Самигуллин Руслан Юсупович: другие произведения.

Глава 3-7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 3 исправленная, добавлен текст, часть 4, 5, будет текст и 6,7 глав.простите за грамматику и некоторые ляпы!!!

  
  
   Глава 3
  
  
  
  Сознание возвращалось очень медленно, сначала, пришли звуки и эти звуки пугали своей необычностью, вернее, нет ничего не обычного в звуках летнего леса, но, черт побери, какой лес, мы ведь только что были в пустыне.
  Так, глаза пока не открываю, пусть думают, что я пока без сознания, так запахи то же соответствующие. Слушаю и не слышу присутствия посторонних.
  Все, попробую открыть глаза и встать, а какая боль лучше бы этого не делал. Когда боль проходит, понимаю что лежу на лесной поляне, рядом на боку лежит наш автомобиль, все, на большие меня не хватает, теряю сознание.
  Прихожу в себя от того что кто-то льет воду мне на лицо, открыл глаза, это Анвар. Выглядит он не очень, бледный, почти белый цвет лица, нос разбит.
  - Где мы, вообще? - спрашиваю у него и понимаю, что, то же самое он хотел бы спросить у меня. - Где Фарух?
  Анвар показывает в сторону нашей машины, возле нее на траве лежит Фарух, встаю, голова кружиться, иду к Фаруху, как же тяжко пройти эти два метра, подхожу, проверяю пульс, есть, уже хорошо. Так у Фаруха видимых повреждений нет, он просто без сознания, ну я по крайне мере так надеюсь.
  Сел возле него, закрываю глаза и опять отключаюсь.
  Очнулся от запаха нашатырного спирта, открываю глаза, рядом сидел Фарух, пока я был в отключке, он достал аптечку из машины.
  - Ты как? - спрашивает он.
  - Более менее, что с Анваром? И ты сам, как себя чувствуешь?
  - У Анвара вывих ноги, ребро или треснуто или сломано, ну и так по мелочи, я вколол ему обезболивающие, он спит. Я нормально, очнулся в машине, вылез, потом потерял сознание, сейчас вроде ничего, вот аптечку из машины достал, ты знаешь, где мы?- задает он, наверное, самый популярный сейчас вопрос.
  - Нет, даже не представляю, и не понимаю ни чего! Что у нас с оружием? И я так предполагаю, мы здесь одни, иначе за это время нас бы уже давно повязали.
  - У меня Глок, и из машины я Вал достал, - говорит он, и я только сейчас замечаю возле него тот самый автомат, из которого мы валили америкосов.
  - Может мы в руках американцев и нам вкололи, какой-то наркотик и все это наркотический бред? - предполагает он.
  - Нет, не бывает таких реалистичных глюков, тем более массовых!- разубеждаю его.
  - Да, знаю я это, но другого объяснения у меня просто нет. Как тогда мы оказались здесь, наверное, в тысячах километрах от Узбекистана?- задает он вопрос, на который у нас сейчас ответа тоже нет.
  Молчим, что тут сказать, слава богу, хоть живы, а вот где мы с этим предстоит разобраться, а для этого нужно проверить, что у нас есть с собой.
  - Давай Анваром сейчас займемся, а потом машину посмотрим,- предлагаю Фаруху.
  - Я в машине спальники видел, можно его ими укутать, - предлагает он.
  - Хорошо, давай его тогда вот под той елью положим, сектор стрельбы там нормальный, и его сразу там не заметишь.
  Возимся с Фарухом минут тридцать, все - таки оба обессилены. Когда расположили Анвара, а он так и не проснулся, решаем сделать перерыв.
  - Скажи, а сколько сейчас на твоих часах время? - спрашиваю Фаруха.
  - Мои остановились на 22.47, - удивленно отвечает он мне.
  - Мои тоже остановились на 22.49. Сейчас, есть тут у меня одна версия хочу проверить.
  Ищу мобильный, так, в карманах нет, нахожу его в машине, выключен, включаю, все сбито, связи нет, ладно связи нет и это не удивительно, в лесу всегда почти не ловит. Иду к Анвару, помню, что у него на руке был компас, так он на месте, противоударный наручный компас фирмы OCEANIC.
  Определяю время по компасу, так, где то часов двенадцать дня, ну а число сегодня 22 мая погода вроде соответствует, о чем и сообщаю Фаруху.
  - Если сейчас двенадцать дня, надо обратно перевернуть машину, перекусить и располагаться здесь пока лагерем, а затем идти кому из нас на разведку местности, как считаешь?- говорю я.
  - Согласен, может и Анвар проснется к тому времени.
  Минут двадцать уходит у нас на машину, перевернув ее, решили по максимуму ее замаскировать, в том числе, если нас будут искать с помощью вертолета, так, на всякий случай, параноики, зато живые параноики.
  В итоге, провозились с Фарухом больше часа.
  - Слушай, это у меня шумит в голове или ты тоже слышишь эту канонаду? - спрашивает у меня Фарух.
  - Точно, может военный полигон где-то рядом? Ладно, вот все это и выясним, пора собираться.
  Так, возьму Вал, он для бесшумной стрельбы, пару гранат ф-1, бинокль, нож, фляга с водой, ну все, пожалуй. Пока все собирал, весь арсенал, кстати, из запасов Анвара, нашел в машине разгрузку и сумку, в которой лежали пять комплектов раций VERTEX с гарнитурами. Так, связь теперь есть с нашей 'базой'. Фарух тоже со мной копается в наших запасах.
  - Я кушать сварю, пока ты ходишь, а наш Анвар очень запасливый человек, столько добра с собой взял, - говорит он.
  Осталось одна проблема это одежда, на мне армейский, скорее всего штатовские штаны и темная футболка, и полуботинки, кстати, всю одежду мне ведь Анвар подбирал, единственное, в таком климате к обуви претензий нет, а вот что делать с одеждой. Тут меня выручает Фарух, из недр нашей машины достает комплект камуфляжа, натовского образца.
  Двигаюсь на север, почему так решил, иду вроде обычный лес, самый настоящий лес, часто останавливаюсь, прислушиваясь, через час сделал привал на десять минут и дальше, так двигался еще два часа. Устал, идти по лесу не так просто.
  Через некоторое время показался просвет впереди, скорее всего, дорога, так как слышен шум машин. Крадусь, смотрю, так, это что за цирк. По обычной проселочной дороге двигаются люди, одеты в старую советскую военную форму, да и техника соответствующая. Кино, может массовка. Наблюдал за этой картиной минут десять, пока не раздался крик:
  - Воздух!!!
  Колонна в рассыпную, часть техники тоже пытается съехать с дороги, и тут начинается бомбежка, на одной из машин установлен крупнокалиберный пулемет, и пулеметчик огрызается немецким штурмовикам.
  Насколько я помню, наших штурмуют юнкерсы, нет, это уже точно не кино, ни один Голливуд не потянет таких спецэффектов. Бл....., да куда нас занесло, и как нам теперь выбраться.
  Меня от этих мыслей отвлекает Фарух, который вызвал меня по рации:
  - Кирилл, возвращайся, срочно, очень срочно возвращайся!!! Отхожу от дороги, двигаясь обратно к своим, нет, надо подумать, не знаю, что там у Фаруха, но, то что я сейчас видел это просто не укладывается в моей голове, присел, закрыл глаза, сейчас посижу так три минуты и вперед. Но в это время прямо по моему курсу движения выходит человек в камуфляже, в руках у него наш родной ППШ, за спиной обычный солдатский сидор, стоит, осматривается, потом поворачивается назад и дает отмашку рукой, появляются еще два бойца, один из них ранен, видимо тяжело.
  Так, по ходу они тут решили привал устроить, мне их видно хорошо, да и слышно тоже, а вот им меня нет, мешают кусты. Один из бойцов начинает перебинтовывать раненного, тот вскрикнул, видимо от боли и стал тихо, что то говорить, скорее всего, ругается, но само главное говорят на немецком. Это немцы, наверное, диверсанты, так, что делать, мне с ними не разойтись. Подвигаю по удобнее Вал, так двоих думаю убирать, а третий язык.
  Раз, один готов, второй поворачивает голову в мою сторону, и одновременно пытается поднять автомат, два, есть второй, бегу к раненому, тот поднимается и тут я его сбиваю ударом ноги в грудь, и удар в челюсть, так, чтобы отключить на время. Так, прошелся по тем двум, контрольные выстрелы, все чисто, так, что мы тут имеем. Два трупа и один безсознания, его связал, так, что дальше, вооружены они нашим, ну то есть советским оружием под камуфляжем у них советская форма, рация есть, поднимаю раненного и привожу его в чувство:
  - Слушай суда, сука сейчас двигаемся, без закидонов, лишнее движение пристрелю подла, ты мне вообще не интересен, понял? - спрашиваю я этого гада.
  - Ты что вторишь, да ты знаешь, что с тобой будет, под трибунал пойдешь!!! - немец оказывается не плохо может ругаться на русском, может номер бы этот с возмущением и наездом у него прошел бы, но я ведь слышал как они между собой на немецком общались. Бью его еще раз уже в почки, так что бы понятно было.
  Наконец диверсант понимает, смыл русского гостеприимства и в теплой дружеской атмосфере движемся к нам на базу, ну буду это место пока так называть.
  - Фарух, встреть меня я не один- вызываю Фаруха, а то тащи немца, рюкзаки их, что я нанимался что ли. Немец аж дернулся, когда я вызывал Фаруха по рации, так и не понял как я общался, через минут сорок на связь вышел Фарух, уточнил наш маршрут движения, я в это время сделал привал. До немца дошло, как я общаюсь по рации, и тут он сделал не правильный вывод, решил по ходу что я тоже немецкий диверсант и задал мне вопрос на немецком:
  -Es ist Fehler, Sie wer, welche Gliederung, wir seine, Brandenburg - 800?( Это ошибка, вы кто, какое подразделение, мы свои, Бранденбург-800?)- ну не мог он поверить, что такое оружие и средства связи есть у русских.
  - Das Schwein zu schweigen! (Заткнись свинья!) - ну ни Путин я, слабоват в немецком.
  Встречаемся с Фарухом, он больше смотрит на немца, а не на меня.
  - Вот поймал тут, что с ним делать?
  - Потом разберемся- это единственное на что хватило Фаруха.
  Пришли на бузу Анвар уже очнулся и Фарух его по рации предупредил что мы идем, да еще с 'гостем'.
  Фарух берет пленного отводит подальше от машины привязывает к дереву, а затем одевает ему темный мешок на голову. Я сажусь возле Анвара.
  - Ты знаешь где мы? -спрашивает он. - Да, сейчас или 1941, или 1942, год видел колонну наших войск, у них еще нет погон, которые введут к 1943 году- отвечаю ему.
  - Мы в 1941 году, сейчас 6 июля!- он просто ошарашил меня точностью.
  - Мы включили радио сканер, искали на всех частотах, вот Фарух и нашел, сначала думали ретро-постановка, или что-то такое, потом поймали разговоры наших частей, да и немецких то же, их естественно больше, слушали сводки Левитана!
  Затем, я все, что со мной приключилось, рассказываю Анвару. В это время приходит Фарух и дает мне котелок с едой. Начинаем наш импровизированный совет.
  Первый вопрос, как мы сюда попали, тут у нас нет единого мнения, может, коллайдер этот чертов, намутил, может в том районе военные что-нибудь испытывали и намудрили. Да, черт вообще знает, как это произошло, может мы вообще умерли и это такой загробный мир. Размышляли мы долго, но к единому мнению так и не пришли. Второй вопрос, как нам отсюда выбраться, но то же естественно, остался риторическим вопросом, ответа у нас сейчас нет.
  Ну, и третье как нам быть, как выживать в этом мире. В итоги к единому мнению не пришли, да и шок от таких извести был у нас еще силен, решили, что нам с Фарухом нужно сбегать до места боестолкновения с немецкими диверсантами, все там 'зачистить', собрать остатки их оружия и обмундирования, да все собрать, трупы немцев закопать.
  
