Самойлова Ева: другие произведения.

Сабрина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь Сабрины безоблачна. У нее есть все: прекрасная и перспективная работа, карьерный рост, любящий молодой человек и большие планы на будущее. Но вскоре наступает черная полоса, кардинально меняя ее окружающий мир, разделяя жизнь на до и после.

  САБРИНА
  
  Пролог.
  Любовь всегда приходит внезапно. Неожиданно. Тихо, а порой и наоборот, очень громко стуча в двери твоей жизни и ничего не спрашивая, остается там навсегда. Так я думала всю свою сознательную жизнь. В детстве, когда читала сказки, потом, повзрослев, украдкой пробегаясь взглядом по многочисленным полкам своей матушки, прятавшей любовные романы от нерадивой и вечно норовившей взять что-нибудь из ее личной библиотеки дочери.
  В этих строках я видела свою жизнь. Такой, какой она должна была стать для меня в идеале. С красивым мужчиной, с букетами роз и ночными разговорами по пустякам, с детьми и несгорающей любовью до гроба. Я любила перебирать потрепанные страницы, где мне больше всего запомнились моменты, буквально пожирая их глазами и воображая как когда-то и у меня все будет так же. Сквозь боль и страдание, через расстояния и препятствия, выставляемые судьбой, это прекрасное чувство всегда находило двоих, которым судьбой предрешено быть вместе.
  
  1.
  - Сабрина, дорогая, расскажи мне как все прошло. Ты очень взволнована, но продолжаешь улыбаться.
  - Это все от напряжения, - говорила она, отвечая на вопрос своей матушки. Обед был в самом разгаре и члены семьи, в кои то веки, собравшиеся за одним столом в одно время, принялись обсуждать последние успехи молодой девушки. Отец, интеллигентный человек старой закалки, всегда старался выяснить цели такого повышения и почему именно ее, неопытную, еще не понявшую как работает вся огромная машина предприятия, собираются поставить вторым после директора человеком.
  - Ты хорошенько подумала, Сабрина, это ведь не маленький семейный бизнес, задействовано очень много человек. Это такая ответственность.
  - Я справлюсь, папа, не волнуйся. У меня были сомнения, но мой начальник увидел во мне потенциал, сказав, что чем раньше я начну вникать в суть дел, тем легче будет потом.
  Отец, все еще не довольный таким быстрым и очень странным на его взгляд карьерным ростом, скептически отнесся к такому, но отговаривать единственную дочь не стал. Он любил ее всем сердцем, как только может любить отец. Высокая красавица с длинными каштановыми, завивавшимися спиралью волосами, смотрела на него большими голубыми глазами. В ней отец всегда видел маленькую девочку, ту самую, что все время бегала у него возле ног, прося в очередной раз купить что-нибудь из командировки, а ведь прошло уже столько лет! Боже, как быстро летит время! Она выросла, превратилась в прекрасный драгоценный камень, который сиял в его глазах и от которого мужчину распирало от гордости. Много раз он корил себя за то, что так и не смог пристроить девочку замуж, желая как можно скорее увидеть внуков. Сабрина выбрала работу, не хотела быть обязана чем-то в жизни кому-то постороннему, училась, получала новые знания и вскоре семена упорных трудов начали давать свои всходы.
  Попав в предприятие в своем родном городе, выпускавшее комплектующие к автомобилям, она быстро дала о себе знать, зарекомендовав отличным специалистом. Знание двух иностранных языков позволяло договариваться со многими партнерами и выводить крупный завод в лидеры даже в самые тяжелые экономические времена. Основатель фирмы, а по совместительству и ее непосредственный руководитель сразу приметил молодую амбициозную и целеустремленную девушку. Было несколько разговоров тет-а-тет, потом стажировка за границей и еще бог знает что, но в свои не полные двадцать восемь лет она шла по карьерной лестнице семимильными шагами, на зависть всем остальным.
  - Я так понимаю, после ты сможешь претендовать на место руководителя? - спросила матушка, накладывая порцию пасты себе в тарелку.
  - Да, но это не скоро. Нужно работать. Столько дел и забот, что у меня голова кругом.
  - Может возьмешь отпуск. Отдохни, милая моя, здоровье подорвать дело плевое, а вот вернуть его - непосильная задача. Деньги никуда не убегут, еще успеешь.
  Отец чуть ли не молил дочь, но та стояла на своем.
  - Нельзя, папа, это очень важно. Сейчас такой момент, что мне ни в коем случае нельзя покидать работу даже на неделю - сразу объявится кто-нибудь и займет мое место.
  Родители смирились. Давно, но не оставляли попыток переубедить свою единственную дочь одуматься и, наконец, подумать о семье.
  - У тебя же есть молодой человек. Почему вы не женитесь? - спросила матушка.
  - Нам хорошо вместе, но он планирует продолжить учебу и не давит на меня. Я благодарна ему за это. Послушайте, - она отложила столовые приборы в сторону, - мне понятно ваше беспокойство, но и вы поймите меня. Я потратила столько сил и времени, чтобы добиться все этого, получить хорошую должность, начать карьерный рост и, когда до вершины остается всего один шаг вы, предлагаете мне остановится.
  - Но возраст, девочка моя. Природа не отдает того, что забирает себе.
  - Я уверена, что все будет хорошо.
  Все затихли. Обед превращался из приятного семейного общения в перепалку, готовую закончится ссорой. Все это поняли и решила отложить вопрос на другой, более удачный момент. Когда же все закончилось и прислуга начала убирать со стола, Сабрина быстро вскочила и поспешила уйти, не желая больше возвращаться к этому неприятному разговору.
  
