так же вполголоса отозвался Судзухара. - Ты же знаешь, как она достаёт меня в школе! А тут такой случай...
   - А ты не догадываешься, почему она тебя достаёт? Рассказать?
   - Ты что думаешь, я совсем дурак? Думаешь - я ничего не вижу, ничего не понимаю? - обиделся Тодзи. Он бросил короткий взгляд на старосту и угрюмо добавил:
   - Только мне-то что с этим делать?
   - Хотя бы не шпынять её. Знаешь, когда такое делает тот, кто тебе небезразличен, это не просто обидно или досадно. Это больно. Очень больно. Я знаю.
   - Извиняться всё равно не буду, - упрямо сказал Тодзи, сложив руки перед собой и гордо вскинув голову.
   - Ну и не надо. Просто проводи её домой, - Синдзи приглашающе махнул рукой. - Хораки-сан, подойди, пожалуйста!
   - Э... Ты чего? - испугался Тодзи. - Слушай, не делай глупостей, ладно? Ты мне друг или кто?!
   - Хораки-сан, - официальным тоном заявил Синдзи, - мой друг полагает, что он немного перебрал с коэффициентом язвительности. В качестве извинения он проводит тебя домой.
   - Знаешь, что! - Тодзи набрал в грудь побольше воздуха, чтобы как следует высказаться.
   - Правда, Судзухара-сан? - радость, недоверие и робкая надежда - он ещё ни разу не слышал в её голосе ничего подобного. Это была какая-то другая Хораки - совсем не та злобная староста, которую он привык видеть в школе. Тодзи посмотрел в её широко раскрытые глаза, и у него просто не хватило духу сказать "Нет". Он медленно выдохнул. Безнадёжно махнул рукой.
   - Ладно, чего там. Прокладывай курс.
  
   В штаб-квартире NERV лейтенант Кадзи Рёдзи играл с клавишей перемотки, задумчиво глядя в экран перед собой. Он снова щёлкнул клавишей, и Аска на экране повторила: "А если что-то пойдёт не так, мы знаем, что делать". Щёлк! - "мы знаем, что делать". Щёлк! - "мы знаем". Щёлк! - "знаем". Щёлк! - "знаем". Щёлк! - "знаем".
  
   Аянами повернула ключ в замке и открыла дверь.
   - Заходите, - пригласила она гостей.
   Аска вошла первой, привычно сбросив туфельки у порога.
   - А ничего так, просторно, - оценила она.
   - Моя комната дальше, - показала направление Рэй. - Вторая дверь справа.
   - Ну ты, Син, сегодня дал! - Аска двинулась в указанную сторону.
   - Да, это было хорошее решение, - поддержала её Рэй. Она серьёзно посмотрела на Синдзи, и он сообразил - Аянами всё поняла правильно.
   - Вау! - раздался из комнаты восторженный возглас Аски. Она высунулась обратно и восхищённо уставилась на Рэй. - Слушай, ты - настоящая блондинка!
   Синдзи замер на пороге отделанной в розовых тонах комнаты Аянами. Мишки и собачки, зайчики и кошечки, лошадки и слоники, птички и рыбки - целая армия разнообразнейших плюшевых игрушек оккупировала всё свободное пространство. В довершение картины прямо на полу посреди комнаты разлёгся огромный уссурийский тигр с надменно-равнодушным выражением полосатой плюшевой морды.
   - Какая киса! - Аска уселась рядом. - Синдзи, у тебя мобильник с собой?
   - Да.
   - Сделай пару снимков! - она обняла тигра за шею. - Рэй, и ты тоже давай к нам!
   Усадив Аянами по другую сторону игрушки, Аска вскинула руку с разведёнными в форме латинской "V" пальцами.
   - Фотосессия "Три тигрицы", - объявила она, - Ви!
   Фотосессия закончилась, когда мобильник выдал предупреждение о нехватке свободной памяти.
   - А что так мало? - возмутилась Аска.
   - Ну, всё-таки - максимальное качество, - оправдывался Синди.
   - Максимальное, говоришь? Это правильно. Тогда ладно, - успокоилась она и вернулась к теме разговора. - Рэй, что там тебе не понравилось?
   - Почти всё. Эти "Евы" - они не такие, как в прошлый раз. Они неправильные. У них не должно быть АТ-поля, а оно есть. Мы не должны синхронизироваться с ними - а мы синхронизируемся.
   Аска задумалась.
   - Может быть. Син, что скажешь?
   - Этот мир сам по себе отличается от прошлого. Неудивительно, что "Евангелионы" здесь тоже другие.
   - Нет, не "Евангелионы", - быстро возразила Рэй. - Когда я так их назвала, мама с сестрой сначала не поняли, о чём я. Потом сказали, что Евангелие тут ни при чём. Название синтетов - производное от "проект Е". Так что просто "Евы", имейте в виду.
   - Норма-а-ально, - Аска на миг задумалась. - Пить хочется. Рэй, есть что-нибудь?
   - Могу чай сделать. Только к нему нет ничего.
   - Мука, масло, яйца есть?
   - Кажется, да.
   - Тогда пошли на кухню, там за чаем и поговорим.
   - А мука зачем? Готовить собралась?
   - Печенье сделаем. Может, ещё чего-нибудь, - Аска поднялась с места и покровительственно похлопала Рэй по плечу. - Покажу тебе мастер-класс.
  
   Судзухара Тодзи посмотрелся в зеркало над умывальником ванной комнаты. Ерунда. Губа заживёт через пару дней, синяк на правой скуле почти незаметен, под одеждой вообще ничего не видно.
   - Вот, держи, - Хикари протянула ему полотенце.
   - Спасибо.
   - Ой, у нас гости, - следом появилась её мама. - Боже, что с вами?!
   - Я в порядке! - быстро сказала Хикари. - Тодзи со всем справился.
   - Что там у вас? - в дверях появился отец, и Судзухара мысленно застонал - хорошенькое начало знакомства с родителями, нечего сказать.
   - Так, девочки, марш отсюда, - скомандовал отец. - Мы тут сами разберёмся.
   Выставив жену и дочь, он подошёл к Тодзи, осмотрел его и авторитетно заявил:
   - Ерунда, ничего серьёзного.
   - Знаю, - буркнул тот в ответ.
   - Ты ведь Судзухара Тодзи, верно? Она о тебе много рассказывала. Так что всё-таки случилось?
   - Да... подвалили четверо, начали к Хикари приставать.
   - Понятно. Ну, и ты...
   - Ну, а я что - раздал всем в пятаки, они и разбежались.
   - Молодец! Так их! - рассмеялся отец. Этот мужик определённо начал нравиться Судзухаре. - На ночь помажь синяк ментоловой мазью - к утру будет лучше. Глаза, правда, может пощипать.
   - Знаю, - скромно ответил Тодзи.
   - У вас всё хорошо? - в дверях показалась мама. - Может, чаю?
   - Нет, спасибо, Хораки-сан, - твёрдо ответил Судзухара. - Я лучше в следующий раз.
   Уже на пороге Хораки-старший тихо спросил:
   - Может, вместе пройдём? Вдруг эти четверо где-то рядом?
   - Не нужно, спасибо, - Тодзи старался говорить солидно, по-взрослому. - Честно говоря, я как раз рассчитываю на то, что они рядом. Кажется, они не всё поняли, им нужно немного добавить.
   - Ну, как знаешь, - с сомнением протянул отец. - Тогда до свидания. Заходи ещё.
   - Обязательно. До свидания!
  
   День выдался суматошным, но плодотворным. Радость и возбуждение победы улеглось, останки апостола доставлены в лаборатории NERV. Взяты первые пробы, и сейчас MAGI занимаются обработкой полученных данных. Результаты будут готовы в лучшем случае ночью, так что необходимости торчать на работе не было. Напряжение последних дней спало, и Акаги - мать и дочь - решили провести этот вечер дома и впервые за последний месяц как следует выспаться.
   Замок входной двери щёлкнул почти неслышно. Из кухни доносились одуряюще вкусные запахи. Наоко и Рицко только сейчас осознали, как сильно они проголодались. Чей-то возмущённый девичий голос толкал пламенную речь:
   - Они не готовы! Геофронта нет! Нормального оружия нет! Аккумуляторы - и те держат всего полминуты! Да если бы не мы...
   Неведомая оратор осеклась и замолчала.
   - Мы дома! - громко объявила Наоко, снимая обувь.
   В прихожую выглянула Аянами.
   - С возвращением.
   Следом появились Аска и Синдзи.
   - Мы пойдём. Поздно уже.
   - Ладно, до завтра.
   - До завтра.
   Подождав и проводив гостей, Аянами вернулась на кухню. Мать и сестра отдавали должное кулинарным экзерсисам Аски.
   - М-м-м... - блаженно промычала Наоко, закатив глаза и дожёвывая остатки булочки с паштетом. - Как вкусно! Это всё ты приготовила?
   - Нет, это Аска. Я ей только помогала.
   - Сорью-сан так хорошо готовит? Никогда бы не подумала!
   - Она могла бы вести кулинарное шоу на телевидении. И ещё...
   Рэй замолчала.
   - Что ещё? - подбодрила её Рицко.
   - Синдзи очень нравится её стряпня.
   - Он так и сказал? Фи, какой бестактный мальчик, - поморщилась Рицко, размешивая сахар в большой белой чашке с нарисованной на ней чёрной кошкой. В своё время ей очень понравились эти чашки, и она приобрела несколько штук. Одну даже принесла в лабораторию, несмотря на то, что там уже была своя посуда с логотипом NERV.
   - Он не говорил. Я знаю, - спокойно ответила Рэй.
   - Ну вот тебе иллюстрация к тезису о том, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок, - Рицко ободряюще подмигнула. - Не сдавайся!
   - Икари и Сорью будут прекрасной парой, - заметила Наоко. - Ну и пусть найдут своё гастрономическое счастье. Да, Рэй-чан?
   Рицко приподняла бровь и странно посмотрела на мать.
  
   Изначальный мир. 6 августа 2016 (Похищение Ямадо)
   За завтраком хозяйка минсюку, Ватанабэ Кирико, посматривала на одетую в новое голубое платье гостью. Аянами Рэй выглядела невозмутимо, как и всегда, но Кирико хотелось верить, что она счастлива, хоть и немного смущена первым свиданием.
   - Вы отбываете сразу после завтрака? - спросила хозяйка.
   - Нет, я сначала слетаю на разведку, - пояснил Икари Синдзи.
   - В Париж? - уточнил хозяин.
   - Да. Версаль, Эйфелева башня, Лувр, что там у них ещё...
   - А можно мне с вами? - подпрыгнул маленький Кайто.
   - Нет. Мы ведь говорили об этом, - напомнила ему бабушка. - Во-первых, если рядом с ними опознают нас, их найдут и у всех будут неприятности.
   - А я замаскируюсь!
   - Во-вторых, мы сегодня идём в школу. Забыл? - Кирико была неумолима.
   - А сегодня выходной! И в школе никого нет!
   - Учеников нет. А вот учителя как раз все на месте. Познакомишься с учителями, посмотришь школу. Заодно узнаешь, где твой класс, чтобы потом не теряться. Очень удобно.
   На самом деле идти в школу именно сегодня было совершенно необязательно. На срочном визите настояли завуч и школьная медсестра - они хотели убедиться, что Кайто действительно здоров и в состоянии выдержать школьные нагрузки. Кирико это объяснение не слишком понравилось, но она решила никого не беспокоить и не поднимать панику раньше времени.
   Сразу после завтрака Синдзи открыл переход и вышел над заранее облюбованным островком в Тихом океане. Он закрыл переход, подождал немного и открыл новый. Но не в Париж, как обещал Аянами, а в Токио-2.
  
   Генерал Ямадо Исао тяготился нынешней работой. Перевод в генштаб, которые многие восприняли бы как повышение, он лично рассматривал как отстранение от реального дела. Его не радовали ни отдельный кабинет, ни сочувственно-уважительное отношение со стороны руководства и коллег. С другой стороны, после провала операции в монастыре наказания он всё-таки заслуживал. По этой причине генерал относился к выпавшей ему бумажной работе именно как к заслуженной каре - стоически.
   Он не видел, как за его спиной открылся портал. Он оглянулся, когда ощутил дыхание тёплого морского воздуха на затылке. По ту сторону окна перехода стоял Синдзи.
   - Опять ты? - утомлённо вздохнул Ямадо. - Никак не успокоишься?
   Он не успел договорить - неведомая сила вырвала его из кресла, метнула в портал и вдавила спиной в песчаный полумесяц небольшого атолла. Проводив взглядом исчезающий портал, Ямадо посмотрел прямо в глаза третьего.
   - Ладно, гадёныш, насладись.
   Вместо ответа Синдзи наклонился к генералу и начал деловито срывать с него одежду. Он не хотел рисковать, памятуя фокус, благодаря которому армия выследила их в Юки-сантё. Ямадо попробовал пошевелиться - и не смог. Как будто сила тяжести выросла в несколько раз - так же, наверное, чувствуют себя пилоты при перегрузках. Покончив с одеждой, Синдзи шагнул назад.
   Генерала приподняло, перенесло в сторону и вытряхнуло из плавок в изумрудные волны лагуны. Ямадо успел сгруппироваться и без единого плеска вошёл в воду. Сориентировавшись под водой по солнцу, он мощными гребками направил к суше своё тренированное жилистое тело.
   Генерал беззвучно вынырнул в двух метрах от берега - чуть в стороне от первоначального направления на Икари. Парень стоял к нему спиной, расправив крылья и словно прислушиваясь к чему-то. Ямадо тихонько двинулся к противнику. Наверное, такой и должна быть последняя решающая битва - по-мужски, "mano-a-mano". Синдзи по-прежнему стоял к генералу спиной. Ямадо выбрался на сушу и поискал глазами - как назло, ни одного подходящего булыжника рядом. Ничего, он справится и так. Генерал неслышно рванулся вперёд - задушить, раздавить, разорвать!
  
   Раздался телефонный звонок. Мануэль Ривера посмотрел на имя контакта и удивлённо приподнял брови.
   - Здравствуй, Висенте.
   - Здравствуй, Мануэлито, - раздался в трубке голос губернатора Родригеса. - Как ты, в порядке?
   - Да, спасибо.
   - Как бизнес?
   - Спасибо, всё хорошо. Что-то случилось? - Ривера забеспокоился и рискнул нарушить привычное течение беседы.
   - Ну, можно и так сказать, - губернатор помедлил. - В каком всё-таки прозрачном мире мы живём, Мануэлито. И в каком тесном. Скажешь что-нибудь на одном конце планеты, а на другом уже всё слышно.
   Ривера занервничал, припоминая, какие он мог "упороть косяки", где и как его могли подставить, в чём он мог наследить.
   - Помнишь, я просил тебя об одолжении? - продолжал губернатор.
   - Конечно, Висенте, о чём речь! Дня через три мы встретимся, и я скажу ему о тебе.
   - Забудь, - мятко прервал его Родригес.
   - Кхм... Как скажешь, Висенте.
   - Лучше расскажи о нём. Кто он, какой он, что у него за проблема.
   - Я приеду..?
   - Не нужно. Давай прямо так, по телефону.
  
   Открывшийся портал озарил ярким солнечным светом подворье колумбийской латифундии Риверы. В душный тропический вечер влетел, кувыркаясь в воздухе, генерал Ямадо, покатился по земле и раздавленной лягушкой замер на красноватом грунте.
   Следом появился Синдзи. Закричал, показывая на них грязным пальцем, пеон с мешком травы на плече. Забегали, засуетились местные обитатели. Вокруг начали собираться зеваки, оживлённо переговариваясь и восхищённо разглядывая портал и крылья Синдзи. В сопровождении двух помощников появился смуглый до черноты управляющий Хорхе. Один из помощников ростом и худобой неприятно напоминал дознавателя Резо. Второй был массивен, горбат и угрюм - вылитый Квазимодо.
   - Hola! - управляющий небрежно махнул рукой и показал на лежащего генерала. - Esto es Иl?
   - Да, - на всякий случай подтвердил Синдзи. - Генерал Ямадо Исао.
   Хорхе кивнул помощникам и те, завернув руки Ямадо за спину, куда-то его поволокли.
   - Три дня, - уточнил Синдзи, для верности показав управляющему три пальца.
   - Si, tres dias, - подтвердил Хорхе и разразился тирадой, из которой Синдзи не понял ни слова. Видя недоумение гостя, управляющий изобразил жестами процесс осушения бокала.
   - А! Нет, спасибо, - Синдзи показал на запястье, где обычно носят часы. - Нет времени.
   Продиктованное ненавистью первоначальное желание остаться и поглазеть на процесс укрощения генерала сменилось на противоположное - убраться отсюда поскорее. Он вежливо поклонился.
   - Извините. До свидания.
   Хорхе развёл руками и обаятельно улыбнулся.
   - Hasta la vista!
   Синдзи нырнул в открытый портал. Закрыв переход в Колумбию, он тут же открыл новый - в Европу. Ещё через пять минут он шёл по парижской рю-де-л'Юниверсите, привычно высматривая встроенные в стены домов банкоматы.
  
   - Сэр, срочные новости! - в кабинет председателя Киля ворвался майор Робертсон.
   - Что у вас, Джек? - ворчливо осведомился Киль.
   - Полчаса назад похищен генерал Ямадо!
   - Интересно.
   - Министерство обороны собирается объявить розыск.
   - Только ещё собирается? - лениво удивился председатель.
   - Да, они хотели бы согласовать дальнейшие действия с нами.
   - Молодцы, правильно делают. Не нужно ничего объявлять. Я знаю, где он.
   Озадаченный Робертсон молча ждал продолжения.
   - Присядьте, - Киль указал на один из стульев. - Мне только что звонил Висенте Родригес.
   - Губернатор Арубы, если не ошибаюсь?
   - Не ошибаетесь. Жучила ещё тот. Мануэль Ривера по сравнению с ним - дитё малое, неразумное. Но благодаря доктору Акаги мы смогли расшифровать их переговоры. Кстати, где она?
   - Поехала проверить слухи о массовом инциденте в Хиросиме. И, поскольку завтра воскресенье, мы решили взять выходной и немного позагорать. Говорят, сейчас во внутреннем море малолюдно - многие предпочитают Окинаву.
   - Ну-ну, - Киль задумался. С одной стороны, устраивать себе выходной, когда судьба вселенной повисла на волоске - легкомысленно. С другой - сейчас и правда относительное затишье, которым не грех воспользоваться. В конце концов, люди - не роботы, им нужен отдых.
   - Полагаю, похищение Ямадо связано с Риверой? - предположил майор.
   - Именно, - председатель кивнул на лежащую перед ним стопку газет и журналов. - Читали?
   Робертсон читал. В результате проверки выяснилось, что островные склады Мануэля Риверы забиты гуманитарным грузом для голодающих Африки и Латинской Америки - рис, пшеница, медикаменты. И нигде ни единого грамма наркотиков. Ангажированные Риверой журналисты вовсю рисовали очаровательный образ удачливого выходца с низов - бизнесмена, плейбоя и филантропа.
   По замыслу Риверы скандал, связанный с рейдом четвёртого флота, должен был стать ещё громче, но предупреждённые Килем американцы заранее отозвали своих "независимых" журналистов. Откровенных нападок на свою страну те бы себе не позволили, зато над конкретными исполнителями поизмывались бы вдоволь. Но и такие статьи американские власти считали нежелательными, справедливо полагая, что они бросают тень на правительство и страну в целом.
   - Я собрал материал на губернатора, - продолжал председатель. - И убедил его сотрудничать с нами. Он провёл своё маленькое расследование. В результате выяснилось - платой третьему дитя должен стать форсированный трёхдневный допрос генерала Ямадо.
   - Ничего себе, - Робертсон нахмурился. - Как будем реагировать?
   - Никак.
   - То есть..? Вы собираетесь просто так отдать им генерала?
   - Безусловно. Или вы думаете, что перевод Ямадо в генштаб имел другую цель? Нет, его перевели туда только для того, чтобы все в войсках знали, где он и могли вывести на него Протектора. Кроме того, Джек, говоря по совести - вы ведь согласны, что он заслужил нечто подобное?
   - Всё равно, это... неправильно.
   - Глупости, - отмахнулся председатель. - "Правильно - неправильно"! Главное - этот шаг успокоит Протектора! Лучше подумайте, что вы им скажете через три дня.
   - Сэр..?
   - Через трое суток третье дитя нанесёт визит в Колумбию - на латифундию Риверы, где сейчас держат Ямадо. Вероятно, Протектор будет не один, а в компании Матриарха. Сразу после того, как они навестят генерала, войдёте с ними в контакт. Это даст им понять, что мы на их стороне и что мы не одобряем действий сил самообороны.
   - Ривера предупреждён обо мне?
   - Разумеется. Он и сам планирует быть там в то же время. Вопросы есть?
   - Никак нет!
   - Свободны. И передайте мою благодарность доктору Акаги.
  
   Изначальный мир. 9 августа 2016 (Ссора с Рэй. В гостях у Аски)
   Шорты и гавайка - вот лучший выбор для тихого тропического вечера. Мануэль Ривера, сидя за круглым плетёным столом в патио, пил горячий матэ и тихо злорадствовал. Его гость - майор Джек Робертсон - усиленно потел в своей дурацкой парадной форме, устроившись напротив хозяина и пытаясь найти спасение в лимонаде со льдом. Этот пижон припёрся сюда на двухместном истребителе вертикального взлёта, и Ривере пришлось поставить у самолёта охрану, чтобы местные мальчишки от избытка чувств не набросали булыжников в двигатели машины.
   Робертсон посмотрел в небо, на котором уже появились первые звёзды, потом нажал кнопку подсветки на ручных часах.
   - Долго ещё?
   Мануэль пожал плечами.
   - Мы не оговаривали точное время. Расслабься, гринго. Матэ не хочешь? Горячего. Замечательно утоляет жажду.
   - Спасибо, мне бы чего-нибудь попрохладнее.
   - Льда сколько угодно. А кондиционеров я тут не держу, извини.
  
   Икари Синдзи закрыл переход к минсюку и занялся переходом в Колумбию.
   - Так что за сюрприз? - спросила Рэй. Она парила в полуметре над землёй, чтобы в новые белые туфельки не набился песок.
   - Сейчас увидишь, - невнятно отозвался Синдзи, открывая портал. - Тебе понравится. Любишь сюрпризы?
   - Не знаю, - задумчиво отозвалась Аянами. - Мне их никто никогда не устраивал.
   - Тогда за мной. Крылья можно не прятать.
   Рэй нахмурилась.
  
   Проскользнув под белой каменной аркой, в патио вошёл Антонио Васкес.
   - Они прибыли.
   - Наконец-то, - Робертсон поднялся на ноги.
   Мануэль неторопливо последовал его примеру.
   - Действуем, как договорились - я их веду в подвал, ты ждёшь на выходе, - поправив сомбреро, Ривера двинулся навстречу гостям. По дороге он оглянулся через плечо и спросил у помощника:
   - Антонио, ты чего такой озадаченный?
   - Шеф, там с ним... В-общем, вам это надо увидеть.
   Васкес был прав. Приближаясь к гостям, Ривера издал тихий восхищённый посвист - такая птичка в их края ещё не залетала.
   - Привет, амиго! - он махнул рукой парню. - Сеньорита! - приподняв шляпу, Мануэль почтительно склонил голову.
   - Здравствуйте, - тихо ответила Аянами.
   - Ривера Мануэль, Аянами Рэй, - представил их друг другу Синдзи.
   - Приятно познакомиться, - Мануэль не мог отвести взгляда от гостьи. Да, ради такой подружки он бы тоже маленькую войну развязал.
   - Всё готово? - уточнил Синдзи.
   - Да, конечно! Прошу сюда, - Ривера сделал приглашающий жест и зашагал с гостями в указанном направлении. - Кстати, ты был прав - парень оказался твёрдым орешком. Держался почти двое суток, ребята его крепко зауважали.
   - Синдзи, что здесь происходит? - насторожилась Рэй.
   - Помнишь генерала Ямадо?
   Мануэль открыл дверь в подвал, выпустив тяжёлый смрад гниющей плоти, пота и экскрементов. Он первым зашагал по ступенькам. Пропустив гостей вперёд, Васкес махнул рукой выглядывающему из-за угла Робертсону.
   - Что это? - напряжённым голосом спросила Рэй.
   - Не узнаёшь? - удивился Синдзи.
   Впрочем, опознать генерала Ямадо в распятом на верстаке обрубке человеческого тела было действительно непросто. Он с трудом открыл глаза и сфокусировал их на вошедших. Его распухшие губы зашевелились, с натугой выталкивая наружу еле слышное: "Простите меня... Простите меня... Простите меня..."
   - Зачем?! - Аянами метнула яростный взгляд в Синдзи.
   - Но, послушай, он ведь сам... - такой он её видел всего один раз. И тогда это закончилось... Время вдруг замедлило бег, движение вокруг стало неторопливым, звуки - глухими и протяжными. И тогда это закончилось тем же, чем и сейчас. Он закрыл глаза, принимая пощёчину. Время вновь возобновило привычный бег.
   - Отпусти его!
   Синдзи растерянно посмотрел на Риверу. Тот воспринял это, как сигнал, и отдал короткую команду палачам. Освободив Ямадо, они встали по сторонам верстака, ожидая дальнейших указаний. Генерал тяжело возился на столе, пытаясь перевернуться на бок.
   Аянами взмахнула крыльями. Палачи изумлённо охнули. Всё ещё перепачканный грязью и кровью, но уже абсолютно целый и здоровый Ямадо свернулся калачиком на верстаке. Аянами взмахнула крыльями ещё раз. "Квазимодо" выпрямился, расправил плечи и оказался высоким привлекательным парнем лет двадцати пяти. Он глубоко вздохнул, оглядел себя и поднял потрясённый взгляд на Рэй.
   - Санта-Мария! - рухнув на колени, экс-Квазимодо истово перекрестился. Его напарник круглыми глазами следил за происходящим, вжимаясь в стену и стараясь стать совсем незаметным.
   - Верни его домой! - потребовала Аянами.
   - Хорошо, - покорно согласился Синдзи.
   Япония. Токио-2. Здание министерства.
   - Что это? - подозрительно спросила Рэй.
   - Его кабинет. Я не знаю, где он живёт!
   - Ладно.
   Генерал не выказывал желания шевелиться, поэтому Синдзи сам забросил его в переход. Ямадо неаккуратно приземлился на стол и свалился на пол, прихватив по пути стопку документов и настольную лампу. Синдзи закрыл переход и повернулся к Рэй.
   - А теперь домой, - скомандовала она.
   - Мы же собирались в Рим!
   - Домой. Сейчас же!
   Синдзи уныло пожал плечами и открыл переход над Тихим океаном.
   - Эй! - вспомнил Ривера. - Вас тут хотел видеть один тип!
   Аянами впорхнула в переход.
   - Извините, - Синдзи нырнул следом.
   - Ну хотя бы позвоните ему, - крикнул им вдогонку Ривера. - Он говорит - телефоны вы знаете!
   Окно перехода сжалось в точку и исчезло. Заплечных дел мастера ошеломлённо молчали.
   - А нашего друга ждёт сюрприз, - задумчиво констатировал Мануэль и хлопнул по плечу Васкеса. - Пойдём, обрадуем гостя.
   Робертсон ждал их у выхода.
   - Где они? - спросил он у хозяина.
   - Уже дома, - пояснил Ривера. - И генерал, и детишки.
   - Почему так быстро? Что-то случилось?
   - Ну, если бы они были супругами, я бы сказал - семейная сцена. - Ривера извлёк из нагрудного кармана упакованную в целлофан сигариллу.
   - А поскольку они неженаты... - подхватил Робертсон.
   - ...то я просто скажу, что она ему не даст, - Ривера отбросил целлофановую обёртку. - Причём ещё очень долго.
  
   Аянами захлопнула за собой дверь в минсюку - прямо перед носом Икари.
   - Что-то случилось, Рэй-чан? - обеспокоилась Ватанабэ Кирико.
   Рэй, не ответив, взлетела по ступенькам на второй этаж, и хозяйка переключилась на Синдзи - расстроенный и недоумевающий, он приоткрыл дверь и осторожно заглянул внутрь.
   - Вы поссорились? Ты что - обидел её?
   - Нет! Наверное...
   - Что ты ей сказал? Да заходи уже, не стой на пороге.
   - Ничего! Я просто...
   - Что - "просто"?
   Синдзи потупился.
   - Не важно.
   - Молодёжь... Ладно. Подожди немного, пусть успокоится. Потом извинишься.
   - Но... я ничего не понимаю. За что? Я же ничего не сделал. То есть... я же для неё старался!
   - Подожди, пусть она остынет и сама объяснит, что ты сделал не так. Идём, я только что компот сварила - снимешь первую пробу.
   - Нет, спасибо, я сейчас, - Синдзи бросился наверх.
   - Не пори горячку, - крикнула ему вслед Кирико. Не дождавшись ответа, она сокрушённо вздохнула, покачала головой и пошла на кухню.
   Дверь в комнату Аянами не была заперта. Синдзи негромко постучал. Не услышав в ответ ни звука, сказал: "Я вхожу". Опять ничего не услышав, осторожно нажал дверную ручку и шагнул внутрь. Рэй стояла лицом к окну.
   - Рэй, извини, я...
   - Зачем ты это сделал? - не оборачиваясь, перебила его Аянами.
   - Ну, он же сам...
   - Сколько времени он там был?
   - Три дня, как и мы.
   - Не как мы! Нас постоянно выручал этот капитан - Робертсон.
   - Но всё равно он...
   - Ты не понимаешь. Ты не чувствуешь. Неужели тебе это было так нужно?
   - А тебе - разве нет?
   - Нет! Я не такое ничтожество, как ты.
   - Я?! Почему?!
   - Потому что только слабак и ничтожество будет мстить всему миру, получив чит на оружие и бессмертие.
   - Но я ведь...
   - Читер! Ты просто дешёвый читер! Ты всю жизнь был неудачником, а теперь думаешь, что тебе всё можно, всё подвластно?
   - Ничего я так не думаю. Подожди, - Синдзи шагнул к Рэй.
   - Не подходи!
   Блеск очков в полумраке, чёрный силуэт отца на фоне открытой вагонной двери и он сам - маленький брошенный котёнок - беспомощный, бесполезный и ненужный. Тряхнув головой, Синдзи отогнал воспоминание.
   - Рэй, ты хоть повернись ко мне, а то я будто со стенкой разговариваю.
   - Ты мне противен. Я не желаю тебя видеть.
   Голос отца: "Ты не нужен мне, Синдзи. Уходи". В ушах шумело, речь Аянами доносилась будто из глубокого колодца.
   - Ну, ладно, извини! Я больше не буду!
   - Уйди.
   В глазах потемнело, воздуха не хватало.
   - Послушай, я просто хотел... - голос дрожал, пальцы тряслись.
   - Убирайся!
   Синдзи поник.
   - Ладно. Я уйду.
   - Всего хорошего.
   Совсем рядом раздались крики чаек. Аянами обернулась, чтобы увидеть, как её собеседник спиной влетает в открытый переход куда-то на безлюдное побережье.
   - Синдзи! - она шагнула к нему. - Постой!
   Портал схлопнулся.
   - Синдзи... - её рука прошла через то место, где только что был портал и бессильно опустилась.
  
   Аянами не помнила, сколько времени она просидела на кровати, сложив руки на коленях и глядя в пустоту перед собой, когда в коридоре у её комнаты послышались шаги. Раздался осторожный стук в дверь. Рэй вскочила с кровати.
   - Синдзи?!
   - Нет, это я, Кирико. Можно войти?
   - Да.
   В комнату вошла хозяйка, огляделась.
   - А где Синдзи? Я хотела сказать - обед готов.
   - Он ушёл.
   - Куда? Надолго?
   - Я не знаю.
   - Наговорила ты ему, видно, всякого. А я предупреждала: "Подожди, пока Рэй остынет". Ничего, вернётся.
   - Я не знаю, вернётся ли. Я просто хотела объяснить ему, каково мне. Я хотела, чтобы он понял, как выглядит, - Рэй подняла на хозяйку отчаянный взгляд. - Что мне теперь делать?
   - Вернётся-вернётся! Не сегодня, так завтра. Не завтра, так через год.
   Рэй покачала головой.
   - Год - это много. У меня почти не осталось времени.
  
   Синдзи шёл по оживлённым улицам Токио-2, медленно остывающим после полуденного зноя. Рабочий день подходил к концу, и многочисленные офисы и конторы выплёскивали из себя всё новые и новые массы людей.
   Внутри у него всё ещё клокотало и кипело. "Слабак", значит. "Читер", значит. Да он и без всех этих прибамбасов прекрасно себя чувствовал! И не нужны они ему! И пока у родственников жил - всё было замечательно! Не то что в этом дурацком Токио-3! А то, что он никому не нужен - это даже здорово. Значит, и он сам без них чудесно обойдётся. И всё будет хорошо! Так же, как раньше.
   Маленький брошенный котёнок превращался в бродячего кота.
   Мимо пронеслась стайка хихикающих ровесниц в школьной форме. Синдзи проводил их взглядом - наверное, отстающие с дополнительных занятий. Правильно, первым делом - школа. Он много пропустил, но ничего - он будет стараться. Тем более, он сейчас может не спать сутками и сжимать для себя время до любых пределов.
   Взвинченный Синдзи даже не заметил, что последнее соображение противоречит его же собственному рассуждению о ненужности "прибамбасов". Он остановился у забора вокруг утопающего в зелени здания, стилизованного под старину в европейском стиле. Синдзи пробежал взглядом по табличке. Так-так, средняя школа. То, что нужно!
   Он решительно шагнул в ворота, но тут его остановила неожиданная мысль. Само здание, обстановка вокруг, даже школьная форма намекали на то, что данное заведение - частная привилегированная школа для богатеньких. "Ну и что?" - насмешливо спросил его внутренний голос. - "Или ты действительно слабак и сейчас развернёшься и уйдёшь?"
   Синдзи стиснул зубы и двинулся вперёд. По случаю каникул в школе было пусто. В тени аркады у главного входа тихо беседовали двое припозднившихся учеников, видимо, дожидаясь третьего. "Наверное, клубные активисты", - решил Синдзи и спросил:
   - Э... извините, как пройти к директору?
   В ответ они смерили его высокомерными взглядами и, не сказав ни слова, вернулись к беседе. С трудом подавив желание примерно наказать хамов, Синдзи вошёл внутрь. Сориентировавшись по указателям, которых здесь было в избытке, он двинулся к директорскому кабинету. Немного остыв, он решил, что первое впечатление, судя по всему, было правильным и в этом гадючнике ему делать нечего.
   Синдзи остановился напротив массивных дверей с медной табличкой "Директор" и глубоко вздохнул. Уже вечер, каникулы, все наверняка разошлись по домам. Но, раз уж он здесь, он сейчас постучит, убедится, что в кабинете никого нет, и уйдёт. И ноги его в этом рассаднике снобизма больше не будет.
   Он постучал в дверь. Ответа, как и ожидалось, не последовало. Синдзи уже собрался уходить, но для очистки совести повернул ручку двери и потянул её на себя. Дверь открылась неожиданно легко.
   - Кто там ещё? - раздался из кабинета раздражённый голос. - Входите же наконец!
   Вздохнув ещё раз, Синдзи вошёл внутрь. За солидным столом просторного кабинета сидел ухоженный мужчина, одетый в стильный тёмно-синий костюм.
   - Ты кто? Почему не в форме?
   - Здравствуйте. Я, это... хотел бы учиться у вас.
   - Мы не принимаем просто людей с улицы.
   Директор присмотрелся к Синдзи и нахмурился.
   - Постой, я тебя где-то видел, - помолчав немного, он щёлкнул пальцами, и полез в стопку свежей прессы. - Ну, конечно! Это ведь тебя разыскивает полиция? - он извлёк вчерашний номер "Асахи симбун" и продемонстрировал посетителю злополучное объявление.
   - Это не полиция. Я не преступник!
   - Сейчас выясним. Садись, - директор указал на один из стульев напротив стола, а сам придвинул к себе телефон и набрал номер.
   - Здравствуйте, - сказал он в трубку. - Частная школа Идзумо. Директор Гато Тиаки. Я по объявлению... Нет, только парень... Да, этот нахал как раз пришёл устраиваться... Хорошо. Держи, - он протянул трубку Синдзи.
   - Алло.
   - Икари Синдзи? - уточнил деловитый мужской голос на другом конце линии.
   - Да.
   - Никуда не уходите. За вами уже выехали.
   - Зачем?
   - Нам нужно поговорить.
   - Зачем?!
   - Успокойтесь. Мы просто побеседуем.
   - Да пошли вы с вашими беседами! Оставьте меня в покое!
   - Не волнуйтесь мы просто поговорим и решим, что делать дальше.
   - Я уже всё решил! Я хочу жить нормальной жизнью! Отстаньте!
   - Вас привезут к нам и...
   Синдзи, не дослушав до конца, грохнул трубкой об аппарат. От недавно обретённого спокойствия не осталось и следа.
   - И после этого вы собрались в нашу школу? - надменно поинтересовался директор. Синдзи одарил его тяжёлым взглядом, но тот, не смущаясь, продолжал:
   - Вы грубы и невоспитанны. Вы дерзите старшим. Ваши родители, должно быть, совсем не уделяли...
   Директор не договорил - его голова с отчётливым хрустом повернулась на триста шестьдесят градусов. Ковролиновое покрытие частично поглотило звук падения тяжёлого тела.
   Синдзи стоял и бессмысленно оглядывался. Всё было не то, не так и вообще вкривь и вкось. Сам не зная, зачем, он поднял тело с пола, усадил в кресло и попытался развернуть голову, как было. Ничего не получилось - голова болталась, как цветок с надломленным стеблем, тело норовило сползти на пол.
   Ну и чёрт с ним! Синдзи вышел из кабинета и с грохотом захлопнул за собой дверь. Чёрт с ним!
   - Ну и чёрт с ним! - крикнул он во весь голос.
   По непривычно пустым и высоким коридорам разнеслось короткое эхо.
  
   Он бродил по городу, пока на небе не высыпали первые звёзды, и никак не мог успокоиться. Как же они все надоели! Почему они не оставят его в покое? Что нужно сделать, чтобы от него наконец отвязались? Самое простое - что-нибудь разломать или кого-нибудь убить. Но кого или что? Он даже не знает, кто за всем этим стоит.
   Решение пришло в голову неожиданно. Синдзи даже остановился. Ну, конечно - Евы! Токио-3 лежит в руинах, но он знает как минимум ещё одно место, где создавались "Евангелионы". Уничтожение такого места уж точно не пройдёт незамеченным и ясно докажет всем, что с ним лучше не связываться. Правда, сначала нужно будет урегулировать одну частную проблему.
  
   Аска подула в серебряный половник и попробовала соус на соль. Годится. Теперь осталось убрать огонь на минимум и немного подождать. Она вытерла руку о белый фартук с красной надписью "Kiss the cook" и заглянула в лежащую на столе раскрытую поваренную книгу. Ещё раз повторила про себя все ингредиенты и операции. Да, всё правильно. Ждём.
   Звонок в дверь застал её врасплох. Аска вздрогнула от неожиданности, тихо выругалась и пошла открывать. В дверях стоял Синдзи. Серебряный половник с украшенной рубинами рукояткой выпал из её руки и негромко звякнул о керамические плитки пола. На полу остались неаппетитные коричневые брызги.
   - Ты?!
   - Я. Привет.
   Аска быстро пришла в себя и выглянула на улицу.
   - А где Первая?
   - Мы... - он отвёл взгляд. - Мы расстались.
   - Поня-я-ятно, - Аска шагнула назад, упёрла руки в бока и ядовито осведомилась. - А сюда ты зачем припёрся? Утешения искать?
   - Нет. Я хотел спросить - твои сейчас на работе?
   - А зачем тебе?
   - Хочу разгромить местное отделение NERV, где создавались "Евы", - он посмотрел ей в глаза. - Аска, я всё равно уничтожу это место, даже если ты будешь против. Иначе военные от меня не отвяжутся. Но я не хочу, чтобы пострадали твои родители. Пусть даже приёмные.
   - А ты не очень любишь военных, как я погляжу.
   - Я их ненавижу, - Синдзи сжал кулаки. - Ненавижу! Всех их ненавижу!
   Аска серьёзно смотрела на него.
   Потом она наклонилась, подобрала половник и бросила косой взгляд на пятна соуса на полу. Пятна посветлели, сделались совершенно прозрачными и испарились. Запахло медицинским спиртом.
   - Заходи, - Аска кивком головы пригласила Синдзи внутрь. Закрыв за ним дверь, она отправилась на кухню, бросив через плечо:
   - Я тут японские порядки завела, так что разувайся - и за мной.
   Когда Синдзи вошёл на кухню, Аска выливала тёмно-коричневый соус в серебряную кастрюлю.
   - Почти готово, - объявила она.
   - Что это?
   - Тушёное мясо с черносливом в кисло-сладком соусе.
   - Вкусно, наверное.
   - Сейчас узнаем.
   Синдзи огляделся.
   - А ты здорово тут обустроилась. И снаружи тоже - я твой дом и улицу еле узнал.
   Помешав в кастрюле, Аска погасила огонь.
   - Сначала свой дом перестроила, потом соседка, фрау Меллер, попросила свой, потом и магистрат подключился. Сначала всё делала бесплатно, а потом подумала - "Какого чёрта?"
   Она извлекла из навесного шкафа две фарфоровые тарелки.
   - Ножом и вилкой умеешь пользоваться?
   - Конечно, это же не палочки!
   - Ну-ну...
   На столе перед Синдзи возникла тарелка с рисом и свежеприготовленным мясом. В животе сразу же заурчало. Аска поставила тарелку себе и положила ножи и вилки.
   - Итадакимас! - Синдзи взял в руки инструменты.
   - Наоборот, - проворчала Аска.
   - В смысле..?
   - Вилку - в левую руку, нож - в правую.
   Обед проходил в молчании.
   - Ну, как? - ревниво поинтересовалась Аска.
   - Ум-м-м... полный восторг! - отозвался Синдзи, прожевав очередной кусок.
   - Ты вообще когда ел последний раз?
   - Вчера, кажется.
   - Понятно. Доешь, положу добавки.
   - Спасибо. А твоим что-нибудь останется?
   - Не переживай. После сегодняшнего им успокаивающие капли понадобятся, а не мясо.
   - Так ты скажешь, где они?
   - Погоди немного. Надо кое-что обдумать.
   - Аска, если попробуешь обмануть...
   - Да успокойся ты! Жуй давай.
   Доев и положив Синдзи добавки, Аска устроилась напротив. Подперев ладонью подбородок и наблюдая искоса за нежданным гостем, она размышляла о чём-то своём.
   - Ладно, - решилась она. - Подожди меня тут, я быстро.
   Аска поднялась с места и вышла. Она не соврала и вернулась, как только Синдзи покончил со второй порцией.
   - Иди сюда, - поманила она его за собой.
   Остановились перед большим зеркалом в прихожей. Синдзи старался не слишком откровенно пялиться на Аску, но красный сарафанчик с бело-голубой оторочкой и кружавчиками по верху и низу, а также широкополая белая шляпка в синюю клетку с завязочками были явно не в её стиле.
   Его внимание привлекло какое-то движение. Он посмотрел вниз и остолбенел - его классические чёрные брюки укорачивались и меняли цвет, превращаясь в легкомысленные серые бриджи в светлую клетку. Аска подошла вплотную, вцепилась в заправленную под брюки рубашку и двумя движениями вытащила её наружу.
   - Ты что творишь? - возмутился он.
   - Тихо, не мешай! Потом всё верну обратно.
   Рубашка тоже менялась, укорачиваясь и превращаясь в безрукавку, какие носят в жаркую погоду навыпуск. С левой стороны проявилась чёрная, стилизованная под трафарет вертикальная надпись "CITROEN".
   Аска отступила на шаг, критически осмотрела Синдзи с головы до ног. Нахмурилась, соображая что-то, потом просветлела лицом и опять кинулась к себе на второй этаж. Синдзи терпеливо ждал, пока не успокоится креативный запал Аски.
   - Держи! - она протянула ему плеер с наушниками в одной руке и солнцезащитные очки-консервы - в другой. В прошлом или позапрошлом году такие были в моде.
   Синдзи прицепил плеер на пояс и занялся очками.
   - Нет, не так, - Аска надела на него очки так, что стёкла оказались на макушке, и отошла в сторону. - Убери крылья. Отлично.
   Полюбовавшись результатом, она тоже убрала крылья, встала рядом и взяла его под руку.
   - Ну, как? - показала она в зеркало.
   - И на кого мы похожи? - уныло поинтересовался Синдзи.
   - А на кого мы похожи? - Аска повертела головой, чтобы оценить, как на ней смотрится шляпка.
   - На двух клоунов. Которые сбежали из детского сада.
   - Отлично. Главное сейчас не то, на кого мы похожи, а то, на кого мы НЕ похожи.
   - И на кого мы НЕ похожи?.
   - На двух самых опасных тварей на земле, которые откопали томагавк войны, - мрачно ответила Аска.
   - Не понял. Ты...
   - Я иду с тобой.
   - Но я и сам могу.
   - Ты хочешь уничтожить только местное отделение?
   - Да. Я ведь не знаю, где остальные. А что?
   - В последнем бою против меня дрались девять серийных "Ев".
   - И..?
   - И мне им столько всего сказать хочется - ты даже представить себе не можешь, - угрюмо пояснила Аска.
   - Понятно. А как мы узнаем, где они?
   Аска неожиданно рассмеялась и легонько щёлкнула его по лбу.
   - А вот для этого, мистер Сообразительность, и нужна маскировка. Не бойся, разведку я беру на себя. Твоя задача - доставить нас на место и прикинуться моим бестолковым приятелем.
   - Ладно. Кстати, что на плеере?
   - Не помню. "Pink systems", кажется.
   - Фуу. Потяжелее ничего нет? "Hannibal corpse" какой-нибудь..?
   - Нет! - отрезала Аска. - Не развлекаться идём! Обувайся.
   - Ладно. Каков план?
   - Всё просто. Появляемся на базе. Где-нибудь там, где нет камер наблюдения. Идём к сисадминам - у меня там знакомый работает. Туда же я вызову родителей. Сразу после этого откроешь переход и забросишь их домой. Дальше - по обстоятельствам.
   - А чего - "по обстоятельствам"? Я могу за секунду всё в хлам превратить.
   Аска замялась.
   - Понимаешь, Синдзи, там работает много наших знакомых. И вообще - мне бы не хотелось стать серийной убийцей в собственном городе. Я здесь всё-таки не первый год живу. Лучше устроим пожар и дадим всем убежать. Вот в остальных отделениях церемониться не будем. Договорились?
   - Договорились.
   - Основные корпуса находятся к северо-западу отсюда, примерно в десяти километрах.
   - Понял.
   Синдзи открыл небольшое окно перехода над указанным местом.
   - Вон то здание, - командовала Аска, - Давай сразу на третий этаж. С той стороны коридора - туалеты, там камер точно нет. Ой!
   - Что?
   - Блин, мясо надо в холодильник поставить - пропадёт же! Неизвестно, сколько времени нам понадобится.
   - Тьфу!
   - Открывай переход, я сейчас.
   Пока Аска гремела кастрюлями на кухне, Синдзи нашёл нужное место. Закончив, она вернулась к нему и заглянула в портал.
   - Никого?
   - Никого.
   - Так чего ты ждёшь, открывай!
   Синдзи раскрыл окно пошире и открыл переход. Они влетели в него одновременно. Аска потянула носом и подозрительно уставилась на Синдзи.
   - Ты где нас высадил?
   - Как договорились - в туалете!
   - В каком?!
   - А в каком надо было?!
   Некоторое время они таращились друг на друга, осмысливая ситуацию. Наконец Аска вздохнула:
   - Н-да.
   - Au! Entschuldigung!
   Они синхронно повернулись. Невысокий лысеющий человечек в белом лабораторном халате с ужасом таращился на Аску.
   - Entschuldigung! - булькнул он ещё раз и опрометью кинулся вон.
   Недолго думая, они тоже направились на выход. Человечек в коридоре разглядывал пиктограммы над дверями и, судя по всему, пытался преодолеть когнитивный диссонанс.
   Пройдя почти до центрального лестничного марша, Аска остановилась.
   - Сегодня дежурит мой знакомый, Фридрих Шольц. Он живёт на нашей улице, - Аска развернула крылья. - А ты прикинься тупым туристом. Надень наушники и не высовывайся. Моя-твоя-не-понимай - и баста.
   Роли разыграли, как по нотам.
   В тесной админской комнатушке сидели двое.
   - Hallo! - Аска приветливо помахала рукой и лучезарно заулыбалась.
   - Aska! - с радостным удивлением воскликнул крепкий, коротко стриженый парень лет, наверное, двадцати двух.
   Его длинноволосый очкастый напарник вяло помахал рукой вошедшим, уставился в монитор и снова забарабанил пальцами по клавиатуре. Повинуясь жесту Аски, Синдзи нацепил наушники и уселся в уголке, рядом с массивной металлической дверью в серверную. Делать вид, что он в восторге от репертуара, было сложновато, но, к счастью, на него никто не обращал особенного внимания. На "приятеля Сорью" админ посматривал сначала настороженно, но чем дальше кокетничала с ним Аска, тем снисходительней становился его взгляд.
   Аска успела созвониться с родителями и теперь стояла за спиной Фридриха, тыкая в монитор изящным ухоженным ноготком, спрашивая его о разных пустяках. Тот с важным видом отвечал. Потом он повернулся к Аске, о чём-то тихо спросил и кивнул в сторону Синдзи. Аска отрицательно замотала головой.
   Фридрих не сильно огорчился отказом - похоже, он и не рассчитывал на моментальное согласие. Он снова повернулся к монитору, и в этот момент открылась входная дверь.
   - Аска! Что случилось? - в комнату вбежали взмыленные родители Сорью.
   - Ничего, всё в порядке, - отмахнулась Аска. - Просто не хочу, чтобы вы пострадали.
   - О чём ты? - не поняла Маргарет.
   - Что здесь делает третье дитя? - напряжённым голосом спросил Эрих. - Что вы задумали?
   От его тона по спине Фридриха поползли мурашки. Аска не слишком распространялась о своих приключениях в Японии, но слухи о произошедших там катастрофах были повсеместны, невероятны и ужасны. Он посмотрел в угол, где скромненько притулился щуплый парнишка азиатского вида. Аска отдала какую-то команду, и парнишка спокойно поднялся на ноги. Он снял наушники и что-то уточнил у неё. За его спиной развернулась пара таких же огромных, как у Сорью, но совершенно чёрных крыльев.
   Коротко вскрикнула Маргарет. Фридрих в полном оцепенении следил за тем, как Эрих с женой влетели в неизвестно откуда взявшийся провал в стене. Потом комната перевернулась, стукнула его по пяткам спинкой стула и метнулась куда-то в сторону. Ещё через секунду на него упал заросший очкастый Ганс.
   Отряхиваясь, они поднялись с пола в прихожей Аскиного дома. На их глазах свернулся и исчез тот самый провал с мутными колыхающимися краями.
   - Эрих, что происходит? - вскрикнула перепуганная Маргарет.
   - Надо срочно сообщить в комитет, - Цеппелин схватился за телефон.
  
   Не дожидаясь полного закрытия портала, Аска уселась на место Фридриха и запорхала пальчиками по клавиатуре.
   - Что ты делаешь? - поинтересовался Синдзи.
   - Просматриваю уайт-листы сендмэйла. Потом прохуизю их домены и на всякий случай протрассирую хосты.
   - Э-э-э... А ты на каком языке сейчас разговаривала?
   Аска, не оборачиваясь, тряхнула головой.
   - Не мешай.
   Синдзи затих и снова подал голос, только когда загудел лазерный принтер и Аска откинулась от клавиатуры.
   - А тот парень, Фридрих, он что-то хотел от меня?
   - Нет. Предлагал отправить тебя с Гансом погулять, а нам с ним заняться кое-чем интересным.
   - "Кое-чем интересным" - это чем? В "контру" поиграть?
   - Ты что, маленький? - фыркнула Аска.
   Синдзи покраснел.
   - Нет, но... постой, тебе же всего пятнадцать!
   - Ну и что? - независимо вздёрнула подбородок Аска, - Я, вообще-то, совершенно взрослая и самостоятельная, - она покосилась на Синдзи. - В отличие от некоторых.
   - Так ты уже...
   - Смеёшься? Нет, конечно! - она раздражённо дёрнула плечиком. - Ни одного настоящего мужчины вокруг.
   Достав распечатки из принтера, Аска ещё раз пробежала по ним взглядом.
   - Готово.
   - Что это?
   - Примерный перечень мест, где могут находиться другие отделения. Идём!
   - Идём. Кстати, пока ты развлекалась, я нашёл, где выращивается "Евангелион".
   Аска снова фыркнула.
   - Тоже мне, открытие! Спросил бы, я бы тебе сама показала, где он. Ладно, открывай переход над базой. Только ничего не делай - я сама.
   Меньше, чем через минуту, на территории филиала NERV в Германии противно заверещали сирены пожарной сигнализации.
  
   Изначальный мир. 10 августа 2016 (Кёльн. Кобэ. Казино.)
   На крыше Кёльнского собора - с той её стороны, что выходит на железнодорожный вокзал и Рейн - сидели двое. Островерхая крыша была не самым удобным местом для отдыха - нормальный человек мог бы и не удержаться на ней, и уж точно не усидел бы долго. Но этим двоим, похоже, было плевать на неудобства.
   Он разглядывал окрестности, следил за движением поездов и украдкой любовался её профилем на фоне утреннего неба. Она успешно делала вид, что не обращает на это никакого внимания, и, пристроив на коленке потрёпанный распечатанный лист, мастерила из него бумажный самолётик.
   Самолётик вышел под стать исходному материалу - кривым и потрёпанным. Сорью Аска досадливо поморщилась и еле заметно повела крыльями. После этого лёгким движением отправила в первый и последний полёт сияющее новизной и свежестью творение своих рук.
   - Красиво идёт, - сказал Икари Синдзи, провожая взглядом бумажную птицу.
   - Да уж, - проворчала Аска. - На редкость бесполезная распечатка. Ну, хоть на что-то сгодилась.
   - Так уж и бесполезная? Всё-таки шесть филиалов мы нашли.
   - Из них два - почти случайно.
   - Всё равно.
   Обогнув вокзал, самолётик уверенно взял курс на синее здание необычного вида.
   - Что там? - спросил Синдзи.
   - Концертный зал. "Musical Dome", - пояснила Аска и занялась вторым листом.
   - Спасибо, что помогла, кстати.
   - Это тебе спасибо. Жаль, что не все отделения нашли.
   - Теперь у тебя могут быть неприятности.
   - Ха! Если верить тому капитану, теперь у всего мира неприятности - забыл? Одной неприятностью больше, одной меньше - какая разница?
   - Ну, всё-таки...
   - Ерунда, прорвёмся. "Всё, что нас не убивает, делает нас сильнее" - кто сказал?
   - Э-э-э... Бисмарк?
   - Ницше, балда!
   Аска запустила второй самолётик.
   - А если вдруг что - вернёшься и рассчитаешься. За всё и со всеми, - неожиданно жёстко добавила она.
   - Ладно.
   - А то - оставайся.
   - Как это?
   - А так! Ну что ты забыл в своей Японии? Поживёшь у меня, попутешествуем, мир посмотрим. Может быть, остальные филиалы найдём.
   Синдзи неуверенно пожал плечами.
   - Мне тут жить негде.
   - Да я тебе дворец построю, если хочешь! Ну... в смысле... для меня это пара пустяков.
   - И с вашим языком у меня проблемы.
   - Зато у меня с твоим - никаких.
   - Я ещё хотел школу закончить.
   - Че-го?!
   - Школу.
   - Ты что - дурак? Зачем?!
   - Ну... вот.
   - Да брось ты! Оставайся!
   Синдзи покачал головой.
   - Не могу.
   Аска помрачнела.
   - Ясно.
   - Что?
   - Всё мне с тобой ясно!
   - Да чего ты?
   - Ну и катись отсюда к своей Первой!
   - Аска...
   - Да пошёл ты..!
   Аска сорвалась с места, золотой искрой пронеслась над крышами домов и скрылась в белёсой дымке на горизонте. Синдзи оторопело глядел ей вслед.
  
   Председатель совета SEELE Лоренц Киль молча переваривал информацию. Майор Джек Робертсон в очередной раз пожалел о том, что не может увидеть глаза шефа.
   - Школа? - недоверчиво переспросил председатель.
   - Именно, сэр, - подтвердил его помощник и личный секретарь Дитрих Кляйн. - Наши аналитики полагают, что атака на отделения NERV была спровоцирована неудачей при попытке поступления в школу Идзумо.
   - Ничего не понимаю. Мир катится в пропасть, парень ничего никому не должен и у него масса возможностей весело провести остаток времени. Так зачем ему школа? Он что - ненормальный?
   Кляйн поправил очки.
   - Наши аналитики не исключают развития отклонений в психике "детей Ев", особенно у первого и третьего. Второе дитя, как вы знаете, всегда было... э-э-э... неординарной личностью. Поэтому не исключено, что Протектор подсознательно пытается сохранить видимость нормальной жизни.
   - Когда будет известно точное количество жертв?
   - Через двадцать четыре часа, не позже, - проинформировал шефа Кляйн и неодобрительно добавил:
   - Совсем с цепи сорвались. Кровь как воду льют.
   Председатель страдальчески поморщился.
   - Да уж, Мисима нам ещё не раз аукнется. Молодец Ямадо, нечего сказать. Впрочем, мы все были хороши, - он тяжело вздохнул. - Меня смущает ещё одно - разгром был совместной акцией второго и третьего детей. Но ведь Ментор вполне успешно вписалась в социум. Зачем ей эти приключения?
   - Не смогла отказать в просьбе соратнику? - предположил Кляйн.
   - Это вряд ли, - возразила Акаги Рицко. - Они всегда жили, словно кошка с собакой.
   Кляйн пожал плечами.
   - Люди меняются. Особенно когда взрослеют. Привязанности, нежные чувства - всё что угодно. Ведь от любви до ненависти - один шаг.
   - Исключено, - вмешался председатель. - Во всяком случае, не сейчас. Кстати, доктор Акаги, как второе дитя сумело взломать MAGI?
   - Аска и не взламывала их. MAGI не занимаются обработкой электронной почты и фильтрацией интернет-трафика. Это задача обычных компьютеров. Синдзи просто избавился от администратора, после чего Аска вошла в систему с его консоли. Потом ей осталось только определить координаты доверенных адресатов.
   - Ясно, - председатель обвёл взглядом присутствующих. - Значит, в ближайшее время мы оставим Протектора в покое. Во избежание. Судя по событиям последних дней, новый взрыв может вызвать любое, даже самое пустяковое, на первый взгляд, событие. Пусть делает, что хочет - мы не будем ему мешать. Более того, мы будем всячески помогать ему. И на контакт пойдём, как только он более-менее придёт в норму.
   - А что со вторым дитя? - поинтересовался Робертсон.
   - А с ней, Джек, вы пойдёте на контакт немедленно. Как и предсказывалось, отклонения в законах природы появляются вновь и вновь. Статистику может предоставить доктор Акаги. Нам нужно избежать хотя бы самых катастрофических проявлений.
   - Вы полагаете, она захочет помогать нам? - усомнился майор. В его памяти слишком свежо было произнесённое Аской "пусть он сдохнет".
   - Так убедите её! - отрезал председатель. - На сегодня всё. Свободны.
  
