Самарцев Михаил: другие произведения.

Стихи и песни

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


СТИХИ И ПЕСНИ 1991-1994 


БРИГАНТИНА


Бригантина моя улетела,
И заря - словно кровь по ножу.
Где я был, как я жил, что я делал?
Так и быть - наливай, расскажу.

Ты не баба и хлюпать не будешь, 
Я не фраер и врать не хочу, 
За мои шалопутные будни
Распишусь и сполна получу.

Свою чашу полыни и мяты
Я блаженно допью у огня, -
Может быть, я тот самый горбатый -
Лишь могила исправит меня.

Бригантина моя улетела, 
И заря - словно кровь на ножу.
Где я был, как я жил, что я делал?
Так и быть - наливай, расскажу!




ПРЕВЫШЕНИЕ ВЫСОТЫ


Кто журавля, а кто синицу
Обрел в труде по мере сил, -
"Увы, приходится хвалится",
Апостол Павел говорил.

Я не апостол и не Павел,
Мои деянья - жалкий прах,
И мне хвалиться нечем, право,
Я весь то в песнях, то в стихах.

Ну, повестушка, ну, поэмка,
Трактат о смысле бытия...
Не тема даже - просто темка
Вся жизнь чернильная моя.

Но я в глубины мирозданья
Иду как Павел, и как он,
Глухой стеной непониманья
И равнодушья окружен.

И ждёт меня полёт Икара,
ГАИ суровые посты,
И воспитательная кара 
За превышенье высоты.

Старшой сведёт в улыбке губы,
Вздохнёт и скажет: "Смех и грех!
Шоссе Самарцеву не любо,
Опять он рвётся выше всех!"

И словно шар в стальную лузу,
Почти не глядя, грохнет он
В какой-то подошедший кузов
Мой допотопный велогон,

И скажет без пустой морали:
"Ну что стоишь, крылатый мой?
Уже два тайма отыграли -
Бери шинель, пошли домой"...

Я не апостол, и не Павел,
Иная жизнь, иные дни,
Мой путь иною славой славен, -
Лишь горести у нас одни.




ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ

(музыка автора)

Опять на эту старую планету
Летучий наш Голландец занесло,
И я опять, как призрак, до рассвета,
Бродить здесь буду всем смертям назло.

Из дебрей звездного архипелага,
Из бесконечной дали и глуши
Вернулся я, космический бродяга -
Душа без тела, тело без души.

Здесь нежно склянки отбивают время,
Гоняет бриз в порту бумажный хлам,
И за беседой, лишь  друг другу внемля,
Текут легенды с былью пополам.

Поблекли краски робкого заката,
И плески волн о борт едва слышны,
И кажется, что жил я здесь когда-то,
А может быть, я просто видел сны.



Парадный китель одеваю снова,
А моему Голландцу придан вид
Вполне земной - такой, что от земного
Никто и в двух шагах не отличит.

И нежно склянки отбивают время,
Гоняет бриз в порту бумажный хлам,
И на борту команда мирно дремлет,
И спят легенды с былью пополам.

Всё было, было, и ничто не ново,
Как по лицу земли морщины рек,
Двадцатый век от Рождества Христова
Во сне томится, словно первый век.

Поблекнет ночь и я отсалютую,
И малый ход, и лево дам руля, -
И мы уйдём под морось дождевую
Из порта под названием Земля.

Земля, Земля! - прости, уже светает,
Сдувает бриз с души ненужный хлам,
И по щеке обветренной стекает
Дождинка со слезою пополам.



СОТВОРЕНИЕ  ЧЕЛОВЕКА

На земле голубой первозданной, 
Уходя и во свет, и во тьму,
Я имел от морей-океанов
Всякой твари к столу своему.

Верным другом коня и собаку
Даровала мне степь, и опричь
Я имел от шумящего злака
Хлеб насущный и добрый кулич.

И однажды, как будто в награду,
На досуге мне было дано
Обрести от лозы виноградной
Сладкий сок и хмельное вино.




В сокровенные тайные сроки,
В заповедной своей стороне,
Я творил, находя ненароком,
Всё, что было назначено мне.

И во всём открывался мне кстати
Человека высокий удел -
Обрести и однажды утратить
Всё, что прежде под солнцем имел.


ИКАР

(музыка автора)

  Обступили меня стены каменные,
Небо в клеточку за окном,
И сирена поёт наркоманенная, 
Обнимая зыбучим сном.