   ***
  
  На небольшой поляне у костра сидят трое мужчин, если посмотреть со стороны, то можно принять их за охотников или обычных туристов, но это, по меркам, начало XXI века.
  Сидим мы втроем, нашей, уже можно сказать, сплоченной командой и продолжаем размышлять над известным русским вопросом 'что делать?'.
  - Мы сейчас, даже в обстановке военной неразберихи, не сможем затеряться, слишком мы выделяемся!- говорит Анвар.
  - Это почему, одежду и документы достать, я думаю, будет не сложно - не согласен с ним Фарух.
  - Анвар прав, мы слишком не похожи на обычных людей. Не знаем элементарных вещей, таких, как цены на одежду, на продукты, бытовые проблемы, законы, правила поведения, песен местных не знаем, жаргон, да просто тысячи мелочей, которых мы не знаем и не понимаем. Речь наша тоже выделяется, у нас много новых не русских слов, терминов, так что думаю 'косить' под местных не вариант, нам наоборот не нужно скрывать нашу особенность. Именно нашу отличность надо выставлять на показ, понимаете, если мы сразу говорим, что мы не местные, то любые действия укладываются в эту схему, понятно? - спрашиваю я у своих собратьев по несчастью.
  - Я что-то вообще не пойму - говорит Фарух. Анвар поддерживает его, просто молча разведя руками.
  - Понимаете ребята, всех тонкостей этого мира мы не узнаем, так зачем нам пытаться выдавать себя под местных, будем говорить, что мы спецы не из СССР, а из других стран. Может, приехали по линии Коминтерна, может из Испании, может мы разведчики, и очень долго находись вдали от Родины, главное так в лоб шпарить, что не отсюда мы, только надо выбрать какой-нибудь вариант - продолжаю высказывать свою мысль.
  - А ведь это идея, только не надо конкретики, что мы из заграницы. Наглости побольше - мы имеем отношение к спецслужбам, а у кого есть конкретные вопросы или претензии, пусть нам докажет, что у него есть соответствующий уровень допуска, на уровне наркома НКВД. Все, вопросов больше нет. Немцев мы уничтожаем, информацию даем, ну будем уничтожать, и давать, и все, главное без конкретики, больше тумана, неопределенности - развил мою идею Анвар.
  - Согласен, может ведь и 'прокатить' - соглашается Фарух, - только надо до конца нашу легенду обкатать, это первое, а второе, давайте сделаем расклад, что мы имеем в плюсе в этом мире, а что в минусе.
  - Тогда давай я начну, - решил сделать отчет наших запасов Анвар. - С начала по оружию, что у нас сейчас есть: два автомата бесшумной стрельбы ВАЛ, семь снаряженных магазинов к ним, один АК-103, к мену четыре рожка, и россыпью двести патронов, три Глока, гранат ф-1 пять штук, это наше. То, что у немцев вы принесли это три ППШ, три нагана, три гранаты, четыре толовые шашки.
  Кроме того, у нас два прибора ночного виденья, один правда придется подлатать. Два бинокля - один наш, один трофей, пять раций наших, одно радио сканер, одна трофейная рация. Ну, вот, вроде бы все.
  - Продуктов у нас, с учетом того небольшого запаса, что мы у фрицев нашли, на три дня.
   -Так, тогда подведем итоги, с оружием более-менее сносно. Сейчас нужно думать дальше, что делать? Нам еще нужны продукты - подвожу итог нашей 'планерки'.
  - Да, забыл, у нас еще аптечка моя, ну и фрицев скудный запас -добавляет Анвар.
  - Анвар, скажи, а почему у немца пол уха нет?
  - Да, пока вы ходили собирать трофеи и закапывать его дружков, я с ним побеседовал, он с начала, не очень был расположен со мной общаться, но после того как я его 'вежливо' попросил, он мне много чего рассказал.
  Немца звали Эрих Фалкерзам, звание оберфельфебель, на русском он, кстати, говорил так себе. Если встретить такого диверсанта на улице, то на элементарные вопросы он ответит, а вот сложные длинные фразы не для него, на это и был расчет его командования. Те двоя, которых я успокоил, вообще на русском не говорили. Один из них понимал русскую речь, а вот другой вообще ни черта. Сам наш пленный был немцем, родом из Польши, бывал в Советской Прибалтике. И по его словам он в своем соединении считался одним из лучших спецов по России. Пять дней назад в расположение их батальона привезли трех наших военнопленных для совершенствования их знаний, так решило командования, по итогам первых дней боев, так как у них успехов было не много.
  По словам фрица, мы сейчас находились на территории Украины, их группа состояла из двадцати человек, задача была захват моста и его удержание до подхода основных сил. Сбросили группу с самолета, но не удачно, их заметили наши войска и они приняли бой сразу на месте высадки, им троим удалось прорваться, а потом они встретили меня.
  
