Самигулин Семён Васильевич: другие произведения.

Переломщики (nev variant)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ФАНТАСТИКА

переломщики [Песчагина А.] переломщики [Песчагина А.]
   (автор оставляет за собой право - ставить тире или дефис - где ему вздумается)
  
   "Очень часто, стоя или сидя в музеях
Я прилаживался, пытался понять
Что такое, где они прячутся
Новые дни
" - Пётр Мамонов - "новые дни"
  
  
   Герой войны будущего! Вскормленный и воспитанный романами своего поколения.
Отмороженный своим прошлым до кончиков испорченных мыслей. Единственный приверженец новой религии перелома.
- Протест! - Кричит герой ещё неизвестной войны. Приложив ладони ко рту рупором и зажмурив от удовольствия глаза. Волосы торчком из растрепавшейся причёски.
- Но ведь тогда будет также? - Шепчут его ещё живые противники.
- Перелом. - Вздыхает герой и устало присаживается на подоконник, курить сигареты из ларька на углу.
- Встречайте и телеграфируйте по всем направлениям: Герой войны будущего - здесь! Он среди нас и он даёт интервью. Яна, мы просим вас.
     Девушка выходит на импровизированную сцену телестудии. Попадает в кадр нацеленных на неё объективов телекамер. Ведущий дарит ей букет свежих полевых цветов. Жалостливо просит, сжимая пальцами чувствительный микрофон.
- Расскажите, как "БУДЕТ" тогда?
- Как и всё прочее. - Яна мило улыбается и садится в кресло. - Будут протестующие лозунги. Протест будет единственной формой мышления. Протестом будут говорить между собой. И только. И вообще. - Девушка вдыхает аромат букета, близко поднеся его к своему носу. - Я уже и забыла...
  
   "иное где и когда"
  
   Любовь?
  
   - Строят новые города, покоряют другие планеты. - Ангела стоит чуть сутуловатой спиной к классу. Рассматривает белый шрифт мела на школьной доске. - А история неизменна: революция, опиум и любовь. - Проведя пальцем по доске, выдерживает паузу. - Мы ползали в норах. Щупали взглядом темноту и натыкались телом на другое тело.
   Под толщей земли, в тёмной норе - мы любили. Пальцами, пробегая по спине и груди, губами едва касаясь.. Шёпотом передавая важное - желание. - Ангела вновь выдержала паузу.- Поверхность и опиум.
  
   Ветер тащит по асфальту газетный листок. Но Яна ещё не может его видеть. Её глаза должны привыкнуть к дневному свету. Яна ползёт, ещё по привычке находя дорогу на ощупь и звук. Ангела тут же, держится за ней, ещё глухая к окружающему миру - зависима. Они ползут к подъезду. Они знают, что там впереди подъезд - там сумрак. Прохлада.
   - Возьми за руку. - Обернувшись, произносит Яна. - Здесь ступени.
   -Держу. - Запястье сжали вспотевшие пальцы.
   -Это просто пространство, мы не привыкли. - Осторожно поднявшись на ноги и свободной рукой нащупав перила, Яна помогла встать Ангеле. - Но мы привыкнем, я знаю. Мы заслужили. Дверь, можешь открыть глаза.
   Ангела протёрла кулаком глаза и прислонилась к прохладной стене. Тонированные стёкла на окнах глушили слишком яркий для глаз свет с улицы. Яна сидела на ступенях первого лестничного пролёта. Улыбаясь, она подняла с пола пачку сигарет.- Покурим и займём квартиру.
  
  
   Ангела поворачивается лицом к классу. Ученики независимо заняты своими делами. Над партами кружит сложенный детскими руками бумажный самолётик. В его топливном баке сквозное отверстие от скрепки. И там, на борту авиалайнера, пассажиры прощаются с жизнью - у бумажного самолётика нет шасси. - Вечером мы вышли на улицу, нас оказалось много. Тысячи испуганных, но счастливых. И ни один из нас уже не помнил, что совсем недавно мы прятались в норах. И никто не мог понять - чего мы боимся, и тем более - почему мы счастливы
   - Новая жизнь. - Предположил, вставая из-за парты, ученик и вышел из класса.
   - Может и вправду - новая жизнь? - Ангела прячет своё лицо в ладони. Мгновения её плечи дрожат, но вот уже сжимает указку. - Мы как-то сразу вдруг стали жить. Как автоматы, роботы? Яна ведь правильно сказала тогда, под этим первым солнечным утром для нас - мы заслужили. Родиться под землёй. Практически утерять связь поколений и неожиданно выбраться на поверхность. И жить так, словно мы всегда только на поверхности и жили. Я не знаю...
  