  Дни для нее всегда были расписаны почти по минутам и сегодняшний выходной оказался исключением, когда Сабрина могла посвятить себя чему-нибудь другому, сосредоточившись на других делах. Зазвонил телефон. По ту сторону послышался знакомый голос Грея, говорившего слегка басовито, хотя это могло быть следствием передачи голоса динамиком, порой искажавшим звуки до полной неузнаваемости.
  - Ты как там? - спросила она, покидая дом через центральный выход. - Я сейчас свободна, не могу себе места найти, как будто на иголках. Может сходим куда-нибудь?
  - Почему бы и нет, - ответил Грей, - Я как раз закончил свои дела и могу на пару часиков освободиться.
  - Прекрасно. Давай в нашей любимой кафешке. Думаю, даже в выходной нам найдут свободное местечко.
  Грей для нее был больше чем просто парень, рядом с которым она чувствовала себя в безопасности. Ее сердце часто замирало, когда он двигался ей навстречу, а потом обнимал, прижимая к себе и целуя. Их отношения начались вопреки всему: воле родителей, не видевших в нем достойного жениха для своей дочери, вопреки учебе и работе, заполнившими все ее свободное время, вопреки даже ее собственному желанию. Сабрина не хотела ничего, кроме как достичь успеха в работе, в бизнесе, но он разрушил все преграды, выстроенные ею и влетел в ее жизнь, как стрела, неожиданно и очень быстро. Все развивалось как в фильме. Он был обходителен, воспитан и образован (несмотря на не самое хорошее финансовое состояние его родителей). Сам Грей на это отвечал, что в детстве любил сидеть в библиотеке, где работали его родители, и посему все знания получил бесплатно и задолго до того, как это сделали его одногодки. Он был высок, строен и вообще хорош собой. Примерно в то время она и ощутила на себе всю силу женской ревности, обрушившейся на нее со стороны других девушек. Но теперь это в прошлом.
  Сабрина ехала в знакомое место, где с западной стороны проезжей части, скрытое от жарких солнечных лучей, особенно сильно обжигавших в это время года, расположилась уютная кафешка с романтическим названием 'Антилопа'. Полуоткрытое для туристов, оно вмещало в себя добрую сотню гостей, а в туристический сезон могло работать почти круглосуточно. Но сейчас для них все складывалось самым приятным и лучшим образом. Людей было мало, туристы медленно расходились по своим гостиницам, оставляя на столах неплохие чаевые.
  Девушка припарковалась в десяти метрах и остальной путь до кафе проделала пешком. Грей уже был там, от его дома до этого места было рукой подать и каждый раз, когда она назначала встречу, он всегда опережал ее.
  - Это тебе, - он протянул маленький букет цветов и приятно улыбнулся.
  - Красные тюльпаны, - глубоко вдохнув аромат свежих цветов, произнесла Сабрина, - Обожаю.
  Сев за столик она сделала свой обычный заказ: чашку кофе без сахара. Официант быстро выполнил его и уже через минуту она с большим удовольствием отпивала горячий напиток небольшими глотками.
  - Ты взволнована, - начал он.
  - Это так, ничего серьезного.
  - Расскажи мне - я выслушаю. Может и помочь смогу.
  Она немного улыбнулась. В этом и был весь Грей. Он мог броситься на помощь в любую минуту, стоило ей только попросить его об этом. Тут же вспомнила о детстве, когда она читала книги о принцах и принцессах, о подвигах, которые совершались ради одной только встречи. Грей напоминал ей об этом каждый раз, эдакий рыцарь без страха и упрека.
  - Да нет.
  - Расскажи, прошу тебя. Я беспокоюсь.
  И она решила немного поведать ему, оставив определенные подробности неразглашенными.
  - Родители волнуются по поводу моего повышения. Странно, вроде как должны радоваться, а тут все наоборот. Говорят, что я слишком много времени уделяю работе, совсем забыв про себя.
  И тут она осеклась. Несколько слов, которые должны были остаться внутри нее, все-таки выплеснулись наружу, дав Грею знак, что они все же разговаривали с ней о женитьбе.
  Это была общая с ее родителями идея. Он встретился с ними, когда Сабрина уехала на несколько дней из города по приказу руководства налаживать деловые контакты с новыми партнерами. Встретился в обед, но проговорил почти до самой ночи. Обсуждалось все, что так или иначе касалось жизни девушки и отец, будучи человеком влиятельным и желавшим для Сабрины лучшей доли, невзлюбил Грея с самого начала. Однако идти поперек воли дочки он не мог, реши поступиться со своими правилами, но на определенных условиях, поставив которые, был готов принять жениха и даже отдать под его личное управление часть собственного бизнеса.
  - И что ты ответила? - осторожно спросил Грей, внимательно следя за реакцией Сабрины.
  - Сказала, что не могу остановиться в шаге от победы. - быстро отхлебнула горячего кофе и посмотрела в сторону. - Я не хочу говорить об этом, ты же знаешь. Нам обоим хорошо вместе, мы почти муж и жена, зачем все эти формальности?
  Он был с ней согласен, да и его самого в принципе все устраивало, но слова отца девушки звенели в нем тревожным колоколом, напоминая, что только так он сможет стать в глазах родителей своей возлюбленной настоящим, а не бутафорским родственником.
  - Ты же меня поддержишь? - вдруг спросила она его, повернувшись лицом к Грею. - Скажи мне.
  - Конечно.
  - Как-то не очень уверенно.
  - Я всегда тебя поддерживал. Сделаю это и сейчас, но...твои родители правы. Семья это главное...
  - Опять ты...
  Она встала из-за стола и направилась к машине. Грей догнал ее уже у двери, не дав сесть за руль. Схватил за руки и прижал к себе.
  - Послушай, дороже тебя у меня никого нет. Я хочу, чтобы мы жили вместе, чтобы вместе достигали всего, но главное слово здесь ВМЕСТЕ, то есть вдвоем, одним целым. Этого нельзя достичь, живя и работая, находясь в противоположных концах города. Я постоянно думаю о тебе, хочу обнять, а тебя нет рядом. Телефон, скайп и прочее - это не выход. Это не заменит живого общения, прикосновений, детей в конце концов. Пожалуйста, - теперь его голос стал тише и мягче, - подумай об этом. Подумай хорошенько. Я не хочу гнать тебя через силу, но мы уже созрели для более важных отношений.
  Она чувствовала, как тепло пробегает волной по всему ее телу, как приятно ей становилось и как крепче и сильнее она прижималась к нему. Наверное, он был прав. В глубине души Сабрина и сама понимала все это, но силы и время...Все то, что она потратила для достижения успеха. Неужели все это придется выбросить, забыть и уйти с головой в семью?
  - Дай мне время.
  - Хорошо, - ответил Грей.
  - Два месяца. Я сделаю все дела на работе и тогда скажу тебе свое решение.
  Он был рад. Маленькая победа приближала к настоящему триумфу, где он и она сольются в единое целое.
  - Два месяца, - повторил он слова Сабрины.
  Затем они вернулись за столик. Официант принес еще по одной чашке кофе и так, за простой и безмятежной беседой они провели целый час. За это время никто не позвонил, никто не побеспокоил. Они буквально таяли в умирающих лучах падавшего за горизонт солнца, тонувшего где-то далеко.
  Ей было хорошо с ним. По-настоящему. Эти минуты она старалась запомнить, закрепить в своей памяти, чтобы потом, когда становилось грустно и тоскливо, она могла вытянуть их из головы и вспомнить все самое хорошее.
  Домой добралась ближе к вечеру, покатавшись по горящему неоновыми лампами и билбордами городу, стараясь немного развеяться перед началом не самой простой недели. Успела на ужин. Обо всем поведала своим родителям. Отец обрадовался. 'Наконец', - подумал он про себя, - 'дочь начала задумываться о своем будущем'. И эта радость перекинулась на ее матушку, так же радостно встретив слова дочери о возможной свадьбе через два месяца.
  - Это правильно, доченька, работа никуда не убежит, а годы возьмут свое. Деньги не заменят счастья, детей. Ты сама все поймешь, когда родишь. Потерпи и вскоре все само встанет на свои места.
  Сабрина молчала. Только улыбалась на слова родителей. Не хотела спорить, просто желая провести это время в хорошей обстановке уюта и покоя.
  - Я помогу тебе со всем. Можешь не беспокоится. На этот случай твой отец приберег тебе очень хороший подарок.
  Мужчина внезапно встал из-за стола, удалился в соседнюю комнату, где по лестнице поднялся на второй этаж. Вскоре вернулся, держа в руках небольшую плоскую коробочку, обитую замшей и передал ее дочери.
  - Что это? - спросила она, принимая из рук отца подарок.
  - Это тебе. Я берег ее до этого момента.
  Сабрина аккуратно повернула ее, осмотрела со всех сторон и после открыла, чуть было не выронив в ту же секунду из рук от удивления.
  Бриллиантовое колье светилось перед ее глазами. Сложенное в форме сердца, оно было так прекрасно и изумительно, что первые несколько секунд девушка не могла сказать и слова, потеряв дар речи от такой красоты.
  - Мы купили его для тебя, Сабрина, - сказала матушка, обнимая свою дочь. - Отец не пожалел денег, нанял лучших ювелиров, чтобы создать эту красоту для тебя.
  - Спасибо.
  Сабрина выскочила из-за стола и принялась целовать сначала матушку, а потом и отца.
  - Это так прекрасно! Так великолепно! Неужели я смогу надеть его?
  - Конечно, - ответил отец. - На свадьбе ты будешь выглядеть лучше всех. Такого больше нет нигде в мире, только у тебя.
  - Спасибо, папа.
  - Пожалуйста. Но лучшей благодарностью для нас с твоей мамой будет свадьба и дети. Пойми нас правильно, Сабрина, мы уже не молоды, нам хочется увидеть, что ты будешь в безопасности, что рядом с тобой всегда будет тот, кто сможет защитить, обеспечить, что наш род не закончится на тебе и твои дети станут продолжением всех нас. Не беги за деньгами - они приходят и уходят, а семья всегда будет с тобой.
  - Я вас понимаю, - она закрыла коробочку и положила перед собой. - Я уже говорила, что через два месяца объявлю о своем решении. Надеюсь, что смогу справиться со всеми делами и, наконец, обрадовать вас всех свадьбой.
  Ужин закончился на мажорной ноте. Все были рады, удовлетворены услышанным. Особенно не скрывал своей гордости отец. Ему нравилось, что подарок вызвал такую бурю эмоций у дочери и очаровал ее. В конце концов, все это было для нее и для будущих внуков, что должны были унаследовать огромное состояния и приумножить его во благо будущих поколений.
  
  2.
  В понедельник все вернулось на круги своя. Сабрина пришла на работу в приподнятом настроении, вспоминая вчерашний отцовский подарок, но все равно готовая к трудовым свершениям. Руководитель заметил изменения в своей работнице почти мгновенно, но повременил с вопросом до обеда.
  Компания выходила на новые рынки, объемы выпускаемых комплектующих росли небывалыми темпами и благоволили к дальнейшему расширению и увеличению продаж. Все это было хорошо, но в определенной степени решающую роль в таких изменениях сыграла именно эта молодая особа.
  Он наблюдал за ней с самого начала. Приметил смышленую голубоглазую девушку, так легко и непринужденно схватывавшей любую сложную информацию на лету, в первый же день и поставил цель во что бы то ни стало познакомиться.
  Чтобы он не поручал ей, она всегда выполняла задание в срок и почти никогда не имела замечаний, за исключением одного случая в самом начале карьеры, когда Сабрина забыла сдать отчет и чуть было не задержала отправку груза на целые сутки.
  Но то было в прошлом. Сейчас же Малькольм Янг просто не представлял коллектив своего предприятия без этой девушки, которой его компаньоны по бизнесу пророчили большое будущее.
  - Как прошли выходные? - спросил он ее, когда они оба встретились в длинном коридоре.
  - Спасибо, хорошо.
  - Оно и видно. Ты прямо светишься.
  Девушка улыбнулась, перед глазами всплыло колье, подаренное отцом, его искрящийся блеск и многочисленные камни, украшавшие подарок и делая его еще более ценным.
  - Ты не могла бы зайти ко мне после обеда, нужно кое-что обсудить.
  - Конечно, - ответила она. - Никаких вопросов.
  - Ну вот и хорошо.
  Так они и разошлись. Он думал о ней почти всю дорогу, пока поднимался на верх, чтобы попасть в кабинет и, закрывшись в нем до обеденного часа, подумать об этой красавице.
  Янг был не молод, даже отдаленно не напоминал красавца, но кое-что в его внешности всегда привлекало женщин. Так ему не раз говорили, когда он, будучи в хмельном состоянии, выходил из дому очередной пустой (как он любил выражаться в дружеской компании) женщины. Проститутки были для него лишь отдушиной, временным приютом, где он выпускал пар, занимаясь с ними сексом и с сожалением понимая, что едва может протянуть каких-то несчастных полчаса. Деньги отдавал сразу - не любил обмана и был обходителен даже с такими особами. Жены никогда не было - ее ему заменила работа. Вот уже где он добился хорошего результата, так это здесь. Начиная еще мелким предпринимателем, за плечами которого не было соответствующего образования, а только желание и большие амбиции, он выбился в люди, обойдя конкурентов и став единоличным владельцем акций одной из фирм, которая впоследствии и была преобразована в сегодняшнее предприятие. Годы нищеты и унылого прозябания на окраинах небольшого города сменились обеспеченностью и роскошью в столице. Теперь он не знал потребности почти ни в чем, мог позволить себе любую машину, любую квартиру, путешествия, драгоценности, эксклюзивная одежда и многое другое. Не хватало только одного - семьи и женщины, которая могла бы эту семью с ним создать. Было несколько неудачных отношений, не продлившихся и двух месяцев, после которых он твердо решил остаться один, посвятив себя до самой смерти работе и бизнесу. Так бы оно и продолжалось, если б в один прекрасный день к нему на работу не пришла она.
  Внутри что-то возродилось. Старое чувство, которое, как он полагал, давно умерло и больше никогда не появится, вдруг вернулось и забурлило с новой силой. Ему хотелось чаще видеть ее, смотреть девушке в лицо, в ее глаза, разговаривать, пытаться найти какие-то общие точки соприкосновения, в конце концов, просто понравится. И в минуты, когда Сабрина улыбалась, скромно опуская глаза, он был счастлив как никогда.
  Его план был прост и сложен одновременно. Он хотел жениться на ней, был готов на все, чтобы девушка стала его женой и родила детей, которые бы и унаследовали весь бизнес. К этому времени, когда годы в его паспорте перешагнули рубеж в сорок, он понял, что жизнь не более чем череда успехов и поражений, но ценность они имеют только тогда, когда есть кому передать плоды своего жизненного пути. Детей не было - и это омрачало Янга. Все достижения его жизни тут же теряли ценность. Что от них толку, если после его смерти плодами его трудов будут пользоваться посторонние ему люди. 'Нет!' - сказал он себе, - 'Здесь я проявлю решительность как никогда'.
  Она вошла к нему строго после обеда, улыбаясь и все так же искрясь. Дыхание перехватило, в груди сильно забилось сердце и первые несколько секунд он просто смотрел на нее, любуясь внешностью и не зная что сказать.
  Сабрина села напротив, держа в руках небольшую коричневую папку с документами и, видимо, понимая всю неловкость ситуации, начала говорить первая.
  - Вы что-то хотела?
  - А...да, прости. Задумался. Тут это... вроде как звонили из Франции, хотят договориться о визите своих экспертов к нам на предприятие. Там готовят к выпуску новую линию грузовиков и им нужно иметь надежного поставщика комплектующих в нашей стране.
  Она понимающе кивнула, слушая внимательно все слова своего босса. Потом открыла папку, что-то записала туда и опять закрыла.
  - Мой секретарь даст тебе все их контакты. Позвони им, поговори, а о результатах скажешь к концу дня.
  - Хорошо, - Сабрина улыбнулась, встала и направилась к выходу.
  - Ты сегодня до которого часа? - вдруг окликнул он ее.
  - Как обычно, а что? Мне задержаться?
  - Нет, просто, - Янг мялся, не зная как продолжить дальше, - Тебя подвезти?
  - Спасибо, но не стоит, у меня есть машина.
  - А, ну хорошо.
  Потом она вышла, закрыв за собой дверь. Ее шаги он слышал еще несколько секунд, пока она ступала по плитке, после чего стихли и эти звуки. Мужчина со злости ударил кулаком по столу, отчего некоторые документы подлетели в воздух и чуть было не рассыпались по сторонам.
  Как так? Он, взрослый мужчина, а вел себя словно маленький мальчик, объясняющийся в любви соседской девочке. Уму непостижимо.
  Попытка провалена. Бой проигран, но вся война была еще впереди. Он добьется ее расположения, чего бы ему это не стоило, и начнет, как это обычно принято, с ее семьи.
  