   Глава 4
  
  
  Ранее утро мы вдвоем с Фарухом двигаемся по лесу, часто останавливаемся, честно сказать Фарух передвигается по лесу как слон. Фарух надел камуфляж убитых мной диверсантов. Взяли с собой по Валу, для бесшумной стрельбы, пара гранат, пистолеты и ППШ.
  Цель нашего 'выхода', это разведка и добыть продукты. Идем в полной тишине. Несколько раз останавливались на отдых, но и тогда разговаривать не было у нас желания. Вчера очень долго говорили о сложившийся ситуации, решили место нашего 'приземления' в этот мир не покидать, может все-таки, как то удастся вернуть, все мы на это очень надеемся. И слава богу все очень решительно настроены помочь нашим предкам в борьбе с фашистами, а то если честно сказать были у меня сомнения на счет Фаруха, но он как выяснилось, считает своей Родиной СССР, а не 'мустакылик' (не зависимый) Узбекистан. Наши специалисты, в том мире, делали его психологический партнер и решили, что все-таки он себя этнически относит к русским, а не к узбекам, мать у него русская. Кроме того, его жена и двое детей находись в Москве, он их заранее вывести из Узбекистана.
   Фарух, мысли чувства, эмоции: 'Да, попали мы капитально, я даже не представлял, что такое бывает, ну фантастики там, Голливуд, кино-мино, но что бы вот так с тобой, такое случилось. Хотя там во время погони, перед кишлаком я думал, что жить нам осталось не много. Сильно всех напрягает вопрос как нам вернуть, пока ответа нет, и мы попусту на эту тему не болтаем, да и вообще парни не такие уж болтуны, люди своего дела. Кирилл более открытый человек, Анвар то боевик и эмоций, по-моему, у него вообще не много. Не знаю, как то неудобно было спрашивать, если у парней семьи, но я по семье сильно скучаю. Одно радует, успел до всей это заварухи вывести их в Москву. Так все удачно сложилось, года три назад попал нам в поле зрения один паренек так называемая 'золотая молодежь', сын главного кардиолога республики, и попался на том, что захотелось ему дефицитного кокаина. Ну, вот что тут сказать, нет, что бы как все взять героину, его в Узбекистане на три Америки хватит, ан нет, им кокс давай. Вот поиск этого зелья и привлек наше внимание, брать его и предавать полицейским желания у меня не было, поэтому я паренька закрыл, а потом и встретился с его отцом, после разговора я этого горе-наркоторговца отпустил, дело, закрыли, а отец его стал мне должен. Вот он мне и помог два месяца назад, когда я понял что, гулять мне на свободе осталось не долго. Он как кардиолог 'нашел' у моего сына осложнения сердца и очень настойчиво 'рекомендовал' съездит на обследование в Москву, даже звонил своим коллегам (Вот те удивились, когда такой солидный, опытный врач что-то нашел у совершенно здорового ребенка).
  Четно сказать, я даже не представляю, как нам выпутаться из всей этой ситуации. Хотя я что для русских, что для американцев разменная монета. Каждых интересует мой источник информации, в штабе американских войск в Афганистане. Для них это главное. Где то здесь сейчас воюет мой дед, он ведь всю войну прошел. После гибели родителей в автокатастрофе, он меня воспитывал с 15 лет. Вот бы найти его, интересная была бы встреча'
  