   Эта школа выглядела обычно. Белые одно- и трёхэтажные корпуса, окружённые невысоким забором и редкими деревьями на зелёных газонах. Несмотря на вечернее время, одно из окон было открыто, и Синдзи решился войти.
   На этот раз, памятуя недавние события, он появился не в Токио-2, а в портовом городе Кобэ на берегу внутреннего моря. Он уже не был так твёрд в своей уверенности жить обычной жизнью. Но других планов на ближайшее время у него не было, и он придерживался старых - просто по инерции.
   Школа показалась знакомой - не новостройка, но и не слишком древняя, с привычным расположением коридоров и кабинетов.
   - Эй, парень, ты кого-то ищешь? - окликнул его молодой учитель, блеснув очками в позолоченной оправе.
   - Да, директора. Он ведь у себя?
   - Не знаю. А зачем он тебе?
   - Я хотел бы у вас учиться.
   - Его кабинет на третьем этаже. Посмотри там.
   - Спасибо.
   Синдзи двинулся выше, обдумывая про себя увиденное. Школа ему нравилась - какая-то привычная и... уютная, что ли. И учителя здесь, должно быть, тоже хорошие - простые, доброжелательные, без высокомерия и заскоков по субординации. Дисциплина дисциплиной, но сейчас всё-таки двадцать первый век на дворе!
   Он осторожно постучал в дверь директорского кабинета. Не услышав ответа, нажал ручку и потянул дверь.
   - Э-э-э... Извини...
   Синдзи осёкся на полуслове. Сидящий за широким столом директор - лысеющий полный дядька в возрасте - нетерпеливо отмахнулся от него, прижимая второй рукой к уху телефонную трубку.
   - Но в таком случае школа рискует остаться без бассейна, - повторил он невидимому собеседнику. - Да, я понимаю. Давайте я сейчас же приеду и поговорю с ним лично, - директор бросил короткий взгляд на часы. - Я постараюсь успеть.
   Он бросил трубку и начал торопливо складывать в потёртый коричневый портфель бумаги со стола.
   - Тебе чего? - спросил он, не глядя на посетителя. - Ты же не из нашей школы, верно?
   - Нет, не из вашей. Но я бы хотел здесь учиться, - Синдзи сделал шаг назад, пропуская директора в коридор.
   - Нет ничего проще, - директор щёлкнул замком, повернул ключ и, удостоверяясь, что дверь закрыта, подёргал её за ручку, - Заявка в муниципалитет - и с нового учебного года ты наш ученик.
   - А раньше нельзя? С первого сентября.
   - Извини, я тороплюсь. Приходи завтра, ладно? Или, если хочешь, поговорим по дороге.
   Синдзи заспешил к выходу вслед за директором.
   - Так почему такая срочность? Что случилось в твоей старой школе?
   - Токио-3.
   - Ясно. Тогда пусть родители напишут заявку. Они знают, какую и куда.
   - У меня нет родителей.
   - Извини.
   - Ничего, я привык.
   Выскочив с лестничного марша на первом этаже, они пересекли холл и оказались на улице.
   - Тогда опекуны. Ты сейчас с кем живёшь?
   - Ни с кем.
   Директор остановился и внимательно посмотрел на Синдзи.
   - У тебя есть дом?
   - Пока нет, но я что-нибудь придумаю. Вы не волнуйтесь.
   - М-да. Тебя как зовут?
   - Икари Синдзи.
   - А я - Такахаши Сабуро... - он легонько хлопнул себя по лбу. - Вот оно что! А я-то думаю - где я тебя мог видеть? Тебя ведь ищут, ты это знаешь? Скорее всего, родственники.
   - Нет, это не родственники, - неестественно ровным голосом ответил Синдзи. - И я надеюсь, что им уже расхотелось меня искать.
   - Гм-да.
   Директор Такахаши поднял голову и увидел открытое окно своего кабинета.
   - О, чёрт... - он подавил импульс немедленно броситься обратно. - Знаешь, я сейчас должен позвонить куда следует и всё такое. Но я спешу, поэтому давай все вопросы урегулируем завтра, - он заговорщицки подмигнул собеседнику, - ты же меня не выдашь?
   Синдзи невольно заулыбался.
   - Нет, конечно. А вы куда - бассейн защищать?
   - Да, нужны средства на ремонт, иначе его может закрыть инспекция. Значит, договорились - приходишь утром, часикам к девяти. Или нет, не к девяти. Если у меня всё получится, с утра я буду занят. Значит - придёшь после обеда, к двум. Всё понял?
   Синдзи бодро кивнул, и директор на всякий случай уточнил:
   - Тебе хоть переночевать-то есть где?
   - Не волнуйтесь, со мной всё в порядке.
   - Тогда до завтра, - Такахаши заторопился к стоянке.
   Синдзи не спеша двинулся в центр города. Если бы он остался и незаметно понаблюдал за директором, то увидел бы, что тот никуда не поехал. Вместо этого он выждал в машине несколько минут и вернулся в кабинет. Порывшись в стопке корреспонденции, он извлёк оттуда позавчерашний номер "Асахи" с объявлением и снял трубку телефона.
   Но в этот момент Синдзи шёл по улицам Кобэ и ничего этого не видел. Он размышлял о том, что успел увидеть в новой школе. Пока что всё увиденное ему откровенно нравилось. У него даже возникло желание как-то помочь директору в его проблеме.
   Внимание Синдзи привлекла броская надпись "Придурки в Лас-Вегасе". Выражения лиц актёров на афише на редкость точно соответствовали названию фильма. В голову пришла неожиданная идея, и Синдзи даже остановился, чтобы обдумать её как следует. По краткому размышлению он решил, что развеяться ему не помешает. К тому же ни администрация школы, ни муниципалитет не откажутся от американских долларов. Особенно если их будет много.
  
   Для Ларри Брокка по прозвищу "Рубин" этот день стал, наверное, самым удачным днём в году. А то и в жизни. Впрочем, начинался он не слишком радужно. Говоря попросту, Рубину не везло. Ни в покер, ни в блэкджек. Совсем отчаявшись, он решил попытать счастья в рулетке.
   Ларри почти сразу же обратил внимание на совсем молодого парня, почти ребёнка по меркам казино. В "Руаяль", как и во все заведения Лас-Вегаса, не допускались игроки моложе двадцати лет, и как сюда попал этот школьник - оставалось непонятным. Возможно, он проник сюда с какой-нибудь иностранной экскурсией - в пользу этой гипотезы говорила азиатская внешность парня. Японец или китаец, а то и, прости-господи, какой-нибудь кореец - Ларри не слишком разбирался в этих материях.
   Мальчишка сжимал в потной ладошке единственную фишку и неотрывно следил за игрой. Он был напряжён и явно нервничал - Рубин не первый год был завсегдатаем казино и такие вещи видел очень хорошо. Устраиваясь рядом, он случайно задел мальчишку локтем и тут же извинился. Парень растянул губы в безжизненной вежливой улыбке. Он действительно очень нервничал. Ларри послал ему широкую дружескую улыбку и ободряюще подмигнул. Парень благодарно кивнул и немного расслабился.
   Ларри начал игру.
   Первая же ставка стала удачной, и он приободрился. Вторая "ушла в молоко", и в следующий ход его сосед наконец сделал свою ставку. Рубин ему даже немного посочувствовал - наверняка просадит все выданные родителями деньги. Но эта ставка парня выиграла. И следующая - тоже. И третья, и четвёртая.
   Рубин не видел такого за все годы, проведённые за игровым столом. Он понял - вот она, удача! Всё, что нужно делать - аккуратно следовать за ставками парня. А вот если ещё и подружиться с ним... Перспективы кружили голову. Но прежде всего мальчишку нужно поднатаскать в психологии игры. Для начала хотя бы...
   - Другой номер, - еле слышно прошептал Рубин.
   Парень непонимающе посмотрел на него.
   - Ты можешь поставить на другой номер? - так же тихо повторил Ларри.
   Мальчишка непонимающе покачал головой. Вот ведь невезение! Ну, что ж, остаётся только одно - пока возможно, прокатиться на запятках чужого успеха. Рубин очень чётко понимал, что долго такое продолжаться не может. Он повторил ставку парня. За столом было тихо. Теперь играли только они, все остальные молча смотрели на них. Рубин повторил ставку парня ещё раз, и двое весёлых парней напротив, переглянувшись, последовали его примеру.
   Собрав выигрыш, Ларри отчалил. Он чуть не столкнулся с двумя угрюмыми мордоворотами в строгих чёрных костюмах, которые решительно приближались к их столу. Он даже успел услышать, как завозмущались весёлые парни, пытаясь отвоевать везунчика соседа. Он только усмехнулся - с местными секьюрити такое не проходит. Да и мальчишка сам виноват - не надо было так нервничать, тогда бы не наделал глупостей.
   Он ставил на один и тот же номер - двадцать четыре, чёрное, чёт.
   Ларри не торопясь обменял фишки на наличность и вышел на улицу. Приобрёл в автомате на углу бутылочку охлаждённой колы. Поглощая ледяной напиток, он обдумывал причины такого невероятного везения, прикидывал дальнейшую незавидную судьбу парня и радовался собственной удаче. Впрочем, Рубину повезло гораздо больше, чем он сам об этом думал.
   Через несколько минут казино "Руаяль" перестало существовать.
  
   - Сэр, мы нашли его!
   - Послушайте, Джек, - проворчал председатель, отрываясь от разложенных на столе бумаг, - у меня такое ощущение, что за последние несколько дней эта фраза звучала раз десять. Где он? Вернулся в Токио-2?
   - Нет. Он в Кобэ.
   Председатель откинулся на спинку кресла.
   - Интересно. И что он там забыл?
   - Причина та же - он хочет вернуться в школу. О его визите сообщил директор Такахаши Сабуро.
   - Ничего не понимаю, - вздохнул Киль. Его пальцы выбили короткую дробь из поверхности стола. - Но, как бы то ни было, Протектора надо обеспечить всем необходимым. И в первую очередь - деньгами, иначе этот деятель нам всю банковскую систему порушит.
   - Кстати, о деньгах. Директор Такахаши жаловался на то, что не сможет обеспечить ему достойный приём и обучение. Школе не хватает денег на ремонт и оснащение.
   - Деловой парень этот Такахаши, - усмехнулся председатель. - Но это, пожалуй, даже хорошо. С таким будет проще договориться.
   Киль на миг задумался и продолжил уже совсем другим тоном - жёстким, не допускающим возражений.
   - Второе дитя подождёт. С этого момента занимаетесь только Протектором. Постоянно держите меня в курсе. Будет не очень здорово, если он ускользнёт из-под наблюдения ещё раз.
   - Деньги для школы выделите?
   - Если третье дитя в ней останется - да.
  
   Один из дочерних миров. 8 октября 2015 (Киришима Мана)
   Со дня первой битвы с Апостолами прошло несколько дней. Первая тройка ходила в героях, остальные по очереди проходили тестирование. Надеждам Айды Кенске на пилотирование не суждено было сбыться - степень синхронизации второй тройки почти на двадцать пунктов уступала первой, дела остальных были ещё хуже.
   Кенске мрачно смотрел в окно. Его не радовало даже известие о вступлении в строй Евы-03, которую вскоре должны были доставить сюда, на базу NERV. Синхронизация Тодзи превосходила его собственную на три пункта, и о пилотировании "Ев" оставалось только мечтать. Даже обещанный тест-драйв не принёс удовлетворения - непривычное, неуклюжее тело, неуверенные движения, замедленная реакция. Староста даже чуть не упала, когда он случайно наступил на её питающий кабель.
   Раздался негромкий стук в дверь, и Мисато, прервав объяснения, выглянула в коридор. Вернулась она очень скоро, и не одна. Следом за ней шла девчонка - среднего роста, ладно сложенная и жизнерадостная. Она, казалось, нисколько не смущалась незнакомых людей и непривычной обстановки. Капля европейской крови в её жилах окрасила холодной северной синевой большие, немного печальные глаза и в тёмно-каштановый цвет - короткие вьющиеся волосы.
   - Киришима Мана, - бойко представилась девчонка и задорно улыбнулась. - Приятно познакомиться!
   Парни непроизвольно расплылись в ответных улыбках.
   - Киришима-сан в нашем классе временно, до приезда родителей, - пояснила Мисато и глянула на часы. - Ладно, время не ждёт. Познакомитесь на перемене. Вон там справа от Икари свободное место. Занимай, - она внимательно посмотрела на Синдзи. - Икари-кун, подбери челюсть с пола, глупый вид тебе не к лицу.
   Послышались смешки.
   - А? Э... Извините, - Синдзи отвёл взгляд.
   - Ой, какой хорошенький! - рассмеялась Киришима. - На перемене покажешь мне школу?
   В классе нависла неестественная тишина.
   - Нет, ну это уже становится однообразным, - пожаловался в атмосферу Харада Кенто.
   Аска задохнулась от возмущения. В поисках поддержки она повернулась к Рэй и тут же остыла - Аянами выглядела собранной и настороженной. Она отрицательно повела головой, и этого еле заметного жеста хватило, чтобы Аска окончательно успокоилась. Первая явно что-то учуяла, значит - всё это неспроста и настоящие проблемы только начинаются.
   - Знаешь, Синдзи, нам надо поговорить, - серьёзно сказал Кенске.
   - Да! - подхватил его Танака. - Нам всем нужно с тобой поговорить.
   - Успокоились! - употребила командный голос Мисато. - Киришима-сан, садись на место, остальные - слушайте дальше. Имейте в виду - тема этого урока будет на экзаменах.
  
   Сразу после звонка к Синдзи и Аске подошла Рэй.
   - Ну, что скажешь? - поинтересовалась Аска и покосилась в сторону новенькой.
   Кирищима, окружённая плотным кольцом одноклассников, отвечала на их вопросы и знакомилась с каждым.
   - С ней что-то не так, - тихо ответила Рэй. - Она вся избита и переломана.
   - А выглядит вполне нормально, - заметила Аска. - Авария? Или просто драка?
   - Больше похоже на аварию, причём не одну.
   - То есть?
   - Множественные зажившие переломы, травмы и смещения внутренних органов. Травмы наносились много раз за несколько последних лет. Организм молодой и сильный, справляется быстро, но последствия всё равно остаются.
   - Экстремальный спорт? - выдвинул теорию Синдзи.
   - Вряд ли. Одной компрессионной травмы позвоночника хватило бы, чтобы навсегда отбить охоту к экстриму. В её поясничном позвонке до сих пор сидит шарик инородного тела - протез, видимо.
   - Кифопластика, - подтвердила Сорью. - Есть такой метод. А нашей цыпочкой, однако, занимаются серьёзные ребята.
   - Да, - согласилась Рэй. - Хорошие врачи на хорошем оборудовании. Каждый раз лечение начиналось безотлагательно и правильно.
   - Я имела в виду не это. Впрочем, и это тоже. Но ты права - мне это всё тоже не нравится.
   - Ладно, что будем делать? - вмешался Синдзи.
   Аска и Рэй переглянулись.
   - Ты, кажется, собирался показать ей школу?
   - Я?! Собирался?!
   - Собирался-собирался, - поддержала подругу Аска. - Вот и показывай. Займи её чем-нибудь. А мы пока попробуем выяснить, кто она.
   Она окинула приятеля подозрительным взглядом.
   - Что-то ещё? У тебя такой вид...
   - Нет, ничего, просто...
   Девчонки молча ждали продолжения.
   - Рэй, помнишь Мануэля Риверу? Сейчас он действительно старше, чем был в прошлый раз.
   - Кто такой? - влезла Аска.
   - Бармен в "Ориноко". Был наркобароном в Карибском море, - пояснила Рэй. - Синдзи, что тебя беспокоит?
   - Может быть, этот мир отличается от прошлого не только историей?
   - Да он всем отличается! - Сорью жаждала действий и не собиралась терять время на пустую болтовню, - Син, ты что сказать-то хотел?
   Он отвёл взгляд.
   - Нет, ничего. Ерунда.
   - Раз ерунда, то займись Киришимой. А у нас дела, - она кивнула Рэй. - Пошли.
  
   Весь остаток дня в школе Синдзи старательно выполнял намеченную программу. У Киришимы обнаружилась одна странная привычка - она могла посреди урока поднять руку, и все учителя, как ни удивительно, сразу же разрешали ей выйти из класса. Ещё одна странность - мозолистые утолщения на костяшках её кулаков. Синдзи заметил их, только когда Мана взяла его руки в свои - довольно смелый поступок по меркам средних школьников.
   После окончания уроков Синдзи выждал полчаса и, как и было условлено, поднялся на крышу. Несколько минут спустя к нему присоединились Аска и Рэй.
   Первой заговорила Сорью.
   - Узнал что-нибудь?
   - Она, похоже, занималась каратэ. И ещё - её родители работают за границей и она пока живёт одна.
   - В гости не приглашала? - ревниво поинтересовалась Аска.
   - Пока нет. Ну, то есть... когда я спросил, где она живёт, она спросила - не хочу ли я зайти в гости? Я сказал, что нет.
   - Зря. Жильё может много рассказать о хозяине.
   - Ладно. В следующий раз обязательно напрошусь. Мне кажется, она не будет возражать.
   - Ты и рад!
   - Да ладно тебе. А вы узнали что-нибудь?
   - Я заходила в учительскую, якобы по делам. В журнале нашего класса сведений о Киришиме пока нет. Но, пока вы с ней трепались, мы наблюдали за вами. Так вот - в её мозг внедрены около сотни датчиков. Сверхтонкие, с очень сложной структурой - каждый вполне потянет на звание микрокомпьютера.
   - Биоробот?
   - Или новый тип пилота, - вступила в разговор Аянами. - Мне непонятно другое - множество датчиков внедрены в мозжечок и продолговатый мозг, а это очень сложная и рискованная операция. Насколько я знаю, вероятность успеха в современных условиях - меньше десяти процентов. При этом не обойтись без уникального оборудования и хороших специалистов. Она действительно работает на очень солидную организацию.
   - Интересно, на какую?
   Рэй пожала плечами.
   - Лично мне в голову приходит только одна - NERV. Мы поговорили с Мисато, но она сказала лишь, что Киришима никакой не пилот и в нашем классе временно. В параллельном, видите ли, и так слишком много учеников.
   - Может, она действительно ничего не знает?
   - По-моему, её просто забавляет ситуация, - проворчала Аска и с неожиданной обидой добавила:
   - Дура.
   - Я прямо спросила у Мисато о привычке Киришимы выскакивать посреди урока. Она ответила, что это не наше дело. Но причину она знает точно - иначе не выпускала бы её по первому знаку.
   - А ты можешь выяснить, что за причина?
   - Почки. Ей нужно часто ходить в туалет. Последствия совсем свежей травмы - три-четыре дня назад, не больше. Ей бы отлежаться недельку. И ей бывает очень больно.
   - А по виду и не скажешь, - констатировала Аска. - Вся такая деловая и счастливая. Притворяться умеет - что да, то да.
   Синдзи покачал головой.
   - Не похоже, что притворяется.
   - Она действительно радуется жизни, - поддержала его Рэй. - Школе, новым одноклассникам, небу над головой, горам вдалеке. Мне кажется - в её жизни так мало хорошего, что она радуется всему малому, что ей осталось.
   - Эй, секундочку! - Аска подозрительно прищурилась. - Ты её что - жалеешь?
   - Да. То есть нет, - Рэй опустила голову. - Не знаю.
  
   Кадзи Рёдзи нажал клавишу "Стоп" и выжидательно посмотрел в зал. Кроме него и руководителей NERV, за длинным столом в малом зале совещаний собрались родственники пилотов из первой тройки.
   - И что? - не выдержала Мисато, которая по-прежнему совмещала обязанности начальника оперативного отдела и работу под прикрытием в школе. - Чем тебе не понравился первый бой? Или у тебя есть претензии к моему плану? Так я его подготовила меньше, чем за минуту, и он сработал!
   - Действительно, - поддержала её Акаги Наоко. - Замечательный план, прекрасно продуманный и отлично реализованный. Эту съёмку можно показывать в кинотеатрах, как ролик из блокбастера. Что не так, Кадзи-кун?
   - Они уничтожили апостола ровно за тридцать секунд - куда уж лучше? - вступила в разговор Акаги Рицко.
   Заместитель командующего недовольно поджал губы. Икари Юй и супруги Цеппелин пока не спешили вступать в беседу.
   - Я не об этом, - Кадзи не собирался сдаваться. - Но даже если так - не слишком ли эффектным получился этот бой? Обратите внимание - я специально помечал галочкой на экране все подозрительные фразы пилотов. Послушайте - у меня одного складывается впечатление, что этот бой у них был не первым, а как минимум сто первым?
   Он обвёл взглядом присутствующих и опять защёлкал кнопками терминала.
   - Вот, смотрите, - на большом экране появилась тройка "Ев" под куполом пещеры. Они неуклюже топтались на месте, неуверенно поворачиваясь и поводя руками. Ноль вторая сделала шаг вперёд, её питающий кабель натянулся струной, и она тут же опрокинулась назад, падая на нулевую.
   - Тест-драйв пилотов второго трио куда больше похож на первый в жизни выход в "Еве". Сравните с этим, - Кадзи щёлкнул клавишей и снова продемонстрировал собравшимся эффектные и слаженные действия первой тройки.
   - Всё это легко объяснимо безо всякой мистики, - решительно возразила Наоко.
   - Например..?
   - Действуют они лучше, потому что у них лучше синхронизация. Аска назвала апостола ангелом, потому что для современных детей это почти одно и то же - что-то из области религиозной фантастики.
   - К тому же Аска долго жила в Германии, - вступилась за дочь Сорью Киоко Цеппелин, - она до сих пор не выучила все кандзи, и из-за этого у неё бывают проблемы в школе.
   - Вот! А Синдзи назвал его ангелом по инерции - вслед за Сорью, - воодушевилась поддержкой Наоко.
   - А откуда он знал, что стрелковое оружие неэффективно? - вставил вопрос Кадзи.
   - Потому что видел результат "Эскалибуров".
   - А с чего он взял, что нож нужно вводить плавно, а не бить резко?
   - Ну, мало ли - аниме насмотрелся. Покемонов каких-нибудь. Неужели не понятно?
   - А что они собирались делать, если что-то пойдёт не так?
   - Стараться изо всех сил. Погибнуть, но не дать апостолу добраться до "объекта Зеро". Очевидно же!
   - А почему они решили, что аккумуляторы держат пять минут?
   - Аска ведь говорила - сказал кто-то.
   - Кто?
   - Понятия не имею! Мало ли дураков на свете!
   В разговор вступил командующий Икари Гэндо.
   - Мы опросили всех, - никто ничего подобного не говорил.
   - Разумеется! Кто же в этом теперь признается...
   - И тем не менее я согласен с лейтенантом - встреча с апостолом не стала для пилотов сюрпризом.
   - "А в прошлой жизни они сражались против страшных чудовищ под командованием майора Кацураги", - вполголоса повторила Мисато произнесённую в классе шутку. В свете последних событий эта фраза уже не казалась весёлой или забавной.
   Как ни тихо она говорила, но командующий услышал её.
   - Что вы имеете в виду, капитан?
   - Ну, в классе... в первый день их знакомства... Икари сказал, что знает Аянами с прошлой жизни.
   - Прошлая жизнь? Это объясняет фрески в пещерах Юки-сантё, - подал голос заместитель Фуюцки.
   - Не надо было их туда водить, - подосадовала Мисато.
   - Кто знает... - задумчиво отозвался командующий, - Не побывай они там - неизвестно, чем бы закончился их первый бой.
   - Что вы хотите сказать?
   - Там они встретили второго крылатого посланника. Вероятно, там же и тогда же они получили информацию о турнире, что и подготовило их.
   - Может быть. Хотя сами они утверждают, что всего лишь посмотрели фрески. Значит, крылатые уже явились и уже помогают нам - не напрямую, из-за кулис.
   - Первый был обнаружен над горой Футаго. Капитан Кацураги, как вы считаете - в чём заключалась его помощь?
   - Тогда разразилась гроза. Видимо, он как-то вывел из-под удара Синдзи и Рэй.
   - Их оттуда вывез я, - напомнил Кадзи. - И небо, если мне не изменяет память, было чистым.
   - Зато потом началось светопреставление. Как вариант - он оттягивал начало грозы, пока вы не уберётесь подальше.
   - Послушайте, - не выдержала Наоко. - Я что - в клубе любителей фантастики?
   Она была, наверное, единственной, кто мог себе позволить открыто высмеять точку зрения командующего и оспорить неправильное, с её точки зрения, распоряжение. Не смущаясь направленных на неё взглядов, она продолжила:
   - Вы только послушайте себя! "Прошлая жизнь"! "Крылатые вестники"! О чём вы вообще?
   - Но, факты свидетельствуют... - осторожно начал Фуюцки, но Наоко не дала ему договорить.
   - Какие факты?! У нас нет никаких фактов! Всему есть рациональное научное объяснение, и если сейчас у нас такого объяснения нет, то именно из-за недостатка фактов. Мы же учёные, чёрт побери! Мы должны искать факты, выдвигать объясняющие их гипотезы, которые, в свою очередь, проверять экспериментами. Работать надо, а не складывать руки! А вы все, извините, готовы впасть в ересь и мракобесие. Вы бы ещё господа бога припомнили!
   - А что, вполне может быть... - снова начал Фуюцки.
   - Тогда здесь нужны священники, а не мы! - отрезала Наоко. - Пригласите их для работы, и посмотрим, как много они сделают!
   Её пламенная речь возымела должный эффект. В зале воцарилось смущённое молчание.
   - Кстати, о пещерах и фресках, - прервал затянувшуюся паузу командующий. - Акаги Рицко-сан, вы что-нибудь выяснили?
   - Это не фрески.
   - Всё равно. Или способ нанесения рисунка имеет какое-то значение?
   - В продолжение нашего разговора - да. Это просто горные породы.
   Икари недоверчиво приподнял бровь.
   - Рисунок в камне?
   - Именно. Как в яшме или малахите. Монахи говорят, что скала раскололась во время недавнего всплеска сейсмической активности. Её часть ушла под землю, образовав пещеру. На оставшейся половине скалы оказалось изображение. Вскоре после этого явилась Софи, предупредив не рекламировать раньше времени ни пещеру, ни картину в ней. Тогда монахи и выставили археологов, а заодно запретили публикацию фотографий.
   - Странно, что на общей картине нет первой тройки - высказал общее недоумение заместитель командующего.
   - Рисунков на самом деле было два, - пояснила Рицко. - Первое трио было на втором, в соседней пещере. Структура пород в ней полностью совпадала с первой, но она была наполовину засыпана обломками, а стена, где могло быть изображение, разрушена.
   - Да, я помню, - кивнул Икари, - Вы просили людей и технику, чтобы добраться до зеркальной половины скалы с рисунком. Значит, вы добились успеха?
   - Да. Буквально за десять минут до встречи мне передали изображение, - Рицко протянула Кадзи флэш-брелок. - В каталоге "cave".
   Кадзи вставил флэшку в разъём и защёлкал клавишами. На большой экран вышла фотография - поясной портрет пилотов первой тройки в контактных комбинезонах.
   - Это всё? - уточнил командующий.
   - Да. Камень сильно повреждён, и это всё, что нам удалось восстановить. Но, судя по размерам, никаких других рисунков на нём не должно быть - они туда просто не поместятся.
   - Интересно. Что говорили пилоты первой тройки, капитан Кацураги?
   - Ничего о второй пещере. Просто "смотрели фрески", и всё.
   - Опросите их ещё раз.
   - Есть.
   - И ещё - с этого момента установите за ними круглосуточное наблюдение.
   - Что это значит?! - тут же взвилась Наоко. - Видеокамеры в квартирах? В ванной и туалете тоже?
   - Ну, что вы, Акаги-сан, - мягко возразил командующий, который секунду назад именно так и собирался поступить. - Но вы должны понимать, что ставкой в этой игре является само существование человечества, и мы не можем рисковать, поддаваясь слабости или соображениям ложной стыдливости.
   Наоко брезгливо сморщилась.
   - Гэндо, я тебя умоляю...
   - Хорошо! - сдался он. - В санузлах камер не будет, но во всех остальных помещениях - извините.
   - И твои соглядатаи будут сражаться за место перед мониторами в спальнях Рицко, Аски и Рэй, - сварливо предположила доктор Акаги.
   "Скорее, разыгрывать их в покер", - подумал Кадзи. Он поднял руку и напомнил:
   - И в школе тоже. Я бы предложил начать именно с неё.
   - Разумеется, - кивнул командующий. Он поднялся с места и, отмечая завершение собрания, сухо закончил. - Надеюсь на понимание и сотрудничество со стороны всех присутствующих.
  
   В дверях директорского кабинета повернулся ключ, и Аска тут же шмыгнула в проём с характерными колыхающимися краями. Синдзи немедленно закрыл переход.
   - Ну, как? - спросила Рэй.
   - Пусто, - отмахнулась мрачная Аска. - То ли просто не успели, то ли что похуже.
   Просмотр документов у директора ничего не дал - так же, как и в учительской. Никакой новой информации о новенькой раздобыть не удалось - ни адреса, ни места работы родителей, ни школы, в которой она училась раньше.
   - Неужели действительно чей-то агент? - высказал Синдзи общее подозрение, которое стремительно превращалось в уверенность.
   - Похоже на то. Что будем делать?
   - Идём домой, - подвела итог Аянами. - А завтра я попробую серьёзно поговорить с Мисато.
   - Думаешь, поможет? - усомнилась Аска.
   Рэй пожала плечами.
   - Не попробуешь - не узнаешь.
  
   Против обыкновения, в школьном дворе царило оживление. Парни из их класса собрались в круг, что-то азартно обсуждая.
   - Да я вам точно говорю - это феромоны! - доказывал чей-то возбуждённый голос. - Тёлки от них балдеют! Вон даже рекламу крутили: побрызгался таким дезиком - и все девки на тебя сами вешаются!
   - Да ну, ерунда, - солидно возражали ему. - Ты представляешь, сколько должен стоить такой дезик - с натуральными феромонами?
   - А нафига натуральные? Искусственные, небось, не хуже! Но даже если натуральные - ты результат видел? То-то!
   Все задумались. Да, результат стоил любых денег - с этим никто не спорил.
   - Есть идея, - негромко сказал Синдзи, стоя на ступеньках школы и глядя на одноклассников. - Вы идите, а я с ними потолкую.
   В этот момент их заметили.
   - Вот они! - раздался голос кого-то из спорщиков, и остальные повернули к ним головы.
   От толпы отделился Судзухара и решительно двинулся в их сторону.
   - Не нравится это мне, - вполголоса протянула Аска. - Знаю я, чем такие "разговоры" заканчиваются.
   - Идите, - негромко настаивал Синдзи. - Я сам с ними разберусь.
   - Только постарайся никого не убить, - Аянами была предельно серьёзна. - До завтра.
   - А если убьёшь - избавься от трупов, - в серьёзности Аска не уступала подруге. - Нам только полиции на хвосте не хватало. Бывай.
   Они с двух сторон обогнули Судзухару и направились к выходу со двора.
   - Я что-то не понял, - сказал Тодзи, провожая взглядом девчонок, - пилоты "Ев" все такие чокнутые? И я таким тоже стану?
   - Забей, - отмахнулся Синдзи. - Ты о чём хотел поговорить?
  
   Мисато нажала кнопку, и в кружку с логотипом NERV на боку полился горячий кофе. В принципе, Наоко и Рицко пили любой, но дома и на работе держали только аутентичный "мокко". Мисато не понимала подобной привязанности, но частенько заглядывала в кабинетик подруги, где с удовольствием пользовалась услугами кофеварки.
   Рицко, устроившись в кресле вполоборота к терминалу, одной рукой держала кружку с кофе, а второй набирала что-то на клавиатуре. Она, как и мать, презирала новомодные графические интерфейсы, предпочитая им старый добрый режим командной строки.
   - Так что у вас с Кадзи? - спросила она.
   - Ты это спрашиваешь просто так или..? - на всякий случай уточнила Мисато.
   - Просто так.
   - Ничего нет! Не понимаю, как у нас с ним вообще что-то было!
   - А если бы я спрашивала не просто так, ответ был бы другим? - Рицко утопила лукавую усмешку в кружке с кофе.
   Мисато негодующе фыркнула.
   - Кстати, ты хотела рассказать о новенькой в твоём классе. Как она туда вообще попала?
   - О, это целая история! - оживилась Мисато. - Киришиму привёл лично директор, но дело не в этом. Главное - она с места в карьер нацелилась на Икари-младшего. Представляешь, как завелись Аска и Рэй?
   - Да уж...
   - Вот! Они уже подходили ко мне с расспросами о ней. И даже намекали, что её интерес к Синдзи - неспроста.
   - Девочки учатся интриговать по-взрослому.
   - Я тоже думаю, что они пытались убрать соперницу моими руками. И думаю, что эта попытка - не последняя. Но я за то, чтобы Киришима увела у них Синдзи.
   - Почему?
   - Ой, Рицко, ну как ты не понимаешь? Сама подумай - что сейчас может быть хуже, чем пилот "Евы" в положении? Правильно - два пилота в положении! Тем более, что обе - из первой тройки, - Мисато отхлебнула из кружки. - Так что ты поговори с Рэй на этот счёт. Ну, объясни ей, что там к чему.
   - Не думаю, что современной молодёжи нужно что-то объяснять. Они и так всё знают.
   - Всё равно поговори.
   Рицко решила сменить тему.
   - А Икари-младший, как я погляжу, пользуется популярностью. Ты и сама присмотрись к нему - вдруг судьба?
   Мисато поперхнулась горячим кофе.
   - Шуточки у тебя! - она недовольно поморщилась. - Язва ты всё-таки - как была, так и осталась.
   - Язва, - покорно согласилась Рицко, не переставая барабанить пальцами по клавиатуре.
   - И вредина.
   - И вредина, - Рицко нажала "Enter", и по экрану побежали колонки цифр. Она вгляделась в монитор и нахмурилась. Развернулась к терминалу всем корпусом и отставила кружку в сторону.
   Беспокоить её в такие моменты было занятием бесполезным и в чём-то даже бесчеловечным - всё равно, что отнимать любимую игрушку у ребёнка. Мисато по-быстрому допила кофе.
   - Я пошла, - сказала она.
   - Угу, - невнятно отозвалась Рицко, не отрываясь от монитора. Мисато выскользнула из кабинета и тихонько прикрыла за собой дверь.
  
   Директор Кадзиюра сегодня покидал школу последним. Впрочем, как и обычно. С семьёй у него не сложилось, и дома его никто не ждал. Возможно, именно поэтому он не смог устоять перед просьбой своей бывшей одноклассницы, с которой не виделся сто лет и в которую когда-то был тайно и безответно влюблён. Она просила без лишних формальностей устроить в школу Киришиму Ману, дочь её старинной подруги.
   Директор согласился, и сейчас его грыз червячок сомнения. С одной стороны, второй "А" действительно был самым малочисленным. С другой стороны, согласно договору с институтом эволюционных исследований, его формированием занимались именно учёные. С третьей стороны, не было и явного запрета на добавление в него других учеников. Во всяком случае, Кацураги-сенсей пока не выражала намерения избавиться от новой ученицы.
   Внимание Кадзиюры привлекло сборище мальчишек из второго "А". Икари Синдзи что-то рассказывал, остальные его внимательно слушали, время от времени вставляя свои реплики. Промелькнувшее в разговоре "Киришима-сан" заставило директора насторожиться, он решил подойти и выяснить причину сборища.
   - Вот, смотрите, - донеслось до него окончание речи Икари. - Она только что переехала в новую квартиру, живёт одна, и в доме явно не хватает мужской руки - мало ли что нужно сделать или починить. Вот и помогите ей. Узнайте, что ей нужно, предложите свои услуги. Потом задержитесь на чашечку чая. Ну, вы понимаете.
   - Это всё хорошо, - скептически возразил Танака Тору. - Но почему они на тебя сами вешаются, ты даже рта не успеваешь открыть, а?
   - Это - самый главный секрет, - таинственно понизил голос Икари, и все невольно подались к нему, чтобы ничего не пропустить. Тот изобразил мультяшно-голливудскую улыбку на тридцать два зуба и сообщил:
   - Я обаятельный.
   - Ага! И ещё скромный! - фыркнул Харада Кенто, и все вокруг засмеялись.
   - Что тут у вас происходит? - вмешался директор. - Почему домой не идёте?
   - Всё в порядке, Кадзиюра-сенсей! - отозвался Икари. - Мы уже уходим. Правда, парни?
   - Да, правда, - поддержал его Судзухара. - Идём, народ.
   - До свидания, Кадзиюра-сенсей, - нестройно прогудел "народ".
  
   Один из дочерних миров. 10 октября 2015 (Мана, приглашение на свидание)
   Синдзи вернулся домой необычно поздно. Впрочем, если принимать в расчёт только последние дни, следовало бы сказать наоборот: Синдзи вернулся, как обычно, поздно. Отца ещё не было - в последние дни работы было много, и он редко приходил домой вовремя. Мать, сидя перед телевизором в зале, мило болтала по телефону.
   - А, вот и он! - сказала она, когда сын вошёл в комнату. - Держи! - Юй протянула ему трубку и перешла на шёпот. - Это Киришима-сан. Я уже сказала, что завтра ты совершенно свободен.
   Синдзи укоризненно посмотрел на мать и взял трубку.
   - Привет, Мана.
   - Привет, Синдзи. Знаешь, завтра воскресенье.
   - Угу, - он вышел из зала.
   - Ужин в кухне на столе, - крикнула Юй вдогонку.
   Он кивнул матери и закрыл за собой дверь.
   - Давай проведём его вместе! - продолжала Киришима. - Я совсем недавно в Токио-3, ты покажешь мне город?
   - Не вопрос! - легко согласился Синдзи. Всё-таки, что бы ни говорила Аска, Мана действительно рада ему. И расстраивать её, честно говоря, не хотелось.
   На кухонном столе его ждали рис и тушёное мясо. Прижав плечом телефон к уху, Синдзи обсуждал с Маной план завтрашнего дня и одновременно возился с посудой.
   Киришима стала самой популярной и в то же время самой загадочной девочкой в школе. Тот факт, что у Синдзи уже были две близких подруги, Мана игнорировала начисто. Она спокойно могла подойти к ним троим, мило извиниться и утащить Синдзи за рукав в сторону. Парни из их класса наперебой оказывали ей знаки внимания, предлагали всяческую помощь и дружбу на века. Киришима никого не отвергала и никому не говорила "нет", но была некая невидимая граница, переступать которую разрешалось только Синдзи. Она умела очень чётко дать понять самонадеянным и не в меру настойчивым, когда они эту границу нарушали.
   В то же время никто ничего толком так и не узнал о ней. Ни адреса, ни прошлого, ни места работы родителей. Сама она отделывалась общими фразами, Мисато тоже ничего не рассказывала. Причины такого поведения командира и учителя были неясны, но, по мнению Аски и Рэй, явно указывали на причастность к происходящему NERV. Из этой версии выпадало одно - Киришима очень интересовалась "Евами" и всем, что с ними связано. Она даже попыталась уговорить Синдзи провести её в штаб-квартиру. Аска предложила согласиться, а потом сдать её службе безопасности NERV. Синдзи с негодованием отказался, его поддержала Рэй.
   - Так вы уже зовёте друг друга по имени? - лукаво поинтересовалась Юй, когда сын, поужинав, вернулся в зал.
   - Ага.
   - И у вас завтра свидание?
   - Можно и так сказать.
   - Она симпатичная? У тебя есть её фотографии?
   - Да, на мобильнике.
   - Покажи!
   - Зачем тебе?
   - Ну, мне же интересно, что за женщина берёт на себя обязательство заботиться о моём сыне.
   - Мам, ты слишком оптимистична, - проворчал Синдзи, отправляясь за телефоном.
   Мать и сын устроились рядом на диване, и он защёлкал кнопками мобилки в поисках нужного снимка.
   - А это что? - вдруг заинтересовалась Юй.
   - Фотосет "Три тигрицы", - пояснил Синдзи. - Фоток было больше, я оставил самые удачные.
   - Интересно - что мне отвечать Аске, если она завтра спросит о тебе? - Юй испытующе смотрела на сына.
   - Не спросит. Я только что звонил им - они не против.
   - Кто "они"?
   - Аска и Рэй.
   Юй выронила пульт телевизора.
   - Послушай, Синдзи, - она откашлялась и подобрала пульт, - не подумай, что я пытаюсь навязать тебе какую-либо модель отношений...
  
   Один из дочерних миров. 11 октября 2015 ("Жучки". Бригада из Осаки)
   Аска позвонила сразу после ужина.
   - Что-то случилось? - обеспокоился Синдзи.
   - Ничего. Просто хочу зайти в гости.
   - Э-э-э... А зачем тебе?
   - Надо! - не терпящим возражений тоном отрубила Аска.
   Она не заставила себя ждать. Вежливо поздоровалась с родителями, прошла в комнату. Постояв с минуту на пороге, безапелляционно заявила:
   - Собирайся.
   - Куда?!
   - Погуляем. На закат посмотрим. Заодно и Первую захватим. Не тормози!
   Аска выглядела серьёзно. Очень серьёзно. Синдзи не стал возражать.
   На улице он не выдержал.
   - Так что всё-таки случилось?
   - Тс-с-с! Не сейчас, - Аска отрицательно мотнула головой, выбирая в списке адресов на мобильнике номер Аянами. - Сначала прогуляемся.
  
   Аска привела их на берег озера Аси. Шумела толпа праздных гуляк, рычали моторами прогулочные катера, от киосков уличных торговцев закусками доносились аппетитные запахи.
   - Не делайте больших глаз, не орите и не оглядывайтесь, - вполголоса предупредила она. - За нами следят.
   - Кто?
   - Судя по всему - NERV. Не верти башкой!
   - Ой, извини. А зачем? - удивился Синдзи.
   - Мы всё-таки первая тройка, - предположила Рэй. - Они просто обязаны заботиться о нашей безопасности.
   - Ставить "жучки" в квартирах - тоже? - критически сощурилась Аска.
   - Что ты хочешь сказать? - насторожился Синдзи.
   - Вся моя квартира нашпигована микрофонами и камерами.
   - Вся?
   - Кроме санузла. И ваши тоже - я не просто так заходила в гости.
   Рэй и Синдзи переглянулись.
   - Интересно.
   Аска саркастически хмыкнула
   - Да уж, очень! Так что постарайтесь не светить крыльями.
   - Ты ведь, кажется, собиралась раскрыться, - напомнила ей Аянами.
   - Что-то расхотелось, - несмотря на тёплый вечер, Аска зябко повела плечами.
   Второй удар, так же, как в прошлом мире, растопил антарктические льды и поднял уровень воды в мировом океане. В результате климат на планете стал более мягким. Япония, как любили писать журналисты, стала "страной вечной весны". Наверное, именно это помогло выжить людям сразу после удара.
   - Надеюсь, ни у кого нет привычки раскрывать крылья во сне?
   Синдзи пожал плечами.
   - У тебя, разве что.
   Аска метнула в него убийственный взгляд.
   - Что-нибудь придумаю.
   С одного из прогулочных катеров раздался взрыв весёлого смеха.
   - Кстати, как твоё свидание?
   - Ну, так... - Синдзи замялся. - Ничего особенного.
   Программа сегодня была обширной - от горячих источников в горах неподалёку до катания на прогулочных катерах. Свидание заняло весь день. Синдзи мысленно благодарил небеса за то, что был Протектором - у нормального ребёнка уже не осталось бы сил ни на что, несмотря на хвалёную детскую энергичность.
   - Целовались? - подозрительно спросила Аска.
   - Нет, что ты! - запротестовал он.
   Сорью резко развернулась к субъекту в тёмном костюме и противосолнечных очках, который остановился в двух шагах от неё.
   - Чего нужно?!
   Субъект заколебался, безразлично пожал плечами и отошёл.
   - Выяснил что-нибудь? - тихо спросила Рэй.
   Синдзи покачал головой.
   - Нет. То есть она рассказывала о себе - детство в Мориоке, родители-дипломаты, то-сё... Но это "легенда", я уверен.
   - Почему?
   - Канцелярит. Нормальные дети так не говорят. Она как будто выучила наизусть текст, который набросал для неё взрослый руководитель.
   - Ясно. Кадзи ничего не выяснил?
   - Он даже не стал слушать. Сказал: "Настоящий мужчина должен с такими вещами разбираться сам".
   - Ещё один дурак, - Аска подозрительно зыркнула по сторонам. - В штаб-квартиру не просила отвести?
   - Больше нет. И вообще о NERV мы сегодня не говорили.
   - Интересно, почему?
   - Может быть, она знает о слежке и не хочет выдавать себя, - предположила Рэй.
   - В таком случае она не из NERV, - сделала вывод Аска. - Постой, ерунда какая-то получается. Чьи тогда жучки в наших квартирах?
   - Не знаю.
   Аска задумалась.
   - Давайте проверим.
   - Как?
   - Я их случайно найду, устрою скандал и потребую проверку. Если проверят квартиры всех нас, значит - это не наши. А если только мою, значит - это действительно NERV.
   - Логично. Только не находи все сразу - это будет подозрительно.
   - Не учи учёную.
  
   Мисато щёлкнула клавишей перемотки. "Целовались?" - раздался подозрительный голос Аски. "Нет, что ты!" - запротестовал голос Синдзи. Мисато покачала головой - вот балбес! Больше ничего вразумительного запись не сохранила - Аска была чем-то взвинчена и не подпускала никого на расстояние меньше трёх шагов. Впрочем, и так было ясно,что могло вывести из себя второго пилота. Несколько раз в записи можно было разобрать слова "Киришима", "Мана" и "NERV".
   Наверняка обсуждают новую подругу Икари-младшего. Мисато искренне желала ей удачи и одновременно порицала поведение Синдзи. Или принимай чужую любовь, или отвергай. Но совещаться при этом с другими подружками... фи!
   Мисато мысленно примерила ситуацию на себя и Кадзи. Вот что бы она сама сделала в таком случае? Правильно - прежде всего проверила бы, уж не шпионка ли эта нахалка. Мисато задумалась. Вдруг сделалось неуютно. Но, поразмыслив, она решительно встряхнулась. Нет, нет! В таком возрасте агентов не бывает. Подумав ещё немного, она решила, что навести справки не повредит в любом случае.
   Она вспомнила разговор, который провела с первой тройкой и Хораки. Наверное, с ними тоже надо было построже. И допрос проводить по всем правилам - по одному, с записью и анализом голосов на детекторе лжи. Конечно, с полиграфом было бы ещё лучше, но это, пожалуй, уже перебор.
   В тот раз Мисато первым делом продемонстрировала пилотам фотографию второго рисунка. Выяснилось, что Софи привела их в пещеру, чтобы показать фрески. Они видели, как разрушилась вторая пещера, и поэтому не стали ничего рассказывать. Объяснение было простым: во-первых, ничего никому не докажешь, во-вторых - ещё и засмеют вдобавок. В результате Мисато строго-настрого приказала пилотам рассказывать обо всём странном и непонятном, что с ними происходит.
   Она открыла банку холодного пива и одним глотком осушила её наполовину. Хо-ро-шо! Мисато взяла на заметку: не забыть завтра дать нагоняй Кадзи за плохое оснащение групп наблюдения.
  
   Синдзи вошёл в свою комнату и, устроившись к скрытой камере спиной, полез в портфель. Спасибо Аске - она подробно указала расположение "жучков". Он возился с учебниками и тетрадками, собирая портфель на завтра, и попутно открыл небольшое окошко перехода в ванную. Незаметно вытащив из бокового клапана свёрток с долларами, бросил через окно в корзину с грязным бельём. В своё время, пополняя финансы во время коротких вылазок из "Ориноко", он запасся долларами просто так - на всякий случай. Впоследствии он успел пожалеть об этом решении: тратить их было негде, обменять, не привлекая внимания - проблематично. Но сейчас, кажется, настало их время.
   Закончив приготовления, Синдзи проверил заряд аккумуляторов телефона. Осталось чуть-чуть, но на сегодня хватит. Он воткнул в него наушники и вышел из комнаты. Расстёгивая на ходу рубаху, заглянул в зал.
   - Я в ванную! - громко объявил он.
   - С телефоном? - удивилась мать.
   - С плеером. Сейчас все так делают.
   Синдзи заперся в ванной и открыл воду. Застегнулся, надел резиновые банные шлёпанцы. Критически посмотрел на ноги и махнул рукой - сойдёт. Пересчитал деньги и рассовал их по карманам. Огляделся, убеждаясь, что всё в порядке, и открыл переход.
  
   Бармен "Ориноко" Мануэль Ривера в замешательстве смотрел на нового посетителя. Он был уверен, что в бар тот не заходил, однако, как ни в чём не бывало, вышел из туалета. Что странно - гость был обут в банные резиновые шлёпанцы.
   - Добрый вечер, Ривера-сан, - Синдзи устроился на табурет у стойки.
   - Кому добрый, а кому и последний, - Мануэль подозрительно разглядывал визитёра. - Тебе чего? Ром, как обычно?
   - Можно. Вы ведь принимаете доллары?
   - Настоящие - в любых количествах.
   - Ривера-сан, у меня есть небольшое дельце. Может быть, вы подскажете, кто мне может помочь?
   - Что за дельце?
   - Надо кое за кем последить.
   - И думать нечего. Вон те парни, - бармен кивнул в сторону одной из ячеек. - Поговори с ними.
   Синдзи оглянулся, потом удивлённо воззрился на Риверу.
   - Послушайте, это же...
   - Ага. Они самые. Но ты не думай - хлопцы справные. Шебутные немножко, но это по молодости. Так-то ребята толковые.
   - Думаете, согласятся?
   Бармен пожал плечами.
   - Почему нет? Они из Осаки, там их клан накрыла полиция. Постреляли многих. Этой бригаде удалось уйти. Пока не утихнет, прячутся у нас. Оказались на мели, понятное дело. Да ещё ты их без оружия оставил.
   - Сами виноваты.
   - Не бойся. Я им скажу, чтобы не выступали. Ну, а дальше - сам.
   - Хорошо, - он оглянулся ещё раз. - Я вижу - на столе у них не густо.
   - Говорю же - парни на мели.
   Синдзи отсчитал несколько купюр.
   - Тогда мне - ром, а им - на ваше усмотрение. Вы их лучше знаете.
   Бармен подозвал официантку и что-то тихо сказал ей. Та кивнула и упорхнула в дверь кухни.
   - Подожди немного. Она сейчас вынесет заказ и передаст мои слова. Значит, слушай: старший у них - вон тот в чёрной безрукавке. Зовут Болт, - Ривера усмехнулся. - Только не тот, на который гайку накручивают, а которым из арбалета стреляют.
   Синдзи улыбнулся.
   - Обижается?
   - Говорю же - молодо-зелено. В-общем, к нему и обращайся.
   - Ладно. Я на минутку.
   Синдзи вышел в туалет и заперся в крайней кабинке. На то, чтобы посетить ванную и отключить воду, понадобилось меньше минуты. Дома было тихо. Когда он вернулся, столик перед протеже Риверы был заставлен бутылками и закусками.
   Болт сидел во главе прямоугольного стола. По правую его руку сидели трое, по левую - двое. Бандиты молча смотрели на Синдзи, не притрагиваясь к еде и выпивке.
   - Привет, - сказал он.
   - Привет, - надменно отозвался Болт.
   - Есть одно дельце. Надо посмотреть кое за кем.
   - Кто он? Банкир, промышленник?
   - Нет. Просто одноклассница.
   - Не даёт, что ли? - хохотнул парень справа. Синдзи узнал его - тот самый тип, который клеился к Рэй во время их недавнего визита.
   - Наоборот.
   - Ну и чем ты недоволен?
   - Я не знаю ни кто она, ни откуда она.
   - Ну и что? Я в твои годы уже второй раз трипак лечил. И тоже непонятно от кого.
   - Не в том дело. Она взялась непонятно откуда и сразу нацелилась на меня. Мне это не нравится.
   - Думаешь, подстава? - сощурился тот, что сидел слева.
   - Уверен. И я хочу знать, на кого она работает. Предупреждаю сразу: девочка не простая. И наверняка работает на серьёзных людей. Так что...
   - Ничего себе дела в школах творятся, - парень слева удручённо покачал головой с уморительно-серьёзным выражением на круглой физиономии. Остальные, кроме Синдзи и бригадира, засмеялись.
   - Сколько платишь? - прервал веселье Болт.
   Синдзи вытащил из кармана две пачки купюр, перехваченные банковскими лентами.
   - Здесь - две тонны зелени. Сделаете дело - получите ещё четыре.
   За столом стало тихо. Бандиты выжидательно смотрели на бригадира.
   - Есть проблема. Наши стволы.
   - Обломайтесь. Нехрен было ими размахивать где попало.
   - Так не пойдёт.
   - Парни, не борзейте. Но, если не согласны - так и скажите. Других найду.
   Бандиты не отрывали взглядов от бригадира.
   - А если отстреливаться?
   - От девчонки? Не смеши меня.
   - Ты же сам говорил - работает на серьёзных людей.
   Синдзи на миг задумался.
   - Ну, хорошо. Добудете хоть какой-то результат - будет видно, что к чему. Если что, оружие я вам достану.
   Болт замолчал, оценивая условия сделки. Впрочем, Синдзи был уверен - они не откажутся. Похоже, парни действительно остались без иены и были рады любому случаю заработать. Тем более им сейчас предлагали внешне простую и прибыльную работёнку.
   - Лады, по рукам, - наконец проронил Болт. - Но учти - мы берёмся не столько из-за денег, сколько из-за просьбы Пирата Мануэля.
   - Не вопрос, - отмахнулся Синдзи.
   Повинуясь жесту бригадира, двое потеснились, освобождая место для заказчика. Болт открыл банку пива, остальные радостно последовали его примеру.
   - Как зовут объект? Как выглядит, где живёт?
   - Киришима Мана. Учится в первой средней школе, второй "А". Где живёт - неизвестно, - Синдзи извлёк мобильник. - Фотографии вот. Блютус на телефоне у кого-нибудь есть?
   Блютус был у всех, и они защёлкали кнопками, передавая снимки с телефона на телефон.
   - А ничего так девочка, - ухмыльнулся давешний ловелас. - Я бы за такую подержался.
   - Лоликон? - Синдзи брезгливо поморщился.
   - Я имел в виду - когда подрастёт, - не смутился бандит.
   - Ладно, у меня мало времени. Встретимся завтра, здесь же, примерно в это же время плюс-минус час.
   - Эй, тебя как зовут-то? - спохватился бригадир.
   - Можете называть меня "Навигатор". Вам всё равно, а мне привычно.
   - Ясно. Меня зовут Болт. Эти трое - Ваха, Валет и Кира. Эти - Твист и Шумахер. Да, и телефончик оставь - мало ли что.
   - Мой телефон может быть на прослушке, так что лучше не звоните.
   - Всё равно оставь. На экстренный случай. И домашний тоже - если что, позвоню из автомата.
   Синдзи взял из подставки салфетку и написал на ней свои номера.
   - Всё, я ушёл, - Синдзи поднялся с места и направился к выходу.
   Чтобы не шокировать хозяина, он поднялся на улицу. Охранник на входе озадаченно смотрел ему вслед.
  
   Один из дочерних миров. 13 октября 2015 (Проверка "жучков". Бандиты, первые результаты)
   Утренняя смена в секторе внутренней безопасности NERV началась, как обычно. В одной из комнат три оператора - две женщины и один мужчина - не спускали глаз с установленных вдоль стен мониторов, наблюдая за "подопечными" пилотами. Впрочем, смотреть было особенно не на что.
   Пилоты Икари и Аянами мирно спали в своих кроватях. Сорью Аска, как обычно, проснулась раньше остальных. Бодрая и энергичная, она уже вышла из ванной и теперь расчёсывалась перед зеркалом в своей комнате.
   Закончив процедуру, Аска привычным движением закрепила на голове клипсы нейросенсоров, которые она приспособилась использовать вместо зажимов для волос. Мурлыкая под нос незамысловатый мотивчик, Сорью отошла от зеркала и подбросила в воздух массивный пластмассовый гребешок. Поймав его, она повторила этот трюк, но на этот раз, похоже, немного не рассчитала - судя по тому, как дёрнулось изображение, гребешок попал в люстру, на которой была закреплена скрытая камера. Аска успела поймать свой снаряд и подошла к люстре - осмотреть, не повредила ли.
   Внезапно Аска насторожилась, её взгляд сделался серьёзен и внимателен. Казалось, она смотрит с монитора прямо на оператора. Недолго думая, она подтащила к люстре стул и залезла на него. Монитор заполнило лицо второго пилота не в фокусе. Потом изображение дёрнулось, ушло в сторону и исчезло. Вмонтированный в розетку микрофон донёс до ушей наблюдателя негодующий вопль Аски. Оператор немедленно переключилась на камеру в коридоре.
   На мониторе было отчётливо видно, как взбешённая Сорью, держа двумя пальцами вырванную "с мясом" камеру, выскочила из комнаты. Оператор взяла телефон и набрала номер. Долгое время трубку никто не брал, затем послышался сонный женский голос:
   - Алло! Какого чёрта?
   - Капитан Кацураги? Это стационарный пост наблюдения номер два. Кажется, у нас проблема...
  
   Денёк выдался скучным и длинным, и теперь, сидя перед телевизором, Икари Синдзи коротал время за просмотром вечерних новостей.
   Аска сдержала слово - утром она "случайно нашла" у себя в спальне непонятный предмет, выяснила его предназначение и постаралась устроить скандал. Скандала, впрочем, не вышло - камеру изъяли, пообещали разобраться, и на том всё закончилось. То есть на квартиру Аски заявились три субъекта в тёмных очках, но, по её словам, только для того, чтобы вместо обнаруженной камеры установить новую - в другом месте.
   Вывод напрашивался сам собой - за ними следит NERV. Более того - им не доверяют. Ведь если бы речь шла просто об охране, как предполагала Аянами, пилотов как минимум предупредили бы о "жучках" в их квартирах.
   Внимание Синдзи снова привлёк телевизор. Ведущий криминальной хроники увлечённо комментировал кадры уличных съёмок - отчаянно лавируя в потоке машин, по городу неслась изрешечённая пулями красная "Мазда". Синдзи мысленно согласился с диктором - водитель вёл машину мастерски. Преследовавшая "Мазду" серая "Тойота" тоже не отличалась приверженностью правилам, но явно уступала сопернице в мастерстве водителя. Буквально на втором повороте "Тойота" отстала, сбавила скорость и затерялась в паутине второстепенных улиц.
   Городской телефон зазвонил сразу после того, как диктор попросил связаться с полицией всех, кто что-нибудь знает о происшествии.
   - Алло!
   Синдзи немного удивился - кому могло понадобиться звонить на этот номер? Родители на работе и вернутся поздно. Аска и Рэй звонят на мобильный.
   Трубка молчала.
   - Алло! - повторил Синдзи. - Я вас слушаю!
   - Есть проблемы, - ответил телефон голосом Болта. - Надо встретиться.
   Раздались короткие гудки.
   - Вы ошиблись номером, - запоздало ответил Синдзи и мысленно выругался - не могли потерпеть до завтра? Подумав, он немного остыл - Болт и его парни не похожи на паникёров и, если они позвонили, у них наверняка есть серьёзные основания для этого. Во время вчерашней встречи они ещё не могли сказать ничего путного ни о Киришиме, ни о её окружении, поэтому следующую встречу решили провести через два дня. И вот - пожалуйста! Судя по всему, парни вышли на след. И то, что они нашли в конце следа, им явно не понравилось.
   Синдзи неторопливо, работая на камеру, снял рубашку и забросил её в ванную. Потом нашёл мобильник и подключил к нему наушники. Остановился прямо под камерой в коридоре и защёлкал кнопками, просматривая плейлист. Удовлетворённо кивнув, прошёл в ванную комнату, закрыл за собой дверь и открыл воду.
   Меньше чем через минуту обутый в резиновые шлёпанцы Синдзи вышел из перехода на плоской крыше дома, в подвале которого расположился "Ориноко". Регулярные появления из туалета, рассудил Синдзи, будут слишком уж подозрительными. Прыжки с крыши и обратно в этом смысле тоже не лучший вариант, но их, если увидят, можно будет объяснить какой-нибудь супер-пупер-техникой ниндзюцу. Он ощупал пространство в глухом дворике внизу. Никого. Ряд пустых машин на стоянке, одна из которых зачем-то закрыта брезентом, не в счёт.
   Памятуя о камере наблюдения в тамбуре "Ориноко", Синдзи приземлился у самой стены - так, чтобы не попасть в объектив. Он постучал в дверь и полез в карман за визиткой Риверы. Её, однако, предъявлять не пришлось - похоже, охранник запомнил его в лицо и потому пропустил без лишнего звука.
   Сегодня в баре было накурено меньше обычного. Или Синдзи просто успел привыкнуть. Он приветливо помахал бармену, и тот кивнул в ответ, не отрываясь от процесса протирки стаканов.
   Твист и Шумахер привычно подвинулись, освобождая место. Бандиты старались сохранять невозмутимый вид, но Синдзи чувствовал, что они взвинчены и растеряны.
   - Что случилось? - он остался стоять.
   - Выйдем, - предложил Болт, и его бригада засобиралась к выходу.
   Синдзи пожал плечами и зашагал вслед за ними по ступенькам.
   На улице он повторил вопрос.
   - Так что случилось?
   - Сейчас увидишь, - невнятно отозвался Болт, направляясь к закрытой брезентом машине. Он кивнул Шумахеру, и тот движением фокусника сорвал импровизированное покрывало.
   Изрешечённая пулями красная "Мазда". Та самая.
   Синдзи тихо присвистнул и обошёл машину кругом. Сильнее всего пострадали корма и правый борт.
   - Это ещё хорошо, что я литую резину поставил, - похвастался Шумахер. - Иначе бы всё - кранты.
   - Рассказывайте, - потребовал Синдзи.
   Слово взял Болт.
   - Вчера она ушла от нас в метро. Сегодня мы подготовились заранее - двое ждали её внутри на станции, остальные, как обычно, в машинах. Она вышла на окраине старого блока, зашла в кафе "Орхидея". Там она встретилась с каким-то типом.
   - Что за тип? Фото сделали?
   - А как же! В кафе они сидели минут пятнадцать, потом разошлись. Парень сел в машину, девчонка пошла к озеру. Мы разделились - Шумахер поехал за парнем, остальные повели девчонку. В общем, где она живёт - мы выяснили.
   - Адрес! И фотографии тоже.
   Болт усмехнулся.
   - Не так быстро. Сначала деньги.
   - Главное было узнать, на кого она работает, - напомнил Синдзи. - Выяснили?
   Бандиты молчали.
   - Рассказывай дальше, - потребовал он.
   - Ну, вот. Шумахер, значит, поехал за тем парнем. Провёл его за Мотохаконе, и в низине между Футагоямой и Бункоямой его попытались перехватить. Он сделал разворот на сто восемьдесят и рванул обратно.
   - Как он сумел? Там же совсем узкая дорога.
   - Ну так на то он и Шумахер.
   - Они сразу начали стрелять?
   - Нет, - ответил Шумахер. - Сначала мне просто перекрыли дорогу, но от тех я оторвался. Думал - всё, ушёл. А вот хрен там - у Токио-3 меня встретили другие, и вот эти начали стрелять. Короче, всё фигня - сделал и тех, и этих. Машину вот только жалко. Может, придумаешь что, а, босс?
   - Да, "босс"! - саркастически подхватил Болт. - Придумай что-нибудь! Сначала без оружия нас оставил, теперь без машины! Может, у нас ещё что лишнего осталось? Ты не стесняйся, "босс"!
   - Ладно, не ссать! Что-нибудь придумаю.
   - Да ну! Новую машину выкатишь?
   - Не ссы, я сказал! Давайте все вниз, а я тут кое-что порешаю. Как разберусь с делами - скинете мне на мобильный всё, что накопали.
   Бандиты молча смотрели на бригадира.
   Синдзи достал телефон и набрал номер Аски. Долго ждать не пришлось.
   - Привет, Син! Чего надо?
   - Да вот - сижу в ванной, музон слушаю. Бетховен, девятая симфония. Обалденная штука. Попробуй!
   - В ванной, говоришь? - насторожилась Аска, - Что, прямо сейчас и попробовать?
   - А чего тянуть?
   Болт открыл было рот, но Синдзи прижал палец к губам и жестом указал всем на дверь под вывеской "Ориноко". Он повернулся к бандитам спиной и Болт, оскорблённо хмыкнув, направился в бар. Остальные потянулись следом.
   Из телефона послышался слабый шум набираемой в ванную воды.
   - Ну, я готова, - сообщила Аска, - Девятая, говоришь?
   - Ага, - Синдзи нажал отбой и подождал, пока закроется дверь бара. Одним прыжком взлетел на крышу и сориентировался в пространстве. Открыл переход в ванную Сорью, расположив окно на потолке, чтобы не зацепить ничего вокруг.
   - Ненавижу такие фокусы, - недовольно пожаловалась Аска, вылетая из перехода. - Тут верх, там бок - голова кружится.
   - Это пока без привычки.
   - Ладно, что у тебя тут?
   - Я нанял кое-каких парней, чтобы последить за Киришимой. Сегодня они пошли за парнем, с которым она встречалась, и их машину обстреляли.
   - Ого.
   - Вот. Поможешь починить?
   Сорью капризно надула губки.
   - Аска, ну, пожалуйста. Не бросать же всё на полпути.
   - Они хоть что-нибудь выяснили?
   - Да. Только давай не сейчас. Времени и так в обрез. Завтра в школе расскажу, идёт?
   - Ладно, идёт. Где машина?
   - Внизу. Там сейчас никого, но на всякий случай - меня они знают, как Навигатора.
   - Тебя? "Навигатор"? Ой, мамочки, какие мы грозные! - Аска захихикала.
   - Чем меньше они знают, тем лучше, - Синдзи был совершенно серьёзен, и это немного охладило Аску.
   - Ладно. Если что, я - Вторая, - она кивнула в сторону дворика. - Веди.
   Они спрыгнули вниз, прошли к стоянке и у машины нос к носу столкнулись с Шумахером. Тот держал в руках кусок брезента, явно собираясь прикрыть им свою "Мазду". При виде Аски он расплылся в игривой улыбочке.
   - Ты что здесь делаешь? - строго спросил Синдзи. - Я же сказал - всем вниз.
   - Да я это... машину накрыть. Не ровен час, увидит кто.
   - Не нужно.
   - А это кто? - он буквально лапал Аску вожделеющим взглядом.
   - Спец по материаловедению.
   - Ух, ты! Какая хорошенькая! Девушка, хотите покататься? С ветерком, по ночным улицам! Гарантирую незабываемые ощущения!
   Аска окинула его с головы до ног брезгливым взглядом и повернулась к Синдзи.
   - Си... э-э-э... сильно же его колбасит! Слушай, Навигатор, а это, случайно, не тот козёл, который к Первой клеился?
   - Э-э-э... ну... в общем, да.
   - Ясно. Успокой своего дурачка, иначе я сама его успокою, - она подошла к машине и провела ладонью по её борту - там, где шёл ряд пробоин от автоматной очереди.
   - Слышь, ты! - бандит явно решил обидеться.
   - Уймись, Шумахер, - Синдзи встал у него на пути и серьёзно посмотрел в глаза. - Марш вниз!
   Бандит беспомощно моргал, глядя ему за спину.
   - Ой. Как это... - он вытянул руку, показывая на машину.
   Пробоин не стало. Там, где только что шёл ряд аккуратных отверстий с облупившейся краской по краям, теперь сияла красной эмалью ровная полированная поверхность.
   - Син... тетика, блин! Убери его! - Аска требовательно ткнула пальцем в потерявшего дар речи Шумахера.
   Синдзи подхватил его за ремень и аккуратно отбуксировал к дверям.
   - Всё! Дуй вниз, когда закончим - позову.
   Шумахер очумело покивал, не отводя взгляд от "Мазды", вокруг которой, время от времени касаясь её ладонью, ходила Аска.
   Проводив окончательно обалдевшего водителя, Синдзи вернулся к машине.
   - Слушай, там, - он обернулся и показал в сторону бара, - камера наблюдения. Постарайся без спецэффектов, ладно?
   - Сама вижу. А ты что - уходишь?
   - Да. Надо собрать кое-что. Я ненадолго.
   Он отошёл к стене и взлетел на крышу.
  