   Из открытой форточки сквозит шум улицы. Неразборчивые голоса, музыка и треск взрывающихся петард. В городе праздник, в квартире любовь.
   - Ангела. - Говорит Аня, щекоча губами ухо подруги. - Завтра ты прогонишь меня.
   - Я люблю. - Ангела несогласно поворачивается лицом к подруге и пытается поцеловать.
   На улице начинают запускать фейерверки. Комната окрашивается яркими цветами.
   - Завтра ты скажешь иначе. - Аня, извернувшись, подставляет под поцелуй подбородок. - Мы станем чужими.
   - Я люблю. - Лишь обжигает своим дыханием Ангела.
   - Мы переломщики. - Фатально произносит Яна и их губы встречаются.
   А на улице тысячи людей восторженно следят, как взрываются в небе - первые и последние в их жизни - мирные фейерверки. Разноцветные краски, фантастические узоры взрывающегося пороха на чистом ночном небе.
  
   - Нас никто не учил. Мы просто знали и умели. - Ангела, замолчав и отложив на край стола указку, прислушивается к тишине в опустевшем классе. На улице начинается дождь, мелкими каплями застывает на стёклах, с потолка начинает течь. Бумажный самолётик, разорвавшийся лежит около её ног. Просто бумага, утверждает она, достав из-под стола раскрытый зонт, готовиться к следующему уроку.
  
   Коммунальщики
  
   В соседней комнате бойко играет пианино, а на кухне дымно.
   - Да что она играет? - Олег сидит за столом и нервно перебирает пальцами по столу.
   - Sex Pistols. - Павел сидит на противоположном конце стола. - Она импровизирует.
   - Да.. Похоже.. А вы значит любитель? - Олег делает рукой жест.
   - Что это вы мне показываете? Я ваши пролетарские штуки не понимаю. - Павел разводит руками но, угадав мысль, разливает по стаканам водку.
   - И не проще ли слушать пластинки. А то на площади говорят фильмы крутят, а мы что хуже? Сидим, страдаем, оттого-то неумеха считает, что умеет играть на пианах. А если она петь начнёт? За вас. - Олег выпивает и долго нюхает рукав своего свитера. Павел, отогнув мизинец в сторону, интеллигентно опустошает свой стакан и закусывает кусочком свиной вырезки.
   - На пианино. Пиано это совсем другое. А пластинки можно.. Тут в комнате удивительная коллекция обнаружена. Я тогда ещё с винтовкой бегал - какие времена. - Павел мечтательно улыбнулся.
   - Саша!!! - Хрипло кричит Олег и ударяет кулаком по столу.
   - Да что с вами.. Успокойтесь.. - Павел закуривает папиросу, потом встаёт из-за стола и подойдя к стене несколько раз ударят по ней - и когда в комнате обрывается игра - миролюбиво, почти напевно. - Сашенька поставьте пластинку.
   - Русское! - Вновь вскрикивает Олег. Тянется через стол к бутылке.. наливает. Морщась выпивает и опять тяжело нюхает рукав.
   - Русское. - Передразнивает Павел садясь обратно за стол. Выпивает. Закусывает. - А лопата у вас какая была? Небось, импортная. А?
   - А это не твоё дело! Я на своей лопате не один мозоль натёр. Я может через неё познал истину и поэтому сейчас с тобой в этой хибаре водку жру, а не на площади плакаты малюю.
   - Да вы сударь не лучше их. Да, не лучше. Вот повезло вам лопата удачная, а нет чтобы объяснить остальным.. Вы сюда запрятались и пьёте. А отчего пьёте? А оттого что совесть. Совесть у вас болит. Или нет совести? Пропили совесть -то? Ну давайте ещё выпьем. - Павел протягивает через стол свой стакан.
   - Кони какие-то.. - Прислушиваясь к музыке из комнаты произносит Олег, наполняет стаканы.
   - Высоцкий. - Павел долго готовится выпить. Его лицо бледно, а рука дрожит. Выпивает не закусывая.
   - А сбежал я из-за того, что мне сны сниться начали. Ложусь вечером на подстилку.. от дождика полиэтиленом укрываюсь и этак на небо смотрю. И засыпаю.. А там во сне.. Всё агитфильмы крутят. Тогда ого, какие фильмы мутили - сейчас так.. просто показать.. А тогда аж холод по спине, всё собирались.. А!!! - Олег закрыл глаза и облокотился руками об стол. - И стали мне сны.. с этими фильмами.. Утром глаза разлепишь всё вроде.. а тут агитация начинается.. И вроде, как и не спал или хуже - спишь ещё.. И так постоянно..
   - А сейчас? - Спросил из полудрёмы Павел.
   - Сейчас прошло.. - Нехотя ответил Олег.. За стенкой оборвалась музыка..
   - Они стреляют! - Раздался из комнаты отрезвляющий женский крик - Саши.
  