Я рождения ждал лета вызревшего
Без наркоза, без медных труб,
Но молчанья зима только выпала мне
Над обрывом холодных губ.

Прокурила меня клетка лестничная,
Моей памяти не до сна -
Родилась на дворе пятимесячная
Недоношенная весна.

Ты не пой мне, любовь, про очи карие.
Без тебя стоит в горле ком,
Отпусти ты меня в страну Икарию -
Улететь в зенит босиком.




*   *   *


Я восходил на жизненный пригорок,
Прикидывая смело, наугад:
"Проснусь я знаменитым где-то в сорок.
Не беден буду, хоть и не богат".

Но вот уже за жизненный бугор
Перевалил мой горделивый взор,
И понял я, увидев наши нивы,
Что надобны крутые коррективы.

Не будет, право, никаких наград
И почестей ни за какие тыщи, -
Проснусь я знаменитым в шестьдесят
И удалюсь - прославленным и нищим.

*   *   *


Глухая ночь и мысли невпопад, -
Что друг статью печатает по блату,
Что мне в субботу стукнет шестьдесят,
А я ещё не получил зарплату,

Что наши дни бессмысленно длинны,
А наши встречи коротки и редки,
Но шестьдесят отметить мы должны, -
Перехвачу купонов у соседки...

О, пенсия - незыблемый оплот!
Да разве б столько протянул я, кабы 
Не ждал тебя. Смотри, душа поёт!..
Хотя, конечно, помолчать могла бы.

И пусть в мою раздумчивую нить
Вплетаются трагические нотки -
Теперь, ей-богу, им не омрачить
Мой праздник запоздалый и короткий.

Я больше не надеюсь на авось,
Не обольщают старых грёз картины,
И всё, что было или не сбылось,
Уже навеки слито воедино.

Поёт печурка в полночи немой,
Мне никуда не надо торопиться,
Живой огонь, читатель славный мой,
Листает рукописные страницы.

Пришла пора, я с вечностью на ты,
Мои стихи в буквальном смысле греют,
С моей шестидесятой широты
Я вижу дальше и смотрю смелее.

Гори всю ночь, священный огонёк,
Не зная сна и не страшась предела!
Гори, гори, не ведая тревог, -
Моя рука ещё не оскудела!




 
СУМА  НЕРАЗЛУЧНАЯ


Иду бесконечной пустыней земной,
Стучу посошком по-над кручами -
В руке узелок да ещё за спиной
Простая сума неразлучная.

Я, может быть, Богу скажу одному,
Как стыдно порою, как больно мне
Носить за собою по свету суму
С моими грехами невольными.

В назначенный час к своему рубежу
Вернусь блудным сыном навечно я 
И тихо вздохну и к ногам положу
Суму роковую заплечную.

- Суди меня, Господи, весь пред Тобой!
Теперь, как ни стыдно, ни больно мне,
Открыто стою с неразлучной сумой,
С моими грехами невольными.

Но только и малый ручной узелок -
Земные печали и горести,
Благие дела, что успел я и смог -
Прими во внимание, Господи. 



 
БЛАГАЯ ВЕСТЬ


Планета спит тяжёлым сном недуга,
Но в глубине глухой ночной тиши
Уже творится неземное чудо -
Святое Рождество земной души.
Над миром ночь склонилась в ожиданьи,
И в небесах трагична и чиста,
Как ангел предстоящего свиданья,
Сияет Вифлеемская звезда.


Над миром ночь, и водят хороводы
Холодные снежинки белых заёзд,
И в этот мир уже грядёт Христос,
Неся Благую весть земным народам.

В пещере говор и знакомый запах
Навоза и соломенной трухи,
Стоят волхвы, и в загрубелых лапах,
Теснясь, ломают шапки пастухи.
Берёт Мария сына на колени,
И у неё в мерцающих глазах
И торжество, и жертвенные тени,
И тихий свет, и неотступный страх.

Во все края, за дальние пределы,
Отсюда полетит благая весть:
Бессмертен дух, живущий в смертном теле!
Есть и погибель, и спасенье есть!
Весомо в жизни каждое мгновенье,
Весома в небе каждая звезда, -
И Рождество, и Смерть, и Воскресенье
Единой нитью связаны всегда.