  Сделали большой привал, перекусили, отдохнули не много, мои часы показывают, что время уже три часа дня, через полчаса двигаемся дальше.
  Впереди слышу голоса, показываю жестом Фаруху, что надо остановиться, стоим, слушаем, да, разговаривают двое. Показал Фаруху, что бы он ждал меня здесь, сам посмотрю кто там. Очень медленно, стараясь как можно меньше шуметь, двигаюсь, через метров пятьдесят вижу двоих, одна из них девушка, оба одеты в форму красной армии, так пока речи не разобрать, долетают отдельные фразы, продвигаюсь ближе, и слушаю следующий диалог.
  - Леша, ты уверен, что нам нужно идти по дороге?- спрашивает девушка.
  - Это единственный выход, по лесу, ты со мной долго не протянешь, все равно надо найти какую-нибудь деревню, а повезет, может на наши части выйдем, ну не одни же мы на этой дороги - отвечает ей лейтенант авиации, голова у него перевязана, да и на ноге повязка или гипс, с того места где я нахожусь, не разобрать.
  - А, если опять немецкие самолеты нас обстреляют?
  - Нет, обстреляют, да и через несколько часов начнет темнеть, они, суки, ночью не летают - отвечает ей лейтенант.
  Так здесь все понятно, это наши, надо к ним выходить, ведь все равно нам придется когда-нибудь идти на контакт с местным населением, а молодая девушка (скорее всего санинструктор) и лейтенант летчик, не такой уж и плохой вариант для первого знакомства с местными реалиями. Попробую установить контакт, очень надеюсь, что стрелять сразу по мне они не будут.
  -Товарищи, я сейчас очень медленно к вам выхожу, сразу говорю со мной мои бойцы, выйду к вам я один, лейтенант у тебя пистолет я вижу, ты сразу то не стреляй!- пробую сначала говорить, выйду сразу вдруг он с психу стрелять начнет. Вышел, медленно к ним подвигаюсь, смотрят насторожено, ну что начнем, пожалуй, знакомство, специально подвигаю на грудь Вал, акцентируя на нем внимание, а теперь еще вот закрепим удивление, и специально громко говорю в ларингофон рации:
  - 'Беркут', здесь наши, выхожу на контакт, прием?
  - Вас понял 'Береза', проверить документы, прием - очень громко, говорит в рацию Фарух, ай молодца как на лету все понял, для кого весь это театр.
  - Граждане, документы, кто такие и что собственно делаем в прифронтовой полосе, ну, быстро отвечать! - нахрапом беру их на голос, иначе никак.
  - Товарищ командир, мы свои советские люди, мы с госпиталя!- говорит санинструктор, еще доля секунд и она заплачет, а она очень даже симпатичная, даже в таких условиях, без макияжа, с заплаканными, глазами.
  - Лейтенант Краснов, это санинструктор Рыбникова, а вы кто?
  - Капитан Громов (дань уважения 'гоблину-омоновцу') как вы здесь оказались, какие документы у вас при себе?- очень строго с ними говорю. Главное сейчас не дать им инициативу, а то косных вопросах меня завалят, сейчас я здесь главный.
  - Товарищ Громов, мы здесь от самолетов прячемся нашу колонну всю расстреляли... из... самолетов... немцы...- и ревет, да что такое, мне бабский истерики только не хватало.
  - А ну бля, тихо!!!! Краснов, доложить, как положено!!!
  - Я, Настя Рыбникова, документы там в машине, вы поймите, в нас стреляли, немцы, там почти всех убили, только мы с Лешкой выжили.
   Фарух, мысли чувства, эмоции:
  'Кирилл, все токи спец. Как он эту молодежь развел, это просто класс, я бы так наверное не смог бы, ведь они нас старше, на тучу лет, а он с ними так еще с высока, как будто очень секретный спецназ. ..... А потом было страшное... сходили мы с ним до дороги где наших "новых друзей" немчура раскатал, бля это пиздец сильные впечатления. Вот до нас теперь только дошло где мы. Это же ВОЙНА, та война, самая страшная, самая настоящая, на которой в детстве мечтал оказаться каждый мальчишка. А оказалась на ней мы. Видел своими глазами расстрелянную немецкой авиацией нашу санитарную колонну'.
  Вообще добрались мы до нашей базы уже к ночи, ладно Анвара, по рации предупредили, и он ужин приготовил с учетом нашего прибавления. Поели и стали собираться на боковую, сил и желания общаться не у кого не было, только перед сном спросил у Анвара, что это немец наш с 'бланшем' под глазом ходит.
  - Он, видимо решил, что раз я хромаю, быстро не двигаюсь, то он ремба-фашисткий меня одолеет, ну пришлось постоять за честь страны, в общем, пытался сбежать, гад.
  На том и уснули, утро началась с того что мне и Фаруху, Анвар показал наш лагерь. При помощи нашего пленного немца Анвар, тут, развернулся по полной, сделал костровище, очень скрытое и уютное, машину нашу замаскировал основательно, даже туалет сделали, правда один только для 'М', ну не как Анвар, не ожидал что так скоро у нас появиться 'Ж'. Наши новички еще спали, а Анвар продолжил инструктаж и показал те ловушки и приспособления которые затрудняли проникновение на территорию нашего лагеря. Он кстати спрятал и заминировал самые опасные артефакты нашего времени, это сотовые телефоны, ноутбук, приборы ночного видения, часть оружия. Позавтракав, отойдя чуть в сторону, мы решили провести не большое совещание, и определить наше дальнейшие действия.
  - Мужики, ну что у кого какие мысли, как нам дальше быть - по не гласному соглашению официальным руководителем стал я, поэтому мне и рулить.
  - Пока ты Кирилл, и ты Фарух, бегали то за трофеями, то прекрасных дам и летчиков спасать, я тут подумал, и пришел к следующему мнению, первое нам сейчас дергать вообще не резон, наш единственный шанс вернуться оставаться здесь, пока других версий у нас нет будим считать что территориально точка возврата связана с этим местом, и отсюда получаться, что помочь предкам мы можем только как партизаны-диверсанты, второе надо как то выходить на руководство СССР, та информация что мы все обладаем, по истории развития страны, мира, техники, науки, вооружений, за последние 50-60 лет это просто клад, и мы должны как то это все предать предкам. Но нам на руководителей страны нужно выходить уже что бы у нас было имя, то есть что бы нам доверяли, а доверие сейчас можно заслужить только уничтожая как можно больше фашистов.
  - Согласен, то же, об этом думал, нужно переходить в активную фазу нашего присутствия - соглашается Фарух - нам все равно нужно набирать бойцов, применять у же наш опыт боевых действий.
  - Кстати, если я не ошибаюсь то большинство пленных немцы захватили именно в 41 году, то на можно просто действовать на этом направлении, нападая на колонны конвоирующие наших пленных, как думаете?- продолжает Анвар.
  -Я то же об этом думал - поддерживаю я, его мысль - Даже те кто сдался по трусости, малодушия, слабости, за пару дней немецкого плена думаю , поймут, все его прелести, ну а идиоты и сволочи выявиться сами по себе, ведь все таки это огромный человеческий ресурс, и нам нужно попробовать спасти этим людей. На этом пока завершим, детали еще обдумаем, да и война план покажет, пойдем, побеседуем с 'прибавлением'.
  Фарух с немцем пошли на родник за водой, а мы с Анваром подождав пока они позавтракают, разделили нашу парочку и стали их 'прокачивать', что бы понять, что за люди. Анвар под предлогом осмотра его ноги и ревизии наших медикаментов увел Настю, ближе к замаскированной машине, а мы с Алексеем остались сидеть у костра, пить чай и беседовать. История Алексея, наверное, похожа на истории сотен летчиков 1941 года, войну он встретил на своем аэродроме, даже совершил четыре вылета, потом им поставили задачу эвакуироваться. Вот здесь и можно проследить многие причины наших потерь этого периода войны. Первым дело командование решило вывозить топливо, и по дурости вывезли все топливо, самолеты стояли с сухими баками, когда на аэродром совершила налет немецкая авиация, то сталинские 'соколы' просто не смогли взлететь, вот во время налета его и ранило в ногу осколком, слава богу не очень тяжело. Уже сидя в санитарной машине, Алексей видел, как в транспорт, куда грузили имущество эскадрильи, наши солдаты грузят шкафы, чемоданы, видимо кто-то из начальства вывозил свои ценности. А вот что лично меня удивило в рассказе Алексея, это то, что самолеты, новые, к ним в часть, приходили в разобранном виде. Очень 'умное' решение.
  Ну, а Настю, Алексей встретил уже в санитарной колонне, по его сведениям она закончила техникум на стоматолога, но в военкомате увидели диплом мед. техникума и не стали разбираться, да и взяли ее по призыву, как добровольца.
  Чуть позже пришли и сама Настя с Анваром, он мне дал понять жестом, что все в порядке. Так что это обычные наши советские 'предки'. А вот сама Настя и Алексей выглядели очень напряженными, и если летчик вроде был спокоен, то Настя была видимо чем то испугана, значит где то мы прокололись и не вписываемся в образ их современников. Плохо, очень плохо раз даже обычный лейтенант и санинструктор нас просчитали.
  9 июля 1941 года, четыре часа утра, мы с Фарухом идем по лесу, что-то у нас это в традицию уже стало входить, то, что мы опять, ни свет, ни заря куда-то премся с Фарухом. Вчера почти весь день ушел у нас на то, что бы подготовиться к этому выходу. Решили, что сегодня мы с Фарухом уходим в разведку на пару дней, чтобы все таки добыть еще продуктов, информации и уточниться, что за ситуация вокруг нас. По моим ощущениям, мы уже скорее остались за линией фронта, хотя артиллерийская канонада то приближается, то удаляется. Несколько раз за день пролетали самолеты, в основном немецкие, но один раз, пролетала парочка наших истребителей, хотел бы спросить у Алексея, что за 'аппараты', но ему Анвар сделал укол и он спал.
  Но перед этим нам все-таки пришлось выяснять отношения с нашими гостями. Вычислила нас Настя, очень странным ей показалось, что у нас все иностранного производства, одежда, вещи, снаряжение, даже средства гигиены, да и как она потом сказала, речь наша сильно отличается, много слов иностранных. Ну, мы, конечно, все-таки учитывали, что мы здесь, как белая ворона, но что бы настолько выделяться, вот что значит, что мы живем, вернее, жили в век сплошной глобализации, когда тебя тысячами окружают вещи иностранного производства. (Хотя, мне мои инструкторы рассказывали, что в 70-80 годах, да и до этого, уходя за 'речку', они брали все оружие, снаряжение иностранное и даже нижние белье одевали заграничное, на тот случай, что если найдут труп такого диверсанта, нельзя будет его 'привязать' к Советскому союзу. А американцы часто одевались в нашу форму и брали наше оружие, или китайское (а сейчас все, могут сказать, что одеты в китайское).
  Ну, а нам ни чего не осталось, как придерживаться версии, что мы наши военспецы, которые очень долго прожили за границей. В нашу легенду вписывается и наша машина, мы ее выдали, как за секретный образец иностранной техники, которую мы сопровождаем.
  Конечно, Настя нам больше поверила чем Алексей и почему решила, что мы воевали в Испании, даже спросила тихонечко у Анвара видел ли он Доло́рес Иба́ррури (Доло́рес Иба́ррури - деятель испанского коммунистического движения, участник республиканского движения в годы Гражданской войны 1936-1939 годов. После победы Франко в Испании, эмигрировала и жила в СССР, единственный сын, Рубен, вступил в Красную Армию и погиб в Битве под Сталинградом в 1942 году).
  