  
  
   Опий?
  
   Земля обвалилась прямо перед ним, завалила свежий - ещё вчерашний - участок норы. Женя испугано оправил съехавшую на бок каску и покрепче сжал лопату. Машинально сделав несколько шагов назад, остановился. Нечто новое, ещё неизвестное ему, выделялось идеально круглой формой.
   Женя приблизился к завалу и осторожно, лезвием лопаты, дотронулся. Футбольный мяч скатился к ногам. Женя тихонько коснулся его носком ботинка, а потом, отложив лопату в сторону, взял в руки. Мяч пружинил в руках.
   - Ворота. - Всплыл в голове образ, и Женя, выронив мяч, подошёл к завалу. Земля была рыхлой, с кусками травы. - Нужно рыть вверх. - Догадался Женя.
  
  
   -Кап. - Капает из крана вода.
   Женя на ощупь находит мыльницу и мочалку. Держит несколько минут под водой, отпускает, а сам выныривает. Шлёпает по кафелю босыми ногами, дрыгаясь всем телом,  выжимает из мокрого полотенца на голову воду. Выходит на кухню и долго ест пакетики с чаем, закусывает сахарным песком. Хлебает прокисший суп, черпая из кастрюли кружкой.   
   От фильтра неприятный запах. Табак лезет в рот. Женя вытряхивает пепельницу на пол. Достаёт из-под раковины мусорное ведро и рукой выгребает мусор на стол.
- С отвратительным утром! - Радиоприёмник на стенке выдаёт незнакомый голос. Предательски громко. Женя с улыбкой делает звук ещё громче. Протест против тишины. - Сейчас два с половиной ночи. А у нас звучат антиреклама. Не переключайтесь.
  Женя повернул пластмассовый ролик надстройки. Динамик приёмника завибрировал приятным шумом ненастроенной волны. 
  Разбилось стекло, в кухню упал камень. Женя выглянул в окно.
Перед домом стояла группа девушек. Одна из них с довольной улыбкой на лице громко крикнула, светя на окно Жени фонариком.
- Будьте вы прокляты, я промахнулась.
   -Да нет, что вы, это так любезно с вашей стороны. - Женя порылся в карманах джинс и достал испорченную водой конфету. Бросил девушке. Конфета упала в лужу. - Это вам, шоколадная.
- А вы недавно приняли ванну? Выходите, вам хорошо сейчас заболеть. - Девушка рассмеялась и, демонстративно наступив на конфету ногой,  отвернулась к другому окну.
   Женя прошёл в коридор и надел валенки. Улыбнулся неприятной влажности своей одежды и вышел из квартиры.
  
   Пространство гигантского футбольного поля было заполнено уже покрытыми ржавчиной экскаваторами. Некоторые лишь выглядывали из ям поднятыми вверх ковшами.
   Женя отбросил в сторону лопату и признал. - Здесь нет моей норы.
   - Это нормально. - Уходя, похлопал по плечу бригадир. - Ничьей нет.
   Проводив его взглядом, Женя достал из кармана трубку и раскурил остатки опия. В свете фар от экскаватора за спиной, он всё ещё по привычке, искал вход в свою нору. Но вот техника застыла - и стало темно - и тишина навалилась. Дождь продолжился заполняя ямы водой.
  