Нет, не ошибся Иоанн Предтеча -
Пришёл на землю Иисус Христос,
И состоится радостная встреча
На рубеже скупых голгофских слёз.
Уйдут и дни, и версты, и мгновенья,
И крошка хлеба, и глоток вина -
И груз греха, и тяжесть искупленья 
Оплатятся Спасителем сполна...

Над миром ночь, и водят хороводы
Холодные снежинки белых звёзд,
И в этот мир уже грядёт Христос,
Неся Благую весть земным народам.



ЛЮБОВЬ  И  БОГ


Гудит, гудит небесной шири
Земная твердь:
- Любовь и голод правят миром,
Любовь и смерть!

В устах коварного кумира
Пылает речь:
- Любовь и злато правят миром, 
Любовь и меч!

А я ловлю на вещей лире
И звук, и слог:
- Любовь и вера правят миром,
Любовь и Бог... 




МОЛИТВА


Вознесу я молитву повинную:
- Боже правый, прислушайся к нам, -
Разреши мне с моей половиною
Всё, что есть, разделить пополам.

Я противник такой бухгалтерии,
Но прошу, словно песню и стих,
Нашу веру и наше неверие
Разделить пополам, на двоих.

Чтоб открылась нам тайна великая
В неоглядной посмертной дали,
Чтоб в чистилище мы, горе мыкая,
Потеряться уже не могли.

Чтобы мы, не обретшие истины,
Не поверившие в благодать,
Возле храма небесного нищими
В день воскресный могли постоять.


ОСЕНЬ


Всю ночь дробятся и качаются,
Мигают в лужах фонари, -
В моём окне опять встречаются
Свет ночника и свет зари.

Сквозь ветви дерева раздетого
Синеет небо у окна,
И в этой сини фиолетовой
Янтарно теплится луна.




ОБУГЛЕННАЯ  РУССКАЯ  ДУША


Тяжёлый сон: ночной дороги грязь,
Свинцово стынет в коленях разбитых
Осенних луж немыслимая вязь -
Следы колёс и конские копыта.
Я брёл по этим лужам не спеша,
Роились мысли, петы-перепеты,
И горький образ угадался где-то:
"Обугленная русская душа".
И сон ушёл, и давит горечь слёз -
За всё, что стало или не сбылось.
Мы встали от станков и от земли,
И мнилось нам: на горе всем буржуям
Мы грозный мировой пожар раздуем
И скверну в том огне испепелим.
И вот стоим в России, не дыша,
Скорбим над этим чадным пепелищем, -
Обугленная русская душа
Сама себя, изнемогая, ищет.
Под звёздами небесного ковша
Ночами слышат города и веси -
По всем сгоревшим плачет в поднебесьи 
Обугленная русская душа.





СВЕТ ЗАБЫТЫХ НОЧЕЙ

(музыка автора)

Золотая луна, серебристые тополи -
Свет любви и тепла, и забытых ночей, -
Я во поле гляжу, а во полюшке  во поле
Белый пух по тропе, словно белый ручей.

Разливают сверчки свою музыку лунную,
Захлестнули мечты - и ни ночи, ни дня, -
Это юность моя сладкозвучными струнами
В нашу давнюю ночь зазывает меня.

Золотая луна, серебристые тополи -
Почему так светло и так холоден свет?
Я во поле пойду, я во полюшке во поле
Белым пухом снега заметают мой след.




ТЫ ПРОСТИ

(музыка автора)

Однажды вечером, студеною зимой,
Когда поземка по степи гуляет бойко,
Помчусь я в санках, чтобы встретиться с тобой,
Да не доскачет до тебя шальная тройка.

Тогда на речке, собираясь в дальний путь,
Я буду ждать своей весны нетерпеливо
И поплыву тебя искать когда-нибудь,
Да унесут меня бескрайние разливы.

И ты прости, и ты прости,
Что не могу тебя найти.
И чтоб со мной моя удача распрощалась,
И вот уже, и вот уже
На этом гиблом рубеже
С тобою встретиться надежды не осталось.

Когда же к нам с тобой заявится опять
Гостеприимное распахнутое лето,
Я разошлю своих гонцов тебя искать,
Да только ветры возвратятся без ответа.

Зачем же манишь ты меня издалека,
Ещё немного и закружит осень листья,
Да только знаю я теперь наверняка -
Не долетят к тебе резные эти письма.