  Сабрина же восприняла странное завершение разговора с боссом с настороженностью. Раньше за ним такое никогда не просматривалось и все беседы, какими странными не были, всегда шли исключительно на рабочие темы и не касались личностей. Но теперь...
  День завершился. Она устала от напряженного рабочего графика, от навалившихся за бот, от мыслей, что теперь преследовали ее повсюду. Села в автомобиль и под падавшим за горизонт, но все еще жарким солнцем, решила немного посидеть, отдохнуть. Дома ее ждали - она знала это. Несмотря на ее непростой, можно сказать упертый характер, ни отец, ни мать не пытались навязать ей свой ход мыслей и взглядов на мир, поэтому ссор почти не было. Но последние дни ее терзали сомнения насчет всего. Разговор Грея, потом родителей, теперь вот и начальник пытался подвезти ее домой. Он ведь прекрасно знал, что у девушки есть машина, есть даже свое личное парковочное место у главного входа на предприятие, которое никто кроме нее не занимал. А тут такое.
  Об этой истории она решила поведать только матери. Родные женщины всегда поймут друг друга и, если что, посоветуют правильное решение из сложившейся ситуации.
  - Малькольм Янг влюблен в тебя, милая моя.
  - Ты серьезно? - переспросила Сабина, вернувшись домой, перебирая повседневную одежду у себя в комнате. - Но он мой босс.
  - И что? - ответила матушка. - Они вовсе не бесчувственные столбы, для которых деньги являются главным смыслом жизни. Любовь приходит и к ним, просто они всегда скрывают это, чтобы не терять хладнокровия и рассудка.
  Девушка скинула свою 'рабочую' одежду и принялась подыскивать себе более удобную и легкую. Туфли отлетели в сторону - ноги за рабочий день болели так ужасно, что хотелось кричать. Села на край кровати, потерла рукой ступню, особенно у пятки, и с минуту просидела в таком положении неподвижно.
  - Что ты ему ответила?
  - Ничего. Он вообще говорил как-то странно, неуверенно что ли.
  - Это первый признак того, что мужчина влюблен. Они всегда превращаются в таких, когда это чувство овладевает ими. Не знают как себя вести, ведь любовь не переговоры, тут ультиматумом не взять. Тут другой подход нужен.
  - Пожалуйста, не говори отцу,- жалобно простонала Сабрина, глядя на свою матушку.
  - Не буду. Он человек деловой и сразу поймет, что Грей по сравнению с Малькольмом пустое место.
  - Зачем ты так о нем. Грей хороший парень. Я с ним чувствуя себя хорошо, мне приятно находиться рядом с ним.
  Старая женщина тяжело вдохнула. Слова дочери отозвались в ней не самым приятным звоном внутренних струн, напомнив ей самой то прошлое, где и она была влюблена в другого мужчину, но родители сделали все, чтобы свадьба между ними так и не состоялась.
  - Я тебя понимаю.
  - Правда? - Сабрина еще раз потерла нывшую ступню и попыталась встать. - Мне очень приятно, что ты поддерживаешь меня.
  Она подошла к матери и обняла ее.
  - Ты такая хорошая, мама.
  - Что не сделаешь ради любимой дочери. Правда вот отец и правда не должен знать о симпатии твоего начальника к тебе. Если эта информация дойдет до него, то...
  - Не дойдет, - перебила ее слова Сабрина. - я постараюсь, чтобы такого больше не повторилось.
  - Только не груби мистеру Янгу. Попытайся обыграть все более дипломатично. Не отказывай резко, но попытайся объяснить, что у тебя есть молодой человек, скоро свадьба и ты просто не можешь принять его любовь. Это будет сложно, но чем раньше ты дашь ему понять об этом, тем легче будет потом.
  - Хорошо, мама, я постараюсь сделать так как ты советуешь.
  Потом пожилая женщина поцеловала дочь в лоб и вышла из комнаты, давая дочери возможность переодеться. Скоро должны были накрывать на стол и ей ни в коем случае нельзя было опаздывать. Отец не любил подобного и страшно злился, называя подобное поведение непозволительным для молодой особы.
  Через пятнадцать минут Сабрина была уже готова. С кухни доносился приятный аромат и она быстро спустилась к столу, где уже собралась вся семья.
  
  Трапеза началась одновременно со словами отца о будущем дочери. Надежда, что через два месяца она выразит свое окончательное и бесповоротное согласие, не давала покоя пожилому мужчине и он не преминул заострить на этом ее больше внимания.
  - Ну я же сказал, папа, все решится через два месяца. Скоро очень важная сделка и я просто не могу отвлечься на что-то другое. Как-то все пройдет как надо, я скажу вам свое решение.
  - Не торопи события, милый, - обратилась к своему мужу, жена, - Сабрина сделает правильное решение, я в этом уверена, но не надо торопить события.
  Отец молчал. Он понимал, что сделал глупость в самом начале ужина подняв разговор на эту злободневную и очень сильно волновавшую его тему.
  - Хорошо. Просто я уже давно этого жду и каждый раз думаю, что могу не успеть увидеть тебя в свадебном платье.
  Сабрина отложила столовые приборы в сторону и начала возмущаться.
  - Отец, тебе не кажется, что говорить за ужином о смерти, это не самое правильное решение.
  Вдруг встала и собралась уходить, но голос отца остановил ее, попросив, теперь уже более мягко, вернуться на место.
  - Прости меня, Сабрина. Я сегодня просто сам не свой.
  Она вернулась за стол, но аппетит словно ветром сдуло. Несколько раз отрезала маленький кусок ветчины, после чего есть расхотелось окончательно.
  - Ты не попробуешь десерт? - спросила матушка.
  - Нет. Совсем ничего не хочу.
  - Ну хотя бы кусочек. Повар так старался, что аж у меня слюнки потекли еще до ужина.
  Только из уважения к матери она согласилась испробовать замечательный десерт их личного повара, который назывался 'Розарио'. Сладкий и очень приятный на вкус, это произведение кулинарного искусства буквально таяло во рту, оставляя едва заметное послевкусие на языке.
  Однако и оно не смогло скрыть разочарование сегодняшнего ужина, за которым в короткий промежуток времени было сказано слишком много лишнего. Она не винила отца, скорее понимала и винила уже себя саму, что не родилась мужчиной. Тогда бы вопрос с женитьбой не стоял бы так остро, и она могла бы больше посвящать себя работе. Но жизнь распорядилась иначе - другой дочери у родителей не было.
  Ужин закончился быстрее обычного. Девушка решила удалиться, поблагодарив за прекрасный десерт и оставила отца и матушку наедине, доедать и договаривать то, о чем они молчали все время за столом. Уже в комнате она подумала о Грее. Два месяца не так уже и много, но он мужчина и случиться с ним могло все что угодно. Она помнила эти завистливые взгляды подруг, желавших любыми путями нагадить ей и разрушить то, что они с парнем строили так долго несколько лет, подумала, что может быть именно сейчас они попытаются воспользоваться напряженной ситуацией и нанести решающий удар, уничтожив ее будущий союз.
  Чтобы отогнать мысли, Сабрина попыталась заснуть. Не сразу, но ей удалось это сделать. Через несколько минут тревожных блужданий среди своих мыслей и раздумий в голове, она провалилась в сон, так и не раздевшись, пролежав до утра на неподготовленной постели.
  'Проспала' - это было первое слово, которое пронеслось у нее в голове. На часах было девять часов, в дверь кто-то постоянно стучал.
  - Сабрина, с тобой все хорошо? Тебе на работу не надо?
  Она открыла дверь, посмотрела заспанными глазами на своих встревоженных родителей.
  - Моя голова.
  - Что случилось? - матушка подошла к ней, - Может врача вызвать.
  - Нет, - ответила Сабрина. - надо на работу.
  - Да ты с ума сошла, милая, ты вся бледная. Я сама позвоню на работу и скажу, что ты в больнице.
  Отец быстро зашагал вниз, подозвал своего помощника и приказал тому срочно набрать номер телефона скорой помощи, параллельно подготовив машину на случай если потребуется срочно ехать за ней.
  Состояние девушки было неважным. Она едва стояла на ногах, была белой, как чистый лист бумаги и говорила так, будто выдыхала последние остатки жизни из своих легких. Через пять минут под окнами послышался звук сирен скорой помощи. В дом зашли врачи, поднялись в ее комнату и, увидев девушку, быстро осмотрели ее на месте.
  - Что со мной? - спросила она.
  - Ничего серьезного, но думаю следует отвезти вас в больницу и там провести полное обследование. Пока что у вас все признаки сильного переутомления.
   Она не стала спорить. Врачи положили ее на носилки, вынесли из дома и погрузили в карету скорой помощи. Следом за ней поехал и отец Сабрины, лично сев за руль и приказав охране смотреть за домом пока его не будет на месте. Сердце родителя подсказывало, что в эту трудную минуту нужно было находиться рядом с девочкой и сделать все, чтобы не дай бог не случилось чего-нибудь страшного. По дороге стало плохо и его жене. Случилось это уже у дверей госпиталя. Сердечный приступ свалил женщину на руках у мужа и вместе с дочерью, лежавшей сейчас без сознания на носилках, в больницу пришлось положить и ее мать.
  Сердце билось в сильном напряжении, готовое выпрыгнуть в любой момент. Дочь. Жена. Теперь и он сам. Беда не пришла одна. Взялась за каждого из небольшой семьи и была готова забрать и его. Состояние ухудшалось, перед глазами поплыли черные круги. Давление подскочило так быстро и сильно, что из носа потекла кровь. В это мгновение он потерял сознание. Скатился со стула, куда его усадили врачи, и остался лежать до тех пор, пока появившиеся на крики медсестры врачи, не отвезли его в реанимацию.
  