   Площадные разговоры
  
   Виктор Максимович щуриться на ночное небо.
   Холодный ветер шевелит кончики поседевших волос - из-под шапки торчат этакими белёсыми иголками. Грязная, угловатая ладонь проводит по лицу: стирая пот и размазывая угольную сажу - ото лба до подбородка.
   Виктор ждёт целый час - ждёт и сам не знает чего ему ещё можно ждать. От этого его взгляд блуждает от костра к костру - ищет, на чём бы зацепиться. Но фигуры в дранных шинелях и синих ватниках, но плакаты, но реющиеся на ветру флаги на тонких древках - не дают глазам нужной цепляющей черты и Виктор вновь и вновь вынужден соскальзывать взглядом с одного на другое. И мысли путаются. Подумаешь об о дном, а уже о другом занят.
   У одного из костров неожиданно начинается драка - две фигуры отсюда одинаково несообразные толкают друг друга, бьют кулаками по туловищам - просто греются. Поставишь вот так электрочайник и щупаешь - нагревается или нет.
   Виктор Максимович поднял воротник своей шинели, крякнув, достал из кармана флягу. Потряс ею в воздухе прислушиваясь - удовлетворённо отвинтил крышку, морща лицо и запрокидывая голову назад, присосался к горлышку худыми губами.
   Американский виски обволакивают височные доли пульсацией вен - напоминает по вкусу старый добрый самогон. Сделаешь несколько глотков и мир уже заиграл красками, ещё несколько и вот ты уже не лежишь и не стоишь - в каком-то полусогнутом состоянии - спотыкаешься. Но лучше конечно самогон тогда сразу мозг набекрень.
   Убрав обратно в карман опустевшую флягу, облизав языком губы - Виктор кивнул сам себе и будто решившись, наконец, сдвинулся с места. Чеканя каждый шаг по отполированной временем площади, прошёл мимо нескольких костров.
   Барышня, низко склонившись над огнем, варила похлёбку. По всей видимости, её мало сейчас волновал Виктор, да и что её может волновать - революция.
   Алюминиевая ложка снимает белую пенку и вновь возвращается - зачерпнуть.
   -Здравствуй Маша. - Виктор присел на стул. - Как оно?
   - А это ты? - Барышня остановила ложку у своего рта, подула. - Придётся подождать. Ещё не готово.
   - Я не про это. - Поправил покосившуюся спинку стула.
   - А.. опять. - Маша вновь мешала похлёбку. Словно задумавшись, остановила движения руки и вдруг улыбнувшись, глядя в сторону от Виктора, произнесла. - Новые дни.
   Кто-то выстрелил из винтовки. У одного из костров стали крутить кино. Агитационный отряд проводит мероприятие. Вывесили белую простынь - экран.
   Виктор поворачивается на стуле и садится удобнее.
   -Новое время требует новых культурных шоков. Сейчас перед вами выступит современный поэт концептуалист. И так попросим... - На экране происходит движение и вместо конферансье в кадре появляется человек одетый в костюм шута.
   - Здоровенько. - Шут, кривляясь и интонируя, читает длинный и скучный - пошлый стих.
   Титр: революция Азь.
   - Однако могло быть и хуже. - Виктор Максимович теперь смотрит на Машу.
   - А мне понравилось. - Барышня снимает котелок с огня. Пускают сигнальные ракеты. - Праздник опять. Вишь небо - исполосовали. А вы Виктор Максимович разве не читаете газет? Опять фильмы не смотрите? Всю площадь наверно измерили?
   - Это сигнальные. - Виктор ставит протянутый барышней котелок себе на колени. Помногу зачёрпывает ложкой.. ест.
   А небо разрывают разноцветные огни ракет. И никто не помнит, кто придумал пулять их каждый вечер.. и никто не помнит.. Никто не помнит, как возникло это желание перелома.. Ожидание новых дней..
   Горят костры.. Живут люди - поют с самого раннего утра до поздней ночи - гимны. Митингуют.. бывает, дерутся между собой.. Рисуют плакаты те кто с голосом не вышел.. впрочем, мир сдвинулся. Теперь каждый сам себе поэт и музыкант, и художник.. каждый сам себе Ленин.. Всё ходят, мысленно разворачивают перед глазами новую жизнь.. А как доходит до главного только стоят и губами шевелят - вот, мол, перелом..
   И из каких нор только не лезут.. Не успел лопату от земли отряхнуть, а туда же.. Дайте винтовку - и помнят ведь как стрелять.. Нацепит шинельку, встанет в строй, винтовочку вскинет - пли!!!
   А всё в воздух.. всё в молоко. Виктор Максимович вспомнил свой первый день: как ещё только выбравшийся из тёмной норы сжимая в руках детский совочек, стоял около покосившегося забора. Что за забор - Виктор не помнит.. помнит только - что когда выходил к площади, то проходил под аркой с красной надписью - ХУЙ.
   А потом тоже как все, бегал - суетился.. Будто в большой песочнице ковыряешься в песке.. Лепишь куличики..
   - Получите плакат. Распишитесь..
   - ОЙ, Виктор Максимович, удивили.. Какие лозунги.. какие воззвания.. Мы даже прослезились.. Можете получить путёвку на три дня..
   Это потом оказывается - путёвка это только возможность пройти с одной части площади на другую. Почувствовать себя VIP персоной. Покрасоваться.
   А было, что пытался по молодости бегать, доказывать и воплощать. О, сколько идей по переустройству.. и вот дослужился теперь свою подпись можно видеть на бланках. А куда такой бланк - только по прямому назначению..
   - А знаете, Виктор Максимович, я всё хотела спросить.. Вы вот весь такой.. может вы знаете? Понятно, что вы можете не отвечать, но вы вот были вне площади.. нет не тогда.. А вообще, просто так? - Маша взяла пустой котелок и теперь в нерешительности смотрела на Виктора. Лёгкий ветер теребит синюю ленту в её волосах. Начинается дождь.
  