  
   Глава 5
  
  
   Идем с Фарухом уже шесть часов по лесу, наш пленный, кстати, заблуждался, утверждая, что мы находимся на территории Украины, точнее сказать мы в лесном массиве на границе Украины и Белоруссии. Скорее всего, их пилот заблудился и сбросил группу не в том месте, вот они и напоролись на наши войска.
   Решили с Фарухом поискать место для привала и час отдохнуть. Скоро показалась удобная небольшая полянка.
  - Ну, что, Кирилл, здесь остановимся? - запросил он меня по рации, так как движемся на расстоянии друг от друга.
  - Располагайся, я вперед пройду и вернусь к тебе - даю ему указание. Сам пройду дальше, посмотрю, что там впереди и, дав небольшой круг, вернусь к Фаруху.
  Вернувшись к Фаруху, вижу, что он уже разулся, чтобы ноги отдохнули, и приготовил наш сухпай, вместе и перекусили, а затем я решил поделиться с ним моими наблюдениями.
  - Знаешь, а ведь до нас в этом месте кто-то недавно тоже делал привал и по-моему даже с ночевкой.
  - Почему ты так решил?
  - Вон, посмотри, трава сильно примята в форме прямоугольника, как будто три или четыре человека спали всю ночь. Я там впереди видел сломанные ветки, такое ощущение, что человек споткнулся и сломал пару веток, и еще мы с тобой костер не разводили, а вон те ветки на кустах обожжены. Так бывает, когда искры из костра летят, и я готов поклясться, что слабый запах костра чувствуется, это из-за того, что те, кто был здесь до нас, прикопали кострище, вот здесь.
  - Так, давай его посмотрим, - предлагает мне Фарух.
  Мы находим место, где прикопали свой костер и остатки мусора наши предшественники, там были угли, мелкие кости то ли птицы, то ли животного, кусочек веревки, и самое главное почти сгоревший, обугленный кусочек фильтра от самой обычной сигареты ХХI века.
  Минут десять просто сидим и молчим, первым не выдерживает Фарух.
  - Что ты об этом думаешь?
  - Здесь два варианта, первый есть постоянно действующий туннель во времени и из нее кто-то шастает туда-сюда, второй, когда мы перенеслись, с нами кто-то еще перенесся. Оба варианта отрицательные, если кто-то может передвигаться во времени, то это еще не означает, что они будут на нашей стороне, ну а если при нашем переносе, неведомая нам сила еще кого-то прихватила, то скорее всего это те люди, которые за нами там в Узбекистане гнались. Тогда нам придется выяснять, кто это, ну и скорее всего их ликвидировать.
  - Согласен, только если предположить что, это наши преследователи, ведь не обязательно, что в этом времени они нам враги.
  - Давай, Фарух, пока исходить из того факта, что эти люди опасны и для нас и для наших предков. Так, пошли они, скорее всего на северо-запад, в принципе мы ведь тоже в том направлении хотели идти, а там, как говориться, война план покажет. Так что полчаса отдыха и вперед.
  Отдохнув запланированное время, стали двигаться дальше, только теперь идем еще осторожнее и медленнее.
  Часов через пять, лес стал редеть, то там то здесь стали видны следы пребывания людей, значит, приближаемся к обжитым местам.
  - Фарух, останься пока здесь, я дальше один схожу, - решил его оставить пока на этом месте, одному мне легче. Фарух напарник не плохой, но не дотягивает до моего уровня, да и для леса он не очень подготовлен.
  Слышу голоса и звук автомобильного мотора, резкий запах гари. Продвигаюсь очень медленно, через метров сто чувствую, что рядом кто есть, бывает такое, кто охотился, тот поймет, что кожей воспринимаешь, что кто-то есть рядом с тобой. Вот в тех кустах, точно кто-то прячется, обходу с левой стороны, так и есть под самым кустом забился и сидит ребенок лет 5-6, обычный пацан. Так действовать надо быстро, что бы он шуму не поднял. Прыгаю и зажимаю ему рот, только крика мне сейчас не хватает.
  -Тихи, тихо, родной, мы свои, мы советские, меня, меня... товарищ Буденный за тобой послал (почему именно Буденный, не знаю на автомате сказал). Ты главное малец, не кричи, я тебе сейчас отпущу и ты мне все, расскажешь, договорились?
  Все, писец, пацан, то ли от страху, то ли от переживаний сознание потерял. Беру его на руки и бегу с ним к Фаруху.
  -Фарух, берешь пацана и в лагерь, в темпе, кто, зачем и почему потом разберемся.
  Дождался пока они ушли по дальше, ну что проверим, что там за дела творятся. На опушки леса, стоя три немецких грузовика Опель, одна легковая машина (если я не путаю, то это 'выпердыж' называется Порше) и еще два мотоцикла БМВ. Возле них суетятся немцев четырнадцать человек, и шестеро наших солдат, а вернее сказать военнопленных, роят видимо братскую могилу, вот только те, для кого они ее копают в основном гражданские. Такой вывод я сделал, разглядев в бинокль, что в тех грузовиках, а в них тела людей, обычных мирных людей, детей, стариков, женщин. Наблюдаю за все этим, в голове только одна мыслю, убить сука всех, сука ублюдков, причастных ко всему этому. Через час наши пленные заканчивают копать и один из немцев, скорое унтер, так как два офицера расположились около своего авто, что-то им приказывает. И тут появляются еще два персонажа, одеты они как наши плены, только ведут себя по другому, и немцы видимо на помощь их расчищают, так как они криком и ударами пытаются заставить ребят работать быстрее, ладно потом разберемся, пора и мне поработать.
  Первым из ВАЛа, убираю немца у пулемета, сразу после, второго номера, и переношу огонь на второй расчет, готово из немцев никто не среагировал, валю еще двоих которые курят у Опеля, и тут одни из немцев с криком начинает стрелять в сторону леса из автомата. Все таки немцы вояки нормальные, пуль пролетают не далеко от меня, затем убираю этого глазастого фрица. И вот здесь начинается самодеятельность наших пленных, видя, что немцы валяться мертвые, они с лопатами кинулись на оставшихся фрицев. Ну, вот скажите, как в такой суете валить чисто немцев. Бегу естественно туда. В итоге подбегаю, завалил еще трех немцев, итого сегодня мой счет десять, нет наверное девять в одного не насмерть только ранил.
  -Мужики шабаш, бл...., разбираем оружие, и ко мне, немцев проверить раненых добить , живых связать, бегом бл..
  -А ты кто такой вообще (наезжает на меня здоровяк, с синяком под глазом)
  -Я, на х.., командир Рабоче-крестьянской красной армии, а вот кто вы такие, граждане, разберутся соответствующие органы! Пока вы все поступаете в мое распоряжение, или кто то здесь против советской власти?
  Через семь часов сидим в лагере партизанского отряда имени В.И. Чапаева (ну, нечего другого мне в голову не пришло, вот и назвал с согласия моих новых друзей наш партизанский отряд именно так). Часа два, у нас ушло на сбор трофеев, мы захоронили до конца наших граждан, а затем стали заметать следы. Двоих из наших бывших пленных отправил в другую сторону с заданием как можно больше оставить следов.
   Сразу стал уточнять при каких обстоятельствах попали в плен, и кто по воинской специальности. После беседы определил, что старший по званию лейтенант Михаил Бесонов, артиллерист, его назначил пока старшим на это небольшое отделение, остальные старшина Сидоренко Андрей Степанович, я заметил, что все остальные обращались к нему именно по имени отчеству, да и виду он был старше всех остальных. За всех мне поведал их историю Игорь Львов, а истории у всех во многом похожи, остались в окружение кончились боеприпасы после того как их позиции раскатала авиация и артиллерия, подошла пехота, а им уже и даже застрелиться не чем было.
   Только Сидоренко и Львов, с одной части, прорывались к нашим, остановились в доме крестьянина, он их накормил, а на утро сдал немцам. Их было четверо, одного их них немцы приняли за еврея и расстреляли на месте, а вот чистокровного еврея Львова, его товарище не выдали. Затем их направили во временный лагерь для военнопленных возле села Березовки, откуда их и забрали для проведения так называемой 'санитарной' акции. Львов кстати неплохо понимал немецкий и предупредил что после, завершения их работы немцы их то же планировали расстрелять. Так что они и сами готовились напасть на фрицев, да и тут я вовремя 'нарисовался'. По рации со мной связался Анвар, сообщил что Фарух дошел и все в порядке, как с ним, так и с ребенком. Мы с Анваром договорились что он соберется и подойдет ко мне и отправимся на поиск наших современников, лагерь которых мы нашли с Фарухом, если их не найдем то у нас есть и другие задачи, наши партизаны, активно уговаривают меня совершить налет на лагерь военнопленных возле Березовки, в принципе я не против, только надо хорошо ко всему подготовиться.
  