  3.
  Она проснулась не совсем выспавшейся. Голова жутко болела, яркий солнечный свет несмотря на закрытые жалюзи, все равно пробивался в палату и больно бил в глаза, заставляя девушку отворачиваться в другую сторону.
  Рядом гудели медицинские аппараты, за дверью, словно тени, проносились медсестры и другие работники больницы. Она едва могла вспомнить все произошедшее, ту жуткую боль внутри, потом голоса родителей, звук сирены скорой помощи и скорость, с которой она неслась сюда.
  Вскоре в палату заглянул лечащий врач. Пожилой доктор с лысой головой и аккуратно подстриженной бородкой, приятно улыбнулся, посмотрел на нее своими коричневыми глазами, после чего присел на край кровати.
  - Я очень рад, что вы пришли в себя.
  Сабрина попыталась улыбнуться, но вскоре отбросила эту затею - сил не было даже на это.
  - Как долго я здесь?
  - Несколько суток. У вас было очень плохое состояние и нам пришлось госпитализировать вас.
  - Моя работа. Я же сейчас должна быть на работе.
  - Работа никуда не денется, а вот жизнь у вас одна. Не стоит пренебрегать такой роскошью.
  Потом он раскрыл свой блокнот и стал зачитывать сложные медицинские термины, описывавшие то состояние, из-за которого она и попала сюда. Все оказалось сложнее, чем она думала и доктор, видя замешательство в глазах пациентки, объяснил простыми словами.
  - Если говорить проще - вы сильно переутомились. Казалось бы - глупость, но в вашем состояние это переутомление копилось долгое время и в один прекрасный день, то есть два дня назад, он попросту дал сбой.
  - Что это значит?
  - Вам надо изменить свой рабочий график. Перестать сжигать себя на работе. Попросите своего работодателя смягчить вам его или дать отпуск. Слетайте куда-нибудь. Отдохните, искупайтесь в море.
  - Я не могу, - машинально ответила Сабрина, - Я так долго к этому шла. Если я сделаю заминку сейчас, кто-нибудь да обязательно воспользуется этим и займет мое место.
  Доктор угрюмо разочарованно головой.
  - От вашей смерти проку будет не больше. Вы умрете и кто-нибудь все равно займет вакантное место. Послушайте.
  Он пододвинулся ближе, отложив блокнот в сторону.
  - Я не бог, я не смогу вытащить вас с того света, если вы сами захотите туда отправиться. Ваш организм очень хрупок, тем более что он женский. Будь вы мужчиной, я бы еще подумал, но вашем случае все может принять самые плохие очертания. Плюс, если вы захотите иметь детей, то это может, теоретически, но все же, повлиять на здоровье плода. Проблемы во время вынашивания, тяжелые роды и прочее.
  - Не надо меня пугать, доктор, я уже не маленькая. Вы говорите как мои родители.
  Потом она осеклась, вспоминая, что быть может они тоже здесь. Наверняка отец захотел бы быть рядом со своей дочерью в такой момент.
  - Кстати,- сказала Сабрина, с трудом приподнимаясь на одной руке, - мои родители здесь?
  Доктор помялся, тяжело вздохнул, после чего сказал.
  - Да.
  - Я могу их увидеть?
  - Боюсь, что нет.
  - Почему?
  Теперь пауза в молчании стала больше, чем обычно, что навело на странные мысли, рождавшиеся с невероятной скоростью в ее голове.
  - Дело в том, что когда вас везли к нам, у вашей матушки случился сердечный приступ.
  - С ней все в порядке?
  После этого вопроса доктор встал с кровати и как будто ни в че мне бывало заговорил на совершенно иную тему.
  - Вам принесут лекарства через полчаса. Медсестра расскажет сколько раз их нужно принимать.
  - Вы не ответили на мой вопрос, - она чуть было не сорвалась на крик, - Что с моей матерью!
  Доктор медлил и в этом холодном молчании она едва могла сдерживать себя, предчувствуя самое страшное.
  - Мы сделали все, что было в наших силах, но спасти вашу матушку не смогли. Она умерла. Сожалею.
  Потом он резко вышел за двери и удалился, повернув в сторону длинного коридора, где и встретил одну из медсестер, приказал подготовить лекарства для Сабрины.
  - Она все знает, - говорил он, -поэтому успокоительное тоже не помешает. Про отца пока не говорите.
  - Его наблюдает доктор Валентайн. Там дела плохи.
  Он поморщился, но все же сохранил хладнокровие.
  - Делайте все как я говорил.
  - Хорошо.
  Медсестра быстро ушла за медикаментами.
  В это время Сабрина была в шоковом состоянии. Она просто не могла поверить, что это реальность, а не какая-нибудь выдумка ее помутненного разума, где каждое событие не имело ничего общего с настоящей жизнью. Плакала. Пыталась слезами выдавить из себя сомнения и опять быть уверенной в жизни своей матери. Но когда через полчаса в палату вошла медсестра, неся на металлическом подносе медикаменты, опять разрыдалась, чуть было не схватив ее за края воротника, требуя ответить на самый главный вопрос.
  - Я не имею права ничего говорить.
  - Просто ответь мне, - требовала девушка, - Скажи да или нет. Большего мне не нужно.
  Медсестра отпиралась, положив, таблетки, быстро выбежала из палаты, закрыв дверь и направившись на поиски доктора.
  - Вы сделали то, что я вам сказал? - говорил доктор.
  - Да, но она чуть не задушила меня. Требовала сказать ей правду.
  - Какую?
  - О ее матери.
  - У нее начинается истерика. Нельзя ее сейчас оставлять одну - может произойти все что угодно. Я отдам распоряжение выставить круглосуточную охрану возле ее палаты, пока ее отец находится в коме. Несколько дней тишины и покоя должны пойти ей на пользу.
  - Что мне отвечать на ее вопросы?
  - Говори то, что уже известно.
  - Слушаюсь.
  - Надеюсь, нам не придется сообщать ей о гибели второго родителя.
  Следующие несколько дней прошли для Сабрины в томительном ожидании. После известия о смерти матушки она перестала говорить с персоналом, отвечать на вопросы и нехотя, прерывая все графики, принимать медикаменты. Внешне она словно превратилась в камень - бесчувственный, безмолвный, лишенный жизни, но внутри по-прежнему продолжалась жизнь.
  Она думала об отце, о том, что он где-то рядом, может этажом выше или ниже, но находится в одном большом корпусе больницы, мысленно пребывая с ней. Медсестры так же хранили молчания. Дежурившие возле палаты охранник в форме наводили на мысль, что теперь она одна. Нет больше никого из близких, что охраняют ее только из уважения к родителям, покинувшим мир в это непростое и очень важное для нее время.
  Богатство, имущество, активы крупных предприятий и многое другое - все это теперь перетекло под ее руководство, и она в один миг превратилась из простой девушки в одну из самых богатых и влиятельных бизнесвумен в городе.
  - Вам надо принять эти лекарства, Сабрина, это очень важно.
  - Мой отец жив? Скажи мне.
  - Вам надо принять лекарства. Лечащий врач будет недоволен и отругает меня, если в этот раз вы не сделает это.
  - Ты же знаешь, я выплюну их, как только ты уйдешь отсюда.
  - Нельзя так, девочка моя, нужно жить дальше.
  - Так он умер?
  Старая медсестра молча опустила глаза. Таблетки так и остались лежать на подносе, стоявшем у подоконника на расстоянии протянутой руки, когда та выходила из палаты, уступая место доктору Валентайну.
  Абсолютная противоположность своему коллеге, Валентайн имел длинные волосы, заплетенные в косу и аккуратно убранные под халат. Толстые мускулистые руки были опущены, а взгляд был направлен строго на нее.
  - Мисс Вульф, я доктор Валентайн, ваш лечащий врач, мне бы хотелось...
  - Мой отец жив? Мне сказали, что он здесь.
  - Сожалею, но ваш отец умер сегодня утром. Свою жену он пережил всего на несколько дней. Мне очень жаль.
  Он ждал криков и плача, но к своему удивлению не увидел на бледном, почти омертвевшем лице ни единой эмоции, выражавшей хотя бы какое-то страдание по утрате. 'Наверное, все уже ушло' - подумал он, дивясь такой стойкости от известия о смерти отца. 'Значит можно спокойно продолжать'
  - Мой коллега уже сообщил вам причину такого резкого ухудшения вашего состояния.
  - Вы считаете правильным говорить сейчас об этом, когда в течение нескольких дней умерли мои родители?
  Сабрина повернула голову и посмотрела безразличным взглядом на циничного доктора.
  Тот принял вызов и попросил присутствующих выйти за пределы палаты, после чего, сняв круглые очки, присел на рядом стоявший стул.
  - Послушайте, мисс Вульф, я двадцать с лишним лет оперирую больных. Видел столько смертей и страданий, столько слез и рыданий, что вам и не снилось такое даже в самом страшном сне. Смерть ваших родителей - это трагедия, безусловно. Но жизнь так устроена, что никто не может жить вечно и рано или поздно наступает момент, когда близкие нам люди больше не сядут рядом с нами за обеденным столом, когда ты уже не спросишь их 'как дела?'. Когда они просто уходят и больше не возвращаются. Нам лишь остается принять это как само собой разумеющееся. Попробуйте, это очень сильно облегчит вашу боль.
  - Вы просто циник. У вас нет сердца.
  Доктор улыбнулся, продолжая натирать линзы очков краем халата.
  - Вы не первая кто мне об этом говорит. Тем не менее, я хочу поговорить с вами о вашем здоровье. Не нагружая сложными словами, скажу просто - вам нужен отдых, мисс Вульф. Не два-три часа в кафе у дороги, глотая выхлопы машин, а полноценный, на природе, на море, где угодно, но только не в центре города.
  - Вы не вправе мне указывать как жить.
  - Ошибаетесь. Я спас вам жизнь и имею полное право, как минимум, давать вам советы.
  - Вас никто не заставлял помогать мне, - Сабрина закашляла, отворачивая голову в сторону.
  - В этом есть ирония нашей профессии - очень часто мы спасаем тех, кто этого не хочет.
  Потом он встал, надел очки и вышел из палаты, бросив напоследок, что Сабрину уже несколько часов дожидается молодой человек.
   Это был Малькольм Янг. Босс зашел к ней с букетом роз, держа перед собой и вручив уже у кровати, наполнив палату прекрасным ароматом. Взял стул и сел у самого изголовья, всматриваясь в бледное, но не потерявшее для него красоты лицо.
  - Я начал волноваться сразу как только ты не появилась на работе. Звонил сначала на мобильный, потом к тебе домой, а там и узнал, что с тобой стряслось.
  - Мои родители...- прошептала Сабрина.
  - Я знаю, мне очень жаль. Если я могу чем-то помочь тебе, финансово или еще как-нибудь, ты только скажи, я сделаю все, честно.
  - Не надо. Как-нибудь сама.
  - Я разговаривал до этого с доктором, тем самым, что вышел передо мной. Он рассказал мне все и знаешь, я подумал, что он прав. Ты слишком много времени проводишь на работе. Думаю, хороший отдых тебе не помешает.
  - Но я...
  - Послушай. Не хочу приказывать как твой начальник, но скажу как...как человек, которому ты не безразлична - отдохни.
  - Что значит, как человеку которому не безразлична.
  Янг развел руками. Отступать было уже некуда.
  - Сабрина, я давно хотел тебе сказать, наверное, ты и сама понимаешь это, но ты ценна для меня не только как умелый и образованный сотрудник, но и как девушка. Я понимаю, что это не то место и не то время, чтобы такое говорить, но ты мне нравишься. Я хочу помочь тебе и сейчас, когда такая страшная трагедия свалилась на тебя огромным грузом, я просто не могу оставить тебя одну.
  - Это все очень мило, правда, но...
  - Не торопись. Пусть все развивается своим ходом. Прошу только одного - не обрубай все на корню прямо сейчас.
  - Но у меня есть парень.
  - Я знаю и докажу что лучше его. Мне нужен всего один шанс, позволь мне использовать его. Это не так просто для меня, я всегда и все брал силой, но тебя...тебя я не хочу завоевывать так. ТЫ увидишь, что я лучше, что у меня гораздо больше плюсов чем у него, и дело даже не в деньгах и власти. Дело просто во мне.
  - Малькольм, все гораздо сложнее, чем тебе может показаться. Мы уже давно встречаемся, знаем друг друга как брат и сестра, у нас есть общие интересы, увлечения, мы даже книги читаем одни и те же. Столько лет отношений нельзя перечеркнуть в один миг.
  - Поэтому я прошу дать мне время. - Янг не отступал.
  Он встал на ноги, выпрямился, подобно струне и, поцеловав ее руку, направился к выходу.
  - Ты увидишь, что я лучше.
  На этом разговор закончился. Сабрина попросту не знала как реагировать на все происходящее. Столько всего смешалось в едином клубке, размотать который было не так просто как казалось. Сложности добавляло и то, что через несколько дней в больницу нагрянули коллеги ее покойного отца. Каждый из них был ей знаком еще с детства, все они бывали у них в доме, обсуждали вечерами дела компаний и прочие бизнес-идеи, но сейчас каждый из них был сосредоточен на одном - узнать как дальше будут развиваться дела. По правилам Сабрина наследовала все, чем владел отец, а значит и право решения в спорных вопросах так же передавалось ей.
  - Похороны отца и матери пройдут в один день, - заявила Сабрина, уже идя на поправку и готовясь к этому мрачному событию.
  - Вы хотите внести какие-нибудь коррективы в этот процесс? - спросил ее помощник отца.
  - Нет, все скромно и без шумихи. Я не хочу, чтобы из смерти моих родителей сделали шоу местные газеты и телевидение.
  - Будет сделано.
  