   Несмотря на спешку, вернуться удалось только через пятнадцать минут. Синдзи прислушался - внизу, во дворе, бушевала Аска.
   - Ты мне ещё за "козу" ответишь, уродец! Тебе мама в детстве не рассказывала, что такое "вежливость"? Значит, я сейчас расскажу! Ты меня надолго запомнишь, поросёнок!
   Вздохнув, Синдзи оставил на крыше хлопчатый вещмешок цвета хаки и пластиковый пакет с логотипом "Camel" на боку. Внизу все были заняты конфликтом, поэтому его стремительного спуска никто не увидел.
   Бандиты стояли полукругом, не решаясь что-либо предпринять. В центре стояла Аска, привычно уперев руки в бока и сверху вниз разглядывая голову Болта. Именно голову - бригадир по самую шею ушёл в асфальт, ставший вдруг неожиданно рыхлым и податливым, и, насколько мог судить Синдзи, продолжал медленно погружаться.
   - Ну, что у вас опять?
   Бандиты вскинули головы, Аска развернулась к нему.
   - Явился наконец! Имей в виду - больше я для этих придурков ничего делать не буду! Пусть свои проблемы решают сами! Не умеют себя вести - пусть лапу сосут!
   - Хорошо, хорошо! - Синдзи примирительно выставил вперёд ладони. - Успокойся, солнышко!
   - И не называй меня "солнышком"! - взорвалась Аска. - Первую "звёздочкой" называй, понял?!
   Она обернулась, обвела тяжёлым взглядом молчаливый полукруг бандитов. Болт успел уйти в землю по самые ноздри, но на этом его погружение остановилось. Аска шумно выдохнула и поманила пальцем Шумахера.
   - Эй, ты! Как тебя там... Иди сюда! - почти нормальным голосом скомандовала она. Тот по широкой дуге обогнул бригадира, опасливо косясь в его сторону, и приблизился к Сорью.
   - Смотри, - Аска кивнула в сторону "Мазды". - Я тут с двиглом поиграла - жрать теперь будет больше, но и бегать быстрее.
   - Насколько быстрее? - деловито уточнил Шумахер. Похоже, этот парень забывал обо всём на свете, как только речь заходила о машинах.
   - Раза в два, - небрежно ответила Аска.
   - Ого.
   - Ну, и ещё кое-что по мелочи - бронированные стёкла и корпус, полный привод...
   Сорью перечисляла нововведения, которые она успела внести в машину, и Синдзи вдруг понял - ей это нравится. Была ли причиной тому ностальгия или природная склонность Аски к точным наукам и технике, но она явно соскучилась по любимой работе.
   - Всё понял? - Аска испытующе смотрела на Шумахера.
   - Ага, - он не сводил с машины влюблённого взгляда.
   - Молодец, - она обернулась к Синдзи. - Всё, я закончила. Домой.
   - Что, прямо здесь? Слушай, э-э... Вторая, давай хоть отойдём в сторонку, что ли.
   Аска фыркнула и одним прыжком оказалась на крыше. Мысленно чертыхнувшись, Синдзи последовал за ней.
   - Ну вот ты и обзавёлся собственной бандой, - с непонятной грустью сказала она, глядя на открывающийся портал.
   - Аска, спасибо! Ты меня выручила! - с чувством поблагодарил её Синдзи.
   - Перестань! - раздражённо отмахнулась она и нырнула в переход.
   - Э... А как же Болт? Может, отпустишь?
   - Уже! - донеслось из портала. - Закрывай быстрее - сквозит!
   - Аска, спасибо! - повторил Синдзи и закрыл переход.
  
   Мрачный Болт повёл плечами - кажется, освободились. Прочие бандиты торопливо откапывали его из асфальта, превратившегося вдруг в крупный чёрный песок. Подождав ещё немного, он рывком высвободил руки и выбрался из песчаной ямы. Оглядев себя, бригадир рассвирепел окончательно - мстительная Аска превратила его одежду в неподдающиеся ремонту живописные лохмотья.
   Мелькнула неуклюжая тень, и прямо перед ним опустился Навигатор с пакетом и вещмешком в руках. Вот кто сейчас ответит ему за всё! Болт ринулся в атаку.
   Он бил противника, не жалея сил, вкладывая в удары всю ту злобу, страх и разочарование, что скопились в нём за последние дни. Любым из таких ударов можно было сделать инвалидом кого угодно. Даже вполсилы Болт отправлял на татами в нокаут любого соперника. Но не этого.
   Пацан даже не шелохнулся. Тяжело дышащий Болт остановился, чувствуя, как мелко дрожат отбитые о мальчишку кисти рук. Тот мягко улыбнулся.
   - Что, устал? - поставил на землю багаж и выпрямился. - Значит, теперь моя очередь.
   Никто не увидел удара, но подвздошье бригадира скрутило болью, конечности ослабли, воздух, как из спущенного шарика, вышел наружу и не желал возвращаться обратно. С глухим стоном Болт согнулся пополам и опустился на землю.
   - Погуляйте, ребята, - сухо сказал Синдзи. - Нам тут потолковать надо. Без свидетелей.
   Бандиты неуверенно переглянулись. Шумахер пожал плечами и двинулся в бар, остальные, оглядываясь, поплелись следом.
  
   Сидели недолго - буквально через несколько минут к ним подошли унылый Болт, в пляжном халате и шлёпанцах, и Синдзи с вещмешком за спиной и пакетом в руке. Бригадир метнул в подчинённых тяжёлый взгляд, и те поспешно освободили им привычные места.
   - Вот. То, что просили. - Синдзи развязал вещмешок и поставил на стол.
   Кира первым вытащил тёмно-серую коробку.
   - Что это? - поинтересовался Валет, открывая такую же.
   - "Strike One", - Кира уже вертел в руках матовый чёрный пистолет с надписью кириллицей "Стриж" на правом боку затворной рамы. - Классная машинка, не хуже моего "Глока". А то и получше.
   - Почему?
   - Усиленный патрон, пробивает все лёгкие броники. К тому же к ним в комплекте идут фонари и лазерные прицелы. В коробке вон лежат.
   - Нормуль! - Твист засунул пистолет за пояс. - А патроны к ним ещё есть?
   - Нет, - Синдзи развёл руками. - Только то, что в комплекте - две обоймы.
   - Ну и хватит, - проворчал Ваха. - Мы же не на войну идём?
   - Проблемы? - раздался знакомый голос. - Никак - разборки решили учинить?
   - Нет, что вы, Ривера-сан, - Синдзи обернулся. - Всё в порядке!
   - Стрельбы не будет, - поддержал его Болт. - Парни, прячьте стволы.
   Синдзи залез в жёлтый пластиковый пакет, извлёк из него пачку перехваченных лентой долларов и протянул их хозяину.
   - Это вам за беспокойство. Не волнуйтесь, пожалуйста. Мы совсем тихие.
   Ривера, приподняв бровь, окинул Синдзи и компанию оценивающим взглядом. Принял деньги и проворчал:
   - Ладно. Чтобы без шума.
   - Конечно, Ривера-сан!
   Подождав, когда хозяин вернётся к стойке, Синдзи достал из пакета несколько пачек денег и положил на стол.
   - Вот. Здесь восемнадцать тонн. На нормальную хату и вообще на расходы. Сделаете дело - получите ещё сорок.
   Бандиты неуверенно переглядывались, время от времени бросая алчные взгляды на кучу денег. Синдзи достал телефон.
   - Вы говорили - сделали какие-то фотографии? Давайте сюда.
   Болт мотнул головой Кире и тот, достав телефон, торопливо защёлкал по клавишам.
   Получив собранную информацию, Синдзи поднялся, чтобы уйти. Он старался действовать, как можно скорее, но всё равно с момента входа в ванную прошёл почти час. Наблюдатели могли насторожиться.
   - Э-э-э... босс... - Шумахер прокашлялся и чуть более уверенно продолжил. - Насчёт ваших девочек...
   - Забудьте о них, - жёстко приказал Синдзи. - Считайте, что их нет. Ляпнете где-нибудь лишнее - я из вас первый печень достану. Пока этого не сделали другие... любознательные.
   - Да это-то понятно, - замахал ладонями Шумахер. - Я не о том.
   - А о чём?
   - Знаете, я тоже частенько гуляю сразу с несколькими. Но сделать так, чтобы они называли друг друга по номерам... - Шумахер расплылся в широкой улыбке. - Босс, вы - мой кумир!
  
   Долгое время сидели молча. Угрюмый Болт ушёл в свои мысли, и бандиты не решались беспокоить бригадира. Наконец тот встряхнулся и обвёл подельников хмурым взглядом.
   - Что делать будем? - спросил он, не обращаясь ни к кому конкретно.
   Шумахер даже немного растерялся - мнением бригады Болт интересовался не каждый день. Разве что в особо важных случаях, которые решали всю их дальнейшую судьбу. Впрочем, сейчас и был как раз такой случай.
   - Валить отсюда надо, - тут же отозвался рассудительный Ваха, как будто только и ждал, когда его кто-нибудь спросит. - Деньги есть, стволы тоже, машины на ходу. Чего ещё?
   Шумахеру это предложение не понравилась. То есть умом он понимал, что Ваха прав и встревать в игру неизвестных и при том немалых сил равносильно самоубийству. С другой стороны, расстаться с потрясающей цыпочкой, которая способна творить умопомрачительные вещи с машинами, было просто выше его сил.
   - Так что - сбежим, поджав хвост? - как бы размышляя про себя, спросил он.
   - Западло, - поддержал его Кира - известный пурист в вопросах чести и знаток неписаного кодекса якудза. - Сделаем заказ - и тогда на все четыре стороны.
   - Тем более, что тут делов на три дня, - подключился Валет. - А бабла получим вдвое.
   - Всё равно, - не сдавался Ваха. - Покойникам деньги ни к чему. Помните - неделю назад тут целая война была? А эти малолетки - видали, как они по крышам прыгают? Или как эта рыжая с пацаном Болта сделали? Вы думаете, враги у них слабее?
   Шумахер затаил дыхание - упоминать позор бригадира Вахе не следовало. Одно из двух - или сейчас кто-то огребёт, или Болт заставит всех остаться. В любом случае он не даст повода усомниться в своей храбрости. Чтобы потом говорили, будто он сбежал от детишек? Ни за что!
   Всё прошло по второму сценарию. Правда, не так прямолинейно, как ожидал Шумахер.
   - Ну, а ты что скажешь? - Болт кинул косой взгляд на последнего из них, который до сих пор молча сидел в углу, явно исповедую принцип "Иногда лучше жевать, чем говорить".
   - А мне что? - пожал плечами Твист. Надул шарик жвачки, лопнул его, слизнул с губ и закончил. - Мне пофиг. Я как все.
   - Ясно. Значит, остаёмся, - подытожил Болт. - По-быстрому вычислим этих придурков, получим бабки и двинем дальше на север.
  
   Изначальный мир. 1 сентября 2016 (Кобэ. Новая школа)
   - Знакомьтесь - наш новый ученик, - классный руководитель сделал широкий жест в сторону стоящего у доски паренька. - Он раньше жил в Токио-3, но теперь будет жить и учиться у нас.
   - Здравствуйте, - новичок взял в руки мел и написал на доске своё имя. Потом сделал вежливый полупоклон в класс. - Икари Синдзи. Приятно познакомиться.
   - Вопросы есть? - обратился учитель в класс. - Нет? Ну и хорошо.
   Его проинструктировали свести к минимуму все вводные процедуры и как можно скорее ввести новенького в привычный ритм жизни.
   - Есть! Есть вопрос, Гато-сенсей! - в классе поднялись несколько рук.
   - Ну, что у тебя, Мацумото? - недовольно спросил учитель.
   - Икари-сан, а это правда, что в Токио-3 проводились сражения с пришельцами? - выпалила симпатичная девчонка из среднего ряда.
   - Ну, ходили какие-то слухи, - неопределённо отозвался Синдзи.
   - Что значит - "слухи"? - возмутился парень с "камчатки". - Ты там жил или как?
   - Когда объявлялась тревога, все спускались в убежища, - Синдзи припомнил тот единственный раз, когда сам был в таком. - Могу рассказать, как оно выглядит изнутри.
   - Фу-у, - презрительно сморщился парень.
   - А правда, что там использовались гигантские боевые роботы?
   Рэй на фоне лунного диска и силуэт Евы-00 за ней. "- Я просто обязана. - Кому? Отцу? - Не только. Всем людям". Синдзи встряхнул головой, отгоняя воспоминание.
   - Ты чего? - встревожился учитель.
   - А? Нет, ничего, - Синдзи слабо улыбнулся. - Я слышал что-то такое.
   - Ну-у, какой ты, - расстроилась Мацумото. - Ничего не знаешь, ничего не видел.
   - Так! - учитель легонько хлопнул в ладоши. - Чего пристали к человеку? Не видите - стресс у него. Пообвыкнется - поговорите. А пока не досаждайте. Икари, вон там свободное место, будет твоим.
   Место у окна было тем же, на котором сидела Рэй в их школе Токио-3, подперев подбородок рукой и безучастно глядя на улицу.
   - Икари, - словно сквозь вату донёсся до него голос учителя.
   - А? Извините, - Синдзи выдохнул и попытался улыбнуться. Это не удалось.
   - Извините, - тихо повторил он в класс. - Нервы ни к чёрту.
   Опустив голову, он поплёлся на место. В классе стояла мёртвая тишина.
  
   На перемене к нему подошёл давешний парень с "камчатки".
   - Привет! - он протянул ладонь и представился. - Мураками Кано.
   - Очень приятно, Мураками-сан, - Синдзи пожал протянутую руку.
   - Ой, да брось ты! Давай без формальностей. Просто Кано! Извини, что я так вначале...
   - Ничего, пустяки.
   - Ну, вот и отлично! Пойдём, школу покажу!
   - Эй, Мураками! Ты куда новенького тащишь? - поинтересовалась девчонка, которую учитель называл Мацумото.
   - На тёмную сторону силы, конечно, - немедленно отозвался Кано. - Это Мацумото Нацки, староста класса, - пояснил он Синдзи. - Особа умная, но вредная. Допроситься списать - всё равно что денег у скупого одолжить.
   - Тебе учитель что сказал? - не отступала Мацумото. - "Не доставать новенького"!
   - Успокойтесь, всё хорошо, - вмешался Синдзи. - А школу мне и так хотелось посмотреть.
   - Вот! - торжественно объявил Кано и потащил его из класса. - С остальными потом познакомишься.
   Школа изрядно преобразилась по сравнению с тем, какой её запомнил Синдзи в первое посещение. До сих пор в её коридорах и классах ощущался слабый запах свежей краски, а кафельные поверхности сияли новизной и свежестью. Мураками непрерывно болтал, изображая из себя штатного экскурсовода: "Посмотрите налево, посмотрите направо". Синдзи невольно улыбался - Кано оказался неплохим парнем, весёлым и свойским.
   Навстречу по коридору шли трое. Вокруг них, как вокруг хищников в африканской саванне, мгновенно образовывалась пустота. Умолкали разговоры, девчонки прижимались к стенкам, парни отводили взгляды и тоже стремились убраться с дороги троицы.
   Шедший впереди предводитель - высокий ухоженный парень, высокомерно посматривающий по сторонам - внезапно остановился.
   - Кто такой? - надменно спросил он у Синдзи.
   - Наш новенький, - ответил за него Кано.
   - Не тебя спрашивают, Мураками, - с тихой угрозой прошипел коренастый парень слева от предводителя.
   Синдзи смотрел в пол. Н-да. А ведь какой мирной казалась эта школа на первый взгляд!
   - Ой, Маэда-сан, да оставь ты его! - зачастил Мураками предводителю. - Он только недавно из Токио-3 перевёлся, у него и так нервы в хлам, он чуть не расплакался, когда его о прошлой школе спросили!
   - И чё? - рыкнул крепкий парнишка справа от Маэды.
   - А то, что учитель запретил его доставать, пока не оклемается.
   Не говоря ни слова, Маэда протянул руку и приподнял подбородок Синдзи. Тот отшатнулся и упёрся в стену. Отбросил руку оппонента в сторону и буркнул:
   - Отвали!
   - Плакса, говоришь? - недоверчиво процедил Маэда.
   - Что здесь происходит? - раздался голос классного руководителя.
   - О! Гато-сенсей! - обрадовался Мураками. - А я тут новенькому школу показываю! Ну, пошли в класс, а то на урок опоздаем!
   Он схватил Синдзи за локоть и потащил за собой. Не говоря ни слова, троица хулиганов развернулась и двинулась дальше, не обращая ни малейшего внимания на учителя, словно тот был пустым местом.
   - Кто это был? - спросил Синдзи у Кано, когда они уже были в классе.
   - Маэда Такеро из параллельного. Жуткий тип. Не связывайся с ним.
   - Почему?
   - Эти трое перевелись сюда в этом году. В первом триместре они избили Аоки из их класса. Парень оказался в больнице.
   - И что?
   - И ничего! Он, оказывается, напал на них первым! Их трое, он один - кому поверят?
   - По всякому бывает. Опять же, родители могут шум поднять.
   - То-то и оно. Родители Аоки молчат.
   - Почему?
   - Запугали, наверное. Понимаешь, отец Маэды - самый крутой гангстер в округе. Причём хитрый и осторожный - когда по всей стране бандитов ловили, он как-то отсиделся и уцелел. Сейчас стало помягче, и он стал главой всех якудза в городе. А его сын, Такеро, теперь творит всё, что хочет, и никто ему слова сказать не может. Наследник клана и всё такое. Он только с Мацумото вежливый.
   - С нашей старостой, что ли?
   - Ага, с ней. Каждый раз, как повстречаются, такого джентльмена из себя изображает - упасть-не-встать!
   - Почему? Нравится, что ли?
   - Нет, конечно. То есть это я так думаю. Дело в том, что её отец - префект полиции округа. Так что он или уважительность к врагу демонстрирует, или и вправду клинья подбивает. Ну, ты понимаешь - полезное знакомство, то-сё...
   - И что - этого якудза никто поймать не может?
   - А чего ловить-то? Его особняк все знают. Только ведь просто так человека не посадишь, а доказательств нет. И свидетелей тоже. Такие дела, - Кано хлопнул Синдзи по плечу. - Ладно, не заморачивайся. Просто не ссорься с ними.
   - Поживём - увидим, - мрачно ответил Синдзи.
   Мураками внимательно посмотрел на него.
   - Самоубийца?
   - Нет. Кстати, ты ему сказал, что я чуть не расплакался - это что, правда так выглядело?
   - Типа того. Ну и приукрасить не мешало - иначе бы тебя прямо там отделали.
   Прозвенел звонок. То есть теперь это был не звонок, а мелодичный сигнал вроде тех. которые звучат на вокзалах при объявлении посадок.
   - Кстати! - оживился Кано. - У тебя с учёбой как? А то у меня тут с домашкой завал...
   - С учёбой у меня плохо, - честно признался Синдзи. - То есть когда-то я неплохо учился, но последний год приходилось много пропускать. Так что буду навёрстывать.
   - Встать! - скомандовала староста, и Мураками метнулся на место. - Поклон! Сесть!
  
   Председатель растерянно вертел в руках кредитную карточку "VISA platinum".
   - Подработка? - недоверчиво уточнил он.
   - Именно, сэр, - подтвердил Робертсон. - С пяти до девяти - разнорабочий на складах "Kobe marine industries".
   - Он там что - бочки таскает? Впрочем, с его способностями он и линкор унесёт без проблем.
   - Нет. В его обязанности входят уборка территории, иногда - фасовка и погрузка малогабаритной продукции. Ящики с консервами, в основном.
   - И много ему платят?
   Робертсон пожал плечами:
   - Смотря с чем сравнивать. Во всяком случае, на еду и жильё ему хватает. Сведений о поломках банкоматов пока не поступало.
   - Где он поселился?
   - Оплаченный номер в отеле, который мы приготовили, он игнорирует. Так же, как и кредитку. Снял квартирку, по сути - комнатку, на первом этаже в старом доме, где живут в основном студенты-ронины и китайские гастарбайтеры.
   Председатель раздосадованно крякнул:
   - М-да! Вот как прикажете с таким договариваться?
   - Подождём немного. Успокоится - поговорим. В чём проблема?
   - В том, что у нас не так уж много времени. И в том, что он презирает богатство и роскошь.
   Глянув на недоумевающего Робертсона, председатель пояснил:
   - Долг, честь, совесть, порядочность, убеждения - это то, что мешает деньгам на пути к власти и то, что деньги пытаются уничтожить в первую очередь. Вот скажите, если вам предложить миллиард, вы бы согласились работать против меня, ООН или своей страны?
   - Нет, - ответил майор после короткой паузы.
   - Вы на секунду задумались. О чём?
   - Представил себе ситуацию. Я никогда не думал о такой возможности. Но, если бы это было правдой... идти против себя, действовать во вред своей стране... нет.
   - Долг, честь, порядочность, - председатель кивнул. - Будь вы другим, Джек, вы бы никогда не работали со мной. Парадокс - чем большими финансами распоряжаются люди, тем больше они ценят тех, кто неподвластен зову денег.
   - Но совсем уж без денег тоже нельзя, - возразил Робертсон.
   - Разумеется! Голод укрощает и львов! Проблема в том, что с нашим парнем это не сработает. Мы не сможем подавить его волю нуждой и не заставим изменить убеждений.
   - Мы можем попробовать внушить ему. Окружение, друзья, средства массовой информации, наконец.
   - Можно. На людей, у которых не развито критическое мышление, это действует. Так уничтожались целые страны. Но у Протектора сформировался устойчивый комплекс недоверия, спасибо генералу Ямадо, - председатель тяжело вздохнул. - Что там у вас ещё?
   - Как и было решено, мы не стали оснащать его квартиру и школу аппаратурой наблюдения, - продолжил Робертсон.
   - Всё правильно. Он же нас прямо предупредил, что не потерпит этого.
   - Мы бы могли использовать нестандартные решения, которые неспециалист просто не сможет обнаружить.
   - Джек, я даже боюсь представить, что будет, если он вдруг случайно найдёт что-нибудь. То, что он ведёт себя прилично и мы всегда знаем, где он - уже достижение.
   - Какое будет следующим?
   - Сделать так, чтобы он говорил с нами напрямую, а не через директора Такахаши. Кстати, о переговорах. Состояние второго дитя, похоже, стабилизировалось. Вы готовы?
   - Так точно, - кивнул Робертсон. - Завтра я вылетаю в Германию.
  
   Изначальный мир. 5 сентября 2016 (Наследник клана якудза)
   Синдзи стоял на заднем дворе школы, ожидая Маэду Такеро, который назначил ему здесь встречу на большой перемене. Глухая стена с одной стороны, мусорные контейнеры с другой и кусты по сторонам полностью скрывали это место от глаз постороннего наблюдателя. Синдзи повернулся к стене и запрокинул голову. На обнесённой сеткой-рабицей крыше, кажется, никого нет. Очень хорошо.
   Маэда появился не один, а в сопровождении обоих "телохранителей". Впрочем, ничего другого Синдзи и не ожидал.
   - Чего надо? - неприветливо спросил он.
   Маэда не ответил. Он не торопясь подошёл к Синдзи и встал напротив. "Телохранители" зашли с боков.
   - Чего надо? - повторил Синдзи.
   Предводитель сделал знак, и двое с боков отработанным движением завернули руки Синдзи за спину. Стоявший справа взял его за волосы и приподнял голову.
  
   В дверь директорского кабинета постучали. Такахаши Сабуро оторвался от журналов успеваемости и поднял голову.
   - Войдите!
   В кабинет протиснулся Мураками Кано - неплохой парень, хоть и не самый образцовый ученик.
   - Чего тебе?
   - Там, - Мураками кивнул в открытое окно. - Икари.
   - Что - "Икари"? - насторожился директор. Он не очень хорошо представлял себе, какие силы стоят за новеньким, но оперативность, с которой были выделены средства и проведён ремонт школы, внушала уважение. Ему очень не хотелось терять такого ученика.
   - Его Маэда с дружками на задний двор вызвали.
   Дело принимало скверный оборот. Когда полгода назад Маэда поступил в их школу, Такахаши надеялся на финансовую помощь школе со стороны его отца - богатого бизнесмена и, как поговаривали, босса местного клана якудза. Нет, школа не находилась в бедственном положении, но ведь всегда найдётся что-нибудь, что требует немедленного ремонта или улучшения.
   Увы, надежды на помощь со стороны семейства Маэда не оправдались, но зато их теневая деятельность проявилась во всей красе. Вместе с Такеро в школу поступили двое отпетых забияк и хулиганов. Они терроризировали школьников, дерзили учителям, и при этом связи Маэды-старшего не давали ничего с ними сделать - комиссии не находили в их поведении ничего предосудительного, полиция вязла в юридическом болоте, которое разводили адвокаты, запуганные жертвы предпочитали молчать.
   Директор решительно поднялся из-за стола.
   - Идём!
   По дороге из учительской был выхвачен классный руководитель Синдзи. К сожалению, отсутствовал физрук, который по совместительству вёл клуб фехтования.
   - Они точно там? - на всякий случай уточнил директор, торопливо следуя за Мураками по школьному двору.
   - Точно, - уверенно отозвался тот.
   Они завернули за угол и застыли. Икари там не было. Двое дружков Маэды лежали на асфальте. Один был уже мёртв - на это указывали неподвижное тело и неестественно вывернутая шея. Второй был ещё жив, но говорить уже не мог. Он был перепачкан кровью и неуклюже возился на земле, пытаясь хотя бы сесть. Он посмотрел на подошедших круглыми от ужаса глазами и попытался что-то сказать. Из его рта плеснуло новой порцией ярко-алой крови, он неловко завалился на бок, перевернулся на спину и затих.
   Самого Маэду буквально размазало по торцевой стене школы. Красный след тянулся по бетону вбок и наискосок вниз, обрываясь у самого асфальта бесформенной грудой останков.
   - Гато-сенсей, вызывайте полицию, - приказал Такахаши классному руководителю.
   Тот вздрогнул, закивал и потянулся за телефоном.
   - Впрочем, не надо полицию, - спохватился директор. - Я сам позвоню, куда следует. Мураками, тебе что, нехорошо?
   - Что-то меня мутит. Извините, - белый, как мел, Кано поспешно отошёл в сторону.
  
   Оказавшись на крыше, Синдзи огляделся. Две девчонки стояли чуть поодаль и обсуждали что-то животрепещущее. Они были настолько поглощены беседой, что не видели ничего вокруг. Синдзи смутно припомнил обеих - кажется, из второго "Б". Одна из них заметила его и наклонилась поближе к уху подружки. Услужливый ветерок донёс вполголоса сказанное: "Смотри, это тот плакса из третьего А".
   В другое время он бы оскорбился или расстроился, услышав такое, но сейчас подобная репутация была как нельзя более кстати. Синдзи прижал палец к губам и показал вниз на улицу. Он подождал, когда девчонки приблизятся, и таинственно прошептал:
   - Там что-то странное.
   Снедаемые любопытством подружки прислушались. Внизу было тихо. Наконец тишину прорезал голос директора:
   - Гато-сенсей, вызывайте полицию.
   После короткой паузы он одумался:
   - Впрочем, не надо полицию. Я сам позвоню, куда следует. Мураками, тебе что, нехорошо?
   - Что-то меня мутит. Извините, - судя по голосу, Кано действительно чувствовал себя неважно.
   - Что там происходит? - прошептала одна из подружек.
   Синдзи пожал плечами.
   - Если бы я сам знал... Пошли отсюда, а то ещё в какую-нибудь историю вляпаемся.
   Он не спеша направился в класс и перед дверями с табличкой "3-А" встретил бледного Мураками.
   - Ты чего такой? Как будто призрака увидел.
   - Ты?! - Кано отшатнулся. - Ты где был?
   - На крыше, а что?
   Синдзи вошёл в класс, Кано двинулся за ним.
   - Нет, ничего, просто... Тебя же Маэда на задний двор вызывал?
   - Ага. Только я не пошёл. Пусть побесится. Кстати, ты его не видел?
   - Лучше бы не видел.
   - Злой?
   - Мёртвый.
   - Ничего себе! Ну, так ему и надо. Ладно, обедай, а я пока погуляю.
   - А ты чего?
   Синдзи смущённо улыбнулся.
   - Бенто забыл.
   - Возьми мой. А то у меня что-то весь аппетит пропал.
   Через окно было видно, как въехали в ворота и покатили в сторону заднего двора три чёрных микроавтобуса.
  
   Изначальный мир. 8 сентября 2016 (Якудза. Манька Магдарина)
   Уроки закончились. Синдзи и Кано одновременно вышли со школьного двора и двинулись по улице.
   - А ты почему ни в какой клуб не запишешься? - поинтересовался Мураками.
   Сам Кано отнюдь не был фанатом клубной деятельности. Синдзи был уверен, что причиной тому были разгильдяйство нового знакомого и элементарная лень.
   - У меня подработка.
   - Нормально. А где?
   - В порту, на складах.
   - Круто. Так ты, типа, докер?
   - Ну, можно и так сказать, - скромно ответил Синдзи. Он не стал уточнять, что большую часть времени на работе проводит в компании швабры и метлы.
   - Знаешь, тут возле школы крутились какие-то типы, - вспомнил Мураками. - Всё выспрашивали. Про Маэду, про тебя.
   - Странно, что не было полиции.
   - Ты просто не в курсе, - Кано снисходительно посмотрел на приятеля. - Это дело отдали под юрисдикцию какой-то другой организации. Они, кстати, приезжали тогда - почти сразу после того, как мы нашли Маэду с дружками. Те, кто их видел, говорят - вылитые "люди в чёрном".
   - Интересно.
   - Самое интересное не это, - Кано понизил голос. - Родители убитых получили уведомление о несчастном случае на дороге - якобы они упали с моста. А у нас на заднем дворе вообще никаких следов не осталось. Ребята ходили посмотреть - как будто и не было ничего.
   - Н-да. И от них бывает польза, оказывается, - констатировал Синдзи.
   Мураками не успел уточнить - от кого "от них" и что за "польза", как у тротуара затормозила чёрная "Тойота". Рядом возникли двое крепких бритых парней.
   - Слышь, ты, - обратился один из них к Синдзи, - босс хочет поговорить. Поехали.
   - А ты вякнешь что-нибудь лишнее - из-под земли достану, - пригрозил второй оробевшему Кано, который молча смотрел, как заталкивают в машину его приятеля.
   "Тойота" сорвалась с места, и Кано выхватил мобильный телефон. Он быстро набрал "911", потом вдруг остановился. Посмотрел в сторону заднего двора, проводил взглядом удаляющуюся машину и медленно, одну за другой, стёр цифры набираемого номера.
  
   Синдзи втолкнули в кондиционированную прохладу огромного кабинета в европейском стиле. Или, может быть, правильнее было бы назвать его маленьким залом. Сидящий за внушительным письменным столом сухощавый господин в дорогом костюме неторопливо изучал какие-то бумаги. Судя по всему, это был Маэда-старший - хозяин как усадьбы, так и вытянувшихся по бокам бритых громил.
   Хозяин ещё некоторое время шелестел бумагами. Синдзи терпеливо ждал, время от времени поглядывая на циферблат старинных напольных часов. Опаздывать на работу не хотелось.
   Наконец Маэда отложил в сторону последний лист и ощупал гостя внимательным оценивающим взглядом.
   - Подойди.
   Синдзи приблизился и попутно прислушался к своим ощущениям. К некоторому своему удивлению, он отметил полное отсутствие страха или волнения. Были азарт игрока и спокойная, незыблемая уверенность в себе.
   - Рассказывай, - ледяным тоном предложил хозяин.
   - Что?
   - Что ты сделал с моим сыном?
   - Исправил ошибки воспитания.
   Синдзи пошёл напролом. Ему надоело. Он порядком устал от подобных интонаций, ситуаций и людей.
   - Ты... - Маэда не ожидал такого ответа и на миг вышел из равновесия. - Ты понимаешь, с кем говоришь?
   - Ага. С вором и убийцей, слетевшим с нарезки от безнаказанности. И сынуля у тебя был таким же. За что и поплатился.
   Маэда втянул ноздрями воздух и медленно выдохнул. Мягко улыбнулся.
   - Имей в виду, малыш, этот дом вдалеке от города и полиции тут не бывает. Но зато здесь есть маленький подвальчик, в котором отличные специалисты учат вежливости зарвавшихся щенков. Правда, не все щенки переживают их педагогические методы.
   Он закурил тёмно-коричневую сигарету с белым ободком у фильтра и выпустил клуб сизого дыма.
   - Мы навели о тебе справки. У тебя остались знакомые в Токио-3, и они обладают некоторым весом. В другое время я бы предпочёл подружиться с ними. Но ты убил наследника клана. А за такое прощения нет.
   Тихо раскрылась дверь, и в кабинет шагнул одетый с иголочки молодой человек - видимо, секретарь хозяина.
   - Прошу извинить, Маэда-сан, - он согнулся в подобострастном поклоне. - Это насчёт парня. Только что звонил префект полиции.
   - И что? Ты должен был сказать, что парень вышел за городом и мы не знаем, где он.
   - Он ничего не спрашивал, босс. Он просто просил передать, что полиция не будет вмешиваться.
   - Как это мило с его стороны, - хозяин кабинета откинулся на спинку кресла. - Что он хочет взамен?
   - Простите, босс, он просил передать это не вам.
   Маэда нахмурился.
   - А кому?
   Секретарь показал взглядом на Синдзи.
   - Ему.
  
   Председатель положил трубку телефона.
   - Префект любезно согласился помочь нам, - пояснил он присутствующим. - Картинка со спутника готова?
   - Да, - Рицко пробежала пальцами по клавиатуре, и на большом демонстрационном экране появилось изображение загородной виллы Маэды.
   - Прекрасно. Всё остальное?
   - В полной готовности, - отозвался Робертсон. - В воздух подняты беспилотные разведчики, на место выдвинулась агентура с аппаратурой наблюдения. Мы вели этих парней с момента выезда за город, - он усмехнулся, - если бы они знали, что за ними наблюдают сотни человек во всех мыслимых диапазонах, у них бы случился актёрский спазм.
   Председатель поморщился.
   - Доктор Акаги, вы уверены, что всё это необходимо?
   Рицко пожала плечами.
   - Если вы правы, то у нас есть шанс пронаблюдать и понять механизмы действия Протектора.
   - Смотрите, вот они! - прервал их Кляйн.
   Небо было чистым, и на экране были хорошо видны пять фигур, которые вышли из въехавшего на территорию виллы автомобиля. Оставив машину у входа, пятёрка направилась в дом.
   Председатель посмотрел на часы.
   - Ждём.
   Ждать пришлось около пятнадцати минут. Ракурс на большом экране сместился - спутник наблюдения ушёл слишком далеко от цели и его сменил другой.
   Внезапно изображение на миг "поплыло". Причём не всё, а только его участок, ограниченный забором виллы Маэды. Резкость восстановилась, но территория виллы теперь представляла собой ровную, без единого выступа, поверхность. Облачка пыли отмечали стоявшие здесь когда-то строения. Рицко даже привстала с места и подалась к экрану, стараясь не пропустить ни малейшей подробности.
   - Он там, в центре! - воскликнул председатель.
   Протектор действительно был там. Он висел в воздухе над останками главной усадьбы, и на фоне поднявшейся пыли его было плохо видно. Но в косых солнечных лучах крылья оставляли хорошо заметную тень.
  
   Синдзи на всякий случай прощупал пространство вокруг и обнаружил пустоту под главным зданием. Должно быть, это и есть тот самый подвальчик, о котором говорил Маэда. И, похоже, в нём кто-то есть.
   Переместиться в подвал было делом секунды. Глаза моментально приспособились к полумраку подвала. Несколько аварийных ламп на аккумуляторах давали достаточно света, чтобы осветить длинный коридор, вдоль которого с обеих сторон располагались бурые металлические двери. На каждой двери красовался номер и каждая была оснащена небольшим закрывающимся окошком. Синдзи удивлённо присвистнул. Собственная тюрьма, надо же!
   Он вскрыл одну из дверей и замер на пороге. В центре камеры висела, подвешенная за руки, хорошенькая молодая женщина. Она была полностью раздета и Синдзи мельком подумал, что, окажись на его месте Мураками или Судзухара, они, наверное, умерли бы от счастья. Его самого, однако, ситуация нисколько не трогала. Ну, висит себе в пустой камере связанная тётка. Ну, красивая, да. Ну, голая. И что?
   Голубые глаза пленницы широко распахнулись. Синдзи, в свою очередь, озадаченно пялился на неё.
   - Ты кто такая?
   - Сзади! - вскрикнула она.
   Синдзи не успел среагировать, и на его голову обрушился удар резиновой дубинки. Он даже не обернулся. Охранника отбросило назад, его голова с неприятным хрустом сделала несколько оборотов и отделилась от тела. В потолок ударила тугая струя артериальной крови.
   - Ты кто? - повторил Синдзи.
   - Манька! - торопливо ответила она, посмотрела круглыми глазами на тело охранника и судорожно сглотнула. - Не убивай. Я же тебе всё-таки помогла.
   - Это имя или фамилия?
   - Имя. Фамилия - Магдарина. Я из Иркутска. Город такой в России, слышал?
   Синдзи повёл крыльями. Узел на руках Маньки распался, словно рассечённый бритвой. Она мягко приземлилась на пол, её руки плетьми обвисли вдоль тела.
   - Вот суки! - пожаловалась она, безуспешно пытаясь пошевелить конечностями. - Ненавижу!
   - Ты что здесь делаешь, Магдарина-сан?
   - Можно просто "Манька". Вообще-то я Мария, но для друзей просто Манька.
   - Ты туристка? Почему ты здесь?
   - Да вот, приехала на заработки. Сказали - нужно в баре у шеста танцевать. Ну, я-то не против. Фигурой бог не обидел, танцую тоже хорошо. Язык знаю - родилась и жила здесь, когда отец в посольстве работал. Он и мать потом погибли во время Второго удара. В общем, приехала. А тут отобрали документы, заперли в каком-то вонючем сарае и вперёд - клиентов обслуживать.
   - Что значит - обслуживать?
   - Ты что, маленький? Совсем не понимаешь?
   - А, ты в этом смысле, - смутился он.
   - Вот. А потом оказалось, что нам и денег не заплатят. Вообще, представляешь? Ну, я подождала, пока ихний главный с обходом придёт, высказала ему всё, что думаю. А потом ещё и по лысине утюгом заехала. Потом охрана прибежала, я ещё кому-то врезала. А потом меня электрошокером вырубили. Козлы.
   - Понятно. А сюда тебя зачем?
   - Казнить собрались.
   - Как это?
   - А так! Сжечь заживо. Они так делают иногда - по ночам, в соседнем крематории. Приводят знакомых провинившегося, чтобы видели, самого приматывают проволокой к носилкам - и в путь!
   - Жуть.
   - А то!
   В коридоре что-то слабо пискнуло.
   - Что это? - насторожился Синдзи.
   - Часы у охранника, - пояснила Манька. - Тут же всё, как в настоящей тюрьме. Подъём, отбой, кормёжка.
   - Чёрт! - Синдзи хлопнул себя по лбу. - Я опаздываю!
   - Куда?
   - На работу!
   - Понятно. Всевышний не любит опозданий?
   Синдзи задумался. Если оставить здесь Маньку - неизвестно, когда до неё доберутся спасатели. И доберутся ли вообще? Частная тюрьма - это не то, что принято выставлять напоказ. Об этом подвале никто не знает, вход наверняка замаскирован, да и завал наверху получился знатный.
   Время поджимало, поэтому он сосредоточился и открыл переход в свою комнатку.
   - Что это? - Манька опасливо разглядывала колыхающиеся границы окна.
   - Прыгай.
   - Куда?!
   - Вперёд! Времени нет, быстрее!
   Манька глубоко вздохнула и неловко прыгнула в переход. Синдзи немедленно последовал за ней.
   Гостья огляделась и поморщилась.
   - Что, не нравится? - осведомился Синдзи.
   - Нет, просто руки отходят. Болят, заразы. Там, где нас держали, было хуже. А где это мы?
   - В моей квартире.
   - А как мы сюда попали?
   - Не твоё дело. Слушай: я отправляюсь на работу, а ты остаёшься здесь. Веди себя тихо. Никто не должен знать, что ты тут. Особенно в таком виде. Я вернусь, тогда решим, что с тобой делать. Всё ясно?
   - Всё!
   Синдзи замолчал и замер, прикрыв глаза. Развалины главной усадьбы Маэды вздрогнули и просели ещё на несколько метров.
  
   Вернулся он поздним вечером, нагруженный пакетами с одеждой и провизией. По пути домой ему пришло в голову, что после тюремного рациона его гостье наверняка захочется чего-нибудь вкусненького.
   Манька встретила его в весьма странном одеянии - сверху на ней была надета белая футболка Синдзи, снизу же она завернулась, как в юбку, в его широкое банное полотенце. Футболка для неё была тесновата, а полотенце не столько скрывало, сколько выгодно подчёркивало линии фигуры.
   - Вот, - Синдзи протянул Маньке пакет с одеждой. - Примерь. Если не подойдёт, я ещё найду.
   Вместе с дополнительными расходами на ужин одежда окончательно выбивала его из бюджета. Но, если подумать, это были чрезвычайные обстоятельства, которые вполне оправдывали чрезвычайные же способы их решения.
   - Не надо ничего искать, - тихо возразила Манька.
   - Почему? - удивился он.
   - Я хочу отблагодарить тебя, - загадочно ответила она.
   - Как? Зачем? Глупости!
   - Ну, ты мне всё-таки жизнь спас. А благодарить мне тебя, извини, больше нечем, - она легонько хлопнула себя по бёдрам. - Двигай в душ. И не бойся, Манька-сенсей плохому тебя не научит.
   - Да ладно, - Синдзи попытался замаскировать смущение небрежной интонацией, - Чему ты вообще можешь научить?
   - Кто, я?! Да у меня, если хочешь знать, чёрный пояс по сексу! Покажу пару трюков - ни одна девка не бросит, - она топнула ногой, отчего её обтянутые белой тканью груди забавно подпрыгнули, и требовательно ткнула пальцем в сторону санузла. - В душ!
   Синдзи вздохнул. Комбинация фигуры Мисато и характера Аски была настроена решительно, и воевать с ней не хотелось совершенно. Впрочем, как и тащиться на ночь глядя по магазинам. Пришла спасительная мысль - он прямо сейчас отправит её домой. Ну, то есть, не прямо сейчас - сначала надо принять душ и переодеться. Сегодня на склады доставили замороженную рыбу в брикетах, работы выпало порядком, и желание понежиться в струях тёплой воды и смыть с себя рыбную вонь перевешивало всё остальное.
   - Ладно, - он поднял руки в жесте капитуляции. - Потом поговорим. Можешь пока что-нибудь приготовить.
   Но понежиться так и не удалось. Он только успел смыть шампунь с головы, как сзади щёлкнула дверь в тесную душевую кабинку.
   - Ты чего? - смутился он. - Занято, не видишь?
   - Не волнуйся, - промурлыкала Манька, - Я просто потру тебе спинку.
   Она завозилась. Синдзи краем глаза увидел, как упала в бельевую корзину белая футболка и следом за ней - широкое банное полотенце. На спину легли мягкие ладони.
   Неожиданно вспомнилась Рэй. "- Нужно тереть. - А я что делаю? - Ты гладишь." Почему-то стало невыносимо стыдно. Синдзи упрямо замотал головой. К чёрту! Катитесь все к чёрту! А он будет делать то, что хочет!
   Манька прижалась к нему. Её ладони, которые только что нежно массировали спину, скользнули на грудь, переместились на живот, ещё ниже...
   - Не прячь крылья, - шепнула она ему на ухо.
  
   Председатель Киль ещё раз мысленно прошёлся по плану, который предложила Акаги Рицко.
   - Неплохо. Так и сделаем. Я берусь уговорить префекта. Но вы уверены, что нужно обойтись, так сказать, без фанфар и цветов?
   - Уверена. Синдзи всегда был достаточно замкнутым мальчиком. Значит, его социализацию тоже следует начинать постепенно. Тем более - проведённую им акцию никак нельзя назвать полностью легальной. Так что никаких фанфар.
   - Логично. Согласен, - председатель посмотрел на часы. - Всем отдыхать. Детали обсудим завтра утром.
  
   Они лежали на уложенных рядом футонах. Окружённый хороводом ночных мотыльков уличный фонарь светил, казалось, прямо в окно, и в комнате царил приятный полумрак. Синдзи лениво поводил крыльями, и Манька подумала, что сейчас он особенно похож на хорошенького падшего ангелочка.
   - Когда вернёшься домой - что будешь делать? - спросил он.
   - Ну, не знаю... - Манька даже немного растерялась. Последнее время она не задумывалась о будущем - проблемой было просто выжить. Потом рассмеялась.
   - Замуж выйду! Главное, чтобы муж был каким-нибудь бизнесменом. Чтоб с деньгами и не алкаш, вот. Детишек рожу. Если будет мальчик - назову Сергей, девочку - Софья.
   - Нравятся эти имена?
   - Да. К тому же оба начинаются на "С". Как "Синдзи".
   - Спасибо.
   - Это тебе спасибо, глупый. Если бы не ты...
   - А если твой муж узнает, кем ты здесь работала?
   - Ерунда. Если человек современный - поймёт. К тому же, если разобраться, вся жизнь так устроена. Всё нормально.
   - Как это?
   - А так! Парни оплачивают подарками и ресторанами доступ к своим девушкам. Содержанки обменивают секс на деньги и услуги своих любовников. Даже домохозяйки - и те, если подумать, так же расплачиваются с главами семейств. Весь мир так устроен, весь! Я тебе точно говорю!
   Синдзи молчал, переваривая информацию. Точка зрения Маньки показалась ему не слишком убедительной, но заставила взглянуть на жизнь под неожиданным углом. Внезапно промелькнувшая мысль обеспокоила его.
   - Слушай, я насчёт детей... Это ничего, что мы не предохранялись?
   Манька беспечно махнула рукой.
   - Ничего. Я по срокам прикинула - всё должно быть в порядке.
   - А как это - по срокам?
   - У, как всё запущено. Ладно, слушай...
  
   Изначальный мир. 9 сентября 2016 (Журнал об Аске. Визит префекта)
   В классе с утра царило оживление. Все живо обсуждали вчерашнюю телепередачу. Синдзи телевизор не смотрел - во-первых, ему было неинтересно, во-вторых, просто некогда.
   К нему подошёл Мураками Кано с глянцевым журналом в руках.
   - Ну, что скажешь? Смотрел?
   - Что?
   - Ну, ты даёшь! Вчерашний выпуск "Людей планеты"! Я сегодня даже журнальчик с ней раздобыл!
   - С кем? Извини, я не смотрю телевизор.
   - Темнота! Ладно, гляди, а то так и помрёшь в невежестве!
   Кано хлопнул на стол перед приятелем свежий номер "Аэра".
   - На халяву достался, - похвастался он. - Видишь - уголок загнут. Вот продавец его мне за так и отдал.
   С глянцевой обложки на Синдзи смотрела, развернув крылья, счастливая Сорью Аска Лэнгли.
   - На развороте посмотри, - посоветовал Кано. - Там она во весь рост. Бомба, а не девочка! Наша ровесница, между прочим.
   Синдзи раскрыл журнал. Аске были посвящены несколько богато иллюстрированных страниц.
   Аска на фоне дома. Аска в своей комнате с книгой. Аска с родителями. Аска в кокетливом фартучке за плитой. Аска задумчивая, Аска грустная, Аска смеющаяся. И на развороте - Аска в позе фотомодели на высоком табурете. Всё в высшей степени целомудренно, прилично и очень эффектно. Да уж - что-что, а преподнести себя Аска всегда умела. И тут она развернулась вовсю.
   Статья описывала "крылатую валькирию" - укротительницу стихий, спасительницу людей, надежду и опору человечества. Синдзи пробежался взглядом по тексту. Оказывается, за последние несколько дней Аска успела укротить проснувшийся вулкан в Исландии, развеять тайфун в мексиканском заливе и предотвратить несколько техногенных катастроф по мелочи. В помощь ей была предоставлена гиперзвуковая авиация миротворцев ООН, и теперь она могла со скоростью три-четыре Маха перемещаться по всему миру - от одной зоны бедствия к другой.
   - Улёт, скажи? - благоговейно выдохнул Кано.
   - Ты просто её характер не знаешь, - мрачно отозвался Синдзи.
   - Ой, да ну тебя! У такой милашки характер просто обязан быть золотым!
   Синдзи не успел ничего сказать, как в класс под аккомпанемент звонка вошёл учитель.
   - Встать! - скомандовала староста, и Кано, схватив журнал, метнулся на место. - Поклон! Сесть!
  
   Учебный день шёл своим чередом, и школьники уже предвкушали большую перемену на обед. Синдзи захватил сегодня из дома несколько бутербродов с колбасой и сыром - на покупку полноценных бенто не хватало средств, а готовить сегодня было совершенно некогда. Ускорение времени не спасало - как показала практика, старая электропроводка в доме не выдерживала броска мощности от плиты.
   - Смотрите, кто к нам идёт, - раздался сзади девичий голос.
   Все дружно выглянули в окна. Сидящие в глубине класса даже привстали, чтобы лучше всё видеть. По школьному двору уверенно шагал плотный мужчина в полицейской форме. Фуражка с козырьком не давали как следует разглядеть его лицо из расположенной на верхнем этаже классной комнаты. Зато отсюда были хорошо заметны большие звёзды на его погонах.
   - Нат-тян, это твой отец, - добавил тот же голос. Кажется, он принадлежал Исиде Саюри. Она, староста и Накано Кейко были троицей неразлучных подружек - бойких, смешливых и языкастых.
   Синдзи насторожился. Он бросил короткий взгляд на старосту. Она сидела прямая, с непроницаемым выражением лица. Ему вдруг пришло в голову, что она тоже чувствует себя не в своей тарелке и, как ни странно, это открытие немного успокоило его.
   Учитель хлопнул в ладони.
   - А ну-ка, тише! До конца урока ещё десять минут!
   Он повернулся к доске и продолжил прерванную на полуслове запись. Класс нехотя взялся за ручки и тетрадки. Но не прошло и двух минут, как в открывшейся двери показался директор Такахаши. Он и учитель перебросились вполголоса парой фраз, и директор поманил к себе Синдзи.
   - Икари-кун, выйди на минутку.
   В полной тишине Синдзи поднялся с места и вышел в коридор.
   - Префект хочет сказать тебе несколько слов, - сказал директор, когда за ними закрылась дверь в класс.
   - Каких? Где он?
   - Не знаю. Он ждёт тебя на первом этаже, в вестибюле. Говорит, что не хочет привлекать лишнего внимания.
   В вестибюле учитель физкультуры искал место на стенде объявлений для графика школьных соревнований по кэндо.
   Не молодой, но явно поддерживающий себя в хорошей физической форме мужчина окинул Синдзи серьёзным изучающим взглядом.
   - Я - префект полиции округа, Мацумото Ичиро. Моя дочь, Нацки, учится вместе с тобой.
   - Да, я об этом уже слышал. Что вам от меня нужно?
   - Я просто проезжал мимо. Решил зайти, поблагодарить.
   - Не за что. Я вам помог случайно.
   Префект еле заметно поморщился.
   - Не то чтобы помог... Лучше было бы собрать доказательную базу и посадить их всех лет на триста. А теперь - доказательств нет, свидетелей кот наплакал, куда они трупы девают - и то неизвестно.
   - Они их сжигают, - ответил Синдзи. - В соседнем крематории.
   - Откуда знаешь? - насторожился префект. Он покосился на учителя физкультуры, выглянул сквозь стеклянные двери наружу и кивнул в сторону выхода.
   - Прогуляемся?
   Они вышли во двор и медленно побрели к воротам.
   - Слышал их разговоры, - соврал Синдзи. Он не хотел рассказывать о Маньке полицейскому. Да и не только ему - вообще никому. Она была тёплым солнечным зайчиком, невзначай скользнувшим по его жизни. И ему казалось, что выставить этот зайчик напоказ означает погасить его, сделать холодным, мёртвым.
   Они встретились вчера и расстались сегодня под утро. Синдзи высадил Маньку прямо в её комнату в квартире, где она жила вместе с бабушкой. Расставание вышло быстрым и сумбурным - как, впрочем, и всё их знакомство. И теперь, вспоминая Маньку, Синдзи испытывал к ней тёплые чувства симпатии и благодарности - за её уроки, за энергию и оптимизм, даже за саму мимолётность их знакомства.
   - И ещё я слышал, что иногда они устраивали там показательные казни, - добавил он, чтобы сменить тему.
   - Вот уроды.
   - Угу. Вы нажмите на хозяина крематория. Если что, припугните мной. Скажите, что я им тоже хочу заняться.
   - Может и не испугаться. Якудза - парни не робкие.
   - Тогда я им и в самом деле займусь. Я его самого в печь затолкаю.
   Префект замялся.
   - Спасибо. Но мы, наверное, как-нибудь сами. Больше ничего не слышал?
   - Нет. Извините.
   - Всё равно неплохо. Какой-никакой, а след. Благодарю.
   Они пожали друг другу руки и префект, вежливо козырнув, удалился. Синдзи развернулся обратно и замер. На него смотрели изо всех окон школы. Он был словно на сцене. Для полноты картины не хватало только микрофона, софитов и, главное - кулис, за которые можно тихонько удалиться.
  
   - Ну, рассказывай! - потребовал Мураками.
   На большой перемене парту Синдзи обступили одноклассники, и Кано был их негласно выбранным "парламентёром".
   - Что? - изобразил лёгкое недоумение Синдзи.
   - Всё рассказывай! - напористо скомандовала Накано Кейко. - О чём вы с отцом Нацки говорили? Что вообще происходит?
   - Накано-сан, ты полегче, - попытался остудить её пыл Мураками. - У него же нервы.
   - Какие нервы?! - возмутилась Кейко. - Это у нас у всех нервы! Ты вспомни - Маэда Такеро вызвал его поговорить, и через пять минут умер! Что это, по-твоему?
   - Совпадение.
   - Да? А теперь с ним ручкается сам префект полиции. А вчера вечером, между прочим, на вилле Маэды был несчастный случай - там вообще никого в живых не осталось! Мне Нацки сказала!
   - Вчера после уроков его похитили люди Маэды, - некстати припомнил Кано.
   - Вот! - торжествующе воскликнула Кейко. - Колись, Икари, что там у вас было?!
   - Да ничего не было! И никто никого не похищал, - Синдзи смущённо потеребил кончик носа. - Проехались немного, меня спросили, что я знаю, что слышал.
   - И..? Дальше что?
   - Да ничего, - Синдзи почесал бровь. - Они высадили меня за городом - и всё! Я из-за них чуть на работу не опоздал!
   Кейко подозрительно сощурилась.
   - Ты всех нас что - дураками считаешь?
   - А ты меня кем? Джоном Рэмбо? На, потрогай, - он согнул руку в локте и напряг бицепс.
   Накано замешкалась, и вместо неё за дело взялся Мураками.
   - Н-да. Жидковато, - объявил он во всеуслышание, потыкав пальцем в руку Синдзи.
   - Притворяется, - буркнула Кейко.
   - Не притворяется. Хочешь - сама проверь.
   Проверить взялись ещё несколько "экспертов". После краткого консилиума они пришли к выводу, что - да, такой человек разнести в одиночку банду Маэды никак не мог.
   - Всё равно, Икари, мы будем следить за тобой. Правда, Нацки? - обратилась она к подруге.
   Не проронив ни слова, староста отвела взгляд.
  