  
   Подмосковье, Спецобъект НКВД
  
  
   Сюда на бывшую помещичью усадьбу, а теперь спец объект, приехал Всеволод Николаевич Меркулов, первый заместитель наркома НКВД, начальник Главного управления государственной безопасности. Приехал для того что бы посмотреть на один очень интересный труп и посмотреть на те предметы о которых он прочитал во вчерашнем рапорте майора Еремеева. Выглядел Меркулов очень уставшим, спал он за эти сутки всего три часа, не считая того времени что удалось подремать в машине, по пути сюда.
   На крыльце дома Меркулова встретил сам майор Еремеев, вместе они спустились в большой подвал объекта.
  - Докладывайте, только по существу или те моменты что не отобразили в рапорте- приказал Меркулов.
  - 7 июля в лесном массиве в 6-8 км северо-восточнее населенного пункта Островно, разведгруппа 251-го отдельного саперного батальона, под командование лейтенанта Соркина, встретила неизвестного, который был одет в форму военного образца, которая различается от формы войск Вермахта, или войск РККА, кроме того не известный был вооружен оружием не известного нам образца. Лейтенант Сорокин принял решение задержать неизвестного, на приказ остановить и сдать оружие, тот ответил огнем, в результате разведчики ранили его и обезоружили. После задержания у неизвестного были изъяты следующие предметы, список прилагается.
   На изучение всех предметов Меркулов потратил четыре с лишнем часа. Потом прошел в дальнее помещение подвала, где на леднике хранился труп неизвестного, вернее уже начавший разлагаться труп, но Меркулов все равно решил его посмотреть, для себя он определился если будет докладывать о ситуации 'на верх' надо посмотреть на этого 'гостя' (Так он мысленно его назвал). После осмотра Меркулов предложил прогулять на улице.
  - Ну что ты сам думаешь, Евгений Юрьевич об этой ситуации, веришь в эту 'легенду'?- то, что Меркулов обратился к Еремееву по имени отчеству говорило что разговор будет откровенным и первого заместителя наркома НКВД интересовало мнение майора.
  - Мне кажется для операции разведки Германии, ну или других стран, например англичан, то очень сложная схема получается да и зачем? К какой в этом смысл, по мнению экспертов оружие у неизвестного очень перспективное превосходит все известные нам образцы. Те предметы ну назовем их 'радио передатчики', так просто ввели в шок наших специалистов, так что считаю для дезинформации нас, это слишком затратное дело, и просто теряет смысл.
  - То есть, ты майор считаешь правдой что наш 'гость' сказал при смерти лейтенанту Сорокину?
  - Да хоть 'гость' и получил смертельное ранее в перестрелке с группой Сорокина, считаю, что есть все основание поверить его словам, слишком много улик как прямых, так и косвенных, но знаете что меня убедило в его правоте? Это заключение зубного врача.
  - Поясни, я его читал, да он тоже шокирован неизвестные технологии , новейший способ лечения зубов, искусный зуб из неизвестного науке материала и так далее , но почему тебя больше всех, дальше больше оружейников убеждает именно его экспертиза. Евгений Юрьевич - Всеволод Николаевич, я думаю что никто не станет столь новейшие методы лечения, даже лучшим советским ученым не изустные, тратить на агента, которого планируется использовать как одноразовый материал. Это возможно только в одном случае, если эти методы, норма, доступна, если не всем-то очень многим.
  - Так майор, во-первых всех людей, которые даже косвенно имеют отношения к нашему 'гостю', выведи как можно дальше от фронта, в первую очередь Сорокина и его группу.
  - Простите товарищ народный комиссар, но 11 июля разведгруппа Сорокина, погибла, достоверно известно о смерти самого лейтенанта Сорокина и еще трех бойцов, судьба остальных не известна.
  - Ты с ума сошел Еремеев, б..., срочно выясни все обстоятельства, впредь об всем что касается этого нашего 'Гостя' докладывать мне лично. Во всей документации его будем именовать...ну пусть будет 'брюнет', со всеми экспертами проведи разъяснительную работу, да и вывези их подальше от Москвы.
   Дальше посмотрим, наверное, через пару дней доложу о ситуации 'самому', ты мне к этому времени выясни судьбу группы Сорокина. И сделай более точную экспертизу радио техники гостя, вернее 'брюнета'.
   Выехав с территории усадьбы Меркулов еще долго размышлял каким образом ему составить доклад Сталину, то что умалчивать о столь не обычном, даже фантастическом случаи, Меркулов даже не задумывался.Сон у него прошел, только одна мысль не давала покоя не ужели правду сказал перед смертью этот неизвестны гость-"май 45-го", как же все таки это долго.
  
  
   Все-таки мы их нашли, наших современников, собратьев по 'несчастью'. Двое суток назад я, Анвар и Алексей. На том, что взять с собой нашего летчика, настоял именно Анвар, я опасался за состояние здоровья Алексея, но Анвар настоял, сказал что он просто на глазах поправляется, то ли дело в антибиотиках, которые здесь еще не известны, то ли в здоровом молодом организме Алексея, который рос на натуральных продуктах, скорее всего как всегда сыграли все факторы.
   Шли мы долго и очень медленно, Алексею все-таки нагрузки давались еще тяжело.
   Добравшись до отряда наших партизан, сделали остановку. Парни уже начали обустраивать свой лагерь, но самое главное, что их беспокоило это освобождение военнопленных из лагеря возле Березовки.
   Михаил Бесонов, старшина Сидоренко, решили оправить разведку к лагерю, что бы оценить обстановку.
   - Ну, что я считаю правильно, кто у вас пойдет в разведку?- уточняю у Сидоренко.
   - Та, вин сам и пидет,- показывает Сидоренко на Бесонова, - а з ним ще двое хлопцев, вин сам их и пидпирав, хлопцы тямущи.
  - Слышь, Андрей Степанович, ты тут передо мной не строй из себя глупого, хохла, я ведь прекрасно слышал, как ты, на чисто русском языке со Львовом общался, и я понимаю, что старший здесь ты, и Михаила, ты уж Бесонов извини, но сам понимаешь, что это так, на разведку посылаешь ты как толковый командир, так, что давай без вот твое украинского цирка!- перебиваю я Сидоренко.
  - Да, а вы товарищ капитан то же не простой человек, мы с вами случайно не по одним путям дорожкам ходили?- спрашивает у меня старшина, теперь уже без своего украинского выговора.
  - Может так и есть 'старшина'! потом поговорим, сейчас главное разведать обстановку у лагеря, потом если у нас все получиться чем мы вооружим и куда днем такую ораву, ты про это думал?
  - Есть тут одна задумка мне до вечер по мозговать надо -ответил мне Сидоренко.
  - Дальше, Андрей Степанович, мы вам рацию оставим для связи с нами, за нее головой отвечаешь, в случи чего ее уничтожай в первую очередь, сейчас давай человека, что бы мы его научили пользоваться ей.
   Пробыв у Сидоренко в отряде еще два часа, мы передохнули, а затем отправились дальше на поиски. Уходя заметил что настроение у парней в отряде Сидоренко (а я его уже про себя так только и именовал), резко поднялось с нашим появление, то есть они увидели что здесь они не одни что есть рядом еще свои, и конечно всех поразила наша радиостанция.
   Нашли мы их в конце второго дня поиска, вернее Анвар заметил растяжку. После этого мы стали двигаться очень осторожно, прошли еще несколько растяжек, примитивных, но очень эффективных в лесу ловушек. Все этого говорило что 'они' здесь, где то рядом.
  