  Когда все закончилось она полностью погрузилась в работу. Кто-то говорил ей, что это, наверное, единственное лекарство, которое помогает забыть о страшном и пережить его. Работа кипела, она была в центре событий отцовского бизнеса, ей многому предстояло научиться и самое главное - жить, опираясь исключительно на свои силы.
  В глубине души Сабрина хотела заставить себя стать железной, непроницаемой, быть как бетон, чтобы не чувствовать ничего и быть сама себе хозяйкой. Жизнь поставила ее перед таким выбором. Даже на совете директоров, когда старые друзья ее отца впервые увидели свою новую хозяйку, она была полна решимости показать им, что достояна управлять огромным бизнесом.
  В конце дня на столе ее ждал огромный букет роз. Прислуга сказала, что курьер передал его так, без визитки и имени отправителя. Она лишь усмехнулась. Думала, что Янг в очередной раз пытается достучаться до нее. Нет, он был приятным человеком, несмотря на все, что про него говорили, про те необъяснимые поступки, что иногда выдавали в нем скрываемые странности. С ним можно было поговорить, обсудить насущные проблемы как с равным, но вот мужчину своей мечты в нем она точно не видела. Почему? Сложно сказать. Она сама порой дивилась тому, как сложно бывает найти ответы на вопросы, встававшие у нее на пути.
  Подошла к телефону, набрала знакомый номер и устало села на диван, рядом с которым на небольшом журнальном столике уже дымилось кофе.
  - Алло, -послышался знакомый голос.
  - Зачем ты прислал мне его?
  - О чем ты, Сабрина?
  - Я про букет. Мне приятно, спасибо, конечно, но все же не стоит делать этого. Мы же обсуждали все совсем недавно.
  - Мне кажется ты что-то напутала. Я не присылал никакого букета.
  Девушка замолчала, думая, что Янг просто не хочет сознаваться, ведь имени его там не было, да и прислуга не могла сказать от кого пришел подарок и решила подыграть своему боссу.
  - Может это твой парень, как там его.
  - Грей, его зовут Грей.
  - Вот. Позвони ему.
  - Обязательно. Только все равно мне понятно от кого он.
  Разговор закончился. Сабрина была зла, но чисто по-женски. Букет был прекрасен. Даже сидя далеко от него, она чувствовала этот прекрасный аромат, который источали розы и не могла надышаться им. Хотела глотать его все больше и больше, даже попросила прислугу пододвинуть его ближе, чтобы полностью погрузиться в него. Затем, когда ей стало приятно, позвонила в очередной раз, но теперь Грею. Он долго не поднимал, а когда все же сделал это, попросил пару часов не беспокоить его.
  - У меня куча дел, Сабрина, прости. Я бы рад с тобой поговорить, но...
  В трубке послышались голоса, много голосов. Женские, мужские, молодые, звонкие и старые, кто знает, где он сейчас был, но когда он смог таки ответить на ее слова, шум стал просто невыносимым.
  - Ты где?
  - Прости меня, я не могу...
  Потом обрыв связи. Она попыталась еще несколько раз набрать ему, но безуспешно.
  - Ваш кофе скоро остынет, мисс Вульф, - заметила старая женщина. Работавшая прислугой в этом доме еще при ее отце.
  - Спасибо, я сегодня ужасно устала.
  - Понимаю. Ваш отец очень беспокоился, когда говорил, что скоро придет время передать все бразды правления вам.
  - Давай не будем начинать этот разговор. Мой отец уже не со мной и как бы мне не хотелось вернуть его, это уже, увы, невозможно.
  Женщина ушла на верх, продолжая делать уборку, и Сабрина осталась сама с собой, в окружении прекрасного аромата свежих роз.
  Вечером Грей перезвонил. Было поздно, но девушка решила поговорить.
  - Я хочу еще раз попросить у тебя прощения и выслушай меня...
  - Ты не мог мне ответить.
  - Ужасно много народу набралось, невозможно было сказать и слова.
  - Тебя кто-то запер и не выпускал на улицу? Что за дурацкие отговорки?
  - Ну я же просил выслушать меня.
  - Грей, - Сабрина поднялась из-за рабочего стола, где скопилось несколько стопок бумаг. - Я сейчас как никогда нуждаюсь в поддержке. У меня погибли родители, я осталась одна, нет никого, кто мог бы просто побыть со мной в эту трудную минут. Неужели так сложно было выйти на улицу и ответить мне!
  Она сорвалась на крик, хотя тут же заглушила ярость внутри себя.
  - Прошу тебя, Сабрина, не нужно сейчас этого. Я все понимаю, я...я соболезную. Честно. Что ты хочешь, чтобы я сделал сейчас?
  - Сейчас? Ничего. А вот тогда, когда я звонила тебе, мне хотелось поговорить, особенно про розы.
  - Розы? Какие? Ты о чем.
  - Не придуривайся! Я знаю, что это ты.
  - Но это не я. Я ничего не посылал тебе. Ты ведь сама просила не делать этого, говорила, что родители терпеть меня не могут и будут выкидывать все, что будет приходить от моего имени.
  Тут девушка опешила. Ведь правда! Она вспомнила слова своего отца, вспомнила наказ дворецкому и охране, который она случайно услышала, когда уходила на работу. И пусть родителей уже нет в живых, мало кто ослушается указа ее покойного отца, даже после смерти.
  - Так значит... - она едва говорила.
  - С тобой все в порядке.
  - Я? Что? Ах, да, все хорошо, но если не ты, то...
  Она повесила трубку, сев, словно огорошенная на кресло. Рука потянулась опять набрать номер Малькольма Янга. От ненависти, которая сейчас бушевала внутри нее, она тут же вскочила обратно на ноги и побежала вниз, где стояла ваза с еще свежими цветами, схватила их и выбросила в мусорное ведро, втоптав прекрасные розы ногой в самое дно. Она делал это так упорно, что не слышала как кричала и проклинала своего босса. Прислуга, выбежавшая на шум, с трудом смогла привести девушку в чувства. По ее лицу текли слезы, она закрывала покрасневшие глаза руками, все время произнося имя Янга. Говорила, что не хочет его видеть, что ее обманули, сочли за простушку, которую можно водить вокруг пальца, потом вырвалась из рук прислуги и побежала на верх.
  Ей хотелось побыть одной. Дверь захлопнулась и все вокруг стало тихо. Она сидела за отцовским столом, который перенесли сюда сразу после его смерти, и клялась, что больше никогда не позволит себе слабости, выражать чувства на публику. Она станет сильнее, станет тверже и прочнее. Теперь никто не сможет ее сломить, как бы сильно этого не хотел.
  