   В отличие от Робертсона, доктор Акаги Рицко во время докладов не пользовалась ни электронными, ни отпечатанными на бумаге тезисами. Её абсолютная память позволяла ей обходиться без этих костылей человеческого разума.
   - Таким образом, процесс социализации третьего дитя можно считать успешным, - продолжала она. - На это же указывает тот факт, что Синдзи поддерживает приятельские отношения со своим одноклассником Мураками Кано. Кроме того, наблюдатели отмечают осторожный интерес к Протектору со стороны старосты класса, Мацумото Нацки.
   - Пресечь, - быстро сказал председатель.
   Сбитая с толку Рицко растерянно моргнула.
   - Прошу прощения..?
   - Пресечь, - с нажимом повторил председатель.
   Майор Робертсон с интересом ожидал продолжения. Дитрих Кляйн молча перебирал бумаги на столе.
   - Но, послушайте... - Рицко пребывала в замешательстве, но не теряла надежды убедить шефа в своей правоте. - Нам ведь нужно ввести его в рамки, так? А для этого нужно как-то успокоить его, поднять самооценку, повысить ощущение социальной значимости. А что может быть лучшим лекарством для мужского самолюбия, чем женщина?
   Киль скептически хмыкнул.
   - Это смотря какая.
   - Но с нашими финансовыми и техническими возможностями мы бы легко могли подобрать нужную кандидатуру и... э-э-э... убедить её помочь нам.
   - Не сметь!
   - Сэр, предложение вполне разумное, - вступился за подругу майор. - У нас есть причины, чтобы не делать этого?
   Киль молчал. Робертсон дал себе слово, что, когда станет большим начальником, тоже будет проводить совещания в больших противосолнечных очках.
   - Причины есть, - нарушил тишину голос Кляйна. - Они стары и банальны, как сам этот мир, и...
   - Хватит! - рявкнул председатель и стукнул по столу кулаком. Все вздрогнули от неожиданности.
   - Джек, доктор Акаги, просто выполняйте мои указания и не задавайте лишних вопросов! Вы всё поняли?
   - Так точно, - ответил майор за обоих.
   - Прекрасно. Что с нашим планом, Джек?
   - Работает. Сегодня утром по цепочке из киоскёра и Мураками Кано мы проинформировали Протектора о высоком социальном статусе Ментора. Следующим шагом должна стать помощь, которую Протектор окажет людям.
   Председатель скептически покачал головой.
   - Они собирались уничтожить весь наш мир - не забыли?
   - Наши психологи считают, что третье дитя всё ещё не преодолело свою мизантропию, - поддержал шефа Кляйн.
   - Вот именно поэтому он поможет не столько всему человечеству, сколько конкретным людям. Для начала.
   Председатель на миг задумался.
   - Хорошо, так и сделаем, - он обвёл взглядом окружающих. - Теперь последнее и главное - Матриарх. Вам удалось установить её местонахождение?
   Робертсон отрицательно покачал головой, Кляйн повторил его жест.
   - Доктор Акаги, вчера поступило сообщение об очередном исцелении. Вы его проверили?
   - Очередная пустышка, - кратко отозвалась Рицко. - Я на всякий случай уточню лично, но девяносто девять процентов за то, что это пустышка.
   Вчерашняя информация не была пустышкой. Она была достоверной, как и в трёх из четырнадцати предыдущих сообщений.
  
   Один из дочерних миров. 15 октября 2015 (Второй бой. Казаки-разбойники. Лилит)
   Мобильные телефоны зазвонили одновременно у четверых, прямо посреди урока. После начала турнира телефоны во втором "А" не отключали никогда. Более того - всех обязали никогда с ними не расставаться, а тем, у кого мобильников не было, их срочно купили.
   Мисато всё поняла сразу, даже не видя имени абонента.
   - Кацураги на связи.
   - Тревога, - раздался голос Фуюцки. - Код - красный. Первую тройку на выход.
   Мисато посмотрела в класс. Аянами, Икари и Сорью растерянно глядели на неё - так же, как она, держа в руках телефоны и прислушиваясь к словам диспетчеров.
   Мисато кивнула на дверь.
   - Вы трое - бегом собрались и на выход. Машины на стоянке внизу. Чёрный минивэн и две легковые сопровождения. Там увидите. Остальные тоже собирайтесь, выезжаем следом за ними.
   Аска первой сгребла в портфель свои принадлежности и метнулась к дверям. Синдзи и Рэй бросились следом. Из коридора донёсся стремительно удаляющийся дробный топот.
   - Какова обстановка? - уточнила Мисато у замдиректора.
   Класс, против обыкновения, собирался быстро и тихо, стараясь не пропустить ни одного слова командира.
   - С северо-востока движется объект. Излучение в синей области спектра. Ожидаемое время прибытия - час. Объявлена эвакуация в префектурах Тиба и Токио. Через десять минут начнётся эвакуация в префектурах Канагава и Шизуока - вам хватит времени, чтобы к этому времени прибыть в штаб-квартиру. Военные рассчитывают перехватить апостола над старым Токио, это может дать нам дополнительные десять-пятнадцать минут.
   В классе раздался ещё один звонок. Мисато вскинула голову. Чёрт! Ещё одна проблема, о которой она совершенно забыла.
   - Фуюцки-сан, что делать с новой ученицей? У неё ведь нет пропуска.
   Киришима, необычно напряжённая и сосредоточенная, пыталась вполголоса возражать по телефону невидимому собеседнику:
   - Но я ведь не смогу! Я же... Да, конечно...
   - Выписать на неё пропуск? - предложила Мисато в трубку.
   - Слишком долго. Можете передать её в другой класс?
   - Я попробую.
   - Нет-нет! - вскрикнула Киришима в телефон. - Не надо!
   Мисато нахмурилась - обычно весёлая и жизнерадостная Мана была растеряна и подавлена. Чёрт возьми, да она чуть не плачет! Что могло довести её до такого состояния?
   - Я всё поняла! Я иду! - Киришима сложила телефон и умоляюще посмотрела на учительницу. - Кацураги-сенсей! Извините, пожалуйста, но я не смогу поехать с вами. Меня сейчас заберут папины сослуживцы. Извините.
   - Она говорит, что её сейчас заберут коллеги родителей, - передала Мисато начальнику.
   - На ваше усмотрение, - тут же отозвался он. Как всякий бюрократ, Фуюцки был не против спихнуть ответственность на кого-нибудь другого.
   Мисато кивнула Киришиме, и та пулей выскочила за дверь.
   - Что первая тройка? - поинтересовался Фуюцки.
   - Сейчас выедут, - ответила Мисато, через окно наблюдая за тем, как первое трио стремглав несётся через двор к воротам. Там, привлекая их внимание, уже машут руками агенты сопровождения - одинаковые, как близнецы, в своих костюмах и солнцезащитных очках.
   Следом должна появиться Киришима Мана. Интересно, кто будет встречать её? Но Киришима во дворе не появилась. Вместо этого раздался приближающийся звук, который Мисато не спутала бы ни с каким другим. Звук становился всё ближе, всё громче, и вот, сотрясая рёвом двигателя оконные стёкла, над крышей школы завис вертолёт.
   - Что там у вас? - насторожился Фуюцки.
   - Вертолёт, - Мисато забеспокоилась. - Разве планы изменились? Мы ведь должны выдвигаться на автобусе.
   - Это, должно быть, не наш вертолёт. Немедленно покиньте здание! Я свяжусь с охраной.
   В трубке раздались короткие гудки. Лёгким усилием воли Мисато подавила приступ паники.
   - Все на выход! Быстро! Выскакиваем на улицу и бегом к автобусу! Быстрей! Быстрей!
   Второй "А" высыпал из класса и помчался по коридорам школы. Самые спортивные тут же вырвались вперёд, прыгая через три ступеньки вниз по лестницам.
   На стоянке перед школой агент сопровождения распахнул перед первой тройкой дверь чёрного микроавтобуса. Впустив пилотов, он запрыгнул следом. Взвизгнув покрышками об асфальт, минивэн и две машины сопровождения сорвались с места и исчезли за поворотом. Проводив их взглядом, Мисато оглянулась.
   Над крышей висел десантный вертолёт, покрытый разводами камуфляжной раскраски. Мисато успела увидеть, как исчезает в проёме фюзеляжа фигурка в школьной форме, и немного расслабилась - высадки вражеских сил не ожидалось. В то же время она чувствовала себя немного уязвлённой - Киришима действительно оказалась необычной ученицей.
   После первой битвы с апостолом Мисато пользовалась немалым авторитетом у руководства, и терять благосклонность командующего ей не хотелось. Она поискала взглядом Кадзи. Тот был уже здесь и руководил посадкой класса в автобус. Отлично, вот он Киришимой и займётся.
  
   NERV готовился к приёму незваного гостя - пилоты заняли места в "Евах", операторы - на постах, системы слежения развёрнуты на максимум. Летящего апостола "вели" восемь вертолётов наблюдения - оснащённые первоклассной оптикой, они даже с почтительного расстояния давали превосходную "картинку" в штабы NERV и сил самообороны. Туда же стекалась информация со спутников и поднятых по тревоге самолётов AWACS.
   Белоснежный апостол больше всего походил на гигантский вертолёт или головастика с мордой бультерьера. В ракурсе анфас растущие из затылка длинный хвост, рудиментарные крылышки и пара - то ли плавников, то ли плоских щупалец - странным образом усиливали эту иллюзию. Её не разрушала даже рубиновая капля ядра посреди массивной переносицы.
   Вслед за апостолом тянулся хвост сизого тумана, который оседал вниз и исчезал, растекаясь по поверхности Токийского залива. Сам апостол был покрыт ворсистой шубой из какого-то белого материала, что только добавляло ему сходства с собачьей головой.
   - Пуши-истик! - немедленно растаяла Рэй. - Хочу такого домой!
   - Температура поверхности апостола составляет от минус восьми до минус двенадцати по цельсию, - сообщила в общий канал Акаги Рицко. - Мы бы могли неплохо сэкономить на кондиционере и морозильной камере.
   - Но сначала займитесь его воспитанием, Аянами-сан, - раздался незнакомый молодой голос. - Представляете, что будет, если он начнёт гоняться за соседскими кошками?
   - Вы лучше представьте, каких размеров лоток ему нужен, - к разговору подключился второй парень.
   - Ерунда! - авторитетно отозвался первый. - Пара самосвалов с опилками в день - и порядок! Ничего сложного. Это я говорю, как владелец домашнего животного!
   - Мне кажется, ты немного упрощаешь, сравнивая апостола и своего хомячка.
   - Не засоряем эфир, - буркнул командующий Икари. Общий канал умолк. Хорошо, когда люди умеют разрядить нервозность шуткой и лёгким трёпом. Но и меру тоже надо знать.
  
   Апостол добрался до побережья, внизу показались полузатопленные высотки старого Токио. Здесь и ждала засада.
   Вода под апостолом забурлила и вспенилась. Вынырнувший "Эскалибур" открыл кинжальный огонь в брюхо летящего над ним противника. Полетели алые брызги, апостол дёрнулся. Миг - и развёрнутое АТ-поле надёжно закрыло его от врага. Ещё миг - и отброшенный ударом "Эскалибур" плюхнулся обратно в залив. Поднятая волна перехлестнула крыши ближайших зданий, и в столбе воды и пара в воздух взвился второй "Эскалибур". Он сразу же открыл огонь по ярко-красному пятну ядра - армия учла опыт прошлой битвы и сделала правильные выводы.
   - Так первый "Эскалибур" был всего лишь отвлекающим манёвром, - констатировал Фуюцки. - Интересно, а где же третий?
   Он и командующий Икари были единственными обитателями отсека на верхнем ярусе операционного зала.
   - Я слышал - его ремонт ещё не закончен, - отозвался командующий. - К тому же, насколько мне известно, у его пилота проблемы со здоровьем.
   Апостол дёрнулся назад и открыл пасть, усеянную мелкими треугольниками зубов. Впечатление было таким, словно он сделал выдох - облако густого белого тумана накрыло участок воды, из-под которой рвался на поверхность первый "Эскалибур". Апостол отступил ещё немного, прикрываясь АТ-полем от наседающего второго. Раны апостола стремительно затягивались.
   Выхлоп двигателей второго "Эскалибура" разогнал туман, и стал виден первый, застывший внутри мутной ледяной линзы. Апостол поймал его в тот момент, когда он был готов вырваться на поверхность.
   - Температура льда - минус восемьдесят шесть градусов, - передала в общий канал Акаги Рицко.
   Апостол снова открыл пасть, и второй "Эскалибур" исчез в белом облаке. Секунда - и внезапно умолкшая боевая машина камнем рухнула вниз. Огромное стальное чудище врезалось в торчащий изо льда небоскрёб и разлетелось на осколки, словно сброшенный на пол глиняный кувшин.
   Апостол двинулся вперёд.
   - Температура осколков - минус сто восемьдесят четыре градуса, - констатировала Рицко.
   - Судя по всему, его оружие - моментальная заморозка, - подключилась Наоко. - Что скажете, пилоты?
   - Лично мне такой - на ползуба, - отозвалась Аска. - Мисато-сан, где будет удобнее перехватить его?
   - Сейчас.
   В левом нижнем углу на общем экране появился план местности с условными обозначениями.
   - И двух минут не продержались, - вполголоса заметил Фуюцки. Командующий молча кивнул.
   - Точка перехвата обозначена белым треугольником, - продолжала Мисато. - Если выдвигаться прямо сейчас, то у нас будет несколько минут для подготовки на месте.
   Командующий снял трубку телефона и после недолгой паузы произнёс:
   - Мы готовы.
  
   Аска в своей Еве-02 выскочила на поверхность первой и, осторожно переступая, двинулась к точке перехвата.
   - Мисато-сан, а здесь кто-то живёт! - удивлённо сообщила она командиру. В ложбине между горными грядами, под ногами Евы-02, расположилось небольшое селение.
   - Жители эвакуированы. В случае разрушения жилищ все они получат компенсации, - успокоила её Мисато.
   На поверхности появились Ева-00 и с минутной задержкой - Ева-01.
   - Слушай план! - бодро объявила Сорью. - Становимся треугольником, вершиной к апостолу. Я стою в вершине и встречаю его первой. Он меня атакует заморозкой, я притворяюсь убитой, он проходит мимо, мы атакуем со всех сторон. Вопросы есть?
   - Этот гамбит обязателен? - усомнилась Рэй.
   - Не обязателен, - неожиданно легко согласилась Аска. - Но так больше шансов достать его, - она многозначительно переложила из одной руки в другую копьё с плоским наконечником, которое пришло на смену квантовым ножам. Собственно, сами ножи никуда не девались, а копья играли роль вспомогательного средства, пока не прибудут первые образцы огнестрельного оружия.
   - До контакта осталась одна минута, - сообщила в эфир Ибуки Мэй.
   - Всё, приготовились! - Ева-02 замерла, изготовившись к броску. Ноль первая и нулевая застыли в десятке шагов позади.
   - Попробуйте спрятаться за горными выступами, - предложила Мисато.
   - Нет смысла, - покачала головой Аянами.
   - Он всё равно будет знать, где мы, - пояснил Синдзи.
   - Тихо! - прошипела Аска. - Вот он!
   Апостол завис в отдалении, подёргивая хвостом, словно кошка на охоте. Казалось, он оценивает ситуацию и прикидывает шансы. Мисато подумалось, что если он сейчас примет решение не вступать в бой, а прорываться в штаб-квартиру где-нибудь в стороне, то у них всех будут большие неприятности.
   Атака началась внезапно, безо всякой подготовки - не было ни воинственных кличей, ни картинных поз, ни прочей ерунды, какие обычно показывают в кино. Апостол метнулся вперёд, стремительно вмораживая Еву-02 в белёсый ледяной саркофаг. Изображение второго пилота на общем мониторе замигало и исчезло.
   - Аска! - вскрикнула Мисато.
   - Спокойно! - отозвался голос Сорью. - Я в порядке. Ждём сигнала!
   - Неужели в атмосфере столько воды? - высказал тихое удивление Хьюго Макото.
   - Температура поверхности - минус двести по цельсию, - сообщила Ибуки Мэй. - Это не вода, это замёрзший воздух.
   Не снижая темпа, апостол ринулся к Еве-00. В момент, когда он поравнялся с ноль второй, её ледяной панцирь взорвался паром.
   - Вперёд! - крикнула Аска и с силой вонзила копьё в брюхо противника. Апостол рванулся в сторону. Не выдержав нагрузки, копьё переломилось у навершия. Падая, плоский наконечник с противным визгом рассёк надвое двухэтажное здание, воткнулся в землю и затих.
   Сковывая движения апостола, Ева-00 схватила его за хвост и один из плавников. Недолго думая, Аска пришла ей на помощь, захватив противника с другой стороны. Ноль первая выхватила квантовый нож и, преодолев в прыжке высоту чуть не в два своих роста, приземлилась на переносицу апостола. В подземных цехах NERV натужно рыкнули трансформаторы, самописцы зафиксировали троекратный всплеск потребляемой мощности.
   - Он взломал АТ-поле апостола меньше, чем за секунду, - отметил Фуюцки. - Ваш с Юй сын молодец.
   - Да, он старается, - скромно ответил командующий.
   В общем канале раздался протестующий вопль Аски:
   - Син, ты что творишь?
   Ноль первая с размаха вонзила нож в ярко-красную полусферу ядра.
   - Добиваю, - пропыхтел Синдзи. - А что?
   Апостол обмяк. Аска и Рэй успели отскочить в стороны, чтобы не оказаться погребёнными под огромной белой тушей.
   - А то! - продолжала возмущаться Сорью. - Ты же сам говорил: "Плавно"!
   - Успокойтесь! - скомандовала Мисато. Она собралась добавить ещё что-то, и тут на экране полыхнуло. Огненное озеро, зажатое с двух сторон горами, плеснуло по ущельям и взметнулось ввысь километровыми языками пламени. Сигнал из пилотских капсул пропал. Над полем боя поднималось характерное грибовидное облако.
   В операционном зале нависла мёртвая тишина. Коротко вскрикнула Ибуки Мэй.
   - Детекторы излучения апостола не регистрируют, - доложил Аоба Шигеру.
   В полной тишине операторы, не отрываясь, смотрели на обзорный экран. Было хорошо видно, как растёт и распадается облако, состоящее из пыли и дыма.
   - Ну, что, доволен? - раздался в общем канале обвиняющий голос Аски.
   - Да ладно тебе, - оправдывался Синдзи, - И так неплохо получилось.
   Замигав, восстановился видеосигнал из всех трёх капсул.
   - Кабели разорваны, - сказала Рэй. - Давайте выбираться.
   - Согласно показаниям телеметрии, основные функции синтетов в норме, пилоты в безопасности, - сообщила в общий канал Акаги Рицко.
   По залу пронёсся дружный вздох облегчения, который тут же сменился смехом, радостными возгласами и аплодисментами.
  
   - Мне тут кое-что не нравится, - тихо сказала Рэй, когда закончилась поздравительная часть и они отошли в сторонку.
   - Опять?! - всплеснула руками Аска. - Что на этот раз?
   - "Объект Зеро". Лилит.
   - И что с ней не так?
   - Трудно объяснить. Но что-то не так - это точно. Я хочу посмотреть на неё.
   - А нас пустят? - засомневался Синдзи.
   - Нет, - вступила в беседу Хораки Хикари, которая в последнее время не отходила от Аски. - В первый день мы спрашивали - можно ли взглянуть на этот объект. Тот старик, Фуюцки, сказал - нельзя, это секретно и всё такое.
   - Мило, - Аска хмыкнула. - Времена идут, а в этом мире ничего не меняется.
   - Синдзи, поможешь? - Рэй вопросительно посмотрела на него.
   - Не вопрос! Только как быть со слежкой? Если будем в ванных сидеть по часу, они могут и заподозрить что-нибудь.
   - Кстати, твои якудза ничего не выяснили?
   Синдзи пожал плечами.
   - Молчат пока.
   - Есть идея! - Аска воровато оглянулась. - Встречаемся после обеда на перекрёстке у школы - вроде как погулять. А там "заметим" наблюдение и поиграем в казаков-разбойников.
   - Давай попробуем, - неуверенно отозвался Синдзи.
   Рэй молча кивнула.
  
   Агент отдела безопасности NERV выключил двигатель служебной "Хонды" и посмотрел на часы. Это был тот самый злосчастный пятый, что две недели назад потерял первую тройку в хондэне. Судя по данным технической разведки, через несколько минут первая тройка и пилот из второй встретятся на этом перекрёстке для прогулки по городу. Из-за вторжения апостола занятия были отменены, чем немедленно воспользовался второй "А".
   Точно по расписанию к перекрёстку вышли Сорью и Аянами, где их уже ждала Хораки. Минуту спустя примчался Икари-младший. Немного поговорив и оглянувшись на машину NERV, они двинулись прочь от центра города.
   - Докладывает Пятый, - сообщил агент. - Объекты двигаются в сторону четырнадцатого квартала.
   - Вас понял, Пятый, - отозвался диспетчер. - Продолжайте наблюдение.
   Нажатие клавиши оживило небольшой экран, вмонтированный в приборную панель автомобиля. На экране появилась схема окрестных улиц и четыре точки - недавно введённая система контроля позволяла не только перехватывать разговоры по мобильным телефонам, но и отслеживать местонахождение их владельцев.
   Четвёрка пилотов остановилась, что-то обсуждая, затем Хораки показала пальцем в сторону Пятого. Остальные тоже повернули головы в его сторону и некоторое время внимательно разглядывали чёрную "Хонду". Агенту сделалось неуютно. Поговорив ещё немного, пилоты завернули за угол здания. Точки на мониторе какое-то время продолжали двигаться и вдруг почти одновременно погасли.
   Агент растерянно постучал ногтем по монитору и запоздало сообразил - если он продолжает работать, дело не в нём, а в телефонах. В голове вихрем пронеслись пункты инструкций и наставлений. Пятый одновременно завёл двигатель и вызвал диспетчера.
   - Вижу, - буркнул тот. - Не упусти их из виду.
   Чёрная "Хонда" рванула с места и вклинилась в поток машин на дороге. Раздались возмущённые сигналы. Люди возвращались из эвакуации, и на улицах было оживлённо. Пятый затормозил у того места, где последний раз видел четвёрку пилотов. Он успел увидеть, как бегут, заворачивая за угол дома во дворе, Сорью и Хораки. Агент выскочил из машины и бросился следом, на бегу излагая ситуацию диспетчеру.
   - Вас понял. Вызываю подкрепления, - отозвался тот.
   Десятки машин и людей в Токио-3 пришли в движение, стекаясь к четырнадцатому кварталу. Операторы приникли к мониторам дорожных камер наблюдения, пытаясь найти взбалмошную четвёрку в потоках людей на улицах. Получив срочное сообщение о происшествии, Мисато тихо выругалась.
  
   - Опять опаздываешь? - Сорью требовательно смотрела на запыхавшегося Икари.
   В ответ он просто махнул рукой.
   - Слушайте, - Аска взяла руководство предприятием на себя. - Сейчас мы отойдём туда, - кивком головы она указала место, - Потом Хикари обнаружит шпиона и покажет на него пальцем.
   - А где я его обнаружу? - уточнила староста.
   - Чёрная "Хонда" через дорогу, чуть наискосок.
   - Ага, вижу. Это точно он?
   - Точно. Пошли.
   Они двинулись вверх по улице.
   - Син, прикинь заранее, куда откроешь телепорт.
   - Уже прикинул.
   - Хорошо. Там мы зайдём за угол и разделимся. Ты и Рэй отправитесь в штаб-квартиру, а мы с Хикари потаскаем за собой соглядатаев.
   - Послушай, Аска, - подала голос Хораки. - А ты уверена, что рядом нет других агентов?
   - Уверена. Рядом - нет.
   Староста молча ждала объяснений и Аска, пожав плечами, продолжила:
   - В этом нет нужды. Они ориентируются на наши мобилки. Поэтому мы сначала выключим их, и только потом ударимся в бега. Камеры наблюдения установлены вдоль крупных дорог, во дворах их нет. Так что постарайтесь не выскакивать на проезжую часть.
   Она остановилась и огляделась.
   - Вот здесь. Начнём.
   Хикари вытянула руку, показывая на "Хонду" Пятого. Все дружно посмотрели в ту же сторону.
   - Та-ак, хорошо, - тоном бывалого режиссёра продолжала Аска. - Сворачиваем.
   Они завернули за угол жилого дома. Пройдя полпути до его дальнего торца, Сорью достала телефон.
   - Выключаем мобилки и разбегаемся. Вы - налево, мы - направо. Удачи там.
   - Спасибо! - Синдзи и Рэй помчались вглубь квартала.
   Аска осталась на месте, прикрыв глаза и словно прислушиваясь к чему-то.
   - Ты чего ждёшь? - удивилась Хораки.
   - Не спеши. Он должен увидеть нас. Ещё чуть-чуть... Пора!
   Они сорвались с места, дав агенту целых три секунды на то, чтобы увидеть и опознать их.
  
   Время привычно ускорило бег, и мир вокруг них замер.
   - Не отходи далеко, - предупредил Синдзи.
   - Знаю, - отозвалась Рэй.
   Неторопливой трусцой они двигались в сторону городских окраин. Аянами оглянулась.
   - Не наследить бы.
   - В каком смысле?
   - Ну, с точки зрения окружающей среды мы сейчас движемся на гиперзвуке, верно?
   - Не совсем. Рядом с нами время течёт с обычной скоростью. И, значит, с точки зрения окружающей среды мы тоже движемся с самой обычной скоростью. Возмущения минимальны.
   Аянами задумалась, осмысливая сказанное.
   - Кажется, поняла. Удобно.
   - Не то слово!
   - А почему нет доплеровских эффектов?
   - Понятия не имею! Но, раз уж мы и так нарушаем все законы природы, то лучше делать это с размахом, как считаешь? - он весело подмигнул Рэй.
   Она коротко улыбнулась в ответ.
   - Наверное. А зачем мы вообще бежим куда-то? Ты ведь можешь открыть переход где угодно, и в ускоренном виде нас никто не заметит.
   Синдзи замялся.
   - Можно, конечно. Но одновременно держать время и переход... Сложно это. Но ты права, надо учиться.
   - Ладно, не сейчас. Вон, кажется, подходящее место, - она показала в сторону засаженного вечнозелёным кустарником промежутка между домами. Проложенная между кустами тропинка, вымощенная бетонными плитами, была пуста.
   - Редковаты кустики, - засомневался Синдзи.
   - Давай я их сделаю погуще, - предложила Рэй
   - Мысль! - согласился он.
  
   - Туда! - Аска показала на высокий забор, огородивший место строительства. Они птицами перемахнули преграду и приземлились на рыхлый грунт. Рабочие ещё не вернулись из эвакуации, и на стройке было тихо.
   - То, что нужно! За мной! - Аска кинулась вверх по ступенькам недостроенной многоэтажки. Хикари бросилась за ней. С балкона третьего этажа они увидели преследующего их агента. Он огляделся, обнаружил следы на земле и уверенно затрусил к лестнице. Аска специально подождала, когда агент наконец увидит её, после чего бросилась вглубь здания.
   - Подойдёт, - сказала она, критически осмотрев одну из комнат.
   - Для чего? - не поняла Хикари.
   - Заходи, - Аска поманила её рукой.
   Староста вошла, и дверной проём за её спиной зарос бетоном. Теперь никто бы не нашёл вход сюда. Аска с наслаждением развернула крылья. Взмах - и самые обычные с виду оконные стёкла стали тонированными. Свет в комнате померк. Ещё один взмах - и прямо из пола выросли два удобных широких кресла. Между ними возник изящный хрустальный столик, на котором стояли два стакана и запотевающий графин с какой-то прозрачной жидкостью.
   - Ух, ты! - староста осторожно провела пальцем по графину.
   - Присаживайся! - Аска небрежно махнула рукой в сторону одного из кресел, сама рухнула во второе.
   - А что в графине? - поинтересовалась Хикари.
   - Вода. Холодная. Просто вода, - Сорью развела руками. - Извини, я с органикой не очень. Пластик, металл, керамика - не вопрос. А вот с тем, что можно есть и пить, предпочитаю не связываться. Я уж лучше руками.
   - Надолго мы здесь?
   Аска пожала плечами.
   - Я думаю, получаса должно хватить. Не волнуйся. Отдыхай.
   Недолго думая, Хикари последовала совету подруги.
  
   Развернув крылья в темноте огромного зала, Аянами стояла у огромной стеклянной стены. По ту сторону стены, как в аквариуме, плескалась красноватая жидкость - LCL. Синдзи в очередной раз подивился тому, что в LCL можно что-нибудь разглядеть, когда она заполняет капсулы. А ведь можно, и очень даже хорошо можно! В глубине "аквариума" угадывались плавающие тела.
   - Опять, как в прошлый раз? - тихо спросил он. Аянами молча кивнула.
   Синдзи обнял её сзади.
   - Это ничего не значит, ты же знаешь. Ты для меня самая лучшая. Я всегда знал, кто ты, но мне было всё равно.
   Аянами кивнула ещё раз. Вдруг она напряглась и насторожилась.
   - Что такое? - обеспокоился Синдзи.
   - Она там, под нами, - Рэй показала рукой в сторону и вниз. - Ей больно. И она, кажется, знает, что мы здесь.
   - "Знает"? Рэй, о чём ты говоришь? Если тут всё, как в прошлый раз...
   - Не всё. Идём к ней.
   Синдзи повиновался, и через несколько секунд они плавно опустились на песок гигантской пещеры. Тут всё действительно выглядело, как в прошлый раз. Такая же крестовина, такой же распятый на ней белый рыхлый гигант, то же озеро LCL под ним. Голова гиганта, закрытая железной маской, бессильно свисала набок. Даже маска выглядела так же, как в прошлый раз - сплошной овал с нарисованным на нём треугольником вершиной вниз. На двух сторонах треугольника неведомый художник изобразил семь открытых глаз.
   - Ну, видишь? - кивнул Синдзи в сторону Лилит. - Всё, как раньше. Она ничего не чувствует.
   Словно в опровержение его слов, Лилит повернула к ним голову и издала глухой болезненный стон, эхом прокатившийся по пещере. Аянами нахмурилась.
   - Оп-па, - растерянно выдавил Синдзи. - Что будем делать?
   - Я её здесь не брошу, - тихо, но твёрдо ответила Рэй.
   - А куда мы её спрячем?
   Аянами не отвечала.
   - И, главное - как быть с турниром? К нам же все ангелы в очередь выстроятся!
   - Результат турнира - слияние не тел, а душ. А её мы замаскируем. Хотя ты прав, проблемы наверняка будут.
   - Ничего не понял.
   - Не важно. Дай сообразить, как это лучше сделать.
   Она погрузилась в размышления.
  
   Аска повела крыльями, и по комнате разлилась волна прохлады.
   - Интересно, эти ребята нас ещё ищут? - поинтересовалась Хораки.
   - Ищут, - небрежно отозвалась Аска. - Нас пытались взять в клещи, но потеряли на стройке. Поэтому они уверены, что мы здесь, - она прислушалась к чему-то снаружи. - Там такая толпа носится...
   Внезапно она нахмурилась и отставила стакан.
   - Что там? - насторожилась Хораки.
   - Кажется, Мисато, - Аска с отсутствующим видом сидела в кресле, продолжая прислушиваться к чему-то вдалеке. - Туфельки на шпильках, мини-юбка, серебряный кулон в виде греческого креста и пистолет в дамской сумочке. Мисато, больше некому.
   Она поднялась с кресла.
   - Теперь дадим себя поймать. Но сначала приберёмся.
  
   Крылья Аянами затрепетали, и из-под маски Лилит выкатился сгусток плоти. Подобно слезинке, он покатился по щеке, упал на живот, соскользнул вниз и тяжело плюхнулся в озеро LCL. Рэй застыла, словно статуэтка, не отводя взгляда от упавшего сгустка, но крылья лунного света не останавливались ни на мгновение.
   Белый ком в озере зашевелился и подобрался к берегу. Он непрерывно двигался, меняя размер и форму. Когда он стал похож на стоящую по колено в жидкости фигурку маленького человечка, Рэй сказала:
   - Она тебя стесняется. Отвернись.
   - Кто? - не понял Синдзи, - Лилит?!
   - Да. Отвернись, пожалуйста.
   - Ну, ладно, - он пожал плечами и встал спиной к озеру. Окинул взглядом пещеру. Да, всё как в прошлый раз. Даже решётчатая лифтовая коробка выглядит один-в-один со своей предшественницей. Дежурное освещение давало не слишком много света, но позволяло просматривать всю пещеру из одного конца в другой. Кроме них двоих, здесь никого не было.
   Впрочем, двоих ли? Только он собрался спросить у Рэй, как продвигается дело, как его тут же остановил окрик:
   - Не подсматривай!
   Голос был чужой. Он явно не принадлежал Аянами. Синдзи был готов поклясться, что его обладательница - девочка лет шести-семи.
   - Он не будет. Не кричи так, - спокойно ответила Рэй невидимой собеседнице.
   - А почему я такая маленькая?
   - Так надо.
   - Но я хочу быть как ты, сестрица!
   - Не стоит.
   - Ну, пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста!
   - Ох... Что ты знаешь о нашем мире?
   - Кое-что знаю.
   - Ты хотя бы читать и писать умеешь?
   - Нет. Но я научусь!
   - Да, но начинают учиться в обычной младшей школе. Сама подумай - как ты можешь быть такой же, как я, если не знаешь ничего об окружающем мире? Зачем тебе репутация дурочки?
   - Я пойду в школу? Ура-а-а!
   - Возможно.
   - Но я всё равно хочу быть такой, как ты! Мы же сёстры, я знаю!
   - Откуда?
   - Чувствую. Отвернись!
   Последнее слово предназначались Синдзи, который непроизвольно повернул голову, чтобы лучше слышать разговор за спиной. Он вздрогнул и встал ровно.
   - Ладно, - вздохнула Рэй после короткой паузы.
   Ещё несколько минут прошли в полном молчании. Потом Аянами отошла назад и остановилась перед Синдзи.
   - Одолжи рубашку, пожалуйста.
   - Рубашку?
   - Да.
   Рэй была предельно серьёзна. Впрочем, она никогда не была склонна к глупым розыгрышам. Синдзи безропотно снял и отдал ей свою белую тенниску.
   - Спасибо.
   Рэй вернулась на своё место.
   - Иди сюда, - сказала она, - Вот, надевай.
   - Фу-у, влажная! И потом воняет!
   - Не нравится - отдавай, - обиделся Синдзи.
   - Ладно, братец, не сердись, - примирительно произнёс детский голосок. - Спасибо за одежду.
   - Всё, мы готовы, - сказала Рэй.
   Он повернулся. Рядом с Аянами, держа её за руку, скалилась в радостной улыбке маленькая Рэй. То есть это не была её уменьшенная в масштабе копия. Это была Рэй, какой она могла быть в пять или шесть лет.
   - Круто, - он внимательно осмотрел её. - Это что - Лилит?
   - Да.
   - А там что? - он показал на обвисшего на кресте гиганта.
   - Просто тело. Обманка. Основные функции сохраняются, так что можно сказать - оно в состоянии комы.
   Синдзи вздохнул.
   - Ладно. Как ты собираешься предъявить её людям?
   - Скажем - нашли.
   - А если её спросят?
   - Скажет, что ничего не помнит. Амнезия и всё такое. Да, Ли-чан?
   Лилит энергично закивала в ответ. Синдзи нахмурился.
   - Авантюра. Да нас раскусят на второй секунде!
   - Здесь я её всё равно не оставлю, - упрямо повторила Рэй.
   - Уф-ф... Блин! Давай хоть изобразим всё поправдоподобней, что ли...
   - Конечно! - Аянами расцвела счастливой улыбкой. - Что ты предлагаешь?
  
   Мисато медленно, но уверенно теряла остатки спокойствия. Нет, чтобы работать с этими детишками, нужно обладать поистине ангельским терпением! Они что, не соображают, что делают? Да она в их годы была в десять раз более ответственной! Второй пилот, называется! И староста тоже хороша. Чёрт, куда же они пропали? Не случилось бы с ними чего.
   Мисато задумалась. Надо бы самой проверить верхний недостроенный этаж. В сопровождении Пятого она подошла к лестничному маршу и увидела, как на стену верхнего пролёта упали две тени. Мисато мгновенно отпрыгнула обратно за угол, затолкав туда же агента, и прижала к губам указательный палец. Пятый всё понял и, следуя её примеру, прижался к стене.
   Мимо них на цыпочках крались Хораки и Сорью. Совершенно синхронно двигаясь, расставив руки в стороны для равновесия, они осторожно спустились на их этаж и собрались двигаться дальше.
   Мисато тихо вышла на площадку за их спинами.
   - Развлекаемся, дамочки? - строго спросила она.
   - А! Мисато-сан! - подпрыгнула на месте Сорью.
   - А! Кацураги-сенсей! - подпрыгнула на месте Хораки.
   - Мисато-сан, вы?! - удивилась Сорью.
   - Кацураги-сенсей, вы?! - удивилась Хораки.
   Происходящее напоминало дешёвый водевиль, и Мисато это не понравилось.
   - Мисато-сан, вы что, заодно с этими извращенцами? - не унималась Аска.
   - А-а-а! - заорала староста, указывая за спину учительницы и командира. - Смотри! Тот самый извращенец!
   Мисато брезгливо оглянулась. Перепуганный Пятый, на которого был направлен обвиняющий перст Хораки, отрицательно замотал головой. Тем временем их начали окружать другие агенты.
   - Всё понятно. Предъявите им удостоверения, - утомлённо приказала Мисато.
   - Что всё это значит? - возмутилась Сорью, изучив документы окружающих. - Почему они шпионят за нами?
   - Обеспечивают вашу безопасность.
   - А нас вы не забыли предупредить?
   - И не собирались.
   - А зря!
   - Ты права...
   Аска поперхнулась - она не ожидала такой быстрой капитуляции со стороны Мисато. Но та и не думала сдаваться.
   - ...поэтому с сегодняшнего дня вас будут сопровождать по два агента охраны. И вам категорически запрещается убегать от них, прятаться или ещё как-то обманывать.
   - Но, Мисато-сан..!
   - Это приказ! - не терпящим возражений тоном отрезала она. - Где Аянами с Икари?
   - Секундочку! - не отступала Сорью. - А как быть с личной жизнью? Как насчёт свиданий, например? Как нам прикажете с мальчиками целоваться, м-м-м?!
   - Мы отвернёмся, - ядовито вставил один из агентов.
   - Ненадолго, - ехидно добавил второй.
   - Я задала вопрос, - Мисато была спокойна тем ледяным безразличием ярости, за которым обычно следует взрыв вулкана. Аска решила не подливать масла в огонь.
   - Не знаю, - буркнула она, - Мы разделились.
   - Как? Где?
   - В самом начале, - Хораки развела руками. - Они налево, мы направо. Или наоборот - не помню.
   - Зачем отключили телефоны?
   - Потому что есть оборудование, которое может вычислить их местонахождение, - пояснила Аска. - Я где-то читала, что такое было у каких-то похитителей.
   - "Где-то", "каких-то"... Вы хоть понимаете, что сейчас происходит?
   Аска щёлкнула пальцами.
   - Значит, я была права! Ваши парни тоже пользуются этой штукой!
   - Дура! - рявкнула Мисато. - Вы должны быть на связи двадцать четыре часа в сутки! Ты представляешь, что бы сейчас было, если бы заявился ещё один апостол?
   - Но мы только что шлёпнули одного!
   - И что? С чего вы взяли, что они не могут заявиться вдвоём или втроём? Дырки! Вы - две дырки в системе безопасности NERV!
   Агенты старательно сохраняли каменное выражение лиц. Аска обиженно засопела.
  
   Для возвращения было выбрано то же место, с которого они вошли в подземные пещеры NERV. Синдзи аккуратно спёр из магазина в Нагое коробку для холодильника, которую потом пристроил в кустарнике - так, чтобы она не бросалась в глаза при беглом осмотре.
   В качестве свидетелей подвернулись две домохозяйки. Полные противоположности внешне - высокая и худая первая и низкорослая полненькая вторая - они напоминали пару исполнителей комических номеров на эстраде. Они с полными сумками возвращались домой, обсуждая жаркое лето и такую же осень. Не забыли о старых временах - когда ещё существовало такое понятие, как "времена года" и когда листья на деревьях умели желтеть и опадать на зиму.
   - Посмотрите, соседка - мне кажется, что эти кусты успели подрасти, пока мы были в отъезде, - заявила одна из домохозяек - та, что повыше.
   - И не говорите, - охотно отозвалась вторая. - В наше время всё растёт, как на дрожжах. И растения, и... - она запнулась, глядя на полуголого парня, за спиной которого его сверстница поправляла белую тенниску на совсем ещё маленькой девочке. Тенниска была на несколько размеров больше, чем нужно, мешком свисая чуть не до пяток своей новой обладательницы.
   - Мы готовы, - сказала Рэй.
   - Куда теперь? - поинтересовался Синдзи.
   - Домой, конечно.
   - Может, в NERV?
   - Нет! - в один голос ответили девочки.
   - Что здесь происходит? - строго спросила полная домохозяйка.
   - Мы сейчас вызовем полицию! - пригрозила высокая.
   - Нет, спасибо, - отмахнулся Синдзи. - Мы сами доберёмся.
   - Деточка, эти двое тебя обижают? - подозрительно спросила у Лилит высокая.
   Та отрицательно замотала головой, переступила по траве и ойкнула.
   - Что такое? - обеспокоилась Аянами.
   - Оно колется! - Лилит показала себе под ноги.
   - Кожа у тебя совсем ещё нежная, - Рэй нахмурилась. - К тому же ты босиком, идти будет тяжело.
   Лилит немедленно протянула руки к Синдзи.
   - Ты чего? - не понял он.
   - На ручки! - потребовала Лилит.
   Синдзи изобразил недовольное ворчание и взял её на руки.
   - Идём, - сказала Рэй и коротко поклонилась домохозяйкам. - Извините за беспокойство. Моя сестричка всегда была проблемным ребёнком.
   Домохозяйки переглянулись.
   - Ну и нравы у нынешней молодёжи, - вздохнула та, что собиралась вызвать полицию.
   - И не говори, соседка, - поддержала её подруга.
  
   - Майор, третий пилот вышел на связь, - доложил Мисато один из агентов, - Он только что пытался сделать звонок второму.
   Аска немедленно включила телефон, Хикари последовала её примеру.
   - Где они? - спросила Мисато у агента.
   - В своём квартале. Судя по всему, идут к дому Акаги. Наружное наблюдение ещё не взяло их под контроль.
   Сорью набрала номер.
   - Привет, Син! Звонил?
   - Да, - отозвался Синдзи. - Мы в порядке. Как вы?
   - А нас поймали. Лично Мисато, представляешь? Кстати, эти извращенцы, что за нами следили, на самом деле из службы безопасности NERV! И теперь с каждым из нас будут ходить по два таких клоуна.
   - Интересно. Лично Мисато, говоришь? И вы ещё живы после этого?
   - Да, но, судя по её виду, это ненадолго.
   - Спроси их, куда они идут, - потребовала Мисато.
   - Она спрашивает, куда вы идёте, - Аска послушно ретранслировала в трубку вопрос.
   - Провожу Рэй домой и пойду к себе.
   - Зайдёт к Аянами, потом - домой, - передала Сорью. - Кстати, поздравляю с повышением.
   - Спасибо, - едко отозвалась Мисато. - Сейчас вы обе отправляетесь по домам и с этих пор никуда - вы слышали - никуда не отлучаетесь без предупреждения! Всё ясно?
   - Так точно, - проворчала Аска.
  
   Они были совсем рядом с домом Аянами.
   - Так, хорошо, - сказал Синдзи, - Теперь нажми кнопку отбоя. С красным рисунком.
   Сидящая у него на руках Лилит, которая только что прижимала телефон к его уху, с силой нажала кнопку с красной пиктограммой.
   - И не надо так давить. Во-первых, этого не требуется, во-вторых, сломаешь телефон.
   - Не сломаю. Сестрица сделала мне слишком слабое и маленькое тело.
   - Потому что для тебя сейчас главное - не выделяться, - пояснила Рэй. - Поэтому я, честно говоря, уже немного жалею, что ты так похожа на меня.
   - Но мы и должны быть похожи, - Лилит не выпускала из рук телефона, не сводя с него восхищённого взгляда.
   - Нравится? - спросил Синдзи.
   - Ага! Можно и мне такой?
   - Посмотрим. Хочешь позвонить Рэй?
   - Да! А как?
   - Так же, как тёте Сорью. Вызываешь адресную книгу... Хорошо, теперь находишь в ней "Аянами Рэй"... Ох, чёрт, извини. Постоянно забываю, что ты у нас неграмотная.
   - Это ненадолго, - пообещала Лилит.
   - Умница. Вот эта запись, на два щелчка ниже... Так, теперь жми кнопку вызова. Да, с зелёной картинкой.
   Аянами взяла телефон.
   - Алло, кто говорит?
   - Это я, - сказала Лилит и засмеялась. - Это же я звоню.
   - Знаю. Это я так - для поддержания разговора. Теперь можешь что-нибудь рассказать. Или спросить.
   Лилит на мгновение замялась.
   - Скажи, братец Синдзи - твой парень?
   - Можно и так сказать, - после паузы ответила Рэй.
   - Ясно, - тихо отозвалась Лилит.
   - Эй, а почему так грустно?
   - У меня тоже есть парень. Можно сказать. Только видимся мы с ним очень редко. И позвонить ему я не могу.
  
   - А с чем ты поздравляла Мисато? - спросила Хикари у Аски, когда они вдвоём шли по вечернему городу.
   - Её называли майором, помнишь? А совсем недавно она была капитаном.
   - Ой. А я и внимания не обратила.
   - В прошлый раз Айда Кенске целую вечеринку по этому поводу закатил. Мы тогда жили на квартире у Мисато - я и Синдзи. Рэй не пришла. Говорят, у неё была своя квартирка где-то в старом блоке.
   - Ничего себе! Так вы жили вместе с Икари! А ты мне ничего не рассказывала! Ты мне вообще ничего не рассказываешь. Подруга, называется.
   Аска помрачнела.
   - Нечего там рассказывать. Почти то же, что и здесь.
   - Вот она, человеческая благодарность, - вздохнула староста. - Я с ней таскаюсь по всяким подозрительным местам, а она...
   - Кстати, извини, что тебя втянула, - спохватилась Аска. - Обещаю, что это в последний раз.
   - Не сходи с ума! - возмутилась Хикари. - Это было круто!
   - Ну, всё-таки - служба безопасности, Мисато. Да и вообще, в следующий раз может быть опасно.
   Староста замотала головой.
   - Ты не понимаешь. Многие не понимают.
   - Чего?
   - Того, что опасность - это же здорово! Именно она заставляет тебя работать на всю катушку. Именно опасность позволяет тебе острее чувствовать жизнь и делает её интересной. Я сама это поняла случайно, вдруг. Помнишь экскурсию в монастырь?
   Аска ошарашенно кивнула. Хикари увлечённо продолжала:
   - Тогда у меня что-то случилось с глазами - я ничего не видела. Я выскочила из хондэна в такой панике... Мне было страшно. Так страшно, что я тебе и рассказать не смогу. Но потом вдруг у меня как будто что-то щёлкнуло. Страх пропал. Сразу, вдруг, понимаешь? То есть нет, он не пропал. Но он прибавлял силы. И радости! Да-да, ты не поверишь - радости! И с тех пор я...
   Хикари запнулась и замолчала.
   - Что? - осторожно подтолкнула её Аска.
   - Ты знаешь... Только никому не говори! Иногда я жалею, что родилась девчонкой. Но я записалась в аэроклуб, вот!
   - Будешь летать? Круто!
   - Нет. Прыгать с парашютом. Но и самолёты тоже! Со временем. Сейчас, говорят, нельзя - возраст.
   Аска молча переваривала услышанное.
   - Слушай, Хикари, ты это... Береги себя, что ли.
   Староста отмахнулась.
   - Не волнуйся! Ты лучше возьми меня на следующее дело! Обещаешь?
   - Обещаю.
  
   Мать и дочь Акаги возвращались домой разочарованными. От апостола не осталось ровным счётом ничего - ни единого клочка. Регенерация "Ев" шла своим чередом, ремонт и замену их доспехов техники обещали закончить к утру. Двум исследовательским талантам было решительно негде развернуться.
   На кухне шумела вода, что-то шкворчало на сковородке.
   - Мы дома, - подала голос Наоко.
   Никто не ответил - видимо, её заглушили звуки готовки и льющейся воды.
   Наоко сняла туфли, заглянула в кухню и остолбенела. За столом, одетая в просторный белый балахон, сидела маленькая девочка - вылитая Рэй в детстве. Перед малышкой стояла любимая полулитровая кружка Рэй с молоком, тарелка с нетронутой овсянкой, тарелка с нарезанным хлебом и початая банка с клубничным джемом. Высунув кончик языка от усердия, девочка накладывала на хлеб слой джема толщиной с большой палец борца сумо. Судя по замурзанной мордашке, этот бутерброд был у неё не первым.
   - Рэй?! - вскрикнула Наоко.
   Малышка вскинула голову и, увидев её, радостно закричала:
   - Бабушка!
   В коридор выглянула Аянами - в переднике и с лопаточкой для жарки в руке.
   - Привет, мам! Салют, Рицко!
   - Уф-ф-ф! - Наоко шумно выдохнула. - Ну, ты меня и напугала! Кто это? И почему она называет меня бабушкой?
   - Мама, это не то, что ты подумала. Я тебе сейчас всё объясню.
   - Хорошее начало, - Рицко не выдержала и рассмеялась. Наоко досадливо поморщилась.
   - Рицко, перестань. Рэй, кто она?
   - Лилит! - закричала малышка, вскинув руку, словно отличница на уроке.
   - А фамилия у тебя какая?
   - Аянами!
   - Ты уверена?
   - Конечно! Рэй - моя сестра, значит - я тоже Аянами!
   - А где ты живёшь? Кто твои мама и папа?
   - Я теперь живу здесь. А маму и папу я не помню.
   - А где ты жила раньше?
   - Я не помню.
   - Рэй, где ты её нашла?
   - Мам, ты не поверишь - в кустах, в коробке из-под холодильника.
   - А что это на ней?
   - Синдзи отдал свою рубашку.
   - Я даже боюсь спрашивать, что забыли в кустах ты и Синдзи, - продолжала веселиться Рицко.
   - Прятались от каких-то подозрительных типов. Погодите, давайте я расскажу всё по порядку.
   Аянами обстоятельно изложила "легенду". Наоко какое-то время молчала, усваивая новую информацию.
   - Ладно, разбираться будем завтра. А чем ты её кормишь?
   - Молоко с джемом. Гренки вот приготовила.
   - А овсянку?
   - Она не хочет.
   - Что значит - "не хочет"? - повысила голос Наоко и строго посмотрела ни Лилит. - Что значит - "не хочет"? Или вы, сударыня, будете соблюдать режим и правильно питаться, или у вас начнутся проблемы со здоровьем. Или ещё хуже...
   Она не стала уточнять, что именно кроется за этим "хуже". Малышка горестно вздохнула, печально затолкала в себя усиленный бутерброд с джемом, запила его остатками молока и грустно констатировала:
   - Но я уже наелась.
   - Значит, с завтрашнего дня начинаем соблюдать режим дня и питания. Неукоснительно!
   Упоминание "завтрашнего дня" моментально восстановило бодрое расположение духа Лилит.
   - Бабушка, а можно, я пойду в школу?
   - Посмотрим, - проворчала Наоко.
   Рицко в коридоре зажала рот ладонью, чтобы не захохотать в голос. Наоко бросила на неё косой взгляд и тихо - так, чтобы услышала только она - вздохнула:
   - Когда уже ты мне внуков приведёшь?
  
   Изначальный мир. 14 сентября 2016 (Инцидент с химикатами. Рабинович.)
   Со дня похищения бандой Маэды прошло уже больше недели. В газетах и по телевидению сообщали о несчастном случае на вилле предпринимателя, а также о следствии, начатом по делу преступного клана. Некоторые обозреватели высказывали осторожные предположения о том, что происшедшее стало результатом войны якудза, когда более сильный клан уничтожает и поглощает слабого конкурента. Полиция хранила упорное молчание, никак не комментируя ход следствия.
   Школьная жизнь вернулась в обычное русло. За Синдзи укрепилась странная репутация - загадочный тип, нервный и утончённый, с которым, однако, лучше не связываться.
   - Привет! - хлопнул его по спине Мураками Кано. В потоке других учеников они неторопливо двигались к школе.
   - Утренние новости видел? - Кано никак не мог запомнить, что Синдзи не смотрит телевизор.
   - Нет, а что там?
   - Не "что", а "кто"! Сорью-сама, конечно!
   Кано влился в ряды почитателей Аски и теперь искренне не мог понять, почему его приятель Икари Синдзи не желает разделить с ним это увлечение. Чтобы не шокировать товарища окончательно, Синдзи изобразил вежливый интерес.
   - И что она..?
   - Южная Африка. Взрыв на атомной электростанции. Пострадавшим, конечно, она уже не успела помочь, но прочие последствия ликвидировала за тридцать секунд. Круто?
   - Круто.
   - Привет, староста! На что уставилась?
   На ступеньках у дверей школы стояла Мацумото Нацки и озадаченно смотрела поверх их голов. Они оглянулись. Вдалеке, над портом, высоко в воздух поднимался идеально ровный столб бурого дыма.
  
   Урок биологии уже подходил к концу, когда в распахнувшейся двери появился директор Такахаши. Он коротко кивнул преподавателю и обратился к Синдзи.
   - Икари-кун, выйди на минутку, тут с тобой хотят поговорить.
   Синдзи бросил недоуменный взгляд на старосту. Та в ответ неопределённо пожала плечами и отрицательно мотнула головой. В коридоре действительно ждал не префект, а какой-то незнакомый лысый дядька - невысокий, сухощавый, в деловом костюме и массивных роговых очках.
   - Икари Синдзи, Михаил Рабинович, - представил их директор. - Икари-кун, этот господин хочет поговорить с тобой по одному важному делу.
   - Приятно познакомиться, - посетитель вежливо кивнул.
   Синдзи пробурчал ответную вежливость. Директор посмотрел на часы.
   - Не буду вам мешать.
   Откланявшись, он направился в свой кабинет.
   - Кто вы? Что вам нужно? - хмуро поинтересовался Синдзи у Рабиновича.
   - Я - адвокат, представитель промышленной группы "Дженерал кемикс" в Японии. Нахожусь в Кобэ по делам фирмы, - этот дядька явно был не из последних в своём деле - он умел внушать доверие. Рассудительная речь, вежливые манеры, успокаивающий бархатистый голос.
   - Что вам нужно? - упрямо повторил Синдзи. Он уже всерьёз прикидывал, куда будет сподручней выбросить труп назойливого незнакомца.
   - Вы, должно быть, обратили внимание на дым в небе над портом. Дело в том, что сегодня утром там произошёл несчастный случай - самовоспламенились цистерны с некими материалами.
   - Какими ещё материалами? - нехотя спросил Синдзи. Ему было наплевать на проблемы этого человека, но происшествие могло касаться его подработки сегодня вечером.
   - Буду откровенен, это отходы химического производства. При их горении образуется высокотоксичное вещество - диоксин. Сейчас штиль, но уже давно настало утро, и дневной бриз может с минуты на минуту опрокинуть равновесие в атмосфере. Тогда диоксиновое облако накроет город. Число жертв будет исчисляться сотнями тысяч.
   Синдзи равнодушно пожал плечами.
   - Ну так потушите пожар, организуйте эвакуацию. Я-то тут при чём?
   Рабинович грустно улыбнулся.
   - Пожар высшей категории сложности. Местные пожарные ни за что не успеют управиться с ним до вечера. А эвакуировать весь Кобэ... Да ещё быстро... Вы представляете себе, как это можно осуществить в принципе?
   Синдзи начал терять терпение
   - Так что вы от меня-то хотите?
   - Сорью Аска Лэнгли любезно согласилась помочь нам. Но она сейчас находится в Южной Африке и сможет прилететь в Кобэ только через два-три часа. Я обратился к вам как раз по её рекомендации. Она утверждает, что вы можете помочь ей добраться гораздо быстрее.
   - Понятно.
   - Она очень рассчитывает на вашу помощь, - проникновенно добавил Рабинович.
   Синдзи на миг задумался, потом неохотно кивнул.
   - Ладно, так и быть. Где она?
   - В небе над Кейптауном. Она сказала - вы легко сможете найти её.
   - "Даже такой тормоз, как он, легко найдёт меня" - так, что ли? - проворчал Синдзи.
   - Она сказала, что поиск лучше начать с большой высоты - вы знаете, как, - Рабинович дипломатично сменил тему.
   - Ладно, - повторил Синдзи. - Отвернитесь.
   - Э... Прошу прощения..? - адвокат явно растерялся.
   - Отвернитесь!
   - Да, прошу извинить, - Рабинович торопливо отвернулся к окну.
   Синдзи открыл окно перехода на высоте двести километров над мысом Доброй Надежды. Аска была права - найти её было несложно. Высоко над городом к северо-западу переливался зелёно-голубыми цветами огромный треугольник полярного сияния. Треугольник был особенно ярким у одной из вершин, расползаясь и затухая к противоположной стороне.
   Синдзи переместил окно перехода к яркой вершине. Так и есть - Аска летела куда-то в сторону моря, оставляя за собой сполохи ионизированного воздуха. Он расположил окно прямо на её пути. Аска остановилась и повисла в воздухе, любимым жестом уперев руки в бока. Смотрелась она бесподобно - подогнанный по фигуре серебристый комбинезон, элегантная чёрная гарнитура на голове и сияющие крылья за спиной. Некоторое время они разглядывали друг друга, затем Аска что-то сказала и повела рукой.
   Синдзи спохватился и открыл переход. Преодолевая сопротивление встречного потока воздуха, Аска влетела в школьный коридор. Быстрым движением поправила причёску и заговорила, направив отрешённый взгляд в сторону:
   - Тор, это Валькирия. Как слышите?.. Отлично. Я на месте... Вас поняла. Через полчаса вылетаю... Авианосец? Хорошо.
   Закончив разговор, она отвела от губ чёрную каплю микрофона, подняв его держатель вертикально вверх, параллельно тонкой спице антенны. Синдзи тем временем закрыл переход.
   - Прошу прощения, Икари-сама, я могу повернуться? - раздался голос от окна.
   - Послушай, Синдзи, - Аска озадаченно покосилась на Рабиновича, - Может, хватит уже выделываться?
   - Ты о чём?
   - Пошли со мной! Будем работать на пару. Деньги, слава, почёт. Уж мы-то с тобой это заслужили! Скажешь - нет?
   - Не знаю. Ты и сама неплохо справляешься. Денег мне хватает, славы я не хочу.
   - А как же люди?
   Синдзи пренебрежительно поморщился. Адвокат кашлянул, напоминая о себе.
   - Э, как вас там, - Аска щёлкнула пальцами, - Рабинович? Вы можете идти. Оформите всё, как обычно. И не забудьте долю Икари!
   - Наличными? - уточнил адвокат.
   Синдзи, который не очень отчётливо понимал, о чём идёт речь, безразлично пожал плечами.
   - Наличными, - подтвердила Сорью. - И не тяните с оплатой!
   Адвокат вежливо кивнул и двинулся прочь по коридору. Аска снова взялась за Синдзи.
   - Сам подумай, - не отступала она. - Сюда же ты меня привёл?
   - Ну, да. Но мне сказали, что тут все погибнут. И что ты рассчитываешь на мою помощь.
   Рабинович, который направлялся к лестнице, ускорил шаги.
   - Я?! - Аска фыркнула. - Ни на что я не рассчитывала! Меня в море ждали авианосная группировка и гиперзвуковик в Японию! Часа через два уже была бы у вас. Мне сказали, что попробуют связаться с тобой, а я ответила: "Попробуйте". Вот и всё.
   - Вот гад!
   - Да не трогай ты его! - махнула рукой Аска, угадав намерения Синдзи. - Этот Рабинович свою задницу прикрывал. Ты что - не понял? Ведь загорелись отходы с их предприятий, и если бы это всплыло...
   - Ясно, - уныло отозвался Синдзи. - И ещё он говорил, что через два часа будет поздно.
   - Ну, как раз в этом он не соврал. Постой! - она нахмурилась. - Так ты только из-за этого мне помог?
   Синдзи смотрел в пол. Осознавать, что тебя обманом использовали, было стыдно и неприятно.
   - Понятно, - Аска перевела подозрительный взгляд со своего приятеля на дверь с табличкой "3-А". Подошла к двери, невинно поинтересовалась:
   - Ты здесь учишься?
   - Да. Зачем тебе?
   Аска никак не отреагировала, внимательно разглядывая табличку. Синдзи подошёл и встал рядом.
   - У нас, кстати, урок, так что...
   Аска взяла его за локоть.
   - Я только одним глазком, - и одним движением распахнула дверь настежь.
   У Синдзи снова возникло непривычное и неприятное ощущение сцены - в полной тишине на него и прижавшуюся к нему Сорью смотрели тридцать пар глаз.
   - Ой, простите! - совершенно естественно засмущалась Аска, изящно поведя крыльями. - Я как-то не подумала, что у вас урок.
   - Что вы, что вы! - учитель опомнился первым. - Мы всегда рады таким гостям!
   - Нет-нет, извините! Я, как всегда, не ко времени!
   Синдзи не узнавал Аску - она была воплощением хороших манер, изящества и женственности. Парни в классе буквально таяли от восторга. Учитель развернул плечи и старался казаться молодцом хоть куда. Девчонки с завистливым восхищением таращились на неё, стараясь не упустить ни одной детали.
   Насладившись произведённым эффектом, Аска взяла Синдзи за локоть второй рукой и, приподнявшись на цыпочки, легонько чмокнула его в щёку. Класс окончательно онемел. Синдзи тоже.
   - Ладно, Син-чан, будь умницей и никого не обижай, - она вытерла с его щеки несуществующую помаду. - Будет время - загляну. Можешь меня не провожать. Пока!
   Помахав рукой в класс на прощание, Аска умчалась. Синдзи неловко топтался в дверях под перекрёстными взглядами одноклассников. Наконец он не выдержал и развёл руками.
   - Ничего такого! Мы просто учились вместе! В Токио-3!
   Через несколько секунд со школьного двора взлетела ввысь яркая золотая комета. Ещё через несколько секунд облако дыма над портом исчезло, словно его никогда и не было.
  