  
   Лагерь партизанского отряда имени В.И. Чапаева
  
  
   Час тому назад вернулись разведчики, и теперь Сидоренко предстояло подумать и разработать план нападения на лагерь военнопленных, он прекрасно понимал всю сложность и авантюрность этой операции. Подошел Игорь Львов.
   -Ну, что скажешь Андрей Степанович, может, откажемся от этой затеи, попробуем пробивать к нашим - и понизив голос, добавил,- тем более у нас с той более ВАЖНЫЕ дела есть!
  - Да я все понимаю, и бумаги наши надо доставить, иначе, что будет даже думать, не хочу, хотя еще вопрос как их вернуть, вдвоем нам это не под силу.
   После некоторой паузы Игорь спросил:
   -Что нас счет наших 'друзей'. Мне они совсем не нравиться!
   - Хлопцы они конечно не простые.
  - Да какой не простые?! Полный набор несуразицы и противоречий, наши так не лопухнулись бы, нет не из нашего они ведомства, а откуда и сам не пойму!
   -Вояки они славные, Кирилл когда нас освобождал, германцев добре порубал, спец одним словом, да и тот... Анвар, по всему видно не зеленый пацан.
   - Странные они.
  - А та сволочь на хуторе, что немцам нас выдала тебе, почему то странным не показался, как ты все твердил 'крестьяне проявят свою сознательность'.
  - Да, кто же знал, что он сука такой, сволочь окажется, да мы же четвертый день тогда по лесам шастали!
  - Ладно, Игорь хватит спорить, согласен с тобой странные они и приглядеться надо, вот операция с этим лагерем и покажет нам, кто есть кто, хотя рискуем мы сильно, но выхода у нас другого нет. Не можем мы там мужиком на погибель так бросить. Сам видел, какие там порядки германец установил.
   -Авантюра это, да что делать я и сам не знаю, а бросать их там точно нельзя.
   -Авантюра это, да что делать я и сам не знаю, а бросать их там точно нельзя. Надо нам связь установить с нашими.
   -Давай Игорь, с рацией разбираться может, что и придумаем.
  
  
   Глава 6
  
  
   А застали мы наших современников за тем что они выясняли отношения между собой. В центре не большой поляны, дрались двое, а еще один 'товарищ' пытался связать руки другому, с помощью пластиковых удавок (их очень америкосы любят). В том, что это наши современники и скорее всего те, кто охотился за нами можно было понять по их одежде.
   -Анвар мы с тобой работаем ту парочку каратистов, ты того что в черной куртке, я того седого, Алексей за тобой то который сидит на товарище он его к стати уже спеленал по моему, знаешь прострели ему плечо, я тебя страхую. Все работаем!
   -Лежать, лежать бл... суки! - выбегаем мы на поляну, двое драчунов замерли, и один которого я назвал седым стал медленно поворачивать к нам лицом, боковым зрением замечаю что тот кого я определил за Алексеем лежит и по моему Алексей ему окончательного уработал. Седой видимо, что-то задумал, на всякий случай стреляю ему в ногу, и сразу смещаюсь. А вот 'товарищ' в черной куртке молча и очень медленно опустился на землю и лег, положив руки на затылок. Подхожу к седому, так и есть хотел сука пистолет достать.
   -Что сука, больно? Руки на затылок, дернешься пристрелю!- приказываю я ему, не смотря на ранение он кстати не кричит. Обыскиваю, связываю руки, и сажаю его, видно по лицу больно ему, но держится.
   - Леха, как там твой?- спрашивает Анвар.
   -Я пристрелил его, как мы вышли он дернулся, я хоть и метил в шею попал в горло! Простите ребята!
   -Ладно хрен с ним, Анвар как у тебя?- спрашиваю я у него.
   - Порядок!
   Иду проверять того которого успел связать 'Лехин' покойник. Перевернул его на спину, он кореец. Самый натуральный кореец.
   -Алексей смотри за ним чуть что, сразу мочи!
   -Что мне с ним делать?- не понял он меня.
   -Стреляй!
   -Анвар берем твоего, побеседуем, а затем и до седого очередь дойдет.
   -Вставай, двигай вон к тому дереву!- приказывает ему Анвар.
   Он встает, и тут Анвар сбивает его с ног, ударом ноги.
   -Вставай гад!
   Он опять пытается подняться, и тут уже я его сбиваю, нам его надо сейчас сломать, самый твердых из этих троих видимо 'седой', его оставим на потом, кореец, да хрен поймешь этих корейцев, так что первым нам надо 'колоть' этого в черной куртке.
   Хватаем его с Анваром по мышки и тащим подальше, так что бы нам было всех видно, а вот они что бы не слышали нашу беседу. А крики, если они будут, они услышат, это играет на нас.
   Кидаем его на землю и молча начинаем пинать, тут главное делать молча, без крика, без мата и ничего не спрашивать.
   - Кирилл, хватит, я все скажу, мужики!!! Хорош!
   -А мы значит, знакомы, да? Откуда знаешь меня?
   - Нам ориентировку дали с твоим фото и фото того узбека, Шаниязова, мы должны были вас брать, там в Узбекистане! Кирилл я все расскажу, не потому что боюсь, я давно перестал бояться, просто время не хочу тратить, да и бьете вы меня напрасно, сейчас мы с вами на одной стороне.
   -Ты давай рассказывай, а мы потом решим кто на чьей стороне.
   -Давай по порядку, имя, звание, и так далее! - дает ему установку Анвар.
   - Пятеро нас было, я Иван Ермаков, тот мой напарник, Юра Пак, двое американцев, тот седой Одонел и тот которого вы сейчас пристрелили Томас Рэй, был еще Макс, фамилии не знаю, его и амеры так звали Макс и все, он погиб уже здесь. Мы ждали команды от Хискли и Брайта, это те двое которых вы возле ресторана, завалили, когда Одонел понял что вы уходите, мы погнались за вами, Одонел кого-то напряг из местных, они тоже вас искали. На выезде их города вас засекли, вот мы и помчались за вами, а потом провал и мы здесь. Кстати мужики, по-моему вас кто то из Москвы сдал.
   - Дальше что было?
   -Ну дальше мы все здесь с начала охеревали от происходящего, вы кстати не в курсе как нас здесь оказались?
   - У вас, я вот смотрю немецкое оружие есть, откуда?
   - Мы два раза ходили в 'поиск', за жратвой, вот в первый раз и нарвались, на наших. Рэй, стрелять начал, мы не хотели с нашими воевать и решили отходить, вот Макса и подстрелили. Его наши подобрали но он вроде уже не живой был. Я сам видел, как его очередь прошила.
   - С трупом что стало ?-спросил его Анвар.
   - Да его наши, ну советские забрали, этим америкосы психовали сильно, вот мы потом второй раз ходили продукты добыть, но теперь на немцев нарвались, вернее, мы их раньше засекли и и Одонел, решил языка взять что бы точно установить где находимся.
   -Сколько немцев было?
   - Десять человек моторизированная разведка, мы двоих взяли живыми, все оружие собрали и на двух мотоциклах уехали, правда, по лесу мы на них далеко не проехали, спрятали.
   - Когда мы пришли что за разборки тут у вас происходили?
   -Да суки эти, Рэй и Одонел, хотели выбраться на Запад, ну и по моему они решили, что мы для них лишний 'балласт', Рэй нас пару дней прокачивал по поводу наших настроений.
   -Почему ты так решил?
  - Да, блин, разговоры эти, намеки, да и понимаю я по английский хорошо, просто никогда этим не говорил и не давал понять, что понимаю, как они нас суки между собой быдлом называли. А тут вы, так бы они бы нас завалили, это сто пудов.
  - Ладно, пока здесь кантуйся, думать будем, что с вами отщепенцами и предателями Родины делать.
   -Ну, что Анвар, что думаешь?
   - Надо с Фарухом поговорить, что-то тут многовато американцев, не чисто дело, я, конечно, понимаю что вычислить 'крота', задача серьезная, но что бы столько сил тратить, это первое, второй моменты по ходу дела у нас самих в Москве серьезно 'протекает'. И третье, какова вероятность, что ты найдешь их место стоянки, какова вероятность, что в таком огромном лесном массиве мы их найдем, как будто какая сила притягивает нас.
  