  - Грей! Иди сюда! Скорее, мы тебя уже заждались!
  Девушки кружились вокруг него, как серены, желая затянуть к себе поближе. Он шел к ним, разгребая руками толпы танцующих молодых парней и девчонок, предвкушая каким прекрасным будет этот вечер.
  Она была прекрасна. Та, что с черными, как вороново крыло, волосами, распущенными, как и ее мысли. Она схватила его своей рукой, подтянув поближе и впилась губами так страстно, что он чуть было не потерял равновесие.
  - С кем ты разговаривал?
  Музыка на танцполе громыхала на всю катушку и приходилось почти кричать, чтобы услышать своего собеседника.
  - Это... так, ничего важного. Просто разговор.
  - Небось твоя богатенькая звонила, спрашивала, где ненаглядный бегает.
  - Прошу тебя, давай не будем.
  - Чего?! - он улыбалась и жадно съедала его своим взглядом. - Это же правда. Все об этом знают. И я, и Паркер, и Макс, да все. Она водит тебя за нос, а ты, как дурачок ходишь за ней.
  Она обхватила его руками и пара понеслась в танец.
  - Смотри, а то пропустишь самое интересное.
  Грей смотрел на нее, поглощая взглядом все, что открывалось перед ним. Девушка танцевала страстно, не сковывая себя практически ничем, казалось, останься здесь только он и она, и одежда тут же падет вниз, открыв ему самое сокровенное. Но девушка умело использовала все, что было даровано ей природой, когда оставалось совсем чуть-чуть, она резко сбавляла темп, поворачиваясь уже другой стороной. Волосы кружились вместе с ней, глаза блестели, как у хищной птицы, заприметившей очередную жертву. Когда же танец закончился, он был словно поглощен гипнозом.
  - Понравилось. А она ведь так не умеет.
  Девушка коснулась своими ладонями его груди и легонько толкнула вперед.
  - Отдохни, скромняга, а я скоро вернусь.
  Она ушла, оставив его со своим другом. Мэтт не любил шумные вечеринки, будучи похожим на книжного червяка, любившего проводить долгие часы в библиотеке, чем заработал звание настоящего ботаника. Но теперь, когда все его друзья, и особенно Грей, собрались в этом месте, он просто не мог отказаться от вечеринки.
  - Я думаю, у кого-то сегодня что-то будет, - иронизировал Мэтт.
  - Брось, это все так...
  - Что значит так? Ты только что целовался с ней, а она крутилась возле тебя, готовая на все. Нет, вот если бы мне такое перепа...
  - Брось, говорю тебе! У нас с Сабриной все серьезно.
  - Не хочу тебя огорчать, но говорят ее босс за ней приударил. Ты подумай, Грей, трезво посмотри на вещи. Кто ты, и кто Янг.
  - Ты знаешь его?
  - Видел в газетах, читал разные статьи. Он богат. Мой старик знает одного из его друзей, с которым тот начинал свой бизнес. У тебя нет шансов.
  - У нас любовь.
  - Это проходит, Грей. Слишком разные весовые категории.
  - Против были ее родители, теперь их нет.
  - Я слышал о их гибели, не знаю как Сабрина пережила это, но ей стоит поставить за это памятник. В такие годы остаться без родителей, одна против целой империи, созданной ее отцом. Похвально.
  - К чему ты это?
  Мэтт постучал пальцем по лбу, как бы намекая, что ответ лежит на поверхности.
  - У нее не будет на тебя времени, Грей. Ты на ее фоне просто букашка. Скажут, что все по расчету, что ты специально обхаживал ее и ждал смерти родителей, чтобы наложить руки на все богатство семьи. Тебя сотрут в порошок. В бизнесе репутация играет почти все, и вряд ли Сабрина пойдет на то, чтобы пожертвовать трудами отца ради любви.
  Мэтт поднял руки и отошел в сторону. Музыка все еще громыхала на танцполе, не давая толком услышать слова собеседника. Сомнения охватили его. Пока что не сильно, но в словах Мэтта было зерно истины. Кто он, а кто она? Два разных мира, два разных человека. Разве любовь сможет соединить такие противоположности?
  Размышления прервала девушка. Прекрасная черноволосая красавица встала перед ним, прижав к стене.
  - Не думай о ней, думай о том, что может быть сейчас.
  - Пожалуйста. Ты же знаешь...
  - Знаю, и поэтому не даю тебе покоя. Ты ведь не любишь ее.
  - Не правда.
  - Правда. Я вижу сомнения в твоих глазах. Это разочарование. Ты столько ждал, хотел быть с ней как нормальный мужчина с женщиной, а она все отодвигала 'на потом', находя все новые и новые отговорки.
  - Откуда тебе все это известно? - Грей попытался оттолкнуть ее, но тут же был крепко прижат к стене.
  - Какая разница, главное другое, - она коснулась своим указательным пальцем его губ, - Мы здесь. Что еще нужно. Будь проще, пойми, ты не получишь ее, не потому что не достоин, а потому что она не видит в тебе того, с кем хотела бы прожить всю жизнь. Если бы все было иначе, она бы не тянула. Так в чем проблема?
  - Работу. Повышение.
  - ОТГОВОРКИ.
  - Женщина всегда найдет повод, сказать нет, или сказать да. Вот я, например, как ты считаешь, сказал бы нет, если бы ты предложил мне быть с тобой.
  Она вдруг отпрянула от него, закинув растрепанные волосы назад, и покрутилась вокруг себя, заставив и без того коротенькую юбку задраться выше приличного.
  Он все видел и сердце внутри забилось сильнее обычного.
  Потом подошли другие девчонки. Они смеялись, хохотали, видя в каком глупом положении находится Грей, когда тому на помощь пришел Мэтт.
  - Что с тобой?
  - Я... - он потряс головой, - я хочу уйти отсюда.
  Потом развернулся и зашагал в сторону выхода. Шел быстро, грубо расталкивая танцующих, чем вызвал недовольство некоторых из них. Кто-то подбежал сзади, ударил его, Грей упал на колени, но тут же попытался встать, однако в этот момент его ударили вновь.
  Драка продлилась недолго. Все разбежались в стороны, когда в толпе появились первые стражи порядка. Грей смог выбежать на улицу, держась рукой за все сильнее набухавшую щеку, потом почувствовал кисловатый привкус крови на языке.
  - Ути, мой мальчик, хорошо ты ему ответил.
  Она стояла рядом с ним, смеясь и помогая вытирать кровь.
  Отбежав чуть дальше, где их уже не было видно, она опять поцеловала его. Прямо в окровавленные губы. Так страстно и безответно, что он ничего не смог ей ответить.
  - Кровь вкусная. - рассмеялась девушка.
  - Ты похожа на вампира, - пробормотал он. - я таких раньше не встречал.
  - Тебе еще много предстоит обо мне узнать, если, конечно, не закончишь все прямо сейчас.
  Она отошла на один шаг назад и протянула ему свою ладонь.
  - Пойдем со мной. Если ты скажешь нет, я больше никогда на тебя не посмотрю и все закончится прямо сейчас. Но если ты выберешь меня, поверь, каждая ночь, которую мы проведем вместе, будет слаще предыдущей.
  Она замолчала. Рядом с Греем стоял и Мэтт. Он так же смотрел на своего друга, глотая от зависти слюни, готовый броситься в объятья девушки, если бы она только подала ему знак. Но ей был нужен другой. Он стоял перед ней, всего в каких-то двух шагах, красивый и почти полностью завоеванный ею.
  Грей долго думал. Наверное, не было еще момента в жизни, чтобы он боялся ошибиться. Думал над словами Мэтта о Сабрине, о том, что теперь она будет другой, даже если сама этого не захочет. Жизнь заставит ее измениться, иначе все, что построил ее отец, рассыплется, как карточный домик. Она слишком сильно его любила, чтобы позволить произойти этому.
  Он так и не понял до конца, почему поступил именно так, но, когда ладони мужчины и женщина сомкнулись, а губы соприкоснулись друг с другом, он уже не хотел даже думать над этим. Он просто наслаждался. Погружался в наслаждение, как в сладкий растопленный шоколад, пробуя все больше и больше. Девушка не соврала. Он получал то, чего так не хватало ему с Сабриной.
  