   Уроки закончились, ученики разошлись по домам и клубным комнатам. Синдзи смотрел в окно, провожая взглядом уходящих. Щёлкнул замок двери, и в класс вошла староста с ведром в руке.
   - А где Мураками-сан? - удивился Синдзи. - Мы ведь должны были дежурить с ним!
   - На первой перемене я изменила график. И попросила Мураками ничего тебе не говорить.
   Синдзи припомнил загадочный взгляд, который бросил ему Кано напоследок. Вот оно что. А он-то думал, что это из-за Аски. Его и так сегодня весь день осаждали одноклассники с вопросами о Сорью-сама и их школе в Токио-3. Синдзи не вдавался в подробности, отделываясь общими фразами. Ну, да, учились вместе. Ну, какая она - обыкновенная она! Нет, тогда никаких крыльев ни у кого не было. Всё, больше ничего не знаю, отстаньте!
   Сегодня был один из тех дней, когда Синдзи жалел, что поддался порыву и поступил в школу. С другой стороны, школа ему нравилась. Нравились учителя, одноклассники, нравился сам город. Было даже немного жаль, что впоследствии всё это превратится в ничто. Именно немного, потому что предупреждение Робертсона со временем начинало казаться сказкой - страшной, но ненастоящей, понарошковой.
   - И зачем тебе это? - спросил он. - Я уже всё рассказал.
   - Я подменилась до визита Сорью-сан. После него я бы уже этого не делала. Незачем.
   Синдзи молчал, ожидая продолжения. Мацумото вздохнула.
   - Видишь ли, я просто хотела поговорить.
   - О чём?
   - О тебе. Нет-нет, ты не подумай - ничего такого! - она усмехнулась. - Мне просто стало интересно. Ты постоянно что-то скрываешь, что-то недоговариваешь, вокруг тебя вечно творятся какие-то тёмные дела.
   - Насчёт тёмных дел могла бы у отца спросить, - Синдзи отвернулся к окну.
   - Спрашивала. Угадай, что он мне ответил?
   Синдзи насторожился.
   - Понятия не имею.
   - Он сказал: "Забудь о нём".
   - И всё?
   - Ещё он сказал, что меня переведут в другую школу, если я от тебя не отстану.
   - Что за глупости? Ты же и не приставала ко мне!
   - Вот именно. Представляешь, как мне было обидно? Вот я и решила всё разузнать сама. Но в этом уже нет нужды - теперь я догадываюсь, откуда ветер дует.
   - Ты об Аске? Нет, она здесь ни при чём.
   - Правда? - недоверчиво-насмешливо уточнила Мацумото. Она подошла к нему вплотную и заглянула в глаза.
   - Скажи, вы уже целовались?
   Синдзи отвёл взгляд. По ехидной улыбочке старосты понял, что прокололся, и начал оправдываться:
   - Один раз. Но это ничего не значит, мы так - от скуки!
   - Ну надо же! И кто это так сильно заскучал - ты или она?
   Мацумото, не отрываясь, смотрела в его лицо, и Синдзи решительно не мог врать. Молчать же в данном случае было всё равно что сказать правду. Отпираться перед всем классом почему-то было проще.
   - Она. Ну и что? Какая разница?
   - Ох, Синдзи... Прости! - спохватилась она. - Мне так и хочется назвать тебя по имени! Можно?
   Он пожал плечами.
   - Можно, конечно. Почему бы и нет? Ты что сказать-то хотела?
   - Понимаешь, Синдзи, от скуки можно смотреть телевизор, читать, гулять. А она почему-то выбрала целоваться. Причём - именно с тобой. Тебя это ни на какие мысли не наводит?
   - Нет. Она в то время вешалась на другого парня.
   - А он что?
   - А ему было всё равно. Он был старше её лет на десять, и его интересовала другая.
   - Ну и где он сейчас? Ведь Сорью-сан приехала к тебе, а не к нему! Или у тех двоих всё сложилось?
   - Её убили два месяца назад. Его - чуть раньше. Они были... - Синдзи запнулся, подбирая определение, потом махнул рукой. - Замечательные они были. Оба.
   - Извини, - виновато сказала староста. - Я не хотела...
   - Знаешь, у него было хобби - он выращивал арбузы. Он даже устроил себе небольшую бахчу. Мы говорили с ним последний раз именно там. А с ней мы попрощались у лифта - она отправила меня вниз, а сама осталась. С тех пор я о ней не слышал.
   - Так чего ты расклеился? Может, она жива ещё!
   Вкус крови на губах и смертельная усталость в глазах Мисато. Синдзи покачал головой.
   - У неё уже было прострелено лёгкое. Армия штурмовала штаб-квартиру NERV с приказом уничтожать всех, и у неё не было шансов. И, будь она жива, она уже связалась бы со мной.
   - Постой-ка, - нахмурилась Нацки. - Так ты во время операции был там? Насколько я знаю, из Токио-3 эвакуировали всех гражданских.
   Синдзи вздохнул.
   - Слушай, ты достойная дочь своего отца. Я уверен, детектив из тебя получится первоклассный.
   - Ну, если уж меня переводят в другую школу, то хоть будет за что!
   - Не волнуйся.
   - В смысле?
   - Я поговорю с директором, чтобы тебя оставили здесь. Главное - не болтай лишнего.
   - М-да. Заманчивое предложение, - староста скорчила забавную задумчивую гримаску, - Вот и думай теперь, что лучше - принять его или остаться честной полицейской?
   Синдзи не выдержал и рассмеялся.
   - Конечно, принять, Мацумото-сан! Даже не сомневайся!
   - Ага, все мафиози и взяточники говорят то же самое. Кстати, как ты меня назвал?
   - Я?
   - Ну не я же! - возмутилась староста. - Синдзи, мы ведь договорились - по именам! Меня, если ты забыл, зовут Нацки. Это же очень просто - "Нац-ки"! Ну, чего же ты? "Нац-ки"! Давай! "Нац-ки"!
   - Хорошо-хорошо... э... Нацки-сан.
   - Ну, вот, опять двадцать пять! При дружеском обращении суффиксы не употребляются. Давай ещё раз.
   - Нацки.
   - Вот так-то лучше, - она чисто мальчишеским жестом ткнула его в плечо кулачком. - Ладно, давай наконец начнём уборку, а то мы так и до завтра не управимся.
  
   Они уже почти закончили, когда в дверь протиснулся здоровенный громила в деловом костюме и тёмных очках. Он кивнул в коридор и следом появился Рабинович с алюминиевым кейсом в руке. Завершал шествие второй громила, выглядевший точной копией первого.
   - Чего вам? - неприветливо поинтересовался Синдзи.
   - Я бы сказал - личный разговор, - успокаивающим бархатным голосом ответил адвокат.
   - Мне выйти? - осведомилась Мацумото.
   - Что вам нужно? - упрямо повторил Синдзи.
   Рабинович пожал плечами.
   - Ваш гонорар. Вы сказали - вас устроят наличные. Я их принёс.
   Синдзи смутно припомнил подробности дневного разговора.
   - Ну так давайте их сюда. Тоже мне, шпионская операция.
   Рабинович поставил кейс на ближайшую парту, извлёк из него листок бумаги.
   - Вот. Распишитесь в ведомости, пожалуйста.
   Синдзи нашёл свою фамилию и оставил напротив неё подпись. Адвокат развернул к нему и распахнул кейс, доверху забитый купюрами в банковских упаковках.
   - Что это? - глупо спросил Синдзи.
   - Ваш гонорар. Восемь миллионов иен.
   Староста притихла и обратилась в слух.
   - За что? Это слишком много.
   - Поверьте, Икари-сама, эти деньги - ничтожная доля от тех затрат, которые возникли бы, не предотврати Сорью-сама катастрофу. Я уж не говорю о человеческих жизнях, которые бесценны сами по себе, не так ли?
   - Тогда и заплатите эти деньги Аске. Она их заработала больше, чем я.
   - Уже заплатили. Не меньше, чем вам, можете быть спокойны. Сорью-сама - леди с запросами, она умеет ценить своё время и свои усилия. К вам это тоже придёт со временем.
   - Я не собираюсь зарабатывать таким способом.
   - Почему? - искренне изумился Рабинович. Настолько искренне и настолько по-дружески, что Синдзи задумался - а действительно, почему?
   - Поймите простую вещь, - продолжал адвокат. - Вы знаете из уроков информатики, что всё многообразие этого мира можно закодировать и представить в единообразном виде ноликов и единичек. Но не только их! Всё в этом мире имеет также и своё денежное выражение, свою стоимость, если угодно. Любой, даже самый грандиозный проект вроде моста через Ла-Манш или колонизации Луны, можно представить в денежном выражении - стоимость материалов, исследований и зарплат занятых в проекте людей - понимаете?
   - Ну, да, - мрачно отозвался Синдзи. - "Всё продаётся и покупается". Как же, слышал.
   - Нет-нет-нет! - с жаром возразил Рабинович, - Вот тут вы ошибаетесь. "Имеет стоимость" не значит "продаётся". Имеют стоимость леса, месторождения, дома и предметы. Но вас же никто не заставит их продать, если вы этого не хотите, верно?
   - Ну, допустим, - Синдзи невольно заинтересовался.
   - Но такую же ценность имеют и люди - их время, их усилия, их таланты, наконец! Один может за час добыть тонну руды, а другой - три. Значит, время второго в три раза более ценно, чем первого. Или, если угодно, талант второго стоит втрое дороже. Пример грубый, но, я думаю, вы меня поняли.
   Синдзи неуверенно кивнул. Воодушевлённый Рабинович продолжал развивать свою мысль.
   - Стоимость каждого таланта зависит от его нужности и уникальности. Сколько стоит способность создавать золото из ничего? Наверное, очень дорого. Но если такой способностью будут обладать все, она не будет стоить и цента. Многие люди, заполучив какой-нибудь талант, освоив какую-нибудь профессию, успокаиваются. Это глупые люди. Умные люди учатся всегда и всему. Они постоянно приобретают новые способности. Они всю жизнь совершенствуют и оттачивают те, что есть, делая их тем самым всё уникальнее. Дар Сорью-сама уникален. Кроме того, он необходим всем. Поэтому он стоит дорого. Очень дорого. Открою маленькую тайну - она уже сейчас входит в список самых богатых невест планеты. Но ваш дар, Икари-сама, так же уникален! И в сочетании с даром Сорью-сама он может принести просто фантастические результаты!
   Синдзи отрицательно замотал головой.
   - Нет. Не хочу.
   - Но почему нет? - вскричал Рабинович. - Ведь в этом случае ваш дар подобен месторождению алмазов на глубине ста километров! Они есть, они стоят кучу денег, но из-за недоступности всё равно что их нет! Подумайте, сколько человеческих жизней вы успеете спасти, наконец!
   - Не хочу, - повторил Синдзи. - Нам пора по домам. Да, Нацки?
   Староста утвердительно кивнула - не потому, что была согласна, а просто чтобы поддержать одноклассника в споре с незнакомцем. Рабинович безнадёжно вздохнул и развёл руками.
   - Очень жаль. Но ничего не поделаешь, жить в бедности - тоже выбор. По своему достойный уважения, - он полез в карман и достал два маленьких белых прямоугольника. - Но, если вдруг передумаете - вот, - он протянул Синдзи одну из визиток.
   Тот неохотно принял её, и Рабинович отдал вторую старосте.
   - На всякий случай, - пояснил он. - Мало ли какие проблемы я могу помочь решить.
   - Например, если Синдзи потеряет свою, - Мацумото задумчиво рассматривала визитку. - Интересно, как вы будете от меня отделываться, если я и правда позвоню с проблемами?
   Во взгляде Рабиновича появился неподдельный интерес.
   - А вы обращайтесь. Там будет видно. Возможно, это станет началом долгой дружбы и плодотворного сотрудничества. У нас как раз не хватает региональных представителей в Японии.
   - И какие же мои таланты вы собираетесь оплачивать?
   Адвокат широко улыбнулся.
   - Умение работать головой, знание жизни и людей. Мне почему-то кажется, что мы с вами сработаемся. Только не забывайте о том, чем умные люди отличаются от глупых. Договорились?
   - Договорились.
   Рабинович откланялся и, сопровождаемый охраной, удалился.
   - О каком даре он говорил? - спросила староста, когда за незваным гостем закрылась дверь.
   - Не твоё дело, - Синдзи захлопнул кейс.
   - А почему ты не хочешь помогать людям?
   - Надоело.
   - Что значит - "надоело"?
   - Хватит, напомогались.
   - Когда? Где?
   - В Токио-3.
   - Так сильно помогал? Устал, бедняжка?
   - Да что ты понимаешь?!
   - А что тут понимать? И так всё ясно!
   - Да мы из кожи вон лезли, чтобы спасти этот долбаный мир и это так называемое благодарное человечество! А все вокруг нам врали, врали, врали! И что мы за это получили? Больничную палату в Саитаме и трёхдневный допрос в Мисиме!
   - Не кричи на меня.
   - Я не кричу!
   - Кричишь. И, послушай, если вы были там во время штурма, вас просто обязаны были опросить, ничего удивительного.
   - Опросить?! Да на третий день мы уже шевелиться не могли! Мы сознавались во всём - и в том, что делали, и в том, чего не делали! Мы соглашались со всем - что нам ни говорили, как нас ни обзывали! Мы были готовы им пальцы ног вылизывать, лишь бы нас отпустили!
   Глаза старосты округлились, она отшатнулась и упёрлась в парту позади.
   - Что это? - испуганно спросила она, глядя за спину Синдзи.
   Он опустил голову, сделал несколько глубоких вдохов. Убрал крылья, подобрал портфель и совершенно спокойным голосом спросил:
   - Где?
   - У тебя за спиной.
   - Нет там ничего. Тебе показалось. И, знаешь, забудь, что я тут наболтал.
   - Как же, забудешь такое. Но если всё это правда - давай их накажем! Это же незаконно! Я поговорю с отцом, он поможет!
   Синдзи устало отмахнулся.
   - Не надо. Я уже сам всех наказал.
   - Как Маэда?
   - Не важно.
   - А эти крылья - откуда они?
   Синдзи задумчиво смотрел на старосту. Вот ведь не было печали. А он был уверен, что успел всё если не позабыть, то принять и успокоиться. Надо же было так оплошать. Мацумото терпеливо ждала.
   - Знаешь, - Синдзи криво усмехнулся, - надо бы и правда перевести тебя куда-нибудь подальше. Ты слишком много видела. И слышала.
   Староста с оскорблённым видом выпрямилась. Смерив его презрительным взглядом, подхватила портфель.
   - Удачи! - она выскочила в коридор и с силой захлопнула за собой дверь.
  
   Изначальный мир. 15 сентября 2016 (Встреча с Робертсоном. Рицко и Рэй)
   Утро начиналось, как обычно - Синдзи влился в поток учеников и зашагал по школьному двору к главному входу. У самых ворот в компании Исиды Саюри и Накано Кейко стояла Мацумото Нацки. Кивнув подружкам, она отделилась от них и пристроилась рядом с Синдзи.
   - Привет, - сказала она.
   - Привет, - он снял наушники.
   - Спасибо.
   - За что?
   - Ты вчера говорил с директором.
   - Говорил, - секунду спустя он сообразил, что это был не вопрос, а утверждение.
   - Спасибо за то, что я остаюсь здесь.
   - А ты откуда знаешь?
   Она неловко усмехнулась.
   - Мне отец вчера такую выволочку устроил...
   - Не волнуйся. Я сам уеду.
   - Зачем? Не надо.
   - Знаешь, я просто хочу вести нормальную жизнь. А если все вокруг будут знать...
   - Никто ничего не знает, - твёрдо возразила Мацумото.
   Синдзи недоверчиво покосился на неё. Перед его мысленным взором стояла отчётливая картинка: уютно устроившаяся на диване Нацки берёт в руки телефон, набирает один номер за другим и болтает, болтает, болтает...
   - Я ничего никому не говорила. Никому, - она коротко кивнула в сторону подружек. - Даже им.
   Синдзи растерянно молчал. Похоже, планы поскорее найти другую школу, желательно на противоположной стороне Японии, отменялись.
   - И ещё, - они остановились у самого входа, и Нацки потянула Синдзи в сторонку, чтобы не стоять на пути людского потока. - Извини. Я плохо о тебе подумала.
   - А, ну... - Синдзи почесал затылок. - Ничего, всё нормально.
   Староста укоризненно смотрела на него. Синдзи ничего не понимал.
   - Что?
   - Я плохо о тебе подумала, и я извинилась.
   - Ну, да.
   Нацки терпеливо вздохнула.
   - Ты тоже обо мне плохо подумал. Спорим - ты был уверен, что я тут же всех обзвоню и всё разболтаю!
   - Ну, э-э-э... - Синдзи опять почесал затылок. - Ах, да! Ты меня тоже извини.
   - Наконец-то! - просияла староста. - Парни бывают такими тормозами, - привычным жестом она ткнула его в плечо кулачком. - Ладно, извинения приняты!
   Помахав ему рукой, она скрылась в дверях школы.
   Возле шкафчика сменной обуви на плечах Синдзи повис Мураками Кано.
   - Ну, ты даёшь, мужик!
   - Чего?
   - Как - "чего"? Уже и здесь подружкой обзавёлся! И какой!
   - А какой?
   - Да ты что! Она же лучшая ученица! У нас же теперь все уроки будут сделаны!
   - А, вон ты о чём. Я-то думал, ты скажешь: "Симпатичная".
   - Ну, и это тоже. Слушай, попроси у неё домашку по алгебре списать!
   Синдзи пожал плечами.
   - Мою возьми.
   Мураками недоверчиво воззрился на приятеля.
   - Ты же говорил, что много пропустил.
   - Догоняю потихоньку.
   - Да ты крут! - восхитился Кано и тут же спохватился. - Так чего мы стоим? Давай быстрей, я же списать не успею!
  
   До конца последнего урока оставалось меньше пяти минут. Самые нетерпеливые уже давно посматривали на часы.
   - Исида-сан, - раздался утомлённый голос учителя, - Посмотрите на доску, наконец. Материал сложный, в окне такого не увидишь.
   - Она там жениха высматривает, - тут же выдвинул гипотезу Мураками.
   - Дурак! - моментально среагировала Исида.
   - Точно, - поддержал его кто-то из парней. - Вон у ворот стоит.
   Синдзи выглянул в окно. У самых ворот действительно застыл высокий плечистый субъект в парадном офицерском обмундировании. Он стоял, развернувшись вполоборота от школы и прижимая к себе локтем чёрную глянцевую папку. Расстояние и положение не давали разглядеть его как следует, но Синдзи он смутно показался знакомым.
   - Не отвлекайтесь! - оборвал весельчаков учитель. Он показал на доску. - Запишите и выучите наизусть эти формулы. На сегодня всё.
   Последняя фраза прозвучала одновременно со школьным звонком.
  
   Синдзи немного задержался - он и ещё несколько учеников старательно переписывали формулы с доски.
   - Ну, всё? - нетерпеливо спросила староста, заглянув через плечо в тетрадку Исиды Саюри. Накано Кейко пританцовывала у дверей и мурлыкала под нос незатейливый мотивчик, дожидаясь подруг.
   - Последняя... Всё! - объявила Саюри. Она торопливо побросала в портфель школьные принадлежности и вслед за Нацки помчалась прочь из класса.
   Синдзи посторонился, пропуская девчонок вперёд.
   Он нагнал их у шкафчиков со сменной обувью у выхода. Народ разошёлся, и здесь было пусто. В соседнем ряду шкафчиков переговаривалась троица одноклассниц.
   - Надо же такое придумать: "Жениха!" - возмущалась Саюри.
   - Да брось ты, - беспечно отозвалась Нацки.
   - Кстати, он ещё там, - заметила Кейко. - Ждёт, наверное, кого-то.
   - Невесту выбирает! - хихикнула Саюри.
   - Что-то долго.
   - Привередливый!
   - Откуда ты знаешь - может, уже выбрал?
   - А как узнать? И кого?
   - А с кем первой заговорит - та и невеста!
   - Так он ни с кем не говорит. Просто стоит и смотрит.
   - Значит, это наш шанс! - Кейко изобразила физрука, подбадривающего команду.
   Подружки захихикали - пародия получилась убедительной.
   - Ну, вы даёте! - неловко фыркнула Нацки. - Вам сколько лет?
   - Давай-давай, чего там! - поддержала подругу Саюри.
   Синдзи столкнулся с ними, когда вышел из прохода между шкафчиками. Нацки смутилась, но тут же напустила на себя независимый вид, и, показав ему розовый язычок, выскочила на улицу. Расправив плечи, она походкой манекенщицы на подиуме двинулась к выходу со двора. Стараясь не уступать ей ни в чём, по сторонам пристроились Кейко и Саюри.
   Синдзи пожал плечами и двинулся следом. На ходу достав из кармана наушники, он распутал провод и воткнул штекер в гнездо плеера на поясе. Троица подруг гордо продефилировала мимо блестящего офицера. Синдзи успел воткнуть в ухо один из наушников, когда знакомый голос заставил его вскинуть голову.
   - Икари-сама?
   Синдзи всмотрелся в офицера. В памяти всплыл тот злосчастный день в минсюку. "Нас постоянно выручал этот капитан".
   - Джек? Джек Робертсон?
   Оба невольно оглянулись на взрыв девичьего хохота неподалёку. Нацки, Кейко и Саюри буквально лежали друг на друге, не в силах справиться с приступом безудержного веселья.
   - Что это с ними? - удивился Робертсон
   - А кто их знает, - Синдзи махнул рукой. - Не обращайте внимания - они всегда такие.
   - Там посредине - Мацумото Нацки, верно? - уточнил майор.
   - Верно. Зачем она вам? Я же сказал - отстаньте от неё! Такахаши-сан вам передал?
   - Конечно. Но слишком поздно. Цепочка получилась слишком длинной, мы еле успели всё отменить.
   Синдзи пожал плечами.
   - Ну так придумайте что-нибудь.
   - Вот поэтому я и здесь, - пояснил майор. - Вот, взгляните.
   Он раскрыл папку и достал из неё лист гербовой бумаги, усеянный печатями и размашистыми подписями. Робертсон специально оставил папку открытой - так, чтобы его собеседник увидел лежащий там цветастый прямоугольник фотографии.
   - Сим удостоверяется... майор Джек Робертсон... полномочный представитель организации объединённый наций... - Синдзи поднял непонимающий взгляд на майора. - Робертсон-сан, что это?
   - Я уже говорил - можно просто "Джек". А это - верительная грамота ООН. Точно такую же я предоставил Сорью-сама.
   - Понятно. Значит, Тор - это тоже вы?
   - Тор? - майор недоуменно нахмурился, затем, сообразив, отрицательно покачал головой. - Нет. "Тор" - позывной оперативного штаба ликвидации катастроф. Сорью-сама приняла наше предложение о сотрудничестве, как вы знаете.
   - Я не собираюсь помогать вам.
   - Я знаю. Рабинович говорил. Мы просто подумали - зачем нам общаться через посредников? Это долго и неудобно. Икари-сама, у вас есть мобильный телефон?
   - Нет. И ещё... - Синдзи замялся. Подчёркнуто уважительное обращение ласкало слух, но при этом изрядно смущало. Робертсон ждал, всем видом демонстрируя почтительное внимание.
   - Джек, будет лучше, если вы меня тоже будете называть по имени. И... это... спасибо за помощь. Ну, там - у Ямадо.
   - Да не за что. Сам такое не люблю. Значит, на "ты"?
   Синдзи кивнул.
   - Угу.
   Робертсон дружески улыбнулся и протянул свободную руку Синдзи. Тот неуверенно улыбнулся в ответ. Майор напоминал Кадзи всем - повадкой, улыбкой, комплекцией, разве только был чуть серьёзнее. Обменявшись рукопожатием с майором, Синдзи покрутил грамоту в руках, не зная, как с ней поступить. В конце концов он собрался положить её в раскрытую папку, которую Робертсон продолжал держать перед собой.
   Взгляд Синдзи упал на фотографию. Рука с грамотой замерла на весу.
   - Что это?
   - Где? Ах, это... Прощальное фото, по пути сюда забрал из проявочной, - Робертсон аккуратно взял из рук собеседника грамоту и вложил в папку. - Хочешь взглянуть? На ней я, доктор Акаги и сирота, который жил у нас, пока его не забрали родственники.
   Разглядывая фото, Синдзи пытался собраться с мыслями. Он считал Рицко своей. Она помогала им, опекала их, поддерживала их. Но после штурма NERV она вела себя странно, непривычно. Холод, отчуждение, даже какая-то непонятная враждебность к Рэй. "Стоп!" - одёрнул он себя, - "При чём тут Рэй? Мне теперь всё равно, что с ней!" Несмотря на решительное напоминание, на душе заскребли кошки.
   - Она была в допросной в последний день, - сказал Робертсон. - Ямадо приказал ей оценить ваше состояние. Вы оба были без сознания и не помните этого. Она потребовала немедленно прекратить допрос. Знаешь, я никогда её такой не видел - ни до того, ни после. Она чуть не кричала на генерала.
   - А он что? - Синдзи никак не мог придти к какому-либо определённому решению.
   - А он закурил, выпустил ей в лицо клуб дыма, знаешь - небрежно так - и заявил, что допрос доктора Акаги был несколько поверхностен и его тоже не помешает провести ещё раз.
   - А она что?
   - Испугалась. Прости её, она просто обычная женщина.
   - Где она сейчас?
   - Прости её, - глухо повторил Робертсон. - Она всё равно не смогла бы ничего сделать.
   Синдзи недоуменно посмотрел на майора и вдруг понял, чего тот боится. Вздрогнув, как от порыва холодного ветра, замотал головой.
   - Нет-нет! Я имел в виду... Я просто давно её не видел.
   - Она сейчас проверяет инцидент в Имабари. Я передам ей, что ты хотел с ней встретиться.
   - Нет-нет, не нужно! Ну, то есть, я хотел сказать - она, наверное, очень занята.
   - Глупости! Пять минут на тебя она точно найдёт, - Робертсон приободрился. - Я завтра принесу тебе мобильный и покажу, как им пользоваться. Причём не обычный сотовый, а спутниковый, как у Сорью. Можно хоть с северного полюса звонить.
   - Говорят, у них излучение сильнее, чем у сотовых. Да и сами они крупнее.
   - Ненамного, - успокоил его майор.
   Синдзи вернул фотографию и поинтересовался:
   - А этот сирота - кто он? Откуда?
   Робертсон пожал плечами.
   - Просто подобрали. Родителей не стало, остались только он и собака. Пожил немного у нас, пока мы искали его родственников.
   - А что с его родителями?
   - Ты их убил.
  
   Рицко глубоко вздохнула, чтобы немного унять бешено колотящееся сердце. Стоя на пороге минсюку, она ещё раз оглянулась. Пышная растительность с неестественно крупными плодами убедительно доказывали - она пришла по нужному адресу.
   Дверь открыла хозяйка. Сзади в холл выглядывал маленький мальчик. "Ватанабэ Кирико и её внук Кайто", - вспомнила Рицко. Их имена фигурировали в самом первом инциденте, который отловили MAGI. Тогда ещё не была создана информационная сеть, в которую стекались сообщения о всех подозрительных событиях в мире. Именно этой сетью сейчас пользовались группа "Тор" и второе дитя.
   - Простите, мы закрыты, - с ходу попыталась её выставить хозяйка.
   - Я не за этим.
   - Мы не продаёмся, - в холле появился хозяин. - Обстоятельства изменились, и мы передумали. Так что до свидания.
   Рицко слабо усмехнулась.
   - Знаете, я даже рада, что у неё такие надёжные защитники.
   - У кого? О ком вы? - фальшиво удивилась хозяйка. Хозяин настороженно молчал.
   - Мы с ней старые знакомые, - пояснила Рицко. - Я - доктор Акаги Рицко, в NERV я следила за состоянием организма Рэй.
   Она протянула хозяйке визитную карточку.
   - Вот, возьмите. Никто, кроме меня, не знает, что она здесь. И мне очень нужно поговорить с ней. Я хотела бы извиниться и кое-что объяснить.
   Хозяйка подозрительно разглядывала визитку.
   - Я подожду здесь, - Рицко показала на сад перед домом. - Если Рэй не хочет меня видеть, я развернусь и уйду. На визитке есть номер телефона, вы всегда сможете позвонить мне. Мой телефон наверняка прослушивается, поэтому просто скажите, что у вас освободилась комната на выходные.
   - Не понимаю, о чём вы говорите, - пожала плечами Кирико. Но визитку всё-таки приняла.
   - Здравствуйте, Акаги-сан, - раздался знакомый тихий голос. Рицко вскинула голову. На верхних ступеньках лестницы на второй этаж стояла Аянами Рэй.
  
   Оглушённый новостью Синдзи ошарашенно уставился на Робертсона.
   - Как... Когда?
   - Мисима, - просто ответил майор. Ему даже стало немного жаль мальчишку. Психологи предложили этот ход, полагая, что он станет хорошим способом сбить агрессивный настрой Протектора. Робертсон поддержал эту идею из других соображений - он считал, что парня давно пора приучить отвечать за свои поступки.
   - Я... Я не знал. Я не хотел.
   - Так всегда бывает, когда действуешь сгоряча и наобум.
   - И много..?
   - В общей сложности около двухсот тысяч. Это только мирных жителей.
   - Мы убегали, - Синдзи нахмурился, - и мне было всё равно. А если верить вашим словам, мир скоро развалится. Значит, в любом случае никто не выживет. Кстати, - он демонстративно повертел головой, - что-то я не вижу, чтобы мир как-то жутко пострадал.
   - Уже начал, - спокойно возразил майор. - Сорью Аска очень помогает справиться с ситуацией и не довести дело до крайности. Но она одна, и она не может успеть везде. Так же как и помочь пострадавшим.
   - Она же сама говорила - "пусть он сдохнет"!
   Разговор принимал нежелательный поворот, и Робертсон решил сменить тему. Протектор упрямился, а давить на него сейчас было и нежелательно, и затруднительно. Майор оттянул указательным пальцем воротник и смущённо улыбнулся.
   - Жарко. Слушай, Синдзи, можно - я буду приходить в чём-то более подходящем? А то этот дипломатический протокол, чувствую, меня доконает.
  
   Рицко переступила порог и очутилась в застоявшейся атмосфере комнаты Аянами. Рэй открыла окно, и в комнату вместе с тихим шорохом прибоя ворвался прохладный свежий воздух.
   - Ты в порядке? - на всякий случай спросила Рицко.
   Рэй выглядела непривычно подавленно. Бросив короткий взгляд на гостью, она коротко кивнула. Рицко откашлялась и начала заготовленную речь.
   - Рэй, я хочу извиниться перед тобой. И кое-что объяснить. Почему я так вела себя - во время штурма и там, в Мисиме.
   - Я видела вас, - тихо сказала Аянами. - Вы приходили тогда, в последний день допроса.
   - Мне казалось - вы оба без сознания, - так же тихо ответила Рицко.
   - Нет. Я вас видела. У вас сделалось такое лицо...
   - Извини. Ямадо просил меня оценить ваше состояние. Я сказала, что допрос нужно немедленно прекратить. А этот... этот... он сказал, что мой допрос был проведён небрежно и его тоже неплохо бы повторить.
   Рицко сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться, и полезла в сумочку за сигаретами. Опомнившись, остановилась.
   - Курите, - разрешила Рэй.
   - Нет, я лучше на улице, - Рицко решительно закрыла сумочку. - В-общем, знаешь, мне кажется - генерал заслужил то, что устроил ему Синдзи.
   - Вы тоже так думаете? - убито спросила Рэй.
   - А ты?
   - Мне это не было нужно, - её голос уже не был ни тихим, ни спокойным. Он звенел бессильной обидой. - Я ведь чувствую боль любого существа. Не как свою, нет. Но всё равно. И Синдзи - он... он...
   Рэй запнулась. Рицко никогда не видела её такой - голос дрожал, взгляд бегал из стороны в сторону. Ей явно нужно было выговориться.
   - Что - "Синдзи"?
   - Когда он устроил это похищение. Он сам как будто стал таким же, как тот генерал. Я ему пыталась всё объяснить! Я хотела, чтобы он понял! А он..! А он..!
   Остолбеневшая Рицко смотрела на Рэй. На её памяти Аянами не плакала никогда. Ни во время медицинских экспериментов, иногда весьма болезненных, ни в постреанимационной палате, где у неё фактически было забронировано постоянное место. А сейчас она рыдала, по-детски неумело размазывая слёзы по щекам.
   В душе Рицко поднялась тёмная волна гнева. Да что он себе позволяет, этот мальчишка! Ну, пусть он только попадётся ей в руки!
   - Ну-ну, не плачь, - Рицко обняла Рэй, погладила её по голове. - Мы что-нибудь придумаем.
   Да, вот именно! Она уж точно придумает, что сказать этому негоднику при встрече!
  
   Робертсон посмотрел на часы.
   - Не опоздаешь?
   - Куда? - не понял Синдзи и тут же спохватился. - Ох, блин! Работа же!
   - Могу подвезти.
   Синдзи замотал головой.
   - Не надо, я сам. Быстрее получится.
   Признаться, Робертсон его не понимал. Парень старательно вкалывал на работе, при этом умудряясь догонять школьную программу. Ему приходится пахать за двоих - но во имя чего? Зачем? Наверное, психологи правы и он действительно немного ненормальный. Впрочем, при личном общении это совершенно не ощущается. Обычный паренёк - вежливый, в меру застенчивый, немного замкнутый. Рицко, наверное, могла бы назвать его "милым".
   - Значит, до завтра, - подытожил майор. - Я принесу тебе телефон и передам Рицко, что ты хотел её видеть. Она немного занята в последние дни, но для тебя, думаю, она время найдёт.
  
   Акаги Рицко села в свой автомобиль, который оставила на платной стоянке Камидзимы, и открыла ящик для перчаток. По её просьбе Ватанабэ Исаму остановил машину в двух кварталах от этого места, и остаток пути ей пришлось проделать пешком. Это было сделано на тот случай, если за её машиной следили агенты безопасности.
   Рицко достала из ящика "Вектор-Вест" и открыла на нём историю звонков. Восемь пропущенных вызовов за последние два часа. Все - от Робертсона. Она нажала клавишу вызова.
   - Привет. Ты звонил мне?.. Нет, просто забыла телефон в машине... Ничего серьёзного, просто вспомнила наш уик-энд в этих краях, захотелось повторить. Вот - наводила справки... Нет, этого я заранее не планировала - просто не исключала возможность. Поэтому и не взяла вертолёт.
   Робертсон выражал естественное беспокойство за пропавшую подругу, и Рицко немного успокоилась. Не прерывая разговора, она извлекла сигарету и щёлкнула зажигалкой.
   - Машину? Побоялась заблудиться, взяла такси. Телефон остался в "бардачке"... Ну, прости, милый... Я больше не буду... А что - "председатель"? Не волнуйся. Поездка в Имабари планировалась на весь день, плюс-минус час ничего не решают. Тем более что там я уже всё проверила... Ага. Я тебя тоже люблю. Пока.
   Она расслабленно откинулась на спинку сиденья. Хорошо. Пока что всё идёт хорошо. "То есть нет!" - одёрнула она себя, - "Не совсем!" Совсем хорошо будет, когда она сумеет помирить Синдзи и Рэй. Положение осложнялось тем, что Аянами хотела сохранить в тайне своё местонахождение, и Рицко не нашла в себе решимости переубедить её.
   Теперь оставалось придумать веский повод для личной встречи с Протектором. И было бы совсем неплохо, чтобы он с первой же секунды не распылил её на атомы. Рицко вздохнула и погасила окурок. Задача была непростой, но она справлялась и не с такими. К тому же в её рукаве на такой случай оставался один козырь.
   Она завела двигатель и плавно тронула автомобиль с места.
  
   Изначальный мир. 16 сентября 2016 (Школьный розыгрыш. Приглашение Рицко. Орбита)
   Синдзи безучастно смотрел в окно. Сегодня он пришёл раньше обычного и теперь слушал, как за его спиной класс наполняется звуками шагов, голосами учеников и шумом передвигаемых стульев.
   - Эй, Икари-кун, - послышался голос Мацумото Нацки.
   Он оглянулся. Староста выглянула из-за развёрнутого томика манги, который, судя по всему, только что внимательно изучала. На обложке смуглый красавец в сомбреро с обожанием смотрел в глаза томного светловолосого красавца в белом ковбойском стетсоне.
   - Как прошло свидание? Удачно? - продолжала Нацки.
   - В каком смысле? - не понял он, - О чём ты?
   - Эй, Икари-кун, - раздался с задних рядов озабоченный голос Исиды Саюри. - Он был нежен с тобой?
   Исида, точно так же, как и староста, держала перед собой развёрнутый томик манги. На её обложке, в рамочке орнамента из алых роз, держались за руки два стройных длинноволосых красавца при шпагах и плащах. Судя по страстным взглядам, встретились красавцы явно не ради дуэли. Выдав заготовленную фразу и не услышав продолжения, Исида покосилась в сторону Накано Кейко. Туда же оглянулась и староста.
   Красная, как варёный рак, Накано разглядывала мангу, на обложке которой чёрный атлетичный красавец с кнутом в руках стоял над связанным светлокожим красавцем интеллигентного вида. Староста кашлянула. Накано не отреагировала.
   - Кейко! - позвала её Нацки.
   Накано вздрогнула, подняла на подругу виноватый взгляд и выдавила.
   - Ой, Нацки, извини! Просто тут такое... - и она ткнула пальцем в открытый том.
   Староста вздохнула. Жаль, такой хороший розыгрыш сорвался. Ну и ладно - Синдзи, оказывается, совершенно обаятельный парень, когда улыбается. А то ходит вечно, как в воду опущенный.
   - Ну, что там у тебя, - недовольно поинтересовалась она, поднимаясь с места. Заглянула в раскрытый томик Накано, и её глаза тут же округлились, а сама она моментально залилась краской.
   - Где ты взяла эту гадость?
   - Ну, там, где ты и говорила, - оправдывалась Кейко.
   Нацки осторожно, двумя пальцами, взяла том и развернула обратной стороной, чтобы разглядеть данные издателя.
   - Н-да. Даже странно, что они стали такое печатать. Кстати, тут же ограничение "до восемнадцати"! Как тебе вообще такое продали?
   Накано развела руками.
   - Наверное, продавец родную душу почувствовал, - Мураками Кано не смог упустить случай поязвить. - Извращенец извращенца... Ой, то есть - рыбак рыбака видит издалека.
   Девчонки переглянулись, и, не сговариваясь, дружно кивнули.
  
   Урок шёл своим чередом. Улучив момент, когда учитель выписывал на доске особо заковыристые цепочки формул, Мацумото Нацки развернулась к сидящему позади соседу. Она положила ему на стол томик манги, показала на Мураками и что-то тихо сказала. Так же точно поступили Накано Кейко с Исидой Саюри. Передаваемые из рук в руки, три томика яойной манги начали путешествие через весь класс к новому хозяину.
   Это перемещение не прошло незамеченным. К тому же последний том, брошенный на стол Мураками с соседнего ряда, как-то особенно вызывающе хлопнул о поверхность парты.
   - А вы бы не могли подобрать другое время для своих дел? - недовольно поинтересовался учитель.
   Мураками непонимающе оглядывался. На него косились одноклассники - кто с интересом, кто с осуждением. Учитель подошёл к нему и взял со стола один из томов. По случайности им оказался тот самый, который достался Накано Кейко.
   - Что это?
   - Не знаю.
   Брезгливо перевернув несколько страниц, учитель уронил мангу обратно на стол и, уходя, бросил через плечо:
   - На вашем месте я бы не стал афишировать так явно свои... наклонности.
   - Да это не я! - безнадёжно запротестовал Кано в спину удаляющегося учителя и скорчил злобную гримасу в ответ на подчёркнуто невинный взгляд старосты,
  
   Акаги Рицко посмотрела на часы - до начала большой перемены оставалось меньше десяти минут. Она выбрала место у школьных ворот, где её было бы хорошо видно из окна третьего "А". По её прикидкам, Синдзи обязательно должен был увидеть её, заинтересоваться и подойти. Время тоже было выбрано не случайно - большой перемены вполне хватило бы на самое длинное объяснение, при том позволяя в любой момент свернуть разговор, ссылаясь на необходимость обеда и дальнейшие уроки. Десять минут давали достаточно времени, чтобы её заметили, но недостаточно, чтобы она сама успела отказаться от своей затеи - признаться, доктор Акаги изрядно трусила.
   Минуты медленно тянулись одна за другой. Будь на её месте кто-то другой, он уже несколько раз успел бы отказаться от своего намерения. Но Рицко была не из тех, кто легко отказывается от однажды принятого решения. Звонок на перемену она восприняла, как избавление от гнетущей неопределённости - учитывая сказанное Робертсону, Икари не заставит себя ждать.
   Она не ошиблась.
   - Здравствуйте, Рицко-сан, - раздался за её спиной знакомый голос.
   - Здравствуй, Синдзи, - она повернулась к нему. - Давно не виделись.
   Секунду спустя она сообразила, что "давно" - всего лишь один или два месяца. Ощущение долгой разлуки у неё возникло из-за Синдзи - он был не таким, каким она привыкла его видеть. Выражение глаз, манера говорить, двигаться. Стали менее заметны застенчивость и неуверенность, оставив взамен настороженность и упрямство - то самое упрямство, которое позволило его отцу довести до конца свой грандиозный план.
   - У вас всё хорошо?
   Рицко кивнула в ответ, смущённо улыбнулась и неожиданно для самой себя выдала:
   - Я замуж выхожу.
   - Ух ты.
   - За Джека Робертсона. Ты его знаешь, - и тут же обругала себя за несдержанность.
   Волнение и ожидание сыграли с ней злую шутку - беседа отклонилась от намеченного сценария. Чтобы завоевать доверие Протектора, Рицко собиралась открыть ему местонахождение последнего из четвёрки дознавателей - того самого, которого отправили в больницу люди Робертсона. Этот план был одобрен лично председателем Килем и по его настоянию предполагаемую жертву заблаговременно перевели служить на отдалённый наблюдательный пункт на северном побережье. По мнению председателя, разбушевавшийся Протектор нанёс бы там наименьший материальный урон.
   Увы, разговор пошёл по другому руслу. Козырь, который она планировала выложить в самом начале беседы, не сыграл. Зато в её голове сложился план, который - она была уверена на все сто - обязательно сработает.
   - Кстати, я буду рада тебя видеть в качестве гостя. Вот, держи, - она полезла в сумочку и замерла, натолкнувшись взглядом на плоский футляр цвета хаки из упругой ударопрочной пластмассы.
   - Что там?
   - Совсем забыла. Джек просил меня передать тебе телефон и научить пользоваться им.
   - Да, он говорил вчера.
   - Хорошо. Только сначала возьми это, - она протянула ему белую открытку.
   - Что это?
   - Приглашение на свадьбу.
   Синдзи заколебался.
   - Что-то не так?
   - Я не знаю, уместно ли...
   - Я действительно хочу, чтобы ты пришёл.
   - И у меня нет костюма.
   - Не волнуйся. Всё будет скромно, в европейском стиле. Аккуратной школьной формы вполне достаточно. Или, если хочешь, я пришлю тебе смокинг.
   Синдзи попытался представить себя в смокинге и отрицательно тряхнул головой.
   - Нет-нет, не нужно. Я лучше в форме.
   Рицко проследила за тем, как её собеседник прячет в карман приглашение и достала из сумочки плоский футляр.
  
   Робертсон опоздал к началу совещания на целых тридцать секунд. Но, как оказалось, он был не последним - Рицко тоже не было. Стараясь не привлекать к себе внимание погрузившегося в бумаги председателя, майор проскользнул на своё место. Кляйн приветственно кивнул и снова застыл, ожидая распоряжений патрона.
   - Она передала ему приглашение на свадьбу. Хороший ход, - Киль оторвался от бумаг и посмотрел на майора. - Акаги Рицко Робертсон. Звучит, чёрт побери! Кстати, поздравляю.
   - Спасибо, сэр. Мы их только что отпечатали и не успели раздать всем. Так что...
   Председатель вскинул ладонь.
   - Увольте, Джек! Не обижайтесь, но я вряд ли найду время и силы. Прошу извинить старика.
   Киль снова зашелестел бумагами. Не так давно кабинет был оборудован интерактивным столом совещаний, но председатель, похоже, не собирался изменять устоявшимся привычкам.
   Робертсон огляделся. Рицко всё ещё не было, и он начал беспокоиться. Сегодня он весь день провёл в Киото по поручению Киля и о результате операции Рицко знал только из её короткого звонка. Невесёлый вид присутствующих тоже не настраивал на радужный лад.
   - А где доктор Акаги? - тихо спросил он у Кляйна. Тот не успел ответить - председатель сложил бумаги и небрежно хлопнул их на стол. Стол немедленно попытался установить контакт с положенным на него предметом, потерпел неудачу и обвёл стопку бумаг серым контуром.
   - У нас неприятности, Джек.
   - Какого рода?
   Вся деятельность Робертсона в последние годы заключалась в предупреждении и устранении неприятностей, поэтому слова начальника он воспринял не столько как повод для беспокойства, сколько как сигнал к началу активных действий.
   - Глобального рода, - проворчал Киль. - И сейчас доктор Акаги должна оценить величину и степень неприятностей. Кстати, - он бросил взгляд на часы, - ей уже пора быть здесь.
   В кабинет вошла Рицко - словно стояла за дверью и только ждала команды босса. Коротко кивнув Робертсону, она заняла привычное место. Бросив вопросительный взгляд на председателя и получив приглашающий жест в ответ, она забегала кончиками пальцев по светящейся приглушённым янтарным светом поверхности стола. Майор невольно залюбовался - у него была слабость к людям, любящим и хорошо знающим своё дело. И, насколько ему было известно, Киль разделял с ним эту слабость.
   На столе перед каждым участником совещания возник небольшой прямоугольник - уменьшенная копия экрана, который развернула перед собой Рицко.
   - Размер и положение отрегулируйте сами, - объявила она.
   Робертсон двумя движениями подвинул прямоугольник влево и растянул так, чтобы он занимал всё пространство стола перед ним. Так же поступил Кляйн. Председатель орудовал указательными пальцами, с силой вдавливая их вертикально в поверхность стола. Майору пришло в голову, что так мог бы действовать ребёнок.
   Спадающий график, который вывела Рицко, напоминал курс акций разоряющейся компании. Только значок у вертикальной оси ординат обозначал не доллары или йены, а градусы Кельвина.
   - Наверное, имеет смысл в общих чертах обрисовать ситуацию, - предложил Киль. - Джек пока не в курсе, да и нам не повредит освежить в памяти детали.
   Рицко согласно кивнула, откашлялась и начала речь.
   - Два дня назад обсерватории Земли зарегистрировали необычное явление, которое выглядело как отклонение движения планет от своих орбит. После уточнения стало понятно, что орбита изменилась только у одной планеты. У Земли. В данный момент мы удаляемся от Солнца со скоростью около пяти километров в секунду.
   - Чем это нам грозит?
   - MAGI прикинули скорость изменения температуры на широте Токио. График на ближайший месяц перед вами.
   - Доли градуса в сутки, - констатировал председатель, - В таком темпе, если экстраполировать ваш график, мы замёрзнем в течение года.
   Рицко покачала головой.
   - Не совсем так. Даже если скорость удаления от Солнца будет постоянной, следует учитывать теплоотдачу океанов. Когда восстановятся и начнут расти полярные шапки, процесс приобретёт лавинообразный характер. Но дело не в этом.
   Повинуясь движению её пальцев, график сменился рисунком с концентрическими окружностями и эллипсами.
   - У нас пока мало данных, чтобы делать точные прогнозы, но уже сейчас понятно, что орбита Земли изменилась и стала более вытянутой. Точку афелия Земля пройдёт через два месяца. Ещё через полгода она достигнет перигелия, который, согласно предварительным расчётам, расположен внутри орбиты Меркурия.
   Рицко снова забегала пальцами по чуткой поверхности стола, возвращая график изменения температур. Она провела вдоль горизонтальной оси, сжимая график по времени, и Робертсон еле удержался от того, чтобы присвистнуть. Акции захудалой компании в течение полугода вырвались в лидеры, намного перекрыв свою начальную стоимость.
   Рицко обвела присутствующих бесстрастным взглядом и спокойно пояснила:
   - Мы не замёрзнем. Мы сгорим.
  
   Один из дочерних миров. 22 октября 2015 (Госпиталь. Ли Страсберг Мусаши. Разговор с родителями)
   Икари Синдзи вышел к достопамятному перекрёстку и посмотрел по сторонам. Как и всегда к этому времени, час пик сошёл на нет, и прохожих было немного. С другой стороны на перекрёсток вышла Рэй, которая за руку вела Лилит в школу. Он помахал им рукой, и Лилит энергично замахала в ответ. Светло-зелёная с белым сейлор-фуку и огромный по сравнению с ней ранец за спиной придавали ей совершенно умилительный вид.
   Синдзи поздоровался первым.
   - Привет, - ответила Рэй.
   - Привет! - радостно завопила Лилит и схватила его ладонь свободной рукой.
   Они свернули с обычного пути и направились в сторону начальной школы неподалёку. Этой дорогой они шли уже в третий раз. Влияние NERV позволило быстро преодолеть бюрократические проволочки, и буквально через три дня после своего появления Лилит поступила в школу. Командующий Икари предпочитал держать новоявленную сестрёнку Рэй, с одной стороны - не подпуская к "объекту Зеро", с другой - под постоянным наблюдением.
   - Как жизнь? - нейтрально поинтересовался Синдзи.
   - Лилит назначили обследование, - ответила Рэй.
   - Что за обследование?
   - Медицинское, полное. Мама проведёт его в NERV.
   - Когда?
   - Предварительная дата - следующий понедельник. Не балуйся.
   - А я и не балуюсь, - заявила Лилит и, подтянувшись на руках, снова заболтала ногами в воздухе.
   - Классный бант, - сказал Синдзи, чтобы отвлечь малышку.
   - Тебе тоже нравится? - обрадовалась Лилит и, отпустив его, погладила ладошкой аленький бантик на макушке. Синдзи побоялся, что яркие ленты не выдержат такого обращения и помнутся, но доктор Акаги была предусмотрительной женщиной - терять нарядный вид бантик не собирался.
   - Нравится, - честно признался Синдзи.
   - Рэй-нэ, ты ведь тоже любила носить бантики?
   - Шутишь? Ненавидела хуже рыбьего жира, - Рэй посмотрела на внезапно помрачневшую Лилит. - Эй, ты чего?
   - Кто бы мог подумать, - с чувством ответила малышка, - что Акаги Наоко - мать двоих детей, доктор наук, просто порядочный человек - опустится до обыкновенного вранья!
  
   Синдзи поставил точку в конце предложения и сравнил написанное с текстом на доске. Вполуха слушая объяснения учителя, покосился на Киришиму. Погружённая в свои мысли, Мана сидела за партой, не отрывая невидящий взгляд от совершенно чистого листа тетради. Последние дни она была сама не своя - опущенная голова, потухший отсутствующий взгляд, ответы невпопад. Но ему она продолжала улыбаться - старательно, через силу. Даже Аска смирилась с её присутствием, только однажды тихонько проворчав, что готова пристрелить Ману из жалости.
   Рэй утверждала, что с организмом Киришимы всё в порядке - по крайней мере, на фоне обычного состояния. После вторжения апостола также стало понятно, на кого она работает. Можно было рассчитаться и распрощаться с Болтом и его парнями, но они уже больше недели не выходили на связь. Два дня назад Синдзи предпринял короткую вылазку в "Ориноко", но там их тоже не видели. На попытки дозвониться оператор сотовой связи отвечал неизменным "Абонент находится вне зоны действия сети".
   Размышления Синдзи прервал звонок с урока. Мана поднялась с места, но, против обыкновения, не подошла к нему, а направилась к Рэй. Их встреча напоминала рандеву дипломатов соперничающих держав - почтительно-вежливая Киришима и отстранённо-настороженная Аянами. К удивлению Синдзи, Рэй коротко кивнула собеседнице и обе вышли из класса. Он бы удивился ещё больше, если бы проследил за ними дальше.
   Мана привела Рэй на самый верхний пролёт лестничной клетки - в тесный тамбур у дверей, ведущих на крышу. Аска когда-то говорила, что это единственное место в школе, не оснащённое камерами наблюдения.
   Аянами молча ждала продолжения. Решимость Киришимы улетучилась по дороге сюда, и теперь она мялась, не зная, как начать разговор. Наконец она собралась с духом.
   - Я читала донесения службы информационной подготовки.
   Голос Маны сорвался, она откашлялась и продолжила:
   - Они перехватили кое-какие сведения о тебе. И... И мне очень нужна твоя помощь.
   - Что за служба подготовки? - насторожилась Рэй.
   - По сути, наша собственная разведка. Отдел в "Камибуки" - группе войск по защите трона душ.
   - Понятно. И что тебе от меня нужно?
   - Наши эксперты считают, что ты - экстрасенс, хилер. Настоящий. Удачный результат эксперимента NERV, - Мана схватила Рэй за руку и рухнула перед ней на колени. - Пожалуйста, помоги! Я всё что угодно для тебя сделаю, только спаси его!
  
   Мисато заглянула в класс.
   - Икари, Сорью, а где Аянами?
   Аска пожала плечами.
   - Вышла куда-то. Ей что-нибудь передать?
   - Да.
   Мисато поманила их за собой.
   - Выйдем, есть разговор.
   Они отошли в коридор, и Мисато вполголоса изложила ситуацию:
   - Мы установили личность Киришимы Маны. Она - второй пилот "Эскалибура", работает на военных, наших конкурентов. Мы это держим в секрете, но она здесь будет ещё два или три дня, пока уладим формальности с её переводом в другую школу. А пока избегайте контактов с ней. Особенно ты, - она посмотрела на Синдзи. - Мы уверены, что именно ты являешься её главной целью. Она или попытается шпионить через тебя, или, не исключено, устранит тебя. Если она попробует пронести оружие, мы её поймаем, разумеется, но всё равно - будь осторожен.
   - Что значит - "устранит"? - возмутилась Аска. - Мы же все спасаем одно человечество!
   Мисато дёрнула плечом.
   - Некоторые желают оказаться единственными спасителями. Слава, почести, сама понимаешь...
   - А мы с Рэй предупреждали!
   Мисато развела руками.
   - Извини. Ладно, мне надо идти. Передайте всё это Аянами, хорошо?
   - Хорошо, - проворчала Аска. Подождав, пока Мисато скроется за углом, она бросила торжествующий взгляд на Синдзи.
   - Что, съел?
   - Отстань.
   - Нет, ну ты понял, что сам ей вообще не нужен? Ты для неё - просто работа.
   - А что - просто работа не может совмещаться с просто увлечением?
   - Это кто тут у нас "просто увлечение"? Ты, что ли? Ой, не могу!
   Веселье Аски прервал телефонный звонок. Она поднесла к уху мобильный. Выслушав невидимого собеседника, она сказала ему "Хорошо" и посмотрела на Синдзи.
   - Рэй зовёт прогуляться на крышу. Есть какой-то разговор. Идём.
   Аянами ждала их не на крыше, а всё там же - на верхнем пролёте лестницы, у самых дверей наружу. Рядом, с видом приговорённого к смертной казни, стояла бледная Киришима.
   - Она пилот "Эскалибура", работает на военных, - без обиняков начала Рэй.
   - Ну, это мы и так знаем, - отмахнулась Аска. - Мисато рассказала только что.
   - Киришима-сан считает, что я хилер-экстрасенс, и просит о помощи.
   - Откуда такая уверенность?
   Рэй бросила короткий взгляд на Ману.
   - Расскажи.
   - Агент в NERV. Он отправляет регулярные донесения в министерство внутренних дел, а наши люди там имеют возможность их просматривать. Я не знаю, кто он.
   - Я, кажется, догадываюсь - кто, - дипломатично заметил Синдзи.
   - Я тоже, - вздохнула Рэй.
   - Нет, что за человек! - возмутилась Аска. - Мало ему было прошлого раза! Ладно, проехали. А что за помощь нужна?
   - Повтори то, что говорила мне, - попросила Рэй. - И лучше начни сначала.
   Мана послушно кивнула.
   - Проект "Бамбуковая роща". Мы трое - Асари Кейта, Ли Страсберг Мусаши и я - были назначены в группу войск по защите трона душ, "Камибуки".
   - Вот что я хотела спросить, - вмешалась Аска. - В ходе проекта вам в мозги внедряли волосяные датчики, причём в самые рискованные места. Неужели всё всегда проходило гладко?
   - Откуда ты знаешь про датчики? - растерялась Киришима.
   - Не важно! - насупилась Аска. - Просто отвечай!
   - Нет, не всегда. Я не знаю процент удачных операций. Состав учебных групп регулярно менялся, но однажды кто-нибудь из нас просто не вставал в строй. Нам объявляли, что по состоянию здоровья его перевели на более лёгкую службу.
   - И вы никогда не спрашивали, что с ними случилось?
   - Нет. Мы не задавали вопросов. Это недостойно воина - так нас учили. Мы просто делали то, что нам приказывали.
   Аска недоверчиво хмыкнула.
   - Ты ещё скажи, что вам это нравилось.
   - Конечно, - просто ответила Мана. - Мы все были сиротами - без дома, семьи, родных. Мы гордились тем, что для "Бамбуковой рощи" выбрали именно нас. Только Кейта...
   - Что - "Кейта"?
   - Он самый младший из нас, и ему приходилось тяжелее всех. Ему вообще не нравилась армия, он не хотел быть военным. Однажды ему удалось сбежать. Ненадолго, конечно. Если бы он был зелёным новобранцем, его бы, наверное, отправили в тюрьму или просто выгнали. Но его подготовка была почти завершена. Весь отряд наказали за побег Кейты, и кадеты решили отомстить. Я заступилась за Кейту, и тогда меня тоже объявили дезертиром и пособницей предателя. Не знаю, что бы с нами было, если бы не Мусаши.
   - Он что, настолько крут?
   - Он был первым во всём. Прирождённый боец. Настоящий буси. Нас не тронули - ни тогда, ни потом.
   - Стоп, секундочку! - Аска тряхнула головой. - Но если вы были такие непослушные, почему в "Камибуки" направили именно вас?
   - Потому что мы - лучшие. После того случая Кейта стал во всём брать пример с Мусаши. И я тоже старалась не отстать.
   - Хм... похоже, подруга, ты неровно дышишь к своему Мусаши, - прищурилась Аска.
   - Он мне как брат. Он мне больше, чем брат. И сейчас он умирает из-за травм и переоблучения. Врачи сказали - не больше трёх дней.
   Голос Киришимы дрогнул, она умолкла, резко втянула в себя воздух, выдохнула и отвернулась. Рэй бросила короткий взгляд на Синдзи. Тот смущённо опустил голову и почесал затылок.
   - А мы здесь при чём? - безжалостно спросила Аска. - Парня, конечно, жалко... Син, ты чего?
   - Он в тех же словах просил меня помочь вытащить тебя из госпиталя, - пояснила Рэй. Аска удивлённо воззрилась на Синдзи, и тот развёл руками в ответ.
   - Ну, хорошо, - Аска немного остыла, но отступать не собиралась. - У вас же отличная медицина! В тебе самой имплантов, как в киборге! Неужели ничего нельзя сделать?
   - Можно. Но никто ничего не делает.
   - Почему?
   - Они ждут, пока он умрёт, чтобы никто не смог обвинить их в слабости. Кейта подслушал разговор командующего Ямадо и начальника отдела планирования Фукуды. На самом верху принято решение свернуть программу "Камибуки" и передать всё в NERV - материалы, персонал, все добытые сведения. А генерал сказал: "Пусть это поражение, но, если солдаты исполнят свой долг до конца - это не позор".
   - Что? Как ты его назвала? - встрепенулся Синдзи.
   - Фукуда Нобу. Ой, я забыла сказать, извини. Он раньше работал у вас, а потом перешёл к нам. Это он предложил операцию с моим участием, когда мой "Эскалибур" вышел из строя.
   - Что за операция? - насторожилась Аска.
   - Войти в доверие к третьему пилоту, внедриться в NERV и снабжать командование разведданными - всем, что касается технических подробностей проекта "Е".
   Аска подозрительно прищурилась.
   - И каким способом ты должна была входить и внедряться?
   Мана покраснела, но ответила твёрдо, глядя прямо в глаза Синдзи.
   - Мне было сказано - любым.
   - Поня-ятно, - Аска тоже повернулась к приятелю. - А ты, небось, и рад был бы?
   - Перестань, - тихо попросила Рэй.
   - А что - "перестань"?! Я что - парней не знаю? Они в этом возрасте чем угодно думают, только не головой!
   Синдзи замахал руками.
   - Стоп-стоп-стоп! Я не об этом. Кто ваш командующий?
   - Генерал Ямадо Исао.
   Стало тихо. Мана непонимающе оглядела собеседников - троица пилотов молча смотрела на неё. Что-то изменилось. Что-то, чего нельзя высказать или увидеть, можно только ощутить. Она стала своей.
   - Вряд ли могут существовать два разных генерала Ямадо Исао, - задумчиво произнёс Синдзи.
   - Люди меняются, - неопределённо сказала Рэй. - Иногда к лучшему.
   - Он же курировал и "Бамбуковую рощу", - добавила Мана.
   - Сволочью был, сволочью остался, - резюмировала Аска.
   - Вы что, знакомы с ним? - удивилась Киришима.
   Синдзи с Рэй переглянулись и тут же отвели взгляды.
   - Есть немного, - буркнула Аска. - Как будем действовать? - спросила она у всех.
   - Мы не можем просто так заявиться в госпиталь и вылечить Ли-сана, - рассудила Рэй. - Даже если наших действий никто не заметит, любые странные явления обязательно свяжут с нами.
   - Вариант с туалетами и ванными тоже не проходит, - решительно заявила Аска.
   - Почему? Там тоже установили камеры? - обеспокоился Синдзи.
   - Нет! Просто надоело!
   - Так вы берётесь? - с робкой надеждой спросила Мана.
   - Берёмся, - мрачно ответила Аска. - Но только попробуйте проболтаться. И ты, и этот твой... он умеет держать язык за зубами?
   Мана только кивнула в ответ.
   - У меня есть идея, - Аска повернулась к Рэй. - Лилит ведь уже ходит в школу?
   - Да.
   - Я почти уверена - камер слежения там нет. Во всяком случае - пока нет. Зайдём за ней по пути домой, а она нам покажет школу, то, сё... Чем не повод оторваться от хвоста?
   - За нами постоянно наблюдают, - пояснил Киришиме Синдзи.
   - Я знаю, - кивнула она в ответ. - И ваши, и наши, и ещё полиция.
   - Жуть! - Аска возмущённо закатила глаза. - Ещё и ваши! Ладно, как вам план? - спросила она, обращаясь к Рэй.
   - Не пойдёт, - хладнокровно возразила та. - Не забывай, младшеклассники уходят из школы раньше нас.
   - Значит, нужно, чтобы она осталась. Дежурство или ещё что. Син, обеспечишь связь? А то я телефонам что-то не доверяю.
   - Обеспечить-то смогу, но как ты это себе представляешь? Её надо отвести в уединённое место. А как это сделать?
   Аска на миг задумалась, потом щёлкнула пальцами.
   - Есть! Рэй, помнишь - Хикари говорила, что сестрёнка Фурукавы учится в той же школе?
   - И что?
   - А то. Мы уговорим Фурукаву позвонить сестрёнке, чтобы на большой перемене она привела Лилит куда-нибудь, где нас никто не увидит. А Син обеспечит рандеву.
   Подумав, Аянами нехотя кивнула. Звонок на урок прервал дальнейшее обсуждение, и они поспешили в класс.
  