(Припев)

Однажды вечером, студеною зимой,
Когда поземка по степи гуляет бойко,
Помчусь я в санках, чтобы встретиться с тобой,
Да не доскачет до тебя шальная тройка.



НА  МОЕЙ  НЕСУРАЗНОЙ  ПЛАНЕТЕ

(музыка автора)

На моей несуразной планете
Утонули деревья в снегу,
Я просторы безмолвные эти
Разлюбить никогда не смогу.

Ты прости, если вспомню однажды
Без упрёков и старых обид,
И к тебе мой посланник бумажный,
Словно голубь ручной, прилетит.

Здесь в лесах и полях без следа
Замело все дороги-пути,
Мне отсюда уже никуда,
Мне отсюда уже никуда,
Мне отсюда уже никуда
Не уйти, не уйти, не уйти.

Не гляди неприступно и косо,
Если вечером поздним, как встарь,
В твой столичный сияющий космос
Прилетит мой почтовый сизарь.
Ты проставь голубку возле глаза
Свой служебный сухой поцелуй,
И к планете моей несуразной
Наконец-то меня не ревнуй.

Мне по этой планете кружить,
Утопать в этом белом снегу,
Даже если тебя позабыть,
Даже если тебя позабыть,
Даже если тебя позабыть
Не смогу, не смогу, не смогу.


ТОЛЬКО  СЛЕД  НА  СНЕГУ

(музыка автора)

Только след на снегу, только робкие сизые тени.
Неужели мне жить, всю-то жизнь о потере скорбя?
И никто образ твой не затмит и тебя не заменит, -
Неужели мне встретился ты, и я потеряла тебя.

За какие грехи это горькое счастье
Бередит моё сердце неотступной рукой,
Затаённою страстью разрывает на части,
Обрывается нотой, обгорает строкой!
Это горькое счастье, это горькое счастье, -
И свершенье мечты, и единственный ты!..
За какие грехи?..

Тени голых ветвей под ногами распластаны косо,
Можно жить нелюбимой, но видно нельзя - не любя, -
Безответно кричать и страдать от немого вопроса:
Неужели мне встретился ты, и я потеряла тебя.

(Далее следует припев и за ним идёт в повторе вся
первая строфа).


НАПЛЫВАЮТ  ВО  СНЕ  ОБЛАКА

(музыка автора)

За окном на термометре плюс,
А в душе моей - минус,
Я к тебе никогда не вернусь -
Ну зачем ты приснилась?

Наплывают во сне облака,
Наши минусы-плюсы,
И, забывшись, блуждает рука
Вдоль косы твоей русой.

По ночной бездонной сини
Мы ведём следы,
И уводит нас гордыня
По тропе беды,

Возвращаемся ночами
Из чужой страны,
Где любовью нас венчают 
Только наши сны.

Сколько лет этой драме с тобой
Продолжаться - не знаю,
Между нами сплошной чередой 
Облака наплывают,

И ни мне, ни тебе не нужна
Запоздалая милость, -
Почему же опять не до сна,
Ну зачем ты приснилась?

(Припев)








САМАРА,  ЗАРУБЕЖНЫЙ ГОРОД МОЙ

(музыка автора)

Каких чудес на свете не бывает -
Проснулся, оглянулся - ну, дела!
Меня, как шлюпку, Волга-мать родная
На черноморский берег занесла!

Звени, звени - звени, моя гитара,
Швыряйся пеной, море за кормой!
А я спою, спою тебе, Самара,
Самара, зарубежный город мой!

Меня несёт одесский эскалатор
Из порта на крутые берега,
Давным-давно прошёл я свой экватор,
А Волга мне, как море, дорога.

Зачем же ты терзаешься, гитара,
И рвёшься то из дома, то домой?
Летишь в Самару или из Самары -
В Одессу, зарубежный город мой!

Ещё не вечер, нет, ещё не вечер,
Над морем разгорается заря,
И если будем живы, то до встречи!
Опять я выбираю якоря!

Ещё звенит, звенит моя гитара,
Ещё клокочет море за кормой,
И я пою, пою тебе, Самара,
Самара, зарубежный город мой!


	









ВСЁ  ДАЛЬШЕ  ТОТ  ПРИЧАЛ 

(музыка автора)

Падает, падает лёгкий снег,
Матовый, матовый льётся свет,
Кружимся, кружимся мы вокруг
Пристани встреч-разлук.