  
  - Мисс Вульф, у нас партнеры по бизнесу требуют срочного созыва совета директоров. Они хотят услышать объяснения вашей политики относительно кадров.
  - Скажите им, что я очень занята и перенесу совещание на более поздний срок, сейчас у меня есть более важные дела, чем это.
  Советник вышел, закрыв за собой дверь. Сабрина тяжело выдохнула, чувствуя как копится внутри нее усталость и... разочарование. Работу у Янга пришлось бросить. Она просто не могла разрываться между двумя вещами, которые ей были почти одинаково дороги, но отцовский бизнес не мог быть пущен по ветру и однажды вечером, за чашкой крепкого кофе, она приняла такое же крепкое решение полностью посвятить себя бизнесу.
  Малькольм встретил это решение разочарованием, но с пониманием отнесся ко всему, что значил для девушки отец.
  - Ты могла бы оставаться у меня в штате, зачем так резко обрывать все концы? - говорил он, приехав в ее офис чуть позже, после обеда.
  - Ты все время ищешь повод держаться рядом со мной, или держать меня рядом с собой.
  - Не усугубляй. Я сказал тебе, что хочу доказать свою верность тебе. Тебе мало все того, что я сделал? Хорошо, я готов на большее. Чего ты хочешь?
  Сабрина устало закрыла лицо руками.
  - Давай не сейчас, я прошу тебя. У меня был тяжелый день, а ведь он еще не закончился.
  - Но ты сама провоцируешь меня на это.
  - Ты соврал мне по поводу цветов.
  - Я не понимаю.
  Малькольм сел на рядом стоящее кресло, закинув ногу на ногу.
  - Опять ты за старое. Я звонила Грею в тот день. Спрашивала его обо всем и он понятия не имеет ни о каких цветах. Плюс ко всему, я вспомнила, что отец, когда был жив, строго на строго запретил ему присылать мне что-либо домой. Не думаю, что смерть как-то повлияло на его решение.
  - И ты думаешь, что это сделал я?
  - А есть другие варианты?
  Янг пожал плечами. Он и правда не понимал какое отношение он имел ко всему этому. Нет, конечно, он был бы рад сделать приятное прекрасной девушке, которую при этом безответно любил в своем сердце, но в этот раз ему приходилось оправдываться, ведь букет цветов и правда был не от него.
  - Ты приехал только для того, чтобы обсудить со мной вопрос увольнения?
  - Не только, - Янг достал из внутреннего кармана несколько билетов и, потянувшись вперед до края стола, положил их перед Сабриной.
   Девушка взяла их, внимательно изучила и вопросительно посмотрела на Малькольма.
  - Путевки?
  - Я уже все оформил. Изучил твой график на несколько месяцев вперед и выкроил десять свободных дней для отдыха. Тем более доктор сам велел тебе отдохнуть подальше от всей этой суеты.
  - Корсика? - спросила Сабрина, перекладывая путевки из одной руки в другую. Этот старый остров, о котором так часто вспоминал ее отец, был предметом долгих историй в ее детстве. Отец любил его и часто говорил, что хочет вернутся туда, хотя бы на недельку.
  - Я даже не знаю.
  - Все за мой счет. Гостиница, билеты туда и обратно. Ты ничего не будешь должна. Просто отдохни. Все будет прекрасно, а, когда придешь в полный порядок и почувствуешь прилив сил, вернешься.
  - Но мой бизнес.
  - Еще есть время. Уладить все самые насущные и неотложные дела и езжай отдыхай.
  Девушка осторожно отложила путевки на стол, как будто боясь подцепить невидимую заразу, после чего посмотрела в глаза Малькольму.
  - Ты ведь знаешь, что у нас ничего не получится. Зачем тогда делаешь все это?
  - Я же сказал, что докажу тебе, что гораздо лучше твоего Грея. Просто дай мне время.
  Потом он встал, попрощавшись, и вышел, тихо спустившись по лестнице вниз. Девушка встала с кресла, подошла к окну и аккуратно, так, чтобы ее лица не было видно, посмотрела вслед уезжавшей машине.
  Зачем он это делает? Она никогда его не полюбит. Это немыслимо. Он далеко не молод и не красавец, а Грей так красив и хорош собой, но в последнее время все слишком усложнилось. Отношения с парнем катились в какую-то бездну, где ни он, ни она не могли найти друг к друга. Звонки все чаще стали напоминать отчеты: 'я был там-то, говорил с тем-то', чувства и эмоции, которые она, казалось, растеряла уже очень давно, начали уходить и у Грея. Он отдалялся, и девушка ощущала это всем своим сердцем.
  В какой-то момент она вернулась за стол, и сама того не понимая набрала его номер телефона. Он ответил привычным уставшим голосом.
  - Здравствуй, Сабрина.
  - Как ты, Грей.
  - Устал.
  - Я звонила тебе вчера вечером.
  - Да, я помню. Было поздно, я не хотел тебя будить.
  - Что за шум был в телефоне, когда мы разговаривали?
  - Ничего серьезного. Вышли с друзьями погулять, зашли в бар.
  - Ты не предупредил меня. Не позвал. - в ее голосе чувствовалась обида.
  - Ты утонула в работе, милая моя, с момента нашей последней встречи прошло столько времени, а мы только и делаем, что говорим по телефону, реже - по скайпу. Нет живого общения. Иной раз мне кажется, что я разговариваю с диктофоном, на котором одна и та же запись прокручивается по нескольку раз.
  - Ты обвиняешь меня?
  Девушка подскочила на ноги.
  - Я пытаюсь объяснить, что наши отношения все больше напоминают какой-то спектакль. Мы вроде вместе, но далеко друг от друга, вроде как любим, но в тоже время не хотим сделать чего-то больше. Я все понимаю: работа, карьера, желание самоутвердиться и добиться успеха в бизнесе, но... есть же другая жизнь.
  
  Сабрина понимала Грея, но ответить как-то иначе, чем просто упреками не могла, не была способна. Она решила для себя стать сильнее и выражать эмоции теперь хотела меньше всего.
  - Я ничего не могу поделать, Грей. Есть вещи, которые выше меня, важнее моих собственных предпочтений. Эти обязанности окружили и я не могу просто так взять и уйти от них.
  - И ты решила уйти от меня?
  Тут она замолчала. Грей тоже ничего не говорил, ожидая ответа со стороны своей возлюбленной. Хотя с его стороны все и давно уже стало ясно, а последний соблазн, которому он поддался и был вовлечен в интригу похлеще любой, что была раньше, только утвердили его в этом мнении.
  - Я не хочу делать сейчас каких-то резких заявлений. Пойми меня.
  - Ты должна мне ответить. Мы не молоды, я хочу семью, хочу нормальные отношения. Как долго я должен ждать, чтобы ты сказала 'да, Грей, давай поженимся'.
  - Прошу тебя, не надо. Сейчас мне и так очень сложно. На работе...
  - Ну вот опять. Работа, работа, работа, этот проклятый бизнес! Ты замужем за своей работой. У тебя всегда найдется время для него, но только не для нас с тобой.
  - Грей, послушай...
  В телефоне послышались гудки. Коротенькие противные, они прервали разговор на очень важной ноте, когда она уже была готова пойти на уступки и встретиться с Греем, чтобы объясниться и быть может даже сказать 'да', но...
  Остаток дня она провела за отцовским столом, полностью погрузившись в работу. Грей был прав насчет этого - она тонула в ней, падала все ниже и ниже, не зная, когда же почувствует дно, от которого потом будет возможно оттолкнуться. Но дня не ощущалось. За горами бумаг, документов, не было видно просвета. Когда, казалось, все было сделано, решены все самые важные и срочные дела, поступал звонок и она сломя голову летела на встречу с партнерами по бизнесу. Договора, встречи, сделки, проверки. Сколько всего у нее вмещалось в голове было известно одному только Богу, но к концу дня, когда ей все-таки удавалось вырваться из крепких объятий рабочих проблем, Сабрина падала без сил на диван.
  Ей хотелось отдохнуть. Закрыть глаза и ничего не чувствовать.
  - Это вам, - объявила прислуга, неся в зал, где находилась девушка, огромный букет цветов.
  'Опять Янг', - подумала она, ощущая прекрасный аромат.
  - Свежие. Как будто только что срезаны.
  Сабрина взяла букет в руки, поднесла поближе к лицу и вдохнула всей грудью. От сладкого аромата закружилась голова.
  - Поклонник щедро одаривает вас цветами, мисс Вульф.
  - Записки не было? - зная ответ, все равно спросила Сабрина.
  - Нет, - отрицательно покачала головой прислуга, - курьер сказал, что от анонима. - Но мне все равно кажется, что это мистер Малькольм балует вас такими подарками. Не удивлюсь, если в скором времени он заявится к вам с предложением руки и сердца.
  Сабрина не обижалась на старую прислугу за такие слова. Она, как и любая женщина той, прошлой эпохи, не понимала стремления многих современных девушек к самостоятельности, называя их 'неприкаянными душами', без дома, без семьи, и что немаловажно - без детей. Хотя девушка и слышать не хотела о свадьбе с Янгом, аромат цветов заставлял ее нет-нет, а задумываться об этом, после чего она встряхивала головой и выбрасывала эти мысли наружу.
   - Детки, мисс Вульф. - робко говорила прислуга, присаживаясь на краю дивана, - как же без деток.
  Она лишь отмахнулась рукой.
  - Не начинай.
  - Ваш отец так ждал этого момента.
  - Мой отец человек другого времени, как и моя мать. как и ты. Все в этом мире слегка изменилось и люди тоже.
  - Но нельзя же жить вот так вот, без ничего. Бизнес - это хорошо, но подумайте сами, если бы не было вас, кому бы ваш отец передал все свое состояние?
  - Не знаю, я не думала об этом никогда.
  - Подумайте, - старая женщина погладила ее по волосам, - мистер Малькольм не красавец, но красота проходит и потом остается человек, а как человек он хороший.
  - Ну хватит, - Сабрина отмахнулась от этого разговора, как от назойливой мухи. Потом с трудом поднялась с дивана и направилась на верх, в свою комнату. Переодевшись, она упала в приготовленную постель, словно срубленное дерево, забывшись крепким сном.
  
  На следующее утро она проснулась хорошенько отдохнувшей и готовой к новым свершениям. На работе постепенно решались дела, горы неподъемной доселе информации сошли на 'нет' и девушка почувствовала, что наконец, смогла победить проблемы и трудности, которые всего несколько дней назад казались ей непреодолимым препятствием. До обеда она лишь дважды была вынуждена оторваться от бумажных дел и отправиться на производство, где лично руководила процессом, всем своим видом показывая, что готова быть рядом с теми, кто ежедневно вкладывает свой труд в развитие теперь уже ее бизнеса.
  Ближе к полудню она вернулась. И к своему удивлению обнаружила на журнальном столике, рядом с китайской вазой и двумя фарфоровыми чашками небольшой конверт.
  - Это принесли сегодня. Подкинули нам под двери. Охранник сообщил, что проверил его - ничего опасного.
  Конверт был не заполнен и не подписан, однако очень туго набит, словно внутри лежали деньги. Она взяла его в руки, поднялась на верх, закрыла за собой и дверь приготовилась прочесть несколько признательных строк от тайного поклонника, в котором, как она считала, легко угадывался силуэт Малькольма Янга. Однако едва она вскрыла белоснежный конверт и начала вынимать содержимое, как внутри нее все замерло. Это были не деньги и даже письма, призванные пробудить в ней чувства к взрослому мужчине. Это были фотографии. Фотографии ее Грея и какой-то черноволосой девушки, вцепившихся один в одного во время плотских утех.
  Руки задрожали. Несколько фотографий выпали из рук и разлетелись в стороны. Из глаз полились слезы. Сабрина вытряхнула все на стол, несколько штук скатились к ногам, но она не заметила этого. Она продолжала смотреть, как ее любимый человек, запечатленный на фото, крепко сжимает возбужденную женскую грудь и целует свою партнершу. И эта девушка. Сабрина внимательно вглядывалась в лицо неизвестной ей ранее соперницы, пытаясь узнать в ней кого-нибудь, кто был раньше другом или однокурсником ее молодого человека, но безуспешно. Затем еще несколько фотографий. Она не могла смотреть на них, но бросая их в сторону, снова поднимала в руках.
  Потом громко заплакала.
  Служанка, убиравшая в этот момент как раз возле ее кабинета, заглянула посмотреть все ли в порядке. Увидев свою хозяйку в таком растерянном состоянии, всю в слезах и чуть ли не грани срыва, быстро бросила все и подбежала к ней. Потом ее взгляд упал на разбросанные фото. На них она узнала Грея. Обняла Сабрину и покачала головой.
  - Он не мог. Он просто не мог.
  - Тише, дитя мое, тише.
  Служанка смела рукой все фотографии, что лежали сейчас на столе, потом собрала в мешок и выбросила в урну, где потом же приказала охраннику от имени хозяйки сжечь все содержимое.
  Вернувшись в кабинет, принесла с собой успокоительное.
  - Выпей, это поможет тебе.
  - Он не мог. Это все неправда.
  - Выпей, тебе полегчает. Это хорошее успокоительное, не нужно плакать, это ничего не изменит.
  Наконец. Поддавшись уговорам своей служанки, она проглотила все содержимое стакана, почувствовав, как спокойно становится ей в этот момент. Потом взяла конверт, все еще лежавший рядом с ней, покрутила в руках, но не нашла ничего, что могло бы вывести ее на того, кто подбросил ей эти снимки.
  - Я хочу узнать кто это сделал.
  - Охранник сказал, что никого не видел.
  - А камеры? У нас же везде стоят камеры. Наверняка этот кто-то не смог укрыться от них.
  Сабрина тут же встала из-за стола, вытерла слезы, посмотрев на себя в длинное вытянутое зеркало, поправила юбку-карандаш и твердым шагом спустилась вниз, где принялась допрашивать двух мужчин-охранников.
  - Клянусь, мисс, никого не видел. Я здесь с шести утра, быть может это сделали раньше, ночью, пока все спали, а потом ветер вынес конверт на видное место.
  - Камеры, - Сабрина указала на одну из них, висевшую прямо над их головами, - Он не мог пройти мимо них. Что-то да должно было быть заснято.
  Видео с камер наружного наблюдения было перемотано с позапрошлого дня и просмотрено почти по минутам. Ничего. Потом попробовали другие. Так же пусто. Все было обыденно. Никаких серьезных происшествий, никах незнакомцев. НИЧЕГО.
  Сабрина не могла поверить.
  - Но ведь как-то они попали сюда.
  - Я не знаю, что вам ответить, мисс.
  - Сожгите, - громким голосом приказал девушка, - я хочу, чтобы все, что было в конверте было сожжено.
  Мужчина вышел из кабинета и вскоре выполнил указание своей хозяйки. Сабрина сама лично присутствовала рядом, когда фотографии, объятые пламенем, скручивались и превращались в пепел. Потом, убедившись, что ничего не уцелело, поднялась обратно к себе в кабинет. Ей хотелось срочно поговорить с Греем. Решить все раз и навсегда, и порвать с отношениями, которые с этого момента стали для нее безразличны.
  