  
  
   Революция?
  
   Костры звёздами рассыпаны по площади. Витя попал сюда, выйдя через арку, со стороны стадиона "Динамо". Хорошо смазанная винтовка приятно давило на плечо ремнём. Дождь только прервался, а здесь уже костры. Откуда они взяли сухие дрова? Куски мебели хлюпают в лужах под ногами.
   Переломщики живут площадной жизнью. Около памятника, Витя прочитал табличку у основания монумента - Владимир Ильич Ленин - играет оркестр. Что-то невыразительное, но упорное. Витя не чувствует музыки, как и музыканты лишь притворяется - слышу.
   - Даёшь митинг. - "Взмахнул" обрывающий игру музыкантов голос Вити.
   - Подымай лозунги! Зачитывай манифесты и ультиматумы! - Площадь ожила человеческой массой. Лишь Витя, дебильно улыбаясь и водя головой из стороны в сторону, смотрел, как вокруг него закипает движение. Поднимаются с луж мужчины и женщины, бесстрашные и уверенные. Развёртывают плакаты.
   - Вот и детские игрушки. - Выстрел из винтовки был неслышен в возникнувшей внезапно потасовке, только короткий всплеск огня из дула. Витя увидел, как искрами взметнулись разворошённые костры. Как странно и нелепо раскрывали рты люди в этой тупой тишине. И как под ногами серебрятся лужи.
  
   Нора была глубокой, Женя помнил это сознательно. Сознательно помнил, что нора была глубокой. Он сам копал её, метр за метром - промахнулся в расчётах? А другие? Они тоже ошиблись?
   Вспомнилось остро заточенное лезвие лопаты. Гладкая рукоять и мягкая податливая земля.
   Витя застонал и открыл глаза. Лужа, в которой он лежал, отразила его лицо. Грязное, исцарапанное..
   Но нечто странное, некая перемена. Звук бил фонтаном. Через край захлёбывался в ди-се. Крики, выстрелы, хлюпающие под ногами лужи.
  
   Было холодно, впервые по настоящему холодно. На чердаке сквозил ветер, Витя сидел около прямоугольного окна, распахнутом настежь. За окном, по крыше бил дождь. - Вот и дождь может звенеть..
   Как испорченная пластинка эпатировать слух.
  