Где же вы, где же вы у реки,
Нежные, нежные сумерки,
Глупые, глупые радости -
Нужно ли к вам грести?
Нужно ли к вам грести...

Всё глуше берега
На кромке ледостава,
И на лугах стога
За пологом седым,
И над моим костром -
Последняя забава, -
Как память о былом,
Восходит лёгкий дым.

Всё дальше тот причал,
Где убраны все сходни,
Туда не докричать,
Не созвониться с ним,
И лишь один костёр,
Один костёр сегодня
Над берегом простёр
Скупой сигнальный дым.

Падает, падает лёгкий снег,
Матовый, матовый льётся свет,
Кружимся, кружимся мы вокруг
Пристани встреч-разлук.

Где же вы, где же вы у реки,
Нежные, нежные сумерки,
Глупые, глупые радости -
Нужно ли к вам грести?
Нужно ли к вам грести...	




АККОРДЕОН

(музыка автора)

Всё на земле приходит и уходит,
На круги возвращается своя,
И мы живём по этой вечной моде,
Заложники земного бытия.
Но день придёт и час такой настанет,
Мы вырвимся из плена долгих лет,
И о себе напомнит старой раной
Всё то, что было и чего уж нет.

Давным-давно былое отшумело,
Но вот опять, гася невольный стон,
Заговорил негромко и несмело
Молчавший двадцать лет аккордеон.

Тебе, наверно, есть о чём поведать,
Ты столько видел на своём веку,
В душе твоей и радости, и беды
Слились в одну нетленную строку.
Ты говоришь - и не солжёшь ни разу,
Ты говоришь - и даришь тихий свет,
И пробуждаются в твоих рассказах
Все те, кто были и кого уж нет.

Не зря ты столько лет молчал до срока,
Тревожась и гася невольный стон,
Приятель старый юности далёкой -
Слегка охрипший мой аккордеон.




ЖУРАВЛИ


Бродит ветер по дорогам
Неприкаянных полей,
Осень буднично и строго
Провожает журавлей.


С чем в последние минуты
Хочет их отправить в путь?
Разорвать земные путы
Или крепче затянуть?

Пусть их небо повенчало,
Пусть зовёт их даль и высь -
Все концы и все начала
На родной земле сошлись.

Ветер, стонущий сердито,
Дождь, идущий стороной, -
Всё забито, всё сокрыто
В цепкой памяти земной.

В небе пасмурном и тесном,
Исчезающе малы,
Журавли открытым текстом
Прокричат своё "курлы".

И уйдут крылатым клином,
Побратимы вечных уз,
Словно крест, неся на спинах
Расставанья тяжкий груз... 

Осень буднично и строго
Провожает журавлей -
По дорогам, по дорогам
Хрупкой памяти моей.



ЮБИЛЕЙ


Живёшь себе, живёшь и вдруг -
Твой юбилей, твоя отрада, -
Твоя забота, твой недуг,
Когда и хочется и надо.

И ты, певец страстей и гроз,
Обласкан, лаврами увенчан,
И столько тостов, столько роз,
И поцелуи стольких женщин!

Рубашка белая и та
В разводах розовой помады, -
Житухи райской суета,
Неоценимая награда!

Да нет же, что не говори,
В раю работать - не игрушки.
Там каждый день идёт за три, -
Как на войне, за перегрузки.		

Ты делал всё, что только мог,
И сил потраченных не жалко -
Как тот небритый Колобок,
Ты заслужил  свою медальку.

Ну что ж, целуйте старика, -
Не разболтаю, не ославлю.
В помаде правая щека -
Так я вам левую подставлю!

Таких немыслимых картин
Ни ум, ни сердце не вбирает,
И день в раю, как час один,
И как изгнание из рая.

И кто там что ни говори,
И наши будни как ни круты,
Тот  день считается за три,
А пролетает, как минута.

Но мы взыскуем неспроста
Минутного тепла и зноя.
Пусть райской жизни суета
Опять сменяется земною, - 

Не важно, что там впереди,
И сил потраченных не жалко -
Сияет на твоей груди
Помады розовой медалька!





СУДЬБА  ДОРОЖКИ  СТЕЛЕТ

(музыка автора)

Нам на земле отпущено немало -
И свет зари, и огонёк свечи,
И шумные столичные вокзалы,
И полустанки, спящие в ночи.
Нам на земле отпущено немало -
Очаг с огнём и стылою золой,
И первое "люблю" в метели шалой,
И первое "прощай" в метели злой.