   Вызов на мобильный Аянами пришёл сразу после звонка с последнего урока. Закончив разговор, она сложила телефон и растерянно посмотрела на Синдзи. Он, Аска и Мана терпеливо ждали, что она скажет.
   - Это Лилит. Она ждёт нас в школе.
   - Отлично! - обрадовалась Аска. - Всё идёт по плану.
   Рэй нахмурилась.
   - Да, но она сказала, что с нами хочет поговорить её классный руководитель.
   - Умница! - восхитилась Аска. - Если он и правда хочет поговорить - это просто непрошибаемая легенда!
   - Как бы она не натворила чего-нибудь... ради правдоподобия.
  
   Они уже шли по двору младшей школы, когда у Сорью возник вопрос.
   - А почему вызывают тебя, а не Акаги-сан? - спросила она у Рэй.
   - Потому что мама очень занята и всеми формальностями пришлось заниматься мне. Нам сюда, на второй этаж.
   Учитель ждал их в пустом классе, за партой перед ним изнывала от скуки Лилит. Она заметила их первой и подпрыгнула.
   - Сестра пришла!
   - Добрый день, Окада-сенсей, - вежливо поприветствовала учителя Рэй.
   - Здравствуйте. А это кто с вами? Группа поддержки?
   - Это мои друзья. Киришима-сан долгое время училась за границей, и она хотела бы посмотреть школу, если вы не возражаете.
   - Не возражаю. Но сначала побеседуем о вашей сестрёнке.
   - Что случилось?
   - Пусть она сама расскажет.
   - Он первый начал! - возмутилась Лилит. - Он обзывался!
   - Да-да, это я уже слышал, - скептически отозвался учитель. - Только ты так и не сказала, как именно.
   - "Чибина-а-ами"!
   Учитель поперхнулся и с силой провёл ладонью по лицу сверху вниз.
   - Гм-да... Действительно... - не захохотать и поддерживать впечатление строгости удавалось с трудом. - Какое ужасное оскорбление, - он провёл по лицу ещё раз.
   - И что ты сделала? - спросила Рэй.
   - По носу его треснула! - отважно призналась Лилит.
   - А он что?
   - Руку отбил. Об меня.
   Аянами укоризненно посмотрела на учителя. Тот откашлялся и поднялся из-за стола.
   - Как бы то ни было, инициатором драки стала ты, Чиби... э-э... Аянами-тян.
   Лилит с виноватым видом опустила голову.
   - Поэтому, - продолжал учитель. - Я попрошу твоих сестру и маму как следует объяснить тебе, как нужно вести себя в обществе.
   - Я могу объяснить, - вмешалась Аска. - В подробностях и на живых примерах.
   - Н-ну, как знаете. И ещё - Аянами-сан, вы помните, я позавчера говорил вам, что занятость ваших родителей не оправдывает полное незнание азбуки ребёнком?
   - Да. Вы ещё сказали: "Особенно если они учёные". Мы будем работать над этим.
   - Уже не нужно. Видимо, гены играют свою роль - у Лилит превосходная память. Во всяком случае, за три дня она выучила и хирагану, и катакану. Первый такой случай в моей практике.
   Лилит расплылась в торжествующей улыбке. Учитель бросил на неё косой взгляд и, повысив голос, добавил:
   - Но интеллект и хорошая память ещё не гарантия того, что человек станет достойным членом общества. Я попрошу вас уделить воспитанию сестры больше времени, чем это у вас, по-видимому, принято.
   Рэй кивнула. Лилит разглядывала потолок с таким видом, будто она здесь совершенно ни при чём.
  
   В пустых школьных коридорах были отчётливо слышны шаги пятерых человек.
   - Ну, ты даёшь, - Аска уважительно покосилась на Ману.
   - О чём ты?
   - Актриса из тебя получится хорошая. Идёшь с таким видом, как будто вообще в школах не бывала.
   - Эта - вторая, - беззаботно ответила Киришима.
   - Как так? - опешила Аска.
   - Ваша была первой. Места, где я проходила службу до этого, мало напоминали школы, - Мана показала на узкий короб из белого пластика, выделявшийся новизной на фоне крашеной стены, - А это что такое?
   - Слаботочка, - определила Аска, - Под сигнализацию или связь. Или средства наблюдения, - она кивнула на пустой кронштейн и пучок разноцветных проводов, которым заканчивался короб, - Вон там, видишь? Систему только монтируют, так что мы вовремя.
   Она подёргала дверь с табличкой "1-А".
   - Мы здесь когда-то учились, - пояснил Синдзи окружающим.
   - Закрыто, - вздохнула Лилит. - А раздобыть ключи я не смогла.
   Замок сам собой тихонько щёлкнул. Аска легко открыла дверь и вошла в класс. За ней последовали остальные. Замок щёлкнул ещё раз.
   - Вот теперь тут действительно закрыто, - Аска сделала особый упор на слове "действительно". - А теперь - молчок, - она прикрыла глаза, и стёкла на окнах пошли тёмными пятнами. Пятна ширились, темнели, и вот наконец оконное стекло приобрело оттенок, которому позавидовала бы маска электросварщика. В классе на миг потемнело, но сразу же стало светло, как только Аска развернула свои крылья.
   Мана ахнула. Рэй прижала палец к губам, но Аска пренебрежительно махнула рукой.
   - Всё в порядке, "жучков" здесь нет. Син, давай.
   - Сейчас. Мана, где находится твой друг?
   - Саитама. Госпиталь, палата номер тридцать восемь - сорок шесть. Ребята... а вы кто?
   - Третий корпус, значит, - вслух соображала Аска, пока Рэй вполголоса излагала ситуацию Мане. - Хирургия, получается. Здание рядом с терапией, в которой валялась я. Восьмой этаж. Син, открывай портал, я покажу, где что.
   Аска протянула Лилит портфель.
   - Подержи у себя, пока мы там развлекаться будем.
   - Я с вами! - пискнула малышка.
   - Нет. Ты останешься здесь и присмотришь за нашими вещами, - Аска не повысила голос, не нахмурилась и не сделала ни одного движения, но сразу стало понятно, что возражения приниматься не будут. Лилит печально вздохнула и понурила голову.
  
   Плотные шторы двухместной палаты были полностью опущены, и в ней царили безмолвие, полумрак и кондиционированная прохлада. Тишину нарушало только негромкое попискивание одного из прикроватных мониторов. Второй был выключен, так как его койка пустовала.
   Синдзи поставил Ману на пол и шагнул в сторону. Аянами обещала сделать всё быстро, поэтому переход он решил не закрывать. Аска не преминула высказаться насчёт дурацкого, по её мнению, расположения окон перехода - одно напротив доски в школе и второе на потолке госпитальной палаты.
   - Мусаши, - тихо позвала Мана единственного её обитателя.
   - Он не слышит, - ответила Рэй. - Он без сознания. Изменения стали необратимыми, ему действительно осталось недолго.
   - Значит - всё? - с усталым спокойствием отчаяния спросила Мана. - Мы опоздали?
   - Он жив. Остальное не имеет значения. Теперь не мешайте мне.
   Аянами запрокинула голову и прикрыла глаза, словно прислушиваясь к чему-то вдалеке. Её крылья плавно разошлись в стороны и вверх. Потом, словно повинуясь командам виртуозного дирижёра, они затрепетали и задвигались. Их кончики описывали сложные фигуры за спиной Рэй, то замедляясь, то ускоряясь. Лилит влезла с ногами на парту, чтобы через окно перехода лучше видеть происходящее.
   Так продолжалось неожиданно долго - почти минуту. Наконец Рэй сделала финальный взмах и открыла глаза.
   - Всё.
   - А что так долго? - недовольно поинтересовалась Аска.
   - Очень много больных.
   - Постой, ты что - весь корпус вылечила? Зачем?
   - Весь госпиталь. Исцеление одного только Ли-сана вызовет слишком много вопросов.
   - Кто вы?
   Синдзи оглянулся. Взгляд задавшего вопрос был под стать голосу - такой же колючий, настороженный.
   - Мусаши! - Мана кинулась к нему. - Как ты?
   Единственный пациент палаты тридцать восемь - сорок шесть пожал плечами.
   - Нормально. А это кто? Пилоты NERV?
   - Да. И ещё они - крылатые воины. Те самые.
   - Интересно, - недоверчиво протянул Мусаши. - А там кто? - он ткнул пальцем в потолок.
   - Лилит! - малышка замахала руками в ответ.
   - Послушай, - заторопилась Мана, - Я тебе потом всё расскажу. Нам нужно уходить, а пока никому не говори, что видел нас. И что Аянами-сан вылечила всех и спасла тебе жизнь - тоже. Никому. Пожалуйста!
   - Но если они действительно те самые, то почему?
   - Не в настроении, - сухо отозвалась Аска.
   Мусаши задумался, несколько раз сжал пальцы рук в кулаки, потом поднялся с кровати. Из одежды на нём были только камуфлированные плавки. Под загорелой кожей перекатывались тренированные мышцы. "Не то что у Сина", - подумалось вдруг Аске.
   Мусаши с достоинством поклонился.
   - Благодарю вас за моё выздоровление, Аянами-сан.
   - Аянами - она, - Аска ткнула пальцем в сторону Рэй.
   Мусаши сконфуженно улыбнулся и поклонился ещё раз, теперь уже Рэй. Улыбка придала ему неожиданно обаятельный вид.
   За дверью палаты послышались радостные голоса. Кто-то пробежал по коридору, потом ещё кто-то, и ещё. Больничные коридоры наполнились шумной ярмарочной разноголосицей.
   - Нам нужно спешить. Берегите себя, - Рэй первой взлетела вверх. Следом вспорхнула Аска. Мана помахала рукой Мусаши на прощание и одной рукой обняла Синдзи за шею. Он подхватил её на руки и тоже нырнул в переход. Можно было переправить её привычным телекинезом, как называла это Аска, но одновременно держать переход и перемещать предметы было не самым простым занятием. Синдзи уже давно не делал таких трюков и на всякий случай решил не рисковать. А сердитые взгляды Аски он как-нибудь переживёт.
  
   Они расстались у выхода из школьного двора. Синдзи и Рэй повели домой Лилит, а Мана и Аска неторопливо двинулись по узким улочкам жилых кварталов. Наступил час пик, и толкаться в потоке людей на магистральных улицах не хотелось.
   - Послушай, - осторожно начала Аска. - Ты говоришь, что Ли-сан тебе как брат?
   - Да.
   - У тебя с ним что-нибудь есть?
   - Он мне как брат, - терпеливо повторила Мана. - Я всё что угодно для него сделаю. Но это другое. А почему ты спрашиваешь?
   - Значит, ты не будешь возражать, если я познакомлюсь с ним поближе?
   - Конечно, не буду.
   Аска подозрительно покосилась на собеседницу.
   - А ты чего такая радостная?
   - Мусаши и ты - очень хорошие люди. И если вы будете счастливы друг с другом, я буду счастлива тоже. И, кроме того...
   - Что?
   - Ты, наверное, не будешь возражать, если я... познакомлюсь поближе с Икари.
   - Зачем? Ведь твоё задание провалено!
   - Он мне нравится, - просто отозвалась Мана.
   - Бр-р-р! - Аска замотала головой. - Син?! Но почему? Вот твой Мусаши, я понимаю - настоящий мужик, не то что некоторые.
   - Понимаешь, я ведь из армии, - доверительно пояснила Мана. - А там каждый второй из себя настоящего мужчину корчит. Тошнит уже, если честно. Икари - другое дело.
   - Какое - "другое"?
   - Интеллигентный, добрый, отзывчивый. Весёлый.
   Аска припомнила события прошлой жизни в Юки-сантё.
   - Это Син у нас весёлый и добрый? - она скептически хмыкнула. - Не дай тебе бог увидеть его в деле.
   - Настолько силён?
   - Он всю вашу армию на одну ладонь положит, а второй прихлопнет. А потом отметит это дело стаканчиком рома и попросит добавки.
   - Он что - пьяница? - удивилась Мана.
   - Нет, что ты, - неохотно отозвалась Аска. - Просто в барах он всегда заказывает ямайский ром. Дань прошлому, я так понимаю. Кстати, спроси сначала у Рэй, что она думает по поводу вашего знакомства. С ней, между прочим, я тоже не рекомендую ссориться.
   - Я думаю, Аянами-сан не будет против.
   - С чего ты взяла?
   - Мне кажется, она относится к Икари почти так же, как я к Мусаши.
   "И как Синдзи ко мне", - пришла в голову Аски простая и неожиданная мысль.
  
   Когда они дошли до перекрёстка, после которого их пути обычно расходились, Синдзи остановился.
   - Ты мне лучше скажи, кто об тебя руку отбил. Я с ним поговорю, чтобы не возникал больше.
   - Не нужно ни с кем говорить, - твёрдо возразила Лилит. - Я сама с ним поговорю и извинюсь.
   - Постой, а как же...
   - Вы же сами просили, чтобы меня оставили после уроков! - возмутилась Лилит. - Тем более руку он отбил не об меня. Ну, не совсем об меня.
   - Это как? А обо что тогда?
   Малышка пожала плечами и, как нечто само собой разумеющееся, пояснила:
   - Об моё АТ-поле, конечно. Кажется, у вас это так называется.
   Синдзи и Рэй переглянулись.
   - Не бойтесь, - фыркнула Лилит. - Оно было совсем ма-а-аленькое. Никто и не заметил.
  
   Синдзи в прихожей встретила мать.
   - Идём, - сказала она. - Отец хочет поговорить с тобой.
   Уже у самых дверей комнаты она неожиданно добавила:
   - Ты только не волнуйся. Просто расскажи всё начистоту.
   На столе перед отцом лежала стопка фотографий подложкой вверх.
   - Садись, - Гэндо кивнул сыну на стул напротив. Мать устроилась сбоку. "Как рефери", - подумал Синдзи.
   - Как жизнь? - издалека начал отец.
   - Да ничего так, - сын неопределённо пожал плечами. - Нормально.
   - Ты знаешь, мы с мамой очень заняты на работе, и у нас не всегда хватает времени на общение с тобой. Тем не менее мы считали тебя разумным молодым человеком - который не будет пускаться во все тяжкие, не начнёт пить, курить, употреблять наркотики и не свяжется с дурной компанией.
   - Я не пускаюсь во все тяжкие. Я не пью, не курю, не употребляю. А самая дурная компания, с которой я связался - это ваш NERV.
   - Кстати, о всех тяжких. Что у тебя с Аской и Рэй? - вкрадчиво поинтересовалась мать.
   - А, это... Нормально там всё, - хмуро ответил Синдзи.
   - Так уж и нормально?
   Ответа она не дождалась и, как бы невзначай, добавила:
   - Ты и Аска знакомы с самого детства. Мы ведь говорили об этом - она хорошая девочка, хоть и немного вспыльчивая.
   - Извини, мам, но это - моя личная жизнь. И почему ты так против Рэй?
   Мать бросила короткий взгляд на отца. Он отрицательно качнул головой и положил перед сыном несколько фотографий.
   - Ну, раз ты не связан с дурными компаниями, то ты не знаешь этих людей, верно?
   Синдзи взял в руки фотографии. Похоже, это были копии снимков из полицейских досье. Болт, Ваха, Валет, Кира и Твист. Почему они здесь? Наверняка о них стало что-то известно, отец точно не стал бы заводить разговор, не имея на руках твёрдых доказательств. Значит, отрицать знакомство будет глупо.
   - Мне знакомы эти лица.
   - Откуда?
   - Ничего особенного, просто столкнулись пару раз.
   - Расскажи об этом поподробнее.
   - Я же говорю - ничего особенного, - упрямо повторил Синдзи. Теперь очередь отца делать ход и открывать следующую карту.
   - Но если вы всего лишь столкнулись пару раз, откуда у всех у них есть номер твоего мобильного? И почему в контактах этого парня, - отец показал на фото Болта, - ты обозначен как "Навигатор", а у всех остальных - как "босс"?
   - А почему ты спрашиваешь об этом у меня? - вопросом на вопрос ответил Синдзи. - Мне и самому интересно. Давай лучше у них спросим.
   - Я бы с удовольствием, - отец бросил ему остальные фотографии. - Только вряд ли они смогут ответить.
   Синдзи взял в руки первую. Болт. Пуля вошла ему прямо в лоб, прихватив кусок черепа на выходе и забрызгав кровью стену позади кресла, в котором он сидел. Ваха. Автоматная очередь превратила его грудную клетку в кровавое месиво. Кира. Твист. Валет. Опять Болт. Все мертвы.
   Он исподлобья взглянул на отца.
   - Зачем ты убил моих людей?
   - Синдзи! - ахнула мать.
   - Что?
   - Как ты мог?
   - Что?!
   - Перед тобой были такие возможности! Ты мог стать кем угодно, выбрать любую карьеру! Почему же ты выбрал преступную?
   Синдзи устало вздохнул.
   - Мама, посмотри на меня. Я что - похож на оябуна?
   - Но, как же эти люди?
   - Я их нанял.
   Над столом повисла тишина. Отец и мать смотрели на него, ожидая продолжения. Синдзи угрюмо смотрел в стол, и отец первым нарушил молчание.
   - Для чего? И на какие деньги? На карманные расходы? - он бросил короткий взгляд на жену. - Юй, мне кажется, нам нужно пересмотреть финансовую политику в семье.
   - Я обещал им работу в NERV или десять тысяч долларов. У них были проблемы, они согласились.
   - Работу в NERV?! Десять тысяч долларов?! Как ты собирался это устроить?
   Синдзи посмотрел в глаза отцу.
   - Через тебя. Я нанял их, чтобы проследить за Киришимой-сан. Она была подозрительной с самого начала. Условие было таким - они получат работу или деньги, если найдут, на кого она работает.
   - Почему ты не сказал мне? Почему я узнаю обо всём от службы безопасности и полиции?
   - Я говорил. Не тебе. Вы с мамой заняты допоздна, особенно ты. Я говорил майору Кацураги и Кадзи-сану. И маме тоже говорил. А мне никто не поверил. Вообще никто! А сейчас оказывается, что её всё-таки прислала армия.
   - Но почему ты сразу ничего не сказал?
   - А что я должен был сказать?! - взорвался Синдзи. - "Пап, я нанял бандитов последить за одноклассницей, потому что она, наверное шпионка"? Ты сам-то понимаешь, как бы это прозвучало?
   - Успокойся! - властно прервал его отец.
   - Я спокоен! Я предупреждал, но мне никто не поверил! Я сам решил проблему и оказался прав! И я же в результате виноват! Я, блин, просто охрененно спокоен!
   - Ладно, извини. Мы были неправы. Но ты нас тоже пойми - мы тебе всецело доверяем и не хотим, чтобы ты впутался в какую-нибудь историю. Особенно учитывая ответственность, которая на тебе лежит. Мы очень волнуемся за тебя.
   - Отец даже не позволил допрашивать тебя ни полиции, ни службе безопасности, - подтвердила мать. - Он сказал, что сам разберётся во всём.
   - Синдзи, если осталось ещё что-нибудь, о чём ты молчишь, опасаясь, что тебе не поверят и поднимут на смех, то сейчас самое время рассказать всё. Сама нынешняя ситуация совсем недавно казалась бы сюжетом голливудского блокбастера. Пойми, всё очень серьёзно. Ставка в этой игре высока, и мелочей в ней нет.
   Синдзи молчал, с угрюмым видом изучая скатерть.
   - Для начала можешь рассказать об этих ребятах. - мягко предложила мать. - Где и когда ты с ними познакомился?
   - Ну, тогда. В тот вечер, помните? - неохотно отозвался он.
   - Кадзи-сан, кажется, говорил о них. Это их он обезоружил в баре?
   - Ну, да. Мы заехали выпить по чашечке кофе. А там вдруг такой туман выпал - ну, вы же помните?
   Родители подтверждающе кивнули, и Синдзи продолжил:
   - Ну, вот. Потом эти парни привязались. Кадзи-сан с ними разделался и забрал оружие, чтобы они стрелять не начали. Пистолеты отдал мне, поскольку самому их складывать было некуда. Потом мы собирались перегрузить оружие в его машину, но как-то вылетело из головы - устали все, к тому же опаздывали. Вот так всё и было.
   - Это он нам уже рассказывал, - вмешался отец.
   - Причём в подробностях, - укоризненно заметила мать. - И зачем вы туда заехали, и что пили.
   - Ой, ну ладно - всего один бокал! Только попробовать! Ну вы же не будете скандалить из-за одного стаканчика рома?
   - Из-за одного - не будем. Если за ним не последует второй.
   - Но Кадзи-сан не говорил, что ты заключил какой-то договор, - Гэндо продолжал гнуть свою линию.
   - А, ну так это уже потом было. Шёл по городу, и тут за углом - бац! Они.
   - Когда это было? - насторожился отец.
   - Через несколько дней после того.
   - И? Что было дальше?
   - Ну, что - завели в какую-то подворотню, потребовали назад оружие. Или компенсацию деньгами. Вот я и предложил им вариант.
   - Ладно, я понял. Ты испугался и начал выкручиваться.
   - Да не испугался я вовсе! - запротестовал Синдзи.
   Юй незаметно пнула под столом мужа. Гэндо поморщился и тут же поправился:
   - Хорошо, сформулируем так: в сложных обстоятельствах ты проявил дипломатический талант и обратил ситуацию себе на пользу. За это - молодец. А за то, что ничего мне не сказал - дурак. Ладно. Я так понимаю - они ничего не нашли?
   - Не совсем, - Синдзи достал мобильный. - Они не успели вычислить её хозяев, но кое-что успели накопать. Вот, смотри, - он вызвал на экран каталог фотографий, сделанных бандитами, и передал мобильный отцу.
   - Интересно, - Гэндо защёлкал клавишами. - Как вы обменивались информацией?
   - Блютус. Я проходил мимо их машины и делал вид, что набираю номер и звоню.
   - Я скопирую файлы и передам службе безопасности.
   - Конечно. И заодно спроси у них - убивать моих парней было обязательно?
   - Уже спросил. На месте обнаружили гильзы от специальных патронов для бесшумного оружия. Наши эксперты уверены - действовал армейский спецназ.
   - Понятно, - Синдзи помолчал, переваривая информацию, потом поднялся из-за стола. - Ладно, я к себе. Уроки делать.
   - Уверен, что тебе больше нечего сказать?
   - Уверен. Извини, пап, на завтра много задали.
   - Хорошо, иди, - разрешила мать. Она взяла мужа за руку и легонько сжала её. Он не стал возражать.
   - Плохо, - мрачно заявил Гэндо, когда сын скрылся в своей комнате. - Он всё ещё обманывает нас.
   - Хочет разобраться сам, видимо, - Юй вздохнула. - Мальчик растёт и превращается в мужчину. У него появляются свои секреты, своя личная жизнь.
   После недолгой паузы она спросила:
   - Скажи, а когда ты влюбился в первый раз?
   - Когда встретил тебя.
   - Н-да. Я тебе уже говорила - когда ты врёшь, ты пытаешься закрыть нижнюю часть лица. Так когда? - Юй лукаво улыбнулась. - Просто скажи.
   - В средней школе, - сдался Гэндо. - А она потом высмеяла меня при подружках за худобу и неуклюжесть. Помнится, позже она даже пыталась извиниться. Но с тех пор я не связывался с девчонками. Пока не встретил тебя.
   - Ты мне никогда об этом не рассказывал.
   - Ты не спрашивала.
   - А когда ты в первый раз напился?
   - Да я практически не пью! Вообще!
   - Да уж, да уж! А кого тогда вытаскивал из полицейского участка профессор Фуюцки? И кто туда угодил за пьяную драку?
   - Не пьяную драку, а драку в баре.
   - Ага. А туда ты зашёл, чтобы пропустить стаканчик молока.
   - Между прочим, мне было двадцать четыре, а не четырнадцать.
   - Двадцать два, вообще-то.
   - Не важно. Важно то, что бандитов было шестеро - так говорят свидетели. А Синдзи упорно молчит о шестом.
   - Скорее всего, он просто хочет, чтобы вся эта история побыстрее закончилась и забылась. Меня больше настораживает то, как спокойно он отнёсся к фотографиям.
   - Кто-то здесь только что говорил - "мальчик растёт"?
   - Да, но ему всего лишь четырнадцать!
   Гэндо предпочёл промолчать.
  
   Изначальный мир. 23 сентября 2016 (Прибытие Рэй)
   Джек Робертсон посмотрел на часы. В это время Протектор уже должен быть дома. Майор глубоко вздохнул и набрал телефонный номер.
   Синдзи ответил сразу.
   - Добрый вечер, Джек. Что-то случилось?
   - Нет-нет, ничего. Просто хочу напомнить, что мы с Рицко ждём тебя завтра на свадьбе. Извини, сама она позвонить не может - с самого утра уехала в Кумакогэнскую обсерваторию.
   Этот разговор был спланирован заранее. Сейчас от Робертсона требовалось просто изложить проблему с изменением земной орбиты. Председатель верил, что Протектор сможет как-то исправить ситуацию. Единственное, на чём настаивал Киль - не давить на третье дитя и не требовать от него немедленной помощи.
   Робертсон аккуратно ввернул в беседу описание аномалии. Синдзи проявил слабый интерес, и майор посетовал на беспомощность официальной науки, с гордостью упомянув дух настоящего исследователя Рицко.
   Он не стал упоминать, что идея с поездкой принадлежала именно ей. По её словам, визит в обсерваторию был нужен не столько для уточнения данных, сколько для создания правдоподобного повода поговорить о приближающейся катастрофе. Поскольку Протектор в любой момент мог лично заявиться к ним в дом, она настояла на официальной командировке, чтобы не давать ему повод заподозрить их в нечестной игре.
   Всё прошло гладко, о чём Робертсон с облегчением доложил председателю.
  
   Как и ожидалось, Рицко вернулась поздно.
   - Мы дома, - донеслось от входной двери.
   - С возвращением! Как всё прошло? - Робертсон вышел в прихожую, чтобы встретить невесту, и чуть не выронил вечернюю газету. Рицко была не одна.
   - Здравствуйте, Робертсон-сан, - тихо сказала Рэй.
  
   Джек щёлкнул выключателем и нырнул под одеяло.
   - Как ты нашла её? - спросил он у Рицко.
   - Тише.
   - Не волнуйся. Гостевая комната на втором этаже, она не услышит.
   - Всё равно.
   - И всё-таки - как? Да ещё в такой момент.
   - Потому что завтра будет удачный повод свести их с Синдзи.
   - Постой, - Робертсон нахмурился. - Ты хочешь сказать, что уже давно знала, где она?
   Рицко не отвечала.
   - Но почему ты ничего не сказала? Хотя бы мне?
   - Скажи я тебе, Киль тут же узнал бы.
   - Потому что так и должно быть! Мы же одна команда, чёрт побери!
   - Ты так боишься его? Наверное, это правильно. Так и нужно. Извини.
   - Не боюсь, но ссоры с ним не ищу. Но дело-то не в этом. Ну почему ты ничего не сказала?
   - Потому что я и так виновата перед ней. А она бы этого не хотела.
   Робертсон тяжело вздохнул.
   - Ну что мне с тобой делать?
   - Мне холодно. Обними меня.
   Робертсон повиновался. За прошедшие с момента космической аномалии дни среднесуточная температура опустилась на несколько градусов, и в доме действительно было прохладно. На втором этаже, в гостевой комнате с противоположной стороны дома, в непривычной широкой кровати заметалась, пытаясь устроиться поудобнее, Аянами Рэй.
   - Прости, - шепнула Рицко на ухо жениху. - Я действительно подвела тебя. Но я не могла поступить иначе. Сердишься?
   - Немного.
   Помолчав, он добавил:
   - В конце концов, главное - результат. Я попробую заболтать Киля, но пообещай мне никогда больше так не делать. Хорошо?
   Она прижалась к нему.
   - Обещаю.
   Рэй перевернулась на бок и потыкала кулачком неудобную подушку.
   Робертсон поцеловал невесту - в губы, в шею, в ямку над ключицей. Она откинула голову и прикрыла глаза, с наслаждением принимая ласку.
   Рэй с головой замоталась в одеяло, свернулась клубочком и замерла.
   Рицко отстранила Джека, села на кровати и потянула через голову шёлковую ночнушку.
   Той ночью они были особенно нежны друг с другом.
  
   Изначальный мир. 24 сентября 2016 (Джек и Рицко. Вечеринка в Мацуширо. Рэй и Синдзи)
   Пасмурная погода как нельзя лучше соответствовала настроению Синдзи. Хотя вообще-то ему полагалось радоваться - свадьба двух твоих хороших знакомых, прямо скажем, не самое печальное событие в жизни. Но на фоне грядущих катаклизмов, самым очевидным признаком которых стала внезапно наступившая осень, свадьба производила на него впечатление пира во время чумы.
   Робертсон и Акаги решили провести торжество в небольшом кафе на окраине Мацуширо. Скромность мероприятия имела две причины - нелюбовь молодожёнов к пышным празднествам вообще и расчёт на визит первого и третьего детей в частности. Согласно соображениям Рицко, атмосфера тихого семейного ресторанчика должна быстрее снять напряжённость в отношениях Матриарха и Протектора.
   Синдзи издалека услышал голос Аски. Она стояла спиной к нему в толпе встречающих свадебный кортеж. Она не прятала крылья, и они не давали ему разглядеть стоящих рядом с ней. Судя по доносящимся обрывкам разговора, речь шла об астрономическом кризисе.
   Аска оглянулась. Похоже, ей кто-то сказал о Синдзи. Она требовательно махнула рукой, и ему ничего не оставалось, как подойти поближе.
   - Привет. Есть идея. Ты же в курсе ситуации с орбитой?
   Синдзи не ответил. Ноги ослабели, сердце совершило кульбит и затрепыхалось где-то в районе горла. Рядом с Аской стояла Рэй.
   - Короче говоря, я могу поддерживать температуру атмосферы такой, какой надо, - как ни в чём не бывало, продолжала Аска. - Первая может следить за живой природой и людьми, чтобы не передохли раньше времени. Но для локальных правок нам понадобится быстро передвигаться по планете. Поможешь?
   - Едут! - сказали в толпе, и внимание всех обратилось на дорогу.
   Из подкатившего лимузина вышли жених и невеста, из машин кортежа - близкие друзья и прочие участники. Аска бросила недовольный взгляд на процессию и заторопилась.
   - Ну так что, Синдзи? Соглашайся! Мы обе уже в деле.
  
   Группу "детей Ев" Рицко увидела сразу - они стояли чуть особняком, и их было трудно не заметить. Она моментально оценила ситуацию, и её охватили нехорошие предчувствия. План предусматривал постепенное сближение Синдзи и Рэй - места друг напротив друга за праздничным столом, несколько забавных конкурсов, дискотека и медленный танец под занавес.
   Рицко успела заметить, как Аска легонько подтолкнула в спину Рэй навстречу Синдзи. Аянами шагнула вперёд и клюнула его в губы торопливым неумелым поцелуем.
   "Не-ет!" Рицко схватила мужа под локоть и потащила к гостям. Тот всё понял без слов и прибавил ходу.
   Синдзи отступил на шаг и окинул Рэй удивлённым взглядом - сверху вниз и обратно, как будто видел первый раз в жизни. Потом вытер губы рукавом, отступил ещё на шаг и исчез. Безо всяких порталов. Просто моментально растворился в воздухе.
   Рицко и Джек подоспели слишком поздно. "Проклятье!"
   - Что случилось? - негромко спросила Рицко.
   Растерянная Аска развела руками.
   - А чёрт его знает, этого придурка! Всё же было нормально!
   - Акаги-сан, что я сделала не так?
   В глазах Рэй стояли слёзы.
   - Не волнуйся, - попыталась успокоить её Рицко. - Мы его найдём, поговорим и всё уладим.
   Рэй отчаянно замотала головой, всхлипнула и вдруг рванулась в небо. Озадаченные гости только проводили взглядом молниеносный зигзаг серебряной кометы под низкими серыми облаками.
   - Аска, проследи за ней, - скомандовала Рицко.
   - Только не суйся к ней сразу, просто не дай наделать глупостей, - уточнил Робертсон.
   Аска коротко кивнула, и вслед за серебряной кометой в свинцовое небо над Мацуширо рванулась золотая.
  
   Синдзи сидел один в пустом тёмном классе и предавался мрачным размышлениям.
   "Вот оно как, значит. Права, значит, Манька. Они нас используют, а мы и рады. Сами к ним летим. Как мотыльки на огонь. И Рэй... Даже Рэй... Впрочем - почему "даже"? Она такая же как все. Чем она лучше?"
   Хлопнула дверь, щёлкнул выключатель, и пустой класс осветился лампами дневного света.
   - Ой! - подпрыгнула Мацумото Нацки. Перевела дух и уже спокойнее добавила:
   - Ф-фух, ну ты меня и напугал! Что ты здесь делаешь?
   - А ты что? - вяло поинтересовался Синдзи, с трудом отрываясь от испещрённой огнями вечернего города черноты за окном. Нацки сняла из-за плеч небольшой рюкзачок и вытащила из него чёрный пластиковый пакет.
   - Ну, я всё-таки староста. Мел закончился, вот и принесла, - она достала из пакета и положила на учительский стол продолговатую картонную коробку. - Взяла ключ у Гато-сенсея. А ты как сюда попал?
   - Я где-то читал - когда человеку плохо, он идёт туда, где ему было хорошо, - он горько усмехнулся. - Я пришёл в школу. Кому рассказать...
   Его раздирали противоречивые чувства - с одной стороны, хотелось кому-нибудь выговориться, с другой - не хотелось показывать, насколько его выбил из колеи поступок Рэй. Нацки подошла поближе, заглянула в его глаза, и с неё моментально слетело всякое веселье. Она развернула стул напротив парты Синдзи и села к нему лицом, положив локти на стол.
   - Рассказывай.
  
   Рицко нажала клавишу отбоя.
   - В данный момент первое дитя находится в минсюку Ватанабэ. Рэй закрылась в своём номере и никого не хочет видеть. Второе дитя там же, в холле, ждёт дальнейших указаний. Телефон Протектора отключён, мы не можем ни связаться с ним, ни определить его местонахождение.
   Председатель Киль угрюмо молчал, положив руки со сцепленными пальцами на сенсорный стол. Акаги, Робертсон и Кляйн тоже молчали, ожидая распоряжений председателя. Рицко пребывала в состоянии мрачной подавленности и апатии. Всё было впустую. Усилия, прогнозы, риск - всё напрасно. Даже день собственной свадьбы запомнится ей теперь как один из самых неудачных дней в жизни.
   - Кому принадлежала гениальная мысль форсировать события? - нарушил молчание председатель.
   - Второе дитя, - ответила Рицко. - По крайней мере, лично у меня сложилось именно такое впечатление.
   Киль досадливо крякнул, и в кабинете снова нависло молчание. Казалось, тишина была самостоятельно мыслящей и действующей субстанцией - незаметной, но коварной и опасной. Она заполняла всё помещение, она давила, она вытесняла воздух, она не давала дышать и вдруг взорвалась требовательным телефонным звонком.
   Робертсон нажал клавишу вызова. Председатель не сказал ни слова - на время совещаний отключались звонки от всех абонентов, кроме самых нужных. Значит, это что-то действительно важное. И, скорее всего...
   - Докладывал наш агент, - майор убрал телефон. - Сэр, мы нашли его. Он возвращается в кафе.
   - Но там уже никого нет.
   Рицко выложила "Вектор-Вест" на стол перед собой.
   - Значит, он позвонит одному из нас.
  
   Синдзи закончил рассказ, и Нацки смерила его ледяным взглядом.
   - Ну ты и бабник.
   Тоскливое выражение на его лице сменилось удивлением и она, предупреждая возмущения и возражения, махнула рукой.
   - Ладно, проехали. И чего ты завёлся? Объясни мне, пожалуйста.
   - Как "чего"? - удивился он непонятливости собеседницы. - Она же пыталась использовать меня!
   - С чего ты взял?
   - Ну я же тебе рассказывал!
   - И что? Когда Гато-сенсей попросил меня занести мел в классную комнату, он что - использовал меня?
   Синдзи растерялся.
   - Нет, но...
   - Вот именно! Ты что, любую просьбу так воспринимаешь?
   - Нет, но... Подожди, не перебивай! Она меня поцеловала! При всех! Она хотела сыграть на моих чувствах!
   Нацки опять заглянула ему в глаза.
   - На каких?
   Синдзи смутился и отвернулся.
   - Не твоё дело.
   - Понятно. Ты любишь её.
   - Да ничего я..!
   - Не спорь. Именно поэтому тебя так задел её поступок.
   - Да нет никакой любви вообще! Есть только обмен! Договор!
   - Какой договор?
   Синдзи внимательно разглядывал поверхность парты.
   - Такой! Не важно...
   - Да ладно тебе! Рассказывай давай. Сказал "А", говори "Б".
   Он вздохнул и вкратце пересказал точку зрения Маньки на гендерные взаимоотношения.
   - Ну, ты и фрукт! - изумилась Нацки. - Пользуешься тем, что родители далеко, и водишь проституток на квартиру?
   - С чего ты взяла? - ошарашенно пробормотал Синдзи.
   - Психология. Ты ведь не сам придумал этот бред, верно?
   - Какая разница? - он в некоторой растерянности припомнил род занятий Маньки.
   - Такая. Любой преступник оправдывается тем, что это не он плохой - это мир такой. Мне отец рассказывал. И любой неудачник, между прочим, оправдывается так же. Ну, признайся - не сам ведь придумал?
   - Не важно, - насупился Синдзи.
   - Ещё как важно! Что такое "профессиональная деформация" - слышал?
   - Ну, слышал. И что?
   - А то, что та, от которой ты этот бред выслушал, уже не способна воспринимать мир по-другому! Кто это был? Дешёвая шлюха, так ведь?
   - Не говори так.
   - Значит, я права. Но ведь эта твоя Рэй - она ведь совсем не такая, правильно?
   - Ну.
   - Баранки гну! Такая или нет?
   - Нет. И что?
   Нацки тяжело вздохнула.
   - Извини, конечно, но ты точно тормоз. Ты представляешь, что значит для девчонки поцеловать парня при всех?
   Синдзи неуверенно пожал плечами.
   - А это значит, - горячо продолжала староста, - что она готова перед всем человечеством признаться в любви к нему. Это значит - она любит его так сильно, что ей плевать на мнение всего мира. А чем ответил ты? - она всплеснула руками. - Сбежал!
   Нацки успешно компенсировала прорехи в логике своей речи страстью и напором. Подумав, она негромко добавила:
   - Хорошо, если просто сбежал, - и подозрительно посмотрела на Синдзи. - Ты ведь не успел ничего наговорить или сделать?
   Тот виновато опустил взгляд. Нацки испустила тяжёлый вздох, плавно переходящий в глухое рычание.
   - Кр-р-рети-ин!
   - И что теперь делать? - он с надеждой посмотрел на неё, ожидая дельного совета и толковой подсказки.
   - Как - "что"? Просить прощения, конечно! Выслушивать про себя всякое. Снова просить прощения. Кстати, в знак извинения неплохо бы спасти мир или достать звёздочку с небес.
   Синдзи озадаченно почесал затылок.
   - Звёздочку, говоришь? Где ж её взять-то?
   - Для начала можно обойтись цветами, - смилостивилась Нацки. - Только розы, наверное, лучше не брать.
   - Это почему?
   - Потому что если она съездит этим букетом тебе по физиономии, что, кстати, ты заслужил, то останутся царапины от шипов.
   - Ого.
   - Ладно, я шучу. Главное, не тяни с извинениями.
   - А если не простит?
   - Поговорить надо в любом случае. Расставишь точки над "i", по крайней мере.
   Синдзи глубоко вздохнул.
   - Да. Ты, наверное, права, - он решительно поднялся с места. - Спасибо.
   Староста махнула рукой.
   - Не за что. Потом расскажешь, как всё прошло, - она тоже поднялась со стула и ткнула его в плечо кулачком. - Удачи!
   Синдзи прикрыл глаза, замер, и вскоре перед ним возник переход на слабо освещённый задний двор кафе, снятого новобрачными для торжества.
   Нацки с интересом наблюдала за процессом. Когда окно перехода за Синдзи окончательно исчезло, дружески-сочувствующее выражение немедленно сползло с её лица. Староста стала собранной и сосредоточенной. Она извлекла из рюкзачка спутниковый "Вектор-Вест", такой же, как у Синдзи, и выбрала абонента из списка. Покосившись на то место, где только что был портал, она поднесла телефон к уху.
   - Робертсон-сан? Это Мацумото. Я нашла его. Он возвращается в кафе.
  
   Скрестив руки на груди, Сорью Аска с угрюмым видом подпирала плечом стенку в холле минсюку. Она отказалась сесть, не приняла и предложенную хозяйкой чашечку зелёного чая. Маленький Кайто время от времени выглядывал из дверей своей комнаты, бросая любопытные взгляды на знаменитую гостью, но знакомиться не лез - он и без бабушкиных наставлений видел, что та не в настроении.
   - Явился, наконец! - желчно прокомментировала Аска появление Синдзи.
   Она окинула критическим взглядом пышный букет роз в его руках и ядовито добавила:
   - И где ты раздобыл этот веник?
   - А ты что здесь делаешь? - удивился он.
   - Тебя, дурака, жду! - она встала перед ним, любимым жестом уперев руки в бока. - Тебя какая муха укусила?! Ты что, совсем уже?!
   От дальнейших разборок Синдзи спасла Ватанабэ Кирико. Она неслышно шагнула из кухни в холл и облегчённо вздохнула.
   - Ты пришёл.
   Аска, вынужденная прервать поток обвинений, оглянулась.
   - Рэй наверху, в своей комнате, - продолжала Кирико, успешно делая вид, что не замечает неудовольствия гостьи. - Она не хочет никого видеть, но тебе она откроет, я уверена.
   Аска возмущённо фыркнула и отвернулась.
   Поднимаясь на второй этаж следом за хозяйкой, Синдзи нервным жестом пригладил волосы и попытался привести одежду к возможно более аккуратному виду. Кирико осторожно постучала в дверь.
   - Рэй-чан, к тебе гости.
   В ответ не донеслось ни звука и, подождав немного, хозяйка сообщила:
   - Синдзи пришёл.
   Он успел уловить мимолётное движение в комнате. Замок тихо щёлкнул, но дверь оставалась закрытой. Кирико скромно отошла в сторонку.
   Синдзи проглотил ком в горле.
   - Аянами, я вхожу.
   Он заколебался, не услышав разрешения, но вовремя вспомнил Манькины наставления: "Запомни, Синдзи, женщины любят решительных". Глубоко вдохнув, он открыл дверь и шагнул внутрь.
   Аянами стояла у порога, глядя куда-то вниз и в сторону. Она не произнесла ни слова, не сделала ни единого движения, и Синдзи немного растерялся. Он не понимал, что происходит, и не представлял, что ему сейчас делать и как себя вести. Он замер с букетом в руках, собираясь с мыслями, и наконец выдавил внезапно севшим голосом:
   - Привет.
   Он протянул цветы Аянами.
   - Спасибо, - тихо поблагодарила она, принимая розы.
   Рэй несмело взглянула ему в лицо, Внезапно его осенило - она боится! Она боится что-нибудь не то сказать, что-нибудь не то сделать, как-нибудь не так повернуться. Это была совсем не та Рэй, которую он всегда знал. И причиной этому был он сам - его эгоизм, его мелочность, его детская обидчивость.
   Синдзи в жизни не испытывал ничего похожего на то цунами стыда, которое захлестнуло его с головы до пяток. Казалось, ещё чуть - и он действительно сгорит, проплавит пол под собой и провалится на первый этаж. И это было бы вполне заслуженно.
   - Прости, - промямлил он.
   - Нет, это ты меня прости.
   - Нет, это я виноват, мне надо было...
   - Нет, это я виновата, я не должна была...
   Кирико тихонько закрыла дверь и на цыпочках спустилась в холл первого этажа. Аска, которая только что как будто напряжённо прислушивалась к чему-то, вздрогнула и гордо выпрямилась. Она решительно зашагала на выход, доставая из сумочки странного вида массивную мобилку.
   - Уже уходите? - вежливо спросила Кирико.
   - Конечно! - злобно вскинулась Аска, яростно терзая кнопки телефона. - Пока некоторые тут личные вопросы решают, - она метнула гневный взгляд вверх, в сторону номера Аянами, - другим приходится работать!
   Она влезла в туфельки и поднесла телефон к уху.
   - Тор? Это Валькирия! Что там у нас новенького?
   Не прощаясь, Аска шагнула за порог и с силой захлопнула за собой дверь. Кирико тихо вздохнула и покачала головой.
  
   Исполняясь решимости, Синдзи набрал в грудь побольше воздуха.
   - Извини, я вёл себя слишком резко. Просто... Понимаешь... - он вздохнул ещё раз, - Просто я очень люблю тебя. Вот...
   - Я знаю, - тихо отозвалась Рэй. - Поэтому мне было особенно больно, когда ты стал таким же, как те солдаты.
   - Знаешь? Откуда?
   - Твоё сердце. Когда мы рядом, оно бьётся так же часто и так же неровно... - она умолкла, не решаясь продолжить.
   - Как что? - глупо спросил Синдзи.
   Рэй посмотрела ему в глаза.
   - Как и моё.
  
   Время перевалило далеко за полночь, но председатель Киль и не подумал об отдыхе. Он сидел, поставив локти на стол и упираясь подбородком в переплетённые пальцы. Сенсорный стол перед ним демонстрировал минсюку Ватанабэ, вид с моря. Гиростабилизаторы позволяли снимать отличную "картинку" с катера, болтающегося на волнах в нескольких километрах от берега. Подводить наблюдателей ближе председатель не рискнул.
   Верный Дитрих был здесь же, готовый выполнить любое распоряжение патрона, и здесь же были супруги Робертсоны. "Интересная у них брачная ночь получается", - мелькнула в голове председателя запоздалая мысль, - "Кстати..."
   - Кстати, позвольте вас поздравить. Джек, Рицко. Извините, что всё так вышло. Вы можете идти. Похоже, ситуация стабилизировалась.
   - А вы, сэр?
   - Я ещё немного тут посижу, - отозвался тот, не отрываясь от прямоугольника на столе с изображением от телекамеры. Каждый из присутствующих развернул перед собой копию того же окна, хотя смотреть было не на что. Обычный ночной пейзаж, единственное светлое пятно - зашторенное окошко в номере Аянами.
   - Это так важно, сэр?
   - Да.
  
   Обнявшись, они стояли там же, где встретились - у самых дверей. Синдзи бережно провёл ладонью по голове Рэй.
   - Уже поздно. Тебе надо отдохнуть.
   Она прижалась к нему.
   - Не уходи. Не бросай меня. Пожалуйста.
   - Я никогда и ни за что тебя не брошу. Клянусь.
   Помолчав, он добавил:
   - Но уже и правда поздно.
   Рэй скользнула взглядом по низкой полуторной кушетке.
   - Здесь хватит места для нас обоих.
  
   Свет в окне номера Аянами погас, и Рицко насторожилась.
   - Странно.
   - Что такое? - встревожился председатель.
   - Номер Синдзи находится рядом, верно?
   - Верно.
   - Рэй выключила свет. Почему не загорелся свет в его номере?
   - Он остался у неё? - предположил Робертсон.
   - Может быть, - Рицко нахмурилась и полезла за телефоном,
   Председатель подскочил с места.
   - Не сметь!!!
   Окружающие вздрогнули от неожиданности.
   - Но им же только пятнадцать, - пролепетала Рицко. - Что они себе позволяют?
   - Дайте! -рявкнул Киль, указывая на её "Вектор-Вест". - Отдайте его сюда! Немедленно!
   Растерянная Рицко протянула ему телефон, который тут же оказался в дальнем от неё углу стола.
   - Джек, вы тоже, - потребовал председатель уже чуть спокойнее.
   Положив "Вектор-Вест" майора рядом с телефоном его жены, Киль открыл окно файловой системы и заелозил по нему крепкими короткими пальцами.
   - Ваши логины - Ritsuko и RJack? - уточнил он, не отрываясь от стола.
   - Так точно, - за обоих ответил Робертсон.
   - В моём домашнем каталоге подкаталог "Himitsu" с одним-единственным документом.
   - Что в нём? - спросила Рицко.
   - Дополнительные материалы. Ознакомьтесь. А то от вашего морализаторства больше вреда, чем пользы.
   - Сэр, но мы уже знакомы...
   Председатель нетерпеливо махнул рукой.
   - Нет. Вам давали отредактированную версию.
   Робертсон постоянно имел дела с играми разведок и прекрасно понимал, что "отредактированный" почти всегда означает "ложный", "фальшивый".
   - Но почему, сэр?
   - Так было нужно. Вы могли попасть в руки "детей Ев". Они могли попытаться вытащить из вас нужную информацию. Прочтите.
   Робертсоны переглянулись и, не заставляя себя упрашивать, погрузились в чтение.
   Рицко закончила первой. Она ещё некоторое время смотрела перед собой, переваривая полученную информацию и ожидая мужа. Наконец он тоже закрыл файл и поднял голову.
   - Жестоко, - пробормотала Рицко.
   - Что именно? - не понял председатель. Он показал пальцем в стол, где только что белел скан древнего документа с подстрочным переводом.
   - Это - жестоко? Вы шутите, доктор! Заразить человека инфекцией и потом заживо препарировать, наблюдая за ходом болезни - это жестоко. Воткнуть иглу в пальчик трёхдневного младенца, чтобы он не сжимал ручку в кулачок, когда её подвергают обморожению - это жестоко. А вот это, - он снова показал пальцем в стол, - Это даже несчастным случаем не назвать, извините.
   - И как это, по вашему, называется?
   - Судьба.
  
   Развёрнутые крылья Рэй заполняли комнату мягким белым светом. Синдзи неловко завозился на кушетке. Как и тогда на побережье, хотелось прижать к себе Аянами, закрыть её своими крыльями от всего мира и никогда больше не отпускать. Но Синдзи не был уверен, что Рэй правильно поймёт его желания. Он опасался разрушить тот невидимый мостик доверия, который успел образоваться между ними.
   - Мне холодно, - прошептала Рэй, - обними меня.
   Несколько минут назад Синдзи сам предлагал отдохнуть и хоть немного поспать, но теперь был на это совершенно не способен. Сердце колотилось, как после хорошего спринта, тело доверчиво прижавшейся к нему Аянами наполняло его энергией, силой и ещё чем-то, чего он никогда не знал и не испытывал. Он даже представить себе не мог, что так бывает. С Манькой всё было по-другому. Совсем по-другому.
   Когда Рэй переодевалась, он отвернулся, но не удержался и подсмотрел за ней в отражении никелированного кофейника. И теперь он знал, что под белой ночной сорочкой на ней ничего нет. Совсем.
   Рэй приподняла голову и посмотрела в лицо Синдзи. Провела кончиками пальцев по его виску, щеке, подбородку, вздохнула и тихо констатировала:
   - Всё-таки Вторая права.
   - В чём? - так же тихо спросил он. Голос, как тогда, на берегу, стал чужим - хриплым глухим баритоном, которым, должно быть, разговаривают влюблённые тигры. Или драконы.
   Рэй кротко улыбнулась.
   - Временами ты бываешь непроходимо глуп.
   Она отстранилась от Синдзи, села на кровати и потянула через голову белую ночнушку.
  
   Один из дочерних миров. 23 октября 2015 (Побег "Эскалибуров". Киришима и Шумахер)
   Многотонные створки наружных ворот вздрогнули и с натугой пошли в стороны. Ожидавший этого момента "Эскалибур" двинулся вперёд по просторному освещённому туннелю, следом пристроился второй. Тревога не была объявлена, никакие учения не проводились, само время - три часа ночи - не предполагало каких-либо плановых передислокаций. Таким образом, выдвижение двух боевых машин, каждая из которых была способна разгромить маленькую армию, уж очень походило на самовольную отлучку.
   Дежурный, который сидел в остеклённой будке у стены под самым потолком туннеля и отвечал за доступ на базу через главные ворота, помешать этой отлучке никак не мог. Связанный, он сидел на полу будки спина-к-спине со своим напарником, прямо под панелью с мониторами наблюдения. Их глаза были завязаны, на шеи легла общая петля, так что ни освободиться, ни увидеть лишнее они не могли - неведомый диверсант явно знал своё дело.
   Диверсант всё ещё был здесь. Точнее, была - фигура в обтягивающем джинсовом костюме и по-неуставному длинные тёмно-каштановые волосы, торчащие из-под белого лётного шлема, однозначно указывали половую принадлежность агрессора. Когда она наклонилась над пультом, чтобы включить механизм открытия ворот, под натянувшейся тканью заднего кармана джинсов чётко проступили контуры плоской коробки электрошокера.
   Ведущий "Эскалибур" уже вышел наружу, когда на базе "Камибуки" завыли сирены. Диверсант выскочила из будки, по-кошачьи мягко спрыгнула на землю и остановилась, провожая взглядом беглецов. Ворвавшийся в подземелье ночной ветер, смешанный с выхлопом двигателей "Эскалибуров", трепал её волосы и теребил полы расстёгнутой джинсовой курточки. Зеркальное забрало шлема не давало рассмотреть верхнюю половину её лица, но оставляло открытым нижнюю. Она улыбалась.
   В глубине боковых коридоров главного туннеля послышался топот множества бегущих солдат и отрывистые команды офицеров. Диверсант нырнула в один из боковых отводов туннеля и неслышной тенью метнулась вглубь базы. Она остановилась ещё раз, когда снаружи донеслись звуки стрельбы и взрывов. Несмотря на отчаянные попытки остановить их, "Эскалибуры" рвались на свободу.
  
   Они остановились у входа во двор младшей школы.
   - Всё-таки решила носить его и дальше? - спросил Синдзи, кивнув на аленький бантик Лилит.
   - Мне идёт - это все говорят, - пояснила малышка. - И, я забыла сказать, мне вчера из-за него ещё одно прозвище придумали, - она расплылась в счастливой улыбке. - "Кавайнами".
   - А ты ещё возмущалась вчера, - пожурила её Рэй.
   - Возмущалась я по другому поводу, - парировала Лилит. - А сегодня ещё две девчонки из класса придут с бантами. Вон они, кстати. Ой!
   - Что такое?
   - А у них банты больше, чем у меня! И красивее!
   - Но ты же не покажешь им, что расстроена из-за этого?
   - Я ещё не сошла с ума, - заявила Лилит и радостно помахала рукой одноклассницам. - Всё, я побежала. До вечера!
   Забегая вперёд, скажем, что со временем бантов в начальной школе становилось всё больше, они становились всё пышнее и ярче, пока в один прекрасный день директор не запретил их вообще.
  
   - А вот и они, - Аска замедлила шаг, и Хикари последовала её примеру. Они обменялись обычными приветствиями с нагнавшими их Рэй и Синдзи. До звонка оставалось совсем немного.
   - Слышали шум сегодня ночью? - спросила староста, чтобы поддержать разговор.
   - Ага, грохотало так, что весь город, наверное, проснулся, - подхватил Синдзи.
   - На базе Ямадо заварушка, - небрежно бросила Аска.
   - Скорее всего, какая-то авария, - добавила Рэй. - Там погибло много людей, ещё больше ранены.
   - Отец ночью уехал в штаб-квартиру, - сказал Синдзи. - Наверное, что-то серьёзное. Киришима должна знать точно.
  
   Киришима знала точно. На перемене она рассказала о событиях прошедшей ночи.
   - Мы сбежали. Мусаши и Кейта увели свои "Эскалибуры", я помогла им уйти.
   - И тебя не поймали? - удивилась Аска.
   - Они пока не знают. Но я туда не вернусь. Я забрала с собой все свои деньги и документы.
   - Зря. Если они в твоё отсутствие устроили обыск, то уже всё поняли. И сюда тебе не надо было приходить.
   - Я хотела посоветоваться с вами.
   - А где ты будешь жить?
   - Есть тут одно место. Дорого, но зато не спрашивают, кто ты и откуда.
   - Надо поговорить с Риверой, - предложил Синдзи. - Может быть, у него найдётся вариант получше.
   - Было бы неплохо, - вздохнула Мана. - С деньгами у меня не очень.
   - Постой, а как же долг, честь, присяга, наконец? - съехидничала Аска.
   - Мы давали присягу императору и стране, а не отдельным командирам, - просто ответила Мана. - А в данных обстоятельствах действия Ямадо вполне могут классифицироваться как попытка диверсии.
   - Что ты имеешь в виду?
   - "Камибуки" будет расформирована. В отличие от неё, NERV продемонстрировал свою эффективность в деле, и теперь всё финансирование, материальные и прочие ресурсы будут идти вам. Вопрос решённый, он уже согласован в ООН.
   - Ты хочешь сказать - Ямадо не хочет ничего отдавать?
   - Не совсем. Он хочет, чтобы "Эскалибуры" красиво погибли в своём последнем бою. Генерал надеется, что бой произойдёт до того, как приказ о нашем роспуске вступит в силу. Это, скорее, вопрос чести - он, мол, сражался до конца, а не просто тратил средства непонятно на что.
   - Ну, да - а если при этом ещё и вы погибнете, то получится такая героическая картинка, что все газеты и телевидение просто захлебнутся в соплях и слезах. Особенно если там найдутся добрые знакомые Ямадо, - прикинула Аска.
   - Именно. За потери в технике и личном составе его, конечно, по головке не погладят, но на фоне "героической картинки" его не накажут очень уж строго. А со временем всё сгладится и забудется.
   - Ладно, я поговорю с отцом, - решился Синдзи. - Вдруг он сможет помочь. А если нет - пообщаюсь с Риверой. Он ведь говорил: "Будет нужна помощь - обращайтесь".
   - Спасибо.
   - Ещё не за что. Кстати - где вы спрятали машины? Они ведь огромные.
   - В озере Аси.
   - Где? Вы их что - утопили? - изумился Синдзи.
   - Нет, конечно, - улыбнулась Мана. - Работа под водой - штатный режим "Эскалибуров".
   - Как вы держите связь?
   - Связь односторонняя. Я должна выйти на берег озера в определённом месте и просто рассказать всё, что нужно. Кейта и Мусаши через модули наблюдения увидят меня и услышат.
   - Модуль наблюдения - это что? Перископ? - заинтересовалась Аска.
   - Что-то наподобие. Плавучая платформа. Перехват радио, газоанализатор, счётчики радиоактивности, микрофоны и камеры для всех диапазонов.
   С видом знатока Аска щёлкнула языком.
   - Недурно.
   - Тогда сделаем так, - предложил Синдзи. - Я поговорю с отцом, а потом позвоню тебе.
   - Нет, лучше я тебе! Я выключу и выброшу свой старый мобильный, чтобы меня не могли отследить. Запиши новый номер.
   Когда они договорились о способах связи, Синдзи как бы между прочим поинтересовался:
   - Мана, ты ничего не слышала о ребятах, которые следили за тобой?
   - Просто бандиты. Наши спецы провели операцию по их ликвидации, но одному на красной "Мазде" удалось уйти. Наши говорят - совершенно какая-то удивительная машина.
   Аска гордо приосанилась. Рэй нахмурилась.
   - Синдзи, твои люди убиты? Когда? Почему ты ничего не сказал?
   - Сам только вчера узнал.
   Киришима растерялась.
   - Ой... Это правда?
   - Да. Извини, я их нанимал, когда ещё не знал, кто ты.
   - Прости, что так вышло.
   Синдзи отмахнулся.
   - Ладно, чего уж теперь.
   Во всяком случае, он установил главное - его парней убрали действительно военные.
   Киришима в школе задерживаться не стала. Быстро собрав вещи, она помахала всем рукой из-за дверей и помчалась по коридорам. Несколько секунд спустя троица пилотов наблюдала через окно за тем, как Мана бежит к выходу со школьного двора. Однако уйти ей не дали.
   Закрывая собой выход, прямо в ворота вкатился большой чёрный внедорожник. Двое выскочивших из него крепких стриженых парней были настроены весьма решительно.
   - Далеко собрались, Киришима-доно? - издевательски поинтересовался один из них. - Не желаете ли, чтобы вас подвезли?
   Мана оглянулась. Отрезая ей путь к отступлению, сзади появились ещё четверо. Она тяжело вздохнула и понурила голову. Опустив плечи, медленно направилась к машине.
   - Вот и хорошо, вот и умница, - успокаивающе произнёс второй из пассажиров джипа. Стоящие сзади тоже немного расслабились, и напрасно. Когда до машины оставалось два шага, Мана внезапно ускорила шаг. Точно по ступенькам, она перескочила с бампера на капот, пробежала по крыше джипа и спрыгнула на землю с другой стороны. Не теряя ни секунды, она бросилась прочь через улицу.
   Этого манёвра как будто ждали - наперерез беглянке с двух сторон выскочили ещё два джипа, благо не слишком оживлённое движение позволяло любые манёвры. Высыпавшие из них люди были вооружены - двое навели на Киришиму тазеры, двое достали пистолеты, ещё один вскинул MP-5 с глушителем. Мана затравленно оглянулась. Казалось, преследователи предусмотрели всё.
   Всё, кроме белой "Мазды", которая с визгом покрышек вывернула из-за поворота и точным тараном бросила один чёрный джип на другой. Брызнули осколки, окружающие кинулись врассыпную. При этом пострадали только чёрные внедорожники - на самой "Мазде" не осталось и царапины. Её водитель перегнулся и открыл дверь для пассажира.
   - Чего ждёшь? Приглашения?! - заорал он оцепеневшей Киришиме. Та мгновенно сориентировалась и нырнула внутрь. Автоматчик вскинул оружие и отправил длинную очередь в тонированное боковое стекло "Мазды". Пули веером отрикошетили от стекла, не оставив ни следа на гладкой поверхности. Взревев двигателем, машина рванулась с места.
  