   Две недели спустя, Москва.
  
  
  Поздний вечер, в небольшом кабинете майор Еремеев читает. Открывается дверь, входит конвойный.
  -Товарищ майор задержанный, по вашему приказанию доставлен!
  -Заводи! Заводят старшину Сидоренко, на нм порванная, грязная форма, он сильно избит.
  -Присаживайся Андрей Степанович, давай рассказывай, как ты Абверу продался или ты на гестапо работаешь?
   - Ошибаетесь вы гражданин майор государственной безопасности, а где и на кого я работаю, вы прекрасно знаете.
   -У тебя какая задача была, вывести документы или уничтожить их! Какого хера вы с Эрманом поперлись пленных освобождать? Ладно, он молодой, а ты то?
  -Не мог я по другому поступить, да и этих товарищей хотелось в серьезном деле посмотреть. Резко открывается дверь входи Берия. Еремеев вскакивает.
  -Товарищ...
  -Выйди!- приказал Еремееву, Берия.
  -Ты что, идиот? Что еще не навоевался бл.., на старость лет? Ты чем там думал?- покричав Берия не много успокоившись, присел -давай рассказывай, только самую суть, времени мало.
  -Выехали мы из города без приключений, взяли у местных грузовик, в кузов погрузи сейф, ехали впятером мы с Эрманом в кузове. Примерно через 30-35 километров были обстреляны немецким десантом, шофер убит, машина повреждена.
  -Ты уверен, что немцы не завами охотились? - уточнил Берия.
  -Да, думаю если бы 'шли' за нами, то нас бы они не 'выпустили', а так мы стали отстреливаться и они сразу отступили. Тогда я и решил документы спрятать, закопали их в лесу, там указаны координаты. Встретили наши части от них и узнали о том, что немцы прорвали нашу оборону, с ними отступали, несколько раз вступали в бой с немецкими частями, отходили лесами. Потом вышли на эту деревеньку, остановились в одной избе, вот думаю, ее хозяин нас немцам и сдал. Так оказались в плену. Чрез два дня нас повезли в деревню названия не знаю, всех жителей фашисты расстреляли.
  - За что?
  -Эрман слушал разговоры фашистов, и как мы понял немцы изнасиловали двух девушек, в этой деревни а потом их и убили. Вот местные мужики их на виллы и насадили, ну а потом фашисты вообще озверели да всю деревню 'под нож' и пустили. Один пацаненок шести лет только спася, его и подобрал тот самый Кирилл. Нам пришлось жителей этой деревни хоронить, и как понял Эрман из разговор немцев затем они хотели нас расстрелять как не нужных свидетелей. Вот Кирилл нас и спас.
  -Ты уверен что он один убил четырнадцать немцев.
  -Большую часть подстрелил он, у него винтовка для бесшумной стрельбы, я там писал в рапорте, и немцы ведь даже не сразу поняли что их отстреливают.
  -Да читал я, только все это как уж сказочно выглядит, ладно давай дальше.
  -Ну вот потом стали готовиться к нападению на лагерь, а после мы с Игорем и хотели идти к линии фронта.
  -Лагерь вы освободили, потом разделились ты с небольшой группой пошел к фронту а Кирилл и его группа ушли на запад, Эрман остался с ним так? - сказал Берия, по всему видно было что он куда то торопиться.
  -Да, вкратце все так, вот только на один момент хотел обратить внимание, у них в плену был немец, диверсант, вот Кирилл его посадил на трофейный мотоцикл, который они снаряди взрывчаткой, Кирилл ему сказал, что он хочет идти на переговоры с немецким командованием и что немец должен об этом договориться, и как только он подъехал к воротам лагеря раздался взрыв.
  -И что взрыватель сделали на время.
  -Нет тут, что-то другое и меня поразило, как они этого немца подставили, спокойно расчетливо.
  -Скажи вот сам думаешь, кто они? - задал вопрос Берия.
  -Не знаю честно не могу понять, вот вроде и русские люди да не знают многих вещей.
  -Эта тетрадь, откуда взялась? - спросил Берия держа в руках большую тетрадь, в кожаном переплете.
  -За два дня до штурма принес Кирилл, спросил у Эрмана, что там написано, в ней первые четыре страницы были написаны на немецком, Игорь прочитал, сказал что это дневник кого немецкого лейтенанта, тот начал писать мемуары о 'русской компании'.
  -Ладно, сейчас отдохнешь часа четыре, потом подумай, вспомни еще какие-нибудь подробности, детали, зацепки на этих своих 'товарищах' партизан.
  
   Париж <
  
  В одном из парков французской столицы прогуливались двое мужчин, один из них был постарше, лет пятидесяти, седой и в его осанке угадывалась офицерская выправка. Его спутник, был моложе, выглядел примерно на лет тридцать, спортивная фигура, сразу и не определить род занятий этого молодого человека.
   -Значит, вы уверенны Гюнтер что большая часть разведывательной сети британцев во Франции находиться под нашим контролем?
  - Пока да, адмирал, но дело в том, что когда мы начали компанию в России, англичане несколько успокоились, убедившись, что нет прямой угрозы высадки наших войск на территорию Великобритании.
   - Хорошо, скажи Гюнтер как ваш агент 'Музыкант', не раскрыли его англичане, не может он быть двойным агентом?
   -Нет, я уверен, что они не догадываются, на кого он по-настоящему работает.
  - Ну что ж, я думаю что дела здесь во Франции у нас идут не плохо, поэтому используя это затишье, я решил поручить вам исполнение задания в России.
  -Хм.., не скажу, что я этого не ожидал.
  - Я прекрасно вас понимаю, вы подвергались критике, мой мальчик, за то, что утверждали, что русские серьезный противник, и вы оказались правы. Мало кто еще из наших военных понимает, что война на Восточном фронте принимает не те обороты, что русские с каждым днем воюют все белее ожесточение и самое главное они учатся, очень быстро учатся воевать. Так что мне нужен там человек, который знает эту страну.
   Вам вчера предоставили на ознакомление папку с материалами по этому делу, есть у вас Гюнтер какие либо мысли.
   - Я изучил материалы, и думаю что сразу можно отвергнуть ту 'шелуху' которая не имеет отношение к этому делу.
  - Например?
  - Например, отравление солдат русским алкоголем, считаю, что тут нет диверсии, просто русские употребляют, более крепкие напитки. Потом пропажа двух офицеров связи, это случай самовольного разгильдяйства двух офицеров которым захотелось в бордель. Но вот нападение на лагерь военнопленных возле деревни Березовка, гибель разведывательного дозора 18-ой моторизованной дивизии 57-го корпуса , уничтожение отделения 167-ой пехотной дивизии вот это надо расследовать очень серьезно.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"