И обходя до времени последний наш приют,
Нам по земле судьба дорожки стелет,
И мы по ним летим, летим, и нам вослед поют
Куда-то улетевшие метели.

Заворожили нас дорожки эти,
Бегут, бегут, куда ни кинешь взгляд,
А впереди на всём на белом свете
Метели непроглядные гудят.
Заворожили нас дорожки эти,
Ухабы и колдобины не в счёт,
И вечно впереди любовь нам светит,
И вечно впереди разлука ждёт.

                    (Припев)



НЕСБЫТОЧНЫЕ  СНЫ

(музыка автора)

Уходит день. Такая незадача -
За мною на распахнутых крылах
Спешили вместе счастье и удача,
Да пролетели мимо второпях.

И лишь во сне, припоминая прошлое,
Судьба опять радушна и мила
И до утра мне оставляет всё, что прочила,
Но почему-то до меня не донесла.


О, колдовское это наваждение,
Ты божий дар иль козни сатаны? -
Зачем нам посланы отрадные видения,
Зачем преследуют несбыточные сны?

Уходит день, а в жизни всё как прежде:
Под вечер на свидание со мной
Спешили вместе вера и надежда,
Да прокатили где-то стороной.

                                 (Припев)

Уходит день. Такая незадача -
За мною на распахнутых крылах
Спешили вместе счастье и удача,
Да пролетели мимо второпях.





Я  СТОЮ  У  ЗАВЕТНОЙ  ЧЕРТЫ

(музыка автора)

Я стою у заветной черты,
Я пришёл, но ещё неизвестно -
Вольной воли дождёшься ли ты,
Моя узница-песня?
Послезавтра тебя отпущу.
Послезавтра...

Но, может, завтра ляжет на стол
Из колоды краплёная карта,
И чёрный ворон летучим крестом
Перечеркнёт  моё завтра.

Я  стою у заветной черты,
Я пришёл, но ещё неизвестно -
Воля вольная, примешь ли ты
Мою узницу - песню?
Послезавтра иду к землякам.
Послезавтра...


Но, может, завтра ляжет на стол
Из колоды краплёная карта,
И чёрный ворон летучим крестом
Перечеркнёт  моё завтра.

Я стою у заветной черты...
Я стою у заветной черты...




ЧУДАЧКА  СУДЬБА

(музыка автора)

Ласкает судьба на пороге
Меня, золотого юнца:
- Дерзай! Бесконечны дороги
И путь впереди - без конца!

И жизнь на распутьи дорог
Готовит мне светлые встречи,
И запад горит, и восток,
И утро сияет, и вечер.

Но вот я опять на пороге,
Вернулся душой отдохнуть.
Увы, - бесконечны дороги,
И всё же кончается путь!

И жизнь на распутьи дорог
Иные готовит мне встречи,
И запад погас, и восток,
И утро сгорело, и вечер.

Но вечным проказам в дороге
И вправду не будет конца, -
Чудачка-судьба на пороге
Дурачит другого юнца.

И жизнь на распутьи дорог
Сулит ему светлые встечи,
И запад горит, и восток,
И утро сияет, и вечер! 

ПОЕЗДА


Бегут, бегут по жизни поезда,
От сотворенья до скончанья света,
И светофор - зелёная звезда -
Горит, не угасая, над планетой.

Куда нас понесло в такую рань?
Роскошная заря в леса упала,
Теперь бы по тропинке в глухомань,
Иль на худой конец - пешком по шпалам.

Да нет, шалишь, - стальная колея
Наезжена до блеска и до звона,
И вся-то жизнь кипучая твоя
Кипит лишь от перрона до перрона.

И всюду разговорчики слышны,
Как на Привозе, в стареньком трамвае:
- А рай открыт? А паспорта нужны?
- Да нет же, там по спискам пропускают.

Подали чай, уложена постель.
Душа жива-здорова и при теле.
И снова кто-то: - А когда тоннель?
А мы увидим свет в конце тоннеля?

Терзается в догадках разум наш,
И хочется узнать без промедленья:
Куда сдаётся наш земной багаж -
Любовь и счастье, слёзы и сомненья?

Ещё не скоро  станция "Конец",
Мотают нас вагоны вправо, влево.
Острит уже потрёпанный Стрелец.
Хихикает кокетливая Дева.