   Синдзи оторвался от зрелища за окном и заспешил к выходу из класса.
   - Ты куда? - удивилась Аянами.
   - В туалет, - кратко ответил он.
   Рэй нахмурилась, но потом понимающе кивнула.
   - Понятно. Там нет камер.
   - Уже есть, - беззаботным тоном поправила её Аска. - Скрытые, на выходных ставили.
   - Они работают?
   - Уже нет, - всё так же беззаботно отозвалась Аска после секундной паузы.
  
   Закрыться в кабинке. Ускорить своё время. Найти машину. Попасть внутрь. Синдзи действовал быстро и чётко, словно на показательных выступлениях. Отпустить время. Скорость вдавила его в спинку заднего сиденья.
   - Синдзи?! - вскинулась Киришима.
   - Босс?! - удивился и обрадовался водитель.
   - Шумахер?! - изумился Синдзи.
   Это действительно был он. Оставалось невыясненным происхождение белой "Мазды". С одной стороны, пуленепробиваемое стекло указывало на то, что к нему приложила руку Аска. С другой стороны - когда Шумахер успел перекрасить машину?
   Ответ на последний вопрос был получен практически сразу - машина втиснулась в узенькую безлюдную улочку и остановилась. Шумахер забегал пальцами по необычно богатой панели управления, и "Мазда" на глазах поменяла цвет на иссиня-чёрный. Он проделал ещё какие-то манипуляции, после чего расслабленно выдохнул.
   - Уфф, оторвались.
   Он неторопливо выехал на дорогу и неспешно покатил в сторону от места происшествия. Мимо пронеслись несколько чёрных джипов. Шумахер презрительно хмыкнул им вслед.
   - Классная у тебя машина, - заметил Синдзи.
   - Это точно, - с чувством подтвердил тот. - Это всё ваша Вторая, спасибо ей.
   - Понятно. Ты куда сейчас?
   - Пока отъедем подальше, типа это не мы и вообще не при делах. А там - как скажешь, босс. Мне теперь деваться особо некуда. Ей, - он коротко кивнул на Ману, - я так понимаю - тоже.
   - Ясно, - Синдзи ненадолго задумался. - Найди такое место, где нас никто не увидит.
   - Не вопрос! - легко согласился Шумахер. - Только беспокоиться незачем - я ведь и номера тоже поменял.
   - Я не за этим. Надо уходить из города. Тихо и незаметно.
   - Понял, сделаем.
   Через несколько минут машина остановилась в тупике на заднем дворе небольшого ресторанчика. Синдзи бросил уважительный взгляд на Шумахера - похоже, этот парень успел изучить все закоулки города. С трёх сторон их окружали кирпичные стены, сплошь покрытые аляповатыми граффити. Вдоль одной из стен в ряд выстроились мусорные контейнеры, дверь напротив, по-видимому, служила задним входом в ресторан.
   - Теперь посидите тихо, - Синдзи откинулся на сиденье и прикрыл глаза.
   Шумахер пожал плечами и равнодушно уставился в окно. Бродячая кошка-трёхцветка осторожно обнюхала один из контейнеров и нашла его достойным более внимательного изучения. Она подобралась, пёстрой пружиной метнулась вверх и зависла в воздухе на полпути к цели. Стало неожиданно тихо. Совершенно сбитый с толку Шумахер завертел головой. Перехватив его взгляд, Киришима прижала указательный палец к губам и покачала головой.
   Вокруг "Мазды", словно сачок, опустилось широкое кольцо с непонятными колыхающимися краями. Машина на миг приподнялась, кольцо сузилось и пропало под её днищем. Шумахер вцепился в баранку - тупик исчез, словно его никогда и не было. Теперь они стояли посреди дороги за городом, справа от них поросший кустарником берег опускался к морю, слева поднималась покрытая зеленью гора. Синдзи открыл глаза и подался вперёд.
   - Там будет спуск, - он поднял руку, показывая направление, - Езжай туда, остановишься на стоянке у минсюку.
   Шумахер молча повиновался.
   - Где мы? - спросила Мана.
   - Внутреннее море, остров Юге.
   Минсюку выглядело точно таким, каким они увидели его в первый раз. Даже табличка "Продаётся" на двух языках была на месте. Их "Мазда" была единственной машиной на небольшой открытой стоянке. В атмосфере царил полный штиль. С края покатой крыши посетителей с интересом рассматривала любопытная ворона. Посреди окружающей идиллии жаркого солнечного дня события последних минут начинали казаться чем-то нереальным - дурным сном или кадрами из американского боевика.
   - Подождите немного, - попросил Синдзи.
   Ускорить время. Перенестись в класс. Чёрт, урок уже начался! Впрочем, не важно - его всё равно не успеют увидеть ни люди, ни телекамеры. А вот трюкам со временем надо было уделять в прошлом больше внимания. Но кто же знал... Аккуратно извлечь из портфеля остатки денег - опасаясь обыска дома, он всегда носит их с собой. Положить вместо них мобилку. Вернуться обратно.
   - Э... босс... а что это было? - осторожно поинтересовался Шумахер.
   - Меньше знаешь - крепче спишь, - отмахнулся от него Синдзи.
   Он отсчитал четыре пачки стодолларовых купюр и протянул их Шумахеру.
   - Держи. Здесь деньги за работу. Всё, что причитается, - ещё одну пачку он отдал Мане, - Это тебе. На всякий случай.
   - Значит - всё? Разбегаемся? - мрачно уточнил Шумахер.
   - Нет. Я хочу попросить тебя ещё об одной услуге. Побудь телохранителем Киришимы-сан. Неделю, максимум - две. А мы пока решим, что делать дальше.
   Шумахер задумчиво поскрёб небритый подбородок.
   - Поживёте пока здесь, - продолжал уговаривать их Синдзи. - Посетителей мало, местечко тихое. Чистое море, песчаный пляж, готовка Кирико-сан. Здесь ещё двадцать тысяч, если возьмёшься.
   - Две недели, говоришь? А потом?
   - Есть несколько вариантов. Например, я сказал отцу, что обещал вам работу, если справитесь.
   - Интересно. Ладно, а кем нам тут представляться? Братиком и сестричкой?
   Мана несмело кашлянула.
   - Мне кажется, это будет не слишком правдоподобно. Давайте лучше не отходить далеко от истины. Например - я учусь в Америке и приехала сюда на каникулы. Теперь я решила покататься и посмотреть страну, а папа - мы будем держать его имя в секрете - приставил ко мне телохранителя. Как вам такое?
   Синдзи пожал плечами.
   - Вроде нормально. Ты по английски-то говоришь?
   - Sure! We used it every day.
   Шумахер махнул рукой.
   - Пойдёт. Теперь вот что, босс, - он повернулся к Синдзи. - Что ты говорил о нас своему бате? И кто он вообще?
   Синдзи наскоро пересказал разговор с отцом и объяснил, что собой представляет NERV. Шумахер скептически поморщился.
   - Не, босс, я - птица вольная. Извини. Я лучше здесь пересижу, а потом назад подамся, в Осаку.
   - Как знаешь. Время подумать у тебя ещё есть. В крайнем случае будешь знать, что говорить, если повяжут. И Вторую тоже не выдавай. Скажешь - с ремонтом машины договаривался Болт, с кем именно - ты не в курсе.
   - Ясно, - проворчал Шумахер.
   - Мана, сходи, пожалуйста, на разведку. Узнай, принимают ли они посетителей.
   - Хорошо, - она выскочила из машины и лёгким быстрым шагом направилась ко входу в здание.
   - Ещё одно, - вполголоса добавил Синдзи, провожая её взглядом. - В том, что с вами случилось, Киришима-сан не виновата. И вообще - тронешь её хоть пальцем...
   - Не дурак, понял! - Шумахер раздражённо вскинул руки.
   Внутри Мана пробыла недолго. Работая на публику, она танцующим шагом жизнерадостной бездельницы подскочила к машине и, заглянув в салон, деловито доложила:
   - Они принимают. Я заказала два номера.
   - Молодец, - Синдзи прикинул про себя время, которое прошло с начала побега, и всполошился. - Всё, я побежал! На днях я вас навещу, а пока постарайтесь не высовываться. Удачи!
  
   В кабинке школьного туалета Синдзи первым делом спустил воду из бачка. Просто так, для порядка. У самых дверей в класс он остановился. Урок в разгаре, и врываться в класс у него не было ни малейшего желания. Недолго думая, Синдзи убедил себя в том, что прогулять урок - отличная идея. В голову пришла запоздалая мысль - надо было остаться с Киришимой и Шумахером. По здравому размышлению он забраковал эту мысль, как ошибочную - расстройство желудка длиной в час насторожит кого угодно.
   Ну, что же - осталось провести время если не с пользой, то хотя бы с удовольствием. Оценив про себя имеющуюся наличность, Синдзи принял решение пересидеть остаток урока в кафе-мороженом неподалёку. Осталось только выбраться из школы незамеченным - уходить через школьный двор на виду у всех было бы как-то глупо. Он спустился на первый этаж и пошёл по коридору, ощупывая пространственным зрением внутренности классных комнат.
   Кабинет домоводства был пустым. Замок закрыт, но для Синдзи это не было проблемой. Памятуя о камерах наблюдения, он естественным жестом взялся за ручку. Язычок замка с мягким щелчком сам собой ушёл в сторону. Прикрыть за собой дверь и выбраться наружу через окно было делом одной минуты. Пригибаясь, чтобы его не было видно из окон первого этажа, Синдзи пробрался к глухой торцевой стене школы. Здесь уже можно было не скрываться.
   Он перевалил через невысокий забор и натолкнулся на высокого коротко стриженого субъекта в тёмном костюме и чёрных противосолнечных очках.
   - Пилот Икари..? - осведомился тот.
   - Э... да... А вы кто? Охрана?
   Незнакомец молча кивнул. Синдзи перевёл взгляд с него на здание школы, потом обратно.
   - А вы расскажете отцу? - он не стал уточнять, что имеет в виду, но охранник его прекрасно понял.
   - Я обязан докладывать обо всём, что происходит за смену, - холодно проинформировал он своего "подопечного".
   Синдзи вздохнул. Ещё раз оглянулся на школу. Потом упрямо развернулся и решительно зашагал в сторону кафе. В конце концов - погибать, так с музыкой! Охранник пристроился следом.
  
   Синдзи уже почти добил порцию фруктового коктейля. Он увлечённо соскребал остатки мороженого со стенок прозрачной вазочки, когда за столик напротив него кто-то сел и знакомым голосом попросил подскочившую официантку:
   - Чёрный кофе с сахаром, будьте любезны.
   Синдзи поднял голову.
   - Привет, мам. А ты что здесь делаешь?
   - Прости, но это Я должна спросить - что ТЫ здесь делаешь?
   - Ем мороженое. Фруктовый коктейль. Потрясающая вещь, обязательно попробуй.
   - Непременно. Но сначала ты расскажешь, с каких пор начал прогуливать уроки.
   - Да не прогуливаю я! Ну, то есть... не совсем...
   - Подробности не помешают. Спасибо, - Юй кивнула официантке и полезла в сумочку за деньгами.
   Подождав, когда они останутся одни, Синдзи неохотно пояснил:
   - Живот чего-то прихватило. Пока на толчке сидел, думал - все кишки вылезут.
   - Синдзи, фу...
   - Извини. Ну, вот, пока сидел - урок начался. А идти и перед всем классом рассказывать, почему опоздал, что-то не хочется.
   - Понятно. Таблетку дать?
   - Не, уже всё нормально. Соматическое, должно быть.
   Мать негромко рассмеялась.
   - Ты откуда таких слов набрался? "Соматическое"... Ты хоть знаешь, что это?
   - Примерно догадываюсь. Но всё-таки - почему ты здесь?
   - Твой мобильный.
   - А что - мобильный? Он сейчас в портфеле, в классе.
   - Вот именно. А должен всегда быть при тебе.
   - Но я же не знал, что всё так обернётся.
   - А знать и не нужно. Просто всегда носи его с собой. Почему ты так не делаешь?
   - Ну, я где-то читал, что излучение мобильных вредно сказывается на мужской потенции.
   Юй весело расхохоталась.
   - Ох, извини. Ну в кого ты такой? Веришь во всякие глупости.
   - Так ты здесь только из-за моего телефона? - недоверчиво уточнил Синдзи.
   - Не совсем. Видишь ли, его сигнал вдруг начал перемещаться по городу. Через несколько минут он пропал и вскоре снова оказался в школе.
   - Любопытно. И как ты это можешь объяснить?
   - Вообще-то я приехала, чтобы выяснить это у тебя.
   - Я что - физик? Откуда мне знать? - Синдзи укоризненно посмотрел на мать.
   - Сначала мы решили, что мобильный у тебя украли. Потом заподозрили проникновение апостола и подняли по тревоге службы контроля и наблюдения NERV.
   - Ого.
   - Я вызвалась приехать и поговорить с тобой.
   - Зачем?
   - Выяснить, что происходит. Я сказала, что у меня это получится лучше, чем у службистов из безопасности.
   Синдзи растерянно развёл руками.
   - Мам, я ничего не знаю. Правда!
   Юй махнула рукой.
   - Верю.
   - Может, какой-то сбой в аппаратуре?
   - Может. Доктор Акаги Рицко сейчас проверяет эту версию.
   Мать посмотрела на часы.
   - Урок заканчивается. Тебе пора.
   - Угу. Да, и ещё, - спохватился Синдзи, - у меня появилась мысль прокатиться на выходные к морю. Вместе с Аской и Рэй. Пляж, солнце, все дела. Говорят, во внутреннем море сейчас хорошо.
   - Посреди осени? - засомневалась Юй.
   - Бархатный сезон. На улице плюс двадцать пять.
   - Днём, при хорошей погоде.
   - А мы и не собираемся купаться ночью.
   - Ну, не знаю. А если новое вторжение?
   - Во-первых, на вертолёте оттуда - меньше часа. Во-вторых, есть тройка дублёров. Кенске спит и видит, как будет сражаться с апостолами. В-третьих, я в такое "везение" просто не верю. Что скажешь?
   - Это не вопрос веры.
   - Понимаю, но неужели мы не заслужили день-другой отдыха?
   - Ладно, - сказала Юй и поднялась из-за столика. - Я поговорю с отцом. Он будет очень занят в ближайшие дни, но мы посмотрим, что можно сделать.
  
   Один из дочерних миров. 24-25 октября 2015 (Укрытие для "Эскалибуров")
   - Я всё продумала, - Аска отвернулась от окна и оглядела собравшихся в номере минсюку Синдзи, Ману и Рэй. Лилит тоже была здесь. Она попросилась прокатиться к морю вместе со старшей сестрой и та, против ожиданий Наоко, не стала возражать. Номер был двухместным, как, впрочем, и все номера минсюку Ватанабэ. Синдзи и Рэй сидели на низенькой кушетке, напротив, на точно такой же кушетке, устроились Мана и Лилит.
   - Приказ о расформировании "Камибуки" вступил в силу ещё вчера. Сейчас ведомство Ямадо готовит списки персонала и материальных ресурсов, которые будут переданы в NERV.
   - Откуда информация? - на всякий случай уточнила Мана.
   - Отец сказал, - пояснил Синдзи. - Он и Фуюцки вчера до ночи с бумажками сидели. Сегодня и завтра будут тоже.
   - Значит, надо проследить, чтобы Асари, Мусаши и Киришима попали в эти списки. Но тут другая проблема - они в бегах, и армия может передать в полицию заявление о возбуждении уголовного дела о дезертирстве. Ну, или что там делается в таких случаях.
   - Наши такого не любят, - вставила Мана. - Только в крайнем случае. Они предпочитают разбираться с проблемами сами.
   - И это даёт нам дополнительное время, - подхватила Аска. - Мы можем сделать так, что их не накажут за то, что они увели "Эскалибуры", а наоборот - наградят.
   - Как это? - усомнилась Рэй. Судя по выражению лица Маны, она разделяла скепсис Аянами.
   - Авария. Катастрофа. Любой катаклизм, в ходе которого будет повреждена и уничтожена база "Камибуки".
   - Аска..! - предостерегающе воскликнула Рэй, и та вскинула руку.
   - Спокойно! Никаких жертв! Всё продумано до мелочей. Положитесь на меня.
   - А что потом? Они вернутся все в белом верхом на "Эскалибурах"?
   - Нет, - возразила Аска. - У меня идея получше. Мы отправим их в NERV.
   Не сказать, чтобы это предложение произвело эффект разорвавшейся бомбы, но все вокруг притихли, ожидая продолжения. Аска не заставила себя ждать. Она откашлялась в кулак и, расхаживая по комнате, словно профессор на лекции, изложила свой план.
  
   С первого взгляда всё звучало достаточно разумно. То есть в той степени безумно, чтобы сработать. Аска собиралась организовать для "Эскалибуров" пещеры рядом с коммуникациями NERV. Точнее, даже не пещеры, а нормальные оборудованные ангары. Они должны были сообщаться с помещениями NERV, создавая иллюзию единого подземного комплекса. Сами пилоты должны были легализоваться в структуре организации - штатное расписание, пропуска, всё остальное. Аска утверждала, что успела выяснить пароли доступа к базе данных отдела кадров и бухгалтерии. Подделать же бумажные документы для неё было вообще пустяком.
   Чтобы замести следы, Аска предложила оставить в минсюку Лилит с мобильными телефонами прочих членов группы. Её задачей было немедленно вызывать хозяев телефонов при поступлении звонков на них.
   - И как я буду это делать? - насупилась Лилит. Ей очень не понравилась перспектива проторчать взаперти и одиночестве целых два дня. Наоко отпустила её с тем условием, что она немедленно даст знать, если пилоты сорвутся с поводка или устроят что-нибудь неподобающее. Лилит, разумеется, согласилась. Конечно же, она не собиралась делать ничего подобного. Само собой, она тут же всё рассказала остальным. И теперь ей было обидно, что самое интересное пройдёт без неё.
   - Держи, - Аска достала из сумки чёрный цилиндрический фонарик с внушительной, забранной в резиновый колпачок, кнопкой на боку.
   - Что это? - Лилит завертела в руках самый обычный с виду предмет.
   - Нейтринный излучатель и модулятор. У нас будут детекторы.
   Вслед за излучателем на свет появились три массивные авторучки, одну из которых Аска оставила себе, а остальные отдала Рэй и Синдзи.
   - В боевое положение детекторы приводятся вот так, - она повернула вокруг оси верхнюю половину "ручки" и показала остальным. - Отметку видите?
   - Вижу, - ответил Синдзи. - А разговаривать по ним нельзя?
   - Нет. Иначе их пришлось бы сделать куда большими. Неудобно, - Аска развела руками. - Физика процесса, ничего не поделаешь. Сейчас они способны отследить прямоугольные импульсы излучателя на расстоянии до тысячи километров - и только. Чтобы уверенно принимать и передавать голос, "антенны" должны быть в несколько раз больше.
   Словно оправдываясь, она добавила:
   - Тахионные передатчики вообще размером с дом. Помнишь, на "Пилигриме"?
   Синдзи кивнул.
   - А почему они так на ручки похожи? Для маскировки?
   - Да. Ими можно писать, а излучатель вообще совмещён с фонариком. Включите, давайте опробуем.
   Индикаторы радостно зачирикали на разные голоса, приветствуя включение фонарика.
   - Хорошо, - кивнула Аска. - Лилит, выключай излучатель и запускай его, как только кто-нибудь позвонит. Поняла?
   - Поняла, - без энтузиазма отозвалась малышка.
   Телефон Аски издал звонкую трель. Она посмотрела имя абонента и нажала клавишу вызова. Лилит немедленно включила фонарик и состроила ангельски невинную физиономию. Аска прикрыла микрофон рукой и грозно посмотрела на маленькую вредину. Подождав, пока ты сникнет и выключит сигнал тревоги, поднесла телефон к уху.
   - Доброе... У нас всё хорошо! Всё просто-таки отлично! А у вас опять какие-то проблемы?.. Нет, это я беспокоюсь! Мисато-сан, мы же договорились - мы не делаем глупостей, а за нами не шпионят ваши клоуны!.. Ну, хорошо, не клоуны. Всё равно!.. Ла-адно... Норма-ально... Нет, правда, отличное местечко!.. Да, здесь. Может быть, ненадолго прокатимся в Камидзиму... Ну, всё, пока! Не волнуйтесь за нас!
   Нажав клавишу отбоя, она скорчила недовольную рожицу. Никто из них не сомневался в том, что Мисато постарается не выпустить их из-под наблюдения. Но уже то, что за ними не будут таскаться угрюмые типы из службы безопасности NERV, само по себе было достижением.
   Аска на секунду задумалась, проверяя мысленно, не упустила ли чего-нибудь из виду, затем встряхнулась и щёлкнула пальцами.
   - Начнём!
  
   Подлинный размах Аскиного замысла Синдзи оценил, когда уже стоял внутри огромной пещеры, в которую без особого труда уместилась бы эйфелева башня.
   - А это не слишком..? - осторожно поинтересовался он.
   - Нет. Не забывай - кроме самих "Эскалибуров" здесь надо будет разместить транспортные системы - лифты, платформы и прочее.
   - Тогда тебе понадобятся и системы энергоснабжения, а заодно и жизнеобеспечения. Не говоря уже о складах, мастерских и бытовых помещениях.
   - Да, всё правильно, - Аска нахмурилась, соображая что-то. - И надо бы организовать выходы на поверхность, да ещё так, чтобы не пересекаться с уже существующими, - она поморщилась, - Блин, это же какую вентиляцию придётся наворотить!
   - В туннелях можно сделать естественную регенерацию, - предложила Рэй.
   - Это как?
   - Растения. И они же могут обеспечить аварийное освещение. Да и не только аварийное, если подумать.
   Аска на миг задумалась.
   - А как ими управлять?
   - А зачем? Они сами будут поддерживать нужный уровень освещения и концентрации кислорода в атмосфере.
   - Интересно, - Аску явно заинтриговало предложение Рэй. - Значит, им нужно будет подавать воду и удобрения?
   - Специально не нужно. Хватит того, что есть в почве. Тем более, если запитать их от энергосети, потребность в других ресурсах уменьшится.
   - А разве так можно?
   - Можно.
   - А почему в природе такого нет?
   - А где в природе ты видела постоянные источники электричества?
   Аска задумалась.
   - Гм, действительно.
   - Опять-таки на них можно будет повесить функцию удаления лишней влаги в случае протечек подземных вод, - всё больше увлекаясь, продолжала Рэй. - Только в тюбингах надо будет предусмотреть места вывода корней в почву.
   - Ты сможешь вырастить такое за день? - уточнила Аска.
   - Легко.
   - Супер!
   Синдзи несмело поднял руку.
   - Э-э-э... минуточку.
   Девчонки с неудовольствием посмотрели на него - словно только что вспомнили о его существовании.
   - Чего тебе? - спросила Аска.
   - Вы не забыли, что этот ангар должен выглядеть копией помещений NERV?
   - Син, не волнуйся - сюда всё равно никто не будет заходить, кроме наших. И вообще, погуляй немножко
   - Да, Синдзи, - поддержала её Рэй. - Мы тебя позовём, когда закончим.
   И они тут же вернулись к обсуждению технических подробностей. Их явно захватила идея наполовину живого, наполовину механического комплекса. Синдзи только вздохнул - уикенд обещал быть насыщенным.
  
   Ещё раз он убедился в этом на пляже перед минсюку. Они лежали лепестками цветка - головами друг к другу. Мана насыпала небольшой песчаный холмик, долженствующий изображать Бункояму, и показывала расположение базы "Камибуки".
   - Выход из транспортного тоннеля и главные ворота - вот тут. Стоянка для машин персонала - здесь, въезд грузового транспорта - там.
   Аска внимательно слушала, время от времени кивая в знак понимания. Это ей принадлежала идея провести совещание на открытом месте, чтобы успокоить наблюдателей. Заодно встреча с Киришимой послужила бы дымовой завесой для их настоящих планов. Аска предполагала, что, если по возвращению им влетит за самовольные контакты с конкурентами, то в чём-то более значительном их не заподозрят. Синдзи сомневался в эффективности такого подхода, но свои мысли вслух предпочитал не высказывать.
   Сейчас Аску интересовало расположение основных коммуникаций базы, размещение штаба, казарм и систем безопасности. Она планировала создать полную иллюзию официального перевода пилотов - письменные приказы, регистрации в журналах, ксерокопии в архивах. Работа предстояла тонкая, незаметная, и Аска вникала во все детали, которые только могла предоставить Мана.
   Лилит и Кайто с визгом носились по берегу. Семейство Ватанабэ пребывало в полном благополучии, никто не попадал ни в какие аварии, все были живы и здоровы. Шумахер воспользовался случаем и устроил себе выходной в Камидзиме.
   - Син, не отвлекайся, - буркнула Аска. - Тебе нас туда забрасывать.
  
   Заброску запланировали на ночь. Мана предложила четыре утра в качестве часа "Ч". По её словам, это было самое спокойное время, когда начальство и проверяющие спят, до пересменки ещё далеко, и дежурные коротают время пересказом анекдотов и забавных историй.
   Со своей стороны Аска предложила устроить небольшое возгорание на пульте штаба. Небольшое, но, во-первых, заметное, а, во-вторых, достаточное для выхода из строя систем мониторинга. Потом следовало дать охране время, чтобы зарегистрировать поломку, доложить по команде и успокоиться.
   С учётом запаса времени Аска с помощью Синдзи и ориентиров Маны провела свою операцию в полночь. Поскольку хозяева минсюку уже спали, Аска позаботилась о том, чтобы половицы не скрипели, двери не хлопали, а стены и перекрытия не пропускали ни звука. Затемнение окон для неё вообще было простым и привычным делом.
   План Аски сработал. За исключением маленькой детали - теперь во всех коридорах штаба стояли вооружённые часовые, которые, по словам Маны, должны были сменяться каждые два часа. Аску, однако, это нисколько не смутило.
   - Документы же в коридорах не валяются, верно? - рассудила она. - А в кабинеты начальства у них доступа нет. Значит, будем проходить сквозь стены. Син, ты понял?
   - Понял. А свет в кабинетах? Его могут увидеть.
   - Мои проблемы, - отмахнулась Аска. - Что-нибудь придумаю. А пока на дворе ночь, давайте займёмся "Эскалибурами".
  
   В кромешной тьме пещеры открывшийся портал казался окном в пасмурный день. Подумав, Синдзи расширил границу перехода и повернул её так, чтобы она легла на воды озера Аси, накрыв первый из "Эскалибуров".
   - Теперь нас не увидят с берега, - сообщил он остальным.
   Рэй развернула крылья, и Мана шагнула вперёд. Прямо перед ней колыхалась стена воды, посреди которой плавал бурый ком водорослей. Переход был достаточно широк, чтобы под влиянием дополнительного вектора силы тяжести на поверхности озера образовалась стоящая волна. Чтобы не залить пещеру, Синдзи пришлось немного приподнять над водой границу портала.
   - Мы приготовили убежище, - негромко, но отчётливо произнесла Мана, - Сейчас лучшее время перебраться сюда.
   - Только пусть ничего не делают, - сказал Синдзи. - Я их сам перенесу - так им и передай.
   Мана улыбнулась.
   - Они уже всё слышали.
   - А... ну, да. Тогда пусть приготовятся.
   Ком водорослей вздрогнул и ушёл под воду.
   - Это что было - наблюдательный модуль? - на всякий случай уточнил Синдзи. Мана кивнула в ответ.
   - Круто. Никогда бы не подумал. Долго он убирается?
   - Я скажу, когда, - Аска стояла рядом, прикрыв глаза и словно прислушиваясь к чему-то. Спустя несколько секунд она сообщила:
   - Готово.
   Синдзи еле заметно повёл крыльями, и на поверхности воды появилась громада "Эскалибура". Роняя по дороге потоки стекающей воды, бронированная туша плавно влетела в пещеру, проплыла над их головами, развернулась и аккуратно встала на своё место. Аска позаботилась о том, чтобы на них не упало ни капли.
   - Прямо как в "Звёздных войнах", - восхитилась Мана. - Даже ещё круче!
   Меньше, чем через минуту, место рядом с первым "Эскалибуром" занял второй, и Синдзи закрыл переход. Платформы для посадки пилотов оказались на двадцать сантиметров выше, чем нужно. Чтобы исправить ситуацию, Аске понадобилось несколько секунд и два взмаха крыльев.
   Одного из пилотов, которые появились из люков боевых машин, Синдзи уже знал. Он помахал ему рукой.
   - Привет.
   - Привет, - отозвался Мусаши и представил второго. - Асари Кейта.
   Тот вяло кивнул собравшимся.
   - Ну и гробы, - вздохнула мрачная Аска, которая только что внимательно изучала "Эскалибуры". Военные переглянулись, Кейта оскорблённо выпрямился. Не обратив на это ни малейшего внимания, Сорью закончила:
   - Ладно, не переживайте. Будет время - я над ними поработаю.
   - Сорью-сан действительно разбирается в технике, - постаралась успокоить Мана своего младшего товарища.
   - А у нас оно будет, это время? - усомнилась Рэй.
   Аска беспечно отмахнулась.
   - Син сделает.
   - А нам теперь как быть? - спросил Мусаши.
   - Для начала вас нужно накормить, - предложила Рэй.
   - Не помешало бы, - Кейта немного повеселел.
   - И помыться тоже, - добавил Мусаши. - Третьи сутки без душа.
   - А завтра с утра вы официально снимете номер в минсюку Ватанабэ, - приказала Аска.
   - Под своими именами? - уточнила Мана.
   - Конечно! Мне нужно, чтобы вы все при свидетелях получили приказ о переводе в NERV. Син, чего ждёшь?
   Синдзи открыл переход.
  
   В начале пятого утра в штабе базы "Камибуки" появились шесть фигур, затянутых в чёрное. Аска специально для операции сотворила костюмы наподобие одеяний ниндзя - синоби-сёдзоку. Их ткань не шелестела при движении, поглощала всякий свет и спокойно выдерживала удар ножом. То есть выстрел с близкого расстояния она тоже выдерживала, но, по словам Аски, обладатель костюма в этом случае рисковал заработать как минимум перелом рёбер.
   - Син, ты сюда что - обжиматься пришёл? - прошипела Аска, когда он налетел на них в темноте.
   - Не видно же ничего! - так же шёпотом ответил Синдзи.
   - Ты же чувствуешь пространство!
   - Занят был, переход держал!
   Аска раздражённо фыркнула и развернула крылья.
   - Сигнализация не работает, двери уплотнены, - объявила она, - Теперь тут можно дискотеку устроить, никто не услышит. Киришима-сан, где тут, говоришь, журналы регистрации приказов?
   - Должны быть где-то тут. Бланки - вот. Копии распоряжений хранятся в архиве этажом ниже.
   - Отлично. Мне понадобятся образцы подписей - Ямадо и ваши. Да, и когда будете расписываться за ознакомление, снимите перчатки - хочу, чтобы на бумаге остались ваши отпечатки.
   Против ожиданий Синдзи, здесь они управились быстро. Аска заранее продумала все операции, действовали пилоты слаженно и чётко. Рэй позаботилась о том, чтобы Мана и её друзья не клевали носом во время акции. Им самим такая помощь не требовалась - сон был для них скорее привычкой, чем необходимостью.
   Куда больше времени заняла работа в административном крыле NERV. Аска не стала устраивать здесь возгорание, как у военных. Она справедливо полагала, что такое совпадение будет слишком подозрительным. Кроме того, ей хотелось обойтись без всяких волнений в NERV, чтобы не разогревать параноидальных настроений в службе безопасности.
   Поэтому Аске пришлось нейтрализовать датчики движения в кабинете командующего и бухгалтерии. Кроме того, она заставила видеокамеры в бухгалтерии передавать статическую картинку пустого ночного офиса. Хорошо, что в кабинете камер слежения не было вообще.
   Воспользовавшись тем, что в пять утра проходила автоматическая профилактика и тестирование интеллектуальных бухгалтерских терминалов, Аска добавила трёх новых сотрудников в базу данных персонала. Потом вошла через административную консоль и вручную поменяла дату и время внесения изменений - так, чтобы время приёма на работу, начала начисления зарплаты и оформления допусков указывало на вторую половину пятницы.
   - Поздравляю, вы приняты, - она сухо кивнула Киришиме. - Когда вернёмся в минсюку, сделаем карточки доступа. Потом мы подбросим их в бюро пропусков на поверхности, а вы в понедельник утром официально их получите.
  
   На главную роль в торжественном вручении приказа был назначен Шумахер. Он сначала попытался увильнуть, но моментально передумал, когда Аянами объяснила ему детали предстоящей операции. Рэй собиралась полностью изменить внешность посланца, в то время как Аска должна была создать ему комплект униформы. Шумахер потребовал, чтобы перед расставанием Первая-сан сделала его похожим на кинозвезду, а Вторая-сан оформила полный комплект документов на новое имя и внешность. Девчонки переглянулись и согласились.
   Во второй половине воскресенья на стоянку минсюку вкатился открытый "Джип Вранглер", точно сошедший с экрана фильма про американскую армию прошлого века. Время было выбрано не случайно. Лилит выяснила у Кайто, когда его планируют забрать родители. К этому времени преображённый Шумахер на заранее изготовленном Аской внедорожнике ожидал своего выхода в одном из боксов базы "Эскалибуров".
   Лилит подала сигнал нейтринным излучателем, когда семейство Ватанабэ высыпало на стоянку - попрощаться и договориться о следующем визите. Синдзи высадил Шумахера с машиной на участке дороги, закрытом от посторонних глаз густой растительностью. Шумахер нажал на газ, а Синдзи перенёсся в комнату минсюку, Там его уже ждали Аска и Рэй. Они стояли у окна, наблюдая за развитием событий.
   Кайто не сводил восхищённого взгляда с приехавшего прапорщика. Высокий, косая сажень в плечах, короткий ёжик волос, квадратная челюсть и свирепый взгляд глубоко посаженных глаз. Дополняла образ не новая, но аккуратная, ладно пригнанная униформа.
   - Настоящий солдафон, - в голосе Аски мелькнули нотки гордости.
   Рэй согласно кивнула.
   - Прошу извинить, - надтреснутым баритоном обратился "прапорщик" к Ватанабэ. - Подскажите, где я могу увидеть владельцев гостиницы?
   - Это мы, - отозвался Исаму. - Вам нужен номер?
   - Похоже, наше минсюку в последнее время пользуется спросом у военных, - улыбнулась Кирико. Исаму бросил торжествующий взгляд на сына.
   - Вот, а ты ещё говоришь: "Продавай!"
   - Нет, мне не нужен номер, - возразил Шумахер, - мне нужны сержанты Киришима и Асари, а также старший сержант Ли Страсберг. Они должны быть здесь.
   - Да, они здесь! Двое только сегодня поселились! - высунулся Кайто. - Позвать?
   - Отлично, боец! Зови! - рыкнул Шумахер.
   Рэй поморщилась и тихо заметила:
   - Переигрывает.
   - Играет, как умеет, - вполголоса отозвалась Аска.
   Тем временем на улице появились уже одетые в униформу пилоты "Эскалибуров". Они выстроились в линию перед "прапорщиком" и встали по стойке "смирно". Шумахер отошёл к машине и тут же вернулся с толстой дерматиновой папкой,
   - Слушай мою команду! - рявкнул он так, что с соседнего дерева чуть не попадали вороны. - С двадцать шестого октября, то есть с завтрашнего дня, вы переводитесь на новое место службы. Подробности - здесь.
   Шумахер раскрыл папку и достал три больших запечатанных конверта.
   - Распишитесь и получите.
   Собрав подписи, Шумахер деловито застегнул папку.
   - Вопросы есть?
   - Разрешите..? - подала голос Мана.
   - Спрашивайте.
   - А как же наша техника?
   - Уже на новом месте. В неё вносят мелкие изменения, так что завтра всё будет готово к бою. Ещё вопросы есть?
   - Никак нет! - ответил за всех Мусаши.
   Аска отошла от окна.
   - Шоу окончено. Син, возвращаемся.
   - Вам-то зачем? Я сам его приму и сюда доставлю.
   - Хочу ещё над "Эскалибурами" поколдовать.
   - Да ты их и так уже переделала до неузнаваемости!
   - Парням нравится.
   - Может, хватит? И так уже неделю там торчим!
   - Не преувеличивай. Всего-то три дня.
   Аска и Рэй не преминули воспользоваться умением Синдзи сжимать время и развернулись вовсю. Сам Синдзи откровенно скучал, но возражал против затянувшихся сроков скорее для порядка - неизвестно, когда ещё девчонкам выпадет случай поразвлечься.
   Он вздохнул и открыл переход.
  
   Машина Мисато затормозила на стоянке минсюку ровно в шесть вечера.
   - Ну, что, отпускники, как отдохнули?
   - Нормально, - степенно ответил Синдзи. Девчонки поддержали его нестройным хором. Он подхватил сумки и понёс к машине. Мисато открыла багажник.
   - Как насчёт поделиться впечатлениями? Рассказать ничего не хотите?
   - Да ничего особенного. Говорю же - нормально отдохнули.
   - Но вы же почти не выходили из номеров.
   - А вы что - следили за нами? - подозрительно прищурилась Аска, пропуская Лилит в середину заднего сиденья.
   - Нет, конечно! - Мисато прикусила язык. - Сужу по тому, что вы совсем не загорели!
   - Осень, бархатный сезон, - небрежно, ка нечто общеизвестное, сказала Рэй, устраиваясь в противоположной от Аски стороне. Синдзи уложил багаж и занял место впереди.
   Они уже выехали на окружное шоссе, когда зазвонил телефон Мисато.
   - Кацураги на связи... Со мной, только что выехали... Так... Так... Вас поняла.
   Она сложила телефон и повернула обратно.
   - Что случилось? - забеспокоился Синдзи.
   - Неприятности на базе военных.
   - Какие?
   - Пока не знаю, но за нами уже выслали вертолёт. Через пять минут он будет здесь.
   Аска презрительно хмыкнула.
   - У этих идиотов неприятности, а мы-то при чём?
   На самом деле как раз-таки Аска была "при чём". Именно она превратила большую часть металлоконструкций "Камибуки" в золото. Металлические части транспорта и прочей техники стали серебряными. Бетонные опоры и перегородки засверкали вкраплениями мелких алмазов. Тем самым работа базы была парализована полностью - мало того, что драгоценные металлы не годятся на роль конструкционных материалов, но к тому же они требуют тщательного учёта. Армии пришлось эвакуировать людей и выставить охрану по периметру базы.
   Послышался приближающийся рокот вертолёта. Грузовой "Чинук" приземлился на пологий участок берега перед минсюку и откинул транспортную аппарель.
  
   Один из дочерних миров. 26 октября 2015 (Отстранение. Третий бой. Важный гость)
   Мобильные телефоны зазвонили одновременно у четверых, прямо посреди урока. Мисато всё поняла сразу, даже не видя имени абонента.
   - Кацураги на связи.
   - Тревога, - раздался голос Фуюцки. - Код - красный. Вторую тройку на выход.
   Мисато посмотрела в класс. Судзухара, Айда и Хораки растерянно глядели на неё - так же, как она, держа в руках телефоны и прислушиваясь к словам диспетчеров.
   Мисато кивнула на дверь.
   - Вы трое - бегом собрались и на выход. Машины на стоянке внизу. Чёрный минивэн и две легковые сопровождения. Остальные тоже собирайтесь, выезжаем следом.
   Аска подскочила с места.
   - Мисато-сан, а как же мы?!
   - Вы отстранены от пилотирования.
   Аска на миг онемела.
   - Почему? За что? Какого чёрта?!
   - Вы недисциплинированны и ненадёжны, - ледяным тоном заявила Мисато. - Вы скрываетесь и отключаете средства связи. Вы не докладываете о странных происшествиях с вашим участием. Вы заводите связи с откровенными бандитами. Вы входите в несанкционированный контакт с представителями враждебных сил. Нам не нужны пилоты, которые могут подвести в любой момент.
   - Но... Но они же не справятся!
   - С чего ты взяла?
   Аска повернулась к Рэй.
   - Скажи ей!
   Та застегнула портфель и пожала плечами.
   - Мы же справлялись.
   - Син, скажи что-нибудь, ты же мужчина!
   Он повторил жест Аянами.
   - Да брось ты. Ну, подстрахуем, если что.
   Аска задохнулась от возмущения, но тут обнаружила, что класс уже опустел. Она быстро сгребла в портфель школьные принадлежности и кинулась вслед за всеми.
   Всю дорогу в автобусе она молча смотрела в окно. Одноклассники её не трогали. Мисато сидела впереди в кресле экскурсовода и время от времени бросала назад подозрительные взгляды, опасаясь эксцессов со стороны первой тройки. Но пока всё было тихо. Икари и Аянами, как обычно, сидели рядом и тихо переговаривались, а Сорью не произнесла ни звука вплоть до момента высадки в NERV.
   На крытой площадке Аска подошла к сотоварищам по тройке и тихо сказала:
   - Я почему-то не могу засечь апостола. Вы знаете, где он?
   - Там, - Аянами кивнула в сторону, указывая направление.
   - Его что, не пытаются остановить?
   - Пока нет.
   - Тогда понятно.
   Мисато хлопнула в ладоши.
   - Внимание всем! Я отправляюсь в центр управления операцией, а лейтенант Кадзи проводит вас в конференц-зал. Слушайтесь его во всём. Всем понятно?
   - Поня-ятно, - нестройно прогудел класс.
   В полупустом конференц-зале первая тройка устроилось в заднем ряду, вплотную к стене. Так предложила Аска на тот случай, если придётся действовать внезапно. Она надеялась, что таким нехитрым способом им удастся скрыть непроизвольно разворачивающиеся крылья. Рэй согласилась с доводом. То есть Синдзи, скорее всего, обошёлся бы и без этого, но у них обеих не было его опыта скрытных манипуляций, и, случись что, надолго их не хватит.
   Кадзи Рёдзи сел за операторский стол в углу кафедры, включил большой настенный экран и приглашающе махнул рукой первому трио.
   - Двигайтесь ближе, будет лучше видно.
   - Спасибо, но нам и здесь хорошо, - с беззаботным видом отмахнулась Аска.
   - Конечно, после пилотского кресла на экран и смотреть не хочется, да, Сорью? - высунулся Харада Кенто. К удивлению одноклассников, Аска и ухом не повела в ответ на явный выпад.
   Кадзи вывел на экран копию изображения, которое выводилось на демонстрационный экран операционного зала.
   - Вот чёрт! - выдохнул Синдзи. Рэй нахмурилась.
   Над небольшим современным городком между поросшими лесом горными хребтами неторопливо плыла огромная тумба. Во всяком случае, первое впечатление было именно таким. На второй взгляд апостол напоминал грубо сработанный человеческий торс - без рук, без ног, с вдавленной в грудь головой, похожей на носатый череп с пустыми глазницами. На животе вызывающе краснела наполовину утопленная в тело сфера ядра. Вместо рук под широкими плечами белели бесформенные компактные образования.
   Изображение сменилось - в дело вступила камера, расположенная чуть поодаль от первоначального места. Стала видна Ева-01 под управлением Тодзи, которая присела спиной к многоэтажному дому, подкарауливая врага.
   - Почему, ну почему там не я? - Аска чуть не плакала.
   - Видео пилотов на экран, - буркнул в общем канале командующий.
   Вдоль правой стороны экрана появились три квадратных окошка. Кенске, Тодзи и Хикари. Собраны, бодры и полны решимости победить - тренировки явно не прошли для них даром. В конференц-зале раздались жидкие аплодисменты и подбадривающие выкрики - одноклассники поддерживали пилотов, хоть те и не могли их услышать.
   - Что бы ни случилось, ничего не делайте, - тихо предупредила Рэй своих. - Я могу быстро и незаметно остановить жизнедеятельность апостола. Как только начнётся бой, я его уничтожу. Правда, он слишком далеко от нас и мне понадобиться время, чтобы сфокусироваться на нём, но зато всё будет выглядеть, как чистая и элегантная победа второй тройки. Они становятся героями, мы окончательно уходим в тень, все остаются довольны. Что скажете?
   - И потерять заслуженную славу? - возмутилась было Аска, но тут же спохватилась и посмотрела в зал. К счастью, её никто не слышал - общее внимание было приковано к экрану.
   - Так в этом и вся прелесть плана, - вполголоса поддержал подругу Синдзи. - Тогда нас точно никто не заподозрит. Лично я - "за"!
   - Но есть ещё кое-что, - угрюмо заметила Аска, разглядывая носки туфелек.
   - Что?
   - Хикари, - она подняла голову. - Если она когда-нибудь узнает, что нынешняя победа - не её, она меня не простит.
   Синдзи почесал затылок.
   - М-да. Кенске и Тодзи тоже, - он на мгновение задумался. - Значит, дадим им шанс! Если смогут - пусть справляются сами. А если нет, то вмешаемся мы. Как будто кто-то из них, как в детской игре, "из после-е-едних си-и-ил"...
   Рэй кивнула.
   - Согласна.
   Аска нехотя махнула рукой.
   - Ладно, я тоже.
   Камера опять переключилась. Теперь картинка поступала с беспилотного разведчика, зависшего чуть в стороне от места боя. Теперь были хорошо видны все три "Евы", расположенные треугольником. Нулевая под управлением Кенске и ноль первая затаились по сторонам, а позади них, на пути апостола, в открытую стояла ноль вторая, картинно держа оружие наизготовку.
   - Хораки служит отвлекающим фактором, а Судзухара и Айда ждут в засаде удобного момента, - вполголоса прокомментировал Синдзи. - Умно.
   Аска фыркнула.
   - Интересно, почему тогда Хикари не выставляет защиту, если они такие умные?
   Спустя мгновение до неё дошёл смысл сказанного ею же.
   Апостол остановился на линии между Кенске и Тодзи. Ноль вторая вскинула оружие и отправила прицельную очередь в ядро противника. Тот немедленно прикрылся АТ-полем. Образования под его плечами развернулись в длинные белые ленты.
   - Приготовились, - раздался приглушённый голос Тодзи.
   - Идиоты! - Аска кинулась к операторскому столу. - Как подключиться к общему каналу?
   - Назад! - рявкнул Кадзи. Аска опешила от неожиданности.
   - Что, Сорью, боишься - без тебя не справятся? - раздался ехидный голос Кенто.
   - Дебилы! - вскипела Аска. - На него нельзя идти в открытую! Он слишком силён! Им нужно выставить АТ-поле! Как с ними связаться?
   - Сядь и успокойся! - жёстко приказал Кадзи.- Им сейчас нужно атаковать, а не защищаться.
   Его прервал возглас Фурукавы:
   - Смотрите!
   Хикари меняла обойму. Апостол немедленно воспользовался этим и молниеносно выбросил свои ленты-руки в колени ноль второй. Здания на пути лент разлетелись, будто карточные домики. Хикари закричала от боли, ноль вторая с переломанными ногами осела на землю. По-видимому, оружие апостола зацепило змеящийся за "Евой" кабель питания - в уголке окошка Хикари начался обратный тридцатисекундный отсчёт заряда аккумуляторов.
   - Вперёд! - вскрикнул Тодзи.
   Нулевая и ноль первая с ножами в руках с двух сторон кинулись к апостолу. Тот сместился чуть назад, одновременно выбрасывая ленты в сторону Тодзи. Одним движением спеленав ноль первую, апостол рывком швырнул её на нулевую. Бросок был настолько сильным, что обе "Евы" не удержались на ногах и единой кучей рухнули на землю, путаясь друг в друге и кабелях.
   В глазницах апостола замерцали искры. Ноль первая успела вскочить на ноги.
   - АТ-поле! - отчаянно завопила Аска.
   Тодзи опоздал. Выстрел апостола и последовавшая за ним вспышка на миг ослепили камеры наблюдения. Когда сигнал восстановился, два окошка с изображениями пилотов были черны. Чадящие тяжёлым чёрным дымом ноль первая и нулевая неподвижно лежали в кратере, заполненном застывающей лавой.
   - Сволочь, - всхлипывала Хикари. - Сволочь.
   Она успела перевернуться на бок и сесть. Пристроив оружие на крышу ближайшего здания, прицелилась и нажала спуск.
   - Нет, нет, нет! - простонала Аска, - Бесполезно!
   Таймер обратного отсчёта упрямо стремился к нулю. Прикрытый АТ-полем апостол, казалось, не обращал ни малейшего внимания на Хикари. Но стоило ей только прекратить огонь, как белые ленты вонзились в плечи ноль второй. Аска отвернулась. Она слишком хорошо помнила, чем это может закончиться. Цифры на таймере остановились на нуле за миг до того, как руки Евы-02 отделились от тела. Апостол неторопливо двинулся дальше.
   Аска метнулась обратно к задним рядам.
   - Ты чего ждала? - зашипела она на Рэй.
   - Вы же сами говорили: "Надо дать им шанс", - вполголоса оправдывалась та. - А они ведь и одного удара не смогли нанести.
   Аска замолчала. Крыть было нечем.
   - Медицинским службам срочно организовать спасение пилотов, - скомандовала Мисато в общий канал. - Службам технического обеспечения приступить к восстановлению "Ев".
   - Значит, в следующий раз Рэй в начале боя парализует ангела, и пусть вторая тройка заканчивает дело, - предложил Синдзи. - Это можно сделать?
   - Запросто, - подтвердила Аянами.
   - Не будет другого раза! - вскинулась Аска. - Их нельзя выпускать в бой!
   - Ну, не знаю, - Синдзи задумался. - Нельзя просто так взять и отстранить их после первого же сражения. Представляешь, какой это удар по самолюбию? Особенно для парней. Непедагогично.
   - К чёрту педагогику! - взорвалась Аска, - Я больше не буду сидеть и сложа руки наблюдать, как убивают мою подругу!
   Она тут же сообразила, что кричит во весь голос, и оглянулась. Одноклассники молча смотрели в её сторону. Она демонстративно развернулась к ним спиной.
   Рэй посмотрела на Синдзи, словно спрашивая его мнение, и тот неопределённо пожал плечами в ответ. Аянами вздохнула.
   - Хорошо. Значит, мы поговорим с Мисато. Повинимся, покаемся, пообещаем вести себя прилично.
   - Зачем с Мисато? Лучше сразу с командующим, - предложила Аска. - Син, сделаешь?
   - Не вопрос.
   - Эх, прямо сейчас бы - уж больно момент подходящий.
   - Прямо сейчас нас отсюда не выпустят. Разве что после жуткого скандала. Не лучший знак покаяния, согласись.
   - Соглашусь. Но момент упускать всё равно жалко, - упрямо повторила Аска.
   На операторском столе зазвонил телефон местной связи. Кадзи снял трубку и, по принятому в NERV обычаю, первым делом представился:
   - Конференц-зал, лейтенант Кадзи... Конечно, Акаги-сан... А она знает?.. Хорошо. Под вашу ответственность, Акаги-сан.
   Он положил трубку телефона и жестом подозвал к себе Рэй. Вместе с ней подошли Аска и Синдзи.
   - Аянами-сан, только что звонила твоя мама. Она проводила обследование Лилит, но планы изменились, и теперь она хочет, чтобы сестрёнка была с тобой. Сходи в лабораторию и приведи её сюда. Ты ведь знаешь дорогу?
   - Конечно, Кадзи-сан.
   - Ой. А можно мы пойдём вместе с ней? - высунулась Аска.
   - Нет! - отрубил Кадзи. - Вы останетесь здесь и будете вести себя тихо!
   Аска обиделась и надулась.
   - Ничего. Я справлюсь, - многозначительно сказала Рэй. - И ничего без меня не делайте.
   Аска кивнула и вслед за Синдзи поплелась на место.
   - Мужлан! - пожаловалась она в атмосферу. - И я ещё когда-то сохла по нему! Дурочка.
   Синдзи дипломатично промолчал.
   - Кадзи-сан, а что теперь будет? - спросила Като.
   - Без паники! - успокоил её лейтенант. - У нас ещё полно козырей в рукавах. Смотри!
   Изображение апостола на экране уменьшалось - похоже, оператор беспилотного разведчика старался убрать машину подальше. Стало видно, что, несмотря на кажущуюся неторопливость, апостол успел проделать значительный путь к Токио-3.
   Аска устроилась в кресле. Она сползла поглубже и, вытянув ноги под сиденья впереди стоящего ряда кресел и сложив руки на животе, скептически следила за происходящим. Синдзи обосновался рядом.
   Апостол перевалил горный хребет и оказался в небольшой долине. Здесь по нему и нанесли очередной удар.
   Картинка на экране покрылась белой кашей помех.
   - Что это? - спросил Танака.
   - N2-бомба, - охотно пояснил Кадзи. - Способна уничтожить город, не говоря уж о каком-то апостоле.
   Изображение восстановилось резко, скачком. Над долиной поднималось характерное грибовидное облако.
   - Ну, вот и всё, - бодро прокомментировал Кадзи.
   - Сорью-сан, что скажешь? - повернулся Танака к задним рядам. - Как думаешь - поможет?
   - Нет! - категорично отозвалась Аска.
   - Сорью, прекрати панику, - добродушно попросил Кадзи. - В эпицентре такого взрыва не остаётся ничего живого.
   - Кроме живого, защищённого АТ-полем, - пробурчала Аска.
   Некоторое время не происходило ничего нового. Потом Фурукава вскочила с места и вскрикнула:
   - Смотрите!
   В этом не было необходимости - все и так не отрывали взглядов от экрана. И на нём было хорошо видно, как из пыли и дыма выплыл апостол и не торопясь двинулся к Токио-3. Аска сардонически ухмыльнулась. В общем канале, так же как и в конференц-зале, стояла мёртвая тишина. И в этой тишине как-то особенно отчётливо прозвучал звонкий голос Кришимы:
   - Докладывает диспетчерская вспомогательных систем. "Дамаск" и "Торонто" готовы к бою. Запрашиваю санкцию на запуск.
   Аска схватилась за голову. Синдзи подскочил - бежать, спасать, исправлять - потом опомнился, сел и тихо выругался.
  
   Командующий силами NERV Икари Гэндо вопросительно посмотрел на своего заместителя.
   - Это что за системы?
   Фуюцки пожал плечами в ответ.
   - Насколько я помню, это названия армейских "Эскалибуров" - "Торонто", "Варшава" и "Дамаск".
   - Да, но нам успели передать нам только всякую мелочь типа офисного оборудования из региональных штабов.
   - Уточнить?
   - Не сейчас. В любом случае, пусть попробуют. Хуже не будет, - он прижал клавишу трансляции. - Запуск разрешаю.
   - Получение приказа подтверждаю, - немедленно отозвалась Мана. - Запуск произведён. Ожидаемое время выхода в точку перехвата - одна минута пятнадцать секунд.
   - Почему так долго? - не выдержала Мисато.
   - Технологические особенности дендроканалов, - бойко доложила Киришима.
   - К тому времени апостол будет уже над штаб-квартирой!
   - Согласно расчётам, перехват произойдёт на окраине Токио-3.
   - Видео пилотов на экран, - скомандовал Икари.
   На экране ничего не изменилось.
   - Прошу прощения, командующий. Телеметрия "Эскалибуров"... то есть... я хотела сказать - вспомогательных систем - пока не включена в общую сеть NERV.
   - Но мы можем общаться с ними напрямую?
   - Никак нет. Связь только через диспетчерскую.
  
   Синдзи покосился на Аску. Как ни странно, она успокоилась и внимала происходящему с видимым интересом.
   - А почему не включена в сеть?
   Она беззаботно пожала плечами.
   - Забыла. Пусть скажут "спасибо", что я хоть диспетчерскую подключила. Спешу напомнить, что мы вообще не собирались выпускать их в бой.
   - Тогда зачем ты с ними столько возилась?
   Аска взглянула на него и мило улыбнулась.
   - Соскучилась по настоящей работе.
   - Да уж. А теперь о твоей "настоящей работе" узнают все.
   - Ну, это мы изменить уже не можем, - рассудила Аска. - Значит, осталось расслабиться и получить удовольствие. Наслаждайся зрелищем. У них есть шанс.
  
   Зрелище действительно было необычным. На окраине Токио-3 из земли проклюнулись два цветочных бутона размером с футбольное поле каждый. Они раскрылись и выплюнули из себя по огромному гладкому булыжнику. Те, в свою очередь, распались на части, перегруппировались и собрались в нечто, больше всего похожее на карикатурные человеческие фигуры.
   - Трансформеры? - удивился командующий.
   - Похоже на то, - заинтересованный заместитель не отрывался от экрана. - И они совсем не похожи на "Эскалибуры".
   Коротконогие, с утопленными в широкие плечи головами и огромными щитами с логотипом NERV в левых "руках", они выглядели точь-в-точь как дварфы Толкина в полном боевом облачении. Впечатление немного смазывали выступы на спинах роботов, похожие на туристические рюкзаки или десантные ранцы.
   Апостол нанёс удар первым, накрыв одним выстрелом обоих. При вспышке было видно, что "Эскалибуры" успели нырнуть за свои щиты, припав на одно колено.
   - Ну, вот и всё, - грустно констатировал Фуюцки.
   Изображение восстановилось. Раскалённые добела трансформеры деловито шлёпали по огненному болоту лавы, забирая противника в клещи.
   - Ого! - не сдержался Фуюцки.
   - Впечатляет, - поддержал командующий заместителя.
   "Дамаск" первым вышел на свой огневой рубеж у группы сосен на холме. Он остановился, и на его плечах выросло оружие, издалека напоминающее длинноствольные пулемёты. От сосен начал подниматься лёгкий дымок. "Торонто" занял позицию на пустыре в низине - так, чтобы вместе с напарником взять апостола под перекрёстный огонь. Сосны рядом с "Дамаском" дымили всё сильнее и вдруг разом вспыхнули.
   - Температура щита - шесть тысяч градусов по Кельвину, - сообщила в общий канал Рицко.
   - Более чем впечатляет, - пробормотал командующий.
   - Вот только оружие... - Фуюцки прищурился, разглядывая трансформеров. - Честно говоря, выглядит не очень убедительно.
   - Да. Будем надеяться, нас ждёт сюрприз.
   Сюрприз заподозрил не только Икари Гэндо. Иначе трудно объяснить тот факт, что апостол сумел прикрыть ядро за миг до залпа "Эскалибуров". Впечатление было таким, что ядро мигнуло, скрывшись за толстыми серыми веками. Поэтому четыре лучевых импульса, которые трансформеры одновременно всадили в противника, остановили его, но не убили.
   Апостол встал, будто налетел на невидимую стену. В следующее мгновение его изображение поплыло и замерцало. Лазерные импульсы, которыми его каждые полсекунды били "Эскалибуры", хаотично рассеивались по всему телу, не достигая ядра.
   - Бойцы спрашивают - что это? - раздался озадаченный голос Киришимы.
   - АТ-поле, скорее всего, - предположила Рицко. - Очень мощное и, вероятно, вызывает аберрации окружающего пространства.
   - Каков план действий? - после короткой паузы спросила Мана.
   - Продолжать удерживать апостола, - приказала Мисато. - Техники добрались до "Ев" и сейчас подадут питание на ноль вторую. Может быть, она оживёт и с её помощью нам удастся нейтрализовать его АТ-поле.
   - Есть удерживать противника!
   В глазницах апостола снова засверкало.
   - Он может выстрелить сквозь поле? - спросила Мисато.
   - Он может убрать его на время выстрела, - в эфир вышла Акаги Наоко. - Вы же видели - он вполне может пережить один залп. Если он в состоянии развить большую мощность, он попробует нанести ещё один удар. Вот только в кого из них?
   Искры сверкали всё ярче. "Эскалибуры" одновременно прикрылись щитами, и в следующий миг апостол выстрелил. Когда видеокамеры пришли в норму, оба трансформера как ни в чём не бывало стояли на своих местах. А вот апостола на месте не было - он стремительно рванулся вперёд, где его выстрел проделал глубокий кратер в земле. Он нырнул вниз и тут же выстрелил ещё раз.
   - Он пробил потолок пещеры! - закричала в общем канале Ибуки Мэй.
   - За ним! - скомандовала Мисато.
   "Эскалибуры" вскочили на ноги и кинулись следом. Включилась камера на беспилотнике, облетающем поле боя с тыла апостола. С неё был хорошо виден сквозной туннель с оплавленными стенками, наклонно проходящий под жилыми кварталами Токио-3.
   Высотный дом над входом в туннель накренился и медленно опрокинулся вниз. Спустя несколько секунд осела земля под всем кварталом. Трансформеры ни миг застыли на месте. "Торонто" закинул щит за спину и кинулся разбирать завал. "Дамаск" бросился ему на помощь.
   - Дайте картинку из-под купола! - приказал командующий. Отключив микрофон, он негромко добавил:
   - Надеюсь, его завалило.
   Фуюцки солидарно кивнул.
  