   Кролики без часов
  
   Лил дождь. Хлестал. И Виктор Максимович уже сбросил со своей головы шапку - мокрая тряпка. Семенившая за ним Маша несколько раз порывалась вернуться к своему костру - но уже пройдено несколько застав. Невозвращенка выходит.
   Теперь говорят на непонятном языке. И даже Виктор, Маша поняла по его недоумённому выражению лица - не понимает где они. Но идут.
   Где-то сзади зазвучали винтовочные выстрелы, и люди только что мирно сидевшие около своих костров неожиданно вскочили на ноги. Кто-то закричал, началась канонада. Стрельба.. И даже, кажется, вдалеке громыхнуло - бомба?
   Виктор Максимович остановился и выхватил из кармана шинели маузер. Посмотрел на Машу.
   - А потом снова?! Хватит и этих дней. - Откинул оружие в сторону.
   А вокруг все дерутся. Стреляют. По настоящему - глупо и беспощадно.
   И громко, так громко - что закладывает уши.. И Барышня не слышит, что говорит ей Виктор.. И Виктор Максимович уж и сам не понимает что говорит.. И поэтому они просто побежали.. .. отталкивая от себя обезумивших людей.. не замечая смертельных ранений..
  
  
   Звук!!!
  
   Рабочий вскрыл отбойным молотком асфальт и теперь, отбросив инструмент в сторону, размахивая над головой плакатом с едва разборчивым символистическим словом, уже бежал в сторону площади.
   Яна взяла в руки лопату и погрузилась в работу, медленно, но верно вгрызаясь в землю. В своём сознании она уже давно шла по задымленной площади. Неся сквозь пулемётные очереди, через хлопки винтовочных выстрелов - свой протест - свой голос.
   И вот тоннель норы перешёл в другой угол. Земля теперь имеет иное свойство. Яна заносит лопату, но земля осыпается, образовывая дыру сквозь которую уже можно вылезти.
   Девушка, отложив лопату в сторону и ещё не рискуя покинуть своей норы, сев на корточки прислушивается. Гудя в клаксон, стоит автомобильная пробка. Шумит листвой осенний ветер. И в нору падает холодный солнечный свет. Яна, улыбнувшись, вспоминает игру музыкантов на площади. Такая красивая мелодия.
   - Ого. - Над входом в нору застывает случайный прохожий. Присвистнув от удивления, долго разглядывает Яну. Наконец спрашивает. - Ты кто?
   - Переломщик. - Отвечает девушка и заливается красивым и мелодичным смехом.
   Прохожий достаёт из кармана мп3 плеер и кидает его в нору к девушке. Яна надевает наушники и нажимает на кнопку play. Звучат резкие гитарные рифы. И яркий выразительный мужской голос начинает петь. - Вместо тепла...
  
   Zero
  
   - Сколько я помню себя.. это не первый раз. - Павел вновь охмелевший стоит у окна и смотрит на площадь. - Постреляют.. очухаются. И снова.. Помню сам наивный был.. полагал, что вот ради этой стрельбы и нужно жить. А как небо разукрасили.. А что это там.. за две точки.. У вас Сашенька хорошее зрение..
   - А.. сейчас.. Да, бегут с площади.. Двое. Ставлю своё пианино - сегодня мы будем подбирать им жилплощадь.- Саша отворачивается от окна. - Но это я так, ведь ни у кого нет равноценной ставки.
   - Ставлю пластинку с этими лошадьми.. как его.. Высоким.. - Олег сидит за пианино. - Больно правильно орёт.
   - Как вам не стыдно, там же люди.. Смотрите один из них упал.. нет другие.. где же?? Чёрт не разобрать из-за пальбы и ещё дождь этот. - Павел пристально всматривается в окно, но ставка - zero...
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика) В.Кощеев "Тау Мара-02. Контролер"(Боевая фантастика) Ф.Вудворт, "Эльф под ёлкой"(Любовное фэнтези) A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Невеста двух господ. Дарья ВеснаМалышка. Варвара Федченко��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаОсвободительный поход. Александр МихайловскийНе та избранная. Каплуненко НаталияКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеЛили. Сезон первый. Анна ОрловаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. Ируна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"