Тяжёлые ресницы подняла
И вопрошает как бы между прочим:
"А что там, как - сурово иль не очень
 Караются амурные дела?"


И анекдот по случаю возник.
Запойный дядя примостился с краю.
И с верхней полки заспанный старик:
- А старый грех - за давностью прощают?

Бегут, бегут по жизни поезда -
От сотворенья до скончанья света.
И где-то впереди - моя звезда.
Пожалуй, та... Нет, кажется, вот эта...



НОЧИ  БЕЗУМНЫЕ
/Из воспоминаний командированного/

Лежу в номерочке без сна,
Смеётся нагая луна,
По берегу шарит волна - 
Зовёт уходящее лето;
- Ну что же ты, рыбка моя?
Уснули родные края, 
Не спит лишь вахтёрша да я, -
А ты всё ещё не раздета.

Но вот обнажилась она,
Смущеньем и страстью полна,
Я шарю по ней, как волна,
И в тёплые губы целую, -
Она обнимает меня,
Мордашку рукой затеня,
И, смехом тихонько звеня,
Безумствует напропалую.

Туман, просветленье и бред!
Пространства и времени - нет,
И вот уже сизый рассвет 
Скребется в гостиничной раме.
Безумная ночка без сна!
Назвали свои имена - 
Хихикает нервно она:
- Прости, я ошиблась дверями...



ДИОГЕН
(Досужие воспоминания)

Жил в бочке Диоген. Не псих и не калека.
Ну разве днём с огнём 
По улицам ходил: ищу, мол, человека.
Нашёл такого же, а тот
К себе философа зовёт.
Мол, Диоген, браток, идём ко мне - 
Проверим тезис "истина - в вине"?
Почти проверили, но кончилось вино.
А человек, упав на стул, уснул.
Звезда вечерняя давно
Смотрела в мутное окно
И, озаряя древний мир, 
Звала в трактир.
Там Диоген дошел почти до точки.
Но тут за столик очень смело
К нему подсела
Какая-то купеческая дочка.
Мол, Диоген, мой славный визави, -
Проверим тезис "истина - в любви"?  
Подкрасилась и прямо из трактира
С философом пошла в его квартиру
И всем своим весьма крутым товаром
Пополнила чужую бочкотару.
А той же ночью от одной девицы
Проконсул римский ехал в колеснице,
И бочка диогенова с откоса
Ударила под самые колёса. 
Проконсул в крик: "Ты что, старик?!
Не хочешь жить в нормальной хате?
К свободе греческой привык?
Да на кого ты бочку катишь!
Подумаешь - философ, пуп земли!.."
На Диогена дело завели.
И ведь с чего? Была шальная ночка,
Да развесёлая купеческая дочка,
Что Диогена понесла по кочкам
Вместе с бочкой - 
А вот поди ж...

       ЭПИЛОГ
Среди судебных строгих стен,
По нормам греческой морали
Оправдан был философ Диоген.
Но бочку - разломали.







Уже луна над городом, уже 
Сгущается осенний мутный вечер, 
А где-то на девятом этаже -
Нечаянная радостная встреча.
Там пять мужчин и дама за столом, 
И разговоры, и стихи по кругу,-
Мечты, воспоминанья о былом 
Торопятся в объятия друг другу.
Но вот и ночь, и время по домам. 
Пора, пора - покоя сердце просит. 
Всё меньше слов, всё тише шум и гам, 
Всё тяжелей накуренная просинь.
Уже поэт откланялся, уже 
И критик с дамой выпали из круга,-
Прощаясь на девятом этаже, 
Торопятся в объятия друг друга.
Ноябрь 2001г.



*   *  *
То ли день, то ли жизнь за плечами. 
В свете первой прозрачной звезды, 
Над разливом вечерней печали -
Мимолетность дневной суеты.
Жизнь творится и просто и строго, 
И когда нам бывает невмочь, 
Нас уводит глухая дорога 
И врачует волшебница ночь.
И гусей полуночные клики 
Нас баюкают с дальних высот, 
И товарищей светлые лики 
Совершают безмолвный обход.
Бизнесмены и дети богемы, 
И властители в гордом Кремле, 
Все мы люди и всё-таки все мы -
Только тени на этой земле.
Наши тени уходят, уходят, 
Уведя за собою и нас, 
И спасибо, спасибо природе 
За ночной просветляющий час.





 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"