   Они остановились перед дверью, покрытой чёрным лаком. Лилит завертела головой.
   - Рэй-нэ, а куда мы идём?
   - Отсек командующего в операционном зале. Мы уже пришли. - Рэй без стука открыла дверь. Большой экран демонстрировал апостола, который шёл на снижение и снова был готов к выстрелу.
   Рэй кашлянула, привлекая внимание.
   - Надеюсь, командующий Икари, вы довольны. Ваш педагогический трюк удался.
   - Что ты здесь делаешь?
   - Пытаюсь прояснить позиции сторон.
   Апостол выстрелил в надир. Потом ещё раз. И ещё. Пол в зале ходил ходуном, перекрытия тряслись, сверху сыпались мелкие камни и штукатурка. Свет нервно мигнул, часть ламп так и остались выключенными.
   - Убирайся!
   - И не подумаю. Сейчас, мне кажется, самое подходящее время обсудить поспешные решения.
   - Он пробил туннель в "Конечную догму"! - вскрикнула Ибуки Мэй.
   - Где "Эскалибуры"? Чем они заняты, чёрт их побери?! - не выдержала Мисато.
   - Они слишком горячие! - быстро ответила Мана. - Дендроканалы не выдержат!
   "Наши лифты наверняка тоже", - сообразила Мисато. Апостол ринулся вниз по свежепроложенному туннелю.
   Командующему захотелось заорать, ударить, пинками выставить из своего отсека надоедливое создание. Он развернулся в кресле, поднялся с места и натолкнулся на упрямый взгляд Рэй - такой же, как у его жены, когда - он хорошо это знал по собственному опыту - проще уступить, чем настоять на своём.
   - Апостол остановил продвижение! - воскликнула Мэй.
   После короткой паузы пол, стены и потолок снова затряслись.
   - Он разбирает стены щупальцами! - раздался встревоженный голос Шигеру. - Он пробивается в нашу сторону!
   Рэй продолжала, глядя прямо в глаза Гэндо.
   - Допускаю, что иногда мы вели себя не совсем подобающим образом. Да, мы были неправы и от лица всех нас я приношу вам самые глубокие извинения, - Рэй коротко поклонилась. - Но это не повод для вас действовать в ущерб общему делу. Я обещаю, что в дальнейшем первая тройка будет более ответственной и надеюсь, что вы больше не отправите в бой неподготовленную команду.
   Раздался глухой удар, и боковая стена операционного зала рассыпалась бетонными блоками. В проломе показалась уродливая голова, похожая на носатый череп. Лилит спряталась за Рэй.
   На Гэндо накатило ледяное спокойствие обречённого. Всё было впустую. Он не справился. Вспомнились легендарные самураи прошлого, слагавшие хокку в минуту смерти. С поэзией у него не сложилось, поэтому он ответил просто:
   - Хорошо. Я обдумаю ваши последние слова.
   - Командующий, вы - лучший! - просияла Рэй.
   Снова раздался треск и грохот - апостол пытался протиснуться в зал. Рэй бросила в его сторону косой взгляд, её губы едва заметно шевельнулись. Из-за шума в зале командующий не разобрал ни звука, но в наступившей следом внезапной тишине ясно уловил облегчённый вздох Лилит.
   - Тогда мы больше не будем докучать вам. Удачного дня, Икари-сан, - Рэй опять поклонилась. - Идём, - она взяла за руку сестрёнку и вывела её из отсека.
   В общем канале раздался звук, как будто кто-то щёлкал пальцем по микрофону.
   - Эй. Меня кто-нибудь слышит? - говорил Аоба Шигеру.
   Тут же раздался голос Наоко.
   - Слышим хорошо. Что у тебя, Шигеру-кун?
   - Цель не подаёт признаков жизни, детекторы излучения апостола не регистрируют, - отрапортовал тот. Но, в отличие от прошлых финалов, на этот раз никто не закричал от радости, не разразился аплодисментами. Никто даже не улыбнулся.
   - Тодзи! Что с Тодзи? - на чудом уцелевшем экране ожил квадрат видеосвязи с Хораки.
   - С ним всё хорошо, - постаралась её успокоить Мисато. - У нас ещё целых двадцать минут, чтобы вытащить их из капсул.
   - Но они залиты застывшей лавой! Я же вижу! Вы успеете?
   - Конечно. Мы обязательно что-нибудь придумаем, - мягко подтвердила Мисато. - А тебе нужно отдохнуть, - и совсем другим тоном скомандовала техникам, - вытаскивайте её - и в госпиталь! "Эскалибуры"! Диспетчер!
   - Ждём команды! - немедленно отозвалась Мана.
   На большом экране снова появилась картинка с поверхности. Трансформеры прекратили разборку завалов и теперь неторопливо выбирались из кратера.
   - Как скоро вы можете добраться до места первого боя?
   - По земле или по воздуху?
   - По воздуху.
   - Так, минутку... В памятке написано, что максимальная скорость движения по воздуху грубо определяется как один "же", умноженный на шесть секунд, и в условиях земной гравитации составляет около двухсот километров в час.
   - Насколько хватит топлива?
   - Минутку... В памятке написано, что ресурс энергосистемы рассчитан на сто двадцать лет непрерывных боёв, четыреста лет в режиме переброски или две тысячи лет в режиме ожидания.
   - "В памятке, в памятке"! Дамочка, такие вещи нужно знать наизусть! Сколько времени вы у нас работаете?
   - Сегодня первый день.
   - Понятно, - Мисато моментально остыла. - Отправляйте своих бойцов к "Евам", пусть помогут их вытащить.
   - Есть!
   - Кстати, а что у них за энергосистемы такие? - насторожилась Наоко.
   "Эскалибуры" сели на землю и выставили щиты под наклоном перед собой, сделав из них какое-то подобие лобовых обтекателей.
   - В памятке написано - кварковый реактор "Соларсторм-5МД".
   "Эскалибуры" мягко оторвались от земли и плавно заскользили по воздуху в сторону поверженных "Ев".
   - А двигатели?
   - В памятке написано - гравитонные, "Крокус-6".
  
   Командующий посмотрел на заместителя.
   - Что за бред?
   Тот пожал плечами.
   - Бред - не бред, но держались они достойно.
   - Надо срочно выяснить, откуда они взялись.
   - Займёмся.
   Гэндо прижал клавишу громкой связи.
   - Вниманию руководства вспомогательных систем, диспетчеру, а также пилотам "Эскалибуров": в девятнадцать-сто явиться в кабинет командующего для доклада и обсуждения.
   - Есть - явиться для доклада, - без энтузиазма отозвалась Мана.
  
   Синдзи посмотрел на Аску.
   - Что за бред?
   - Ты насчёт памятки? А по-моему, неплохо получилось. С фантазией, креативненько.
   В конференц-зале появилась Рэй, ведущая за руку Лилит. Малышка сразу кинулась к ним.
   - Ой, Синдзи, там такое было! Здрасьте, Сорью-сан! Я уж думала - всё! Этот своего не упустит! - она повернулась к подошедшей Аянами. - А как он догадался, где я?
   - Тише, не кричи так. Оказался слишком близко. Сумел тебя учуять и понял, что там, внизу, просто приманка.
   - Ты как, в порядке? - спросил Синдзи.
   - В полном. Провела дипломатическое рандеву с командующим.
   - И..? - заинтересовалась Аска.
   - Как договаривались. Каялась, обещала исправиться, давила на целесообразность. Сказал - подумает.
   - Молодец! Слушай, Рэй... Я о чём попросить хочу... Сможешь восстановить мою "Еву" по-быстрому?
   - Могу, но зачем?
   - Ну... мне её жалко.
   - Тогда и мою тоже. И вообще, если восстанавливать - так всех, - предложил Синдзи.
   - Тогда уж "восстанавливать - так всё", - развила Рэй идею компаньонов. - Аска, сможешь починить штаб-квартиру?
   - Раз плюнуть! - самоуверенно заявила та. - Только не прямо сейчас, конечно.
   - Само собой. Прямо сейчас мы поедем в госпиталь. Пока доберёмся, туда успеют привезти наших. "Эскалибуры" же справятся с лавой?
   Аска только пренебрежительно фыркнула.
   - Ну, вот. Проведаем одноклассников и всё такое. Заодно посмотрю, что можно сделать.
   Синдзи заулыбался.
   - Я уж боялся, ты не предложишь.
   Рэй укоризненно посмотрела на него.
   - За кого ты меня принимаешь?
   На столе оператора зазвонил телефон. После краткого разговора с невидимым собеседником Кадзи взял в руки микрофон.
   - Внимание всем! - раздался под потолком зала его усиленный голос. - Шоу окончено. Собираемся и следуем за мной. Поскольку автобус уничтожен обломками вместе с платформой, наверх поедем другой дорогой. Не отставайте!
   Он отключил экран и встал у дверей, одновременно контролируя зал и прилегающий участок коридора. Класс зашумел и потянулся на выход.
  
   На пульте командующего замигал красным индикатором телефон. Гэндо тяжело вздохнул и снял трубку.
   - Да... Апостол уничтожен... Трудно сказать. Судя по всему - одно из ранений, которые нанесли "Эскалибуры", оказалось смертельным.
   Некоторое время он молчал, выслушивая поток претензий из телефонной трубки. Когда поток иссяк, он заговорил сам - взвешенно и спокойно:
   - Это моя вина. Мне не следовало производить замену команды, уже доказавшей свою эффективность. В следующий бой пойдёт первая тройка.
   Ответ его откровенно удивил и обрадовал.
   - Как, уже?.. Прекрасно... Сегодня в полночь. Обязательно... Разумеется, встретим!
   Он положил трубку и посмотрел на верного Фуюцки.
   - Значит, первую тройку, - полувопросительно уточнил тот.
   - Это уже не имеет значения, - ровным тоном ответил командующий. - ОН прибыл. И вместе с членами комитета сегодня в полночь нанесёт нам визит.
  
   Раздосадованная Аска выскочила из дверей больничного вестибюля.
   - Не получилось! Лилит, попробуй ты! Ты обаятельная, может - сумеешь уболтать эту цербершу?
   Вот уже десять минут они пытались уговорить дежурную медсестру пропустить их к пилотам второй тройки - все вместе и поодиночке. Медсестра была непреклонна. Впрочем, её можно было понять - хотя основной наплыв раненых после вторжения был уже позади, кареты "скорой помощи" до сих пор везли пострадавших в госпиталь. Окрестные больницы, как могли, пытались разгрузить медиков NERV, но и того, что оставалось, было вполне достаточно - возиться с посетителями было некому и некогда.
   Лилит энергично кивнула и сорвалась было с места, но её остановил Синдзи.
   - Не сработает. К тому же у меня есть идея получше.
   - Никаких фокусов, - напомнила Рэй. - Во всяком случае - не здесь и не сейчас.
   - Само собой. Я тут одного знакомого увидел, попробую договориться.
   Синдзи направился к автостоянке. Там он подошёл к отирающемуся у чёрной "Хонды" субъекту в тёмном костюме и чёрных солнцезащитных очках. Это был тот самый агент, который когда-то "принял" Синдзи за школьным забором по пути в кафе-мороженое. Девчонки наблюдали издалека, как Синдзи что-то втолковывает "опекуну". Аска не рискнула открывать к ним акустический волновод, поэтому о ходе беседы они могли судить только по жестикуляции участников. Агент сначала возражал и упирался, но потом сдался и достал телефон.
   После короткой консультации с начальством он постучал в стекло автомобиля, и из него появился второй человек-в-чёрном. Перебросившись парой фраз, они зашагали к госпиталю. Синдзи приглашающе махнул рукой.
   Разговор в регистратуре тоже не затянулся. Агенты развернули удостоверения, кивнули на подопечных: "С нами", и без лишних слов направились к лифтам. Аянами с Лилит последовали за ними. Малышка вертела головой во все стороны и засыпала "сестру" вопросами. Рэй терпеливо отвечала. Аска и Синдзи пристроились в хвост процессии. Медсестра пронзила пилотов испепеляющим взглядом, но промолчала.
   - Син, ты гений, - тихо сказала Аска.
   - Мисато тоже так думает.
   - Не сомневаюсь. Кстати, она почему?
   - Я предложил - поскольку они и так следят за нами, пусть заодно возят нас и вообще - помогают и всё такое.
   - Что, везде?!
   - Ну, да.
   - Син, ты - тормоз!
   Тут они вошли в лифт, и развитие любимой темы Аске пришлось прекратить. Но всю дорогу наверх она демонстрировала надутым видом отношение к идее приятеля.
   Коридоры больницы навевали на Синдзи ностальгические воспоминания. Здесь он оказался после боя с первым ангелом. Тут он стоял у окна, а мимо на каталке везли Рэй. Тогда он увидел её во второй раз. Или в третий? И здесь же лежала Аска. Интересно, в коме видят сны? Он повернулся было к ней, но, увидев выражение её лица, прикусил язык. Госпиталь не был для Аски частью наивного и романтического детства - он был немым свидетелем её боли, поражения и позора.
   - Ты чего? - спросила она, перехватив его взгляд.
   - Ничего, я так... - он отвернулся.
   Агенты остановились у палаты Хикари и встали по обе стороны белых, как и всё здесь, дверей. Аска вошла первой. Староста, сгорбившись, сидела на краю койки. Заслышав вошедших, она вскочила на ноги.
   - Аска!
   - Привет. Как состояние?
   - Уже лучше. Но Тодзи... И Кенске...
   - Где эти деятели?
   - Дальше по коридору, - она показала рукой. - В той стороне.
   - Веди, - приказала Рэй.
   В палате Тодзи и Кенске тишину нарушало только мерное попискивание двух прикроватных мониторов. Агенты остались за дверями. Пилоты старались не шуметь, будто боялись разбудить спящих товарищей.
   - Они так и не приходили в себя, - всхлипнула Хикари.
   - Всё уже, всё, - попыталась успокоить подругу Аска. - Помощь уже здесь.
   Аянами бросила короткий взгляд на пострадавших. Синюшно-бледные, они неподвижно лежали на больничных койках посреди палаты. Глаза закрыты, прозрачные маски запотели от частого дыхания.
   - Баротравма и гипертермия. Теперь ещё и гипоксия из-за проблем с гемоглобином. Помогите.
   Она подошла к одному из окон и потянула, закрывая, плотную светлую штору. Хикари бросилась к другому окну. Убедившись, что никто не увидит её с улицы, Рэй встала за изголовьями больничных коек - так, чтобы Тодзи и Кенске, когда придут в себя, не заметили её.
   - Камеры? - тихонько спросила она.
   Аска отрицательно мотнула головой.
   - Синдзи, проследи, чтобы сюда никто не вошёл, - всё так же тихо попросила Рэй. Он молча встал у дверей и заодно включил свет, чтобы замаскировать свет её крыльев.
   Аянами замерла и прикрыла глаза. В следующий миг она начала действовать. Аска, Лилит и Синдзи уже видели танец крыльев лунного света в госпитале Саитамы. Хикари тогда с ними не было, и теперь она завороженно следила за каждым их движением, опасаясь лишний раз вздохнуть, чтобы случайным звуком не отвлечь Рэй и не испортить узор, который чертили в воздухе кончики белых крыльев.
   Так же, как и в Саитаме, процедура отняла около минуты. Кенске и Тодзи одновременно вздохнули и открыли глаза. Кожа приняла обычный оттенок, мониторы демонстрировали ровный устойчивый пульс.
   Аянами сложила крылья и молча кивнула Хикари. Та сразу же кинулась к Тодзи.
   - Как ты?
   - Нормально, - буркнул тот, рывком сел на кровати и начал выдёргивать из себя иглы капельниц и отсоединять датчики. Следом за Тодзи поднялся Кенске. При виде Аски он покраснел, покосился на соседа по палате и тоже начал снимать с себя датчики и вытаскивать иглы.
   Из коридора донёсся нарастающий звук множества голосов. Захлопали двери палат, кто-то пробежал, раздался счастливый смех.
   - Чего надо? - хмуро поинтересовался Тодзи у посетителей.
   - Ну, это... Посмотреть пришли, как вы, - ответил за всех Синдзи.
   - Насмотрелся? Теперь вали отсюда!
   - Ты чего?
   - Ничего, - мрачный Тодзи демонстративно отвернулся.
   В палату заглянул один из агентов. Второй что-то негромко говорил в запонку, прижимая указательным пальцем мочку уха.
   - У вас тут всё в порядке? - озабоченно спросил первый.
   - В полном! - беззаботно улыбнулась Аска.
   - Тут что-то непонятное творится, - агент оглянулся на своего напарника. Тот как раз закончил доклад. Выслушав распоряжение, он коротко сказал в микрофон:
   - Вас понял, - и почти без паузы обратился к пилотам первой тройки. - Уходим. Через запасной выход. Быстро!
   - Подождите минутку, мы только поговорим...
   - Не обсуждается! Быстрей! - агенты нервничали и потому были неумолимы.
   Аска бросила на Синдзи торжествующий взгляд: "А я говорила!"
   - Идём, - Рэй протянула руку Лилит.
   - И то верно, - громко сказала Аска. - Безопасность превыше всего. Правда, Синдзи? - и, не оглядываясь, вышла в коридор, где их уже поджидала медсестра со связкой ключей в руках.
  
   На улице агенты сразу же направились к машинам - им не терпелось увезти подопечных из подозрительного места. Аска приотстала и потянула за рукав Рэй.
   - Слушай, а чего эти двое, - она кивнула назад, в сторону госпиталя. - Такие злые были?
   - А ты представляешь их состояние? Даже Судзухара решил, что мы пришли позлорадствовать над ними. Не ожидала от него.
   - Я тоже. Но я не о том. Ты ведь могла им каких-нибудь эндорфинов добавить, как тогда в монастыре. Понятно же, что им хреново будет, могла бы и поправить.
   Рэй отрицательно замотала головой.
   - Ни за что. Хватит с нас и одной адреналиновой маньячки.
   Аска недоверчиво оглянулась, вопросительно посмотрела на Рэй и показала пальцем на верхние этажи госпиталя. Аянами молча кивнула. Сорью округлила глаза.
   Одна из машин нетерпеливо посигналила. Рядом стояли Синдзи, Лилит и телохранитель. Когда Аска и Рэй догнали их, Синдзи задал вопрос, который особо волновал сопровождающих:
   - Куда теперь?
   - Варианты..? - спросила Аска.
   - В зоопарк! - немедленно предложила Лилит.
   - Поздно в зоопарк, - спокойно возразила Рэй. - Зверушки спать ложатся.
   - Они, - Синдзи кивнул на агентов, - предлагают по домам. Практически - настаивают.
   - Пусть катятся со своими настояниями, - хладнокровно парировала Аска. - Их задача охранять нас, а не командовать нами. Если это для них так сложно, пусть найдут работу полегче. Тем более мы тут собирались, - она сделала многозначительную паузу, - погулять немного.
   - Послушайте, - взяла слово Рэй, - апостол уничтожен. Наши товарищи живы и здоровы. Я предлагаю это отметить, - она посмотрела на Синдзи. - У тебя остались деньги?
   - Деньги? - он немного растерялся. После оплаты услуг "братвы" из Осаки у него не осталось практически ничего.
   - Хватит, чтобы посидеть в "Ориноко"?
   - Ах, на это! Хватит, конечно!
   - Этот ваш гадючник? - Аска наморщила носик. - Его, кстати, апостол не взорвал, случайно?
   - Нет. Он в другой стороне города.
   - Жаль.
   - Ты знаешь место получше?
   Подумав немного, Аска махнула рукой.
   - Ладно, поехали.
  
   В сопровождении верного Фуюцки командующий Икари вошёл в приёмную своего кабинета. Они только что посетили с инспекцией места прорыва апостола в штаб-квартиру и пещеру. Итоги инспекции были неутешительными - в создавшейся ситуации о деятельности NERV можно было смело говорить только в прошедшем времени.
   Их ждали. С выставленных вдоль стены стульев поднялись трое школьников разного возраста - два парня и одна девчонка. Правда, одеты они были не в школьную форму, а в армейскую.
   - Почему не дома? - строго спросил Икари Гэндо. - Или Кацураги-сенсей вам не указ?
   - Вы сами приказали прибыть к вашему кабинету в девятнадцать-сто, - внёс коррективы паренёк постарше.
   - Прошу прощения..?
   Паренёк заученным жестом отдал честь и представился:
   - Сержант Ли Страсберг Мусаши, стрелок-водитель "Дамаска".
   Двое других "школьников" оказались диспетчером вспомогательных систем Киришимой Маной и стрелком-водителем "Торонто" Асари Кейтой.
   Командующий и его заместитель переглянулись.
   - Вот что, бойцы - спасибо за службу, но с завтрашнего дня вы передадите свои машины профессионалам, а сами пойдёте доучиваться в школу. Вопросы есть?
   - Ответ отрицательный, - спокойно ответил Мусаши. Похоже, он был лидером этой тройки не только по званию. - "Эскалибуры" используют нейросенсорное управление, и управлять ими можем только мы.
   - Это ещё почему? - удивился Фуюцки.
   - Мы из "Бамбуковой рощи".
   - И что?
   Гэндо сдержал рвущееся наружу грязное ругательство. В отличие от своего заместителя, он прекрасно знал, чем занимались медики "Бамбуковой рощи". Он отворил дверь кабинета.
   - Проходите. Обсудим детали вашего перевода в NERV.
  
   Охранник подозрительно рассматривал посетителей через окошко в стальной двери.
   - Кто это с вами?
   - Служба безопасности, - сказал Синдзи.
   - Телохранители, - уточнила Рэй.
   - А это - я! - Лилит подпрыгнула, чтобы её было лучше видно.
   - Сегодня мы по-семейному, - буркнула Аска.
   Охранник заколебался. С одной стороны, все эти агенты и незнакомцы внушали определённые подозрения. С другой стороны, хозяин дал ему достаточно чёткие инструкции насчёт этих двоих малолеток. Более того - пацан вёл здесь какие-то дела с бригадой Болта и вроде как был уже "своим".
   Окончательно дело решил тот факт, что по случаю объявленной эвакуации бар пустовал. Компания завсегдатаев, не просыхавших с прошлого вечера - не в счёт. А визит немаленькой группы посетителей явно пойдёт на пользу бюджету заведения, да и особенных проблем от них охранник не ждал. Дверь на хорошо смазанных петлях беззвучно распахнулась.
   Внутри они заняли угловую кабинку, причём агенты уселись у самого выхода из неё. Подскочила официантка, выхватила блокнот и застыла в ожидании заказа. Кивнула, узнавая, Синдзи и Рэй.
   - Вам как обычно? Ром и "Голубые гавайи"?
   - "Как обычно"?! - Аска шумно втянула ноздрями воздух, но ничего не сказала, а только забарабанила пальцами по столешнице.
   - Хм, нет, - Синдзи бросил короткий взгляд на телохранителей. - Мне колу со льдом.
   - А мне - мороженое! - вскинула руку Лилит. - Фруктовый коктейль!
   - Фруктового нет, - с сожалением ответила официантка, - но есть неплохой пломбир. С тёртым шоколадом - просто улёт. Будешь?
   - Буду.
   Приняв заказы ото всех, официантка улетучилась. Синдзи приподнялся с места и вывернул регулятор лампы над столом на самый минимум. Кабинка погрузилась в полумрак. Принесли напитки и мороженое. Аска первой подняла высокий стакан с колой и провозгласила:
   - За победу!
   - Кампай, - флегматично поддержала её Рэй.
   - Кампай! - радостно завопила Лилит.
   - Совсем оглушила, - притворно возмутился один из агентов, потирая ухо. Малышка довольно захихикала. Аянами дождалась, пока все поставят стаканы и сказала:
   - У нас мало времени. А сделать нужно много. Синдзи, тебе опять придётся сжимать время.
   - Да я уже привык, - проворчал он и покосился на телохранителей. Те неподвижно застыли на сиденьях, никак не реагируя на происходящее.
   - Что с ними? В отключке?
   - Да.
   - Понятно.
   - Тогда чего ты ждёшь? - сварливо поинтересовалась Аска. - Портал открывай!
   - Куда?
   - Давай на крышу, я синоби-сёдзоку сделаю.
   - А я? - безнадёжно спросила Лилит. - Можно мне с вами?
   - Нет. Ты останешься здесь и прикроешь нас.
   Малышка обиженным взглядом проводила друзей, исчезающих в портале на потолке. Печально вздохнув, она подпёрла щеку ладошкой и принялась вяло ковыряться в пломбире никелированной ложечкой. Даже при той неспешности, с которой Лилит расправлялась с мороженым, надолго его не хватило.
   Скучая, Лилит болтала ногами в воздухе и предавалась размышлениям об одиночестве, так называемой дружбе и несправедливости мироустройства. "Впрочем, здесь всё равно лучше, чем на кресте в подземельях NERV", - напомнила она себе.
   Снова открылся портал, на сиденья опустилась троица пилотов.
   - Нас никто не искал? Никто не звонил? - спросила Рэй. Лилит отрицательно замотала головой.
   - Тогда я отпускаю охранников. Готовы?
   - Подожди. Надо поговорить с Риверой. Заодно горячее закажу, - Синдзи виновато посмотрел на Рэй. - Готов жареную лошадь съесть.
   - Я тоже, - поддержала его Аска.
   - Хорошо.
   Синдзи извлёк из портфеля остатки долларов и выпрыгнул в зал. Он отдал деньги хозяину и перебросился с ним несколькими фразами. Ривера бросил настороженный взгляд в сторону их кабинки и коротко кивнул.
   Синдзи вернулся на место. Хозяин подозвал официантку и что-то тихо сказал ей. Та, в свою очередь, тоже оглянулась на кабинку новых посетителей и сделала жест, как будто закрывает рот на застёжку-молнию.
   Аянами взяла в руки стакан с колой. Её примеру последовали остальные пилоты. Аска прикрыла глаза, и в стаканах появились кубики льда.
   - Готовы? - уточнила Рэй. Возражений не было. Все смотрели на неё, ожидая продолжения. Охранники еле заметно вздрогнули.
   - За выздоровление, - подняла стакан Аянами.
   - Кампай, - Аска последовала её примеру.
   - Кампай! - опять завопила Лилит.
   - Слушай, тебе точно надо сиреной в порту работать, - агенту явно нравилось возиться с детишками. Лилит захихикала.
  
   Негорючее пластиковое покрытие пола в штаб-квартире NERV привычно пружинило под уверенными шагами группы людей - судя по внешнему виду, бизнесменов или дипломатов. В этой группе выделялся один человек - совсем ещё молодой парень среднего школьного возраста. Высокий и худощавый пепельный блондин, обладатель глаз с алой радужкой, лишённой красящего пигмента, он бы мог сойти за двоюродного брата Аянами. На ходу он говорил Фуюцки, продолжая начатую ещё на поверхности беседу:
   - Да, мне показывали записи. Эта первая тройка, должно быть, совершенно потрясающие ребята.
   - Это верно, они славные. Правда, немного зазнались в последнее время. Но, кажется, командующему удалось вернуть их в рамки.
   Парень рассеянно улыбнулся.
   - С удовольствием познакомился бы с ними, будь у меня время.
   Фуюцки приложил карточку-пропуск к замку очередной двери и сделал приглашающий жест.
   - Сюда.
   Отставая от них на два шага, обменивались репликами командующий Икари и полный пожилой субъект, которому придавали загадочный и немного зловещий вид массивные солнцезащитные очки необычной формы.
   - Исходя из вашего доклада, - негромко говорил субъект, - я ожидал куда большего масштаба разрушений. Честно говоря, я не заметил вообще ничего из ряда вон.
   - Всё исправлено.
   - Уже?! Икари, вы серьёзно? Как вам удалось?
   - Это не мы, - командующий бросил короткий взгляд на собеседника, чтобы уловить его реакцию. Тот поджал губы, но громадные очки не позволили точнее определить настроение обладателя. Гэндо вздохнул и продолжил:
   - Извините, председатель Киль, но у нас нет точных сведений о том, как всё происходило. Мы не ожидали ничего подобного и не были готовы. Даже хронометраж событий весьма приблизителен.
   - А вкратце?
   - Примерно в девятнадцать-пятнадцать сам собой восстановился растительный покров в месте первого боеконтакта с апостолом. По разным оценкам восстановление заняло от одной до полутора минут. В течение ещё двух-трёх минут восстановились повреждённые коммунальные структуры. Ещё через минуту восстановилась флора в точке применения N2 бомбы. В течение следующих десяти восстановились жилой квартал Токио-3, стены пещеры и штаб-квартира. Последней фазой восстановления стала полная регенерация всех трёх "Ев".
   - Интересно.
   - Хочу отметить, что в Токио-3 дома не реконструировались. Квартал оказался застроен однотипными домами, отличными от тех, что стояли здесь раньше.
   - Вот как?
   - Дело, видимо, в том, что в Токио-3, в отличие от предыдущего случая, дома были уничтожены полностью, а не частично. И ещё одно. В районе просевшей почвы работала группа экспертов. В момент восстановления квартала все они заснули крепким сном. Проснулись они бодрыми, здоровыми и голодными.
   - Голодными?
   - Все их часы ушли на четыре с половиной часа вперёд.
   - Трансформация времени? - командующий готов был поклясться, что его собеседник тревожно нахмурился.
   - Похоже на то.
   - Мне это не нравится, Икари.
   - Мне тоже, Киль-сан. Хорошо, что скоро всё закончится.
   - Теперь я в этом уже не так уверен, - проворчал председатель.
   - Почему? Всё готово.
   - Если это - работа крылатых, возможно, они в курсе обстоятельств, которые пока не известны нам. И, если они готовят вас к продолжению сражений, то сами понимаете... Кстати, что там с этими "Эскалибурами"? Выяснили?
   - Пока нет. Но там всё ещё запутанней.
   - Откуда взялись пилоты? Как они к вам попали?
   - В архиве нашей канцелярии лежат приказы за моей подписью о зачислении на должность каждого из них.
   - И..?
   - Я их не подписывал. Я связался с Ямадо. Он выяснил, что в строевом отделе "Камибуки" лежит приказ за его подписью о переводе к нам пилотов и передаче "Эскалибуров". Но он этот приказ тоже не подписывал. Вспомогательные системы "Торонто" и "Дамаск" фигурируют у нас в ведомости передачи оборудования из регионального штаба в Мацуширо. Две строчки между кофеваркой "Бош" и принтером "Ксерокс".
   - Мило. Получается, они в курсе всех наших процедур. А где они прятали технику?
   - Рядом с помещениями NERV выстроен ещё один подземный комплекс. Я успел провести только беглый осмотр. Он усеян логотипами NERV и SEELE, но мы его не строили - это точно.
   - Кто сейчас занимается комплексом?
   - Акаги - Наоко и Рицко. Правда, я пока не могу добиться от них ничего, кроме восторженных возгласов.
   - Держите меня в курсе.
   - Обязательно.
   - А что говорят сами пилоты?
   Гэндо пожал плечами.
   - Под роспись ознакомились с приказом. Прибыли на место. Получили памятки, пропуска. Всё.
   - М-да. Немного.
   - Похоже, их использовали втёмную.
   - Похоже, - согласился председатель.
   Они вышли в длинный пустой коридор. Теперь только массивные ворота в его противоположном конце отделяли их от "Конечной Догмы".
   - Я слышал - вы запустили серию? - осторожно поинтересовался командующий.
   - Да. К слову, последний прототип уже был готов к доставке, но с учётом завершения турнира, - председатель кивком головы указал на идущего впереди парня, - мы приостановили отгрузку. Хотя, в свете последних событий, её наверняка придётся возобновить.
   - Это хорошо.
   Гэндо понял немой вопрос председателя и пояснил:
   - Парней второй тройки поражение выбило из колеи. Будет здорово, если им удастся хоть как-то восстановить реноме.
   - Да вы педагог, Икари! - усмехнулся Киль.
   - Когда у тебя самого растёт сын, на такие вещи начинаешь смотреть под другим углом.
   Фуюцки приложил пропуск к считывателю, и створки ворот разошлись вверх и вниз. Парень замер на пороге. Он не отрывал взгляда от распятого на кресте "Объекта Зеро". Председатель с тревогой отметил, как заиграли желваки на щеках мальчишки и сжались в кулаки его длинные музыкальные пальцы. "Ничего", - подумал Киль, - "Главное - выиграть турнир, а там пусть катятся со своими переживаниями".
   Парень вдруг непонимающе нахмурился и двинулся вперёд. Он остановился на берегу озера LCL и замер, как будто прислушивался к чему-то вдалеке. Время текло, но ничего не происходило. Председатель не выдержал. Он приблизился к парню и вполголоса спросил:
   - Всё в порядке? Нам, наверное, следует выйти?
   - Нет, не нужно, - парень развернулся к эскорту. - Это не она.
   Он обвёл взглядом остолбеневших спутников.
   - Её здесь нет. Вообще во всём этом подземелье нет. Где она?
  
   Изначальный мир. 14-15 октября 2016 (Коррекция орбиты)
   В наушниках раздался искажённый ларингофонами голос капитана:
   - Манёвр завершён. Корабль вышел на расчётную орбиту, ориентация соответствует заданной.
   Синдзи немного расслабился в ложементе. Созданные Аской гравитонные двигатели позволяли кораблю весьма лихо маневрировать и набирать впечатляющую скорость, но для межпланентных перелётов её всё равно было недостаточно. Поэтому на гелиоцентрическую орбиту построенный Аской "Номад" выводил Синдзи.
   - Энергетик, доложите обстановку, - капитан начал короткую перекличку. В принципе, вся информация о состоянии корабля дублировалась на мостике, но тут действовал регламент, действующий, должно быть, ещё со времён парусного флота и в который Синдзи даже не пытался вникать.
   - Оба реактора на номинальной мощности, - сообщил энергетик. - Сбоев и отклонений нет.
   - Связист, что у вас?
   - Получен устойчивый сигнал всех маяков, - немедленно отрапортовал тот. - Отклонения в пределах допустимого. Вычислительный комплекс в рабочем режиме.
   - Навигатор, мы готовы, - резюмировал капитан.
   - Вас понял, - отозвался Синдзи. - Начинаем свёртку.
   В эфире воцарилась тишина. Теперь всё зависело только от него.
   Монитор перед ним демонстрировал три пары разноцветных точек. Каждая точка соответствовала заранее выведенному спутнику с радиомаяком. Идея была проста - поставить в космосе на пути Земли переход, который вывел бы её на прежнюю орбиту. Сложность состояла в том, чтобы точно определить позицию его начальной и конечной точек. Эту сложность решили, разместив на гелиоцентрической орбите шесть спутников с радиомаяками - по три на каждой стороне будущего перехода. Они образовали два треугольника - Синдзи просто оставалось наложить один на другой.
   Второй проблемой был небольшой размер спутников. Совет SEELE опасался, что "нащупать" их в космическом пространстве будет задачей не из лёгких. Было принято решение призвать на помощь Синдзи электронику. Спутники постоянно оценивали расстояние до своего визави, передавая результат в эфир. При этом следовало учитывать запаздывание радиосигнала из-за огромных расстояний. Вообще-то с точки зрения Синдзи это всё было излишеством, но его мнение никого особенно не интересовало. Аска с энтузиазмом подхватила идею, Рэй равнодушно пожала плечами, и он со своими возражениями остался в меньшинстве.
   Аска построила корабль, и всю прошлую неделю Синдзи занимался доставкой маяков, постоянно сверяя с астрономами точность их позиционирования.
   Синдзи хорошо помнил орбиты каждого из шести спутников, поэтому сейчас достаточно быстро засёк их. Его способностям не были помехой никакие расстояния. Точки на экране поползли навстречу друг другу.
   - Красная пара - контакт, - сказал связист через несколько долгих минут, пока сигнал от спутников шёл к "Номаду". Аска пообещала подумать над системой связи, лишённой этого недостатка, но пока её идея находилась в стадии обдумывания. Или ощущения - непонятно, как это было точнее назвать. Вот, например, сколько к ней ни приставали с просьбами раскрыть секрет гравитоники, Аска отмалчивалась. Синдзи был уверен - не потому, что она не хотела говорить, а потому, что не смогла бы толком объяснить, что к чему.
   - Зелёная пара - контакт! Синяя пара - контакт! Сведение завершено! - воскликнул связист ещё через несколько секунд.
   - Отличная работа, - одобрительно сказал капитан.
   - Внимание, открываю переход, - предупредил Синдзи.
   - До времени встречи с Землёй ещё почти час. Удержите?
   - Без проблем. Только не отвлекайте меня.
   - Вас понял.
  
   В полутёмный холл минсюку выглянул майор Джек Робертсон. Рэй сидела в кресле, Аска нетерпеливо расхаживала из угла в угол.
   - Сведение завершено, путь открыт.
   - Уже?! - всполошилась Аска. - Куда он спешит?!
   - Приготовились, - негромко скомандовала Рэй.
   - Без тебя знаю! - огрызнулась Аска.
   Она плюхнулась в кресло неподалёку от Первой и попыталась устроиться поудобнее. Обе они сейчас были последним рубежом обороны. Ну, то есть - это Рэй была последним рубежом, сама Аска была предпоследним. Если у Синдзи что-то пойдёт не так, если планета среагирует на переход, Аска должна будет успокоить возмущения в недрах или атмосфере. Если же и она не сумеет справиться, эстафету подхватит Рэй и постарается не дать погибнуть всему живому на Земле.
   Робертсон неслышно удалился. Несмотря на уверения учёных в безопасности предстоящего мероприятия, полной уверенности в успехе ни у кого не было. Девчонки нервничали, и майору не хотелось лишний раз их беспокоить.
   Во второй раз он вышел в холл перед самым началом прохождения. Время и размещение операции было выбрано так, чтобы Луна и Земля одновременно вошли в гигантский переход, созданный Синдзи. Аска и Рэй застыли в одинаковых позах - с закрытыми глазами откинувшись на спинки кресел, запрокинув головы и развернув крылья. Кресла стояли вплотную к стене, поэтому крылья выходили сквозь неё наружу и не мешали своим светом сосредоточиться хозяйкам. Перед каждой на столике был развёрнут ноутбук, на который выводилась схема, иллюстрирующая положение дел. Шторы были опущены, и мониторы подсвечивали снизу лица "дочерей Ев" совершенно фантастическим и немного пугающим образом.
   - Пять минут, - тихо сказал майор.
   - Знаем, - голос Аски звучал вяло и как будто заторможенно.
   Робертсон умолк. Следующие пятнадцать минут он так и простоял неподвижно, готовый сорваться по первому знаку - бежать, уточнять, помогать, исправлять.
   Беззвучно завибрировал телефон, и майор поспешно нажал клавишу вызова. Выслушав собеседника, он испустил вздох облегчения.
   - Переход завершён, - объявил он. - Земля вернулась на прежнюю орбиту. "Номад" возвращается на базу.
   Аска открыла глаза и завертела головой, разминая затёкшую шею.
   - Какая же она всё-таки хрупкая.
   - Прошу прощения..?
   - И маленькая. Я о Земле. Как будто сырое яйцо в руках держишь, честное слово.
   - И жизнь. Тонким слоем, как скорлупа, - Аянами встала с кресла, потянулась и подошла к одному из окон. Зашуршала открываемая штора. Аска поднялась помочь - чтобы немного отвлечься и просто от нечего делать.
   - Кстати, напоминаю, - бодро объявил Робертсон, - послезавтра состоится церемония вашего награждения. Нью-Йорк, штаб-квартира ООН, полдень по местному времени. Будут представители всех держав, пресса, телевидение. Потом планируется пресс-конференция, - он расплылся в широкой улыбке, - вопросов будет много, так что будьте готовы.
   - Ой, - тихо сказала Рэй. - Церемония.
   - А что - "церемония"? - заинтересовалась Аска, которую заявление майора привело в приподнятое настроение.
   - Я сейчас, - Рэй метнулась в свою комнату.
   Аска пожала плечами и вернулась к шторам. Оставалось последнее окно.
   - Какая форма одежды? - живо поинтересовалась она, отдёргивая плотную тёмную ткань. - Вечерние платья для нас и смокинг для Синдзи? Или что-нибудь поскромнее?
   - Э-э-э... Поскромнее. Я думаю - строгий деловой костюм будет вполне уместен. Или школьная форма.
   Аска поморщилась.
   - Надоела форма.
   Она отошла в центр комнаты и критически оглядела результат своих трудов. Результат её устроил. Сверху спустилась Рэй с тремя белыми прямоугольниками в руках.
   - Это вам и Рицко-сан, - она протянула два из них Робертсону. - А это тебе, - последний прямоугольник перекочевал в руки Аске.
   - Благодарю вас, Аянами-сама! - майор почтительно кивнул.
   - Вы придёте?
   - Разумеется!
   Аска потерянно смотрела на белую открытку. Золотые кольца, цветы, надпись "Приглашение". Вот так просто. Незамысловато, неотвратимо и неисправимо. Чужая свадьба.
   - Бракосочетание, наше с Синдзи. Через неделю, - Рэй бросила внимательный взгляд на Аску. - Ты в порядке?
   "В полном!" - хотела заявить Аска, но не смогла. В горле стоял ком, губы одеревенели. В холле как будто потемнело, несмотря на открытые шторы и ясный солнечный день.
   С грохотом упал на пол "Вектор-Вест" Робертсона. Аска вздрогнула от неожиданности.
   - Ох, прошу прощения! - засуетился майор. - Я такой неловкий в последнее время! Сорью-сама, вы бы не могли посмотреть, что с ним?
   Он увлёк Аску к самому окну, тем самым развернув спиной к Первой, и протянул ей телефон. Беглый осмотр показал, что с ним всё в полном порядке. На аппарате, рассчитанном на самые жёсткие условия работы, не осталось даже царапины. Тем не менее, Аска не спешила возвращать телефон. Она несколько раз прошлась по его внутренним цепям, проверила заряд аккумулятора и состояние корпуса. Майор терпеливо ждал. Теперь Аска была уверена, что он уронил телефон специально - чтобы отвлечь её, дать время собраться и придти в себя.
   Как ни странно, его поддержка немного успокоила её, хотя обычно Аска, привыкшая рассчитывать только на себя, с негодованием отвергала любые предложения помощи. Она глубоко вздохнула и протянула Робертсону "Вектор-Вест".
   - Всё в порядке.
   Аска отвернулась от окна, натолкнулась на испытывающий взгляд Рэй и сообразила, что Первая наверняка видела её насквозь. Горячая волна возмущения и стыда ударила в голову. Аска сумела удержаться и проигнорировать первый импульс - устроить маленький локальный армагеддон. Но и оставаться в этом месте было выше её сил.
   - Увидимся в Нью-Йорке, - сухо бросила она и направилась к выходу.
   Выйдя за дверь, она изящно-небрежным жестом подбросила вверх открытку. Белый картонный прямоугольник вспыхнул почти неразличимым в свете солнца пламенем и растаял в воздухе.
   Аска уже подошла к своему "Колибри", когда её захлестнуло злостью. Поперечный характер взял своё, и теперь она злилась на себя за ту вспышку слабости в холле минсюку. Какого чёрта она вообще завелась? Ей что - жалко, что этот слабак женится на этой кукле? Да прям счас! Три "Ха-ха!" Она устроилась в кресле пилота и с силой захлопнула за собой дверцу. Пусть творят, что хотят, ей-то какое до них дело? Правильно - никакого! Ей наплевать. На-пле-вать!
   Аска потянула штурвал на себя, и гравилёт плавно взмыл в небеса. Несколько дней назад, в процессе строительства "Номада", ей пришло в голову, что она уже достаточно накаталась на чужих истребителях. Пусть даже самых навороченных и суперсовременных. Пора уже обзавестись чем-то своим. В результате на свет появился "Колибри"; как говорила Аска - "дамский гравилёт для поездок за покупками".
   На самом деле "Колибри" обладал потрясающей скоростью и манёвренностью, мог выходить на околоземную орбиту и путь до любой точки земного шара проделывал максимум за час. Само собой, он был не по зубам никакому существующему оружию, в чём уже успели убедиться силы ПВО некоторых стран. Киль обещал урегулировать ситуацию и организовать разрешение на полёты над всем миром, но дело продвигалось с трудом - преодолевать бюрократические проволочки никогда не было простым занятием. Но Аске все эти условности были до лампочки. На высоте двести километров она выбрала скоростной режим, прижала педаль акселератора, и гравилёт устремился к Европе.
  
   Синдзи и Рэй стояли у входа в универмаг "Санто" - крупнейший торговый центр Камидзимы.
   - Что на неё нашло, интересно? - поинтересовался Синдзи, закрывая переход.
   Аянами отвела взгляд и взяла его под руку.
   - Не знаю.
   По пути сюда Рэй рассказывала о том, как прошёл момент перехода у них в минсюку. Занятый порталом Синдзи слушал вполуха и поведению взбалмошной импульсивной Аски не удивился.
   Сам универмаг был выстроен на окраине города в течение последних двух недель. Местные торговцы пожимали плечами - добираться сюда было не слишком удобно, цены тоже нельзя было назвать демократичными, но кто-то вложил огромные средства и усилия, чтобы ударными темпами возвести многоэтажный магазин и наполнить его самыми лучшими товарами. Многие знали и о поистине драконовских правилах по контролю качества в новом универмаге. Всё это давало повод знатокам предсказывать скорый финансовый крах "Санто".
   На самом деле финансового краха торговый центр не опасался. В отличие от всех нормальный торговых учреждений прибыль изначально не была его целью. Универмаг был выстроен на деньги и под контролем SEELE. Его задачей было обеспечить наилучшими товарами Протектора, и, главное - Матриарха. При этом торговый центр позволял избежать впечатления гиперопеки и тотального контроля над "детьми Ев" со стороны совета.
   Прозрачные двери автоматически распахнулись перед новыми посетителями. Синдзи и Рэй пришли сюда приобрести что-нибудь подходящее для церемонии награждения. Что-нибудь скромное и в то же время элегантное. Кирико и Рицко были заняты - каждая своими делами - но обе взяли с виновников торжества слово дать им оценить обновки.
   В вестибюле первого этажа Синдзи почувствовал, что его тянут за рукав. Он оглянулся. Рэй указала на табличку со стрелкой и надписью разноцветным весёленьким шрифтом: "Товары для малышей и новорожденных".
   - Зайдём посмотреть?
   Синдзи смутился и покраснел.
   - Э-э-э... Ну, не знаю. Рано же ещё.
   Рэй непонимающе посмотрела на него, потом отвернулась и озадаченно захлопала ресницами. Потом снова посмотрела на Синдзи - на этот раз с весёлым удивлением. Тот перехватил её взгляд и засмущался ещё больше.
   - Ну, если хочешь...
   Рэй улыбнулась.
   - Идём, - и решительно потащила его за собой.
  
   Один из дочерних миров. 28 октября 2015 (Возвращение Киришимы. "Разбор полётов". Нагиса Каору)
   Розовый свет холодного безоблачного утра давно уже отвоевал у ночи ангары и технику небольшого аэродрома на Хоккайдо. Злобный северный ветерок теребил полы летних плащей троих человек на взлётной полосе. Белый пассажирский "Аист" с российским триколором на киле прогревал за их спинами двигатели. На фоне окружающих полосу транспортников и вертолётов в камуфляжной раскраске он казался балериной, случайно забредшей на тусовку скинхедов.
   Стоящий крайним справа сухощавый старик с властным взглядом, который не могли скрыть дымчатые очки в тонкой металлической оправе, прижимал к боку папку крокодиловой кожи. Его сосед в центре, полноватый мужчина в возрасте, держал перед собой огромную плюшевую панду. Он заметно нервничал. Третий и самый молодой член их команды - парень спортивного телосложения - посмотрел на часы, перевёл взгляд на дальний конец полосы и негромко сказал:
   - Едут.
   Минуту спустя мягко подкатили два чёрных лимузина. Из первого вышел молодой человек в тёмном деловом костюме и помог выбраться пожилому лысеющему господину. Так же, как его визави со стороны встречающих, господин держал в руках папку тиснёной кожи. Из второго авто появился ещё один молодой парень в костюме, следом за ним на бетон взлётной полосы выскочила Киришима Мана.
   Старики вышли навстречу друг другу, обменялись поклонами, сверили и передали друг другу документы. Сопровождающие терпеливо ждали. Мужчина с пандой не сводил взгляда с Киришимы. Он как-то вдруг, сразу, осознал её возраст и сделал движение, словно хотел спрятать игрушку за спину. Спохватившись, смутился и занервничал ещё сильнее.
   Наконец старики договорились, раскланялись и разошлись. Господин, даже не взглянув на Киришиму, полез в лимузин. Эскорт последовал его примеру. Заурчав двигателями, машины тронулись с места.
   - Однако, - тихо сказал парень. - Не слишком-то вежливо по отношению к ней.
   - Другой менталитет, - спокойно отметил старик. - Иван, у нас тоже мало времени.
   Мужчина несмело двинулся навстречу Киришиме. Они остановились в шаге друг от друга.
   - Здравствуй, - хрипло сказал тот, кого старик назвал Иваном, и снова застыл в нерешительности.
   - Здравствуйте, - Мана показала на панду и лучезарно улыбнулась. - Ой! Это мне?
   - Да, конечно! Извини. Вот, - он протянул ей игрушку.
   - Спасибо, - Мана обняла панду, прижалась щекой к её плюшевой голове и прикрыла глаза от удовольствия. - Мне ещё никто не дарил игрушек. Извините, я не очень хорошо говорю по-русски.
   - Ты прекрасно говоришь по-русски, - голос Ивана сорвался.
   Мана внимательно посмотрела на него.
   - С вами всё хорошо?
   - Да. Всё хорошо, - счастливо улыбаясь, мужчина неловко провёл по щекам ладонью и ткнул пальцем в восходящее светило. - Просто... солнце тут у вас... яркое.
  
   Командующий Икари посмотрел на часы, обвёл взглядом присутствующих и доложил:
   - Все собрались, Киль-сан.
   Председатель сидел во главе длинного стола в малом зале совещаний - на том самом месте, которое обычно занимал сам Икари.
   Кроме них, на совещание собрались родители пилотов из первой тройки, заместитель командующего, лейтенант Кадзи и капитан Джек Робертсон. Последние двое занимали места в дальнем торце стола за открытыми ноутбуками, готовые по первому сигналу вывести на большой демонстрационный экран нужную информацию.
   Робертсона привёл с собой Киль. Аналитик, информационная поддержка и телохранитель - Рицко не успела разобраться, какую из этих функций капитана председатель считал основной. Она столкнулась с Робертсоном на выходе из лифта, когда торопилась до начала совещания отнести в свой кабинет материалы о последнем апостоле. Бумаги разлетелись по полу, красавец капитан рассыпался в извинениях и кинулся собирать их. Рицко автоматически поправила причёску за ухом и начала ему помогать.
   Теперь она злилась на себя за тот непроизвольный жест. Она была почти уверена, что капитану достанет интеллекта и опыта, чтобы правильно истолковать его. Хуже того, она пыталась разобраться, почему она вообще сделала его - и не могла придти ни к каким определённым выводам. На капитана, сидящего рядом, она старалась не смотреть.
   Председатель оглянулся на большой экран.
   - Отстаёте от жизни, Икари. Сейчас во всём мире вместо этих штук устанавливаются интерактивные столы - слышали о таких?
   - Слышал. И считаю, что их стоимость пока что значительно превышает пользу.
   - Как сказать. Очень удобный инструмент. А экономить на инструменте - глупо, - председатель зашелестел разложенными на столе бумагами. - Ладно, перейдём к делу. Тема нашей встречи - первая тройка пилотов и их связь с крылатыми.
   - А вы уверены, что такая связь существует?
   Гэндо забеспокоился - Наоко не признавала авторитетов и чинов, а когда речь заходила о защите дорогих ей людей, вообще становилась похожей на идущий напролом танк. И, похоже, сейчас возникла как раз такая ситуация. Но Киль, похоже, был в курсе особенностей её характера и отклонил выпад.
   - Давайте выясним это, - мягко предложил он. - Акаги-сан, вы как-то обмолвились, что первый пилот изменилась в последнее время. Не могли бы вы рассказать - как и когда это произошло?
   - Ничего удивительного, - независимо вскинула голову Наоко. - Последние два года работы в NERV я её толком и не видела. Конечно, для меня она сильно изменилась.
   - Значит, ваша старшая дочь может сказать точнее, - председатель аккуратно перенаправил вопрос дальше. - Акаги Рицко-сан..?
   Та на миг задумалась.
   - Рэй стала более выдержанной, уравновешенной, спокойной. Можно сказать - более взрослой.
   - Разом или постепенно?
   - Мне кажется, это проявилось особенно сильно после встречи с младшим Икари. Та ночь, помните?
   - Интересно. А что третий пилот? Икари Юй-сан..?
   Председатель казался опытным игроком в теннис, ведущим сеанс одновременной игры с несколькими новичками. Он выстреливал мяч-вопрос, получал мяч-ответ и снова отправлял вопрос следующему оппоненту.
   И вдруг командующий понял: председатель уже всё решил для себя, и это так называемое совещание - всего лишь спектакль, который он устроил для них, чтобы убедить в своей правоте. Но зачем? Ему достаточно просто приказать - и его приказ будет выполнен в точности и в срок. А уж если он кем-то не будет выполнен... В общем, о таких экстремалах Гэндо не слыхал.
   Всё вместе это означало одно - Килю требуется их совершенно добровольная и осознанная помощь. И, по сути, он сейчас занимался вербовкой новых помощников. И предметом этой помощи могло быть только одно. Командующий постарался отогнать от себя дурные предчувствия.
   Председатель тем временем перечислял все странности и несообразности, связанные с первой тройкой. По его просьбе Кадзи ещё раз прокрутил запись первого боя и реакций пилотов. Киль рассказывал, спрашивал мнение окружающих, уточнял - и как-то так выходило, что все свидетельства в пользу невиновности пилотов начинали выглядеть искусственными, подстроенными.
   Наоко упрямо возражала, хоть и со всё меньшим энтузиазмом. Похоже, она была намерена стоять до конца, но Киля это нисколько не смущало - он мягко, но настойчиво продолжал гнуть своё.
   Икари знал, что у председателя и его личной команды был доступ ко всем данным - и NERV, и "Камибуки", и ещё нескольких весьма серьёзных организаций. И, по логике классической вербовки, при которой материалы должны преподноситься по мере нарастания убедительности "фактуры", сейчас появятся по-настоящему убойные доказательства.
   - Командующий, ваш последний разговор с первым пилотом... Расскажите о нём.
   "Вот оно! Началось!"
   - Он произошёл во время боя. Как я уже говорил - я допустил ошибку, заменив первую тройку на вторую.
   - А почему вы это сделали?
   - Мне казалось, у первой тройки проблемы с дисциплиной. Аянами-сан выразила сожаление по этому поводу и обещала исправиться.
   - Проблемы с дисциплиной... Интересно. Я бы хотел просмотреть запись. Это возможно?
   - Да. Во время боя ведётся запись всех переговоров и действий участников.
   Икари Гэндо подал знак, и Кадзи защёлкал по клавиатуре ноутбука.
   Председатель внимательно следил за происходящем на экране. Когда Рэй попрощалась с командующим, он вскинул перед собой ладонь.
   - Стоп!
   Кадзи послушно поставил паузу.
   - Икари-кун, что вам сказала первый пилот перед этим? Я не расслышал.
   - Я тоже, - мрачно отозвался Гэндо. Он был уверен - Киль точно знает, что тогда сказала Рэй, но ему зачем-то нужно, чтобы они сами до всего дошли.
   - А нельзя ли как-то отфильтровать этот шум? При помощи MAGI, например?
   Кадзи растерянно молчал.
   - Можно и без помощи MAGI, - пришла ему на подмогу Рицко.
   - Будьте так любезны!
   Все присутствующие здесь хорошо знали, кто такой Киль, и так же хорошо знали, что его "будьте любезны" равнозначно строжайшему приказу.
   Робертсон с готовностью подвинул соседке свой ноутбук и подсел поближе. Рицко ощутила слабый запах дорогого одеколона.
   - Вот, пожалуйста, - он прочистил горло. - Он включён в вашу сеть, но я не очень хорошо в ней ориентируюсь.
   Рицко бросила на него удивлённый взгляд, смутилась и уткнулась в клавиатуру. Она была уверена, что капитан, не отрываясь, следит за её руками, но это её нисколько не сбивало. Наоборот - движения стали даже более чёткими и отточенными, чем всегда. Запись из отсека командующего. Запись из зала. Звуковые фрагменты нужного участка. Отсечь звуки тише, например, шестидесяти пяти децибел. Наложить с вычитанием на запись из отсека. На всякий случай отсечь низкочастотную составляющую. Усилить средний диапазон.
   - Готово.
   - Спасибо, - Робертсон принял ноутбук из её рук, на миг накрыв её пальцы своими. Рицко усилием воли сумела сохранить спокойный независимый вид.
   Капитан снова клонировал изображение на большой экран. Аянами смотрела чуть в сторону, мимо командующего. За неё пряталась Лилит.
   - Гэндо, она это говорит не тебе, - с видимым облегчением заметила Наоко. - А я уж подумала - вспылила девочка, наговорила лишнего.
   - Всё верно, - неожиданно поддержал её председатель. - Судя по направлению взгляда, она что-то сказала апостолу. Причём, - он указал на время в правом верхнем углу экрана, - в момент его гибели. Пускайте запись.
   На фоне еле слышных шумов раздался усиленный динамиками бесстрастный голос Рэй:
   - Умри.
  
   Аска первой вылезла на крышу школы и огляделась.
   - Вон они!
   В одном из углов плоской крыши беседовали Синдзи, Кенске и Тодзи. Судя по взрывам дружного хохота и громким азартным репликам, настроение у всех троих было приподнятым.
   - Мир и дружба восстановлены, - прокомментировала Аска. - Идём, узнаем, что Син думает.
   Рэй кивнула. Их приближение троица друзей встретила заинтересованным молчанием.
   - Ну, что скажете? - первым делом спросила Аска.
   - По поводу..? - вопросом на вопрос ответил Тодзи.
   - По поводу новенького.
   Трое парней удивлённо переглянулись.
   - Они не знают. Они ушли из класса сразу после звонка, - напомнила Рэй.
   - Тогда давай я скажу, - предложила Аска. Она прокашлялась, стала в позицию балерины и ненатурально защебетала:
   - Только что Мисато представила новенького. Ах, он такой душка! Такой милый! Такой интеллигентный! Ну просто настоящий ангел!
   - Что? Какой ангел? - насторожился Синдзи.
   - Настоящий! - рявкнула Аска.
   - Его зовут Нагиса Каору, - пояснила Рэй.
  
   Не отрывая взгляда от столешницы, Наоко буркнула:
   - Совпадение.
   - Вы верите в такие совпадения, Акаги-сан?
   - Но это же смешно, Киль-сан! Апостол прорвал оборону, почти достиг цели, а потом скоропостижно скончался только потому, что его об этом вежливо попросила Рэй?
   - Это больше походило на приказ. И последний апостол - не единственный, кто выполнял её приказы, - председатель посмотрел на Кадзи. - Лейтенант, расскажите, пожалуйста, чем закончились ваши посиделки с первым и третьим пилотами в "Ориноко". Что там случилось на самом деле?
   Председатель особо выделил интонацией последние слова. Кадзи заколебался. Он не хотел рассказывать о происшедшем никому из тех, кто сейчас находился в зале совещаний. Но Киль уже наверняка прочёл отчёт, который он направил в тот день "наверх". Увиливать было глупо.
   - Гипноз. По крайней мере, так она сказала.
   - Кто сказала? О чём ты, Кадзи-кун? - от старого приятеля Рицко любые свидетельства проти