  
  Она долго не могла выбрать что надеть. Сначала думала, что стильный жакет в купе с юбкой карандаш и прекрасными туфлями-лодочками бежевого цвета сделают свое дело, оформив ее внешний вид, как подобает настоящей хозяйке огромного бизнеса. Но вскоре почти готовый образ был отброшен, как только она вспомнила, что ей предстоит встретиться с Греем.
  Сабрина решила порвать с ним раз и навсегда. Отчасти ей хотелось это и раньше, но любовь, точнее ее остатки, все еще теплились внутри нее, пока она не увидела те самые фото, от которых в данный момент остался только пепел.
  Сняла туфли, покрутила их в руках, словно пытаясь найти изъян, после чего заменила на совсем недавно купленные лубутены. Их алая подошва, фирменный знак, должна была подчеркнуть ее серьезные намерения и будущую непоколебимость в разговоре. Сняла жакет, поменяв на классическую белую блузу и недовольная очередным выбором, заменила все на черный пуловер - на улице становилось прохладно и заболеть ей хотелось меньше всего.
  После всех страданий выбора, Сабрина вскоре смогла 'найти себя', примерив образ черной вдовы, которой уже было попросту нечего терять. Черный пуловер, прекрасно сочетался с такой черной юбкой-карандаш имевшей кружевной низ чуть выше колена. Маленькая сумочка с длинной цепочкой, прекрасно подходила ее лубутенам, придавая уверенности и без того серьезно настроенной девушке.
  Старая служанка не преминула заметить, что в таком строгом и в то же время простом и стильном комплекте, она выглядеть еще прекраснее, чем раньше.
  Сабрину это вдохновило. Несмотря на кажущуюся железобетонность снаружи, внутри ей было непосильно тяжело. Предстоял серьезный разговор, исход которого она знала еще на пороге дома.
  Место встречи назначил ее секретарь - девушка не хотела говорить с Греем до встречи. Желая посмотреть ему в глаза, когда тот поймет, что ей все известно. Это было одно из прекрасных мест у исторического района, где время согласно легенде могло останавливаться на мгновение, давая туристам и простым наблюдателям, запечатлеть ту прежнюю эпоху, что сохранилась в вековых каменных стенах.
  Водитель подвез ее в назначенное время, когда она увидела Грея, стоящего возле фонтана, совершенно не подозревая о цели разговора. Она вообще очень сильно удивилась, что у него нашлось время на все это. Вышла наружу, высоко держа голову и направилась к нему.
  - Ты прекрасно выглядишь.
  Она промолчала, сжимая сумочку, в которой лежал пустой конверт. Не сразу, но решилась заговорить о прошлом и о том, что увидела, когда вскрыла это злосчастное письмо.
  - Я видела твою потаскуху на фото. Мне все известно.
  - Что? О чем ты вообще.
  - Не притворяйся! Ты был с ней, трахался с ней, когда мне так сильно была нужна твоя поддержка. Как ты касался ее груди своими руками, а потом говорил мне, что все хорошо, что это была невинная вечеринка в баре. Ты обманул меня, Грей. Я так тебе доверяла, я...я.. клянусь, хотела быть с тобой, мне нужно было лишь время, чтобы все уладить и тогда...мы...
  Она едва могла сдерживать себя, чтобы не расплакаться.
  'Я сильная!' - твердила она себе и снова смотрела ему в глаза. Она стоял как истукан, пытаясь что-то выговорить, были какие-то потуги на извинения или что-то в этом роде, но Сабрина и слышать ничего не хотела. Она набиралась сил, чтобы сказать ему одну фразу, которая должна была перечеркнуть все прошлое, связанное с ним.
  - Я больше не могу терпеть все это, Грей. Мы...
  Дыхание перехватило. Сердце билось так сильно, что она вокруг ничего не слышала.
  - Мы расстаемся, - наконец, она выдохнула и на душе стало легче. - Окончательно. Не хочу, чтобы эти руки, трогавшие другую женщину, прикасались ко мне. Можешь не извиняться - мне теперь это не нужно. Все кончено. Прости.
  Девушка развернулась и направилась обратно к машине. Водитель уже ждал ее и открыл дверь сразу, как только она подошла ближе. Грей побежал за ней, пытался стучать в двери, открыть ее, но водитель, высокий мускулистый мужчина, оттолкнул его, пригрозив вызвать полицию.
  Она отвернулась от окна и больше не смотрела в сторону, где стоял Грей. Автомобиль быстро выехал из исторического района, набрав скорости и выбравшись на более оживленную трассу.
  Ей стало спокойно. Как будто камень свалился с души и все вокруг вдруг взыграло другими красками.
  'Да' - говорила она себе, - 'Я поступила правильно. Я сильная. Той, старой Сабрины больше не существует, сегодня родилась другая девушка'.
  Машина все дальше уносила ее от этого, безусловно, исторического в ее жизни, момента. Хотелось и плакать, и смеяться, но больше всего хотелось просто помолчать. Обдумать все, взвесить. Как на зло в памяти появились слова служанки, о том, что все проходит. Красота ничто! Главное человек. Быть может Янг и не был Аполлоном, но в нем ощущалась уверенность. Ну и что, что старше, какая сегодня в этом разница. Это даже хорошо, ведь рядом с ним она будет чувствовать себя куда более надежнее и сильнее.
  Вскоре машина остановилась у дома. Девушка вышла из салона, направившись к дверям, а затем и в гостиную, где ее уже дожидался частный детектив. Она наняла его недавно, чтобы докопаться до истины и узнать: кто был тот человек, бросивший конверт с фотографиями у самых дверей.
  - Говорите, - грозно потребовала Сабрина.
  - Мы просмотрели видео со всех камер. Ничего, мисс. Сожалею, но это был профессионал. Ни одна из камер не зафиксировала присутствие посторонних людей на территории вашего дома или рядом с ним.
  - Ищите. Я буду платить вам только за результат.
  - Как скажите.
  Детектив откланялся, сняв шляпу и удалившись к своему автомобилю, припаркованному неподалеку.
   Потом девушка села за стол, на который вскоре подали ужин.
   - Что у нас завтра со встречами, Грэгори? - Сабрина обратилась к своему помощнику, который помогал ей во всем с момента вступления в руководящую должность.
  - Нужно провести переговоры с японскими инвесторами. Нам есть что им рассказать.
  - Отмени все, - строго отрезала девушка, - придумай что-нибудь и назначь встречи после выходных.
  - Но...но как? Мисс Вульф, это невозможно! Они здесь всего на пару дней и не смогут ждать до следующего понедельника.
  Но девушка стояла на своем.
  - Сделай как я говорю, о последствиях не беспокойся, у меня есть один человек, который поможет нам с комплектующими.
  Грэгори повиновался, хотя и был недоволен решением Сабрины. После ужина, девушка поднялась к себе. Больше никакой работы на сегодня. Она думала о другом, ей хотелось начать все сначала и сделать это так, чтобы на этот раз все зависело только от нее.
  Она набрала знакомый норме. Подождала несколько секунд, когда на другом конце провода возник голос Янга.
  - Это Сабрина.
  - Что-то случилось?
  - Нет, ничего такого, что было бы тебе интересно. Мне хотелось просто поговорить. Ну знаешь, иногда бывает такое, сидишь одна дома и не с кем перекинуться словечком.
  - Хорошо. - он удивленно потянул последнюю 'о'. - И о чем ты хотела поговорить?
  - Завтра у меня свободный день. Я отменила все встречи до самого вечера, хочется слегка развеяться, забыть на один день о всех этих проблемах. Не хочешь провести девушку куда-нибудь.
  - Почему бы и нет. - Янг оживился. - Я постараюсь освободиться завтра как можно раньше и тогда проедемся в один прекрасный ресторанчик. Там готовят отличное ризотто с белыми грибами.
  - Значит договорились? - спросила Сабрина.
  - Договорились. До завтра.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | М.Мистеру "Проклятые души" (Любовное фэнтези) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | П.Гриневич "Сегодня, завтра и навсегда" (Антиутопия) | | К.Леви "Асирия. Путь к счастью." (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"